Book: Болезни суставов



Болезни суставов

Заболотных И. И

Болезни суставов: руководство для врачей

УСЛОВНЫЕ СОКРАЩЕНИЯ

А — акупрессура

АГ — артериальная гипертензия

анти-ЦЦП — антитела к цитруллинированным белкам

АНФ — антинуклеарный фактор

АРА — Американская ревматологическая ассоциация

АС — анкилозирующий спондилоартрит

АСК — антистрептокиназа

АСЛ-О — антистрептолизин О

АТФ — аденозинтрифосфат

ББ — бета-блокаторы

БКМС — болезни костно-мышечной системы

БПВП — базисные противовоспалительные препараты

ВАШ — визуально-аналоговая шкала

в/м — внутримышечно

ВОА — вторичный остеоартроз

ГК — глюкокортикоиды

ГКС — глюкокортикостероиды

ГС — глюкозамин сульфат

ДМВ — дециметровые микроволны

ДМСО — диметилсульфоксид

ДН — дыхательная недостаточность

ДНК — дезоксирибонуклеиновая кислота

ЖЕЛ — жизненная емкость легких

ИАПФ — ингибитор ангиотензинпревращающего фермента

ИБС — ишемическая болезнь сердца

ИЛ — интерлейкин

ИПР — индивидуальная программа реабилитации

ИПФР-1 — инсулиноподобный фактор роста-1

КВЧ — крайне высокая частота

КТ — кальцитонин

МКБ-10 — Международная классификация болезней

ММВ — миллиметровые микроволны

МПКТ — минеральная плотность костной ткани

МРТ — магнитно-резонансная томография

МСЭ — медико-социальная экспертиза

МУН — моноурат натрия

НПВП — нестероидные противовоспалительные препараты

ОА — остеоартроз

ОДА — опорно-двигательный аппарат

ОП — остеопороз

ОРВИ — острая респираторная вирусная инфекция

ПА — подагрический артрит

ПГ — простагландины

п/к — подкожно

ПКА — паракарциноматозная артропатия

ПНПА — паранеопластический артрит

ПОА — первичный остеоартроз

ПОЛ — перекисное окисление липидов

ПСА — псориатический артрит

ПТГ — паратиреоидный гормон

РА — ревматоидный артрит

РДТ — разгрузочно-диетическая терапия

РФ — ревматоидный фактор

СВЧ-терапия — сверхвысокочастотная терапия

СД — сахарный диабет

СМВ — сантиметровые микроволны

СМТ — синусоидально-модулированные токи

СМЭР — селективные модуляторы эстрогеновых рецепторов

СРБ — С-реактивный белок

ТСР — техническое средство реабилитации

ТЭС — транскраниальная электростимуляция

УВЧ — ультравысокая частота

УЗИ — ультрозвуковое исследование

УФО — ультрафиолетовое облучение

ФНО — фактор некроза опухоли

ХПН — хроническая почечная недостаточность

ХС — хондроитинсульфат

ХСН — хроническая сердечная недостаточность

ЦИК — циркулирующие иммунные комплексы

ЦНС — центральная нервная система

ЦОГ — циклооксигеназа

ЧПС — частота поражения суставов

ЭВМ — электронно-вычислительная машина

ЭГ — экстракорпоральная гемокоррекция

ЯМРТ — ядерно-магнитно-резонансная томография

CIF — фактор, продуцирующий рост хряща

EPOS — Европейское проспективное исследование

HAQ — Health assessment questionnaire — опросник

HLA — human luecocyte antigen — система гистосовместимости

Ig — иммуноглобулины классов A, G, M

IJF-1 — инсулиноподобный фактор роста-1 I

L — интерлейкин

OPC — олигомерные проантоцианидины

PDJF — фактор роста тромбоцитов

SD — стандартное отклонение

TGF-b — трансформирующий фактор роста

ВВЕДЕНИЕ

Каждый пятый человек в мире жалуется на боли и/или ограничение движений в суставах: из 10 амбулаторных обращений 5 принадлежат больным с костно-мышечными нарушениями; в 66 % случаев обращаются люди моложе 65 лет.

По данным Министерства здравоохранения и социального развития РФ, в 2005 г. в России были зарегистрированы 15 670,6 тыс. пациентов с болезнями костно-мышечной системы (БКМС). Показатель заболеваемости БКМС составил 10 922 на 100 тыс. чел. населения. Показатель заболеваемости за период 2001–2005 гг. увеличился на 33 % среди детей и на 30 % среди подростков (Фоломеева О. М., Эрдес Ш. Ф., Насонова В. А., 2007).

По данным 2006 г., в Санкт-Петербурге 188 926 человек страдают болезнями костно-мышечной системы и соединительной ткани. Распределение по нозологическим формам: артроз наблюдается у 35,5 на 1000 чел. населения, ревматоидный артрит (серопозитивный и серонегативный) — у 2,47 на 1000, анкилозирующий спондилоартрит — у 0,185 на 1000.

Временные потери трудоспособности при ревматических заболеваниях по России занимают 2-е место в днях и 3-е место в случаях среди всех классов болезней (Мазуров В. И., 2004). В 2004 г. в РФ на БКМС пришлось 7 случаев и 111,2 дня на 100 работающих (Фоломеева О. М. [и др.], 2007).

В среднем по РФ в 2009 г. инвалиды с болезнями костно-мышечной системы и соединительной ткани составили 8,8 % среди всех впервые признанных инвалидов. Из них инвалидов трудоспособного возраста — 53 %. Инвалидами I и II группы признаны 34 %.

По Санкт-Петербургу в 2009 г. инвалиды с заболеваниями костно-мышечной системы и соединительной ткани составили 7,8 % среди всех впервые признанных инвалидов. Из них инвалидов трудоспособного возраста — 45 %. Инвалидами I и II группы признаны 41 %. В данном руководстве рассмотрены наиболее часто встречающиеся заболевания, при которых суставной синдром доминирует в клинической картине, а стойкие нарушения функции суставов могут приводить больных к инвалидности. Наиболее распространенными являются остеоартроз, ревматоидный артрит, анкилозирующий спондилоартрит, подагра. Сравнительно часты параканцероматозные (паранеопластические) артриты в связи с распространенностью злокачественных опухолей и псориатический артрит.

Приведены сведения об особенностях патогенеза заболеваний суставов, клинического течения, диагностики, дифференциальной диагностики. Существенную помощь в уточнении патологического процесса оказывает использование микрофокусной рентгенографии с многократным увеличением рентгеновского изображения при различных болезнях суставов.

Одним из сложных аспектов артрологии является дифференциальная диагностика суставного синдрома. Болезням суставов с общей клинической синдроматикой свойственны разные патогенетические механизмы, что требует и специфической терапии.

В руководстве приведены современные сведения о наиболее часто встречающихся заболеваниях суставов, особенностях их патогенеза, клинического течения, диагностики, дифференциальной диагностики, патогенетической терапии, а также критерии оценки ограничения жизнедеятельности при суставной патологии, используемые в медико-социальной экспертизе.

В руководстве представлена в таблицах дифференциальная диагностика — между остеоартрозом и ревматоидным артритом, ревматоидным артритом и анкилозирующим спондилоартритом, подагрой и ревматоидным артритом, ревматоидным артритом, остеоартрозом и околосуставными поражениями. В таблицах сопоставлены особенности клинических проявлений с лабораторными и рентгеновскими показателями.

В настоящее время наблюдают значительное постарение населения земного шара. По данным ООН, численность населения в возрасте 60 лет и старше в 2000 г. достигала около 700 млн. Это обусловливает большое внимание к остеопорозу. Аспекты патогенеза, течения, диагностики остеопороза, возможности замедления его прогрессирования занимают значительное место в медицине, что находит отражение и в руководстве.

Большое внимание в книге уделено использованию современных патогенетических медикаментозных и нетрадиционных методов лечения — различным видам физиотерапии, точечному массажу, диетотерапии и фитотерапии.

Люди пенсионного возраста составляют около 20 % от численности населения Российской Федерации. В пожилом и старческом возрасте вследствие атрофии всех органов и тканей, снижения функции желез внутренней секреции, наличия нейротрофических расстройств возникают нарушения строения и функции костно-суставной системы. Боли в суставах и околосуставных тканях являются наиболее частыми причинами снижения жизненного стереотипа и обращения к врачу людей старшего возраста. Значительное место в руководстве уделено особенностям клинической симптоматики, диагностики и лечения суставной патологии в пожилом возрасте.

Глава 1

ОБЩИЕ АСПЕКТЫ АРТРОЛОГИИ

Опору тела и всех его органов (скелет) составляют около 206 костей. Осуществляют движения мышцы — их более 7000. Гибкость и прочность опорно-двигательного аппарата обусловливают суставы: их насчитывают в организме 187.

Выделяют функционально различные суставы (Чепой В. М., 1990; Доэрти М., Доэрти Д., 1993):

Синартроз — эпифизы костей соединены при помощи фиброзного хряща. Движения в них отсутствуют (суставы костей черепа) или объем движений небольшой (лонное сочленение, симфиз).

Амфиартроз (малоподвижный сустав) — кости соединены волокнистой тканью и хрящевыми дисками (межпозвоночные диски, грудино-ключичное сочленение).

Диартроз (синовиальный сустав) — с умеренным или большим объемом движений. Полость сустава покрыта синовиальной оболочкой, продуцирующей синовиальную жидкость (рис. 1).

Синовиальные суставы по объему движений подразделяют на:

· плоские суставы — возможны скользящие движения (запястные);

· шаровидные суставы (плечевые, тазобедренные);

· эллипсоидные суставы (пястно-фаланговые, лучезапястные);

· блоковидные суставы, с движениями в одной плоскости, сгибание и разгибание (локтевой сустав);

· мыщелковые суставы, многоосевые (коленные);

· колесовидные или вращательные суставы (I шейный позвонок);

· седловидные суставы — осуществляются все виды движения, кроме вращения (пястно-запястные).

Необходимо помнить, что форма суставных поверхностей отличается от форм геометрических фигур вращения (цилиндр, шар и др.), поэтому в суставе нет строго определенной оси вращения, а есть множество переменных осей вращения, и центр вращения смещается по сложной оси (кривой) — эволюте (Никитченко И. И. [и др.], 2003).

Выделяют свыше 100 заболеваний суставов. По Международной классификации болезней их относят к XIII классу.

МЕЖДУНАРОДНАЯ КЛАССИФИКАЦИЯ БОЛЕЗНЕЙ (МКБ-10)

XIII. Болезни костно-мышечной системы и соединительной ткани

Артропатии (М00 — М25)

Инфекционные артропатии (М00 — М03)

Реактивные артропатии (М02):

М02.3 Болезнь Рейтера

М02.8 Другие реактивные артропатии

М03.6 Реактивные артропатии при других болезнях, классифицированных в других рубриках

Воспалительные полиартропатии (М05 — М14):

М05 Серопозитивный ревматоидный артрит

М05.0 Синдром Фелти

М06.1 Болезнь Стилла, развившаяся у взрослых

М07 Псориатические и энтеропатические артропатии

М08 Юношеский (ювенильный) артрит

М10 Подагра

Артрозы (М15 — М19):

М15 Полиартроз

М15.0 Первичный генерализованный (остео) артроз

М15.3 Вторичный множественный артроз

М16 Коксартроз (артроз тазобедренного сустава)

М17 Гонартроз (артроз коленного сустава)

М18 Артроз первого запястно-пястного сустава

М19 Другие артрозы

Системные поражения соединительной ткани (М30 — М36):

М30 Узелковый полиартериит и родственные состояния

М32 Системная красная волчанка

М33 Дерматомиозит

М34 Системный склероз (склеродермия)

М35 Сухой синдром (Шегрена)

М35.2 Болезнь Бехчета

М35.9 Системные поражения соединительной ткани неуточненные

М45 Анкилозирующий спондилоартрит у взрослых

М60 — М79 Болезни мягких тканей (поражение мышц, синовиальных оболочек, сухожилий, других мягких тканей)


Болезни суставов

Рис. 1. Структура (схематично) синовиального сустава (диартроз) (по: М. Доэрти, Д. Доэрти, 1993)


Остеопатии и хондропатии (М80 — М94):

М80 Остеопороз с патологическим переломом

М81 Остеопороз без патологического перелома

М83 Остеомаляция у взрослых

В данном руководстве будут рассмотрены наиболее часто встречающиеся заболевания, при которых суставной синдром доминирует в клинической картине, а стойкие нарушения функции суставов могут приводить к инвалидности больных. Наиболее распространенными являются остеоартроз (ОА), ревматоидный артрит (РА), анкилозирующий спондилоартрит (АС), псориатический артрит (ПСА), подагрический артрит (ПА). Сравнительно часты параканцероматозные (паранеопластические) артриты в связи с распространенностью злокачественных опухолей. Одну треть ревматических заболеваний составляют травматические повреждения и заболевания околосуставных тканей, несущих большую функциональную нагрузку, — сухожилий, сухожильных влагалищ, серозных сумок. Эту патологию обнаруживают и у женщин репродуктивного возраста после удаления женских половых органов, и у больных с хронической почечной недостаточностью при постоянном лечении гемодиализом.



ОЦЕНКА СТЕПЕНИ ПОРАЖЕНИЯ И НАРУШЕНИЯ ФУНКЦИИ СУСТАВОВ

Для оценки степени тяжести любой суставной патологии важно определение частоты поражения суставов (ЧПС). Определяют ЧПС количеством суставов, в которых хотя бы периодически возникают боли и/или отмечены деформации и рентгенологические признаки, типичные для суставной патологии.

Одним из важнейших клинических признаков при заболеваниях суставов является артралгия (боль в суставах). Необходимо обращать внимание на характер суставного болевого синдрома: периодичность, длительность сохранения и причины возникновения или усиления болей (время суток, покой и движение, метеорологические условия).

Минимальную интенсивность болей в каждом из суставов (1 балл) регистрируют при относительно быстром исчезновении болевых ощущений, возникающих при значительных перегрузках сустава, охлаждении, по ночам, при засыпании (ОА) или по утрам (РА, АС, ПСА). Умеренную интенсивность болей (2 балла) определяют при постоянной и средней степени интенсивности боли в суставе, усиливающейся при небольших нагрузках его, при длительном покое, в начале движения (стартовые боли), при охлаждении. Значительную интенсивность (3 балла) устанавливают при резко выраженной боли в суставе постоянного характера, сопровождаемой рефлекторно-тоническим синдромом, затрудняющим движение в суставе. Для оценки тяжести состояния пациента интенсивность болей в разных суставах суммируют.

Хруст (крепитацию) легкой степени выраженности, ощущаемый лишь больным и возникающий в момент значительных перегрузок в суставе, оценивают в 1 балл. Умеренно выраженный хруст, отмечаемый лишь больным, но возникающий при любом движении сустава, приравнивают к 2 баллам. Резко выраженный хруст, слышимый на расстоянии, выявляемый при любом движении в суставе, оценивают в 3 балла. Выраженность хруста в разных суставах суммируют.

Довольно часто при заболеваниях суставов пациентов беспокоят парестезии. Парестезии считают минимальными (1 балл) при возникновении слабых ощущений онемения конечностей либо при появлении кратковременных судорог икроножных мышц или мелких мышц стопы, кистей в покое (по ночам). Умеренными (2 балла) следует считать парестезии при частых, хотя и нерезких ощущениях онемения, сочетающихся с судорогами. При частых, длительных и выраженных онемениях конечностей в покое (особенно по ночам), сочетающихся с судорогами, побледнением и цианозом конечностей в момент их возникновения, но при отсутствии стойких трофических изменений кожи, следует считать парестезии значительными (3 балла).

Болезненность при пальпации суставов определяют в величинах суставного индекса (Doyle D. V. [et al.], 1981). Болезненность позвоночника, тазобедренных и голеностопных суставов выявляют путем пассивного перемещения, осуществляемого врачом, а болезненность остальных суставов — посредством умеренного надавливания на сустав в области суставной щели.

Надавливание на сустав безболезненно — 0 баллов; минимальная болезненность при давлении — 1 балл; больной чувствует боль и вздрагивает — 2 балла; больной чувствует боль, вздрагивает и отдергивает сустав — 3 балла.

Каждый сустав рассматривают как отдельную единицу, и его болезненность при пальпации характеризуют одной оценкой. Суставной индекс является суммарной оценкой болезненности всех пораженных суставов.

Целесообразно визуальное определение числа припухших суставов (индекс Ричи):

· отсутствие припухлости — 0 баллов;

· наличие сомнительной или слабо выраженной припухлости — 1 балл;

· явная припухлость — 2 балла;

· сильная припухлость — 3 балла.

Оценивают припухлость в локтевых, лучезапястных, пястно-фаланговых, проксимальных межфаланговых суставах кистей, коленных и голеностопных суставах.

Оценку клинической симптоматики, интенсивность болевого синдрома можно определять по визуально-аналоговой шкале (ВАШ). Отмечают максимальную интенсивность когда-либо переносимой боли на 100-миллиметровой (10-сантиметровой) отметке линейки; отсутствие боли — на отметке 0 см. Это позволяет объективизировать субъективное ощущение боли. Оценивают в миллиметрах:

1. Боль.

2. Скованность.

3. Функциональную подвижность суставов.

4. Функциональную способность организма.

Перечисленная количественная оценка степени поражения суставов может быть использована как для наблюдения в динамике за эффективностью лечебных мероприятий, так и для определения степени ограничения жизнедеятельности пациента при медико-социальной экспертизе (МСЭ). Для этого же целесообразно определение степени нарушения функции суставов (Кристаль Н. А., 1967; Заболотных И. И., 1986):

1-я степень (умеренная) — небольшое ограничение объема движений в суставах (амплитуда движений в локтевых, коленных, лучезапястных суставах сохранена не менее чем на 50 % нормального объема движений; в плечевых и тазобедренных суставах объем движений ограничен на 30–20°; умеренно нарушена опорная функция стопы);

2-я степень (выраженная) — значительное ограничение объема движений (амплитуда движений в плечевых и тазобедренных суставах не превышает 50°; в локтевых, коленных, голеностопных объем движений уменьшен до 20–45°; подвывихи суставов с выраженной девиацией кисти, стопы за счет периартикулярных, рубцовых изменений, а также атрофии мышц; выраженное нарушение функции схвата, удержания предметов; существенное расстройство опорной функции стопы, значительная одеревенелость, скованность в течение всего дня);

3-я степень (резко выраженная) — значительные затруднения при ходьбе (может делать несколько шагов по комнате) или больной не может вставать с постели из-за болей и деформаций в тазобедренных и коленных суставах (амплитуда движений не превышает 15° или артродезы); серьезные нарушения в позвоночнике (кифоз, спондилолистез); подвывихи многих суставов (коленных, голеностопных, лучезапястных, пястно-фаланговых), практически невозможно самообслуживание.

Оценить функциональную деятельность помогает опросник суставного больного (функциональный индекс) (Трофимова Т. М. [и др.], 1980): 1) стояние; 2) ходьба; 3) ходьба по лестнице вверх; 4) ходьба по лестнице вниз; 5) ходьба на носках; 6) вытягивание вверх; 7) бег; 8) приседание и подъем; 9) возможность сидеть; 10) вставание из положения сидя; 11) вставание в постели; 12) возможность поворачиваться в постели; 13) одевание и раздевание; 14) умывание; 15) пользование туалетом; 16) еда; 17) возможность писать. Каждая из перечисленных функциональных характеристик имеет трехбалльную систему: 0 — полная возможность; 1 — небольшое затруднение; 2 — умеренное; 3 — значительное. Функциональный индекс является суммой этих оценок.

Удобен для оценки функциональный индекс Ли, выясняющий возможность выполнения элементарных бытовых действий с участием различных групп суставов, со сходной оценкой возможности:

1. Можете ли Вы поворачивать голову из стороны в сторону?

2. Можете ли Вы расчесывать Ваши волосы?

3. Можете ли Вы расстегнуть пуговицы?

4. Можете ли Вы открывать двери?

5. Можете ли Вы поднять полный чайник?

6. Можете ли Вы поднять чашку одной рукой, чтобы пить из нее?

7. Можете ли Вы повернуть ключ в замке?

8. Можете ли Вы резать мясо ножом?

9. Можете ли Вы намазать хлеб маслом?

10. Можете ли Вы завести часы?

11. Можете ли Вы ходить?

12. Можете ли Вы ходить без посторонней помощи:

— без костылей?

— без трости?

13. Можете ли Вы подниматься по лестнице?

14. Можете ли Вы спускаться по лестнице?

15. Можете ли Вы подняться со стула прямо?

16. Можете ли Вы стоять на пальцах?

17. Можете ли Вы нагнуться, чтобы поднять что-нибудь?

Ответы и их оценка: да, без труда (0 баллов); да, но с трудом (1 балл); нет (2 балла).

ОБЩИЕ ВОПРОСЫ ДИАГНОСТИКИ ЗАБОЛЕВАНИЙ СУСТАВОВ

Для уточнения характера суставной патологии необходима рентгенография суставов. Наиболее ранние рентгенологические признаки суставной патологии выявляют при рентгенографии мелких суставов кистей и стоп. Способствует уточнению патологических процессов, тонких особенностей костной структуры рентгенография с прямым многократным увеличением на портативных микрофокусных рентгенодиагностических аппаратах «РЕИС» и «Электроника-100Д» (Кишковский А. Н. [и др.], 1979) (рис. 2).

При необходимости выявления внутрисуставных образований производят артрографию. В. М. Чепой (1990) подчеркивает, что большинство контрастных веществ могут оказывать отрицательное действие не только на функцию сустава, но и на организм в целом.

Артроскопия позволяет уточнить визуально структуру сустава, взять биопсию нужного участка, что важно для дифференциальной диагностики в ранних стадиях патологического процесса, однако она чревата осложнениями.


Болезни суставов

Рис. 2. Рентгенограмма дистального и проксимального межфаланговых суставов V пальца правой кисти практически здоровой женщины, выполненная при использовании прямого 6-кратного увеличения:

а — структура эпифизов представлена равномерным трабекулярно-ячеистым рисунком в соответствии с физиологической нагрузкой пальца. Контуры костей четкие, округлые; б — обработка рентгенограмм на ЭВМ методом амплитудного рельефа с объемным отображением органа. Представлена нормальная спонгиозная структура губчатой кости и компактного слоя в рельефном изображении; в — обработка рентгенограмм методом эквиденситных полей, отражающих оптическую плотность костного вещества. Наибольшая оптическая плотность в области эпифизов, отчетливая структура в центральной части эпифиза: ядро в виде просветления и полость костномозгового канала


Радионуклидное сканирование и ЯМРТ способствуют диагностике патологического процесса, выявлению опухоли в суставе, уточнению характера микроциркуляции. Используя МРТ, можно определить толщину, объем, геометрию и топографию поверхности хряща, выявить кистовидные изменения в субхондральной зоне (Коваленко В. Н., Борткович О. П., 2003).

Высокочастотное УЗИ обеспечивает точное измерение толщины суставного хряща, а также воспроизводит точное изображение его поверхности.

Уточняет особенности кровоснабжения конечности, сустава, выявляет поражение околосуставных тканей дистанционная бесконтактная инфракрасная термография. Тепловое изображение конечностей здорового человека представляет собой симметричный светлый равномерный фон с четкими изображениями (рис. 3а, 3б). В процессе регистрации изображение не изменяет своей интенсивности. У здоровых людей отмечены зоны снижения инфракрасного излучения (холодные зоны) в области коленных (рис. 3в), голеностопных суставов и пальцев стоп, а также и зоны повышенного излучения (теплые зоны) в области средней трети голени и бедра (Дудаев В. А. [и др.], 1985). При возникновении боли вследствие ущемления нервов и воспаления увеличивается температура пораженных областей; боль при ишемии сопровождается снижением температуры (Ki Ho-Kim, 1986).


Болезни суставов

Рис. 3а. Термограмма верхних конечностей. Пальцы, кисти и предплечья в единой изотерме. Кровоток до кончиков пальцев


Болезни суставов

Рис. 3б. Термограмма нижних конечностей. Нормальное кровоснабжение


Болезни суставов

Рис. 3 в. Термограмма нормальных коленных суставов. Их контуры ровные, симметричные, со сниженным теплоизлучением


Достаточно безвредными и информативными в диагностике суставных заболеваний являются лабораторные исследования — клинический анализ крови и биохимические исследования ее. В ревматологии в клиническом анализе исследуют: гемоглобин, количество лейкоцитов, тромбоцитов, СОЭ, LE-клетки (Насонова В. А., Астапенко М. Г., 2002). Биохимическими методами определяют белок и белковые фракции крови, фибриноген, серомукоид, креатинин и мочевую кислоту. Иммунологическими методами определяют: антистрептолизин О (АСЛ-О), антистрептокиназу (АСК), С-реактивный белок (СРБ), IgA, IgM, IgG, ревматоидный фактор (РФ), антинуклеарный фактор (АНФ), антитела к нативной ДНК, HLA, циркулирующие иммунные комплексы (ЦИК). Клеточный иммунитет оценивают абсолютным и процентным содержанием Т-лимфоцитов, Т-хелперов (Th1, Th2), IL, цитокинов. Именно цитокины как медиаторы клеточного взаимодействия определяют основные механизмы защиты макроорганизма.

МЕДИКО-СОЦИАЛЬНАЯ ЭКСПЕРТИЗА ПРИ БОЛЕЗНЯХ ОПОРНО-ДВИГАТЕЛЬНОГО АППАРАТА

В приказе № 535 (2005 г.) Министерства здравоохранения и социального развития РФ «Об утверждении классификаций и критериев, используемых при осуществлении медико-социальной экспертизы граждан федеральными государственными учреждениями медико-социальной экспертизы» приведены основные понятия, используемые при освидетельствовании больных, в том числе и при болезнях костно-мышечной системы.

Ограничение жизнедеятельности — отклонение от нормы деятельности человека вследствие нарушения здоровья, которое характеризуется ограничением способности осуществлять:

— самообслуживание;

— передвижение;

— ориентацию;

— общение;

— контроль за своим поведением;

— обучение;

— трудовую деятельность.

Классификация основных видов нарушений функций организма и степени их выраженности

К основным видам нарушений функций организма человека относят:

1) нарушения психических функций (восприятия, внимания, памяти, мышления, интеллекта, эмоций, воли, сознания, поведения, психомоторных функций);

2) нарушения языковых и речевых функций (нарушения устной (ринолалия, дизартрия, заикание, алалия, афазия) и письменной (дисграфия, дислексия), вербальной и невербальной речи, нарушения голосообразования и пр.);

3) нарушения сенсорных функций (зрения, слуха, обоняния, осязания, тактильной, болевой, температурной и других видов чувствительности);

4) нарушения статодинамических функций (двигательных функций головы, туловища, конечностей, статики, координации движений);

5) нарушения функций кровообращения, дыхания, пищеварения, выделения, кроветворения, обмена веществ и энергии, внутренней секреции, иммунитета;

6) нарушения, обусловленные физическим уродством (деформации лица, головы, туловища, конечностей, приводящие к внешнему уродству, аномальные отверстия пищеварительного, мочевыделительного, дыхательного трактов, нарушение размеров тела).

Степени функциональных расстройств:

1-я степень — незначительные нарушения;

2-я степень — умеренные нарушения;

3-я степень — выраженные нарушения;

4-я степень — значительно выраженные нарушения.

Классификация ограничений жизнедеятельности, наблюдаемых чаще всего при патологии суставов, по степени выраженности

Степень ограничения основных категорий жизнедеятельности человека определяют исходя из оценки их отклонения от нормы, соответствующей определенному периоду (возрасту) биологического развития человека.

Cпособность к самообслуживанию — способность человека самостоятельно осуществлять основные физиологические потребности, выполнять повседневную бытовую деятельность, в том числе навыки личной гигиены:

1-я степень — способность к самообслуживанию при большей затрате времени, дробности его выполнения, сокращении объема, с использованием при необходимости вспомогательных технических средств;

2-я степень — способность к самообслуживанию с регулярной частичной помощью других лиц с использованием при необходимости вспомогательных технических средств;

3-я степень — неспособность к самообслуживанию, нуждаемость в постоянной посторонней помощи и полная зависимость от других лиц.

Способность к самостоятельному передвижению — способность самостоятельно перемещаться в пространстве, сохранять равновесие тела при передвижении, в покое и перемене положения тела, пользоваться общественным транспортом:

1-я степень — способность к самостоятельному передвижению при большей затрате времени, дробности выполнения и сокращении расстояния с использованием при необходимости вспомогательных технических средств;

2-я степень — способность к самостоятельному передвижению с регулярной частичной помощью других лиц с использованием при необходимости вспомогательных технических средств;

3-я степень — неспособность к самостоятельному передвижению и нуждаемость в постоянной помощи других лиц.

Способность к трудовой деятельности — способность осуществлять трудовую деятельность в соответствии с требованиями к содержанию, объему, качеству и условиям выполнения работы:

1-я степень — способность к выполнению трудовой деятельности в обычных условиях труда при снижении квалификации, тяжести, напряженности и (или) уменьшении объема работы, неспособность продолжать работу по основной профессии при сохранении возможности в обычных условиях труда выполнять трудовую деятельность более низкой квалификации;



2-я степень — способность к выполнению трудовой деятельности в специально созданных условиях труда, с использованием вспомогательных технических средств и (или) с помощью других лиц;

3-я степень — неспособность к трудовой деятельности или невозможность (противопоказанность) трудовой деятельности.

Критерии установления степени ограничения способности к трудовой деятельности

Способность к трудовой деятельности включает в себя:

— способность человека к воспроизведению специальных профессиональных знаний, умений и навыков в виде продуктивного и эффективного труда;

— способность человека осуществлять трудовую деятельность на рабочем месте, не требующем изменений санитарно-гигиенических условий труда, дополнительных мер по организации труда, специального оборудования и оснащения, сменности, темпов, объема и тяжести работы;

— способность человека взаимодействовать с другими людьми в социально-трудовых отношениях;

— способность к мотивации труда;

— способность соблюдать рабочий график;

— способность к организации рабочего дня (организации трудового процесса во временной последовательности).

Оценка показателей способности к трудовой деятельности производится с учетом имеющихся профессиональных знаний, умений и навыков.

Критерием установления 1-й степени ограничения способ ности к трудовой деятельности является нарушение здоровья со стойким умеренно выраженным расстройством функций организма, обусловленное заболеваниями, последствиями травм или дефектами, приводящее к снижению квалификации, объема, тяжести и напряженности выполняемой работы, невозможности продолжать работу по основной профессии при возможности выполнения других видов работ более низкой квалификации в обычных условиях труда в следующих случаях:

— при выполнении работы в обычных условиях труда по основной профессии с уменьшением объема производственной деятельности не менее чем в 2 раза, снижением тяжести труда не менее чем на два класса;

— при переводе на другую работу более низкой квалификации в обычных условиях труда в связи с невозможностью продолжать работу по основной профессии.

Критерием установления 2-й степени ограничения способ ности к трудовой деятельности является нарушение здоровья со стойким выраженным расстройством функций организма, обусловленное заболеваниями, последствиями травм или дефектами, при котором возможно осуществление трудовой деятельности в специально созданных условиях труда, с использованием вспомогательных технических средств и (или) с помощью других лиц.

Критерием установления 3-й степени ограничения способ ности к трудовой деятельности является нарушение здоровья со стойким значительно выраженным расстройством функций организма, обусловленное заболеваниями, последствиями травм или дефектами, приводящее к полной неспособности к трудовой деятельности, в том числе в специально созданных условиях, или противопоказанности трудовой деятельности.

Наиболее часто при патологии костно-мышечной системы диагностируют нарушение статодинамической функции.

Статодинамическая функция — это состояние организма человека в покое и движении в вертикальном положении тела, т. е. в той позе, которая наиболее длительный период сопровождает сознательную деятельность человека (Никитченко И. И. [и др.], 2003).

Для оценки нарушения статодинамической функции в медикосоциальной экспертизе используют стандартный метод функционального обследования.

Сбор жалоб и анамнеза. Жалобы, характерные для патологии суставов конечностей и позвоночника: на боли в суставах, усиливающиеся при вертикальном положении и особенно после физической нагрузки (ходьбы), на изменения характера боли после отдыха, распространение боли на прилежащие отделы позвоночника, контрлатеральную конечность.

Необходимо выяснить начало заболевания, дату уточнения диагноза, тип течения заболевания, частоту и длительность обострений, проводимое лечение и его эффективность. Если было проведено оперативное лечение, выяснить его характер (артродез, остеотомия, эндопротезирование), сроки временной нетрудоспособности после операции, эффективность медицинской реабилитации, эффективность лечения, оценку оперативного лечения (анатомическую и функциональную).

Обратить внимание на изменение и поддержание положения тела — в положении стоя, при перемещении тела.

Уточнить возможности ходьбы и передвижения — на короткие (менее 1 км) и дальние (более 1 км) расстояния, по различным поверхностям, преодоление препятствий, бег, передвижение в пределах жилища и других зданий, вне своего дома и вне других зданий, с использованием технических средств, пользование пассажирским, общественным транспортом, управление транспортом.

Выяснить проблемы в самообслуживании — мытье всего тела, вытирание и сушка, уход за ногтями на ногах; в физиологических отправлениях, мероприятиях, связанных с менструацией; при одевании или снятии одежды, надевании или снятии одежды и обуви с нижних конечностей.

Выяснить возможности работы, выполнения трудовых обязанностей.

Визуальное исследование костно-мышечной системы. Необходимо провести оценку общего состояния больного, веса, роста, индекса массы тела, пропорциональности телосложения.

Оценивают положение конечности, амплитуду движений в суставах (сгибание, разгибание, отведение, приведение, внутренняя и наружная ротация), укорочение конечности. Определяют степень атрофии мышц, положение таза (перекос таза в сагиттальной плоскости), состояние поясничного отдела позвоночника (поясничный лордоз).

Характеризуют походку, характер и выраженность хромоты, использование дополнительной опоры, установку головы, треугольники талии, отклонение грудной клетки по отношению к тазу, расположение передневерхних остей подвздошных костей таза, расположение надплечий и лопаток, ограничение подвижности позвоночника при наклонах вперед, назад, вправо, влево.

Наблюдают за осуществлением основных операций жизнедеятельности (усаживание, укладывание на стандартную опору и вставание со стандартной опоры, одевание и раздевание, пользование предметами бытового обихода, возможность открыть и закрыть двери), на изменение и поддержание положения тела — в положении лежа и стоя, при перемещении тела.

Обязательными исследованиями костно-мышечной системы при диагностике нарушений статодинамической функции являются:

• Линейные измерения костей в соответствии с общепринятой методикой — от ориентировочных точек на скелете (сравнение длины конечностей или сегментов).

• Измерения объема соответствующих сегментов конечностей с использованием сантиметровой ленты.

• Исследование объема пассивной и активной суставной подвижности с использованием угломера.

• Исследование пульсации на артериях стоп (тыльной и заднеберцовой), подколенных, бедренных и лучевых артериях — пальпаторно.

• Рентгенография верхнего плечевого пояса (плеча, предплечья, кисти, плечевого, локтевого или лучезапястного суставов, суставов кисти), пояснично-крестцового отдела позвоночника, таза, головки и шейки бедренной кости.

• Электромиография дистальных и проксимальных отделов конечностей с функциональными пробами.

• Реография сосудов конечностей.

•Ультразвуковая допплерография сосудов конечностей.

• Биомеханические методы.

Оценка функции пораженного сустава представлена в табл. 1.


Таблица 1

Оценка функции пораженного сустава (в баллах и градусах)

Болезни суставов

Данные, представленные в таблице, характеризуют ограничение подвижности в пораженном суставе. Эти показатели позволяют объективно оценить ущерб, наносимый патологическим процессом пораженному суставу, и произвести балльную оценку степени его выраженности.

Степень выраженности нарушения статодинамической функции при патологии костно-мышечной системы

Умеренные нарушения статодинамической функции диагностируют у больных с умеренной или выраженной контрактурой сустава (уменьшение амплитуды движений на 21–34 %), которая, как правило, сочетается с поражением других суставов и позвоночника без неврологических проявлений. Постоянная, разной степени выраженности, хромота. При ходьбе пациент пользуется опорой, но не постоянно, без отдыха может пройти до 1–1,5 км. Уменьшение окружности бедра из-за гипотрофии мышц на 3–5 см. Уменьшение темпа ходьбы до 45–55 шагов в минуту.

Для выраженного нарушения статодинамической функции характерны выраженные или значительно выраженные контрактуры суставов (уменьшена амплитуда на 35 % и более), нарушение функции позвоночника. Больные вынуждены постоянно пользоваться дополнительной опорой: тростью или костылями. Выраженная хромота, без отдыха можно пройти 0,5 км. Уменьшение окружности бедра из-за гипотрофии мышц до 6 см и более. Уменьшение темпа ходьбы до 25–35 шагов в минуту.

Значительно выраженное нарушение статодинамической функции определяют при резком нарушении функции суставов с затруднениями при смене позы, при попытке самостоятельно встать с кровати, стула. Возможно передвижение с помощью других лиц или в кресле-коляске.

Критерии определения групп инвалидности при патологии суставов

Критерием для определения первой группы инвалидности является социальная недостаточность, требующая социальной защиты или помощи, вследствие нарушения здоровья со стойким значительно выраженным расстройством функции организма, обусловленным заболеваниями, последствиями травм или дефектами, приводящими к резко выраженному ограничению одной из следующих категорий жизнедеятельности либо их сочетания:

— способности к самообслуживанию третьей степени;

— способности к передвижению третьей степени.

Критерием для установления второй группы инвалидности является социальная недостаточность, требующая социальной защиты или помощи, вследствие нарушения здоровья со стойким выраженным расстройством функций организма, обусловленным заболеваниями, последствиями травм или дефектами, приводящими к выраженному ограничению одной из следующих категорий жизнедеятельности либо их сочетания:

— способности к самообслуживанию второй степени;

— способности к передвижению второй степени;

— способности к трудовой деятельности третьей, второй степеней.

Критерием для определения третьей группы инвалидности является социальная недостаточность, требующая социальной защиты или помощи, вследствие нарушения здоровья со стойким незначительно или умеренно выраженным расстройством функций организма, обусловленным заболеваниями, последствиями травм или дефектами, приводящими к нерезко или умеренно выраженному ограничению одной из следующих категорий жизнедеятельности либо их сочетания:

— способности к самообслуживанию первой степени;

— способности к передвижению первой степени;

— способности к трудовой деятельности первой степени.

Категорию «ребенок-инвалид» определяют при наличии ограничений жизнедеятельности любой категории и любой из трех степеней выраженности (которые оценивают в соответствии с возрастной нормой), вызывающих необходимость социальной за щиты.

ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ ПО ЛЕЧЕНИЮ И РЕАБИЛИТАЦИИ БОЛЬНЫХ С ПАТОЛОГИЕЙ КОСТНО-МЫШЕЧНОЙ СИСТЕМЫ

Лечение. Общими для лечения всех ревматических заболеваний являются: соблюдение диеты, исключение пищевых пристрастий и зависимостей (алкогольной и никотиновой), а также соблюдение достаточного двигательного режима, но без перегрузок суставов.

В настоящее время во многих странах реабилитацию связывают с использованием физических методов лечения. Применение сочетанных физиотерапевтических методов, в частности различных видов электрической энергии, ультразвука, грязелечения и бальнеовоздействия, помогает не только избежать осложнений лекарственной терапии, но и улучшить кровоснабжение мышечно-суставных тканей, предотвратить развитие атрофии мышц, а также повысить защитные силы организма (Комарова Л. А., Егорова Г. И., 1994).

Электрический ток при лекарственном электрофорезе потенцирует действие лекарства, что дает возможность обходиться малыми дозами препаратов. Это же способствует лучшему проникновению лекарственного вещества в ткани, увеличивает концентрацию его в пораженном органе, длительно удерживая ее. Введение препарата электрофорезом ослабляет общее воздействие его на организм, уменьшает неблагоприятные реакции со стороны желудочно-кишечного тракта, сердечно-сосудистой системы и ЦНС. Лекарственный электрофорез можно проводить с помощью постоянного тока, диадинамофореза, синусоидальными модулированными токами (амплипульсфорез), флюктуирующим током (флюктуофорез) в зависимости от характера суставной патологии, степени обострения процесса, локализации поражения.

Достаточно эффективно при суставной патологии использование ультравысокой частоты (УВЧ) переменного электрического поля. При этом в тканях образуется тепло, которое уменьшает воспаление за счет дегидратации, усиления фагоцитоза, обезболивания, антиспастического действия. В настоящее время применяют ультравысокочастотную индуктотермию, сочетающую электрическое и магнитное поля, которая более эффективна в остром и подостром периоде воспаления. В последнее время разработана микроволновая терапия — электромагнитные поля сверхвысокой частоты (СВЧ-терапия) с дециметровыми (ДМВ), сантиметровыми (СМВ) и миллиметровыми (ММВ) микроволнами или волнами крайне высокой частоты (КВЧ). Они обладают меньшей проникающей способностью, меньше вырабатывают тепла, но дают больше возможности для расширения капилляров, усиления регионарного кровотока, дегидратации воспалительного очага, улучшения метаболизма облучаемых тканей. Облучение рефлекторных зон позволяет этим методам управлять обменными, иммунными и репаративными процессами.

В последнее время применяют монохроматическое когерентное излучение — световое излучение, полученное с помощью оптических квантовых генераторов (лазеров), которые дают возможность получения большой энергетической плотности (высокой концентрации энергии) при хорошей оптической фокусировке. Высокоэнергетические лазеры разрушают опухоли, разрезают ткани «световым скальпелем», приваривают сетчатку. Низкоинтенсивные лазеры используют для активации ферментативных, биоэлектрических процессов тканей. Эти лазеры обладают обезболивающим, противовоспалительным эффектом, стимулируют обмен, ускоряют заживление ран, язв, ожогов.

Достаточно широкое применение находят нетрадиционные терапевтические воздействия. Метод транскраниальной электростимуляции (ТЭС), разработанный В. П. Лебедевым [и др.] (1984), осуществляется с помощью аппарата «Трансаир», способствует стимуляции эндогенной опиоидной системы ствола головного мозга с выделением из нейронов головного мозга бета-эндорфинов. Последние прерывают афферентную болевую импульсацию, нормализуют центральную регуляцию сосудистого тонуса, улучшая местный кровоток. Все это способствует нормализации иммунологической активности, повышает репарацию тканей.

При заболеваниях суставов эффективны методы рефлексотерапии. Основой их действия является стимуляция выделения эндогенных опиоидов со сложными рефлекторными ответами и развитием анальгезии, улучшения функции вегетативной нервной системы, как и при ТЭС, но в несколько более слабой форме.

Из методов рефлексотерапии наиболее прост и доступен точечный массаж (акупрессура). Акупрессура (А) использует те же болевые точки и меридианы, что и акупунктура (иглорефлексотерапия). Однако вместо игл акупрессура использует большой и указательный пальцы рук. Таким образом она не причиняет боль от укола, не вызывает кровотечения и исключает внесение инфекции. Раздражение болевых, биологически активных точек вызывает выделение эндогенных опиоидов, а последние блокируют передачу болевых импульсов. Истощенные непрерывной болевой импульсацией нейроны отдыхают. Постепенно, после курса лечения, нейроны восстанавливают способность вырабатывать опиоиды. Так как эндогенные опиоиды нормализуют деятельность сосудистого центра и снимают спазм сосудов, то они улучшают кровоснабжение всех органов, и суставов в том числе. Вследствие одновременной активации деятельности иммунной системы восстанавливаются трофические процессы в тканях и удается быстрее купировать обострение суставного процесса. Можно дополнительно при акупрессуре использовать камфорный спирт, меновазин, мятную настойку и мази.

Противопоказаниями для А являются:

· тяжелые декомпенсированные органические заболевания сердца, почек, легких и печени;

· сильное переутомление;

· кожные (локальные) изменения покровов в точках А (ждать до полного излечения).

Известно уже 1030 биологически активных точек — мест акупунктуры. Открывают и новые «специальные» точки. Точки акупунктуры (акупрессуры) расположены на 14 линиях (меридианах).

Выделяют три вида точек:

· «гармонизирующие точки» — расположены в начале и конце меридиана. Оказывают гармонизирующее влияние на все органы, относящиеся к данному меридиану;

· «возбуждающая точка» — одна на каждом меридиане. Активирует реакцию и работоспособность органа;

· «успокаивающая точка» — одна на каждой линии. Успокаивает, подавляет, снимает боль и перенапряжение.

Каждый орган имеет свою сигнальную (тревожную) точку. Зона для массажа имеет около сантиметра в диаметре. Биологически активная точка акупрессуры реагирует на сильное нажатие четким болевым сигналом, что выделяет ее на искомом участке. Подушечки большого или указательного пальца накладывают на биологически активную точку и производят горизонтально-вращательные движения: три поворота по часовой стрелке и три поворота против часовой стрелки. Палец не должен смещаться с массируемой точки. Массаж не должен быть грубым и резким, вызывать значительную болезненность, оставлять синяки. Проводить массаж необходимо в удобном положении, способствующем расслаблению мышц, — в положении сидя или лежа. Целесообразно акупрессуру повторять многократно в течение дня.

Универсальный стимулирующий массаж рефлекторно вызывает выработку эндогенных опиоидов. Снимая болевую импульсацию, нормализуя сосудистый тонус, он тем самым улучшает всюду кровоснабжение тканей, мобилизует иммунную систему. Акупрессуру проводят в следующем порядке (рис. 4).

Точка 1 — несимметричная, локализована по средней линии у мечевидного отростка грудины, несколько выше его.

Точка 2 — несимметричная, расположена по средней линии тела, ниже вырезки грудины.

Точка 3 — симметричная, локализована сзади ушной раковины, у основания сосцевидного отростка.

Точка 4 — симметричная, локализована на козелке — выступе вперед от полости ушной раковины.

Точка 5 — симметричная, расположена над внутренним краем надбровной дуги.

Точка 6 — симметричная, расположена сбоку, у основания крыльев носа.

Точка 7 — несимметричная, расположена в верхней трети вертикальной борозды верхней губы.

Точка 8 — симметричная, расположена на тыле кисти в вершине треугольника, образованного пястными костями большого и указательного пальцев.

Успокаивающий массаж снимает боль в любом месте, оказывает общее седативное воздействие (см. рис. 4).


Болезни суставов

Рис. 4. Схема биологически активных точек, используемых для проведения точечного массажа при заболеваниях суставов:

а — передняя поверхность тела; б — задняя поверхность тела


Точка 13 — симметричная, расположена на ладонной поверхности предплечья со стороны большого пальца на три поперечных пальца выше складки лучезапястного сустава.

Точка 15 — симметричная, расположена на тыльной поверхности предплечья по средней линии на три поперечных пальца выше складки лучезапястного сустава.

Точка 18 — симметричная, расположена в центре ладони между пястными костями III и IV пальцев.

Точка 19 — симметричная, расположена на внутренней поверхности концевой фаланги III пальца.

Акупрессура для снятия болей в суставах верхней конечности (см. рис. 4)

Точка 9 — симметричная; расположена при подъеме руки вверх в образовавшейся ямке плечевого сустава.

Точка 10 — симметричная, расположена в локтевой складке, на границе ладонной и тыльной поверхностей предплечья.

Точка 11 — симметричная, расположена в середине локтевой складки на ладонной поверхности предплечья.

Точка 12 — симметричная, расположена на тыльной поверхности предплечья на три поперечных пальца ниже точки 10.

Точка 13 — симметричная, расположена на ладонной поверхности предплечья со стороны большого пальца на три поперечных пальца выше складки лучезапястного сустава.

Точка 14 — симметричная, расположена на ладонной поверхности предплечья со стороны большого пальца на один поперечный палец выше складки лучезапястного сустава.

Точка 15 — симметричная, расположена на тыльной поверхности предплечья по средней линии на три поперечных пальца выше складки лучезапястного сустава.

Точка 16 — симметричная, расположена на ладонной поверхности предплечья со стороны мизинца на уровне запястья.

Точка 17 — симметричная, расположена напротив точки 16 со стороны большого пальца.

Точка 18 — симметричная, расположена в центре ладони между пястными костями III и IV пальцев.

Акупрессура для снятия болей в нижних конечностях (см. рис. 4)

Точка 25 — симметричная, расположена в центре ягодичной складки.

Точка 26 — симметричная, расположена на внутренней поверхности коленного сустава на два поперечных пальца ниже коленной чашечки.

Точка 27 — симметричная, расположена напротив точки 26 на наружной поверхности коленного сустава.

Точка 28 — симметричная, расположена на три поперечных пальца ниже точки 27.

Точка 29 — симметричная, расположена в центре подколенной ямки.

Точка 30 — симметричная, расположена в месте перехода икроножной мышцы в пяточное сухожилие (ахиллово сухожилие).

Точка 31 — симметричная, расположена под внутренней лодыжкой на два поперечных пальца ниже ее.

Точка 32 — симметричная, расположена напротив точки 31 под наружной лодыжкой.

Точка 33 — симметричная, расположена на подошвенной поверхности у основания I пальца стопы.

Акупрессура при болях в позвоночнике (см. рис. 4)

Точка 20 — симметричная, расположена паравертебрально (на 1 см вправо и влево от остистого отростка VII, наиболее выступающего на шее шейного позвонка).

Точка 21 — несимметричная, расположена в углублении над выступом остистого отростка VII шейного позвонка.

Точка 22 — несимметричная, расположена в углублении над выступом, следующим за VII шейным, I грудного позвонка.

Точка 23 — несимметричная, расположена в углублении между II и III поясничными позвонками (на линии, соединяющей гребни подвздошных костей).

Точка 24 — несимметричная, расположена ниже, в углублении между III и IV поясничными позвонками.

Точка 25 — симметричная, расположена в центре ягодичной складки.

Точка 26 — симметричная, расположена на внутренней поверхности коленного сустава на два поперечных пальца ниже коленной чашечки.

Точка 27 — симметричная, расположена напротив точки 26 по наружной поверхности коленного сустава.

Точка 28 — симметричная, расположена на три поперечных пальца ниже точки 27.

Точка 29 — симметричная, расположена в центре подколенной ямки.

Точка 30 — симметричная, расположена в месте перехода икроножной мышцы в ахиллово сухожилие.

Точка 31 — симметричная, расположена под внутренней лодыжкой на два поперечных пальца ниже нее.

Точка 32 — симметричная, расположена напротив точки 31 под наружной лодыжкой.

Точка 33 — симметричная, расположена на подошвенной поверхности у основания I пальца стопы.

Несомненно, не всегда доступно и необходимо использовать все перечисленные точки, снимающие боли в суставах. Иногда достаточно провести массаж в трех-четырех точках для достижения эффекта.

Целесообразно, особенно при болях в позвоночнике, использовать рефлексотерапию с кусочками перцового пластыря размером 1 1 см, наклеенного на биологически активные и болевые точки. Срок действия наклейки — 5–7 дней (до исчезновения болей). После одного дня перерыва наклейку можно обновить (Прокин Б. М., Прокина О. Б., 1996).

При поражении нижнешейного и верхнегрудного отделов позвоночника помогает снять боль аппликатор Кузнецова. Две пластинки аппликатора (размерами 10 7 см) прикладывают на 2 мин под воротниковую, заднюю, поверхность шеи перед сном или в период дневного отдыха. Одновременно со стимуляцией биологически активных точек, со снятием боли, происходит нормализация деятельности вегетативной нервной системы вследствие рефлекторного раздражения вегетативных ганглиев, что проявляется в ощущениях тепла, успокоения, появлении чувства сонливости. Эта процедура ускоряет процесс засыпания, часто нарушенный при суставном болевом синдроме.

При резко выраженных местных изменениях в суставах больным необходима ортопедическая помощь.

При поражении суставов ног целесообразно использовать трость, костыли, коляску.

Для достижения реабилитации инвалидов издано Постановление Правительства Российской Федерации от 7 апреля 2008 г. № 240 «О порядке обеспечения инвалидов техническими средствами реабилитации и отдельных категорий граждан из числа ветеранов протезами (кроме зубных протезов), протезно-ортопедическими изделиями».

Согласно статье 10 Федерального закона «О социальной защите инвалидов в Российкой Федерации» от 1995 г. правительством РФ было издано распоряжение от 30.12.2005 г. № 2347-р «Об утверждении Федерального перечня реабилитационных мероприятий, технических средств реабилитации и услуг, предоставляемых инвалиду».

Реабилитационные мероприятия

1. Восстановительная терапия (включая лекарственное обеспечение при лечении заболевания, ставшего причиной инвалидности).

2. Реконструктивная хирургия (выключая лекарственное обеспечение при лечении заболевания, ставшего причиной инвалидности).

3. Санаторно-курортное лечение.

4. Протезирование и ортезирование, предоставление слуховых аппаратов.

5. Обеспечение профессиональной ориентации инвалидов (профессиональное обучение, переобучение, повышение квалификации).

Технические средства реабилитации и услуги

6. Трости опорные и тактильные, костыли, опоры, поручни.

7. Кресла-коляски с ручным приводом (комнатные, прогулочные, активного типа), с электроприводом, малогабаритные.

8. Протезы и ортезы.

9. Ортопедическая обувь.

10. Противопролежневые матрацы и подушки.

11. Приспособления для одевания, раздевания и захвата предмета.

12. Специальная одежда.

13. Специальные устройства для чтения «говорящих» книг, для оптической коррекции слабовидения.

14. Собаки-проводники с комплексном снаряжения.

15. Медицинские термометры и тонометры с речевым выходом.

16. Сигнализаторы звука световые и вибрационные.

17. Слуховые аппараты, в том числе с ушными вкладышами индивидуального изготовления.

18. Телевизоры с телетекстом для приема программ со скрытыми субтитрами.

19. Телефонные устройства с текстовым выходом.

20. Голосообразующие аппараты.

21. Специальные средства при нарушении функции выделения (моче— и калоприемники).

22. Абсорбирующее белье, памперсы.

23. Кресла-стулья с санитарным оснащением.

24. Ремонт технических средств реабилитации, включая протезно-ортопедические изделия.

25. Содержание и ветеринарное обслуживание собак-проводников (путем выплаты ежегодной денежной компенсации).

26. Предоставление услуг по сурдопереводу.

Выбор технического средства реабилитации (его типа и вида), входящего в вышеуказанный перечень, осуществляют специалисты бюро МСЭ при формировании индивидуальной программы реабилитации (ИПР) для инвалида. При этом они должны руководствоваться медицинскими показаниями и противопоказаниями, а также наличием у инвалида соответствующего ограничения жизнедеятельности. Технические средства реабилитации являются важнейшим компонентом системы медико-социальной реабилитации инвалидов. Они облегчают компенсацию или устранение ограничений трудоспособности к бытовой, общественной и профессиональной деятельности инвалидов, вызванных нарушением здоровья со стойким расстройством функций организма. Они улучшают мобильность и устойчивость, разгрузку больного сустава, фиксацию, улучшение опорности, нормализацию весовой нагрузки, облегчают движение и самообслуживание (Росков Р. В. [и др.], 2007).

Ортезирование в артрологии. Ортезы — технические средства реабилитации (ТСР), используемые для фиксации, коррекции, активизации функций, улучшения косметики сегментов тела человека при различных патологических состояниях. Соответственно, различают ортезы фиксирующие, корригирующие, функциональные, косметические и профилактические.

Ортезы представляют собой «наружные устройства, состоящие из отдельного элемента или сборки элементов, применяемые ко всей или части нижней конечности, верхней конечности, туловища, головы или шеи и их промежуточным соединениям для оказания помощи нервно-мышечной и скелетной системам» (Национальный стандарт Российской Федерации ГОСТ Р ИСО 22523 — 2007 «Протезы конечностей и ортезы наружные», который утвержден и введен в действие приказом Федерального агентства по техническому регулированию и метрологии от 27.12.2007 г. № 550-ст).

Основными медицинскими показаниями к назначению ТСР являются травмы и их последствия, ортопедические деформации, заболевания. Также ортезы применяют в целях профилактики развития указанной патологии (Петрова Н. С., Малый В. Я., Мельников В. П., 2006).

С учетом локализации поврежденных сегментов выделяют ортезы:

1) головы: обтураторы, шлемы;

2) шеи: головодержатели (жесткий, мягкий);

3) туловища: реклинаторы, корсеты, корсеты-аппараты, бандажи;

4) конечностей: шины, тутора, аппараты, бандажи;

5) промежности: раковины, бандажи.

Ортезирование к консервативному или хирургическому методам лечения имеет разное отношение: предваряет, используется в сочетании, применяется как дополнение к лечебным процедурам, полностью заменяет их (Пожарищенский К. Э., Андрианов О. В., 2011). Сочетание ортезирования с консервативным и хирургическим лечением относят к инновационным технологиям медицинской реабилитации.

По срокам использования ортезы подразделяют на краткосрочные, долгосрочные, постоянные. Так, при ушибах, растяжениях, вывихах применяемые шины, тутора, бандажи используются непродолжительное время (от нескольких дней до 1,5–2 мес.). При лечении последствий травм сроки носки туторов или аппаратов увеличиваются с учетом выбранной тактики лечения. Дефекты костей, гипермобильность в суставах, ложные суставы вызывают необходимость постоянного использования ортезов.

Для изготовления ортезов применяют разнообразные материалы: кожу, ткань, дерево, пластмассы, а также конструкционные стали или титановые сплавы, термопластичный графит, увеличивающие сроки их эксплуатации (Никитин С. Е., 2011).

Ортезирование показано пациентам с деформациями позвоночника, дефектами костей и суставов, являющимися последствиями локальных параличей. В процессе реабилитационных этапных мероприятий ортезы закрепляют результаты достигнутой коррекции, предотвращают возможность рецидива и улучшают нарушенные функции опорно-двигательного аппарата (ОДА).

Биомеханическое обоснование назначения и использования ортезов:

1. Придание пораженным сегментам туловища или конечностей функционально-выгодного положения для полной или частичной ликвидации патологического патерна и стабилизации состояния ОДА.

2. Разгрузка сегментов туловища или конечностей для оптимизации функционирования пораженного сегмента ОДА.

3. Профилактика контрактур или деформаций после консервативного или хирургического лечения путем удержания сегментов конечностей в физиологическом положении с помощью фиксирующих ортезов, ночных туторов.

Государственная поддержка в обеспечении ТСР. Для нуждающихся больных (не являющихся инвалидами) возможны два варианта оплаты ортезирования:

а) за счет средств гражданина;

б) по программам региональных исполнительных органов государственной власти в сфере социальной защиты населения или здравоохранения.

При установлении инвалидности государство гарантирует обеспечение граждан различными видами ортезов с целью преодоления, замещения (компенсации) ограничений жизнедеятельности. Финансирование инвалидов, нуждающихся в технических средствах реабилитации, осуществляется за счет нижеперечисленных источников:

— федерального бюджета;

— бюджета Фонда социального страхования Российской Федерации;

— из иных не запрещенных законом источников.

Особенности обеспечения инвалидов ортезами по федеральному перечню регламентированы нормативно-правовыми документами, в которых определены:

— порядок обеспечения, включая порядок ремонта и замены;

— перечень ортезов, финансируемых за счет федерального бюджета;

— сроки пользования ими;

— механизм выплаты компенсации за самостоятельно приобретенный ортез.

Обеспечение инвалидов ортезами осуществляется в соответствии с индивидуальными программами реабилитации (ИПР), разрабатываемыми федеральными казенными учреждениями медикосоциальной экспертизы. Форма ИПР утверждена приказом Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации от 04.08.2008 г. № 379-н. Разработка ИПР инвалида (ребенка-инвалида) осуществляется специалистами бюро МСЭ с учетом рекомендуемых мероприятий по медицинской реабилитации, указанных в п. 34, направления на МСЭ медицинской организацией, оказывающей лечебно-профилактическую помощь гражданину. От качества данных рекомендаций по ортезированию врачом травматологом-ортопедом, в конечном итоге, зависит удовлетворение потребности инвалидов в технических средствах реабилитации. Показания к применению ортезов-туторов при ортопедической патологии:

— артрозо-артриты коленного сустава в остром периоде и при обострении хронических состояний.

Цель ортезирования: жесткая внешняя фиксация коленного сустава в положении разгибания в послеоперационном периоде, после снятия гипсовых повязок, удаления металлоконструкций, для исключения сгибательно-разгибательных движений в коленном суставе на предусмотренный период, улучшение биомеханических условий для опоры и ходьбы в послеоперационном периоде, сохранение термоэффекта.

Показания к применению ортезов при ортопедической патологии:

— вальгусная и варусная деформация нижней конечности и нестабильность коленного сустава с углом деформации, не превышающим 15°;

— деформирующий артроз и артрит коленного сустава с явлениями синовита.

Назначаются ортезы также и после хирургического лечения (остеосинтез, эндопротезирование, артроскопия, артропластика).

Показания к применению ортезов при ортопедической патологии голеностопного сустава:

— остеоартроз, артропатии.

Цель ортезирования: фиксация стопы в голеностопном суставе для восстановления функции опоры и ходьбы после травм и операций, микромассаж, термоэффект.

Ортезы являются техническими средствами реабилитации максимальной готовности и не требуют специального технического оснащения для подгонки на поврежденный сегмент тела человека.

В лечении больных с последствиями травм и ортопедических заболеваний ОДА, наряду с консервативным и хирургическим лечением, использование ортезов является обязательным.

Ортопедические изделия должны быть назначены как в раннем, так и в отсроченном послеоперационном периоде, а также на последующих этапах реабилитации до полного восстановления функции поврежденного сегмента. Использование ортезов исключает риск рецидивов деформаций сегментов конечности после хирургического лечения.

Назначение и использование ортезов исключает или снижает степень ограничения жизнедеятельности, самообслуживания и трудовой деятельности, а нередко служит и профилактикой инвалидности пациентов, перенесших травму или заболевание ОДА.

При изменениях позвоночника целесообразно применять шейный головодержатель и поясничный корсет. При стойких мышечных и неврологических расстройствах вследствие поражения шейного отдела позвоночника для ограничения его подвижности Институт геронтологии использует полужесткий высокий воротник, верхний край которого соответствует очертаниям челюсти и затылка, нижний — грудной клетки и надплечий. По шаблону делают выкройку из картона, который плотно окутывают ватой и обшивают мягкой тканью. На свободные концы его пришивают по две тесемки для завязывания на задней поверхности шеи (Подрушняк Е. П., Остапчук А. Д., 1982). Съемный корсет позволяет больным периодически заниматься лечебной гимнастикой для формирования собственного мышечного корсета, который будет уменьшать раздражение сосудов и нервов при движении позвоночника.

При резком болевом синдроме, значительном нарушении движений в суставах необходимо использовать хирургическое лечение.

Использование неспецифической терапии предусматривает не отказ от медикаментозных средств, а максимальное уменьшение количества сильнодействующих лекарств с их вредными побочными влияниями — нарушением обмена веществ, профузными кровотечениями из лекарственных язв желудка и др.

Наиболее часто используют среди нетрадиционных методов лечения фитотерапию — лечение растениями.

Знаменитые врачи древности и Средневековья — Гиппократ, Гален, Авиценна, Парацельс — считали, что нет такого растения, которое не было бы лекарством, как и нет такой болезни, которую нельзя было бы вылечить растениями.

Интенсивное развитие химии позволило выделить из природного растительного сырья чистые вещества и их комплексы, которые заняли ведущее место в медицинской практике. В последнее время активно синтезируют новые лекарственные препараты.

Однако сильнодействующие лекарства, повышая эффективность лечения в короткие сроки, вызывают целый ряд осложнений. Так, антибиотики, ослабляя иммунную систему, вызывают развитие грибковых, опухолевых и аллергических заболеваний. Ради сиюминутного эффекта нарушается главная заповедь медицины — «Не вреди». Лучше использовать мягкие, медленно действующие, но дающие эффект нетрадиционные методы лечения (диета, физиолечение, травы), а в случае серьезной необходимости — подключать сильнодействующие медикаменты.

Фитотерапия (лечение растениями) является целесообразной вследствие доступности растений при дефиците и дороговизне лекарственных препаратов. Необходимо подчеркнуть, что обычно растительное сырье народные целители применяют в малых дозах, чаще в смесях, потенцирующих тот или иной эффект, разных по составу и количеству, но наиболее выгодных для ожидаемого действия на организм. А малые дозы растений обусловливают меньшую токсичность каждого из компонентов.

Следует обратить внимание: то, что помогает одному, другому почти бесполезно. Из огромного арсенала народной медицины нужно выбрать только то лекарственное средство, которое доступно и поможет больному. При этом необходима вера больного в свои силы и в целебные силы природы.

Необходимо помнить, что медицина, особенно ревматология, артрология, за последние годы добилась многого, и человек должен внушать себе, что способен с помощью собственной силы воли (на 85 %) и с участием врачей (на 15 %) справиться со своим недугом.

Глава 2

ОСТЕОПОРОЗ

Остеопороз (ОП) — системное заболевание скелета, характеризуемое низкой плотностью костиинарушением микроархитектоники костной ткани, приводящими к повышенной хрупкости костей (ВОЗ, 1999).

Прочность скелета обусловлена минеральной плотностью кости (костной массы) и качеством кости (архитектоника, накопление повреждений, минерализация) (Насонов Е. Л., 2007).

Кость метаболически очень активна, осуществляет так называемые циклы «ремоделирования кости». Цикл ремоделирования состоит из фазы резорбции и формирования. Он начинается деструкцией и реабсорбцией старой кости и продолжается формированием новой кости. В начале формирования кости происходит синтез белков, предшественников коллагена и остеокальцина, а затем наступает кальцификация органического матрикса. В результате трабекулярная кость полностью обновляется приблизительно через 4 года, а кортикальная кость — через 8 лет. Ухудшение метаболизма проявляется в порозности костной ткани и снижении костной массы, в остеопорозе.

ОП является совокупностью ряда факторов. Существенную роль играет недостаточность гонадных гормонов, эндокринные нарушения (гиперкортицизм, тиреотоксикоз, сахарный диабет), недостаточная физическая активность, дефицит белка и кальция в питании (алиментарная недостаточность, дефицит лактозы) (Шотемор Ш. Ш., 2002). Табак, как и алкоголь, оказывает непосредственное (прямое) влияние на процессы ремоделирования костей и косвенное — на функцию яичников.

Космонавты в состоянии невесомости и люди, соблюдающие строгий постельный режим, ежемесячно теряют примерно 1 % костной массы, в то время как физические упражнения существенно снижают ее потерю.

По данным Е. Л. Насонова [и др.] (2007), в РФ у лиц старше 50 лет при денситометрии в соответствии с критериями ВОЗ ОП выявлен у 30,5 — 33,1 % женщин и у 22,8 — 24,1 % мужчин, что в совокупности составляет более 10 млн пациентов.

В возрасте старше 65 лет ОП является причиной 90 % случаев переломов (Ponilles J. M., 1991). Переломы переносят 40 % женщин в возрасте 70 лет и 50 % — в 75 лет. В США затраты, связанные с остеопоротическими переломами костей, достигают 14 млрд американских долларов (Ригг Б. Л., Мелтон III Л. Д., 2000). Подсчитано, что в США к достижению 90-летнего возраста у 1/3 всех женщин и у1/16 мужчин произойдет перелом бедренной кости.

Ожидается, что в связи с возрастанием доли популяции пожилых лиц в последующие 50 лет распространенность переломов бедра составит 2,0 млн в 2025 г. и 4,5 млн в 2050 г. Остеопороз также приводит к переломам многих других костей: позвонков, ребер, таза, плечевой кости, предплечья, ключицы, лопатки и грудины, как у мужчин, так и у женщин, а также большеберцовой и малоберцовой костей у женщин. Пожизненный риск развития остеопоротического перелома любой локализации достаточно высокий, при этом не менее 40 % женщин в возрасте 50 лет перенесут остеопоротический перелом в течение предстоящих лет жизни (Johnell О., 2004).

В России ежегодно могут происходить 30 409 переломов позвоночника, 167 809 переломов дистальных отделов предплечья и 42 984 перелома дистальных отделов бедер. Смерть от последствий переломов бедра в РФ колеблется от 30,8 до 45,1 %, из выживших после двух лет 78–65 % нуждались в постоянном уходе. Стоимость одного года лечения переломов бедра с включением госпитального периода и последующей реабилитации в РФ эквивалентна 490 долларам США, для предплечья — 45 долларам и для позвоночника — 80 долларам (Насонов Е. Л., 2007).

Наиболее сложным типом остеопоротического перелома является перелом позвонка, поскольку во многих случаях он остается недиагностированным: среди таких пациентов всего 20 % обращаются к врачу. По данным А. Looker [et al.] (1995), остеопороз костей позвоночника и бедра выявляют у 3 — 40 % женщин старше 50 лет. Средняя частота остеопороза позвоночника, по результатам Европейского проспективного исследования (EPOS), составляет около 10 % (Ершова О. Б., 1998). При формировании кости, костной массы, плотность костей скелета становится стабильной в возрасте 20 лет. С 35 лет она постепенно уменьшается. Возрастная атрофия составляет около 1 % в год. Особенно прогрессирует потеря костной ткани после менопаузы, колеблясь в пределах 3–5 % в год. К 75 годам потеря костной ткани составляет в позвоночнике около 50 %, а в трубчатых костях — 20–30 %.

Главной детерминантой прочности костной ткани является костная масса. По данным измерения денситометрией минеральной плотности костной ткани (МПКТ), распространенность ОП поясничного отдела позвоночника у лиц 50 лет и старше составила 19,8 % у женщин и 13,3 % у мужчин; по данным измерения МПКТ шейки бедра — 21,9 % у женщин и 21,7 % у мужчин (Спиртус Т. Д., 1997). О. Г. Мазуренко [и др.] (1999) при денситометрии выявили признаки ОП в возрасте 50–59 лет у 2,4 % обследованных женщин, в возрасте 60–69 лет — у 10,3 % и в возрасте старше 70 лет — у 14,7 %, отмечая ускорение потери костной массы после 60 лет.

Остеопороз опасен своим осложнением — переломами, которые возникают не только после травмы, даже незначительной, но и спонтанно. Несмотря на то что консолидация перелома происходит, она остается недостаточной, особенно в губчатой кости, где невозможно достаточное созидание новой кости, так как отсутствуют ростковые поверхности в виде надкостницы, как это имеет место в компактной кости (Румянцева В. В., Анисимова Л. О., 1998). Значительно возрастает риск повторных переломов, вызываемый даже минимальной травмой. Этому способствует также снижение прочности связочного аппарата и устойчивости к нагрузкам межпозвоночных дисков.

КЛАССИФИКАЦИЯ ГЕНЕРАЛИЗОВАННОГО ОСТЕОПОРОЗА 1

Первичный остеопороз:

— идиопатический ювенильный ОП;

— идиопатический ОП у молодых взрослых;

— инволютивный ОП:

а) тип I («постменопаузальный» ОП);

б) тип II («сенильный» ОП).

Вторичный остеопороз:

— гиперкортизолизм;

— гипогонадизм;

— гипертиреоидизм;

— гиперпаратиреоидизм;

— заболевания, требующие приема антиконвульсантов;

— синдром мальабсорбции;

— ревматоидный артрит;

— диффузные заболевания соединительной ткани;

— хронические неврологические заболевания;

— хронические обструктивные заболевания легких;

— опухоли;

— алкоголизм;

— нервная анорексия.

Факторы риска остеопорозных переломов:

· возраст старше 65 лет;

· преждевременная менопауза;

· первичная или вторичная аменорея;

· первичный или вторичный гипогонадизм у мужчин;

· перенесенный патологический перелом;

· систематический прием глюкокортикоидов более 3 мес.;

· переломы в семейном анамнезе;

· низкая масса тела (ИМТ < 20);

· курение;

· избыточное потребление алкоголя;

· длительная иммобилизация;

· вторичные причины остеопороза;

· низкая минеральная плотность кости;

· дефицит кальция и витамина D в рационе;

· склонность к падениям (нарушение зрения, вестибулярные расстройства, прием транквилизаторов, низкая мышечная сила).

Ювенильный остеопороз

К ювенильному остеопорозу относят самопрекращающиеся формы остеопороза у детей препубертатного периода (8 — 14 лет). Заболевание продолжается в этот период 2–4 года, что сопровождается задержкой роста и множественными переломами, затем состояние улучшается. Поражаются как аксиллярные, так и периферические отделы кости (чаще метафизарные отделы, переломы в дистальных отделах большеберцовых костей).

Легкие формы проявляются небольшим кифозом, укорочением туловища и деформациями костей вследствие перелома. Заболевание может привести к кифосколиозу, инвалидизирующим деформациям конечностей, коллапсу грудной клетки и смерти от дыхательной недостаточности. Спонтанно наступает ремиссия с постепенным восстановлением нормального роста костей. У взрослых на рентгенограммах определяют «оконные рамы» — в нормальной кости находят порозные тени.

Лечение: бисфосфонаты.

Остеопороз у молодых

Ювенильный остеопороз диагностируют у детей, а инволютивный — у людей пожилого возраста. У молодых людей остеопороз встречается чаще, чем у детей, и реже, чем у пожилых (частота 4,1 на 100 тыс. населения). В большинстве случаев это вторичный остеопороз (гормональный, лекарственный). Только 2 пациента из всех обследованных авторами (частота 0,4 на 100 тыс. населения) страдали идиопатическим ОП (Khosla S., Riggs B. L., Melton III L. D., 2000). Наиболее частые клинические проявления — множественность переломов позвонков, которые развиваются в период между 5 и 10 годами основного заболевания и сопровождаются уменьшением роста на 15 см. Могут быть переломы ребер и плюсневых костей, одно— или двусторонние переломы проксимальных отделов бедренных костей. Иногда отмечены смертельные исходы вследствие легочной недостаточности после 10 лет болезни.

Уровень сывороточного кальция, фосфора и щелочной фосфатазы не изменен, как и при инволютивном остеопорозе. Часто гиперкальциурия, нефролитиаз наблюдаются при нормальном уровне 1,25(ОН)2D в крови. Рентгенологически снижен объем трабекулярной костной ткани, уменьшена толщина кортикального слоя и средняя толщина костной стенки, что свидетельствует о патологической функции остеобластов. Низкий уровень инсулиноподобного фактора роста-1 (ИПФР-1) в плазме.

Инволютивный остеопороз

В возрасте 60–80 лет наступает отчетливое старение костно-суставного аппарата. В процессе старения основная дезинтеграция происходит в головном мозге и эндокринных органах. Существенное значение имеет нарушение функции гипоталамуса и гипофиза. Уменьшение количества медиаторов (дофамина, серотонина) влияет на импульсацию из гипоталамуса и регулярное выделение гормонов гипофиза. В пожилом возрасте уменьшено образование гормонов щитовидной железы, которые должны оказывать влияние и на возбудимость корковых клеток, и на обмен других клеток, в том числе иммунной системы. Снижение выработки паратиреоидина, тиреокальцина, соматотропного гормона, инсулина, андрогенов, эстрогенов и глюкокортикоидов ослабляет клеточный обмен, ведет к дефициту афферентации и к гипокинезии. Ослабление взаимодействия вегетативной, гормональной и моторно-висцеральной систем приводит к старению костно-суставного аппарата. Изменение гормонального фона влияет на активность остеобластов и остеокластов, костной изоформы щелочной фосфатазы, на образование фосфорно-кальциевых соединений, уменьшая или увеличивая минерализацию кости (Maxine J., 1991; Ponilles I. M. [et al.], 1991; Riggs B. L., Melton III L. D., 2000).

Инволютивный остеопороз часто начинается в середине жизни и прогрессирует с возрастом.

I тип инволютивного ОП — постменопаузальный. Возникает у женщин в течение 15–20 лет после менопаузы и сопровождается компрессионными переломами в местах с повышенным содержанием губчатой кости — позвоночника (с множественной компрессией поясничных и грудных позвонков), дистальных отделов лучевой кости и лодыжек. Сопровождается отсутствием зубов (эдентулизм) из-за снижения количества периальвеолярной кости.

По данным C. Murray (1993), потеря костной массы между 55 и 75 годами на 62 % обусловлена старением и на 38 % — менопаузой. При наступлении менопаузы вследствие уменьшения эстрогенов ослабевает их анаболическое влияние на обмен костных клеток. Увеличивается активация остеокластов в результате снижения ингибирующего влияния эстрогенов на гормон паращитовидной железы, циркулирующий в достаточном количестве (Коухен Р. Л., 1990).

Постепенно снижается концентрация кальцитонина, гормона, вырабатываемого парафолликулярными клетками щитовидной железы, тормозящего резорбцию костной массы. Биосинтез кальцитонина у женщин во многом зависит от эстрогенов, при дефиците которых быстро прогрессирует остеопороз. Опосредуют влияние эстрогенов на синтез костной массы и ее резорбцию локальные факторы, особенно цитокины.

Моноциты периферической крови у женщин с остеопорозом и в постменопаузальный период более активно синтезируют интерлейкины-1 (ИЛ-1 — IL-1). ИЛ-1 и другие цитокины (ТНФ-a) стимулируют продукцию ИЛ-6 (IL-6) мезенхимальными клетками. Именно ИЛ-6 активирует функцию остеокластов, вызывая ремоделирование костей при остеопорозе. Раннее наступление менопаузы при удалении яичников у женщин вызывает снижение плотности костной массы до 0,5–2 % в год.

Мужская менопауза — снижение половой функции после 40–50 лет — также приводит к ОП.

D. A. Schowman с соавт. (1997) обосновывают этот механизм:

· снижением уровня эстрогена из-за уменьшения периферической конверсии тестостерона в эстрадиол, что приводит к снижению образования костей;

· снижением уровня андрогена, приводящим к уменьшению секреции кальцитонина (мощного ингибитора костной резорбции);

· уменьшением при старении скелетной мускулатуры, мышечной силы.

Гормональную недостаточность у мужчин усиливают нервные срывы, дефицит андрогенов, анорексия, хронические заболевания печени, алкоголизм, курение, злокачественные новообразования, прием лекарств.

Ускоряют старение кости суставные травмы, сопровождаемые гемартрозом, а также нарушения трофики костей вследствие обменных, термических, лучевых повреждений (Спиртус Т. В., 1997; Laitinen L., Valimaki V., 1993).

II тип инволютивного ОП — сенильный. Диагностируют у женщин (чаще) и мужчин в возрасте 70 лет и старше.

Переломы чаще всего возникают в участках скелета, содержащих компактную и трабекулярную ткань, — в проксимальном отделе бедра, в позвоночнике, плечевой и большеберцовой кости, в костях таза. Множественные переломы позвонков в виде клиновидной деформации ведут к образованию, усилению дорсального кифоза, называемого «вдовий горб». В 90 лет минеральная плотность костной ткани в области шейки бедра достигает 58 % у женщин и 39 % у мужчин, а в межвертельной области — 53 и 35 % соответственно. У женщин ускоренная потеря костной массы связана с дефицитом эстрогенов, развивающимся в период менопаузы.

К развитию ОП II типа приводит снижение функции остеобластов и вторичный гиперпаратиреоидизм, вероятно, зависящий от ухудшения абсорбции кальция в тонком кишечнике. Для усвоения кальция необходим витамин D, физиологически активной формой которого является 1,25(ОН)2D. Он способствует минерализации кости и стимулирует активность остеобластов. С возрастом снижается уровень 25(ОН)D приблизительно на 50 %. Запасы его значительно выше в летние месяцы. Однако в пожилом возрасте сезонные колебания уменьшены в результате менее интенсивного летнего облучения, меньшей длительности солнечной инсоляции. Абсорбция витамина D у молодых также выше, чем в пожилом возрасте. При старении дефицит 1,25(ОН)2D приводит к уменьшению почечной массы, развитию рефрактерности к паратиреоидному гормону (ПТГ), снижению гормона роста. ПТГ играет центральную роль в возрастной потере костной ткани, повышенной костной резорбции.

Абсорбция кальция зависит от потребления кальция с пищей. На эффективность его абсорбции влияет активность 1,25(ОН)2D. С возрастом уменьшается эффективность кишечной реабсорбции кальция вследствие снижения способности кишечника реагировать на 1,25(ОН)2D (уменьшена чувствительность тканевых рецепторов к 1,25(ОН)2D). Снижение абсорбции кальция обусловлено и уменьшением эстрогенов у женщин: терапия эстрогенами повышала кишечную реабсорбцию кальция.

Повышение активности ПТГ ведет к гипокальциемии, потере костной ткани, повышенной костной резорбции.

Кальцитонин (КТ) — полипептид, включающий 32 аминокислоты, — секретируется С-клетками щитовидной железы в ответ на повышение кальция плазмы. Скрытый гипертиреоидизм и избыточная терапия гормонами щитовидной железы сопровождаются повышенным обменом кости и потерей костной ткани.

Гормон роста и инсулиноподобный фактор роста-1 стимулируют почечный синтез 1,25(ОН)2D, пролиферацию и дифференциацию остеобластов. Уменьшение ИПФР-1 с возрастом сопровождается нарушением этих процессов.

Способствует потере костной массы и дефицит микроэлементов (бора, меди, цинка, магния).

Для пролиферации остеобластов и минерализации кости важен витамин K: у лиц, получающих кумариновые антикоагулянты, снижается МПКТ.

Длительная иммобилизация приводит к увеличению костной резорбции, отрицательному балансу кальция, снижению уровня 1,25(ОН)2D, к потере костной массы и переломам.

Вторичный остеопороз

Факторами риска при вторичном остеопорозе являются:

· некоторые заболевания;

· некоторые оперативные вмешательства;

· прием определенных лекарственных препаратов.

Болезнь Иценко — Кушинга, акромегалия, гипопитуитаризм, гиперфункция паращитовидных желез, гипертиреоидизм, несовершенный остеогенез, офорэктомия (у женщин), гипогонадизм (у мужчин) часто являются причинами переломов позвоночника.

Переломы костей наблюдают при субтотальной гастрэктомии, гемиплегиях. Прием глюкокортикоидов и противосудорожных препаратов (барбитуратов) нередко осложнен переломами в молодом возрасте. Хронические обструктивные болезни легких также осложняются переломами вследствие малой физической активности, использования глюкокортикоидных препаратов, курения, злоупотребления алкоголем. Остеопороз возникает при приеме тиреоидных гормонов, антацидов.

Вторичный остеопороз может сопровождать ревматические болезни (ревматоидный артрит, системную красную волчанку, анкилозирующий спондилоартрит, псориатический артрит), хроническую почечную недостаточность, недостаточность надпочечников, гипопаратиреоидизм, гипофосфатемию, анемию, туберкулез легких, мышечные дистрофии.

ЛУЧЕВАЯ ДИАГНОСТИКА ОСТЕОПОРОЗА

Основным методом диагностики ОП является лучевая диагностика.

Для диагностики ОП проводят следующие исследования (Мурзин Б. Л., 1998):

· Череп в боковой проекции.

· Кисть в ладонной проекции.

· Грудной и поясничный отделы позвоночника в двух проекциях.

· Задняя рентгенограмма таза и проксимальных отделов бедренных костей.

Перестройка костной структуры при ОП сопровождается ее разрежением, т. е. уменьшением количества костной ткани в единице объема кости при ее нормальном химическом составе. Заметим, что при ОП имеет место нормальная минерализация редуцированного остеоидного матрикса. Костные трабекулы истончаются, они уменьшаются в количестве, иногда происходят их микропереломы. Увеличены в объеме костномозговые ячейки. Размеры костей при ОП остаются без изменений. Прежде всего рассасываются блоки, не являющиеся основными в отношении функциональной нагрузки (Коухен Р. Д., 1990).

Рентгенологически для ОП характерно (Зедгенидзе Г. А., Жарков П. Л., 1984):

· Появление крупнопетлистого рисунка кости в связи с истончением и разрушением костных балок и увеличением объема костномозговых ячеек.

· Расширение костномозгового канала в результате истончения кортикального слоя со стороны костномозгового канала.

· Спонгиозирование кортикального слоя в связи с частичным разрушением коcтных пластинок — резкой подчеркнутостью контуров кортикального слоя всей кости.

По распространенности ОП подразделяют на:

— местный (ограниченный);

— регионарный (в пределах одной области);

— распространенный (захватывает все кости конечности, более резко выражен в дистальных отделах);

— системный (разрежение костной структуры во всех костях скелета).

Именно системный ОП типичен в престарческом и старческом возрастных периодах (Зедгенидзе Г. А., Жарков П. Л., 1984). При старческом ОП наблюдают рентгенологически диффузный ОП, в отличие от очагового (пятнистого) ОП, быстро развивающегося после острого воспаления, термических или электрических травм.

Многочисленные исследования костей с помощью методик нейтронного активационного анализа содержания общего кальция, двойной фотонной абсорбциометрии, компьютерной томографии и денситометрии рентгеновских снимков подтверждают неравномерность и диспропорциональность потери костной массы при старческом ОП как по площади, так и во времени. Скорость потери костной массы выражена более интенсивно в губчатом веществе тел позвонков (преимущественно в средних и нижних грудных), а также в поясничном отделе (наиболее часто на уровне Th12 и L1), костях таза, ребер, черепа, а в дальнейшем — в шейках бедренной, плечевой и дистальных отделах лучевых костей.

Рентгенологически ОП выявляют уже тогда, когда утрачено 25–45 % нормального объема костного вещества. Наличие ОП в позвоночнике не вызывает сомнения в тех случаях, когда тела позвонков по своей плотности приближены к межпозвоночным дискам. При ОП рентгенологически находят резкую очерченность всех элементов костной структуры и непрерывность замыкающих пластинок, их извилистость. При выраженном ОП появляются так называемые рыбьи позвонки, позвонки трески. Это происходит вследствие вдавления межпозвоночными дисками верхней и нижней замыкающих пластинок поверхностей позвонков. Межпозвоночные диски увеличены в размерах и приобретают форму двояковыпуклых линз. Тела позвонков выглядят «стеклянными». Высота тел позвонков уменьшена преимущественно в переднем отделе, но иногда и на всем протяжении. Позвонок виден в виде пластинки небольшой толщины. Чаще бессимптомные переломы укорачивают переднюю половину тела позвонка, обусловливая его клиновидную деформацию. Вертикальные трабекулы тел позвонков сохраняются намного дольше горизонтальных, вследствие чего на рентгенограммах определяют вертикальную исчерченность тел позвонков.


Болезни суставов

Рис. 5. Рентгенограмма позвоночника больной с остеопорозом. Прямая проекция

Тела позвонков по своей плотности приближены к межпозвоночным дискам. Резкая очерченность всех элементов костных структур


Помимо ОП, старческие изменения позвоночника проявляются дегенерацией дисков и хрящей мелких его суставов. Ввиду значительной потери влаги в ядре диска, он теряет свои главные физиологические свойства — эластичность и напряжение, что приводит к постепенному разрушению студенистого ядра, затем фиброзного кольца и замыкающих пластинок. В диски проникают сосуды и соединительная ткань, вокруг которой образуется молодая остеоидная ткань, постепенно замещающая разрушенную часть диска. Вслед за дегенерацией диска наступают вторичные изменения в телах позвонков в виде субхондрального склероза, реактивного новообразования костной ткани и синостоза передних тел позвонков. Рентгенологически определяют «клювовидные» разрастания по краям тел позвонков. Эти же процессы вызывают окостенение прилегающей передней продольной связки и частичное анкилозирование мелких суставов. Все это приводит к ограничению движений в позвоночнике.

С возрастом происходит уменьшение высоты тел позвонков как по передней поверхности, так и посредине. Снижение высоты посредине выражено более значительно. Отмечена тенденция к увеличению переднезаднего размера тел позвонков (их длины). Уменьшен индекс — отношение высоты посредине к длине. Если в 25 лет он равен 85, то в 60–70 лет — 78 (Рохлин Г. Д. [и др.], 1986). Рентгенограмма с выраженными старческими изменениями позвоночника представлена на рис. 5.

В костях периферического скелета при ОП прежде всего страдает губчатое вещество: исчезают отдельные трабекулы, преимущественно те, которые несут меньшую функциональную нагрузку. Напротив, трабекулы, расположенные по силовым линиям наибольшей нагрузки на кость, становятся толще и кажутся подчеркнутыми. На этом фоне четко выглядят как бы прорисованные карандашом замыкающие пластинки эпифизов и диафизов.

ОП в кортикальном слое проявляется истончением и спогиозированием, т. е. расслоением на продольные параллельные пластинки. По данным Г. Д. Рохлина [и др.] (1986), у большинства обследованных женщин уменьшена толщина кортикального слоя ключиц. В 25 — 40-летнем возрасте она составляет 2,8 мм, в 60–70 лет — 2,1 мм. У 60 % обследованных людей старческого возраста выявляют ОП в проксимальном отделе бедренной кости: истончение костных пластинок, ориентированных вдоль силовых линий растяжения. Уменьшен шеечно-диафизарный угол тазобедренного сустава. В костях кистей при старении наблюдают истончение кортикального слоя и костных пластинок губчатого вещества, ориентированных параллельно длиннику кости и расположенных в основании фаланг и пястных костей.

В настоящее время для диагностики ОП наиболее информативно определение минеральной плотности костной ткани методом рентгеновской денситометрии (Спиртус Г. Д. [и др.], 1997).

Норма МПКТ — снижение в пределах одного стандартного отклонения (SD) от среднего значения молодого человека (референсного значения).

Остеопения — снижение МПКТ > 1 SD.

Остеопороз — снижение МПКТ > 2,5 SD от референсного значения.

Тяжелый остеопороз — снижение МПКТ > 2,5 SD от референсного значения в сочетании с одним или несколькими переломами костей (Насонов Е. Л. [и др.], 1997).

Инструментальные методы:

· Рентгенография костей скелета:

— ограниченное значение (изменения на снимках только при значительном снижении МПКТ — 30 % и более, опыт рентгенолога);

— роль в диагностике переломов в первую очередь позвонков — рентгеноморфометрия.

· «Золотой стандарт» — двухэнергетическая рентгеновская абсорбциометрия (денситометрия) — ранняя диагностика.

· Ультразвуковая денситометрия — менее точный метод (для скрининговых исследований).

· Количественная компьютерная томография.

По данным Л. И. Беневоленской (2005), показания к денситометрии:

— женщины в возрасте 65 лет и старше;

— женщины в менопаузе в возрасте до 65 лет с факторами риска;

— мужчины в возрасте 70 лет и старше;

— взрослые лица с переломами при минимальной травме в анамнезе;

— взрослые с заболеваниями и состояниями, приводящими к снижению костной массы;

— взрослые, принимающие препараты, снижающие костную массу;

— мониторинг эффективности проводимой терапии ОП.

Костные маркеры

ОП не удавалось диагностировать посредством измерения МПКТ у 80 % женщин, имевших впоследствии переломы от наличия ОП. В 2004 г. Национальный комитет по клинико-лабораторным стандартам (NCCLS, USA, www.nccls.org) опубликовал рекомендации по использованию костных маркеров. Используют преимущественно костные маркеры NTX, CTX, BALP, OC. Определяют общий Ca, P, ПТГ и 25(OH) витамина D в крови, оксипролин и кальций в моче.

Клиника остеопороза

Нередко клинические проявления отсутствуют или слабо выражены. Больных ОП беспокоят:

— боли в спине;

— уменьшение роста (более 2,5 см за 1 год, либо 4 см за жизнь);

— появление сгорбленности;

— переломы костей при минимальной травме (падение с высоты своего роста, кашле, чихании, неловком движении).

О развитии ОП косвенно свидетельствуют любые симптомы атрофии и потери коллагена: сухость кожи, ломкость ногтей, урогенитальные атрофические процессы, ухудшение подвижности и болезненность при движении в суставах, особенно плечевого пояса.

При опросе качества жизни пациентов с ОП беспокоят чаще всего боль и дискомфорт в спине на фоне общей слабости, проблемы со сном. Однако больных могут беспокоить боли самой разнообразной локализации: в позвоночнике, костях таза, проксимальных отделах бедер, а также в костях дистальных отделов верхних и нижних конечностей. Интенсивность болевых ощущений и их частота несколько нарастают по мере увеличения остеопороза. Возникают утомление при ходьбе, изменение походки, ограничение подвижности. Боли чаще тупые, ноющие, метеозависимые, могут усиливаться даже после небольшой нагрузки по вечерам, исчезать после отдыха. Происходит укорочение туловища, уменьшение роста. Нарушена осанка, выражена сутулость. Нарастает грудной кифоз и выпрямление поясничного лордоза. С возрастом уменьшена и подвижность поясничного отдела позвоночника как во фронтальной, так и в сагиттальной плоскостях.

В каждом последующем пятилетии, начиная с 65 лет, закономерно падает объем движений. В пожилом возрасте подвижность шейного отдела достоверно меньше, чем у людей молодого и среднего возраста. Однако, сформировавшись на рубеже 60–65 лет, уменьшение подвижности шеи далее прогрессирует незначительно. Эта естественная иммобилизация существенно уменьшает частоту и проявления осложнений шейного остеохондроза (Веселовский В. П. [и др.], 1978).

Как указывалось выше, в пожилом возрасте переломы возникают даже после относительно небольшой травмы. Наиболее часто случаются переломы в области нижнего отдела лучевой кости (перелом Коллиса) и шейки бедра.

В позвоночнике чаще диагностируют переломы в среднем, нижнегрудном и верхнем поясничном отделах (Th12 и L1). Могут быть и бессимптомные переломы тел позвонков, которые приводят к плавному изгибу позвоночника, чаще в грудном отделе.

ОСТЕОМАЛЯЦИЯ

Остеомаляция — наличие широких прослоек некальцифицированной кости (остеоида), окружающей часть поверхности костной трабекулы. Происходит уменьшение кальция на единицу массы кости (в отличие от нормального соотношения при ОП). Развитие остеоидной ткани, количества остеобластов остается нормальным. Однако усвоение и содержание кальция и фосфора в них уменьшено вследствие недостатка в организме витамина D (Коухен Р. Д., 1990). Наиболее частая причина — недостаток активных метаболитов витамина D, регулирующих минерализацию костной ткани.

В детстве — это рахит, у взрослых — остеомаляция. В молодом и среднем возрасте остеомаляция развивается на фоне болезней пищеварительной системы с кишечной мальабсорбцией при хронических энтеритах, после резекции желудка. Возникающий дефицит кальция обусловлен нарушением его всасывания, низким содержанием в пище, плохой переносимостью молочных продуктов. Нарушение всасывания витамина D препятствует адаптации к дефициту кальция (Шотемор Ш. Ш., 2002). Особенно часто встречается остеомаляция в пожилом и старческом возрасте как вследствие низкого содержания витамина D в пище из-за диетических ограничений при патологии системы кровообращения, печени и желчного пузыря, так и вследствие возрастных нарушений всасывания этого жирорастворимого витамина, а также снижения ренального синтеза кальцитриола по причине возрастного снижения функции почек. Способствует остеомаляции снижение процессов гидроксилирования витамина D в печени и почках.

Развитие остеомаляции у лиц пожилого возраста определяют кратковременное пребывание на воздухе, недостаток солнечного воздействия. Это подтверждено нарастанием клинических проявлений остеомаляции в зимние месяцы и весной, которые сменяются осенне-летними ремиссиями. Этим поддерживается порочный круг: нарушение двигательной активности лишает больного возможности выходить из дома, а отсутствие инсоляции, усугубляя дефицит витамина D, способствует прогрессированию остеомаляции. Именно у обитателей гериатрических палат вследствие малого проникновения ультрафиолета через стекла выявлено низкое содержание 25(ОН)D в крови (Коухен Р. Д., 1990).

Нередко остеомаляцию наблюдают у больных, принимающих противосудорожную терапию. Под влиянием этих препаратов перестраивается метаболизм витамина D с образованием неактивных продуктов. Кроме того, противосудорожные препараты снижают восприимчивость органов к воздействию витамина D и его метаболитов. Накопление остеоида в костях снижает их толерантность к механическим нагрузкам. При повседневных нагрузках возникают своеобразные повреждения, зоны Лоозера, множественные, как правило симметричные, в костях таза, шейках и подвертельных отделах бедренных костей, ребрах, плюсневых костях.

Признаками остеомаляции являются искривления длинных трубчатых костей, утолщение эпифизов и передних концов ребер, изменение костей черепа (в детском возрасте), деформация таза.

Клиника

При развитии остеомаляции больных беспокоят боли в костях таза, бедрах, голенях, позвоночнике, ребрах, усиливающиеся при движении. Определяют болезненность костей при пальпации. Боль в костях сопровождается проксимальной мышечной слабостью в нижних конечностях. Развивается проксимальная миопатия: больному трудно подниматься по лестнице, встать из положения сидя. Изменяется походка, становится неуверенной, «утиной». Боль распространяется на грудную клетку, позвоночник, затем на плечевой пояс и свободные отделы верхних конечностей. Больные обездвижены (Шотемор Ш. Ш., 2002).

У молодых людей гипокальциемия проявляется постепенной утратой атлетического телосложения. Возможны психические нарушения, экзема и псориаз.

Гипокальциемия в раннем детском возрасте проявляется тетанией, судорогами и ларингоспазмом.

Гипокальциемия взрослых также сопровождается тетанией с карпопедальным спазмом. Выявляют положительный симптом Хвостека и Труссо.

В крови при остеомаляции повышено содержание щелочной фосфатазы, снижено количество кальция и фосфора.

Лучевая диагностика

Рентгенологически при остеомаляции выявляют небольшие дефекты кортикального слоя многих костей, участки лишенной кальция остеоидной ткани, так называемые лоозеровские зоны. Гистологически в них определяют широкие прослойки некальцифицированной кости, окружающие часть костной трабекулы. Здесь действительно могут появиться микропереломы, заживление которых сопровождается формированием типичной мозоли. Чаще лоозеровские зоны можно обнаружить в ветвях лобковых костей, ребрах, латеральных отделах лопаток, черепе, шейке бедра. Характерные для остеомаляции гистологические изменения наблюдают у многих пожилых больных с переломами шейки бедра (сочетание остеопороза и остеомаляции).

АРТРОПАТИИ ПРИ СТАРЕНИИ

Помимо старения опорной костной ткани, с возрастом возникают изменения и двигательной, суставной части скелета. В старческом возрасте ранние и наиболее выраженные изменения в суставах обусловлены инволютивными процессами хрящевой ткани (Mallmud C. J., 1993). В пожилом возрасте гиподинамия, гипокинезия приводят к гипоксии тканей сустава. Этому также способствует склероз сосудов, увеличение массы тела с перегрузкой суставов. В синовиальной оболочке находят уменьшение количества коллагена, синовиальные ворсины истончены, сосуды в них запустевают. С возрастом достоверно сокращена толщина пластинки суставного хряща. По данным В. Н. Павловой (1980), в 25–30 лет она составляет 1,2–1,5 мм, а в 60–70 лет — 0,7–0,8 мм. Больше выражены рентгенологические изменения при старении в суставном хряще впадины и меньше — в хряще головки. Они возникают в функционально наиболее нагруженных местах и в периферических отделах суставов. Обызвествление глубоких зон суставного хряща приводит к уменьшению толщины собственно хряща. Помимо этого, толщина хряща уменьшена также вследствие дистрофических изменений клеток поверхностного слоя хряща, иногда заканчивающегося некрозом. Все это проявляется рентгенологически сужением суставной щели (Зедгенидзе Г. А., Жарков П. Л., 1984).

В старческом возрасте уменьшено число хрящевых клеток, хондроцитов, составляющих 1 — 10 % объема хряща. Высокоактивные в молодом возрасте хондроциты у пожилых людей, при нарушениях обмена, подвержены дистрофическим изменениям. В основном веществе хряща увеличено количество и толщина коллагеновых фибрилл с уменьшениeм расстояния между ними. Прогрессирует полимеризация протеогликанов. Происходит разволокнение матрикса хряща, возникает неровность его поверхности, местами он становится грубоволокнистым. Одновременно с гибелью хондроцитов возникает репаративная регенерация хрящевых клеток. Однaко она неполноценна.

Многие клетки подвержены дистрофическим изменениям. Вследствие этого они вырабатывают менее агрегированные протеогликаны, коллаген I типа наряду с коллагеном II типа. Способность хряща к растяжению, противостояние к компрессионным нагрузкам снижены. Атрофированный вследствие старения гиалиновый хрящ заменяется новообразованной хондроидной тканью. Однако, вследствие общих дистрофических процессов при старении, она развивается слабо, медленно. Отсутствуют ее массивные разрастания в виде остеофитов, узелков Гебердена.

Клиника

Боли в суставах эпизодические, тупые, ноющие, метеозависимые. Возникают после небольшой нагрузки, по вечерам. Исчезают после отдыха. Преимущественно локализованы в позвоночнике, костях таза, проксимальных отделах бедер, дистальных отделах верхних и нижних конечностей.

Суставная капсула при старении подвержена сморщиванию. В средних и наружных слоях капсулы возникают различной величины и формы кальцификаты, которые при движении могут раздражать нервно-сосудистые образования и вызывать боль (Подрушняк Е. П., 1994).

При движении может возникать чувство скованности и ограничение подвижности сустава, которые обусловлены как склерозом суставной сумки и сухожилий, так и усиленным напряжением с болевой контрактурой соответствующих мышц. Можно наблюдать в пожилом возрасте громкий хруст при сгибании коленного сустава, на который действует весовая нагрузка. Хруст связан с образованием газового пузыря в жидкости под влиянием отрицательного давления. То же возникает при переразгибании плечевых и мелких суставов кистей. Это так называемый «невинный хруст», т. е. не связанный с патологией суставов, в частности с деформирующим остеоартрозом (Каррей Х. Л. Ф., 1990).

Видимые изменения суставов обусловлены атрофией мышц, сморщиванием, склерозированием суставной капсулы, связок, а также подвывихами. При ощупывании суставов можно обнаружить уплотнение и утолщение суставной сумки, твердые сухожилия. Остеофиты при старении, как правило, не успевают сформироваться. При исследовании пассивных движений отсутствует истинное стойкое ограничение подвижности суставов. Сухожилия и связки в местах прикрепления к костям в старческом возрасте нередко трансформируются в кость. При повышении требований к ним и их повреждении может возникать асептическое воспаление с болевым синдромом. Чаще это происходит в крестцово-подвздошном сочленении, где вся нагрузка в вертикальном положении падает на связки.

Лучевая диагностика

При рентгенографии суставов в старческом возрасте типичен системный остеопороз костей конечностей, позвоночника («стеклянные позвонки»), истончение кортикального слоя, участки обызвествления капсул, сухожилий, чаще в крестцово-подвздошном сочленении, в подсвязочных (спонгилезных) костных разрастаниях, локализованных под передней продольной связкой позвоночника (Жарков П. Л., 1994), при остеомаляции — лоозеровские зоны.

ПРОФИЛАКТИКА И ЛЕЧЕНИЕ ИЗМЕНЕНИЙ КОСТНО-СУСТАВНОЙ СИСТЕМЫ ПРИ СТАРЕНИИ И ОСТЕОПОРОЗЕ

Подходы к терапии остеопороза — прежде всего физическая активность, отказ от привычных интоксикаций (курение, алкоголь).

Лечение движением. Профилактику старческих изменений костно-суставного аппарата или предотвращение их прогрессирования необходимо проводить при помощи солнечных ванн и движений. У человека насчитывают более 7 тыс. мышц. Движения будут предотвращать атрофию мышц. Без тренировки атрофированные мышцы не восстанавливаются (Брегг П., 1994). Кроме того, движения способствуют усвоению кальция: физические упражнения, особенно против сопротивления, способствуют увеличению кальция в костной ткани. Двигательная нагрузка должна быть достаточной, но не чрезмерной. Перегрузка, особенно используемая для снижения массы подкожной клетчатки, наоборот, подстегивает гормональные изменения в организме. Она расстраивает менструальный цикл, вызывает потерю кальция, способствует развитию остеопороза (Эпплтон Н., 1960).

Целесообразны лечебная гимнастика, игровые виды спорта, танцы. Обязательна утренняя гимнастика. Она улучшает кровоток во всех суставах, пребывающих ночью в вынужденном покое. Кроме того, утренняя гимнастика повышает общий жизненный тонус, создает бодрое, деятельное настроение. В течение дня желательно проводить 2–3 сеанса гимнастики продолжительностью не более 7 — 20 мин. Нужны поочередно движения во всех суставах, но не более пяти однотипных движений (сгибаний, разгибаний, отведений, вращений). Рекомендуют после 2 мин нагрузки в течение 1 мин расслабление. Всего в течение дня целесообразно 50 мин физических упражнений. Это необходимо делать минимум 3 раза в неделю. Из спортивных нагрузок рекомендуют ходьбу на лыжах, плавание, городки, бадминтон. Дозированные спортивные игры со сверстниками улучшают психологический статус человека, укрепляют силу воли, вызывают жажду здоровья во имя полноценной жизни.

При наличии ОП целесообразен массаж крупных массивов мышц (обходя суставы). Однако мануальная терапия при ОП позвоночника противопоказана в связи с высоким риском перелома позвонков. Использование корсетов может уменьшать боль в позвоночнике при физическом напряжении, подъеме тяжестей, длительной ходьбе. Однако длительное (более 2–3 ч/сут) использование корсетов может привести к слабости мышц спины и переломам позвонков в дальнейшем.

Диета. В пожилом и старческом возрасте целесообразно ограничение калорийности пищи для снижения массы тела, уменьшения нагрузки на позвоночник и костно-суставной аппарат конечностей. Кроме того, уменьшение массы тела способствует двигательной активности.

Если рекомендуемую энергетическую ценность суточного рациона в возрасте от 30 до 40 лет принять за 100 %, то в возрасте 51–60 лет ее необходимо снизить до 80 %, в 61–70 лет — до 70 %, а старше 70 лет — до 60 % (Щедрунов В. В., 1996).

Фактором риска ОП является употребление более 85 г 80 %-ного спирта (что эквивалентно 250 г вина или 650 г пива).

Уменьшает прогрессирование старения диета с ограничением поваренной соли, пряностей, кофе, чая при достаточном количестве воды (в среднем — 8 стаканов в день).

Большое потребление кофеина (> 4 чашек в день) ассоциировано с переломами у мужчин и женщин. Кофеин — кофе, чай, безалкогольные напитки, шоколад способствуют выделению кальция с мочой: одновременно выводятся натрий, калий и магний. Кофеин — естественный диуретик, увеличивает количество мочи на 30 %. Особенно это выражено при приеме безалкогольных напитков (одновременно кофеин, сахар и газированная вода). Чай и кофе особенно вредны в пожилом возрасте, так как в течение 2 ч после их употребления резко увеличивается активность всех систем и органов, вызывая их истощениe. После этого возникает чувство слабости, вялости, сонливости, продолжающееся много часов. Чай и кофе могут быть причиной сердцебиений, вызывать кофеиновую миокардиодистрофию, что сопровождается одышкой, слабостью при физической нагрузке и даже приступами мерцательной аритмии. Кроме того, кофе вызывает гастродуоденит, бессонницу, ослабляет половую потенцию, способствует скоплению газов в брюшной полости, геморрою, желтому цвету лица. К сожалению, люди с трудом отказываются от чая и кофе, так как развивается кофеиновая зависимость. Целесообразно заменять кофе и чай травяными, лиственными чаями.

Избыток поваренной соли с пищей приводит к снижению МПКТ. Вместо поваренной соли, которая удерживает в организме большое количество жидкости, способствуя увеличению массы тела и затрудняя этим работу сердца, желательно использовать ароматические вещества (укроп, петрушку, тмин, пастернак, лук, чеснок, морскую капусту). Ароматические вещества содержат в большом количестве витамины, многие минералы. Следует отметить, что чеснок и лук препятствуют тромбообразованию. Эффективность ароматических веществ сохраняется и после термической обработки.

В природе не существует продуктов, которые содержали бы все компоненты, необходимые человеку. Только разная их комбинация обеспечивает доставку необходимых пищевых веществ, в том числе витаминов и микроэлементов. Разнообразная пища вызывает повышенный аппетит, большее выделение пищеварительных соков, улучшает усвоение продуктов, т. е. разнообразное питание более физиологично.

В нормальном пищевом рационе соотношение белков, жиров и углеводов близко к 1: 1: 4.

Животные белки (молоко, мясо, яйца, рыба) должны составлять 55–60 % от общего количества белков в рационе (Щедрунов В. В., 1996). В сутки человеку необходимо всего 29 г животных белков для женщин и 34 г — для мужчин.

В пожилом возрасте целесообразно больше употреблять рыбы. В рыбе содержится много фосфора, кальция, калия и железа. Рыбий жир содержит высокополиненасыщенные жирные кислоты (эйкозогексоеновую и докозопентаеновую), которые увеличивают выработку альфа-липопротеидов и уменьшают образование липопротеидов низкой плотности. Все это ослабляет проявление атеросклероза, улучшая кровоснабжение всех органов и тканей, предотвращая старение.

Резко возрастает в пожилом возрасте потребность в кальции, который содержится в большом количестве в молочных продуктах (твороге, брынзе), а также в яичном желтке. Благодаря наличию в твороге и яйце метионина, холина, лецитина и витаминов (А, Е и D), они также оказывают выраженное антисклеротическое действие. В. В. Щедрунов (1996) отмечает, что сыры (концентрат белка, жира и минеральных солей — кальция, фосфора и др.) обладают 95–97 %-ной усвояемостью. Недостаток молока не только нарушает минеральный состав кости, но и повышает раздражительность. Однако молочный жир в большом количестве вреден, да и молоко (но не кисломолочные продукты) не всеми пожилыми людьми хорошо усваивается, так как содержит лактозу, а у некоторых людей мало фермента лактазы, который необходим для ее переваривания. Сахар в коктейлях, йогуртах мешает усвоению кальция из молока.

В пожилом возрасте целесообразен периодический прием (один курс в 5 лет) тибетской настойки. Для этого 200 г чеснока настаивают в 200 мл водки в течение 10 дней в холодильнике. После процеживания принимают с 50 мл молока за 30 мин до еды трижды в день от 1 до 15 капель, каждый прием увеличивая на 1 каплю, а затем уменьшают до 1 капли. После этого остаток настойки следует выпить по 25 капель в молоке 3 раза в день. Настойка способствует омоложению, профилактике онкопатологии, туберкулеза, хронических неспецифических заболеваний легких, атеросклероза и остеопороза. Необходимо отметить хорошую переносимость молока в таком виде пожилыми людьми, да и улучшение его переносимости в дальнейшем.

Много кальция содержится в цветной капусте, репе, брюкве, чечевице, отрубях, в сырых фруктах и овощах, а также в миндале, инжире, ягодах. Фосфор и кальций присутствуют в большом количестве в рыбе, особенно в рыбьей печени, яичном желтке, сыре. Витамины содержатся в отрубях, редисе, огурцах, салате, фасоли, чечевице, горохе, орехах, смородине. Применение этих продуктов необходимо для предотвращения остеомаляции.

Субпродукты содержат полноценные белки, жиры, минеральные соли и витамины. Однако они богаты пуринами и холестерином, что ограничивает их использование в пожилом возрасте. Кроме того, большое количество белка повышает кислотность крови. Ощелачиванию способствует натрий, содержащийся в овощах и фруктах. Не поставляет натрий в организм поваренная соль, являющаяся стойким соединением. Чем больше поваренной соли принимают с пищей, тем больше солей натрия и кальция выводится из организма (Эпплтон Н., 1960).

Альтернативой животным белкам являются белки грибов, содержащие помимо аминокислот много пантотеновой кислоты, а также белки растений, особенно бобовых. Однако растительные белки (зернобобовые, хлеб, овощи) содержат недостаточно незаменимых аминокислот и усваиваются организмом хуже (только на 70–80 %) (Щедрунов В. В., 1996). Вместе с тем бобовые, зеленые овощи содержат бор, способствующий усвоению кальция. Бор в значительном количестве присутствует в орехах, нецитрусовых фруктах (яблоках, грушах и др.).

В последнее время пересмотрено отношение к приему яиц. Целесообразно употребление не менее 6 яиц в неделю. Если существуют генетическая предрасположенность или клинические проявления атеросклероза, то рекомендуют не более 4 яиц в неделю. Именно благодаря наличию в яйцах лецитина и холина, их недостаток может быть причиной опухолей или болезней иммунной системы.

Для людей пожилого возраста необходимо ограничение сахара, избыток которого вызывает функциональную гипогликемию, способствуя привыканию к алкоголю, наркотикам, никотину (Брехман И. И., 1988). Сахар меняет пропорциональное отношение кальция и фосфора. Фосфор падает, а кальций растет на протяжении 24 ч после приема сахара. При этом возрастает выделение с мочой магния, цинка и натрия. Все это увеличивает риск переломов. Сахар также приводит к аллергизации организма, снижению сексуальных влечений, вызывает расстройства психики. Помимо всего перечисленного, излишний прием сахара и его продуктов увеличивает массу тела, обуслoвливая дополнительную нагрузку на позвоночник и суставы.

В пожилом возрасте нормализуют деятельность хондроцитов и обмен костной ткани анаболические нестероидные вещества (витамины В6, В12, В15, фолиевая, оротовая и аспарагиновая кислоты). Они также улучшают память, внимание, сосредоточенность, совершенствуют кроветворение. Фолиевая кислота содержится в редисе, картофеле, моркови, петрушке, сладком перце и бананах. Витамин В12 присутствует в большом количестве в квашеной капусте, зеленом горошке. Витамина В6 много в дрожжах, яйцах, рыбе, говядине, бобовых культурах, в цельных зернах и отрубях.

Для замедления процессов старения, очищения организма от отработанных вeществ необходимы в рационе пожилых людей энтеросорбенты (активированный уголь, отруби, яблоки).

При наличии факторов риска ОП необходима отмена психотропных препаратов.

Медикаментозная терапия. Улучшению обмена клеток способствуют антиоксиданты. К ним относят витамин С, рутин, токоферол, супероксиддисмутазу, ретинол и его предшественники — бета-каротины. Бета-каротинов больше всего содержат овощи — морковь, тыква, кукуруза, бобовые, капуста.

Предотвращают старение также антигипоксанты: рибоксин, фосфаден, глютаминовая кислота. Применение антиоксидантов и антигипоксантов увеличивает продолжительность жизни на 15–20 %.

В качестве геропротекторов применяют новокаин (внутримышечно по 5 мл 2 % раствора, ежедневно, № 15 на курс), дибазол, унитиол, тиосульфат натрия, церебролизин.

Целесообразно использовать с целью уменьшения процессов распада хряща хондропротекторы — артрон, хондроитин сульфат, терафлекс. Стимулирует синтез протеогликанов хряща с нормальной полимерной структурой применение аминомоносахарида — глюкозамин сульфата (препарат «ДОНА»). Препарат также подавляет активность некоторых ферментов, разрушающих хрящ (коллагеназы, фосфолипазы А2), снижает образование супероксидных радикалов, повреждающих клетки.

Разработаны новые артропротекторы на базе факторов роста, усиливающие метаболизм хрящевой ткани, стимулирующие пролиферацию хондроцитов, синтез коллагена и протеогликанов. К ним относят инсулиноподобный фактор роста (IJF-1) или соматомедин С, фактор роста фибробластов, фактор роста тромбоцитов (PDJF), эпидермальный фактор роста, трансформирующий фактор роста (TGF-β), фактор, продуцирующий рост хряща (CIF). Витамин А, пантотенат кальция, глютаминовая кислота, метионин, галактоза, магнезия действуют по типу хондропротекторов, являясь метаболическими предшественниками гликозаминогликанов (Feitelvich J. [et al.], 1983).

Группы препаратов для лечения ОП:

· Антирезорбтивные средства:

— бисфосфонаты — фосамакс, бонвива;

— кальцитонин — миакальцик;

— селективные модуляторы эстрогеновых рецепторов (СМЭР) — ралоксифен.

· Анаболические средства:

— терипаратид (rhPTH(1 — 34)) — форстео.

· Другие средства:

— стронция ранелат — бивалос.

К антиостеопоретическим препаратам относят:

· Препараты, подавляющие резорбцию костной ткани:

— Гормональная заместительная терапия.

— Кальцитонин (миокальцик).

— Бисфосфонаты (этидронат, тилудронат, алендронат).

— Кальций с витамином D (кальциферол, холекальциферол).

— Активированные производные витамина D (кальцитриол, альфа-кальцидол).

— Остеогенон (оссеин-гидроксиапатит).

— Анаболические стероиды.

— Пептид (1 — 34) ПТГ.

— Простагландин Е2.

— Гормон роста.

Длительная заместительная гормональная терапия (эстрогеном или прогестероном) при лечении более 3 лет снижает риск переломов, но увеличивает риск тромбоэмболий, инфарктов, инсультов, рака молочной железы и матки.

В настоящее время в связи с выявлением их канцерогенных свойств, а также вследствие того, что эстрогены в климактерическом периоде вызывают маточные кровотечения, повышают частоту тромбозов, их применение считают нецелесообразным (Коухен Р. Л., 1990). Альтернативой гормональной заместительной терапии считают селективный модулятор рецепторов эстрадиола (СМЭР, SERMs) ралоксифен, который оказывает эстрогеноподобный эффект на кость. Предотвращает потерю костной ткани, уменьшает риск рака матки и молочной железы. Опасен повышением риска венозных тромбоэмболий. Он, как и все половые гормоны, имеет стероидную структуру и, как все стероиды, метаболизируется с образованием метаболитов — 4-изомер и 3-ОН метаболиты. Эти активные метаболиты различны по степени тяготения к рецепторам эстрогенов, прогестерона и андрогенов в различных тканях. Они стимулируют рецепторы эстрогенов в костной ткани и блокируют их в молочной железе, замедляют клеточную пролиферацию в ней и увеличивают апоптоз нормальных, а также раковых клеток.

В 95 % случаев на фоне терапии СМЭР поддерживается атрофия эндометрия. Таким образом, СМЭР может служить альтернативой обычной гормональной заместительной терапии и сводит до минимума нежелательное действие на органы, не являющиеся объектами его воздействия; повышает МПКТ. Помимо перечисленного, СМЭР эффективен в терапии вегетативных и нейроэмоциональных расстройств после менопаузы, его рекомендуют при наличии эндометриоза у пациентов, принимающих аналоги гонадотропин-релизинг гормонов, имеющих побочные эффекты при приеме эстрогенсодержащих препаратов. Он снижает уровень триглицеридов, липопротеидов. В настоящее время считается опасным в пожилом возрасте использование анаболических стероидов (ретаболила, нерабола и их аналогов), которые относят к вероятно канцерогенным лекарственным препаратам. Андрогенная терапия увеличивает вес тела из-за задержки жидкости, вызывает гинекомастию в результате конверсии тестостерона в эстрадиол. Осложнениями при их применении могут быть острый инфаркт миокарда и инсульт даже в молодые годы вследствие быстрого прогрессирования атеросклероза из-за увеличения липопротеидов низкой плотности и снижения липопротеидов высокой плотности. Нарушению кровотока также способствует полицитемия, агрегация тромбоцитов и увеличение гематокрита. Но главное — андрогены провоцируют рак предстательной железы (Schow D. A. [et al.], 1997).

Добавление женщинам в постменопаузном периоде кальция (около 1000 мг/сут) может предупреждать потерю около 1 % костной массы в год. Добавление кальция в дозе 2–2,5 г/сут замедляет потерю костной ткани позвоночника и шейки бедра; дозы менее 1 г/сут менее эффективны. D. J. Christopher (2000) приводит сведения о расходе кальция в различных возрастах, содержание его в молочных продуктах и в медицинских препаратах (табл. 2–4).

Содержание 1,25(ОН)2D, но не 25(ОН)D в костях пожилых пациентов ниже, чем у молодых. Это предполагает нарушение превращения 25(ОН)D в 1,25(ОН)2D в костной ткани. Назначение 800 МЕ витамина D2 в сочетании с 1 г/сут кальция вело к увеличению плотности позвонков (Christopher D. J., 2000). По данным автора, частота переломов уменьшилась на 1 % после 2 лет курсового лечения и на 5 % — к концу пятилетнего курса.

Необходимое количество витамина D — 400 МЕ/сут поступает:

— из 1 л молока;

— из 1 табл. мультивитаминов;

— вырабатывается в течение 30–60 мин пребывания на солнце.

В последнее время для лечения ОП рекомендуют альфа-кальцидол, активный метаболит витамина D. Препарат усиливает абсорбцию кальция и фосфора в кишечнике, усиливает их реабсорбцию в почках, повышает минерализацию костей, снижает уровень ПТГ в крови. Доза — 0,5–1,0 мкг (2–4 капс.) в сутки. Курс — 2–3 мес.

Миокальцик — кальцитонин лосося. Аналог кальцитонина человека, более активный. Взаимодействует с рецепторами кальцитонина (в костной ткани, ЦНС).

Кальцитонин подавляет резорбцию костной ткани, так как он ингибирует активность остеокластов и стимулирует остеобластную активность и костеобразование. Кроме того, он оказывает слабое диуретическое действие, ингибирует секреторную функцию желудка и поджелудочной железы, обладает противовоспалительными свойствами. Наиболее важным внекостным эффектом является его анальгетическое действие благодаря взаимодействию со специальными центральными рецепторами с повышением уровня бета-эндорфинов, угнетением синтеза провоспалительных простагландинов (Е2).


Таблица 2

Суточный расход кальция

Болезни суставов

Таблица 3

Содержание кальция в молочных продуктах

Болезни суставов

Таблица 4

Содержание элементарного кальция в различных солях его

Болезни суставов

Применяют кальцитонин по 200 МЕ интраназально или 100 МЕ внутримышечно через день в непрерывном режиме или в прерывистом режиме (2–3 мес. и перерыв 2–3 мес.) в сочетании с кальцием, витамином D или альфа-кальцидолом. Побочные действия миокальцика: при подкожном/внутримышечном введении — вазомоторные реакции, приливы к лицу, головокружения, тошнота; рвота, боли в животе (редко). При интраназальном введении — раздражение слизистой носа (редко). А. В. Дроваль [и др.] (1998) показали эффективность комбинированной терапии миокальциком и малыми дозами альфа-кальцидола. Это лечение после 6 мес. приема вызывало увеличение МПКТ.

С. В. Моисеев (1998) подчеркивал, что «качество кости» зависит не только от ее плотности, но и ряда других факторов (микроархитектоники, органического матрикса и др.), и определяется не столько ее массой, сколько скоростью ее обмена. Следовательно, средства, снижающие ремоделирование костной ткани, могут улучшать ее «качество», повышать прочность даже при отсутствии значительного увеличения костной массы. Миокальцик, по данным автора, снижает количество переломов позвонков на 67 % даже при небольшом влиянии на МПКТ. Эти препараты могут быть альтернативой эстрогенам.

Для лечения ОП применяют бисфосфонаты (Насонов Е. Л. [и др.], 1996), которые являются синтетическими аналогами эндогенного пирофосфата, обладающего свойствами эндогенного регулятора костного обмена. Они ингибируют костную резорбцию остеокластами и предотвращают остеолиз, индуцируемый многими факторами (ПТГ, кальцитриол, простагландины, цитокины, иммобилизация, а также введением гепарина, глюкокортикоидов, тироксина, недостаточностью гонад, злокачественными новообразованиями). Бисфосфонаты не только подавляют активность зрелых остеокластов, но и дифференцировку предшественников остеокластов, что приводит к уменьшению глубины резорбции в кортикальных и трабекулярных костях.

Кроме того, бисфосфонаты подавляют синтез провоспалительных цитокинов (ИЛ-1 и ИЛ-6, фактора некроза опухолей). Вследствие этого бисфосфонаты используют также для лечения пародонтоза, остеопороза, индуцированного воспалительными заболеваниями суставов, глюкокортикоидами.

Среди бисфосфонатов используют алендронат (фосамакс), уменьшающий риск переломов позвонков (на 47 %) и риск переломов бедренной кости (на 51–56 %). Алендронат оказывает быстрый эффект на МПКТ и маркеры метаболизма кости. Его следует принимать за 30 мин до или спустя 1,5 ч после еды, сохраняя положение сидя или стоя в течение получаса после приема.

Ибандронат — новый препарат на рынке. Снижает риск вертебральных переломов на 62 %. Снижает риск внепозвоночных переломов на 69 % в группе высокого риска. Введение — 1 раз в месяц. Сложность процедуры приема — необходимость соблюдения положения сидя или стоя в течение 1 ч.

Терипаратид является N-терминальным фрагментом паратиреоидного гормона человека. Стимулирует преимущественно образование костной ткани (влияние на остеобласты), ускоряет метаболизм кости и создает положительный баланс костной массы. Улучшает трабекулярную микроархитектонику и увеличивает толщину кортикальной кости. Увеличивает МПКТ в позвонках и бедре в постменопаузальном периоде. Комбинация терипаратида с алендронатом менее эффективна, чем использование изолированного терипаратида. Лечение терипаратидом после ралоксифена более быстро увеличивает МПКТ (Насонов Е. Л., 2006). В целом, рекомендуют как препарат резерва для тяжелого остеопороза (высокая стоимость, необходимость ежедневного подкожного введения).

Стронция ранелат уменьшает риск переломов позвонков (на 41 %), риск переломов бедренной кости (на 36 %). Противопоказан при заболеваниях вен — опасность флеботромбозов (Meunier P. J. [et al.], 2004; TROPOS study, 2005).

Для лечения остеопороза используют оссин (фтористый натрий), который стимулирует образование кости путем активации остеобластов и повышения образования основного костного вещества, главным образом губчатой костной ткани.

Низкие дозы монофторфосфата (15–20 мг элементарного фтора) в циклическом режиме повышают МПКТ и снижают риск переломов в постменопаузальном режиме. Соли фтора не рекомендуют для лечения остеопороза в пременопаузе (Насонов Е. Л., 2006).

В последнее время показана эффективность использования для лечения ОП остеогенона (оссеин-гидроксиапатитного комплекса). Остеогенон действует анаболитическим путем, активируя остеобласты, а также антикатаболическим путем — снижая активность остеокластов. Он произведен из бычьей кости, содержит органические и неорганические компоненты. Органический компонент — оссеин — состоит из коллагена и неколлагеновых пептидов (протеинов). Последние включают фактор роста (инсулиноподобный фактор роста-1 и -2, трансформирующий фактор роста) и остеокальцин. Неорганическая часть представлена гидроксиапатитом, обеспечивающим кальций и фосфор в физиологической пропорции (2: 1). Оссеин-гидроксиапатитный комплекс с кальцием более эффективно увеличивает МПК по сравнению с карбонатом кальция и трифосфатом кальция.

Остеохин (иприфлавон) потенцирует действие эстрогенов и косвенно усиливает секрецию эндогенного кальцитонина с уменьшением резорбции костной ткани (ингибирует остеокласты, увеличивает аденозинмонофосфат).

Для уменьшения остеопороза используют также инсулин, активирующий остеобласты и увеличивающий синтез инсулиноподобного фактора роста (ИПФР-1), а также соматотропин, гормон роста, который активирует остеобласты, увеличивая синтез ИПФР-1. Кроме того, гормон роста оказывает прямое стимулирующее действие на хондроциты и остеобласты, способствуя линейному росту костей.

Кальций-D3 Никомед форте, жевательные таблетки с лимонным вкусом, содержит 500 мг кальция и 400 МЕ витамина D. Его используют в комплексной терапии остеопороза.

Кальций с витамином D рекомендуют для профилактики ОП и лечения легких форм. Потребление 800 МЕ витамина D и 1200 мг элементарного кальция в сутки рекомендуют всем лицам старше 60 лет. При тяжелом остеопорозе — кальцитонин и бисфосфонаты.

Показания к фармакотерапии ОП:

— пациент со снижением величины МПК < 2,5 SD;

— пациент с остеопением при выраженных (множественных) факторах риска переломов.

Ралоксифен — препарат первой линии лечения ОП. Рекомендуют комбинацию алендроната и ралоксифена. Алендронат 70 мг 1 раз в неделю или 10 мг ежедневно в течение 3–5 лет. Дополнительно кальций 500 — 1000 мг/сут (например, с пищей) и витамин D 400–800 МЕ в сутки (Насонов Е. Л., 2007).

При тяжелом остеопорозе назначают кальцитонин и бисфосфонаты, комплексную терапию.

При наличии остеомаляции в старческом возрасте, особенно при появлении тетании с карпопедальным спазмом, симптомом Хвостека на фоне снижения в крови кальция, фосфора и повышения щелочной фосфатазы, назначают кальцитриол или альфа-кальцидол, насыщенный кальцием и витамином С, а также глюконат кальция (не менее 1 г элементарного кальция в день) за счет молочных продуктов или препаратов кальция (1 л молока эквивалентен 25 таблеткам глюконата кальция) и витамин D. Последний увеличивает всасывание кальция в кишечнике, усиливает реабсорбцию фосфора в почках, кальцифицирует костную ткань. Кроме того, витамин D поддерживает силу и массу мышц, так как при гипокальциемии развивается выраженная проксимальная миопатия. Употребляют дозы от 10 000 (15 000) до 30 000 (40 000) МЕ в день, двухмесячными курсами.

При целиакии с остеомаляцией назначают безглютеновую диету.

Глава 3

ОСТЕОАРТРОЗ

Остеоартроз (ОА) — заболевание периферических и/или центральных (позвоночных) суставов с деструкцией суставного хряща и дегенеративными изменениями в эпифизах сочленяющихся костей, с формированием субхондральных костных кист и краевых костных разрастаний. Распространенность ОА — 20 % населения земного шара (Насонов Е. Л., 2006).

Более 20 млн взрослого населения США имеют клинические признаки ОА: диагностируют ОА у 12 % лиц от 25 до 75 лет. Среди лиц в возрасте от 55 до 74 лет ОА суставов кистей находят у 70 %, ОА суставов стоп — у 40 %, гонартроз — у 10 %, коксартроз — у 3 % (Lawrence R. C. [et al.], 1998). В России каждый пятый житель достиг пенсионного возраста, а доля лиц 65 лет и старше составила 13,7 % всех жителей. Заболеваемость ОА в России возросла за последние 5 лет на 48 % и занимает лидирующее место среди заболеваний суставов (Фоломеева О. М., Эрдес Ш. Д., Насонова В. А., 2007).

Остеоартроз выявляют у 10–12 % взрослого населения, а среди лиц пожилого и старческого возраста его распространенность достигает 70–80 % (Мазуров В. И., 2005). В возрасте после 45 лет распространенность ОА составляет 13,9 %, старше 50 лет — 27,1 %, старше 60 лет — 97 % (Немцов Б. Ф., Симонова О. В., 2005).

Рентгенологические признаки ОА выявляют после 55 лет у 100 % обследованных, хотя клинически заболевание диагностируют в 27–60 % случаев (Altman R. D. [et al.], 1987).

Социальная значимость ОА обусловлена снижением качества жизни в связи с ограничением подвижности суставов из-за болей и утратой трудоспособности во всех возрастных группах. Чаще всего к инвалидизации приводят поражения тазобедренных и коленных суставов. Хотя полная инвалидизация при ОА встречается редко (лишь при поражении тазобедренных суставов), заболевание часто обусловливает временную нетрудоспособность (около 40 % среди больных ревматическими болезнями).

В последнее десятилетие нетрудоспособность населения из-за артроза увеличилась в 3–5 раз. ОА занимает четвертое место у женщин среди причин нетрудоспособности по всем заболеваниям (Коваленко В. Н., Борткевич О. П., 2003).

Социальная значимость ОА обусловлена снижением качества жизни в связи с ограничением подвижности суставов из-за болей и утратой трудоспособности во всех возрастных группах. Чаще всего к инвалидизации приводят поражения тазобедренных и коленных суставов.

КЛАССИФИКАЦИЯ ОСТЕОАРТРОЗА ПО МКБ-10

Артрозы (М15 — М19):

М15 Полиартроз.

М15.0 Первичный генерализованный (остео)артроз.

М15.3 Вторичный множественный артроз.

М16 Коксартроз (артроз тазобедренного сустава).

М17 Гонартроз (артроз коленного сустава).

М18 Артроз первого запястно-пястного сустава.

М19 Другие артрозы.

КЛАССИФИКАЦИЯ ОСТЕОАРТРОЗА ПО ВНОР (1985)

Х. Остеоартроз

1.0. Первичный (идиопатический) ОА.

1.1. Полиостеоартроз (генерализованный), олигоартроз, моноартроз (локальный ОА).

1.2. Спондилез, спондилоартроз.

1.3. Межпозвоночный остеохондроз.

1.4. Эпидемический остеоартроз (болезнь Кашин — Бека).

1.5. Диффузный идиопатический гиперостоз скелета (болезнь Форестье).

2.0. Вторичный ОА: вследствие дисплазий, артритов, травм, статических нарушений, гипермобильности и др.

По данным Американской ассоциации ревматологов, выделяют первичный (идиопатический) и вторичный ОА (Мазуров В. И., Онущенко И. А., 2000).

Первичный (идиопатический) ОА:

· Локальный (например, кисти, стопы, коленные суставы или др.).

· Генерализованный (три группы суставов и более).

Вторичный ОА:

· Посттравматический.

· Врожденные заболевания или нарушения развития.

· Локальный (например, дисплазия тазобедренных суставов).

· Генерализованный (например, хондропатия, наследственные метаболические нарушения, такие как охроноз, гемохроматоз).

· Заболевания, сопровождающиеся образованием кальцификатов.

· Другие заболевания костей и суставов (например, асептический некроз, ревматоидный артрит, болезнь Педжета).

Другие заболевания:

· Эндокринные (например, акромегалия, гиперпаратиреоз).

· Нейрогенная артропатия (артропатия Шарко).

ПАТОГЕНЕЗ

При ОА патологические изменения происходят в гиалиновом хряще и субхондральных отделах эпифизов костей.

Суставные концы костей окружены гладкой блестящей хрящевой тканью, которая помогает им скользить, смягчать толчки, их удары друг о друга. Строение хряща сходно с губкой. Он получает питание путем диффузии из капилляров синовиальной оболочки и субхондральной кости через синовиальную жидкость и матрикс хряща. В покое он впитывает окружающую его жидкость, поступающую в сустав. При движении сустава (сгибании или разгибании) хрящ эту жидкость выдавливает. Хрящевые клетки — хондроциты — находятся внутри основного вещества хряща. Они осуществляют биосинтез коллагеновых волокон и протеогликанов, так же как и ферментов, разрушающих матрикс (катепсин D, нейтральные протеазы, коллагеназа). Так как хрящевая ткань лишена сосудов, то обладающие интенсивной метаболической активностью высокоактивные в молодом возрасте хондроциты чрезвычайно чувствительны к нарушению кровоснабжения в суставе.

Внеклеточный матрикс хряща состоит из коллагеновых волокон и протеогликанов. Коллаген II типа представляет собой большое число коллагеновых молекул, которые формируются в виде коллагенового волокна. Протеогликаны — макромолекулы, синтезируемые хондроцитами из стержневого белка. Протеогликан состоит из глюкозаминогликанов, хондроитинсульфата (ХС) и кератосульфата, которые выступают из сердцевины белка, придавая этой молекуле конфигурацию щетки для чистки бутылок. Большая часть молекул протеогликана существует в виде агрегатов (отдельные молекулы связаны длинной цепочкой гиалуроновой кислоты). Крупные агрегаты гидрофильны, они связывают воду и обеспечивают ее диффузию. Особая роль в способности удерживать влагу принадлежит хондроитинсульфату. ХС 4 типа преобладает в «молодом хряще» и имеет способность удерживать большое количество молекул воды. В старшем возрасте уменьшено количество ХС 4 типа за счет увеличения ХС 6 типа. Вода составляет 80 % массы суставного хряща. Интерстициальная вода обладает способностью перемещаться в пределах матрикса хряща. Она вытесняется из участка, испытывающего давление, чтобы вновь возвращаться в него после прекращения воздействия. Благодаря своей несжимаемости, вода обеспечивает тургор хрящевой ткани. Большие, наполненные водой соединения протеогликанов переплетены друг с другом и стянуты сетью волокон коллагена II типа, придавая хрящу эластичность. Они же создают плотную трехмерную сетку, обеспечивающую прочность пространственной структуры. Все это делает хрящ твердым, эластичным, гладким и устойчивым к механическим воздействиям (Джиллиленд Б. К., 1996). Здоровый, полноценный гиалиновый хрящ, который испытывает нормальное давление, почти не изнашивается (Каррей Х. Л. Ф., 1990).

При расстройстве функции хондроцитов или их гибели происходит репаративная регенерация, пролиферация неполноценных хондроцитов. Они вырабатывают уменьшенное количество протеогликанов с измененным составом. Неполноценные и нестабильные протеогликаны менее агрегированы, что позволяет им легко покидать матрикс. Кроме повреждения протеогликанов, частично разрушается и коллагеновая сеть, которая уже не восстанавливается. Наряду с коллагеном II типа, поврежденные хондроциты продуцируют короткий, не образующий фибрилл, коллаген I типа. В хряще возникают вертикальные щели и изъязвления. Продукты распада и суставная жидкость распространяются до базального слоя, что приводит к появлению мелких участков остеонекроза и субхондральных кист (Watt I., 2000). Таким образом, изменение состава основного вещества хряща приводит к разволокнению и расщеплению матрикса. Уменьшается гидрофильность хряща. Формируется так называемая хондроидная ткань. Способность новообразованной хондроидной ткани к растяжению, компрессии снижена. Клетки ее склонны к эндогенной оссификации (Твердынин М. С. [и др.], 1987). При гибели хряща хондроидная ткань разрастается по краям суставных поверхностей для компенсаторного перераспределения механической нагрузки, формируя хондрофиты, которые в дальнейшем, окостеневая, превращаются в остеофиты (Коваленко В. Н., 2003). Постепенная атрофия хрящевой ткани на рентгенограммах отражена в виде уменьшения суставной щели. Даже незначительное уменьшение высоты хряща вызывает повреждение и компрессию трабекул, склерозирование субхондральной костной ткани (Benske J. [et al.], 1989). При ОА находят усиление костеобразования — эбурнацию (Джиллиленд Б. К., 1996) — в субхондральных участках: утолщение костных трабекул, субхондральный склероз, эностоз, кисты с ободком остеосклероза, остеофиты. В отличие от уменьшения костной ткани при остеопорозе старых людей, у больных ОА пожилого возраста отмечают увеличение костной массы.

По данным J. H. Kellgren, J. S. Lawrence (1957), уточненным нами рентгенографией с прямым многократным увеличением в обработке аналоговыми ЭВМ (Тарасов А. Н., Заболотных И. И. [и др.], 1989), ОА рентгенологически подразделяют на четыре стадии:

I стадия — кистовидная перестройка субхондральных отделов по периферии эпифизов и рядом расположенные заострения суставных концов или намечающиеся остеофиты (рис. 6а, 6б).

II стадия — четкие остеофиты, кистовидная перестройка, участки неравномерного субхондрального склероза при нормальной суставной щели (рис. 7).

III стадия — массивные остеофиты, деформация суставных концов костей, неравномерное сужение суставной щели, выраженный субхондральный склероз. Более выраженному развитию окостеневающей хондроидной ткани по периферии способствует близость к синовиальной оболочке, васкуляризация (Астапенко М. Г., 1989). Отчетливо видны участки субхондрального склероза и мелкие эностозы. Типично неравномерное сужение суставной щели. Целостность замыкающей пластинки не нарушена, хотя контуры ее выглядят неровными. Эпифизы теряют свою равномерную трабекулярную структуру, костные трабекулы истончены, ячейки деформированы, увеличены в размерах (рис. 8).

IV стадия — резко выраженная деформация эпифизов, более значительная в суставной впадине, значительное неравномерное сужение суставной щели с возможным разрушением кортикального слоя эпифизов, подвывихами суставов. В IV стадии деформация эпифизов более значительна в суставной впадине. Крупные разрушенные остеофиты окружают суставную поверхность. Расположены остеофиты в основном по тыльным и боковым поверхностям фаланг, в меньшей степени — по ладонной плоскости. Смежные отделы костей склерозированы, с множественной кистовидной перестройкой как по периферии, так и по оси сустава. Суставная щель значительно неравномерно сужена (рис. 9, 10).

Необработанное увеличение: выраженное неравномерное сужение суставной щели разной толщины и расположенный отдельными участками субхондральный склероз, остеофит основания и умеренная кистовидная перестройка головки (см. рис. 10, а); резко выраженный остеофит и крупный отломок остеофита, множественная кистовидная перестройка, неравномерный субхондральный склероз и значительное сужение суставной щели (см. рис. 10, б).


Болезни суставов

Рис. 6а. Рентгенограмма III проксимального межфалангового сустава правой кисти больного с I стадией первичного остеоартроза без увеличения. Остеофиты лишь намечаются в проксимальном межфаланговом суставе


Болезни суставов

Рис. 6б. Прямое 8 кратное увеличение рентгеновского изображения. Видна кистовидная перестройка структуры суставных концов, окостеневающая хондроидная ткань (остеофит) у основания дистальной фаланги


Болезни суставов

Рис. 7. Рентгенограмма дистального и проксимального межфаланговых суставов кисти больного со II стадией первичного остеоартроза Прямое 5 кратное увеличение рентгеновского изображения. Кистовидная перестройка субхондральных отделов возле участка разросшейся окостеневающей хондроидной ткани — остеофит. Неравномерно выраженный субхондральный склероз, преимущественно в суставной впадине, эностоз


Болезни суставов

Рис. 8. Рентгенограмма дистального и проксимального межфаланговых суставов кисти больного с III стадией первичного остеоартроза. Боковая проекция, 5-кратное увеличение

Резко выраженные остеофиты в суставных впадинах и головках на фоне множественной кистовидной перестройки. Резко выражен субхондральный склероз. Неравномерное сужение суставной щели


Болезни суставов

Рис. 9. Рентгенограмма дистального межфалангового сустава IV пальца правой кисти больного с IV стадией первичного остеоартроза

Прямое 7-кратное увеличение рентгеновского изображения. Значительное неравномерное сужение суставной щели. Расположенный отдельными участками субхондральный склероз, эностоз. Множественная кистовидная перестройка. Резко выраженное разрастание окостеневающей хондроидной ткани — остеофиты


Болезни суставов

Болезни суставов

Рис. 10. Рентгенограмма дистального межфалангового сустава III пальца больного IV стадией первичного остеоартроза (5-кратное увеличение рентгеновского изображения) (начало):

а, в — прямая проекция; б, г — боковая проекция. Пояснения в тексте Рентгенограмма дистального межфалангового сустава III пальца больного IV стадией первичного остеоартроза (5-кратное увеличение рентгеновского изображения) (окончание):

д — прямая проекция; е — боковая проекция


Обработка изображения на ЭВМ методом амплитудного рельефа: четко представлена деформация костных балок (новообразованная костная ткань накладывается холмами на поверхность кости), толстый слой неравномерного субхондрального склероза, мелкие кисты с костной стенкой, не обнаруженные даже при прямом многократном увеличении, и видоизмененная полость сустава (см. рис. 10, в); значительная деструкция костных балок эпифизов, склероз подхрящевых отделов, слоистая структура остеофита и трансформированная полость сустава (см. рис. 10, г).

Обработка изображения на ЭВМ методом эквиденситных полей: видно грубое преобразование всей трабекулярной структуры, в зонах перестройки теряется трабекулярность (неодинаковой формы и размеров очаги костной плотности), костная ткань распределена по всей ширине кости, отмечается резкое изменение трабекулярной структуры и деформация зоны ядра эпифиза, отсутствует плотная часть, соответствующая костномозговому каналу (см. рис. 10, д, е). Используя магнитно-резонансный томограф, можно определить толщину, объем, геометрию и топографию поверхности хряща, выявить кистовидные изменения в субхондральной зоне. Но обнаружена лишь частичная конкордантность повреждений хряща при МРТ (Коваленко В. Н., 2003). Автор отмечает возможность точного измерения толщины суставного хряща при использовании высокочастотного УЗИ, но показывает, что наиболее достоверное измерение толщины хряща и суставных тканей дает артроскопия.

Вторичный остеоартроз (ВОА) развивается после повреждения хряща вследствие механической травмы, перенесенного ранее воспаления сустава, статической перегрузки (укорочения конечности), при генерализованной гипермобильности, подвывихах тазобедренных суставов при родах, а также в результате термических воздействий.

Самыми частыми причинами ВОА являются профессиональные травмы и микротравмы с разрывом связочного аппарата и появлением гипермобильности сустава, что обусловливает неравномерность нагрузки на площадь опоры, нарушение нормального соотношения суставных поверхностей (конгруэнтность) с последующим перераспределением нагрузки на них, с концентрацией давления на определенном участке. Возникает несоответствие между механическим давлением на суставную поверхность хряща и возможностью хряща сопротивляться данной нагрузке. ВОА развивается при часто повторяющихся стереотипных движениях (Хитров В. В. [и др.], 1999). Вследствие этого появляются дегенеративные изменения хондроцитов, испытывающих избыточную или недостаточную нагрузку, уменьшение кровоснабжения. Клиника ВОА манифестирует в пожилом возрасте.

Коленные суставы страдают у грузчиков, лучезапястные — у плотников, локтевые и плечевые — у маляров, шоферов, шахтеров. Развивается ОА коленных суставов у футболистов, хоккеистов, при прыжках в высоту, в длину, с парашютом. У гимнастов, борцов и легкоатлетов выявляют ОА в плечевых, у волейболистов — в лучезапястных суставах. Артроз мелких суставов кистей диагностируют у доярок, гальванщиц, ткачих и секретарей-машинисток; голеностопных — у балерин (Трнавски К., 1994).

При ВОА и повреждение, и патологический процесс локализованы. Лишь при резко выраженных изменениях заболевание распространяется на компенсирующие суставы (симметричные или смежные). При отсутствии в анамнезе дефектов развития опорно-двигательного аппарата, значительных травм или профессиональных микротравм, перенесенных воспалений, а также других явных причин повреждения хряща и возникновении генерализованного поражения трех и более различных суставных групп (верхних, нижних конечностей и позвоночника) диагностируют деформирующий первичный остеоартроз (ПОА). Он составляет около половины всех случаев ОА (ПОА — 40–50 %; ВОА — 50–60 %) (Астапенко М. Г., 1989).

Генерализованное заболевание многих суставов позволяет предполагать, что возникновение и течение ПОА определяют не столько внешние, сколько внутренние факторы (наследственная предрасположенность, нервно-эндокринные нарушения, изменения общего обмена и кровообращения) (Астапенко М. Г., 1989). Ведущая роль в развитии ПОА принадлежит нарушению региональной гемодинамики и микроциркуляции с последующим присоединением элементов тканевой гипоксии (Заболотных И. И., 1989; Швед Н. Т. [и др.], 1991;

Беляева А. А., Истомина И. С., 1991). Y. Etherington, T. D. Spector (1995) подчеркивают неправомерность объяснения развития ПОА в результате чисто механического воздействия.


Болезни суставов

Рис. 11. Теплограмма рук больного ОА

Значительная термоасимметрия как по данным электротермии (у здоровых людей до 0,4 °C), так и на теплограмме. Резко выраженный симптом термоампутации пальцев справа на уровне суставов запястья. Слева — на уровне пястно-фаланговых суставов в IV и V пальцах


У больных ПОА, как правило в детские или юношеские годы, было перенесено значительное, запомнившееся охлаждение, которое во многих случаях совпадало с отрицательными эмоциями (падение в прорубь, ходьба по болоту поздней осенью, длительное пребывание на морозе и т. д.) (Заболотных И. И., 1989). Охлаждение чаще было однократным, но у некоторых больных повторялось (у разведчиков, блокадников, метеорологов на Крайнем Севере или в Антарктиде, летчиков самолетов с открытой кабиной). В основном это были охлаждения I стадии (без снижения общей температуры ниже нормы) или II стадии (со снижением температуры ниже нормы при сохранности активного дыхания, кровообращения).

При повреждении тканей суставов вследствие влияния низкой температуры происходит нарушение обмена хондроцитов с последующей их дистрофией и гибелью, а также возникают расстройства микроциркуляции в сосудах синовиальной оболочки и субхондральных отделов эпифизов. В последних развиваются микроинфаркты, которые в дальнейшем превращаются в кисты (Копьева Т. Н., 1988; Ficat P., Arlet J., 1977). Ишемия и некроз субхондральной кости с прогрессирующей облитерацией ее сосудов нарушают питание хряща со стороны спонгиозной кости и являются одним из важнейших факторов дегенерации хондроцитов. Об этом свидетельствует тот факт, что именно рядом с участками эпифизов со значительной кистовидной перестройкой, т. е. с наиболее выраженным расстройством кровообращения, отмечено наибольшее разрастание новообразованной окостеневающей хондроидной ткани, как это особенно отчетливо видно на рис. 7. Кистовидная перестройка субхондральных отделов локализована преимущественно по периферии, где влияние охлаждения более значительно, а ишемия усугубляется нарушением кровотока в синовиальной оболочке.

Расстройству сосудистого кровообращения в суставах способствует гиперадреналинемия, обусловленная холодом. Она же повышает чувствительность сосудов к прессорным веществам. Тем самым запускается процесс нарушения обмена хряща, постепенной гибели хрящевых клеток. Расстройству циркуляции крови также способствуют эмоциональный стресс и нервно-психическое напряжение, часто совпадающие (по данным анамнеза) с охлаждением. Они провоцируют или усиливают сосудистую дистонию, которая служит основой нарушения кровоснабжения конечностей, суставов. Важная роль сосудистых расстройств в развитии ПОА подкреплена связью отрицательных эмоций с возникновением клинических проявлений заболевания.

По данным анамнеза, начальные клинические проявления ПОА у 87 % больных возникали спустя некоторое время (недели, месяцы) после значительного эмоционального стресса (смерть родственников, судебный процесс, крупные неприятности в семье, в квартире, на работе). Патогномонично для ПОА усиление болей в суставах после волнений.

Использование электротермометрии, реовазографии, тепловидения и рентгенографии с прямым многократным увеличением показало существенную роль нарушения тонуса сосудов, кровоснабжения суставов в развитии дегенеративных процессов в хряще и эпифизах суставов, в выраженности болевого суставного синдрома (Заболотных И. И., 1989). В участках максимальной боли у больных ПОА выявлена наибольшая асимметрия как при кожной электротермометрии, так и при тепловидении (рис. 11).

Симптомы термоампутации конечностей свидетельствовали о нарушении кровоснабжения исследуемых областей вследствие спазма сосудов, так как теплоизлучение возрастало после приема нитроглицерина. Более выраженный гипертонус выявлен на реовазограмме той конечности, в суставах которой боль была наиболее сильной в момент исследования. Значение сосудистого фактора доказано улучшением состояния больных после лечения сосудорасширяющими и седативными препаратами (Заболотных И. И., 1989).

Возрастное увеличение частоты выявляемости ОА связано с нарушением трофики всех тканей и ускорением процесса дегенерации хряща. С возрастом усиливаются как разволокнение коллагенового каркаса хряща, так и дефекты агрегации протеогликанов (Хитров Н. А. [и др.], 1999). У пожилых больных остеоартрозом не только прогрессирует патологический процесс в суставе, но и возрастает число пораженных суставов, особенно при ПОА, возникает их нестабильность, хотя интенсивность болевого синдрома ослабевает (Горбачев В. В., 1991). В возрасте 50–60 лет на фоне ОА может возникнуть другая патология суставов (подагра), что способствует более быстрому его прогрессированию. И наоборот, ОА способен осложнить воспалительные и деструктивные процессы в суставе (РА, подагру и др.). З. В. Хетагурова [и др.] (1991) отметили у больных в возрасте старше 50 лет сочетание ОА с ревматоидным артритом в 3,4 % случаев, псориатической артропатией — в 1,6 %.

КЛИНИКА

Клинически выделяют малосимптомные и манифестные формы ОА (Hohmeister R., 1982).

Больных с малосимптомными формами беспокоят периодические, слабой интенсивности кратковременные боли и/или хруст в I–III суставах, которые возникают после значительной нагрузки. Эпизодически в покое беспокоят парестезии, судороги икроножных мышц или мелких мышц конечностей. В отличие от артралгий при старении, где отсутствуют деформации суставов, у больных ПОА даже при малосимптомных формах выявляют в области дистальных межфаланговых суставов так называемые «узелки Гебердена». Морфологически они представлены разросшейся и окостеневшей хондроидной тканью, расположенной по периферии сустава. Еще не окостеневшая хондроидная ткань, визуально и пальпаторно определяемая в виде узелков Гебердена, на рентгенограмме может быть не видна (Пехливаков Д., Мльчков Х. Р., 1981). Не всегда имеется соответствие между клиническими и рентгенологическими признаками артроза. Лишь после окостенения хондроидной ткани могут быть выявлены остеофиты. В то же время 1/3 «рентгенологических» артрозов протекает бессимптомно (Bagge E. [et al.], 1993).

Ранее всего разрастание хондроидной ткани можно выявить в дистальных межфаланговых суставах V пальцев кисти. Это можно объяснить наиболее слабым кровоснабжением этих малофункционирующих пальцев и, следовательно, большой подверженностью неблагоприятным воздействиям, в частности холода. Д. Г. Рохлин (1936) начальные дегенеративные изменения выявлял именно в дистальных межфаланговых суставах V пальцев кисти. Следующими по частоте поражения являются дистальные межфаланговые суставы II пальцев кисти, травмируемые наиболее часто (авторучкой, инструментами).

В старших возрастах малосимптомные формы переходят, вследствие увеличения дегенеративных процессов, в манифестные. При манифестных формах ОА больных беспокоят регулярные боли в суставах, затрудняющие жизненный стереотип. Манифестные формы подразделяют на медленно и быстро прогрессирующие. В пожилом и старческом возрасте у наблюдаемых нами больных в 78 % случаев преобладало медленное прогрессирование заболевания. В отличие от малосимптомных форм, более значительно был выражен болевой синдром. Боли возникали при нагрузке суставов (длительной ходьбе, особенно по неровной местности, ношении тяжестей) или же при более длительной, чем обычно, фиксации сустава. Так, при неудобном положении в течение продолжительного времени (стоя в транспорте, сидя в маленьком автомобиле) появлялись боли в позвоночнике, коленных суставах. Чаще боли в суставах беспокоили больных по вечерам, по ночам, при охлаждении и волнении. Нередко после сна, при длительной неподвижности, фиксации суставов, появлялись боли, скованность в позвоночнике, так называемые «стартовые» боли в коленном суставе. Скованность в течение дня часто появляется после периодов неподвижности сустава. Это обусловлено местным расстройством кровообращения, а также спазмом регионарной мускулатуры (Чепой В. М., 1990). Однако длительность скованности при ОА не превышает 15 мин, в отличие от РА, при котором она продолжается не менее часа, а при высокой активности — несколько часов. Боли в позвоночнике по ночам, по утрам могут симулировать стенокардию, но они более продолжительны, чем приступы ишемии миокарда, и при движении постепенно, через 10–15 мин, исчезают. Характерны для больных ОА с манифестными формами парестезии, онемение рук, судороги ног. Они возникают в покое по вечерам, при засыпании, по ночам и статистически достоверно коррелируют с выраженностью нарушения тонуса сосудов (Заболотных И. И., 1989). Иногда боли в суставах беспокоят пациентов одновременно с болями в сердце или головными болями.

По мере прогрессирования заболевания боль усиливается и не проходит после длительного отдыха. Развивается ограничение объема движений в суставе. Мышцы вокруг пораженного сустава часто ослабевают, что усиливает ощущение нестабильности сустава. Сустав может увеличиваться в размере, прежде всего за счет отека и костных разрастаний.

Болезненность при пальпации суставов при ОА отсутствует, или выявляют слабую болезненность по ходу суставной щели.

Пассивные и активные движения в суставе возможны в полном объеме или незначительно ограничены.

В старческом возрасте деформации суставов значительно более выражены, так как они обусловлены не только остеофитами, но и сморщиванием суставной капсулы, атрофией мышц. В дистальных межфаланговых суставах можно наблюдать, наряду с узелками Гебердена, сгибательную контрактуру, иногда с боковыми отклонениями дистальной фаланги, обусловленную атрофией мышц. У пожилых пациентов нередко находят узелки Бушара, представляющие собой хондроидную ткань и остеофиты в области проксимальных межфаланговых суставов.

Возможны деформации и других суставов. В пястно-фаланговых суставах при наличии остеофитов и атрофии мышц иногда развиваются подвывихи, что приводит к ульнарной девиации и внешнему сходству с РА, хотя клинические и рентгенологические данные подтверждают диагноз ОА. При ризартрозе (поражение I запястно-пястного сустава) возникают боли по внутреннему краю запястья при движении большого пальца. При пальпации основания I пальца выявляют болезненность и ограничение движений в этом суставе. В дальнейшем атрофия мышц области большого пальца и приведение I пястной кости из-за подвывихов формируют так называемую «квадратную кисть» (Астапенко М. Г., 1989). Чаще это наблюдают при ВОА у людей, переносивших профессионально или спортивно перенапряжение I пальца. Несмотря на частое поражение суставов кистей, редко обнаруживают значительное ограничение их функции. Мало привлекают внимание также боли в них, что может быть объяснено медленным прогрессированием заболевания с развитием компенсаторных возможностей. Лучезапястный сустав редко страдает при ПОА, а при ВОА является следствием профессиональной перегрузки. Это позволяет дифференцировать ОА с РА, при котором в малоподвижном лучезапястном суставе рано возникает воспаление с болью и ограничением движения в нем ранним анкилозированием.

Снижает качество жизни пациентов в основном поражение крупных суставов нижних конечностей, несущих значительную нагрузку, особенно у тучных больных.

Нагрузки суставных поверхностей тазобедренных, коленных, голеностопных суставов соотносятся как 3: 2: 1; примерно такое же распределение частоты развития ОА этих суставов. Риск возникновения ОА у лиц с врожденными дефектами опорно-двигательного аппарата повышен в 7,7 раза, у лиц с избыточной массой тела — в 2 раза (Хитров Н. А. [и др.], 1999). Это усугублено выраженностью патологической установки в связи с ухудшением походки, нарастанием гипотрофии и слабости (Ракита Л. Г., 1981).

Тяжелее всего протекает поражение ОА тазобедренных суставов. В 80 % случаев коксартроз — вторичный. Он развивается при дисплазиях, соскальзывании головки бедренной кости, болезни Пертеса. Сосудистый некроз может быть следствием глубоководного погружения, глюкокортикоидной терапии, действия алкоголя или врожденных пороков развития (Джиллиленд Б. К., 1996). Боли в тазобедренном суставе связаны с движением, преимущественно с началом его. Возникают они над большим вертелом, в ягодице или паху, а также вдоль передней и внутренней поверхности бедра. Боль может быть локализована и в дистальной части бедра или колене (иррадиирующая боль по запирательному нерву и его ветвям). Иногда боль может иррадиировать в позвоночник. Боли носят ноющий, тянущий, колющий характер. Движения в суставе может сопровождать хруст.

При осмотре определяют нерезкую мышечную гипотрофию, болезненность при пальпации в области паховой складки, сухожилий приводящих мышц, большого вертела, точке выхода седалищного нерва. Движения в суставе ограничены за счет болевой контрактуры, страдает внутренняя и наружная ротация, отведение, реже — приведение конечности, сгибание и разгибание в суставе. Со временем сустав принимает фиксированное положение сгибания, приведения и наружной ротации. Контрактура обусловливает компенсаторный перекос таза, вызывает функциональное укорочение конечности на пораженной стороне. Сгибательная контрактура заставляет больного при ходьбе выпячивать ягодицы назад и наклонять туловище вперед при перенесении веса тела на больную ногу (Каррей Х. Л. Ф., 1990). Постепенно развивается атрофия мышц, особенно четырехглавой мышцы бедра, что значительно расстраивает функционирование конечностей. Тяжесть ОА тазобедренного сустава определяют по индексу Лекена (Lequesne M. [et al.], 1987).

Суммарный индекс Лекена (индекс тяжести коксартроза)


Болезни суставов

Болезни суставов

Градации ответов: свободно — 0; с трудом — 1; невозможно — 2.

Суммарный индекс: количество баллов.

Тяжесть коксартроза: 1–4 балла — слабая; 5–7 — средняя; 8 — 10 — выраженная; 11–12 — значительно выраженная; более 12 — резко выраженная.

Тяжело протекающий артроз коленного сустава, гонартроз, преимущественно вторичный, вызывает нарушение стабильности сустава в результате деформации суставных поверхностей эпифизов, с подвывихами, разрушением связок. Боль при гонартрозе ограничена передней и средней областью коленного сустава, а также верхней частью голени.

Наиболее рано можно рентгенологически определить артроз надколенно-бедренного сустава (сужение суставной щели между надколенником и бедром). При поражении бедренно-большеберцового сустава находят заострение межмыщелковых возвышений, сужение суставной щели (чаще внутренней), заострение краев мыщелков бедра. При пальпации коленного сустава находят болезненность ниже надколенника, по его кpaям и при смещении надколенника в латеральном и медиальном направлениях. При значительном ожирении устанавливается варусное положение коленного сустава, страдают медиальные тибиофеморальные сочленения. При выраженном гонартрозе определяют атрофию мышц бедра и голени. В пожилом возрасте особенно быстро возникают фиброз суставной капсулы и атрофия мышц от бездействия, обусловленного болями при движении.

В результате раздражения синовиальной оболочки остеофитами, их отломками или обызвествленными сгустками фибрина (так называемыми «суставными мышками») в коленном суставе может развиться вторичный реактивный синовит. «Суставные мыши» могут, не вызывая синовит, в коленном суставе провоцировать сильную, резкую болевую реакцию при ущемлении с блокированием движения, чаще внезапно исчезающую, так называемый «застывший сустав».

Способствует развитию синовитов фагоцитоз лейкоцитами некротизированных хрящевых и костных фрагментов с высвобождением медиаторов воспаления и лизосомальных ферментов. Эта слабо выраженная воспалительная реакция сопровождается круглоклеточной локальной инфильтрацией, гиперплазией покровных клеток, выпотом в полость сустава. Давление экссудата, раздражая нервные окончания в суставной капсуле, вызывает боль. Вещество катаболин, высвобождаемое при повреждении мононуклеарных клеток синовиальной оболочки, стимулирует выработку хондроцитами ферментов, вызывающих разрушение хряща.

Реактивные синовиты типичны как для коленных, так и для дистальных межфаланговых суставов, возникая в последних после механической травмы — стирки, работы с землей, особенно при охлаждении.

Вторичные синовиты могут возникать в коленных суставах после значительной их перегрузки, особенно у тучных людей. Характерно для синовитов появление постоянных болей в суставах с усилением их при всех движениях в суставе. Обычно изменены контуры сустава за счет локальной или диффузной его припухлости. При пальпации сустава возникает болезненность по проекции суставной щели (в коленных суставах — у внутренней поверхности проекции суставной щели). Синовиту могут сопутствовать повышение температуры тела и местно — в области сустава, а также лейкоцитоз, увеличение СОЭ, хотя из-за снижения реактивности в пожилом возрасте они могут отсутствовать.

Диагностике синовита может помочь тепловизионное исследование, которое является неинвазивным и демонстративным методом. На теплограмме конечностей больных с неосложненным ПОА в области коленных и лучезапястных суставов имеет место равномерное уменьшение теплового излучения округлой или овальной формы с ровными и непрерывными очертаниями (Заболотных И. И., 1988). Последнее свойственно и для здоровых лиц (Дудаев В. А. [и др.], 1985).

При осложнении ПОА реактивными синовитами на контрастных теплограммах (с выделением, приближением патологического очага) в области сустава определяют один или несколько небольших очагов асимметричного свечения (рис. 12).


Болезни суставов

Рис. 12. Теплограмма коленных суставов больного ОА с клиническими признаками реактивного синовита в этих суставах:

а, б, в — видны очаги гипертермии на фоне снижения теплоизлучения в коленных суставах, сохраняющиеся при трех режимах регистрации инфракрасного излучения


В отличие от реактивных синовитов при ОА, на теплограммах больных суставов при ревматоидном, гоноррейном артритах видна диффузная гипертермия над всем суставом (см. рис. 14).

Тяжесть ОА коленного сустава определяют по индексу Лекена.

Суммарный индекс Лекена (индекс тяжести гонартроза)


Болезни суставов

Болезни суставов

Градации ответов: свободно — 0; с трудом — 1; невозможно — 2.

Суммарный индекс: количество баллов

Тяжесть гонартроза: 1–4 балла — слабая; 5–7 — средняя; 8 — 10 — выраженная; 11–12 — значительно выраженная; более 12 — резко выраженная.

Перенапряжение мышечно-связочного аппарата, компенсирующего больные суставы при ОА, приводит к развитию бурситов, тендинитов. Чаще эти осложнения возникают в коленных, голеностопных, плечевых, локтевых и лучезапястных суставах.

При осложнении бурситами или тендинитами боли в суставах появляются лишь при активных движениях в определенном направлении (спуске с лестницы, вращении сустава). Можно выявить визуально и пальпаторно ограниченную веретенообразную или линейную припухлость вблизи расположения синовиальной сумки либо в месте прикрепления к кости (инсерции) сухожилия. Там же определяют локальную болезненность (энтезопатию). В подколенной ямке бурсит виден в виде большой мешковидной опухоли — так называемые «кисты Беккера». При тепловизионном исследовании в местах воспаления связочного аппарата (в параартикулярных тканях коленных, лучезапястных суставов или в области возвышения большого пальца кисти) обнаруживают асимметричные, четко очерченные округлые или веретенообразные очаги гипертермии (см. рис. 18, 19).

Поражение позвоночника при ПОА наблюдают так же часто, как поражение дистальных межфаланговых суставов кисти и коленных суставов (по нашим данным, 75 и 73 % соответственно). Преобладает вовлечение поясничного, затем шейного и грудного отделов. В 49 % случаев одновременно поражены все отделы позвоночника. Происходит преимущественное изменение V–VII шейных, V–VIII грудных и III–IV поясничных отделов позвоночника. Вовлечение позвоночника связано с несоответствием мышечной защиты костных структур. Все увеличивающаяся механизация человеческого труда не дает возможности образоваться достаточно сильному корсету из мышц, предохраняющих позвоночник. Особенно часто изменения позвоночника выявляют себя в пожилом возрасте вследствие нарастающей атрофии мышц. При ОА повреждены преимущественно межпозвоночные диски, боковые сочленения позвонков и параспинальные связки. Боли в позвоночнике ноющие, колющие, жгучие, острые или тупые. Типична связь болей с физической нагрузкой, ходьбой, подъемом тяжести.

Деформации позвоночника проявляются в виде сутулости, укорочения шеи, выпрямления поясничного лордоза. Почти каждая третья женщина после 65 лет переносит перелом тел позвонков.

Клинические проявления поражения позвоночника при ПОА отличает полиморфизм: от нерезко выраженных вегетативных симптомов до грубых нарушений чувствительной и двигательной сферы. При постоянном сдавлении позвоночной артерии развивается хроническая недостаточность мозгового кровообращения, вертебробазилярная недостаточность с астеническими и вегетодистоническими нарушениями: снижение работоспособности, утомляемость, бессонница и нарушение памяти.

В отличие от гипертонической болезни со стойким повышением артериального давления, вертебробазилярная недостаточность с периодическими редкими подъемами АД не сопровождается гипертрофией левого желудочка на ЭКГ, ангиопатией сетчатки. Диагноз вертебробазилярной недостаточности может быть подтвержден реоэнцефалографией с функциональными пробами.

При локализации проявлений ОА в грудном отделе позвоночника развивается кифоз — черепицеобразное расположение длинных остистых отростков.

Поражение реберно-позвоночных суставов артрозом сопровождается также несколько иной ориентацией суставных отростков. Все это ограничивает подвижность грудных позвонков и препятствует сближению их задних отделов.

ОА позвоночника почти всегда сопровождается остеохондрозом. Остеохондроз может возникнуть у детей, студентов, людей умственного труда при вынужденном длительном положении сидя, что является большой нагрузкой на позвоночник, особенно при неправильной позе (наклоне вперед или вбок). Причиной развития шейного остеохондроза может быть вынужденное неудобное положение на работе (штукатур, маляр с запрокинутой головой). При наличии искривления позвоночника (сколиоз, кифоз, лордоз) нагрузка на позвоночный столб распределена неравномерно, что предрасполагает к развитию остеохондроза.

Величина нагрузки, сжимающей два позвонка, в большой мере зависит от положения тела. Наименьшая нагрузка на позвоночник в положении лежа. В положении стоя она увеличивается в 2,5 раза, а при наклоне туловища вперед — в 10 раз. При подъеме тяжести нагрузка на позвоночник возрастает неимоверно.

Хрящ при остеохондрозе уменьшен, костные поверхности тел позвонков начинают соприкасаться друг с другом, что приводит к их травмированию, воспалению, уменьшению подвижности в позвоночном столбе. Поскольку тела позвонков сближаются, отверстия в позвоночном столбе становятся Rуже и нервы, выходящие через эти отверстия, могут ущемляться. Измененные межпозвоночные диски при разрыве волокон связок могут выпадать через отверстия в позвоночном столбе с образованием грыжи, ущемлением нервов. При длительном их ущемлении часть нервных волокон погибает. Нервы не только обеспечивают чувствительность и двигательную активность, они обладают трофическим действием, т. е. выделяют вещества, поддерживающие мышцы и кожу в нормальном состоянии. При гибели нервов мышцы начинают атрофироваться. Вследствие повреждения чувствительных волокон можно наблюдать выпадение чувствительности на отдельных участках кожи, развитие парезов и параличей, нарушение функции тазовых органов. Больным с грыжами межпозвоночных дисков в 19 % случаев необходимо оперативное лечение.

Развивается остеохондроз преимущественно в передних участках межпозвонковых дисков, там формируется спондилез, что сближает передние отделы тел позвонков, этим усиливая кифоз. Данные изменения могут сопровождаться нейродистрофическими и висцеральными синдромами с болями в области печени, желчного пузыря, нарушениями моторной функции желудочно-кишечного тракта, а также межреберной невралгией и кардиалгией.

При шейном остеохондрозе возникают боли в области шеи, затылка, ключицы и плеча; иногда они распространяются по всей руке и захватывают переднебоковую часть грудной клетки. Больные жалуются на ограничение подвижности шеи, хруст в области шеи. Через отверстия позвонков выходят также позвоночные артерии. При их сдавлении или раздражении возникают головные боли, шум и звон в ушах, головокружение, двоение в глазах, повышение артериального давления. Поражение шейного отдела может приводить к возникновению болевых ощущений в области сердца. Боли могут быть различной продолжительности и интенсивности.

Больные с преимущественным поражением грудного отдела позвоночника жалуются на боли в спине, в грудной клетке. При вовлечении в процесс симпатического ствола вегетативной нервной системы боли в спине сопровождаются тошнотой, рвотой, болями в животе, вздутием живота, поносами, запорами.

Вертеброгенный болевой синдром может быть обусловлен не только компрессией корешка (радикулопатией) или спинного мозга (миелопатией), но и радикуломиелоишемией. Кроме болей возникает нарушение чувствительности — гипестезия и анестезия, иногда гиперэстезия. Наблюдают вегетативные расстройства в виде гипотермии кожных покровов, их пастозности, изменяется потоотделение, повышается сухость кожи.

При реберно-позвоночном артрозе боль усиливается при надавливании на ребра и болезненность локализуется преимущественно по паравертебральной линии. При межреберной невралгии болевые точки определяют по ходу межреберных пространств, особенно отчетливо — в подмышечной области и вблизи грудины.

При поражении поясничного отдела позвоночника боли возникают преимущественно во время сна или после длительной работы в наклонном положении, иррадиируют в нижние конечности. Нарушается походка. Люмбоишалгия у пожилых проявляется хотя и кратковременными, но часто повторяющимися обострениями вследствие недостаточной физической активности, атрофии паравертебральных мышц, фиксирующих поясничный отдел позвоночника.

Клинические проявления в старшем возрасте менее выражены, так как позвоночник в период обострения менее фиксирован вследствие атрофии мышц. Поражение поясничного отдела также сопровождается мышечно-тоническими расстройствами. К группе нейродистрофических синдромов относят бедренные, большеберцовые эпикондилиты, пателлярный синдром, ахиллодинию. Поражение мышц может быть подтверждено плотными, болезненными очагами нейроостеофиброза (Попелянский Я. Ю., 1983). Изменения мышц таза обуслoвливают боль в ягодицах, усиливающуюся при ходьбе, в положении сидя, стоя. Из-за компрессии спинного мозга костными разрастаниями, грыжей диска развиваются двусторонние парестезии и слабость нижних конечностей, могут возникнуть также спинальные нарушения, вплоть до расстройства функции тазовых органов. Рентгенологически при исследовании позвоночного столба можно выявить параллельное проявление в разной степени спондилоартроза, спондилеза и остеохондроза (Астапенко М. Г., 1989).

По нашим данным (Заболотных И. И., 1989), при медленно прогрессирующих манифестных формах ПОА в пожилом и старческом возрасте наиболее часто отмечено параллельное поражение дистальных межфаланговых суставов кисти, коленных суставов и суставов поясничного отдела позвоночника. Именно параллельное вовлечение суставов верхних, нижних конечностей и позвоночника отличает ПОА и ВОА с локальной суставной патологией. За ними по частоте встречаемости следуют изменения шейного, грудного отделов позвоночника, плечевых, голеностопных, тазобедренных суставов и совсем редко — локтевых и лучезапястных.

Рентгенологически при медленно прогрессирующих манифестных формах ПОА нами выявлены изменения, характерные для II, III и IV стадии. У 25 % пожилых больных диагностирована II стадия, что в какой-то степени свидетельствует о доброкачественном течении заболевания в пожилом возрасте.

Быстропрогрессирующее течение у больных ПОА выявлено в 25 % случаев. У больных этой группы, по данным анамнеза, в молодые годы в течение 3–5 лет в процесс быстро были вовлечены многие суставы, развилось генерализованное поражение суставов конечностей и позвоночника. Рано возникали осложнения: периартрозы, реактивные синовиты, атрофия мышц. Пациентов часто беспокоили парестезии, судороги конечностей. Рентгенологически в этой группе в 36 % случаев диагностирована IV стадия ОА.

Следует отметить, что периоды обострения, декомпенсации ОА сменяются длительными, иногда на многие месяцы и годы, ремиссиями. Обострения чаще возникают после психотравм (смерть родственников, семейные неприятности) или после значительного физического или умственного напряжения. Все это позволяет представить механизм болей при ОА (как это нами было выявлено при ПОА) следующим образом. Периодические и кратковременные (до 3–5 дней) боли, возникающие при значительной нагрузке сустава или длительной его неподвижности, или «стартовые» боли в начале движения могут быть объяснены спазмом cосудов, ишемией сустава, что подтверждено резким асимметричным гипертонусом на реовазограмме конечности с более выраженной болью. Достоверная корреляция клинических показателей с уровнем термоасимметрии и параллелизм с характером реографических данных доказали, что выраженность и распространенность болей в суставах при ПОА, расстройство их функции четко зависят от степени нарушения тонуса сосудов.

Проведенные наблюдения за больными ПОА при учете литературных сведений позволили выделить основные симптомы диагностики ПОА:

1. Возникновение болей в суставах по ночам, при значительной нагрузке или длительной неподвижности сустава, при охлаждении, после волнений, которое не сопровождается припухлостью суставов.

2. Отсутствие в прошлом воспалительных заболеваний суставов, травм или аномалий костно-мышечной системы при возможности перенесенного однократно (или повторно) значительного запомнившегося охлаждения в детские и юношеские годы.

3. Деформация суставов за счет разрастающейся хондроидной ткани в виде узелков Гебердена на дистальных межфаланговых суставах (ранее всего образующихся в V и II пальцах кистей) с дальнейшим окостенением ее и развитием остеофитов.

4. Сочетание болей в суставах с сосудистыми расстройствами, периодически возникающими в покое онемениями, парестезиями, судорогами верхних и нижних конечностей.

5. Постепенное прогрессирование болезни при хорошем общем самочувствии с вовлечением новых суставов, появлением хруста в них при движении (чаще в коленных суставах и сочленениях шейного отдела позвоночника), присоединением осложнений: периартрозов (в коленных, плечевых, голеностопных и локтевых суставах), реактивных синовитов (преимущественно в дистальных межфаланговых и коленных суставах), корешкового синдрома и синдрома позвоночной артерии. Типична системность поражения — одновременно суставов верхних, нижних конечностей и позвоночника.

6. Наличие рентгенологических признаков остеоартроза (кистовидной перестройки субхондральных отделов, остеофитоза, субхондрального склероза, эностоза и сужения суставной щели).

Критерии диагностики ОА представлены в табл. 5.


Таблица 5

Критерии диагностики остеоартроза

(Беневоленская Л. И. [и др.], 1993)

Болезни суставов

Примечание. Для постановки диагноза ОА наличие первых двух клинических и рентгенологических критериев обязательно.


Дифференциальная диагностика деформирующего остеоартроза и старческих изменений костно-суставного аппарата представлена в табл. 6


Таблица 6

Дифференциальная диагностика старческих изменений костномышечной системы и первичного остеоартроза у больных пожилого возраста

Болезни суставов

ЛЕЧЕНИЕ

При лечении больных ОА в настоящее время большое значение придают устранению причин, способствующих прогрессированию дегенерации суставов. К ним относят ограничение длительной ходьбы и чрезмерной физической нагрузки, а также снижение массы тела (Трнавски К., 1994). При прогулках необходимо исключать быструю ходьбу, так как при быстрой ходьбе нагрузка на суставы начинает превышать массу тела в 1,5–2 раза.

При артрозе суставов ног рекомендуют исключить бег, прыжки и приседания. Ухудшают состояние суставов и усиливают боли длительная ходьба, особенно по неровной местности, подъем в гору, а также ходьба по лестницам.

При поражении суставов рук следует ограничить перенос тяжестей, стирку и любую другую тяжелую нагрузку на пальцы рук.

Основное в лечении ОА у больных пожилого и старческого возраста — активный образ жизни с постоянными физическими упражнениями, разработка суставов. Лечебная гимнастика ускоряет ликвидацию нарушений функций, предупреждает осложнения и создает новые условия для функциональной адаптации к повседневным физическим нагрузкам (Кокосов А. Н., Стрельцова Э. В., 1987). Кроме того, проводя лечебную гимнастику, больной активно участвует в лечебном процессе, что способствует его благоприятному психологическому настрою.

Можно рекомендовать движения в каждом суставе, но не более 5 однотипных движений (сгибаний, или разгибаний, или отведений, или вращений) за один сеанс. Желательно выполнять движения поочередно во всех суставах. Весь сеанс не должен превышать 7 — 20 мин с постепенным нарастанием длительности времени тренировки. Обязательна утренняя гимнастика. Она будет улучшать кровоснабжение в суставах, находящихся ночью в вынужденном покое, а также активизировать физиологические процессы в организме. Кроме того, лечебная гимнастика по утрам повышает общий жизненный тонус, создает бодрое, деятельное настроение.

Целесообразно проводить 2–4 сеанса лечебной гимнастики ежедневно с интервалами между ними не менее 2 ч, с разумным соотношением между движениями и покоем, чтобы периоды нагрузки чередовались с периодами покоя, во время которых сустав должен быть разгружен. Разгружать суставы ног нужно в положении лежа или сидя. В этих же положениях можно выполнить несколько движений в суставах (сгибание, разгибание, велосипед) для восстановления кровообращения после нагрузки.

Лечебная гимнастика предотвращает атрофию мышц, увеличивает мышечную силу, создает мышечный корсет вокруг суставов.

Необходимо помнить, что должны быть исключены движения, вызывающие боль. Боль всегда сопровождается спазмом сосудов и регионарной мускулатуры, что затрудняет кровоснабжение сустава, нарушает питание хряща. Кроме того, спазм мускулатуры вызывает перенапряжение связочного аппарата. Использование упражнений «через преодоление боли» приводит к анабилитации, т. е. к прямо противоположному эффекту. В случаях выраженной боли при движении сустава, для предохранения от нее и в то же время для предотвращения атрофии мышц могут быть использованы статические упражнения. Например, напряжение четырехглавой мышцы бедра при полностью разогнутом коленном суставе. Для предупреждения развития сгибательной контрактуры тазобедренного сустава желательны регулярное пребывание в положении лежа на животе и упражнения в том же положении.

Даже в пожилом возрасте для больных ОА доступна и спортивная нагрузка — ходьба на лыжах, плавание. Плавание в бассейнах с температурой воды не менее 32 °C очень рекомендуют для пациентов с поражением суставов позвоночника и нижних конечностей, так как движения в воде осуществляют без нагрузки веса тела. При поражении тазобедренных суставов артрологи особенно рекомендуют езду на велосипеде (велотренажере) и на лошади, так как движения в этих суставах выполняют без весовой нагрузки, а при езде на лошади — и при воздействии тепла. Продолжительность курса лечения ездой на лошади — 10–14 дней.

Желательны для улучшения психологического состояния больных дозированные спортивные игры — городки, бадминтон. Элементами дозированности являются: сокращение продолжительности игры, включение пауз для отдыха (Кокосов А. Н., Стрельцова Э. В., 1987).

При выраженном нарушении ходьбы можно использовать и помощь при опоре. Обычную трость следует держать в руке, противоположной пораженному тазобедренному или коленному суставу. Она помогает корригировать распределение весовой нагрузки, что способствует уменьшению травматизации сустава. Массаж мышц (обходя суставы) также улучшает общее самочувствие, снимает болезненный спазм мышц, улучшает кровообращение, передачу нервных импульсов, тем самым обеспечивая улучшение питания суставного хряща (Каррей Х. Л. Ф., 1990).

Для больных ОА целесообразна диета с ограничением соли, сахара, крепкого чая, кофе, солений, копченостей, острых блюд. Это способствует улучшению чувствительности сосудистых рецепторов, восстановлению тонуса сосудов, нормализации обмена хондроцитов. Вместо соли можно добавить ароматические вещества: укроп, петрушку, тмин, пастернак, морскую капусту, которые будут оказывать и целебное действие. Целесообразно включение в рацион пищи, содержащей серу (чеснок, лук), так как сера необходима для построения костей, хряща и соединительной ткани. При ОА в старшем возрасте необходим достаточный прием воды (не менее 8 стаканов в день).

В то же время желательно снижение калорийности пищи, чтобы уменьшить массу тела, нагрузку на суставы позвоночника и нижних конечностей. Лишние килограммы увеличивают нагрузку на суставы в 4–5 раз. В сутки человеку необходимо всего 29 г животных белков для женщин и 34 г — для мужчин (мяса, рыбы, яиц, молока).

Для пожилых пациентов целесообразен рыбный пищевой рацион. Рыба содержит много фосфора, кальция, железа, что способствует нормализации минерального обмена. Кроме того, жир морских рыб (скумбрии, мойвы, трески) представлен высокополиненасыщенными жирными кислотами (эйкозогексоеновой и докозопентаеновой), которые увеличивают альфа-липопротеиды и способствуют удалению бета-липопротеидов, уменьшая проявления атеросклероза, улучшая кровоснабжение всех органов, в том числе и суставов.

Значительное количество фосфора содержат яичный желток, сыр, отруби, редис, огурцы, салат, бобовые, орехи, смородина. Кальция много в молочных продуктах (твороге, брынзе), яичном желтке, в которых также содержится большое количество жирорастворимых витаминов — А, Е и D. Значительное количество кальция, необходимого костно-мышечной ткани, содержат овощи, особенно цветная капуста, брюква, бобовые, а также фрукты, миндаль, инжир и ягоды. О. И. Балюк [и др.] (1991) выявили клиническую эффективность у больных ОА 14 — 21-дневных курсов разгрузочно-диетической терапии (РДТ). Положительное влияние РДТ авторы объясняют, помимо снижения массы тела и уменьшения нагрузки на суставы, прежде всего улучшением микроциркуляции, тканевого метаболизма в целом и обмена хряща. Для очищения организма от отработанных веществ, что будет увеличивать продолжительность жизни больных за счет улучшения обмена веществ и уменьшать дегенерацию хряща, необходим прием энтеросорбентов (активированного угля, отрубей). Энтеросорбенты — гемицеллюлоза и пектиды — содержат овощи (тыква, капуста, морковь, свекла). Их достаточно в фруктах и ягодах (яблоках, грушах, черной смородине, малине).

Биохимические процессы в хрящевой ткани улучшают хондропротекторы. Хондропротектор Дона (глюкозамина сульфат с низкой молекулярной массой) используют для синтеза гликозаминогликанов и протеогликанов, формирующих полисахаридную сеть синовиальной жидкости, ткани хряща.

В настоящее время рекомендуют использование комбинации двух синергичных хондропротекторов — хондроитин сульфата и глюкозамина. Эти сочетания содержат артра, терафлекс, хондро КОНДРОнова. Помимо восстановления хряща, они снимают боль и воспаление в суставах.

Хондропротектором растительного происхождения является пиаскледин (экстракт авокадо). Особенность препарата состоит в том, что он усиливает синтез коллагена в хрящах и обладает противовоспалительными свойствами.

По типу хондропротекторов действуют, являясь метаболическими предшественниками гликозаминогликанов, витамин А, пантотенат кальция, глютаминовая кислота, метионин, галактоза, магнезия, соматомедин С (Митрович Д., 1993; Feitellvich Y. [et al.], 1983). Обмен хряща улучшают АТФ, фосфаден, так как фосфаты являются донаторами большого запаса энергии и регуляторами ферментных систем (Астапенко М. Г., 1989).

Деятельность хондроцитов при ОА стимулирует человеческий интерлейкин-I (Yanu V. S. [et al.], 1994). Коррелируют гипоксию антиоксиданты (витамины А, Е, С, рутин, каталаза, оргатеин-супероксиддисмутаза, мексидол, убинон-кофермент Q). Применение антиоксидантов, помимо нормализации обмена хрящевой ткани, увеличивает продолжительность жизни на 15–20 %. Г. С. Козлов [и др.] (1991) вводили при ОА супероксиддисмутазу внутрисуставно по 0,004 г 1 раз в неделю, 6 инъекций на курс. В качестве антигипоксантов авторы рекомендуют оксибутират натрия, ноотропил.

Состояние хондроцитов улучшают геропротекторы. В настоящее время считают, вероятно, канцерогенными анаболические стероидные гормоны (ретаболил и его аналоги). Особенно они опасны в пожилом возрасте при аденомах и опухолях предстательной железы. Более доступны и безопасны анаболические нестероидные препараты: фолиевая кислота, витамины В6, В12, В15, метилурацил, оротовая и аспарагиновая кислоты, а также близкие к ним — унитиол, церебролизин, которые необходимы в старшем возрасте и для лечения ряда сопутствующих заболеваний (атеросклероза, нарушений водно-солевого обмена и др.).

Для лечения ОА целесообразно использовать сосудорасширяющие вещества (нитраты продленного действия, спазмолитин и его аналоги). Использование нитратов целесообразно потому, что нитроглицерин, помимо расширения сосудов, стимулирует синтез и освобождение простагландинов из тканей, улучшая местный кровоток (Rey E. [et al.], 1983). При реовазографии мы регистрировали купирование гипертонуса и исчезновение боли после приема нитроглицерина.

Боль при ОА может быть обусловлена не только синовитом, но и растяжением суставной капсулы, связок, раздражением нервных окончаний в периосте, над остеофитами, микропереломами трабекул, внутрикостной гипертензией, мышечным спазмом. Следовательно, при ОА не всегда есть необходимость в противовоспалительных препаратах (Brandt K. D., 2000).

Парацетамол может быть альтернативой другим НПВП при ОА у больных со слабо выраженным болевым синдромом. Механизм его действия: понижение активности окисленных форм циклооксигеназы (ЦОГ-1 и ЦОГ-2) в ЦНС и спинном мозге (Outllet M., Percival M. D., 2001). Парацетамол 4000 мг/сут давал не меньший эффект, чем ибупрофен, который имеет более высокую токсичность по отношению к пищеварительному тракту. Парацетамол не угнетает синтез простагландинов в эпителии почек, не влияет на функцию тромбоцитов (Коваленко В. Н., Борькевич О. П., 2003).

Нестероидные противовоспалительные препараты противопоказаны при неосложненном ПОА и ВОА, так как они угнетают синтез простагландинов и, следовательно, нарушают местный кровоток в суставе, выработку протеогликанов, обменные процессы хондроцитов (Watson M. C. [et al.], 2002). Кроме того, нецелесообразно применение НПВП вследствие того, что полное снятие болевых ощущений скрывает опасность чрезмерной перегрузки пораженного сустава (Трнавски К., 1994).

НПВП угнетают ЦОГ, угнетают образование простагландинов: накопление простагландинов коррелирует с интенсивностью воспаления и гиперальгезией, повышает чувствительность специализированных нейронов-ноцицепторов к различным стимулам (Насонова В. А., 2001).

Нестероидные противовоспалительные препараты (аспирин, индометацин и т. д.) оказывают отрицательное влияние на желудочно-кишечный тракт, которое возникает незаметно для больных (за счет обезболивающего эффекта) и проявляется тяжелыми осложнениями.

Терапевтические эффекты НПВП (противовоспалительный, анальгетический и жаропонижающий) связаны с их способностью ингибировать циклооксигеназу (ЦОГ) — фермент, регулирующий образование простагландинов (ПГ) из арахидоновой кислоты. В настоящее время открыты две изоформы ЦОГ.

ЦОГ-1 — структурный фермент, постоянно присутствующий в клетках различных органов, который регулирует продукцию ПГ, участвующих в обеспечении нормальной (физиологической) функциональной активности клеток, способствуя регуляции местного кровотока, в том числе в суставах, почках, вне зависимости от центральной регуляции кровотока, защищая слизистую желудочно-кишечного тракта, функцию тромбоцитов. Уровень активности ЦОГ-1 остается относительно постоянным, а экспрессия ЦОГ-2 повышается до 80 раз при воспалении (Cavanaugh P. F. Jr. [et al.], 1995). ЦОГ-2 участвует в злокачественной трансформации клеток (Насонов Е. Л., 2000). Обе изоформы ЦОГ имеют одинаковую молекулярную массу (71 KD), однако лишь 60 % их аминокислот гомологичны. ЦОГ-1 находится главным образом в цитоплазме или эндоплазматическом ретикулуме.

ЦОГ-2 располагается перинуклеарно и в эндоплазматическом ретикулуме. ЦОГ-2 обусловливает синтез простагландинов, которые вызывают воспаление, гиперальгезию, клеточную пролиферацию и деструкцию тканей. Стимулируя синтез оксида азота, они обусловливают гиперемию, повышение проницаемости сосудов. Индукторами активности ЦОГ-2 являются «провоспалительные» цитокины (ИЛ-1, ФНО, эпидермальный и тромбоцитарный факторы роста), которые принимают участие в продукции простагландинов, вовлеченных в процессы воспаления, мутагенеза, клеточной пролиферации и деструкции (Насонов Е. Л., 2001).

Положительные терапевтические эффекты НПВП (противовоспалительный, анальгетический, жаропонижающий) связаны с их способностью ингибировать ЦОГ-2, а нежелательные реакции (поражение ЖКТ, почек, нарушение агрегации тромбоцитов) — с подавлением активности ЦОГ-1.

НПВП, угнетающие ЦОГ-1 и ЦОГ-2, относят к НПВП 1-го поколения (ацетилсалициловая кислота, все «стандартные» НПВП), а препараты, угнетающие преимущественно ЦОГ-2, — НПВП 2-го поколения. НПВП 2-го поколения (нимесулид 100 мг 2 раза в день, мелоксикам 7,5 мг/сут) обладают умеренной селективной активностью в отношении угнетения ЦОГ-2. Выраженной селективностью в отношении угнетения ЦОГ-2 обладают целекоксиб (целебрекс) 100 мг 1–2 раза в сутки, рофекоксиб (Михайлов И. Б. [и др.], 2003). Необходимо отметить, что НПВП 2-го поколения (в частности, мелоксикам) не ингибируют образование протеогликанов, т. е. являются «хондронейтральными» препаратами (Насонов Е. Л., 2001).

В связи с подавлением ЦОГ-1 НПВП могут нивелировать эффект антигипертензивных препаратов (ИАПФ, ББ). ЦОГ-2 (коксибы) вызывали повышение систолического и диастолического артериального давления, но удачно сочетаются с различными антигипертензивными препаратами при наличии риска тромбозов.

При периодических и кратковременных (до 3–5 дней) болях в суставах, возникающих после значительной нагрузки, «стартовых» болях, обусловленных преимущественно ишемией суставов, целесообразны нитраты продленного действия. Нитраты расширяют артериолы и периферические вены, что способствует увеличению функционирующих капилляров, стимулирует синтез простагландинов и протеогликанов. Способствуют улучшению кровоснабжения суставов папаверин, дибазол, андекалин, спазмолитин, трентал, препараты белладонны (беллатаминал, валокормид). Оказывает анестезирующее и сосудорасширяющее действие через рецепторы сосудов 2 % раствор новокаина. Его применяют внутримышечно по 5 мл ежедневно, 15 инъекций на курс, всего три курса в год.

При частых спазмах сосудов, наблюдаемых в период длительного психоэмоционального стресса, как и при выраженных морфологических изменениях хрящевой и костной тканей, в полости сустава возникает гипоксия, значительно изменяется обмен веществ. Вследствие этого, а также из-за раздражения синовиальной оболочки детритом, высвобождаются биологически активные вещества (кинины, серотонин, ацетилхолин, гистамин и др.) и активируются ферменты, которые, в свою очередь, раздражают болевые рецепторы, боль в суставах становится стойкой. Эти же вещества выделяются при присоединении воспаления (осложнения ОА реактивными синовитами, бурситами).

В этих случаях необходимы антигистаминные, антиферментные препараты, НПВП, но на непродолжительный срок, так как их прием способствует прогрессированию артроза (Астапенко М. Г., 1989;

Palmoski M. Y. [et al.], 1982). Из НПВП первого поколения при ОА более приемлем вольтарен (Сигидин Я. А. [и др.], 1994). Вольтарен, в отличие от других НПВП, не тормозит включение серы в протеогликаны и не угнетает их синтез. Вольтарен (ортофен, диклофенак натрия) сочетает выраженный противовоспалительный эффект с хорошей переносимостью. Быстро покидая сосудистое русло, вольтарен длительно задерживается в синовиальной жидкости воспаленных суставов. Вольтарен-драже применяют по 5 мг/сут. Целесообразен прием 2/3 дозы НПВП за 1 ч до максимальных болей, а остаток дозы — через 12 ч. Выраженным анальгетическим эффектом обладает артролизен (ОКИ), лизиновая соль кетопрофена в капсулах по 320 мг (в свечах; применяют также внутримышечно, внутривенно). Наиболее эффективны и безопасны НПВП 2-го поколения (целебрекс, мелоксикам, ацеклофенак). Целебрекс в дозе 100 мг 2 раза в сутки подавляет синтез провоспалительного простагландина Е2, достоверно увеличивает синтез протеогликанов и уменьшает их распад, не вызывая гастропатии, энтеропатии и кардиоваскулярных осложнений. Доза ибупрофена — 400–600 мг 3 раза в сутки, кетопрофена — по 100 мг/сут, диклофенака — 50 мг 2 раза в сутки, лорноксикама — 12–16 мг/сут.

Наиболее эффективны и безопасны НПВП второго поколения (целебрекс, рофекоксиб, мелоксикам, этодолак). Показаниями к назначению ингибиторов ЦОГ-2 являются наличие факторов риска: возраст старше 65 лет, наличие в анамнезе язвенной болезни и кровотечений из желудочно-кишечного тракта, одновременный прием глюкокортикоидов или антикоагулянтов, тяжелые сопутствующие заболевания (Walker-Bone K. [et al.], 2000).

По данным P. А. Bacon, S. Todesco (1994), у пожилых пациентов препаратом первой линии из НПВП является этодолак, рекомендуемый по 300–600 мг/сут. Этодолак стимулирует синтез коллагена и протеогликанов (Митрович Д., 1993).

При наличии у пациентов ОА сопутствующей язвенной болезни, гастродуоденита рекомендован артротек (сочетание диклофенака с миопростолом, пополняющим защитные простагландины, обволакивающие слизистую желудка). Однако курс лечения артротеком имеет высокую стоимость.

Несмотря на дифференцированный подход, НПВП у больных пожилого и старческого возраста нередко вызывают осложнения в желудочно-кишечном тракте, самыми опасными из которых являются кровотечения. По данным института ревматологии РАМН, частота язвенных кровотечений в России соответствует мировой — 0,4 % населения в год. Так как примерно 400 млн человек на земном шаре ежегодно постоянно принимают НПВП, то больных с язвенными кровотечениями оказывается 1,6 млн. Поэтому НПВП нецелесообразно принимать длительно. Желательно их использовать в период обострения короткими курсами (по 5–7 дней), а после уменьшения воспаления переходить на анальгетики в минимальных суточных дозах (учитывая опасность полного снятия болей).

K. С. Browning, K. Johnson (1994) рекомендуют после 14 дней приема НПВП внутрь переходить на использование мазей.

Используют противовоспалительные мази (индометациновую, перклюзоновую, бутадионовую, троксевазин, крем «Долгит», фастум-гель, гель найз, артрозилен аэрозоль 15 % и гель 5 %); отвлекающие мази (випратокс, випраксин, випросал); согревающие мази (финалгон) (Мазуров В. И., 2000). Мази наносят тонким слоем, не втирая, 2 раза в день в область пораженных суставов.

Для уменьшения экссудации при реактивных синовитах и бурситах назначают антигистаминные препараты, витамин С (до 1 г/сут), а также антибактериальные препараты (сульфаниламиды продленного действия, нитрофурановые (фурагин, фуразолидон), метронидазол, хиноксидин, никодин). Антибактериальные средства будут одновременно санировать очаги хронической инфекции, особенно частые в желудочно-кишечном тракте в пожилом возрасте (хронический холецистит, хронический панкреатит, хронический энтерит). Очаги хронической инфекции ослабляют иммунную систему, препятствуют ликвидации осложнений ОА.

При лечении ОА следует учитывать зависимость усвоения лекарственных препаратов от состава пищи. Так, например, молоко, жиры затрудняют всасывание аскофена, цитрамона в кровь. Сахар и кофеин, напротив, ускоряют метаболизм лекарств. Они слишком быстро проходят свой путь в организме и не успевают в достаточной мере оказать лечебный эффект. Молоко, чай, кофе, орехи ограничивают всасывание препаратов железа (ферроплекса, ферамида, ферроградумента, тардиферона). Молоко не рекомендуют при приеме кальция, тетрациклина. При лечении сульфаниламидами нежелательны продукты, содержащие в большом количестве фолиевую кислоту (печень, дрожжи, яйца, свекла, шпинат). Применение мочегонных препаратов требует увеличения в пищевом рационе картофеля, фасоли, арахиса, семян подсолнечника, кураги. Бета-адреноблокаторы снижают артериальную гипертензию лишь при низком содержании натрия в организме.

При выраженном обострении вторичного синовита внутрисуставно вводят гиалурон, synocrom (гиалуронат натрия), артрон.

Уменьшают проявления реактивного синовита ингибиторы протеаз — альфа-антитрипсин, контрикал, трасилол. Трасилол в полость сустава вводят по 20–25 тыс. ЕД 1 раз в нед., 2–3 инъекции на курс. Помогает при реактивных синовитах внутрисуставное введение бета-микроглобулина, а также так называемой «искусственной суставной смазки» — поливинилпиррoлидона (гемодез, содержащий ионы магния, натрия, калия, кальция и хлора). Он особенно эффективен в комбинации с диметилсульфоксидом (ДМСО). Поливинилпиррoлидон применяют по 5 — 10 мл 1 раз в нед. При реактивном синовите, осложняющем гонартроз, отметили эффект внутрисуставного введения двух производных гиалуроната: низкомолекулярный (молекулярная масса 500–730 килодальтон) и высокомолекулярный (молекулярная масса 6000 килодальтон) — synocrom (гиалуронат натрия), sodium hyaluronate (Kondo M. A., Nakatani T., 1995).

L. C. Lohmander [et al.] (1996) у пациентов в возрасте 60 лет и старше при длительности заболевания более 10 лет выявили эффективность лечения hyаluronat (25 мг внутрисуставно, еженедельно, 4 введения на курс). Б. Ф. Немцов, О. В. Симонова (2005) рекомендуют для внутрисуставного введения нолтрекс, полиакриламиновый гель, 2,5 мл в сустав, 2–3 инъекции на курс.

А. А. Матулис (1991) рекомендует внутрисуставно орготеин, который уменьшает перекисное окисление липидов (ПОЛ) и нейтрализует супероксидные анион-радикалы в очаге воспаления.

В. Загородный [и др.] (1991) с хорошим результатом при реактивном синовите внутрисуставно вводили даларгин (опиоидоподобный противовоспалительный препарат), используя на курс 3–4 инъекции с интервалом в 3 дня.

Периартикулярное или внутрисуставное введение глюкокортикоидов, например в область ахиллова сухожилия или дегенеративно измененной вращающей манжетки плеча, может ускорить возникновение разрыва в связи с прогрессированием дистрофии или асептического некроза, что особенно опасно в пожилом возрасте (Ейтс А., 1990).

При неэффективности традиционных методов терапии целесообразно использование альтернативных способов лечения.

Хороший эффект у больных ОА достигнут при проведении транскраниальной электростимуляции (ТЭС) опиоидных структур гипоталамуса и ствола мозга. Ее достигают с помощью аппарата «Трансаир», вызывающего эффект при воздействии прямоугольными импульсами с частотой 77 Гц и длительностью 2,5 мс. Курс лечения — 7 сеансов ежедневно (в пожилом возрасте через день), продолжительностью 30 мин (Заболотных И. И., 1989). Лечебный эффект можно объяснить возникновением нескольких патогенетических механизмов: анальгезией, стабилизацией вазомоторной регуляции и способностью активировать процессы репарации. Эндогенные опиоиды мобилизуют выработку защитных простагландинов — Ер Iр, улучшающих местный кровоток при его резком нарушении, обусловленном нарушением центральной гемодинамики. Благодаря нормализации тонуса сосудов уже в момент сеанса ТЭС происходит улучшение кровоснабжения суставов. Это подтверждено нами повышением кожной температуры над суставами, снижением термоасимметрии над ними и уменьшением боли по визуально-аналоговой шкале (ВАШ) после каждого сеанса ТЭС и в целом после курса лечения. Параллельно отмечены достоверное повышение в крови концентрации эндогенных опиоидов (бета-эндорфина) и уменьшение суставного и функционального индексов. Использование ТЭС при лечении ОА в пожилом возрасте позволяет одновременно снизить повышенное артериальное давление, улучшить психические процессы — кратковременную память, внимание, увеличивать эмоциональную активность и возможность самообслуживания (Заболотных И. И., Заболотных В. А., 2000).

Способствует уменьшению болей физиотерапия. Для общего воздействия, нормализации сосудистого тонуса через сосудодвигательный центр используют аппараты «Динара», «Электронаркон», «Трансаир». На область воротниковой зоны применяют дециметровую микроволновую терапию (ДМВ), крайне высокочастотную терапию (КВЧ) и лазеротерапию (красный и инфракрасный лазеры). Проводят лекарственный электрофорез с новокаином, ганглиоблокаторами, дибазолом.

На область суставов и при поражении позвоночника паравертебрально используют электрофорез или фонофорез с новокаином, даларгином, дифацилом, ДМСО. Применяют аппликации с хлористым кальцием, йодистым натрием, препаратами серы (ихтиол), салицилатов, новым хондропротектором — хонсуридом (Пастель Б. Б., 1991). Эффективны амплипульсфорез и постоянный ток с артрозиленом, с ихтиолом (Комарова Л. А., Егорова Г. И., 2007), сочетание лазероэлектромагнитного излучения аппаратами «Изель», «Soflaser-202», «AL-60», ДМВ— и КВЧ-терапия.

Диметилсульфоксид (димексид — ДМСО) особенно ценен при ОА. Он сочетает в себе противовоспалительные, спазмолитические, антикоагулянтные и противоотечные свойства, а также оказывает бактериостатическое и фунгицидное действие. Рекомендуют аппликации из марли, необильно смоченной 50 % раствором ДМСО, над суставом и околосуставными тканями. Поверх марли накладывают вощеную бумагу и прибинтовывают к пораженной области. Аппликация длится от 30 мин до 1 ч. Димексид, используемый при электрофорезе, улучшает проводимость в кожу других препаратов. При поражении позвоночника можно использовать электрофорез или ультразвук паравертебрально на область соответствующего сегмента.

Улучшают местное кровообращение индуктотерапия, лазеро-, баро— и магнитотерапия, диадинамические и интерферентные токи, коротковолновая терапия. Эффективны при ОА аппликации парафина, озокерита или грязи с температурой 38–40 °C на протяжении 15–20 мин. На курс — 12–14 процедур. Способствуют улучшению кровотока в суставах хлоридно-натриевые, сероводородные, кислородные («жемчужные») и радоновые ванны. Радоновые ванны особенно показаны при сопутствующих заболеваниях сердечно-сосудистой и нервной систем. При нарушениях обмена и эндокринной дисфункции в пожилом возрасте целесообразны йодообменные ванны. Продолжительность лечения ваннами в пожилом возрасте 10–15 мин при температуре 36–37 °C. После гидротерапии — отдых в течение 1–1,5 ч.

Показания к физиотерапевтическому лечению определяют в зависимости от характера, локализации обострения и сопутствующей патологии. Следует осторожно подходить к использованию УВЧ для пожилых пациентов.

Особенности физиотерапевтического лечения у старых людей заключены в укорочении экспозиции сеанса, меньшей площади воздействия, значительных интервалах между сеансами.

При ОА целесообразна фитотерапия. Успокоительным, болеутоляющим и спазмолитическим действием, особенно при ночных болях, обладают настои из листьев мяты, корня валерианы и шишек хмеля (1 столовую ложку сбора залить 2 стаканами холодной воды на 2–3 ч, затем довести до кипения). Применять равномерно в течение дня при обострении процесса. Седативным эффектом обладают также ландыш, боярышник, пустырник, синюха.

Необходимо использовать официнальные растительные седативные средства (препараты валерианы, синюхи, ландыша, боярышника, пустырника, пиона). Можно рекомендовать официнальный чай, применяемый при нарушениях обмена веществ (черника, кукурузные рыльца, спорыш, листья брусники, створки фасоли, корень пырея).

А. А. Крылов [и др.] (1992) рекомендуют следующие рецепты:

· цветы липы, календулы по 3 части (ч.), корней девясила, травы тысячелистника по 2 ч., мяты, душицы, зверобоя по 1 ч. 5 г смеси залить стаканом кипятка, настоять 1 ч. Принимать по 200 мл утром и вечером до еды;

· листья толокнянки, брусники, кукурузные рыльца, створки плодов фасоли по 3 ч., травы спорыша, хвоща, корней девясила по 2 ч. 20 г смеси настоять 12 ч в 1 л воды, кипятить 5 мин, настоять 30 мин, отжать и принимать по 100 мл 4 раза в день после еды.

При ОА вместо чайного листа и кофе рекомендуют чаи из листьев и соцветий маргаритки, травы и цветов пижмы, календулы, липы, тысячелистника, лабазника (таволги), душицы, мать-и-мачехи, малины, черемухи (цветы и листья), вишни. Целесообразны настои из корня, цветов, семян и листьев сельдерея, корня лопуха. Для приготовления настоев 1 столовую ложку сырья заливают 1 стаканом кипятка, настаивают 15 мин. Употребляют по 1 столовой ложке 3–4 раза в день.

Для снятия местного болевого синдрома целесообразны компрессы из настоек коровяка (медвежье ухо), сирени, цитварной полыни, валерианы. Настойки приготовляют следующим образом: банку сырья настоять на 500 мл водки около 3 нед.

Полезны компрессы из:

— листа лопуха, мать-и-мачехи, капусты, хрена (можно засушенные, размочить в теплой воде). Накладывать на ночь. Курс лечения — 2 нед.;

— 1,5 стакана сока редьки, 1 стакан меда, 1 столовую ложку соли и полстакана водки смешать. Накладывать на ночь. Курс лечения — 2 нед.

Б. М. Прокин [и др.] (1996) рекомендуют следующие мази:

· лист лавра благородного (6 ч.), хвою можжевельника (1 ч.) растереть в порошок и смешать с 12 ч. сливочного масла или свиного сала;

· 1 столовую ложку порошка из шишек хмеля растереть с 1 столовой ложкой свиного сала или сливочного масла.

Рекомендуют лечение маслом багульника: 2 столовые ложки измельченного болотного багульника смешивают с 5 столовыми ложками подсолнечного масла, настаивают 12 ч в закрытой посуде на горячей плите (изредка помешивая). Затем смесь процеживают.

Компрессы, настойки, мази, раздражая нервные окончания в коже, рефлекторно приводят к ее насыщению кислородом, что заглушает боль.

Целесообразно, особенно при болях в позвоночнике, использовать рефлексотерапию с кусочками перцового пластыря размером 1 1 см, наклеенного на биологически активные и болевые точки. Срок наклейки — 5–7 дней, до исчезновения болей. После одного дня перерыва наклейку можно повторить (Прокин Б. М., Прокина О. Б., 1996).

При поражении ОА нижнешейного и верхнегрудного отделов позвоночника помогает снять боль аппликатор Кузнецова. Две пластинки аппликатора (размерами 10 7 см) прикладывают на 2 мин на подворотниковую, заднюю, поверхность шеи перед сном или в период дневного отдыха. Одновременно со стимуляцией биологически активных точек, со снятием боли, нормализуется деятельность вегетативной нервной системы вследствие рефлекторного раздражения вегетативных ганглиев, что проявляется в ощущениях тепла, успокоения, появлении чувства сонливости. Эта процедура ускоряет процесс засыпания.

Использование нетрадиционных методов, наряду с применением психотерапии, аутогенной тренировки, со стремлением справиться с болью, помогает прекращению приема анальгетиков, применяемых больными ОА в течение многих лет, особенно при сопутствующих головных болях.

Прекращение приема анальгетиков может быть достигнуто также с помощью специальных упражнений, излагаемых во многих изданиях по борьбе с хронической болью (Боллз Э. Б., 1995; Мартынов С., 1995; Forster R., 1993).

При резко выраженных местных изменениях в суставах, преимущественно при ВОА, больным необходима ортопедическая помощь. При поражении суставов ног целесообразно использовать трость, костыли, коляску. При изменениях позвоночника — применять шейный головодержатель и поясничный корсет. При стойких мышечных и неврологических расстройствах вследствие поражения шейного отдела позвоночника для ограничения его подвижности Институт геронтологии использует полужесткий высокий воротник, верхний край которого соответствует очертаниям челюсти и затылка, нижний — грудной клетки и надплечий. По шаблону делают выкройку из картона, который плотно окутывают ватой и обшивают мягкой тканью. На свободные концы его пришивают по две тесемки для завязывания на задней поверхности шеи (Подрушняк Е. П., Остапчук А. Д., 1982). Съемный корсет позволяет больным пожилого возраста периодически заниматься лечебной гимнастикой для формирования собственного мышечного корсета, который будет уменьшать раздражение сосудов и нервов при движении позвоночника. При выраженном гонартрозе помощь в передвижении оказывают ортезы, которые ограничивают подвывихи, не препятствуя сгибанию и разгибанию коленного сустава.

При резком болевом синдроме, значительном нарушении движений в суставах необходимо использовать хирургическое лечение ОА, чаще всего тазобедренных и коленных суставов. Преимущественно производят межвертельную остеотомию, резекционно-ангуляционную предвертельную остеотомию, подмыщелковую остеотомию. Ламинэктомия, артродез необходимы лишь в крайне тяжелых случаях (при нестихающей боли и неврологических осложнениях), так как эти операции, в свою очередь, вызывают значительные нарушения статики и движений.

С учетом данных литературы (Астапенко М. Г., 1989), особенностей клинических проявлений и нашего опыта лечения, целесообразно использование трех вариантов лечения ОА.

1-й вариант. Для всех форм ОА, протекающих без осложнений.

Наряду с диетой и достаточной, но без перегрузки, двигательной активностью, трижды в год профилактически или в период обострения заболевания проводить курсы комплексного лечения. На курс назначают 15 внутримышечных введений 2 % раствора по 5 мл новокаина одновременно с витаминами В1, В6, В12 и АТФ. Введение АТФ может быть заменено фосфаденом, рибоксином (2 мл 2 % раствора в/м или 0,05 г 2–3 раза в день) или глютаминовой кислотой, принимаемыми в течение месяца. Это необходимо сочетать с одновременным приемом миолитиков (папаверина, спазмолитина, андекалина, антагонистов кальция или атропина), а также малых седативных препаратов (валерианы, ландыша, пустырника, боярышника), микроэлементов, антиоксидантов (витаминов Е, А, С, Р), пантотената кальция.

Желательно дважды в год проводить курсы хондропротекторов — терафлекса, артры, препарата «ДОНЫ». В комплексное лечение необходимо включать лечебную гимнастику, физиотерапию, психотерапию. По возможности — ежегодно или через год проводить санаторно-курортное лечение с применением ванн (сероводородных, радоновых, соленых).

2-й вариант. Для больных с выраженным ПОА или ВОА, осложненными реактивным синовитом, бурситом или другими периартрозами.

Основные рекомендации те же, что и в 1-м варианте, но в период осложнений на 1,5–2 мес. добавить антибактериальные препараты (сульфаниламиды продленного действия, нитрофурановые, группы 8-оксихинолина, хиноксидин, никодин), НПВП и антигистаминные препараты, витамин С (до 1 г/сут). Местно рекомендовано введение в полость сустава или в сумку synocrom (гиалуронат натрия), артрона, нолтрекса, трасилола, орготеина, поливинилпирролидона с димексидом. Из физиотерапевтических средств — применять электроили фонофорез с анальгином, кальцием, новокаином, димексидом, лидазой, а также синусоидально-модулированные токи (СМТ) с ихтиолом, лазер, баровоздействие и ТЭС. При санаторно-курортном лечении в момент стихания обострения осложнений помимо средств общего воздействия необходимы процедуры направленного действия (СМТ с димексидом, ихтиолом, гелями, грязевые процедуры).

3-й вариант. Для больных ОА с выраженным спондилоартрозом, осложненным корешковыми болями, синдромом позвоночной артерии или другими нейродистрофическими синдромами.

Основные рекомендации те же, что в 1-м варианте. В период болевых синдромов назначают электрофорез с димедролом, новокаином, СМТ, иглорефлексотерапию, ТЭС, точечный массаж, хлорэтиловые и новокаиновые блокады. На курортах, кроме общих ванн и местных процедур, целесообразно проводить подводное вытяжение и горизонтальное провисание. Кратковременные, даже значительные подъемы артериального давления, не вызывающие выраженных клинических проявлений, изменений глазного дна, изменений ЭКГ, не должны являться противопоказанием для большинства процедур, проводимых на фоне сосудорасширяющих и седативных средств.

МЕДИКО-СОЦИАЛЬНАЯ ЭКСПЕРТИЗА ПРИ ОСТЕОАРТРОЗЕ

Важнейшими факторами медико-социальной экспертизы (МСЭ) при ОА являются: · характер течения процесса (медленно прогрессирующий, быстро прогрессирующий);

· частота обострений ОА (редкие (1–2 раза в год), частые);

· продолжительность обострений (кратковременные (5–7 дней), длительные);

· локализация максимально измененных суставов (поражение проксимальных суставов — тазобедренных и плечевых — вызывает наибольшие ограничения функции конечностей);

· стадия рентгенологических изменений (в IV стадии, с подвывихами суставов существенно нарушена статика, передвижение больных, функция схвата и удержания предметов);

· осложнения ОА и их выраженность (реактивные синовиты, периартриты, корешковый синдром, вертебробазилярная недостаточность);

· сопутствующие инвалидизирующие заболевания;

· эффективность и стойкость реабилитационных мероприятий;

· образование, профессия, специальность, квалификация;

· вид, характер и условия труда, возможности трудоустройства и переобучения;

· психологические особенности, трудовая направленность больных.

Всем больным ОА противопоказаны:

· тяжелый физический труд (даже эпизодический, особенно с перегрузкой наиболее пораженных суставов);

· работа с вынужденным длительным однообразным положением тела и фиксированными позами;

· работа в неблагоприятных метеорологических и санитарно-гигиенических условиях (высокая и низкая температура, резкие перепады температуры и давления, значительная влажность, сквозняки, местное воздействие холода на суставы, в том числе контакт со смазочно-охлаждающими жидкостями);

· работа в условиях гипоксии, при воздействии вибрации (общей и местной), длительного УВЧ-излучения.

При преимущественном поражении мелких суставов кистей противопоказаны профессии, требующие сложных координированных движений пальцев, тонкого и точного обхвата инструментов (резчик, гравер, часовой мастер, ювелир, радиомонтажник, изолировщик и др.). Для этой группы больных затруднена работа, связанная с выраженным напряжением кисти при одновременном воздействии холода (раздельщики туш и рыбы, тестоделы, повара и др.).

Осложнение ОА периартритами плечевых и локтевых суставов (бурситами, тендовагинитами) не позволяет выполнять работы, связанные с большой амплитудой движений в этих суставах, требующие вертикального подъема и перемещения предметов, схватывания и удержания их (водители и станочники с рычагами управления, требующими значительных усилий, слесари-сантехники, электросварщики, столяры).

При выраженном поражении тазобедренных и коленных суставов (с рецидивирующими бурситами, нарушением статики) целесообразно исключение из производственной деятельности ходьбы на дальние расстояния, а также работ, выполняемых преимущественно стоя или с длительной нагрузкой на эти суставы (почтальоны, токари, фрезеровщики, швеи-мотористки и др.).

Стойкое, даже умеренное, нарушение функции позвоночника, осложненное стойким болевым синдромом, препятствует выполнению работы с большим количеством быстрых однообразных движений конечностями, частыми наклонами туловища. Осложнение поражений позвоночника вертебробазилярной недостаточностью с выраженными головокружениями и синкопальными состояниями вынуждает считать противопоказанной работу с частыми наклонами головы (даже сидя), на высоте, у движущихся механизмов, вблизи огня и воды, в ситуациях повышенного травматизма.

Трудоспособными признают больных ОА при умеренной выраженности процесса в наиболее важных в функциональном отношении суставах, при отсутствии значительного ограничения объема движений в них, стойких, тяжелых осложнений, сопутствующих инвалидизирующих заболеваний, работающих в доступных по состоянию здоровья видах и условиях труда.

Ограниченно трудоспособными (инвалидами III группы) признают больных ОА при частых и длительных обострениях заболевания, развитии стойких, но умеренно выраженных осложнений в виде периартритов, синовитов, корешковых синдромов, синдрома позвоночной артерии (вертебробазилярной недостаточности), которые работают в противопоказанных по состоянию здоровья видах и условиях труда, если перевод на доступную им по состоянию здоровья работу сопровождается снижением квалификации, ограничением объема производственной деятельности.

Нетрудоспособными (инвалидами II группы) признают больных ОА при наличии выраженных деформаций костно-суставного аппарата с IV стадией рентгенологических изменений, подвывихами суставов (варусной или вальгусной деформацией нижних конечностей, ульнарной девиацией вследствие остеофитов в пястно-фаланговых суставах), с резким нарушением статики, передвижения больного, функции схвата и удержания предмета, а также при появлении тяжелых, не поддающихся лечению осложнений, с непрерывно следующими друг за другом срывами в работе. В некоторых случаях инвалиды II группы могут работать в специально созданных условиях, чаще на дому.

Инвалидность I группы устанавливают больным при резко выраженных нарушениях функции суставов, значительных расстройствах статики и резком ограничении возможности передвижения вследствие артродезов тазобедренных суставов или развитии параличей после нарушения мозгового кровообращения в бассейне вертебробазилярной артерии и при спинальных расстройствах, сопровождающихся невозможностью самообслуживания и самостоятельного передвижения, что приводит к необходимости постоянного ухода и надзора за этими больными.

Среди социальных реабилитационных мероприятий при ОА особая роль принадлежит рациональному трудоустройству. Несмотря на значительное количество противопоказаний, круг доступных профессий для больных ОА достаточно обширен: · многие профессии умственного труда, не связанные с работой в экстремальных условиях: инженерно-технические работники, юристы, медики, административно-хозяйственный персонал с небольшим объемом работы, библиотекари, лаборанты, корректоры, редакторы, методисты, большинство счетно-канцелярских профессий;

· для лиц физического труда (как квалифицированного, так и неквалифицированного) доступны профессии, связанные с незначительным или умеренным напряжением. К ним относят труд станочников по металлообработке в условиях мелкосерийного производства, слесарей по сборке, ремонту и наладке небольших приборов, электромонтеров при работе в мастерских, монтажников и наладчиков электронной аппаратуры; мелкие столярные работы; труд брошюровщиков, швей-ручниц, изготовителей бумажной тары и др.; работы в сфере обслуживания (мастера по ремонту электробытовых приборов, металлоизделий, счетной техники, одежды, обуви; приемщики в ателье);

· профессии в сельскохозяйственном производстве: работы по укладке рассады, фруктов, пикировке растений; весовщики; рабочие в подсобных цехах по изготовлению тары, в ремонтных мастерских; операторы в птицеводческих, свиноводческих комплексах, в лабораториях и в цехах водозабора, в санпропускниках; машинисты протирочных, разливочно-наливочных машин.

Необходимо учитывать, что у больных ОА молодого возраста (до 45 лет) имеются большие компенсаторные возможности. Поэтому им шире следует рекомендовать переобучение. При трудоустройстве лиц 50 лет и старше часто приходится подбирать работу, ограничивающую их производственную деятельность, и целесообразно использовать профессиональный стереотип.

Поскольку доступный по состоянию здоровья труд при ОА является лечебным фактором, даже инвалидам II группы желательно рекомендовать работу в специально созданных условиях, примущественно на дому.

Своевременное снабжение больных ОА по показаниям ортопедическими аппаратами, ортопедической обувью и специальными корсетами также приводит к сохранению трудоспособности, отдаляет сроки наступления инвалидности и предотвращает ее утяжеление.

Пример наблюдения.

Больной К., 44 года, профессия — бульдозерист.

Жалобы: постоянные, выраженные боли в области левого тазобедренного сустава, затрудняющие передвижение (3 балла), постоянные, умеренно выраженные боли в правом тазобедренном суставе (2 балла), постоянные боли в шейном отделе позвоночника (2 балла), периодические умеренные боли в поясничном отделе позвоночника (1 балл). Боли усиливаются при движении, в первой половине ночи, при охлаждении. Часто по ночам беспокоят ощущение онемения верхних конечностей, судороги мышц нижних конечностей (2 балла). При наклонах головы возникают головокружения, сопровождающиеся головными болями, повышением АД.

Анамнез: в детстве, в 2 — 3-летнем возрасте, в период оккупации, жил в сожженной деревне, часто подвергался переохлаждениям. С 15 лет впервые появились боли в пояснице, возникающие после значительного физического напряжения. С 21-летнего возраста работает бульдозеристом, систематически переносит охлаждения в осенне-зимний период, сочетающиеся с воздействием вибрации. Состояние постепенно ухудшалось, боли в пояснице усиливались. В последний год появились выраженные боли в тазобедренных суставах, в шейном отделе позвоночника. Амбулаторное и стационарное лечение (НПВП, анаболические препараты, хондропротекторы, физиотерапия, лечебная физкультура) давало кратковременный эффект. При возвращении к работе бульдозериста боли в суставах возобновлялись. Длительность временной нетрудоспособности в целом за год — 69 дней, непрерывный больничный лист — 118 дней.

Объективно: на V пальцах обеих кистей нерезко выраженные узелки Гебердена, на III пальце левой кисти узелок Бушара, ризартроз слева. Болезненность при пальпации тазобедренных суставов, больше левого, левой пупартовой связки, паравертебральных точек шейного и поясничного отделов позвоночника с обеих сторон. Ограничена амплитуда движений в левом тазобедренном суставе в сагиттальной плоскости (артрогенная контрактура). Суммарный показатель выраженности болевого синдрома — 37 баллов: интенсивность болей в суставах — 8 баллов, парастезии — 2 балла, суставной индекс — 8 баллов, функциональный индекс — 19 баллов.

На рентгенограмме левого тазобедренного сустава — уплощение суставной впадины, субхондральный склероз — II стадия артроза. На рентгенограмме поясничного отдела — остеофиты, неравномерное снижение высоты межпозвоночных дисков, сколиоз.

Диагноз: первичный деформирующий остеоартроз, манифестная форма, медленно прогрессирующая, с преимущественным поражением тазобедренных суставов, II стадия рентгенологических изменений, субкомпенсированный, с частыми и длительными обострениями, нарушение функции суставов I степени (шифр М15.0).

Заключение: при обследовании больного выявлен первичный остеоартроз с преимущественным поражением тазобедренных суставов, с частыми и длительными обострениями, четко зависимыми от производственных факторов. Несмотря на умеренное нарушение функции суставов, учитывая наличие противопоказанных факторов в работе (бульдозерист, работа с частыми переохлаждениями, с воздействием вибрации), с целью предупреждения прогрессирования заболевания, а также для профилактики утяжеления инвалидности обследуемый признан ограниченно трудоспособным. С учетом молодого возраста рекомендовано переобучение (слесарные работы без постоянного пребывания на ногах, подъема значительных тяжестей, в благоприятных санитарно-гигиенических условиях).

Глава 4

РЕВМАТОИДНЫЙ АРТРИТ

Ревматоидный артрит (РА) — аутоиммунное ревматическое заболевание, характеризующееся симметричным эрозивным артритом (синовитом) и системным поражением внутренних органов (Насонов Е. Л., 2007).

РА встречается у 0,5–1,8 % населения, из них 80 % приходится на возраст 35–50 лет. Соотношение мужчин и женщин — 1: 4.

Менее чем у 15 % больных РА протекает относительно доброкачественно, с редкими эпизодами обострений. У 2/3 больных РА для заболевания характерно медленное, но неуклонное прогрессирование с неполными ремиссиями и частыми обострениями, приводящими к ранней потере трудоспособности (примерно в половине случаев в первые 6 лет болезни). В 10–15 % случаев наблюдают «злокачественный» вариант РА с быстрым множественным поражением суставов, резистентностью к проводимой терапии и тяжелыми, потенциально смертельными нарушениями функции внутренних органов (Насонов Е. Л., Чичасова Н. В., 1999). Продолжительность жизни больных с РА на 10–15 лет короче ожидаемой (популяционной), а пятилетняя выживаемость при тяжелых формах РА сопоставима с выживаемостью больных ИБС с поражением трех коронарных артерий или с III–IV стадиями миеломной болезни (Pincus N., Callahan F., 1992).

У инвалидов, страдающих РА, в 33 % случаев диагностируют ограничение к передвижению I–II степени, у 10 % — III степени (Шварцман З. Д. [и др.], 2003).

ПАТОГЕНЕЗ

Этиология и патогенез РА до сих пор неясны, и целостное представление о них — дело не столь близкого будущего (Сигидин Я. А. [и др.], 1994).

Патологический процесс при РА представляет собой генерализованное аутоиммунное воспаление, приводящее к развитию суставных и внесуставных (системных) органных проявлений и катаболических нарушений. Максимальную интенсивность воспаления наблюдают в синовиальной оболочке суставов, с развитием ее гиперплазии, быстрого увеличения объема синовиальнoй ткани (паннуса), с разрушением суставного хряща и подлежащей субхондральной кости (Насонов Е. Л., Чичасова Н. В., 1999).

Считают, что очаги хронической инфекции, локализованные преимущественно в желудочно-кишечном тракте, в периоды обострения сенсибилизируют организм, истощая иммунную систему, ослабляют функциональную активность Т-лимфоцитов. В-лимфоциты образуют множество циркулирующих иммунных комплексов (ЦИК). Усиливается фагоцитарная активность моноцитов периферической крови, не регулируемая ослабленными Th1. Если в момент очередного обострения инфекции имеет место перегрузка и (или) травма сустава, то в место поражения с большим количеством крови поступают комплексы антиген-комплимент-антитела, которых активно поглощают клетки синовиальной оболочки. Выделяемые при этом биологически активные вещества (гистамин, серотонин, кинины) вызывают повышение проницаемости сосудов, повреждают клеточные мембраны, обусловливая воспаление и отек синовиальной оболочки суставов.

На исход воспаления влияют цитокины, вырабатываемые Th1 (интерлейкины — IL-2, -3, -4; гамма-интерферон — IFN-g), способствуя усилению иммунной защиты. Однако ослабленные Т-лимфоциты не могут при РА выделять их в достаточном количестве. Макрофаги, моноциты также выделяют цитокины (интерлейкины — IL-1, -5, -6; фактор некроза опухолей — ФНО-a; колониестимулирующий фактор YM — CSF), которые стимулируют пролиферацию клеток в очаге воспаления, а также повышают активность простагландинов Е2 и D2, усиливающих воспаление, лихорадку.

В полость сустава проникает много нейтрофилов. В процессе фагоцитоза большого количества иммунных комплексов нейтрофилы разрушаются: продуктами их распада являются ревматоидные факторы (РФ). РФ, в свою очередь, являются антителом к Fc-фрагменту агрегированного IgG. При распаде нейтрофилов освобождаются протеины, вырабатывающие лейкотриен В4, продукты арахидоновой кислоты, реактивные оксиданты. Эти факторы, в сочетании с IL-1, ФНО, выделяемом макрофагами, стимулируют пролиферацию синовиальных клеток, которые приобретают сильную способность к полуавтономному росту, образованию паннуса. Последний принимает вид локализованной опухоли (масса синовиальной оболочки может возрастать в 100 раз), вызывая увеличение сустава. Вырабатываемые паннусом протеиназы (коллагеназа и стромализин), металлопротеазы, совместно с простагландинами Е2 и D2, а также остеокластическим фактором, повышают функцию остеокластов и вызывают разрушение белков матрикса суставного хряща, кости, резорбцию кости (эрозии, узуры). Костные эрозивные изменения развиваются также вследствие высвобождения внутриклеточных гидролитических ферментов. Циркулирующие тканевые ингибиторы не могут полностью нейтрализовать их действие из-за слабости Т-лимфоцитов (Сигидин Я. А. [и др.], 1994).

На рентгенограмме с прямым многократным увеличением отчетливо виден процесс резорбции костной ткани, образования эрозий, узур у больной с РА (рис. 13). На теплограмме воспаленного коленного сустава больной РА (рис. 14) представлено резко увеличенное тепловое излучение, вследствие увеличенного обмена паннуса. Оно буквально повторяет объем паннуса, который занимает всю суставную полость. Эта теплограмма артрита отчетливо отличается от теплоизлучения при реактивном синовите больных ОА с небольшими локальными очагами гипертермии (cм. рис. 12).


Болезни суставов

Рис. 13. Рентгенограмма I плюснефалангового сустава левой стопы больной III стадии РА

Прямое 7-кратное увеличение рентгеновского изображения. Резко выраженный диффузный остеопороз. Значительное неравномерное сужение суставной щели с истончением, разрушением замыкающей костной пластинки. Множественные глубокие краевые дефекты костной ткани с размытыми краями (эрозии), расположенные субпериостально, в зоне сустава


При РА воспаление распространяется также на суставную сумку и проходящие в ней сухожилия, периартикулярные ткани. Возникающая в них инфильтрация тканей, пролиферация нейтрофилов, моноцитов, лимфоцитов усугубляют деформацию суставов. Со временем паннус, превращаясь в фиброзную ткань, замещает разрушенные хрящ, связки, сухожилия и образует сращения между сочленяющими костями с ограничением их подвижности, развитием фиброзного анкилоза. При непосредственном смыкании костных поверхностей они срастаются с образованием костного анкилоза.

Попадая в сосудистое русло, РФ вызывает образование новых иммунных комплексов IgG — РФ. Ввиду слабости иммунной системы комплексы содержат немного истинных антител, они мелкие и, следовательно, не могут быть фагоцитированы. В то же время они легко проникают сквозь порозную сосудистую стенку, повреждая все новые ткани: суставы, сосуды, сердце, легкие, почки. Поэтому случаи серопозитивного РА, когда РФ выявляют в крови, являются прогностически неблагоприятными. Четверть больных (в первые месяцы до 60–80 %) отрицательны по РФ.


Болезни суставов

Рис. 14. Теплограмма нижних конечностей больной РА, 2-я степень активности

Выраженное диффузное теплоизлучение, с повышением температуры над суставом на 2,5 °C. Гипертермия буквально повторяет контуры воспаленной разросшейся синовиальной оболочки; а, б — сохранение гипертермии на разных режимах регистрации


Клиническая классификация ревматоидного артрита (Каратеева Д. Е., Олюнин Ю. А. Институт ревматологии РАМН. Проект 2007 г.)

1. Основной диагноз:

· Ревматоидный артрит серопозитивный (М05.8)

· Ревматоидный артрит серонегативный (М06.0)

· Особые клинические формы ревматоидного артрита:

— Синдром Фелти (М05.0)

— Ревматоидная болезнь легких (М05.1)

— Ревматоидный васкулит (М05.2)

— Ревматоидный артрит с вовлечением других органов и систем (М05.3)

— Болезнь Стилла, развившаяся у взрослых (М06.1)

— Ревматоидный бурсит (М06.2)

— Ревматоидный узелок (М06.3)

Недифференцированный артрит:

· Моноартрит (М13.1)

· Олигоартрит (М13.8 Другие уточненные артриты)

· Полиартрит (М06.4 Воспалительная полиартропатия)

2. Клиническая стадия:

· Ранняя стадия: длительность болезни < 2 лет

· Развернутая стадия: длительность болезни 2 года и более

· Поздняя стадия: длительность болезни 2 года и более + выраженная деструкция мелких (III–IV рентгенологическая стадия) и крупных суставов, наличие осложнений

3. Активность болезни:

0 — ремиссия (DAS28 < 2,6)

1 — низкая (DAS28 2,6–3,2)

2 — средняя (DAS28 3,3–5,1)

3 — высокая (DAS28 > 5,1)

4. Системные проявления:

· Ревматоидные узелки

· Полинейропатия, множественный мононеврит

· Кожный васкулит (язвенно-некротический васкулит, инфаркты ногтевого ложа, дигитальный артериит, ливедо-ангиит)

· Синдром Рейно

· Генерализованная лимфоденопатия, гепатоспленомегалия

· Плеврит (сухой, выпотной)

· Фиброзирующий альвеолит (диффузный интерстициальный легочный фиброз)

· Перикардит (сухой, выпотной)

· Гломерулонефрит (по данным биопсии почек)

· Синдром Фелти

· Синдром Шегрена

· Эписклерит, склерит

5. Инструментальная характеристика:

· Наличие эрозий (с использованием рентгенографии, МРТ):

— Неэрозивный

— Эрозивный

· Рентгенологическая стадия (I, II, III, IV)

Учитывая целесообразность удаления из сосудистого русла РФ, успешно используют методы афереза (лимфоцитофереза, плазмофереза). К методам афереза можно отнести парентеральное введение человеческого гамма-глобулина и иммуноглобулина. Они образуют в крови с РФ, ЦИК крупные иммунные комплексы, в которых хорошо фагоцитируют макрофаги.

Параллельно иммунокомплексным процессам происходит поражение эндотелиальных клеток, их пролиферация в сосудистой стенке, с некрозом ее и формированием периваскулярных инфильтратов (Насонова В. А., Астапенко М. Г., 2002). С развитием ревматоидного васкулита связана ишемическая полинейропатия, хронические язвы голени, дигитальный артериит. Лимфоидная инфильтрация с образованием фолликулов, напоминающих ревматоидные узелки, как в синовиальной оболочке, так и во многих внутренних органах, обусловливает развитие гранулематозных процессов (в области проводящей системы сердца, в легких, эписклерит).

Таким образом, патогенез ревматоидного синовита и системные проявления РА обусловлены иммуноопосредованным воспалением, его хронизацией, самоподдерживающим течением, приводящим к суставной и общей патологии сосудов гранулематозного характера с исходом в деструкцию пораженных тканей и фиброзирование.

Исходя из данных патогенеза, можно объяснить эффективность лечения аутоиммунных заболеваний, в том числе и РА, применением иммуностимуляторов.

КЛИНИКА

РА протекает различно. Это во многом зависит от возраста больных в начале заболевания. Чаще врачи у старых людей наблюдают РА, возникший в молодом или среднем возрасте. По данным анамнеза, типично начало заболевания через 1,5–2 мес. после значительного физического или психического переутомления при наличии очагов хронической инфекции. Возникают боли и отечность одного из мелких суставов кистей или стоп за счет накопления экссудата в его полости. Даже начальные проявления синовита затрудняют надевание колец (симптом кольца) (Доэрти М., Доэрти Д., 1993).

Суставной синдром. Преимущественно заболевают проксимальные межфаланговые или пястно-фаланговые суставы, за исключением I пястно-фалангового и V проксимального межфалангового суставов (Астапенко М. Г., 1989). Боли в суставах максимально выражены по утрам, сопровождаются скованностью многих суставов, которая при достоверном РА длится не менее часа. Через один-два месяца присоединяются боли и отечность других, чаще симметричных, суставов. Например, поражены проксимальные межфаланговые или пястно-фаланговые суставы с обеих сторон (II справа и II–IV слева и т. п.).

Пальцы становятся веретенообразными. Кожная температура над ними повышена, хотя яркая эритема не характерна для РА. Возникают болезненность в суставах при пальпации и при движениях, затруднения при сжатии кисти в кулак и боль у основания пальцев стоп при ходьбе, особенно с утра. Воспаленные суставы больной удерживает в состоянии сгибания, чтобы максимально увеличить объем полости сустава и уменьшить растяжение капсулы. Затем развивается фиксированная деформация суставов, обусловленная контрактурой мягких тканей, фиброзным или костным анкилозом (Липски П. Е., 1996).

Рано появляются деформация и анкилозирование лучезапястных суставов вследствие их малой подвижности. Среди суставов стоп раньше всего заболевают плюснефаланговые (V, IV и III), а также проксимальные межфаланговые суставы с отечностью, болезненностью при поперечном их сжатии. При длительном течении заболевания возникает отклонение пальцев в латеральную («фибулярную») сторону. Ограничена и подвижность суставов стоп как за счет накопления экссудата в полости сустава, отека и пролиферации воспаленной синовиальной оболочки и периартикулярных тканей, так и вследствие атрофии мышц и поражений сухожилий.

Из-за растяжения суставной капсулы и связок, их дискоординации, атрофии мышц, кожи, а также вследствие разрушения хряща и кости возникают подвывихи суставов. Наиболее типичная деформация при РА — ульнарная девиация — обусловлена дорсальным подвывихом шиловидного отростка локтевой кости разрастающимся паннусом. Характерна для РА деформация типа «лебединой шеи» из-за переразгибания в проксимальном межфаланговом суставе и сгибательной контрактуры в дистальном межфаланговом суставе. Возможны сгибательные контрактуры других мелких суставов кистей и стоп, а также коленных, тазобедренных и локтевых суставов. Наблюдают вальгусную, реже — варусную деформацию коленных суставов. Иногда возникает подвывих в подтаранном суставе со смещением пяточной кости кнаружи. В суставах стоп — деформация в виде «молоткообразных» пальцев. Вследствие повышения внутрисуставного давления — выпячивание заднего заворота суставной сумки в подколенную ямку (киста Бейкера).

Суставной синдром носит рецидивирующий характер, при обострении вовлекаются новые суставы.

РА является системным заболеванием, и в активную фазу суставному синдрому сопутствуют общие симптомы: общее недомогание, небольшое повышение температуры, вялость, ухудшение сна и аппетита, снижение массы тела. Признаком активности процесса является увеличение лимфоузлов. В коже, наряду с явлениями атрофии и воспаления, как проявления васкулитов развиваются геморрагические инфильтраты. Так, в области ногтевого ложа могут быть обнаружены инфильтраты кожи, так называемые дигитальные артерииты. Возникают кожные язвы нижней трети голени.

У 25–30 % больных РА с выраженной активностью процесса находят ревматоидные узелки. Они представляют местную реакцию на отложение иммунных комплексов, содержащих РФ, и расположены на проксимальной трети разгибательной поверхности предплечья, запястье, пальцах рук, ахилловом сухожилии, затылке, мелких суставах стоп, коленных суставах, седалищных буграх. Обычно ревматоидные узлы расположены подкожно, но могут формироваться и внутрикожно или в сухожилиях, а также прикрепляться к надкостнице (Варне К. Г., 1990). Ревматоидные узелки представляют собой веретенообразные плотные инфильтраты размерами около 2 3 см, болезненные или безболезненные при пальпации.

Мышечная слабость и атрофия мышц обусловлены как уменьшением мышечной активности из-за болей при движении, так и вследствие воспаления мышц — миозитов. Последние предопределены не только активностью воспаления, васкулитами, но и могут быть следствием лекарственной терапии (стероидами, Д-пеницилламином, хинолиновыми производными) (Сигидин Я. А. [и др.], 1994). В синовиальных сумках и сухожильных влагалищах также может развиваться воспаление. Тендовагинит диагностируют в области лучезапястного сустава. Тендиниты нередки в сухожилиях сгибателей и разгибателей пальцев кистей.

При тяжелых формах РА с высоким содержанием в крови РФ отражением активного иммунного процесса могут быть поражения сердца с развитием перикардита, васкулита эндокарда, гранулематозного поражения клапанов сердца, раннего атеросклероза. Поражения легких протекают в виде плеврита, интерстициального поражения легких, облитерирующего бронхиолита, ревматоидных узелков в легких (синдром Каплана). В почках возникает амилоидоз, иммунокомплексный гломерулонефрит. Поражение системы крови представлено анемией, нейтропенией, тромбоцитозом (Насонов Е. Л., 2006).

При РА можно наблюдать инфаркты кишечника, печени, селезенки, поджелудочной железы и яичек, редко — почек (Липски П. Е., 1996).

Поражение нервной системы представлено при РА в виде периферических сенсорных и сенсомоторных полинейропатий, множественных невритов и обусловлено васкулитами. Нередки компрессионные нейропатии, возникающие при ущемлении срединного нерва в области запястья (синдром запястного канала), локтевого нерва в области локтевого сустава и большеберцового нерва в области медиальной лодыжки (синдром тарзального канала). Эти нарушения иннервации вызывают тяжелые расстройства функции конечностей.

Глазная патология при РА чаще представлена иридоциклитом, эписклеритом, сухим кератоконъюнктивитом, склеромаляцией, периферической язвенной кератопатией. Но поражение глаз может быть вызвано не только ревматоидными узелками, но и влиянием стероидов, препаратов золота, хинолиновыми производными, применяемыми при терапии РА.

При высокоактивном, серопозитивном РА может быть диагностирован так называемый псевдосептический синдром. Вследствие значительного количества комплексов IgG — РФ в крови, их фагоцитоза и распада нейтрофилов при этом выделяется большое количество пирогенных факторов, что проявляется гектической температурой. Выявляют генерализованный васкулит, висцериты, анемию, лейкоцитоз. Быстро наступает деструкция костной ткани. Однако эта форма заболевания не является фатальной и может при адекватной терапии перейти в благоприятно протекающую.

Как видно из представленного, характер заболевания, интенсивность болей при РА во многом зависят от степени активности процесса. В настоящее время она подразделена на три степени (табл. 7).


Таблица 7

Степени активности РА

(АРР, 2003)

Болезни суставов

Первую, низкую, степень активности диагностируют при непостоянных, возникающих лишь при движении, болях в суставах, сопровождаемых утренней скованностью не более часа. Экссудативные изменения в суставах отсутствуют или незначительны. Слабо выражены лабораторные показатели воспаления. Увеличение СОЭ до 30 мм/ч. Умеренная гипергаммаглобулинемия, РФ может быть выявлен лишь при небольших разведениях (1: 3; 1: 8).

Вторая, средняя, степень активности характеризуется упорными, постоянными болями в суставах, сопровождаемыми утренней скованностью до полудня. Последняя может уменьшаться к вечеру. В суставах отчетливые экссудативные изменения на фоне пролиферативных. Значительные изменения крови. Увеличение СОЭ до 45 мм/ч. Выраженная гипергаммаглобулинемия (22–23 %). РФ обнаруживают в крови при большом ее разведении (1: 81; 1: 64). Третья, высокая, степень активности проявляется интенсивными постоянными болями в суставах, сопровождаемыми скованностью в течение всего дня. Обнаруживают клинические проявления висцеритов (плевриты, миокардиты, невриты). Выраженные экссудативные изменения в суставах и резкая воспалительная реакция крови с высокими титрами РФ.

Ремиссию при РА диагностируют при отсутствии болей в суставах и скованности (см. табл. 7). Движения в суставах ограничены лишь вследствие пролиферативных процессов в суставах и периартикулярных тканях после предшествующих обострений. Лабораторные тесты на воспаление не дают патологических отклонений.

При оценке функциональной способности больного РА по опроснику (табл. 8) каждый признак оценивают по трехбалльной системе. При сумме баллов до 20 — функциональная способность пациента сохранена (I), от 20 до 40 баллов — ограничена (II) и утрачена (III) при сумме более 41 балла.


Таблица 8

Функциональная способность (опросник состояния здоровья HAQ)

Болезни суставов

Примечание. Без труда — 0 баллов; с некоторым затруднением — 1 балл; с большим трудом — 2 балла; не способен сделать — 3 балла.


По характеру течения РА подразделяют на быстро и медленно прогрессирующий и без заметного прогрессирования.

Однако необходимо отметить, что характер течения, как и активность процесса, а также форма РА (преимущественно суставная или с системными проявлениями) — понятия нестабильные. Наблюдают их трансформацию примерно в 15 % случаев, и это зависит от рациональности лечения.

ДИАГНОСТИКА

В I стадии выявляют околосуставной остеопороз. Несомненно, это еще не достоверный признак РА, так как околосуставной остеопороз свойствен многим системным соединительнотканным заболеваниям (системной красной волчанке, системной склеродермии и др.). Помогают уточнению синовиального воспаления потеря дифференцировки структуры мягких тканей, наличие их отека, а также утолщение и уплотнение капсулы сустава. При достоверном РА можно выявить предстадию эрозирования в виде локального истончения кортикальной костной пластинки, сопровождаемую субкортикальной деминерализацией (Розенгауз Е. В., 1993).

Во II стадии возникают отчетливые достоверные признаки РА. На фоне околосуставного остеопороза определяют краевые костные дефекты (эрозии, узуры), расположенные субпериостально у кромки суставного хряща в зоне сустава. Эрозии имеют форму плавной кривой с нечеткими контурами. Они не окружены зоной склероза, что позволяет отличить краевые эрозии от кист, как это видно при рентгенографии с прямым многократным увеличением. Во II стадии часто наблюдают сужение суставной щели вследствие расплавления, гибели суставного хряща (рис. 15, 16).

В III стадии околосуставной остеопороз резко выражен. На рентгенограммах с прямым увеличением изображения можно определить исчезновение костной ткани, трабекул (см. рис. 13). Одновременно видны множественные глубокие краевые дефекты костной ткани с размытыми краями, расположенные в зоне сустава. В III стадии всегда имеет место сужение суставной щели (см. рис. 13; 15; 16; 17).

При использовании метода амплитудного рельефа можно отметить слабовыраженный трабекулярный рисунок, что отражает наличие остеопороза. Эрозии видны в виде кратерообразных углублений, четких дефектов костной ткани (см. рис. 17).

Достоверным признаком IV стадии РА является исчезновение суставной щели вследствие прорастания ее новообразованной костной тканью на фоне остеопороза и наличия на уровне бывшей суставной щели краевых дефектов (рис. 18).

Деструкцию при РА у 75 % больных обнаруживают в первые два года болезни. Первые эрозии выявляют сначала на латеральной поверхности головки V плюсневой кости, затем на медиальных поверхностях головок II–IV плюснефаланговых суставах стоп. В кистях — на шиловидном отростке локтевой кости, в суставе гороховидной кости, позднее — во II–V проксимальных межфаланговых и пястнофаланговых суставах. Костные и мягкотанные повреждения при РА необратимы (Яременко О. В., 2010).


Болезни суставов

Рис. 15. Рентгенограмма коленных суставов больной со II стадией РА:

а — головка большеберцовой кости имеет ровные округлые контуры; б — в коленном суставе видна четкая краевая деструкция, узурация эпифиза большеберцовой кости


Болезни суставов

Рис. 16. Рентгенограмма пястно-фалангового сустава больной РА, III стадия, 6-кратное увеличение рентгеновского изображения

Глубокие краевые дефекты костной ткани, деструкция костной ткани в головке и основании пястно-фалангового сустава (а — боковая проекция; б — прямая проекция)


Болезни суставов

Рис. 17. Рентгенограмма пястно-фалангового сустава больной РА, III стадия, боковая проекция сустава, 6-кратное увеличение рентгеновского изображения:

а — необработанное изображение. Резко выраженный диффузный остеопороз с исчезновением костной ткани, трабекул, множественные глубокие краевые дефекты костной ткани (эрозии) с размытыми краями, исчезновение суставной щели; б — обработка методом амплитудного рельефа. Метод амплитудного рельефа объемно выявляет помимо слабовыраженного трабекулярного рисунка эрозии (узуры) в виде кратерообразных ступенчатых углублений


Болезни суставов

Рис. 18. Рентгенограмма коленного сустава больного, IV стадия РА

На боковой проекции рентгенограммы обращает на себя внимание отсутствие суставной щели. Костные балки прорастают в смежные отделы сустава


Магнито-резонансная томография (МРТ) позволяет обнаружить изменения в мягких тканях, включая паннус, синовит, истончение хряща, тендовагиниты, а также очаговый отек кости (как предвестник эрозий) или эрозии, в том числе в трудно визуализируемых при рентгенографии суставах (например, в суставах запястья). Допплеровское ультразвуковое исследование суставов способствует визуализации синовита и тендовагинита, паннуса, который выглядит как гроздевидное утолщение синовиальной оболочки до 4–6 мм с усиленной васкуляризацией (Яременко О. В., 2010).

Классический IgМ-РФ выявляется у 30–35 % больных с системной красной волчанкой и системной склеродермией, 20 % больных с дерматомиозитом, узелковым полиартериитом и болезнью Бехтерева, 10–15 % больных с псориатическим артиритом, болезнью Рейтера, сифилисом, туберкулезом, саркоидозом, хроническим активным гепатитом. Недавно внедрен в клиническую практику новый иммунологический тест — определение антител к циклическому цитруллинированному пептиду (анти-ЦЦП), что значительно повысило эффективность лабораторной диагностики РА на ранних стадиях, чувствительность анти-ЦЦП при диагностике РА составляет 70–80 %, специфичность — 98–99 % (van Venronij W. J., 2002; Zedman A. J., 2004).

РА почти всегда сопровождает анемия, обусловленная активным воспалительным процессом с дефицитом железа и фолиевой кислоты, а также влиянием лекарственных препаратов. В ряде случаев, при сочетании РА с увеличением селезенки, анемией, тромбоцитопенией и нейтропенией, чаще встречаемых при длительном течении заболевания, диагностируют синдром Фелти. Он может сопровождаться потерей массы тела, генерализованным увеличением лимфатических узлов, тяжелым поражением суставов, внесуставными проявлениями — легочным фиброзом, кератитом, гиперпигментацией кожи и язвами голеней. Его течение вариабельно и непредсказуемо: иногда наблюдают спонтанные ремиссии (Варне К., 1990).

Течение РА в виде рецидивирующей фебрильной лихорадки, артрита и макулопапулезной сыпи с высокой лабораторной активностью и серонегативностью по РФ рассматривают как болезнь Стилла взрослых (Насонов Е. Л., 2006).

Симптомокомплекс, связанный с аутоиммунным поражением секретирующих эпителиальных слюнных и слезных желез и развитием сухого кератоконъюнктивита и паренхиматозного сиалоаденита при РА рассматривают как синдром Шегрена (Talal N. [et al.], 1987). Инфильтрация мононуклеарными клетками секретирующих эпителиальных желез — основной морфологический признак болезни Шегрена (Daniels T. [et al.], 1992).

Распространение лимфоидной инфильтрации на другие органы и ткани приводит к развитию системных проявлений различной степени тяжести, нередкой трансформации в лимфопролиферативные заболевания (Ramos-Casals M. [et al.], 2005).

Ни один лекарственный препарат не увеличивал риск развития лимфомы. Напротив, инъекции кортикостероидных гормонов в пораженные суставы способствовали снижению риска рака, т. е. оказывали защитное действие.

Риск развития лимфомы связан с высокой долговременной активностью РА, и «агрессивная» тактика лечения может снизить воспалительный процесс, соответственно уменьшив риск развития рака лимфатической ткани.

Длительно текущий РА может осложняться амилоидозом и септическим артритом со всеми последствиями сепсиса. Это отмечают преимущественно при лечении кортикостероидными препаратами. При переходе в старшую возрастную группу РА теряет свою агрессивность. Больных меньше беспокоят скованность и отечность суставов, хотя пролиферативные изменения, анкилозирование лучезапястных и других суставов сохранены. Подвывихи пястно-фаланговых, плюснефаланговых, коленных суставов могут быть больше выражены из-за нарастающей атрофии мышц. Нередко возникают узелки Гебердена вследствие осложнения РА вторичным деформирующим остеоартрозом. В пожилом возрасте преобладает минимальная активность ревматоидного процесса или умеренная с редкими обострениями и длительными ремиссиями.

В периферической крови сдвиги незначительные: небольшое увеличение СОЭ, нет лейкоцитоза, исчезает из крови РФ. Отмечена меньшая склонность к нарастанию деструкции костной ткани. Периоды обострения неплохо поддаются терапии НПВП, хинолиновыми производными. Чаще такое течение РА наблюдают у женщин при наступлении климактерического или постклимактерического периода, а также у пациентов, не употреблявших длительно глюкокортикоиды или иммунодепрессанты.

РА, развившийся в пожилом возрасте на фоне ОА, также протекает доброкачественно. К периодическим болям в суставах, типичным для ОА, которые возникают после значительной перегрузки суставов, с характерными узелками Гебердена в дистальных межфаланговых суставах, присоединяются постоянные боли и отечность в проксимальных межфаланговых, пястно-фаланговых суставах. Боли возникают или нарастают при любом движении в суставе, сопровождаются длительной скованностью (около 1 ч) по утрам или после сна в любое время суток. В клинической картине превалирует суставной синдром. При присоединении РА к ОА в крови наблюдают увеличение СОЭ, анемию, увеличение гамма-глобулинов. Редко выявляют лейкоцитоз, РФ. Активность РА при этой форме умеренная или низкая. Проведение терапии успешно, можно получить длительную ремиссию.

Рентгенография выявляет при этой форме, наряду с остеофитами, околосуставной остеопороз, немногочисленные эрозии. На рис. 19 представлена рентгенограмма больной пожилого возраста (сочетание ОА и РА). Можно видеть как окостеневающую хондроидную ткань (остеофиты), так и резко выраженное, не свойственное ОА разрежение костной ткани и краевые дефекты костей — эрозии.


Болезни суставов

Рис. 19. Рентгенограмма проксимального межфалангового сустава II пальца правой кисти. Сочетание ОА и РА. Прямое 7-кратное увеличение рентгеновского изображения. Диффузный остеопороз

Неравномерное сужение суставной щели с истончением, разрушением замыкающей костной пластинки, местами анкилоз. Краевые поверхностные дефекты костной ткани с размытыми краями. Наряду с этим окостеневающая хондроидная ткань, разрастающаяся по краям суставной щели, крупный остеофит


Вследствие атрофии мышц, свойственной старшим возрастам, при сочетании ОА и РА можно часто наблюдать развитие подвывихов суставов (ульнарную девиацию, вальгусную деформацию конечностей).

РА, впервые возникший у людей старше 60 лет, чаще протекает тяжело (Keitel W., 1993; Zeidler H., 1994). По мнению Я. А. Сигидина [и др.] (1994), это может быть объяснено возрастным ослаблением функции Т-системы иммунитета с утратой адекватного контроля над аутоиммунными процессами. Среди заболевших РА в возрасте старше 60 лет меняется соотношение женщин и мужчин. Если в молодом и среднем возрасте женщины болеют РА чаще мужчин в 3–5 раз, то среди заболевших в пожилом возрасте мужчины составляют 42 % (Сатыбалдыев А. М. [и др.], 1994).

При возникновении РА в пожилом возрасте максимально выражены воспаление, число пораженных суставов, суставной и функциональный индексы, а также скорость появления эрозий (Emery P., Salmon M., 1995). В преморбидном состоянии больных беспокоит астенизация, раздражительность, адинамия, небольшое похудание и беспричинная лихорадка, в основном в виде субфебрилитета. Характерны мигрирующая артралгия, миалгия, скованность, отмечаемая в любое время суток после сна и продолжающаяся не менее 60 мин, потливость. Затем присоединяется полиартрит с выраженной отечностью суставов, симметричным их поражением, чаще мелких суставов кистей, лучезапястных, коленных, локтевых, реже — других суставов, атрофия мышц кистей и предплечий. Потеря массы тела от 3–5 до 10–12 кг в первые 3–5 мес. у 89 % больных. У 11 % — в дебюте заболевания развитие лихорадочного варианта (Сатыбалдыев А. М. [и др.], 1994).

Из-за скованности, мышечной атрофии, резкого болевого синдрома значительно страдает функция суставов. Чаще всего высокая (II–III степени) активность процесса: у 79 % — III степени, у 16 % — II степени, у 4 % — I степени (Сатыбалдыев А. М. [и др.], 1994). Ускорены СОЭ до 45–60 мм/ч, анемия. Уже в первые месяцы часто выявляют в крови РФ в высоких титрах. Рентгенологически рано находят околосуставной остеопороз, сужение суставной щели. Через 4–6 мес. после начала заболевания обнаруживают эрозии, нередко множественные. Процесс быстро прогрессирует, резистентен к лечению даже кортикостероидами. Характерны относительно быстрая генерализация суставного поражения, частые обострения с лихорадочным синдромом. Рано возникают контрактуры в крупных суставах, снижение динамометрии. Довольно часто обнаруживают ревматоидные узелки. Иногда они расположены в легких, сердце, вызывая соответствующую клинику. Ввиду возможности паранеопластических артритов в пожилом возрасте необходимо тщательное онкообследование этой группы больных (Emery P., Salmon M., 1995). По данным Т. Ф. Акимова [и др.] (1991), при значительной длительности заболевания у больных этой группы в 20 % случаев возникает амилоидоз, который нередко приводит к смерти. В то же время авторы подчеркивали, что через 5 лет после начала заболевания у 18 % заболевших отмечена стойкая ремиссия, что свидетельствует о неоднородности течения РА в группе заболевших в старшем возрасте.

Диагностические признаки РА (Насонова В. А., Астапенко М. Г., 2002):

1. Утренняя скованность (в суставах или вокруг них), продолжающаяся по крайней мере в течение 1 ч.

2. Артриты 3 суставов и более (покраснение и/или припухлость), отмеченные врачом.

3. Артриты суставов кисти (по крайней мере одного в области запястья, пястно-фалангового или проксимального межфалангового).

4. Симметричный артрит (проксимальных межфаланговых суставов).

5. Ревматоидные узелки.

6. РФ в сыворотке крови.

7. Рентгенологические изменения, типичные для РА (эрозии, околосуставной остеопороз в кистях и запястьях).

При наличии 4 критериев (1, 3, 6 и 7) диагноз РА достоверный. Критерии с 1-го по 4-й должны сохраняться, по крайней мере, в течение 6 нед.

Критерии Американской ревматологической ассоциации (АРА)

Диагностика ревматоидного артрита представляет большие трудности в основном в начале заболевания. В это время суставной синдром часто не имеет еще типичных для ревматоидного артрита признаков и нередко принимается за проявление других болезней, и наоборот.

Для диагностики в настоящее время используют диагностические критерии Американской ревматологической ассоциации (АРА):

• утренняя скованность;

• боль при движении или пальпации, по крайней мере в одном суставе;

• отечность периартикулярных мягких тканей или наличие выпота в полости сустава, но не костные деформации;

• припухание другого сустава. Период полного отсутствия суставных симптомов до появления этого признака не должен превышать 3 мес.;

• симметричность припухших суставов. В случаях поражения проксимальных межфаланговых, пястно-фаланговых суставов допускается отсутствие строгой симметричности;

• наличие подкожных узелков в области естественных костных утолщений, разгибательных поверхностей конечностей или периартикулярно;

• рентгенографические изменения, характерные для ревматоидного артрита. Они должны включать, по крайней мере, околосуставной остеопороз при отсутствии дегенеративных изменений. Однако наличие дегенеративных изменений еще не исключает диагноз ревматоидного артрита;

• наличие ревматоидного фактора;

• рыхлый муциновый сгусток при исследовании синовиальной жидкости;

• характерные гистологические изменения синовиальной оболочки с наличием, по крайней мере, трех из следующих пяти признаков:

— значительная гипертрофия ворсин;

— пролиферация кроющих клеток, часто палисадорасположенных вокруг отложений фибрина;

— значительная лимфоидная инфильтрация с формированием ревматоидных узелков;

— отложения фибрина на поверхности или в глубине ткани;

— участки некроза;

• характерные гистологические изменения подкожных узелков: образование гранулем с центрально расположенным некрозом, окруженным частоколом макрофагов и лимфоидными клетками.

В соответствии с этими критериями выделяют классический РА, определенный, вероятный. Кроме наличия этих критериев, для установления диагноза РА необходимо исключить другие заболевания суставов и заболевания, в клинике которых встречается суставной синдром. К ним относятся: системная красная волчанка; узелковый периартериит с сегментарным некрозом артерий и узелками, лейкоцитарной инфильтрацией по ходу сосудов и тенденцией к включению в ее состав большого количества эозинофилов; дерматомиозит, склеродермия; ревматизм с мигрирующим поражением суставов и эндокардитом; подагра с острыми приступами опухания, гиперемии и болей в одном или более суставах, тофусами; острый инфекционный артрит бактериальной или вирусной природы с наличием острого очага инфекции или близкой связи с заболеванием известной инфекционной природы; саркоидоз, злокачественные опухоли, псориаз, артрит при язвенном колите и сегментарном энтерите, болезнь Бехтерева, синдром плечо — кисть, гипертрофическая остеоартропатия, охроноз, узловатая эритема, множественная миелома.

Как показывает клинический опыт, на информативность указанных выше критериев оказывают влияние прежде всего длительность и быстрота прогрессирования болезни.

Недавно внедрен в клиническую практику новый иммунологический тест — определение антител к циклическому цитруллинированному пептиду (анти-ЦЦП). Это значительно повысило эффективность лабораторной диагностики РА на ранних стадиях.

Антитела к цитруллинированным белкам могут играть роль в этиологии и/или патогенезе РА.

Анти-ЦЦП и РФ являются наиболее важными лабораторными параметрами в диагностике РА на ранних стадиях.

Определение анти-ЦЦП может быть полезным не только для решения диагностических задач, но и для оценки тяжести заболевания (Alessandri C. [et al.], 2004).

Дифференциальная диагностика РА и ПОА представлена в табл. 9.

Пример диагноза.

Ревматоидный артрит, серопозитивный, быстро прогрессирующий, активность 2-й степени, стадия рентгенологических изменений III, с поражением мелких суставов кистей с ульнарной девиацией, коленных и голеностопных суставов. Нарушение функции суставов 2-й степени. Шифр М05.


Таблица 9

Дифференциальная диагностика ревматоидного артрита и первичного остеоартроза

Болезни суставов

Болезни суставов

ЛЕЧЕНИЕ

Обязательно для больных РА сохранять навыки самообслуживания. При необходимости переносить движения с мелких суставов на крупные. Например, вместо пальцев рук закрывать банку ладонями (Трнавски К., 1994).

Необходим отказ от курения: выявлена ассоциация между количеством выкуриваемых сигарет и позитивностью по РФ, эрозивными изменениями в суставах, появлением ревматоидных узелков, а также поражением легких (Насонов Е. Л., 2006).

Существенную роль при лечении РА играет диета. Рекомендуют достаточное обеспечение потребностей организма полноценным белком со сбалансированностью аминокислотного состава. Необходимо в сутки не менее 29 г белка для женщин и 37 г — для мужчин, лучше с ограничением мяса, но достаточным употреблением в пищу рыбы, молока, яиц. Именно яйца содержат лецитин и холин, недостаток которых вызывает слабость иммунной системы и развитие аутоиммунных и опухолевых заболеваний. Лишь при выраженных склеротических изменениях сосудов можно ограничить использование яиц до 4 штук в неделю. Полезно часть животных белков заменять растительными. Растительные белки, содержащиеся в бобовых, не только хорошо усваиваются, но богаты витаминами В6, В12. Полноценные белки, присутствующие в грибах, являются источником пантотеновой кислоты, предупреждающей дистрофические процессы в соединительной ткани, нервных клетках. Рекомендуют уменьшение при РА общего количества жирной пищи: соотношение животных и растительных жиров 1,2: 1 — гиполипидемическая диета со снижением холестерина и обогащением полиненасыщенными жирными кислотами (Шерафетдинов Х. Х., 1990). По данным автора, гипонатриевая диета при достаточном количестве калия (овощная) способствует перераспределению ионов калия и магния в разных средах организма. Это сопровождается потерей внеклеточной жидкости, уменьшением набухания тканей, в том числе и периартикулярных, что уменьшает боль и скованность в суставах. Следует обращать внимание больных РА на необходимость ограничения легкоусвояемых углеводов. Сахар и его продукты увеличивают массу тела, а следовательно, нагрузку на суставы. По данным И. И. Брехман (1988), сахар, вызывая функциональную гипогликемию, вызывает сенсибилизацию, аллергизацию организма, а также способствует привыканию к алкоголю, наркотикам, никотину, снижению сексуальных влечений, расстройству психики. Аллергизации способствуют также чай и кофе, особенно давно собранные листья и зерна, некачественно обработанные. Это же можно отметить в отношении экзотических фруктов (цитрусовые, бананы, виноград), кока-колы, лимонадов.

Для больных РА необходимо достаточное количество жидкости — не менее 2 л в сутки.

В связи с наличием у пожилых больных РА резко выраженного остеопороза важно уделить внимание кальциевому обмену. По данным Е. А. Меликян [и др.] (1991), у 40 % больных РА выявлена гипокальциемия, коррелирующая с интенсивностью воспаления и суставным индексом. В связи с этим важно сообщение В. И. Алекина [и др.] (1991) об эффективности кальцитрина в лечении остеопороза больных РА. Анальгезирующий, противовоспалительный и иммуностимулирующий эффект кальцитрина при быстро прогрессирующих формах РА в возрасте старше 55 лет выявила Р. О. Баймухамедова (1993). Кальцитрин назначают по 5 ЕД один раз в день внутримышечно в течение 30 дней, курсами по 2–3 раза в год. Параллельно автор назначала препараты кальция. В промежутках между курсами использовала витамин D (1000–6000 ЕД/сут) или небольшие дозы D2 (эргокальциферола) и D3 (холекальциферола). При нарушениях всасывания витамин D назначают парентерально. Нужны продукты, содержащие кальций (творог, яичный желток, отруби, бобовые, брынза) и витамин D (рыбья печень, яичный желток, сыр).

Рацион больных РА должен содержать достаточное количество овощей, зелени, богатых кальцием и витаминами С, Р, Е, А, каротином (морковь, тыква, фасоль, капуста, кукуруза, свекла, помидоры). Они одновременно богаты солями калия, магния и являются пектидами, которые связывают и удаляют токсические вещества, в том числе продукты переработки лекарственных препаратов, пищевые аллергены, иммунные комплексы. Овощи являются и антиоксидантами, связывая активные радикалы измененной липидной оболочки (Брехман И. И., 1988). Способствуют десенсибилизации организма при РА и другие энтеросорбенты — активированный уголь, отруби.

Полезны гемицеллюлоза и пектины, присутствующие в яблоках, сливах, ягодах смородины, крыжовника. Фрукты чрезвычайно важны и для борьбы с очагами инфекции у больных РА, так как содержат специфические и неспецифические антибиотики. Неспецифическими являются органические кислоты (винная, лимонная, яблочная), которые подкисляют пищевую кашицу, создавая, вместе с соляной кислотой, неблагоприятную среду для бактерий. Терпкие дубильные вещества, содержащиеся в некоторых сортах яблок и слив, оседая на жгутиках бактерий и простейших, обездвиживают их, вызывая в дальнейшем гибель. Сорта фруктов и ягод с сильным ароматическим запахом содержат летучие эфирные масла с антибактериальным действием (яблоки, малина, смородина). Это позволяет организму справиться с ангинами, бронхитом и заболеваниями желудочно-кишечного тракта. К специфическим антибиотикам фруктов и ягод относят парасорбиновую и сорбиновую кислоты рябины, вакцинин и бензойную кислоту брусники и клюквы, гликозид арбутин — в грушах, берберин — в барбарисе, сепельтерин — в гранате.

Развитию аутоиммунных реакций способствует при РА повышенная кишечная проницаемость, сочетающаяся с дисбактериозом кишечника, которая возникает при базисной противовоспалительной терапии. Уменьшению этих процессов способствует так называемая ортомолекулярная терапия, которая включает прием витаминов, минералов, аминокислот. Больным РА необходим прием витаминов С, Р, Е, А, пантотената кальция, фолиевой кислоты, витамина В12. Минералы, необходимые при РА, — селен, цинк, марганец, медь, сера, молибден. Необходимы при РА аминокислоты (аргинин, метионин), а также полиненасыщенные жирные кислоты (Омега-3), фосфолипиды (лецитин).

Эффективна при РА разгрузочно-диетическая терапия (РДТ) как альтернативный метод при непереносимости или неэффективности традиционных лечебных мероприятий (Шерафетдинов Х. Х., 1991;

Бакалюк О. И. [и др.], 1991). Результатов достигают при проведении 10 — 21-дневной РДТ по методике Ю. С. Николаева с продолжительностью периода реалиментации (выхода из голода) соответственно периоду голодания. Клинический эффект достигается за счет нормализующего влияния РДТ на функцию надпочечников, щитовидной и половых желез, микроэлементный обмен, а также активации антиоксидантной системы.

В периоды обострения очагов хронической инфекции необходимо проводить их санацию. Рациональное лечение воспалительных изменений печени и желчевыводящих путей при РА способствует улучшению прогноза (Бульда В. Н. [и др.], 1991). Для лечения очагов инфекции лучше использовать сульфаниламиды продленного действия, нитрофурановые препараты, метронидазол, хинидин, никодин. В пожилом возрасте дозы всех препаратов уменьшают на 1/3 —1/4 от обычной терапевтической дозы. Антибиотики нецелесообразно использовать при РА как в связи с возможностью сенсибилизации организма, так и в связи с выявленной их способностью подавлять пролиферацию иммунокомпетентных клеток, угнетать деятельность иммунной системы (Алехин Е. К. [и др.], 1993).

При РА, как и при других аллергических заболеваниях, необходим постоянный прием аскорбиновой кислоты (0,5 г/сут) вместе с рутином (1 табл. 3 раза в день). Витамин С не только укрепляет сосудистую стенку, уменьшая экссудацию тканей, но и увеличивает выработку полноценных глюкокортикоидов в собственных надпочечниках, так как участвует в их синтезе.

Медикаментозная терапия РА использует противовоспалительные или быстродействующие препараты «первой линии» и медленнодействующие препараты «второй линии» (их еще называют болезнь-модифицирующие или базисные препараты).

Средства, влияющие на основные механизмы развития ревматоидного артрита, называются базисными, т. е. основными. Их назначают только после установления достоверного диагноза «ревматоидный артрит». Эффект проявляется, как правило, только через несколько месяцев после начала приема.

Основными лекарственными средствами базисной терапии ревматоидного артрита являются: метотрексат, сульфазалазин, препараты золота, D-пеницилламин, аминохинолиновые препараты. К средствам резерва относятся циклофосфан, азатиоприн, циклоспорин А (Сандиммун). Иммунодепрессанты-цитостатики тормозят патологическую реакцию иммунитета, оказывают противовоспалительное действие. Могут применяться длительно. Внутрь назначают метотрексат (зексат, веро-метотрексат), азатиоприн (имуран), хлорамбуцил (хлорбутин, лейкеран). Циклофосфамид (циклофосфан, ледоксина, цитоксан) применяют внутримышечно, проспидин — внутривенно или внутримышечно.

Иммуносупрессоры могут потенциально подавить кроветворную деятельность костного мозга, что вызывает развитие анемии, низкого уровня лейкоцитов и тромбоцитов. При снижении числа лейкоцитов возрастает риск развития инфекции, а при снижении тромбоцитов возрастает риск кровотечения.

Лучшим препаратом для начала базисной терапии при тяжелом течении ревматоидного артрита и РФ-позитивности, наличии внесуставных проявлений считается метотрексатцитостатический иммунодепрессант, который хорошо переносится при длительном применении и имеет меньше побочных эффектов, чем другие лекарственные средства данной группы. Лечение им подавляет симптомы заболевания, хотя и не приводит к ремиссии. Наиболее выраженное улучшение наступает через 6 мес. после начала лечения, и далее симптоматика изменяется мало.

Применяют 1 раз/нед. внутрь дробно (утром и вечером) или парентерально с фолиевой кислотой (1–5 мг/нед.). Начальная доза 7,5 мг/нед., в пожилом возрасте — 5 мг/нед. Эффективность и токсичность оценивают через 4 нед. Доза более 25 мг/нед. нецелесообразна (нарастания эффекта не выявлено). Для уменьшения выраженности побочных действий используют НПВП (диклофенак). В день приема метотрексата НПВП заменяют на глюкокортикоиды (ГК) в низких дозах, уменьшают дозу НПВП до или после приема метотрексата, переходят на прием другого НПВП или на парентеральное введение НПВП. Назначают противорвотные средства. Принимают фолиевую кислоту 5 — 10 мг/нед. Исключают алкоголь и кофеин, которые снижают эффективность метотрексата. При его передозировке — прием фолиевой кислоты (15 мг каждые 6 ч, 2–8 доз в зависимости от дозы метотрексата) (Насонов Е. Л., 2006). Препарат имеет меньший (более чем в 2 раза) индекс отмены, низкий онкогенетический потенциал и широкий диапазон терапевтических доз (Лила А. М., Мазуров В. И., 2000). Однако, по данным авторов, метотрексат обусловливает целый ряд осложнений (стоматит, пневмонит, депрессия кроветворения и др.). Основные побочные эффекты метотрексата — желудочно-кишечные нарушения, язвы слизистой рта и нарушение функций печени — дозозависимы и обратимы.

Лефлуномид (Арава) блокирует фермент, который играет роль в активации иммунной системы. Превосходит метотрексат и сульфосалазин по влиянию на качество жизни. Дозировка — начинать с 10–20 мг/сут, повышать постепенно до 100 мг/сут. Дополнять низкими дозами ГК (5 мг/сут). Побочные эффекты: повреждение печени, диарея, потеря волос, сыпь.

Препаратами выбора при быстро прогрессирующих формах являются кризанол, D-пеницилламин. Препараты золота блокируют функциональную активность макрофагов, препятствуя прогрессии иммунного воспаления. Кризанол — препарат золота для внутримышечных инъекций. Циклофосфамид назначают по 50 — 100 мг/сут внутрь, максимально 2,5 мг/кг/сут. Опасен миелосупрессией. Циклоспорин назначают при неэффективности других БПВП по 5,0 мг/кг/сут. Вызывает расстройства органов пищеварения, геморрагический цистит, нефротоксичен.

Использование цитостатиков и иммунодепрессантов, а также экспериментальных методов лечения ревматоидного артрита оправдано только при стойком воспалении и тяжелых внесуставных проявлениях.

Иммуномодулирующим эффектом обладают хинолиновые препараты. Аминохинолиновые соединения считаются базисными средствами с невысокой эффективностью. Их нужно принимать 6 — 12 мес., иногда дольше. Терапевтический эффект проявляется через 3–6 мес., максимальный — через 6 — 12 мес. непрерывного приема. Внутрь принимают хлорохин (делагил, хингамин); гидроксихлорохин (плаквенил).

Производные 4-амино-хинолина (делагил, плаквенил) угнетают нейтральные протеазы и коллагеназы ревматоидного паннуса. Медленно связываясь с ДНК и РНК, они нарушают метаболизм, тормозят трансформацию лимфобластов, а также образование и проявление свойств антигена, ингибируют пролиферативный компонент воспаления (Сигидин Я. А. [и др.], 1994).

Антималярийные препараты проявляют клинически значимый противовоспалительный, антимикробный, антиоксидантный, антиагрегантный, гиполипидемический, гипогликемический эффекты. Они ингибируют синтез IL-1 и IL-6, а также индуцируемый IL-1 синтез простагландина Е2, разрушение хряща. Антималярийные препараты также подавляют высвобождение лизосомальных ферментов, образование супероксидных радикалов, хемотаксис лейкоцитов (Насонов Е. Л., 1996): хинолиновые производные не уступают по эффективности препаратам золота, D-пеницилламину, сульфасалазину и превосходят левомизол. Терапию начинают с 250–400 мг/сут, постепенно уменьшая дозу до 125 мг на ночь. Предпочтителен прием гидроксихлорахина (плаквинила), как вызывающего меньшее побочное действие: по 400 мг/сут внутрь в два приема после еды.

При приеме хинолиновые производные могут вызывать лейкопению, дерматит, головокружение, нарушение аккомодации, функции печени. Поэтому при их использовании необходимы ежемесячный контроль за кровью, функцией печени и офтальмологическое обследование 2 раза в год. Хинолиновые препараты преимущественно назначают больным в ранней стадии РА, с невысокой активностью, отсутствием факторов риска неблагоприятного прогноза, при недифференцированном полиартрите, при невозможности исключить дебют системного заболевания соединительной ткани (Насонов Е. Л., 2006).

Сульфасалазин по эффективности не уступает другим БПВП. Сульфаниламидные препараты назначают обычно в случае неэффективности/непереносимости препаратов золота, пеницилламина или цитостатиков. Внутрь назначают сульфасалазин, месалазин (салазопиридазин). Начинают лечение сульфасалазином с 500 мг/сут, увеличивая каждую неделю дозу на 500 мг до 1500–2000 мг/сут в течение месяца, а затем уменьшают до 1000–1500 мг/сут, принимая эту дозу полгода — год. Побочные эффекты: сыпь, расстройства желудка. Препарат нельзя назначать при наличии аллергии на сульфаниламиды. При сочетании хинолиновых производных с пирозолоновыми чаще могут возникать дерматиты.

При умеренном прогрессировании РА в пожилом возрасте нецелесообразно использовать в качестве базисной терапии препараты золота, D-пеницилламин или антагонисты пурина ввиду их многочисленных, опасных для жизни осложнений.

Противовоспалительные препараты (НПВП и стероиды) уменьшают воспаление и боль, но не всегда предотвращают разрушение и деформацию суставов.

НПВП используют при лечении благоприятно текущих форм РА (медленно прогрессирующих, преимущественно суставных, с минимальной активностью).

Все НПВП обладают противовоспалительным действием вследствие способности тормозить перекисное окисление липидов и стабилизировать мембраны лизосом, предупреждая повреждение клеточных структур. Кроме того, НПВП тормозят выработку макроэргических факторов АТФ, снижая энергообеспечение воспалительной реакции. Они также тормозят агрегацию нейтрофилов, нарушая высвобождение из них медиаторов воспаления. Анальгетический эффект некоторых препаратов (кетопрофен) связан и с центральным действием, нарушением проведения болевых импульсов в спинном мозге (Михайлов И. Б. [и др.], 2003).

НПВП тормозят синтез или инактивируют медиаторы воспаления (простагландины, гистамин, серотонин, брадикинин, лизосомальные ферментные системы). Это уменьшает местный кровоток, ослабляет экссудацию. Они обладают антибактериальной и иммуностимулирующей активностью, тормозят продукцию супероксидов и цитокинов. Оказывая цитостатическое действие, НПВП задерживают пролиферативную фазу воспаления, уменьшают гемокоагуляцию и противовоспалительный склеротический эффект.

Среди НПВП лучшими по выраженности противовоспалительного и болеутоляющего действия, а также по переносимости являются селективные ингибиторы ЦОГ-2 — целебрекс, мелоксикам, назначаемые по 100–200 мг/сут. Или используют вольтарен (диклофенак натрия), препарат назначают по 150 мг 3 раза в день, но целесообразно применять бRольшую часть суточной дозы (2/3) за час до времени наступления максимальных артралгий, а остальную часть (1/3) использовать через 12 ч.

В возрасте старше 65 лет P. A. Bacon (1994), S. Todesco (1994) рекомендуют этодолак, по 300–600 мг/сут, курсом 4 нед.

Если один препарат неэффективен, то через 2–3 нед. переходят на другой. Все НПВП имеют множество побочных эффектов: раздражение слизистой желудка, азотемия, нарушение функций тромбоцитов, обострение аллергического ринита и бронхиальной астмы), сыпь, нарушение функций печени, угнетение кроветворения. Не рекомендуют сочетать разные НПВП. Это не способствует увеличению эффекта, а, наоборот, вызывает опасность осложнений, вплоть до нефропатии (вследствие значительного уменьшения почечного кровотока из-за снижения синтеза простагландинов). Все НПВП обратимо тормозят агрегацию тромбоцитов (аспирин — необратимо), поэтому их необходимо с осторожностью применять при склонности к кровоточивости. Кровотечения при лечении НПВП дают значительную заболеваемость и смертность у лиц старше 60 лет (Barrier H., 1989). Это связано с появлением экхимозов и эрозий, локализованных в антральном отделе желудка, где простагландины оказывают протекторное действие, регулируя кровоток. Чаще это наблюдают при приеме больших доз препаратов, а также у курящих людей и употребляющих алкоголь. Среди умерших в возрасте старше 60 лет от кровотечений и перфораций 34 % получали НПВП в последние 3 мес.

При наличии факторов риска НПВП (гастропатии) лечение следует начинать с ингибиторов ЦОГ-2 (мелоксикам, нимесулид, целекоксиб).

Все НПВП, в том числе и ингибиторы ЦОГ-2, увеличивают риск тромбозов и повышают АД. При совмещенном приеме НПВП и ИАПФ каждые 3 нед. необходимо проверять сывороточный креатинин (Насонов Е. Л., 2006).

Необходимо помнить, что альтернативные пути введения НПВП (парентеральный, ректальный) не исключают возможности побочных эффектов (Насонова В. А., Астапенко М. Г., 2002).

Для профилактики осложнений целесообразно через 14 дней приема НПВП внутрь переходить на использование их гелей (Browning R. C., Johnson K.,1994).

Как и другие препараты, дозы НПВП в пожилом возрасте уменьшают на 1/31/4. Несомненно, постоянный прием НПВП нецелесообразен и опасен как в силу осложнений, так и вследствие прогрессирования дистрофических изменений в тканях, особенно при сниженном их кровоснабжении в пожилом возрасте. Поэтому НПВП необходимы лишь на 1–2 мес., в период обострения процесса.

Все БПВП вызывают лейкоцитопению, нейтропению, тромбоцитопению, протеинурию. Базисную терапию при РА в пожилом возрасте наиболее целесообразно проводить аминохинолиновыми препаратами и сульфасалазином, салазопиридозином (сочетание сульфаниламидов с пирозолоновыми) (Harris E. D., 1990).

Стероидные (гормональные) препараты, ГКС являются мощными ингибиторами воспаления. Недавно показано, что они не только подавляют воспаление, но и замедляют деструкцию костной ткани. При быстром прогрессировании болезни такое лечение может потребоваться довольно скоро, часто в первые три месяца после постановки диагноза. При вя-лотекущем заболевании потребность в этих препаратах может не возникать годами.

При высокой степени активности воспалительного процесса используют ГКС, в случаях системных проявлений ревматоидного артрита — в виде пульстерапии (только ГКС или в сочетании с цитостатиком — циклофосфамидом), без системных проявлений — в виде курсового лечения.

Применение глюкокортикоидов, даже при высокой активности РА, в настоящее время, считает П. Е. Липски (1996), опасно. Не изменяя, по сути дела, течение основного заболевания, при длительном применении глюкокортикостероиды оказывают на организм существенное токсическое воздействие. По данным R. S. Butler, G. С. Martin (1994), 50 % людей, применяющих длительно стероидную терапию, страдают от остеопоротических переломов. Помимо появления сахарного диабета, миопатии, гастропатии, артериальной гипертензии глюкокортикоидная терапия в пожилом возрасте у ряда больных вызывает асептический некроз головки бедренной или плечевой костей, спондилопатию с клиновидной компрессией позвонков (Мазнева Л. М. [и др.], 1987). Вследствие угнетения ГКС, выработки гипоталамусом кортикотропинстимулирующего фактора и развития недостаточности коры надпочечников возможно также развитие гормональной зависимости организма, при которой уменьшение дозы глюкокортикоидов может привести к активации процесса, подчас более высокой, чем до их назначения (Чепой В. М., 1990).

Глюкокортикоиды применяют при РА с высокой степенью активности, наличием васкулитов как дополнительную терапию. Низкие дозы ГК добавляют для усиления эффекта метотрексата, других БПВП (табл. 10).


Таблица 10

Рекомендации по выбору терапии РА в зависимости от вариантов течения

Болезни суставов

Уменьшают возможность осложнений терапии при РА и повышают защитную способность организма витамины группы В, особенно В6, В12, В15 и В5 (пантотенат кальция).

Если к использованию анаболических стероидных препаратов (ретаболила и его аналогов) в последнее время подходят с осторожностью, как вероятно канцерогенных для человека, особенно в связи с возможностью озлокачествления аденоматозных процессов (в предстательной железе), то применение анаболических нестероидных средств (метилурацила, фолиевой, оротовой, аспарагиновой кислоты) поможет предотвращению анемии, улучшит трофику тканей.

Способствуют уменьшению отечности суставов, их скованности антигистаминные препараты (димедрол, дипразин, тавегил). Одновременно в пожилом возрасте они могут быть использованы как седативные средства. Однако при наличии депрессии целесообразнее антигистаминные препараты без седативного действия: фенкарол (0,025 — 0,5 г 2–3 раза в день), или диазолин (0,05 — 0,1 г 1–2 раза в день), или трексил (60 мг 2 раза в день), или фенистил (1 мг 1–2 раза в день), или фенистил-ретард (2,5 мг), или фенистил-гель. Их прием противопоказан при глаукоме. Уменьшают утреннюю скованность андекалин, тизанидин (сирдалуд), мидокалм. Миоластан (тетразепам) усиливает эффект противовоспалительных препаратов, уменьшая скованность. Его назначают по 1–3 таблетки в день.

В терапии РА целесообразно использовать антиоксиданты: токоферол (витамин Е), ретинол (витамин А), рутин, витамин С. Введение в рацион полиненасыщенных ω-3-жирных кислот, содержащихся в рыбьем жире (например, эйкозопентаеновой), и исключение ω-6-жирных кислот, содержащихся в мясе, приводит к уменьшению симптоматики ревматоидного артрита. Именно в рыбьем жире много антиоксидантов. По данным Е. К. Алехина [и др.] (1993), рыбий жир и его препараты увеличивают продукцию простагландинов и лейкотриенов, не участвующих в воспалении (в дозах до 18 г/сут). Авторы подчеркивают, что витамины А и Е, ретиноиды, а также витамины С и В12 стимулируют, нормализуют деятельность иммунной системы, как и аминокапроновая кислота, фитоадаптогены (лимонник, элеутерококк, золотой корень), дибазол, соматотропный гормон, инсулин. Все эти средства желательны при лечении РА в пожилом возрасте.

Простагландин Е1 и аналог простагландина Е1 — мизопростол, как уже сообщалось выше, повышают потенциальную антиревматоидную активность, они затормаживают деятельность Тh2-хелперов и моноцитов. Вначале препарат вводят внутримышечно по 200 мг/сут, затем переходят на внутренний прием: антиартритический эффект сохраняется долго (Rainsford K. D. [et al.], 1995). Для удаления патогенных мелких иммунных комплексов (ревматоидных факторов) целесообразно использовать иммуноглобулин, гамма-глобулин, сухую плазму, которые содержат истинные антитела и образуют с РФ крупные иммунные комплексы, удаляемые из организма макрофагами. Гаммаглобулин (любой) и полиглобулин вводят внутримышечно по 1 дозе 2 раза в неделю, 6 доз на курс. Иммуноглобулин вводят внутримышечно один раз в неделю — 3 дозы на курс.

Для улучшения результатов общей терапии в ряде случаев целесообразно подключать местные процедуры. Используют НПВП в мазях: перклюзоновая мазь, ревмонгель, этогель, алором, фастум-гель, финалгон. Эти мази обладают обезболивающим противовоспалительным действием на 2–3 ч, поэтому достаточно их применять 4–8 раз в день. При выраженных местных экссудативных и пролиферативных процессах целесообразно использовать диметилсульфоксид (ДМСО). Он оказывает противовоспалительное, спазмолитическое и анальгезирующее действие, лечит сгибательные фиброзные контрактуры. При использовании в высоких концентрациях (до 90 %) методом электрофореза или ультразвука ДМСО снижает уровень простагландинов Е2 и F2a, уменьшает хемотаксис нейтрофилов и повышает их фагоцитарную активность в суставе, вызывая более активное разрушение иммунных комплексов за счет стимулируемого фагоцитоза. Так как ДМСО улучшает микроциркуляцию, ингибирует агрегацию эритроцитов, то все это приводит к уменьшению воспаления в суставе. Аппликации или компрессы с 30–60 мл 50 % раствора ДМСО проводят 1–2 раза в день. Учитывая, что ДМСО обладает способностью трансплантировать через кожу лекарственные вещества, аппликации или компрессы можно проводить комбинациями ДМСО с анальгином (0,5 г), гепарином (8500 ЕД), 10–20 процедур на курс. ДМСО вводят в полость сустава по 5 мл 20 % раствора, 5 инъекций на курс (1–2 раза в нед.).

Внутрисуставное введение лекарственных препаратов показано при ревматоидном артрите в особо активной форме в одном или нескольких суставах, при отсутствии улучшения при консервативном лечении, развитии тугоподвижности в пораженном суставе и пр. Для внутрисуставного введения используются ряд препаратов разных групп (часто комплексно): гидрокортизон (гидрокортизона ацетат, кортеф), триамцинолон (трикорт, кеналог), дексаметазон (дексон), метилпреднизолон (депомедрол, метипред), бетаметазон (дипрофос, флостерон), циклофосфамид (цитоксан), тримекаин или прокаин (новокаин), апротинин (трасилол, контрикал), орготеин (пероксинорм), супероксиддисмутаза (эрисод), диметилсульфоксид (димексид), соматостатин (модустатин).

При выраженных локальных экссудативных процессах используют местно гидрокортизон в комбинации с ДМСО. Гидрокортизон (кеналог) повторно рекомендуют вводить в один и тот же сустав не чаще, чем через 3 мес. Поэтому предпочтительно вводить двухфракционные глюкокортикоидные препараты, с быстро и длительно действующими фракциями (дипроспан). Однако в настоящее время дискутируется вопрос о целесообразности использования глюкокортикостероидов (ГКС), особенно в пожилом возрасте.

При ювенильном РА, с моно— или олигоартритами назначают кеналог по 20 мг в крупный сустав или дипроспан, 2 мг, в крупный сустав. При полиартрите — хинолиновые, соли золота и Д-пеницилламин при офтальмологическом контроле раз в месяц.

В некоторых случаях может оказаться полезным ограничение нагрузки на пораженные суставы. Для иммобилизации воспаленного сустава можно использовать шины. Для уменьшения боли и улучшения функции деформированных суставов применяют ортопедические и другие приспособления, позволяющие зафиксировать сустав и предотвратить смещение суставных поверхностей.

Помощь в передвижении больных со значительным нарушением функции коленных суставов оказывает снабжение их ортезами, ограничивающих подвывихи, но без нарушения сгибания и разгибания. При значительном увеличении объема пораженного сустава с постоянной болью и ограничением движения, неэффективности общей и местной терапии прибегают к хирургической синовэктомии. Альтернативным методом является радиоизотопная синовэктомия, для проведения которой в крупные суставы (например, в коленный) вводят радиоактивный иттрий, а в мелкие — эробий (Вудленд Д., 1990). По мнению автора, это целесообразно использовать при наличии стойкого синовита одного или двух суставов, когда состояние больного не требует более активной общей терапии.

Лечение ревматоидного артрита также может включать физиотерапию, ЛФК, массаж, криотерапию, иглотерапию, аппликации бишофита. При болевом синдроме показана чрескожная электроанальгезия.

Используют УФО в субэритемных дозах, ультразвук, коротковолновую и микроволновую диатермию, особенно для тазобедренных суставов и позвоночника. Оказывает умеренное противовоспалительное и анальгезирующее действие низкоэнергетическое лазерное облучение. Учитывая повышенную чувствительность пожилых больных РА к УФО, термическому раздражению, необходимо уменьшать площадь воздействия, время и интенсивность физиопроцедуры, а интервалы между отдельными сеансами увеличивать (Иевлева Л. Е. [и др.], 1979).

В домашних условиях можно применять сухое тепло в виде электрогрелки, мешочков с нагретым песком или солью.

При выраженной локальной боли целесообразно использовать точечный массаж (универсальный, а также для верхних и нижних конечностей) для повышения иммунитета, а также улучшения кровоснабжения суставов (см. гл. 1).

У больных с высокой активностью процесса целнсообразна новая группа препаратов — т. н. биологические препараты. Они инактивируют специальный белок (фактор некроза опухоли), который играет важную роль в воспалительной процессе. Эти препараты действуют быстро и эффективно уменьшают воспаление. К новой группе относятся: этанерсепт (Энбрел), инфликсимаб (Ремикад) и адалимумаб (Хумира). Обычно их применяют в комбинации с метотрексатом или с другим базовым препаратом. Еще один новый биологический препарат, используемый при тяжелопротекающем ревматоидном артрите — анакинра (Кинерет). Анакинра связывается со специальным сигнальным белком (интерлейкин-1), который активирует воспалительные клетки. Анакинра тоже существует только в инъекционной форме и вводится подкожно. Ритуксимаб (Ритуксан) — препарат, содержащий антитела, Ритускимаб снижает число В-лимфоцитов, которые играют важную роль в воспалении. Ритуксимаб применять при тяжелом ревматоидном артрите, осложненном воспалением кровеносных сосудов (васкулит) и криоглобулинемией. В лечении используются моноклональное антитело к цитокину TNF-a, которое эффективно с высокой афинностью связывается с TNF в его как растворимой, так и трансмембранной формах, результируя нейтрализацию активности TNF. Абатацепт — недавно разработанный препарат, который блокирует активацию Т-лимфоцитов. Назначают иммуностимулирующие и иммуномодулирующие средства: тималин, глутамил-триптофан (тимоген) — внутримышечно; подкожно — миелопид, тимоптин, Т-активин. Внутрь также может назначаться левамизол (декарис). Внутримышечно вводят иммуноглобулин; внутривенно — плацентарный гаммаглобулин. Применяют также препараты гамма-интерферона — гаммаферон (ингарон).

Применяют при РА также рекомбинантный γ-интерферон — реаферон. Иммунокорригирующие препараты широкого спектра действия (тималин, Т-активин, левамизол) являются мощными индукторами дифференцировки практически всех лимфоцитов, в то время как уже сейчас ясна нецелесообразность активации некоторых субпопуляций лимфоцитов, в частности Th2, стимулирующих, в свою очередь, выработку ИЛ-4, ИЛ-5. Перспективно использование рекомбинантных цитокинов ронколейкина (рекомбинантного ИЛ-2), беталейкина (рекомбинантного ИЛ-1), стимулирующих Th1-звено иммунитета, а также бестима (синтетического пептида), стимулирующего дифференциацию Th1-клеток и продукцию ИЛ-2. Все это — селективные стимуляторы Th1 иммунного ответа.

Методы иммунной коррекции: введение антилимфоцитарного глобулина, дренаж грудного лимфатического протока, лимфоцитоферез, лучевое воздействие на лимфоидную ткань; гемосорбция, плазмаферез, каскадная плазмофильтрация, внутрисосудистое лазерное облучение крови или гипербарическая оксигенация и др.

Использованием методов экстракорпоральной гемокоррекции (ЭГ) значительно повышает эффективность лечения ревматоидного артрита по сравнению с чисто медикаментозной терапией. Методы ЭГ: плазмаферез, цитаферез, гемосорбция, фотомодификация, фотоферез, иммуносорбция, криопреципитация, криомодификации аутоплазмы, термическая преципитация, экстракорпоральная фармакотерапия, каскадная фильтрация плазмы крови.

Основные задачи ЭГ в лечении ревматоидного артрита:

— удаление из кровотока веществ и клеток, поддерживающих аутоиммунную реакцию и воспалительный процесс (иммуноглобулинов, ревматоидного фактора, компонентов комплемента, циркулирующих иммунных комплексов, окисленных форм фибриногена, провоспалительных цитокинов — TNF, IL1, IL2; активированных лейкоцитов и лимфоцитов);

— удаление веществ, образующихся в организме при длительном использовании лекарственных препаратов и снижающих их фармакологическую активность (антитела, гаптены, ЦИК);

— направленная «транспортировка» лекарственных препаратов в очаги хронического воспаления, позволяющая на порядок снижать дозы (или добиваться отмены) используемых глюкокортикоидных гормонов при сохранении их лечебного эффекта. В качестве «транспортного средства» используются собственные клетки крови пациента;

— снижение выраженности побочных эффектов и осложнений лекарственной терапии;

— нормализация свертывающего потенциала крови, снижение ее вязкости, облегчение протекания крови по сосудам, улучшение питания тканей и органов (суставов, мышц, нервов, легких и др.), улучшение их функции.

У 95 % пациентов удается обнаружить те, или иные инфекционные процессы, вносящие свой вклад в развитие и дальнейшее прогрессирование ревматоидного артрита. Применение экстракорпоральной фармакотерапии, позволяет почти в 100 % случаев подавить обострение заболевания и в значительной степени снизить выраженность суставного болевого синдрома, удается либо полностью уйти от гормональных препаратов, либо значительно снизить их дозировки.

Новый метод лечения ревматоидного артрита, T-клеточная вакцинация, разработан в НИИ Клинической иммунологии г. Новосибирска. Из Т-лимфоцитов готовится вакцина, введение которой приводит к формированию в организме пациента иммунологических реакций, направленных на уничтожение избыточного количества аутоиммунных Т-лимфоцитов.

Как известно, обострения РА наблюдают чаще всего в весенне-осенние периоды. Во многом это можно объяснить увеличением выброса в кровь гистамина при резких колебаниях температуры и атмосферного давления (Лазовский И. Р., 1973), а также присоединением интеркуррентных инфекций, охлаждений. Способствуют обострению РА переносимые операции. Именно в эти периоды к базисной терапии (хинолиновым производным, витамину С, сульфасалазину) целесообразно добавлять другие БПВП, НПВП с учетом всех условий их применения. Необходимо учитывать также зависимость лекарственных препаратов от состава пищи, как об этом сообщалось выше.

При лечении больных РА в пожилом возрасте нередко приходится сталкиваться с тем, что сильнодействующие синтетические лекарственные средства, повышая эффективность лечения в короткие сроки, вызывают целый ряд осложнений. Это нарушает главную заповедь медицины: «Не вреди». Поэтому при РА, особенно в пожилом возрасте, необходимо использовать арсенал фитотерапии. Ведь действие трав не только мягче, но они и более доступны при нынешней дороговизне синтетических препаратов.

Антибактериальными свойствами обладают фитонциды хрена, лука, чеснока, редьки, корней калгана и кровохлебки, травы зверобоя и бадана, а также желудей дуба; хвои сосны, пихты, ели. Их применение будет способствовать санации очагов инфекции, особенно в желудочно-кишечном тракте. Рекомендуют в салаты из овощей включать при РА лук, чеснок, тертые корни хрена, редьки. Кровохлебку используют как кровоостанавливающее и вяжущее средство (при холециститах, энтероколитах, поносах, метеоризме) в виде отвара.

2 столовые ложки (6 г) корней и корневищ кровохлебки заливают 1 стаканом горячей кипяченой воды. Нагревают в водяной бане 30 мин, процеживают. Объем полученного отвара доводят кипяченой водой до 200 мл. Принимают по 1 столовой ложке 5–6 раз в день после еды.

Отвар калгана (лапчатки прямостоячей) также используют при воспалительных процессах в желудке и кишечнике, при поносах, желудочных и маточных кровотечениях, кровоточащих ранах.

1 столовую ложку корневищ заливают 1 стаканом горячей воды, кипятят на слабом огне 30 мин, процеживают. Принимают по 1 столовой ложке 4–5 раз в день за 30 мин до еды.

Отвар коры дуба или его желудей приготовляют, как и отвар калгана, и используют так же.

Хвою сосны, пихты, ели используют в виде настоев.

1 столовую ложку заливают 1 стаканом горячей воды, настаивают 30 мин. Принимают по 1/3 стакана 3–4 раза в день (настой из хвои ели — не более 200 мл в день).

Антиаллергическими свойствами обладают сок свеклы, тыквы, чеснок, так как содержат антициановое вещество, тонизирующее, нормализующее иммунную систему и систему кроветворения. Их с успехом используют при лечении аутоиммунных и онкологических заболеваний.

Способствуют десенсибилизации организма настои петрушки (корешков и вершков), цветов и листьев брусники, вероники, крапивы, мать-и-мачехи, малины, калины, черной смородины.

Все настои приготовляют следующим образом:

1 столовую ложку сырья заливают стаканом кипятка. Настаивают 15–30 мин. Выпивают по 1/3 —1/2 стакана 3 раза в день перед едой или спустя 2 ч после еды в течение 2–3 нед.

Сильнейшим антиаллергическим эффектом, связанным со стимуляцией собственно глюкокортикоидов, обладают отвары корней солодки и девясила, коры калины и черемухи. Приготовляют так же, как отвары калгана, коры дуба.

Помогает при артритах чай из плодов можжевельника, черемухи, калины, малины. Эффективен чай из листьев малины, черной смородины, калины, черемухи.

В. М. Успенский (1996) предлагает использовать при артритах: отвар корней лопуха и девясила в равных частях. Принимать по 1 столовой ложке с медом 3 раза в день перед едой. Отвар используют и для компрессов на суставы.

При болях в суставах автор рекомендует:

Сбор 1. Липовый цвет, зверобой, цветы черной бузины (в равных частях). Столовую ложку сбора заваривают 1 стаканом кипятка, настаивают 30 мин. Принимают по 1/2 стакана 4 раза в день перед едой.

Сбор 2. Цветы ромашки аптечной, хвощ полевой, шалфей, лист березы (в равных частях). Столовую ложку смеси заливают стаканом кипятка, настаивают до охлаждения, процеживают, принимают по 1/2 стакана 4 раза в день перед едой.

Сбор 3. Плоды шиповника, лист крапивы, хвощ полевой (в равных частях) готовят и принимают, как сбор 2.

Сбор 4. Лист крапивы, цвет бузины черной, шалфей (в равных частях), лист березы (2–3 части) готовят и принимают, как сбор 2.

Автор рекомендует при активных воспалительных процессах больше использовать лист березы, крапивы, шалфей. При аллергии добавлять зверобой, багульник, ромашку, хвощ полевой.

Корень солодки, близкий по действию к глюкокортикоидам, он советует применять при высокой активности процесса. Столовую ложку порошка из корня солодки заваривают стаканом кипятка, настаивают 2 ч, доводят до кипения, охлаждают, процеживают и принимают по 1/4 стакана перед едой 3–4 раза в день.

Предлагается при артритах смесь:

· вершки цветущей медуницы, подорожника (в равных дозах);

· крапива и хвощ (в половинных дозах).

1 чайную ложку смеси заливают 1 стаканом кипятка. Выпивать 3 стакана настоя в день в течение 2 нед.

А. А. Крылов [и др.] (1992) рекомендуют при РА следующие прописи:

1. Листья брусники, трава таволги — по 3 части; цветки календулы, ромашки, липы, листья крапивы — по 2 части; трава хвоща, цветки бузины — по 1 части. 10 г смеси заливают 500 мл холодной воды, настаивают 12 ч, нагревают до кипения, настаивают 2 ч, отжимают. Принимают по 100 мл 2 раза в день до еды.

2. Цветы синего василька, календулы, плоды можжевельника, кора крушины — по 1 части; цветы бузины, листья крапивы — по 2 части; кора ивы, трава хвоща, листья березы — по 4 части. 15 г смеси заливают 500 мл холодной воды, кипятят 10 мин, охлаждают, отжимают. Принимают по 100 мл 4–5 раз в день до еды.

Местно на суставы используют компрессы:

· листья капусты, мать-и-мачехи, лопуха, хрена;

· настойки каштанов, или лаванды, или лаврового листа (см. главу 1, раздел «Лечение»):

Мази приготовляют следующим образом:

Две горсти цветов ноготков, или лаванды, или семян кориандра, 400 г свиного сала. Жир растапливают, отставляют ненадолго, смешивают с зеленью. Снова подогревают, но не до кипения, и процеживают.

Больным РА важен психологический настрой на преодоление болезни. Способствует благоприятному течению заболевания глубокий и достаточный сон. Спать нужно столько, сколько необходимо, чтобы полностью выспаться. Помогают засыпанию положенные под подушки небольшие марлевые мешочки с плодами (шишками) хмеля или корнями валерианы, которые одновременно обладают и десенсибилизирующим действием.

Необходимо также и бережное, адекватное окружение. Поэтому желательны обучение больных и использование ими приемов аутогенной тренировки. Во время расслабления при проведении аутотренинга больному РА надо вызывать у себя положительный настрой, доброжелательное отношение к жизни, людям, особенно близким. Ведь чем доброжелательнее мы относимся друг к другу, тем сильнее мы становимся.

Начинать свой день больной РА должен с улыбки и проведения точечного массажа. При этом начинают усиленно выделяться бета-эндорфины, которые уменьшают боль, скованность и, улучшая кровоток в суставах, способствуют увеличению объема движений в них. Появляется возможность заняться лечебной гимнастикой, своей внешностью, подготовить настои из трав для употребления их в течение дня.

Глава 5

АНКИЛОЗИРУЮЩИЙ СПОНДИЛОАРТРИТ (БОЛЕЗНЬ БЕХТЕРЕВА)

Анкилозирующий спондилоартрит (АС) — хроническое системное воспалительное заболевание, характеризующееся преимущественным поражением крестцово-подвздошных сочленений и позвоночника (Насонов Е. Л., 2008).

АС — серонегативный спондилоартрит, с поражением суставов осевого скелета: межпозвонковых, реберно-позвоночных, межреберных, крестцово-подвздошных, поперечных отростков грудных позвонков с обызвесвлением продольных связок, несимметричным олигоартритом, преимущественно нижних конечностей, с развитием энтезитов, увеита, аортита.

В настоящее время распространенность 2: 1000 населения. В России больных АС около 290 000. Чаще болеют мужчины. Соотношение мужчин и женщин — соответственно 5: 1–2: 1, по разным данным (Behrend T., 1982). В пожилом возрасте АС возникает редко, наблюдают заболевание, развившееся в молодые годы. Преимущественно АС возникает до 40 лет, в 15 % случаев — до 7 лет (Никишина И. П., 1995).

ПАТОГЕНЕЗ

Этиология анкилозирующего спондилоартрита неясна. Существенным в его развитии является хроническое воспаление урогенитальных органов, желудочно-кишечного тракта (стоматит, дизентерия), хронический тонзиллит. Очаги инфекции сенсибилизируют организм, ослабляют иммунную систему, и процесс развивается, как аутоиммунное заболевание, с развитием воспаления в фиброзной ткани сухожилий и хрящах межпозвонковых дисков, а также в суставных капсулах суставов, преимущественно межпозвоночных.

Как и при других аутоиммунных заболеваниях, при АС иммунная система истощена. Вследствие ослабления Т-лимфоцитов В-лимфоциты выходят из-под их контроля и производят значительное количество сывороточных IgG и IgM, образуя множество циркулирующих иммунных комплексов (ЦИК). После частых микротравм или одной из тяжелых травм позвоночника вследствие усиления кровотока в его суставах, связочном аппарате ЦИК оседают в синовиальном аппарате позвоночника, вызывая там выработку биологически активных веществ (гистамина, серотонина, кининов). Последние повышают проницаемость сосудов, обусловливая отек периваскулярной ткани, повреждение клеток синовиальной оболочки, воспаление ее, разрастание синовиальных клеток. В дальнейшем лизоцимы, протеиназы, вырабатываемые синовиоцитами, вызывают расплавление хряща и кости.

Роль травматизации позвоночника в развитии АС подтверждена наблюдениями И. П. Никишиной (1995). Автор, по данным опроса, выявила у большей части больных АС наличие прямой травмы позвоночника или избыточной нагрузки на него (во время занятий в детские годы каратэ, дзюдо и другими видами борьбы, легкой атлетикой). Возможно участие в развитии АС антигена гистосовместимости HLA-B 27, часто обнаруживаемого у больных АС и их родственников, который может способствовать поломке защиты в сочленениях позвоночника.

Вначале происходит инфильтрация лимфоцитами и макрофагами, затем развивается активный фибропластический процесс с образованием фиброзной рубцовой ткани, которая подвергается кальцификации и оссификации.

Основными патоморфологическими проявлениями болезни Бехтерева являются воспалительные энтезопатии (воспаление мест прикреплений к кости сухожилий, связок, фиброзной части межпозвоночных дисков, капсул суставов), воспаление костей, образующих сустав (остит), а также синовит. В последующем развиваются фиброзные и костные анкилозы суставов осевого скелета, реже — периферических суставов, рано наступает окостенение связочного аппарата позвоночника. Первичный иммуновоспалительный процесс локализован в крестцово-подвздошном сочленении, затем вовлекаются межпозвонковые, реберно-позвоночные, реже — периферические суставы (Окороков А. Н., 2006).

Аутоиммунные процессы при АС сходны с таковыми при РА. Медленно восходящим путем поражаются суставы позвоночника — поясничного, грудного и шейного отделов. Отмечена локализация процесса в суставах, имеющих гистологически и эмбрионально общее происхождение: грудино-реберных, грудино-ключичных, манубриостернальных, межпозвоночных, крестцово-подвздошных, в лонном симфизе, а также в других тканях, близких по происхождению, — сосудистой оболочке глаз, интиме аорты (Яковлева А. А., 1987). При АС более всего поражены хрящ, фиброзная ткань сухожилий и межпозвоночных дисков параллельно с воспалением прилегающих к этому хрящу надкостницы и кости (спондилодисцит). Возникает костный дефект (эрозия) переднего отдела позвонка с уплотнением окружающей ткани, образованием квадратных позвонков, как это видно при рентгенологическом исследовании.

На рентгенограммах можно выявить остеосклероз и неровность суставных поверхностей реберно-позвоночных и задних межпозвоночных суставов, вплоть до их анкилозов. Характерны склерозирование и окостенение передней и боковой связок позвонков, начинающееся в местах прикрепления связок к телам позвонков, а также окостенение фиброзного кольца дисков и связок, образование синдесмофитов (костных мостиков). Раньше всего они возникают у границы грудного и поясничного отделов позвоночника на боковой поверхности. При распространенном образовании синдесмофитов во всех отделах позвоночника появляется симптом «бамбуковой палки». Характерен передний спондилит — деструктивные изменения верхних и нижних отделов передней поверхности позвонков, вследствие чего устраняются их вогнутые поверхности: на боковых рентгенограммах видны квадратные, «обструганные» позвонки.

В периферических суставах, вовлекаемых в 20–40 % случаев, развивается синовит, околосуставной отек, фиброз синовиальной оболочки, капсулит со склонностью к оссификации, анкилозированию. Изменения на рентгенограммах периферических суставов напоминают РА, но эрозии выражены меньше, сочетаются с краевым периоститом в виде усиков, остеопороз выражен мало, изменения часто асимметричны. Эрозии в основном наблюдают в плюснефаланговых и межфаланговых суставах стоп, редко — в суставах кистей (Landewe R. W. M. [et al.], 1989). Выявляют сужение суставной щели, субхондральные кисты, периостит, анкилозирование (Астапенко М. Г., 1989).

Другие рентгенологические признаки АС: эрозии, склерозирование, анкилоз лобкового симфиза, грудино-реберных, грудино-ключичных сочленений, периостальные костные разрастания (на седалищной бугристости); эрозии пяточной кости (Окороков А. Н., 2006).

В 90 % случаев при АС выявляют энтезопатии: ахиллодиния, талалгия (Никишина И. П., 1995). При наличии энтезопатий рентгенологически видны очаги деструкции костной ткани в местах прикрепления к пяточной кости пяточного сухожилия и подошвенного апоневроза (Окороков А. Н., 2006).

Из внесуставных поражений при АС встречаются передний увеит, ирит и иридоциклит, реже — кератит. Поражения периферической нервной системы чаще представлены вторичным шейно-грудным или пояснично-крестцовым радикулитом. В пожилом возрасте можно диагностировать относительную недостаточность аортального клапана вследствие перенесенного аортита, а также двусторонний верхушечный легочный фиброз. При выраженной активности заболевания диагностируют артерииты больших и средних сосудов верхней половины туловища, перикардит, амилоидоз, реже — IgA-нефропатию и даже спинальный арахноидит с развитием синдрома «конского хвоста» (Астапенко М. Г., 1989).

В крови при АС выявляют значительное ускорение СОЭ. Однако следует подчеркнуть, что высокая СОЭ не коррелирует со степенью активности аутоиммунного процесса при АС и, по-видимому, обусловлена большой концентрацией анормальных глобулинов. В то же время тесты на РФ и антиядерные антитела при АС отрицательны. В большом количестве выявляют С-реактивный протеин.

КЛИНИКА

Клинически различают несколько форм АС (Чепой В. М., 1990;

Яковлева А. A., 1987):

I — центральная форма. Поражение только позвоночника:

а) кифозная. Кифоз грудного отдела и гиперлордоз шейного;

б) ригидная. Отсутствие лордоза поясничного и кифоза грудного отдела (спина прямая как доска);

II — ризомелическая форма. Поражение позвоночника и «корневых» суставов — плечевых, тазобедренных, со склонностью к анкилозированию;

III — периферическая форма. Поражение позвоночника и крупных суставов периферии: коленных, локтевых, голеностопных;

IV — скандинавская форма. Поражение позвоночника и мелких суставов кистей и стоп;

V — висцеральная форма. Поражение позвоночника и внутренних органов (сердца, сосудов, глаз, почек).

По характеру течения АС подразделяют на:

· медленно прогрессирующий;

· медленно прогрессирующий, с периодами обострения;

· быстро прогрессирующий;

· септический вариант.

Заболевание начинается медленно, незаметно. Чаще всего появляются боли в области крестца, поясничного отдела позвоночника, возникающие после ночного сна и уменьшающиеся после движений. Постепенно боль усиливается, становится постоянной. По данным И. П. Никишиной (1995), в 90 % случаев заболевание начинается с энтезопатий. Чаще всего это ахиллодиния, талалгия, наличие которых подтверждает обызвествление сухожилий пяточных костей, большого вертела, выявляемое на рентгенограммах (табл. 11).


Таблица 11

Ранние диагностические критерии анкилозирующего спондилоартрита

(Маu W. [et al. 1996])

Болезни суставов

Примечание. Сумма баллов больше 3,5 указывает на наличие раннего анкилозирующего спондилоартрита.


К ранним симптомам АС относят (Окороков А. Н., 2006):

· тест Макарова (поколачивание по крестцу);

· тест Кушелевского I (надавливание на верхние передние ости подвздошных костей в положении больного на спине);

· тест Кушелевского II (надавливание на крыло подвздошной кости в положении больного на боку);

· тест Кушелевского III (в положении больного на спине производят одновременное надавливание на внутреннюю поверхность согнутого под углом 90° и отведенного коленного сустава и верхнюю переднюю ость противоположного крыла подвздошной кости).

Энтезопатии: проявляются болезненностью в области прикрепления фиброзных структур к костям, в частности подвздошным гребням, большим вертелам бедренных костей, остистым отросткам позвонков, грудинореберным суставам, седалищным буграм. При развитии бурситов появляется припухлость.

Поражение глаз в виде переднего увеита (ирита, иридоциклита), обычно двустороннее, характеризуется острым началом, длится 1–2 мес., может принимать затяжной рецидивирующий характер; патологию глаз наблюдают у 25–30 % больных.

К симптомам поздней стадии АС относят (Окороков А. Н., 2006):

1. Боли в различных отделах позвоночника.

2. Нарушение осанки, выпрямление физиологических изгибов позвоночника — «доскообразная спина» или «поза просителя», выраженный кифоз грудного отдела позвоночника, наклон туловища вниз и сгибание ног в коленных суставах, что компенсирует перемещение центра тяжести вперед.

3. Атрофию прямых мышц спины.

4. Резкое уменьшение экскурсий грудной клетки, у многих больных дыхание осуществляется только за счет движений диафрагмы.

5. Ограничение подвижности в позвоночнике в 3–4 плоскостях: сагиттальной (сгибание, разгибание), фронтальной (наклоны в стороны), вертикальной (ротация).

6. Анкилоз крестцово-подвздошных и межпозвонковых сочленений.

7. Поражение «корневых» (плечевых и тазобедренных) или периферических суставов. Тазобедренные суставы чаще поражены у больных, у которых заболевание началось в детском или подростковом возрасте. Периферические суставы поражены у 10–15 % больных, при этом вовлечены преимущественно крупные и средние суставы нижних конечностей по типу моно— или олигоартрита. Могут быть артриты: грудино-ключичный (обычно асимметричный), акромиально-ключичный, нижнечелюстной и синхондроз рукоятки грудины. Периферический артрит может у 20–25 % больных пройти бесследно.

Классификация анкилозирующего спондилоартрита (Окороков А. Н., 2006)

Стадии:

Начальная, или ранняя. Небольшое ограничение подвижности в поясничном отделе позвоночника или пораженных суставах вследствие болевого синдрома. Рентгенологические изменения могут отсутствовать или могут определяться нечеткости или неровности поверхностей крестцово-подвздошных суставов, очаги субхондрального остеосклероза и остеопороза, расширение или сужение суставных щелей.

Стадия умеренных повреждений. Умеренное ограничение движения в позвоночнике или в периферических суставах в результате развития воспаления, контрактур. Выявляют сужение крестцово-подвздошных суставных щелей или частичное анкилозирование указанных суставов, сужение межпозвонковых суставных щелей или признаки анкилоза истинных суставов позвоночника.

Поздняя стадия. Значительное ограничение движений в позвоночнике или крупных суставах вследствие развития их анкилоза. Костный анкилоз крестцово-подвздошных суставов, межпозвонковых и реберно-позвонковых суставов с наличием оссификации связочного аппарата.

Степени активности:

1-я степень — минимальная. Боли в позвоночнике и суставах конечностей преимущественно при движении, небольшая скованность в позвоночнике по утрам; СОЭ до 20 мм/ч, СРБ — слабоположительная реакция (+), ДФА до 0,22 ЕД.

2-я степень — умеренная. Постоянные боли в позвоночнике и суставах при их поражении, умеренная скованность по утрам; СОЭ 20–40 мм/ч, СРБ — положительная реакция (++), ДФА — 0,23 — 0,26 ЕД.

3-я степень — выраженная. Сильные боли в позвоночнике и суставах постоянного характера. При поражении периферических суставов могут быть субфебрильная температура тела, экссудативные изменения; СОЭ 40–50 мм/ч, СРБ — резко положительная реакция (+++), ДФА более 0,26 ЕД, фибриноген более 65 г/л.

Диагноз АС по данным Международного конгресса (1961, Рим):

1. Боль в нижнем поясничном сегменте позвоночного столба, его тугоподвижность, продолжающаяся свыше 3 мес. и не поддающаяся лечению покоем.

2. Боль и тугоподвижность (скованность) грудной клетки.

3. Ограничение движений поясничного отдела позвоночника.

4. Ограничение распространенных движений и разгибания в грудном отделе позвоночника.

5. Ирит и его осложнения.

6. Рентгенологические признаки двустороннего сакроилеита.

7. Рентгеновские признаки синдесмофитоза: синдесмофитоз — оссификация наружных слоев межпозвонковых дисков.

Диагноз АС считается достоверным при наличии 4 из 5 диагностических критериев или шестого критерия в сочетании с любым другим.

Институт ревматологии РАМН рекомендует устанавливать диагноз анкилозирующего спондилоартрита на основании следующих признаков:

1. Боль в поясничной области, не проходящая в покое, облегчающаяся при движении и длящаяся более 3 мес.

2. Ограничение подвижности в поясничном отделе позвоночника в сагиттальной и фронтальной плоскостях.

3. Ограничение дыхательной экскурсии грудной клетки относительно нормальных величин сообразно возрасту и полу.

4. Двусторонний сакроилеит II–IV стадии.

Диагноз считается достоверным, если у больного имеется четвертый признак в сочетании с любым другим из первых трех.

Для определения подвижности поясничного отдела позвоночника применяют тесты:

· тест Томайера: больной наклоняется вперед и пытается достать пол вытянутыми пальцами рук, сомкнув ноги вместе и не сгибая их в коленных суставах. В норме расстояние между кончиками среднего пальца и полом составляет 0 — 10 см, а при анкилозирующем спондилоартрите значительно больше;

· тест Шобера: при наклоне больного вперед измеряют увеличение расстояния между двумя заранее отмеченными точками (первая из них соответствует месту пересечения оси позвоночника с линией, соединяющей боковые углы ромба Михаэлиса, вторая располагается на 10 см выше первой). В норме при полном сгибании это расстояние увеличивается не менее чем на 4–5 см, при анкилозирующем спондилоартрите — значительно меньше;

· дыхательную экскурсию грудной клетки измеряют на уровне IV межреберья на высоте вдоха и выдоха, разность между полученными цифрами в норме не должна быть меньше 5–6 см.

При переходе в старший возраст болевой процесс при АС становится слабовыраженным, без яркой симптоматики воспаления. Именно для больных АС пожилого возраста характерно наличие теносиновитов и сакроилеита, иногда асимметричного. Нередко в старших возрастах АС сочетается с деформирующим остеоартрозом, спондилезом и остеохондрозом.

Сакроилеит, являющийся наиболее частым симптомом АС, проявляется болями в крестце, ягодицах, бедрах, чаще неинтенсивными, но постоянными. В отличие от ишиаса, боль не спускается ниже колена и может возникать то с одной, то с другой стороны («качающийся сакроилеит» — Мешков А. П., 1994). Боль носит волнообразный характер, усиливаясь во второй половине ночи, а также при сгибании, разгибании или вращении позвоночника, сопровождаясь его «одеревенелостью». Однако боль уменьшается после упражнений.

Клинически сакроилеит диагностируют по наличию болезненности, появляющейся при надавливании в положении пациента лежа на спине и/или на боку на область крестцово-подвздошных сочленений, на крылья подвздошных костей (симптомы Кушелевского). Подтверждает сакроилеит рентгенографическое исследование. Выявляют субхондральный остеопороз, неотчетливые контуры сочленения, эрозии, частичное анкилозирование. Наблюдают также очаговый периартикулярный остеосклероз крестца и крыльев подвздошных костей, симфизит, остеофиты верхнего края таза. В дальнейшем постепенно наступает полный анкилоз крестцово-подвздошного сочленения.

В течении сакроилеита выделяют IV стадии (Чепой В. М., 1990). На I стадии определяются нечеткость, расплывчатость контуров крестца и подвздошной кости. Субхондральный склероз.

Для II стадии характерно образование узур с развитием субхондрального склероза в области сочленения, кажущееся расширение щели с неровными контурами.

Для III стадии характерно резкое сужение щели, субхондральный склероз.

На IV стадии отмечается полный анкилоз.

Различают три рентгенологические стадии сакроилеита (Kellgren J. H., 1965):

I стадия — расширение суставной щели вследствие остеопороза и очаговый остеосклероз;

II стадия — сужение и нечеткость, неровность суставной щели вследствие узурации, остеосклероз, частичный анкилоз;

III стадия — полный анкилоз крестцово-подвздошного сочленения.

Сакроилеит может быть единственным признаком АС на протяжении многих лет. Но чаще постепенно присоединяется клиника поражения поясничного, грудного и шейного отделов позвоночника. Боли в позвоночнике сопровождает утренняя скованность позвоночника, также уменьшающаяся после движений, но иногда имеющая стойкий характер.

В пожилом возрасте, при длительном АС из-за ограничения ротации шейного отдела позвоночника, при взгляде в сторону необходим поворот всего тела. Формируется настолько выраженный грудной кифоз, что больным становится трудно смотреть вперед. Как правило, возникают явления затылочной или плечевой невралгии, боли в области сердца (псевдокоронарный синдром, обусловленный вовлечением межреберных нервов), мышечные судороги.

Боли в шейном отделе позвоночника при сгибании, разгибании или его поворотах могут сопровождаться сдавлением или раздражением позвоночной артерии, которое вызывает преходящее нарушение мозгового кровообращения в вертебробазилярном бассейне — вертебробазилярную недостаточность (ВБН). ВБН проявляется головокружениями, головной болью, шумом в ушах, нистагмом. Довольно часто вертебробазилярной недостаточности сопутствует резкий, но кратковременный подъем артериального давления, компенсаторно возникающий вследствие ишемии подкорковых структур.

Анкилозы реберно-позвоночных суставов вызывают ограничение экскурсий грудной клетки. Это обусловливает одышку, особенно после еды, поскольку дыхательные экскурсии совершаются за счет диафрагмы. Больные также отмечают ограничение движений грудного отдела позвоночника, преимущественно сгибаний и боковых наклонов, поворотов.

При осмотре больного АС обращает внимание изменение осанки пациентов. В результате поражения передних продольных связок с последующим их уплотнением происходит сгибание позвоночника вперед. Сочетание со спондилезом и остеохондрозом в пожилом возрасте нередко сопровождается также сколиозом. Происходит фиксация шейного отдела в состоянии сгибания. Возникает так называемая «поза просителя». Расстояние от подбородка до рукоятки грудины сокращается до 4–6 см при норме 18–20 см. В тех случаях, когда при АС в первую очередь поражены боковые связки позвоночника, а передние связки длительное время остаются интактными, возникает ригидный тип изменений. Для него характерны доскообразная спина, уплощение грудной клетки (Чепой В. М., 1990), она находится как будто бы в положении глубокого вдоха.

Движения больных АС из-за поражения позвоночника затруднены во всех направлениях, и, чтобы посмотреть в сторону, они вынуждены поворачиваться всем телом, садиться с выпрямленной спиной, не сгибая позвоночник. Больные теряют способность доставать кончиками пальцев пол. Положительный симптом нитки — нитка, связанная на выдохе, не рвется при глубоком вдохе.

При пальпации у больных АС можно выявить болезненность в области грудины, грудино-реберных и грудино-ключичных сочленениях, в области грудного и поясничного отделов позвоночника. Типична для больных АС боль в пятках, по верхнему краю тазовых костей. Характерен симптом Форестье: человек не может прикоснуться затылком к стене при касании ее пятками и лопатками. Типичны также симптомы Отта и Шобера. При них отсутствует увеличение расстояния по средней линии позвоночника при наклонах в грудном (Отта) и поясничном (Шобера) отделах позвоночника, тогда как в норме оно возрастает на 5 см и более.

Принято подразделение АС по следующим формам болезни (Чепой В. М., 1990):

Центральная форма АС — самая частая, в пожилом возрасте отмечена нами у 40 % пациентов. Она, как правило, осложнена грудным, поясничным радикулитом и вертебробазилярной недостаточностью. При сочетании АС с сахарным диабетом в ряде случаев диагностируют полирадикулоневрит. Рентгенологически выявляют анкилоз крестцово-подвздошного сочленения, чаще двусторонний, деструктивный, и склеротические изменения в межпозвоночных и реберно-позвоночных суставах, их анкилоз. Наряду с остеопорозом позвонков, атрофией их поперечных отростков, характерно окостенение межпозвоночных фиброзных колец, передней и боковых позвоночных связок. Все это придает позвоночному столбу форму бамбукового ствола (рис. 20). Вместе с тем у пациентов пожилого возраста при рентгенографии в 50 % случаев можно обнаружить проявления спондилеза, остеохондроза.

Ризомелическую форму АС довольно часто диагностируют. У больных пожилого и старческого возрастов, по нашим данным, она отмечена в 52 % случаев. Для нее характерно развитие спондилита, сакроилеита наряду с поражением плечевых и тазобедренных суставов. Помимо болей в позвоночнике больных беспокоят боли в суставах конечностей, преимущественно при физической нагрузке. При артрите плечевых суставов значительного ограничения функции у большинства пациентов не возникает. Однако в пожилом возрасте в некоторых случаях выявляют существенную атрофию мышц плечевого пояса, уменьшение объема движений, особенно подъема руки и отведения ее назад. Воспалительные и дегенеративные изменения сопровождаются болезненностью при пальпации в местах прикрепления связок, сухожилий — энтезопатиями. Определяют болезненность на передненаружной и передней поверхности плеча в местах прикрепления двуглавой мышцы, коротких ротаторов. Поражение тазобедренных суставов у больных АС в пожилом возрасте существенно нарушает их способность к передвижению из-за ограничения объема движений в суставе, в основном вращения, отведения кнаружи. Это обусловлено болевым синдромом, поражением сухожилий на фоне атрофии мышц, мышечными контрактурами. Особенно резко нарушена функция опорно-двигательного аппарата при сгибательной контрактуре тазобедренных суставов под углом 30–40°.


Болезни суставов

Рис. 20. Рентгенограмма нижнегрудного, поясничного отделов позвоночника и крестцово-подвздошного сочленения больного АС. Центральная форма анкилозирующего спондилоартрита

Резко выраженный остеопороз. Анкилоз крестцово-подвздошных сочленений, окостенение передней и боковых связок — «бамбуковый ствол»


По данным анамнеза, боли в тазобедренных суставах возникают одновременно или позже болей в позвоночнике, но не предшествуют им. При осмотре обращают на себя внимание атрофия бедер, ограничение подвижности в суставе, болезненность при пальпации пупартовой связки, больших вертелов. Рентгенологическое обследование больных ризомелической формой АС в пожилом возрасте помимо типичных изменений в позвоночнике выявляет остеопороз с очагами склероза в области головки бедра и/или плеча, оссификацию хрящевых губ тазобедренных и/или плечевых суставов. Резко выраженный остеопороз позвоночника и суставов встречается редко.

Периферическую форму АС диагностируют гораздо реже. Для нее характерно, помимо поражения крестцово-подвздошного сочленения и различных отделов позвоночника, вовлечение периферических крупных суставов — коленных, локтевых, голеностопных. Число больных с периферической формой возрастает с увеличением продолжительности болезни. Как правило, суставной синдром протекает в форме олигоартрита на протяжении многих лет, а нередко и постоянно. Он менее агрессивен и деструктивен, чем РА, но чаще приводит к стойкому ограничению подвижности и анкилозированию (Бревертон Д. А., 1990).

Необходимо отметить, что у половины наблюдаемых нами больных отмечена высокая степень активности процесса со значительной интенсивностью болей в пораженных суставах с постоянной скованностью, с увеличением СОЭ до 60 мм/ч. Часто при этой форме АС отмечены энтезопатии в области бугристости большеберцовой кости, надколенника, локтевых отростков, ахиллодиния.

Рентгенологические изменения в области ахиллова сухожилия у больных АС обнаруживают в 87 % случаев, в местах прикрепления подошвенной фасции — в 66,6 %, на подошвенной поверхности пяточной кости находят остеопороз, кистовидные изменения, периостит, эрозии, «шпоры» уже через 3–6 мес. после начала клинических проявлений бурсита ахиллова сухожилия. УЗИ обнаруживает жидкость в сумках или энтезах. Ультразвуковая томография выявляет нечеткость контуров задней и подошвенной поверхности пяточной кости, утолщение ахиллова сухожилия (> 5 мм), наличие жидкости в преахилловой сумке, в энтезах ахиллова сухожилия и подошвенной фасции. Функция опорно-двигательного аппарата бывает существенно нарушена вследствие болей и контрактур в периферических суставах. В то же время при периферической форме АС со слабовыраженной активностью процесса боли в периферических суставах беспокоили больных периодически, сохранялось умеренное нарушение функции двигательного аппарата.

Пример диагноза. Анкилозирующий спондилоартрит, периферическая форма, медленно прогрессирующее течение, активность 1-й степени, с поражением позвоночника, коленных и голеностопных суставов, энтезопатии коленных суставов, ахиллодиния, часто рецидивирующий увеит. Нарушение функции суставов 1 — 2-й степени, нарушение статодинамической функции 1-й степени. Шифр М45.

Скандинавская форма АС встречается реже всего. Для этой формы АС типично вовлечение в процесс, помимо позвоночника, мелких суставов кистей и стоп. Чаще наблюдают поражения стоп. Они проявляются периодическими болями и экссудативными изменениями суставов предплюсны, мелких суставов стоп, всей стопы. Но периоды болей в периферических суставах кратковременные, не вызывают стойких пролиферативных процессов, узурации, анкилозирования. Преобладает минимальная (1-я) степень активности, а нарушения функции в основном обусловлены изменениями в позвоночнике.

Висцеральная форма. При АС нередко поражены внутренние органы, нервная система, глаза.

Система кровообращения поражена в 20 % случаях болезни Бехтерева (Астапенко М. Г., 1989). Чаще всего диагностируют аортит с вовлечением аортальных клапанов и развитием их недостаточности, иногда перикардит, миокардит с различными степенями нарушения атриовентрикулярной проводимости, причем частота развития аортита и нарушений атриовентрикулярной проводимости значительно выше при большей длительности болезни и наличии периферического артрита.

В 30 % случаев поражены почки, чаще в виде амилоидоза с прогрессирующим течением болезни или IgA-нефропатии, причем в отличие от идиопатического IgA-нефрита редко бывает выражена гематурия, с почечной недостаточностью.

Очень редко в процесс вовлечены легкие в виде прогрессирующего фиброза верхушек, однако чаще возникают пневмонии из-за ограничения подвижности грудной клетки.

Поражения нервной системы представлены вторичным радикулитом — шейным, грудным или поясничным отделов. Могут возникать переломы шейного или поясничного отделов позвоночника с развитием параличей.

Поражение глаз диагностируют у 10–30 % больных АС в виде ирита, иридоциклита, увеита и эписклерита с частым рецидивированием воспаления, с нарушением зрения.

Висцеральную форму среди больных АС пожилого возраста диагностируют в единичных случаях. Среди наших пациентов она не имела места.

Несомненно, у больных АС в старшей возрастной группе были выявлены сопутствующие поражения внутренних органов. Среди них преобладали хронический бронхит с дыхательной недостаточностью 1 — 2-й степени, сахарный диабет, мочекаменная болезнь. То есть наблюдали патологию, свойственную пожилому возрасту. Однако АС мог, несомненно, способствовать клиническому проявлению этих заболеваний. Дыхательная недостаточность может усугубляться ограничением экскурсий грудной клетки, а мочекаменная болезнь — поддерживаться механическими и спастическими нарушениями, вызванными патологией позвоночника (Чепой В. М., 1990).

Необходимо отметить особенности АС у женщин, особенно в связи с возрастанием его выявления в последние годы. Как правило, первичные атаки АС у женщин чередуются с длительными ремиссиями, сохраняемыми до 5 — 10 лет. Более типично одностороннее поражение крестцово-подвздошного сочленения. Рентгенологически редко выявляют типичный «бамбуковый» позвоночник. В то же время у женщин чаще наблюдают периферическую и скандинавскую формы АС, а также развитие аортита, пороков сердца, рецидивирующего увеита.

У больных пожилого возраста, на поздних стадиях заболевания, возникающая слабость связочного аппарата и ригидность позвоночника обусловливают его повышенную ранимость. Любое падение, даже с лестницы, может привести к перелому шейного отдела позвоночника и окончиться тетрапарезом или гибелью больного (Бревертон Д. А., 1990).

В пожилом возрасте диагноз АС должен быть основан на следующих признаках: · боли в области крестца или во всем позвоночнике в анамнезе или в настоящее время;

· ограничение подвижности позвоночника, особенно поясничного отдела, во всех направлениях;

· чаще «поза просителя» или доскообразная спина;

· напряжение мышц спины (симптом «тетевы лука») или их атрофия;

· сглаженность поясничного лордоза;

· поражение грудино-ключичных и грудино-реберных суставов;

· ограничение дыхательных экскурсий грудной клетки менее 2,5 см, измеренное на уровне IV межреберья (симптом нитки);

· положительные симптомы Кушелевского, Отта, Шобера;

· наличие ирита, увеита;

· рентгенологические признаки: анкилоз крестцово-подвздошного сочленения, «бамбуковый» позвоночник, окостенение связок, анкилоз периферических суставов.

Таким образом, критериями АС являются:

· боли в пояснице в течение 3 мес., не облегчаемые отдыхом;

· боль и ощущение скованности в грудной клетке;

· ограничение дыхательных движений грудной клетки;

· ограничение движений в поясничном отделе во всех направлениях;

· ирит во время обследования или в анамнезе;

· рентгенологические признаки двустороннего сакроилеита;

· рентгенологические признаки синдесмофитов.

Диагноз достоверен при наличии 4–5 критериев или при сочетании сакроилеита с любыми другими проявлениями АС.

Раннее распознавание АС основано на наличии:

— мужского пола;

— возраста 20–30 лет;

— боли в тазобедренных суставах, ягодицах и пятках;

— значительного увеличения СОЭ.

Дифференциальная диагностика АС и РА в пожилом возрасте представлена в табл. 12.


Таблица 12

Дифференциальная диагностика анкилозирующего спондилоартрита и ревматоидного артрита в пожилом возрасте

Болезни суставов

ЛЕЧЕНИЕ

Лечение АС должно быть постоянным. Анкилозирование суставов позвоночника неуклонно прогрессирует. Поэтому главной целью лечения является сохранение прямого положения позвоночника, сведение к минимуму нарушения осанки и дыхания. Рекомендуют спать только на спине, на жесткой постели, без подушки, необходимо регулярно выполнять упражнения, направленные на поддержание правильной осанки и глубокого дыхания. Целесообразна кинезотерапия, лечебная гимнастика в виде кратковременных (по 10–20 мин) повторных упражнений, несколько раз в день. Тренировка мышц конечностей является также профилактикой их атрофии. При проведении кинезотерапии необходимо избегать бега, прыжков, подъема тяжестей. Желательно при этом использовать методику релаксации с помощью аутогенной тренировки.

Особенно эффективно при АС использовать плавание, лечебную гимнастику в теплом бассейне, с температурой не менее 32 °C, когда движения в позвоночнике и суставах возможны без нагрузки веса, при расслаблении мышц. Это возможно в аппарате «Угуль» («Сухой бассейн»), при подвешивании (провисании).

Для предотвращения атрофии мышц используют массаж, обходя область суставов, самомассаж. При АС покой и иммобилизация приносят буквально вред, обусловливая увеличение дискомфорта и болей, а также уменьшение подвижности позвоночника (Бревертон Д. А., 1990). Автор рекомендует больному вести нормальный, активный образ жизни, занимаясь плаванием, теннисом, волейболом. Необходимо постоянно следить за осанкой. Даже при развитии интеркуррентных заболеваний, требующих длительного постельного режима, больной нуждается в постоянных занятиях с методистом по лечебной физкультуре для предотвращения тяжелых нарушений осанки и функции позвоночника.

Большинство больных АС нуждаются в гипосенсибилизирующей диете с исключением легкоусвояемых углеводов, чая, кофе, пряностей и солений, экзотических фруктов. Необходимо также ограничение приема натрия, что будет уменьшать скованность. Уменьшает также боли и скованность в позвоночнике прием овощей, богатых витаминами, солями минералов и энтеросорбентами. Целесообразно при АС, как и при РА, использование антиаллергической фитотерапии. Подробности приведены в главе 4.

При выраженной активности процесса, длительной скованности, малой эффективности традиционного лечения целесообразна разгрузочно-диетическая терапия по методу Николаева. Рекомендуют курсы длительностью 10–21 день с соответствием продолжительности периода реалиментации периоду голодания.

Для укрепления иммунитета, повышения его при АС необходима санация очагов инфекции, сенсибилизирующих организм, — хронического уропростатита, цервицита, кишечной инфекции. Целесообразно применение в качестве антибактериальной терапии метронидазола, нитрофурановых (фурагина, фурамага), сульфаниламидов продленного действия, хинидина. В пожилом возрасте дозы всех препаратов уменьшают на 1/3 —1/4 от терапевтической дозы.

Десенсибилизацию при АС проводят с помощью постоянного приема аскорбиновой кислоты (0,5 г/сут) вместе с рутином, по 1 таблетке 3 раза в день, а также с использованием пантотената кальция, по 0,1 г 3 раза в день. Последний особенно показан при АС в пожилом возрасте в связи с поражением периферических нервов, развитием остеопороза и нарушением обменных процессов.

Базисной терапией при АС являются НПВП. При регулярном приеме НПВП может замедляться оссификация позвоночника. Наиболее эффективными считают диклофенак, кетопрофен, мелоксикам, нимесулид. Главное достоинство преимущественных ингибиторов ЦОГ-2 состоит в большей безопасности для желудочнокишечного тракта. Целебрекс назначают по 50 — 100 мг/сут. Мелоксикам рекомендуют по 15 мг/сут, нейродикловит (диклофенак с витаминами В1, В6 и В12) по 1–3 капсуле в сутки.

При артрите периферических суставов и энтезитах (в области пяток, таза и т. д.) целесообразны локальные инъекции глюкокортикостероидов. ГКС для приема внутрь назначаются больным анкилозирующим спондилоартритом только по особым показаниям: увеит, не поддающийся адекватной локальной терапии, кардит и аортит, IgA-нефропатия, лихорадка, не устраняющаяся НПВП. Длительность приема ГКС в этих случаях должна быть небольшой (недели, редко месяцы). Если, несмотря на лечение болезни Бехтерева, сохраняется высокая активность анкилозирующим спондилоартритом, отмечается коксит и/или выраженный спондилит, то должен обсуждаться вопрос о кратковременном (в течение 1–3 дней) внутривенном применении высоких доз ГКС. Яркий лечебный эффект, быстро достигаемый у большинства таких больных, сохраняется обычно недолго (1–2 нед.), но в отдельных случаях, когда улучшение длится 3 мес. и более, в случае обострения анкилозирующего спондилоартрита целесообразно повторение данного метода терапии.

При упорном часто рецидивирующем артрите и энтезите, показан сульфаса-лазин. Этот препарат применяют в дозе 2–3 г/сут не менее 3–4 мес., а при успехе терапии (и хорошей переносимости) — и дольше (в той же дозе). По тем же показаниям при анкилозирующем спондилоартрите применяют метотрексат. В случае преобладающего поражения позвоночного столба положительные результаты применения сульфасалазина и метотрексата отмечаются редко.

Эффективен при анкилозирующем спондилоартрите биологический (антицитокиновый) препарат, ингибирующий фактор некроза опухолей альфа (ФНО-α) — инфликсимаб. Инфликсимаб представляет собой химерные (гибридные мышиные и человеческие) моноклональные антитела к ФНО-альфа. Он блокирует именно те механизмы развития болезни, которые вызывают воспалительный процесс и способствуют его поддержанию. Хотя инфликсимаб, подавляя уровень ФНО-α, может также снижать способность иммунной системы бороться с инфекциями.

Применение инфликсимаба целесообразно в том случае, если активность болезни остается высокой, несмотря на использование полной суточной дозы хотя бы двух НПВП разных химических групп на протяжении трех последовательных месяцев. Противопоказанием к применению инфликсимаба считается тяжелый инфекционный процесс, умеренная и выраженная сердечная недостаточность, возраст менее 18 лет. Эффект лечения выявляется, как правило, уже после первой инфузии, в последующем он может нарастать, и достигает максимальной выраженности после трех инфузий препарата. Значительное улучшение отмечается примерно у 60 % больных. Доза НПВП или других противовоспалительных препаратов по мере раз-вития улучшения может быть постепенно сокращена.

Наиболее перспективна комбинация метотрексата с инфликсимабом или ри-туксимабом (Насонов Е. Л., 2007).

Желателен параллельный прием нестероидных анаболических препаратов: метилурацила, витамина В6, оротовой, аспарагиновой, фолиевой кислоты.

Для снятия мышечного спазма назначают сирдалуд по 2–4 мг 3 раза в сутки; мидокалм по 150 мг 3 раза в сутки.

Уменьшают скованность, отечность тканей при обострении АС антигистаминные препараты (димедрол, дипразин, тавегил), которые одновременно оказывают также седативный эффект.

Противовоспалительную терапию проводят на фоне антиоксидантов — витаминов Е, А, С, В1, аминокапроновой кислоты, а также фитоадаптогенов (лимонника, элеутерококка, золотого корня), дибазола.

В пожилом возрасте использовать в качестве базисной терапии препараты золота, пеницилламин или глюкокортикоиды нецелесообразно ввиду их многочисленных, опасных для жизни осложнений: угнетения системы кроветворения, остеопороза, язв в желудочно-кишечном тракте, артериальной гипертензии, сахарного диабета и др. Целесообразно использовать при высокой активности АС гамма-глобулин, иммуноглобулин и другие препараты, которые содержат истинные антитела и образуют с комплексами антиген — антитело крупные иммунные комплексы, хорошо фагоцитируемые макрофагами. Гамма-глобулин и полиглобулин вводят внутримышечно по одной дозе 2 раза в нед., 6 инъекций на курс. Иммуноглобулин применяют внутримышечно 1 раз в нед. — 3 инъекции на курс — или по 25–50 мл внутривенно иммуноглобулина для внутривенного введения 1 раз в нед., 3 инъекции на курс. Сухую плазму вводят после разведения внутривенно 1 раз в нед., 3 инъекции на курс.

В последнее время успешно применяют интерферон (IFN-α, -β, -γ), особенно человеческий интерферон. Положительную динамику РА выявили при использовании индуктора интерферона — циклоферона, вводимого внутримышечно, 25 мг/сут курсами по 10 дней, или двумя пятидневными курсами, или в таблетированной форме 2–4 нед. Применяют при РА также рекомбинантный гамма-интерферон — реаферон. В. В. Бадокин (2004) приводит сведения об эффективности использования при АС инфликсимаба (мононуклеарных антител к фактору некроза опухоли), бисфосфонатов (памидроната).

Иммунокорригирующие препараты широкого спектра действия (тималин, Т-активин, левамизол) являются мощными индукторами дифференцировки практически всех лимфоцитов, в то время как уже сейчас ясна нецелесообразность активации некоторых субпопуляций лимфоцитов, в частности Th2, стимулирующих, в свою очередь, выработку IL-4, -5. По-видимому, перспективно использование рекомбинантных цитокинов — ронколейкина, бета-лейкина, стимулирующих Th1-звено иммунитета, а также бестима, синтетического пептида, стимулирующего дифференциацию Th1-клеток и продукцию IL-2. Все это селективные стимуляторы Th1 иммунного ответа.

При осложнении АС амилоидозом, помимо активной терапии процесса, добавляют диметилсульфоксид (ДМСО). Начинают с приема внутрь 1 г/сут (100 мл 1 % раствора ДМСО в три приема после еды). Дозу при хорошей переносимости увеличивают на 1 г/сут и постепенно доводят до 3–5 г/сут. То есть больной принимает в день 100 мл 3–5 % раствора. Для улучшения вкуса ДМСО разводят фруктовым соком или добавляют мяту.

Обязательной для лечения АС в пожилом возрасте является физиотерапия. Физиотерапевтические методы лечения, как и при других болезнях костно-мышечной системы в пожилом возрасте, назначают короткими сеансами, с длительными интервалами между ними, меньшей интенсивностью и с меньшей площадью воздействия. Применяют ультразвук, фонофорез, коротковолновую и микроволновую диатермию на позвоночные и тазобедренные суставы, диадинамические токи, магнитотерапию, лазеротерапию, парафин. Д. В. Шарогородская [и др.] (1991) добилась существенного эффекта в лечении больных центральной формой АС при помощи локальной импульсной (с частотой 4–6 Гц) декомпрессии в 40–60 мм рт. ст.

Необходимо учитывать, что при средней и высокой степени активности заболевания физиотерапия, как и курортотерапия, противопоказаны вследствие возможности обострения заболевания.

Эффективны методы рефлексотерапии, в том числе и транскраниальное обезболивание. ТЭС, вырабатывая эндогенные опиоиды, купирует боль и при помощи нормализации сосудодвигательного центра улучшает вегетососудистую регуляцию. ТЭС мобилизует выработку защитных простагландинов ЕP и IP, улучшающих местный кровоток при резком его нарушении, обусловленном сбоем центральной гемодинамики. Все это помогает, помимо уменьшения боли и скованности, нормализовать, стимулировать деятельность иммунной системы, извращенной при АС. Помогает уменьшить боль, улучшить кровоток в позвоночнике и периферических суставах, а также стимулировать иммунную систему использование точечного массажа. Как и при других заболеваниях опорно-двигательного аппарата, в пожилом возрасте необходимо сохранять навыки самообслуживания. Для уменьшения болевого синдрома, создания психологического настроя на преодоление болезни целесообразны различные способы отвлечения внимания. К ним можно отнести вязание, плетение, флористику, работу с компьютером, хобби, для занятия которыми в пожилом возрасте есть время. Помочь в этом могут также методы самогипноза, аутогенной тренировки.

Как и при РА, во многих случаях АС необходимо использовать возможности фитотерапии. При помощи фитоадаптогенов в виде настоев, отваров, чая можно укреплять иммунную систему. Фитотерапия будет способствовать санации мочевыводящих, желчевыводящих путей, поддерживающих аллергизацию организма. Использование компрессов, настоек, мазей будет как рефлекторно уменьшать боль, так и улучшать местный кровоток, способствовать рассасыванию воспалительных процессов в синовиальных сумках, сухожилиях, предупреждать развитие склеротических изменений. Рекомендации по фитотерапии при АС те же, что и при РА (см. в гл. 4).

Пример наблюдения.

Больная 30 лет, юрист с высшим образованием, инвалид II группы с 1987 г. (инвалид с детства) поступила для экспертной оценки. Из анализа медицинской документации известно, что впервые утренняя скованность, припухлость и боли в лучезапястных, межфаланговых, голеностопных и суставах шейного отдела позвоночника, подкожные узелки в области межфаланговых суставов кисти появились в 1979 г., в 7 лет. Больная причину заболевания связывает с прививкой против гриппа. Обострения заболевания отмечала в осенне-зимний, весенний период. В 1981 г. был диагностирован ревматоидный артрит, ювенильный. Лечили НПВС, азатиоприном, циклофосфаном, купренилом. С 1991 г. получает гормональную терапию: преднизолоном 7 — 15 мг с хлорбутином 2 мг 1–2 раза в день. С середины 1990-х гг. присоединились боли, скованность до полудня еще и в тазобедренных, коленных суставах. В динамике стабильно высокие цифры гамма-глобулинов, иммуноглобулинов, стабильно повышена СОЭ (25–65 мм/ч). По данным рентгенологических исследований: сужены суставные щели, диффузный остеопороз. При настоящем обследовании более всего беспокоят боли в суставах тазобедренных, позвоночника, коленных, голеностопных, локтевых, лучезапястных и межфаланговых суставах кистей, утренняя скованность, продолжающаяся до полудня, болевое ограничение подвижности в суставах. Ограничен объем движений в поясничном отделе позвоночника — наклоны вперед, в стороны. Болезненно отведение в тазобедренном суставе кнаружи. Больная находится на гормонотерапии (15 мг преднизолона в сутки). При этом СОЭ повышена до 25 мм/ч, количество лейкоцитов увеличено до 10, что, в целом, соответствует 2-й степени активности процесса. В связи с тем что пациентка в настоящее время беременна, оценить рентгенологическую стадию процесса невозможно. При анализе предыдущих рентгеновских снимков кистей, позвоночника, коленных суставов (1996–2001 гг.) можно высказаться о II–III стадии процесса. По данным осмотра хирурга имеет место нарушение функции суставов 1 — 2-й степени с легким нарушением функции ходьбы. Нетипичность течения процесса — поражение тазобедренных суставов, позвоночника, значительное стабильное увеличение СОЭ (от 25 до 65 мм/ч), стабильно высокие цифры гамма-глобулинов и иммуноглобулинов — позволяет предположить периферическую форму анкилозирующего спондилоартрита, что требует подтверждения рентгенографией крестцово-подвздошного сочленения (после окончания срока беременности).

Диагноз: Анкилозирующий спондилоартрит, периферическая форма, активность процесса 2-й степени, медленно прогрессирующее, гормонозависимое течение. Кифосколиоз грудного отдела позвоночника I–II стадии с легким нарушением его функции. ФНС 1-й степени. Умеренное нарушение функции ходьбы. Нарушение статодинамической функции 1-й степени. Легкий периферический ангиодистонический синдром. Гиперкортицизм. Правосторонний нефроптоз.

Заключение: Таким образом, множественное поражение суставов: позвоночника, тазобедренных, лучезапястных, коленных, мелких суставов кистей с постоянными артралгиями, с умеренно выраженным нарушением функции суставов у больной на постоянной гормонотерапии, терапии цитостатиками, с постоянной активностью заболевания 2-й степени обусловливает стойкое, выраженное нарушение функций иммунитета и по-прежнему приводит к ограничению жизнедеятельности в виде ограничения к труду 2-й степени, к передвижению и самообслуживанию 1-й степени, что позволяет определить II группу инвалидности с причиной «Инвалид с детства».

Глава 6

ПСОРИАТИЧЕСКИЙ АРТРИТ

Псориатический артрит (ПСА) — хроническое прогрессирующее системное заболевание, ассоциированное с псориазом, с преимущественной локализацией в тканях опорно-двигательного аппарата, с развитием эрозивного артрита, внутрисуставного остеолиза и спондилоартрита (Насонов Е. Л., 2008).

Распространенность псориаза в популяции составляет 1–3 %. Начало заболевания в возрасте 20–50 лет. ПСА возникает у больных псориазом в 13,5 — 47,0 %.

Псориаз — гиперплазия (пролиферация) эпидермиса, развивающаяся после острой или длительной хронической психотравмы, инфекционных заболеваний (скарлатины, вирусного гепатита, опоясывающего лишая). Псориатический дерматит может быть распространенным в виде эритродермии, пустулезного псориаза, но чаще псориатические элементы (фокусы) локализованы на волосистой части головы, на местах хирургических рубцов, ушибов, участков, подвергающихся трению одеждой, — разгибательной поверхности локтевых, коленных суставов, вокруг пупка, под молочными железами, в ягодичных и паховых складках, на ногтях (синдром Кебнера).

ПАТОГЕНЕЗ

В развитии и клинической экспрессии ПСА принимают участие многие факторы, включая генетические, иммунологические и приобретенные. Под влиянием провоцирующих факторов — неблагоприятных условий внешней среды, инфекций, стрессовых ситуаций, возникают на коже дефектные кератиноциты, которые активируют иммунные реакции, экспрессию цитокиновых рецепторов. Первостепенное значение принадлежит иммунопатологическим нарушениям — как гуморальным, так и клеточным. При ПСА диагностируют гиперпродукцию циркулирующих иммунных комплексов, содержащих IgA, поликлональную гаммапатию, преобладание СД4+ Т-лимфоцитов в клеточных инфильтратах синовии, депрессию ответа лимфоцитов на специфические и неспецифические антигены, повышенную экспрессию тромбоцитзависимого фактора роста. Значение иммунных нарушений в реализации псориатического синовита находит свои доказательства в обнаружении фиксированных на клетках покровного и подпокровного слоев синовиальной оболочки иммуноглобулинов и комплемента, ее инфильтрации иммунокомпетентными клетками, высоком уровне провоспалительных цитокинов в синовиальной жидкости и синовиальной оболочке, эффективности селективных иммуноактивных средств.

Стимуляция пролиферации кератиноцитов, основной клетки, ответственной за напластование чешуек и корочек при ПСА, синовиальными Т-лимфоцитами демонстрирует тесную взаимосвязь основных синдромов при ПСА и нозологическую его самостоятельность. Псориатический артрит — хронический синовит со слабо выраженной пролиферативной клеточной реакцией и преобладанием фиброзных изменений. Патологический процесс локализован в поверхностных отделах синовиальной оболочки с десквамацией синовиоцитов, значительными фиброзными наложениями, слабо выраженными лимфоцитарными и плазмоцитарными инфильтратами. Поражены эпифизарные отделы костей, хряща с эрозивными изменениями, остеолизом, распространяющимся до метафизарной зоны и далее по длиннику кости. Одновременно происходят репаративные процессы в виде периоститов, грубых разрастаний концов эпифизов, кальцификации связочного аппарата с развитием подвывихов, контрактур и анкилозов (Агабабова Э. Р., 1987; Насонов Е. Л., 2008).

КЛИНИКА

ПСА возникает через 2 нед. или спустя 10 лет после появления кожных проявлений, однако изредка может предшествовать им. В 15–20 % случаев при семейной отягощенности артрит предшествует псориазу.

Классификация клинико-анатомических вариантов суставного синдрома (Бадокин В. В., 2001):

— дистальный;

— моноолигоартритический;

— полиартритический;

— остеолитический;

— спондилоартритический.

Клинические проявления ПСА и его течение чрезвычайно многообразны — от моно-, олигоартрита или изолированного энтезита до генерализованного пора-жения суставов конечночтей и позвоночника с яркой внесуставной симптоматикой.

По характеру течения ПСА подразделяют:

— легкое;

— среднетяжелое;

— тяжелое (с генерализованной амиотрофией, системными проявлениями).

Степень активности (Насонов Е. А., 2008).

Минимальная — длительность утренней скованности менее 30 мин, СОЭ < 20 мм/ч, отсутствуют экссудативные изменения в суставах.

Умеренная — утренняя скованность длится до 3 ч, умеренные нестойкие экссудативные изменения, СОЭ в пределах 20–40 мм/ч. Максимальная — сильные боли в суствах, утренняя скованность более 3 ч, выраженные экссудативные изменения в периартикулярных тканях, СОЭ > 40 мм/ч, значительное повышение уровня биохимических показателей (СРБ, фибриногена, увеличение α2—γ белковых фракций).

Злокачественная — гипергаммаглобулинемия выше 30 %, увеличение им-муноглобулинов классов A,G и E, ЦИК, неспецифических антинуклеарных факторов, РФ, специфических антител к клеткам рогового и зернистого слоев эпидермиса.

Начало заболевания у 5 — 10 % больных — с асимметричного моно-, олигоартрита на фоне наличия кожных псориатических бляшек, поражения ногтей (симптом «наперстка», помутнение ногтевых пластинок, их продольная и поперечная исчерченность).

Типично «осевое» поражение — одновременно дистальных, проксимальных межфаланговых и пястно-фаланговых суставов одного и того же пальца. Кожа над суставами уплотнена, отечна — «сосископодобный» палец, с элементами псориаза над ним. Развиваются укорочение, искривление пальцев, подвывихи суставов, чаще дистальных межфаланговых, их анкилозирование. В 70 % случаев ПСА вначале протекает как моно-, олигоартрит крупных суставов — коленных, голеностопных, тазобедренных. У 15 % больных поражено более трех суставов, включая височно-челюстные. Раннее поражение большого пальца стопы. Талалгия — боль в пятках. Анкилозирующий спондилоартрит клинически диагностируют в 5 % случаев ПСА, хотя рентгенологически выявляют асимптомно протекающий сакроилеит в 50–60 % случаев.

При распространенном псориазе, эритродермии наблюдают лихорадку гектического типа с ознобами и повышенной потливостью, множественный артрит с экссудативными изменениями, прогрессирующее похудание, трофические язвы, усиленное выпадение волос, амиотрофию, генерализованное поражение лимфоузлов. Миокардит при ПСА протекает с тахикардией, нарушениями ритма. Гепатит — с гепатолиенальным синдромом. Возможен гломерулонефрит, амилоидоз, энцефалопатия с вовлечением подкорковых структур, эпилептическими припадками, периферические полиневриты. Вследствие массивных разрушений кожи может возникнуть гиперурикемия с клиникой подагрического артрита.

Нередко с самого начала заболевание сопровождается выраженными экссудативными явлениями в пораженных суставах, максимальной активностью воспалительного процесса, быстро прогрессирующим течением с развитием стойкой функциональной недостаточности опорно-двигательного аппарата уже в течение первых двух лет болезни. Все это приводит к существенному снижению качества жизни и ранней инвалидизации больных.

Основные проявления ПСА

Основными проявлениями ПСА являются:

• Артрит стоп — «сосискообразная» дефигурация пальцев стоп.

Акральный псориаз.

• Поражение дистальных межфаланговых суставов кистей и стоп, в частности больших пальцев стоп. Суставы болезненны, припухшие, кожа над ними синюшная или багрово-синюшная.

• Одновременное поражение пястно-фалангового или плюснефаланго-вого, проксимального и дистального межфаланговых суставов одного и того же пальца, что обусловливает его диффузную припухлость («палец-сосиска»).

• Энтезиты (ахиллово сухожилие, разгибатели пальцев), дактилит.

• Клинические признаки сакроилеита.

• Отрицательные реакции на ревматоидный фактор.

Диагностические критерии и критерии исключения псориатического артрита представлены в табл. 13.

РЕНТГЕНОДИАГНОСТИКА

При псориатическом артрите на рентгенограмме кистей определяют эрозивные и пролиферативные изменения в виде костных разрастаний у оснований и верхушек фаланг.

Рентгенологические проявления: остеолиз с разноосевыми смещениями костей, разнонаправленными подвывихами костей, периостальные наложения. Анкилозированные лучезапястные суставы и суставы запястья.

В позвоночнике — рентгенологические признаки несимметричных паравертебральных оссификаций, кальцификаты. Рентгенологические признаки сакроилеита, преимущественно одностороннего.


Таблица 13

Диагностические критерии и критерии исключения псориатического артрита (НИИ ревматологии РАМН, 2008)

Болезни суставов

Рентгенодиагностика при ПСА

(Ревматология. Национальные рекомендации, 2008)

Асимметричное поражение суставов кистей:

— артрит на рентгенограмме может быть без суставного остеопороза;

— изолированное поражение дистальных межфаланговых суставов при отсутствии изменений в других суставах кистей;

— осевое поражение трех суставов одного пальца;

— поперечное поражение суставов кистей одного уровня;

— деструкция концевых фаланг;

— концевое сужение дистальных эпифизов фаланг пальцев рук и пястных костей;

— чашеобразные деформации проксимальных частей фаланг пальцев кистей вместе с концевым сужением дистальных эпифизов (симптом «карандаша в колпачке»);

— костные анкилозы, особенно проксимальных и дистальных межфаланговых суставов кистей;

— множественный остеолиз и деструкция эпифизов костей с разнонаправленной деформацией (мультирирующий артрит);

— воспалительные изменения в крестцово-подвздошных суставах — сакроилеит (или отсутствие сакроилеита);

— изменения в позвоночнике (асимметричные десмофиты, паравертебральные остеофиты).

Дифференциальная диагностика псориатического и ревматоидного артрита представлена в табл. 14.


Таблица 14

Дифференциальная диагностика псориатического и ревматоидного артрита

Болезни суставов

Болезни суставов

ЛЕЧЕНИЕ

Объем терапевтических мероприятий при лечении больных с ПСА определяется основными параметрами патологического процесса, которые включают клинико-анатомический вариант суставного синдрома, спектр возможных системных проявлений и их выраженность, степень лабораторной активности, характер псориаза и стадию его развития.

Существенную роль при лечении ПСА играет диета. Рекомендуют достаточное обеспечение потребностей организма полноценным белком со сбалансированностью аминокислотного состава, лучше с ограничением мяса, но достаточным употреблением в пищу рыбы, молока, яиц. Рацион больных ПСА должен содержать достаточное количество овощей, зелени, богатых кальцием и витаминами С, Р, Е, А, каротином (морковь, тыква, фасоль, капуста, кукуруза, свекла, помидоры). Особенно эффективен при ПСА сок капусты, применяемый по 1 стакану в день на протяжении нескольких месяцев.

Для больных ПСА необходимо достаточное количество жидкости, не менее двух литров в сутки.

Близость клинических проявлений ПСА к РА и ББ дала основание использовать при осложненном ПСА те принципы терапии, которые разработаны и с успехом применяются при основных воспалительных заболеваниях суставов и позвоночника и которые направлены на подавление иммунопатологических нарушений — главной мишени терапевтического воздействия. Но лечение ПСА имеет и свои отличительные особенности. Среди базисных препаратов, применяющихся при этом заболевании, фигурируют не только метотрексат, циклоспорин, сульфасалазин, лефлуномид и препараты биологического действия, но и колхицин, дериваты фумаровой кислоты, микофенолат мофетил, ароматические ретиноиды, дериваты витамина D, соматостатин и др., многие из которых способствуют разрешению как суставных, так и кожных проявлений заболевания. Далеко не все они нашли широкое применение в терапии осложненного ПСА из-за относительно низкой эффективности и возможности развития серьезных побочных реакций при их длительном применении. Производные хинолина при ПСА оказывают более слабое действие на суставной синдром, чем при РА, и в то же время они способствуют переходу стационарной стадии дерматоза в прогрессирующую, пуспулезную или эксфолиативную эритродермию и даже появлению первых псориатических эффлоресценций. Отрицательная динамика кожного синдрома при таком лечении достигает 41,7 %, поэтому их применение не рекомендуется при этом заболевании.

При ПСА целесообразно применение таких препаратов, которые активно воздействовали бы одновременно на основные синдромы ПСА — суставной и кожный. Это тем более актуально, что между этими синдромами существует тесная взаимосвязь и взаимообусловленность. Параллелизм течения кожного и суставного синдромов является одним из диагностических критериев данного заболевания. Эта взаимообусловленность находит свое выражение в одновременном развитии кожного и суставного синдромов в дебюте заболевания, синхронности обострений этих синдромов, изменении характера дерматоза при возникновении артрита или спондилоартрита, что выражается как в появлении более распространенных его форм, так и в трансформации ограниченного вульгарного ПСА в распространенный вульгарный или в экссудативный, в возникновении торпидных форм дерматоза к ранее эффективной терапии, а также исчезновении четко выраженной сезонности обострений ПСА, наблюдавшейся до поражения суставов.

В настоящее время осуществляют многоцентровое двойное слепое рандомизированное плацебо-контролируемое исследование, проводимое в параллельных группах с целью оценки эффективности и безопасности применения двух доз апремиласта (СС-10004) у пациентов с активным псориатическим артритом и псориатическим очагом (материалы, вынесенные на заседание Совета по этике от 09.02.2011 г. № 11).

При остеолитическом и спондилоартритическом вариантах, наиболее тяжелых и неблагоприятных в прогностическом плане, необходимо проведение особенно активной терапии, с включением интенсивных методов лечения. Напротив, при олигоартритическом и дистальном вариантах, характеризующихся мало прогрессирующим течением и длительным сохранением функциональной способности опорно-двигательного аппарата, терапия может быть ограничена лишь применением нестероидных противовоспалительных препаратов, локальным применением глюкокортикостероидов и назначением сульфасалазина.

При ПСА, как и при других аллергических заболеваниях, необходим постоянный прием аскорбиновой кислоты (0,5 г/сут) вместе с рутином (1 табл. 3 раза в день). Витамин С не только укрепляет сосудистую стенку, уменьшая экссудацию тканей, но и увеличивает выработку полноценных глюкокортикоидов в собственных надпочечниках, так как участвует в их синтезе.

Монотерапия НПВП показана на протяжении 2–6 мес. только при благоприятном течении ПСА (олигоартрит, поражение дистальных межфаланговых суставах). Наименьшая выраженность побочных эффектов характерна для мелоксикама и целебрекса.

Конкретными показаниями к проведению базисной терапии метотрексатом являются злокачественная форма ПСА, быстро прогрессирующее течение заболевания, генерализованное поражение суставов, высокая лабораторная активность на протяжении 3 и более месяцев, экссудативный, пустулезный или эритродермический ПСА, выраженные трофические нарушения, упорный диффузный гломерулонефрит. С учетом современных представлений показания к иммуносупрессивной терапии могут быть расширены. Ее следует начинать в ранней стадии ПСА, особенно при тяжелых формах, еще до появления деструктивных изменений в костно-суставном аппарате (Насонов Е. Л., 2008).

На фоне лечения БПВП деструкция суставов может прогрессировать, несмотря на снижение клинической активности или достижения клинической ремиссии.

Метотрексат обладает высокой терапевтической эффективностью в отношении кожных проявлений ПСА. Он является препаратом выбора при лечении генерализованного экссудативного, пустулезного и эритродермического ПСА, т. е. наиболее тяжелых вариантов этого дерматоза, которые, как правило, протекают с системными проявлениями и часто способствуют развитию артрита и/или спондилита. Метотрексат, являясь структурным аналогом фолиевой кислоты, тормозит синтез нуклеиновых кислот, активно вмешивается в репродукцию клеток и тем самым угнетает ускоренный эпидермопоэз. Длительный, на протяжении ряда лет прием метотрексата существенно влияет на течение ПСА, обеспечивая низкие значения лабораторных показателей воспалительного процесса. Отмечая высокую эффективность метотрексата у больных ПСА, следует иметь в виду, что он полностью не подавляет воспалительный процесс. Отрицательную рентгенологическую динамику при лечении метатрексатом наблюдали у каждого третьего больного, что проявлялось возникновением новых эрозий, увеличением выраженности остеолиза или формированием новых синдесмофитов. На фоне базисной терапии прогрессирование костной деструкции обычно протекает субклинически, без четких симптомов обострения ПСА (Насонов Е. Л., 2008).

Метотрексат влияет не только на иммунокомпетентные клетки, но тормозит деление и вызывает гибель других клеток, что приводит к развитию «цитостатической болезни», своеобразного полисиндромного заболевания, обусловленного действием на организм цитостатических факторов. Метотрексат обусловливает целый ряд осложнений (стоматит, пневмонит, депрессия кроветворения и др.).

Лефлуномид по сравнению с метотрексатом и сульфосалазином значительно улучшает качество жизни. Частота побочных действий ниже, чем у других БПВП. Дозировка — начинать с 10–20 мг/сут, повышать постепенно до 100 мг/сут. Дополнять низкими дозами ГК (5 — 10 мг). Лефлуномид эффективен при ПСА, он способен контролировать не только активность заболевания, но и течение основных синдромов — суставного и кожного. Лефлуномид тормозит темпы рентгенологического прогрессирования заболевания, снижает прирост эрозий, уменьшает индекс площади и тяжести псориаза (PASI). Инфликсимаб, алалимумаб — химерные моноклональные антитела к ФНО-a, реже дают побочные действия, более эффективны. Дозировка — 3 мг/кг веса, внутривенно медленно 1 раз через 2 и 6 нед. повторно, затем каждые 8 нед., чаще в комбинации с метотрексатом. Лечение ингибиторами ФНО может сопровождаться развитием инфекционных осложнений, в первую очередь туберкулезом.

Новый препарат — ритуксимаб — представляет собой химерные высокоаффинные моноклональные антитела к мембранному антигену В-лимфоцитов. Комбинированная терапия им с метотрексатом более эффективно тормозит деструкцию суставов. Осложнения — умеренные инфузионные реакции, умеренное нарастание частоты тяжелых инфекций, но отсутствует риск туберкулеза (Насонов Е. Л., 2008).

Глюкокортикоиды применяют при ПСА с высокой степенью активности как дополнительную терапию. Низкие дозы ГК добавляют для усиления эффекта метотрексата, других БПВП.

Введение ГКС внутрисуставно не более 3 инъекций в один сустав в течение года или в пораженные энтезы при ПСА оказывает отчетливое положительное действие. Показанием к внутрисуставному их введению является, прежде всего, активный артрит в ограниченном числе пораженных суставов. Лечение бетаметазоном проводят при наличии высокой местной активности и упорном синовите. Его целесообразно вводить и в пораженные энтезы при наличии дактилита, талалгии или энтезитов иной локализации. Топические ГКС широко применяют и для лечения ПСА. В ряде случаев без них невозможно провести эффективную терапию кожного синдрома. Хотя локальная терапия ГКС также может привести к дестабилизации ПСА и развитию распространенных его вариантов, но это происходит реже, чем при их системном применении.

Литературные данные позволяют дать высокую оценку натрия ауротиомалата, как одного из базисных препаратов в лечении ПСА (Насонов Е. Л., 2008). Ауротерапия позволяет контролировать течение этого заболевания, воздействует на симптоматику поражения периферических суставов и осевого скелета, уменьшает число рецидивов суставного синдрома, снижает клиническую и лабораторную активность заболевания. Препараты золота могут быть назначены при низкой эффективности или плохой переносимости метотрексата и сульфасалазина, отсутствии выраженных системных проявлений. Сульфасалазин является одним из стандартных препаратов в лечении ПСА. Доказана высокая терапевтическая эффективность сульфасалазина при всех ПСА. По данным Medline и Eхcerpta Medica, наиболее выраженная положительная динамика отдельных параметров патологического процесса отмечена при лечении сульфасалазином и высокими дозами метотрексата. Эффективность азатиоприна, этретината, колхицина была выше по сравнению с плацебо, но явно уступала сульфасалазину и метотрексату. Этот препарат активно воздействует на проявления периферического артрита и практически не влияет на воспалительный процесс в осевом скелете. Сульфасалазин не вызывает обострение дерматоза, а у части больных способствует разрешению псориатических эффлоресценций (Бадокин В. В. [и др.], 2001).

НПВП используют при лечении благоприятно текущих форм ПСА, преимущественно суставных, с минимальной активностью. Иногда под влиянием традиционных НПВП возможно обострение кожного ПСА, что связано с их влиянием на продукцию лейкотриенов. У пациентов с тяжелым течением следует начинать с комбинированной терапии (метотрексат вместе с циклоспорином, или метотрексат с лефлуномидом, или метотрексат с инфликсимабом, или метотрексат с салазопиридазином).

При умеренной активности ПСА следует начинать с монотерапии, в последующем переходя на комбинированную терапию при неэффективности лечения. Наиболее перспективна комбинация метатрексата с инфликсимабом или ритуксимабом (Насонов Е. Л., 2008). Способствуют уменьшению отечности суставов, их скованности антигистаминные препараты (димедрол, дипразин, тавегил).

При осложнении длительно текущего ПСА амилоидозом, помимо активной терапии для лечения, можно, как и при РА, использовать ДМСО. Начинают с приема внутрь 1 г/сут (100 мл 1 % раствора ДМСО в 3 приема после еды). Через 1–2 нед. суточную дозу при хорошей переносимости целесообразно увеличить на 1 г и постепенно довести до 3–5 г/сут. То есть больной принимает в день 100 мл 3–5 % раствора. Для улучшения вкуса ДМСО разводят фруктовым соком или добавляют мяту. Применение особенно эффективно в начальной стадии амилоидоза.

При ПСА, особенно в пожилом возрасте, необходимо использовать арсенал фитотерапии (см. гл. 4 «Ревматоидный артрит»).

При ПСА нередко необходимы лекарства, направленные на нормализацию обмена веществ и восстановление функции пораженных органов и систем организма. Например, назначение аллопуринола при развитии вторичной подагры у больных с генерализованным поражением кожи, коррекция гипергликемии или гиперлипидемии, которые при ПСА встречаются существенно чаще, чем в популяции, антиаритмических препаратов, гепатопротекторов, коррекция гипопротеинемии, отеков или азотвыделительной функции при вторичном реактивном амилоидозе и т. д. Терапевтическая тактика при распространенном вульгарном или экссудативном ПСА (и тем более пустулезном и эритродермическом) предполагает применение активной наружной терапии с использованием индифферентных мазей, препаратов цинка, кортикостероидных мазей, дериватов витамина D, ароматических ретиноидов, десенсибилизирующих средств. В зимний период необходимо использование УФО. Обязательно применение антиоксидантов, витаминов группы А, В1, В6, В12.

Физиотерапия включает магнитотерапию, транскутанную лазеротерапию, электро— и фонофарез 50 % раствора димексида. Необходима лечебная физкультура. Хирургическое лечение — эндопротезирование суставов.

Пример наблюдения.

Больная, 54 лет. С 2006 г. является инвалидом III группы с ОСТ 1-й степени с причиной инвалидности «Общее заболевание». Проф. маршрут — выжигальщица, официантка, повар. Не работает с 2004 г.

Анамнез: больная около 25 лет (с 1982 г.) страдает псориазом с регулярными обострениями заболевания, сопровождающимися множественными псориатическими элементами на коже туловища и конечностей. С 1987 г. — бронхиальная астма. Около 10 лет применяла глюкокортикоиды перорально и ингаляционно. В 2000 г. (через 18 лет после дебюта псориаза) остро возникли боли и отечность суставов обеих кистей с последующим развитием деформации суставов кистей. В 2002 г. отмечает появление болей в стопах с затруднением ходьбы. В 2004 г. впервые выявлен сахарный диабет 2-го типа, с 2003 г. на инсулинотерапии.

Объективно: распространенные псориатические элементы на коже конечностей, туловища. Выраженные деформации дистальных фаланг с подвывихами в тыльную сторону, атрофия межостных мышц. Кожа кистей отечна, истончена. Подвывихи пястно-фаланговых суставов кнаружи. Затруднена функция схвата, удержания предметов. Фокусы псориаза в области проксимальных межфаланговых суставов. Суставы III, IV и V пальцев стоп отечны, подвывихи в плюснефаланговых суставах кнаружи. Объективно — диффузный цианоз, цианоз губ, экспираторная одышка. Одышка при разговоре. Грудная клетка эмфизематозна, перкуторно коробочный звук. Дыхание жесткое с удлиненным выдохом, рассеянные сухие хрипы, шум трения плевры.

Болезни суставов

Рис. 21. Рентгенография кистей больной псориатическим артритом

На фоне остеопороза видны малозаметные кистовидные изменения диафизов в фалангах средних и основных, в основаниях пястных костей, остеолиз дистальных фаланг I пальцев обеих кистей, V пальца правой кисти и II пальца левой кисти, подвывих всех концевых фаланг в тыльную сторону. Межфаланговые суставные щели сужены. На этом фоне единичные островки склероза, преимущественно в области средних фаланг.

Выраженные лабораторные признаки воспаления — лейкоцитоз 8,3 — 10,5 × × 109/л, повышение СОЭ 37–43 мм/ч, СРБ 2+, повышение уровня фибриногена до 15,44 мкмоль/л. Сахар крови натощак — 8,9; 5,5 ммоль/л, постпрандиальная гликемия — 13 ммоль/л. В моче — белок 0,014 — 0,040 г/л.

УЗИ органов брюшной полости и почек: Гепатомегалия. Гепатоз. ЖКБ. Хронический калькулезный холецистит. Диффузные изменения в почках. Микролиты обеих почек. Правосторонний нефроптоз.

Рентгенологически — остеолиз концевых фаланг кистей и стоп, подвывихи фаланг пальцев кистей и стоп (см. рис. 21, 22).

Диагноз: Псориаз. Псориатический артрит, активность 3-й степени. Остеопороз, остеолиз концевых фаланг кистей и стоп, подвывихи всех концевых фаланг кистей в тыльную сторону, подвывихи пальцев стоп кнаружи. Атрофия межостных мышц обеих кистей. Спондилоартрит. Деформирующий артроз межфаланговых суставов кистей, лучезапястных, локтевых, плечевых, коленных, голеностопных суставов. Выраженное нарушение функции кистей (схвата и удержания предметов).

Болезни суставов

Рис. 22. Рентгенография стоп больной псориатическим артритом

Поперечная распластанность стоп. Кости порозны, суставные головки фаланг, плюсневых костей с кистовидными разряжениями, остеолиз дистальных фаланг IV и V пальцев обеих стоп, подвывихи III, IV и V пальцев стоп кнаружи. В I плюснефаланговых суставах округлые очаги деструкции костной ткани — симптом «пробойника» — вторичная подагра

НФС 2-й степени. Нарушение статодинамической функции 2-й степени.

Бронхиальная астма (атопическая, физического усилия), гормонозависимая, средней степени тяжести. Хронический обструктивный бронхит вне обострения.

Плевропневмосклероз. ДН 2-й степени.

Сахарный диабет 2-го типа, инсулинопотребный, субкомпенсированный. Диабетическая нефропатия в стадии стойкой протеинурии. ХПН I стадии. Диабетическая полинейропатия верхних и нижних конечностей, чувствительная форма, с выраженным стойким болевым синдромом, преимущественно в нижних конечностях, с умеренными вегетососудистыми и трофическими нарушениями. Диабетическая ангиопатия нижних конечностей, хроническая артериальная недостаточность 1-й степени.

Артериальная гипертензия 2-й степени. Миокардиодистрофия. ХСН I стадии, IIФК.

Ожирение 2-й степени. Гепатоз. ЖКБ. Хронический калькулезный холецистит.

Киста селезенки. Варикозное расширение вен нижних конечностей.

Заключение: Клинико-рентгенологические признаки псориатического артрита проявляются с преимущественным поражением суставов кистей и стоп, спондилоартритом, стойким выраженным суставным болевым синдромом, выраженными анатомо-морфологическими изменениями кистей и стоп (остеопороз, остеолиз концевых фаланг, подвывихи фаланг пальцев кистей и стоп, амиотрофия межкостных мышц обеих кистей), нарушением функций схвата и удержания предметов, опорной функции, сопровождаются клинико-лабораторными признаками выраженной активности процесса — отечность и болезненность в области суставов, субфебрилитет, лейкоцитоз до 10,5 × 109/л, повышение СОЭ до 43 мм/ч, СРБ 2+, повышение уровня фибриногена до 15,44 мкмоль/л, что требует безотлагательного стационарного лечения для подбора адекватной терапии, достижения ремиссии процесса. Следует отметить, что возможности терапии данной больной, купирование артралгического синдрома крайне затруднены в связи с сопутствующей патологией бронхолегочной системы, органов пищеварения, АГ — ограничениями для назначения БПВП.

Бронхиальная астма, осложненная эмфиземой легких, плевропневмофиброзом, сопровождается выраженным нарушением функции внешнего дыхания: по данным спирографии — значительное снижение ЖЕЛ, значительное нарушение проходимости дыхательных путей (с отрицательной пробой с бронхолитиком через 15 мин, положительной — лишь через 30 мин после ингаляции). В период обследования больной в клинике отмечено ухудшение в течении бронхиальной астмы: учащение приступов удушья (без эффекта от ингаляционных бронхолитиков), в связи с чем больную наблюдали дежурные врачи клиники, проводили повторную инфузионную терапию с глюкокортикоидами, бронхолитиками.

Прогностически неблагоприятным является присоединение сахарного диабета 2-го типа, потребовавшего назначения инсулинотерапии, с развитием за короткий срок (длительность заболевания 3 года) множественных осложнений — диабетической нефропатии в стадии стойкой протеинурии, диабетической полинейропатии сенсорной формы, с выраженным стойким болевым синдромом (значительно усугубляющим имеющийся артралгический синдром), с вегетососудистыми и трофическими нарушениями, в сочетании с диабетической ангиопатией нижних конечностей с хронической артериальной недостаточностью.

Таким образом, имеющийся у больной псориатический артрит со стойко выраженной активностью процесса, со стойко выраженным нарушением функций опорно-двигательного аппарата, поражением дыхательной системы, эндокринной системы, центральной и периферической нервной систем, требующих длительного комплексного лечения, приводит в настоящее время к противопоказанности и невозможности выполнения больной любых видов трудовой деятельности, в том числе надомных видов труда, что обусловливает ограничение жизнедеятельности больной в способности к трудовой деятельности 3-й степени, передвижению 1-й степени, способности к самообслуживанию 1-й степени и дает основание для установления II группы инвалидности (Приказ № 1013 Министерства здравоохранения и социального развития РФ от 23.12.2009 г.).

МЕДИКО-СОЦИАЛЬНАЯ ЭКСПЕРТИЗА ПРИ АРТРИТАХ

Важнейшими факторами медико-социальной экспертизы при артритах (РА, АС, ПСА) являются:

· стойкость и выраженность активности артрита, отражающая степень нарушения функции иммунитета;

· характер течения процесса (медленно прогрессирующий, быстро прогрессирующий);

· частота обострений артрита (редкие, частые);

· продолжительность обострений (кратковременные, длительные);

· функциональное состояние пораженных суставов;

· локализация максимально измененных суставов (поражение проксимальных суставов — тазобедренных и плечевых — вызывает наибольшие ограничения функции конечностей);

· выраженность внесуставных проявлений заболевания;

· сопутствующие инвалидизирующие заболевания;

· эффективность и стойкость реабилитационных мероприятий;

· образование, профессия, специальность, квалификация;

· вид, характер и условия труда, возможности трудоустройства и переобучения;

· психологические особенности, трудовая направленность больных.

Всем больным артритами (РА, АС, ПСА) противопоказаны:

· тяжелый физический труд (даже эпизодический, особенно с перегрузкой наиболее пораженных суставов);

· работа с вынужденным длительным однообразным положением тела и фиксированными позами;

· работа на конвейере, с быстрым предписанным темпом, особенно с перегрузкой пораженных суставов;

· работа в неблагоприятных метеорологических и санитарно-гигиенических условиях (высокая и низкая температура, резкие перепады температуры и давления, значительная влажность, сквозняки);

· работа с аллергизирующими веществами, профвредностями (контакт с токсическими препаратами, длительное воздействие УФО, УВЧ-излучений;)

· при преимущественном поражении мелких суставов кистей противопоказаны работы, требующие сложных координированных движений пальцев, тонкого и точного обхвата инструментов, значительных усилий мышц кистей (гравер, стоматолог, доярка, вышивальщица). Особо вредна работа, связанная с выраженным напряжением кисти при одновременном воздействии холода (раздельщик рыбы, гальванщик, повар);

· при поражении плечевых суставов противопоказана работа, требующая подъема и удержания предметов (каменщик, штукатур);

· при выраженном поражении суставов нижних конечностей больным с артритами недоступна длительная ходьба, а также работы, выполняемые стоя или с длительной локальной нагрузкой на эти суставы (курьер, плотник);

· даже умеренное нарушение функции позвоночника, осложненное стойким болевым синдромом, препятствует выполнению работы с большим количеством быстрых однообразных движений конечностями, частыми наклонами туловища;

· при сопутствующих поражениях глаз — работа с напряжением зрения (программист, корректор, редактор).

Трудоспособными признают больных РА, АС, ПСА при медленном прогрессировании процесса с активностью 1-й степени, умеренной выраженности процесса в наиболее важных в функциональном отношении суставах, при отсутствии значительного ограничения объема движений в них, стойких, тяжелых осложнений, сопутствующих инвалидизирующих заболеваний, работающих в доступных по состоянию здоровья видах и условиях труда.

Ограниченно трудоспособными (инвалидами III группы) признают больных РА, АС, ПСА при кратковременных, частых или редких, но длительных обострениях заболевания или при наличии воспалительного процесса в наиболее важных в функциональном отношении периферических и центральных суставах, что ограничивает объем производственной деятельности либо затрудняет трудоустройство лиц, занятых неквалифицированным трудом или ранее не работавших, а также больных с рецидивирующими артритами при наличии противопоказаний в выполняемой работе на период рационального трудоустройства или переобучения.

Нетрудоспособными (инвалидами II группы) признают:

· больных РА при частых обострениях заболевания или стойкой, не поддающейся терапии активности процесса 2 — 3-й степени с постоянной скованностью, стойкими экссудативно-пролиферативными изменениями и/или при наличии выраженного нарушения объема движений в наиболее важных в функциональном отношении суставах, с III–IV стадией рентгенологических изменений, подвывихами суставов (варусной или вальгусной деформацией нижних конечностей, ульнарной девиацией) с резким нарушением статики, передвижения больного, функции схвата и удержания предмета, а также при поражении многих внутренних органов с существенными изменениями их функции; наличии тяжелых, не поддающихся лечению осложнений, с непрерывно следующими друг за другом срывами в работе. В некоторых случаях инвалиды II группы могут работать в специально созданных условиях, чаще на дому (рис. 23, а);


Болезни суставов

Рис. 23. Пациенты с РА:

а — выраженные экссудативно-пролиферативные изменения, ульнарная девиация кистей, подвывихи концевых фаланг пальцев правой кисти, подвывихи в пястно-фаланговых, проксимальных межфаланговых суставах IV и V пальцев левой кисти. Нарушение функции схвата и удержания предмета. Нарушение функции суставов 3-й степени. Инвалидность II группы; б — резко выраженные пролиферативные изменения со сгибательными и разгибательными контрактурами, атрофией мышц в суставах правой кисти. Невозможность схвата и удержания предмета, самообслуживания. Нарушение функции суставов 3-й степени. Инвалидность I группы


· больных АС, преимущественно с периферической, скандинавской формами с быстро прогрессирующим течением, активностью процесса 2 — 3-й степени с постоянной скованностью, с выраженным изменением шейного и грудного отделов позвоночника, стойким шейно-грудным или пояснично-крестцовым радикулитом, поражением периферических суставов со стойкими экссудативными изменениями в них, со стойкими энтезопатиями (ахиллодинии, подошвенный фасцит), с выраженными висцеральными проявлениями (глазными симптомами, аортитом, миокардитом, амилоидозом);

· больных ПСА с переходом ограниченного вульгарного ПСА в распространенный вульгарный или в экссудативный, эритродермию, при прогрессирующем похудании, с выраженными экссудативными явлениями в пораженных суставах, максимальной активностью воспалительного процесса, с быстро прогрессирующим течением, с висцеральными проявлениями (пневмонитом, миокардитом, нефропатией) с развитием выраженной стойкой функциональной недостаточности опорно-двигательного аппарата.

Инвалидность I группы устанавливают:

— больным РА с развитием анкилозов крупных суставов в функционально невыгодном положении, с множественным поражением суставов при резко выраженных нарушениях их функции, выраженной атрофией и слабостью мышц, со стойко высокой 3-й степенью активности, псевдосептическими формами и генерализованным васкулитом, не поддающимся терапии, развитием дистрофических изменений многих органов, при значительных расстройствах статики и резком ограничении возможности самообслуживания и самостоятельного передвижения, что приводит к необходимости постоянного ухода и надзора за этими больными (рис. 23, б);

— больным АС со стойко высокой 3-й степенью активности, псевдосептическим вариантом течения, с постоянной скованностью, резким ограничением функции тазобедренных суставов, ригидностью позвоночника и при осложнении параличами, спинальными расстройствами, амилоидозом с ХПН II–III стадии и дистрофическими изменениями других внутренних органов, что сопровождается невозможностью самообслуживания и приводит к необходимости постоянного постороннего ухода;

— больным ПСА с пустулезным и эритродермическим вариантами, при распространенном вульгарном или экссудативном ПСА, с выраженными экссудативными явлениями в пораженных суставах, максимальной активностью воспалительного процесса, трофическими язвами, при усиленном выпадении волос, амиотрофии, наличии амилоидоза с ХПН II–III стадии, выраженной сердечной и дыхательной недостаточностью, развитием резко выраженной функциональной недостаточностью суставов верхних, нижних конечностей, позвоночника, что сопровождается резким ограничением самообслуживания, передвижения и необходимостью постоянного постороннего ухода.

Среди социальных реабилитационных мероприятий при артритах особая роль принадлежит рациональному трудоустройству. Общим критерием при рекомендациях профессии является соответствие функциональных возможностей больного требованиям, предъявляемым профессией.

Трудовой прогноз при артритах (РА, АС, ПСА) во многом зависит от их трудонаправленности. В то же время регулярная трудовая деятельность в доступных видах и условиях труда существенно влияет на течение заболевания, так как во время движения улучшается кровоснабжение суставов, предотвращается их анкилозирование, атрофия мышц.

В молодом возрасте реабилитация проходит успешнее при овладении престижными профессиями (экономист, бухгалтер, оператор компьютера, мастер по ремонту телевизоров, холодильников). В возрасте старше 50 лет часто приходится рекомендовать работу с ограничением объема производственной деятельности с учетом трудовых навыков и склонностей инвалида. Доступны работы контролера ОТК, лаборанта, нормировщика, слесаря по ремонту небольших приборов.

Целесообразно при наличии утренней скованности больным РА, АС, ПСА начинать трудовую деятельность с 10–11 ч.

Профилактике инвалидности будет способствовать снабжение больных РА, АС и ПСА молодого возраста спецавтотранспортом по показаниям.

Больные с артритами, признанные инвалидами I и II группы по заключению территориальных органов здравоохранения, могут быть направлены в учреждения социальной защиты населения для временного или постоянного проживания (дома-интернаты, дома сестринского ухода).

Глава 7

ПОДАГРА

Подагра — хроническое заболевание, связанное с нарушением мочекислого обмена, накоплением в крови мочевой кислоты и отложением в тканях кристаллов натриевой соли ее, уратов, что клинически проявляется рецидивирующим острым артритом и образованием подагрических узлов (тофусов).

Исторически болезнь названа подагрой из-за поражения большого пальца ноги (podos — нога, agra — капкан, капкан для ноги) — Th. Sydengem в ХVII в. сравнивал боли при подагре с болями при зажиме конечности прессом. Лишь в 1961 г. McCarty и Hollander установили роль кристаллов уратов в развитии подагрического воспаления.

Заболеваемость подагрой мужчин в возрасте 55–64 лет достигает 4–6 % (Шуцяну Ш. [и др.], 1983). Мужчины болеют чаще женщин, соотношение составляет соответственно 90 и 10 %. Женщины заболевают подагрой в основном в климактерическом периоде.

КЛАССИФИКАЦИЯ ПОДАГРЫ ПО МКБ-10

М10 — Подагра

М10.0 — Идиопатическая подагра

М10.1 — Свинцовая подагра

М10.2 — Лекарственная подагра

М10.3 — Подагра, обусловленная нарушением функции почек

М10.4 — Другая вторичная подагра

ПАТОГЕНЕЗ

В организме мочевая кислота является конечным продуктом распада пуринов, нуклеотидов, как поступающих с пищей, так и образующихся в организме при разрушении ядер клеток. В норме процессы синтеза мочевой кислоты и ее выделения сбалансированы. Верхняя граница нормы ее в крови составляет для мужчин 0,42, для женщин — 0,36 ммоль/л.

Гиперурикемия и накопление уратов в организме развиваются вследствие повышенного их биосинтеза и снижения экскреции с мочой. При гиперурикемии секреция мочевой кислоты в дистальных канальцах нефрона возрастает, но почка не в состоянии удалить из организма весь избыток мочевой кислоты. Различают в зависимости от степени урикозурии три типа подагры. При метаболическом типе (у 60 % больных) имеются высокая уратурия (более 3,6 ммоль/сут) и нормальный клиренс мочевой кислоты. При почечном типе (у 10 % больных) отмечают низкую уратурию (менее 1,8 ммоль/сут) и сниженный клиренс мочевой кислоты (3–3,5 мл/мин). Смешанный тип (у 30 % больных) характеризуется нормальной или сниженной уратурией и нормальным клиренсом мочевой кислоты. У здоровых людей клиренс мочевой кислоты составляет 6–7 мл/мин, суточная уратурия — 1,8–3,6 ммоль/сут (300–600 мг/сут).

Факторами риска при подагре являются артериальная гипертензия, сахарный диабет, наследственная предрасположенность. При первичной подагре нередко обнаруживают генетически обусловленные дефекты в энзимах, участвующих в метаболизме пуринов, активность которых контролируют гены, связанные с Х-хромосомой, поэтому их врожденный дефект бывает лишь у мужчин. С генетическим дефектом связана и гипофункция ферментных систем почек, регулирующих экскрецию мочевой кислоты.

В абсолютном большинстве случаев наибольшую роль в развитии подагры играет неправильное питание: избыток в рационе мясных и рыбных продуктов. Способствует подагре злоупотребление спиртными напитками. Алкоголь активизирует образование мочевой кислоты, а продукты его распада не позволяют почкам вывести ее из организма. В результате мочевая кислота накапливается в крови и начинается отложение ее солей в тканях. Подагра связана с почти постоянной гиперурикемией и выпадением микрокристаллов мочевой кислоты в ткани суставов, почек, сосудистую стенку, реже — в ткани сердца, глаза.

Переедание и неумеренное потребление алкоголя способствуют гиперурикемии, так как жирная пища и алкоголь блокируют почечную экскрецию мочевой кислоты, вызывая ее накопление в крови. В. Г. Пиляев [и др.] (1991) выявили статистически достоверную зависимость заболеваемости подагрой от стажа работы и количества ежедневных пуриновых нагрузок у мужчин — рабочих мясокомбината. Частота гиперурикемии в 3–4 раза превышала соответственный показатель у мужчин — горожан страны. Способствуют гиперурикемии склерозирование сосудов почек при гипертонической болезни, а также стрессовые ситуации, дегидратация. Все эти моменты увеличивают концентрацию мочевой кислоты в крови при первичной подагре.

Вторичная, симптоматическая, подагра встречается в 5–8 % всех случаев ее и развивается при болезнях крови со значительным распадом ядерных клеток — гемолитической анемии, гемоглобинопатиях. Вторичную подагру наблюдают при лечении гемобластозов цитостатиками, злокачественных новообразований — лучевой и химиотерапией. Возникает симптоматическая подагра при обширном псориазе с разрушением большого количества клеток, при поражении почек с нарушением азотовыделительной функции, некоторых синюшных врожденных пороках. Вторичную подагру выявляют при длительном приеме никотиновой кислоты, салицилатов, тиазидовых диуретиков, алкогольсодержащих средств, экстрактов печени, сахарном диабете с частым кетоацитозом, хронической интоксикации свинцом.

В ответ на длительную гиперурикемию, через 5–6 лет, чаще в пожилом возрасте, мочевая кислота начинает усиленно выделяться почками с развитием мочекаменной болезни и приступов подагры. Вследствие длительной гиперурикемии возникают функциональные и морфологические изменения микрососудов с нарушением микроциркуляции. Одновременно меняется свертывающая система крови с развитием гиперкоагуляции, угнетением антисвертывающих механизмов, что способствует тромбообразованию и приводит к частому развитию атеросклероза и прогрессирующей ишемической болезни сердца (ИБС) (Ненашева Т. М., 1995).

Однако в ряде случаев высокий уровень уратов крови (свыше 0,53 ммоль/л) может не сопровождаться отложением кристаллов уратов в тканях суставов и не приводит к развитию подагры. Только накопление кристаллов уратов в тканях сустава провоцирует атаку подагрического артрита (Скотт Д. Т., 1990).

Кристаллы уратов могут в виде тофусов откладываться помимо суставов в периартикулярных тканях, сумках, сухожилиях, хрящах ушных раковин, апоневрозах черепных мышц, коже, сосудах почек, в сосудах и на клапанах сердца (Обермейченко Я. В. [и др.], 1991).

Подагрическую нефропатию, проявляющуюся почечной коликой, пиелонефритом, подагрическим интерстициальным нефритом (изостенурия, микрогематурия, протеинурия, цилиндрурия, артериальная гипертензия), в дальнейшем — хронической почечной недостаточностью, выявляют у 30 % больных подагрой.

Опасным осложнением подагры является уратная нефропатия. Подагрическая почка является причиной смерти 25–41 % больных подагрой (Астапенко М. Г., 1989). Уролитиаз может предшествовать возникновению подагрического артрита. В ряде случаев он сочетается с гиперурикемией при отсутствии приступов подагры. Уратные камни могут возникнуть также при гиперурикозурии без существенной гиперурикемии, а у некоторых больных они формируются при отсутствии и гиперурикемии, и гиперурикозурии. Они состоят из мочевой кислоты, не задерживают рентгеновских лучей, обычно имеют небольшие размеры и выходят без особого труда (Скотт Д. Т., 1990). Для подагрической почки характерен хронический тубулоинтерстициальный нефрит с наличием в мозговом слое и в пирамидах уратных кристаллов, окруженных клеточными инфильтратами. Все это сопровождается очаговой интерстициальной клеточной инфильтрацией с поражением канальцев и с клиникой пиелонефрита и нефросклероза. Клинически это проявляется микрогематурией, снижением концентрационной функции почек, развитием артериальной гипертензии. В пожилом возрасте присоединяются симптомы почечной недостаточности.

Наиболее типичным проявлением подагры является ее острый приступ. Он может быть спровоцирован приемом большого количества пищи, богатой пуринами (жирное мясо, икра, колбаса), а также приемом алкоголя, особенно пива, или кофеина — крепкого чая, кофе, кока-колы. Провоцирует приступ при наличии гиперурикемии введение кофеина, эуфиллина, диуретиков. Приступы могут возникнуть после хирургической операции, тяжелой физической нагрузки, длительного голодания в результате усиленного образования молочной кислоты, кетоновых тел с блокадой выведения мочевой кислоты. Вследствие быстрого увеличения уратов в сыворотке происходит выход кристаллов в ткани.

Способствует формированию кристаллов переохлаждение со снижением растворимости уратов. При травме связанные с тканями соли мочевой кислоты начинают высвобождаться с образованием кристаллов, как это можно наблюдать в синовиальной жидкости. Кристаллы уратов выпадают в ткани синовиальной оболочки суставов, суставных сумок, периартикулярные мягкие ткани, кожу, хрящ ушной раковины. Ураты проникают в ткани, и их игольчатые кристаллы повреждают их. Микрокристаллы мочевой кислоты способны активизировать фактор Хагемана, компоненты комплемента, кинины, что приводит к увеличению сосудистой проницаемости, притоку нейтрофилов. Фагоцитоз кристаллов сопровождается высвобождением лизосомальных ферментов и цитокинов (ИЛ-1, ИЛ-6, ИЛ-8, ФНО-a), в результате чего развивается воспаление в участках выпадения кристаллов, расплавление окружающих тканей, в том числе и костей, сопровождаемое общей реакцией организма.

КЛИНИКА

Наиболее типична (в 50–65 % случаев) в начале подагры локализация болей в I плюснефаланговом суставе, особенно часто травмируемом тесной обувью, в ушных раковинах, сдавливаемых головными уборами. Мы наблюдали пожилую больную подагрой, у которой впервые боли, отечность и гиперемия локализовались на ушных раковинах, а в дальнейшем появились и типичные проявления подагры в I плюснефаланговом суставе. У 15–20 % пациентов заболевание начинается с поражения I пястно-фалангового, голеностопного или других суставов стоп. Совсем редко — с коленных, лучезапястных и локтевых сочленений. У 5 % наблюдают полиартикулярное начало заболевания.

В ряде случаев больные перед приступом подагры выделяют продромальный период продолжительностью от нескольких часов до нескольких дней. Он характерен повышением возбудимости или депрессией, диспептическими явлениями, мышечными болями, судорогами в икроножных мышцах, иногда повышением температуры. Может также проявляться головными болями, повышением артериального давления (Чепой В. М., 1990).

Как правило, приступ возникает внезапно, ночью или рано утром, в покое, когда уменьшается гидратация тканей и скорость диффузии уратов из синовиальной жидкости в плазму, происходит перенасыщение суставной жидкости мочевой кислотой (Василенко В. В., 2006). Появляется резкая боль в суставе, быстро нарастает его припухлость, чаще сопровождаемые отечностью окружающих тканей и даже всей стопы. Кожа над суставом обычно напряжена, лоснящаяся, ярко-красного цвета с цианотичным оттенком. В последующем возникает ее шелушение. От рожистого воспаления процесс отличается отсутствием воспалительного валика по краям. Местная температура повышена. При поражении крупных и средних суставов (коленных, лучезапястных) боли могут не сопровождаться характерными признаками, и процесс диагностируют случайно, рентгенологически, с дальнейшим выявлением гиперурикемии, кристаллов уратов.

Локальную реакцию сопровождают озноб, повышение температуры и резкий сдвиг «показателей острой фазы»: лейкоцитоз, нейтрофилез, ускорение СОЭ.

Максимальные проявления острый приступ подагры имеет в первый день болезни. Мучительный период стихает через 2, максимум 5–7 дней, а на месте воспаления могут остаться плотные, бугристые, возвышающиеся над поверхностью кожи подагрические узелки — тофусы. Тофусы выявляют у 50 % больных подагрой. Локализованы подкожно, внутрикостно, внутрипочечно. Они могут быть обнаружены чаще всего в I плюснефаланговом суставе, в области мелких суставов кистей, преимущественно в I пястно-фаланговом, а также по наружному краю ушной раковины. Можно их выявить в преднадколенниковой и локтевой синовиальных сумках, в сухожилиях, стопах, на пальцах кистей, разгибательной поверхности предплечий, бедер, на голенях, на лбу, в области хрящевой перегородки носа. Тофусы чаще светло-желтого цвета, величиной от 1–2 до 30 мм, покрыты тонкой блестящей кожей. Иногда они вскрываются через свищевые ходы с выделением беловато-желтоватой крошковидной массы, но инфицируются тофусы редко (ураты обладают бактерицидным эффектом).

Локтевая сумка бывает буквально нафарширована камнями уратов. Нередко тофусы видны в виде маленьких белых наростов на веках.

Поверхностные тофусы распознают легко, но их могут симулировать другие образования (Скотт Д. Т., 1990):

· небольшие хрящевые разрастания, наблюдаемые у здоровых людей в области ушных раковин;

· воспаление синовиальных сумок, расположенных в области венечного отростка;

· кисты сальных желез;

· ревматоидные узелки;

· липомы или нейрофибромы;

· ксантомы и ксантелязмы;

· кальциноз тканей при системной склеродермии и дерматомиозите.

Множественные и крупные подагрические узелки наблюдают при резко выраженной гиперурикемии. Однако абсолютным признаком подагры может быть только выявление кристаллов мочевой кислоты. Кристаллы МУН (моноурата натрия) обнаруживают уже после первого эпизода артрита. Кристаллы МУН определяют в синовиальной жидкости даже вне приступа. Кристаллы уратов имеют вид палочек или тонких игл с обломанными или закругленными концами длиной около 10 мкм. Микрокристаллы уратов в синовиальной жидкости обнаруживают как свободно лежащими, так и в нейтрофилах. Рентгенологически вблизи тофусов выявляют округлую деструкцию костной ткани, обусловленную лизисом кости вокруг отложения кристаллов уратов (рис. 24, 25). Последние обычно рентгенонегативны, но иногда рядом можно выявить отложение солей кальция.


Болезни суставов

Рис. 24. Рентгенограмма костей запястья и лучезапястного сустава больной подагрой

Отчетливо видны множественные очаги деструкции округлой формы (симптом «пробойника»). Дефекты костной ткани преимущественно локализованы вне полостей суставов


Округлую костную деструкцию называют «штампованными дефектами», симптомом «пробойника». Деструкция обычно расположена субкортикально, как в эпифизах (субхондрально), так и на границе эпифиза и диафиза, а также может быть локализована вне сустава, в диафизах, с участками костной резорбции вокруг. При расположении уратов вблизи полости сустава из-за гибели хряща можно наблюдать сужение суставной щели. Как результат прорыва конгломерата уратов в полость сустава из кости может быть обнаружена краевая деструкция костной пластинки, но это наблюдают, как правило, на фоне других округлых очагов деструкции костной ткани — «пробойников». Рядом с отложением уратов можно видеть гипертрофическую костную реакцию. При значительной гибели суставного хряща подагра осложняется вторичным остеоартрозом с появлением краевых костных разрастаний — остеофитов.


Болезни суставов

Рис. 25. Рентгенограмма левой стопы больного подагрой


В пожилом возрасте обнаружить подагрическую деструкцию можно не только в суставах стопы, коленных, локтевых, но и в мелких суставах и костях запястья. Подагрическое поражение костей и суставов запястья с множественными очагами деструкции, частичным анкилозированием при разрушении смежных отделов костей см. на рис. 24.

Коррелируют с выраженностью урикемии частота приступов артритов и количество пораженных суставов, а также изменения внутренних органов. Множественным тофусам почти всегда сопутствует подагрическая нефропатия. Мы наблюдали пациента в возрасте 74 лет с тяжело протекающей подагрой. При распространенном подагрическом артрите, множественных, сливающихся в конгломераты изъязвленных тофусах клинически и по данным ЭКГ была диагностирована ИБС. При подагре у 87 % диагностируют АГ, у 38 % — ИБС, у 20 % — ХПН и СД2, у 10 % — ХСН (Барскова В. Г., 2010).

Довольно часты подагрические заболевания слизистых оболочек; подагрическая диспепсия, бронхиты, болезни мочеиспускательного канала. Наблюдают поражения серозных оболочек (плевриты и пневмонии), кожи (экзема), глаз, печени, почек.

При формулировке диагноза может быть использована классификация Т. М. Ненашевой (1995).

По стадиям:

· «бессимптомная» гиперурикемия (доклиническая стадия);

· дебют острого подагрического артрита;

· интермиттирующая стадия;

· хроническая стадия.

По локализации:

· суставная форма;

· суставно-висцеральная (с поражением почек, печени, селезенки, поджелудочной железы, легких, сердца).

По фазам процесса:

· период обострения;

· период ремиссии.

Наиболее часто встречающуюся рецидивирующую интермиттирующую форму М. Г. Астапенко (1989) по характеру течения подразделяет на три варианта:

· легкое течение: приступы не чаще 1–2 раз в год, поражены не более двух суставов, рентгенологически нет деструкции, тофусы отсутствуют или единичные, мелкие;

· среднетяжелое течение: 3–5 приступов в год, значительное число пораженных суставов, наличие костной деструкции на рентгенограммах, тофусы, почечно-каменная болезнь;

· тяжелое течение: более 5 приступов в год, сопровождаемых высокой температурой с множественными тофусами, резко выраженной костной деструкцией, наличием нефропатии и концентрацией мочевой кислоты более 0,59 ммоль/л.

В первые годы заболевания приступы редкие, 1–2 раза за год. Повторному приступу предшествует ощущение покалывания в пораженном суставе. Через 4–6 лет поражены от 4 до 10 суставов: после 10 лет — 12 и более (Барскова В. Г., 2010).

При хронической форме, которую нередко наблюдают в пожилом возрасте, поражены многие суставы. Воспалительные процессы, вначале имевшие интермиттирующий характер, постепенно теряют остроту. Прекращаются рецидивы острого артрита. Возникает тугоподвижность суставов. Возможно присоединение симптомов вторичного деформирующего остеоартроза. Из-за атрофии мышц в пожилом возрасте наблюдают подвывихи, хруст в суставах.

О. В. Синяченко [и др.] (1991) обосновали клинико-патогенетическое различие подагры у мужчин и женщин. У мужчин авторы выявили снижение тестостерона, эстрадиола и гонадотропина в крови, чаще смешанный тип гиперурикемии. Преобладали протеинурический и гипертензивный варианты нефропатии, уратурия, двусторонний гидронефроз, кисты почек, нередко развитие нефротического синдрома. У женщин преобладал метаболический тип гиперурикемии. Приступы артрита имеют более стертую клиническую картину. Помимо I плюснефалангового сустава часто поражены суставы рук. Преобладали латентные формы нефропатии и часто — оксалатурия. Отсутствовали отложения кальция в суставах и периартикулярных тканях, подагрические пороки сердца. Тофусы у женщин встречаются гораздо реже, что затрудняет диагностику подагры (Чепой В. М., 1990). С учетом международных диагностических критериев подагры и критериев, предложенных Институтом ревматологии (1976), диагноз подагры должен базироваться на следующих признаках:

· периодические (не менее двух приступов) боли и отечность суставов с гиперемией кожи сустава и околосуставной области;

· развитие максимального по интенсивности воспаления в течение первых суток приступа и наступление ремиссии максимум через неделю;

· преимущественная локализация болей в I плюснефаланговом суставе (по данным анамнеза или в процессе наблюдения);

· наличие тофусов под кожей ушных раковин, в суставах стопы, кисти, локтевых сумках;

· гиперурикемия: более 0,42 ммоль/л у мужчин и более 0,36 ммоль/л у женщин;

· острофазовые изменения крови в первые дни приступа: лейкоцитоз, нейтрофилез, ускорение СОЭ;

· выявление кристаллов уратов из вскрывшихся тофусов или синовиальной жидкости;

· рентгенологические признаки подагры: деструктивный артрит со значительной костной резорбцией вблизи от тофусов, множественные округлые очаги деструкции (симптомы «пробойника») в I плюснефаланговом, I пястно-фаланговом суставах и большое количество округлых очагов деструкции в костях запястья.

Диагностические критерии (АРА) .

I. Наличие характерных кристаллических уратов в суставной жидкости.

II. Наличие тофусов (доказанных), содержащих кристаллические ураты, подтвержденные химически или поляризационной микроскопией.

III. Наличие 6 из 12 нижепредставленных признаков:

— более чем одна острая атака артрита в анамнезе;

— максимум воспаления сустава уже в первые сутки;

— моноартикулярный характер артрита;

— гиперемия кожи над пораженным суставом;

— припухание или боль, локализованные в I плюснефаланговом суставе;

— одностороннее поражение суставов свода стопы;

— узелковые образования, напоминающие тофусы;

— гиперурикемия;

— одностороннее поражение I плюснефалангового сустава;

— асимметричное припухание пораженного сустава;

— обнаружение на рентгенограммах субкортикальных кист без эрозий;

— отсутствие флоры в суставной жидкости.

Комбинация из 6 и более признаков подтверждает диагноз.

Наиболее достоверны такие признаки, как острый или, реже, подострый артрит, обнаружение кристаллических уратов в синовиальной жидкости и наличие доказанных тофусов.

Дифференциальная диагностика подагры и ревматоидного артрита представлена в табл. 15. Несмотря на достаточно выраженные различия между этими заболеваниями, необходимо помнить, что у больных РА в пожилом возрасте вследствие длительного приема НПВП и нарушения последними экскреции мочевой кислоты может развиться также вторичная, симптоматическая подагра с гиперурикемией, отложением уратов в костной ткани, с типичной локализацией тофусов на ушных раковинах, веках, в локтевых сумках и почках.


Таблица 15

Дифференциальная диагностика подагры и ревматоидного артрита

Болезни суставов

Болезни суставов

Пример диагноза.

Подагра. Подагрический артрит. Интермиттирующая форма. Среднетяжелое течение, период ремиссии. Нарушение функции суставов 1-й степени. Шифр М10.

ЛЕЧЕНИЕ

Излечить подагру нельзя, но ее можно контролировать. Учитывая патогенетические особенности развития подагры, тактика ведения больных должна быть различной. Выявленная бессимптомная гиперурикемия ниже 0,54 ммоль/л лечения не требует. В то же время гиперурикемия более 0,54 ммоль/л из-за риска развития острого приступа подагры, тофусов, подагрической почки вызывает необходимость патогенетической терапии с учетом механизма развития гиперурикемии.

Всем больным при гиперурикемии необходимо устранение избыточной полноты. Снижение веса нередко приводит к уменьшению содержания мочевой кислоты без лекарственных препаратов. Пища больных подагрой должна быть бедна пуринами, белками и липидами. Потребление пищи, богатой пуринами, в течение суток увеличивает запасы мочевой кислоты в организме вдвое и более.

Всем больным гиперурикемией назначают обильное питье (2–3 л жидкости в сутки). Обезвоживание ухудшает функцию почек и ведет к повышению концентрации мочевой кислоты. Желательно щелочное питье, разбавленные соки. Необходимо лечение обменных заболеваний — атеросклероза, артериальной гипертензии. В то же время не рекомендуют применять без особой необходимости диуретики, особенно петлевые (лазикс, урегит), кофеин и его производные, эуфиллин и другие препараты пуринового ряда.

Больным подагрой в пожилом возрасте необходимо следить за уровнем сахара в крови и при наличии явного сахарного диабета принимать меры к его компенсации с целью исключения кетонемии. При выполнении значительной физической нагрузки, в том числе при занятиях спортом, больным следует рекомендовать обильный прием жидкости при отсутствии противопоказаний со стороны системы кровообращения и мочевыделения.

В острый период эффективны в 50 % бетаметазон внутримышечно однократно или метилпреднизалон по 500 мг внутривенно два дня. При сильной суставной боли — артрозилен внутримышечно и внутривенно 160 мг/2 мл № 6, кеторол по 10 мг 2 раза в сутки, 1 мл (30 мг) 1 раз в сутки внутримышечно, а также ингибиторы ЦОГ-2. После снятия приступа назначают аллопуринол, который является препаратом выбора при лечении подагры: по 100 мг вначале, повышая до целевого уровня мочевой кислоты.

При избыточной массе тела в межприступный период целесообразны на фоне гипокалорийной диеты разгрузочные дни (день голода и день реалиментации), с интервалом в 2 нед. Продолжительные курсы голодания нежелательны вследствие возможности развития кетонемии при них. Рекомендуют проведение овощных, фруктовых разгрузочных дней при приеме достаточного количества жидкости. Способствует выделению мочевой кислоты через желудочно-кишечный тракт энтеросорбция синтетическими активированными углями марки СКН-2Н в межприступный период и во время острого приступа подагры (Смоленский О. Г., Барац С. С., 1991). Авторы выявили одновременно со снижением мочевой кислоты в крови положительные сдвиги в показателях общих липидов — триглицеридов, холестерина, бета-липопротеидов. Энтеросорбция может быть проведена отрубями, активированным углем, овощами, богатыми пектинами: морковью, капустой, кукурузой, тыквой (сок, мякоть тыквы рекомендуют по 1/2 — 1 стакану в день). Полезны как энтеросорбенты, богатые гемицеллюлозой и пектинами, яблоки, сливы, ягоды смородины, крыжовника. Овощи и фрукты, содержащие витамины А, Е и С, являются также антиоксидантами, связывая активные радикалы измененной липидной оболочки. Острый приступ подагрического артрита эффективно и быстро купирует внутримышечное введение 75 мг вольтарена (Сигидин Я. А. [и др.], 1994). Пик концентрации при приеме вольтарена внутрь наступает через 1 ч, быстрее — при введении вольтарена в свечах. В период острого приступа рекомендуют прием вольтарена 4 раза в день. Вольтаренретард принимают однократно. Вольтарен аккумулируется в местах воспаления.

При гиперурикемии > 0,47 ммоль/л и легком течении подагры (редкие приступы, отсутствие тофусов) допустимо лечение ограничивающей диетой.

Показаниями к медикаментозной терапии являются:

· более 2–3 острых подагрических атак за последний год;

· уратный нефролитиаз;

· образование тофусов;

· хронический подагрический артрит с появлением подагрической деструкции;

· асимптомная гиперурикемия с концентрацией мочевой кислоты > 0,72 ммоль/л.

При остром приступе подагры уменьшают отечность сустава и оказывают седативный эффект антигистаминные препараты (димедрол, дипразин, тавегил, трексил). Для ликвидации сильной суставной боли используют артрозилен в/м и в/в 160 мг 2 раза в сутки, в виде аэрозоля 15 % и геля 5 %. Это неселективный ингибитор ЦОГ, один из лучших по анальгетическому эффекту, сопоставимый с морфином, но не действующий на опиатные рецепторы. Также назначают кеторол в виде таблеток 10 мг 2 раза в сутки, в/м 1 мл (30 мг) 1 раз в сутки в течение 2 дней.

Помимо лекарственных препаратов во время острого приступа подагры необходимы полный покой, малокалорийная или разгрузочная диета, обильное щелочное питье до 2,5 л/сут. Ощелачивание мочи препятствует превращению уратов натрия в менее растворимую мочевую кислоту (Астапенко М. Г., 1989).

Во время приступа пища должна быть преимущественно жидкая (молоко, кисломолочные продукты, овощные и фруктовые соки, овощные супы и жидкие каши). В период стихания обострения включают 1–2 раза в неделю по 100–150 г вареного мяса, яйца.

После прекращения острого приступа подагры следует решить вопрос о необходимости активной терапии по снижению мочевой кислоты в крови, так как, начав это лечение, целесообразно продолжать его неопределенно долго. Показаниями к проведению активной терапии, по данным Д. Т. Скотт (1990), являются следующие факторы:

· подагра с хроническим поражением суставов или тофусами;

· частые атаки острого подагрического артрита;

· признаки поражения почек;

· подагра с выраженной гиперурикемией, более 0,48 ммоль/л.

Нормализацию пуринового обмена проводят с помощью урикодепрессивных препаратов, ингибирующих ксантиноксидазу с уменьшением синтеза мочевой кислоты. Наиболее эффективен аллопуринол. Не рекомендуют начинать лечение аллопуринолом в период острого артрита. Однако, если больной уже принимает аллопуринол, лечение следует продолжать без перерыва (Скотт Д. Т., 1990). Аллопуринол легко устраняет гиперурикемию, связанную с приемом мочегонных препаратов. Он лечит мочекислый уролитиаз, а также предупреждает острую мочекислую нефропатию, возникающую при применении цитостатиков в лечении лейкозов, диффузных заболеваний соединительной ткани, когда происходит разрушение нуклепротеидов с выведением большого количества мочевой кислоты. Именно ее преципитация вызывает обструктивную анурию (Скотт Д. Т., 1990). В пожилом возрасте используют дозу препарата 0,2–0,4 г/сут, с уменьшением каждую неделю на 0,1 г/сут, принимая поддерживающую дозу многие годы с перерывами в 2–4 нед. при нормализации мочевой кислоты в крови. Изредка при приеме аллопуринола могут возникать как осложнения кожные высыпания. Вместо аллопуринола можно назначать гепатокаталазу по 10–25 ЕД внутримышечно 2–3 раза в неделю и оротовую кислоту по 2–5 мг/сут, ежемесячными циклами с перерывом в 1–2 нед.

Прием аллопуринола должен быть длительным, так как после его отмены могут возобновляться подагрические приступы. В случаях легкого течения заболевания или после 1–2 непродолжительных атак, сопровождаемых незначительными и нестойкими показателями выделения мочевой кислоты, можно воздержаться от длительного медикаментозного лечения.

Снижают урикемию урикозурические препараты (урикоэлиминаторы), блокируя канальцевую реабсорбцию и увеличивая клубочковую фильтрацию. Одновременно урикозурическим и урикодепрессивным действием обладает алламарон.

Метаболический тип подагры с высокой, 0,8–0,9 ммоль/л, гиперурикемией сопровождается высокой, более 3,6 ммоль/сут, урикурией. При этом вероятен высокий риск преципитации. Метаболический тип подагры, таким образом, является противопоказанием к применению урикозурических средств. Их нецелесообразно использовать при мочекаменной болезни.

При почечном типе гиперурикемия незначительна, выделение мочевой кислоты с мочой недостаточно, урикурия ниже нормы, менее 1,8 ммоль/сут. Преципитация (отложение уратов) — реже. Урикозурические препараты показаны. Прием урикозурических средств необходимо сочетать с обильным употреблением щелочной воды (содовой, боржоми). Для ощелачивания мочи А. Н. Вапра [и др.] (1991) предлагают использование блемарина по 3–6 г 2–3 раза в день. Наиболее длительным урикозурическим эффектом, на протяжении 24 ч, обладает пробенецид (бенемид), аналог фенилбутазона. В пожилом возрасте его применяют по 0,5 г 2 раза в день. Антуран (сульфинпиразон) оказывает эффект на протяжении 8 ч. Его назначают по 100 мг 3 раза в день. Пробенецид и антуран противопоказаны при мочекаменной болезни, почечной недостаточности, гастрите, язве желудка, гепатите, лейкопении. Меньше дает осложнений, но и обладает более слабым урикозурическим свойством этамид, применяемый в пожилом возрасте по 0,7 г 2–3 раза в день, циклами по 7 — 10 дней. Обычно проводят два цикла с недельным перерывом 3–4 раза в год (Астапенко М. Г., 1989).

Систематический прием урикодепрессивных и урикозурических средств способствует снижению гиперурикемии, прекращению приступов, исчезновению тофусов и даже рассасыванию кристаллов в кости, ликвидации костной деструкции. Но вследствие мобилизации уратов из депо в первые месяцы лечения приступы могут даже участиться. Для профилактики этого целесообразны непрерывная терапия, обильный прием жидкости.

Выбор схемы лечения зависит как от индивидуальных свойств организма, так и от характера течения процесса. При легком течении и небольшой гиперурикемии, менее 0,47 ммоль/л, достаточно диеты, периодического приема оротовой кислоты и этамида. При среднетяжелом и тяжелом течении с более высокими цифрами гиперурикемии необходима непрерывная комплексная терапия при учете осложнений, сопутствующих заболеваний. После курсового лечения в течение года возможны перерыв на 2 мес. или смена препарата.

При частых длительных приступах подагры, ее тяжелом течении можно применить уриколитическое средство — уратоксидазу, которая разлагает мочевую кислоту до алантоина и двуокиси углерода, не влияя на синтез мочевой кислоты и ее экскрецию. Концентрация мочевой кислоты снижается уже через 3 ч, а к концу суток — почти вдвое. Уратоксидазу назначают внутримышечно по 200 ЕД ежедневно курсом в 10–12 дней.

В случаях непереносимости антиподагрических медикаментов и угрозы развития подагрической нефропатии назначают экстракорпоральный плазмообмен, плазмофорез, гемосорбцию.

Всем больным подагрой необходимы ортомолекулярные комплексы: витамины С, Е, В12, фолиевая кислота, пантотеновая кислота, кверцетин и другие биофлавоноиды, включая олигомерные проантоцианидины (OPC), минералы (селен), аминокислоты (аланин, аспартат, глутамин, глицин, цистеин), полиненасыщенные жирные кислоты, фосфолипиды, пробиотики/пребиотики, клетчатку, ферменты, отдельные биологически активные вещества, лекарственные растения (электронный ресурс — www.ortho.ru).

Для обезболивания, улучшения трофики тканей, рассасывания уратов используют физиотерапевтические методы. В острой фазе назначают УФО в субэритемных дозах, как всегда в пожилом возрасте, — более короткими сеансами, с небольшой зоной облучения и длительными интервалами между сеансами. Эти же требования следует выполнять и при других процедурах. Используют фонофорез с кальцием, димедролом, ионофорез с литием.

В период острого приступа целесообразно использовать методы рефлексотерапии, точечного массажа, транскраниальную стимуляцию опиоидных структур.

В межприступный период назначают диатермию, грязевые и парафиновые аппликации. Наиболее избирательно действуют на подагру родоновые ванны, так как они, влияя на обмен пуринов, тем самым способствуют выведению солей мочевой кислоты. Родоновые ванны есть на курортах Пятигорск, Ессентуки, Цхалтубо. На курс обычно рекомендуют 12–14 ванн через день. Санаторно-курортное лечение можно проводить на курортах с сероводородными ваннами (Горячий Ключ, Пятигорск, Минеральные Воды, Сочи — Мацеста, Хоста).

Грязевые аппликации рекомендуют проводить в Анапе, Пятигорске, Саках, Светлогорске, Старой Руссе. Целесообразно использовать минеральные источники в Ессентуках, Горячем Ключе, Железноводске, Нальчике, Старой Руссе, Трускавце, Феодосии на протяжении 3–7 лет. Хлоридно-натриевые ванны можно делать и в домашних условиях. На ванну необходимо 1,5–2 кг поваренной соли, которую растворяют при температуре 37–38 °C. Время пребывания в ванне 20 минут, курс лечения — 10–15 процедур.

Фитотерапевты рекомендуют при острых приступах подагры компрессы:

· листья капусты, лопуха, мать-и-мачехи, хрена, свеклы (засушенные листья можно размочить в теплой воде);

· настойки корней лабазника (таволги) пополам с водой;

· настойки цветов пижмы;

· настойки конского каштана;

· мятые листья сныти;

· настои цветов лаванды (60 г цветов на 1 л кипятка);

· используют также ванны из настоев цветов лаванды, пижмы, ноготков, череды.

Настои приготовляют из 60 г сырья на 1 л кипятка. На ванну — 1 л настоя.

В период острого приступа наружно применяют мазь Вишневского, а также приготовленные мази следующих составов:

· 1 столовую ложку порошка из шишек хмеля смешать с 1 столовой ложкой свиного сала или свежего сливочного масла;

· 4 столовые ложки измельченных цветов лаванды, или ноготков, или лаврового листа, или плодов кориандра (каждый вид отдельно) смешать с 500 г свиного сала. Предварительно жир растапливают, недолго отстаивают, смешивают с зеленью.

Снова подогревают, но не до кипения, и процеживают.

Мазь на основе свиного сала

Добавить 1 часть сильно измельченного листа индийского лука к 15 частям топленого или нутряного свиного сала. Тщательно размешивая, довести массу до однородной консистенции. Полученную мазь использовать в компрессах: вечером смазать ею больной сустав, сверху наложить слой пергаментной бумаги (или полиэтилена) и укутать шерстяной тканью. В состав мази можно ввести небольшое количество меда.

Настойка индийского лука и чистотела

10 г сушеной или 50 г измельченной свежей травы чистотела поместить в стеклянную тару, добавить туда 15 г измельченного листа индийского лука и залить 0,5 л водки. Настаивать 2 нед. в темном месте при комнатной температуре. Готовую настойку процедить. Использовать для примочек во время обострения подагры.

Настойка индийского лука и цветков каштана

10 г цветков каштана поместить в стеклянную посуду, залить 0,25 л медицинского спирта, настоять 3–5 дней, затем добавить четверть листа индийского лука в измельченном виде и настаивать еще неделю. Готовую настойку процедить и использовать для примочек при обострении подагры.

Профессор В. Ф. Корсун полагает, что можно начинать лечить подагру диетой и травами на любом этапе. Главное при этом:

— проводить мероприятия по ощелачиванию мочи. Здесь хороши тыквенный, кабачковый, огуречный соки;

— желательно увеличить растворимость солей мочевой кислоты. Для этого нужно принимать настой и отвар корней барбариса, бессмертника, брусники, земляники, толокнянки;

— иметь возможность тормозить повторное всасывание солей в кишечнике настоями черники, астрагала, хвоща;

— стремиться к угнетению образования уратов и мочевой кислоты в организме. Здесь можно использовать кукурузные рыльца и китайский лимонник;

— насыщать организм витаминами А, В2, В6 за счет смородины, земляники, черники, клевера, крапивы.

Рецепт от В. Ф. Корсуна: листья земляники — 3 части, листья березы — 2 части, кукурузные рыльца — 2 части, листья крапивы — 3 части, трава репешка — 2 части. Одну чайную ложку сбора залить стаканом некрутого кипятка, настоять 30 мин, процедить, принимать по одной трети стакана 3 раза в день.

Способствуют выделению мочевой кислоты при подагре:

· отвар корней марены, 1: 10. Принимать по 1/2 стакана 2–3 раза в день;

· отвар корней крапивы, 1: 10 (принимать так же);

· отвар корней лопуха, 1: 10 (принимать так же);

· настой травы череды, 2 столовые ложки на 500 мл кипятка (принимать так же);

· настой листьев сныти, 2 чайные ложки на стакан кипятка (принимать так же);

· настой цветов ноготков. Приготовление и прием такие же;

· настой цветов и листьев вероники. Приготовление и прием такие же.

Усиливает выделение мочевой кислоты чай «Уралит», содержащий марену, хвощ, арнику, золотарник, ландыш, рудбекию. Так же действуют чаи, приготовленные из 2 столовых ложек на 1 стакан кипятка листьев черной смородины, цветов лабазника. Рекомендуют настоянные в термосе в течение 12 ч измельченные плоды шиповника, яблок, лимона, ягоды черной смородины.

Рекомендуют при подагре сок капусты (по 1 стакану в день 2 нед.), сок моркови (по 1 столовой ложке 3 раза в день), свежий лук. Особенно эффективна при этой патологии тыква. Ее сок рекомендуют выпивать по 2–3 стакана в день или принимать тыкву в виде каши 2 раза в день. Можно 15–20 г нарезанной тыквы варить 15 мин в 2 стаканах воды и принимать этот отвар в течение дня на протяжении 2–4 нед. Используют на протяжении этого же времени 100 г пюре из свежего огурца натощак или сок редьки пополам с медом по 1 чайной ложке 3 раза в день. Рекомендуют настой из 1 столовой ложки листьев и семян петрушки на 1 стакан кипятка, выпивать его в течение дня.

Способствуют снижению гиперурикемии регулярная лечебная гимнастика, занятия спортом, умеренная физическая нагрузка, прогулки.

Временную утрату трудоспособности определяют больным подагрой на период острого приступа подагры — на 7 — 10 дней.

При хронической форме подагрического артрита, осложненной вторичным деформирующим остеоартрозом, противопоказанные виды и условия труда, критерии инвалидности те же, что и при ОА (см. гл. 3 «Остеоартроз»).

Глава 8

ПАРАНЕОПЛАСТИЧЕСКИЙ АРТРИТ

В последние годы привлекает к себе внимание проблема паранеопластического артрита (дисметаболической паракарциноматозной артропатии) — поражения суставов на фоне злокачественной опухоли в организме (Насонов Е. Л., Зимин Ю. И., 1996; Lu-Xao J. L., Greenberg E. R., 1994).

ПАТОГЕНЕЗ

В пожилом возрасте развитию как аутоиммунных заболеваний (системной красной волчанки, ревматоидного артрита), так и опухолевых процессов (рака, саркомы, лейкозов) способствует поликлоновая активация В-лимфоцитов, гиперпродукция IL-1 и IL-6. Последний может увеличивать синтез фактора некроза опухоли (ФНО) (Насонов Е. Л., Зимин Ю. И., 1996; Прокофьев А. А. [и др.], 1994). Способствует паракарциноматозной артропатии (ПКА) длительный прием цитостатиков при диффузных болезнях соединительной ткани, опухолях и лейкозах, вследствие чего накапливается большое количество супероксидных радикалов с развитием аутоиммунных реакций (Насонов Е. Л., Зимин Ю. И., 1996). По данным этих авторов, у женщин чаще паранеопластический артрит (ПНПА) связан с раком молочной железы, у мужчин — с опухолями толстой кишки.

Частота поражения суставов при остром и хроническом лейкозе варьирует от 12 до 65 %. ПНПА может быть представлен симметричным полиартритом, обусловленным лейкозной инфильтрацией синовиальной оболочки. Кроме того, артрит может развиться после внутрисуставных и периартикулярных геморрагий. При длительно текущем опухолевом процессе крови наблюдают вторичную гиперурикемию, сопровождаемую атаками острого подагрического артрита (Варне К. Г., 1990). В то же время ревматоидному артриту часто сопутствует лимфогранулематоз, хронический лимфолейкоз, миелома. Как указывалось выше (см. гл. 4 «Ревматоидный артрит»), у больных РА развивается лимфома при высокой активности процесса. Дерматомиозит в 50 % случаев является вторичным, т. е. возникает на фоне новообразования.

Метастазы в костях при злокачественных опухолях сопровождаются болями в костях, болезненностью костей при пальпации, патологическими переломами, а иногда утолщениями костей и симптомами сдавления. Ранее всего, до появления рентгенологических признаков, они могут быть обнаружены при радиоизотопном исследовании. Нередко этому сопутствует гиперкальциемия, обусловленная деструкцией костей. В то же время при злокачественном опухолевом процессе гиперкальциемия возникает в крови даже при отсутствии метастазов в костях, сопровождаясь тошнотой и дегидратацией. По-видимому, опухоль вырабатывает остеолитические субстанции неизвестной этиологии (Коухен Р. Л., 1990).

Злокачественные опухоли нарушают также фосфорный обмен (Schapira D. [et al.], 1995). Авторы обнаружили в крови выраженную гипофосфатомию, гиперфосфатоурию и уменьшение витамина D. Все это способствует развитию остеомаляции, нарушающей функцию суставов, особенно нижних конечностей, что вызывает затруднение в дифференциальной диагностике суставной патологии.

Больше всего вызывает затруднения диагностика ПНПА, обусловленного вторичными аутоиммунными процессами. Для этой формы ПНПА типична временная связь с опухолью. Он появляется ранее клинически выявляемой опухоли или возникает в ее расцвете, финале.

КЛИНИКА

Характерно острое начало в пожилом возрасте. Поражены 1–3, реже большее число суставов. Преимущественная локализация — мелкие суставы кистей и стоп, чаще асимметричное поражение (Affres, 1994). Преимущественно, по данным автора, ПНПА сопутствует бронхолегочному раку, опухолям желудка, предстательной железы, надпочечников. Наиболее характерно поражение проксимальных межфаланговых суставов, с сильными болями и их отечностью. Нередки боли и отечность также пястно-фаланговых суставов. Кожа над суставами неярко гиперемирована, с цианотичным оттенком. Движения в суставах затруднены, особенно по утрам. Характерна утренняя скованность. Пролиферативные изменения суставов и околосуставных тканей отсутствуют. При ПНПА ревматоидные узелки также отсутствуют. Гистологически выявляют неспецифические изменения в синовиальной оболочке. РФ в полости сустава не обнаруживают. Не выявляют его и в крови (Menos S., Ysenberg E. A., 1995).

Рентгенологически определяют умеренно выраженный околосуставной остеопороз, расширение суставной щели вследствие выпота в полость сустава. Деструкция костной ткани не возникает. Остеолитические дефекты с периостальными реакциями могут быть следствием метастазов опухоли.

Пример наблюдения.

История болезни больного Б., 74 года, сталевара по профессии. В возрасте 69 лет диагностирован рак желудка, удалены 3/4 желудка. В течение последнего года — периодически анемия, постоянное увеличение СОЭ (45–54 мм/ч). В 73 года внезапное развитие левосторонней верхнедолевой пневмонии с массивной инфильтрацией, быстро рассосавшейся после интенсивной антибактериальной терапии. Через две недели, после нормализации процесса в легких, появилось болезненное уплотнение соска левой молочной железы и одновременно боли и отечность суставов обеих кистей. Боли в суставах, довольно интенсивные в начале движения, спустя несколько минут после гимнастики уменьшаются, но полностью не исчезают. При осмотре обращает на себя внимание отечность проксимальных межфаланговых, пястно-фаланговых и лучезапястных суставов. Кожа над суставами цианотична. Умеренные ограничения объема движений в перечисленных суставах из-за болей. Другие суставы внешне не изменены. В области соска левой молочной железы округлое болезненное уплотнение размерами 3 × 3 см. Увеличены подмышечные лимфоузлы слева. Изменений других органов не обнаружено. В анализе крови — гемоглобин — 112 г/л, лейкоциты — 9,2 (109/л), Э — 2 %, П — 2 %, С — 54 %, Лим. — 37 %, Мои. — 3 %, СОЭ — 44 мм/ч. Ревматоидный фактор в крови отсутствует. На рентгенограммах кистей выражены околосуставной остеопороз, множество мелких краевых деструкций, узур в дистальных, проксимальных межфаланговых, пястно-фаланговых суставах. Отсутствует типичная крупная краевая узурация, свойственная ревматоидному артриту. И, конечно, нетипичная для ревматоидного артрита деструкция в дистальных межфаланговых суставах. Проведенное лечение диклофенаком натрия, димедролом, клофараном, метронидазолом, витаминами С и В эффекта не дало. Сохраняются боли и экссудативные изменения в мелких суставах кистей. Боли в других суставах не присоединились. По-прежнему отсутствуют суточные колебания ритма боли, скованность. Через 3 нед. появились боли и уплотнение в соске правой молочной железы. Учитывая удаление желудка в позднем возрасте, появление инфильтратов в области сосков молочных желез, увеличение лимфоузлов в левой подмышечной впадине, а также стойкость и интенсивность болей только в суставах кистей на фоне анемии, увеличение СОЭ, наличие мелкоочаговой и атипично расположенной деструкции (в дистальных межфаланговых суставах), был поставлен диагноз паранеопластического артрита. Рентгенограмма больного паранеопластическим артритом представлена на рис. 26.

Диагноз. Паранеопластический артрит (удаление рака желудка, метастазы в легкие, молочные железы) с локализацией в мелких суставах кистей. Нарушение функции суставов 1 — 2-й степени. Шифр М03.6.

Для ПНПА типичны несоответствие относительно умеренных изменений суставов и тяжести общих проявлений. Выявляют значительные изменения крови, обусловленные опухолевым процессом. Выражены анемия, лейкоцитоз, увеличение СОЭ более 40 мм/ч, диспротеинемия с увеличением гамма-глобулинов.


Болезни суставов

Рис. 26. Рентгенограмма кисти больного паранеопластическим артритом

Виден околосуставной остеопороз, множественные мелкие очаги деструкции в дистальных, проксимальных межфаланговых, в пястно-фаланговых суставах, расположенные не только в субхондральных отделах, но и в головках суставов, диафизах костей


Наиболее затруднена дифференциальная диагностика ПНПА с РА. При переходе больных РА в группу пожилого возраста заболевание становится менее агрессивным. Больных меньше беспокоят скованность, отечность и боли в суставах. Но при этом сохранены типичные для РА пролиферативные изменения суставов и околосуставных тканей, анкилозирование лучезапястных и других суставов. Подвывихи пястно-фаланговых суставов могут быть значительно выражены из-за атрофии мышц. В то же время пролиферация при ПНПА отсутствует, а экссудативные изменения в суставах выражены. При РА в пожилом возрасте редко выражены острофазовые реакции крови. Незначительно увеличена СОЭ, нет лейкоцитоза, редко выявляют РФ в крови.

Труднее дифференцировать ПНПА с РА, впервые возникшим в 60 лет и старше. При этой форме заболевают преимущественно мужчины, как и при ПНПА; так же как и при ПНПА, характерно острое начало с резким болевым синдромом. Но для этой формы РА типично множественное поражение не только мелких, но и крупных суставов — коленных, плечевых, голеностопных. Отмечена быстрая генерализация суставного синдрома. Экссудативные изменения при РА стойкие, при достоверном РА утренняя скованность продолжается не менее часа. Характерны значительные нарушения функции суставов, раннее образование контрактур в крупных суставах (Астапенко М. Г., 1989). Уже через несколько недель или месяцев рентгенологически можно обнаружить эрозии, нередко множественные, а через 10–12 мес. — и анкилозирование, что не выявляют при ПНПА. Сходна с ПНПА постоянно высокая активность процесса, II–III степени, с увеличением СОЭ до 45–60 мм/ч, анемизацией. Однако в крови при этих формах РА в 80 % случаев определяют РФ.

В ряде случаев ПНПА вынуждены дифференцировать с ОА. У старых людей при ОА резко выражены деформации суставов, обусловленные не только остеофитами, но и сморщиванием суставной капсулы, атрофией мышц, обызвествлением в местах прикрепления к костям сухожилий, связок. При наличии реактивного синовита в проксимальных дистальных межфаланговых суставах экссудативные изменения нестойкие, не сопровождаются острофазовыми реакциями крови и всегда развиваются на фоне узелков Гебердена в дистальных межфаланговых суставах с четкими рентгенологическими симптомами ОА. Дифференциальная диагностика ПНПА с РА и ОА представлена в табл. 16.


Таблица 16

Дифференциальная диагностика паранеопластического артрита, ревматоидного артрита и остеоартроза

Болезни суставов

ЛЕЧЕНИЕ

Лечение ПНПА возможно радикально, так как после удаления опухоли он полностью ликвидируется (Насонов Е. Л., Зимин Ю. И., 1996). При наличии неоперабельной опухоли целесообразно проводить одновременно противоопухолевую и десенсибилизирующую терапию.

Из синтетических препаратов для уменьшения болей и отечности суставов назначают нестероидные противовоспалительные препараты (целебрекс, диклофенак натрия), антигистаминные и хинолиновые производные, хотя при неоперабельных опухолях имеет место резистентность к проводимой терапии. Вольтарен назначают по 450 мг/сут. Наиболее целесообразно применять бRольшую часть суточной дозы (2/3) за 1 ч до времени появления максимальных болей в суставах, а остальную часть суточной дозы использовать через 12 ч. Уменьшают отечность и скованность суставов антигистаминные препараты (димедрол, дипразин, тавегил), которые обладают и седативным эффектом. Однако они могут усиливать депрессию, и в этих случаях целесообразны антигистаминные препараты без седативного эффекта (диазолин, фенкарол, трексил, фенистил). Необходимо помнить, что антигистаминные препараты противопоказаны при глаукоме. Уменьшают утреннюю скованность суставов андекалин, сирдалуд, мидокалм и миоластин. Последний, в дозе 1–3 таблетки в день, усиливает эффект противовоспалительных препаратов. В терапию ПНПА целесообразно включать антиоксиданты: токоферол (витамин Е), ретинол (витамин А), аскорбиновую кислоту (до 1 г в сут) и рутин (аскорутин).

Желательно для уменьшения суставного синдрома при ПНПА использовать аминохинолиновые препараты (делагил, плаквенил). Они оказывают противовоспалительный, антиоксидантный и антиагрегантный эффект. Кроме того, антималярийные препараты подавляют освобождение лизосомальных ферментов, образование супероксидных радикалов (Насонов Е. Л., 2007). Лечение начинают с 250 мг (для делагила) или с 400 мг (для плаквенила), постепенно уменьшая дозу до 125 мг на ночь. В связи с возможностью осложнений — нарушения функции печени, зрения (спазма аккомодации, отложения препарата в средах глаза) — необходимо 2 раза в год исследование индикаторных ферментов, осмотр офтальмолога.

Несомненно, при наличии неоперабельных опухолей эффективность проводимой терапии ПНПА невелика.

Уменьшать явления интоксикации, отечность и боли в суставах могут энтеросорбенты. К ним относят активированный уголь (карболен), отруби (пшеничные или ржаные), полифекам, а также молочнокислые продукты, яблоки, овощи.

Периодически, на 1–2 дня, целесообразно назначать голодание с последующей реалиментацией (исключение соли, белков на срок, равный голоданию), с очистительными клизмами, душем, достаточным приемом жидкости. Десенсибилизирующая диета исключает легкоусвояемые углеводы, экстраактивные вещества, экзотические фрукты, чай, кофе, ограничивает употребление соли.

Необходимо включать в пищевой рацион свеклу. В соке свеклы содержится антоциан, обладающий противоопухолевым действием. Сок (в день 1–2 стакана) и мякоть свеклы замедляют образование раковых клеток путем усиления кроветворной способности организма. Особенно свекла эффективна при лейкемиях. В помидорах выявлено большое количество Р-кумариновой и хлорогеновой кислот, а также ликопин, обладающие противоопухолевым эффектом. Рекомендуют 10 помидоров в день в любом виде. Семена тыквы (50 г в день) содержат много цинка, необходимого для нормальной деятельности иммунной системы. Американские ученые оформили патент на семена тыквы в качестве противоопухолевого средства. В чесноке содержится более 100 серосодержащих компонентов. Сульфид аджоен обладает антимутагенной активностью. Сульфиды чеснока являются также антиоксидантами. Для лечения достаточно 1–2 зубчиков чеснока в день.

Фитотерапевты используют при онкозаболеваниях множество средств. Рекомендуют настой вероники (цветов и зелени) — по 1 чайной ложке на стакан кипятка — выпивать по 1 стакану 3 раза в день после еды. Или 2 столовые ложки на 500 мл кипятка — принимать в 2–3 приема за 20–40 мин до еды.

Настой мокрицы, заваренный по 1 столовой ложке на 1 стакан кипятка, принимать по 1/4 стакана 4 раза в день. Сок мокрицы используют по 1 чайной ложке 4–6 раз в день.

Сок незабудки применяют по 1 чайной ложке 3 раза в день или 1 г порошка 3 раза в день до еды.

Используют настой травы пастушьей сумки — 1 столовая ложка на 1 стакан кипятка — 3 раза в день.

Применяют отвар листьев, корней «бешеного огурца»: 1 столовая ложка на 1 стакан кипятка, настоять на водяной бане 30 мин. Прием по 1 столовой ложке 3 раза в день до еды. Или порошок из листьев и плодов его по 1 г 3 раза в день до еды.

Рекомендуют отвар плодов рябины (1: 10) по 1–2 стакана 3 раза в день.

При раке желудка, прямой кишки, матки назначают отвар корней полыни горькой: 2 столовые ложки сухого корня залить стаканом кипятка, кипятить 10 мин. Пить по 2 столовые ложки 3 раза в день за 20–30 мин до еды. При раке матки делают спринцевание разведенным отваром (1 стакан на 1 л воды).

При опухолях различной локализации применяют отвар корня солодки. Заливают 1 чайную ложку корня стаканом кипятка, нагревают на водяной бане 30 мин. Пить по 1 столовой ложке 3 раза в день.

При опухолях используют также хвою сосны. Заваривают 3–5 столовых ложек в 500 мл кипятка, прогревают на водяной бане 10 мин.

Как известно, распространено лечение опухолей отваром чаги.

Помимо чистого отвара используют следующие рецепты:

· 3 столовые ложки измельченного корня змеевика (горца змеиного) вместе с 3 столовыми ложками измельченной чаги настаивают в 500 мл водки. Принимают по 1 столовой ложке 3 раза в день до еды;

· 1 чайную ложку горца змеиного вместе с 1 чайной ложкой чаги и 1 столовой ложкой солодки настаивают в термосе в течение ночи. Принимать процеженный раствор по 1/3 стакана

3 раза в день за 15–20 мин до еды.

Как десенсибилизирующие средства, уменьшающие отечность суставов и скованность в них, рекомендуют девясил, чистотел, калину, черемуху, черную смородину — в виде настоев и отваров.

Особенности медико-социальной экспертизы при ПНПА обусловлены выраженностью онкологического процесса и эффективностью, возможностью радикальной терапии.

Глава 9

ПОРАЖЕНИЯ ОКОЛОСУСТАВНОГО АППАРАТА

Среди изменений костно-мышечной системы часто наблюдают поражения околосуставных мягких тканей — тендиниты, тендовагиниты, бурситы, тендобурситы, лигаментиты. Эти заболевания могут быть воспалительного или дегенеративного происхождения. К околосуставному аппарату относят сухожилия мышц, их влагалища, слизистые и синовиальные сумки, связки, фасции, а также апоневрозы.

Сустав окружен фиброзной капсулой, укреплен связками. Вблизи от сустава к костям прикреплены мышцы и сухожилия, между которыми проходят синовиальные сумки. Все эти образования называют околосуставными мягкими тканями, а процесс, захватывающий обычно несколько этих образований, — периартритом.

Чаще диагностируют плечелопаточный периартрит, периартрит локтевого, тазобедренного, коленного сустава, сустава стопы (ахиллодиния, талалгия).

ПАТОГЕНЕЗ

Причинами периартритов являются травмы, профессиональные микротравмы, системные заболевания (артриты, артрозы, подагра). Воспалительные процессы чаще являются следствием распространения воспаления суставов при артритах различного происхождения. Дегенеративные изменения могут развиться как самостоятельно при интактных суставах вследствие перегрузки связочного аппарата, так и возникнуть одновременно с дегенеративным процессом в суставе (артрозом) вследствие тех же причин (Астапенко М. Г., 1989).

Первичные дегенеративные изменения возникают в сухожилиях, постоянно испытывающих значительную нагрузку. Вследствие непрестанного натяжения и микротравматизации при профессиональных, спортивных перегрузках или в результате однократного резкого, чрезмерного перенапряжения в плохо кровоснабжаемых сухожилиях возникают разрывы отдельных фибрилл с очагами некроза и возможностью в дальнейшем реактивного рецидивирующего воспаления, которое может распространяться на влагалище сухожилий, слизистые сумки. В участках повреждения сухожилия можно обнаружить лейкоцитарную и гистиоцитарную реакцию с возможностью последующего склерозирования и обызвествления. При бурситах в синовиальной сумке выявляют гиперемию, отек вследствие накопления серозного или гнойного экссудата, который может в дальнейшем рассосаться или, при недостаточно эффективной терапии и длительности процесса более 2–3 мес., окончиться кальцификацией.

Нередко наблюдают сочетание воспаления сухожилия и сухожильного влагалища, поэтому чаще диагностируют тендовагинит.

Часть сухожилия, переходящая в мышцу, меньше подвергается травматизации и страдает реже (миотендинит). Чаще болезненный процесс возникает в месте прикрепления к кости и в средней трети, одетой в синовиальное влагалище, проходящей через узкие каналы. Это тендинит, а теносиновит чаще наблюдается в сочетании со стенозирующим лигаментитом: болезнь де Кервена, теносиновит локтевого разгибателя, «защелкивающий» палец, синдром запястного канала, синдром тарзального канала.

При воспалительном поражении апоневрозов и широких фасций преобладают фиброзно-склеротические процессы. Они могут быть распространенными, как, например, при поражении всего ладонного апоневроза при контрактуре Дюпюитрена, или очаговыми — в виде фиброзных узелков.

Отличить фасциты и апоневрозиты от лигаментитов, близко расположенных синовитов и миозитов можно благодаря их четкой локализации. Причины, механизм патологического процесса сходны, но доминирует развитие фиброза. Это типично для контрактуры Дюпюитрена — перерождения ладонного апоневроза в фиброзную ткань, что сопровождается образованием контрактуры пальцев, а также для контрактуры Ледерхоза — подошвенного апоневрозита, приводящего к узловатому утолщению подошвенного апоневроза с чрезмерным сгибанием пальцев.

Фасцит широкой фасции бедра — болезненное уплотнение в области наружной поверхности бедра, усиливающееся при разгибании и отведении, иногда с крепитацией и щелканьем.

Возможно также развитие дегенеративных изменений околосуставного аппарата вследствие нейрорефлекторных и нейротрофических влияний, ухудшающих местную трофику и питание тканей. Примером могут служить плечелопаточный периартрит и тендинит плеча при шейном остеохондрозе.

Воспалительные процессы околосуставного аппарата поддерживают заболевания печени и желчных путей, а также другая очаговая инфекция, что подтверждено эффективностью использования при этой патологии антибактериальных препаратов, ликвидирующих очаги инфекции.

Нередко поражение околосуставных тканей является следствием одновременного влияния нескольких патогенных факторов.

КЛИНИКА

Клиника поражения околосуставного аппарата отлична от клинической картины поражения суставов.

Характерной особенностью периартритов является спонтанная боль, иногда очень сильная, усиливающаяся при активном движении, тогда как пассивное движение с помощью врача менее болезненно.

Боли при периартритах возникают или усиливаются при движениях в определенном направлении, связанном с пораженным сухожилием, в то время как боль вследствие поражения самого сустава появляется при движении во всех направлениях. Если при периартритах боли возникают лишь при активных движениях, а пассивные движения остаются безболезненными, то при артритах, как и при артрозах, и активные, и пассивные движения вызывают боль.

При осмотре пациента с воспалением периартикулярных тканей в месте инсерции сухожилия либо расположения синовиальной сумки видна локальная, четко ограниченная припухлость округлой или веретенообразной формы, что более рельефно выявляется при движении, вызывающем напряжение пораженного сухожилия. Пальпация этой области ограниченно болезненна. В то же время при артритах наблюдают диффузную припухлость сустава и болезненность при пальпации всего сустава, максимальную по ходу суставной щели.

Диагноз периартрита может быть подтвержден рентгенологически. На рентгенограммах, лучше при микрофокусной рентгенографии с прямым увеличением изображения (наиболее отчетливо при трехкратном усилении), можно выявить отек мягких тканей в области инсерции сухожилия, а также неравномерное разрастание периоста там же (рис. 27).

Тепловизионное исследование больных с бурситами или тендовагинитами обнаруживает в периартикулярных тканях коленных, лучезапястных, локтевых суставов, в области возвышения большого пальца кисти асимметричные, четко очерченные округлые очаги гипертермии (см. рис. 28, 29).


Болезни суставов

Рис. 27. Рентгенограмма IV пальца правой кисти больного с контрактурой Дюпюитрена. 4-кратное увеличение рентгеновского изображения:

а — виден отек мягких тканей и контрактура. Неравномерное разрастание периоста в области инсерции сухожилия; б — деталь рентгенограммы. Более отчетливо представлено разрастание периоста


Наиболее часто диагностируют плечелопаточный периартрит, который может развиться как вследствие хронической травмы плечевых суставов (у кузнеца, плотника, волейболиста), так и быть следствием нейротрофических влияний при шейном остеохондрозе. Плечелопаточный периартрит — синдром, характеризующийся болями и скованностью в плечевом суставе. Частота — 80 % всех случаев болезненности плечевого сустава. Преобладающий возраст — старше 40 лет. Преобладающий пол — мужской.

Частое поражение этой области объясняют анатомическими и функциональными особенностями сухожилий мышц так называемого второго плечевого сустава или, иначе, «вращающей манжеты плеча». Больных беспокоит боль, возникающая или усиливающаяся при отведении руки или ее вращении. Пациент не может поднять руку вверх, заложить ее за спину. Остальные движения в плече свободны и безболезненны. Нередко боли возникают в положении лежа на больном плече. Характерно усиление боли в плече в ночное время. Чаще асимметричность, типично правостороннее поражение (у правшей). Исследование поражения периартикулярных тканей плечевого сустава включает активные движения и активные резистивные движения (движения против сопротивления): «руки за голову», «руки за спину», «болезненная дуга». Движения затруднены в разной степени при поражении.

Различают несколько форм плечелопаточного периартрита, которые могут наблюдаться изолированно и в различных сочетаниях. Простой тендинит (простое болезненное плечо). Характерны локальные боли в области плечевого сустава, усиливающиеся при определенных движениях.

Наиболее часто поражена надостная мышца, что связано с травматизацией при движениях ее сухожилия, проходящего в узкой щели между плечевым отростком лопатки и головкой плечевой кости. Реже — бурситы прилегающих серозных сумок — субакромиальной (располагающейся между плечевым отростком лопатки и «вращающей манжетой»), субдельтовидной (реже).

При наиболее частом тендините надостной мышцы болезненно отведение плеча более чем на 60°. При этом выявляют симптом Дауборна: вначале отведение руки малоболезненно, затем на ограниченном участке (70–90°) боли резко усиливаются, а при дальнейшем отведении руки уменьшаются (временное сдавление сухожилия между акромионом и головкой плечевой кости). При отведении разогнутой в локте руки — болевой сектор, соответствующий 45 — 135° абдукции, свидетельствующий о поражении либо надостной мышцы, либо субакромиальной сумки. Болезненность при отведении в плечевом суставе на фоне оказываемого врачом противодействия отведению — поражение сухожилия надостной мышцы.

Отсутствие болезненности при описанном выше отведении на фоне сопротивления — субакромиальный бурсит.

Боль при наружной ротации плеча, совершаемой на фоне противодействия движению, — поражение сухожилий подостной и/или малой круглых мышц.

Боль при внутренней ротации плеча, совершаемой на фоне противодействия, — поражение сухожилия подлопаточной мышцы.

Боль при сгибании в локте на фоне противодействия движению, супинация кисти — признаки поражения двуглавой мышцы плеча.

При осмотре передней или передне-, задненаружной поверхности плеча на фоне гипотрофии мышц, особенно выраженной в старческом возрасте, заметны сглаживание контуров плеча при наличии бурсита поддельтовидной сумки или локальная припухлость в местах инсерции сухожилий.

При осмотре сзади отчетливо видна изолированная атрофия мышц, вызываемая в пожилом возрасте даже локальным периартикулярным поражением (надостной мышцы и др.).

Пальпация выявляет болезненные точки в местах инсерции сухожилий. На передней поверхности головки плеча определяют болезненность при поражении сухожилия бицепса. На передне-, задненаружной поверхности выявляют болезненные точки при бурсите субакромиальной сумки. Под акромиальным отростком обнаруживают болезненность при субдельтовидном бурсите.

В отличие от других форм плечелопаточного периартрита, при простом тендините пассивные движения в плечевом суставе возможны в полном объеме, рентгенологических изменений мягких тканей плеча обычно не находят, СОЭ не увеличена.

Кальцифицирующий тендобурсит (острое болезненное плечо) возникает при реактивном воспалении сумок плечевого сустава, вызываемом кальцификатами сухожилий мышц «вращающей манжеты плеча». Характерна остро возникающая боль в области плечевого сустава и значительное ограничение как активных, так и пассивных движений в нем. Боли обычно сильные, с широкой зоной иррадиации (шея, надплечье, рука). При осмотре можно выявить локальную припухлость в области расположения пораженных сумок. При рентгенографии выявляют обызвествление сухожилий или сумок плечевого сустава. Может быть несколько увеличена СОЭ.

Склерозирующий капсулит (блокированное плечо) характеризуется прогрессирующей тугоподвижностью плечевого сустава при умеренных болях. Может быть исходом предшествующих простого или (чаще) кальцифицирующего тендинитов. Специфических рентгенологических изменений нет, лишь при контрастной артрографии может быть выявлено сморщивание капсулы плечевого сустава.

Синдром «плечо — кисть» (алгодистрофический синдром руки) характеризуется наличием диффузного болезненного отека кисти, помимо той или иной указанной выше формы плечелопаточного периартрита. Истинные причины изменений кисти неясны, их связывают с поражением вегетативных нервных волокон или их центров. Процесс нередко двусторонний, хотя более выражен, как правило, с одной стороны. Вслед за появлением болей или ограничением движений в плечевом суставе (или одновременно с этим) развивается диффузный болезненный отек соответствующей кисти, иногда с распространением на предплечье, сопровождающийся цианозом, потерей чувствительности. Значительно нарушена функция всей руки, особенно кисти (движения в локтевом суставе сохранены полностью). Довольно быстро возникает диффузный пятнистый остеопороз, иногда эрозии костей кисти. В дальнейшем постепенно боли в плече и отек кисти уменьшаются, однако ограничение движений в плечевом суставе, а также дистрофические изменения кисти (сухая гладкая кожа, атрофия мышц, сгибательные контрактуры пальцев, остеопороз, потеря складчатости, гипергидроз кожи) нередко остаются надолго.

Течение плечелопаточного периартрита различно — от нескольких недель до нескольких месяцев. Исход также различен — от полного выздоровления (даже без лечения) до развития картины блокированного плеча, а при синдроме «плечо — кисть» — также и нарушений функции кисти.

В пожилом возрасте плечевой периартрит нередко имеет рецидивирующий характер. При недостаточной эффективности лечения может сформироваться хронический анкилозирующий плечелопаточный периартрит («блокированное плечо») или обызвествление сухожилия, сумки. Подобные осложнения легко могут быть определены при рентгенографии.

Периартрит локтевого сустава в пожилом возрасте чаще является следствием профессиональных перегрузок в прошлом (шахтер, штукатур) или спортивных перегрузок (у бывших теннисистов). Периартрит в области локтя может явиться следствием перенесенных травм уже в старшие годы.

При латеральном (наружном) эпикондилите, так называемом «локте теннисиста», находят воспаление сухожилия разгибателя кисти и/или супинатора предплечья. Типичны боли в области наружной поверхности локтя при разгибании и вращении предплечья. Боль иррадиирует по наружной поверхности предплечья до кисти. При пальпации максимальную болезненность определяют в области самого надмыщелка. Может быть снижена сила пораженной конечности. При рентгенографии находят явления периостита, оссификацию сухожилий вблизи наружного надмыщелка.

Медиальный (внутренний) эпикондилит, или эпитрохлеит, нередко встречающийся у бывших игроков в гольф, в пожилом возрасте обусловлен изменением сухожилий сгибателя кисти, пальцев и одной из головок круглого пронатора предплечья. В пожилом возрасте также диагностируют его у лиц, ранее выполнявших однотипные мелкие движения кистью (машинистки, вязальщицы). Боли возникают при сгибании и вращении предплечья, иррадиируют вниз по его сгибательной поверхности. Максимально выраженная болезненность локализована в области внутреннего надмыщелка.

Бурсит локтевого сустава нередко сопутствует воспалительным артритам (ревматоидному, псориатическому, анкилозирующему спондилоартриту). Осложняется бурситом также отложение конгломератов уратов в локтевую сумку при подагре. Причиной бурсита могут быть травма области локтевого сустава (синовиальная сумка расположена поверхностно между кожей и локтевым отростком), а также микротравмы при перенапряжении локтевого сустава (резчики по дереву, граверы).

В начале заболевания боль при бурсите хорошо локализована и обычно не возникает при активных и резистивных движениях в локтевом суставе. Она может появляться при опоре локтем на стол или при сгибании локтевого сустава в плотной одежде. В дальнейшем бурсит легко распознают по четко очерченной округлой опухоли в области локтя.

При подагрическом бурсите сумка бывает буквально нафарширована крупными круглыми конгломератами уратов, легко пальпируемыми через кожу.

При слабой эффективности терапии, рецидивах бурситов возможны организация фибрина, появление «рисовых телец», кальцификатов, утолщения стенки сумки, а также отложение в ней извести. Среди периартритов лучезапястного сустава наиболее частым является лучевой стилоидит — тендопериостит сухожилия длинного супинатора предплечья. Патология развивается у людей, профессионально испытывавших постоянное напряжение руки, чаще правой (маляр, станочник при работе с рычагами). Характерным симптомом для этой патологии является боль в области шиловидного отростка лучевой кости, локализующаяся выше внутреннего края лучезапястного сустава. Боль усиливается при вращении руки. При осмотре выявляют отечность этой области. Пальпация шиловидного отростка болезненна. На рентгенограммах обнаруживают периостит, истончение кортикального слоя, остеопороз шиловидного отростка.

Теносиновит разгибателя кисти часто является следствием травмы. Разгибание руки вызывает боль. Объективно выявляют припухлость над запястьем, несимметричную, с неровным контуром, которая распространена больше в дистальном направлении, в сторону пястных костей. В отличие от выпота при артрите лучезапястного сустава, теносиновиальная припухлость при разгибании согнутых пальцев смещается в проксимальном направлении вместе с сухожилием, а ее дистальная граница приподнимается (симптом «складки», «уступа») (Доэрти М., Доэрти Д., 1993). При пальпации области поражения определяют болезненность и, возможно, крепитацию.

При теносиновите сгибателей больные жалуются на боли и ограничение движений при сгибании кисти. Осмотр выявляет припухлость проксимальнее складки лучезапястного сустава или между дистальной складкой ладони и основанием пальца, а иногда между кожной складкой ладони и основанием пальца (рис. 28) с болезненностью области поражения при пальпации.

У пожилых людей, в прошлом испытывавших значительную нагрузку на I палец (часовщики, резчики по кости, волейболисты), можно диагностировать рецидивирующий теносиновит аддуктора и разгибателя I пальца кисти с возможными фиброзными изменениями, ограничивающими объем его движений. Больных беспокоит боль при движении I пальца, которая может иррадиировать в область предплечья. При осмотре выявляют отечность области тенора, болезненность при отведении и разгибании пальца. Это заболевание легко диагностировать на теплограмме кисти, где отчетливо видны очаги гипертермии в области возвышения I пальца (рис. 29).

Поражение первого связочного канала может привести к стенозирующему тендовагиниту (болезни де Кервена). Сужение I канала тыльной связки запястья ведет к сдавлению сухожилий и их влагалищ. При разгибании и отведении I пальца возникает боль в области шиловидного отростка лучевой кости. При осмотре выявляют локальную болезненность вдоль латерального края дистального отдела лучевой кости, сопровождаемую припухлостью мягких тканей. Возможно повышение температуры этой области. При пассивном сгибании кисти пациента в локтевую сторону возникает значительная боль (симптом Финкельштейна).

В ряде случаев у людей, работа которых была связана с выраженной нагрузкой, микротравматизацией ладонной поверхности кисти (плотники, машинисты кранов, бульдозеров), в пожилом возрасте развивается контрактура Дюпюитрена. Это — хроническое рецидивирующее заболевание соединительной ткани с перерождением ладонного апоневроза в фиброзную ткань, что сопровождается образованием контрактуры пальцев. Часто эта патология встречается у лиц, злоупотреблявших алкоголем, страдающих сахарным диабетом. Постепенно фиброзные изменения апоневроза распространяются на кожу, сухожильные влагалища и связочно-сумочный аппарат, однако сухожилия в процесс не вовлечены. В начальной стадии заболевания можно обнаружить безболезненные подкожные уплотнения в виде горошин в поперечных складках ладони, «ладонные узелки», нередко принимаемые за омозолелость. В дальнейшем развивается сморщивание кожи с утолщением ладонной фасции, уплотнением и укорочением сухожильных влагалищ. Ранее всего сгибательная контрактура формируется в IV и V пальцах в пястно-фаланговых и проксимальных межфаланговых суставах, преимущественно правой кисти. Несмотря на выраженные морфологические изменения, процесс протекает без болей. Отсутствует также болезненность при пальпации пораженной области.

Синдром запястного канала возникает при тендовагините сгибателей пальцев кисти и стенозирующем лигаментите поперечной ладонной связки запястья. Причиной его может быть травма этой области, развитие ганглиев, липом. В связи с развитием фиброзных изменений происходит сдавление ветки срединного нерва, что сопровождается резкими, жгучими болями в I–III пальцах и лучевой поверхности IV пальца кисти со снижением их чувствительности, силы кисти. Возникают также трофические расстройства кожи и атрофия мышц. Боли усиливаются при сгибании и разгибании кисти, при подъеме руки. Осмотр обнаруживает припухлость и болезненность лучезапястного сустава в лучевой части на ладонной поверхности его. Отчетлива атрофия мышц тенора. Если после лечения иммобилизацией симптомы заболевания не исчезают, могут развиться стойкие контрактуры.

Существенно нарушает жизненный стереотип людей периартрит тазобедренного сустава (трохантерит). К воспалению сухожилий средней или малой ягодичной мышцы в местах прикрепления к большому вертелу бедренной кости обычно присоединяются воспаления близлежащих сумок — бурситы. Способствуют развитию процесса ожирение, сидячий образ жизни, а также перегрузка сухожилий ягодичных мышц вследствие изменений статики (ампутация, различная длина нижних конечностей, сколиоз, кифоз, лордоз). Больных беспокоят приступообразные, возникающие после значительной физической нагрузки, длительной ходьбы боли по наружной поверхности ягодицы в области тазобедренного сустава, иррадиирующие в бедро. Во время приступа все движения в суставе ограничены, после его окончания ограничено только вращение вовнутрь и отведение бедра. Осмотр выявляет припухлость в зоне большого вертела, болезненность при надавливании на него. При наличии бурсита обнаруживают припухлость по передневнутренней поверхности бедра, ниже паховой складки. Бурсит необходимо дифференцировать с бедренной грыжей. Последняя обычно расположена медиально по отношению к артерии. Рентгенологически при периартрите можно обнаружить обызвествление сухожилия у верхнего края большого вертела, кальцификаты вблизи него. При длительном трохантерите иногда возникает синдром «пружинящего», «щелкающего» бедра вследствие утолщения и фиброза широкой фасции бедра, мешающей движению сустава. При периартрите тазобедренного сустава, в отличие от артрита или артроза, сгибание и приведение бедра безболезненны. Кроме того, отсутствует болезненность в области этого сустава при нагрузке на конечность по длине.


Болезни суставов

Рис. 28. Локализация припухлостей при теносиновитах сгибателей (по: М. Доэрти, Д. Доэрти, 1993)


Болезни суставов

Рис. 29. Теплограмма верхних конечностей больного с клиническими проявлениями тендовагинитов больших пальцев

Очаги гипертермии в области возвышения больших пальцев, более интенсивные слева


Периартрит коленного сустава часто встречается в виде тендинита или тендобурсита сухожилий полусухожильной и полуперепончатой мышц, а также поверхностного преднадколенникового бурсита. В старшем возрасте периартриты и бурситы коленного сустава возникают у бывших велосипедистов, хоккеистов, грузчиков и шоферов в связи со значительной перегрузкой, микротравматизацией коленных суставов. Способствуют развитию заболевания в пожилом возрасте увеличение массы тела, малоподвижный образ жизни в сочетании с эпизодическими перегрузками суставов на фоне атрофии мышц нижних конечностей.

Периартриты проявляют себя болью в коленном суставе при ходьбе, особенно при спуске с лестницы. Осмотр коленного сустава выявляет припухлость в месте инсерции сухожилий. Поверхностный преднадколенниковый бурсит представлен в виде четко очерченной округлой или веретенообразной припухлости сразу под надколенником. Пальпация мест прикрепления сухожилий болезненна. Ниже и выше медиального отдела суставной щели выявляют нижнюю и верхнюю энтезопатии медиальной коллатеральной связки. Рядом с нижней энтезопатией этой связки определяют болезненность при воспалении гусиной сумки. Последняя сопровождается припуханием, гиперемией с контуром, напоминающим перепончатую лапку гуся. Этот бурсит часто встречается именно в пожилом возрасте. Над головкой малоберцовой кости сзади, по ее наружной поверхности, выявляют болезненность при нижней и верхней энтезопатиях латеральной коллатеральной связки. В зависимости от локализации связок возникает болезненность при активных резистивных движениях в определенных направлениях. Бурситы или тендиниты коленного сустава могут быть объективизированы с помощью тепловизионного исследования. В периартикулярных тканях коленных суставов на теплограммах выявляют асимметричные, четко очерченные очаги гипертермии (рис. 30).


Болезни суставов

Рис. 30. Теплограмма нижних конечностей больного с клиническими проявлениями бурсита в правом коленном суставе

В области периартикулярных тканей коленного сустава видны округлые очаги гипертермии


В пожилом возрасте периартикулярные поражения коленного сустава необходимо дифференцировать с синдромом Гука. Он представляет собой жировую инфильтрацию околосуставной ткани у тучных, а иногда и у худых людей, чаще женщин. При этом синдроме выявляют увеличение сустава и околосуставных тканей тестоватой консистенции с местами уплотнений на фоне атрофированных мышц конечностей. Жировая подушка максимально выступает с внутренней стороны сустава, может иметь болезненные края над или под суставной щелью коленного сустава.

Вызывает затруднение дифференциация периартритов коленного сустава с синдромом Гоффа — посттравматическим липоартритом (Астапенко М. Г., 1989). Для последнего характерны небольшие боли в коленном суставе и болезненная припухлость по обеим сторонам связки надколенника.

Посттравматический синдром Пеллегрини — Штиды проявляется оссификацией околосуставных тканей в области внутреннего мыщелка. Это можно диагностировать по наличию очень плотной опухоли и болей при движении в коленном суставе. Рентгенологическое исследование обнаруживает рентгеновскую тень полулунной формы у верхнего края медиального мыщелка бедра.

Наиболее частым периартритом стопы является ахиллодиния. Ахиллово сухожилие формируется из соединений сухожилий медиальной и латеральной головок икроножной, а также сухожилий камбаловидной мышцы. Прикрепляясь к пяточной кости, оно отделено от нее преахилловой сумкой, а от кожи — ретроахилловой сумкой. Между кожей и нижней поверхностью пяточной кости локализована подпяточная сумка. В пожилом возрасте патологию находят у бывших артистов балета, спортсменов-легкоатлетов, футболистов, испытывавших микроразрывы и/или разрывы сухожилия при травматизации его. Вследствие травм ахиллова сухожилия возникает тендопериостит с переходом воспаления на сумки. Все эти взаимосвязанные процессы обозначают термином «ахиллодиния».

Больных беспокоят боли и ограничение определенных активных движений икроножной мышцы и ее сухожилия, а также боли в области пятки при опоре на нее и при сгибании подошвы (талалгии). Движения в голеностопном суставе резко ограничены. Подъем стопы над площадью опоры осуществляется за счет сгибания в коленном и тазобедренном суставах. Пациенты хромают из-за уменьшения времени опоры на пораженную конечность и преимущественной нагрузки на передний отдел стопы. Объем пассивных движений в голеностопном суставе не ограничен. Осмотр пораженной области выявляет уплотненное, болезненное сухожилие (ахиллит), а также припухшие, болезненные синовиальные сумки под и/или над сухожилием, под пяткой (ахиллобурсит) (Астапенко М. Г., 1989). В местах инсерции сухожилия на рентгенограмме определяют периостит и экзостозы, «шпоры», а также возможны утолщение и кальцификация мягких околосуставных тканей. Если ахиллодиния первична, голеностопный сустав интактен. При симптоматическом поражении сухожилия (гонорея, ревматоидный артрит, анкилозирующий спондилоартрит, деформирующий остеоартроз) могут быть выявлены и свойственные основному заболеванию изменения в суставе.

Дифференциальная диагностика периартритов с неосложненным периартикулярным процессом, ревматоидным артритом и остеоартрозом представлена в табл. 17.


Таблица 17

Дифференциальная диагностика периартритов с неосложненными ревматоидным артритом и остеоартрозом

Болезни суставов

Болезни суставов

ЛЕЧЕНИЕ

Массаж мышц, особенно при их атрофии в пожилом возрасте, несомненно, полезен, так как создает мышечный корсет, предотвращает разболтанность сустава. Но необходимо помнить, что массаж самого сустава и околосуставных тканей противопоказан. Массаж производят, обходя суставы. Именно при массаже сустава и околосуставных тканей травмируют околосуставной аппарат, вызывая увеличение отечности синовиальных сумок и влагалищ.

Лечение плечелопаточного периартрита включает ограничение нагрузки на плечевой сустав. В остром периоде показана временная иммобилизация плечевого сустава (ношение руки на перевязи).

Эффективны упражнения Кодмана. Наклон вперед, руки свободно свисают до пола, что позволяет под действием собственной тяжести расслабиться суставной капсуле. Наклон вперед, здоровая рука опирается на спинку стула, спина не испытывает напряжения. Вертикально опущенная больная рука совершает маятникообразные движения.

Лекарственная терапия включает НПВП, крем, содержащий 5 %-ный ибупрофен (долгит), втирать 3 раза в сутки в зону плеча. Инъекции ГК в субакромиальную или субдельтовидную сумку (с целью локального противовоспалительного эффекта и гидравлической препаровки тканей): гидрокортизон по 50 — 100 мг в сочетании с 5 — 10 мл 1–2 % раствора прокаина, триамцинолон по 10 мг в сочетании с раствором прокаина, артепарон, дипроспан на фоне обязательной антибактериальной терапии.

В особо тяжелых случаях, в том числе при синдроме «плечо — кисть», — кратковременный (3–4 нед.) прием кортикостероидных препаратов (преднизолон, начиная с 15–30 мг с последующим снижением дозы). В период уменьшения острых явлений при развитии ограничений функции плеча — грязелечение, аппликации 50 % раствора диметилсульфоксида (димексида).

Болевой синдром при периартритах купируют применением нестероидных противовоспалительных препаратов, отдавая предпочтение в пожилом возрасте целебрексу или вольтарену (диклофенаку натрия) по 100–300 мг/сут. При резко выраженном болевом синдроме и сопутствующих ИБС, артериальной гипертензии со спазмами коронарных и мозговых сосудов в пожилом возрасте целесообразно на 2–3 дня рекомендовать баралгин (спазмалгол, триган) по 1–2 таблетки 2–3 раза в день или трамал по 0,05 — 0,4 г/сут.

При наличии у пациентов язвенной болезни, гастродуоденита или эрозивного гастрита рекомендуют прием артротека (сочетание диклофенака с миопростолом, пополняющим запасы простагландинов, которые защищают слизистую желудка). Аналоги простагландина Е1 (мизопростол и риопростол) сами обладают активностью НПВП при отсутствии свойственных последним осложнений. Рекомендуют через 14 дней приема НПВП внутрь переходить на применение их гелей (вольтарен-эмульгель, ревмонгель, этогель, алором, перклюзоновая мазь). Существенно улучшает эффект гелей добавление к ним раствора ДМСО.

Необходимо учитывать, что полное снятие болевых ощущений при периартритах опасно, так как может способствовать чрезмерной перегрузке околосуставного аппарата. Длительный прием НПВП, особенно в пожилом возрасте, противопоказан вследствие возможных осложнений (кровотечения, гранулоцитопения, артериальная гипертензия). Кроме того, у пациентов старших возрастов возникает возможность ускоренного развития ОА, так как, уменьшая выработку простагландинов, НПВП нарушают местный кровоток, питание хондроцитов и продукцию протеогликанов.

Уменьшают осложнения терапии нестероидные анаболические вещества — витамины В6, В12, В15, метилурацил, оротовая, аспарагиновая, фолиевая кислоты. Снижает проницаемость сосудистой стенки, а следовательно, способствует уменьшению отечности слизистых и серозных сумок витамин С (по 0,5 г/сут), лучше усваиваемый при параллельном приеме с витамином Р (рутином), по 1 таблетке 3 раза в день.

Уменьшают воспалительный процесс, отечность тканей антигистаминные препараты (димедрол, дипразин, тавегил), которые можно использовать и как седативные средства. При нежелательности последнего эффекта можно назначить диазолин, фенкарол, трексил или фенистил. Их прием противопоказан при глаукоме.

Санацию очагов хронической инфекции (холециститов, панкреатитов, энтеритов), которые поддерживают воспаление периартикулярных тканей, проводят на фоне щадящей диеты. Она предполагает исключение острых блюд, солений, копченостей, алкогольных напитков, кофе, чая и ограничение соли, легкоусвояемых углеводов. Подобные пищевые ограничения будут также способствовать снижению веса больных, нагрузки на суставы и периартикулярный аппарат. Целесообразно использовать антибактериальную терапию сульфаниламидами продленного действия, нитрофурановыми препаратами (фуразолидин, фурагин), метронидазолом, хиноксидином, никодином. В пожилом возрасте дозы всех препаратов уменьшают на 1/3 —1/4 от обычной терапевтической дозы.

При упорных периартритах или бурситах применяют новокаиновые блокады — внутрикожные, регионарные. Введение гидрокортизона опасно, особенно в пожилом возрасте. По данным А. Йетс (1990), периартикулярное введение стероидов, например в область ахиллова сухожилия или дегенеративного изменения «вращающей манжеты» плеча, может ускорить возникновение разрыва сухожилия с прогрессированием дистрофии или асептического некроза. Кроме того, введение гидрокортизона может способствовать переходу асептического процесса в гнойный с возможным развитием сепсиса (особенно без достаточного прикрытия антибактериальными препаратами).

Для купирования болевого синдрома можно использовать перцовую рефлексотерапию. Кусочки перцового пластыря размерами 1 1 см наклеивают на болевые точки на 3–7 дней до исчезновения боли или до перерыва в 1–2 дня с повторением процедуры при необходимости.

После стихания острой фазы процесса назначают физиотерапию. Используют ультразвук или электрофорез с новокаином, кальцием, димедролом, анальгином, димексидом. При пяточных «шпорах» электрофорез рекомендуют с йодом. Можно использовать синусоидальные токи, диатермию, аппликации парафина и озокерита, пеллоидотерапию, сероводородные и радоновые источники.

При упорном бурсите, не поддающемся комплексному лечению, нами с хорошим эффектом был применен метод транскраниальной стимуляции опиоидных систем гипоталамуса и ствола мозга (Заболотных И. И. [и др.], 1989). За 7 сеансов продолжительностью 30 мин каждый, проводимых через день, удавалось значительно уменьшить боли и припухлость воспаленной сумки. Параллельно отмечено достоверное снижение кожной термоасимметрии и показателей боли по визуальной аналоговой шкале в процессе каждого сеанса и по окончании курса лечения.

Так как периартриты нередко возникают вторично на фоне ОА, то одновременно уменьшались боли во всех суставах, показатели суставного и функционального индексов. Через 2–3 нед. после окончания курса ТЭС без дополнительных терапевтических воздействий клинические проявления бурсита исчезали.

Показаниями к лучевой терапии являются известковый перитендинит или известковый бурсит в области плечевого и тазобедренного суставов, вертела бедра, локтевого сустава, а также пяточного бугра и бурсита тыла стопы (Кишковский А. Н., Дударев А. Л., 1977).

Контрактуру Дюпюитрена лечат местно, ферментными препаратами (ронидазой, лидазой, ДМСО, коллализином) в виде компрессов или введением препаратов методами электро-, фонофореза. На курс назначают 20–30 процедур и проводят 2–3 курса с интервалами в 2 мес.

В случаях неэффективности комплексной консервативной терапии используют хирургическое лечение. При контрактуре Дюпюитрена со значительным нарушением функции кисти показано оперативное освобождение сухожилий. При других периартритах иссекают спайки или связочный канал с целью освобождения сухожилия или нервов, удаляют узелки на сухожилиях, ганглиях, «шпоры». При обширных кальцификатах сумок, нарушающих функцию сустава, применяют оперативное удаление конгломератов или иссечение сумки.

Народные лечебники рекомендуют для купирования болевого синдрома при периартритах использовать в течение 10–14 дней компрессы:

· настойки цветов пижмы и сирени. Банку сырья настаивают в 500 мл водки;

· настойки плодов конского каштана (приготовление то же);

· настойки корней и цветов лабазника (таволги). Приготовление то же, при использовании разбавляют водой (50: 50);

· свежих листьев лопуха, капусты, хрена, ревеня, мать-и-мачехи;

· мятых свежих листьев сныти;

· смеси по 1 столовой ложке меда и соли. Накладывают на тряпочку в места инсерции сухожилия или сумки, добавляя состав по мере высыхания. Особенно эффективен этот состав при пяточных «шпорах», ахиллодинии, контрактуре Дюпюитрена.

Можно использовать при периартритах мази из шишек хмеля, или цветов лаванды, или цветов ноготков, или лаврового листа, или плодов кориандра; 4 столовые ложки измельченного сырья смешивают с 500 г растопленного свиного сала, нагревают, остужают и процеживают. Мази применяют в течение 2–3 нед., не массируя при этом область поражения.

Устраняют спазм мышц в области пораженного сегмента принятые внутрь настои травы тысячелистника, цветов пижмы, корней и зелени петрушки. Приготовление настоя: 1 столовую ложку сырья заливают 1 стаканом кипятка. Принимать по 1 столовой ложке 3 раза в день на протяжении 2 нед. Рекомендуют смесь сока лимона, корней и зелени петрушки, сельдерея в равных соотношениях. Принимать по 1 чайной ложке сока 3 раза в день на протяжении 2 нед.

После перенесенных периартритов (тендинитов, бурситов) необходимо на протяжении 2–3 мес. регулярно заниматься лечебной гимнастикой. Желательно обращение к физиатру (специалисту по физической реабилитации).

При наличии нарушений статики из-за разной длины ног (в норме разница не превышает 1,5–2 см) целесообразно обращение к подиатру (ортопеду) для снабжения ортопедической обувью.

МЕДИКО-СОЦИАЛЬНАЯ ЭКСПЕРТИЗА ПРИ ПОРАЖЕНИИ ОКОЛОСУСТАВНОГО АППАРАТА

Важнейшими факторами медико-социальной экспертизы при поражении околосуставных тканей являются:

· форма и выраженность околосуставного поражения;

· эффективность и стойкость реабилитационных мероприятий;

· нарушение функции конечностей вследствие стойких остаточных изменений околосуставных тканей;

· сопутствующие инвалидизирующие заболевания;

· образование, профессия, специальность, квалификация;

· вид, характер и условия труда, возможности трудоустройства и переобучения;

· психологические особенности, трудовая направленность больных.

Всем больным со стойкими изменениями околосуставных тканей противопоказаны:

· тяжелый физический труд (даже эпизодический), с перегрузкой пораженных суставов;

· работа на конвейере, с быстрым предписанным темпом, с перегрузкой пораженных суставов;

· работа в неблагоприятных метеорологических и санитарно-гигиенических условиях (высокая и низкая температура, резкие перепады температуры и давления, значительная влажность, сквозняки);

· при преимущественном поражении мелких суставов кистей противопоказаны работы, требующие сложных координированных движений пальцев, тонкого и точного обхвата инструментов, значительных усилий мышц кистей (гравер, стоматолог, доярка, вышивальщица). Особо вредна работа, связанная с выраженным напряжением кисти при одновременном воздействии холода (раздельщик рыбы, гальванщик, повар);

· при поражении плечевых суставов противопоказана работа, требующая подъема и удержания предметов (каменщик, штукатур);

· при выраженном поражении суставов нижних конечностей больным с периартритами недоступна длительная ходьба, а также работы, выполняемые стоя или с длительной локальной нагрузкой на эти суставы (курьер, плотник).

Критерии инвалидности при стойких околосуставных изменениях сходны с таковыми при ОА (см. гл. 3).

ТЕРМИНОЛОГИЧЕСКИЙ СЛОВАРЬ

Артралгия — боль в суставе.

Артрит — воспаление сустава.

Артроз — дегенеративные изменения в суставе.

Бурсит — воспаление синовиальной сумки.

Визуальная аналоговая шкала — измерение интенсивности боли больным по 10-сантиметровой линейке (отсутствие боли — 0, максимальная боль — 10 см).

Вывих — полная потеря контакта суставных поверхностей.

Гипермобильность — чрезмерный объем движений, отсутствующее в норме разгибание суставов (локтевого, коленного, мелких суставов кистей).

Инсерция — место прикрепления сухожилий к кости.

Кифоз — изгиб позвоночника, направленный выпуклостью назад.

Лигаментит — воспаление связочного аппарата (в области лучезапястного и голеностопного суставов).

Лордоз — изгиб позвоночника, направленный выпуклостью вперед.

Миозит — воспаление мышц.

Моноартрит — артрит одного сустава.

Олигоартрит — артрит с поражением от 2 до 4 суставов.

Парестезия — спонтанно возникающее неприятное ощущение онемения, покалывания, жжения, ползания мурашек и т. д.

Полиартрит — артрит с поражением более 4 суставов.

Подвывих — суставные поверхности находятся в контакте, но их конгруэнтность нарушена.

Резистивные активные движения — активные движения против сопротивления исследующего.

Синовит — воспаление синовиальной оболочки сустава.

Сколиоз — боковое искривление позвоночника.

Субхондральный склероз — уплотнение подхрящевой костной ткани вследствие усиления травматизации ее из-за гибели хряща.

Суставной индекс — степень болезненности при пальпации суставов.

Тендинит — воспаление сухожилия.

Тендобурсит — сочетание воспаления сухожилия и синовиальной сумки.

Тендовагинит — поражение средней части сухожилия, которая одета в сухожильное влагалище, с его вовлечением.

Тендопериостит — воспаление периоста в местах прикрепления сухожилия к кости.

Теносиновит — воспаление сухожильного влагалища.

Функциональный индекс — функциональная способность суставов, выявляемая по наиболее показательным движениям, совершаемым в повседневной жизни.

Хондроцит — клетка хрящевой ткани.

Эностоз — усиленное развитие костных балок внутри эпифизов.

Энтезис — место прикрепления синовиальной сумки, сухожилий и связок к кости.

Энтезопатия — воспаление, болезненность места прикрепления сухожилий, сумок и связок к кости.

Эрозии (узуры) — дефекты кортикального слоя кости, расположенные в зоне сустава.

ЛИТЕРАТУРА

Алексеева Л. И. Эпидемиологические основы остеоартроза: методология, распространенность, факторы риска в этнически неоднородных группах населения России и фармакотерапия: автореф. дис. … д-ра мед. наук / Л. И. Алексеева. — М., 2002.

Астапенко М. Г. Заболевания мягких околосуставных тканей / В. А. Насонова, М. Г. Астапенко // Клиническая ревматология. — М., 1989.

Астапенко М. Г. Метаболические артриты. Там же.

Астапенко М. Г. Остеоартроз. Там же.

Бадокин В. В. Избранные лекции по клинической ревматологии / под ред. В. А. Насоновой, Н. В. Бунчука. — М., 2001. — С. 82–90.

Болезни суставов. Руководство для врачей / под ред. В. И. Мазурова. — 2008. — 397 с.

Боллз Э. Б. Хроническая боль в спине и пути ее преодоления. — М., 1995.

Варне К. Г. Ревматоидный артрит / под ред. X. Л. Ф. Каррея // Клиническая ревматология. — М., 1990.

Вудленд Д. Лекарственная терапия при ревматических заболеваниях / под ред. X. Л. Ф. Каррея // Клиническая ревматология. — М., 1990.

Джиллиленд Б. К. Дегенеративные заболевания суставов // Внутренние болезни. — Кн. 7. — М., 1996.

Джонелл О. Остеопороз: заболевание, которому все еще уделяется недостаточно внимания // Медикография. — 2004. — Т. 26. — № 3. — С. 1–3.

Доэрти М., Доэрти Д. Клиническая диагностика болезней суставов. — Минск, 1993.

Ершова О. Б. Клинико-эпидемиологическая характеристика остеопороза; автореф. дис. … д-ра мед. наук. — Ярославль, 1998.

Ейтс А. Локальные инъекции стероидов / под ред. X. Л. Ф. Каррея // Клиническая ревматология. — М., 1990.

Жарков П. Л. Остеохондроз и другие дистрофические изменения позвоночника у взрослых и детей. — М., 1994.

Заболотных И. И. Первичный деформирующий остеоартроз: клиника, диагностика, лечение и экспертиза трудоспособности. — Л., 1989.

Заболотных И. И., Заболотных В. А. Болезни суставов в пожилом возрасте. — СПб., 2000.

Заупе Ю. Лечение лекарственными растениями. — М., 1994.

Каррей X. Л. Ф. Остеоартроз / под ред. X. Л. Ф. Каррея // Клиническая ревматология. — М., 1990.

Кишковский А. Н., Иоффе Ю. К., Дударев А. Л. [и др.]. Рентгеноизлучатель «Светлана» (РЕИС) и его диагностические возможности // Вестн. рентгенологии. — 1979. — № 4. — C. 76–78.

Комарова Л. А., Егорова Г. И. Сочетанные методы аппаратной физиотерапии и бальнеолечения. — СПб., 2007.

Копьева Т. Н. Хрящ при остеоартрозе // Хрящ. — М., 1988.

Крылов А. А., Марченко В. А., Максютина Н. П. [и др.]. Фитотерапия в комплексном лечении заболеваний внутренних органов. — Киев, 1992.

Лебедев В. Я., Кацнельсон Я. С., Лебедева А. В. [и др.]. О состоянии центральной гемодинамики человека на фоне транскраниальных электрических воздействий, стимулирующих опиоидные системы мозгового ствола // Физиология человека. — СПб., 1996.

Насонов Е. Л. Ревматология // Нац. рекомендации, 2008. — 256 с.

Насонов Е. Л. Фармакотерапия ревматоидного артрита — современные рекомендации // Врачъ, 2007.

Насонов Е. Л., Зимин Ю. И. Ревматические заболевания и опухоли // Терапевтический архив. — 1996.

Никитченко И. И., Шведовченко И. В., Гордиевская Е. О., Марковец С. П. Необходимый объем обследования больных и инвалидов травматолого-ортопедического и хирургического профиля при освидетельствовании в учреждениях МСЭ: метод. рек. — СПб., 2003.

Министерство здравоохранения и социального развития Российской Федерации от 23 декабря 2009 г. приказ № 1003н «Об утверждении классификаций и критериев, используемых при осуществлении медикосоциальной экспертизы граждан федеральными государственными учреждениями медико-социальной экспертизы».

Остеоартроз: практическое руководство / под ред. В. Н. Коваленко, О. П. Борткевич. — Киев, 2003.

Подрушняк Е. П. Суставы и возраст // Патологическая физиология и экспериментальная терапия. — 1994.

Ревматология. Клинические рекомендации / под ред. Е. Л. Насонова. — М., 2008.

Риггз Б. Л., Мелтон III Л. Д. Остеопороз. Этиология, диагностика, лечение / под ред. Е. А. Лепарского. — СПб., 2000.

Росков Р. В., Андриевская А. О., Курдыбайло С. Ф., Никитченко И. И. [и др.]. Использование технических средств в процессе реабилитации инвалидов с заболеваниями и последствиями травм костно-мышечной системы. — СПб., 2007.

Сигидин Я. А., Гусева Н. Г., Иванова М. М. Диффузные болезни соединительной ткани // Системные ревматические заболевания. — М., 1994.

Скотт Д. Т. Подагра / под ред. X. Л. Ф. Каррея // Клиническая ревматология. — М., 1990.

Соков Л. П., Романов М. Ф. Особенности коксартроза в пожилом возрасте: деформирующие артрозы крупных суставов. — М., 1991.

Справочник по медико-социальной экспертизе и реабилитации / под ред. М. В. Коробова, В. Г. Помникова. — СПб., 2010.

Трнавски К. Ревматические болезни. Что о них известно и как с ними жить. — СПб., 1994.

Успенский В. М. Лекарственные растения / под ред. И. М. Козлова, В. М. Успенского // Жизнь без лекарств. — СПб., 1996.

Фоломеева О. М., Эрдес Ш. Д., Насонова В. А. Ревматические заболевания у населения Российской Федерации в начале XXI века // Терапевтический архив, 2007. — С. 12.

Цурко В. В. Строение и функция суставного хряща. Роль цитокинов в патогенезе остеоартроза // Клиническая геронтология. — 2001. — № 12.

Чепой В. М. Диагностика и лечение болезней суставов. — М., 1990.

Чичасова Н. В., Насонова М. Б., Степанец О. В., Насонов Е. Л. Современные подходы к оценке активности ревматоидного артрита. — М., 2001.

Alessandri C., Bombardieri M., Papa N. [et al.]. Decrease of anti-cyclic citrullinated peptide antibodies and rheumatoid factor following anti-TNFα therapy (infliximab) in rheumatoid arthritis is associated with clinical improvement // Ann. Rheum. Dis. — 2004. — Vol. 63. — P. 1218–1221.

Bacon P. A. Safety profili of etodolac in the elderly population // Eur. J. Rheumat. Inflamm., 1994.

Bagge E., Eden S., Rosen Т., Bengtsson B. A. The prevalence of radiographic osteoarthritis is low in elderly patients // Acta Endocrinol, 1993.

Breban M., Vignon E.,Claudepierre P. [et al.]. Efficacy of infliximab in refractory anki-losing spondilitis: results of six-month opoen-lalel study // Rheumatology. — 2002.

Browning R. C., Johnson K. Feldene Gel: An open study in elderly patients with osteoarthritis // ADY THER, 1994.

Crelmers M. C., Yan Riel P., Franssen M. [et al.]. Second-line treatment in seronegative Spondylarthropathies // Semin. Arthritis Rheum., 1994.

Emery P., Salmon M. Early rheumatoid arthritis: Time to aim remission? // Ann. Rheum, dis., 1995.

Evidence-based rheumatology. Ed. P. Tugwell, B. Shea // BMJ. — 2004, 543 p.

GUIPCAR Group. Clinical practice guideline for the management of rheumatoid arthritis. Madrid. Spanish Society of Rheumatology. — 2001. — 146 p.

Johnell O. Остеопороз: заболевание, которому все еще уделяется недостаточно внимания // Медикография. 2004.

KalwasserJ. P., Nash P., Gladman D. [et al.]. Efficacy and safety of leflunomide in the treatment of psoriatic arthritis and psoriasis. A multinational Double-blind, randomized placebo-controlled clinical trial // Arthritis Rheum. — 2004.

Khan M. A. Ankylosing spondilitis // Clinical Guidance from ACP. — 2004.

Kellgren J. H., Lawrence J. S. Radiological assesment of osteoarthrosis // Ann. Rheum. Dis., 1957.

Lohmander L. S., Dalen N., England G. [et al.]. Intraarthricular hyaluronan injection in the treatment of osteoarthritis of the Knee: A randomised, double blind, placebo controlled multicentre trial // Ann. Rheum. Dis., 1996.

Pavelka K., Gatterova S., Machacek G. [et al.]. Glucosamine sulphate decreases progression of knee osteoarthritis in a long-term, randomised, placebo controlled, independent, confirmatory trial // Arthritis Rheum., 2000, 43, 9 Suppl., 1908–2000.

Reginster J. Y. Rheumatol. 2003; 30 Suppl. 67.

Reginster J. Y., Deroisy R., Paul I. [et al.]. Long-term effects of glucosamine sulphate on osteoarthritis progression: a randomised, placebo-controlled, independent, confirmatory trial // The Lancet. 2001. — 357 p.

Rheumatoid Arthritis. Pathogenesis, assessment, outcome and treatment / Ed. F. Wolfe, T. Pincus. — New York, 1994.

Rostom A., Dube C., Wells J. [et al.]. Preventionof NSAID induced gastroduodenal ulctrs (cochrane review) // The Cochrane Library. — is. 1. Oxford: Update software. — 2003.

Salvarani C., Nacchioni P., Olivieri I. [et al.]. A comparison of cyclosporine, sulasalazine and symptomatic therapy in the treatment of psoriatic arthritis // J. Rheumatolol. — 2001.

Schapira D., Izhak О. В., Nachtigal A. [et al.]. Tumor-inducer osteomalacia // Semin. Arthritis rheum., 1995.

Terkeltaub R. A. Gout: Questions that still need to be answered // Ann. Rheum. Dis., 1995.

Todesco S. Special considerations in the use of NSAIDS in the elderly // Eur. J. Rheumatol., Inflamm., 1994.

Towhead T. E. Современное состояние лечения остеоартрита глюкозамином. Arthritis Care & Research. 2003. Vol. 49, 4.

Walker-Bone K., Javaid K., Arden N., Cooper C. Medical management of osteoarthritis. Clinical review // BMJ. — 2000.

Watson V. C., Brookes S. T., Kirwan J. R. [et al.]. Non-aspirin, non-steroidal antiinflammatory drugs for treating osteoarthritis of the Knee // The Cochrane Library. — is. 3. Oxford: Update software. — 2002.

Zangger P., Esufali Z. H., Gladman D. D., Bogoch E. R. Type and outcome of reconstructive surgery for different patterns of psoriatic arthritis // Arthritis Reum. — 2000. — Vol. 27. — 967 p.

1

По: S. Khosla, B. L. Rigg, L. Melton III (2000).


home | my bookshelf | | Болезни суставов |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения