Book: 38 1/2: 1 муж и 2 любовника



38 1/2: 1 муж и 2 любовника

Ксения Каспер

38 1/2: 1 муж и 2 любовника

Герои и события этого романа вымышлены. Любое совпадение с реальностью является случайным.

Книга 1

Андреа

Глава 1

Сорок лет – большой привет

Андреа – Берни:

Мне сорок лет, я уже старуха.

Зуза – Берни и Клаудии:

Уже едем! Целую, Зуза

Клаудия – Зузе:

Тут замечательно, полный люкс. Целую, Клаудия

Берна – Зузе:

Отлично, я как раз регистрируюсь. Берни

Андреа – Клаусу:

Я в салоне красоты, он полностью в стиле Зузы. Завтра вернусь заново родившаяся. С детьми все в порядке? Люблю тебя. Андреа

Клаус – Андреа:

Удачи тебе, дорогая. У нас все чики-пики. Крепко целую, К.

Дорис – Мартину:

Зайчик, это ты сейчас звонил?…


– Позвольте показать ваш номер, – улыбается симпатичный юноша лет двадцати пяти и делает такой жест, будто намеревается сопроводить нас на аудиенцию с Папой Римским. Я едва сдерживаю смех. Наш номер находится в конце длинного коридора. Поистине королевским движением ухоженной руки наш провожатый открывает тяжелую деревянную дверь. Я бы не удивилась, если бы принц Чарльз собственной персоной вышел нас встречать. Смех да и только! В комнате оказалось темнее, чем в коридоре, и мне потребовалось время, чтобы глаза привыкли к новому освещению.

– Сюрпри-и-и-и-из! – раздается из глубины комнаты.

Зуза включает верхний свет, и я вижу Клаудию и Берни.

После охов, ахов и прочих вербальных выражений дружеской привязанности мы постепенно успокаиваемся.

– Мы подумали, что провести бьюти-уик-энд вчетвером будет забавнее. Это же весело! Берни и Клаудия сразу согласились. Вчера я все забронировала и сказала Клаусу, потому что боялась, что ты на выходные куда-нибудь смоешься.


Спору нет, я очень рада. Зуза раздвигает тяжелые портьеры, открывает дверь на террасу и впускает в комнату воздух и солнечный свет. С бокалом шампанского в руке я осматриваю номер: огромная двуспальная кровать, как в американских фильмах. На ней даже вдвоем можно спать поперек. Справа дверь, ведущая в огромную ванную с душем, двумя умывальниками, массажной ванной, полотенцесушителями, сотней маленьких бутылочек с солью для ванн, лосьонами для тела, шампунями и кремами марки «Роскошь и благородство». Перед дверью на террасу стоит диван кремового цвета, на котором громоздится гора подушек. Их цветовая гамма самым изысканным образом гармонирует с расцветкой ковра. А как еще может быть в «Империи красоты»?!

Зуза не поскупилась. На мой сороковой день рождения она презентовала мне шикарный курс выходного дня в этом салоне. Это вполне можно было ожидать от сестры, которая моложе меня меньше чем на два года и которая редко упускает случай сделать себе очередной укол ботокса, всюду расставляет баночки с кремом «La Prairie» и всегда точно знает, как с какими проявлениями возраста нужно бороться. Она как раз распоряжалась, кто где будет спать, когда вновь появился наш изящный дворецкий, чтобы передать первые инструкции и четыре пушистых банных халата. Через десять минут нас отведут на процедуры и начнется марафон красоты. Я вылетаю из комнаты последней и с разбегу натыкаюсь на проходившее мимо существо, оказавшееся, как выяснилось, мужчиной.

– Простите, вам не больно? – спрашивает он низким хрипловатым голосом, надувая пухлые губы, как у Мика Джаггера. Мне всегда нравились «роллинги».

– Нет, все в порядке, не волнуйтесь, – бормочу я. – Я все-таки не стеклянная!

Меня уже ожидает Хильда, строгого вида женщина в резиновых шлепанцах и белом халате. Сначала я, как и Берни, приму расслабляющую ванну.

– Давайте быстрее, иначе вода остынет и никакого расслабления не получится, – наставляет Хильда.

– Андреа?!

– Да, ты где вообще?

– Здесь, за стенкой. Слушай, сейчас будут пу…

Остальное пропадает в бульканье пузырьков, потому что Хильда включила все функции, которые только были у этой ванны, и теперь я благодаря пузырькам парю в десяти сантиметрах над дном. После получаса полоскания – пузырьки при этом много раз менялись и почти довели меня до оргазма – я покидаю бурлящую воду. В залитом солнцем углу меня ждет Берни с покрасневшими щеками и обвисшими волосами. Перерыв перед следующей процедурой. Хильда подает воду, к нам присоединяются Клаудия и Зуза.

– Я только что была на массаже, м-м-м… У массажиста удивительные руки, да и сам он тоже ого-го, – восхищается Клаудия.

– Значит, массажная ванна с пузырьками тебе понравится, от нее в тебе все забурлит, – говорит Берни. Ничего себе! Меня удивляет не то, что Берни это почувствовала (со мной было также), а то, что она об этом рассказывает. Обычно моя подруга, экологическая активистка, скромнее в выражениях, тем более в присутствии Клаудии, которая кажется ей поверхностной, чересчур приземленной и сумасбродной. В эту секунду снова появляется Хильда. Я иду на массаж, Берни на пилинг, Клаудия и Зуза – в пузырящуюся ванну.

Массаж делают в маленькой затемненной комнате. Мягкая музыка способствует расслаблению, как сказано в брошюрке на обратной стороне двери. Я ложусь на живот и жду. Возле топчана появляется пара ног в белых носках и ужасных ортопедических тапках.

– Добрый день. Я Мориц, массажист.

– Привет! – говорю я, не поднимая головы.

Я чувствую сильные руки Морица на своих плечах. Он массирует, мнет, растирает мою кожу во всех направлениях, по пути объясняя профессиональным тоном, что это называется китайской техникой массажа. По телу разливается чувство блаженства, и я засыпаю. Только когда вошла Хильда и легонько тронула меня за плечо, я проснулась. Массажиста Морица в комнате давным-давно нет, он пошел, как я узнаю, к Берни. Жаль, не смогла получше рассмотреть этого красавца мужчину. Следующим номером программы стал пилинг тела. Здорово! Сначала в мою кожу втирают похожую на песок массу, после чего нужно сходить в душ, а теперь меня можно целиком обмазать кашей из водорослей. Меня заворачивают в пленку и оставляют лежать на полчаса. А что делать, если начнет чесаться нос? Слава богу, такого не произошло. Я чувствую облегчение, когда подходит Хильда, разворачивает меня и говорит, что за этот час я избавилась от всех ороговевших клеток. По ее словам, процесс детоксикации в самом разгаре. Ну и чудесно! Я бросаю беглый взгляд в зеркало и сразу об этом жалею. Мои щеки пылают, как у Белоснежки, а волосы висят так, что, боюсь, мне уже никогда не уложить их по-человечески. Я в банном халате вхожу в комнату для отдыха и вижу, что девушки уже там. У них я тоже отмечаю обвисшие волосы и блестящие лица. Даже Клаудия больше не может похвастаться «естественной красотой». Это меня успокаивает.

– Вы есть не хотите? – У меня уже битый час урчит в животе, и если я в ближайшее время чего-нибудь не съем, то не ручаюсь за себя.

– Вы можете прямо сейчас пройти в ресторан, – говорит наш «предводитель» Хильда, как будто прочитав мои мысли.

Следующая дверь ведет в «ресторан» – помещение, вход в которое, к счастью, разрешен только посетителям салона. На круглом столе, накрытом на четыре персоны, стоят белые фарфоровые тарелки, очень простые и очень дорогие, точеные хрустальные бокалы и, хотя светит солнце, две высокие белые свечи. Мы, по-прежнему в банных халатах, садимся за стол и пьем за мое здоровье, на этот раз «кир рояль». Клаудия, сидящая спиной к залу, громко восхищается массажистом. Я даже боюсь спрашивать, что он с ней такое вытворял. Ей удалось о нем кое-что разузнать. Как именно – остается загадкой. Этого чудо-мужчину зовут Мориц, ему тридцать девять лет, недавно развелся, детей нет, и он уже два года работает в этом благородном заведении главным массажистом и менеджером салона красоты. Сам он из деревушки близ Цюриха, жил в Кёльне вместе с женой, уроженкой этого города. Он просто влюбился в Рейнскую область и никуда не хочет отсюда уезжать.

Я делаю глоток из бокала и вижу на лице Берни ехидную улыбку: за спиной Клаудии стоит тот самый Мориц, без сомнения слышавший ее восхищенную речь. Он оказался тем парнем, с которым я столкнулась в коридоре и под чьими умелыми руками уснула на массажном столе. Клаудия оборачивается, слегка краснеет и с достоинством выходит из положения:

– А мы как раз о вас говорили, – произносит она с очаровательной улыбкой.

– Я хотел сообщить вам дальнейший план на день, а также то, что сегодня у нас состоится модный показ, а потом вечеринка. Если желаете прийти, будем рады вас видеть.

Он просто излучает идеальную вежливость – как скучно! И еще этот смешной акцент. Пускай Клаудия его забирает… Набив живот и выпив два бокала вина, я как раз достигла той степени тяжести, чтобы уснуть на часок после обеда. Но не тут-то было.

– Андреа, не хочешь пройтись? Мне очень нужно с тобой поговорить, – шепчет мне на ухо Берни.

Когда мы входим в номер, то обнаруживаем на кроватях удобные хлопковые домашние костюмы кремового цвета. Мы переодеваемся. Я надеваю сапожки «Ugg's», и мы выходим. Сияет весеннее солнце, и мы минут десять идем молча, пока не замечаем парковую скамейку и не можем устоять, чтобы не приземлиться на нее.

Вот уже лет двадцать Берни моя лучшая подруга. Мы с ней вместе учились в университете. Она изучала, юриспруденцию и биологию, специализировалась на экологическом праве и после выпуска немного поработала в одной конторе. Франк, ее муж, работает учителем в школе для умственно отсталых, и он ужасный скупердяй. У них двое детей. Беа, старшенькой, двенадцать, ее сестренке Кати шесть – столько же, сколько моей младшей, Лизе. Берни живет с семьей в Кёльн-Мюнгерсдорфе, в сказочном домике, который получила в наследство от бабушки. Полгода назад Берни опять начала работать. Не адвокатом, нет, – к моему величайшему изумлению она половину дня управляет магазином биологических продуктов. Ей удалось повысить оборот вдвое, и она всю себя с потрохами отдает этому делу. Жаль только, что платят ей нежирно.

– Может, я все придумываю, – начинает Берни, – но мне кажется, что в последнее время с Франком что-то не так. Он три раза в неделю идет на пробежку, соблюдает диету. Недавно спросил меня, что я думаю об этом средстве… знаешь: «С его помощью вы восстановите натуральный цвет волос». Он в два раза дольше, чем раньше, сидит в ванной, а когда мы занимаемся сексом, то какой-то рассеянный.

Берни достает из кармана пачку «Мальборо лайт» и закуривает.

– Когда это ты начала курить? – спрашиваю я удивленно.

– А-а, две недели назад. Я успокаиваю себя тем, что это приведет в порядок нервы.

Я как раз три месяца тому назад бросила эту вредную привычку, поэтому жадно глотаю дым, воздерживаюсь от поучительных комментариев и тоже беру сигарету: особые обстоятельства требуют особых мер! Я глубоко и с удовольствием затягиваюсь.

– Мне кажется, у него появилась другая. Что мне делать? – вдруг вырывается у Берни. Хороший совет дорогого стоит. Чтобы выиграть время, я еще раз глубоко затягиваюсь сигаретой и размышляю.

Да-а, вообще-то мужчины на все способны, но чтобы твои Франк?… Не знаю. Он тебя очень любит, и я даже не представляю, кто может это изменить!

– Да, но ты не забывай, что я приближаюсь к сорока годам, а Франку только тридцать шесть, и он сейчас привлекательнее, чем когда-либо. А я с каждым днем чувствую себя рядом с ним все некрасивее и старее. Моя жизнь постоянно крутится вокруг семьи и магазина.

– Знаешь, мы могли бы кое-что изменить в твоей внешности. Иначе зачем мы здесь? И я уверена, твоя самооценка поднимется как миленькая.

Берни без ума от этой идеи, и мы вместе фантазируем, что такого можно в ней покрасить, постричь и проэпилировать. Клаудия и Зуза возлежат на террасе в бело-голубых шезлонгах, и у них только одна тема – мужчины. Я наливаю себе воды, радуюсь, что уже много лет счастлива с Клаусом, и подсаживаюсь к ним. Зуза рассказывает последнюю байку о своем муже. За все то, что в нормальных семьях обычно делает муж, то есть стрижка газона, мытье машины, небольшой ремонт, в семействе Винанд отвечает приходящая прислуга по имени Вилли.

– Вчера Мартин взял на поводок Казимира и пошел с ним гулять. Это он еще может сделать… А когда возвращался, увидел у дома грязнющую машину. Самое нормальное чувство в такой ситуации – желание ее срочно вымыть. Обычно у нас Вилли моет и заправляет машину. Но не вчера. Так вот Мартин – в джинсах «Boss», голубой рубашечке и мягких синих кожаных туфлях – нашел шланг, привязал Казимира к заднему бамперу, потому что он стал как бешеный кидаться на соседскую сучку, и на полном серьезе взялся мыть машину. Я была на кухне и ничего не могла понять. Представь себе, Мартин даже масло проверил. Я подумать не могла, что он знает, как это делается.

– Ну, ты к нему несправедлива.

– Хорошо, конечно, что он это знает, все-таки учился в Гарварде. Короче, как я поняла, там не хватало масла.

Мартин сел в машину и проехал пятьсот метров до заправки купить у них масла. И только об одном в спешке забыл: Казимир был все так же привязан к бамперу. Тот чуть не помер и бежал что было духу. На полпути поводок отвязался, и несчастный освободился от своего мучителя. Казимир, не будь дураком, смекнул, что это шанс, и осчастливил соседскую сучку. И это не осталось незамеченным. Их породистую собачку оплодотворил наш безродный Лабрадор! Если его сперматозоиды были достаточно быстрыми, а я думаю, что это так, то мы теперь оплатим половину стоимости аборта.

– А что Мартин сказал?

– Немного. Он по-мужски понял Казимира. А что он о нем забыл – это с каждым может случиться, и, слава богу, все закончилось хорошо. На этом для Мартина тема была исчерпана, и он поехал играть в теннис.


Время пролетает незаметно. Мы говорим, дремлем, дремлем и говорим. Когда вдруг раздается стук в дверь. Это Хильда с дальнейшей программой: нам предстоит массаж лица, маникюр, педикюр, советы по макияжу и парикмахер. Мы разделимся на пары, как и с утра: я и Берни, Клаудия и Зуза.

– Я хочу все, всю эту программу!

Берни твердо намерена принести любую жертву ради красоты: ее брови выщипывают, ресницы красят в иссиня-черный цвет, воском удаляют едва видимые волоски над верхней губой. Волосы на ногах, под мышками, в зоне бикини – с глаз долой! Для рук и ног – французский маникюр. После этого мы идем к парикмахеру. Берни распускает волосы, и они ниспадают почти до самой попы. Мона Лиза бы ей позавидовала – я, по крайней мере, уже завидую. Вокруг нее толпятся четверо парикмахеров и гогочут, как стадо гусей. В эти время я внимательно рассматриваю себя в зеркале: брови выщипаны, ресницы подкрашены. Но мои темные волосы безжизненно висят – жалкое зрелище! Один из цирюльников отрывается от Берни и обращает свое внимание на меня. Тонирующий крем, который они наносят на волосы Берни, какого-то неопределенного фиолетового цвета. Я хочу немного освежить цвет. Хочу мелирование всех известных оттенков: светлого, русого, рыжего и шоколадного. Не проходит и пятнадцати минут, как в дверях появляются Клаудия и Зуза. Длинные, светло-русые волосы Зузы повергают в восторг любого парикмахера. В жертву ножницам приносят только несколько сантиметров ее волос. Потом их накручивают на бигуди, мы сегодня вечером идем на модный показ. У Клаудии с волосами тоже никаких проблем. Ей нужен только хороший фен, щетка-валик, немного лака для волос – и готова непринужденная прическа в стиле Синди Кроуфорд. Мы же с Берни сидим с ворохом фольги на голове – поистине невозможное зрелище.

Недолго думая, мы штурмуем на удивление хорошо экипированный бутик в поисках нужного наряда. Через несколько секундой выглядит так, будто здесь началась Третья мировая: топы, майки, платья, жакеты, юбки, брюки – все вперемешку. Продавщица, которая уже было настроилась идти домой, смотрит на нас без всякого энтузиазма. Она тщетно пытается навести порядок в этом хаосе и очистить антикварный журнальный столик от шмоток. Мы уже не напрягаемся каждый раз заходить каждая в свою кабинку, просто стоим в трусах и лифчиках посреди магазина и примеряем одну дорогущую вещь за другой. Решение приходит внезапно. Клаудия берет простое, довольно короткое оранжевое платье, Зуза облачилась в костюм цвета индиго, я выбрала себе черное платьице с рукавами три четверти и высоким горлом. Берни просто бомба! Ее длинные волосы постригли ступенями, и они свободно спадают на лицо. Пробор зигзагом идет ей, как и новый цвет – светло-рыжий. О чудо! Серая мышка превратилась в королеву!

* * *

В большом зале старинного отеля чьи-то заботливые руки расставили с каждой стороны подиума стулья в ряд – словно под линейку. Симпатичные официанты в белых рубашках, черных брюках и фартуках разносят гостям Möet amp; Chandon для поднятия настроения. Мы наблюдаем, как съемочная группа устанавливает рядом с подиумом свою аппаратуру. Благодаря Клаудии нам удалось занять самые козырные места, и мы рассматриваем тонюсеньких моделей, демонстрирующих моду для дородных дам Бергской земли. «Скукота и вчерашний день» – наше общее мнение. Клаудия негодует. Вообще-то это она должна была показывать сегодня свою коллекцию.



– Но директору отеля вдруг чем-то не понравился мой нос, и больше я от него ничего не слышала, – объясняет она.

Мы быстро выпиваем больше, чем нужно, и уже после первого бокала нас тянет на подвиги. Мы внаглую, открыто потешаемся над этими экспонатами из кунсткамеры. Через час ужас закончился. Собравшиеся сливки общества из Бесберга и Бергиш Гладбаха идут либо прямо домой, либо в бар. Мы тоже… Интимная атмосфера, громкая музыка, у стойки толпится народ.

– Пожалуйста, четыре «Кайпиринга»!

Клаудия может много выпить, я – нет, а Берни и подавно.

– А где Зуза? – спрашиваю я.

Без понятия. Наверно, скоро придет, – говорит Клаудия, вручая мне коктейль.

Я обвожу взглядом зал и слышу, как корреспонденте телевидения говорит оператору:

– Давай-ка начинай снимать, я увидел одно более-менее узнаваемое лицо. Посмотрим, скажет ли она что-нибудь об этом бреде.

Он, конечно, имеет в виду Клаудию. Недавно в программе «Призма» показали о ней сюжет. Кроме нее, я не вижу здесь никого, к кому можно было бы применить эпитет «узнаваемый».

– Здравствуйте. Мы из «TV-Колонь», ведем репортаж о показе. Не могли бы вы сказать пару слов?

– Нет, простите. Спросите меня что угодно о последнем шоу Лагерфельда, Диор, D amp;G, Прада, я их смотрела очень внимательно. А на это только одним глазком взглянула.

Клаудия улыбнулась, развернулась и исчезла. Я в восторге: вот так кошка показывает свои коготки.

– М-да, тогда, может, вы нам что-нибудь расскажете? – обращается журналист ко мне.

Кому сказать – не поверят. Я, мать и домохозяйка, буду давать свою оценку модному показу. Ха!

– Все что угодно, но не перед камерой.

Это что, я сейчас сказала? Ничего себе!

Полчаса спустя, пропустив еще два «Кайпиринга», я по-прежнему болтаю с Дэвидом. Так зовут журналиста. Он высокий, где-то метр девяносто, немного за тридцать, у него широкие плечи, темно-каштановые волосы, ниспадающие на воротник кожаного пиджака, и трехдневная щетина, придающая ему легкомысленный вид. Съемочная группа уже с нами попрощалась, и постепенно становится ясно, что я ему настолько же интересна, как и он мне. Мы танцуем. Сначала соблюдая дистанцию, потом немного ближе и наконец изображаем старые добрые танцы-зажиманцы, Я забываю обо всем на свете, в том числе о том, что я замужняя женщина с тремя детьми, и только изредка замечаю, как мимо проскакивает шевелюра Берии. И тону в его глазах неопределенного цвета. Зеленых? Голубых? Серых? Не знаю! Знаю только, что вдруг почувствовала его губы на своих и ощутила себя совсем, совсем молодой. Похоже, время остановилось. Танцы, танцы, поцелуи, поцелуи, поцелуи, тепло его тела… И только когда мое горло стало пересыхать от жажды, мы переместились в бар.

– Ты совсем спятила? Полчаса стоишь и беспрерывно целуешься. Быстренько отправь мальчика домой, – волнуется Зуза.

– Да, ты права, – с неохотой соглашаюсь я.

Но не успел он появиться со стаканом минеральной воды, как я, не в силах ничего с собой поделать, начинаю его целовать.

– К кому пойдем: к тебе или ко мне? – шепчет он мне на ушко.

Почему я удивилась? Почему мне стало противно? Разве не понятно, что при таком моем поведении этот вопрос рано или поздно будет задан?

– Э-э-э… Знаешь, я думаю, это не очень хорошая идея. Я не могу! И думаю, тебе лучше сейчас уйти.

У меня получилось очень убедительно.

– Жаль, но если ты так говоришь…

Он целует меня в щечку, разворачивается и исчезает. Я перевожу дыхание.

– Знаешь… – Он вернулся. – Ты, наверное, не поймешь, но ты сейчас получила сто баллов из ста!

Я в изумлении провожаю его взглядом. Сто баллов? Классно!

* * *

На следующее утро этот эпизод, похоже, всеми забыт. Но это впечатление обманчиво. Мы с Зузой и Берни завтракам. Берни сама не своя, мне кусок в горло не лезет, Клаудия отсутствовала всю ночь. Вчера Берни немного пофлиртовала с человеком в костюме в полосочку, в полночь пошла с ним гулять по парку и под утро вернулась домой подавленная.

– Вообще-то Юрген оказался очень милым. Он не пытался меня совратить, очень внимательно слушал все, что я ему рассказывала, и даже дал мне пару советов, – делится она.

– Только не говори, что ты ему рассказывала о Франке! – восклицает Зуза.

– Ну да, у меня просто само вырвалось.

– Нельзя обсуждать во время флирта свои семейные проблемы!

– Но он так хорошо меня понял… – неуверенно отвечает Берни.

– Ara, a земля – плоская. Берни, честно, так не годится! – Зуза вне себя.

Я воздерживаюсь от комментариев, потому что мои мысли вертятся вокруг Дэвида.

– И что же такого он тебе посоветовал?

– Ну, он сказал, что нужно сделать так, чтобы Франк меня приревновал. Если он вдруг испугается, что может меня потерять, то забудет обо всех других женщинах.

Берни, похоже, очень верит в то, что говорит.

– Да, и лучший кандидат для этого – сам Полосатик… Девочки, что с вами такое? У Андреа стекленеют глаза, как только она видит широкоплечего мужчину в кожаном пиджаке, ты тоже умом тронулась, а Клаудия со вчерашнего дня даже не соизволила появиться…

– Это вы обо мне? – спрашивает Клаудия.

Она появилась как из-под земли, с сияющими глазами и широкой улыбкой полнейшего удовлетворения. Мориц, массажист и причина отличного настроения Клаудии, стоит рядом, еще раз обнимает ее и извиняется – работа зовет.

– Что уже стряслось? – спрашивает счастливейшая Клаудия.

– Видишь ли, – отвечает Зуза, – наша Андреа втюрилась, Берни весь вечер плакалась своему ухажеру, а мне было ужасно скучно в этом старье за две тысячи евро. Ладно, у тебя-то как?

– Чудесно, замечательно: лучший секс за последние месяцы. Мы и сегодняшний вечер проведем вместе. У него в семь планерка, а потом он за мной зайдет. Вы же на меня не обижаетесь?

Зуза не успевает ответить, потому что у нее звонит мобильный. Конечно же, я не обиделась. На ее месте я бы поступила точно так же. Или нет? Мы по очереди пересказываем Клаудии события вчерашнего вечера. Она с увлечением слушает, смеется и говорит, что мы должны наслаждаться неожиданно свалившимся на нас вниманием, а не страдать и корчиться от угрызений совести, как дождевые черви.

– Дай мне твоего папу! Мне все равно, что он еще спит. Ну хорошо, тогда скажи ему, чтобы он мне перезвонил, – шипит Зуза в свой серебристый «Эриксон». – Вы не поверите, – говорит она нам, – вчера вечером Мартин и Йонас играли в теннис. Потом Мартин отправил его домой, а сам остался в клубе – до пяти утра. А сейчас отсыпается. Что, у этого человека совсем нет чувства ответственности? И с кем это он отвисал там до пяти часов? Вообще-то они в десять закрываются!

– А где была Виктория? – спрашиваю я.

– Слава богу, у подруги.

Зуза нервно закуривает, с силой выдыхает дым н начинает бродить по террасе.

– Кто-то огребет, – говорит Клаудия.

– Еще как огребет! Я ему всыплю. Я бы прямо сейчас поехала домой и все ему высказала.

Нам удается ее отговорить. Ровно в одиннадцать в дверях появляется Хильда и объявляет сегодняшнюю программу расслабляющая гимнастика, йога и напоследок – китайский массаж. Мы ворчим, но поднимаемся и следуем за ней. В кризисных ситуациях (как, например, эта) поговорить с подругами – лучшее лекарство, но йога и массаж тоже должны помочь.


Уже почти стемнело, когда подошел к концу наш второй день в салоне красоты. Клаудия отсыпается в номере люкс. Берни опять разговаривает по телефону со своим Франком. А Зуза, повинуясь порыву, пытается прослушать голосовую почт) мужа. Я покорно слушаю объяснения, как это делается.

– Все очень просто. Если ты знаешь код телефона, то можно слушать сообщения с любого другого номера.

«Гениально!» – думаю я и тихо удивляюсь, что моя сестра такая продвинутая по части техники. Через несколько секунд она появляется – бледная, с перепуганными глазами и телефоном в руке.

– Только послушай! – Она передает мне трубку, и я вижу, как дрожат ее руки.

Зайчик, это ты сейчас звонил? Я выходила с собакой. Жаль, что пропустила твой звонок. Ты уже, наверное, дома. Когда сможешь, набери меня, буду рада. Пока-пока!

– Зуза, кто это? – спрашиваю я с отвращением.

– Уж точно не я! А любая другая женщина, которая так разговаривает с моим мужем, пусть лучше не попадается мне на глаза! – Голос ее звенит.

От нашей возни проснулась Клаудия. Берни тоже пришла узнать, что случилось. Пока Зуза со слезами на глазах обвиняет Мартина в супружеской измене, Клаудия открывает бутылку шампанского и пытается ее успокоить. Но Зузу не остановить. Она сейчас же хочет призвать Мартина к ответу. Нам удается ее переубедить, так что хоть она и позвонила Мартину, но не выдала, что все знает. Огромным усилием воли она заставляет себя говорить весело и непринужденно и расспрашивает Мартина о том, как прошел вчерашний день. Он рассказывает:

– Хорошо. Но все так затянулось, что я только в пять утра был дома. Выпил лишнего. А так все нормально.

– Ах он обманщик! Я ему покажу, где раки зимуют! – заявляет Зуза в исступлении.

Несмотря на возбуждение, мы поняли, что хотим есть, и пошли в двухзвездочный ресторан отеля. Дорого – это сейчас то, что нужно, решаем мы, и для начала заказываем большую порцию икры. Прямо декаданс! Естественно, разговор идет о господах мужчинах. О Морице, Полосатике, Франке, Дэвиде и, к сожалению, опять о Мартине. Мы смеемся до колик, с наслаждением предаемся романтическим мечтаниям, выплескиваем свою злость и страхи и после четырех бутылок вина подшофе. Клаудии мой случай абсолютно ясен.

– Ну о чем речь? У молодых мужчин много сил. Дорогая, тебе нужно встретиться с ним, посмотреть на него, поговорить, немного пофлиртовать, это же не запрещается!

Мы хихикаем, как девчонки, которых родители застали целующимися с соседскими мальчиками. Насколько я себя знаю, для меня всегда было все или ничего. Ограничиться флиртом, удовлетвориться только малой долей внимания – нет, этого мне никогда не было достаточно. Пропустив по рюмке коньяка (тем временем ресторан уже опустел, и официанты с интересом подслушивают наши разговоры), мы встаем и идем куда глаза глядят. А глаза глядят не так уж далеко – в сторону бара. Сегодня наш последний вечер здесь, н мы хотим как следует повеселиться, но бар словно вымер. Кроме улыбчивого хозяина и нас, здесь ни души. Я удивлена, что Клаудия еще не убежала к своему Морицу, как вдруг он появляется в дверях. Клаудия бросается ему на шею, многозначительно смотрит на нас, и через каких-нибудь пять минут они исчезают. Берни тоже прощается с нами: она устала и хочет спать. Подозреваю, она опять собирается позвонить Франку. Мы с Зузой остаемся. Для начала я закуриваю и заказываю два бокала шампанского.

– За тебя, сестричка, и спасибо тебе огромное. Это был самый прекрасный, забавный и необычный подарок в моей жизни, – говорю я.

– Скажи, что мне делать с Мартином? Вызвать его на разговор или сделать вид, что я ничего не знаю? Твою мать, я последние деньги трачу на ботокс и всякие там кремы, а этот каналья, как только я за порог, крутит любовь с первой попавшейся.

Меня, честно говоря, удивляет, что она настолько растеряна. Вообще-то до знакомства с Мартином она была настоящей стервой, часто встречалась с несколькими мужчинами одновременно, никогда не придавала особого значения отношениям и просто брала то, что ей было нужно. Только один, не считая Мартина, подобрался к ней очень близко и разбил ей сердце. Но Зуза не была бы Зузой, если бы ей не удалось выкарабкаться. Лечебное воздействие времени, брак с Мартином, рождение детей – все это придало ей спокойствия. Я всегда поражалась сестре. По сравнению с ее жизнью моя всегда катилась словно по рельсам. После школы я сразу же поступила в Кёльнский университет, где изучала экономику и усваивала все о биржах и недвижимости. Уже тогда у меня был постоянный, хотя не всегда один и тот же, парень. У нас было так: я играла с папой в шахматы, а Зуза выигрывала у него деньг в нарды. Когда я познакомилась с Клаусом, очень скоро стало ясно, к чему все идет. Через два года мы начали жить вместе, поженились, а спустя еще год у нас появилась Софи и я ушла с работы, чтобы стать домохозяйкой и мамой – тем самым типом женщины, который до этого поносила. Потом родилась Макси, а еще через пару лет – наша малышка Лиза. Не считая того, что я до сих пор помогаю папе вести финансовые дела, мои знания пропадают без дела. Даже не знаю, что тут можно предпринять. Конечно, лучше всего было бы держать язык за зубами и спокойно подождать. Но это, я уверена на все сто, у моей сестры не получится. Несмотря на все добрые намерения, через пять минут она бурей обрушится на Мартина и получит столь же едкий ответ.

– Знаешь что, смотри, как карта ляжет. Решай по ситуации, остальное все равно не работает.

* * *

На следующее утро нас разбудили солнечные лучи. Мы заказываем завтрак на троих и располагаемся на террасе. Тут же, сияя как медный грош, прибегает Клаудия под ручку с Морицом.

– Мы уже совершили утренний променад, – щебечет она. – Морицу нужно идти, а я умираю с голоду.

Она смачно целует своего друга в губы и отпускаете миром. Клаудия не упускает случая во всех подробностях рассказать нам о Морице и о проведенной с ним ночи. Мы узнаем о невероятных способностях ее новой находки. Мориц то, Мориц се… Спустя полчаса с меня уже хватит, и я набираю в легкие воздуху, чтобы вставить свое замечание, но тут звонит мой мобильный. Клаус спрашивает, когда я собираюсь домой. Даже и думать нечего появиться так перед Клаусом. Смогу ли притворяться? Или ом прочтет на кончике моего носа, что я влюбилась? Потому что это так и есть. Человек по имени Дэвид Вагнер просто не выходит у меня из головы. Мы собираем вещи. Берни находит в крошечном карманчике своего крошечного платья визитку Полосатика. Теперь и у него появилось человеческое имя: Юрген Бюргер, менеджер по маркетингу в какой-то фирме в Кобленце.

– И что мне теперь с этим делать? – спрашивает она в растерянности.

– Уничтожить, дорогая моя, от греха подальше, – говорит Клаудия.

– Если Франк найдет ее, он подумает… – рассуждает Берни. – Нет, лучше выбросить!

– Дай лучше мне, может, когда-нибудь пригодится. Он как вообще, хорошо выглядит?

– Высокий, стройный, где-то под сорок, темные волосы, ухоженный.

– Все, давай сюда визитку, такими мужчинами не разбрасываются! Ты уже слишком долго замужем, моя дорогая, – поет Клаудия, наша femme fatale.

После продолжительного прощания – все согласны, что чудесно провели выходные, – я сажусь в «ауди» Зузы, и мы отправляемся обратно в Кляйн-Верних. Обратно к мужу, к трем детям, в дом с геранями на подоконнике – иначе говоря, в до ужаса консервативную, отвратительно скучную, мещанскую, но безопасную жизнь…

Глава 2

Сто баллов

Андреа – Дэвиду:

Знаю, что мне это будет стоить всех ста баллов, но я все равно с удовольствием бы с тобой встретилась. Андреа

Дэвид – Андреа:

У тебя столько баллов, что я прямо сейчас готов забронировать нам путешествие на Мальдивы. Дэвид

Андреа – Дэвиду:

Я еду!

Дэвид – Андреа:

Очень надеюсь! Мальдивы состоятся, только если мы поедем вместе. Когда будешь готова? Дэвид

Дэвид – Андреа:

Привет, волшебница! Когда я снова тебя увижу? Дэвид


Зуза жмет на газ. На скорости сто девяносто километров в час мы приближаемся к печально знаменитому Кёльнскому кольцу. Дорога постепенно переходит в трассу A4. Моя сестра страстная автомобилистка. В юности она пугала нашу бабушку тем, что непременно станет гонщицей или, на худой конец, пилотом. Главное, чтобы быстро и опасно! Но в жизни все получается не так, как задумываешь. После школы она не только изучала историю искусства во Флоренции, но также и ночную жизнь и итальянских мужчин. Она неожиданно быстро вернулась, и здесь, в Кёльне, бросилась не только на факультет германистики, но и в объятия ко всем желающим. В свободное время она подрабатывала в галерее, и это настолько ей понравилось, что она оставила учебу и объявила галерею смыслом своей жизни. Десять лет назад Зуза купила ее у бывшего владельца.


Зуза высадила меня, а сама поехала дальше. По приезде домой она постарается сразу не взорваться. Я забыла свой ключ, стою перед входной дверью и трезвоню, как ненормальная: что, никто меня не слышит?! Я разве не предупреждала, что возвращаюсь? Вместо того чтобы ждать меня дома, они все куда-то испарились. Держа в руке коричневую дорожную сумку, я обхожу вокруг дома. Там, где лежат дрова для камина, я спрятала запасной ключ. Кацли спал на стуле из тикового дерева и, увидев меня, принялся потягиваться и мяукать. Когда я снова возвращаюсь к входной двери, то вижу синий «пассат-комби» и Клауса за рулем. – Мамусечка, я так по тебе соскучилась. И ты такая красивая!

Лиза дарит мне букет цветов и так крепко обнимает, что я чуть с ног не падаю. Клаус с лукавой улыбкой подмигивает мне сине-зеленым глазом. По-моему, он что-то прячет за спиной.



– Слушай, как я рад, что ты приехала! С детками мне пришлось тяжело, но зато вечером нет причин ложиться спать рано!

Он крепко целует меня и страстно прижимает к себе.

– Для сегодняшнего вечера я кое-что приготовил.

Бутылка шампанского! Иногда Клауса просто хочется расцеловать, и именно это я и делаю.

– Слушай, а где Софи и Макси?

– Они ночуют у подружки, завтра же не в школу. А я думал, что мы сейчас разожжем камин, откупорим шампанское и уляжемся на медвежьей шкуре, – улыбается Клаус.

Мне смешно. Во-первых, уже по-весеннему тепло, а во-вторых, у нас нет никакой медвежьей шкуры. Я захожу на кухню и не верю собственному обонянию. Клаус, компьютерщик, который либо все время сидит за монитором, либо выдумывает программы для всевозможного бреда, который, очевидно, срочно нужен миру, или же пополняет свою и без того обширную коллекцию дисков и виниловых пластинок, вдруг – готовит! Запах утки с апельсинами наполнил дом. Утка с апельсинами – это практически единственное блюдо, кроме спагетти с кетчупом и яичницы-глазуньи, которое умеет готовить Клаус.

– А для утки не рановато? – озадаченно спрашиваю я.

– Нет! – решительно отвечает Клаус. – Я подумал, что мы спокойно пообедаем, потом поваляемся на диване, а вечером только слегка перекусим. Я не хотел портить твой курс красоты тяжелой пищей на ночь.

И чем я заслужила такого мужа? Он заботится обо мне, думает обо мне, а я в это время целуюсь напропалую с мужчиной, который существенно моложе его. Я чувствую себя предательницей. Сегодня ночью я искуплю вину, обещаю я себе.

* * *

Ночью Клаус – это после семнадцати лет совместной жизни! – был просто зверь. И мне даже удалось забыть о Дэвиде. До сегодняшнего утра. За завтраком, как всегда, работал телевизор, и я услышала знакомый голос. Это Дэвид с репортажем с модного показа. От испуга я подавилась апельсиновым соком и три минуты стояла вся красная над раковиной. Мне что, выбросить все телевизоры, чтобы можно было нормально продолжать семейную жизнь? Только Клаус и Лиза за порог, я хватаю мобильный, достаю сигарету и звоню сестре. Надо узнать, как у нее дела. Занято, вот черт! У Клаудии никто не подходит, а вот Берии сразу у аппарата. Голос у нее еще сонный, что совсем не характерно для моей подруги-жаворонка. Берии даст мне подробный отчет. Кати, ее шестилетняя дочка, не очень обрадовалась метаморфозам мамы и сказала, что ее и узнать нельзя. А вот Беа, которая уже вступила в переходной возраст, была в восторге.

– Представь, эта дерзкая девчонка смотрит на меня и говорит: «Мам, да теперь тебя друзьям показать можно!» Я не знала, радоваться мне или сердиться.

– Конечно, радоваться. А что сказал Франк?

– С Франком вышло весело. Он с минуту молча смотрел на меня, а потом выдал: «Что это с тобой? Не скажу, что мне не нравится, но… что на тебя такое нашло?»

– И что ты ответила?

– Только то, что пришло время что-то изменить в моей внешности. Как-то ее разнообразить. Он, кстати, говорит, что я выгляжу отлично. А потом я объяснила ему все остальное.

За бутылочкой биовина она рассказала, что хочет покончить с имиджем перепелочки: старые вещи она выбросит, да и вообще подумывает бросить магазин, чтобы оставалось больше времени для семьи.

– И когда ты успела это решить? – спрашиваю я. Для меня это новость.

– Когда ехала домой. Знаешь, мне в этом году тоже будет сорок. Беа я уже не нужна так сильно, и даже Кати становится все самостоятельнее. Приходит время заботиться о себе, а не только о биологических продуктах. Не знаю, куда это меня приведет, но, думаю, кое-что должно измениться в ближайшие месяцы. Мне хочется перемен.

От удивления у меня пропал дар речи.

– И так, как у нас вчера было с Франком… Я хочу, чтобы так теперь было всегда.

Как будто мои собственные слова!

Я только положила трубку, как опять зазвонил телефон. Зуза! У нее не получилось действовать согласно плану и держать язык за зубами. Только она ступила на порог, разразилась буря: где это был Мартин, какой это нахалке принадлежит голос, который звучит в том сообщении?… И, черт побери, он должен был что-то ответить. Ситуация накалилась за считанные секунды! Зуза в слезах и Мартин, который говорит, что не может принять решение, что не чувствует себя с ней мужчиной и вообще… Он упрекнул Зузу в том, что она, мол, слишком много времени проводит в галерее и с художниками, а им пренебрегает. «Я же тебе совсем не нужен!» – кричал он.

– Он не понимает. Конечно, он мне не нужен. Я сама могу заработать себе на жизнь, могу принимать решения без него. Я самостоятельный человек. Но я все равно хочу быть с ним! И я бы на его месте восприняла это как комплимент.

– Ты права, но, как ни печально, многие мужчины на это смотрят по-другому. Они хотят, чтобы в них нуждались. И Мартин не исключение.

– Ха, и что мне теперь, каждый раз звать его: Мартин, помоги, не знаю, что делать, надеть блузку с юбкой или лучше футболку с джинсами? И каких художников мне выставлять у себя в галерее, сколько платить ассистентам, обхотить дом слева или справа, как парковать машину и что есть на ужин? Это же бредятина!

– Хм… – говорю я. – А ты как думаешь, чего он хочет?

– Он хочет себе милую женушку, как все эти бабенки, которые, как роботы, запрограммированы только на стирку, готовку, сюсюканье, секс и никогда не говорят слова поперек. Этого он хочет! А знаешь, что он мне вчера еще поведал. Он купил себе мотоцикл.

– Это уж точно кризис среднего возраста!

– В тридцать четыре года? Я думала, он наступает на десять лет позже! – орет она в трубку.

Я предлагаю Зузе зайти сегодня ко мне с детьми. Погода отличная, можно сварганить гриль. И так как Клаус уедет играть в хоккей, а дети, как обычно, зависнут перед теликом, нам с сестрой ничто не помешает всласть поговорить. Ровно в шесть она со своими двумя тинейджерами стоит у меня на пороге. Волосы собраны в хвост, старые джинсы, растянутый свитер – вот вам повседневный вид. Сине-серые солнечные очки от «Гуччи» у нее на носу совершенно не сочетаются с остальным образом. Точно, у нее заплаканные глаза… Виктория и Йонас сразу несутся наверх к Макси и Софи, потому что мама купила им новые компьютерные игры и они хотят прямо сейчас их испробовать. Я постелила на деревянный стол разноцветную скатерть. Желтая посуда из Португалии с нарисованными оливковыми веточками напоминает об отпуске. Получился, правда, очень красивый весенний стол. Перед нашей террасой стоит гриль, который Клаус сделал собственноручно и только что зажег. Клаус до сих пор не позволяет мне самостоятельно обращаться со спиртом и углями. Сегодня будем жарить отбивные, сосиски и картошку. Запиваем, конечно же, холодным белым вином. Зуза откупоривает бутылку и наполняет бокалы. Я ем мясо и слушаю ее историю. Похоже, Мартин наслаждается страданиями моей всегда такой независимой сестры.


– Недавно он сказал, что наш брак уже все равно никуда не годится и что тогда в загсе мы сделали большую ошибку. И еще… он опять хочет встретиться с Дорис.

– Что-о-о? Зуза, гони его в шею! Он же на голову больной! Он что, смеется над тобой? Я бы предложила ему на пару недель переехать к другу и спокойно решить, чего он хочет. Быть с тобой и детьми или с этой куклой Дорис. Все, хватит. Что он вообще себе думает?

– А если он больше не вернется?

Страх в ее голосе меня удивил.

– Ну, туда ему и дорога. Проснись! Неужели ты не видишь, что ему нравится причинять тебе боль? Ты же сегодня утром говорила, что он тебе не нужен. Так и пошли его.

Что с моей сестрой? Она как парализованная.

– Да, ты права. Завтра, когда дети уйдут в школу, я ему скажу.

Ее слова звучат не очень убедительно.

– Да, – меняю тему, – я бы совсем не против снова увидеться с Дэвидом, потому что не могу толком понять, что такое со мной в тот вечер случилось. Может быть, мне надоела размеренная жизнь? Покупки, дети, домашнее хозяйство, секс три раза в неделю. Не происходит ничего внезапного, дикого. Мой адреналин упал до нуля. Все такое гармоничное, как я и хотела. Но это так скучно!

Когда я поднимаю взгляд на Зузу, то понимаю, что было ошибкой заговаривать на эту тему.

– Скажи, ты шутишь, да? Хочешь сделать, как Мартин? Меня что, окружают только сплошь озабоченные идиоты? – выпаливает она мне в лицо.

– Нет, – пытаюсь я мягко защищаться, – если бы не ситуация с Мартином, ты бы на все смотрела совсем по-другому. Я знаю, что это неправильно, но неужели ты меня ни капельки не понимаешь?

– Нет, не понимаю! – всхлипывает она и залпом допивает вино.

Прибегают дети и хотят чего-нибудь наконец съесть. Между прочим, пора. Отбивные подозрительно потемнели, и все остальное тоже готово. Зуза вытерла слезы и для маскировки надела очки. Дети весело болтают, и как-то даже не заметно, что мы с Зузой практически не разговариваем. Говорим только с детьми и о детях. Около одиннадцати Зуза засобиралась домой и встретилась с Клаусом, который возвращался с хоккея.

– Прости, что я на тебя нагавкала, но сейчас я не лучший собеседник для таких тем, – шепчет она мне на ухо, когда мы прощаемся у двери.

* * *

На следующее утро я ловлю себя на том, что достаю «Желтые страницы» и ищу в них номер «TV-Колонь». Это-то просто, но потом – что? Сижу перед телефоном, как загипнотизированный кролик, когда он вдруг звонит. Это Клаудия. Она не может дозвониться Зузе и волнуется. Я ввожу ее в курс последних событий.

– Вот, а я сижу с «Желтыми страницами» в руках и не могу пошевелиться.

– Не проблема. Там работает моя старая школьная подруга, я ее наберу. Если нам повезет, у тебя будет номер его мобильного. Я перезвоню…

Не прошло и десяти минут – я как раз вынимала посуду из посудомоечной машины, куря уже десятую сигарету за день, – как запищал мой телефон:

Вот его номер: 0179 6114051. Удачи! Тьфу, тьфу, тьфу! Хочу знать все подробности. Клаудия

Я собираю волю в кулак, записываю номер на бумажке и начинаю его набирать, но тут в дверях появляется Лиза.

– Мамусечка, мне нужно тебе столько рассказать! Эта дурная учительница меня сегодня вообще не замечала, а я же все выучила. Я бы ей все-все рассказала, а она вызвала Лоту. Это несправедливо…

Не успевает она рассказать, что же именно случилось, как приходят Макси и Софи. У них сегодня не было последних уроков, потому что учителя пошли на педсовет. Плюс обе голодные как волки. Я почти благодарна им, что они отвлекли меня от мыслей о Дэвиде. Весь день я с ними не присела и только вечером вспомнила, что до сих пор не позвонила ему.

На следующий день я в буквальном смысле хожу вокруг да около телефона. Я уже практически приняла решение стереть номер и снова влиться в привычную рутину, когда вдруг звонит Клаудия. Хочет знать, что нового.

– Ничего! Я просто не могу отважиться. Я еще никогда в жизни такого не делала. И что, должна начинать, когда мне уже сорок? Ничего из этого не получится! Дэвид наверняка обо мне забыл, я только выставлю себя на посмешище.

Во мне говорит сомнение.

– Действительно, риск есть, но если ты не позвонишь и не отправишь сообщение, то места себе не найдешь, правильно? Будешь все время спрашивать себя: а что было бы, если?… Я бы попробовала. Ну что такого страшного может случиться, кроме того, что ты капельку опозоришься?

Клаудия уговаривает меня изо всех сил. Кто не играет, тот не выигрывает. А что я вообще хочу выиграть?

– Я сегодня буду в Брюле, может, пообедаем вместе? – спрашивает она.

Конечно, почему бы и нет? Через три часа мы сидим, удобно устроившись, в нашем любимом бистро в Брюле, едим салат «Цезарь» и запиваем водой.

– Ты ему звонила? – спрашивает она в лоб.

– Нет, до сих пор нет. Я думаю, лучше напишу SMS'ку. Я даже придумала текст, но все равно пока не уверена. А что, если он не ответит?

И почему я медлю?

– И что же ты хочешь написать?

– Ну, ничего особенного: «Знаю, что мне это будет стоить всех ста баллов, но я все равно с удовольствием бы с тобой встретилась…» Что-то в этом роде; Звучит круто, как сказала бы Софи.

Клаудия выхватывает у меня телефон и записывает на салфетке номер Дэвида. Потом принимается быстро нажимать кнопки, и не успеваю я глазом моргнуть, как она переходит к клавише «отправить». Сообщение ушло. И начинаются минуты, часы ожидания, пытки. Мой желудок как будто закрывается, отказываясь принимать любую пишу, руки становятся влажными, и я курю сигарету за сигаретой. Чувствую себя девочкой-подростком на первом свидании и размышляю, почему люди постарше вспоминают это время как самое счастливое в жизни. Неужели все забыли многочасовое ожидание, неуверенность, боль влюбленности? Напоследок мы выпиваем по чашке капуччино и еще через час прощаемся. Телефон молчит. Ничего, тишина. Зато мой семейный автомобиль «вольво» опять выкидывает фортели. Не заводится. Я пробую до тех пор, пока не заканчиваются сигареты. Беспомощно сижу, положив руки и голову на руль, как вдруг телефон издает писк. Я вздрагиваю! Это не Дэвид, это Лиза. Через пару минут – мне они показались вечностью! – я снова пытаюсь завести машину. Н-да, ничего, кроме старческого кряхтения: «Др-р, др-р, др-р-р». Мое спасение находится через дорогу и называется заправкой. За кассой стоит девочка лет девятнадцати. Она занята рассматриванием своих ногтей и, очевидно, расстраивается, что я ее отвлекаю. Понятное дело, она мне помочь не может, но говорит, что недалеко есть станция техобслуживания. Ее хозяин, человек лет за сорок, с юга, так раскатисто произносит «р» низким голосом, что у меня по коже бегают мурашки. Шарм атакует: беспомощный взгляд, очаровательная улыбка и длинные ноги в сапогах на шпильке. Это действует. Мне удается уговорить его пройти до моей машины, и я цокаю каблучками впереди него. Диагноз неутешительный: мой железный конь испустил дух. Грегориус, так зовут этого южанина с замечательным «р», – успокаивает меня: он заберет машину на станцию, проверит, а потом позвонит и скажет, стоит ли ее вообще чинить. Я беру такси, откидываюсь на спинку сиденья и радуюсь тому, что еду домой. Тут мой телефон пищит. Да, вот наконец и ответ!

У тебя столько баллов, что я прямо сейчас готов забронировать нам путешествие на Мальдивы. Дэвид

Господи, и как же я должна ответить, чтобы было и не слишком холодно, и непринужденно?

– А почему это ты в такси? – спрашивает Макси, которую я встречаю в дверях дома.

Я быстро пересказываю ей страшную историю про «вольво».

– Ну наконец-то! Больше не надо ремонтировать эту развалюху, – говорит она. – Купи себе что-нибудь прикольное, а не такую же семейную таратайку, это просто смешно.

– Посмотрим, – отвечаю я и переключаю внимание на посудомоечную машину.

Я в превосходном настроении. Как классно, что он ответил! И как, интересно знать, пройдет наша вторая встреча? Макси стоит передо мной с телефоном и спрашивает, не нужен ли мне, случайно, слуховой аппарат. Наверное, он уже давно звонит.

– Нет, я просто задумалась!

С чего это я оправдываюсь перед собственной дочерью? Наверное, совсем чокнулась. Это звонит Зуза. Мартин забрал свой йамаховский байк и отвалил.

– И куда он поехал? – спрашиваю я без особого интереса.

– Без понятия. Он не соизволил сообщить.

– Знаешь, по-моему, тебе самое время его спровадить.

Конечно же, Зуза не сделала ему такое предложение.

– Да! Знаешь, бывают дни, когда я просто погибаю от жалости к себе. Я бы сама себе надавала по заднице за то, что такая нюня. Сейчас же позвоню Мартину и скажу, чтобы позаботился о жилье для себя на ближайшие несколько недель. Пусть живет отдельно до тех пор, пока действительно не поймет, чего хочет.

Ее голос звучит почти решительно. Надеюсь, это так и будет.

Пока я заканчиваю разговор с Зузой, мой телефон пищит снова.

Ну конечно же! Вдвоем на Мальдивах… Когда ты будешь готова ехать? Дэвид

Ого! Я взлетела на седьмое небо. Как бы я хотела сейчас улететь с ним, и если не на Мальдивы, то к звездам! Но я пытаюсь произвести впечатление невозмутимой и предлагаю встретиться за бокалом вина в Кёльнском городском парке: это и довольно далеко от дома, и достаточно близко, чтобы быстро вернуться, если что. По SMS договариваемся, когда нам обоим удобно увидеться. Сегодня не выйдет: Клаус играет в хоккей, а обе старшие девочки идут в кино. Наконец мы сговариваемся на следующую неделю. Мы же все равно договорились с Клаудией встретиться в пятницу в «Феллини». На дворе чудесный апрельский день, температура поднялась до двадцати пяти градусов, на мне впервые в этом году летнее платье. К нему я надела новые сапожки и джинсовую куртку. Пышная прическа. Отражение в зеркале улыбается мне, и я улыбаюсь в ответ. Кому нужны все эти баснословно дорогие кремы, омолаживающие клетки и уколы ботокса? Внимание молодого мужчины, предвкушение романтического вечера – лучшая терапия для сорокалетней женщины.

* * *

Семейная таратайка до сих пор на станции техобслуживания. На первое время Мартин взял для меня машину напрокат – синий «Опель Тигра Твин Топ». Я в первый раз еду на нем в Кёльн, и, конечно же, убираю крышу. Она автоматически исчезает в багажнике. Я в восторге, подставляю лицо встречному ветру и наслаждаюсь роскошью двухместного авто. Клаудии еще нет, но стоит назвать ее имя, как меня отводят к лучшему столику этого заведения. Итальянцы – по крайней мере, молодые – в большинстве очень ничего, отмечаю я. Открыты все окна, и с улицы в ресторан вместе с дуновением ветра проникает аромат гиацинтов. Я наблюдаю, как Клаудия втискивает свою черную «мазду» прямо позади моего «опеля», открывает дверь и принимается вышагивать своими длинными ногами. На ней юбка с разрезом, пара неимоверно дорогих туфель и изысканный топ. Двое итальянцев тут же приветствуют ее словами «Oh, bella Signorina». В их сопровождении она подходит к столу, накрытому белоснежной скатертью. Ее появление не осталось незамеченным. Все мужчины тайком провожают ее взглядом, женщины смотрят ядовито.

– Альберто, принесите нам, пожалуйста, для начала два бокала вашего замечательного просекко, – мурлычет она метрдотелю.

У меня нет слов, но это нестрашно, потому что Клаудия говорит за двоих.

– Ты себе не можешь представить, что у меня был за день. Все началось, когда будильник зазвонил слишком поздно и Мориц нежно меня разбудил. И вместо того чтобы сразу вставать, я упала на мягкие подушки, наслаждаясь его ласками. В ателье я опоздала, к тому же не успела высушить волосы. А там была просто чертова кухня – привезли ткани для следующей коллекции.

Ее не остановишь…

Я хочу вставить слово, но не успеваю, потому что Альберто уже замер у нашего столика с двумя бокалами вина, пытаясь привлечь внимание прекрасной синьорины. Ему это не удается. Разочарованный, он уходит. А Клаудия как и в чем ни бывало щебечет дальше:

– Понимаешь, я три месяца назад отобрала эти ткани, а сегодня они приехали… Но это был не тот рисунок, не те цвета – все не то. И я несколько часов говорила по телефону с итальянцами, пока они признали свою ошибку, согласились забрать товар и отправили мне нужный. Вот такой у меня был день. А теперь ты рассказывай.

Пока я ввожу Клаудию в курс дел, в моей сумочке опять пищит телефон:

Мы с друзьями сидим в «Ваг Tabac», a потом еще пойдем потанцуем. Есть желание что-нибудь перекусить, выпить вина и потанцевать… со мной? Дэвид

Я закусываю губу и таращусь на дисплей.

– Что такое? – спрашивает Клаудия.

Я молча передаю ей телефон.

– Хочешь пойти? – спрашивает она.

– И да, и нет.

В голове проносятся слова матери: «Не бегай за мужчинами, дорогая моя, не будь легко доступна. Мужчины охотники, так что пусть охотятся. Легкая добыча не ценится». Это она втолковывала мне годами, и ее слова даже двадцать пять лет спустя еще не стерлись из памяти. Удивительно, думаю я.

– Пускай приходит сюда, вы можете пойти в бар, – предлагает Клаудия.

– Да, так я ему и напишу.

Появляется Альберто, готовый принять у нас заказ. Это берет на себя Клаудия. Чтобы оторваться от дисплея телефона, я рассматриваю фотографии итальянских кинозвезд. Анита Экберг, Софи Лорен и Джина Националь… Вот это были женщины! Опять пищит телефон:

Не получается. Не могу отсюда уйти. Приходи лучше ты, я хочу тебя видеть… Дэвид

Нет, так мы недоговаривались!

Жаль!

Время летит. Когда мы выходим из ресторана, на улице темно. Мы с Клаудией насмеялись, поговорили о Зузе и решили на следующей недели взять ее с собой сюда. Я как раз отъезжала, когда снова зазвонил телефон. Это Клаус. Спрашивает, где спортивный костюм Макси и когда я вообще буду дома. Я отвечаю, что уже выехала из Кёльна, и это его успокаивает. Я опускаю крышу, врубаю музыку и ору громче, чем сама Анастейша: «My heart is on fire, my soul's like a wheel that's turning, my love is alive…»[1] Я чувствую себя замечательно – такой молодой, совсем не на сорок лет. На скорости сто шестьдесят километров в час я еду вниз по спуску, останавливаюсь на знаке и слышу звонок. Я успеваю взять трубку.

– Красавица, ты где? – кричит мне в ухо Дэвид.


Клаус лежит рядом со мной, зарывшись лицом в подушку. Видны только непослушные светлые волосы, потому что он опять укрылся с головой. Одеяло слишком короткое для ста девяноста сантиметров его роста, так что с другой стороны презабавно выглядывают пальцы ног. Я очень тихо встаю и иду в ванную. После вчерашнего разговора с Дэвидом я благоразумно выключила телефон и положила его в сумку. Сейчас я хочу проверить, не написал ли он еще чего-нибудь. «Тринь-тринь» – как я люблю этот звук!

Не могу дождаться, когда снова увижу тебя… Дэвид

Как жаль, что сразу же нужно удалять его сообщения! Суббота начинается быстрее, чем мне хотелось бы: постепенно просыпается вся семья.

В этом месяце я снова активировала абонемент в фитнес-клубе и довольно регулярно посещала эту дорогостоящую камеру пыток, чтобы привести свои мышцы в форму. В моем случае «привести в форму» значит покончить с их многолетней зимней спячкой и начать все с самого начала. По результатам опросов, семьдесят процентов женщин приходят в фитнес-клуб, чтобы с кем-то познакомиться, и только тридцать процентов – потому что им действительно хочется заниматься спортом. Я отношусь к тридцати процентам и постоянно тренируюсь в какой-нибудь старой-престарой, как правило, черной майке и растянутых спортивных штанах моей старшей дочери. На сегодня я свою программу выполнила. Полчаса на беговой дорожке для разогрева. Обычно после этого я уже труп и сразу еду домой. Но после разминки как раз и начинается самое главное. Сегодня мышцы бедра – внутри и снаружи. Пятьдесят раз с тридцатью килограммами. Руки, талия, живот, и о попе тоже не забудьте. Через полтора часа я уже просто никакая и еду домой.

Днем приходит заплаканная Зуза с Лабрадором Казимиром на поводке. Мартин в это время собирает вещи и на некоторое время съезжает.

– Молодец! – хвалю я ее.

– Нет, это ужасно! Виктория, слава богу, у подружки, Йонас на теннисе. А я не могла за этим спокойно наблюдать, мне надо было срочно уйти…

Мы выходим погулять. Свежий воздух всегда на пользу. Через два часа Зуза, по-моему, снова в состоянии более-менее здраво рассуждать и готова войти в дом, где не будет Мартина.


Когда в воскресенье утром я радостно собираюсь выпрыгнуть из постели, то обнаруживаю, что не могу этого сделать: у меня все болит. Как на восьмом месяце беременности, я переворачиваюсь на бок, ставлю ноги на пол и постепенно поднимаюсь. Боль в мышцах меня убивает. Только в понедельник с утра, когда я уже могу относительно нормально двигаться и Клауса с детьми нет дома, я решаюсь включить телефон. Желанный сигнал не звучит. Через два часа, после того как я выгрузила и снова загрузила посудомоечную машину, вытряхнула пылесос и развлеклась, моя стекла на веранде, я стала богаче на три сообщения.

Привет, чародейка, когда в воскресенье я наконец смогу тебя увидеть? Дэвид

Я предлагаю в восемь и высылаю ему ответ.

Как же мне вытерпеть так долго? Дэвид

А потом начинается обычная психбольница: по дороге домой Лиза упала с велосипеда, выбила себе зуб, и у нее идет кровь, как у зарезанного поросенка. Множеством поцелуев, пакетом со льдом и обещанием прогуляться в ближайший магазин игрушек мне удается ее успокоить. Макси и Софи тем временем тоже прибыли и демонстрируют просто пример подросткового поведения. В свои тринадцать лет Макси считает, что все претензии родителей – это фигня. Софи старше на два года, поэтому даже не говорит об этом. Она многозначительно задирает голову и покидает комнату. Я игнорирую все это и отправляюсь с Лизой в Ойскирхен за игрушками. Выбрали автомобильное сиденье для ее куклы – ужасного розового оттенка с цветочками и всеми прибамбасами, которые только можно себе представить. Лиза довольна и совершенно забыла о выбитом зубе.

* * *

Во вторник без четверти семь вечера Зуза появляется у нас на пороге: мы едем в «Феллини». Она постаралась. Отличная укладка, под макияжем искусно скрыты последние следы слез, а выбор одежды просто безупречен: черные брюки, черная тоненькая кофточка с высоким горлом и без рукавов, невесомый шарфик. Только уголки рта выдают ее душевную боль. Перед этим я поговорила с Клаудией и попросила сегодня вечером ни словом не упоминать о Дэвиде, потому что я вполне могу обойтись без нравоучений сестры.

«Феллини», как и в предыдущие дни, забит до отказа, но Альберто придержал для нас свободный столик. Окна закрыты, потому что вместо летних двадцати пяти на улице сейчас семнадцать градусов и довольно холодно. У Альберто широко распахиваются глаза, лицо расплывается в улыбке, и боевой заряд итальянского обаяния летит на этот раз в сторону Зузы. Он больше не отходит от нее, пританцовывая вокруг нас. Берни сегодня тоже разоделась. На ней черная замшевая юбка, пуловер кремового цвета с короткими рукавами и легкие сапожки. Я так понимаю, она все выходные бегала по магазинам, делая покупки. Берни улыбается во весь рот и тут же сообщает нам, что у них с Франком сейчас второй медовый месяц. «Везет», – говорит Зуза, и на ее глаза наворачиваются слезы, Альберто с еще двумя официантами стоит рядом и предлагает полакомиться деликатесами его заведения. Нам только нужно сказать, чего душа желает. Мы вполне наслаждаемся вечером, и даже Зуза после двух бокалов Vernaccia di San Gimiginan снова может смеяться. Клаудия открывает свою рубрику «Что случилось вчера» очередной байкой о Морице. Они провели вместе чудесные выходные и хотели начать следующую неделю на той же волне. Клаудия, несмотря на стресс на работе и отсутствие кулинарных талантов, нашла время для романтического ужина при свечах. Она отправила свою ассистентку со списком покупок в магазин.

– Моцарелла с помидорами на закуску и лапша с семгой и икрой в качестве основного блюда. Звучит очень просто, все должно выйти в лучшем виде, подумала я. Стою на кухне, кипячу воду для лапши, смешиваю укроп, лук-шалот и лимонный сок. И тут звонит мобильный. Карин, моя ассистентка, обнаружила, что один материал нам недопоставили, и у нее началась паника. Следующие несколько минут мы с ней пытались решить эту проблему по телефону. В Италии уже начались выходные. Я одной рукой готовила, а потом мне нужно было за компьютер… Когда через двадцать минут я вернулась, то оценила месть оставленных без присмотра кастрюль. Лапша разварилась и слиплась в один большой ком. Рыба с. одного бока розовая, с другого – черная. И именно в этот момент звонок в дверь… Мориц! Я не хотела, чтобы он увидел весь этот ужас, сунула ему в руки бутылку вина и пульт и спровадила в гостиную. Но запах горелого уже распространился по всему дому. Мне каким-то образом удалось отскрести лапшу от кастрюли и срезать пригоревшую часть рыбы. Я все это мило уложила на тарелках, поставила на чудесно накрытый стол рядом с хрустальными бокалами и подумала: ну, готово! Не тут-то было. В вине остался привкус пробки, а мы, когда чокались, разбили бокал. Попытка вытереть разлитое вино с помощью салфеток так и осталась попыткой, потому что я свои салфетки еще никогда не стирала и они совершенно ничего не впитывают. Но это был еще не финал. Мы осторожно чокнулись другими бокалами и хотели наконец приступить к трапезе. У меня уже в животе урчало. Я поддела на вилку лапшу, маленький кусочек рыбы и икры и положила это в рот… Это было первый раз в жизни, когда я чуть не выплюнула еду на стол. Лапша, сваренная с сахаром, плюс подгоревшая рыба. Вы можете себе представить? Фу-у-у!.. Мы от смеха так и покатились. А Клаудия – дальше:

– Мориц недолго думая сгреб все со стола и отправил в мусорное ведро. Мы допили вино, использовали стол не по назначению, а потом приехали сюда.

Я больше не могу. Вот это Клаудия во всей красе. Уверена: в дальнейшем всю готовку она переложит на плечи Альберто. Когда мы сели в машину и собрались ехать домой, хорошее настроение как рукой сняло. Позвонила Виктория и сказала, что Мартин только что был и в вполне хорошем расположении духа – насвистывая, бродил по дому и забрал еще кое-какие вещи. Пока пищит мой мобильный, Зуза за рулем начинает постепенно закипать. Она каждые две минуты выбрасывает за окно недокуренную сигарету, выдает неожиданные фокусы со скоростью и начинает ехать медленнее, только когда с неба срывается ливень. Через несколько минут она смогла нормально включить дворники и заговорила:

– Мне нужно смотреть на это с рациональной точки зрения. Пора задуматься над тем, что я уже привычная к таким вещам, что это только на время выбивает меня из колеи. Да, это ранение, но оно не опасно для жизни. Мартин очень удивится.

Невероятно. Еще десять минут назад она готова была впасть в отчаяние, и я слышала, как опасно дрожит ее голос. Но львица снова проснулась.


Я уже лежу рядом с дремлющим Клаусом, когда мне приходит в голову, что я забыла прочесть последнее сообщение. На цыпочках спускаюсь вниз…

Привет, красотка! Осталось только сорок четыре часа до нашего свидания. Я уже предвкушаю. Дэвид

Такое ощущение, что Дэвид – мастер этой игры. Он присылает правильные сообщения и говорит правильные слова по телефону. Мне не терпится узнать, делает ли он, в свою очередь, правильные вещи, и, сладко улыбаясь, я засыпаю. Когда утром все уходят, я иду в ванную, чтобы произвести инспекцию. То, что я вижу в зеркале, вполне нормально. Для сорокалетней женщины. Быть сорока лет – это одно дело, а выглядеть на сорок – совсем другое. Через десять лет, как минимум, я, наверное, лягу на стол к хирургу, чтобы тот скальпелем удалил свидетельства моего биологического возраста. Уже видно, что кое-где кожа стала дряблой. Моя соседка была в шоке, когда однажды обнаружила, что ее грудь больше не отбрасывает тени на ее ступни. В расстроенных чувствах она пошла и вставила себе силикон. С моей грудью все в порядке, заключаю я: 75В. У Зузы 75С. Ни один мужчина не может оторвать от нее взгляда, и Зузе уже несколько раз приходилось напоминать, что ее глаза, в которые нужно смотреть при разговоре, голубого цвета и находятся на несколько сантиметров выше, а не в ее бюстгальтере.

Увеличительное зеркало, которым я пользуюсь, когда выщипываю брови, демонстрирует мои недостатки: мелкие морщинки в уголках глаз медленно, но верно становятся выраженными гусиными лапками. Вообще-то увеличительное зеркало придумано не для того, чтобы повышать самооценку… Потом я подвергаю себя следующей пытке – весами! Да, наконец-то я на пути к нужному результату! «Если следующие несколько месяцев я буду продолжать в том же духе, то можно будет показываться в бикини, не втягивая живот», – говорю я отражению в зеркале и даже устраиваю по этому случаю небольшой танец между батареей, ванной и душевой кабиной. В полной эйфории я достаю «Мальборо лайт», свой мобильный и пишу Дэвиду:

Теперь уже тридцать четыре часа. Я тоже не могу дождаться. Где мы встретимся? Андреа

Я принимаю душ, примеряю перед зеркалом кучу разной одежды для заветной встречи и прихожу к выводу, что у меня нет ничего подходящего.


– А теперь Мартин хочет со мной встретиться, – радостно сообщает по телефону Зуза. – Я назначила ему в субботу в семь в Брюле, в одном испанском ресторане. Андреа, можно я оставлю Йонаса и Викторию у тебя, поможешь мне?

– Ясное дело, ты еще спрашиваешь! Днем в субботу я к тебе зайду, и мы выберем, что ты наденешь, а потом я их заберу к себе. Они и переночуют у нас, тогда ты вообще можешь не волноваться. А если все будет совсем плохо, ты тоже приходи. Мы тебя положим на надувном матрасе.

Зуза облегченно вздыхает. Потом звонит мама. Они с папой ездили в круиз по Карибскому морю и сегодня утром приземлились в Дюссельдорфе.

– Это была просто фантастика… – рассказывает она.

После того как папа вышел на пенсию, мои родители стали прямо-таки настоящими путешественниками. Денег на это им хватает, так как папа был профессором восточноевропейской политики и культуры в Кёльнском университете. А до недавнего времени он еще и служил советником по соответствующим вопросам в министерстве иностранных дел, делал доклады. Свои сбережения он успешно инвестировал в недвижимость, а потом, с моей помощью, на бирже. Наша мама Кира раньше была балериной, танцевала первые партии в театре Санкт-Петербурга. Они познакомились, когда папа учился там по обменной программе, и с тех пор вот уже сорок два года неразлучны. Мамушка, как мы ее ласково называем, сообщила, что придет завтра рано утром на кофе. Переносить ее визит бессмысленно: если мама что-то вбила себе в голову, то ее уже не остановишь. Я только собралась сказать, чтобы она была поаккуратнее с Зузой, как мама уже повесила трубку. Прошло два часа, а от Дэвида никаких вестей. Зато еще раз позвонила Зуза. Завтра в десять она тоже придет. Она сказала маме, что у них небольшой семейный кризис, остальное она собирается рассказать ей лично. Великолепно, остается только надеяться, что они не засидятся у меня до ужина.

В десять часов я слышу звонок в дверь. Мама, как всегда, сверхточна. В сером костюме от Армани, в белой рубашке, со светлыми, недавно окрашенными волосами, ниспадающими до плеч и подчеркивающими ее славянские черты, она все еще хорошо выглядит, почти как девочка. Она осматривает меня с головы до ног светло-голубыми глазами и заключает:

– Дорогая, ты похудела, отлично выглядишь.

Да, это правда. Моя кожа и глаза светятся, и я опять могу застегнуть на себе джинсы – для этого не нужно, как подростку, ложиться на пол и задерживать дыхание. Сегодня я еще вообще ничего не ела, потому что до свидания осталось всего девять часов…

– Скажи-ка, солнышко, что с твоей сестрой? Она как-то странно говорила по телефону и сказала, что у нее семейный кризис.

К счастью, как раз в это время появляется Зуза.

– А вот и она, спроси у нее.

Я приготовила кофе, купила кое-чего в булочной и накрыла на стол. Для женщины в ее положении Зуза очень хорошо выглядит. Она распустила волосы, надела джинсы, футболку и блейзер. Мои волосы сегодня тоже в порядке – в конце концов, я полчаса билась, чтобы они смотрелись хорошо и молодо. Мы сидим за столом, и не проходит еще трех минут, как мама так прямо и спрашивает Зузу, что нужно понимать под «небольшим семейным кризисом». Зуза объясняет, хоть и без особой охоты.

– Ты очень правильно поступила, Сусанна, потому что только если ставить мужчин в рамки, можно рассчитывать на уважение с их стороны. Ты знаешь, что я и отец всегда готовы тебе помочь. Так что, если тебе что-то понадобится, можешь на меня рассчитывать.

На этом мама сочла тему закрытой и следующие два часа подробнейшим образом рассказывала о том, как им отдыхалось в круизе. Четверг, полдень… Мама и Зуза до сих пор сидят у меня на террасе, попивают кофе и наверняка останутся к обеду, а между тем мне не приходило никаких сообщений. Настроение опускается ниже нулевой отметки. Вбегает Лиза вне себя от счастья, потому что увидела возле дома машину моей мамы.

– Привет, бабуль, как у тебя дела? А где дедуля? Как хорошо, что ты приехала! А ты мне что-нибудь привезла? – выпаливает она радостной скороговоркой.

– Спокойно, дорогая моя. Конечно же, я привезла кое-что своей внученьке. Андреа-а-а-а, можешь подать мою большую сумку? – кричит мама мне в кухню.

В коридоре я спотыкаюсь о Лизин ранец, который, как обычно, был просто брошен на пол, едва успеваю ухватиться за вешалку, с тумбочки падает моя сумка, и я вижу, что мне очень даже пришло сообщение. На этом дурацком телефоне до сих пор был выключен звук, поэтому я не слышала никакого «тринь-тринь».

Как насчет в восемь в «Фильмдозе»? Дэвид

– Андреа-а-а-а, ты где?

Я стою посреди коридора и пытаюсь быстро сообразить, что делать. Сначала приношу маме ее сумку. Потом извиняюсь и ухожу с телефоном в туалет. И там, сидя на опущенной крышке унитаза, отправляю ответ:

О'кей, до встречи. Андреа

Меня просто надо видеть!


За неимением съестных припасов в доме мы обедаем в местном греческом ресторане. Уже час дня, и я благодарна любому, кто займет чем-то мои мысли. После мусаки, греческого салата, паприки с брынзой, большого количества воды и бокала ретсины более чем через два часа обед окончен. Я прощаюсь с мамой и Зузой и отвожу Лизу домой. На какое-то время мне удалось привести свой пульс в норму. Мои самые большие опасения на сегодняшний вечер не о том, как он пройдет, влюблюсь ли я еще больше или, наоборот, разочаруюсь, не о том, что я из-за взвинченности не найду места парковки или не смогу убедительно соврать Клаусу, что мы договорились с Клаудией. Нет, меня охватывает паника, потому что я боюсь просто не узнать Дэвида. Со времени наших отчаянных целований прошло уже две недели. А для меня тот вечер прошел как под наркозом, и я при всем желании не могу вспомнить, как Дэвид выглядит. Кроме того, что он высок и строен, молод и что у него темные волосы. А с моим счастьем сегодня в «Фильмдозе», наверное, сбор клуба молодых и темноволосых, и я кругом опозорюсь.

Стоя на стуле, я как ненормальная перерываю верхний кухонный шкаф в поисках аппарата для измерения давления и валерьянки. Нахожу их в самом дальнем углу, причем упаковка валерьянки уже открыта и срок годности истек. В инструкции читаю, что должна принять два драже за час до сна, разжевать и запить водой, после чего погружусь в спокойный и глубокий сон. Спать сейчас я не хочу, поэтому принимаю только одну таблетку и надеюсь, что она подействует достаточно быстро, потому что через полчаса мне уже выезжать. Кроме того, мне кажется, что нужно проконтролировать пульс и давление. Такое чувство, что по моим жилам течет раскаленная лава: меня окатывают жаркие волны, подозрительно намекающие на близкий климакс, остановку кровообращения или инфаркт. Первое измерение показывает сто двадцать пять на семьдесят восемь. Для меня высоковато. Через две секунды я меряю снова: сто двадцать один на семьдесят один – уже лучше! Когда я принимаюсь измерять давление в десятый раз, в комнату заходит Макси, смотрит на меня неодобрительно и спрашивает, не хватил ли меня инфаркт или, может, мне просто нравится так часто включать этот аппарат. Застукали, еще и ипохондриком обозвали! Я подхожу к зеркалу: за последние несколько часов я очень много сил отдала своей внешности. С помощью фена вдохнула новую жизнь в свои волосы, глаза обвела темным, а ресницы накрасила тушью. Битых полчаса я стою перед шкафом, примеряю энное количество вещей, чтобы потом отмести все сразу, посчитав либо недостаточно хорошим, либо слишком вычурным. Моя кожа немного загорела, а живот и бедра, с которых исчезли четыре килограмма, смотрятся потрясающе. Я хорошо выгляжу! Нескромно так говорить, но из песни слов не выкинешь.

Мои девочки заказали себе пиццу и устроились на диване смотреть «Друзей» по DVD. Ксчастью, Клауса еще нет, когда я на своем синем «опеле» уезжаю в направлении Кёльна. Я по-прежнему дико волнуюсь и жду, когда подействует валерьянка. По радио сообщают об образовавшихся пробках, и в эту минуту звонит Клаудия.

– Привет, это я. Как дела? Ты сейчас где? – спрашивает она.

– Ты же знаешь, сегодня тот самый вечер. Через полчаса я встречаюсь с Дэвидом. Господи, у меня такое чувство, что я еду на свидание вслепую! – выдаю я.

– Ничего, ты его узнаешь, я в этом уверена. Только скажи, сколько времени мне нельзя подходить к телефону?

– Я не знаю. Ты же увидишь мой номер на дисплее. Если я уеду до полуночи, то еще позвоню. Если позже, то тогда уже завтра, хорошо? – спрашиваю я.

– Нет проблем! Удачи, и не делай ничего такого, чего бы я на твоем месте не сделала!

До входа в «Фильмдозе» остается примерно три метра, еще не поздно развернуться и уйти… Но любопытство берет верх. Я собираю волю в кулак, сердце стучит в груди как бешеное, и вхожу. Мне повезло, здесь еще не очень много народу. Только несколько человек попивают за стойкой кельш. Сердце внезапно замирает, потому что я увидела его. Высокий, стройный, в черном кожаном пиджаке, с темными волосами. Его глаза глядят на меня. Нас разделяет всего только пара шагов… Не говоря друг другу ни слова, мы целуемся, как в последний раз в жизни.

– Привет, как я рад наконец тебя видеть! – шепчет он в мои волосы. – Хочешь кельша?

– Да, с удовольствием! – только и могу выговорить я и опускаюсь на стул у бара, колени мои дрожат.

Мы болтаем.

– В тот вечер со мной случилось что-то странное. Я хорошо помню, как стоял перед тобой, как мы начали танцевать… Но после все словно покрыто густым туманом. Я потерял чувство времени. Утонул в твоих глазах и поцелуях. Я долго потом думал, сколько же времени мы провели так, танцуя и целуясь, но не смог сказать. Когда мы уходили, помню, там уже почти никого не было. Со мной такого еще никогда не случалось.

Я, к счастью, сижу и только и могу, что смотреть на него во все глаза. Потому что именно так, как он описывает, я помню тот вечер. Я тоже утратила чувство времени. Я тоже утонула в его глазах и поцелуях. После третьего кельша и множества поцелуев Дэвид предлагает мне немного пройтись. Взявшись за руки, мы идем по Кюффхойзерштрассе, мимо маленьких и больших баров, которые постепенно наполняются людьми: студентами, богемой, отбросами общества. Разным народом. Сворачиваем налево на Хайнсбер-герштрассе и идем к Ратенауплац. Дэвид рассказывает о своей работе корреспондентом в «TV-Колонь», на которой он уже третий год и которую делает с большим рвением и еще большим энтузиазмом. Он мечтает снимать документальные фильмы. А потом звучит вопрос вопросов:

– Расскажи о себе. У тебя сейчас кто-то есть? Что ты делаешь, когда не встречаешься со мной?

Меня как обухом по голове огрели. Только что я была на седьмом небе от счастья – и так больно упала на грешную землю! Как сказать ему, что я замужняя женщина с тремя детьми? Я уклоняюсь от прямого ответа…

– Ой, знаешь, у меня не такая уж интересная жизнь. Лучше ты рассказывай, у тебя все намного занимательнее, – пытаюсь я отвлечь его от этой темы.

Но ничего не получается, Дэвид спрашивает:

– У тебя есть дети?

Тем временем мы уже пришли на Ратенауплац, и мне ужасно хочется кельша, потому что срочно нужно проглотить ком, который застрял у меня в горле. После многочисленных переспросов тихо, но гордо я признаюсь, что являюсь матерью троих детей.

– Ого, а сколько им лет? И ты одна их воспитываешь?

У меня не хватает мужества сказать Дэвиду правду, потому что у него такой вид, словно он съел с десяток самых кислых в мире лимонов. Что делать, приходится соврать:

– Ну да, почти.

С помощью крепкого поцелуя мне удается наконец завершить эти расспросы.

– Я хочу танцевать с тобой, – шепчет он мне на ухо после нескольких минут молчания, и его рука ложится на мое бедро.

– Я тоже! – слышу я собственные слова. И опять долгий, влажный поцелуй.

И вдруг полный бокал кельша опрокидывается Дэвиду на брюки. Новый официант задел наш столик и чуть его не перевернул. Дэвид усмехается. Официант ужасно сконфужен.

– Слушай, если ты не против, я бы заскочил домой переодеться, тут недалеко, за углом… Но мы можем и здесь остаться, если хочешь. Тут тепло, брюки быстро высохнут.

Он что, подкупил этого официанта? Один взгляд, один поцелуй, и мы уже на пути к его квартире. Полдороги он несет меня на руках, все время целуя, и путь длиной в пять минут растягивается у нас на полные двадцать. Наконец мы приходим на место. Он живет в красивом старом доме с широкими дверями темного дерева. За ними меня ожидают сто десять ступенек, и я мысленно радуюсь, что последнее время так много тренировалась в спортзале. Мы подходим к двери, он переносит меня через порог в свое царство. И очень быстро становится ясно, что сегодня вечером мы вряд ли доберемся до танцплощадки.

* * *

Не знаю, сколько времени мы провели на пушистом черном ковре в его гостиной. Мой рот, иссушенный поцелуями, отчаянно просит воды. Пока Дэвид идет на кухню, я осматриваюсь. Как я обнаруживаю, его квартира занимает два этажа. На первом находится гостиная, кухня, небольшой коридор и туалет для гостей, верхний этаж я пока еще не видела. Дэвиду, очевидно, по душе смешение старого и нового. Черный велюровый диван, возле которого стоят два столика тикового дерева, на каждом по лампочке с кремовым абажуром. Напротив – телевизор «Bang amp; Olafsen» последнего поколения с соответствующей стереосистемой. Справа коротает дни скрюченное растение.

– Солнышко, что ты будешь пить? – спрашивает Дэвид из кухни.

Я отрываю глаза от умирающего цветка и иду к нему. С трудом могу себе представить, что он сам разработал такой дизайн кухни. Для холостяка она слишком идеальная. Посудомоечная машина, печь и духовка установлены на средней высоте. Раковина блестит, потому что ею наверняка никто не пользуется. Вся кухня выдержана в матовых кремовых тонах и расположена в форме буквы «L». У него даже стеклянный сервант есть!

– У меня не особенно много чего в холодильнике. Выбирай: пиво, вода, белое вино или шампанское. Если хочешь есть, я могу сделать яичницу с майонезом и солеными огурцами. Прости, я почти не бываю дома, нет времени делать покупки. В следующий раз я исправлюсь, обещаю!

С этими словами он смущенно целует меня в кончик носа. Я выбираю вино и воду, и мне сложно удержать свои руки. Приходится еще немного подождать, прежде чем я наконец получаю свое питье. После чего узнаю кухонный стол с совершенно неожиданной стороны.

С бокалом в руках я иду на экскурсию по верхнему этажу квартиры. На полу такой же ковер, как и внизу. Открытое помещение образует своего рода холл с галереей, с которой открывается вид на нижний этаж, и одновременно служит проходом к ванной. Пол устилает старая терракотовая плитка, которая при прикосновении босыми ногами оказывается невероятно холодной. Одну стену занимает душевая кабина и ванна, напротив – две кремовые раковины, вмонтированные в деревянную панель. На другой стороне холла находится вход в спальню.

– Стой здесь, не шевелись, – говорит мне Дэвид с улыбкой.

С бутылкой воды и вина он входит в спальню, и я вижу, как там загорается свет. Через несколько секунд он снова рядом – поднимает меня на руки и уносит на седьмое небо блаженства.

Глава 3

Любовь творит чудеса

Дэвид – Анд pea:

У меня в холодильнике есть еще одна бутылочка вина. Хочешь?

Дэвид – Андреа:

Привет, женщина моей мечты! Как у тебя дела? Ты уже подумала насчет завтрашнего вечера?

Андреа – Дэвиду:

Мне срочно нужно домой. У меня заболел ребенок. Приятного вечера. Целую…

Андреа – Берни:

Как дела у будущего адвоката? Целую…

Берни – Андреа:

Много дел, а так – блестяще. Целую, Б.

Андреа – Клаудии:

Разве любовники созданы не для удовольствия, не для того, чтобы разнообразить жизнь женщины, носить ее на руках? А.

Пятница, без пятнадцати шесть утра. Я лежу в кровати и таращусь в потолок. Спала только три часа и больше не хочу. Тихонько выползаю из-под пухового одеяла, прислушиваюсь, не шевелится ли Клаус, боясь его разбудить, и иду на кухню. Мои мысли сейчас заняты только Дэвидом, и я еще раз прокручиваю в голове события прошлого вечера.

Это было хорошо до дрожи в коленках. Фейерверк, запуск ракеты, я-даже-не-знаю-что. Я знаю только, что мне было хорошо в его объятиях. Это неописуемо – чувствовать его дыхание, его запах, его кожу! Когда в начале третьего я стала собираться, Дэвид был отнюдь не в восторге. Пришлось объяснить ему, что это не очень хорошая идея – оставить моих троих детей без завтрака. Я так и не набралась смелости рассказать ему о своем семейном положении. Неохотно и ворча, он все-таки меня отпустил. Почти все время, пока я ехала, мы говорили по телефону, и не успела я поставить машину, как прислал сообщение:

У меня в холодильнике есть еще одна бутылочка вина. Хочешь?… Так быстро я не сдамся. Уже скучаю по тебе. Дэвид

Я уже вставила ключ в замок входной двери, но не смогла сразу повернуть его. Не смогла вот так запросто вернуться в свой спокойный, тихий мир. Держа телефон в руке, я закурила, глубоко затянулась. Нужно сейчас забыть, забыть о Дэвиде, об этой романтической сказке, о его последнем сообщении. Нажать кнопку «удалить» мне было непросто. Напишут ли мне такое когда-нибудь еще раз? Не пора ли начинать отсчитывать последние дни, когда я – желанная женщина? Когда еще мне случится испытать подобное счастье? В самом дальнем уголке сознания какой-то голос говорил мне, что я должна сохранять здравый смысл. Да, это было чудесно, но в возрасте, в котором находится мой любовник, о серьезных отношениях не может быть и речи.


Наверное, это жалкое зрелище. Полседьмого утра, я сижу в сером спортивном костюме на своем сером диване, подобрав колени, и предаюсь безрадостным, серым мыслям. Вот-вот заиграет радио, заменяющее у нас будильник. Я бегу наверх и успеваю зажечь свет в ванной, когда музыка начинает играть вовсю. Через несколько минут я снова по уши в своих будничных делах. Будить детей, отвечать на вопрос «Что мне сегодня надеть?», готовить завтрак – делать всю ту фигню, которую делает мать троих детей между семью и восемью часами утра. В двенадцать у меня встреча с Клаудией. Гарант моего алиби жаждет подробностей, как самая известная бульварная журналистка Голливуда Гедда Гоппер. А я? Мне надо столько всего рассказать, что я чуть не лопаюсь. Мы сидим в своем любимом бистро в Брюле за маленьким столиком, погода замечательная. Мы заказали салат, белое вино и воду.

– Не важно, как это было, тебе нужно делать это почаще. Ты выглядишь просто потрясающе: глаза, кожа – все сияет, как солнце. Я почти тебе завидую. Ты подтверждаешь все эти пошлые рассуждения о том, что красота идет изнутри. Ну, рассказывай наконец… Я хочу все знать! – требует Клаудия.

Я ничего не пропускаю, с упоением пятнадцатилетней девочки рассказываю о его признаниях, о его ласках, о цветах, которые он собрал для меня. Описываю его квартиру и не могу не упомянуть его мускулистое тело. И даже тот факт, что он отлично сложен, находит свое выражение в моем рассказе. Клаудия хихикает.

– Да, похоже, Дэвид оставил о себе неизгладимое впечатление. Ты влюбилась? – спрашивает она.

У Клаудии, как и у Зузы, есть манера задавать вопросы прямо в лоб и тем самым сыпать соль на раны. Я отвечаю на этот вопрос с неохотой, потому что знаю, что отдала свое сердце – не все целиком, но большую его часть. Да, я все время думаю о нем, я сейчас словно парю над землей, и если бы могла, то достала бы для него звезду с неба!

Клаудия в шоке.

– Андреа, я, конечно, все понимаю – и то, что у тебя глаза горят, и то, что ты чувствуешь, – но ты же не можешь всерьез поставить из-за него на карту свою семью? Ты что, с ума сошла?

– Я и не собираюсь, – отвечаю я в задумчивости.

– Очень хорошо, ты меня успокоила. Но ты говоришь так, как будто завтра же готова с головой окунуться в новую жизнь! – говорит она.

– Что, тебе правда так кажется? – Теперь уже я в шоке.

– Ну да, есть чуть-чуть. На меня ты производишь впечатление по уши влюбленной женщины. Я только надеюсь, что дома у тебя все будет под контролем, потому что по твоему сияющему виду даже слепой с палочкой обо всем догадается.

Зараза!

– Кстати, ты узнала, сколько ему лет?

Это единственное, о чем я до сих пор умалчивала. Я выпиваю большой глоток воды, закуриваю уже седьмую или восьмую сигарету за день и делаю признание:

– Мне не так-то просто было это узнать. Ему ровно на год больше, чем было мне, когда я родила Софи.

– Господи, ты же знаешь, я совершенно не умею считать… Сколько лет Софи? Кажется, пятнадцать… То есть ему… Ах, мама моя родная, ему двадцать шесть! – говорит она немного громче, чем нужно.

– Об этом не обязательно знать всему бистро, – шепчу я.

Но так это и есть. Дэвид младше меня на четырнадцать лет! И на этом тема для меня закрыта. И пусть Джоан Коллинз показывает всему миру своего мужа, который на двадцать лет ее моложе, или Тина Тернер много лет живет с мужчиной, годящимся ей в сыновья. Я в Кляйн-Вернихе такого делать не могу. Для меня четырнадцать лет – непреодолимая преграда. Это приключение не мажет и не должно быть чем-то большим, чем короткий, бурный роман. Хотя…

– А что дальше? Вы с ним о чем-то договорились? – спрашивает Клаудия.

Да, договорились. В это воскресенье какое-то чудо освободит меня сразу от всех домочадцев. Клаус хочет, точнее, должен съездить к родителям. Я так долго ждала момента, когда дети вырастут и мне не нужно будет ездить с ними к этой горбатой родне. Вот уже целый год, как чаша сия меня минует. Клаудия смеется.

– Просто нарочно не придумаешь!

– Да, мне повезло. Хотя у Дэвида в воскресенье какая-то встреча, но он ее отменит. У нас будет целый день и еще полночи! – ликую я.

– Я опять обеспечиваю твое алиби?

– Я бы хотела вообще никому ничего не говорить, чтобы не пришлось врать.

– Хорошо, но если нужно будет мое участие, звони, – говорит она, качая головой, и мы прощаемся.

Настала суббота! Тренировка на сегодня отменяется. Перед тем как заехать к Зузе, мне нужно еще съездить с Клаусом на станцию техобслуживания, потому что ремонт моей таратайки обошелся в большую сумму, чем стоимость самой машины. Я бы очень хотела и дальше колесить на синем «опеле». Он не просто хорошо едет, но и выглядит суперски. Клаусу с трудом, но удается сговориться с Грегориусом на приемлемой для нас цене. Мы продаем ему мою старую развалюху, и с этого момента я счастливая владелица синего кабриолета.


В начале шестого я приползаю к Зузе. Сегодня у нее встреча с Мартином, она бегает по дому, как раненая, и кудахчет, будто снеслась. Обычно в ее доме царит полный порядок. Но сегодня здесь полный кавардак. Буквально чуть не носки на люстре висят. На кухне скопилась посуда за последние дня два. На сделанном по собственному эскизу дубовом столике громоздятся газеты, бумажки и – о ужас! – коробки из-под пиццы. Казимир оставил на паркетном полу грязные следы, и я очень удивлена, что Мисс Идеал до сих пор их не вытерла. Я иду за кудахчущей Зузой в спальню. На кованой кровати лежат кучи разной одежды. Я, словно аист, переступаю через туфли, валяющиеся на полу, отодвигаю одежду и сажусь на кровать.

– Черт! Андреа, представь, мне через три часа нужно быть на месте, а я до сих пор не знаю, что надеть, – говорит Зуза с наигранной беспомощностью, стоя передо мной в трусах и лифчике, с бигуди на голове. – Надеть то маленькое черное платье с новыми сандалиями или влезть в кожаные штаны? Сейчас они, наверное, уже не будут такими тесными. За последнее время я точно скинула пару килограммов. За это я люблю кризисы: жир тает. Или лучше новые джинсы, сегодня купила, с той секси-кофточ-кой? В качестве альтернативы еще можно выбрать бежевые брюки и темно-синий костюм в тонкую полоску. Ну скажи же что-нибудь!

Виктория, появившаяся в дверях, смотрит на нас с досадой и, качая головой, снова удаляется в свою комнату.

– Короче… – Я поднимаюсь с кровати, чтобы внимательнее рассмотреть то, что предложено на выбор. – Я бы на твоем месте особенно не хорохорилась. Лучше меньше, да лучше.

– Мне нужно чего-нибудь выпить. – Зуза побежала вниз по лестнице. – Ты что будешь: воду или вино?

Через несколько минут она снова стоит перед открытым шкафом с бутылкой минералки и двумя стаканами в руках.

– Да, ты права. Я просто надену джинсы и топ.

Бросаю взгляд на часы: уже без пятнадцати шесть.

– Давай заходи! – через плечо кричит мне Зуза, стоя перед зеркалом с карандашом для глаз и тушью. – Мне, наверное, и краситься сильно не нужно?

– Правильно, Зуз!

Дрожащими руками сестра пытается провести ровную линию, что ей, конечно же, не удается. Я советую произвести эту операцию с помощью жидкой подводки и завершить макияж нанесением туши. Добавить немного пудры и готово. Когда бигуди сняты, волосы Зузы роскошными волнами ниспадают на плечи, и она выглядит просто сногсшибательно. Мы оставляем в комнате тот же кавардак и спускаемся вниз. Виктория и Йонас уже собрали вещи и готовы ехать со мной. Я напоследок еще раз целую сестру в щеку и желаю ей удачи. И мы едем домой, утрамбовавшись в двухместном автомобиле.

* * *

На следующее утро Зуза появляется у моей двери с растрепанными волосами, расплывшимся макияжем и вне себя от счастья. Я молча осматриваю ее и решаю для начала сварить кофе. С шумным вздохом Зуза опускается за кухонный стол.

– Давай рассказывай. Все уже поняли, что ты не ночевала дома.

– Ой, господи, с чего же начать? В общем, вчера мы встретились в испанском ресторане. Мартин уже сидел за столиком, когда я пришла. Когда мы здоровались, то ни с того ни с сего обнялись и сразу заказали выпить. Я очень мужественно прямо спросила его, для чего он хотел со мной встретиться и о чем поговорить. Мартин посмотрел на меня в легкой панике и сказал, что я потрясающе выгляжу, а потом перешел к делу: он хотел поговорить о нас и об истории с Дорис. У меня в горле застрял ком, я просто окаменела…

Зуза хватает свою чашку кофе. То, что она рассказывает дальше, меня удивляет. Мартин пытался объяснить ей, что Дорис была лишь эмоциональной разрядкой, мимолетным увлечением и что сейчас их связывает только дружба. И что хотя они и спали вместе, теперь кроме телефонных разговоров – а он утверждает, что она хороший собеседник, – между ними ничего нет. Я вижу, что Зуза всему этому не очень-то верит, и внимательно слушаю дальше.

– Я заказала рыбу, тыкала в нее вилкой весь вечер и, как сама понимаешь, ни кусочка не съела.

Потом Мартин сказал, что очень хотел бы вернуться домой, но ему нужно еще немного времени. Он хочет пока еще пожить у друзей и видеться с Зузой время от времени, а не сразу входить в домашнюю рутину. Они еще прошлись по барам и в конце концов стали целоваться перед мебельным магазином, где выбрали себе новую кровать.

– Представь, Мартин обхватывает руками мое лицо и делает предложение прямо перед этим дурацким магазином.

– Что? В смысле? Вы же уже женаты и не разводились! – восклицаю я с немного истерической ноткой в голосе.

– Он сказал, что если у нас все получится и мы сумеем снова поставить наш брак на ноги, то можно будет пожениться еще раз.

У меня отпала челюсть и пропал дар речи. Мой деверь не хочет возвращаться домой, в семью, но делает собственной жене предложение руки и сердца – этакий романтический ход! И это Мартин, у которого как раз кризис середины жизни. Любезничая, как двое подростков, они пошли дальше и в конце концов оказались у Мартина.

– Но ведь он живет у друзей… Их что, не было дома? – спрашиваю я.

– Нет, у нас была почти полная свобода действий.

– Что значит «почти»?

В воскресенье утром я не так быстро соображаю. Кроме того, слышу, что в коридоре пищит телефон и еще какие-то звуки наверху. К счастью, никто пока не появился, так что мы можем болтать дальше.

– Представь себе, открываешь дверь, и перед тобой узкий коридор. Слева он немного расширяется, там находится туалет. Идешь прямо и видишь подряд две двери, а через пару метров вход в гостиную. А гостиная – это большая комната с обеденным столом, и из нее можно пройти в кухню. Но туда можно попасть и пройдя налево по коридору мимо туалета и зайдя в следующую дверь. В общем, квартиру можно обойти кругом.

– Да зачем мне подробный план этой квартиры? – Я раздражена.

– Подожди, сейчас. В общем, мы заходим и идем в кухню, потому что Мартин специально поставил охлаждаться бутылку шампанского.

– Этот хитрюга все спланировал! – резюмирую я, улыбаясь.

Закончилось все там, где и должно было закончиться, – в постели. Они бурно отпраздновали свое примирение.

– Среди ночи я проснулась, мне срочно нужно было в туалет, – хихикая, говорит Зуза. – Я пошла туда через гостиную, столовую и кухню, нашла, но вернуться назад оказалось не так просто. Я решила, что мне нужно в первую дверь справа. Абсолютно голая, я открыла ее, легла в кровать и уснула. Потом меня будит Мартин и спрашивает, что я, собственно, здесь делаю. Сплю, что ж еще, отвечаю я. На это он мне говорит: «Да, но ты лежишь не в той кровати, ты спишь рядом с Петером».

При этом воспоминании Зуза краснеет, а я от смеха сейчас надорвусь. Она тогда быстро выпрыгнула из кровати и даже не решилась взглянуть на своего негаданого соседа по кровати. Ей было просто мега-супер-ужасно неудобно. Мартин только заметил, что, мол, представь, если бы такое случилось со мной.

– Если бы он забрался к Петеру в постель, я бы не волновалась, – убеждает меня Зуза. – Я больше не могла там находиться. Хотелось убраться оттуда как можно быстрее, поэтому я по-быстрому сгребла свои вещи, оделась и только меня и видели. Мартин довез меня туда, где я оставила свою машину, и теперь я здесь. Ой… Мартин только что звонил. Они с Петером завтракают, и тема для разговора у них одна. Петер не привык, чтобы совершенно голая женщина сама ложилась к нему в постель, – обычно для этого нужно приложить много усилий. Ко всему прочему, он, оказывается, сказал мне, что я ошиблась кроватью, на что я ему ответила, чтобы он помолчал и подвинулся. Андреа, это самый большой позор в моей жизни…

– Хорошо, а что будет дальше? Когда вы опять увидитесь? – спрашиваю я, смеясь.

– С кем, с Петером?

Нет, конечно же, я о Мартине.

– Не знаю. Он мне позвонит.

Я предлагаю ей поехать домой, принять душ и переодеться, а позже я отправлю к ней детей. Быстро проверяю, что пришло мне на телефон.

Сегодня в 12.30 у меня? Дэвид


Около двенадцати часов Йонас и Виктория идут домой. Клаус с детьми уже едет к родителям, а я с бешено бьющимся сердцем сажусь в машину. Без четверти час я уже стою перед его дверью, палец над кнопкой звонка. Раздается резкий низкий звук, старая деревянная дверь открывается, и я падаю в объятия Дэвида.

* * *

Мы чудесно проводим день вдвоем: сидим на террасе, говорим обо всякой всячине и не можем оторваться друг от друга. Я виртуозно избегаю темы «семья». Поскольку я ничего не сказала о своем семейном положении, Дэвид думает, что я в разводе или живу одна. Он строит планы на следующие выходные, хочет поехать со мной в отпуск, хочет, чтобы во вторник я пошла с ним на деловой ужин, и представляет себе, как я расскажу о нем своим детям. С каждым словом, с каждой фразой над моей верхней губой выступает вес больше капелек пота. Как я скажу ему, что я самая обычная женщина, состоящая пускай не в идеальном, но все же в неплохом браке, который держится вот уже семнадцать лет?


Любовь не только ослепляет, но и заметно добавляет аппетита. Мы идем в маленький французский ресторан на Цюльпихерштрассе. Обстановка здесь простая, но очень уютная. Деревянные столы, покрытые белыми скатертями, на которых стоят невысокие белые свечи в простых серебряных подсвечниках и хрустальные бокалы. Меню с блюдами дня висит на стене. Дэвид заказывает мне баранину. К ней мы пьем шабли. В животе урчит, что при таких любовных упражнениях неудивительно. За последние две с половиной недели я пережила больше, чем за предыдущие пять лет. Он нежно берет меня за руку, целует ее и говорит:

– Посмотри на меня хорошенько. Так я выгляжу, когда очень счастлив.

Мое сердце раздувается, как дрожжевой пирог, у меня просто отнимается язык. Я хочу обнимать его и целовать. Это определенно самое красивое признание за много-много лет. Так вот каково это – вести двойную жизнь!

Пока мы говорили о лыжах, сноубординге, парусном спорте, его работе на «TV-Колонь», его братьях и сестрах, его маме и тяжелой ситуации после внезапной смерти отца, стало уже почти одиннадцать, мне пора домой. Мы идем по Цюльпихерштрассе в обратном направлении, через парк, до Дассельштрассе. Мой творческий подход относительно парковки не остался незамеченным: под дворником я вижу протокол. Но какая разница? Мы еще десять минут стоим у машины, целуясь.

– Когда я снова тебя увижу? Ты сможешь быть во вторник на ужине? Будет весело, это точно, и потом… для меня это очень важно. Я хочу тобой немножко похвастаться! – говорит он.

У меня перехватывает дыхание.

– Постараюсь. Я тебе завтра позвоню.

У меня в голове хоровод мыслей. Как все успеть? По вторникам у нас напряженка: у девчонок свои дела, Клаус обычно приезжает домой поздно… Я еду по Цюльпихерштрассе из города в сторону автобана, когда звонит Клаус.

– Мы сейчас возле Кройц-Гоймар, думаю, через полчаса будем дома.

– Как родители? – изображаю я большую заинтересованность.

– Как всегда!

Я даю газу, чтобы приехать раньше их. Ура, прибыла за десять минут! Горят лампы, свечи, сижу за столом с чашкой чаю – такое впечатление, что я весь день ничего не делала, а только читала газету, лежа на диване. Отличная маскировка! Лиза в машине уснула и сейчас хнычет. Старшие девочки тоже не в лучшем настроении.

– Жутко нудно! – ворчит Макси.

– Да, в следующий раз я остаюсь дома, – категорично заявляет Софи.

Я воздерживаюсь от комментариев и отправляю обеих спать. Думаю о том, что всего лишь час назад лежала в объятиях чужого мужчины, – сейчас я на миллионы световых лет от этого. Так быстро наступает суровая реальность! Клаус стоит на кухне и наливает нам вина.

– Ну а ты чем сегодня занималась? – спрашивает он.

– Ничем особенным. Немного убрала, работала в саду, но не особенно напрягалась.

Врать на самом деле совсем несложно. Клаус подходит к двери на террасу, смотрит в сад, и мне становится не по себе.

– Да, заметно. Сейчас намного красивее, чем было.

* * *

Когда в воскресенье в полдевятого звонит телефон, сразу кажется, что что-то случилось.

– Нам срочно нужно поговорить. Есть кое-какие планы, я от них в полном восторге, но нужно знать твое мнение, – взволнованно сообщает Берии.

Она настаивает на том, чтобы увидеться именно сегодня. Через час – за это время я успела немного привести в порядок дом и себя – она уже у двери.

– Прости, что я так рано тебя беспокою, но это действительно очень важно.

– Господи, Берни, скажи же наконец, что стряслось. Это Франк? Он тебе изменяет? Что-то с детьми? Ты меня пугаешь.

– Нет, нет. С ними все в порядке. Просто я только что уволилась из магазина. Я хочу заниматься чем-то более осмысленным, чем-то, что мне нравится и что меня развивает, – тараторит она.

– Тебе чаю или чего-нибудь покрепче? – Я готова к любым неожиданностям.

– Чаю, черного, пожалуйста, – говорит она с достоинством. – В общем, как ты знаешь, я вообще-то юрист по образованию. На прошлой неделе я случайно встретила своего университетского профессора. Мы разговорились, пошли выпить кофе, и он предложил мне работу.

Я хочу вставить свой комментарий, но мне это не удается.

– Дай договорить. В общем, Майнарт, этот профессор, несколько лет назад ушел из академической среды и стал заниматься коммерцией – иначе говоря, у него своя юридическая практика. Дела, как он меня заверил, идут очень неплохо. Несколько месяцев назад его партнер по личным причинам отошел отдел, и сейчас он ищет кого-то в напарники. Он, конечно, смотрел и других претендентов, но они ему не понравились. И тут он встречает меня на улице, вспоминает, какой я была хорошей студенткой и как ему тогда понравилась моя дипломная работа… Словом, он спросил, не хочу ли я стать его партнером.

Я в шоке. Конечно, мне известно, что в незапамятные времена Берни училась на юриста, но чтобы за маской этой экологической активистки скрывалась отличница юридического факультета…

– Хм, звучит очень заманчиво. И ты хочешь начать работать адвокатом, развернуться на сто восемьдесят градусов?

– Последние годы я пыталась строить жизнь по альтернативной схеме, но это ничего не дало. Да, конечно, это немного резковато, зато это настоящий вызов, – отвечает она.

– Ты с Франком уже говорила? – спрашиваю я.

– Нет. Все случилось в эту пятницу. С тех пор я все думала, а сегодня в душе решила: хочу! Но ты же знаешь Франка. Если рассказывать ему, то нужно предусмотреть все возможные препятствия, иначе он сразу отметет такой вариант. А начинать дискуссию, как в свое время по поводу магазина, я не хочу.

Это правда. Когда Берни начинала работать в магазине, Франк устроил ей веселую жизнь. Педантичный учитель школы для умственно отсталых, он хочет, чтобы все было заранее продумано до мельчайших деталей. Этот человек не терпит спонтанности, ненавидит перемены.

– Я бы для начала не стала ничего ему говорить. Тебе нужно все обсудить с профессором. А финансовая сторона? Ты должна будешь заплатить свою долю участия? Что нужно сделать, чтобы стать равноправным партнером?

– Нет, свою долю оплачивать мне не нужно, это он мне уже сказал. А быть наравне с ним первые несколько лет у меня все равно не получится, потому что это потребует полной отдачи. У меня есть две возможности. Либо я поступаю к нему на работу как сотрудник, либо беру на себя часть текущих расходов: эта сумма будет автоматически вычитаться у меня из зарплаты и высчитываться по проценту моего участия в деле.

– А что удобнее по времени? И как ты совместишь все это с Беа и Кати?

Продумать эту немаловажную деталь нужно очень хорошо, потому что Франк принадлежит к тому сорту мужчин, которые считают, что мать должна быть дома и все время при детях.

– Да, будет непросто. У Беа уже началась школа, и она редко бывает дома раньше полвторого, а вот с Кати посложнее. Я склоняюсь к тому, чтобы взять на себя часть расходов. И, конечно, в этом случае должна буду отчислять какой-то процент отдел, которые буду вести, на счет конторы.

– А тебе вообще что-нибудь останется?

– Да, но сначала не очень много. Деньги пойдут только когда я выиграю пару дел. Как служащая я тоже могу работать – отчасти в офисе, отчасти дома. И мне нужно будет рабочее место, так что придется увязывать это с расписанием Кати. Да, действительно, надо как можно скорее обсудить все с Майнартом.

Я могу только согласиться.

– Хорошо, ты права. Можно мне позвонить? – спрашивает она.

– Да, конечно. Вот телефон.

– Я сейчас же позвоню Майнарту и договорюсь о встрече.

Через десять минут Берни застолбила встречу. Профессор будет ждать ее завтра в одиннадцать в своем офисе.

– Дорогая, мне нужно бежать, везу Кати к стоматологу. Спасибо, ты мне очень помогла. Я позвоню завтра днем.

И она ушла. Не успеваю я задуматься о новых амбициозных планах Берни, как моя двойная жизнь напоминает о себе.

– Привет, женщина моей мечты! Как у тебя дела? – спрашивает Дэвид. – Ты уже подумала насчет завтрашнего вечера?

Если честно, то нет, но я ему этого не говорю.

– Слушай, я еще не дозвонилась няне. Она обычно дома только с двух. Еще раз попробую позвонить, – обещаю я ему.


Остаток дня я провожу с Лизой в цветочном магазине. На следующей неделе Пасха. У нас в гостях будут Зуза с детьми и родители. Я покупаю всевозможные пасхальные украшения, несколько растений для сада, свежие цветы для праздничного стола и не могу пройти мимо идиотских салфеток в виде пасхальных яиц.

Вернувшись домой, я звоню Клаусу.

– Когда ты завтра вечером будешь дома? Я хотела встретиться с Клаудией.

К своему великому удивлению, я могу уехать, когда захочу. Его тренировка выпадает, и Клаус будет дома пораньше. Если бы я хотела, то могла бы дать Дэвиду добро хоть сейчас, но что-то меня останавливает. Я думаю с такой натугой, как будто должна снести огромное пасхальное яйцо, и не прихожу ни к какому результату. С одной стороны. влечет перспектива стать частью его жизни, насладиться его вниманием и забыть о будничных заботах. С другой стороны, я иду на все больший риск, становлюсь неосмотрительнее и все ставлю на кон. Кроме того, по-моему, уже наступает момент сообщить Дэвиду правду, и я очень боюсь этого разговора. Повинуясь первому порыву, я звоню Клаудии. Она на совещании. Второй порыв призывает идти поработать в саду, поскольку это обычно проясняет мои мысли. Я два часа косила газон, выдергивала сорняки, подстригала растения, после чего вдруг схватила свой телефон и согласилась! Теперь перед свиданием с Дэвидом я уже не бегаю по дому как ошпаренная с аппаратом для измерения давления и таблетками валерьянки в желудке. Я опять нормально питаюсь, что сразу же становится заметно по моим брюкам, меньше курю и снова стала собой. В полвосьмого я стою перед его дверью. Мы не виделись два долгих дня. Результат так же очевиден, как и наша любовь: мы падаем друг другу в объятия и забываем о времени. Я надеюсь на то, что история с деловым ужином – лишь предлог, но Дэвид говорит, что столик в «Сансоне» уже зарезервирован.

– Ну, тогда нам лучше поторопиться, – говорю я и выскакиваю из кровати. Через полчаса я чисто вымыта и заново накрашена.

«Сансоне» уже много лет считается одним из лучших итальянских ресторанов в Кельне. Мы с Клаусом отмечали здесь мою первую беременность особенно вкусным ужином. Когда мы входим, меня охватывает странное чувство.

– Смотри, вон сидят люди, с которыми мы договорились. Это не повернутые на своей работе телевизионщики, как ты боялась, а нормальные взрослые люди, – угадывая мои мысли, говорит Дэвид и указывает в сторону столика.

Мне делается плохо: голова кружится, ноги подкашиваются. Сбылся мой ночной кошмар. За столиком сидит супружеская пара, которая кажется мне ужасно знакомой. Я пытаюсь выиграть время, извиняюсь перед Дэвидом и ухожу в туалет. Я вижу в своих глазах панику чистой воды, когда вспоминаю, откуда их знаю. Это Юдит и Ларс. Он работает в отделе маркетинга какой-то интернет-компании, а она специалист по IT. У них двое детей и размеренная жизнь. Да, я познакомилась с ними два месяца назад на вечеринке, организованной фирмой моего мужа. Клаус связан с ними по работе. Мы тогда славно пообщались, договорились заезжать друг к другу в гости и ушли с вечеринки вместе. И хотя у меня сегодня другая прическа, я сильно накрашена, но они, без всякого сомнения, сразу же меня узнают. С отвращением глядя в зеркало, я прикидываю план побега.


Через двадцать минут я сижу в машине и спрашиваю себя, что стало со мной и моей жизнью. Не так давно я была в общем довольной женщиной, легко справлялась с домашним хозяйством, заботилась о троих детях we основном радовалась, когда Клаус возвращался домой. Сейчас моя жизнь превратилась в хаос. Я вру мужу и любовнику. Не знаю, что творится в головах у моих детей. И служба доставки пиццы накормит их быстрее, чем родная мать. Пришло время что-то менять.

Когда я стояла там, в туалете, мне вдруг стало ясно, что надо сматываться. Вопрос в том, как. Предупредить Дэвида или просто взять и уйти? Я недолго думая выбрала второй, нечестный и трусливый вариант, и с ним мне повезло. Потому что как раз когда я выходила из туалета, в ресторан ввалилась куча народу, и все они столпились между дверью, гардеробом и туалетом. Так что я сумела, оставшись незамеченной, прошмыгнуть между ними и испариться. Я побежала. И только через сто метров остановилась, достала телефон и написала Дэвиду:

Мне срочно нужно домой, заболел ребенок. Приятного вечера. Целую…

И сразу же выключила телефон.

Только в Страстную пятницу Дэвид дал о себе знать. Он прислал сообщение:

Я еду на пасхальные каникулы с друзьями на море, полагаю, что ты все равно не сможешь. Удачи в том, чем ты сейчас занимаешься. Дэвид

Я нервно глотнула. Звучит довольно холодно. Размышляю, что ему ответить. Пожелать и ему удачи – слишком цинично! Написать, что скучаю, – тогда он, возможно, захочет меня увидеть. Я вообще никак не реагирую и погружаюсь в процесс подготовки к празднику: пеку пироги, убираю в доме, составляю список покупок на завтра, отправляюсь с Клаусом и детьми покататься на велосипедах.

* * *

В воскресенье ко мне приходят все. Зуза с детьми и, конечно, Казимиром, который сразу же осматривается в поисках Кацли. Но тот поступил умнее и уже вскарабкался на вишню. Прошло несколько минут, пока Казимир громким лаем возвестил о том, что нашел кота. Он безуспешно пытается согнать Кацли с дерева – напрасно! И только команда моей раздраженной сестры заставляет псину замолчать. Родители приходят где-то на полчаса позже, нагруженные огромными шоколадными пасхальными зайцами и другими подарками. И даже о наших желудках мама позаботилась. Моим кулинарным талантам она не очень доверяет. Она принесла с собой кучу холодных закусок и тирамису – я готова ее расцеловать! Мои бедра ей спасибо не скажут.

Я ставлю продукты на стол и слышу, как Клаус открывает бутылку шампанского, а мама ищет, где бы спрятать подарки. Мой папа получит путеводитель, и он ему очень пригодится, потому что на следующей неделе мои родители-путешественники уезжают в шестинедельный тур по Испании. Барселона, Мадрид, Валенсия, Аликанте, Севилья, Кадис, Малага и Сьерра-Невада – это их программа. Я стоически переношу все, что происходит. Скрываюсь ото всех на кухне, но мама меня и там находит. Я приношу себя в жертву. Внезапно я вспоминаю, что мы еще даже не планировали наш отпуск. Вдруг прибегает Лиза и смотрит на меня большими глазами:

– Мамусечка, в туалете кто-то стучит. Я боюсь туда заходить. Ты можешь посмотреть?

Иду за Лизой в туалет. Стук сливается с голосом моей мамы, отчаянно взывающей о помощи:

– Андреа-а-а, Зуза-а-а! Черт побери, меня что, никто не слышит?!

– Мама, что случилось? – спрашиваю я.

– Я уже двадцать минут пытаюсь открыть эту чертову дверь! Не получается. И никто не приходит мне на помощь. Вы что, не можете нормально обустроить дом? В котором бы все нормально работало… У меня в этой каморке начинается клаустрофобия! – кричит она.

Мама опять немного преувеличивает. Пять минут назад она еще была в кухне и в прекрасном расположении духа. Я прошу Клауса помочь, и через несколько секунд в узком коридоре перед туалетом собирается вся семья. Аза дверью сидит мама, которой это совсем не кажется смешным, – у нее уже начинается истерика, и она ругается как сапожник. Клаус хочет вообще убрать замок, чтобы освободить маму. Мы пытаемся ее как-то отвлечь – эти приступы клаустрофобии не так уж и безопасны. Может статься, она не только все там поломает, но и у нее остановится кровообращение. Прошла почти что вечность, пока Клаус отыскал инструменты. В перерывах между возмущенными криками я слышу, что мама всхлипывает. После получаса возни она освобождена. Праздничное настроение как ветром сдуло, и по маминому лицу я вижу, что она хотела бы поехать домой.

– Знаете, я думаю, мы лучше проведем этот день дома. У вас я даже в туалет спокойно не смогу сходить: все время буду бояться, что не открою замок или что дверь заклинит, – решительно заявляет она.

– Так не закрывайся на замок, – пытается удержать ее Зуза.

– А дверь, между прочим, не заклинило, – вставляю я свои пять копеек.

Но если мама вбила себе что-то в голову, то переубедить ее невозможно. Мы договариваемся, что завтра заедем к родителям. И уже вечером в кровати мне вдруг становится смешно. После того как родители уехали, мы чуть животы не надорвали – забавно, что такая сильная женщина, как мама, не смогла справиться с дверью туалета.

* * *

Вечером в десять мы наконец дома. День, проведенный у родителей, выдался напряженным. После плотного обеда мы пошли гулять в лес, чтобы потом сесть пить кофе. К счастью, погода была великолепная, и до самого ужина мы сидели на террасе. Мама как обычно наготовила столько, словно все здесь умирали от голода. Был заяц с фрикадельками, салат и красное вино. После трапезы я чувствовала себя фаршированным гусем. Брюки стали тесными, как корсет. Я лежу в кровати и удивляюсь, что от Дэвида до сих пор нет вестей. Зато я разговаривала с Берни. Ее беседа с Майнартом прошла замечательно, кроме того она поговорила с Франком. Он, как и следовало ожидать, был не в восторге, но Берни растолковала все в подробностях, так что ему ничего не оставалось, как согласиться. Берни решила, что поступит на работу в качестве сотрудника. В те дни, когда нет заседаний, она будет по утрам работать дома, а с двух часов вести прием в конторе. Все это вполне можно устроить, убеждает она меня.

При разговоре с ней мне даже слова не удалось вставить.

– Я сейчас как раз ищу документы о сдаче второго госэкзамена. Потом нужно будет еще подать документы о том, что я не состою в родственных отношениях ни с одним судьей Кёльнских судов. Майнарт выдаст мне справку о будущей работе у него в конторе, тогда я могу претендовать на принятие в адвокатскую палату Верховного суда земли.

– И что, ты станешь адвокатом?

– Нет, придется еще подождать, пока они проверят все документы, а потом председательствующий судья приведет меня к присяге. Как только это случится, меня можно будет внести в список адвокатов этого суда.

– Классно! А мне можно поприсутствовать на принятии присяги?

– Да, будет открытое заседание. Но не думаю, что это очень увлекательно. Франк думает зайти вместе с девочками на одну минутку.

– А ты потом будешь отмечать?

– Я собиралась выставиться в бюро, а после позвать вас в ресторан.

Она считает, что через месяц уже приступит к работе.

– Ну а когда ты уже войдешь в колею, можно и отпуск себе позволить?

– К сожалению, нет, Я в любом случае буду работать до лета, а если Майнарт уйдет в отпуск, то мне нужно будет быть в конторе. Франку придется чем-то занять детей.

Я кладу трубку, испытывая легкую зависть. Вообще-то я бы тоже с удовольствием начала работать. Снова встать на ноги, снова общаться со взрослыми людьми, снова получить независимость… И впервые возникают сомнения по поводу того, правильно ли я живу. Я решаю дать Дэвиду время до завтра. Если он не объявится, я возьму ситуацию в свои руки.


Зуза удивительно быстро оправилась от истории с Дорис. Никакой печальной мины, она снова контролирует ситуацию. Вчера у них была встреча с Мартином, они много смеялись и еще больше флиртовали. Тем не менее Зуза распрощалась с ним, сказав: «Мне пора домой, прости, дети ждут». Мартин с довольно тупым выражением лица смотрел, как она садится в свой новенький «boxier». Не везет в любви – повезет в картах. Несмотря на депрессию, Зуза сохранила холодную голову и продала один безумно дорогой экспонат своей выставки, а на вырученные деньги побаловала себя этим «порше». Зараза, только я завишу от мужа! Эта мысль совершенно не дает мне покоя, и я твердо решаю в ближайшее время что-то с этим сделать. Вооруженная пылесосом, я избавляю дом от пыли и кошачьей шерсти, когда звонит телефон. Клаудия. Она совершенно в отчаянии: бухгалтер, проболев три недели, подвела ее, и еще куча счетов не выписаны и не оплачены. Я слушаю ее жалобы, в то время в голове кипит работа.

– Если хочешь, я могу помочь разгрести это все, пока ты не найдешь нового человека, – осторожно предлагаю я.

– Андреа, это было бы отлично! Мне было неудобно тебя просить. Хотя Зуза уже давно говорила, что у тебя очень хорошо с цифрами. Когда ты сможешь зайти? И что хочешь получить за это?

– Я вечером поговорю с домашними и завтра тебе сообщу. Но ты не волнуйся, можешь в любом случае на меня рассчитывать.

Ого, шанс покончить с финансовой зависимостью!

* * *

Пятница, от Дэвида ни словечка, ни сообщения. Как настоящая женщина, я дрожащими руками (!) беру телефон и набираю номер. Я заранее решаю быть спокойной, сдержанной и ни в чем его не упрекать.

– Привет! Как дела? Как Пасха? Почему не звонишь, не пишешь? – выпаливаю я. Выдаю ему за две секунды все, что успела заготовить для разговора. Закусываю губу, пока не успела сболтнуть еще какую-нибудь глупость.

– Пасха прошла хорошо, было весело. А почему я не звоню?… Ну, я думал, ты ведь тоже можешь позвонить. Я так понимаю, тебе только сегодня захотелось это сделать?

Господи, да он злится!

– Да, я знаю. Но у меня тут был тарарам. Двое детей заболели, родители еще подкинули проблем, и эти дни пролетели как-то незаметно, – вру я. Теперь я это очень хорошо умею.

– Ты уверена, что только дети и родители помешали тебе позвонить?

– Когда мы можем увидеться? Когда у тебя будет время выслушать мою историю?

Серьезно, пришла пора сказать ему правду!

– А ты уверена, что я вообще хочу ее слушать? Сегодня не получится, я уже договорился о встрече. Завтра у меня работа. Может, в воскресенье? Ты сможешь?

Чтобы не нагрубить, я делаю глубокий вдох, решаю оставить без внимания его первый вопрос и отвечаю, что подумаю и перезвоню ему. Я раздражена и сбита с толку. Разве любовники созданы не для удовольствия, не для того, чтобы разнообразить жизнь женщины, носить ее на руках? Разве не должны любовники просто наслаждаться процессом, не задавать вопросов и ничего не требовать? И прежде всего – не обижаться? Почему мужчины могут морочить голову своим пассиям, а женщины, как я вижу, нет? Или, может, я единственная, кто не может справиться с такой ситуацией? Я чувствую, что со мной поступили несправедливо, но знаю, что не имею права на это чувство. Ход моих мыслей прерывает телефонный звонок. Это мама. Они сегодня выезжают в Испанию и к полночи рассчитывают быть на границе. А завтра – в сторону Валенсии или даже к их друзьям, в Дению. Там они хотят провести шопинг, побыть пару дней и поехать дальше до Марбеллы. Я желаю им счастливого пути и хорошо повеселиться.


Я рада за родителей. Сможем ли мы с Клаусом так, в гармонии и согласии друг с другом, встретить осень и зиму жизни? Если моя интрижка откроется, я могу попрощаться с этими благочестивыми мыслями. Размышляя в подобном духе, я берусь за домашнюю работу. Интересно, что получится у Берни, как пойдут дела у Зузы и Мартина и что мне, в конце концов, делать с Дэвидом? Придется тяжело. Не очень представляю, как я на этих выходных сделаю ручкой своей семье, чтобы поехать к любовнику. Но если я встречусь с Дэвидом, то нужно будет сказать ему правду. Кроме того, мне нужно придумать, что сказать Клаусу. Я еду за покупками, вернувшись, вызволяю Кацли из закрытого шкафа, а потом, за чтением газеты, принимаю решение. Пока мои отпрыски еще не вернулись домой, набираю номер Дэвида. После второго гудка сбрасываю. Что, черт возьми, происходит? Я набираю номер снова и на этот раз дожидаюсь, когда он возьмет трубку.

– Алло! – Господи, у него такой мужественный голос…

– Привет, это я, Андреа. Это я только что звонила, не было гудка. В воскресенье моя няня не сможет прийти, она будет занята все выходные и освободится только в понедельник. Так что в воскресенье не получится.

– Жаль, но я почему-то так и думал.

Он отстраняется, понимаю я.

– В понедельник буду весь день мотаться, даже не знаю, когда освобожусь. Давай, может, встретимся в среду? – спрашивает он удивительно спокойным голосом.

– Хорошо, мне подходит. А где? – Я могу быть, по крайней мере, такой же уравновешенной, как и он.

– Я так понял, ты мне что-то хочешь объяснить, поэтому предлагаю пойти куда-то поужинать. Давай в восемь, во французском ресторане на углу рядом с моим домом, – предлагает он.

У меня свело желудок, но я уговариваю себя, что выбор ресторана – хороший знак: все-таки там он признался мне в любви.

Глава 4

Любовь и смерть

Клаус – Андреа:

Ты должна срочно приехать домой… Твои родители попали в аварию.

Дэвид – Андреа:

Я с тобой! Дэвид

Дэвид – Андреа:

Позвони, я волнуюсь! Дэвид

Андреа – Дэвиду:

Спасибо. Дела не очень. В среду похороны. Позвоню, когда все закончится. Андреа


Я подставляю напряженные мышцы под струю воды и пытаюсь расслабиться, делая под душем специальные упражнения. Среда, полпервого. Клаус и дети уже давно ушли, и в порядке исключения я даже могу сегодня вернуться домой раньше пяти. Я переделала все домашние дела и собираюсь посидеть в саду с книгой и чашкой чаю. Смогу ли я сейчас сконцентрироваться на чтении, это вопрос. Сегодня вечером у меня встреча с Дэвидом, и я должна буду выложить ему все начистоту. Мои мысли все утро кружатся вокруг этой щекотливой темы.

Нужно подождать, пока он сам не спросит? Надо сказать прямо или подавать правду в гомеопатических дозах? Неудивительно, что мои плечи напряжены. Я слышу, что звонит телефон, голышом выпрыгиваю из душа и бегу в спальню. Это мама, она спрашивает, как дела у моей семьи и у Зузы. Я докладываю, что все в шоколаде, что со следующей недели я начинаю работать у Клаудии и очень этому рада, что, как мне кажется, у Зузы с Мартином рано или поздно все наладится. На что моя мама отрезает:

– О, а я думала, что этот брак наконец распадется.

Не успеваю я что-то сказать, она начинает рассказывать о своих впечатлениях. Родители уже в гостях у друзей, Тони и Аннет Шеффер, в Дении. У них земельный участок на Маркезе, горе у Дении, где живут состоятельные люди. Там даже есть бассейн и теннисный корт. Мама уже взяла напрокат ракетку, купила себе специальную обувь и как следует погоняла хозяина дома по корту – и, конечно, выиграла. Они останутся там дольше, чем планировали. Хотят здесь все посмотреть, завтра и на выходных они идут на гриль-вечеринку и подумывают купить здесь домик.

– Знаешь, мы с отцом не молодеем, и постоянные разъезды утомляют. А здесь отличный климат. Тони говорит, что Дения – это европейская Флорида, и на Маркезе живут практически одни немцы. Я бы с удовольствием проводила там несколько месяцев в году, а путешествовать мы будем и так. Мне только нужно твоего отца уговорить. Завтра мы идем смотреть пару объектов. И, по-моему, было бы классно, если бы летом здесь собиралась вся семья.

Провести самые лучшие месяцы года, свой отпуске мамой – не знаю, насколько это хорошая идея. Она рассказывает, что вчера они долго гуляли по Валенсии и ходили на бой быков. А на сегодня запланирована небольшая обзорная экскурсия по окрестным деревням: Ондара, Хавеа, Морейра, Гата и дальше, вплоть до Кальпе и Альтеи. Я очень рада за родителей, они просто наслаждаются жизнью. Через несколько дней, обещает мама, она опять позвонит. Передает всем привет, и ей надо бежать, все уже ждут.


Через полчаса я в шортах и футболке уже лежу в гамаке в саду и греюсь на солнышке. Почти задремала, но позвонили в дверь. В летнем платье и босоножках на платформе перед дверью стоит Берни, в руках у нее бутылка просекко.

– Сегодня утром я преодолела последнее препятствие и обсудила все с нашим консультантом по налоговым вопросам. А потом пришло письмо из адвокатской палаты, и если мне повезет, то через две недели я стану официально допущенным к работе адвокатом. Я принесла бутылочку вина, чтобы это отпраздновать, – объясняет она свой неожиданный визит.

Мы болтаем, и время летит очень быстро. Ровно в восемь я подъезжаю к французскому ресторану, где мы договорились встретиться с Дэвидом. Я специально выбрала дорогу в объезд, чтобы ни в коем случае не прибыть на место раньше него. Дэвид уже сидит за столиком у окна. Держа в руках сумочку и ключи, я открываю дверь. У меня такое чувство, будто я тащу на себе мешок с камнями. Это популярный ресторан. За соседним столиком сидит влюбленная парочка, они держатся за руки и совершенно забыли обо всем. У меня тяжело на сердце от мысли, что совсем недавно и мы с Дэвидом вот так же сидели здесь. Сегодняшний вечер гарантированно пройдет в не столь романтической и интимной обстановке, так как я при всем желании не могу представить, чтобы Дэвид был в восторге от моего признания. Ни один мужчина по доброй воле не согласится играть вторую скрипку! Дэвид сидит спиной к двери, его черный кожаный пиджак висит на спинке стула, он смотрит в какую-то точку перед собой. Я легонько трогаю его за плечо.

– Привет, а вот и я.

Я пытаюсь изобразить жизнерадостность, но как только вижу выражение лица Дэвида, у меня пропадает желание это делать. Он встает, обнимает меня и целует в губы. Был ли это последний поцелуй? Я его потеряю?

Я достаю упаковку «Мальборо» и закуриваю.

– Что ты будешь пить? – спрашивает он.

«Виски, водку, джин и ром… И желательно литров пять сразу», – думаю я, но говорю:

– Белое вино и воду. Как дела?

Не отвечая на мой вопрос, Дэвид подзывает официанта и делает заказ. Несколько секунд мы смотрим друг другу в глаза, потом он берет меня за руку и говорит:

– Я уже примерно догадываюсь, что ты хочешь мне сказать. И пока я не рассердился и мы с тобой окончательно не поссорились, я хочу, чтобы ты знала, что ты фантастическая женщина. Ты подчеркиваешь лучшее во мне. Я наслаждался каждым мигом, проведенным с тобой, и не жалею ни о чем ни секунды.

Это звучит как признание перед расставанием. Я даже не знаю, что ответить. Я сижу, переживая действие его слов, беру свой бокал и думаю, с чего бы начать. Должна ли я сказать ему правду или продолжать возводить замок лжи? И сколько еще я смогу врать? Я собираю всю свою волю в кулак и начинаю:

– Ты знаешь, что у меня трое детей… – Он кивает. – Трое девочек: Софи пятнадцать, Макси тринадцать, а младшенькой, Лизе, шесть. У них, конечно же, есть отец, и…

Продолжить мне не дал звонок мобильного. Клаус. Я узнаю это по рингтону.

– Прости, я должна ответить, – извиняюсь я.

– Ты где? – говорит он без всякого «Здрасьте». – Ты должна срочно приехать домой. Мне только что звонили из Испании. Твои родители попали в аварию. Они в больнице, в довольно тяжелом состоянии. Зуза уже едет. Когда ты сможешь быть дома? – почти кричит он.

– Через полчаса. Они живы? Как и где это произошло? – только и могу спросить я, натягивая куртку.

– Я не знаю. Жду звонка из больницы. Поезжай аккуратно, прошу тебя.

– Что случилось, Андреа? Ты белая как мел, – говорит Дэвид, беря меня за руку.

– Родители, – отвечаю я, запинаясь, – они попали в аварию. В Испании. О господи! Мне срочно нужно домой.

Я встаю, переворачиваю стул и замечаю, что дрожу как осиновый лист.

– Тебя отвезти? В таком состоянии ты не можешь вести машину! – говорит он обеспокоенно.

Довольно мило с его стороны, но мне сейчас только этого не хватает!

– Нет, не надо.

Я поднимаю на него глаза, по моим щекам бегут слезы. Дэвид крепко обнимает меня и уводит из ресторана. Я беззвучно плачу.

– Все будет хорошо, – утешает он.

– Нет, ничего не будет хорошо. Я замужем!

Я вырываюсь, сажусь в машину и вижу его недоуменное лицо. Я завожу мотор, а он подходит и стучит по стеклу.

– Это сейчас не так важно. Если я буду нужен тебе, я рядом. Обещай, что будешь себя беречь. И позвони мне.

В его глазах я вижу нежность. Понимание и доверие. Словно в трансе я еду по городу в направлении автобана, и тут телефон звонит снова.

– Прости, что мешаю… – начинает Клаудия и умолкает, услышав, что я плачу. – Господи, что случилось?

– Родители попали в аварию. Я не знаю, живы ли они… И я сказала Дэвиду, что замужем… – Больше я не могу говорить.

– Тихо, тихо. Все по порядку. Что с родителями?

– Только что позвонил Клаус и сказал, чтобы я сейчас же ехала домой, что он ждет звонка из Испании и что мои родители лежат в больнице. Пока я тут с любовником… – И я опять начинаю реветь.

– А, поэтому он оставил мне такое сообщение на автоответчике. Он был в панике. Я только что прослушала свои сообщения и хотела сказать тебе, чтобы ты обязательно перезвонила домой. Дорогая, я могу чем-то помочь?

– Нет, я не знаю, – всхлипываю я, – Зуза скоро, наверное, будет у меня, и мы попытаемся выяснить, что же все-таки случилось.


Через двадцать минут я подъезжаю к дому. Клаус пытается успокоить Зузу, дети застыли, сидя на диване, только Кацли и Казимир, как всегда, воюют: слышно лай и шипение.

– Где ты была? – сквозь слезы спрашивает моя сестра.

– У Клаудии!

– Что ты в это время забыла у Клаудии?

– Какая разница? – отвечаю я резко. – Давай лучше подумаем, что делать.

– Я смотрю рейсы в Интернете, – вмешивается Клаус, – вы должны вылететь завтра первым же самолетом!

Он поступает разумно, сохраняет трезвый рассудок и не медлит.

– Куда нам лететь и кто будет смотреть за Йонасом и Викторией? – Зуза в полной растерянности.

Клаус уже позвонил Мартину и объяснил ему ситуацию. Тот сразу же выехал. Клаус выяснил: мы летим либо до Валенсии, либо до Аликанте, план рейсов уже у него на мониторе. Самолет отправляется завтра в семь утра из Кёльна, в девять мы будем в Валенсии. Клаус онлайн снимает нам машину и распечатывает план дороги. Когда приезжает Мартин, Зуза подскакивает, летит ему навстречу и начинает безудержно рыдать. Как же он ей все-таки нужен!

* * *

В четыре утра Зуза приехала к нам на такси. Пора. Все время пути до аэропорта и в самолете мы молчим, не можем проглотить и кусочка пищи и страшимся того, что нас ждет. Так как у нас только ручной багаж, мы сразу же покидаем здание аэропорта. Фирма, предоставляющая автомобили напрокат, находится как раз напротив выхода, в бело-желтом фургоне. Здесь нам вручают ключи от машины и факс от Клауса. Он забронировал для нас в Дении номер на двоих в отеле «Лос-Анджелес». Без пяти десять мы выезжаем в Аликанте по трассе АР7. Нам предстоит проехать ровно девяносто километров. Апельсиновые плантации по обе стороны дороги я даже не замечаю. На слишком большой скорости – я выжимаю все из бедного «клио» – мы мчимся по автобану, и я радуюсь, что местные полицейские, судя по всему, ушли завтракать.

Родители находятся в частной клинике Сан-Карлос в Дении. Я ставлю машину поддеревом, на последнем затененном месте. Мы молча выходим, после кондиционера сразу чувствуем, как здесь жарко, и идем к входу. За стойкой на рецепции сидит улыбчивая блондинка за сорок. Она записывает наши фамилии и просит пройти в зал ожидания. Секунды превращаются в минуты, минуты – в часы. Нервы напряжены до предела, организм отчаянно просит никотина, но я держу себя в руках.

– Может, пойдем покурим? Я больше не вытерплю, – просит Зуза, словно прочитав мои мысли.

– Давай, – отвечаю я с облегчением.

Мы сообщаем даме на рецепции, что на минутку отойдем, и присоединяемся к другим курильщикам на улице. Все время кто-то ходит туда-сюда. Мы уже почти забыли, зачем сюда приехали, когда доктор Санчес, пожилой мужчина, обращается к нам на ломаном немецком. Мы идем в его кабинет. Пока я медленно опускаюсь в тяжелое кожаное кресло, доктор Санчес начинает говорить. О том, что случилось, у него немного информации. Произошло все примерно в десяти километрах от Дении, по дороге в Аликанте. Моего папу стал обгонять грузовик и, почти не сбавляя скорости, врезался в их машину. Оба пассажира получили тяжелые травмы… После некоторого замешательства доктор Санчес сообщает, что наша мама сегодня утром скончалась.

Я вообще не реагирую, ничего не чувствую, просто тупо смотрю на него и понимаю сказанное только тогда, когда Зуза издает душераздирающий вопль. Я обнимаю ее, пытаюсь успокоить… У нее по щекам бегут слезы. Проходит целая вечность, пока я пересохшими губами и почти отсутствующим голосом осведомляюсь о состоянии отца.

– Он жив, но состояние критическое. Очевидно, во время аварии он получил инфаркт и сейчас без сознания. Сильное внутреннее кровотечение, и если его быстро не остановить… Дела не очень хорошие, если можно так выразиться.

– Нам можно к нему? – спрашивает Зуза упавшим голосом.

Доктор Санчес кивает. Взявшись за руки, мы идем по коридорам клиники в отделение интенсивной терапии на первом этаже. Медсестра дает нам переобуться, халаты и шапочки и, после того как мы все это надели, нажимает кнопку. Двери открываются. Мы слышим, как работают многочисленные аппараты, к которым подключен наш отец. Как ужасно!

Мы садимся у кровати. Я осторожно трогаю отца за руку, глажу его пальцы и замечаю, что он шевелится. Зуза разговаривает с ним, говорит, что мы здесь и заберем их с мамой домой; что все будет хорошо и что он нам очень нужен. Слышит ли он нас?

Меня как будто оглушили. Я чувствую пустоту внутри: в душе все выгорело, как после взрыва. Потом – я утратила всякое чувство времени – появляется доктор Санчес. Спрашивает, хотим ли мы видеть маму. Мы молча идем за ним. Она лежит в полутемном прохладном помещении. На ней легкое летнее платье. Волосы причесаны, а на губах легкая улыбка, словно она спит и видит сладкий сон. Я осторожно целую маму в лоб. Просто не верится, что она больше никогда не откроет глаза, никогда больше не крикнет «Андреа-а-а-а!» и вообще больше никогда ничего не сделает.

Я хочу навсегда запомнить ее лицо именно таким, с этим безмятежным выражением, чтобы потом долго вспоминать его.

У нас с мамой никогда не было особенно теплых отношений. Она была не тем человеком. Ее врожденная и развитая в балете дисциплина определяла и отношение к окружающему миру. Она всегда владела собой и находила выход из любой ситуации – кроме приступов клаустрофобии, тогда гасили свет.

Зуза садится со мной рядом, берет маму за руку и изливает ей душу. Я выхожу из комнаты, чтобы дать Зузе возможность попрощаться. Я это сделаю позже.

Смерть всегда непостижима. Когда мы молоды, кажется, что ее не существует. Мы просто отказываемся верить, что она есть. Я умру? Что за бред, такого не может быть, я же полон жизненных сил! И если в семью или к близким все же приходит смерть, ты совершенно ошарашен и парализован. Как это? Как такое может быть? Что это добрый Боженька себе позволяет? Разве он не знает, что мы хотим жить, что не хотим уходить, что мы боимся загробного мира, вечной ночи и вечных скитаний? Пока я рассматриваю картины на стенах в коридоре, прибегает медсестра отделения интенсивной терапии. Из смеси испанского, английского и трех слов по-немецки я понимаю, что папа пришел в сознание. Я забираю Зузу, и мы идем вслед за медсестрой.

– Я рад, что вы здесь, – говорит папа еле слышно.

Сила исчезла из его голоса, в глазах погас огонь. Он закрывает их и спрашивает, как мама. Доктор Санчес, который как раз вовремя появился в палате, жестом дает нам понять, что сейчас лучше не говорить правду.

– Ничего, – вру я.

Папа удивленно смотрит на меня, переводит взгляд на Зузу и качает головой. Он мне не верит.

– Не знаю, выдержу ли я все это… Андреа, ты знаешь, где все лежит, позвони Томасу, моему адвокату. Он вам поможет со всем разобраться.

Видно, что ему трудно говорить.

– Вы должны быть сильными, не падать духом… такова жизнь. Мы с мамой прожили хорошую жизнь, не переживайте за нас… вам нужно жить дальше… – И с этими словами он закрывает глаза.

У меня начинается паника, я хочу что-то сказать ему, но доктор Санчес шепчет мне на ухо, что пациенту сейчас нужен покой.

– Я сообщил друзьям ваших родителей, что вы приехали. Они ждут внизу и сказали, что вы можете не спешить.

Мы еще раз заходим к маме. У меня такое чувство, будто я оказалась в каком-то третьем мире, где есть только больничные палаты и морги.

Тони и Аннет Шеффер пьют кофе в зале ожидания и тихо разговаривают. Им обоим за шестьдесят, они женаты целую вечность и уже десть лет живут большей частью здесь, в Дении. У них была своя фирма, которую Тони продал в пятьдесят лет, чтобы они вместе могли наслаждаться плодами своей работы. Сколько я себя помню, мы с ними дружили домами и иногда ездили вместе в отпуск. У Аннет заплаканные глаза, и, как я узнаю, мать умерла у нее на руках.

– Сегодня в семь утра позвонил доктор Санчес и сказал, что вашей маме стало хуже. Я поговорила с твоим мужем и узнала, что тебя нет дома. А потом собралась и приехала сюда.

– Она была в сознании, что-нибудь говорила? – спрашивает Зуза.

Мама хотела, чтобы я заботилась об отце, вела финансовые дела и что я вообще знаю, что делать, что она обо мне не беспокоится, ведь я в курсе, что для меня будет лучше, кроме того, рядом со мной Клаус. А Зуза должна хорошо подумать, чего она хочет и что ей делать.

– Почему-то ваша мама сказала, – обращается Аннет к Зузе, – что ты всегда брала от жизни то, чего хочешь, но в последнее время с Мартином у тебя испортился характер. Она считает, что ты должна снова идти своим путем. Возможно, даже и без Мартина.

Зуза смотрит на Аннет широко открытыми глазами.

– Она правда так сказала?

– Да, и взяла с меня обещание, что я передам тебе это слово в слово. Еще она сказала, что никогда не вмешивалась, но сейчас не может молчать.

– О господи! Боже мой! – Зуза встала, достала сигарету из моей сумки и вышла.

– Мне твоя мама все рассказала, – отвечает Аннет на мой невысказанный вопрос. Наверное, ее это очень сильно беспокоило, иначе бы Аннет ничего не узнала о Зузе и Мартине.

– Пойдемте, нам нужно перекусить, – в первый раз за все время вмешивается Тони. Мы сидим с Шефферами в маленькой закусочной в Дении. Это немного смешно, и мне даже стыдно за себя, но, несмотря на все ужасные события, я хочу есть.

Мы настояли, чтобы Тони рассказал, как произошла авария. Шефферы ехали на своей машине сразу за нашими родителями. Рассказ прерывает звонок моего мобильного. Это ассистентка доктора Санчеса, она просит, чтобы мы немедленно вернулись в больницу. Через десять минут я останавливаю машину возле клиники. Мы успели как раз вовремя. Все трубки убрали. Доктор Санчес стоит, наклонившись над нашим отцом. Он видит нас и выпрямляется.

– Он уходит, – говорит доктор тихо.


У меня уже нет слез, чтобы плакать. Я сижу рядом с папой, глажу его руку, а Зуза целует его в лоб. Она тоже больше не может плакать. Папа засыпает, и в какой-то момент прекращается ритмичный писк аппаратов, сменяясь долгим, беспрерывным сигналом… Прибегают медсестры. Он ушел от нас. Мы еще немного сидим рядом с ним, еще раз заходим в комнату, где лежит мама, и уходим из больницы только под вечер.

* * *

Первые солнечные лучи проникают в окно и будят меня. Пятница, пятнадцать минут девятого. Зуза еще крепко спит, зарывшись лицом в подушку. После того как мы зарегистрировались в гостинице, мы еще раз увиделись с Шефферами. Они пытались нас утешить, описывали последние дни наших родителей во всех подробностях. Они были так же счастливы, как и всю жизнь. И действительно собирались купить здесь дом…

Сегодня нужно уладить все формальности. Клаус уже связался с бюро ритуальных услуг в Кёльне, которое осуществит перевозку тел из Испании в Германию вместе с одной местной фирмой. Я стою на балконе нашего номера и курю уже третью сигарету за утро. Не самый подходящий момент, чтобы бросать курить. Посылаю Дэвиду SMS-ку. Песок блестит на солнце, волны лижут берег, здесь настоящий рай. Я решила заказать завтрак в номер, потому что совершенно не хочу видеть веселые лица, резвящихся детей, любопытные взгляды и сочувствующих официантов. Только когда приносят завтрак, просыпается Зуза. У нее, как и у меня, припухли глаза, под ними пролегли темные круги. У меня такое чувство, будто последние дни я прожила в постоянной спешке. За чашкой чая и булкой с мармеладом мы обсуждаем, как распланировать день. В одиннадцать нужно быть в больнице, подписать все бумаги, встретиться с представителем похоронного бюро и позвонить в фирму проката автомобилей. Максимум в половине пятого нужно выезжать в Валенсию. Клаус взял на несколько дней отпуск и руководит нашими действиями. В семь вечера мы улетаем домой. В Кёльнском аэропорту нас будет ожидать представитель местного бюро ритуальных услуг и заберет гробы. Все как в тумане… Я чувствую себя оглушенной, опустошенной и обескровленной. Зуза совершенно без сил.

Мы молча садимся в самолет. Зуза пытается читать, я уставилась на густой слой облаков под нами. Мартин встречает нас. Все пятеро детей сидят перед телевизором и смотрят «Друзей». Казимир, как всегда, уселся поддеревом и ждет, когда Кацли наконец-то оттуда упадет. Клаус стоит в саду и готовит гриль, стол накрыт – мы можем приступать к трапезе. Клаус обнимает меня, я тихо плачу.


В понедельник утром солнце сияет так ярко, что до похоронной конторы «Бер и сын» мы идем пешком по лесной дорожке. По обе стороны среди деревьев скрыты парковочные места, где мы оставляем машину и ждем Зузу, которая едет сюда с Мартином и детьми. Табличка сообщает, что прием состоится на втором этаже и что мы можем воспользоваться лифтом. Герр Бер уже ждет нас. Мы входим в помещение, больше похожее на роскошную приватную библиотеку, чем на похоронное бюро. На овальном столе красного дерева уже приготовлены свежий кофе, вода и апельсиновый сок. На стенах картины, которые, как говорит нам герр Бер, написаны родственницей одного из усопших. На окнах кованые решетки, придающие ужасной сизой в цветочках ткани штор еще более ужасный вид.

Герр Бер спокойно и тактично выразил нам свои соболезнования и перешел к небольшой речи, посвященной смерти.

– Я знаю, какую боль вы сейчас испытываете. Насколько вы оказались не готовы столкнуться с вечностью смерти. Смерть вечна. У нас забирают дорогого нам человека. И неважно, насколько прогрессивно мы мыслим, насколько развита паша техника и что мы думаем, будто подчинили себе этот мир, – мы были и остаемся смертными. Не только жизнь, но и смерть нужно уметь принимать.

Я замечаю, что Йонас и Виктория начинают ерзать на стульях, а Лиза теребит свою куклу. Я подумываю, не попросить ли герра Бера закончить свою речь, но отбрасываю эту мысль: мне почему-то кажется важным – важным для траурной церемонии, для прощания, для памяти, – чтобы это было сказано.

– В жизни важно держаться рядом, не быть одному. Мы ведь понимаем, как хорошо, когда есть кто-то, с кем можно разделить наши заботы… И во время траура не должно быть иначе. Чтобы скорбеть, каждому необходимо время, пространство и позволение. Последнее каждый дает себе сам. Каждый сам решает, как ему скорбеть, и это нужно делать осознанно.

Его тембр успокаивает, голос приятен, а слова заставляют меня задуматься.

Мартин осторожно берет Зузу за руку. Она не противится и смотрит на него с благодарностью. Я невольно вспоминаю последний разговор с мамой. У нее было столько идей и планов, она совсем не собиралась уходить! Родители еще так много хотели повидать, столько посмотреть вместе… Странно, но именно в такие моменты нужно принимать сугубо практические решения. Я узнаю, что в Германии покойники должны тридцать шесть часов находиться в специальном помещении, – поэтому мы не смогли забрать маму с папой домой. Что, кроме того, тела должны быть захоронены в течение пяти рабочих дней. И что мы можем отвезти покойных в специальное заведение «Отель душ», где можно будет с ними попрощаться.

– Дети могут, если хотят, сегодня или завтра разрисовать пустые гробы и таким образом попрощаться, – предлагает герр Бер.

– Да, мамусечка, я хочу! Бабулечке всегда так нравились мои рисунки. Так она сможет взять один с собой. – Лиза подскочила и подбежала ко мне.

Я перевожу взгляд на старших, Йонаса и Викторию, они кивают.

– Хорошо. Мы можем еще раз прийти сегодня? – спрашиваю я герра Бера.

– Да, конечно. Я буду здесь до шести часов.

Теперь нужно выбрать: кремация или погребение.

– Нет, мамочка, так мой рисунок испортится! – взволнованно кричит Лиза.

Мы учитывает ее пожелание и начинаем обсуждать декорацию. Поскольку родители в любом уголке мира чувствовали себя как дома, мы решаем, что будет по одному элементу с каждого материка: песок, вода, пальмы и сувениры, которые они привозили из путешествий: Будда из Таиланда, барабаны из Танзании, песок с мыса Доброй Надежды, фотография на мосту «Золотые ворота», кимоно из Японии и прочее. Некролог должен появиться в «Кельнер анцайгер» и «Зюддойче цайтунг». Мы решаем, что не будем рассылать приглашения. Выбор музыки, блюд, напитков и еще бог знает чего дается нам нелегко. К счастью, мы с Зузой во всем придерживаемся единого мнения. Мы не должны придавать церемонии мрачности, потому что родители были веселыми, открытыми людьми. Мы останавливаемся на шлягерах и рок-н-ролле пятидесятых, а напоследок специально для мамы будет звучать Рахманинов. Потом мы устанавливаем дату церемонии: среда, десять часов.


Мы прощаемся с герром Бером, когда день уже в разгаре. Дети проголодались, я бы тоже что-нибудь съела. Мартин знает неподалеку ресторан с разнообразной кухней. Во время обеда дети обсуждали, какие рисунки дедушка с бабушкой хотели бы взять с собой в последний путь. Они проявляют большую фантазию и ждут не дождутся, когда можно будет приступить к рисованию. В четыре часа мы возвращаемся с герру Беру. Отведенные два часа каждый из наших детей использует по-разному: кто-то рисует яркие мотивы, кто-то – черно-белые, кто-то выводит слова, которые считает нужным написать. Когда дети заканчивают, то испытывают смесь разочарования и гордости. Клаус все это время снимал их на видео, а Мартин делал фотографии. Мы с Зузой тоже наблюдали за процессом и убеждены, что облегчили детям прощание с бабушкой и дедушкой.

Вечером мы дома. Дети играют на компьютере, Лиза пошла к подружке. Меня поражает, как легко дети могут справиться Со смертью и как быстро снова находят путь в привычную жизнь.

С утра мы с Зузой должны ехать на квартиру наших родителей и разбираться со всевозможными бумажками. Я в первый раз достаю свой мобильный и вижу, что у меня три новых сообщения:

Я с тобой! Дэвид


Я думаю о тебе. Дэвид


Позвони, я волнуюсь! Дэвид

Приятно, что он мне пишет.

Спасибо. Дела не очень. В среду похороны. Позвоню, когда все закончится. Андреа

Утром в среду дома начинается психбольница. Хотя мы идем на похороны, мои дочери, вероятно, путают их с показом мод.

– Оставь их. Твоя мать наверняка не волновалась бы из-за этого, – говорит мне Клаус. И я их оставляю. Все три девочки надевают вещи, которые бабушка привезла им из последнего путешествия. Софи надела бриджи и блузу в цветочек, Макси – мини-юбку с черным топом, а Лиза – узкие брючки со свитером. Сама я в черном платье и черном блейзере. Я довольно напряжена, сижу рядом с Клаусом, и меня охватывает паника при мысли о том, что сейчас будет. Отпевание состоится в маленькой часовне рядом с кладбищем. В десять, когда мы приезжаем, начинает лить дождь. Клаус останавливает машину прямо возле входа и высаживает девочек. Зуза, Мартин и их дети уже здесь, в этой великолепно украшенной часовне. Слева и справа большие фотографии наших родителей – они рассказывают их историю, это фрагменты их жизни.

Я вижу два гроба на небольшом возвышении у алтаря. Последний путь, в который обычно провожают с грустью, получил веселую, легкую нотку, потому что дети разрисовали гробы, потому что они надели необычную для такой церемонии, но символичную одежду, потому что на всех фотографиях родители улыбаются, обнимают друг друга. Стоя возле пирамид в Гицее, под палящим солнцем в Альгамбре или у себя в саду, организовывая пикник… Гробы утопают в цветах – белых лилиях и белых розах. Именно так и хотели бы родители.

Мы проходим дальше, огибаем гробы, рассматриваем рисунки, и я не могу сдержать улыбку. Зуза идет следом, берет меня за руку, и мы вместе проходим к нашим местам. Пастор низким голосом говорит о полной событий жизни моих родителей, о том радостном, что у них было, и об их трагической смерти, придавая происходящему оттенок меланхолии. Я немного злюсь, потому что мы просили не доводить до этого. После проповеди Мартин, Клаус, Томас, адвокат моего отца и еще пятеро близких друзей подходят к гробам и выносят их на плечах из часовни. Не знаю, как герр Бер это устроил, но в последний путь мои родители уходят под музыку Элвиса, Фрэнка Синатры и Дина Мартина: «Everybody needs somebody sometimes»[2] и «When the moon hits the sun it's amore».[3] Мы с Зузой и детьми молча идем за гробами.

После короткого слова пастора – музыка при этом продолжает тихо играть – родителей под звуки Четвертого фортепианного концерта Рахманинова соль минор 1926 года, опус 40, медленно опускают в землю. Спокойствие, которое до этого владело мной, исчезло. Я успеваю разрыдаться, Софи и Виктория всхлипывают, Йонас тоже не сдерживает слез, Макси крепко обнимает Лизу. Мы переглядываемся с Зузой, становимся с детьми в круг и все обнимаемся, как будто больше никогда не хотим отпускать друг друга. Мартин и Клаус вместе с другими мужчинами опустили гробы в могилу. Мне с большим трудом удается заставить себя бросить на гробы последнюю розу, бросить последнюю горсть сил уже не хватает.

От плача у меня опухли глаза. Это было ужасно. Поминки, которые предполагалось устроить без излишней грусти, несмотря на позитивные хиты пятидесятых, оказались крайне печальными. Постоянно кто-то плакал. И все время кого-то одолевали воспоминания…

* * *

Сегодня мы с Зузой идем на встречу с Томасом, адвокатом родителей. Он уже подал завещание в наш участковый суд. Вообще-то мы должны подождать, когда правоприменитель отправит его нам обратно и истечет шестинедельный срок. Но Томас хочет зачитать завещание сейчас. В час мы приезжаем к нему.

За последние годы его контора мало изменилась: темно-коричневые открытые шкафы с разнообразными сувенирами и пожелтевшими фотографиями. Коричневый кожаный диван в приемной, как и паркетный пол, видел и лучшие времена. Томас приглашает нас войти и огибает свой тяжелый письменный стол, на котором громоздятся бумаги. В воздухе висит густой сигаретный дым. Мы с Зузой садимся в обтянутые красным бархатом кресла и терпеливо ждем. Сказать нечего. В последние дни Томас помогал нам, как мог, и разрешал за нас разные бюрократические формальности. То, что он нам зачитал, для меня, во всяком случае, не стало большой неожиданностью, но то, что все так дотошно перечислено, оставляет странное ощущение. Кроме квартиры в пентхаусе, где родители жили в последнее время, у них был еще и дом в Брюле, четыре объекта средней величины в Кёльне, акции, страховки и неожиданно большая сумма наличными. Когда ровно через час Томас закончил, мы с Зузой не могли вымолвить ни слова. Томас дает нам полезные советы, и прежде всего – спокойно все обдумать.

Мы выходим на улицу, воздух свежий, дует приятный ветерок. Час назад над городом бушевала настоящая летняя гроза, которой мы совершенно не заметили. Мы проголодались и уселись в первом попавшемся кафе.

– Нужно заехать на квартиру и посмотреть, что делать с вещами, – говорю я с полным ртом.

Зуза молчит и бросает многозначительные взгляды на свой сэндвич.

– Завтра? – спрашиваю я.

– Да, побыстрее. Я хочу уже с этим разделаться, – говорит она, больше обращаясь к своему сэндвичу, чем ко мне.

Шкаф матери оказывается настоящей сокровищницей. Кроме вещей, которые мы знали, у нее еще были вечерние платья с подходящими туфлями, платья-коктейль, ящик белья… Я невольно рассмеялась: родители и правда не собирались расставаться с жизнью. Подзываю Зузу, и мы продолжаем рыться в вещах вместе. В коридоре, где лежит моя сумка, раздается писк.

Привет, женщина моей мечты! Как дела? Надеюсь, ты держишься. Может, встретимся?

Меня радует, что впервые за это время я почувствовала легкое головокружение от скорой встречи с Дэвидом. Только вот когда? Я знаю: скоро.


Через четыре часа мы закончили. Мы варим кофе, и от вида пустых шкафов наворачиваются слезы. К счастью, кто-то звонит в дверь, нужно взять себя в руки. Мартин вызвал курьера, чтобы отвезти коробки и пакеты в Красный Крест. Последующие дни мы проводим в квартире родителей. Мы с Зузой много разговариваем и еще больше плачем. Роемся в фотоальбомах, смотрим старые фильмы, которые снимал папа, предаемся воспоминаниям о том, как мама готовила, и с каждым днем все больше отпускаем их. Когда мы достаем из сейфа мамину шкатулку с драгоценностями, глаза у нас становятся квадратными. Там все блестит и сверкает, и что самое приятное – у мамы все настоящее. Она что, тайком привезла с собой драгоценности царской семьи? Мы задумываемся.

– Обычно жена получает от мужа пару каратов, если тот сходил налево. Как думаешь, наш папа любил погулять? – спрашивает Зуза, подмигивая.

– Нет, конечно, нет. А если и да, то я все равно не хочу об этом знать. Кстати, а тебе уже что-нибудь презентовали?

– Если бы! Мне презентуют только тупые разговоры, и послушать Мартина, так это я сама во всем виновата.

– Что-о? – Наверное, я ослышалась.

– Да, серьезно. Очень может быть, что он от меня ожидает подарка, потому что я такая ужасная и не оставила ему другого выбора. Давай сменим тему, иначе я выкину его, как только приеду домой.

– Как вообще дела?

– Без понятия. Мы любезно общаемся друг с другом, но я понимаю, что больше не уважаю его и не знаю, как это лечится.

С этими словами Зуза захлопывает шкатулку.

* * *

После похорон прошло три недели. Сегодня вечером у меня встреча с Дэвидом, раньше просто не было времени. В семь я должна быть у него. Я немного нервничаю, стоя перед шкафом. Наше последнее свидание никак не назовешь романтичным и приятным. У меня такое впечатление, что он догадывался, что именно я хотела ему сказать. Его признание, перед тем как я узнала об аварии, было очень похоже на прощание. В самом конце я покаялась ему, что замужем. Но при каких обстоятельствах? Интересно, как он об этом заговорит? Я уже готовлю себя к тому, что это наша последняя встреча, потому что на данный момент я совершенно не представляю, как оставлю Клауса. Через полчаса я сижу в машине, на моих ресницах тушь, за ушами «Опиум». Перед его дверью я на мгновение задерживаюсь, думая, что, может, лучше просто развернуться и уехать, но отбрасываю эту мысль и нажимаю кнопку звонка. Он звучит очень породному. Сто десять ступенек, дверь открывается, и из колонок доносится песня Дэвида Кавердейла «Неге I go again on my own».[4] К чему это? Именно эта песня? Я слышу голос Дэвида, Дэвида Вагнера:

– Заходи. Я как раз открываю бутылку вина. Ты же выпьешь?

– Да. – Это все, что могу произнести я.

В растерянности я стою посреди комнаты, крепко прижав к себе сумку. Дэвид выходит из кухни с двумя бокалами в руках. Он потрясающе выглядит, от него исходит какое-то магнетическое притяжение. Судя по всему, он недавно проснулся. Он неспеша ставит бокалы на стол, на секунду отводит от меня взгляд, сначала кладет руки мне на плечи, а затем обхватывает ладонями мое лицо, целует меня, и нас охватывает страсть. Не прерывая поцелуя, мы срываем с себя одежду и делаем то, что делают влюбленные. Моя жизнь – моя двойная жизнь – продолжается!

Глава 5

Желтая вилла

Клаудия – Анд pea:

Если задуматься, то поиск единственного мужчины – это игра в блек-джек. Получаешь карты, и нужно решить, оставлять их или убирать. Решишь не лезть на рожон и остановишься на девятнадцати или рискнешь пойти выше, притом что из рук может ускользнуть все, что есть, и девятнадцать тоже.

Андреа – Клаудии:

Мориц – это девятнадцать или двадцать один, а?

Клаудия – Андреа:

Иногда он тянет на все двадцать один.


Мы уже долго лежим в кровати, почти не разговариваем и пристально смотрим друг другу в глаза, пока мои не наполняются слезами и я начинаю плакать навзрыд. За последнее время я испытала слишком сильную бурю чувств. Лежа в объятиях Дэвида, я рассказываю ему, что произошло за эти недели, и, сама того не замечая, говорю и о Клаусе. Дэвид лежит и молча меня слушает.

– Знаешь, у меня не плохая семья, но и не хорошая – такая, в которой семнадцать лет подряд один только быт. Мы с мужем нормально ладим, но наши чувства за эти годы изменились. Жизнь превратилась в череду привычных событий, и мы понимаем друг друга без лишних слов. С одной стороны, я это очень ценю, с другой – это скучно. Наш диалог как-то прервался. Иногда мне кажется, что мы многое делаем по привычке. И я, с тех пор как познакомилась с тобой, чувствую, будто проснулась от летаргического сна. Последние годы я была больше матерью и женой, чем любимой женщиной. Клаус и я. Мы, по-моему, уже затерялось в море повседневных проблем. Мы редко что-то делаем вместе, мало смеемся, и меня иной раз поражают его взгляды на жизнь. Раньше мы почти всегда думали и чувствовали одинаково, были на одной волне, а сейчас я иногда спрашиваю себя: знаю ли я вообще человека, с которым прожила семнадцать лет?

– Да вы же стали чужими друг другу! – восклицает Дэвид.

– Наверное, это так.

– Ты его еще любишь?

У меня в горле застревает ком, потому что так прямо меня об этом еще никто не спрашивал – даже я сама. Я лежу в постели с мужчиной, с которым на данный момент счастлива, рассказываю ему о своем муже и пытаюсь выяснить для себя, люблю ли я его. Разве не абсурдная ситуация? Уклоняясь от ответа, я целую Дэвида и уговариваю принять вместе душ.

– Нет, так просто ты не отделаешься. Сразу прямого ответа я не требую, но ты должна пообещать, что подумаешь над этим. Потому что я Fie хочу надолго оставаться вторым!

Это было сказано четко и ясно! Целуясь, лаская друг друга, брызгаясь мыльной пеной, мы набираем в ванну воду. Но когда я перед зеркалом сушу волосы и крашу ресницы, то читаю в своих глазах невысказанные вопросы.

Когда я захлопываю дверцу машины и уезжаю домой, уже полночь. В голове проносятся тысячи недодуманных мыслей. Действительно ли мы с Клаусом стали чужими друг другу? Как вдохнуть в наши отношения новую жизнь и хочу ли я этого? Смогу ли я расстаться с отцом моих детей? Смогу ли превратить недолгий бурный роман с Дэвидом в стабильные отношения? И хочет ли Дэвид вообще отношений со мной? Насколько сильны мои чувства к нему? Хочу ли я поменять Клауса на него? И смогут ли дочери меня понять? Какой будет моя жизнь, когда через десять лет мне будет пятьдесят, а Дэвиду только тридцать шесть? Или у меня просто-напросто кризис среднего возраста – недуг, приписываемый, как правило, мужчинам в возрасте сорока лет? Сзади кто-то сигналит, и я замечаю, что задумалась и стою при зеленом свете.

* * *

Сегодня у меня встреча с Клаудией по поводу будущей работы. Насвистывая, я веду автомобиль и отчаянно пытаюсь найти Хабихтштрассе в промышленном районе Кёльн-Оссендорфа. Единственное, что мне удается отыскать, это студию «Колонеум», причем уже в третий раз. Швейцар смотрит на меня с сочувствием, ведь он уже дважды популярно объяснил, что я должна доехать до конца их территории и повернуть направо, потом налево, дальше прямо и… Да, но я все время что-то путаю и каждый раз опять оказываюсь возле этого швейцара. Только с пятого раза – я опоздала уже на двадцать минут – мне удается найти здание офиса Клаудии. Дом белого цвета, как и все остальные на этой улице, только серебряная табличка на стене гласит, что здесь находится фирма «Клаудия Таубер дизайн».

Внутри офис выглядит стильно и просто, кроме рецепции сквозь большие стекла видно комнату, где работают дизайнеры. За длинными столами трудятся пятеро молодых, довольно креативно одетых женщин, вооруженных карандашами, сантиметрами и кусочками мела. За последнее время мы с Клаудией успели подружиться. И хотя три месяца назад мне это казалось невозможным, мы с ней отлично понимаем друг друга. И не только потому, что она постоянно обеспечивает мое алиби перед Клаусом, но и потому, что, несмотря на абсолютно разные стили жизни, у нас есть что-то общее. Клаудия такая же открытая, ни о ком не судит впопыхах, умеет слушать и, если нужен совет или помощь, всегда рядом. Мы с ней можем и посмеяться, но в нужный момент она бывает очень серьезной.

Я называю молодому человеку на рецепции свою фамилию и вижу, как в этот момент Клаудия выходит из кабинета с каким-то толстяком, запрокидывает голову и смеется громким горловым смехом, на который всегда все оборачиваются. Так и в этот раз. Она прощается с Джорджио (так зовут толстяка) на отличном итальянском и окликает меня:

– Здравствуй, дорогая, рада тебя видеть! Пойдем ко мне в кабинет. Что будешь пить? Воду, кофе, чай или эспрессо?

– Воду.

– Ты не заблудилась?

– Заблудилась. Пять раз проезжала мимо «Колонеума» и уже побраталась с их швейцаром. Он, наверное, ждет нашей новой встречи…

– Нужно попросить Карла на рецепции сделать нормальное описание дороги. Давай сначала обсудим дела, а потом за обедом поговорим о личном. Мне срочно нужен твой совет, да и хотелось бы узнать, как прошел вчерашний вечер. Хотя, судя по улыбке… Мона Лиза тебе позавидовала бы. Я все обдумала, – продолжает Клаудия. – Я знаю, что до рождения Софи ты училась на экономическом и умеешь обращаться с деньгами и цифрами. Мне срочно нужен человек, который приводил бы в порядок мои финансовые дела, советовал, как лучше вкладывать, какую проводить маркетинговую политику, где нужно сэкономить, то есть кто-то, кто поставит на ноги мое маленькое дело и сделает возможным его расширение. Потому что расширение – это требование времени. На прошлой неделе я заключила очень выгодный контракте фирмой посылочной торговли. Но при сегодняшнем положении дел у меня ничего не получится. Мне срочно нужен кто-то, кто бы занялся деловыми вопросами, и я была бы очень рада, если бы ты согласилась. Так как?

– Конечно! – восклицаю я удивленно.

Это намного больше, чем просто ведение бухгалтерии. Клаудия встает, берет документы и за два часа со всеми подробностями вводит меня в курс дела. То, что я слышу, мне нравится. По ее плану, на следующей неделе я должна буду начать знакомиться с порядками на фирме: нужно будет съездить с пей в пару командировок, чтобы получить общее представление. А еще поговорить с консультантом по налоговым вопросам и прочесть все договоры. Многое, как говорит Клаудия, можно будет делать дома, потому что у меня, в конце концов, есть еще и дети. Я приятно удивлена, что Клаудия помнит о моих семейных обстоятельствах. Ее предложение предельно просто: через день с утра я должна быть на фирме. Она предполагает, что мне нужно будет работать в офисе три-четыре дня в неделю, большую же часть, как уже было сказано, я могу делать дома. Она подумала также и о финансовой стороне. Я буду получать жалование, размер которого превышает мои самые смелые ожидания, рабочее место дома, а также возможность выставить счет за издержки.

– Ну что, получится? – спрашивает Клаудия.

– Да, но сначала я должна собрать семейный совет. Я хочу всем этим заняться, но, как ты понимаешь, нужно поговорить с Клаусом и детьми. Все-таки у нас в доме могут произойти большие перемены.

Я готова согласиться сразу же. Сама мысль о том, что я могу стать финансово независимой, меня вдохновляет – это самая серьезная задача за последние годы. Но в то же время это меня и пугает, потому что уже пятнадцать лет я все свои мысли и энергию направляю на воспитание детей и ведение домашнего хозяйства. Клаудия видит, что я колеблюсь.

– Знаешь, я дам тебе время. Все начнется только в сентябре, тогда ты мне будешь нужна и необходимо будет поднапрячься. А ближайшие три с половиной месяца можешь осваиваться. Мне очень важно, чтобы эту должность занял такой человек, как ты, кому я могла бы доверять.

– Да, хорошо, – говорю я.

– Зуза говорила, что ты подсказывала отцу, как выгоднее вкладывать деньги, и что советы были неплохими. Думаю, ты можешь намного больше, чем предполагаешь. Подумай еще о моем предложении, посоветуйся с семьей. А сейчас пойдем поедим, я умираю с голоду.


Через час мы сидим в ресторане на Аахенерштрассе, недалеко от Маарвега, пьем вино и лакомимся лангустом с рисом. И пока я все внимание сосредоточиваю на трапезе, Клаудия все болтает и болтает.

– Мы с Морицом вместе уже около двух месяцев. Мне хорошо с ним, и я рада, когда он рядом. Но мне все больше кажется, что он ограничивает мою свободу. Он приносит ко мне в дом кучу вещей и везде их разбрасывает. Недавно я нашла у себя в шкафу три футболки, штаны и трое трусов, и это мне совсем не понравилось. Он просто пришел и нагло расположился в моей жизни. – Клаудия злится и продолжает: – Если задуматься, то поиск единственного мужчины – это игра в блек-джек. Получаешь карты, и тебе нужно решить, оставлять их или убирать. Решишь не лезть на рожон и остановишься на девятнадцати или рискнешь пойти выше, притом что из рук может ускользнуть все, что есть, и девятнадцать тоже.

Я молчу, отпиваю немного вина и спрашиваю:

– Мориц – это девятнадцать или двадцать один, а?

– Иногда он тянет на все двадцать один, – говорит она задумчиво.

– Но ты почему-то устраиваешь панику из-за каких-то трусов в шкафу. Он же не может быть идеальным. Или это снова страх перед близостью, перед глубокими чувствами, перед любовью?

– Сколько лягушек нужно поцеловать, пока найдешь принца? Сколько тебе понадобилось, чтобы понять, что Клаус – это оно?

Хороший вопрос! Тогда я была чертовски молода и влюблена, как кошка. Вопросы, которые задает сейчас Клаудия, мне совершенно не приходили в голову. Я чувствовала, что поступаю правильно, и с высоты своего легкомыслия была уверена, что нас с Клаусом ничто, ну совершенно ничто на земле не в состоянии разлучить.

– Я об этом никогда не думала, – отвечаю я.

– Может, нужно еще подождать… Если это действительно Мориц, я рано или поздно это пойму, и не будет больше ни страха, ни сомнений! – говорит она, обращаясь больше к своему бокалу, чем ко мне.

– Если у него на это хватит терпения.

– Да, иначе мне не повезет. Знаешь, иногда он меня просто доводит до ручки. Два дня назад – он был в ванной – я услышала, что шумит унитаз. Вежливо стучу в дверь и спрашиваю, все ли нормально. На что получаю ответ: в ближайшие полчаса сюда не входить! Конечно, я должна была узнать, в чем дело, открыла дверь и увидела, что Мориц стоит по колено в мыльной пене.

Я смотрю на нее непонимающими глазами.

– Мориц вылил в унитаз мою пену для ванны и стал ее смывать! Мужчина, что с него возьмешь! Везде горы пены. В панике он стал смывать еще и еще, и, конечно, пены от этого стало только больше. Этот Дон Кихот пытался вытереть все полотенцами, при этом чуть не разбил стеклянную полочку и устроил настоящий свинарник.


Я от смеха чуть не надрываюсь. Но тогда, два дня назад, Клаудии это вовсе не показалось смешным. Она пришла в бешенство и спросила Морица, не дебил ли он. Все закончилось огромным скандалом, и она, недолго думая, выгнала Морица. С тех пор все тихо. Те трое трусов Клаудия швырнула Морицу вслед…

Над нашим столиком повисло молчание, хотя стоит мне только представить себе эту сцену, как тянет истерически рассмеяться.

– И что теперь? Вы поговорили и все опять нормально? – хихикая, спрашиваю я через несколько минут.

– Нет, ни фига не нормально, ничего не в порядке. Я пыталась ему дозвониться, а он не берет трубку. Но еще хуже то, что меня съедают сомнения. Хочу ли я, чтобы он вернулся, или во мне говорит уязвленное самолюбие? И вообще, почему этот засранец мне не звонит?

С этими словами Клаудия заказывает бутылку вина, закуривает «Мальборо лайт» и выдыхает облако дыма.

– Теперь ты рассказывай. У тебя как дела? Как с Дэвидом?

Я рассказываю ей все, в том числе и о своих страхах и сомнениях, надеясь, что она посоветует мне, какое принять решение.

– У тебя все еще больше закручено, чем у меня. Пока сама не поймешь, чего хочешь, тебе не остается другого выбора, кроме как поддерживать обоих в хорошем расположении духа. Стараться, чтобы Дэвид не делал глупостей, а Клаус ничего не узнал. Если честно, я бы не хотела оказаться на твоем месте.

Мы еще немного болтаем о Зузе и Берни и через два часа прощаемся, решив, что на этой неделе встретимся все вместе.

Мне не терпится узнать, что скажут Клаус и дети насчет моих профессиональных амбиций. По пути я заезжаю в супермаркет купить любимые лакомства своих домочадцев. Аппетитная лазанья с салатом, а для нас с Клаусом – бутылка красного вина. Так легче обсуждать сложные темы. За приготовлением лазаньи я обдумываю дальнейшие действия. Кабинет можно было бы оборудовать на чердаке, там есть небольшая комнатка, в которой сейчас хранится всякий хлам. А то, что сейчас находится в моем кабинете, нужно отправить в гараж. Предстоит большая уборка. Меня охватывает эйфория, я готова прямо сейчас приступить к работе и не могу дождаться, когда все придут домой.

Первой прибегает Лиза и сразу же сообщает, что договорилась встретиться с подружкой и хочет очень быстро перекусить. Через два часа появляются Софи и Макси, которые стонут от жары и домашних заданий. Я говорю, что мы сегодня ужинаем в семь часов и что я хочу кое-что обсудить с ними. Я избегаю их вопросительных взглядов и отправляюсь к лазанье. Около семи возвращается Клаус. Софи подходит к нему в коридоре и объявляет:

– Мама делает лазанью, купила вина и хочет с нами о чем-то поговорить. Ты не знаешь, в чем дело? Она сегодня все утро напевает себе поднос!

– Может, у нее просто хорошее настроение и она хочет поговорить об отпуске? Я уже об этом думал, – слышу я слова своего благоверного. Черт! Об отпуске я последнее время совсем забыла.

– Привет, загадочная ты наша, как дела? Софи сказала, что ты хочешь с нами обсудить что-то важное. Не откроешь мне тайну? – спрашивает Клаус.

– Нет, пока нет, но ты можешь рассказать, как прошел день, – отвечаю я.

Мы вместе накрываем на стол. Время пришло, и я открываю карты.

– Я сегодня была у Клаудии, и она сделала мне очень интересное предложение, которое я хочу с вами обсудить, потому что, как я думаю, это может некоторым образом изменить нашу жизнь.

Клаус смотрит вопросительно. Лиза тычет вилкой в кусок лазаньи и спрашивает, можно ли ей пойти поиграть. Софи и Макси не знают, стоит ли вообще обсуждать эту тему. Не обращая на них внимания, я продолжаю объяснять все «за» и «против».

– Мам, это неплохая идея! – говорят мои старшенькие и уходят делать домашнее задание.

Клаус остается, и я рассказываю ему все остальное. Он какое-то время молчит, потом отпивает глоток вина, наклоняется ко мне, целует и говорит:

– Если ты этого так хочешь…

Но договорить он не успел, потому что зазвонил мой мобильный.

– Секунду, я сейчас вернусь.

Это Зуза. Всхлипывая, она рассказывает, что только что опять поссорилась с Мартином. После трагических событий он снова живет дома, и я надеялась, что все пришло в норму. Как бы не так! Зуза заглянула в телефон мужа, когда тот был в ванной, и, к сожалению, кое-что нашла. Там было множество SMS от Дорис и его к ней. Не успел Мартин выйти из душа, как Зуза призвала его к ответу.

– Он наорал на меня, швырялся вещами, спрашивал, что я о себе возомнила… Злой как черт сел в машину и уехал! – говорит она.

Я даже не знаю, что сказать. Конечно, можно понять, что ей было интересно посмотреть сообщения в телефоне Мартина и что она разозлилась. Потому что Мартин вообще-то сказал, что они с Дорис больше не общаются. И хотя, как мне кажется, в SMS'ках нет ничего страшного, я вполне понимаю разочарование Зузы. Было бы намного умнее ничего не говорить и разобраться, нет ли между ними чего-то более серьезного.

– Я, наверное, просто слишком импульсивная! – плачет она в трубку.

Что Мартин вспылил, тоже понятно. Через пару минут Зуза уже успокоилась. Она обещает мне извиниться перед Мартином за то, что лазила в его телефоне, но дать мужу понять, что ее не устраивает такое поведение.

Когда я возвращаюсь в кухню, Клауса там уже нет. Я нахожу его в комнате Лизы. На цыпочках ухожу оттуда и отправляюсь в свой будущий кабинет. Приложив некоторые усилия, я наконец нахожу выключатель. Здесь полный кавардак. В углах свалены коробки и пакеты со старой одеждой детей, которую я уже месяцы – нет, годы – собираюсь отвезти в Красный Крест. Я пробираюсь среди этого хлама, спотыкаюсь о старые ковры, убираю какие-то коньки, открываю чердачное окно и пытаюсь представить реальные размеры этого помещения. В дверях появляется Клаус. Он не успевает ничего сказать, потому что я начинаю:

– Это будет идеальный кабинет! Смотри, если отсюда все убрать… Как думаешь?

Он несколько секунд смотрит на меня, и мне вдруг становится не по себе. Он хочет что-то сказать? Поддержит ли он мое решение снова начать работать или он против? Клаус улыбается.

– Ты так этого хочешь, что было бы нечестно встать у тебя на пути. Я только сомневаюсь, что все так легко устроить, как ты говоришь: представь, кто-то из детей заболеет… Но со своей энергией ты все сможешь. Кроме того, у тебя есть я. Да и лишние деньги нам не помешают. Итак, когда приступаешь?

Если бы нас не разделяла дюжина коробок и прочие препятствия, я бы от счастья бросилась ему на шею. Но я улыбаюсь, пробираюсь через горы хлама к Клаусу и целую его так крепко, как только умею.

* * *

Наутро у нас снова сумасшедший дом. Я сказала Клаудии, что принимаю ее предложение, и собралась заняться стиральной машиной, но тут заходит Зуза и начинает тараторить без перерыва. Вчера вечером у них с Мартином наконец состоялся долгий разговор.

– Я серьезно обдумала твой совет, извинилась и сказала, что он поступил не совсем честно и что любое его общение с этой женщиной – по SMS или по телефону – причиняет мне адскую боль. Да и вообще, дружба между мужчиной и женщиной, как мне кажется, может быть только тогда, когда оба они нетрадиционной ориентации. Не могу себе представить, чтобы люди, у которых были чувства, стали дружить. Мартин попытался доказать, что я не права. Он что, за дурочку меня держит?

У меня на этот счет несколько другое мнение. Чтобы такое было с Мартином, я и вообразить не могу. Весь круг его общения состоит, то есть состоял, исключительно из мужчин. Женщины – да, прикольно, но кельш он пойдет пить все-таки с приятелями. У меня за все эти годы сложилось впечатление, что он не очень хорошо понимает женщин и с мужчинами просто удобнее себя чувствует.

– Сначала весь этот бесконечный цирк, потом смерть родителей, а теперь вот возвращение долбанного семейного кризиса! Мне так хочется на несколько дней обо всем этом забыть.

Звонок в дверь. Берни, которую я в последний раз видела на похоронах, стоит на пороге и улыбается. Мы садимся на террасе, и я, пока варю кофе, ищу в шкафах чего-нибудь погрызть или пожевать, слушаю, как Зуза изливает Берни душу.

– Знаешь, я сейчас работаю адвокатом, могу оказать тебе консультацию при разводе. Просто сообщи, когда до этого дойдет, – говорит Берни деловым тоном.

Зуза замолкает. Похоже, такого варианта развития событий она не предусмотрела. Берни рассказывает, что приняла присягу, ее внесли в список адвокатов суда и она уже работает. Утром дома, а после обеда – в конторе. Говорит, что ей очень нравится. Я сообщаю, что скоро тоже начну работать, и получаю бурю оваций. Мир работающих матерей и жен радостно приветствует меня.

Как только Зуза и Берни ушли, я хватаю свой мобильный. Дэвид еще не знает о переменах в моей жизни, и мне интересно, как он отреагирует. Только голосовая почта. Жаль… Я оставляю ему сообщение и иду к стиральной машине, из которой до сих пор не вынула белье. Только в пятницу днем Дэвид мне перезванивает. Когда я, задыхаясь о i восторга, рассказываю о последних событиях, он как-то странно молчит.

– Я рад за тебя, но вопрос остается открытым: где в твоей жизни место для меня? Ты думала о нашем последнем разговоре? Потому что я это хочу от тебя услышать!

А теперь замолкаю я. На такое я не рассчитывала.

– Нет, я об этом не подумала. У меня просто не было времени, и я не могу принимать такие решения с бухты-барахты. Нам нужно еще раз поговорить!

– К твоим услугам! – отвечает он сухо.

Да, в этом-то и проблема. Сегодня мы встречаемся с девчонками, на выходные запланировано благоустройство чердака: уборка, покраска…

– Не знаю, получится ли на следующей неделе. У меня назначено несколько встреч. Созвонимся, – говорит он сердито.

Дэвид определенно обиделся. Сначала я скрываю от него, что замужем, потом он неделями не может со мной увидеться, а теперь я вообще занята другими вещами. Неужели он может серьезно предполагать, что я вот так запросто оставлю семью и начну с ним все заново? Или в двадцать шесть лет думают именно так? Мне не удается довести эту мысль до конца, потому что звонит Зуза. Хочет забрать меня, чтобы вместе поехать в Кёльн.

* * *

В семь часов ее машина, скрипя колесами, заворачивает за угол. Я посылаю на прощание Клаусу с Лизой воздушный поцелуй и укатываю. Но не успеваю я приземлиться на кожаное сиденье, как Зуза выкладывает:

– Я тут кое о чем подумала… Что этот Мартин вообще себе позволяет? – вскипает она, и, честно говоря, меня это даже радует. Потому что такой я ее знаю. Потому что нытье вроде «Может, он еще вернется» или «Что же я буду без него делать?» было так непохоже на мою сестру. Я не успеваю и слова вставить, она все говорит:

– Вчера мы с детьми поехали в ресторан. Мартин опять плелся на машине, как улитка, найти место парковки – вселенская проблема, и когда он наконец-то его нашел, то там бы целый грузовик поместился, а его драндулет, видите ли, не влезает. Но это еще полбеды. Недавно мы заказали новую машину, «туарег». Он намного больше, чем БМВ Мартина. Мне интересно, как его-то он будет парковать. – Она, не останавливаясь, продолжает: – До ресторана нужно было еще несколько метров пройти пешком. Мы с детьми не спеша пошли, и кто, ты думаешь, отстал? Мартин! Его скоро улитки начнут обгонять, попомни мои слова.

– Зуза, ты несправедлива! Мартин хорошо водит машину и умело паркуется. Ты просто к нему придираешься, – перебиваю я.

– Мало того, он отрастил себе брюшко, седеет, даже на груди волосы уже седые, и я спрашиваю себя, когда придет очередь всего остального. Господи, Андреа, он и правда стареет!

Я смеюсь, потому что никогда не видела мужчину с поседевшими волосами на лобке, и, когда представляю себе эту картину, мне становится весело. Зузу уже не остановишь.

– Не понимаю, из-за чего я вообще ударилась в панику? Почему так боялась, что он может меня бросить? Я забочусь о доме и о детях. А Мартин постоянно занят то работой, то многочисленными хобби. Он, например, так и не знает, когда у Йонаса тренировка по хоккею, а у Виктории урок верховой езды. И если задуматься, то он должен быть рад, что женат на такой женщине, как я. Ну а если не рад, то до свидания. Значит, он меня просто недостоин.

– То, о чем я тебе говорила, дорогая! Но ты говоришь о нем хуже, чем он есть. Последнее время он старался, был рядом и помогал тебе. А то, что он ненароком гульнул с этой Дорис, ты должна ему простить. Согласна с тобой: всякие контакты с этой женщиной должны быть прекращены! Но тогда нужно прекратить его ругать. Мне кажется, что, скорее, ты не очень уверена в своих чувствах к нему.

Зуза некоторое время смотрит на меня, глубоко вздыхает и ничего не говорит.

– Ты, наверное, права. У меня довольно многое пошло кувырком. Может быть, мне нужно побыть одной. Провести неделю без мужа и детей, расслабиться, подумать обо всем, что произошло в последнее время.

Не могу с ней не согласиться. Сбежать от всей этой суеты… Мне бы тоже этого хотелось!

– Что скажешь, если мы на неделю куда-нибудь уедем? После похорон мне все время хочется вернуться в Дению. Еще раз поговорить с Шефферами… И вообще мне там очень понравилось. Там как раз можно расслабиться. Как думаешь?

– Конечно, – говорю я, – но у нас сейчас совсем не радужное финансовое положение. Свои сбережения я потрачу на ремонт будущего кабинета.

– Да ты шутишь! Ты разве не получила письмо от Томаса? – выпаливает Зуза.

– Какое письмо?

– Сегодня утром мне пришло письмо от Томаса. Финансовая смета. Помнишь, мы договаривались, что разделим акции, сумму наличными и сумму страховок поровну. Томас это сделал, на нас открыто по отдельному счету, к которому имеем доступ только мы. Ты изумишься! Так что о проблемах с деньгами я больше не хочу ничего слышать. Да я бы вообще отказалась от денег, если бы это вернуло папу с мамой.

У меня нет слов. Из-за стресса с Дэвидом я совсем об этом забыла.

– Да, э-э-э… – мямлю я.

– Знаешь что? Я завтра приду к тебе со своим письмом. Мы посмотрим, пришло ли тебе тоже что-то, и если нет, то сразу позвоним Томасу. Ты должна пообещать мне поговорить с Клаусом и освободить себе одну неделю. Я забронирую билеты, все устрою, только, пожалуйста, не говори «нет».

– Да, но… – Больше я ничего не могу сказать.

Мы подъехали к «Феллини». Клаудия и Берии уже сидят за нашим столиком. Окна распахнуты, теплый майский воздух струится в зал. Берни устроилась спиной ко входу. Я вижу ее роскошные волосы. Клаудия как-то напряжена.

– Когда-нибудь все мужское население просто взорвется или умрет от удушья, потому что, вместо того чтобы поговорить, они предпочитают все держать в себе, – говорит она.

– Что вы тут обсуждаете?

– Понимаешь, Мориц еще до сих пор не подавал признаков жизни. И меня мучают попеременно сомнения, страхи, угрызения совести, тоска и злость. А так жить очень тяжко.

Мы с Зузой моментально подхватываем нить разговора. К несчастью Клаудии, Мориц отключил все автоответчики и уже не одну неделю отказывается поддерживать с ней какой-либо контакт.

– Наверное, у него просто другой номер мобильного.

– Ну, и что тебе не ясно? Он больше не хочет! А ты должна радоваться, что избежала дальнейших неприятностей. Очередных его трусов в своем шкафу, очередных цунами из мыльной пены. Или ты по нему скучаешь? – спрашиваю я прямо.

– Не знаю. И это глупее всего. Если бы я знала, чего хочу, было бы просто решить, что делать.

– А что ты собираешься делать?

– Сесть в машину, поехать в «Империю красоты» и поговорить с ним.

– Звучит хорошо, но только если ты этого действительно хочешь, – замечает Берни.

– Может быть, это всего-навсего уязвленное самолюбие. Потому что он не хочет с тобой разговаривать.

На этом тема «Мориц» исчерпана. Пока Клаудия не поймет, чего хочет, она не может и не имеет права ничего предпринимать. После небольшой паузы Зуза делится своими сомнениями и страхами относительно брака с Мартином.

– По-моему, поможет только одно: тебе нужно на какое-то время сменить обстановку, подумать – может быть, даже поговорить об этом – и попытаться понять, в чем дело, что ты к нему чувствуешь, – советует Клаудия.

– Именно это я и собираюсь сделать!

Когда мы около полуночи возвращаемся домой, у нас в гостиной горит свет. После нескольких бокалов вина Зуза вбила себе в голову, что мы обязательно должны прямо сейчас посмотреть, не пришло ли письмо от адвоката.

– И можно будет сразу поговорить с Клаусом, потому что он, по-моему, еще не спит, – говорит она разудалым голосом.

Конечно, письмо пришло. Лежало между газетами, и никто его не заметил. Зуза тут же отправилась разговаривать с Клаусом. Тот согласился и сказал, что завтра проверит в ежедневнике, что у него там за планы. Он звонит матери, спрашивает, не сможет ли она посидеть с детьми, и та соглашается. Потом мы бронируем билеты, номер в «Лос-Анджелесе», и в два часа все уже решено: мы с Зузой летим в Испанию четырнадцатого и прилетаем обратно двадцать первого.

* * *

Обычно я ненавижу понедельники, но сегодня все по-другому. Солнце выглядывает из-за облаков. Я попрощалась с дочерьми и свекровью и сажусь с Клаусом в машину. Нужно заехать за Зузой, и в путь! В четверть одиннадцатого самолет унесет нас в Испанию – к солнцу, паэлье и сангрии.

Мы садимся в самолет, и нас охватывает эйфория. У пас места 4А и 4В, и когда двери закрываются, а место 4С остается пустым, мы счастливы без меры. После двух часов с небольшим самолет не особенно гладко приземляется на взлетно-посадочную полосу в Аликанте. Зуза забронировала для нас кабриолет «пежо». Нам с большим трудом удается разместить две огромные сумки в крошечном багажнике. Мы решаем вместо автобана ехать по шоссе и сначала проезжаем через Аликанте, мимо предместья, которое пролетали. Высотные дома стоят очень близко друг к другу, зато в непосредственной близости к морю. Улица, испещренная выбоинами, ведет в уродливый промышленный район, а потом сначала к контейнерному, а затем – к яхтовому порту. Дорога расширяется до четырех рядов, слева и справа растут пальмы. Уличные торговцы продают все, что только могут носить с собой. В маленьких кафешках кипит бурная, интересная жизнь. Мы едем на север и покидаем город. Через полчаса мы уже в цитадели туристов – Бенидорме. Здесь есть все: сети супермаркетов, галереи магазинов, игорные дома, огромное количество ночных клубов и баров. Вдоль дороги – подозрительные секс-клубы, завлекающие одиноких мужчин своими вывесками. Мы съезжаем на автобан, потому что проголодались и хотим еще успеть искупаться в море. Нужно поторапливаться. По дороге на север проезжаем Кальпе, Бениссу, Теуладу и наконец видим указатель с надписью «Дения». Еще двадцать пять километров! Дорога петляет в апельсиновых рощах. После первого круга обстановка меняется. Магазины строительных материалов, мебельные магазины и салоны светильников – строительный бум оставил здесь свои следы. По правую руку находится гора Монтго, семисотметровую вершину которой окружают облака. На отрогах горы расположилось множество вилл. Эта местность называется Маркеза, она разделена на секторы от одного до шести – в зависимости от времени постройки вилл. Самым престижным считается шестой сектор, там самые большие виллы, некоторые даже с теннисными кортами. Дом Шефферов тоже там. Мы едем дальше, мимо автовокзала, встраиваемся в пробку у почты и оказываемся у порта. Оттуда десять минут езды до Лас-Маринас. Так называется участок пляжа с отелями, откуда через несколько километров виден и наш. Мы подъезжаем к отелю «Лос-Анджелес», паркуемся прямо около теннисного корта и радуемся, что двухчасовой путь наконец завершен.

На этот раз мы занимаем угловой номер на третьем этаже. Две спальни, небольшая гостиная в средиземноморском стиле. Номер не такой скромный, как в прошлый раз, – он уютный и выглядит дорого. Я открываю дверь на террасу и сразу влюбляюсь: два шезлонга из тикового дерева с мягкими сиденьями приглашают удобно расположиться у стола на четыре персоны с большими подсвечниками, в которых свечи защищены от ветра. Отсюда открывается захватывающий дух вид на пляж и переливающееся море. Воздух соленый, и мне еще сильнее захотелось свежей рыбы. Разложив вещи в шкафы и в ванной, мы на лифте спускаемся вниз. В мебели холла заметна смесь традиционного испанского стиля и современного гарнитура, здесь же стойки с газетами и информационными объявлениями. Стены украшают старые гравюры, на которых изображена Дения сто лет назад. Мы проходим через столовую на террасу ресторана, принадлежащего отелю. Так как здесь практически никто не говорит ни по-немецки, ни по-английски, я копаюсь в памяти в поисках хоть каких-то испанских слов.

– Hola, buenas dias, senor. Una mesa рог dos personas рог favor.[5]

Я в восторге. Седовласый официант понимает меня и ведет к изящно накрытому столику. Отсюда грандиозный вид. Надеюсь, еда тоже будет грандиозной, потому что я голодна. Мы быстро нашли то, что хотели. Бутылка Marquesa de Câceres, вода, большая порция салата и много рыбы. Думаем, чем бы еще сегодня заняться. После обеда мы находим два свободных лежака на пляже под зонтиком и решаем немного вздремнуть, а вечером, пешком либо в нашем кабриолете, совершить небольшую экскурсию по местности, а еще позже – позвонить Аннет и Тони. Сказано – сделано.

Я проспала часа два крепким сном, и разбудил меня плач ребенка. Зуза, подставив солнечным лучам накачанный живот, углубилась в чтение нового номера «Шпигель». С некоторой завистью я признаю, что на ней совсем не отразилось наличие двух детей. За последние месяцы благодаря постоянным тренировкам и здоровому питанию она сбросила парочку килограммов и накачала кубики пресса. Мышцы на ее руках тоже хорошо развиты, а на бедрах нет и намека на целлюлит. Мой живот тоже плоский, но ни о каких кубиках не может быть и речи. Все же недели стресса положительно отразились на моей фигуре. По-моему, самое время сменить купальник, который я ношу уже три года, на что-нибудь более веселое. Я твердо решаю после отпуска чаще ходить в фитнес-студию. Я потягиваюсь на лежаке, и вдруг меня осеняет, что Дэвиду я даже не сказала о нашей поездке. Как только Зуза пойдет в душ, я ему позвоню.

Закрываю глаза и вспоминаю его прикосновения, его улыбку, то, как он меня смешил… Бывают моменты, когда мне его не хватает, а иногда я полностью забываю о нем…

– Знаешь, вот я лежу, нежусь на солнышке и думаю: а нам вроде бы хорошо живется. Но вдруг становится ясно, что это не так. Недавно мы потеряли родителей, у меня сейчас острый семейный кризис, так что до хорошей жизни далеко. Странно, что мне это даже не сразу приходит в голову. Может, я недалекая? – спрашивает Зуза. У нее на глазах слезы.

– Нет, со мной то же самое. Когда я вспоминаю, что мы были здесь меньше двух недель назад, чтобы забрать маму с папой… С другой стороны, представь, что горе и слезы нас бы так парализовали, что это заслонило бы все остальное. Так и в петлю захочется. У нас с тобой есть неделя, чтобы отдохнуть, о многом поговорить, да и посмеяться тоже. Потому что когда мы вернемся, нам точно придется несладко – и тебе, и мне.

Зуза идет в душ, а я беру телефон, ухожу на террасу и звоню Дэвиду. И опять должна довольствоваться автоответчиком. Немного поколебавшись, я оставляю сообщение и прошу перезвонить. В восемь часов вечера мы с Зузой выходим на прогулку. Мы хотим пройтись вдоль пляжа до города и где-нибудь поужинать там. Слава богу, уже стало прохладнее. Морской бриз прогнал с пляжа последних людей в плавках и бикини. Я закатала хлопковые брюки, сняла босоножки, а джинсовую куртку повязала вокруг бедер. Зуза надела капри и шелковую кофточку. Сегодня она первый раз за несколько недель выглядит расслабленной. Мы идем, рассматривая дома вдоль берега. Одни из них маленькие и ветхие, другие – большие и роскошные. Белый дом прямо рядом с морем и перед ним скромный кусочек пляжа – это моя мечта с тех пор, как больше тридцати лет назад я побывала в Италии с родителями. Закрытые жалюзи говорят о том, что это летние резиденции. Нам интересно, что за люди те, кто здесь живет, и мы представляем себе, как было бы, если бы вдруг у нас появился такой дом. Пока мы обмениваемся мыслями по этому поводу, я замечаю двухэтажный желтый дом с балконом, на балюстраде которого видна большая вывеска со словами «Se Vende»[6] и номер телефона. Мы переглядываемся, смеемся как дети, подбегаем к желтой стене и заглядываем в сад. Сочная зелень, всюду пальмы, бассейн, в котором хотя и нельзя тренироваться для олимпиады, но для наших целей он вполне пригоден.

– Давай завтра же им позвоним, – говорю я лукаво и записываю телефонный номер к себе в мобильный.

– Ты что, серьезно?

– Да, а что? Посмотреть ничего не стоит, а может, это судьба?

Мы обходим дом, обнаруживаем, что другой стороной он выходит прямо на улицу, что он достаточно большой и рядом с ним есть значительного размера незастроенный хмельный участок. Здесь, без сомнения, красиво, как в раю, особенно если ты сам родом из Кляйн-Верниха. Мы идем дальше, обсуждаем, какова может быть цена за этот дом, и наконец находим ресторан. Он называется «El Pöblet» и не только выглядит привлекательно: от названий блюд в меню, выставленном у двери, у нас бегут слюнки. Официант в белоснежном фартуке и с волосами цвета вороного крыла провожает нас за столик на четверых под сенью дикого винограда. Он быстро снимает две дополнительные скатерти, покрывающие стол, предлагает нам аперитив и в такой же галантной манере приносит меню. Между утиной грудинкой и говяжьим филе мы с Зузой гадаем, что было бы, если… Дом достаточно велик для обеих наших семей, включая Кацли и Казимира. Вечерами можно сидеть на террасе и смотреть на море, а по утрам, проснувшись, бежать плавать. Три часа спустя и после второй бутылки вина мы мысленно уже купили этот дом. Решено завтра утром позвонить маклеру. Мы не спеша возвращаемся по пляжу обратно в отель, на полчаса еще раз задерживаемся у «нашего» дома и любуемся им в свете вечерних огней. Он просто класс!

Семь утра. Я почему-то проснулась, сижу на кровати и испытываю странное беспокойство. Уснуть больше не получается. Зуза еще спит, а я беру свой купальник. Эта вещь тоже видела лучшие времена, и я принимаю решение сегодня посетить первый попавшийся магазин. Настроенная на фитнес, я игнорирую лифт, зазывно подмигивающий зеленым огоньком, и спускаюсь по лестнице. В это время суток еще довольно свежо, и я в мгновение ока покрываюсь гусиной кожей. Мои единственные зрители – две скептически поглядывающие птицы и бездомный пес. Я осторожно, на цыпочках захожу в воду. Теплый душ сейчас порадовал бы меня больше. Сделав отчаянный прыжок, я полностью окунаюсь в воду и плыву до буйка. Мышцы рук подустали, но я держусь. Только большим усилием воли мне удается заставить себя повторить заплыв. Я в плохой форме. Соленая вода колет мою кожу тысячью маленьких иголочек, я выхожу из воды и бегу к полотенцу, чтобы вытереться. Зато теперь я проснулась, горда собой и в прекрасном настроении! По телу растекается приятное тепло. Я иду обратно к отелю, по дороге обматываюсь полотенцем, прохожу через маленький пальмовый садик и открываю дверь. Из лифта, который находится прямо напротив рецепции, появляются первые проснувшиеся постояльцы.

– Это ты откуда?

Зуза только что проснулась. Сонная, она стоит в дверях своей спальни и зевает.

– Плавала. Завтра я и тебя разбужу, а теперь нужно пойти позавтракать. Я сейчас коня бы съела. Короче, я в душ, а потом на завтрак. Ты со мной?

– Да, но еще только восемь часов.

Я иду в душ. Потом с тюрбаном на голове и в махровом халате, прихватив сигарету и мобильный телефон, перебираюсь на террасу. Зуза пошла в душ, а я пока попытаю свое счастье и еще раз попробую дозвониться Дэвиду. Только после пятого гудка я слышу такой родной и любимый голос.

– Я правильно понял, ты сейчас с сестрой с Испании? – спрашивает он сонно.

Мне становится не по себе, потому что в его голосе слышится холодок.

– Да.

– И тебе кажется, что это нормально и справедливо? Я сижу, жду тебя, не планирую ничего на вечер – никогда ведь не знаешь, будет ли у мадам сегодня время. Ты совершенно не думаешь о нашем будущем! Я должен довольствоваться ролью второго мужчины, пока ты там развлекаешься.

Все понятно, Дэвид в ярости.

– Я понимаю, что это может показаться нелогичным, но мне как раз именно сейчас нужно побыть одной. Ты мне совсем голову заморочил. Думаешь, это просто – первый раз за столько лет не знать, как жить? Если я останусь с тобой, то буду чувствовать себя виноватой перед Клаусом. Если с ним, то буду мучиться чувством вины и тем, что постоянно думаю о тебе. Я же сказала, что подумаю, и именно так я и сделаю. Хотя, если ты не в состоянии меня понять, то зачем тогда разговаривать дальше? Мне совсем не хочется слушать твои упреки.

Я тоже разозлилась и, повернувшись, чтобы потушить сигарету в пепельнице, вижу, что в дверях стоит Зуза и, широко раскрыв глаза и рот, смотрит на меня.

– Не могу больше говорить, я тебе потом перезвоню. – Приносят здесь завтрак в номер? – спрашиваю я Зузу, положив трубку. И отвечаю на свой же собственный вопрос. – Позвоню на рецепцию и спрошу.

Когда я снова возвращаюсь на террасу, то застаю Зузу уставившейся на море и с сигаретой в руках. Я становлюсь рядом. Мы молчим, потому что никто не осмеливается начать разговор. И тогда я не выдерживаю:

– Зуза, ради бога, скажи хоть что-нибудь! Я знаю, что это неправильно. Я в это вляпалась, влюбилась и теперь не знаю, что делать.

Зуза медленно оборачивается, смотрит на меня, потом снова переводит взгляд на море и просит еще сигарету. Которую я быстро даю ей вместе с зажигалкой. Потом Зуза заходит в номер. Я слышу, как она открывает холодильник, как шипит минеральная вода. Она спрашивает, не хочу ли я тоже. Да, конечно, сейчас это не помешает. Она уже идет ко мне, когда в дверь кто-то стучит. Завтрак! За несколько минут я накрываю на стол. За хорошим завтраком тяжелые разговоры удаются лучше. Я жестом приглашаю Зузу к столу и даже придвигаю за ней стул.

Глава 6

Секс и педикюр

Зуза – Андреа:

Я многого от тебя ожидала, но эта история – просто атас.

Андреа – Зузе:

Как ты могла во время секса думать о педикюре?

Андреа – Клаудии:

Дом в лучах солнца? Может, это мечта, которая станет реальностью? А.

Клаудия – Андреа:

Жизнь для того и дана, чтобы осуществлять свои мечты.


За чаем и булочкой я рассказываю Зузе о Дэвиде, все больше запутываясь в собственных чувствах. Вообще я рада, что наконец могу ей все рассказать. После монолога, длившегося добрых полчаса, я ожидаю, что сейчас на меня обрушится буря. Но что я вижу: никаких упреков и наставлений! Зуза смеется.

– Я многого от тебя ожидала, но эта история – просто атас. Моя сестра, образцово-показательная мать семейства, всегда готовая прийти на помощь мужу и детям, воплощение стабильности и правильности, рассказывает мне, что у нее уже с месяц сексуальные отношения с… На сколько, ты говоришь, он тебя младше?

– На четырнадцать лет, – отвечаю я сухо.

– Да… с мальчиком, который моложе ее на четырнадцать лет. Я просто в шоке.

– Ты не злишься? Не осуждаешь меня, потому что сама сейчас в полной?…

Ее реакцию я не вполне могу объяснить, но она меня радует.

– Нет. Думаю, даже могу тебя понять. Ты специально этого не задумывала, просто, как сама сказала, вляпалась. За что же мне тебя осуждать? От этого никто не застрахован. Пытаться удержать влюбленного – плевать против ветра. Ты правильно говоришь: после семнадцати лет брака страсти угасают, но их все равно хочется. Я тоже не всегда была пуританкой, как сейчас, и ты это хорошо знаешь. Я спрашиваю себя: может, у женщин есть какая-то специальная хромосома вины, которой нет у мужчин? Перед тем как у нас с Мартином начался весь этот цирк, в постели нам еще было хорошо друг с другом. Но однажды я поймала себя на том, что в самый ответственный момент рассматриваю ногти на ногах и думаю, что надо сделать педикюр. Если честно, то Мартин, должно быть, чувствовал примерно то же самое, иначе бы не было никакой Дорис. Давай рассказывай. Чем занимается твой милый? Где он живет? Как выглядит? Я хочу знать все!

– Как ты могла во время секса думать о педикюре?

Зуза задирает ноги на стол, так что чуть не падает со стула, и объясняет, что в этой позе как раз очень хорошо видно пальцы на ногах. Я хохочу и представляю себе, что если бы Мартин мог читать ее мысли… Ни о какой сексуальной активности после этого и речи бы быть не могло, без виагры ему бы не обойтись. До десяти часов мы с Зузой болтаем. Пришло время звонить маклеру. Зуза объясняет человеку на том конце провода, что мы очень заинтересованы в покупке дома и нам обязательно нужно поговорить с маклером, потому что в другие дни мы будем осматривать другие дома. Она кивает, и я понимаю, что этот обман имел успех. Мы должны сегодня в полдень встретиться у желтой виллы. Маклер, некий герр Вольберт, будет нас ждать.

В начале первого мы останавливаемся перед нашей будущей виллой. Герр Вольберт сидит в своем «ауди» с климат-контролем. Когда он выходит из машины, мы ужасаемся, и справедливо. Мало того, что у него мелированные волосы, он с первого взгляда производит совершенно неприятное впечатление. На нем шелковый блузон, голубая рубашка, ворот которой открыт слишком широко, и золотая цепь… Нужно еще что-то говорить? Зуза замечает мою гримасу и шепчет:

– Мерзкий тип, но не забывай: мы хотим купить дом как можно дешевле, так что околдуй его!

Я очаровательно улыбаюсь этому немецкому неряхе, протягиваю руку и борюсь с внезапным позывом на рвоту. Влажное, вялое рукопожатие просто отвратительно! Но герр Вольберт, по-видимому, ничего не заметил. Он открывает темно-зеленые ворота, и его потные руки с золотыми цепями тут же забываются. Газон окаймлен пестрыми цветами, пальмы стремятся в небо, и их листья тихонько шелестят на ветру. Я уже вижу, как лежу здесь в гамаке с книжкой в руках. У двухметровой желтой стены растут кустарники. К входной двери ведет дорога, настолько широкая, что на ней без проблем могут встать три машины. С близкого расстояния вилла выглядит даже больше, чем издалека. Справа начинается терраса, огибающая весь дом. Мне хочется сразу все исследовать, но герр Вольберт окликает меня. Он идет к тяжелой двойной двери, расположенной между двумя колоннами и служащей парадным входом. Под навесом стоят два фикуса – выше меня и невероятно сочного зеленого цвета. Когда маклер церемонно открывает дверь, она скрипит. Мы ничего не видим, потому что опущены жалюзи. С тяжелым швабским акцентом герр Вольберт просит немного подождать, пока он найдет выключатель и откроет окна. Мы осторожно входим в просторный коридор. Постепенно становится светло, и то, что мы видим, нам очень нравится. Вход в гостиную представляет собой арку, выложенную терракотовой плиткой. В сердце комнаты – большой французский камин, перед ним низкий столик и два кресла. В столовой мы видим большой стол и восемь стульев. Мне с трудом удается сдержать восторг. Пять двойных дверей ведут на роскошную террасу, откуда открывается потрясающий вид на сад. Герр Вольберт, изображая хозяина дома, водит нас по комнатам. Кухня отделена от гостиной и столовой двумя арочными проемами. Без сомнения, к планировке этого дома приложила руку женщина. Плита и стол расположены так, что, стоя за ними, хозяйка видит всю кухню. Огромный американский холодильник для продуктов, еще один – для напитков, посудомоечная машина… Словом, все, чего только может пожелать женщина. Мы, как двое любопытных детей, открываем все шкафы, все ящики и всюду суем нос. Я просто влюбилась в этот дом! Из белоснежной кухни путь лежит на террасу для барбекю, где для этого есть специальная плита. Из прихожей мы проходим на второй этаж. Белый деревянный настил ведет в спальню. Их семь, как объясняет герр Вольберт. Две для хозяев. В каждой по отдельной ванной и балкону с видом на море. И еще пять спален поменьше, которые разделяют три ванные комнаты. У меня нет слов: этот дом придуман специально для меня! Все осмотрев, мы идем оценивать сад: пальмы, бассейн и стена, затянутая вьющимися растениями… Идеально! Без сомнения, это именно то, о чем мы мечтали! Но сможем ли мы все это оплатить?

Герр Вольберт передает нам папку со всеми данными: планами дома и земельного участка, техническим оборудованием и ценой. После этого он, пыхтя, удаляется. Цена кусается. Так как мы не имеем представления о положении на рынке недвижимости в Испании, но непременно хотим купить этот дом, то просим герра Вольберта назначить нам еще одну встречу. Потный господин смекнул, что может на этом деле нагреть руки, и приглашает нас пообедать. По мне, это уже чересчур. Я звоню Тони и Аннет, рассказываю им о последних событиях. У меня камень с души свалился, когда они соглашаются составить нам компанию за обедом и посмотреть на маклера. За сэндвичами, пилавом и водой мы обсуждаем наш план. Я слушаю, навострив уши, как Зуза атакует всех присутствующих вопросами. Через три часа мы вместе с Аннет и Тони едем еще раз смотреть объект наших желаний и договариваемся с маклером, что в четверг объявим ему свое решение. Вечером мы заказываем ужин в номер и, устроившись на террасе, считаем до хрипоты. Результат нас порадовал. Мы можем совершить такую покупку. Но умно ли это с нашей стороны? Скорее всего, нет! Не лучше ли было бы, например, мне вложить эти деньги в больший дом в Кляйн-Вернихе, от которого семье была бы польза круглый год? Не слишком ли дорогая прихоть этот дом? Не нужно ли сначала спросить Клауса? У меня все в голове перепуталось, я напугана собственным энтузиазмом. Зуза, наоборот, не знает сомнений: она не хочет говорить об этом с Мартином, равно как и долго раздумывать. Для нее этот дом – подарок судьбы, и она непременно хочет его получить. Этим она и аргументирует.

* * *

Утром в четверг мы приезжаем к герру Вольберту в офис. Я спала довольно беспокойно, не посвятила в свои планы Клауса, решив сделать своей семье сюрприз. Зуза была вне себя от радости, когда я наконец согласилась на операцию «Желтая вилла».

Тони взял на себя роль отца и настоял на том, чтобы лично проверить каждый пункт договора. Он остался доволен, и мы с широкими улыбками подписываем договор купли.

Даже не верится: впервые мы приняли важное решение без Клауса, Мартина или нашего отца. Я нами горжусь! Через две недели нам передадут ключи, не могу дождаться этого момента. Маклер берет на себя переоформление договоров об электро-, водо– и газоснабжении и займется вопросами страхования. Потнорукий оказался джентльменом, кто бы мог подумать. Правда, кто-то должен ему намекнуть, что виду него не ахти.

Вместе с Шефферами мы празднуем покупку в ресторане «Мена» у самого моря, где замечательная кухня. Мы болтаем наперебой, и Тони неоднократно призывает нас к порядку. Он, смеясь над нашим рвением, качает головой, но по всему видно, что он рад нам помочь. Когда мы прощались, супруги Шеффер всплакнули.

По пути в отель в одной из улочек я замечаю бутик «Кальцедония». Мне сразу бросились в глаза красные бикини с ракушками, выставленные в витрине. Полные решимости, мы вошли в магазин. Ассортимент купальников, который предлагает магазин, просто поражает. Каждая модель упакована в пластиковую коробочку и висит на блестящей металлической вешалке. Жаль, но красного купальника моего размера уже не осталось. Пышная продавщица, к счастью, умеет объясняться по-немецки и пытается связаться с филиалом, чтобы они выслали сюда модель нужного размера. А мы с Зузой тем временем впали в купальничный раж. Одна модель краше другой. За пару минут я уже отобрала несколько штук. Двумя ловкими движениями продавщица освобождает купальники от коробочек, и я ухожу с ними в примерочную. Ровно через час, заплатив баснословные деньги, мы все купили.

Ресторан в нашем отеле полон народу: сегодня вечером здесь какое-то типично испанское семейное торжество с морем кушаний, музыкой и громким смехом. Вышколенному официанту с трудом удалось отыскать для нас столик. У нас тоже есть что праздновать. За шампанским и вином мы планируем, как обустроим дом, и распределяем комнаты. Мы еще никогда не тратили столько денег так спонтанно. Около полуночи мы собираемся уйти из ресторана, но хозяин испанского торжества нас не отпустил, и мы остались. Я немного захмелела и пускаюсь в танец с обворожительным мужчиной. Зуза тоже недолго сидит одна. Антонио Бандерас для бедных вдруг появился перед ней, и теперь он тянет ее куда-то за руку. А Зузе, похоже, такое нечаянное внимание доставляет несказанную радость. После пятого танца я уже без сил, ноги болят, в горле пересохло, и хочется спать. Но Хуан, хозяин торжества, не отпускает нас. Он вручает мне бокал вина и начинает рассказывать историю своей жизни. На отличном английском он сообщает, что три года назад овдовел, что у него четверо взрослых детей и что сегодня он празднует свой пятьдесят пятый день рождения и находится в самом расцвете лет. Сам он из Дении, но в юности переехал в Мадрид, чтобы попробовать себя в качестве адвоката. На вопрос о том, что нас с Зузой сюда привело, я рассказываю ему о смерти родителей, желании еще раз приехать сюда и нашей спонтанной покупке. Он знает этот дом, восхищается им и одновременно удивляется, что дом выставлен на продажу. По словам Хуана, это один из лучших домов в этом районе, и не успеваю я что-то сказать, как он уже ищет подтверждения правдивости моего рассказа у своих братьев. Я слышу: «Oh, ah, vale, si»[7] – и еще много испанских слов, значение которых мне неизвестно. Я надеюсь, что с покупкой этого дома мы никому не перешли дорогу.

После двух бокалов вина и еще нескольких танцев я уже действительно никакая и хочу только одного – прилечь. Зуза по-прежнему увлеченно танцует со своим Антонио и, несмотря на то что я изо всех сил машу ей рукой, не замечает, что я хочу отсюда смотаться. В нашем номере прохладно, с улицы едва доносятся смешки женщин и низкий речитатив испанских шлягеров. Наконец-то! У меня нет сил хотя бы смыть макияж. Я уснула за какие-то секунды. Когда через несколько часов от мучительной жажды я проснулась, уже светало. Я поплелась на кухню в поисках бутылки минеральной воды. Дверь холодильника распахнута, и я утыкаюсь сонными глазами в чью-то голую спину.

– Тоже пить хочешь, сестричка? – спрашиваю я хрипло.

Я пугаюсь, потому что эта спина принадлежит не Зузе, а ее Антонио Бандерасу, этому танцору и жигало. Он теряет равновесие и падает на спину. Он совершенно голый. Синеватый свет из холодильника падает на его мужское достоинство, волосатую грудь и длинные мускулистые ноги. Он с шумом поднимается, хватает кухонное полотенце и последнюю бутылку воды и идет в спальню. Что это было? Интересно… Мучимая жаждой, я в полном одиночестве стою перед мини-баром. Воды больше нет. Только жалкие остатки яблочного сока.

* * *

Плавание до буйка по утрам уже стало у меня доброй привычкой, но сегодня из-за насыщенной ночи я встала слишком поздно. Первые купальщики, защищенные от солнца зонтиками, уже расположились на полотенцах на берегу. Я, пошатываясь, захожу в воду. До буйка доплыть сегодня не получится, поэтому я просто поплавала туда-сюда. Зуза уже встала, и мило улыбаясь, сидит на террасе. Она весело сообщает мне, что завтрак уже несут и я могу спокойно идти в душ. Ее ночного гостя нет. Приняв душ и нагуляв аппетит, я сажусь рядом с сестрой.

– Ну?…

– Что «ну»? – переспрашивает она с улыбкой до ушей.

– Давай рассказывай. Кто этот Антонио Бандерас? Как это было и когда вы снова увидитесь?

– Слу-у-у-шай! – говорит она. – Его зовут Диего, он старший сын брата Хуана, ему двадцать два года и он очень-очень милый.

– И как это было? – спрашиваю я.

– Хорошо! У него впечатляющие данные, надо сказать. После стольких лет с Мартином… Диего внес приятное разнообразие, – хихикает она.

– Ну-ну. И что, будет какое-то продолжение… или как?

– Не знаю. Он спросил мой номер и сколько я еще здесь пробуду. Номер я ему дала. Хотя мне все равно, позвонит он или нет. Я не влюблена. Было хорошо, даже очень хорошо, и я взяла реванш. Мартин удивился бы, если бы узнал. Жаль, что я ничего ему не расскажу, – заключает она.

За завтраком мы планируем наш сегодняшний день. Хотим по трассе АР7 поехать в Бенидорм, посмотреть в супермаркете цены на белье, посуду и прочую дребедень, заглянуть в магазин стройматериалов и вернуться по шоссе. Через два часа (иначе не получилось!) мы в «Зара», нагруженные кучей шмоток, заходим в кабинку для переодевания. Меня расстроило то, что тридцать восьмой размер мне мал. К моей величайшей досаде, мои 75В теснят черное платьице на бретельках, и, конечно, внизу, на бедрах, все натянуто, как на барабане. Я что, опять поправилась? Я уже собралась сдаваться, когда Зуза сообщает, что она тоже не влезает в испанский тридцать шестой.

На обратном пути нас охватывает грусть, потому что именно по этой дороге ехали родители, когда в них врезался грузовик и забрал их жизни. Вернувшись в отель, мы чувствуем себя уставшими и изнуренными. После холодного душа я отправляюсь на террасу со своей книженцией: приключения в Древнем Египте. Как раз то, что надо. Я прочла две страницы, когда подходит взволнованная Зуза. Диего только что прислал SMS, что хочет видеть ее сегодня вечером.

– И что мне теперь делать? – спрашивает она.

– Как по мне, то иди. Я устала как собака и хочу пораньше лечь спать, – отвечаю я. Вообще-то очень хочется дочитать книжку.

– Ты на меня не сердишься?

– Нет, конечно же!

Не успела она отправить SMS, как зазвонил ее телефон. Опять Диего! Слышу, как Зуза договаривается с ним на девять часов. Встречу ли я его завтра снова у холодильника? Следующие два часа Зуза периодически появляется на террасе. Ее охватило лихорадочное стремление к красоте.

– Настоящее свидание – это вам не просто парень на одну ночь, – говорит она с горечью. – Я себя чувствую подростком. Господи, когда у меня вообще последний раз было свидание? Наверное, лет десять назад!

– Хватит, прекрати. Все не так плохо, ты ведь, в конце концов, провела с ним целую ночь.

– Да, но это произошло спонтанно и под влиянием алкоголя. Посмотрим, как я ему покажусь на трезвую голову.

Просто смешно: Зуза сомневается в себе – это что-то новенькое!

– Или, – продолжает она, – я могу все отменить. Скажу, что тебе вдруг стало нехорошо.

Я не успеваю ответить – опять звонит Диего. Он уже внизу и ждет Зузу. За считанные секунды все ее мысли о том, чтобы остаться, исчезли. Зуза взволнованно мечется по комнате, ищет сумочку, расческу, зачем-то еще и солнечные очки и наконец выходит за дверь.

Ура, покой! Перед тем как вернуться на веранду, я наливаю бокал белого вина. Солнце скрылось за горизонтом, на пляже никого нет, веет легкий ветерок, шумит море. На чем я остановилась? Героиня романа влюбляется в египтянина, который своим искусством врачевания и шармом пленяет не только царицу Египта, но и меня. Мыслями я перенеслась на много веков назад, как вдруг дурацкий телефонный звонок вырывает меня из мира фантазий. Это Хуан, мой вчерашний партнер по танцам. Говорит, что у него в отеле были кое-какие дела, что он случайно столкнулся с Диего и моей сестрой и точно знает, что у меня нет никаких планов на этот вечер. Не буду ли я любезна принять его приглашение поужинать? Вообще-то я уже настроилась на спокойный вечер с книжкой… Я медлю с ответом, бросаю взгляд в зеркало и понимаю, что, не считая нескольких незначительных деталей, могу выйти хоть сейчас. Ну вот! Египтянин от меня не убежит. Через пятнадцать минут спущусь, обещаю я.

Хуан ждет меня у рецепции, болтает с хозяином отеля. Когда он видит меня, его загорелое лицо озаряется, блестят белые зубы, а зелено-карие глаза сияют. Он подходит, кладет руку мне на талию, и мы, беседуя, идем к выходу. У отеля припаркован его не новый, но ухоженный автомобиль. Хуан ловко выезжает на дорогу, и мы движемся в сторону центра.

По маленьким переулочкам, где при свете фонарей бьют по мячу будущие Роналдо и Бекхемы, мы приезжаем в центр, к вокзалу. Хуан хочет показать мне свой любимый бар «El Jamonal de Ramonet». Если я правильно помню, то уже однажды была здесь с Аннет и Тони. Вниз ведут две ступеньки, кондиционер работает на полную мощность: после жары на улице здесь очень приятно. Публика в баре разношерстная. Все громко смеются, еще громче разговаривают и очень много пьют. Хуана приветствует хозяин заведения – человек с угольно-черными, все время любопытно бегающими глазами. За бокалом риохи я спрашиваю Хуана, что ему известно о доме, который мы недавно купили, и испытываю облегчение, когда он заверяет, что с домом все в порядке. Предыдущие владельцы – семейная пара из Мадрида, которая сейчас в разводе, – не смогли договориться между собой и решили попросту продать дом. За креветками с чесночным маслом и овощами гриль Хуан расспрашивает меня о жизни. Я рассказываю ему о родителях, о детях, о Клаусе и о нашем доме в Кляйн-Вернихе. О том, что моя семья ничего не знает о покупке дома на берегу моря. Не могу дождаться, когда увижу их изумленные лица. Около полуночи Хуан отвозит меня в отель. Вино, от которого я поначалу почувствовала бодрость, теперь разморило меня. Ужасно хочется спать. Зуза еще не вернулась.

Я просыпаюсь от веселого «Hola!».[8] Сегодня суббота, и, по-моему, я забыла повесить на двери табличку «Don't disturb»,[9] потому что передо мной стоит горничная. Осторожно открываю дверь в спальню Зузы. Ее постель пуста, но смята. Сестры и след простыл.


– Доброе утро! – Зуза приподнимается с лежака и улыбается мне. Подозреваю, что Диего загорает где-то неподалеку, и озираюсь по сторонам.

– Ты долго будешь его искать, дорогая. Диего тут пет, – смеется Зуза. – Я очень мило провела вечер. Мы сходили в один фантастический ресторан, потом немного погуляли по бульвару, а в полвторого я уже была в своей кроватке. Одна.

Ничего себе! Зуза решила дать своему браку еще один шанс и, как она говорит, хочет попробовать забыть о том, что было. Потому что после стольких лет это уже неважно. Кроме того, говорит она, ночь с Диего была горячей, но чтобы ее повторить – об этом и речи быть не может. Потому что по своей сути она человек моногамный.

– Что-то не похоже, – замечаю я.

– Я же говорила, что это была минутная слабость, не больше, – отвечает Зуза.

Весь оставшийся день мы проводим на пляже.


Только в понедельник – мы уже забронировали обратные билеты – я получаю весточку от Дэвида. Тон его сообщения какой-то отстраненный:

Надеюсь, ты хорошо отдохнула. Мне нужно с тобой поговорить, позвони мне завтра, пожалуйста.

Ни привета, ни поцелуя, даже не написал «скучаю». Во мне кипят попеременно злость и отчаяние. Хочется позвонить прямо сейчас. Но, если честно, последние дни я мало думала о Дэвиде. Покупка дома потребовала всей моей энергии и внимания.

– Что такое? – спрашивает Зуза. – Ты чернее тучи. Я молча протягиваю ей свой телефон.

– О… Это не очень хороший признак. Что собираешься делать? Если хочешь знать мое мнение, то непохоже, что ты очень уж по нему скучала.

– Я даже не знаю, что делать. Сама удивляюсь, что так мало думаю о нем, да и сейчас мне как-то все равно. Забавно!

К счастью, нам нужно на самолет. Это меня отвлекает. Во время полета я изучаю документы на дом, и мы решаем, как лучше преподнести нашим родным новость о покупке. Через два с половиной часа мы приземляемся в удивительно солнечном Кёльне. Мартин, Клаус и дети приехали нас встречать, и я очень рада видеть эту делегацию. У Лизы в руках букетик цветов. Я обнимаю ее, и она шепчет мне на ушко:

– Мамусечка, я та-а-а-ак тебя люблю!

Даже Софи и Макси рады возвращению своей главной надзирательницы. Клаус целует меня в губы и крепко прижимает к себе. Мартин сообщает, что зарезервировал столик в нашем любимом итальянском ресторане в Брюле. Документы, касающиеся дома, я держу при себе, потому что Лиза всюду сует свой носик и уже начала интересоваться моими сумками.

Пене, шеф-повар ресторана, приготовил для нас особые блюда. Мы сидим на улице под навесом, оплетенном диким виноградом. Большой стол накрыт на девять персон, горят свечи, и я начинаю подозревать, что мужья тоже приготовили нам какой-то сюрприз. Пепе приносит вино, воду, сок, оливки и хлеб. Я заказываю бутылку просекко и шепчу Зузе, что пора открыть нашу тайну. Я больше не в силах молчать и хочу знать, как они отреагируют. После того как все получили по бокалу вина, я, избегая вопросительных взглядов Клауса и Мартина, стучу вилкой по бокалу: тишина, пожалуйста!

– Мы хотим открыть тайну, которую нам с большим трудом удалось сохранить до сих пор… – начинаю я речь. И рассказываю все по порядку: как мы впервые увидели желтую виллу, о первой экскурсии туда и о том, в каком мы были восторге. О том, как сомневались и как нам помогали Шефферы…

Стало довольно тихо. Клаус смотрит на меня, не веря собственным ушам. Мартин нервно теребит в руках зажигалку. Лиза – краешек скатерти. И когда я наконец объявляю о покупке, а Зуза показывает фотографии и проект дома, Пепе становится первым человеком, обретшим дар речи.

– Bella, – он всегда так говорит, – кароши дом на солнце, для вся семья, фантастико! – И, подмигнув, добавляет: – Но лучше все-таки Bella Italia.

Клаус и Мартин не знают, что сказать. «Озадаченные» – именно то слово, которое описывает их состояние. Дети просто вне себя от счастья и забрасывают нас вопросами. Йонас очень переживает, не придется ли ему жить в одной комнате с «тупой» сестрой. Лиза спрашивает, есть ли там бассейн, а Софи, Макси и Виктория интересуются количеством спален и ванных комнат. Первым (после Пепе) сумел прийти в себя Мартин.

– У меня даже слов нет! Стоит вас оставить на несколько дней, как вы покупаете баснословно дорогой дом. – И говорит, обращаясь к Клаусу: – Нам нужно держать ухо востро, наши девочки становятся самостоятельными!

Мартин ухмыляется, и я вижу, как Зуза вздрогнула, ее глаза сверкнули опасным блеском, но, к счастью, она сохранила спокойствие.

– Он у меня еще увидит! – шипит она.

По-моему, Зуза неправильно поняла Мартина. Похоже, ее доброе намерение спасти их брак рушится из-за мелочей.

После того как мы в подробностях все объяснили и пообещали через две недели съездить вместе с ними, чтобы показать дом, Клаус успокоился и его раздражение быстро прошло. В отличие от Зузы, я всегда советуюсь с ним, когда нужно принять какое-то решение. А теперь вдруг… Мне было важно его мнение, даже когда я покупала себе одежду. А Зуза, наоборот, всегда придерживалась собственной линии. Так как Мартин постоянно в командировках, а Зуза известная Мисс Нетерпение, она часто принимала решение самостоятельно, а мужа уже ставила перед фактом. В оправдание ей можно сказать, что как деловая женщина она привыкла брать на себя ответственность и действовать быстро.

Я складываю вещи в шкаф, когда Клаус подходит ко мне сзади, обнимает и мягко увлекает на кровать. Он шепчет мне на ухо, как соскучился, нежно целует меня в шею и соблазняет по всем правилам.

На следующее утро наступают обычные серые будни. Безжалостно, без всякого христианского сострадания орет будильник, и начинается день. Только Клаус и девочки уходят из дому, как появляется Зуза. Она отвезла детей в школу и хочет выпить со мной кофе. Не умытая, не причесанная и не одетая, я протягиваю ей чашку темного напитка и зову наверх.

– Вчера я хотела, причем только из добрых побуждений, посвятить Мартина в свои планы, – начинает Зуза, и я предчувствую недоброе. – Но не успела толком начать, как понеслось… Он сказал, что его отношения с Дорис ничего не значат, что да, он был влюблен, но ничего такого не случилось. Он спал не с ней, а просто у нее. По крайней мере, так он считает. Он не знает точно.

– Это что еще за бред сумасшедшего? – спрашиваю я, удаляя с помощью эпилятора волоски в зоне бикини. Кто бы подобное ни говорил, я в жизни не поверю!

– Постой, это еще не все. Мартин клялся и божился, но с меня было довольно! Я на него наорала, сказала, что если он сейчас же не прекратит, то может съезжать обратно. Сказала, что хочу дать ему еще один шанс, но только если тема «Дорис» будет закрыта навсегда.

– И что он ответил? – Я забыла об эпиляции, мне уже стало интересно.

– Он сказал, что эта тема закрыта и что они только иногда перезваниваются.

– И ты будешь это терпеть? – С ума, что ли, Зуза сошла?

– Посмотрим. Время покажет, получится ли у нас что-нибудь, смогу ли я снова ему доверять и станет ли все по-прежнему. Секс, во всяком случае, стал лучше, чем до Дорис. Было и правда неплохо.

Зуза, это я знаю по опыту, очень любит изображать из себя спокойную и рассудительную. Но вся эта история здорово попортила ей кровь. Диего был действительно мимолетным увлечением, способом забыться, потому что с самой свадьбы Зуза была верна мужу.

Через два часа, уже одна, я собираю всю волю в кулак и набираю номер Дэвида. Он сразу снимает трубку, рад меня слышать, ахами и охами комментирует мой рассказ об Испании. Потом спрашивает, когда мы можем встретиться. Я не успеваю ответить, как он предлагает завтра в час дня. «Только обед?» – думаю я. Мне бы, вообще-то, хотелось романтики.

Я с трудом нахожу место для парковки на вечно забитой Цюльпихерштрассе. Из-за того, что долго там возилась, опоздала на десять минут. На лбу у меня выступили капельки пота. Молю Бога, чтобы дезодорант меня не подвел. Пульс бешено бьется. Когда закрываю дверцу, за что-то цепляюсь пиджаком, сумка падает с плеча и, конечно же, оказывается на земле. А там ее содержимое разлетается по мокрому асфальту. Закон подлости! Если что-то может пойти наперекосяк, обязательно пойдет. Мой мир непреодолимо превращается в хаос. Я пытаюсь взять себя в руки. Перехожу улицу как раз напротив кафе «Баккара», где мы договорились встретиться. У меня дрожат коленки, какая-то холодная рука сжимает желудок. Дэвид уже здесь. Он сидит за столиком, погруженный в чтение «Кельнер анцайгер», и не замечает меня. На нем джинсовая куртка от «Replay», под ней белая футболка. Он такой молодой, такой свежий, такой привлекательный! Когда я подхожу ближе, то замечаю, что он не читает, а с большим вниманием слушает кого-то по телефону. Увидев меня, он как-то слишком быстро заканчивает разговор. Встает, кладет руки мне на плечи, целует меня сначала в правую, а потом в левую щеку. Легонько дотрагивается до моих губ и говорит:

– Присаживайся. Что будешь пить? – Он заказывает мне апельсиновый сок и без обиняков выкладывает: – Я познакомился кое с кем, кто мне очень нравится. Кроме того, мне стало ясно, что у нас с тобой нет будущего. Ты, в конце концов, замужем, начинаешь работать, у тебя трое детей… Когда, извините, моя очередь? Где-то между готовкой, встречами, Испанией и чем-то там еще?

У меня челюсть отвисла. Чувствую, что на глазах выступают слезы, но мне удается сдержать себя и не разреветься.

– Когда это случилось? – слышу свой собственный надломленный голос.

– На прошлой неделе, – отвечает он рассеянно и с каким-то удовольствием продолжает: – А как, по-твоему, должно было все получиться? Я не хочу быть вторым мужчиной в твоей жизни. Я тебе уже много раз это говорил, а такие моменты, как тогда в «Сансоне», для меня не имеют никакого значения.

Я выпрямляю спину, делаю глубокий вдох и пытаюсь из забитого зверька снова превратиться в женщину. Но сказать легче, чем сделать. Я смотрю на себя в зеркало, которое висит за Дэвидом, и даже удивляюсь, что по моему лицу совершенно не заметно, что я в шоке. Внутри у меня все горит, но внешне я произвожу впечатление человека спокойного. Дэвид спрашивает, понимаю ли я его.

– Да, конечно, – отвечаю я так спокойно, как только могу.

Дэвид заерзал на стуле и принялся пересказывать все сначала. Я закуриваю сигарету, уже третью или четвертую. Внутри пустота. Я вспоминаю последние часы, проведенные с ним, и почему-то такое чувство, что это было давным-давно. За это время столько всего случилось, что воспоминания о нашей близости померкли. Я смотрю, как он говорит, как немного неуверенно пьет свое капуччино, как путается в словах.

– Как ее зовут? – спрашиваю я.

– Что? Кого? Кого зовут? – Дэвид меня не понял.

– Как зовут твою новую подружку?

– Гм-м… ее зовут… Петра. Да, Петра, – говорит он.

И спрашивает сердито: – А какая разница, как ее зовут?

– Никакой. Просто интересно.

Интересно также и то, существует ли эта Петра вообще.

Я откидываюсь на спинку стула и отпиваю глоток апельсинового фреша. Все равно, даже если ее и не существует, Дэвид четко дал понять, что больше не хочет продолжать наши отношения. Я должна с этим смириться, и я смирюсь.

– Андреа, что с тобой? Ты меня слышишь? – спрашивает Дэвид.

Честно говоря, я задумалась.

– Извини, что ты сказал? – улыбаюсь я.

Он в раздражении смотрит на меня небесно-голубыми глазами.

– Видишь, вот так всегда. Я объясняю тебе, в чем дело, а ты… Да ладно, неважно. Вообще-то я хотел предложить остаться друзьями…

– Друзей у меня достаточно! – отрезаю я.

Ненавижу эту песню: давай останемся друзьями! Как это может быть, если я любила и желала этого человека?

– Что это для тебя было? Просто секс? Тебе его дома не хватает?

Его тон стал резче, и я с секунду раздумываю, парировать ли этот выпад или проигнорировать. Последний вариант не подойдет, нет, до такого я не опущусь. Я кладу на стол пять евро, забираю свои сигареты, сумку, чмокаю его в щеку и говорю:

– Спасибо, мне с тобой было хорошо!

Вон, вон из этого кафе! Я испытываю какое-то странное облегчение. Дэвид прав. Дети, семья, моя новая работа, дом в Испании… Когда у меня будет время для него? Словно в трансе, я подхожу к своей машине, прислушиваясь, не идет ли он за мной, потому что я безнадежный романтик. И конечно, какая-то часть меня хочет только одного: чтобы Дэвид побежал за мной, опустился на колени и, задыхаясь, сказал, что не может без меня жить. Слишком много попсовых фильмов я пересмотрела… Действительность намного прозаичнее: я вижу только нескольких детей, идущих из школы домой, да еще пожилая женщина выгуливает собачку. Это все, что делается за моей спиной. Звонит мобильный. Дэвид?! Взгляд на дисплей меня отрезвляет. Никакой романтики. Это Клаудия. Должна признаться, я немного разочарована. Клаудия спрашивает, когда у меня будет время для командировки в Милан.

Перебирая свободные дни, я прохожу мимо какой-то витрины и, как всегда, рассматриваю свое отражение. Наверное, это каждый делает. Кто эта красивая женщина с довольной улыбкой? Это я? Если бы меня кто-то сейчас увидел, то никогда бы не догадался, что мой бурный роман окончен и теперь я снова моногамная женщина.

Книга 2

Зуза

Глава 7

Счастлива без памяти!

I don't know where I'm going But I sure know where I've been Hanging on the promises In songs of yesterday.[10]

Whitesnake

Зуза – Клаудии:

А ты по нему, случайно, не сохнешь?

Клаудия – Зузе:

Сохну? Я? Нет, так глубоко я не копаю. Я же не экскаватор!

Зуза – Максу:

Это голос из прошлого… Просто хочу узнать, как ты поживаешь. Большой привет, Зуза

Макс – Зузе:

Я полюбил тебя больше, чем когда-либо. Удачи, спокойной ночи и сладких снов…

Зуза:

Я не хочу быть ни рыба ни мясо, серединка на половинку, готовой идти на компромиссы.


Утро понедельника, без четверти пять, я сижу на кровати, сна ни в одном глазу. Что, черт возьми, значит этот сон? Пытаюсь поднять себя с постели, что удается с большим трудом, так как у меня немилосердно болят мышцы. Вчера я два часа провела в фитнес-студии: бокс, бег, гребля… Весь арсенал мучений.


Дом пуст. Мартин на неделю уехал в командировку в Штаты. Йонас и Виктория с понедельника в школьном лагере. Со мной остался только наш пес Казимир. Я устремляю взгляд сквозь жалюзи в окно. Наступает новый день. Какие сюрпризы он приготовил? Размышляя, я спускаюсь в кухню. Казимир как будто подмигивает мне своими длинными собачьими ресницами, сворачивается, вытягивается и снова сворачивается. Собачья жизнь, так и позавидовать недолго! Я поспешно выключаю галогеновые лампы. Пожалуйста, только не нужно в это время суток яркого света! Пока я кипячу воду для чая, мои мысли возвращаются к странному сну, который меня так безжалостно разбудил. Этот человек много лет назад исчез из моей жизни и моих мыслей. И слава Богу! Тогда мне стоило титанических усилий закрыть эту тему, но я смогла. Я положила воспоминания о нем в ящик, закрыла его и выбросила ключ. По крайней мере, я так думала до сегодняшнего утра. И вот теперь, почти шестнадцать лет спустя, мне снова приснился этот тип. Блин, кто ему дал право снова влезать в мои мысли? Не было никакой причины, никакого повода – атака без предупреждения, гром среди ясного неба. Безобразие! Последние годы мы не поддерживали отношений, не поздравляли друг друга ни с Рождеством, ни с днем рождения, и это было очень славно! А я счастливая, довольная жизнью женщина, которой всего хватает, ну разве что за исключением мышечной массы. Я наливаю в чашку кипяток и злюсь, как оса. Но на кого, на что? На себя? На ситуацию? На то, что я поднялась ни свет ни заря и в такую рань стою на кухне и пью чай. Я решаю, что оно того не стоит, и иду в гостиную. Включаю радио и слышу до скрежета зубовного знакомую песню «Here I go again» группы Whitesnake. Этого еще не хватало! Это была наша песня. Я включаю CD-плеер, в котором лежит диск Виктории. «What're you waiting for?» – напевает Гвен Стефани. Просто замечательно! Меня что, преследуют? Быстро хватаю другой диск – Guns'n'Roses. Включаю Аксела Роуза и компанию на полную катушку и отправляюсь в ванную. Не позволю этому сну преследовать меня весь день! Я десять минут стою под холодным душем и наконец чувствую себя лучше. Новый день может начаться!


Прекрасный июльский день близится к закату. Я сижу с бокалом вина за письменным столом, потому что, кроме личных проблем, у меня еще много работы. Дела в галерее идут отлично. Весь день телефон не остывал. Из службы доставки интересовались, какие закуски привезти. Нужно было настроить освещение. Шестеро мужиков бегали по галерее, как муравьи. Катарина, моя ассистентка, все время висела на телефоне и пыталась как-то сдержать разрастающийся хаос. В полдевятого все наконец сделано и можно уходить. В следующую субботу в 17.00 важный день: последняя выставка перед каникулами, соберется около ста гостей – коллекционеры, богема, художники. Приглашения мы разослали еще две недели назад, но мой факс до сих пор продолжает выплевывать благодарности за них. Если все придут, галерея будет забита, и, я надеюсь, это будет успех. Как правило, я рассчитываю на то, что около тридцати процентов приглашенных не придут. Художник, похожий на молодого Германа Брода,[11] так взволнован, что с ним практически невозможно говорить. Каждые два часа он звонит с очередными предложениями, действуя на остатки моих нервов. Последний раз, а именно в двадцатый, он позвонил, чтобы обсудить расположение картин, и это чуть не стало последней каплей. Я разозлилась и швырнула телефон в сумку. Какой тупой, все время одни и те же вопросы! Чтобы положить конец этому бреду, я вызвала его завтра утром сюда, в галерею. Обсудим все уже окончательно.

«Тринь-тринь» – звенит телефон из глубины сумки, Я спотыкаюсь о Казимира, едва удерживаюсь на ногах, и у меня даже получается найти мобильник среди всего хлама. Нуда, как всегда слишком поздно. И почти точно, что это снова Луиджи, клон моего Германа Брода. Я снимаю блокировку клавиатуры и пробираюсь к ожидающему меня бокалу вина. Пропущенный звонок, как показывает дисплей, был от Клаудии.

После трех гудков она берет трубку. У нее нервный, злой и немного грустный голос. Сегодня утром Клаудия, когда ходила по магазинам на средней улице, встретила Морица. В обнимку с крепкой девицей из разряда «чуть за двадцать», пергидрольными волосами которой можно было бы осветить пол-улицы. А ее фен, должно быть, инопланетянин, живущий собственной загадочной жизнью. Мориц, продолжает Клаудия гневно, сначала выглядел испуганно, но через секунду мобилизировался и представил это существо как свою подругу Бабси. Баб-си, что за жуткое имя, презрительно замечает Клаудия. Эта балда сразу же узнала Клаудию и сказала своим писклявым голосом: «Ой, а я недавно о вас статью читала. Круто! Ваши шмотки просто бомба». На что Клаудия ответила: «Благодарю. А вы что, уже умеете читать?» А Морицу заявила: «Надеюсь, до не очень скорого свидания!» Клаудия просто источает яд.

– Этот говнюк с хриплым голосом и губами Мика Джаггера пусть поцелует меня в задницу. Он трус, выглядит как черт-те что и вообще идеальная пара для этой дурочки из переулочка. Во всяком случае, – заверяет меня Клаудия, – я очень рада, что от него избавилась. Он совершенно не понимает того, что я делаю, у него никогда нет денег, и он все время ходит в этих дебильных рубашках. Господи, я уже больше не могу видеть белые рубашки! Мужчина в футболке, молодой, свеженький – вот это то, что надо. Я разразилась хохотом.

– А ты по нему, случайно, не сохнешь? – осторожно спрашиваю я.

– Сохну? Я? Нет, так глубоко я не копаю. Я же не экскаватор!

Я меняю тему и рассказываю Клаудии о своем ночном «свидании» с Максом. Человек, с которым я, юное и нежное создание, познакомилась в семнадцать лет, в последний четверг перед Великим постом, и с которым на протяжении многих лет я то сходилась, то расходилась, снова напомнил о себе. Этот весельчак меня всегда сражал наповал. Макс мог исчезать из виду на месяцы, пропадать где-то, но стоило ему появиться, как я таяла, словно сахарная. Но в один прекрасный день все это даже мне надоело. Кончен бал, и морочить мне голову тоже можно не вечно. Кроме того, я познакомилась с Мартином, выскочила за него замуж и забеременела. Клаудия, с которой мы сидели за одной партой, конечно же, знает всю эту душераздирающую историю и тяжело вздыхает, когда я рассказываю свой сон.

– Не-е-е-е-ет, кто угодно, но только не он! Зуза, ну правда! Он же… – Она прерывает себя, чтобы снова начать: – И что теперь? Что ты собираешься делать?

– Ничего! Мне просто странно, что он опять появился так внезапно, – недолго думая, отвечаю я и делаю глоток вина.

– Не верю. Сто процентов, у тебя уже руки чешутся.

– Да нет! Ну что такого может случиться?

– Что? Что может случиться? А что ты собираешься сделать? – кричит она почти на грани истерики.

Я буду говорить только в присутствии своего адвоката.

– Зуза, если я запишу то, чего я не знаю о тебе и Максе, то все поместится на почтовой марке. Как вы порвали в последний раз?


Я немного освежаю ее память и слышу тяжелый вздох. Ненадежность этого человека всегда доводила меня до белого каления. Однажды – это уже вообще ни в какие ворота не лезло! – мы с ним собрались пойти поужинать в ресторан «Ленбах». Нам тогда как-то удалось протянуть полгода без ссор, и мы хотели это должным образом отпраздновать. Я заказала столик и два часа без толку прождала этого негодяя. Официанты смотрели на меня с жалостью, и в итоге мне пришлось есть в полном одиночестве. Я тогда та-а-а-ак разозлилась, что оставила Максу на автоответчике очень недоброе сообщение. После этого контакт прервался.

– Да, ты осмелилась его покритиковать! – смеется Клаудия. – Мужчины воспринимают это как оскорбление их величества. А если ты не стесняешься в выражениях, тогда, считай, империя вообще погибла.

Точно! Мне до сих пор смешно, когда я вспоминаю, что тогда наговорила в порыве гнева. Наверное, даже автоответчик содрогнулся.

– Ну и что теперь? Ты пошлешь ему e-mail и по старой привычке начнешь новую партию? Может, даже отыграешься, заставишь его подергаться. Гм… Если он ответит и если в этот раз тебе удастся удержать инициативу в своих руках, может, даже весело получится. Но давай начистоту: он все равно не ответит, и ты можешь спокойно обо всем забыть и жить дальше. Ну так давай! Чего ждешь? – захихикала она предвкушая любопытную историю.

Дело идет к третьему бокалу вина, я все больше пьянею и набираюсь смелости. Но если Клаудия права, то она права. Я беру телефон и узнаю в справочной номер редакции «Франкфуртер рундшау» – Макс раньше работал там и, возможно, работает до сих пор. Ура! Голос на том конце без промедления сообщает мне его e-mail.

– Так, это мы сделали. И что теперь я должна написать? – спрашиваю я Клаудию. Мы с ней до сих пор висим на телефоне. – Есть!

Это голос из прошлого. После того как прошлой ночью ты всплыл у меня в памяти, я проснулась в пять утра и мне понадобились шестнадцать часов и четыре бокала вина, чтобы сесть и написать тебе это письмо. Просто хочу узнать, как ты поживаешь. У меня все замечательно. Я замужем за Мартином, у меня двое детей, и на работе тоже все идет как по маслу. Большой привет, Зуза

– Звучит хорошо, спокойно и дистанцированно. Или нет? – Я буквально слышу, как Клаудия кивает, но еще минутку жду ответа.

– Да давай уже! Что такого может случиться? Вспомни, как мы стояли с тобой возле русских горок и тоже долго не могли решиться. И ничего не случилось. Через минуту страх пропал, нерешительность ушла, и нам с тобой понравилось, – подбадривает она.

Да, у Макса и русских горок определенно есть что-то общее. Я ставлю курсор на кнопку «отправить», мой указательный палец ложится на левую клавишу мыши, я нажимаю… Все, письмо улетело, и никакими силами его не остановишь.

– Все, отправила, – выдыхаю я и смеюсь.

– Браво! Поскольку он все равно не ответит, можешь сразу забыть обо всем этом. Помни: Макс – это твое прошлое. Я думаю, ничего не изменилось!

Час спустя я довольно пьяненькая, но гордая собой лежу в кровати. Что может произойти? Призрак приходил, но надолго не задержался.

* * *

Ужасный, пробирающий до костей «тын-дын» нашего дверного звонка будит меня. Сколько раз просила Мартина поменять звонок! Черт, уже восемь часов. Я бегу вниз, отпихиваю в сторону Казимира, который стоит у двери, виляя хвостом. Сервис по выгулу собак прибыл. Передо мной, вытаращив глаза, стоит наш бравый помощник Вилли. Он быстро переводит взгляд на Казимира, который его радостно приветствует, и цепляет поводок к ошейнику. Бросив «до скорого», я захлопываю дверь, мельком гляжусь в зеркало, и моим глазам предстает то, что только что увидел Вилли: волосы дыбом, бретелька черной ночной рубашки сползла с плеча, выставив напоказ мою правую грудь. Что ж, остается только надеяться, что шестидесятилетний дядя был молодцом и принял утром свою таблетку от давления. Вообще-то в девять часов я уже хотела быть в галерее. Ничего не выйдет. Звоню Катарине и сообщаю, что приеду позже. Теперь – бегом в душ. Я как раз уничтожаю с помощью станка «Ледишейв» волоски на ногах и под мышками, когда вдруг вспоминаю свое вчерашнее отчаянное письмо. Должно быть, я сошла с ума. Что за бес меня попутал? Качая головой, я выхожу из душа. Надо поторапливаться. Я безуспешно пытаюсь влезть в кожаные планы. Я купила их пару недель назад, будучи в жуткой ссоре с Мартином, и они чудесно сидели. А теперь мне понадобится обувная ложка, чтобы втиснуться в это одеяние. Запускаю ноутбук и сажусь на корточки в незастегнутых штанах. Программа «Outlook» сообщает, что у меня десять новых сообщений. Служба доставки прислала подробный счет. Флорист информирует о сроках поставки. Рассылка, в которой говорится обо всех июльских выставках. Мартин жалуется, что вчера мой телефон был постоянно занят. И – я не верю своим глазам! – письмо от Макса. Плевать, если отлетят все кнопки на моих штанах или кровообращение прекратится, но я должна сесть. Целая страница, и еще фотография в придачу! Он пишет, что является руководителем Мюнхенского бюро «Франкфуртер рундшау», что развелся с третьей женой и сейчас живет один (бывшая супруга несколько лет назад предпочла ему несколько более молодой экземпляр) и что он пытается найти положительные стороны своей холостой жизни. Я засмеялась, когда представила его с пылесосом среди куч грязного белья. Хорошо, все-таки справедливость на свете есть. С ноутбуком под мышкой я отправляюсь в путь. Навстречу мне идут Вилли с Казимиром. По-моему, Вилли рад видеть меня прилично одетой. Он заверяет, что у него есть ключ от дома, что сегодня он еще как минимум раз сходит с Казимиром на прогулку, заменит лампочки в кухне и починит пылесос до того, как Мария придет убирать. Что бы я делала без Вилли? Все, я поехала.

Луиджи, мой Герман Брод для бедных, уже беспокойно мечется по галерее. Он просто душка, унаследовал горячий темперамент от мамы-итальянки, черные глаза и густые волосы от своих средиземноморских предков и крепкую, статную фигуру от немца-папы. К сожалению, в придачу он получил от него еще и фамилию – Виттенберг. Луиджи Виттенберг. Родился и вырос в Кёльне, говорит на хорошем немецком, немного нараспев, на рейнский манер. Принц, герой-любовник. Все приглашенные дамы будут бросать в его сторону томные взгляды, в этом можно быть уверенной. Хотя сейчас он сам как-то странно на меня смотрит.

– Зуза, я не знаю, что делать! Я всю ночь не спал, думал, как еще можно развесить картины, даже вот, набросал на бумаге, – говорит он и сует мне пачку изрисованных листов формата A4.

– Слушай, а может, прямо сейчас и попробуем? – предлагаю я. – Перевесим картины, как договаривались, и посмотрим, что лучше.

Следующие несколько часом мы провели, перевешивая картины. Свершилось! Луиджи в полном восторге носится по галерее.

– Именно так я это и видел. Каждая картина как бы сама по себе, ни одна не заслоняет другую.

Катарина делает гримаску. Именно так мы с самого начала и предлагали их развесить. Я приказываю себе молчать. Я голодная, как сто волков. Неудивительно, ведь уже начало второго, а у меня во рту кроме двух литров воды ничего не было. Здравствуй, анорексия! Если мне сейчас же не дадут чего-нибудь съесть, я превращусь в зомби. Спасение приходит, и его зовут Андреа. Она как будто знала, что ее сестра умирает голодной смертью, и привезла полную сумку итальянских вкусностей. От аромата у меня побежали слюнки.

– Катарина сказала по секрету, что у тебя много дел, а я как раз была недалеко. Вот и принесла кое-чего подкрепиться.

Чиабатта с моцареллой и томатами, с оливками и калабрийской салями, с жирной мортаделлой… А вот и Луиджи, который строит глазки моей сестре и, похоже, совсем забыл о своем волнении.

Когда я включаю ноутбук, мне приходит в голову, что я не ответила на его письмо и даже толком не рассмотрела фотографию. Поразительно! Дело в стрессе, в моей удовлетворенности или в том, что он уже очень давно перестал быть для меня чем-то важным? Я оставила его позади! Гип-гип-ура! Похоже, его письмо не произвело на меня впечатления. Я черкаю ему пару строк в ответ (и, надо сказать, неплохо пишу):

Ничего себе, такой оперативный ответ (нужно немного стервозности, думаю я). К сожалению, сейчас дел по горло. В эту субботу состоится последняя выставка перед летними каникулами, а потом – в Испанию, в отпуск с детьми и собакой. Если будет желание, можешь позвонить. Мой номер: XXX…

Открываю его фотографию и застываю: если бы увидела на улице, ни за что бы не узнала.

* * *

Утро субботы. Включается радио, из него доносится программа «С добрым утром». «Сволочь!» – думаю я и заглушаю радостную песенку ударом руки, от которого с тумбочки падает стакан. Осколки, разлитая вода… Хорошо начинается день! Мартина рядом нет. Перепутал день с ночью и наверняка храпит в кресле перед телевизором. Йонас и Виктория вернулись вчера с экскурсии в Ардеш совершенно измотанными. Им обоим нужно как следует выспаться. Я не умываюсь, натягиваю спортивный костюм, спускаюсь вниз и – о чудо! – слышу, что кто-то возится на кухне, и ощущаю аромат свежего кофе. Мартин не спит и не хандрит из-за бессонницы. Он уже сходил за булочками, накрывает на стол и лучезарно мне улыбается.

– Давай на пробежку, а когда вернешься, вместе позавтракаем.

Шесть километров я сегодня преодолеваю без особого напряжения и через каких-нибудь полчаса снова стою у двери, наполненная кислородом, пропотевшая и голодная, как хороший медведь.


В три часа дня в галерее начинается сущий ад. Флорист привез ящики с цветами, служба доставки закусок заняла печь и все прилегающие к ней столы, с Луиджи скоро случится истерика. Мне удается убедить его поехать домой, принять душ и вернуться как можно позже. Клаудия, Берни и Андреа анонсировали свое появление в половине пятого, и где-то в череде этих событий я меняю джинсы на костюм. Я вся в мыле, что при температуре двадцать восемь градусов неудивительно, но мне все-таки удается переодеться. Зеркало не показывает мне ничего хорошего. Волосы слиплись, макияж расплылся, на щеке темные полоски грязи, отлично!

Через двадцать минут все исправлено. Я приняла душ, вымыла волосы и высушила их с молниеносной быстротой. На носу и над верхней губой нет капелек пота, которые всегда появляются, когда я пытаюсь одновременно сушить волосы феном, застегивать змейку на брюках и завязывать шнурки на ботинках. В галерее затишье перед бурей. Шесть официантов и шесть официанток, все в черном, за исключением белых фартуков, ожидают гостей. Катарина стоит, прислонившись к колонне, и увлеченно беседует с Луиджи, который нервно вцепился в свой бокал шампанского. У него подергивается левая бровь, что означает крайнюю степень взвинченности. Последний взгляд в зеркало… Все так, как должно быть! Я в черном костюме от Ива Сен-Лорана с пленительным декольте. Элегантная и сексуальная, экстравагантная и женственная. Жирные черные стрелки, немного туши и капелька пудры. Слава богу, у моих волос сегодня хорошее настроение, на этом фронте все спокойно. Все, я собой довольна и могу выезжать.

Дверь распахивается, и я вижу, как прямо на меня бежит, виляя хвостом, лохматое, четвероногое, грязное чудовище с палкой в зубах. На помощь, это Казимир! Едва я успеваю сделать шаг в сторону, как чувствую на груди его лапы.

– Привет, дорогая! – говорит мой чудо-муж и чмокает меня в губы. – Извини, Казимир как-то вырвался.

Интересно, с каких это пор собаки умеют открывать дверь? Будь он на поводке, этого бы не произошло. Я воздерживаюсь от комментариев и достаю влажную салфетку, чтобы отчистить следы бурного приветствия. Мартин хоть и защитил кандидатскую по экономике, но в нормальной, повседневной жизни он совершенный растяпа.

– Ты ведь собираешься переодеться, да?

На Мартине джинсы и рубашка «поло». А сегодня он должен помогать мне принимать гостей!

– Да, но, знаешь, я тут подумал… У тебя же есть Катарина, Андреа и подружки. Я тебе не буду нужен. Йонас хотел пойти поиграть в теннис, и я посчитал…

Я не дослушиваю до конца. Смотрю на Йонаса, который стоит за спиной отца и закатывает глаза. Все понятно: его приговорили к игре в теннис, потому что Мартин не любит скопления народу на выставках.

– Ладно, ничего страшного. Хорошо вам поиграть, только обязательно возьмите с собой Казимира.

Мой взгляд падает на Викторию. Она не пожалела ни времени, ни усилий, ни моего платяного шкафа, чтобы обеспечить себе королевский выход. Я не верю своим глазам. Мое новенькое летнее платье от Кавалли сидит на ней как влитое! К нему она надела замшевые сапожки, подвела глаза черным и довершила образ солнечными очками от Гуччи, которые красуются в ее длинных, светло-русых волосах. Только я хочу разразиться своей обычной тирадой «Ты что себе вообще позволяешь?!.», как в дверях появляется Клаудия, оценивает ситуацию, обнимает мою дочурку и говорит:

– Радуйся, что у нее хотя бы есть вкус. Представь, если бы она была толстой, немытой панкершей? Тебе бы больше понравилось? Это же только одежда.

Ответная реплика, равно как и тирада в адрес Виктории, остаются за мной, потому что входят Берни и Андреа в сопровождении первых гостей.

Вот они появляются… Одни выглядят шикарно, другие – как будто ехали из дому и забыли переодеться. Кто-то вообще не пришел. Следующие полчаса галерея наполняется веселой, непринужденной болтовней. Картины, как и ожидалось, получили у публики одобрение, и в шесть часов две из них я уже продала. Местная пресса тоже в грязь лицом не ударила. «Экспресс» и «Кельнер анцайгер» прислали не только фотографов, но и журналистку, которая сразу же набрасывается на Луиджи. Я с улыбкой присоединяюсь к ним, не подозревая, что Луиджи использует свой шанс исчезнуть в направлении Андреа. Карин Гато из «Экспресса», которая и впрямь похожа на кошку, сразу выпускает коготки.

– Мне обязательно нужно поговорить с художником, иначе я не могу гарантировать достоверность материала. И тогда мне придется отказаться от публикации. А было бы очень жаль.

Я обещаю ей, что через пять минут Луиджи снова будет здесь, и пускаюсь на поиски этого идиота. Черт, он должен не флиртовать с Андреа, а ублажать этих газетных девок! Андреа сегодня действительно бомбово выглядит. Неудивительно, что Луиджи за ней волочится. Но в этом нет смысла, так что ему надо возвращаться. Я уже почти продала третью картину, когда ко мне подходит ассистентка.

– У входа съемочная группа из «TV-Колонь», они хотят взять у Луиджи интервью, поснимать картины – короче, сделать сюжет. Впустить их? – спрашивает она взволнованно.

– Они предупреждали, что приедут?

– Не-а, но им хоть убей нужен на завтра сюжет, и так как они были поблизости…

– Понятно, лучшего пиара и не придумать!

Три секунды спустя их команда уже вовсю снимает в галерее. Мне становится не по себе: это же те люди, которые были тогда в салоне красоты, и журналист – бывший любовник Андреа. Дэвид входит вслед за оператором. Я слышу характерный смех Андреа, который выделяется на фоне других голосов, нахожу ее глазами и вижу, что Луиджи до сих пор с ней любезничает. Катарина говорит с Дэвидом, показывает на меня, потом на Луиджи. Дэвид, когда видит Андреа, превращается в соляной столп. Потом все происходит очень быстро. Катарина подплывает к Луиджи и Андреа. Пока она говорит с ними, я вижу, что сначала Луиджи, а потом и Андреа замечает Дэвида. На одну секунду ее лицо выражает испуг, но потом она овладевает собой, улыбается, берет Луиджи под руку и идет к Дэвиду. Он до сих пор стоит как вкопанный, белый как простыня, не в состоянии пошевелиться. Прежде чем он успевает упасть в обморок, Андреа говорит:

– Привет, Дэвид, рада тебя видеть! Позволь представить тебе Луиджи. Это тот самый художник, который наделал сегодня столько шуму. Ах да, а это Зуза, моя сестра. Она организатор выставки и хозяйка галереи.

– Очень рад, что вас заинтересовали мои картины, – выдает Луиджи.

– Давай я тебе быстренько все покажу, потом ты возьмешь интервью у Луиджи, а твоя команда пока что снимет парочку картин.

Я атакую Дэвида, как и моя сестра. Он до сих пор не проронил ни слова. Я беру его под руку и веду к первой картине, а Луиджи отправляю к кошке из «Экспресса». Андреа тут же марширует к входной двери.

– Это одна из первых работ Луиджи… – начинаю я.

– Скажи, что это за человек, с которым Андреа обнимается?

Ой-ой-ой, в дверях появился Клаус!

– Это ее муж, они вместе уже целую вечность, – пытаюсь я переменить тему. – Посмотри сюда, вот это самый настоящий ранний Виттенберг. Когда будешь говорить с ним, пусть обязательно расскажет тебе предысторию…

По отвлечь Дэвида не удается. Он безотрывно смотрит на Андреа. Наблюдает, как она под руку с мужем подходит к Клаудии и Берни. Андреа само спокойствие. Я понемногу начинаю нервничать: непонятно, что творится с Дэвидом, ведь он же сам прекратил их роман. Жутко интересно, что будет дальше. Андреа поворачивается ко мне лицом, и я вижу в ее глазах панику. Я мягко подталкиваю Дэвида дальше и говорю, говорю, рассказываю о Луиджи, о том, что привело его в живопись. Но Дэвид, похоже, меня не слушает. Проходит еще какое-то время, у меня уже заканчивается всякий текст, и он изъявляет желание пообщаться с Луиджи. Он вдруг начинает спешить, говорит, что хочет побыстрее все закончить и уехать. Через полчаса все позади. И даже Клаус уже сыт искусством и собирается домой в уютный, идиллический и свободный от бывших любовников его жены городок Кляйн-Верних

Остальные гости продолжают мило беседовать, попивая вино. В девять часов в галерее уже никого не остается. Человек из службы доставки закусок мухой все собирает, Катарину забирает ее очередная большая любовь на крутом мотоцикле. Луиджи уже слегка захмелел и в прекрасном настроении. Он приглашает меня, Клаудию, Андреа и Берни в итальянский ресторан. С удовольствием! Я говорю, что догоню их и буду через десять минут. Заглянув в кассу, где лежат еще несколько заказов на картины, я остаюсь довольна. Пять картин нашли своих покупателей, три заказаны и еще две очень понравились. С кассой в руках я перехожу в служебное помещение, где стоит сейф. Я люблю после суеты выставки еще раз спокойно полюбоваться картинами и закончить вечер бокалом вина.

Я стою перед зеркалом в одном лифчике и стрингах, когда кто-то звонит в дверь. Наверное, девчонки что-то забыли.

– Да, иду, иду! – кричу я, набрасывая пиджак и подбегая к двери босиком. Но за ней стоит не Андреа, не Берни и не Клаудия, нет. Это какое-то незнакомое существо мужского пола в очках. Открывать дверь? Меня бросает сначала в холод, потом в жар, уровень адреналина подпрыгивает вверх, сердце бьется со скоростью реактивного самолета перед взлетом. Перед дверью стоит мое прошлое – Макс!


– Ну и что дальше? – интересуются у меня девчонки. Час спустя я присоединилась к ним и теперь сижу в их компании с раскрасневшимися щеками и сверкающими глазами.

– Я не представляю, как открыла дверь. Я была совершенно сбита с толку. Макс явился с букетом белых роз и насвистел, что стоял в пробке и поэтому только сейчас прибыл в Кёльн… и как он рад, что застал меня. С этими словами он сунул мне в руки букет. Я чувствовала себя немного дебилкой, стоя перед Максом в одних трусах и пиджачке. Я все время одергивала его и беспрестанно молилась, чтобы он оказался достаточно длинным и прикрывал мой зад. Макс как-то так на меня посмотрел, что я почувствовала себя совсем по-другому. Но в этот момент я укололась шипом розы и снова вернулась с небес на землю.

Мы дымим как паровоз, отпиваем еще вина, и я рассказываю дальше. Жизнь иногда такая занятная штука!

– Только чур, ничего не пропускать! Мы хотим знать все детали, – заявили они хором.

– Я предложила ему вина и хотела поставить розы в воду. Люди из службы доставки все перепутали: посуду поставили вниз, а вазы – наверх. Да, тут я растерялась. Поскольку я была не одета, то не могла поднять руку и на сантиметр, чтобы не оголить свою заднюю часть. – Мне до сих пор смешно: я и правда стояла перед шкафом как дурочка.

– Ну и?… – спросила Андреа.

– Макс сжалился надо мной. Я быстро закурила «Мальборо». И тогда он сказал: «Ты совсем не изменилась. Нет, неправда, ты еще больше похорошела!» Господи, от его голоса у меня до сих пор мурашки по коже. Но в тот момент я подумала: «Да, о тебе этого не скажешь».

– И ты что, так ему и заявила? – спрашивает Клаудия.

– Нет, конечно. Я была сама вежливость. Вы бы меня видели! У меня все время дергалась мышца на левой ноге, и чем больше я пыталась с этим что-нибудь сделать, тем хуже выходило. Я была в панике! Представьте, со второй ногой началось то же самое: я превратилась в двуногого электрического угря. Тогда я спросила, как у него дела и чем он сейчас занят. – Мне нужно выпить еще вина, потому что начинает пересыхать в горле. – И он стал подробнейшим образом докладывать о своих амурных приключениях. Настоящий зануда, я вам скажу. Что мужчины вообще себе думают? Хотят казаться крутыми пацанами, а на самом деле рубят сук, на котором сидят. Кому нужен герой, который перетрахал все, что движется!

– Что-о-о? Он тебе такое рассказывает? Слушай… – возмущается Андреа.

– Подожди, пусть говорит, – перебивает ее Берни.

– Я придержала язык и слушала. Через полчаса уже хотела уходить. Мы сидели у меня в кабинете. Я тем временем разложила вещи по местам, надела джинсы и стала гадать, как бы снять пиджак и надеть кофту, чтобы не стоять перед ним в одном лифчике. И тогда он просто меня схватил и поцеловал. Я уже не была настолько уверена, что на этот раз останусь равнодушной. Мою холодность унес шторм с силой ветра в одиннадцать баллов. Что же он со мной делает…

– И что дальше-то? – не терпится узнать Клаудии.

– А дальше мы делали это на письменном столе. Довольно долго, страстно и, в принципе, неплохо для его возраста, – сказала я, хихикнув.

– Не-е-е-ет! Я так и знала, с этим человеком плохие новости гарантированы.

– Нет, неправда! Можете считать меня романтичной идиоткой, но я видела в его глазах столько чувства. Это нельзя сыграть. Я думаю, что он действительно изменился. И каждый имеет право на еще один шанс.

– Да, конечно, но сколько уже было этих шансов?

Я не отвечаю. Мне кажется, что поцелуи Макса пробудили во мне чувства, которые всегда были между нами, но которые мы спрятали, затенили. Может, он и правда изменился? Может, с возрастом стал не таким эгоцентричным? Вихрь чувств: я ошеломленная, заново родившаяся и не понимающая, что происходит.

– А где он сейчас? – спрашивает Андреа.

– Не знаю. Он проводил меня до ресторана и уехал.

– Как вы попрощались?

– Ну, я была довольно сдержанна, сказала: «Было мило» – и хотела идти. Он покачал головой, обнял меня и прошептал, что, наверное, было больше, чем просто мило. Потом поцеловал меня и сел в машину.

– Сдержанна? Это ты, что ли? Когда дело касается Макса? Кому ты рассказываешь? Ну говори же, как он выглядит? И еще очень важно: если бы ты его не знала, то обратила бы на него внимание? – не унимается она.

Об этом я еще вообще не думала.

– Он такой же высокий, как и раньше. Значит, по крайней мере, не усох. Наоборот, даже чуть-чуть набрал вес. Наверное, ему сейчас где-то за пятьдесят, волосы еще на месте, но уже начинают седеть. Он носит очки и ортопедическую обувь, и у него, как ни странно, карие глаза.

– А что тут странного? – не поняла Берни.

– А то, что моя сестра втюривается только в мужчин с голубыми глазами! Но давай честно, Зуза… Представь, что он сейчас сюда заходит, ты его не знаешь, он тебе улыбается и пытается с тобой флиртовать. У него был бы шанс? – Андреа никак не может успокоиться.

Я задумываюсь, представляю себе ситуацию и даю ответ быстрее, чем даже сама ожидала.

– Нет! Это не тот тип мужчин, который мне нравится и который может иметь у меня успех, – говорю я, потупившись.

– Что? – кричит Клаудия. – Тогда прекращай это сразу же!

– Да, но это же Макс, а с ним мне все это неважно, – отвечаю я упрямо.

– Да ну, брось. Во-первых, никто не меняется, и тебе снова придется долго ждать, пока он позвонит. Но тебя послушать, то он должен быть просто тупицей, чтобы не позвонить. Такая женщина, как ты, на блюдечке с голубой каемочкой… – мрачно рассуждает Клаудия.


Я делаю глоток вина, и в этот момент моя маленькая «Нокия» издает «тринь-тринь», возвещая о приходе нового SMS. В недоумении я открываю сумку. «Получено сообщение» – читаю я на экране, и в этот момент эта глупая штуковина отключается. Не работает! С тех пор как я пару раз его уронила и он рассыпался на мелкие части, телефон стал жить своей жизнью. Дрожащими руками я пытаюсь привести его в чувство.

– Дай его сюда, на это невозможно спокойно смотреть! – Берни вырывает у меня из рук телефон. – Так, какой у тебя пин-код?

– Один-два-три-четыре.

– Очень оригинально!

Капризная штука снова ожила. Вторая попытка оказалась удачной:

Я полюбил тебя больше, чем когда-либо. Удачи, спокойной ночи и сладких снов о нас с тобой.

Я засмеялась немного громче, чем нужно. Полюбил меня больше, чем когда-либо, ха! У меня никогда не было чувства, что он меня любит. Тем не менее я перечитываю и перечитываю сообщение, пока Клаудия не вырывает у меня из рук телефон и не начинает читать вслух.

– Боже мой, нам, похоже, снова предстоят веселые времена, – говорит она сухо.

– В смысле? Почему «боже мой»? – спрашивает Берни, которая не знает предыстории нашего романа.

– Макс был большой любовью Зузы, по крайней мере она так считает. Два года подряд у них были довольно напряженные отношения. Кроме ненадежности, к его особым приметам относятся еще замашки Казаковы и приступы болезненной ревности. Просто супер!

Я снова и снова перечитываю SMS. Несколько лет назад я бы прыгала от радости и никакая сила в мире не смогла бы удержать меня. Но сегодня? Сегодня я довольная жизнью тридцативосьмилетняя мать троих детей, живущая в более-менее счастливом и благополучном браке, кроме того успешная в профессиональном плане. Рассудок говорит мне: это была ошибка, неосторожность, алкоголь, переживания предыдущих дней – неважно что. Главное, это не должно иметь продолжения. Но хочу ли я быть ни рыба ни мясо, серединка на половинку, готовой на компромиссы? Нет! Я хочу быть без памяти счастливой!

* * *

На следующее утро дождь льет как из ведра. Я просыпаюсь от шума машин, которые поднимают на почти затопленных улицах грязные фонтаны воды. Половина седьмого, воскресенье. Моя семья спит крепким сном. Я бы в это время тоже спала, если бы не тысячи мыслей о Максе, которые роятся в голове, как переполошенный рой ос. Вчерашнее сообщение я стерла, прочитав уже в трехсотый раз. И хотя не ответила, но стало ясно, что я хочу снова увидеть Макса. А когда? Время неподходящее: через неделю с небольшим мы с Йонасом, Викторией и Казимиром сядем в машину и отправимся в Испанию. Я открываю сумку. Пошлю ему SMS. Мой большой палец уже совсем было пустился по клавишам, как вдруг я заметила, что есть еще одно сообщение:

Я уже в дороге. Не мог заснуть, потому что постоянно о тебе думаю. Хочу увидеть тебя как можно скорее. Пожалуйста, ответь, когда сможешь.

Я в растерянности. В последнее время я немного флиртовала с посторонними мужчинами, не считая Диего, поэтому чувствую себя не в своей тарелке. Быстро набираю:

Да, я тоже не спала. Посмотрим, когда я свободна.

Я готовлю себе чай, вода в электрочайнике закипает трижды, а я будто загипнотизированная жду очередного «тринь-тринь» и пытаюсь хоть чуть-чуть навести порядок в гостиной. Я бесцельно перекладываю журналы с одного конца стола на другой, выметаю остатки пепла из камина и сортирую поленья по размеру. Прошло уже десять минут, как я отправила SMS. И никакого ответа. Вот засранец! Почему с ним я не могу быть спокойной и сосредоточенной? Подавленная, я возвращаюсь в кухню, решаю, что мед в чай класть не буду, когда наконец раздается «тринь-тринь». От испуга я проливаю кипяток себе на руку, сдерживаю крик и сую пальцы под холодную воду.

Как можно быстрее, но не нужно спешить. Сначала мне нужно встретиться с одним человеком во Франции. Мне тебя не хватает. Я позвоню.

Я замечаю, что даже топнула ногой. Он полностью владеет собой, хотя это должна была бы делать я. У меня дети, муж, однако я, несмотря на это, влюблена без памяти. А тот, кто мог бы позволить себе бесстыдно и безоглядно броситься в омут с головой, все взвешивает и действует крайне обдуманно. Зараза! С чашкой чаю и тапочками-зайчиками на ногах я иду в гараж, чтобы достать из коробок вещи, которые могут понадобиться в нашем новом доме в Испании.

– Эй, а ты что тут делаешь? – Мартин проснулся и стоит в дверях.

– Собираюсь в Испанию. Здесь столько вещей, которыми мы не пользуемся, может, там они больше пригодятся. Я решила, что прямо сегодня и начну.

* * *

Неделю спустя мы всем семейством мчимся по направлению к югу на загруженном доверху новеньком «Фольксвагене Туарег» Мартина. Машина мягко шуршит по дороге мимо Лиона, Валенсии и Оранжа. Потом мы держим курс на Ним. Погода нас балует, и дети в хорошем настроении. Из динамиков несется то «Meat Loaf», то голландская рок-певица Анук, визжащая «I don't know where I belong».[12] Я во все горло визжу вместе с ней. Йонас устроился на переднем сиденье с чипсами и минералкой, заткнул уши и читает книжку. Виктория на заднем сиденье слушает свою собственную музыку из IPod'a и пьет только воду – после последней упаковки чипсов она снова на диете. А Казимир все время крутится да вертится. Кондиционер охлаждает воздух. Мы встали в шесть часов, помахали на прощанье сонному Мартину и отправились в путь. Пейзаж за окном меняется и с каждым километром становится все более средиземноморским. Route de soleil.[13] На несколько минут показалось море, и мы по совету Фредерик покидаем автобан. В этой новой хай-тек-машине можно регулировать громкость на руле. Я заглушаю Анук, потому что сейчас Йонас должен сказать свое слово. Систему навигации я выключаю, чтобы он смог продемонстрировать свои способности ориентироваться по карте. Следуя инструкциям Йонаса, я еду по дороге 999 по направлению к Квиссаку, мимо полей подсолнечника. Я со своими четырьмястами пятьюдесятью пятью лошадиными силами обгоняю нагруженные трактора и ползущих, как улитки, французов. Да, и такое здесь тоже есть! Мы находимся посреди французских пампасов, и у меня возникает ощущение, что мы заблудились. Но прежде чем успеваю что-то сказать, я замечаю вывеску с надписью «Сен Ипполит». Для того чтобы оказаться здесь, нам понадобилось почти полтора часа. Сейчас начнется самая мудреная часть пути. Нужно вовремя повернуть, иначе я никогда не найду, где живет Фредерик. Естественно, я пропускаю въезд и приходится разворачивать огромную машину на узенькой дороге. Дорога, вначале асфальтированная, а теперь покрытая щебнем, проходит между рядов пиний. Белая галька ведет к дому. Приехали! Казимир не может больше ждать, выпрыгивает из машины, помечает первую попавшуюся пинию и, виляя хвостом, мчится к косо висящей на петлях входной двери. В воздухе заманчиво пахнет пряностями. Я слышу радостные детские голоса. Йонас пытается удержать Казимира, Виктория переминается с ноги на ногу. Ей нужно срочно избавиться от двух литров воды, которые она влила в себя на последней остановке в Валенсии. Широко улыбаясь нам, Фредерик открывает дверь. Я познакомилась с ней пять лет назад, когда по заданию «Штат анцайгер» она несколько недель подряд занималась культурной жизнью Кёльна. Фредерик несколько раз приходила ко мне в галерею, и мы сразу поладили. А потом ей вдруг захотелось переменить обстановку. Со всеми своими пожитками она переехала на юг Франции и клянется, что никогда больше не вернется в промозглую Германию. Она просто замечательно выглядит – Франция, очевидно, идет ей на пользу. Яркое летнее платье подчеркивает загар, немного отросшие волосы блестят на солнце. Мы проходим через прихожую на террасу. Экскурсия по дому состоится позже, там еще суетится домработница. Возле деревянного столика – старомодные качели в виде диванчика, как в голливудских фильмах, с разбросанными разноцветными подушками. На столе – голубое блюдо с песком, ракушками и ароматическими свечами. В маленьком глиняном кувшине красуется букет маргариток, по всей довольно большой террасе в беспорядке стоят разноцветные стулья. Пока Фредерик достает из холодильника бутылку шампанского, мы с детьми выгружаем из машины кое-какие вещи. Казимир подружился с обоими хозяйскими псами и носится как оглашенный. Йонас и Виктория нашли общий язык с детьми Фредерик, и все разом решили, что окунуться в прохладные воды бассейна – то, что сейчас нужно.

Фредерик, которая, к счастью, относится с пониманием ко всяким жизненным неожиданностям, внимательно слушает мой рассказ. Я сообщаю ей историю с Максом, не пропускаю ни одной детали, в том числе его нежное SMS, захожу слишком далеко в своих мечтах, но говорю, что не уверена о дальнейшем развитии событий.


Да и что это вообще? Роман? Отношения? Как правило, думать о мужчинах, которые своим присутствием или отсутствием усложняют нам жизнь, чудесно, но сегодня это причиняет мне прямо-таки физическую боль. Потому что Макс всегда занимал особое место в моем сердце.

После обеда мы идем на благотворительное представление местной школы, для которого быстро приготовили кое-что вкусненькое. Пьем вино и нежимся под взглядами французов, которые беззастенчиво строят нам глазки. На следующее утро похмелье безжалостно. Втроем – к нам ни с того ни с сего присоединился муж Фредерик – мы опустошили устрашающее количество бутылок красного вина. С помощью воды и прыжка в бассейн я пытаюсь привести себя в норму, потому что, как только проснутся дети, мы поедем дальше. В десять часов все уже готовы, я завожу мотор, и мы отправляемся. Нам предстоит преодолеть еще восемьсот пятьдесят километров до Дении. В восемь часов вечера я поворачиваю ключ в воротах своего дома, и меня охватывает приятное чувство. Не потому, что я смогла проделать этот путь с похмельем, а просто потому, что рада снова оказаться здесь. Первый час выдался суетным. Дети любуются своими комнатами, раскладывают вещи и устраивают настоящий кавардак. Я пытаюсь поприбирать, слышу, как Казимир с лаем носится по нашему огромному саду, и по характерному шуму понимаю, что дети уже в бассейне. Мы смертельно голодны, но кроме чипсов, воды и вина у нас с собой никакого провианта. Недолго думая, мы решаем совершить набег на ближайший «Бургер кинг». Когда мои маленькие монстры уже в постели, я достаю штопор и открываю привезенное французское вино. С бокалом и сигаретой в руках иду на террасу. Кроме огней, в саду никакого света. Обычно такое пленительное, сейчас море кажется черной дырой. Поют цикады. Прямо целый оркестр. Звездное небо впечатляет. Я с набитым животом, в котором страшно урчит, как будто там началась Третья мировая, ложусь на траву и смотрю на далекие точечки.

Через неделю приедет Андреа с детьми, позже прибудет Клаус. А Мартин сперва должен проверить свой ежедневник. Я всему этому рада.

Уношусь мыслями далеко-далеко. Последние несколько часов были такими суетными. Я бы хотела, чтобы Макс сейчас был здесь. Я хотела бы сейчас лежать в его объятиях и смотреть на звезды. Бегу в дом, ищу свой телефон в кухне, ищу в пустой гостиной, в своей спальне, чтобы через пятнадцать минут найти его в машине. Мне пришло сообщение:

Только что закончился ужин в Париже, сейчас лежу в постели. Мне не хватает одного. Зуза, мы еще так нескоро встретимся. Кстати, у меня будет встреча на юге Франции, могу заехать по пути в Дению, если хочешь. Доброй ночи/утра! Созвонимся.

Отправлено два часа назад. Нужно ли звонить ему? Нет! Я лучше напишу SMS:

Да, было бы неплохо. Лежу в траве с бокалом вина в руках, смотрю на звезды и думаю о тебе. Сладких снов или доброе утро.

Двух минут не проходит, как я уже слышу этот голос – мягкий, нежный, протяжный, такой, как мне нравится. Мы болтаем ни о чем – о моей поездке, о том, как он провел день в Париже, о моем доме – и как-то избегаем говорить обо всем, что касается нас. Смешно! Я бы так хотела сказать, что мне его не хватает, но эти слова просто не выговариваются. Я кладу трубку и злюсь на себя. Думаю, не послать ли SMS вдогонку. И до того как я приняла решение, послышалось «тринь-тринь»:

И еще: я по тебе скучаю. Спокойной ночи.

С улыбкой на лице я допиваю вино, выкуриваю еще одну сигарету (надо бы наконец с этим завязать) и иду спать.

* * *

Неделю спустя мой дом приобретает особую нотку: я повесила десятки картин, купила растения для террасы, притащила кучу кухонной утвари из супермаркета в Бенидормс, заказала садовую мебель, короче, потратила кругленькую сумму денег. Приезжает Андреа с Софи, Макси и Лизой. Завтра в восемь я еду в Валенсию их встречать, самолет приземляется в половине десятого. Я жутко рада, потому что две женщины, пятеро детей и собака – это определенно нескучно. Да плюс еще шанс в ближайшие дни увидеться с Максом…

Почти через час езды – непонятно почему, чтобы добраться до аэропорта, нужно обогнуть всю Валенсию – я останавливаюсь перед терминалом. Аэропорт для третьего по величине города Испании небольшой и довольно уютный. Не проходит и двадцати минут, как я уже слышу звонкий голос сестры, которая пробует угомонить трех своих бестий и одновременно пытается, нагруженная, как товарный состав, проложить себе дорогу к выходу. Пять больших чемоданов, четыре лишь немного уступающие им по размеру сумки и рюкзаки детей громоздятся на трех багажных тележках, которые они толкают перед собой.

Мы пытаемся все аккуратно уложить, но проходит полвека, пока нам это удается и заднюю дверцу машины уже можно закрыть. Мы с Андреа обливаемся потом, но надрываем животы от смеха. Когда мы наконец приезжаем в наш чудесный дом, Андреа взволнована. Наш первый отпуск в желтой вилле у моря.

* * *

Два дня назад настало время великого блаженства. Мы лежим на пляже, подставив солнцу бледные животы. Виктория, Макси, Йонас и Софи замечательно ладят. У них на уме только тинейджерские проделки, поэтому они быстренько от нас отделяются. Мы заказали для них в Дении четырехнедельный курс по парусному спорту. И только шестилетняя Лиза пока без компании. Мы с Андреа решили пригласить всех соседей с детьми, и через четыре дня состоится наша грандиозная гриль-вечеринка. Хуан, с которым Андреа до сих пор поддерживает отношения, дал нам парочку ценных советов, как все организовать.

Мы пригласили тридцать человек. Праздник начинается в восемь. Приготовления идут полным ходом с обеда. Нам жутко интересно. Я размышляю, какую из книжек, что привезла с собой, я начну читать первой, как вдруг звонит телефон. Макс сообщает о своем скором приезде. Довольно скором, так как сейчас он в Барселоне, а это четыреста пятьдесят километров от Дении. До встречи еще около четырех часов. Я начинаю потихоньку нервничать. Это была действительно хорошая мысль? В Кёльне наша встреча произошла случайно, я была сама не своя, а сегодня? Он проехал от Лиона, где у него были какие-то переговоры, больше чем тысячу километров, и все из-за меня. В этот раз наша встреча будет другой, во всяком случае для меня.

– Только не надо начинать… Ты же так хотела с ним увидеться, и все эти дни у тебя только одна тема: Макс то, Макс се. Он приедет? Я уже просто не могу это слушать! – сердится Андреа. – PI пока ты еще не надумала спасовать, забудь об этом. Это тебе не Диего, его ты так просто отшить не сможешь.

Да, Бог свидетель, Диего с Максом даже рядом не стоят. Диего – это была моя маленькая месть, отплата Мартину, мимолетное увлечение, а не человек, который действительно может стать для меня опасным. Макс есть и всегда был для меня особенным. На этот раз я не позволю себя обидеть! Я беру в руки книгу. «Сладенькая» – так звучит название. Сюжет: запутанные отношения с мужчинами и собственным весом одной упитанной леди. Написано смешно и остроумно, говорят рецензии на обложке. Я осиливаю только первую главу, после чего мои мысли путаются.

– Андреа, что мне надеть? – вырывается у меня.

– Что?

– Сегодня вечером. На встречу с Максом. Это не должно выглядеть слишком сексуальным, я же все-таки в отпуске. Кроме того, не хочу, чтобы он думал, будто исход вечера уже определен.

– Не смеши меня! Как будто вы ограничитесь милым ужином… – Андреа сверкнула на меня глазами.

– О… – говорю я тихо.

Я не успеваю заговорить, как звонит телефон. Он уже в Таррагоне. Хотя я твердо решила бросить курить, но не могу сейчас отказать себе в этом. Я с удовольствием затягиваюсь, расслабляюсь и чувствую, что Андреа смотрит на меня, улыбаясь.

– Ты опять влюблена в него, признайся. Я же вижу по твоим глазам. Они горят и сияют, когда ты о нем говоришь.

– А что, если он и в третий раз окажется козлом? Вообще-то я даже доводить до этого не хочу. Не хочу повторения старой истории. В последний раз я уже практически была готова все бросить. И ты знаешь, что у меня тогда было заманчивое предложение – стать владелицей галереи. Если бы все так быстро не накрылось, я бы сто процентов переехала во Франкфурт, чтобы наконец выяснить для себя, действительно ли мы созданы друг для друга. Но… ты знаешь, чем все закончилось. Он очень много раз меня обижал. – Меня разрывают сомнения. – Мне не нужно с ним встречаться, я же могу…

– Нет, отменить все сейчас – это несправедливо. Ты должна с ним встретиться. Но то, чем закончится вечер, целиком в твоих руках. Может, и впрямь будет лучше, если ты выложишь ему всю правду, скажешь все как есть. Может быть, тогда ты наконец его отпустишь, – успокаивает Андреа.

Определенно, это было бы умно. Но для меня это одна из самых сложных задач, какие только есть. Своим подругам я могу рассказать все, что угодно, говорить о своих чувствах, о том, как сильно я влюблена или обижена. Но Максу?… Нереально! Я даже с Мартином не могу это делать, а с ним мы уже немало лет вместе. Что-то заставляет меня носить маску холодной, жесткой и рассудительной. Если взять Берлинскую, Китайскую и все остальные стены в мире, поставить их друг на друга, то можно представить стену, которую я возвела вокруг себя. Я еще никого не подпустила по-настоящему близко. После третьей сигареты я взяла себя в руки и повернулась к Андреа.

– Хорошо, будем решать проблемы по порядку. Первая: что мне надеть?

Следующие полчаса мы занимаемся тем, что мысленно переворачиваем наши платяные шкафы. Мы как раз перебрались от блузок к юбкам, как вдруг позвонил Макс. Если я когда-нибудь пожалуюсь на низкую частоту сердечных сокращений, то лечиться точно буду его звонками. Мой пульс ускоряется от первого сигнала до третьего, как «Порше Каррера-911» класса «S», который разгоняется от нуля до ста километров в час за четыре и восемь десятых секунды. Когда я нажимаю зеленую кнопку и слышу его голос, уже достигнута наивысшая скорость – двести девяносто три километра в час. И хотя он всего лишь сообщает, что сейчас проезжает по кольцу в Валенсии, только что пролил банку колы себе на брюки и хотел бы, чтобы я посоветовала ему какой-нибудь отель, я мурлычу в ответ так, как если бы мне сделали самое красивое всех времен и народов признание в любви. Меня уносит волна теплого и радостного чувства. Все, у меня больше нет желания валяться на солнышке. Я складываю свое полотенце, борюсь с техническими сложностями шезлонга, прищемляю себе палец и мужественно выдерживаю гомерический смех Андреа. Лиза, которая подружилась с мальчиком и строит третий за сегодняшний день песочный замок, подбегает к нам и спрашивает взволнованно:

– Мама, что случилось? Ты плачешь?

– Нет, родненькая, я смеюсь над твоей тетей. Она сражалась с шезлонгом… и проиграла, – прыскает Андреа.

– Пожалуйста, хватит меня так называть. Хоть я и вправду тетя, но ты же знаешь, что я этого не люблю, – огрызаюсь я.

Я беру сложенный шезлонг вместе с полотенцем и кремом для загара под мышку и направляюсь к воротам сада. Кладу все на место, и тут эта штуковина опять звонит. На этот раз Мартин, захотелось поговорить. Он спрашивает, как у меня дела, как дети, как дом, и радостно сообщает, что провел для своего банка сделку на огромную сумму. Мне становится не по себе. Уверенным движением я открываю холодильник, достаю бутылку шабли, наливаю бокал и выпиваю залпом, а Мартин все продолжает говорить. Через пятнадцать минут я выхожу из душа. Мои волосы, несмотря на кондиционер, непослушные, как несносный двухлетний ребенок. Ни феном, ни плойкой их угомонить не удается. Я нервничаю, стоя перед зеркалом и видя в нем совершеннейшую растрепу. Входит Андреа.

– Что тут еще случилось? Ты что, совала пальцы в розетку? Нет, так ты никуда не пойдешь.

– Блин, сегодня все кувырком! – говорю я. – Звонил Мартин, прожужжал мне все уши, теперь я чувствую себя настоящей шлюхой. По-моему, мне действительно не стоит никуда идти.

У меня сдают нервы. Больше всего мне сейчас хочется лечь в гамак с двумя-тремя бутылочками вина и выкинуть из головы всю эту историю. Но нет, Андреа утверждает, что это нечесно.

– Давай только не будем устраивать цирк. Мы и посерьезнее проблемы решали. Ничего, прорвемся, – Андреа включает холодную воду, подставляет под нее мою голову, потом заворачивает меня в полотенце и выталкивает в спальню. Теперь с бокалом вина и сигаретой в руках (Андреа все предусмотрела) мы стоим перед открытым шкафом.

– Все, хватит! Заканчивай спектакль и надевай вот это. Ты встретишься с Максом и, наконец, перевернешь эту страницу.

Моя сестра сказала решающее слово. Через три минуты я готова.

– Так, чуть-чуть подводки, туши, припудрись, и ты великолепна.

Звонит телефон. Это кошмар!

– Привет. Ты еще не передумала? Я нашел отель, зарегистрировался, принял душ и никого так не хочу видеть, как тебя.

Спрашиваю себя, как у него получается так соблазнительно говорить.

Конечно, не передумала! И благодаря Андреа я еще и в состоянии это сделать.

– Выкури сигарету, выпей воды и возьми машину. Лучше, чтобы он не знал, где ты точно живешь. И не забудь: делай только то, что тебе подсказывает разум, то есть к чему лежит душа. Мы потом вместе заметем следы.

Из радио несется песня «Maria». Я сияю, как звездное небо, подпеваю и снова чувствую то, что раньше чувствовала постоянно: мир – мой! И в этом настроении я подъезжаю к отелю «Лос-Анджелес».

Глава 8

Кровать и диеты

I'm just another heart in need of rescue,

Waiting on love's sweet charity.[14]

Whitesnake

Зуза:

Я пытаюсь сохранять спокойствие, но замечаю, что мои внутренние органы решили поупражняться: желудок прыгает на скакалочке, мозг висит на брусьях, а сердце – на трапеции без страховки…

Зуза:

У него что, пунктик на именах, начинающихся с «О»?

Андреа – Зузе:

Кошка не отпускает мышку, да, сестричка? Ты всегда говорила, что не стоит разогревать старые булочки, а именно это сейчас и делаешь!

Зуза – Андреа:

Но это очень вкусная булочка.

Макс – Зузе:

Да, и еще: я скучаю по тебе! Спокойной ночи!

Дженетт, англичанка на рецепции, тепло меня приветствует. Как назло, у нее сегодня смена, и, естественно, она меня сразу узнала. Я пытаюсь как можно лучше скрыть, что взволнована, и набираю номер Макса, чтобы сообщить о своем прибытии. В трубке я слышу короткие гудки. Ничего, полистаю газеты, подожду, когда он сам перезвонит. Проходит не больше трех секунд.

– Ты уже приехала? Ну ты и быстрая! Я сейчас спущусь.

Черт! Я что, не могла ехать медленнее? Прячусь за газетой «Бильд», буквы плывут перед глазами. Читать и думать нечего. Я пытаюсь сохранять спокойствие, но замечаю, что мои внутренние органы решили поупражняться: желудок прыгает на скакалочке, мозг висит на брусьях, а сердце – на трапеции без страховки. Чудесно! Я просияла как медный грош, когда открылась дверь лифта и Макс вышел мне навстречу. Хорошо выглядит – в потертых джинсах, синей рубашке и небрежно наброшенном на плечи пуловере. Прежде чем он успевает бурно меня поприветствовать, я беру его за руку и тяну в сторону выхода. Дженетт необязательно наблюдать воочию мои любовные похождения. Как только мы скрылись из виду, я останавливаюсь, поднимаюсь на цыпочки и чувствую, как он прижимает меня к себе. О господи, как же он целуется!

Если бы я лучше учила химию, то знала бы, какие реакции происходят в организмах влюбленных. Но в этой науке я всегда была дуб дубом. Знаю только одно: взорвалось все, что я себе понавыдумывала. И я сама тоже!

– Я заказал для нас столик.

Есть? Сейчас?

– Хорошо, – мямлю я, мягко опускаюсь на землю, пытаясь одновременно поправить прическу и развернуться в направлении ресторана. Когда официант Пьер видит меня, то сразу же вскакивает с места и сообщает, что оставил для нас столик, сервированный на две персоны в уютном уголке на террасе. Свечи в садовых подсвечниках уже горят. Я благодарю Пьера за предусмотрительность и начинаю искать в сумке «Мальборо». Макс смотрит на меня вопросительно. Вот они наконец! Я только подумала, что теперь надо бы и зажигалку найти, как Пьер уже тут как тут с зажженной спичкой. Я затягиваюсь сигаретой вплоть до самых альвеол и воображаю, что немного расслабилась.

– Я много лет назад бросил курить, – сообщает Макс многозначительно.

Я же каждый день бросаю, чтобы на следующий радостно снова начать. После этого небольшого обмена репликами мы углубляемся в меню. Я вижу маленькие черные буквы, которые, собранные вместе, обозначают какие-то изысканные блюда. Но сегодня знакомых букв я не узнаю и голода абсолютно не испытываю. Макс берет инициативу в свои руки и заказывает две порции рыбы гриль, а для себя – капрезе[15] в качестве закуски.

Потом он без всяких предисловий начинает рассказ о своей неверной жене.

– Одетта за все тринадцать лет ни разу не испытала со мной оргазма! – жалуется он.

– Что-что? – Я отпиваю глоток риоха, смотрю на него непонимающим взглядом и слышу свои собственные слова: – Ни одного оргазма за тринадцать лет, это же ужасно! Она не пробовала обращаться к сексологу?

У меня внутри все дрожит – не знаю, от смеха или от рыданий. Зачем мне обо всем этом знать? И сразу же мне сообщают, что с новым любовником, который намного младше его, Одетта наконец испытала долгожданный оргазм, причем многократно. Но и это еще не финал. Без всякой паузы Макс переходит от фригидной жены Одеттык своей платонической подруге Оттильде. Господи, что за жуткие имена?!

– Знаешь, между мной и Оттильдой все-таки что-то есть.

Я чуть не подавилась куском рыбы.

– Но она говорит, что пока я не похудею и не куплю новую кровать, ничего не получится.

Все, с меня хватит!

– Скажи, пожалуйста, – начинаю я с отвращением, – сколько лет этой твоей… как там ее? Ортраут?

– Ее зовут Оттильда!

– Да мне это фиолетово! Что за идиотизм?! – не могу сдержаться я. – Как можно ставить отношения в зависимость от кровати и чьих-то килограммов? И зачем ты мне вообще весь этот бред рассказываешь?

Что за дебильный разговор, спрашиваю я себя. Я влюблена как кошка, а мой ненаглядный трындит тут о своих пассиях. У него что, не все дома? Что это такое! Три развода, так и подзатаскаться можно. Если бы мне это рассказали мои дети пубертатного возраста, я бы только посмеялась. Но Макс?! Может, мне лучше просто встать и уйти? Он меня провоцирует, или все эти разговоры с Оттильдой действительно происходили? Вообще-то какая разница, решаю я за наносекунду, все еще излучая негодование по поводу этих дурацких высказываний, словно неисправная атомная станция. Я узнаю, что эта платоническая и «веселая» Оттильда занимается увлекательной работой в архиве какого-то издательства. Все понятно! Сорок часов в неделю в компании мышей и книжной моли, так и спятить недолго! Я воздерживаюсь от комментариев и пытаюсь представить себе, какая в действительности жизнь у этого мужчины. Есть ли у него друзья? Что это за люди? А в отношении женщин у него что, пунктик на именах, начинающихся с «О»? Кто он вообще такой? Но я не успеваю углубиться в эти мысли, потому что приносят кофе. Честно говоря, я не уверена, хочу ли знать ответы на эти вопросы. Возможно, получи я их, то мигом бы ушла. Но я не позволю растоптать свое чувство и прогоняю эти мысли. Об этом можно подумать и завтра. А сегодня я хочу насладиться Максом и моей влюбленностью. Баста!

С улыбкой, достойной «Оскара», я достаю сигарету. Пьер, сама галантность, снова возникает как из-под земли с зажженной спичкой в руках. На этом вечер окончен? Нет! Через десять минут мы с Максом стоим в его номере и смотрим на море. Один только поцелуй в лифте уже развеял всю мою нерешительность и сомнения. Я слушаю веселый гомон на террасе, а Макс медленно несет меня на кровать, мягко кладет на подушки и еще медленнее раздевает. Черт возьми, я здесь еще и десяти минут не пробыла, а уже ничего не хочу сильнее, чем почувствовать его. Он расстегивает мой бюстгальтер и ласкает мою грудь. Его руки блуждают по мне, и мы медленно становимся единым целым, улетаем в другой мир, сливаемся во влажном ритме наших тел, плывем навстречу нирване непередаваемой силы. Любовь? Да, любовь! Близость!


В три часа утра – после головокружительных занятий любовью, после выпитой залпом бутылки воды, после смеха под душем – мне пора уходить. Время, взятое взаймы, украденные минуты… Мы снова и снова начинаем целоваться и ласкать друг друга. Просто не можем оторваться. Но мне нужно идти! Макс провожает меня до машины, останавливается, смотрит на меня, и больше всего мне хочется захлопнуть дверцу и броситься в его объятия.

– Оставайся до утра! – просит он.

– Ты же знаешь, не выйдет. Кроме того, я же никогда не оставалась на завтрак. Завтракать вместе – это уже чересчур.

– Да, правда, ты никогда этого не делала, – говорит Макс с грустью в голосе.

Я смотрю на него и чувствую себя ужасно виноватой. Зачем изображать из себя неприступность, если теперь я бы с таким удовольствием осталась? Причина – Виктория и Йонас. Как должна Андреа объяснить им отсутствие матери? Но этого я ему не говорю.

Мои колени дрожат, я получаю такой выброс адреналина, что он легко мог бы доставить космический шатл на земную орбиту. Я уезжаю. Через десять минут останавливаюсь перед воротами нашей желтой виллы. В доме мертвая тишина, слава богу! Я на цыпочках пробираюсь в спальню, ныряю под одеяло и через секунду засыпаю глубоким сном. Звонкий голосок Лизы будит меня. Восемь часов, звонит мой мобильный. Кроме того, у меня сообщение:

Я уже уезжаю, к сожалению. Опять не сомкнул глаз, все думаю о тебе. Целую нежно.

И я снова чувствую легкое головокружение. Я надеваю шлепанцы и спускаюсь в кухню. Виктория, Йонас, Макси и Софи еще спят. Только Лиза носится с Казимиром по двору. Андреа сидит за деревянным столом на веранде, пьет кофе и читает «Коста бланка» Она поднимает на меня глаза и многозначительно улыбается. Я подхожу со стаканом воды и сажусь рядом.

– Доброе утро! И когда же ты вернулась?

– В три! – отвечаю я.

– Кошка не отпускает мышку, да, сестричка? Ты всегда говорила, что не стоит разогревать старые булочки, а именно это сейчас и делаешь!

– Да, твоя правда. Но это очень вкусная булочка.

Потом я в эпической манере рассказываю ей о событиях вчерашнего вечера.

– Знаешь, – начинает Андреа, – в другой ситуации я бы просто посоветовала тебе насладиться этим и следить, чтобы ничего не выплыло. Но от твоего тона, от того, как ты сияешь, мне становится страшно. Это не какая-нибудь интрижка на три месяца, которая вспыхивает и так же быстро угасает. Это Макс, опасность, тревога!

– Я знаю, – отвечаю я робко, по-прежнему сияя.

Следующие три дня мы занимаемся тем, что загораем и готовим нашу гриль-вечеринку. Мартин и Клаус заказали билеты со скидкой и прилетят сюда на выходные. Завтра утром они уже будут в Валенсии.

За это время я развиваю двигательные способности своего большого пальца с помощью бесчисленных SMS, a также выключаю сигнал для входящих сообщений, чтобы Йонас и Виктория ничего не заподозрили. Без его SMS я не могу представить свой день. Мы как глупые влюбленные подростки, и что самое смешное – мне это страшно нравится. Я скучаю по нему день ото дня все больше. Я просыпаюсь и засыпаю с мыслью о нем. А в промежутке – сообщения, поступающие каждые пять минут. Когда я открываю Андреа свои чувства, она вздрагивает. Она знает, что это значит, и подозревает, чем это закончится.

* * *

В четверг вечером, в начале десятого, прилетают Клаус и Мартин. Я действительно рада и надеюсь, что благодаря присутствию мужа смогу хоть немного забыть о Максе и в голове у меня прояснится. После того как наши благоверные тщательнейшим образом обследовали дом и, на удивление, высказали свои похвалы, мы уютно уселись на веранде. На столе домашнее вино «Эль Кото», оливки и маслины, пармезан, разогретая в духовке тортилла и большая миска салата. Двадцать пять градусов в тени, сад в огнях. Мы наслаждаемся трапезой. Я стараюсь изо всех сил: очень мила с Мартином, внимательно слушаю и решаю, что сегодня ночью соблазню его по всем правилам искусства. Пока разговор вертится вокруг завтрашней вечеринки, я мысленно перебираю содержимое шкафа в спальне. Взяла ли я с собой подвязки для чулок и плюшевые наручники?

Да, подвязки и наручники всегда делают свое дело, и ночь удалась на славу, насколько я могу судить по выражению лица Мартина. Как просто можно управиться с мужчинами! И как мало им надо для счастья: немного нежности, чуть-чуть любви и много секса. Мартин сегодня утром по глазам угадывает мои желания. Самое смешное, что мое самое большое желание – увидеть Макса как можно скорее. Среди всей этой круговерти с вечеринкой я пытаюсь позвонить ему, только чтобы услышать его голос. Я набираю его немецкий номер, как вдруг передо мной вырастает Диего, мой Антонио Бандерас, человек из службы доставки. Он классно выглядит в джинсах и футболке. Его черные глаза смотрят на меня вызывающе, и я понимаю, что на его недвусмысленное приветствие можно ответить только ответным ударом. Я перевожу дыхание и, чтобы избежать разоблачения, представляю Мартина, моего супруга. К счастью, как раз в этот момент возникла какая-то проблема с размещением столов. Андреа нигде не видно, так что я могу быстренько удалиться. На ломаном испанском объясняю людям из службы доставки, как расставить столы, где можно охладить напитки и что ворота должны быть обязательно закрыты из-за Лизы и Казимира. Мартин и Клаус с бокалами пива в руках с важным видом наблюдают за происходящим. Двадцать испанцев носятся по всему саду со столами, напитками, свечами, плетеными креслами, подносами и бокалами. Макси, Виктория и Софи уселись на голливудские качели, с наслаждением обсуждают молодых людей и кудахчут, как куры. Я ловлю момент, чтобы, спрятавшись в дальнем углу сада, тайком набрать двенадцатизначный номер Макса. Первый гудок, и тут передо мной появляется Йонас. Мартин срочно хочет меня видеть. И лучше уж я сама к нему пойду, чем дожидаться, что он пошлет за мной розыскной отряд. Как только я его вижу, сразу понимаю, что что-то стряслось. Он раскраснелся, от ярости выпучил плаза, и я уже готовлюсь к самому худшему.

– Я только что застукал Викторию, когда она целовалась с одним из этих испанцев, – выдает он.

– Где? Она же только что сидела на качелях!

– Только что? Это «только что» было час назад. В один прекрасный момент она исчезла, и когда я шел по саду – я вообще-то шел к машине, – то увидел, как она обнимается с этим типом.

Я вижу, что у него повышается давление.

– И где она сейчас?

– В своей комнате! Это я ее туда отправил. А этот тип сегодня не будет работать у нас. Я уже обо всем рассказал его шефу.

– Мартин, ее четырнадцать. В таком возрасте это совершенно нормально.

С этими словами я поворачиваюсь и бегу в дом. Виктория лежит на кровати, зарывшись лицом в подушку, и рыдает. Типичная подростковая драма.

– Это так несправедливо, – начинает она, когда я закрываю за собой дверь, – и так подло! Я что, не могу развлечься чуть-чуть? Я влюбилась в Рафаэля с первого взгляда, а он – в меня, и мы только целовались, а не сосались, как сказал папа! – Она громко всхлипнула: – И папа все испортил! Я его больше никогда не увижу!

Следующие полчаса я пытаюсь успокоить ее. объяснить, что таких Рафаэлей будет еще много и что она не должна позволить испортить себе вечер.

– Точно! – Виктория встает, вытирает слезы и подходит к шкафу. – Сегодня вечером я буду выглядеть шикарно. Мам, а можно мне надеть твое платье от Роберто Кавалли?

Конечно же, можно! Кто откажет несчастной влюбленной дочери? Спускаясь по лестнице, я размышляю, что она такое задумала. Ведь она же такая плутовка. Это дети: сейчас они до смерти опечалены, а через минуту снова ликуют.


Сад выглядит очень празднично. Столы, накрытые льняными скатертями, красиво смотрятся среди пальм, ротанговых кресел, разноцветных фонариков и свечей. Мартина нигде не видно. Андреа кричит мне, что она идет переодеваться, потому что через полчаса уже приедут первые гости. Я в третий раз пытаюсь позвонить Максу. С сигаретой в руке и телефоном возле уха я выхожу за ворота и сажусь на мягкий теплый песок. Наконец-то никто мне не мешает, не нужно решать никаких проблем, только его мягкий голос. Он на пресс-конференции, очень рад меня слышать и может как раз сейчас отлучиться. Я всем телом чувствую желание и тоску по нему. Как же это получается? С Максом то же самое. Его тоже захватывает подобное чувство. Я не успеваю еще ничего сказать, как он выдает:

– Через выходные, очень вероятно, я буду дома, в Мюнхене, и могу сделать так, чтобы быть свободным. Так что если будет желание приехать…

– Да, думаю, у меня получится.

Конечно, я все силы на это положу, преодолею все препятствия ради такой возможности. И в этот раз даже останусь к завтраку. Я захожу назад во двор и уже обдумываю свое алиби.

Андреа кричит с балкона, что нужно поторапливаться. Взгляд в зеркало это подтверждает. Я все еще в шортах и замусоленной футболке, волосы висят. Самое время в душ. Я одним махом перепрыгиваю через две ступеньки и замечаю, что все уже прихорошились. Андреа выглядит суперски: тонкие хлопковые брюки, белый топ и жакет оливкового цвета. Волосы уложены феном, а кошачьи глаза подчеркнуты зелеными контактными линзами. Виктория же стоит в замешательстве перед моим шкафом в лифчике и трусиках.

– Мама, ты не взяла то платье от Кавалли! – возмущается она. – Можно что-то другое выбрать?

Подождите, это платье должно быть здесь. Я выдвигаю ящик комода и с первого раза нахожу его.

– Вот, дорогая. Кто ищет, тот находит!

Она просияла и умчалась в свою комнату. А я иду в душ. Иногда я завидую мужчинам. Они надевают джинсы, футболку или рубашку, и все. А я битых пятнадцать минут стою перед раскрытым шкафом. На кровати растет гора уже примеренного барахла. Джинсовое платье тесно в животе. Широкое длинное коричневое платье смотрится как-то смешно. Белое льняное платьице я вымазала тушью, даже не успев надеть. Зараза! В конце концов я решаю надеть темно-коричневый топ с грязно-розовой кожаной мини и коричневыми замшевыми сапожками на плоской подошве. Складывая вещи на место, я натыкаюсь на свой телефон, в нем сообщение:

Я проверил, на тех выходных буду свободен. Можешь приезжать, когда захочешь. Только во вторник нужно будет поработать. Пожалуйста, дорогая Зуза, приезжай.

Я быстренько достаю ноутбук, захожу на сайт «Хапаг Ллойд», но, как назло, из Валенсии они летают только в Кёльн. Штутгарт и куда-то еще. Попытаю счастья у «Люфтганзы». Ура! По четвергам из Валенсии есть самолет, в Мюнхене я буду в 17.30. Назад так же быстро. Все, я бронирую, причем здесь и сейчас. Со своей кредиткой в руках я ввожу всю необходимую информацию и перемещаю курсор на «заказать и оплатить». Дело в шляпе! При мысли о том, что я четыре дня и четыре ночи проведу с Максом, у меня кружится голова: это значит четыре раза вместе позавтракать! Успокаиваю себя тем, что если что-то пойдет не так, то всегда можно поменять билет. Кроме того, в таком большом городе, как Мюнхен, должны и отели найтись. Я сообщаю Максу, когда прилетаю и что не могу этого дождаться, и выключаю телефон. Потом спускаюсь вниз. Уже появляются первые гости. Андреа стоит посреди сада и просто сияет.

– Посмотри, разве это не прекрасно?

Два часа спустя вечеринка в самом разгаре: все со всеми болтают, у гриля толпится народ. Пиво течет рекой. Кое-кто танцует. Я слышу, как Мартин обсуждает с нашим соседом преимущества местного яхт-клуба. Йонас сидит на голливудских качелях и так флиртует с дочерью соседей, своей ровесницей, что хоть святых выноси. Лиза бегает за Казимиром вместе с какой-то девочкой, а Виктория отчаянно строит глазки, но на этот раз не Рафаэлю. Я рассеянно наблюдаю за всем этим: через две недели я увижусь с Максом… С улыбкой на лице я иду прямо в объятия Диего. Рядом с ним совсем молоденькая темноволосая испанка, которую он тут же представляет мне как свою девушку. Я очень за него рада, потому что это неземное создание, честно говоря, подходит ему намного больше, чем я. Та ночь была прекрасна, ну и останется с нами! Я желаю им всего хорошего. Наслаждаюсь вечером, а позже – и своим мужем.

* * *

На следующее утро меня будят солнечные лучи, потому что я не опустила жалюзи и не задвинула шторы. Мартин лежит рядом, довольно похрапывает и хрюкает, когда я его целую. В кухне никого нет, дверь на террасу открыта. Предполагаю, что Андреа уже встала, но не поручусь, потому что вчера вечером она немного перебрала. Я наливаю себе стакан апельсинового сока и выхожу на террасу. А вот и Андреа, сидит со стаканом альказельцера в руках, уткнув нос в «Коста бланка». Мне срочно нужно с ней поговорить, рассказать о будущей поездке. А устроить все очень просто: вернисажи проводятся, как правило, именно по субботам и воскресеньям. Я скажу Мартину, что на выходных мне нужно посетить две важные выставки в Мюнхене. В этом нет ничего необычного. Йонас и Виктория несколько дней побудут с Андреа в Дении. Просто и гениально. Андреа эта идея мало вдохновила, но она согласилась выступить моей сообщницей. Я радуюсь, как ребенок, когда Рождество, День святого Николая и день рождения совпадают.

Потом входит Мартин. У него в руках мой телефон. Он смотрит угрюмо.

– Доброе утро, – бурчит он, – тебе сообщение пришло.

Я не успеваю ничего ответить, как он поворачивается спиной и уходит в кухню. Сердце у меня подпрыгнуло, дышать стало тяжело. Мартин прочел сообщение? Я тупо смотрю на телефон, Андреа беспокойно заерзала на скамейке.

– Да читай же! – приказывает она.

На дисплее, слава богу, горит надпись «получено сообщение». Если бы он его открыл, этой надписи бы не было. Я открываю SMS, это от Макса:

Ничего, что прошло столько лет. Я, наверное, просто ждал, чтобы ты стала взрослой женщиной. Не знаю, как продержусь эти две недели. Пойду в пивную, постараюсь забыться.


Да уж, я тоже не знаю, как пережить эти две недели. Я радуюсь каждому новому закату, потому что он приближает нашу встречу.

* * *

Клаудия ни с того ни с сего решила нас навестить. Я встречаю ее в аэропорту в Валенсии. Мы не едем сразу же домой, а останавливаемся выпить кофе. «Туарег» мчится по дороге, кондиционер работает на всю, а я сбилась с пути. И только когда мы подъезжаем к порту и движение становится не таким оживленным, успокаиваются и мои нервы. Порт – это одна сплошная стройка. На больших вывесках сообщается о Кубке Америки, который должен состояться здесь в две тысячи седьмом году, просятся извинения за неудобства. Я перестраиваюсь в правый ряд, проезжаю мимо контейнерного порта, чтобы, сделав круг, потом снова выехать на трассу АР7 в южном направлении. Все это время Клаудия непринужденно болтает. Она разместила объявление на сайте знакомств. У меня пропадает дар речи: она, которая по первому зову может получить любого мужчину, регистрируется на сайте знакомств? Эта Клаудия всегда с сумасшедшими идеями! Она моя лучшая подруга еще со школьной скамьи. Клаудия и раньше была трудягой. Она всегда получала то, что хотела, потому что умела идти напролом. Для нее мужчины были и есть всего лишь игрушками. Она придерживается девиза моей бабушки: «Деточка, мужчины, как автобусы. Следующий обязательно придет». Ничего удивительного, что Клаудия выбрала самостоятельную и раскрепощенную в сексуальном плане жизнь. Сколько я ее помню, ее мечтой было стать дизайнером. Существовала только одна проблема: родители были категорически против. После школы Клаудия пошла работать, берегла каждый пфенниг и без ведома родителей посещала известный колледж Святого Мартина в Лондоне. Впоследствии она показала свои довольно смелые эскизы Карлу Лагерфельду, и ей удалось победить этого кита мира моды. Она переехала в маленькую комнатку под крышей на Монпарнасе в Париже, работала до седьмого пота, а после отправлялась гулять до рассвета. Потом холодный душ, круассан и большая чашка черного кофе – и она готова к новому трудовому дню.

– Ты не поверишь, что творится на этих сайтах. Сначала мне нужно было заполнить анкету онлайн, потом прислать им отсканированное фото, и наконец я на сайте. Так все и началось. За два часа мне пришло сорок сообщений.

– Так много? – Я в изумлении.

– Да, количество превышает качество. Те, кто написал, были ужасны, просто ужасны. Фотографии людей, которые, наверное, только что вышли из лаборатории Франкенштейна, а ответы такие плоские – я даже не знаю, слышали ли мужчины вообще что-нибудь о фантазии, юморе и шарме.

– Что, все так плохо?

– Нет, не все. Два-три оказались вполне пригодными. Позавчера у меня было первое свидание, вчера – второе, – рассказывает она, смеясь.

– И что?

– Консультант по капиталовложениям. Если ты когда-нибудь захочешь выгодно вложить денежки, обращайся к нему. Но если хочешь хорошенько пофлиртовать, забудь о нем. Я теперь знаю все о самых лучших фондах, о доходах с ценных бумаг и так далее, но к флирту это отношения не имеет. Он со сверкающими глазами рассказывал мне о чемпионах по инвестициям. После второй бутылки вина я просто встала и ушла. Я больше не нуждалась в информации в области фондов.

– Но ты хотя бы попрощалась, извинилась или что-нибудь в этом роде?

– Вечно ты со своим дурацким этикетом! Нет, я встала, сказала, что ухожу, взяла свой пиджак и все. Вчера у меня было еще одно свидание.

– Ты взяла нормальный темп!

– Да, и оно вышло очень даже милым. Его зовут Петер, ему тридцать пять, он блондин, немного застенчив. Архитектор, у него очень интересный домик во Фрехене.

– Ты что, уже и дома у него была?

– Только потому, что сломалась его машина, а мы пошли во Фрехене поужинать. Больше ничего не было. Но дом у него и правда классный.

Вероятно, Клаудия под впечатлением, потому что говорит не переставая. Несколько лет назад Петер приобрел маленький старый сельский домик и переделал его, как настоящий профессионал.

– Он предложил мне экскурсию по дому и чашечку кофе, а потом мы поехали в итальянский ресторан.

Они проболтали весь вечер за спагетти и салатом. И, как признается мне Клаудия, домой она уехала немного влюбленной.

– Вообще ничего не было. Петер меня даже не поцеловал. Но, странное дело, мне было так хорошо. Может быть, я даже смогу влюбиться в него.

– Это не любовь с первого взгляда, а ты сама говоришь, что только то по-настоящему, что выстреливает сразу, – говорю я и незамедлительно вспоминаю о Максе.

У нас тогда была любовь с первого взгляда? Не знаю! В любом случае, между нами что-то такое пробежало, чего с другими мужчинами у меня не случалось. У меня сложилось впечатление, что он с того самого дня на карнавале вписался в мою жизнь и стал ее частью. Или все-таки есть любовь с первого взгляда?

Я не успеваю углубиться в эти мысли, потому что нужно съехать с автобана. Мы подъезжаем к Дении, и Клаудия требует краткого пересказа моих последних двух недель.

– Ты точно знаешь, что тебе нужно лететь в Мюнхен?

– Нет, как я могу быть абсолютно уверенной?! Очень возможно, что я рискую утратить душевное равновесие.

– Ну, не падай духом. Будь начеку и попытайся посмотреть на это со стороны.

Именно это я и собираюсь сделать. Я хочу знать, как это – просыпаться утром рядом с ним, провести бок о бок девяносто часов. Господи, я не знаю ни одного его изъяна! Сидит ли он часами в туалете с газетой? Закрывает ли тюбик зубной пасты? Он чистоплотный или бросает вещи где попало? Храпит ли он так, что уши закладывает? Будет ли он засыпать в моих объятиях или просто отвернется к стене? Достаточно ли у нас тем для разговора и смогу ли я молчать с ним? И что я буду делать, если мои чувства еще больше разгорятся?

Андреа с детьми в саду, потому что наши домработницы метут, чистят, натирают и пылесосят в доме. Первую неделю мы пытались поддерживать чистоту своими силами. Каждому, кто осмеливался зайти в комнату с бутербродом, грозил скандал. Не такое уж большое удовольствие убирать весь этот огромный дом. Поэтому мы решили поручить это фирме «Типолито», а также воспользоваться их услугами по чистке бассейна и уходу за садом. Но когда они здесь, мы, естественно, должны удалиться.

Сегодня должен зайти Фернандо, владелец фирмы, чтобы обсудить с нами строительство домика для гостей. Наша желтая вилла, конечно, огромная, но все равно в ней недостаточно места для всех наших друзей. Если кто-то приедет, как, например, сейчас, то возникнут сложности. Поэтому мы и решили построить недалеко от ворот небольшой домик с двумя-тремя спальнями, двумя ванными и маленькой кухней.


Виктория вне себя от счастья, что приехала Клаудия. С тех пор как она выручила меня на последней выставке, девочка души в ней не чает. Кроме того, она считает, что «круто» иметь тетю-дизайнера. С молниеносной быстротой она прыгает с надувного матраса в воду, пробирается к краю бассейна, находит свое полотенце и бежит здороваться.

– Я бы с таким удовольствием сняла сейчас всю одежду и прыгнула в бассейн! Надо надеть купальник. Покажешь мою комнату? – спрашивает Клаудия Викторию, делая глоток холодного «Пулли Фюме». Виктория кивает и в придачу предлагает экскурсию по дому. Такого энтузиазма я от нее никак не ожидала. Пока Клаудия переодевается, а Виктория возвращается на свой матрас, раздается звонок. Это Фернандо приехал на своем черном «Порше-Кайен». Он на вид примерно моего возраста, у него черные глаза и, как я вижу по походке, хорошая спортивная форма.

– Ола! – приветствует он меня и, пока мы идем через дом на веранду, спрашивает, довольна ли я его персоналом. Я наливаю ему стакан холодной воды, и мы с Андреа сообщаем ему свои планы по поводу домика для гостей. Мы показываем ему паши дилетантские эскизы и место, где должен стоять домик. Вдруг Фернандо замирает как вкопанный: сексуальная Клаудия в купальнике! Он не может отвести глаз. Она просто конфетка. У ее купальника очень высокий вырез для ног, змейка на декольте, и выглядит он более волнующим, чем большинство бикини. Клаудия женственно отбрасывает волосы назад, берет разбег и ныряет в бассейн так, что вода чуть не хлынула на террасу, а Викторию на матрасе окатило с ног до головы. Вести себя как леди – это всегда было не для Клаудии. Она немного проплыла, вышла по лестнице из бассейна и принялась вытираться полотенцем. Фернандо все смотрит. Мы с улыбкой наблюдаем эту сцену, пока Андреа не отвлекла внимание Фернандо, громко придвинув стул. Он вздрогнул, повернулся к нам, немного нервно откашлялся и пообещал в течение трех дней заехать с предварительной сметой. Он оставил дома включенный утюг или ему было видение, не знаю, но распрощался он с нами в ужасной спешке.

– Что это был за красавчик? – щебечет Клаудия, отпивая вина из своего бокала.

– Это Фернандо. Если хочешь совсем вскружить ему голову, через два дня опять приди к бассейну, он заедет к нам со сметой, – отвечаем мы хором.

– В смысле «совсем»?

– Надо было видеть, как он на тебя глазел! Ты так его очаровала, что он сегодня ночью не сможет уснуть, – шутит Андреа.

Тем временем Йонас, Макси и Софи приехали на велосипедах с уроков парусного спорта голодные, как сто волков. За это время без мужчин мы очень неплохо освоились с грилем, изобрели оригинальную технику разжигания углей, и теперь для этого нам больше не нужен ни один из сыновей Марса. Чего не скажешь о спирте, которым мы щедро поливаем угли, так что пламя вздымается до небес и мы можем жарить отбивные на высоте пяти метров.

Сегодня на обед отбивные а-ля Андреа: такие же черненькие! На гарнир цацики,[16] печеная картошка и много салата. Я готовлю в кухне салат, пока Андреа и Клаудия накрывают стол во дворе. Дети резвятся в бассейне, пищат и визжат от радости. Звонит мой телефон. Не глядя на дисплей, я нажимаю кнопку соединения, спрашиваю Клаудию, хочет ли она еще вина, и только потом говорю:

– Алло!

– Это я! – отвечает Макс. От его голоса мой пульс ускоряется с неимоверной быстротой. Я солю и перчу мясо, подаю Лизе стакан воды и одновременно стараюсь говорить нежно и ласково. Макс рассказывает о том, как проходит день. Что из-за одного дурацкого интервью он должен стоять на автобане в пробке и поэтому смог выкроить десять минут, чтобы поговорить. Он дошел до середины истории, суть которой я так и не уловила, когда в кухню врывается орава детей. Я ухожу в гостиную и, показывая на телефон, кричу:

– Тихо!

Макс, кажется, не очень рад всему этому тарараму, и я чувствую, что он хочет закончить разговор. Я обещаю позвонить ему перед сном. И только когда я кладу трубку, мне приходит на ум, что Клаудия спит у меня в комнате.


В четверг, как и было обещано, пришел Фернандо с предварительной сметой и своим архитектором. Клаудия надела модель из собственной летней коллекции и сидит, якобы не специально, с книгой на веранде. Когда мы вместе подходим к ней, она улыбается Фернандо. Я иду в кухню за графином воды, а когда возвращаюсь, то вижу, что они уже оживленно беседуют. Ведьма пустила в ход свои чары! Фернандо не может с первого раза понять, о чем мы спрашиваем, не отрываясь смотрит на Клаудию и даже переворачивает полный стакан с водой. Мы уходим показать архитектору место для будущего дома, а Фернандо остается с Клаудией. Похоже, он даже не понял, что пас нет. Десять минут спустя они все еще сидят вдвоем, отделенные от внешнего мира, как будто завернутые в кокон. Мы все обсудили, и нам хотелось бы поговорить с Фернандо о финансовой стороне вопроса, но мы видим, что сейчас его лучше не беспокоить такими вещами. Я просто прошу его внести в смету то, о чем мы договорились с архитектором, и заехать завтра. Эта идея ему более чем понравилась.

– Я только надеюсь, что он не женат, – говорит Андреа, передавая сияющей Клаудии бокал вина.

– Знаешь, мне это как-то до лампочки! Без паники, мне совсем не хочется заводить отношения с тем, кто живет за тысячи километров от меня. В мой график это все равно не впишется.

– Значит, это не любовь с первого взгляда?

– Нет, и не со второго, и не с третьего. У меня – нет. Меня это успокоило.

Когда в пятницу вечером я отвожу Клаудию в аэропорт, о Фернандо уже и речь не заходит. Сегодня он еще раз позвонил и коротко извинился за то, что смета пока не готова. И сказал, что привезет ее в понедельник. Следующие несколько дней проходят достаточно спокойно. Мы загораем, наслаждаемся морем и бассейном. Андреа каждое утро два-три раза плавает до буйков и обратно. Я по утрам с радостью пробегаю свои пять-шесть километров и плаваю в бассейне по полкилометра или по целому. Мы ходим по магазинам, готовим, жарим каждый день на гриле, и если бы не неумолимо приближающийся полет в Мюнхен, то я бы даже расслабилась. В понедельник днем приезжает Фернандо. Он ищет глазами Клаудию и раскисает, когда мы говорим, что она уже улетела в Германию.


Смета оказалась на внушительную сумму. Я не ожидала, что какой-то домик для гостей обойдется так недешево. Мы просим время, чтобы подумать. В четверг я критически оглядываю содержимое своего шкафа. То, что я там вижу, к сожалению, не совсем подходит для Мюнхена. Здесь, в Дении, стоит такая жара, что днем я разгуливаю в одном бикини, И у меня с собой только летние вещи. А в Мюнхене, если верить прогнозу из Интернета, несмотря на то что на дворе лето, столбик термометра вряд ли переползет за двадцать градусов.

– Ну что, нашла что-нибудь? – спрашивает моя сестра, потому что я уже полчаса как стою в недоумении перед открытым шкафом и все перемеряю, чтобы потом бросить на кровать.

– Да нет, не совсем. Кое-что подойдет: коричневая юбка от Кавалли, коричневый топ и розовая замшевая куртка с коричневыми сапогами. Это я надену в поездку. Потом можно будет надеть голубые рваные джинсы с другим коричневым топом, это второй выход. А потом надеть нечего. В Мюнхене не будет жарко, а у меня ничего больше нет, вот черт!

– Поезжай завтра утром в Валенсию и накупи там чего душа пожелает. Если тебе повезет, они уже вывесили что-нибудь из осенней коллекции.

Это идея! Завтра я поеду в этот автомобильный ад и оторвусь. Пока не забыла, снимаю трубку, звоню Фернандо и говорю, что мы согласны на строительство домика. Мы хотели бы, чтобы все было сделано, пока мы не уехали. В конце концов, мы пробудем здесь еще битых пять недель. Софи, Йонас, Макси и Виктория завтракают в девять часов вместе со мной, потому что в десять начинается занятие по парусному спорту. Лиза еще спит, а Андреа плавает. Я обещаю девчонкам привезти что-нибудь из «Zara», и Йонас хмуро замечает, что иногда быть мальчиком не очень практично. После чего начинается нешуточная перепалка. Софи, в частности, интересуется, в каких случаях вообще практично быть мужского пола.

– Очень просто, когда писаешь, – отвечает Йонас раздраженно, тем самым снова открывая дискуссию о том, что мужчины тоже могут и должны писать сидя.

Я воздерживаюсь от комментариев. Ищу свой кошелек, беру солнечные очки и собираюсь в дорогу. Когда я выезжаю за ворота, на часах половина десятого. Автобан свободен, и через сорок пять минут я уже на кольцевой дороге Валенсии. На этот раз я поступила немного умнее: все время ориентировалась на вывески «Centra» и очутилась прямо перед ареной для боя быков. Наверное, большинство из восьмисот тысяч жителей этого города уже на рабочих местах, так как сегодня судьба миловала меня от обычного хаоса на дорогах. Зато среднегодовая температура воздуха превышена неимоверно: в начале одиннадцатого термометр уже показывает двадцать пять градусов по Цельсию. Прекрасный город науки и искусств Валенсия находится в старом русле реки. Его архитектура – гармоничное смешение прошлого и настоящего. К счастью, городские архитекторы не смогли тут разгуляться на полную. В июле местные жители вместе с приезжими празднуют «Feira de Julio».[17] По вечерам проходят концерты, бои быков и прочие мероприятия под открытым небом. Я думаю, что нужно будет обязательно сходить с Андреа и детьми в «Oceanografico», где на довольно большой территории представлен подводный мир всех морей. Это должно понравиться даже капризным подросткам.

Паркую машину на одной из боковых улиц у Плацца де Торос и, пройдя несколько метров, оказываюсь в первом магазине. Здесь есть обувь всех цветов и фасонов. Хотя по большей части летняя, легкая и воздушная. Значит, мне не подходит! В бутике за углом я нахожу совершенно уникальную замшевую куртку. Десять минут спустя она уже моя, а триста евро поменяли своего владельца. С первой добычей в руках я направляюсь в «Zara». Напротив «Habitat», моего любимого магазина аксессуаров для дома, я вижу этот трехэтажный храм моды эконом-класса. Да, здесь действительно уже висит кое-что из осенней коллекции. Я ныряю туда с головой, на каких-то там двести восемьдесят евро накупаю полный пакет вещей, и вот я уже готова для Мюнхена. В «Habitat» я влюбляюсь в желто-оранжевую вазу. В конце концов я уже настолько нагружена, что при всем желании мне не остается ничего другого, кроме как направиться к машине и ехать обратно. Взгляд на часы – почти двенадцать. На термометре тридцать три градуса в тени, и даже такой фанат шопинга, как я, не хочет сейчас ничего другого, кроме как прыгнуть в прохладный бассейн. Все, домой. Кондиционер вообще-то классная штука, думаю я, выезжая из города.

* * *

Утро четверга! Пошел обратный отсчет. Через несколько часов я уже буду в самолете. А в восемь утра я сижу на кровати, и, видит Бог, мне не до сна. В доме полная тишина. Вся спят, дети так вообще до самого обеда. Я тихо спускаюсь в кухню, где Казимир приветствует меня сонным взглядом. Он тоже привык к испанскому ритму жизни. Я выпиваю стакан воды, беру свою спортивную одежду и иду на пробежку. Я бегу мимо туристов, идущих на пляж, мимо магазинов, которые только начинают открываться, мимо кафе, чьи летние площадки отмывают от следов прошедшей ночи с помощью шлангов. Добегаю до места, где обычно разворачиваюсь. Последние три километра приходится попотеть. Песок мягкий, и я чувствую каждый шаг. Ровно через двадцать минут я, обливаясь потом и высунув язык, открываю наши ворота. Андреа удобно устроилась на террасе с чашкой чая и ноутбуком и читает в Интернете свежие новости. Когда она видит, как я ковыляю, по ее губам пробегает веселая улыбка.

– Может, лучше поберегла бы себя?

– Ха-ха. Мне нужно было побегать. Мои плечи стали как будто каменными, и я срочно должна была наполнить организм кислородом, – отвечаю я.

Я бросаю спортивные вещи в стиральную машину, выпиваю за раз два стакана воды, быстро бегу в душ, а потом, надев купальник, бросаюсь в бассейн вниз головой. После плавания у меня уже нет никаких сил, но я расслабилась, как и ожидала. В начале третьего мы с Андреа выедем в Валенсию. Оставшееся время я слоняюсь в напряженном состоянии, собираю вещи, накладываю маску и засыпаю на несколько минут, съедаю не больше трех листочков салата, выпиваю два бокала вина и нервничаю, как подросток перед первым свиданием. В дьюти-фри я покупаю последний номер «Штерн» с не очень многообещающим заголовком «Как любят немцы», пытаюсь углубиться в чтение и радуюсь, что в испанских аэропортах можно курить. До посадки в самолет я выкурила в общей сложности три сигареты. И вот пришло мое время. Я зарегистрировала свою коричневую кожаную сумку, и со мной осталась только сумочка со всякими мелочами. Я занимаю свое место и отправляю Максу сообщение:

Уже вылетаем. Самолет не опаздывает, значит, через два часа я буду у тебя. Крепко целую, Зуза

Потом выключаю телефон. Пилот заводит мотор. Место рядом со мной, к счастью, не занято, возле прохода сидит бизнесмен в костюме и в галстуке и читает «Зюддойче». Я листаю «Штерн» и жду, когда стюардесса будет провозить напитки. Бокал вина сейчас не помешал бы. Я надкусываю булочку, чтобы с отвращением положить ее назад в пакет. Мой сосед сложил газету и в непринужденной манере пытается навязать мне беседу. Я благодарна за то, что он меня хоть немного отвлекает.

Пилот пытается прорваться сквозь густые облака над Баварией. Мы идем на посадку, и мое сердце начинает усиленно биться. Через несколько минут я почувствовала, что самолет приземлился, заскрипели тормоза, и мы покатили со скоростью обычного такси прямо к гейту. Когда моя «Нокия» перестраивается на немецкую сеть, мне приходят сразу три сообщения: Андреа желает мне успеха и советует не забывать о серых клетках, Клаудия написала примерно то же самое, а Макс сообщает, что ждет меня в зале прилета. Мое сердце рвется ему навстречу.

Нужно еще забрать багаж. В самолете немного народу, думаю, долго это не продлится.


Не торопись. Жду тебя. Целую.


Хорошо, тогда я еще забегу в дьюти-фри.


Я пишу это без зазрения совести.


Только посмей!

Мне повезло. Моя сумка приехала практически первой. Я медленно иду к стеклянным дверям, которые открываются автоматически. У заграждения стоят какие-то люди, но Макса здесь нет! Я выбираю правый выход и начинаю волноваться. Он что, не там меня ждет? И тут вижу его. Он совершенно спокойно встает – блин, что, кроме меня опять никто не волнуется? – и с широкой улыбкой подходит ко мне.

Глава 9

Римские каникулы

An' I've made up my mind,

I ain't wasting no more time

But here I go again.[18]

Whltesnake

Зуза и Макс:

– Я люблю тебя.

– Я так счастлив.

– А теперь ты.

– Знаешь, я еще не могу этого сказать. Я пока не уверен.

Макс – Зузе:

Без тебя так пусто. Я скучаю. С любовью, Макс

Макс – Зузе:

Просыпаюсь один. Даже не могу передать, как мне тебя не хватает. Нежно тебя целую. С любовью, Макс

Макс – Зузе (выпив):

Сегодня купил себе новый телефон, чтобы было удобнее с тобой переписываться.


Нас разделяют едва ли тридцать сантиметров. Я бросаю сумку и чувствую, как его руки обхватывают мою талию и он крепко прижимает меня к себе. Когда наши губы встречаются, я забываю, что я замужняя женщина и мы стоит посреди оживленного мюнхенского аэропорта. К счастью, Макс на машине, взятой напрокат, так что нам не нужно ехать на метро или трамвае. Хотя Макс хорошо водит, своей машины у него нет. Когда он мне об этом сообщил, я, мягко говоря, удивилась. Но его объяснения звучали довольно убедительно: он живет в самом центре города, у него есть велосипед и машина напрокат. Кроме того, общественный транспорт развит в Мюнхене так хорошо, что можно с легким сердцем отказаться от собственной машины. Любой автомобилист, у которого нет гаража или постоянного места на стоянке, скажет, что можно истратить полбака бензина, пока найдешь, где оставить свое авто. Но все равно! Для меня отсутствие перед дверью дома машины совершенно определенно означает отсутствие свободы передвижения. Когда я рассказываю Андреа, что мне, может быть, придется ездить на метро и трамвае, она хохочет во все горло и говорит, что мне нужно лететь в джинсах и футболке, а не в моих шмотках от D amp;G.


Макс открывает багажник и ставит туда мою сумку. Выехав на автобан, мы видим сотни единомышленников, которые тоже куда-то едут. Видишь, говорит Макс, получив еще одну возможность привести аргумент в пользу мюнхенского общественного транспорта. Я киваю, соглашаясь с ним, – сейчас я бы согласилась со всем на свете, потому что хочу целовать его до изнеможения. Но его рука разве что когда-никогда скользнет по моей коленке, а так он спокоен и сдержан. Мы едем вдоль Изара, пересекаем Принцрегептштрассе, сворачиваем в Максимилианштрассе и попадаем в старый город. При въезде в Изарские ворота я спрашиваю, далеко ли нам еще. Макс уверяет, что мы уже почти на месте. Очень хорошо, потому что мое терпение скоро лопнет. Вот, сейчас начнутся поиски парковки. Пять минут спустя и после сигналов пяти водителей, которые были не совсем в восторге от трюков Макса, мы находим, где можно припарковаться. Одной рукой держа сумку, а другой обнимая меня, он идет к своему дому. Большие серые ворота ведут во двор и к входной двери. Слева маленький лифт, прямо – скопление почтовых ящиков, а справа – старая лестница с потертыми ступеньками и деревянными перилами. Мы поднимаемся по лестнице на второй этаж и оказываемся возле его квартиры. Жилье – это как визитка, и мне уже приходилось испытывать горькое разочарование, когда очередной друг приводил меня к себе. Был у меня один хипповатый тип – жил, как нищий студент, без всякого стиля, зато держал дома коллекцию кальянов и постоянно курил косячки. Был и другой – совершенный брюзга, который на всем экономил. Для него каталог Ikea – это нечто вроде порно для эстетов. А был еще помешанный на фэн-шуй, у которого кровать стояла посреди комнаты из-за фонтанчиков и смешных светильников, и, странное дело, но именно этот оказался в постели самой настоящей бомбой. Еще был повернутый на экологии. Спал на натуральном жестком матрасе, каждое утро выпивал стакан сока ячменя ядовито-зеленого цвета, а потенция у него была, как у быка-производителя. Интересно, что ждет меня на этот раз? Последние годы Макс жил здесь со своей фригидной женой. Да, а вот и его дворец, о котором он мне столько рассказывал. В прихожей справа деревянная вешалка, под ней – коврик, на который ставят обувь. В помещении доминирует темный деревянный стол, у стены шкаф в крестьянском стиле и старинный сундук. Макс ведет меня в кухню. Довольно темная, мелькает у меня в голове. Черная столешница, коричневая мебель, газовая плита (хорошо), но, к своему ужасу, здесь же я вижу и стиральную машину. В чем дело? В этом доме что, нет прачечной? Из кухни можно пройти на крошечный балкончик, где хватает места разве что для столика да двух стульев и который выходит на задний двор. А соседи как близко! Макс ведет меня в следующую комнату – в спальню. Ура, мы у цели! Но я рано обрадовалась. Он разворачивается и направляется в гостиную. Прямоугольная комната с диваном персикового цвета, журнальным столиком и телевизором из каменного века. Через арку мы проходим в столовую. Там стоит рассчитанный на четыре персоны стол с бело-синей скатертью (ужас!), солонкой и перечницей и маленькой вазочкой (еще хуже!). У стены когда-то стояло пианино, которое, по словам Макса, забрала с собой неверная супруга. Еще одно помещение, в которое можно пройти из коридора, служит комнатой для гостей и кабинетом. Слева стоит массивный книжный шкаф: книги, книги, книги… У окна старинный, но слишком маленький письменный стол, к стене прислонен матрас. Он наверняка служит постелью его двадцатитрехлетнему сыну Юльену, который учится в Гейдельберге.

– Может, бокал вина?

– Да, вина и воды, пожалуйста, – говорю я, проходя за ним в кухню.

Мне немного забавно наблюдать за мужчиной, в которого я так сильно влюблена. Я спрашиваю себя: откуда взялась его сдержанность? Он так же волнуется, как и я? С бокалом вина и сигаретой я выхожу на балкон. Макс разговаривает по телефону. Я наблюдаю за мамой, которая пытается убедить своих детей, что трехколесный велосипед не нужно брать с собой в супермаркет. Она проигрывает. На балконе этажом выше стоит человек и громко рассказывает кому-то по телефону обо всех прелестях прошлой ночи. Блин, я завидую! Во дворе какая-то парочка оставляет свои велосипеды. Они целуются и исчезают в дверях. Я затягиваюсь сигаретой и констатирую факт, что во всяком случае в отношении жилья мне можно позавидовать. Снова появляется Макс.

– Хорошо, что ты без проблем можешь приходить в эту квартиру. Думаю, это не так-то просто, если живешь в своем доме.

Я ошарашена: я разве сказала, что хочу сюда переехать?

– Нет, конечно, никаких проблем, я же здесь только в гостях. К тому же многие мои подруги живут в квартирах.

И вот наконец оно! Он обнимает меня и целует так, что у меня подкашиваются ноги, а по спине бегут мурашки. И мы начинаем искать прямой путь к кровати. Солнце уже заходит, и я отправляюсь, чтобы принять душ, в единственную комнату, где до сих пор не была. Ванная длинная и узкая, как кокон. Рядом с дверью – умывальник, над которым висит (как по мне, то слишком высоко) шкафчик из грушевого дерева. Теперь я хорошо могу представить, какого роста была эта Одетта. Она, должно быть, выше меня сантиметров эдак на десять, иначе бы за все это время ни разу не смогла взглянуть на себя в зеркало. Я осматриваюсь. Ванна с ярко-желтой занавеской, рядом старомодная, почти уже снова вошедшая в моду щетка для туалета. Над ней – бачок. Я в отчаянии ищу крепление для душа, зову Макса и узнаю, что его нет и душ нужно держать в руках. Я иду наудачу: задергиваю шторку, кручу краны, пока не добиваюсь нужной температуры, и – о ужас! Шторка прилипает к моему телу, словно вторая кожа. Что тут сказать, меня чуть не стошнило. Это фиаско! Я быстро отодвигаю занавеску, при этом душ выскальзывает у меня из рук, ударяется о стену, падает на дно ванны и там еще несколько раз извивается, заливая водой почти всю комнату. В полном отчаянии я пытаюсь снова направить струю на себя и замечаю, что гель для душа стоит в другом конце ванной на полочке. Твою мать… Итак, я скольжу на ягодицах, крепко зажав в руке душ, и издаю при этом противнейший звук. Выпрыгиваю из ванны и, конечно, душ я держу неправильно – теперь уже и туалет весь мокрый. Через десять минут я выиграла битву со шторкой. Быстро вытерла все в ванной и, надеюсь, замела следы своего бесчинства. Макс сидит за письменным столом в белом банном халате, отвечает на e-mail'ы и ждет меня.

– Есть хочешь?

– Да, я бы сейчас съела все, что есть в меню, включая десерты.

А это должно кое-что значить, потому что десертов я не ем никогда. Пока Макс в душе, я одеваюсь, обуваю сапоги, расчесываю волосы и… всё. Хороший, неимоверно хороший секс плюс нужная порция влюбленности – и никакой макияж не понадобится. Через каких-нибудь полчаса мы выходим на улицу, сияя, как два медных гроша, и устремляемся на штурм ближайшего итальянского ресторана. За красным вином и всякими деликатесами Макс рассказывает о своем сыне. Юльен остался с матерью после их развода, который ему довелось пережить в нежном возрасте – шести лет. Макс времени даром не терял и стал проводить время с другими представительницами женского пола, и, как мне кажется, его больше интересовало собственное благополучие, чем благополучие Юльена. Потом он познакомился с небезызвестной Одеттой и с тех пор мало заботился о судьбе сына. Причиной этого стала его благоверная, которая, ко всему прочему, ревновала его к сыну. Мне кажется, их отношения обстоят далеко не лучшим образом. Как мать двоих детей, я ужасно сердита. Как может мужчина не видеться с собственным ребенком? И какой глупой должна быть женщина, чтобы к нему ревновать? В конце концов, она же знала, что у него есть сын от первого брака. Мне приходится очень постараться, чтобы не высказать все, что я об этом думаю. Но мой приговор уже вынесен – бесчувственная дура. Макс рассказывает дальше. Оказывается, Одетта не могла управляться даже с домашними обязанностями – стиркой, уборкой и прочим, все было на Максе. Я резюмирую: она губит отношения своего мужа с сыном, совершенная растяпа, да к тому же в постели настолько бездарна, что даже ни разу не смогла получить оргазм. Результат заставляет меня задуматься. И эту женщину мой дорогой Макс настолько любил, что прожил с ней тринадцать лет, да еще и очень расстроился, когда она ушла от него к молодому мальчику? А что ему от меня тогда нужно? Я полная противоположность Одетте. Я справляюсь с домашней работой одной левой, а правой готовлю. Я чемпион по организаторским способностям, кроме того зарабатываю неплохие деньги. А что до секса… Если верить тем мужчинам, которые имели счастье… Знаю, это нескромно, но скромность украшает, когда нет других достоинств, а их у меня не перечесть.

На следующее утро я еле поднимаюсь с постели. Опираюсь рукой о стену и замираю: на овальной поверхности сантиметров сорока в диаметре наклеены желтые дельфинчики, полумесяцы и звездочки.

– А это еще что такое? – не могу сдержаться я.

– А, это Одетта сделала. Она думает, что это романтично… Эти штуки светятся в темноте, – объясняет мне человек, с которым я только что провела чудесную, не лишенную энергии ночь.

Я настолько ошарашена, что без всяких комментариев отправляюсь в ванную. Прямо свет в ночи! Она что, совсем того? Не хватает еще только колыбельной Брамса на рингтоне. Да, думаю я, сидя на унитазе. Ко всем уже известным характеристикам госпожи Одетты добавилась еще и детская страсть к светящимся дельфинчикам. И я снова спрашиваю себя: как мог Макс полюбить такую женщину? Фу, я не хочу и не буду пытаться с ней соперничать. А может, мне вообще лучше упаковать чемодан и смыться? Мое сердце в панике кричит: «Нет!» Нет, все же таким недоумком он не может быть. Он взрослый мужчина, уважаемый экономический обозреватель и, соответственно, умный. Серые клетки буквально кипят у меня в голове, и я пытаюсь найти объяснение этому дурновкусию. Но как ни стараюсь, ничего не получается. Когда я выхожу из ванной, только очень наблюдательный человек может заметить, что со мной что-то не так.


Мы проводим чудесный день вместе, и эти мысли исчезают, как облака после летней грозы, потому что я твердо решила больше не думать. Я счастлива и сияю ярче солнца. Когда мы добираемся до маленького переулочка и заходим в его любимую пивную, любовь настолько переполняет меня, что я больше не могу сдержаться.

– Я люблю тебя, – шепчу я ему на ухо.

Макс улыбается во весь рот.

– Я так счастлив, – отвечает он.

– А теперь ты, – говорю я, потому что точно знаю, что видела любовь в его глазах.

– Знаешь, я еще не могу этого сказать. Я пока не уверен.

Как ни удивительно, но меня это не отпугивает. Когда-нибудь и он это скажет. В мой последний день в Мюнхене он спрашивает, не хотела бы, не могла бы, не должна ли я поехать с ним на несколько дней в Рим. Один его друг едет в Вечный город с женой, и ему хотелось бы, чтобы мы к ним присоединились. Пять-шесть дней рядом – звучит более чем заманчиво, и я с радостью соглашаюсь. Когда в понедельник я возвращаюсь домой, мое сердце растет от любви, как дрожжевое тесто, и грозит вот-вот лопнуть. Через три недели мы снова будем вместе, думаю я, прощаясь. Я не лечу сквозь густые грозовые облака, от которых самолет раскачивает во все стороны, нет, я сижу на одном большом, пушистом розовом облаке.

* * *

Андреа и Лиза встречают меня в Валенсии. Остальные дети сейчас на занятиях по парусному спорту, после чего устраивают гриль-вечеринку. Они ждут меня на улице. В Валенсии уютный аэропорт, так как большинство самолетов с туристами приземляются в Аликанте. Андреа заводит мотор, а я улыбаюсь на все тридцать два: изобразить на лице другое выражение я просто не способна.

– Сейчас ничего не рассказывай. Когда приедем домой, обо всем поговорим, потому что Лизе как можно быстрее хочется искупаться в бассейне.

Понимает ли Лиза что-нибудь в свои шесть с половиной лет, сказать трудно. Но уже пару раз она ставила меня и свою мать в достаточно затруднительное положение. И пока я чуть не захлебываюсь своими новостями, Андреа рассказывает, что произошло, пока меня не было. В четверг вечером еще раз заезжал Фернандо и сказал, что перебросит на наш объект бригаду рабочих с другой стройки и что работы могут начаться уже в пятницу.

– Пожалуйста, не пугайся, въезд и часть сада так выглядят, как будто туда упала бомба. В пятницу они вырыли котлован, в субботу приехала бетономешалка, и они заложили фундамент. Сегодня две машины привезли кирпич и другие материалы, и с завтрашнего дня пятеро рабочих начнут камень за камнем возводить дом. Кроме того, в четверг обещала приехать Берни со своей младшей. У нее проблемы на семейном фронте, она хочет или просто должна сменить обстановку. Я сказала, что пусть приезжает, а я несколько дней посплю у тебя. Тогда она сможет занять мою спальню.

– Да, хорошо. – Это все, что я могу ответить.

– Ах да, и еще сегодня вечером придут соседи. Было бы чудесно, если бы ты приготовила свою фирменную курочку в мартини!

– Хорошо! А нам не нужно заехать за покупками? – спрашиваю я, и в этот момент мой телефон напомнил о себе сигналом «тринь-тринь». Да, я снова установила этот сигнал в Мюнхене, чтобы вовремя отвечать на сообщения от Мартина и детей.

Без тебя так пусто. Я скучаю. С любовью, Макс

– Нет, не надо, – отвечает Андреа, – я уже все купила.

В начале четвертого мы приезжаем домой. Андреа оказалась права: сад выглядит так, как будто мы решили здесь вообще все перестроить. В тени оливкового дерева коротают сиесту рабочие с пивом и бутербродами. Она стена уже готова, другая – только наполовину. Если они будут продолжать в том же темпе, то крыша появится не раньше чем через две недели.

Не успели мы приехать, как Лиза выпрыгивает из машины, на бегу снимает через голову платьице и прыгает в бассейн, поднимая высокие брызги. Я иду в спальню, меняю джинсы и футболку на купальник. Да, джинсы и футболку. Потому что сегодня я впервые за двадцать лет ехала в метро. Чтобы привыкнуть, скажем так. Я передаю Андреа краткое содержание своих приключений, рассказываю о светящихся дельфинчиках и неожиданностях ванной комнаты.

– Чем он тебе так нравится? Понять не могу. Понятное дело, Макс в тебе заинтересован, ты его привлекаешь. Но то, что ты рассказываешь, говорит о том, что он предпочитает серых мышек. Таких, которые хоть и не умеют готовить, но молятся на него, и рядом с которыми он герой. И главное, делают то, что хочет он. Ясно, как день: ты не такая и такой быть не сможешь. Ты оригинальная, умная, самостоятельная, с чувством юмора, иронией и собственной головой на плечах. Не позволяешь водить себя за нос, у тебя есть цели, к которым ты стремишься. Ты честолюбивая и самодостаточная, иногда можешь сильно напрягать, но с тобой точно не соскучишься. Короче говоря, ты не его добыча. Такой трофей, как ты, этот несчастный в его-то возрасте просто не переживет. Он рано или поздно заработает себе инфаркт, потому что ты будешь предъявлять к нему высокие требования. Мы смеемся. Андреа целует меня.

– Да, я знаю. Но все-таки думаю, что у нас все получится.

– Хм… Потому что ты так хочешь или потому что у вас действительно есть шансы?

– Нет, потому что он хочет этого так же, как и я. Если хотя бы половина того, что я читаю в его глазах, правда, то у нас все должно получиться.

Впрочем, все эти размышления мне в данный момент чужды: я хочу его, он хочет меня, как-нибудь все да будет. Я рассказываю Андреа о нашей будущей поездке в Рим.

– Да, конечно, поезжай, – говорит она, – может, после совместного отпуска все станет на свои места. А может быть, я не права, и вы созданы друг для друга. Я была бы рада, потому что никогда не видела тебя такой счастливой.

И это правда. Я влюблена по уши или даже больше: по самую макушку.

* * *

В четверг приезжает Берни со своей младшей дочерью Беа. Беа и Лиза учатся в одном классе и души друг в друге не чают, и таким образом и у Лизы теперь есть компания. Андреа и Берни иногда вместе куда-нибудь выезжают, но большую часть времени мы проводим дома за разговорами. Силы Берни на исходе. Работа адвоката оказалась намного напряженнее, чем она ожидала. Кроме того, разлад с Франком, мужем. Сейчас у нее находящийся на стадии флирта роман с судьей из участкового суда. Вечером – старших детей нет дома, а младшие устали и уже в кроватях – она во всех подробностях рассказывает нам эту историю. Лотар М., так его зовут, высокий, с проседью, не женат, ему где-то за сорок, около пятидесяти, и, как утверждает Берни, передним совершенно невозможно устоять. В первый раз они увидели друг друга на каком-то заседании. Берни представляла интересы клиента, который подал в суд на фирму, якобы загрязняющую близлежащий ручей. Берни подошла к делу очень серьезно, пробила необходимые экспертизы, наняла детектива и в конечном итоге выиграла дело. Теперь фирма должна заплатить серьезный штраф, чем педантичный клиент Берни, вооруженный мензурками и колбочками, страшно гордится. Вторая нечаянная встреча произошла в столовой кёльнского окружного суда. Туда Берни привел голод, поскольку даже в суде столовая есть столовая. Терпеливо стоя в очереди, она и увидела Лотара. Они пообедали вместе, и между ними пробежала искра. Берни, которая только несколько месяцев назад обвиняла своего благоверного в неверности, теперь сама на прямом пути к измене. В том, что касается оценки этой ситуации, я держусь несколько в стороне. А то в чужом глазу соринку, а в своем… Было бы разумно посоветовать ей не думать об этом. Но по морально-этическим соображениям я не могу и посоветовать действовать. Я ведь знаю все проблемы, которые возникают в подобной ситуации, как никто. Так что я держу свои соображения при себе. Андреа же советует посмотреть, как обернется дело, подождать и просто наслаждаться. Когда дойдет до серьезного, Берни якобы будет знать, что делать. Ха! Последнее предложение Андреа произносит, многозначительно глядя в мою сторону.


Следующие несколько дней я, попивая холодные напитки, с лэптопом на коленях провожу в тени деревьев: просматриваю сайты римских отелей, которые дал мне Макс. Один находится в центре, но какой-то холодный и слишком напыщенный. Макс приедет туда за день до меня и оценит обстановку. Я доверяю решение ему.


Строительство домика для гостей потихоньку продвигается. Перед самым моим отъездом в Рим положена крыша, убран весь крупный мусор, и уже можно приступать к внутренней отделке. Перед поездкой мы с детьми отправляемся поужинать в «Эль Расет». После трапезы – дети умяли закуску, основное блюдо и десерт за считанные секунды – мы идем пошататься по ночному рынку. Мы присаживаемся, и вдруг мне приходит сообщение:

То, что я не мог сказать тебе тогда, в Мюнхене: я люблю тебя!

Я так давно этого ждала. И все равно удивлена. Я молча передаю трубку Андреа. Сердце стучит так, будто я пробежала марафон. Мне даже трудно просто собраться с мыслями. Он что, совсем обалдел? Я не хочу получать признание в любви по SMS. Я хочу смотреть ему в глаза. Одновременно я понимаю, насколько для меня важно, что Макс сказал эти три магических слова. Это не игра, вот в чем дело! Я выкуриваю три сигареты за две минуты, не могу ни на чем сосредоточиться и хочу одного: быть с ним. Это любовь? Да! Другого определения я найти не могу. Я все смотрю на эти слова на дисплее и в какой-то момент нахожу в себе силы ответить:

Мне бы больше хотелось услышать это лично, сидя рядом и глядя тебе в глаза. Ты знаешь, что я к тебе чувствую, прошу тебя, не играй со мной!

Ведьма (я!) уже не может отделаться от духов, которые сама же и вызвала. Из моей игры получилось нечто более серьезное. Меня это пугает, потому что я знаю о последствиях.

* * *

Утро понедельника. Час икс: в семь часов десять минут из Валенсии отправляется мой самолет. Перелет продолжается четыре с половиной часа. В субботу я возвращаюсь обратно, причем на этот раз лечу через Мадрид и буду в Валенсии только в 0.20. Мой кошелек стал легче на четыреста семьдесят восемь евро, но чего не сделаешь, когда стрела Купидона пронзила твое сердце. Я стою в римском аэропорту, жду свою красную сумку и жутко нервничаю. Потому что до самой субботы мы все время будем вместе. Эта мысль меня пугает, но вместе с тем это и некий вызов: я должна прекратить попытки контролировать ситуацию и просто отпустить ее. Открываются автоматические двери, я вижу Макса, и мое сердце рвется к нему с бешеной скоростью. Я хочу сразу же остаться с ним наедине, почувствовать его, но он говорит, что мы должны дождаться прилета его друзей. Каким-то образом мне удается усмирить свой огонь, удается не показывать разочарования и оставаться спокойной и равнодушной. Единственное, чего я хочу, – это стакан холодной воды и сигарету. Мы заходим в кафе в зале прилета. Макс идет купить какой-нибудь напиток, а я пока пишу Андреа, что долетела нормально. Макс принес воды и пирожное «Мадлен» – как он правильно угадал, я еще ничего не ела. Он указывает на табличку с надписью «Vietato fumare». В Италии в общественных местах курение строго запрещено. Ну и пожалуйста, думаю я, делаю глоток воды и надкусываю пирожное.

– Да, я люблю тебя, – говорит Макс без предупреждения.

У меня кусок застревает в горле. После секундного замешательства мне удается произнести:

– Что-о-о? Что ты сказал?

– Да, я люблю тебя, – повторяет он, улыбаясь.

Его глаза говорят то же самое. Я всегда ждала этого признания, представляла, как он скажет это при свечах, после бурной ночи, но не среди бела дня в аэропорту. По-моему, забавно. Макс говорит, что момент как раз подходящий. Может, оно и в самом деле так. Во всяком случае это признание произнесено не под влиянием каких-то романтических чувств. Оно подготовлено и продумано, вот только для меня оказалось полной неожиданностью. Но от этого имеет еще большую ценность.

– Почему ты все время говоришь «да», как будто пытаешься меня убедить? – спрашиваю я.

– Я очень долго разбирался в себе, пока понял, что могу тебе это сказать. Что я тебя люблю.

Я понимаю, что это признание вызвано не событиями последних недель, а всеми двадцатью двумя годами, что мы знакомы. Мне вдруг становится ясно, что он и я любили друг друга всегда. Как если бы любовь была каким-то тайным кодом в наших генах, как будто она была написана нам на роду свыше еще задолго до того, как мы сами это поняли и смогли в этом признаться.

Друг Макса Гарри и его жена Эдит прилетели с опозданием. Ему где-то за пятьдесят, около шестидесяти, ей – примерно пятьдесят пять. Макс заранее предупредил меня, что у Эдит сложный характер. Но мне она показалась симпатичной, и не только потому, что дымит как паровоз, нет, у нее есть чувство юмора и самодостаточность. На такси – не на метро и не на трамвае – мы едем через центр города в отель. Громадный белый пустой холл, посередине – огромная и нелепая рецепция. За ней стоят одетые в черное нервные молодые люди, которые, занятые разглядыванием собственного отражения в зеркале, и пальцем не пошевелили, чтобы обслужить гостей. Здесь я не останусь!

Но прежде я должна хотя бы взглянуть на комнату. Между тем одна из барышень на рецепции смекнула, что клиенты сейчас ускользнут, и предложила нам экскурсию по отелю. Мы осматриваем так называемый номер люкс. Он попросту больше, и на этом преимущества перед другими комнатами заканчиваются. Никакого шарма. Никакого уюта, ничего. Я не желаю оставаться в этом ледяном дворце! Мы уходим. Макс знает, что за углом есть «Hotel Quirinale», расположенный в старом здании, что мне наверняка понравится.

– Это сразу же за углом, – убеждает меня Макс.

За бортом плюс двадцать восемь, чемодан, колесики которого не работают нормально, сумка с разным барахлом, босоножки на ремешочках, чьи каблуки немилосердно застревают между булыжниками мостовой, нереально узкие джинсы и сексапильный топик от La Perla… То, что по мужским меркам находится сразу за углом, при такой амуниции определенно кажется на расстоянии множества световых лет.

Мы пробегаем мимо Пияцца Дель Чинквенто, проносимся по Фонтана делле Наиади, милой площади с множеством чудных уличных кафешек, где я с удовольствием выпила бы холодной колы. Мои ступни дымятся, мой дезодорант отказал, а по спине течет целый водопад, чтобы его впитали мои трусики-стринги. Обливаясь потом, мечтая о душе, я прибываю в гостиницу. Фойе – просто загляденье, а итальянский сервис восхитителен, так что урон от пробежки в отель «за углом», почти компенсирован. Интерьер номеров выдержан в имперском стиле, и мне это подходит, вот только в комнате две раздельные кровати. Если бы я была замужем за Максом лет тридцать, а мне самой было бы восемьдесят пять, я бы еще смогла, при определенных обстоятельствах, согласиться спать отдельно от него. Но и то при определенных обстоятельствах. А так… У нас с Максом, как он объясняет персоналу, медовый месяц. И что, мы должны миловаться, лежа на разных кроватях? Не очень удачная идея. Мальчик-носильщик улавливает мысль, зовет администратора, и решение сразу находится. Он что-то говорит Максу по-итальянски и показывает ему другой номер, а я пока рассматриваю внутренний двор, живописно усаженный самыми разными растениями. Через пару минут они возвращаются. Макс пытается перещеголять итальянца по широте улыбки, и мне не терпится узнать, куда же мы сейчас направимся. Несколько поворотов по коридору, и открывается старинная деревянная дверь, как в сказке об Али-Бабе. Из коридора я вижу чудесный старинный шкаф, справа – ванная, как мне популярно объясняют Макс и итальянец-администратор. В ванной два умывальника, унитаз и – что я вижу! – ванна с гидромассажем. Ага, она, по мнению этих господ, должна заставить мое сердце забиться! Не могу сдержать улыбку. Макс и администратор переглядываются, и я с многозначительным взглядом объявляю, что хотела бы посмотреть еще другие помещения. Чудесно: большая комната с письменным столом, диваном и одной, нет, двумя кроватями. Не успеваю я и рта раскрыть, как оба начинают тарахтеть одновременно. Макс, слава Богу, по-немецки:

– Если мы дадим им полчаса, они из двух кроватей сделают одну.

Отлично! Мы оставляем чемоданы в номере, а сами идем в один из типично южных баров, где можно попробовать всякую вкуснятину вроде рыбы гриль, сэндвичей, круассанов и другие лакомства. День уже клонится к вечеру, и я решаю заказать к рыбе бокал вина. Я только сейчас замечаю, как проголодалась. Когда мы возвращаемся, две кровати уже превратились в одну большую. Мы только переглянулись. Макс пошел набирать воду в ванну. И через несколько минут мы с ним лежим, наслаждаясь прохладой воды, гидромассажем и, в первую очередь, друг другом.


Вечером мы договорились встретиться с Гарри и Эдит. Но перед этим заходим в пункт проката велосипедов, чьими услугами Макс уже пользовался раньше. План таков: мы совершим экскурсию по Риму на велосипеде. Так можно многое увидеть, все время находишься на свежем воздухе и довольно быстро можешь добраться из пункта А в пункт Б. Единственное, что меня немного беспокоит, – это то, как итальянцы ездят. С нашей, немецкой точки зрения это больше похоже на хаос. Зеленый свет для итальянцев означает «Avanti! Avanti!».[19] Желтый – просто для проформы, а красный можно игнорировать. Здесь все систематически ездят на красный и, чуть что, сразу сигналят. Но в оправдание римлян нужно сказать, что это работает! Каждый думает о другом. Всякий держит в уме наихудший исход ситуации и старается, чтобы этого не случилось.

Крутя педали, мы, к удивлению всех сотрудников рецепции, проезжаем прямо через холл отеля, оставляем велосипеды у заднего входа и садимся в такси вместе с Гарри и Эдит. Макс сидит впереди, а значит, не со мной, так как он единственный, кто знает Рим. Гарри, Эдит и я никогда не были в Вечном городе, поэтому мы целиком полагаемся на нашего гида. Вечер выдался на славу. Эдит сидит рядом с Максом, Гарри – рядом со мной. Вообще-то очень жаль, что он так далеко. Потому что именно сегодня я нуждаюсь в его близости. Но я отбрасываю эти мысли как немного детские. Такое ощущение, что мы с Эдит знакомы тысячу лет. Мы трещим без умолку и смеемся над каждым, кто имеет неосторожность недостаточно быстро исчезнуть из нашего поля зрения. Когда она видит кого-то, кто одет странно или невозможно, то говорит: «Модник…» И пошло-поехало… Макс и Гарри даже прерывают разговор и слушают нас.

Позже мы слегка навеселе выходим из ресторана. Нам с Максом нужно забрать велосипеды, поэтому мы договариваемся встретиться в баре отеля и выпить еще по маленькой. Прислушиваясь к внутреннему голосу, я горю идеей посмотреть, на месте ли еще наши велосипеды. И что же… Я что, страдаю болезнью Альцгеймера? Или так сильно напилась?

Макс уверяет, что велосипеды стояли именно здесь, на этом месте. Нуда! Только там, где мы их оставили, их больше нет. На рецепции нам говорят, что дворник отнес их в кладовую. Макс от ярости чуть ли пламя не извергает, и в этот раз я рада, что не знаю итальянского языка. Гарри и Эдит стоят разинув рты и не могут взять в толк, с чего бы это Макс так горячится из-за пустяков. Мне тоже трудно скрыть удивление. Макс настаивает на том, чтобы ему выдали велосипеды, и собственноручно прикрепляет их цепью к ближайшему столбу. Он так зол, что я уже начинаю волноваться за его давление. Разве Макс холерик? В стеклянном лифте мы поднимаемся на шестой этаж, где расположен бар, занимающий добрую половину террасы. Отсюда просто потрясающий вид: нашим глазам открывается целое море огней. Макс, слава богу, уже успокоился и объясняет, где расположены какие достопримечательности: Колизей, собор Святого Петра, замок Святого Ангела и так далее. Бар очень уютный: маленькие столики с горящими на них свечами, уютные стулья, посередине подсвеченный бассейн и пальмы, в чьих листьях гуляет ночной бриз. Плюс мягкая итальянская музыка, в которой, конечно же, звучит только amore. Словом, идеальная обстановка для китчевых открыток. Ко всему прочему, я влюблена как никогда. Позже, когда мы возвращаемся в отель, нам не терпится побыстрее попасть в свой номер люкс, а там – в постель.

Для того, что мы хотим сделать, ночь слишком коротка. Наутро, когда мы завтракаем в зеленом внутреннем дворике, Макс удивляет меня, заявляя:

– Эта ночь была просто потрясающей. Не знаю, как ты, а я никогда не испытывал такой любви и страсти.

У меня нет слов! Макс, у которого было столько амуров, что он со счету сбился, делает подобное признание. Вспоминаю, что же я такого особенного делала. Я просто отдалась ему, без остатка и с любовью, которую вряд ли к кому-то еще питала. Это трудно описать, но это сродни тому, как если бы мы сливались воедино, как если бы наши тела разговаривали на языке, чья грамматика была изобретена много столетий назад.

Я отвечаю ему долгим поцелуем.


Через полчаса мы выезжаем. На велосипедах едем через Виа Национале вниз с горки. Мимо пролетают машины, автобусы обдают нас выхлопами и исполняют на дороге неожиданные маневры. Мне становится не по себе, и я что есть силы кручу педали. Макс – умелый велосипедист. Он едет впереди и поминутно оглядывается, чтобы проверить, не отстаю ли я. Я держусь браво, смотрю по сторонам, но не понимаю, что именно вижу. По настоянию Макса мы едем по маленьким переулочкам против движения. Правила, похоже, не для него. Он едет на красный свет и только на перекрестках, где стоят полицейские, придерживается предписаний. У Испанской лестницы мы ненадолго останавливаемся, чтобы выпить колы. У меня пересохло в горле, и я опять хочу есть. Ананас на завтрак – на этом долго не протянешь. Макс знает одно кафе неподалеку. Мы проезжаем по переулочкам, где повесили сушиться белье, и оказываемся на площади, на которую, вероятно, еще никогда не ступала нога туриста. Из ярко-красного старого «Фольксваген-жук» несутся итальянские шлягеры минувшей эпохи. За шатким столиком сидит немолодая пара: она – блондинка с растрепанной прической, как у Аниты Экберг,[20] – курит косячок, а он, сильно смахивающий на Кита Ричардса,[21] осушает свой стакан. Человек сплошь покрыт татуировками, рассказывающими историю его жизни. На обеих руках видны сердца и розы, большой корабль, самые разные женские имена, окруженные символами. Официант – старый педераст, который до сих пор выбеливает волосы, остриженные ежиком. Он охотно демонстрирует свои загорелые мускулистые руки и своеобразно одевается. Два пса неопределенной масти вертятся вокруг стола, и всякий раз, когда они подходят достаточно близко, их крепким пинком отправляют восвояси, что, впрочем, не мешает им снова вернуться. Во дворе сидит пожилой человек, перед которым разложены не только книги, но и газеты. Он читает их с упоением.

На наше счастье, напротив двери есть один свободный столик, откуда нам видно велосипеды. Я выпиваю большой стакан минералки, потому что только в этом случае можно быть уверенной, что подадут воду не из-под крана, и ем тост с томатами. Я с большим аппетитом поглощаю брускетту, как вдруг Кит Ричарде поднимается с места, подходит к «фольксвагену» с кассетой в руке, залезает внутрь и без предупреждения заглушает итальянские шлягеры. Это сигнал. Как муравьи, из соседних домов выползают другие пожилые пары и собираются вокруг автомобиля. Анита выходит из кафе и присоединяется к своему Киту. Я спрашиваю себя, что все это значит, когда слышу первые аккорды песни Энн Мюррей «Can I have this dance for the rest of my life».[22] Группа людей приходит в движение: пары начинают танцевать, глядя друг на друга влюбленными глазами. Я в восхищении откладываю в сторону брускетту, но не успеваю ничего сказать, как голубой официант уже стоит возле нашего столика и предлагает Максу пригласить меня потанцевать. Как он говорит, у них такой обычай: все влюбленные делают это каждый день в определенное время. Макс ненавидит танцевать, но не заставляет просить себя дважды, и мы, смеясь, пускаемся в пляс между собаками, хромыми столиками и людьми, как будто пришедшими из фильмов Феллини. Нам все аплодируют, и я мгновенно становлюсь красной как мак.


Мы остаемся еще выпить, но подумываем после второго бокала уйти на небольшую сиесту. По дороге мы останавливаемся, чтобы съесть по тарелке пасты, потому что поджаренный хлебец с томатами я оставила собакам. Что за день! Мы пили, ели, танцевали, смеялись, а потом Макс обхватил мое лицо руками и поцеловал меня. Я никогда в жизни не была так счастлива! Когда мы поднимаемся с кровати и садимся на велосипеды, еще только половина девятого. Рим овевает приятный прохладный ветерок, и я радуюсь, что захватила курточку. Мы останавливаемся на площади с множеством маленьких ресторанчиков и идем в уютнейшее заведение под названием «Soto Voce». Приходится подождать пару минут, все столики заняты. Я бы с удовольствием села на улице, но первым освобождается столик внутри, как раз у двери, освещаемый неоновым светом. Неважно, зато здесь вкусно готовят, а любовь пробуждает аппетит. Макс осыпает меня комплиментами, я улыбаюсь ему сквозь неоновый свет. Я наматываю на вилку спагетти с морепродуктами, когда наконец объявляются мои дети. Сегодня я уже разговаривала с Андреа, но Виктория и Йонас были недоступны. Я начинаю потихоньку волноваться, потому что день, когда они не подают признаков жизни, для меня плохой день. Я рассказываю Максу историю о том, как Виктория целовалась с испанцам, и что она со все большим воодушевлением исследует мой платяной шкаф, а Йонас обожает парусный спорт и теннис, и у него хроническая привычка всюду разбрасывать свои вещи. Я прошу рассказать еще что-нибудь о Юльене.

– Юльену двадцать три, он учится в Гейдельберге, но это ты уже знаешь.

Я спрашиваю, как он попал в Гейдельберг, чем он интересуется, есть ли у него девушка, как он выглядит, что делает в свободное время. Глаза Макса сверкают отеческой гордостью, когда он рассказывает о сыне. Затронув тему детей, я замечаю, что Макс не во всем единодушен со мной. Я быстро меняю тему. Мне совсем не хочется заводить дискуссию о том, насколько строго нужно воспитывать своих отпрысков. Вместо этого я рассказываю о том, что мы с Андреа вытворяли в детстве, о том, как мы ссорились, о нашем большом доме с садом, где у нас была собственная игровая площадка, о наших обожающих путешествовать родителях и о том случае, который совсем недавно круто изменил жизнь моей сестры.

– Теперь ты что-нибудь расскажи, – говорю я Максу, чтобы сдержать наворачивающиеся слезы.

История Макса не очень веселая. Я узнаю о его непростых отношениях с матерью, которая не заботилась о нем и не выполняла свои материнские обязанности. О том, что он не уважал своего покойного отца-алкоголика, который так и не смог вырваться из-под гнета жены-мегеры. Макс говорит, что совсем не общается с матерью и что Одетта видела свою свекровь только на свадьбе и больше ни разу. Между тем мать регулярно оставляет сообщения непонятного содержания на его автоответчике. Мне больно это слышать, и я немного стыжусь, что так красочно описала свое беззаботное детство. Я вижу боль и обиду в его глазах, слышу гнев и ярость в голосе и знаю, что уже слишком поздно хоть чем-то помочь.

Но я его понимаю. Я бы на его месте вряд ли поступила иначе. С другой стороны, мне кажется, что в один прекрасный день он может пожалеть, но будет уже поздно. Подбирая нейтральную тему для разговора, я спрашиваю, как ему нравится бифштекс с зеленью и картофелем.

– Molto bene, очень! А как тебе спагетти?

Нам удается сохранить приподнятое настроение этого вечера, мы садимся на велосипеды и катим по ночному Риму назад в отель.

В среду мы переезжаем через мост Гарибальди на другой берег Тибра. Мы едем мимо лотков со старинными книгами и сувенирами, потом по району Трастевере, где так много романтичных кафешек, ресторанов и баров. Мы направляемся через ботанический сад на Монте Джаниколо. Я уже выдохлась, все мышцы ног болят, причем даже те, о существовании которых я и не подозревала. Каждый раз, останавливаясь, мы покупаем по бутылке холодной воды, наслаждаемся грандиозной панорамой Вечного города и скамейками, на которых я могу отдохнуть. Мой телефон звонил уже много раз. Мартин интересуется, как у меня дела, оправдали ли выставки мои ожидания и не много ли я накупила. Клаудия хочет сообщить мне что-то важное, Андреа пишет, что у нее все хорошо, а у Берни – проблемы. Сначала я перезваниваю Мартину. Встаю со скамейки и отхожу немного в сторону. К счастью, Макс тоже разговаривает по телефону. Набрав номер, я отхожу еще на несколько шагов и слушаю голос моего благоверного, глядя на любовника. Вообще довольно дурацкая ситуация, и я спрашиваю себя, как могут мужчины годами иметь отношения на стороне, потому что для меня это уже становится невыносимым.

– Привет, хорошо, что позвонила. Как дела? Нашла интересные полотна?

– И да, и нет. Есть забавные вещицы, а для некоторых я прямо сейчас могла бы найти покупателя, но хочу еще раз взглянуть на них завтра. А за покупками я еще вообще не ходила. У меня была культурная программа, – беспардонно вру я и удивляюсь, как просто это получается.

Утром я написала Мартину, что долетела хорошо, поселилась в отеле, что он чудесный и что я собираюсь посмотреть город. Вчера вечером он был на какой-то встрече, и я оставила ему сообщение на голосовую почту. Он говорит, что в субботу играет в очередном теннисном турнире, уже забронировал билет до Валенсии на воскресенье, потому что с понедельника он свободен и мы можем провести последнюю неделю в Испании вместе. Мне смешно. В ночь с субботы на воскресенье я сама только прилечу в Валенсию, а через несколько часов уже нужно будет встречать Мартина. Господи! Только я закончила разговор, как пальцы опять заплясали по клавиатуре. Прошла почти целая вечность, пока моя сестра взяла трубку.

– Прости, что долго не подходила, лежала в бассейне на матрасе, – говорит она, запыхавшись.

– Ничего. Ты знаешь, что в воскресенье приезжает /Мартин?

– Да, он сегодня звонил. Клаус тоже прилетает. Я думала, ты обрадуешься.

– Хм, еще как. Как там дела с домиком для гостей?

– Уже поставили окна и двери, со вчерашнего дня начали монтировать отопление. Я думаю, к твоему приезду все уже будет готово. На следующей неделе начнут класть плитку, а через две-три недели нужно будет подписать акт приемки и можно мебель заказывать. Как у тебя дела? Ты до сих пор на седьмом небе или что-то тебя уже отрезвило?

– Да и нет. Да – на первую часть вопроса, нет – на вторую.

Я стою рядом с Максом, поэтому выражаюсь кратко.

– Ax, дорогая моя… Тогда всего хорошего. Когда приедешь, я хочу услышать полную версию. Лиза орет как резаная. Нужно заканчивать.

Я кладу телефон в карман джинсов, прижимаюсь к Максу, и мы целуемся.

– Хочешь есть?

– Да, – смеюсь я низким, горловым смехом.

– Паста?

– А что же еще?!

Мы выезжаем из тенистого парка обратно в Трастевере, находим маленький ресторанчик, посещаемый одними местными. Здесь подают только два блюда, названия которых написаны на грязной доске мелом: «Паста с грибами, салат, бифштекс» и «Сардины с жареным картофелем, салат» плюс домашнее вино по девять евро. Мы садимся за один из кривых столиков, на который стелят красно-белую скатерть и ставят кувшин с охлажденным вином. Сардины на вкус такие свежие, как будто еще десять минут назад беззаботно плескались в водах Средиземного моря. Грибы пахнут влажной землей, салат свежий, свежее не бывает. Я уже давно так вкусно не ела. Итальянцы знают в этом толк.

На обратном пути мы заглядываем в три галереи. Хозяин последней из них ведет нас в свой дом, расположенный неподалеку. Вход в него из небольшого переулочка, оплетенного плющом и диким виноградом. Дверь заедает, и открыть ее можно только с большим усилием. По узкой лестнице мы поднимаемся на второй этаж. Я чувствую приятный сквознячок из открытых окон, гуляющий по комнатам. Где-то бормочет радио. Первая комната выбелена. Макс идет вслед за сеньором в следующую комнату, а я внимательнее всматриваюсь в картины. Земля, давшая миру Рафаэля, Микеланджело, Тициана, Донателло и Боттичелли, имеет огромное влияние и на художников двадцать первого столетия. Здесь висят работы Джорджио Грифы. Я как раз изучаю одно из полотен Дорацио, когда подходит Макс, берет меня за руку и куда-то ведет. Он увидел три интересные картины и хочет услышать мое мнение. Лучше не надо, ведь о вкусах не спорят: что нравится одному, другому покажется банальным. Я думаю, что Максу интересно не только услышать мое мнение как профессионала, но и проверить, насколько мы гармонируем. То, что я вижу, мне нравится. Среди этих картин одна принадлежит кисти Пьеро Дорацио. Я когда-то усиленно занималась этим художником, но воздерживаюсь рассказывать об этом Максу.

– Мне больше всего нравится та, что в центре, – говорю я громко, становлюсь на цыпочки и целую его.

– Да? И мне тоже! – говорит он и возвращает поцелуй.

Странно, но с этим человеком у меня всегда дрожат коленки, как у какой-нибудь школьницы. На обратном пути мы заходим в кафе. Публика здесь экстравагантная: женщины легкого поведения, женщины, которые вообще-то являются мужчинами и у которых никогда не появится цел-люлит. Они очень ловко переходят улицу на десятисантиметровых шпильках к дому свиданий напротив. Пожилые, роскошно одетые дамы за чашкой чая, мужчины с золотыми цепями и дети, покупающие мороженое. Хозяин заведения широко нам улыбается, называет меня Джулией Роберте, нарекает Макса Джорджем Клуни, а сам представляется Робертом Де Ниро. Очевидно, он фанат американской «фабрики грез». Мы пьем вино за столиком на улице, наблюдаем за разноцветной толпой, смеемся и дурачимся так, что только держись. Отлично!


В четверг утром мы идем за велосипедами и обнаруживаем, что те исчезли. Просто пропали, их нет! И только фонарь, к которому они были прикованы, стоит на том же месте. Сначала мы подозреваем очередного не в меру исполнительного швейцара. На лице Макса сгущаются тучи, которые, впрочем, так же быстро рассеиваются, когда становится ясно, что велосипеды попросту украдены. Пешком мы идем в пункт проката, где нам говорят, что мы должны выложить по четыреста евро за каждый велосипед или можем купить у них два таких же, чтобы возместить стоимость пропавших. Мы выбираем второй вариант и снова пускаемся в путь. Сегодня нам предстоит насыщенная программа: собор Святого Петра, Фонтан ди Треви и Колизей. А завтра мы хотим прокатиться вдоль морского берега. Едем в гору по Виа XX Сеттембре. Пересекаем Виа де Кваттро Фонтана, и я опять перестаю ориентироваться. Удивительное дело: я привыкла постоянно все контролировать, а между тем вот уже третий день безропотно качу за этим типом, не имея представления, в каком районе города нахожусь. По дороге мне действительно удается очень многое увидеть. Я все впитываю и полностью полагаюсь на своего любимого гида. Так я оказалась возле Фонтана ди Треви. Макс знал, куда он едет, а для меня это что-то вроде чуда. Конечно, таким привлекательным туристкам, как я, лучше не пробовать освежиться в фонтане, как некогда Анита Экберг, и не раздражать мужскую часть населения видом мокрой майки, прилипшей к телу, но я по крайней мере могу бросить в фонтан монетку. Потому что считается, что тогда исполнится то, что загадаешь. Я усиленно ищу какие-нибудь металлические деньги. Я так хочу, чтобы в этот раз у нас с Максом все получилось! Да, это и есть мое желание. Но я не успеваю бросить монетку, потому что Макс говорит, что это запрещено. Не то чтобы меня это остановило, но на нас как раз дружелюбно, но внимательно смотрит полицейский. Я уже вижу, как в его глазах загорается надпись «200 евро». Ну и ладно, думаю я, у нас и так все будет хорошо. Мы же все-таки супер-пупер-мега-гипер влюблены!

Везде сплошные препятствия. Когда мы гуляли по колоннадам, охранник хотел не пустить меня в собор Святого Петра. В его обязанности входит не только отфильтровывать в потоке туристов подозрительных личностей, но и охранять традиции святого места. Похлопав меня по плечу и укоризненно покачав головой, он дал понять, что мое присутствие в соборе нежелательно.

Что, неужели по мне заметно, что я с наслаждением топчу ногами одну из десяти заповедей, что я, мягко выражаясь, грешница? Или, может, людей, ушедших из-под крыла церкви, можно узнать по каким-то особым признакам? Макс начинает снимать с себя рубашку. Хотя я с большим удовольствием занимаюсь с ним любовью, мне кажется, что это отвратительно.

– Надень рубашку, прикрой плечи, и тогда нас впустят. У меня внизу еще футболка, – говорит он, улыбаясь.

Это меня успокаивает. Взявшись за руки, мы входим в храм, и моим глазам открывается его сверхчеловеческая красота. Я уверена: здесь можно провести часы, даже дни, и все равно будет на что посмотреть. Но моя тяга к прекрасному, к истории и архитектуре на сегодня удовлетворена, потому что нам холодно, а я не хочу, чтобы человек, великодушно одолживший мне рубашку, из-за моей легкомысленности еще и простудился. Мы идем к выходу, радуясь, что на улице нас встретят солнечные лучи. Полицейские, которых на площади перед собором не счесть, позаботились о том, чтобы мы нашли свои велосипеды там, где их оставили. Голодные, мы едем в сторону Тибра. Мы находим ресторанчик в Трастевере, пируем от души и за приемлемые деньги, пьем кьянти и с большим удовольствием закончили бы здесь день. Слегка на подпитии мы продолжаем путь, день клонится к вечеру. Едем к Колизею по мосту Палатино. Я замираю: Бен Гур жив! Он стоит передо мной во плоти, от него разит перегаром, и заплетающимся языком он пытается по-итальянски убедить меня с ним сфотографироваться. Подходит Юлий Цезарь, старый и беззубый. Он тоже очень хочет окупить приобретение своего костюма. Как назло, я сошла с велосипеда, потому что мне что-то попало в глаз. Макс ездит вокруг нас и от души веселится. Мне с большим трудом удается вырваться из лап Бен Гура и Юлия Цезаря. От Колизея мы едем к нашему отелю. Да, сиеста, прохладная ванна, много любви и нежности, а потом, возможно, немного сна. Вечером мы договорились поужинать с Гарри и Эдит. Когда мы в девять часов прибываем на место, Гарри уже ждет нас. Эдит плохо себя чувствует, сообщает он. и, если сможет, присоединится к нам позже. На такси мы отъезжаем из центра в незнакомую часть города. Наш ресторан – рай для гурманов, куда ходят преимущественно местные. Мы садимся за столик на улице. Белая скатерть, свечи, пластиковые цветы. Но одного у римлян не отнять: они все делают быстро. Уже через три минуты нам приносят вино, воду и хлеб. Я задумчиво окунаю кусочек хлеба в пиалу с маслом и солью, пока Гарри рассказывает, что после Рима собирается поехать в Альпы, покататься на лыжах. Мы болтаем и болтаем, трещим как сороки, едим и слегка забываем о добром старом Максе.

– Ты хорошо катаешься? – спрашивает Гарри, придвигаясь немного ближе ко мне. Макс ушел в туалет.

– Да, – говорю я, – хорошо и с удовольствием. Я очень люблю кататься на лыжах. В прошлом году я была на курсах сноубординга.

– И как? – заинтересованно спрашивает Гарри.

– Больно! – смеюсь я. – Сплошные синяки, больше всего – на попе и на ногах, а точнее на коленях. Выйти из машины для меня было пыткой. Наверное, это ужасно нелепо выглядело.

Макс возвращается мрачнее тучи. Я не понимаю, в чем дело, и делаю глоток вина (специально охлажденного). Гарри громко хохочет, подливает мне еще и спрашивает Макса, не хочет ли он выпить. Макс мотает головой.

– Сколько уроков у тебя было? – спрашивает меня Гарри.

– У меня были уроки с инструктором по часу через день. И так целую неделю.

– Инструкторы по сноубордингу такие же шутники, как и лыжные инструкторы? И имеют такой же успех у дам? – спрашивает Гарри, выливая в мой бокал последние капли вина.

– Гм, да! Они, как правило, очень молодые и очень темпераментные – когда что-то показывают, то держат крепко. Рядом с таким красавцем берешь себя в руки и прекращаешь ныть.

Гарри засмеялся.

Макс молча сидит напротив, и я вижу, что начинают сгущаться тучи. Что с ним такое? Почему он злится? Он наливает полный бокал вина и выпивает залпом, как будто умирает от жажды.

Гарри наклоняется ко мне и спрашивает:

– И как твои успехи?

– Мне нужно взять еще несколько уроков. Скоро мы с друзьями собираемся в Австрию, там посмотрим, на что я способна.

Макс меня беспокоит. У него такое лицо, как будто он выпил уксуса. Мы с Гарри обсуждаем детали. Куда лучше поехать? Где женские горнолыжные костюмы самые волнующие? Цены, сезоны, советы, впечатления, воспоминания – все, о чем болтают те, кто без ума от горных лыж. Макс продолжает молча пить, выражение его лица все больше ужесточается.

Я кладу свою руку на его, но он делает вид, что не заметил, и убирает ее. Это же смешно! Мужчины иногда ведут себя как дети. Он и сам живет в Мюнхене, и наверняка тоже пару раз да катался. И прежде чем я успеваю задать ему вопрос, взрывается бомба. Макс, который до сих пор молчал, открывает рот и низвергает на меня целую тираду:

– Ты что о себе возомнила? Кого ты тут из себя изображаешь? Все, хватит, надоело! Прекрати наконец этот бред!

Мне не понятно ни о чем он говорит, ни что все это означает. Он напился и срамит меня перед всеми. Разошелся и клянет меня на чем свет стоит. Я не чувствую себя виноватой. Гарри тоже не по себе, он в растерянности молчит, потом начинает торопиться с оплатой. Как назло, я не взяла с собой денег, иначе бы просто поднялась и уехала на такси. Сложила бы в отеле свои вещи, сняла другой номер, а завтра улетела домой. Но я не могу ничего сделать, мои серые клетки протестуют. Я в полном изумлении смотрю на Макса, на глаза навернулись слезы. Я, наверное, не только трусиха, а и круглая дура, которая совершенно не знает мужчин.

– Давайте пойдем в бар и выпьем пива. Я только ненадолго отлучусь в комнату для мальчиков, – говорит Гарри, пытаясь как-то разрядить обстановку.

Мы идем в бар, собираясь оттуда вызвать такси. Макс садится у стойки, а я ухожу в туалет. То, что я вижу в зеркале, пугает меня. Водостойкая тушь держится молодцом, но подводка размазалась по всему лицу. Нос и глаза покраснели. Волосы уныло свисают. Взгляд неподвижный и пустой. Ох и говнюк! Я умываюсь холодной водой, высмаркиваюсь, по мере сил привожу в порядок прическу, вскидываю голову и твердо решаю не позволить себя добить.

– Ты что, не поняла, что я сказал? – набрасывается на меня Макс, едва я возвращаюсь. Он говорит, как мой папа, когда заставал меня за каким-нибудь нехорошим занятием. Мне становится скверно.

– Нет, – отвечаю я сухо.

Я бросаю на него, как мне кажется, уничтожающий взгляд, но, наверное, это было что-то из разряда «загнанный зверек». Он снова повторяет свой вопрос, как будто до меня не дошел смысл его слов, а потом резко вскакивает со стула и орет:

– Тогда я ухожу!

При других обстоятельствах я бы подумала: «Скажите пожалуйста! Сколько страсти! Не смею вас больше задерживать, до свидания!» Но эти обстоятельства чрезвычайные. Загнанный зверек не смеет возразить, и из моих глаз низвергается Ниагарский водопад…


Через час мы сидим на открытой террасе с Гарри и Эдит. Мои серые клетки бунтуют: это красная карточка, я этого так не спущу, тем более Максу! Мартин бы такого себе никогда не позволил.

– Дай ему еще один шанс. Пожалуйста, пусть это будет только желтая карточка, не удаляй его с поля. Таким счастливым, как рядом с тобой, я не видел Макса ни с его бывшей женой, ни с его подружками. Не знаю, что на него нашло, но если он извинится, ты должна его простить.

Гарри оказывает Максу медвежью услугу. Настоящий друг! Он уговаривает меня, как маленького ребенка, изо всех сил заступается за своего товарища, не имея никакого вразумительного объяснения его действиям.


Черт, у меня даже ключа от номера нет! Я вхожу в отель, все еще похожая на сестру Франкенштейна, ловлю на себе сочувствующие взгляды портье и надеюсь, что Макс не запер дверь. Что за идиотская, бредовая ситуация! Лифт везет меня на второй этаж. Длинный коридор, где мы только сегодня днем отчаянно целовались, кажется еще длиннее. Из-под двери видна полоска света, и я тихо вхожу.

Макс, раскинув руки, лежит на кровати. Я не двигаюсь. Он встает и проходит мимо меня в ванную. Это непонятно и совершенно не укладывается в голове: мужчина, которому я отдавалась несколько часов назад, теперь последний человек, к которому мне хочется прикасаться! Я быстро сбрасываю одежду, беру махровый халат и забираюсь под одеяло. Я дрожу, но в то же время испытываю ужасное, леденящее спокойствие. Завтра утром у меня два сценария действия: во-первых, можно улететь домой, а во-вторых… А если забронировать другой номер? Такая ли я решительная? И настолько ли сильная?

– Я не хочу сказать, что не уважаю тебя, – говорит он мимоходом, среди тишины, темноты и хоровода моих мыслей. И добавляет: – Я люблю тебя.

Твою мать! Что еще за признания, если час назад он вел себя, как последняя свинья?

– Если тебя что-то не устраивает в моем поведении, можно сказать об этом нормальным тоном, а не орать и не унижать меня у всех на глазах.

– Прости.

Я не отвечаю. Эта неделя должна была стать райской, неземной, без скандалов, ссор и выяснения отношений. Господи, как я могу выбрать между ним и мужем, может быть, даже разрушить свою семью, если он из-за такой ерунды впадает в истерику! И это только потому, что на две минуты перестал быть центром моего внимания. Я хочу сейчас просто спать, закутываюсь в халат, зарываюсь лицом в подушку и, совершенно обессиленная, наконец забываюсь сном.


Утро. Взгляд в зеркало меня ужасает: глаза приняли китайские очертания, нос увеличился вдвое… Но я снова свечусь. Спустя какое-то время после того, как я уснула, Макс разбудил меня, и я уступила. Мы занимались любовью, и я его простила. Когда я выхожу из ванной, он сидит за компьютером, читает какие-то новости и ждет. У него под глазами круги, но мешков нет. Это меня немного раздражает, потому что я сегодня вынуждена весь день провести в солнечных очках. Мы решили не отступать от намеченного плана, завтракаем и идем взять напрокат машину. Макс держит меня крепко, как будто никогда больше не отпустит. Мы собираемся поехать к морю. Макс удивительно быстро находит дорогу к автобану, ведущему мимо аэропорта «Фиумичипо», но с которого мы довольно быстро сворачиваем. Мимо деревенек, рощ пиний, мимо одиноких двориков, где спят собаки, мы приезжаем к морю. Под зонтом лежит парочка влюбленных, которые, кажется, забыли обо всех вокруг. Я бы тоже очень хотела утонуть в Максе и забыться.


Мы находим приятный ресторан, едим, пьем вино, и наше состояние духа постепенно приходит в норму. Прогулка по пляжу идет на пользу моим глазам, взгляд проясняется, и я могу вздохнуть спокойно. Мы ложимся на теплый песок и нежимся в лучах солнца.

– Не могу понять… – шепчет Макс, кладет голову мне на живот, играет подолом моей юбки и нежно целует меня в пупок. – Ты можешь иметь любого мужчину, какого только захочешь, почему я?

Да, хороший вопрос. Почему он? Почему я не подцеплю свеженького, молоденького мальчика, который будет ценить все преимущества замужней женщины – такого сексапильного мачо, как, например, Диего, – вместо обладателя округлившегося брюшка, как у Макса? С Диего у нас бы точно были необременительные, легкие и нескучные отношения. Но этого я не хочу. А вот Макс в первый же день в Риме, незадолго до того как признаться мне в любви, начал мучить меня вопросами. Что дальше? Каково будет мое решение? Когда я наконец обо всем скажу мужу? И так далее… Единственное, что я знаю, – это то, что я ничего не знаю, что я устала и у меня нет ответов на эти вопросы. Но я знаю ответ на его вопрос «Почему я?».

– Потому что это всегда был только ты!

Да, так и есть! Поэтому его округлившийся живот, его возраст и припадки ревности не имеют значения. Макс молчит. Поздно вечером мы едем обратно в Рим, останавливаемся в каком-то ресторане, что-то едим. Мы устали. После ссоры нам обоим нужно выспаться. Завтра наш последний день вместе, днем нужно будет вернуть велосипеды и ехать в аэропорт.

– Знаешь, мне совсем не нравится, что ты завтра улетишь, а я один пойду домой.

Я молчу, потому что не могу сказать на это ничего вразумительного.

Глава 10

Фригидная жена, или Хорошая фигура, плохой характер

Tho' I keep searching for an answer,

I never seem to find what I'm looking for

Oh, Lord, I pray

You give me strength to carry on

'Cos I know what it means

To walk along the lonely street of dreams.[23]

Whitesnake

Берни – Анд pea:

Клаус в борделе?

Андреа – Берни:

Что-о-о-о?

Андреа – Берни:

…и Дэвид хочет со мной встретиться!

Берни – Андреа:

Не-е-е-ет!

Берни – Лотару:

Жду тебя. Берни

Берни – Лотару:

Господи! Все пропало!


Сидя в самолете, следующем в Валенсию, я думаю о том, что произошло в Риме. Да, несмотря на некрасивую ссору, это было чудесно. Мы снова поехали в то смешное кафе с Анитой Экберг и Китом Ричардсом, заглянули к Роберту Де Ниро, а когда прощались в аэропорту, нам обоим было тоскливо. Особенно когда Макс обнял меня, взглянул мне в глаза, как в исполненном пафоса романе Гедвига, Кертиса и Малера, и еще раз сказал, что любит меня. За последние дни он говорил это достаточно много раз – может быть, даже слишком много. Лучше бы было на одно «я люблю тебя» меньше, но зато без ссоры. И даже несмотря на то, что последние дни я наслаждалась его прикосновениями и его любовью, меня точат сомнения: смогу ли я быть рядом с мужчиной-собственником, который, если не уделять ему должного внимания, ведет себя так глупо? Я не знаю! Уже при одной мысли о нем во мне просыпается желание, а стоит мне припомнить наши ласки и ночи, когда мы засыпали в объятиях друг друга… Но эта сцена при Гарри… Это ужасно!

Похоже, Макс станет настаивать, чтобы я приняла решение. Он не согласится на постоянные ожидания, в отличие от женщин, которых годами кормят обещаниями: «Да, дорогая, я разведусь завтра».

В Валенсии меня встречает Андреа. Я сажусь в машину, и она замечает тревогу в моей радостной улыбке. Дети остались дома, так что я могу сразу ей все рассказать. Времени недостаточно, чтобы пересказать историю до конца, но она, к счастью, понимает все без слов. Да, я очень хочу быть с ним, и даже когда-нибудь жить с ним, но могу ли я так легко покинуть свою прежнюю жизнь? Могу ли закрыть глаза на ту сцену ревности? Уверена ли я, что подобное никогда больше не повторится? Что скажут Йонас и Виктория о моем разводе? Хочу ли я жить в Мюнхене? С человеком, который все время где-то в разъездах? И даже если я перееду в Мюнхен, то жить в его квартире для меня неприемлемо. Переедет ли он, если я попрошу? Вопросы, вопросы, вопросы…


Вообще-то я хотела завести необременительный роман, который освежил бы мои будни, а в итоге впуталась в отношения, которые ставят под вопрос мой брак и доставляют мне неприятностей больше, чем собственный муж.

– Я тебя слушаю, вижу, как ты разрываешься, как ты не уверена, и мне хочется сказать тебе: «Спасайся, пока не поздно!» Даже если это очень большая любовь, все равно она ничем хорошим не закончится. Тебе нужна свобода. Он болтает о свободе, но держит тебя на привязи. Ты сильная, независимая и уверенная в себе, ты любишь быть среди людей. Он хочет, чтобы вы были только вдвоем и чтобы все было так, как он сказал. Даже если ты сейчас под него прогнешься, долго ты не выдержишь. Все равно рано или поздно ты начнешь потихоньку флиртовать с другими. И все, тушите свет… Если он так психует из-за дружеского разговора с Гарри, что он сделает, если все будет действительно серьезно? Закатит сцену? Зарежет?

Андреа права. Однако мое сердце каждый раз говорит «но…», хотя ум давно решил, что пора с этим покончить.

* * *

На следующее утро я стою в аэропорту Валенсии и встречаю мужа и шурина. У Мартина чудесное настроение, он, сияя, целует меня и крепко обнимает. Говорит, что скучал по мне и нашим маленьким монстрам. Мартин, который из-за интрижки с Дорис чувствовал себя дома неуютно, за последние пять недель на собственной шкуре прочувствовал, что значит остаться одному. Всякий раз, когда он возвращался из банка или с тренировки, дома было тихо и темно. Не надо выводить на прогулку собаку. Некому приготовить его любимые блюда. Некому зажечь свечи или развести огонь в камине. В общем, собачья жизнь! Я не могу удержаться от мысли, что он, может быть, во время нашего отсутствия встречался с Дорис и потому так сияет. Думаю о Максе, и меня мучает совесть. Радуюсь, когда мы наконец садимся в машину и я могу смотреть только вперед. Мартин и Клаус делятся своими планами насчет того, что мы совместно предпримем, всю дорогу болтают и, похоже, приготовили нам какой-то сюрприз.

Мы подъехали, и тут оказалось, что наши автоматические ворота не работают. Чтобы их открыть, нужно перебраться на другую сторону, открыть железный ящик, обвитый плющом, и отключить сигнализацию. Это непросто, если учесть, что строители оставили здесь мешки со стройматериалами, коробки с плиткой и еще кучу разного хлама. Мне ничего не остается, как пойти самой, потому что ни Клаус, ни Мартин не знают, как обращаться с этим механизмом. При такой погоде на мне, естественно, одежда, мало приспособленная для лазанья: легонькое летнее платьице, а на ногах – босоножки на высоких каблуках. Я два раза теряю равновесие, спотыкаюсь о пустую пивную бутылку и так сильно ударяюсь большим пальцем ноги, что ругаюсь, как портовый грузчик, и с лицом, обезображенным болью, пытаюсь ухватиться за плющ. Делаю шаг и попадаю голой ногой в засохшие собачьи какашки. Фу-у-у-у! Я зла и обижена, потому что никто и не думает мне помогать. Наконец удается открыть этот треклятый ящичек и выключить сигнализацию. Когда я открываю ворота и с окровавленным пальцем сажусь в машину, то понимаю, что ни Клаус, ни Мартин не поняли, какая только что разыгралась драма.

Я паркую машину и вижу, как Виктория, Йонас, Макси И Софи бурно приветствуют своих отцов. К нам не спеша подходит завернутая в голубое полотенце Андреа. Она кажется подавленной, не такой, какой я оставила ее два часа назад. Мы тогда сидели на веранде, смеялись и шутили – преимущественно над тем, как я разрываюсь между двумя мужчинами. Андреа посоветовала мне вспомнить старую поговорку: когда двое бранятся, третий радуется. Мы сидели и раздумывали над тем, что однажды я и Макса, и Мартина пошлю куда подальше.

– Раньше ты всегда так делала, – сказала Андреа с многозначительным видом.

Да, раньше! Я ковыляю к ней. Мой палец до сих пор сочится кровью и портит красивые замшевые босоножки.

– Не сейчас, – шепчет Андреа и идет к Клаусу. Я вижу, что приветствие Андреа довольно сдержанное; смотрю, как Мартин обнимает Викторию и по-отечески хлопает Йонаса по плечу, а потом идет к воротам. Мартин хорошо выглядит. В последнее время он активно тренировался, живот у него плоский, лицо и руки немного загорели, синяя рубашка «поло» сидит великолепно и идет к его голубым глазам. Это и в сорок три года привлекательный мужчина ростом метр девяносто. И он выглядит уж точно лучше, чем тот, с кем я недавно проводила время в Риме и который медленно, но верно овладевает моим сердцем. Качая головой, я иду в дом. Как странно! Если я все еще в состоянии так смотреть на мужа, то какая же сила притягивает меня к Максу? Что он со мной делает? Мартин спрашивает, прерывая мои размышления:

– Зуза, ты идешь с нами? Я хочу посмотреть домик для гостей. Это вообще-то больше, чем просто домик!

Да, из домика и вправду получился дом. Восемьдесят квадратных метров и все, что полагается. Я меняю босоножки на шлепанцы и иду к выходу, где меня уже ждут Мартин с Клаусом и Андреа. Мартин в восторге от внутренней отделки дома.

– Если мы поссоримся, то я перееду сюда, – угрожает он, смеясь.

Да, домик действительно вышел на славу: дорого, уютно и практично. Гостиная и кухня представляют собой одно помещение, из которого можно пройти в обе спальни.

Когда мы устраиваемся на веранде с тортилльей и вином, Мартин и Клаус наконец приоткрывают завесу тайны. На прошлой неделе они сдали экзамен на международные права водителей лодок и теперь могут стоять у руля практически любого морского судна.

– А завтра мы пойдем смотреть на яхты, – объявляют они хором.

Андреа удивленно приподнимает брови.

– Это еще зачем? Вы хотите купить яхту? Арендовать причал? Собрать экипаж? Пожалуйста, не забудьте, что на судне должен быть теннисный корт и взлетно-посадочная полоса! – язвит она.

– Мы просто хотим посмотреть и прикинуть, сколько это вообще стоит, – пытается успокоить ее Клаус.

– Слишком много, это ясно, – отвечает она холодно. – Я не хочу никакой лодки. Вы можете ходить и смотреть, что вам нравится, даже можете взять лодку на неделю покататься, но сразу говорю, что я… и, уверена, Зуза тоже… мы не хотим больше никаких больших трат.

Мартин и Клаус, которые только что сидели с сияющими лицами, совершенно обалдели.

– Да, но мы думали…

Андреа не дает им договорить:

– Вот именно, вы думали. И у вас не получилось, вы же не Спиноза!

С этими словами она поднимается, едва не перевернув стул, и исчезает в кухне. Через секунду слышно, как звенит посуда и приборы. Мартин и Клаус в недоумении смотрят на меня. Я пожимаю плечами и тоже ухожу в кухню. Андреа стоит у мойки.

– Скажи наконец, в чем дело?!

– Ничего, все нормально, – отрезает она. Когда Андреа поворачивается ко мне, я вижу в ее глазах злость и отчаяние.

– Кому-нибудь другому расскажешь… Что-то все-таки произошло. Из-за этой бредовой идеи с яхтой ты бы так не разошлась. Так что давай выкладывай.

Она кусает губы, долго смотрит на меня, а потом…

– По пути домой я получила два звонка!

– Ну и что? – Господи, я начинаю нервничать!

– Первый был от Берни.

– Ну?… – Боже мой, я что, должна каждое слово из нее клещами вытаскивать!

– Хорошо, она увидела Клауса, когда тот выходил из публичного дома.

– Что-о-о-о?!

– Да, я тоже так сказала. Но сомнений быть не может: он выходил оттуда вместе с еще какими-то мужиками. Они хлопали друг друга по плечам и обменивались впечатлениями. Клаус сиял, как новый пятак. – Ее голос прервался.

– Нет, я не верю, только не Клаус… Она точно перепугала.

– Почему? В конце концов, он всего лишь мужчина, а я уже почти месяц в Испании.

На глазах у нее слезы.

– И что дальше?

– Да, второй звонок был от Дэвида…

– Не-е-е-ет!

– Да! Он хотел встретиться. Только этого не хватало! Вот, и что мне теперь делать? Мой муж ходит в бордель, – налево, отличная у нас семья!

Мы должны прервать разговор, потому что в кухне появляются дети. Они хотят есть, хотят делать гриль, причем сейчас же. Через полчаса обед готов. Я приготовила макароны с лимоном, запекла в духовке макрель и положила на гриль отбивные. Сунула Андреа в руку платок утереть слезы, разрезала пополам картофелины, поджарила с оливковым маслом, солью и свежей зеленью, а потом поставила в духовку вместе с тортилльей. Я как раз собиралась резать салат, как на пороге появляется Клаус и внимательно смотрит на Андреа. К счастью, она стоит спиной, и он не видит ее покрасневших глаз.

– Клаус, не поможешь мне? – спрашиваю я.

Я передаю Андреа две луковицы, чтобы у нее было алиби насчет красных глаз. Она все понимает, берет их, чистит и мелко нарезает.

– Что-то случилось? – спрашивает Клаус, глядя на Андреа.

– Нет, но было бы хорошо, если бы ты отнес тарелки на улицу, – уклоняюсь я от ответа.

Я быстро сую ему в руки тарелки и выталкиваю во двор. Потому что если Андреа сейчас решит ответить, то либо будут гром и молнии, либо она разрыдается. Мартин следит за грилем. Софи помогает отцу накрывать на стол. Андреа тяжело дышит, а я заправляю салат. Мы не можем поговорить нормально, потому что каждые две минуты кто-то заходит в кухню. Я наливаю вино в бокал и даю его Андреа с сигаретой в придачу.

– Постарайся сохранять спокойствие. Нет смысла выяснять отношения при детях. Ты сейчас на взводе. Успокойся, а после обеда поговорим.

Она затягивается сигаретой, отпивает немного вина и шепчет:

– Не знаю, как я это выдержу…

Клаус в борделе? Это нелепость. Он такой милый и хороший, трогательно заботится о дочерях, всегда готов прийти на помощь, поддерживал Андреа, когда с нашими родителями случилось несчастье, и, по рассказам сестры, никогда не был слишком озабоченным. Может быть, этот визит не был первым, может быть, он регулярно посещает подобные заведения, потому что у него есть тайные желания, которые он не решается осуществить с матерью своих троих детей? Боже мой! Что с нами со всеми такое? Только подходишь к магическому сорокалетнему рубежу, как начинает срывать крышу. Андреа, без памяти влюбляющаяся в мальчика на четырнадцать лет ее моложе, Мартин, который крутит роман с этой дурой Дорис, я, снова испытывающая старое чувство, а теперь еще и Клаус. Неужели из-за глупой игры гормонов должны разбиться семьи? С такими невеселыми мыслями я выхожу во двор вслед за Андреа. Я думаю о Максе, о том, насколько серьезны наши чувства, и спрашиваю себя: стоит ли он того?

Когда праздник был в самом разгаре, от него пришла SMS'Ka. Он благополучно добрался до Мюнхена, загрузил вещи в стиральную машинку, читает свою горячо любимую «Зюддойче» и смотрит телевизор. В окно стучат капли дождя, пишет он. И он по мне скучает. Да, и я скучаю по нему, по нашей близости. Как хотела бы я сейчас убежать ото всех и выпить с ним бокал вина. Смотрю я на себя – как я думаю, что чувствую, как поступаю, – и есть только один ответ на вопрос, хочу ли я жить с ним: «да», много-много раз «да»! Но буду ли я так же в этом уверена через несколько месяцев?

Галдеж детей отвлекает меня от снов наяву. Мы сидим за столом. Дети рассказывают о своих уроках парусного спорта, Виктория – о ките, которого она перепутала с акулой и который проплыл прямо возле ее лодки. Девочки пытаются убедить Мартина и Клауса в том, что водные лыжи – это замечательно. Андреа потягивает вино и размазывает по тарелке картошку. Клаус уже неоднократно вопросительно взглянул на нее. А Мартин снова ничего не замечает, потому что обсуждает с Йонасом, как бы поиграть в теннис.

– По-моему, водные лыжи – это хорошая идея. Отправляйтесь с детьми прямо сейчас, а мы все уберем и вас догоним, – предлагаю я.

Через час они прощаются с нами и уезжают.

– А теперь давай поговорим.

– Я все время ломаю себе голову, но ничего не могу придумать. Если я сейчас выскажу все Клаусу, то будет скандал, и вся неделя испорчена. Если буду держать язык за зубами, то просто задохнусь от злости. Хрен редьки не слаще! Поэтому я решила, что пошлю Дэвиду SMS и соглашусь на встречу. А завтра мы с тобой поедем покупать не только мебель для нового дома, но еще и кучу шмоток. Надеюсь, мне немного полегчает. А дома я поговорю с Клаусом!

– Знаешь, я думала, тебе нужна помощь, совет, утешение, но я бы не смогла придумать лучше, чем ты.

Мы допиваем вино и пишем сообщения нашим мужьям.

Когда они через три часа возвращаются, Андреа уже совершенно успокоилась и даже смогла чмокнуть Клауса в губы.


Следующий день пролетел, как на крыльях. Мы скупили все, что плохо лежало. После восьми часов в торговом центре, мебельном магазине и строительном супермаркете «туарег» загружен по самую крышу, а кредитная карточка аж дымится. Довольные покупками, мы едем по трассе АР7 в сторону Дении. Психотерапевтический поход за шмотками пришлось отменить из-за недостатка времени. Мартин и Клаус, удивленные вместительностью машины и нашей покупательной способностью, складывают все купленное в прачечной и пытаются нас угомонить. Особенно Клаус, который действительно очень старается угодить Андреа, но она видит его насквозь. Утром в пятницу мы выезжаем в сторону севера. Виктория и Йонас удобно устроились на заднем сиденье со своими IPod'ами, Казимир переступает с одной лапы на другую. Наш «туарег» почти пуст, потому что домой, в Германию, мы взяли только самое необходимое. Мартин подготовил машину к долгой дороге. Тихонько работает кондиционер – сегодня страшная жара. Я выкуриваю еще одну сигарету с Андреа, обнимаю ее и детей, прощаюсь с Клаусом и сажусь в машину, поцеловав перед этим мужа. Каникулы закончились! Я машу рукой и в последний раз бросаю взгляд на наш земной рай. Через несколько недель я снова буду здесь. Если повезет, к тому времени в домике для гостей уже можно будет жить, и я, пожалуй, смогу еще несколько дней позагорать вместе с Андреа. Может быть, и Макс сможет приехать на пару дней? Я встраиваюсь в не слишком густой поток машин на автобане, проезжаю мимо моря, чтобы повернуть от замка, символа Дении, в глубь страны. До таможни еще семь километров. Я прокручиваю в голове ретроспективу последних дней. Я хорошо вела себя с Мартином, мы много смеялись и наслаждались часами, что проводили вместе. Но мне все же не удалось забыть Макса. Он постоянно слал сообщения. Мы собираемся увидеться, как только представится возможность. Я уже предвкушаю эту встречу, его поцелуи, прикосновения, его любовь. Сердце – это океан, таящий в себе многие тайны, глубину которых человеку, наверное, никогда не измерить. У Андреа действительно получилось держать язык за зубами, но у меня было такое впечатление, что я буквально «слышу» ее мысли. Сегодня днем все они улетают домой. В три за ними приедет большое такси, а в пять в небо поднимется самолет рейсом в Кёльн. Когда я завтра днем сверну с автобана, они уже, наверное, будут дома, в прохладном Кляйн-Вернихе. Мне интересно, когда же Андреа скажет Клаусу, что знает о его похождениях. В воскресенье вечером мы с девчонками договорились посидеть вместе в «Феллини», нам и вправду нужно многое рассказать друг другу. Клаудия, насколько я знаю, влюбилась, но пока никому не открыла, кто же этот счастливец. Берни закрутила со своим судьей, да и мы с моей сестрицей имеем кое-что сообщить. Вечер обещает быть интересным. Небо ясное, автобан практически пуст, я устанавливаю круиз-контроль на сто шестьдесят километров и мчусь на север.

На следующий день в два часа дня я сворачиваю с автобана у городка Вайлерсвист: добро пожаловать в Кляйн-Верних! До нашего дома осталось каких-нибудь десять километров. Наш любимый пекарь машет рукой, когда мы проезжаем мимо. Поворачиваем направо, переезжаем через маленький мостик. Дорога налево ведет к Андреа. Я проезжаю еще немного прямо, мимо заправки и нескольких велосипедистов, которых должна пропустить. Аллея из тополей ведет прямо к нашему дому. Как хорошо снова быть здесь!


Казимир с громким лаем выпрыгивает из машины и начинает носиться по всему двору, похожий на огромную ожившую щетку. Меня удивляет, что Мартин до сих пор не вышел нас встречать. Полная тишина! И даже когда Йонас позвонил, никто не отозвался. Где это моего мужа черти носят? Задыхаясь от злости, я достаю из сумки ключ, открываю дверь и выключаю сигнализацию. Куртка Мартина одиноко весит на вешалке, на полу стоят его черные ботинки. Я открываю двойную дверь, ведущую в гостиную, и вижу совершенно чистую и нетронутую комнату, если не считать номера «Кельнер Штадтанцайгер» и недопитой чашки кофе. Цветы пережили мое отсутствие. Белые гардины, которые висят по правую и левую сторону от двери на террасу, свежевыстираны. На чисто убранном журнальном столике стоит букет цветов, старый паркет натерт до блеска – Мария, моя звездочка, была ответственной за чистоту последние недели. И я на сто процентов уверена, что она же и поставила цветы. Мартину бы никогда в жизни не пришла в голову подобная мысль. Мистер Беспорядок поработал на славу: на кухне валяются две коробки от пиццы, на столе стоят грязные бокалы и наполовину полная пепельница, воняющая на весь дом, – да, вот это его рук дело. Я оставляю пока все как есть и выгружаю из машины сумки. Виктория повисла на телефоне и договаривается с какой-то подружкой о встрече. Йонас просто-напросто бросил где-то свои вещи и треплется в чате с товарищем. Через несколько минут его комната выглядит так, как будто по ней прошелся ураган средней силы. Я на минуту останавливаюсь в дверях и прошу, чтобы он поискал Мартина в теннисном клубе. Потому что позвонить мужу я не могу: когда я набрала его номер, то услышала, что трубка звонит на столе под газетой. Раздосадованный Йонас уезжает за отцом. Наша спальня – один сплошной кавардак. Постель смята. Джинсы, носки, футболка за двести евро – все лежит на полу как попало. Я очень сердита. Паразит такой! Поднимаю его вещи и иду в ванную. Конечно же, и тут беспорядок: полотенце смято, зубная паста радостно засыхает в открытом тюбике. Пена для бритья «украшает» умывальник. Из душа капает вода. Елки-палки! Сорок три года, а разбрасывает все, как малое дитя! Я в ярости открываю дверь в спальню, когда возвращается Йонас.

– Ну и что, где папа? – кричу я сверху.

– А, он сидит в кафе с какой-то блондинкой, пьет вино и очень удивился, что мы уже вернулись. Он нас вообще-то завтра ждал. Можно я теперь пойду чатиться? – Йонас швыряет велосипед в угол и вбегает в дом.

– Да, и когда же наш глубокоуважаемый отец изволит быть дома? – спрашиваю я в пустоту.

Йонас как раз поднимается по лестнице.

– Не знаю, я не спрашивал!

Бах! Дверь захлопнулась. Я стараюсь сохранять спокойствие, спускаюсь вниз, наливаю стакан воды, закуриваю и стою, барабаня пальцами по столешнице. Вот козел! Я бы сейчас больше всего хотела сесть в машину, поехать в этот клуб, остановиться, скрипя шинами, и как следует надавать Мартину по мозгам. – Не успеваю я как следует взвесить эту мысль, как звонит мой телефон. Мартин! Он немного выпил, рад, что мы уже дома, и говорит, что сейчас приедет. На вопрос, с кем это он там пьет вино, ответа я не получаю, а вместо этого слышу:

– Пока, до скорого!

Да, ему от меня достанется! Очень может быть, что сейчас он сидит в кафе со своей тупоголовой Дорис и обсуждает «совершенно по-дружески» какую-то очередную проблему. Я ревную? Нет, конечно! Я просто бешусь… Ревность – это страх сравнения, говорил Макс Фриш,[24] страх перед тем, что кто-то окажется интереснее, женственнее и нежнее. Я в этом смысле могу быть совершенно спокойна: Дорис мне не конкурентка. Я бешусь, словно фурия.

– Мам, с кем это ты разговариваешь? – удивленно спрашивает Виктория, входя в кухню.

– Ни с кем, ты же видишь. Просто я так разозлилась, что уже сама с собой говорю. Твой отец пьет вино с какой-то вертихвосткой, вместо того чтобы быть дома, когда мы приезжаем.

– А… можно мне к подружке пойти?

– Сейчас, дай я вас сперва накормлю.

Конечно, в холодильнике хоть шаром покати. Моя злость на Мартина приобретает все большие размеры. Я достаю сигарету, и тут звонит мобильный.

– Ты уже приехала? – спрашивает Андреа и всхлипывает. – Ах он подонок! Я сказала ему, что все знаю, а он просто развернулся и ушел.

– Не хочешь зайти?

Через пять минут она уже у меня. На носу у нее красуются солнечные очки от «Chanel», которые мы вместе купили в Дении. Коричневая джинсовая юбка и блузка ядовито-зеленого цвета ей клипу, но уголки ее губ нервно подрагивают. Губы запеклись, и она все время их кусает. Я ожидаю услышать самое худшее.

– Мужчины иногда бывают такими ужасными! – начинает Андреа свой бурный монолог.

Да, в этом мы с ней сходны. Она все говорит и говорит, а я достаю из морозилки креветки и высыпаю их в дуршлаг, чтобы разморозились. Я приготовлю их для Виктории и Йонаса с чесночным маслом и хлебом.

– За обедом мы так уютно сидели и пили вино, и я спросила, хорошо ли ему было в борделе. Клаус подавился вином и поинтересовался, почему я спрашиваю.

Зеленые, подведенные черным глаза сестры опасно сверкают. Она бы запросто могла рекламировать тушь для ресниц.

– Я назвала Клаусу дату и время его визита в публичный дом и сказала, что в этом не может быть никаких сомнений и что мне очень хочется услышать его объяснения.

Андреа с таким отвращением произносит слова «публичный дом», как будто ее при этом чуть не тошнит.

– И что он сказал?

– Ничего, просто встал из-за стола, взял газонокосилку из гаража и до сих пор гудит ею на весь сад.

– И ломает себе голову, кто же мог его увидеть и как ему теперь выпутаться из этой истории, – предполагаю я.

– Очень надеюсь. Я желаю ему самой безжалостной мигрени в мире. Все равно он не найдет правильного ответа, все равно все это дерьмо и… – Она сбивается, ухмыляется и продолжает: – Вообще не нужно было начинать все эти разборки, завтра я договорилась встретиться с Дэвидом.

– Как завтра? Завтра же воскресенье?!

– Да, я знаю. Я сказала Клаусу, что мы с Берни встречаемся немного раньше, а потом все вместе идем в «Феллини».

– Ты хоть представляешь, что от тебя хочет Дэвид?

– Поклясться мне в вечной любви, попросить моей руки, рассказать, что он принц на белом коне… нет, не знаю. Может, он просто хочет меня оттрахать. Да… я прямо сейчас готова зацеловать его до смерти1 И я в сорок лет еще чертовски привлекательна, так ведь? Боже мой, на встрече с ним я буду выглядеть просто сногсшибательно! – говорит она убежденно, откусывает хлеб, жует и смотрит на меня. Я замираю: моя сестра – и такие вещи! Но вслух я ничего не говорю. Если уже и выражаться крепко, то мне, а не ей. Она сейчас злится, рвется в бой и немного не в своей тарелке. Я обдаю креветки горячим чесночным и оливковым маслом, выпиваю с Андреа бокал вина – почти как в Испании – и меняю тему разговора.


Я рассказываю Андреа о Мартине, который еще даже не соизволил появиться, и снова начинаю сердиться.

– Знаешь, а ведь мы не имеем права злиться на наших мужей, сами-то не лучше. Кроме того, мы не настолько глупы, чтобы все это вскрылось, мы ведь думаем головой. А представители сильного пола либо совсем тупые, либо приходят и честно признаются в содеянном – хотят, чтобы их не мучила совесть, чтобы все опять стало как было. И очень удивляются, почему ничего не выходит.

Мы приходим к общему выводу: мужчины есть мужчины! Через два часа в дверях появляется Мартин, довольно нетрезвый и очень счастливый, и посвящает мне только что выигранный кубок. А в это время я переписываюсь с Максом. Опытным путем установлено: на первой стадии влюбленности зашкаливает уровень серотонина, который мешает нормальному восприятию и поведению, то есть влюбленные люди тупеют! Когда я разговариваю, переписываюсь или просто ощущаю Макса, то понимаю, что имеют в виду ученые. Из-за него у меня каждый раз поднимается настроение, отчего выигрывает всегда Мартин. Хотя бы потому, что я не снесла ему голову. Звонит Клаус и спрашивает, не упоминая и единым словом всю эту историю с борделем, не хотим ли мы все вместе прийти к нему на гриль. Мы с Андреа решаем, что нервничать нет смысла, пока мы еще не готовы разорвать узы Гименея, и принимаем предложение. Виктория и Йонас ни в какую не хотят идти с нами, съедают пару креветок, прыгают на велосипеды и обещают быть в одиннадцать. Еще чуть-чуть, и вечер дома превратился бы в сущий ад. Но, применив немного актерского таланта, мы снова берем ситуацию под контроль. Мы сидим в саду, пьем вино, едим поджаренные колбаски из биомагазина, которые Клаус с помощью соответствующих специй превратил в колбаски карри. Для меня это равносильно автокатастрофе, потому что я терпеть не могу колбаски карри! Мы с Андреа смотрим на компьютере фотографии из отпуска и строим планы по благоустройству нашего испанского рая. Такие темы, как «бордель» и «блондинка», под запретом. Мы играем, как профессиональные актрисы. Спектакль называется «Счастливая семья», и нам в нем достались главные роли. Я наливаю себе колы, наслаждаюсь вкусом этой коричневой шипучки и, нахмурившись, гляжу на Мартина. Он подошел к Клаусу с бутылкой пива и рассказывает ему о своей победе. Его беззаботный низкий смех разносится по всему саду. Я спрашиваю себя, действительно ли та блондинка была Дорис.


В Кляйн-Вернихе сияет солнце. Утро воскресенья, восемь часов. Я сижу на кровати бодрая и в хорошем настроении. Мне снилось, что мы с Максом лежим на пляже, волны набегают на берег, а мы занимаемся любовью. А потом меня разбудили поцелуем – это был Казимир. Я отбрасываю одеяло и в мини-шортах и футболке защитного цвета спускаюсь вниз. Взгляд падает на мобильный, мне пришло сообщение. Да, и дня не проходит, чтобы мы не отправили друг другу по SMS'ке Смесь из любви, желания и тоски… Не могу дождаться, когда снова его увижу.

Достаю свои спортивные вещи, беру IPod (теперь у меня тоже есть эта модная штука), свищу Казимиру и убегаю. В ушах гремит «American Idiot» Green Day, я постепенно набираю скорость, смеюсь, видя раздраженный взгляд Казимира, стучу по несуществующим барабанам и чувствую себя абсолютно счастливой. Я в хорошей форме: шесть километров по лесу, полю и лугу сегодня дались очень легко. Казимир бегает за зайцами. Я здороваюсь с утками, которые спешат скрыться вместе со своим потомством, и размышляю, что сегодня нужно сделать. Загрузить стиральную машину, проверить почту и лечь в гамак. Холодильник все равно пустой, так что сегодня можно не готовить. Китайский ресторан, итальянский ресторан или закусочная позаботятся о том, чтобы мы не умерли с голоду. А в восемь я сяду в авто, чтобы поехать в Кёльн и встретиться с моими девчонками.

Когда я вхожу в «Феллини», Клаудия и Берни уже сидят за столиком. Андреа еще не видно. Для начала мы заказываем бутылочку просекко. Наш девиз: не вижу повода не выпить! Мы чокаемся, и Клаудия начинает рассказывать:

– Это все так смешно… В начале лета я решила, что больше не буду вести финансовые дела, этим займется Андреа. А где она, кстати?

– Э-э-э… у нее встреча с Дэвидом, думаю, она скоро должна быть. Но ты рассказывай, рассказывай, – говорю я мимоходом.

– Что-о-о-о-о?

– Да, – говорит Берни, – но пусть лучше она тебе сама все расскажет. Больше мы ничего не знаем.

– Ладно. Так вот… Я искала кого-нибудь, кто мог бы мне помочь в вопросах маркетинга и пиара. Я дала объявление в Интернете и в «Зюддойче».

«Зюддойче»… Такого не бывает: даже при упоминании этой газеты я думаю о Максе. Твою мать!

– Несмотря на то что был сезон отпусков, – продолжает Клаудия, – на мое объявление откликнулись пятьдесят-шестьдесят претендентов. У меня ушло два дня, чтобы со всем этим разобраться, и в конечном итоге я выбрала семь кандидатов: трех женщин и четырех мужчин, которые должны были прийти на собеседование. Конечно, мне больше хотелось, чтобы это была женщина, она бы лучше вписалась в команду. Кроме того, это избавило бы нас от приступов ревности и кокетничаний на рабочем месте. Но две из трех претенденток никогда не работали в индустрии моды, а Маргрит, третья претендентка, могла быть на службе не больше трех дней в неделю. Работу же, которую я предлагаю, можно выполнить, только если работать шестьдесят часов в неделю. Потом я провела собеседования с претендентами-мужчинами.

Мы внимательно слушаем, что было дальше. Андреа все не показывается.

– Один из них мне сразу показался знакомым, но только когда я его увидела, до меня дошло: Юрген Бюргер! Берни, это тот твой в полосочку, с которым ты танцевала в салоне красоты!

Берни становится цвета спелого помидора, быстро выпивает еще глоток просекко и перепуганно оглядывается по сторонам.

– Да не надо так дергаться. Все нормально. Он о тебе спрашивал, как дела у детей и у мужа, передавал привет.

Клаудия как раз собиралась продолжить рассказ, когда врывается Андреа. Ее глаза блестят, а губы такого цвета, будто она последние несколько часов уплетала вишни.

– Ну наконец-то! Эй, что с тобой? Тебе наверняка есть что рассказать, – чирикает Берии, которая обрадовалась возможности уйти от темы полосатого кавалера.

Андреа обрушивается на стул, наливает себе полный бокал вина и выпивает залпом.

– Ну говори уже, нам всем не терпится, – подгоняет ее Берни.

– Это полная катастрофа! – говорит она и закуривает. – Мы договорились в шесть возле «Дома у озера», и я, конечно же, не нашла, где припарковаться. Наверное, весь Кёльн решил сегодня съездить погулять. Я опоздала. Дэвид уже стоял у входа и ждал. Он засыпал меня вопросами: как дом в Испании, как дети? Можно подумать, он их знает, и всякий бред в том же духе. Меня это стало потихоньку доставать. Я вру мужу, мчусь как дура по забитым автобанам, обзываю козлами всех, кто медленно едет, а он решил со мной мило побеседовать. Тогда я его прямо так и спросила.

«Наконец-то заговорила о деле!» – думаю я.

– И началось! Он стал запинаться, что-то мямлить… Я почти не понимала, что он говорит. Только когда я спросила «Что ты сказал?», он стал нормально открывать рот.

– Замечательно, и что же он сказал? – Берни, как и мне, не терпится все узнать.

– Сначала он как-то непонятно выразился… Сказал, что много думал и хотел бы, чтобы мы остались друзьями. У меня челюсть отпала! Я думала, он скажет, что пропадал без меня, только обо мне и думал или что-нибудь подобное. Ага, держи карман шире! Он считает, что мы с ним великолепно понимаем друг друга и что он меня очень ценит как человека – как человека! – что он многому у меня может научиться и не хочет меня потерять. И кроме того, я бы могла дать совет насчет его нынешней подружки, с которой, похоже, какие-то проблемы.

Я начинаю громко хохотать, Андреа, к счастью, тоже. Мама дорогая, неужели мы настолько постарели?

– Хорошо, но почему у тебя такие красные губы, как будто ты принимала участие в конкурсе поцелуев? – с недоверием спрашивает Клаудия.

– Очень просто, я два часа подряд кусала губы от злости и обиды.

– И что дальше? – спрашиваю я, продолжая смеяться.

– Что? Я выслушала его жалобы, утратила дар речи, потому что, по-моему, у него с этой девочкой действительно серьезно, и в конце концов посоветовала ему быть честным, не бояться открыть свои чувства. А потом я быстренько ушла и приехала сюда.

– Но ты же сияешь!

– Это от злости, отвращения и отчаяния. Я теперь больше не очаровательная любовница, а постаревшая подруга-советчица. Вот как низко я пала! Двадцатишестилетний любовник приходит ко мне за советом! А я… а я хочу побыстрее сменить тему. На чем вы там остановились и где еще просекко?

Клаудия продолжает прерванный рассказ и переходит к главному. Юрген Бюргер вот уже месяц работает у нее менеджером по маркетингу. А три дня назад был тот решающий вечер.

– Мы засиделись допоздна в офисе, обсуждали маркетинговый план для будущей коллекции. Мы много смеялись, и вдруг его губы нашли мои. Я пыталась его остановить, оттолкнула и сказала, что так не пойдет. А он ответил: «Ты всегда такая серьезная?» Тогда я притянула его к себе и поцеловала так, что земля задрожала. Сначала мне показалось, что он из тех, кто «никаких романов на работе». Но потом я заметила, что для пего это тоже серьезно, и после первого поцелуя безнадежно влюбилась. С тех пор мы каждую минуту проводили вместе, и вчера он сделал мне предложение, а я ответила «да».

Ничего себе! Клаудия, всегдашняя противница института брака, отстаивающая свои позиции свободной женщины, которая ни на одном мужчине не задерживается подолгу, сказала «да»? Берни первая обретает дар речи и быстро заказывает еще одну бутылку просекко. Это точно нужно отпраздновать.

– Завтра мы объявим о пашей помолвке, а через три недели свадьба, – объясняет счастливица.

Она зарезервировала отель «Бенсберг» для приема и вечеринки, договорилась с музыкантами, которые знают все хиты, и хочет обсудить с нами один важный момент: на церемонию она должна надеть классическое белое платье или строгий черный костюм? Мы думаем, обсуждаем обе возможности и в итоге решаем, что лучше пусть будет два наряда: короткое белое платье для церемонии (потому что те, у кого такие йоги, как у Клаудии, должны их показывать) и легкое сексуальное платье для вечеринки. Клаудия сказала, что она уже завтра приступит к эскизам.

Между тем дело к полуночи. Мы едим десерт, выкурили уже две пачки «Мальборо лайт», когда Берни наконец раскалывается. Лотар, тот судья, сводит ее с ума. После случайной встречи в столовой она еще его видела.

– Через несколько дней у меня было заседание. Судья, который должен был слушать дело, заболел, а Лотар его заменял. Когда я вошла в зал заседаний, то очень удивилась, сразу стала нервничать и с трудом смогла сосредоточиться на защите. Он не спускал с меня глаз, даже когда выступала противоположная сторона. Это было разбирательство между соседями, типичный случай мелкого мещанства. Ну и что с того, я этим зарабатываю! После заседания пристав принес мне конверт с приглашением на обед в «Мариенбильдхен» на Аахенерштрассе.

Глаза Берни засветились, уголки губ стали чуть подрагивать, она сделала большой глоток воды. Она рассказывает, что отправила ему по SMS «ок», попрощалась с подзащитным, забежала в туалет, чтобы навести марафет, и пулей умчалась в «Мариенбильдхен».

– Когда я приехала, он уже сидел за столиком. Не знаю, может, у него собственный вертолет, но после моего SMS он должен был прыгнуть в машину и мчаться на Аахенерштрассе со скоростью сто километров в час. Первое время ничего особенного не происходило, – продолжает она, – мы с Лотаром говорили о делах, о нашем студенческом времени, ни словом не упоминали личное и семью. И очень недурно пообедали.

– В смысле? Он что, не брал тебя за руку, не дотрагивался, не придвигался поближе, не смотрел по-особенному? – Я ничего не понимаю.

– Нет. Если бы за нами кто-нибудь наблюдал, то ни за что бы не поверил, что это что-то большее, чем деловой разговор.

– Интересно, – сказала Клаудия.

– Ладно, подумала я, ну и не очень-то хотелось… Ложные авансы, не повезло. Мы еще немного поболтали и вместе пошли к машине. Я хотела бросить в машину свою сумку, когда он вдруг притянул меня и поцеловал с такой страстью, что у меня голова закружилась.

С тех пор Берни и Лотар встречаются каждый день. Они или гуляют, взявшись за руки, по парку, или обедают в каком-нибудь ресторане. Смотрят друг на друга влюбленными глазами, часами висят на телефоне, обмениваются записками и SMS'ками.

– Что… и больше ничего не было? – не верится Клаудии.

– И нет, и да. Конечно, мы много целовались, но три дня назад это случилось… – говорит она многозначительно. – Мы просто не могли больше сдерживаться. Мы сидели в ресторане и обедали, но так друг друга хотели, что кусок в горло не лез. Поэтому мы пошли в «Интерконти». Это было волшебно! Он просто великолепен! Такой, каким я его и представляла. Лотар был нежным, чутким… и на очень многое способным! – Берни хрипло засмеялась, отбросила голову, и ее роскошные волосы упали назад. У нее вид абсолютно счастливой женщины.

– Он с тех пор не объявлялся? – начинает Клаудия свой допрос.

– Сегодня утром послал SMS, вчера позвонил и назначил встречу в понедельник.

– И Франк ничего не замечает?

– Я думаю, что замечает. Во всяком случае у него нет настроения, он орет на детей из-за любой мелочи и делает колкие замечания. Я думаю, он что-то понял. Я накупила себе кучу шмоток. Недавно он спросил меня, сколько времени я спала, а сколько провела в ванной. Плюс ко всему, я вот уже три недели с ним не сплю, мне даже поцеловать его трудно. И кроме того, я постоянно психую. Если он захочет развода, я не буду его отговаривать.

– Ух, ничего себе! – говорю я задумчиво. Интересно, с Максом я смогла бы так далеко зайти? Я бы, наверное, не стала бросать все и разрушать наш брак. Почему я не готова это сделать? Я люблю Макса, устала по нему скучать и хочу быть с ним, но меня пугают последствия. Может, потому что в прошлом он меня сильно разочаровал?

– Да, – говорит Берни и прерывает поток моих мыслей, – да и с удовольствием! Мы уже об этом говорили. Вчера по телефону Лотар сказал, что любит меня и хочет жить со мной.


Уже далеко за полночь. Кроме нас в «Феллини» нет посетителей. Официанты уже попрощались, и Альберто тоже с удовольствием бы отправился на боковую. Никто не пишет, думаю я, бросив взгляд на дисплей телефона. Я сажусь в машину, мои мысли беспокойно мечутся. Почему он не написал? Что он сейчас делает? Другая женщина? Я ревную, я дура и совсем с ума сошла? Да! Я и в самом деле дура и совсем сошла с ума. Чтобы четверо зрелых, успешных, привлекательных, самостоятельных женщин часами болтали, как подростки, на одну и ту же тему – мужчины? Что было бы, если б мужчины не загадывали нам постоянно загадок? На кого бы мы жаловались, если бы не могли до изнеможения гадать над тем, что же они все-таки имеют в виду? Было бы нам тогда о чем поговорить? Думаю, нет. И более того, здесь присутствует еще и экономический компонент: если сложить вместе деньги, которые женщина за всю жизнь тратит из-за мужчин на сигареты, вино и телефонные разговоры, получится сумма, равная валовому социальному продукту какой-нибудь банановой республики. Не слишком ли много мы даем им власти, не слишком ли много чести? И если да, то почему? Почему мы согласны становиться безмозглыми существами только потому, что у нас случилась несчастная любовь? И чувствуют ли мужчины то же самое? Думаю, нет. Ни один мужчина не сидит, как заколдованный, у телефона в ожидании звонка любимой. Ни один не идет к парикмахеру после разрыва отношений. Ни один не садится на диету, потому что партнер весит на двадцать килограммов меньше. Мужчины идут в бар, выпивают, несут чушь, обсуждают события в бундеслиге, умничают насчет техники, но не обсуждают часами женщин.

Я закуриваю последнюю на сегодня сигарету, глубоко затягиваюсь и жду, когда загорится зеленый. Мартин уже наверняка уснул, завтра он улетает на несколько дней на встречу в Лондон. Я еду по маленькой аллее, ведущей к нашему дому, выключаю радио и опускаю стекла. Кричит сыч, перед машиной бегают соседские кошки. Одну из них, в тигровую полоску, на секунду освещают фары: она несет в зубах добычу и исчезает где-то в поле. Я так люблю эту тишину, этот покой, эту идиллию…

Глава 11

Зануда и гуляка в костюме жениха

An' I'm gonna hold on

For the rest of my days

'cos I know what it means.[25]

Whitesnake

Макс – Зузе (по ошибке):

Давно у меня не было такого волнующего, даже захватывающего вечера, как сегодня. Хотел бы встретиться с тобой еще. Можешь звонить в любое время. Передай поздравления своей дочке, она чудесная девушка, но как женщина меня интересуешь только ты, Марлис.

Клаудия – Зузе:

Ты вдруг стала сама снисходительность, всем все прощаешь. Зуза, хватит, он всего лишь любовник, который еще к тому же настолько глуп, что не может послать SMS на правильный номер.

Макс – Зузе:

Сразу хочу сказать тебе то, что пытался объяснить предыдущей ночью: Зуза, я люблю тебя, и все, что случилось между нами за последние месяцы, наполняет меня чувством и осознанием великого счастья. Это не пустые слова, это признание, в которое ты должна поверить!


Быть влюбленной – все равно, в каком возрасте, – просто суперское ощущение! Вчера ночью я еще долго с ним разговаривала по телефону. Нежности, горячие признания по SMS – это, конечно, хорошо, но я бы предпочла, чтобы Макс был здесь, со мной. Сегодня ночью (я сейчас вроде соломенной вдовы) он позвонит.

День выдался напряженным. В галерее прямо-таки проходной двор. Следующая выставка должна стать совместным проектом Кёльнских художников, и сегодня они приходили вместе со своими агентами. Мы обсудили тематику, оформление, презентацию и после четырех часов достигли согласия. Катарина доказала свое умение вести переговоры, и я уже всерьез подумываю о. том, чтобы предложить ей постоянную работу. В начале года она сменила моего тогдашнего ассистента. Георг был верным сотрудником галереи и плюс ко всему недурно разбирался в искусстве. Когда он уволился, я была в шоке. Причина: он по уши влюбился в свою французскую коллегу. После двух месяцев катания из Германии во Францию и обратно в октябре он объявил, что покидает меня, чтобы строить свое счастье с Шанталь во французском городе Ним. Он тогда самым лучшим образом рекомендовал мне Катарину и оказался прав. С Георгом мы до сих пор общаемся по e-mail. Последний пришел несколько дней назад, там было сказано: «Радостная новость: я стану папой!» Да, завтра же утром я предложу Катарине постоянное место, подниму ей жалованье и изменю режим работы галереи. На сегодняшний день она открыта три дня в неделю, иногда даже по воскресеньям – впрочем, это бывает только когда у нас проходят какие-нибудь особенные акции.

Глядя на работу Йоханнеса Кернера, я размышляю. Пришло время кое-что изменить. Можно проводить больше выставок, делать их привлекательнее и пышнее, не ориентироваться только на элитную публику, как до сих пор. Можно было бы совместить искусство с модой, музыкой, литературными чтениями, прикладным искусством или театром, добавить кулинарных изысков – совместить приятное с полезным, так сказать. Это звучит очень неплохо. Так я буду ориентироваться на разные целевые группы и смогу расширить круг клиентов. Занятая своими мыслями, я смотрю в телевизор. Кернер (как по мне, то совершеннейшая бездарность!) как раз представляет следующую гостью. Линда де Моль, самый любимый немцами продукт из Голландии, в гостях на ток-шоу канала «ZDF». Как я узнаю, она только что отсняла телефильм для одного немецкого канала и сейчас совершает пиар-тур. Непринужденно, на хорошем немецком, она выдает шутку за шуткой, разбавляя нудные посиделки Кернера. Она рассказывает о шарме немецких актеров, о курьезных случаях на съемочной площадке, о своих трудностях с немецким, которые возникли именно потому, что голландский очень на него похож. Все смеются ее шуткам, она завоевывает всеобщее одобрение, публика восторженно аплодирует. Она рассказывает о своих новых проектах в Голландии, в частности о еженедельном шоу. Кернер показывает его фрагмент, сопровождаемый немецкими субтитрами. Почему у нас в Германии нет таких приятных и остроумных телеведущих? В стране писателей и мыслителей все всегда такие серьезные, ужасно тяжелые и хмурые. Нужно поставить вопрос прямо: веселый ли человек немец? Есть ли у него вообще чувство юмора? Гм… Через десять минут непринужденная беседа окончена, и Кернер монотонным голосом объявляет нового гостя. Я иду в ванную: чистить зубы, смывать макияж… В половине первого я выключаю свет. Макс до сих пор не позвонил. Он хотел пойти куда-нибудь поужинать и, наверное, завис там. Я впадаю в сон без сновидений, конечно же, положив телефон рядом с собой на подушку. Наконец он начинает звонить и вибрировать.

– Алло! – говорю я сонным голосом.

– Привет, ты что, уже спишь? – спрашивает Макс. Он вроде как пьяненький.

– Да, но это не страшно. – Я смотрю на часы, половина третьего. Что странного, что люди в это время спят?

– Прости. Я хотел услышать твой голос перед сном и сказать, как сильно я тебя люблю и как хочу лежать сейчас рядом с тобой, – слышу я.

Я начинаю просыпаться, вслушиваюсь в его слова и замечаю, как во мне растет тоска по нему. Господи, как же я его люблю!

Я заворачиваюсь в одеяло, обнимаю подушку и уже почти засыпаю, как вдруг телефон издает «тринь-тринь» – пришло сообщение. По моим губам пробегает улыбка: какой же он все-таки душка! Я хватаю телефон, открываю сообщение и читаю:

Давно у меня не было такого волнующего, даже захватывающего вечера, как сегодня. Хотел бы встретиться с тобой еще. Можешь звонить в любое время. Передавай поздравления своей дочке, она чудесная девушка, но как женщина меня интересуешь только ты, Марлис.

Меня как обухом по голове ударили, сон пропал. Я снова и снова перечитываю сообщение, и постепенно до меня доходит… Невероятно! Уму непостижимо! Это же измена! Всего десять минут назад он говорил, как сильно меня любит, а теперь это. Дрожащими пальцами я набираю номер. В тишине раздаются гудки, включается голосовая почта.

– Я только что получила от тебя сообщение, которое предназначалось отнюдь не мне. Думаю, и речи быть не может, чтобы я на выходных прилетела к тебе в Мюнхен, – проговариваю я серьезно, спокойно и четко.

Я иду в кухню, наливаю воды, достаю сигарету, как вдруг телефон начинает звонить и чуть было не падает в мойку. Макс! Он в шоке, ему очень жаль, он не знает, как с ним такое могло случиться, пытается заговорить мне зубы, болтает и болтает. Пытается объяснить необъяснимое. Следующие три часа он говорит со мной, как с ребенком. Я еще никогда не слышала столько по-разному сформулированных, немного церемонных признаний в любви, и еще никогда в жизни они не впечатляли меня меньше. Сначала немотивированный приступ ревности в Риме, а теперь вот это… Судя по всему, он панически боится меня потерять. И я бы на его месте тоже боялась.

Я чувствую пустоту, я дико разочарована. Я ставлю под вопрос все, что было сделано и сказано за последние месяцы. Смогу ли я когда-нибудь ему поверить? Могу ли я сейчас доверять Максу? Я совершенно не в состоянии сосредоточиться. В мгновение разноцветный мыльный пузырь под названием «любовь» лопнул. Как будто прыжок с десятиметровой вышки в холодную пустоту воды… Разве в футболе за первое нарушение не дают желтую карточку в качестве предупреждения, а за второе не удаляют с поля – красной?

Тем временем наступил день. Нужно будить детей, готовить завтрак и как-то нормально существовать. Через два часа у меня очень важная встреча со страховым агентом насчет предстоящей выставки. Потом переговоры с осветительной фирмой, а после с Катариной. Когда Виктория и Йонас уходят, я иду в душ, одеваюсь, подкрашиваю свое постное лицо. Я решила послать Максу e-mail. Излила свои мысли – это заняло как раз пол-листа – и нажала кнопку «отправить», пока не успела передумать. Я сажусь в машину, еду в Кёльн и удивляюсь, когда вдруг обнаруживаю, что стою перед офисом страховой компании. Кто оцепенел, я?


– Здравствуйте, фрау Винанд! Вас уже ждут. Могу я предложить вам кофе? – приветствует меня милая секретарша, чье имя я все время забываю.

– Нет, спасибо. Если можно, большой стакан воды Бернд Келлер сидит в зале для переговоров. Он уже много лет мой страховой агент, и до сих пор я была им вполне довольна. Поэтому и теперь ожидаю, что у него все получится. Бернду где-то под пятьдесят – своего точного возраста, по необъяснимым причинам, он мне никогда не называл. У него длинные волосы, в которых уже появляются седые пряди, серо-зеленые глаза, хорошая фигура и все еще упругая задница. У мужчин часто бывают хорошие попы, даже когда вся остальная фигура выходит из берегов. А у женщин как раз именно эта часть тела с возрастом обвисает первой. Костюм, сшитый на заказ, ему потрясающе идет. Я с удивлением замечаю: что, мое бедное сердце гак быстро перестало болеть? Раньше Бернд с семьей жил в Кляйн-Вернихе и иногда играл с Мартином в теннис. Кто из них чаще выигрывал, непонятно, потому что они хранили это в секрете. Жена Бернда, Беата, регулярно наставляла ему рога, и у нее когда-то был бурный и широко обсуждаемый в городке роман с инструктором по теннису. Бернд многое ей простил и остался. А потом, когда дети уже выросли, передумал и съехал от жены. Сейчас он снимает в Кёльне роскошный пентхаус, регулярно видится с детьми и время от времени заводит отношения с молодыми девушками. Никогда ничего серьезного. Он всегда немного флиртует со мной, а я – с ним, но не больше. Мне нравится, что он спокоен, надежен и способен решать серьезные проблемы.

– Что случилось? – спрашивает он. – Ты какая-то бледная.

– Нет, ничего, я просто плохо спала, – говорю я и мысленно добавляю: «Если точнее, то вообще не спала».

За два часа мы все обсудили. Я показала ему список картин, которые будут выставляться, с прилагающимися фотографиями. Мы договорились о сроке и сумме страховки, а после еще немного поболтали. Все это время пищал мой телефон.

– Ты не ответишь? – вежливо спрашивает Бернд. Он всегда вежлив и предупредителен, никогда не дерзит и не наглеет, тактичный и скучный.

– Нет, просто это не особенно важно, – отвечаю Я с лукавой улыбкой.

Ничего, думаю я гордо.

Если я правильно подсчитала, то мне за это время должно было прийти шесть сообщений. Я оставляю их без внимания, Сажусь в машину и еду в галерею. Я опустила крышу, солнце светит мне в лицо, и если бы не эта дилемма с Максом, то я бы сказала, что у меня все превосходно. Все идет как по маслу. По радио передают: «It's My Life» Bon Jovi, и я думаю: «Черт, да, это моя жизнь. А что такое вообще Макс? Может, мне просто закрыть глаза на эту Марлис, потому что я уже больше не воспринимаю наши отношения серьезно?» Телефон звонит не переставая. Когда он в пятый раз дал о себе знать, я не выдержала и взяла трубку.

– У меня сегодня первый официальный рабочий день, и мы хотим это отпраздновать. Придешь?

Ой-ой-ой, я почти забыла про дебют Андреа в качестве работающей женщины.

– Конечно! Куда и в котором часу? У меня сейчас встреча, но это ненадолго.

– Что-то случилось? У тебя расстроенный голос.

– Да так… потом расскажу.

– Ну хорошо, как хочешь. В час в нашем любимом ресторане, ты будешь?

Сейчас почти одиннадцать, нужно поторапливаться, и я жму на газ. Когда я на скорости шестьдесят километров в час въезжаю в центр города, меня останавливает полицейский. Только этого не хватало!

– Вам это влетит в копеечку, – говорит он, радостно улыбаясь, – и очень может быть, это нарушение будет зафиксировано.

Не было бы тут его коллеги, он бы мне простил, а так… Когда я наконец добираюсь до галереи, люди из осветительной фирмы уже там. Несмотря на маленький флирт с симпатичным полицейским, настроение у меня средне-паршивое, и я очень рада, что Катарина принесла кофе и кексы и что у нее с собой планы для электриков.

К часу я примчалась в итальянский ресторан. Клаудия и Андреа уже сидят за бутылочкой просекко, а когда я переступаю порог, они как раз поднимают бокалы.

– Господи, что за рой мух тебя искусал? – спрашивает Клаудия.

Я сажусь за стол, выпиваю вина и рассказываю им все.

– Что? – в гневе кричит Клаудия.

– Не-е-е-ет… – тянет Андреа.

– Да! – заканчиваю я безрадостный рассказ. – За утро мне на телефон пришло шесть или семь сообщений.

– И что он пишет?

– Не имею представления. У меня не было ни времени, ни желания их читать.

– Так прочти сейчас! Или мне прочесть их тебе?

Я перевожу взгляд с Андреа на Клаудию, беру сумку, ищу среди бумажек, кошелька, ежедневника и всего прочего, что обычно носят в сумочках женщины, свой мобильный. И так как телефоны с каждым годом становятся все меньше, поиск затягивается надолго.

Сегодня мне пришло шесть сообщений. Я делаю глубокий вдох и открываю первое. Виктория спрашивает, когда я приеду сегодня домой. Второе сообщение от Мартина. Он пишет, что приезжает только завтра и что еще мне позвонит. Третье – от Катарины. Она уже едет в галерею. И оставшиеся три от Макса:

Прошу, приезжай!


Я люблю тебя!


Проверь свою почту.

– И? – спрашивают все хором.

Я читаю все три сообщения вслух.

– Что будешь делать? Достанешь-таки красную карточку, а? – осторожно спрашивает Андреа.

– Да, кстати. По-моему, пора дернуть стоп-кран…

– В это невозможно поверить! Ты должна познакомить нас с этим экземпляром, – перебивает меня Клаудия.

Я смотрю на нее вопросительно.

– Просто он единственный человек, которому такое сходит с рук и которого ты не разорвала на клочки.

– Почему? Виктории и Йонасу я тоже прощаю все, что бы они ни сделали, – возражаю я.

– Нет, это нельзя сравнивать. Это же дети, они вышли из твоего живота. А вот любой мужик, который, наоборот, хочет влезть в твой живот, пошел бы за такое далеко и надолго. Только для Макса, как я понимаю, установлены другие правила. Нет, правда, я очень хочу с ним познакомиться! Хочу своими глазами увидеть эту загадку природы.

– Клаудия права. Если бы раньше кто-то посмел так поступить, то давно бы уже жарился в аду. Ты всегда говорила: этого проехали, пойдем дальше. А это что такое? Ты вдруг стала сама снисходительность, всем все прощаешь. Зуза, хватит, он всего лишь любовник, который к тому же настолько глуп, что не может послать SMS на правильный номер.


– Сначала я прочту, что он мне написал в письме, а там будет видно, – говорю я упрямо и пытаюсь сменить тему: – Как твой первый день?

– Нет, сестричка, так просто ты от нас не отделаешься! Есть один испытанный способ: «за» и «против». Напиши список и сразу увидишь, казнить или помиловать.

– Точно, это гениальная идея! – загорелась Клаудия и подлила мне вина. – Ты говоришь, а я записываю.

Я робко соглашаюсь:

– Начнем с пунктов «против».

– Идет, давай.

Клаудия заносит карандаш над пустым листом бумаги.

– Против Макса тот факт, что он бабник. Он говорит, что любит меня, а сам в это время ухлестывает за другой. Этого я стерпеть не могу. Он уже не юноша, а скорее грустный, стареющий Дон Жуан, который бегает за каждой юбкой и не подозревает, что этим только вредит себе. Сюда же припиши его холерический темперамент со вспышками ревности плюс мещанский стиль жизни. Зануда и гуляка в одном лице!

– И не забудь, что ему уже перевалило за полтинник и у пего осталось только лет десять хорошей жизни. А потом начнется радикулит, и без виагры ему будет никуда. Вставная челюсть и снотворное на ночном столике… – хихикает Клаудия.

Час спустя мы составили полный список.

За Макса:

– Мне с ним хорошо и спокойно.

– Я чувствую с ним единение.

– У нас общие интересы: кино, театры, долгие прогулки, путешествия.

– Я могу с ним молчать, и это мне не мешает.

– Он возвращает меня в реальный мир.

– Он проникается моей страстью.

– Он непредсказуем и все время меня чем-то удивляет.

– Он любит меня, я люблю его.

– Я с ним как за каменной стеной.

– До сегодняшнего дня я доверяла ему и его словам.

Против Макса:

– Живет далеко – в Мюнхене.

– Холерик, ревнивец.

– Ведет себя как султан.

– Думает, что он очень крутой.

– Все время в разъездах.

– Старый – 55 лет.

– Мещанский образ жизни.

– Иногда очень медлительный, прямо как улитка.

– Любит себя пожалеть.

– Замашки Казановы.

Все пришли в волнение и стали обсуждать список, который, к сожалению, не говорит ни за, ни против Макса, потому что аргументы уравновешивают друг друга. Теперь я могу сама расставить приоритеты.

– Хорошо… Меняем тему. Как прошел твой первый день? – повторяю я свой давешний вопрос.

– Отлично. Мне понравилось! – говорит Клаудия.

Она в восторге от Андреа: она очень собранная и исполнительная, умеет быстро распознать проблемы, у нее много рвения и энтузиазма. Андреа сияет и заранее радуется завтрашнему, второму рабочему дню.

– Я думала, ты большей частью дома работаешь.

– В принципе да, но только не эти две недели. Мне нужно сначала как следует узнать фирму. А на следующей неделе я с Клаудией лечу в Милан и Париж… Я так рада! В Милане мы заодно купим ей ткань на подвенечное платье.

– Ой, а это не поздно? Ты разве не через две недели выходишь за Юргена? – спрашиваю я задумчиво, как-то внезапно осознав, что через две недели нужно будет веселиться на свадьбе подруга.

– Да, но я успею. Две мои лучшие швеи пообещали работать над платьем целый день, а если понадобится, и всю ночь. На примерке платье сидит как влитое и выглядит просто сногсшибательно, но больше я вам ничего не скажу. На следующей неделе сами все увидите.

– Л Юрген уже видел платье? – интересуюсь я.

– Нет, конечно! Это плохая примета, и вообще – платье должно быть сюрпризом.

Пока Клаудия рассказывала о приготовлениях к свадьбе, я вспомнила о том, что мне говорил Макс. Свою первую жену, которая хотела венчаться, он мало того что заставил три месяца ждать его ответа, так еще и рассудил практически, чисто по-мужски и сам выбрал ей в Италии платье со скидкой. Когда он рассказал эту историю пару месяцев назад, мне стало откровенно жаль его бывшую фригидную жену. Ведь у каждой из нас собственное понимание того, каким должно быть свадебное платье. Его покупка настолько же важна, насколько важно сказать «да» правильному мужчине. Не понимаю, как это женщина, не пропустившая, по словам Макса, ни одной серии «Идеальной свадьбы», позволила так с собой обойтись. А тем временем Клаудия уже пересказывает праздничное меню и советуется, в каком отеле самые лучшие и самые красивые номера для молодоженов.

– И еще я хочу, чтобы вы были у меня свидетельницами. Юрген, конечно, как-то странно на это отреагировал, но это неважно. С его стороны свидетелями будут его брат и друг. Вы согласны?

– Конечно, а ты как думала? – говорим мы с Андреа хором. Я больше рефлекторно. Переживу ли я все это при моих теперешних обстоятельствах? В последний раз я была свидетельницей на свадьбе у Андреа, сто лет назад.

– Господи, а что же мы наденем? – спрашивает Андреа Клаудию.

Оказалось, что она и для наших платьев делала пару эскизов. Еще полчаса пролетают как на крыльях, и вот мне уже пора идти.

– Пока, мои дорогие.

– Позвони, когда прочтешь его e-mail.

Черт, я об этом совсем забыла…


Катарина уже ушла. Она оставила записку, что идет к зубному и что мы увидимся завтра днем. Я иду в кабинет, включаю ноутбук и жду, пока он загрузится. Пришло двадцать писем, вижу я на дисплее. Пока они закачиваются, я выхожу из своей маленькой комнатушки в тридцать квадратных метров, гуляю по галерее, иду в кухню и беру стакан воды. Действительно ли он прислал письмо и что в нем написано? Его послание сразу бросается в глаза, как будто выделено другим цветом. Остальные девятнадцать писем я не открываю, сейчас они меня не интересуют. Две густо исписанные страницы. Читаю:

Сразу хочу сказать тебе то, что пытался объяснить предыдущей ночью: Зуза, я люблю тебя, и все, что случилось между нами за последние месяцы, наполняет меня чувством и осознанием великого счастья. Это не пустые слова, это признание, в которое ты должна поверить!

Дальше он пишет, что как одинокий мужчина сначала должен разобраться в себе, что он боится, что мы не поладим друг с другом. И то, что оба неприятных случая, сцена ревности и SMS, – это его штрафные баллы. Он также высказался насчет того, что я замужняя женщина с двумя детьми и что он должен очень хорошо поразмыслить, что делать дальше. «Он?» – думаю я. Это я должна задуматься, что делать дальше. Это мой брак и мои дети. Почему это он хочет взять на себя ответственность за мои поступки?

И как раз в этой ситуации от тебя приходит письмо. Зуза, ты представить себе не можешь, как я тогда нервничал и, поверь мне, нервничаю до сих пор. Ты вновь вошла в мою жизнь из далекого прошлого. Ты, которая всегда очень интересовала меня и которая все еще может быть мне преданна. И мы провели вместе чудесные часы, как в сказке, – да, именно так я это ощущаю. И я ни в чем не кривил душой. Все, что ты чувствовала, читала в моих глазах, все это было правдой. Мне понадобилось много времени, чтобы признаться тебе – и себе тоже! – что я тебя люблю.

Я злюсь, прерываю чтение и закуриваю. Звоню Клаудии, чтобы ей это все прочесть.

– Господи, какие красивые слова. Почему ты так злишься? – спрашивает она.

– А ты бы на моем месте на это купилась? Он же журналист! Господи, кому как не ему уметь красиво говорить?

Я чувствую, что она меня не слушает.

– Да, ну а что, если все это действительно правда? Если он на самом деле так думает? Ты должна над этим поразмыслить, Зуза. Ты знаешь, я его не очень жалую, но может – мне это неприятно говорить – может, я столько лет в нем ошибалась?

– И это ты мне говоришь!

– Нуда, да! Каждое слово этого письма – признание. Мне становится дурно, когда я думаю, что он говорит это серьезно, а я тебя все время против него настраиваю! – кричит она и спрашивает: – Зуза, что с тобой?

– Не знаю. Сегодня среда, я узнала, можно ли вернуть билет, но уже нельзя. Так что есть время подумать. Я должна буду принять решение в пятницу, прямо перед отлетом.

– Ты что, серьезно хотела вернуть билет? И хочешь раздумывать до пятницы? И это тогда, когда дело касается Макса? У меня нет слов!

– Понимаешь, он говорит о любви и совместном будущем, а сам общается с другими женщинами, хотя должен смотреть только на меня, только для нас двоих должно вставать солнце. Что будет после пары лет вместе? Как мне кажется, он очень своеобразно понимает смысл слов «любовь» и «верность». Я уже не знаю, стоит ли еще раз садиться в самолет и лететь в Мюнхен.

– Ты ему уже написала ответ?

– Нет, и пока не собираюсь. Я совершенно не знаю, что писать.

Через несколько минут я, совсем сбитая с толку, заканчиваю разговор с Клаудией. Да, письмо от Макса – прекрасное признание в любви, но я бы охотно от него отказалась, чтобы только не было этой боли прошлой ночи и той сцены в Риме, чтобы я и дальше могла беззаботно наслаждаться его любовью, как раньше. И я намного лучше чувствую себя в счастливом неведении, чем зная правду, которая так горька.

В плохом настроении я открываю остальные письма, занимаюсь ими на протяжении следующих нескольких часов, но не очень отвлекаюсь от своих невеселых мыслей.


На второй день я проснулась с раскалывающейся головой и тяжестью в желудке. Первые шесть часов я благодаря снотворному спала хорошо, но потом меня мучили кошмары. Потребовалась еще одна таблетка, но я все равно ворочалась с боку на бок, мысли метались по кругу. Больше всего на свете мне хотелось позвонить ему и выплеснуть всю злость и разочарование.

Мне стоило немалых сил этого не сделать. Потому что я себя знаю: я бы не остановилась на простом оскорблении его величества, это закончилось бы «нападением со смертельным исходом». Я настолько зла и так обижена, что ни одно мужское эго этого не выдержит.

В очень плохом настроении я бужу своих маленьких монстров этим серым сентябрьским утром четверга, иду в кухню, выпускаю на улицу Казимира и впрягаюсь в ежедневную круговерть.

– Мама, что это с тобой?

– Ничего, Виктория. Меня просто раздражает, что я должна сказать как минимум три раза, чтобы вы пошевелились.

Честно говоря, это несправедливо. Сегодня я не очень хорошо обхожусь с детьми. Они очень быстро спустились вниз и послушно съели завтрак. Йонас закатывает глаза, но я делаю вид, что не замечаю этого. Я испытываю облегчение, когда они наконец садятся в автобус. Свой телефон я вчера вечером выключила и положила в сумку. Теперь я снова активирую этот злосчастный прибор, наливаю себе еще чаю и выпиваю таблетку парацетамола. Я как раз собираюсь проверить почтовый ящик, когда слышу «тринь-тринь».

Я бы очень хотел покататься с тобой по солнечному Мюнхену, посмотреть открытие Октоберфеста, чтобы мы снова нашли друг друга и чтобы ты опять была в моих объятиях. Думаю о тебе постоянно. С любовью, Макс

Да, если честно, я тоже постоянно о нем думаю. Но я не хочу постоянно о нем думать…

Без пятнадцати восемь я выхожу на пробежку. Зарядиться кислородом и выпустить пар – надеюсь, это поможет. Сегодня я как ракета. Не проходит и получаса, как я уже, тяжело дыша, стою перед дверью своего дома. Чтоб вам провалиться! Из-за того что Макс занял все мои мысли, я забыла ключ. Я медленно иду к тайнику за запасным. Обычно он висит за сарайчиком для дров, сегодня его там нет. Хорошее начало. Следующие двадцать минут я вырываю сорняки и жду прихода Марии. Впервые за много часов я думаю не о Максе, а о садовнике. Интересно, когда он в последний раз был здесь? Сорняки буйно колосятся, газон некошен, да и отцветшие цветы уже давно нужно выбросить на помойку. Я дергаю, рву, поскальзываюсь… Когда я подбираюсь вплотную к пруду, то падаю задом прямо на влажную землю и попадаю ногами в воду. Твою мать… Может, мне просто вычеркнуть этот день из жизни, залезть в постель и обо всем забыть? Мария пришла как всегда ровно в девять. Она с изумлением оглядела меня и отперла дверь. Звонит мой мобильный.

– Ты где была? – спрашивает Мартин.

– Бегала и забыла ключ.

Я пересказываю ему свое неудачное утро.

– Тогда, может, я лучше позже позвоню? – смеется Мартин. – Я просто хотел сказать, что. прилетаю в Кёльн около шести часов. Ты не могла бы меня встретить?

Скрепя сердце я соглашаюсь.

Пока Мария достает из кладовой пылесос, я поднимаюсь наверх с бутылкой вина. В одиннадцать я договорилась встретиться с Катариной в галерее, а значит, нужно торопиться. Потом я обедаю с Берндом, чтобы еще раз обсудить страховые бумаги, а позже приезжают художники со своими агентами. После душа я открываю шкаф. Итак, к чему у меня сегодня лежит душа? После позавчерашнего позора – просто супер, даже любовник мне изменяет! – я хочу быть сексуальной, неотразимой и непревзойденно женственной. Вынимаю из шкафа маленькое черное платьице от Гирбо, а к нему – сапоги выше колена, укладываю свои роскошные волосы, подвожу черным голубые глаза, еще капелька пудры – и я готова. Я спускаюсь вниз, когда появляется Мария с моим мобильным в руках.

– Сеньора, он все время ужасно пищит, – говорит она. Два новых сообщения, то есть еще не все так плохо.

После бессонной ночи ожидания и надежды я хотел бы, чтобы ты, даже если обижена и уязвлена, рассказала мне о своих чувствах. Даже если ты не можешь решить, приезжать ли в Мюнхен, скажи мне хоть что-нибудь. Люблю тебя, как и прежде, Макс

Затаив дыхание, открываю следующую SMS: еще раз то же самое!

Я бы очень хотела и дальше злиться и дуться, но чувствую, что потихоньку начинаю таять. Макс слишком хорошо знает, как растопить мое сердце и снова завоевать мое расположение. Или это происходит только потому, что я такое позволяю? Я бросаю телефон в сумку, прощаюсь с Марией и гордо шагаю к машине. Я завожу мотор и вижу испуганное лицо садовника, который как раз идет к дому. На слишком большой скорости я выезжаю на автобан и задумываюсь. Что мне ответить? К сожалению, такое чувство, как злорадство, мне неведомо. Клаудия и Андреа плясали бы от радости, получив такое сообщение. А я чувствую себя виноватой в том, что этот идиот ночью плохо спал. Радуюсь, что не успела вернуть билет. И понимаю: я полечу к нему.

* * *

Ровно в одиннадцать из аэропорта вылетает мой самолет. И через пятьдесят минут я снова буду рядом с Максом. Непонятно почему, но все время полета я была удивительно спокойна. И даже когда с сумкой в руке вошла через открытые автоматические двери, я сохраняла самообладание. Я на всякий случай распечатала и положила в сумку план рейсов Мюнхен – Кёльн на сегодняшний и завтрашний день. Если и в этот раз что-то пойдет не так, я сразу сажусь в самолет и отбываю. Вчера, когда я написала Максу, что прилетаю, он отреагировал более чем бурно. Макс стоит за заграждением и, пока я не оказываюсь рядом с ним, следит за каждым моим шагом. Он так долго и крепко держит меня в объятиях, что мне становится тяжело дышать. Он долго и нежно целует меня и говорит:

– Я та-а-а-ак рад, что ты приехала!

– Да.

Это все, что я могу ответить. Для чего-то другого еще слишком рано. Вместо стоянки мы идем прямиком к трамвайной остановке. Честно говоря, я рада, что сейчас мы не один на один. Я с радостью говорю на темы, которые подбрасывают нам остальные пассажиры. Мы не чувствуем скованности, она нас не ранит. Он осторожно обнимает меня, нежно притягивает и начинает поглаживать мою руку. Я чувствую, как по всему телу разбегаются тысячи мурашек и начинает расти желание поддаться ему. Когда мы выходим из метро на свет божий и направляемся к его квартире, я уже готова все ему простить. Я больше не хочу говорить об этом дурацком SMS, не хочу слышать никаких объяснений… Я только хочу зализать раны и снова испытать спокойствие и защищенность рядом с ним. Не успеваем мы войти в его квартиру, как будто хмельные падаем друг другу в объятия. Я хочу только его, хочу моря ласк и нежности, хочу секса, хочу всего и много. Когда его руки касаются моей кожи, его губы находят мои, когда он проникает глубоко внутрь меня, рушатся все крепости, я целиком и полностью отдаюсь ему. Мы любим друг друга как в последний раз.


Я стою в душе, и это снова повторяется. Ужасная желтая занавесочка в одно мгновение облепляет меня. Я задумчиво высвобождаюсь из этих нежеланных объятий, переключаю воду с горячей на холодную и размышляю, что значит вся эта история с Максом. Я женщина с хорошей фигурой и плохим характером, из-за которой забываешь все на свете, которая царапает партнеру спину и шепчет на ухо непристойные слова. Я ищу абсолютной любви? Нормальна ли я в том, что касается Макса? С капельками воды на плечах, кремом на коже и подколотыми волосами – ненавижу шапочки для душа! – я возвращаюсь в спальню. Макс делает вид, что читает, а сам следит за мной, когда я начинаю копаться в своей сумке. Перед тем как отправиться в душ, он растирает крем на моих ногах, на животе и… Да, душ подождет. Интересно, мы сегодня вылезем из постели или можно сразу заказывать пиццу на дом? С урчащими животами и плещущим через край ощущением влюбленности мы идем в ресторан. Только когда я снимаю купленную в Валенсии кожаную куртку, то замечаю, что пришло сообщение.

– Ты присылал мне SMS?

– Нет, сейчас нет. Тайный поклонник? Меня тебе недостаточно? – спрашивает Макс нетерпеливо.

– Не думаю, что у меня нашлась бы энергия еще и на третьего мужчину, – отвечаю я.

– Это хороню, – говорит он. Как мне кажется, слишком серьезно.

Я смотрю на него, смеюсь (он что, меня уже и к SMS'кам ревнует?), делаю глоток вкусного красного вина и открываю сообщение.

Полундра! Берни засекли, она съезжает, сейчас сидит у меня, но ей нужно пару дней где-нибудь пожить. Перезвони.

Ой-ой-ой, это как-то невесело! Я звоню Андреа и вижу вопросительный взгляд Макса.

– Сейчас, я на одну минуту, – говорю я быстро, пока Андреа не взяла трубку. И спрашиваю: – Что еще за черт, что случилось?

– В двух словах. Берни выходила из «Интерконти», целуясь с Лотаром, когда, как назло, мимо проезжал Франк. Это же нарочно не придумаешь! Она, конечно, его не заметила, преспокойно поехала домой, а там ее ждал самый жуткий в жизни скандал. Сейчас она сидит у меня и останется ночевать. Но в понедельник приезжает моя свекровь, и я хотела спросить, не могла бы Берни пожить у тебя?

– Конечно, без проблем. Как она? И что будет с ее детьми?

– Днем она дома и уходит только на ночь. Франк говорит, что не может терпеть ее присутствие. Мол, она ему в душу наплевала и он больше не видит возможности оставаться вместе. Но в остальном все в порядке. Лотар просто золото! За последние несколько часов он уже три раза ей звонил, влюблен как мальчишка, Берни сияет. Наверное, дело кончится разводом.

Берни, хранительница домашнего очага, высшая жрица семейного благополучия, оступилась! Забавно, я бы в такое в жизни не поверила.

– Ой, господи, ну ничего себе…

– Да! – Сменив интонацию, Андреа продолжила: – Берни собирает вещи, она переезжает и не хочет ничего возвращать.

– Я знаю! Слушай, мы сейчас как раз сидим в ресторане, давай я тебе завтра перезвоню? Берни скажи, что ее дети запросто могут некоторое время пожить у меня, если хотят.

– Да, да, я понимаю, что ты хочешь сменить тему.

Я кладу трубку и вижу знак вопроса на лбу Макса. Мне ничего не остается, кроме как вкратце описать ему суть дела. Потом я быстро меняю тему. После полутора бутылок красного вина, большого количества пасты и еще большего – салата мы идем домой. Постель влечет. И желание тоже.


Макс, засыпая, похож на большого кота. Он приходит в восторг, если ему часами чесать спинку, и я жду момента, что он замурлычет и начнет обрастать шерстью. Он храпит, как вся Германия, вместе взятая, и даже громче! В нашу первую ночь в Мюнхене я уже была готова уйти спать на диван в гостиную. Я уже изучила ритм его храпа. Сначала три-четыре ровных вдоха, потом два коротких, потом один долгий, один короткий, а дальше он ненадолго вообще перестает дышать (отчего меня в первый раз бросило в холодный пот), а потом, после глубокого вдоха, сотрясающего все тело, снова дышит нормально. Стоит дотронуться до него, и он спит, как младенец. Обычно он притягивает меня к себе, обнимает, и мы оказываемся так близко, что я слышу его запах. Мне нравится аромат его кожи. Я вдыхаю его каждой клеточкой и засыпаю, прежде чем успеваю сделать выдох.


Вечером в воскресенье Макс с хмурым выражением лица везет меня на самолет. И чем ближе мы подъезжаем к аэропорту имени Франца-Йозефа Штрауса в Эрдинге, тем мрачнее он становится. Его не радует даже мысль, что через несколько дней мы увидимся снова. И. меня тоже! Я предвкушаю следующие выходные: Клаудия приглашена на показ от кутюр в «Маритим» и берет меня с собой. Мы с ней решили, что забронируем там номер. Мы хотим насладиться шоу и вечеринкой после него. В конце концов, это ее последняя возможность погулять в качестве незамужней женщины, потому что через неделю она скажет: «Да, согласна!» Клаудия с жиру бесится. Флиртует напропалую с каждым мужиком. С полным правом, как она считает, потому что скоро праздник закончится. Я рассказала об этом Максу и спросила, не хочет ли он к нам присоединиться. Он без колебаний согласился. И в зависимости от того, когда он прилетит в Кёльн, мы сможем увидеться еще и днем. Я знаю, что это самоубийство и что случай Берни должен заставить меня задуматься… но ничего подобного. Может, я хочу быть застигнутой врасплох?


В начале одиннадцатого я прилетаю в Кёльн усталая, счастливая, взволнованная, подавленная – вся палитра чувств за одну секунду. Мартин еще не спит. Он развалился на диване и смотрит «Штерн-ТВ».

– Ну и как все прошло? – спрашивает он.

– Ой, знаешь, я могла бы и не ездить. Обе выставки были скучными, художники – ужасными, но я мило провела день. Мы со знакомыми пошли попить пива и так насмеялись!

Ничего этого не было, все ложь.

– Слушай, я устала как собака. Пойду спать.

И только на лестнице я вспомнила, что ничего не сказала Мартину о Берни. Разворачиваюсь, иду назад и объявляю, что у нас будут гости.

– У Берни – роман? Точно в лесу кто-то сдох! Теперь уже ни один муж не может быть уверен, что жена ему верна, – заключил он метко.

После такого замечания мне определенно пора идти спать. Я исчезаю с телефоном в руке. Уф, у меня сообщение:

Еще бокал пива в баре, и возвращаться в пустую квартиру. Спокойной ночи, целую тебя нежно, как ты любишь.

Так не хочется это удалять! Ужасно жалко! Макс рассказал, что сохраняет все мои лучшие SMS, y него их уже тридцать семь. А я записала его сообщения на жесткий диск моего сердца. Принимаю душ, в четвертый раз за сегодня, хорошенько намазываюсь кремом – некому растереть его по моей коже! – и вижу новое сообщение:

Я уже дома. Черт, тут до сих пор пахнет тобой, и без тебя так пусто. Целую крепко.

Обняв подушку, я погружаюсь в беспокойный сон.

* * *

С понедельника у нас живет Берии. Дела у нее идут и впрямь превосходно. Она вовсю занята подготовкой документов для развода и начиная со следующего месяца будет вместе с детьми снимать небольшой домик недалеко от нашего. Я немало удивлена тем, как спокойно она все переносит.

– Да, знаешь, я провела с Франком много очень счастливых лет. Но на пути, который я для себя выбрала, где я делаю карьеру, где по-другому выгляжу и сама себе хозяйка, на этом пути Франк не согласен меня сопровождать. Он хочет, чтобы я снова стала нудной ботанкой, какой была столько лет, которую помимо семьи интересует только сбалансированное питание. Но я больше не хочу этого. Мне скоро сорок, что потом? Мне что, седеть и стариться рядом с Франком?

– Пока у тебя не появился Лотар, я вообще-то думала, что ты именно этого и хочешь.

– Да, я и вправду этого хотела, семнадцать лет назад. А сегодня я люблю Лотара. Он тоже расстался со своей подружкой, и мы хотим попробовать. Если у нас все получится – замечательно. Нет – от этого мир тоже не рухнет. Знаешь, что он однажды мне сказал? «Я бы очень хотел, чтобы мы и дальше встречались, но нам никто не мешает жить полной жизнью. Посмотрим, что из этого выйдет. Нуж: но только быть мужественными». И он прав! Жизнь – лестница без перил, можно упасть в любой момент. И это не генеральная репетиция, представление уже началось. И этим нужно пользоваться, – заключает она.

Сегодня я должна выдумать какую-нибудь очень убедительную ложь, потому что завтра Макс приезжает в Кёльн и если мне придет в голову что-то подходящее, то мы с ним увидимся. Одна ночь с четверга на пятницу, а с субботы на воскресенье – еще одна. Промежутки между нашими встречами уменьшаются, мы становимся все ближе друг к другу. Но почему я еще не могу, как Берни, собрать свои вещи и начать новую жизнь? А была бы я к этому готова, если бы не сцена в Риме и не присланное по ошибке сообщение, пробудившее во мне такие сомнения? Возможно! И хотя я всегда могу отмахнуться от этих сомнений, но понимаю, что они влияют на мое решение. Да, из-за них я не так податлива с Максом, говорю с ним резче. В самом начале Андреа и Клаудия были удивлены моей необычной мягкостью. И все казалось идеальным, таким гармоничным… Правду говорит Макс: как в сказке…

Вечером я пересказываю Мартину свое алиби: якобы у меня встреча во Франкфурте и я собираюсь там же переночевать. Эту идею мне подбросила почта. В четверг открывается выставка, на которую я действительно хотела бы пойти, кроме того я в списке приглашенных. Лучшего объяснения не придумать! Завтра днем я поеду в Бенсберг, потому что Макс забронировал номер в местном отеле.

– Ты хочешь сегодня обаять всех мужчин, мам? – спрашивает Йонас, глядя, как я иду к машине. На мне кожаная мини, пуловер с горлом, сапоги выше колен без каблуков – и, конечно, все черного цвета. Продолжение прошлых выходных получилось превосходным. Когда Макс рано утром уезжал, я уже радовалась, что скоро мы встретимся вновь.


В субботу мы с Клаудией договорились встретиться в Кёльне. Мы идем по магазинам, накупаем столько, что кредитная карточка чуть не дымится, а потом направляемся обедать в «Маритим». Макс приезжает во второй половине дня, когда я принимаю душ. Как это чудесно: знать, что ты желанна, чувствовать его влечение, его «Я хочу тебя!», чудесно ощущать любовь и страсть. У нас есть время до половины восьмого, потом Макс договорился с коллегой смотреть футбол, а мы с Клаудией двинемся в путь. Макс придет на вечеринку позже. Клаудия в облегающем платье выглядит просто сногсшибательно. Она встретит Юргена во всеоружии: сияющие глаза, свежетонированные волосы, чуть загоревшая кожа. Я, как всегда, верна черному цвету: маленькое платье, вновь приобретенные высокие сапожки и чулки без подвязок – специально для Макса. Шоу – полный хит: горячая музыка, холодные мохито, очень сексуальный бармен-брюнет и заводные гости. Мы встретили парочку знакомых, болтаем, смеемся – словом, веселимся на полную. В начале двенадцатого появляется Макс в черном костюме. По его откровенному признанию, он все еще «не прочь». Последний раз это случилось восемь лет назад. Классно, это значит, что прошлое возвращается в настоящем! Я в восторге, хотя костюмы на мужчинах мне никогда не нравились. За исключением хорошо сшитых темных моделей, к которым нужно надевать такую же рубашку и, пожалуйста, никакого галстука. Макс надел белую рубашку и галстук. Я едва заметно кривлюсь, но все равно радостно его приветствую.

– Я знаю, что у тебя под платьем, – шепчет он мне на ухо, проводя рукой вверх по моему бедру, – ты оставила в номере упаковку.

Ага, значит, после футбола Макс забежал в номер, чтобы переодеться в этот костюм жениха. По его глазам я вижу, что больше всего он мечтает туда вернуться. Но я хочу сначала немного повеселиться.


Количество народу у нашего столика все растет, слышится громкая болтовня, выпивается все больше мохито, и я обязательно должна сегодня потанцевать. Как и Клаудия, так что через несколько минут мы все идем на дискотеку. Макс присоединяется к нам с мрачным выражением лица, всем своим видом показывая, что это только чтобы сделать мне приятное. Что это он ведет себя, как кисейная барышня, бука нелюдимый?

– Знаешь, если не хочешь идти, то нет проблем. Я очень нежно разбужу тебя, когда вернусь, – обещаю я. Макс остается. Через полчаса ему надоедает околачиваться в углу, и он смывается с хмурым лицом. Я танцую, немного флиртую и совсем не замечаю, как проходит время. В начале первого – домой идти никто и не думает – я звоню Максу.

– Слушай, мы еще ненадолго здесь останемся, Клаудия хочет потанце…

Договорить мне не удалось, потому что Макс так громко заорал, что даже в этом гвалте приходится убирать трубку от уха.

– Я собираю вещи и уезжаю. Если ты меня действительно любишь, то должна мне это доказать! Выставить идиотом я и сам себя могу! С меня хватит!

После этого я слышу только «ту-ту-ту» – он бросил трубку.

– Если хочешь уйти, то иди, все в порядке, – успокаивает меня Клаудия.

Она видит, что я взвинчена. Я не могу оставаться спокойной, если кто-то просто бросает трубку.

– Можешь идти, – еще раз говорит Клаудия, – он как маленький…

Клаудия уже подцепила себе мужичка, так что одна она все равно не останется. Тот с нескрываемой надеждой смотрит на меня.

– Нет уж, дудки, я остаюсь!

Сразу же проносится мысль: «Если бы он не орал и не обошелся со мной так по-скотски, я бы через полчаса и сама ушла, а так – нет! Такого я не потерплю».

– Это что, все?

– Да, – говорю я, – наверное, на этом с ним покончено.

С этими словами я выключаю телефон и иду к бару. Злость исчезает в мгновение ока, потому что передо мной оказывается красавец мужчина, который угощает меня мохито, предлагает пойти танцевать, и глаза у него голубые, как горное озеро, – таких я много лет не встречала. У него низкий голос, и когда он говорит, его адамово яблоко ходит вверх-вниз. Его руки большие и точеные, как и он сам. Одет он в темно-серый костюм и такого же цвета рубашку, а волосы зачесаны назад. И самое главное – нет галстука! Танцуя, я чувствую его мускулистые руки, кубики пресса и бьюсь об заклад, на нем нет ни капельки жира.

Матиас, как он рассказал между двумя страстными поцелуями, актер, снимается в кино и, как правило, в отрицательных ролях. Его поцелуи приятны на вкус и напоминают мне молодость, когда мы целовались на танцплощадках.

– Теперь в твоей жизни уже трое мужчин? – спрашивает Клаудия.

– Нет. Двух мне будет достаточно. Так как Макс добровольно самоустранился, я снова моногамная женщина, – смеюсь я.


Мы уходим с вечеринки в начале седьмого утра. Маттиас провожает меня до лифта, целует на прощание и уходит. Я в одиночестве еду наверх и включаю телефон. Мне немного страшно от того, что может случиться в следующие десять минут. Макса уже нет, по телефону он был такой злой, что хотя бы из уязвленной гордости должен был уехать. До того как я успеваю открыть дверь номера, мой телефон дважды делает «тринь-тринь»:

Я надеялся, что ты хотя бы сейчас вернешься, что мы сможем поговорить, посмотреть друг на друга и снова найти нас с тобой.

Я листаю сообщение и вижу, что Макс отправил его в полчетвертого. Почему он не сказал этого, вместо того чтобы орать на меня? В полчетвертого я гордо задрала свою непокорную голову, пытаясь доказать себе, что его уход для меня ничего не значит. Открываю второе сообщение:

Уже скучаю по тебе. Матиас

Номер пуст, до сих пор горит настольная лампа, Макс исчез вместе с вещами. Я грустно смотрю на кровать. Там, где он лежал, постель скомкана, а другая сторона кровати нетронута, меня ведь там не было. Я уже собиралась отвернуться, как вдруг замечаю боковым зрением письмо. Четыре страницы упреков и нападок, которые венчаются мыслью, что я переспала с другим мужчиной. Я закипаю от злости. Да, я целовалась, но это чтобы заглушить боль, из чувства противоречия. В постель с другим я бы никогда не легла. Я не поклонница скороспелого секса, и не стоит начинать теперь, когда я и так подавлена и ни в чем не уверена. Было бы только хуже. Кроме того, продолжаю я себя успокаивать, он к тому времени уже давно ушел, предельно ясно объяснив мне, что между нами все кончено. Я читаю дальше: он недоволен тем, что я дружу с Клаудией. Да, с Клаудией, которая еще и бросалась его защищать. Это не она виновата в том, что я осталась, а он. Он пишет, что его разочарование особенно велико, потому что именно сегодня он собирался окончательно признаться мне в любви. Не сходя с места я набираю его номер и пытаюсь все объяснять, но чувствую пустоту и не могу найти нужных слов. Когда я через полчаса кладу трубку, к этим чувствам присоединяется еще и грусть. Грустно, потому что мы будем любить друг друга, но не будем вместе. Грустно, потому что мы с ним хотим одного и сами все усложняем. Грустно из-за того, что у нашей любви, судя по всему, нет будущего. Меня охватывает чувство, что жизнь окончена. Несколько часов спустя – мы с Клаудией детально распланировали наш вечер и позавтракали вместе – я выезжаю из гаража отеля и набираю Макса. Я много раз прочла его письмо, и мое решение окончательно: Ничего не выходит! Мы должны быть вместе, но мы не можем быть вместе. Я не серая мышка, которая не смеет пикнуть, когда мужчина что-то говорит. Когда я сказала ему это, он нахально ответил: «Значит, ты не так уж сильно меня любишь. Всего хорошего». На этом наш разговор закончился. Я закуриваю сигарету и чувствую, как по щекам бегут слезы. Подъезжаю к ближайшей заправке, покупаю бутылку воды, убираю крышу, надеваю кепи и жму на газ – как ни крути, а жизнь продолжается.


Пока Клаудия и Юрген клянутся перед служащим мэрии в вечной верности, клянутся быть друг с другом в печали и в радости и наконец говорят: «Да!» – мои мысли улетают далеко отсюда. Последняя неделя была тихий ужас! Макс еще раз звонил в воскресенье вечером, непременно хотел со мной встретиться и поговорить. Но я не могла отлучиться. У Мартина уже закрались подозрения. Да и потом, что еще обсуждать? В понедельник мне на электронную почту пришло письмо от Макса. Две страницы любовных признаний, и еще красивее, чем в прошлый раз. Я с большим трудом смогла остаться хладнокровной и только через два дня написала ответ. Я уверена, Макс не будет читать между строк, а сразу же воспримет его как сухое письмо. Я предоставила рассудку право решать, а сердце – вырвала. С тех пор тишина. Только когда из бутылок выстреливают пробки, Мартин дает мне бокал шампанского и спрашивает, что случилось, я беру себя в руки. Раздается звон бокалов, все обнимаются и поздравляют друг друга. Лотар крепко обнимает Берни, и я не удивлюсь, если он в скором времени сделает ей предложение. Андреа и Клаус стоят рядом и тоже улыбаются – историю с борделем они обсудили и благополучно преодолели. Клаус признался, что ходил в публичный дом, однако уверял, что просто зашел туда выпить. Андреа ему не верит, но оставляет все как есть. Наши девочки веселятся от души, и только Йонас сейчас бы с большим удовольствием оказался на хоккейном матче. Да, а я, несчастная женщина, подавленная депрессией, стою рядом с мужем и порчу всем праздник. Больше всего мне сейчас хочется сбежать отсюда. Но вместо этого я беру Мартина под руку, крепко целую и вслух восхищаюсь тем, как же все прекрасно. Угощение подали вкусное, вечер удался. Клаудия и Юрген просто супер, а я танцую с мужем. В два часа ночи праздник заканчивается, мы все садимся в большое такси и едем в Кляйн-Верних.


Следующие две недели прошли в ускоренном темпе. Клаудия улетела на Мальдивы. У них с Юргеном медовый месяц. Берни на этой неделе переезжает с детьми в новый дом. Андреа работает как пчелка, а я пытаюсь укрепить свой семейный очаг. Вчера утром со мной случилось помутнение рассудка: я поехала в аэропорт и даже купила билет до Мюнхена. По техническим причинам самолет задерживался на два часа, и пришлось подождать. Выпив в безрадостном зале ожидания две чашки чаю и три стакана воды, я погрузилась в размышления. Готова ли я действительно разорвать свой брак? Насколько важен для меня Макс? Очень важен, вспыхнуло мое сердце! Но рассудок жаждет, чтобы я перестала себя мучить: нет, не так уж и важен! И тут объявили посадку. Я взяла себя в руки, и, когда пришло время предъявлять посадочный талон, крепко зажала его.

– Простите, ваш талон.

Я непонимающе уставилась на стюардессу.

– Ваш посадочный талон, – повторяет она.

– Нет! Я не полечу, – ответила я ей, – я не могу. Я действительно не могу. Говорю вам, я никак не могу!

– Да, да, – попыталась она меня успокоить. Она ничего не понимает и, наверное, думает, что я больная.

– Послушайте, у меня нет багажа, просто вычеркните меня из списка.

Я разворачиваюсь, выхожу из аэропорта и бросаюсь бежать.


Когда в дверь влетает Андреа, мое настроение такое же серое, как и этот ноябрьский день.

– Так, сестричка, хватит уже. На следующей неделе мы с тобой летим в Испанию. Нужно принять дом для гостей. Мы позагораем и повеселимся. Я прямо сейчас забронирую билеты.

Андреа пододвигает стул, усаживается, дотягивается до клавиатуры, и через несколько минут она уже онлайн. Забронировать билет на самолет и ребенок может. Мы вылетаем в следующий четверг, а в воскресенье возвращаемся.

– А сегодня вечером мы будем помогать Берни. В шесть часов привезут мебель, и ей понадобится помощь.

Андреа не терпит возражений. Вчера она была буквально шокирована, когда позвонила и узнала, что я чуть было не улетела в Мюнхен. Мне с большим трудом удалось уговорить ее не мчаться сюда сразу же. Но сегодня она не могла не зайти.

– Даже если Макс, несмотря на все, что он вытворяет, действительно твоя судьба, то время это покажет, а пока ты должна хотя бы по-человечески закончить отношения с мужем. Потому что улететь в Мюнхен, все бросить и начать историю заново – это самый большой бред.

– Да, но если я до сих пор не знаю, чего хочу?

– Просто подумай. Господи, сколько тебе лет? Слушай либо сердце, либо разум. Ты должна принять решение. Но когда речь заходит о Максе, похоже, примирить разум и сердце ты не можешь. Так, а сейчас пойдем поедим и поговорим.


Вечером мы продираемся сквозь горы коробок, раскладываем книги, диски, игрушки и другие вещи, которые берут с собой женщина и дети, уходя из семьи. Мартин и Клаус вешают люстры, подключают компьютер, стиральную машину и сушилку. В одиннадцать мы закончили, разогрели в микроволновке китайское блюдо из риса и открыли бутылочку кельша. Ни с того ни с сего Берни начинает рыдать. Восемнадцать лет, почти всю сознательную жизнь, она провела с Франком.

– Развод в самом разгаре, мы ссоримся из-за каких-то дурацких кофейных чашек, и я во всем виновата. Из-за того, что я, дура набитая, влюбилась, все рушится к чертям… – Она всхлипнула. – Я только надеюсь, что Лотар этого достоин.

В комнате повисло неловкое молчание.

– Кто еще хочет кельша? – совершенно некстати отзывается Мартин. Все смеются. Берни утирает слезы, Андреа смотрит на меня многозначительно, а я… быстро отвожу взгляд.

Глава 12

Свет в ночи, бело-синяя скатерть и липкая шторка

Зуза – Клаудии:

Черт, после такой любви я не хочу, чтобы у меня остались только ненависть и злость.

Андреа – Зузе:

А вечером мы куда-нибудь пойдем. И неважно, кто тебе будет подмигивать, – ты подмигнешь в ответ. Даже если это будет циклоп.

Зуза – Андреа:

Да, как минимум раз в месяц, и лучше всего – на целый месяц. Я бы с таким удовольствием сейчас просто смылась.

Зуза – Андреа:

Это письмо от Макса. Я его не читала, кроме первых строчек…

Макс – Зузе:

Да, ты была штормом в открытом море и домашним уютом вечером у камина. Ты была для меня всем. Всем и даже больше, но, похоже, ты этого так и не поняла!


Когда в полдень четверга наш самолет идет на посадку, Коста-Бланка покрыта густыми облаками. Температура здесь такая, что больше подойдет свитер, а не бикини. На протяжении всего полета мы с Андреа листали проспекты, так как хотим установить в нашем бассейне отопление. Еще мы собираемся отказаться от хлора и вместо него использовать соль. Сегодня во второй половине дня подъедет Фернандо. У нас запланирована приемка дома для гостей, и еще нужно посвятить его в наши планы насчет бассейна. А сейчас мы едем в «клио», который взяли напрокат, в южном направлении. Весь горный хребет, даже на восемьдесят километров южнее Валенсии, окутан облаками. На лобовое стекло падают редкие дождевые капли, но все же здесь не так безрадостно, как в Германии. Я довольна, что мы снова приехали сюда: будет время отдохнуть и подумать. Последние дни я не могла отделаться от мыслей о Максе, готова была всыпать себе за то, что скучаю по нему, и мне только через силу удавалось улыбаться. Моя галерея цветет и пахнет. Берии нужна помощь и поддержка, а Клаудия вчера прислала с Мальдив SMS, что беременна. Это не скука, нет, разнообразия мне более чем достаточно. Дело не в том. Просто нет такого чувства, которое бы я за последнее время не познала. И речь идет не о счастье, любви или гордости, а о гневе, печали, ненависти, разочаровании, отчаянии и даже желании умереть. Уже почти месяц я пытаюсь убежать – от себя самой и своих чувств. И как бы ни бежала, они неумолимо догоняют меня.


В это воскресенье молодожены возвращаются домой. А на понедельник Клаудия записалась на прием к гинекологу и пообещала после сразу же мне позвонить. На следующей неделе Йонасу исполняется шестнадцать, и он хочет устроить грандиозную вечеринку, а Виктория влюблена. Через каждое слово – «Джастин». Ее белокурый избранник теперь проводит у нас каждую свободную минуту. Уже неделю подряд они сидят, взявшись за руки, в нашей столовой, выводят Казимира на прогулку в ноябрьском тумане, и, кроме друг друга, им никто на свете не нужен. Такое родство душ в четырнадцать лет! Господи, как мило! Мартину все это кажется подозрительным, он хотел вообще запретить Джастину переступать порог нашего дома, и мне стоило больших усилий втолковать ему, что это как раз и неправильно.

Мне даже удается взять себя в руки и утрясти отношения с Мартином. Мы с ним на этой неделе уже два раза ужинали вдвоем, много говорили, иногда смеялись, а потом «радостно» трахались – это мое представление достойно «Оскара». Я иногда переписываюсь и перезваниваюсь с Матиасом – внимание молодого мужчины никогда не повредит. Но главная тема моей жизни – это, как и раньше, Макс!

Сегодня вечером мы ужинаем вместе с Тони и Аннет в «Эль Поблет». Завтра утром они отправятся в долгое путешествие по Германии, заедут навестить детей, уладят кое-какие дела и насладятся меланхолической немецкой погодой. Утром светит солнце, и я вдруг решаю, что нужно потренироваться: сначала пробежка шесть километром, а потом восемьдесят раз проплыть вдоль бассейна туда и обратно. Я заканчиваю, голодная как волк, и с удивлением понимаю, что Андреа успела уже трижды сплавать к буйку и обратно. Средиземное море, температура воды в котором восемнадцать градусов, для меня чересчур холодное. Мы завтракаем на террасе, когда приезжает Фернандо. За чашкой кофе он показывает нам смету отопления и осоления бассейна. Фернандо говорит, что завтра заедет со своим специалистом, потом закажет необходимую аппаратуру, и к Рождеству мы сможем плескаться в бассейне с температурой воды двадцать девять градусов. Не успели мы с ним попрощаться, как привезли мебель. Двое сильных мужчин выгружают все и расставляют по местам. В это время электрик устанавливает светильники, а декоратор – развешивает гардины. Через пять часов все исчезают. Мы с гордостью осматриваем наш дворец для гостей. Кто бы и когда здесь ни остановился, ему точно понравится.


В воскресенье мы полностью предоставлены себе. Я лениво развалилась в гамаке, читаю книжку и пытаюсь не думать о Максе. Это упражнение не из легких, так как мы планировали провести эти дни здесь вместе, и я изо всех сил пытаюсь не бередить душу. В среду мы едем в бар «Гелиос». Ярко-красные пластиковые стулья, белые пластиковые столы, прямо под носом – бирюзовое море, над головой – голубое небо с редкими облаками. Кроме того, милые испанцы и приезжие, с которыми мы смакуем сэндвичи с ветчиной и красное вино. После двух бокалов даже у меня поднимается настроение.

– Нужно чаще это делать. Просто исчезать на пару дней. Вон из будней, и наслаждаться жизнью. Work less. Live more![26]

Андреа с наслаждением откусывает кусочек жареной рыбы.

– Да, как минимум раз в месяц, и лучше всего – на целый месяц. Я бы с таким удовольствием сейчас просто смылась.


Андреа долго смотрит на меня, но ничего не говорит.


В воскресенье, когда мы возвращаемся домой, я выгляжу лучше, но мне не особенно полегчало. Этот чертов засранец просто не идет у меня из головы! Та сцена ревности в Риме была нужна, как зайцу пятая нога. Мы были так близки, и никто никогда не мог быть так уверен в моей любви, как он. К чему все это? Может, дело в том, что его недолюбили в детстве? Ну да, любви, внимания и заботы, основы для дальнейшего развития, ему не додали, поэтому теперь его мучают сомнения и неуверенность. Это можно прочесть в любой книжке по психологии. Или это моя вина, потому что я хоть и говорю, что люблю его, но не развожусь и вообще веду себя непоследовательно? Это объясняет, почему он мне не верит. Или все это только собственничество? Он говорил, что хочет забраться в меня целиком, чтобы всегда быть со мной, – это свидетельство большой любви или того, что он дикий собственник? Но факт тот, что как только я перестаю делать то, что он хочет, не иду туда, куда идет он, не отдаю ему все свое внимание, он вскипает.

* * *

Ребенок Клаудии появится на свет в июле, это она уже и сама подсчитала. Вскоре после моего и незадолго до ее сорокового дня рождения. Она без ума от радости, не может дождаться этого события и бомбардирует нас вопросами. Как это было у вас? Было больно? Это тяжело? Многое ли после этого меняется? На что нужно обратить внимание? На многие вопросы я даже не знаю, что ответить. Помню только, что было страшно больно. Ни Йонас, ни Виктория не хотели добровольно покидать мой уютный живот. Через две недели мне наконец-то поставили капельницу, и когда препарат подействовал, то казалось, что меня режут на куски. Но в момент, когда впервые видишь это маленькое существо, все боли, недомогания и неприятности, связанные с беременностью, мгновенно забываются. Это чудо! Я была счастлива до неприличия. Во время обеих беременностей я набирала только восемь килограммов, не испытывала ни бешеных приступов голода, ни тошноты, у меня не отекали ноги и не было гормональных всплесков. К сожалению, начиная с седьмого месяца, я не занималась сексом. Потому что Мартин очень боялся, что малыш увидит его пенис и ухватится за него. Я пробовала говорить с ним, переубедить, использовала всяческие приемы – и «он» таки шевелился, но Мартин отправлялся под холодный душ, а я оставалась неудовлетворенной.


В понедельник утром я открываю двери своей галереи. Эта неделя будет довольно напряженной. В пятницу премьера моей новой выставки. Играет кёльнская команда «Trance Groove», и трое кёльнских художников представят свои работы. А в субботу у Йонаса день рождения. Мы отметим эту важную дату большой вечеринкой с приглашенной группой, закусками, пивом и шампанским.


Тем временем уже почти десять. Бернд хочет заехать ко мне со всеми страховыми документами и привезти специалиста по пожарной безопасности, потому что из-за аппаратуры тот желает лично все осмотреть. В среду ребята начнут сооружать сцену. В четверг будет саундчек, а утром в пятницу доставят закуски. На улице идет столь привычный для Кёльна редкий дождик. Серым-серо, воздух прогрелся до двенадцати градусов, и это опять как-то слишком тепло для конца ноября. Через неделю начнутся приготовления к Рождеству. Интересно, нужно декорировать галерею праздничными аксессуарами или проигнорировать этот праздник всеобщей любви?

С дымящейся чашкой чая в одной руке и сигаретой в другой (да, я все еще курю!) я слежу, как программа Outlook загружает в мой компьютер новые электронные письма. На мой почтовый ящик пришло двадцать три сообщения. Я открываю сначала самые старые, постепенно приближаясь к последним. На большинство отвечаю сразу же. И не могу поверить своим глазам! После стольких недель молчания сегодня в четыре утра Макс прислал письмо. Мое сердце забилось, во рту сразу стало сухо, и я обожгла пальцы, когда тушила сигарету. Открываю письмо. Там только одна строчка:

Очень хотел бы, чтобы ты это прочла.

М-да, кроме этой строчки здесь и читать больше нечего. Я закрываю письмо и вижу, что следующее послание тоже от Макса. Он забыл присоединить файл. Обычно длинные письма я распечатываю, чтобы потом сесть и спокойно их прочитать. Но сейчас у меня нет сил терпеть. Пока принтер выплевывает распечатку, я уже начинаю читать.

– Привет, привет!

Вбегает сияющая Клаудия. Она подпрыгивает от радости и целует фотографию своего малыша. Сегодня утром, ни свет ни заря, она съездила к гинекологу и прошла ультразвуковое обследование.

– Не могу поверить, что в моем животе растет маленькое существо. Ведь почти ничего не видно! – Она приподнимает кофточку и демонстрирует плоский живот. – Юрген вне себя от счастья. Он долго смотрел на экран, ни за что не хотел уходить и сказал, что нам тоже нужно купить такой аппарат, чтобы мы могли, когда захотим, смотреть на ребеночка.

Я рассмеялась:

– Дороговато будет.

– Не знаю, но, по-моему, сейчас он узнает цены или смотрит, есть ли что-нибудь подходящее на Ebay. Короче, у нас дома будет собственный ультразвуковой бейби-телевизор.

– Ага, и ты весь вечер лежишь на спине, по животу размазан гель, и это только чтобы Юрген посмотрел на ребенка. Максимум через полчаса тебе надоест.

– Ой, я об этом и не подумала. Да, перспектива не очень-то!

В дверь гордо вплывает Андреа. Она в превосходном настроении.

– Что у вас за посиделки? – удивляется она. Клаудия показывает ей снимок и опять начинает танцевать от радости.

– Если не перестанешь скакать, твой ребенок или выпадет, либо превратится в кенгуру.

В кухне, где я готовлю эспрессо, слышны их смех и беззаботная болтовня. И вдруг наступает мертвая тишина.

– Зуза, – кричит Андреа, – это что такое? У нее в руках две страницы письма.

– Это от Макса. Я его не читала, кроме первых строчек, потому что прибежала Клаудия со своим снимком, а потом ты, и я о нем забыла.

Андреа с недоверием смотрит на меня и спрашивает:

– Можно мне почитать?

– Я думала, вы больше не общаетесь. – На кухню входит Клаудия.

– Так и было. До сегодняшнего дня.

– И что ты будешь делать? – спрашивает Андреа, помахивая письмом.

– Если б я знала… Может, мне вообще ничего не надо делать. Мне бы для начала сесть и спокойно прочитать, что там написано.

– Мы оставляем тебя в покое, пойдем погуляем немного. А позже встретимся в нашем ресторане, и ты все расскажешь, идет? – Андреа в нетерпении.

– Да, пожалуйста, – отвечаю я немного раздраженно. Через десять минут я остаюсь одна и беру письмо в руки.

И Я знаю, что расстаться, наверное, лучшее для нас и что наша любовь не может решить все проблемы. Что мы провели с тобой чудесные дни. Наши ночи я никогда не забуду, каждой нашей встрече я радовался как ненормальный, но сегодня я знаю и то, что мы должны, по не можем быть вместе.


Я делаю большой глоток воды, закуриваю и читаю дальше:

Я чувствую, как сильно тоскую по тебе, по той близости, которая была между нами. Мне так не хватает твоей страсти, твоего тепла, твоей нежности, твоего чувства юмора. И я замечаю, что люблю тебя больше, чем думал. Любовь к тебе не погасла и еще не догорела, но у меня есть и свои страхи, и свои опасения. Я пытался восстановить отношения с бывшей женой, но понял, что она меня больше не привлекает. По инициативе Оттильды из платонического наше общение стало половым. Но я не знаю, зачем мне это. Потому что все мои мысли – о тебе.

Ледяная рука сжала мой желудок, и вдруг подступила тошнота. Я прикуриваю еще одну сигарету, отчего становится только хуже. Это так похоже на то, что я переживаю столько недель подряд, – на злую, беспощадную, ужасную тоску. Но и на надежду, что не все еще потеряно…

Разве ты не понимаешь, что ты моя героиня, моя богиня… Мой север и юг, запад и восток… Ледяная вершина Эвереста и пышущая жара Сахары… Рыба в реке и птица в небесах… Ты была, есть и, наверное, всегда будешь: the one and only,[27] моей самой большой любовью. Хотя именно этого я боюсь как огня. Ко всем, кто будет после тебя, я буду несправедлив. Я буду любить их только наполовину, а любить наполовину – все равно что быть наполовину беременной, наполовину – все равно что ничего! Конечно, ты была не только солнцем, но и дождем. Не только летом, но и зимой, ураганом страсти и ночами сомнений. Ты была моим праведным гневом и слепой ревностью. Ты была женщиной, в которой мне хотелось спрятаться, укрыться, уснуть, стать с тобой единым целым. Да, ты была штормом в открытом море и домашним уютом вечером у камина. Ты была для меня всем. Всем и даже больше, но, похоже, ты этого так и не поняла!

Господи! Я откладываю письмо и радуюсь, что кроме меня здесь никого нет. Что мы оба за дураки! Я не могу изгнать его ни из головы, ни из сердца и тешу себя надеждой, что, если еще чуть-чуть потерпеть, рана затянется сама собой. Он трахает всех подряд, типично по-мужски, и пытается завязать как можно больше новых романов, только чтобы забыть обо мне и лишь бы не быть одному. Мне сейчас больше всего хочется схватить телефонную трубку, позвонить ему, услышать его голос и надеяться, что все снова станет хорошо. Но я этого не делаю! Проходят минуты, я снова берусь за письмо:

Меня бесила мысль, что в твоей жизни я на вторых ролях. И не было никаких – прямых или косвенных – подтверждений тому, что в конечном итоге ты выберешь именно меня. Скорее наоборот. Ты объяснила мне четко и ясно, что я не должен на тебя давить, иначе ты уйдешь. И в те редкие часы, когда ты была моей, я не хотел делить тебя с кем-то еще. Поэтому некоторые вещи произошли так, как произошли.

Это я понимаю. Но почему он ни разу этого не сказал? Разве не изменила бы я свое поведение? Или я такая эгоистка, что меня бы это не тронуло?

Другие женщины сделали меня мягче. Но с тобой вновь ожило прежнее, я стал вести себя так, как лучше бы не вел.

Во мне поднимается злость: к чему это сравнение? Со своими бывшими он никогда не испытывал того, что испытал со мной. Он предпочитает однообразную гармонию или американские горки любви? Наш роман был бурным, диким, и, возможно, чувства опережали события, но это чувства, которые мы всегда питали друг к другу. Он заканчивает:

Дружескими поцелуями я могу обмениваться только с теми, с кем связан дружескими узами. А к тебе меня тянет сила другой природы. Поэтому тебя я могу целовать только с любовью и страстью. Макс

В пепельнице лежат уже семь сигарет. У меня раскалывается голова, часы показывают, что давно нужно выходить. Я запиваю таблетку парацетамола водой и звоню Андреа.

– Вы где?

– Через пять минут будем в ресторане. Ты подойдешь?

Что он пишет?

– Да, иду. После расскажу.

Я совершенно сбита с толку, в голове все перемешалось, я чувствую себя безмозглой курицей. Боже милосердный! И как только я могла попасть в эту передрягу под названием «моя жизнь»? Я что, опять все сделала не так? Через полчаса я уже сижу в итальянском ресторане, вкратце пересказываю содержание письма и жду их реакции.

– Ты вообще как? – спрашивает Клаудия.

Не успеваю я ответить, как вмешивается Андреа:

– Да хреново ей! Она страдает больше, чем может перенести, больше, чем я думала, что она способна. И хотя она любит изображать из себя вселенское спокойствие, но Макс ее действительно задевает.

– Это правда?

– Да, – говорю я неохотно, – что бы я ни делала, он не выходит у меня из головы. Но я не хочу жить с мужчиной, которого все время где-то черти носят и который постоянно изменяет. Плюс он всегда привык все решать сам, привык быть недосягаемым героем для своих женщин. Он всегда зарабатывал больше, кичился тем, как много повидал, и постоянно изображал из себя мачо. Но со мной это не пройдет. Вы же знаете, какая я. Я не представляю, насколько мы смогли бы приспособиться друг к другу, какие шансы у нашей любви. Пару месяцев, наверное, не больше.

– Да, и не забывай о наклейках «Свет в ночи», бело-синих скатертях в клеточку и липкой шторке! – злорадно хихикает Клаудия.

– Знаешь, эти внешние атрибуты можно легко изменить. Меня больше волнует разница в восприятии, – говорю я подавленно.

– Ты когда-нибудь говорила ему об этом? – спрашивает Андреа серьезно.

– Нет! В последнем письме я прямо посоветовала ему вернуться к типу «серая мышка» и к женщинам, которых он списал в архив.

– А ты толстокожая! И немного ревнуешь, – смеется Андреа.

– Да! Конечно, меня не очень устраивает, что он может так быстро утешиться. Насколько вообще человек заменим? Одетта – это я еще могу понять, они долго жили вместе и даже были когда-то счастливы. Но Оттильда, псевдоплатоническая подруга… Ха! Макс рассказал ей нашу историю, и только у нас с ним что-то пошло не так, как он сразу же прыгает в койку с женщиной, несущей чудовищный бред. Желаю ему хорошо провести с ней время! И давайте, пожалуйста, сменим тему.

– А как же постель и диеты?

– Ну да, это же она говорила!

– Не знаю. Он мне все время говорил, что не может общаться со мной по-дружески, потому что слишком сильно меня хочет. И в письме снова это написал. Так что не будет ни встречи, ни разговора.

– Да, но если и так, то только потому, что ты сама этого хочешь. Скатерти и шторки для душа можно выбросить, а вот с характером придется жить.

– Хорошенькая перспектива! Я сейчас еще выпью вина и еду домой.

– Именно. А вечером мы куда-нибудь пойдем. И неважно, кто тебе будет подмигивать, – ты подмигнешь в ответ. Даже если это будет циклоп.


Вечер получился веселым, а циклоп мне так и не встретился.

* * *

Через две недели – я до сих пор не написала ответ – я наконец беру себя в руки. Что-нибудь же нужно написать. Не буду врать, у меня не получилось о нем не думать. Нет, у меня рвалось сердце. Я до сих пор плохо сплю, и, по диагнозу Андреа, у меня несчастная любовь в особо тяжелой форме. Со мной такое в первый раз!

В тот последний день, что я провела с Максом, мне было так хорошо! Если бы он тогда сделал мне предложение, я бы сразу же согласилась. Но всего этого я не пишу. Я высказалась коротко:

Спасибо за письмо. Желаю тебе счастья с Оттильдой. Надеюсь, у вас все получится. Я должна навести порядок в своей жизни и понять, чего хочу. Пускай даже того, чего я хочу, у меня никогда не будет.

«Что, мисс Несокрушимость проиграла?» – спрашиваю я себя. У меня есть муж, у меня был любовник и молодой поклонник. А сейчас? Кто есть у меня сейчас?


Галерея украшена именно так, как я себе и представляла. Продам еще несколько картин и организую перед Рождеством следующую выставку. На праздники мы все едем в Испанию. Будут Берни с Лотаром, Клаудия и Юрген тоже собираются.

* * *

За два дня до Рождества мы вылетаем. До дома два часа перелета и еще два – на машине от Валенсии. Домик для гостей кажется тесным для такого количества народу: шесть человек на восьмидесяти квадратных метрах. Берни и Лотар спят в одной спальне, Клаудия и Юрген в другой, а дети – на диване в гостиной. Мартин рядом со мной, а я мыслями где-то далеко. Чем больше времени проходит с момента нашего разрыва, тем труднее мне принять его. Я хочу к Максу! Господи, что за мерзкая вещь эта несчастная любовь!

По традиции на святой вечер мы едим легкую уху, потом идет утка, краснокочанная капуста, фрикадельки и на десерт – печеные бананы с ванильным мороженым. Вино литрами пьют все, кроме беременной Клаудии. Весь день я в одиночестве вожусь на кухне, наблюдая, как Мартин с детьми украшают дом. Конечно, у нас должна быть елка. При плюс двадцати пяти градусах мы не захотели отказываться от гирлянд, дождика, нарядной макушки и снега на окнах, хотя днем лежали у бассейна в бикини. В камине горит огонь, и я стою на кухне в купальнике. Какая-то невообразимая ситуация!

В восемь часов начинается раздача подарков. Вообще-то мы договорились дарить только детям, но все как один, в том числе и я, не сдержали своего обещания. Количество подарков поделкой поражает. Попивая шампанское и сельтерскую воду, мы открываем маленькие разноцветные коробочки. Следующие полчаса комната наполнена восторженными охами и ахами, звуками поцелуев и чмоканьем. Потом все садятся за стол. Только Лизе и Кати можно взять с собой самые лучшие подарки – обе получили «Baby born» с колясочкой, ползунками и прочими принадлежностями. Йонас и Макси тайком изучают новые мобильники. Виктория непременно хочет испробовать свое портативное DVD, a Софи сражается с коварным IPod'oM. Да здравствует капитализм! Я пью красное вино.

Рождественские каникулы мы проводим чудесно, в обед регулярно едим сэндвичи в «Гелиосе», а по вечерам сидим у камина и болтаем. Когда так много людей собирается вместе, то скучно практически не бывает, только вот у нас с Мартином как-то не ладится. Мы не ссоримся, но нас больше ничего не связывает. О Максе я уже так много не думаю… Постепенно он исчезает из моих мыслей, и кажется, что эта глава окончена. Или это обманчивая надежда?


В Испании на Новый год принято каждые двадцать секунд класть в рот виноградинку – желательно без косточек – и загадывать желание. У меня не получается так быстро жевать, загадывать и проглатывать. С набитым ртом и множеством душевных стремлений я сосредоточиваюсь только на том, как бы не поперхнуться. Прошлый год выдался более чем тяжелым. Все началось после дня рождения Андреа. От нечего делать я снова установила контакт с Максом, провела с ним чудесные месяцы и пережила любовь, которая поставила меня на грань безумия. А сейчас, если говорить честно, я стою перед обломками своего брака. Я бы даже хотела их склеить, вот только нечем. Послушно проглатываю пережеванный виноград, сразу же забыв, что загадала, и обнимаю всех, но больше всего мне хочется уткнуться лицом в подушку и рыдать много часов подряд. Да, замечательное начало нового года!


Первого января я проснулась в ужасном настроении. Подведя безрадостный итог ушедшего года, я откупорила бутылку шампанского и в полном одиночестве ее прикончила, выкурив заодно последнюю пачку «Мальборо».

Рядом со мной храпит Мартин. Дети пошли в постель после трех, мы – около пяти. В доме мертвая тишина, и я бесшумно спускаюсь вниз. Казимир рад, что к нему кто-то пришел, и, когда я открываю дверь на террасу, радостно выбегает в сад Погода замечательная – совсем не такая, какую обычно ждешь первого января. Со стаканом воды в руках я устраиваюсь в шезлонге у бассейна, температура воды в котором благодаря подогреву двадцать девять градусов. Сейчас я вниз головой прыгну во влажную бездну, как скоро прыгну в новую жизнь. В первые часы нового года я приняла два очень серьезных решения: во-первых, бросить дымить, во-вторых – разобраться со своей жизнью и развестись с Мартином.

Через неделю, по приезде домой, я проконсультируюсь с Берни как с адвокатом. Начинать все это здесь не ко времени. Всем очень весело, и я не хочу портить никому настроение. В последнее время я частенько подумывала о разводе. В первый раз – когда всплыл роман Мартина с Дорис и Берни предложила мне помочь, второй раз – из-за Макса, а теперь, когда у меня и его нет, – просто потому что больше не люблю мужа. Мое сердце поет совсем другое имя – все еще имя Макса. Но и это я тоже преодолею, решаю я, беру купальник и вижу Андреа.

– Ты что, не в себе? Десять часов, а ты не спишь.

– Да, ты не поверишь, но я хочу поплавать.

Я оставляю Андреа и бегу наверх. Мартин спит. Я переодеваюсь, смотрю на себя в зеркало и остаюсь довольна. Не знаю как, но все будет хорошо, в этом я уверена.


В последний день в Дении мы с Берни долго гуляем, и я посвящаю ее в свои планы.

– Ты хорошо подумала?

– Да, я думаю об этом уже несколько месяцев, и сейчас это уже не имеет отношения к Максу.

– Я тебе не верю.

– Нет, правда. Так и есть. Может, все случившееся просто показало мне, что я больше не хочу быть с Мартином, что меня в нем слишком многое не устраивает… И жить в таком браке я не хочу. Это нечестно.

– Ты ему уже сказала?

– Нет, сейчас я не хочу этого делать. Скажу на следующей неделе. Или через две недели. Сначала я хочу, чтобы ты объяснила, как мы можем все разделить по справедливости, что я получу после развода и каким будет мое финансовое положение.

– Хорошо. Приходи ко мне в офис со всеми бумагами, желательно на следующей неделе, тогда все и обсудим.

– А как вообще проходит развод?

– На сегодняшний день довольно спокойно. Мы с Франком сейчас тоже как раз все делим. Мы с ним уже больше не собачимся. Некоторое время он еще должен будет оплачивать мое содержание как начинающего работника, но и это временно. Было немного неприятно сообщать ему, что на Рождество и Новый год мы с детьми улетаем в Испанию, я думала, он разозлится и поднимет скандал. Ничего подобного. Не удивлюсь, если у него уже завелась подружка, потому что на праздники он тоже собирался уехать. И если развод и дальше пойдет по плану, то мне не на что будет жаловаться, отделаюсь легким испугом. Но не будем загадывать… Кто знает, как все еще повернется.

– Тебя не удивляет, как быстро наши джентльмены находят себе утешение? Для Франка, по-моему, было ударом, когда ты объявила о разводе. Макс, не успели мы с ним расстаться, тут же прыгает в постель к своей библиотечной мышке. Они рассуждают о великой любви, но чуть что не так – находят тебе замену. Я просто в шоке, насколько они нас не ценят! Я вряд ли так быстро нашла бы себе кого-то нового.

– Да, я тоже так думаю. Потому что ты слишком любишь Макса.

Я поражена.

– Что, так заметно?

– Нет, не то чтобы… У меня сложилось впечатление, что ты его действительно любишь, что это не просто увлечение. Обычно нужно время, чтобы такое прошло, если оно вообще когда-нибудь пройдет. Знаешь, ведь мы же влюбляемся не на пару месяцев.

Я молчу.

– Ты не будешь ему больше писать, звонить?

– Нет, он сказал, что мы не можем остаться друзьями. Он решил, что надо поступить жестко: с глаз долой, из сердца вон. Я не хотела, чтобы было так, но так получилось. Да и потом, знаешь, у меня и так полно забот.

* * *

За последние недели я так и не осмелилась рассказать мужу о своем решении. Между нами ничего не изменилось, просто как-то не было подходящего момента. Сегодня я в твердой решимости взяла телефонную трубку, позвонила Мартину в офис и сказала, что нам нужно поговорить. Я хожу взад-вперед по гостиной, как тигр в клетке, и нервничаю с каждой минутой все больше. После сегодняшнего вечера все уже не будет как прежде. Разговор с Берни стал для меня поучительным.


Уже почти полночь, а мы только сейчас можем поговорить. Мартин пришел с работы в десять, у него якобы была какая-то встреча, которая никак не могла закончиться, а Виктория и Йонас бродили туда-сюда по дому и только полчаса назад ушли спать. Я открываю бутылку белого вина, подаю Мартину бокал и устраиваюсь рядом с ним на диване. Дико хочется курить, но собственные хорошие намерения меня останавливают.

– Мартин, мне надо с тобой поговорить.

– Да, ты мне об этом еще днем сказала.

– Нам нужно поговорить о нас, о наших отношениях, нашем браке и нашей жизни. Я уже давно несчастлива, у меня такое чувство, что мы просто живем вместе, что нам даже нечего сказать друг другу, что мы вместе только из соображений удобства.

Мартин пьет вино и смотрит на меня ошарашенно. Я продолжаю:

– Мы не должны тратить на это свою жизнь! Внезапная гибель родителей заставила меня задуматься о том, что я тоже смертна, и я вдруг отчетливо поняла, что со мной может случиться то же самое. Мартин, я хочу быть счастливой, хочу смотреть с удовольствием на каждый прожитый день, хочу чувствовать, что честна перед собой и перед другими.

Мартин нервно ерзает на диване. Он залпом допивает вино. У него пропал дар речи.

– И если ты будешь перед собой честен, то поймешь, что несчастлив, что тебе в наших отношениях не так уютно, как должно быть. Иначе не было бы никакой Дорис. Я больше не хочу так жить. Когда-то нам было хорошо вместе, мы много радовались и многое пережили, и ты всегда будешь занимать особое место в моем сердце. Но пришло время идти разными путями. Я должна наконец взять жизнь в свои руки, поэтому предлагаю тебе разойтись с миром.

Все, я это сказала! Проходят минуты. Молчание!

– Ну скажи же что-нибудь! – не выдерживаю я.

– Что я могу сказать, Зуза? Ты приняла решение, это и ежу понятно. Единственное, что можно сказать, – это то, что ты всегда держала жизнь в своих руках, всегда делала то, что хотела, и не позволяла мне тебе мешать. Если ты хочешь развода, значит, будет развод. А теперь можно мне досмотреть фильм?

И Мартин садится в привычную позу «я смотрю ящик», как будто я только что рассказала ему новый рецепт. Я в шоке! Его что, все это совсем не трогает? Или он чувствует облегчение? И действительно ли завтра что-нибудь изменится? А может, он думает, что я говорю несерьезно? Завтра, это уже решено, я все расскажу детям и попрошу Берни подготовить необходимые бумаги.

Вчера вечером я выпила снотворное и уснула без сновидений. За десять минут до звонка будильника я проснулась и удивилась, что Мартин спит рядом. Как будто ничего не произошло! А я-то думала, что он будет ночевать в комнате для гостей. Он вообще услышал, что я сказала? Я спускаю ноги с кровати и иду будить детей. Всю ночь шел снег, и сегодня Кляйн-Верних напоминает пейзаж зимней сказки. Пока я забираю газету, выпускаю Казимира побегать по снежку и ставлю чашки на стол, дети спускаются вниз. Заснеженный сад улучшил им настроение.

– Мы хотим слепить снеговика! – кричат они хором и, набросив пуховики, исчезают в саду. Иногда они бывают такими родными, мои малыши! Мне бы хотелось объявить им новость вместе с Мартином, и на секунду я засомневалась в правильности своего решения. Не разумнее ли было бы еще несколько лет поизображать благополучную семью, а не шокировать детей жестокой реальностью развода? Нет, настало время навести порядок в своей жизни.

* * *

Я откидываюсь на спинку сиденья в салоне бизнес-класса, смотрю на взлетно-посадочную полосу и апельсиновым соком утоляю жажду после вчерашнего. Стюардесса с улыбкой просит пристегнуть ремни и желает приятного полета. Самолет катится к стартовой полосе, и по моим губам пробегает улыбка. Так, как вчера вечером, я давно не смеялась. Вчера у меня дома был настоящий табор. Андреа и Клаус со своими отпрысками, Клаудия и Юрген с дочкой Евой, Берни и Лотар с детьми и еще несколько новых, очень милых знакомых пришли поздравить меня с сороковым днем рождения. А сегодня, как ни печально, из-за одной очень важной встречи мне нужно первым же самолетом лететь в Рим. Днем возвращаюсь домой. Так я запланировала.


Вспоминаю свой последний визит в Рим. Большая любовь в Трастевере. Мы с Максом в Риме. Прогулки на велосипедах. Посещение бара с Анитой и Кейтом, танец вокруг красного «жука», из которого звучит песня Энн Мюррей «Can I have this dance for the rest of my life». С тех пор я старательно избегала приезжать сюда. За эти восемь месяцев я много думала, еще больше – делала и изменила все, что только могла. Сделала генеральную уборку. Мартин освоился с перспективой развода быстрее, чем я думала, и уже через неделю после нашего ночного разговора переехал жить в пустующую квартиру друга. Виктория и Йонас, конечно, испытали большой шок, когда два дня спустя я рассказала им о своем решении, но тоже удивительно быстро свыклись с новым положением вещей. В январе начался бракоразводный процесс.

В марте меня неожиданно навестил в Кёльне Джордж. После того как мы с ним мило пообедали и душевно поболтали, мой бывший ассистент наконец проговорился. Его самой большой мечтой всегда была собственная галерея. В Монпелье на юге Франции у него с женой Шанталь появилась возможность приобрести у знакомого хорошую галерею. Он спросил, не хотела бы я финансово поучаствовать в этом проекте. После некоторых раздумий я полетела в Монпелье, все посмотрела, заехала к Фредерик в Сен-Ипполит дю Фор и приняла еще одно судьбоносное решение. Начиная с мая я не только совладелица галереи «Ларзак» в самом сердце Монпелье, но и хозяйка старинной виллы. Она расположена в парке площадью в два гектара, где растут могучие деревья. Виктории и Йонасу мы предложили выбирать, оставаться ли с отцом или ехать со мной во Францию и ходить там в международную школу. Виктория с радостью согласилась покинуть Кляйн-Верних, так как только что рассталась с первой любовью и хотела одного – уехать отсюда подальше. Йонас тоже принял решение в пользу меня. В начале июля мы переехали. Я продала свою старую машину и купила джип. У Йонаса и Виктории уже появились новые друзья, а в галерее «Ларзак» дела идут практически так же хорошо, как и в кёльнской галерее, которой сейчас в основном руководит Катарина.

В моей жизни не появился новый мужчина. А зачем? Странно, но в последнее время я стала часто вспоминать Макса. Иногда ночью бывает одиноко и холодно. Но мне пока удалось не набрать номер, который я до сих пор помню наизусть. Иногда это стоило нечеловеческих усилий, но я справилась. Он был моей большой любовью, но после стольких лет возник в моей жизни совсем не вовремя. И так далее, и так далее, и так далее…


– Уважаемые пассажиры! Пожалуйста, пристегните ремни безопасности. Через несколько минут мы приземлимся в Риме. Температура воздуха тридцать четыре градуса, солнце сияет, день обещает быть жарким. Желаем вам приятного пребывания в Риме. Надеемся снова видеть вас на борту самолетов наших авиалиний.

Время полета прошло так быстро. Через несколько минут я снова окажусь в Риме – без Макса. Шасси самолета касаются итальянской земли, скрипят тормоза, и наш «боинг» медленно катится к воротам, а я включаю свой мобильник. Прошло немного времени, прежде чем он нашел итальянскую сеть, и я слышу «тринь-тринь». Пришло сообщение от Макса!

На мгновение мое сердце замирает, чтобы забиться со скоростью реактивного самолета. На наносекунду я задумываюсь, не стереть ли сообщение, не читая. Резкая боль – подобная зубной боли, которая возникает, когда с жадностью впиваешься в ледяной шарик итальянского мороженого, – пронзает меня. Решиться и прочесть? Или лучше навсегда оставить за бортом этот эпизод моей жизни? И почему, боже мой, у меня все время возникают сомнения и страхи, когда речь заходит о Максе? Я самостоятельна, независима, двумя ногами стою на земле и в жизни, в моей новой жизни! Я не абсолютно счастлива, но и не несчастна. И почему какое-то сообщение выводит меня из равновесия? Скорее всего, меня ожидает очередная байка в стиле мачо или постылая история об Оттильде. А сердечко-то колотится! Я смотрю на соседа. Он сражается со своей сумкой, весь взмок, пятна пота под мышками окрасили его светло-голубую рубашку в синий цвет. Он дышит смесью вина и коньяка, и его живот нависает над ремнем. Мне делается дурно! Наблюдая за ним, я – неосознанно? – открываю сообщение:

Забавно, я сейчас в Риме, первый раз с тех пор. Только приземлился! Буду брать интервью у Берлускони! Но думаю я о тебе, о нас – как и много недель назад. С любовью, Макс

Примечания

1

Мое сердце горит огнем, моя душа как вращающееся колесо, моя любовь жива (англ.).

2

Всем иногда кто-нибудь нужен (англ.).

3

Когда луна встречает солнце, это любовь (англ.)

4

И вот я снова один (англ.)

5

Здравствуйте, добрый день, сеньор! Столик на двоих, пожалуйста (um.).

6

Продается (итал.)

7

О да, так (ит.)

8

Привет! (исп.)

9

Не беспокоить (англ.).

10

Я не знаю, куда я иду, но точно знаю, где я был, веря обещаниям из вчерашних песен (англ).

11

Герман Брод (1946–2001) – голландский рок-музыкант и художник.

12

Я не знаю, где мне место (англ.).

13

Солнечная дорога (фр.).

14

Я – только еще одно сердце, которое нужно спасти, ждущее милости от любви (англ.).

15

Капрезе – салат из помидоров, моцареллы, базилика и оливок, считается традиционным блюдом итальянской кухни из-за сочетания цветов: красный, белый, зеленый.

16

Цацики – густой холодный соус из йогурта, кусочков огурцов и чеснока

17

«Праздник июля» (исп.).

18

И я принял решение, больше не буду тратить времени даром, и снова вот он я (англ.).

19

Вперед! (итал.)

20

Анита Экберг – шведская актриса, секс-символ 50-х годов. В историю кино вошла благодаря роли капризной суперзвезды в фильме Федерико Феллини «Сладкая жизнь».

21

Кит Ричардc – гитарист группы «Роллинг стоунз».

22

Если бы этот танец длился до конца моих дней (англ.).

23

И хотя я ищу ответ, никогда не нахожу, что ищу, Господи, прошу, дай мне силы жить дальше, потому что я знаю, как это – идти одинокой дорогой мечты (англ.).

24

Макс Фриш (!911 – 1991) – швейцарский писатель и архитектор, относится к самым известным авторам послевоенный поры.

25

И я не сдамся до конца своих дней, потому что я знаю, как это (англ.).

26

Работай меньше. Живи больше! (англ.)

27

Единственной (англ.).


home | my bookshelf | | 38 1/2: 1 муж и 2 любовника |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта