Book: Тупик



Тупик

ТУПИК

Автор: Джейми Бигли

Рейтинг: 18+

Серия: Хищники #2 (про разных героев)

Главы: Пролог+27 глав+Эпилог

Переводчики: Eli Black, Настя Свидзинская

Редакторы: Натали Иванцова, Таня Панайоти

Вычитка и оформление: Дарья Терентьева

Обложка:Eli Black

ВНИМАНИЕ! Копирование без разрешения переводчиков запрещено!

Специально для группы: K.N

(https://vk.com/kn_books)


ВНИМАНИЕ!

Копирование и размещение перевода без разрешения администрации группы, ссылки на группу и переводчиков запрещено!

Данная книга предназначена только для предварительного ознакомления! Просим вас удалить этот файл с жесткого диска после прочтения. Спасибо.

Пролог


 С трудом сглотнув, Кейси уставилась на письмо в руке. Аккуратно складывая юридический документ, она положила его обратно в конверт на кухонном столе и уставилась на него, молча рассуждая о том, как справиться с дилеммой.

Человек, ответственный за переворот ее мира с ног на голову, думал, что у нее нет никаких вариантов. Он ошибался. У нее есть способ бороться с ним, и она больше не будет его бояться.

Однако если она доведет свой план до конца, то поставит свою жизнь под угрозу. Она может потерять близких ей людей. Кейси прикусила губу.

Действительно ли она настолько сильна, чтобы противостоять страху, от которого столько лет убегала?

Порывшись в сумочке, она достала из кошелька карточку, которую запихнула туда несколько месяцев назад. Тяжело дыша, набрала номер, и мужской голос ответил ей.

— Это Кейси Харрис. Вы помните меня?

— Привет, Кейси. Конечно, я тебя помню. Чем могу тебе помочь?

— Ваше предложение все еще в силе?

— Да, ты передумала?

Кейси сделала паузу. Затем, прежде чем успела бы передумать, выпалила:

— Если я выручу вас, то должна получить кое-что взамен.

— Мы не платим осведомителям, — дружеский тон сменился холодным.

— Мне не нужны деньги, — поспешно сказала Кейси.

— Тогда, что ты хочешь?

— Я скажу вам, когда мы встретимся.

— Что, если я не смогу этого сделать?

— Тогда ни один из нас не получит того, чего хочет, — решительно произнесла Кейси.

— Встречаемся через час в кафе на Элк-стрит.

— Я буду там, — Кейси нажала отбой и дрожащими пальцами положила мобильный на стол.

Она на самом деле сделала это. Ей не оставили выбора, но ее все еще беспокоило, что она предает тех, кто доверяет ей.

Кейси уставилась на фотографию на стене, пытаясь разогнать свои сомнения. У нее не осталось другого выбора.

Встав, она взяла свою сумку и письмо. Чтобы получить помощь, которая так отчаянно ей необходима, она должна сделать то, что не удавалось сделать правоохранительным органам и конкурирующим клубам в течение многих лет. Хищники, наконец, снова будут отданы под суд. Ее взгляд опять метнулся к фотографии. Если у нее все получится, она не будет единственной, кто заплатит своей жизнью.

Глава 1


Когда входная дверь открылась, Кейси подняла глаза от прилавка, который протирала. Многочисленная группа мужчин и женщин в кожаных куртках зашла в мини-маркет, в котором она работала в ночную смену.

Несколько мужчин поверхностно ее осмотрели, когда проходили в магазин.

Она вытерла внезапно вспотевшие руки о свои голубые джинсы, и автоматически двинулась к сканеру штрих-кодов, чтобы пробить выбранные товары. Часть мужчин направилась в сторону бургеров на гриле, в то время как другие выбирали пиццу и выкладывали на ленту перед кассой.

Скрывая нервозность, она не смотрела на человека, который вошел и стал в конец очереди, пока пробивала товар другим людям у кассы. Когда он остановился напротив нее, она пробила его огромное количество еды и пинту пива.

— Когда ты начала здесь работать? — резко спросил он.

— Четырнадцать долларов и шестьдесят пять центов, — сказала Кейси итоговую сумму покупки, прежде чем ответить на вопрос. — С прошлой недели.

Вопрос ее сводного брата Макса заставил волосы на руках встать дыбом. Его челюсть была сжата, а это, как правило, говорило о недовольстве байкера.

— Старик знает? — вопросы Макса начали нервировать ее, как и тот факт, что он не предпринимал попыток заплатить.

— Нет, я еще не сказала ни ему, ни Рене.

Кейси называла свою мать по имени столько, сколько себя помнила. Она протянула руку ладонью вверх. Макс хмуро посмотрел вниз, затем полез в карман за бумажником, который был прикреплен к металлической цепочке, свисавшей на передней части его джинсов. Достав двадцатку, он положил ее в ладонь Кейси.

Кейси скрыла дрожь, пробежавшую по телу от соприкосновения с пальцами Макса. Поспешно положив деньги в кассу, она отсчитала сдачу и отдала ему.

— У тебя и так уже есть работа на полную ставку в банке, зачем тебе нужна вторая работа?

Кейси знала, что он не уйдет, пока не получит ответ. Макс мог быть как спокойным, так и очень упрямым, когда хотел получить свое.

— Я хотела оплатить несколько счетов и спасти кое-кого от разорения, — она двинулась в сторону человека, стоящего за Максом, чтобы пробить его заказ, но он поднял бровь, оставаясь неподвижным. Кейси хотела огрызнуться, но мужчина, смотрящий на нее, выглядел слишком пугающе. Шакал давал ей понять, что никто не уедет отсюда, пока Макс не получит ответы на свои вопросы.

Кейси расстроено посмотрела на сводного брата.

— Ты всех задерживаешь.

Губы Макса дернулись.

— Мы не спешим. Если тебе нужны деньги, я могу одолжить тебе.

— Нет, спасибо, — Кейси отрицательно покачала головой. Она точно знала, откуда Макс и другие байкеры брали деньги. Все в Квин-Сити знали об их незаконной деятельности, Хищники держали все, даже полицию.

Она упрямо посмотрела на сводного брата. Его накаченное тело часто служило для запугивания, и по доходившим до нее слухам, к тому времени как ее мать три года назад вышла замуж за отца Макса, запугивание было наименьшим преступлением, за которое он был ответственен.

— Ты предпочитаешь работать в магазине и быть ограбленной, чем взять у меня деньги? — мрачно спросил он.

— Да, — правдиво ответила Кейси. — Я собираюсь работать здесь несколько недель, а потом уволюсь.

— Это называется «лезть на рожон», — заметил он иронично.

— Со мной все будет в порядке. Я знаю, как о себе позаботиться, — сказала она с серьезным видом.

Он взял свою еду и отошел в сторону, освобождая место своим друзьям.

Женщины из их компании положили множество продуктов на ленту. Кейси перевела свой пристальный взгляд от удивленных глаз Шакала на покупки. Он расплатился, в том числе и за покупки женщин.

Кейси отказывалась замечать присутствие Макса у кассы. Он ел хот-дог и наблюдал, как она пробивает покупки его друзей.

Айс, президент Хищников, стоял позади Шакала. К счастью, она встречалась с ним всего пару раз, так как ее мать вышла замуж за Магга, принадлежащего к старшему поколению Хищников. Ее мать клялась, что он не имеет никакого отношения к клубу, так как физически не был способен идти в ногу с молодыми байкерами. Маггу, должно быть, за шестьдесят, хотя он и выглядит моложе. Он чуть меньше Макса. Оба держались непринужденно, но как сообразила Кейси, это было только прикрытием для потенциального насилия, на которое каждый из них был способен.

Айс повернулся, жестом пропуская женщину вперед. Грейс, его жена, положила на прилавок хот-дог и содовую. В отличие от остальных женщин, она не была одета вызывающе: на ней были джинсы с блузкой и джинсовая куртка. Все в городе знали, кто она. Не так давно ее фото показывали во всех новостях, когда она стала заложницей в тюрьме во время бунта заключенных. Также были заголовки, когда она вышла замуж за одного из мужчин, который в это время был заключенным в тюрьме.

— Макс усложняет твою жизнь? — она смотрела на Макса, нахмурившись, когда он приподнял бровь на ее вопрос.

— Он пытается, но я игнорирую его, — высказала Кейси очевидное.

— Это, должно быть, в новинку для тебя, Макс, — поддразнила его Грейс.

— Не совсем. Она делает это потому, что ее мать вышла замуж за моего отца.

Грейс улыбнулась Максу, протягивая руку к Кейси.

— Я Грейс, жена Айса.

— Приятно познакомиться с тобой. Я Кейси.

Красивая блондинка улыбнулась и подвинулась, чтобы Кейси могла обслужить остальных клиентов. Постепенно магазин опустел, за исключением Макса, который разорвал упаковку «Твинки» и засовывал их себе в рот.

Когда за последним клиентом прозвенел звоночек, Кейси уже не могла терпеть. Она раздраженно уставилась на Макса.

— Тебя ждут друзья.

Макс пожал плечами, отправив в рот оставшуюся часть «Твинки». Кейси хотела заскрежетать зубами, но вместо этого вышла из-за прилавка, чтобы взять коробку с хот-догами, принесла ее к стойке и начала заполнять пустые места.

Когда она повернулась, чтобы выбросить коробку, то врезалась в Макса. Попятившись, она двинулась в сторону, но Макс потянулся и схватил ее за руку, препятствуя возвращению к кассе.

— Ты думаешь, что я заноза в заднице? Что ты будешь делать, когда кто-то войдет в твою жизнь и действительно ее усложнит? — ее взгляд скользнул к выходу.

— Вызову полицию! — сказала Кейси, резко вырывая руку из захвата. — Не твое дело, чем я занимаюсь. Я не сую нос в твои дела, следовательно, от тебя ожидаю того же.

— В любое время, когда ты захочешь приехать в клуб, тебе всегда будут рады, — усмехнулся Макс, уставившись на ее грудь, после чего его взгляд скользнул вниз по ее телу и снова поднялся вверх, к глазам.

Кейси напряглась, ее зеленые глаза смотрели на него сердито.

— Нет, спасибо. Я пас.

Она вернулась за прилавок и поставила пустую коробку позади мусорного ведра. Бросит ее в мусорную корзину после того, как он уедет.

— Почему? Твоя мать любит приходить.

Кейси напряглась, изучая его лицо и стараясь увидеть, пытался ли он сделать ее представление о поведении матери еще более уродливым. Она расслабилась, когда не увидела насмешки в его глазах. Кейси привыкла быть брошенной своей матерью еще с тех пор, как была ребенком.

— Мы с матерью совершенно разные.

— Это чертовски точно, — фыркнул Макс.

Кейси начала складывать пачки сигарет.

— Все хорошо, Макс. Магазин никогда не грабили, и он находится недалеко от полицейского участка. Я проверила, прежде чем устроилась сюда. Владелец ищет человека, который будет справляться со всем этим. Как только он его найдет, я уволюсь.

Она встретила Нэда, когда он зашел в банк, чтобы оформить депозит на три года. Однажды он пожаловался, что ему приходится работать в две смены, потому что его сменщик женился, и Кейси предложила поработать в магазине.

— Так зачем тебе деньги? — Макс прислонился к прилавку.

Кейси выдохнула.

— Это личное, ладно? — не было ни единого шанса, что она расскажет ему. Это разрушило бы ее версию работы здесь.

— Слушай, Макс, хорошо, что ты беспокоишься, но у меня все под контролем.

Макс выпрямился, прищурив глаза и глядя на нее.

— Во сколько ты заканчиваешь?

— В шесть, а что?

Макс пожал плечами.

— Это тебя не касается, — задиристо сказал он. — У тебя есть две недели. Если я увижу тебя здесь днем позже, я сделаю это своим делом и выясню, действительно ли ты так бедна, чтобы работать, блядь, на двух работах и делать покупки по купонам.

Развернувшись на пятках, он покинул магазин.

Кейси смотрела ему вслед. Ей придется поговорить утром с Нэдом, когда он придет на свою смену. Последнее, что ей нужно, это чтобы Макс шпионил за ней, выясняя, зачем ей дополнительный доход.

Кейси разочарованно вздохнула. Она должна пытаться сблизиться с ним, но вместо этого, как всегда, ее защита была на месте. Она не ожидала его увидеть, и была не подготовлена к тому, чтобы опустить свои защитные барьеры. Если она собирается преуспеть, то должна быть расслабленной рядом с ним. Ее планы хорошо продуманы, но все полетело к чертям, как только он вошел в дверь. Она могла только мысленно пнуть себя за это. Осталось не так уж много времени на достижение цели, и только что она угробила одну из возможностей. В следующий раз я добьюсь большего успеха, пообещала она себе, игнорируя внутренний голос, твердивший, что это легче сказать, чем сделать.



Глава 2


Кейси смотрела телевизор. На экране мужчина и женщина разделили первый поцелуй, перенося ее в воспоминания о своем первом поцелуе.

Оставался месяц до окончания школы, и она проводила дни напролет в библиотеке. Измученная, она ощущала, как будто ей насыпали песок в уставшие глаза от длительного чтения. Кейси остановилась в дверях, увидев маму и двух ее подруг, Рони и Джинджер, они пытались навести порядок после вечеринки, которую устроили предыдущей ночью.

Это было типичное явление, которое она наблюдала множество раз в течение всей своей жизни. Ее мать охотилась на нового мужчину, так что многочисленные вечеринки и мужчины на одну ночь будут продолжаться до тех пор, пока не найдется подходящий постоянный парень, который поселится у них.

— Ты так и будешь там стоять или поможешь? — огрызнулась Рене, державшая в руках мусорный мешок, пока Рони и Джинжер бросали в него мусор.

— Я предупредила вас, прежде чем уехала в библиотеку, что у меня завтра выпускные экзамены.

— Если ты задержишься на десять минут, это тебе не повредит.

Ее сердитый взгляд был устремлен на Кейси, пока та опускала книги на стул. Она слишком устала, чтобы спорить с Рене. Она потеряет больше времени на споры с ней, чем на уборку.

— Дай девочке перерыв. Может, в итоге она станет лучшим доктором, — Джинджер подмигнула ей.

— Единственная работа, которую она будет когда-либо иметь — это корпеть по двенадцать часов в день за прилавком, точно так же как и я, — Рене протянула ей пакет с мусором, а затем заняла место на диване, щелкая пультом каналы.

Кейси чуть не спросила, когда это она так работала, потому что насколько она помнит, ее работа занимала гораздо меньше двенадцати часов в день.

— Я не думаю, что это так. Я вижу, как Кейси пытается реализовать себя, — милая блондиночка помогала убирать, пока Рони расположилась рядом с Рене.

Рони и Джинджер обе были моложе Рене. Кейси часто думала, что они использовали ее мать для бесплатной выпивки и вечеринок. Также это обеспечивало им множество мужчин, которых можно выбрать. Джинджер была только на несколько лет старше Кейси. Она была хорошей, в то время как Рони не предпринимала попыток подружиться.

Кейси мыла посуду на кухне, когда друзья Рене, среди которых были и Хищники, начали прибывать. Они перестали приходить, когда Рене рассталась с Мэйсоном, но ее мать, должно быть, нашла новую цель в клубе.

Айс, Шакал, Фейд и Магг были одеты в джинсы и кожанки, их присутствие заставляло Кейси нервничать. Заполнить небольшой дом не заняло много времени, а двор и подъездная дорожка уже были заставлены байками.

Кейси закончила мыть посуду и направилась через гостиную в заднюю часть дома к своей спальне.

— Куда спешишь? — сказал один из приглашенных Рене мужчин и, несмотря на попытки отстраниться, обнял Кейси за плечи, мешая пройти.

— Мне нужно учиться, — Кейси снова попыталась отойти, но Брок проигнорировал это.

— Рене сказала мне, что ты уже заканчиваешь. Поздравляю, — Брок наклонил голову, и Кейси увидела его намерение поцеловать ее. С ужасом она отдернула голову назад.

— Отпусти ее. Сейчас же.

Брок поднял голову.

Испуганные глаза Кейси встретились с жестким взглядом Макса. Она не видела, что он пришел ранее с другими байкерами.

Она почувствовала, как хватка вокруг нее на секунду напряглась, прежде чем Брок отпустил ее.

— Я всего лишь играл, — пошутил он.

— Проваливай отсюда и поищи кого-нибудь своего возраста для подобных игр. Рене или Рони вряд ли будут в восторге, если она станет женщиной еще в средней школе.

Брок двинулся прочь, направляясь на кухню, чтобы избежать предупреждающего движения Макса.

— Спасибо, — Кейси застенчиво опустила глаза в пол.

Она слышала, как мама и Джинджер общались с несколькими Хищниками, и Макс был одним из них. Ему было около тридцати лет, и у него уже было двое детей от двух разных женщин. Джинджер была без ума от его накаченного тела, иногда чрезмерно наглядно описывая его, что очень смущало Кейси.

Она узнала о сексе от Рене и ее друзей. Кейси не позволяла себе заводить друзей своего возраста, зная, что Рене будет унижать ее, и сплетни обойдут всю школу. Ее мать и так предоставляла достаточно сплетен, когда в редких случаях появлялась в школе.

— В любое время.

— Макс! — Джинджер жадно потянулась рукой, хватая Макса за плечи. — Когда ты пришел?

— Несколько минут назад. Пришлось потрудиться, чтобы разобраться с тяжелой работой. Я заставил тебя ждать, сладенькая?

Джинджер на него надулась, и Макс игриво шлепнул ее по заднице.

— Иди, принеси мне пива. Я хочу выпить.

— Мы будем праздновать, или ты собираешься выступать в роли няньки? — дразнясь, Джинджер потерлась своей грудью о руку Макса.

— Что ты предлагаешь? — Макс игриво потянул женщину к себе, что-то прошептав ей на ухо, прежде чем отпустить.

Когда Джинджер отправилась на поиски пива для Макса, он высокомерно улыбнулся, довольный ее рвением. Затем Макс бесстыдно подмигнул Кейси, прежде чем пойти к ожидавшим его друзьям. Она с благодарностью пошла к себе в спальню, запирая за собой дверь. Музыка помешает подготовке к экзамену.

Поскольку она была слишком уставшая, Кейси решила сначала выспаться, потом она проснется и выучит все ночью. К тому времени вечеринка закончится. Рене не хотелось, чтобы соседи вызвали копов и испортили всю вечеринку, так что музыка после полуночи притихает.

Кейси поставила будильник на три ночи, это позволит ей позаниматься несколько часов, перед тем как идти в школу.


***


Она застонала, когда несколько часов спустя зазвонил будильник. Дезориентированная, она потерла глаза, отгоняя сон, прежде чем подняться с кровати и одеться, чтобы пройти в ванную. После душа, она ополоснула лицо и взяла полотенце, чтобы вытереться. Она собиралась вернуться в спальню, когда пустой желудок заставил ее остановиться. Потом вспомнила, что школьные учебники остались в другой комнате. Прислушавшись, она обнаружила, что остальная часть дома погружена в тишину, а свет в гостиной выключен.

Шлепая босиком, она пошла по короткому коридору, ее рука нашла выключатель. Движение на диване заставило ее руку остановиться, не нажав на выключатель. Свет с улицы светил в окно и освещал два тела, переплетенных вместе на диване. Две другие темные фигуры были в комнате и наблюдали. Кейси узнала лицо Джинджер, ее майка задралась вверх, полностью обнажая большую грудь, в то время как Макс толкался в нее.

— Черт, я кончаю, — пронзительный голос Джинджер заставил руку Кейси опуститься, и она молча начала отступать назад по коридору.

Как можно тише открыла дверь спальни и скользнула внутрь своей темной комнаты. Она издала вздох облегчения, как вдруг чья-то ладонь зажала ей рот. В ужасе, она боролась, пока ее тащили в сторону кровати. Резкий удар в лицо почти лишил сознания, и она упала на кровать. Крик ужаса вырвался из горла, прежде чем рука снова зажала ей рот, в этот раз почти лишая дыхания, и голое мужское тело придавило сверху, раскрывая халат и разрывая ночную рубашку.

Внезапно яркий свет наполнил комнату, и тело сверху грубо отдернули от нее. Кейси моргнула от яркого света, чтобы увидеть Шакала избивающего голого Брока. Фейд пытался разнять их.

Дверь спальни ее матери распахнулась, и она прибежала на крики.

— Какого черта здесь происходит? — закричала она, обвиняюще глядя на Кейси.

Брок сумел вырваться из хватки Шакала с помощью Фейда.

— Я вышел отлить. Было темно, и я пошел в эту спальню. Я думал, что был с тобой. Шакал не дал мне времени, чтобы объяснить.

— Я так понимаю, Рене любит это делать довольно грубо, да? — сказал Шакал с сарказмом, поскольку все уставились на покрасневшее лицо Кейси и порванную ночную рубашку.

— Возвращайся в мою спальню, пока я с ней разберусь, и убедись, что в этот раз ты нашел правильную дверь, — рявкнула Рене, и Брок обошел вокруг нее, выходя из комнаты.

Глаза Кейси округлились, когда она услышала громкий удар из коридора. Затем Кейси услышала, как Брок пересказывал свою ложь Максу.

Она нетвердо встала на ноги и выбежала из спальни, не в силах больше слушать. Она бежала через весь дом, дернула входную дверь, открывая ее. Выбежав во двор, она остановилась на долю секунды при виде нескольких мужчин, сидящих на своих байках и уставившихся на нее так, будто она сумасшедшая. Она снова побежала, но теперь в другом направлении, не зная куда, лишь бы не возвращаться домой.

Кейси громко закричала, когда тяжелое тело набросилось на нее, прижав к траве. Рыдания вырывались из горла, она хватала траву, пытаясь избавиться от человека, придавившего ее.

— Заткнись! Ты разбудишь весь гребаный район, если не угомонишься. Я не собираюсь делать тебе больно! — Кейси перевернулась и посмотрела на суровое лицо Макса.— Я собираюсь отпустить тебя. Не убегай, ты расцарапала свои ноги в клочья.

Он встал, поднимая ее на руки.

Плача, Кейси положила руки на его грудь, пытаясь отодвинуться.

— Прекрати. Я отпущу тебя. Я все еще пытаюсь отдышаться, — большой байкер, казалось, не запыхался, пока нес ее обратно к дому.

— Я не хочу возвращаться туда, — воскликнула Кейси, когда Макс поставил ногу на ступень у входа в дом. Его нога вернулась на землю, и он повернулся к байкам.

— У тебя есть место, куда бы ты могла еще пойти? — его обеспокоенные глаза уставились на нее сверху вниз.

— Нет, — Кейси заплакала еще сильнее.

Джинджер вышла из входной двери с кошельком в руке.

— Она может пойти ко мне.

— Это тебе подойдет? — спросил Макс.

— Да, — это было лучше, чем идти обратно внутрь и видеть разрушенную спальню и лицо матери.

— Возьми ее на себя. Я попрошу Шакала подвезти меня, после того как разберусь с некоторыми вещами.

Джинджер полезла в свой кошелек и вручила Максу ключи от своей квартиры.

— Мне нужны мои книги, — смогла выдавить Кейси заикаясь.

— Я достану их для тебя, дорогая. Ты пойдешь с Максом, а я присоединюсь к вам, как только смогу.

Кейси кивнула, Макс завел байк и поехал, объезжая других байкеров, стоящих вокруг. Поездка в квартиру Джинджер была долгой, и к тому времени, когда Макс остановился на стоянке перед многоквартирным домом, Кейси успела закрыть все свои чувства. Он слез с мотоцикла и потянулся к ней, но Кейси отстранилась.

— Я могу пойти сама.

— Не на таких ногах, — нагнувшись, он взял ее на руки.

Кейси знала, что бороться бесполезно, и неподвижно лежала напротив его груди, пока Макс нес ее в квартиру. Он достал ключ из кармана и открыл дверь. Внутри он аккуратно устроил ее на ярко-голубом кресле и расположил ее ноги на шатком журнальном столике.

— Я скоро вернусь, — Макс оставил ее в одиночестве в гостиной.

Кейси уставилась на обшарпанную комнату, наполненную яркими красками и безделушками. Она сильно пропахла сигаретным дымом, несколько пустых пивных бутылок валялись на столе рядом с ее ногами.

Макс вернулся, неся стул с кухни и несколько других принадлежностей, и все это он бросил на журнальный столик.

— Придерживай это на лице, — Макс аккуратно приложил мешочек замороженного зеленого гороха к ее щеке. — Это поможет от отеков.

Поставив стул напротив нее, он сел и притянул ее ноги на свои колени. Она попыталась вырвать их, но большие руки обернулись вокруг ее лодыжек, удерживая неподвижно.

— Не дергайся, пока я буду промывать их.

— Я могу сама это сделать, — запротестовала Кейси.

— У тебя есть проблемы с моей помощью? — его зеленые глаза пристально смотрели на нее, бросая ей вызов.

— Я думаю, нет, — согласилась Кейси, откинувшись на спинку кресла и плотнее укутываясь в халат, при этом неуклюже прижимая замороженный горох к лицу.

— Не волнуйся, меня не интересуют дети, — сказал он, осторожно протирая влажной тряпочкой ее ноги.

Кейси выпрямилась в своем кресле.

— Я не ребенок. Мне исполнится восемнадцать в следующем месяце, — его глаза вспыхнули, и она поняла, что ее слова могли быть неверно истолкованы. — Я имела в виду, что я не маленький ребенок.

Она почувствовала, как он изучает ее русые волосы и раскрасневшиеся щеки, далее его глаза скользнули вниз к маленькой груди под тонкой тканью халата, прошлись по ее стройным и гладким ногам, находящимся на его мускулистых бедрах.

— Нет, ты не ребенок.

Кейси не упустила хрипловатые нотки, которые появились в его голосе, когда он вернулся к промыванию ног. Он взял другое полотенце, чтобы высушить их, затем потряс тюбик с антисептиком и опрыскал раны. Когда она зашипела от жжения и сжала руками подлокотники кресла, его руки потерли заднюю часть ее пяток, успокаивая боль.

— Так лучше?

— Да.

Ее удивила его внимательность по отношению к ней. Из всех Хищников он выглядел самым большим и грубым. Джинджер постоянно рассказывала Рене о его дикой стороне, что делала Макса неуловимым для женщин, от которых у него были дети и тех, кто стремился приручить дикого байкера.

Он обернул марлю вокруг каждой из ее ног, прежде чем положить их обратно на стол.

— Такое уже бывало?

— Я не привыкла бегать по гравию босиком, — резко ответила Кейси, подозревая, что он подумал, будто она погорячилась, выбежав босиком из дома.

— Я спрашивал, кто-нибудь из парней твоей матери пытался изнасиловать тебя прежде?

— Нет, мой брат Коул окончил школу только в прошлом году, — Кейси сохраняла лицо невозмутимым. — Я обычно умнее и не даю им возможности подкрасться ко мне. Я пошла в ванную, и он, должно быть, тогда скрылся в моей спальне.

— Или когда ты наблюдала за мной, как я трахал Джинджер, — губы Макса дрогнули, когда он увидел в ее глазах стыд.

— Я не смотрела. Мне нужны были мои книги для учебы. Я ушла, когда увидела… — она замолчала, слишком смущенная, чтобы продолжать.

— Я думал, что тебе почти восемнадцать, — издевался он. — Я уверен, живя с Рене, это не самое худшее, что ты когда-либо видела.

Огорченное выражение неосознанно появилось на ее лице.

— Ты прав насчет этого.

— Я сожалею, я осел.

Кейси скривилась.

— Не волнуйся об этом. С этим я тоже привыкла иметь дело, — она вздрогнула при воспоминании о лице Брока, когда он толкнул ее на кровать. На удивление, она чувствовала себя комфортно наедине с Максом в квартире Джинджер.

— У тебя есть парень?

— У меня нет парня. Ты хочешь знать о грязной части с Броком? С ним как раз и случился мой первый поцелуй. Глупо, да?

— Я не телка, и думаю, что это звучит смешно. Тебя расстроило то, что он чуть не изнасиловал тебя, — он поднялся на ноги. — Так ведь?

Она быстро покачала головой.

— Нет, у меня никогда не было… — она прочистила горло. — Это ведь простое дело, что некоторые мужчины крадут поцелуи. Не так ли? Ты помнишь первую девушку, которую поцеловал? Что, если она была кем-то вроде Рене?

Лицо Макса наполнилось ужасом.

— Да, понимаешь, что я говорю? Она пытается поцеловать тебя, но ты избегаешь ее. Что если в следующий раз мне так не повезет? Что если кто-то хуже, чем Брок успеет поцеловать меня? — взгляд Кейси был прикован к нему.

Выражение его лица стало безжалостным.

— К чему ты клонишь?

Кэйси встала, глядя вверх на его красивое лицо.

— Не мог бы ты меня поцеловать?

Он поспешно сделал шаг назад.

— Черт, нет. Ты малолетка. У меня достаточно проблем, чтобы держать задницу подальше от тюрьмы.

Она горько усмехнулась.

— Как ты думаешь, кто позаботится, чтобы выдвинуть обвинение? Рене?

— Это говоришь не ты. Ты расстроена из-за того, что чуть не произошло.

— Да, и я чувствую, что начинаю все больше бояться мужчин. Я не хочу бояться их всю оставшуюся жизнь из-за Брока, — Кейси проглотила злые слезы унижения. — В этот раз я хочу контролировать хоть одну из важных вещей в моей жизни.

— Перестань плакать. Я не…

Кейси прижалась к Максу, оборачивая руки вокруг его талии.

— Пожалуйста, Макс. Всего один поцелуй, и я оставлю тебя в покое. Сделаем вид, что этого не было, — умоляла она.

Макс смотрел на нее сверху вниз.

Кейси встала на носочки.

— Пожалуйста, Макс... пожалуйста.

Он застонал и опустил голову, пока их губы не соприкоснулись.

— Открой рот. Если мы собираемся сделать это, то сделаем правильно.

Кейси облизнула нижнюю губу, раскрывая рот. И не успела она высунуть кончик языка, как рот Макса уже прижался к ней.

Она вцепилась в его футболку, когда его язык скользнул ей в рот. Неведанное тепло образовалось в животе, когда его руки обхватили ее за талию, поднимая выше, пока язык нежно исследовал рот. Этот первый поцелуй был всем, о чем она мечтала. Это было захватывающе, чувственно и сексуально. Он открывал для нее вкус наслаждения, которое Брок украл навсегда.

Кейси не могла поверить, что набралась смелости попросить Макса о поцелуе, и еще более неожиданно было получить удовольствие от человека, который пахнет пивом и духами другой женщины.

— Какого черта!

Кейси бесцеремонно опустили на ноги. Морщась от боли, она сумела сохранить равновесие. Джинджер сердито уставилась на них, и Кейси виновато осознала, что это ее сумку, книги и одежду Джинджер держала в руках.



— Джинджер, это ничего не значит. У бедного ребенка никогда не было настоящего поцелуя... просто сделал ей одолжение. Она не в моем вкусе.

Кейси вздрогнула от слов Макса.

— Обучение застенчивой маленькой школьницы, казалось, проходило просто замечательно, когда я зашла в дверь. И ты и Брок пытались залезть к ней в трусики сегодня вечером.

— Есть большая чертова разница между мной и Броком.

Губы Джинджер сжались.

— Шакал ждет тебя. У Айса что-то есть для вас, и он нуждается в вас двоих, чтобы проверить.

Макс воспользовался возможностью сбежать, уехать без оглядки. Дверь захлопнулась и Джинджер бросила одежду и книги в Кейси.

— Ты, маленькая сучка! Он мой. Пока я забираю твое дерьмо, ты пытаешься увести моего мужчину? Рене сказала, что ты шлюха, а я взяла тебя!

Униженная, Кейси собрала свою одежду и надела джинсы. С остальной частью вещей она пошла в сторону двери. Она понятия не имела, куда шла или как собиралась попасть в школу, но больше не могла бороться с обвиняющим взглядом Джинджер.

— Кейси, я тебя предупреждаю. Держись от него подальше.

— Буду, — слабо ответила Кейси.

К счастью, так рано никого не было снаружи, и Кейси оделась, морщась от боли, пока надевала на ноги теннисные туфли. Бросив ночную сорочку в мусорный контейнер, она пошла в том направлении, откуда, как она помнила, ее привез Макс. Она уже собиралась вернуться обратно, когда увидела автобус.

Она опоздала в школу, но учитель позволил наверстать упущенное в обеденный перерыв. Этот день было трудно пережить, и ночь была не намного лучше, когда приходилось слушать упреки от Рене, несмотря на то, что Кейси неоднократно говорила ей, что Брок пытался изнасиловать ее.

Получив высшее образование, она съехала в эту дешевую квартиру, в которой теперь и жила.

К счастью, Кейси не видела больше Макса в течение нескольких лет, но совершенно случайно столкнулась с Джинджер в доме Рене, и с ней был ее сын. Сын Макса лежал, засунув кулак в рот. Кейси приложила все усилия, чтобы начать разговор, но ее отвергли.

Она больше не проживала с Рене и не видела Макса до свадьбы Магга и своей матери в маленькой часовне. Брак матери вновь переплел ее жизнь с Хищниками.

После церемонии они отмечали свадьбу в местном ресторане. Сидя в конце стола, Кейси старалась не встречаться с Максом глазами. Он сидел со своими теперь уже четырьмя детьми, вел себя дружелюбно, и своим беспечным отношением показывал, что забыл об их поцелуе. Однако, несмотря ни на что, она сравнивала с ним каждого мужчину.

Теперь, как и тогда, Макс сумел заставить ее чувствовать себя неловко и нервозно. Он обращался к ней «сладенькая», так же, как называл всех женщин, вступавших с ним в контакт, хотя она успешно держала его на расстоянии вытянутой руки в течение нескольких лет, несмотря на его дружественные жесты.

Репутация Хищников ухудшилась к тому времени, как она выросла и стала работать в Квин-Сити. Байкеров стали бояться многие из жителей, каждому было хорошо известно, что закон не касался их. Вряд ли они знают, что час их расплаты наступит с помощью единственного, чему Макс не в состоянии сопротивляться — готовая на все женщина.

Глава 3


Макс шел через стоянку к своему байку, где все члены клуба ждали его.

— Нашел то, что искал? — спросил Айс, обнимая Грейс за плечи.

— Черт, нет.

Макс сел на свой байк, разочарованный тем, что Кейси отказывалась довериться ему. Она была полной противоположностью своей матери, которая скажет вам какого цвета на ней трусики, если вы ее об этом спросите. С Рене вы можете получить все, что хотите. Она была смелой и отважной, одевалась так, как одеваются женщины гораздо моложе пятидесяти. Она была замужем три раза, прежде чем вышла замуж за отца Макса. Максу нравилась Рене, и ему было жаль, что Кейси не унаследовала несколько черт от матери. Да, не унаследовала. Кейси была скрытной и задиристой, в то время как Рене была дружелюбной и отзывчивой.

— Что ты собираешься предпринять? — спросил Шакал.

— Спросить отца, может, он знает, что происходит.

— Да какая разница? Не похоже, что она твоя сестра, — Айс сел на байк, где на месте пассажира уже сидела Грейс.

— Потому, что Кейси сучка и считает каждую копейку, которую тратит.

— Рене? — озвучил вслух свою мысль Айс.

— Не знаю.

— Это может быть что угодно, — встрял в разговор Шакал.

— Она могла задолжать кому-то денег, или у нее есть зависимость, которую она скрывает. Она даже может отдавать деньги своему парню.

Макс покачал головой.

— Она не тратит деньги на себя. Она пять дней в неделю ходит на работу в костюме. Она никуда не выходит. Ее мать всегда просит пройтись с ней по магазинам, но она этого никогда не делает. Я знал бы, употребляет она наркотики или нет, так как мы связаны с этим дерьмом, — Макс заговорил быстрее, когда Айс бросил предупреждающий взгляд о словах, которые он употребляет при Грейс. — Ее приятель — биржевый маклер с востока и у него налички больше, чем он может потратить.

— Откуда ты знаешь, что она работает пять дней в неделю и носит один костюм? — любопытные глаза Грейс смотрели на него.

— Я не так много не замечаю в женщинах, — похвастался Макс.

— Я не заметила, чтобы ты обратил внимание на то, что носит Сиси. Ты спросил ее, новое ли на ней платье, хотя она надевала его дважды.

Макс пожал плечами.

— Ты до сих пор злишься на меня из-за Сиси? Она бросила меня, помнишь?

— Потому что ты не хотел брать на себя обязательства, — обвиняюще бросила Грейс.

— Я должен распространять свою любовь вокруг, — пошутил он, подмигивая Грейс, которая не улыбалась в ответ.

— То, что ты распространяешь, не любовь, а ерунда.

— Так проверь ее парня, — отрезал Айс, прерывая спор между Максом и своей женой.

Макс приподнял бровь на молчаливое предупреждение Айса опустить тему Сиси. Грейс и Сиси были лучшими подругами, и Айс не хотел, чтобы Грейс было тяжело находиться рядом с кем-то из членов клуба.

— Ее мать попросила меня сделать то же самое. Она думает, что он слишком много денег спустил на ветер. Он Мистер Чистюля, я не смог найти на него никакого дерьма.

— Я не понимаю, почему ты испытываешь потребность вмешиваться в ее жизнь. Очевидно, что она не хочет твоего участия в ней, — заметила Грейс.

— Она не собирается отступать. Змей! — Макс позвал байкера, который стоял в конце ряда байков.

Байкер подошел к нему с грозным взглядом.

— В чем дело?

— Я хочу, чтобы ты остался и следил за магазином, пока Кейси утром его не покинет.

— Блядь, нет. Я не нанимался наблюдать за вашими женщинами. Поручи это кому-нибудь другому, — заявил Змей.

Макс прищурился, глядя на него.

— Ты говоришь мне нет? Я оторву твою гребаную голову и нассу в твою глотку. Она не моя женщина, она — моя сводная сестра, и я хочу, чтобы ты за ней наблюдал, — рявкнул он.

— Черт, если ты настаиваешь, я останусь. Не похоже, что у меня есть гребаный выбор, не так ли? — язвительно сказал Змей.

— Нет, если я скажу тебе подстрелить самому себе ногу, то ты сделаешь то, что я говорю, а затем будешь себя латать.

— Я сделаю это. Но если она доставит мне столько же проблем, сколько было с Грейс, я развернусь и уеду.

Айс и Шакал наблюдали, как Макс приблизился к Змею и ударил его кулаком в челюсть. Из рассеченной губы пошла кровь.

— Заткнись. Ты ноешь как одна из моих сучек, — Грейс ахнула, уставившись на него потрясенным взглядом.

— Я думала, ты единственный хороший человек в клубе.

— Я и есть хороший, — ответил Макс, открывая бутылку пива и делая большой глоток.

Грейс с сомнением посмотрела на него.

— Ты себя слышал только что? Ты угрожал оторвать его голову и нассать ему в глотку!

Макс закрыл крышкой бутылку пива, прежде чем поместить бутылку в сумку на сиденье.

— Это была моя хорошая сторона. Если бы он так возразил кому-то из братьев, то они разорвали бы его на мелкие кусочки и выбросили в мусорный контейнер, — скрытая угроза была адресована Змею, который пройдет семь кругов ада, если сделает неосторожный шаг.

— Почему мы до сих пор говорим об этом? Поехали! — Шакал завел мотор, ему не терпелось уехать.

— К чему такая спешка? — Макс повернул ключ зажигания.

— Я думал, мы собирались уехать, а не тусоваться на стоянке.

— Поехали, — согласился Айс, выезжая первым на дорогу.

Макс посмотрел в окно магазина и увидел Кейси, наполняющую кулер.

— Если с ней что-то случится, единственным участком земли, который ты получишь, будет участок земли на кладбище, где я тебя похороню, — пригрозил Макс брату, который держал свою бандану у рассеченной губы, прежде чем последовать за остальными.

Он рассердился, что позволил себе разозлиться при Грейс. Айс позже надерет ему задницу за это. Он даже не знал, почему так разозлился. Кейси никем ему не была. Он знал ее с тех пор, как она была ребенком, и никогда не пытался узнать, пока отец не женился на ее матери. Она еще тогда была отъявленной сукой, и с годами не изменилась. «С другой стороны, Маггу нравится девчонка, таким образом, я должен удостовериться, что она в безопасности», — сказал себе Макс.

Спокойное настроение вернулось. Его характер мог выйти из-под контроля, но это никогда не длилось долго. Он мчался рядом с Шакалом, и через две секунды Кейси уже покинула его мысли. Ни одна женщина не владела его вниманием, пока он был с братьями.

Был поздний вечер, улицы были пустынными и темными. Дорога манила, и как всегда, он поддался ощущениям безрассудства и свободы. 

Глава 4


Кейси подавила зевок, пока слушала напыщенную речь клиента, спорящего о цене. Вынула документы из принтера, складывая бумаги вместе.

— Вы уверены, что ваша жена не воспользовалась вашей дебетовой картой? — переспросила Кейси снова.

— Зачем ей переплачивать за склад, когда у нас есть вполне хороший гараж? — он повторил тот же ответ, который твердил непрерывно с тех пор, как попал в ее кабинет.

Кейси не сказала ему о своих подозрениях. Она примет заявление, а кто-нибудь другой будет вынужден признаться ему, что это была легальная оплата.

Как только его подпись была поставлена, Кейси встала, протягивая руку.

— Кто-нибудь свяжется с вами в течение трех-пяти дней, мистер Патрик.

Он пожал ей руку, прежде чем покинуть кабинет.

Кейси вышла из кабинета, наблюдая, как уходит разгневанный клиент.

— Он не кажется очень счастливым, — раздался мужской голос рядом с ней.

Кейси повернулась к Лонни.

— Он и не счастлив. К сожалению, я думаю, что он будет намного несчастнее, когда узнает, что жена планирует кинуть его. Хорошие новости — я не буду той, кто сообщит ему об этом.

Лонни по-доброму улыбнулся ей.

— Я рад, что мне не приходится иметь дело с клиентами напрямую.

Кейси молча согласилась. Лонни был слишком милым, чтобы иметь дело с клиентами. Они бы сделали фарш из такого мягкого человека как он.

Он взглянул на свою отполированную обувь, избегая зрительного контакта.

— Я собираюсь в «Дэлл» с Ланой и Ники. Хочешь поехать?

Кейси улыбнулась ему с сожалением.

— Нет, спасибо. Я иду домой. Сегодня был длинный день.

Лонни покраснел.

— Может, в другой раз?

— Сейчас я очень занята, — мягко отказала ему Кейси.

Лонни кивнул.

— Они уже меня ждут. Увидимся завтра.

— До свидания, — попрощалась Кейси в его поспешно удаляющуюся спину. Даже если она ни с кем не встречалась, она бы никогда не завела отношения с коллегой по работе. Это привело бы к неприятностям в ее и без того непростой жизни.

Пока сотрудники расходились, она собрала сумочку, проверила сообщения от банка, чтобы убедиться, что там ничего нет, и направилась к входной двери, где ее уже ждал охранник, чтобы провести осмотр здания.

— Все чисто? — спросил Джек.

— Да, — ответила Кейси, закрывая дверь офиса на ключ.

Джек повернулся спиной, и она ввела код, чтобы установить сигнализацию. Когда свет зажегся, указывая, что система активирована, Кейси отступила.

— Спокойной ночи, Джек.

— Спокойной ночи, Кейси.

Она шла по стоянке к своей машине, и уже подходя к месту, обнаружила еще одну машину, припаркованную рядом.

— Что ты здесь делаешь? — спросила Кейси свою мать, пока та сверкала улыбкой в сторону Джека, когда он садился в свою машину.

Она не позволила поведению своей матери по отношению к гораздо более молодому человеку смутить ее. Она давно поняла, что Рене никогда не собиралась быть обычной матерью.

— Я хотела попросить об одолжении, — начала Рене.

Живот Кейси скрутило; она уже знала, что хотела ее мать.

— Нет, — Кейси остановилась у автомобиля матери.

— Ты даже не знаешь, чего я хочу, — сказала она, не пытаясь скрыть свое раздражение.

— Деньги. Это единственное, что ты всегда хочешь, — сказала Кейси, защищая себя от махинаций матери.

— Не будь такой, Кейси. Я ходила по магазинам и немного увлеклась. Мне нужно положить деньги обратно на счет, прежде чем Mагг увидит, что они исчезли.

Кейси посмотрела на заднее сиденье машины матери, обнаружив сумки с покупками, которые та совершила.

— Магг предупреждал тебя, что если ты не прекратишь тратить столько денег, он разведется с тобой. Разве не он бросил тебя на неделю в прошлом месяце, чтобы показать, что не собирается с этим больше мириться?

Ее мать взмахнула рукой.

— Это верно, но я не могла пройти мимо этих распродаж.

— Нет, — Кейси прервала ее бесполезные оправдания. — Я предлагаю тебе пойти в магазин и вернуть то, что ты купила. Если поспешишь, будет больше шансов вернуть деньги обратно на его счет, прежде чем он сойдет с ума.

— Ты серьезно не собираешься мне помочь? — ее матери удалось проронить фальшивую слезу и заломить руки, как если бы она была действительно расстроена. «Она, наверное, задумалась о том, чтобы вернуть одежду», — подумала Кейси с сочувствием.

— Я говорила тебе три месяца назад, что могу выделять определенную сумму каждый месяц. Я не могу давать тебе то, чего у меня нет.

— У тебя есть все виды денег. Ты работаешь в сраном банке, — в ход пошли грязные словечки. Рене всегда распускала язык, когда не могла получить желаемого.

— Это деньги банка, а не мои, и я не могу их использовать, чтобы спасти твою задницу, — холодно заявила Кейси.

Кейси не зря не обсуждала свои финансы с матерью. Ее мать всегда рассматривала все деньги как свои собственные, пока Кейси не установила для нее строгий лимит.

Она направилась к своей машине, нажимая на разблокировку, чтобы отпереть дверь.

— Ты отправляешь меня на казнь? У твоего «богатая задница» парня много денег. Если бы ты использовала сиськи и задницу, что унаследовала от меня, мы обе имели бы достаточно денег, чтобы приобрести то, что хотим.

Хитрости Рене были бесполезны. Когда Кейси росла, Рене говорила ей снова и снова, что если женщина не попросит то, чего хочет, то у нее будет столько же шансов получить это, как и у уродливого человека получить бесплатную киску.

Кейси уставилась на мать.

— Верни одежду в магазин.

Рене надула губки.

— Я поговорю с Маггом. Если он захочет, чтобы я вернула их, то я сделаю это завтра. Я покажу ему набор из трусиков и бюстгальтера, который купила, и уговорю его разрешить оставить их. Белье и минет творят с ним чудеса.

Кейси поморщилась. Она привыкла к откровенности матери в вопросах секса, но это была информация, которую она предпочла бы не слышать.

— И приготовь ему вкусный ужин. Я не думаю, что ты сможешь вернуть интимную одежду, — посоветовала Кейси, открывая дверь своего автомобиля.

— По дороге домой я остановлюсь и куплю что-нибудь из еды, — улыбнулась Рене. — Не забудь, мы устраиваем вечеринку в честь дня рождения Магга в эту пятницу вечером.

— Не забуду. Увидимся. Пока, Рене.

Рене послала воздушный поцелуй, пока Кейси садилась в машину. Ее мать была неспособна долго держать обиду. Она хотела окружить себя красотой, поэтому пристрастилась к постоянному шопингу, который медленно разрушает ее брак.

Кейси ехала по оживленной дороге и боролась с усталостью. С облегчением она подъехала к подъезду своего дома, наконец, останавливая машину.

Поднялась на второй этаж, зашла в квартиру и закрыла за собой дверь. Сняв туфли в прихожей, она направилась в спальню. Хотела пойти принять душ, но сил не осталось. Ей удалось лишь скинуть одежду и натянуть большую футболку, прежде чем растянуться на кровати. Опустившись на мягкий матрас, она закрыла глаза, чуть не забыв установить будильник.

Когда прозвенел будильник, она по-прежнему чувствовала себя уставшей. Нетвердо поднявшись, выключила будильник, и, спотыкаясь, направилась в ванную. Холодная вода смогла вывести ее из тумана, после чего она поспешно намылила и ополоснула волосы.

Оделась в тихой квартире. Кейси собиралась найти себе квартиранта, но в итоге решила, что не стоит. Пока она росла, у Рене постоянно был полный дом гостей: ее мужья, бойфренды или друзья. У нескольких ее мужей также были дети от предыдущих браков. В те времена Кейси часто делила с кем-то свою комнату. Одевшись, она схватила сменную одежду, чтобы переодеться в нее, когда пойдет в банк после окончания смены в магазине.

Зевая, она схватила сумочку, и направились в ночную темноту к своей машине. К счастью, она живет недалеко от магазина и путь займет всего несколько минут, что экономит время.

Когда она закрывала дверь машины, то заметила на парковке одинокий байк. Пожимая плечами и думая, что он вскоре уедет, она пошла в магазин.

— Слава Богу, ты здесь, — сказала Мирта, вставая со стула за прилавком.

— Длинная ночь? — усомнилась Кейси.

— Длинный день и ночь. Я вытерпела все. Единственное, что я сейчас хочу, это холодное пиво и свою кровать, — проворчала женщина.

Кейси сочувствовала ей. Она не хотела ничего больше, чем заползти обратно в собственную постель.

— Я поставила Майка перед выбором: либо он нанимает еще одного человека, либо я ухожу. Я слишком стара, чтобы тянуть две смены, — она вытащила сумочку из-под прилавка.

Кейси подошла к общей ведомости, и они обе расписались в ней.

Мирта остановилась у двери.

— Байкер сидит там уже минут двадцать. Если он не уедет в ближайшее время, звони в полицию, чтобы они увели его.

— Хорошо, позвоню, — заверила ее Кейси, и Мирта вышла.

Кейси принялась за обычную ночную уборку. Она не возражала против тяжелой работы. Это удерживало от вероятности погрузиться в сон.

После того как она закончила наполнять кулер водой, пара клиентов зашли, чтобы купить перекусить. Проследив, как их машины отъезжают, она выглянула в переднее окно и заметила, что байкер все еще сидит на улице. Кейси открыла дверь, проходя через небольшую стоянку к нему.

— Зачем ты следишь за магазином?

— Потому что Макс заставляет меня тратить на это время, — по крайней мере, байкер не пытался отрицать очевидное.

— У тебя есть пять минут, чтобы свалить, или я звоню копам. Скажи Максу проваливать из моей жизни.

Кейси увидела въезжающую на стоянку машину и пошла обратно в магазин. Молодая пара вскоре зашла внутрь. После того как они расплатились и ушли, она достала мобильный телефон, чтобы выполнить свою угрозу.

Она на автомате вытирала пол, ожидая полицию, чтобы показать, что не шутит и заставить байкера покинуть парковку. Никто так и не приехал. Как только она собралась позвонить еще раз, фары другого байка засветились на парковке, и вскоре Макс заполнил собой дверной проем, мрачно смотря на нее.

Кейси прекратила мытье полов и сжала руки на ручке швабры. Всякий раз, когда она видела Макса, он хорошо к ней относился, но она всегда видела смертельную угрозу, которую он успешно прятал за веселым фасадом. В этот вечер он и не пытался скрыть свой гнев.

— Ты позвонила в полицию вместо того, чтобы позвонить мне? — спросил он.

— Я дала ему достаточно времени, чтобы уехать, — начала защищаться Кейси.

— Он никуда не денется, пока ты не бросишь эту дерьмовую работу.

Кейси сердито застыла, макнула тряпку швабры в ведро с водой, отжала ее и шлепнула обратно на пол, продолжая мыть.

— Я думаю, это смешно, что ты против работы, за которую платят честно заработанное жалованье. Когда ты в последний раз работал, Макс? Ни разу за все время, что я тебя знаю, — она намеренно с силой опустила грязную швабру, отчего брызги воды попали на его ботинки.

Макс шагнул вперед, вырывая швабру из ее рук.

— Я работаю каждый чертов день.

— Работаешь? Снабжаешь наркотой или помогаешь кому-то получать бесплатный билет в этот город?

Губы Макса сжались от ее оскорблений.

Она отказалась бороться с ним за швабру, поэтому сложив руки на груди, сердито уставилась на него.

— Женщина, если бы кто-то еще говорил со мной так, как ты, это были бы его последние слова. Не думай, что ты знаешь все обо мне только потому, что твоя мать не может держать свой большой рот закрытым.

— А я и не хочу ничего знать о тебе, Макс. Ты мне никогда не нравился, и не будешь нравиться, и мне очень хочется, чтобы ты отплатил мне тем же и держал свой нос подальше от моих дел. Как думаешь, ты справишься с этим? — огрызнулась Кейси.

Макс вручил ей швабру обратно.

— Если ты хочешь держать свою жизнь в опасности, работая здесь, валяй. Я не знаю, почему именно мне в первую очередь не похрен на тебя. Если даже твоей собственной матери срать, почему я должен волноваться? — он развернулся на каблуках, гневно распахнув дверь, и магазин погрузился в тишину.

Она наблюдала, как он сел на свой байк, дал сигнал одинокому байкеру, и вдвоем они уехали прочь по темной улице.

Кейси отказывалась чувствовать себя виноватой, не поверив ни на секунду, что задела его чувства. Она давно научилась не доверять никому свою безопасность, и была достаточно умна, чтобы знать, что не стоит доверять Хищнику.

Конечно, она тоже не рада, что его рассердила. Она должна была подпустить его ближе. С другой стороны, она не хотела, чтобы он отслеживал ее передвижения. Один промах и она навредит тому, кого пытается защитить. 

Глава 5


Макс ударил пустой пивной бутылкой по барной стойке.

— Принеси мне еще, — сказал Макс Иззи, бывшей жене Джексона. Этот ублюдок был охранником в тюрьме, где они были заперты в прошлом году. Джек избил Айса, и как только они оказались снова на свободе, Айс взял реванш, уничтожив его жизнь. Иззи была одним из инструментов, которым они воспользовались.

С тех пор ее приняли в жизнь клуба, и Макс дал ей новое прозвище. Исла звучало слишком формально для женщины, которая очень любила сосать члены.

— Избавь себя от лишних хлопот и дай ему сразу два, — сказал Шакал, усаживаясь на табурет рядом с ним. — Что случилось?

Макс открыл пиво и сделал большой глоток.

— Ничего.

— Что-то не так, иначе бы ты тут не пил, а трахнул Иззи в этих обтягивающих ее задницу шортах.

Глаза Макса переместились на привлекательную женщину, и он сделал еще один глоток пива.

— Я не в настроении.

Шакал поперхнулся пивом.

— С каких пор ты не в настроении трахаться? Черт, когда тебя ранили, ты выписался из больницы и, прежде чем закончилась ночь, трахнул половину женщин, чтобы убедиться, что твой член все еще в рабочем состоянии.

— Не люблю трахаться, когда я злой.

— Должно быть ты ужасно зол, раз это мешает тебе трахаться. Все дело в Сиси?

— Нет, я не видел ее с тех пор, как она стала встречаться с профессором.

— Шерри?

— Нет, она и Генри теперь пара.

Шакал сдался. Если бы он продолжил называть всех женщин, которых трахал Макс, он бы проторчал тут всю ночь, пытаясь выяснить, почему Макс так расстроен.

— Малышка Рене.

— Кейси вряд ли можно назвать ребенком, — понимающий тон Шакала вызвал у Макса сердитый взгляд.

— Кейси доставляет тебе неприятности? — Мэйсон остановился, когда проходил мимо бара. Он был старшим членом клуба, такого же примерно возраста как Магг, который в основном тусовался в клубе, так как Айс поручил ему тут некоторые обязанности.

Президент не поладил с братом из-за того, что тот отказался делиться. Эти двое вечно бодаются друг с другом головами с тех пор, как Айс впервые взял на себя ответственность за клуб. Айс доказал, что достоин быть лидером Хищников, и позволял старшим членам клуба делить всю добычу, хотя они и выполняли очень мало работы.

Макс вопросительно посмотрел на Мэйсона. Он был с Рене на протяжении пяти лет, пока Кейси была в подростковом возрасте.

— Ты и Кейси не ладили, когда ты был женат на Рене? — с любопытством спросил Макс.

Мэйсон фыркнул.

— Я прекрасно ладил с Кейси. Именно ее мать свела меня с ума. Самый лучший день в моей жизни был, когда я ушел и развелся с ее гребаной изменяющей задницей.

Макс поднял брови на его яростное заявление. Обычно, Мэйсон был тихим и никогда так плохо не отзывался о ком-либо. Даже когда Магг начал встречаться с Рене два года спустя после их развода, Магг ожидал, что Мэйсон обидится, но этого не последовало.

— Есть идеи, почему она нуждается в дополнительных деньгах и подработке? — вопреки своим убеждениям Макс сомневался, что собирался держаться подальше от ее личного дерьма.

— Нет, после развода я не общался с Кейси, — Мэйсон жестом показал Иззи, чтобы она принесла выпить. — Я мог бы ей позвонить и узнать, если хочешь.

Макс покачал головой.

— Не делай этого. Она говорит, что это не мое дело, и она права.

Если она узнает, что он обсуждал ее с другими братьями, это только сделает ее еще более скрытной. Кейси была замкнутой личностью. Если она хотела затянуть на своей шейке веревку за несколько долларов, это точно, блядь, не имело ничего общего с ним.

Ухмыляясь Иззи, он наклонился над стойкой, когда она поставила пиво перед Мэйсоном. Положил палец в V-образный низкий вырез ее футболки и потянул вниз.

— Хочешь пососать мой член?

— Черт, да, — выдохнула она.

Макс потянулся через прилавок, поднимая ее вверх над стойкой.

— Вы, неудачники, можете найти кого-то другого, кто будет ждать вас сегодня вечером. Иззи будет занята.

Женщина обвила ноги вокруг талии Макса, пока он нес ее в спальню, и захлопнула дверь ногой. Как только он поставил Иззи на ноги, ее руки автоматически потянулись к его молнии.

Глядя вниз на женщину на коленях, Макс почувствовал, как его желудок сжался в узел. Он взял ее руки в свои, отстраняя от своих джинсов.

— Иззи, пиво взяло свое. Должно быть, слишком много выпил на пустой желудок, — Макс отстранился от женской хватки, направился к своей кровати и сел.

— Ты хочешь, чтобы я осталась? — спросила она равнодушно.

— Нет, иди, развлекись с кем-нибудь.

Иззи колебалась, но повернулась к двери. Макс лег на кровать в замешательстве: почему он не позволил женщине отсосать свой член? По правде говоря, шлюха не смогла возбудить его.

Раздосадованный на себя, он выключил свет и уставился в темный потолок.

Ему стало скучно со всеми шлюхами клуба и даже с последними тремя женщинами, которых он трахнул за пределами клуба. Женщины быстро надоедали ему. Вот почему он переступил через многих из них. Сиси и Шерри выдержали шесть месяцев, женщины до них и близко так надолго не задерживались. Наверное, единственная причина, по которой они продержались дольше в том, что они обе работали, и он не мог трахать их слишком часто. Как только он насыщался женщиной, его интерес неизменно вел его к другой киске.

Он слышал, как Стамп в соседнем номере трахал Иззи. Ее громкие крики невозможно ни с чем спутать.

Посмотрев на свои часы с подсветкой, он увидел, что было три часа ночи, и ей даже не потребовалось и пяти минут, чтобы найти замену его члену, но Макса это не волновало. Его мысли вернулись к работе Кейси. Она будет в магазине, в одиночестве выбрасывать мусор на улице на темной стоянке.

— Блядь! — Макс встал, направился к двери спальни и дернул ее.

Шакал и другие братья уставились на него с удивлением, когда он прошел к входной двери.

— Куда ты идешь? — спросил Шакал, его рука была обернута вокруг плеч навязчивой поклонницы.

— На прогулку, — резко сказал Макс.

Шакал знающе приподнял брови.

— Нужна компания?

— Нет, мне нужен психиатр, потому что я потерял свой гребаный разум.


***


Кейси зевнула, наливая себе чашку кофе; она собиралась уходить из магазина и переоделась в уборной. Будем надеяться, что кофе взбодрит ее перед тем, как она доберется до другой работы.

— Увидимся в воскресенье, Кейси. Думаю, я нашел того, кто меня подменит, поэтому начну обучение с тобой в воскресенье. Таким образом, ты сможешь решить, какой день у тебя будет последним.

— Если тебя все устраивает, то мы можем выбрать следующую пятницу для последней смены.

— Звучит как план, — он усмехнулся.

— До встречи, Нед.

Он коротко кивнул, и стал обслуживать очередь клиентов.

Кейси открыла дверь, глубоко вдохнув утренний воздух. Когда она садилась в машину, заметила, как байк выезжает со стоянки через улицу. Кейси с легкостью узнала огромное тело Макса на байке.

Он не взглянул в ее сторону, пока ехал по улице, исчезая на оживленном перекрестке.

Садясь в машину, она прикусила губу и завела двигатель. Несмотря на подавленное настроение, она переживала из-за своей грубости по отношению к Максу. Она никогда не была способна испытывать ненависть к другим людям и всегда сожалела, как только слова вылетали из ее рта.

Кейси давным-давно поняла, что была слишком чувствительной. Она выстроила щиты, когда повзрослела, научившись маскировать это от окружающих, но ее угрызения совести часто длятся по нескольку дней, даже после того, как другой человек об этом уже забыл.

Ее телефон зазвонил, когда она вышла из машины и направилась в банк. Глядя на телефон, она решила проигнорировать звонок. У Кейси не было времени говорить с Джейсоном. Она позвонит ему после того, как откроет банк и устроит себе утренний перерыв.

Она не видела его с прошлого года. Он жил и живет в Квин-Сити, проводя свое время то здесь, то в Нью-Йорке. Его постоянные отлучки стали дополнительным бременем в их отношениях, добавив неопределенности их возможному будущему.

У Кейси было представление о будущем, которое она хотела бы для себя, и это включало стабильную домашнюю жизнь. Джейсон хотел переехать ней, и до сих пор она его отталкивала, но он становился все более настойчивым, желая от нее больше, чем был готов предложить сам. По его словам — совместное проживание станет следующим шагом в их отношениях. Для нее это было подобно извещению о смерти. Все отношения Рене заканчивались, как только она позволяла мужчинам переехать к себе, и они уставали от нее. Кейси была убеждена, что ее собственная личная жизнь никогда не будет отражать ошибки ее матери.

Она набрала код безопасности на двери банка, пока Джек и другие сотрудники собрались в ожидании открытия двери.

— Это будет тяжелый день, — сказала Анна, и, порывшись в сумочке, вытащила тюбик губной помады. — Дни государственных платежей всегда сучьи.

— Сегодня их не будет, — проинформировала их Кейси. — Это случится завтра и скоро нас завалят звонками. С этого момента государство придерживается первой и последней даты месяца. Раньше, если даты выпадали на выходные, они переносили их на пятницу, но отныне они решили придерживаться строго самого срока их исполнения.

— Здорово, можно мне взять выходной? — язвительно заметила Жанна.

Кейси покачала головой, улыбаясь.

— Нет, если я не смогу уйти с тобой, так что этого не произойдет.

— Минимум, что ты можешь сделать, это купить нам выпить после работы, — застонала Джанна, когда все шли через вестибюль.

— Я не против, — сказала Кейси, останавливаясь у двери своего кабинета, — но сегодня вечером я иду на день рождения в пиццерию «Шэк».

Жанна и Анна замолчали, мимика отражала их чувства.

— Я любила там питаться, пока не отравилась их пиццей гамбо с креветками, — Анна побледнела при этом воспоминании.

— Ты смелее, чем я. Я даже не попробовала. От гавайского шашлыка блевала несколько дней, — вмешалась Джанна.

— К счастью, я никогда там не отравлялась едой, но должна признать, я придерживаюсь только пиццы с сыром. Это любимый ресторан моего отчима, а моя мама не готовит, так что пиццерия «Шэк» самое подходящее для дня рождения место.

— Разве не туда же ты ходишь на рождественский ужин? — поинтересовалась Анна.

— Это выход для мамы по любому особому случаю. В следующем году я собираюсь подкупить владельца закрыть помещение на Рождество. Мы будем там единственными, поэтому он будет готов торговаться, если я попытаюсь заполучить зал, пообещав, что кредит для него всегда будет одобрен, — Кейси рассмеялась. — Либо так, либо я накануне звоню в Департамент здравоохранения. Я бы удивилась, если бы он был в состоянии пройти проверку.

— Ты не сделаешь этого, — Джанна рассмеялась. Обе женщины знали, что угрозы Кейси были всего лишь разговорами.

— Сделала бы, — сказала Кейси, вспоминая рождественский ужин. — Либо так, либо я пропустила бы праздничный ужин.

— Я свободна сегодня вечером, и у меня как раз настроение для пиццы. Это правда, что твой красавец сводный брат будет там? — спросила Анна с волнением в глазах.

— Да, он будет там со своей последней девушкой, — сказала ей Кейси, и увидела, как волнение затихает.

— Блин, всего один раз я хочу поймать его между женщинами.

— Удачи с этим, — фыркнула Кейси. — У этого человека появляется замена прежде, чем печенье начинает крошиться.

Анна и Джанна расхохотались.

Анна оправилась первой.

— Печенье?

— У него новая особь каждый раз, когда я вижу его. Я видела его со стилистом, которая работает на Кайдена Кросса, стриптизершей, а теперь он встречается с женщиной, которая преподает в колледже.

— Он любит шоколадное печенье? — жадно спросила Джанна, разглаживая свое платье вниз по бедрам.

Кейси уставилась на ее чувственные груди.

— Макс не выбирает фавориток. Ему нравится пробовать все разнообразные вкусы, — Кейси закатила глаза на визг Джанны. — Ты серьезно встречалась бы с байкером, который связан с Хищниками?

— Он не единственный, кто любит сладкое, — Джанна нагло ухмыльнулась.

— Принимайся за работу, прежде чем я решу, что ты не в своем уме, чтобы обращаться с чужими деньгами.

— У тебя никогда не было соблазна начать дикую жизнь? — спросила ее Джанна с любопытством, разглядывая строгую блузку и юбку, которые были на ней.

— Нет, спасибо. Один раз в неделю коктейль «Ямайка» — это все, что мне нужно, чтобы удовлетворить мою потребность в приключениях.

— Что за чертова «Ямайка»? — женщины уставились на нее в замешательстве.

— Хит продаж в винном магазине по дороге домой. Я планирую выпить пару бокалов, как только вернусь домой из ресторана. У меня есть ощущение, что после пиццы или Макса, мне это пригодится.

— Я думала, ты сказала, что выпьешь только один? — спросила Джанна.

Кейси покачала головой.

— Из-за Макса понадобится минимум два.

Теперь, когда она подумала об этом, то решила зайти в винный магазин по пути к Маггу на ужин в честь дня рождения. Она нуждается в четырех долбаных бутылках. 

Глава 6


Кейси жевала простую сырную пиццу, наблюдая, как Макс поставил тарелку напротив своего пятилетнего сына. Тот улыбнулся отцу, который сел рядом с ним с тарелкой, заваленной множеством кусочков пиццы.

— Папа, я хочу добавки.

— Ты не получишь еще одну с тайским чили. Я не хочу, чтобы твоя мама позвонила мне завтра и сказала, что сидела возле тебя всю ночь, потому что тебе было плохо.

Десятилетний сын закатил глаза и встал из-за стола.

Одна сторона стола Макса была заполнена им и его четырьмя детьми. Сходство было потрясающим, потому что все дети были его маленькой копией. Самый младший, Рэнди, нетерпеливо поглощал пиццу, которую давал ему отец. Восьмилетний сын одной рукой играл в телефоне, а второй ел пиццу. Тринадцатилетняя дочь, Макси, спокойно ела спагетти, словно хотела быть где угодно, но не на том конце стола, рядом с Маггом и Рене.

— Ты все еще работаешь в том опасном месте? — громко спросил Макс, когда Максим вернулся за стол с тарелкой, полностью заваленной едой. У Кейси не было никаких сомнений в том, что Макс точно получит грозный телефонный звонок от матери мальчика.

Кейси заметила, как Магг и Рене перестали разговаривать, когда услышали громкий вопрос Макса.

— Нэд нашел кое-кого на ночную смену, поэтому следующая неделя будет у меня последней.

Уставившись на нее, он что-то проворчал в ответ и откусил кусок пиццы.

— О чем он говорит? — спросил Магг.

— Я работаю в «Квике» на Маркет-стрит, — ответила Кейси, бросая на Макса яростный взгляд.

— Ты работаешь в ночную смену? — Магг выпрямился, сердито глядя на свою жену.

— Я не знала. Почему ты не сказала мне? — хмурое выражение лица Рене заставило Кейси чувствовать себя виноватой за то, что не сказала матери. Не потому, что Рене будет волноваться, а потому, что Магг будет.

— Потому что это только на несколько недель. У нас есть камеры и грабежей там прежде не было. Работать там безопаснее, чем в банке, — честно ответила Кейси. — Я только выручаю Нэда, пока он не найдет нового рабочего, и он нашел. Как я говорила, я просто обучу нового сотрудника, и пятница будет моим последним днем.

— Позвони ему и скажи, что ты уходишь. Он может обучать своих сотрудников сам. Я не хочу, чтобы ты стала добычей для всех желающих легкой наживы. Если тебе нужны деньги, я могу…

— Все в порядке, Магг, — Кейси улыбнулась обеспокоенному отчиму.

Учитывая то, что Рене вышла замуж за Магга после того, как она ушла из дома своей матери, он всегда смотрел на Кейси как на дочь, несмотря на все ее попытки держать дистанцию между ними. Она слишком много раз обжигалась из-за быстро заканчивающихся отношений Рене, чтобы снова сблизиться с человеком, и была уверена, что все закончится тем, что он оставит ее мать точно так же, как и все остальные.

— Я тоже не хочу, чтобы ты там работала, — сказала Рене со слезами на глазах. Когда-то ее слезы были эффективными и позволяли получать все, что она хотела, но эти дни давно прошли. Эти крокодильи слезы были больше для Магга, чем реальное беспокойство о собственной дочери. Небольшая сумма денег, которую ей удалось накопить за то короткое время, что она работает там, лишь слегка решит постоянно ухудшающиеся финансовые затруднения, которые возникли у нее из-за Рене.

— Это всего лишь шесть дней, — решительно заявила Кейси. Игнорируя яростный взгляд Макса, она встала. — Я хочу еще немного пиццы.

Обогнув стол, она подошла к стойке и тщательно изучила меню, прежде чем вернуться к столу. К счастью, Магг принялся раскрывать свои подарки.

Рене подарила ему новый бумажник. Внуки подарили рисунки, а один даже сделал для него пепельницу. Следующим он открыл подарок Макса — новые седельные сумки, которые крепятся на байк. Поблагодарив их, Магг начал открывать подарок от Кейси.

Он вскрыл конверт и достал карточку, поднял глаза и встретился с ее взглядом.

— Я не понимаю… — начал Магг, но Кейси перебила его.

— Твой байк — кусок дерьма. Владелец «Быстрого Майка» приезжал в банк и дал мне скидку. Ты можешь завтра пойти в салон и выбрать новый байк. Я уже за него заплатила. Просто не сходи с ума и выбери самый дорогой, — в шутку сказала Кейси.

— Я не могу это принять…

— Уже все оплачено, деньги мне не вернут. Тот байк, на котором ты ездишь сейчас, просто смертельная ловушка.

За столом царила тишина, даже детей не было слышно.

Магг уставился на карту в руке и откашлялся.

— Я так полагаю, что сегодня я приобрел новый байк, — он подозвал официантку. — Принесите нам еще пинту пива. Сегодня вечером мы празднуем!

Разговоры за столом возобновились, и Кейси старалась избегать пристального взгляда Макса. Она приняла неловкие объятия матери, Магг же только усмехнулся, снова наполнив стакан пивом.

— Я знал, что женитьба на твоей маме, было самым умным решением. Мне досталась хорошая жена и дочь, — он подмигнул ей.

Горло сдавило, Кейси покраснела и опустила глаза. Она надеялась, что он всегда так будет думать, но знала, что как только его браку с Рене придет конец, Магг перестанет относиться к ней как к дочери.

Она доела кусок своей пиццы, посмотрела, как Магг разрезает торт и поднялась.

— Я лучше пойду. Утром мне нужно на работу, — Магг и Рене обняли ее.

— Спасибо, Кейси, — она улыбнулась, услышав грубый голос Магга.

— Всегда пожалуйста.

— Я провожу тебя, — раздался напряженный голос Макса, но она не протестовала.

Независимо от того, что он хотел обсудить, лучше, если это будет за пределами слышимости ее матери и отчима.

Макс вышел вслед за ней на стоянку.

— Почему ты не сказала мне, что купила новый байк? Это та причина, из-за которой ты устроилась на дополнительную работу? — Кейси хранила молчание. — Если бы ты сказала мне, я бы взялся за это дело. Почему ты этого не сделала?

Кейси не смотрела на Макса.

— Потому что я не хотела возлагать на тебя финансовые обязательства. Я предполагаю, что платить пособие на содержание четверых детей разным женщинам, должно быть, непросто.

Макс напрягся.

— Я не беден. Я, возможно, вошел бы в долю. Конечно, мне не платят такие большие бабки, как тебе, — заявил он резко.

Кейси вздрогнула от его комментария, скрывая боль, которую нанесли ей эти слова.

— Ну, теперь это неважно, не так ли? Я уже купила байк. До свидания, Макс, — Кейси открыла дверь машины и села за руль.

— Кейси, я…

Она хлопнула дверцей автомобиля, не желая слушать что-либо еще от этого человека. Завела машину и уехала, оставляя его стоять и наблюдать.

Все думали, что Макс милый и добродушный. Она знала правду; она хорошо разбиралась в людях. В Максе была смертельная тьма.

Она не сказала ему о новом байке, потому что это был первый шаг к разрушению Хищников. Она хотела подарить байк Маггу в течение прошлого года, задолго до того, как поняла, что может использовать это в своих целях.

Она хотела держаться подальше от Макса и Хищников. Все в городе хорошо знали, что те, кто имеет дело с ними, либо их добыча, либо жертва. Ей не хотелось думать о том, что произойдет, когда Хищники обнаружат, что роли поменялись.


***

Макс уставился на исчезающие фары. Когда он повернулся, чтобы зайти обратно в ресторан, на глаза попался байк Магга. Блядь, он был такой же старый, как и сам Магг. Он и Рене говорили о поездках, но байк свое уже отжил. Макс испытывал угрызения совести и спорил с Кейси, потому что должен был позаботиться об этой проблеме сам. В его распоряжении была дюжина байков, которые отдельно оплачивались клубом, и Айс следил, чтобы байки были в хорошем состоянии. Все, что нужно было сделать, просто упомянуть, что Маггу нужен новый байк, и Айс дал бы ему его. Конечно же, Макс этого не сделал. С другой стороны, Кейси видела проблему и ликвидировала ее, устроившись на вторую работу, которая наверняка изматывала ее.

Он вернулся в ресторан, чтобы собрать детей.

— Уходишь? — спросил Магг.

— Да, нужно отвезти детей обратно к десяти, так как это не мои выходные.

Магг сжал губы. У всех бывших Макса был график, согласно которому он мог проводить время с детьми. Он постоянно работал и игнорировал Магга, который говорил ему, что тот должен больше времени проводить со своими детьми. В последнее время он делал несколько попыток видеться с детьми чаще, но натыкался на кирпичную стену, когда дело касалось женщин. Он поддерживал с ними дружеские отношения, заботился об их финансовом положении, но каждая из них использовала его время с детьми как приманку, чтобы выжать из него больше, чем он готов был дать.

— Увидимся позже, — сказал Макс, поднимая Рэнди на руки. Ручки маленького мальчика обвили шею отца, а голова опустилась Максу на плечо.

— Он будет выше тебя, — заметила Рене и опустила грустные глаза. — Они растут очень быстро.

— Да, они растут быстро, — ответил Макс, глядя на своих детей. Если бы он не исправил отношения с их матерями, то мог бы и не увидеть детей до самого колледжа. — Увидимся завтра, отец. С днем рождения.

— Спасибо, сын, — Магг обнял своих внуков на прощание.

— Прежде чем ты пойдешь в салон за новым байком, зайди в клуб…

Магг кивнул.

— Я вижу, что мы мыслим одинаково. Я собирался заставить их вернуть ей деньги, но будет легче, если ты пойдешь со мной.

— Ты все еще должен получить свой байк. Я просто хочу помочь тебе его выбрать.

Его отец покачал головой.

Макс поднял свободную руку.

— Все члены клуба внесут свою долю, а я отвезу деньги Кейси еще до того, как закроется банк.

— В таком случае я буду там с утра пораньше.

Глава 7


Кейси уставилась на электронные часы, висящие на стене. Может, она ошибалась насчет реакции Макса на подарок для Магга. Она вздохнула. Это был провал, и время поджимало. Она должна была придумать другой способ получения информации, в которой так нуждалась.

Она уныло возвращалась в свой кабинет, после того как провела к парадной двери очередного клиента. Обернулась и заметила Макса и Магга, которые как раз заходили в банк. Стараясь скрыть свое волнение, Кейси натянула на лицо непроницаемую маску.

— Привет, Магг, — поприветствовала она его с улыбкой на лице, с Максом поздоровалась прохладно. — Что вас обоих привело в банк? Хотите открыть счет?

Макс покачал головой, опустил руку в карман и достал оттуда сложенный чек.

— Что это? — Кейси пришлось подавить дрожь в руках, когда она потянулась за чеком, не позволяя себе развалиться на глазах у этих двух мужчин.

— Я возвращаю тебе деньги за байк Магга.

Кейси развернула чек, сохраняя на лице нейтральное выражение.

— Это был подарок, помнишь? — она попыталась вернуть чек обратно, и, хотя мысленно она ликовала, ей пришлось заставить себя притвориться выглядеть искренней.

Макс отказался брать чек, покачав головой.

— Я взял пару сотен, так что ты вошла в долю, как и остальные братья. Хищники скинулись по паре баксов.

— Больше, чем по паре, — сказала Кейси, глядя на сумму в чеке.

— Мы можем себе это позволить, — кратко ответил Макс.

Магг стрельнул в Макса предупреждающим взглядом, прежде чем притянуть ее к себе и задушить в медвежьих объятиях.

— Я ценю твое желание подарить мне новый байк, но братья были более чем готовы войти в долю. Майк сказал, что ты занималась бухгалтерией в течение прошедших двух лет, чтобы заплатить за байк. Сохрани эти деньги для себя.

Кейси кротко вернула объятие, перед тем как отстраниться.

— Так и сделаю, — она точно знала, что сделает с чеком.

Кейси ожидала, что они уедут, но Магг колебался.

— У братьев будет вечеринка по случаю моего дня рождения сегодня вечером в клубе. Хочешь прийти?

По выражению их лиц она могла сказать, что они ожидали ее отказ.

— Я буду там.

Их удивление было очевидным, и нервозность в животе превратилась в страх, который разлился по всему телу.

— Тогда увидимся сегодня вечером, — радостно улыбнулся Магг и развернулся к выходу.

Кейси старалась избегать испытывающего взгляда Макса пока они не вышли. Она смотрела, как они пересекали стоянку, и наблюдала с какой гордостью Магг садился на новый байк.

Она проглотила ком в горле, сжимая в руке чек, и всем сердцем желая не совершать следующий шаг.

Развернувшись, она вошла в свой кабинет, взяла мобильный телефон и набрала Джейса.

— Привет, Кейси. Я как раз собирался позвонить тебе и предложить встретится сегодня вечером, — его беззаботный голос только обострил ее чувства, и стало только хуже из-за того, что она собиралась сделать.

— Джейс, я думаю, нам надо сделать перерыв.

— Что? С чего ты это взяла, черт побери? Почему ты делаешь это по телефону? Давай встретимся где-нибудь и поговорим об этом, — из-за шока он повысил голос.

— Я живу в Квин-Сити, а ты все время проводишь в Нью-Йорке. Это перестало работать, и я не хочу, чтобы кому-то из нас было больно от отношений, в которых мы не сможем выстоять, находясь на расстоянии.

— Где ты сейчас? Я на пути к…

— Нет, Джейс. Я не передумаю. Прощай, — Кейси положила трубку. Сжимая телефон в руках, она сморгнула слезы безысходности. Она дала себе несколько обещаний, когда росла с Рене. И одно из них — никогда не обманывать. Она не могла сдержать это обещание по отношению к Джейсу, если собиралась осуществить свой план.

— Ты планируешь оставаться здесь до ночи? — спросил Джек, стоя в дверном проеме.

Кейси распрямила плечи и встала.

— Я уже иду. Только дай мне проверить здание, и я пойду с тобой, — сказала она охраннику, но ее мобильный телефон снова начал звонить.

— Все в порядке? — спросил он, когда она не стала отвечать на звонок. Она знала, что это перезванивал Джейс, чтобы получить ответы, которые она ему дать не могла.

— Я в порядке, — заверила его Кейси, желая, чтобы это было правдой.


***


Макс махнул своему отцу, перед тем как тот повернулся, чтобы войти в дом.

Он уже возвращался в здание клуба, когда увидел Шакала, припарковавшегося позади машины, у которой мигали аварийные огни.

Узнав злющую блондинку рядом, руки которой лежали на бедрах и были сжаты в кулаки, Макс быстро пересек полосу, и пристроил свой байк позади байка Шакала.

Макс слез со своего байка и направился к паре, которая не заметила его прибытия.

— В чем дело?

Пенни повернула к нему голову.

— Этот неандерталец думает, что я не могу справиться со спущенным колесом. Я сказала ему, что могу, но он отказывается уезжать.

— Я не говорил, что ты не сможешь справиться с этим, но почему бы не позволить мне помочь?

Макс смотрел на странное выражение лица Шакала, пытаясь расшифровать его.

— Потому что я не хочу твоей помощи! — отрезала Пенни. — Мы можем здесь все погибнуть, если так и будем стоять на дороге, только из-за того, что ты осел!

— Если бы ты позволила поменять колесо, мы бы уже убрались отсюда, — сказал Шакал вполголоса.

Макс был удивлен Шакалом; он не проехал мимо и остановился, собираясь поменять колесо симпатичной женщине, в то время как она с ним спорила. Тогда до него дошло, что Шакал пытается быть вежливым. Максу потребовалось несколько минут, чтобы понять это, потому что раньше он никогда не был свидетелем подобного явления.

— Ладно, у меня нет запаски. Я была так занята в последнее время, что забыла поменять ее.

Шакал достал телефон.

— Я вызову эвакуатор.

— Не волнуйся! — Пенни обошла Шакала, открыла багажник и достала какой-то баллончик.

Обойдя Шакала снова, она встряхнула баллончик несколько раз, присела на корточки возле спущенной шины и распылила его содержимое.

— Это еще что за херня? — спросил Макс Шакала, который обернулся к нему в замешательстве.

— Фиксатор, — ответила Пенни, отступая и одергивая юбку. Выбросив пустой баллончик, она хлопнула в ладоши. — Спасибо, что остановились, но, как видите, я неплохо справилась сама, — она села в машину и оставила мужчин на дороге в облаке пыли.

Шакал зарычал.

— Не делай этого, — предупредил Макс, направляясь к своему байку.

— Ты даже не знаешь, о чем я думаю.

— Ага, не знаю, — рассмеялся Макс. — Кстати, что это за странное выражение было у тебя на лице, когда я остановился?

Шакал сделал паузу, усаживаясь на байк.

— Я улыбался ей, пытаясь быть приветливым дерьмом. Ты видел, как я хорошо себя вел.

— Брат, дам тебе совет.

— Я приму все советы, которые ты мне дашь, — съязвил Шакал.

— Кто получает больше кисок, чем кто-либо в клубе?

Шакал колебался, когда заводил свой байк.

— Ладно, что за совет? — спросил он сквозь зубы.

— Не улыбайся. Ты страшен, как черт. Ты не выглядишь милым, а становишься похожим на серийного убийцу. Если хочешь чего-то сладенького, ты должен проделать большую работу, чем это. 

Глава 8


Кейси оглядела переполненный клуб. Она наблюдала, как танцуют мать и отчим, на заднем фоне ревела музыка. Оторвав взгляд от эпатажных движений Рене, Кейси увидела Макса, играющего с Шакалом в пул.

Большинство женщин она не знала, потому как мужчины любили часто изменять, а те, кого она действительно знала в лицо, держались на расстоянии.

— Привет! — Кейси улыбнулась дружелюбному приветствию Грейс. Она села на мягкий стул рядом с тем, на котором сидела Кейси, чуть не опрокинув напиток.

— Я видела, как ты танцевала с Айсом. Вы очень хороши, — похвалила ее Кейси, чувствуя себя застенчивой рядом со стильной женщиной. Они обе носили джинсы и футболки, но у Грейс был обернут шарф вокруг шеи и пара ботинок, и Кейси было не стыдно признать, что она завидовала.

— Я люблю танцевать, к сожалению, Айс нет, — она сгримасничала своему мужу, который поднял бровь, глядя на нее, когда начал играть с Максом.

— Сиси не смогла приехать сегодня вечером? — поинтересовалась Кейси, стараясь не выглядеть заинтересованной.

— Они с Максом расстались, — сказала ей Грейс, хмуро глядя на мужчину.

— Извини. Она, наверно, очень расстроена, что он ее бросил?

— Фактически это она бросила его. Сиси не боится конкуренции, но на данном этапе жизни, она хотела получить больше, чем Макс может ей дать. Она уже кое с кем встречается и очень счастлива.

— Я рада. Она мне нравится. Макс наверняка сводил ее пару раз на ужин в пиццерию «Шэк». Она, наверное, и порвала с ним потому, что не могла там больше есть, — пошутила Кейси, и обе женщины рассмеялись.

— Что смешного? — их смех умолк, когда Макс задал вопрос.

Обе женщина покали головой.

— Я думала, ты играешь в пул с Айсом, — сказала Кейси, пытаясь сменить тему, а потом пожалела, что не удержала рот на замке. Ее слова доказали, что она наблюдала за ним.

— Я решил, что чувствую себя хорошо, после того, как победил Шакала, чтобы позволить Айсу надрать мне задницу.

Грейс встала.

— Думаю, я должна убедиться, что у него есть достойный соперник.

— Ты играешь в пул? — удивленно спросила Кейси.

— Меня научил отец. Я довольно хороша в этом, — она сладко улыбнулась.

— Она акула пула, — прямо заявил Макс.

— Я бы не стала заходить так далеко, — кивнула Грейс этому большому парню.

— Я заглянул бы. Я потерял двести долларов, прежде чем мне хватило ума остановиться.

— Умный человек понял бы это после пятидесяти, — усмехнулась Грейс, и оставила их наедине.

Макс сел на стул, который освободила Грейс, и комфортно на нем устроился. Он был в своей стихии, окружен своими друзьями и праздничной атмосферой.

Кейси огляделась вокруг, и увидела, как мать и Магг идут за выпивкой. Она много лет подряд не могла себе представить, как можно хотеть так жить. Грейс должно быть действительно любит Айса, поскольку старается найти свое место среди Хищников.

— Магг наслаждается новым байком, — начал Макс, вращая пиво в руке и стараясь не встречаться взглядом с Кейси. — Я сожалею о той ночи, когда ты ему его подарила. Я не должен был. Я был зол на себя, что не подумал о том, в чем он нуждается.

— Он мог сам себе его позволить, если бы не привычки Рене все скупать, — они никогда не обсуждали проблему брака их родителей, даже когда те временно разошлись.

— Она делает большие успехи.

— На днях я видела кучу покупок в ее автомобиле.

— Магг держит ее под контролем.

— Тогда он получит то, чего не получали другие мужья, — ответила Кейси мрачно. — Я также не должна была поднимать тему выплаты твоих алиментов детям. Прости. Это не моего ума дело.

Макс приложил бутылку к губам, осушив ее до дна.

— Хочешь потанцевать?

Даже когда она была младше и находилась возле очередной пассии Рене, она всегда держалась на расстоянии.

— С удовольствием, — Кейси встала.

Макс выглядел шокированным, когда поднимался на ноги.

Кейси прошла в ту часть клуба, где танцевало несколько человек. Ей потребовалось несколько секунд, чтобы расслабиться и почувствовать музыку. Она заметила, как застыла ее мать со стопкой возле рта, когда увидела, что она танцует с ее пасынком. Кейси подняла глаза, встретилась взглядом с Максом и натянуто улыбнулась.

— Почему все удивлены, что я умею танцевать? — язвительно осведомилась она.

— Может, потому, что все увидели, что ты умеешь двигать задницей, не только когда убегаешь. Что это меняет?

— Я в настроении внести разнообразие, — Кейси улыбнулась шире, напоминая себе не быть слишком кокетливой, иначе он станет подозрительным.

Макс был хорошим танцором. Она видела, что он несколько раз танцевал с женщинами, с которыми периодически встречался. Большинство мужчин его размера были неуклюжими или застенчивыми, но Макс не был таковым. Он был сексуальным, и его габариты заставляли женщину чувствовать себя в безопасности. Но если посмотреть в его глаза, то можно увидеть угрозу, которую он тщательно скрывает.

После нескольких танцев, члены клуба собрались, чтобы разрезать торт, который Грейс испекла для Магга.

Кейси отошла в сторону, поскольку куски торта были розданы.

— Ты не хочешь свой кусок? — спросил Макс.

— Нет, спасибо, — ответила Кейси, глядя, как Макс качает головой, когда Грейс дала ему маленький кусочек.

— Ты хорошо меня знаешь. Отдай этот кусок Змею. А мне отрежь вдвое больше.

Грейс протянула многострадальный кусок торта Змею, чтобы отрезать больший Максу.

— Если ты не будешь осторожен, то можешь потолстеть, — подразнила Кейси.

— Я должен получить его, пока могу. Айс не разрешает Грейс печь торты никому, кроме него.

— Почему?

— Потому что он жадный ублюдок, — сказал Макс, прежде чем взять большой кусок торта.

— Не потому, и ты это знаешь, — встряла Грейс. — Он все еще в бешенстве, что ты съел его торт ко дню рождения и не оставил ему ни кусочка.

— Это была его собственная ошибка. Брат ушел, и оставил меня в компании парней, которые годами не ели ничего домашнего.

— Вы даже не оставили ему кусок его собственного торта? — спросила Кейси, наблюдая, как Айс обернул руки вокруг плеч жены.

— Я попытался. Отрезал ему большой кусок и оставил его на стойке бара. Никак не смог найти ублюдка, который украл последний кусок, — сказал Макс, прикончив первый кусок торта и принимаясь за второй.

— Он украл его, не так ли? — Грейс посмотрела на Айса, в качестве подтверждения.

— Ублюдок несколько дней не мог застегнуть свой ремень.

Кейси смеялась, удивившись, как хорошо проводит время. Когда Макс вернулся, она не смогла не поддразнить его.

— Лучше будь осторожен, или будешь не в состоянии застегнуть ремень, — ее глаза опустились на его большую блестящую пряжку ремня.

Макс застыл с вилкой у рта, и Кейси почувствовала, как начала краснеть, потому что все, кто слышал ее, смотрели на нее.

Она откашлялась.

— Айс сказал, что в прошлый раз, когда ты съел слишком много торта, ты не мог застегнуть свой ремень с пряжкой, — попыталась она объяснить сквозь смех. От смущения она хотела сползти на пол.

— Оставь ее в покое, — сказала Грейс. — Подвинься, Кейси. Я буду учить тебя играть в пул.

Кейси с благодарностью последовала за ней. Грейс показала ей, как играть, и Кейси тщательно избегала зрительного контакта с Максом, пока пыталась ударить по шару. Войлок на столе начал стираться от ее попыток.

— Теперь твоя очередь, — ободряюще сказала Грейс, но Кейси знала, что была ужасна.

Она склонилась над столом для пула, нацелив кий на тот шар, по которому хотела ударить.

— Вот так, давай помогу, — сказал Макс позади нее. Его рука переместила ее кисть на кие на несколько дюймов, показывая, как правильно его держать.

Кейси чувствовала его дыхание возле своего уха, когда он говорил, как правильно сделать удар. Она задрожала от близости его тела, когда он склонился над ней. Шар попал в лузу.

— Я сделала это! — завопила Кейси, глядя на него через плечо.

— Ты неправильно держала кий, — сказал он ей, выпрямившись и отступив назад.

— Спасибо.

— Не за что, — ответил он и зашагал прочь.

Кейси хмуро смотрела ему вслед.

Как только вернулась Грейс, они закончили игру, которую она с треском провалила.

— Ты научишься.

— Нет, не научусь, но все в порядке. Это не мое, и в ближайшее время я точно не буду играть, — ответила Кейси, глядя на Макса, танцующего с привлекательной женщиной. Что она сделала не так? Единственная причина, почему сегодня вечером она приехала сюда, это быть дружелюбной с Максом, вокруг которого теперь была обернута брюнетка.

Время поджимало, Кейси не могла больше ждать, когда Макс проявит к ней интерес. Она всерьез подумывала отказаться от своего плана и использовать Грейс в получении нужной информации, но у нее нет доступа в клуб, в котором она нуждалась. Кейси серьезно сомневалась, что Айс оставил хоть какие-то доказательства, дискредитирующие его, там, где их смогла бы найти Грейс. В ее присутствии все вели себя осторожно. Шлюхи и мужчины клуба не действовали так неосторожно, как вели себя, когда ее здесь не было.

Когда Рене была с Мэйсоном, она устраивала несколько вечеринок, которые посещали Хищники. Она никогда не была шлюхой клуба, но вечеринки всегда были жесткие, и никто не мог сказать, что ее мать была в безопасности. Это было чудом, что она не выросла такой как мать; вместо этого был противоположный эффект, она стала противоположностью яркой личности Рене. Пряталась в своей комнате, училась, пыталась игнорировать звуки, пробивающиеся сквозь стены крошечного дома, в котором они жили. Окончив среднюю школу, она съехала, и с тех пор ее нога туда не ступала.

— Что-то не так? — спросила Грейс, заметив обеспокоенный пристальный взгляд Кейси, направленный на Рене, которая, очевидно, была пьяна и говорила слишком громко. Из них двоих Магг казался более трезвым, хотя и не очень. Он стоял неустойчиво, хвастаясь своим новым байком.

— Ничего такого, чего я не видела раньше, — ответила Кейси, ощущая в голосе отвращение. — Пора уходить. Было приятно поговорить с тобой сегодня вечером. Я ценю твою попытку научить меня играть в пул, несмотря на то, что я в этом безнадежна.

— Я бы так не сказала. Просто я не думаю, что была хорошим учителем, — поддразнила Грейс.

Кейси покачала головой, и пожелала спокойной ночи. Хоть она и испытывала желание уехать, не пожелав спокойной ночи матери и Маггу, она заставила себя пройти сквозь переполненную комнату, пока не остановилась возле них.

— Я уезжаю.

Рене удивленно моргнула, глядя на нее и быстро поправляя рубашку, которая сползла с ее плеча.

— Оу… оставайся, оставайся подольше. Ты, наконец-то, вытащила голову из задницы. Останься и выпей еще. У нас праздник! Не каждый день моему мужу исполняется шестьдесят один.

— Его день рождения был вчера, — напомнила ей Кейси.

— И вечеринка продолжается до сих пор. Заставь ее остаться, Магг, — пожаловалась Рене.

Магг повернулся у бара и взглянул на равнодушное выражение лица Кейси.

— Дорогая, она, вероятно, устала. Позволь ей пойти домой.

Неохотно Рене кивнула, взяв другой напиток.

— Спокойной ночи, Магг. С днем рождения, — Кейси понизила голос, чтобы только он смог ее услышать. — Я нужна вам, чтобы подвезти домой?

Магг неловко коснулся ее руки.

— Нет, мы останемся здесь на ночь. Проведем ночь так, словно мы снова молодые, — он подмигнул ей.

— О да! — Рене отставила свой напиток, почти падая назад, но Макс подошел сзади и поймал ее, прежде чем она смогла упасть.

— Будь осторожна, Рене, или ты всю ночь проведешь в скорой, вместо задней комнаты, — предупредил Макс.

Рене захихикала, прислонившись к Маггу.

— Я в порядке.

Кейси стряхнула бесполезное желание, что однажды ее мать изменится. Этого не произойдет никогда.

Она покинула здание клуба и глубоко вдохнула, как только оказалась снаружи. Ночь была неудачной. Расстроено выдыхая, она зашагала к своей машине.

— Тебе не очень нравится собственная мать, не так ли? — Кейси обернулась, до сих пор не осознавая, что Макс следовал за ней наружу и ошибочно предположил причину ее расстройства.

— Нет, не нравится.

Он в шоке уставился на нее.

— Не будь таким удивленным, Макс. Ты ожидал от меня другой ответ или что я солгу? — насмешливо осведомилась она.

— Думаю, что удивлен. Если она тебе не нравится, почему ты не держишься подальше от нее?

— Потому что я люблю ее, — Кейси дала лучшее объяснение, какое только могла. — Рене никогда не вырастет. Магг думает, что сможет изменить ее, и, в конечном счете, она не пойдет тратить завтра все деньги, не будет флиртовать со всеми, у кого есть член, и что она будет лучше заботиться о себе. Разница между твоим отцом и мной — это то, что я понимаю, она никогда не станет меняться. Когда Магг, наконец, это поймет, он снова уйдет и больше не вернется.

— Ты не знаешь моего отца.

— Правда? Скажи мне, Макс, как Магг отреагировал бы, если, например, пошел бы снять деньги со счета, и у него не оказалось бы ни цента, чтобы залить бензин в бак?

Она наблюдала за выражением, которое появилось на его лице. Он искал для себя ответ, который она отлично знала.

— Магг не позволит ей добраться до счета.

— Не позволит? — сомнительно спросила она.

— Нет, — сказал он так, словно пытался убедить больше себя, чем ее.

— Посмотрим. Я надеюсь, что ты прав, Макс, я действительно надеюсь. Мне нравится Магг, — она сделала шаг к машине, но остановилась. Сейчас или никогда.

Поворачиваясь к нему, она спросила:

— Не хочешь сходить завтра на ланч? Судя по тому, как ты ел торт, мне кажется, ты не так уж часто ешь домашнюю еду, — она затаила дыхание, пока ждала его ответа, молилась, чтобы он согласился.

Он заколебался, перед тем как ответить.

— Конечно. Я никогда не отказываюсь от еды.

Кейси улыбнулась так, чтобы улыбка выглядела более искренней.

— Хорошо. И еще, тебе нужен мой адрес?

— Хорошая новость — я знаю, где ты живешь.

— Увидимся завтра, и спокойной ночи, Макс, — Кейси пошла к своей машине, не оглядываясь.

Она почти уронила ключ, когда вставляла его в замок зажигания. Заставила себя успокоиться, хотя было легче сказать, чем сделать это на самом деле. Бросила взгляд на здание клуба и увидела, как Макс возвращается внутрь.

— Боже мой... Что я делаю? — прошептала она в тишине автомобиля. 

Глава 9


Макс припарковал свой байк возле дома Кейси, все еще задаваясь вопросом, какого хрена он делает. Он поставил байк на парковочное место, не уверенный, почему согласился пообедать с ней. Возможно, из-за выражения ее лица, которое пробудило в нем любопытство.

Макс не жил бы такой жизнью, как у него, в течение многих лет, если бы не понимал, когда им манипулировали, и ему было любопытно узнать, что задумала Кейси. Она хотела, чтобы он попытался вмешаться в отношения Магга и ее матери? Когда его отец бросил Рене, Макс даже не поинтересовался, почему он это сделал. Магг вынужден был занять у него денег, чтобы покрыть счета, которые открыла Рене.

Он поднялся по лестнице к ее квартире. Колтон, один из братьев, жил здесь ранее, прежде чем женился на своей женщине и они переехали в небольшой городок за пределами Квин-Сити.

Постучав в дверь, ему не пришлось долго ждать, прежде чем она открылась, и он увидел взволнованную Кейси, которая стояла, уставившись на него.

— Я слишком рано?

— Что? Нет... ты как раз вовремя, — сказала она, игнорируя дым, который вздымался позади нее в квартире.

— Что-то горит? — он попытался сдержать улыбку, потому что Кейси притворилась, что дыма нет.

— Нет, у меня небольшое недоразумение, но все в порядке, — сказала она, не отходя от дверного проема.

— Я могу войти?

Она кивнула, отступая назад, Макс шагнул вперед, и остановился. Обернувшись, он увидел, как она отчаянно дергает дверь туда-сюда, пытаясь проветрить квартиру от дыма.

— Я открою окно, — сказала она, торопливо закрывая дверь.

Обойдя его, она открыла окна в гостиной, пока Макс молча осматривался. Квартира была небольшой. Гостиной едва хватало, чтобы вместить красный кожаный диван и журнальный столик. Также был маленький стол, на котором стояли тарелки и что-то похожее на кувшин чая со льдом.

— Я вернусь через минуту. Присаживайся, — она махнула на стол, и прошла на небольшую кухню, отгороженную от остальной комнаты стойкой с несколькими табуретками.

Он остался стоять, наблюдая за ней. Она взяла сожженную кастрюлю и выключила духовку, наклонилась, взяла еще одну кастрюлю и ловко забросила туда овощи.

— Прости. У меня все было готово, но зазвонил телефон, я отвлеклась и забыла. Мне потребуется минута, чтобы приготовить вторую порцию.

— Что у нас есть?

— Фахитас (Примеч. блюдо мексиканской кухни, представляющее собой завёрнутое в тортилью (мягкую пшеничную лепёшку) жареное и нарезанное полосками мясо с овощами). Я надеюсь, тебе нравится мексиканская кухня. Еще я приготовила немного риса, — она подошла к стойке. — Если хочешь помочь, можешь накрыть на стол.

Не похоже, что ей нравилось, как он уставился на нее. Взяв продукты, которые лежали на стойке, она развернула мягкую пшеничную лепешку, и он увидел, как она насыпала новую порцию муки. Он опустил свою задницу на стул.

— Я люблю мексиканскую кухню. Ты сама их приготовила? — спросил он, взяв тортилью, и откусив половину за раз.

— Да, — ответила Кейси, поместив противень, заполненный цыпленком и овощами в духовку. — У меня есть пиво, если ты хочешь.

— Чай подойдет, — ответил Макс, взяв второй кусок. Он был на небесах. Он не мог вспомнить, когда в последний раз ел еду, приготовленную в домашних условиях. В клубе все готовили только для себя. Узнав, что Грейс могла готовить как шеф-повар, Макс надеялся, что ее подруга Сиси будет так же искусна, но она не предлагала готовить для него. Большую часть времени они ходили куда-нибудь, перед тем как идти в клуб или к ней домой. Когда он оставался на ночь в ее доме, то возил ее позавтракать, прежде чем вернуться в клуб.

Кейси налила себе и Максу напитки.

— У меня есть еще. Ты сможешь оставшееся взять с собой, когда будешь уезжать.

— Там ничего не останется, — покачал головой Макс.

Пока он ел, заметил несколько фотографий, висящих на стене позади нее. Кейси стояла рядом с одним из самых красивых мужчин, которых когда-либо видел Макс. Они смотрели друг другу в глаза, рука Кейси лежала на его щеке. На другой фотографии они сидели на полотенце на пляже, окруженные морскими ракушками. Мужчина показывал ей морскую звезду, и они оба смотрели вниз, как будто она была чудом природы. Было что-то особенное в этой фотографии, но Макс не мог понять, что именно.

— Парень? — он кивнул в сторону фотографии позади нее.

— Джейс? Нет, это не он.

Макс ждал, что она скажет кто на фотографии, но она молчала, продолжая есть.

— Он знает, что ты ему изменяешь?

Кейси положила вилку на тарелку и нахмурилась.

— Я не рассматривала обед с тобой как измену Джейсу, но, к твоему сведению, мы больше не вместе.

— Я не о себе, — сказал он, удивившись тем, что она его имела в виду. — Я говорил о мужчине на фото. Очевидно, что ты заботишься о нем, и этот снимок был сделан не так давно.

— О, — она снова взяла вилку. — Откуда ты знаешь, что фотографии не старые?

— Магг говорил мне, что ты ездила в отпуск на пляж два месяца назад, и ты носишь эту цепочку с тех пор, как вернулась.

Ее рука коснулась серебряной цепочки с морской звездой на шее.

— Понятно.

Она так и не объяснила, кто этот мужчина на фото, и Макс сдержал себя от выяснения напрямую, подавляя желание узнать о мужчине, подарившего цепочку, которую она постоянно носила. Он был здесь ради ланча, а не для того, чтобы лезть в ее личную жизнь.

— Ты наслаждалась своим отпуском? — наконец спросил он, игнорируя самого себя.

— Да, я ездила в Дисней Лэнд (Примеч. официальное название — «Всемирный центр отдыха Уолта Диснея»).

— Ты ездила в Дисней Лэнд во время своего отпуска?

— Да. Ты там был?

— Нет, я слишком стар для развлечений, — сказал он, раздраженный ее краткими ответами. Большинство женщин уже рассказали бы все, прежде чем ты успел бы спросить.

Однако попытки что-либо вытащить из Кейси походили на отдирание старых обоев — без тяжелого труда не обойтись. Макс не привык прилагать усилия для получения чего-то от женщин и сейчас начинать не собирался.

— Для Дисней Лэнда никто не может быть слишком стар. Ты должен туда поехать и взять детей.

Макс фыркнул.

— Их матери не позволили бы мне увезти их из штата дальше Флориды.

— Они возят детей на каникулы за пределы штата?

— Да.

— Тогда на твоем месте я бы подыскала хорошего адвоката. Ты их отец, и большинство судей дает отцам такие же права, как и матерям, если их матери не смогут доказать, что с тобой дети в опасности.

— Я хороший отец! — он начал злиться, и ее рука накрыла его лежащую на столе руку.

— Я знаю, что ты такой, Макс, я видела тебя с ними несколько раз, так как наши родители женаты. Если они не дают тебе права, ты заслуживаешь подать в суд на них.

Макс с трудом сглотнул.

— У меня есть причина, почему я так не борюсь с ними по этому поводу. Потому что помню стычки, которые были у моих родителей, когда они развелись, — впервые признал вслух Макс.

— Вот почему я предложила адвоката. Попытайся сначала с ними поговорить не при детях. Если это не сработает, дай им понять, что собираешься бороться за свои права. Возможно, они просто хотят гарантий, прежде чем дать тебе больше времени.

— Я сделаю это, — Макс откинулся на спинку стула, чувствуя себя сытым. — Если я не перестану есть, я должен буду расстегнуть свой ремень, — пошутил он.

Кейси засмеялась, закрывая руками лицо.

— Пожалуйста, не напоминай мне о той глупости, вылетевшей из моего рта. Я в жизни своей никогда так не смущалась. Ты видел лицо Рене?

Макс засмеялся.

— Нет, я был слишком занят, наблюдая за тобой. Я никогда не видел, чтобы женщина приобретала такой оттенок красного.

— Сомневаюсь насчет этого, — закатила глаза Кейси.

Макс усмехнулся, наслаждаясь более игривой стороной Кейси, которую он прежде никогда не видел.

Она поднялась, чтобы убрать со стола и Макс помог убрать свою тарелку в раковину, счищая с нее остатки пищи. Его взгляд снова наткнулся на фотографию. Остановившись, он нахмурился.

— Он живет в Квин-Сити? Я видел его где-нибудь?

— Ты просто так не отстанешь, да? Это мой брат, Коул.

Воспоминания о мальчишке нахлынули на него.

— Теперь я вспомнил. Он немного старше тебя. Я видел его несколько раз, когда Рене была замужем за Мэйсоном. Он не приехал на свадьбу твоей матери и Магга.

— Нет. Он уехал из города после развода Мэйсона и Рене, и больше сюда не возвращался.

— Он не видится с Рене? Я даже не видел фотографий в ее доме. Есть несколько с тобой, но ни единой его.

— Рене больно, что Коул не видится с ней, поэтому она не хранит его фотографии, или хоть что-то, напоминающее о нем. Может, ты хочешь посмотреть телевизор? У меня есть несколько часов, перед тем как ехать на работу.

Макс нахмурился.

— Не начинай, — она остановила его протест о работе, прежде чем он успел открыть рот.

— У меня есть немного времени, — сказал Макс, направляясь к дивану.

В квартире было мало мебели, и кроме двух фотографий, висевших на стене, больше не было личных вещей. Он знал, что у нее не было много денег, но их было достаточно, чтобы платить за квартиру; в конечном счете, скромная жизнь, которую она вела, к нему не имела никакого отношения.

Все женщины, с которыми он был, хранили множество симпатичных вещей вокруг, но квартира Кейси была безжизненной, кроме красного дивана. Он помнил ее препирания с Маггом, чтобы он впустил носильщика, когда она купила этот диван на распродаже.

— Какие фильмы ты предпочитаешь?

— Боевик, но я могу посмотреть и комедию, — сказал ей Макс.

— Я могла бы догадаться, — сказала Кейси, сев рядом с ним и взяв пульт от телевизора.

— И что это должно значить?

— Ничего, — ответила она, просматривая фильмы.

Макс сложил руки на груди, задаваясь вопросом, было ли это оскорблением.

— Я не тупой.

Ее потрясенный взгляд встретился с его.

— Я не думаю, что ты тупой.

— Тогда откуда ты знаешь, чего хотел бы я, боевик или комедию? Может, я хочу посмотреть что-то другое.

— А ты хочешь?

— Нет, — проворчал он.

— Хорошо, — она вернулась к просмотру. — Как насчет этого? Я не смотрела его, а ты?

Он видел его, но не сказал ей об этом. Он наслаждался этим фильмом, и не был против посмотреть его снова.

Она включила фильм, откинувшись на спинку дивана. Макс ожидал, что она поставит какую-то преграду между ними на диване или, по крайней мере, попытается, но она не сделала этого. Сидела рядом с ним, как будто делала это все время.

Вопреки тому, что огрызнулся ей, он был не самым тупым человеком и понимал, когда женщина подает сигналы. Кейси подавала сигналы, не такие очевидные, но они заставляли его член твердеть так, что сидеть было неудобно.

— Хочешь чего-нибудь выпить? — спросила Кейси, он отодвинулся от нее подальше, пытаясь думать о серьезных вещах, а не о том, как уложить ее на диван и трахнуть.

Она практически просила об этом. Придвинулась так близко, что сидела почти на его коленях. Каждый раз, когда он делал вдох, то чувствовал запах ее духов и ощущал нежный изгиб ее груди, которая прижималась к его руке.

— Да, пиво было бы неплохо, — Макс провел руками по волосам. Приняв решение, он встал.

— Не бери в голову. Я забыл, что должен встретиться с другом. Мы с тобой еще увидимся.

Макс уехал, оставив Кейси на кухне с бутылкой пива в руке. Когда он закрывал за собой дверь, их взгляды встретились. Боль и замешательство в ее глазах заставили его чувствовать себя дерьмом, но он задушил эти эмоции. Он никогда в своей жизни не отказывался от киски, но мотивы ее внезапного желания обладать его членом заставили Макса убежать.

Неделю назад она изо всех сил старалась избегать его, а теперь прижималась к нему как сексуальная кошечка, желающая поиграть. Пока он не узнает, почему от ледяной принцессы Квин-Сити она перешла к горячей, его член не выйдет поиграть.

Кейси стояла, уставившись на закрытую дверь, ее рот открылся из-за его внезапного ухода. Она уронила бутылку и пиво разлилось.

— Черт возьми, — Кейси заправила волосы за уши.

Почему он ушел? Макс трахал всех! Все в Квин-Сити это знали. Именно на это она и рассчитывала. С ней что-то не так?

— И что я должна теперь делать? — спросила она себя вслух, пытаясь придумать другой план. Чтобы план удался, ей нужен Макс.

Она прикусила губу, принимая решение. Сводный брат не единственный Хищник. Если она не получит того, в чем нуждается, от Макса, то пришло время идти дальше. Фактически все может пройти еще лучше. Вчера вечером, когда уходила из клуба, она встретила нескольких Хищников, которых не знала. И каждый из них флиртовал с ней. Она не ответила им, выбрав Макса, но теперь приложит к этому все усилия.

Кейси почувствовала облегчение. У нее были сомнения в том, что будет в состоянии держать эмоциональную дистанцию от Макса достаточно, чтобы добиться успеха, достаточно, чтобы предать его, когда придет время. В конце концов, в чьей бы постели она не оказалась, это не имеет значения. Она собиралась сдержать обещание, которое дала давным-давно, даже если в процессе будет потеряна ее гордость и жизнь. 

Глава 10


Макс махнул двадцаткой в направлении проститутки. Она сразу двинулась через переполненный стрип-клуб к столу, где сидел он с Шакалом.

— Еще что-нибудь, Макс? — спросила она, наклоняясь над столом и сверкая шикарным видом своих сисек.

Он улыбнулся ей.

— Не сейчас, может быть, позже, — сказал он, принимая ее приглашение, чтобы просунуть двадцатку между ее сочных грудей, которые сосал больше, чем один раз в прошлом.

Женщина надула губки и поставила напиток перед Шакалом.

— А ты, Шакал?

— Занят сейчас.

Она подняла бровь, но ушла, оставив двух мужчин за столом. Макс поднял руку с бокалом ко рту, раздраженный на брата, который опаздывал.

— Что его задерживает?

— Я не знаю. Почему бы тебе не позвонить и не спросить его? — спросил Шакал.

— Я подожду, — проворчал Макс.

— К чему такая спешка? По тебе не скажешь, что тебе еще куда-то надо. Прошлая ночь была последней рабочей ночью Кейси, так что тебе больше не придется прятаться и наблюдать за ней.

— Ты знал?

— Брат, мы все знаем. Единственное, чего мы не понимаем, это почему?

— Я не знаю, — Макс пожал плечами. Возможно, после свадьбы Рене и Магга, он чувствует ответственность за нее. Парень, с которым она встречалась, исчез, более того, Макс никогда не видел ее развлекающейся с друзьями. Некому было присмотреть за ней. Эти несколько часов ночью были опасными для нее и играли решающую роль между жизнью и смертью.

— Ну, это многое объясняет.

Дверь открылась, и в клуб вошел крупный мужчина в джинсах и кожаной куртке с нашивкой соперничающего байкерского клуба, который пытался посягнуть на территорию Хищников.

Волосы у темнокожего мужчины были стянуты в хвост и лежали на спине. Его идеальные черты лица беспокоили Макса. Ни один из братьев в байкерском клубе не должен выглядеть так, будто его ни разу не били.

Он не смотрел ни на Макса, ни на Шакала, пока пробирался к лестнице через бар. Поднялся по ступенькам и ввел код на двери в отдельный номер на втором этаже.

Макс и Шакал медленно поднялись, прошли тем же путем, поднялись наверх по лестнице и ввели тот же самый код. Вошли в комнату и увидели, что мужчина, за которым они следовали, уже сидит за столом и его обслуживает одна из женщин, работающих в VIP-комнате.

Они присоединились к нему.

— Почему ты так поздно? — спросил Шакал.

— Не мог уйти от Икса. С каждым днем он становится более подозрительным.

— Еще бы. Соревноваться с Хищниками за территорию неумно, если твои братья хотят сохранить жизнь.

Кэй сверкнул улыбкой.

— Вы издеваетесь надо мной. Разве кто-то когда-либо считал Бандитов умными? Бля, они не могут завязать свои шнурки, если это нужно сделать. Скажите Айсу, что он может взять их в любое время, когда захочет. Я хочу вернуться домой.

Рот Шакала дернулся в зловещей улыбке.

— Ты уверен? Если мы будем с ними сражаться, я не хочу никаких сюрпризов только из-за того, что ты устал ездить с ними.

Кэй наклонился вперед.

— Эти умники такие слабаки. Большинство с трудом водят байки, и почти никто из них не умеет драться. Я не могу понять, почему они бросают вызов Хищникам, когда у них нет ни единого шанса? К счастью, это не моя забота выяснять это, а ваша, — Кэй бросил им умоляющий взгляд. — Если мне придется остаться там еще на полгода, я не выдержу. В их клубе шлюхи даже не могут отсосать член. Если бы не этот клуб, мой член никогда бы не знал облегчения.

— Шлюхи не трахаются с братьями? — резко спросил Шакал.

— Если и трахаются, то меня они обходят стороной. Думаете, это потому, что я черный? — пошутил Кэй.

— Нет, — заявил Шакал, и они оба с Максом уставились на красивого мужчину, у которого все суки их клуба выпрашивали внимание.

— Тогда как вы думаете, что происходит? — спросил Кэй.

— Я думаю, Хищники должны подготовиться, чтобы сделать ход. Копы до сих пор расстроены, что мы ушли от того тюремного заключения, и один из них оказался за решеткой, — они молчали, пока перед ними ставили напитки. Шакал помахал привлекательной официантке, а затем продолжил: — Мне нужно, чтобы ты попытался разыскать парочку их помещений.

Кэй покачал головой.

— Ты хочешь, чтобы меня убили?

— Я стараюсь, чтобы подобное не случилось со всеми нами. Если кто-нибудь из них коп под прикрытием, у них обязательно где-нибудь припрятано что-то, удостоверяющее их личность. Найди это. Сделай несколько снимков новеньких, околачивающихся возле клуба. Может быть, кто-нибудь из наших информаторов сможет опознать их.

Макс переживал за брата, который был моложе и не такой опытный, как большинство других Хищников. Просьба Шакала была опасна, и если его поймают, ему придется несладко.

— Ладно, — Кэй поднял руку с бокалом в сторону Шакала. — Но если со мной что-то случится, убедитесь, что они подправили мое красивое лицо, прежде чем похоронить.

— Черт, ты слишком красив, как ни крути. Женщины предпочитают мужчин, которые выглядят, как будто побывали раз или два в драке.

— Да, хорошо, поверю тебе на слово, — сказал Кэй, разглядывая шрам на лице Шакала, который проходил по одной стороне его лица вниз до уголка губ. — Но я предпочел бы сохранить свое таким, какое оно есть.

Макс хлопнул его по спине, чуть не выбив виски из рук.

— Я не виню тебя. Мне тоже слишком нравится мое прекрасное лицо.

Макс и Шакал еще послонялись некоторое время, прежде чем уйти и вернуться в здание клуба. Он устал от слежки за Кейси со стоянки через улицу, и ничего не хотел больше, чем снова вернуться к нормальному графику сна и к вечеринкам. Он выбрал бы одну из клубных шлюх на ночь и лег бы спать. Даже планировал поспать подольше и сводить ту счастливую сучку, которую выберет, позавтракать, в качестве благодарности за секс. Он не погружал свой член в киску две недели и был полон решимости дать своему ноющему члену такое необходимое облегчение.

Его план пришел к неожиданному концу, когда он вошел в помещение клуба Хищников и увидел Кейси, прижимающуюся к Стампу.

— Какого хрена! — зарычал Макс себе под нос.

— Что? — спросил Шакал, останавливаясь рядом с ним.

— Стамп лижет шею Кейси, как будто она гребаное мороженое.

— Если у тебя проблемы со Стампом, вытащи его на стоянку. Я не буду покупать новую мебель, как в прошлый раз, когда вы разгромили все вокруг.

— Меня не волнует, чем они занимаются, — отрицал Макс, не отрывая глаз от пары, прислонившейся к задней стене.

— Конечно, нет, — сказал Шакал, отойдя и поймав Краш за талию.

Макс подошел к бару, чтобы заказать себе пиво, взял его и сел на один из стульев рядом с Баззардом и Фейдом. Он не мог не наблюдать, как рука Стампа переместилась на бедра Кейси, придвигая ее близко к своим бедрам. Мужчина рядом с Кейси, казалось, полностью завладел ее вниманием.

Макс хмыкнул, когда Рита уселась к нему на колени.

— Где ты пропадал весь вечер?

— Я был занят, — ответил он, не обращая на нее внимания, когда она погладила его по груди. Он был больше заинтересован Кейси, которая обернула руки вокруг шеи Стампа.

Их движения предельно ясно говорили о том, что в ближайшие десять минут эти двое будут трахаться.

— Когда пришла Кейси?

— Хм... — Рита отвела взгляд от его груди. — Появилась пару часов назад со Стампом. Они не отрывают рук друг от друга. Никогда не думала, что увижу день, когда эта чопорная сучка трахнется с кем-то из братьев. Полагаю, она слышала, что у него самый большой член здесь. Ну, почти... — сказала она, наклоняясь, чтобы прижаться губами к нему.

Макс отдернул голову и увидел, как Кейси быстро отвела взгляд, когда он посмотрел в ее сторону.

Приняв решение, он встал, и Рита едва успела удержаться на ногах, чтобы не упасть на пол.

— Куда ты идешь?

Макс проигнорировал ее, направляясь к Стампу и Кейси. Кейси посмотрела через плечо Стампа, и увидела, что он приближается. Ее глаза округлились, когда Макс достиг Стампа, протянул руку и отдернул ее подальше от брата, который не мог оторваться от нее.

— Какого хрена! — Стамп сердито обернулся.

— Я собираюсь потанцевать с ней. У тебя с этим проблемы? — Макс держал руку на плече Кейси, пока она пыталась вырваться.

— Да. Мы собирались пойти в мою спальню. Она занята. Ты сможешь получить ее, когда я закончу.

— А вот с этим как раз проблема. Она не будет трахать тебя сегодня вечером, потому что будет слишком занята моим членом. Найти другую женщину. Рита не занята, — Макс повернулся, направляясь к коридору, и открыл одну из дверей.

Он толкнул ее в свою спальню, громко захлопнув дверь.

— Ты не можешь вот так прерывать меня и тащить в свою спальню!

— Если бы ты понимала, что хорошо для тебя, Кейси, то заткнулась бы сейчас к чертовой матери, пока я еще в состоянии держать себя в руках. Еще одно твое слово, и я выбью все зубы Стампу.

Кейси сердито поджала губы, глазами метая в него гневные янтарные искры.

— Какого хрена с тобой творится в последнее время? В течение многих лет ты не обращала внимания ни на одного из нас. Теперь вдруг просишь, чтобы он трахнул тебя.

Кейси дернулась, как будто он ударил ее, но Макс устал от хождения вокруг да около.

— Не будь таким грубым! — огрызнулась она.

— Ты увидишь, насколько грубым я могу быть, — он ухватился за край футболки и стянул ее через голову.

— Что ты делаешь? — вскрикнула Кейси.

— То, что ты хотела, чтобы я дал тебе на днях. Я отказался тогда не для того, чтобы теперь наблюдать, как ты даешь то, что я хочу, другому брату.

— Я не знаю, о чем ты говоришь.

— Не смей лгать. Я ненавижу лжецов, — ее лицо побелело при его резком замечании. — Ты подкатывала ко мне на днях, когда мы обедали вместе. Посылала сигналы, что хочешь меня.

— И что, если я хотела? Ты ушел. По сути, ты практически выбежал из моей квартиры.

— Теперь я никуда не бегу, не так ли? Сними свою гребаную рубашку, — Макс схватил ее за бедра, крепко прижимая их к своим. Его стремительно напрягающийся член прижался к ее киске.

— Макс, я не уверена…

— Ты казалась вполне уверенной, когда была со Стампом.

— Стамп не был зол на меня.

Дрожь в ее голосе заставила его сделать шаг назад и опустить руки с ее бедер.

— Иди домой, Кейси. Убирайся отсюда, — Макс стиснул зубы, когда она не пошевелилась. Отойдя от двери, он предоставил ей возможность покинуть его комнату.

— Я не хочу уходить.

Его дыхание сбилось, когда он услышал ее признание. Макс сделал шаг вперед, в этот раз он схватил ее за рубашку, стягивая ее. Он уставился вниз на ее грудь, прикрытую крошечным телесного цвета бюстгальтером, затем потянулся руками ей за спину, расстегивая и освобождая ее грудь.

Он тихонько присвистнул. Грудь была не очень большой, но упругой, соски уже затвердели, как будто просились в его рот.

Макс положил руки ей на бедра, поднимая Кейси до тех пор, пока сосок не оказался в пределах досягаемости. Он щелкнул языком по шероховатой розовой поверхности соска, и Кейси резко выдохнула.

Он подтолкнул ее в сторону кровати.

— Ты на противозачаточных?

— Да, но я хочу, чтобы ты использовал презерватив, — Кейси облизнула полную нижнюю губу, пока наблюдала, как он расстегивает свой ремень.

Макс подошел к тумбочке и достал презерватив, прежде чем расстегнуть ширинку.

— Дай время, и ты будешь умолять меня не использовать его, — похвастался Макс.

Кейси сложила руки на груди, настаивая на своем.

— Боже мой, это пирсинги? — ее глаза шокировано округлились, когда он стянул с себя джинсы.

— У меня их несколько, — сказал он, откидывая джинсы прочь. Макс наклонился над кроватью, собираясь стянуть с Кейси джинсы.

— Это не просто несколько. Это много.

— Тебе понравится ощущать их на своем клиторе. А без презерватива ощущения будут еще лучше.

— Мы используем презерватив, — твердо сказал Кейси.

— Бережешь киску? — без тени смущения усмехнулся Макс. — Как я уже сказал, рано или поздно, ты будешь умолять меня не использовать презерватив. Женщины обычно немного колеблются сначала, но как только почувствуют их напротив своего маленького клитора, то начинают кричать кое-что другое.

— Держу пари, что они кричат. Они, наверное, зовут на помощь, и если тебе несложно, ты не мог бы не говорить о других женщинах, с которыми у тебя был секс, пока мы занимаемся им? Это как бы отбивает желание.

Макс спустил ее джинсы вместе с трусиками и жадно уставился на голую киску, выставленную напоказ. Было слишком сложно сопротивляться. Он протянул руку и пальцами раздвинул мягкие лепестки губ, обнажая жемчужно-розовый клитор.

Он нахмурился. Она не была влажной для него.

— Что случилось? — Макс прищурил глаза, изучая выражение ее лица и опускаясь взглядом с нервной улыбки на ее губах на подрагивающие мышцы живота. — Если ты не хочешь...

Она обхватила его плечи, притягивая к себе. Ее соски прижались к его волосатой груди.

— Это из-за пирсингов. Я просто переживаю, что из-за них может быть больно, — ее мягкое признание разбудило в нем нежность, о существовании которой Макс не подозревал. Он привык, что его секс был грязным и грубым, словно катание на американских горках от начала до конца, в то время как Кейси привыкла к ванильным молочным коктейлям и детским аттракционам.

— Милая, единственная боль, которую ты почувствуешь, будет, когда ты начнешь умолять меня заставить тебя кончить, — похвастался он.

Она рассмеялась, и Макс с облегчением увидел, что ее нервное напряжение ослабло.

— Ты очень уверен в себе, не так ли?

— Я бы рассказал тебе почему, но ты сказала, что не хочешь, чтобы я говорил о других женщинах, когда пытаюсь тебя трахнуть, так почему бы мне просто не показать тебе?

Макс приподнялся, осторожно облизал один из ее сосков, спускаясь вниз. Он расположил ее тело так, как хотел, раздвигая ее бедра и раскрывая для своих глаз.

— Этот клитор умоляет меня пососать его, — его пальцы потерли маленький комочек плоти. Макс усилил давление на клитор, и почувствовал, как она увлажнилась и задвигала бедрами. Когда ее спина выгнулась, он скользнул большим пальцем в ее киску.

— Ты такая тугая, что я с трудом вставил палец. Тебе нужно расслабиться, если хочешь принять мой член.

Пальцы Макс заменил ртом, засовывая свой язык внутрь нее. Он услышал, как она ахнула, когда начал показывать ей, как любил заниматься сексом. Он не был застенчивым человеком и любил трахаться. Если она будет делить с ним постель некоторое время, ей необходимо расслабиться. «Я всего лишь мужчина, который подходит для этого», — подумал он уверенно.

Кейси хотела его, иначе не лежала бы распластанная на кровати после попытки заставить ревновать к Стампу.

Желание охватило его, когда он начал лизать киску, которую, как он считал, никогда не сможет попробовать. Когда она начала извиваться под ним, он несколько раз облизнул ее клитор и встал так, что его колени оказались между ее бедер.

Его член, затянутый в презерватив, разместился напротив ее входа.

— Ты готова для меня? — спросил Макс, едва сдерживая себя, чтобы не толкнуться в нее.

— Да, — ее ноги обернулись вокруг его бедер, она приподняла свои бедра, и он погрузил себя в нее.

Он наблюдал за выражением ее лица, чтобы убедиться, что не причиняет боль. Когда увидел, что она в порядке, он позволил себе войти в нее маленькими толчками. Зарылся лицом в ее сладко пахнущую шею. Она была как свежий ветерок в жарком здании клуба, где кондиционер был всегда сломан. Их липкие тела сталкивались, при каждом движении.

Макс не позволял себе трахать ее так, как хотел. Ему придется подождать, пока она не привыкнет к его размеру и тогда он трахнет ее так, как любит. Он планировал постоянно трахать ее, пока они будут вместе, чтобы насытиться ею, перед тем как они решат двигаться дальше.

— Ты в порядке? — застонал Макс.

— О, да, — она вцепилась в его плечи, когда он начал двигаться быстрее. Кейси выгнулась от его толчков, и Макс еще глубже проник в ее киску.

— Я хочу, чтобы это длилось долго, но, женщина, ты делаешь это невозможным, — он обхватил одну из ее идеальных грудей и потянулся к ней ртом. Макс дразнил ее сосок, а затем его рот скользнул на саму грудь и он слегка прикусил кожу, оставляя небольшую красную отметину.

— Ты только что укусил меня?

— Когда ты будешь смотреть на этот след, ты будешь вспоминать, как я трахаю тебя, — Макс не мог объяснить, почему был полон решимости оставить на ней свой след.

— Мне не нужно напоминание. Я не думаю, что после этого буду в состоянии ходить, — простонала она.

— Хорошо, тогда ты останешься на ночь, и я снова трахну тебя, когда проснусь, — Макс замолчал, когда почувствовал, как удовольствие волной распространяется по всему телу, а ее киска начала пульсировать вокруг его члена.

«Вот тебе и заставлю ее умолять», — подумал он, когда они одновременно кончили.

В комнате было так жарко, что они сразу же отодвинулись друг от друга, как только закончили.

— В этой комнате адски жарко, — Кейси приподнялась, опираясь на локоть, ее кожа поблескивала на свету.

Макс поднялся с постели и направился к комоду, где держал свою одежду. На нем стоял вентилятор, направленный на кровать. Он включил его и снова вернулся в постель.

— Здесь нет кондиционера?

— Он сломан.

— Иисусе, — она откинулась на кровать и улеглась на подушке рядом с ним.

Макс начал притягивать ее ближе к себе, зная, что женщины всегда хотят обниматься после этого. Он ненавидел эту часть секса, но сейчас, с Кейси, был не против этого. Но Кейси отстранилась, упираясь ладонью ему в грудь, и он удивленно на нее посмотрел.

— Слишком жарко, — пояснила она.

Макс отпустил ее, и снова лег на свою подушку.

— Ты останешься?

— Если ты хочешь, чтобы я осталась, — она посмотрела ему в глаза.

Макс кивнул, закрыв глаза.

— Да, я хочу, чтобы ты осталась.

— Тогда я останусь, — она повернулась набок, спиной к нему, и, ухватившись за край простыни, лежащей в изножье кровати, натянула ее на себя, укрывая попу, которую он хотел тщательно изучить.

От усталости и алкоголя, который он выпил в стрип-клубе его начало клонить в сон. Член был более чем готов к повторению, но организм был истощен после недельной слежки за Кейси в магазине.

Он постарается, чтобы, когда она будет уезжать отсюда утром, она была такой же уставшей, как он сейчас, и мечтала вернуться сюда еще и еще. Возможно, он вообще сэкономит себе кучу времени, позволив ей остаться, ведь впереди выходные. В одном он был чертовски уверен — он не был готов отпустить ее. 

Глава 11


Тишина, наконец, заполнила здание клуба, и Кейси вытерла со щеки слезу. Она посмотрела на электронные часы Макса, стоящие на тумбочке — три двадцать утра. Кейси еще минуть тридцать полежала, прежде чем встать.

Время тянулось медленно, каждую минуту усиливая беспокойство, Кейси прислушиваясь к каждому звуку, которые издавали бодрствующие члены клуба.

По крайней мере, Айса сегодня не было. Она почувствовала облегчение, когда Стамп сказал ей, что Айс дома с Грейс.

Когда она позвала Стампа, она была удивлена своим поведением, но это был последний шанс привести план в действие. Кейси действительно полагала, что с помощью секса с ним могла довести до конца свой план, пока он не начал ее лапать. Она терпела его, сколько могла, и уже готова была сдаться, когда увидела, что приехал Макс.

Кейси сомневалась, что смогла бы довести дело до конца с Максом, но он достаточно ее расслабил, и она забыла, зачем должна была остаться с ним в клубе. Секс с Максом был для нее опытом, который больше не повторится.

Осторожно, она вылезла из кровати, нашла свои джинсы и кофту, и натянула на себя, боясь, что даже дыхание может разбудить Макса.

Обув сандалии, она осторожно двинулась к двери. Ее ладони были такими влажными, что соскальзывали с дверной ручки. Вытерев их о джинсы, она медленно открыла дверь в спальне Макса. К счастью, прихожая была слабо освещена, таким образом, свет в спальню не проникал, и не мог разбудить Макса.

Кусая губу, она шла в зал клуба, и вздохнула с облегчением, когда поняла, что там никого нет. Она точно знала, куда идти, в комнату, которую мужчины использовали в качестве офиса. Она нашла нужную дверь и проскользнула внутрь. Во время вечеринки по случаю дня рождения Магга она выяснила, какая комната содержит нужную ей информацию.

Вытащив телефон из заднего кармана, она использовала его в качестве фонарика, не желая включать верхний свет. Села на стул за компьютер и включила его.

Компьютер не был подключен к интернету. Хищники не хотели, чтобы какой-нибудь хакер получил номер счета клуба и частную информацию.

Потребовалось двадцать минут, чтобы подобрать пароль. Если бы Грейс ранее в разговоре не назвала клички собак, Кейси бы сдалась.

Она практически подпрыгивала на стуле, когда перебирала файлы. Торопливо помещая флешку в компьютер, также сделала несколько снимков на телефон, как резервную копию. У нее был всего час, прежде чем разверзнется ад. Как только загрузка на флешку была завершена, она выключила компьютер.

Она поднялась, придвинула стул обратно, повернулась к двери, и едва слышный вскрик слетел с ее губ, когда она увидела, что на нее смотрит Шакал.

— Ты получила то, что хотела?

Страх наполнил ее кровь, когда она увидела выражение его лица. Шакал просто пугающий, когда рассержен, но сейчас, когда он в гневе, то выглядит просто устрашающе.

Кейси решила вести себя нагло. Он был в комнате недостаточно долго, чтобы увидеть, чем она занималась.

— Мне нужно было кое-что проверить, но я не знала, что у вас нет подключения к интернету.

— Серьезно? Ты собираешься стоять здесь и врать о том, зачем влезла в компьютер Айса? — прорычал он. — Дай мне чертову флешку.

Кейси сильнее сжала флешку в кулаке.

— Что, блядь, здесь происходит? — Макс заполнил дверной проем позади Шакала, его глаза осмотрели ее одетое тело.

— Я застукал ее за компьютером Айса. У нее в руке флешка.

— Как она взломала пароль? — растерянно спросил Макс.

— Вот это я и хочу выяснить, — мрачно сказал Шакал, глядя на Макса через плечо.

— Я нихрена ей не говорил! — сердито сказал Макс, впиваясь в Кейси взглядом.

Двое разъяренных мужчин находились в одной комнате с ней, и Кейси с трудом сглотнула.

Позади послышались приближающиеся голоса, так как другие члены клуба услышали шум и шли посмотреть, в чем дело.

— Ты никакой гребаной херни ей не говорил, пока трахал ее? — спросил Шакал, и его изуродованные шрамом губы дернулись в улыбке. Кейси не думала, что это хороший знак.

— Стамп, звони Айсу и скажи, чтобы тащил свою задницу сюда, — приказал Шакал, вернув взгляд к Кейси.

Стамп бросил на нее осуждающий взгляд, перед тем как достать телефон из кармана.

Кейси знала, что находится в глубокой заднице, среди ослепляющей ненависти, направленной на нее.

Шакал взял ее под руку, и она попыталась вырвать свою руку. Кейси охватил ужас, когда он привел ее в зал клуба и посадил на стул.

— Сядь, пока не вырубилась. Мы не сделаем тебе больно, пока, — пригрозил Шакал.

Поскольку Макс не сказал ни слова Шакалу, живот Кейси свело. Она не ожидала, что он заступится за нее из-за секса, которым они занимались только один раз, но рассчитывала, что брак их родителей мог спасти ее от смерти. Все мужчины смотрели на нее, словно хотели придушить.

— Айс в пути. Сказал не трогать ее, пока он не доберется сюда.

В то время как остальные мужчины в комнате молча наблюдали и ждали, Макс прислонился к стене рядом со стулом, наблюдая за каждым ее движением.

Она задрожала, когда телефон Шакала зазвонил, и он отошел подальше, тихо разговаривая.

Он закончил разговор и повернулся к ней.

— Что, блядь, ты сделала?

— Я не...

Он наклонился к ней, схватив за челюсть.

— Не. Ври. Мне. Сюда едут копы.

Дверь в клуб открылась, и Айс вошел внутрь. Шакал выпрямился, убирая руку.

— Что происходит? — спросил Айс в заполненном напряжением помещении.

Шакал твердым голосом рассказал, что застукал Кейси в офисе за компьютером.

— У нее флешка со всем нашим дерьмом, и Алекс только что звонил, чтобы предупредить. Копы собираются штурмовать здание клуба.

Если раньше она была напугана, то это было ничто, по сравнению с тем, что она почувствовала, когда ледяной взгляд Айса встретился с ее.

— Уничтожить компьютер. Благодаря ей у нас есть резервная копия, — Айс шагнул к ней. Она поежилась на стуле, ожидая, что он ударит ее. Вместо этого он протянул руку. — Отдай мне флешку.

Кейси сжала флешку мертвой хваткой, прежде чем протянуть ее Айсу.

Айс уставился на Hello Kitty, изображенную на флешке, прежде чем отдать ее Шакалу.

— Спрячь ее. Чтобы никто не смог ее найти.

Шакал скрылся в офисе Айса.

— Братья, если у вас в комнатах есть то, от чего нужно избавиться, то лучше от этого избавиться сейчас.

Комната мгновенно опустела.

— Что мы собираемся с ней делать? — спросил Макс позади нее.

— Во-первых, почему она здесь?

— Она была здесь со Стампом, но когда я вернулся из стрип-клуба, она оказалась в моей постели. Она, должно быть, выбралась, когда я спал, — голос Макса был полон отвращения, заставив Кейси опустить глаза.

— Уведи ее отсюда. Отвези ее на склад, — приказал Айс.

— Я никуда не поеду! — покачала головой Кейси.

— У тебя нет выбора, — мрачно сказал Макс, подходя к стулу и поднимая ее на ноги.

Шакал догнал их, когда Макс вел ее по направлению к черному входу.

— Подожди! Она сделала какие-то снимки на телефон. Он у нее в заднем кармане, — Макс остановился, достал телефон из ее кармана и швырнул его Шакалу.

— Баззард, иди с Максом, — скомандовал Айс, поворачиваясь к двери.

Кейси боролась с Максом, когда он шел к черному входу. Игнорируя ее протесты, он поднял ее и понес к черному внедорожнику. Баззард открыл дверцу, Макс бросил ее на заднее сиденье и сел рядом.

Баззард сел на переднее сиденье, завел машину и отъехал от здания клуба.

Они ехали вниз по улице, и когда Кейси глянула в окно, то увидела огромное количество патрульных машин, направляющихся к клубу. Она прислонилась к стеклу, зная, что они ее не увидят.

— Ты хоть представляешь, в какой заднице находишься? — в напряженной темноте голос Макса звучал мрачно.

— Я знаю, — мягко сказала она.

— Почему ты это сделала?

Кейси молчала. Это был единственный вопрос, на который она никогда не ответит. Макс больше не спрашивал, и Кейси продолжала смотреть в окно, чтобы видеть, куда ее везут. Они вернулись в густонаселенный город, направляясь в район, которого Кейси обычно избегала, из-за того, что там постоянно совершались преступления.

Когда Макс потянулся к ней, притягивая ближе к себе и надевая повязку на глаза, она начала задыхаться от страха.

— Успокойся. Это долго не продлится.

Необъяснимо, но Кейси верила ему.

Через несколько минут она почувствовала, что внедорожник замедляется, делая первый поворот направо. Затем услышала грохот ворот и голоса снаружи, прежде чем машина тронулась снова. Макс снял с нее повязку, а Баззард вышел из машины и открыл ей дверь.

— Выходи.

Пошатываясь, Кейси вошла в большой гараж. Оба мужчины шли возле нее и вели к большому грузовому лифту. Макс открыл дверь, толкнув ее внутрь, и она сморгнула слезы, когда он закрыл дверь и нажал на кнопку, спуская их вниз.

У нее было ужасное предчувствие, что в ближайшее время она не увидит дневного света.

Кейси не пыталась бороться с Максом. Не было шанса сбежать из этого пустого склада. Они вышли из лифта, и повели ее через все помещение.

Наконец, они остановились возле двери, Макс открыл ее и жестом показал следовать за ним. Кейси увидела небольшую комнату, в которой находилась только крошечная кровать... Она не хотела заходить внутрь, но также не желала умолять Макса, поэтому вошла в комнату с каменным лицом и услышала, как позади нее закрылась дверь.

«По крайней мере, тут есть свет, и они не собираются держать меня в темноте», утешала она себя.

Кейси села на край кровати, спрятав лицо в ладонях. Ее плечи дрожали, когда безмолвные слезы бежали по щекам. Усталость постепенно оттеснила страх, побуждая лечь и закрыть глаза в изнеможении.

Адреналин, на котором она держалась последние несколько недель, покинул ее, оставив только подавляющее чувство истощения.

Она тревожно спала на маленьком матрасе и во сне видела, как ее поймал Шакал, и Айса, стоящего перед ней. Не осознавала, что плачет во сне и что открылась дверь.

Ее коснулась рука, и Кейси почувствовала, что рядом с ней кто-то есть, она изо всех сил пыталась проснуться, но ее разум боялся того, что ее ожидало. Но успокаивающая близость тела рядом позволила ей скользнуть в безмятежный сон.


***


Кейси проснулась, ее задница была прижата к чьему-то животу, а спина упиралась в чью-то грудь. Она попыталась встать, но рука сжала ее талию.

— Мне нужно в туалет, — смущенно призналась она.

Рука исчезла, и матрас прогнулся, когда она повернулась. Она увидела, что Макс поднялся, и протянул ей руку, помогая встать. Открыл дверь, не говоря ни слова, и Кейси последовала за ним в небольшую комнату рядом, в которой были минимальные удобства. После того как все сделала, она помыла руки, плеснула немного воды на лицо и использовала бумажные полотенца, чтобы вытереться.

Кейси посмотрела на свое лицо, лишенное косметики. Опухшие зеленые глаза и бледность кожи выдавали ее очевидный страх.

— Пошевеливайся, — сказал Макс с другой стороны двери.

Когда Кейси открыла дверь, они оба молча вернулись в комнату, и Макс снова собирался запереть дверь снаружи. Он закрывал за ней дверь, но она прижала свою ладонь к двери, чтобы остановить его.

— Отпусти меня, Макс. Из-за этого у вас могут быть большие неприятности...

— О чем ты беспокоишься? Ты приложила все усилия, чтобы удостовериться, что меня и братьев повяжут в конечном счете. Ты готова рассказать мне почему?

Кейси убрала руку от двери.

— Айс не остановится, пока не получит ответы на свои вопросы, Кейси, даже если ему придется получить их у Рене.

У Кейси перехватило дыхание от его слов.

— Магг не позволит сделать Рене больно.

— Мы все дали клятву. Никто не уходит от Хищника.

— Магг любит Рене.

— Он Хищник. Ты знаешь, что я говорю правду.

— Ты бы позволил им причинить боль Рене? — недоверчиво спросила она.

— Мне нравится Рене, но недостаточно, чтобы умереть за нее. Ты предала клуб.

Кейси покачала головой.

— Я не предавала. Я не имею никакого отношения к Хищникам.

Макс сделал шаг вперед и прижал Кейси к стене своим большим телом.

— Ты стала принадлежать Хищникам, когда Магг женился на Рене.

Кейси покачала головой, опровергая это.

— Ты знаешь, как мы поступаем с теми, кто нас предает?

— Остановись, Макс, — испуганно шептала Кейси.

— Они умирают. Предательство в клубе — это смертный грех. Ты должна решить, готова ли умереть из-за своего поступка.

Кейси отвернулась. Она не могла видеть отвращение на его лице, и ее охватил гнев.

— Я трахалась с тобой, чтобы получить информацию, правильно? Что же, тогда, если наказание — это смерть, сделай это сейчас, Макс, потому что я не позволю использовать Рене против себя. Если ей причинят боль, это будет на твоей и Магга совести, не на моей. Она даже не знала, что я была в клубе прошлой ночью. И даже если бы она знала, что я там делала, она все равно примет меня к себе, и мы оба знаем, что это правда.

Когда его кулак врезался в стену возле ее головы, она подскочила, но он не тронул ее. Вместо этого он вылетел из комнаты, хлопнув дверью.

У Кейси подкосились ноги, и она обессиленно осела на пол, уставившись на закрытую дверь. Она обхватила колени руками, подтянув их груди, и опустив на них голову.

Коснулась рукой шеи, сжимая морскую звезду. Она должна оставаться сильной. У нее нет выбора. 

Глава 12


— Ты выиграл, — Макс бросил свои карты на стол.

— Если бы ты отвлекся от той суки, ты мог бы выиграть раздачу, — Баззард сгреб небольшую сумму наличных, которую проиграл Макс.

— Иди и купи нам несколько гамбургеров, — Макс и не отрицал, что его внимание было сосредоточено не на игре.

Стул Баззарда заскрипел, и он встал из-за стола.

— Вернусь в десять.

Макс опустил взгляд на часы, снова проверяя время. Прошло уже двенадцать часов с тех пор, как копы ворвались в клуб, а новостей пока никаких нет. Он кипел от гнева из-за двуличности Кейси; в результате, беспокойство о братьях только обострило его и без того дерганое состояние. Он держался от Кейси подальше, чтобы дать ей возможность принять душ и перекусить.

Прозвенел звук открытия грузового лифта, и он поднял глаза. Баззард слишком быстро вернулся.

Братья вышли из лифта с мрачными лицами.

— Что случилось? — Макс встал из-за стола, готовый столкнуться с обвинениями Айса, что он предоставил Кейси возможность настучать на них.

— Нам с трудом удалось прорваться, — сказал Айс и посмотрел на Макса ледяным взглядом. — Здание клуба разрушено, но полицейские ничего не нашли. Приведи ее.

Макс пошел в комнату, где удерживали Кейси. Открыв дверь, он увидел ее, подавлено сидящую на кровати.

— Айс хочет с тобой поговорить, — вспышка страха промелькнула в ее глазах, но затем черты лица разгладились, и она притворилась спокойной.

Она встала, затем вышла наружу и села в кресло, которое Айс жестом пригласил ее занять. Братья окружили ее. Макс был знаком с этой тактикой запугивания.

Кейси с трепетом уставилась на Айса, и Макс почувствовал, что она больше боится Айса, чем Шакала. Она умна. Обычно Шакал не действует, пока Айс не подаст сигнал.

— Ты готова рассказать мне, почему решила вылить все это дерьмо на наш клуб?

Кейси промолчала.

Айс приподнял бровь, глядя на нее и повернулся к Шакалу.

— Дай мне ее телефон.

Шакал протянул ему телефон.

— Чтобы разблокировать, нужен отпечаток ее большого пальца.

— У нее их два, выбирай, — Айс бросил Максу телефон.

Макс взял одну руку Кейси, ожидая, что она будет бороться, но она этого не сделала. Прижал ее палец к кнопке, телефон сразу же разблокировался и Макс протянул его обратно Айсу, который сразу начал изучать содержимое телефона.

— Он чист. Единственное, что в нем есть, это фотографии с компьютера. Она даже не оставила список контактов с номерами, — Айс уставился на Кейси. — В твоей квартире в тайнике мы нашли информацию, которую ты собрала на нас. Не многое ты узнала из своей слежки. Чек, который Макс дал тебе, открыл все нужные двери, не так ли?

— Как? — спросил Макс, сжимая руки в кулаки.

— Она использовала номер счета на чеке, который ты дал, и ей удалось выйти на другие счета, которые делали вклады на этот счет, в свою очередь, это вывело ее к следующим счетам. Как только у нее появился твой счет, она узнала все остальные, не так ли?

— Да, — призналась Кейси.

— Она работала в «Квике» не для того, чтобы заработать дополнительные деньги, не так ли?

— Нет, все в Квин-Сити знают, что владелец продает в задней комнате. Я подумала, что если он продает наркотики, то отдает тебе часть денег.

Макс пнул один из свободных стульев по полу.

— Я, блядь, наблюдал за ней каждую ночь, чтобы ее не ограбили, а она, блядь, тем временем избавлялась от нас!

— Она умная. Она сделала то, что полиция и ФБР не смогли сделать — исследовать клуб без особых причин — из-за чего они и связались с ней, не так ли?

Кейси кивнула.

— Единственное, что мне любопытно, почему именно сейчас? Ты могла сделать это в любое время, так что заставило тебя решиться помогать им?

— Может быть, мне было скучно. Может быть, я была сыта по горло вашим клубом, управляющим всем городом, — саркастический ответ Кейси вызвал жестокую улыбку Айса.

— Нет, не думаю, что из-за этого. Я не думаю, что это возможно, Кейси. Я думаю, кто-то подстроил всю эту штуку. Ты злилась, когда Магг бросил Рене, как и каждый мужчина, с которым она была?

Кейси откинулась на спинку кресла.

— Если ты хочешь думать так, то вперед. Я сказала вам почему.

— Ты не сказала нам ни черта, — выпалил Макс, устав от этой херни.

— Ты хочешь, чтобы я тебе кое-что рассказала? Используй более сложные пароли. Не клички своих собак. Ты был уверен, что никто не сможет добраться до вашего маленького клуба, и в итоге стал слишком неосмотрительным.

Макс был удивлен, когда Айс только кивнул.

— Ты права. Хотя, вся найденная тобой информация, бесполезна сейчас. Все было тщательно подчищено. У нас есть все документы из твоей квартиры, даже те, которые ты спрятала в своем сейфе в банке.

До этого момента Кейси не казалась слишком обеспокоенной, пока Айс не упомянул сейф.

— Как ты?..

— Теперь это будет мой секрет, не так ли? И поскольку ты ничем не поделилась, не вижу смысла рассказывать и мне, — Айс вытащил связку ключей из кармана, протягивая их к Максу. — Отвези ее домой.

Макс не знал, кто был больше удивлен приказу Айса, он или Кейси.

— Что? Ты меня отпускаешь?

— Вот и все. Тебя больше нет для нас, поэтому не вижу больше необходимости удерживать тебя.

Кейси встала, поступая достаточно мудро, чтобы уйти, пока Айс не передумал, затем сделала шаг вперед.

— О, между прочим, если ты попытаешься выдвинуть против нас обвинения в похищении, у меня есть пять братьев, готовых поклясться, где ты провела прошлый день и что делала, — Айс вытащил свой телефон из кармана. Нажав несколько кнопок, он повернул телефон к лицу Кейси. Там была она, прижатая Стампом к стене. — Мне не нужно доказывать это, просто подвергаю сомнению любые твои претензии в похищении, и я думаю, что этот небольшой кусочек видео достаточно красноречив, не так ли?

Ее лицо побледнело, когда она смотрела на себя на видео.

— Да.

Ее тихий ответ достаточно удовлетворил Айса, чтобы спрятать телефон обратно в карман.

— Мы закончили? Я могу идти домой? — спросила она.

— Иди. И, Кейси, если ты собралась стать причиной еще больших неприятностей для клуба, подумай еще раз. Мне не нравится причинять боль женщинам, но я не помешаю это сделать другому человеку, — Айс протянул руку, Шакал вытащил что-то из своей куртки и поднял это, чтобы Кейси увидела.

— Не трогай моего брата, — Кейси рванулась к фотографии в руке Шакала. Он протянул снимок Айсу, схватил Кейси за руки и прижал их к ее бокам.

— Макс сказал мне, что тебе насрать на все, что случится с Рене. Судя по твоей реакции на эту фотографию, не думаю, что ты захочешь увидеть милое личико твоего братца расквашенным, не так ли?

— Держитесь подальше от Коула! — вскрикнула Кейси.

Айс уронил снимок на пол и раздавил его ботинком.

— Тогда не заставляй меня. Не суй нос в клубный бизнес и держись подальше от копов, или я найду его.

Кейси отскочила от Шакала и стала на колени, чтобы поднять фотографию.

— Ты выиграл. Коул не имеет ничего общего с этим.

— Хорошо. Тогда я вижу, что мы поняли друг друга. Я готов забыть прошлые обиды в этот раз. Не заставляй меня жалеть о моей щедрости.

Как только она кивнула, Макс повел ее к лифту. Ничего не говоря, они вышли на улицу к его байку и Макс сел на него.

— Садись.

Она села позади него, все еще держа фотографию в руке, и они отъехали от склада. Макс не заморачивался с повязкой на глаза. Очевидно, что Кейси будет делать то, что потребуется, чтобы удержать Хищников подальше от Коула.

Он отвез ее к ней на квартиру. Когда она встала и начала уходить, он остановил ее.

— Кейси, Айс не блефует, — Макс не хотел сочувствовать женщине, которая трахалась с ним и предала в ту же самую ночь.

— Я знаю, — сказала она, прежде чем взбежать по лестнице в квартиру.

Макс выехал с парковки, направляясь назад к зданию клуба. Он боялся входить через двери клуба впервые с тех пор, как стал его членом. Именно от него Кейси удалось узнать о частных счетах клуба. Айс не позволит ни ему, ни Кейси сорваться с крючка так легко, как он притворился.

Придется чертовски дорого заплатить за предательство Хищников.


***


Макс нашел ожидающих его братьев в здании клуба.

— Айс, прости, брат. Я облажался.

Президент Хищников поставил свое пиво на прилавок. Безразличное лицо Айса, с которым он предстал перед Кейси, испарилось.

— Я хочу, чтобы ты узнал, почему именно эта сука сделала то, что сделала, — Макс кивнул, не собиралась спорить с разъяренным Айсом. — Я хочу, чтобы ты использовал ее, как она использовала тебя и клуб. Когда закончишь с ней, подкинь ее задницу остальным братьям, чтобы и они попользовались. Мы все сидели бы в тюрьме, если бы Шакал не установил скрытую сигнализацию на двери в кабинет.

— Я знаю.

— Мне похуй, как ты это сделаешь, но я хочу, чтобы эта тварь заплатила за то, что сделала!

— Я позабочусь об этом, Айс. Я клянусь своей присягой, что сделаю ее своей сучкой, и она пожалеет, что предала нас.

— Вижу, что ты это сделаешь, Макс. Она сделала из нас дураков. Мы были слишком самодовольны, и это отразилось на нас всех. Если она сделает это опять – это будет нашим концом. 

Глава 13


Кейси вошла в квартиру, закрыла за собой дверь и прислонилась к ней спиной. Она до сих пор не верила, что ее отпустили, хотя могли причинить боль.

— Приятно видеть, что они позволили тебе уйти.

Она подскочила, когда человек поднялся с дивана в ее гостиной.

— Нет, спасибо вам или полиции! — она с опаской смотрела, как взгляд Фиска Делани исследовал ее. Она предположила, что он искал синяки и ушибы.

— Я так понимаю, они тебя поймали.

— Да, они поймали меня, когда я загружала информацию с компьютера. Все кончено. У них есть все. Я больше ничем не могу вам помочь. Вы должны уйти и в будущем меня избегать. Найдите кого-нибудь другого, кто поможет вам победить Хищников. Я вне игры.

— Это непросто, Кейси, — Фиск двинулся к ней.

— Да, это так, — Кейси отошла в сторону, открывая дверь.

— Я уйду, но когда передумаешь, позвони мне.

Она положила руки на бедра.

— Почему я должна звонить? Вы доказали, что мне никто не может помочь. Я должна делать то, что делала всегда, и самостоятельно решать свою проблему.

Фиск покачал головой.

— Ты не сможешь справиться с этим сама.

— Посмотрим.

— Посмотрим, — Фиск остановился в дверях. — Я надеюсь, что все это не сделало тебе хуже.

— Я тоже, — Кейси отвернулась от него, не желая его сочувствия.

Закрыв дверь, Кейси позволила себе сосредоточиться на разрушении, которое произошло в квартире, пока она отсутствовала. Каждый предмет мебели был разрушен. Фиск сидел на единственной целой диванной подушке. Спальня выглядела еще хуже, чем гостиная. Ей нужна была новая мебель, которую она не могла себе позволить.

— Шакал хотел удостовериться, что ничего не пропустил, не так ли? — спросила она свою тихую квартиру.

Кейси прошла на кухню, чтобы взять мешки для мусора. Она почти заполнила второй мешок, когда услышала стук в дверь. Страх разлился по венам, когда она подумала, что это вернулись Хищники.

Расправив плечи и направляясь к двери, она пыталась вспомнить, заперла ли дверь после ухода Фиска. Когда посмотрела в глазок, то пожалела, что раньше об этом не беспокоилась. Мысленно отругав себя, она открыла дверь.

Резкий удар оттолкнул ее на несколько шагов назад, но затем она восстановила равновесие.

— Ты тупая сука! О чем ты думала? — Рене ворвалась в квартиру, ее сладкие духи резко контрастировали с ядом и нецензурными выражениями, вылетавшими изо рта.

— Ты не оставила мне выбора, — сказала Кейси, закрывая дверь.

Я? Не сваливай на меня ответственность за это дерьмо. Это все ты, потому что не можешь оставить все это в покое!

В этот момент Кейси ненавидела свою мать. Она хотела нанести такой же жестокий ответный удар, но пришлось вдавить ногти в ладони, чтобы остановить себя и не задушить эту женщину, которая не заботилась ни о ком, кроме себя самой.

— Если ты не собираешься мне помогать, то можешь уходить.

— Почему я должна тебе помогать? Это твое дерьмо, — отрезала Рене.

— Мое дерьмо? Это все потому, что ты никогда не брала на себя ответственность за что-либо. Чего ты ожидала от меня?

— Я ожидала, что ты не станешь копаться в этом дерьме, и да поможет мне Бог, я возьму на себя ответственность, которой ты так хочешь от меня.

Кейси побледнела.

— Ты не сделаешь этого.

— Тогда не испытывай меня, Кейси. Я люблю Магга, и не позволю своему браку рухнуть из-за моих эгоистичных детей.

— Мы закончили, Рене, — сказала ей Кейси.

Последняя надежда, что Рене осознает последствия своих действий, умерла.

— Да, закончили, — согласилась Рене, отшвырнув подушку и направляясь к двери. Она открыла дверь в тот момент, когда мужчина только собрался постучать.

— Что ты здесь делаешь? Айс послал тебя удостовериться, что она держит рот на замке? Я уже позаботилась об этом. С этого момента она будет молчать.

Взгляд Макса метался между ними.

— Магг знает, что ты здесь?

Рене побледнела.

— Я уже ухожу.

— Это было бы хорошей идеей. Магг сказал тебе держаться подальше от этого, и я предлагаю послушаться его.

Рене бросила быстрый взгляд в сторону Кейси, затем снова посмотрела на Макса и похлопала его по щеке.

— Ты замечательный сын, — с этими словами мать оставила ее наедине с Максом.

Боль пронзила грудь Кейси не из-за слов Рене, а из-за Коула. Она сморгнула слезы и наклонилась, продолжив уборку.

— Нужна помощь? — небрежно спросил Макс, как будто днем ранее он ее не похищал.

— Нет.

Макс проигнорировал ее ответ и взял мешок для мусора на столе. Кейси старалась не замечать его, пока они оба заполняли мешки фрагментами ее жизни. Когда гостиная была убрана, и мешки стояли возле двери, Макс взял несколько, чтобы вынести их, и какое-то время отсутствовал.

Кейси пошла наводить порядок в спальне, и только начала чувствовать себя свободной, когда вернулся Макс с пиццей в руках.

— Иди сюда и садись. Мы уберем спальню после того, как поедим, — сказал Макс, поставив возле стола стул.

Кейси достала два пива из холодильника и села напротив него.

— Почему ты здесь, Макс?

Он проглотил большой кусок, который откусил, прежде чем ответить.

— Я подумал, что тебе понадобиться помощь, и не смог придумать ничего лучше, чем приехать сюда вечером, — он пожал плечами. — Рене поставила тебе фингал.

— Я скрою его косметикой, перед тем как завтра идти на работу.

— Она делала это раньше? — Макс сурово смотрел на Кейси, требуя ответа.

— Только пару раз, когда мы были детьми. Рене не нравится воспитывать, но когда она это делает, то доносит смысл своего сообщения.

— Я прослежу, чтобы она держалась подальше от тебя, пока не успокоится, — пообещал Макс.

— Почему тебя это волнует? Я не дура, Макс, ты не должен делать вид, что ты хороший. Айс приказал тебе следить за мной, поэтому давай не будем притворяться, что ты здесь по абсолютно другой причине.

— Безусловно, ты находишься в заднице, и я могу помочь, если ты только попросишь. Ты не просто так решила сдать Хищников. Айс знает, мы все знаем, и пока мы не выясним почему, да, мы будем за тобой наблюдать.

— Тогда мы в тупике, потому что я не собираюсь говорить почему.

— Тогда привыкай к моей компании. Хочешь еще пиццы?

Закончив есть, они продолжили уборку. Когда ее спальня была, наконец, убрана, было уже за полночь.

— Я должен заставить Шакала приехать и помочь, — сказал Макс, поднимая мешки для мусора.

— Сфотографируй его лицо, когда скажешь ему это. Будет очень смешно, — Кейси бросила одеяло на разорванный матрац. Придется спать на этом, пока она не купит другой.

— Я кину мешки в мусорный бак и вернусь в клуб. Тебе нужно что-нибудь еще, пока я не уехал? — он остановился в дверном проеме спальни.

— Нет, спасибо, — Кейси уставилась на этого крепкого мужчину и старалась не вспоминать, что вчера вечером он был глубоко в ней. — Я сожалею, что использовала тебя, Макс, и надеюсь, что это не прибавило тебе проблем с друзьями.

— Мы с Айсом давно знаем друг друга, и он знает, что я был не в курсе твоих планов. Я в порядке.

Кейси знала, что он лжет. Она вбила клин между Максом и Хищниками. Запоздало, ей было жаль, что она не использовала Стампа в своих планах. Она не хотела, чтобы Макс отвечал за ее действия.

— Я рада, — Кейси сделала вид, что верит ему, и последовала за Максом к входной двери. Когда он переступал порог, она положила руку на его предплечье. — Если бы могла, я бы объяснила, но я не могу, — это все, что она смогла ему сказать, и ей было жаль, что она не могла сказать больше. Он заслужил, по крайней мере, извинений от нее.

— Это нужно будет сделать, не так ли? Поверь мне, Кейси, никто не хочет исправить то, что ты сделала больше, чем я.

— Я запомню это, — пообещала она, отпустив его руку.

— Запомни, — Макс схватил мешки и вышел.

Кейси очень хотелось побежать за ним и все ему рассказать. Вместо этого она закрыла за ним дверь и заперла ее, как делала всегда.


***


— Могу я взять одну из ваших ручек? Мои перестали писать?

Кейси улыбнулась, когда новый потенциальный клиент ушел с новой открывалкой для бутылок.

— Конечно, можно, — Кейси дала женщине ручку и убрала волосы с лица.

Жаль, что она не может поменяться местами с женщиной. Было жарко, и киоск, в котором сидела блондинка, находился в тени, а ее нет. Еще несколько человек остановилось возле киоска Кейси, желая получить бесплатные сувениры, которые она раздавала на большом уличном концерте, для проведения которого был отведен целый район города.

— Спасибо, я проверила уже три ручки. Привет, я Пенни.

— Я Кейси, — обе женщины улыбнулись друг другу, а затем их внимание отвлекли проходившие мимо люди. Следующая возможность поговорить у них появилась, только когда уже начало смеркаться.

— Вот, возьмите футболку взамен ручки. К сожалению, они все не пишут, как и остальные.

— Нужна другая? — предложила Кейси, наклоняясь, чтобы достать другую и дать ей.

— Нет, спасибо. Мой коллега принесет еще немного. Я подписала все CD, поэтому все в порядке.

— Вы ставите автографы Кайдена Кросса?

Пенни легкомысленно махнула рукой.

— Приходится. Мой босс не раздает автографы, но я должна осчастливить поклонников.

Впервые за неделю Кейси смеялась над женщиной, одетой в джинсы и футболку с изображением Кайдена Кросса.

— Он не возражает? — спросила Кейси.

— Я следую девизу: «Лучше молчать, если не хочешь нажить себе лишних проблем».

Возле стола Пенни начала выстраиваться очередь, а Кейси беседовала с женщиной, которая была полна решимости взять еще одну открывалку для своей дочери. Когда Кейси подняла голову, она увидела, что Макс и остальные Хищники стоят и наблюдают за ней, а Грейс подошла к Пенни.

— Прости, я опоздала. Айс уговорил меня пообедать, перед тем как привезти сюда.

— Судя по твоему лицу, вы не только пообедать успели.

Кейси не могла поверить, что лицо Пенни приняло воинственное выражение, когда Хищники толпой окружили ее столик.

— Брось, Пенни, — укорила ее Грейс.

Пенни скорчила рожицу подруге. Блондинка была привлекательна и с соответствующим характером.

— Почему ты не носишь футболку, которую я дала тебе? — спросила Пенни у Грейс.

— Потому что я не собираюсь позволять жене носить футболку с другим мужчиной на сиськах, — проговорил Айс.

— Пока у тебя нет футболок с изображением твоего лица, и покупателей, желающих купить их, она может носить футболки с изображением Кайдена.

Пенни взяла одну футболку со стола и вручила ее Грейс, которая надела ее поверх рубашки, в которой была.

Кейси ожидала, что сейчас Айс начнет возмущаться, но была потрясена, когда он ничего не сказал.

— Как только ты закончишь с этой работой, сними ее к чертям, — указал он на обидную для него футболку.

— Да, Айс, — Грейс наклонилась над столом и поцеловала мужа в губы. — Иди, пугай маленьких детей, пока я работаю.

— Думаю, тебе пора снова преподавать. Тогда футболка быстро износится.

— Я подумаю об этом. А теперь иди, я хочу немного поработать.

— Да, иди, — сказала Пенни, — ты распугиваешь клиентов.

Затем бросила взгляд на Шакала.

— Ты заболел?

— Нет, — Шакал стоял рядом с Айсом. — А что?

Пенни пожала плечами.

— Такое чувство, что тебя сейчас вывернет.

Макс толкнул Шакала локтем.

— Я говорил тебе не улыбаться.

— Пошел ты.

— Отвалите. Мужчина, за которого я собралась замуж, направляется сюда.

На лице Шакала появилось устрашающее выражение, когда все повернулись посмотреть на мужчину, приближающегося к столу Пенни.

Кейси внутренне застонала.

— Кто это?

— Понятия не имею. Я с ним еще не знакома, и не познакомлюсь, пока вы, ребята, здесь, — прошипела Пенни, когда он приблизился.

Мужчина остановился возле стола Кейси, не обращая внимания на людей, которые, не стесняясь, подслушивали.

— Кейси.

— Джейс. Как поживаешь?

— Нормально. Я вспомнил, что ты сегодня работаешь здесь. Когда закончишь, может, прогуляемся или перекусим где-нибудь?

Не отрывая взгляда от стола, Кейси нервно переложила с места на место несколько оставшихся на столе сувениров.

— Прости. Я уже поела.

Джейс нравился ей достаточно сильно, чтобы не втягивать его в тот кавардак, в который она была вовлечена. Она не могла позволить Хищникам узнать, что в ее жизни был кто-то еще, кого они могли использовать против нее.

— Ты даже не хочешь обсудить, почему рассталась со мной?

— Я сказала тебе, что ничего не получится, пока ты мотаешься между Квин-Сити и Нью-Йорком. Мы оба знаем, что из этого ничего бы не вышло. Расставание было лучшим решением для нас обоих.

Ее бывший парень бросил вопросительный взгляд на уставившихся на них людей.

— Твои друзья? — язвительно спросил он.

Кейси никогда не знакомила Джейса с Рене и Маггом, и сейчас, наблюдая, как он с превосходством смотрит на Хищников, только укрепилась в своем нежелании знакомить их.

— Нет… — начала Кейси.

— Да, — заговорил Макс, придвигаясь ближе к ее столу.

— Кто это?

— Это имеет значение? — Кейси пыталась быстрее закончить разговор. — Мы больше не вместе, Джейс.

— Я думал, что у нас нечто особенное. Очевидно, я ошибался, — бросил Джейс.

— Да, — голос Кейси дрожал от боли.

— Прощай.

— Прощай, Джейс.

Прежде чем он ушел, Пенни вышла из-за стола, преграждая ему путь.

— Я Пенни, — она подарила ему дружескую улыбку. — Если тебе захочется с кем-то поговорить, я готова.

— Я…

— Вот, возьми футболку. Я написала свой номер на спине. Позвони мне.

— Может, и позвоню, — сказал Джейс, глядя на Кейси, чтобы оценить ее реакцию.

Кейси сохраняла безразличие, наблюдая, как он исчезает в толпе.

— Надеюсь, ты не против, — прямо сказала Пенни Кейси.

— Нет, он хороший парень. Я хочу видеть его счастливым, — Кейси была смущена, что Макс слышал ее разговор с Джейсом, но в то же время была рада — Хищники узнали, что они больше не встречаются.

— Не могу поверить, что ты это сделала! — Грейс в шоке уставилась на Пенни.

— Девочка должна идти за тем, чего хочет. Женщины по численности превосходят мужчин пять к одному. Принимая во внимание возраст, преимущество не на моей стороне.

— На прошлой неделе ты встречалась с двумя мужчинами, и я точно знаю, что в прошлом месяце ты встречалась с семью мужчинами. Ты маньячка.

— Я в поиске того единственного.

— Единственного? — Кейси не могла не влезть в спор двух подруг.

— Во всем мире существует только один мужчина, который сможет сделать меня такой же счастливой, как мой брат и невестка, как Вида и Колтон, Кайден и Сойер, Грейс и Айс.

— Уж этот педик точно не тот самый единственный, — прорычал Шакал.

— Ты не знаешь этого. Может, и он. Он красивый, образованный? — она вопросительно посмотрела на Кейси.

— Да, он закончил Стэнфорд.

— У него хорошая зарплата?

— Шестизначная. Он биржевой маклер, — сказала Кейси, наблюдая, как с каждым ее ответом Пенни все больше воодушевляется.

— Дети от предыдущих браков или отношений?

— Нет, — ответила Кейси, приложив руку ко рту, чтобы сдержать смех. Грозное выражение лица Шакала становилось все злее, поскольку восторг Пенни все возрастал.

— Пожалуйста, пожалуйста, скажи мне, что у него, по крайней мере, восемь дюймов (примеч. около 20 см).

Кейси прикусила губу.

— Девять дюймов (примеч. около 22 см), — ответила она, и ее ответ только ухудшил и без того угрюмое настроение Шакала.

— Иисусе, он идеален, — задыхалась Пенни.

— Нет, не идеален, — прорычал Шакал сквозь зубы.

— Что с ним не так? Он тот мужчина, за которого я хочу выйти замуж.

Кейси решила спасти девушку, которая не понимала, что противостояла мужчине — такому же дикому, как и его прозвище.

— У него есть один недостаток, — сказала Кейси Пенни.

— Какой же? — Пенни посмотрела на нее с сомнением.

Кейси должна была быстро придумать что-то такое, что оттолкнет женщину от Джейса. Но ничего в голову не приходило.

Она уже начала сомневаться насчет своего благоразумия, что решила порвать с Джейсом, когда вспомнила одну из проблем, которые были у них.

— Он боится пауков.

Глава 14


— Ты, правда, рассталась с ним потому, что он боится пауков? — спросил Макс, когда остальные Хищники отправились на концерт. Пенни и Грейс подошли к большой сцене, где играл Кайден Кросс. Макс вернулся обратно, чтобы получить ответ на вопрос, почему Кейси разбила зарождающуюся мечту Пенни.

— Нет.

— Тогда почему?

— Потому что было похоже, что Шакал собирался идти за Джейсом, если бы я этого не сделала.

— Ты это сделала, чтобы защитить своего недоделанного бывшего?

— Он не недоделанный, — прорычала Кейси.

— Если боится пауков, значит, недоделанный, — Макс посмотрел на пустой стол. — Если ты закончила, я могу помочь погрузить стол в машину.

Макс помог сложить стол и погрузить его в машину Кейси.

— Спасибо, Макс.

— Пожалуйста. Пойдем, послушаем музыку.

Он взял ее за руку и потащил за собой.

— Стой, мне нужно ехать домой.

— Сегодня суббота и завтра не нужно на работу. Ты должна развлекаться, — сказал он, проигнорировав ее возражение. Он остановился позади толпы, слушая Кайдена Кросса, и положил руки на ее талию, поставив перед собой так, чтобы она могла лучше видеть.

Макс почувствовал ее настороженность.

— Расслабься и наслаждайся шоу, — тот гнев, который он чувствовал, когда обнаружил, что Кейси использовала его, в последнюю неделю начал затихать. Он знал, здесь что-то не так, но не мог понять, что именно. Мотивы ее поступка все еще вызывали беспокойство, и пока она не начнет доверять ему, он не сможет приблизиться к разгадке.

Через несколько минут Кейси облокотилась на него и начала покачиваться в такт музыке.

Кайден запел новую песню, от которой толпа стала неистовой. Трое мужчин, которые пытались подцепить женщин, находившихся возле них, терлись об Кейси. В первый раз, когда они так сделали, он спустил это на тормозах, решив, что, возможно, это случайность. Когда это произошло во второй раз, он понял, что это преднамеренно.

Протянув руку, он толкнул самого крупного из компании.

— Будешь тереться об нее снова, и я сломаю твою чертову руку.

— Ты мне угрожаешь?

— Да, ты собираешься с этим что-то сделать?

— Я и мои приятели не любят, когда нам угрожают.

Здоровый мужик стоял со стаканом, из которого во все стороны выплескивалось пиво.

— Осторожнее! — Макс притянул Кейси к себе, чтобы на нее не пролилось пиво.

— Я могу угостить тебя выпивкой? — этот придурок думал, что может увести от него Кейси. Макс терпеть не мог мужчин, которые становились смелыми, только когда напьются, и был чертовски уверен в том, что не позволит этому дерьму флиртовать с его женщиной. Макс врезал кулаком по лицу, на котором была улыбка, предназначенная Кейси, и почувствовал удовлетворение, когда панк отлетел в толпу.

— Блядь! — один из друзей бросил пиво на землю и рванулся к нему. Макс оттолкнул Кейси в сторону и врезал мужику по яйцам, прежде чем тот успел сделать еще один шаг.

— Макс, остановись! — Кейси вцепилась в его руку, но гнев требовал покалечить тех мужчин, которые отнеслись к нему неуважительно.

— Я даю вам возможность свалить отсюда. Останетесь, и я отпинаю ваши задницы, — Макс сделал ударение на каждом слове, явно намекая, что был готов уложить их, вместе или поодиночке.

Мужчины бросились в толпу.

— Ты сумасшедший? Ты собирался драться с ними? Вокруг нет ни одного Хищника, кто мог бы тебя прикрыть!

Хотя Макс посмеялся над ее перепуганным выражением лица, его уязвленную гордость несколько успокоил тот факт, что Кейси все же беспокоит, причинили ему боль или нет.

— Мне не нужна ничья помощь. Я сам справлюсь.

Ублюдки не стали даже разминкой для него. Макс готов был поспорить на последние деньги, что ни один из тех придурков никогда не участвовал в настоящей драке.

Он снова поставил ее перед собой.

— Я в порядке, и те придурки в порядке.

— Можно задать тебе вопрос?

— Вперед.

— А ты боишься пауков?

Макс должен был сдерживать себя, и не поддаваться желанию посадить ее на свой байк, увезти в ночь и трахнуть. Он хотел ударить себя за то, что до сих пор был увлечен ею. Он ожесточенно боролся со своими чувствами и был полон решимости сыграть с ней в ту же игру, в которую она играла с ним.

— Нет, но меня чертовски пугают змеи.

Кейси улыбнулась ему.

Обхватив рукой заднюю часть ее шеи, Макс притянул ее к себе и накрыл губами ее рот.

Он почувствовал ее секундное колебание, пока его язык не раздвинул ее губы и не проник в теплый рот. Макс застонал, наслаждаясь ее вкусом, когда она ответила на его поцелуй, встав на цыпочки и давая ему больше, чем он ожидал. Он проник глубже, беря все, что она давала ему, их языки боролись, словно на дуэли, а тела были плотно прижаты друг к другу. Его рука опустилась на ее задницу, прижимая Кейси к своему члену.

Кейси оторвалась от него, задыхаясь, ее широко распахнутые глаза смотрели на него с беспокойством.

— Что? — Макс пальцем разгладил морщинки на ее лбу.

— Я боюсь того, почему ты так добр со мной после того, что я сделала. Я знаю, ты все еще должен злиться.

— Мы знаем друг друга уже какое-то время. Ты когда-нибудь видела, чтобы я обижался?

— Нет, но...

— Ты все еще зла меня за то, что я целый день удерживал тебя?

— Нет, — призналась она, опустив голову. — Я знаю, то, что вы делаете — это неправильно, но я не должна была использовать твое доверие ко мне, чтобы подставить вас. Из-за этого я чувствую себя ужасно, Макс. Правда.

— Я знаю, что это правда.

К тому времени, как он с ней закончит, ей будет не просто плохо. Он собирался уничтожить ее, так, чтобы от прежней Кейси ничего не осталось.

— Мне жаль, что я не могу сказать тебе причину, — Макс ждал, скажет ли она ему больше. — Но я не могу.

Он кивнул, неудовлетворенный ее ответом, но не подал виду.

— Я могу подождать. Как насчет того, чтобы забыть старые обиды и начать все заново?

— Я действительно хотела бы этого.

Макс чувствовал себя виноватым, когда видел в ее глазах счастье, смешанное с сомнением, пока не вспомнил, что несколько дней назад она пыталась сдать его и его друзей.

— Тогда шевели задницей. Это лучшая песня Кайдена.

Оставшуюся часть концерта они разговаривали и танцевали, иногда даже под тяжелую рок-музыку. Он пользовался каждым удобным случаем, чтобы держать ее за руку. Когда Макс провожал ее к машине, у нее был симпатичный румянец на щеках, она шла рядом с ним, а он обнимал ее за плечи.

Он открыл для нее дверцу ее машины и наклонился поцеловать на прощание, используя все свое мастерство, чтобы подогреть ее желание. Он хотел, чтобы она умоляла о его члене, прежде чем он снова даст его ей.

— Спокойной ночи, — выдохнула она ему в губы, прервав поцелуй.

— Спокойной ночи, Кейси, — Макс отошел немного назад, давая ей возможность сесть в машину, затем закрыл за ней дверцу.

Она небрежно махнула ему, когда уезжала.

— На сей раз, я надеюсь, ты думаешь той головой, — язвительно сказал Шакал.

— Я знаю, что делаю, — бросил Макс через плечо.

— Надеюсь, что да. Айс не будет счастлив, если ты дважды попадешь в ловушку.

— Единственный, кто пойман в ловушку, так это Кейси, и когда я с ней закончу, она для меня будет значить не больше, чем любая шлюха в клубе. Кроме того, тебе нечего за меня беспокоиться. У тебя есть и свои проблемы.

Шакал нахмурился.

— У меня нет проблем.

— Нет? — Макс указала на Пенни, которая шла рядом с начальником охраны Кайдена. Даже с того расстояния, где они стояли, было очевидно, что блондинка флиртовала.

— Не думаю, что Алекс боится пауков.


***


Макс уставился на жижу, которая варилась в кастрюле на плите.

— Когда будет готов ужин? — скулил Максим.

— Когда будет готово. Иди, помоги брату с домашним заданием.

— Сегодня пятница. В выходные никто не делает домашнюю работу.

— Поэтому школы и выпускают таких неучей. Когда я был ребенком, домашняя работа у меня была даже в выходные дни.

— Мама сказала, что у тебя нет диплома средней школы, — Максим перегнулся через стол и стащил жареную картошку, которую приготовил Макс.

— Ужин еще нескоро. Иди, поиграй с Рэнди.

— Мама разрешает мне ужинать перед телевизором, — Макси открыла морозилку, что-то достала оттуда, но Макс забрал и бросил обратно в морозилку.

— Вон отсюда! Ужин будет готов через тридцать минут, — ворча, дети покинули кухню.

Забросив спагетти в кастрюлю, он понял, что огонь на плите слишком большой и поэтому все превратилось в клейкую жижу.

— Черт побери! — Макс снял с плиты кастрюлю и выключил ее.

Подойдя к холодильнику, он открыл его, надеясь, что есть еще одна порция продуктов быстрого приготовления.

— Блядь! — закрыв холодильник, он достал телефон и набрал номер.

— Алло? — Кейси ответила на звонок после первого гудка.

— Как дела?

— Хм, ничего. Смотрю телевизор.

— Хочешь приехать ко мне на ужин сегодня вечером?

Кейси молчала.

— Давай, мои дети здесь. Ты ничем не занята, почему бы тебе не приехать ненадолго? — если рядом будут его дети, это поможет развеять ее подозрения. Он не собирался чувствовать себя виноватым за то, что использовал детей против нее, когда она использовала брак их родителей в качестве пропуска в клуб.

— Хорошо. Какой у тебя адрес?

— Я напишу тебе. Ты не могла бы по дороге остановиться и купить курицы? И захвати еще картофель и салат из капусты, — он мог одним выстрелом убить двух зайцев: покормить детей и ввести Кейси в заблуждение.

— Позволь прояснить: ты приглашаешь меня на ужин в свой дом.

— Частично, — признался Макс. — Я сжег ужин и, — он понизил голос, — я боюсь своих детей, когда они голодны. Это опасная ситуация.

Мягкий смех Кейси вызвал легкую улыбку на его губах.

— Я буду у тебя так быстро, как только смогу. Ты можешь запереться в ванной, а я приеду и спасу тебя.

— Спасибо, Кейси, и не забудь про десерт.

— Для тебя или для детей?

— Купи детям шоколадный торт. Я уже знаю, что получу на десерт. 

Глава 15


— Можно мне еще одну ножку? — спросил Рэнди.

Кейси подалась вперед, протягивая ему ведерко.

— Угощайся.

Маленький мальчик подарил ей практически беззубую улыбку и принял ведерко из ее рук.

— Смотри, чтобы плохо потом не было, — предупредил Макс.

Кейси вытерла пальцы о салфетку и вручила одну Максиму, который вытирал свою руку о штанину.

— Было хорошо. Может, повторим в следующие выходные? — спросил Макстон.

— Не знаю, сможет ли моя задница пережить сидение на полу два выходных подряд, — Макс поменял позу на полу, расставляя свои ноги в стороны.

Когда она предложила расстелить одеяло на полу, чтобы они смогли все вместе присесть и покушать, дети ухватились за это предложение. Он посмотрел на нее с сомнением, но Рэнди прыгал от радости, и Макс ушел в спальню за большим одеялом.

Дети, любители приключений, перенесли все необходимое и расстелили одеяло на ковре. Разложив еду, они превратили ужин на вынос в пикник.

Кейси ела, наблюдая, как Макс обсуждал со своими детьми проведенную ими неделю. Он задавал вопросы о том, чем они занимались и о друзьях, уделяя детям все свое внимание. Он был дружелюбен, но в то же время строг, если они говорили то, что ему не нравилось.

— Я могу пойти в кино в следующую субботу? Мама сказала, что я должна попросить у тебя разрешения, — спросила Макси.

— С кем? — спросил Макс с куриной ножкой в руке.

— С моей подругой Эбби, — она отвернулась от резкого взгляда Макса.

— Кто еще будет с вами?

— Ее брат, — призналась Макси.

— Сколько же лет этому брату?

— Шестнадцать, — ее лицо залил легкий румянец.

— Нет. Если вы, две девушки, хотите сходить в кино, я отвезу вас, а потом заберу, когда все закончится.

Макси скорчила рожицу.

— Это не смешно!

— Если вы просто собираетесь посмотреть фильм, то какая разница, если я заберу тебя? Если ты хочешь пойти, я подвезу. Если ты не хочешь, чтобы я подвозил, тогда можешь оставить свою задницу дома.

— Тогда я останусь дома! — Макси вскочила с одеяла и выбежала из комнаты. От громкого хлопка дверью в спальню Кейси поморщилась, сочувствуя к девушке. Макс, наоборот, казался равнодушным, и разрезал на маленькие куски торт для остальных детей.

Кейси взяла кусок, который он ей предложил.

— Ты думаешь, я неправ?

Она покачала головой.

— Нет, но я думаю, ты мог бы выразиться по-другому или спросить, может, вместо тебя ее могла бы забрать ее мать. Возможно, она беспокоится, что ты можешь напугать ее друзей.

— Она беспокоится, что я изобью панка, который думает, что у него свободный доступ к моей тринадцатилетней дочери.

— И это тоже, — согласилась Кейси.

— Можно мне еще кусочек торта? — все лицо Рэнди было в шоколаде.

— Почему бы тебе не разобраться с этим куском на лице? — Макс протянул ему салфетку.

Кейси доела торт и встала, чтобы помочь Максу убрать все. Мальчишки играли в видеоигры, когда она пошла на кухню, чтобы убрать остатки еды. Когда она повернулась, Макс стоял, опершись на стойку.

— Спасибо, что принесла ужин. Детям понравилось, даже Макси.

— Я тоже так подумала. Коул и я ели так иногда, когда были детьми, — Кейси не смогла скрыть печаль в своем голосе.

— Вы с Коулом близки, не так ли?

— Он не только мой брат, он мой лучший друг.

Макс повернулся, выбрасывая остатки ужина, который приготовил в мусорную корзину.

— Что это было? — спросила Кейси с любопытством.

— Спагетти. Я поздно вернулся с работы, и не было времени забежать в магазин.

— Ты работаешь?

Макс бросил кастрюлю в раковину.

— Я работаю пятьдесят часов в неделю на мебельной фабрике.

— Я просто спросила. Я не знала, — Кейси сожалела, что продолжала говорить ему неправильные вещи. Его мужское самолюбие было похоже на минное поле. Она никогда не знала, что было слишком поздно, пока не наступала на них.

— Теперь ты, — огрызнулся Макс.

— Уже поздно, я должна идти.

Рука Макс оказалась на ее руке, останавливая.

— Извини, я предполагаю, ты думала, что я слишком ленив, чтобы работать.

— Я не думаю, что ты ленивый, Макс. Ты никогда не говорил о своей работе. Я…

— Тут не о чем говорить. Я загружаю и разгружаю мебель весь день.

— Теперь я понимаю, почему ты такой большой. Ты поднимаешь тяжелую мебель каждый день, — подразнила Кейси. — Экономишь деньги на членстве в тренажерном зале.

— И еще получаю скидку на мебель. Ты можешь прийти в магазин и выбрать новый матрас.

— Я могу сделать это в понедельник.

— Хочешь остаться и поиграть в видеоигры?

Кейси кивнула, они пошли в комнату и опустились на диван. Макс вручил ей джойстик.

— Ты играешь в видеоигры? — спросил Макстон, подвинувшись, чтобы освободить место для нее.

— Изредка. Мой брат любит видеоигры, — сказала Кейси, и увидела, что Макстон перезапустил игру с самого начала. Задача была найти и собрать достаточное количество элементов, чтобы наполнить сундук с сокровищами.

Макс застонал вслух, когда Кейси начала зарабатывать достаточно очков, чтобы забрать предметы из его сундука.

— Забери несколько вещей из сундука Рэнди. Его сундук почти полон, — предложил он.

— Я не хочу красть у ребенка, — волосы Кейси упали ей на щеку, когда она сосредоточилась, чтобы отобрать у него карту сокровищ. Когда Макс убрал ее волосы назад, заправляя их за ухо, она вздрогнула от ощущения его пальцев на своей коже.

Сундук Макса остался пуст после ее следующего хода. Он бросил джойстик, и откинулся в кресле. Теперь, когда он вышел из игры, Рэнди и Макстон стали ее целью.

— Я думал, ты не воруешь у детей? — спросил Макс, когда она взяла большой рубин у Рэнди.

— Это было до того, как он украл мой изумруд, — заявила Кейси, подмигивая Рэнди.

Час спустя оба мальчика уставились на нее в изумлении, когда ее пират танцевал вокруг сундука, полного сокровищ.

— Она победила нас. По идее взрослые должны давать детям победить, — Макстон покачал головой.

— Я предпочитаю получать опыт от игры. Иногда, когда проигрываешь — это воспитывает характер.

— Я бы предпочел побеждать.

Макс встал.

— Я тоже. Проигрывать отстой. Спать, мальчики.

Мальчики хотели остаться, но Макс поднял Рэнди себе на плечи, после чего Макстон и Максим оба погнались за своим отцом вверх по лестнице.

Кейси сложила большие одеяла и положила их на диван. Затем пошла на кухню и вымыла посуду, которая осталась в раковине, после чего отмыла стойку.

Она собиралась вернуться в гостиную, когда увидела Макса, спускавшегося по лестнице. Спереди его футболка была мокрой.

— Ты принял ванну с мальчиками?

— Очень смешно. Мне нужно отдать Рэнди на занятия в бассейн. Этот мальчик будет жить в ванне, если я позволю. Другие два сына ведут себя так, будто я пытаю их, когда заставляю принять душ.

— Все твои дети ладят друг с другом, — прокомментировала Кейси близость сводных братьев и сестер.

— Как ты проводила время вместе со своими сводными братьями и сестрами?

— Не очень. К тому времени, когда мы начинали привыкать друг к другу, отношения Рене заканчивались. Ни один из моих отчимов не предпринял попытку позволить нам увидеть друг друга позже, и так мы постепенно отдалились друг от друга.

— Ты ладила со своими отчимами?

— По большей части, — Кейси пошла к журнальному столику и взяла сумочку. — Я лучше пойду.

Когда она шла к двери мимо Макса, он положил руку на ее талию, притягивая ее в свои руки.

— Останься на ночь со мной.

— Не думаю, что это хорошая идея, учитывая, что здесь твои дети.

— Я разбужу тебя раньше, — он шагнул вперед, но Кейси сделала шаг назад, боясь, что если он прикоснется к ней, она сразу согласится.

— Что происходит, Макс?

— Что ты имеешь в виду? — он остановился, его зеленые глаза сузились.

— Я имею в виду, ты хочешь поквитаться со мной, или же ты хочешь быть партнерами по сексу, и я твое следующее печенье месяца?

— Печенье месяца?

Кейси попыталась объяснить.

— Ты похож на ресторан, который меняет меню каждые шесть месяцев. Пока это нечто особое, ты насыщаешь себя до тошноты. За шесть месяцев тебя начинает выворачивать, и ты переходишь к другому особенному блюду.

— Это нелепо!

Кейси подняла руку, держа четыре пальца вверх.

— Матери твоих детей продержались в среднем шесть месяцев, отношения с Шерри продолжались шесть месяцев, с Энджи — стилистом Кайдена — также шесть месяцев, и с Сиси шесть месяцев. Мне продолжать?

— Нет. Я говорил, что это они расстались со мной. Не я порвал с ними.

— Ни одна из твоих женщин не хотела тебя отпускать. Вот почему все дети названы в честь тебя, даже Рэнди, хотя ты отказываешься называть его Максимилианом. Шерри, Энджи и Сиси все хотели тебя, но им надоело занимать второе место после Хищников.

— Откуда ты знаешь?

— Они жаловались на всех семейных ужинах, — Кейси пожала плечами. — Это стало реально неудобно после третьего раза. Мне очень понравились они все. У тебя хороший вкус на женщин.

— Да, он хорош, — рука Макса скользнула вокруг ее шеи, придвигая ближе к себе. Ее грудь прижалась к его. — У меня превосходный вкус, — рот Макса завладел ее ртом и его сексуальный магнетизм затопил все ее чувства.

Ее руки сомкнулись вокруг его плеч, прося больше, чем он готов дать. В любом случае она хотела получить его. Его язык прошелся по ее нижней губе, затем он прикусил ее зубами и снова лизнул.

— Твой рот делает мой член твердым как камень, — его лоб прижался к ее. — Отвечая на твой вопрос...

Небольшая улыбка появилась на губах Кейси, и она наклонила голову набок, давая ему доступ к своей нежной шее.

— Какой вопрос?

— Про нас.

— О.

— Давай просто примем это как есть? Откуда я могу знать, к чему это приведет, если мы даже еще не начали идти по этому пути вместе?

— Я смогу справиться с этим — день за днем.

— День за днем, — Кейси задрожала, когда Макс повторил ее слова.

Она подняла на него глаза, услышав что-то в его голосе, что заставило почувствовать себя неловко, но взгляд Макса говорил о том, что она ошиблась. Она не хотела задумываться о том, что происходило между ними. В этот раз она постарается быть такой же безрассудной, как Макс. К чему ее привело тщательное планирование и осторожность?

Это временно, так же как и все отношения Макса, но его беззаботность была тем, что нужно прямо сейчас. Она собиралась последовать за ним и посмотреть, куда приведет эта дорога.

— Не уходи. Слушай, я позову Джерту присмотреть за детьми, а мы поедем прокатимся.

— Я должна идти домой, Макс.

— Мы недолго. Давай... — сказал он убедительно.

— Хорошо.

Как только она согласилась, он позвонил Джерте, чтобы она присмотрела за детьми, пока они спят. Макс нашел этот выставленный на продажу дом, когда приезжал к Джерте в гости. Он был достаточно большим, с четырьмя спальнями, и Джерта была всегда рядом, если Максу нужна была нянька для детей, когда Хищники вызывали его.

Джерта пришла через несколько минут и одарила Кейси ледяным взглядом.

Макс срочно выпроводил Кейси наружу.

— Спасибо, Джерта, — сказал он, закрывая дверь.

— Она знает, что случилось?

— Да, поехали, — Макс не собирался врать, что другие члены клуба не злятся на нее. Кейси предала не только братьев, но и всех, кто получает прибыль от клуба, а Джерта была одной из них.

— Куда мы едем? — спросила Кейси, когда села за ним на байк.

— Просто посмотрим, куда дорога приведет нас, — Макс одарил ее дьявольской улыбкой. Ему всегда нравилось не торопиться. Он держал женщин на расстоянии, пока не становилось слишком поздно для них, чтобы сопротивляться.

Он выехал из района и уверенно поехал в сторону города. Они ехали уже двадцать минут и проехали несколько улиц, когда Макс, наконец-то, почувствовал, что Кейси дрожит за его спиной. Тогда он свернул на небольшую улочку и остановился напротив бара. Макс внимательно осмотрел одиноко стоящий на улице байк, возле которого припарковал свой.

Встал с байка и помог слезть Кейси.

— Для чего мы здесь?

— Потому что тебе холодно, а я, идиот, не захватил для нас куртки. Давай же, пойдем, выпьем хотя бы.

— Я не хочу идти туда. Это стрип-клуб, — запротестовала Кейси.

— Не волнуйся, там много женщин.

— На сцене или среди аудитории?

— И там и там, — Макс взял ее за руку, не давая ей иного выбора, кроме как следовать за ним.

Стриптиз-клуб был переполнен сегодня вечером, и, глядя в сторону сцены, Макс понял почему. Шерри была на сцене, исполняя новый номер.

Макс нашел им столик в глубине клуба и отодвинул стул для Кейси, прежде чем занять свое место.

— Пару пива, — крикнул Макс одной из девушек, работающих на этаже.

Макс повернулся к сцене, одновременно наблюдая за бесстрастным выражением лица Кейси, когда Шерри сняла свой топ и подошла к краю сцены.

— Шерри не беспокоит то, что ты приходишь сюда после того, как вы расстались?

— С чего бы это? Я смотрел, когда мы были вместе. Кроме того, она сейчас с Генри. Он владелец клуба. Спасибо, ангел, — сексуальная официантка поставила пиво на стол. Макс достал двадцатку и вручил ей.

— Спасибо, Макс, — она подмигнула ему, прежде чем перейти к другому столику.

Макс вернул свое внимание обратно на сцену.

— Я готова уйти, — тихо сказала Кейси.

— Мы еще не закончили пить наше пиво, — Макс поднял пиво к губам, делая большой глоток.

— Зачем нам притворяться, Макс? Мы оба знаем, зачем ты привез меня сюда — чтобы наказать. Я бы предпочла, чтобы ты просто сделал это, чем эти подколы, которые ты продолжаешь использовать на мне.

Ярость, которую он держал под контролем, вспыхнула с новой силой. Встав, он взял ее за руку, дернул вверх и направится к лестнице. Он повел ее наверх, ввел цифры на клавиатуре на большой двери наверху, затем толкнул ее внутрь в частный бар, в который могли войти только избранные посетители. Зайдя в бар, он достал пару сотен, хлопнув ими по стойке.

— Любой из свободных номеров, — гневно сказал Макс.

Бармен разглядывал его задумчиво, затем достал из-под прилавка ключ и протянул Максу.

— Спасибо, — Макс повел Кейси к двери в стене и нажал на красную кнопку. Затем открыл дверь, толкнул ее внутрь и захлопнул дверь.

Кейси ахнула, оглядывая безвкусный номер.

— Сволочь! — она начала обходить его, но обнаружила себя прижатой к двери.

— Я привел тебя сюда, чтобы поговорить. Я не собираюсь трахать тебя. По крайней мере, пока, — Макс уткнулся ртом в ее шею, зная, что она была чрезмерно чувствительна. Кейси задрожала, когда язык Макса прочертил дорожку по шее до кончика ее уха.

— Что ты делаешь?

— То, что ты предложила — наказываю. Разве ты не этого хотела от меня? Эта комната как раз подходит для этого, тебе так не кажется?

— Мне кажется, что ты сошел с ума! — Кейси пыталась бороться с ним, но рука Макса скользнула вверх по ее бедру.

— Я сошел с ума из-за тебя давным-давно, Кейси. Помню первый раз, когда я вкусил твой ротик. Ты помнишь ту ночь, Кейси?

— Да, — она попыталась повернуть голову в сторону. — Я помню.

— Тебе было семнадцать, мой язык был у тебя во рту, а член был твердым как камень. Если бы Джинджер не вошла тогда, я бы трахнул тебя пальцем.

— Я бы не позволила, — отрицала Кейси.

Макс поднес руку к поясу ее джинсов, расстегивая их.

— Сладенькая, ты бы не остановила меня. Ты бы умоляла.

— Нет, — всхлипнула Кейси.

— О, да, умоляла бы. Мы оба это знаем, не так ли? — рука Макса скользнула внутрь расстегнутых джинсов, обнаружив ее влажной и теплой.

— Да, — наконец-то призналась Кейси, когда его пальцы начали потирать ее клитор.

— Именно, сладенькая, — Макс застонал, когда почувствовал, как ее бедра сжали его руку, чтобы удержать его пальцы на клиторе.

— Макс, — Кейси руками вцепилась в его бицепсы.

Макс спрятал торжествующую улыбку, наклонившись и уткнувшись носом в ложбинку между ее грудями, разводя в стороны рубашку, которая прикрывала их.

— Когда Магг женился на Рене, я знал, что мы будем рядом друг с другом, но планировал, что под статусом хорошего сводного брата понимается защита и присмотр за тобой, когда это возможно. К черту это! Ты хочешь меня, и я абсолютно уверен, что хочу тебя, — пальцы Макса начали двигаться быстрее, дразня вход в ее киску, но не входя при этом.

Руки Кейси опустились на его талию, она схватилась за его пояс, как за спасательный круг.

— Сладенькая, есть много вещей, которые я хочу сделать с тобой, и наказание не является одним из них. Я жалею, что не сорвал эту сладкую вишенку, когда ты стала постарше. Затем, когда я, наконец, получил тебя в свою постель, ты была больше заинтересован в том, что происходило в кабинете Айса, — уязвленная гордость Макса была полна решимости выжать каждую испепеляющую каплю мести.

— Макс, ты должен кое-что знать. Тебе, возможно, долго пришлось ждать, но это был не только мой первый поцелуй, — призналась она. Лицо Кейси горело желанием, но в глазах светилась истина.

— Ты не трахалась с Джейсом?

— Нет, я солгала Пенни.

— Ты не собиралась отдаваться Стампу? — его голос стал грубым при этой мысли.

— Нет, я собиралась уйти. Я не хранила ее для тебя, Макс, но не могла заставить себя отдаться любому другому человеку. Я бы нашла другой способ получить нужную информацию. Я сказала себе, что это был самый безопасный способ заполучить информацию, потому что это позволило мне сделать то, что я хотела сделать.

Его пальцы нажали на клитор, затем потерли сильнее, и это безжалостное трение практически подвело ее к оргазму.

— Макс, кто-то наблюдает за этим зеркалом, — Кейси напряглась, пытаясь отстраниться.

— Все в порядке. Он следит за комнатой, чтобы убедиться, что никому из девушек не причинили боль. Как ты узнала?

— Скажи ему, чтобы он не курил, или скажи хозяину бара приобрести хорошее и качественное двухстороннее зеркало.

— Я скажу это Генри.

— О, Боже, ты должен остановиться, — молили ее губы, в то время как глаза и киска просили об освобождении.

— Мне понадобится примерно шестьдесят секунд, — сказал ей Макс.

— Шестьдесят секунд?

— Именно тогда ты кончишь для меня, сладенькая.

Ее руки напряглись на его поясе.

— Не называй меня так. Ты зовешь так каждую женщину, с которой встречаешься или трахаешься. Это избавляет тебя от необходимости запоминать их имена.

— Я знаю их имена. Мне не нужно помнить имена женщин. Я помню их лица.

Кейси посмеялась над ним.

— Ты лжец. Ты узнаешь их по груди. Это первое, что ты видишь в женщинах. Ты сексуально озабоченный! Держу пари, ты так много видел стрип-шоу, что даже не смог запомнить их все.

— Ты права насчет этого. Хищники поддерживают деловые отношения с владельцем, таким образом, мы здесь проводим много времени. Грейс закатила истерику, когда узнала.

— Вот почему ты привез меня сюда?

— Да, а также потому, что ты замерзла, — признался Макс.

— Грейс не против того, что Айс видит здесь?

— Нет, он сказал ей, что не смотрит.

— Он так сказал? — Кейси ахнула, когда ее тело начало вздрагивать, и Макс протолкнул свой длинный палец внутрь ее.

— А как ты думаешь? — Макс потер большим пальцем ее клитор, чтобы продлить ее кульминацию, пока продолжал жестко трахать ее киску пальцем. — Когда ты так много раз наблюдаешь за раскачивающимися сиськами и задницей, то в итоге просто перестаешь их замечать. Но эти маленькие красавицы... — Макс уткнулся носом в ее грудь. — От них я никогда не устану.

— Я думаю, мне нужно проверить голову, потому что я верю тебе, — Кейси безвольно повисла в его руках. — Сделай одолжение. Если мы когда-нибудь встретим этого человека за зеркалом, не говори мне, что это он.

— Я не буду, но Шакал может. 

Глава 16


— Я могу вам помочь? — продавец подошел, как только она вошла в большой мебельный магазин. Макс сказал ей осмотреться вокруг, пока он отойдет на несколько минут.

— Мне нужен новый матрас, — Кейси последовал за ним, когда он повернулся, чтобы провести ее к боковой стороне огромного магазина.

Прошло несколько лет с тех пор, как она покупала мебель, и тогда это было в самом дешевом магазине в городе, где продавалась подержанная мебель. И все же она не смогла заставить себя купить подержанный матрас. Кроме того, со скидкой Макса, эта покупка не должна пробить брешь в ее сбережениях.

Когда они пересекали магазин, то проходили мимо ряда комодов. Один комод темно-вишневого цвета бросился ей в глаза. Остановившись, она провела рукой по гладкой древесине.

— Красиво.

— Это один из самых ходовых в магазине. Шесть недель ожидания, так как он сделан вручную, — продавец коснулся уголка комода, где была замысловатая рельефная резьба.

Кейси не смогла устоять и провела ладонью по поверхности еще раз, наслаждаясь ощущением прохладной древесины на кончиках пальцев, а затем ее взгляд остановится на ценнике. Листая проспект, она с разочарованием уставилась на немалую цену.

— Я бы хотела его приобрести, но не могу себе этого позволить, — призналась она, начиная отходить от прекрасного изделия.

Она увидела, как Макс идет по проходу в их сторону.

— Привет, — она улыбнулась, когда он остановился рядом с ней.

— Привет, — Макс перевел взгляд на мебель за ней. — Я думал, ты в магазине только за матрасом?

— Да, но я не смогла удержаться и не остановиться возле этого комода. Он великолепен.

— Если вам так нравится, может быть, вы сможете уговорить Макса сделать один для вас, — сказал продавец Кейси, а затем посмотрел на Макса, который засунул руки в карманы, явно чувствуя дискомфорт.

— Это ты сделал? — в шоке спросила Кейси.

— Не только этот комод. У Макса есть целая линия деревянной мебели, которую он продает здесь в магазине.

— Вау, — сказала Кейси одобрительно. — Ты действительно талантлив, Макс.

Он небрежно пожал плечами.

— Не совсем. Я хорош в деревообработке, и мне повезло, что Пит позволяет использовать его магазин. Он продает мебель и дает мне комиссионные. Каждому из нас это выгодно.

— Так почему ты не сказал мне? Ты сказал, что загружаешь и разгружаешь грузовики весь день, — спросила Кейси в растерянности.

— Я это и делаю. Мне скучно стоять на месте, а погрузка грузовиков позволяет быть все время занятым.

— Ты сделал вот это? — Кейси двинулась в сторону деревянной скамьи из дуба. Спинка вырезана из тонких ветвей деревьев с цветами и птицами, сидящими на ветках.

— Да.

Ее глаза посмотрели на его большие, мозолистые руки. Она никогда не думала, что Макс способен сделать нечто художественное.

— Если у меня когда-нибудь будет двор, я куплю эту скамью. Жаль, что у меня нет сада, — сказала она мечтательно.

— Готовы? — продавец кивнул на матрас в нескольких метрах от них.

— Да, — Кейси не могла отойти от обнаруженного ею скрытого таланта Макса. Он, должно быть, очень хорош, если за шесть недель создавал мебель своими руками.

Рассеянно, она выбрала матрас по акции.

— Ты не можешь купить этот, — Макс покачал головой.

— Почему нет? Я возьму полноразмерный, пожалуйста.

— Не принимай этот заказ, Кори. Она возьмет королевский, вон тот, что у стены.

— Я не хочу тот. Он слишком большой, и не выставлен на продажу, — прошипела Кейси.

Макс кивнул на матрас, который она выбрала.

— Этот недостаточно большой и слишком тонкий.

— Он нормальный.

— Нет, не нормальный. Кори, запиши заказ Luxury Plush.

— Брось, Макс. Я не куплю тот дорогой матрас. Я беру другой.

— Он слишком мал. Как, черт возьми, я должен там поместиться?

Лицо Кейси залилось краской, и продавец перевел взгляд с нее на Макса.

— Я заплачу разницу, — сказал Макс упрямо. — Ни за что я не буду спать на том куске дерьма, который ты выбрала. Иди, распечатай квитанцию, Кори. Мы будем там через минуту.

Кейси постукивала ногой, пытаясь удержаться и не пнуть Макса. Она хотела провалиться от смущения.

— Я не могу поверить, что ты это сказал! Звучало так, будто ты останешься у меня.

— Когда ты купишь тот чертов матрас, я останусь. Иди сюда, — он положил руки ей на плечи, притягивая поближе к себе. — Не все ли равно, что он думает?

Она пихнула его локтем в живот.

— Ты придурок. Я куплю этот чертов матрас, и воспользуюсь твоей скидкой, но сама заплачу за остальное.

— Я... — ее свирепый взгляд заставил его закрыть рот. — Ладно. Теперь счастлива?

— Не совсем, — сказала она сухо.

— Ты будешь еще какое-то время сходить с ума?

— Возможно. А что?

— Потому что ты должна будешь получить его сегодня вечером. Я собираюсь убедиться, что его доставят сегодня. И уже сегодня вечером мы можем подпортить его.

— Макс, не испытывай свою удачу.

Заплатить за матрас не заняло у них много времени. Кейси проигнорировала многозначительный взгляд продавца, когда Макс вышел с ней из магазина.

— Мне лучше пойти домой, чтобы быть там, когда доставят матрас.

— Не расстраивайся так. Ты сможешь поблагодарить меня за это сегодня вечером.

Кейси хотел задушить Макса, но все же пыталась сдержать улыбку. Его хорошее настроение не позволяло сердиться на него.

— Мне нужно проверить как дела в клубе. Я принесу пиццу, когда приеду вечером.

— Не помню, чтобы приглашала тебя.

Макс схватил ее в охапку, прижавшись к ней ртом и целуя до тех пор, пока все ее самообладание не развеялось.

— Приглашения для слабаков. Увидимся в восемь, — он поставил ее обратно на ноги и зашагал к своему байку.

— Черт, этот человек знает, как целоваться, — и это стоило дополнительных денег, которые она потратила на матрас.

Кейси помчалась к своей машине. Последнее, что она хотела, это пропустить доставку. Этот матрас пригодится сегодня вечером.


***


Макс почувствовал, как пара сисек прижалась к спине, а руки обхватили его талию.

— Мне нужно немного любви, сладкий медвежонок.

Голос Риты раздражал и без того потрепанные нервы. Пока он проводил время с Кейси, его член был твердым, а разум в смятении.

— Отвали, Рита. Найди другого брата, чтобы заполнить свою жадную киску.

Ее руки опустились, и Макс услышал удаляющийся звук ее высоких каблуков. Когда он поднял свое пиво ко рту, его глаза встретились с Айсом, который облокотился о стойку бара.

— Дай мне пива, Краш.

Женщина поставила пиво перед ним и вернулась в конец стойки к Шакалу. Она считала себя женщиной Шакала, несмотря на то, что он трахал всех сучек подряд.

— Как дела?

Максу не нужно было спрашивать, что Айс имел в виду.

— Хорошо. Она считает, что между нами все нормально.

Айс кивнул, делая глоток пива, прежде чем спросить:

— Она не призналась, почему так поступила?

— Нет, она плотнее девственного влагалища, особенно когда разговор касается причин ее попытки донести на нас. Я работаю над этим. Собираюсь переночевать у нее дома сегодня вечером. Не хочу слишком давить и этим вызвать подозрение. Она расскажет, когда будет уверена, что может свободно проходить в клуб.

— Единственный проход, который она получит от нас, это проход по всему клубу, — громко пошутил Баззард, играя в бильярд.

Макс напрягся, жалея, что не держал свой рот закрытым, когда впервые узнал о двуличности Кейси. Затем опрокинул оставшееся пиво.

— Не делай этого, — предупредил Айс.

— Не делать чего? — Макс хотел ударить Баззарда в лицо.

— Не позволяй ей скрутить тебя в узлы.

— Я не видел, чтобы ты трахал кого-то еще, когда решил, что хочешь Грейс, — рявкнул Макс, но потом пожалел, что не промолчал.

— Ты хочешь сказать, что передумал?

— Нет. Я не говорил этого. Я говорил тебе и братьям, что мы отомстим. Разве я когда-нибудь не сдержал свое слово?

— Нет.

— Тогда не сомневайтесь в моей преданности. Киска — это киска. Кейси не имеет ничего такого, что могло бы связать меня в узлы.

— Приятно слышать, — Айс взял свое пиво и отошел к бильярдному столу.

Когда Айс ушел, Мэйсон присел на табурет рядом с Максом.

— Ты хочешь вставить свои пять копеек в то, что только что услышал? — Макс задался вопросом, попытается ли человек, который был отчимом Кейси несколько лет, отговорить клуб от мести.

— Нет. Клубу насрать на то, что я скажу.

— А если бы не было насрать? — прощупывал почву Макс.

— Я бы посоветовал тебе быть осторожным. Кейси умная. Она одурачила вас, не так ли? Умная женщина может причинить много вреда. Клубу повезло, что Шакал поймал ее вовремя. В следующий раз нам может так не повезти.

Макс смотрел на пожилого мужчину, зная, что тот был прав. Кейси заставила его выглядеть глупо в глазах своих братьев. Он вспомнил ту ночь; проснувшись, он пытался найти ее, а ей было все равно, кого пришлось трахнуть, чтобы получить доступ в кабинет Айса.

Макс покинул здание клуба, ощущая взгляды братьев на спине. Они начинали сомневаться, что он сможет сдержать слово. Ну, он собирался показать им и Кейси, что никто не может сделать из него дурака. 

Глава 17


Кейси расправляла стеганое покрывало на новом матрасе, когда услышала звук в дверях спальни. Вздрогнув, она подняла глаза и увидела Макса, его огромное тело заняло весь дверной проем.

— Как ты сюда попал? — испуганно спросила она.

— Дверь была не заперта, — его короткий ответ заставил ее выпрямиться. Этот бесстрастный человек, чьи эмоции она не могла прочесть, не похож на того мужчину, который оставил ее в мебельном магазине.

— Наверно, я забыла запереть дверь после тех мужчин, которые доставили это и уехали. Что-то не так? — ее голос дрожал от неуверенности, а инстинкты кричали об опасности.

Он скинул сапоги, затем потянулся за спину, чтобы стянуть футболку.

— Я думал о тебе весь день, — его ворчливый голос навел ее на мысль, что это не хорошо. — Никогда не было такой женщины, которую я бы не смог выкинуть из головы.

Кейси затаила дыхание. Он был напряжен и вел себя так, словно готов наброситься на нее. Она не могла понять, как он мог быть настолько крупным и при этом не иметь ни грамма жира. У Макса был плоский твердый живот и накачанные руки. Он фантазия любой девушки, и он в пределах ее досягаемости.

— Ты должна либо раздеться, либо сказать мне убираться к черту.

Кейси не хотела больше думать о том, стоит ли ей связываться с Максом; уже слишком поздно. Она собиралась обеими руками ухватиться за то время, которое она может провести с ним, а волноваться о последствиях для своего сердца будет позже.

Дрожа, она сняла футболку, затем спустила джинсы вниз по бедрам, наблюдая, как Макс расстегивает свой ремень. Она нервничала сильнее, чем в первую ночь, когда они занимались сексом, так как сейчас ее мозг не был занят мыслями, как попасть в кабинет Айса. Сегодня ее мысли были заняты только Максом.

Он сделал шаг вперед, в маленькую комнату, в которой стояла слишком большая для нее кровать. Довольно подавляюще, когда такой крепкий мужчина находится в таком тесном помещении.

Руками он скользнул ей за спину, расстегнул лифчик и швырнул его на пол.

— Не могу представить ничего столь же прекрасного, как твои сиськи.

Внутри стало жарко от его слов. Все женщины, с которыми встречался Макс, были красивыми, их тела были очень сексуальными, поэтому Кейси почувствовала себя неловко, когда стояла голая перед ним. Ее грудь была небольшой, и она не раз мечтала о груди большего размера. Тем не менее, он заставил ее почувствовать себя сексуальной, когда его палец прошелся по ее соску, затем приподнял холмик плоти к губам и всосал сосок в рот.

Он сел на край кровати, поставив ее между своих бедер. Его рука скользнула между ее ног, пальцами он раздвинул складочки ее киски и потер клитор легкими прикосновениями, отчего она сжала колени, чтобы не потерять равновесие.

Она вцепилась в его плечи, исследуя кожу, к которой мечтала прикасаться, в то время как его рот переместился к другому соску, а другой рукой он потянул за вершинку, которую уже облизал. Кейси гортанно застонала, позволяя своему телу опуститься вниз на ковер, отрывая его рот от груди. Ее рот нашел сосок Макса, и она повторила ту же пытку, которой он мучил ее.

Его руки зарылись в ее волосы, затем он поднял ее голову, чтобы поцеловать. Его язык проскользнул внутрь, принимая контроль на себя. Поцелуи Макса обычно были настойчивыми и страстными, но сегодня вечером он просто трахал языком ее рот. Он не был мягким; Макс был грубым. Он наклонил ее голову набок, как будто пожирая ее в поцелуе, пытаясь украсть ее душу с помощью желания, которое поглощает все, не позволяя сдерживаться.

Кейси откинула голову назад и, тяжело дыша, сделала глоток воздуха. Его твердый член был прижат к ее животу, разжигая любопытство, каково это — играть с ним. Несмотря на большой размер, Макс относился к тому типу мужчин, с которым женщина может довольно смело попробовать что-нибудь, чего она раньше никогда не делала. Кейси нерешительно просунула руку между их телами и ощутила многочисленные металлические шарики вокруг головки его члена. Затем она наклонилась и осторожно лизнула кончик.

— Ты не причинишь мне вреда, — проворчал Макс.

Кейси открыла рот, принимая его внутрь. Несмотря на его слова, поначалу она сосала осторожно. Однако, когда его рука, которую он погрузил в ее волосы, толкнула ее сильнее, необузданность, о существовании которой в себе Кейси не подозревала, взяла верх. Она крепко сжала бедра вместе, когда тепло начало разливаться по телу, придавая ей уверенности скользить ртом вдоль него и языком дразнить его пирсинги.

— Проклятие, женщина, если бы я не хотел так жестко кончить в твою киску, то позволил бы тебе отсосать мне, — он потянул ее голову вверх, позволяя своему члену выскользнуть из ее рта. — Утром я трахну этот ротик, прежде чем уеду.

Макс поднял ее с пола и переместил на матрас. Кейси сидела, облизывая губы и ощущая его вкус, пока он вскрывал презерватив и раскатывал по напряженной длине. Затем Макс забрался на кровать позади нее, прижимаясь грудью к ее спине, положил руку ей на живот и притянул к себе. Другой рукой раздвинул складки ее киски, и Кейси почувствовала, как его член толкнулся в нее сзади.

Она застонала, когда его член скользнул сквозь ее влагу, безошибочно найдя ее расщелину и с легкостью проникая внутрь. Кейси уронила голову ему на плечо, пока он размеренно трахал ее. Она напряглась, когда его удары стали жестче и грубее.

В этот раз Макс не был нежным любовником. Его рука сильно вцепилась ей в живот, и Кейси подумала, что может остаться отпечаток руки. Макс продолжал вбиваться в нее, вращая бедрами позади ее задницы.

— Двигай задницей. Сегодня вечером, я хочу знать, что ты жаждешь мой член в себе.

— Да, — Кейси толкнулась задницей назад на него, когда он сделал рывок вперед.

Макс перешел к ее шее, всасывая плоть в рот, и его движения ускорились. Когда кровать затряслась, Кейси схватилась за его руку, обернутую вокруг ее талии, чтобы сохранить равновесие.

— Как сильно ты хочешь меня, Кейси?

Из нее вырвался всхлип.

— Больше, чем хочу дышать.

Рука Макса поднялась к горлу, давя на пульс.

— Настолько сильно?

— Да.

Его рука надавила сильнее.

— Еще? — прошептал он ей на ухо, покусывая мочку.

— Боже, да.

Его рука сжалась на ее горле, не перекрывая кислород, просто ей стало сложнее делать глубокие вдохи.

Она чувствовала, как металлические шарики с каждым толчком стимулировали стенки ее киски, и Кейси захотелось двигаться быстрее, но достигнуть кульминации у нее не получалось.

— Макс... — всхлипнула Кейси.

— Расслабься. Я позабочусь о тебе, — его рука соскользнула с ее живота, опустилась вниз и начала поглаживать клитор.

Кейси откинула голову на плечо Макса, и отражение в зеркале привлекло ее внимание. Вид Макса, трахающего ее, заставил зажмуриться. Затем, не в состоянии совладать с собой, она открыла глаза. Макс окружил ее, его тело поблескивало в свете спальни, на лице отражалось желание, когда он вдалбливался в нее. Их секс выглядел эротичным, грязным, чувственным... и красивым.

Неуловимый оргазм обрушился на нее, мышцы сжали член Макса, пытаясь продлить ощущения, которые хотелось, чтобы никогда не заканчивались. Он застонал ей в ухо, когда ее задница прижалась к нему еще сильнее. Макс сжал ее бедра, не давая пошевелиться, и кончил, содрогаясь внутри нее.

Когда он вышел из нее, Кейси сразу же захотелось вернуть его обратно. Сдерживая желание обнять его, она легла на кровать, когда он встал, направляясь в ванную.

— Проголодалась? — спросил Макс, когда вернулся в спальню.

— Что? — удивленно переспросила она, так как не знала, что ожидала услышать от него, но точно не вопрос, была ли она голодна. — Хочешь, я приготовлю тебе что-нибудь? — она начала вставать с кровати.

— Ляг обратно. Я скоро вернусь, — приказал он.

Она пошла в ванную и вернулась, когда он вошел с большой пиццей и парой бутылок пива.

Положив пиццу на середину кровати, он сел, открыл коробку и протянул ей ломтик, а затем взял для себя.

Они болтали, пока уплетали пиццу, и она узнала кое-что о Максе, чего никогда раньше не знала. Вот он шутил, а в следующее мгновенье, когда говорил о своих детях, становился серьезным. Единственная часть о его жизни, которую они не обсуждали и оба избегали этой темы — это Хищники.

Кейси понимала, почему отказывается обсуждать их: ей не хотелось напоминать Максу, что она использовала его в тот раз, когда они были вместе. Странно, почему он не говорил о них. Неужели беспокоился, что она использует полученную информацию против них?

— Хочешь поиграть в карты? — спросила Кейси, потянувшись к тумбочке.

— У тебя есть карты? Вам с Джейсом нравилось играть?

— Нет, мне нравится раскидывать пасьянс по вечерам, это расслабляет меня, — объяснила ему Кейси, замечая, как гнев в его глазах исчез после ее объяснения.

— Тогда раздавай. Я всегда готов к игре в карты.

Кейси раздала карты, а затем откинулась на спинку кровати и неловко потянула простыню, прикрываясь. Макс не стеснялся своего тела. Он лег и взял свои карты. Первые две партии она проиграла, потому что не могла сосредоточиться.

— Тебе стоит раскладывать только пасьянс, — морщинки в уголках его глаз указывали, что он подшучивает.

— Я не могу сосредоточиться, когда перед глазами торчит это, — парировала Кейси.

Макс рассмеялся, но не предпринял никаких попыток прикрыться.

— Зачем так много пирсинга?

Макс взял еще один кусок пиццы, глядя в свои карты.

— По той же самой причине, что моя спина покрыта татуировками — Колтон.

— Колтон сделал тебе тату и пирсинги?

— Этот сукин сын подловил меня, когда я был пьян. Первое тату он сделал мне, когда я был пьян в жопу. Я проснулся на следующее утро и увидел, что этот ублюдок сделал мне тату шлюхи — бабочку. Пришлось заставить кого-то прикрыть это уродство. Затем Колтон решил, что ему необходимо научиться прокалывать пирсинги — его салон получил много запросов на них — и он подловил всех братьев в пьяном состоянии. Все превратилось в соревнование, у кого больше пирсингов поместится. Я был пьян и достаточно упрям, чтобы хотеть выиграть пятидесятилетнюю бутылку бурбона, которую он выставил в качестве приза.

Кейси поморщилась от сочувствия, представив боль, которую он, должно быть, почувствовал, когда протрезвел.

— Оно того стоило?

— Черт, нет, тем более я не выиграл.

— Ты не выиграл? Ты хочешь сказать, что у кого-то другого больше пирсингов, чем у тебя?

— Ага, я отрубился. Что меня по-настоящему разозлило, так это то, что выигравший ублюдок даже не поделился. Сказал, что ему нужно все это, чтобы заглушить боль.

Кейси так сильно смеялась, что слезы катились по ее щекам.

— Это не смешно! — Макс взял еще одну карту.

— Да, не смешно. Не могу поверить, что Колтон подловил вас всех и прокалывал вам члены снова и снова.

— Он скверный ублюдок.

Кейси опустила руку, раскрывая Максу ее карты.

— Спорим, ты не сможешь выиграть еще партию, — подразнил Макс, перемешивая карты и раздавая заново. Потребовалось еще четыре игры, чтобы осознать, что он не мог выиграть у нее.

— Ты жульничаешь.

Кейси покачала головой.

— Как же я жульничаю? Ты сдаешь карты. Я предполагаю, что просто привыкла к твоему голому виду, — подразнила она.

Макс взял коробку из-под пиццы и карты, и опустил их на пол.

— Тогда, думаю, мне нужно показать тебе кое-что новое.

Макс лег обратно на кровать, затем легко перекатил ее на себя сверху, его член был уже тверд. Держа Кейси за бедра, он опустил ее на свой член.

— Объезди меня.

— Ты не надел презерватив, — запротестовала Кейси.

— Ты на таблетках?

Кейси стиснула зубы.

— Да, но...

— Я чист, но, если хочешь, чтобы я вышел, то я выйду, — он сложил руки за головой, уставившись на нее и ожидая ее решения. Его член погрузился глубже, и жар достиг того уровня, когда все это начало напоминать пытку.

Рукой Кейси уперлась в его твердый живот и опустилась на член.

— В следующий раз надень презерватив, — резко сказала она.

— Ты будешь бешено трахать меня? — его руки обхватили ее задницу, помогая двигаться на нем быстрее.

— Да.

— Круто.

— Заткнись! — она потерлась клитором об него, почти доведя себя этим до оргазма.

Макс неотрывно смотрел на ее грудь, пока она двигалась вверх и вниз на его члене, трахая себя.

— Помедленнее или я кончу.

Вместо того чтобы замедлиться, она ускорила движения, полная решимости заставить Макса потерять контроль.

Он сел, сжал ее задницу сильнее и погрузился в нее до самого основания. Они оба стонали, их тела дрожали. Они кончили вместе, и Кейси уронила голову Максу на грудь.

— Почему, каждый раз, когда мы занимаемся сексом, я чувствую, будто мир останавливается, и ничто не важно, кроме нас? — Кейси пожалела об этих словах, как только они вылетели у нее изо рта, боясь, что Макс решит, что она давит на него, вынуждая дать ей больше, чем он готов.

Он откинул волосы с ее раскрасневшейся щеки.

— Каждый раз?

Кейси кивнула, робко пряча от него глаза, и стала еще более тихой, но и Макс молчал.

Сняв ее с себя и уложив обратно на кровать, он растянулся своим большим телом рядом, расслабляясь.

Кейси подавила боль, которую почувствовала из-за его молчания. В последний раз, когда они спали вместе, он обнимал ее. Теперь он откатился на свою сторону, очевидно, собираясь спать.

Она прикусила губу. Собрав все мужество, она прижалась к его спине, обхватив руками талию. Макс напрягся, хотя и не отодвинулся, но Кейси поняла, что в глубине души у Макса затаилась боль. Ей хотелось преодолеть дистанцию, которую он пытался установить между ними, чтобы вернуть его доверие. Она собиралась доказать Максу, что он может отдать часть себя, и она не откажется от нее снова. Ей придется пожертвовать своей гордостью, но заполучить доверие Макса стоит того. 

Глава 18


— Куда-то идешь? — спросила Джанна, когда они с Кейси встретились в холле банка.

— Я сегодня готовлю ужин для детей Макса. Если забегу в магазин в свой обеденный перерыв, то после работы пойду сразу к нему домой и приготовлю, прежде чем он приедет вместе с ними.

— Вы встречаетесь несколько месяцев... Как все идет?

Кейси не привыкла вести доверительные беседы со своими коллегами и старалась поддерживать профессиональные отношения.

— Нам нравится проводить время вместе.

— Хм-хм. Что-то мне подсказывает, что ты относишься не так равнодушно к нему, как тебе хотелось бы. Если бы я встречалась с таким горячим любовником, я рассказывала бы грязные подробности всем, кто слушал меня.

— Здесь на самом деле не о чем рассказывать, — соврала Кейси.

— Ладно. Я позволю тебе соскочить в этот раз, но ты помнишь о вечеринке, на которую я тебя пригласила? Ты можешь рассказать там.

Джанна устраивала презентацию женского белья. Она хвасталась тем, что со стороны получала больше денег, чем за работу в банке.

— Я подумаю об этом.

— Нет, ты расскажешь мне все во всех подробностях и деталях. Это повысит мои продажи. Все эти ревнивые сучки купят то же, что и ты, поэтому удостоверься, что взяла достаточно денег.

— Что ты планируешь делать с теми деньгами, которые получишь?

— Поеду в круиз для холостяков, чтобы встретить нового мужа. Я получаю скидку на любое женское белье, которое покупаю, — Джанна подмигнула и, развернувшись, ушла. Кейси завидовала смелости этой женщины. Если Джанна сказала, что вернется с новым мужем, то так она и сделает.

Кейси заехала в ближайший к банку мини-маркет, расположенный в торговом центре. Хотелось надеяться, что там не многолюдно, и она сможет вернуться на работу прежде, чем закончится обед.

Она запланировала приготовить мясной рулет и макароны с сыром, и спешила, проходя по рядам и бросая продукты в тележку. Детям можно приготовить гамбургеры, которые они так любят, но с полезными овощами, и она чувствовала бы себя от этого лучше.

Загрузив продукты в багажник, Кейси уже хотела отъехать от магазина, когда увидела знакомую фигуру на автобусной остановке. Нахмурившись, она вышла из машины и направилась к девочке, сидящей на скамейке.

— Макси? Что ты здесь делаешь?

У дочери Макса по лицу бежали слезы, а глаза были опухшими. Она спрыгнула со скамейки, словно хотела сбежать, но Кейси протянула руку и положила ей на плечо, останавливая.

— Ты расскажешь моему отцу! — рыдания Макси разбивали Кейси сердце.

— Все хорошо. Я ничего не скажу, — Кейси посмотрела на часы. — Хочешь, я отвезу тебя обратно в школу?

Облегчение появилось на лице Макси.

— Да.

Макси последовала за ней к автомобилю и забралась внутрь, когда Кейси открыла для нее дверь. Затем Кейси села в машину, завела двигатель и направилась к школе Макси.

— Почему ты не в школе? — спросила Кейси, нарушая тишину.

Макси нервно теребила подол юбки.

— Я сбежала оттуда. Симулировала болезнь, когда учитель отправил меня к медсестре, и уехала.

— Почему?

— Я встретила кое-кого.

— Кого? — у Кейси было чувство, что она знала ответ.

— Фишера.

— Это брат твоей лучшей подруги?

Макси кивнула.

— Он ждал меня за углом. Мы планировали вместе пообедать, но он потянул меня за торговый центр, — девочка закрыла руками лицо.

Руки Кейси напряглись на руле. Сохраняя голос ровным, она задала вопрос, который был необходим:

— Что-нибудь произошло?

Макси покачала головой.

— Нет. Когда он попытался меня поцеловать, я выскочила из машины. Он тоже вышел и начал звать меня, но я бежала пока не увидела эту автобусную остановку, — она начала плакать сильней. — Он просто оставил меня там. Я видела, как он уехал, даже не оглянувшись.

— Ты уверена, что больше ничего не случилось?

— Да. Я думала, что мы просто собирались пообедать. Я клянусь, Кейси. Пожалуйста, не говори папе. Он рассердится на меня.

Кейси колебалась, принимая решение.

— Я не собираюсь ему рассказывать, но, думаю, что ты должна. Ты хочешь постоянно волноваться о том, что он может узнать? Что, если твоих родителей уже вызвали в школу? Ложь только все усугубит. Тайны нелегко хранить, Макси. Они крадут частицу тебя, и ты становишься более трусливой. Лучше столкнуться с последствиями лицом к лицу.

Макси перестала плакать.

— Я скажу ему после ужина. Тогда будет уже слишком поздно идти за Фишером.

Кейси не хотела говорить ей, что сомневается, что Макса это хоть как-то волнует, но решила промолчать.

— Я могу задать тебе вопрос? — спросила Макси, глядя на свои колени.

— Смотря о чем речь.

— Фишер назвал меня дразнилкой, сказал, что я продинамила его. Как ты думаешь?..

— Нет, — твердо ответила Кейси. — Я так не думаю. Я думаю, что ты доверяла ему, а он предал твое доверие.

— Я знаю, что неправильно поступила, убежав, но с ним мне хорошо. Я хотела поцеловать его, но испугалась. Может, я действительно дразнила его, — призналась она.

— Макси, этот разговор у тебя должен быть с мамой.

— Она свихнется, если я скажу ей о поцелуе с мальчиком. Она считает, что я слишком маленькая, чтобы целоваться. Большинство моих друзей уже делали больше, чем просто целовались... Я просто хотела узнать, каковы эти ощущения.

— Твоя мама думала также, когда была в твоем возрасте, — Макси начала перебивать, но Кейси не дала ей такой возможности. — Так и есть, Макси. Мальчики всегда будут давить на девочек, чтобы был секс, и другие девочки скажут тебе, что они это сделали, чтобы почувствовать себя лучше.

— Почему?

— Я не знаю. Я знакома со многими девушками, которые сожалели, что потеряли девственность не с тем или не в подходящее время, но я ни от кого не слышала, что хранить девственность тоже правильно. Ты действительно хочешь всю жизнь хранить воспоминания о Фишере и вашем первом поцелуе?

— Боже, нет. Я ненавижу его.

— Ты всегда будешь помнить свой первый раз. Тебе решать, достаточно ли он хорош для такого особенного момента.

— У тебя был особенный?

— Да. Для меня он был особенным. Ночь прекрасной не была, и я сделала все совершенно неправильно, но я все еще буду помнить его, когда мне будет лет девяносто, и плохих чувств у меня не возникнет.

Макси посмотрела в окно.

— Ты действительно помнишь свой первый поцелуй?

— Ты помнишь особый подарок, который сделали тебе родители?

— Папа подарил мне свитер, который я просила у мамы. Я носила его, пока не выросла из него. Он все еще лежит у меня в шкафу.

— Держу пари, что ты точно помнишь то чувство, когда Макс подарил тебе его и когда ты надела этот свитер впервые. Думаешь, свитер более важен, чем первый поцелуй?

Глаза Макси округлились.

— Я почти все испортила, да?

— Макси, все могло быть гораздо хуже. Кошмары не всегда начинаются с уродства. Те, которые больше всего нас мучают, в основном из-за того, что мы были недостаточно умны, чтобы избежать этого.

— Я больше не сделаю этого.

— Пожалуйста, не надо, Макси. Ты милая девочка, и я не хочу, чтобы с тобой что-нибудь произошло и разрушило то, что должно быть прекрасным.

Кейси завернула на школьную парковку и Макси вышла.

— Спасибо, Кейси.

— Пожалуйста.

Она наблюдала, как Макси возвращается в школу, затем развернулась и поехала в банк. Она опоздала на десять минут и спрятала скоропортящиеся продукты в холодильнике комнаты отдыха.

Весь остаток дня она провела в ожидании клиентов, и ее рука то и дело тянулась к телефону, чтобы набрать номер Макса. Чувствуя себя виноватой, она хотела позвонить ему и рассказать о Макси, о ее прогуле, но не могла заставить себя уничтожить доверие девочки. Если Макси ему ничего не расскажет, то тогда она расскажет сама.

Кейси чувствовала, что приняла правильное решение, и оставшееся время до конца дня прошло гладко. После работы она захватила пакет с продуктами и была одной из первых, жаждущих уйти.

Джек заметил ее нетерпение.

— Горячее свидание?

Кейси ввела код.

— Больше похоже на расстрел. Боюсь, я сделала что-то, что может его по-настоящему рассердить. Надеюсь, хороший ужин сохранит его спокойствие.

— Приготовь ему десерт. Каждый раз, когда моя жена делает что-то, чего не должна, она готовит для меня шоколадный торт, — посоветовал Джек.

Кейси направилась к своей машине. Если она поторопится, то может остановиться в пекарне по дороге к дому Макса. Она хотела купить ему самый большой шоколадный торт, какой только есть в магазине. Тогда он будет слишком сыт, чтобы убивать Фишера.

Когда Кейси указала на торт на витрине, женщина колебалась, спрашивая, устраивает ли она вечеринку.

— Нет, — нетерпеливо ответила Кейси.

— Этот на двадцать четыре порции. У меня есть меньше, на двенадцать.

— Давайте тот, что на двенадцать, и парочку ванильных капкейков (Примеч. капкейк — торт небольшого размера для одного человека, запеченный в тонкой бумаге или алюминиевой форме для выпечки. Часто содержит разнообразные элементы кондитерских украшений).

Когда продавщица передала ей покупки, Кейси предположила, что она и жена Джека были не единственными, кто использовал шоколадный торт в качестве средства сдерживания от убийства.


***


Ужин был готов, когда Макс вошел вместе со своими детьми, и они уставились на еду на столе. Все дети, кроме Макси, подпрыгнули от нетерпения, когда увидели на кухонном островке торт. Глаза Макси говорили «спасибо», и Кейси послала ей ободряющую улыбку, когда пригласила всех сесть за стол.

Мальчишки и Макс наполнили свои тарелки картофельным пюре и мясным рулетом, игнорируя брокколи.

— Здорово! Ни одна из девушек папы не готовила нам ужин, — сказал Максим с набитым ртом, секундой позже вскрикнув и вздрогнув от боли.

— Ты зачем меня пнула? — спросил он свою сестру.

— Потому что ты не должен говорить о других девушках папы при Кейси. Это грубо. Ты мог задеть ее чувства.

Кейси вмешалась в спор.

— Все хорошо, Макси. Я знаю, что у вашего папы было много девушек.

Макс продолжал есть, и в его глазах плескалось веселье, когда он посмотрел ей в глаза. Она испытала желание показать ему язык, но не хотела подавать плохой пример.

— Видишь, она знает, какой папа кобель, — Макс подавился едой, а Кейси почти пролила стакан с водой.

— Ты не должен этого говорить! — Макси сделала брату выговор прежде, чем это успел сделать отец.

— Почему? Мама постоянно так его называет.

— Ешь свой ужин. Я поговорю с твоей матерью, когда привезу тебя к ней завтра, — сказал Макс мрачно.

Максим выглядел расстроенным, что у отца и матери будет конфликт.

— Как насчет того, чтобы закончить ужин, и тогда я разрежу торт? — Кейси дала Максу предупреждающий знак, подкладывая ему мясной рулет и картофельное пюре.

— Ешь, — если ей повезет, он будет в пищевой коме, в которую сам себя введет.

Свой десерт они ели в гостиной, пока дети играли в видеоигры.

Она хотела взять последний капкейк, когда Макс протянул свою руку, отодвигая ее руку ото рта.

— Почему ты должна брать последний капкейк?

— Потому что ваниль мне нравится больше, чем шоколад.

Макс укусил капкейк из ее рук, слизав часть ванили, которая была на ее пальцах.

— Господи, пап. Это вульгарно, — сказал Рэнди, сев к папе на колени.

Макс поморщился, сдвигая сына на бедро.

— Я напомню тебе об этом где-то через лет двадцать, — улыбнулся Макс, борясь с сыном.

— Не придется ждать так долго, — сказал Макстон. — У него уже есть подружка.

Макс выпрямился, чтобы посмотреть вниз на своего невинного сына.

— У тебя есть девушка?

— Ее зовут София, — признался Рэнди горящими глазами.

— Какой отец, такой и сын, — рассмеялась Кейси, почти падая на ковер.

— Боже, будем надеяться, что нет.

— Пап, она жульничает, — пожаловался Макстон.

— Еще один, просто копия тебя, Макс. Видимо, неумение достойно проигрывать заложено в ваших семейных генах, — подразнила Кейси.

— У нее даже карты не было, и она нашла корону.

— Потому что я хороша, — Кейси опустилась на диван.

— Теперь мальчики должны помыть посуду после ужина, — завопила Макси, и мальчики повернули к ней свои красные лица. Их сестра встала. — Пойдемте, я вам помогу, — и четверо детей направились на кухню.

— Ты собираешься позволить им мыть посуду?

— Да, — сказал Макс, усаживая ее к себе на колени.

— Ты не собираешься им помогать?

— Нет, — он дразнил легкими поцелуями ее шею.

— Ты должен им помочь, по крайней мере, убрать еду. Это было соревнование: мальчики против девочек. Ты мальчик, поэтому должен им помочь.

Макс приподнял бедра, прижимая свой член к ее заднице.

— Ты останешься на ночь?

— Нет, я говорила тебе, что не буду оставаться на ночь, когда здесь дети.

— Тогда я не помогу.

— Ты шантажируешь меня?

— Это работает? — обольстительно пробормотал он.

— Немного, — призналась Кейси, прижимаясь к его груди.

— Я провожу тебя до того, как они проснутся, — пообещал он, а его рука двинулась по ее бедру под платьем.

Кейси вскочила и направилась на кухню.

— Куда ты собралась?

— Помочь детям. Хочешь еще кусочек торта?

— Ты собираешься остаться?

— Нет, похоже, что сегодня вечером ты дважды проиграл. 

Глава 19


Кейси нервно расхаживала внизу, прислушиваясь к любым звукам наверху. Уже прошло больше часа с тех пор, как Макс уложил детей спать.

Услышав, как хлопнула дверь, она поспешила к входной двери.

Макс шагал вниз, сотрясая дом. Кейси только успела прижаться к двери, прежде чем Макс снесет ее, словно ураган.

— Отойди!

— Успокойся, Макс, — Кейси положила руку ему на грудь.

Он рывком убрал ее руку.

— Не говори мне успокоиться. Я собираюсь оторвать член того панка и засунуть его ему в глотку.

Представив эту картину, Кейси побледнела. Макс был достаточно зол, чтобы сделать это.

— Макс, ты не должен ничего делать. Она по-своему дала ему отпор. Он оскорбил ее и причинил боль. Из-за тебя она может почувствовать себя еще хуже.

— Она будет чувствовать себя хуже, когда я заберу ее телефон и тресну по заднице.

Кейси молча стояла возле двери.

— И ты ничего не скажешь по этому поводу? — осведомился Макс.

— Нет, я думаю, что ее наказание должно обсуждаться между тобой и ее матерью.

— Ты должна была немедленно позвонить мне! — Макс стукнул кулаком по стене выше ее головы.

— Возможно, но я хотела, чтобы Макси сама тебе рассказала. Хочешь, чтобы она боялась тебя?

— Нет!

— Тогда поднимись наверх и скажи ей, что у тебя все под контролем, — Кейси подняла взгляд на верх лестницы, где стояла Макси и плакала.

— Черт побери, — пробормотал Макс, развернувшись, чтобы подняться наверх.

Кейси смотрела, как Макс извинился, затем обнял дочь и, взяв на руки, понес в спальню.

Кейси не знала, уйти ей или остаться. Все еще не решив, что делать, она пошла на кухню, чтобы забрать свою сумку. Одинокий ванильный капкейк выглядел таким жалким и одиноким, поэтому Кейси решила поступить гуманно и съесть его. Когда Макс вошел на кухню, она уже выбрасывала обертку в мусорное ведро.

— Я думал, ты уехала.

— Я собиралась, но не могла сопротивляться капкейку. Макси в порядке?

— Да, я не должен был выходить из себя перед ней или перед тобой. Прости.

— По правде говоря, я тоже была расстроена из-за того мальчика. Я просто рада, что была там.

— Спасибо, Кейси, — Макс вздрогнул. — У меня кишки выворачиваются наизнанку оттого, что она не позвонила мне.

— Она была напугана и смущена, Макс. В следующий раз, когда она столкнется с такой ситуацией, как эта, думаю, она позвонит тебе.

— Лучше пусть это произойдет не в ближайшее время. Может, когда ей будет тридцать, я смогу иметь дело с ее парнями, не желая при этом отпинать их задницы.

— Просто помни, что ты чувствуешь, когда любишь. Твой опыт поможет в этом.

Пустой взгляд отразился на его лице.

— Ты ведь любил, не так ли?

— Мне нравилось несколько женщин, но нет, я никогда не любил. Эти сердечки и цветочки для кисок, — фыркнул Макс.

— Интересно, согласился бы с тобой Айс, или он на самом деле киска?

Из-за ее вопроса Макс сжал губы.

— Он не киска.

— Я так и не думаю, — Кейси сложила руки на груди. — Мне пора домой.

— Ты не собираешься остаться?

Кейси почти потерялась в этом большом мужчине. Она пересекла расстояние между ними, останавливаясь перед ним и тыкая пальцем в его грудь.

— Я приготовила тебе ужин, слушала, как твои дети назвали тебя кобелем, видела, как ты разбил кулак об дверь и потом еще эта твоя теория о любви. Я точно сегодня не в настроении трахаться.

Он невозмутимо усмехнулся.

— Я сказал тебе спасибо.

— Я должна уехать прежде, чем размажу по твоему лицу оставшуюся часть шоколадного торта.

Он наклонился поцеловать Кейси.

— Они должны сделать помаду с таким вкусом.

Ее руки легли на его плечи.

— С каким?

— Ванильный капкейк, — Макс лизнул уголок ее рта.

— Ты любишь десерты, — Кейси отстранилась, пока была достаточно сильна. — Спокойной ночи, Макс.

— Спокойной ночи, Кейси, — его голос следовал за ней до двери.

Когда Кейси вышла на подъездную дорожку, она обернулась, и в окне спальни на втором этаже увидела Макси и помахала ей на прощание.

Кейси была рада, что, несмотря на уловки Макса, смогла сопротивляться и не остаться на ночь. Она была привязана к его детям, и для человека, который не верил в любовь, ему удалось пленить ее. Когда он расстанется с ней, мало того, что будет трудно потерять его, но так же тяжело будет и потерять его детей. Они встречались несколько месяцев, и если Макс придерживался своего графика, то у нее оставалось всего четыре месяца, поэтому она уже готовилась. Это неизбежно, поэтому в понедельник она начнет обучать своего заместителя в банке.

Когда отношения с Максом закончатся, она уедет из Квин-Сити.


***


Хищники направились в «Бургер Хат». В субботу ночью он становился притоном для местной молодежи. Хищники нашли два свободных стола, и Макс сел в центре. Таким образом, у него была лучшая точка обзора, чтобы наблюдать за различными группами.

Большинство подростков избегали смотреть в их сторону, хотя несколько дерзких ребят уставились на них, пытаясь скрыть страх.

— Ты знаешь как он выглядит? — спросил Шакал, усаживаясь рядом с ним.

— Нет, — Макс пожал плечами, потом оглядел помещение, и один молодой панк попался ему на глаза. Он соответствовал описанию матери Макси.

Подошла официантка.

— Что я могу для вас сделать, ребята?

Мужчины заказали гамбургеры и картошку-фри.

— И принеси нам всем шоколадные коктейли, — заказал Макс.

Как только официантка ушла с их заказами, его пристальный взгляд метнулся в сторону панка, который соблазнял его дочь. Он был окружен девчонками его возраста, и одна чрезмерно развитая брюнетка держала его за руку. Он думал, что был в безопасности в компании друзей. Маленький придурок узнает, что Макса не волнует, если все увидят, как он его изобьет и наладится этим.

Мужчины накинулись на еду, когда ее принесли. Большинство заказали бургеры и фри с сыром и чили. На десерт Макс каждому заказал мороженое с фруктами.

— Мы должны выходить с Максом почаще, — застонал Баззард, бросая ложку в пустое блюдце из-под мороженого.

Официантка остановилась у их столика, положив счет на стол.

— Сегодня мы здесь гости. За все платит Фишер.

Официантка забрала счет и пошла к подростку, на которого указал Макс. Тот побледнел, когда официантка вручила ему счет.

— Это первое, — мрачно сказал Макс, вставая на ноги.

Айс, Шакал и остальные члены банды следовали за ним, когда он пересекал помещение.

— Это, должно быть, ошибка… — начал парень, но Макс сжал рукой его горло, легко отрывая ноги от пола.

— Ты, блядь, чертовски прав. Ты сделал большую ошибку, пытаясь замарать мою дочь.

— Твою дочь?

— Макси! Ты пытался трахнуть тринадцатилетнюю, которая, оказывается, находится под покровительством Хищников!

— Я не...

Макс сжал сильнее руку вокруг горла лжеца.

— Ты не заставлял ее прогулять школу и встретиться с тобой, а потом отвел в торговый центр и пытался лапать ее? Лучше не лги мне. У меня есть запись с камер видеонаблюдения из того торгового центра, — Макс не чувствовал раскаяния, что солгал мальчику.

— Я отвез ее в торговый центр, потому что она сама меня об этом попросила. Когда я попытался открыть для нее дверь, она испугалась меня.

— Ты только что совершил вторую ошибку, — Макс разжал руку, и Фишер рухнул на пол, едва сумев избежать встречи лица с полом.

Макс дал ему достаточно времени, чтобы он восстановил равновесие, а затем обрушил свой кулак на его лицо. Фишер упал на стол позади себя, и Макс нагнулся к нему.

— С этого момента ты не посмотришь на мою дочь, — Макс ударил его головой об стол, и вылил стакан колы на истекающее кровью лицо, когда тот отключился. Парень был все еще не до конца в сознании, когда Макс снова его поднял.

— Если я увижу тебя возле нее снова, я, блядь, убью тебя, — Макс отпустил парня, толкая его к друзьям.

— Копы едут, — предупредил его Шакал.

— Вы все выбирайтесь отсюда. Увидимся, когда вы меня вытащите, — Макс сел на стул и стал ждать копов.

В мгновение ока братья покинули ресторан. Они дадут показания, если таковые понадобятся, но не было ни одной причины тратить дополнительные деньги, чтобы вытаскивать из тюрьмы их всех.

Копы вызвали скорую для панка, который думал, что может уничтожить дочь Макса. Надев наручники, они усадили Макса на заднее сиденье машины. Он пребывал в хорошем настроении, пока не понял, что сегодня вечером его ждала Кейси. Она разозлится, когда узнает, что он ходил за этим парнем.

Он начал насвистывать, пока копы везли его в полицейский участок.

— Какого хрена у тебя хорошее настроение? Твоя задница будет взаперти какое-то время, — полицейский смотрел на него в зеркало заднего вида.

— Ты когда-нибудь трахался с рассерженной женщиной? 

Глава 20


Кейси взяла свой телефон и отключила звук.

— Есть минутка? — спросила Джанна, войдя в ее кабинет.

— Да. Что я могу для тебя сделать? — спросила Кейси, замечая на лице подруги необычно серьезное выражение лица.

Джанна закрыла за собой дверь в кабинет, стала перед ее столом и подняла руку с письмом.

— Я нашла это сегодня в своем почтовом ящике. Ты выбрала меня в качестве нового вице-президента?

— Да.

— Я не понимаю. Я не обращалась… Лонни тут дольше, и он хочет эту работу.

— Ты не хочешь повышения? — засомневалась Кейси.

— Конечно, хочу. Большая зарплата и больше преимуществ.

— Так ты берешься за эту работу? — Кейси поправила документы на своем столе, пока ждала ее ответ.

— Конечно, я хочу это долбаную работу! Ты, правда, сумасшедшая? Все-таки Лонни расстроится.

— Не волнуйся о Лонни. Ты заслужила повышение. Ты самый надежный сотрудник в банке, ты остаешься спокойной, когда клиенты злятся, твое рабочее место всегда в порядке. Ты станешь отличным вице-президентом. После обеда я начну тебя обучать. Через месяц ты будешь знать все, чем я занимаюсь.

Джанна встала, протягивая ей руку.

— Спасибо, Кейси. Я ничего не говорила, хотела оставить это личным, но лишние деньги не помешали бы. Моя мама стареет, и полный рабочий день дается ей нелегко. С повышением я смогу помогать ей, пока она не уволится.

Кейси обошла свой стол, взяла руку Джанны и, потянув ее к себе, быстро обняла.

— Мы все получим выгоду, если ты вступишь в эту должность. Ты ценный сотрудник банка.

Прежде чем открыть дверь, Джанна задержалась и послала ей слабую улыбку.

— А что касательно Лонни? Я... не хочу, чтобы он все узнал по слухам.

— Оставь его. Я сама сообщу ему новости.

— Спасибо еще раз, Кейси.

Она пошла налить себе чашку кофе, а когда вернулась, Лонни сидел на месте, которое недавно освободила Джанна.

— Джанна сказала, что ты хочешь меня видеть. Ты приняла решение насчет нового вице-президента?

Когда предыдущий вице-президент уволился, чтобы сидеть дома с маленьким ребенком, Лонни всем в банке сказал, что получит повышение.

Кейси закрыла дверь и поставила кофе на стол.

— Да, я решила. Я предложила эту работу Джанне, и она согласилась.

Гнев отразился на его лице, и он в недоумении уставился на нее.

— Ты, должно быть, шутишь, да? Я надрывал на работе задницу, чтобы получить повышение.

— Да, ты это делал, и это было пустой тратой времени. Мало того что ты не станешь вице-президентом, так ты еще и уволен. Очисти свой стол и покинь банк. Джек тебя проведет.

Кейси кивнула охраннику, который стоял возле стеклянной двери ее кабинета.

— Ты не можешь меня уволить!

— Почему же я не могу тебя уволить?

— Ты чертовски хорошо знаешь почему.

— Потому что тебе платят Хищники? Или ты думаешь, что поскольку я встречаюсь с Максом, то твоя работа в безопасности даже после того, как ты пустил Шакала к сейфу? — Кейси наслаждалась его ошеломленным лицом. — Мне не нужно было проводить расследование, чтобы выяснить, кто это сделал, Лонни. Только один человек постоянно околачивается возле моего кабинета и знает, где я держу этот ключ. Помимо меня, ты был единственным, у кого был доступ к сейфу.

— Они не позволят тебе уволить меня, — гнев Лонни сменился самодовольством.

— У меня для тебя есть новость: Хищники не указывают мне, что делать. А сейчас ты должен уйти, и рекомендаций я тебе не дам.

— Ты, долбаная сука, я завтра вернусь на работу и даже получу повышение. Это ты сядешь на свою гребаную задницу, а не я.

Кейси ничего не сказала и открыла Джеку дверь. Лонни бросил на нее полный ненависти взгляд, когда выходил из кабинета. Остальные сотрудники потрясенно наблюдали за Лонни, пока он собирал свои вещи. Кейси не отвечала ни на один вопрос, который мог положить начало новым сплетням. Остаток дня она работала как обычно, словно никого не увольняла, и ее парень не был за решеткой.

Она была зла на Макса, когда ответила на его звонок и услышала, что его нужно забрать из тюрьмы. Голос Макса в телефонной трубке, объясняющий, что он избил парня Макси, привел ее в бешенство.

— Ты сумасшедший? Он же ребенок!

— Что, если бы он ее тогда изнасиловал? Что, если бы тебя там не было, и какой-нибудь извращенец уволок ее с той автобусной остановки? Могло произойти что угодно. Он уговорил ее уйти из школы. Этот панк даже прислал ей свою фотографию. Ему чертовски повезло, что я не убил его!

— Ты знаешь, что разговоры записываются, не так ли? — огрызнулась Кейси. — Как долго еще тебе сидеть в камере?

— Где-то еще полдня. Я жду Крида, адвоката Айса, чтобы внести залог.

— Насколько сильный вред ты ему причинил?

— Ничего такого, что не сможет зажить через неделю или две. Я позвонил, чтобы ты не ждала меня сегодня. Я должен идти, увидимся в понедельник.

Он повесил трубку прежде, чем она успела попрощаться. Макс звонил ей все утро, но она не отвечала, потому что была зла на него, но не из-за того, что он избил Фишера — он заслужил это — а потому что знала, что должна уволить Лонни, и что он был связан с Хищниками. Она боялась, что сломается и расскажет Максу о том, что собирается сделать, а он попытается отговорить ее от этого шага.

Лонни заслужил увольнение. Она не чувствовала себя ни капли виноватой за это. С его связью с Хищниками, это только дало бы ему больше власти. Он был в состоянии обеспечить все виды незаконных услуг для них, и Кейси не собиралась отступать и смотреть на это, закрыв глаза.

Она вздохнула. Макс будет в ярости. Они не виделись несколько дней, и Кейси скучала по нему в своей постели. Она казалась слишком большой и одинокой без него. Когда она покинет Квин-Сити, то оставит эту кровать, как и все остальное.


***


Макс барабанил пальцами по столу.

— Поторапливайся.

Как только перед ним разложили бумаги, и он подписал их, ему сразу вернули бумажник и мобильный телефон. Адвокат взял у него документы, когда они вышли на улицу в жаркий день.

— Постарайся оставаться в стороне от проблем, — посоветовал Крид. — По крайней мере, пока я не получу копию обвинения. Обязательно надо было надирать ему задницу при таком количестве свидетелей?

— Я вышел из себя.

— Если я ничего не смогу найти на него или его родителей, ты сядешь на какое-то время, Макс.

— Ты что-то да найдешь. Всегда находишь, — безразлично сказал Макс. Даже если он на несколько месяцев сядет в тюрьму, это того стоит.

— Айс уволит меня, если я этого не сделаю. Я позвоню тебе, когда узнаю дату слушания, — сказал Крид, направляясь к машине. — Я высажу тебя возле клуба.

Макс сел на пассажирское место спереди. Они были на полпути к клубу, когда зазвонил его мобильный.

— Да? — ответил он.

— Где ты?

Макс сразу же узнал голос Кэя.

— Еду в клуб. А что?

— Ты все еще встречаешься с цыпочкой из банка?

— Да.

— Бандиты готовят налет на банк сегодня во время его закрытия.

— Ты не мог предупредить об этом раньше? — заорал в трубку Макс.

— Они не говорили нам, но час назад Икс сказал держать оружие наготове. Я должен идти, они меня ждут. Я сделаю все возможное, чтобы защитить ее.

— Поторопись, мать твою, — закричал Макс на адвоката.

Крид вжал педаль газа, проезжая на красный свет. Как только он остановился на стоянке, Макс выпрыгнул из машины. Когда он уже подходил, Шакал открыл дверь.

— Кэй звонил. Бандиты готовят налет на банк во время закрытия, — Макс посмотрел на часы за барной стойкой.

Пока братья отправились за своим оружием, Макс побежал в свою спальню и отломал доску паркета.

Макс слышал, как Шакал давал инструкции братьям, а затем послышались звуки заведенных байков. Он выбежал из клуба и сел на свой байк. Айс вывел мужчин со стоянки, свое оружие они спрятали под куртками, но Макс промчался мимо братьев, петляя между машинами по загруженной дороге.

Макс знал, что Хищники собирались остановить Бандитов, потому как те работали без их разрешения, но у него была только одна цель: удостовериться, что Кейси цела и невредима. Он должен ей за то, что она заботится о Макси. Макс отказывался признавать, что это была не единственная причина, даже несмотря на то, что его сердце было наполнено страхом за женщину, которую он трахал в течение прошедших двух месяцев.

Хищники не простили ее — они никогда не простят — но Макс должен вернуть ей личный долг, а он всегда платит по счетам.

Банк казался угрожающе тихим, когда они подъехали на стоянку позади него. Макс слез со своего байка и зашагал к зданию.

— Блядь! Макс, вернись, — заорал Айс.

Он не остановился. Кейси все еще была в банке, и никто не мог помешать ему добраться до нее. Шакал и Фейд подбежали к нему сзади, пытаясь удержать за руки.

— Ты, блядь, чокнутый? Ты идешь на самоубийство! — прорычал Шакал.

— Возвращайся. Я иду внутрь, — Макс обошел здание и перед входом увидел машину. Однако ничего не говорило о том, приехала ли она к банку, или уезжает.

Он шагнул вперед, чтобы открыть дверь, ожидая, что она будет заперта, но дверь с легкостью открылась. Макс уже хотел достать свое оружие, но решил не спешить.

В приемной никого не было, и когда он обогнул угол, то увидел, что его подозрения подтвердились — банковские работники лежали на полу. Бандиты были слишком тупыми, чтобы караулить дверь. Они стояли возле сотрудников и клиентов, направляя на них пушки.

Холодок пробежал по спине, когда он увидел, что на них не было масок. Это был явный признак того, что они планировали всех убить.

— Икс, у нас компания! — проорал лидеру один из Бандитов, перед которым возле своего кабинета на коленях стояла Кейси.

— Дерьмо! Я же сказал вам следить за дверью, Рейф!

— Я был там, пока эта сука не попыталась сбежать, — Бандит толкнул привлекательную темнокожую женщину к остальным заложникам на полу.

Макс увидел, что несколько пушек направлены на него.

— Я хотел положить депозит, но, думаю, пока не буду этого делать. Не хочу, чтобы вы, лохи, взяли мои деньги, — ехидно сказал Макс Иксу, и тот отпустил Кейси и направился к нему.

— У нас есть умный осел, который хочет умереть! — Икс направил ствол пистолета Максу в лицо.

— Не хочу умирать, просто хочу попридержать свои деньги, — Макс привык играть тупого. Он уяснил, что чем тупее он кажется, тем больше его недооценивают.

— Те двое, позади тебя, тоже хотят внести депозит? — с сарказмом спросил Икс.

— Блядь, нет. Они пришли снимать, — Макс мысленно застонал. Он думал, что Шакал и Фейд отступили, когда он вошел в здание.

— Рейф, запри чертову дверь. Вы, трое, вон туда, — он жестом указал в сторону Кейси.

Макс подошел к Кейси и опустился рядом с ней на колени. Шакал и Фейд опустились по другую сторону от него, не говоря ни слова.

— Я говорил тебе, что Хищники объявятся, — мужчина, одетый в дорогой костюм, вышел из-за стола.

— Лонни, не делай… — начала Кейси.

Икс поднял оружие, и ударил им по ее лицу так, что она упала на Шакала. Он подхватил ее, не давая упасть.

— Закрой пасть! Когда я захочу услышать твой чертов голос, я скажу тебе.

Макс хотел забрать Кейси у Шакала, но нельзя показывать Иксу, что она что-то для него значит. У нее был порез у глаза, и из него сочилась кровь.

— У тебя получилось открыть хранилище?

— Оно на таймере, — Лонни мельком взглянул на часы. — Через пятнадцать минут откроется.

— Свяжите их, — сказал Икс.

Пока его люди связывали сотрудников и посетителей банка, Икс стоял позади них.

— Я позабочусь о них, Икс. Ты держи их на мушке, — сказал Кэй, связывая человека, лежащего на полу.

Кэй подошел к ним сзади, и Макс почувствовал, как он обернул шнур вокруг запястий, при этом давая достаточно пространства, чтобы можно было шевелить руками. Потом Кэй подошел к Шакалу и Фейду и связал их. Когда он подошел, чтобы связать Кейси, Икс остановил его.

— Оставь ее руки свободными, нам понадобится отпечаток ее ладони.

— Коп снаружи! — завопил с дверного проема Рейф.

— Открой дверь и дай ему войти внутрь. Если хоть кто-то откроет рот, сразу всажу пулю в лоб, — предупредил Икс.

Макс со своего места не мог видеть дверной проем, но слышал драку, которая там была. Полицейского пихнули в фойе, и Рейф приставил оружие к его голове.

— Забери у него оружие, Кэй, — Икс держал полицейского на мушке, пока Кэй забирал у него оружие и связывал его руки.

— Оставь его там, — Икс жестом указал, чтобы его усадили возле Макса, и полицейского толкнули на пол. — Я планирую дать тебе шанс уйти домой сегодня вечером. Позвони в участок и скажи, что в банке чисто. В противном случае твое тело окажется в мешке. Ты понял меня?

— Да, — офицер молод, и его дрожащий голос не вселяет уверенность, что он будет в состоянии сохранить голову на плечах, когда начнется настоящий ад.

Офицер нажал на кнопку рации на плече.

— Говорит офицер МакДэниэл. Ложная тревога. Код восемь (Прим. — ложная тревога). Все чисто. Ухожу на свой прерванный ужин.

Голос из рации ответил, давая ему код. Икс прижал оружие к виску полицейского плотнее.

— Код четыре (Прим. — Принял/Понял).

— Рейф? — засомневался Икс.

— Он сказал им, что это ложная тревога и что с ним все в порядке.

— Умное решение, — Икс убрал оружие от головы офицера. — Свяжите ему руки.

Кэй связал его руки и отошел, чтобы наблюдать за другими заложниками на полу.

— Заблокируйте и следите за дверью.

Рейф вернулся к входной двери.

— Еще десять минут, — напомнил Лонни. Он наклонился, хватая Кейси за волосы и поднимая ее вверх. — Ты тупая сука, Хищники были не единственными, кто был готов платить за мою помощь. Бандиты и я планировали это в течение многих недель. Мы планировали совершить набег на следующих выходных, но мое увольнение заставило нас пересмотреть наш план, пока ты не удалила мои коды.

— Ты не должен был стрелять в Джека.

Охранник с раненым плечом сидел на полу, прислонившись к столу кассира.

Лонни пожал плечами.

— В любом случае я его терпеть не мог. Я одурачил всех, кроме него. Он постоянно наблюдал за мной.

— Ты также не одурачил и меня. Я знала, что ты не чист. Никто не целовал задницу больше, чем ты.

Слова Кейси привели Лонни в ярость. Он пнул ее ногой в живот, и Кейси упала задыхаясь.

— Думаешь ты крутой, пиная женщину? Давай посмотрим, какой ты храбрый с мужчиной.

Лонни повернулся к Максу с полным ненависти выражением лица, но оно быстро сменилось тревогой, когда Макс освободил руки и схватил Лонни, потянув его за ноги. Громкий звук пронесся по банку, когда голова Лонни ударилась о кафельный пол.

Затем наступил настоящий ад. 

Глава 21


С помощью Шакала Кейси резко оказалась на ногах.

— Прикрой ее сзади! — закричал Макс.

Кейси видела, как Макс встал, достал пистолет из-за спины и побежал, стреляя в Икса и перепрыгивая через препятствия. Икс начал отстреливаться, одна из пуль пробила стекло рядом с Максом, и он спрятался за стол.

Шакал толкнул Кейси за стол кассира, вытащил свой пистолет из-за спины и начал стрелять в мужчин, охраняющих заложников, пока те отчаянно пытались скрыться от пуль, свистящих в помещении.

— Прекратите стрелять! Кто-то может погибнуть! — кричала Кейси.

Шакал опустил свой пистолет, перезаряжая его.

— Они не планируют оставлять кого-то в живых. Вот почему они все без масок, — прорычал он.

Ей не приходило в голову, что эти люди собираются всех убить. Ее безумный взгляд искал Джанну и других сотрудников, желая удостовериться, что с ними все в порядке. Многим из них удалось добраться до пожарной лестницы у черного входа. Кейси задержала дыхание, увидев, что ее друзья в безопасности. Единственным, кто все еще подвергался опасности, были Джек и полицейский.

— Мы должны им помочь!

— Если мы попытаемся до них добраться, то станем легкой добычей, — сказал Фейд, стреляя в одного из людей Икса.

Кейси попыталась проскользнуть за спиной Шакала, стараясь подобраться ближе к Джеку, чтобы перетащить его в укрытие.

— Оставайся на месте! — Шакал одернул ее, и пуля просвистела над их головами.

— Блядь, — пробормотал Шакал. Взяв ее за руку, он потянул ее к двери в подсобное помещение. Кейси чувствовала, как ковер жжет кожу, потому что ее тянули по ковровому покрытию. — Если выберемся отсюда живыми, я собственноручно планирую убить Макса.

Когда двое Бандитов появились в пределах видимости, Фейд сломя голову нырнул в подсобное помещение.

Кейси закричала, когда ее грубо протолкнули через дверь и Шакал упал на нее сверху. Фейд захлопнул за ними дверь. Свист пуль, врезающихся в дверь, заставил Кейси прикрыть руками голову.

— Эта дверь долго не продержится.

— Если мы сможем добраться до хранилища, там мы будем в безопасности, пока Лонни не очнется, — дрожащим голосом сказала Кейси.

— Тогда показывай дорогу. Еще одна минута и мы все трупы, если они проникнут внутрь.

Фейд вздрогнул, когда еще одна пуля попала в дверь.

— Иди, живо! — заорал Шакал, когда стрельба прекратилась.

Все трое поползли по полу по направлению к хранилищу, где Кейси поднялась на колени, чтобы ввести код и открыть железную дверь. Лампочка мигала зеленым цветом, поэтому Кейси быстро положила ладонь на освещенный экран и металлическая дверь начала медленно открываться.

— Спасибо, Господи! — сказала Кейси, вскакивая на ноги, чтобы забежать внутрь, потому что услышали удары по деревянной двери, от которой они только что отползали.

— Еще рано его благодарить! Как эта хренотень закрывается? — огрызнулся Шакал.

Кейси подбежала к двери хранилища, потянула за ручку, и дверь захлопнулась, закрывая их внутри. В данный момент они были в безопасности. Даже если Лонни пришел в сознание, то потребуется минут тридцать, чтобы перезагрузить таймер.

Кейси опустилась на колени, пытаясь восстановить дыхание.

— Дверь не откроется в течение тридцати минут. К тому времени полиция должна быть здесь, — Кейси увидела, что двое мужчин уставились друг на друга.

— Что?

— Ты думаешь, у Макса есть столько времени?

Кейси в ужасе сглотнула. Макс все еще был там, и у него не было металлической двери, чтобы защитить его от грабителей. Она встала и направилась двери, чтобы ввести код.

— Что ты делаешь?

— Мы должны помочь Максу! — закричала она на двух мужчин.

Рука Шакала обернулась вокруг ее талии, оттаскивая ее в сторону.

— Отпусти! Мы должны помочь ему! — Кейси боролась с ним как сумасшедшая. Ее ногти впились в его руку, обернутую вокруг ее талии. Когда это не сработало, ей удалось достаточно высоко поднять его руку, чтобы наклониться и укусить его.

— Черт побери!

Кейси почувствовала руку на шее, перед глазами начало все расплываться, но она продолжала отчаянно бороться.

— Я должна помочь ему… — умоляла она беспощадное лицо, нависшее над ней.

— Макс убьет нас, если тебе причинят боль. Прости, но мы не собираемся открывать эту дверь, — лицо Шакала превратилось в беспощадную маску.

Кейси попыталась еще один раз избавиться от его хватки, но конечности ослабли, и ее поглотила тьма…


***


Макс стрелял из своего пистолета, пытаясь подстрелить Икса, но сукиному сыну удалось избежать шквала пуль. Когда он увидел, что Кэй бежит к лежащему на полу полицейскому, Макс встал, прикрывая их, пока Кэй тянул копа за стол в укрытие.

— Ты сумасшедший ублюдок, что, черт возьми, мы будем делать? — Кэй снова оказался рядом с Максом.

— Отъебись. Просто постараемся выбраться отсюда без пули в башке.

— Это именно то, что я пытаюсь сделать.

— Кэй, я убью твою задницу, предатель!

— Думаю, они поняли, что я больше не с ними, — пуля попала в телефон на столе Кейси, разворотив его на кусочки пластмассы.

— Ты думаешь? — саркастично заявил Макс.

— Дерьмо, — Кэй прицелился и выстрелил в одного из Бандитов, который попытался подойти ближе. Он упал на пол, в его животе зияла дырка от пули. — Никогда не мог терпеть этого сучонка.

«И все думают, что это я сумасшедший», — подумал Макс.

Еще двое попробовали подобраться ближе, но Макс и Кэй начали стрелять в них, заставляя отступить.

— Я должен выбраться отсюда до того, как здесь окажется полиция.

Кэй был единственным, кто повязал платок, скрывая нижнюю половину лица.

Макс ногой пододвинул стул Кейси поближе.

— Прикрой меня.

Макс подождал, пока Кэй начнет стрелять, потом встал, взял стул и бросил его, разбивая окно.

— Уноси свою задницу отсюда! — прокричал Макс, опрокидывая стол.

— Я не собираюсь бросать тебя!

— Иди! Я пойду прямо за тобой, — солгал Макс.

Кэй не стал спорить и выпрыгнул в окно. Макс видел его склоненную голову, пока тот бежал через стоянку.

Полицейский, лежащий на полу рядом с ним, стонал от боли, приходя в сознание.

— Лежи не двигайся, — Макс подтянул его ближе к себе, и увидел, как Икс ползет, подкрадываясь ближе. Еще двое Бандитов ползли с других сторон.

— Ублюдок! — Макс выстрелил в того, который был почти рядом, затем снова выстрелил, чтобы удостовериться, что тот больше не встанет. Ничего не произошло; закончились патроны. Наклонившись, он достал нож, который прятал в ботинке. Если он сегодня умрет, то, по крайней мере, одного заберет с собой.

Звук хрустящего стекла заставил его обернуться, и он увидел Айса, Баззарда и Стампа, пролезающих через окно.

Айс дал ему пистолет, доставая другой из-за спины.

— Где Шакал и Фейд?

— Они с Кейси спрятались в задней части банка. Всем остальным удалось добраться до боковой комнаты, — торопливо объяснил Макс.

— Я собираюсь надрать тебе задницу за это, Макс.

— Нет, — ответил Макс, всадив, наконец, пулю в плечо Икса, но это его не остановило. По крайней мере, это заставило отступить, чтобы придумать другую тактику.

С улицы донесся вой сирены, и Макс впервые был рад тому, что приехали копы.

— Как мы объясним, что не мы начали этот гребаный налет? — Баззард посмотрел на Айса в поисках ответа, который сохранит им жизнь.

Айс достал телефон из кармана.

— Никогда не думал, что наступит день, когда мне придется позвонить в полицию самому, чтобы объясниться, — печально сказал Айс, набирая номер.

Макс слушал, как Айс говорил диспетчеру, что Макс вошел в здание банка, увидел происходящий грабеж и принял необходимые меры.

Когда пристальный взгляд Айса скользнул по телу полицейского на полу, Макс понял, что диспетчер спросил про копа.

Макс ответил на молчаливый вопрос Айса:

— Он жив.

Айс передал информацию.

— Мы не сложим оружие. Ваши люди могут пролезть через боковое окно. Мы их прикроем. Леди, если мы сложим наше оружие, то будем мертвы прежде, чем их задницы будут пойманы, — Айс тяжело вздохнул и повесил трубку. — Мы не только в контрах с Бандитами, но благодаря тебе, Макс, мы еще и заодно с копами.

— Могло быть хуже, — сказал Макс, делая несколько выстрелов.

— Как, блядь, могло быть хуже?! — сорвался Айс.

— Я мог бы быть уже трупом, — Макс усмехнулся своему предводителю. — Мы дали этим кискам какое-то время, чтобы очухаться. Теперь наша очередь.

— Я не против убить ублюдков. Просто не хотел это делать, когда мы с копами заодно. В один из дней я надеру твою ослиную задницу, Макс, — пригрозил Айс.

— Ты можешь сделать это позже? Есть еще четыре ублюдка, с которыми мне нужно разобраться. Икс разозлил меня, и я положу конец его правлению.

Макс облокотился на стол, пытаясь найти в кого бы выстрелить, так как все Бандиты нашли себе укрытия и затаились. Непрекращающийся вой полицейской сирены действовал ему на нервы.

— Я собираюсь выйти отсюда и засунуть эту сирену им в задницу, если они ее не заткнут, — Макс попал в чью-то ногу, которая выглядывала из-под опрокинутого стола.

Он злобно улыбнулся, когда громкий крик раздался в фойе.

— В ближайшее время он не сможет двигаться, — засмеялся Баззард, стреляя по скамье.

— Давайте закончим этот дерьмовый фестиваль, — снимая пистолет с предохранителя, Айс выстрелил несколько раз в стеклянную перегородку кабинета Кейси. — Приготовьтесь. Стамп, ты идешь туда. Тебе надо прикончить того, кто прячется за столом кассира. Я пойду за Иксом. Баз, ты берешь того, что за скамьей. Он не в состоянии бежать, но все еще может стрелять.

— Что ты хочешь, чтобы делал я? — спросил Макс.

— Я хочу, чтобы ты вынес его отсюда. Копы не станут в тебя стрелять, пока ты несешь одного из них.

— Я не уйду, пока не возьму Икса.

— Делай то, что я сказал, — резко сказал Айс Максу, не желая, чтобы его приказы подвергались сомнению. — Если он умрет, у копов будут все причины для обвинения. Ни один из нас не сможет его унести. Он такой же крупный, как и ты. Постарайся не получить пулю на выходе.

— Тогда, блядь, удостоверься, что вы прикрываете мою спину, — Макс подобрался ближе к раненному полицейскому.

Айс поднялся, готовый излить адский огонь на Бандитов, и Макс передал ему свое оружие. Он был не настолько глуп, чтобы выйти на улицу с оружием в руках, даже с копом на плече.

— Пошел! — закричал Айс. — И сломай эту гребаную сирену! 

Глава 22


Кейси почувствовала, как ее подняли с пола и положили на каталку. Она повернула голову и увидела Шакала и Фейда, разговаривающих с полицейскими. Сотрудники скорой помощи вывезли каталку из хранилища, а затем и из самого банка, в котором все фойе и прилегающие к нему офисы были разрушены. Кейси пыталась приподняться на локтях, чтобы увидеть разрушения.

— Мисс, вы должны лечь. Через несколько минут мы отвезем вас в машину скорой помощи.

— Я не хочу ехать в больницу. Я в порядке. Где Макс? Он в порядке? — ее хриплый голос звучал как сдавленный шепот.

— Я здесь, — раздался голос Макса со стороны головы каталки.

— Что случилось? — Кейси заметила фургон судмедэкспертов, когда те грузили тело в машину.

— Вы не хотите, чтобы мы доставили вас в больницу? — спросил медбрат.

— Нет, я сказала вам, что со мной все в порядке. Я не ранена, — Кейси удалось заставить свой голос звучать более уверенно.

— По крайней мере, давайте осмотрим вас.

Она вытерпела осмотр, и ей наложили повязку на щеку, по которой ее ударил главарь. Сбоку на шее был огромный синяк, но врачи подтвердили, что она в порядке.

После того как она подписала бумагу, что не имеет претензий, Макс помог ей выбраться из машины скорой помощи. Кейси открыла бутылку воды, которую дал ей медбрат, и жадно припала к ней. Это успокоило саднящую боль в горле.

— Не пей так быстро, иначе тебя стошнит, — предупредил Макс.

— Это лучше, чем Шакал, пытающийся меня до смерти придушить, — Кейси увидела, как объект ее гнева беспечно выходит из банка.

— Он сказал, что ты пыталась открыть дверь и впустить Бандитов. Как, черт возьми, ты собиралась спасти меня, если тебе нужно было пройти мимо четырех вооруженных человек?

Язвительный вопрос Макса она оставила без ответа, вместо этого попросила его объяснить, как они оказались на свободе.

— Айс, Стамп и Баззард пробрались через окно, и нам удалось замочить грабителей. Потом Джек открыл хранилище, и мы вытащили тебя, Шакала и Фейда.

— Как Джек… у него же нет…

— Он воспользовался отпечатком руки Лонни. Лонни, конечно, не дышал, поэтому не мог возразить.

— Лонни мертв?

— Ни единого признака жизни, — съязвил Макс, пребывая в хорошем настроении, несмотря на то, что его чуть не убили.

Она хотела ударить его по голове за то, что приехал и чуть не погиб, пытаясь убить главаря Бандитов.

— Что случилось с остальными?

— Тоже мертвы. Давай, нужно выбираться отсюда.

Макс повел ее к своему байку.

— Я не должна подать заявление?

— У них есть записи с камер видеонаблюдения. Они их посмотрят, и по одному будут вызывать свидетелей для допроса.

Кейси села на байк позади Макса, обхватив его талию. Она положила раскалывающуюся голову ему на спину, благодаря Бога за то, что он в безопасности.

Но он не поехал ни к ней домой, ни к себе, вместо этого, как она поняла, они направлялись к зданию клуба.

— Зачем мы приехали сюда? — спросила она, когда он припарковался возле дверей клуба и слез с байка.

— Мне нужна Джерта, чтобы залатать меня, — Макс указал на пятно крови на своем джинсовом жилете.

— О, Господи, почему ты не позволил медбрату сделать это? Мы должны поехать в больницу, — она попыталась потащить его обратно к байку.

— Забудь. Джерта позаботится об этом, и это не будет стоить мне ни копейки.

Не имея выбора, Кейси вошла в здание клуба следом за ним. Она не ожидала встретить внутри членов клуба, устроивших вечеринку.

— Они устроили вечеринку после того, как побывали в перестрелке? — в ужасе спросила Кейси.

— Блядь, да. Мы больше не должны терпеть Бандитов, и нам не нужно беспокоиться, что у нас будут проблемы с копами из-за того, что мы убили их всех.

Кейси заскрежетала зубами.

— Нас всех чуть не убили.

— Но не убили же, и это все, что имеет значение.

— Мне нужно выпить, — пробормотала Кейси. — Нет, мне нужен Валиум, потому что сейчас я серьезно подумываю убить тебя сама.

— Пиво в холодильнике за баром. Травка и прочее дерьмо в деревянном ящике под прилавком. Действуй. Я вернусь через несколько минут, — сказал Макс и направился к пожилой женщине, сидящей на одном из стульев.

Руки Кейси сжались в кулаки. Макс любого может довести до того, что хочется его убить.

Зайдя за стойку бара, она открыла холодильник и взяла себе пиво. Открыла его и сделала большой глоток, затем последовала через заполненный клуб за Максом и Джертой, которые шли в ванную.

Она остановилась в дверном проеме, наблюдая, как Джерта вытащила аптечку из-под раковины. Макс снял свой жилет и футболку, сел на край ванны и Джерта аккуратно обработала ужасно выглядевшую рану, словно делала это не в первый раз. Когда она вытащила жуткую на вид иглу, Кейси сглотнула, испугавшись за Макса.

— Дай мне пиво, — Макс протянул руку к ее пиву, и Кейси отдала ему свою бутылку. Ему пиво нужно было больше, чем ей.

Женщина как ни в чем не бывало продела нитку в иголку.

— Она стерильная? — спросила Кейси, прежде чем женщина вонзила иглу в кожу.

— Еще никто не умер, да, Макс?

— Помнишь Бо Мар? — Макс посмотрел на Джерту.

От этого напоминания Кейси побледнела, и Макс рассмеялся.

— Я просто прикалываюсь над тобой! Джерта хорошо знает свое дело. Она наложила больше швов в своей жизни, чем любой медик.

— Может, ты хочешь сделать это? — спросила Джерта, прокалывая иглой кожу Макса.

— Боже, нет, — вздрогнула Кейси.

— Тогда перестань волноваться. Эта царапина даже не оставит шрама, которым можно было бы похвастаться.

Кейси облизала пересохшие губы и, не удержавшись, задала вопрос, который крутился у нее на языке.

— Это ты зашивала лицо Шакалу?

— Да, но это было много лет назад. С тех пор я набралась опыта.

— Ты была пьяна в хлам в ту ночь, — рассмеялся Макс, допивая пиво.

— И это тоже, — признала Джерта.

Она побрызгала антисептиком на рану и наложила на нее большую квадратную повязку.

— Спасибо, Джерта.

— Постарайся, чтобы швы не разошлись. Будет чертовски больно повторно зашивать.

— Я буду осторожен, — пообещал Макс, когда они вышли из ванной.

Джерта покинула спальню, прикрыв за собой дверь.

— Ты уверен, что ты в порядке? — спросила Кейси, когда Макс лег на кровать.

— Иди сюда.

Кейси осторожно легла рядом с ним, чтобы не зацепить его плечо.

Он повернулся на здоровый бок, его рука легла ей на шею.

— Лучше? — его большой палец мягко коснулся темного синяка.

— Да, — прошептала Кейси.

Макс прижался ртом к ее губам, и они лежали рядом, нежно исследуя рты друг друга.

— Мне нравится целовать тебя, — Кейси прикусила его нижнюю губу.

— Мне больше нравится трахать тебя.

Она покачала головой.

— У тебя болит плечо.

— Сладенькая, кому сейчас больно, так это моему члену.

Кейси расстегнула его ремень и потянула молнию вниз.

— Я не хочу, чтобы тебе было больно, — она поднялась, встала на колени и склонилась над его членом. Затем открыла рот и вобрала его внутрь.

— Блядь, — зашипел Макс сквозь зубы. — Хоть бы предупредила.

Кейси взяла в рот так глубоко, как только могла, затем подняла голову. Она перекинула через него ногу, оседлав Макса.

— И в чем бы тогда было веселье? — Кейси лизнула его член по всей длине и щелкнула языком по яйцам. Макс схватился за прутья металлического изголовья кровати так, что костяшки пальцев побелели от того, как крепко он в них вцепился.

Кейси снова облизала член снизу вверх, вбирая головку в рот. В этот раз она поиграла его пирсингом, дразня зубами, отчего Макс задрожал.

— Сладкая, никогда еще у меня не было женщины, которая бы так жадно сосала мой член.

Кейси выпрямилась, сняла блузку и бросила на край кровати.

— Едва ли мужчина может выдержать такое, — сказал он, потянувшись к ее груди и ущипнув за сосок. — У тебя есть несколько секунд, чтобы снять эти чертовы джинсы, или я разорву их на тебе.

Кейси отодвинулась в сторону и стащила с себя джинсы. Затем снова оседлала его бедра, опускаясь киской на его член.

— Мне нравится, как ты ощущаешься во мне, — грудь Кейси покачивалась, пока она насаживалась на него. Затем она подалась вперед, захватывая его сосок в рот.

Рука Макса запуталась в ее волосах, и он приподнял бедра.

— Ты выглядишь так, словно собираешься кончить просто оттого, что мой член в тебе.

— Эти шарики — удивительные…

— Какие именно? — поддразнил Макс. Его губы двинулись к синяку на ее шее, нежно целуя чувствительную кожу.

— Господи… Я должна выбрать? — застонала Кейси, двигаясь быстрее на нем.

Макс положил руки на ее бедра, насаживая ее на себя сильнее. Кейси ошеломленно вскрикнула, когда волна экстаза накрыла ее. Живот Макса напрягся, и он кончил, изливаясь в нее.

Когда ее тело перестало дрожать, Кейси осторожно слезла с Макса.

Он собственнически положил руку на ее живот.

— Сладкая…

Его прервал звонок телефона.

— Что? — проворчал он в телефон, потом замолчал, слушая своего собеседника на другом конце. — Буду через пятнадцать минут, — Макс завершил звонок и спустил ноги с кровати.

— Куда ты уходишь? — спросила Кейси, взбив подушку под головой.

— Айс и Шакал хотят, чтобы я забрал их из полицейского участка. Они закончили давать показания. Остальные братья слишком пьяные, чтобы ехать забирать их сейчас. Заодно дам показания, пока буду там. Это избавит меня от необходимости идти туда завтра. Оставайся в постели, я разбужу тебя и отвезу домой, когда вернусь.

— Хорошо, — Кейси зевнула, прикрыв рот рукой. Она пыталась не уснуть, пока он одевался, но все же не смогла держать свои глаза открытыми. Она услышала, как за ним закрылась дверь, и проваливалась в сон.


***


Кейси разбудила сильная боль в горле. Выбравшись из кровати, она направилась в ванную принять душ, а затем надела свою мятую одежду. Ей надо раздобыть что-нибудь попить. Кейси перерыла всю ванную Макса в поисках болеутоляющего и решила пойти спросить кого-нибудь, где ей взять Тайленол.

В комнате было тихо. Несколько байкеров отрубились прямо на стульях, а один устроился на диване.

Кейси старалась не шуметь, чтобы не разбудить их. Открыв холодильник, она взяла бутылку воды и, развернувшись, врезалась в голую грудь, а затем почувствовала, как вокруг ее талии обвилась чья-то рука.

— Куда направляешься? Останься и составь мне компанию, — от взгляда Ящера ее живот скрутило от страха.

Вздрогнув, Кейси освободилась от его захвата.

— Нет, спасибо. Я подожду Макса в его спальне, — она направилась к концу бара, но путь ей преградил Змей.

— Он еще не вернулся, но он не против поделиться. Так ведь, Ящер?

— Да, мы все делимся суками, — Ящер схватил ее и потащил по полу.

Кейси сопротивлялась изо всех сил, напуганная сильнее, чем когда сегодня днем стояла в банке с направленным в голову пистолетом.

— Зачем сопротивляешься? Ты даешь Максу. Черт, нет киски в этом клубе, которую мы не делили бы друг с другом.

Кейси попыталась пнуть его в живот, когда он разложил ее на бильярдном столе.

— Нам досталась боевая сучка, — Ящер увернулся от ее ботинка и втиснулся между ее бедер.

— Да ладно тебе, покажи нам немного сисек, — во время борьбы ее блузка спереди порвалась.

Пока они боролись, проснулся Стамп. Он сел и подпер голову руками.

— Что вы делаете, Ящер, Змей? — Стамп вздрогнул от звука собственного голоса.

— Прекратите! — завопила Кейси. — Макс убьет вас, если вы меня тронете, — угрожала Кейси.

Оба мужчины засмеялись. Даже Стамп откинулся на диване, смеясь и держась за голову.

— Именно Макс и сказал нам, что мы можем тебя трахнуть, — Ящер потянулся к ее груди.

Кейси повернула голову и сумела дотянуться и схватить кий. Подняв его вверх, она ударила им Ящера так сильно, как только могла.

— Отвали от меня! — истерично закричала она.

Дверь клуба открылась и Макс, Айс и Шакал вошли внутрь. Фейд и остальная часть байкеров вышли из своих комнат, услышав рык Макса. Ящер отошел от Кейси, и она резко соскочила с бильярдного стола.

— В чем дело? — Макс шагнул вперед, но отступил, когда Кейси направила кий в его сторону.

— Ящер пытался изнасиловать меня!

— Я, блядь, не делал этого! Я просто валял дурака, — защищался Ящер, отступая подальше от нее.

— Ты лжец. Думаешь, я хотела, чтобы ты прикасался ко мне? — Кейси повернулась к Максу. — Ящер сказал, что ты разрешил им поиметь меня, — Кейси увидела выражение его глаз и поняла, что Ящер не врал. — Ох... Господи. Ублюдок! Почему? — крикнула она ему.

— А почему бы нет? Ты использовала его, чтобы добыть информацию. Той ночью ты бы трахнула Стампа, если бы Макс не остановил тебя, — злорадствовал Ящер, глядя на ее бледное лицо. — Он заставил тебя хотеть его, правда? Никто не способен трахнуть лучше Хищника. Это был его план: заставить тебя молить о его члене, а затем бросить нам после того, как он с тобой закончит, — он схватил свой член, предлагая его Кейси. — Не волнуйся, шлюха, он достаточно большой, чтобы удовлетворить твое влагалище.

— Заткнись, Ящер. Я засуну твой член тебе в глотку, если не застегнешь свою ширинку, — пригрозил Макс.

Кейси почувствовала, словно мир перестал вращаться вокруг своей оси. Вся любовь, которую она лелеяла все эти месяцы, была основана на иллюзии, что Макс простил ее. Вместо этого она была выставлена дурой перед всеми Хищниками.

Она чувствовала, что все смотрят на нее. Униженная, она прикрыла рот рукой и закусила губу, чтобы не закричать о боли, разрывающей сердце на части.

Макс собирался отомстить за обман, отдав ее Хищникам. Он собирался избавиться от нее, как от грязи на ботинках, сделав шлюхой клуба.

Она сделала шаг вперед, заставляя себя переставлять ноги.

— Подожди, пожалуйста, позволь мне объяснить… — Макс попытался коснуться ее руки, когда она проходила мимо.

Кейси проигнорировала загнанное выражение его лица, не осознавая, что он наступил на горло своей гордости, потянувшись к ней на глазах у безжалостных байкеров.

Она угрожающе подняла кий.

— Держись от меня подальше.

— Сейчас середина ночи. По крайней мере, позволь отвезти тебя домой.

— Тебе не все равно? — Кейси горько рассмеялась. — Я сама доберусь до дома, — она уверенно вышла на улицу, и дверь медленно закрылась за ее спиной.


***


Макс уставился на Ящера, который едва держался на ногах.

— Макс… — прочистил горло Айс, нарушая тишину.

— Кэй?

— Да, Макс? — Кэй пробрался через толпу.

— Сделай мне одолжение, проследи за ней до дома.

— Конечно, — Кэй бросил взволнованный взгляд на Айса, когда проходил мимо.

— Макс… давай выйдем на задний двор, — начал Шакал, но уже было поздно. Макс славился взрывным нравом, и сейчас этот нрав вылился на Ящера, Змея, Стампа и всех, кто пытался вмешаться.

— Не в чертов бар! — закричал Шакал, когда Макс бросил Ящера через стойку, разбив все бутылки.

Он схватил один из стульев и зашел за стойку, собираясь использовать его, чтобы избить Ящера.

— Ты убьешь его… Макс, отойди, — Айс побежал за Максом и обхватил руками его шею, пытаясь удержать.

Перегнувшись через стойку, Шакал попытался отобрать у Макса стул, но пришлось увернуться, когда Макс швырнул этот стул в него. Макс и Айс врезались в стену, оставив в ней огромную дыру.

— Я собираюсь убить этого ублюдка и помочиться на него, — яростно взревел Макс.

— Ты должен был сказать нам, что передумал делиться Кейси.

Змей поднялся на ноги, пошатываясь и держась за сломанный нос. В это время Макс вырвался из захвата Айса.

— Беги! — заорали Айс и Шакал, когда Макс двинулся на него.

Стамп развернулся и побежал, спасая свою жизнь, так же как и Змей.

— Черт! — Шакал побежал в кабинет Айса, когда Макс схватил Стампа за волосы, заплетенные в косу, сбивая его с ног. Макс почувствовал, как треснула кожа на костяшках, когда его кулак врезался в челюсть Стампа.

Электрический ток прошел по телу Макса, сбивая его с ног.

— Достаточно, Шакал! — приказал Айс. — Фейд, выруби его, когда Шакал остановится.

— Блядь, нет. Я не подойду к этому чокнутому ублюдку.

Айс взял пистолет, который ему кинул Фейд, и подошел к уже поднимающемуся с пола Максу. Он ударил его рукоятью пистолета по затылку, и Макс без сознания упал на пол.

— Живее. Свяжите его, пока он не очнулся, — сказал Айс, вытирая кровь с уголка рта.

— Это обязательно? Не хочу оказаться рядом с ним, если он очнется раньше, чем мы свяжем его руки, — Фейд с опаской подошел ближе, и несколько братьев последовали за ним для подстраховки.

— Шакал, подгони внедорожник ко входу. Нужно кое-кого отвезти в больницу.

В итоге они поехали на двух машинах. Добравшись до больницы, они объяснили свои травмы тем, что попали в аварию на байках.

— Все ваши байки пострадали? — спросила медсестра у Айса, записывая их повреждения.

— Да, они врезались в фургон. 

Глава 23


Макс барабанил в дверь Кейси. Он уже сыт по горло тем, что она игнорирует его звонки и не открывает, когда он приходит к ней домой. Прошло уже три дня, и они должны поговорить, чтобы разобраться в проблемах между собой.

— Я могу вам помочь? — Макс убрал кулак от двери, повернулся и увидел темнокожую женщину, в которой узнал сотрудницу банка Кейси.

— Я пытаюсь заставить Кейси открыть дверь, — он знал, что она не на работе, так как в банке висело объявление, что он закрыт на ремонт и клиентов направили в другое отделение.

— Ее там нет, — привлекательная женщина шагнула вперед. — Я Джанна, подруга Кейси. Ты ее сводный брат, Макс, не так ли?

Макс отрывисто кивнул.

В руке у нее был ключ, она вставила его в замок и открыла дверь.

Макс вошел в пугающе тихую квартиру. Проверил все комнаты, чтобы удостовериться, что Кейси там нет, и вернулся в гостиную, где стояла Джанна с мрачным выражением лица.

— Где она?

Джанна положила свою сумку на кухонный стол и склонила голову набок.

— Ты не знаешь?

Макс покачал головой.

— Кейси переехала. Она заехала ко мне домой два дня назад и отдала ключи от своей квартиры, — с грустью она обвела помещение взглядом. — Она попросила меня очистить ее квартиру, продать все и отдать деньги ее матери.

Макс рассчитывал найти Кейси и знатно с ней поругаться, прежде чем он извинится. Но никак не рассчитывал, что она сбежит от него. Он еще раз осмотрел гостиную, затем вернулся в спальню. Открывая ящики, он обнаружил, что вся ее одежда лежит на месте. Даже свой мобильный телефон она оставила на тумбочке. Макс положил телефон себе в карман и прошел в другую комнату.

— Ты знаешь, куда она переехала?

Джанна покачала головой.

— Она сказала мне, что... — ее голос надломился. — Она просто сказала, что уедет из города, как только отдаст свое заявление в полицию.

Насколько он мог судить, она покинула город, ничего с собой не взяв. Единственными вещами, которые она забрала, были фотографии ее и Коула, ранее висевшие на стене.

— Спасибо. Если услышишь что-нибудь от нее, позвони мне, — Макс прошел на кухню Кейси, где у нее лежал блокнот и ручка. Небрежно написав номер своего телефона, он вручил листок бумаги Джанне.

— Я буду скучать по ней, — сказала Джанна, положив листок в сумку. — Она договорилась с главным офисом, чтобы меня обучили, и я смогла стать управляющим, когда банк откроется. Она могла дать эту работу кому-то другому, но сделала все, чтобы эта должность была закреплена за мной.

— Если она с тобой свяжется, позвони мне, — напомнил он ей.

— Я позвоню, но, Макс, не думаю, что она свяжется. Что-то было не так. Она не сказала мне, в чем дело... я пыталась поговорить с ней, но Кейси никогда не подпускала к себе никого слишком близко.

Макс знал, что у Кейси немного друзей, но полагал, что должен быть хоть кто-то, кому она доверится. Джанна развеяла эту иллюзию.

Был только один человек, у которого была нужная информация. Им уже давно пора поговорить.


***


— Где она? — спросил Макс свою мачеху, которая в этот момент красила ногти.

— Кто? — Рене посмотрела на него со своего места на диване.

Макс сдерживал свой нрав из уважения к отцу, который стоял рядом с ним, после того как впустил в дом.

— Кейси. Где она?

— Откуда мне знать? Я не видела ее несколько месяцев, с тех пор как она пыталась посадить Хищников, — она закончила красить одну руку, и взмахнула ею в воздухе. — Ты пытался позвонить ей?

— Да, она не отвечает на мои звонки. Кейси попросила свою подругу продать все ее вещи и отдать деньги тебе.

Жадное волнение блеснуло в ее глазах прежде, чем она сумела это скрыть, чувствуя отвращение Макса. Как женщина может не переживать за собственную дочь, которая бесследно исчезла?

— Куда она могла пойти?

— Откуда мне знать? Она никогда не делилась со мной своим дерьмом, — Рене пожала плечами. — Кейси вернется, — она начала красить другую руку. — Не беспокойся о ней. Она знает, как позаботиться о себе.

Макс хотел встряхнуть женщину, но вместо этого вышел на улицу, чтобы постоять на крыльце.

— Я поговорю с ней и узнаю, есть ли хоть какие-то предположения, где может быть Кейси, — сказал Магг, выйдя на улицу и остановившись рядом с Максом.

— Узнай, что сможешь. Если я с ней поговорю еще немного... — Макс внимательно посмотрел на потерянное выражение лица своего отца. — Все в порядке?

— Мы сейчас не очень ладим. Рене купила дорогое кольцо, и я сказал, что мы не можем себе такое позволить. У нас едва хватает денег, чтобы оплатить счета в этом месяце.

— Я могу помочь, — предложил Макс.

— Я не собираюсь снова брать деньги у своего сына. Если она не вернет кольцо, я съеду. Айс сказал, что я могу остановиться в клубе.

— Ты говорил с Айсом, но не со мной?

— У тебя столько всего происходило в последнее время. Не хотел беспокоить тебя своими проблемами с Рене. Она вернет кольцо, — Макс слышал сомнение в словах отца.

— Если передумаешь, у меня есть пара сотен, которые я мог бы тебе дать, — снова предложил Макс, видя упрямую гордость отца, препятствующую ему принять какую-либо помощь от него.

— Нет, спасибо. Не беспокойся, Макс. Или она возвращает кольцо, или я ухожу, — Магг криво усмехнулся. — Я слишком стар, чтобы позволить женщине уничтожить меня. Иногда ты должен знать, когда уйти.

— Ты говоришь о себе или обо мне?

— О нас двоих, сын, о нас двоих.

Макс поехал обратно в клуб, и обнаружил Хищников, сидящих вокруг стола. Многие из них наблюдали за ним с опаской, соблюдая дистанцию.

— Где ты был? Я звонил тебе три раза, — допрашивал Айс.

— Был занят, — Макс подошел к бару и взял себе пиво. — Что ты хотел?

— Через несколько часов у нас закупка. Ты нужен мне и Шакалу, чтобы убедиться, что все идет хорошо. Ты в деле?

— Почему я не должен быть в деле? — Макс выпил свое пиво, и уставился на Ящера, который вошел в комнату на костылях под мышками. Гипс на его ноге заставлял Макса чувствовать себя лучше. Жаль, что он не сломал ему вторую ногу, тогда бы этот сукин сын передвигался в инвалидном кресле.

— Оставь его в покое. Я не хочу больше проблем между вами. Он будет отдавать тебе свою долю в течение следующих двух месяцев, чтобы загладить свою вину.

— Он не должен был прикасаться к ней так. Мы не принуждаем женщин, — Макс сказал это достаточно громко, чтобы Ящер и другие братья могли услышать его.

Баззард остановился, прежде чем пересечь холл, и хромая направился к Максу.

— Ты прав. Я был обдолбан и пьян. Это не оправдание, но в своей жизни я никогда так с женщинами не поступал. Я хочу сказать ей, что сожалею. Я чувствую себя дерьмом...

— Она уехала. Я не знаю где она, — Макс со стуком поставил свое пиво на стойку.

— Уехала? — резко переспросил Айс.

— Исчезла, попросила кое-кого с работы вычистить ее квартиру и продать все дерьмо. Даже денег не захотела. Сказала, чтобы все отдали Рене.

— Не похоже, что она вернется в Квин-Сити, — сказал Айс.

— Нет, не вернется, — Макс запустил руку в свои растрепанные волосы.

— Хочешь, чтобы я поручил Шакалу найти ее?

— Да, — Макс знал, что выставлял себя на посмешище, но должен был выяснить все происходящее между ним и Кейси. Тогда он сможет двигаться дальше и закрыть дверь между ними.

— Что будешь делать, когда найдешь ее? — спросил Айс.

— Черт, я не знаю, — признался Макс себе и Айсу. Кейси так просто его не простит, и он все еще не был уверен, как много готов дать Кейси.


***


Прошло два месяца с тех пор, как Шакал признал, что не в состоянии найти Кейси. Макс сидел на диване, когда Шакал сказал ему это. Отец тоже безуспешно пытался получить о ней хоть какую-то информацию.

— Она закрыла все свои счета, не просила никаких выписок. Также я не могу найти ее брата Коула. Я начал искать его, когда Кейси пыталась настучать на нас. Похоже, ни один из них не хочет, чтобы его нашли.

Мэйсон перестал играть, слушая их разговор.

Макс смотрел на человека, который раньше был женат на Рене.

— Есть какие-нибудь идеи?

— Нет. Кажется, она не хочет, чтобы ее нашли. Сколько еще ты будешь вести себя как киска? Мне нравится Кейси, но даже я вижу, что она не хочет иметь с тобой ничего общего, — Мэйсон нагнулся, и ударил кием по шару.

— Думаю, он прав. Она подала заявление об уходе из банка за месяц до того, как исчезла. Кейси планировала свой отъезд еще до того, как братья сказали Кейси, что ты собирался отдать ее им, — Шакал схватил Краш, когда она проходила мимо. — Может, тебе пора двигаться вперед, брат.

Макс потянулся, взял Краш за руку и посадил к себе на колени. Ее руки обхватили его плечи, но это ощущалось не так, как если бы к нему прикасалась Кейси, но Шакал был прав: пришло время двигаться дальше и забыть Кейси.

— Хочешь, чтобы я продолжил искать?

— Нет. Оставь ее в покое. Самое лучшее в кисках то, что они все одинаковые, — он всегда мог заменить женщину. Кейси ничем не отличается. Черт, в любом случае, он хотел с ней попрощаться.

После отсутствия секса в течение двух месяцев, он утешал себя ощущением Краш в своих руках. Прощальные слова сказаны не были, но Кейси сказала ему «прощай» два месяца назад. Теперь пришел его черед сказать это. 

Глава 24


— Привет, — поприветствовал Макс Виду, жену Колтона, и, положив свою руку Макси на спину, подтолкнул вглубь тату-салона. Он забрал ее из танцевальной студии рядом с салоном, который принадлежит Колтону.

— Привет, Макс, — Вида улыбнулась ему из-за стола. — Что привело тебя сегодня? Еще одна татуировка?

— Нет, — добродушно рассмеялся он. — Я зашел забрать эскизы Колтона, сделанные для меня. Он сказал, что вы, наконец, решили, какое изголовье кровати хотите, чтобы я сделал.

— Я так взволнована! Мне на самом деле понравились те, что в мебельном магазине, но Колтон захотел из другой породы дерева. Он придумал красивый дизайн.

— Так и будет, когда Макс закончит работу, — сказал Колтон, входя в комнату. — Пошли я покажу тебе. Макси пока может поболтать с Видой.

Макс последовал за Колтоном, чтобы посмотреть эскизы.

— Мне нравится этот. Понадобиться несколько недель, чтобы его сделать, — посмотрев на детали, Макс подумал, что, возможно, это может занять больше времени.

— Нет проблем. Результат стоит ожидания. Возвращайся к Виде, а я сделаю пару копий для тебя.

— Хорошо, — сказал Макс и вышел.

Он подошел к дверному проему и услышал, как Макси и Вида разговаривают. Макси познакомилась с Видой, когда посещала пикники и вечеринки по случаю различных дней рождений.

— Я действительно по ней скучаю. С ней можно было поговорить.

Макс остановился, подслушивая разговор. Он знал, что Макси говорила о Кейси. Каждый раз, когда дочь упоминала ее, он менял тему, объясняя, что Кейси переехала.

— Я вижу, как сильно ты по ней скучаешь. И уверена, что Кейси тоже скучает. Я не очень хорошо ее знала, но она была хорошим человеком, — сказала Вида.

— Ты знакома с Кейси? — спросил Макс, входя в комнату.

Вида посмотрела на него.

— Я видела вас вместе на концерте, и Колтон сказал мне, что вы встречаетесь, — Макс был уверен, что это не все, что Колтон о них рассказал.

Почувствовав недовольство Макса, Вида пояснила:

— Я спросила его о Кейси. Прошло много времени с тех пор, когда я видела ее в последний раз.

— Откуда ты ее знаешь? — Макс небрежно облокотился об стол, скрестив руки на груди.

— Мы обе, Сойер и я, знаем Кейси.

Макс был удивлен, что они знакомы. Квин-Сити большой город.

— Некоторое время она жила в том же доме, в котором жили мы. Ну, Кейси и ее брат, Коул.

— Коула ты тоже знала?

— Не очень хорошо. Они с Кейси всегда держались друг за друга. Когда мы были на детской площадке, Сойер, Калли и я пытались играть с ними, но они обычно просто держались вместе. Они жили от нас дальше по коридору. Моя мать и я слышали ссоры с той стороны. Обычно Кейси и Коул шли во двор и играли, пока ссора не прекратится, — Вида встала, налила себе кофе из кофейника, встала перед Максом и дрожащей рукой откинула длинные темные волосы с лица.

— Я помню, как однажды они выбежали во двор. Могу сказать, что они оба были напуганы. Позже, той же ночью, все слышали звуки борьбы. Коул рассказал одному из учителей о Калли, и они прислали социального работника в квартиру Брэнды. После того как они уехали, она угрожала Рене и ее мужу. Кажется, его звали… — Вида замолчала на несколько секунд, — не могу вспомнить. Это было так давно, — Вида села обратно на стул, заметив, как Макс и Макси жадно слушают о прошлом Кейси.

— Они переехали после пожара, и в течение многих лет я не видела ее, пока она не вернулась на второй курс старшей школы. Полагаю, что ее мать вышла замуж за мужчину по имени Мэйсон, и именно поэтому она поменяла школу. Сойер и я пытались быть дружелюбными с ней, но кроме «привет» в коридоре мы больше не общались. Всегда была она и Коул. Даже когда у него были девушки, Коул позволял ей увязываться за ним. Он был на год старше ее, но когда он окончил школу, Кейси все равно держалась особняком. Не думаю, что у нее были хоть какие-нибудь друзья.

— Однажды, несколько девочек избили ее, я и Сойер помогли ей. Мы сказали, чтобы она обратилась к директору, но она отказалась. Она сказала, что как только Коул найдет работу, он вернется за ней. Но он больше никогда не приезжал. Год спустя она окончила учебу, и я не видела ее вплоть до концерта той ночью. Я всегда жалела, что не приложила больше усилий, чтобы стать с ней друзьями.

— Она никогда не говорила, почему Коул не вернулся?

— Нет, но несколько месяцев спустя, она пропустила неделю школы. Кейси никогда не прогуливала. Когда она вернулась, она стала еще больше замкнута. Я предложила ей свою тетрадь, чтобы все переписать, — Вида, смеясь, покачала головой.

— Что? — спросил Макс.

— Ничего. Я дала ей свою тетрадь. Я чувствовала себя глупой, предлагая ей свои записи. Я была посредственной студенткой, в то время как Кейси была умной. Она просмотрела мои записи и вернула их. Это задело мое самолюбие, потому что я подумала, что они для нее недостаточно хороши. Я начала извиняться, но она остановила меня, сказав, что ей не нужно переписывать, так как у нее фотографическая память. Сначала я ей не поверила, но думаю, она видела, что сделала мне больно, поэтому открыла тетрадь и дословно повторила все, что было на первой странице. Это было удивительно. Мне жаль, что я так не могла.

— Мне тоже. Это было бы здорово, — Макси болтала ногами туда-сюда. — Кейси была удивительной, — Макси опустила свою голову, глядя на отца из-под ресниц. — Она разговаривала со мной о Фишере, сказала, что я должна быть осмотрительна касательно своего первого поцелуя, — Макси покраснела. — Она сказала мне, что это не должно быть под давлением. Она сказала, что ее первый раз не был идеальным, и она совершила его по неправильным причинам, но она всегда его будет помнить, потому что он был особенным. Я чувствовала, что могла рассказать ей о чем угодно.

У Макса было отвратительное чувство, что он недооценивал Кейси.

— Нам нужно идти. Твоя мама будет тебя ждать.

— Вот эскиз, — Колтон вручил Максу дизайн изголовья.

Макс только сейчас понял, что Колтон тоже вошел в комнату и слушал.

— Я сделаю его как можно скорее.

— Не торопись. Ты собираешься снова ее искать?

— Да, и в этот раз я собираюсь ее найти, — с уверенностью заявил Макс.

Кейси могла с легкостью воспроизвести по памяти файлы, украденные из клуба, и информацию, которую хранила в банке, но она этого не сделала. Она собиралась предать Хищников, но что-то остановило ее, даже после того, как они похитили ее. И, кажется, Макс знал причину. И еще знал, что, несмотря на то, что она отсутствовала четыре месяца, он больше не мог отрицать очевидное.

— Удачи. Хочешь совет?

— Приму любую помощь, какую только смогу получить, — честно ответил Макс.

— Я начал бы с Рони. Она долгое время была в клубе, и они с Рене раньше были подругами, пока Рони не застукала Рене в постели со своим приятелем. Она может что-то знать.

— Спасибо, Колтон.

— Не знаю, будет ли от этого польза, — предупредил Колтон.

— Я хотя бы начну с этого. В этот раз я не сдамся, пока не найду Кейси и не верну ее в то место, которому она принадлежит.

— Она может не захотеть вернуться. В Квин-Сити нет ничего, по чему бы она скучала.

— Здесь я, и это все, в чем она когда-либо будет нуждаться. 

Глава 25


Кейси разрезала сэндвичи на кусочки, отрезая корочки. Коул ненавидит корочки. Он не прикоснется к сэндвичу, если увидит хоть одно коричневое пятнышко на хлебе.

Она напевала, когда шла к холодильнику, чтобы налить по стакану холодного чая. Ее брат сам может выпить целый графин холодного чая. Разливая напитки, Кейси заметила, что кожа на руках стала чуть темнее. Впредь ей нужно использовать больше солнцезащитного крема.

Когда она только переехала в солнечный городок, то сразу же сгорела, находясь на солнце. Сейчас же у нее красивый ровный загар, которому позавидовали бы все женщины в банке.

Улыбка исчезла, как только она вспомнила Квин-Сити. Она не скучала по банку, по городу, даже по своей матери, но один человек не покидал ее мысли, несмотря на все усилия, которые она прилагала, пытаясь не думать о нем. Пляжный домик, в котором они сейчас жили с братом, был хорошо обустроен и чист, несмотря на близость песчаного пляжа.

Когда ставила графин обратно в холодильник, она посмотрела в окно, чтобы проверить, чем занят Коул. Кейси сорвалась с места так быстро, как только могла, босиком помчалась по холодному кафельному полу, обеими руками толкнула дверь и выбежала наружу. Спрыгнув с крыльца, она приземлилась на горячий песок.

— Оставьте его в покое! — ее испуганный пристальный взгляд скользнул по большой группе мужчин, стоящих возле Коула, который сидел на одеяле.

Кейси торопливо нагнулась и схватила палку, затем рванулась вперед и встала перед Коулом, не позволяя им подходить ближе.

— Не приближайтесь к нему! — крикнула она, впиваясь взглядом в Макса, Айса, Шакала... Посмотрев на нее, Хищники спокойно отступили на несколько шагов назад.

— Что случилось, Кейси?

Она не отводила пристального взгляда от Хищников, не в состоянии ответить на вопрос брата и, не осознавая, что всхлипывает от страха.

— Я показываю им свои ракушки, — вокруг Коула на одеяле лежали ракушки, которые он собрал.— Им понравилась моя морская звезда.

Взгляд Макса смягчился, когда он не спеша подошел поближе. Он опустился на колени перед Коулом.

— Мне нравится эта.

Кейси встала вполоборота, чтобы не выпускать из виду Хищников, и с подозрением наблюдала за Максом.

— Это моя самая любимая, — сказал Коул с восторгом, взял ее в руки и передал Максу. — Можешь оставить ее себе, — как только он предложил ракушку Максу, его прекрасная улыбка пропала.

— Не нужно. Я сам найду себе. Возможно, мне повезет найти похожую, — как только Макс отклонил предложение Коула, он увидел, что радостная улыбка снова вернулась.

— Я помогу. Мне нравится искать ракушки. У меня их сорок две или сорок пять, — он смущенно посмотрел на сестру.

— Сорок шесть, — мягко поправила Кейси.

— Сорок шесть, — повторил Коул.

Кейси опустила палку, когда Коул начал показывать Максу свои любимые ракушки. Айс, Шакал и Фейд, все сели на одеяло, пока он демонстрировал им свою коллекцию.

Кейси посмотрела на светловолосую голову брата. На нем были плавки, его кожа загорела и блестела. Глядя на него, Кейси поняла, что он один из самых красивых мужчин, которых она когда-либо видела. Вокруг него стояли Хищники, и она видела, что он такой же мускулистый и крепкий, как любой из байкеров. Между ними было только одно отличие.

Умственные способности Коула были как у ребенка.

— Коул, твой ланч готов. Иди в дом, и я присоединюсь к тебе через минуту.

— Хорошо, Кейси, — весело сказал Коул, не замечая напряженности, которая исходила от группы мужчин. Коул взял свое красное ведро и сложил в него все свои ракушки. Только после этого он встал и поднял ведро.

— Они могут с нами пообедать? Я могу помочь ему поискать ракушки, после того как мы поедим.

Кейси покачала головой.

— Мы бы этого хотели, Коул. Мы присоединимся к тебе через несколько минут.

Коул улыбался, пока нес ведерко в дом.

— Пожалуйста, не обижай его... Если хочешь... я могу отвести его к соседу, с которым ему нравится играть, — Кейси сморгнула навернувшиеся слезы. — Я сделаю все, что ты хочешь, только, пожалуйста, не обижай его, — Кейси всхлипнула.

Макс встал.

— Заткнись, Кейси. Просто заткнись к чертовой матери, — он рванул ее к себе, приподнял, так что ее ноги не касались земли, и поцеловал с таким напором, словно изголодался по ней.

Кейси, задыхаясь, отстранилась.

— Я не понимаю...

Айс и остальные встали. Президент Хищников отряхнул песок со своих джинсов.

— Вам двоим необходимо поговорить. Мы оставим вас одних и составим компанию Коулу, — Кейси встревожено нахмурилась. — Кейси, даю тебе слово. Ты и Коул под защитой Хищников. Больше вас никто не тронет.

Кейси расслабилась в объятьях Макса и почувствовала, как его руки сжали ее еще крепче, когда мужчины оставили их наедине.

— Зачем ты приехал, Макс?

Рукой он зарылся ей в волосы, притягивая ее лицо к своему.

— Потому что ты моя. Ты возвращаешься в Квин-Сити со мной.

— Нет, мы здесь счастливы, и я не могу вернуться в Квин-Сити, — Кейси оттолкнула Макса.

Он не стал снова прикасаться к ней, вместо этого спрятал руки в карманы джинсов.

— Из-за Рене? Или меня?

— Макс... я не могу вернуться.

— Нет, ты можешь и ты вернешься. Я не оставлю тебя, Кейси. С этого момента мы будем вместе. Ты и Коул переедете в мой дом.

— Я не собираюсь переезжать к тебе! — Кейси возбужденно шагала взад-вперед. — Ты отдал меня Хищникам! — с болью воскликнула она. — Тебе всегда было на меня плевать. Ты просто хотел отомстить за клуб, — чувствуя себя несчастной, она заплакала. — Ты меня предал.

— Нет, не предавал. Ты можешь проклинать меня за то, что я собирался сделать, но не за то, чего я не делал. Кейси, признаю, моя ошибка заключается в том, что я не сказал братьям, что передумал. Я никогда не собирался отдавать им тебя. Я хотел поговорить с Айсом и все ему объяснить, но отложил разговор. Я постоянно напоминал себе, что ты использовала меня.

С губ Макса сорвался хриплый смешок.

— После попытки ограбления банка мне было не до того. Я собирался поговорить с тобой, когда вернулся в клуб той ночью, попросить переехать ко мне и потом поговорить с Айсом. Я не должен был позволять тебе уйти после того, что сказали парни, но я как будто с ума сошел. Я должен был убедиться, что все в клубе понимают, что ты моя. А когда я попытался тебя найти, чтобы все объяснить, ты сбежала. Ты даже не сказала мне «прощай» и не дала возможности все объяснить.

Кейси виновато опустила глаза и погрузила пальцы ног глубже в песок.

— Мне лучше было уехать, Макс. Все равно через несколько месяцев ты бы порвал со мной. Возможно, это не ты разрывал отношения со своими женщинами, но я видела, как постепенно ты от них отдаляешься, пока им не остается ничего другого, кроме как двигаться дальше.

— Ты никогда не давала мне шанса, Кейси. Ты никому и никогда не давала шанса помочь тебе, ни мне, ни Маггу, ни своим друзьям.

— Я не знаю, о чем ты говоришь,— Кейси повернулась лицом к океану, но Макс развернул ее лицом к себе, чтобы она не смогла избежать его испытывающего взгляда.

— Одна старая подруга Рене рассказала мне, что Коул получил травму, когда Мэйсон и Рене были женаты. Кое-что она знала, кое о чем догадалась из рассказов Рене. Мэйсон причинил тебе боль?

— Нет. Коул всегда меня защищал. Он никогда никому не позволял причинить мне боль, — Кейси села на песок, сложив руки на коленях.

Макс присел рядом с ней, его рука коснулась ее подбородка, разворачивая ее лицо к себе.

— Рони сказала мне, что после того, как Коул получил диплом и уехал из Квин-Сити, он устроился на работу и собирался вернуться за тобой, как только заработает достаточно денег для вас двоих. Тогда в вашей ужасной жизни произошел счастливый случай — твой отец погиб во время работы на нефтяной вышке, и деньги по его страховке перешли к тебе и Коулу.

— Мы были так счастливы. Он должен был приехать на выходные, сразу после того как адвокат с нами связался. Я паковала вещи, когда Рене начала орать на меня, пытаясь заставить почувствовать себя виноватой из-за того, что деньги получила не она. Я сказала, что отдам ей десять тысяч, но ей было мало. Мэйсону, видимо, тоже. Он продолжал давить на маму, чтобы она не позволяла мне уходить, и у Рене все еще была законная опека надо мной. Коул к тому времени уже нанял адвоката, который должен был помешать ей получить контроль над моими деньгами. Мы могли, доказать жестокость Мэйсона с помощью фотографий, которые Коул сделал для Рене, когда она угрожала развестись с Мэйсоном за то, что он избивал ее. Коул спрятал фотографии так, чтобы Мэйсон не смог их найти. Он не взял меня с собой, но ему удалось убедить судью подписать документы на попечительство в его пользу, и Коул собирался вернуться в Квин-Сити за мной, — слеза медленно скатилась по ее щеке, когда она вспомнила день, который изменил их с Коулом жизни навсегда. Все их планы и мечты были разрушены в один миг. Кейси мысленно вернулась в тот день, заново восстанавливая в памяти те события скорее для себя, чем для Макса.

— Коул сказал мне принести чемоданы. Я оставила его всего на минуту… когда я вернулась, Мэйсон с железной трубой в руках избивал Коула. Он без остановки бил его по голове, и кровь была повсюду.

Макс обнял ее за плечи, прижимая к себе. Он чувствовал, что Кейси хочет заполнить все пробелы в той информации, которую ему предоставила Рони.

— Я позвонила 9-1-1, но было уже слишком поздно. Он почти убил Коула. Он ударил меня трубой несколько раз, прежде чем прибыла полиция и арестовала его. Он тогда солгал и сказал полиции, что это мы напали на него и что он только защищал себя. Рене тоже солгала и поддержала его. Я ненавижу ее, Макс, я действительно ненавижу ее.

— Я не виню тебя, — сказал Макс, прочистив горло.

— Поскольку травмы Коула были очень серьезными, Рене назначили его законным опекуном, как ближайшего родственника. Она рассчитывала получить все его деньги, но Коул слишком хорошо знал Рене. Когда он узнал, что мы получили наследство, он положил свою долю на закрытый счет, и сделал доверенность на мое имя на случай, если с ним что-нибудь случиться. Когда Рене узнала, она не обрадовалась, и что еще хуже, врачи хотели отключить его от аппаратов жизнеобеспечения. Она хотела отдать его органы.

— Блядь, — Рене не рассказала Рони об этом, потому что не хотела, чтобы подруга узнала, какой она на самом деле монстр. Информацию, которая изобличала ее в истинном свете, она тщательно скрывала.

— Я пообещала ей, что если она не будет отключать его от аппаратов, я ничего не расскажу о Мэйсоне, и она получит все мои деньги. На деньги мне было наплевать. Все, чего я хотела, чтобы Коул продолжал дышать. Некоторое время она была удовлетворена, но ей и Мэйсону удалось потратить все деньги, которые отец оставил мне, меньше чем за год. Потом Мэйсон застукал Рене с другим и через месяц бросил. День, когда он ушел, был вторым счастливым днем в моей жизни. Первым был день, когда Коул вышел из комы.

— Я знала, что он очнется. Он бы не оставил меня. На тот момент мне уже исполнилось восемнадцать, и я собиралась в колледж. Я нашла ему хороший реабилитационный центр. Он должен был заново учиться говорить, ходить и даже кушать.

— Рене продолжала жаловаться на отсутствие денег и угрожала перевести его в более дешевый центр, несмотря на то, что она ни за что не платила. Я платила за него из тех денег, что он унаследовал, но она шантажировала меня, угрожая забрать его оттуда, если я не дам ей денег.

Кейси облизала пересохшие губы.

— Когда от нее ушел Магг, она стала еще более требовательной, угрожала забрать Коула к себе, поэтому я пришла в ее дом без предупреждения.

— И ты узнала, что она и Мэйсон снова вместе, не так ли?

— Да, мне так жаль, Макс. Когда через несколько недель Магг вернулся, я знала, что он не в курсе, что Рене изменяла ему и до сих пор изменяет. Я хотела рассказать, мне, правда, нравится Магг, но у меня были связаны руки. Рене требовала все больше денег. Она сказала, что если Магг снова ее бросит, она заберет Коула к себе и примет обратно Мэйсона. Я увидела письмо, которое Рене отправила в реабилитационный центр, и в нем сообщалось, что Коул скоро уедет от них, но я не могла позволить этому произойти. Я не могла позволить Мэйсону быть рядом с Коулом. Коул боится его.

Макс молчал, и Кейси не могла догадаться о чем он думает. Ей было стыдно, что она скрывала от Магга отвратительные махинации Рене.

— Именно тогда я позвонила Фиску и предложила найти доказательства против Хищников. Он месяцами пытался получить мою помощь, но я отказывалась до тех пор, пока однажды Рене не пошла навестить Коула вместе с Мэйсоном, потому что я сказала, что больше денег не дам. На следующий день я выписала ей чек и позвонила Фиску.

— Как ты провернула дело с деньгами на байк Маггу?

— Я взяла краткосрочный кредит и погасила его, когда ты отдал мне деньги обратно. Я хотела попросить помощи у Магга, но знала, что Хищники друг против друга не пойдут. Я не знала, как поступить, но должна была защитить Коула, поэтому, в конечном счете, пришлось придерживаться своего плана. Мне необходимо было удержать Мэйсона в стороне, и единственный способ сделать это — посадить его за решетку, доказав его связь с Хищниками, потому что Фиск согласился включить нас в программу защиты свидетелей, если я помогу ему посадить Хищников.

— Что заставило тебя передумать? Я знаю, что у тебя фотографическая память, поэтому, почему ты не предоставила информацию Фиску, которую он хотел?

— Я собиралась... но не смогла.

— Почему? — Макс крепко держал ее за плечи, не давая возможности уклониться от вопроса.

— Из-за тебя, — призналась Кейси.

Макс поцеловал ее, его рука опустилась на ее шею, удерживая на месте.

— Я не хотела любить тебя, — призналась она. — Я рассталась с Джейсом, потому что поклялась себе, что никогда не буду изменять, как моя мать, но когда ты вроде как не заинтересовался мной, я сказала себе, что смогу довести свой план до конца, используя Стампа. Потом поняла, что не смогу, и уже собиралась идти домой, когда ты вмешался.

— Я хотел тебя трахнуть и ударить его кулаком за то, что он прикасался к тебе.

— Как ты нас нашел?

— Шакал. Он вспомнил ожерелье, которое ты носишь, и после проверки тысячи ожерелий с морскими звездами, он, наконец, нашел одно, точно такое же, как у тебя, на eBay. Он связался с продавцом и спросил, где было куплено украшение, и они указали на здешний магазин. Мы прилетели сюда и показали твою фотографию. Менеджер узнала тебя, и сказала, что вы с Коулом приходите пару раз в неделю.

Пальцы Кейси коснулись тонкой цепочки.

— Коул купил его для меня. Реабилитационный центр предоставляет рабочие места для инвалидов, и Коул экономил все заработанные деньги для нашего отпуска и потом купил мне это ожерелье, пока мы были здесь. Марта покупает часть ракушек, которые находит Коул. Те, с которыми он не может работать сам.

— Я понимаю, почему ты сбежала сюда. Здесь очень спокойно. Мы привезем моих детей сюда, когда я возьму отпуск.

— Я не смогу вернуться, Макс. Рене, скорее всего, уже выдвинула против меня обвинения в похищении.

— Нет, она этого не сделала. Айс уговорил ее подписать документы о передаче опеки над Коулом мне. Она собирается переехать к сестре в Южный Техас. Магг ушел от нее и разводится. Ты больше не увидишь эту суку снова.

Кейси отстранилась от Макса. Ей было все равно, куда поедет Рене, ее волновал только Коул. Прежде чем она смогла выразить свое беспокойство, Макс продолжил:

— Успокойся. Я оставляю решение за тобой. Думаешь, Рене будет тягаться с тобой, когда опекуном Коула буду я?

— Нет, она не настолько глупа, — согласилась Кейси, снова придвигаясь к Максу.

— Мэйсон тоже не будет тебя беспокоить.

— Он больше не Хищник?

— Мэйсон предал Магга, поэтому с ним покончено. После того как мы узнали про Коула... Скажем так, это Мэйсон теперь в реабилитационном центре. Он больше никогда не причинит вреда тебе или Коулу. Черт, он даже задницу себе подтереть не может.

Кейси догадалась, что Макс осторожничает в словах, но почувствовала, как у нее будто гора свалилась с плеч.

— Я должна защитить его, Макс. Он всегда защищал меня. Коул никогда бы не позволил причинить боль более слабому человеку. Он, в самом деле, особенный.

— Он во многом похож на сестру, — на этом Макс прекратил разговор и поцеловал ее.

— Я люблю тебя, Кейси. Я позабочусь о тебе и Коуле, — он уложил ее на песок, и она обхватила его широкие плечи. — Я скучал по этому, — Макс уткнулся лицом в изгиб ее шеи.

— По чему? — пробормотала Кейси.

— По тебе, в моих руках.

— Я тоже скучала по этому, — призналась она. — Но не только по этому.

— По чему же еще?

— По твоей улыбке. Я скучала по тому, как ты мне улыбаешься.

— Кейси? Что ты делаешь?

Кейси подняла глаза и увидела, что Коул стоит с другими Хищниками на крыльце, глядя на них.

— Мы целуемся.

— Это не выглядит очень весело.

Кейси весело рассмеялась, когда Макс поднялся и протянул ей руку, помогая встать.

— Я знаю кое-что, что тебе понравится больше. Как насчет того, чтобы найти как можно больше ракушек, которые мы сможем забрать домой?

— Домой?

— Макс хочет, чтобы мы жили вместе с ним. Что скажешь, ты не против?

Коул взволнованно изучал лицо Макса.

— Я научу тебя ездить на мотоцикле, — Макс, не стесняясь, пытался подкупить его.

— Нет, не научишь, — но было слишком поздно. На лице Коула читалось предвкушение.

— Давай, Коул, ты можешь помочь мне найти большую ракушку.

Кейси решила не развивать эту тему. Она положит этому конец раньше, чем Макс действительно начнет учить его.

Они обошли весь пляж в поисках ракушек, и несколько Хищников тоже присоединились к ним. Байкеры сняли кожаные куртки и показывали свои находки Коулу, рассматривая то, что удалось найти ему. Они с такой добротой относились к ее брату, что Кейси почувствовала комок в горле.

Их с Коулом мечты были уничтожены много лет назад. Теперь пришло время начать все заново… с Максом. 

Глава 26


— Посмотри на меня, Кейси!

Она нервничала, но заставляла себя не беспокоиться, пока Макс и Коул ездили вокруг автостоянки. Она едва могла их видеть из-за множества байкеров, которые колесили на своих байках. Гонки на мотоциклах принесут сотни долларов, которые будут пожертвованы в фонд для людей с особыми нуждами. Идея запустить программу обучения в Квин-Сити, для таких, как Коул, принадлежала Максу. Хищники давали уроки вождения байка для тех, кто был достаточно смелым, чтобы попробовать.

— Не надо так переживать. Он находится в надежных руках, — поддразнила Вида.

— Да, он в надежных руках.

Кейси была невероятно счастлива. Благодаря Максу, прошедшие два месяца вселили в Коула еще больше уверенности. Они нашли место, где Коул мог взаимодействовать с другими людьми, и ему нравилось общаться со своими новыми друзьями. Миссис Вессон, вдова, всю свою жизнь посвятила помощи людям с отклонениями. Попечители могли спокойно работать, оставляя своих подопечных в ее доме, зная, что о них позаботятся и познакомят с окружающим миром. Кейси часто вызывалась помочь, когда работала неполный рабочий день в банке.

Она была довольна переменами в своей жизни. Ее приняли в свой круг общения Вида, Сойер, Пенни и Грейс. Единственное, что омрачало счастье, это отсутствие физической близости. Макс не занимался с ней сексом с момента ее возвращения.

Она спала в одной из спален наверху, которая находилась возле спальни Коула. Макс спал в спальне внизу, один. На выходных парни закрывались в спальне Коула, и их смех разносился по всему этажу. Ей приходилось несколько раз говорить им, чтобы ложились спать, но они игнорировали ее, и прежде, чем она успевала закрыть дверь, их смех и голоса вновь становились громкими. У Макси и у Кейси были отдельные комнаты, но они часто лежали вместе на кровати и смотрели фильмы, пока не засыпали.

Когда она пыталась поднять вопрос об отсутствии близости, Макс неизменно менял тему или же сбегал в гараж, чтобы поработать с мебелью. Когда Коул уже был в постели, она брала свою электронную книгу, выходила на улицу и читала, пока Макс работал. Успокаивающий звук его работы дарил умиротворение, которое она искала всю свою жизнь. После напряженных лет жизни с Рене и страха за Коула, это было все, чего она желала в жизни.

— У меня есть пожертвование от банка. Все филиалы скинулись, — Джанна помахала чеком в воздухе. Кейси протянула к нему руку, но Джанна не отдала.

— Хм-хм, для начала я хочу попросить об услуге.

Кейси ждала, в то время как другие женщины уставились на них с любопытством.

— Чего ты хочешь? — с опаской спросила Кейси.

— Я хочу, чтобы ты пришла на мой следующий показ женского белья, — бросила она. — Ты должна мне, так как пропустила последний показ.

Кейси в смятении уставилась на нее.

— Я была бы рада принять участие. Даже не против провести его в доме Макса, но не смогу пригласить много женщин. У меня не так много друзей.

— Я приду, — улыбнулась Вида. — Мне нужно как-то встряхнуть Колтона.

— Я тоже, — вмешалась Сойер.

— Вечеринка! Вечеринка! — Пенни стукнула кулаком по столу для сбора средств.

Кейси повысила голос, чтобы сквозь вопли ее смогли услышать.

— Хорошо, хорошо! Можно еще пригласить женщин из клуба, — сказала она, глядя на Грейс.

— Я думаю, они с удовольствием придут. Я тоже приду.

— Я стану богатой! — закричала Джанна. — В следующую пятницу? — спросила она.

Кейси кивнула.

— Я куплю вина и приготовлю какие-нибудь закуски.

— Я тоже принесу что-нибудь, — Пенни выхватила чек из рук Джанны и положила в ящик для сбора средств. — Мы собираемся хорошенько повеселиться!

Женщины были взволнованы предстоящим показом, каждая предложила что-то принести, и небольшая вечеринка неожиданно превратилась в многочисленную. Кейси надеялась, что Макс не будет против вторжения женщин в его дом. В конце концов, он сможет провести ночь в клубе с Хищниками.

Каждый день он очень поздно приходил с работы. Во время вечеринки, он, скорей всего, напьется и останется на ночь в клубе. Кейси надеялась, что все женщины клуба придут на вечеринку. Она не хотела, чтобы кто-нибудь из оставшихся женщин в клубе развлекал Макса.


***


— Нет! Проведи вечеринку в другой день.

На следующий день за ужином Кейси рассказала Максу о вечеринке, и была удивлена его отказом.

— Не могу. Слишком поздно. Все уже организовано.

Коул начал настороженно переводить взгляд с нее на Макса и обратно.

— Я запланировал кое-что особенное на тот вечер. Попросил миссис Вессон посидеть с Коулом и договорился с матерями детей, чтобы они забрали их на ночь.

— Прости. Я не знала. Я чувствую себя ужасно.

Она так хотела провести время наедине с Максом, что на глаза Кейси навернулись слезы.

— Не надо. Ты не знала, — он улыбнулся. — Мы сделаем это в другой раз.

Кейси сдалась. Она уже разрушила все запланированное Максом.

— Я заглажу свою вину, — пообещала она, отрезая большой кусок торта.

Макс посмотрел на торт.

— Не похоже, что ты сожалеешь.

Кейси улыбнулась, отрезая еще кусок.

— Мне на самом деле жаль.

Макс откусил кусок, запивая стаканом молока.

— Если ты действительно хочешь загладить свою вину, приготовь свои фрикадельки для меня и моих братьев, чтобы мы перекусили, пока вы тут будете развлекаться.

— Я могу сделать это.

Когда они стали жить вместе, Кейси довольно быстро поняла, что Макс обожает вкусную еду. Ему нравится, когда его подкупают едой, особенно если это сладости. Она частенько находила рецепты в различных местах дома, где он оставлял их, зная, что она найдет.

— Я заеду в пекарню после работы, куплю булочки и заставлю Шакала купить ящик пива.

— Я могу приготовить большой торт, чтобы ты взял его с собой, — предложила Кейси.

— Нет, не делай этого.

— Почему нет?

— Потому что я не хочу бить этих придурков. Они могут начать приходить к нам на ужин. Я конечно щедрый человек, но не идиот.


***


— Я не могу это надеть, — Кейси думала, что ее хватит удар, когда все белье раздали женщинам.

— Конечно, можешь. У тебя сиськи и задница как раз для этого, — Джанна бросила ей два лоскутка ярко-красной ткани на колени. — Иди, примерь это.

Женщины превратили спальню Макса в примерочную. Если бы он знал, сколько женщин в его комнате переодеваются в обольстительные наряды, она бы никогда не смогла выставить его за дверь, даже с ведром фрикаделек. Кровать была усеяна женским бельем.

— Примерь! Не забудь, нам ты тоже должна показать, — Пенни растянулась на диване с бокалом вина в одной руке и с брауни в другой.

Кейси показала ей рожицу и прошла в спальню. Она переоделась в облегающий наряд с шелковыми чулками и красными шелковыми подвязками. Поверх этого набросила халатик, запахнула его, завязала на талии и вышла в гостиную.

Все женщины смотрели, как она проходила мимо дивана.

— Вау! Я должна это купить. Красный — любимый цвет Кайдена, — Сойер подалась вперед, ухватив подол наряда и пропуская материал сквозь пальцы. — Закажи это для меня, Джанна.

Ее подруга сидела на стуле со скрещенными ногами, записывая заказы.

— Я хочу вот это, — Рейв прошлась рукой вниз по своему соблазнительному телу в черных атласных шортиках и корсете. Единственным цветным предметом в наборе был красный шнурок, стягивающий корсет.

— Я примерю это, — Пенни встала, поставив брауни и бокал на журнальный столик. Взяв ночнушку лавандового цвета, прошла в спальню.

Кейси обессиленно плюхнулась на диван. Подготовка к вечеринке вымотала, и она уже примерила четыре набора. Она хотела побаловать себя и купить только один, и красный ей нравился больше всего.

Наклонившись вперед, Кейси взяла с тарелки брауни. Женщины поглощали их со скоростью света, и она хотела попробовать хотя бы один, пока их все не съели. Вкус был восхитительный, но еще присутствовал какой-то привкус, который она не могла определить. Она почти подавилась пирожным, когда поняла, что это за привкус.

— Пенни принесла нам брауни с травкой! — Кейси в недоумении уставилась на брауни.

— Не может быть, — сказала Вида, поедая третий кусок.

— Да, так и есть. Она сказала об этом, когда ставила их на стол. Вы, девочки, должно быть, переодевались в спальне, когда она говорила это, — сказала Грейс, наслаждаясь своим очередным куском.

Кейси уже хотела положить брауни обратно на тарелку, но не удержалась и откусила разочек... затем второй.

— Макс хвастался Айсу шоколадным тортом, который ты ему испекла. Он сказал, что твой торт гораздо лучше, чем тот, который я однажды испекла ему на день рождения, — сказала Грейс, делая вид, что обиделась. — Нам нужно устроить конкурс на лучший торт.

— Ты покупаешь в пекарне на Мэйн-стрит? — спросила Кейси, откусывая еще кусок брауни.

— Нет, я готовлю свой, — рассмеялась Грейс.

— Тогда ты выиграла.

Пенни вышла из спальни, дефилируя по комнате в ночнушке бледно-лавандового цвета с V-образным вырезом, который доходил до ее плоского живота и показывал пирсинг в пупке.

Кейси доела последний кусочек своего брауни, завидуя ее телу.

— Я куплю это, — с энтузиазмом сказала Пенни, возвращаясь обратно на свое место и хватая со стола брауни и вино.

— Сколько кусков ты уже съела? — спросила Кейси, заметив, что зрачки у блондинки расширены.

— Парочку. Не волнуйся, у меня есть еще одно блюдо на кухне.

— Они действительно хороши, — Кейси была вынуждена это признать.

Пенни осушила свой бокал.

— Это мой особенный секретный рецепт. Я купила травку у лучшего производителя в Кентукки, взяла рецепт брауни в пекарне на Трипоинт, но самым важный ингредиентом является масло. Это делает их влажными.

— Да, делает, — подтвердила Грейс.

— В этой комнате достаточно травки, чтобы нас обвинили в преступлении, — сказала Вида, взяв следующий кусок.

— Адвокат Айса вытащит нас, — пошутила Грейс.

Вся комната взорвалась смехом.

Джанна успокоила их взмахом руки.

— Хорошо, пришло время для игр. На каждой из вас надето белье, поэтому я хочу, чтобы вы выстроились в линию.

Все женщины встали, построившись в одну линию у стены.

— Во что играем? — спросила Рейв, перекрикивая болтовню.

— Итак, я делаю фото каждой из вас без лица и затем пересылаю сообщением вашим мужьям и бойфрендам. Увидим, смогут ли они узнать вас.

— Что получит победитель? — Пенни с сомнением посмотрела на Джанну, которая была занята тем, что расставляла девушек по росту. Кейси она поставила рядом с Пенни, а Рейв с другой стороны.

— Пенни, просто стой, — нетерпеливо сказала Джанна.

— Поставь кого-то пониже рядом со мной. Сиськи Рейв бросаются мне в глаза.

— Отставить жалобы, — сказала Джанна, игнорируя предложение Пенни.

Пенни подняла палец, когда Джанна отошла.

— Точно. Я отправляю вам несколько фото. Вы выбираете одну фотографию и отправляете ее своему партнеру. Все, что нам останется делать — это ждать, чтобы увидеть, кто победит.

Некоторые женщины начали переодеваться, другие просто сидели, а Джанна записывала заказы. Кейси решила купить красный комплект, который был на ней.

— Хороший выбор, — Пенни снова наполнила бокал, поздравив женщин с их выбором.

— Ты будешь покупать этот? — спросила Джанна Пенни.

— Я возьму два. Лавандовый и красный, как у Кейси. Он делает грудь Кейси удивительной, а у нее она маленькая, как у меня. Без обид, — она подняла бокал в качестве извинения.

— Никаких обид, — улыбнулась Кейси в ответ.

Никто не мог сердиться на Пенни. У нее талант — когда она входит в комнату, ее все замечают, и все оживает, когда она смеется. Она напоминает Кейси мыльные пузыри, которые можно купить в магазине за доллар. Когда вы надуваете пузыри и пытаетесь прикоснуться к ним, они улетают или лопаются. Пенни напоминала пузырь, который никогда не знаешь, где окажется в следующую минуту.

— Не забудьте отправить фотографию, — напомнила Джанна.

— Черт, я забыла, — Кейси достала телефон и отправила сообщение с фото.

— Я пошла переодеваться, — сказала Грейс, также отправив фото.

Вида выписала Джанне чек за свои покупки, затем достала телефон из сумки и тоже отправила фото.

Пенни наклонилась вперед, взяла тарелку с брауни и предложила женщинам еще по кусочку.

— Теперь будем ждать. Ты так и не сказала, что получит победитель.

Джанна потянулась к большому розовому пакету и достала оттуда золотистый вечерний клатч. Открыв его, она наклонила клатч так, чтобы все увидели, что внутри находится большой вибратор.

— Мне это необходимо, — выдохнула Пенни.

Женщины посмотрели друг на друга, затем на Джанну, и Кейси сказала за всех:

— Он нужен ей.


***


Макс ел вторую порцию фрикаделек, когда почувствовал вибрацию телефона. Посмотрев сообщение, он подавился куском, который только что взял в рот.

— Что за херня? — услышал он рядом возглас Айса. Затем зазвонил телефон Колтона, и Макс точно знал, чем были удивлены мужчины, глядя в свои телефоны.

— Дайте их мне, — отрезал Макс.

— Я не дам тебе свой чертов телефон, — Айс отодвинулся подальше от Макса.

— Дай его мне, — Макс протянул руку к Колтону.

— Блядь, нет.

Макс встал, опрокидывая стул на пол.

— Дайте мне свои чертовы телефоны, — ревниво проорал Макс.

— Я не собираюсь снова покупать новую мебель и новые телефоны. Кстати, почему они все должны отдать тебе свои долбаные телефоны? — спросил Шакал, вставая со своего барного стула.

Айс наклонился, показывая Шакалу фото.

— Ты в самом деле идиот? Не показывай ему это!

У Шакала отвисла челюсть, он вырвал телефон из рук Айса и отошел подальше.

— Они все в твоем доме? — спросил Шакал Макса.

— Все пятнадцать, — проворчал Макс.

— Увидимся позже, — Шакал с горящими глазами покинул комнату. Макс с подозрением прищурился, но расслабился, когда увидел, что брат направляется по коридору в спальню.

— Черт, надеюсь, Вида купила то, что надела. Черт, я надеюсь, что она купила также то, что надето на Кейси, — блаженно пробормотал Колтон.

— Я надеру твою задницу! — Макс сделал пару шагов к нему, когда услышал, что на улице завелся байк. — Этот сукин сын свалил!

Макс выбежал за дверь и увидел, как Шакал выруливает на дорогу, ведущую к его дому.

— Я убью этого ублюдка.

Макс побежал к своему байку, Айс и Колтон следовали за ним по пятам, на ходу запихивая телефоны в карман.

Когда он приедет домой, он выгонит всех и трахнет Кейси. За одну ночь он вознаградит себя за то, что не трахал ее с тех пор, как привез обратно в Квин-Сити. И он не выпустит ее из постели, чтобы позавтракать. Кейси повезет, если он позволит ей вылезти из кровати в обед. 

Глава 27


В дверь громко постучали, и Кейси пошла открывать, по дороге набрасывая на себя халатик. Открыв дверь, она увидела на пороге Шакала.

— Где Пенни? — спросил он так, словно не мог отдышаться после бега.

— Она ушла пять минут назад. Поехала домой вместе с Сойер, когда Кайден забрал ее. Она была слишком пьяной или обкуренной, чтобы передвигаться. Не могу сейчас вспомнить какой, — Кейси прислонилась к двери.

— Обкуренной или пьяной?

Кейси захихикала.

— Она приготовила немного брауни с травкой, а я купила вино. У нас осталось немного, если хочешь, — сказала она, отходя от двери и подходя к журнальному столику, заполненному бокалами и почти пустой тарелкой с брауни. Кейси наклонилась и взяла одну, не осознавая, что тонкая ткань разъехалась, обнажая грудь. Услышав громкий звук, она подняла глаза и увидела Макса, закрывающего дверь.

— Куда ушел Шакал? Я собиралась дать ему брауни.

— Ему внезапно понадобилось уехать, — Макс скривился, когда раздался стук в дверь. Резко распахнув ее, он прорычал. — Что? — Айс и Колтон смотрели за его плечо.

— Мы думали, что заберем Грейс и Виду.

— Привет, Айс и Колтон, — Кейси помахала им, ее одежда распахивалась при каждом движении. — Кайден увез их домой. Хотите?.. — Макс захлопнул дверь перед их лицами.

— Я хотела предложить им брауни, — упрекнула Кейси.

— Ты обкурилась? — глаза Макса округлились от ее соблазнительной походки.

— Думаю, есть немного. Не могу сказать наверняка. Я никогда не обкуривалась раньше.

— Ты обкурилась, — сказал Макс, обхватив ее руками за талию.

— Ты прав, — Кейси встала на цыпочки, но неспособная дотянуться до его губ, она поцеловала загорелую кожу его шеи.

Макс приподнял ее так, чтобы она оказалась на уровне его рта.

— Ты собираешься спать со мной сегодня?

— Нет, — его лицо озарила улыбка. — Но я собираюсь трахнуть тебя.

— Наконец-то, — Кейси торжественно поцеловала его в губы. — Я уже начала думать, что ты больше мной не увлечен.

— Это не так. Пошли, мне нужно тебе кое-что показать, — Макс понес ее в спальню, останавливаясь по дороге и глядя на беспорядок вокруг.

— Возможно, несколько девушек дрались подушками. Не могу вспомнить.

Макс отфутболил подушку, валяющуюся на его пути, и, посадив Кейси на кровать, полез в задний карман, достал листок и показал его ей.

Кейси взяла бумагу и начала читать, пытаясь сфокусироваться на размытом тексте.

— Сегодня я получил результаты своих анализов. Я чист. Никаких болезней, ничего. Я прекрасный мужской экземпляр, — похвастался он.

— Я не понимаю. Ты был чист и раньше, и почему было важно ждать, пока ты получишь новые результаты?.. О, Боже, — обжигающая боль была сильнее всех эмоций, которые она испытывала ранее. — Когда я ушла, ты трахал других женщин без презерватива, — она побежала к двери спальни.

— Кейси! Подожди, выслушай меня! — он обхватил ее за талию, пытаясь вернуть обратно, но она начала бороться с ним.

Она впилась ногтями в его руку, отчаянно пытаясь вырваться, и Макс бросил ее на кровать, пригвоздив ее тело к матрасу так, что она не могла даже пошевелиться. Она била его кулаками по груди.

— Успокойся! — Макс схватил ее за руки, и прижал их к кровати, удерживая над головой.

Слезы покатились из уголков ее глаз, и Макс наклонился, слизывая их.

— Я не изменял тебе. Я не трахался с другими женщинами с тех пор, как расстался с Сиси.

Кейси застыла в неверии.

— Правда?

— Правда. В течение длительного времени у меня была только одна женщина. Когда ты уехала, я почти трахнул Краш, но не сделал этого.

Кейси вздрогнула от его откровенности, но затем его губы нежно начали исцеление, разрушая гнев, ее тело расслабилось и стало мягким и податливым.

— Я хотел показать тебе эту бумагу прежде, чем мы снова будем вместе, и доказать, что ты можешь доверять мне. Я хотел доказать, что не скрываю от тебя ничего, как это было раньше. Чтобы ты согласилась, когда я позову тебя замуж.

— Ты делаешь мне предложение? — она любила этого огромного мужчину, который смотрел на нее так, будто боялся, что она не согласится.

— Да.

— Тогда я согласна. Я люблю тебя, Макс.

— Я люблю тебя. Я уже договорился с матерями детей, чтобы они все поехали на пляж на выходные в следующем месяце, и, конечно, возьмем Коула. Магг может помочь с детьми, и тогда будем только мы. Как тебе?

— Звучит так, словно ты все спланировал. Почему так скоро?

— Потому что, если ты посчитаешь сколько месяцев мы вместе, за исключением тех, когда ты меня оставила, получается шесть, и я не хочу рисковать и потерять тебя снова.

Кейси всегда предполагала, что любимый мужчина будет сильнее ее и уверен в себе, но прямо сейчас в его глазах она увидела неуверенность.

Она обхватила ладонями его лицо.

— Ты не потеряешь меня. Только пообещай мне одну вещь.

— Что пообещать?

— Когда у нас будут дети, в их именах не будет присутствовать «Макс».

— Я не знаю… отчасти это стало традицией, — он скользнул руками под ее шелковый халатик, дергая трусики, пока те не порвались.

— Я только что купила их, — не особо сильно запротестовала Кейси, подавшись к нему бедрами, когда услышала, как Макс расстегнул молнию на своих джинсах.

— Мне всегда нравилось имя Максимус.

— Боже, нет, — она задрожала, когда его член скользнул в нее, и ее внутренние мышцы сжались.

— Как насчет Максимо? Мы могли бы называть его Мо.

Кейси выгнулась от его толчков, не уверенная, сотрясается кровать от движений Макса или это действие травки. Она судорожно вдохнула, когда его губы сомкнулись на ее соске через шелковый материал.

— Ни за что на свете.

Макс схватил Кейси под коленями, приподнимая их и прижимая к своим бокам, и погрузился в нее еще глубже. Он ускорился, а металлические шарики на его члене добавляли трение, заставляя ее глаза закатиться от экстаза.

Мгновение спустя Кейси закричала и кончила, укусив Макса за плечо, чувствуя, что может потерять сознание от удовольствия.

Когда Макс кончал, он поднял ее задницу с кровати и потерял контроль настолько, что почти свалил их обоих на пол. Он едва успел выпрямиться, прежде чем они упали.

Кейси была настолько ослабшей, что ей едва удалось повернуться и положить свою раскрасневшуюся щеку на его грудь. Она что-то пробормотала практически не в состоянии держать глаза открытыми из-за травки и секса с Максом.

Он поднял голову, не разобрав ее бормотание.

— Что ты сказала?

— Я сказала, что согласна на Максвелла. 

Эпилог


Кейси нервно вошла в кафе, испытывая желание развернуться и сбежать, лишь бы не встречаться лицом к лицу с четырьмя женщинами, ожидающими ее внутри. Глубоко вздохнув и расправив плечи, она приняла уверенный вид и приблизилась к столу, за которым сидели женщины, впившись в нее взглядом.

— Привет, — Кейси поздоровалась с матерями детей Макса. Она была знакома только с Джинджер — матерью Макстона. Остальных она узнала по фотографиям, которые дети показывали ей, чтобы подготовить к встрече. Все четверо детей явно боялись, что их матери порвут ее на части. Кейси тоже боялась, но была полна решимости пойти на встречу, которую назначила.

Она села между Сасси, матерью Макси, и Милой, матерью Максима, напротив нее сидели Джинджер и Блейз — мать Рэнди.

— Ну, для чего ты хотела с нами встретиться? — от воинственного голоса Блейз Кейси неловко заерзала на месте. Она заставила себя успокоиться, вспомнив лица детей, когда уходила, оставив их дома с Максом.

— Я хотела, чтобы вы знали, что сейчас мой брат Коул и я живем с Максом. Во время визитов детей мы будем там присутствовать.

Кейси облизала пересохшие губы, и была благодарна официантке, которая принесла стакан воды до того, как приняла их заказы. Когда она ушла, Кейси продолжила:

— Я не буду вмешиваться в вашу политику воспитания. Не знаю, куда приведут меня и Макса наши отношения, но…

— Я скажу, куда они приведут… в задницу, — презрительно заявила Блейз.

— Возможно и так, но мы собираемся попробовать, и я очень хочу обсудить любые вопросы и опасения, которые у вас могут возникнуть. Надеюсь, что мы сможем лучше узнать друг друга и, в конечном счете, стать друзьями.

Женщины какое-то время молча смотрели на нее, а затем посыпались вопросы.

— Сколько лет Коулу? — спросила Сасси, пристально уставившись на Кейси.

— Коулу тридцать.

— Почему он живет с тобой и Максом? Разве он не может найти работу? — вопросы Сасси сыпались один за другим.

— Коул живет со мной, потому что не в состоянии заботиться о себе. У него когнитивная дисфункция, появившаяся в результате травмы головного мозга. (Прим. когнитивная дисфункция головного мозга — нарушение наиболее сложных функций головного мозга, с помощью которых осуществляется рациональное познание мира и взаимодействие с ним: память, речь, восприятие, распознавание и т.д.).

— Он же не извращенец, нет? — этот комментарий Сасси, словно удар в сердце.

Кейси опустила глаза, чтобы женщины не смогли увидеть в них боль.

— Закрой рот, Сасси, — Кейси подняла взгляд и удивленно посмотрела на Джинджер.

— Умственное развитие Коула как у восьмилетнего ребенка, по развитию он почти такой же, как Максим. Нет, Коул не извращенец, — мягко сказала Кейси, сделав глоток воды.

— Мне жаль, Кейси. Я помню Коула. Он был хорошим парнем, — заметила Джинджер.

— Он по-прежнему такой.

Мила нарушила тишину, спросив:

— Ты собираешься строить из себя суку всякий раз, когда я буду звонить Максу, чтобы поговорить с ним?

— Да, Макс иногда приходит ко мне, чтобы починить кое-какие вещи у меня дома. Будет сложно, если я не смогу рассчитывать на его помощь.

— Я не собираюсь вмешиваться в ваши с Максом отношения, — честно заявила Кейси.

— Ты будешь доверять нам, когда мы будем наедине с Максом? — фыркнула Мила.

— Я доверяю Максу.

— Тогда ты еще тупее, чем была я, — рассмеялась Мила.

— Прекрати, Мила. Мы все знаем, что Макс не изменяет. Хотя он и был с нами недолго, но я ни разу не подловила его на измене. А вы? — Джинджер решительно посмотрела на всех женщин. Кейси была удивлена, что Джинджер облегчала общение с другими женщинами. Она ожидала, что Джинджер будет главным противником ее проживания с Максом.

— Мне не нужно, чтобы ты изображала мать моему ребенку, — сказала Сасси, бросая ответный взгляд на Джинджер.

— С чего бы мне это делать? У каждого из них есть мать, которая отлично справляется со своей задачей. Все дети здоровы, хорошо воспитаны и любимы. Вы проделали замечательную работу. Это я боюсь облажаться с ними.

— Знаю, это кажется глупым, но я хочу, чтобы у них было место, где все они смогут почувствовать себя одной семьей, когда приезжают к Максу. Я счастлива, что у меня есть Коул. Мы очень близки. С Макси, Макстоном, Максимом и Рэнди моя единственная цель состоит в том, чтобы они поддерживали отношения и были семьей. Братья и сестры важны. Когда тебе нужна поддержка, это делает семья. Я просто хочу найти свое собственное место в их мире… — голос Кейси затих, поскольку все четыре женщины уставились на нее.

Джинджер улыбнулась ей, и это была первая искренняя улыбка с тех пор, как Кейси села за стол.

— Ну, девочки, думаю, что долго ждать не придется и скоро к нашей группе примкнет еще одна.

Кейси, смеясь, покачала головой.

— Я не беременна и в ближайшее время детей не планирую.

Женщины засмеялись, и официантка странно на них посмотрела, пока ставила перед ними кофе.

— Даю ей месяц, прежде чем она залетит, — ухмыльнулась Сасси.

— Не-а, по крайней мере, год. Она умнее, чем мы, — Джинджер подула на свой кофе.

— Одно знаю наверняка — ребенка в честь Макса не назову, — уверенно сказала Кейси.

Мила покачала головой.

— Ты не можешь сломать традицию. Это к неудаче.

— Макс — это ведь не настоящее его имя, да? — спросила Кейси. — Я могу использовать его настоящее имя, чтобы не ломать традицию. Кто-нибудь из вас знает его настоящее имя?

Женщины сочувственно на нее посмотрели.

Блейз с жалостью произнесла:

— Фрэд Эверетт.

— Мда, Макс звучит не так уж и плохо.


***


— Ну, это неловко, — Пенни легонько толкнула ее локтем в живот.

— Нет, это не так. Мы смешанная семья, — возразила Кейси.

Пенни указала бумажным стаканчиком на группу женщин, прожигающих взглядом дыру в Кейси. Она стояла на кухне, наблюдая, как на заднем дворе все играют в бассейне, который Макс построил несколько лет назад.

— Они что-то задумали, чертовски в этом уверена, — протянула Пенни.

Кейси улыбнулась, глядя в сторону бывших Макса, поскольку Пенни даже не попыталась говорить тише.

С тех пор как они с Максом поженились, матери его детей решили, что в их интересах позволить ее мужу больше времени проводить с детьми. Он со злорадством сообщил ей, что его тонкий намек на наличие у него адвоката ослабил их жесткий контроль, хотя Кейси полагала, что причина тому обручальное кольцо на его пальце.

— Где вы трое пропадали на прошлой неделе? — небрежно спросила Кейси, взяв морковь и откусывая кусочек.

— Мы ездили в отпуск с моим братом, Шейдом. Хочешь, покажу фото? — телефон Пенни всегда был при ней. Она коснулась экрана и подняла телефон, показывая Кейси фотографию.

— Нет, Пенни! — Сойер попыталась забрать телефон, но Кейси выхватила его из рук Пенни, собираясь подразнить Сойер. Наверняка там фотография, которую та слишком стеснялась показать.

Все мысли вылетели у Кейси из головы, когда на фотографии она увидела счастливо улыбающуюся женщину. Вокруг нее стояли Сойер, Вида, Пенни и все их дети. Ее фиалковые глаза сияли, а на руках она держала маленького ребенка, очень похожего на нее и на мужчину, сидящего рядом с ней. Он смотрел на нее, как будто она была самой большой драгоценностью в его жизни. (Примеч. Речь идет о героях книги Shade (The Last Riders series #6) — Лили (она же Калли) и Шейде. Кейси и Коул знали Калли в детстве и Коул помогал ей).

— Все в порядке, Сойер, — Вида взяла Сойер за руку, не давая ей забрать телефон.

Кейси подняла глаза и увидела волнение на лицах Виды и Сойер. Пенни побледнела, чувствуя, что сделала что-то неправильное.

Кейси взглянула вниз на фотографию, затем вернула телефон Пенни.

— Кажется, вы хорошо провели время, — голос Кейси был хриплым от эмоций. — Мне нужно проверить Макса, — она оставила их смотреть ей вслед и вышла на крыльцо, закрыв за собой дверь. Она дошла до края крыльца, прислонилась к перилам, сжимая гладкое дерево руками, и посмотрела на Коула. Он плескался в бассейне и прыгал с трамплина.

Он обрадовался бы, узнав, что маленькая девочка, которой он пытался помочь много лет назад, и которую Кейси только что видела на фотографии, обрела свое счастье. Коула, с которым она выросла, больше нет, но, по сути, он остался все тем же человеком — сильным и любящим. Если бы у него был выбор — спасти себя или кого-то еще — Коул поставил бы себя на второе место. Кейси понимала это.

Она отодвинула эти мысли подальше от себя и улыбнулась. На заднем дворе вся ее семья и друзья, которые пришли отпраздновать день рождения Макса. В бассейне плещется куча людей, а несколько Хищников бродят вокруг, следя за безопасностью.

Сначала Кейси была категорически против бассейна, но Макс установил три защитные системы на ограде, и только тогда она согласилась. Теперь, видя удовольствие, которое получают Коул и дети, она поняла, что не зря поддалась на уговоры мужа.

Макс стоял возле стола и ел кусок шоколадного торта — свое любимое лакомство. Пятнадцатимесячная малышка в пышном платье сидела на руках у папы, ее пушистые светлые волосы стягивала резинка с большим красным цветком. На шее повязана розовая бандана, которая служит ей слюнявчиком. В любую секунду она может сорвать слюнявчик и начать размахивать им в воздухе. Несмотря на множество платьев, которыми папочка балует малышку, с помощью этой банданы удалось спасти многие из них. Джой смотрела на Макса с восхищением, которое бывает только у детей, пухлыми ручками она обхватила щеки отца, прижалась лбом к его лбу и маленькими розовыми губками подарила поцелуй своему герою. Этот особый момент закончился слишком быстро, когда внимание Джой переключилось на вторую любимую вещь в мире. На шоколадный торт.

Кейси осмотрела остальную часть двора, задержав взгляд на трехлетней дочери. Макси, держа ее за руку, вела девочку к отцу. Скай схватилась за джинсы отца и потянула за штанину. Когда Макс посмотрел вниз, Скай подняла ручки в воздух.

Папина малышка; Скай особенный ангелочек для отца. Сила и поддержка мужа вселили уверенность и обеспечили Кейси возможность бросить работу и помогать людям с когнитивной дисфункцией, которым нужен дом. Когда приют подселил к ним в дом Скай, они просто влюбились в нее. Ее биологическая мать оказалась не в состоянии растить ребенка с синдромом Дауна, поэтому решение об удочерении было обоюдовыгодным.

Макс наклонился, поднял Скай и посадил на свободную руку, и две девочки захихикали, когда он по очереди поцеловал их пухлые шейки. Макс с легкостью держал обеих дочерей на руках.

Кейси улыбнулась и еще раз посмотрела на огромное количество людей, окружающих ее. Она точно знает, что видит на заднем дворе, где собралась ее семья и друзья. Писатели, поэты и влюбленные пытались описать это в течение столетий, но это невозможно описать словами. Невозможно передать и объяснить неосязаемое чувство, вызывающее слезы счастья. Проще говоря… любовь.


home | my bookshelf | | Тупик |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу