Book: Погоня. Тайна доктора Николя. Невидимая рука



Погоня. Тайна доктора Николя. Невидимая рука

Марк Твен, Гай Бутби, Матиас Бодкин

Тайна доктора Николя (сборник)

Марк Твен

Погоня


Погоня. Тайна доктора Николя. Невидимая рука

I

He следует делать ничего дурного, когда на вас смотрят.

Место действия — Вирджиния, время — 1880 год. Свадьба. Красивый, но бедный молодой человек женится на богатой девушке, по-видимому — по любви, поскольку отец невесты, вдовец, изо всех сил противится браку.

Жених, Джейкоб Фуллер двадцати шести лет от роду, происходит из старинной, но пользующейся не очень хорошей славой семьи, не совсем добровольно эмигрировавшей из Седжмура ради выгод короля Иакова, по крайней мере все так говорили — одни со злорадством, другие просто потому, что считали правдой. Красавице невесте девятнадцать лет. Она крупная, сильная, романтичная особа, гордая своим происхождением и страстно влюбленная в жениха. Ради него она поссорилась с отцом, невозмутимо выслушала угрозы последнего и ушла из дома без его благословения, гордая столь решительным доказательством прочности чувства, поселившегося в ее сердце.

На другое утро после свадьбы новобрачную ожидал непредвиденный сюрприз: наотрез отказавшись от всяких нежностей, новоиспеченный супруг повел такие речи:

— Садитесь и слушайте, мне нужно вам кое-что сказать. Я горячо вас любил, когда делал предложение. Отказ вашего отца не мог меня оскорбить, но того, что он говорил вам обо мне, я простить не могу… Молчите! Я знаю, что он говорил! Из верных источников знаю! Между прочим, он сказал, что уже по моему лицу видно, кто я такой: лицемер, изменник, трус и животное, которому ни жалость, ни сострадание не доступны. «Седжмурской породы», как он выразился, настоящий сын каторжника! Другой бы на моем месте застрелил его как собаку. Я и собирался поступить таким образом, но потом мне пришла мысль более счастливая — опозорить его, разбить его сердце, убивать его долго, мучительно, по частям. Как же мне этого достичь? Воздействуя на вас, предмет его обожания! Теперь вы моя жена… И вы увидите, что я с вами сделаю!

С этой минуты на протяжении трех месяцев молодая женщина вынуждена была выносить все унижения, все оскорбления и страдания, какие только изобретательный ум мужа смог придумать, за исключением мучений физических. Гордость заставляла ее скрывать от всех свое положение. Временами сумасбродный муж сам советовал ей пожаловаться отцу, но она всегда отвечала, что только люди «седжмурской породы» могут безжалостно терзать старика, а она, раз сделалась рабой потомка каторжников, считает своим долгом переносить истязания безропотно. Муж может убить ее, но не сломать ее волю. У отпрыска «седжмурской породы» на это сил не хватит.

По прошествии трех месяцев муж сам, по-видимому, убедился в справедливости такого мнения.

— Все я с вами перепробовал, остается лишь одно средство… — как-то раз сказал он многозначительно своей благородной супруге.

— Ну что ж, попробуйте, — с презрением ответила жена.

Поднявшись ночью с постели, Фуллер велел ей встать и одеться. Бедняжка, по обыкновению, молча повиновалась. Он отвел ее за полмили от дома и привязал к дереву, что росло возле дороги, затем ударил бичом по лицу и натравил на нее своих охотничьих собак. Собаки изорвали на несчастной все платье и больно покусали. Тогда он отозвал их и сказал:

— Часа через три вас найдут прохожие и, конечно, разнесут весть по всей округе. И ваш отец наконец узнает о том, что вам пришлось вытерпеть, слышите? А меня вы больше не увидите.

Он ушел, а она подумала: «И от такого-то человека у меня будет ребенок! Дай бог, чтобы это был мальчик!»

Утром фермеры отвязали несчастную. Через некоторое время весть облетела округу. Вся страна поднялась с намерением линчевать преступника, но его давно и след простыл. Молодая женщина вернулась к отцу и вместе с ним стала вести затворническую жизнь, так что с тех пор их никто не видал. Отец таял на глазах, и дочь даже обрадовалась, когда смерть избавила его наконец от невыносимых нравственных мук. Распродав свою землю и имущество, бедная сирота исчезла.

II

В 1886 году в одной из маленьких деревень Новой Англии в скромном домике поселилась молодая женщина с пятилетним сыном. Жили они очень уединенно, никого не принимая. Мясник, булочник и прочие лица, имевшие возможность пообщаться с новыми жителями местечка, могли только сообщить, что фамилия дамы — Стильман, а сына ее зовут Арчи. Откуда они приехали, какова их история — никто не знал. По выговору, впрочем, можно было судить, что они южане. У мальчика не было ни учителей, ни няни, ни товарищей по играм, он целые дни проводил с матерью. Та старательно его воспитывала и была довольна результатами.

Однажды Арчи спросил:

— А что, мама, я очень отличаюсь от других детей?

— Думаю, что ничем не отличаешься. А в чем дело?

— Да вот недавно один мальчик спросил меня на улице, не проходил ли мимо почтальон. Я ответил, что проходил. Тогда он спросил, в котором часу. Я ответил, что не знаю, поскольку почтальона совсем не видел, а только почувствовал его запах на тротуаре. Тогда мальчик назвал меня дураком, высунул язык и убежал. Почему он так сделал?

Молодая женщина побледнела и подумала: «Это у него врожденное — охотничьи собаки дали о себе знать!» Затем прижала сына к своей груди, восклицая: «Сам Бог указывает нам путь!» Глаза ее блеснули непримиримой ненавистью, а в уме закипела деятельная работа.

«Теперь все понятно, — подумала она. — Сколько раз я удивлялась тому, что ребенок хорошо видит в темноте. Теперь понимаю!»

Посадив мальчика на стул, она сказала ему:

— Подожди немножко, милый, я сейчас приду, и тогда мы поговорим.

Затем она прошла в свою спальню, взяла с туалетного столика несколько вещиц и запрятала их по разным местам: ножницы положила под кровать, щетку для ногтей — под шкаф, а костяной ножичек — за рукомойник. Вернувшись вскоре к сыну, мать воскликнула:

— Ах, боже мой! Я забыла взять из спальни кое-что. — Тут она перечислила спрятанные вещи. — Сбегай-ка, дружок, принеси их.

Мальчик почти тотчас исполнил это требование.

— Что же, трудно тебе было их искать? — спросила мать.

— Нисколько: я шел по твоим следам.

Во время его отсутствия мать приблизилась к книжному шкафу, вынула три книги, открыла каждую из них наудачу, провела рукой по страницам, заметила их номера и поставила книги назад. По возвращении сына она сказала ему:

— Пока тебя не было, Арчи, я тут кое-чем занималась. Узнай, чем именно.

Мальчик без всяких колебаний подошел к шкафу, достал те самые книги, которые она вынимала, и раскрыл их на тех же самых страницах. Мать взяла его на руки со словами:

— Вот теперь я могу ответить на твой вопрос. Ты действительно очень отличаешься от других детей. Ты можешь видеть в темноте, обоняешь то, чего другие обонять не могут, одним словом — у тебя способности охотничьей собаки. Обладать ими просто бесценно, только ты никому об этом не говори. Если кто-нибудь узнает, то мальчишки станут тебя дразнить. Обитая среди людей, нельзя ничем от них отличаться, если не хочешь, чтобы над тобой смеялись или тебе завидовали. Твои особенности — божий дар, но ты о них ради меня никому не проговорись.

Мальчик понял, о чем ему сказала мать, и обещал исполнить ее просьбу. Весь остаток дня она посвятила обдумыванию разных планов, которые были один другого мрачнее и ужаснее, но на нее эти страшные фантазии действовали как луч яркого, пусть даже адского света. Молодая женщина была словно в лихорадке, не могла ни есть, ни пить, ни читать, ни работать, а только постоянно на разные лады испытывала вновь открытую способность сына.

«Отец его разбил мне сердце, — думала она. — Столько лет я ломала голову над тем, каким образом ему отомстить. И вот теперь это средство найдено!»

Когда наступил вечер и стемнело, женщина обошла со свечой весь дом, пряча булавки, шпильки, катушки под коврами, в щелях стен, в корзине с углем, а затем послала малыша искать их в темноте, что он и сделал с легкостью, немало гордясь своим искусством. С этого дня жизнь для молодой женщины обрела наконец истинный смысл.

«Я могу теперь спокойно ждать!» — думала она и потому вновь вернулась к музицированию, пению, рисованию, изучению языков — занятиям, которые совсем было забросила. Вновь она стала почти счастлива, вновь почувствовала вкус к жизни. Наблюдая за развитием сына, молодая мать находила в этом удовлетворение, хотя и не полное: мягкость и нежность, присущие его характеру, развивались сильнее, чем черты противоположные. Это был в ее глазах недостаток. Но женщина рассчитывала, что привязанность к матери пересилит в нем природные наклонности. Да и, кроме того, он умел ненавидеть. Это было хорошо. Только будет ли его ненависть такой же стойкой, как привязанность? Если нет, то это было бы плохо.

Прошли годы. Арчи превратился в красивого, атлетически сложенного юношу, благовоспитанного, преисполненного чувства собственного достоинства. Он казался несколько старше своих шестнадцати лет. В один прекрасный день мать заявила, что наконец он достаточно вырос и обладает практически сложившимся характером, чтобы выслушать ее историю и сознательно взять на себя выполнение плана, давно уже ею задуманного. Затем она сообщила ему факты из своей прежней, замужней, жизни, которые уже известны читателям. Арчи был страшно поражен и некоторое время сидел безмолвно, а затем сказал:

— Понимаю, мы южане и по нашему характеру не можем оставить неотомщенным пережитое оскорбление. Я его найду и убью.

— Убьешь? Нет! Смерть есть успокоение, освобождение, смерть есть милость. А заслуживает ли он от нас милости? Волосок с его головы не должен упасть!

— Ты для меня все, мама, — сказал юноша, подумав, — твоя воля — закон. Скажи же, что я должен делать?

— Отправляйся и отыщи его, — сказала мать. — Уже много лет я знаю, где он прячется. Мне это стоило больших хлопот и немалых денег. Он зажиточный рудокоп в Колорадо. Живет в Денвере. Его зовут Джейкоб Фуллер. Впервые произношу это имя с той проклятой ночи! И подумать только, ведь оно могло бы быть твоим, если бы я не постаралась дать тебе другое, более честное! Гони его с насиженного места, гони его отовсюду настойчиво и не переставая! Отрави ему жизнь, внуши ему мистический страх. Лиши его всяких средств и всякой надежды, заставь его искать смерти, сделай из него второго Вечного Жида. Пусть он не знает ни сна, ни покоя. Будь его тенью, преследуй его, пока не разобьешь, не разорвешь в клочки его сердце, как он рвал мое и моего отца.

— Исполню, мама.

— Верю, дитя мое. Приготовления все завершены. Вот тебе аккредитивы, трать не оглядываясь, денег хватит. Тебе предстоит переодеваться, я припасла разные костюмы. Также тебе нужно будет писать письма, составлять объявления — я их заранее заготовила.

С этими словами мать вынула из шкафа кипу печатных листков, на которых крупными буквами значилось:

«10 000 долларов вознаграждения. Есть основания предполагать, что здесь проживает человек родом из восточных штатов, который в 1880 году привязал свою жену ночью к дереву, ударил ее по лицу хлыстом, затравил собаками и сбежал из родных мест. Родственник его жены разыскивает его уже семнадцать лет. Сообщения адресовать … Вышеозначенное вознаграждение будет выдано лицу, которое на словах сообщит местонахождение преступника тем, кто его ищет».

— Когда ты его отыщешь, — продолжала мать, — и познакомишься с его запахом, то приклей ночью это объявление на его доме, а потом еще и в разных местах по городу. Вся округа заговорит об этом. Тогда ты пошлешь ему письмо, в котором обозначишь короткий срок для продажи всего имущества и отъезда из города. Таким образом, перегоняя с места на место, мы его разорим и измучаем, но не сразу, чтобы не повредить здоровью или, сохрани бог, не убить. Вот тебе образчик письма.

Неумолимая мстительница вынула еще несколько листков, тоже печатных, и прочитала один из них:

«Джейкобу Фуллеру.

Даю вам … дней на устройство дел. В течение этого времени, то есть до … часов … дня … месяца, вас никто не побеспокоит, но затем вы должны выехать отсюда. Если вы не исполните этого требования, то на всех стенах будет расклеено объявление с указанием вашего полного имени и описанием всех подробностей совершенного вами злодеяния. Не бойтесь за свою физическую безопасность — никто на нее не посягнет. Вы разбили сердце и жизнь известного вам старика, та же участь уготована и для вас».

— Письмо должно быть без подписи. Нужно, чтобы он получил его раньше, чем узнает о расклеенных объявлениях, — как только проснется. А то убежит сломя голову, даже не захватив с собой денег.

— Не забуду.

— Эта форма письма понадобится только поначалу. А потом, когда ты увидишь, что он подчиняется, достаточно будет посылать ему коротенькие записочки, в таком, например, роде: «Убирайтесь. Даю вам … дней».

— Он послушается! Будь уверена, мама!



III

Выдержки из писем к матери:


«Денвер, 3 апреля, 1897 г.

Несколько дней уже я живу в одной гостинице с Джейкобом Фуллером. Познакомился с его запахом настолько, что узнаю его среди целой пехотной дивизии. Часто вижу его и слышу его голос. Рудники дают ему хороший доход, но все-таки он не богат. Смолоду он занимается рудным делом и был сначала простым рабочим. Веселый малый, выглядит моложе своих сорока трех лет. Больше тридцати шести ему дать нельзя. С тех пор он не женился и слывет вдовцом. Имеет очень много друзей, да и вообще любим всеми. Даже мне очень нравится — должно быть, кровь заговорила. Как слепы и случайны в большинстве законы природы! Из-за этого, как вы, конечно, поймете, задача моя стала труднее, так что и усердия убавилось наполовину. Но я все-таки доведу это дело до конца. Если ненависти убавилось, то о долге своем я помню по-прежнему. Я уничтожу этого человека.

На помощь чувству долга является сознание, что человек, совершивший такое ужасное преступление, ходит безнаказанным. Хотя, должно быть, это послужило ему на пользу, изменив его характер к лучшему. Он, виновник преступления, счастлив, а ты, невинная жертва, страдаешь. Но, будь уверена, он получит свою долю».


«Сильвер-Галч, 19 мая

Ночью 3 апреля я расклеил объявление № 1, а спустя час успел просунуть под дверь его комнаты письмо № 2, назначив срок выезда из Денвера на 11 час. 50 мин. вечера 14 апреля. Той же ночью какой-то ловкий репортер сорвал все мои афиши, так что утром только одна газета — самая распространенная — поместила на своих страницах это объявление, добавив к нему громадную статью о нашем враге и даже пообещав, со своей стороны, еще тысячу долларов за его поимку. Да, здешние газеты умеют делать дело!

За завтраком я занял свое обычное место — недалеко от папы Фуллера, так что мог видеть и слышать его. В столовой находилось от семидесяти пяти до ста человек, и все говорили только об этом деле, высказывая пожелания, чтобы злодей был скорее найден и страна так или иначе избавилась бы от его присутствия.

Фуллер вошел с газетой и моим письмом в руках, и мне, признаюсь, тяжело было его видеть — до такой степени он сразу постарел и осунулся. Веселости и в помине не осталось. И в этом-то настроении, подумай, мама, что он должен был выслушать! Ближайшие его друзья ему же в глаза ругали негодяя в выражениях, заимствованных из словаря самого Сатаны! Он даже вынужден был соглашаться с оценкой собственного своего поведения и одобрять самые жестокие меры расправы с подлецом, о котором шла речь. Одобрение это было, однако, очень натянуто — на мой взгляд, по крайней мере. Есть он ничего не мог, только делал вид и в конце концов сказал:

— Должно быть, родственник несчастной женщины сидит тут же, среди нас, и слышит, как мы отзываемся о подлом виновнике ее несчастий. Желал бы я, чтобы это было так.

Ах, мама! Жалко было наблюдать, как Фуллер подмигнул при этих словах и боязливо оглянулся. Больше он выдержать не мог и ушел. В тот же день он стал распространять слухи, что будто бы купил новые рудники в Мексике, хочет лично заняться их разработкой и потому продает все свое имущество. Разыграл он роль прекрасно! Объявил, что желал бы получить за это имущество сорок тысяч долларов с рассрочкой выплаты на два года, но ввиду нужды в наличных деньгах продаст его, пожалуй, и за тридцать тысяч, только без рассрочки. Эту сумму ему, конечно, сейчас же дали, причем он удивил покупателя тем, что вместо золота или переводов на Нью-Йорк потребовал уплаты ассигнациями, объясняя это тем, что человек, у которого он покупает рудники, будучи настоящим янки, падким на всевозможные спекуляции, предпочитает получить капитал в возможно компактном виде. Это всем показалось странным, поскольку переводы удобны не менее ассигнаций, однако поговорили да и перестали — в Денвере ни о чем долго не говорят.

Все это время я следил за ним. С тех пор как сделка по продаже состоялась и 11 числа деньги были уплачены, я уже не выпускал его из виду ни на минуту. Этой же ночью, то есть, собственно говоря, 12 числа, поскольку дело было после полуночи, я проследил за ним до его комнаты (за три двери от моей, в том же коридоре), потом пошел к себе, переоделся рабочим, загримировался, взял дорожную сумку с необходимыми вещами, приотворил дверь и стал ждать, сидя в темноте. Спустя полчаса по коридору прошла старушка с мешком. Я последовал за ней, потому что благодаря своему чутью узнал в ней Фуллера. Выйдя через задний ход из гостиницы, он повернул в пустынную улицу, я за ним. Пройдя несколько кварталов, он сел в парную карету, очевидно, его поджидавшую, а я без всякого приглашения поместился на запятках, и мы поехали. Удалившись миль на десять от города, карета остановилась возле небольшой железнодорожной станции, Фуллер вышел, расплатился с извозчиком и сел под навесом на скамеечку, подальше от фонаря, а я прошел в здание станции и устроился у кассы. Фуллер, однако, не взял билета, и я не стал. Когда поезд прибыл, он вошел прямо в вагон, и я также, только с другого конца. Когда кондуктор подошел к нему за оплатой проезда, я, притворившись, что ищу места, приблизился к ним, чтобы услышать, до какой станции он берет билет, и потом взял билет до той же станции, удаленной миль на сто к западу.

С этой минуты мы с ним целую неделю кружили по железной дороге, мало-помалу продвигаясь все дальше на запад. Из старушки он превратился в такого же рабочего, как и я, только с большими накладными усами. Разыгрывал он эту роль великолепно, поскольку в самом деле был когда-то простым рабочим. Ближайший друг не узнал бы его, да и я узнавал его только по запаху.

В конце концов мы остановились здесь, в маленьком горном поселке в Монтане. Он снял себе хибарку, а я остановился на постоялом дворе для рабочих. Ужасное место: блохи, грязь — гадость. Он ни с кем не знакомится и каждый день уходит на поиски участка. За четыре недели я видел его только один раз, но каждую ночь выслеживаю по запаху и обхожу по следам. Когда он снял себе жилище, я съездил в соседний город, миль за пятьдесят, и телеграфировал оттуда в Денвер, в гостиницу, попросив хранить мои вещи до востребования. Здесь мне ничего не нужно, кроме нескольких перемен белья, которое я с собой захватил».


«Сильвер-Галч, 12 июня

Слухи из Денвера сюда не доходят, должно быть. Я познакомился почти со всеми обитателями поселка, и никто из них не упоминал о том приключении. При подобном положении дел Фуллер может здесь чувствовать себя в безопасности. Он занял участок милях в двух от местечка, в самом глухом месте, и усердно работает. Но как он изменился! Весельчак и любитель хорошей компании, он теперь перестал смеяться и ни с кем не сходится. Я несколько раз встречался с ним — одинокий, потерянный, едва бредет. Здесь он называет себя Дэвидом Уилсоном.

Я уверен, что он останется здесь до тех пор, пока мы его не побеспокоим. Если вы непременно хотите, то я его, конечно, прогоню отсюда, хотя не знаю, может ли он стать еще несчастнее. Теперь съезжу в Денвер, отдохну немного от всяческих лишений — поем хорошенько, высплюсь на мягкой постели, потом заберу вещи и начну опять травить папу Фуллера, то бишь Уилсона».


«Денвер, 19 июня

Здесь о нем все жалеют, надеются, что в Мексике ему будет хорошо. Вообще он пользуется искренним и всеобщим сочувствием. Мне, признаюсь, тоже его жаль. На моем месте и вы бы его пожалели. Да, я знаю, вы скажете, что если бы я был на вашем месте и носил в своем сердце такие же воспоминания о нем… Будь по-вашему, сегодня вечером вернусь в Сильвер-Галч…»


«Денвер, 20 июня

Прости нас Бог, матушка, мы преследуем совсем не того человека! Я всю ночь не спал! Теперь жду не дождусь утреннего поезда.

Вообразите, что этот Джейкоб Фуллер — двоюродный брат нашего! Как мы не подумали, что последний неминуемо должен был изменить имя после своего варварского поступка с вами! Денверский Фуллер на четыре года моложе нашего. Он сюда приехал в 1879 году молодым вдовцом двадцати одного года от роду — значит, еще за год до вашего замужества. Вчера я говорил с его близкими друзьями, знающими его со дня приезда. Я ничего им не сказал, но немедленно уезжаю, с тем чтобы вернуть его в Денвер и вознаградить за все потери. Устрою пир на весь мир. „Мальчишество“, — скажете вы. Ну так что же! Я ведь и есть мальчишка, это моя привилегия. Кстати, больше таким мальчиком не буду».


«Сильвер-Галч, 3 июля

Матушка, он исчез, не оставив никаких следов! Даже запах его улетучился. Я слег от потрясения и сегодня впервые встал с постели. Не будь я мальчиком — легче бы переносил удары судьбы… Все думают, что он уехал на запад. Часа через три сажусь в вагон. Сам еще не знаю, куда поеду, но сидеть на месте не могу.

Уж конечно, он переоделся и изменил имя, так что теперь я могу объездить хоть весь земной шар и не найти его. Я, признаюсь, этого и ожидаю. Вот как судьба-то нами играет, мама, — теперь я превращаюсь в Вечного Жида! А мы готовили эту роль для другого — потеха, право!

Подумайте, с какими затруднениями я должен встретиться! А ведь если бы можно было поместить объявление в газетах, так все бы уладилось. Я измучился, придумывая такую форму объявления, которая его бы не испугала: „Если джентльмен, купивший недавно рудники в Мексике и продавший таковые в Денвере, пришлет свой адрес (кому, мама?), то ему объяснят, что все прошлое было ошибкой, попросят у него прощения и вознаградят за все потери“. Но ведь он подумает, что это ловушка! Всякий бы так подумал. Может быть, прибавить: „Теперь стало известно, что он не тот, которого искали, а лишь однофамилец“ — будет ли этого достаточно? В Денвере, однако, все поймут, о ком идет речь, вспомнят об ассигнациях и скажут: „Зачем же он убежал, если знал, что ищут не его? Это как-то подозрительно“.

Между тем если я его не найду, то он разорится и погибнет от одного беспокойства. Вы умнее и опытнее меня — скажите, что делать? У меня есть одна ниточка, самая маленькая: я знаю его почерк. Если он где-нибудь напишет свое имя — хотя бы фальшивое — и не очень изменит руку, то я его найду».


«Сан-Франциско, 28 июня, 1898 г.

Вы уже знаете, как тщательно я обыскал все штаты от Колорадо до Тихого океана, как я чуть было его не поймал. Ну, а вчера опять случилось то же самое. Я напал на улице на его свежий след и дошел по нему до дешевенькой гостиницы, но оказалось, что он только что из нее выехал, прожив десять дней. Значит, я ошибся направлением! Собака бы этого не сделала, а я лишь чутьем похож на собаку, по глупости же — настоящий человек.

В гостинице мне сказали, что этот постоялец отправился путешествовать, адреса не оставил и не сообщил, куда едет, мало того — он испугался, когда услышал этот вопрос. Багажа с ним не было — только маленький чемодан. Пришел и ушел он пешком. „Скупой старичок — не великая потеря для гостиницы“. Старичок! Воображаю, как он состарился! Понимаю также, почему он не задерживается долго на одном месте. Подписывается он все тем же именем „Джеймс Уокер“, под которым я чуть было не поймал его девять месяцев тому назад. Не любит, должно быть, менять имена. Почерк также не подделывает — я сразу его узнал.

Выслушав все подробности о нем, я бросился опять по следу, назад и пришел… к пристани! Вообрази, мама, дым парохода, на котором он уехал, еще виднелся вдали! Если бы я сразу пошел по следу в надлежащем направлении, то поспел бы на этот пароход или догнал бы его в прибрежных водах. Но теперь я по крайней мере знаю, куда он отправился, — в Мельбурн».


«Хоп-Кэнон, Калифорния, 3 октября, 1900 г.

Вы действительно имеете право жаловаться: по одному письму в год — слишком мало. Но о чем же писать, когда всюду меня ждут только неудачи? Самому тошно смотреть на свет божий!

Я вам писал — как давно это было, — что уже не застал его в Мельбурне и несколько месяцев гонялся за ним по всей Австралии. Затем мы перебрались в Индию; я почти увидел его в Бомбее, оттуда по его следам отправился в Бароду, Роял-Пинди, Лукнов, Лахор, Аллахабад, Калькутту, Мадрас — одним словом, всюду. Неделя за неделей, месяц за месяцем, по пыли и грязи, постоянно я шел следом за ним, иногда очень близко, и таким образом вплоть да Цейлона. А оттуда… но, все равно, не стоит перечислять.

В конце концов, побывали мы с ним в Калифорнии, поехали в Мексику и затем опять вернулись в Калифорнию. С первого января и по сей день я охочусь за ним по всему штату. Почти уверен, что он где-то неподалеку от Хоп-Кэнона. Я следил за ним на протяжении тридцати миль отсюда, а затем потерял след. Должно быть, он сошел с поезда где-нибудь в необычном месте.

Теперь я отдыхаю, время от времени пытаясь отыскать потерянный след. Я ведь страшно устал, мама, и временами совсем теряю силы. Но здешние рудокопы — славные ребята, и общение с ними сильно меня поддерживает. Живу здесь уже целый месяц вместе с неким Самми Хильером, двадцатипятилетним малым и единственным сыном у матери, подобно мне. Он страшно ее любит и пишет ей каждую неделю (это уж не совсем на меня похоже, хотя я люблю тебя не меньше). Застенчивый юноша, пороху не выдумает, но всеми любим. Весел, добр, деликатен, успокоительно действует на нервы, прекрасный товарищ. Хотел бы я, чтобы „Джеймс Уокер“ имел такого сына. Он ведь любил общество, да и сам был похож по характеру на моего Самми, когда жил в Денвере. Как подумаю, что это я испортил ему жизнь!

Сердце у Хильера лучше, чем у меня, да и у кого бы то ни было в здешнем поселке, потому что лишь он один дружен с Флинтом Бакнером, черной кошкой нашей общины. Зная историю Флинта, Самми говорит, что горе сделало последнего таким, каков он есть, и что нужно быть к нему снисходительным. Между тем только очень щедрое сердце может быть способно на такую снисходительность, если все слухи о характере Флинта справедливы. Одной этой черты достаточно для того, чтобы дать вам верное понятие о моем милом Самми. Однажды он сказал мне: „Флинт — мой родственник и только со мной вполне откровенен. Я удивляюсь, как он жив до сих пор, хотя гораздо моложе, чем кажется. Более несчастного человека свет не создавал. Давным-давно он утратил свой душевный мир и с тех пор не знает, что такое спокойствие. Часто говорит, что не прочь даже оказаться в аду, лишь бы избавиться от земных мук“».

IV

Настоящий джентльмен никогда не скажет голой правды в присутствии дам.

Теплое раннее утро в первых числах октября. Сирень и ивы, позолоченные осенним солнцем, — как волшебные мостики, перекинутые чадолюбивой природой для бескрылых существ. Лиственницы и гранатник высоко кверху простирают свои ветви. Дурманящий запах бесчисленного количества разнообразных цветов переполняет воздух. Далеко на совершенно чистом небе рисуется силуэт одинокого ястреба, точно заснувшего, раскинув свои крылья. Тихо и ясно, мир божий царит на земле.

Время — октябрь 1900 года, место — Хоп-Кэнон, серебряный рудник в долине Эсмеральды, очень высоко лежащее, уединенное, недавно образовавшееся поселеньице. Обыватели надеются найти тут богатую руду, но пока дела идут так себе; через год или два вопрос этот окончательно будет решен. Состав населения — человек двести рудокопов, одна белая женщина с ребенком, несколько китайцев, занимающихся стиркой белья, пять скво — индейских женщин и с дюжину бродячих индейцев в измятых пробковых шлемах, костюмах из кроличьих шкур и с оловянными ожерельями на шее. Мельниц еще нет, так же как нет ни церкви, ни газеты. Поселок существует всего два года, прославиться еще не успел и мало кому известен.

По обоим берегам заросшего камышом ручья стенами поднимаются горы в три тысячи футов высотой, а вдоль этих берегов змеится поселок — ряды без всякого порядка разбросанных хижин и шалашей, которых солнце касается только раз в день при своем прохождении через меридиан. Поселок тянется мили на две, но хижины стоят на удалении одна от другой. Таверна представляет собой единственный дом, поскольку лишь она построена из рубленых бревен. Она занимает центральное положение и по вечерам служит местом сбора для всех обывателей. Они там пьют, играют в карты, в домино и даже в бильярд, хотя сукно все изорвано и склеено пластырем; киями служат простые палки, шары расколоты, трещат, когда катятся, и останавливаются вдруг, а не постепенно. Игра на таком бильярде доведена до первобытной простоты — человек, с одного удара положивший шар в лузу, считается выигравшим и имеет право даром выпить кружку пива или рюмку водки.

Шалаш Флинта Бакнера был самым крайним на южном конце поселка, а его рудный участок находился с противоположной стороны, северной. Флинт ни с кем почти не сближался; люди, пробовавшие познакомиться с ним, скоро раскаивались в этом намерении и отставали. Биографии его никто хорошенько не знал, и многие сомневались в том, что даже Самми она известна. Сам Хильер, впрочем, говорил, что ничего не знает, особенно когда его спрашивали малознакомые люди. Флинт делил жилище с англичанином, вялым юношей лет шестнадцати, с которым обращался весьма грубо как наедине, так и на публике. Фетлок Джонс, так звали этого юношу, рассказывал, что встретился с Флинтом на работах и, не имея ни роду, ни племени, ни состояния, ни опытности, предпочел работать на Бакнера из-за жалования, состоявшего из ветчины с бобами. Больше он ничего сообщить не мог.



С месяц уже прожил Фетлок на таком рабском положении, однако его внешняя вялость и апатия скрывали медленно разгорающееся пламя гнева за обиды и унижения, которым подвергал его хозяин. Подобные этому юноше люди особенно страдают от таких обид, гораздо больше, чем люди мужественные, способные вспылить, дать сдачи и тем уменьшить свое душевное напряжение. Добродушнейшие из обывателей поселка решили принять участие в судьбе Фетлока и попробовали переманить его от Бакнера, но мальчик боялся и думать об этом. Пат Райли долго его урезонивал: «Да бросьте вы этого проклятого скрягу, переходите ко мне и ничего не бойтесь: я с ним справлюсь».

Мальчик со слезами на глазах благодарил сердобольного рудокопа, но отказывался, говоря, что «не смеет рискнуть». Он боялся, что Флинт поймает его как-нибудь ночью, и тогда… «О, мистер Райли, я уж и теперь дрожу при одной мысли об этом!» Другие предлагали: «Да бегите вы от него. Мы вас спрячем и переправим куда-нибудь на морское побережье». Но все эти предложения были отклонены. Мальчик опасался, что Флинт его поймает и приведет назад из одного только самодурства.

В конце концов все отступились от уговоров, а между тем бедствия мальчика стали невыносимы. Если бы кто-то мог подсмотреть, как он проводит свободное время, тот понял бы причину его выносливости. Бедняга спал в маленьком шалашике рядом с хижиной Флинта и там ночами напролет разжигал в себе ненависть к последнему и придумывал средства извести его так, чтобы самому не попасться. Эти думы были единственной отрадой в его беспросветной жизни, а часы — единственным временем в течение суток, которого он едва мог дождаться.

Сначала он подумал об отравлении. Но нет, это не годилось — следователь докопается, откуда появился яд и кто его добывал. Затем ему пришло в голову застрелить Флинта сзади, когда тот, по обыкновению, будет возвращаться ночью домой, но кто-нибудь может услышать выстрел и захватить убийцу на месте преступления. Не лучше ли зарезать тирана сонного? Но если Флинт не сразу умрет, так от него уже не убежишь. Одним словом, как ни прикидывал несчастный Фетлок, ни одно средство не годилось, потому что каждое из них заключало в себе элемент случайности, возможности попасться, риска, а на риск мальчик способен не был.

Зато он был терпелив, феноменально терпелив. «Спешить некуда, — думал он, — тот же случай может явиться на помощь. Стоит лишь подождать, а до тех пор терпеть и стыд, и боль, и нужду». Да, должен же он когда-нибудь дождаться случая совершить убийство, не оставив никаких следов, ни малейшей завязки для следователя, а тогда… О, тогда! Ради одной этой минуты стоит жить и терпеть! Пока же следует поддерживать свою репутацию пугливого, нерешительного мальчишки и никому никогда не жаловаться на притеснения.

За два дня до вышеупомянутого октябрьского утра Флинт купил кое-какие припасы и с помощью Фетлока перенес их домой. Ящик со свечами они поставили в угол, жестяную коробку с охотничьим порохом — на ящик со свечами, бочонок с минным порохом — под кровать Флинта, а большой сверток фитиля повесили на гвоздь. Из этих приготовлений Фетлок заключил, что патрон его собирается приступить ко взрыванию скал. Он видел, как это делается, но лично никогда в таких делах не участвовал.

Заключение мальчика оказалось справедливым — тем октябрьским утром они с Флинтом отправились в шахту, захватив с собой сверло, порох и фитиль. Шахта теперь достигала восьми футов в глубину, и спускаться в нее надо было по коротенькой лесенке. Добравшись до места, они принялись за работу. По приказанию хозяина Фетлок должен был держать сверло, а Флинт колотить по нему молотом. Отдав приказание, последний и не подумал объяснить новичку, как следует обращаться с инструментом, а потому при первом же ударе сверло вылетело из рук помощника.

— Ах ты чертов сын! Разве так держат сверло? Подними его! Наставь опять да держи крепче! Я тебя выучу, проклятая собака!

Через час сверление было кончено.

— Ну, заряжай теперь мину!

Мальчик бросился к пороху.

— Идиот!

Тяжелая пощечина бросила Фетлока на землю.

— Вставай, гадина! Не валяться же тебе целый день. Сначала заложи фитиль, дурья голова, а теперь сыпь порох… Держи, держи, скотина! Что ты, полную скважину, что ли, хочешь насыпать? Экая дубина! Ну, замазывай глиной, забивай крепче! Стой! Стой! Ах ты, рохля! Пошел прочь!

Флинт принялся забивать мину сам, все время ругаясь как безумный. Затем зажег фитиль, выскочил из ямы вместе с мальчиком и отбежал от нее ярдов на пятьдесят. Спустя несколько минут тревожного ожидания в шахте раздался взрыв, и туча обломков породы вместе с дымом высоко взлетела в воздух. Немного погодя послышался шум падающих на землю камней, и затем все опять стихло.

— Засадить бы тебя туда! — сказал хозяин.

Вернувшись в шахту, они очистили ее от мусора, просверлили новую скважину и заложили еще одну мину.

— Эй ты! Гляди! Сколько ты хочешь истратить фитиля? Разве не знаешь, сколько времени он горит?

— Не знаю, сэр.

— Он не знает! Никогда такого дурака не видывал!

Затем Флинт выпрыгнул из ямы и крикнул:

— Ну что же ты, идиот? Целый день что ль там сидеть будешь? Отрежь фитиль и зажги его!

— Если позволите, сэр, я… — начал было мальчик дрожа.

— Поговори еще! Режь и зажигай!

Мальчик повиновался.

— Ах, чтоб тебя черт! Одноминутный фитиль! Оставайся же там!

Флинт схватил лестницу и бросился бежать, оставив подручного в яме.

— Помогите! Помогите! Спасите! — начал кричать тот, прижавшись к стене так плотно, как только мог.

Шипенье фитиля перепугало его чуть не до потери сознания. Бедняга замолк и стоял ни жив ни мертв, ожидая через несколько секунд, казалось, неминуемой смерти от взрыва. Затем на него вдруг нашло вдохновение. Он прыгнул к фитилю, потушил его на расстоянии одного дюйма до заливки и таким образом спасся.

Дорого же ему, однако, обошлась его храбрость. Повалившись на землю, мальчик лежал на ней совершенно обессиленный и только бормотал про себя:

— Ладно! Сам научил! Теперь знаю, что делать. Стоило только подождать, и средство само нашлось!

Минут через пять Бакнер тихонько подкрался к шахте, заглянул в нее с беспокойством и сразу понял, в чем дело. Затем он опустил лесенку. Мальчик едва смог взобраться по ней и так ужасно выглядел, что тронул даже сердце своего угнетателя.

— Ну, хорошо, что так обошлось, — сказал последний, — больше никогда никому не груби. И поменьше мели языком! А то я рассердился и не понимал, что делаю. Простая случайность, конечно. Ишь ты как измучился! Довольно на сегодня работать. Ступай домой, поешь и отдохни! Чего на свете не бывает, особенно когда рассердишься.

— Я сильно испугался, — сказал мальчик, — зато и выучился кое-чему. Но ничего, пустяки!

«Быстро утешился! — подумал Флинт после ухода мальчика, следя за ним глазами. — Расскажет или нет?.. Пожалуй, еще дернет его черт рассказать… Жаль, что не разорвало…»

Вернувшись домой, мальчик не воспользовался, однако, свободным временем для того, чтобы отдохнуть. Он употребил это время на лихорадочно поспешную и радостную для него работу. Весь склон горы, до самой хижины Флинта, был покрыт густыми зарослями различных кустарников. Часть задуманного Фетлок выполнил в этих зарослях, а часть — в своем шалаше.

Когда все было готово, он сказал самому себе: «Если он боится, как бы я не пожаловался на него, то к завтрашнему дню этот страх пройдет. Он увидит, что я все такая же размазня, каким был всегда. А послезавтра я с ним покончу, и никто никогда не узнает, как и кем это было сделано. А всего страннее то, что он сам же и научил меня, на свою голову».

V

Следующий день пришел и истек. Настала полночь, и вот в мире зарождается новый день. Действие происходит в бильярдной комнате таверны. Огрубевшие мужчины — в неряшливой одежде, измятых шляпах, брюки заправлены в сапоги, иные в жилетах, но все без курток — толпятся у раскаленной железной печки, обогревающей их всех. Бильярдные шары трещат и стукаются друг об дружку, других звуков — внутри таверны, по крайней мере — не слышно, а снаружи ревет буря. Публика скучает и точно ждет чего-то. Суровый широкоплечий рудокоп средних лет с седеющими усами и подозрительным взглядом поднимается, вешает на руку моток фитиля, собирает еще кое-какие свои пожитки и, ни с кем не простившись, уходит. Это и есть Флинт Бакнер.

Как только дверь за ним затворилась, все оживляются.

— Аккуратнейший человек! — восклицает кузнец Джек Паркер. — Хоть часы по нему сверяй.

— Это, кажется, единственная его добродетель, насколько я знаю, — бормочет Питер Хоус, рудокоп.

— Пятно на нашей компании, — многозначительно поглядывая на трактирщика, говорит Фергюсон, поверенный поставщика припасов. — Будь я здесь хозяином, я бы заставил его объясниться или выгнал вон.

Трактирщик предпочитает не слушать: тот, о ком говорят, принадлежит к числу посетителей очень выгодных, так как ежедневно напивается в таверне допьяна.

— А что, ребята, — спрашивает Хэм Сэндвич, молодой рудокоп, — угостил ли он когда-нибудь хоть кого-то из вас?

— Это он-то?! Флинт Бакнер? Держи карман шире!

Эти саркастические замечания завершились не менее саркастическим смехом всей компании. После короткой паузы рудокоп Пат Райли прибавил:

— Загадочный тип! Вот и мальчишка у него такой же. Никак не могу раскусить их.

— Да и никто этого не может, — сказал Хэм Сэндвич. — Они одной породы! Оба какие-то таинственные. А что вы скажете о третьем? Та еще загадка! Первых двух за пояс заткнет!

Все подхватили это восклицание, кроме одного человека, некоего Петерсона, недавно прибывшего в поселок. Заказав всем выпивку, он спросил, кто же этот третий. Все единогласно воскликнули:

— Арчи Стильман!

— Разве Арчи Стильман — загадочный человек? — спросил Петерсон.

— Стильман-то? — повторил Фергюсон. — Да по сравнению с ним четвертое измерение — пустяк!

Фергюсон был ученый человек. Петерсон пожелал узнать все подробности относительно Арчи Стильмана, каждый из присутствующих тоже начал их требовать. Все заговорили разом, так что трактирщик вынужден был вмешаться и призвать посетителей к порядку. Он налил всем водки и посоветовал Фергюсону взять на себя обязанности рассказчика. Фергюсон начал:

— Ну, что мы о нем знаем? Разве только то, что он молод собой. Пытайте его сколько угодно — ничего не выпытаете: ни откуда он, ни чем занимается, ни какие у него намерения — никто не знает. А уж что касается его таинственных способностей, так о них лучше вообще не заикаться. Попробуйте спросить у него об этом — он тотчас же переменит тему разговора. Можете строить догадки, коли хотите, — толку все равно не выйдет.

— Что же у него за таинственные способности?

— Не то у него зрение какое-то особенное, не то слух, не то это инстинкт какой-то или колдовство — кто его знает. Попробуйте сейчас исчезнуть и спрячьтесь где хотите, как бы это ни было далеко, — он пойдет прямо туда, где вы спрятались, и ткнет в вас пальцем.

— Не может быть!

— Да уж поверьте! Погода ему нипочем, день ли, ночь ли — ничего этого он даже не замечает.

— Что вы говорите! А в дождь, в снег, в полной темноте?

— Говорю же вам, что для него это безразлично.

— Ну, а туман? Неужели и туман ему нипочем?

— Эк сказали! Туман! Для его глаз тумана не существует.

— Ребята, что он мне тут заливает?

— Истинная правда! — воскликнули все хором. — Продолжай, Фергюсон.

— Например, сэр, вы можете оставить его тут, с ребятами, а сами отправитесь в любой дом, откроете любую книгу — да, сэр, любую, — заметите в ней какую хотите страницу, а он пойдет потом прямо к тому самому дому, откроет ту книгу на той самой странице и никогда не ошибется!

— Да что он — сам дьявол?

— Многие из нас так думают. Вот я вам сейчас расскажу, что он как-то раз сделал…

В эту минуту снаружи послышался сильный шум, дверь чуть не слетела с петель, и в комнату ворвалась толпа взволнованных людей под предводительством единственной белой обитательницы поселка, которая отчаянно причитала:

— Ребенок! Ребенок! Я дочку потеряла! Ради бога, скажите, где Арчи Стильман? Мы его никак отыскать не можем!

— Присядьте, присядьте, миссис Хоган, — сказал трактирщик, — и не горюйте. Часа три тому назад он вернулся усталый из своей обычной погони по следам и попросил себе отдельную комнату. Теперь он спит здесь, наверху. Хэм Сэндвич, сбегайте-ка да разбудите его, он в номере четырнадцать.

Через несколько минут Арчи был уже в бильярдной и расспрашивал у миссис Хоган подробности происшествия.

— Да какие же подробности, миленький, никаких нет! Я положила ее спать в семь часов вечера, через час вернулась — а ее уж и след простыл! Я побежала к вам, золотце, а вас дома нет, и вот с тех пор мы обегали весь поселок, все вас искали. Наконец-то, слава богу, нашли! Теперь вы и дочку мою отыщете, только идемте скорее!

— Ступайте вперед, сударыня, а я за вами. Сначала к вам, в ваш дом.

Вся компания повалила за ними, а при выходе из таверны к ней присоединилась толпа, ожидавшая снаружи, — до сотни здоровенных парней, из коих многие были с фонарями. Разделившись на кучки по три-четыре человека в ряд, процессия быстро дошла до хижины миссис Хоган.

— Вот ее кроватка, — сказала последняя, — тут она и лежала, а уж где она теперь, миленькие мои, бог весть!

— Дайте-ка сюда фонарь, — велел Арчи, затем стал на колени и сделал вид, что внимательно рассматривает пол.

— Видите, вот ее следы, — продолжал он через некоторое время, указывая на разные места.

Кое-кто из присутствующих тоже встал на колени, чтобы получше рассмотреть. Несколько человек даже увидели что-то, но большинство в сомнении покачивали головами и говорили, что на досках пола едва ли можно разглядеть чьи-либо следы, а уж особенно детские. Стильман между тем вышел из хижины и, держа фонарь над самой землей, повернул влево.

— Теперь я знаю направление, — сказал он, — возьмите кто-нибудь фонарь.

Затем он быстро пошел вперед, сопровождаемый чуть ли не всеми обитателями поселка. Так прошли с милю. Дойдя до равнины, густо заросшей кустарником, Стильман остановился.

— Погодите! — сказал он. — Здесь надо осмотреться, а то еще собьемся со следа.

Он опять поставил фонарь на землю и, осмотрев ее на расстоянии двадцати ярдов, сказал:

— Все в порядке, идем дальше!

С четверть мили шел он по кустарнику, забирая все вправо, затем опять осмотрел землю и повернул влево. После нескольких таких поворотов Арчи остановился и сказал:

— Вот здесь она сидела, бедняжка, — устала, должно быть. Подержите-ка фонарь! Видите место, где она сидела?

Но на твердой, отполированной поверхности слюдистого сланца никто ничего увидеть не мог. Несчастная мать упала на колени и как безумная стала целовать то место, все время причитая.

— Где же она все-таки? — спросил кто-то. — Очевидно, что здесь ее нет.

Арчи опять взял фонарь и стал осматривать землю, но и он спустя некоторое время встал в тупик.

— Не понимаю, — сказал он. — Она была здесь — это точно, но она отсюда никуда не уходила — это так же точно. А между тем ее здесь нет! Не понимаю!

Тогда мать пропавшей девочки вновь заголосила:

— Ах, Матерь Божья! Ах, святые угодники! Ее, видно, крылатое чудовище унесло! Я никогда больше не увижу мою девочку!

— Не переживайте, — успокоил ее Арчи, — мы ее найдем! Не унывайте, сударыня!

— Да благословит тебя Бог за эти слова, Арчи Стильман! — И мать, схватив руку юноши, с жаром ее поцеловала.

В этот момент Петерсон, новичок, насмешливо зашептал на ухо Фергюсону:

— До чего же ловкое представление ты разыграл — отыскать это место! Хотя стоило ли тащиться в такую даль? Любое другое место подошло бы с тем же успехом, нет?

Фергюсона возмутили эти намеки, и он запальчиво возразил:

— Выходит, по-твоему, ребенка здесь вовсе не было? А я говорю — был, и если ты нарываешься на неприятности, то…

— Ладно! — воскликнул вдруг Арчи Стильман. — Идите сюда, взгляните! Он же все время был у нас перед самым носом, а мы его не заметили!

Толпа ринулась к месту, где якобы отдыхал ребенок, и много пар глаз тщетно пытались разглядеть что-либо там, куда указывал палец Арчи. Последовала пауза, завершившаяся всеобщим вздохом разочарования. Затем Пат Райли и Хэм Сэндвич в один голос воскликнули:

— О чем ты, Арчи? Тут же ничего нет!

— Ничего? А это, по-вашему, что? — И Арчи быстро обвел пальцем какой-то контур. — Ну, теперь узнаете? Это же след индейца Билли! Ребенок у него.

— Благодарение Господу! — вскрикнула мать.

— Возьмите фонарь, — распорядился Арчи. — Я знаю, куда идти. За мной!

Он пустился бегом, то исчезая в зарослях полыни, то вновь появляясь, и, пробежав ярдов триста, скрылся за песчаным холмом. Остальные тронулись вслед за ним и вскоре нагнали его. Он стоял и ждал их. В десяти шагах виднелась какая-то лачужка — серая бесформенная груда из тряпья и старых попон; сквозь ее щели мерцал едва заметный свет.

— Идите вперед, миссис Хоган, — сказал юноша, — вы по праву должны войти первой.

Все кинулись наперегонки с миссис Хоган к скромному жилищу индейца Билли и одновременно с ней увидели все, что происходило внутри: индеец Билли сидел на земле, возле него спал ребенок. Мать, ворвавшись в лачугу, сжала дитя в порывистом объятии, заключив в него и Арчи Стильмана, и, залившись благодарными слезами, сдавленным, прерывающимся голосом обрушила на юношу целый поток славословий и нежных эпитетов из той неисчерпаемой сокровищницы, какую являет собой ирландское сердце.

— Я — она — находить близко, — рассказывал индеец Билли, — она там спать, очень много устала, лицо мокрое. Думать, плакала. Я приносить домой, кормить, она очень много голодная, потом снова спать.

Обезумевшая от счастья мать в безграничной благодарности, презрев все ранги, облобызала и индейца Билли, назвав его «ангелом Господним в ином обличье». Индеец Билли действительно был «в ином обличье», о чем красноречиво свидетельствовало его одеяние.

В половине второго ночи все участники шумной процессии вернулись в поселок, распевая «Когда Джонни идет домой» и размахивая фонарями. Затем все собрались в трактире, так что начало утра превратилось в конец веселой ночи.

VI

На следующее утро по всему поселку молнией разнеслось неожиданное известие: в таверне остановился в высшей степени приличный джентльмен, указав в книге для проезжающих известное всей Америке имя: Шерлок Холмс. Новость эта передавалась из хижины в хижину, с участка на участок. Все бросали работу и спешили к тому месту, на котором теперь сосредоточился общий интерес. Какой-то рудокоп, проходя мимо участка Пата Райли, находившегося рядом с участком Флинта Бакнера, крикнул тому об удивительной новости. Услышав имя Холмса, Фетлок Джонс вздрогнул и пробормотал про себя:

— Дядя Шерлок!.. Вот принес черт не вовремя.

Подумав немного, он, однако, успокоился.

— Разве я не знаю, что он удачно открывает только те преступления, которые сам же заранее задумал да нанял или подговорил кого-нибудь исполнить… А тут, сэр, дело будет сделано чисто! Не подкопаетесь! Нет, сэр, все уже готово, и следов никаких не будет. Или открыться ему? Да нет, это было бы слишком рискованно. И без его помощи Флинт Бакнер переселится сегодня в лучший мир. Будьте уверены! Вот только не захотел бы дядя Шерлок поговорить со мной сегодня о домашних делах, — продолжал Фетлок, подумав немножко. — А мне нужно быть к восьми часам дома. Как бы мне от него отделаться?

На этот раз Фетлоку пришлось поломать голову довольно долго, но в конце концов он сказал себе:

— Мы пойдем с ним гулять, и я брошу его на одну минутку под каким-нибудь предлогом. Самый лучший способ сбить сыщика со следа состоит в том, чтобы заставить его самого участвовать в подготовке дела. Я так и поступлю — возьму его с собой.

Тем временем площадь перед таверной вся заполнилась обывателями, желавшими хоть одним глазком взглянуть на знаменитость. Но знаменитость не показывалась. Еще никому, кроме Фергюсона, кузнеца Джека Паркера да Хэма Сэндвича, увидеть ее не удалось. Эти энтузиасты пробрались через кладовую трактира на маленький дворик, куда выходили окна комнаты, занимаемой Шерлоком, и смотрели на легенду в щели занавесок. Сначала последние были опущены, но потом Шерлок поднял их, к величайшей радости и даже благоговейному страху своих почитателей, очутившихся, таким образом, чуть ли не лицом к лицу с необыкновенным человеком, обретшим благодаря своим подвигам всемирную славу. Вот он сидит! Уже не миф, не тень, не легенда, а живое существо во плоти и крови! Кажется, протяни руку, и можно до него дотронуться!

— Посмотрите на его голову! — шепнул Фергюсон. — Боже милостивый! Вот голова!

— Еще бы! — ответил кузнец. — А нос-то, нос! А глаза! Интеллекта-то в них сколько, не правда ли? Ума палата!

— Но как бледен! — вставил Хэм Сэндвич. — Это от мыслей, вот отчего! Наш брат и не знает, что такое мысль!

— Откуда ж нам знать, — проворчал Фергюсон, — у нас, кроме ерунды, и в голове-то ничего не бывает.

— Вы правы, Фергюсон. А брови-то, брови как сдвинуты! Это значит, он теперь погрузился футов на сто в самую сердцевину какого-нибудь дела. Уж он даром не задумается, разумеется! А вы мотайте себе на ус. Уж, наверно, тут дело идет о каком-нибудь трупе! Не был бы он так важен и торжественен! Не иначе! Кому же и думать о трупах, как не человеку, который сам четыре раза умирал. Это, сэр, даже историки описали! Три раза умирал естественной смертью и один раз случайной. Говорят, от него могилой пахнет и он… Тсс! Смотрите, смотрите! Вон он обхватил свой лоб рукой, большой палец на одном виске, а указательный на другом. Значит, уж и думать-то невмоготу! Вы как полагаете? Мысль-то ведь тоже в пот вогнать может!

— Еще бы!.. А теперь смотрит на небо и крутит усы…

— Глядите-ка — встал и точно моток разматывает! Вишь — правой-то рукой вокруг левой…

— Морщится, это он никак не может добраться до улики…

— Держи карман — не может! Вот уж он улыбается. Словно тигр какой-нибудь… Это он, братцы, должно быть, открыл, в чем дело! Точно открыл!

— Да-а… не хотел бы я быть на месте того, за кем он теперь охотится!

Мистер Холмс сел к столу, спиной к своим почитателям, и стал писать. Поняв, что смотреть больше не на что, последние закурили трубки и расположились потолковать по душам.

— Нечего и говорить, ребята, — сказал Фергюсон с глубоким убеждением, — он удивительный человек. Это по всему видно.

— Совершенно справедливо, — подхватил Джек Паркер, — жаль, что его вчера здесь не было.

— Да-а! — поддержал Фергюсон. — Вот бы мы тогда увидали настоящую научную работу. Интеллект, сэр! Чистый интеллект, и ничего больше! Я не собираюсь, конечно, умалять способности Арчи, но ведь его дар, так сказать, чутье животного — особенно тонкое зрение или инстинкт, и ничего больше. Интеллекта в нем нет. Его с этим человеком и сравнить нельзя. Хотите, я вам расскажу, что бы он сделал? Он бы подошел к миссис Хоган, взглянул на нее — только взглянул! — и все расследование было бы закончено! Все бы увидал! Да, сэр, до малейшей подробности! А потом сел бы на кровать совершенно спокойно и стал бы расспрашивать миссис Хоган… Вот представьте, что вы — миссис Хоган, я буду спрашивать, а вы отвечайте за нее.

— Хорошо, валяйте!

— Пожалуйста, сударыня… Не отвлекайтесь. Какого пола ребенок?

— Девочка, ваша милость.

— Гм… девочка. Хорошо, очень хорошо! Сколько лет?

— Седьмой пошел, ваша милость!

— Так-так!.. Маленькая, слабенькая… две мили. Ну, конечно, устала, села и заснула. Мы ее найдем милях в двух отсюда. Зубы?

— Пять, ваша милость, шестой прорезывается.

— Хорошо, хорошо! Очень хорошо… (Дело в том, ребята, что он ведь обращает внимание на всякие пустяки, которые для другого ничего бы не значили…) В чулках, сударыня, в башмаках?

— И в том и в другом, ваша милость.

— В нитяных чулках и кожаных башмаках?

— В кожаных, ваша милость, с ластиком.

— Гм! С ластиком… Это усложняет дело… Но мы все-таки доберемся. Религия?

— Католичка, ваша милость.

— Очень хорошо. Отрежьте мне кусочек одеяла, пожалуйста… Благодарю вас… Гм, шерстяное, заграничной работы. Очень хорошо. Теперь кусочек какого-нибудь платьица… Благодарю вас… Чистый хлопок… Довольно поношено… Так-так, превосходно. Будьте добры, передайте мне немного пыли с пола… Очень, очень обязан! Благодарю вас! Великолепно! Теперь я знаю чего держаться!.. Видите, ребята, таким образом он соберет все вещественные доказательства, какие ему нужны. А что же он потом сделает? Потом он положит все эти доказательства перед собой на стол, сгруппирует их как следует и начнет изучать, бормоча про себя: «Девочка шести лет от роду, пять зубов и один прорезывается, католичка. Кожаные с ластиком — черт бы побрал этот ластик!» Ну, и так далее. Затем он взглянет на небо и начнет ерошить волосы, приговаривая: «Проклятый ластик, однако же, всему мешает!» Затем встанет и начнет перебирать пальцами, вот как сейчас, а затем улыбнется — тоже как сейчас — и, обращаясь к толпе, скажет: «Берите фонари и пойдем за ребенком к индейцу Билли. Да довольно двоих, остальные могут ложиться спать. Спокойной ночи, сударыня! Спокойной ночи, джентльмены!» Поклонится величественно, да и выйдет из таверны. Вот его стиль! Притом единственно правильный, научный, интеллектуальный. Дело кончено в течение каких-нибудь пятнадцати минут! Ни толпы, ни шатанья по кустам целыми часами, ни шума, ни крика — тихо, чинно, благородно и… быстро! Главное — быстро!

— Уж что и говорить! — сказал Хэм Сэндвич. — Но как вы его прекрасно изобразили, Фергюсон! И в книгах так не опишут. Клянусь богом — я точно вижу его перед собой! Не правда ли, ребята?

— Чего там! Чистая философия!

Фергюсон был очень польщен таким выражением общественного мнения насчет его талантов и сидел некоторое время молча, смакуя свой триумф. Затем с глубоким благоговением в голосе проговорил:

— Неужели и его создал Бог?

С минуту ответа не было, но потом Хэм Сэндвич почтительно ответил:

— Однозначно, но не за один присест.

VII

Вечером того же дня, часов около восьми, два человека неторопливо прогуливались неподалеку от хижины Флинта Бакнера. Это были Шерлок Холмс со своим племянником.

— Подождите-ка здесь, дядя, я сбегаю на минутку домой, — сказал Фетлок.

Затем он попросил у дяди спичек и, получив их, ушел, но почти тотчас же вернулся, и прогулка продолжалась по-прежнему.

Часам к девяти дядя с племянником вернулись к таверне. Проходя сквозь толпу, собравшуюся в бильярдной, чтобы взглянуть на великого человека, они были встречены восторженными криками, на которые Холмс ответил величественным поклоном, а его племянник — следующими словами:

— Дядя Шерлок очень занят, джентльмены, и просидит за работой до полуночи или до часу, но затем он выйдет сюда и надеется, что некоторые из вас не откажутся с ним выпить.

— Клянусь святым Георгом — настоящей герцог, ребята! — воскликнул Фергюсон.

— Да здравствует Шерлок Холмс, величайший из людей! Гип! Гип! Гип!..

— Ура! Ура! Ура! — рявкнули все присутствующие.

От этого возгласа все здание задрожало — так много чувства вложили «ребята» в свое восклицание. Наверху дядя обратился к племяннику с упреком:

— И на кой шут дали вы за меня такое обещание?

— Не хотите же вы потерять популярность, дядя? Если нет, то не шутите с рудокопами. Они вас обожают, но если вы откажетесь выпить с ними, то они сочтут вас за гордеца. А кроме того, вы сами говорили, что у вас хватит рассказов на целую ночь.

Дядя должен был признаться, что племянник прав. Тот был прав также, сделав мысленно заключение: «Дядя и все прочие станут свидетелями моего алиби, когда оно понадобится».

Часа три родственники проговорили о домашних делах, потом, около полуночи, Фетлок вышел на улицу и притаился в нескольких шагах от таверны. Через пять минут из нее вышел Флинт Бакнер и даже чуть не задел Фетлока.

— Попался! — прошептал мальчик. — Прощай, брат Флинт Бакнер, прощай навсегда! Ты назвал мою мать… ну уж все равно как — теперь мы поквитаемся. Ступай, ступай, друг! Пройдись в последний раз!

Посмотрев вослед уходящему Бакнеру, он вернулся в таверну. «Остается еще час, — подумал он. — Ради алиби проведем это время с ребятами».

Когда Шерлок Холмс пришел в бильярдную, переполненную его почитателями, то началась преизрядная попойка. Все были веселы, счастливы — пели, рассказывали анекдоты, так что не заметили, как прошел час. В самый разгар веселья вдруг откуда-то издали послышался точно выстрел из пушки:

— Бу-умс!

Все сразу затихло. Среди всеобщего молчания послышались раскаты эха, понемногу замиравшие в горах. Тогда вся компания, словно опомнившись, бросилась к дверям.

— Где-то что-то взорвалось!

Снаружи, из темноты, чей-то голос растерянно сказал: «Это там, в самом конце, я даже огонь видел». Вся толпа, вместе с Шерлоком Холмсом, Фетлоком и Арчи Стильманом, бросилась бежать в указанном направлении. Милю преодолели в несколько минут. Оказалось, что от хижины Флинта Бакнера остался только один плотно утоптанный земляной пол — ни стен, ни крыши, ни мебели, ни самого Флинта не было. Толпа сейчас же разбилась на группки, которые отправились обыскивать близлежащий кустарник, и вскоре кто-то вскрикнул: «Вот он!» Ярдах в пятидесяти от развалин хижины Флинта действительно лежала изуродованная безжизненная масса, в которой легко было распознать тело бывшего владельца этой хижины. Фетлок вместе с прочими побежал взглянуть на своего угнетателя.

Предварительное дознание было окончено в четверть часа. Хэм Сэндвич в качестве старшины присяжных составил приговор в выражениях, не лишенных литературных достоинств, кончавшийся следующим остроумным заключением: «Покойный умер по собственной неосторожности, а может быть, вследствие злого умысла какого-нибудь лица или лиц, неизвестных присяжным и не оставивших после себя никаких следов, кроме взлетевшей на воздух хижины покойного, да помилует Бог его душу. Аминь».

Исполнив свои обязанности, присяжные присоединились к толпе, центром которой по-прежнему оставался Шерлок Холмс. Молча и почтительно рудокопы стояли полукругом перед местом только что совершившейся катастрофы, а легендарный человек с фонарем в руках в сопровождении своего племянника расхаживал по месту происшествия. Он измерял тесемкой высоту окружающих кустов, расстояние, отделяющее бывшие стены хижины от дороги, а также подбирал разные обломки и обрывки — то кирпичик, то кусок дерева, в одном месте даже взял горсточку земли. Все это он внимательно рассматривал и откладывал в сторону. Потом начал определять ручным компасом положение пола хижины, не позабыв о поправке в две секунды на магнитное отклонение. Затем определил по хронометру время, приведя его к местному, измерил расстояние от хижины до места, на котором лежал труп, определил температуру по карманному термометру и высоту над уровнем моря по анероиду, тоже оказавшемуся в его кармане.

— Дело кончено, — сказал он наконец, величественно кивая головой. — Не вернуться ли нам, джентльмены?

Вся толпа вслед за Холмсом повалила к таверне. Дорогой джентльмены обменивались замечаниями насчет необыкновенного человека и догадками по поводу причин только что совершившейся трагедии.

— Какое счастье, что он с нами! Не правда ли, ребята? — сказал Фергюсон.

— Это будет самым крупным его делом, — сказал Хэм Сэндвич, — и молва о нем разнесется по всему свету, вот помяните мои слова!

— И поселок наш прославится, — заметил кузнец Джек Паркер, — не так ли, Фергюсон?

— Я вот что вам скажу, если уж вы хотите знать мое мнение, — ответил последний, — вчера заявка на Стрэйт-Флаш стоила по два доллара за фут, а завтра ее не купят и за шестнадцать.

— Верно, верно, Фергюсон! На нашу долю выпало большое счастье. А видели вы, как он подбирал всякую дрянь? Какой глаз! Какая опытность! Уж он ничего не просмотрит. Нет, сэр, за ним этого не водится!

— Именно! Дрянь, как вы говорите, пустяки, а для него эта дрянь все равно что книга — разверни и читай.

— Да, в каждом обрывочке — тайна, надо только уметь ее открыть. А уж у этого она не вырвется!

— Я теперь не жалею, ребята, что его вчера с нами не было. Ну что за важность найти заблудившегося ребенка! А вот теперь, сэр, дело-то посложнее будет! Позанозистей! Настоящая научная, интеллектуальная работа!

— Да я думаю, и все мы рады, что так случилось, не правда ли, ребята? Этот рохля, Арчи, многому бы мог научиться, если бы повнимательнее отнесся к систематической научной работе, происходившей сегодня у него под носом, а он вместо этого шлялся где-то по кустам и ничего не видал.

— Верно! Я сам это заметил. Ну, да что с него взять? Он еще молод, поживет — узнает.

— А как вы думаете, ребята, кто это сделал?

Вопрос вызвал целую серию сомнительных предположений. На многих указывали как на виновников катастрофы, но при ближайшем рассмотрении вынуждены были их оправдать. Только один Самми Хильер считался приятелем Флинта Бакнера, а врагов у него, собственно говоря, не было, так как никто с ним открыто не ссорился — Флинт никого не подпускал к себе на такое расстояние, на котором можно было бы всерьез поссориться. Всем он был чужд, и никому до него не было дела. Одно только имя с самого начала вертелось у всех на языке — имя Фетлока Джонса, но оно было произнесено последним. Заговорил о нем Пат Райли.

— Ну, мы о нем уже думали, — ответили ребята, — конечно, у него есть миллион причин убить Флинта Бакнера, и даже порядочный человек на его месте давно бы это сделал. Но ведь у него, во-первых, духу не хватило бы, а во-вторых, он был далеко от места происшествия.

— Да, он все время был вместе с нами, в бильярдной, — заметил Пат.

— И даже задолго до взрыва.

— Больше чем за час. И к счастью для него, надо признаться, а то бы его первого заподозрили.

VIII

Столовая таверны была уже очищена от мебели, только в одном ее конце стоял простой шестиногий сосновый стол, а возле него — кресло. В это кресло торжественно воссел Шерлок Холмс, а остальная публика, набившись в комнату как сельди в бочку, осталась стоять. Наступила глубокая тишина; в табачном дыме можно было топор вешать.

Человек-легенда начал с того, что поднял руку и продержал ее в таком положении несколько секунд, как бы призывая публику ко вниманию. Затем он коротко и ясно, в сжатых выражениях, задал всей публике несколько вопросов относительно характера, поведения и привычек Флинта Бакнера. Из ответов на эти вопросы выяснилось, что один только племянник необыкновенного человека мог иметь какие-нибудь счеты с покойным и желать его смерти. Выслушав эти показания, мистер Холмс томно улыбнулся и спросил свидетелей:

— Может быть, кто-нибудь из вас, джентльмены, знает, где находился Фетлок Джонс во время взрыва?

— Здесь, в бильярдной комнате! — последовал единодушный ответ.

— Что же, он пришел туда прямо перед взрывом?

— Больше часа перед тем уже был с нами.

— Так. А сколько отсюда до места преступления?

— Больше мили!

— Так. Если это и не безусловное алиби, то во всяком случае…

Взрыв хохота, перемешанный с возгласами в адрес рудокопа, высказавшего подозрение касательно Фетлока, прервал ироническое замечание председателя.

— Попал пальцем в небо! И нужно было соваться! Поджимай хвост!

Сэнди, виновник всеобщего веселья, действительно поджал хвост и, страшно сконфуженный, спрятался за спинами товарищей. А Шерлок Холмс между тем формулировал заключение.

— Теперь, — сказал он, — когда несколько далекое расположение Фетлока Джонса относительно места взрыва (хохот) разъяснилось, приступим к подробному изучению очевидцев катастрофы и посмотрим, что они нам скажут.

С этими словами он придвинул к себе лист картона, на котором были разложены вещественные доказательства. Аудитория затаила дыхание.

— Мы в точности знаем долготу и широту места, на котором произошла трагедия, — начал Шерлок Холмс, — знаем высоту его над уровнем моря, температуру и степень влажности воздуха в данное время — все это в высшей степени важно, поскольку дает возможность с точностью определить влияние климатических условий на расположение духа убийцы (шепот удивления; отрывистые фразы: «Клянусь богом, молодец!», «Вот это наука!» и проч.), а потому можем теперь перейти к рассмотрению вещественных доказательств.

— Вот здесь мы, во-первых, имеем пустой холщовый мешок для дроби. На что это нам указывает? На то, что преступление совершено не из мести, а с корыстными целями и что убийца был человеком не особенно интеллигентным, пожалуй, даже простоватым. Почему мы пришли к такому убеждению? Да потому, что умный и развитой человек не ставил бы себе целью обокрасть Бакнера, так как известно, что у последнего денег не было. Но, может быть, преступник был не из числа здешних обывателей? Спросим у мешка. Вот я вынимаю из него эту вещичку — кусок серебросодержащего кварца, как видите. Рассмотрите его, пожалуйста!.. Передайте соседям… А теперь потрудитесь возвратить. Вам небезызвестно, разумеется, что такого рода кварц находится только в жиле, тянущейся на две мили и способной, по моему глубокому убеждению, прославить здешнюю местность на весь мир, а обитателям ее дать богатство, превосходящее самые смелые мечты. Может быть, кто-нибудь из вас знает название этой жилы?

— «Консолидированное христианское знание и Мэри-Энн!» — хором ответили присутствующие.

Затем раздалось громовое «ура!», и рудокопы со слезами на глазах стали пожимать друг другу руки, а Фергюсон воскликнул:

— Стрэйт-Флаш располагается как раз на этой жиле и будет стоить теперь по сто пятьдесят долларов за фут, не меньше!

Когда спокойствие восстановилось, Холмс продолжал:

— Итак, три факта являются окончательно установленными: убийца был простак, человек недалекий; он принадлежит к числу здешних обывателей; мотивом к преступлению служила корысть, а не месть. Пойдем далее. Я держу в руках обрывок свежеобгоревшего фитиля — что из этого следует? Вкупе с кусочком кварца это говорит о том, что убийца — рудокоп и что убийство совершено посредством подрыва. А поскольку я нашел фитиль в шести футах от передней стены хижины — той, которая выходила на дорогу, — то делаем вывод, что мина была заложена около этой стены.

Теперь я держу в руке обгоревшую шведскую спичку — из тех, что зажигают о коробок. Я нашел ее на дороге, в шестистах двадцати двух футах от взорванной хижины. Что из этого следует? Что шнур был зажжен именно оттуда. А дальше что? А дальше то, что зажигавший его был левшой. Как я это узнал? К сожалению, не могу вам объяснить, джентльмены, потому что признаки слишком тонки, и лишь многолетний опыт и глубокое изучение дают мне возможность подмечать их. Но они здесь налицо и являются тем более очевидными, что, как известно из истории крупных уголовных процессов, большинство убийц были левшами.

— Вот так штука! — воскликнул Хэм Сэндвич, громко хлопнув рукой по колену. — Будь я проклят, если когда-нибудь думал об этом!

— Кому ж придет в голову. Ну уж, брат, от этого не отвертишься!

— Ну и глаз! — воскликнули другие.

— Кроме того, джентльмены, — продолжал Холмс, — как ни далеко стоял убийца от места взрыва, он все-таки не избежал легкого повреждения. Его ушибло вот этим куском дерева, который я держу в руках. Взгляните — на нем кровь. Я поднял его на том самом месте, с которого был подожжен шнур.

Произнеся этот монолог, Шерлок Холмс выпрямился, медленно обвел взглядом собравшихся, затем вдруг протянул руку в один из углов и воскликнул:

— Вот убийца!

Наступила томительная пауза, все посмотрели в указанном направлении…

— Самми Хильер! — воскликнули вдруг двадцать голосов. — Не может быть! Глупости! Он?! Невозможно!

— Не торопитесь, джентльмены, не торопитесь! Поглядите на него хорошенько! Мне кажется, что у него на лбу царапина!

Хильер стоял бледный как смерть и готов был расплакаться, ища сочувствия. Он поворачивал голову во все стороны и наконец, сложив руки как для молитвы, обратился к Холмсу:

— Ради бога! Клянусь честью, я не виноват. А царапина на лбу…

— Констебль! Арестуйте его! — вскрикнул Холмс. — Я отвечаю за последствия!

Констебль нерешительно двинулся вперед, но подумал и остановился. В это время Самми увидал в толпе Арчи Стильмана и крикнул ему:

— О, Арчи! Спасите меня! Иначе это убьет маму! Вы знаете, как я поранился, — скажите им, спасите меня!

Стильман протолкался вперед и сказал:

— Да, я вас спасу, не бойтесь! — Затем он обратился ко всей компании: — Как он был ранен, джентльмены, это к делу не относится, я и так докажу вам, что он к нему совсем не причастен.

— Спаси вас бог, Арчи! Вот истинный друг!

— Ура, Арчи! Смелей, парень! Сбей с них спесь! — гаркнула вся компания, гордая тем, что в ее среде нашелся талантливый и добросовестный человек, который способен заткнуть за пояс приезжую знаменитость.

Патриотизм и здравый смысл взяли верх над идолопоклонством и сразу изменили настроение аудитории. Подождав, пока шум не утихнет, Арчи Стильман начал:

— Прошу Тома Джеффриса встать у одних дверей, а констебля — у других и никого не выпускать отсюда.

— Готово! Продолжайте, старина!

— Преступник, вероятно, здесь. Я вам его покажу, если окажется, что не ошибся. А теперь расскажу вам, как произошло дело, с начала до конца. Мотивом преступления была не корысть, а месть. Преступник вовсе не простодушный человек, а, напротив, очень хитрый. Он не стоял в шестистах двадцати двух футах от взрыва. Он не был ушиблен куском дерева. Мина не была заложена у передней стены хижины. Найденный мешок не принадлежит преступнику, и этот последний вовсе не левша. За исключением этих, все остальные выводы нашего знаменитого гостя вполне справедливы.

Большинство слушателей улыбались, но знаменитый гость и ухом не повел, что называется.

— У меня также есть вещественное доказательство, — продолжал Стильман, показывая кусок толстой проволоки, при этом все вытянули шеи, чтобы лучше видеть. — Потом я укажу вам место, где найдутся и другие. Конец этой проволоки покрыт, как видите, тонким слоем расплавленного стеарина. А вот еще наполовину сгоревшая свеча. На ней сделаны надрезы на расстоянии одного дюйма друг от друга. Позже я вам скажу, где нашел эти вещи, а теперь, отложив в сторону всякие рассуждения, догадки, остроумные выводы, одним словом — все эффектные трюки сыскного ремесла, я вам прямо расскажу, как все произошло.

Арчи помолчал немного, чтобы сконцентрировать внимание слушателей, и затем продолжал:

— Преступнику нелегко было выработать план действий. И это вышел хороший план, даже гениальный, свидетельствующий о весьма сильном интеллекте. Он был рассчитан на устранение всяких подозрений от настоящего виновника убийства. Прежде всего, последний взял свечку, зажег ее и определил время, необходимое для сгорания известной ее части. При этом он выяснил, что в течение трех часов сгорает четыре дюйма свечи. Я только что — здесь, наверху, пока вы толковали о характере Флинта Бакнера, — повторил этот опыт, конечно, в меньших размерах — не больше как в полчаса. Определив на одной свече скорость горения, он потушил ее — вот это ее остаток, — и сделал метки на другой свече. Затем он вставил последнюю в оловянный подсвечник и на метке, соответствующей пятичасовому горению, проткнул раскаленной проволокой дыру. Вы видели эту проволоку — на ней и теперь сохранился слой застывшего стеарина.

С трудом — с большим трудом, надо признаться — протащил потом преступник сквозь густые кусты, покрывающие гору позади владений покойного Флинта Бакнера, пустую кадушку из-под муки. Поместив последнюю в самой чаще, в тридцати пяти футах от хижины, он поставил на ее дно свою свечку. Затем отмерил тридцать пять футов шнура, провернул вот этим сверлом дыру в стенке кадушки, продернул сквозь нее шнур, вставил один его конец в свечку, а другой проложил через кусты к хижине. Таким образом один конец фитиля оказался погруженным в бочонок с порохом, стоявший в хижине Флинта — я не могу этого доказать, но пари держу, что так и было, — а другой был закреплен в свечке, рассчитанной на пятичасовое горение. Если свеча была зажжена в восемь часов вчера вечером, то взрыв должен был произойти сегодня в час ночи, как и вышло в действительности. Ребята! Кадушка и теперь стоит в кустах. На дне ее стоит подсвечник с остатками свечи. В дыре, провернутой сверлом, сохранился пепел от фитиля, а следы его идут от кадушки вниз по горе до самой хижины. Я все это видел своими глазами час или два тому назад, когда профессор производил тут свои чудесные измерения и собирал ничего не значащие вещественные доказательства. Если хотите, то и вы сейчас можете на все это посмотреть.

Стильман умолк. Аудитория радостно перевела дух и разразилась приветственными криками.

— Ах, черт бы его побрал! — воскликнул Хэм Сэндвич. — Так вот почему он по кустам-то шлялся, вместо того чтобы учиться у профессора! Не дурак он, ребята!

— Нет, сэр, не дурак!

Но Стильман попросил позволения закончить.

— Это еще не все, джентльмены, — сказал он. — Подготовив преступление, преступник позаботился и о том, чтобы скрыть орудия, послужившие ему для совершения убийства. Эту проволоку, огарок пробной свечки и это сверло он зарыл ярдах в ста от кадушки, в сосновом лесу, где я их и нашел. Диаметр сверла точно соответствует отверстию кадушки, а…

Но тут человек-легенда не выдержал и прервал Стильмана.

— Мы выслушали презанимательную сказку, джентльмены, — сказал он иронично, — весьма, весьма интересную. Но я бы хотел теперь задать несколько вопросов этому молодому человеку.

Некоторые из компании подмигнули, а Фергюсон сказал:

— Боюсь, как бы нашему Арчи не досталось теперь…

Большинство, однако, сохраняло полное спокойствие.

— Попробуем рассмотреть эту занимательную историю логично и последовательно, джентльмены, — начал Холмс, — проанализируем ее, пользуясь геометрической прогрессией, так сказать, переберем одну подробность за другой, проведем правильную осаду, обложим со всех сторон эту игрушечную крепость, детище воспаленного воображения. Для начала я задам вам три вопроса, молодой человек, только три для начала… Вы, кажется, изволили сказать, что предполагаемая свечка была зажжена вчера, в восемь часов вечера?

— Да, сэр, около восьми.

— Вы, кажется, говорили, точно в восемь?

— Нет, с такой точностью сказать не могу.

— Гм! Стало быть, человек, проходивший мимо данного места в восемь часов вечера, наверняка должен был встретить убийцу?

— Весьма возможно.

— Благодарю вас. Пока это все. Я говорю — пока…

— Черт возьми, да он, кажется, расставляет западню нашему Арчи, — заметил Фергюсон.

— Похоже на то, — ответил Хэм Сэндвич. — Мне это не нравится.

Тем временем Стильман, глядя прямо в глаза Холмса, сказал:

— Я сам проходил там в половине девятого, или нет, около девяти.

— В самом деле? Это интересно, очень интересно! Может быть, вы встретились с убийцей?

— Нет, я никого не видел.

— Гм! В таком случае, извините, я не понимаю, зачем вам угодно было сообщить об этом.

— Пока я не стану объяснять причину, по которой я так поступил. Я говорю — пока. — Арчи помолчал немного и продолжил: — Убийцы я не встретил, но напал на его след. Уверен, что он находится в этой комнате, и попрошу всех пройти по очереди передо мной, вот тут, где посветлее, чтобы я мог видеть ваши ноги.

Все охотно исполнили это требование и стали гуськом проходить перед Арчи, который, прикрыв глаза рукой от прямого света, делал вид, что вглядывается в их ноги. Холмс смотрел на эту процедуру, делая вид, что с трудом удерживается от смеха. Пятьдесят человек прошли без всякого результата, шестьдесят, семьдесят… Попытка начинала казаться нелепой.

— Должно быть, убийц маловато сегодня в вашем обществе, — иронично проговорил знаменитый гость.

Аудитория вознаградила его за это замечание искренним смехом. Еще десять или двенадцать кандидатов в обвиняемые прошли — или скорее протанцевали — мимо Арчи с такими ужимками, которые заставили смеяться окружающих. Наконец, Стильман поднял руку и сказал:

— Вот убийца!

— Фетлок Джонс! — воскликнула толпа, сразу разразившись множеством разнообразных замечаний, вызванных неожиданным заявление Арчи.

В самый разгар шумных пересудов Шерлок Холмс махнул рукой и попросил внимания. Авторитет великого имени был еще, по-видимому, силен — все немедленно повиновались.

— Это слишком серьезное обвинение, — сказал Холмс. — Не забудьте, что дело идет о жизни, и о жизни человека невинного, стоящего выше всяких подозрений! Я вам сейчас докажу это; обратите внимание, как легко мне будет разрушить построенный на наших глазах карточный домик. Слушайте, друзья мои! Я вчера ни на одну минуту не терял из виду того парня, которого теперь обвиняют!

Это заявление произвело на присутствующих небывалый эффект. Все взгляды с суровым упреком обратились на Стильмана, но он не растерялся, а, напротив, словно даже повеселел.

— Ведь убийца был не один, я так и думал, — сказал он, а затем, подойдя к столу и взглянув сначала на ноги Холмса, потом на его лицо, продолжил: — С ним были вы! Вы стояли в пятидесяти шагах от того места, где преступник зажигал свечку, которая впоследствии воспламенила порох! (Ропот в зале). Даже более того — вы сами дали ему спички!

На этот раз гость явно был сбит со своих позиций. Он хотел заговорить, но слова не шли с его языка.

— Это… это… безумие… это… — пробормотал он.

Стильман тем временем вынул обгорелую спичку.

— Вот одна из них, — сказал он, — я нашел ее в кадушке, где до сих пор лежит другая.

— Да, конечно, если вы сами ее туда подложили! — воскликнул овладевший собой гость.

Удар был сделан ловко, но Стильман его отпарировал.

— Да ведь они восковые, — сказал он, — таких в нашем поселке никогда не бывало. Я готов сейчас же подвергнуться обыску. А вы?

Даже самые ненаблюдательные заметили, что гость вздрогнул при этом предложении и судорожно сжал кулаки. Аудитория, затаив дыхание, ждала его ответа, но он молчал, лишь подчеркивая безвыходность своего положения.

— Мы ждем, — вежливо сказал Стильман.

Молчание еще несколько секунд не прерывалось, а затем гость сказал сдавленным голосом:

— Я не желаю, чтобы меня обыскивали.

Этот ответ решил дело. Все кругом зашептались.

— Кончено! Теперь Арчи его проглотит, — сказал кто-то.

Никто, однако, не знал, что же теперь делать. К такому неожиданному обороту никто не был готов — рудокопы вообще не отличались опытностью в судебных делах и потому замерли, подобно сломанным часам. Мало-помалу, однако, механизм заработал — кучки людей по двое, по трое, пошептавшись между собой, стали высказывать различные предложения, из которых одно почти всеми было встречено одобрительно. Это предложение состояло в том, чтобы выразить убийце Бакнера общественную благодарность и отпустить его с богом на все четыре стороны. Более трезвые головы воспротивились, однако, такому простому решению вопроса, говоря, что болтливые обыватели восточных штатов, пожалуй, еще сочтут такое решение скандальным и поднимут шум из-за пустяков. Трезвые головы одержали победу, в результате чего все пришли к выводу: Фетлок Джонс должен быть арестован и судим.

Большинством голосов такое постановление было принято, и все очень обрадовались, поскольку на сегодняшний день делать было больше нечего, а между тем всем очень хотелось поскорее побежать на место катастрофы и собственными глазами убедиться в действительном существовании кадушки со свечкой и прочего. Однако не тут-то было. Сюрпризы еще не кончились, и закрыть заседание не удалось. Фетлок Джонс, который тихо плакал в уголке до произнесения вердикта об аресте, теперь вдруг заговорил.

— Не нужно, не нужно! — воскликнул он. — Не хочу я ни тюрьмы, ни суда! Повесьте меня лучше сразу! Все равно придется повесить по суду — меня ничто спасти не может! Он говорил правду, рассказал так, будто был вместе со мной и все видел. Не понимаю, как он мог узнать подробности, но передал их верно — и кадушку, и свечу вы найдете на своих местах. Да я и не отпираюсь — я убил Флинта! И вы бы его давно убили, если бы терпели от него то, что я терпел, будучи слабым, беззащитным подростком!

— Да еще служившим ему верой и правдой, — сказал Хэм Сэндвич. — Послушайте, ребята…

— К порядку, к порядку, джентльмены! — воскликнул констебль.

— Знал ли твой дядя, что ты затеял? — донесся голос из толпы.

— Нет, не знал.

— А ведь спички он тебе дал?

— Спички он дал, но он не знал, зачем они мне нужны.

— Как же ты, отправляясь на такое дело, решился взять с собой его — известного сыщика?

Мальчик постоял немного в нерешительности, теребя свои пуговицы, а потом сказал застенчиво:

— Я хорошо знаю сыщиков, так как состою с ними в родстве. Если вы хотите, чтобы сыщик не раскрыл вашего дела, то возьмите его с собой.

Гомерический хохот, последовавший за этим наивным афоризмом, не развеселил, однако, самого несчастного мудреца.

IX

Из письма к миссис Стильман:


«Вторник.

…В ожидании суда Фетлок Джонс был заперт в пустой хижине. Констебль Гаррис снабдил его провизией на два дня, поручил ему стеречь самого себя и обещал наведаться, когда провизия кончится.

На другое утро человек двенадцать из нас помогали Хильеру зарыть его покойного приятеля, никем более не оплакиваемого Бакнера. Я играл при этом роль второго могильщика, тогда как первым был Самми. Мы уже завершали свою работу, как вдруг откуда-то появился хромой старичок в изорванном костюме и с потертым дорожным мешком в руках. При его появлении я сразу услышал тот запах, следуя за которым мне пришлось объехать весь земной шар! Вот она — цель моих многолетних преследований и объект сначала жестокой ненависти, а потом мучительного сострадания!

В одну минуту я оказался около него и положил руку ему на плечо. При этом путник тотчас же упал на землю, словно пораженный громом, а когда ребята сбежались, чтобы узнать, что случилось, он встал на колени, молитвенно сложил руки и, обращаясь ко мне, униженно попросил не преследовать его более:

— Вы охотились за мной по всему свету, Шерлок Холмс, — сказал он, — но я, ей-богу, никогда никому не причинил зла!

Уже по глазам было видно, что он сумасшедший. И это я свел его с ума, матушка! Разве только известие о вашей кончине поразило бы меня так, как я был поражен в ту минуту!

Ребята кругом обступили нас, подняли старика на ноги и утешали чем могли, говоря, что он теперь среди друзей, что они его никому не выдадут, будут о нем заботиться и повесят каждого, кто решился бы причинить ему вред. Право, грубые рудокопы становятся нежнейшими созданиями, если кто-нибудь сумеет пробудить в них хорошие стороны души! Совершенно как капризные и буйные дети. Никакие уговоры, однако, не помогали нам успокоить старика до тех пор, пока Фергюсон, опытный дипломат, не сказал ему:

— Если вы боитесь Шерлока Холмса, то можете вполне успокоиться.

— Почему? — живо спросил помешанный.

— Да потому что он уже умер.

— Как умер?! О, не шутите, пожалуйста, с таким несчастным человеком, как я! Неужели он умер? Скажите, ребята, по чести, не мучьте меня!

— Да уж будьте спокойны, не встанет! — сказал Хэм Сэндвич.

— На прошлой неделе его повесили в Сан-Бернардино, — добавил Фергюсон, — приняли за другого. Теперь вот каются, да ничего не поделаешь.

— Памятник ему хотят ставить, — проговорил Хэм Сэндвич с видом человека, твердо убежденного в том, что говорит.

Несчастный „Джеймс Уокер“ сразу повеселел, и даже глаза его отчасти утратили дикое выражение. Мы с Хильером привели его к себе, переодели с ног до головы в наше платье, накормили, и затем, придя немного в себя, он нам рассказал свою историю. Вот она вкратце:

„История человека, которого приняли за другого

— Жил я в Денвере и прожил там много лет. Иногда помню, сколько именно, иногда забываю. Но это не важно. Вдруг получаю приказание уехать, если не хочу, чтобы меня предали суду за преступление, совершенное мною давно на востоке. Я знал об этом преступлении, только не я его совершил, а мой родственник, носивший такое же имя. Что мне было делать? Очень уж я испугался — голова пошла кругом… И времени-то дали немного — всего один день, кажется. Ведь меня бы линчевали, если бы народ узнал о преступлении, в котором я был обвинен. Никто бы мне не поверил. При линчевании всегда ведь так — потом-то все каются, да уж поздно. Вот как с Холмсом теперь. Ну, я решил все продать да и бежать, а потом вернуться с доказательствами моей невиновности. Так и сделал — бежал ночью и долго скрывался в горах под чужим именем.

А тут мне стали слышаться разные голоса, да духи какие-то появились… Голова совсем работать отказалась… Чем дальше дело заходило, тем хуже мне становилось. Сначала голоса возникали только по ночам, а потом пошло уж и днем… Просто покоя не давали… Соберутся вокруг и мешают… Спать мешают, работать не дают.

Наконец, уж совсем худо стало. Один какой-то шепчет: „Так мы его никогда не поймаем, потому что видеть не можем“, а другой отвечает: „Надо выписать Шерлока Холмса, он через двенадцать дней будет здесь“. Ну, тут у меня сердце упало. Я слышал об этом сыщике и подумал, что если они его на меня натравят, то тут уж мне верная погибель.

Люди отправились за Холмсом, а я в ту же ночь бежал, взяв с собой только ручную сумку с тридцатью тысячами долларов… Две трети этих денег и теперь еще в ней лежат… Дней через сорок Холмс напал-таки на мой след. Кое-как я успел ускользнуть, и то только потому, что вовремя догадался: он в одной гостинице записал свое имя, потом стер его начисто и расписался „Даджет Барклай“… Ну, меня не обманешь, у страха глаза… зоркие… Я догадался и стал от него бегать.

Три с половиной года гонял он меня по всему свету. Америка, Австралия, Индия, а потом опять Мексика, Калифорния… везде. Покою не давал. Еще хорошо, что я угадывал его под всеми именами, которыми он расписывался в гостиницах… Только благодаря этому я еще жив… Но зато устал!.. Ох как устал!.. А ведь, клянусь богом, никому никакого зла не сделал!“


Вот и вся его история. Всех она растрогала, а уж что касается меня, то каждое слово несчастного старика падало в мою душу как расплавленный свинец. Ребята решили, что старик будет жить со мной и Хильером, я же, разумеется, позабочусь о том, чтобы откормить и успокоить его, а когда он поправится — отвезу в Денвер и вознагражу за все имущественные потери. Чуть не раздавив руки старика своими сердечными рукопожатиями, наши ребята разошлись по поселку.

Наутро Фергюсон и Хэм Сэндвич вызвали нас на улицу и сообщили по секрету:

— Слух о приключениях старика распространился по округу. Народ собирается отовсюду, чтобы линчевать Холмса. Констебль Гаррис потерял голову и телеграфировал шерифу Ферфаксу. Бежим туда скорее.

Мы побежали. Не знаю, как другим, а мне, как вы можете себе представить, вовсе не хотелось, чтобы Шерлок Холмс был повешен по недоразумению, за мою ошибку. Я надеялся, что шериф, за которым закрепилась хорошая слава, подоспеет вовремя. Но удастся ли ему предотвратить линчевание?

— А что, сможет ли он справиться с толпой? — спросил я.

— Справится ли с толпой Джек Ферфакс? Да откуда вы приехали? Такой головорез — девятнадцать скальпов у него на счету, — да чтобы не справился!

По мере нашего приближения к центру поселка отдаленные крики и возгласы становились все слышнее, а на самой площадке перед таверной они стали просто оглушительными. Огромная толпа собралась здесь. Помимо обитателей нашего поселка, к ней примешались какие-то грубые оборванцы с прииска Дейли, они-то и завладели теперь Холмсом. Человек-легенда оказался действительно замечательным, судя по спокойствию, с которым он держал себя в эту критическую для него минуту. Несмотря на близость смерти, презрительная улыбка играла на его губах, и если сердце его не было чуждо страха, то чисто британское самообладание не дозволяло этому чувству ни в чем проявиться.

— Голосовать, ребята, голосовать! — кричал один из прииска Дейли, Хиггинс. — Скорей! Повесить его или пристрелить?

— Ни то ни другое! — гаркнул кто-то из товарищей Хиггинса. — Тогда он опять через неделю оживет. Вот сжечь его — так это будет надежно!

— Сжечь, сжечь! — заорала толпа, теснясь вокруг Холмса.

Согласно этому приговору последний был тотчас же привязан к коновязи и по самую грудь обложен еловыми ветвями и шишками. Суровое лицо его, однако, и тогда не побледнело, а на губах играла все та же презрительная усмешка.

— Спичек! Давай спичек!

Десятки рук протянулись со спичками, Хиггинс зажег одну из них и, заслоняя ее пламя рукой от ветра, стал поджигать сосновую шишку. Толпа молча наблюдала. Через несколько секунд от шишки потянулся легкий дымок, в то же время мы услышали хоть и отдаленный, но быстро приближавшийся топот копыт. Взволнованная ожиданием толпа этого не заметила. Между тем шишка, хоть и тлевшая, не загоралась, а спичка погасла. Хиггинс зажег другую, потом стал раздувать тлевшую и наконец добился цели — шишка вспыхнула. Еще минута, и она будет брошена в лапник… Многие стали с ужасом отворачиваться… Лошадиный топот раздавался уже на площадке.

— Шериф! — воскликнул кто-то сзади.

И почти в то же мгновение в самую середину толпы ворвался всадник. Резко осадив лошадь, он громовым голосом крикнул:

— Прочь, мерзавцы!

Все тотчас же повиновались, кроме Хиггинса, выхватившего револьвер.

— Руки по швам, негодяй! Тушить огонь! Отвязывай живей! — кричал шериф, наезжая на него лошадью.

Негодяй вынужден был подчиниться. Тогда шериф, оставаясь в седле, но приняв воинственную позу, стал говорить речь. Голос он при этом не повысил, никакого особенного гнева не проявил, а говорил просто, кратко, даже однообразно, но в самом тоне его слышалось презрение и глубочайшая уверенность в своих силах.

— Хороши голубчики! — говорил он. — Всех бы вас да на одну осину с этим скотом Хиггинсом, который способен нападать на людей только сзади, а хвастается, что он удалец. Чего я не выношу, так вот эту чернь, любителей линчевания! Никогда не встречал в ней ни одного порядочного человека. Накинутся сто на одного, да еще куражатся. Все трусы поганые, да и шериф-то в девяносто девяти случаях из ста немногим лучше.

Он помолчал немного, как бы смакуя это высказывание, а затем продолжал:

— Шериф, который позволит подлой черни расправиться с кем-нибудь по-своему, — вдвойне мерзавец. А по статистическим данным за прошлый год в Америке было сто восемьдесят два таких шерифа. Захворали, видите ли, а потому просмотрели. Скоро, должно быть, новая болезнь появится — немочь шерифа. — Эта идея очень ему понравилась. — „Что наш шериф-то — опять болен?“ — будут спрашивать. „Да, захворал, бедняжка“. А потом и вовсе вместо „наш шериф“ будут говорить „наш трус“. Господи ты боже мой, да неужели взрослый человек может испугаться толпы мерзавцев?

Затем, обращаясь к Шерлоку Холмсу, который давно уже стоял перед ним развязанный, шериф спросил:

— Кто вы такой и что наделали?

— Меня зовут Шерлок Холмс, и я ничего не наделал!

Это имя произвело удивительное впечатление на шерифа. С глубоким чувством высказал он, что считает позором для всей страны, оскорблением американского флага такое обращение с человеком, который завоевал всемирную славу, не говоря уже про то, что он гость в этой стране. Затем от имени всей нации шериф попросил прощения у Холмса, поручил констеблю Гаррису проводить того на квартиру и под личную ответственность обеспечить ему покой.

Покончив с Холмсом, шериф опять обратился к толпе:

— Ну, крысы! Марш по щелям! А вы, Хиггинс, пожалуйте за мной, я сам займусь вами. Можете оставить ваш револьвер при себе. Если бы я боялся позволить вам с этой штукой в руках идти позади меня, то, выходит, пришло время и меня причислить к прошлогодним ста восьмидесяти двум.

С этими словами он тронул лошадь и поехал шагом вперед, а Хиггинс покорно потащился сзади. Возвращаясь домой завтракать, мы узнали, что Фетлок Джонс ушел ночью из-под ареста. Никто об этом не пожалел, конечно. Пускай дядюшка ищет его, если хочет, а поселковым жителям он совсем не интересен.


Десять дней спустя


„Джеймс Уокер“ уже физически окреп, голова его тоже приходит в порядок. Завтра утром я отправляюсь с ним в Денвер».


Следующей ночью


«Утром, перед самым отъездом, Самми Хильер обратился ко мне:

— То, что я скажу сейчас, не говори Уокеру, пока не убедишься, что это не подействует отрицательно на его мозги и не повредит выздоровлению. То давнее преступление, о котором он упоминал, было в самом деле совершено, и, как он говорил, его двоюродным братом. Так вышло, что на прошлой неделе мы похоронили истинного преступника — самого несчастного человека на свете. Это был Флинт Бакнер. Его настоящее имя — Джейкоб Фуллер. Итак, мама, с моей помощью — с помощью ни о чем не подозревавшего участника событий — твой муж и мой отец оказался в могиле. Мир его праху!»

Гай Н. Бутби

Тайна доктора Николя


Погоня. Тайна доктора Николя. Невидимая рука

Глава I

Владелец нового ресторана «Империал» на набережной Темзы вошел в свой богато обставленный кабинет, закрыл дверь и, задумчиво почесав подбородок, вынул из ящика стола письмо, которое бережно хранил в течение двух месяцев.

Уже в тридцатый раз перечитывал он это послание, но до сих пор не стал ближе к его пониманию, чем при самом получении. Почтенный ресторатор и переворачивал его другой стороной, и складывал различными способами в надежде найти водяные знаки, и рассматривал на свет, и что только ни делал — ничто не помогало, и содержание письма по-прежнему оставалось для него загадкой. Затем он с некоторой поспешностью вынул часы с репетиром[1] и нажал пружинку: часы пробили четверть восьмого. Ресторатор с видимым испугом бросил письмо на стол.

«Это самый необычайный случай, с которым мне когда-либо приходилось сталкиваться, — подумал он. — Я веду свое дело уже тридцать три года и полагаю, что сегодня все должно открыться. Я надеюсь, что все пройдет благополучно».

В это время вошла его помощница, миловидная девушка лет двадцати пяти. Она заметила на столе открытое письмо, и при взгляде на смущенную физиономию хозяина ее глаза блеснули: любопытство девушки было возбуждено до предела.

— Кажется, вы чем-то расстроены, мистер Макферсон? — участливо спросила она, кладя перед ним бумаги, принесенные на подпись.

— Вы это верно заметили, мисс Салливан, — ответил ресторатор, отодвигая от себя документы. — Я расстроен из-за многих вещей, а в частности — из-за этого письма.

Он протянул девушке письмо, и та начала читать его с подобающим вниманием. Но, дочитав почти до конца, она остановилась в изумлении, а затем опять принялась за него с самого начала. Макферсон надел очки и смотрел на помощницу испытующим взглядом.

— Все это очень любопытно, — произнесла девушка, видя, что патрон ждет ее комментариев по поводу письма. — Очень любопытно, — повторила она.

— Скорее странно, — прервал ее босс, — да, странно. Самое странное письмо, которое я когда-либо получал. Видите, на почтовом штемпеле стоит «Куйаба, Бразилия». Оно получено три месяца тому назад. Мне было чрезвычайно интересно узнать, где находится эта Куйаба и что из себя представляет. И теперь я занялся этим вопросом серьезно.

Произнеся это с некоторой гордостью, он откинулся на спинку стула, засунул руки в карманы и взглянул на свою секретаршу.

— А где она находится? — спросила она.

— Куйаба, — ответил ресторатор, с трудом ворочая языком, не привыкшим к такому сочетанию звуков, — находится в восточной части Бразилии, на границе с Боливией. Город стоит на реке Куйабе и известен как столица бразильских алмазных приисков.

— Значит, автор этого письма живет там?

— Не знаю. С нас достаточно того, что он пишет оттуда. Он заказывает обед на четыре персоны в отдельном кабинете с окнами на реку ровно в восемь часов — заказывает за три месяца вперед, дает список блюд и даже указания относительно сервировки стола. Примечателен тот факт, что, как становится ясно из письма, он ни разу не видел тех, с кем будет обедать. Он пишет, что один будет из Гонконга, другой из Блюмфонтейна, а третий находится где-то в Англии. Каждый из них предъявит самую обыкновенную визитную карточку с красным пятнышком в углу, и его тотчас же нужно будет провести в кабинет. В общем, я совершенно ничего не понимаю. — Он замолчал и затем прибавил: — Гонконг находится в Китае, Блюмфонтейн — в Южной Африке.

В этот момент появился старший лакей, остановившийся в дверях с таким видом, точно уважение к хозяину не позволяло ему подойти ближе.

— Уильям, готов ли номер двадцать второй?

— Да, сэр. Вино поставлено охлаждаться и будет подано вовремя.

— В письме сказано: вместо электричества должны гореть свечи под красными колпачками. Готовы ли эти колпачки?

— Все исполнено, сэр.

— Ах да, не забыли ли вы принести блюдечко и бутылку молока? Не правда ли, оригинальное требование?

— Все принесено, сэр.

— Кто будет прислуживать на обеде?

— Джонс, Эдмунд, Брукс и Том.

— Прекрасно. Передай швейцару, чтобы тот внимательнее следил за посетителями, и скажи Бруксу, чтобы он немедленно провел в кабинет этих трех джентльменов.

— Будет исполнено, сэр.

Лакей вышел.

— Хоть все эти указания в высшей степени необычны, надеюсь, что доктор Николя останется доволен их исполнением, — проговорил Макферсон.

Глава II

Без десяти минут восемь небольшой кабриолет подъехал к ресторану. Из него вышел джентльмен плотного телосложения, небольшого роста, на коротких ножках и с длинными волосами, облаченный в сутану, — словом, типичный каноник. Расплатившись с извозчиком, он протянул швейцару, открывшему перед ним массивную входную дверь, свою визитную карточку. Тот, заметив на ней красное пятнышко, окликнул лакея, который тотчас проводил почтенного джентльмена в номер двадцать второй.

Едва лакей успел вернуться на свое место в вестибюле, как подъехал еще один кеб, а за ним еще один. Из второго проворно выпрыгнул высокий, прекрасно сложенный господин лет тридцати; он был одет в элегантный вечерний костюм. Показав швейцару свою карточку, тоже с красным пятнышком, посетитель проследовал за лакеем. То же сделал и джентльмен, вышедший из третьего кеба. Он также был одет в вечерний костюм, но уже иного вида: костюм казался старомодным и довольно поношенным. Этот посетитель был тоже высокого роста, как и предыдущий, но с совершенно седыми волосами и лицом, изборожденным морщинами.

Наконец все трое собрались в кабинете номер двадцать два. Когда лакей ушел, высокий господин, которого мы в отличие от другого будем называть лучше одетым, вынул часы и, взглянув на них, обратился к двум другим.

— Джентльмены, — произнес он с резким американским акцентом, — сейчас без трех минут восемь. Снимем маски: мое имя Истовер.

— Очень рад слышать это, — сказал хуже одетый джентльмен, — мое имя — Прендергаст.

— Удивительно разумное решение, — заметил каноник, — мое имя — Бакстер.

Троица обменялась рукопожатиями и уселась за столом.

— Скажите, пожалуйста, имели ли вы когда-нибудь удовольствие видеть доктора? — спросил Бакстер Прендергаста.

— Ни разу, — ответил тот, — быть может, мистеру Истоверу повезло больше меня?

— Увы, нет.

— Где он находился, когда вы поучили от него весточку?

— В Нэшвилле, Теннеси, — ответил Истовер, — затем в Тагупапа, Новая Зеландия, потом в Пекине.

— А я слышал, что сначала в Брюсселе, затем в Монтевидео и далее на Золотом Берегу в Африке. А вы, мистер Бакстер?

Каноник взглянул на часы: было ровно восемь.

— Сперва в Афганистане, в Кабуле, потом в России, в Нижнем Новгороде, далее в Австралии, на реке Дарлинг, затем в Чили, Вальпараисо, и наконец, в Японии, в Нагасаки.

— Очевидно, он не только таинственная личность, но и великий путешественник.

— А кроме того, он опаздывает к обеду, — проворчал Истовер.

— Часы спешат на две минуты, — заметил Прендергаст.


Погоня. Тайна доктора Николя. Невидимая рука

В эту минуту дверь отворилась, и лакей возвестил: — Доктор Николя.

Услышав объявление, трое собеседников поспешно встали. Вошел Николя. Чтобы описать этого человека подробно, потребовалось бы слишком много времени, потому мы ограничимся упоминанием некоторых характерных черт его облика. Выше среднего роста, широкоплечий, он обладал гибкой, мускулистой фигурой. Гордо посаженная голова с высоким лбом, глубокий, проникающий в душу взгляд, аккуратная черная шевелюра, оливковый оттенок кожи, белоснежные зубы — все это притягивало внимание к доктору Николя. Его миниатюрным рукам и ногам позавидовала бы не одна женщина, а костюм, изящный и строго выдержанный в соответствии с правилами хорошего тона, был безупречен. На вид ему можно было дать лет двадцать восемь. В действительности же он достиг возраста Христа — ему было тридцать три года.

Войдя в кабинет, он первым делом направился к мистеру Истоверу и протянул ему руку.

— Мистер Истовер, если не ошибаюсь? — сказал организатор этой необычной встречи.

— Совершенно верно, — изумленно ответил тот, — но откуда вы это знаете?

— О, я знаю даже больше того: вот мистер Прендергаст, а это Бакстер. Ну что ж, прекрасно, теперь мы все в сборе. Я немного опоздал, поскольку в Ла-Манше была буря, которая меня и задержала. Обед готов и ждет нас.

Они уселись. Ресторан «Империал» заслуженно имел хорошую репутацию, и обед, за который принялись четыре джентльмена, лишний раз доказывал это. Но хороший аппетит был лишь у доктора, остальные же гости уделяли больше внимания своему хозяину, чем превосходно составленному меню. Когда был подан кофе и лакеи вышли, доктор Николя встал и приблизился к маленькому столику, на котором стояла корзина. Он открыл ее, и оттуда мягким скачком выпрыгнул кот совершенно черного цвета. Теперь стало понятно, зачем были принесены блюдечко и молоко. Доктор вновь сел за стол, закурил сигару и обвел взглядом присутствующих.

В это время черный кот, окончив свой обед, вспрыгнул к нему на плечо и, устроившись там поудобнее, уставился своими зелеными фосфоресцирующими глазами на мистера Бакстера. Доктор Николя улыбнулся, заметив эффект, произведенный на его гостей появлением кота.

— А теперь приступим к делу, — сказал он отрывисто. — Без сомнения, вам интересно знать, зачем я собрал вас здесь со всего света сегодня вечером. Вы имеете законное право удовлетворить свое любопытство. Но вы достаточно знаете меня, и поэтому прошу не удивляться ничему, что я стану сейчас говорить.

Голос его стал вкрадчивым, глаза были полузакрыты, а пальцы нервно барабанили по краю стола. В это мгновение у кота вздыбилась шерсть. Тогда хозяин снял его с плеча, посадил на колени и принялся медленно и осторожно гладить по спине. Эти простые движения, казалось, успокоили встревоженное животное. Шерсть его легла, и огромные глаза померкли.

— Я вас созвал сюда, потому что нуждаюсь в вашей помощи для осуществления одного крупного предприятия. Когда я впервые его задумал, то был совершенно один: никого из друзей не было рядом — Вендон умер, а Браунлоу состарился. Тогда я вспомнил о вас и послал за вами. Мы встретились. До сих пор все обстояло прекрасно.

Он немного помолчал, затем задумчиво продолжил:

— Видите ли, принимая участие в этом деле, вы имеете право знать причины, побудившие меня задумать его, но они довольно щекотливы и к тому же касаются только меня, потому мне, право, трудно дать вам исчерпывающие объяснения. Я вкратце расскажу о своем плане. Существует человек — имени его я сейчас называть не стану, — который нанес мне незаслуженное оскорбление, даже больше того: он причина многих моих несчастий. В чем они заключаются, вам знать не надо; даже если бы я и рассказал, вы бы не поняли, посему оставим это пока в стороне. Самая главная сложность в осуществлении моего плана состоит в том, что мой враг колоссально богат, богат настолько, что по одному росчерку его пера любой банк немедленно выдаст триста тысяч фунтов стерлингов. И именно своим богатством он и силен. Как я уже сказал, он причинил мне много зла и теперь считает, что находится в полной безопасности, полагаясь на власть денег. Но именно это богатство и есть его слабое место: я хочу и могу разорить этого человека, сделать его нищим, что поразит его гораздо больнее, чем самая жестокая месть другого рода.

Для этого мне и нужна ваша помощь. Если мой план будет исполнен, и притом успешно, то каждый из вас получит от меня награду в размере десяти тысяч фунтов стерлингов. Если же эта затея не удастся, вы получите по тысяче и компенсацию всех издержек. Согласны ли вы помогать мне, следовать за мной, слепо повинуясь моим распоряжениям?

Заметив нерешительность, отразившуюся на лицах гостей, Николя прибавил:

— Но помните, что взамен я требую безоговорочного послушания и неослабевающей энергии. Служа мне, вы сливаетесь со мной: мы составляем единое целое. Я знаю, что вы не очень-то дорожите своим словом, даже — простите за откровенность — не вполне безупречны в прошлом, но вы умеете молчать. Я тоже умею молчать, в частности о ваших подвигах. Вот и все, что я могу вам предложить; теперь, если угодно, перейдем непосредственно к самому плану.

Он вынул из кармана записную книжку и, раскрыв ее, обратился к Истоверу:

— Первым же пароходом, который отходит в пятницу, вы отправитесь в Сидней. Сегодня же вы выедете в Плимут. Завтра встретите там меня и получите дальнейшие инструкции. Спокойной ночи.

Истовер, поняв по тону своего патрона, что ему даны на сегодня все распоряжения, встал и, не проронив ни слова, вышел. Николя повернулся к Прендергасту и, вынув какой-то почтовый конверт, протянул ему:

— Вы отправитесь в Дувр, переплывете Ла-Манш, завтра будете в Париже и вручите это письмо по указанному на нем адресу. В четверг в половине третьего вы передадите мне ответ на станции Черинг-Кросс. Вот деньги на расходы на первое время. Теперь идите.

— В половине третьего вы получите ваш ответ, — сказал Прендергаст и тоже вышел.

Доктор закурил новую сигару и обратился к мистеру Бакстеру:

— Семь месяцев тому назад, мистер Бакстер, я предложил вам место воспитателя у маркиза Бекингема. Вы его приняли, полагаю?

— Конечно.

— Скажите, в каких отношениях вы с герцогом, отцом вашего воспитанника?

— В самых прекрасных. Герцог очень расположен ко мне. Словом, мне удалось исполнить ваше приказание.

— Прекрасно, хоть я и не рассчитывал на успех. У герцога вообще тяжелый и необщительный характер. А любит ли вас маленький Бекингем?

— Надеюсь, что да.

— Вы принесли его карточку?

— Вот она.

Бакстер вынул фотографию из кармана и передал доктору.

— Прекрасно, — ответил тот, всматриваясь в изображение, — вы исполнили все. Я доволен вами, Бакстер. Завтра вы вернетесь обратно в Йоркшир и…

— Нет, мы живем в Борнмуте, где находится летняя резиденция герцога.

— Ну хорошо, в Борнмут, и продолжайте выполнять мои инструкции. Старайтесь внушить мальчику любовь к путешествиям, открывайте ему все их прелести и станьте его наставником в этом. Сделайтесь необходимым ему. Я же вскоре напишу вам, или вы услышите обо мне каким-либо иным образом. Прощайте.

И Бакстер ушел. Оставшись в одиночестве, доктор Николя вынул полученную фотокарточку и пристально вгляделся в нее.

— Он красив — это несомненно, и в нем видна порода. Любезный Ветерелль, все это я делаю для вас. Теперь, когда все готово, я приступаю к решительным действиям: я пущу в дело машину, собранную мною по винтикам, и медленно, но верно сотру вас в порошок. Тогда вы увидите, что были слишком самонадеянны, рассчитывая на свои силы и думая, будто доктор Николя слишком слаб для борьбы с вами. Но вы узнаете, какова месть доктора Николя.

Необычный клиент позвонил и потребовал счет. Расплатившись, он поместил кота обратно в корзину, взял ее и, выйдя из ресторана, сел в кеб, крикнув кучеру:

— В восточные доки. Трактир «Три матроса»!

Глава III

Прежде всего — о моем возрасте, биографии и приметах, как пишется в полицейских отчетах. Ричард Гаттерас, которого обычно называли Диком, из Квинсленда, торговец жемчугом, черепахами и ценитель моря, главным образом южных вод, — к вашим услугам. Вот мое краткое описание: двадцати восьми лет, ростом в семь футов, сильный, как японский борец, я готов тотчас и без рассуждений уплатить 10 фунтов стерлингов тому, кто положит меня на обе лопатки. Да и понятно, почему я силен: я вел полную приключений и опасностей жизнь на воле, питая ненависть к душным помещениям. Когда другие мальчишки еще учились обращаться с носовыми платками, я уже работал как взрослый мужчина. Мне не было и пятнадцати лет, когда я объехал вокруг земного шара, дважды потерпел крушение и чудом спасся.

Отец мой был англичанином, человеком довольно ограниченным, но очень добрым, к тому же лучшим супругом, какого только могла пожелать женщина. Моя мать умерла от лихорадки на Филиппинских островах, когда мне было всего одиннадцать месяцев, и отец с тех пор почти не покидал своей каюты на нашем судне «Елена Троянская» вплоть до гибели судна. Оно затонуло, захваченное циклоном в открытом море, а с ним и все, кто был на его борту, кроме меня.

Итак, я потерял и отца, и мать. Можете представить себе душевное состояние пятнадцатилетнего юноши, оставшегося одиноким в полном смысле этого слова и знающего, что во всем мире у него нет никого, кто бы ему помог. Друзья… Хотя пословица и говорит, что лучше иметь друзей, нежели деньги, но какие могут быть друзья у такого малыша, каким я был в то время? Вот тут-то мне и пригодилась моя жизненная подготовка. Словом, через два дня я уже плыл на «Эмили» в Папеэте; там я прожил пять лет, добывая копру, и там же начались те странные приключения, о которых я собираюсь рассказать.

Затем я работал по найму у торговой компании на жемчужных банках[2] в Тихом океане. Мне повезло: сколотив приличное состояние, я обосновался у Большого рифа, на полуострове Кейп-Йорк, и открыл собственное дело. Хорошие это были дни: тогда еще не существовало суровых законов о ловле жемчуга, тогда всякий поступал как ему было угодно и чувствовал себя полным хозяином своего прииска. Когда эти законы вступили в силу, я уже был собственником приличного дома, двух недурных кораблей и весьма доходных жемчужных полей. Последние были куплены мною почти за бесценок, как уже использованные, но мне вновь повезло, и я стал богатым человеком. Теперь, достигнув известного благополучия и обеспеченности, я почувствовал непреодолимое желание посетить страну предков, Англию, и увидеть места, где родился и вырос отец (название тех мест я нашел, обнаружив запись карандашом на странице старинной Библии на латинском языке).

Я продал свои прииски, корабли и дом в расчете снова купить все это, если Англия мне не понравится, простился с друзьями и товарищами-матросами и отправился в Сидней, чтобы попасть на пароход, отходящий в Англию. Из этого можно заключить, что я решил бросить свое дело раз и навсегда и зажить скучающим бездельником. А почему бы и нет? Я был настолько богат, что мог это себе позволить, — мог бы стать филантропом и открыть литературный салон. Словом, я решил немного отдохнуть от праведных трудов.

Когда я приехал в Сидней, то узнал, что пароход в Европу отходит через неделю, но это меня не очень опечалило. В самом деле, разве может соскучиться за неделю человек, еще ни разу не бывавший в театре и как следует не видевший ни одного большого города с его удовольствиями и чудесами? Но здесь я никого не знал, и, должен признаться, бывали минуты, когда я с грустью вспоминал свои прииски на небольшом островке у Новой Гвинеи.

Глава IV

Подобное настроение было у меня, когда, прогуливаясь по одной из лучших, но уже надоевших мне улиц, я встретил странного субъекта, который с места в карьер предложил мне показать Сидней и его окрестности во всех подробностях. Вместе с ним мы зашли в кафе. Это был высокий и довольно красивый парень с развязными манерами и довольно наглым взглядом. Но, понимая, куда он клонит, я решил проучить его и последовал за ним. Мы выпили вина.

— Давно ли вы в Сиднее? — спросил пройдоха, покручивая ус.

— Только приехал, — ответил я.

— Не правда ли, чертовски скучно гулять одному? Я никогда не забуду, как скучал здесь в первые дни.

— Совершенно верно, — согласился я, — это очень скучно, тем более что я не знаю здесь никого, кроме моих банкира и адвоката.

— Ах, черт возьми, в таком случае я рад быть вам полезным. Ведь мы оба англичане, не так ли?

— Очень рад, я живу в гостинице «Квебек».

— У меня здесь неподалеку экипаж, в котором мы можем прокатиться.

В этот момент в зал вошел тот самый адвокат, который вел мои дела. Я обратился к своему собеседнику:

— Позвольте мне несколько минут поговорить с этим господином.

— Хорошо, я буду ждать вас в экипаже.

Он вышел, а я обратился к своему поверенному. Оказывается, он заметил моего спутника и счел своим долгом предупредить меня о намерениях пройдохи.

— Этот человек, — сказал он, — пользуется весьма скверной репутацией. Он встречает всех прибывающих из Англии и выбирает из них неоперившихся, желторотых птенцов, располагающих средствами. Всячески обхаживает их, показывает им окрестности Сиднея, и вскоре у этих птенчиков не остается ни гроша. Я очень сожалею, что вы оказались в его лапах.

— Ничего подобного, я хочу его проучить. Хотите посмотреть, как я это сделаю? Пойдемте со мной.

Мы вышли и двинулись по улице. Вскоре я услышал за спиной стук колес экипажа и сладкий голос моего новоиспеченного друга, звавший меня. Но я не реагировал. Наконец он догнал нас.

— А я уже испугался, что потерял вас, — проговорил он.

— В чем дело? — сухо спросил я.

— Но ведь вы пригласили меня к себе в «Квебек»!

— Я и не думал вас приглашать, я лишь сказал, что живу в «Квебеке», а если вы наняли экипаж, то извольте платить кучеру сами.

— Это свинство, сэр. Я отказываюсь платить кучеру: экипаж нанят для вас.

Тогда я повернулся к нему и медленно проговорил:

— Мистер Додсон, пусть это будет для вас уроком. Сначала нужно как следует обдумать дело, а потом приступать к нему. Вы ошиблись в своих расчетах. Как видите, я вас знаю.

Додсон выкрикнул несколько проклятий, вскочил в экипаж и укатил, а мой адвокат восторженно посмотрел на меня.

— Как вам удалось укротить его?

— Очень просто, — ответил я. — Я уже встречал его в своей стране, где он тоже пробовал заниматься этим ремеслом, но после многих неудач счел за лучшее перенести свои действия на более благоприятную почву.

Глава V

Таково было мое первое приключение, а вот второе. Я гулял по парку с сигарой во рту, не зная, как убить время: до отъезда оставалось целых три дня. Вдруг кое-что привлекло мое внимание: по соседней дорожке, ведущей к выходу, шла молодая, хорошо одетая девушка. Но, к несчастью для нее, на пересечении дорожек стояла группка из трех типичных сиднейских хулиганов. Они тихо переговаривались и косились на приближавшуюся девушку; было ясно, что они говорили о ней и составляли какой-то коварный план. И действительно, когда девушка была уже в пяти шагах от этой троицы, двое отошли на приличное расстояние, оставив на ее пути одного, самого рослого товарища. Но девушка ускорила шаг и прошла мимо, не обратив на него внимания. Тогда он побрел за ней, а первые двое пошли ей навстречу. Таким образом, бедняжка оказалась окружена. Она растерянно и беспомощно оглянулась и, увидев, что спасения ждать неоткуда, остановилась, вынула кошелек и отдала его хулигану.

Все это зашло слишком далеко. Я ускорил шаг, перебежал на загороженную дорожку и появился перед изумленными моим появлением хулиганами, занятыми изучением содержимого кошелька.

— Эй вы! — крикнул я. — Как вы посмели остановить эту даму? Сейчас же верните кошелек и отпустите ее!

Незнакомец, к которому я протянул руку, желая забрать кошелек, смерил меня взглядом с головы до ног, словно оценивая мои силы на случай драки. Но, очевидно, я произвел на него внушительное впечатление, и он мгновенно перешел на слезливый тон, уверяя, что девушка отдала ему кошелек, желая помочь в нужде, что он не останавливал ее, а лишь попросил милостыни.

— Отдай кошелек, — сказал я требовательно, делая шаг ему навстречу и вырывая кошелек из его рук.

Тогда один из его товарищей крикнул:

— Чего ты стоишь, дурень? Скрути шею этому цыпленку!

И они втроем начали надвигаться на меня. Но я был настороже. Недаром с пятнадцати лет мне приходилось сталкиваться с отчаянными субъектами. Первый же приблизившийся ко мне получил удар в живот, а второй — такую затрещину в нижнюю челюсть, которая сделала бы честь любому боксеру. Увидев это, третий кинулся бежать со всех ног, а за ним и побитые мною бродяги — один держась за живот, а другой выплевывая на ходу зубы. Кошелек валялся у моих ног. Подняв его, я направился к девушке, невольной виновнице всей этой истории. Она стояла в стороне, дрожа от пережитого. Я вежливо протянул ей кошелек.

Я как сейчас вижу ее перед собой. Она смотрела на меня своими огромными, глубокими и синими, как море, глазами. На вид ей было лет двадцать; высокого роста, изящная, прекрасно сложенная, с дивным овалом и чертами лица, красивыми каштановыми волосами — она была прекрасна.

Юная незнакомка была одета в темно-коричневый костюм, к которому чрезвычайно подходило белое горностаевое боа, накинутое на плечи, поскольку было несколько прохладно.

— О, как я вам благодарна, — проговорила она, — если бы вы не появились, я не знаю, что бы они со мной сделали…

— Я очень рад, что именно мне удалось оказать вам помощь, — ответил я. — Вот ваш кошелек, в целости и сохранности. Но позвольте дать вам маленький совет: судя по тому, что я сейчас здесь видел, это место вовсе не годится для вечерних прогулок молодой девушки. Я бы на вашем месте постарался не подвергать себя больше такому риску.

— Вы правы, — ответила она, — я сама во всем виновата. Я встретила подругу и прошлась с ней по парку, а когда уже возвращалась к своей карете, на меня напали. Но обещаю вам, что больше этого не случится, поскольку я совсем скоро, через несколько дней, уезжаю из Сиднея.

Услышав это, я почему-то очень обрадовался, что тоже покидаю город, но, конечно, прекрасной незнакомке не сказал.

— Вы позволите проводить вас до кареты? Эти хулиганы, быть может, подстерегают вас, — предложил я.

Она улыбнулась:

— Пожалуйста, хотя я не думаю, что они осмелятся сделать это после того, как вы их так славно проучили.

Мы пошли по дорожке, направляясь к выходу, у которого ее ждала карета. Я отворил дверцу, но, прежде чем войти туда, она протянула мне руку.

— Скажите мне ваше имя, чтобы я знала, кому обязана своим спасением.

— Мое имя — Ричард Гаттерас. Нахожусь здесь проездом, живу в гостинице «Квебек».

— Еще раз благодарю вас, мистер Гаттерас. Я никогда не забуду вашего благородного поступка. Меня зовут Филлис Ветерелль, мой отец — секретарь министерства колоний. Я уверена, что он тоже будет вам очень благодарен.

Она крепко пожала мне руку и изящно запрыгнула в карету, которая быстро помчалась прочь.

Глава VI

Разочарованные люди и смешные теоретики могут говорить что угодно о любви с первого взгляда. Я по своей натуре никогда не был романтиком. Причиной тому стала суровая жизнь, которую я вел до сих пор. Но теперь я узнал, что такое любовь, — словом, я влюбился по уши. Никогда еще я не встречал такое нежное, прекрасное, чистое существо, все время я думал только об этой девушке и решил во что бы то ни стало увидеть ее еще раз. На следующее утро я надел свой лучший костюм и отправился в город с тайной надеждой где-нибудь ее встретить. Мне повезло: вскоре на углу одной из самых людных улиц передо мной промелькнула ее карета. Мисс Ветерелль увидела меня и одарила своей милой улыбкой, от которой у меня закружилась голова. Я словно остолбенел, остановившись посреди улицы и завороженно глядя вслед удалявшемуся экипажу.

В таком странном душевном состоянии я возвратился к себе в гостиницу и сел завтракать. Тут меня осенила блестящая идея: а что, если явиться к ней с визитом? Почему бы и нет? И я вскочил с места, готовый тотчас привести свою мысль в исполнение. Но час был еще слишком ранний для официального визита, поэтому я ограничился тем, что позвал рассыльного и узнал ее адрес. Когда наступило время, подходящее для визитов, я нанял экипаж и отправился к дому, где моя любовь жила с отцом, но тут меня ожидал сюрприз: привратник сообщил, что молодой хозяйки нет дома, и добавил:

— Видите ли, сэр, мисс последнее время очень занята — в пятницу она уезжает вместе с отцом в Англию.

— Как? — воскликнул я взволнованно. — Ведь в пятницу отходит только «Оризаба»! Значит, мисс Ветерелль отбывает именно на нем?

— Совершенно верно, сэр. Она едет в Англию, чтобы быть представленной ко двору.

— Ага, так будьте добры передать ей мою карточку.

И я отправился домой, чувствуя себя на седьмом небе от счастья. Итак, я буду ее спутником в этом путешествии. В продолжение шести или более недель я смогу видеться с ней ежедневно. Такая перспектива казалась мне слишком прекрасной, чтобы быть правдой, однако непроизвольно я делал приготовления и строил планы нашего будущего сближения.

Наконец настал долгожданный день отплытия. Задолго до отхода я прибыл на борт «Оризабы» и, разместив свои вещи в каюте, вышел на палубу. Но тут выяснилось, что Ветерелли сядут на пароход только в Аделаиде и первые дни мне придется провести в одиночестве.

Глава VII

Ровно в три часа пароход поднял якорь, и мы отправились в путешествие. Несмотря на то что виды Австралии с моря прелестны, я предпочел запереться в каюте с книгой, а когда вышел оттуда, то оказалось, что Ветерелли уже прибыли. Следовательно, мисс Ветерелль не знала, что я тоже нахожусь на судне. Когда я появился, мне показалось, что нечто похожее на радость промелькнуло в ее взгляде.

— Это просто удивительно, мистер Гаттерас! Я допускала возможность встретить на пароходе кого угодно, только не вас.

— Так же думал и я, и мне кажется, что сама судьба свела нас здесь.

Девушка обернулась к высокому седому господину, который ее сопровождал.

— Папа, позвольте представить вам мистера Гаттераса. Это тот самый господин, который выручил меня тогда.

— Я вам искренно благодарен, мистер Гаттерас, — проговорил почтенный пожилой господин, сердечно пожимая мою руку. — Дочь рассказывала мне об этом печальном происшествии, и я на следующий день заезжал к вам в гостиницу, чтобы лично поблагодарить, но, к сожалению, не застал вас. Вы едете в Европу?

— Да, хочу наконец посетить места, где родился мой отец.

— Значит, вы так же, как и я, уроженец Австралии? — воскликнула мисс Ветерелль с милой улыбкой. — Вот еще одно совпадение в наших судьбах!

— Не совсем, — ответил я, — я родился во время морского путешествия, близ острова Святого Маврикия… Хорошо ли вы тут устроились?

— О, прекрасно, мы уже путешествовали на этом пароходе два или три раза в тех же самых каютах. А теперь, папа, пойдем искать мисс Томсон. Она уже, наверно, беспокоится о нас. До скорого свидания, мистер Гаттерас.

Я приподнял шляпу, и мисс Ветерелль, взяв отца под руку, направилась к корме таким твердым и уверенным шагом, точно всю жизнь провела на пароходе. Затем, когда отец с дочерью скрылись на лестнице, ведущей в каюты, я погрузился в свои мысли. Теперь мне стало совершенно ясно, что я влюбился впервые в жизни, и, как это всегда бывает в таких случаях, влюбился окончательно и безнадежно. Да, именно безнадежно: какой интерес может представлять для одной из красивейших и элегантнейших девушек высшего света жалкий искатель жемчуга, имевший счастье оказать ей услугу? Эта мысль овладела мной настолько, что я был близок к отчаянию.

В конце первой недели нашего путешествия мы миновали северную оконечность Австралии и покинули родные воды. За это время образ жизни и состав пассажиров парохода уже определились в достаточной степени. И, конечно, мисс Ветерелль оказалась самой красивой из пассажирок. Как следствие этого, всякий, начиная с капитана и заканчивая последним юнгой, старался оказать ей всевозможные услуги, чтобы заслужить ее внимание. В этом галантном «состязании» приняли участие и пассажиры, среди которых было несколько довольно знатных и богатых господ. Что оставалось делать мне? Трезво оценивая положение вещей, я счел за лучшее очистить дорогу, сойти с ее пути. Не знаю, заметила ли она это, но и ее обращение со мной в те короткие минуты, когда нам удавалось поболтать, стало как-то официальнее и суше. И каждый раз при встрече с ней мне становилось больно.


Погоня. Тайна доктора Николя. Невидимая рука

Наконец неминуемый кризис произошел. Однажды вечером, дня через два после того, как мы миновали Коломбо, когда я, сидя на открытой палубе, любовался закатом солнца, подошла мисс Ветерелль и заняла место рядом со мной. Она выглядела прелестно в своем изящном вечернем костюме, и мне страшно хотелось сказать ей это, но… что-то мешало. В полном молчании мы смотрели на закат, красный, как пожар. Наконец она первая нарушила эту тягостную тишину.

— Мистер Гаттерас, — произнесла она тихо, — почему вы избегаете встреч со мной?

— Избави бог, мисс Ветерелль, — воскликнул я, — как вы могли подумать такое?

— Я в этом совершенно уверена. Признайтесь, зачем вы так поступаете?

— Ну хорошо, хотя мне непросто это сделать, я вам отвечу. Я попросту думаю, что мое общество не может доставить вам удовольствия, и потому…

— Прекрасная речь для скромного молодого человека. Но, к сожалению, это не ответ на мой вопрос, — решительно прервала она меня.

— А что же вы хотите узнать?

— Я хочу узнать, почему ваше отношение ко мне так переменилось. Прежде мы были гораздо ближе, чем сейчас, вы рассказывали мне о своей жизни, о прошлом и поверяли свои надежды на будущее. Теперь все это куда-то ушло и все, что я слышу от вас, — «добрый день, мисс Ветерелль» и «спокойной ночи, мисс Ветерелль». Откровенно говоря, подобное отношение мне не по душе…

— Я прошу прощения, но…

— Не будем вступать в пререкания. Я сержусь на вас. И если вы хотите получить прощение, то все должно снова пойти по-старому. Будьте не хуже других, кто уделяет мне внимание.

— Это значит — встать в ряды других…

— Нет-нет, не говорите глупостей. Разве вы не видите, что я отношусь к вам лучше, чем к другим?

Таким образом все устроилось само собой, и мне не пришлось трудиться над восстановлением наших дружеских, увы, только дружеских отношений. Правда я заметил, что это как будто не нравится ее отцу, однако он сдерживался и ничего не говорил.

Глава VIII

На следующее утро мы были уже в Адене и вошли в Красное море. Миновав Суэцкий канал и оставив позади Порт-Саид, мы достигли Средиземного моря, и тут я впервые увидел берега Европы. В Неаполе Ветерелли должны были сойти с парохода и продолжить свое путешествие через материк. По мере того как приближался час разлуки, мне становилось все грустнее и грустнее. И Филлис, как мне казалось, тоже утратила прежнюю жизнерадостность. Вы спросите, какие я имел основания думать, что мисс Ветерелль заинтересовалась моей персоной. Не знаю, не смогу ответить на этот вопрос, мне просто так казалось, и дальнейшее развитие событий подтвердило, что я не ошибался.

На следующее утро мы должны были прийти в Неаполь. Ночь была чрезвычайно спокойная и ясная, гладкая поверхность моря светилась зеленоватыми фосфоресцирующими переливами. Мы с мисс Ветерелль сидели на палубе, всматриваясь в игру волн. Звезды на востоке белели, предвещая скорый восход луны. Я взглянул на Филлис — она была хороша как никогда. И тут меня охватило огромное, непреодолимое желание рассказать ей о своей любви. Но ни с того ни с сего начать этот разговор я не мог.

— Итак, мисс Ветерелль, — произнес я тихо, — завтра мы распростимся с вами и, кто знает, увидимся ли еще когда-нибудь вновь.

— О нет! Мистер Гаттерас, не надо так говорить. Я уверена, что когда-нибудь мы еще встретимся. Обязательно! Мир, в конце концов, не так велик.

— Да, для тех, кто, возможно, ищет встречи. Для всех же остальных он огромен.

— Но все же будем надеяться на лучшее. Кто знает, может быть, наши пути пересекутся в Лондоне. В этом нет ничего невероятного.

— Скажите, будет ли вам приятна такая встреча? — спросил я, ожидая от Филлис ответа с обычной для нее прямотой.

Но, к моему удивлению, она ничего не ответила, а только отвернулась. Возможно, я оскорбил ее.

— Мисс Ветерелль, ради бога, простите мне мою грубость. Я должен был понимать, что не имею права задавать вам такие вопросы.

— Нет-нет, почему же, — ответила она, вновь поворачиваясь ко мне, — я отвечу искренно и прямо, что всегда буду рада встретиться с вами.

Вся кровь бросилась мне в голову. Неужели я не ослышался, неужели она в самом деле сказала, что будет рада встретиться со мной?!

— О, мисс Ветерелль, вы не можете себе представить, какое счастье доставляли мне беседы с вами! А завтра мы расстанемся, быть может, навеки, и я вернусь к своей обычной скучной и беспросветной жизни.

— Нет, не говорите так, ведь у вас есть работа, у вас есть цель…

— Все это верно, но мне не для кого работать. Я говорил вам, что, с тех пор как себя помню, я не знал ни ласки, ни нежности. Я никому не нужен, меня не любит ни одна душа в мире, и нет человека, которому моя смерть принесла бы огорчение.

— Не смейте, не смейте так говорить… — Ее голос задрожал. — Нет, это неправда, не может быть правдой!

— Но это правда, мисс Ветерелль, горькая правда. О, если бы я мог надеяться, мисс Ветерелль, что вы принимаете во мне хоть малейшее участие, я бы с легким сердцем взялся за свою нелегкую работу…

Мисс Филлис вновь смущенно отвернулась, ее рука покоилась на перилах. Сердце мое бешено колотилось. Я не выдержал:

— Я люблю вас, Филлис. А вы… ответите ли вы на мое чувство?

Ее маленькая рука упала с перил, и я поспешил завладеть ею. Девушка как будто не расслышала вопроса. Я повторил его.

— Да, — едва слышно прошептала она.

Прежде чем моя возлюбленная успела сообразить, что сейчас произойдет, я заключил ее в объятия и начал покрывать страстными поцелуями. Она не оказывала никакого сопротивления. Она была моя. Ее первые, еще робкие поцелуи подтвердили мне то, что едва смогли вымолвить ее губы. И в этот момент мне показалось, что и море, и звезды полны сказкой моей любви. На горизонте неторопливо всплывала луна, словно желая подслушать слова любви, которые я горячо шептал. Я был беспредельно счастлив, и признания, пылкие и бессвязные, рвались прямо из души. Я узнал, что любовь связала нас своими невидимыми, но неразрывными узами.

Глава IX

Я прижимал свою желанную к сердцу, она немного смущенно и нежно смотрела на меня. Вдруг выражение ее взгляда изменилось, и из нежного он стал почти испуганным. Я обернулся: к нам медленным, размеренным шагом приближался ее отец.

— Оставьте нас одних, — прошептал я, и она исчезла, а я остался с глазу на глаз с рассерженным родителем.

Выражение его лица ясно свидетельствовало о его состоянии; было очевидно, что он все видел и слышал.

— Мистер Гаттерас, — сказал он сухо, — будьте любезны объяснить, что все это значит.

— Мистер Ветерелль, — ответил я, поднимаясь с кресла, — я вижу, что должен наконец дать вам некоторые объяснения. Незадолго до вашего прихода я осмелился признаться вашей дочери, что люблю ее. Она была весьма великодушна и ответила, что и сама разделяет мое чувство. Ввиду сложившихся обстоятельств я покорнейше прошу у вас руки вашей дочери.

— Вы, сэр, злоупотребляете тем, что оказали моей дочери помощь в Сиднее. И это вовсе не делает вам чести.

— Я полагаю, сэр, что ваша дочь вольна распоряжаться своими симпатиями и любить того, кто этого заслужит. Она была так добра, что обещала стать моей женой, конечно, с вашего позволения. Существуют ли, по вашему мнению, какие-либо препятствия к этому?

— Только одно, но оно непреодолимо. Запомните, я запрещаю вам даже думать о возможности свадьбы. Это недопустимо.

— Но ведь так вы погубите две молодые жизни! Ради бога, объясните причину вашего отказа!..

— Я вовсе не обязан вам что-либо разъяснять. Я запрещаю — и все.

— Так это окончательное ваше решение? И вас не тронут ни мольбы, ни уверения?

— Нет, сэр, мое слово неизменно. Я не могу в один момент передумать. Кроме того, позвольте заметить, что ваше поведение по отношению к Филлис здесь, на борту корабля, было неджентльменским. Прощайте.

— Постойте, мистер Ветерелль! — воскликнул я, пытаясь задержать почтенного джентльмена. — Вы были так любезны, что познакомили меня со своими взглядами. Отвечу вам тем же. Ваша дочь меня любит. Я честный и трудолюбивый человек и люблю ее всем сердцем. Я заявляю вам, что, несмотря ни на что, даже на ваши запреты и протесты, мы все же будем продолжать любить друг друга и Филлис станет моей женой даже без вашего на то согласия.

— Вы сошли с ума.

— Уверяю вас, что нет. И благодарите Бога, сэр, ведь я помню, что вы отец той девушки, которую я люблю. Никому, слышите, никому другому эти слова не сошли бы с рук.

— Я не желаю продолжать этот бессмысленный спор. Я сообщил вам свое окончательное решение. Прощайте.

— До свидания, — ответил я, и он ушел.

Я находился в странном состоянии: волнение, охватившее меня после объяснения с отцом моей возлюбленной, смешивалось с восторгом от осознания, что Филлис любит меня, принадлежит мне. Моя голова кружилась, я был словно в тумане.

Пробило восемь склянок.[3] Я машинально спустился по лестнице и вошел в свою каюту. Иллюминатор был открыт, а на столике перед ним лежал узкий лиловый конверт, адресованный мне. Недоумевая, я раскрыл его, вынул небольшой листок и с трепетом и восторгом прочел следующие строки:

«Мой любимый, отец сообщил мне о вашем разговоре. Я решительно не понимаю его упорства и не могу понять его причину. Но, что бы там ни было, помните, что я буду либо вашей женой, либо ничьей. Возлагаю все надежды на Всемогущего Бога — он поможет нам. Ваша Филлис.

P. S. Завтра утром постарайтесь передать мне ваш лондонский адрес».

Можно ли сомневаться, что, имея такое письмо под подушкой, той ночью я видел чудесные сны? Но как мало в то время я думал о последствиях, к которым способно было привести мое сиднейское приключение! И мог ли я предвидеть те странные приключения, которые мне довелось пережить позднее?

Глава X

Только теперь, пережив все испытания, выпавшие на мою долю, я могу в известной степени дать себе отчет и проследить происшедшие события. Итак, я прибыл в Лондон. Не могу сказать, что он произвел на меня особенно приятное впечатление. Сильное — да, но не приятное. Несмолкаемый шум, действующий мне на нервы (привыкшие к покою океана), вечно куда-то спешащие, волнующиеся толпы народа, поразительное сочетание нищеты и роскоши, красоты и безобразия, изящества и безвкусия — все это, спутанное в гигантский клубок, подавляло, ошеломляло, но никак не привлекало. Но что действительно меня поразило, так это Риджент-парк, где я оказался в это прекрасное летнее утро; красоту его можно вообразить, но не описать.

Я буквально потерялся в этой сутолоке — совершенно бессмысленным взглядом провожал экипажи и автомобили и бесцельно следовал за толпой, увлекаемый ее движением; так продолжалось часа три, наверно. Наконец какой-то фланирующий господин, видя, что я иностранец, принял во мне участие и выразил готовность показать мне Лондон и его достопримечательности, на что я согласился с живейшей радостью. Только теперь я убедился, что осмотреть Лондон со всеми его достойными внимания особенностями невозможно. Но и то, что мне показывал мой добровольный проводник, было столь интересно, что я совершенно незаметно для себя полюбил хмурый Лондон; только вечером я распростился со своим любезным проводником. Еще перед отъездом из Сиднея мой адвокат дал мне адрес гостиницы близ Стренда[4] — туда я и отослал свой багаж еще с вокзала и теперь направился сам. Отель оказался очень приличным и спокойным, и я решил обосноваться в нем уже потому, что на этот адрес мне обещала писать Филлис.

И теперь я тщетно ожидал ее письма и тосковал, зная, что, если письма еще нет, значит, она сама пока не приехала в Лондон; между тем они с отцом собирались провести всего два дня в Неаполе, три — во Флоренции, два — в Риме и столько же — в Париже. Так что моя милая уже дня два как должна была находиться в Лондоне.

Наконец однажды утром мое терпение было вознаграждено с избытком. Мне принесли письмо. На нем была английская марка, и я сразу узнал на конверте дорогой для меня почерк. Я лихорадочно разорвал конверт. Послание оказалось коротким, но говорило мне о многом.

Филлис с отцом приехали в Лондон накануне и остановились в отеле «Метрополь»; они собирались отправиться в свое поместье в конце этой недели. Но, как было указано в приписке, если я пожелаю увидеться с ней, Филлис будет меня ожидать у входа в Британский музей утром следующего дня в одиннадцать часов.

Не могу вспомнить, на что я использовал этот огромный промежуток времени от получения письма до наступления следующего дня, но только в половине одиннадцатого я уже нетерпеливо мерил шагами тротуар перед великолепным входом в музей, украшенный огромными колоннами. Я жадно всматривался в лица проходивших и проезжавших мимо. Минуты тянулись убийственно медленно, но наконец, когда мелодичный звон колокола на соседней церкви возвестил о наступлении одиннадцати часов и к нему немедленно присоединились колокола других храмов, я увидел, что из-за угла выехала изящная карета, в которой сидела Филлис. Подать ей знак и отворить дверцу экипажа было для меня делом одной минуты.

— Ах, Дик, — ответила она на мой вопрос с плутовской улыбкой на прекрасных губах, — вы даже вообразить не можете, сколько препятствий мне пришлось преодолеть, чтобы приехать сюда. Отец собирался вместе со мной посетить тысячу мест, и мне едва удалось от него удрать.

— Наверно, вы сделали вид, что поехали к портнихе, — добавил я со смехом, чтобы показать ей, что я тоже кое-что знаю о женских проделках.

— Надеюсь, что отец так и подумал, — ответила она, очаровательно зардевшись, — но сердце сказало мне, что я должна увидеться с вами во что бы то ни стало.

В этот момент мы оказались в вестибюле музея. Десятки хорошеньких элегантных девушек проходили мимо нас, но моя прекрасная спутница была красивее всех.

— Филлис, дорогая моя, — сказал я, — мы так давно не виделись!.. За это время у вас была возможность все хорошо обдумать. Скажите же, согласны ли вы подарить мне свою любовь?

Она взглянула мне прямо в глаза.

— Ни на одну минуту я не усомнилась в этом, Дик, и не изменила решения. Я уже сказала вам это однажды и не желаю брать свое слово обратно. Достаточно ли вам знать, что я люблю вас и, что бы ни произошло, буду только вашей или ничьей?..

— Да, этого достаточно, — торжественно произнес я. — Но, Филлис, как же нам поступить, ведь ваш отец настроен решительно?

— Я теряюсь в догадках, какова причина его упорства. Он всегда обожал меня и говорил, что никогда не станет стеснять меня в выборе супруга. Но теперь… теперь какая-то тайна встала между нами, чья-то воля идет нам наперекор. Тут таится нечто, чему у меня нет объяснения. Отец совершенно изменился. То он непременно желал ехать в Лондон, а теперь мне часто кажется, что он боится тут встретить кого-то, но кого именно — я не знаю. Меня мучит это. Мне совершенно непонятно поведение отца.

— Да, все это очень таинственно и печально. Но как же быть? Не попробовать ли мне еще раз открыто попросить его согласия?

— Я боюсь, что такой поступок лишь испортит дело. Нет, предоставьте это пока мне, я сама постараюсь уговорить отца. А теперь давайте осматривать музей.

Мы ходили по бесконечным экспозициям музея, где собрано все, что может привести человека в изумление, и особенно долго пробыли в египетском отделении, восхищаясь великолепием ушедшей древней цивилизации. Может быть, и неудобно назначать свидания в музее, но, клянусь честью, я никогда бы не осмотрел музей так внимательно и подробно, как теперь. Ученым должно быть это приятно. Я сообщил свои соображения Филлис, и мы долго смеялись. Но вот она взглянула на часы.

— Без четверти два! — воскликнула она. — Ах, Дик, я должна спешить! Я обещала отцу быть дома к двум часам и не могу заставлять его ждать меня.

И она стала надевать перчатки. Но я остановил любимую и, вынув из кармана маленький футляр, открыл его. Увидев его содержимое, она не смогла удержать легкого возгласа восхищения, и я, надев на тонкий пальчик кольцо, поспешил поднести ее руку к губам.

— Филлис, — проговорил я, — когда вы будете глядеть на это кольцо, вспоминайте того, кто любит вас больше всего на свете и кто готов пожертвовать всем, чтобы доставить вам радость.

Мы вышли из музея, и она подозвала карету. Я усадил ее в экипаж и озабоченно спросил:

— Когда же мы снова увидимся?

— Пока не знаю, но я вас извещу. Умоляю, не отчаивайтесь, что бы ни случилось, мы увидимся. До свидания, дорогой.

Я приподнял шляпу, она махнула мне рукой, и в следующий момент карета укатила. Затем я медленно побрел по Оксфорд-стрит с намерением пересечь город и попасть в свою гостиницу. Мои мысли были до того заняты воспоминаниями о свидании с моей дорогой Филлис, что я шел совершенно наугад и, очнувшись, увидел, что оказался в таком квартале Лондона, где мне еще ни разу не приходилось бывать. Узкие улочки, мрачные покосившиеся дома, странные лавчонки в одно окно, грязная мостовая, изборожденная канавами, — все это было так не похоже на обычно чистые лондонские улицы.

Глава XI

Часы на колокольне какой-то церкви поблизости пробили три. Я почувствовал, что проголодался, и невольно стал искать глазами место, где можно было бы перекусить. Но ни одного мало-мальски приличного ресторана я не увидел. Наконец я заметил на перекрестке двух улиц нечто подходящее и поспешил туда. Войдя, за грязной стойкой, заставленной графинами с водкой, я увидел типичного француза, который вежливо поклонился и спросил, что мне угодно.

— Могу ли я позавтракать? — спросил я.

— О, конечно, сударь, конечно. Будьте так любезны, спуститесь в общую залу, а я сейчас же распоряжусь. — И он указал мне на грязную лестницу в углу комнаты.

Я начал спускаться. Лестница была крутая и длинная. Наконец я добрался до комнаты, которую француз назвал залой. Это был длинный, с низким сводом подвал, стены которого украшали две или три картины, но разобрать, что на них было нарисовано, не представлялось никакой возможности из-за покрывавших их сальных пятен и копоти. Из мебели в помещении было лишь несколько колченогих столов и таких же стульев.

Когда я вошел, там сидели три человека. Двое из них были заняты игрой в шахматы, а третий, по-видимому, не имевший к ним никакого отношения, внимательно следил за игрой, стараясь в то же время казаться погруженным в чтение бумаг, лежавших перед ним. Сев неподалеку от игроков, я заказал завтрак и, пока его готовили, от нечего делать стал рассматривать всех троих. Из шахматистов один был огромный, видимо, неслабый субъект, с длинными руками, большой рыжей бородой и сверкающими черными глазами. Его противник казался совершенным младенцем по сравнению с ним: это был хилый человечек с бледными щеками, жидкими усиками и водянистыми голубыми глазами. На носу у него неуверенно сидело пенсне, и из-за длинных волос его можно было принять за художника.

Оставив шахматистов, я обратил внимание на человека, сидевшего в углу. Этот был интереснее во всех отношениях. Во всяком случае я был очень удивлен, что встретил человека с такой внешностью в этом грязном притоне. Он был высок и строен, великолепно сложен и, по-видимому, обладал колоссальной силой. Голова его, окруженная ореолом черных как смоль волос, имела гордую посадку; у него были карие глаза с зеленоватым огоньком внутри, как у змеи. Но что меня поразило больше всего, так это то, с каким интересом он наблюдал за игрой этой странной парочки. Взгляд его был устремлен на доску, и он иронично улыбался, когда кто-нибудь из игроков делал ошибку, и одобрительно кивал головой при удачном ходе. Он был, видимо, сильно увлечен игрой, и я ждал, что он вот-вот заговорит. Но незнакомец сдерживался. Я заметил, что время от времени он весь содрогался от желания подсказать верный ход, и при ошибке, сделанной кем-либо из игроков, его лицо становилось настолько напряженным, что я невольно увлекся наблюдением за ним. Но вскоре мне подали завтрак, и в это же время игра окончилась. Высокий мужчина встал, сказал что-то по-немецки и вышел. Забавно было то, что выиграл меньший, после чего победным взором окинул всю комнату. В этот момент его глаза встретились с глазами незнакомца, наблюдавшего за этим поединком. Торжество во взгляде победителя исчезло, и глаза его сделались какими-то бесцветными — так птичка смотрит на змею. Тот поднялся, не проронив ни слова, подошел к выигравшему шахматисту и принялся расставлять фигуры на доске.

«Могу я просить вас сыграть со мной одну партию?» — произнес он на великолепном английском языке и, тонкими длинными пальцами взявшись за пешку, сделал ход первым. Маленький человечек что-то пропищал в ответ, и игра началась, а я занялся своим завтраком. Но невольно мой взор то и дело обращался на игравших. В самом деле, это было довольно любопытное зрелище. Заинтересовавший меня господин казался совершенно погруженным в игру. Он волновался так же, как и тогда, когда следил за чужой игрой, но опять-таки не произносил ни слова. Эффект, производимый им на партнера, был потрясающим. Тот сидел на краешке стула и казался совершенно подавленным своим противником с демонической внешностью.

Глава XII

Результат игры можно было, конечно, предвидеть с самого начала: выиграл демонический человек, как я окрестил его с первого взгляда, а хилый субъект, довольный уже тем, что отвязался от столь страшного партнера, схватил шапку и пулей вылетел из комнаты. Его противник обернулся ко мне и с самой любезной улыбкой произнес:

— Согласитесь, что учить дураков — долг всякого умного человека.

Не зная, что ответить, я благоразумно промолчал. Тогда он поднялся и, направившись ко мне, сел напротив, скрестив руки на груди. Затем сказал самым любезным и даже несколько заискивающим тоном:

— Вы ведь согласны со мной, мистер Гаттерас?

Сначала я был слишком поражен, чтобы ответить что-либо: каким образом этот человек мог узнать мое имя? Я приготовился было дать ответ, который не совсем пришелся бы ему по вкусу, но он продолжал:

— Вот мой партнер нуждался в хорошем уроке, но я пожалел его, потому что в жизни у него не много радостных минут. С другой стороны, вам, мистер Гаттерас, предстоит выдержать более трудную борьбу. Обстоятельства докажут вам это. Некоторые вовсе не хотят бороться, но их вынуждают обстоятельства, как, например, вас. Иные вступают в борьбу, будучи уверены, что не существует особенного риска, как, например, этот немец. Другие, наоборот, ищут этих приключений. Как вы думаете, к какому разряду людей я принадлежу?

Он улыбнулся плотоядной улыбкой, обнаружив ряд великолепных зубов. В третий раз я не знал, что ему ответить. Но наконец я собрался с духом и заговорил:

— Мне, право, трудно судить об этом, поскольку я мало вас знаю, но из всего увиденного заключаю, что лишь крайность толкает вас на борьбу.

— Вы ошибаетесь — наоборот, я ищу приключений. Я смотрю на них как на спорт: это единственное интересное в жизни. Ведь вы и сами так думаете, мистер Гаттерас.

— Не совсем так, однако вы знаете мое имя, а я ни разу в жизни вас не видел. Может быть, вы будете так добры и скажете, где вы видели меня?

— Охотно исполню ваше желание, но предупреждаю, что вы все равно не поверите моим объяснениям; однако я хочу вас убедить, что знаю очень много. Например, в правом кармане у вас лежат три карточки. — Тут он прикрыл глаза и откинулся на спинку стула. — Одна из них смята, и на ней ничего не напечатано, но написано карандашом: «Эдуард Брейтуайт, Маккарти-стрит, Сидней». Мне кажется, что написано именно «Брейтуайт», хотя некоторые буквы трудно прочесть. Другая большего формата, и на ней напечатано: «Сильвестр Ветерелль», а третья, мне кажется, ваша собственная, мистер Ричард Гаттерас… Не угодно ли вам проверить?

Я машинально сунул руку в карман и действительно вытащил оттуда три карточки. На первой стояло имя Эдуарда Брейтуайта — она принадлежала моему сиднейскому адвокату; вторую я получил от отца моей возлюбленной в тот вечер, когда мы впервые встретились на палубе; а третья была моя собственная.

Что это — колдовство или просто ловкий фокус? Я не мог ответить себе на этот вопрос. Но во всяком случае все происшедшее не увеличило моей симпатии к незнакомцу.

— Ага. Я ведь угадал! — воскликнул он. — Не притворяйтесь, мистер Гаттерас, что я не угадал, — это те самые карточки. Сознайтесь. Прекрасно. Я очень рад познакомиться с вами, тем более что, мне кажется, мы еще встретимся. Когда и где — не знаю. Но, что бы там ни было, будем надеяться, что наша новая встреча окажется не менее интересна и приятна, чем настоящая.

Я рассеянно слушал его, пытаясь ответить себе на вопрос — колдун он или фокусник? А он поднялся и начал натягивать перчатки.

— Простите, — произнес я, — я все думал об этих карточках и окончательно зашел в тупик. Скажите, как вы устроили этот фокус?

— По-вашему, это фокус? — засмеялся он. — Хорошо, пусть будет фокус. Но все же я хочу вам показать, что это не ловкость, а сила, и сила огромная. Но люди склонны все необъяснимые вещи, явления, недоступные их маленькому уму, сваливать в общую кучу и называть эту кучу фокусами. Если желаете, я покажу вам еще один «фокус» — как вы его назовете?

— Пожалуйста, — ответил я.

— Тогда смотрите.

Он подошел к окну, где стоял широкий стеклянный, наполненный водой сосуд, в котором плавал лист клейкой бумаги от мух. Он взял сосуд, перенес на стол, вынул листок и пустил плавать лист обыкновенной бумаги. Затем вынул из кармана коробочку с порошком, насыпал порошка на бумагу, отчего та приняла ярко-зеленый цвет, и зажег бумагу. Та загорелась с легким потрескиванием, источая дурманяще сладкий аромат. Да, бумага горела на воде.

— Вот, мистер Гаттерас, перед вами еще один «фокус», который я узнал от факиров в Бенаресе, в Индии. Он намного эффектнее первого и способен возбудить ваш интерес. Теперь смотрите пристально на эту горящую бумагу, сосредоточьте все свои мысли, все внимание на ней, и тогда вы увидите нечто интересное.

Он замолк. Улыбнувшись, я стал смотреть на бумагу насколько возможно пристальнее. В первые минуты ничего не изменилось, но затем странное состояние овладело мною. Сначала я различал только зеленоватые огоньки и дым, поднимавшийся спиралью к потолку. Затем я уже не различал самого сосуда и видел только голубоватый туман, в котором шевелились какие-то неясные образы. Тщетно я впивался в них глазами — они были неуловимы. Но вот дым стал рассеиваться, и передо мной вдруг предстала такая картина. В красивой комнате перед открытым окном сидела прекрасная девушка и плакала. Эту комнату я никогда не видел прежде, не знал и плачущую девушку. Но вот она повернула свою головку… Боже мой! Это была Филлис, моя невеста… Я жадно всматривался в эту картину и вдруг услышал ее слова, прорвавшиеся сквозь рыдания: «О Дик, Дик, приди ко мне!»

Я вскочил на ноги, и в тот же момент страшный грохот разнесся по подвалу. Сосуд лежал передо мной разбитый на тысячу кусков, бумага вся сгорела, и ее пепел хлопьями носился в воздухе. Незнакомец исчез. Шатаясь от волнения, я направился к выходу и, встретив испуганного француза, объяснил ему, в чем дело. Расплатившись с ним, я вышел на улицу, но мои мысли были заняты всеми теми странными вещами, которые только что со мной случились. Для простого фокуса это было слишком серьезно. Скорее к ней! Узнать, что с ней! Тут только я пришел в себя. Окликнув случайно проезжавший мимо кеб, я назвал адрес гостиницы, где она жила. Пока мы ехали, перед моими глазами все стоял образ плачущей девушки, зовущей меня. Вот мы подъехали к гостинице. Расплатившись с извозчиком, я вбежал в подъезд и попросил первого попавшегося лакея проводить меня к мисс Ветерелль.

— К мисс Ветерелль, сэр? — удивился он. — Вчера днем она уехала в Париж, а оттуда направится обратно, в Австралию.

Глава XIII

На минуту я не поверил своим ушам. Уехала? Почему? Что побудило ее так внезапно покинуть Англию? Этими вопросами я засыпал лакея. Но он ничего не знал и ответил лишь, что мисс Ветерелль уехала в Париж, чтобы пересечь материк и сесть в Неаполе на первый же пароход, отправляющийся в Австралию. Видя, что тот действительно ничего не знает, я повернулся и тихо вышел из гостиницы. События разворачивались слишком стремительно, чтобы я мог что-нибудь понять. Факт был в том, что она уехала, но как и почему — я терялся в догадках и предположениях.

Наконец на следующий день почта принесла мне известие. Это было письмо, написанное еще в Лондоне, но отправленное только из Дувра. Вот что в нем было написано: «Мой единственный! С отцом случилось что-то страшное. Что именно — не могу сказать: сама не знаю. Нынешним утром он вышел в веселом, бодром настроении, а вернулся дрожащий как лист и мертвенно бледный. Он едва добрел до моей комнаты и упал в кресло почти в обмороке. Когда он пришел в себя, первыми его словами было: „Вели служанке скорее укладывать вещи. Нельзя терять ни минуты. Через полчаса мы уезжаем в Париж, а затем в Неаполь, чтобы успеть на пароход, отправляющийся в Австралию“. Я пыталась возражать. „Ни слова! — воскликнул он. — Сегодня утром я встретил человека, присутствие которого делает наше пребывание в Англии невозможным. Нельзя терять ни минуты, если ты не хочешь найти меня мертвым у твоих дверей“. Я была ошеломлена. Не говоря ни слова, я поспешно собрала вещи, и через полчаса мы уже выехали из гостиницы. О, как я хотела проститься с вами! Но отец так боялся оставаться в Лондоне, что мы вынуждены были уехать немедленно. Пока мы ехали, он напряженно всматривался в прохожих и боязливо вздрагивал, когда какая-нибудь карета с шумом перегоняла нас. И теперь, мой дорогой…» Письмо на этом прерывалось.

Я сидел словно громом пораженный. Вертел в руках письмо и пытался представить себе поезд, мчащийся теперь к Франции и уносивший от меня девушку, которую я любил больше всего на свете.

Глава XIV

На следующее утро я отправился в Гэмпшир, чтобы найти, если будет возможно, дом моего отца. Хоть я и помнил наизусть адрес, но, где находится это место, я не имел ни малейшего понятия. Я сошел на станции Линдхерст-роуд, поскольку деревня, которую я разыскивал, находилась в самой глубине Нью-Фореста, и, получив от ближайшего лавочника нужные мне сведения, отправился в путь. Мой извозчик сообщил, что он вот уже семьдесят лет живет в этой местности, но ни разу еще не бывал в Саутгемптоне, находящемся всего в нескольких милях отсюда. Эта черта характера английских крестьян всегда поражала меня: прожить всю жизнь на одном месте и ни разу не отойти от своего дома больше чем на десять миль. Проехав мили две, я спросил возницу, не знает ли он той деревни, в которую мы едем. Но, к моему изумлению, оказалось, что он даже знает моего отца.

— Гаттерас! — воскликнул он. — Боже мой, кто бы мог подумать!

— Разве это имя вам известно? — спросил я.

— Как же, как же! Это имя мне слишком хорошо известно, да и кто же здесь его не знает! Я помню, что раньше здесь жил эсквайр Джеспер Гаттерас со своей женой леди Маргаритой, потом его сын, капитан, убитый где-то в чужих краях, и, наконец, мистер Джеймс…

— Джеймс — имя моего отца: Джеймс Даймок Гаттерас.

— Вы сын мистера Джеймса? Быть не может! Вы сын эсквайра, бежавшего из дома после размолвки с отцом и уехавшего за границу? Кто бы мог подумать! Сэр Уильям будет ужасно рад вас видеть!

— Сэр Уильям? Кто это такой?

— Он единственный оставшийся жить в доме. Боже мой, боже мой, сколько неприятностей произошло в семье за эти годы!

Тем временем местность изменилась. Мы ехали по дороге, скорее напоминавшей аллею парка: она была обсажена высокими деревьями, ветви которых смыкались над нашей головой. Сквозь их зеленую листву можно было различить серебрившуюся реку, вдоль берега которой раскинулась деревня, и серую колокольню старой церкви.

Мы спустились с холма и, переехав каменный, крепкой постройки мост, въехали во двор деревенской гостиницы. На мой вопрос, что это за деревня, извозчик ответил, что это и есть то местечко, в котором живет сэр Уильям, и, не говоря больше ни слова, направился в гостиницу. Я пересек двор, миновал ворота и вышел на улицу. День был великолепный. Солнечные лучи, пробиваясь сквозь густую листву деревьев светлыми бликами, скользили по тенистой дороге. Около мили мне пришлось идти по этой лесной дороге, пока я наконец не увидел дом.

Это было благородных пропорций серое здание, почти квадратное, с массой различных надстроек и башенок. Некоторое время я колебался — войти мне или не стоит, но наконец отворил старую железную калитку и оказался в парке. Все вокруг носило следы запустения и разрушения. Дорожки так заросли травой, что с трудом можно было заметить те места, где раньше были клумбы и куртины.

Дом носил те же следы запустения и разрухи. Я прошел монументальный каменный портал и постучал в дверь. Раздались шаги, в замочной скважине щелкнул ключ, и дверь распахнулась.

Глава XV

Передо мной стоял старик, одетый в длинный черный сюртук, позеленевший от старости. На вид этому человеку было по меньшей мере лет семьдесят. Он спросил, по какому делу я явился. В ответ я осведомился, дома ли сэр Уильям Гаттерас.

— Сейчас справлюсь, — ответил старик и, оставив меня дожидаться в передней, вышел.

Минут через пять или около того он вернулся и сделал мне знак следовать за собой. Слуга провел меня через весь дом и, открыв дверь, пригласил войти. В кабинете я увидел высокого пожилого человека с сосредоточенным выражением лица.

— Мой слуга сказал, что ваше имя — Гаттерас, — начал он.

— Да, это так, — ответил я, — мой отец — Джеймс Даймок Гаттерас.

Хозяин внимательно вглядывался в меня в продолжение нескольких секунд, но не выразил никакого удивления. Затем, сложив вместе кончики пальцев — его излюбленная привычка, как я узнал позднее, — он торжественно начал:

— Джеймс был моим младшим братом. Он сильно скомпрометировал себя в Англии и был выслан за границу. Мы некоторое время получали от него известия из Австралии, но вскоре он совершенно скрылся с нашего горизонта. Возможно, вы действительно его сын, а может быть, и нет. У меня на данный момент нет достаточных сведений, чтобы судить об этом.

— Даю вам слово, что это так, — ответил я, немного задетый его речью, — но если вы желаете дополнительных доказательств, то у меня в кармане пальто лежит книга на латинском языке с собственноручной подписью моего отца и надписью, указывающей, что он подарил эту книгу мне.

— Это Катулл?

— Он самый!

— В таком случае я попрошу вас немедленно возвратить ее мне. Эта книга принадлежит мне. В тысяча восемьсот тридцать третьем году, третьего июля, около одиннадцати часов утра, я заплатил за нее восемнадцать пенсов в магазине Джона Бернса в Лондоне, на Флит-стрит. Мой брат взял ее у меня, и с тех пор я так и не смог приобрести другой такой же экземпляр.

— Значит, вы признаете, что эта книга доказывает мое происхождение?

— Я не признаю ничего. Чего вы от меня хотите? Зачем вы сюда явились? Вы сами видите, что я ограничен в средствах и никакой поддержки оказать вам не могу. Не могу оказать вам и протекции, поскольку утратил всякие связи с обществом.

— Я не желаю от вас ни того, ни другого. Я только что вернулся из Австралии.

— А, это совершенно меняет дело. Вы говорите, что прибыли из Австралии. Чем вы там занимались?

— Золотоискательством, скотоводством, торговлей, — ответил я.

Он подвинулся ко мне на шаг, и на его лице появилось выражение животной жадности. Он заговорил отрывистыми фразами:

— Золотоискательством и скотоводством? Так-так… И, надеюсь, вам повезло?

— Очень, — ответил я, составив тем временем дальнейший план действий. — Я думаю, что по моему чеку в Английском банке немедленно можно получить десять тысяч фунтов стерлингов.

— Десять тысяч фунтов. Десять тысяч!

Он в волнении заходил по комнате, время от времени поглядывая на меня, как бы для того, чтобы убедиться в истинности моих слов.

— Так-так, — продолжал он, — вы, наверно, уже поняли, в каком я положении нахожусь. Старая усадьба разрушается. Меня обворовывают все кому не лень. Пусть они думают обо мне что хотят, но они ни пенни не получат…

Эта бессвязная речь сразу все мне объяснила: и запущенный парк, и пришедший в упадок дом, и, наконец, оказанный мне странный прием.

— Хорошо, дядюшка… поскольку вы действительно мой дядя, хотя и отрицаете это… Я должен идти. Мне очень жаль, что вы оказались в таком положении. Из ваших слов я смог понять, что мое общество не очень-то вам приятно. Я хочу еще посмотреть на старую церковь и поговорить со священником. После этого я удалюсь и, наверно, никогда больше не побеспокою вас своим появлением.

— Нет-нет, вы не должны уйти вот так, это было бы негостеприимно с моей стороны. Кроме того, вам не следует беседовать со священником. Это дурной человек, и он говорит обо мне ужасные вещи. Вы останетесь и позавтракаете со мной, после чего я покажу вам дом и поместье.


Погоня. Тайна доктора Николя. Невидимая рука

Это было как раз то, чего я хотел, хотя завтрак в его обществе мне мало улыбался. Дрожащей рукой брат моего отца снял с гвоздя шляпу, и мы вышли, при этом он старательно запер дверь и положил ключ в карман.

В продолжение нашей прогулки я узнал, что он держит всего двух слуг — старика, открывшего мне дверь, и его жену. Уже несколько лет дядюшка не платил им жалованье, и они продолжали служить только потому, что были слишком стары искать новое место. Осмотрев дом, мы перешли во двор и осмотрели хозяйственные постройки, которые находились в еще более жалком состоянии.

Прежде чем мы окончили осмотр, наступило время завтракать. Стол был накрыт в той самой комнате, в которой я имел честь познакомиться со своим родственником. Завтрак состоял из двух тощих ломтиков баранины, твердого как камень домашнего сыра и хлеба. Однако дядя неожиданно проявил невероятную для него щедрость: пробормотав извинение, он вышел в другую комнату и вернулся через минуту, неся в руках маленькую бутылку вина, которое он называл кларетом. Старательно откупорив его, он налил мне стакан. «За такой любезностью, наверно, что-нибудь скрывается», — подумал я. И действительно.

— Послушайте, племянник, — сказал он, — вы, кажется, сказали, что ваше состояние равняется десяти тысячам фунтов.

Я еще раз подтвердил свои слова. Он прокашлялся, чтобы выиграть время и собраться с мыслями. Заметив, что я опорожнил свой стакан, он наполнил его снова и опустился в кресло.

— И мне кажется, вы сказали, что вы совершенно одиноки, мой мальчик?

— Совершенно. Пока я сегодня утром не встретился с вами, я не знал, есть ли у меня хотя бы один родственник. А разве, кроме вас, есть еще кто-нибудь?

— Ни души — одна только Гвендолин.

— Гвендолин! — воскликнул я. — Кто это?

— Моя дочь, ваша двоюродная сестра. Мое единственное дитя! Хотите ее увидеть?

— Я и не подозревал, что у вас есть дочь. Конечно, я хочу ее увидеть.

Сэр Уильям встал из-за стола и позвонил. Вошел старик слуга.

— Скажите своей жене, чтобы она позвала мисс Гвендолин.

— Мисс Гвендолин, сэр! Вы именно это хотели сказать?

— Черт вас возьми! — закричал старый эсквайр, придя в ярость. — Сейчас же позовите ее, или я вам голову разобью!

Без дальнейших возражений старый слуга вышел.

— Хороший слуга, но бессовестный негодяй. Вы непременно должны увидеть мою красавицу дочку. Ха-ха! Он думал, что вы ее напугаете. Ха-ха-ха!

Было что-то дьявольское, зловещее в выражении лица и смехе этого полусумасшедшего человека. Какова его дочь? Как ей живется в этой кошмарной обстановке? Пока я думал над этими вопросами, раздались шаги: в комнату вошла старая женщина и почтительно остановилась в дверях. Дядя встал и прислонился спиной к камину, заложив руки за спину с тем же дьявольским выражением лица.

— Где моя дочь?

— Сэр, вы правда приказали привести ее?

— Конечно! Где она?

В ответ старуха вышла и обратилась к кому-то стоящему в соседней комнате: «Войди, дорогая… Ничего, ничего, входи». Но девочка не двинулась с места. Тогда старая служанка, по-видимому, привела ее насильно.

Глава XVI

Тогда… но я даже затрудняюсь передать это. Как описать существо, которое появилось в комнате? Она — если только ее можно было так назвать — была футов трех роста, одета в старое выцветшее платье. Волосы спутанной гривой торчали на голове, глаза были слишком велики для ее маленького лица. Большой пучок волос торчал на одной щеке этого несчастного существа. От столь ужасного зрелища у меня мурашки побежали по спине. Но самое отвратительное во всей этой сцене было поведение ее отца, которого охватила какое-то нечеловеческое, безумное веселье.

— Вот-вот, — закричал он, — есть ли еще у кого-нибудь такая забавная дочка? Разве это не сама красота? Разве она не достойна стать невестой принца? Разве она не наследница всего этого поместья? Ведь это же настоящее воплощение красоты! Но уведите, уведите ее, пока я не сказал чего-нибудь лишнего!

Не дожидаясь повторения приказания, старая служанка схватила бедняжку и поспешно вывела из комнаты. Признаюсь, я вздохнул с облегчением, когда это существо исчезло за дверью. Дядя снова сел в кресло и налил мне еще стакан вина. Я с любопытством ожидал, что будет дальше. Ждать пришлось недолго…

— Теперь вы знаете все, — сказал он, — вы видели мое жилище, мою бедность, мою дочь. Что вы думаете обо всем этом?

— Я, право, не знаю, что и подумать…

— Ладно, тогда я сам вам скажу. Этому ребенку нужны доктора, нужен уход — ничего этого она здесь получить не может. Я слишком беден, чтобы как-нибудь помочь ей. Сегодня утром вы сказали, что богаты. Я принял вас в нашу семью, без колебаний признал вас как своего племянника. Хотите ли вы мне помочь? Дайте мне тысячу фунтов, чтобы вернуть этого ребенка к жизни. С такими средствами это возможно.

— Что?! — воскликнул я, пораженный этими словами.

— Согласитесь ли вы положить на ее имя тысячу фунтов, чтобы вырвать ее из этой могилы?

— Ни пенни! — воскликнул я. — Чтобы я дал вам денег, старый жалкий негодяй?!

Я думаю, что этот старикашка ни разу в жизни не слышал, чтобы кто-нибудь так с ним разговаривал. Он сидел бледный от бешенства, со сверкающими глазами. Он немедленно попросил меня оставить его дом, что я и поспешил сделать с большим удовольствием. Когда за мной закрылась входная дверь, на втором этаже хлопнули створки окна, и из него высунулась взбешенная физиономия моего дяди.

— Убирайтесь из моего дома, убирайтесь! — кричал он надтреснутым фальцетом. — Или я позову полицию, чтобы она вышвырнула вас!.. А! Вы явились сюда, чтобы стянуть что-нибудь. Вы вовсе не мой племянник, вы просто вор, проходимец, наглый обманщик! Вон!..

Так окончился мой первый визит к дядюшке. Я вернулся в гостиницу. Что мне было делать дальше? Теперь, когда моей невесты там не было, Лондон казался мне хуже пустыни. Вдруг в глаза мне бросилось объявление:


«Для рейсов и прогулок —

яхта „ВОЛШЕБНИЦА“.

Десять тонн.

Справиться у Скрью и Мэтхема,

Борнмут».


Это было как раз то, чего я желал. Погода стояла великолепная, и мне захотелось подышать свежим морским воздухом. Я сразу решил отправиться в Борнмут, осмотреть яхту и нанять ее на один-два месяца. Через два часа я уже был на станции железной дороги, даже не подозревая, что это решение сыграет важную роль в моей дальнейшей судьбе.

Глава XVII

Приехав в Борнмут, я немедленно отправился в контору Скрью и Мэтхема. Старший из этих двух джентльменов, который оказался очень любезным господином, продемонстрировал мне фотографию судна и сообщил, что эта яхта была выстроена для одного молодого аристократа всего три года тому назад. Владелец совершил на ней две большие экскурсии, после чего вынужден был ее продать. Я узнал также, что судно стояло в Пуле и находилось в хорошем состоянии.

— Если захотите, — прибавил мистер Мэтхем, — то яхту можно будет привести завтра утром в Борнмут, и вы в любое время сможете осмотреть ее лично.

На следующее утро, согласно обещанию мистера Мэтхема, «Волшебница» бросила якорь в борнмутском порту. Через полчаса я уже был на ее палубе и приступил к детальному осмотру. Она показалась мне прочным судном, способным развить хорошую скорость. Старик, которого я встретил на палубе, сказал, что судно было тщательно отремонтировано несколько месяцев назад. Удовлетворившись осмотром, я снова отправился в контору. Мистер Мэтхем был в восторге от того, что яхта мне понравилась, и выразил уверенность, что она вполне оправдает свою цену, кстати сказать, довольно значительную. Написав чек, я отправился делать нужные приготовления и набирать команду. К вечеру все было готово к выходу в море.

На следующее утро мы подняли якорь и обогнули Белый остров. Прежде чем мы достигли Нид-Лесса, я убедился, что у яхты великолепный ход, а к концу первого дня плавания я уже ничуть не раскаивался в том, что нанял ее. Погода была великолепная, и я чувствовал себя прекрасно. Единственными моими спутниками были мои собственные мысли и юнга — мальчик лет шестнадцати. Торопиться мне было некуда, и я спокойно крейсировал в окрестностях Борнмута, заходя на день-два в различные порты.

О том, что произошло дальше, я расскажу вовсе не для того, чтобы поразить воображение читателей. Единственной моей целью в данном случае является желание яснее осветить те факты, которые послужили прологом к дальнейшим событиям. Теперь, когда я могу хладнокровно взглянуть на прошлое, я удивляюсь, как мало придал тогда значения той странной встрече, резко изменившей всю мою жизнь. Я всегда верил в судьбу. В этом нет ничего удивительного для человека, пережившего так много необыкновенных приключений и вышедшего из них не только невредимым, но и счастливейшим человеком в мире.

Глава XVIII

На следующее утро после того, как я вернулся в Борнмут, я проснулся на рассвете и позавтракал, чтобы выйти в море еще до восхода солнца. Утро было великолепное. Слабый бриз создавал легкую рябь на поверхности воды. Было тихо, слышались только крики чаек. Подняв якорь, мы немедленно пересекли рейд, прошли мимо маяка и скалы Старый Гарри. Я стоял у руля, юнга приводил что-то в порядок на корме, когда какой-то предмет впереди по нашему курсу привлек мое внимание. Он был еще на таком расстоянии, что мне не представлялось возможности разглядеть его, и прошло добрых пять минут, прежде чем я понял, что это был человек. Он заплыл слишком далеко, и теперь сильное течение уносило его в открытое море. Когда мы приблизились к пловцу, он уже совершенно выбился из сил. Недолго думая я прыгнул за борт и поплыл к тому месту, где он скрылся под водой. Через несколько секунд бедняга вынырнул, я схватил его за волосы, и минут через пять мы были уже у борта яхты. Наконец мы с юнгой подняли его на борт. На счастье, в моей каюте оказался запас бренди, с помощью которого я привел его в чувство. С виду это был красивый, хорошо сложенный молодой человек лет двадцати.

Когда под воздействием спиртного он немного пришел в себя, я спросил его, как случилось, что он оказался так далеко от берега.

— Я довольно хороший пловец, — ответил он, — и часто заплывал гораздо дальше, но сегодня, кажется, я попал в сильное течение, и, если бы не ваша помощь, я бы никогда не выбрался живым из этой переделки.

— Да, вы легко отделались, — сказал я, — но как мы теперь поступим? Я думаю, что лучше всего вернуться назад и высадить вас на берег.

— Я причинил вам столько беспокойства… — заметил молодой человек.

— Пустяки. Я ничем не занят и счастлив, что смог оказать вам эту маленькую услугу. Ветер усиливается, и это не займет у нас много времени. Где вы живете?

— Вон там, слева. Видите дом на скале? Право, я не знаю, как мне вас благодарить!

— Я бы вам советовал пока переодеться в мое платье и поспать минут двадцать: к тому времени мы как раз будем дома, а вещи вы потом отошлете ко мне в гостиницу.

Я позвал мальчика и передал ему штурвал. Не могу сказать, чтобы мое платье сидело на спасенном юноше хорошо, поскольку я был выше его на добрую треть фута. Прилечь он отказался, и мы опять вышли на палубу.

Глава XIX

— Вы, должно быть, не борнмутский житель? — спросил мой новый знакомый, когда я вновь взялся за рулевое колесо.

— Вы правы, — подтвердил я, — я всего три недели назад приехал в Англию из Австралии.

— Из Австралии? Правда? О, как бы я хотел побывать там!

— Да, Австралия — великолепное место для тех, кто хочет работать, — сказал я.

— Понимаете, я очень мало видел в жизни. Дело в том, что мой отец — весьма странный человек. Он никогда не позволяет мне знакомиться с окружающими.

— А теперь, — сказал я, — мне хотелось бы спросить, как вас зовут, если это не покажется вам бестактным.

— Конечно, нет. Хотя отец и советовал мне не называть фамилию незнакомым людям, но вы спасли мне жизнь, и с моей стороны было бы невежливо не представиться. Я маркиз Бекингем.

— О, значит, ваш отец — герцог Гленбарт?

— Вы его знаете?

— Нет, я никогда его не видел, но недавно слышал о нем. Вы сказали мне, — продолжал я, — что у вас совершенно нет друзей. Неужели вы ни с кем не встречаетесь?

— Нет, мне не позволяют. Мой отец думает, что так для меня будет лучше. И мне, конечно, не остается ничего, кроме как повиноваться.

— Но как же вы проводите время? Ваша жизнь, должно быть, весьма однообразна?

— О нет! Я привык к ней. Я ежедневно купаюсь, у меня есть яхта, на которой я совершаю прогулки; у меня, наконец, есть гувернер, с которым я занимаюсь и который рассказывает мне удивительнейшие истории. Он был миссионером на островах Южного океана. Он много видел и пережил немало приключений.

— Миссионер с южно-океанских островов? Быть может, я его знаю!

— Разве вы там бывали? Вы тоже были миссионером?

— Нет, что вы! Просто я провел там бо`льшую часть своей жизни. Но с миссионерами ничего общего не имел, скорее был даже не в ладах с ними.

— Но они же все очень хорошие люди.

— Это возможно. Тем не менее я не ладил с ними. А знаете, я хотел бы взглянуть на вашего гувернера.

— О, вы его увидите. Кажется, он стоит на берегу. Наверно, удивлен моим долгим отсутствием.

Через несколько минут мы приблизились к берегу, и я высадил молодого человека на сушу. Маленький, гладко выбритый человечек, похожий на пастора в своем длиннополом черном сюртуке, дожидался нас, стоя у кромки воды. Когда я пришвартовал лодку, он шагнул вперед:

— Мы очень беспокоились, ваше сиятельство!.. Не случилось ли с вами чего-нибудь?

— Я чуть не утонул, мистер Бакстер. И если бы не помощь этого джентльмена, я бы не вернулся домой живым.

— Вы должны быть осторожнее. Я же предупреждал вас. Ваш отец был вне себя от беспокойства!

«Постой, — сказал я себе, — здесь что-то неладно. Что бы там ни было, мистер Бакстер, а я где-то видел вашу физиономию, только тогда вы не были миссионером».

Обернувшись, молодой лорд протянул мне руку.

— Вы еще не сказали мне своего имени, — заметил он с легким упреком.

— Дик Гаттерас, — ответил я, — всегда к вашим услугам.

— Я никогда не забуду той услуги, которую вы мне оказали, мистер Гаттерас. Я обязан вам своей жизнью.

Гувернер нетерпеливо прервал его:

— Идемте же. Ваш отец очень беспокоится, не будем терять время.

Мы простились. Лорд и его гувернер вместе пошли по тропинке. Я сел в лодку и вернулся на яхту. «Мистер Бакстер… — продолжал я размышлять. — Где же я раньше видел это лицо? Что-то оно не внушает мне особенного доверия. Нет, я положительно убежден, что когда-то уже видел этого господина, но тогда он был кем угодно, только не миссионером».

Я поднялся на борт яхты, и мы снова вышли в открытое море.

Глава XX

Следующим утром я сидел в комнате отеля в Борнмуте, лениво просматривая номер «Штандарта» и раздумывая, как мне провести время, которое оставалось до отъезда, когда вдруг услышал звук подъезжающего экипажа. Выглянув в окно, я увидел большое ландо,[5] запряженное парой породистых лошадей. Лакей открыл дверцу, и оттуда вышел высокий, с военной выправкой господин и быстрым шагом направился к гостинице. К моему удивлению, двумя минутами позже слуга постучал в мою дверь и доложил:

— Их сиятельство князь Гленбарт!

Это был отец спасенного мною юноши.

— Мистер Гаттерас, если не ошибаюсь? — сказал тот, двинувшись по направлению ко мне.

— Да, это мое имя. Польщен вашим визитом. Садитесь, пожалуйста.

— Благодарю вас. — Он выдержал небольшую паузу и продолжал: — Я должен извиниться перед вами, мистер Гаттерас. Мне следовало заехать к вам еще вчера, чтобы выразить свою благодарность за то, что вы спасли жизнь моему сыну, но меня задержали непредвиденные обстоятельства.

— О, не будем об этом! — ответил я. — Ваш сын уже поблагодарил меня в достаточной степени. Да и все это такие пустяки!.. С вашей стороны было довольно неосторожно позволять ему заплывать так далеко без сопровождения лодки. Ведь подобное происшествие могло произойти с ним и в другой раз, когда никого поблизости не оказалось бы.

— О да! Он получил вчера хороший урок. Надеюсь, вы извините меня за мой вопрос, мистер Гаттерас. Сын сказал мне, что вы только что вернулись из Австралии. Не могу ли я быть вам полезен в каком-либо отношении?

— Благодарю вас, — ответил я, немного тронутый. — Это очень любезно с вашей стороны, но я позволю себе отклонить ваше предложение. Хотя, постойте, в одном отношении вы можете оказать мне небольшую услугу. Мистер Бакстер — воспитатель вашего сына. Его лицо кажется мне знакомым. Я где-то встречал его прежде, но где — мне никак не удается вспомнить. Не могли бы вы мне что-нибудь о нем рассказать?

— Боюсь, что знаю не много. Он производит впечатление достойного и образованного человека. Ко мне он явился с прекрасными рекомендациями, но о его прошлом мне известно очень мало. Мне помнится, однако, что он был миссионером на южно-океанских островах, а затем долгое время жил в Индии. К сожалению, больше ничего я о нем не знаю.

— Где-то я встречал его, я в этом уверен! Но вернемся к вашему сыну: я надеюсь, что вчерашнее происшествие не отразилось на его здоровье?

— Совершенно нет. Благодаря избранной мною системе воспитания у моего сына очень крепкое здоровье.

— Простите мое вмешательство, сэр, но мне кажется, что вы совершенно напрасно держите его в такой удаленности от всего мира. Мне думается, что общество двух-трех товарищей пошло бы ему только на пользу.

— Вы затронули мое самое больное место, мистер Гаттерас. Но, поскольку вы были откровенны со мной, я отплачу вам той же монетой. Я поступаю таким образом, так как мой отец воспитывал меня совершенно иначе: я всегда был окружен большим обществом, в котором часто встречались далеко не безупречные люди. В результате я несколько раз оказывался на ложном пути. Вот от этих-то жизненных ошибок я и хотел бы оградить моего мальчика, пока он молод и неопытен. Однако вы не должны думать, мистер Гаттерас, что он совершенно не знает жизни: все ее темные стороны были ему своевременно указаны, и надеюсь, что благодаря этим указаниям и имеющемуся у него здравому смыслу мой сын впоследствии легче сумеет избежать тех ошибок, которые возможны в жизни каждого молодого человека. Каким вы находите мой план теперь?

— Великолепным, ваша светлость, но, с вашего разрешения, я бы внес в него одну небольшую поправку.

— А именно?

— На вашем месте я дал бы ему возможность совершить длительное путешествие за границу в сопровождении заслуживающего доверия лица.

— Вы, пожалуй, правы. Эта мысль мне самому часто приходила в голову, да и воспитатель его, мистер Бакстер, не раз говорил мне то же самое. Надо будет об этом серьезно подумать. А теперь, сэр, позвольте мне пожелать вам всего хорошего. Кстати сказать, ваша фамилия не из заурядных. Есть ли у вас родственники в Англии?

— Только один — брат моего отца, сэр Уильям Гаттерас де Мерд-Лестон, живущий в Нью-Форесте.

— Я никогда его не встречал, но знал его брата, Джеймса. Я был очень хорошо с ним знаком в дни своей юности. Бедный малый, он попал в неприятную историю и вынужден был покинуть Англию.

— Вы говорите о моем отце. Вы знали его?

— Еще бы! Лучшего человека я никогда не встречал. Но он был слишком увлекающимся, как и все мы в то время. Так, значит, вы сын Джеймса? Так-так! Странное совпадение. А скажите мне, пожалуйста, где он сейчас находится?

— Он умер, ваша светлость. Утонул в море.

Почтенный джентльмен, казалось, был поражен этим известием. Он печально покачал головой, и я слышал, как он прошептал: «Бедный Джеймс. Бедный Джеймс». Затем, повернувшись ко мне, сказал:

— Я надеюсь еще раз увидеть вас. Долго ли вы еще думаете пробыть в Англии?

— Боюсь, что нет. Я уже начинаю скучать по югу.

— Перед отъездом вы непременно должны зайти к нам. Мы будем очень и очень рады видеть вас. Всего хорошего, сэр, всего хорошего.

Старый джентльмен с чувством пожал мне руку и вышел. Спустя несколько часов я спокойно пересекал на яхте бухту, когда заметил молодого лорда, медленно плывущего на маленьком ботике. Увидев меня, он поспешно направился в мою сторону.

— Добрый день, мистер Гаттерас, я выехал на прогулку в надежде встретить вас. Мой отец дал разрешение поддерживать с вами знакомство, если вы ничего не имеете против.

— Буду очень рад, — ответил я. — Не хотите ли подняться ко мне на борт?

Он охотно принял мое приглашение, и через несколько минут мы уже сидели на палубе за чашечкой кофе. По его просьбе я в нескольких словах описал ему свою жизнь за пределами Англии и в ярких красках представил все прелести бродячей жизни австралийских золотоискателей и плантаторов южных островов Океании.

— Какой интересной жизнью вы жили! — воскликнул юноша. — И как бы я хотел последовать вашему примеру!

— Ваше желание вовсе не так несбыточно, как вам кажется. Я вчера говорил на эту тему с вашим отцом, и он был склонен исполнить вашу просьбу.

— Правда? Вот было бы хорошо, если бы он отпустил меня.

— Я думаю, что он не преминет сделать это.

Взяв другой галс, мы прошли мимо купален, и я причалил к пристани. Простившись с молодым лордом, я направился в город. Утром я забыл написать одно очень важное письмо и, чтобы не терять времени, решил немедленно отправить телеграмму.

Глава XXI

Должен заметить, что с момента моей встречи с воспитателем молодого лорда, мистером Бакстером, я много думал об этом человеке и все больше убеждался, что где-то встречал его раньше. Этот человек возбуждал во мне инстинктивное недоверие. Это была одна из тех странных и необъяснимых антипатий, которые иногда начинаешь испытывать без всякой причины. Его лицо мне не нравилось, и я чувствовал, что он также, в свою очередь, враждебно настроен по отношению ко мне. Можете представить себе мое изумление, когда, входя в здание почты, я столкнулся с ним лицом к лицу. При виде меня гувернер смутился, точно я поймал его за каким-нибудь предосудительным делом, и невнятно пробормотал приветствие. Я ответил ему. Войдя в контору, я увидел, что всего один столик был свободен. Возможно, за ним-то только что и писал мистер Бакстер. Сев за столик, я заметил, что мой предшественник так сильно нажимал на карандаш, что весь текст телеграммы ясно отпечатался на столе. Он гласил: «Письмо получено. Вы пропустили свидание. Возможно новое препятствие».

Адрес был следующий: «Доктору Николя. Отель „Грин Сейлор“. Ост-Индийский док. Лондон». И подписано: «Ниневе». Послание было так интересно, что я несколько раз прочитал его. Понемногу я пришел к убеждению, что автором его был не кто иной, как мистер Бакстер. Написав свою телеграмму и отправив ее, я вышел из конторы.

Едва достигнув улицы Инвалидов, я почувствовал, что кто-то дотронулся до моей руки. К моему величайшему изумлению, это оказался все тот же мистер Бакстер. Теперь он был совершенно спокоен и поздоровался со мной с подчеркнутой вежливостью.

— Мистер Гаттерас, если не ошибаюсь? Мне помнится, несколько дней тому назад мы встретились с вами на пляже. Не правда ли, великолепная погода? Вы идете в эту сторону, да? В таком случае разрешите мне пройтись с вами.

— С большим удовольствием, — ответил я. — Я направляюсь к себе в гостиницу. Кажется, мы с вами только что встретились в телеграфной конторе.

— Да, я заходил туда отправить письмо.

«Да, — подумал я, — теперь я почти убежден, мистер Бакстер, что вы совсем не то лицо, за которое себя выдаете. Скорее всего, вы и есть тот самый таинственный мистер Ниневе, который только что отправил телеграмму доктору Николя».

Некоторое время мы шли молча.

— Мне кажется, вы много путешествовали, мистер Гаттерас? — снова начал мой спутник.

— Да и вы, мистер Бакстер, кажется, немало повидали на своем веку?

— О, напротив, очень мало.

— Мне думается, что вы бывали на южно-океанских островах. Вы знаете остров Папеэте?

— Да, я был там.

— А Новую Гвинею?

— Нет, никогда там не бывал. Лучше всего я знаком с Дальним Востоком — с Китаем, Японией.

Не знаю, что вдруг заставило меня спросить: «А в Андоманасе были?» Эффект был просто поразителен. На секунду мистер Бакстер зашатался, как пьяный, и лицо его сделалось пепельно-серым.

— Нет… нет… вы ошибаетесь. Уверяю вас, я никогда не был в Андоманасе, — проговорил он хриплым, сдавленным голосом.

Как известно, в Андоманасе содержатся каторжники, направленные на исправительные работы в Индию. Теперь я был уже почти убежден, что там-то и скрывается тайна мистера Бакстера.

— Боюсь, мистер Бакстер, вы чувствуете себя не совсем здоровым, — сказал я. — Быть может, мы идем слишком быстро и вам жарко? Вот, кстати, и моя гостиница. Зайдемте и выпьем что-нибудь, это восстановит ваши силы.

Он утвердительно кивнул. Крупные капли пота выступили у него на лбу. Мистер Бакстер, кажется, готов был упасть в обморок.

— Да-да… Мне что-то нездоровится, — признал он.

Войдя в залу, я заказал виски и содовую. Мистер Бакстер залпом выпил свой стакан и через несколько секунд совершенно пришел в себя.

— Благодарю за вашу любезность, мистер Гаттерас, — сказал он. — Я думаю, что мы слишком быстро для моих слабых сил взошли на этот холм. Но мне нужно возвращаться обратно. У меня есть кое-какие дела в городе.


Погоня. Тайна доктора Николя. Невидимая рука

Инстинктивно я угадал его мысли. Он тотчас отправится в контору, чтобы послать другую телеграмму. Я решил попытать счастья и еще раз смутить его:

— Может быть, вы окажетесь недалеко от телеграфа? Если так, то не будете ли вы столь любезны отправить и для меня одну телеграмму?

Он поклонился и вежливо ответил:

— С большим удовольствием.

Вырвав листок из записной книжки, я написал следующее: «Джону Николсону, отель „Ленд-Хольм“, Лондон. Возможно новое опасное препятствие. Гаттерас».

Тщательно сложив бумагу, я передал ее мистеру Бакстеру, но попросил его прочитать написанное на тот случай, если вдруг он не сможет разобрать мой почерк. Пока мнимый гувернер читал ее, я внимательно за ним наблюдал. Никогда не забуду выражения его лица. Я одержал полную победу. На секунду он вновь совершенно потерял присутствие духа, но колоссальным усилием воли сдержался. Слабо пожав мне руку, Бакстер пожелал мне всего хорошего и пообещал в точности исполнить мое поручение.

После его ухода я опустился в кресло, дабы хорошенько обдумать создавшееся положение. Оно было довольно запутанным. Если он замышлял что-нибудь плохое, то я, несомненно, ему помешал. Это было очевидно. Он выдал себя.

Полчаса спустя пришел ответ на мою первую телеграмму, который требовал моего немедленного присутствия в Лондоне. Я рассчитывал отправиться туда через несколько дней, но теперь положение дел совершенно изменилось. Так как я не знал, вернусь ли еще когда-нибудь в Борнмут, то решил зайти к молодому лорду. Надев шляпу, я вышел.

Я застал своего молодого друга и его отца дома. Оба очень обрадовались, увидев меня, и одинаково опечалились, узнав, что я пришел к ним с прощальным визитом. С некоторым удивлением я обнаружил, что мистер Бакстер также отправляется в Лондон.

— Надеюсь, что если вы когда-нибудь снова окажетесь в Борнмуте, — сказал старый лорд, когда я встал, чтобы проститься, — то непременно заглянете к нам.

— Благодарю вас, — ответил я, — а я надеюсь, что, если ваш сын попадет когда-нибудь в Австралию, я буду иметь удовольствие видеть его у себя.

Пожав обоим руки, я вышел. Не успел я сделать и нескольких шагов, как увидел человека, выходившего из маленькой калитки. Это снова был мистер Бакстер.

— Не правда ли, какой великолепный вечер, мистер Гаттерас? Не могли бы вы уделить мне пять минут?

— С удовольствием. В чем дело?

— У меня есть небольшой, но очень важный вопрос к вам, сэр. Мне кажется, что вы питаете ко мне какую-то неприязнь.

— По-моему, я не давал вам повода так думать. — По правде сказать, я надеялся, что он упомянет о сегодняшней телеграмме, но он был слишком хитер для этого.

Мистер Бакстер внимательно посмотрел на меня своими маленькими глазками и ответил:

— Не могу вам сказать почему, мистер Гаттерас, это чувство было у меня совершенно инстинктивным. Простите, что я говорю с вами на эту тему, но вы сами понимаете, как важно для меня быть в хороших отношениях с друзьями семьи, у которой я состою на службе.

— Уж не думаете ли вы, что я хочу настроить против вас старого лорда?

— О нет! Ни в коем случае, мистер Гаттерас. Я слишком верю в вашу порядочность, чтобы допускать подобную мысль…

— И вы совершенно правы в этом отношении, сэр. Да и кроме того, я только что простился с ними и вряд ли снова их увижу.

— Вы отправляетесь в Австралию?

— И очень скоро, я думаю. Это все, что вы хотели мне сказать? В таком случае всего хорошего.

— До свидания, мистер Гаттерас.

Я продолжил свой путь, размышляя об этом странном разговоре. Что все это могло значить? Почему он сразу задал мне вопрос об Австралии? Случайно? Или же этот вопрос был как-то связан с таинственной телеграммой?

Глава XXII

Дня через два, когда вечером я стоял посреди Трафальгарской площади и задумчиво смотрел на памятник Нельсону, я внезапно почувствовал на своем плече тяжелую руку, и над самым моим ухом раздался грубый голос:

— Не будь я англичанином, если это не Дик Гаттерас!

Я обернулся.

— Джим Персиваль! — воскликнул я, приятно удивленный. — Как ты сюда попал?

— Приехал три дня тому назад. Мы стояли в Вест-Индийском доке. Наш старик так долго морил нас… Я уж думал, что никогда не разделаюсь с грузом. А сейчас иду из конторы и вдруг вижу — стоишь ты, и притом с таким задумчивым видом… Я чуть из шкуры вон не вылез от удивления. Однако пойдем в какое-нибудь другое место, более подходящее для разговора.

Мы зашли в ресторанчик, и я рассказал товарищу о последних событиях моей жизни: о встрече со странным субъектом во французском ресторане и о своих подозрениях относительно мистера Бакстера.

— Ну и пройдоха же ты! Почему ты думаешь, что Бакстер собирается подстроить пакость молодому Бекингему, или как его там?

— Посмотрим. Будущее покажет, прав я был или нет. Однако думаю, что когда-нибудь услышу об этой истории. В следующую пятницу я отправляюсь в Австралию.

— А чем ты думаешь заниматься оставшееся до отъезда время?

— Не имею ни малейшего понятия. Я закончил все свои дела, и до пятницы мне абсолютно нечего делать.

— В таком случае я займусь тобой. Сейчас мы отправимся в док. К пяти склянкам мне нужно быть дома. Ты, конечно, пообедаешь с нами? Твой старый приятель Рилли все еще служит старшим офицером на «Яррамане», я вторым, а юный Клири — третьим. Я думаю, мы застанем на борту старого Дональда Маклина, который возится со своими машинами. Что ты на это скажешь?

— Весь в твоем распоряжении, — ответил я с радостью.

Я действительно был в восхищении оттого, что встретил в Лондоне старых товарищей, с которыми так приятно было поболтать о минувших днях. Мы немедленно направились к доку.

Старый, потрепанный бурями «Ярраман» спокойно стоял на небольшом расстоянии от берега. Мы окликнули лодочника и через несколько минут уже были на борту судна. Я имел удовольствие возобновить знакомство с Рилли, с Клири, который теперь был уже третьим офицером и бросился мне на шею с диким ревом, судя по всему, означавшим высшую степень радости. Старый Маклин, с тряпкой в одной руке и масленкой в другой, поприветствовал меня из глубины машинного отделения. Я сразу почувствовал себя как дома.

Через час мы уселись за стол. По мере того как содержимое бутылок уменьшалось, беседа становилась все оживленнее и кончилась тем, что Маклин голосом, больше похожим на рев старого моржа, затянул песню, а мы подхватили, и начался форменный концерт. Атмосфера в маленькой каюте накалялась. Не знаю, сколько бы еще это продолжалось, если бы после одного номера, во время которого наш рев, должно быть, разносился на добрую милю, я, взглянув на часы, не заметил, что было уже около одиннадцати. Поднявшись и не без труда отклонив предложение остаться на ночь, я напомнил своему приятелю Персивалю о его обещании доставить меня на берег. Он был верен слову, и через пять минут мы уже спускались в лодку, напутствуемые добрыми пожеланиями моих приятелей. Последним, кого я видел перед отплытием, был старший механик, перевесившийся через борт и пытавшийся нечеловеческим голосом спеть мне на прощание нечто в высшей степени печальное.

Распрощавшись с Персивалем, я направился по улице Ост-Индийского дока. Ночь была темная. Шел мелкий дождик. И темнота, и дождь придавали этой в высшей степени непрезентабельной улице еще более мрачный вид. Несмотря на сравнительно поздний час и скверную погоду, тротуары были полны народу. Кругом сновали подозрительного вида мужчины, грубо накрашенные женщины, полупьяные матросы. Я находился в одном из самых глухих кварталов Лондона. Когда я свернул на небольшую улицу, которая, по моему мнению, должна была привести меня к вокзалу, неожиданно случилось следующее происшествие: двери одной из харчевен резко отворились, и оттуда вылетел какой-то человек, которого, видимо, вытолкнули из зала. Он полетел прямо мне под ноги, и я едва успел отпихнуть его от себя. Подняв глаза на вывеску заведения, откуда появился этот субъект, я прочел надпись, сделанную крупными буквами: «Грин Сейлор». Мне сразу вспомнилась телеграфная контора в Борнмуте, мистер Бакстер и странная телеграмма, адресованная «Доктору Николя. Отель „Грин Сейлор“. Ост-Индийский док».

Я был так поражен, что несколько минут бессмысленно глядел на эту вывеску. Затем, приняв решение, вошел. Миновав коридор, я попал в небольшую комнату, где никого не было. Посередине стояли стол, а вокруг него пара стульев. На стенах висело несколько картин отвратительнейшего содержания. Слева была дверь, которая вела в смежную комнату. Маленький коренастый человек, суетившийся около прилавка, подошел ко мне и спросил, чего я желаю. Я заказал стакан виски и приготовился начать свои расспросы относительно мистера Бакстера, но в тот момент, когда я уже был готов задать свой первый вопрос, в соседней комнате, дверь которой была слегка приотворена, раздался голос, заставивший меня подскочить от удивления, — голос самого Бакстера.

— Уверяю вас, — говорил он, — это было безнадежное предприятие с начала и до конца. Никогда в жизни я не испытывал такого облегчения, как в тот момент, когда узнал, что он пришел к ним прощаться.

В этот момент один из собеседников, по-видимому, заметил, что дверь не закрыта, поскольку я услышал, что он встал и направился к ней. Прежде чем захлопнуть ее, он из любопытства выглянул в ту комнату, где я сидел. Это был Бакстер собственной персоной, и, проживи я еще хоть целое столетие, я никогда не забуду того выражения, которое появилось на его лице, когда его взгляд упал на меня.

— Мистер Гаттерас… — прошептал он, прислонившись к стене от неожиданности.

Решив воспользоваться его замешательством, я бросился к мнимому гувернеру и начал сердечно жать ему руку. Я заметил, что он был облачен не в свой обычный длиннополый сюртук, придававший ему клерикальный вид. Бакстеру было уже слишком поздно притворяться, что он не узнал меня, а чтобы он не смог захлопнуть дверь, я просунул ногу между ней и косяком.

— Вот уж где я никак не ожидал встретить вас, мистер Бакстер. Надеюсь, вы разрешите мне присоединиться к вам? — почти дружеским тоном поинтересовался я.

Не дав ему времени ответить, я вошел в комнату. Я был почти уверен, что увижу там именно того человека, которому была адресована телеграмма, другими словами — доктора Николя. Но кто такой этот Николя? Встречал ли я его когда-нибудь прежде? Мое любопытство было удовлетворено, и притом самым неожиданным образом. За столом сидел, обратившись ко мне лицом, человек, которого я встретил во французском ресторане — он отгадал мое имя по визитной карточке, лежавшей у меня в кармане, и предсказал мне отъезд Филлис. Его, казалось, ничуть не удивило мое появление. Он встал и спокойно протянул мне руку:

— Добрый вечер, мистер Гаттерас, я восхищен, что вижу вас. Значит, вы уже знакомы с моим старым другом Бакстером! Присаживайтесь.

Я уселся напротив него. Мистер Бакстер смотрел на нас с таким видом, точно не знал, уйти ему или остаться. Наконец, видимо, приняв какое-то решение, он направился к доктору и сказал:

— Итак, я не могу рассчитывать на вашу поддержку в этом предприятии?

— Если бы у меня было лишних пять тысяч фунтов, я бы еще подумал об этом, — ответил Николя, — но поскольку у меня их нет, то вы сами понимаете, что это невозможно.

Затем, видя, что его собеседник хочет уйти, он продолжал:

— Но вы, кажется, торопитесь? Всего хорошего.

Мистер Бакстер с неестественной сердечностью пожал нам руки и вышел. Когда дверь за ним закрылась, Николя обратился ко мне:

— По-видимому, есть что-то притягивающее в жизни миссионера. Несмотря на то что мистер Бакстер занимает великолепное место воспитателя при молодом Бекингеме, он опять хочет поехать в Новую Гвинею и подвергнуться тем же лишениям, которые испытал раньше.

— Разве он был в Новой Гвинее?

— Он провел там пять лет, как сам мне сообщил.

— Вы в этом уверены?

— Абсолютно.

— В таком случае я должен вам сказать, что мистер Бакстер, несмотря на занимаемый им пост, не всегда говорит правду.

— Крайне неприятно это слышать. Какие у вас основания так думать?

— Очень простые: когда я разговаривал с ним в Борнмуте, он совершенно ясно сказал мне, что никогда в жизни там не был.

— Вы, должно быть, не поняли его. Впрочем, это нас не касается.

Доктор Николя позвонил и приказал слуге подать еще вина. Затем, закурив папиросу, откинулся на спинку стула и поглядел на меня прищуренными глазами. Едва он принял вышеуказанную позу, как под столом послышалось легкое царапанье, и в следующий момент громадный черный кот прыгнул на стол. Много я видал различных кошек — китайских, персидских, ангорских, но ничего подобного не встречал. Потершись о рукав доктора, кот вспрыгнул к нему на плечо. Заметив мое удивление, Николя улыбнулся и начал гладить животное.

— Итак, мистер Гаттерас, вы собираетесь нас покинуть?

— Да, — ответил я со вполне понятным изумлением, — но откуда вы это знаете?

— Вспомните те фокусы — назовем их фокусами, — которые я показал вам неделю или две тому назад, и вы поймете, что этот вопрос лишний. Билет лежит у вас в кармане.

В продолжение всей этой тирады он ни на минуту не спускал с меня своих удивительных глаз, чем-то неуловимо похожих на сверкающие глаза кота, сидевшего у него на плече. Казалось, он читал каждую мою мысль.

— Кстати, я хотел бы задать вам несколько вопросов по поводу этих самых фокусов. Знаете, в прошлый раз вы сделали мне удивительное предсказание.

— Очень рад слышать это. Надеюсь, что оно пошло вам на пользу? — ответил Николя.

— Скорее, наоборот. Оно причинило мне массу неприятностей. Но я хотел бы знать, как вы это делаете.

— Я быстро лишился бы своей славы провидца, если бы открыл свой метод предсказаний. Тем не менее сейчас я дам вам новое доказательство того, что я в известной степени могу читать будущее. Достаточно ли вы доверяете мне, чтобы принять его?

— Посмотрим сначала, что вы скажете, — ответил я, стараясь не смотреть в его пронизывающие насквозь глаза.

— Хорошо. Вы собираетесь в следующую пятницу отправиться в Австралию на пароходе, носящем название «Саратога». Не делайте этого, не делайте, если вам дорога жизнь.

— Господи боже мой, почему же мне не следует ехать?

Доктор пристально смотрел на меня в продолжение по крайней мере полуминуты, прежде чем ответить. Под влиянием его проницательного взгляда и этих белых пальцев, непрерывно скользящих по черной шерсти кота, я начал чувствовать странную расслабленность.

— Вы не поедете. Вы не можете ехать. Я запрещаю вам!

Я с усилием вскочил на ноги и воскликнул:

— Какое вы имеете право мне запрещать? Я поеду во что бы то ни стало! И никто — слышите? — никто не сможет мне помешать!

Он, по-видимому, понял, что его попытка подвергнуть меня действию гипноза (так как попытка, несомненно, была) не удалась.

— Послушайте, мой дорогой, — сказал провидец, спокойно стряхивая пепел со своей папиросы, — никто и не думает вам препятствовать. Я, со своей стороны, только исполнил ваше желание. Остальное — ваше дело. Вы собираетесь уходить? Прощайте.

Я пожал ему руку и вышел. По правде сказать, я был рад, что расстался с ним, по-видимому, навсегда. Это был единственный человек, перед которым я испытывал суеверный страх. Сидя в поезде, я обдумывал свою встречу с доктором Николя. В моей голове роилась масса вопросов: откуда Николя известно мое имя? Как он узнал о Ветерелле? Был ли он тем самым загадочным человеком, встреча с которым заставила Ветерелля покинуть Англию? Почему Бакстер телеграфировал ему? Почему он был так смущен моим появлением? Почему Николя предостерегал меня от поездки на «Саратоге»? И наконец, с какой целью он пытался меня загипнотизировать? Напрасно я искал удовлетворительное объяснение всем этим загадкам. Здесь скрывалась какая-то страшная тайна. Но, что бы там ни было, я уезжал в пятницу, и, таким образом, мое участие во всей этой истории само собой прекращалось.

Вернувшись в гостиницу, я нашел два письма на мое имя. Одно из них было из Порт-Саида от моей невесты. Можете себе представить, с каким жгучим нетерпением я разорвал конверт. Из письма я узнал, что они благополучно достигли Суэцкого канала и что ее отец с каждым днем чувствует себя все лучше. Затем следовали слова, сильно меня взволновавшие: «Все пассажиры с виду чрезвычайно симпатичные люди, за исключением одного невыносимого субъекта. Его зовут Прендергаст. Его наружность так же эксцентрична, как и поведение. У него белоснежные волосы и все лицо покрыто глубокими рытвинами. Он внушает мне непередаваемое отвращение. К несчастью, мы познакомились с ним в Неаполе, и теперь он ни на минуту не отходит от меня. Отец не совсем разделяет мое мнение, но сама я искренно благодарю Бога, что он выходит в Порт-Саиде и я наконец буду избавлена от его общества».

Остальная часть письма ни для кого, кроме меня, не представляет интереса. Я сложил его и убрал в карман. Чувствую, что, будь я на борту парохода, я сумел бы указать мистеру Прендергасту его место. Я и не подозревал, что через две недели буду иметь сомнительное удовольствие находиться в обществе этого самого джентльмена, и притом в таких обстоятельствах, где речь зайдет о жизни или смерти.

Почерк, которым был подписан другой конверт, показался мне совершенно незнакомым. Вскрыв его, я обнаружил, что на письме стоит подпись Бекингема-младшего. Оно гласило следующее:

«Борнмут. Вечер вторника.

Дорогой мистер Гаттерас!

Я должен сообщить вам поразительную новость: неожиданно мой отец решил, что я должен отправиться путешествовать. Все сборы были быстро закончены, и я отправляюсь вместе с мистером Бакстером в Сидней на пароходе „Саратога“. Мой отец телеграфировал мистеру Бакстеру, который в данный момент находится в Лондоне, чтобы тот купил билеты. Мы отправляемся в Неаполь, где и сядем на пароход. Наш маршрут чрезвычайно интересен. Мы посетим Австралию, Новую Зеландию, оттуда проедем в Гонолулу, потом через Сан-Франциско, Соединенные Штаты и Канаду вернемся в Ливерпуль. Можете себе представить, как я доволен, что моя заветная мечта наконец исполнится! Еще раз считаю своим долгом поблагодарить вас, так как и в этом отношении я многим вам обязан. Преданный вам Бекингем».

Теперь я понял, как Николя узнал, что я уезжаю в пятницу: Бакстер прочел мое имя в списке пассажиров и сообщил ему это. Я не знал, как мне поступить. Я чувствовал, что против молодого лорда затевается какой-то заговор, и не знал, следует ли мне предупредить его отца или нет. У меня не было никаких доказательств того, что мои подозрения справедливы, так что, если бы все обошлось благополучно, я причинил бы Бекингемам совершенно напрасное беспокойство.

Ночью я почти не спал. Спустившись утром в общую залу к завтраку, я нашел еще одно письмо на мое имя, на этот раз от Бекингема-отца:

«Дорогой мистер Гаттерас!

Мой сын уже писал вам, что он собирается в Австралию. Мое решение отправить его в путешествие было вызвано тем, что я получил письмо от графа Эмберли, который, как вам известно, в продолжение последних лет был губернатором Нового Южного Уэльса. Из него я узнал, что срок его службы истекает через четыре месяца, а мне бы очень хотелось, чтобы мой сын застал его там. Я с большим удовольствием поехал бы сам, но важные дела вынуждают меня остаться в Англии. Поэтому я отправляю сына с мистером Бакстером, которого наделил широкими полномочиями. Надеюсь, что в случае необходимости вы окажете им свое содействие, чем очень меня обяжете. Весь к вашим услугам,

Бекингем».

Окончив завтрак, я ответил на оба письма и известил моих друзей, что отправляюсь на том же самом пароходе и сделаю все, чтобы быть полезным молодому лорду. Остаток дня я посвятил тому, чтобы написать письмо моей невесте и нанести прощальные визиты ограниченному числу моих лондонских знакомых. На следующее утро без пяти одиннадцать я был уже на вокзале и садился в поезд. Когда он тронулся, какой-то пассажир ловко вскочил в него на ходу и занял место неподалеку от меня. Прошло минут пять, прежде чем он обернулся, и я рассмотрел его лицо. Это был доктор Николя. Он сделал вид, что чрезвычайно удивлен.

— Мистер Гаттерас! — воскликнул он. — Какое странное стечение обстоятельств! Я искренно удивлен, что вижу вас.

— Вот как? — ответил я. — Вы знали, что я отправляюсь в Плимут, знали, что мой пароход отходит в восемь, и вам нетрудно было сообразить, что я выеду из Лондона утренним поездом. Не будет ли с моей стороны бестактностью спросить, куда вы отправляетесь?

— Так же, как и вы, — в Плимут. Мне нужно встретиться с одним знакомым, который приедет из Индии.

Я почувствовал облегчение, узнав, что он не собирается путешествовать на «Саратоге». Когда поезд проехал Безингсток, доктор Николя открыл ящик, который вез с собой, и оттуда выпрыгнул уже знакомый мне громадный черный кот. При дневном свете животное казалось еще больше и злее. У меня было искреннее желание схватить его за хвост и вышвырнуть в окно, но доктор Николя, видимо, очень его любил.

Странное обаяние этого человека было так велико, что еще прежде, чем мы достигли Эндовера, я совершенно увлекся разговором с ним и забыл обо всех своих опасениях и подозрениях. Должен сказать, что это путешествие было одним из самых занимательных в моей жизни. Через некоторое время мы с доктором уже были в самых дружеских отношениях. Вскоре я начал дремать, а потом крепко заснул. Больше я ничего не могу вспомнить о том злополучном путешествии до момента, когда проснулся в отеле «Ястреб», в номере 37, в Плимуте. Солнце ярко светило через венецианское окно. Какой-то старый джентльмен с гладко выбритым лицом стоял около постели и щупал мой пульс. Рядом с ним находилась сиделка.

— Думаю, что теперь ему лучше, — сказал джентльмен, обращаясь к ней, — но я все же еще раз загляну после полудня.

— Постойте, — произнес я слабым голосом, — скажите, пожалуйста, где я и что со мной?

— Могу сказать только, что прошлой ночью вас отравил человек, обладающий незаурядными познаниями в химии. Но ни виновник, ни мотивы преступления мне не известны. Я узнал от прислуги отеля, что вас привез какой-то человек, который сказал, что нашел вас в таком состоянии в вагоне лондонского поезда. Ваше положение казалось настолько серьезным, что меня немедленно вызвали сюда.

— А скажите, пожалуйста, какой сегодня день?

— Суббота.

— Суббота? Вы не ошибаетесь? В таком случае, черт возьми, «Саратога» ушла! Немедленно вызовите инспектора полиции!

Я попробовал встать, но оказался настолько слаб, что вынужден был снова опуститься на кровать.

— Скажите, пожалуйста, — обратился я к доктору, — за какое время вы сможете поставить меня на ноги?

— Вам нужно по меньшей мере три дня полного покоя.

— Три дня?

Я начал считать: три дня покоя плюс два с половиной на то, чтобы пересечь континент, — скажем, шесть дней. Хорошо. Я застану пароход в Неаполе, и в том случае, если вы окажетесь на борту, доктор Николя, мы еще с вами сочтемся.

Глава XXIII

Обстоятельства сложились для меня как нельзя лучше, и через семь дней после своей неудачной встречи с доктором Николя я был уже в Неаполе. «Саратога» пришла, и я решил с наступлением сумерек отправиться на пароход. Ровно в восемь часов вечера я оказался в своей каюте. Лорда Бекингема еще не было — он явился одним из последних. Увидев меня, он чрезвычайно обрадовался. В этот момент появился мистер Бакстер. Он поздоровался со мной с большей сердечностью, чем можно было от него ожидать. Мне показалось странным то, что, встретив меня на пароходе, он не выказал ни малейшего удивления, но через несколько минут, когда мы спускались в кают-компанию, он сказал:

— Вы ведь, кажется, должны были сесть на пароход в Плимуте? Но, если не ошибаюсь, я видел, как сегодня вечером вы сдавали свой багаж в Неаполе.

— Нет, вы не ошибаетесь. Так же, как и вы, я до Неаполя ехал по железной дороге, и всего два часа тому назад явился на пароход.

Тут молодой Бекингем перевел разговор на другую тему:

— Но где же пассажиры? Что-то их не видно.

— Они все уже в своих каютах, — ответил я, — через несколько минут мы отправляемся.

И действительно, через несколько минут мы подняли якорь и вышли из порта.

— Когда мы окажемся в Порт-Саиде? — поинтересовался юный лорд.

— Думаю, что в следующий четверг, — сказал я, — если все будет идти своим чередом.

Через несколько минут мы простились, и я остался один на палубе. Докурив трубку, я также отправился спать. На следующее утро море сильно заволновалось, но, несмотря на это, погода была великолепная. Мой сосед по каюте, молодой жизнерадостный торговец, находился в самом жалком состоянии из-за жестокого приступа морской болезни. Спустившись в вестибюль к завтраку, я просмотрел список пассажиров и убедился, что доктора Николя на борту не было. Это сильно меня удивило. Для чего ему тогда было травить меня? С какой целью он предостерегал меня от поездки на «Саратоге»? Неужели все мои подозрения относительно него и мистера Бакстера были безосновательны?

Вскоре вошел мистер Бакстер. Увидев меня, он приблизился и сказал:

— Доброе утро, мистер Гаттерас. Не правда ли, великолепная погода? Морской воздух и яркое солнце сделали из меня совершенно другого человека.

— Рад слышать. А как поживает ваш воспитанник?

— О, неважно.

— Неужели у него морская болезнь?

— К несчастью, да. Он встал сегодня утром совершенно здоровым, но полчаса тому назад у него начался ужасный приступ, так что он снова вынужден был лечь в постель.

Окончив завтрак, мы вместе отправились в каюту молодого лорда.

— Искренно огорчен, что вижу вас в таком состоянии, — сказал я, склонившись над ним. — Как вы себя чувствуете?

— Очень плохо, — ответил юноша слабым голосом, — я не понимаю, что со мной. На своей яхте я переносил качку во много раз сильнее без малейших признаков морской болезни. Сегодня утром я также чувствовал себя великолепно, но после того, как выпил кофе, который мистер Бакстер любезно принес мне в каюту, почувствовал себя так плохо, что вынужден был снова лечь в постель.

Я предложил моему юному другу выйти на свежий воздух, но он был настолько слаб, что не смог подняться на ноги. Бакстер ухаживал за ним с чисто отеческой нежностью. Теперь, оглядываясь назад, я не могу не признать, что поведение мистера Бакстера было достойно самого Князя Лжи. Не будучи в состоянии помочь молодому человеку, я пожелал ему скорейшего выздоровления и вышел. Весь этот день и на следующее утро не было никаких признаков улучшения. В среду опять последовал сильнейший приступ морской болезни, и только в четверг после полудня, когда мы были уже в пределах прямой видимости Порт-Саида, лорд почувствовал себя в состоянии встать с постели. В своей жизни я много путешествовал по морю, но никогда не видел такого странного случая морской болезни.

Было уже почти темно, когда мы бросили якорь. Я тотчас спустился в каюту молодого Бекингема. Он, уже одетый, сидел, дожидаясь меня.

— Вот мы наконец и в Порт-Саиде, — сказал я. — Чувствуете ли вы в себе силы выйти на берег?

— О да, мне гораздо лучше. Полагаю, что мистер Бакстер не станет возражать…

— Конечно, но только при условии, что вы не будете особенно утомляться.

— В таком случае идемте. А вы, мистер Бакстер, не пойдете с нами?

— Думаю, что нет. Я не особенно люблю Порт-Саид и предпочту воспользоваться стоянкой, чтобы написать письмо его светлости.

Мы вышли на палубу и, сев в лодку, уже через несколько минут были на берегу. Едва мы вышли на пристань, как нас окружила обычная в восточных портах толпа оборванных мальчишек, предлагавших свои услуги. Мы поспешили отделаться от их навязчивых предложений и, выйдя на Коммерс-стрит, двинулись вглубь города.

Нам нужно было сделать несколько покупок. Наняв гида, мы отправились осматривать город. По его совету мы прошли через торговую часть города и европейский квартал, чтобы осмотреть большую мечеть, находившуюся в туземной части. Это было великолепное здание. В момент нашего посещения мечеть заполняли паломники. Пока мы ее осматривали, наш гид, исчезнув на минуту, вернулся с испуганным видом и сказал, что компания английских туристов отказалась снять обувь, войдя в мечеть.

— Может выйти крупная неприятность, — пояснил он, опасливо оглядываясь на дверь. — Если месье хотят, то я могу вывести их через боковой вход.

Я готов был последовать его совету, когда Бекингем неожиданно вмешался:

— Неужели мы уйдем и допустим, чтобы этих неосторожных людей убили? Что бы они ни сделали, они все же наши соотечественники, и мы должны помочь им.

— Если вы так думаете, то мы останемся, — сказал я, — только держитесь ближе ко мне.

Мы двинулись по направлению к двери и вышли из маленького придела, где осматривали росписи. Перед нашими глазами предстала следующая сцена: в дальнем углу мечети трое молодых англичан были плотно окружены взбешенной толпой арабов. Протолкавшись к ним, мы крикнули, чтобы они прокладывали себе дорогу к главному выходу. Но было уже поздно исполнять этот маневр. Кто-то выкрикнул несколько слов на арабском языке, и нас снова прижали к стене.

— Помощи ждать неоткуда! — воскликнул я. — Мы должны пробить себе дорогу!

Затем недолго думая я хватил ближайшего араба кулаком по подбородку и опрокинул его на пол. Двое его товарищей, подоспевшие на его место, оказались в том же положении, что и он. Мои товарищи не отставали от меня, и, к своему удивлению, я заметил, что молодой лорд действовал с большой ловкостью и энергией. Нападавшие не ожидали, видимо, такого отпора — они расступились и попятились к двери.

— Еще один рывок, и мы вытесним их! — крикнул я.

Один или два араба вытащили ножи, но пространство было слишком мало, чтобы они могли причинить нам какой-либо вред. Через несколько минут последний из арабов вылетел за дверь, которую мы немедленно заперли. Хотя мы и вытеснили врага, но по-прежнему находились в затруднительном положении: закрыв двери, мы оказались в роли заключенных. Трое из нас остались сторожить вход, а другие отправились отыскивать какой-нибудь способ выйти отсюда.

В одном из темных уголков мечети мы обнаружили нашего гида, но он казался настолько перепуганным, что нам пришлось пригрозить ему, чтобы он поскорее собрался с духом. Толпа снаружи становилась все нетерпеливее и многочисленнее. Ситуация приобретала критический характер. Снаружи доносились крики с требованием, чтобы мы открыли дверь, но, само собой разумеется, мы были не склонны исполнить это приказание. Я схватил гида за шиворот и, как следует встряхнув, сказал: «Вы должны постараться вывести нас отсюда, если не желаете через пятнадцать минут повиснуть на веревке».

Собрав свою обувь, мы двинулись за ним через маленькую дверку и вышли в небольшой дворик, окруженный высокой стеной. Мы должны были перелезть через нее, и как можно скорее. Но это было не так просто сделать. Я позвал наиболее сильного из трех туристов и попросил его прислониться спиной к стене. Встав ему на плечи, я кончиками пальцев почти доставал до гребня. Немного подпрыгнув, я ухватился за выступающий камень и с громадным трудом влез на верхушку стены. За мной последовали остальные, а затем мы общими усилиями втянули туда последнего нашего товарища.

Все это предприятие заняло гораздо больше времени, чем я думал. Каждую минуту я ожидал, что крики осаждающих раздадутся внутри мечети, но, по-видимому, двери были крепче, чем мы предполагали. Со стены мы перебрались на крышу соседнего дома, оттуда на крышу следующего и добрались таким образом до маленькой улочки, на которую благополучно спустились, предварительно убедившись, что на ней нет ни души. По указанию нашего проводника мы побежали по ней и, свернув налево, попали на ту улицу, по которой пришли к мечети. Через несколько минут мы были уже в европейской части города в полной безопасности. Здесь мы расстались с проводником и распрощались с тремя нашими незадачливыми соотечественниками, из-за которых оказались в этой переделке.

Пять минут спустя, когда мы с моим спутником проходили мимо казино, из открытой двери которого вырывались снопы света, я случайно обернулся назад, и мне вдруг показалось, что я увидел лицо доктора Николя. Я сделал несколько шагов в обратном направлении, но он исчез. Мы продолжили свой путь туда, где, по моим предположениям, должен был находиться порт. Прошло добрых четверть часа, прежде чем я начал сомневаться в правильности избранного пути. Мы оказались в одной из самых подозрительных частей города. Улицы становились все у´же и грязнее, и через несколько минут я убедился, что мы безнадежно заблудились.

— Как глупо было с моей стороны не взять проводника! — воскликнул я.

Едва я успел это сказать, как увидел идущего навстречу нашего гида. Радость, которую я испытал при его появлении, помешала мне заметить подозрительную улыбку, мелькнувшую на лице этого человека. Я дал ему адрес, и мы отправились в совершенно противоположную сторону. Из одной темной и грязной улицы мы переходили в другую. Когда мы шли по какому-то переулку, я внезапно почувствовал, как вокруг моего горла обвилась тонкая веревка, и потерял сознание.

Глава XXIV

Не знаю, сколько времени я пробыл в беспамятстве, но когда пришел в себя, то увидел, что нахожусь в абсолютной темноте. Что-то сжимало мою шею. Ощупав это что-то, я, к величайшему своему изумлению, убедился, что это был железный ошейник, прикрепленный к стене толстой цепью. Я вытащил коробку спичек и при слабом свете заметил, что нахожусь в маленькой комнатке. Справа от меня была дверь, а в противоположной стене — защищенное толстой решеткой окно. Спичка потухла. В этот самый момент из противоположного угла комнаты до меня донесся слабый стон. Чиркнув второй спичкой, я разглядел человека, лежавшего на полу, и тут же узнал в нем Бекингема. Молодой лорд, по-видимому, еще находился в беспамятстве, поскольку не ответил, когда я его окликнул. Моя последняя спичка догорела, и я вынужден был дожидаться рассвета, чтобы продолжить свои исследования. Время тянулось бесконечно долго. При первых проблесках дня я убедился, что комната была еще меньше и мрачнее, чем показалась мне в первый раз. Мой спутник находился в таком же положении, что и я. Я не мог видеть, что делалось снаружи, и потому напряг слух. Сначала до меня донесся крик петуха, потом лай собаки и шаги какого-то прохожего. Бекингем зашевелился и открыл глаза.

— Где мы и что с нами, мистер Гаттерас? — спросил он слабым голосом, когда его взгляд упал на меня.

— Это я тоже очень хотел бы знать, — ответил я, — мне известно только, что мы в Порт-Саиде, но где именно, понятия не имею. Ясно также и то, что нас предали. Как вы себя чувствуете?

— Совершенно обессилевшим. У меня ужасно болит голова. Я ничего не понимаю. Что вы хотите сказать словами «нас предали»?

— Лорд Бекингем, — сказал я, — должен признаться вам, что я чувствую себя в известной степени виноватым.

Я в нескольких словах рассказал юноше о событиях последних двух недель: о моих подозрениях относительно Бакстера, о встрече с Николя и о путешествии в Плимут, наконец, о моих предположениях относительно того, что его морская болезнь была результатом систематического отравления со стороны Бакстера.

— Но какова же цель всего этого? — воскликнул молодой лорд.

— При всем своем желании я не могу ответить вам на этот вопрос. Нам приходится констатировать факт.

Мы замолчали. Бекингем был слишком слаб для того, чтобы поддерживать разговор. Но вдруг он поднял голову и опять взглянул на меня.

— Но вы все-таки не должны винить себя, мистер Гаттерас. Вы действительно ничего не могли сделать, чтобы изменить создавшееся положение. Давайте лучше подумаем, как нам выйти из этой неприятной ситуации.

— Сомневаюсь, что мы можем что-нибудь предпринять в этом отношении. Ведь мы не способны сдвинуться с места, — ответил я.

— Постойте, — воскликнул Бекингем, — что это такое в стене около ваших ног? Похоже на конец трубы. Может быть, она выходит на улицу и нам удастся таким образом дать знать о себе?

Он бросил мне стебель камыша, который валялся возле него, и я попробовал просунуть его в отверстие, но вскоре убедился, что труба изгибается, а значит, не было никакой надежды пропихнуть через нее записку. Внезапно послышались тяжелые шаги, щелкнул замок, и дверь отворилась. Перед нами стоял высокий человек с седыми волосами и лицом, изрытым оспой. Я сразу узнал в нем того субъекта, о котором мне писала моя невеста.

— С добрым утром, джентльмены. Надеюсь, вы хорошо спали, — сказал он с нескрываемой издевкой.

— Что это значит, мистер Прендергаст? По какому праву вы нас задержали? Немедленно освободите нас. Вы ответите перед нашим консулом за нанесенное нам оскорбление!

На секунду он, казалось, был поражен тем, что я знаю его имя, но быстро оправился.

— Не думаю, что я должен давать вам какие бы то ни было объяснения, — ответил он с высокомерным видом.

— Что это значит?

— Именно то, что я сказал. По-видимому, в течение довольно продолжительного времени вы будете нашими гостями.

— Значит, вы действительно думаете держать нас здесь? Хорошо же, мистер Прендергаст. Будьте уверены, что, как только я освобожусь, я дам вам почувствовать свою руку.

— Очень возможно, что между нами и состоится поединок, если мы когда-нибудь встретимся, — сказал он, закуривая папиросу, — и мне кажется, что вы достойный противник, мистер Гаттерас.

— Если вы думаете получить выкуп с моего отца, то будьте уверены, что не получите ни пенни! — воскликнул Бекингем.

При слове «выкуп» я заметил, что какое-то странное выражение появилось на лице Прендергаста. Засмеявшись своим неприятным смехом, он подошел к двери и крикнул что-то по-арабски. В комнату вошел громадного роста негр, неся на подносе обед.

— Не думайте, что мы будем морить вас голодом, — сказал наш тюремщик все с тем же неприятным смехом, — пищу вам будут приносить дважды в день. Если желаете, даже вино и табак к вашим услугам. Кстати, должен вам сказать, что всякая попытка бежать будет совершенно бесполезна и может вам только навредить, поскольку сообщение с внешним миром для вас совершенно невозможно. Единственное, чего вы можете добиться, — это испортить наше к вам отношение. — Сказав это, он вышел, тщательно заперев за собой дверь.

День тянулся медленно. Вечером явился тот же негр и принес ужин. События последующих шести дней едва ли заслуживают того, чтобы их описывать. Они были точным повторением первого дня нашего заключения. Мистер Прендергаст больше не показывался, а я тщетно продолжал ломать голову над планами побега.

Прошло еще недели две без всяких перемен. Единственным фактом, который обратил на себя мое внимание, было то, что каждый день около шести часов утра какой-то человек, судя по походке, хромой, проходил мимо нашего дома. Слушая ежедневно его шаги, я сделал вывод, что один из его костылей был, по-видимому, подбит железом, а другой — нет. У меня в уме мелькнула какая-то ассоциация, и после целого дня размышлений я наконец вспомнил, что эта же деталь поразила меня в одном нищем, которому лорд Бекингем подал щедрую милостыню в первый день нашего пребывания в Порт-Саиде. Нельзя ли нам как-нибудь дать знать через него о том, что мы находимся в заключении? Но это также казалось невозможным.

Однажды, когда мы целый день обсуждали планы нашего спасения, у меня внезапно мелькнула блестящая мысль: мы должны поймать мышь и с ее помощью установить сообщение с внешним миром. Но это было гораздо легче сказать, чем сделать. Несмотря на то что мышей в комнате было достаточно, они вели себя очень осторожно. После многих неудачных попыток мне наконец удалось поймать одну. Достав карандаш, я написал следующее письмо: «Молодой англичанин, который подал нищему соверен три недели тому назад, просит его в том случае, если это письмо до него дойдет, оказать ему помощь, поскольку он с того самого дня находится в заключении. В стену этого дома встроена труба, ведущая в комнату, через которую можно передать письмо. Молодой англичанин в случае передачи письма даст пять фунтов и столько же за оказание помощи при побеге».

Привязав это безнадежное послание к задней лапке животного, мы стали дожидаться утра. Как всегда, около шести часов послышался характерный стук костылей. Когда, по моим соображениям, нищий оказался на одной линии с трубой, я выпустил мышь в отверстие. На следующую ночь мы повторили тот же маневр. Несмотря на то что ловить грызунов с каждым разом становилось все труднее, нам удалось отправить таким образом шесть посланий.

На седьмой день, когда мы уже начали терять всякую надежду, около восьми часов вечера я услышал легкий шорох, будто кто-то пытался протолкнуть палку в отверстие в стене. Я ощупал трубу рукой. Она двигалась. Понемногу она вся ушла в стену, и на ее месте осталось одно отверстие. Я поспешно закрыл его рукой и почти тотчас же почувствовал в ней что-то холодное. Это была ящерица. К ее спинке оказалась привязана тонкая пилка. Вынув из кармана пятифунтовый билет, я в свою очередь привязал его к животному и пустил его обратно в отверстие. Не прошло и минуты, как я уже корпел над своим ошейником. Не могу вам описать то облегчение, которое я почувствовал, когда после получасовых усилий я был свободен. Еще через полчаса лорд Бекингем также стоял на ногах и крепко жал мне руку.

— Теперь мы можем приступить к нашему освобождению, и горе тому человеку, который посмеет встать у нас на пути! — воскликнул я.

Глава XXV

Однако радоваться было еще рано. Хоть мы и освободились от своих цепей, мы все же оставались пленниками. Дверь была заперта таким образом, что открыть ее изнутри не представлялось никакой возможности. С тем же успехом мы попробовали выбраться через окно. Исследовав дверь снова, я пришел к убеждению, что она слегка поддается моим усилиям. Что бы за ней нас ни ожидало, пусть даже смерть, мы должны были попытаться выйти. Отойдя в противоположный конец комнаты, я разбежался и всей тяжестью наскочил на дверь. Раздался треск, звон лопнувшей пружины, и я вылетел в коридор. Через секунду Бекингем был уже рядом и помогал мне подняться. Каждую минуту мы ожидали, что на нас набросятся приспешники Прендергаста и нам придется бороться за свою жизнь, но, к нашему великому удивлению, вокруг царила мертвая тишина. Не было слышно ни звука, кроме нашего учащенного дыхания. Мы стояли так добрых пять минут в тщетном ожидании нападения.

— Что же это значит? — спросил я своего товарища. — Мне кажется, что тем шумом, который мы произвели, можно было разбудить и мертвого.

— Право, не знаю, но не лучше ли нам воспользоваться их отсутствием и закончить начатое?

— Конечно. Теперь один из нас должен добраться до конца коридора, чтобы выяснить наше местоположение. Как более сильный, я пойду вперед, а вы подождите меня здесь.

Я двинулся по коридору, ступая как можно тише, поскольку от этого зависела наша жизнь. Он показался мне бесконечно длинным, несмотря на то что был не больше шестидесяти футов длиной. Я крался в абсолютной темноте, каждую минуту ожидая нападения. Приблизительно в середине пути я почувствовал, что почва ускользает из-под моих ног, и я куда-то полетел. К счастью, это оказалась лестница всего в пять-шесть ступенек, которые вели неизвестно куда. Мое падение произвело невероятный шум. Я подождал, пока Бекингем присоединится ко мне, и мы двинулись дальше. Едва мы сделали несколько шагов, я заметил впереди слабое мерцание света. Посоветовавшись, мы решили подкрасться к двери и, если там окажется кто-нибудь, заставить его убеждениями или силой указать нам выход.

Осторожно добравшись до двери, я тихонько приотворил ее и заглянул внутрь. Если бы я прожил еще тысячу лет, я не забыл бы ни одной подробности той картины, которая представилась моим глазам. Это была длинная и узкая комната футов шестидесяти в длину и пятнадцати в ширину. Потолок состоял из толстых бревен, густо покрытых грязью и копотью. Но самым странным в комнате была ее обстановка. У меня не хватает слов, чтобы передать в точности то, что я увидел. Несмотря на то что я не отличался слабостью нервов и многое повидал за свою бродячую жизнь, у меня кровь застыла в жилах. Вдоль стен с равными промежутками стояли громадные бутыли, наполненные какой-то слабоокрашенной жидкостью, напоминавшей спирт. В ней содержалось нечто чрезвычайно похожее на человеческие тела. В промежутках стояли более мелкие сосуды, содержавшие в себе не менее отвратительные останки. Во всех частях комнаты стояли скелеты людей, обезьян и других животных. Остальные участки комнаты были завалены черепами, костями. Тут же находились чуть ли не все орудия истребления, когда-либо изобретенные человеком: винтовки, револьверы, сабли, итальянские стилеты, копья, отравленные стрелы племен центральной Африки, афганские ятаганы, малайские крисы,[6] каменные топоры из Новой Гвинеи, австралийские дротики и бумеранги. Тут же лежали сваленные в кучу принадлежности для колдовства и шаманства, начиная с африканских жезлов и спиритических планшеток и заканчивая отвратительными атрибутами фиджийского колдовства. В центре противоположной стены был большой камин из тех, что можно встретить в старинных английских домах. По обе его стороны находились две фигуры, при виде которых я чуть не лишился чувств. Одна из них, судя по сложению и одежде, принадлежала уроженцу северной Индии. Голова этого существа была по меньшей мере в три раза больше обыкновенной человеческой и — что ужаснее всего — совершенно лишена кожи. По другую сторону камина на корточках сидело какое-то странное существо — получеловек-полуобезьяна. Оно было приковано к стене таким же способом, что и мы. Посередине комнаты, около тяжелого дубового стола, стоял человек, которого я узнал бы сразу даже среди тысячи людей. Это был доктор Николя.

Когда мы вошли, он был занят тем, что со скальпелем в руках анатомировал какое-то животное вроде обезьяны. На столе рядом с ним находился все тот же громадный черный кот, о котором я уже несколько раз упоминал. У противоположного конца стола на цыпочках, чтобы лучше видеть все происходящее, стоял карлик-альбинос. Я так осторожно открыл дверь и мы вошли так тихо, что нам удалось дойти до середины комнаты, пока я случайно не наступил на скрипящую половицу. Доктор Николя поднял голову. На его бледном лице не отразилось ни малейших признаков удивления.

— Итак, вы, значит, удрали из своей комнаты, джентльмены. Что вам от меня угодно?

Я был так поражен, что несколько минут ничего не мог ответить. Наконец я подошел к нему вплотную и сказал:

— Итак, мы наконец встретились, доктор Николя.

— Наконец, как вы говорите, мистер Гаттерас. Не могу сказать, что я доволен этим. Но, как бы там ни было, садитесь.

— Игра окончена, доктор Николя. В прошлый раз вы победили меня, но теперь вы должны признать, что сила на моей стороне. Ни слова больше и не вздумайте звать на помощь, или можете считать себя мертвецом. Теперь бросьте нож и покажите нам выход отсюда.

Мы с Бекингемом стояли справа и слева от него. Николя не выказал никакого страха, хотя и должен был понимать всю опасность своего положения. В продолжение этого разговора он не спускал с нас глаз. Взгляд этого человека обладал такой удивительной силой, что все то время, пока он глядел на нас, мы не могли пошевелиться. Наконец он заговорил:

— Так вы думаете, что моя игра проиграна, мистер Гаттерас? Боюсь, что мне придется еще раз вас разочаровать. Обернитесь назад.

Обернувшись, я понял, что мы действительно попали в западню: у двери с револьвером в руке стоял Прендергаст. За моей спиной выросли два здоровенных суданца, а за Бекингемом — субъект, по виду напоминавший грека. Увидев нашу растерянность, доктор Николя спокойно опустился в кресло.

— Мне думается, что вы уже должны были узнать меня достаточно хорошо, мистер Гаттерас. Неужели вы до сих пор считаете, что меня так легко провести?.. Но прежде всего позвольте вернуть вам ваши пять фунтов и письма. Ваши мыши были великолепными почтальонами, не правда ли?

Сказав это, он положил передо мной банковский билет и все письма, в которых я умолял о помощи. Трудно было описать то разочарование и удивление, которые я испытал в этот момент. Итак, мы все время находились под строгим надзором. Вот почему все то время, пока мы совершали наш побег, царила такая невозмутимая тишина. Я взглянул на Бекингема. Он стоял понурив голову и, по-видимому, ожидал, что же будет дальше. Я обратился к Николя:

— Да, теперь мы в вашей власти, но я попросил бы вас не играть с нами и сказать прямо, что нас ожидает в будущем.

Тот помолчал с минуту и спокойно ответил:

— Могу сказать вам, джентльмены, что в том случае, если вы хотите покинуть мой дом, вы можете сделать это немедленно, но при одном условии: вам завяжут глаза, и мой слуга проводит вас, причем вы дадите честное слово не пытаться снять повязку раньше, чем это будет позволено. Вы согласны?

Не стоит и говорить, что мы поспешили согласиться.

— В таком случае пусть будет по-вашему. Поверьте, мистер Гаттерас и вы, ваша светлость, что я с большим удовольствием возвращаю вам свободу.

Злодей сделал знак Прендергасту, который вышел вперед. Но, прежде чем уходить, я решил сказать Николя несколько слов:

— Постойте, доктор, вы…

— Мистер Гаттерас, если вы хотите выйти отсюда, то держите язык за зубами. Если я поступал известным образом по отношению к вам, то на это были свои причины. Советую вам воспользоваться моим позволением. Помните, что я в любую минуту могу изменить свое решение, и вам придется…

Он замолчал. По его знаку нам завязали глаза, и мы двинулись в путь. Я затрудняюсь сказать, сколько времени мы путешествовали. Наконец нас остановили. Прендергаст напомнил о нашем обещании и удалился со своими спутниками. Мы были свободны. Подождав условленное время, мы сняли повязки и после короткого совещания решили прежде всего найти какую-нибудь гостиницу, чтобы выспаться, поскольку было около двенадцати часов ночи. На другое утро я отправился в пароходную контору.

— Вы мистер Гаттерас? — спросил меня клерк.

— Да, три недели назад, когда «Саратога» ушла в Австралию, я остался на берегу.

— Да-да, я вспомнил, — кивнул клерк, — молодой лорд Бекингем был с вами и также остался бы на берегу, если бы его воспитатель не отыскал его в последний момент, заблудившегося в закоулках арабского города…

— Значит, вы хотите сказать, что Бекингем уехал в Австралию? — воскликнул я. — В таком случае объясните мне, пожалуйста, каким образом этот интересный молодой человек упустил меня?

— Он сказал, что потерял вас в толпе.

Дело становилось все более запутанным. Я едва верил своим ушам. Я был так поражен, что с трудом сумел задать несколько неловких вопросов относительно пароходов, отправляющихся в Австралию, и моего багажа и поспешил выбраться из конторы. Вернувшись в гостиницу, я рассказал эту историю своему спутнику, который был поражен еще сильнее меня.

— Но что все это значит? Скажите мне, ради бога! Что все это значит?

— Это значит, что мы слишком плохо знаем доктора Николя. Он и не думал получать выкуп с вашего отца, и вообще вся эта история гораздо загадочнее, чем можно предполагать. Теперь я, кажется, начинаю разбираться в происшедшем: зачем Бакстер явился к вам, с какой целью я был отравлен в Плимуте, а вы по пути из Неаполя и, наконец, для чего нас держали в заключении. Слушайте.

Вспомните, во-первых, какой странной системы воспитания придерживался ваш отец. Вдумавшись, вы поймете, что являлись единственным крупным аристократом Англии, который не был хорошо известен в лицо людям вашего круга. Николя из-за каких-то личных целей понадобилось отправить вас в Австралию. На его счастье, ваш отец ищет воспитателя; Николя посылает одного из своих агентов, Бакстера, который, действуя по инструкциям доктора, развивает в вас страсть к путешествиям. Вы все время стремитесь упросить отца позволить вам отправиться в путешествие. Тут на сцене появляюсь я. Бакстер подозревает меня в чем-то и телеграфирует Николя, что надо торопиться, поскольку появилась новая опасность. Затем они устраивают ваше путешествие. Все как будто идет хорошо. Затем Николя узнает, что я еду на том же пароходе. Понятно также, почему вы поехали через континент, а не прямо из Плимута: Бакстер боялся, что за время столь продолжительного пребывания на пароходе пассажиры запомнят ваше лицо. Вот почему он систематически травит вас с той целью, чтобы вы не могли появиться на палубе до тех пор, пока мы не прибудем в Порт-Саид. Там он уговаривает вас отправиться со мной на берег. Что последовало за этим, вы знаете. Затем он симулирует ваше возвращение. Это ему удается, ведь никто не знал вас в лицо, и пароход отправляется дальше.

— Вы уверены, что все происходило именно так?

— Готов поклясться.

— Что же нам теперь делать? Вспомните, Бакстер имел рекомендательные письма от отца ко многим влиятельным лицам.

— Лично я знаю, что стану делать.

— Отправитесь к консулу и через него предупредите австралийские власти, я думаю?

— Нет. Это едва ли принесет пользу, ведь прошло уже три недели, как они уехали. Я посоветовал бы вам временно сменить имя и отправиться вместе со мной в Австралию. Там мы окажемся в безопасности и тогда уж постараемся сорвать маску с этих негодяев, чего бы это нам ни стоило. Согласитесь ли вы испытать все предстоящие нам передряги?

— Конечно, соглашусь! Я последую за вами, и будь что будет!

— В таком случае мы постараемся сесть на первый же пароход, направляющийся в Австралию, и, прибыв на место, примемся за дело. Мы с вами сумеем свести счеты как с Бакстером, так и с доктором Николя.

Бекингем вздрогнул, когда я упомянул это имя.

— Не хотите ли совершить небольшую прогулку? — сказал я, чтобы сменить тему разговора. — Попробуем отыскать тот дом, где мы находились.

— Вы думаете, это безопасно?

— Днем — конечно. На всякий случай захватим пару револьверов.

Мы вышли и отправились в сторону казино, зайдя по дороге в оружейный магазин.

— Вот улица, по которой мы вернулись из мечети. Здесь стоял доктор Николя, когда я его заметил. Затем мы свернули налево и, если не ошибаюсь, пошли в этом направлении. Попробуем сюда…

Побродив минут двадцать, мы добрались до того места, где встретили проводника. Это было какое-то грязное предместье. Бекингем огляделся вокруг и сказал:

— Потом мы, кажется, повернули направо.

— Да, вы правы. Идемте.

Пройдя две-три улицы, мы наконец дошли до того места, где нас сбили с ног и связали. Место нашего заключения должно было находится где-то поблизости, но где?.. Мы безуспешно исходили несколько соседних улиц и в конце концов вынуждены были отказаться от дальнейших поисков и вернуться в гостиницу. В два часа пришел пароход «Пескадоре», направлявшийся в Мельбурн. На наше счастье, там нашлась свободная двухместная каюта. Сделав нужные покупки, мы поднялись на борт и незадолго до наступления темноты уже входили в Суэцкий канал.

Глава XXVI

«Пескадоре» был не очень быстроходным пароходом, и только на тридцать шестой день после отбытия из Порт-Саида мы благополучно высадились в Уильямстауне, который известен как конечный пункт одной из главных дорог Австралии. В продолжение всего путешествия не случилось ничего достойного описания, за исключением того, что на протяжении первой недели плавания лорд Бекингем находился в глубокой задумчивости и едва отвечал на задаваемые ему вопросы. Наконец, когда мы вышли из Адена, я решил вывести его из этого состояния.

— Послушайте, — сказал я однажды, когда мы стояли около мостика, — что с вами? Неужели однообразие действует на вас таким образом?

Он как-то боязливо взглянул на меня и произнес:

— Мистер Гаттерас, вы, должно быть, сочтете меня безумцем, но я вынужден признать, что все это время не могу отделаться от впечатления, которое произвело на меня лицо доктора Николя. Должно быть, его пронзительный взгляд так подействовал мне на нервы, что я ни о чем другом не могу больше думать. Он преследует меня днем и ночью…

— О, все это пустяки. Почему вы его боитесь? Во-первых, Николя, хотя и дьявольски умен, всего лишь человек, а во-вторых, вы можете быть уверены, что мы видели его в последний раз.

Но, по-видимому, мои слова не возымели должного действия. Николя, судя по всему, произвел такое впечатление на юношу, что тот окончательно пришел в себя только тогда, когда мы уже входили в австралийские воды. Прибыв в Мельбурн, мы сели на вечерний экспресс, отходивший в Сидней. Во время путешествия мы выработали окончательный план действий: решили остановиться в какой-нибудь тихой загородной гостинице и постараться распутать эту таинственную историю, в которой мы оба так сильно погрязли.

Приехав в Сидней, мы быстро нашли то, что нам было нужно, — небольшую гостиницу почти за городом. Закончив разбирать наш немногочисленный багаж, мы уселись, чтобы снова обсудить положение вещей.

— Итак, мы в Сиднее, — сказал Бекингем, устроившись поудобнее возле окна, — с чего же мы начнем?

— Во-первых, позавтракаем, — не задумываясь ответил я.

— А затем?

— Отыщем какую-нибудь библиотеку и раздобудем там десяток старых номеров «Морнинг Герольд». Возможно, из газет мы что-нибудь да узнаем. Затем наведем справки, а завтра утром я с вашего позволения покину вас на несколько часов.

Следуя избранной программе, мы позавтракали и отправились на поиски библиотеки. Разыскать ее и нужную нам газету было нетрудно. Вскоре я нашел то, что искал: это было сообщение, напечатанное крупным шрифтом, об увеселительной прогулке. Среди имен участников упоминались имена Бекингема и Бакстера. Мы оба с трудом верили своим глазам.

— Что все это значит? — воскликнул Бекингем.

— А то, мой мальчик, что они, по всей вероятности, еще здесь.

Бекингем предложил сейчас же отправиться во дворец к губернатору и разоблачить их, но я отклонил это предложение, назвав его неосторожным.

— Нам лучше пока понаблюдать за этими пройдохами незаметно для них.

Когда мы вышли на улицу, нам бросились в глаза большие театральные афиши.

— Вот именно то, что нам нужно! — воскликнул я. — Их светлость со своим воспитателем наверняка почтят это представление своим присутствием.

Записав адрес театра, мы вернулись к себе в гостиницу, чтобы пообедать, а вечером отправились в театр. Он был набит битком, и нам с трудом удалось достать билеты. Можете себе представить, с каким изумлением обратили мы свое внимание на губернаторскую ложу. На минуту я был поражен — мне показалось, что я вижу молодого Бекингема. Сходство было поразительное. Из-за его плеча выглядывало неприятное самодовольное лицо Бакстера. Но занавес поднялся, и нам пришлось прекратить наблюдения.

Тут я должен прервать свой рассказ, чтобы отметить одно обстоятельство, которое кажется мне заслуживающим внимания. Когда мы приехали в Уильямстаун, то по дороге в Мельбурн столкнулись с высоким красивым мужчиной лет тридцати. В Мельбурне он сел в тот же поезд, что и мы, а в Сиднее я встретил его еще раз около общественной читальни, и, наконец, сейчас он сидел недалеко от нас. Конечно, я не мог сказать, были ли эти постоянные встречи случайными или преднамеренными, но эти совпадения начинали мне казаться подозрительным. Я спрашивал себя: могло ли случиться так, что Николя, узнав, что мы отправляемся в Австралию на «Пескадоре», отправил за нами своего агента? Это было вполне вероятно — наше знакомство с Николя уже показало, что для этого человека почти нет ничего невозможного.

Обратно мы решили вернуться через залив. Когда мы оказались на пристани, пароход уже отчаливал, и нам пришлось прыгать прямо через борт, причем я потерял равновесие и упал бы в люк, если бы чья-то услужливая рука меня не поддержала. Подняв глаза, я увидел, что это был не кто иной, как тот самый джентльмен, о котором я только что говорил. Увидев мое лицо, он почему-то чрезвычайно смутился. Это еще больше укрепило меня в моих подозрениях.

На другое утро я надел свой лучший костюм (мой багаж прибыл благополучно) и около одиннадцати часов направился в Портс-Пойнт нанести визит Ветереллям. Когда я спросил, дома ли мисс Ветерелль, старый слуга ответил утвердительно и, попросив меня войти, провел в гостиную. Через несколько минут ожидания послышались легкие шаги, и, не успел я сосчитать до десяти, Филлис, моя дорогая Филлис, оказалась в моих объятиях. Когда первые восторги несколько поутихли, я заметил следы огорчения на ее лице.

— Что с тобой, Филлис, дорогая? Что тебя тревожит?

— Видишь ли, Дик, в Сиднее появился один человек, который имеет на отца громадное влияние, и теперь он пытается уговорить отца согласиться на мою с ним свадьбу.

Не успел я спросить, кто это, как послышались шаги, отворилась дверь, и вошел сам мистер Ветерелль. Несколько секунд он стоял в дверях молча, затем обратился ко мне:

— Мистер Гаттерас, я бы очень хотел знать, когда прекратятся ваши навязчивые преследования? Я, кажется, не могу быть свободным от вас в своем собственном доме. Вы преследовали мою дочь самым невежливым образом в Англии и теперь отправились за ней даже сюда. Когда это прекратится?

— Это не прекратится никогда, мистер Ветерелль, куда бы вы ее ни увезли. Несколько месяцев тому назад на борту «Оризабы» я сказал вам, что люблю ее, — так вот теперь я люблю ее в тысячу раз больше. Если вы спросите ее, то она вам ответит, что относится ко мне точно так же. С какой же целью вы так стремитесь разъединить нас?

— По той причине, сэр, что ваша свадьба с моей дочерью является для меня в высшей степени нежелательной. Вы должны знать, что я имею совершенно другие виды на будущее моей дочери.

— Если под этим вы подразумеваете свадьбу с человеком, которого я ненавижу, — воскликнула Филлис, не в состоянии больше сдерживаться, — то вы сильно ошибаетесь, папа. Я не выйду ни за кого, кроме мистера Гаттераса.

— Замолчите, мисс. Как вы смеете говорить со мной таким тоном?! Вы сделаете так, как я захочу. А вам, мистер Гаттерас, я должен сказать, что, если вы еще раз осмелитесь показаться в моем доме, я велю вас вывести. А теперь всего хорошего.

Мне не оставалось ничего другого, как уйти, но напоследок я сказал:

— Я вас предупреждал, мистер Ветерелль, что ваша дочь любит меня. Вы не можете заставить ее выйти замуж за какого-то неизвестного джентльмена, и она будет моей женой что бы там ни было. Я уверен, что вы еще раскаетесь в нанесенном мне оскорблении.

Вернувшись домой, я не застал там Бекингема, но не очень огорчился, так как мне хотелось побыть одному. Прошло с полчаса, подали завтрак, а его все не было. Когда пробило шесть, я уже начал беспокоиться. Мне почему-то вспомнился странный незнакомец, которого мы встретили в Мельбурне и Сиднее. Это еще больше усилило мою тревогу. В семь часов я не выдержал и отправился в полицию, чтобы сделать заявление. Полицейский комиссар подробно расспросил меня о внешности молодого человека и выразил свое удивление по поводу того, что я так поспешно обратился в полицию, так как с момента ухода из дому прошло всего семь-восемь часов.

— У меня есть на то свои причины, — ответил я, — может быть, дело станет для вас яснее, если я скажу, что молодой человек является собственником громадных владений в Англии и с момента своего прибытия в Австралию подвергался систематическому преследованию.

— Так-так, но мне все-таки кажется, что вы несколько поторопились, мистер…

— Мое имя Гаттерас. Я остановился в гостинице для офицеров на Пэлгрю-стрит.

— На вашем месте, мистер Гаттерас, я отправился бы в гостиницу и подождал. Наверно, молодой человек уже дома и преспокойно обедает. Если же он не вернулся и не вернется до завтрашнего утра, то приходите снова сюда, и я окажу вам возможное содействие.

Вернувшись в гостиницу, я, конечно, не застал там Бекингема. Чтобы как-нибудь скоротать время, я развернул газету. Один заголовок сразу же бросился мне в глаза:

СЕНСАЦИОННАЯ ПОМОЛВКА

в аристократическом обществе

Из достоверных источников мы узнали, что в скором времени состоится помолвка между знатным молодым человеком, недавно прибывшим в наш город, и дочерью известного сиднейского политического деятеля, также недавно вернувшегося из поездки в Англию.

Неужели это было то, о чем говорил Ветерелль? Но при чем тут самозваный лорд Бекингем? Ясно было, что газета намекала на него. Я вскочил и, сунув газету в карман, вышел на улицу. Я бежал до самого дома Ветереллей. Слуга, открывший мне дверь, был, судя по всему, удивлен моим появлением.

— Дома ли мистер Ветерелль? — спросил я.

Слуга в нерешительности посмотрел на меня и сказал, что сейчас пойдет узнать.

— Ага, так, значит, он дома! — воскликнул я. — Я немедленно должен его увидеть. Сейчас же доложите ему обо мне.

Слуга ушел и через минуту вернулся:

— Мистер Ветерелль просил передать, что если вы хотите ему что-то сообщить, то можете сделать это в письменной форме. Он не может принять вас лично.

— Он должен. Я не могу принять его отказ. Передайте ему, что дело, о котором я хочу поговорить, не имеет ничего общего с моим утренним визитом.

Мне пришлось ждать минут пять, пока слуга не вернулся и не пригласил меня войти. Я застал Ветерелля у камина.

— Пожалуйста, садитесь, мистер Гаттерас, — сказал он, когда дверь за мной закрылась. — Не знаю, что могло привести вас ко мне в такой поздний час.

— Думаю, что сумею удовлетворить ваше любопытство, мистер Ветерелль. Скажите мне, во-первых, верно ли это известие? — сказал я, протягивая ему номер вечерней газеты.

Он надел очки и внимательно просмотрел написанное.

— Мне очень неприятно, что это дело получило огласку так рано, но я не могу отрицать, что сообщение верно. Видите, я откровенен с вами.

— Благодарю вас, сэр. Я постараюсь отплатить вам той же монетой. Мистер Ветерелль, вы должны быть готовы к тому, что эта свадьба никогда не состоится. Молодой человек, остановившийся в доме губернатора, такой же лорд Бекингем, как и я. Это шантажист чистейшей воды и самый хитрый из всех негодяев, еще не попавших на виселицу.

— Есть ли у вас основания утверждать это так категорически? Вы зашли слишком далеко, мистер Гаттерас. Я вполне понимаю, что вами руководит чувство ревности, но все-таки это уже чересчур!

— Нет-нет, сэр…

— Допустим, вы правы, но кто же мог все это устроить?

— Кто? Конечно же, доктор Николя.

Я думаю, что если бы я приставил револьвер к голове этого человека или если бы вдруг стена раздвинулась и Николя появился собственной персоной, то и это не произвело бы на Ветерелля большего впечатления. Он побледнел как полотно, откинулся на спинку кресла и произнес хриплым голосом:

— Что вы знаете о докторе Николя? Скажите, ради бога, что вы знаете о нем? Скорее, скорее!

В нескольких словах я изложил ему все события, начиная с моей встречи с лордом Бекингемом и заканчивая прибытием в Сидней.

— И вы можете поклясться, что все это правда, мистер Гаттерас? В таком случае мы немедленно должны отправиться к губернатору и разоблачить этих негодяев! Моя дочь находится сейчас там, на балу. Я не смог сопровождать ее лично, так как у меня разыгралась подагра.

Он позвонил и приказал слуге немедленно закладывать лошадь. Через пятнадцать минут мы были уже в доме губернатора. Нас провели к лорду Эмберли, который был явно удивлен нашим визитом. Но его удивление сменилось живейшим интересом, когда он узнал причину.

— Вы бросаете в лицо моему гостю тяжкое обвинение, мистер Ветерелль. Вы убеждены в своей правоте?

— Мистер Гаттерас может подтвердить вам мои слова и в подробностях изложить всю эту историю.

Когда я окончил свой рассказ, лорд Эмберли попросил у нас извинения и вышел из комнаты, сказав, что сейчас приведет молодого лорда. Прошло минут двадцать, прежде чем он вернулся с озабоченным выражением лица:

— Вы, по-видимому, правы, джентльмены. Ни мнимого лорда, ни его воспитателя нигде нет. Кроме того, я узнал, что весь их багаж был вынесен из дома еще сегодня вечером. Это ужасно неприятная история. Я уже дал знать полиции, и все меры будут приняты.

— Лорд Эмберли, — обратился к нему Ветерелль, — не будете ли вы любезны приказать одному из ваших слуг позвать сюда мою дочь?

— К несчастью, должен вам сказать, мистер Ветерелль, что ваша дочь уехала час тому назад. Ей принесли письмо, которое извещало, что вы внезапно заболели, и она немедленно покинула бал.

Трудно описать, какое впечатление произвело это на Ветерелля.

— Боже, я погиб. Это месть Николя, — воскликнул он и в глубоком обмороке повалился на пол.

Глава XXVII

Едва Ветерелль немного оправился, он обратился ко мне слабым, едва слышным голосом:

— Отвезите меня домой, мистер Гаттерас, отвезите меня домой. Там мы постараемся что-нибудь придумать, чтобы спасти мою несчастную дочь.

— Я думаю, что вы правы, мистер Ветерелль, — сказал губернатор, вставая и протягивая ему руку. — Вполне возможно, что вы застанете вашу дочь дома. В том случае, если ее там не окажется, я немедленно поставлю на ноги всю полицию. Мы не должны терять ни минуты, если хотим изловить этих негодяев. Затем, обратившись ко мне, он продолжал:

— Только благодаря вам, мистер Гаттерас, мы имеем сейчас возможность раскрыть это преступление, и я надеюсь, что в дальнейшем мы также сможем рассчитывать на вашу помощь.

Я поспешил выразить свою полную готовность, тем более что сам был слишком заинтересован в этом деле.

— Домой! И как можно скорее! — приказал Ветерелль, когда мы сели в экипаж.

— Дома ли мисс? — крикнул я слуге, едва он отворил нам дверь.

Удивление, отразившееся на его лице, сразу мне все сказало. Когда мы вошли в кабинет, я налил мистеру Ветереллю немного виски.

— Вы должны успокоиться и собраться с мыслями, — сказал я. — Давайте вспомним всю историю с самого начала. Готовы ли вы отвечать на мои вопросы?

— Спрашивайте что хотите.

— Во-первых, через сколько дней после прибытия сюда лже-Бекингема ваша дочь познакомилась с ним?

— Через три дня. Он, кажется, увидел ее на улице и был поражен ее красотой. Через адъютанта губернатора он вошел к нам в дом и начал за ней ухаживать.

— А теперь простите меня за несколько нескромный вопрос: как вы думаете, были ли его намерения по отношению к вашей дочери серьезными?

— Вполне, как он сам сказал мне. Он хотел жениться на Филлис в день своего совершеннолетия, через неделю.

— Дальнейшие события, — продолжал я, — по-видимому, развивались следующим образом: он узнал о нашем приезде в Сидней и, видя в этом прямую опасность для себя, поспешил бежать, захватив с собой вашу дочь.

С разрешения Ветерелля я позвонил и приказал позвать кучера, который отвозил Филлис на бал. Минут через пять слуга вернулся и доложил, что тот еще не приходил домой. В этот момент раздался звонок.

— Идите скорее и, если это окажется полицейский агент, проведите его сюда, — обратился Ветерелль к слуге.

Но это был сам инспектор полиции.

— Я прислан сюда их светлостью господином губернатором, сэр, — сказал он, входя и здороваясь с нами. — Он уже изложил мне суть дела.

— А что вы думаете предпринять? — спросил я.

— Мы уже начали розыски Бакстера и его сообщника, а также молодого Бекингема. Специальным агентам поручено также найти того кучера, который вез вашу дочь с бала. Я надеюсь, что вскоре мы узнаем результаты.

Едва он успел договорить, как снова раздался звонок. Вошел слуга.

— Два полицейских, сэр, привели нашего кучера Томсона, — сказал он, обращаясь к хозяину дома. — Он не совсем в приличном виде, сэр…

— Не важно, пусть введут его немедленно. Это может пролить некоторый свет на дело.

Слуга вышел. На лестнице раздались тяжелые шаги, и в комнату вошли два полицейских, поддерживая под руки жалкую фигуру в ливрее.

— Ну, Томсон, что вы можете нам сказать? — проговорил Ветерелль, взглянув с нескрываемым отвращением на этого человека.

Надо сказать, что выглядел кучер действительно ужасно: ливрея была разодрана, шляпы не было, а вся голова оказалась выпачкана в грязи; кроме того, громадный синяк украшал его левый глаз. В ответ на вопрос Ветерелля он скорее прохрипел, чем произнес нечто нечленораздельное. Способность говорить вернулась к нему только тогда, когда он выпил предложенный ему стакан грога.

— Я не виноват, сэр. Они провели меня. Все произошло так: неделю тому назад я познакомился через одного моего приятеля с очень симпатичным джентльменом, который сказал мне, что он недавно приехал из Англии и хочет купить здесь ферму. Он сказал также, что слышал обо мне как о человеке опытном и пригласил меня в компаньоны. В четверг вечером я должен был дать ему окончательный ответ. Когда я отвез мисс на бал, я отправился к нему в отель «Канарейка». Он ждал меня у дверей и пригласил войти, сказав, что один его знакомый посторожит лошадь, пока мы будем беседовать. Мы прошли в отдельный кабинет ресторана и заказали выпивку. Мы болтали о ферме, о хозяйстве, когда он попросил меня, чтобы я посмотрел, нет ли кого у дверей. Я пошел и посмотрел — там не оказалось ни единой живой души. Я вернулся, и мы выпили с ним за успех предприятия. Потом я не знаю, что со мной сделалось, сэр: я ужасно захотел спать и пришел в себя только на улице, причем в самом потрепанном виде. Рядом стоял полицейский — он и растормошил меня. Вот и все, сэр. Больше я ничего не знаю.

— Постарайтесь как следует все вспомнить и опишите возможно точнее наружность этого человека, Томсон, — обратился я к кучеру.

Я был почти уверен, что это окажется тот незнакомец, частые встречи с которым показались мне столь подозрительными.

— Насколько я помню, сэр, это был высокий, но худой человек. Волосы у него были черные, глаза тоже. Руки и ноги очень маленькие…

— А не заметили ли вы у него на мизинце золотого кольца в виде змеи? — продолжал я.

— Как же, как же, сэр, с двумя черными камешками вместо глаз.

— Значит, это был Николя! — воскликнул я в изумлении. — Значит, он последовал за нами в Австралию!

— Господин инспектор, — заговорил Ветерелль в сильнейшем волнении, — надо начать розыски этого человека немедленно. Я знаю его: он увертлив как угорь. Нельзя терять ни минуты.

— Еще один вопрос, — вмешался я. — Когда вы подъехали к отелю, где стоял ваш знакомый?

— На веранде, сэр.

— Затем вы прошли в кабинет, так как общая зала была слишком полна?

— Именно так, сэр!..

— Когда он говорил о ферме, то делал какие-нибудь выкладки или чертежи?

— Да, сэр. Он писал на письме или на конверте — точно не помню, сэр.

— Он вынул его из кармана?

— Да, сэр.

— Мне кажется, вы не знали этого человека.

— Нет, сэр, но я встречал его раньше.

— Значит, он сиднейский житель?

— О да, конечно, сэр.

— Немедленно отправляемся в эту гостиницу, — обратился я к инспектору.

С большим трудом мне удалось убедить Ветерелля остаться, так как он был слишком слаб.

— Вы должны пообещать, что немедленно известите меня, если узнаете еще что-нибудь важное, — сказал он мне.

Дав ему это обещание, я вышел в сопровождении инспектора. Подозвав проезжавший кеб, мы велели извозчику ехать как можно скорее в нужный нам отель. Когда мы двинулись в путь, часы на ратуше пробили двенадцать. Филлис находилась в руках Николя уже три часа.

Гостиница была погружена во тьму. Нам пришлось позвонить раза четыре, прежде чем появился заспанный и полуодетый коридорный и спросил, какого черта нам нужно. Услышав магические слова «именем закона», он сейчас же изменил тон и вызвал самого хозяина.

— Добрый вечер, — вежливо обратился к последнему инспектор, — разрешите нам войти на минутку по важному делу.

— Надеюсь, ничего плохого не случилось?

— Ничего особенного. Нам просто нужно навести справки относительно одного человека.

— В таком случае я сейчас позову портье — меня сегодня вечером не было дома.

Он ушел. Минут через десять, когда мое нетерпение достигло уже своего апогея, он снова появился в сопровождении заспанного швейцара.

— Вот эти джентльмены хотят навести справки относительно одного вечернего посетителя, — сказал он.

— Это был высокий стройный мужчина с очень черными волосами и глазами. Он был здесь с Томсоном, слугой Ветерелля, — объяснил я.

Портье задумался на минуту.

— Вспомнил, — сказал он наконец, — они сидели в пятом номере и заказали ром и виски.

— Да, это именно тот человек, который нам нужен, — кивнул инспектор. — Скажите, не видели ли вы его раньше?

— Ни разу. Я уверен в этом, его лицо забыть трудно.

— К ним никто не входил, пока они были в отдельном кабинете?

— Насколько я помню, нет. Хотя постойте: приблизительно через полчаса после того, как я подал им напитки, по коридору, где находится кабинет номер пять, прошел высокий, хорошо одетый джентльмен.

— Вы не видели, когда он вышел?

— Нет. Я знаю только, что кучер напился и этим двум джентльменам пришлось его вынести.

Инспектор повернулся ко мне:

— Результаты не слишком блестящие.

— Действительно. Но не следует ли нам осмотреть кабинет номер пять?

Мы последовали за портье и, пройдя коридор, вошли в небольшую, плохо обставленную комнату. На столе валялись окурок и обрывок «Вечернего Меркурия», но это было не то, что я искал. Исследовав внимательно пол, я нашел около каминной решетки обрывок бумаги. К моему разочарованию, это оказался лишь клочок конверта с несколькими ничего не значащими буквами.

— Нам остается только отправиться на станцию. Может быть, мы там узнаем что-нибудь. Здесь нет ничего интересного. Идемте, — сказал инспектор полиции.

Захватив обрывок газеты, я вышел вслед за ним. Когда мы ехали по направлению к вокзалу, я взглянул на газету. Мне бросился в глаза штемпель, стоявший в углу газеты: «У Максвелл. Телеграфное агентство, осведомительное бюро. Инсуэл-стрит, 23. Улхара».

— Назад. Скорее назад! — крикнул я кучеру.

— Что такое? — спросил удивленный инспектор.

— Я, кажется, нашел ключ к этой загадке, — воскликнул я.

Через пять минут мы снова были у отеля.

— Прошу прощения, что беспокою вас во второй раз, но речь идет о жизни и смерти. Немедленно проведите меня в пятый кабинет, — обратился я к хозяину.

Клочок конверта, который я бросил, все еще валялся на полу. Я поднял его и осмотрел внимательнее. В углу стояли полустертые слова: «…суэл-стрит. Улхара». Было ясно, что Николя получил газету — поскольку она, по-видимому, принадлежала ему, — из этого агентства, и возможно, что в нем знали его адрес. Мы снова уселись в кеб, и через несколько минут инспектор уже звонил в двери агентства.

— Мистер Максвелл живет здесь? — спросил инспектор.

— Нет, сэр, его квартира на Помсон-стрит, третий дом на левой стороне.

Не теряя времени, мы отправились по новому адресу. При слове «полиция» дверь нам немедленно открыли. Перед нами предстал маленький толстый человек во фланелевой пижаме.

— Что-нибудь случилось, джентльмены? — спросил он встревоженно.

— Ничего, ничего, мистер Максвелл. Мы только хотели навести у вас маленькую справку. Вот, видите, этот конверт и газета были, по-видимому, куплены у вас, судя по штемпелю. Не знаете ли вы субъекта… — И я дал ему описание доктора Николя.

Лицо маленького человека просветлело:

— Я знаю этого господина, он заходил вчера после полудня.

— А его адрес?

— К сожалению, я не могу быть вам полезен в этом отношении. Он только зашел, купил газету и пачку бумаги. Я был так поражен его внешностью, что даже вышел за дверь поглядеть ему вслед.

— А в каком направлении он шел?

— Он направился к аптеке Поджерса на той стороне улицы.

— Жаль, что вы не можете больше ничего нам сообщить, мистер Максвелл, — сказал я, — тем не менее мы вам очень благодарны. Всего хорошего.

Выйдя от мистера Максвела, мы, не теряя времени, направились в аптеку.

— Я хорошо помню этого господина, — ответил нам аптекарь, — он заходил к нам вечером и купил флакон хлороформа.

— Вы заставили его расписаться в получении?

— Конечно, господин инспектор. Хотите взглянуть на его подпись?

— Да, и очень.

Поджерс порылся в книге и наконец нашел нужную страницу: «Хлороформ. Ж. Венидж. Каллион-стрит, 22. Улхара».

— Венидж! — воскликнул я. — Это не его имя.

— Возможно, — ответил Поджерс, — но он так расписался.

— Ничего, попробуем обратиться по адресу Каллион-стрит, номер двадцать два, быть может, там нам повезет больше, — заявил инспектор.

Через пятнадцать минут мы оказались на указанной улице. Это было уже предместье, сплошь застроенное маленькими домиками. Инспектор подозвал стоявшего на посту полицейского.

— Вам что-нибудь известно относительно дома номер двадцать два?

— Почти ничего, сэр. Я только вчера узнал, что там есть жильцы.

— Видели ли вы кого-нибудь из них?

— Когда сегодня я заступал на пост, туда вошли три человека, сэр.

— Как они выглядели?

— Не помню, сэр. Кажется, они все были высокого роста.

— Мы должны зайти в этот дом. Вы пойдете с нами.

Подойдя к дому номер 22, мы вошли в калитку и поднялись по ступеням на крыльцо. На сильный звонок инспектора не последовало никакого ответа.

— Или никого нет дома, или они не хотят открывать, — сказал он. — Мы с вами, мистер Гаттерас, попробуем проникнуть в дом с задней стороны, а констебль останется здесь, чтобы задержать всякого, кто выйдет из дома.

Обойдя вокруг, мы скоро нашли в доме одно окно, задвижка которого оказалась сломанной. Без особого труда мы проникли внутрь. Дом казался пустым. Вдруг до меня донесся какой-то звук. Я сделал инспектору знак прислушаться. По-видимому, это были голоса людей…

— Разговаривают в одной из комнат, выходящих окнами на улицу, — сказал инспектор. — Я вернусь обратно, захвачу полицейского, и тогда мы попробуем их накрыть…

Он так и сделал. Когда констебль присоединился к нам, мы двинулись в том направлении, откуда доносились голоса. Дверь в комнату была заперта. Мы высадили ее и ворвались внутрь. На первый взгляд она казалась пустой. В этот момент послышался сдавленный возглас. Бросившись в угол, откуда он исходил, я увидел Бекингема, связанного, с заткнутым ртом, лежащего на полу.

Когда он был освобожден и поставлен на ноги, я засыпал его вопросами.

— Наконец-то я вас нашел! Что все это значит? Долго ли вы находились в таком положении? Где Николя?

— Не знаю, ничего не знаю.

— Что-нибудь вы должны знать! Ваши слова могут спасти жизнь, которая мне дороже своей собственной!

Я дал Бекингему глотнуть виски из фляжки, которая, на счастье, оказалась у меня в кармане. Немного придя в себя, молодой человек приступил к рассказу.

Глава XXVIII

— Когда вы отправились с визитом к Ветереллю, мистер Гаттерас, я еще приблизительно с полчаса оставался в гостинице. Затем я вышел, чтобы совершить небольшую прогулку. Это было около половины двенадцатого. Покинув гостиницу, я направился за город. Погуляв немного, я вернулся в город с целью посетить ботанический сад. Когда я до него добрался, то присел на скамейку, чтобы немного отдохнуть. Спустя некоторое время у меня возникло ощущение, что кто-то пристально на меня смотрит. Оглянувшись, я увидел человека, который направлялся в мою сторону и, поравнявшись, сел на скамейку рядом со мной. Это был джентльмен небольшого роста с бритой физиономией, несколько похожий на моего бывшего воспитателя Бакстера.

«Не правда ли, отсюда открывается удивительно красивый вид на гавань?» — произнес он. «О да, вы совершенно правы», — подтвердил я.

Между нами завязался ничего не значащий разговор двух не знакомых друг с другом людей. «Вы, по-видимому, приезжий?» — сказал он наконец. «Да, я всего несколько дней назад приехал в Австралию». — «О, в таком случае вы найдете у нас много интересного. Должно быть, вы совершаете кругосветное путешествие? Вы не побывали еще на южно-океанских островах?» — «Нет еще, — ответил я, — но мне очень хотелось бы попасть туда». — «Это одно из лучших мест на земном шаре, — продолжал он. — Я долгое время занимался там торговлей. Если вы не сочтете это за навязчивость с моей стороны, то я хотел бы пригласить вас к себе: мне удалось в свое время собрать довольно интересную коллекцию различных предметов — образцов туземного быта». — «Очень вам благодарен и с удовольствием принимаю ваше любезное предложение». — «Позвольте мне представиться: Мэтью Дренер. Мой дом находится неподалеку отсюда, и мы могли бы отправиться туда сейчас же».

Я тоже назвал свои имя и фамилию. Спустя пятнадцать минут неспешной ходьбы мы оказались у небольшого особняка. Не теряя времени, хозяин показал мне свои коллекции, которые действительно оказались чрезвычайно интересными. Когда мы перешли в комнату с оружием племен Тихого океана, дверь в противоположном ее конце отворилась, и, к моему удивлению, почти ужасу, я оказался лицом к лицу с доктором Николя. Он, по-видимому, знал, что я приду, так как без малейшей тени удивления протянул мне руку и вежливо поздоровался.

«Рад, очень рад вас видеть, хотя и не думал, что встречу вас так скоро, — сказал он. — Вы, кажется, несколько удивлены нашей встрече? Вы не должны обижаться на моего старого друга Дренера — это был единственный способ заставить вас прийти к нам. Вы можете не беспокоиться — никакого вреда вам не причинят, и через двадцать четыре часа вы вновь окажетесь в обществе вашего энергичного друга Гаттераса». — «Какой вам смысл задерживать меня? Вы можете быть уверены, что мистер Гаттерас перевернет весь город и найдет меня во что бы то ни стало!» — «Не сомневаюсь в этом, — спокойно ответил Николя, — но к тому времени дело будет уже сделано». — «Если вы думаете, что обо всех ваших темных делах никому в Сиднее не известно, — воскликнул я, — то вы сильно ошибаетесь! Как только мистер Гаттерас обнаружит, что я исчез, он немедленно сообщит властям о вашем преступлении». — «Ничего не могу возразить вам на это, — проговорил Николя все тем же невозмутимым тоном, — но пока он будет вас разыскивать, обращаться к властям и так далее — повторяю еще раз, мы окажемся уже вне досягаемости».

Мысль о бегстве мелькнула у меня в голове, но между мной и дверью стояли коварный злоумышленник и его сообщник. В этот момент мой взгляд упал на большой каменный топор, висевший на стене. В то же время я с радостью заметил, что дверь приоткрыта и ключ торчит в замке с внешней стороны. Следовательно, можно было, проложив себе дорогу топором, запереть обоих врагов в комнате. Больше не раздумывая и схватив оружие, я бросился к двери.

«Прочь с моей дороги!» — крикнул я Николя, но тот продолжал спокойно стоять на прежнем месте и только вытянул по направлению ко мне руку, глядя на меня своим пылающим взглядом. «Положите топор на место», — сказал он каким-то особенным голосом. Меня охватил тот же страх перед ним, какой я уже испытал в Каире. Его глаза будто пронзили меня насквозь. Я почувствовал, что не могу сопротивляться, опустил топор, и тот упал на пол. «Вы не смеете ослушаться меня, — продолжал доктор. — Подойдите сюда и сядьте в кресло».

Я повиновался, как автомат. Он продолжал стоять передо мной, проделывая гипнотические пассы. Я не смог бы пошевелиться под действием его ужасного взгляда, даже если бы от этого зависела моя жизнь. Тут раздался настойчивый стук в дверь, и в комнате появился тот самый человек, которого мы встретили в поезде во время поездки из Мельбурна в Сидней и относительно которого вы меня предупреждали. Он пересек комнату и почтительно остановился перед доктором Николя.

«Что нового, мистер Истовер? — спросил последний. — Вы сделали то, о чем я вам говорил?» — «Да. Вот то письмо, которое вам было нужно». Прочитав письмо, Николя сказал что-то шепотом Дренеру, который вышел и спустя минуту вернулся со стаканом воды. Вынув из кармана жилета какой-то пузырек, злодей влил в воду несколько капель какой-то темной жидкости.

«Выпейте, — почти дружелюбно сказал он мне, протягивая стакан. — Вы можете сделать это безбоязненно — это не причинит вам вреда».

Я, конечно, наотрез отказался, но его ужасный пронизывающий взгляд снова остановился на мне, и я вновь почувствовал, что теряю волю и совершенно подчиняюсь ему. Так что, когда он сказал мне: «Пейте», я послушно взял из его рук стакан и выпил все его содержимое.

Как сквозь сон вспоминаю, что Николя, Дренер и вновь пришедший субъект, которого первые двое называли Истовером, беседовали в противоположном конце комнаты. Потом Николя направился ко мне и заглянул в лицо. Это было последнее, что я видел. Не знаю, спустя какое время я пришел в себя и обнаружил, что нахожусь здесь, в этой комнате, связанный и с заткнутым ртом. Остальное вы знаете.

После того как Бекингем закончил свой рассказ, мы все молчали, занятые каждый своими мыслями. Первым заговорил инспектор:

— Ваш рассказ, молодой человек, мало что может нам дать. И я, право, не знаю, что нам сейчас предпринять. Лучше всего, мне кажется, будет сделать так. Вы отправитесь к Ветереллю, а я к себе в бюро — узнать, не поступили ли какие-нибудь новые известия, и потом присоединюсь к вам.

Захватив с собой веревку, которой был связан Бекингем, и платок, которым ему заткнули рот, мы вышли на террасу и занялись осмотром этих предметов.

— Мне кажется, что они едва ли могут нам хоть как-то помочь, — сказал он, покачав головой.

— Как? — воскликнул я. — Мне они говорят гораздо больше, чем вся информация, которую мы получили до сих пор. Во-первых, посмотрите на концы: они закреплены таким образом, чтобы веревка не раскручивалась. Так может сделать только моряк. Ясно, что веревку принесли сюда с корабля. А потом — смотрите на середину этого куска: не так давно эту веревку протягивали через не совсем обычный блок.

— Каким образом вы это узнали? — воскликнул инспектор.

— Очень просто. Видите зеленую полоску по всей длине куска? Блок был только что выкрашен. Но нам, однако, пора действовать!

Взяв Бекингема под руку, поскольку молодой человек еще нетвердо стоял на ногах, я двинулся в сопровождении инспектора на улицу.

— Вспомним слова Дренера — он говорил, что жил некоторое время на южно-океанских островах и у него богатая коллекция образцов туземного быта. Вполне возможно, что у него есть собственное судно. В таком случае веревку могли взять именно оттуда.

— Теперь я понимаю, — проговорил инспектор, — эти детали действительно заслуживают внимания. Я сейчас же командирую агентов на розыски этого таинственного Дренера. Надеюсь, вы сможете его узнать, ваша светлость?

— Еще бы! — воскликнул с чувством Бекингем. — Я узнаю его среди тысячи.

— Вы помните тот дом, в который привел вас Дренер? — продолжал расспросы инспектор.

— Нет, где он находится, не могу вам сказать. Помню только, что он был расположен в центре улицы, на которой все здания, за исключением углового, были одноэтажными. Хотя нет, постойте: помню еще, что напротив дома Дренера, через дорогу, стоял нежилой дом с выбитыми стеклами. По обеим сторонам лестницы, ведущей к парадному, были два каменных орла с распростертыми крыльями.

Инспектор тщательно записал все эти сведения в свою записную книжку, пообещав известить нас немедленно обо всем, что ему удастся выяснить, и отправился к себе в бюро, тогда как мы, наняв первый попавшийся кеб, поехали к Ветереллю.

Когда мы вошли, старый джентльмен поднялся нам навстречу.

— Наконец-то вы появились, — воскликнул он. — Я ждал вас с таким нетерпением! Удалось ли вам что-нибудь узнать?

— Боюсь, что не очень много, — последовал ответ Гаттераса. — Но прежде позвольте представить вам настоящего лорда Бекингема, которого мы сумели найти и освободить.

Ветерелль поклонился и протянул ему руку:

— Очень рад, что вам удалось спастись. Надеюсь, что вы и мистер Гаттерас остановитесь у меня на все время пребывания в колониях? Но вы, мой друг, очень плохо выглядите. Я полагаю, что вам не мешало бы лечь в постель.

Он тотчас позвонил и приказал пришедшему лакею приготовить для нас комнаты. Когда Бекингем ушел и мы остались вдвоем, я в нескольких словах передал Ветереллю историю этого молодого человека. Едва я успел закончить, как раздался звонок, и слуга доложил о приходе инспектора полиции. Ветерелль нетерпеливо спросил его:

— Есть ли у вас какие-нибудь новости о моей дочери?

— Пока мы смогли выяснить очень мало. Единственное, что я могу вам сообщить, — это то, что ваши лошади с экипажем были обнаружены во дворе заброшенного дома на Питт-стрит.

— А вы не установили, как они туда попали?

— Это пока еще остается тайной. Лошади оказались распряжены и привязаны к стене, вокруг не было ни души.

Ветерелль без сил опустился в кресло и закрыл лицо руками. Зазвонил телефон. Я взял трубку.

— Это дом мистера Ветерелля? — спросили на другом конце провода. — Говорят из бюро сыскной полиции. Будьте любезны передать мистеру Ветереллю, что дом мистера Дренера найден. Он находится на улице Карла Великого, номер восемьдесят три.

К телефону подошел инспектор и распорядился, чтобы агенты тайно перекрыли улицу с обоих концов.

— Если вы не очень устали, мистер Гаттерас, то предлагаю вам поехать вместе со мной, — проговорил он, обращаясь ко мне.

— Конечно, — немедленно согласился я, — едемте сейчас же.

Быстро спустившись по лестнице, мы сели в кеб и через полчаса были уже на улице Карла Великого. Описание местности, данное Бекингемом, оказалось абсолютно точным. Дом Дренера, по-видимому, не пустовал, поскольку в саду мы обнаружили служанку.

— Доброе утро, — обратился к ней инспектор, — будьте любезны, скажите, пожалуйста, ваш хозяин дома?

— Да, сэр. Он сейчас завтракает, — последовал ответ.

— Передайте, пожалуйста, ему, что его желают видеть двое джентльменов.

Попросив нас подождать, она ушла. Через минуту к нам вышел высокий господин плотного телосложения, с румяным лицом, на котором было написано, что этот человек совершенно доволен собой, да и вообще всей вселенной.

— Что привело вас ко мне, господа? — проговорил он вместо приветствия, обращаясь к нам.

— Я инспектор полиции. Мы ищем одного человека по фамилии Дренер. Мы имеем сведения, что этот дом принадлежит ему, — ответил мой спутник.

— Должно быть, вы ошиблись. Я уже несколько месяцев снимаю этот дом, и ни о каком мистере Дренере даже не слышал.

На лице полицейского отразилось полное изумление. Действительно, вид дома, стоявшего напротив, в деталях совпадал с описанием, данным Бекингемом. И улица была, по-видимому, та же самая. Но вышедший к нам мужчина никак не мог быть Дренером. Оказавшись в доме, мы убедились, что внутри ничто не напоминает ту обстановку, которую описал молодой лорд Бекингем.

— Да, мы действительно напрасно вас побеспокоили, — извиняющимся тоном проговорил инспектор. — Но не могли бы вы рассказать нам о своих соседях?

— О да, конечно, — с готовностью ответил хозяин. — Справа от меня живет очень почтенная вдова, а слева управляющий банкирской конторой. Оба уважаемые члены общества, и мне кажется, что их совершенно невозможно заподозрить в каком-нибудь нарушении закона.

Извинившись еще раз за причиненное беспокойство, мы с инспектором вышли на улицу. Когда мы проходили через калитку, сыщик остановился и внимательно осмотрел клеймо на правом столбике решетки. Затем он нагнулся и поднял какой-то предмет, похожий на камень.

— Неужели Бекингем ошибался? — воскликнул я.

— Нет, нас просто ловко провели. Я это подозревал, а теперь окончательно убедился в этом, — ответил мой спутник.

Мы пересекли улицу и остановились перед маленьким домиком. На дверях его висела дощечка, гласившая, что дом принадлежит мисс Тиффинз. Я совершенно не мог понять, зачем инспектор привел меня сюда. Когда о нас доложили и, вернувшись, служанка пригласила нас войти, я увидел даму неопределенного возраста, сильно завитую, с жеманными манерами.

— Прежде всего, мадам, я должен сообщить вам, что являюсь агентом полиции, — обратился к ней инспектор. — Здесь было совершено серьезное преступление, и я имею основания предполагать, что вы можете дать нам некоторые сведения относительно лиц, его совершивших.

— Вы меня пугаете, сэр. Я веду очень замкнутый образ жизни и почти никого не знаю, а людей, способных совершить преступление, уж тем более!

— Охотно верю вам. Но попрошу вас всего лишь припомнить события, происходившие вчера, и ответить мне на несколько вопросов. Во-первых, не помните ли вы, чтобы к противоположному дому подъезжал парный экипаж вчера около полудня?

— Нет, не припоминаю, — ответила дама после минутного размышления.

— Не помните ли вы также, чтобы из указанного дома выходили одновременно несколько человек? — продолжал инспектор.

— Не помню, но, вероятно, я их и не заметила.

— Теперь не можете ли вы сказать, какие вообще повозки останавливались около дома в продолжение вчерашнего дня?

— Могу вам точно их перечислить: повозка булочника — около трех часов, молочник — около пяти и, наконец, мебельная фура — около половины седьмого.

— Вот это именно то, что мне нужно. А не помните ли вы, какой фирме принадлежала фура?

— Как же, помню очень хорошо. На повозке было написано: «Годдард и Джеймс. Улица Георга». Я еще удивилась тому, что жильцы этого дома собрались переезжать.

Инспектор поднялся. Я последовал его примеру.

— Очень вам благодарен, мисс Тиффинз, — с чувством сказал он, — вы оказали нам существенную услугу.

— О, я рада, что смогла быть вам полезной. Но, надеюсь, мне не придется выступать свидетельницей в суде?

— О нет, на этот счет вы можете быть совершенно спокойны. До свидания.

Когда мы вышли, инспектор сказал:

— Теперь мы отправимся в контору Годдарда и Джеймса и наведем справки там. А вы, — обратился он к констеблю, — наблюдайте за домом номер восемьдесят три и, если его хозяин выйдет, проследите за ним. О результатах своих наблюдений доложите мне.

— Слушаюсь, сэр, — ответил констебль.

Наняв первого попавшегося извозчика, мы велели ему ехать на улицу Георга. Было уже около полудня, и мы чувствовали себя утомленными до предела. Но я пребывал в таком возбужденном состоянии, что не мог пожертвовать несколько часов на отдых. Филлис находилась в руках Николя уже в продолжение четырнадцати часов, и за все это время мы не получили никакой определенной информации, которая могла бы нам помочь в ее розысках.

Добравшись до конторы Годдарда и Джеймса, мы приказали служащему немедленно доложить о нашем визите хозяевам фирмы. Через несколько минут нас пригласили пройти в кабинет хозяина.

— Три дня назад, — начал инспектор, — вы перевозили для одного джентльмена его коллекции оружия с южно-океанских островов?

— Да, действительно, я помню такого клиента, — ответил глава фирмы. — Но что из этого следует?

— Только то, что я был бы очень вам признателен, если бы вы дали мне максимально подробное описание наружности этого человека или показали его обращение, если таковое у вас имеется.

— Он заходил ко мне лично, — последовал ответ.

— Тем лучше. Будьте любезны описать нам его.

— Хорошо. Во-первых, он был высок и довольно красив; насколько я помню, это был шатен с длинными усами. Кроме того, мне бросилось в глаза, что он был безукоризненно одет.

— Ну, это мало о чем нам говорит. Он был один?

— Нет, с ним был другой джентльмен. Лицо последнего поразило меня настолько, что, кажется, оно до сих пор стоит у меня перед глазами.

— Как же он выглядел? — продолжал свой допрос инспектор.

— Постараюсь дать вам точное описание… Это был высокий брюнет, очень стройный и одетый так же изысканно, как и его спутник. Самое примечательное в его лице — это глаза. Я в жизни своей не видел таких черных пронизывающих глаз.

— Это Николя! — воскликнул я, ударив кулаком по столу.

— Кажется, мы наконец напали на след, — заметил мой спутник и снова обратился к хозяину: — А они не сообщили вам о причине перевозки вещей?

— Нет. Они только расплатились и дали свой адрес.

— А каков был адрес?

— Улица Карла Великого, дом номер восемьдесят три.

— Благодарю вас. Я задам вам еще пару вопросов: во-первых, как назвался ваш наниматель?

— Его фамилия Истовер.

— Не помните ли вы, куда они направились, покинув вашу контору?

— Их у подъезда ждал кеб. Я видел это, поскольку вышел на улицу вслед за ними.

— Итак, их было двое.

— Нет, в кебе их дожидался третий спутник. Он вызвал у меня некоторое подозрение, и я даже хотел отказаться от выполнения их поручения, испугавшись, что они могут впутать меня в какую-нибудь темную историю. Нет уж, лучше расскажу вам всю правду: года три тому назад я знавал одного человека по фамилии Дренер. Он занимался торговлей на южно-океанских островах. Мы были с ним в довольно близких отношениях. Последовав его уговорам, я вложил свои деньги в одно его предприятие, которое потерпело полный крах, потому что Дренер оказался настоящим мошенником. Его-то я и увидел в кебе, когда вышел на улицу.

— Не знаете ли вы чего-нибудь относительно теперешней жизни Дренера?

— Могу сообщить вам очень немногое: его дважды объявляли банкротом, и недавно чуть не наложили арест на его шхуну «Мэри».

— У него есть судно?

— О да, и даже очень хорошее. Оно сейчас стоит на рейде.

Мы искренно поблагодарили мистера Годдарда за любезно предоставленные нам сведения и, извинившись за причиненное беспокойство, вышли.

— С чего же мы начнем? — спросил я инспектора, когда мы оказались на улице.

— Прежде всего я пойду к себе в полицейское управление и отправлю агента на поиски шхуны «Мэри», а затем отдохну два-три часа. Тем временем, думаю, у нас наберется достаточно данных для задержания Николя и его сообщников, — ответил сыщик. — А куда направитесь вы?

— К Ветереллю.

Мы простились, и каждый пошел своей дорогой. Придя к Ветереллю, я узнал от слуги, что хозяин спит. Не желая его беспокоить, я попросил проводить меня в отведенную мне комнату и, не раздеваясь, бросился на кровать. Я так устал, что моментально заснул, едва моя голова коснулась подушки.

Не знаю, долго ли я спал, но когда открыл глаза, то увидел рядом с собой мистера Ветерелля, бледного как полотно, с письмом в руках.

— Прочтите это, мистер Гаттерас, — вымолвил он. — И скажите мне, ради всего святого, что нам теперь делать?

Я сел на кровати и взял послание, которое он мне протянул. Оно было написано на листке из записной книжки, почерк был, видимо, изменен намеренно. Гласило оно следующее:

«Милостивый государь!

Нижеследующее имеет своей целью уведомить вас, что ваша дочь жива и находится в полной безопасности. Если вы хотите найти ее, то вам следует поторопиться. Но предупреждаю вас, что вы не должны обращаться за содействием к полиции, если хотите добиться хоть какого-нибудь результата. Единственный способ найти ее состоит в следующем. Сегодня вечером, в восемь часов, вы должны нанять лодку в гавани и добраться в ней до Шарк-Пойнта. Когда вы достигнете этого места, зажгите одну за другой три спички. Вам ответят таким же сигналом. С вами не должно быть больше одного спутника. С собой вы должны взять сто тысяч фунтов стерлингов, и, что самое важное, не забудьте прихватить известную вам маленькую палочку, которую вы получили от китайца; в противном случае вам лучше не появляться. Если вы не выполните всех указанных здесь условий, вы никогда больше не увидите свою дочь.

С глубоким почтением, человек, который знает все».

Глава XXIX

— Что вы думаете обо всем этом? — спросил Ветерелль, когда я закончил читать письмо.

— Право, не знаю, — ответил я. — Единственное, что мне кажется ясным, так это то, что следует очень серьезно отнестись к происходящему. Мне кажется также, необходимо ознакомить с этим письмом инспектора полиции.

Когда через час пришел инспектор, мы немедленно показали ему документ. Он прочел его внимательно, тщательно изучил подпись, наконец, даже посмотрел его на свет. Проделав все эти манипуляции, он обратился ко мне:

— Сохранился ли у вас тот конверт, который мы с вами нашли в номере гостиницы, мистер Гаттерас?

Я немедленно вынул его из кармана и подал. Сыщик сличил оба почерка и попросил Ветерелля показать ему конверт, в котором было доставлено анонимное письмо. Когда конверт был принесен, он снова погрузился в тщательное изучение всех лежавших перед ним документов, рассматривая их через лупу. Наконец он поднял голову.

— Так я и думал. Это последнее письмо написано или Николя, или его сообщниками, — уверенно проговорил полицейский.

— Но что же нам делать в таком случае? — воскликнул Ветерелль, который с лихорадочным нетерпением дожидался окончания этого исследования.

— Нужно все детально обдумать, — ответил инспектор. — Полагаю, вы не склонны платить такую огромную сумму?

— Конечно, если без этого можно обойтись. Но в худшем случае я не пожалел бы ничего для спасения моей дочери!

— Хорошо, хорошо. Посмотрим, не удастся ли нам устроить дело без всяких затрат. Я уже составил некий план, — продолжал инспектор.

— Во-первых, мистер Ветерелль, расскажите мне все, что вы знаете о вашей прислуге. Начнем хотя бы с дворецкого. Давно ли он у вас служит?

— О, очень давно, уже около двадцати лет, — последовал ответ.

— Хороший и преданный слуга, я надеюсь?

— Несомненно. Я полностью ему доверяю.

— В таком случае оставим его в покое и перейдем к лакею. Что вы можете сказать о нем?

— Он служит у меня всего три месяца. Что это за человек, не могу вам сказать. Как слуга он исполнителен и безукоризнен.

— У вас повар или кухарка?

— Кухарка. Она служит у нас с тех пор, как умерла моя жена, то есть уже лет десять. Думаю, что ее нельзя ни в чем заподозрить.

— Что можете сообщить о горничных?

— Их две. Обе, кажется, хорошие девушки.

— Итак, единственным человеком, которого можно в чем-либо заподозрить, является лакей. Будьте любезны, позовите его сюда, — распорядился инспектор.

— С удовольствием.

На звонок Ветерелля явился лакей.

— Войдите, Джеймс. Инспектор полиции хочет задать вам пару вопросов.

Слуга повиновался, но мне показалось, что он несколько смутился.

— Прежде всего, подойдите и взгляните на этот конверт. Вы никогда прежде не видели такого же? — обратился полицейский к лакею, подав ему анонимное письмо.

Тот взял его и повертел в руках.

— Да, сэр, я уже видел это письмо. Оно было получено сегодня.

— Кто его принес?

— Какая-то старушка небольшого роста, сэр.

— Старушка небольшого роста! Как она выглядела? — воскликнул инспектор с нескрываемым удивлением.

— Право, затрудняюсь вам ответить, сэр. Она была, повторюсь, очень маленького роста, со сморщенным лицом, в белом чепчике. В руках у нее была палка.

— Вы могли бы узнать ее при случае?

— Без всякого сомнения, сэр.

— Вы не спросили, нужен ли ей ответ? — поинтересовался полицейский.

— Я не успел, сэр. Она тотчас ушла.

— Этого нам достаточно. Теперь, мистер Ветерелль, думаю, нам лучше всего будет отправиться в банк за деньгами. Вы можете идти, Джеймс.

Слуга вышел. Мы с Ветереллем смотрели на инспектора в совершенном недоумении. Он искренно рассмеялся:

— Вы удивляетесь моей фразе относительно денег? Я вам сейчас все объясню. Вы обратили внимание на выражение лица этого человека в тот момент, когда он вошел в комнату и я подал ему письмо? У меня лично не вызывает сомнений тот факт, что он является соучастником в этом деле.

— Как, вы допускаете, что он агент Николя? Так почему же вы его не арестовали? — воскликнул Ветерелль.

— Потому что я пока еще не имею вещественных доказательств его принадлежности к этой шайке. Если этот субъект действительно агент Николя, то он немедленно донесет хозяину, что вы собираетесь в банк, чтобы забрать деньги, а это может задержать вашу дочь в Сиднее по крайней мере на сутки. Понимаете?

— Позвольте мне прежде предложить вам свою программу действий, — прервал я. — Я полагаю, что лучше всего будет сделать следующее. Мистер Ветерелль отправится в банк и получит там деньги. При этом надо постараться сделать так, чтобы Джеймс знал об этом. Затем мы подменим золото оловом, и я, переодевшись лодочником, буду сопровождать мистера Ветерелля до условленного места. Тем временем вы, господин инспектор, прибудете туда же, но отправившись с другого конца гавани. Таким образом, мы сможем арестовать этого человека и узнать у него, где находится мисс Ветерелль. Что вы на это скажете?

План показался обоим моим собеседникам вполне приемлемым. Мистер Ветерелль немедленно приказал заложить лошадь и отправился в банк. А я, воспользовавшись свободным временем, пошел в город, чтобы купить себе нужный костюм, шляпу, фальшивую бороду и прочие принадлежности, необходимые для моего превращения в лодочника-оборванца. Когда я сделал все покупки и вернулся, Ветерелль уже был дома. Он провел меня в свой кабинет и, открыв несгораемый шкаф, показал ряды полотняных мешочков, в каждом из которых содержалась тысяча фунтов.

— Но ведь здесь, наверно, нет ста тысяч фунтов стерлингов?

— Конечно, нет, — с улыбкой ответил старый джентльмен. — Здесь всего пятьдесят тысяч, а вместо остального золота я покажу им это.

Он вынул из ящика и протянул мне пачку измятых кредитных билетов.

— Неужели вы собираетесь и в самом деле платить? Мне кажется, что нам просто следует поймать этих негодяев.

— Так мы и сделаем. Если вы внимательно присмотритесь к этим ассигнациям, то увидите, что все они поддельные. Пока разбойники будут их рассматривать, подоспеет полиция, и мы их захватим. Николя думает, что он победил меня. Я еще покажу, как жестоко он ошибается.

Старый джентльмен был, по-видимому, совершенно уверен в успехе затеянного нами предприятия и нисколько не сомневался, что завтра снова увидит свою дочь. Я не разделял его оптимистического взгляда на будущее: слишком хорошо я знал доктора Николя. Если ему удастся вывезти девушку из города, то у нас останется очень слабая надежда найти ее.


Погоня. Тайна доктора Николя. Невидимая рука

— Послушайте, мистер Ветерелль, — сказал я. — Когда Филлис будет освобождена, то, я надеюсь, вы не будете иметь ничего против, если я повторю свое предложение?

— Конечно, нет, мой мальчик. Я признаю, что поступил по отношению к вам очень грубо, даже оскорбительно, а вы ответили мне на это самым деятельным и душевным участием в моем горе. Но не будем пока говорить об этом. Нас сейчас ждут гораздо более серьезные и неотложные дела. В котором часу назначена встреча?

— В десять часов. Но думаю, что в половине десятого нам уже нужно быть в лодке. А пока я посоветовал бы вам воспользоваться оставшимся свободным временем и отдохнуть. Кстати, знает ли ваш лакей, что вы получили деньги из банка?

— Еще бы! Он сам относил их в комнату. И что особенно интересно — он попросил, чтобы я отпустил его до вечера. Несомненно, он намерен известить Николя.

Мы разошлись по своим комнатам, чтобы вновь собраться в семь часов за ужином. Когда он был закончен, я переоделся и незаметно вылез из окна своей комнаты, пересек сад и направился к той части гавани, где стояла нанятая мною лодка. Минут через пятнадцать приехал и Ветерелль, и мы начали переносить деньги в лодку. Как только дело было закончено, мы отчалили и направились в бухту, к условленному месту.

Ночь была безлунная и облачная. Ежеминутно налетали порывы резкого холодного ветра. Мы не обменялись друг с другом и парой слов. Я не торопясь греб, пересекая гавань. Нервы у нас обоих были напряжены до предела. И должен признаться, что я начинал чувствовать себя очень неуютно при мысли, что лодка с полицейскими может опоздать или совсем не явиться к условленному моменту.

Часы на ближайшей колокольне пробили три четверти десятого, когда мы достигли своей цели. Я бросил весла, и мы стали ждать. Как я уже говорил, было очень темно, и мы различали только контуры стоявших неподалеку от нас на якоре больших судов. Как и было назначено, ровно в десять часов Ветерелль подал сигнал. Почти немедленно из темноты показалась лодка, из которой точно так же, один за другим, вспыхнули три огонька.

— Это мистер Ветерелль? — послышался голос.

— Да, это я, — ответил мой спутник с некоторой дрожью.

— Деньги при вас? — последовал новый вопрос.

— Можете сами убедиться.

В этот момент невдалеке вырисовался силуэт большой лодки, которая быстро и бесшумно приближалась к нам. Это был инспектор со своими агентами.

— Нет, с меня достаточно того, что вы сказали. Я должен только передать вам следующее: плывите к пристани и найдите там барку «Дева тумана». Вы взойдете на борт и доставите деньги в камбуз. Там получите ответ.

В этот момент полицейская лодка поравнялась с суденышком незнакомца, и я увидел в свете фонаря темные фигуры, перебиравшиеся из одной лодки в другую. Схватив весла, я подгреб ближе к ним как раз в тот момент, когда инспектор спрашивал у лодочника его имя.

— Джеймс Вирбидж, — ответил тот. — Что вам от меня надо? Я честный моряк.

— Вполне возможно, — возразил полицейский, — но я хотел бы получить от вас кое-какие объяснения. Какое отношение вы имеете к этой истории?

— Вы спрашиваете относительно переданного мною сообщения?

— Вот именно. Кто дал вам это поручение?

— Если вы меня отпустите, я все расскажу. Сегодня вечером я сидел в трактире и выпивал с приятелями. Вдруг входит какой-то господин, отзывает меня в сторону и спрашивает: «Хочешь заработать соверен, малый?» Я, конечно, не отказался. «Тогда будь в десять часов около Шарк-Пойнта; там ты увидишь в лодке джентльмена, который зажжет по очереди три спички. Ты сделаешь то же самое в ответ, а потом спросишь его фамилию — он должен назваться Ветереллем. Если деньги окажутся при нем, передай, чтобы он доставил их на барку „Дева тумана“ и скажи, что ответ он получит там же». Вот вам вся правда. Не знаю, за что вы хотите меня арестовать!

Сыщик обратился к портовой страже, которая его сопровождала:

— Знает ли кто-нибудь из вас, ребята, Джеймса Вирбиджа?

Двое или трое ответили ему утвердительно. Тогда инспектор снова обратился к матросу:

— Поскольку мои люди говорят, что знают вас, я вас отпущу. Но вы должны немедленно отправиться домой и молчать обо всем происшедшем, если не хотите, чтобы эта история кончилась для вас скверно.

Лодочник не заставил повторять эти слова дважды, и спустя несколько минут его лодка растворилась в темноте.

— Что же нам теперь предпринять, господин инспектор? — спросил Ветерелль, когда наша лодка стукнулась бортом о лодку с полицейскими.

— Первым делом разыщем «Деву тумана». Вы взойдете на борт вместе с вашим спутником и спуститесь в камбуз. Денег с собой не берите. Вы скажете, что деньги остались в лодке, а мы тем временем подстережем и сцапаем субъекта, который за ними спустится, а затем сами явимся на барку.

— Но как же мы найдем это судно?

— Один из моих людей знает эту барку: она выкрашена в белый цвет, так что найти ее не составит особого труда.

Мы двинулись в указанном матросом направлении. Тем временем на гавань начал опускаться густой туман, который покрыл все белой пеленой и еще больше усложнил нашу затею. Приблизительно через полчаса инспектор дал нам знак остановиться.

— Вот и судно, которое нам нужно. Гребите к нему, — сказал он, указывая на расплывчатые контуры, едва выступавшие из тумана.

Последовав его указаниям, я приблизился вплотную к борту судна, привязал лодку к трапу и помог Ветереллю подняться на палубу. Там мы остановились на минуту и начали прислушиваться, но ни единого звука, кроме шума ветра в снастях и печального поскрипывания блоков, не раздавалось вокруг.

Отыскав лестницу, уходившую вниз, в трюм, мы стали спускаться в камбуз. Темнота была полная, но я случайно нашел в кармане огарок свечки, который и поспешил зажечь. Мы вошли в кают-компанию. Посреди помещения стоял длинный стол, обитый клеенкой; три двери вели в отдельные каюты. Как в той каюте, в которую мы вошли, так и в соседних с ней не оказалось ни души. По-видимому, на судне были мы одни. Я обратил внимание, что на столе что-то белеет. Оказалось, что это письмо, адресованное моему спутнику и приколотое к клеенке стола. Почтенный джентльмен разорвал конверт дрожащими руками, и при слабом свете огарка мы прочли следующее:

«Многоуважаемый мистер Ветерелль!

Вы совершенно напрасно захватили с собой поддельные банковские билеты и мешочки с оловом. Также неостроумно было устраивать встречу с полицией, чтобы меня арестовать. Теперь пеняйте на себя — ваша дочь нынешней ночью будет вывезена из Австралии. Но я все же хочу дать вам еще одну возможность спасти ее. Сумма, которую я требую теперь, составляет уже полтораста тысяч фунтов стерлингов. Не забудьте также и про палочку, которую вы получили от китайца. Если вы согласны на эти условия, то в течение трех дней, то есть 18, 19 и 20 числа этого месяца, помещайте в сиднейском утреннем „Герольде“ следующее объявление: „Платить согласен. В. Прочие условия также исполню“. Остальное вам сообщат впоследствии. Человек, который знает все».

Ветерелль был в полном отчаянии. Напрасно я пытался его успокоить. Он был, казалось, совершенно сломлен горем и плакал как дитя. Мне было ясно одно: нас предали и обо всех наших планах стало заблаговременно известно Николя.

На палубе послышались шаги, и через минуту в кают-компании появился инспектор.

— Что такое? Что вы здесь делаете? — воскликнул он в сильнейшем изумлении, обнаружив, что, кроме нас, в каюте больше никого нет.

— Нас опять провели, — ответил я и протянул ему письмо.

Полицейский прочел его внимательно и задумался.

— Вы должны искать предателя в вашем собственном доме, мистер Ветерелль. Преступники, с которыми нам приходится бороться, хитрые и ловкие противники. Нам следует немедленно вернуться к вам домой. Здесь нам делать больше нечего, — заключил он наконец.

Мы покинули пустую «Деву тумана». Инспектор сел в лодку вместе с нами, и через четверть часа мы втроем были у берега. Выкинув за борт оловянные кружки, мы все направились к дому Ветерелля. Старый лакей дожидался нас и, казалось, был не менее огорчен неуспехом нашей экспедиции, чем мы сами.

Мы уселись в мягкие кресла в кабинете Ветерелля и собрались еще раз обсудить все дело. Хозяин предложил сигары. Я отказался, пояснив, что предпочитаю трубку, и пошел за ней в свою комнату. Там я задержался ненадолго, поскольку не мог сразу найти ящик с табаком. Когда я наконец потушил свечу и вышел в коридор, в противоположном его конце отворилась дверь, и я услышал легкие шаги. Замерев на месте, я прижался к стене, желая рассмотреть, кто бы это мог быть. Шаги все приближались, и наконец в полутьме я разглядел фигуру одной из горничных. Она тихонько подкралась к двери кабинета и начала подслушивать, приложившись ухом к замочной скважине. Постояв так минут пять, она, осторожно озираясь, повернулась и на цыпочках ушла обратно. Когда горничная скрылась за дверью, я пересек коридор и вошел в кабинет. Ветерелль и инспектор сразу догадались по выражению моего лица, что случилось что-то неладное, и поднялись мне навстречу.

— Скорее скажите, о чем вы говорили в продолжение последних пяти минут, — обратился я к ним.

— Но что случилось?

— Потерпите немного, я объясню все после. Ответьте сначала на мой вопрос.

— Я только что знакомил мистера Ветерелля с моими мыслями относительно наших будущих действий, — проговорил инспектор.

— Благодарю вас. Сейчас мне придется уйти. Кажется, я напал на один след, который может привести нас к цели. Я пойду без сопровождения, но надеюсь встретиться с вами здесь же в шесть часов утра, господин инспектор. Сейчас я не могу дать вам никаких объяснений. Единственное, что могу вам сказать, — что я наблюдал, как одна из горничных подслушивала ваш разговор около двери кабинета. Если не ошибаюсь, она должна в ближайшее время выйти из дома, чтобы передать кому следует собранные ею сведения. Я хотел бы проследить за ней. А пока позвольте пожелать вам обоим спокойной ночи.

Не теряя больше ни минуты, я снял сапоги, затем, неся их в руках, неслышно выскользнул из комнаты и спустился по лестнице в столовую, которая была этажом ниже. Ее окна выходили в сад. Я открыл одно из них и вылез на лужайку. Здесь я надел сапоги и, пройдя по усыпанной гравием дорожке, перелез через невысокую стену, отделявшую сад от улицы. Я оказался как раз около заднего крыльца дома. Ночь была темная, и, кроме того, я стал в тени большого дерева, так что заметить меня было почти невозможно. Я приготовился ждать. Я уже подумал было, что ошибся в расчетах, когда щелкнула задвижка, и маленькая женская фигурка выскользнула за дверь. Оглядевшись, она торопливо двинулась вниз по улице. Я последовал за ней на расстоянии нескольких десятков ярдов.

Мы не встретили по дороге ни души, за исключением полицейского, который взглянул на меня очень подозрительно. Понемногу мне пришлось сократить разделявшее нас расстояние, поскольку я несколько раз едва не потерял горничную из виду. Продолжая наш путь, мы достигли наконец одного из самых бедных кварталов города. Улицу составляли сплошь жалкие домишки, в которых помещались трактиры самого низкого пошиба, мелкие лавчонки, хозяевами которых по большей части являлись китайцы, эти парии больших портовых городов, игорные дома и тому подобные более или менее подозрительные заведения. Дойдя до конца этой улицы, девушка остановилась и оглянулась. Я поспешно надвинул шляпу на глаза, засунул руки в карманы и постарался изобразить абсолютно пьяного субъекта, поскольку находился от нее на расстоянии всего десяти-двенадцати ярдов. Увидев, что, кроме меня, вокруг нет больше ни души, она подошла и постучалась в окно углового дома. Дверь отворилась почти немедленно, и предательница исчезла за ней. Я пребывал в нерешительности: то ли мне удовлетвориться тем, что я узнал, то ли попробовать проникнуть за ней в жилище и попытаться собрать более подробные сведения. Я решился на последнее. Выждав несколько минут, я подошел к двери и осторожно потянул за ручку. На мое счастье, она оказалась не заперта. Я попал в совершенно темный коридор. Только под одной из дверей, куда, по-видимому, и вошла девушка, виднелась тонкая полоска света. Насколько возможно тише я подкрался к ней и заглянул в замочную скважину.

Моему взору представилась маленькая грязная комнатка. Девушка, за которой я следил, сидела на кровати, напротив нее стояла грязная старуха с растрепанными седыми волосами и в разодранной одежде. Ее космы отвратительными прядями спускались на плечи, кое-как прикрытые неким подобием кофты.

— Ну что, какие известия принесли вы нам сегодня, моя дорогая? — услышал я хриплый, каркающий голос старухи.

— Единственное, что мне удалось узнать, — что завтра будет обыск на «Мэри». Я сама слышала, как инспектор полиции говорил об этом.

— Пускай, пускай поищут. Много они там найдут! — воскликнула старая ведьма.

— А когда они уезжают с мисс?

— Уехали, сегодня в десять часов уехали, моя дорогая.

При этом известии я едва смог заставить себя стоять спокойно.

— Однако они действуют быстро, — заметила горничная Ветерелля.

— Николя всегда действует быстро. — Старая карга гнусно захихикала.

— Теперь давайте обещанные деньги, мне пора идти.

Пока женщины рассчитывались, я поспешил выбраться из гадкой трущобы и почти бегом пустился домой. Тем же путем, как и вышел, я вернулся в кабинет Ветерелля. В дверях меня встретил хозяин.

— Ну, что нового вы узнали? — нетерпеливо спросил он.

— Я вам все расскажу, только переоденусь, а вы тем временем предупредите вашего дворецкого о том, что у вас есть основания думать, будто одна из горничных ушла из дому без разрешения. Он должен рассчитать ее этим же утром, не упоминая, что приказание исходит от вас.

Я уже переоделся, когда Ветерелль вошел ко мне в комнату. Я рассказал ему обо всех моих приключениях, начиная с того момента, когда я отправился за своей трубкой, и оканчивая разговором между горничной и старухой.

— Но куда они увезли мою несчастную дочь? — воскликнул старый джентльмен.

Куда они могли ее увезти? Это был действительно роковой вопрос. Вдруг у меня в памяти промелькнули донесшиеся до меня в тот момент, когда я выбирался из коридора, слова старухи: «Остров Пайн-Лапу».

— Постойте, — воскликнул я, — у меня есть основания думать, что она находится сейчас на острове Пайн-Лапу.

— Что же нам делать? Я могу попросить губернатора послать туда военное судно.

— Поступайте так, если думаете, что это будет надежнее. Но я предпочел бы действовать самостоятельно. Ведь вы не хотите широкой огласки. Достаточно будет арестовать одного Николя.

— Но что же вы собираетесь предпринять в таком случае?

— Я думаю действовать следующим образом. Мы наймем небольшую шхуну, наберем человек шесть надежных людей и направимся к этому острову. Я хорошо знаком с ним. Там мы вооружим наших людей и сойдем на берег. Я думаю, мы сумеем окружить и захватить их всех. Таким образом, все дело будет закончено без излишней огласки. Вы со мной согласны?

— Это великолепная идея. Тем более что у меня есть один знакомый, у которого имеется небольшая яхта. Он с удовольствием предоставит ее в наше распоряжение на одну-две недели.

— Очень хорошо. Мы отправимся к нему после завтрака, а пока я отдохну немного. Пожалуйста, прикажите разбудить меня, когда придет инспектор.

Едва Ветерелль вышел, я разделся и бросился в постель. Проснулся я только тогда, когда раздался звук гонга, призывавшего к завтраку. Когда я, приняв ванну, спустился в столовую, то застал там Ветерелля и молодого Бекингема. Последний, поздоровавшись со мной, протянул мне номер утренней газеты со словами:

— Здесь есть нечто, что может вас заинтересовать, мистер Гаттерас. Прочтите вот это объявление.

«Контора мистера Даусона и Гледмена доводит до сведения мистера Ричарда Гаттераса, недавно уехавшего из Англии и, по слухам, находящегося сейчас в Сиднее, что они имеют сообщить ему нечто чрезвычайно важное».

Что это значило? Что сейчас могло бы меня заинтересовать, кроме судьбы Филлис? Но я решил пока отложить разгадывание этого ребуса, поскольку мне не давала покоя неизвестность происходящего с моей невестой. Я спрятал газету в карман и сел за стол. Спустя несколько минут раздался звонок, и вошедший лакей доложил, что в передней находится какой-то незнакомец, который желает меня видеть. Я извинился перед мистером Ветереллем и вышел. В передней я застал средних лет субъекта довольно потрепанной наружности.

— Что вам угодно? — спросил я визитера, оставшись с ним наедине.

— Дело, с которым я явился, несколько странного свойства, — начал он. — Но, прежде чем к нему приступить, позвольте задать вам один вопрос: действительно ли вы беспокоитесь о судьбе одной особы, которая недавно исчезла?

— Предположим, что вы правы. Но что из этого следует?

— Я думаю, что в таком случае человек, который мог бы сообщить какие-либо сведения относительно местопребывания этой персоны, был бы вам очень полезен, — продолжал незнакомец, внимательно наблюдая за мной краем глаза.

— Конечно, вы правы. Вы можете это сделать?

— Возможно, я и сумел бы услужить вам, если бы это оказалось для меня в достаточной степени интересно.

— А что вы подразумеваете под словами «в достаточной степени интересно»? — перебил я его.

— Ну, скажем, свой интерес я оцениваю в пятьсот фунтов. Это не самое большое вознаграждение для человека, имеющего возможность оказать вам такую услугу. Я должен был бы потребовать тысячу, тем более что сам рискую оказаться замешанным в этом деле.

— Хорошо. Но я нахожу сумму в пятьсот фунтов все же несколько преувеличенной, — ответил я.

— Что поделать! Торговаться я не буду.

— Я также не имею никакого желания покупать кота в мешке.

— Ну хорошо, я согласен на четыреста.

— Не говорите глупостей! Самое большее, на что вы можете рассчитывать, это пятьдесят фунтов стерлингов, но и те лишь в том случае, если ваше сообщение действительно будет иметь какую-нибудь ценность.

— Мне ничего не остается, как согласиться на ваши условия, хотя я при этом сам себя обворовываю. Давайте деньги.

— Ни в коем случае. Прежде вы должны сообщить мне известные вам сведения, — твердо возразил я.

— Хорошо, сэр. Начнем с того, что два или три дня тому назад я стоял на углу Питт-стрит, когда мимо меня прошли два каких-то сомнительных типа. Один из них был высокий, а другой маленький. Никогда в жизни я не видел таких пройдох, сэр. И вот слышу, как один другому говорит: «Не бойтесь, я обещаю доставить девчонку на вокзал ровно в восемь часов». Что ответил ему другой, я не расслышал. Но фраза эта меня заинтересовала, и незадолго до восьми часов я был уже в упомянутом месте… Спустя несколько минут появился и один из мошенников, тот, что был поменьше, и начал озираться по сторонам. Судя по его физиономии, он был не очень-то доволен, что не видит своего долговязого компаньона. Перед самым отходом поезда на платформе появился тот, кого он разыскивал, в сопровождении молодой леди в густой вуали. При виде этой парочки коротышка даже запищал от радости. «А я-то боялся, что вы опоздаете!» — воскликнул он. «И совершенно напрасно», — ответил ему долговязый и вместе с молодой леди, которая, кажется, плакала, вошел в вагон первого класса. Потом он высунулся из окна, и разговор этих приятелей продолжился. «Напишите мне из Бура, как она доехала», — сказал тот, что стоял на платформе. «Ладно, — ответил ему товарищ, — а вы тем временем не забывайте следить за Гаттерасом». Тут поезд тронулся, и я поспешил домой. А сегодня утром я при первой возможности пришел к вам. Вот и вся моя история, и я жду своих пятидесяти фунтов.

— Не торопитесь так, милейший, — остановил я доброхота. — Ваша история очень хороша, тем не менее я хотел бы задать вам несколько вопросов. Не заметили ли вы у высокого субъекта, у того, который уехал в Бур, глубокий шрам над левым глазом?

— Да-да, сэр, я совершенно забыл упомянуть об этом.

— Теперь вот что еще. Скажите, какого цвета были волосы у молодой леди?

— Право, не могу точно ответить на этот вопрос, сэр, но мне кажется, что она была блондинкой.

— Вы уверены в этом?

— Думаю, что не ошибаюсь, сэр.

— Великолепно. В таком случае я должен заявить, что вся ваша история не более чем вымысел чистой воды. Немедленно убирайтесь отсюда, или я сам вышвырну вас вон! Вы явились сюда, чтобы обмануть меня самым наглым образом, негодяй!

— Не очень-то расходитесь, господин хороший, — дерзко ответил субъект. — Лучше поднимите руки вверх, — продолжал он, вытаскивая из кармана револьвер.

Но, прежде чем бандит успел навести на меня оружие, я вышиб пистолет у него из рук, и в следующее мгновение тот уже лежал на полу.

— С вас и этого достаточно, — воскликнул я, — или, может быть, вы и теперь не пожелаете убраться отсюда?

Затем я схватил негодяя за шиворот и, вытащив на крыльцо, вышвырнул его на улицу.

— Погоди, ты у меня еще получишь! — закричал он мне, растянувшись на мостовой. — Я еще как-нибудь тебя подкараулю, и мы сочтемся!

Не обращая на него больше никакого внимания, я закрыл дверь и вернулся в столовую, где рассказал обо всем случившемся обоим моим друзьям, которые все это время с нетерпением ждали моего возвращения.

— Не пора ли нам отправиться к моему знакомому, чтобы договориться относительно яхты? — спросил Ветерелль, когда завтрак был окончен.

— Конечно, — ответил я. — Вы тоже пойдете с нами, мистер Бекингем?

— О да, с большим удовольствием!

Час спустя мы уже сидели у мистера Макмартоу — владельца яхты. Это был джентльмен небольшого роста, с сильной проседью, который принял нас очень любезно. С Ветереллем они встретились как старые друзья. После того как Ветерелль представил нас с Бекингемом хозяину яхты, он сразу приступил к делу. Отец Филлис посвятил его во все наши планы, и старый джентльмен с большим удовольствием согласился дать нам свое судно.

— Я жалею только о том, что не смогу сопровождать вас. Сегодня же дам знать капитану, чтобы он готовился к выходу в море.

Затем, получив сведения о месте стоянки яхты и сердечно поблагодарив радушного хозяина, мы направились к пристани. И вот яхта предстала перед нашими взорами. Это было прекрасное судно водоизмещением приблизительно тонн в пятьдесят и, должно быть, довольно быстроходное. Поднявшись на борт корабля, мы передали капитану письмо, которым снабдил нас мистер Макмартоу.

— Я к вашим услугам, господа, — сказал моряк, прочитав послание своего патрона. — Насколько я понял из полученного сообщения, времени терять нельзя, так что я немедленно приступлю к делу.

— Пожалуйста, закупите все необходимое, капитан, и счет пришлите мне, — сказал Ветерелль.

— Я думаю, что судно будет готово к трем часам пополудни. Вас это устраивает, джентльмены?

— Мы будем вам очень признательны, капитан, для нас это крайне важно. Мы сейчас же устроим все свои дела и пришлем багаж. До свидания!

Когда мы снова очутились на пристани, Ветерелль спросил меня:

— Не отправиться ли нам сейчас же в город и не купить ли нужное оружие?

Я с ним согласился, и мы поспешили на улицу Георга, где находился один из крупнейших оружейных магазинов в Сиднее. Там мы приобрели полдюжины магазинных винтовок Винчестера и солидный запас патронов к ним, велев срочно доставить их на яхту. После этого Ветерелль и Бекингем отправились домой укладывать багаж, а мне необходимо было сделать еще несколько мелких покупок. Когда мы расстались, мне вдруг пришла мысль: а почему бы мне сейчас же не зайти в контору Даусона и Гледмена? Если они приглашают меня через газету, то, несомненно, у них есть для меня какие-то важные новости. Не откладывая дело в долгий ящик, я нанял кеб и велел ехать на Кастлеридж-стрит.

Когда я, войдя в контору, назвал свое имя, клерк поспешил доложить о моем приходе мистеру Даусону. Через минуту он вернулся и попросил меня пройти в кабинет патрона. Войдя, я увидел полного пожилого джентльмена с седыми баками и совершенно лысой головой.

— Я имею честь видеть перед собой мистера Гаттераса, не так ли? Вы явились к нам в контору, после того как прочитали объявление в газете? — обратился он ко мне.

— Да, я прочел его сегодня утром.

— Прежде чем мы перейдем к делу, нам следует уладить некоторые формальности: чем вы можете удостоверить свою личность?

— Кажется, у меня имеются при себе документы, — ответил я, запуская руку в боковой карман. — Вот, пожалуйста: во-первых, чековая книжка, затем письма, адресованные мне здешними фирмами. Да, наконец, вы могли бы навести справки обо мне в посольстве. Этого вам достаточно?

— О, более чем достаточно! Теперь позвольте мне познакомить вас с самой сутью дела. — Хозяин кабинета выдвинул один из ящиков и вынул оттуда конверт. — Из нашей главной конторы в Лондоне мы получили вот это письмо. Я полагаю, что вы сын Джеймса Даймока Гаттераса, утонувшего в море в тысяча восемьсот восьмидесятом году, это так?

— Вы совершенно правы, это действительно я.

— Ваш отец был третьим сыном сэра Эдуарда Гаттераса из Мидлтауна в Гэмпшире?

— Да, ваши сведения совершенно точны.

— Должен вас уведомить, мистер Гаттерас, что ваш дядя, сэр Уильям, скончался от разрыва сердца при известии, что его дочь Гвендолин утонула, упав в пруд. Вследствие этого вы теперь являетесь наследником его титула и имущества. Последнее состоит, по сведениям, нами полученным, из дома с парком, десяти ферм и ценного домашнего инвентаря. Кроме того, вы наследуете капитал, который дает вам ренту в размере пятнадцати тысяч фунтов ежегодно. Все это, вместе взятое, равняется приблизительно ста тысячам фунтов стерлингов.

Я не мог поверить своим ушам.

— Все это слишком невероятно! — воскликнул я.

— Но тем не менее это так. Вы теперь баронет. Это так же верно, как то, что я юрист. Наверно, вы пожелаете, чтобы мы предприняли соответствующие шаги для введения вас в наследство?

— Пожалуйста, буду вам очень благодарен. Я сейчас уезжаю на неделю или на две и по возвращении подпишу у вас все нужные бумаги.

Поблагодарив мистера Даусона, я простился с ним и вернулся к Ветереллю, где меня встретили самыми сердечными поздравлениями. Но в данный момент у нас не было времени думать об этом удивительном происшествии, и в половине второго мы уже были на борту яхты, а в три она выходила из порта.

Глава XXX

Жизнь на яхте текла размеренно, как это всегда бывает на судах, находящихся в плавании. Мы были в море уже двое суток, и наше нетерпение возрастало с каждым часом, по мере того как мы приближались к цели нашего путешествия. Через двадцать четыре часа мы должны были наконец достигнуть Пайн-Лапу, и, если все пойдет благополучно, Филлис будет спасена.

Мы с Ветереллем сидели на палубе. Было великолепное утро. Вокруг царила полная тишина. Единственным звуком, который ее нарушал, был звук журчащей воды, когда нос судна деловито рассекал морскую гладь. Наш разговор все время вертелся вокруг одной темы — цели нашего путешествия. Наконец, беседа перешла на самого виновника всех наших несчастий — доктора Николя. Меня всегда интриговал тот факт, почему Ветерелль испытывал суеверный страх перед этой необычной личностью. Воспользовавшись случаем, я завел разговор на эту тему.

— Вы хотите знать, почему я так боюсь Николя? — спросил старый джентльмен, стряхивая пепел со своей сигары. — О, это целая история. Я расскажу ее, если вы этого хотите; боюсь только, что она покажется вам слишком неправдоподобной. Несмотря на то что все это сущая правда, мой рассказ гораздо больше напоминает сюжет какого-нибудь фантастического романа, чем реальную действительность.

— И все же я очень хотел бы ее услышать, — возразил я с живейшим любопытством. — Я уже давно хотел поговорить с вами на эту тему, но никак не мог найти подходящего случая.

— Я начинал свой жизненный путь как адвокат, и притом с далеко не обширной практикой. Я был еще малоизвестен, и мне приходилось довольствоваться незначительными делами.

Как-то раз меня пригласили защитником к одному субъекту, убившему китайца на борту сиднейского парохода. Это случилось по пути из Шанхая. Первоначально казалось, что виновность его неоспорима, но мне удалось путем тщательного изучения деталей добиться для него оправдательного приговора. Я как сейчас помню этого человека. Он был немного чудаковат, будто пребывал в состоянии легкого помешательства.

Его благодарности не было предела, тем более что он не мог предложить мне денежного вознаграждения. Тем не менее впоследствии он отблагодарил меня, правда, несколько иначе. Вот, собственно, с этого момента и начинается вся история.

Спустя месяца два или три после процесса я сидел вечером в своем кабинете. Ночь была дождливая и холодная. Внезапно раздался звонок, и вошедший слуга доложил, что меня желает видеть какая-то особа. Выйдя в переднюю, я обнаружил там высокую, довольно бедно одетую девушку лет двадцати пяти. Она, казалось, пребывала в сильном возбуждении.

«Вы мистер Ветерелль? — спросила она. — Это вы защищали Чана Пита?» — так звали субъекта, которого я спас от виселицы. «Да, это я. Чем могу служить? — с некоторым недоумением поинтересовался в свою очередь я. — Надеюсь, что Чан Пит не угодил снова в какую-нибудь историю?» — «Он умирает, сэр. И послал меня сюда, поскольку хотел поговорить с вами перед смертью». — «Но что ему от меня нужно?» — спросил я, так как у меня зародилось некоторое подозрение. «Не знаю, сэр. Но сегодня он целый день просил, чтобы сходили за вами. Если вы хотите его видеть, сэр, то нам надо поторопиться — к сожалению, он долго не протянет». — «Хорошо, я пойду с вами», — согласился я, снимая с вешалки пальто. Затем, предупредив свою жену, чтобы она меня не дожидалась, я вышел вслед за девушкой.

Мы шли уже почти час и наконец достигли самых бедных кварталов города. Здесь, на углу одной из улиц, моя провожатая остановилась и резко свистнула. На этот сигнал из темноты появился мальчуган лет десяти и обменялся с ней несколькими словами, которых я не смог разобрать. Затем девушка повернулась ко мне и сделала знак следовать за собой. Мы свернули в переулок и оказались в большом грязном дворе. Кругом не было ни души. Никогда в жизни я прежде не бывал в таком безлюдном и мрачном месте. Девушка подошла и постучала в одно из слабо освещенных окон. Оно почти тотчас же открылось, и из него высунулась голова того самого мальчишки, с которым она перебросилась на улице несколькими словами. «Сколько?» — спросила девушка громким шепотом. «Теперь никого, — ответил мальчишка, — но здесь целый вечер была тьма китайцев, а потом заходил какой-то господин в пальто».

Не говоря больше ни слова, моя провожатая отворила дверь и вошла. Нас встретил этот же мальчишка со свечой в руках, мы поднялись по невероятно грязной лестнице и остановились у двери. Девушка вошла, попросив меня подождать. Я остался вдвоем с юным проводником, который, по-видимому, для того, чтобы развлечь меня, а может, и для собственного удовольствия, начал выделывать акробатические трюки на перилах лестницы. Но как раз в тот момент, когда он собирался приступить к самому эффектному номеру своей программы, он внезапно остановился и, улегшись на полу, высунул голову в проем лестницы. Совершенно бесшумно на уровне с полом показалась голова китайца. Мальчишка немедленно стащил со своей ноги башмак и, прежде чем я успел его остановить, со всей силы хлопнул каблуком по физиономии сына Поднебесной империи. Голова немедленно исчезла, послышались торопливые шаги и стук входной двери.

«Это был А-Чон, — сказал мне мальчишка конфиденциальным тоном. — Уже шестой китаец за сегодняшний вечер, которого я выпроваживаю таким образом». Он закончил свое сообщение парой отборнейших ругательств и уже собрался снова приступить к прерванным нежданным визитом гимнастическим упражнениям, но я остановил его расспросами о причине столь сурового поведения по отношению к представителям желтой расы.

«Не знаю, — ответило дитя с ухмылкой, — но Чан Пит дает мне шесть пенсов за каждую китайскую рожу, которую я выпровожу отсюда. С Чаном Питом что-то неладно. Он все время кашляет».


Погоня. Тайна доктора Николя. Невидимая рука

Я готов был задать следующий вопрос, когда дверь отворилась, и девушка, которая привела меня сюда, поманила меня. Я вошел внутрь. Комната была удивительно маленькая и грязная. Между окном и дверью стояла кровать, на которой лежал человек. Моя провожатая вышла. Мужчина знаком указал мне на ящик, который стоял рядом с его кроватью, предлагая сесть. «Посмотрите, нет ли кого-нибудь за дверью», — с трудом проговорил он хриплым шепотом. Я приотворил дверь и выглянул. Кроме мальчишки, сидевшего на ступени лестницы, в коридоре не было ни души. Успокоив больного, я снова сел рядом с кроватью.

«Вы оказали мне громадную услугу, мистер Ветерелль, выступив в мою защиту на процессе, а я до сих пор так и не смог отблагодарить вас». — «Оставьте, пожалуйста, — перебил я своего бывшего клиента. — Я знаю, что вы это непременно сделали бы, если бы имели такую возможность». — «Но я все-таки не сделал этого. Но теперь, думаю, я в состоянии исправить свой промах. Засуньте руку под подушку и выньте то, что там лежит».

Я исполнил сказанное и вытащил старинную деревянную палочку длиной дюйма в три. Она была из какого-то неизвестного мне очень тяжелого дерева и вся сплошь покрыта китайскими иероглифами. На конце ее был прикреплен маленький кусочек толстого, потемневшего от времени золотого шнурка. Я передал ее Чану Питу, который с видимым удовольствием взглянул на нее.

«Знаете ли вы, какова цена этой палочки?» — спросил он меня после небольшой паузы. «Не имею ни малейшего понятия». — «Попробуйте догадаться». Ради шутки я определил ее стоимость в пять фунтов. В ответ на это Чан Пит расхохотался. «Пять фунтов! Господи боже мой! Да если бы вы только знали, сколько стоит этот кусочек дерева! Всех денег на земле не хватило бы, чтобы заплатить за нее! Если бы я только мог выздороветь, я стал бы самым богатым и могущественным человеком в мире. Не знаю, что бы с вами сделалось, если бы вы узнали хотя бы о части тех опасностей, которым я подвергался, чтобы добыть ее. Но такова была горькая ирония судьбы: когда я наконец ее заполучил, она оказалась мне ни к чему».

Шесть раз служители пекинского храма покушались на мою жизнь, чтобы овладеть этой палочкой. Я вывез ее из Китая, переодевшись нищим. Убийство китайца на борту парохода также имеет к этому отношение. А теперь вот я лежу здесь и подыхаю как собака, имея возможность получить более десяти миллионов фунтов. Николя безуспешно пытался добыть ее в продолжение последних пяти лет. Хорошо, что он не подозревает, что эта вещица попала мне в руки, иначе меня давно уже не было бы в живых. — «Кто же этот Николя?» — поинтересовался я. «Кто такой доктор Николя? Если вы умный и осторожный человек, не пытайтесь ничего узнать о нем. Спросите пекинских китайцев, малайцев, цейлонских буддистов, тибетских лам, спросите, наконец, испанских миссионеров в Маниле или французов, живущих в Сайгоне, — все они слишком хорошо знают его и его черного кота, и — даю вам слово — они его боятся».

Выслушав его возбужденный монолог, я почти уверился, что человек, лежавший передо мной, сошел с ума. «А что мне делать с этой палочкой?» — спросил я. «Возьмите ее и берегите как зеницу ока. Помните, что в ваших руках то, что способно всколыхнуть целый миллион людей и по ценности своей равняется десяти милл…»

Ужасный приступ кашля вынудил его замолчать. Внезапно кровь потоком хлынула у него из горла, и, когда перепуганная девушка явилась на мой зов, Чан Пит был уже мертв. Я отдал ей все имевшиеся при мне деньги, чтобы она смогла заплатить за похороны моего бывшего клиента, и вышел.

Вернувшись домой, я снова устроился в своем кабинете и начал рассматривать «сокровище», оставленное мне в наследство этим странным субъектом. По правде сказать, я был почти уверен, что бедняга был не в своем уме. Решив, что не стоит ломать голову над этим вопросом, я преспокойно отправился спать.

На другой день Чана Пита похоронили, и я вскоре почти забыл о своем странном визите к нему и палочке, лежавшей в верхнем ящике моего стола. Но вскоре мне пришлось о ней вспомнить. Приблизительно спустя месяц после описанных выше событий, как-то вечером, у меня собралось несколько гостей. После обеда дамы удалились в гостиную, а мы с приятелями остались за столом курить сигары. Мы разговаривали о политике, когда вошедшая служанка доложила, что меня желает видеть какой-то господин с целью поговорить об очень важном деле. Я велел передать, что занят, и попросил зайти его на следующий день утром. Вскоре служанка вернулась и сказала, что посетитель просит принять его сегодня вечером, поскольку рано утром уезжает из Сиднея, и что он согласен прийти позднее. Я приказал служанке передать, чтобы он зашел часов в одиннадцать, и перестал думать о неурочном посетителе.

Часов около одиннадцати я простился с последним из своих знакомых, и едва стук колес его экипажа замер, как послышался звонок, и вошел джентльмен в тяжелом дорожном пальто. На мой вопрос о причине его визита он сказал, что желает немедленно поговорить со мной наедине по одному чрезвычайно важному делу. Я провел его в свой кабинет и предложил присесть. При свете лампы я смог как следует разглядеть его наружность. Это был мужчина среднего роста, хорошо сложенный; черные как смоль волосы сильно контрастировали с матовой бледностью его лица. Он также пристально смотрел на меня некоторое время. Наконец он заговорил:

«Дело, по поводу которого я к вам явился в столь неурочное время, по всей вероятности, несколько вас удивит, мистер Ветерелль. Прежде чем задать несколько интересующих меня вопросов, я расскажу немного о себе. Я достаточно известен как путешественник по странам Востока. Едва ли вы найдете хоть одну местность от Порт-Саида до Курильских островов, с которой я не был бы хорошо знаком. У меня недурная коллекция восточных редкостей. До сих пор мне не удалось достать только одну вещь, а именно — китайский знак палача, исполняющего свои обязанности». — «Но чем же я могу вам быть полезен?» — спросил я, несколько изумленный. «Тем, что продадите мне тот предмет, который недавно стал вашей собственностью, — черную палочку приблизительно в три дюйма длиной, покрытую китайскими письменами. Я случайно узнал, что она находится в ваших руках, и специально предпринял путешествие в несколько тысяч миль, чтобы поговорить с вами о ней».

Я поднялся, отпер ящик стола и достал странный предмет, полученный мной от Чана Пита. Однако я чуть не выронил палочку из рук, когда увидел выражение беспредельной алчности, появившееся при виде ее на лице моего собеседника. Но он тотчас взял себя в руки и проговорил по-прежнему спокойно: «Да, это та самая вещь, которую я разыскиваю. Вы оказали бы мне большую любезность, продав ее. Какую сумму вы желаете за нее получить?» — «Я даже не догадываюсь о ее настоящей цене», — ответил я, положив палочку на стол.

Вдруг у меня мелькнула догадка, и я уже готов был заговорить снова, когда мой посетитель меня перебил: «Мое желание приобрести ее настолько велико, что я охотно дам вам пятьдесят фунтов стерлингов». — «Этого будет недостаточно, доктор Николя», — ответил я с улыбкой. Мой собеседник даже подскочил от удивления. Пущенная мной стрела попала в цель. Передо мной был действительно доктор Николя, этот необыкновенный человек, насчет которого меня предостерегал Чан Пит. Я решил ни под каким предлогом не отдавать ему палочку.

«Значит, вы не согласны на мое предложение, мистер Ветерелль?» — спросил он. «К сожалению, должен вам сказать, что я вообще не намерен продавать этот предмет. Он был передан мне одним человеком, которому я оказал важную услугу, и я хотел бы сохранить эту палочку на память». — «Я готов предложить вам сто фунтов», — не отступал Николя. «Думаю, что нам лучше прекратить этот разговор», — ответил я, убрав палочку обратно в ящик и старательно заперев его. «Я дам вам за нее пятьсот фунтов! — воскликнул Николя в сильнейшем возбуждении. — Надеюсь, что эта сумма вас удовлетворит?» — «Даже если бы вы предложили мне сумму в десять раз большую, то и тогда не могли бы поколебать моего решения».

Незваный гость откинулся на спинку стула и начал пристально смотреть мне в глаза. Вы знаете его глаза, мистер Гаттерас. Вы знаете, какой гипнотической силой обладает Николя. Почувствовав, что начинаю подчиняться этому странному взгляду, который, казалось, вонзался в самую глубину моего мозга, я решительно поднялся со стула и тем самым показал, что наша беседа окончена. Увидев, что его попытки купить палочку не увенчались успехом, Николя пришел в ярость и на прощание резко заявил, что я рано или поздно вынужден буду продать ее ему.

«Здесь не может быть и речи о каком-либо насилии, — спокойно возразил я, — эта вещь принадлежит мне, и я могу делать с ней все что хочу». Однако Николя быстро взял себя в руки и объяснил свою вспышку увлеченностью коллекционера. Вежливо простившись со мной, он пожелал мне доброй ночи и вышел.

Когда дверь за поздним гостем захлопнулась, какое-то странное чувство заставило меня вынуть эту странную вещицу из ящика несгораемого шкафа, куда я спрятал ее, после того как показал Николя. Зайдя к жене, я передал ей свой странный разговор и, рассказав известную мне историю этого предмета, отправился спать, переложив китайскую палочку в шкатулку у каминного зеркала.

Ночью, часа в три, я был разбужен отчаянным стуком в дверь: к моему величайшему изумлению, это была полиция. «В чем дело?» — спросил я, одевшись и выйдя к дожидавшемуся меня сержанту. «Мы поймали у вас в доме грабителя, сэр». Когда я спустился в свой кабинет, то увидел, что несгораемый шкаф взломан, а все его содержимое разбросано по комнате. Один из ящиков стола был также вскрыт. В углу комнаты под присмотром рослого полицейского стоял китаец, виновник всего этого погрома.

Но буду краток. Китайца судили. Он категорически отрицал свою связь с Николя, который исчез бесследно. Желтокожий был осужден и получил наказание в виде пяти лет каторжных работ. После этого происшествия в течение месяца ничего особенного не случалось. Затем пришло письмо от английского консула в Шанхае, который от лица одного китайца справлялся у меня о маленькой деревянной палочке, украденной англичанином, известным в Шанхае под именем Чан Пит. Было очевидно, что это Николя предпринял новую попытку завладеть таинственным предметом. Я ответил, что ничего по этому поводу сообщить не могу.

Месяца через полтора или около того, теперь я затрудняюсь точно определить дату, я снова получил новое настойчивое предложение от Николя, на этот раз уже из Южной Америки. Вся разница заключалась в том, что он обращался не ко мне лично, а к жене. Я не придал этому никакого значения и ограничился тем, что спрятал палочку в таком месте, где ни одна живая душа не смогла бы ее отыскать.

Однажды ночью, приблизительно недели через три после смерти моей жены в нескольких ярдах от моего дома меня схватили и тщательно обыскали. Конечно, злоумышленники ничего не нашли. Вскоре я обнаружил, что вся моя прислуга подкуплена. Каждую минуту я ожидал нового нападения. Вообще моя жизнь превратилась в какой-то бесконечный кошмар. Вскоре я начал испытывать ужас перед Николя — это чувство знакомо всем, кто имел несчастье знать близко этого странного человека. Несколько месяцев тому назад, думая, что на родине я буду чувствовать себя спокойнее, я вернулся в Англию. Но однажды, гуляя по Трафальгарской площади, увидел доктора Николя, который внимательно наблюдал за мной. Я немедленно вернулся домой, уложил вещи и вместе с дочерью в этот же день выехал из Лондона обратно, в Австралию. Остальное вы знаете, мистер Гаттерас.

Когда Ветерелль закончил свою историю, уже наступил вечер…

Дальнейшие события стали развиваться с какой-то лихорадочной быстротой. Вечером следующего дня, к закату, остров уже находился в зоне прямой видимости по отношению к нашей яхте. Дождавшись полной темноты, мы подошли к нему и бросили якорь в маленькой бухточке. Ночь была безлунная, но я рассчитывал на свое прекрасное знание местности. Следуя моему плану, мы высадились на берег командой в составе восьми человек: Ветерелль, Бекингем, ваш покорный слуга, помощник капитана и четверо матросов. Людям был отдан приказ стрелять только в случае крайней необходимости. Мы перевалили через цепь невысоких холмов, и нашим взорам предстало плато, на котором можно было разглядеть три или четыре небольших строения.

Наша команда разделилась на три группы с тем расчетом, чтобы окружить плато со всех сторон. Выждав, пока две остальные дойдут до места своего назначения, я, сопровождаемый Бекингемом и одним из матросов, двинулся по направлению к хижинам. Не доходя до них шагов пятидесяти, я отделился от своих спутников и бесшумно пополз к ближайшей из них. В дверном проеме я разглядел силуэт сидящего человека, который, по-видимому, дремал, поскольку заметил меня лишь тогда, когда я оказался от него на расстоянии всего нескольких футов. Он вскочил и собирался поднять тревогу, когда я набросился на него, и между нами завязалась отчаянная схватка. Наконец мне удалось схватить его за горло, и я до тех пор не разжимал рук, пока противник не упал без сознания. Отбросив его в сторону, я распахнул дверь и вошел внутрь.

— Кто там? — раздался голос, который заставил меня затрепетать.

Через секунду Филлис, моя дорогая Филлис, уже была в моих объятиях.

— Нам нельзя терять ни минуты! — воскликнул я. — Следуй за мной.

Едва мы вышли из хижины и присоединились к поджидавшему нас Бекингему, как незнакомец, которого я едва не задушил, очнулся и поднял тревогу. Почти сейчас же послышался топот ног и командные крики.

— Скорее к лодкам! — крикнул я во весь голос и, схватив Филлис за руку, бросился бежать по направлению к берегу.

Если бы я прожил еще двести лет, то и тогда не смог бы забыть этого безумного бегства в темноте, сквозь густые заросли кустарника, которые раздирали нашу одежду, царапали лицо и руки. Когда мы наконец достигли берега, остальные члены экспедиции были уже там. Мы погрузились в лодку и готовы были отчалить, когда Бекингем воскликнул:

— А где же мистер Ветерелль?

Филлис почти лишилась чувств от отчаяния, узнав, что ее отец остался на берегу и, возможно, попал в руки врагов. Старый джентльмен, по-видимому, отстал и из-за кромешной темноты сбился с пути. Нам предстояла нелегкая задача найти его. Отправив возлюбленную в целях безопасности на яхту, я в сопровождении Бекингема и трех матросов принялся за поиски. Наше положение усложнялось тем, что каждую минуту нам приходилось опасаться нападения и быть начеку.

До самого рассвета мы безуспешно обыскивали все побережье и готовы были прийти уже в полное отчаяние, когда наконец около шести часов один из матросов, который несколько отстал от нас, поспешно приблизился и отдал мне листок бумаги, который нашел на земле. Взяв его, я прочел следующее: «Если вы пересечете остров, то на северном берегу обнаружите небольшую пещеру, вход в которую находится на самом уровне воды. Там спрятан человек, которого вы ищете».

Кто написал эту записку, как она сюда попала — рассуждать об этом не было времени. Мы поспешили в указанном направлении и после недолгих поисков оказались у входа в пещеру. Войдя внутрь, мы увидели Ветерелля, крепко привязанного к большому бревну в одном из углов пещеры. Едва он несколько оправился и пришел в себя, то в нескольких словах рассказал нам о своих приключениях:

— Когда все бросились к лодкам, я не смог в силу своего возраста достаточно быстро последовать за остальными. Внезапно, когда я был уже недалеко от берега, я почувствовал, что меня хватают и валят на землю. Сильный удар по голове лишил меня сознания. Я пришел в себя уже в лодке, которая направлялась к паровой шхуне, стоявшей в хорошо укрытой бухте, по-видимому, на противоположной стороне острова. Когда мы добрались до судна и поднялись на борт, меня ввели в небольшую каюту, где находилось несколько человек, в том числе и доктор Николя, который иронически поприветствовал меня и сообщил, что я нахожусь на судне в качестве заложника. Меня тщательно обыскали, и Николя торжествующе вскрикнул, когда увидел знаменитую палочку, полученную мною от Чана Пита, которую я имел неосторожность взять с собой.

«Теперь вы мне совершенно не нужны, мистер Ветерелль, и надеюсь, что это наша последняя встреча», — сказал он мне, затем отдал несколько распоряжений, после чего мне завязали глаза, снова усадили в лодку и отправили на берег. Остальное вы знаете — меня отвели в эту пещеру, связали и оставили в одиночестве.

Мы почти понесли почтенного джентльмена в нашу шлюпку — настолько он ослабел от пережитых волнений, и через полчаса вся наша команда была уже на борту яхты.

Теперь остается сказать всего несколько слов об остальном. У нас, конечно, не было ни малейшего желания преследовать Николя и его сообщников. Спустя четыре дня мы были уже в Сиднее, а через неделю состоялась наша с Филлис свадьба. Последнее известие о докторе Николя я получил дня через три после этого радостного события.

Мы с супругой сидели вдвоем при свете камина и предавались мечтам относительно нашей будущей жизни, когда вошедший слуга подал на подносе небольшой сверточек на имя Филлис. В нем находился изящный футляр, обтянутый кожей, открыв который она обнаружила великолепное бриллиантовое колье. Там же находилась и лаконичная сопроводительная записка следующего содержания: «Шлю свой привет и наилучшие пожелания. Не откажитесь принять эту безделушку в память о нашей не совсем приятной встрече от вашего искреннего поклонника. Доктор Николя».

Мы провели свой медовый месяц в Голубых горах, а затем навсегда покинули Австралию. Какова дальнейшая судьба остальных действующих лиц этой почти трагической истории — доктора Николя, Бакстера и Истовера, — я не знаю. Что сделал Николя с китайской палочкой, обладания которой он добивался с таким упорством и настойчивостью, осталось для меня тайной, раскрыть которую, кстати сказать, у меня не было особого желания, поскольку, сознаюсь, и я испытываю неподдельный страх перед человеком, носящим имя доктора Николя.

Матиас М. Бодкин

Невидимая рука

Погоня. Тайна доктора Николя. Невидимая рука

— Спасите! Убивают!

Резкий крик далеко разнесся в ночном безмолвии, преодолев четверть мили и долетев до освещенных улиц Димингтона, прежде чем достиг слуха двух человек, заставив их содрогнуться от страха. Затем снова наступило молчание, мертвое молчание. Двое полицейских, совершавших свой обычный ночной обход по наиболее пустынным улицам города, остановились как вкопанные, услышав этот крик.

— Слушай! — воскликнул старший из них. — Да будь я голландцем, если этот крик не свидетельствует о каком-то ужасном происшествии, Ропер.

— Он раздался где-то внизу, неподалеку от Торнтон-парка, — ответил тот своему товарищу с тревогой. — Если я не ошибаюсь, сержант, это был голос сквайра Мелвилла.

— Идем скорее! — лаконично скомандовал сержант Демпси, и оба быстро побежали по мостовой в сторону пригорода, находившегося на восточной окраине города.

Несколько минут быстрого бега, и полицейские оказались у изящных ворот из кованого железа, замысловатые узоры которых при белом лунном сиянии смотрелись как воздушное кружево. Они осторожно вошли в небольшую боковую калитку, которую нашли приотворенной, и остановились, задыхаясь от быстрого бега, на широкой аллее, тянувшейся за ней.

— Налево или направо? — прошептал младший.

— Налево, — ответил сержант Демпси так же кратко. — Кажется, я слышу какие-то слабые стоны там, внизу, слева.

Они снова пустились по усыпанной песком дорожке, пестревшей от причудливого чередования тени и света. Дорожка была известна под названием «тропинка диких гиацинтов», и слабый, но стойкий аромат этих цветов тяжело плыл в спокойном ночном воздухе. Однако звук, услышанный сержантом, был не стоном, а спокойным журчанием маленького ручейка. Его тихая песенка еще более подчеркивала безмолвие ночи. Это место никак не могло быть ареной преступления. Его спокойная красота невольно подействовала на полицейских умиротворяющее благодаря своему контрасту с их собственными ужасными предположениями.

Одна и та же мысль явилась им обоим, хотя, возможно, почтенным служителям порядка было бы довольно сложно выразить ее словами. Они дружно замедлили шаг и уже собирались остановиться, когда дорожка внезапно повернула, и их взорам предстала высокая фигура, выделявшаяся черным силуэтом на фоне светлого неба и стоявшая совершенно неподвижно на расстоянии не более чем тридцати пяти метров от них. Ускоряя шаги, но в то же время стараясь бесшумно ступать по обочине тропинки, полицейские молча подошли к ней. Стоявший даже не пошевелился при их приближении. Словно мраморная статуя, стоял он, мертвенно бледный, вперив безумный взгляд на странный предмет, лежавший прямо у его ног. Да, в этом тихом уголке действительно было совершено убийство!

На земле навзничь лежал молодой и красивый сквайр Мелвилл, владелец Торнтон-парка. Проницательным и опытным служителям закона оказалось достаточно одного взгляда, чтобы понять, что человек этот был мертв. Признаков борьбы не было — крепкому молодому человеку просто не дали постоять за свою жизнь. Однако на смуглом, красивом лице сквайра сохранилось выражение ярости и гнева, застывшее из-за внезапной смерти. Он, вероятно, несколько секунд смотрел прямо в лицо своего убийцы, прежде чем издал тот резкий отчаянный крик, когда над ним занесли нож и совершили роковой удар.

Молодой человек был в вечернем костюме. Из раны чуть выше сердца медленно сочилась кровь, чернея в лунном свете и стекая темной струйкой по блестящей белой поверхности манишки. На ней справа от раны были заметны пять странных темных пятен, из которых самое крупное находилось на небольшом расстоянии от остальных.

Живой, столь же неподвижный, как и мертвый, пристально смотрел на покойника, сохраняя лицо такое же бледное, как и лицо убитого. В первую минуту полицейские его не узнали — настолько он изменился и такое необычайно странное выражение приняло его лицо. Затем сержант Демпси воскликнул:

— Да ведь это доктор Керван! Боже мой! Доктор, что все это значит?

Человек, к которому он обратился, словно пробудился от какого-то тяжелого сна.

— Не знаю, — пробормотал он, — вы, вероятно, можете назвать это убийством. Я услышал крик и побежал на голос. Потом заметил, как какой-то человек исчез вдали, и увидел вот это. Надежды никакой, — добавил он растерянно, — он мертв.

— Как вы здесь оказались, сэр, в столь неурочное время? — спросил сержант Демпси довольно резко, но все же вполне почтительно.

— Этого я не могу вам сказать, — ответил доктор.

Теперь он уже несколько овладел собой и говорил, по своему обыкновению, очень спокойно, хотя его красивое лицо сохраняло мертвенный оттенок, а крепкую фигуру сотрясала едва сдерживаемая дрожь, вызванная, очевидно, душевным волнением.

Полицейские обменялись быстрыми подозрительными взглядами. Им обоим доктор был хорошо известен, и притом с самой лучшей стороны, не только как искусный врач, но также как один из самых добрых и приветливых людей. Но полицейские всегда остаются полицейскими, и, употребляя их собственное выражение, можно было сказать, что дело это набрасывало очень темную тень на доктора Кервана. Его вражда с убитым и причины, ее вызвавшие, служили темой всевозможных пересудов в Димингтоне.

— В таком случае, доктор Керван, — сдержанно-сурово произнес сержант, что придало особую значимость его словам, — боюсь, что буду обязан арестовать вас по подозрению в преднамеренном убийстве сквайра Стенли Мелвилла. Вы имеете право хранить молчание, но должен предупредить: все, что вы скажете, может быть использовано против вас.

Мысль о чем-либо подобном, очевидно, впервые посетила доктора и при этом сильно его удивила. В голосе его слышалось раздражение, когда он обратился к сержанту:

— Это совершенная дикость, Демпси. Неужели вы действительно думаете, что я убил этого человека?

— Я обязан исполнить свой долг, сэр, — ответил сержант с некоторым упрямством, но не без уважения. — Мы застали вас на месте преступления почти в самый момент его совершения. Вы не можете дать удовлетворительных объяснений, как и почему сюда попали. Весь город знает, что вы были далеко не в дружеских отношениях со сквайром. Разбираться во всем этом — дело судей, а не мое. Вы извините, сэр, но я должен доставить вас в полицейский участок.

Правая рука старшего хранителя порядка потянулась к нагрудному карману мундира, но тут товарищ прошептал ему нечто, будто увещевая. Он тоже был полицейским, однако отличался большей человечностью. К тому же доктор Керван спас жизнь его сестры неделю тому назад.

— Оставь в покое наручники, Демпси, — прошептал он.

— Оставь в покое наручники, Демпси, — повторил за ним доктор, чуткое ухо которого уловило шепот, — я готов пойти всюду, куда вам будет угодно меня вести.

Странная перемена произошла с его лицом и голосом. Казалось, его обдало резким холодом внезапно проснувшегося сознания, и он, по-видимому, впервые осознал опасность своего положения. Ему представились ужасный гнет всех улик, скопившихся против него, и страшная опасность, в которой он оказался, — опасность заключения в тюрьму, суда, даже, может быть, позорной смерти, которая могла последовать за этим. Неудивительно, что дрожь ужаса пробежала по его телу, но уже в следующую минуту Керван взглянул в лицо надвигающейся беде с осознанной смелостью невиновного — или с отчаянием ищущего выход преступника.

— Если вы готовы, сержант, то и я готов, — почти спокойно произнес он.

В его голосе не слышалось ни малейших признаков страха, в походке не было заметно ни толики нерешительности, когда он зашагал рядом со своим конвоиром по мирной, залитой лунным светом тропинке в парке, где цветы наполняли воздух благоуханием, а бегущий ручей — пробуждающим мечты нежным журчанием. Второй полицейский остался на время одиноким сторожем при убитом хозяине этого восхитительного местечка.


Погоня. Тайна доктора Николя. Невидимая рука

* * *

Поль Бек наслаждался ранним завтраком по давно установившейся традиции в собственной уютной квартирке в одном из самых лучших кварталов Димингтона, когда был напуган быстрым нетерпеливым стуком в дверь гостиной. Прежде чем он успел сказать «войдите», Фрэнк Вольфингтон ворвался в комнату, восклицая от самой двери:

— Как я рад, что застал вас, мистер Бек!

— Что случилось? Не преследуют ли меня за какое-нибудь убийство? — ответил Поль Бек шутливо.

Затем, когда он повернулся к посетителю и увидел его лицо, вся его веселость мгновенно улетучилась. Было довольно трудно узнать обычно жизнерадостного Фрэнка Вольфингтона во взволнованном молодом человеке, который так стремительно влетел к нему в комнату. Бек уже некоторое время знал его как самого веселого и популярного молодого представителя светского общества Димингтона, который мужественно старался заставить всех забыть репутацию скупого, жестокосердого старика — своего отца, Карвеля Вольфингтона.

Элегантная наружность Фрэнка Вольфингтона, его золотистые кудри и искрящиеся радостью голубые глаза возбуждали зависть молодых людей и восторг девушек на каждом собрании городской молодежи. Никто до этого дня не видел Фрэнка Вольфингтона серьезным или взволнованным.

— Не смотрите на меня так! — закричал он порывисто мистеру Беку, который продолжал взирать на нежданного гостя взглядом, выражающим крайнее недоумение. — Вы будете так же сильно взволнованы, как и я, когда узнаете новость. Прошлой ночью Стенли Мелвилл был убит ударом ножа в сердце в собственном парке.

— Вы не шутите?

— Неужели я похож на человека, расположенного к шуткам? Разве шутят подобными вещами? Но, как бы это ни было ужасно, дальнейшее еще ужаснее: Марк Керван, доктор Керван, вы ведь его знаете, арестован за убийство.

— Какая нелепая ошибка! Мое знакомство с этим человеком не особенно продолжительно, но все же я его знаю достаточно хорошо, чтобы быть уверенным, что он не способен на подобное преступление.

— Надеюсь, что нет. Искренне надеюсь, — он был одним из моих самых близких друзей. Но против него отыскалась целая куча улик. Он был застигнут полицейскими, так сказать, на месте преступления. Вы знаете, что они с Мелвиллом всегда были в дурных отношениях. С Мелвиллом вообще было трудно ладить, но между этими двумя существовала настоящая вражда. Затем есть еще одна серьезная улика. Нож, которым был убит сквайр, имеет черную ручку, как раз такого ножа не хватает в футляре в кабинете Кервана.

— Не думаете же вы, что это сделал он?

— Не спрашивайте меня. Я не могу поверить, что он сделал это. И я не хочу верить, что он, проявив такое хладнокровие, совершил преднамеренное убийство. Вероятно, произошла какая-нибудь ужасная ссора — Мелвилл был такой гордый и вздорный человек. Помните, как он ударил меня по лицу хлыстом на улице только за то, что я подсадил его сестру в фаэтон? Я хотел бы верить, что между мужчинами произошла какая-нибудь ссора, повлекшая ужасное оскорбление. Керван отрекается решительно от всего. Но теперь вопрос не в этом — я пришел поговорить с вами о другом, мистер Бек. Вы должны вступиться за него. Это последний шанс его спасти. Мисс Мелвилл положительно сходит с ума, и ее можно понять, бедняжку. Для нее это страшный удар: ее единственный брат убит, а жених подозревается в этом преступлении, что грозит ему смертной казнью.

— Ее жених? — удивился мистер Бек.

— Разве вы этого не знали? Я думал, что вам известно. Да! Они дали друг другу слово — это-то и было причиной вражды доктора со сквайром. Мелвилл был опекуном своей сестры, как вам, вероятно, известно. Этот предполагаемый брак совершенно ему не нравился, и он поклялся, что его сестра никогда не выйдет замуж за ирландца. Кроме того, говорят, он очень дурно обращался с девушкой, даже запирал ее в комнате. Это ужасное дело, с какой бы стороны на него ни смотрели, мистер Бек, но мы должны его уладить, насколько это возможно. Вы — последняя надежда на спасение этого несчастного. Я неохотно говорю с вами об оплате, но вы ведь знаете, что я владею довольно солидным состоянием. Не стесняйте себя в расходах. Я знаю, что вы отложите все остальное и погрузитесь в это дело всем сердцем и всей душой.

— Я не возьмусь за это дело! Я не могу взяться за него, — ответил мистер Бек с холодной решимостью. — Разве вы не понимаете, почему я не могу этого сделать? Вы лучший друг Кервана, однако даже вы не можете скрыть своего сильного подозрения относительно его виновности. Улики против него неопровержимы. Я знаю мисс Мелвилл как самую милую девушку в Димингтоне. Неужели вы думаете, что я мог бы спокойно взяться за это дело и благодаря какой-нибудь недоработке закона или его особому толкованию спасти убийцу от виселицы и дать его в мужья прелестной молодой девушке? Это было бы настоящим преступлением.

— Но ведь каждый человек считается невиновным до того момента, когда судом будет неопровержимо доказана его вина, — не так ли говорят адвокаты?

— Чепуха! — нетерпеливо выпалил мистер Бек. — Я не намерен заглушать голос своей совести различными отговорками на жаргоне законников. Я не мог бы этого сделать, даже если попытался бы. Если бы я и согласился принять участие в этом деле, то помог бы повесить вашего доктора Кервана, а я этого вовсе не желаю.

Тщетно Вольфингтон пытался поколебать его решение. После получаса напрасных уговоров, просьб и приведения различных доводов он ушел в отчаянии, чтобы поразмыслить, нельзя ли предпринять что-нибудь еще. Мистер Бек и не пытался продолжать свой завтрак. Он бросился в удобное кресло, пытаясь собраться с мыслями, поскольку пребывал в полнейшем смятении. Но сквозь ужас и сумятицу в мыслях раз за разом всплывало смутное предположение: «А что, если, в конце концов, доктор Керван все же не виновен?»

Для него положительно стал спасением вновь раздавшийся в его дверь стук, на этот раз очень тихий и робкий.

— Войдите! — воскликнул хозяин дома, повернув голову к двери, но не поднимаясь с места.

Однако в следующую же минуту он уже стоял на ногах, вытаращив глаза от изумления. В дверном проеме, словно в раме, вырисовалась фигура девушки, самой очаровательной, какую когда-либо видел человеческий глаз. Юное лицо покрывала смертельная бледность, алые губки были плотно сжаты и изредка слегка подрагивали, небесно-голубые глаза источали отчаянную, страстную мольбу.

— Мисс Мелвилл! — это было все, что он смог произнести.

— Да, я пришла сама, — тихо произнесла диковинная гостья, отвечая не столько на его слова, сколько на взгляд. — Я знаю, что мне вы не откажете.

Он печально покачал головой.

— Я не могу, — прошептал Бек, — уверяю вас, не могу. Разве мистер Вольфингтон не сообщил вам этого?

— Сообщил! Он сказал, что мне незачем идти к вам, поскольку вы тверды и холодны, как скала. Но я вас лучше знаю — я знаю, что вы не позволите моему жениху погибнуть так ужасно, не протянув ему руки помощи. Я уже перенесла достаточно горя. Я чувствую, как схожу с ума от всего этого ужаса. Он не виновен, ах, поверьте мне, не виновен! — воскликнула несчастная с жалобной настойчивостью. — Его сердце принадлежит мне, я это знаю. Он столь же способен совершить подобное дело, как и я сама. Неужели вы не спасете его для меня?

— Но мистер Вольфингтон… — начал Бек.

— Я его никогда не любила! — воскликнула девушка.

— Не любили?! — быстро переспросил Бек со странным волнением в голосе. — Разве Вольфингтон был в вас влюблен?

— Ах, мне не следовало бы рассказывать об этом, но он простил мне и обещал помочь. О, не покидайте меня в этом страшном горе!

Очаровательная страдалица бросилась на колени к его ногам, рыдая, точно сердце ее разрывалось на части. Но он поднял ее очень осторожно и с почтением, как это сделал бы старший брат, усадил в кресло.

— Это совершенно излишне, мисс Мелвилл, — сказал он медленно. — Я сделаю все, что вы просите. Вся помощь, которую я только в силах оказать, к услугам вашим и его. Я чувствую, что он не виновен. Я это чувствую так же ясно, как и вы сами. Ваша любовь к нему — единственная гарантия, в которой я нуждаюсь. Вы не могли бы полюбить человека, способного на такое низкое преступление. Этой уверенности мне вполне достаточно. Меня поразило одно обстоятельство, но пока мои предположения слишком смутны, чтобы о них стоило говорить. Не надейтесь слишком. Улики против вашего жениха очень серьезны. Но будьте все же уверены в одном — все силы и способности своего разума я напрягу до последней крайности, для того чтобы его спасти. В этом даю вам слово!

Бедное дитя даже не могло найти слов, чтобы поблагодарить этого достойного человека. Но благодарность, сиявшая в ее кротких глазах, робкое пожатие маленькой горячей руки, когда хозяин дома помогал ей сесть в экипаж, были достаточной наградой, и он почувствовал даже нечто вроде зависти к несчастному, который сидел теперь в тюрьме по ужасному обвинению в убийстве, висящему над его головой как дамоклов меч.

Расследование производилось на следующий день. Бек для проформы дал свои инструкции очень ловкому молодому адвокату, но все тяготы и ответственность за дело взял на себя. Рано утром он отправился с судебным следователем на осмотр тела. Нож, как ему и рассказывали, оказался неискусно спрятанным, причем весьма неловко, неподалеку от места убийства; лезвие и рукоятка его были перепачканы кровью. Бека, по-видимому, сильно заинтересовали пять кровавых пятнышек на груди сорочки, и он принялся рассматривать их сквозь лупу.

— Вы, конечно, велите сфотографировать вот это, мистер Лестрэндж? — обратился он к следователю. — Эти пятна могут оказаться очень важными для выяснения всех обстоятельств дела.

— Здесь, очевидно, вряд ли есть что-либо таинственное, мистер Бек, — ответил Лестрэндж с невозмутимой улыбкой. — Меня весьма печалит участь несчастного доктора. Я был очень высокого мнения о нем.

— Но вы все же прислушаетесь к моему совету?

— Конечно-конечно, я и сам намеревался это сделать, — ответил тот, что не совсем соответствовало действительности, поскольку лишь полувопрос-полусовет Бека навел следователя на эту мысль.

Бек также первым обратил внимание на то обстоятельство, что прорези карманов жилетки покойника и карманы его светлого летнего пальто были запачканы кровью, точно в них рылись окровавленными руками. Поскольку кошелек и часы оказались в сохранности, этому странному обстоятельству, по-видимому, не стоило придавать значения. Правда, на руках Кервана, когда его арестовывали, не было ни малейших следов крови, но обвинение имело свое объяснение этому обстоятельству. Кроме того, был обнаружен слабый след, ведущий от усыпанной песком дорожки, где нашли убитого, к маленькому ручью и обратно. Отпечатки ног были слишком слабы, чтобы определить, кому они принадлежат, но чиновничьему уму было совершенно ясно, что арестованный ходил к ручью отмывать следы преступления со своих рук. Почему он затем вернулся и стоял над своей жертвой до появления полиции — было, однако, проблемой, которую чиновничий ум не мог как следует объяснить.

Казалось положительно странным видеть, насколько Бек был взволнован этим ничтожным обстоятельством. Официальное объяснение, очевидно, его не удовлетворяло. Когда группа зрителей и заинтересованных в расследовании лиц отошла на достаточное расстояние, он отправился вдоль линии следов и, остановившись на травянистом берегу ручья, заглянул в его темные, быстро несущиеся воды, словно надеясь, что те выдадут ему свою тайну.

Затем он медленно пошел вниз по ручью, зорким взглядом осматривая все близлежащее пространство. Через несколько сотен ярдов он наткнулся на миниатюрный водоворот, образовавшийся благодаря большому серому камню, лежащему в центре русла, на стремнине. Быстро вращающаяся вода этой маленькой пучины захватывала все легкие предметы, которые плыли вниз по течению, и загоняла их в заливчик с почти стоячей водой, окруженный по берегу высокими зарослями.

Заливчик располагался на противоположном берегу ручья, который здесь достигал ширины до шестнадцати футов. С ловкостью, которой никто не мог бы ожидать от человека его склада, Бек отошел на несколько шагов по плотному грунту, разбежался и затем ловким прыжком перескочил с одного берега на другой. В следующую минуту он уже с интересом разглядывал и перерывал накопившийся мусор своей тростью. Здесь были всевозможные потемневшие от воды обломки и обрывки: игрушечная лодка, перевернутая вверх дном, пара соломенных футляров от бутылок из-под шампанского, которые бросила какая-нибудь компания, устраивавшая пикник выше по ручью, и полдюжины пробок — вся эта добыча была вытащена им из воды, один предмет за другим.

Но внимание его, по-видимому, было полностью сосредоточено на нескольких клочках белой бумаги, изорванной довольно мелко. С бесконечной тщательностью и терпением Бек выловил их все до последнего кусочка, затем слегка обтер обрывки носовым платком и разложил их под горячими лучами солнца для просушки. На бумаге виднелись буквы, слегка полинявшие от купания, но все же вполне четкие. Бек рассмотрел эти письмена с необычайным интересом и кое-как сложил обрывки, чтобы можно было прочесть местами одно-два слова. Его проницательные серые глаза начали все больше сверкать, по мере того как он читал. Улыбка заиграла в уголках его рта.

— Я так и думал, — пробормотал он. — Я так и думал.

Затем, тщательно уложив обрывки в свою записную книжку, он снова перепрыгнул через ручей и быстрыми шагами отправился обратно в город, куда и поспел к допросу свидетелей.

Полицейские рассказали свою историю с беспощадной точностью и в малейших подробностях. Дурные отношения, существовавшие между убитым и обвиняемым, обнаружение ножа и тела, над которым стоял арестованный, — ничего из этого не было упущено во время дачи ими показаний. Затем появилась неожиданная свидетельница. Мисс Лилиан Мелвилл настаивала на том, чтобы и ее допросили. В суде произошло то, что репортеры называют сенсацией.

Некая дама грациозно приблизилась к столу и, подняв вуаль, открыла лицо, смертельно бледное и столь же печальное. Тихий ропот пробежал по толпе. Про себя все присутствующие уже утвердились во мнении о виновности доктора Кервана, поскольку люди вообще всегда охотно верят в самое худшее. Его репутация как человека кроткого и доброго нисколько не помогла — наоборот, она, по-видимому, лишь усилила эмоциональную реакцию по отношению к нему. В толпе пробудилось глухое чувство злобы против осиротевшей сестры, пришедшей дать показания в пользу убийцы собственного единственного брата.

Все взгляды с выражением сурового осуждения устремились на ее милое личико, когда она опустила руку на Библию, чтобы принести клятву. Бедняжка покраснела и задрожала, ощутив мощный поток этой всеобщей неприязни, но голос ее был спокоен и ясен и отчетливо доносился до самых отдаленных уголков погруженного в глубокое молчание зала.

— Что вам известно относительно этого прискорбного случая, мисс Мелвилл?

— Я знаю, что привело доктора Кервана в парк в эту роковую ночь, и, поскольку он не желает сообщить этого, я обязана это сделать. — На секунду голос ее прервался, затем она продолжила все тем же отчетливым шепотом: — Он пришел в ответ на мою записку. Он мой жених. Но брат мой решительно противился нашей свадьбе. Доктор Керван попросил меня о разговоре с братом, и я согласилась встретиться с ним в парке в десять часов и для него оставила калитку открытой. Я ждала его в течение минут двадцати, затем поняла, что он не придет, поскольку до этого он всегда являлся раньше назначенного времени. Только я вернулась в дом и зашла в свою комнату, как прозвучал этот ужасный крик. Немного погодя раздался громкий стук во входную дверь. Я спустилась вниз, чтобы узнать, что происходит, и нашла… — Голос ее сорвался, глаза наполнились слезами, губы задрожали, и, бросив быстрый взгляд на арестованного, она закрыла лицо руками и глухо зарыдала.

Следователь подождал несколько минут со старомодной любезностью.

— Разрешите ли вы задать вам несколько вопросов, мисс Мелвилл? — спросил он наконец осторожно. — Вы условились встретиться с доктором Керваном в десять часов и ожидали его двадцать минут, но он не явился. Вскоре после этого вы услышали крик вашего покойного брата?

Она поняла, в какую ловушку попала.

— Да, — ответила она так тихо, что ее слова едва можно было расслышать, — все правильно.

Суд ожидал еще один сюрприз, когда сам доктор Керван появился на скамье подсудимых, хладнокровный и невозмутимый, словно находился в собственном кабинете. Было трудно смотреть на это красивое лицо с широким лбом, озаряемое светом честных глаз, лучившихся бесстрашием, и думать, что этот человек — жестокий убийца.

— Наружность часто бывает обманчива, — шепнул кто-то из публики своему соседу.

Бек странным образом не сделал ни малейшей попытки помешать его допросу.

— Когда я верю в невиновность какого-нибудь человека, — заметил он, — я позволяю ему говорить все что угодно, он не может себе повредить. Я хочу, чтобы все обстоятельства этого дела выплыли наружу. Положительно все!

Доктор Керван в нескольких словах подтвердил показания мисс Мелвилл. Он отправился в парк, чтобы встретиться с ней согласно уговору. Затем услышал крик о помощи, внезапно наткнулся на труп, лежащий среди дорожки, и был поражен своим открытием. В эту минуту и обнаружили его полицейские.

— Вы опоздали на назначенное вам свидание более чем на полчаса, доктор Керван, — проговорил мистер Лестрэндж. — Как это могло случиться?

— Я не могу этого понять. Я вышел из дома в половине десятого, путь до парка обычно занимал у меня двадцать минут. Я отправился прямо на условленное место, нигде не задерживаясь по дороге. Быть может, часы мисс Мелвилл спешили.

— Ее показания относительно времени подтверждаются полицейскими: они нашли тело в половине одиннадцатого, и согласуются с вашими собственными показаниями — вы прибыли на место только в эту минуту. Ваши часы обыкновенно идут точно?

— Совершенно точно. Они никогда не спешат и не отстают ни на минуту. Это редкие, старинные фамильные часы, в которых впоследствии были сделаны небольшие современные усовершенствования. Часовщик сказал мне, что в нынешних часах невозможно встретить такого механизма. Они работают уже сто лет и могут проработать еще столько же.

— Они при вас?

— Да, но завод кончился. Я забыл завести их вчера вечером.

— Очень жаль. Не был ли кто-нибудь у вас вчера вечером, перед тем как вы вышли из дома?

— Да, мистер Вольфингтон гостил у меня. Мы поужинали раньше обычного — я предупредил его, что у меня в десять часов должно состояться важное свидание. Помню, он рассмеялся и стал надо мной подтрунивать, мол, не идет ли дело о какой-нибудь болезни сердца. Я сообщил ему час встречи, но, понятно, не сказал, кто мне назначил свидание, хотя, мне кажется, он угадал. Он ведь знал, что я жених мисс Мелвилл.

— Он ушел раньше вас?

— Да, он ушел в семь или в половине восьмого.

— Мистер Вольфингтон — ваш близкий друг?

— Очень близкий. Дружба наша началась с долгой болезни, от которой мне удалось его вылечить; это была опасная тифозная горячка.

Один из присяжных попросил, чтобы был проведен допрос мистера Вольфингтона, но этот последний смог сообщить не много. В его показаниях заметно проглядывало стремление свидетельствовать как можно больше в пользу доктора Кервана. Он сообщил, что подозревал, куда именно доктор собирался пойти в тот вечер, но не знал ничего определенного.

— Не показался ли вам доктор Керван слегка возбужденным? — спросил Лестрэндж.

— Нисколько.

— Пожалуйста, припомните хорошенько. По его собственным словам, доктор шел на свидание со своей невестой. Не выглядел ли он хоть сколько-нибудь взволнованным?

— Ах да, теперь припоминаю, он был ужасно взволнован. Он едва дотронулся до ужина. Он даже не мог спокойно сидеть на стуле.

— Вы ушли раньше него?

— Да, но считаю справедливым заявить, что доктор Керван дал совершенно точные показания относительно своих часов. Я их хорошо знаю. В тот вечер он демонстрировал их мне и рассказывал, как они точно работают. Он вынул их из футляра, чтобы дать мне рассмотреть. По его словам, этим часам более ста лет и они ходят так же хорошо, как и вначале службы.

— Не помните ли вы, точно они шли, когда вы на них смотрели?

— Не могу ответить с уверенностью.

— Вы брали их в руки?

— Да.

— Владелец хвастался их верным ходом, говорите вы. Неужели вы не заметили бы, если бы они тогда показывали время неправильно?

— Я уверен, что заметил бы. Они, вероятно, были точны.

Защитник подсудимого по просьбе Бека задал свидетелю только один вопрос, по-видимому, очень мало относящийся к делу.

— Сквайр Мелвилл, — спросил он, — на ваш взгляд, был очень вспыльчивым человеком?

— Да, — ответил свидетель, стремясь, по-видимому, всеми способами помочь своему другу. — Однажды он ударил меня по лицу хлыстом без всякого повода с моей стороны.

Этим допрос и закончился. После кратких переговоров и размышлений присяжные заключили, что сквайр Стенли Мелвилл убит преднамеренно доктором Марком Керваном.


Погоня. Тайна доктора Николя. Невидимая рука

Поведение при расследовании защитника Кервана сильно всех разочаровало. Он был известен как тем, что умел оказывать огромное влияние на присяжных, так и необычайной ловкостью в ослаблении воздействия показаний, данных свидетелями противной стороны. В данном случае он не выказал ни того, ни другого своего умения.

— Он держался с непонятной апатией, — говорили все, — очень невнимательно вел дело, кое-как произнес слово во время допроса. Ему представлялось несколько шансов, которыми он мог бы воспользоваться, но он этого не сделал. Правда, случай был совершенно безнадежным, но все же почему бы не попытаться сделать все, что возможно?

— Именно по этой самой причине, — сказал какой-то адвокат группе своих поклонников, — Чарли и следовало бы поохотиться на свидетелей. Он должен был бы палить направо и налево, во все и всех, кто только появлялся, — быть может, и подстрелил бы какого-нибудь свидетеля рикошетом. А теперь он не выбил у них ни одного перышка. Этот последний заданный им вопрос был полной ерундой. Неужели он хотел доказать, что Керван имеет право заколоть сквайра потому только, что у того был вспыльчивый характер?

Но Бек, по-видимому, ничуть не был обескуражен ни оборотом дела, ни комментариями. Он даже улыбнулся краешками губ, когда зачитывали приговор. Лилиан, прочитавшая мысли этого человека, как это умеют делать только женщины, почерпнула мужество из его улыбки. Ее робкий благодарный взгляд проник ему прямо в сердце. Ответ его был похож на него самого. Он прямо подошел к месту, где стоял доктор Керван под присмотром двух полицейских, и на глазах неприязненно настроенной толпы горячо, по-дружески пожал ему руку.

— Не теряйте мужества, доктор, — сказал он. — Я знаю, что вы не виновны, и верю, что нам удастся вытащить вас отсюда.

Человек, находившийся в смертельной опасности, посмотрел на это спокойное решительное лицо и прочел в нем надежду, обещавшую ему жизнь и счастье. Дальнейшее расследование было лишь повторением допроса. Дело доктора Кервана формально передали для обсуждения на следующей судебной сессии.

Особенно зоркие глаза могли бы уловить один странный маленький инцидент. Когда Вольфингтон был приведен к присяге, ему подали не ту Библию, которую подавали остальным свидетелям, и эта Библия быстро и незаметно исчезла, как только он присягнул. По виду обе книги были совершенно одинаковы; благодаря их блестящим черным, гладким переплетам перемену было очень трудно заметить. Но уголки губ Бека дернулись в лукавой улыбке, когда он заметил, как ловко был выполнен маневр.

В это время как раз происходило мало интересных событий, и газеты трех королевств уделяли большое внимание сенсационному убийству сквайра. Вся Англия была взволнована этим злодеянием, и Димингтон оказался центром волнений. Прокурор судебной палаты прибыл лично для оглашения обвинения и прожил в городе целую неделю до открытия сессии. Он был очень раздосадован, узнав, что Бек собирает факты в пользу защиты, и сразу же послал за этим самонадеянным господином.

Прокурор палаты был человеком маленького роста, крайне подвижным, с быстрой речью и порывистыми движениями. Контраст между ним и Беком, когда они стояли рядом в зале лучшей гостиницы в городе, был столь же разителен, сколь и контраст между ястребом-перепелятником и филином.

— Я слышал много лестного о вас, мистер Бек, очень много лестного, — начал прокурор с любезной снисходительностью. — О вас говорят немало хорошего в высших кругах. Когда я узнал, что вы находитесь в настоящее время в Димингтоне, я надеялся воспользоваться вашими услугами в пользу правительства.

— Я вам охотно их окажу, — сказал Бек.

Прокурор суда, по-видимому, удивился: — В таком случае я, вероятно, ошибся…

— В своем взгляде на вопрос — весьма вероятно, господин прокурор.

— Нет-нет, — это было сказано слегка раздраженным тоном, — я ошибся в своем предположении, что вы заинтересованы защитой.

— О, в этом вы не ошиблись.

— Мне очень жаль это слышать. Я надеялся, что ваши симпатии окажутся на стороне закона. Полагаю, мне не стоит спрашивать, не обнаружили ли вы каких-нибудь новых данных, касающихся этого дела?

— Наоборот, будьте любезны, спрашивайте, и я отвечу вам совершенно откровенно. Но прежде всего я должен сказать вам, что согласился помогать обвиняемому только до тех пор, пока буду убежден в его невиновности, и ни минутой дольше. Подобное соглашение нисколько не помешает мне предать виновного в руки правосудия.

— Очень рад это слышать. В таком случае не следует ли из ваших слов, что вы нашли какие-нибудь новые значительные улики?

— Совершенно новые и решающие улики, — поправил прокурора Бек.

— Едва ли они могут быть более решающими, чем улики, которые уже у нас имеются, — заметил прокурор суда с недоверчивой улыбкой.

— Эти улики куда важнее.

— Хорошо-хорошо, во всяком случае, нам ни к чему спорить из-за этого: никакие доказательства виновности арестованного не могут быть излишними. Не будете ли вы любезны вкратце изложить ваши данные, мистер Бек, и отослать отчет судебному следователю?

— Нет, — коротко возразил Бек, — я не сделаю этого.

Прокурор вздрогнул.

— Я приведу вам свои доказательства, которые, как я уже сказал, имеют решающий характер, но приведу их только с одним условием, а именно — что мне будет разрешено сообщить их во время консультации, где будут присутствовать обвинитель и свидетели обвинения.

— Но это совершенно некорректно.

— С этим я ничего не могу поделать.

— Мистер Бек, — сказал прокурор палаты холодно, — я буду с вами совершенно откровенен. Если бы я поступил согласно собственным суждениям, я немедленно отказался бы от ваших условий. Я не могу поверить, что вы отыскали какие-либо важные улики, которые еще не были обнаружены следствием. Я уверен, что улики, которые у нас уже накопились против обвиняемого, в той форме, в которой они установлены по настоящее время, совершенно достаточны, чтобы обеспечить приговор.

— Вполне в этом уверен, — заявил Бек.

— В таком случае скажите во имя здравого смысла, какое значение для нас имеют ваши данные?

— Чтобы упрочить уже существующую убежденность. В деле об убийстве не должно быть ни малейшего, даже самого ничтожного, повода для сомнения.

— Вот именно, вот именно, — согласился прокурор. — Так вы считаете эти улики действительно важными?

— Убежден в этом.

— Вы очень самоуверенны. Позвольте мне снова откровенно сознаться в том, что ваша уверенность меня не убеждает. Но у вас есть сильные заступники, мистер Бек. Государственный секретарь и сам премьер-министр очень высокого мнения о вас. Поэтому я принимаю ваши условия.

И так случилось, что за три дня до суда была назначена неофициальная консультация. Все свидетели, допрошенные при расследовании, присутствовали на ней вместе с председателем суда и прокурором. Даже Лилиан Мелвилл была здесь. Густая черная вуаль прикрывала ее лицо, но в положении ее головы, в каждом движении и жесте можно было прочесть известное нетерпение.

Когда она вошла, молодой Вольфингтон приблизился к ней с нежным выражением сочувствия, но она ловко избегла его общества и держалась как можно ближе к Беку, который, в свою очередь, не отходил от дверей.

— Не угодно ли вам присесть, мистер Бек? — произнес прокурор палаты со зловещей любезностью, как бывают ласковы кошки, прячущие в мягких подушечках лап острые когти.

— Благодарю вас. Я отлично могу сказать все что нужно стоя, — ответил Бек кратко.

— В таком случае вы, быть может, проявите любезность и скажете нам все, что желаете сказать, если, конечно, знаете что-нибудь, о чем стоит говорить, — продолжал прокурор все тем же тоном.

Последние слова были сказаны тихим голосом одному из коллег, но все же достаточно громко, чтобы Бек мог их расслышать.

— Первое, что я могу сообщить, — объявил он холодно, — что вы арестовали не того, кого следует.

Ропот волнения пробежал среди присутствующих. Лилиан порывисто повернула лицо к Беку. Можно было заметить, что она внимательно смотрела и слушала. Молодой Вольфингтон, сидевший в конце комнаты, весь насторожился при этих словах. Прокурор палаты презрительно засмеялся:

— В самом деле, сэр? Не соблаговолите ли выдать нам того, кого следует?

— Все в свое время.

— У вас, полагаю, есть свидетели, готовые подтвердить истинность этого странного заявления, мистер Бек? Быть может, вы приведете нам какое-нибудь доказательство? — задал он вопрос и вновь рассмеялся.

— У меня нет никаких свидетелей, лишь несколько фотографических снимков, — сказал Бек.

— Как интересно! Вы намереваетесь, вероятно, представить их в защиту арестованного на суде?

— Нет, и по той простой причине, что человек, в настоящее время арестованный вами, вовсе не будет фигурировать на суде в качестве обвиняемого.

— А почему же нет, смею спросить?

— Потому что через полчаса вы сами отдадите приказ о его освобождении.

Тут прокурор палаты, оставив свой шутливый тон, внезапно разразился гневом.

— Покончим с этими праздными разговорами, сэр! — воскликнул он резко. — Если вы действительно знаете что-нибудь относящееся к делу, сообщите нам. Но помните: я потребую доказательств.

— Вы и получите их. Потерпите одну минутку, я хочу рассказать обо всем сначала. Посещение моего скромного жилища мистером Фрэнком Вольфингтоном навело меня на верный след. Арестованный обязан ему благодарностью по крайней мере за это.

Вольфингтон встал, словно желая что-то сказать, но снова сел, не произнеся ни слова.

— Мистер Вольфингтон первым навел меня на некоторые мысли, — продолжал спокойно Бек, — затем я стал переходить от одного предположения к другому, по всему темному лабиринту вероятностей, пока не увидел свет на другом его конце. Мне ни к чему напоминать вам, сэр, — сказал он, обращаясь к прокурору и подкрепляя свои слова быстрыми ударами указательного пальца по широкой ладони, — о кровавых пятнах на карманах убитого. Их было довольно трудно объяснить, ведь преступник ничего не похитил, а на руках доктора Кервана, который, по предположениям, оставил эти следы, не было обнаружено ни малейших признаков крови. Конечно, у суда была своя теория — у суда всегда имеются свои теории. — Он сказал это совершенно серьезно, точно вовсе и не думая смеяться над судом. — Предполагалось, что доктор Керван после убийства вернулся назад, чтобы постоять возле своей жертвы.

Мне не понравилось объяснение судом этой загадки. Я попытался найти свое собственное. Настоящий убийца — человек с окровавленными руками — знал о какой-то улике, которая могла навести на его след и находилась в то время в карманах сквайра. Она была ему необходима, при этом он не нуждался ни в кошельке, ни в деньгах. Злодей отправился к ручью, чтобы выбросить ее туда. Я подумал, что, если это какая-нибудь бумага, например письмо, она должна плавать на поверхности воды. Мое предположение оказалось верным. Вот письмо, выловленное мной из водоема. Оно было изорвано в мелкие клочки, когда я его нашел, но мне удалось его собрать.

Бек передал прокурору письмо, наклеенное на лист темной бумаги и испещренное частоколом слабых неровных линий, подобно какой-нибудь детской головоломке, показывавших, где куски были приставлены один к другому, и громко прочитал:

— «Если вы хотите застать вашу сестру и ирландского доктора вместе, попробуйте пройтись по тропинке диких гиацинтов в половине одиннадцатого. Я не прошу вас верить мне на слово. Но видеть — значит верить. Ваш преданный друг».

— Почерк изменен, — спокойно продолжал Бек, — но думаю, что в случае надобности я смогу доказать, кем оно написано. Это письмо привело сквайра Мелвилла на встречу с его смертью.

— Но… — начал было прокурор.

— Еще минутку, прошу вас, — остановил его Бек, — в этом деле очень много «но», однако на всё у меня найдется ответ.

Вы можете спросить: что привело в парк доктора Кервана именно в это время? Почему его часы показывали неверное время? Почему его хирургический нож был найден неподалеку от места убийства, весь покрытый кровью? Но позвольте и мне, в свою очередь, задать несколько вопросов. Кто побывал в этот день в квартире доктора Кервана? Кто знал о назначенном ему свидании? Кто держал в руках его часы и мог переставить их, как ему было удобнее? Кто имел удобную возможность похитить нож из кабинета доктора? Наконец, кто вероятнее всего мог ухватиться за шанс одним ударом отомстить человеку, которого он имел массу причин ненавидеть, и освободиться от счастливого соперника, ставшего у него поперек дороги?

Волнение и нетерпение все возрастали среди присутствующих, но непрекращающийся монолог Бека не давал им возможности высказаться.

— Это легко угадать, но нам незачем угадывать, — продолжал он безжалостно, — когда у нас на руках есть неоспоримые доказательства. Вы помните пять кровавых пятен на манишке убитого?

Прокурор палаты кивнул.

— Я ничуть не сомневался с самого начала, — продолжал Бек, — что убийца прикоснулся кончиками своих окровавленных пальцев к груди жертвы, когда вытаскивал нож, застрявший в ране. Это была его подпись под своей работой — рука и его печать, приложенная к этой кровавой подписи. Будет излишним говорить вам, сэр, что нет более неопровержимого удостоверения личности человека. По моей просьбе судебный следователь велел сделать увеличенную фотографию с этих пятен. Вот она.

При этих словах Бек показал большую фотографию пяти крупных пятен на белом фоне. Каждое пятно было испещрено тысячами тонких линий, напоминающих прожилки листа или плотно сотканную паутину.

— Мне были необходимы отпечатки пальцев убийцы для сравнения, и я их раздобыл. При допросе для него была приготовлена особенная Библия, на которой ему предстояло принести присягу. На переплет был нанесен тонкий слой воска, на котором и отпечатались подушечки его пальцев. Я велел сфотографировать эти оттиски в увеличенном виде для сравнения с другими. Они совершенно совпадают во всех малейших черточках и изгибах. Заключение неопровержимо. Рука, державшая эту Библию, была та же, которая держала нож. Священная книга свидетельствует против убийцы.

Бек ни разу не повысил голоса, но в его ровном спокойном тоне было нечто приковавшее внимание всех слушателей. Когда он смолк, воцарилась гробовая тишина, которая была прервана резким коротким звуком, похожим на выстрел елочной хлопушки. Но в этом ничтожном звуке чувствовалась смерть.

Маленькое облачко дыма взвилось в дальнем углу комнаты, и специфический запах пороха смешался с воздухом. Все бросились поднимать безжизненное, обессилевшее тело. Это было все, что осталось от веселого жизнерадостного Фрэнка Вольфингтона. Его правая рука продолжала сжимать маленький пистолет — восхитительную игрушку, отделанную слоновой костью и золотом, длиной всего несколько дюймов — хорошенькую безделушку, ярко блестевшую, как тропическая змея, и столь же смертоносную. Посреди белого лба виднелась аккуратная красная дырочка с неровными краями, не такая глубокая, как колодец, и не такая широкая, как церковные двери, но вполне обеспечившая достижение цели. Фрэнк Вольфингтон опередил палача.

Повернувшись спиной к покойнику и к толпе, суетившейся вокруг него, прокурор крепко пожал руку Беку. Он явно был сильно потрясен.

— Благодарю, — произнес он тихо, — не будь вас, я преследовал бы невинного человека до самой его смерти на виселице. Пойдемте сейчас же со мной.

— Куда? — спросил Бек.

— В тюрьму, конечно, с приказом об освобождении доктора. Он не должен страдать дольше ни минуты.

— Господин прокурор, — серьезно заметил Бек, — здесь есть некто имеющий преимущественное право на это. Только благодаря мисс Мелвилл доктор Керван избежал позорной смерти.

Примечания

1

Репетир — механизм в старинных часах, отбивающий время при нажатии кнопки или натяжении шнурка.

2

Банка — возвышенный участок морского дна; подводная мель.

3

Склянка — у моряков: полчаса времени; восемь склянок — четыре часа.

4

Стренд — деловая часть Лондона.

5

Ландо — четырехместная коляска с откидным верхом.

6

Крис — стальной кинжал с изогнутым лезвием и богато украшенной рукоятью.


home | my bookshelf | | Погоня. Тайна доктора Николя. Невидимая рука |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 3
Средний рейтинг 3.0 из 5



Оцените эту книгу