Book: Две гордости



Две гордости

Анна Кутузова

«Две гордости

или В космосе, всё, как у людей»

Глава 1

Сегодня, как на зло, погода была под стать моему настроению. Противная мелкая позёмка превратилась в настоящий снегопад. Только, это был не тот волшебный и завораживающий снег, на который хочется смотреть и смотреть, а порывистый, снежный буран. Комья мокрого снега летели почти горизонтально. Редкие прохожие, которым не повезло сесть в транспорт, натягивали капюшоны до кончика носа. Нескончаемый поток машин, больше похожий на гигантскую змею, медленно полз по шоссе прочь от мегаполиса. Уставшие за рабочий день люди стремились поскорее добраться до своего дома. Там их ждали любимые люди, дети, тёплые тапочки, ужин и любимый диван.

Пытаясь хоть как-то отвлечься от мрачных мыслей, я нажимаю кнопку на руле отправляя уже в который раз звонок. Наконец-то, вызов принимают:

— Девочка моя, здравствуй! Ну, что же ты заставляешь меня волноваться?

— Чего тебе надо?! Я же просила тебя оставить меня в покое! Сколько можно меня пасти?!

— Аля, зачем ты так со мной? — Слёзы опять срываются и сами катятся по щекам. — Я же просто хочу услышать твой голос и узнать всё ли у тебя в порядке.

— Да, мам, всё о’кей. Довольна? Всё, мне некогда тут с тобой болтать, мы с Наташей идем в клуб.

Трубку бросают и частые громкие гудки рвут мне душу. А машины… ползут и ползут. Когда же я вырвусь из этого плена?! Снег, кажется, решил усилиться, хотя куда уж сильнее? Дворники явно не справляются с его напором. Толстые, грубые ледышки намёрзли на них и плохо очищают лобовое стекло.

А ведь когда-то, всё было по-другому. Я, совсем ещё молоденькая студенточка престижного технического университета, встретила его — мужчину моей мечты, Лёшку! Он ворвался в мою молодую жизнь ярким, искромётным вихрем. Весельчак, балагур, отличник. Он сразу стал душой компании, а наша малочисленная женская половина дружно стала по нему сохнуть. И только я, в силу непонятно откуда взявшейся стеснительности, скромно плелась в хвосте его почитателей, заикаясь и бледнея, когда он ко мне обращался. В случившееся чудо я долго не могла поверить. Лёшка выбрал меня! Нет, я не уродина и не дура, вполне симпатичная, а в его отсутствие даже заводная и смешливая. Просто в целом, как-то всё средне: рост метр семьдесят — средний, вес шестьдесят килограммов — средний, грудь третьего размера — средняя, длинные волосы темно-русые, глаза болотного цвета, маленький, аккуратный носик. Только, при улыбке, на щеках появлялись очаровательные ямочки и глаза меняли цвет на темно-карий. Да, я уже и не помню, когда мои глаза сверкали, губы улыбались, а ямочки завлекали. Давно. Очень давно. Наверное, тогда, когда впервые он не пришел домой ночевать, а я не знала, как объяснить маленькой Альке где папа. Это сейчас я понимаю, что он выбрал не меня, а Москву, девушку с квартирой, тестя со связями (мама умерла, когда мне было девять). У него сразу всё сложилось. Диссертация, хорошее место, деньги, красивая жизнь, полная интересных встреч. Нет, первое время всё было замечательно! Я везде была со своим мужем. Только вот, известие о моей беременности, быстро расставило всё по местам и определило моё место в его жизни. И место это было дома. Как в том анекдоте: босая, беременная и на кухне. Это про меня. Доучиться я смогла, а вот диплом, так и не получила. Лёшка замкнул мой мир исключительно на своей персоне, мотивируя тем, что настоящая мать должна полностью жить интересами ребёнка. Я и жила их интересами. Причём, муж был так занят своей карьерой, что на ребёнка время не находил. Зато потом, когда Алька подросла и с ней стало интересно, он начал подкупать её дорогими гаджетами, «отпадными» шмотками и «чумовыми» поездками. Дальше, всё было до банального просто. Всё чаще случались «командировки» с ночёвками, «симпозиумы» и «конференции». Наступил момент, когда приняли решение разойтись. Ребёнок, избалованный достатком, не захотел со мной остаться. Ей было легче подружиться с Наташей, новой подружкой отца, чем менять привычки и учиться жить по средствам. На нормальную работу я устроиться не смогла. Перебивалась, как могла. После развода, мне осталась моя однокомнатная квартирка, с которой мы начинали, маленький «Пежо» и старая дача с заброшенным садом. Именно туда я и рвалась, когда становилось совсем тяжело.

Пока я предавалась воспоминаниям, машины поехали резвее. Постепенно, мысли переключились на более насущные проблемы. Не в моём характере долго предаваться хандре с заламыванием рук. Да, жизнь сложилась не так как хотелось, но она одна, она моя и она продолжается. Я справлюсь. Да, и на дачу я рвалась не просто так. Когда-то, впервые прочитав «Унесённые ветром», я поняла, что говорил отец Скарлет про землю, потому, что я чувствовала тоже самое. Этот крошечный клочок земли, как будто подпитывал меня, давал новые силы. Общаясь с землёй, чувствовала, как весь негатив уходит, душа очищается и получает новые силы.

Ладно, это всё лирика. Поплакать успею сидя в тепле у старой печурки. Мысли плавно перетекли на эту самую печурку. Вспомнила, с каким трудом в последний раз её растапливала. Да, наследство от отца мне досталось… Дачу строил ещё мой дедушка. Печку он сделал сам. Она была сварена из толстых листов металла и внутри выложена кирпичом. По-хорошему, её давно надо было поменять, но… Денег катастрофически не хватало. Судя по погоде, на дачу я попаду не скоро, а прокопаюсь к дому ещё позже. Если печка не растопится, то ночевать придется в машине.

Дорога, по которой я ехала, шла на северо-восток от мегаполиса. Скорость потока возросла аж до пятидесяти. Пришлось сосредоточиться на вождении, ибо моей машинкe эта снежная каша была противопоказана, да и разделительных полос совсем не видно. Внезапно, боковым зрением, я увидела всполохи на небе малинового и желтого цвета. Что-то знакомое царапнуло сознание, но каша в голове была так похожа на снежную, что мысль не смогла прокопаться на поверхность. Нескольких мгновений оказалось достаточно, чтобы потерять контроль над машиной. Я почувствовала, как её повело боком. И вот, я уже в неуправляемом заносе лечу навстречу фуре. Думаете, вся жизнь пронеслась перед глазами? Или думалось о вечном? Нет, не угадали. Вы удивитесь, узнав о какой ерунде может думать женщина в эти две секунды. Наверное, также работает женский мозг во время секса. «Чёрт, печку так и не поменяла! И кто, интересно, хоронить меня будет? Какая длинная фура! Так и не успела завести кота. Хорошо, хоть верх и низ белья совпадает по цвету. Почему от фуры так много света и он разноцветный?» Это была последняя мысль.

Глава 2

Было горячо. Нет. Было ГОРЯЧО! Всё тело горело в огне. При этом, я абсолютно не могла пошевелиться или хотя бы криком облегчить свои страдания. Первая мысль была о парализации. Полной. Вторая, она же и последняя, о том, что с меня содрали кожу. А затем, боль затопила сознание. Сказать, сколько это продолжалось, не представляется возможным. В себя я пришла от ощущения прохлады и лёгкости. Зря я это сделала, очень даже зря! Лучше бы, ещё побыла в забытье, потому, что очнулась я в гробу.

Боже! Сбылся мой самый страшный детский кошмар! — подумала я. Ещё в школе, узнав трагическую историю смерти Н.В. Гоголя я сильно впечатлилась. C тех самых пор, ЭТО было для меня самым страшным! С трудом подавив приступ паники, я рассмотрела, краем глаза, доступный обзору кусок стенки «гроба», так как двигаться я по-прежнему не могла. Это был не гроб! Мозг «заскрипел», получив от меня мысленного пинка, и выдал некую версию, что это больше похоже на металлическую капсулу. Внутри неё я, как бабочка, была зафиксирована острыми конусами по всему периметру тела. Вдоль конусов пробегали разноцветные светодиодные огоньки. Стало очень и очень страшно. До дрожи. Я — человек, с пусть и не законченным, но высшим техническим образованием. Я знаю, что таких технологий у нас пока нет. А может, я как раз в подпольной лаборатории по разработке таких капсул, и на мне ставят опыты? Волосы, что называется, зашевелились на голове. В этот момент, мозги «бибикнули» во второй раз и выдали, наконец, правильный вопрос: — Как я сюда попала? Сразу вспомнился снег, занос, фура, свет. Тут, я получила болезненный укол в плечо и вырубилась.

Второе пришествие в себя началось с того, что меня вдруг отпустило. Я почувствовала, что могу двигаться. Медленно попыталась открыть глаза, но яркий свет не давал навести резкость. Послышались странные, булькающие звуки, меня схватили за руки и дёрнули вверх, поставив на ноги. Проморгавшись, я навела резкость. Да, похоже, что не выжила я в той аварии и попала в ад. А как назвать место, где тебя держит за шкирку огромный двухметровый «демон», похожий на черепашку-ниндзя, только с длинными клыками и большими острыми ушами? Бред. Это просто мой бред. Наверное, я в больнице отхожу от наркоза. Продолжаю рассматривать свой глюк. Черепашка не один. Их четверо. Тела крупные, обтянуты в плотные комбинезоны стального цвета. На ногах, ботинки на толстой подошве. Лапы (назвать это руками не получится) огромные, четырёхпалые, с плотными роговыми пластинами на месте ногтей. Кожа сморщенная и зеленоватая. Головы лысые, с довольно крупными ушами. Вместо привычного нам носа, две тонких вертикальных щели. Но самое жуткое — это глаза. Они похожи, скорее, на змеиные, с вертикальными зрачками. Цвет кожи присутствующих рептилий (похожи на них черепашки) варьировался от светло-зелёного до болотно-серого, а цвет глаз от бледно-жёлтого до тёмно-оранжевого.

Я сразу вспомнила огромное количество фантастики, которое прочитала за свою жизнь. Когда я стала взрослой, то это чтиво стало моим окном в другой мир, позволило уйти туда, хоть не на долго, отвлечься от проблем и тоски. Так вот, меня всегда удивляло то, как герои и героини умудрялись внимательно рассматривать в экстренной ситуации всевозможных опасных персонажей. Теперь понимаю — умудрялись. И я вот, открыв рот, пялилась на этих существ. Судя по тому, в каком положении меня держали, их намерения были не совсем мирными.

В довершение ко всему, я поняла, что нахожусь в костюме Евы. Как только эта мысль оформилась в моей больной голове, я дернулась и попыталась прикрыться, хотя бы руками. Монстр грозно рыкнул и ощутимо тряхнул меня. Желание трепыхаться сразу поутихло, так как я чётко прочувствовала огромную силу этого существа и поняла, что оно может переломить мне хребет лёгким движением лапы. Кошмар какой! От ужаса я зажмурилась, наивно полагая, что если я их не вижу, то и они меня тоже. Так, в далёком детстве, на даче у дедушки, я смеялась, глядя как крольчата прятали голову в сено, думая, что спрятались.

Рептилоид рассматривал меня, периодически переговариваясь с остальными существами. Их булькающий язык резал слух. Мой мозг пытался перевести реальную действительность на понятную мне. Действительность переводиться отказывалась. Пришлось признать, что ответы на вопросы «где я?» и «кто они?» будут совсем фантастические и мне придется их принять. Ну не верю я в переносы в другие параллельные миры, магию и прочее! Я технарь! И всё, что встречаю в жизни, пытаюсь объяснить с точки зрения законов физики известных на сегодняшний день.

Явно посовещавшись между собой, они приняли какое-то решение относительно меня. Самый темный рептилоид с оранжевыми глазами что-то пробулькал. Похоже, он тут главный или старший. Светло-зелёный схватил меня за плечо и потащил куда-то. Только в этот момент, я обратила внимание на помещение. Ничего похожего я ещё не видела. Это тоже было в пользу фантастической версии произошедшего. Мы шли по коридору, стены которого были похожи на кишечник, уж простите за неаппетитное сравнение. Они были ребристые, тёмного цвета и какие-то склизкие. Неожиданно, мой конвоир (в том, что это был именно конвоир, я уже не сомневалась), метнулся в боковой проход и мы полетели в пропасть. Сказать, что я орала — это ничего не сказать! Правда, получив увесистый шлепок, быстренько заткнулась. Кажется, начал врубаться инстинкт самосохранения, который подсказал, что лучше не злить этих монстров. Наше падение оказалось не столь стремительным и длинным. Примерно через пять секунд мы мягко опустились на ноги и меня снова потащили по очередному коридору. Я еле успевала перебирать ногами: скорость передвижения этого рептилоида была внушительной. Больше всего, меня смущала моя нагота. Мало того, что я не сторонница нудизма, так я ещё ужасно мерзлявая. Ноги начали замерзать, и вся кожа покрылась мурашками. Спустя пару минут бешеного темпа, мы пришли к очередному ответвлению, которое было отделено от основного коридора энергетической завесой фиолетового цвета. Приблизившись к ней, мой конвоир поднёс запястье к выступающей «коробочке», завеса исчезла. (Уж простите, но мозг подсовывает наиболее простые и понятные слова и понятия, для описания увиденных «чудес». Тот вертикальный тоннель, в который я падала, скорее всего некое подобие нашего лифта. Только, вся технология основана на применении какого-то силового поля. Вот и фиолетовая завеса явно из области энергетических силовых полей, однако, цвет намекает на его смертельно опасный характер.) За исчезнувшей завесой обнаружился коридор, по обе стороны которого с определённым интервалом шли такие же фиолетовые завесы. Всё ясно. Меня привели в тюремный отсек. Говорил мне дед: «От сумы да от тюрьмы никогда не зарекайся!»

Проделав все те же манипуляции, рептилоид булькнул что-то грозное и втолкнул меня в открывшуюся нишу. За моей спиной загудело. Ловушка захлопнулась. Фиолетовая завеса отрезала меня от прошлой жизни. Ноги сами собой подкосились, и я начала сползать на пол. Кажется, запас адреналина, на котором я держалась после пробуждения, подошёл к концу. Перед тем, как окончательно потерять силы, увидела в метре от себя место, предназначенное явно для сна. В полуобморочном состоянии я поползла в ту сторону, благо место это было почти на уровне пола. Будь оно чуть выше, я бы не смогла туда забраться. Спасительное забытье накрыло меня с головой и сознание отключилось.



Глава 3

В очередной раз я пришла в себя от голода и холода, прямо, как папа Карло. Мысли гудели в голове, как рой пчёл, причем, ни одна из них не могла победить. Для начала, нужно взять себя в руки и успокоиться. Проблемы, как и в прошлой своей жизни, я буду решать по мере их поступления и по важности. Самой насущной проблемой стала одежда. Я села на лежаке и оглядела своё место заточения. Помещение размером, где-то, три на три метра, узкий лежак у стены, покрытый непонятным, но достаточно мягким материалом. В углу стоит куб непонятного назначения: то ли сидеть на нём, то ли ещё для чего. Тут, организм напомнил о том, что он живой и хочет, простите, в туалет. Приплыли! И что мне делать? Где здесь, извиняюсь, пресловутая «параша»? Голова опять заболела от попыток решить проблему. Ёжась от холода, я продолжила изучать свою камеру. Рядом с энергетической завесой находился ещё один куб. Пора было вставать и приниматься за тактильное изучение этих конструкций. Медленно встала, опасаясь возможного головокружения от слабости. Ничего, бывало и хуже. Вспомнился совковый роддом, в котором акушерка, как прапор, рявкает:

— Что ползаете, как дохлые крысы! А ну, встали, быстро! Все на горшки, писать!

Даже поёжилась от воспоминаний. Сколько лет прошло, а всё ещё не забылось. Сначала, решила обследовать куб, стоящий в углу. Он был высотой примерно мне по пояс. При ближайшем рассмотрении, вдоль правой грани передней панели, обнаружилась абсолютно плоская полоска, разделённая на маленькие квадраты с пиктограммами. Так, похоже, это блок управления, только для меня все эти значки совершенно ни с чем не ассоциируются. Это могут быть буквы или цифры неизвестного мне языка. И что теперь делать? Чувствую себя обезьяной с гранатой. Я собираюсь с духом, нажимаю на первый квадрат и отпрыгиваю на метр назад. Пару секунд ничего не происходит. Потом, куб начинает трансформироваться, вытягиваясь вверх. Он превратился в кабину, которую можно было бы принять за душевую. Только, понять бы это наверняка. Я с опаской протянула руку в любой момент готовая её отдёрнуть. Сверху посыпалась мелкодисперсная пыль. В голове всплыло прочитанное когда-то «ионный душ». Хотя, может совсем не ионный. Я же ничего не знаю об этих существах и их технологиях. Однако, руке было вполне приятно, вроде, освежает. Так, не будем сразу бросаться. Сначала, пройдёмся по всем кнопкам. Нажимаю на вторую пиктограмму. Трансформация куба заканчивается формированием конструкции, которая вполне себе похожа на стульчак унитаза. — О-о-о-о! Пусть весь мир подождёт! — Я не удержалась и рванула к серому другу, ибо всё в моей камере было серым. Как же мало надо человеку для счастья! Так, одной проблемой меньше. Осталось ещё две пиктограммы. Я задумалась: стоит ли испытывать судьбу и рисковать здоровьем и жизнью, когда основное я уже нашла? Здравый смысл подсказывал, что стоит подождать. Кто его знает, этот кубик Рубика, вдруг засосёт? Я опять поёжилась. Как же плохо без одежды и обуви. Похоже, что пора осмотреть второй куб. Он оказался немного другим: был пониже и пиктограмм было всего две. Нажала первую. Из центра верхней панели выстрелили оранжевые силовые линии и спеленали меня, как младенца. Сами энергетические путы не жгли и не делали больно, но они снова меня обездвижили. Я ругала себя по-всякому. Глупая, какая глупая! Ну чего мне не сиделось, любопытство сгубило кошку! Пора уже повзрослеть и поумнеть. Ведь уже не девочка. Сама же когда-то учила Альку, что нельзя трогать неизвестные предметы и нажимать непонятные кнопки. Решила, понимаешь, что если первые два раза повезло, то и сейчас прокатит! Пока я себя ругала, завеса мигнула и пропала. В камеру зашел очередной рептилоид. При взгляде на него мне поплохело. Его морду по диагонали пересекал рваный шрам. От него, рот перекосило, и оскал получился совсем жуткий. Глаза же горели ярко-оранжевым светом. В лапах он держал какой-то контейнер. Пихнув меня ногой, отодвинул в сторону с дороги и поставил контейнер на куб, стоящий около двери. Контейнер «пикнул», и верхняя крышка отделилась. Потом, мой тюремщик пошаманил что-то с опутывающими меня силовыми нитями и ушёл.

— Э! А я?!

Через минуту нити исчезли, и я смогла подняться. От очередного стресса ноги — руки дрожали. На полусогнутых я пошла к кубу. На нём стоял открытый уже контейнер. От него шёл запах, который не был противным, но и приятным его не назовёшь. Кажется, мне принесли еду. Интересно, это кнопка запрос отправила? А если бы я её не нажала, меня покормили бы? Я с опаской потянула контейнер на себя. Он сдвинулся с места. Уже смелее я взяла его в руки. Ложки, конечно же, мне не дали. В контейнере была некая розовато-сероватая масса, похожая на студень. Выглядела и пахла она не слишком аппетитно, но в моём положении привередничать было глупо. Если бы хотели отравить, то вряд ли стали долго ждать. Зачем-то, я была им нужна. Для того, чтобы выжить мне нужны силы, поэтому буду есть, что дают. Я набрала на три пальца порцию массы, сморщилась и засунула её в рот. Ну, что можно сказать? Никакая, практически безвкусная масса с лёгкой кислинкой. Начала есть смелее. После еды, я подошла к первому кубу и нажала первую пиктограмму. Учитывая то, что меня снова поваляли по полу, я решилась залезть в душ. Хотелось, хоть как-то освежиться. Про то, что я не видела ни одного куска ткани я как-то забыла. Посыпалась уже виденная мною пыль. Руки начали совершать привычные движения, которые совершает в душе каждый человек. Вдруг, я застываю и опускаю глаза вниз и испытываю очередной шок. Где? Где мой шрам от кесарева сечения? Это ведь на всю жизнь. Он не мог пропасть! Я быстро изворачиваюсь и смотрю на заднюю икру левой ноги. Когда-то в детстве на меня напала бродячая собака и выдрала кусочек мяса из икры. Помню, рана заживала очень долго и собак с тех пор я ненавидела. Шрам остался на всю жизнь. Такой, точно не мог пропасть, но он пропал. Так! Спокойно. Чёрт, как же плохо без зеркала! Это что получается, что я лежала в самой что ни на есть регенерационной камере? Именно поэтому мне было так больно? Но зачем этим существам уже не молодая женщина с Земли?! Ведь, всё, что я вижу указывает именно на то, что они с другой планеты. Это не магия, не параллельный мир. Это технологически развитая цивилизация и она именно внеземная! Пока я стояла, застыв от нахлынувших вдруг мыслей, душ прекратился и повеяло тёплым воздухом, который высушил не только тело, но и мои длинные до лопаток волосы. Длинные?! Да в последний раз я носила такие в двадцать лет! Зеркало! Полцарства за зеркало! Ведь и ежу понятно, что такие изменения произошли не сами собой. Я вышла из куба и уселась на лежак. Попыталась успокоиться и обдумать всё по порядку. Первое: меня, кажется, похитили представители некой технологически развитой инопланетной цивилизации. Я нужна им живой непонятно для чего. Из этого следует то самое, фантастическое — я в космосе, на их корабле. Изо всех сил борюсь с паникой, чтобы не сорваться в истерику. Поехали дальше. Второе: назад мне, похоже, дороги нет. Остаётся принять случившееся и постараться выжить. Да, цели у них могут быть самые нечеловеческие. МАМА!!! Как же хочется открыть глаза и понять, что это сон. Закрыла глаза, открыла. Нет, не сон. Третье: судя по тому, что я была обездвижена (а эти существа намного меня сильнее), есть ещё какие-то создания, которых рептилоиды могут держать в плену, но при этом их опасаться. Чудненько. Значит, это ещё не самое страшное? Четвёртое: всё произошедшее со мной осложняется тем, что я не могу с ними общаться. Их булькающий язык я не осилю даже за десять лет. Боюсь, что мне никто не даст столько времени. Я даже не могу узнать о своей участи. И, наконец, пятое: где, чёрт возьми, мне взять хоть какую-то одежду?!

Глава 4

Пока я сидела в раздумьях, исчезла завеса, и в камеру вошёл тюремщик со шрамом. Меня грубо схватили за руку и опять потащили. Проходя по коридору с камерами, я заметила через слегка просвечивающую завесу силуэт какого-то существа в камере, находящейся через две от меня. Видать, я не единственная пленница на этом корабле.

Пройдя примерно такой же путь, как и в прошлый раз, мы оказались в том самом помещении с регенерационной капсулой. Вообще, мне показалось, что есть некое несоответствие между кораблём и технологиями, которые в нём используются. Изнутри корабль был похож скорее на некий кибер-органический механизм. Некий симбиоз живой материи и механизма — гигантский киборг. На что корабль был похож снаружи, оставалось только догадываться. А вот приспособления, которые они использовали, наводили на мысли о другой цивилизации, с высоким уровнем развития технологий. Вспомнилась забытая история из детства. Я пошла с папой на каток. Там было так здорово! Всем двором его заливали, а теперь вот родители и дети вышли кататься. Я споткнулась и остановилась. Погода была очень мягкая, мороз не сильный. Что-то заставило меня поднять голову вверх, и я увидела выплывающую из-за леса летающую тарелку. Она летела медленно, низко, над самыми деревьями. По контуру мигали разноцветные огни. Я закричала:

— Смотрите, летающая тарелка!

Все остановились, а кто-то даже свалился. Пока народ поднимался, крутил головами, тарелка медленно уплыла за соседний дом. Кроме меня её так никто и не увидел. Я даже на следующий день бегала за дом посмотреть, вдруг она в соседнем дворе приземлялась и там след на снегу остался. Но, не было следов. Потом я решила, что мне показалось. Да и взрослые дружно об этом твердили. Следом за этим воспоминанием пришло ещё одно. Наша дача находилась в районе, который часто посещали НЛО. Даже по телевизору несколько раз показывали записи очевидцев о необычных всполохах ночного неба, да и сами НЛО были засняты. Учёные уфологи говорили, что в этом районе очень много секретных военных объектов и именно они вызывают интерес внеземных цивилизаций. Потом в стране начались глобальные потрясения и никого уже больше не интересовали внеземные цивилизации, так как все были озабочены тем, как пережить эти трудные времена. А ведь я ехала на дачу и именно яркие цветные всполохи в зимнем тёмном небе отвлекли меня от дороги! Значит, это не обман и не бред псевдоучёных?! В другой ситуации я, быть может, обрадовалась, радостно запрыгала и закричала: — Ага! Я же говорила! Только вот я находилась внутри этой штуки, которая уносила меня от моей планеты с космической скоростью, а про то, как мной распорядятся, я вообще ничего не знала.

Привычно выпав из реальности, я пропустила момент, когда меня усадили в какое-то кресло, зафиксировали силовыми путами, как в камере, и огромный рептилоид с ярко-желтыми глазами прислонил к моим глазам какую-то коробку, зафиксировав её обручем на затылке. В рот мне вставили кусок материала очень похожего на резину. Через секунду моя голова взорвалась такой вспышкой боли, что слёзы брызнули из глаз и что-то густое и липкое потекло из носа. Сразу стало понятно назначение резиновой штуки, потому что зубы впились в неё, челюсти свело судорогой, и я решила, что на этот раз мне точно конец. В голове раздавался гул, похожий на шум водопада, если стоять к нему близко. Постепенно, сквозь этот шум, я стала различать отдельные слова, а потом и фразы.

— Тарсун, ты уверен в выбранном уровне? Если ты просчитался, то самка сдохнет, и мы не получим того, на что рассчитываем. Лор Сумар будет не доволен.

— Я уверен, вилор. Если она вынесла регенер, то и нейрокс ей не повредит. На крайний случай, положим опять в регенер.

— Если она превратится в самук, то регенер ей уже не поможет.

— Вилор Гридор, я уверен, что вам не придётся беспокоить капитана нехорошей вестью. Похоже, она приходит в себя.

— Что же, значит на Ситу нам будет что выставить.

Наконец-то, боль стала носить остаточный характер. Я вдруг поняла, что разговор мне не приснился, а реально происходил между двумя рептилоидами. Так что, я теперь понимаю о чём они говорят? Даже не знаю: плакать мне или радоваться этому факту. То, как меня обучили языку, просто варварство! Я точно уверена, что чудом не отправилась на тот свет. С другой стороны, я наконец-то смогу выяснить всё, что произошло и что планируется ими в отношении меня. Если эти существа пожелают мне это сообщить.

— Самка, — обратился ко мне один из них — Ты понимаешь меня?

— Да, — я прочистила горло, так как оно сильно пересохло. — Можно мне воды?

— Воды? А! Жидкая еда? Нет. Только питательная биомасса. Она заменяет всё. Получишь в камере.

— Что вы со мной сделали? Зачем забрали с моей планеты?

— Слишком много говоришь. Жалко, что без знания всеобщего тебя никто не купит, — рептилоид брезгливо сморщился.

Я поняла, что мои вопросы сильно его раздражают.

— Слушай, самка, и запоминай. Ваша планета — закрытый мир. Запрещено забирать живых жителей с планеты. Мы подловили момент и вытащили тебя за миг до твоего физического уничтожения. Формально мы ничего не нарушили. Теперь ты наша добыча. Самки с вашей планеты — большая редкость и за них хорошо платят. Правда, твой жизненный цикл был уже на середине, а это сильно сбивает цену. Тебе провели полную регенерацию. Теперь твой биологический возраст составляет двадцать ваших земных лет. Если будешь хорошо себя вести, обойдемся простой камерой. В противном случае, изолируем в стазис-камере.

Я слушала, открыв рот и не верила своим ушам. Летают в космическом пространстве, используют столь высокотехнологичные вещи, о которых наши фантасты только мечтали в своих книгах, а по сути, являются банальными работорговцами и пиратами! Куда я попала?! Как меня угораздило? Я же всегда бредила космосом, звёздами. Могла часами смотреть в ночное звёздное небо, выискивая в нём летящий спутник или ожидала падение метеорита. Мне всегда казалось, что обязательно должны где-то там быть братья по разуму. Они обязательно будут мудры. Их будут заботить вселенские проблемы, а не банальная грызня за власть, ресурсы, деньги. И вот они, стоят передо мной! Да, крушение детских иллюзий в сорок лет — это болезненно.

— Самка, ты меня слышишь? — кажется я опять выпала из реальности.

— А? Да, я услышала и всё поняла. А можно мне какую-нибудь одежду?

Рептилоид смерил меня взглядом и крикнул:

— Рорк! — вошёл мой конвоир. — Отведёшь на место. Принесёшь ей универком и контейнер с питательной смесью. И поаккуратней с собственностью капитана. Каждая царапина будет стоить нам виров.

— Слушаюсь, вилор.

И снова всё повторилось. Коридоры, падение, коридор, завеса, камера. Когда охранник ушел, я опять пошла к санблоку. Представьте себе моё удивление, когда до меня дошло, что я понимаю пиктограммы! Третий значок обозначал чистку одежды, а четвёртый, нет пределов моей радости, зеркало! Этот куб действительно был санблоком. Я несмело нажала последнюю иконку. По поверхности пошла лёгкая рябь, и вот уже я смотрю на себя двадцатилетней давности. Волосы отросли и вернулся их тёмный насыщенный цвет. Седины у меня не было, но цвет постепенно как бы выгорал. Наверное, с возрастом меланина в организме вырабатывалось всё меньше. Очертания фигуры как бы подтянулись и чуть уменьшились в объёме, исчезли растяжки и шрам, оставшиеся от беременности и родов. Да и глаза казались более блестящими. И что мне теперь с этим делать? Осталась бы в своём реальном возрасте, глядишь, и не позарился бы никто, а на такую могут найтись желающие. Продадут, как овцу, и не спросят. Да и жизненный опыт никуда не делся. Если присмотреться, то как раз глаза и выдают мой возраст. Да, помолодела, а умище-то куда девать?

Проведя фейс-контроль, я опять полезла в душ. Очередной эксперимент над моим бренным телом не прошёл даром. С одной стороны, я наконец-то могу общаться с этими гуманоидами, а с другой, кто знает, чем для меня обернутся все эти медицинские воздействия. Высушив тело, я вышла из куба и вздрогнула. В камере находился тот страшный охранник, Рорк кажется. Его змеиные глаза не мигая смотрели на меня, а носовые щели слегка вибрировали. Кажется, он ко мне принюхивался. Мне сделалось жутковато, и я попыталась прикрыться волосами и руками в стратегических местах. Он злобно рыкнул непереводимую игру слов и кинул на лежак прямоугольный свёрток. Потом, послышался писк, и эта махина резко подпрыгнула и развернулась ко мне спиной, явно к чему-то прислушиваясь. А я, как дура, стояла и пялилась на толстый короткий хвостик, который торчал из одежды на вполне привычном месте. Ну точно, черепашки! Рорк мотнул головой, видно показалось. Затем, он стремительно вылетел из камеры и активировал фиолетовую завесу. Ну что же, надо срочно ознакомиться с тем, что мне принесли, так как сверкать прелестями уже порядком надоело.

Я развернула свёрток. Внутри обнаружился комбинезон размером с этих монструозных черепашек. И как я буду в таком передвигаться хотя бы по камере? Что интересно, комбез был прямо с носками, то есть, полностью закрывал ступни ног. Надо примерить. Как только я это проделала, ощутила детский восторг от встречи с чудом: комбез сам обтянул меня, сократившись до нужного размера. Я сразу побежала смотреться в зеркало. Ну вот, наконец-то чувствую себя защищённой. Темно-зелёный комбинезон плотно облегал мою фигуру. Талия снова была тоненькой, а бёдра округлыми. Пока не могла воспринимать это отражение как своё собственное. Было ощущение, что смотрю как бы со стороны. Эдакий экскурс в прошлое. Вдруг стало очень тоскливо. Радуюсь, как ребёнок: чудеса техники, умная одежда, а ведь у меня огромные проблемы и смертельная опасность. Меня собираются банально продать, как рабыню. С болезненным стоном я опустилась на лежак и зарылась руками в волосы. Надо подумать. Что я смогу сделать, на каком этапе я смогу попытаться сбежать и куда?! У меня ничего нет, я ничего не знаю. Да и кто сказал, что на всех планетах дышат кислородом? Это будет первый и самый главный барьер на пути к побегу. У меня нет запаса кислорода. Ничего! Ничего я не смогу! Слёзы закапали на коленки. Вдруг, я вся похолодела от ужаса! До моей руки, на которую тоже попали слезинки, дотронулось что-то гибкое и тонкое. От неожиданности я вскрикнула и отпрыгнула на другой конец лежака. Одновременно со мной некое существо издало испуганный писк и тоже отпрыгнуло. Мы уставились друг на друга.



Темно-серый комок шерсти размером с котёнка-подростка, огромные голубые глаза, маленькие острые ушки на макушке. Сзади торчал тоненький лысый хвостик с кисточкой шерсти такого же цвета. Конечностей в этом пуховом комочке было не разобрать, может их и не было. И кто это? Оно опасное? А вдруг это корабельная крыска? Я же боюсь грызунов. Создание медленно двинулось в мою сторону.

Глава 5

Когда лежак уже закончился и двигаться было некуда, я замерла. Комок шерсти, похлопав огромными глазками, тоже остановился. Его хвостик, казалось, жил собственной жизнью. Он изящно изогнулся и потянулся в мою сторону. Я тихонько поскуливала, еле сдерживалась, чтобы не вскочить и не отпрыгнуть куда подальше. Хвостик очень нежно погладил меня по коленке, так как руки я подтянула к себе поближе.

— Мо-о-о! — издало существо. — Мо-о-о!

Вдруг в коридоре раздались тяжёлые шаги, на секунду замерли у моей камеры. Маленький зверёк тоненько пискнул, заметался и я, забыв о боязни, схватила его в охапку и засунула в щель между санблоком и лежаком. Отключилась силовая завеса и вошёл Рорк! В лапах у него опять был контейнер с биомассой. Проделав те же манипуляции, что и в прошлый раз, он повернулся ко мне своей ужасной мордой:

— Чтоб тебя Морт сожрал! Надеюсь, он доберётся до тебя раньше, чем мы его отловим!

— Что я вам сделала? Почему вы так агрессивно ко мне настроены?

— Все вы, самки, гадины! Это из-за такой как ты мне испортили лицо! А всё лор, обогатиться ему захотелось! Самка на корабле — быть проблемам!

Да, ощущение дежавю было полное. И где-то я уже всё это слышала, читала, видела. Похоже, космос для мужского шовинизма — не преграда. Я поняла, что лучше ему не перечить и не злить, а то прибьёт по-тихому и всё на неведомого Морта свалит. Злобно рыкнув (прям традиция уже), Рорк вышел из камеры. Его тяжёлые шаги вскоре затихли в коридоре. Я обернулась. Из-за лежака медленно выглянули огромные голубые глазки:

— Мо-о-о! — опять издало существо.

— Кто же ты такой, зверь невиданный? — я протянула руки, и малыш вылез из-за лежака целиком.

Он уже без опаски пошёл ко мне на руки. Я не могла отвести взора от его огромных голубых глаз. Они начали затягивать моё сознание. и я услышала в голове:

— Мо-о-рт. Я Морт.

— Так это ты должен меня сожрать?

— Морт голодный. Ты теплая. Морт хочет общаться. Еду искать потом.

— Ты тоже пленник?

— Да. Редкий. В неволе не живём.

Я покосилась на контейнер с биомассой, принесённый Рорком:

— Скажи, Морт, а ты сможешь есть то, что мне принесли?

Зверёк в пару прыжков добрался до куба, на котором стоял контейнер. Тоненький язычок высунулся из клубка шерсти и потянулся к еде. Раздался хлюпающий звук и Морт обернулся ко мне:

— Морту еда подходит. Морт голодный.

— Это хорошо, что подходит. Ешь. — мне совсем не хотелось, чтобы сбылась мечта Рорка и меня сожрали. Правда, глядя на этот комок шерсти, сложно представить, что он может быть опасен. Я, устало опустилась на лежак. Биологические часы говорили о том, что я уже много часов бодрствую. Аппетита не было. Видно, от стресса мой организм совсем обессилил и хотел забыться. Я свернулась калачиком на лежаке. Уже проваливаясь в сон, я почувствовала, как мягкий тёплый комочек шерсти пробрался к моей груди, свернулся клубком и тихонько завибрировал, согревая меня своим теплом.

— Ну, вот и завела кота. — мелькнула последняя связная мысль.

Потянулись однообразные дни заточения. Вначале, я пыталась подсчитывать дни, но на третьей неделе сбилась. Так как вела я себя тихо, то и рептилоиды мной не интересовались. Пару раз, группа из трёх черепашек-ниндзя прочёсывала камеры в тюремном коридоре, но меня не беспокоили. Наверное, раз я живая, то и Морта у меня быть не может. Мне приносили всегда одну и ту же еду, которую делили на двоих. Нам хватало. Он стал единственным существом, с которым я могла общаться. Морт рассказал, что они, представители редкой породы животных — квиры, обладающие разумом и владеющие телепатией. За ними охотятся представители разных спецслужб, для того, чтобы использовать в своих целях. Квиры — социальные животные, живут семьями. Для спасения своей семьи они готовы сотрудничать. Всё, что со мной проделали рептилоиды, воздействуя на мозг, усилило возможности моего сознания. Теперь, я слышу его мысли. Это не значит, что я смогу слышать ещё кого-то, просто Морт, как телепат, транслирует их мне. Остальных существ я не услышу. Иногда, я ощущала вибрацию корпуса, тогда становилось жутковато. Это напоминало мне, что я не просто в тюрьме, а в космической и этот корабль с каждым днём приближается к пункту назначения. От безделья и тоски я постоянно разговаривала с Мортом, причем вслух. Я рассказывала ему про свою жизнь, вспоминала детство, иногда хандрила и плакала. В такие минуты, Морт забирался на меня повыше и слизывал солёные капли своим шершавым язычком. Как оказалось, это для него деликатес. Вот такой вот симбиоз: я для него деликатес, он для меня жилетка и кот в одной пушистой морде. Рептилоиды со мной больше не разговаривали, поэтому я не знала, сколько прошло времени и где я? Или может надо спрашивать «когда я?», ведь мы в космосе. Планетарное времяисчисление осталось только в моих биоритмах. Кстати, о них. Когда однажды утром у меня скрутило живот, я поняла, что чаша моих унижений ещё не до конца испита. Заикаясь и бледнея, как смогла, я объяснила свою проблему Рорку. После долгих ругательств мне принесли ещё один комбез и упаковку тонких силиконовых полосок, которые, похоже, были аналогом ваты и обладали хорошими впитывающими свойствами. Морта я не видела четыре ночи. Похоже, что не только мои слёзы были для него деликатесом. Время приходилось отсчитывать по угасанию освещения в камере. В который уже раз светящийся потолок камеры стал медленно затухать до совсем тусклого, которого едва хватало, чтобы видеть очертания предметов в камере. Я снова закрыла глаза, ещё не зная, что следующий день станет ещё одним крутым виражом в моей жизни.

Глава 6

Тяжёлый крейсер Астерийского Имперского флота выполнял учебный рейс в глубоком космосе. На борту находились курсанты Высшей Лётной Академии, преподавательский состав и, собственно, постоянный экипаж крейсера. Крейсер имел свой порядковый номер в общем реестре военных и гражданских судов империи, но все называли его «Орион». Это было не самое большое, но самое быстрое и маневренное судно из всех тяжёлых крейсеров. Считалось, очень престижным попасть сюда на практику. С первого дня поступления курсанты боролись за право проходить практику на «Орионе».

Отойдя подальше от Астры — главной планеты империи и места расположения престижнейшей академии, корабль включил разгонные двигатели и ушёл в гипер. «Ориону» предстояла отнюдь не увеселительная прогулка — патрулирование дальних имперских рубежей. В глубоком космосе любой корабль поджидает много неожиданностей: астероиды, черные дыры, аномалии в пространстве, вражеские корабли и пираты. Именно поэтому, на корабле был полный отряд профессиональных штурмовиков, которые в экстренной ситуации примут весь удар на себя и защитят, неопытных пока, курсантов.

Капитан крейсера, немолодой уже астериец Ронан Бирн, был очень напряжён и сосредоточен. По последним данным разведки, именно в этом секторе космоса, в последнее время, наблюдалась повышенная активность пиратских кораблей. Оно и понятно: здесь расположена самая проблемная планета, которая находится на самой границе территории империи, но отказывается в неё входить. Сумар — планета авантюристов всех мастей. На ней процветает незаконный оборот оружием, запрещенными веществами, торговля живым товаром. Он не имеет права ошибиться и подставить под удар необстрелянных юнцов. Последняя война с тарнами, итак сильно подкосила империю, поэтому, забота о новом поколении выходит на первое место. Ронан нервно дёрнул острым ухом и машинально потёр старый шрам на груди. Они же в сущности ещё дети, двадцать стандартных лет. Старпом постоянно докладывал о том, как молодые астерийцы постоянно испытывают друг друга на силу клыка. Медотсеку обеспечена почти бесперебойная поставка пострадавших. Куда только смотрят обучающие? Ведь знают же, что это самый сложный период развития молодых особей. Их надо постоянно чем-то занимать, чтобы некогда было мериться клыками! Сейчас, вроде, спокойно. Может, разрешить им тренировочный вылет? Ронан почесал когтем основание уха. Так, надо вызвать Адена. Вызвав по инкому старпома, Ронан принялся ждать. Он часто прислушивался к мнению этого ещё молодого, но уже прошедшего многие испытания помощника. Аден происходил из клана потомственных военных. Ему пророчили блистательную карьеру и тёплое место в генштабе. Однако, молодой человек взбунтовался и отправился самостоятельно штурмовать академию, изменив имя. Когда обман раскрылся, был крупный скандал, но, приняв во внимание мотивы, которыми он руководствовался, его оставили. Пройдя обучение, он получил распределение в отряд штурмовиков на флагманский крейсер, где почти сразу же попал в водоворот последней военной компании. После окончания боевых действий, он уже был в чине вилора. Война быстро расставляет людей по местам. Его способность мгновенно принимать решения и грамотно управлять подчинёнными помогла ему завоевать своё законное место в жёсткой военной иерархии. И ни один клык не сможет упрекнуть его в использовании имени или связей. Единственный недостаток Адена, который видел Ронан, была нетерпимость к чужим слабостям, но он был уверен, что Аден ещё, просто, слишком молод и не встретился лицом со своими слабостями. Жизнь его ещё научит и расставит всё по своим местам.

Пискнул сигнал, информирующий о прошении войти. В открывшуюся завесу уверенной походкой вошёл астериец. Даже по меркам их расы он был необычайно высок и обладал крепким, но не тяжёлым телом. Сразу чувствовалось, что свои клыки он держит в боевой готовности и зал кибер-тренинга посещает регулярно.

— Вызывали, лор?

— Да, Аден. — Ронан поднялся на встречу старпому, что выдавало его волнение. — Мне нужен твой совет. Судя по тому, как накаляется обстановка в среде курсантов, требуется принять меры. Обучающие явно не справляются. Мы можем не сдержать самых горячих. Меня беспокоят данные разведки. Пора выпускать наших щенят, но есть риск нарваться на неприятности. Что вы думаете по этому поводу?

— Лор…

— Просто Ронан, Аден. Ты ближе к ним по возрасту и сможешь более точно оценить риски.

— Ронан, я согласен с тем, что их пора выпустить. Мы не зашли ещё слишком далеко от основных транспортных путей, поэтому риски не столь высоки. Главное, правильно распределить работу звеньев. Я, в принципе, уже продумал стратегию, которая поможет подстраховаться от непредвиденной ситуации. Выпускать будем по шесть штурмовиков в звене. С каждой учебной шестёркой пойдет по три профи штурмовика. Таким образом, за каждым нашим будет по два ведомых. При этом раскладе, в случае непредвиденного появления противника, курсанты получат приказ на отступление, а мы сможем моментально перестроиться в боевое звено.

— Что же, впечатляет! Мне нравится, что ты, как настоящий лор думаешь на несколько шагов вперёд. Мы в ответе перед империей за этот щенятник. Тогда, так и сделаем. Необходимо согласовать наши действия с обучающими. Пусть готовят звенья. На подготовку даю двенадцать часов.

— Да, лор. Я займусь этим.

На следующий день весь состав крейсера был поднят по тревоге. Тревога была учебная, но курсантам этого знать не полагалось: пусть привыкают. Перед вылетом, окружающее крейсер пространство было тщательно просканировано. Капитаном был дан сигнал к вылету.

Аден сидел в рубке одетый в лётный костюм. Он был готов в любой момент присоединиться к одной из групп. На начальном этапе, необходимо было проконтролировать со стороны точность исполнения полётной программы, которую разработали обучающие, при необходимости, внести поправки и изменить сектор учебных манёвров. Первая шестёрка курсантов вполне уверенно повторяла за ведущими все запланированные фигуры и связки.

— Аден, — обратился к нему капитан, — ты намерен присоединиться к тренировке курсантов? Хочешь размяться? — капитан испытывал к своему помощнику скорее отеческие чувства. Праматерь не дала ему семьи, но если бы у него был такой сын, то он бы им гордился.

— Да, лор. Пока всё идет согласно штатной программе. Я планирую присоединиться к последней шестёрке. Думаю, что мне тоже не помешает лишний раз поработать над техникой.

— Да тебе уже самому можно преподавать! — засмеялся Ронан. Поверь мне, мой мальчик, не стоит тебе до старости мотаться по просторам космоса. Каждый астериец должен стремиться исполнить свой главный долг перед Праматерью — оставить своё продолжение. А то, пока мы охраняем дальние рубежи, другие обхаживают самок, а когда мы, старые и потрёпанные, возвращаемся домой, нас признают не годными для продолжения рода.

— Лор! Всё чего я хочу, это служить империи! Тёплые местечки пусть греют шакалы! — при этих словах короткие черные волосы на затылке встали дыбом.

— Эх, молодость! В тебе говорит твоя горячность. Подожди, сынок, придёт и твоё время задуматься… — Ронан немного грустно посмотрел на молодого астерийца, — Ладно, Аден. Если ты готов к вылету, то сейчас самое время.

Вернулась с вылета вторая шестёрка курсантов, и техслужбы оперативно готовили машины к вылету последней, третьей шестёрки. Аден прошёл к своему кораблю и внимательно осмотрев его, распорядился проверить боекомплектность и рабочее состояние лазерных установок на ведущих машинах. С ним в звене, кроме курсантов, летели Крис и Бродер. Это были проверенные ребята, настоящие профи. С ними он не раз встречал тарнов и всё взаимодействие в их тройке было отработано. Не смотря на занимаемую должность, Аден никогда не отдалялся от лётного братства.

— Вилор, — обратился к нему Крис, — Вас что-то беспокоит? Ведь, всё вроде спокойно и тренировочные полёты проходят в штатном режиме.

— Да, Крис. Что-то слишком всё гладко. Я хочу, чтобы мы были готовы к неожиданностям.

Одев шлем, Аден отдал команду:

— По машинам!

Глава 7

Просыпались ли вы когда-нибудь от воя сирены и тряски, как при отжиме стиральной машины? Нет? А я вот прочувствовала режим «отжим» на себе. Морт истошно пищал, цепляясь за меня какими-то тонкими гибкими усиками, которые выпустил из своей шубки. — Ага, так вот вы какие — ножки! Первое же, что пришло в голову, что мы столкнулись в космосе с каким-то астероидом. Рептилоиды, похоже, были полностью озабочены аварийной ситуацией и пленников никто не спасал. Ещё один удар сотряс корабль и скинул меня с лежака. От ужаса, я поползла к санблоку: пока работает, надо воспользоваться. Хорошо, что успела, так как через минуту отключилось энергоснабжение и освещение стало совсем тусклым. Наверное, какой-то аварийный генератор подключился. — Мамочки, ну почему опять что-то произошло? Когда уже я смогу хоть как-то себя защитить? Кто пишет эти истории про супер-гёрлов, которые одним махом всех плохих парней раскидывают, попав в космос, сразу становятся пилотами или, на крайний случай, начинают учить отсталых полудиких инопланетян своему уставу! Я мирная, я домашняя! Я не хочу подвигов, я домой хочу! И хоть меня там никто не ждёт, и даже собственному ребёнку я не нужна, я всё равно хочу на Землю! — А-а-а! — нас с Мортом встряхнуло ещё раз. Кажется, корабль остановился. Вдруг, Морт подскакал к завесе и замер в ожидании чего-то. Через пару секунд завеса отключилась. Первый порыв был выскочить наконец-то из этой камеры, но было откровенно страшно. К камере я как-то уже привыкла, а вот что ждёт меня снаружи? Морт смело поскакал вперёд, потом, вернулся и посмотрел в глаза:

— Идти за Мортом. Корабль умирать. Надо искать.

— Как умирать?! Что искать? Морт! Нас бросили?! Морт, подожди! — вопросы сыпались из меня, как из рога изобилия. Я рванула за ним.

Сделав несколько шагов по коридору, я вдруг увидела картину из фильма-ужаса. Сквозь медленно расползающуюся по полу дымовую завесу на меня шёл человек, нет — гуманоид: огромного (не меньше двух метров) ростом, в черном, слегка мерцающем в темноте, комбинезоне, который обтягивал крепкое тело. Лицо его было вполне человеческое, только нос был несколько толстоват и переносица не так ярко выражена, как у людей. Какого цвета была его кожа, в темноте аварийного освещения было не понятно. Однако, яркие, цвета аметиста, глаза светились в темноте сквозь длинную челку и это привело меня в ужас. Из его вполне человеческого рта выглядывали довольно заметные клыки и аварийный свет оставлял на них багровые блики. Довершали демонический образ короткие чёрные волосы, ёжиком торчащие на затылке и острые концы ушей, смещённых чуть выше и дальше к затылку. И вот эта чёрная громадина шла на меня огромными шагами. Я начала медленно оседать на пол, пытаясь совершать обратно-отползательные движения. На деле же, я буксовала на месте и не могла отползти ни на сантиметр. — Мать моя женщина, ещё один хищник! Черепах-переростков мне было мало! Когда же закончится этот кошмар?!

Увидев меня, ползающую у своих ног, индивид остановился. Я уже набрала в лёгкие воздуха чтобы криком снять напряжение, как в голове услышала Морта: — Идти с альфой. Он спасать. Морт найти тебя. Этот самый «альфа», схватив меня за шкирку, как котёнка (и что они меня все так таскают) сказал:

— Так и знал, что эти склизкие отродья путешествуют с комфортом!

— Что? Как он меня обозвал?! — не успела возмутиться я вслух. — Ах он! Да меня даже рептилоиды не оскорбляли, везли себе тихонечко, санблок выделили, подкармливали и языку учили! А этот?! …

После этого меня быстро потащили по коридору. Звуковая система корабля начала обратный отчет. Похоже, дела были очень плохи. Корабль собирался взорваться от повреждений не совместимых с жизнью. Мы быстро пробежали известные мне коридоры. Дальше, меня тащили по неизвестным отсекам корабля. Помещение, в которое мы стремительно ворвались, оказалось техническим отсеком. Засунув меня в маленький корабль ромбовидной формы, мой «спаситель» резко стартанул в космос. Через несколько секунд нас догнала взрывная волна. — Ну вот, а я так и не успела посмотреть, на что похож корабль черепашек снаружи… Морт! — подумала я расстроенно.

Мы двигались в сторону большого и грозного на вид корабля в абсолютной тишине. Я не военный человек и не различаю ни звания, ни ранг кораблей (обычных морских, с Земли-матушки), однако, мне сразу подумалось, что это военный корабль. Это всё равно, что человеку, не разбирающемуся в автомобилях показать легковую машину и танк. А ещё, я впервые видела живое воплощение инопланетного корабля, фантастическое описание которого я читала в книжках. Затаив дыхание, я рассматривала живую мечту. Почувствовав на себе взгляд, я повернула голову. Яркие фиолетовые глаза пристально меня рассматривали, нос, я бы сказала, презрительно наморщен и из горла идёт звук, подозрительно похожий на зарождающееся рычание.

— Не смотреть альфе в глаза, — услышала я тоненький голосок Морта в своей голове. Наверное, он, маленький и юркий, сумел пробраться на кораблик вместе с нами.

Я быстро отвела взгляд в сторону. Думаю, что не стоит пренебрегать советом существа, которое стало мне другом. С большим интересом я принялась изучать внутреннее убранство. Даже не представляю, где Морт мог спрятаться, так как внутреннее пространство было довольно тесным. Похоже, что мне известны далеко не все его возможности. Я так понимаю, что произошло столкновение корабля этих переростков с рептилоидами. А может, они вовсе не переростки? Ведь, я вижу только одного представителя новой для меня расы. Одно могу сказать точно: основной их рацион наверняка мясо. Что ждёт меня на военном корабле? Вдруг, они питаются заблудившимися землянками? Есть ли там женщины? Куда они летят? Пока я думала обо всём этом, глаза машинально шарили по рубке и рассматривали всевозможные кнопки и рычаги управления. И в какой-то момент я поняла, что всё запомнила: расположение, значение пиктограмм, последовательность действий, которые при мне совершал этот мачо, тьфу, альфа! — Ох, Морти, как же мне хочется с тобой поговорить. Вдруг ты знаешь кто это такой.

— Астра, альфа, опасно, хорошо — услышала я загадочную фразу малыша.

Вот понимай теперь как хочешь! То, что альфа опасен, я уже поняла, а вот что такое «астра» и почему «хорошо», я не знаю. Одни вопросы.

Глава 8

Тренировка с курсантами приближалась к концу. Осталось отработать ещё несколько связок, которые наиболее плохо получались. Вдруг, на окраине полётного сектора полыхнула вспышка и из гипера вышел тарнский корабль. Хвала Праматери, он был один и без миньонов. Аден, быстро сориентировавшись, задействовал аварийный план. Молодняк получил приказ отступать под защиту «Ориона», а его боевое звено, перегруппировавшись, вышло навстречу. Ронан Бирн в очередной раз порадовался дальновидности старпома, который сумел просчитать и такой вариант развития событий. По боевой тревоге был поднят уже личный состав «Ориона», и на поддержку первому боевому звену вылетели ещё четыре штурмовых группы.

Вначале, Ронан Бирн попытался установить связь с нарушителями границ империи. Однако, тарнский корабль огрызнулся залпом большого плазмера. Хорошо, что на «Орионе» щиты были подняты сразу по обнаружению нарушителя границы. Завязался бой. Корабль тарнов был явно пиратский, потому что тарны по одному никогда не летают. Значит, он шёл к Ситу.

— Аден, после того, как вы справитесь с ними, необходимо проверить корабль. Похоже, что это пираты, а раз так, то они шли к Ситу не пустые.

— Да, лор, — ответил Аден.

Пара удачных попаданий смогла взломать защиту тарнского корабля и разворотить рубку. Судя по полученным повреждениям, он уже не способен сопротивляться, но и выживших скорее всего не будет. Пристыковавшись, Аден с ведомыми по привычной и отработанной схеме стали продвигаться по кораблю к тюремным отсекам. После войны он знал тарнские корабли как свои две лапы. Если те и везли что-то на Ситу, то держали это на тюремной палубе. По счастливой случайности, именно этот отсек был изолирован от разгерметизированной части корабля и имел ближайшее расположение к грузовым и техническим отсекам. Продвигались они местами с боем. Обстановка осложнялась тем, что корабль тарнов получил очень сильные повреждения и готов был взорваться. Надо было торопиться. На осмотр камер осталось совсем мало времени, так как система корабля начала обратный отсчет. На подходе к камерам, Аден ‘разделил клыки’:

— Крис, отправляешься в правый рукав тюремного сектора, Бродер — в левый. В случае обнаружения кого-либо, хватать за шкирку и тащить к «птицам». Рассматривать кого удалось зацепить будем на «Орионе».

— Есть, вилор. — профи быстро исчезли.

Себе Аден оставил центральный коридор. Время таяло с каждой секундой, ядовитый дым начал распространяться по кораблю, освещение давно сменилось на аварийное. Для астерийца это не представляло проблемы, но дым мешал. Его глаза видели одинаково хорошо и при свете, и в темноте. Нужно было спешить. Вдруг, впереди послышался тонкий писк. Чуткий слух Адена уловил ещё какие-то звуки. Он ускорился и в дыму чуть не наступил на ползающее по полу коридора, лохматое нечто. Чтобы рассмотреть, что он выловил и на сколько оно опасно, Аден схватил это за шкирку, встряхнул и поднял на уровень глаз. Бледное, лохматое и дрожащее существо вызвало приступ брезгливости, да ещё оказалось самкой!

— Так и знал, что эти склизкие отродья путешествуют с комфортом! — презрительно сказал он.

Тарнская игрушка! И стоило ради этого рисковать своими людьми?! Ухватив её покрепче, раз уж попалась, Аден помчался на выход. Система отсчитывала последнюю минуту. Запихав внутрь «птицы» перепуганную самку непонятной расы, Аден стартанул на максималке. Вдогонку им пришла ударная волна от взорвавшегося корабля. Получив своеобразного пинка, корпус штурмовика сильно завибрировал. Аден обернулся и посмотрел на игрушку, как на врага и почувствовал приближение своего зверя. Неожиданно, самка отвела глаза и злость схлынула. — Ладно, — подумал Аден, — ещё немного и мы будем на корабле. Они с Ронаном вытрясут из неё, что это был за корабль, куда он шёл, зачем и как оказался на территории империи. Аден никак не мог отделаться от иррационального чувства по отношению к этому существу. Он постоянно мыслями возвращался к ней, рассматривал её, пока она осматривала рубку штурмовика. Непонятное раздражение не отпускало. — Она ничто, тарнская игрушка, жалкая и слабая. Это существо не его уровня. Почему оно так бесит и рык рвётся наружу? Пока он боролся с раздражением, его нос почувствовал сладковато-пряный запах и наморщился. В замкнутом пространстве штурмовика витал призывный запах самки. — Не может быть! Так могут пахнуть только астерийки! Да кто она такая?!

На его счастье, корабль был совсем близко. Проведя манёвр, Аден посадил штурмовик и, схватив самку, вытолкал её из «птицы». Их встречал конвой. Корабль был военный, а Аден был не только вилором, но и главой службы безопасности. Поэтому, до выяснения всех обстоятельств, относиться к ней будут как к военнопленной.

Отправив под конвоем спасенную особь женского пола, Аден сразу успокоился. Пропал раздражающий его фактор. Нужно было торопиться с докладом к капитану. Ронан Бирн уже ждал его в рубке.

— Лор, пленные, которых удалось спасти, доставлены.

— Молодец, Аден. Ты хорошо всё просчитал. Курсанты имели возможность в режиме прямого наблюдения смотреть ваш бой. Вы с командой были, как всегда, на высоте, мой мальчик. Как спасённая самочка? Что удалось выяснить? — Ронан с интересом посмотрел на Адена. Он знал отношение своего старпома к женским особям.

— Ничего, капитан. Она слишком слабая и дрожащая, чтобы связно мыслить. Я решил дать ей время успокоиться. А вообще, я ей не доверяю, — поморщился Аден.

— Ну, что же, идите отдыхать. Вас подменит Ройс.

Аден развернулся и покинул рубку. Адреналин боя выгорел, и он почувствовал необходимость отдохнуть и привести мысли в порядок.

Ронан Бирн задумался: Крис и Бродер вытащили двоих собратьев-астерийцев и одного ци-гона. Они попали к тарнам разными путями. Ци-гон был поваром и работал корабельным коком на прогулочной яхте. Завли его Леорус Нерус, но все звали его Лео. Хозяин, довольно известный астериец, любил всё натуральное и терпеть не мог концентраты, поэтому, брал с собой личного повара даже в космос. На яхту напали. Хозяина выкупили родственники, а за повара некому было платить. Тарны планировали его продать на Ситу. Двое других были военными штурмовиками, которые пропали при выполнении разведывательного задания на дальнем рубеже. В плену они пробыли около полугода по стандартному времяисчислению.

Капитан быстро определился, как распорядиться освобожденными военными. Связавшись с их командованием, временно приписали штурмовиков к «Ориону» и дальнейшую службу они будут проходить, рассказывая курсантам про тарнов. С поваром проблем тоже не предвиделось. По штату он конечно не полагался, но из-за него никто не будет отменять имперское задание. Поэтому, придется повару поработать по профилю, да и разнообразие в меню не помешает. Осталось разобраться с обнаруженной на корабле тарнов самкой. Откуда они её взяли. Она не похожа ни на одну из известных ему рас. На вид совсем ребёнок, не старше курсантов. Надо поаккуратней её расспросить, а то мало ли что? Ещё Ронана беспокоил Аден. Он как-то агрессивно настроен. Похоже, что при нем девочка ничего не скажет. Он её пугает своим рыком.

Глава 9

Мы довольно быстро приближались к большому кораблю. Попыток заговорить никто из нас не предпринимал. К счастью, рычания я больше не слышала. Совершив посадку, меня выволокли в довольно грубой форме наружу. Нас уже встречали. Конвой был из тех же существ, что и мой спаситель. Все они были довольно высокие, но примерно на голову ниже, чем он. Цвет волос и глаз варьировался. Те же носы и уши. Я, наконец-то, рассмотрела, какая у них кожа. Она гладкая, как у человека, но бледно-серого цвета, хотя это и не сильно бросалось в глаза. А вот уши, были покрыты густым бесцветным пушком. Даже захотелось их потрогать, какие они на ощупь.

— Увести, — распорядился «альфа». Что за кличка такая дурацкая? Может Морт другое что-то имел ввиду?

— Есть, вилор, — отозвались встречающие и повели меня дальше.

Путь по этому кораблю уже не напоминал путешествие по кишкам. Это был настоящий такой, фантастический корабль. Всё из металла или металлопластика. Мягкое, приятное освещение. А в голове опять покоя нет. Мысли прыгают, как блохи с одного на другое. Уже сильно хочется к серому другу. Это я про туалет, а не про спасителя. Злой он какой-то. Кто же так девушек спасает?! Наконец, мы дошли до очередной камеры и меня заперли.

Опять камера и я взаперти. Почти ничего не поменялось. Стабильность — это хорошо, это правильно. Оглядела камеру. Практически ничем не отличается от прежнего моего места задержания. Даже санблок такой же. Я обрадовалась ему, как родному. На целый час я была потеряна для вселенной. Ничто так не приводит нервы в порядок, как душ. Эх, жалко баня осталась в прошлой моей жизни. Вот после неё, словно новорождённым становишься!

Выйдя из куба, я присела на лежак, который был повыше, чем на корабле черепашек и стала тихонько звать:

— Морт! Морти! Где же ты, малыш?

— Смотреть решётку, сидеть трубе, — услышала я его голосок.

Посмотрев по сторонам, я обнаружила у себя за спиной под потолком небольшое вентиляционное отверстие, прикрытое решёткой. Так вот, как он попадал в мою камеру и исчезал из неё! Да, мне в такое отверстие даже голову не просунуть, а он, малявка пройдёт в полный рост. И почему Морта ловили целой группой с оружием? Я встала на лежак ногами и, немного поднажав, сдвинула решётку в сторону. Морт упал мне прям в руки и радостно запрыгал.

— Морти, малыш, ты знаешь этих существ, которые забрали меня с корабля рептилоидов?

— Тарнов. Их звать «тарны». Астериец спасать. Сильный, альфа. Корабль хорошо. Самка защита давать.

— Морти, я правильно тебя понимаю? Нас спас астериец и этот хищник- переросток альфа-самец что ли? Корабль хороший и на нём меня защитят. Так?

— Так.

— Что-то не похоже: поймали, под замок посадили. Ну, что делать? Утро вечера мудренее, как говорили на моей родине. Посмотрим, что будет дальше.

Мы с Мортом свернулись колачиком и отправились в гости к морфею. — А черепашки-то меня кормили, — отправилась вдогонку мысль.

Ронан Бирн решил встретиться с молодой самочкой с самого утра. Нужно выяснить всё подробно. Просто загадка какая-то! Как этот ребёнок оказался на тарнском корабле? Где её сородичи или семья? Подозрения Адена не выдерживают никакой критики. Ронан даже подумать не мог, что она попала к тарнам по собственному желанию. Так как Адена на сегодня освободили от вахты, Ронан вызвал его помощника Ройса.

— Мой лор, вызывали? — за размышлениями Ронан пропустил момент его появления.

— Да, Ройс. Приведите ко мне спасённую с тарнского корабля. Я надеюсь её комфортно разместили?

Ройс замялся. Это был немолодой уже вояка. В отсутствие Адена он твёрдо придерживался директив и указаний, продолжая проводить его политику. Таким растерянным и смущённым Ронан видел его впервые.

— Мой лор, вилор Аден дал распоряжение запереть её до разбирательства в тюрьме для военнопленных.

— Что?! Каких военнопленных? — вдруг взревел Ронан. Глаза яростно сверкнули, а из глотки начал подниматься рык. — Щенки!

— Мой лор, я всего лишь выполнял приказ. Я не мог поступить иначе, — начал оправдываться Ройс. Его уши испуганно прижались к голове, а глаза смотрели в пол. Таким злым Ронана не видели давно. Все решили, что старый альфа уже не тот и скоро оставит службу.

— Вы хоть предложили ей еду?! — Ройс склонил корпус тела и начал пятиться к выходу. — Стоять! Немедленно приведите её ко мне в кабинет и распорядитесь накрыть завтрак на двоих. Пока мы будем беседовать, приготовьте каюту и обеспечьте её хотя бы минимумом комфорта.

Ронан Бирн был не просто возмущён, он был взбешён! Чтобы на его корабле так обращались с самкой, даже если она не астерийка! Любой астериец должен с уважением относиться к женской особи. Понятно, что Ройс не мог не выполнить прямого приказа своего командира, но Аден!…Этот щенок заслужил порку!

Проснулась я довольно отдохнувшей. Заслышав шаги около нашей камеры, Морти юркнул в свою «трубу». Ох и прыгучий же он! Я посетила санблок и стояла раздумывая, как бы мне привести в порядок копну длинных волос? Отрастить мне их отрастили, а расчёстку или. на худой конец, резинку-заколку никто не предложил. Боюсь, как бы после всего не пришлось на лысо постричься. Дверь камеры отъехала в сторону и порог переступил один из вчерашних моих конвоиров. Вид у него был какой-то потрёпанный, а в серо-зелёных глазах испуг.

— Нисса, лор Ронан Бирн просит вас составить ему компанию за завтраком, — и он слегка склонил голову.

— Хорошо, как скажите. Разве у меня есть выбор? — я очень удивилась. Вчера, так сказать без суда и следствия в карцер, а сегодня «будьте любезны, не соблаговолите ли»! Странный мужик.

— Тогда я вас провожу. Следуйте за мной.

Пока мы шли, я пыталась прокрутить в уме возможный диалог: он скажет мне это, а я ему вот так, а он … Ну вы знаете, как мы женщины иногда себя накручиваем. Когда мы пришли, то я растерялась: меня встретил совсем не тот астериец, который вытаскивал с тарнского корабля.

Глава 10

Мне на встречу поднялся крупный мужчина, явно в возрасте. Большие темно-серые глаза светились умом и силой. Чувствовалось, что он привык отдавать приказы. Это же подтверждал несколько тяжеловатый подбородок. Короткий ёжик седых волос топорщился между двумя мохнатыми ушами, а кожа была чуть более серой, чем у других особей, с положенными в привычных местах морщинами. При этом, взгляд казался тёплым и дружелюбным.

— Нисса, я лор этого крейсера. Меня зовут Ронан Бирн. Я должен принести вам свои извинения за столь грубое поведение моего подчинённого.

— Здравствуйте, — пролепетала я, всё ещё пытаясь понять почему случился «облом», я ведь мечтала, как всё выскажу этому альфанутому хаму.

— Я только что узнал, что вас даже не накормили! Прошу, составьте мне компанию за завтраком.

Он проводил меня к уже сервированному столу. Наконец-то я увидела нормальный стол, тарелки и столовые приборы. Кто может так завтракать? Правильно, капитан! Тогда кем является тот солдафон, который распорядился меня посадить под замок? Ну, явно, не последним астерийцем на этом корабле.

— Для начала, не могли бы вы сказать, как вас зовут и какой вы расы? — похоже капитан уже не мог сдерживать своё любопытство.

— Меня зовут Надежда Земцова. Друзья зовут просто Надя или Надин. Я с планеты Земля, поэтому, думаю, что называюсь землянкой.

— Это поразительно! Я не мог понять какой ты расы. Теперь, всё ясно: я вспоминал из открытых миров. Но как ты попала на тарнский корабль?

— Это долгая история, — и я начала свой рассказ. Пришлось рассказать всё с самого начала: про поездку, аварию, регенер, реальный возраст, нейрокс, расширенную память, плен, спасение астерийцами. Ведь, если я правильно поняла, то этот астериец — носитель реальной власти на корабле. Мне позарез нужен союзник! Похоже, что мужик очень опытный и серьёзный. В моих интересах привлечь его на свою сторону. А то, одной мне не справиться с тем неадекватным самцом. Так, а почему Морти назвал его альфой? Ведь если по аналогии с теми же волками, живущими на моей родной планете, то альфа — это вожак стаи. Так, вожак — капитан, по-ихнему лор. Тут, явно какие-то непонятные мне пока заморочки. Со временем разберусь. Единственное, о чём я умолчала, это Морти. Я конечно хотела найти себе союзника, но не за счёт жизни своего маленького друга. Корабль-то похоже военный.

— Лор Ронан, что со мной будет? Я смогу вернуться на Землю? — наконец задала я самый животрепещущий вопрос.

— Нет, девочка. Хвост сури лучше отсекать сразу, чем по-частям. «Орион» — это военное судно. У нас имперский приказ, который мы должны выполнить. Но даже если бы его не было, то мы всё равно не смогли бы вернуть тебя на планету. Земля — закрытый мир. Абсолютно запрещено там появляться. Только некоторые преступники да пираты решаются на такое. Надин, тебе придётся остаться на «Орионе», — капитан с сочувствием посмотрел на меня.

Нет, я конечно хотела бы, чтобы моя проблема вдруг раз и решилась легко и непринуждённо. Только, весь мой предыдущий жизненный опыт говорил о том, что если ты попала в переплёт, то уж по полной программе. Я всхлипнула, но подавив истерику на корню, посмотрела в глаза капитану:

— Но, лор, как же мне быть? Вы сказали, что крейсер — военное судно и выполняет задание командования. В качестве кого я здесь останусь? Чем смогу быть полезной? А в бытовом плане? Ведь у меня ничего нет и мне не хотелось бы просидеть в тюрьме до конца вашей миссии.

— Девочка, не нужно бояться. Виновный в таком к тебе отношении, получит взыскание с занесением в личное дело. И поверь старому астерийцу, для его карьеры это будет очень болезненно. Пока мы с тобой беседуем, готовят каюту. Так что, комфорт и защита тебе обеспечены. — Капитан несколько замялся, — видишь ли, Надин, на моём крейсере нет ни одной самки. У нас, астерийки не покидают клана. Работают в основном самцы, а уж о военных профессиях и говорить нечего.

— Но лор, я не смогу сидеть в этой, замечательной без сомнения, каюте и ничего не делать. В своём мире я работала, зарабатывая себе на жизнь. Я понимаю, что моих знаний не хватит, чтобы заниматься чем-то серьёзным в вашем мире, но хоть как-то я могу пригодиться? Ведь, когда-нибудь ваш крейсер вернётся домой, и я окажусь одна на неизвестной мне планете, ничего не умея и что я буду делать?!

— Что же, Надин, дай мне время всё обдумать. Думаю, что после всего, что ты испытала у тарнов, небольшой отдых совсем не повредит. Отдохни, девочка, осмотрись и, может, сама найдёшь что-то интересное для себя, — Ронан посмотрел на меня и немного грустно улыбнулся.

— Хорошо, — согласилась я, — отдых действительно не повредит. Только, лор Ронан, вы ведь капитан крейсера и очень заняты. Мне бы хоть кого-то, кто поможет на первых порах адаптироваться, познакомит с кораблём.

— Есть кое-что ещё, что ты должна знать. Мы не просто военный крейсер. У нас на борту проходят практику восемнадцать курсантов лётной военной академии. Это совсем ещё молодые самцы и довольно горячие. Учитывая всё это, я выделю тебе сопровождающего из числа штатных сотрудников «Ориона». Макс у нас вроде младшего помощника. Он обеспечит тебя средством связи, девочка, и ты в любой момент сможешь связаться со мной.

— Спасибо за заботу, лор.

Было очень приятно, что этот суровый мужчина проникся моим положением и так по-отечески трогательно обо мне заботится. Как же давно меня никто не называл девочкой! Последний раз так говорил папа. От нахлынувших чувств слёзы снова наполнили глаза и готовы были в любой момент политься рекой. Что-то гормональный фон шалит. Может, сказывается быстрая регенерация? Ведь природа не любит грубого вмешательства.

Капитан вызвал по инкому младшего помощника. Прибывший, оказался чуть ли не мальчишкой. На вид, ему было лет пятнадцать. Длинные, вытянутые конечности, смешно торчащие ушки и ярко рыжие вихры волос. Клычки еле заметно выглядывали из-под верхней губы. Яркие голубые глаза вытаращились на меня. При этом, он помнил, что явился по приказу капитана и стоял на вытяжку. Я заметила, как Ронана Бирн спрятал улыбку за кашлем и, сурово сдвинув брови, строго обратился к нему:

— Максимилиан, тебе поручается сопровождать ниссу Надин и помогать ей знакомиться с кораблём. Так же, снабдишь её персональным инкомом, куда забьёшь мои позывные.

— Есть, мой лор, — отрапортовал Максимилиан.

— Если возникнут какие-либо проблемы, то докладывай лично мне. С вилором Аденом Лорном я разберусь сам. Ну, что же, Надин, — повернулся ко мне Ронан, — тебе пора, наконец, отдохнуть в нормальных условиях. Не буду больше утомлять тебя своей старческой болтовнёй. Макс…

Я попрощалась с капитаном, горячо поблагодарила его за поддержку, и мы с Максом (хорошо, что можно сократить) отправились на моё новое место жительства.

Глава 11

Макс весь извертелся, пока вёл меня. Ему было ужасно любопытно, но он шёл впереди, показывая дорогу, и не мог как следует меня рассмотреть. Этот инопланетный ребёнок был по возрасту почти как моя дочь. Сердце болезненно сжалось. Как я не гнала воспоминания, они всё равно возвращались. Умом я понимала, что возврата к прошлой жизни уже не будет, но вот сердце, так и не смирилось. Алька так хотела, чтобы я от неё отстала! И вот, теперь уж точно отстану… Так, опять расклеилась. Надо прекращать эти розовые сопли. Сейчас я совсем одна, на другом конце галактики и проблема у меня галактического размаха. В сорок лет мне приходится начинать жизнь с нуля не в чужой стране, а в чужом мире, и только от меня будет зависеть как она сложится. Главное, не повторять прошлых ошибок. А то взяли моду: киндер, кюхе, кирхе. Надо подумать над тем, чем я могла бы заняться. Ведь, всё-таки, я училась в техническом универе, где меня научили самому главному — умению самообучаться!

Я особо не глазела по сторонам, погрузившись в свои мысли. Рассмотреть корабль я ещё успею — не на один день зашла. Макс подвёл меня к двери в каюту:

— Нисса, приложите вашу ладонь к скану, — обратился он ко мне.

— Макс, давай на «ты» и без всяких «нисса», можно просто Надин. Мне так будет легче, а то чувствую себя семидесятилетней, — попросила я, прикладывая ладонь куда сказано.

Мы вошли внутрь. Каюта состояла из одного помещения, разделённого на зоны: для сна, для работы и санблок. Все стены были отделаны каким-то прорезиненным материалом. Он был приятный на ощупь и выдержан в серо-сиреневой гамме. В целом, атмосфера была очень спокойной. Оживлял картину иллюминатор. Я, как ребёнок, сразу рванула к нему, ведь одно дело знать, что вроде, как ты в космосе и совсем другое — видеть. Я всегда знала, что на свете есть три вещи, на которые я могу смотреть бесконечно: текущая вода, огонь и звёздное небо. И если с водой или огнём проблем не было, то увидеть в наших высоких широтах, да вблизи мегаполиса, да при нашем климате красивое звёздное небо почти невозможно. А тут вот оно! Макс, наверное, смотрел на меня, как на дикую и отсталую особь.

— Надин, — сказал он, протягивая мне широкий браслет с жидкокристаллическим дисплеем, — это инком. Я забил в память пины вызова лора и свой. Если я вдруг понадоблюсь, вызывай в любое время. На корабле действует военный режим, поэтому, все свободные от вахты едят по расписанию. Я зайду за тобой перед обедом и провожу, заодно научу, как пользоваться универкухом.

— Хорошо, Макс. Спасибо, до встречи. Я проводила его и осталась одна.

После ухода Надин, Ронан Бирн немедленно вызвал Адена. Он решил, что воспитательную трёпку щенок получит оперативно. Когда Аден явился, то получил такую взбучку, какой не видел со времён своего подросткового щенячьего бунта. Ронан не жалел его самолюбия и не выбирал выражений. С капитанского мостика Аден вылетел взъерошенный, с прижатыми к голове ушами и с желанием завыть от досады и злости. В отношении него, Ронан ещё ни разу не применял силу альфы. Для Адена это оказалось весьма болезненно. И из-за этой мелкой пакости он вынес такие унижения! Подумаешь, посадил под замок до выяснения всех обстоятельств! И ведь некуда её пристроить. Так и придётся держать на корабле, до прибытия на Астру. Только бы пореже с ней сталкиваться. Чтобы сбросить пар и не растерзать кого-нибудь из подчинённых, Аден решил отправиться в зал кибер-тренинга. Уж там он отведёт душу! Он даже не задумывался, почему так агрессивен в отношении этой молоденькой самочки. Аден просто панически боялся снова оказаться рядом с ней.

Я же, совсем не подозревала о том, что моё появление на этом корабле может вызвать в ком-то такие сильные эмоции. Макс зашёл, как и обещал, и мы вместе отправились на обед. Общая столовая находилась на третьем уровне. Как я потом выяснила, корабль был спланирован довольно просто и функционально, чем-то напоминая мне морские корабли моей родной планеты. На самом нижнем уровне располагались все двигатели, реакторы и технические службы обеспечения корабля. На втором уровне — отсеки с боевыми машинами, спасательными капсулами, склады и ремонтные отсеки. На третьем уровне располагались столовая, карцер, зал кибер-тренинга, медотсек, многоцелевое помещение (сейчас там учебный класс) и комната психологической разгрузки. Дальше, шёл уровень жилых кают, смотровая площадка и отсек кают-компании. На самом верхнем уровне находилась каюта капитана и капитанский мостик. Выше были расположены боевые лазерные установки. Такие же установки были равномерно распределены по периметру корабля между вторым и третьем уровнем. Вместе с Максом мы спустились на уровень ниже и вскоре оказались в большом просторном помещении. Похоже, что мы были первыми, так как никого пока не было. Вдоль одной стены были расположены автоматы универкуха. Подойдя ближе, я увидела довольно простой интерфейс с кнопками. Моё знание всеобщего очень пригодилось, только была одна существенная проблема:

— Макс, друг мой, я конечно понимаю, что здесь написано, но я понятия не имею что это за блюда или продукты, жидкие или твёрдые. И как мне быть? — растерялась я.

— А-а-а… — похоже, мой вопрос застал Макса врасплох. — Думаю, Надин, тебе придётся пробовать всё подряд. В твоём случае другого выхода нет. А что ты обычно ешь на обед?

— Обычно, это у себя дома? — он подтвердил кивком своей вихрастой головы, — обычно ем суп и какой-нибудь напиток с десертом.

— А что такое «суп»? — вытаращился на меня Макс?

— Жидкая еда.

— Вода?

— Нет, еда. — я закатила глаза к потолку. — Похоже и правда придётся нажимать все кнопки подряд, хотя… Макс, а давай, ты закажешь свой обычный обед, а я попробую, может что-нибудь подойдёт.

Когда он закончил составлять свой заказ, я посмотрела на его поднос. Что я могу сказать: сплошное пюре для беззубых младенцев. — Вы же, вроде, хищники. Как вы можете такое есть?

— Ну… — замялся Макс, — понимаешь, мы же в космосе и на военных судах нет штатных поваров. Их заменяют универкухи, которые приготавливают еду из концентрированных питательных смесей различного состава и питательной ценности. Вкусовые добавки и пищевые красители делают её более привлекательной, — он тяжело вздохнул. — Конечно, это не сравнить с настоящей едой, особенно с мясом тура, — Макс аж слюнки утёр. Всё-таки, он ещё совсем ребёнок.

— Ну, это конечно, симпатичней, чем та слизь, которой меня кормили тарны, но аппетита не вызывает. Ладно, заказывай мне пока тоже самое, буду пробовать.

— Надин, а ты расскажешь мне про тарнов? И про их корабль? А правда, что у них есть хвосты? — засыпал он меня вопросами, не забывая нажимать кнопки. Очень светлый паренёк. Рядом с ним мне очень легко, как будто он мой сын или брат. Так и хочется потрепать его по рыжим вихрам! Я улыбнулась ему. — Конечно, Макс, обязательно. Только и у меня к тебе будет много вопросов.

Глава 12

Взяв, наконец, подносы мы развернулись и…

— А где столы? — спросила я растерянно.

По всему залу на равном друг от друга расстоянии стояли металлические столбики. Макс выбрал один из них и поставил свой поднос прям на середину такого столбика. Тут же вокруг него образовалась круглая силовая поверхность диаметром примерно в метр, мерцающая бледно-жёлтым цветом, а из пола выросли табуреты на одной ноге, но уже из металла.

— Круто! — протянула я восхищённо, ставя свой поднос на столик. — Знаешь, Макс, на моей планете нет таких технологий, поэтому у меня ощущение, что я попала в сказку, правда местами страшную.

— А ты расскажешь мне про свою планету? Как она называется? — сразу же затараторил он.

— Конечно расскажу, только давай сначала поедим, — засмеялась я.

— Ой, прости. Я иногда увлекаюсь, — засмущался паренёк и потупил взгляд. Ушки его при этом смешно передёрнулись.

Пока мы ели, я понемногу рассказывала ему свою историю, опуская некоторые подробности. С Ронаном Бирном мы решили не предавать огласке мой реальный возраст. Новую жизнь начинает девушка-землянка Надин Земцова и точка. Нечего тянуть за собой груз прошлого, хотя, опыт не пропьёшь. Кстати, фамилию я назвала девичью, так как после развода вернула её обратно.

Пока мы мило беседовали, в столовую ввалилась целая компания молодых людей. Они шумной ватагой заполнили собой всё пространство около автоматов, шумно галдели и выбирали чем подкрепиться. Нас они пока не заметили. Ребята очень напоминали мне студентов из моего прошлого. На большой перемене мы так же вваливались в столовку, занимая на перегонки очередь, столики и подшучивая друг над другом. Воспоминания о студенчестве остались самые светлые. Вот, первые везунчики набрали на подносы еды, обернулись и по закону жанра мы услышали:

— О, парни, смотрите-ка, кто это тут у нас?! — вся толпень дружно повернулась в нашу сторону.

— Привет, мальчики, как дела? — легко ответила я.

Надо сказать, что я совсем забыла, что уже не та взрослая тётя, для которой двадцатилетние парни — дети. Я, как-то, совсем-совсем это забыла, поэтому голос мой прозвучал очень уверенно, как будто я имею на это право. «Мальчики» от такой наглости растерялись. Тут надо отдать должное моему молодому другу. Макс, как настоящий мужчина, вскочил с места и сказал:

— Кадеты, разрешите представить вам, Надин Земцова, спасённая боевым звеном Адена Лорна с тарнского корабля. Надин, это курсанты лётной военной академии, которые проходят практику на «Орионе».

Было видно, что Макс очень волнуется. Похоже, что всё может оказаться довольно серьёзно. Нас потихоньку брали в кольцо. Пока, никакой агрессии я не видела, но представьте сами: крупные тела молодых хищников с горящими глазами медленно окружают вас. Волосы на теле встали дыбом.

— А ничего так, самочка. Может рискнуть попробовать на клык? Какая молоденькая. А то, так надоели эти кибердамы. И пахнет просто замечательно, — раздалось с разных сторон.

— Надин находится под личной защитой лора Ронана Бирна, — быстро отреагировал Макс. Мне было видно, сколько сил он прилагает, чтобы казаться уверенным перед старшими ребятами.

— Щенок, ты чего лезешь не в своё дело! — начал напирать на Макса не очень крупный, но наиболее взвинченный из кадетов. Дело запахло керосином. Ещё побьют мне ребёнка!

— Слушай, блохастик, у вас ведь режим и жёсткий график. Мы сюда пришли отдохнуть и поесть. Думаю, что и у вас не так много времени осталось. Твои товарищи не скажут тебе спасибо за то, что останутся голодными.

Надо было видеть их физиономии. Они, похоже, не привыкли к тому, чтобы самки нарывались на конфликт и вообще не понимали, как со мной быть. Спас положение вошедший взрослый астериец в строгом, темно-синем костюме.

— Курсанты, по местам! — грозно рыкнул он. — Что произошло?

Весь молодняк моментально встал навытяжку, кто с подносом, кто без. Казалось, что они даже не дышали.

— Простите, я не знаю, как к вам обращаться, офицер, мы с кадетами знакомились. Юнга представил меня им, и мы обменялись мнением по поводу необычного интерьера корабельной столовой, — выдала я. Сама от себя не ожидала, но была уверена, что делаю правильно.

— Простите, меня зовут Гурт Орт. Я старший обучающий и в мои обязанности входит строгий контроль за поведением вверенных мне кадетов. При любых проблемах, связанных с моими подопечными, нисса, немедленно обращайтесь ко мне, — сообщил он с апломбом.

— Конечно, обещаю, — решила я поскорее заверить его в своей лояльности. Эх, а опыт-то общения с разными людьми, накопленный за сорок лет жизни, никуда не делся. Хоть в этом повезло.

— Кадеты, занятия начнутся через десять минут. Опоздавшие будут отбывать наказание на чистке дюз штурмовиков, — пригрозил Гурт и вышел из столовой.

По столовой раздался дружный выдох облегчения. Ребята неловко покосились на меня. Вперёд вышел высокий симпатичный парень со светлыми короткими волосами и зелёными глазами и обратился ко мне:

— Нисса Надин, примите наши извинения и благодарность. Вы спасли нас не только от гаупвахты.

— Просто Надин. Ребят, нам придётся долго сосуществовать на этом корабле и проблемы не нужны ни мне, ни вам. Предлагаю, хотя бы нейтралитет. Если кто захочет дружески общаться — буду только рада.

— Меня зовут Итон Фарн, и я готов предложить дружбу, — улыбнулся он.

— Принимается, Итон. Думаю, вам пора ребята. Всё-таки остались вы без обеда.

Они дружно побросали подносы в утилизатор и всей толпой вылетели из столовой. Мы с Максом дружно выдохнули и опустились на сиденья. Я посмотрела на него. Его ушки нервно подрагивали.

— Ты мой герой! Молодец! Ты классно держался! — похвалила я парнишку и потрепала по голове.

Он довольно зажмурился, а потом открыл глаза и столько в них было тоски! Что же с тобой произошло, малыш? Как ты оказался на военном корабле? Обязательно всё выясню.

— Нет, Надин. Это ты спасла положение. Я думал, что сейчас будет мой первый он же и последний бой. Я ещё не готов. Против кадета я не выстою и минуты. Я только два месяца назад принял вторую форму и ещё не научился её контролировать. Даже они, только учатся контролю, — и плечи его грустно повисли.

— Макс, мы команда. Не дрейфь, прорвёмся! — он удивлённо посмотрел на меня, явно ничего не поняв. — Да, за тобой рассказ.

Глава 13

После происшествия в столовой мы с Максом решили осмотреть находящиеся на этом уровне помещения. В первую очередь решили зайти в медотсек. Я не очень жаловала врачей, но понимала, что совсем не имею иммунитета к инопланетным бактериям. До прибытия на планету астерийцев, Астру кажется, мне необходимо решить все возможные проблемы медицинского характера. А ещё, мне бы понять, как на мне отразилось вмешательство тарнов. Когда мы пришли, то нас встретил седой, но крепкий на вид астериец, который ну очень был похож на главного травматолога нашей районной больницы (если без клыков). Даже взгляд был такой же. Он, как бы искал, чего бы оттяпать? Я напряглась.

— Нисса, не стоит меня бояться, — сразу же раскусил он меня. — Я, девочка, детьми не интересуюсь. Хорошо, что ты сама пришла. Я уже говорил с лором Ронаном, и он распорядился вплотную заняться твоим здоровьем. Пожалуй, сейчас я возьму у тебя анализы для разработки персональной комплексной вакцины. Завтра приходи утром до завтрака, сделаем «проекцию» и введём вакцину.

Я на полусогнутых пошла за ним. Даже не сказал, как звать-величать, а уже кровушки моей ему подавай! Медик, как будто услышал мои мысли и сказал:

— Кстати, зови меня лед Торис. Макс, как продвигается твоё принятие формы? Ты помнишь, что должен регулярно посещать зал кибер-тренинга? Завтра приходи вместе с Надин. Тебя тоже надо проверить.

— Да, лед Торис. Контролировать пока не получается, — грустно вздохнул Макс, — и с киборгами сложно. У них самый минимальный уровень сильно превышает мой порог.

Я слушала их в пол-уха, плохо понимая о чём идёт речь.

— М-да, парень, тебе срочно нужен спарринг-партнёр из крови и плоти, а не дроид, да ещё, чтобы он был слабей тебя или хотя бы ровня, — посетовал медик, производя забор крови.

— Лед Торис, а может я подойду? — предложила я свою кандидатуру.

Лед перевёл на меня удивлённый взгляд. Он же не знал, что я в своём детстве бредила Джеки Чаном! Я знала наизусть все его фильмы, пересматривала их десятки раз. Закончилось всё тем, что папа, испугавшись, что я дома покалечусь в его отсутствие, привёл меня в секцию айкидо. Это конечно было не каратэ и не кунг-фу, но для девочки самозащита важнее, чем нападение — решил папа. Я прозанималась в секции восемь лет. Именно благодаря айкидо, я и познакомилась с травматологом. А потом, я поступила в универ. Те, кто учился в техническом вузе знают, что кроме как на учёбу, времени уже ни на что не остаётся. Тогда и разошлись наши с айкидо пути.

— Надин, вы понимаете, как это опасно? И потом, вы же самка!

— Лед Торис, я отдаю себе отчёт в том, что предлагаю. И, если это так важно для здоровья Макса, даже настаиваю. Поверьте, у меня есть некоторый опыт. Правда, я уже несколько (не буду уточнять сколько, а то в обморок грохнется) лет не принимала участия в таких упражнениях, но с рингом и борьбой знакома. Это защитные техники, которые практикуют на Земле. Мне бы, хотя бы в теории, ознакомиться с особенностями ваших приёмов. Может быть посмотреть видео или реальный бой.

— Хм, что ж, если для землянок это нормально…Это даже интересно, — задумчиво пробормотал он. — Здесь, на этом уровне, расположен зал для кибер-тренинга. Думаю, там вы всё увидите. Даже если не окажется никого из команды, всегда можно включить киборга в режиме разминки. Он продемонстрирует все основные элементы и связки. Ну, про остальное вы помните. Жду вас завтра.

Мы с Максом попрощались с доктором и, следуя совету, отправились в тренажёрку. Из привычного для меня там был только ринг. Всё остальное было из научной фантастики. Тренажёры больше походили на кабинки игровых автоматов в наших центрах развлечения. Как потом оказалось, я была не далека от истины. Зал кибер-тренинга включал в себя многофункциональные тренажёры, которые предназначались как для тренировки физических навыков, так и лётных. Были мнемотренажёры для ускорения учебного процесса путём усиления работы определённых областей мозга. Киборги были вообще отпадные! Сам дроид был полиформ — моделировал представителя любой известной расы с её особенностями и спецификой боя, то есть, можно было выбрать бой с любым сапиенсом! Только, подробности эти я узнала несколько позже. Как только мы вошли в зал, то услышали такой рык, что сердце ушло в пятки. В полуметре от нас пролетел и шмякнулся об стенку огромный кусок металла. — Да, не повезло киборгу, — подумала я. Пришлось резко отскочить. Подняв глаза, я увидела монстра около двух с половиной метров ростом, состоящего из бугристых мускулов на человеческом торсе, длинной покрытой короткой, чёрной шерстью морды с клыками и рук с длиннющими когтями. Два огромных глаза, горящих аметистовым цветом, показались мне знакомыми. МАМА!!! Он зарычал и бросился в нашу сторону. Макс, стоящий передо мной, полетел в сторону, а я… сделала глупость. Я встала между мужчиной и его гордостью. Сработало подсознание и я, выполнив манёвр уклонения от атаки, перенаправила энергию удара в другую сторону и опрокинула эту махину на спину пережав сонную артерию локтем. Ну, это я думала, что сонную. Может у них совсем другое расположение органов. Это привело монстра в чувство. Контур морды на несколько секунд потерял чёткость, тело, как будто, сдулось и вот, я уже лежу поверх обалденного полуголого мужика. Блин, какие глазки! Да и остальное, ничего так. Он помедлил пару секунд, а потом стряхнул меня с себя и встал. Мы померялись взглядами. Правда, это было не очень удобно из-за разности в росте. Тут, вбежал лед Торис. Видно, грохот был слышан на всём уровне. Альфанутый красавчик поспешно извинился и пулей вылетел из зала. Фу-у-у! Кажется, что даже дышать легче стало, о чём я и спросила всех присутствующих. Макс обнаружился лежащим под высокой станиной одного из кибер-тренажёров. Мы с Торисом помогли ему выбраться. Пара синяков и разбитый нос — просто ерунда по сравнению с тем, чем могло всё закончиться.

— Да, ребята, вам просто повезло, что вилор Аден великолепно себя контролирует, — выдал лед Торис.

— Что?! Повезло?! — взвилась я под облака. — Да он больной на всю голову! Даже спасти прилично не смог: оскорбил не за что, таскал за шкирку, как щенка, запер в карцере! Теперь, вот, напал! Ничего себе, супер-контроль!

— Надин, поймите, это всё физиология астерийцев. Когда мы встречаем свою пару, то не можем первое время вести себя нормально. Происходит перенастройка всех органов чувств, повышается агрессивность. Самец не всегда понимает, что с ним происходит. Это процесс не быстрый, занимает несколько месяцев…

— Подождите, подождите! Вы что же хотите сказать, что у него сейчас такой период? Я конечно рада за него и его пару, но нельзя ли меня как-то оградить? Я так поседею от стрессов!

— Надин, всё не так просто. Аден — вилор на «Орионе», э-э-э… старпом лора Ронана Бирна. Поэтому придётся всем потерпеть. Он и правда прекрасно контролирует вторую форму.

— Так вы оборотни, что ли?! Мамочки! — пискнула я и отключилась.

Глава 14

В себя я пришла уже в собственной каюте. Меня тормошил маленький серый комок.

— Морти, малыш! Как ты меня нашёл? Опять по трубам вентиляции лазил?

— Да. Моя искать. Ты вкусно пахнуть, — и он лизнул меня в нос.

— Ох, Морти, у меня тут без тебя столько всего произошло! Так ты же голодный! — вскинулась я. — Подожди, сейчас я что-нибудь придумаю.

Я решила срочно вызвать Макса. В конце-то концов, я стресс получила, а его срочно требуется заесть. И я не забыла, что с него рассказ. Я связалась с ним по инкому и, объяснив своё состояние, попросила принести мне ужин в каюту и побольше. Пока мы ждали Макса, я рассказала Морту все последние события. Он конечно полу-разумный и не сможет мне чем-нибудь помочь, но я давно замечала, что если кому-то рассказать о своих проблемах или запутанной ситуации, то сам как-то раскладываешь всё по полочкам. В голове рождаются идеи и происходит анализ ситуации, как бы со стороны, она становится понятней. Ещё один вопрос надо было решить до прихода Макса: знакомить его с Мортом или нет.

— Макс хороший, друг. Моя не бояться, — услышала я, как всегда, в голове ответ Морта.

Раздался сигнал, дверь отъехала и в каюту зашёл Макс, держа на вытянутых руках поднос, полный разноцветных пюре. Как он стоял, так и начал пятиться назад, бледнея на глазах.

— Надин, беги, это же к-к-квир! — пролепетал он заикаясь.

Морт, увидев поднос, шустро пошёл в атаку. Одним скачком запрыгнув на перепуганного Макса, он сунул свою мохнатую мордочку в поднос и громко захлюпал. Макса ноги уже не держали, и он медленно сполз по двери на пол.

— Макс, разреши представить тебе моего товарища по несчастьям, Морта. Мы вместе томились в плену у тарнов. Он очень хороший и совсем не кусается. И почему их все так боятся? Морти, это мой друг Макс и мы теперь одна команда. Все всё поняли?

— Морти умный, Макс вкусный, — и хитро сощурив глазки, скосил их на Макса. Тот, кажется, начал сползать в обморок.

— Эй, приятель, — похлопала я его по щекам. — Ты не уйдёшь от меня, пока не расскажешь мне всё. Давай, ты же мой герой! Вспомни, как ты защищал меня перед кадетами. Похоже, он притворяется. Морти, а может разрешить тебе попробовать хоть кусочек этого молоденького и вкусненького юнги?

— Нет! Не надо! Я больше не буду притворяться! — завопил Макс.

Потом, мы дружно разделили на троих принесённый им поднос. Правда, кое-кому досталось значительно больше, ибо он успел нагулять в вентиляции приличный аппетит.

Когда обстановка немного разрядилась, и мы все расслабились (я полулежала на кровати в обнимку с Мортом, а Макс по-свойски развалился в кресле), я попросила Макса рассказать, как он попал на корабль. Это оказалась довольно грустная история. Как я и подозревала, этому ребёнку пришлось тяжело в жизни. Он родился в отдалённом от столицы городке. Его мать была изгнана из клана. За что? Он не знал. Только, учитывая менталитет астерийцев и их клановость, одинокой самке с детёнышем на руках почти невозможно было найти работу. Перебивалась подработками в разных местах, пока однажды, не произошёл несчастный случай на подпольном производстве иридиевых элементов для гипердвигателей. Так, в двенадцать лет, Макс остался совсем один. Целый год он скитался, живя впроглодь, пока не добрался до ближайшего космопорта. Это был совсем небольшой порт и непонятно, каким чудом там оказался челнок, отправляющийся на «Орион». Макс всего этого не знал. Полуживой паренёк на удачу заполз в него за минуту до взлёта. Его обнаружил пилот, который сразу же доложил лору Ронану Бирну. Когда капитан увидел парня, то не смог отправить его обратно — это был мешок с костями. Он распорядился доставить ребёнка в медотсек и лед Торис выхаживал его около двух недель. Расспросив Макса о происхождении, Ронан Бирн предложил ему остаться на «Орионе». Он негласно приглядывал за мальчиком. Сказал, что в военную академию ему по возрасту ещё рано, но вот через три года можно попробовать. Макс был просто счастлив. Ведь теперь у него есть работа и он не будет один. А об учёбе он и мечтать не смел! Вот, уже два года он трудится на «Орионе» в роли младшего помощника, а по-нашему юнги. Лор Ронан выдаёт ему учебные задания на неделю, чтобы смог закончить начальное образование. Экзамены Макс сдаёт экстерном. Значит, моему юному другу сейчас четырнадцать, а выглядит он постарше. Макс с восхищением и благодарностью отзывался о капитане. Я готова была с ним согласиться: для суровых астерийцев, живущих по клановым законам, взять на себя, пусть и неофициально, заботу о отвергнутом кланом ребёнке… Да и ко мне он отнёсся по-отечески тепло. Я спросила у Макса, почему капитан ведёт себя так не типично для астерийца, да ещё и для альфы? Посмотрев на меня грустными глазами, Макс пояснил:

— Потому, что он тоже совсем один. Он, последний представитель своего клана. Весь клан погиб в последнюю тарнскую военную компанию. Лор Ронан всю жизнь провёл на флоте и не успел обзавестись семьёй. Он уже готовится уйти со службы. Говорят, что следующим лором будет вилор Аден.

— М-да, сюжет… А, что ты знаешь про этого вилора Адена? Он тоже альфа?

— Нет, он пока бета. Альфой он станет, когда примет корабль, — тряхнул Макс своей вихрастой головой.

— А что ещё?

— Ну-у-у, он крутой! Первоклассный штурмовик, прошёл всю войну с тарнами и сам дослужился до своего поста. Он из очень сильного клана, только почему-то не афиширует это. Очень строгий, но справедливый. Что ещё? А, он лучший боец на корабле и даже киборги с ним не справляются, если он во второй форме.

— Вот! Про эту вашу двуипостасность мне расскажи. Какие у тебя с этим проблемы? Они очень серьёзные? — обеспокоенно вспомнила я.

— Ну, понимаешь, я ведь не принадлежу клану. Когда молодые щенки подходят к рубежу принятия второй формы, то опытные самцы клана помогают им в этом. Это довольно долгий и трудный процесс, связанный с самоконтролем. Мне же некому было помочь при первом обращении. Я очень нестабилен, не могу надолго измениться — пробормотал он, низко опустив голову. — Если я не возьму полный контроль над второй формой, то буду считаться неполноценным и с мечтой об академии придётся попрощаться, — совсем сник он. Даже его чудные ушки печально повисли.

— Не расстраивайся раньше времени, Макс. Мы обязательно добьёмся, чтобы ты обрёл полноценную вторую форму. Я друзей в беде не бросаю, да и Морт нам поможет. Правда, малыш?

— Морт помогать, — отозвался он.

— Вот, он сказал, что поможет.

— Ты его понимаешь? — удивлённо вскричал Макс.

— Да, после того как тарны чуть не угробили меня обучая всеобщему, я стала слышать Морта. Мы общаемся, поэтому я и говорю, что он хороший и не обидит тебя. Мы в одной упряжке.

— В чём? — не понял Макс.

— Э-э-э… ну, в одном подносе, — и мы дружно засмеялись.

На следующий день мы вместе отправились к леду Торису. «Проекция» оказалась чем-то вроде нашего МРТ, только делалась она стоя, причём, даже раздеваться не пришлось. После того, как я сошла с платформы, на ней осталось моё трёхмерное виртуальное полупрозрачное изображение, со всеми внутренними органами, скелетом и кровеносной системой. В общем, круто! А главное, красота неописуемая! Так, не буду смотреть. Макс даже покраснел, точнее посиреневел, так как на его серой коже румянец выглядел сиреневым. Похоже, не видел он ещё женских особей в костюме Евы. Потом, пришла очередь Макса вставать на платформу. Его проекция очень меня привлекла. Было очень интересно, насколько отличается строение человека и астерийца. Что я заметила из основного? Сердца. Они крупные, более сложного строения и формы. Расположены симметрично. Место расположения левого, примерно совпадает с человеческим. Об остальных органах мне судить сложно, так как я не обладаю достаточными познаниями в медицине. А вот в отношении половой совместимости… Похоже, наши виды не сильно отличаются, если только третье яичко не является для астерийцев аномалией.

Лед Торис позвал меня за ширму к кушетке, на которую усадил и велел снять комбез до пояса. Я немного помялась, ведь белья у меня так и не было. Надо отдать ему должное, он, как настоящий медик, даже не заметил этого. Быстренько ввёл вакцину и скомандовал одеваться.

— Так, ребята, полный анализ ваших проекций сделаю к вечеру. После ужина приходите, поговорим.

— Спасибо, лед Торис, — попрощались мы.

— Ну что, Макс, куда пойдём? Может попробуем ещё раз в кибер-зал?

— Эх, давай, — ответил он как-то нерадостно.

К счастью, в этот раз в зале никого не было. Мы, наконец, смогли запустить киборга в режиме разминки. Ну, стиль конечно необычный. Много движений, связанных с наличием второй формы, имитирующих движения хищника. Для меня это не было каким-то открытием. В земном кунг-фу тоже есть разные стили: обезьяны, журавля, змеи, дракона, тигра и другие. Я, конечно, этим не занималась, но по фильмам помнила и пластика движений была очень похожей.

— Макс, а ты в какой форме должен тренироваться? — решила я уточнить.

— В идеале, конечно, во второй, только для меня это пока недоступно. Сначала, мне надо отработать хотя бы базовый уровень, — обречённо вздохнул он.

— Тогда, предлагаю начать прямо сейчас. У нас, конечно, совсем разные стили, но надо попробовать.

И мы попробовали. Макс, сначала, очень боялся сделать мне больно, а я, в свою очередь, боялась, что не вспомню ничего: я же так много лет не тренировалась! Но, постепенно, я начинала чувствовать себя всё уверенней, а Макс, полетав немного по рингу, перестал бояться причинить мне боль. Причем, как я поняла, причиной этого стала некоторая разница в силе тяжести на корабле и на Земле. На Астре, похоже, тяготение чуть меньше, поэтому привычное для меня усилие позволило, буквально, зашвырнуть Макса через весь ринг. Но я помнила, что передо мной, неопытный ребёнок, и что основная моя задача не повыпендриваться перед ним, а научить тому, что сама умею. Основная прелесть айкидо в том, что перед тобой нет цели покалечить противника, ты не агрессивен. Спокойствие и сосредоточенность — вот чему мне надо научить Макса. Сразу вспомнился герой одного мультика, который говорил: «Внутреннее умиротворение …» Именно это поможет Максу впоследствии взять контроль над второй формой. Мы потеряли счёт времени. Очнулись тогда, когда услышали со всех сторон одобрительный гул. Оглядевшись, мы увидели, что окружены кадетами, которые с большим интересом наблюдают за нашей разминкой.

Глава 15

Я сразу же засмущалась. Представляю, как сейчас выгляжу: нечёсаное, лохматое, потное нечто. Но, кадетов так впечатлило увиденное, что они забросали нас вопросами по теме, а со стороны кто-то протянул мне полотенце. Повернув голову, я увидела того блондина, Итон Фарн, кажется.

— О! Спасибо Итон. Оно мне сейчас просто необходимо, — поблагодарила я парня.

— Да, не стоит, Надин. Расскажешь потом, чем вы тут занимались? Это смотрелось необычно.

— Конечно, — поспешила я согласиться.

— Не бойся, малышка. Тебя никто не обидит, — оскалился он в улыбке (если можно так назвать). Зубки — это что-то!

Оказалось, что по утрам перед завтраком у курсантов проходят тренинги в кибер-зале. Когда они пришли, то увидели, как мы с Максом тренируемся, не замечая ничего вокруг. Мы с ребятами поболтали ещё немного, а потом, отправились освежиться и позавтракать. Надо сказать, что настроение у Макса было более радостное. Он с аппетитом уплетал завтрак и его яркие голубые глаза светились от переполнявших его положительных эмоций. Пока он жевал, ушки забавно подрагивали. Обычно так бывает у земных кошек, только они ещё могут урчать в процессе. Ему бы здорово пошли веснушки, — подумала я.

— Макс, а что мне делать с одеждой и мелкими предметами обихода?

— Всякая мелочь, типа расчёски, гелей для мытья, полотенец, есть в каюте. Одежду придётся пока использовать универсальную, что и у кадетов. Спортивный комплект также универсальный. А вот всё остальное… Надо сходить к капитану.

Тут, мне на инком пришло сообщение от лора Ронана. Он приглашал меня на обед. Я сообщила об этом Максу, и мы решили, что там-то я и поговорю с капитаном о своих мелких бытовых проблемах.

По пути из столовой, мы пошли в другую сторону. Тут я ещё не была. Проходя мимо двери, с надписью «Комната психологической разгрузки», я остановилась.

— А туда ты меня не поведёшь? Может мне тоже надо нервишки подлечить?

Макс стал совсем-совсем сиреневым, даже ушки и то посиреневели:

— Не думаю, что это хорошая идея. Это… комната для мужчин. Полёт длительный, а астерийцам при наличии второй формы нужно сбрасывать излишек энергии.

— Не поняла… А, что, кибер-зала не хватает? — растерянно протянула я.

— Я про излишек сексуальной энергии, — пробормотал он.

Тут, уже я покраснела до кончиков волос. Вот дурочка! Заставила ребёнка объяснять тебе прописные истины такого характера! Конечно, мужики они и на другой планете мужики: вон их сколько, да ещё и в дальнем плавании! Так, сейчас, мысли опять не туда потекут. И тут, дверь в эту загадочную комнату открывается и перед моим носом оказывается ОН, тот самый, который бета-будущий альфа. Что-то вид у него не очень разгруженный. Макс встал навытяжку, а я… не удержалась: сощурив глазки спросила так, ехидненько:

— Ну, что, не полегчало?

А он, сердито сверкнув глазами, молча умчался по коридору. Фу-у-у! Кажется, пронесло на этот раз.

Происшествие в кибер-зале показало, что тренировка не помогла справиться с мощным раздражением и даже агрессией. И это при его-то хвалёном самоконтроле. Проанализировав своё самочувствие, Аден решил спустить пар по-другому. Он отправился в комнату психологической разгрузки. По-хорошему, давно надо было туда сходить. Как обладатель самой сильной, после капитана, второй формы, он не должен пренебрегать своим психологическим здоровьем. От этого напрямую зависит жизнь его коллег и психологический климат в команде. Нельзя так же забывать об ответственности за сохранность молодняка. А всё эта сури (животное похожее на кошку)! Комната психологической разгрузки больше походила на небольшой вытянутый зал, разделённый на отдельные кабинеты. Аден вошёл в первый же свободный и заблокировал дверь. Снаружи загорелся оранжевый свет, говорящий о том, что кабинет занят. Он подошёл к панели управления и ввёл исходные параметры для кибер-дамы. Киборги такой специфики тоже были полиформы. Особо не задумываясь, Аден задал: средний рост, длинные тёмные волосы, карие глаза. Когда киборг с заданными параметрами появился и «приступил к выполнению обязательной программы», Аден опять слетел с катушек. Нет, он не принял вторую форму, но его всё раздражало, всё было не так и чего-то не хватало. Он, отменил все введённые параметры и задал другие, абсолютно противоположные: блондинка, высокая, стройная, с голубыми глазами. Второго киборга постигла та же участь. Он ещё немного пометался по кабинету и вылетел за дверь, где нос к носу столкнулся с Надин и её провожатым. И тут, эта мелкая пакость, хитро сощурив глазки, говорит ему:

— Ну, что, не полегчало?

Чтобы не прибить её, Аден рванул на выход.

— Макс, как ты думаешь, какая муха его укусила? — озвучила я свои мысли.

— Кто?

— А! Я забыла совсем. Ты же не понимаешь! Да, ничего, это я так. Слушай, я тут подумала, может у вас на корабле есть какие-либо обучающие программы? Надо же мне хоть чему-нибудь научиться. За одно и память свою потренирую.

— Есть, конечно. Только все они для курсантов и, в основном, лётные или по тактикам и стратегиям. Есть ещё мнемотренажёры, но они очень тяжёлые в использовании. После работы с ними сильно болит голова.

— Вот и ладушки. Значит, будет чем заняться.

Так как делать мне всё равно было нечего, то я отпустила Макса заниматься, а сама отправилась к тренажёрам. Решила пробовать всё по очереди, а то вдруг, что-нибудь интересное пропущу. Первый же тренажёр был настроен на изучение матчасти штурмовика класса «Гром». Мне вору — всё впору. Находясь в космосе на военном крейсере, такая инфа может пригодиться. И понеслось! Очнулась я тогда, когда на руке запищал вызов инкома. — Чёрт, меня же ждёт лор Ронан! — Я спешно приняла вызов и заверила его, что уже бегу.

— Лор, — проговорила я, запыхавшись, — прошу прощения. Я засиделась в тренажёре и совсем потеряла счёт времени.

— В тренажёре?! Но, они требуют слияния с машиной! Как ты себя чувствуешь?

— О, лор, не беспокойтесь. Кажется, эксперимент тарнов дал один полезный в моём положении результат — я с лёгкостью запоминаю всё новое. Кажется, обучаемость повысилась в десятки раз. Пока мы летели в штурмовике с вашим старпомом, я запомнила все действия, которые он совершал при управлении кораблём. Потом, в зале кибер-тренажёров я запомнила разминку киборга, а сейчас, изучала матчасть по штурмовику класса «Гром». У меня такое чувство, что объём моей памяти увеличился в несколько раз!

— Ох, девочка, это же всё военного назначения. Ты же самочка, молоденькая, для чего тебе это? Война — удел самцов. Мы служим империи, защищая её границы, охраняя самое дорогое для нас — вашу мирную жизнь и наше потомство, — он как-то тоскливо посмотрел на меня.

— Лор Ронан, не переживайте так. Я с вами полностью согласна, но я оказалась на военном космическом корабле и застряла здесь надолго. Мне бы и хотелось изучить что-нибудь более гражданское, только у вас нет таких обучающих программ. Поэтому, буду изучать пока то, что есть. Вдруг, пригодится. Считайте меня младшим помощником Макса, — разбавила я шуткой слишком серьёзный разговор. — Кстати, лор, Макс — чудесный паренёк! Из него, со временем, получится достойный астериец. Мы с ним подружились. Я вызвалась помогать ему с тренировками, так как единственная, кто сейчас для него подходит. Потом, когда он научится минимальному контролю, меня заменит киборг.

— Ох, дети, у меня от вас голова кругом! Ладно, давай обедать. Мне так редко кто-то составляет компанию.

Мы сели за стол и принялись за трапезу. Капитан ел очень спокойно, с достоинством. Мне сразу вспомнились дореволюционные офицеры. Было в нём, что-то очень благородное.

— Надин, я должен поблагодарить тебя за Макса. Ему очень трудно пришлось в жизни, поэтому твоя дружба очень важна для него.

— Да, лор Ронан, я уже расспросила Макса о том, как он попал на корабль. Меня очень расстроило, что такой светлый ребёнок, так много перенёс в своей недолгой жизни. Я восхищена тем, как вы помогли ему! Узнав немного об особенностях жизни и менталитета астерийцев, я считаю, что вы совершили настоящий поступок.

— Мне приятно, что кто-то это оценил, — немного смутился он.

Далее, наш обед проходил в тишине, а когда мы закончили, то я решилась спросить у капитана:

— Лор Ронан, мне неловко вас беспокоить, но есть некоторые вещи, без которых девушке не обойтись…

— Да, совсем забыл. Я же не просто так пригласил тебя на обед. Завтра, мы будем проходить мимо станции Гелликс. Это последний крупный космопорт на маршруте. Я планирую сделать там остановку. Есть возможность докупить тебе всё необходимое. Ты обязательно подумай, что тебе ещё нужно, всё-таки самочки не должны ходить в казённых универкомах для самцов, — покачал он седой головой.

— Но лор, у вас ведь тоже используют некий универсальный эквивалент стоимости товаров или услуг? На Земле он называется «деньги». Боюсь, что я не смогу себе ничего позволить… — совсем стушевалась я.

— Надин, девочка, даже не думай об этом! Всё, что ты посчитаешь нужным выбрать на станции, будет оплачено моими вирами, — взмахнул он руками. — Поверь, за всё время службы их скопилось огромное количество, а тратить их не на кого: праматерь не подарила мне семьи и детей. Я с удовольствием помогу тебе в решении этих небольших женских проблем. Утром, перед выходом с корабля, я выдам тебе виркарту. Предъявляй её во всех торговых кабинетах.

Что же, кажется всё понятно: виры — деньги, торговые кабинеты — магазины, виркарта — кредитная карта. Не запутаюсь. У нас всё так же.

— Хорошо, капитан и … спасибо.

— Надюш, — я встрепенулась, так только папа меня называл, — у меня будет маленькая просьба: присмотри что-нибудь для Макса. У него через неделю День Рождения и я хотел ему что-нибудь подарить.

— Конечно же! Обязательно!

На этом, мы закончили обед, и я пошла обратно в зал кибер-тренажёров.

Глава 16

После занятий и ужина, мы с Максом забежали к леду Торису. Он порадовал нас хорошими анализами наших проекций, но в рекомендациях для Макса тренировки стояли на первом месте, так как время его поджимало. Узнав, что мы уже начали, он обрадовался. Мы договорились, что заниматься будем каждое утро перед завтраком. Потом, доктор отпустил Макса, а меня попросил остаться.

— Надин, у меня для тебя две новости. С какой начать?

— Э-э… с плохой, — напряглась я.

— Что ж … Тарны очень грубо провели своё вмешательство в твой организм. Помимо увеличения мозговой активности и расширения памяти, могут появиться головные боли, галлюцинации, видения. Как побочка — не исключаю телепатические проявления. Не могу назвать это хорошей новостью. А вторая — твой организм в полном порядке и соответствует возрасту в двадцать стандартных лет. На случай, если решишь обзавестись семьёй, ты полностью совместима с астерийцами. (Вот обрадовал! — сарказм) Поэтому, будь осторожна. Проведённые исследования показали, что твои феромоны идентичны феромонам, которые астерийки используют для привлечения самцов. Учитывая твой возраст и наличие большого скопления мужских особей на ограниченной территории, предлагаю сделать тебе временную гормональную блокаду. Тебе ведь не нужны сейчас проблемы?

Я слушала его, открыв рот! Вот влипла! Кругом одни самцы, да ещё и с отличным нюхом. Вспомнив об их второй форме, мне совсем поплохело. И в каком месте я с ними совместима?!

— Лед! Мне срочно нужна информация! Вы, единственный на этом корабле, кто может меня просветить. Я совершенно ничего не знаю о вашей физиологии и боюсь нечаянно кого-нибудь спровоцировать. Мне не нужны проблемы и не хочется доставлять их кому-либо по неосторожности.

Видать, по моим вытаращенным глазам он понял, что лекция мне нужна прямо сейчас.

— Видишь ли, Надин, мужские особи нашей расы имеют вторую полу-разумную, но очень сильную форму. Это боевая форма и она является симбиозом с животным. Поэтому, в жизни астерийцев, инстинкты и самоконтроль играют очень большую роль. В некотором роде, это расплата за расширенные возможности. На начальном этапе, отношения в паре начинают зарождаться, благодаря срабатыванию инстинкта у самца на запах феромонов самки, которую симбиот признаёт своей истинной половиной.

— Что, прям сразу раз, и всё?

— Не совсем. Это происходит на подсознательном уровне. Сложность заключается в том, что самец должен осознать принятое его симбиотом решение и принять его. Для некоторых, выбор симбиота становится совершенно неприемлемым. Если самец не смирится или самка не примет его ухаживаний, то такая особь может погибнуть. С момента выбора симбиотом самки, у самца начинается медленная перенастройка всех органов чувств. Этот процесс длится несколько месяцев. Он настраивается на свою пару, чтобы стать для неё защитой и опорой. Самцы очень неустойчивы в этот период. Они могут быть агрессивны, вспыльчивы. Чем быстрее самка принимает его как пару, тем быстрее проходит процесс перенастройки. Астерийки готовы к такому развитию событий, да и сами они привычные ко второй форме самцов. Ты же, боюсь, пока не готова к принятию этого факта нашей жизни. Слишком мало времени прошло с тех пор, как ты оказалась на «Орионе» и познакомилась с нашей расой. Ну, так что? Ты готова поставить блокаду?

И он ещё спрашивает?! Я молча спустила комбез до пояса. Лед Торис быстренько метнулся к шкафчику с препаратами:

— К счастью, военные крейсеры комплектуются расширенной линейкой препаратов, на всякий случай, — пояснил он, делая мне укол. — Надеюсь, ты не успела ещё никого очаровать. Не нужны нам сейчас в глубоком космосе такие проблемы, — пробормотал лед Торис, и я с ним молча согласилась.

Утро было воистину прекрасным! Ах, это услаждающее слух каждой женщины слово «шопинг»! Там, на Земле, я не часто баловала себя покупками. Детство пришлось на нищие и развальные девяностые. Потом, мы с молодым мужем вставали на ноги с ребёнком на руках, потом, «а зачем тебе, ты же никуда не ходишь», дальше, развод и небольшой заработок, чтобы только свести концы с концами. А тут, мужик даёт свою кредитку! Мысли уже поскакали по космическим бутикам. Пришлось тормознуть их на полном скаку, натянуть поводья и сказать: «А ну, стой, окаянные!» Нужно быстренько составить список самого-самого необходимого, а то после вчерашнего визита к доктору, я никак не могла успокоиться. Это, как с гормональными контрацептивами. Забыла принять таблетку, а потом до конца месяца мечешься с мыслью: залетела или не залетела? Так и я вчера. В общем, было не до списка. Первым номером внесла нижнее бельё! Боже, подумать только, ещё недавно я мечтала хоть о какой-нибудь тряпочке, прикрыться. А побегав в универсальном комбинезоне, поняла, что за трусики и лифчик — душу продам. Потом, несколько женских комбинезонов, на каждый день, два спортивных комплекта для тренировок, одно платье (не знаю зачем оно мне в космосе, но очень хочется) и, конечно же, обувь. Ну, не могу я босиком! Ещё, добавила спальный и домашний комплекты. А дальше, шли простые женские мелочи: резинки, заколки, ножнички маникюрные, пилочка, впитывающие полоски. Решила сильно не шиковать, всё-таки, наглеть не приучена. Если чего и забыла, то на месте сориентируюсь. Что присмотреть Максу, я пока не придумала. Дети есть дети! Возьми любого в магазин и сразу увидишь, от чего загорелись его глазки. Я быстренько сбегала в столовку, не забыв принести еды Морту. Этот маленький проглот уже успел определиться с наиболее вкусными пюрешками и регулярно напоминал мне о них. — Эх, Морти… Не пробовал ты настоящей еды. Не успела я покормить Морта, как за мной уже пришли. На станцию нас выходило несколько э-э-э… персон: четверо астерийцев, незнакомых мне, Макс, старший обучающий Гурт Орт, в сопровождении трёх кадетов, включая Итона Фарна. Немного в стороне от них, стоял представитель совершенно незнакомой мне расы. Он был невысокого, примерно метр пятьдесят роста, абсолютно лысый и очень походил на персонажей из историй про Алису — Тру-ля-ля и Тра-ля-ля. Я поспешила со всеми поздороваться. После приветствия, мне представили этого необычного индивидуума. Он оказался поваром! Вот чудо! Был представителем расы цы-гон и звали его Леорус Нерус. Он попросил называть его, Лео и я с радостью согласилась. Это имя легче запомнить, да и есть в нём что-то земное. А ещё я выяснила, что мы с ним — товарищи по несчастью. Он так же был пленником на тарнском корабле и, возможно, что это его силуэт я видела в соседней камере. Вообще, мне было интересно поговорить с поваром о, так сказать, местной кулинарии. Дома мне нравилось готовить. Я часто экспериментировала с разными блюдами и совершенно не могла дотошно следовать рецептуре. Мне казалось это скучным и неинтересным. Приготовление еды — процесс творческий, зависящий от многих факторов. Так, даже у одной и той же хозяйки, суп не получится одинаковым. Его вкус будет зависеть не только от качества продуктов, но и от настроения повара, от того, что его сегодня вдохновляет. В общем, поговорить с Лео было о чём. Мы с ним быстро сошлись на почве любви к кулинарному искусству. Он пообещал пустить меня к себе на кухню и показать мастер-класс. Оказалось, что капитан решил привлечь его к приготовлению еды, частично заменив им универкух. Лео пребывал в восторге, ведь его не только спасли от рабства, но и снова доверили заниматься любимым делом! Теперь, он отправлялся вместе с нами, чтобы закупить весь необходимый инвентарь и продукты.

Так, за разговорами, мы и не заметили, как добрались до торгового сектора станции. Там, наши пути разошлись. Каждая группа отправилась по своим делам.

Глава 17

Я с интересом крутила головой по сторонам. Ведь станция — это большой торгово-транспортный узел. Здесь можно увидеть представителей различных рас, некоторые из которых были весьма необычны и совершенно не гуманоиды. Открыв рот, я смотрела на фиолетового «осьминога», который старательно ловил своих многочисленных отпрысков и пытался спрятать их в кожном кармане на животе. Как оказалось, у его потомства было своё мнение на этот счёт. Пронзительно вереща, они бегали вокруг незадачливого родителя. Тишина и покой наступили тогда, когда подвалила их мамаша, огромная оранжевая «осьминожиха» и надавала папашке по «шее», уж не знаю где она у него. Пока я рассеянно крутила головой, врезалась лбом в столб. Тут, сверху ко мне наклонилось круглое нечто и на всеобщем поинтересовалось не ушиблась ли я. Я извинилась и активно замотала головой: нет, мол. На большее меня не хватило. Так что, учитывая моё любопытство, до этого самого торгового сектора добирались мы долго. По дороге, я беспрестанно задавала Максу вопросы, а он терпеливо отвечал на них, при этом, чувствовал он себя взрослым, который объясняет ребёнку прописные истины. Виркарта, которую капитан передал мне, отлично справлялась со своими обязанностями. Оплачивать ей покупки было легко и приятно. Я смогла найти почти всё из своего списка. Осталось ещё чуть-чуть. Попутно, я старалась понять, что вызывает наибольший интерес у Макса. Пока что, точно удалось определить, что это не одежда и не игры. Проходя мимо комнаты с различной военной амуницией, Макс задержался у витрины, восхищённо рассматривая какую-то непонятную для меня штуковину. Я по инерции прошла мимо и мне пришлось к нему вернуться.

— Что это ты там такое нашёл? — промурлыкала я.

— Это самый крутой инком, NX-2000! Он применяется только в спецподразделениях, — глаза горят от восхищения, а ушки стоят торчком. — Я его видел только в инфосети, а так близко — впервые!

— Ну, так, не вопрос. Пойдём, посмотрим ещё поближе, — сказала я и потащила его в магазин.

Когда мы вошли, то нас встретил крупный детина, похожий на орка. Как мне потом разъяснил Макс, его раса даже называется похоже — орлок.

— Чем интересуетесь? — деловито поинтересовался он.

— Мой юный друг заинтересовался спецмоделью инкома NX-2000, продемонстрируете?

— Конечно, проходите. Прекрасный вариант для самых взыскательных клиентов. Суперлёгкий, абсолютно невозможно потерять, функция блокировки от несанкционированного использования, программирование автопоиска в любой среде, даже в химически агрессивной, помимо обычной короткой связи, позволяет держать связь даже с объектами, находящимися в гиперпространстве, а также, видеосвязь в формате 3D проекции абонента. Обладает встроенными подручными инструментами, такими как: электрошокер, минилазер, встроенная нанонить длиной в сто кат и всё это, не считая стандартного набора функций среднестатистических инкомов. Именно поэтому, NX-2000 состоит на вооружении в спецподразделениях, — голосом супермачо из «магазина на диване» бодренько выдал этот орлок.

Всё Макс, ты попался! Это такой щенячий восторг на мордашке! Как же хочется его порадовать! И пусть я не могу это сделать от своего имени, но поручение лора Ронана я теперь смогу выполнить. Лучше, подарка не найти!

— Да, классный! Ну ничего, когда-нибудь, заработаем на такой — сказала я втихоря подмигнув продавцу. — Ладно, Макс, пойдём, у нас в списке ещё не все вещи куплены.

Я запомнила примерное расположение магазина. Мы походили ещё немного, а потом, я отвела Макса в салон, где его длинные рыжие лохмы надо было облагородить. Пока его приводили в порядок, я мухой смоталась обратно к орлоку и, к его радости, купила нереально крутой инком. Вернувшись, я заняла место Макса и уже мои волосы привели в достойный вид. Можете себе представить, во что превратилась моя голова за время отсутствия расчёски и резинки! Пока мы шли обратно к кораблю, то забрели на окраину торгового сектора. Там, мне на глаза попалась витрина (маленькая совсем, просто клетушка) с клубками шерсти, нитками и спицами. — Батюшки, это ещё откуда?! Здесь, на другом краю галактики! Я рванула туда. Для двоих там было слишком мало места, поэтому, Макс остался снаружи. В лавке сидела явно немолодая женщина с голубоватой кожей и огромными, на пол-лица, жёлтыми глазами. На каждой руке у неё было по шесть длинных гибких пальцев и одета она была в сложный многослойный наряд явно собственной вязки. Я поздоровалась с ней и погрузилась в мир пряжи. Когда-то, в прошлой жизни, вязание было для меня, как медитация. Я обвязывала Альку с ног до головы. Про мужа я тоже не забывала, но… Он был слишком шикарен, чтобы носить какие-то самодельные вещицы, «чай не в деревне живём». Потом, когда я осталась одна, вязать стало не для кого. Увидев сейчас всё это клубочное великолепие, я поняла, что очень хочу опять вязать и я даже знаю для кого! Думаю, что капитан не обидится, если я потрачу несколько виров на женскую слабость. Спросив у хозяйки лавки что сколько стоит, я была очень удивлена. По сравнению с ценами на прочие купленные сегодня товары, цена была копеечной. Похоже, дела у неё шли плоховато — никто не знал, что делать с этими цветными нитками. Я скупила у неё почти весь ассортимент. К счастью, там же продавались и сами орудия вязки. От последней покупки я была в такой же радости, как и Макс, когда рассматривал отпадный гаджет. Практически на все покупки мы оформляли доставку на корабль на моё имя, поэтому, шли налегке. Из товаров, которых не было в списке, я приобрела маленькую сумочку через плечо, зеркальце и, так как у них нет бумаги, электронный планшет для записей.

Подходя к кораблю, мы встретились с Лео и его сопровождающими. Повар был чрезвычайно доволен. Ему посчастливилось найти на станции вполне приличные продукты, запечатанные по стазис-технологии. Погрузившись на «Орион», все разошлись по своим местам, а я побежала к капитану, чтобы передать ему купленный для Макса подарок.

— Надин, девочка, — встретил меня лор Ронан радостным приветствием, — в тебе что-то изменилось! — сказал он, пристально меня разглядывая.

— Просто я, наконец-то, причесалась, — засмеялась я. — Нам женщинам так мало нужно! Лор Ронан, я выполнила вашу просьбу и заверяю, что этот подарок приведёт Макса в неописуемый восторг. Я вкратце пересказала ему эпизод в магазине спецснаряжения и передала инком и виркарту.

— Да! Я бы тоже от такого не отказался! Мы до старости остаёмся мальчишками. От них мы отличаемся только стоимостью игрушек. Спасибо, девочка. Я бы сам не смог выбрать лучше! А как твои успехи? Удалось решить свои бытовые проблемы? Всё нашлось?

— Да, лор. Большое спасибо за заботу и участие. Лор Ронан, я потратила немного ваших денег на рукоделие, чтобы сделать Максу подарок своими руками.

— Ты всё правильно сделала, не волнуйся. Да, Надин, я тут поразмыслил над твоими словами об обучаемых программах. Думаю, что ты можешь пока ознакомиться с программами для Макса. Это базовый уровень знаний для молодых особей. После прохождения этого уровня, они вправе поступать в различные учебные заведения высшего звена. Я перекинул всё на стационарный инком в твоей каюте. Перед началом изучения, загрузи обучающие программы на мнемотренажёр. Это конечно не самый приятный процесс, но так гораздо быстрее.

— Отлично, кэп.

— Как ты меня назвала? — переспросил он.

— Капитан или «кэп» в моём языке соответствует «лору» в вашем языке и иногда у меня невольно проскальзывает, — смущённо пояснила я.

— Как интересно. Ты не смущайся. Я не буду в обиде. Это даже забавно…

Я попрощалась с капитаном и помчалась к себе. Ведь, мне столько всего надо рассказать Морту! Моя жизнь так ускорилась, что я совсем мало его вижу.

Глава 18

Аден старательно выполнял свои обязанности старшего помощника капитана. Но, самой главной его задачей на сегодняшний день, было не встретиться с этой мелкой сури. Он не мог из-за этой малявки поставить под удар свою военную карьеру. Слишком дорого она ему досталась! А тут, появляется это недоразумение, которое вечно мешается под ногами и вызывает сильнейшее раздражение. Раз они оказались на одном корабле и им с него в ближайшее время никуда не деться, то он обязательно найдёт выход из ситуации. Для начала, Аден воспользовался своим служебным положением: определил через центральную систему управления крейсером пин-позывной её инкома, запрограммировал круглосуточную передачу данных о её местоположении на свой инком. Таким образом, он хотел решить проблему неожиданных встреч. Зная, где она находится в любой момент времени, легко можно этих встреч избегать.

Взаимоотношения с лором Ронаном были подчёркнуто деловыми. От Адена требовалось безукоризненное выполнение своих обязанностей. Лор всё чаще обедал с Надин и Аден искренне недоумевал, о чём можно говорить с землянкой? Она же из закрытого, отсталого мира! Что она может знать? Большую долю его времени занимали заботы, связанные с осуществлением контроля за кадетами, так как обучающие не всегда успевали пресекать драки в среде молодняка. Аден сильно опасался, что с появлением самки, его задача станет просто непосильной! Однако, не было не одного конфликта, связанного с её именем. Наблюдая за перемещениями Надин по кораблю, он знал всё, что она делает. Каждое утро, ещё до завтрака, у неё тренировка с Максом в зале кибер-тренажёров. Туда же приходят и кадеты. Подумать только, женщина на ринге! Неужели для землян это в порядке вещей? Хотя, о чём это он? Сам же испытал. Потом, она отправляется в каюту и через некоторое время приходит в столовую к завтраку. Затем, опять идёт в каюту, но буквально тут же убегает в тренажёрный зал. Там, она бывает почти до обеда. После, отправляется к новому повару и проводит у него пару лат. Потом, явно обедает: иногда в общей столовой, а иногда с лором. Снова забегает в каюту и повторяет путь к тренажёрам. Вечер проводит в каюте. Аден даже не отдавал себе отчета, что чуть ли не досье на неё собирает, всё-таки он безопасник. Однако, скоро ему стало мало светящейся точки, перемещающейся по кораблю. Спустя несколько дней, Аден стал периодически подключать видеокамеры с того помещения, в котором она в данный момент находилась. Вот и сейчас, во время обеда, он увидел, что Надин пришла в общую столовую. Подключив камеры, он стал наблюдать со стороны.

Мы с Максом сегодня обедаем вместе, в общей столовой. Я уже начинаю привыкать к новому для меня распорядку дня. Кажется, я и к своему двадцатилетию начинаю привыкать. Правда, точнее будет сказать, что вспоминать. Зайдя в общий зал, мы увидели кадетов, которые пришли раньше нас. После того первого столкновения, мы с ребятами пришли к соглашению и у нас установился нейтралитет. Они не задирали меня и Макса, а с некоторыми мы даже неплохо общались. Иногда, я обсуждала с ними учебные моменты, и они не отказывали мне в пояснении. Должна сказать, что предсказания доктора Ториса сбылись. В процессе общения с мнемотренажёром у меня довольно часто были головные боли, но при этом я поглощала базовую программу с такой скоростью, что уже через три дня прошла половину курса! Многие темы были мне крайне интересны. Я же технарь и всё, что касалось разъяснения принципов работы тех или иных механизмов было очень познавательно. Эти знания помогут мне впоследствии интегрироваться в новый, более технологичный, мир. Всё, что касалось истории и социального устройства жизни астерийской цивилизации, давало мне ключ к пониманию их поведения. Единственное, что мне итак было известно, это то, что психология мужских особей разных рас почти не отличается от землян, а расхожая фраза «все мужики одинаковые» не теряет своей актуальности при смене района галактики.

— О, ребята, привет! — поздоровалась я с Итоном и его приятелями.

— Надин, Макс, идите к нам, — они сдвинулись, освобождая нам место. — Какая ты сегодня хорошенькая, — подмигнул Норм.

— Спасибо, Норм, ты тоже хорошеешь на глазах, — ребята заржали. Молодые и сильные, они лучились энергией и задором. Мне опять вспомнились студенческие годы, ещё до появления Лёшки.

Парни тоже часто меня расспрашивали про жизнь на Земле, но их всё больше интересовали девушки. Их невероятно удивил тот факт, что у нас женщины работают в разных областях и даже в армии. Иногда, я ловила на себе задумчивый взгляд Итона. Из всех кадетов, он один обладал ярко выраженной харизмой будущего лидера. — И о чём ты, мальчик, думаешь? Только бы не наделал глупостей. Мне, как имеющей некоторый жизненный опыт, было видно гораздо больше, чем им. Что мне нравилось, так это то, что Макса удалось ввести в круг общения, пусть не сверстников, но близких ему по возрасту ребят. Он уже не прижимал испуганно уши, когда слышал их громкий смех. Открыв рот, он прислушивался к нашим разговорам, особенно, когда я начинала расспрашивать их про штурмовики. Видно, ему тоже хотелось «порулить». Да, я скучала по своей машинке. Она стала моим другом и единственным членом семьи. Как она там? Наверное, ушла на переплавку… Эх!

— Завтра тренировка как обычно? — уточнил Норм.

— Конечно. Только, чур вы теперь учите меня новому приёму. А то скоро я начну отбирать хлеб у ваших обучающих и нисс Орт наябедничает на меня капитану, — я притворно надула губки. Я уже и забыла, что такое «кокетство» в мужском обществе!

— Идёт! — сразу согласился Норм.

— А ты, Макс, молодец. У тебя неплохо получается. Ещё немного, и можно будет попробовать тренинг во второй форме — сказал Итон и так посмотрел на меня…, - Ой, у тебя волосы растрепались, — и заправил мне за ухо выбившуюся прядь.

— Да, я стараюсь, — встрял Макс, спасая положение, — Надин очень мне помогает. Я уже лучше чувствую своего зверя и думаю, что скоро смогу с ним справится.

— Она что, совсем глупая?! Она не видит, что этот щенок её охмуряет?! Аден заводился всё сильнее. Он еле сдерживал порыв помчаться туда и устроить этому молокососу хорошую трёпку. Ишь, распустили свои лапы! Слишком много у них свободного времени. Надо придумать, чем их занять. Может, заставить оттирать копоть со стен стартовых шахт для штурмовиков? Он уже лелеял кровожадные планы, когда увидел, что Надин незаметно взяла небольшой бокс с едой и пошла опять в свою каюту. А вот в каютах, располагать камеры слежения было запрещено. Совсем скоро, она вышла оттуда и пошла на занятия. — Хм, интересно, зачем ей ещё еда? Так ведь и не скажешь, что много ест.

Глава 19

Через четыре дня наступил День Рождения Макса. Конечно же, никто об этом не знал, а если бы и знал, то это ничего не изменило бы. Кому нужен ребёнок, отвергнутый собственным кланом? Законы на Астре суровые. Клановая структура общества не просто так образовалась. Именно в составе клана, под его поддержкой и защитой индивидуум добивался максимального успеха на своём поприще, тем самым приумножая силу, почёт и уважение своего рода. Поэтому, отлучение от клана было самым суровым наказанием и никого не интересовало, что мальчик ни в чём не виноват. Вот, как так жизнь устроена: у кого-то всё есть, и он это отпихивает от себя всеми силами, а кто-то не имеет абсолютно ничего и не ропщет. Мне было очень жаль этого ребёнка! Хотелось обнять его, погладить по вечно взъерошенной рыжей голове, потрепать мохнатые ушки, посмотреть в его огромные голубые глаза и передать хоть чуть-чуть нерастраченной материнской любви. У меня её было много, но моему ребёнку она была не нужна. Однако, я понимала, что со стороны это могут воспринять совсем неправильно: мне же теперь двадцать лет и никто не поверит в чисто материнские чувства. По вечерам, в своей каюте, я впадала в меланхолию и только мой маленький пушистый друг Морт мог меня отвлечь. Мысленная связь с ним крепла день ото дня. Нам даже не нужно было смотреть в глаза друг другу, чтобы обмениваться фразами. Я бы даже сказала, что начинаю не только слышать его мысли, но и чувствовать его настроение и место нахождения. Настоящим открытием для меня стало то, что Морт шарашился по всему кораблю! Когда я это поняла, то умоляла его быть осторожней. Наши с ним дружеские отношения притупили его природную осторожность. Он уже забыл, что ручной телепат — мечта любого особого отдела. Макс пару раз вытаскивал его из весьма опасных мест. А когда мы с ним в два голоса ругали это мохнатое недоразумение, то он каждый раз пел:

— Нас не догонят! — и откуда он этого понабрался…?

(Да уж! Какого только мусора нет в моей голове, если поскрести по сусекам.)

Что-то я отвлеклась. О чём я хотела рассказать? А! Как только я увидела пряжу, то мне в глаза сразу бросились мотки красивого, оранжевого меланжа и я так и застыла, представив Макса в большом уютном джемпере из этих ниток. В первый же вечер я засела за вязание. Когда этот процесс затягивает, то остановиться чрезвычайно трудно. Я засиживалась до полуночи и дольше. Сначала, мне было трудновато, но потом, пальцы сами вспомнили доведённые до автоматизма движения, и работа закипела. Глазомер у меня был хороший и я вполне точно определилась с размером. За три дня джемпер был готов. Он получился таким, каким я его себе представила: тёплым, уютным и домашним. В своей работе я выплеснула все переполнявшие меня чувства. Даже всплакнула, когда закончила. Теперь и у меня есть для Макса подарок. Надо только как-то завернуть его, чтобы как положено, получился сюрприз. Время оставалось и у меня появилась одна идея. Есть ещё один астериец, к которому я испытываю огромную признательность за доброту и заботу. Тот, на кого даже не подумаешь, что он может быть мягким и добрым. Для кэпа, как я его про себя называла, я тоже решила связать. Прикинув, я выбрала мягкую серо-стального цвета пряжу. Я решила, что она ему очень подойдёт. Этот суровый и сильный самец, отдавший всю свою жизнь служению империи, в душе крайне одинок. Это я тоже чувствовала, как с Мортом. (Кажется, доктор говорил что-то о побочке… Похоже, я становлюсь не телепатом, а эмпатом, с некоторыми телепатическими возможностями. Надо будет обдумать на досуге.) Думаю, что ему будет приятно, если я передам через свою работу частичку ответного тепла, заботы и привязанности. Модель для вязки я выбрала несколько другую. Это был двубортный мужской кардиган с отложным воротником, длиной до середины бедра, с двумя карманами по бокам и завязывающийся на вязаный же пояс. Думаю, что в таком одеянии он отлично смотрелся бы в уютном кресле у камина. Так же, как и у Макса, вязку украшали косы и шишечки. Получилось очень по-домашнему. Как не странно, но упаковку для своих подарков я нашла у Лео. Когда я пришла в очередной раз на его мастер-класс, то увидела, что он распаковывает необычные фрукты. Вот обёртка-то и привлекла моё внимание. Я выпросила это блестящее и шуршащее чудо, прихватила шпагат для связывания каких-то «головоруких» и умчалась к себе в каюту. Там, я соорудила два настоящих подарочных свёртка. Подарок капитану я решила вручить попозже. Всё-таки, сегодня мы поздравляем Макса. Ещё вечером, капитан прислал мне на инком приглашение на обед. Думаю, что и Макс получил такое же. Похоже, что праздник пройдёт в узком кругу. Я радостно хихикнула в предвкушении: всегда любила вручать подарки больше, чем получать.

Я быстренько смоталась на кухню за едой для Морта, пока ещё никого не было. Лео я предупредила заранее, что обедаю с лором Ронаном и Максом. Он ответил, что капитан заказал ему праздничный обед на три персоны и он нас порадует своими шедеврами. Класс! Готовил он божественно! Дома я тоже хорошо готовила, но это были известные мне с детства продукты. Чтобы научиться готовить себе в этом мире и случайно не сварить какой-нибудь яд, я каждый день приходила перед обедом на кухню, помогать Лео в готовке. Я запоминала названия исходных продуктов, каким способом их можно приготовить и каким вкуснее, училась готовить самые простые повседневные блюда. Самое интересное, что в астерийской кухне нет такого блюда, как «суп»! Представьте себе, каким азартом загорелись глаза этого мастера кастрюли и поварёшки! Он тут же вытребовал с меня обещание научить его готовить такое блюдо. Когда же я сказала, что супов огромное количество и они ещё разделяются на щи, борщи, солянки, супы-пюре, холодные и горячие супы, то всё! Его можно было уносить! Я клятвенно обещала завтра же придумать для него суп из местных продуктов. После этого, он немного успокоился, а я, прихватив для Морта контейнер с едой, помчалась обратно.

Вот, бегу я по коридору, вся такая радостная, и тут, появляется странное ощущение, что на меня движется лавина. Причём, ощущение приближения лавины эмоций и ощущение физического приближения чего-то большого, мощного и стремительного. Не успев среагировать, я врезалась в это «большое и мощное» и полетела в одну сторону, а контейнер с едой в другую. А это самое «нечто» так и осталось стоять на месте, даже не пошатнувшись:

— Попалась! — взревел он (ну кто бы сомневался в его личности), — я так и знал, что это твоих рук дело!

— Чего?! А повежливей нельзя?! — отзеркалила я его тон, пытаясь подняться.

— Это же ты выносишь еду! — начал напирать Аден.

— Да, что ты! Ну, просто капитан-очевидность! А что в этом такого?

— Наш повар уже четыре раза жаловался, что исчезает готовая еда!

— И ты, конечно, решил, что я ворую у повара?! — возмутилась я. А тебе не приходило в твою лопоухую башку, что я спрашиваю у Лео разрешения на вынос контейнера, режим питания у меня такой! — нагло вру я, а сама думаю: — Ну, Морти, ну погоди, маленький засранец!!!

— Тогда кто? — чуть тише, но более зловеще прорычал он, медленно подходя ко мне и нависая как скала сверху.

Я скосила глаза в сторону и, заметив непонятную тумбу, забралась на неё. Теперь я была выше старпома на полголовы:

— Да мне-то откуда знать?! — проорала я сверху и топнула от злости ногой. Нет, вы только подумайте! — Это твоя проблема! — на самом деле мне было страшно до чёртиков. А ещё, у меня было чёткое ощущение, что это нелепое обвинение было ему зачем-то нужно. Слишком слабо пока работала моя эмпатия. Я просто чувствовала эмоциональный хаос. Слишком много в нём бурлит эмоций и очень быстро они сменяют друг друга. Готова поставить всё, что у меня есть, его вторая форма была очень близка к появлению.

— И поверь, я решу её! — он сощурил глаза, повёл носом от моей шеи до груди, шумно вдохнул и понёсся дальше по коридору.

Я на дрожащих конечностях еле спустилась с этой совсем невысокой тумбы. Было стойкое чувство, что последнюю фразу сказал зверь. — Ой, м-ма-мочки! Ну, я попала! Тут, я искренне порадовалась, что так вовремя поставила эту гормональную блокаду.

Моё повседневное общение с представителями астерийской расы было вполне мирным. Никто меня не пугал, не приставал и некоторые даже подружились со мной. И только один самец из всего корабля, периодически напоминал мне, что я попала в страшную сказку, где есть Серый Волк и он может слопать глупую и доверчивую Красную Шапочку. «Во, сюжет!» — как говорил полотёр из одного старого фильма. Блин, даже руки трясутся! Выскочил, как чёрт из табакерки, наорал, напугал и умчался! Эх, я со страху опять не успела его аметистовые глаза рассмотреть. Так, опять я не о том. Мне сейчас на праздник идти, а у меня трясучка нервная. Дома у меня был широкий выбор успокоительного: в зависимости от ситуации, от валерьянки и валокордина до коньяка и водки. А здесь как быть? Только добрый доктор нам поможет. И я отправилась к леду Торису. Вкратце обрисовав ему симптомы, получила укольчик и бегом, ибо время меня поджимало, побежала одевать платье. Вот оно и пригодилось!

Ровно в назначенное время я подошла к каюте капитана. На подходе я ощутила, что Макс уже пришёл. От них шли эмоции нетерпения, радости, предвкушения. Странно, я их обоих очень хорошо чувствую. Войдя в каюту, я поздоровалась и взамен получила очень тёплое приветствие, причем тёплыми были не только слова, но и испытываемые ими чувства. Было ощущение, что я наконец пришла домой, где меня все ждали. Я даже растерялась и застыла, вытаращив на них глаза. Каждый из них, независимо друг от друга, чувствовал одинаково. Это было так завораживающе! — Вот так побочка!

— Надин, девочка, наконец-то! Как хорошо, что мы все в сборе. Думаю, пора начинать? — он хитро подмигнул мне. — Что ж, Макс, сегодня у нас непростой обед. Мы собрались, чтобы поздравить тебя, мальчик, с Днём Рождения! Пятнадцать лет для астерийца — очень важный возраст. Именно сейчас ты будешь выбирать свой путь, которым пойдёшь по жизни. В этот день отец преподносит сыну особый подарок, памятный. Я, конечно, не твой отец, но думаю, что как твой лор тоже имею право. Разреши преподнести тебе дар от чистого сердца.

Он подошёл к Максу и протянул ему красивую, стильно отделанную металлом коробочку. Макс бережно принял её. Казалось, что он на неё даже дышать боялся. Медленно, очень медленно, наслаждаясь каждой секундой процесса (уж это я прочувствовала) он поднимал крышку. А когда увидел на чёрной бархатной подложке тот самый NX-2000, то аж задохнулся от восторга. Он с такой благодарностью посмотрел на лора Ронана, что и слов было не нужно. Тот похлопал его по плечу, приобнял и сделал то, чего мне хотелось давным-давно: потрепал его вихрастую (как будто и не стригся) голову. Однако, я чувствовала, что Ронану очень хотелось обнять мальчишку, но он боялся его напугать. Потом, наступила моя очередь вручать Максу подарок. Я подошла к нему и сказала:

— Макс, я познакомилась с тобой не так давно. Я много не знаю о вашей расе и о правилах, по которым вы живёте, но мне очень захотелось поздравить тебя по традициям моей планеты. За это время, ты стал для меня, как младший брат, которого у меня никогда не было. А для самых родных и близких мы часто делаем подарки своими руками, — и я протянула ему необычный блестящий свёрток.

Он также медленно и осторожно принял его. Немножко помедлил, соображая с какой стороны открывать. Потом, осторожно стал вскрывать. Когда он полностью вытащил и развернул свой подарок, то из огромных голубых глаз закапали крупные капли. Похоже, мой подарок его добил. Я бросилась ему на шею и обняла его так крепко, как только смогла. Краем сознания я поняла, что и меня тоже кто-то обнимает, нас. Так мы и стояли: три одиночества одной застывшей композицией, не в силах отпустить друг друга. Я считывала их эмоции, как будто мысли! Как же мы нуждались друг в друге! Ронан считал нас своими детьми, которых у него никогда не было и уже не будет. Макс чувствовал нашу к нему любовь и сам в ответ считал меня сестрой, а к капитану испытывал сыновьи чувства. Я же… А я стояла и рыдала, как дурочка! Меня их эмоции так заполнили, что мои уже не умещались и изливались слезами. Это же надо, а?! Улететь на другой край галактики, чтобы среди абсолютно другой расы найти родственные тебе души, которым нужны твои любовь, поддержка и забота!

Глава 20

Когда накал эмоций немного снизился, и мы смогли, наконец-то разорвать объятия, то, посмотрев друг на друга, поняли, что так как раньше уже не сможем. Мы семья! Не по рождению, но по духу. Капитан откашлялся и сказал, всё ещё хриплым от обуревавших его эмоций голосом:

— Что же, я счастлив, что на склоне лет Праматерь не забыла о своём сыне и послала мне долгожданных детей. Пусть, мы шли к этому разными путями, но теперь, мы одна семья и даже свой собственный клан. Я последний в роду и имею право принять в клан самых достойных. Макс, мальчик мой, больше никто не сможет оскорбить тебя. Надин, у тебя теперь есть отец и брат, которые будут стоять на защите твоей чести. Вы дружные и любящие. Любой отец гордился бы такими детьми, как вы! — и он снова обнял нас.

— А как у вашей расы обращаются к родителям? — задала я волнующий вопрос.

— Видишь ли, девочка, у нас довольно иерархическое общество. Многое обусловлено нашей второй полу-животной формой. Глава клана — альфа самец. Поэтому к нему так и обращаются «альфа», между собой самцы обращаются «нисс» а к женщине — «нисса». Дети же к главе семьи обращаются «ата» а к родительнице «ату». А, как у вас?

— «Отец» — более официальное обращение детей к главе семьи, а по-домашнему «папа», родительницу называют «мать» официально и «мама» по-домашнему. Если я иногда буду называть «папа», это будет очень резать слух?

— Ну что ты! Я буду рад. Ведь, это будет значить, что ты приняла меня всем сердцем. Зови как тебе удобно, мне при любом обращении будет приятно.

— Хорошо, ата, — хихикнула я.

Макс же, прибывал в нирване! Он сидел на диване с блаженной улыбкой вобнимку со своими подарками. Небольшие клычки его стали хорошо видны, а мохнатые ушки расслабленно провисли. Эх, дитё!

— А давайте уже начнём праздновать, а то всё остыло! — сказал Ронан.

— Только не говорите об этом Лео! Если он узнает, что его шедевры подогревали…! — сделала я страшные глаза и все засмеялись.

Мы, наконец, сели за стол. Ронан включил на панели управления столом режим подогрева блюд, и мы смогли начать праздничный обед. Лео просто мастер! Всё было таким вкусным! Это здорово, что у меня появилась возможность у него поучиться, о чём я и доложила отцу. Он впечатлился широтой моих интересов и порадовался, что я нашла на его корабле занятия и для ума, и для души. Постепенно, разговор перешёл на наши успехи. Макс рассказал, что его самоконтроль за неделю улучшился так, как не смог за целый год до этого. Отца интересовало всё, что с нами происходит. Узнав, что я уже освоила с помощью мнемотренажёра базовую программу и приступила к хаотичному изучению программ, которые находила после занятий кадетов, он покачал головой.

— Надюш, тебе стоит более системно изучать следующий уровень. Раз твой мозг требует пищу для себя в виде знаний, то пусть они будут в правильном порядке. Я завтра же поговорю с ниссом Ортом и попрошу подключить тебя к занятиям кадетов.

— Здорово! Спасибо! — искренне обрадовалась я.

Посудите сами: всё, чем я располагаю на сегодняшний день — это военный крейсер. Поэтому, знания надо черпать во всех его уголках у всех, кому этих знаний для меня не жалко. Изучать технологии, историю, социологию, физику и, даже, кулинарию. По сути, всё, что я знала и умела в своём мире, здесь или не имело смысла, или было настолько архаично, что только народ смешить. А ещё, я считала, что надо развивать мои способности эмпата и тренировать телепатические возможности. К моменту, когда я сойду на Астру, я должна быть готова работать на благо нашего маленького клана. Именно я должна постараться. Отец может дать нам имя, денежные ресурсы на начальном этапе, свою любовь и поддержку. Но, он уже в возрасте. Скоро придёт наша очередь о нём заботиться, а Макс совсем ещё мальчишка. Ему учиться и учиться. Так что, у меня хорошая мотивация. За свою семью я ещё повоюю.

Следующий день начался с того, что лор Ронан, на правах капитана, оформил следующие документы: усыновление, удочерение и, на основании этого, автоматическое принятие нас в члены клана со всеми вытекающими из этого последствиями. Все данные об этих событиях тотчас были отправлены в имперский регистрационный центр. Затем, капитан вызвал на мостик нисса Орта. Тот подумал, что речь пойдёт об очередном тренировочном полёте. Когда же капитан начал объяснять, что он от него хочет, то нисс Орт растерялся. Он впервые слышал, чтобы в клан принимались абсолютно невыгодные члены! А тут, безродный нищий мальчишка и такая же нищая иномирянка удостаиваются чести быть принятыми в один из самых старинных и богатых кланов — Бирнов! Да, Праматерь, чудны деяния твои… Спорить с капитаном никому бы не пришло в голову. Вот и он, поспешил заверить грозного лора Бирна, что для его дочери сделает исключение и допустит её к занятиям кадетов. После разговора со старшим обучающим, лор Ронан вызвал к себе леда Ториса: он хотел знать всё о здоровье своих детей. Доктор воспринял новость о принятии ребят в клан капитана спокойно. Медики, они и в космосе медики. Он заверил Ронана, что провёл тщательное обследование обоих и все показатели их жизнедеятельности находятся в норме. Так же, Торис сказал о гормональной блокаде, которую поставил Надин. У Ронана сразу отлегло от сердец. Он уже успел подумать об опасности, которую могут представлять молодые астерийцы для свободной самочки. Они с Торисом уже много лет дружат и часто ход их мыслей совпадал. Что же, личные дела улажены и можно, наконец, заняться текущими вопросами.

Аден Лорн нёс вахту уже двенадцать лат. Капитан, без объяснения причин, вызвал его и попросил заменить. Пока шла вахта, у Адена было время подумать. Вначале, он решал текущие вопросы и разгребал очередные проблемы с молодняком. Время идёт и скоро они прибудут в район патрулирования. К этому моменту, надо поднатаскать их, чтобы разбавить штатные группы штурмовиков подкреплением из кадетов. Сейчас они пролетают относительно спокойный сектор и вполне можно выпустить ребят на волю. Потом, дежурный принёс ему на мостик завтрак, который приятно разнообразился и его мысли плавно перетекли на жалобы повара. Аден поговорил с ним, после стычки с Надин. Лео подтвердил, что Надин спрашивала у него разрешения на вынос еды трижды в день и количество этой еды было совсем небольшим. Пропадала же еда, приготовленная для офицеров. Особенно, подвергались нападениям мясные блюда. — М-да, загадка… Корабль не настолько большой, чтобы не найти воришку. Вспомнив о Надин, Аден поморщился. — И вовсе я не лопоухий! — сверкнул он обиженно глазами и опять глянул на экран, чтобы определить где она сейчас. Странно! Её инком определяется в классе для занятий кадетов. Что она там делает? Отставив в сторону нетронутый поднос с едой, Аден решил лично всё выяснить.

С сегодняшнего дня мне опять придётся менять режим. Я перехожу «на военное положение». Можно сказать, что я временно зачисляюсь кадетом. Реакция у ребят при моём представлении была разная. Кто-то радостно заулыбался, кто-то скептически хмыкнул, а у кого-то на морде было написано «только баб нам в космосе не хватало!» Ничего, мальчики, придётся вам потесниться в этом вашем космосе! Этот мир итак ваш, а мне ещё придётся постараться, чтобы он стал и моим тоже. В целом, эмоциональный фон в группе был вполне дружелюбный. Даже если некоторые и не верили, что я смогу хоть что-то понять, то они не делали «погоды». Нисс Орт предоставил мне место, которое я тут же заняла и начал занятие. Первым занятием была тактика. Даже не могла себе представить, что это может быть так захватывающе. Основные понятия уже были в моей оперативной памяти, поэтому я понимала всё, о чём рассказывал нисс Орт. Сегодня, он разбирал для нас некоторые типовые приёмы ближнего маневренного боя, которые позволят с наибольшей эффективностью использовать преимущества в скорости, высоте и маневренности для перехвата инициативы у внезапно появившегося противника. Как оказалось, именно эти приёмы будут отрабатывать тройки в ближайший тренировочный вылет. И вот, в самый разгар лекции открывается дверь и входит вилор Аден собственной персоной. Должна заметить, что посмотреть было на что. И фигура не дура и на моську хорош, даже не смотря на сероватую кожу и внушительные клыки. А необычного цвета глаза хотелось рассмотреть поближе и без риска быть съеденной. Он величественно оглядел всех присутствующих с высоты своего роста. На мне он остановился и одна его бровь иронично приподнялась.

— И что это среди кадетов Высшей Лётной Академии делает самка? Решила присмотреть себе жертву? — О как! Слышали?!

— Разрешите пояснить, — вмешался нисс Орт, — по настоянию лора Бирна, нисса Надин временно зачислена в состав группы кадетов, проходящих практику на «Орионе».

— Я чего-то не знаю? С каких это пор, в курсанты записывают малолетних самок? Или мы без такой подмоги не справимся с тарнами? — продолжал он ёрничать.

— Со вчерашнего дня, нисса Надин является членом клана Бирнов и дочерью лора Ронана, — громко объявил нисс Орт. Ребята обалдели.

— Что?! — поперхнулся этот волчара недоделанный и тряхнул своей чёлкой. Я чётко уловила волну глубочайшего удивления, пришедшую от него.

Так, ничего больше и не сказав, он развернулся на сто восемьдесят градусов и удалился из класса. И чего, спрашивается, приходил?

Обратно на мостик Аден шёл, как во сне. Он пытался понять, как эта маленькая и слабая самка смогла втереться в доверие, к самому альфе Бирну?! Ведь за считанные недели, она проделала путь от пленницы с перспективой рабыни, до наследницы старинного клана! При этом, умудрилась завести друзей и упорно шла к какой-то цели. Личность Надин интриговала его всё сильней. Помимо иррационального раздражения и непонятной потребности отслеживать все её перемещения, Аден чувствовал нарастающий интерес и вынужден был признать, что она не так примитивна, как он о ней думал. Как безопасник, он должен разобраться. В состоянии задумчивости он вернулся на мостик, сел в кресло, протянул руку за подносом и передвинул его к себе. Опустив глаза, он увидел, что поднос пуст. — Ну всё! Кому-то достанется!

Занятия сменяли друг друга, перерыв на обед, потом, опять теория и занятия на мнемотренажёрах. Нисс Орт с большим интересом наблюдал за мной и был вынужден признать, что я вполне способна воспринимать информацию по высшему учебному уровню. Несколько тестовых программ определили мои знания, как соответствующие второй ступени обучения. Ребята же закончили третью ступень и проходили практику. Существенной проблемой являлось то, что у меня не было опыта реальных полётов на штурмовике. Пока я обходилась симулятором. Вообще, работа с симулятором была похожа на обычную компьютерную игру в 3D формате. Тех, кто много часов провёл за этими играми, не удивить. Но, игра — это игра, а вот открытый космос… Напросившись на обучение к более старшим кадетам, я должна была их догонять. И если с теорией особых проблем не было, то с практикой надо было что-то делать. С этой проблемой я могла пойти только к отцу. Мне срочно нужен хороший репетитор.

Глава 21

— Ата, можно к тебе? — замялась я у входа.

— Конечно, девочка моя, как прошёл первый день?

Я в подробностях рассказала ему о своих успехах и о проблеме, которую хотела бы решить. Не в моём характере сдаваться и идти на попятную. Назвался груздем, как говорится, полезай в кузов. Догонять, так по всем направлениям!

— Мне срочно нужен репетитор, который погоняет меня в реале открытого космоса. На симуляторе я всё отработала, но, прежде чем выходить в тренировочный полёт в составе тройки, мне надо потренироваться. Не хочется по неосторожности подставить кого-нибудь под удар.

— Что же, мне нравится твой ответственный подход. Ты права. Дай мне немного времени, думаю, что мы решим этот вопрос. Я хотел спросить тебя про Макса. Как ты думаешь, если я предложу ему потренироваться со мной, он согласится?

— Конечно! Ведь для молодых астерийцев так важно участие отца в первых оборотах. Думаю, он будет просто счастлив, — горячо поддержала я его идею.

— Тогда я сейчас с ним поговорю и, может, утром мы попробуем.

— А мне можно посмотреть? — загорелась я любопытством.

— Ну, мы примем боевую форму. Ты не испугаешься?

— Нет, я уже видела одного такого, большого и сердитого, — сдала я Адена.

— Как?! Когда это? Ты не пострадала? — забеспокоился он. — Видишь ли, если самец слишком молод или слаб, то и самоконтроль у него очень нестабильный. Ты могла сильно пострадать, вплоть до смертельного исхода. Все-таки, твоё человеческое тело очень хрупкое.

— Да, обошлось всё. Даже лед Торис сказал, что у вилора Адена великолепный самоконтроль.

— Аден?! — как-то растерянно произнёс Ронан.

— Ну, да. — Мне пришлось более подробно рассказать ему о том нашем столкновении в кибер-зале. — Так что, я знакома уже с вашей второй формой и не испугаюсь. Правда, вряд ли мне ещё раз удастся завалить астерийца, — и я грустно вздохнула.

— Ну, Торис, старый волчара, даже не рассказал мне! — посетовал лор Ронан.

На том и решили. Наконец, я отправилась к себе в каюту. Должна признать, что чувствовала усталость и она была приятной. Я уже не просиживала бесцельно целый день взаперти и не придумывала сама себе развлечения. У меня была конкретная цель и распорядок дня. Я старалась впихнуть туда ещё и общение с Лео. Засыпая в обнимку с Мортом, я подумала о том, что завтра обязательно придумаю обещанный ему суп.

Проводив Надин, лор Ронан вызвал по инкому Макса.

— Ата, что-нибудь случилось? — сразу же отозвался он.

— Ничего страшного, Макс, — улыбнулся Ронан. — Хотел предложить тебе утреннюю тренировку со мной. Как ты на это посмотришь?

— Здорово! — обрадовался Макс, — А мы попробуем в боевой форме?

— Да. Я сам хотел бы помочь тебе в первых оборотах. Вы с Надин отлично поработали, но дальше она не сможет. Для неё это слишком опасно.

— Конечно, я понимаю. Я буду просто счастлив, если ты мне поможешь! — искренне обрадовался Макс и его голубые глаза засияли от радости.

— Тогда, до встречи утром?

— Спокойного сна, ата.

А вот Адену спокойный сон не светил. Он только собирался отдохнуть после смены, как раздался вызов капитана с просьбой прийти. — Интересно, что ему потребовалось? Заново натянув форму, Аден отправился к каюте капитана. Подойдя ближе, он почувствовал, что Надин была тут совсем недавно. Запах был очень слабый, но он был. Проникая в ноздри, он заполнил его лёгкие и где-то в животе скрутило спазмом, да так сильно, что Аден сложился пополам, сердца забились часто-часто, а на лбу выступила испарина. Приступ длился совсем не долго, но он напугал никогда не болевшего вилора. Придя в себя и вытерев пот, он вспомнил, что его ждёт капитан. — Ладно, надо завтра сходить к Торису. Аден подал сигнал о визите и вошёл в каюту лора Ронана.

— Лор, чем могу быть полезен? — вежливо поинтересовался он.

— Аден, рад тебя видеть. У меня к тебе просьба личного характера.

— Я слушаю, мой лор.

— Ты ведь уже в курсе изменения моего статуса? Праматерь послала мне двух долгожданных детей. Они немного необычные, но замечательные и я очень горжусь ими. Надин, как старшая, осознаёт ответственность и настаивает на разностороннем образовании. Для нас, астерийцев, это очень непривычно, но я понимаю её опасения и принимаю. Именно поэтому, она изучила базовую учебную программу, по которой учится Макс, а теперь, догоняет наших подопечных кадетов. Нисс Орт провёл тестирование и определил, что её уровень знаний на сегодняшний день соответствует второй ступени. Она стремится догнать ребят, чтобы не быть в группе обузой. Есть лишь один момент, который её беспокоит. Все полёты она отрабатывала на симуляторе и у неё нет опыта полётов в реальном космосе. Она просила меня помочь с репетитором. Я не знаю никого лучше тебя. Только тебе я могу доверить свою дочь.

Аден стоял и удивлялся: он ни разу не слышал от капитана такого многословия! А ещё, он, кажется, начал понимать к какой цели идёт эта девчонка — хочет стать во главе клана! Что же, он согласится дать ей несколько уроков и продолжит наблюдение.

— Конечно, мой лор, я готов оказать вам содействие в обучении ниссы Надин.

— Вот и замечательно, Аден. Я на тебя рассчитываю, — и похлопал его по плечу.

С этого момента, для Адена настал его персональный ад, только он пока ещё не знал этого. После разговора с лором Ронаном, он отправился к леду Торису. Нельзя оставить без внимания этот странный приступ. Когда он объяснил леду Торису симптомы, то тот задумчиво поскрёб основание уха когтями и, посмотрев на Адена, явно что-то решил для себя. Торис пообещал разобраться. Он взял у Адена анализ крови, сделал проекцию и велел прийти завтра во второй половине дня.

Утром я быстренько сделала все положенные процедуры, нацепила тренировочный костюм и побежала в зал. Нет, я не забыла, что сегодня Макс занимается с отцом. Просто мне было ужасно любопытно увидеть вторые формы моих самых близких астерийцев. Какие они? Прибежав на место, я застала там Макса. Похоже, что парень так волновался, что полночи не спал. Я улыбнулась ему, подскочила и потрепала вихрастую и ушастую голову. Он засмущался и посереневел. Потом хитренько прищурился и дернул меня за косу. Я помчалась его догонять. В общем, это было похоже не разминку. Тут открылась дверь и в зал вошёл наш отец.

— Ребята, доброе утро, — широко улыбнулся он. — Я смотрю вы уже вовсю разминаетесь? Это хорошо. Ну, что, Макс, начнём? Я ещё могу тряхнуть стариной и кое чему тебя научить!

— Отлично! Я готов.

— Надин, детка, ты сегодня на скамейке запасных. Главное, не волнуйся, не бойся за нас и не пытайся вмешиваться, — успокоил меня ата.

Отец первый сменил форму. Он сделал это настолько легко, как вздохнул. Если в обычном виде в нём чувствовалась харизма, то в боевой форме она просто зашкаливала: хотелось присесть на задние лапы и заскулить. Ой! О чём это я? Я же не той расы. В общем, настоящий альфа. Огромный, мощный, с седой шерстью на морде, умными темно-серыми глазами в которых плескался разум индивидуума, а не злоба зверя. Абсолютно разумный и абсолютно самоконтролируемый в любой ипостаси! Волна гордости накрыла меня. Такой восторг можно испытать перед лицом стихии, мощного природного явления: грозы, урагана, шторма, водопада. Он тоже часть природы. Они, астерийцы, другие, но, прекрасные в своей мощи. Отец стал ходить вокруг Макса, слегка порыкивая, как бы приглашая его сменить форму. Видно, приказу альфы противиться долго невозможно, потому что Макс почти сразу, немного урывками стал изменяться. Спустя минуту на ринге рядом с отцом стоял молодой «щенок». Именно так мне виделось со стороны: взрослый самец и молодой щенок. Будучи подростком, Макс и во второй форме смотрелся подростком. Нелепо вытянутые конечности, недостаточно развитая пока мускулатура. Так у наших щенят и котят есть периоды «скамеечка» и «табуреточка». Так вот он сейчас явно был на втором этапе. Цвет шерсти был не рыжий, а скорее каштановый. Но, отец был прав. Даже в своей подростковой второй форме Макс был настоящей машиной-убийцей. Справиться с таким мог только более опытный и зрелый сородич, а не земная девушка. Ата одобрительно рыкнул, и они закружили по рингу. Было видно, как он контролирует каждое движение, дозирует силу, показывая Максу приёмы. Я смотрела на моих мужчин и гордилась, что мы одна семья. Время тренировки пролетело незаметно. Вернувшись в свой обычный вид, они мокрые, но довольные повернулись ко мне, как бы спрашивая «ну, как?». — Отлично! — заверила я их. Пока мы шли по общему коридору, отец успел сообщить мне, что

сдержал слово и нашёл мне репетитора. Узнав кто это, я сразу же попрощалась с жизнью:

— Он меня прибьёт! Я не вернусь обратно! — запаниковала я.

— Ну, что ты, девочка моя, поверь, он самый лучший! — попытался успокоить меня отец.

Ох, что-то мне не верится в это… Надо с Мортом посоветоваться. Однако, когда я пришла к себе в каюту, то этого проказника опять не было. Я попробовала мысленно до него дотянуться и определила его аккурат возле кухни.

— Морти, ты играешь с огнём! Даже моё положение дочери капитана может не спасти тебя.

— Морт голодный. Лео вкусный пирог!

— Пока ты занят пирогом, этот неандерталец может меня в открытый космос выбросить! Хоть бы пришёл попрощаться! А ещё друг! — давила я на жалость.

— Будет хорошо. Альфа надёжный. — дальше я почувствовала чавканье.

Так, и у кого мне найти сочувствие? Макс! И я побежала жаловаться ему на горькую судьбинушку. Но и тут мне не посочувствовали. Мне позавидовали! Макс заливался соловьём о том, как мне повезло! Ведь сам «великий и ужасный» будет учить меня летать, ла-ла-ла… А мне было банально страшно. Я ведь уже видела его во второй форме! Однако, время шло, и пора было идти на вылет. Мы встретились у входа в отсек с боевыми машинами. Выглядел Аден как всегда отлично. Только, непокорная косая чёлка немного прикрывала левый глаз. Черный лётный комбинезон очень шёл ему. Я даже втихоря подсматривала за ним. Первый вылет должен быть совместным: вдвоём на одном штурмовике. Потом, на следующих занятиях, мы пересядем на одноместные машины и уже я буду в роли ведомой. Мы подошли к выбранной им машине и зашли на борт. Нам дали «добро» на полёт и первое занятие началось.

Аден сразу решил, что сегодня он будет предельно вежлив и собран. Надо, чтобы она потеряла бдительность и показала своё истинное лицо. Между объяснениями и демонстрацией основных органов управления штурмовиком он периодически незаметно наблюдал за ней. Надин тоже была собрана и серьёзна. Она действительно знала всё и, по сути, Аден её экзаменовал. Она чётко отвечала на его вопросы и взамен задавала много своих, уточняющих. Особенно её интересовал принцип действия двигателей, их конструкция и используемые топливные элементы. Кажется, у них на Земле применяются довольно примитивные технологии, поэтому они не могут летать дальше своего спутника. В какой-то момент, когда время занятия подходило к концу, она потянулась к дальнему краю панели управления и попала в сектор обдува системы кондиционирования. Её лёгкий аромат донёсся до Адена и того опять скрутило. Ему стоило огромного труда не показать ей свою слабость. Он с трудом дождался окончание тренировочного полёта, скомкано попрощался и отправился к леду Торису.

Глава 22

После первого настоящего полёта я пребывала в отличном настроении. Душа пела, радуясь успехам и требовала что-нибудь сотворить. В смысле, творчества хотелось. Тут я вспомнила про обещание, которое дала Лео. Время как раз было (на сегодня до обеда я была освобождена от занятий из-за тренировки). Прислушавшись к «эфиру» определила, что Лео у себя на кухне. Когда я вошла, то увидела картину маслом: Лео что-то мешал в огромной кастрюле, а у него за спиной Морт язычком утаскивал в вентиляцию шматок мяса.

— Морти, — зарычала я мысленно, — сейчас же верни на место! Я обещаю принести тебе сегодня кусочек этой вкуснятинки, только верни на место весь кусок.

— Морти кушать. Долго ждать. — жалобно простонал он.

— И почему ты вдруг стал столько есть? Ты же в плену был таким скромненьким. Смотри, скоро застрянешь в вентиляции, я тебя вытаскивать не буду!

— От печали до радости… — пропел он, но мяско вернул. Да, общение с моей головой дурно на него влияет…

— Умница ты мой! Не грусти. Я сдержу своё обещание, — приободрила я его.

— Лео, привет, — уже вслух сказала я.

— Надин, рад видеть тебя! Думал, что ты уже совсем меня променяла на молодых и интересных!

— Ну что ты, как можно! Они ведь ничего не понимают в кулинарии! Я пришла выполнить обещание. Есть настроение творить. Рискнёшь?

— Я только об этом и мечтаю!

И мы принялись творить. Чтобы Морт не захлебнулся слюной, я выпросила у Лео кусочек его чудесного мяса, попробовать, и втихоря скормила его маленькому обжоре. Он благодарно лизнул меня в подбородок и смотался в вентиляционную систему. Творили мы около полутора часов. Результатом этого стал огромный чан супа, отдалённо похожий на рыбный. Мне пришлось долго подбирать заменители ингридиентов, но результат того стоил. Суп получился ярко-кораллового цвета, насыщенного, немного криветочного вкуса. А одна странная палочка, плод какого-то растения с Астры, придал неповторимый аромат. Когда я посчитала суп готовым, и мы с Лео сняли пробу, то долго цокали языками. Класс! Вот что значит хорошее настроение! Незаметно подошло время обеда. Кадеты ворвались как всегда шумной толпой.

— О, Надин, ты уже здесь? Как прошёл твой первый полёт? Правда, что сам вилор Аден тебя тренировал? — набросились на меня ребята.

— Привет! Здесь. Отлично. Правда. — коротко и по существу ответила я смеясь.

— Твои глаза светятся такой радостью — сказал Ньютон. — Это из-за полёта или вилор Аден так тебя впечатлил? — подколол он меня.

— Конечно из-за полёта! Что я, волков что ли не видела? Вот сегодня утром, например, ата первый раз тренировал Макса во второй форме. Вот это было зрелище!

— Да ты что? Вот здорово! Говорят, что лор Бирн в молодости был нереально крут! — подскочил Норм.

— Он и сейчас нереально крут, — подмигнула я ему.

— Так, Макса можно поздравить?

— Да, Итон. У нас в семье есть повод для радости. Ребят, вы есть то будите? А то нисс Лео нас отругает за перевод продуктов.

Все тут же вспомнили, что голодные и выстроились на раздачу. Когда первые счастливчики попробовали суп, то они невероятно удивились и восхитились. Никогда им ещё не приходилось пробовать такое необычное блюдо.

— О, молодые люди, ваши восторги сегодня заслужила нисса Надин! Именно она собственноручно приготовила нам блюдо из земной кухни!

— Надин, прими наши искренние восторги. Это что-то исключительное!

Я с удовольствием принимала похвалу от двадцати молодых мужчин. Обычно, дома никто толком не замечал, что я готовила. Съели и убежали. А мне так хотелось их порадовать, удивить и услышать в благодарность не простое «спасибо», а «сегодня было что-то необычное». Равнодушие близких рождает холод в душе и ввергает в апатию. Не хочу даже в мыслях возвращаться в эти ощущения. Я живу заново и буду уважать себя. Да, я сегодня заслужила эту похвалу и с достоинством принимаю её!

Поболтав ещё немного с ребятами, я отправилась в свою каюту. Мне надо было кое-что обдумать. Там, в столовой, я наконец смогла уловить настроение и отголоски мыслей Итона и мне это не понравилось. Вообще-то ничего криминального: он строил планы в отношении меня. Романтические планы. Просто сегодня мои подозрения подтвердились. Мне сейчас совсем не нужны приключения такого характера. Мне бы с текущими проблемами разобраться. Нужно изучить всё, что только можно на этом корабле, поддержать Макса, чтобы он точно поступил в академию, нужно решить, какой деятельностью мне заняться, чтобы обеспечить себя. Деньги отца — это хорошо, но домашней кошкой я больше не буду! Хватит, проходили. На свои женские потребности я сама заработаю. Вот, штурмовик уже почти освоила, так что можно и пилотом на планетарных челноках поработать. Это я к чему? Парнишка он конечно неплохой и фактурный, но… Блондины — это не мой формат. И по возрасту он мне не подходит. Я ведь к нему как к сыну знакомых отношусь. Хоть снаружи я и помолодела, но реальный возраст наложил свой отпечаток на образ мышления. Всё что меня окружает я анализирую с позиции своего жизненного опыта. Он ещё мальчишка, а мне нужен мужчина: взрослый, умный, надёжный и, главное, понимающий. И вообще, я не уверена, что кто-нибудь из таких обратит на меня внимание. Менталитет у них другой. Нужно как-то мягко его остановить, чтобы не задеть гордость.

Так, хватит о грустном. Я ведь что-то ещё хотела сегодня сделать? Точно! Думаю, что настал момент подарить отцу мой подарок, тем более, что и повод сегодня прекрасный — первая их с Максом совместная тренировка. Как раз на ужине это и сделаю.

Аден еле дождался второй половины дня. Как только стало возможным, он сразу же отправился к леду Торису.

— Вилор, вы вовремя пришли. Результаты вашего обследования уже готовы. Что же, вас можно поздравить. Ваш зверь выбрал себе спутницу и организм запустил процесс перенастройки.

— Но, как? Когда? — паника плескалась в его фиолетовых глазах. Он столько лет избегал этого, считал слабостью. Кто угодно, только не он! Он не пойдёт на поводу у своих инстинктов. У него ещё столько планов на жизнь.

— Не могу знать, вилор. — загадочно улыбнулся медик.

— Лед, это надо остановить! Немедленно! — взревел Аден.

— Но, вилор! Это невозможно!

— Сделайте что-нибудь! У вас ведь огромный опыт! — уже сменил свой тон на просительный.

— Ну, хорошо. Я могу только попробовать. Можно поставить генную блокаду. Это может частично затормозить процесс, однако побочные явления могут быть весьма неприятными.

— Мне сейчас всё равно. Делайте.

Из кабинета Аден еле выполз. Невероятная слабость накатила на него после инъекции. Спина покрылась холодной испариной, а ноги еле волочились по полу. Как он добрался до своей каюты, Аден не помнил. В полусне он видел Надин. Ему почему-то очень нужно было дотронуться до неё, а она ускользала каждый раз, когда, казалось, он вот-вот догонит её.

После обеда я вместе с ребятами ушла на занятия. Лео вдогонку продолжал заверять меня, что оформит на моё имя патент на суп. Время занятий пролетело незаметно и вот уже и вечер наступил. Так чудно! Вечер в космосе… Обычно, при слове вечер, мы вспоминаем летний вечер с его бархатными сумерками, розово-сиреневыми облаками, первой звёздочкой на небосклоне, стрёкотом сверчков и конечно же комариным писком. А кто-то вспоминает зимний вечер: мягкий свет жёлтых уличных фонарей, чёрное небо с мерцающим огоньком летящего самолёта, хруст снега на крепчающем к ночи морозе, мягкие снежинки, которые вальсируют в свете фонарей. Здесь же, на крейсере, это лишь условное время перед ужином. Я быстренько собралась, захватила подарок и, прислушавшись, поняла, что Макс уже идёт. Значит и мне пора.

Когда я пришла, то блестящая упаковка в моих руках привлекла внимание моих мужчин. У Макса от любопытства аж ушки затрепетали! Отец реагировал спокойно, ведь он альфа и глава клана. Однако, его глаза не могли скрыть явного интереса.

Ата, — обратилась я к отцу после пожелания доброго вечера, — сегодня у меня подарок для тебя. У нас есть отличный повод для радости, ведь сегодня состоялась первая ваша с Максом тренировка. Подарок я сделала чуть раньше, но пусть он станет памятью о сегодняшнем событии, — и я протянула ему свёрток.

Он явно не ожидал такого. Осторожно взял свёрток, распечатал его и вытащил кардиган. Нет, он не заплакал и не забился в истерики — альфы не истерят. Он обнял меня так крепко, что косточки мои затрещали!

— Спасибо, девочка моя, — это очень ценный для меня подарок. Я уже решил, что этот полёт станет для меня последним. По возвращении, мы все вместе уедим домой. У вас теперь есть свой дом. Я буду счастлив сидеть вечером в кресле в этом чудном вязаном свитере и слушать о ваших делах, глядишь, ещё и внуков успею на коленях подержать. Я уже и не помню какие они, маленькие щенята? — подмигнул он мне. Я как-то сразу засмущалась. — Надюш, почему тебя смущают мои слова? Ты молодая и очень привлекательная самочка. Я уверен, что за твоё внимание будут соперничать самые достойные астерийцы.

— Видишь ли, папа, я уже имела крайне неудачный опыт семейной жизни, — и мне пришлось рассказать ему всё, что было со мной до рассказанных ему ранее событий. Они с Максом слушали, раскрыв рты, особенно Макс. Он теперь понял, что мой возраст гораздо больше и я гожусь ему в матери. Отец же был крайне возмущён таким поведением моего бывшего мужа. На Астре нет разводов. Там самец или один всю жизнь или с одной самкой. Сама природа привела их к такому. Даже биохимические процессы в организмах самца и самки замыкают их друг на друге.

— Ата, теперь ты понимаешь, почему я пока не тороплюсь искать пару? Я могу сейчас оказаться там, куда меня определил бывший муж. В вашем обществе место женщины — домашний очаг, дети, кухня. Там я уже была. На моей планете у женщин выбор гораздо шире. Я могу попробовать в этой новой жизни реализовать себя, стать кем-то, научиться самостоятельности. Многие женщины вполне успешно совмещают и заботу о доме и детях и работу. Я смогла бы встать в пару только с тем … самцом, который поймёт меня и примет мой выбор. Поэтому, боюсь меня никто не захочет. Я не впишусь в образ идеальной спутницы.

— Ох, детка! Ты ещё так молода. Поверь, в жизни случаются чудеса, когда их совсем не ждёшь.

После, я заверила Макса, что моя старая жизнь осталась на Земле, а в новой жизни у меня нет никого ближе, чем он и Ронан. Дальше ужин прошёл вполне по-семейному. Мы много говорили, делясь впечатлениями об утренней тренировке. Это был тихий, семейный вечер за ужином, такой, о котором все мечтают.

Глава 23

Аден уже проснулся, но вставать не спешил. Сегодня он был свободен от вахты. Даже обязательную утреннюю тренировку он решил пропустить. Ему очень нужно было побыть наедине с собой.

Он медленно погрузился в воспоминания юности. Уже тогда, в далёком детстве, все взрослые видели в нём наследника влиятельного клана, приближённого к императору. Только, детский мир слишком жесток. Сверстники не пропускали ни одного удобного случая, чтобы не подколоть его, что он получит всё готовое, что без клана он «никто» и звать его «никак», что даже драться он не умеет. А он был слишком мал для оборота и ему прочили дипломатическое будущее, где действовали другие методы убеждения. Постепенно, задевать стали чаще и злее. Подростковый возраст обрушился на него своей гормональный шторм и Аден взбунтовался против всех. Родители пытались взять его под контроль, только ничего не вышло. С тех самых пор, превыше всего он ценил свободу и одиночество. Он шёл по карьерной лестнице один, без прикрытия клана. Своим талантом, силой, отвагой завоёвывал каждую новую ступень, поднимаясь всё выше. Родичи могли лишь издали наблюдать за его успехами, потому что с тех самых пор он с ними не общался. И тут, всё, чем он гордился, чем он дорожил попадает под удар каких-то взбесившихся природных инстинктов, которые делают астерийцев слабыми и безвольными. Когда и как могло произойти такое с ним?! Он не был идиотом и, проанализировав все возможные варианты, пришёл к единственному возможному ответу. Это произошло, когда он спасал Надин с тарнского корабля. А вот как? … Ну почему он не надел маску?! Единственный просчёт за всю жизнь! И что теперь делать? Она даже не астерийка! Учится с кадетами лётной академии, управляет штурмовиком, тренируется на ринге и даже положила его на спину! И что она с ним сделает, когда почувствует свою власть?

За этими невесёлыми размышлениями незаметно подошло время завтрака. Живот заурчал, требуя порцию калорий. — Надо вставать… Мысли перетекли на еду и тут Аден придумал, на ком отыграться. Сегодня он попробует поймать воришку! Он рывком вскочил и отправился в санблок. Придя в столовую, Аден обратился к Лео с необычной просьбой:

— Нисс Лео, у вас не осталось со вчерашнего дня какого-нибудь мяса?

— Да, вилор, должно было остаться мясо тура, — озадаченно протянул Лео.

— Что же, тогда приготовьте мне с собой поднос с разогретым мясом.

Лео отправился выполнять задание старпома, а Аден наслаждаться завтраком. Придя обратно в каюту, Аден соорудил примитивную ловушку при помощи многофункциональной силовой катушки. В её центре он расположил поднос с ароматно пахнущим мясом, а сам ушёл на мостик. Свой инком он синхронизировал с системой охраны каюты и стал выжидать.

Дивный запах настоящего мяса тура распространялся по вентиляции. Морт честно пытался не обращать на него внимания, ведь он обещал Надин. Она друг. Она хорошая. Морт любит Надин. С тех пор, как они вместе, он стал лучше говорить и понимать. А какие смешные у неё мысли! И Надин всегда заботится о нём. Надин приносит вкусную еду. Она одна его слышит. Как хочется съесть хоть кусочек! Оно ведь такое румяное и ароматное! Постепенно, тельце всё быстрей и быстрей стало продвигаться в ту сторону, откуда шёл дивный запах. Морт осторожно высунул свою мордочку из вентиляции и осмотрел каюту. Никого не было, а мяско — вот оно! Лежит на подносике и истекает соками! Нет, Морт не даст ему пропасть! Он спустился на пол и в два прыжка оказался рядом с этим чудом. Как только он потянулся язычком к мясу, сработала ловушка и его опутали силовые нити, обездвиживая маленькое тельце.

— Есть! — громко вскрикнул Аден и умчался с мостика. Его напарники по вахте непонимающе переглянулись.

Влетев в комнату, Аден встал, как тур перед самуком. Он ожидал увидеть кого угодно, но только не квира! Откуда?! Он отпавил со своего инкома оранжевый уровень опасности и система защиты корабля взвыла, сообщая об этом каждому находящемуся на борту.

Лор Ронан собирался появиться с утренним контрольным визитом на мостике. Расправляя последнюю складку на воротнике, он услышал, как взвыла сирена и система защиты «Ориона» объявила оранжевый уровень угрозы. Страшнее было только прямое вооружённое нападение. Мгновенно сориентировавшись, Ронан помчался к каюте Адена. Именно на неё, как на эпицентр, указывал инком.

Боже, уже второй раз я испытываю панику, опять слышу вой сирены! Мне вообще, суждено ступить хоть на какую-нибудь землю или так и придётся помирать в космосе во цвете лет?! Правда, в этот раз я знала кто меня спасёт, и я побежала к отцу. Примерно на середине пути мы с ним столкнулись в коридорном узле и с третей стороны на нас налетел Макс.

— Все живы?! — обнял он нас. — Ата, что случилось?!

— Спокойно, дети. Сейчас всё выясним. Не отставайте. Надин, держись позади Макса!

И мы побежали дальше. У вполне обычной каюты мы резко остановились, и отец открыл дверь используя капитанский доступ. Он первым ворвался внутрь на ходу меняя форму. Картина, которая предстала перед нами, с трудом поддавалась описанию! Всё скромное убранство было поломано и раскидано. В бельевой секции как будто был взрыв. С потолка свисали какие-то мясные ошмётки, а экран визора был разбит чем-то тяжёлым (похоже, валяющимся под ним подносом). По среди каюты что-то происходило, однако, за укрупнившимся отцом и немелким Максом ничего не было видно. Только слышался шум борьбы и рычание, громкое, звериное! Отец бросился вперёд, а я, наконец-то смогла сдвинуть Макса в сторону и увидела, что происходит. Два астерийца в боевой форме, один из которых точно отец, и огромный шерстяной ком серого цвета, который не уступал им в размере, катались по полу и рычали. Попеременно, каждый из них оказывался сверху. Я вцепилась Максу в плечо и смотрела, открыв варежку. А что, и сама не упаду и Максу помешаю вмешаться. Что делать я понятия не имела! Кто из них отец я сразу поняла, а вот кто остальные двое…? Пока я стояла вся такая нерешительная, два полу-мохнатых начали брать верх над совсем мохнатым. И тут, в голове я услышала вопль:

— Врагу не сдаётся наш гордый «Варяг», пощады никто не желает!!!

— Морт?! Морти-и-и!!! — заорала так громко, как только могла.

Метнувшись к санблоку, я схватила какую-то ёмкость, набрала в неё воды и, подлетев к куче тел, окатила их! Фу-у-ух! Морт моментально уменьшился, и его убивцы не удержались и грохнулись на пол. Морт извернулся, избежав смерти от раздавливания и, запрыгнув мне на руки, стал обиженно рассказывать о коварном старпоме. Да, вторым астерийцем оказался он. В это время, два столпа корабельной власти не менее обиженные и обескураженные исчезновением врага поднимались на ноги и приходили в себя. Отец первый сменил форму и требовательно рыкнул, призывая Адена сделать тоже самое. Тот огрызнулся (эх, хорош чертяка!), упрямо тряхнув чёлкой и злобно на меня посматривая. На второй рык ему пришлось подчиниться. Контур тела поплыл и вот уже перед нами стоит старпом. Прекрасный экземпляр! И где таких разводят? Наверное, только на вольных хлебах и растут. Так, не о том я. Я ведь не просто так их окатила. За время нашего плена и последующего путешествия мне удалось выяснить опытным путём, что малыш Морти совершенно не любит водные процедуры. Да и вообще на Земле любая драка лечится ведром воды. Все молча сопели и смотрели друг на друга. Один только Макс делал вид, что он мимо проходил. Капитан собрался с силами первым, ибо ему по должности положено:

— Надин? — посмотрел он на меня.

— Нет, — упрямо тряхнула я головой, — не отдам! Он мой друг!

— Твой друг один из самых опасных существ в нашей галактике! — зарычал Аден, утирая тыльной стороной руки разбитую скулу.

— Надин, девочка, давай спокойно поговорим. Я обещаю выслушать тебя и не принимать скоропалительное решение. — попытались меня уговорить.

— Хорошо, — сказала я, пододвигаясь поближе к Максу.

И я рассказала им про наше с Мортом знакомство, про то, что у него нет семьи и он совсем один, про то, как он тоже спасал меня своими советами, следовал за мной везде, оказывал моральную поддержку и не давал скатиться в истерику. Пришлось рассказать им про наше телепатическое общение. Эта новость их сильно шокировала.

— Я догадывалась, что Морт не так прост, что я и половины его способностей не знаю. Только я точно знаю, что он не враг и не опасен.

— Ты даже не представляешь себе, как ты рисковала! Похоже, что этот квир выбрал тебя своей семьёй и станет защищать ценой своей жизни. Так же, он будет сражаться, если мы попробуем вас разлучить. — отец озадаченно потёр лоб, как будто у него заболела голова. Квиры, существа необыкновенно пластичные. Они от природы полиформы, принимают наиболее привлекательную для потенциальной жертвы форму. Эту информацию они считывают, благодаря своей телепатии. Он определил, что для тебя будет привлекателен кто-то маленький и пушистый, поэтому и принял такую форму.

— А как же вы узнали в нём квира, если эту форму он принял для меня?

— В древности, астерийцы были природными соперниками квиров за господство вида. Наше эволюционное развитие пошло разными путями. Но с тех пор, в нас природой заложена способность видеть их реальную сущность.

— Ясно, поэтому и Макс сразу его опознал, — рассеянно пробормотала я.

— Так что, Макс тоже знал?! — глаза отца округлились, — и не сказал никому из старших?

— Ну…, - замялся упомянутый братишка. — Па, так получилось, — подхватил он моё обращение к отцу. — Морт классный! Он весёлый и добрый.

Всё это время, Аден молча стоял, смотрел и офигевал: это же надо, какую проблему лор повесил себе на шею?! Он интуитивно догадывался, что лучше не вмешиваться. Эти трое вели себя, как настоящая семья: отец разбирается с детьми, которые притащили домой маленького сури и отказываются нести его обратно! — Вот, тарнский бипер! — выругался он про себя.

Морт сидел у меня на руках и тихонько подрагивал. Его психологическое состояние я расценила, как подавленное. Я гладила его и посылала успокаивающие мысли. Говорила, что всё будет хорошо и я принесу ему вкусняшку от Лео. Я и правда так думала. Ведь мои эмпатические способности были при мне, и я чувствовала, как отец успокаивается, обдумывая мой рассказ. А вот со стороны старпома, шли какие-то странные эманации. Я бы предположила, что он материться… Надо узнать у Макса есть у них такие слова или нет. Вдруг и мне пригодятся, для снятия стресса.

— Ладно. Я так понимаю, что единственное, что ему инкриминируют — это кражу мясных блюд. За всё время нахождения на крейсере Морт не причинил никому вреда. У всех руки и ноги на месте, никого не съели. Принимая во внимание, что ты для него семья, а Макс минимум друг, смею надеяться, что Морт и мне не откажет и примет в свой ближний круг? — сказал отец и вопросительно посмотрел на моего пушистика.

Морт взвизгнул и запрыгал на моих руках! В голове я услышала: — да! да!

— Думаю, что перевод не требуется? — спросила я у отца.

Он покачал головой и улыбнулся немного устало. Потом огляделся вокруг.

— Да, Аден. Каюту придётся восстанавливать… Что же, спасибо за службу, вилор! Вы проявили похвальную бдительность и отвагу. Не каждый решился бы вступить в рукопашную схватку с квиром. В вашем деле появится соответствующая благодарственная надпись. Однако, полагаю, инцидент исчерпанным. Квир Морт приписывается к клану Бирнов на правах друга семьи, — и он пристально посмотрел на Адена.

— Да, мой лор. Мне всё ясно. — отдал честь старпом.

И дружной толпой мы, наконец, покинули каюту.

Глава 24

Главным результатом этого происшествия стало то, что лору Ронану пришлось придать официальный статус присутствию квира на крейсере, ибо шума было много и ситуация могла повториться. Теперь Морт разгуливал по кораблю на правах домашнего любимца капитана. Правда, с ним было оговорено, что он больше не меняет форму. Лео, познакомившись с этим обжорой, был не в обиде. Для настоящего ценителя, ему еды не жалко. Меня же, посетила ещё одна идея. Когда я наблюдала схватку отца и Адена с Мортом, то вдруг вспомнила, что мои знания о первой доврачебной помощи подходят только для человека. Я же почти ничего не знаю об анатомии и физиологии астерийцев, а у меня их двое. Мало ли что? Мне необходимо получить хотя бы начальные знания. Так же, не помешало бы ознакомиться с некоторыми медицинскими препаратами скорой помощи для бытового (домашнего) использования. Эти дополнительные знания могут мне потом пригодиться в новой жизни. С этими размышлениями я отправилась к леду Торису.

— Надин, меня приятно удивляет твоя предусмотрительность. Я готов оказать тебе всяческое содействие. Надо посмотреть, какие материалы по медицине есть у меня на мнемоносителях, — он начал рыться в ящике стола. — Ага, вот, нашёл! Смотри, здесь, как раз, записан «Курс первичной доврачебной помощи в условиях глубокого космоса» для кадетов военной академии. Думаю, что для начала, сойдёт. Мы с тобой потом всё это обсудим, и я подробно объясню тебе бытовую фармакологию. И когда ты всё успеваешь? У тебя же занятия с кадетами целый день?

— Ничего, успеваю. У меня все вечера свободны. А можно я и Макса подключу? — поинтересовалась я. Ведь он совсем ещё юный и не выбрал окончательное направление в жизни. Ведь не всем же быть военными пилотами, можно стать военным врачом. Да, даже если он не передумает и пойдёт в лётную академию, эти знания могут спасти ему жизнь.

— Конечно! Буду рад. Думаю, что даже смогу устроить вам небольшую практику.

— Договорились, лед Торис, встретимся завтра вечером. Я взяла носитель для мнемотренажёра и отправилась к себе.

Дальше дни замелькали с удвоенной скоростью. Помимо занятий с кадетами прибавились ещё и занятия по медицине. Я поглощала информацию с огромной скоростью. Отец волновался за меня, но я заверила его, что чувствую себя вполне хорошо. Я, конечно, ничего не стала говорить про дикие головные боли. Зачем его расстраивать? Морт помогал мне с ними справиться. Боюсь, что он просто принимал на себя половину моих страданий. Однако, постепенно, мой организм начал привыкать к мнемотренажёрам, и голова стала болеть меньше. Лед Торис оказался очень хорошим педагогом. Слушать его было невероятно интересно! Мы с Максом, открыв рот, слушали его истории. Иногда, смеялись до упаду. Один раз лед Торис вызвал меня посреди дня, прямо с кадетских занятий. Ему, конечно же, не отказали. Когда я пришла, то он сообщил, что ему нужна ассистентка на процедуру. Я с радостью согласилась. Когда я зашла в кабинет, то чуть не выскочила обратно. В кресле сидел астериец во второй форме! Его конечности были зафиксированы, а пасть открыта.

— Смелее, Надин, что же ты встала в дверях? Сегодня мы будем лечить зуб! — радостно объявил он мне.

— А п-п-очему это надо делать во второй форме? — спросила я заикаясь. (Одно дело, защищая жизнь, действовать на инстинктах и совсем другое подходить вот так вот, близко к зверю, и ещё руку в пасть засовывать!)

— Потому, девочка, что при лечении астерийцев главный принцип какой? — вопросительно посмотрел он на меня? — Правильно, в какой форме что болит, в той форме и лечим! А у нашего чудо-механика зуб болит во второй форме, вот ты мне и поможешь и, заодно, увидишь наши зубки поближе. Он любезно согласился побыть в роли экспоната.

— А что я должна делать?

— Да, ничего страшного, слюноотсос подержишь. На, вот, — и он дал мне длинную изогнутую трубочку. Я вспомнила, что у нас тоже типа таких ставят. — А теперь смотри внимательно. У астерийцев во второй форме сорок два зуба. У альфы — сорок шесть. Эти четыре зуба вырастают потом, когда бета становится альфой. Они считаются признаком силы и мудрости. Вообще-то зубы у астерийцев практически не болят, но иногда, в длительное отсутствие нашего солнца у некоторых особей начинает истончаться защитный слой. В это время лучше избегать травм. Наш менханик был очень эмоционален и во второй форме сцепился с одним из пилотов штурмовиков. В результате, откололся кусок зуба и оставшийся стал сильно болеть.

Пока он всё это рассказывал, пациент сердито зыркал на нас. Лед Торис совершенно не обращал на него никакого внимание, воспринимая как наглядное пособие для студента. Однако, за этими объяснениями, он не забывал делать то, для чего мы собрались — лечить.

— А вот эти зубы, в рукопашных схватках перегрызают соперникам лапы и глотки одним движением челюсти! Правда чудесный механизм?! — восторженно вещал он.

— Да, лед, несомненно, — поспешила я с ним согласиться.

— Вы должны знать, что в природе есть только одно растение, которое может помочь астерийцу облегчить зубную боль — синтопиус! Оно произрастает на юге малого континента на Астре. Эта травка способна вообще облегчить любой болевой синдром астерийцу, ибо другие препараты все синтетически разработанные.

— Странно, у нас на Земле в природе встречается огромное количество растений, которые могут облегчить человеку болевой синдром…

— Думаю, что это связано с историей развития видов. Мы очень сильные, потому, что выживали сильнейшие. Если бы мы находили лекарства на каждом шагу, то не смогли бы так эволюционировать.

— Да, наверное. Человеческое тело на удивление слабое и неприспособленное. А про болезни я вообще молчу!

— Вот видишь, а астерийцы болеют крайне редко и мало. Наш кожный покров в обоих формах довольно сложно повредить. Регенерация отменная. В основном, наши проблемы связаны с травмами, полученными в стычках между самцами за самок и статус, военные ранения, производственные травмы (которых очень мало). А по- настоящему, болеют только щенята. К десяти-двенадцати годам они вырабатывают иммунитет и перестают болеть. Тебе, например, я делал комплексную вакцину от детских болезней.

— Лед Торис, а как выглядит это растение и как его применяют?

— Ну, данные про него ты найдёшь в приложении к инфоносителю, что я тебе дал. Там, в конце, есть что-то вроде небольшого справочника. А применяют, в зависимости от места расположения очага боли. Если внутри, то принимают внутрь, если снаружи, то можно и снаружи, и внутрь. Ну, что, нисс Харм, кажется ваш зуб теперь в полном порядке. Благодарю вас за оказанную помощь в просвещении ниссы Надин.

Пациент буркнул-рыкнул что-то неразборчивое и поспешил убраться из кабинета. Похоже, что зубы не любят лечить не только на Земле, но и во всей вселенной.

Жизнь шла своим чередом. Крейсер вышел в заданный сектор и приступил к патрулированию. Теперь, мы почти каждый день вылетали вместе со штатными экипажами штурмовиков в качестве подкрепления, ну и, заодно, оттачивали фигуры пилотажа и тактические построения. Учитывая всё это, отец был крайне занят. Вилор Аден лично принимал участие в патрулировании со своей тройкой. Я к ночи падала на кровать и вырубалась без снов. Уставала я сильно, что и говорить. Моя выносливость была на пределе.

Итон не бросал попыток завоевать моё расположение. Я и оказывала его, только чисто дружеское. Каждый день он пытался то взять меня за руку, то смахнуть с плеча пылинку, то проводить до каюты. По странному стечению обстоятельств, ему каждый раз что-то мешало проводить меня. Почти каждый день я ощущала чей-то внимательный взгляд, и сколько бы я не оглядывалась, я не могла засечь кто и откуда за мной наблюдает. Даже подумывала спросить у леда Ториса, может у меня паранойя? Утренние тренировки я теперь проводила не с Максом, а с ребятами, которых очень заинтересовало айкидо. Его самоконтроль достиг хорошего, для его возраста, уровня. Теперь уже было не страшно за него. С Итоном я всё-таки поговорила и объяснила, что меня сейчас не интересуют никакие отношения, кроме дружеских. Он грустно улыбнулся мне в ответ и кивнул головой. В общем, такие объяснения всегда тяжело даются. Не люблю делать людям больно.

За всеми этими событиями, я не забывала про Лео. Как оказалось, готовить в этой жизни мне нравится ничуть не меньше, чем в прошлой. Ещё несколько раз у меня были творческие приступы. Один из них был связан с самым главным продуктом для астерийцев, с мясом тура. Основной, классический способ его приготовления — это жарка. Мне же хотелось чего-нибудь нежного и мягкого, ведь у меня не сорок два зуба! Я пришла к Лео и выпросила у него кастрюлю. Он сразу смекнул, что я в настроении. Всё остальное время он стоял за моей спиной и тщательно записывал, что я делаю. Я же, задалась сделать что-то типа рагу. Взяла мясо тура, порезала его на одинаковые кубики, обжарила с крупно нарезанными листьями кору и тёртым корнем бетеля, добавила ягоды сизу, посыпала смесью из толчёных цветов зулу, добавила много нарезанных кубиками стеблей потира и, залив водой, поставила на медленный огонь. Минут через тридцать по кухне поплыли такие запахи, что Лео начал сглатывать слюну и вопросительно заглядывать мне в глаза.

— Терпение, мой друг, терпение. Ещё немного и мы попробуем, что получилось.

— Надин, ты не должна закапывать свой талант в песок! Зачем тебе эти мальчишеские игры в войнушку?! Тебе надо творить! Эх, если бы я имел свой ресторан, я обязательно взял бы тебя на работу!

— Спасибо, Лео. Буду иметь ввиду. Я не знаю, что ждёт меня на планете астерийцев, поэтому изучаю всё подряд, а готовка — это так, для души.

Наконец, я посчитала, что рагу готово. Пора было снимать пробу. Вдруг, открывается дверь и заходит Макс, а за ним, идёт ата.

— Нисс, Лео, мы не смогли пройти мимо. Эти чудные запахи затянули нас на вашу территорию.

— О, нет, лор Бирн, сейчас готовила ваша дочь и я сам весь в предвкушении… С нетерпением ожидаю, когда она разрешит попробовать очередной свой шедевр.

— Ну, шедевр — это громко сказано, — вмешалась я в его диферамбы. — Просто я очень тоскую по некоторым блюдам из моего прошлого. Это чувство называется настольгией. Вот, сегодня появилось желание сделать что-то похожее. Раз пришли, то будите подопытными кроликами.

— Кем? — переспросил Макс.

— У нас, это такие маленькие грызуны, очень милые и пушистые, типа Морта, только с длинными ушками. Нисс Лео, накрываем на четверых.

Повторять дважды необходимости не было. Он споро организовал нам столик, накрыв его сверху скатертью (всё-таки капитан изволил откушать в общей столовой). Мы сели, и Лео водрузил посередине стола глубокое блюдо с моим рагу. Когда все съели «по первой ложке», то дальше руки моих мужчин замелькали с такой скоростью, что через минуту тарелки были пустыми. Три пары глаз смотрели на меня очень красноречиво, особенно одни — ярко-голубые. Оно и понятно, молодой растущий организм! Пришлось срочно выдать всем добавки. Похоже они «языки проглотили», так как порции исчезали молча. Когда были съедены и вторые порции, взрослые самцы, посмотрев на блюдо, явно сдержали себя, а вот Макс посмотрел на меня, как кот из Шрека. Пришлось выдать ему ещё.

— Ох, Макс, смотри не лопни! — передала я ему тарелку.

— Надин, я не виноват, что так вкусно! Я ничего лучшего не пробовал! — засмущался он.

— Да, Надюш, это невероятно вкусно! Как это называется и из чего ты готовила? — спросил отец.

— А ты не понял? — растерялась я. — Это же мясо тура…

— Неужели?! Да, быть этого не может!

— Просто, у нас мясо готовят огромным количеством способов, хотя можно и просто пожарить, как у вас.

Вот, такие вот моменты немного скрашивали мои учебные будни.

Глава 25

Аден каждый день молил Праматерь, чтобы этот кошмар закончился. Его навязчиво преследовали мысли о Надин. Он не только следил за ней с мониторов, но и подслушивал, о чём она разговаривает с другими самцами. Это сводило его с ума! Они могут с ней говорить, а он нет. Это невыносимо! Невозможность дотронуться до неё или хотя бы постоять рядом, причиняла ему почти физическую боль. На патрулировании он отвлекался от своих мрачных мыслей и, поэтому, вставлял свою тройку как можно чаще в график вылетов. Ещё несколько раз он ходил к леду Торису, но тот отказался делать повторную блокаду, сообщив, что у него, как у будущего альфы, слишком сильная идёт привязка. Повторное вмешательство может закончиться летальным исходом. Доктор посоветовал ему, как можно скорее начать процесс ухаживания и сближения с самкой. А как он может это выполнить, если его разум бунтует против такого насильственного, как он считал, слияния. Почему-то именно Надин он считал виноватой. В то же время, у него уже явно просыпались инстинкты защитника, охранника. Он отслеживал и пресекал любые попытки других самцов к сближению с Надин. Особенно, много проблем доставлял ему кадет Итон Фарн. Этот щенок никак не хотел успокаиваться, хотя уже несколько раз Аден отправлял его на штрафные работы и внеплановые дежурства. Успокоился он только тогда, когда сама Надин с ним поговорила. Весь разговор Аден слушал, и его внутренний симбиот был крайне доволен тем, что она говорила. Иногда, ему казалось, что уже ни для кого не секрет, что он интересуется ей. Надин же, как будто не замечала ничего. Она продолжала заниматься совсем не женскими вещами, и лор Бирн позволял это. Аден не понимал, почему? В таких размышлениях он проводил день за днём. Всё изменилось совершенно внезапно.

На первом трёхчасовом патрулировании был обнаружен подозрительный корабль без опознавательных знаков. Он выглядел, как обычный «мусорщик». Это такие старые посудины, которые промышляют космическим мусором. Они рыщут по зигзагообразной траектории в поисках наживы. Иногда им даже везёт наткнуться на вполне ремонтнопригодный челнок или корабль, который можно будет неплохо перепродать. Их никто не любит и называют космическими хрустами. Однако, что-то в этом падальщике настораживало: может, необычная форма обшивки, а может, подозрительно оттопыренные дюзовые хвостовики, говорящие о том, что движок на этой посудине стоит вполне приличный и способен дать не меньше четырёх гравов. Да, и что он делает так далеко от основных путей? Лор Бирн связался с «мусорщиком» и отдал тому приказ лечь в дрейф. В ответ, неожиданно, грянул залп из неизвестного излучателя. В результате чего, на «Орионе» вышибло половину радиоэлектронных приборов, отказала связь и завис бортовой компьютер, а «мусорщик» резко ушёл в отрыв. Такого никто не ожидал. Похоже, что нас атаковали с помощью какого-то генератора мощнейшего электромагнитного импульса сверхвысокой частоты. Это какой же мощности должна быть установка, чтобы остановить такой крейсер, как «Орион»?! Теперь уже понятно, что мы наткнулись на корабль-шпион и сорвали ему разведывательную операцию, направленную против астерийской империи. На перезагрузку всех бортовых систем потребуется не менее лата. За это время лазутчик сможет разогнаться и уйти в гипер. Нельзя допустить этого, ни в коем случае! Время перезагрузки на малых штурмовиках класса «Гром» было около пяти данов. Да и защитить от электромагнитных воздействий малое судно проще, чем такую гигантскую систему, как военный крейсер. На Астре тоже велись разработки такого типа вооружения, но откуда они стали известны врагам? Короче, все экипажи штурмовиков были подняты по тревоге, даже кадеты.

Я бежала к своему кораблю, к которому была временно приписана. Лётный комбинезон плотно обтягивал моё тело, положенное по уставу вспомогательное оборудование было установлено в определённых местах, шлем и маску осталось активировать одним нажатием кнопки на панели управления лётным комбинезоном. Это была самая настоящая, а не учебная тревога. Моя «птица» уже была перезагружена, и я стартанула одной из первых. Стояла задача — догнать беглого нарушителя, не дав ему уйти в гипер, и задержать до подхода «Ориона». Это было непросто. Требовалось большое количество отвлекающих манёвров со всех сторон. Это похоже на тактику гона зверя на охоте. Мы уже не боялись этого неизвестного оружия, так как оно одноразового действия. Как я полагаю, для повторного разряда требуется длительная подзарядка накопителя от очень мощного источника. Мы всей эскадрильей набросились на врага. И вот тут-то нас поджидал ещё один сюрприз! Развернувшись к нам «задом» вражеский корабль выпустил вперёд по курсу ярко-голубой луч. По эфиру я уловила мощный ментальный «вздох облегчения». Я поняла, что они и не собирались разгоняться для ухода в гипер. Они собирались уйти совершенно неизвестным способом! Явно ещё одна секретная разработка. И все на этом корабле знают про то, как они будут уходить от нашего преследования. Я успела прокричать свои догадки по общей связи и в одном мощном рывке кинулась за ними! Надо было сесть к ним на хвост, чтобы отследить сектор перемещения. Но, я была ещё такая неопытная! Я совершенно не учла, что на маленьком шаттле очень опасны такие манёвры и перемещения, что моя «птица» не имеет должной защиты и вообще, может не выдержать такие нагрузки! Вокруг «мусорщика» начало образовываться какое-то силовое поле, а прямо по курсу — чёрная дыра. И его стало затягивать внутрь. Меня крутило и мотало со страшной силой. Система стабилизации и связь отказали. А ещё, меня, как блоху, притянуло к обшивке сбегающего корабля, и я не могла ничего сделать. Ни-че-го!!! Я даже попрощаться с семьёй не могла. Опять. Как же обидно. На этот раз, даже Морта со мной нет. В последний момент успела активировать аварийный маячок своей боевой машины и потеряла сознание.

В горячке боя я еле успевал смотреть за её «птицей». Она летала, как сумасшедшая! Казалось, что она везде. — Наверное, и в голове у неё такой же хаос, — подумалось мне. Тут, меня отвлекла проснувшаяся лазерная установка и я потерял Надин из вида. Очнулся я тогда, когда в нашем инфополе я услышал её крики с объяснениями действий противника, что собрался делать этот беглец, и увидел, что её начинает затягивать вместе с ним в разрастающуюся пространственновременную воронку. Что ещё мне оставалось? Вы что выберите: жизнь или смерть? Вот и я выбрал жизнь — рванул изо всех сил за ней. Ведь если я её потеряю, эту сури безмозглую, то проживу совсем недолго, Процесс падения, по моим ощущениям, длился около двух латов. Перегрузки были на грани возможного. Я опасался, что обшивка может не выдержать таких нагрузок. Ощущения были, что меня размазало по компенсационному креслу. А каково же сейчас этой девчонке? Мою «птицу» притянуло совсем недалеко от её корабля. Я даже мог оценить его внешние повреждения. В какой-то момент я почувствовал, что «мусорщик» начинает вываливаться в неизвестной пространственновременной координате. Поле вокруг него начало ослабевать, и наши штурмовики «отлипли» от него и отклонились в сторону. Так как оба наших корабля были повреждены и все системы отключились, то начался процесс свободного дрейфа под действием ближайших гравитационных полей. Сейчас главное было не потерять Надин. Я кое-как начал двигаться, проверяя целость конечностей и способности организма. Надо срочно попытаться подключиться через аварийное питание к главному компьютру. Основные движки, конечно не оживить, но можно запустить малые маневровые и диагностику повреждений в целом. Вот, тарнский бипер! Плохо! «Птицу» уже не реанимировать. Пока я занимался всем этим, то упустил момент, когда шаттл Надин резко повело в сторону и он начал удаляться от меня. Нет! Её корабль был легче, так как на моём были установлены дополнительные лазерные доты и несколько тяжёлых ракет класса «SRT-100». Я среагировал вовремя, подключив малые маневровые и пытаясь догнать её. Через десять данов стало понятно, что нас затянуло в гравитационное поле малого спутника какой-то планеты. Плохи наши дела. Теперь рано или поздно, но мы упадём на него и скорее рано. Праматерь, что же делать?! Я сканировал эфир в поисках хоть какого-нибудь сигнала. Тишина. Стал звать Надин. Наверное, она без сознания, иначе бы уже ответила. Если бы она смогла очнуться и вовремя включить свои малые маневровые движки, то можно было бы смягчить падение, изменив угол вхождения в атмосферу или, даже, вполне удачно сесть, сохранив корабль. Я снова и снова звал её, но в ответ — тишина. Поверхность спутника была уже совсем близко и времени на принятие каких-либо действий с её стороны всё-равно не было. Осталось только одно… Я понимал, чем рискую, но выбора у меня не было. Я должен был её спасти! Резко изменив направление выхлопа малых маневровых, я бросил свою «птицу» в последний полёт. Мой корабль стал прослойкой между ней и поверхностью. Он как бы нёс на себе её шаттл и плавно входил в атмосферу спутника по спирально снижающейся орбите. Последнее, что я смог сделать, это включить аварийный маяк, на полную мощность активировать лётный комбинезон и подумать, что так и не подержал её за руку, не сказал, какие у неё красивые глаза и как она замечательно пахнет для меня.

Шёпот. Навязчивый, противный, не дающий выспаться, снова и снова зовущий меня по имени.

— Надин, Надин, Надин Бирн, отзовись, приём! Надин, приди в себя! Надин, мы падаем!

— Ну, куда ты там падаешь?! Дай сон досмотреть, а потом падай!

— Надин, тарнский бипер! Надин!!! Праматерь тебя подери, очнись же! — заорал над самым ухом динамик, и я пришла в себя.

То, что я увидела на экране, привело меня в ужас: на меня неотвратимо надвигалась поверхность какого-то космического тела. Времени на попытки реанимации систем корабля не было. Вдруг, такой же корабль, как и моя «птичка» прилип ко мне и в этой связке мы продолжили уже совместное падение. Спустя несколько данов, мы грохнулись на поверхность, пропахав целый каньон. Удар был такой силы, что компенсационное кресло застонало, а я опять вырубилась. Правда, в этот раз не на долго. Даже не знаю, что стало бы со мной, если бы неизвестный пилот не смягчил удар ценой своей жизни. А ведь это кто-то из своих! Надо срочно выбраться и, по возможности, проверить, жив ли мой товарищ по несчастью? Прислушавшись к «эфиру» ничего не уловила. Может всё-таки жив, но без сознания? Вот и пригодились терабайты информации, которые я, как одержимая, поглощала. В начале, необходимо провести диагностику систем корабля, подключив аварийное питание… Что же, не так уж и плохо. Погорело несколько мелких блоков, но и без них возможно, будет функционирование. Плохо, что выгорел главный блок кристаллов памяти. Иными словами, он не помнит ничего из того, что делается в автоматическом режиме. Любую команду надо вводить вручную. Из механических повреждений: сломаны радары и нет связи, однако, целостность обшивки не нарушена. Это хорошая новость. Надо разбираться подробнее — совсем нет связи или только дальней? После диагностики корабля, выпустила зонд-анализатор. Мне было необходимо понять, куда я попала? Есть ли шанс выжить в этом месте? Анализ показал наличие вполне пригодной для дыхания атмосферы, только достаточно высокой влажности. Одно из основных правил при посадке на неизвестную поверхность — обеспечение безопасности корабля: физической, химической, биологической. То есть, необходимо защитить свой корабль от возможного проникновения флоры, фауны, химически агрессивной атмосферы и бактерий. Переместить корабль я уже не могу (куда шлёпнулись, там и посадка), аборигенов и флоры пока не видела, а вот вирусы и бактерии… только малая шлюзовая камера является преградой для физического проникновения. Что же, надо идти на соседний корабль. От него осталась лишь груда ошмётков. Что я там увижу? Решила пока не убирать фильтр-маску. Страшно-то как! В «эфире» по-прежнему тишина. Я медленно выхожу из корабля. Смотреть на останки некогда красивой и мощной машины тяжело, особенно зная, что должна отдать последний долг спасшему меня астерийцу. При более близком анализе, обнаружила, что кабина почти не разрушена. Медленно разбирая завалы, я приближалась к цели. Вот я откидываю последний кусок, закрывающий обзор и вижу внутри в развалившемся компенсационном кресле… Адена. Адена Лорна.

— Папочка… — прошептала я.

Глава 26

Лор Ронан Бирн был на грани. Он еле сдерживался, чтобы не принять вторую форму и не разнести всё вокруг. Его останавливало только присутствие Макса, который смотрел на него огромными голубыми глазами, в которых стояли слёзы. Как такое могло произойти с его кораблём?! Он одним махом получил ощутимый удар по безопасности крейсера, потерял дочь и старпома и упустил шпиона! Если всё остальное он мог пережить, то с потерей Надин он не мог смириться. После анализа её сообщения, он понял, что она села на хвост тому «мусорщику», значит, если он найдёт Надин, то узнает, куда делся шпион и наоборот. Вообще, странная вырисовывалась картина: неизвестные имели технологии, над которыми в империи только шли работы. Кто это, откуда, что им нужно? Макс очень тяжело переживал исчезновение Надин. Рядом с ним постоянно находился Морт, который пытался успокоить парня.

— Макс, иди отдохни. Если что-нибудь станет известно, я сразу сообщу тебе.

— Не могу, ата. Я всё равно не засну. Морт чувствует, что она жива. С ней вместе пропал вилор Аден. Может ей это поможет?

— Конечно, я уверен. Аден настоящий самец. Он не бросит самку в беде. Я приказал сканировать ближайшее пространство. Может «слухачи» найдут отголоски знакомых вибраций или инверсионный след от двигателей…

— Ата, я думаю, что Морт мог бы нам помочь, только никто, кроме Надин не мог его слышать.

— Да. Морт может её чувствовать. Она его семья и у них образовалась сверхпрочная мнемосвязь. Он может чувствовать на расстоянии. Жалко, что так мало времени прошло от объединения нас в одну семью. Со временем, квиры могут общаться со всеми членами семьи. Иди, малыш, отдохни. У меня слишком много работы, поэтому я не пойду спать.

— Ладно. — Макс, грустно повесив плечи, побрёл в сторону своей каюты.

Морта он взял с собой, а тот и не возражал. Морт действительно чувствовал направление, в котором исчезла Надин и не знал, как сообщить об этом лору и Максу. Вскоре, усталость взяла своё, и Макс задремал, тихо посапывая. — Детёныш, младший — подумал Морт. Тут он понял, что самозащита мозга во сне ослабла и можно попробовать пробиться в подсознание уснувшего парня. Морт стал осторожно транслировать информацию, что Надин находится в секторе, граничащем с альфой Лебедя. Постепенно, он усиливал давление мысли. Макс заворочался и стал более беспокойным. В какой-то момент он сел на кровати и открыл глаза:

— Альфа Лебедя!

Вскочив, он кинулся на мостик.

— Ата! Ата! Она в секторе рядом с альфой Лебедя!

— Макс, успокойся. Что случилось? Почему ты так уверен?!

— Не знаю… Мне приснилось… — опустил он свою вихрастую, рыжую голову.

В этот момент завизжал и запрыгал Морт. Посмотрев на него, лор Ронан понял, что это он вступил в контакт с Максом и нашёл способ передать так необходимую им информацию. Не теряя времени, капитаном «Ориона» была отдана команда на расчет параметров прыжка к альфе Лебедя. Навигаторы погрузились в работу и уже через двадцать данов параметры были готовы для ввода в главный компьютер.

— Всем вахтенным на корабле занять места, согласно штатному расписанию. Свободному от вахты персоналу приготовиться: до гипер-прыжка осталось десять данов. Обратный отсчёт пошёл, — отдал капитан общее распоряжение. — Макс, Морт, вы молодцы, ребята. Будем надеяться на лучшее.

Красиво. Необычно, но красиво. На бледно-сиреневом небе плывут розовые облака. — Лишь бы кислотный дождь не пошёл, — подумала я. Хотя, под высоким растением, очень похожим на гриб, было бы здорово пересидеть дождик. И вообще, я чувствую себя лилипутом в стране великанов или Дюймовочкой. Лишь бы жаба не прискакала. А, вот и она! Большое, размером с телёнка, существо выползало из-за так приглянувшегося мне гриба, медленно перебирая шестью лапами. Его кожа была антрацитово-чёрного цвета с ярко-фиолетовыми разводами. На круглой голове располагались глаза, размером с блюдца и костяной рог посредине лба. Из пасти периодически высовывался длинный, раздвоенный язык и проглядывали зубки-кинжалы. — Чудный экземплярчик. Кажись в болото меня хочет утащить. Где-то должно быть оружие. Надо вспомнить. А, конечно! У меня же всё с собой! Я отстегнула от бедра бластер, проверила заряд батареи, как учили на занятиях, выставила узконаправленный луч и приготовилась к возможному нападению «жабы».

— Фу, какая бледная! И ножек у неё всего две. — услышала я в голове чужие мыслеобразы.

Сначала, я подумала, что это Аден. Но он же без сознания и не может меня видеть. А тут ещё и ментальный окрас ауры незнакомый. Я насторожилась.

— Ишь ты, слышит … Ну, чего смотришь, ануранов не видела? Стрелять будешь?

— Простите, я испугалась — неловко опустила оружие и спрятала его за спину. Я попробовала сформировать ментальный посыл, как с Мортом, — первый раз вижу таких красивых обитателей. А, где мы?

— Вот, шастают тут всякие, марнов пугают. Не знаю, как вы нас называете, а мы наш дом зовём Анур.

— Извините нас, пожалуйста, — я решила быть вежливой. Действительно, упали чуть ли не на голову, еду спугнули. — Мы не хотели, так получилось. У нас произошла катастрофа и мы не смогли сесть более … осторожно.

— Да, видела я. — жаба сощурила глаза. — Красиво падали, — и я увидела в голове картину нашего падения, так, как её видела хозяйка планеты. Аден действительно меня спасал, знал на что идёт. Я аж дышать перестала, действительно завораживает. Вспомнив о том, в каком состоянии он пребывает, я рискнула обратиться за помощью к разумной аборигенке.

— Нет, — услышала я чёткий ответ. — Мы не вмешиваемся в ваши дела, но я позволю вам оставаться здесь, на моей территории.

— Что же, и за это спасибо, — грустно поблагодарила я её.

Как только я добралась до Адена, то сразу же вспомнила всё, чему научилась у леда Ториса. Провела первичную диагностику: сознание отсутствует, цвет кожного покрова пепельный, дыхание хрипящее, пульс неравномерный. Померила температуру, определила повреждения портативным сканом. Результат — множественные поверхностные порезы, похоже, что сломано несколько рёбер, левая рука висит плетью, на голове небольшая, но глубокая вмятина от удара об острый предмет. Много крови натекло, особенно с головы. С огромным трудом, удалось придать ему горизонтальное положение. Дотащить Адена я не смогла бы, а кресло сильно пострадало и еле-еле удалось с ним справиться и опустить. Начала сразу с перевязки сильно кровоточащих ран. Аптечку нашла в своём корабле. Уже знакомые мне впитывающие полоски, перевязочные ленты, типа бинта, несколько шприцев с препаратами. Всё это было в аптечке. Да, это вам не наша сегодняшняя автомобильная аптечка с набором для изготовления мумии. После перевязки, я сделала ему сразу несколько уколов: обезболивающее — от шока, комбинированный антибиотик и снотворное. Аден погрузился в тяжёлый, но так необходимый ему сон. Только после этого, я смогла немного осмотреться вокруг и задаться вопросом: «Что делать?»

Космическое тело, на которое нас забросило, было совсем небольшим. Оно являлось ближайшим спутником какой-то неизвестной планеты, которая бледной тенью на небосводе загораживала его половину. Завораживающее зрелище, особенно для меня, землянки. Я всегда с огромным интересом рассматривала иллюстрации к разным космическим книгам и фильмам. Всегда было интересно, что нафантазировал себе художник. А тут, всё живое, натуральное и таких цветов …! Надо провести ревизию полезностей. Я отправилась разгребать завалы, оставшиеся от второй машины. Ревизия показала: две аптечки, одна из которых на половину пустая, два теплоизолирующих покрывала, два сухих пайка. Портативный многофункциональный водогенератор, он же очиститель и опреснитель. Основной необходимый критерий для выживания на любой планете — это наличие воды, пригодной для питья, поэтому такие портативные агрегаты обязательно входят в состав аварийных капсул на всех судах. На штурмовиках такого класса, как «Гром» нет места для расположения аварийно-спасательной капсулы. Обычно, катапультирование в открытый космос пилота в скафандре в условиях боя не оставляет тому шанса на выживание. В наших же «птицах», сама рубка управления является спасательной капсулой и выстреливает в открытый космос при необходимости в катапультировании пилота. Ни запасной одежды, не какой-либо еды, кроме концентратов на борту наших штурмовиков естественно не было. За всеми этими размышлениями я не заметила, как небо их нежного и красивого превратилось в хмурое и грозное. Похоже, что погода собиралась испортиться. Я забеспокоилась, ведь Аден лежал в кресле на развалинах своего корабля и был беззащитен перед непогодой. А кто знает, какие тут дожди: может кислотные, может тут под поверхностью есть выходы ферромагнитных руд и молнии во время грозы бьют, не переставая в разные места? Много опасностей может таить в себе неизвестная планета. Надо срочно что-то предпринять для защиты моего спасителя, пока он находится в сонном состоянии и мои неумелые действия не принесут ему слишком много боли. Я попыталась прикинуть, как и куда его перемещать. Однозначно, на мой корабль. Там мы сможем отсидеться от любых опасностей. А вот как? Пора вспоминать деда. Ох и мировой у меня был дед! Он из «ничего» мог смастерить «что-то», из подручных средств сделать замену сотням, более сложным вещам. Я посмотрела на Адена. Да, ему сейчас квалифицированная помощь нужна, а не моя. Такой вес мне не поднять, значит, надо тащить за собой. Нужно сделать волокуши. А из чего? Уходить от корабля в поисках подходящей растительности я не буду. Неизвестно что здесь может поджидать под любой кочкой, а кроме грибообразного растения я больше ничего не вижу. В наличии только два покрывала. Придётся одним пожертвовать, обойдусь как-нибудь. У меня лётный комбинезон цел, а у Адена весь в лапшу изрезан. Как я из кресла перетаскивала этого огромного астерийца, отдельный разговор. Могу сказать только, что мне было жарко, очень, и это при том, что сила тяжести на этом спутнике меньше, чем на Земле! Потом, очень осторожно и очень медленно (из-за тяжести) я потянула его к своему кораблю. Вроде и упали мы практически вместе, только пока тормозили, нас разнесло метров на сорок друг от друга. Это были самые длинные и самые тяжёлые сорок метров в моей жизни. Последние метры я проделывала уже под первые крупные капли дождя и порывы холодного ветра. Затащив Адена внутрь, я сразу почувствовала, как стало тесно в кабине. Единственное кресло было довольно высокое. Если стащить с кресла я его смогла, то проделать обратную процедуру я была уже не в состоянии. Я подтянула его поглубже в кабину и закрыла корабль, отрезая нас от начавшейся бури. Устало плюхнувшись на пол рядом с вилором, я потерла виски. Голова раскалывалась. На этой планетке был явно повышенный ментальный фон, наверное, из-за того, что именно так, в основном, общаются местные разумные или полу-разумные обитатели. Оказавшись в поле влияния их «эфира», мне было тяжело привыкнуть к постоянному давлению на мозг. Сейчас, весь «эфир» был озабочен начавшейся непогодой. Похоже, что даже для местных обитателей это нетипичное погодное явление. Надо собраться с последними силами и устроить Адена как можно комфортней. Я тщательно расправила плед, на котором тащила его до своего корабля. Он будет греть его снизу. Нашла второй плед и накрыла им его сверху. Под действием препаратов спать ему ещё часов двенадцать. Надо и мне подремать. Устроившись кое-как в кресле (кто пытался спать в самолётах при дальних перелётах, тот меня поймёт), я попыталась уснуть. Сна, как такового, не получилось. Я скорее дремала, поминутно вздрагивая от каждого скрипа или шороха и прислушиваясь к дыханию Адена. В последний раз я так дремала у кроватки больной Альки. Когда ребёнок болеет, то ты не спишь, а в пол-уха мониторишь малейшие изменения дыхания, чтобы не пропустить резкого ухудшения. Так и я сейчас — дремала и прислушивалась. Разные лезущие в голову мысли тоже не давали успокоиться. Я волновалась за отца, Макса и Морта. Как они там? Сильно расстроились? Больше всего мне было жалко Макса. Он же ещё совсем ребёнок! Снаружи большой, а внутри ребёнок. Ещё, пыталась почувствовать Морта или послать ему ментальный сигнал. От всего этого голова ещё больше разболелась. Я проснулась и посмотрела на инком. Дремала я всего три часа и только ещё больше измоталась. Я пододвинулась поближе к видовому экрану. Картина за окном меня совсем не порадовала. Там была настоящая буря. Датчики показывали значительное понижение температуры, сильнейшие осадки в виде дождя, переходящего в снег и порывистый ветер. Задав системе проанализировать ресурсы, имеющиеся в наличии, я получила ответ, что на отопление их не хватит. Возможно лишь поддержание минимально необходимого температурного режима. Дав подтверждение, я согласилась с таким решением компьютера. Неизвестно на сколько мы тут застряли и на сколько затянулась буря. Необходимо беречь наши энергетические ресурсы. Я решила проверить Адена. Он всё также лежал под покрывалом. Один край немного съехал, и я его поправила. Почему-то, нежно погладила его по щеке, и сама испугалась такого неожиданного порыва. Наверное, во сне его черты лица смягчились, и я увидела, прячущиеся за обычной строгостью и суровостью, мальчишеские черты. Он ведь совсем ещё молодой. Осмотрела раны. Лед Торис правду говорил про хорошую регенерацию астерийцев. Мелкие порезы уже затянулись и на их месте были розоватые шрамики, почти как у людей. Это хорошо. Значит организм по максимуму использует сон, чтобы восстановиться. Мне очень не нравилась рана на голове. Я не уверена, что нет более тяжёлой травмы. Надо достать воды. Хорошо бы Адена напоить горячим, да и я уже начинаю подмерзать.

Глава 27

Взяв акватер, я решилась выйти наружу. Этот контейнер удобен тем, что присоединяется прямо к водогенератору и вода обрабатывается прямо в нём. Для защиты от непогоды и сохранения хоть частицы тепла, я активировала шлем на лётном комбинезоне. Эта небольшая деталь спасла мне жизнь. Как только я сделала три шага от корабля, на мой шлем в районе лица прилетело отвратительное членистоногое существо и, раскрыв пасть, попыталось добраться до меня сквозь шлем. Я заорала, как сумасшедшая, молотя ладонями (в защитных перчатках) по лицевому щитку. Особо метким и тяжёлым шлепком мне удалось расплющить эту мерзость в лепёшку. — Фу!!! Чужие, блин! Гадость-то какая! — бормотала я, стирая водой из лужи месиво, оставшееся от этого инопланетного скорпиона или паука. И за что мне всё это? Я не Элен Рипли, я не хочу ни с кем сражаться! Теперь я старалась двигаться осторожно и это сильно замедляло моё продвижение к небольшому водоёмчику, больше похожему на пруд. По спине ручьями стекал противный, липкий пот. Он же застилал глаза, а вытереть его под шлемом было невозможно. Наконец, я дошла, борясь со встречным ветром, который стремился отбросить меня обратно к кораблю. Набрав воды, со всеми предосторожностями, но уже с попутным ветром, я без приключений вернулась назад. Теперь надо тщательно запирать дверь, чтобы ни одна тварюшка не пробралась на корабль к беззащитному Адену. Процесс анализа и очистки воды занял около десяти минут. Загоревшийся зелёный индикатор, сообщил, что вода готова к употреблению. Я включила режим нагрева воды и ждала ещё две минуты. Из сухого пайка достала стакан с концентратом напитка, похожего на компот. Ну, нет у астерийцев чая! Как я по нему соскучилась! У нас ведь чай — это не просто напиток, это целый ритуал с посиделками на кухне, задушевными разговорами и поеданием чего-нибудь вкусненького. Я бы так хотела посидеть с отцом и Максом на кухне за приготовленными мной вкусняшками и разговорами о наших планах на будущее. Думала, что на Астре я обязательно смогу найти какое-нибудь растение, которым смогу заменить чай, а теперь, вот, вообще не знаю, попаду ли обратно на «Орион» или так и застряну здесь. Грела только одна мысль, что нас ищут.

После чашки горячего напитка, я почувствовала себя гораздо лучше, но это не на долго. Переведя водогенератор в режим термоса, я решила, что Аден всё равно не узнает, а мне слишком холодно, чтобы привередничать, и я легла рядом с ним, прижавшись к нему спиной. На этот раз, я почувствовала себя тепло и уютно и почти сразу же провалилась в сон без сновидений. Проспала я ещё часов шесть. Проснулась, и сразу же проверила, как Аден. Дыхание мне его не понравилось. Надо напоить его хоть чуть-чуть. Сделав ему из концентрата напиток, я осторожно приподняла голову и постаралась напоить. Плохо. Как же тяжело жить в мире без нормальных тканей, без подручных материалов. Надо сделать поильник. На своём корабле ломать я ничего не могла, а вот на остатках его, можно попытаться найти что-нибудь полезное. Приняв все возможные меры предосторожности, я отправилась за добычей. Бластер я теперь держала готовым к бою. Покопавшись на развалинах, я нашла тонкие гибкие трубочки, по которым подавалось что-то к сервомоторчикам привода кресла. Выдрав их, я постаралась найти ещё что-нибудь. Моё внимание привлекли обломки подставки для галоэкрана из какого-то пластика. Она разломилась на две полукруглые детали, и они были гладкими. Может, приспособлю для чего-нибудь. Порывшись, нашла под обломками странный предмет, очень похожий на бутылку. Это явно не из оснастки, тогда что это? Решила тоже прихватить с собой. Пора было возвращаться. На корабле меня ждал сюрприз: Аден не спал, но был в бреду. Он пока не понимал где он, кажется, думал, что ещё идёт бой. Мне пришлось вколоть ему успокоительное. Потом я продула и продезинфицировала добытые трубочки и, наконец, смогла испытать примитивный поильник. Хорошо. Аден даже смог глотать. Для восстановления ему обязательно нужна жидкость. В больницах ставят капельницы, а я, в полевых условиях, могу только напоить его. И я продолжила потихоньку давать ему тёплый напиток. Надо ещё раз осмотреть его левую руку, которая висит. С портативным сканером в руке я прошлась по руке и обнаружила перелом ключицы и разрыв связки. Придётся фиксировать. Перевязочный материал есть, а вот в качестве подложки или лубка подойдёт половинка от подставки для галоэкрана. Соорудив примитивную систему фиксации, я измерила его жизненные показатели. Обозначилось небольшое повышение температуры. В нормальном состоянии, температура тела здорового астерийца около сорока двух градусов, поэтому сорок три с половиной — это уже температура. Понятно, почему я так быстро согрелась и уснула. Я не знала, чем ещё себя занять. Помещение рубки было очень маленьким и особенно даже не расслабишься. Погода вроде улучшилась, но выходить мне было откровенно страшно. Иногда, я прислушивалась к местному «эфиру» и, даже, улавливала некоторые переговоры аборигенов. Мыслили они очень интересно — не словами, а образами. Наверное, это похоже на восточную иероглифическую письменность, в которой зашифрованы не буквы, а целые образные понятия.

Я посматривала на Адена. Ведь мы впервые так долго вместе, и сейчас он не рычит на меня и не подозревает в коварных замыслах. Я вспомнила, как мы столкнулись у комнаты психологической разгрузки и покраснела. Как-то вдруг сразу стало очевидно, что это молодой и крепкий самец и у него есть определённые здоровые потребности. Его смягчившиеся черты лица оказались не только моложе, чем он старался показать, но и довольно красивыми. Не смазливыми, а красивыми именно мужской красотой. Пикантности добавляли клыки и потрясные уши! Да, я ведь могу их наконец-то пощупать! Я протянула руку и очень осторожно дотронулась до вожделенной части тела этого самца. Они такие бархатистые, тёплые, просто плюшевые на ощупь. — Кайф! — кажется, я сказала это вслух.

— Правда? — услышала я слабый стон.

— А-а-а!!! — взвизгнула я и отпрыгнула на сколько позволили габариты маленькой рубки.

Аден витал на грани сна и бодрствования. Он испытывал очень странные ощущения. С одной стороны, долгожданный покой, причём внутренний, от симбиота. Его зверь доволен, очень. Он близок к своему полюсу тяготения. С другой стороны, ощущения первой формы просто кошмарные. Жажда, ломит всё тело, что говорит о регенерационных процессах, идущих в организме, сильная головная боль, не слушается левая рука. Временами, он снова проваливался в бессознательное состояние и ему начинало казаться, что он опять сражается против тарнов. В следующий раз, он подошёл к состоянию пробуждения, когда его пересохшего рта коснулась тёплая, вкусная влага. Он глотал её и не сразу понял, что она как-то странно поступает к нему, не из контейнера для жидкой еды. Однако, сил хватило только на несколько глотков, а потом он снова провалился. Его немного потряхивало. Это были первые признаки поднимающейся температуры. Окончательно же, он пришёл в себя от непонятно откуда взявшихся ощущений эротического характера. Он почувствовал, как его невероятно нежно взяли за ухо и потёрли его между пальцев, проверяя на ощупь. Он услышал нежный, восторженный выдох и непонятное слово: «Кайф!»

— Правда? — простонал он охрипшим от болезни и долгого молчания голосом.

— А-а-а!!! — оглушил его визг.

Мы уставились друг на друга. Его фиолетово-аметистовые и мои каре-зелёные смотрели друг на друга не мигая. Я не знаю, о чём думал он, а я ругала себя и ругала последними словами! — Вот дура! Проблем тебе с ним было мало?! Мужику плохо, а ты его за кота что ли приняла: за ушко почесать срочно захотелось! А почему, кстати, так приспичило? Ладно, потом подумаю, завтра, как Скарлет. И как теперь спасать положение? Ладно, скажу, что у нас на Земле температуру так измеряют.

Аден, между тем, протянул здоровую руку, взял меня за руку и, поднеся её к своему лицу, резко вдохнул в себя носом и застонал. Я, ошалело молчала. Он продолжал смотреть не мигая. Потом, медленно отпустил мою руку и тут в корпус шаттла ударилось что-то тяжёлое. Очарование странного момента разрушилось, и мы прервали зрительный контакт.

Я в один прыжок оказалась у экрана. Внешние камеры показывали, что мы вызвали интерес необычного создания. Оно тоже было шестилапое, покрытое густой шестью, высотой с хорошего стегозавра. Его пасть была похожа на клюв гигантского утконоса, только с острыми зубами. Внимательно прислушавшись к ментальному полю этого существа, я определила его, как чисто животный организм, никаких зачатков разумности, чистые инстинкты. Плохо, значит, договориться не получиться. Это крупное существо могло окончательно погубить наш корабль и лишить нас последнего шанса покинуть эту планету. Быстро проверив заряд батарей бортового вооружения, я приняла решение атаковать противника из малой лучевой установки, так как она оптимально расположена и имеет подходящий угол атаки. Выставив мощность на минимум, я выпустила заряд в этого исполина. Я надеялась, что как многие из животных, оно сбежит и оставит кусающегося противника в покое. Однако, это существо оказалось не только внешне похожее на стегозавра, но мозги у него были такие же примитивные. Оно взревело и кинулось в атаку. Пришлось, увеличив мощность малой установки, дать залп на поражение. Мне очень жалко было это делать, но тут вопрос выживания: или он нас, или мы его. Всё это время я совсем не слышала Адена. Когда же я повернулась, то увидела, что он снова впал в тяжёлое забытьё. Похоже, температура ещё поднялась. Вколов ему очередную порцию антибиотиков, я стала думать, что ещё можно сделать. Приключений на сегодняшний день было достаточно, и я решила, что утро вечера мудренее. Устроилась, как и в прошлый раз, и попыталась заснуть. Только, почему-то, его близость на этот раз сама стала причиной моей бессонницы. И почему он меня так влечёт? Ведь злюсь на него, вредничаю, обижаюсь, но всё равно влечёт. Может потому, что мужчины у меня давно не было во всех жизнях: и в той, и в этой? Не знаю … Вот что это сегодня такое было, а? То ли съесть хотел, то ли ещё чего…Горячий, как печка. С таким, зимой не замёрзнешь! Мысли плавно потекли в том направлении. Чёрт! Надо пойти освежиться! Я сердито встала и, не оглядываясь на Адена, отправилась на улицу. Выполнив все необходимые процедуры по обеспечению безопасности, я пошла в сторону пруда, прихватив с собой акватер. Искоса посмотрела на тушу «завра» и подумала, что надо бы засунуть в анализатор кусочек мяса, вдруг он съедобный? Погода улучшилась. Ветер стих и небо стало светлеть, уступая место более светлым облакам. Над гладью пруда летали мелкие насекомые и жужжали. Вот, тарнский бипер, и тут комары живут! Это ж надо, а?! Как они приспособились к такому резко меняющемуся климату? За один день и солнце и дождь, и снег, и ветер. Вдруг, я почувствовала на ментальном уровне приближение знакомой ауры. Это была уже знакомая мне хозяйка территории. Не знаю почему, только я воспринимала окрас её ауры именно как женский.

— У! Какая добыча! Зорга завалила на моей территории. Это хорошо, много мяса. — услышала я в голове мысли аборигенши.

— Надеюсь, вы не будите против, если я возьму кусочек для моего больного друга? А то у нас совсем нет еды. — спросила я с надеждой.

— Что же, — жаба изобразила задумчивость, — пожалуй, ты заработала. Можешь взять. Мне всё равно много, а другие не могут прийти на мою территорию.

— Так это мясо для нас съедобно?

— Конечно, это же зорг!

— Спасибо.

Эта новость меня приободрила. Ведь на моём попечении находится больной, которому требуется нормальное полноценное питание, а не «бульонные кубики». Когда мужчина сытый, то он добрый. Будем исходить из этого. Я отнесла акватер к кораблю задумалась: чем отрезать мясо от туши? В состав экипировки входил МФИ (многофункциональный инструмент). Выглядел он, как насадка-перчатка, одевался на рабочую руку. Вся проблема заключалась в том, что моя рук была в три раза меньше, чем рука среднестатистического самца астерийца. На тренировочных занятиях мы учились с ним обращаться, только нисс Орт быстро понял, что этот инструмент не для меня. Приобщить Адена к разделыванию туши я не смогу, по понятным причинам. Думай, Надя, думай… Мой взгляд опустился к набедренной кобуре. Бластер. У меня же есть лазер! Если выставить его на самый малый уровень и предельно сузить луч, то можно попробовать использовать его, как нож. Пока на улице светло и погода снова не испортилась, я решила, как можно быстрее провести полевые испытания. Выставив необходимые параметры на бластере, я отправилась к зоргу. Около туши я ненадолго зависла, решая где резать, это же не курица. Пока ходила вокруг, то увидела, что с одного бока жаба уже выгрызла огромную дыру. Наверное, она знает, где повкусней. Я примерилась и симметрично, но с другой стороны туши, оттяпала приличный кусок, килограмма на три. В качестве ножа бластер мне очень понравился. Мясо сильно не горело и легко резалось. На обратном пути я завернула на развалины и присмотрела там металлические спицы от какого-то движка, обрывку плёнки от ширмы, изолирующей санблок, несколько плоских обломков пластика и пластиковую полусферу от навигационного блока. Как я всё это допёрла — отдельная тема. Я ведь, только пока резала, сообразила, что мне не куда положить мясо. А как его готовить? Вот тебе и кораблекрушение! Да Робинзон Крузо был просто счастливчик и богач по сравнению с нами! Надо срочно придумать, как мясо сварить или пожарить. Проверила, как себя чувствует Аден. После второго укола антибиотиков ему явно стало легче. Температура уже понизилась. Я напоила его, поправила покрывало и снова отправилась за добычей. На этот раз предстояло найти что-нибудь горючее. Бумаги в этом мире нет, но может растительность есть какая сухая. Мне бы костёр организовать. С бластером на перевес я отправилась на поиски. Три раза сбивала на подлёте прыгающих на лицо пауков. Под ногами была только жиденькая травка, или что-то похожее на травку. В некоторых меcтах, она была коричневого цвета. Я попробовала её на ощупь. Вроде сухая. Направила на кучу луч бластера, и она вспыхнула. Отлично, подойдёт для розжига. Теперь нужно найти то, что будет гореть. Но вот с этим как раз и были проблемы. Ничего подходящего я не видела. Деревьев нет, кустарников нет. Да и вообще, место похоже на болото. Одни кочки! От досады я пальнула по небольшой кучке камней. Эффект был такой, что я радостно взвизгнула. Ну, конечно! Раз это болото, то должен быть торф или что-то похожее! Вот эти комковатые образования и есть горючее, которое мне подойдёт. Я набрала, сколько смогла унести. Около корабля я облюбовала свободное пространство, закрытое от ветра с двух сторон. Притащила от разбитого штурмовика ещё партию обломков, среди которых нашлось два прямоугольных куска сильно перфорированного металла. Уж не знаю для чего он применялся в корабле, а у меня будет выполнять роль гриля. Я соорудила примитивный очаг и положила сверху первый кусок металла. Что же, теперь надо проверить мясо в анализаторе. Слову жабы можно поверить, но лучше проверить всё самой. Анализатор показал полную пригодность и безопасность образца. Отлично, а то у меня уже последние сутки живот рулады выводит. Я экономила концентраты. Разведя огонь с помощью останков местной флоры и моего супербластера, я нарезала мясо тонкими пластами, уложила его на металлический лист и сверху накрыла другим. Местный торф (буду так его называть, привычнее) давал несильный жар, поэтому я не боялась, что мясо подгорит. Меня расстраивало только то, что нет ни соли, ни каких-либо других специй. Вечерело. Я сидела у инопланетного костерка и смотрела на зажигающиеся звёзды. Сюрреализм какой-то. Сижу на чужой планете, разговариваю c жабой и жарю мясо лохматого динозавра, а мужчина моей мечты лежит весь из себя такой беззащитный. Бред.

Глава 28

Аден снова пришёл в себя. Надин рядом не было. Он ощущал неимоверную слабость. Последний раз, такие ощущения, он испытывал в далёком детстве, после тяжёлой болезни. Наверное, кризис миновал и его организм смог регенерировать достаточно, чтобы прийти в сознание. Сейчас, он чётко осознал, что ему удалось выжить при падении. Он оглянулся вокруг. Хоть все штурмовики одинаковые, но он точно мог сказать, что это не его машина. Значит, Надин удалось каким-то образом переместить его к себе. И откуда только силы взяла. Она же самка! Он лежал на теплоизолирующем покрывале и сверху его накрывало второе. Значит, она отдала ему своё. Рядом стоял пластиковый контейнер, в питьевое отверстие которого была вставлена длинная трубочка. Её конец лежал у Адена на груди. Здоровой рукой он потянулся к нему, поднёс ко рту и медленно втянул в себя. Приятная, тёплая влага смочила пересохшее горло. Так вот, как она его поила! Интересно придумала. Тут, он услышал приближающиеся шаги и, зачем-то, притворился спящим. Надин вошла, раздражённо пыхтя, видно, несла что-то тяжёлое. Подошла к нему, зачем-то потрогала лоб, напоила его, поправила съехавшее покрывало и снова решительно куда-то отправилась. Когда шаги стихли, Аден открыл глаза и увидел огромный кусок мяса. Ничего себе! Вот это самка! Аден аж рот открыл. И тут он почувствовал все прелести того, что он жив. Надо было срочно посетить санблок. И как он за эти дни не опозорился? Наверное, организм забирал всю влагу на восстановительные процессы, а сейчас, когда самое тяжёлое позади, все обменные процессы пошли своим чередом. Очень медленно, так как его шатало от слабости, он добрёл до санблока. Выйдя оттуда, Аден улёгся в тоже положение и решил пока не демонстрировать, что он проснулся. Он допил остатки напитка и приготовился к ожиданию. Примерно через лат, Надин пришла, и, пропустив мясо через анализатор, снова вышла наружу, прихватив с собой весь кусок. Адену было жутко любопытно, куда и зачем она ушла с мясом. Он рискнул: подтянувшись чуть более вертикально, включил наружные камеры обзора и увидел интересную картину. Надин старательно мастерила что-то из корабельных ошмётков фюзеляжа и других частей его бывшего корабля. Потом, глаза Адена поползли к бровям, а те, в свою очередь, на затылок. Надин взяла боевой бластер, поколдовала с настройками и стала методично отрезать ломти мяса от общего куска. Он много успел повидать в жизни, но, чтобы боевое оружие использовали таким образом, видел впервые. Вот это да! Аден вдруг задумался, почему он подозревал её в корыстных намерениях по отношению к лору Бирну. Ведь, вот она, в естественной обстановке, где не для кого притворяться. Не хнычет, не истерит, борется за жизнь, свою и его, Адена. Лечит его, отдала своё покрывало, хотя в рубке температура явно низковата. Может и правда, досталось ей по жизни, а теперь встретились на пути те, кому она нужна? Пока он думал, Надин выложила мясо на вентиляционный экран от киберкомпа штурмовика и накрыла вторым таким экраном. А это зачем? Потом, он наблюдал, как она села у огня и о чем-то задумалась, глядя в затухающее небо.

В какой-то момент я почувствовала пристальный ментальный интерес. Прислушавшись к «эфиру», я поняла, что мой товарищ по несчастью уже не такой уж и беззащитный. Кажется, он уже в полном сознании и думает обо мне. Интересно, только, что? Ладно, попробую быть вежливой и спокойной. Надо накормить голодного мужчину, глядишь и я целее буду.

— Аден, ты выйдешь наружу есть или тебе туда принести? — сказала я, зная, что он за мной наблюдает с камер.

Прошло немного времени, а потом я услышала:

— Не надо, я в состоянии сам прийти.

— Это радует, а то я уже думала над конструкцией измельчителя.

Он непонимающе на меня посмотрел. В голове явно шла работа по дешифровки сказанного мной.

— Лежачего и находящегося в бессознательном состоянии невозможно накормить твёрдой пищей. Если поильник я придумала из чего сделать, то наипростейший измельчитель в данных условиях — это мои зубы. — и хитренько посмотрела на него.

Прислушалась к его мыслям и ощутила, что он в большом смущении. Странно, а где наша ворчливость и подозрительность. Вдруг в его мыслительном процессе явно наступил резкий поворот:

— А бластер в руке ты для чего держишь? — резко спросил он, прищурив свои красивые глаза.

— А вот и подозрительность, здрасьте вам! — в этот самый момент на него прыгает та самая, членистоногая гадость, и я слёту сбиваю её. — А вот для этого, — гордо отвечаю я и, как ковбой из старого фильма, картинно дую в ствол. — Что съел?

Аден опять завис. И тут, вдруг, я слышу необыкновенное слово!

— Извини, что-то мне ещё нехорошо.

— Знаешь, кажется сейчас у нас есть хороший шанс начать наше знакомство заново, оставив наши разногласия в прошлом.

— Согласен. Я готов начать всё заново, тем более, что мне это очень нужно.

— Даже так? — я озадаченно на него посмотрела, но он не пояснил зачем ему это так нужно. — Ладно, давай есть, а то я голодная, как зорг.

— Это мясо зорга?! Так мне это не приснилось? Я думал, что сплю и вижу кошмар.

— Нет. Не приснилось. Он чуть не раздавил наш штурмовик. Отогнать его не получилось, договориться тоже. Пришлось бить на поражение. Его туша лежит с обратной стороны корабля, поэтому не видна. Надо запасти ещё мяса. Неизвестно, сколько нам ещё тут сидеть, а погода здесь меняется очень резко и принимает крайние формы. Только недавно был настоящий шторм с сильнейшим ветром, ливнем и грозой.

— Да, много я пропустил. Ещё бы понять где мы.

Я коротко пересказала ему, что удалось узнать от жабы. После этого Аден задумался. Пока он молчал, я сняла мясо, разложила его на куски отмытого пластика и передала ему большую порцию. Он поблагодарил меня кивком головы и приступил к трапезе. Я тоже попробовала свою стряпню. Неплохо получилось, только соли не хватало.

— Мне знаком этот сектор космоса, только я всё думаю, как этот «мусорщик» смог уйти так далеко? По моим данным, в нашей империи разработка таких технологий только идёт и до конца ещё не доведена.

Он аккуратно брал кусок мяса и, положив его в рот, тщательно пережёвывал. Его манера есть была очень похожа на то, как ел отец — аккуратно, неторопливо, аристократично, я бы сказала.

— Что у нас имеется в сухом остатке? Мой штурмовик разрушен полностью, на твоём ограниченный заряд батарей питания и вооружения, так как ты из боя. Можно, конечно попытаться перегрузить с моей машины некоторые целые топливные элементы, если обнаружим такие, но шанс невелик. Дальше, что у нас со связью?

— Погорело несколько мелких блоков, — начала я доклад, — выгорел главный блок кристаллов памяти. Из механических повреждений — сломаны радары и нет связи, целостность обшивки не нарушена. Это пока всё, что я смогла обнаружить при первичной диагностики. На большее у меня не было времени: искала воду, приглядывала за тобой и налаживала контакт с аборигенами.

— Мда, застряли … А, как ты общалась с местными и понимала их? Они что, говорят на всеобщем?

— Так, ведь, благодаря опытам тарнов с моим сознанием и общению с квиром, у меня начали развиваться эмпатические и, иногда, телепатические способности. — Аден сразу напрягся. — Не беспокойся, я не читаю твои мысли, я могу только улавливать настроение в целом. А телепатически общаться я могу только с Мортом и другими телепатами. Местные жители, анураны, телепаты, поэтому мне удалось пообщаться с хозяйкой этой территории с помощью мыслеобразов.

Аден немного расслабился и задумался о чем-то. А ему было, о чём задуматься. Вот так пара ему досталась! Землянка, теперь, член старинного клана Бирнов, абсолютно нетипичная, для астерийцев, самка со своими жизненными принципами, принявшая в семью отвергнутого другим кланом мальчишку, с желанием работать и ещё эмпат и, частично, телепат! О, Праматерь, как же это всё понять и принять?! А придётся. Блокада, которую ставил лед Торис, подействовала очень слабо. Сейчас, находясь рядом с ней, он ощущал медленно нарастающее возбуждение. Пройдёт ещё немного времени и его организм окончательно восстановится, и проблемы образования пары выйдут на первый уровень значимости. Он засопел и это сразу насторожило Надин. Увидев, что она, кажется, испугалась, Аден взял себя в руки.

— Аден, тебе нужно идти отдыхать. Ты конечно «нереально крут», как говорят кадеты, но твой организм ещё не готов к резким нагрузкам. Да и мне пора отдохнуть. День был не из лёгких.

Он согласно кивнул головой и первый отправился в шаттл. Я осталась перекладывать оставшееся жареное мясо в одну посудину. Мясо я пожарила всё, на случай непредвиденной погодной аномалии. Перекладывала и думала, как мы расположимся сегодня в тесной рубке? В кресле жутко неудобно, на полу холодно, так как одеяло одно и его надо или стелить, или накрываться им. Потянув ещё немного время, я тоже отправилась внутрь, тщательно закрыв за собой люк. Аден ждал меня и по его лицу было видно, что в его голове крутятся те же мысли.

— Надин, хочу, чтобы ты правильно меня поняла. Мы сейчас в полевых условиях. Это я к тому, что надо выбирать рациональное решение, а не руководствоваться этикетом или приличиями. Предлагаю разместиться рядом. Так будет и тепло, и безопасно. Да, и отдых нам нужен полноценный. Неизвестно, что ждёт нас завтра.

— Я молча кивнула, соглашаясь с его доводами. — Такого многословия я от него ещё не слышала.

— А где ты спала в те ночи? — зачем-то спросил он.

— Да, так и спала. Рядом. Холодно очень по ночам, а отопление наши батареи не потянут, иначе потом не взлетим.

— Значит, так и ляжем, — тряхнул он головой, и его чёлка опять съехала на глаз.

Он лёг на своё место, а я, немного смущаясь, устроилась у него под боком, положив голову на согнутую руку. Аден перетянул на меня одеяло, сказав, что ему и так сойдёт. Мы притушили свет, и рубка погрузилась во тьму. Уснула я далеко не сразу. Разные мысли роились в голове. Среди них, больше половины были о нас с Аденом. Расслабилась я только тогда, когда услышала тихое размеренное дыхание, говорящее, что мой сосед уснул. Тепло, уютно, хорошо….

Проснулись мы по классике. Оба лежали на левом боку, его рука крепко обнимала меня сверху, подгребая к себе поближе, а правая нога придавила, так, что и не вздохнуть. Я закопошилась, стараясь выбраться из-под тяжёлого мужчины. Аден сонно забурчал мне в ухо. Ему явно было удобно и не хотелось отпускать мягкую игрушку.

— Аден, Аден, пусти, мне жарко — упрашивала я его. — Я не меховая игрушка, Аден!

— Р-р-р… — он нехотя перевернулся, отпуская меня.

— Судя по всему, твоя рука зажила? — сердито нахмурилась я, заметив валяющиеся на полу остатки бандажа.

— Да, похоже, зажила. — как-то рассеянно сказал он.

— Чем займёмся сегодня? У тебя есть какие-нибудь идеи? — я поспешила вернуть его к реальности.

— А? Да, есть. Надо провести полную диагностику штурмовика, определить узлы, которые мы в состоянии заменить или починить, разобраться со связью. Связь — это самое важное для нас на сегодняшний день. Может быть что-то удастся найти целым от моего корабля, тогда заменим или возьмём в запас.

— Хорошо. Надо освежиться и позавтракать. Дай я проверю твою температуру. — и я совершенно машинально наклонилась к нему и пощупала лоб губами, как я сотни раз делала своей дочке или отцу, как привыкли люди определять температуру «на глаз». Аден вытаращил глаза и застыл не дыша. — Ой, прости. У нас на Земле так в бытовых условиях определяют наличие температуры, и я по старой памяти …

— Да, ничего, приятно …

Я засмущалась и быстренько скрылась в санблоке. Как хорошо, что он автономный и не запитан на нашу энергосистему. Сделав все необходимые утренние процедуры, я уступила место Адену и отправилась сооружать нехитрый завтрак. Я выделила ему два куска мяса, концентрированный напиток и сублимированную галету, которая при взаимодействии с водой сильно разбухает и превращается в здоровенный кусок чего-то, похожего на хлеб. Сама, ограничилась галетой и напитком. За завтраком Аден был молчалив и задумчив. Мы быстро справились каждый со своей порцией и отправились выполнять всё по плану. Это хорошо, когда есть кто-то старший, кто возьмёт на себя всю ответственность за принятые решения, поможет, защитит. Хоть я и училась вместе с кадетами, изучала военные технологии, но, я не была военным человеком. Убитый зорг сильно меня расстраивал, а прыгающие пауки вызывали, скорее, брезгливость. Просто, «на войне, как на войне»! Вот для Адена, война — это профессия. Он профессиональный военный, который сделал свою карьеру сам, начиная с самых низов. Почему-то, я верю, что он вытащит нас с этой планеты.

После тщательно проведённого Аденом анализа, было выявлено, что со связью у нас действительно есть проблемы. При большом везении может получиться починить передатчик, но, вот, приёмник — нет. Среди обломков его корабля нами были найдены: две целые батареи к малым лазерным установкам, несколько чудом сохранившихся кристаллов от навигационного модуля и около десятка мелких предохранителей от различных отказавших блоков. Возможно проблему запуска этих блоков получится решить путём замены их предохранителей. Аден работал очень активно, и я забеспокоилась, как бы ему не поплохело. Слишком быстро он восстановился и слишком резко взялся за работу. Но, он заверил меня, что уже хорошо себя чувствует и намерен активно прилагать усилия к нашему спасению. Для замены предохранителей в мелких блоках потребовались мои руки, в прямом смысле. Места, где они стояли, запрятаны так глубоко внутри аппаратуры и в таких узких местах, что только мои небольшие женские ручки могли туда протиснуться.

В мелких ремонтных работах прошло несколько дней. Жаба больше не появлялась. Мы успели ещё раз отпилить кусок от туши зорга, прежде, чем она окончательно была обглодана. Кусок потянул килограммов на десять-двенадцать. При наличии дееспособного мужчины это не представляло проблемы. Наши вылазки были короткими, но даже так, мы постоянно сталкивались с мелкими малоприятными обитателями. Должна сказать, что я всё время прислушивалась к эмоциям, которые испытывал Аден. Его постоянно что-то беспокоило, тянуло к каким-то действиям, подталкивало что-то сделать. По внешнему виду и не скажешь, что внутри такие страсти кипят. Спали мы по-прежнему рядом. Погода стала резко ухудшаться и вместо дождя пошёл снег. Я так и не поняла, застали мы смену сезонов или здесь вообще так быстро всё меняется. Внутри корабля стало ещё холоднее. По ночам меня спасала только от природы повышенная температура тела астерийца. Одним утром, я испытала настоящий шок: проснулась в объятьях огромного полу-волка! Я даже не дышала от страха. Сожми он руки чуть сильнее, и от меня только мокрое место останется! Похоже, что во сне Аден поменял форму. При его изменившихся габаритах, места в рубке совсем не осталось. При попытке пошевелиться, я услышала низкий грудной рокот в груди этого гиганта. Я снова замерла. Что же делать? Он ведь спит … Подумав, я решила прислушаться к его эмоциям, когда он во второй форме. Счастье, полное довольство и душевный покой, вот что я почувствовала в нём. То есть, это моё присутствие вызывает в его звере эти чувства?! Я для него что-то значу? А почему тогда в обычной форме он не проявляет никаких признаков заинтересованности? Я задумалась… — Дура! Стал бы он бросаться за тобой в неизвестность, если бы был равнодушен к тебе? Или жертвовать собой, когда ты падала на эту планетку? Эти открытия выбили почву у меня из-под ног и на некоторое время погрузили в состояние прострации. Я должна была пропустить через сердце все эти открытия.

Глава 29

Ронан Бирн сидел на капитанском мостике. Он тщательно анализировал все имеющиеся у них данные. Сектор Альфа Лебедя находился от места патрулирования в неделе пути через серию гиперпрыжков. Как можно поймать противника, если он за это время уже десять раз уйдёт? Ему пришлось связаться с вышестоящим руководством и, после доклада, у него был карт-бланш на преследование неизвестного до сектора Альфа Лебедя. Не было ли это ловушкой — заманить именно «Орион», и именно в тот сектор? Была одна вещь, о которой на корабле знали только два астерийца: Ронан и Аден. Перед этим полётом, в доках имперской службы безопасности, на борт «Ориона» была установлена последняя секретная разработка имперских учёных — квантовый распылитель. Он был замаскирован под обыкновенную, с виду, лазерную турель. При первоначальных испытаниях удавалось распылять на наночастицы довольно крупные объекты. Основная задача была — испытать эту установку в реальных полевых условиях на окраинных территориях, подальше от чужих глаз. Поэтому и был задан для «Ориона» такой дальний сектор патрулирования. Курсанты и их практика являлись хорошим прикрытием. Неужели, сверхсекретная информация каким-то образом просочилась? Нужно тщательно проинструктировать весь состав крейсера о возможных неожиданностях, чтобы за неделю не расслабились. При таких вводных, это может стоить им всем жизни.

Надин и Аден … Как они там? Надин точно жива, Морт её чувствует. А Аден? Прокручивая запись боя, Ронан увидел, что тот сам бросился вслед за Надин. Кажется, Ронан кое-что упустил из внимания: на неё уже есть претендент, только тот сам ещё этого не понял. Аден очень нравился Ронану. Он не мог усыновить его, потому, что клан Лорнов не отказывался от Адена. Что же, посмотрим. Лишь бы живые вернулись. Макс, вон, как переживает. На тренировках с отцом выкладывается по полной, хочет, чтобы Надин гордилась его успехами. Да, не смотря на всё произошедшее, Ронан не забыл про утренние тренировки с сыном. Они доставляли ему истинное удовольствие. Макс уже очень хорошо контролировал вторую форму и переход в неё стал более плавным и лёгким. Обходя свой корабль, Ронан видел, что Надин за очень короткий срок стала «своей». По ней скучали кадеты, спрашивали обучающие, грустил Лео. У него даже вкус приготовленной еды изменился и стал, каким-то, нерадостным. Часто, приходил его друг Торис, и успокаивал, говоря, что хорошо обучил его девочку основам оказания первой помощи. Даже главный механик, нисс Харм, набрался смелости и спросил у Ронана, спасём ли мы Надин? Она стала полноправным членом команды, находя общий язык со всеми, и никто уже не вспоминал, что она землянка. Ронан тоже скучал. По ночам, когда у него оставалось немного личного времени, он одевал вязаный кардиган, садился в кресло и думал о своей семье. Иногда, к нему забегал Морт, а следом приходил Макс, в своём джемпере.

Последние часы перед выходом из гиперпространства, были самыми тяжёлыми. Напряжение достигло своего пика. Все были на своих местах. Из прыжка «Орион» выходил с активированными боевыми установками и поднятыми щитами защиты. Только это его и спасло.

— Значит, всё-таки, это была ловушка — тщательно спланированная операция по заманиванию «Ориона», — подумал Ронан. — Кто же это такие? Кто из возможных противников решился на столь откровенные действия против Астерийской Империи? «Мусорщик» в контакт так и не вступил, а опознавательных знаков на корпусе судна не было. Сектор Альфы Лебедя — нейтральный сектор. Сейчас «Орион» выходил из гиперпространства в зоне действия гравитационных полей небольшой планеты с крошечным спутником, которые принадлежали звёздной системе Альфа Лебедя.

Когда завихрения полей после выхода из гиперпространства начали успокаиваться, то сразу обозначились бочкообразные корабли сурхов. — Решились все-таки! Давно уже мечтают оттяпать кусок граничащих с империей территорий. Это раса низкорослых, но очень плодовитых гуманоидов. Они не владеют достаточным количеством ресурсов, чтобы осваивать новые миры, но обладают достаточной воинственностью, чтобы отбирать у других уже освоенные. Однако, они трусливые, как хрусты, и всё время действуют из-под тишка.

Под командованием капитана, «Орион», на выходе из гипера, резко ушёл вниз. И вовремя! Совместный залп от трёх сурхских кораблей прошёл вскользь. — Значит трое на одного?! — прорычал Ронан. — Что же, поиграем!

Ронан выложился по-полной. Он крутился во все стороны, уклонялся и нападал. Он не выпускал своих ребят, потому, что им нельзя было ввязываться в бой. Слишком далеко они ушли от своей системы и достаточно углубились в нейтральные территории, чтобы надеяться на чью-то помощь. Нужна была победа, иначе им не уйти живыми. Этим хрустам нужна установка, а экипаж им без надобности. Ронан не зря занимал пост капитана «Ориона» так долго. Он знает свой крейсер он носа до кончиков дюз. Он знает толщину каждой броневой пластины, знает характер каждого движка и сколько из него можно выжать. При удачном обманном манёвре, «Орион» выпустил залп с левого борта и подбил одного из нападавших. Уже легче. Ронан понимал, что наступит момент и ему придётся применить установку. В одиночку выстоять против троих кораблей противника, которые не уступают «Ориону» ни по-размерам ни по вооружению можно только за счёт огромного опыта капитана, везения и секретного оружия. Везение испытали, когда уклонились от залпа на выходе из гипера, умение капитана, когда подбили первый корабль. Дальше всё будет зависеть от Праматери. Сурхские корабли уже успели изрядно потрепать защитные системы «Ориона» Их эффективность упала до двадцати пяти процентов. Противники рвали его в разные стороны, словно травили. Тут, один из помощников доложил:

— Капитан, на подходе ещё один корабль. Его параметры система определила, как знакомые. Это «Мусорщик». Время подхода десять данов.

— А вот и главное действующее лицо пожаловало. Нам надо разобраться с фрегатами до подхода падальщика, иначе, нам конец. Если они успеют применить своё парализующее все электронные системы оружие, то мы окажемся абсолютно беззащитными.

— Капитан, ситуация изменилась. «Мусорщик» изменил курс и вступил в бой с неизвестным противником.

— Праматерь его подери! Быстро! Вводим в систему код доступа «gynius5437621», разворачиваем турель номер шесть в сторону ближайшего нападающего на нас фрегата, заряд на полную мощность, огонь!!!

А вот такого никто не ожидал: ни сурхи, ни те, кто был с капитаном на мостике. В сторону ближайшего фрегата быстро распространялась волна абсолютно чёрного цвета, как облако. Едва достигнув его, она стала разъедать его контуры, как кислота, а потом, раздался волновой взрыв. От огромного фрегата не осталось ни обломков, ни, даже, пыли. В этот момент, второй фрегат развернулся и попытался сбежать. Члены экипажа «Ориона» были настолько ошеломлены, что противник чуть не ушёл. Грозный рык капитана вернул их к действительности:

— Захват второй цели!

— Есть, капитан, цель взята. — подскочил помощник.

— Мощность на полную, залп! — скомандовал Ронан.

Все, как заворожённые смотрели на повторившуюся картину. Второй фрегат постигла та же участь, что и первый.

— Лор Ронан, что это было? Как мы так смогли? — ошарашенно прохрипел второй помощник.

— Это испытания нового имперского оружия, которое доверили провести «Ориону» и за которым охотились враги. Что с «Мусорщиком»? Он наш главный противник.

— Лор, неизвестное судно атакует его. Что будем делать?

— Пойдём на выручку. Выполняйте разворот, готовьте все системы к последнему бою.

Ронан нутром чувствовал, что ему надо туда, где неизвестное маленькое судно ведёт свой бой с «Мусорщиком». Он ещё не знал, что в каюте Макса сходит с ума Морт, который сразу же почувствовал Надин.

Я лежала и смотрела на этого огромного и грозного, но сейчас, такого домашнего самца. После всех размышлений я пришла к выводам, что он меня волнует, интригует, раздражает, привлекает и смущает. И как мне разобраться во всей этой куче эмоций? Продираясь сквозь густые заросли мыслей, я вдруг почувствовала мелкую вибрацию и, кажется, мой обогреватель «сдулся», то есть самопроизвольно вернулся в первую форму. Испытанное мной облегчение, можно сравнить с тем, что испытывают глубоководные ныряльщики без аквалангов, когда выныривают на поверхность. В рубке сразу стало просторнее. Я попыталась вывернуться из-под Адена. Он открыл один глаз и скосил его на меня.

— Ну, что тебе не спится? Я впервые в жизни могу поспать, как гражданский, а ты копошишься, как сури.

— Кто?! — непонимающе переспросила я.

— Есть у нас такой зверёк. Их, иногда, в домах держат. — сонно пробормотал он, закрывая глаз.

— Выпусти меня, я первая в душ пойду, — выбралась я на волю.

Сегодня, мы хотели более тщательно разобрать завалы останков его корабля. Когда мы этим занимались, я почувствовала присутствие моей знакомой аборигенки. Она стояла у нас за спинами и явно была чем-то довольна.

— Здравствуйте, — мысленно поздоровалась я.

— Хм, помнит. Это хорошо. Вы потеряли кое-что. Заберёте?

— А …? Если это важно …

— Да. Мешает. Большая, тяжёлая, плохо пахнет.

— ??? — я в недоумении посмотрела на Адена. — Она говорит, что мы что-то потеряли и это ей мешает, потому, что большое, тяжёлое и плохо пахнет. Она хочет, чтобы мы это забрали.

— Ну, раз надо, то пойдём, заберём. — спокойно согласился он.

— Хорошо, мы согласны идти. — передала я жабе мыслеобраз.

И такой странной компанией мы пошли за потеряшкой. Когда мы пришли, то удивился даже Аден. Посреди гнезда лежала целёхонькая тяжёлая ракета класса «SRT-100». Как она тут оказалась? Как сказал мне потом Аден, он сбросил все эти ракеты перед тем, как соединить наши машины в воздухе перед падением. Наверное, эта, по какой-то причине не взорвалась. Он попросил нас удалиться на приличное расстояние, а сам остался, чтобы деактивировать её. Она оказалась абсолютно исправной. Не понятно, что произошло. Может на неё повлияло воздействие оружия «Мусорщика»? Конкретно эта ракета дольше перезагружалась, а все установки аннулировались под действием мощного электромагнитного воздействия? Ладно, это уже не важно. Важно, как мы её потащим. Мы ведь с Аденом, сейчас, полтора землекопа: я женщина, а он после ранения. Похоже, думали мы с ним одинаково, потому, что я услышала:

— Надин, а как ты меня дотащила до своего корабля? — и два фиолетовых глаза уставились на меня с интересом.

Пришлось рассказать ему про волокуши. Он долго мыслил, и изрёк:

— Да, но ведь покрывал у нас больше нет?

— Конечно нет. Нужно делать новые волокуши и из других материалов, которые выдержат вес этой «монстры». Тогда я была одна, и многое было мне не по силам.

Мы отправились обратно к завалам. Из ошмётков фюзеляжа, труб и проводов я умудрилась сделать что-то вроде носилок. Можно нести вдвоём, а можно тащить за собой. Посмотрим, что нам будет легче. Аден, выросший в условиях высокотехнологичной цивилизации, смотрел на меня во все глаза. По его понятиям, я ковырялась в помойке. Однако, когда моя примитивная поделка нереально облегчила наш труд по перетаскиванию этой тяжеленной бомбы, он признал, что такое надо ещё уметь собрать. Эх, не знал он моего дедушку!

Жаба была очень довольная тем, что мы забрали с её территории этот опасный предмет. Я не удержалась и спросила, почему он плохо пахнет? Оказалось, что она чувствует в неживых предметах их предназначение. Бомба плохо пахла в ментале, так как несла смерть живым организмам. Интересно, надо попробовать определять ментальный запах неживых предметов. Это может очень пригодиться. Буду, эдаким, ходячим детектором.

Когда мы наконец притащили ракету к штурмовику, то я, задыхаясь, задала вопрос:

— Аден, а зачем она нам? Разве мы сможем её использовать на моей «птице»?

— Сможем, я могу так настроить штатную систему, что в бою мы сможем использовать эту ракету, как последний шанс. У тебя осталось мало зарядов, даже с учётом найденных двух батарей, поэтому, надо использовать любую возможность. Это может спасти нам жизнь. Далее шли «танцы с бубнами» по затаскиванию опасного вооружения на борт штурмовика. Ведь, ракету нужно было не просто поднять на борт, но и правильно установить. Мы обливались потом и пыхтели, ругались и стонали. Если не видеть, чем мы занимались, то подумать можно было самое неприличное.

— Ну же, давай, толкай!

— Да, не лезет! Нужно ещё поднять!

— А ты раскачай: вперёд — назад.

— А-а-а …!

— У-у-у …!

— Я пытаюсь, только проход узкий, а ствол слишком толстый, калибр не подходящий.

— Подходящий, я же оборудовал свою таким.

Спустя два часа ругани и тяжёлой работы, мы, всё-таки, загнали ракету в направляющие и пропихнули на положенное место. От усталости свалились прямо там, где стояли. Я упала на Адена сверху, и мне было плевать, что он обо мне подумает. Меня сейчас и домкратом не поднять. Мы тяжело дышали. Не знаю, как ему, а мне было тепло и мягко. Вставать совершенно не хотелось. Аден тихонько обнял меня и шепнул на ухо:

— Так вот ты какая, Надин, настоящая…

— Я всегда настоящая, только не все это видят. — И, подняв голову, посмотрела с вызовом в его аметистовые глаза.

— Я был дураком, — сказал Аден, и, потянувшись ко мне, крепко поцеловал.

Как же давно меня так не целовали: нежно и страстно! Внизу живота резко скрутился тугой комок давно забытых ощущений, а едва восстановившееся дыхание, опять сбилось. Я отвечала с не меньшей страстью, обвивала его крепкую шею руками, трогала его уши. (Кстати, клыки совсем не мешали.) Уж не знаю, как далеко бы всё зашло, только, тут, начался ливень, переходящий в град, который быстренько привёл нас в чувство и заставил побыстрее убраться внутрь корабля.

Мы сидели, немного смущённые только что произошедшим и думали каждый о своём и об одном и том же. Уже нельзя отрицать, что между нами есть чувства, сильные, противоречивые. Нас тянет друг к другу. Меня, так точно. Душа астерийца для меня пока потёмки: другая раса, другой менталитет. Вот где пригодились бы советы отца и леда Ториса. Я бы смогла разобраться, чем руководствуется Аден: физическим влечением, расчётом или влечением души.

Аден думал примерно о том же. Его симбиот скулил от счастья, а он сам продолжал сомневаться. Сможет ли она его понять? Не станет ли, как все астерийки, использовать его слабость в своих, возможно корыстных, целях. Хоть он и видел Надин настоящей, но, сложившиеся стереотипы очень тяжело переломить. Наконец, он решился прервать молчание и перевести разговор на нейтральную тему:

— Ну, вот, мы сделали самое тяжёлое — установили «SRT-100». Теперь я смогу перенастроить вооружение и вписать ракету в бортовую систему. Надо только немного отдохнуть. Жалко, что в аварии пропал контейнер с настоем синтопиуса.

— Как, синтопиуса? А лед Торис говорил, что это единственное природное обезболивающее, — удивилась я.

— Да, всё верно. Только, в армии, научились делать из него напиток, вроде стимулятора, только природного происхождения. Это не совсем законный напиток. На гражданке он официально под запретом, но на войне ситуации бывают разные. Иногда, он помогает дожить до подходящей помощи, продержаться в затянувшемся сражении.

— Подожди, — полезла я в дальний угол, — это, случайно, не оно? — Я вытащила на свет найденную в первом походе по завалам бутылку.

— Где ты его взяла?!

— Да, там, в завалах нашла, ещё в первый день.

— Отлично. Один колпачок, и я снова в строю.

Отдохнув часик и перекусив, Аден принялся за перенастройку системы вооружения штурмовика. Как оказалось, это был очень долгий и кропотливый процесс. Он не зря говорил, что настой синтопиуса пригодится. Даже с его использованием Аден заснул в кресле, как только закончил настройку. Я не стала его будить. Накрыла одним покрывалом и притушила свет. Мне же, спать было совсем не комфортно. Я совсем расслабилась за те ночи, что Аден согревал меня.

Глава 30

Проснулась я от того, что меня сгребли в охапку и подняли с холодного пола. Аден посадил меня в кресло и, закутав в оба покрывала, молча стал греть воду для напитка. Протянув мне стакан с горячим питьём, он сказал:

— Думаю, что нам нужно попытаться взлететь и с орбиты послать сигнал из починенного передатчика. Шансов, что нас услышат немного, но лучше их использовать. У нас совсем мало ресурсов и долго мы не протянем на этой планете.

— Согласна, надо попробовать. Ты думаешь, что нас ищут? — я посмотрела на него с надеждой.

— Безусловно, астерийцы не бросают членов своей семьи. Лор Бирн сделает всё возможное, чтобы найти тебя.

Его слова бальзамом пролились на моё сердце и придали новые силы бороться за наше спасение. Взлёт мы назначили на завтрашнее утро, а сегодняшний день потратили на тщательные проверки всех систем жизнеобеспечения корабля, функционирования вооружения и его настройки, отладку ввода команд. Нам удалось починить некоторые блоки памяти и, теперь, число команд, требующих ручного ввода, резко сократилось. Как старший по званию и более опытный, Аден, конечно, взял управление штурмовиком на себя. Мне отводилась роль помощника, чья основная задача — ручной ввод данных. Для таких непредвиденных ситуаций, из пола поднималось второе кресло, но оно было, всё равно, что в театре боковые сидения. Хорошо хоть, что на нём имелись пристяжные ремни, а то не хотелось бы летать по всей рубке. Проверка закончилась к вечеру, и мы, наконец, смогли позволить себе отдохнуть. Должна сказать, что как командир, Аден был очень строг и требовал беспрекословного подчинения. Я еле успевала выполнять все его команды. Наверное, ещё поэтому я была так рада наступившему вечеру.

Аден не понимал, что с ним твориться. Он знал, что Надин самка, от которой зависит теперь вся его жизнь, но она-то пока этого не знала. Он отдавал ей команды, как самому младшему солдату, а она их молча выполняла, не зная, что это он теперь пожизненно у неё на привязи. У него внутри по-прежнему был раздрай. Его зверь готов был подчиняться самке, согласно древним законам астерийской расы, а вот сам Аден очень боялся, что иномирянка непременно этими законами воспользуется, и ему придётся распрощаться и с карьерой, и со свободой. Однако, чем больше он с собой боролся, тем сильнее его влекло к Надин. То, что она находилась рядом, усиливало его привязку.

Рано утром, как и было намечено, мы попрощались с малой планетой-спутником. Я мысленно послала прощальный образ нашей соседке-жабе и в ответ получила, что-то похожее на ироничную улыбку. Проблемы начались сразу же, как только мы вышли на орбиту. Мы засекли знакомый корабль, который стал причиной всех наших злоключений. Он шел в сторону кипевшего сражения. При внимательном анализе данных, поступающих с внешних рецепторов штурмовика, мы определили, что один из сражающихся кораблей — наш «Орион»!

— Они всё-таки пришли за нами! — заорала я.

— Да, только сейчас этот тарнский бипер подкрадётся к «Ориону», пока тот отвлечён боем и ударит своим страшным оружием. Надин, — он посмотрел на меня, — мы должны отвлечь его от «Ориона», задержать. Это может дать ему шанс справиться с напавшими.

— Конечно! Почему ты спрашиваешь? Там мой отец и брат!

Больше мы не разговаривали, как мужчина и женщина. В рубке был капитан и его младший помощник. Приказы сыпались с такой скоростью, что я вертелась, как белка в колесе. От наших слаженных действий зависела и наша жизнь, и шансы «Ориона». Мы крутились, как могли, «кусая» падальщика со всех сторон. Мы не боялись, что он может применить против нас своё оружие. Оно слишком ценно, а мы, слишком мелкие, чтобы тратить на нас свой единственный залп. Они рвались к «Ориону», а мы их задерживали, как могли. В самый последний момент, когда казалось, что мы их упустим, я заметила, что «Орион», каким-то образом, справился со всеми своими противниками и, развернувшись, пошёл в нашу сторону. Наверное, Аден тоже отвлёкся на

этот факт на долю секунды, поэтому и среагировал на очередной их выстрел с опозданием. Нас сотряс мощный удар, и мы потеряли левый маршевый двигатель. Удар был такой силы, что пошла цепная реакция на остальные системы и двигатели корабля. Систем начала обратный отсчёт до катапультирования. В этот момент, Аден сделал последнее, что мы ещё могли: он выпустил нашу единственную мощнейшую тяжёлую ракету «SRT-100». В этот момент кабина штурмовика выстрелила в открытый космос и мы, уже находясь в свободном дрейфе, наблюдали, как наши мучения не прошли даром: ракета нашла свою цель, и корабль-шпион был подбит. Именно для этого они и создавались. Как мне потом расскажут ребята, их прозвали «истребители фрегатов». В стороне догорали останки нашего штурмовика, который отдал всё, чтобы спасти своих пилотов. Нам на встречу шёл «Орион».

Мы с Аденом молчали, потому, что сил не было на разговоры и эмоции. Мы всё отдали для победы в этом бою. Нас захватила магнитная ловушка «Ориона» и втянула на борт. Первыми, кого я увидела, когда вскрыли спасательную капсулу, были Макс и отец.

— Папа! Папочка! Макс! — закричала я.

Сильные отцовские руки вытащили меня из кресла. Он быстро нёс меня по коридору в сторону медицинского отсека.

— Всё хорошо, пап, честно! Всё в порядке! Я цела! — уговаривала я его. Но он только крепче прижал меня к себе и ещё ускорился.

Макс бежал следом. Искоса, я заметила мелькавшие знакомые лица кадетов и членов экипажа. Лед Торис уже ждал нас. Меня ловко приняли из отцовских рук и запихнули в проекционную камеру, которую, в этот раз, установили горизонтально. Сверху на неё тут же запрыгнул Морт, и я услышала в голове его мыслеобразы. Они были наполнены счастьем от воссоединения нашей семьи. Спустя несколько минут, привели Адена. Его ждала вторая проекционная камера. Макс и отец никуда не ушли. Они остались дожидаться результатов обследования. Через прозрачное окно я смотрела на дорогие для меня лица инопланетян и улыбалась, как сумасшедшая. Такое счастье переполняло, что я не могла с ним справиться и слёзы сами собой катились по щекам. Как только меня вытащили из диагностического аппарата, я сразу же рыдая повисла на шее у моих близких, не сдерживая себя. Наверное, стресс, всё-таки, был сильным. Это даже хорошо, что он вышел через слёзы. Когда первый взрыв эмоций прошёл, отец обратился к леду Торису:

— Ну, что же ты молчишь?!

— Даю возможность воссоединиться семье и немного скинуть напряжение. Не волнуйся, друг мой, с Надин всё хорошо. Травм нет. Есть небольшое нервное и физическое истощение, но, немного витаминов, и мы всё поправим. Можешь забрать её. Думаю, что мягкая пижама, тёплая постель и вкусная еда от Лео — это самые лучшие для неё лекарства на сегодняшний день.

— Спасибо, Торис.

— Ну, что ты, это моя работа. И потом, я тоже переживал за Надин.

— Лед Торис, — обратилась я к нему. — У Адена были очень серьёзные травмы и повреждения. Проверьте его, пожалуйста получше. Подозреваю, что ещё не всё зажило.

— Не волнуйся, девочка! Конечно же проверю.

После, меня отнесли в мою каюту, игнорируя все мои попытки идти самостоятельно. Макс аж повизгивал от счастья. И правда, ещё совсем щенок. Я крепко обняла братишку и заверила, что больше не покину его таким образом. Морти прыгал между нами и было не понятно, кто повизгивает громче: он или Макс. Как же я, оказывается, соскучилась по «Ориону», по своей каюте, по ребятам и Лео, по доктору Торису и по простым бытовым удобствам. Вот она, моя кроватка! Мои мужчины оставили меня на час, чтобы я смогла принять душ, переодеться и передохнуть перед ужином. Ровно через час они заявились в полном составе в количестве трёх особей. Почему трёх? Так ведь, Морти, он тоже мой маленький братец! Макс вкатил красиво сервированный гравистолик.

— Нисс Лео очень рад твоему возвращению и приготовил для нас семейный ужин, — радостно сообщил мне Марус. — Ты не представляешь, Надин, у него даже вкус блюд пропал, так он переживал твоё исчезновение.

— Да, девочка, заставила ты нас всех поволноваться! — укоризненно посмотрел на меня отец.

— Прости, ата. Я сама не знаю, как так получилось. На принятие решения ушли секунды, когда стало ясно, что они уходят от нас.

— В бою так и бывает. Теперь, ты настоящий пилот-штурмовик и будешь представлена к имперской награде за уничтожение шпионского фрегата. Вы оба, с Аденом.

— Ух, ты! Круто! — похвастался Макс подхваченными от меня словечками. Ата, ты расскажешь Надин про засаду?

— Какую засаду? — тут же обернулась я в сторону отца.

Он рассказал мне о коварном плане противника по захвату секретного оружия.

— Так всё это была операция по заманиванию «Ориона» в отдалённый нейтральный сектор? Значит я зря села им на хвост? Если бы не я, то вы никуда бы не пошли?! — расстроилась я.

— Нет, дочка, мы бы всё равно стали их преследовать и обязательно попали бы в ловушку. А так, у меня было время всё обдумать, и вы с Аденом выступили в роли фактора неожиданности, который и разрушил весь их план. Они изначально подставили те три корабля под наш удар. Они знали про наличие на борту секретного оружия, знали, что в крайнем случае, мы его всё равно применим. А они, тем временем, посмотрят с безопасного расстояния на его полевые испытания и, подкравшись, нанесут по нам удар из своего излучателя. Мы станем беззащитными, а они получат нашу новую разработку. Вы молодцы. Для карьеры Адена эта операция послужит хорошим толчком вверх.

— Даже так? — усмехнулась я. — Ясно.

— Ну, а теперь, твоя очередь рассказать нам о своих приключениях.

И я рассказала. Про всё, кроме наших с Аденом странных отношений. Макс слушал, открыв рот и растопырив ушки, а Морт посвистывал в особо интересных местах. Отец явно переживал, когда я рассказывала о разных трудностях и опасностях. Все-таки, самки у них живут в рафинированных условиях и ему тяжело представлять меня, сражающейся с зоргом, мастерящей непонятные конструкции из космического мусора и спящей на полу. Его очень заинтересовали мои рассказы о местных обитателях. Оказывается, кроме квиров, есть ещё телепаты. Можно попробовать наладить с ними контакт. Когда я дошла до рассказа о тяжёлой ракете, то Макс аж взвыл:

— Вот, тебе повезло! Это такие приключения! Я тоже хотел бы так!

— Макс, ты ещё не слышал, как мы её тащили и загружали! Рано завидуешь! Я бы, например, больше не хотела повторить такое.

— Да?! И как вы её тащили? Она же неимоверно тяжёлая.

Я стала подробно рассказывать всю эпопею с ракетой. Отец слушал очень внимательно, и только чуть напряженно прижатые уши говорили о его самоконтроле. Когда всё было рассказано, а безумно вкусный ужин съеден, мои глаза стали закрываться. Увидев это, мои мужчины засобирались, пожелали спокойной ночи и удалились. Я рухнула на свою спартанскую, но такую удобную кровать и начала проваливаться в сон.

— Значит, я всего лишь ступень в карьере? — подумалось напоследок. — А жаль… — мне очень не хватало его горячих рук. Я успела к ним привыкнуть.

Глава 31

Аден лежал в проекционной камере и лед Торис не спешил его отпускать. Он сразу же поверил Надин, что у Адена могут выявиться не до конца зажившие повреждения и может потребоваться регенер. Анализ проекции показал большое число повреждений. Так и есть: множественные мелкие порезы уже зажили, ключица и сухожилие неплохо сростались, а вот, рана на голове оказалась довольно коварной. Если снаружи она неплохо зажила, то внутри образовалась гематома, которая представляла собой угрозу. Необходимо вскрывать, откачивать скопившуюся жидкость и помещать Адена в регенер. Вообще, досталось парню. Не понятно только, как ему удалось ещё и «птицей» боевой управлять? Наверное, без настоя синтопиуса тут не обошлось. Надо печень ему почистить. Лед Торис погрузил Адена в глубокий медикаментозный сон и приступил к операции. Уровень технологического развития астерийской цивилизации позволял производить удивительно сложные операции, практически в одиночку. Спустя два лата, лед Торис закончил и поместил Адена в регенер на стандартные сутки. При дальнейшей расшифровке проекционных данных и анализов, он обнаружил очень интересный момент. И в крови Адена и в крови Надин присутствовали общие компоненты ДНК. Это говорило о том, что у них был какой-то физический контакт. Привязка Адена практически завершена, а вот, как отреагирует организм землянки на вторжение астерийской ДНК — большая загадка. Таких случаев ещё не было. Нет, в физическом плане, они полностью совместимы, о чём он уже говорил Надин. Речь идёт об ответной привязке. Если у самца процесс начинался с положительной реакции на запах подходящей ему самки, то у самки, процесс мог запуститься (а мог и нет), после любого вида физического контакта с самцом, при котором они получали его ДНК. Именно благодаря такой сложной системе привязывания партнёров, у астерийцев не было разводов и пары оставались вместе до глубокой старости. — Ох, мальчик, тяжело тебе придётся. Слишком долго ты бежал от таких отношений. — Лед Торис знал Адена ещё маленьким мальчиком, так как в молодости был семейным врачом клана Лорнов. — Надо подумать, стоит ли говорить об этом Ронану? Нет, не стоит нам старикам вмешиваться. Пусть молодые сами разберутся.

Аден очнулся спустя сутки. На него смотрел добрыми внимательными глазами лед Торис.

— Лед Торис, где я? Почему я в регенере? — забеспокоился он.

— Не волнуйся, Аден. Ты здоров и можешь приступать к своим обязанностям. Была одна очень коварная травма, но, благодаря предупредительности Надин и моему опыту, мы с ней справились.

— Спасибо, лед Торис.

— Аден, ты извини, но это не праздное любопытство. Я должен спросить. У вас с Надин был физический контакт?

— Что?! — Аден вытаращил глаза и возмущённо посмотрел на доктора.

— Нет, конечно!

— Я поясню. Любой физический контакт, который мог привести к обмену ДНК.

— А … Лед Торис, поцелуй относится к такому виду контакта? — посиреневел Аден.

— Конечно, мой мальчик, конечно. Не думай обо мне слишком плохо. Я не на столько испорчен. Что же, должен тебе сказать, что по результатам обследования, твоя привязка находится в завершающей стадии, а вот проявится ли она у Надин, сказать не могу. Это первый случай в истории. Только время покажет.

— Как в завершающей?! У меня ведь должно быть ещё несколько оборотов Геноса в запасе!

— А вот так. Ваше совместное приключение сорвало остатки блокады и подтолкнуло события развиваться в ускоренном темпе. Это хорошо. Для твоего здоровья, очень хорошо.

— А если она не примет меня? — сдавленно прошептал Аден.

— Примет, обязательно примет. Поверь старику, вы с Надин подходите друг другу, как никто! Просто вы слишком молоды. В каждом из вас говорят гордость и предубеждение. Всё будет хорошо. Вы со всем справитесь. Ну, иди. Тебя уже ждёт Ронан.

А Ронан действительно ждал. Он жаждал поговорить с Аденом, услышать его видение произошедших событий. Задержка на сутки очень нервировала его. Наконец, Аден появился с докладом. Они беседовали три лата. Ронан задавал много вопросов, уточнял непонятные моменты. В конце, он поблагодарил Адена за благородный порыв в спасении его дочери и сообщил, что они с Надин будут представлены к имперской награде за сбитый шпионский фрегат. После, он отпустил Адена отдыхать, сообщив, что тот приступит к своим обязанностям вилора через стандартные сутки.

После ухода Адена, Ронан надолго задумался. Он сопоставлял в уме два рассказа и чётко видел, что они оба тщательно обошли любые упоминания о личных отношениях. Это его беспокоило. Значит, у ребят есть какие-то проблемы в этих самых отношениях. И как быть? После долгих раздумий, он принял решение не вмешиваться в отношения Надин и Адена. Если дочь придёт к нему за советом, тогда другое дело.

После всех событий, «Орион» отправился к порту приписки — Астре.

Помимо того, что нужно было доложить о произошедшем лично императору, следовало посетить ремонтные доки и официальную церемонию награждения всех участвовавших в данной операции. Новости бежали впереди нас, опережая на две недели. Навигаторами были проложены серии прыжков по наикратчайшим расстояниям. Я жутко нервничала. Наконец, я увижу мой новый мир, в котором придётся жить, учиться, работать и, может быть, любить. Отец каждый вечер рассказывал мне об Астре, а я слушала, стараясь запомнить всё и представить.

Астра располагается в созвездии Тельца, который соседствует с Орионом, примерно в 450 световых годах от нашего Солнца. Эта планета обладает природным защитным барьером, который предусмотрела сама галактика. Вокруг звезды этой системы вращается широкий газопылевой диск с огромным разрывом, вроде нашего пояса астероидов. Вот, в этом разрыве и находится родная планета астерийцев, вокруг которой вращается один спутник, Генос. Благодаря такой защите, Астру почти невозможно обнаружить, а вести боевые действия в зоне этого газопылевого облака чрезвычайно опасно. Только однажды, во время войны с тарнами, столица Астерийской империи была атакована. Теперь, подступы к планете защищены по всей сфере. Только имея коды доступа, получаемые от системы безопасности планеты, можно пройти минные поля и орбитальные охранные станции. На планете есть два крупных материка: один большой, другой малый и большая группа островов, которые расположились в районе экватора. Огромный океан омывает оба материка. На полюсах, как и на Земле, есть ледяные шапки. По остальным параметрам тоже похоже на Землю: планета оборачивается вокруг оси за двадцать шесть часов, есть смена сезонов, но климат более мягкий. Сама же Астра, по словам отца, производит неизгладимое впечатление своей высокоразвитой технологической цивилизацией, которая сумела сохранить связь с природой и органично вписать в неё своё современное воплощение. В моём мозгу никак не связывались два понятия: «высокотехнологичный» и «природа», тогда мне показали на галоснимках главный город планеты, где расположена резиденция импертора, Астерион. Он оказался светлым и красивым, а главное, чистым и зелёным. Архитектура была очень своеобразной, но приятной: абсолютно не было острых углов и бетона. Астерийцы явно использовали какой-то природный материал или необычную технологию. Небо на снимках было окрашено в нежно-розовый цвет. Все эти рассказы ещё больше дразнили мою фантазию. Достаточно вспомнить мою родную планету, загаженную нашей цивилизацией. Неужели, где-то смогли воплотить столь прекрасную идею, как сохранение природного баланса? Да, эта планета станет для меня откровением. Ладно, пришло время ужина, пойду придумаю что-нибудь вкусненькое. Так как на обратном пути свободного времени появилось больше, за счёт сократившихся занятий, то я чаще стала заниматься творческим процессом. У Лео я вспоминала свои любимые блюда и старалась кое-что воспроизвести, однако, мне катастрофически не хватало продуктов. Всё-таки на космической станции выбор не самый большой. Могу с гордостью сказать, что аналог борща пошёл на «ура»! Такой успех, что даже воспоминание о тушёном мясе потускнело.

После первой ночи на корабле, у меня начались проблемы. Я стала очень беспокойно спать. Сначала, странные сны, потом вообще бессонница началась. Появилось какое-то беспокойство, как будто мне чего-то не хватает. В одну из таких ночей я взяла пряжу и спицы, и начала вязать. Только когда вещь была закончена, я осознала, что вязала. Это был большой классический жилет из темно-фиолетовой пряжи. — В цвет его глаз, подумала я. И тогда, я стала ложиться спать с этим жилетом. Сон немного наладился, чувство беспокойства почти улеглось. Иногда, думала, что схожу с ума. Я даже разговаривала с этим жилетом. Это вообще на меня не похоже! Может прибывание на той планете с большим количеством телепатов так на мне сказалось? До прибытия на Астру осталась около семи стандартных дней. Ничего, я продержусь, а потом, всё беспокойство вытеснят новые впечатления и положительные эмоции, я уверена. С Аденом мы сталкивались несколько раз и только на людях. Он вежливо здоровался со мной, но и только. Как будто и не было тех дней на спутнике, как будто я его не лечила, как будто он не целовал меня! Он просто вежлив, и эта вежливость такая холодная. Я ведь видела его другим. Я знаю, что он может быть страстным. А тут … на лице вежливая маска. Тогда зачем он там вёл себя по-другому? Нет, со мной так нельзя! В этой жизни я буду другой. Точка!

После всех событий, меня отстранили от полётов. Отец явно перестраховывался, боясь опять меня потерять. Занятий, как я уже говорила, стало меньше и у меня начался какой-то мандраж. Вообще-то, мне уже порядком надоел космос. Он конечно красивый, но я очень скучаю по чистому, свежему воздуху, тёплому ветру, чистому небу и, конечно же, солнцу. А может, дело в скором прибытии на чужую, пока, для меня планету, или это связано с изменениями в моём самочувствии, только я ощущала, что мне надо выпустить пар. Пришлось идти в киберзал. На корабле не было никого, кто мог бы стать моим спарринг-партнёром, потому, что я самая слабая, и даже Макс может быть для меня опасен. Одев спортивную форму, я отправилась в киберзал. Там никого не было. Я выбрала приглянувшегося мне киборга, ввела самый низкий уровень настройки и начала тренировку. Всё шло как обычно, только, в какой-то момент, у меня красная пелена застлала глаза, а когда я очнулась, то киборг валялся разорванный на двое. — Тарнский бипер! Что это?! Как?! И что мне теперь делать? Я ужасно испугалась, потому, что ничего не помнила и не понимала. Надо потихоньку припрятать эти ошмётки и пока никому не рассказывать … Я посмотрела на свои руки и ужаснулась: они были с огромными когтями. Я покрылась холодным потом. Зеркало! Мне срочно нужно зеркало! Со всех ног я бросилась к себе в каюту. Взглянув в вожделенное зеркало, я немного успокоилась. Это была всё ещё я. Только разрез глаз немного увеличился и удлинился и ушки заострились. Зубы, вроде мои, а вот когти уже втянулись. И что это такое? Может я чем заразилась на этом корабле? Ведь никто, даже лед Торис, не знает, как может отразиться на землянах общение с астерийцами, и что может нам от них передаться. Так, надо успокоиться и всё придёт в норму. В этот момент из вентиляции вывалился Морти и заверещал, прыгая вокруг меня. Я осторожно взяла его на руки и тут услышала в голове:

— Бояться не надо. Частичная трансформация. Почти, как астерийка.

— Ох, Морти, я так испугалась! И что мне теперь делать.

— Привыкать. Я рядом. Контролируй эмоции.

— Медитировать что ли? — переспросила я.

— А что это?

— Я послала мыслеобраз, чтобы Морту было понятно, о чём я говорю.

— Да, верно. Ме-ди-ти-ро-вать. — Морт умный, учится быстро.

— Умница ты мой! Что бы я без тебя делала?!

— Морт любить Надин. Мы семья. — промурлыкал мой дружок и потёрся лохматой головой о мой нос. И кто сказал, что квиры опасные создания?

— Так, может, с кем-нибудь посоветоваться? — я вопросительно посмотрела на маленького обжору, который уже опять нашёл что-то съедобное у меня на столе.

— Торис знать.

Я задумалась. Ведь доктор уже не раз показал себя разумным и достойным астерийцем, давал дельные советы и рекомендации. К тому же, он дружит с отцом и сможет посоветовать, как тому преподнести непонятные метаморфозы. Я тряхнула головой, поддерживая сама себя, и отправилась в вотчину леда Ториса.

Глава 32

К тому времени, когда я закончила рассказ, глаза леда Ториса были похожи на два блюдца, а уши смешно топорщились от напряжения. Он не мог скрыть своего, чисто научного, интереса и засыпал меня наводящими и уточняющими вопросами. Его интересовало абсолютно всё: от того, о чём я думала в тот момент, до того, какой у меня день цикла. Заметив, что я опять не на шутку разнервничалась, он начал извиняться и успокаивать меня:

— Надин, девочка, прости меня, старика! Я не удержался! Это уникальнейший случай в истории! Пойми меня, как учёного!

— Лед Торис, мне будет легче вас понять, если вы хоть немного объясните мне, что происходит?! Я ничего не понимаю и боюсь кого-нибудь покалечить. Может, у меня бешенство? Может, меня надо изолировать? Или я подхватила какой-нибудь астерийский вирус?

— Успокойся! Ты абсолютно здорова! Это я тебе, как врач говорю.

— Тогда что происходит?! — я вдруг почувствовала, что наружу рвётся низкий, рокочущий звук. — Это я?! Я что, рычу?!

— Это нормально. Просто глубоко дыши, а я буду объяснять, хорошо?

Я, как взрослая и серьёзная женщина с жизненным опытом, взяла себя в руки и старательно засопела.

— Так вот, помнишь, когда я предлагал тебе сделать блокаду феромонов, то объяснял, зачем она нужна?

— Да, помню. Чтобы у свободных молодых самцов не началась привязка на мой запах.

— Не очень точно, но, в принципе, верно. У самки же, процесс привязки начинается, когда при физическом контакте с выбравшим её самцом к ней попадает ДНК этого самца. При этом, происходят очень сложные процессы перенастройки их организмов.

— Это всё очень интересно, лед Торис, только я-то тут причём? Мы же сделали блокаду, все спокойны.

— Когда мы делали блокаду, то не учли один факт: твой запах уже смог запустить процесс привязки у одного самца, а теперь, и его ДНК начинает работу над твоим организмом, — радостно сообщил мне добрый доктор.

Ну, что вам сказать? Если бы я не была в душе взрослой женщиной с жизненным опытом, то, наверное, описалась бы от страха прямо там, в кабинете леда Ториса. А так …?

— И что значит «работу над моим организмом»? — просипела я в ответ на столь радостное объяснение. — Я теперь что, мутант?!

— Понимаешь, Надин, ведь такого раньше никто не наблюдал, поэтому я могу только предполагать. Если бы на твоём месте была обычная астерийка, то для неё бы всё прошло почти незаметно. Изменения коснулись бы только психоэмоциональной сферы и расположения к партнёру. В твоём же случае, наблюдаются и некоторые изменения на физическом уровне. Ты просто становишься чуть более похожей на астерийку. У наших самок нет второй формы, но они могут по желанию или под действием сильных эмоций частично трансформировать некоторые части тела: например, отращивать когти или зубы. При такой частичной трансформации несколько возрастает их физическая сила. Я обследовал тебя несколько дней назад, и ты была абсолютно здорова. Я не хочу, чтобы ты подозревала меня в чисто корыстных целях, но будет лучше, если мы ещё раз проверимся.

— Знаете, лед Торис, я пришла с этим к вам, потому, что не знаю, что сказать отцу, и Морт сказал, что вы поможете.

— Ты правильно сделала. Ронан очень печётся о вашем с Максом здоровье. Надо подумать, как ему сказать, а то он ведь и голову может парню оторвать.

— Что? Ой, а я как-то забыла спросить о главном. Так, кого же угораздило так со мной вляпаться?

— Адена, Адена Лорна. — всё, занавес!

Я же только что решила для себя, что не стану выяснять с ним отношения, что я уже, была в прошлой жизни, влюблённой дурочкой и знаю, чем это заканчивается. А теперь что? Получается, что мы друг к другу скоро будем привязаны крепче, чем нанонитью?

— Надин, тебе плохо? — обеспокоился моим бледным видом лед Торис.

— Что вы, доктор, как в раю! — кажется лед Торис не понял моей иронии.

— Так, давай я быстренько сниму основные показатели, дам тебе успокоительного …

— И снотворного, пожалуйста, — перебила я его.

— И снотворного, — улыбнулся доктор.

На том и порешили. Что и как преподнести отцу он обмозгует, успокоительное и снотворное он мне дал, и я отправилась к себе в каюту. Хорошо, что я под действием препаратов, а то бы мозг разнесло на кусочки от того количества мыслей и от тех скоростей с которыми они носились. Проваливаясь в сон, я подвела итог: всё, что произошло — это необратимо. Раз мой организм принял его как партнёра и запустил процесс привязки, то отказаться не получится, потому, что это его убьёт.

Макс с самого утра нервничал. Он очень хотел поговорить с отцом о том, что случайно услышал. Он не специально, просто так получилось. Когда он пробегал мимо зала кибер-тренинга, то услышал скрежет рвущегося металлопластика. Такой звук был ему знаком. Обычно так разрушал киборга какой-нибудь не сильно уравновешенный соплеменник, да и они с Надин раз чудом избежали столкновения с куском киборга, который зашвырнул Аден Лорн. Осторожно заглянув в зал, он остолбенел от неожиданной картины: по середине стояла Надин и смотрела на свои руки, на которых были невероятно длинные и острые когти, глаза и уши изменились. Макс не успел сообразить, как поступить, как она на огромной скорости бросилась из зала. Макс сразу понял, что дело крайне серьёзное и побежал за Надин, однако так и не решился зайти к ней в каюту. Потом, Надин отправилась к леду Торису в медотсек и Макс пошёл следом. Всё время, что она провела внутри, Макс тихонько сидел рядом с вентиляционной шахтой, в которую выходила вентиляция из медотсека. Он слышал почти всё и не понимал: плохо это или хорошо, то что произошло? С одной стороны, они породнятся с самим Аденом Лорном, героем тарнской войны, знаменитым вилором, который скоро станет альфой и примет новый высокий пост. С другой, он видел, что Надин не очень-то и рада этой новости. Похоже, что их отношения далеки от идеала. Когда же он услышал обещание леда Ториса самому рассказать всё ата, то Макс сразу же успокоился. — Всё будет хорошо. Главное, поддержать Надин. Что же всё-таки произошло на том спутнике …?

Лед Торис сидел в своё кабинете и думал, как выполнить наиболее деликатно обещание, данное им Надин. Он знал Ронана много лет, с тех самых пор, как он оставил гражданскую службу и вместе с Ронаном Бирном пришёл на «Орион». Они были ровесниками, почти одного социального положения, и им легко было найти общий язык. Он знал, как Ронан все эти годы сокрушался, что так и не завёл семью, видел, как он переживал потерю Надин в эти недели и понимал, что придётся нанести другу ещё один удар. По размышлениям самого Ториса, Аден был отличной парой для Надин, только он не знал, как на это отреагирует Ронан. Торис не шутил, когда упомянул в разговоре с Надин об отрывании головы. За этими размышлениями он не заметил, что приблизился обед. Самое время связаться с Ронаном и напроситься к нему в компанию.

Сам же Ронан Бирн немного удивился предложению друга пообедать вместе. В последнее время, Торис, понимая, как Ронану хочется побыть с детьми, не настаивал на встречах. Капитан сразу понял, что речь пойдёт о чем-то важном. Он отправил Лео заказ на обед для двух персон и приготовился к приходу друга. Тот пришёл точно в назначенное время. Поприветствовав друг друга, друзья сели в кресла в ожидании заказанного обеда. Ронан, как радушный хозяин предложил Торису напиток из сока стерозы. Не подумайте ничего такого! Алкоголя на «Орионе» не водилось никогда. Посмотрев в глаза Торису, капитан спросил:

— Речь пойдёт о Максе или о Надин?

— Ох, Ронан, ты главное — держи себя в руках!

— ?

— О Надин. Понимаешь, у неё скоро может измениться статус.

— Опять?

— Ну… да. Точнее, у неё скоро может появиться пара, и ты должен с пониманием отнестись к этому. Дети растут …

— Ты говоришь о её отношениях с Аденом Лорном?

— Откуда …? Так ты знаешь?!

— Не наверняка. Скорее вычислил логически. Я уже думал над этим и решил не вмешиваться. До прибытия на Астру осталось каких-то двое стандартных суток. Там и посмотрим, как дальше пойдёт. А в чём дело? Ты как-то странно суетлив, друг мой.

В этот момент прибыл заказанный обед и мужчины переместились за стол. Эта заминка дала возможность Торису собраться с мыслями.

— Видишь ли, Ронан, я знаю Адена с самого детства. Я работал с его кланом и лечил его, когда он был совсем щенком. Ему очень досталось за его выбор независимого от клана пути. Он многого достиг, а сейчас напуган и растерян. Он может наделать глупостей. Я просто хотел попросить тебя «не рубить с плеча». Дай ему шанс всё осознать и прийти к согласию с самим собой.

— Не понимаю. Что происходит, Торис?

— У Адена привязка в завершающей стадии, а он сопротивляется, считает, что из-за Надин превратиться в домашнего пса.

— Как привязка? Как в завершающей?! — взревел Ронан, при этом, контуры его тела начали немного расплываться, говоря о том, что ему с трудом удаётся сдерживать свою вторую форму. — Убью! Как он посмел? Подожди, ты говорил, что делал блокаду?

— Успокойся, Ронан. Я сейчас всё тебе объясню! — увещевал он друга.

Хоть и с видимым трудом, но Ронан подавил рвущиеся наружу желания и усмирил симбиота. Лед Торис спокойно и обстоятельно рассказал другу о том, как развивались события, о том, что всё это оказалось неожиданностью для них всех, что Аден не нападал на Надин и блокаду сделали уже после начала привязки у Адена. Он объяснил, что если Надин не примет Адена, то тот может погибнуть, так как он будущий альфа и привязка его очень сильная.

Ронан замер в своём кресле. Он даже не мог себе представить, что всё зашло так далеко и он скоро станет тестем. Тишина стояла оглушительная.

— Ронан, — совсем тихо позвал его Торис. — Есть ещё одна новость, которую я должен тебе рассказать.

— Ещё? Мне даже страшно спрашивать, о чем ты хочешь мне рассказать.

— Ну, это совсем не страшная новость, скорее, удивительная и исключительная!

— ?

— Там, на спутнике, у Надин и Адена был небольшой физический контакт. Они целовались. В результате этого, у Надин тоже началась привязка, но необычная. У неё в организме происходят изменения на физическом уровне. Сегодня она прибежала ко мне вся испуганная ….-далее лед Торис подробно рассказал, что происходит с Надин.

Потом, они долго сидели и молчали, думая каждый о своём.

— Что же, наверное, всё не так плохо, как показалось вначале. Только всё что ты мне рассказал, не изменит моего решения о невмешательстве в любовные дела Надин. Она взрослая личность, если ты помнишь, у неё уже были длительные семейные отношения, которые плохо закончились. Она сама всё решит.

— Да, Ронан. Думаю, ты прав. А мы, старики, примем любое их решение.

Глава 33

Я еле дождалась, когда мы, наконец, прилетим. К концу полёта жилетка мне уже не помогала, но я упорно продолжала сопротивляться тем эмоциям и желаниям, которые меня доставали, считая, что я — человек, а не животное и смогу справиться с инстинктами. Если мне так плохо без Адена, то какого же ему? Оставалась надежда, что на самой планете расстояние между нами увеличится и все эти волнения и душевные терзания ослабнут.

Творческое общение с Лео немного отвлекало меня. Во все времена лучшим лекарством от «сердечной болезни» была работа. Я так рада была сотрудничеству с этим талантливым поваром, что мне совершенно не хотелось с ним расставаться. Я потихоньку расспрашивала его о жизни и планах на будущее. Выяснилось, что у него совершенно нет родственников и своего дома. Он жил у своего последнего работодателя, и то, что его бросили на произвол судьбы, оказалось для него тяжёлым ударом. У меня в голове крутилась какая-то мысль, но я никак не могла ухватить её за хвост, так часто бывает. Когда мы в последний перед прилётом вечер колдовали на кухне, у меня вдруг щёлкнуло что-то и мысль, наконец, оформилась. Ресторан! Лео как-то говорил, что если бы у него был ресторан, то он взял бы меня на работу!

— Лео! — заорала я, — Ресторан! Ты помнишь, мы с тобой об этом говорили?

— Да, помню, — несколько растерялся он от моей громкой выходки.

— Лео, мы могли бы сами открыть ресторан и стать партнёрами! Как тебе моя идея? Я всё равно буду работать, так почему не заняться тем, что у меня хорошо получается и приносит удовольствие. После всех космических баталий, ата не отпустит меня в дальний космос, да и сам он решил уйти в запас. У него есть большой дом в пригороде столицы — места всем хватит!

— Надин, я… — он начал заикаться и, кажется, плакать. — Я даже не знаю, как тебя благодарить. Работать с тобой — честь для меня, а то, что ты поможешь исполнить мою заветную мечту…!

— Отлично! Позже, когда приедем домой, всё тщательно обдумаем и спланируем. А пока, пойду расскажу всё ата, он будет ужасно рад, что его любимый повар с ним не растанется.

Я нашла отца и быстренько набросала ему план наших действий, ища у него одобрения и поддержки. Их я получила в полном объёме. Он и правда обрадовался этой новости, только, подозреваю, что моё решение осесть на планете и выбрать себе гражданскую специальность обрадовало его больше, чем всё остальное. За этими нечаянными радостями подошёл день нашего прибытия к Астре.

Мои скудные пожитки были собраны, и я с нетерпением топталась у трапа в ожидании команды к высадке. Однако, отец разъяснил мне, что он, как капитан, покидает судно последним и мне придётся запастись терпением. Вот тут мы и столкнулись с Аденом нос к носу. Видать, ему тоже не терпелось сбежать. Он впился в меня своими потрясающими глазами, ноздри затрепетали, и он резко сократил расстояние между нами. Мы вцепились друг в друга, как утопающие за соломину. Внутреннее напряжение затухло, как будто больному дали долгожданное лекарство и оно, наконец, подействовало. Стоим, смотрим, молчим. Молчать-то я молчу, а мысли носятся как ураган. Взглядом спрашиваю его: «Как нам быть?». В ответ, получаю упрямо поджатые губы и чёлку, опять съехавшую вперёд. Да, чисто мужской ответ. Что же, я давала тебе шанс. Теперь сам побегаешь … Наша немая композиция не осталась незамеченной. Макс решил меня поддержать и громко поинтересовался, всё ли у меня в порядке? Мы разорвали наш тактильный контакт и вернулись каждый в свою позицию. Я решила пойти к отцу и вместе с ним дожидаться высадки. Когда все формальности были соблюдены, кадеты и экипаж отпущены, мы впятером погрузились в прибывший за нами транспорт, похожий на наши автомобили, только планирующий над поверхностью, и отправились, наконец, в наш новый дом. На улице уже успела наступить ночь, и я практически ничего не увидела, кроме большого количества огней, говорящих о том, что огромный город остаётся в стороне от нашего маршрута. По рассказам отца, дом находился в пригороде столицы, и это была целая усадьба с красивым старинным домом и садом. Несколько поколений Бирнов родилось и жило здесь, пока не остался последний их представитель. Пока мы ехали, я думала об этом и мне было немного грустно. Хотелось вдохнуть новую жизнь в это родовое гнездо. Думаю, что Макс станет достойным продолжателем старинного рода и ему удастся вернуть былую славу и величие, а я тоже не останусь в стороне и всячески буду помогать ему в этом. Так, за размышлениями, мы незаметно подъехали к красивым кованым воротам, которые открылись при нашем приближении. Похоже, что нас ждали с нетерпением. Сам дом стоял в глубине сада и горел огнями. Автофлай остановился у двери, и отец первый вышел, чтобы ввести нас в дом. Морти, как самый нетерпеливый (ведь он ужасно проголодался!) проскользнул внутрь, как только появилась небольшая щель в открывающейся двери. Внутри сразу раздались вопли и крики:

— А-а-а!!! Кви-и-ир!!! А-а-а!!! — надрывалось несколько голосов.

— Морти, стой! — рванула я следом за ним.

— Всё под контролем!!! — влетел следом за нами ата.

— Надин, я тебе помогу!!! — не остался в стороне Макс.

— Лор Ронан, просто мальчик очень проголодался! (Это он про Морта, если кто не понял.) Я немедленно организую ужин!! — подключился Лео.

Вот такой вот получился голосистый приём и первое незабываемое знакомство с нашим домом. Мы дружной кучей-малой ввалились на ночь глядя, перепугав до полусмерти всех малочисленных обитателей. Нашим глазам предстала чудесная картина. Два пожилых астерийца и одна астерийка средних лет сидели кто куда успел запрыгнуть: на столе, буфете и столбике лестницы. Морти прыгал между ними и радостно повизгивал. Пришлось срочно послать ему серию успокаивающих мыслеобразов, так как я уловила, что обитатели дома сильно напуганы стремительным появлением квира. Нам же даже в голову не пришло предупредить их заранее, настолько мы привыкли к нашему Морту!

— Томас, Дин, Биана, успокойтесь, прошу вас. Квир совершенно неопасен, так как мы его семья. Я приехал не один и должен познакомить вас со своими детьми.

Макс стоял и отчаянно смущался, так как его мордашка была сиреневого оттенка. Ата, заметив это, подтолкнул его вперёд и сказал:

— Прошу позаботиться. Это моя гордость и будущее нашего рода, мой сын Максимилиан.

Два пожилых астерийца склонили в приветствии головы:

— Добро пожаловать, нисс Максимилиан.

— Спасибо, — смущённо пробормотал он в ответ.

— А это — моя дочь Надин. Она родом с Земли, закрытого мира.

— Добро пожаловать, нисса Надин.

— Спасибо, приятно познакомиться, — вежливо ответила я.

— Ещё, хочу представить вам друга нашей семьи, Лео — замечательный повар экстра-класса! Они с Надин планируют открыть совместное предприятие.

Шесть пар глаз с огромным любопытством стали нас рассматривать.

— Дети, представляю вам наших смотрителей и помощников. Томас — дворецкий — следит за домом и ведёт дела в моё отсутствие. Биана, его жена — экономка, следит за чистотой и порядком, руководит маленькой армией роботов-уборщиков. Дин — смотритель сада. Поддерживать его в таком ухоженном виде стоит немало трудов.

Напуганный персонал не спешил покидать свои спасательные места, однако, было видно, что новости их сильно впечатлили и они старательно обдумывали грядущие изменения.

— Хозяин, — первым подал голос Дин, — я правильно понял? Вы, наконец, оставляете службу и навсегда возвращаетесь домой?

— Да, Дин. Всё верно. Я достаточно послужил своей империи и заслужил побыть в кругу семьи.

— А дети…?

— Да, я их усыновил. Император в курсе и одобрил мои намерения. Он ожидает нас на приёме через два дня. Нас будут награждать за успешное проведение военной операции и отдельно Надин за участие в уничтожении корабля-шпиона.

— Нисса, примите наши поздравления. — обратился ко мне Томас.

— А … Спасибо, — немного засмущалась я.

— Мой лор, — обратился Томас, — а как же квир?

— Мы его семья, он не опасен.

Слуги осмелели и, наконец-то, покинули свои насесты. Лео сразу же подошёл к Биане и попросил показать ему кухню. Они тут же удалились.

Потом все дружно посмотрели на Морта, а этот проказник запрыгнул ко мне на руки, понимая, что я не дам его в обиду. Положение спас Лео.

— Нисс Ронан, мой лор, я успел приготовить лёгкие закуски, и мы можем пройти к столу.

— О, замечательно, Лео. Это очень кстати. Думаю, что слегка перекусив, мы все отправимся отдыхать и уже завтра начнём устраиваться и изучать территорию.

— Да, отлично! — дружно согласились мы с Максом.

Биана проводила меня до выделенной мне комнаты. Я поблагодарила её и, закинув сумку с нехитрым скарбом в угол, отправилась в душ. Кайф! Настоящий, полноценный душ! В космосе я так по нему скучала! Замотав длинные волосы в полотенце, рухнула на кровать и вырубилась. Так устала, что даже мысли о Адене меня не терзали. С завтрашнего дня начнётся моя новая жизнь и мне придётся опять начинать сначала, правда, статус у меня подрос.

Утром меня разбудили звуки борьбы и рычания под окном. Я от души потянулась и, продирая глаза от сна высунулась в окно. Там мои мужчины проводили утреннюю разминку. Красиво смотрелись: седогривый полу-волк огромный и мощный, и молодой, юркий и гибкий, с каштановой гривой подросток. Они кружили вокруг друг друга, отрабатывая броски и уклонения. Ата одобрительно порыкивал, подбадривая Макса, а тот, в азарте, сверкал своими голубыми глазищами. Как же здорово за ними наблюдать! У человеческих отцов редко находится время на занятия с детьми. Чаще мы видим матерей, а потом удивляемся: почему наши мужчины такие инфантильные? Да потому, что в семьях должно быть гармоничное воспитание детей обоими родителями! И нельзя принижать значение отца в воспитании детей. Не хотелось разрушать этот момент. Я тихонько отползла от окна и, повернувшись, начала осматривать своё новое жилище. Мне выделили комнату в очень спокойных тонах. В декоре преобладали лимонный, болотный, салатовый, коричневый цвета, а использованные материалы были преимущественно природного происхождения. Ощущение тепла и уюта обволакивало. Большие светлые окна пропускали слегка рассеянный через тюль свет. Думаю, что со временем, комната обрастёт моими личными вещами и станет носить более девичий характер. Я порылась в вещах и поняла, что с одеждой-то у меня совсем не очень. Надо поговорить с Бианой и выяснить у неё, как у первой и единственной представительницы женского пола в моём окружении, что носят астерийки дома, на людях, на светских мероприятиях. Какие есть особенности, правила и так далее. Мне не хотелось бы опозорить отца и стать посмешищем в глазах общества. Пока же я достала своё единственное платье и отправилась искать остальных членов моей семьи. Морти нашёлся на кухне. Он уже был накормлен Лео и долизывал с тарелки какие-то вкусняшки. Я поздоровалась с моим другом и присоединилась к готовке завтрака. Тут оказался непочатый край новых продуктов, которые мне предстояло освоить и адаптировать к моим вкусам и блюдам, похожим на земные.

К тому моменту, как ата и Макс освежившиеся в душе и довольные пришли в столовую, всё было полностью готово. Мы расположились за столом и начали первый завтрак нашей новой жизни. Биана помогала нам, и я, наконец, смогла рассмотреть астерийку получше. Она была достаточно высокого роста (выше средней землянки), тёмные длинные волосы, скрученные в узел, бледно-серый цвет кожи был светлее, чем у мужчин, такие же острые, смещённые к затылку ушки и широкая переносица, а клыки были совсем малозаметные. Вполне обычная женщина. Я на её фоне больше похожа на бледного низкорослого подростка. Одета она была в тунику свободного кроя тёмно-зелёного цвета, длиной до колен. Ноги обуты в высокие плетёные сандалии. Я заметила, что она тоже из-под тишка меня рассматривает, чисто по-женски. Макс с энергией присущей молодому растущему организму принялся за завтрак. Я наблюдала за ним и радовалась, что его внутреннее самоощущение стало таким позитивным, с тех пор, как мы стали одной семьёй. Мои способности эмпата работали сейчас на всю катушку, ловя волны любопытства и радости от старых слуг, счастья от ата и Макса, радости от Лео и блаженства от Морти. Уж этот обжора никогда своего не упустит!

— Надин, девочка моя, у нас в гараже есть личный автофлай. Сегодня надо съездить в столицу и купить всё, что вам с Максом может понадобиться. Лео тоже просил взять его по каким-то делам.

— Да, ата. Я уже оценила сегодня содержимое своего гардероба и, думаю, что вопрос одежды — первостепенный. Мне бы только узнать, в чём ходят астерийки и что одевают на официальные мероприятия. А может мне вообще одеть военную форму, раз я числилась курсантом и участвовала в сражении?

— Хм! Думаю, что ты права. Ведь, вам с Аденом будут вручать имперские награды, а он военный. Надо подобрать тебе два наряда: один на вручение — военный мундир курсанта лётной академии, другой — женское платье, для праздничного бала.

— А будет ещё и бал? — удивилась я.

— Конечно. После вручения, обязательно бывает праздничный бал для участников. Это давняя традиция. На таких раутах, помимо императора, присутствует всё высшее военное и светское общество. Это хороший момент для объявления о восстановлении нашего клана и официального вашего с Максом представления свету.

— Так, я не поняла, мне второе платье с собой брать или мы будем возвращаться домой?

— С собой. Императорский дворец огромен и всем великим кланам выделяются личные покои. У нас будет где передохнуть и переодеться.

— Ладно. — Я сидела и задумчиво ковырялась в тарелке. Лео даже укоризненно на меня посмотрел. — Может по местной сети я смогла бы понять предпочтения в одежде астериек?

— Конечно, ты из-за этого такая рассеянная? Не волнуйся. Мы попросим Биану тебе помочь.

После завтрака ко мне в комнату и правда пришла Биана. Я обрадовалась ей, как родной! Однако, когда она стала показывать мне моделей, расхаживающих по подиуму, я наотрез отказалась покупать себе такой кошмар! Если выразиться коротко, то рыболовная сеть скрывает больше, чем эти откровенно развратные наряды. Я спросила её, почему она носит совсем другую одежду. На что Биана ответила, что только астерийки из великих кланов имеют право носить такую одежду. Я аж затрясла головой:

— Ничего не понимаю! Они что, специально провоцируют своих самцов?

— Нет, нисса. Среди высших кланов, чем более высокое положение занимает самец, тем сильнее его самоконтроль. При этом, так одеваются только свободные самки, которые не обязаны скрывать свой запах и имеют право заинтересовывать потенциальных претендентов на их брачные браслеты.

— Я совсем запуталась … Я правильно поняла? Молодые, свободные самки таким образом распространяют свой аромат среди потенциальных претендентов их классового уровня.

— Да. Вы молодая, свободная и из великого клана. Вы можете искать для себя пару из самых верхов. Такие мероприятия проводятся нечасто, поэтому девушки из разных кланов не теряют времени даром. Явиться голой на такое мероприятие невозможно, но выход из положения нашли быстро. Теперь «хога» используется совершенно официально. Я подумала, что и вам не стоит упускать свой шанс.

— Спасибо, конечно, Биана, только вы ошиблись почти по всем параметрам. Я не так уж и молода и, можно сказать, практически не свободна.

— ??? Ну, раз так … Тогда стоит обратить ваше внимание на более традиционные модели.

Мы ещё около часа потратили на разглядывание многочисленных вариантов одежды. Подводя итог, могу сказать, что руки чесались сделать платье самой, благо время у меня ещё было. Потом мы погрузились в автофлай и отправились в столицу. По дороге высадили Лео. Он сказал, что обратно доберётся сам. Отец и Макс подобрали себе гардероб довольно быстро. Мой младший братец шикарно смотрелся в благородных костюмах и хорошей обуви. От того «беспризорного утёнка», которого когда-то подобрал Ронан остались только ярко-голубые глаза и его огненно-рыжая шевелюра, да и она была «окультурена». Со мной, как с любой женщиной, дело растянулось на несколько часов. Надо отдать должное моим мужчинам, они были само терпение. Макс оценивал каждый мой наряд, а отец давал дельные советы. Форму мне обещали прислать к вечеру прямо в усадьбу. Когда отец понял, что я так и не купила себе платье, то забеспокоился. Я же, попросила отвезти меня в магазин тканей. Я клятвенно заверила их, что постараюсь как можно быстрее сделать нужную мне покупку. В магазине нас встретил необыкновенный гуманоид: тонкие гибкие конечности, на голове ёжик розовых волос, в носу кольцо из какого-то переливающегося металла. Он представился, как нисс Педокс. Я как смогла объяснила ему, что ищу лёгкий, немнущийся, шелковистый и хорошо драпирующийся материал.

— Нисса, думаю, что при всём многообразии выбора, с верийским шёлком ничто не сравнится. Желаете посмотреть?

— Конечно, нисс Педокс. — Блин, только бы не заржать, ну и имечко!

Он исчез не на долго, а потом появился в сопровождении трёх ассистенток той же расы, что и он сам. Девушки несли по нескольку свёртков сразу. Как только я увидела материал, то поняла, что это то, что я искала! Изумительно! На ощупь — натуральный шёлк. Схватила в жом — не мнётся. Пустила складками — великолепно драпируется и очень лёгкий. А от обилия расцветок глаза мои разбежались в разные стороны! Нисс Педокс, увидев мои затруднения и восторги, был чрезвычайно доволен собой. Я стояла и никак не могла решиться на окончательный выбор. Проблема была в том, что этот верийский шёлк переливался, как радуга. В гамме переливов был один главный цвет, но его палитра изменялась огромным количеством тонов и полутонов. Что же делать? Я так до ночи не выберу. Тут, мой взгляд упал на самый нижний, заваленный другими образцами отрез. Алый! Нежный и незабываемый!

— Я нашла! Вот этот! То, что нужно!

— Должен сказать, нисса Надин, что лучшего выбора и не могло быть. Поздравляю, только, вы уверены в цвете?

— Да. Абсолютно! А что, с ним есть проблемы?

— Единственная проблема — никто из астерийцев не обращал внимание на этот цвет. Я даже думал, что у них нет его в видимом спектре.

— Главное, что этих проблем нет у меня, нисс Педокс.

Я оплатила покупку виркартой, не забыв о сопутствующих для шитья товарах, и наконец-то, отправилась с самыми терпеливыми в мире мужчинами домой.

Глава 34

У меня были сутки на пошив платья, причём вручную. Должна сказать, что если вязать я умела и любила, то вот с шитьём дела обстояли не так просто. Вся надежда была на то, что задуманная мной модель была, в принципе, проста в исполнении. Увидев ткань, я сразу представила себе в голове готовое платье. Внешне, оно выглядит, как длинная плиссированная туника, перехваченная у пояса тоненьким контрастным ремешком. Верх будет без бретелей, и держаться будет за счёт резинки или липнущей к телу силиконовой тесьмы. Для такого изумительного цвета, любой сложный фасон платья будет излишним. Этот цвет сам по себе является украшением. Именно поэтому, нужна простота формы. А что может быть более простое и классическое, чем греческая туника? Самое сложное, это аккуратно собрать шестиметровый кусок ткани в мелкую плиссировку вручную. Плюс, очень осторожно подобрать аксессуары и обувь. С прической, вообще нет проблем. Ничего сложного и тяжёлого: подниму волосы в высокий хвост и заколю красивой заколкой.

Когда мы вернулись домой, то на пороге нас встречал Лео. Было видно, что он нервничает: я улавливала его нетерпение, предвкушение, волнение и радость. Интересное сочетание чувств.

— Ниссы, Надин, рад вас видеть! У меня важные новости и подарок для Надин, — вконец заинтриговал он меня.

— Ох, Лео, да не тяни же! Я уже тоже начала волноваться, — передались мне его ощущения.

— Надин, разреши поздравить тебя с обретением новой родины и преподнести тебе подарок — твои первые патенты! — торжественно объявил нам Лео.

— Патенты …? — растерялась я. — Это как?

— По галактическим законам, ты, как изобретатель новых блюд, получаешь патент на них и становишься правообладателем! Теперь все, кто захотят готовить запатентованные тобой блюда должны будут платить авторские отчисления или же покупать у тебя лицензию! Сегодня я съездил в патентное бюро и записал на тебя те блюда, которые ты готовила на «Орионе». Поверь, они того стоили! Это будет весомый вклад в развитие твоей карьеры и огромный вклад в открытие нашего ресторанного бизнеса!

Я стояла, как громом поражённая! Ведь я не знала о таких тонкостях! У нас на Земле тоже есть такой порядок, но я не слышала, чтобы патентовали кулинарные блюда. К тому же, Лео проявил себя кристальной честности другом, оформив на меня патенты. При правильном подходе, это станет постоянным источником доходов, для моей семьи, и я уже не буду чувствовать себя нахлебницей. Мне будет на что делать подарки для близких людей, помогать Максу и строить свой бизнес на свои деньги, а не на деньги клана Бирнов. Отец, конечно же, не останется в стороне и захочет нас поддержать, но моё самолюбие не пострадает.

— Лео! — отмерла я, наконец, и повисла у него на шее. — Спасибо тебе, друг мой! Я так рада!

— Да, Лео, ты нас удивил! Спасибо тебе за заботу о Надин. Для неё очень важна самостоятельность и независимость. Думаю, что мы должны это отметить! — сказал отец.

Макс же стоял рядом с ата и счастливо улыбался. Он вообще никак не мог переварить обрушившееся на него за последний месяц счастье! Он, брошенный на произвол судьбы ребёнок, не только обрёл семью и дом, но и получил возможность исполнить мечту и поступить в Лётную Академию. Он искренне радовался новым успехам Надин и желал ей и Лео всяческих успехов. Со стороны за нами тактично наблюдали помощники. Я видела, что Томас тайком вытер глаза. Кажется, он слишком долго переживал за своего хозяина и тоже не мог скрыть радости от того, что жизнь возвращается в этот старинный дом.

— Конечно, нисс Ронан! Я уже почти всё приготовил для праздничного ужина!

— Лео, помощь нужна? — спросила я.

— Что ты! Ты сегодня не должна работать! Вы как раз успеете освежиться и переодеться.

— Томас, подай, пожалуйста, лучшее вино из нашего погреба, — распорядился ата.

— Конечно, нисс Ронан. — Томас почтительно склонился.

Мы дружно отправились по своим комнатам. По дороге, отец рассказал мне, что в домах астерийцев давным-давно используют кибер-помощников, как и кибер-тренажёры. И только в домах самых старинных кланов империи можно встретить живых слуг, предки которых многие поколения служили главам кланов.

Примерно через час мы все собрались за праздничным столом. Даже Морт был удостоен места и собственной тарелки с вкусностями. Он постоянно пересылал мне по телепатической связи свои пожелания, и я подкладывала ему новые кусочки. Вечер прошёл в удивительно тёплой семейной атмосфере. У меня на Земле не было таких вечеров, даже в детстве! Не сложилось… Это так удивительно, что довелось получить шанс на вторую жизнь и попытаться прожить её по-другому. Только одно сильно беспокоило меня. С приближением ночи начало поднимать голову непонятное беспокойство. Внутри начался какой-то мандраж. Я чувствовала, что отступившее под натиском новых впечатлений состояние, снова начинает накатывать. Под конец ужина, я уже откровенно не находила себе места. Под предлогом усталости и необходимости хорошо выспаться, я пожелала всем спокойной ночи и пошла к себе. Морт почувствовал, что мне опять плохо и сразу же отправился за мной. Я прошла в ванную, приняла холодный душ, чтобы потом разомлеть в тёплой кровати. Однако, как только моя голова опустилась на подушку, так я сразу погрузилась в какое-то пограничное со сном состояние. Я осознавала, что это не сон, но и не явь. Я звала Адена, ладони горели от желания прикоснуться к нему. Мне казалось, что я слышу его шёпот и он зовёт меня. Я измучилась, метаясь по кровати. В бреду мне мерещились его аметистовые глаза. Морт притащил мне из ящика спасительную жилетку и положил мне её в руку. После этого, накал эмоций немного понизился и мне удалось задремать.

Проснулась я, ни свет, ни заря и сразу решила заняться платьем. У меня был только этот день, и если я и днём буду плохо себя чувствовать, то придётся идти на приём в рыболовной сетке. Я не вышла даже к обеду. Обеспокоенные моим самочувствием, отец и Макс пришли меня проведать, но, увидя разложенные по всей комнате «швейные причиндалы», сделали самый мужественный поступок — сбежали, пообещав прислать мне Биану с подносом еды. Через несколько часов кропотливого труда платье моей мечты было готово. Я даже задохнулась от радости, что мне удалось воплотить свою задумку. Тут я вспомнила, что это платье — не единственный мой наряд на завтрашний день. Вызвав Томаса, я поинтересовалась, не доставили ли мою курсантскую форму? Через десять минут пришла Биана и принесла запечатанный пластиковый контейнер с логотипом Лётной Академии. Я быстренько распаковала и примерила форму, а то вдруг и её придётся подгонять? Форма оказалась очень красивой, парадной. На «Орионе» все курсанты носили повседневную форму. Я и не знала, как выглядит парадная. Тёмно-фиолетовая, на грани с чёрным, с золотистыми пуговицами на кителе, золотыми крыльями на воротнике и шевронами на рукавах. Довершали образ строгие брюки со стрелками и начищенные до блеска ботинки. Неожиданно, всё оказалось абсолютно моего размера и, что самое главное, было мне к лицу. Я, даже, выдохнула с облегчением, ибо совершенно не осталось сил на переделку очередного костюма. Сняла его и, развесив все завтрашние наряды по вешалкам, рухнула в кровать. Усталость вкупе с предыдущей ночью была такой, что не было сил даже на сопротивление ночным грёзам. Я плыла по течению своих видений. Первый раз в новой жизни мне приснился настоящий эротический сон, который закончился такой бурной разрядкой, что я даже проснулась. Блин! Вот сподобилась! Вроде уже давно не пубертатный период. Хотя, тело-то двадцатилетнее, гормоны играют, а выхода нет. Порадовавшись, что я одна и свидетелей моего конфуза нет, повернулась на другой бок и приготовилась провалиться в очередной сон, только, тут я заметила, что моё постельное бельё похоже на лапшу! Вот тарнский бипер! Я уже и во сне трансформируюсь! С этим надо что-то делать! Подумаю об этом завтра! В сон я действительно провалилась, более спокойный, правда, с тем же персонажем. Ох, Аден, как же мы это выдержим?

Глава 35

Утром, как не странно, я проснулась в довольно неплохом самочувствии. Видать, ночное событие пошло на пользу моему измученному гормонами организму. Завтракали мы довольно поспешно, так как необходимо было собраться и приехать в резиденцию императора до обеда. На два часа дня назначено торжественное вручение наград, потом, перерыв и в семь вечера банкет и бал в честь участников награждения. Мужчины собрались, как всегда, быстро. Ждали только меня. Когда я вышла в гостиную в парадной форме, то со всех сторон послышались вздохи восхищения. Макс с детской непосредственностью сказал:

— Может ты передумаешь и вернёшься в Лётную Академию? Тебе так идёт форма!

— Да, Надюш, первый раз вижу форму на женщине и готов подтвердить: выглядит изумительно и при этом очень женственно! Только, я всё равно рад, что ты выбрала гражданскую специальность.

— Не переживай пап, я не передумаю. Время, проведённое на «Орионе», дало мне очень много, многому научило, но я не военный человек. В первую очередь, я женщина и ищу обычное женское счастье. Но, все навыки останутся при мне и в сложной ситуации помогут спасти жизнь мне и моим близким.

— Умница! — ата крепко обнял меня и поцеловал в лоб. — Ладно, грузимся в автофлай и отправляемся. Нас уже ждут.

Дорога до столицы заняла часа полтора. На подъезде к императорской резиденции, нас встретил почётный эскорт, который, как оказалось, положен главе старинного клана и лору «Ориона». В самой резиденции, нас встречал секретарь. Поприветствовав нас, он передал отцу копию протокола, для ознакомления с распорядком церемонии. С большим интересом прошёлся взглядом по нам с Максом и проводил в отведённые для нашего клана покои. У нас было время отдохнуть, освежиться и, даже, подкрепиться. Приближалось время начала церемонии. Я стояла перед зеркалом и осматривала себя. За эти несколько месяцев я здорово изменилась. Конечно же, помолодело тело. Я смотрела на себя двадцатилетней давности, только глаза выдавали мой реальный возраст, и выражение лица было серьёзней, чем двадцать лет назад. Жизненные уроки явно пошли мне на пользу. В этой жизни, я сегодняшняя, была мудрей, серьёзней, опытней. Не было той восторженной влюблённой дурочки, но была женщина, ждущая своего мужчину. Волосы убраны в строгий пучок, форма сидит на фигуре без единой лишней складочки. Ничего, как-нибудь разберусь.

Нас пригласили. Всё это время моя голова была занята мыслями о том, как выдержать это мероприятие и не слететь с катушек, ведь мы с Аденом будем находиться так близко друг к другу? Отец перед выходом обнял нас с Максом и пообещал, что всё будет хорошо. Я, в ответ, улыбнулась и мы вышли из покоев. Как только я вошла в главный зал, то глаза сами начали искать моего упрямца. Я не замечала ни окружающих нас важных персон, ни красоты тронного зала, ни нарядов присутствующих астериек, ни того, какие призывные взгляды они бросали на соединённого со мной судьбой мужчину. Я видела только его лицо: уставшие глаза, с залёгшими под ними тенями, посеревшая кожа, упрямая складка на лбу и жёсткая линия подбородка. Такой упрямый, но такой желанный!

Очнулась я тогда, когда услышала своё имя. Сосредоточившись на говорившем, поняла, что речь идёт о нашем с Аденом сражении с вражеским разведчиком. Я видела, как лица присутствующих удивлённо вытягиваются по мере того, как до них доходит, что я женщина и я не астерийка! Некоторые дамы старательно начинают вытягивать шеи, чтобы получше меня рассмотреть. Сейчас я замечаю, что явно уступаю им в росте. Тут, говоривший замолкает и вперёд выходит сам император. Следом за ним несут подушечку пурпурного цвета, на которой лежат два ордена, похожих на восьмилучевые звезды. Он подходит сначала к Адену, говорит слова благодарности от имени империи и об оказанной ей неоценимой услуге, берёт орден и прикалывает ему на грудь. Аден благодарит императора и «отдаёт честь» по астерийски. Я чувствую каждое его движение, ловлю каждую эмоцию. В его чувствах столько всего намешано, что толком ничего не разобрать. Мне подсознательно хочется его поддержать, приласкать, но я подавляю эти порывы. Я больше не повторю прежних ошибок. Потом, император оборачивается ко мне и я, наконец, могу его рассмотреть. Это действительно очень представительный астериец: высокий, мощный. По возрасту он чуть старше отца. Его сила альфы действует даже на меня, хотя не совсем понятно: как на эмпата или как на привязанную к астерийцу самку (ведь я тоже начала меняться)? Он внимательно рассматривал меня и молчал. Мне стало очень неуютно от этого изучающего взгляда. Наконец, он довольно качнул головой и, улыбнувшись, сказал:

— Нисса Надин, вы преподнесли нам необычайный сюрприз! Впервые в истории нашей империи, мне приходится вручать военную награду самке, да ещё и инопланетного происхождения. Лор Ронан Бирн доложил мне все подробности вашей истории, и я восхищён вашей отвагой и тем, как вы сражались. Вы, несомненно, заслужили эту награду и гражданство нашей империи. Он наклонился ко мне и тихо добавил, — а на банкете, объявим о вашей клановой принадлежности. — Потом, он вдохнул воздух, его зрачки расширились. — Хм! Даже так?! Что же, это будет очень интересно!

С этими словами он взял с подушечки орден и приколол мне его на грудь с правой стороны. Я повторила жест, которым салютнул Аден, и зал взорвался поздравительными криками. В основном, я слышала восторженные женские визги. Да, похоже, поклонниц у Адена много. Посмотрим, кто из нас обломается. Судя по всему, официальная часть закончена, так как толпа «болельщиц» ринулась в атаку. Они окружили Адена и зачирикали на перебой о том, какой он замечательный. Он попытался поймать мой взгляд и даже дёрнулся в мою сторону, но я иронично посмотрела на него и отправилась к единственным моим болельщикам — моей семье. Они радостно кинулись ко мне на встречу. Макс повис у меня на шее, а отец обнял нас обоих. Среди всеобщего хаоса, наша скромная семейная композиция осталась практически незамеченной. Пользуясь этим, мы покинули шумный зал и отправились в наши покои отдыхать перед вечерним праздником. В гостиной нас ждали лёгкие закуски и напитки. Я улыбалась, отвечала на вопросы, сама их задавала, но все мои мысли были там, рядом с Аденом. Что он хотел мне сказать? Мы прям как два упрямых ослика на одном мостике: никто не хочет уступить. Так можно и свалиться.

Мы решили, что надо поспать перед вечерним раутом и разошлись по комнатам. Не успела я раздеться, как в мою дверь постучали. Сердце предательски застучало. Открыв дверь, я увидела мальчика, который спросил у меня, я ли нисса Надин? После этого, он передал мне записку и испарился. Я открыла пластиковый лист: «Справа от ваших покоев выход в сад. Выйди, прошу, нам надо поговорить! А.» Ясно. Поговорить изволит. Идти или нет? С одной стороны, очень хочется разыграть оскорблённое самолюбие, но с другой, это детский поступок. Взрослые умные женщины так не поступают. Надо узнать, что он хочет. Хорошо, что я ещё не успела раздеться. Застегнув золотые пуговицы на кителе формы, я отправилась искать указанный выход в сад. Нашла я его без проблем. Только вот куда идти? Так, эмпат я, в конце-концов, или так, погулять вышла?! Я прислушалась к своим ощущениям. Наиболее сильное возмущение эфира шло с левой тропинки, а подувший ветерок донёс до меня его запах. Запах?! Я что, уже и запахи так тонко различаю? Или это именно реакция на его запах в результате привязки? Кошмар какой! Скоро как у собаки Павлова, слюни начнут капать! Я отвесила себе мысленный подзатыльник и пошла по левой тропинке. Она вывела меня к маленькому пруду, на берегу которого росло огромное дерево, которое «шагало» прямо в водоём. С его кроны, с фиолетовыми листьями, свисали многочисленные корни-отростки. Некоторые висели в воздухе, как разноцветная бахрома, а другие, были уже настолько длинные, что достигали земли и были похожи на новые стволы. Зрелище было настолько необычным, что я не заметила стоящего под этим деревом Адена. Он сам почувствовал моё появление и развернулся ко мне. Его глаза лихорадочно блестели. Что-то подсказало мне, что он ещё поборется за свою «свободу».

— Надин, хорошо, что ты пришла. Нам надо поговорить без свидетелей. Время послеобеденного отдыха самое подходящее.

Я молча кивнула головой. Не собираюсь облегчать ему задачу. Судя по его внутреннему настрою, ничего хорошего этот разговор мне не принесёт.

— Нам надо положить конец этой ситуации, — он вопросительно посмотрел на меня. Я молчала.

— Я предлагаю тебе исполнение любого твоего каприза. Можешь требовать, что угодно: деньги, дом в столице, любые развлечения, одежда, самый дорогой автофлай. Взамен, ты не вмешиваешься в мою карьеру, не требуешь оставить службу или находиться постоянно при тебе. Мы будем иногда встречаться: скажем, раз в три оборота Геноса. Думаю, что этого будет достаточно для физиологической поддержки привязки и нормализации нашего самочувствия. Наши кланы будут спокойны, формальности соблюдены.

Сказать, что я начала закипать, это ничего не сказать! Это что сейчас было? Он что, наложницу выбирает? Расписание случек составляет?! Я для него кто?! А у меня спрашивать совсем не надо, вопрос решённый?!

— Ты всё сказал? Так вот слушай теперь меня! Предлагаю тебе любые деньги, продвижение по карьерной лестнице, самый дорогой автофлай, чтобы только тебя не видеть, чтобы ты не смел распоряжаться моей жизнью. Я вправе сама выбирать своё будущее. Меня не интересуют перманентные встречи с таким альфанутым придурком, как ты! Запомни, я сама буду решать с кем, когда и сколько мне встречаться и как строить семейные отношения!

Меня несло. По мере того, как я распалялась, я чувствовала приближение взрыва. Неожиданно, я издала мощное рычание, мои когти удлинились, и я со всей мочи влепила ему пощёчину. Мои когти оставили четыре кровавых полоски на его щеке. Испугавшись, что могу натворить ещё чего-нибудь, я рванула на выход из сада. Влетев в комнату, я закрылась в ванной. В зеркале отражалась девушка с разлохмаченной прической, горящими оранжевыми глазами с вертикальными зрачками и удлинившимися клыками. Чудесно. Изменения прогрессируют. Наверное, это на прямую зависит от накала эмоций. Похоже, что его дурацкое предложение окончательно снесло мне крышу. Я постаралась взять под контроль дыхание, вспомнив советы Морта. Наверное, надо принять ванную. Мне предстоит ещё провести вечер в незнакомом обществе, поэтому, стоит взять себя в руки. Включив воду, начала раздеваться. А в голове продолжали крутиться его обидные слова. Он ведь даже мысли не допускает, что мне совершенно не нужно его постоянное присутствие рядом с моей персоной, что я не собиралась вмешиваться в его карьеру, что не собираюсь использовать его зависимость в каких-либо корыстных целях. Он же даже не попытался выяснить моё виденье наших отношений в паре! Сразу стал диктовать свои условия, загоняя меня в такую же золотую клетку, в которой я уже чуть не погибла! Это что, ирония судьбы?! Р-р-р! Так, надо успокоиться. Вдруг, отец услышит?

Аден стоял под деревом вахо и не находил сил сдвинуться с места. Что он наделал? Он же своими руками поставил крест на положительном решении их проблемы. Он даже не сделал ей предложение стать его парой! Накинулся на неё сразу со своими требованиями. А ведь так хотелось обнять её, вдохнуть родной и такой необходимый ему запах. Те три дня, что прошли с их последней встречи на «Орионе», стали пыткой. Он практически не спал, испытывая сильные физические боли, особенно в нижней части тела. Организм требовал окончательного завершения привязки, а он даже к стадии ухаживания ещё не приступал! Что же делать?! А ведь доктор говорил ему не затягивать. Как теперь успокоить Надин и объяснить, что он ведёт себя неадекватно от того, что сходит по ней с ума.

Ванна наполнилась. Я добавила голубой шарик, интуитивно догадавшись, что это что-то вроде пены. Меня окутал настолько нежный и успокаивающий аромат, что, постепенно, мысли переключились на более приятное, на предстоящий праздник.

Я ведь и в прошлой жизни почти не бывала на приёмах. А тут, настоящий бал! А вот из принципа, не позволю испортить себе настроение! Там, я должна достойно представить клан Бирнов и выглядеть не хуже других. Я с головой ушла под воду, смывая с себя все негативные эмоции. Всё-таки во всей вселенной только вода обладает такой способностью. Сколько же тайн скрывается за, казалось бы, простой формулой Н2О? Нашим учёным ещё очень далеко до их разгадки. После ванны я почувствовала себя значительно легче. Нервы удалось немного успокоить и внутренне настроиться на приятный вечер. Закутавшись в огромное пушистое полотенце, я приступила к подготовке всего необходимого. Достала из багажного кофра, похожего на чемодан, своё праздничное платье, аксессуары и сандалии. Отец подарил мне удивительно элегантное и красивое фамильное колье с красными, похожими на рубины камнями. Оно было удивительно лёгким и по весу, и по дизайну. То, что нужно к моему образу! Дополняли его браслет и серьги. Я просушила волосы, подняла их в высокий хвост и заколола массивной заколкой цвета патины. В торговой комнате мне сказали, что это очень редкий металл. Пояс для платья, я выбрала в виде тонкой цепочки из того же металла. Получился очень интересный образ, который подчёркивал моё земное происхождение. Думаю, что незамеченной я не останусь. В дверь постучали. Я почувствовала своих мужчин. Разрешив им войти, повернулась, чтобы понять по их реакции, как я выгляжу. Они зашли и остолбенели: они первый раз видели меня в нарядном платье с украшением и макияжем. Да, я и про него не забыла. Я успела, между делом, выяснить у Беаты, используют ли их женщины косметику и постаралась закупить себе всё необходимое. Они молча смотрели на меня, а я начала уже волноваться. Может я перестаралась? Может нарушила какие-нибудь запреты? Наконец, отец первый пришёл в себя и пошёл мне на встречу, раскрыв объятия.

— Надин, детка, как ты хороша! Ты станешь настоящим украшением этого бала!

— Правда? А то я уже испугалась, что сделала что-то не так…

— Нет! Что ты! Просто мы впервые с Максом видим тебя такой нарядной. Ты, как яркая птичка с наших островов! Ничего и никого не бойся сегодня. Своей красотой ты затмишь всех астериек! Никогда в клане Бирнов не было такого яркого цветка. Я горжусь тобой, детка.

— Спасибо, пап! — Я крепко обняла его и обернулась к Максу. — Ну, братишка, а ты что скажешь?!

— Я порву любого, кто попытается тебя обидеть! — гордо заявило это лохматое чудо.

— Так, гроза космических просторов, иди-ка ко мне. Ты шикарно выглядишь в своём костюме, но ты явно забыл про расчёску. — Я взяла указанный предмет, усадила Макса на танкетку, так как он вымахал выше меня, и аккуратно причесала его непослушные яркие волосы. Сбрызнув их жидким воском, закрепляя эффект, развернула его лицом к зеркалу. — Ну, Макс, посмотри какой красавчик! Ты наследник клана Бирнов, так что сегодня смотреть будут не только на меня, но и на тебя тоже.

Макс засмущался. Ничего, ему надо привыкать к своей внешности. Думаю, что не одно девичье сердце будет сохнуть по нему. Отец был такого же мнения. Он подошёл к нам и одобрительно похлопал Макса по плечу. Мы все посмотрелись в зеркало. Красивая получилась семья. Что же, мы готовы предстать перед обществом.

Глава 36

— Лор Ронан Бирн, глава клана Бирнов, с сыном Максимилианом и дочерью Надин! — громко объявил о нашем приходе церемонемейстер.

В зале наступила оглушающая тишина. Все ошарашенно смотрели на нас. Согласно протоколу, мы подошли к возвышению, на котором сидел император. Он приветственно кивнул нам и обратился с речью к собравшимся гостям.

— Рад сообщить, о возрождении одного из самых древних и великих кланов, которым является клан Бирнов. Много веков, они верно служили своей империи, пока не остался последний представитель некогда многочисленного рода. Лор Бирн обратился ко мне с просьбой принять и официально утвердить его решение об усыновлении двоих детей — Максимилиана и Надин. Ознакомившись с переданной мне информацией о кандидатах на принятие в клан, я целиком и полностью поддерживаю лора Бирна в его решении. Это поистине достойные кандидаты. Отныне, при полной поддержке императорского дома, они являются действительными членами клана Бирнов: Максимилиан и Надин Бирн!

Тут, все присутствующие разморозились и поспешили наперебой заверить нас в своей «необычайной радости», «вечной дружбе», «абсолютной преданности» и так далее по списку. Я приклеила на лицо подобающую случаю улыбку и раскланивалась направо и налево. Ситуация стара, как вселенная. Как только кто-то, облечённый властью, прилюдно высказывает кому-то своё благоволение, так сразу же лизоблюды и подхалимы всех мастей стремятся к тебе примазаться, чтобы словить свой гешефт. Я насмотрелась на такое в своём мире и была, скорее, озабочена тем, как к этому отнесётся мой младшенький. Я искоса посматривала на Макса, но он достойно держался и, кажется, понимал, что незнакомые с ним люди, видевшие его впервые в жизни, не могли вот так просто воспылать к нему дружескими чувствами. Для контроля, решила дома ещё раз обсудить с ним эту тему со всех сторон. Максу придётся учиться в Академии, и там, тоже встречаются такие типы. Главное, чтобы он смог отличать настоящих друзей от всяких прилипал.

Постепенно, толпа вокруг нас рассосалась, заиграла приятная мелодия и мы смогли немного передохнуть. Я обратила внимание на стайку астериек. Они посматривали на меня и что-то обсуждали. Иногда, кто-то из них не мог сдержать любопытства, и тогда я удостаивалась поистине оценивающего взгляда. Думаю, что такой переполох вызвал неизвестный им наряд.

Спустя несколько минут, начали появляться первые танцующие пары. Я обратила внимание, что на некоторых танцующих астерийках были те самые «рыболовные сети», правда самые стратегические места были прикрыты тонкой подкладочной тканью телесного цвета. Мы тихонько беседовали, стоя в стороне от танцующих. Отец был очень горд и доволен. Макс с интересом поглядывал на молоденьких астериек, а те строили ему глазки. Мне вдруг стало тревожно.

— Ата, а Максу не опасно находиться здесь, среди такого количества откровенно раздетых дам?

— Пока нет. Его период ещё не наступил. Ему всего пятнадцать. Вот в Академии, ему сделают блокировку и к началу гона он будет готов.

— И когда он наступает?

— В шестнадцать-семнадцать лет. Именно тогда заканчивается абсолютное принятие второй формы и организм выходит на новый виток развития.

— Понятно. Хорошо, что ты меня успокоил, а то ходят тут всякие, глазки строят малолетке! — сказала я возмущённо.

— Да, теперь, став наследником великого клана, Макс будет постоянно под прицелом ловцов за наследством, — отец посмотрел на меня внимательно, — да и ты тоже. Может, даже сильнее, чем Макс.

— Да, пап. Я сразу это поняла. Не волнуйся. Я буду держать глаза широко открытыми.

— Умница. Хм, смотри-ка, кто к нам идёт!

Я обернулась. К нам шёл Аден, правда смотрелся он страшно: глаза горят, волосы растрёпаны, походка стремительная, как у хищника, на щеке царапины от недавней нашей встречи. Он смотрел на меня, не отрываясь и не видел перед собой никаких препятствий. Прислушавшись к его эмоциональному настрою, я напряглась.

— Лор Ронан, Макс, Надин, приветствую. Надин, — впивается он в меня взглядом, — потанцуем!

— Мне жаль, но я не танцую, вилор Лорн.

Он вспыхнул, покрывшись сиреневыми пятнами. Ата и Макс тоже смотрели на меня, раскрыв рты. Ситуация была для них непонятна. В этот момент, какой-то хлыщ, облобызав мне ручку, потащил на танец, и я не стала сопротивляться. Мне нужен был тайм-аут, чтобы обдумать сложившуюся ситуацию. Я по-детски сбежала от своей проблемы. Пока мы кружились в танце, астериец не переставал петь мне хвалебные оды, расписывать какой он замечательный и напрашиваться в друзья с далеко идущими планами. Я «кидала» всю эту лапшу через себя и пыталась лихорадочно соображать. Однако, не одной умной мысли в моём мозге так и не сконденсировалось. Я не видела того, что Аден начинал закипать, что отец и Макс как могут пытаются его удержать и вразумить. Единственная мысль, которая пришла-таки мне в голову — это необходимость укрыться в дамской комнате. Быстренько распрощавшись с настырным кавалером, имя которого я даже не запомнила, я умчалась в выбранном направлении. Я, как в сказке, успела захлопнуть дверь перед самым носом разъярённого волка. Глупый поросёнок! И как я буду выбираться обратно?!

Аден был в ярости! Он опять промучился несколько часов до вечера, метаясь по выделенной ему комнате. Единственное, до чего он додумался, что необходимо срочно поговорить с Надин, ещё раз. Только теперь, он постарается держать себя в руках и не даст страху наговорить ей подобной чуши. Он постарается загладить обиду, которую нанёс и заверит в своей искренней привязанности. О любви он не думал, потому, что у астерийцев была другая модель образования пары. Он не отдавал себе отчёта в том, что его чувства к Надин совсем не похожи на стандартные чувства астерийцев, желающих образовать пару. Он опешил, когда она отказала ему в танце и взревел, когда она пошла танцевать с другим. Он ни разу в жизни не испытывал ревности, её ядовитых укусов. Он стоял и от прыжка на соперника его удержало только то, что в него мёртвой хваткой вцепился лор и его мальчишка. В разрывающемся мозгу Адена, всё-таки нашлось место для светлой мысли, что их травмы Надин ему не простит, никогда. Постепенно, он взял под контроль дыхание и почувствовал, что хватка Ронана немного ослабла. Аден продолжал как зачарованный смотреть на Надин. Её необычное платье приковывало взгляд и не отпускало. Многочисленные складки колыхались и кружились в такт музыке, изредка среди них мелькала её маленькая ножка, как у подростка. Он впервые увидел её в праздничном наряде, макияже… Она уже не смотрелась ребёнком: глупым и эгоистичным. Сейчас он ясно видел в ней женщину: умную, гордую, с жизненным опытом; женщину, к которой его непреодолимо тянуло, и дело было не только в физиологии и привязке. Он видел, что ошибся в оценке, ведь, имел возможность пообщаться с ней в экстремальной обстановке! Почему он решил, что она как все, если она даже не астерийка?! Увидев, что танец заканчивается, он рванул за ней следом, но опоздал на долю секунды. Эта «взрослая» и «умная» скрылась от него в дамской комнате!

— О, Праматерь, дай мне силы! — подумал он.

Так, теперь надо решаться на какой-то шаг. Чтобы отвлечься, я решила заняться тем, для чего ходят в такие комнаты — «попудрить носик». После этого мне явно полегчало. Мысли стали более текучими и плавными. Я же не могу отсиживаться тут вечно, значит, надо набраться храбрости и выйти наружу. Хоть он и обидел меня, но надо признаться — меня к нему всё равно тянет. Только я мечтаю о «большой и светлой», а он всё какие-то условия и договора пытается обсудить. Меня попытались перехватить крутящиеся у зеркала астерийки. Я отговорилась тем, что обязательно всё им расскажу, только немного позже. Кажется, мне поверили. Аккуратно выглянув из-за двери, я не увидела опасности, распрямила гордо плечи и отправилась обратно в зал. По дороге, меня перехватил тот самый навязчивый кавалер, имя которого я не запомнила. От растерянности я не нашлась как от него отвязаться. Пришлось наклеить дежурную улыбку и приготовилась вставлять междометия в его словесный понос. Вдруг, нас снёс рычащий ураган прямо на огромный балкон, около которого мы стояли. Меня оттолкнули в сторону, и я могла наблюдать только рычащий комок из огромных тел, причём одно из них было в военной форме. Аден! Он всё-таки слетел с катушек! Я смело ринулась в эту кучу.

— Аден! Прекрати, ты его покалечишь! Аден! — нет реакции. Он точно потерял контроль. Я вспомнила порванного пополам киборга. Эх, была не была! — Аден! — я подскочила к нему со спины и крепко обняла за пояс.

Когда он во второй форме я еле достаю ему до груди. Он моментально застыл. Его соперник, который был вовсе не соперник, воспользовался полученной передышкой и по-быстрому свалил с балкона. Кажется, он не будет афишировать своё бесславное поражение. Это хорошо. Нам совсем не нужен скандал в доме императора, да ещё в такой день.

— Аден, успокойся, пожалуйста! — я тихонько поглаживала его по спине. Его дыхание было всё ещё тяжёлым и хриплым, в груди слышались медленно затухающие рычания. — Успокойся, я рядом. Давай поговорим? Вернись ко мне. Тебя могут увидеть во второй форме и у нас будут проблемы. Давай, Аден, возвращайся!

Постепенно, мой спокойный голос и нежные поглаживания привели его в чувство. Рык стих, и он начал возвращаться в обычный вид. Повернувшись ко мне лицом, он резко подхватил меня на руки, прижал к стене и впился долгим и жадным поцелуем. Он не мог остановиться. Руки стремительно исследовали каждый открытый участок моего тела. Ни одна женщина не смогла бы противостоять такому откровенному порыву. У меня тоже снесло крышу. Я отвечала пылко, как только могла. Это был вихрь, водоворот! Голова кружилась. Хорошо, что Аден держал меня, так как ноги отказали. Мы, как два путника в пустыне, нашли свой оазис и слова были не нужны. Постепенно, его ласки стали спокойней и нежней. Я открыла глаза (и почему женщины целуются с закрытыми глазами?) и увидела фиалковый, бархатный взгляд. Глаза, хоть он для меня и инопланетянин, не могут лгать. Их не зря называют зеркалом души. Наконец, я увидела в них то, чего ждала всё это время, то, о чём он сам не мог никак догадаться, то, что не мог выразить словами. Нежность! Именно её! Это подтверждала моя эмпатия. Я чувствовала исходящие от него волны нежности, любви и счастья от того, что мы рядом.

— Надин! — прошептал он мне в губы. — Моя Надин … Ты простишь меня? Я окончательно потерял голову. Я ничего не понимаю, что это? Это не должно быть так. Я не могу больше себя контролировать, но при этом не чувствую обречённости? Я ведь этого больше всего боялся — полного физиологического подчинения!

— Я не астерийка и не знаю, как это происходит у вас, но у нас это называют любовью и нежностью. Они не несут с собой подчинения, только обоюдное желание сделать счастливым, доставить радость и удовольствие, быть рядом и дорожить каждой минутой! Именно в таких парах растут самые счастливые дети!

Он слушал меня, как будто я открыла ему вселенную, не меньше! Было видно, что ему нелегко сразу вникнуть во все эти незнакомые понятия.

Аден, нам нужно идти. Наше отсутствие могут заметить. Я видела, как он не хотел меня отпускать.

— Надин, я не знаю, что со мной происходит, но готов разорвать любого, кто подойдёт к тебе слишком близко. Я боюсь сорваться, — и посмотрел на меня долгим вопрошающим взглядом.

— А ты не отходи от меня далеко, тогда никто не решиться подойти слишком близко, — прошептала я и подмигнула, совсем, как девчонка.

Он вытаращил глаза, осмысливая мою фразу. Когда до него дошло, что я позволила за собой ухаживать, то они засверкали, как звёзды Ориона! Я засмеялась и потащила его за собой.

Глава 37

Ещё издали я заметила встревоженный взгляд отца. Ой, и как я могла забыть о том, что он будет волноваться? Обернувшись, я удостоверилась, что форма на нём цела и невредима и, на первый взгляд, ничто не выдаёт недавнего происшествия. Макс, к счастью был занят какими-то сладостями, поэтому не заметил моего длительного отсутствия. Я помахала отцу издалека рукой, и мы начали медленно продвигаться в его сторону. Медленно, потому, что весь зал был занят танцующими парами. Пока мы пробирались, у Адена было время собраться с мыслями и вспомнить, что он вилор, и что он ещё не спросил разрешения официально ухаживать за мной. Я почувствовала, как он напрягся. Обернулась и поддержала его взглядом. Он правильно меня понял и ещё больше расправил плечи. Когда мы подошли, то мои брови удивлённо поползли вверх: я почувствовала, исходящие от отца довольство, радость и какой-то задор что ли? Не поняла!? Это что может значить?

— Мой лор, разрешите обратиться?

— Аден, рад видеть тебя, слушаю, — и серьёзно посмотрел на Адена, хотя я видела, что он прятал улыбку и в уголках его глаз обозначились морщинки.

— Мой лор, нисса Надин согласилась принять мои ухаживания. Я хотел бы просить вашего официального разрешения, — чётко по-военному отрапортовал он.

— Хм, согласна, говоришь? — и, слегка нахмурившись, посмотрел на нас обоих. — Что же, это надо обсудить. Думаю, что завтра, за домашним обедом, это будет удобно. Мы будем ждать тебя, Аден, — и он царственно кивнул ему.

Я смотрела на ата и не узнавала его. Это был самый настоящий глава рода, аристократ с родословной, которой мог позавидовать сам император. Таким я его ещё не видела, но хорошо, что я могла его чувствовать. Он играл роль! Кажется, Аден понял, что на балу у императора, где огромное количество ушей, другого ответа он и не смог бы получить. Склонил голову, принимая такое решение главы клана.

— Благодарю, мой лор. Надин, — обратился он ко мне, — ты окажешь мне честь потанцевать? — он протянул руку.

— Конечно, Аден. — Я бросила быстрый взгляд на отца, но не увидела возражений.

Мы покинули «грозного» главу клана и присоединились к другим танцующим парам. Танец был медленный, мелодия тягучей. Я всегда любила танцевать, но мой муж не любил. Поэтому я старалась избегать таких мероприятий. Не хотелось быть посмешищем и подпирать стенку только потому, что у кого-то есть протест против танцев с женой. Поэтому, я наслаждалась каждой минутой! Аден прекрасно чувствовал музыку и отлично вёл меня. С таким партнёром и не обязательно уметь танцевать! Но я умела … Это было чудесно! А ещё, по секрету, если партнёр прекрасно танцует, то и в постели он будет нежным и внимательным. Я немного покраснела от всяких мыслей. Надеюсь, что это можно списать на танец и духоту в зале. Пока мы кружились, Аден шептал мне милые глупости, которые, наверное, слышат все девушки от своих влюблённых кавалеров. Несколько раз мне показалось, что какая-то астерийка неопределённого возраста, но прекрасно выглядящая, внимательно смотрит на нас. По спине поползли мурашки от нехорошего предчувствия. Я уловила, исходящую от неё волну возмущения, досады и решимости. Только я не поняла, на кого это всё было направлено.

Протанцевав три танца подряд, я поняла, что начинаю задыхаться и взмолилась о перерыве. Я видела, как Адену не хочется выпускать меня из рук, но он понял, что я и правда еле держусь на ногах, проводил меня к отцу и отправился за напитками. Ата посмотрел на меня, и мы улыбнулись друг другу. Всё-таки, он замечательный! Не каждый отец может так чувствовать своего родного ребёнка, а уж усыновлённого …! В этот момент к нам подошёл мальчик в костюме императорской службы и сообщил, что император желает с нами поговорить. Отказать императору, да ещё в его доме, не смеет никто, поэтому, мы подозвали Макса и отправились вслед за провожатым. Император встретил нас в отдельном кабинете, куда не доносились звуки шумного праздника. Здесь было по-деловому уютно, спокойно и не было никаких излишеств. Я уважительно посмотрела на него. По убранству кабинета можно судить о характере его владельца. Он жестом пригласил нас присесть на приготовленные сидения, похожие на небольшие кресла.

— Ронан, наконец-то можно спокойно поговорить, без официоза.

— Гарольд, друг мой, я ценю такие моменты! — улыбнулся ему отец.

Я смотрела на них неприлично ряззявив рот. У меня в голове не укладывалось, что можно вот так вот запросто поговорить с императором. Для меня это такие персонажи, как Александр Македонский, Наполеон или Пётр Первый. Да мало ли в истории Земли было императоров?! А президент? Многие из нас могут прийти и поговорить с президентом? Да и вообще… Это же император в состав империи которого входит несколько звёздных систем!!! а не какие-то жалкие клочки суши на отдельно взятом шарике.

— Надин, девочка, тебе плохо? — обеспокоенно спросил ата.

— А?! Нет, простите. Никогда не общалась с императорами — сказала я потупив взор.

Тут я услышала смех: громкий, басовитый и такой искренний! Подняв глаза, увидела, что это смеётся хозяин кабинета. Марус сидел ниже травы тише воды. Он тоже не представлял себя в такой ситуации.

— Ох, Ронан, ну вы и повеселили меня! Давно так не смеялся. Хороших ты себе детей выбрал. Я рад за тебя. Мои службы выяснили происхождение Макса. Проблем у тебя не будет. Он целиком и полностью принадлежит твоему клану и будет официальным его наследником. Ты мне ничего не хочешь рассказать про Надин? — и он лукаво посмотрел на отца.

— Что, уже унюхал? — проворчал тот, делая преувеличенно сварливый вид. Похоже, что они давно играют в эти игры. — Да, Гарольд, ты прав. У нас намечается очень красивая и необычная пара. Парень долго сам себя мучил, но, наконец-то, решил сдаться. Сегодня он попросил официальное разрешение на ухаживание.

— Что-то ты не договариваешь… То, что я унюхал, говорит о том, что они уже пара. Ты ведь знаешь его историю. Он многого достиг, и я не хотел бы потерять такие кадры. Тут, ко мне уже приходила Омелия … Еле избавился от неё. Если бы она не была главой клана …! — я навострила уши.

— Даже так? Значит, она не оставила попыток вернуть его обратно в клан? Это будет интересно.

— Так что скажешь, Надин? Я ещё увижу своего перспективного вилора? — обратился ко мне Гарольд.

— Конечно, ваше императорское величество. Вы правы, у нас очень необычная история и мы уже почти пара. Я выросла на других традициях и могу вас заверить, что не планирую вмешиваться в карьеру Адена. Я и сама собираюсь работать, поэтому очень надеюсь, что он, в ответ, не будет запрещать мне заниматься любимым делом.

— Вот как?! — брови императора поползли вверх. — Ронан, как интересно! Ты мне должен всё рассказать. Думаю, что мы можем отпустить детей развлекаться, а сами посидим за бокалом нашего любимого…

Мы с Максом поднялись и, попрощавшись по протоколу, вышли из кабинета столь высокой особы. Под дверью нас ожидала та самая, замеченная мной дама. Она налетела на меня, как фурия!

— Грязное отродье! Не надейся, что сможешь породниться с нами! Ты никогда не приблизишься ни к одному из великих кланов!

Эта «миссис Гарпия» шипела, рычала и пыталась отрастить когти. Учитывая, что я была ростом ей до плеча, было страшновато. Я начала стратегическое отступление. В особо горячий момент, я перешла порог терпимости и зарычала в ответ, да так, что из кабинета вылетела венценосная особа, а за ней мой отец. Он впервые увидел меня в изменённом виде: когти отросли, глаза горят оранжевым светом, клыки удлинились. Пожалуй, если не считать роста, я выглядела повнушительней, чем напавшая на меня дама, полагаю, Омелия.

— Лед Торис говорил мне, но я даже не представлял, что такое возможно! — отец потрясённо и радостно смотрел на меня. Император тоже глазел, как простой смертный. В стороне, продолжала шипеть разъярённой кошкой Омелия.

— Прости, я так и не решилась показаться тебе. Я пока плохо контролирую процесс и очень завишу от эмоций. Но, мы с Мортом работаем над этим.

— Ронан, думаю, Надин в состоянии дать отпор любой астерийке. Пойдём-ка, ты явно не всё мне рассказал, тем более, что сюда летит спасательный катер в лице Адена. Думаю, они сами разберутся. — Оба сиятельных лорда удалились обратно в кабинет. Напоследок, отец подмигнул мне, давая понять, что поддерживает меня.

Подлетев к нам, Аден встал, закрывая меня своей спиной. Так вот, кто это! Это его маменька! Ох, и ничего себе я влипла! Нехорошо мы начали знакомство: она с оскорбления, я с огрызания. Как будем выкручиваться?

— Мама, прошу тебя успокоиться! Ты не имеешь права нападать на мою пару!

— Что?! Пара?! Эта девка! Как ты мог связаться с этим земляным червяком?! — Ого, как она меня!

— Или ты замолчишь, или никогда не увидишь ни меня, ни своих внуков!

Она сразу заткнулась, икнула и затихла.

— Чем ты вечно не довольна?! Мы уже давно обсудили наши проблемы. Я не вернусь в клан, пока не добьюсь того, что хочу. Я не отец и не буду сидеть у тебя под лапой. Выбрав себе пару, я вообще могу сменить клан совершенно официально.

— Аден, как ты можешь такое говорить. Я твоя мать и знаю, что для тебя лучше. Я уже всё рассчитала. У меня готова для тебя отличная пара, которая готова вступить в наш клан. У неё прекрасная родословная и связи, а что тебе даст эта безродная?! — прям как сучку для кобеля подбирает, честное слово…

— Ты говоришь о моей паре! Всё, разговор окончен.

Аден повернулся ко мне, подхватил под руку и потащил в зал с гостями.

— Извини, я поздно сообразил, что она может меня здесь подкараулить. Я не хотел, чтобы так получилось, — повинился он.

— Ничего, мне не привыкать. У нас на Земле тоже такое случается. Потанцуй со мной ещё немного.

— С радостью! — и его глаза счастливо засветились.

Приятная музыка и замечательный партнёр немного сгладили воспоминание о неприятном инциденте, тем более, что мои мысли очень быстро потекли по другому руслу. Его руки, казалось, прожигали платье насквозь. Я начала задыхаться от нахлынувших чувств. Адену тоже было нелегко. Я заметила, что мы постепенно начали смещаться в сторону того самого балкона. Когда голоса и музыка стали приглушёнными, Аден прошептал мне в губы «прости» и очередной ураган устроил нам крышеснос. Хорошо, что в этот момент на балконе никого не было. Чёрт, я так больше не могу! Если он не закончит начатого, то я сгорю!

— Аден, я прощаю, только сделай уже что-нибудь! — прошептала я в ответ.

Он внимательно посмотрел мне в глаза и, увидев, что я готова идти до конца, подхватил меня на руки, перепрыгнул через ограду балкона (благо оказался первый этаж) и пронёсся со мной к боковой лестнице. Через несколько минут мы были у дверей каких-то покоев. Он ещё раз заглянул мне в глаза, я решительно кивнула, и мы оказались внутри. Мы не включали свет, не разговаривали и не спрашивали друг у друга разрешений. Всё было решено ещё за порогом этой комнаты. Сейчас, мы завершали то, что давно нужно было сделать и не мучить друг друга. Сейчас, за нас говорили наши души и тела. Ночь темна, но я увидела звёзды и ярче всех сверкал мой Орион, мой охотник. Он был нежен и резок, тягуч и стремителен, обжигал и заставлял плавиться, догонял и покорял. Только иногда, когда невозможно было терпеть срывался стон: «Аден», и это давало отсчёт новому танцу любви.

Мы так и уснули, прилипнув друг к другу и не в силах отпустить хоть на миллиметр. Я никогда не была так близка с мужчиной. И это за семнадцать лет семейной жизни! Удивительно, как можно быть одиноким, живя в полной семье? Оказалось, можно. Я лежала обёрнутая, по-другому и не скажешь, его объятиями и практически не имела степени свободы, но мне её и не хотелось! Я чувствовала его каждой клеточкой своего утомлённого и сытого тела. Мы были единым целым, проросли друг в друга корнями за одну эту ночь. Теперь я почувствовала, что значит завершить привязку и что такое пара. Оно того стоило — испытать столько приключений и найти, пусть и на другом краю галактики, своё счастье.

Эпилог

Конечно же, на следующий день нам пришлось идти с повинной к отцу. Он с прищуром посмотрел на Адена и, похлопав его по плечу, сказал:

— Я знал, что так и будет. Ты непростительно долго мучил мою девочку. Так что, прощаю, только благодаря её сияющим счастьем глазам. Добро пожаловать в клан, сынок.

Я почувствовала, как Аден заметно расслабился, словно у него камень с плеч упал.

— Надин, детка, нам с Аденом надо поговорить по-мужски. Ты не оставишь нас ненадолго?

— Конечно, пап. — Я хитро посмотрела на Адена и подмигнула ему. Я со своим опытом примерно представляю, как и о чём отец может разговаривать с потенциальным зятем. — Я пойду к Лео. Думаю, что сегодня мы сделаем что-нибудь особое.

Я покинула своих мужчин совершенно спокойно, зная, что отец попугает, но обязательно примет Адена в качестве моей пары. Все-таки, как не привычно: не скажешь «муж», так как нет такого понятия, есть «пара».

Лео встретил меня, радостно потирая руки. По моей мордашке было ясно, что сейчас начнём творить. Я успела между всеми этими событиями выяснить, что они не пекут хлеб, но делают лепёшки. Мука у них не злаковая, а перетёртые бобы какого-то травянистого растения. Дрожжей нет, но и не беда, зато есть напиток из ягод, который очень похож на пиво, яйца и кисломолочные продукты! Имея всё это, можно замесить тесто и напечь пирожков во фритюре с разнообразной начинкой. Именно этим мы с Лео и занялись. Уйдя с головой в новый эксперимент, мы совсем потеряли счёт времени. Когда за нами пришли, то увидели следующую картину. Я, торжественно выкладывала свежепожаренные пирожки на тарелку с бумажным полотенцем, а Лео ходил за мной с визором, фиксируя каждый шаг, при этом я шипела на него, так как он здорово мешался под ногами. Сам Лео постоянно оправдывался и говорил, что он делает это для истории. Иными словами, всё было торжественно и красиво, только мой перепачканный мукой нос явно портил всю картину.

За нами пришли ата и Аден, который был слегка потрёпан и имел ярко сиреневый оттенок кожи. — Да, отец суров, но он отец! — перефразировала я известное изречение.

— О! Привет! Все живы? — поинтересовалась я, в то время, как глаза смотрели только на Адена.

— Да, что ему будет? — проворчал ата. — Я тут сам ещё не насладился отцовством, а на тебя уже предъявили права!

— Ты же всё равно останешься моим ата. Это навсегда, — сказала я и крепко обняла его. — Ты же понимаешь, что я без него не смогу?

— Конечно, девочка! Я вообще удивлён, как вы так долго выдержали. Ну, теперь уже назначен день обручения. Хочешь поучаствовать в обсуждении торжества?

— Спрашиваешь?! Конечно хочу! Но, только после обеда! Зря мы что ли с Лео так старались?!

Мы собрались все в гостиной за одним большим семейным столом, только на этот раз, к нам присоединился Аден. В прошлой жизни я так мечтала о таких семейных обедах и ужинах, но … Все были слишком заняты, чтобы тратить своё драгоценное время. Кого-то подружка пригласила на шопинг, а кого-то на Сейшелы. Я, со своими обедами, совсем не вписывалась А тут, встретились за одним столом столько людей, бывших когда-то одинокими: Ронан, я, Макс, Аден, Лео и даже Морти! У нас теперь есть свой дом, своя большая дружная семья и все нашли своё место в этой новой жизни.

Все по достоинству оценили наше новое кулинарное творение. Пирожки пошли «на ура». Мы обсуждали предстоящее обручение, а Аден незаметно сжимал под столом моё колено своей горячей рукой. Я делала большие глаза и прилагала огромные усилия, чтобы не захохотать, потому что мне было ужасно щекотно.

Наше обручение состоялось через один оборот Геноса. Это было достаточно скромное торжество по меркам астерийцев: гуляли всего два дня. Один день в императорском дворце, так как император захотел лично поприсутствовать на свадьбе дочери друга, другой день в нашем поместье, где не было никого чужих. Мать Адена, за этот оборот так и не смогла смириться с выбором сына, поэтому её не было.

После свадьбы, Аден был вызван к императору. Я очень переживала и бегала по дому, не находя себе места так как не очень-то хотелось быть «женой капитана дальнего плавания». Когда Аден вернулся, то я пулей бросилась на него и, повиснув на шее, требовательно посмотрела в глаза.

— Я остаюсь на Астре. Император высоко оценил мои заслуги перед империей и сказал, что больше не намерен рисковать такими кадрами. Он отдал под моё начальство Лётную Академию, а «Орион» теперь будет приписан к ней постоянно. И ещё, я получил звание «лор»!

— УРА-а-а!!! — завопила я.

Нет, поймите меня правильно. Я никогда бы не стала вмешиваться в карьерные дела Адена и, если бы, его послали с заданием на другой край галактики, то мне пришлось бы принять это и лететь вместе с ним. Наверное, это свадебный подарок императора! Классный дядька. Надо ему свитерок связать.

Скоро начались обычные трудовые будни в отдельно взятой семье. Утром мы все собирались за завтраком и обменивались планами на день, потом, разбегались каждый по своим работам. Пришлось купить ещё два автофлая: мне и Адену. Он с огромным энтузиазмом взялся за реорганизацию академии, ведь там около ста лет ничего не менялось. Аден подвозил на занятия Макса, который успешно прошёл вступительные испытания и подтвердил статус контролирующего вторую форму. Максу приходилось непросто: он каждый день доказывал себе и окружающим, что он достойный представитель клана Бирнов и нисколько не имеет родственных преференций от директора академии.

Мы с Лео принялись за осуществление нашей мечты. Скажу сразу, наш путь не был усыпан розами. Нам пришлось продираться через огромное количество бюрократических препонов, которые явно кто-то подстраивал. Мне катастрофически не хватало знаний об этом мире, об особенностях менталитета астерийцев. Отец и Лео помогали, как только могли. Спустя несколько оборотов Геноса, мы могли похвастаться первым рестораном с земной кухней. Нам удалось провести прекрасную рекламную компанию, которая принесла нам первых клиентов, а после них, поток желающих приобщиться к необычной кухне стал просто огромным. Мы уже подумывали об открытии целой сети ресторанов разного уровня обслуживания: от высокой кухни, до сетевых пунктов быстрого питания.

Ата тоже не сидел без дела. Он, со своими помощниками, затеял ремонт и перепланировку на втором этаже в правом крыле. На все вопросы он отвечал, что это сюрприз и покажет нам только тогда, когда всё будет готово.

По вечерам, мы все спешили домой, чтобы снова собраться за одним столом и почувствовать тепло семейного очага.

У Адена за это время была одна «командировка». Он вылетал со студентами третьего курса на практику в соседний свободный сектор. Скажу сразу, что этот оборот я еле выдержала. Связь в паре с альфой такая сильная, что удаление друг от друга на большое расстояние вызывает настоящую ломку. В один из дней, когда я измученная тоской лежала, сжавшись на нашей огромной кровати, я вдруг резко ощутила изменение в ментальном поле. Это я почувствовала, как Аден приближается к нашему дому. Наконец-то! Никакие разговоры по инкому не заменят живого тепла, запаха, ощущения его кожи под моими руками. Дверь открылась, и он тихонько вошёл в комнату. В руках он нёс какой-то пушистый комочек. От удивления я широко открыла глаза и даже рот:

— Ой, кто это?

— Это сури, — хитро улыбнулся он.

— Та самая?!

— Да, та самая.

— Ух ты! Ну ка покажи! — потянулась я к нему. Аден раскрыл руки, и я увидела самого обыкновенного котёнка! — Аден, это же кошка! То есть котёнок! — Какая лапочка! — Единственное, что выдавало его инопланетное происхождение, это сиреневые глаза, как у Адена и два пушистых хвостика.

— Это тебе. Я знаю, как тебе было тяжело. Сури умеют сглаживать неприятные ощущения. Их часто держат в домах.

— Спасибо! Я всю жизнь мечтала завести кота! — и я крепко поцеловала мужа. Кстати, назвала я его Баксом.

Так в нашем доме поселился ещё один жилец. Он оказался котиком: смелым и упрямым. Повадки совершенно не отличались от повадок земных котов. Даже пойманную живность приносил. Близилось первое после нашего обручения торжество. Оказалось, что на Астре тоже празднуют типа Нового Года. Они не украшают ёлку, но это не стало для меня проблемой. Я придумала нарядить всякой-всячиной небольшое дерево в саду. Макс мне активно помогал, а Морти и Баксик активно мешали. Эти два оглоеда спелись и скоро мы с трудом различали их, ведь Морт обладал пластичностью формы. В это время нас навестил Лео, переживая, что мы так уработались на голодный желудок. Мы отвлеклись от украшения дерева, чтобы перекусить. Когда я проглотила кусочек бутерброда, то пулей понеслась в ближайшие кусты. Меня вывернуло прямо на лелеемые Дином цветы. Тарнский бипер! Это ещё что такое?! Началась непонятная суета: Макс побежал за отцом, Лео принялся меня обмахивать.

— Да всё нормально! Просто несварение желудка! Успокойтесь уже! — увещевала я.

Однако, как только появился Макс со стаканом сока из ягод джога, кустики снова стали моим спасением. Ата прибежал вместе с Максом, поэтому быстро подхватил меня на руки и понёс в дом. По дороге, он ко мне тщательно принюхивался, и я начала подозревать неладное. Через пару часов мне стало легче, но встать мне не разрешили, сказав, что скоро приедет лед Торис. Я даже подскочила, так обрадовалась, что снова его увижу. И правда, через несколько минут вошёл лед Торис. Он совершенно не изменился за это время. Мы поздоровались и было видно, что он тоже рад меня видеть.

— Ну-с, девочка, давай посмотрим — сказал он, открывая свой внушительного размера чемоданчик.

Через двадцать минут обследований, лед Торис хмыкнул, посмотрел на отца и сказал:

— А что, Ронан, ты уже закончил оборудование детской?

— Как раз успел, — счастливо заулыбался этот заговорщик.

В этот момент в комнату влетел Аден и услышал последние фразы. Что вам сказать, через девять месяцев в этом родовом гнезде стало на одного мальчика больше, а обитатели ещё счастливее. Мы назвали его, Ронан — в честь дедушки. Этому пострелёнку не было ни в чём отказа, а его детские шалости всегда покрывали два отъявленных прохвоста: Морти и Бакс. Наши помощники по хозяйству не знали ни минуты покоя. Иногда я задумывалась о том, что в этом доме слишком много мужчин!

Однажды, спустя три года, у меня было довольно игривое настроение. Аден пришёл домой пораньше, поиграл с Ронаном-младшим и уложил его спать. Когда он добрался до спальни, то увидел там меня в той самой хоге. Я зажгла свечи и включила музыку. Медленный чувственный танец приковал его взгляд. Аден смотрел на меня, как удав на кролика, подходя всё ближе и ближе.

— Потанцуем? — выдохнула я ему в губы.

Больше в эту ночь мы не говорили. Зато, ровно через девять месяцев, на свет появилась маленькая принцесса, Амели. Вы бы видели дедушку!

Я родилась не на этой планете, я астерийка только на половину, но я прониклась незатейливой религией этого народа и от всей души посла свою благодарность Праматери, за то, что она дала мне второй шанс и я его не упустила.


Конец

(февраль 2015 г.)


home | my bookshelf | | Две гордости |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 40
Средний рейтинг 4.7 из 5



Оцените эту книгу