Book: Исчезновение



Исчезновение

Юрий Мурадов

Исчезновение

Купить книгу "Исчезновение" Мурадов Юрий

Антибудда

«Вы правы, мудрые народы,

К чему свободы вольный клич!

Стадам не нужен дар свободы,

Их должно резать или стричь,

Наследство их из рода в роды —

Ярмо с гремушками да бич».

(А.С.Пушкин)

1. Совет нацкомов

В уютном зале с комфортабельной мебелью горел приятный свет. Мягкая мелодия настраивала на благодушный лад. Трое сидящих мужчин вели неторопливую беседу.

Старший из них, плотный, с седыми висками разговаривал с высоким, по фамилии Картузов:

– Несмотря на отсутствие двух комиссаров, мы сможем принять решение. Согласно нашему Уставу, большинство имеет на это право.

– Но ведь еще отсутствуют данные о воздействии этого оборудования на окружающее население, – возражал второй. – Мы имели дело с меньшей мощностью и плотностью поля. Тем не менее, результаты не обнадеживают. Согласно анализу данных, рождаемость резко уменьшилась, увеличилось количество разводов, суицидов, преступлений, психических отклонений.

– Что же делать? – вступил в разговор третий, Бородун. – Ведь без обработки людей аппаратурой «Мара» мы, наверняка, все потеряем. Кто за него проголосует: 5-10 процентов, не больше.

– Так то так, он хоть и бедняк, да наш, – пошутил первый, известный всему миру под фамилией Чернов.

Все трое были довольно знаменитыми людьми на планете, благодаря телекомпу, всемирному компьютерному телевидению, но об этом совещании осведомлены были очень немногие.

– Есть информация, – продолжил Чернов, – что «Конструкторы» разработали оборудование для борьбы с нашим психооружием. Они наладили контакты с оппозицией и сейчас усиленно готовятся к наступающим выборам президента в Борусии. Мы просто обязаны сделать все, что в наших силах. Иначе крах; итак команда Плотина смотрит на нас, как на волков в загоне и постепенно выдавливает отовсюду. По всему видно, что они снюхались с «Конструкторами».

– Нужно выделить деньги на строительство новой телебашни в Борусии и установку там оборудования последней серии, – сказал Бородун.

– И не забыть вызвать Луктаму на очередной сеанс оздоровления, – добавил Чернов. – Пусть спецы внушат ему, что нужно срочно заняться этим делом и усилить борьбу с «Иллюзионистами».

Особенно опасен Белобородько.

На этом собрание решили закрыть. Все согласились с постановлением, каждый знал, что ему делать.

2. «Иллюзион» в действии

Почти в тоже время Анатолий Белобородько встречался со своей тройкой на конспиративной квартире. Все его люди, в свою очередь, имели под командованием трех боевиков, имевших контакт только со своим руководителем. Все вместе они входили в группу «Иллюзион», находящуюся в активной оппозиции к правящему режиму. Их структура была так организована, что звенья, состоящие из четырех человек, не знали своих коллег из других ячеек. Только старший из них знал одного из вышестоящих в организации. Тот в свою очередь, знал только троих руководителей низовых подразделений, но не знал остальных сотрудников их составляющих. Таким образом, система была защищена от полного провала. Тайная полиция Луктамы вела за ними настоящую охоту, и подпольщики постоянно находились в опасности.

Против «Иллюзионистов» неоднократно применялось направленное воздействие психооружия «Мара», многие из них сошли с ума, кончили жизнь самоубийством, полностью потеряли память. Человек после такой обработки делал то, что ему внушали, выдавал всю информацию, которую знал. «Иллюзионистам» неоднократно приходилось создавать организацию практически заново и, в конце концов, они остановились на данной системе, гарантирующей хоть частичную безопасность. Им также удалось наладить связь с организацией «Конструкторов», которая помогла им наладить сопротивление и снабдила новейшей техникой защиты от оружия «Мара».

Сергей, Андрей и Иван, входившие в звено Анатолия Белобородько, собрались для решения вопросов, связанных с организацией мастерской по изготовлению фильтров, защищающих компьютеры и телефоны от волнового воздействия, а также для сборки оборудования, блокирующего поля «Мары». Им уже удалось открыть несколько легальных массажных кабинетов по деактивации людей, закодированных этим воздействием. Инструктор «инбаддов», присланный раннее «Конструкторами», научил их акупунктуре, укрепляющей психику человека и открывающую его энергетические центры. Теперь Совет «иллюзионистов» рекомендовал им развивать это направление и создать Центр по подготовке специалистов, владеющих подобной методикой.

– Скоро должен прибыть эмиссар от «Конструкторов» с чипами, – сказал Белобородько.

– Сергей и Андрей должны его встретить и сопровождать до места, которое я им потом укажу по спецсвязи. Иван должен обеспечить работу антиполевого щита против психооружия.

Я же, друзья, временно выхожу из игры по указанию руководства. Для нацкомов решено подставить другого человека, уже попавшего под сильное влияние «Мары». У нас появился доступ к транслоту и сейчас из этого агента готовят мою точную копию.

Они еще около часа обсуждали детали заданий, затем Анатолий записал каждому код связи на личный телекомп.

– В случае опасности или каких-либо подозрений нажимайте сигнал тревоги, – посоветовал он подчиненным. – Спецгруппа вас разыщет и обязательно поможет.

3. Появление Луктамы

Президент Борусии прилетел из столицы мухаббитов с важным сообщением и приказал собрать советников: Шреймана, Намова, Еремеева. Он сидел в кабинете резиденции и читал бумаги, разложенные на столе. Стоящий рядом шеф-администратор уточнял детали. Телекомп, вмонтированный в углу, был отключен по приказу хозяина.

Вскоре появились советники. Луктама мановением руки разрешил всем сесть, администратор покинул кабинет.

– Какова ситуация? – спросил президент.

– Все нормально, – ответили Намов и Шрейман.

– Пришло сообщение от Чернова, – доложил Еремеев.

– Рекомендует пройти очередной оздоровительный курс.

– Пора отдохнуть, – сказал Луктама, – устал я что-то.

– Когда закончите строительство библиотеки и больницы? Неужели не понимаете, что одних вокзалов и спортивных площадок не достаточно. Скоро выборы, а «иллюзионисты» продолжают дурить народ. Отвечайте Намов!

– Мы делаем все возможное. Вчера нашли тело Белобородько; покончил с собой.

– Это хорошо, – успокоился хозяин.

– Смотрите, чтобы не списали на нас, как раньше. Завтра еду к Чернову на консультацию.

Срочно увеличьте тираж моей книги, да не забудьте перевести на мухаббистский язык.

Бен Хоттаб просто мечтает стать нашим союзником. Приготовьте также спецоборудование для экспорта. Даю вам на подготовку два дня. Если не справитесь, придется нам распрощаться.

С вами или без, но я выполню божью волю. Времени на раскачку не осталось, действуйте.

После знака, поданного президентом, все встали и направились к двери.

– Намов останьтесь, – скомандовал хозяин.

Тот вернулся и подошел к нему.

– Что это? – спросил Луктама, показывая одно из донесений.

– Приезжает Клод Энан, – прочитал советник по силовым структурам. – Эмиссар «конструкторов».

– Ну и как это понимать, – разозлился президент, – они вообще страх потеряли. Взять и вытрясти из него все, что можно. Отвечаешь головой.

– Есть, – вытянулся Намов.

– Смотри только аккуратно, не переусердствуйте. А то я вас знаю.

Луктама махнул советнику рукой и добавил: – Позови администратора.

4. Встреча эмиссара

Здание железнодорожного вокзала. Четверо молодых, крепкосложенных людей встречали представителя далекой страны. По разным концам перрона прохаживались посты дежурной охраны, но они не вызывали подозрений. Деактивация прошла успешно и еще четыре боевика подстраховывали встречу, рассредоточившись по месту прохождения маршрута. Анатолий Белобородько был спокоен, он наблюдал за перроном из окна вокзала и не ощущал опасности.

Предварительно загримировавшись под старика, подключил глазок портативного телекомпа к очкам и смотрел, записывая все происходящее.

Вот голос дежурного через громкоговоритель назвал номер подходящего поезда. Внезапно на Анатолия стало надвигаться тревожное предчувствие. Такое уже бывало с ним и всегда после этого происходили несчастья или возникали серьезные проблемы. Белобородько бросил наблюдательный пост и пошел шаркающей походкой к выходу из здания. Чуть не сбив его с ног, заскочили два подозрительных типа, тщательно оглядывающих всё вокруг, и быстро прошедших к залу ожидания. В раскрывшуюся дверь Анатолий увидел непонятно откуда взявшийся черный микроавтобус с тонированными стеклами. Из него выскакивали люди, чем-то очень похожие на двух первых. Анатолий отошел в сторону к окну и незаметно нажал кнопку тревожного сигнала на браслете портативного телекомпа. Теперь осталось только дождаться прибытия через несколько минут спецгруппы по разрешению чрезвычайных ситуаций. Оперативники на вокзале и звено деактивации также предупреждены. Однако все решают секунды и правительственные агенты могут успеть захватить эмиссара. То, что это были они, Анатолий уже не сомневался. Он включил тумблер на ушке очков и прошептал:

– Всем задействовать защитные фильтры.

Белобородько понял, что территория вокзала окружена, и луктамиты наверняка взяли с собой дополнительное психооружие. Незаметным движением ладони он нажал в районе груди, где под костюмом располагался медальон с защитным фильтром. Очевидно, при этом сработал сканнер у двух агентов, рыскающих по зданию вокзала. Они направились прямо к нему, доставая из карманов одежды портативные излучатели. Белобородько среагировал моментально, бросившись под ноги сидевшим рядом людям и имитируя приступ эпилепсии. Из его рта пузырилась пена, тело сотрясала крупная дрожь. Вскочившие со своих кресел мужчины и женщины окружили старика, пытаясь оказать посильную помощь. Филеры растеряно остановились рядом и переглянулись, пряча оружие. Затем один из них начал вести переговоры по мобильному телекомпу.

На перроне в это время началась суматоха. К прибывшему поезду бросилась группа захвата.

Очевидно, они знали, кто им нужен и номер вагона, но не ожидали отпора. Четверо агентов перехватила первая группа прикрытия, остальных остановила вторая. Третья группа, во главе с Иваном, встретила темнокожего эмиссара и проводила к подземному переходу. Выставленный там кордон из пяти правительственных агентов пытался остановить их с помощью волновых излучателей, но, увидев бесполезность оружия, кинулся на захват врукопашную.

Неизвестно чем все кончилось, если б не сигналы подлетевшей вплотную полицейской машины с включенными огнями и сиреной. Выскочившие из нее люди в форме быстро скрутили эмиссара, его сопровождение и отбросили агентов. Те попытались достать излучатели, но удары дубинок остудили их прыть. Машина тем временем развернулась и, приняв остальных полицейских, резко рванула с места, завывая сиреной.

5. Трансформация

Собравшиеся после операции агенты предстали под грозные очи советника Намова.

– Для чего мы платим вам зарплату? – бесновался тот. – Провалить такое дело. Да нас всех завтра же выкинут с работы. Доложить подробности.

Руководители групп отчитались по очереди. Оказалось, что захватить смогли только одного боевика, но он успел принять какой-то яд. Теперь лежит в спецбольнице в коме, врачи ничего не могут с ним сделать. Остальные растворились в толпе, полицейская машина, как сквозь землю провалилась.

Подготовка и оперативность «Иллюзионистов» озадачили Намова. Как они смогли, без Белобородько, все так организовать. Ведь он лично видел его труп. А еще какой-то странный старик, покалечивший двух лучших агентов. Эта ситуация советника сильно настораживала.

«Перевернуть все, найти эмиссара!» – задание было простым, но трудно выполнимым.

Посланец «Конструкторов» Клод Энан в это время находился в транслоте, куда тайно и в срочном порядке его доставила спецгруппа, замаскированная под полицейских.

На следующий день он не узнал себя; никто в мире уже не смог бы его идентифицировать без специальной техники. Это был белый человек, невысокого роста, со славянскими чертами лица.

Транслоты, как и психоволновой излучатель «Мара» были разработаны союзными учеными для работы в космосе, для спасателей и полиции. Но начавшаяся политическая неразбериха остановила дальнейшее освоение, они перешли в ведение национальных комиссаров и были полностью засекречены. Впоследствии работа велась под их личным контролем. Именно нацкомы помогли придти к власти в Борусии Луктаме с помощью психооружия, и приводили неоднократно потом. Поначалу они пытались применить эту технологию у себя в регионе, но недоработанная методика привела к резкому увеличению количества психических заболеваний, росту преступности, уменьшению рождаемости, резким изменениям климата. Страна была на пороге краха. Пришедший к власти Плотин запретил испытания «Мары», нацкомы в тайне решили продолжить их в Борусии. Тем более, что они уже работали тогда с малоизвестным депутатом Сайма Луктамой. С помощью слабого психополя специалисты укрепили его больное сознание и помогли занять высший пост. Периодически Луктама продолжал проходить у нацкомов сеансы оздоровления, что помогало ему сохранять адекватность и заряжало энергией.

Однако этого было недостаточно для удержания власти, и оборудование «Мара» внедрили во всевозможные места массового скопления людей: больницы, библиотеки, вокзалы, учебные заведения и тому подобное. Особенно старались установить аппаратуру по воздействию на психику в новых зданиях, где было удобней предусмотреть тайные комнаты и спрятать коммуникации. Сотрудники правительства Луктамы в обязательном порядке проходили обработку «Марой». Транслоты же служили им для пересечения границ региона подвластного «Конструкторам» и работы их агентурной сети, так как всем членам боруской администрации это было категорически запрещено и угрожало пожизненным арестом.

После стандартной процедуры, проведенной в транслоте, человек мог изменить практически все: рост, состояние мышечной ткани, цвет волос и кожи, форму лица и так далее.

Один из таких агрегатов и был смонтирован в Борусии. С помощью деактиваторов «Иллюзионисты» смогли перевербовать нескольких важных чиновников, и теперь тоже имели к нему доступ.



6. Антибудда и его реальность

На следующий день, после прибытия эмиссара «Конструкторов», Луктама прибыл в свою резиденцию. Он был полон сил и оптимизма. На собрании объявил советникам о получении больших инвестиций на строительство новой телебашни и установки в ней оборудования.

Узнав о провале тайной полиции, сделал выговор, но от доклада отмахнулся. После «гибели» Белобородько президент на оппозицию стал обращать минимум внимания. Все его усилия теперь сосредоточились на работе с Бен Хоттабом, лидером мухаббитов, обещавшем помощь в строительстве нового мира. Луктама искренне верил в свое предназначенье, в новую реальность, о которой написал целую книгу под названием «Мой Луктам». Ставленник нацкомов проповедовал, что люди по своей природе агрессивны и порочны. Если не держать их под строгим контролем и не внушать «истинную» реальность, то человечеству грозят анархия и катастрофы. Альтруизма и любви не существует, это мираж, навеянный пропагандой «Конструкторов», утверждал новый мессия. Он призывал к объединению все страны под знаменем его учения для борьбы с демократами, источниками иллюзий, строителями зла. Луктама не жалел средств на распространение своих идей. Всеми возможными путями проповедовал на планете «истинную» реальность и со временем приобрел многих сторонников. Миллионы людей с надеждой повторяли его имя, видели в нем спасителя. Особенную популярность Луктама приобрел в регионе, контролируемом шейхом Бен Хоттабом. Он нашел в нем идейного брата, уговорил пройти оздоровительные сеансы у нацкомов. Теперь они вместе планировали переустройство мира.

До всемирной популярности президенту Борусии, однако, было еще далеко. Дальний Восток отказался принимать его идеи. Правившие там испокон веков инбадды назвали нового мессию Антибуддой и запретили в своих странах луктамизм. Они утверждали, что люди не могут достигнуть счастья принуждением. Только раскрыв духовный потенциал каждого, можно улучшить человечество. Их идеи отличались от учения «Конструкторов», но тем не менее, они нашли общий язык и объединились против мухаббитов, насаждающих свое видение мира с помощью угроз и террора.

Сделав необходимые распоряжения Луктама сел в личный самолет, снаряженный по последнему слову науки, загруженный книгами, спецоборудованием и отправился на встречу с шейхом.

Военные сделали все, чтобы по пути следования президента не случилось неожиданностей.

Наземные станции слежения и спутники нацкомов тщательно контролировали воздушное пространство. Сама операция и подготовка к ней проходили под строгим контролем, и грифом высшей секретности.

Тем не менее, штаб «Конструкторов» получил сведения о вылете Антибудды и его целях.

Трудно было утаить печатание книг на мухаббистском языке, загрузка самолета оборудованием также не прошла незамеченной. Нужно было принимать решение. Военные предлагали сбить лайнер, но политики отговорили руководство от опрометчивого шага. Решили связаться с «Иллюзионистами» по спецканалу телекомпа с секретным доступом и разработать контроперацию.

7. Отъезд Клода Энана

Зашифрованное послание руководство «Иллюзиона» получило практически сразу после отправления. Там находилась просьба высылки надежного человека для организации совместных операций против союза мухаббитов и правительства Борусии. Был разработан план, и послана ответная шифровка, в которой сообщалось о выезде Клода Энана со всей необходимой информацией и полномочиями. Ради безопасности не указано точное время его приезда, и об изменении внешности. Поездка была продумана до мельчайших деталей.

Посланца снабдили капсулой с парализующим ядом; в случае захвата полиции досталось бы только тело, но не разум эмиссара. Впоследствии его можно было бы вызволить и восстановить с помощью некоторых снадобий. Клода также сопровождали два лучших боевика, оснащенных всем необходимым оборудованием, не обремененных лишним знанием. Группу подстраховывал Анатолий Белобородько, держащийся на расстоянии и старающийся не бросаться в глаза.

На вокзал они не заходили, билеты на троих были приобретены заранее, в одно купе, но в разное время, и через посторонних людей. Время отъезда было выбрано ночное. Проходя мимо вокзала сопровождающие включили устройства блокировки психополя на всякий случай. Казалось, что все учтено, но Анатолия охватили подозрения. Он стал анализировать свои ощущения, и в самый последний момент вспомнил эпизод, когда два тайных агента засекли его в здании вокзала.

Словно в замедленном кино Белобородько просмотрел в своей памяти их действия, каждое движение, мимику лиц. Они не могли заподозрить в старике подпольщика, этого не знал никто.

Следовательно, его мог выдать защитный фильтр, он был обнаружен только после включения устройства. Все сразу встало на свои места; тайная полиция научилась засекать их оборудование.

Разработчики операции понадеялись на работу транслота и безалаберность врага, упустив из виду, что в поисках эмиссара может быть применен сканнер. Теперь все стояло под угрозой провала. Анатолий бросился к последнему отходящему вагону, успев нажать сигнальную кнопку.

Впереди него мелькнуло несколько силуэтов, сзади на вокзале засуетились подозрительные люди.

– Неужели конец, – с ужасом подумал подпольщик.

Однако еще был шанс, используя незнание агентами точных данных о преследуемых, сойти с поезда или вывести погоню каким-нибудь способом из строя. В этот раз лидер сопротивления был одет под крутого рокера: парик со скрученным сзади хвостиком, кожаные брюки и куртка, расшитые всевозможными бляхами и клепками. Медальон с фильтром в этот раз он не взял, словно предчувствуя опасность. Зато в воротник куртки была вшита капсула с парализующим ядом.

Вскочив в тамбур, Анатолий увидел проводницу, беседующую с каким-то типом. Прикинувшись пьяным, сунул ей в руку купюру и загундосил:

– Там моя герла, я ее провожу и срулю.

Возмущенная женщина загородила ему дорогу:

– Ты обалдел, парень?

Но поезд уже набирал ход, Белобородько, как бы нечаянно, закрыл дверь.

– Ладно, пусть идет, – сказал пристально глядящий на него мужчина. – А в каком она вагоне?

– В восьмом, кажется, – промямлил «ухажер».

Он предусмотрительно назвал на два номера дальше. Пошатываясь, пошел в указанном направлении, быстро анализируя ситуацию. Вот двое проверяют купе, вот еще один стоит с излучателем в руке.

Этот тип пытался остановить «рокера», но Анатолий так старательно дыхнул на него перегаром предусмотрительно выпитой водки, что тот сразу отшатнулся. Наконец нужное купе.

Тихо открыл дверь и приставил палец к губам. Забрав у Клода и сопровождающих медальоны, покинул вагон. В восьмом вагоне зашел в одно купе, другое, глупо извиняясь, спросил Люсю.

Никого, естественно, не нашел, но два прибора незаметно заняли свои места в вещах пассажиров.

Последний Белобородько выкинул в окошко в проходе и пошел дальше к началу поезда.

Его еще попытались обыскать два подозрительных субъекта, но безуспешно. Пока остальные суетились в восьмом вагоне, он спокойно выскользнул на перрон на очередной остановке.

Подождал пока тронется поезд и послал проводнице из последнего вагона воздушный поцелуй.

Своими маневрами Анатолий сбил агентов с толку. Они нашли фильтры в восьмом вагоне, но дальше дело застопорилось. Подвергнутые волновому воздействию пассажиры указали на какого-то «рокера», ищущего Люсю. Это подтвердили многие, даже указали остановку, на которой он сошел. Агенты бросились вдогонку, но нашли лишь третий медальон и одежду. Сам юноша, как сквозь землю провалился.

8. План – иллюзия

В назначенный день уполномоченный «Конструкторов», лично знающий Клода Энана, ожидал прибытия своего подопечного. Прошел один поезд, второй, третий, а его все не было.

Наконец прибыл последний состав. Люди вышли из вагонов, но эмиссара нигде не видно.

Встречающий включил портативный телекомп и собрался докладывать о неудаче. Его остановил невысокий белый мужчина, положивший ему на плечо руку:

– Хеллоу, Макс.

Так закончилась эта операция. Члены сопротивления поступили в распоряжение «Конструкторов» и продолжили дальнейшую агентурную подготовку. Поменявший облик эмиссар был направлен в спецотдел главного Штаба. Его сведения имели сейчас особенное значение, а предложенное «Иллюзионистами» дальнейшее развитие событий могло кардинально изменить ситуацию в мире.

План, изложенный Клодом, состоял в том, чтобы повернуть оружие нацкомов против них самих.

Требовалось послать в Борусию или прилегающую страну одного из видных членов «Конструкторов», хорошо известного их противникам и допустить при этом утечку информации.

Судя по методам работы тайной полиции, его наверняка попробуют арестовать. Но взять должны не настоящего эмиссара, а двойника, человека на него похожего по всем параметрам.

Суть в том, что он будет, заранее, подвергнут психоволновому воздействию, и даст информацию, которую фактически предложат специалисты «Конструкторов». Недостатком этого плана было то, что чистую ложь контрразведка противника сможет распознать, нужно замаскировать все правдивыми сведениями, которые могут быть проверены и подтверждены. Тогда информация о том, что они договорились с мухаббитами и хотят убрать Луктаму с мировой арены, может пройти.

Это вызовет между ними раскол, что и требуется демократам.

Через некоторое время акция была подготовлена. Удалось найти и подготовить копию одной из известнейшей сотрудницы «Конструкторов» Элизы Райс, занимавшей важное место в правительстве одной из западных стран. Было вычислено несколько вражеских агентов работающих на нацкомов. Им дали возможность «случайно» узнать о поездке эмиссара, якобы инспектирующего своих людей в разных странах, в том числе регионе мухаббитов и Борусии. Ее должны сопровождать два боевика «Иллюзионистов», подготовленных к определенному ходу событий.

Они должны оказать ожесточенное сопротивление агентам тайной полиции, в результате чего или погибнут, или уйдут с максимальным привлечением внимания к себе. Таким образом, парни смогут убедить в реальности полномочий эмиссара. Попасть в плен подпольщики не должны были ни в коем случае. Инструкции псевдоэмиссару были также даны конкретные.

Физического сопротивления не оказывать, на вопросы не отвечать, в случае задержания требовать посла. Вся остальная информация была заложена в ее памяти и ждала своего часа.

9. Операция «Элиза»

Операция «Элиза», как прозвали ее специалисты, прошла успешно, но не совсем по плану.

Детали стали известны после того, как контрразведка Антибудды освободила эмиссара.

Ее память оказалась стертой, а новая была сориентирована на агентурную работу для нацкомов, Но все же кое-что в медицинском институте главного Штаба удалось восстановить. Один из подпольщиков смог уйти от группы захвата и отправить секретное послание «Конструкторам».

Некоторую информацию получили от платных информаторов из силового ведомства Борусии.

Таким образом, картина прояснилась.

Захват эмиссара произошел возле границы. Сначала их внезапно атаковали психоволнами.

Элиза сразу вышла из строя, так как не имела защитного оборудования, а телохранители смогли дать отпор. Они заранее включили свои медальоны, провоцируя нападение. На требование сдаться ответили ударами кулаков и ног. Отпор был так силен, что пять агентов стали инвалидами, двое погибли. Пока подошло подкрепление, двери заблокировали, один из боевиков выпрыгнул в окно на полном ходу поезда. Второго пришлось пристрелить, сдаваться он не собирался.

Все же совсем исчезнуть беглецу не удалось, хоть он и отключил фильтр. К операции было привлечено много сил, и полиции удалось выследить боевика, не привлекая внимания.

Изрядно пропетляв, тот вышел к своему звену; тут их всех и взяли. Но парень успел проглотить какой-то яд и отключился. От троих других толку добиться не удалось, они были простыми исполнителями, и ничего не знали. Их руководитель впал в коматозное состояние и вряд ли вообще что-нибудь сможет сказать. Зато эмиссар выдала тайной полиции все, что знала: нескольких внедренных агентов «Конструкторов», часть которых успела сбежать, о переговорах с Плотиным, и главное, о договоре с Бен Хоттабом. Оказывается, существовало соглашение, по которому шейх должен был войти в доверие к Луктаме, узнать о его методах управления страной, о нацкомах, о психооружии и других деталях. От Элизы также удалось узнать о святых улемах в горах, у которых Бен Хоттаб проходил деактивацию после оздоровительных сеансов с Антибуддой.

Отшельники обладали большой духовной силой и умели очищать сознание человека, их техника напоминала искусство инбаддов.

Основным заданием эмиссара была тайная встреча с шейхом в условленном месте для обмена сведениями и согласования дальнейшей деятельности. Элиза должна предложить нападение на Антибудду на территории мухаббитов, замаскированное под акцию инбаддов, находящихся с ними в состоянии войны. В свою очередь резидент «Конструкторов» собиралась обещать лидеру мухаббитов помощь в расширении влияния на другие регионы мира и финансовую поддержку.

10. Подготовка к выборам

Луктама хоть и поверил информации эмиссара, все же решил, что это игра руководства «Конструкторов». На всякий случай дал задание проверить сообщение. Выяснилось, что действительно планировалась встреча с Плотиным и Бен Хоттабом, который часто бывает в горах и встречается с улемами. К тому же удалось арестовать нескольких шпионов, указанных эмиссаром и захватить четырех членов сопротивления. Это встревожило президента Борусии, он начал подозревать мухаббитов в грязной игре.

Дальше больше, «Конструктора» умело подбрасывали «дрова в костер». Вскоре отношения между двумя лидерами окончательно разладились. Антибудда оправдал свое второе имя.

Он перестал верить кому-либо, усилил армию, органы госбезопасности, полицию и другие карательные органы. Все его внимание накануне выборов сосредоточилось на обстановке внутри страны. Таким образом, первая часть плана «Конструкторов» исполнилась, пришло время для второй.

«Иллюзионисты» тем временем тоже готовились к предстоящим событиям.

Открытый ими оздоровительный Центр стал легальным местом работы руководителей сопротивления. Официально там проводили сеансы акупунктуры, биоэнергомассажа и траволечения, но на самом деле подготавливали инструкторов по деактивации населения по методикам инбаддов.

Различные виды йоги, цигуна, тайцзи-цюань помогали людям укреплять свою психосферу, активизировать внутренние силы и защищаться от чуждого полевого воздействия, проникшего во все области жизнедеятельности. Теперь человек, достигший определенного уровня подготовки, имел возможность защищаться от излучения «Мары» без технических средств и не опасаться тайной полиции.

Однако появилась новая опасность. В самом центре страны началось строительство новой телебашни, превышающей по высоте все конструкции далеко вокруг. «Иллюзионисты» знали об ее истинном назначении, но ничего не могли поделать, охрана объекта была на высочайшем уровне, – сам президент курировал работу. После консультаций с руководством «Конструкторов» было решено внедрить в будущий персонал телебашни своих лучших людей, подготовленных морально и физически к усиленному воздействию «Мары». К тому же союзники обещали поддержку с космоса, срочно шли разработки пушки, блокирующей психополе со спутников.

Движение сопротивления расширило свою работу открытием филиалов оздоровительного Центра по всей стране. Под видом инструкторов по акупунктуре, массажу, йоге готовились будущие солдаты свободы. В тоже время «Иллюзионисты» налаживали связи с операторами, видеоинженерами, специалистами по телекомпам и коммуникациям. Нужные люди посылались на учебу, стажировки, им помогали всем, чем могли. Подпольщики надеялись проникнуть внутрь засекреченного объекта, если не с парадного хода, то хоть с черного.

11. Освобождение

За два дня до выборов начались перебои с электроэнергией и газом. Власти начали волноваться, популярность Луктамы резко упала. Это случилось то ли из-за остановки стационарных излучателей «Мара», то ли из-за закрытия накануне почти всех независимых СМИ, а может потому, что появилось множество самых разнообразных листовок. Они буквально заполонили все вокруг; часть из них с умилением и восторгом прославляла успехи Борусии, в других прямо говорилось, что страной управляет диктатура с помощью психоволнового оружия. Начались стихийные митинги и манифестации. Антибудда ввел в столицу и крупные города войска, начались аресты.



Оставшуюся электроэнергию, вырабатываемую на гидростанциях Борусии, бросили на новую телебашню, только что вступившую в действие. Власти надеялись подавить недовольство народа, начинающее выливаться в забастовки и прямое неповиновение стражам порядка. «Иллюзионисты» старались тем временем вывести из строя установки «Мара» там, где только возможно.

Члены сопротивления, работающие на телебашне, пытались саботировать ее запуск, но после нескольких арестов им пришлось затаиться. Однако надежды луктамистов не оправдались, излучение новейшего оборудования гасили космические спутники «Конструкторов». Против нацкомов, в то же время, правительство Плотина начало судебные дела за старые грехи; некоторым из них пришлось прятаться. Они не могли помочь Антибудде.

А перед самыми выборами случилось ЧП.

Группа боевиков во главе с Белобородько прорвалась на территорию телебашни. Началась настоящая военная операция, в ходе которой сотни людей были убиты. Оставшиеся члены сопротивления подготовили технику и всему миру рассказали правду. Подошедшие армейские части разгромили подпольщиков, но Анатолию с несколькими соратниками удалось уйти через коммуникационные колодцы. Показанный всей планете красочный сюжет, похожий на боевик, возмутил людей. В адрес правительства посыпались ноты протеста и угрожающие ультиматумы со всего мира, огромные толпы народа вышли на улицы.

Было создано новое правительство, которое отменило полномочия действующего президента и всех, кто его поддерживал, объявили вне закона. Бывшие подпольщики организовали новую полицию и начали расформировывать, оставшиеся верными Луктаме, части. Им пришлось неоднократно применять методы деактивации и защитное оборудование, но работа проходила успешно. Никто не хотел стрелять в своих одураченных братьев.

Вскоре «Иллюзионисты» опомнились и начали искать Антибудду. Однако все было напрасно, бывшего президента и след простыл. Лишь, когда начали повсюду выходить из строя компьютеры и телекомпы, поняли, что Луктама вместе с нацкомами, по всей вероятности, просто покинул планету на космическом корабле. Что, кстати, позже и подтвердилось.

Специалисты, ремонтирующие оборудование доложили, что везде была внедрена одна программа, активизированная дистанционно с единого пульта управления.

Н а всех экранах была картинка: страшное лицо какого-то космического монстра и надпись: «Я еще вернусь!».

Но люди уже начали забывать прежнего правителя, как забывают страшный сон.

Везде царила радость и надежда. Надежда на лучшее будущее и счастье своих детей.

Ради этого они выбрали новым президентом Анатолия Белобородько. Этот мужественный человек не раз доказывал любовь к своему народу и жертвовал ради него жизнью.

Город теней

1. Возвращение

Возле небольшого иллюминатора сидел человек в блестящем мягком одеянии, предназначенном для космических путешествий, закрывающем лицо и тело. Лишь небольшие отверстия в районе глаз и рта оставались для связи с внешним миром. Он в задумчивости взирал на приближение автоматической капсулы к Земле. Рядом с ним располагался субъект в темном классическом костюме с брюками и галстуком. Он старательно давал инструкции собеседнику, внимательно рассматривающему увеличивающуюся планету, освещенную различными огнями. Было ясно, что этот человек слушает только свои мысли и думает о чем-то постороннем.

– Вы меня слушаете? – наконец догадался спросить говоривший в галстуке у партнера.

– Вот мы и встретились, – произнес тот в ответ.

Да не волнуйтесь, Картузов, всё будет в порядке. Под нашим контролем находится Белобородько и почти все серьезные фигуры. Вы лучше расскажите о планах нацкомов.

– Как отреагирует Плотин, если узнает о рокировке? Всё ли подготовлено в «Городе теней»?

Опешивший собеседник потер виски, ответив через секунду.

– Я не могу сейчас предоставить подробную информацию, у нас осталось мало времени, но вы обязательно получите ответы на все вопросы. Что же касается Плотина, то будьте с ним предельно осторожны. Он что-то задумал, идут сложные кадровые перестановки.

На словах Верховный поддерживает нас, в тоже время ведет какую-то свою игру.

– Понятно, всё осталось по-прежнему, – угрюмо констатировал Луктама. (Это, разумеется, был он.)

Постепенно капсула, в которой находились два человека, начала замедлять полет.

В дело вступили антигравитационные подушки, смягчающие приземление.


Тем временем в резиденции президента Борусии проходило закрытое совещание.

На нем присутствовали члены совета, несколько чиновников ответственных за связи со средствами массовой информации и министры силовых ведомств.

Поначалу, когда Белобородько занял высший пост в республике, дела пошли неплохо.

Многие страны Европы помогли тогда Борусии восстановить разрушенное народное хозяйство, укрепить экономику, перестроить армию и полицию, судебную систему.

Однако правительство Плотина негативно отнеслось к тому, что Борусия принялась сближаться с Западом. Началась необъявленная «холодная» война: практически, все восточные телекомканалы утверждали, что в Борусии хаос и анархия. Мир ужаснулся, увидев кадры, где страшные чудовища, мало похожие на людей, убивали друг друга и поедали на глазах у операторов. С истерическим придыханием ведущие и «очевидцы» утверждали, что страна находится на грани распада. Печатные издания поддержали эту вакханалию, они перепечатывали местные борусские газеты, поддерживающие Луктаму, со смаком расписывая подробности и давая развернутые комментарии. До поры и времени эти издания вели себя смирно, пользуясь свободой, но внезапно, словно по команде, начали «атаку» на новое правительство. К тому же на улицах действительно появились странные бандитские шайки, грабящие мирных граждан, поддерживающих Белобородько.

Некоторые из сторонников нового правительства были убиты или пропали без вести.

Эта преступная волна охватила столицу и крупные города Борусии, как цунами. Полиция явно не справлялась с этой заразой, прекрасно организованной и осведомленной. На улицах также появилось огромное количество дешевых наркотиков; к этому добавилось увеличение цен правительством Плотина на энергоносители и сырье.

Экономику Борусии начало лихорадить, некоторые из министров подали в отставку, на президента было тяжело глядеть. Мешки под глазами, трясущиеся руки, с трудом выговариваемые слова. Никто не догадывался, что Белобородько тайно подвергался воздействию дальненаправленного психооружия «Мара» третьего поколения. В определенное время на резиденцию президента направлялось оборудование космической станции нацкомов, посылающее модулированные сигналы, преобразующиеся специальными зеркалами, скрытно установленными перед самым падением режима Луктамы. Таким образом, накануне новых президентских выборов в стране, сторонникам Антибудды практически удалось взять Белобородько под свой контроль. Теперь руководитель Борусии начал проводить иную политику, он отошел от сотрудничества с военным блоком объединенных европейских государств, разрешил Плотину открыть несколько баз на своей территории. Когда встал вопрос о соединении двух стран, бывшие соратники и друзья Анатолия Белобородько срочно вызвали его на внеочередное правительственное совещание.

Выступивший министр внутренних дел описал положение дел в республике. Он рассказал, что удалось выйти на некоторые преступные группировки, следы которых идут на Восток. Найдены подпольные типографии, печатающие антидемократическую литературу, схвачено несколько курьеров с фальшивыми деньгами.

– Что вы предлагаете? – спросил президент.

– Нужно закрыть границы, создать Штаб для борьбы с бандитизмом и саботажем, ввести цензуру для средств массовой информации.

– А можем ли мы пойти на это накануне выборов? – спросил Белобородько собрание.

Тут вмешался директор госбезопасности: – В противном случае в стране воцарится анархия. Неужели вы не видите, что творится?

У президента отвисла челюсть, начали поддергиваться веки:

– Но с-согласно м-моим данным, в с-стране п-полный порядок.

Его поддержал военный министр: – Армия готова выступить в любой момент, с восточными коллегами у нас прекрасные отношения.

– Однако, – поднялся один из ближайших советников Белобородько, – люди недовольны положением дел. Зарплата упала, квартплата поднялась, цены на продукты питания выросли. Боюсь, что на выборах к власти придут ультраправые. Нужно срочно приглашать международных специалистов и сообща искать выход из создавшегося положения.

Слово вновь взял министр внутренних дел: – Хотелось бы узнать у советника по СМИ, почему такой негатив в печати и эфире?

Из-за стола нехотя поднялся невысокий толстяк в очках. Взгляды всех сидящих устремились на него.

– Это всё оппозиция. Без санкции президента и парламента я ничего не могу сделать.

В этот момент раздался сигнал вызова телекомпа. Один из присутствующих включил аппарат; на мониторе высветилось усталое лицо советника по безопасности.

– Господин Президент, срочное дело…

2. Рокировка

Началась вторая фаза операции. Служба слежения успела предупредить Белобородько о приземлении таинственной капсулы с орбитальной станции нацкомов в районе Кзылстана.

Пришла информация от «Конструкторов», с которыми еще сохранились дипломатические отношения.

Обнаружена подозрительная активность агентуры нацкомов в разных частях света, появились сведения о суперсекретном подземном объекте в Кзылстане под кодовым названием «Город теней».

Однако время было упущено, заговорщикам удалось подготовить захват власти в Борусии, во время «Ч» поменять высшее должностное лицо в стране. Всех, хоть немного догадывающихся об истинном положении дел, изолировали. Отдельные подразделения службы безопасности, пытающиеся остановить армейские части, были быстро блокированы и рассеяны.

Теперь республикой управлял совсем другой человек, внешне ничем не отличающийся от Белобородько. Преданные ему сотрудники были сняты со своих должностей, на их местах появились новые люди, прошедшие психообработку. Пропагандистская компания в стране вскоре пошла на убыль, удалось заключить новые договора с Плотиным на поставки энергоносителей, обуздать преступность.

Народ вздохнул с облегчением, рейтинг президента начал быстро расти. Общественность была озадачена таким развитием событий, никто не мог понять, в чем дело. А до выборов осталось совсем немного.


Специалисты Координационного совета «Конструкторов», тем временем, пришли к неожиданному выводу на основе последних данных: Белобородько заменен двойником. Предвыборная программа действующего президента, опубликованная недавно, в корне отличается от первоначальной.

Странные перемещения воинских частей, после которых начались кадровые перестановки. К прочему, нескольким сотрудникам службы безопасности, бывшим подпольщикам, удалось покинуть Борусию и добраться до Штаба западных спецслужб. К подобному выводу также пришли специалисты анализирующие мимику президента и манеру говорить – это два разных человека, несмотря на поразительное внешнее сходство.

Сразу же появился вопрос: где находится настоящий президент Борусии? И кто в настоящий момент находится у власти в республике? Спецслужбы начали активный поиск пропавшего, международная общественность предъявила претензии к действующему правителю относительно его полномочий и психического здоровья, в Борусии вновь появилась оппозиция.

Но Антибудда не стал дожидаться развития событий и нанес упреждающий удар. Внезапно, среди бела дня, несколько рейсовых самолетов, принадлежащих Борусии, пролетая над Европой и Америкой, как бы случайно изменили курс. Электронные системы защиты и слежения этих континентов были в этот момент атакованы внезапным излучением из космоса и вышли из строя. Над городами сообщества появились тонны листовок с предупреждениями и угрозами. Началась суматоха и паника.

По официальным каналам представители «Конструкторов» получают послание от Антибудды, где сказано, что во все источники с питьевой водой заложены контейнеры с дистанционными взрывателями.

В случае дальнейшего давления на Борусию и вмешательства в проведение выборов президента, они будут активированы; вся вода окажется зараженной надолго. Разрядить и изолировать бомбы невозможно без специального оборудования с очень сложным алгоритмом излучения.

Это предупреждение поставило «Конструкторов» в затруднительное положение, им пришлось прибегнуть к дипломатическим уловкам и извинениям. Теперь они знали, с кем имеют дело.

Однако чтобы подобрать код к заложенным минам, нужно немало времени, а его сейчас как раз и не хватало.

В объединенном Штабе Сообщества в срочном порядке принялись разрабатывать альтернативный план борьбы с Антибуддой. Были собраны лучшие аналитики.

По крупицам, собирая различные косвенные данные, удалось выяснить, что Луктама действует под покровительством нацкомов, активно использующих новейшие технические разработки.

Они также принимают участие еще в нескольких террористических проектах.

На территории Кзылстана им удалось построить секретный объект под названием «Город теней», осуществляющий наземное прикрытие операций, в небе – запустить орбитальную станцию «Карающий меч». Траектория полета ее очень сложная, она то удаляется на тысячи километров от Земли, то неожиданно приближается. Вычислить местоположение станции весьма затруднительно, «Карающий меч» оснащен по последнему слову науки и техники, что делает его чрезвычайно опасным.

Аналитики Штаба решили, что самым лучшим и безопасным вариантом будет посылка агента в «Город теней». Белобородько, если он жив, мог находиться только там. Но этот объект еще предстояло найти.

3. План борьбы

– Где я? – спросил Анатолий себя, с трудом открывая глаза. Небольшая комната, без видимых признаков окон и дверей, слегка освещалась галогенными лампочками. Странное состояние: полная апатия и отсутствие ощущения тела.

– Что со мной случилось? – вопрос, на который он не получил ответа. Белобородько немного полежал, пытаясь прийти в себя. Нужно восстановить силы, чтобы достойно встретить неизвестного противника, решил Анатолий. Вспомнив занятия у инбаддов, мысленно дал команду своим мышцам расслабиться.

Поочередно концентрируясь на определенных частях организма, вызывая в них чувство тепла и красного цвета, бывший глава Борусии впал в состояние эйфории и небытия.


Два борусских подпольщика, прибывших в свое время с Клодом Энаном в качестве телохранителей на территорию «Конструкторов», стали опытными агентами спецслужб. Это были Сергей и Андрей, входившие ранее в тройку Белобородько. Они были срочно вызваны в Штаб Сообщества; начиналась новая операция против Антибудды и его подельников. От тайной полиции инбаддов, сотрудничавших с Западом, поступили сведения, что в горах, контролируемых мухаббитами, идет подозрительная активность. Агенты террористов со всего света собирают людей за деньги готовых делать всё, что им прикажут. В основном же их интересуют специалисты по подземным коммуникациям, телекомпам и целому ряду профессий, вызывающих определенные ассоциации. Самое главное, что вербовка проходит давно, взяли многих, инбадды даже заслали нескольких своих служащих, но больше никого из них никто не увидел.

Таким образом, аналитики Штаба вышли, наконец-то, на след «Города теней». Был разработан тщательный план по внедрению двух разведчиков в группировку мухаббитов, связанную с секретным объектом нацкомов. В их задачу входило установление места дислокации «Города теней» и, по возможности, спасение президента Борусии. Агентам придали широкие полномочия, их подстраховывала целая команда лучших профессионалов.


Анатолий пришел в себя от звука шагов. Перед ним стоял человек в белом халате, внимательно на него глядевший.

– Как мы себя чувствуем? – холодно улыбаясь, спросил он.

– Где я? – ответил вопросом Белобородько.

– Не волнуйтесь, вы в клинике. У вас было серьезное психическое расстройство, но кризис миновал.

Надеюсь, вы в порядке?

– Кажется, вот только тела не чувствую. Позовите ко мне советника по информации.

– А вот об этом, батенька, стоит забыть, – отрезал «доктор».

– Вас поразило очень тяжелое заболевание, пусть другие ломают копья, так сказать, на поприще.

Вам категорически запрещено. Отдыхайте, сейчас принесут еду.

Человек в халате развернулся и, не спеша, направился к проходу в стене, плавно закрывшемуся за ним.

«Как у японцев», – безразлично подумал Белобородько.

Он уже неплохо владел своим телом, но решил не демонстрировать этого. Неизвестно, что будет дальше.

Тщательно подготовленные разведчики, тем временем, уже направлялись на базу мухаббитов в горах. Первым к вербовщикам отправился Сергей. Ему предстояло установить контакт с Белобородько, но в целях конспирации его сознание очистили. Согласно внедренной легенде, он служил в войсках спецназа, убил невинного человека и скрывается от правосудия. Лишь специальный сигнал из космоса может включить заложенную в нем программу, о которой агент даже не подозревает.

В случае же её активации, он должен найти президента Борусии и уговорить проглотить капсулу, спрятанную в полости коренного зуба. После того, как Белобородько впадет в кому, постараться вытащить его из «Города теней», хотя бы мертвым. Единственным слабым местом плана было попадание контрольного сигнала в подземный объект. Там, несомненно, превосходная защита, поэтому Сергея подстраховывал Андрей, шедший за ним во втором эшелоне. Согласно его установке, он – первоклассный специалист по компьютерной и телекомпной технике, имеет религиозные взгляды, отличные от принятых в странах Сообщества. Андрей также ничего не помнил, никого не знал.

Единственное, что ему внушили – тяга к мухаббизму и желание заработать. Его мать якобы тяжело больна, ей срочно требуется операция, стоящая много денег.

Однако мало кто, даже сам агент, знал, что в его теле спрятано небольшое устройство, должное включиться автономно в определенное время. Это был излучатель, дублирующий контрольный сигнал из космоса. Таким образом «Конструктора» надеялись вытащить президента Борусии из рук террористов и выключить «Город теней» из большой игры. Следующий этап – выведение из строя орбитального комплекса нацкомов.

4. Цейтнот

Сергей, с тремя такими же добровольцами, под дружеским, но цепким взглядом двух охранников, прибыл на объект уже ночью. На многие километры кругом раскинулась степь, кое-где покрытая чахлой растительностью. Издалека, под маскировочной сеткой, купол объекта был, пожалуй, практически невидим. Лишь колючая проволока по периметру давала некоторое представление о нем. КПП, как такового, не существовало, въезд закрывали чуть светящиеся тонкие лучи.

Небольшой грузовичок, закрытый тентом, остановился перед ним. Водитель приоткрыл дверцу и направил на проход небольшую трубку. Слабая вспышка, заградительное излучение исчезло, машина въехала на территорию «Города теней».

Сергей отрешено глядел на небольшой холм, прикрытый маскировкой, скрывающей очертания фильтров и других конструкционных элементов. Поодаль располагались антенны и излучатели, расположенные на спецмашинах. Уже потом он узнал, что они соединяются с объектом посредством подземных кабелей, имеющих несколько выходов в различном удалении от «Города теней».

Роль охраны взяли на себя термодатчики и сканеры, заполонившие округу.

Сергей попытался вспомнить свою жизнь, какие-то отрывки всплывали – школа, армия, служба в спецназе. Случайная драка. Он не хотел убивать того подонка в ресторане, пристающего к девушке.

Теперь приходится скрываться, добрый десяток свидетелей видел, как Сергей свернул ему шею.

Как теперь жить?

Они прошли на объект через запасной ход, небольшую малозаметную дверцу, открывшуюся после того, как ведущий команды приложил ладонь к камню, высунувшему одну из плоскостей наружу. Спустившись по узкой лестнице немного вниз, добровольцы с сопровождением остановились перед массивной, выпуклой дверью с запорным устройством в виде колеса. Оно было заблокировано, один из охранников нажал красную кнопку и произнес пароль в экран, расположенный рядом.

– Как в подводной лодке, – подумал Сергей.

Раздался щелчок, и колесо принялось вращаться против часовой стрелки. Ведущий отряда с трудом открыл тяжелую дверь и пропустил людей в небольшое помещение, партер, как он выразился, закрытый, точно такой же дверью, с другой стороны. Четверо добровольцев остались в нем, остальные вышли, закрыв вход. По пути их предупредили, что будет проверка, поэтому они спокойно ожидали своей участи. В комнате располагался небольшой стол, вдоль стены стояли стулья; Сергей заметил несколько глазков сканеров и трубки непонятного назначения. Раздался мягкий женский голос, приглашающий всех сесть, расслабиться, подключить датчики лежащие на столе к голове.

После этого послышалась приятная музыка, в ушах как будто зазвенело. Постепенно Сергей впал в бессознательное состояние, в памяти начали проплывать картинки прошлого.

Очнувшись, он увидел людей в халатах, снимающих с них датчики и предлагающих выпить напитки из пластмассовых стаканчиков. Сергей почувствовал сильное опустошение; усилием воли заставил себя пить. Поддерживаемые помощниками, трое из испытуемых прошли дальше вглубь объекта; один остался сидеть на стуле, широко открыв глаза.


В Штабе Сообщества царило оживление, несмотря на позднее время. Руководитель операции разговаривал по телекомпу со своими людьми в горах.

– Ну, как все прошло?

– Жив ли он – не известно, но местоположение объекта мы засекли по радиационной метке.

– Тогда запускайте второго. Если показания совпадут, начинайте операцию.

Тем временем специалистам удалось засечь несколько КИПов (кодирующие информационные передатчики) в горах, связывающихся с космической станцией нацкомов в определенное время.

Ученые «Конструкторов» пытались подобрать код к сообщениям, но безрезультатно.

Тогда один из специалистов предложил просто добавить в сигнал КИПа небольшую программу под видом случайных помех. Хитрость была в том, чтобы обмануть фильтры приемников и суметь внедрить «вирус» в компьютеры «Карающего меча». Спустя определенное время программа начала бы свою разрушительную миссию и вывела комплекс из строя.

Ничего другого не оставалось, Штаб кинул все силы на решение этой задачи.

Вскоре, после внедрения первого агента в подземный объект нацкомов, прибыла следующая партия добровольцев. Вместе с ними в «Город теней» проник Андрей, «продвинутый» специалист по программированию и ремонту компьютеров.


А в Борусии началась предвыборная компания. Оппозиция смогла выставить две кандидатуры в противовес действующему президенту, но их шансы были невелики.

По всем каналам телекомпов, со всех государственных печатных изданий беспрерывным потоком лилась ложь и грязь на тех, кто пытался хоть что-то противопоставить Антибудде.

Снова заработал репрессивный механизм, появились таинственные отряды с большими полномочиями.

Никто не чувствовал себя в безопасности: в любой момент агенты с излучателями могли арестовать, остановить производство, конфисковать имущество. Липкий призрак страха заполонил страну…

5. В «Городе теней»

И все же лидеры оппозиции не опустили рук. Было ясно, что без помощи международной общественности победить на выборах не удастся. Противники Луктамы в Борусии уже знали о подмене президента, но сделать ничего не могли, – все средства массовой информации находились под контролем режима. Представители «Конструкторов» обещали помочь, но просили немного подождать. Требовалось время, чтобы обезвредить заложенные Антибуддой мины. Работа по их нейтрализации не прекращалась ни на минуту. Аналитикам удалось вычислить все места с установленными контейнерами и накрыть их специальными ящиками, блокирующими практически любое излучение. Всё же риск оставался. Специалисты Штаба также опасались действий орбитальной станции нацкомов, – неизвестно, какими она обладает возможностями.


Андрей успешно прошел проверку в «Городе теней» и теперь отрабатывал аванс, который, по заверению руководства объекта, получила его мать на лечение. Он зашел в операционный зал с напарником, насвистывая надоедливый мотив, засевший в голове.

– Ну, где тут ваш «висяк»?

Двое работников переглянулись и странно поглядели на него.

– Пойдемте, я вас провожу, – сказал один из них.

– Откуда вы знаете этот мотив, который насвистывали? – невзначай поинтересовался парень, похожий на индуса, по пути к сломанному компьютеру.

– Черт его знает, – отмахнулся Андрей, – ну, что с аппаратом?

Больше часа они возились с системным блоком; разобрали его, проверили составляющие узлы.

Заменив несколько плат, собрали и включили. Во время ремонта Пак, так звали индуса, задал Андрею пару простых вопросов и спокойно наблюдал за работой.

– Вот и все дела, – наконец, сказал Андрей.

– Не мешало бы ещё обновить программное обеспечение. Пока, ребята.

– А вы сможете его нам установить? – спросил Пак.

– Да без проблем, – ответил напарник Андрея, – если начальство даст добро.


Тем временем ученые создали программу – агента для прикрепления к сообщениям КИПов.

Операция по выведению космической станции нацкомов из строя началась.

Вскоре на орбитальном комплексе «Карающий меч» начали возникать проблемы.

Сначала компьютеры делали мелкие ошибки, потом появились серьезные сбои, затем некоторые функции вообще оказались заблокированы. Станция перестала выходить на связь.

«Конструкторы» запустили два вооруженных космолета на её поиски, она уже не представляла угрозы для Сообщества.


Примерно в тоже время сработало устройство, вживленное в тело агента, успешно внедренного в «Город теней». Андрей не помнил, откуда у него взялся шрам на одной из ягодиц, поэтому, когда услышал треск в районе крестца, подумал о детской травме. Он не догадывался, что стал источником излучения, поздно или рано должного запустить операцию, спланированную далеко отсюда. Через сутки её вторая фаза пришла в действие.

Андрей случайно попал на второй уровень, – в охранном отделении вышел из строя телекомп.

Разведчик уже успел заслужить у начальства хорошую репутацию, как отличный и безотказный специалист, и теперь ходил на задания один.

В комнате для отдыха сидело два человека, один из них показался Андрею смутно знакомым.

Он сидел в кресле и читал какую-то книгу, второй играл в электронные шашки. Внезапно человек в кресле побледнел и выронил книгу из рук.

– Что с тобой, Сергей? – спросил напарник, не отрываясь от игры.

– Да что-то голова разболелась, – ответил тот, – пойду сока попью.

Сергей, пошатываясь, прошел мимо Андрея, потирая виски.

– Вы к кому? – всё же спросил он, с удивлением глядя на компьютерщика.

Что-то промелькнуло в его взгляде и затерялось в глубине глаз.

– Я по вызову, – улыбаясь, ответил Андрей. – Вот наряд, – протянул он бумагу.

– Наконец то, – оторвался второй охранник от шашек, – вы по ремонту телекомпа?

– Да, – кивнул головой мастер.

– Пойдемте, – поднялся игрок, – у нас два канала вообще не работают, а три, как в тумане.

6. Освобождение президента

Сергей старался не отказываться от охраны пленников, но и не стремился привлекать к себе внимания. Тем более что в комнаты арестованных им запрещалось входить, а также общаться с ними каким-либо образом. Но теперь к операции подключились двое выживших агентов инбаддов, Пак с товарищем. Им удалось выследить Андрея с Сергеем и выяснить, что они разведчики. Мотив, который насвистывал программист, являлся паролем для тайной полиции инбаддов. Сергей, тем временем, старался побольше встречаться с напарником и с помощью нейро-лингвистических методов выводить его из навязчивого состояния. Вскоре они вместе составляли план освобождения Белобородько, после того как присоединились индусы. Агенты «Конструкторов» сначала собирались их ликвидировать, но те знали такие подробности, что сомнения отпали. Перед ними действительно находились агенты инбаддов.

– Как же вы уцелели? – поинтересовался Сергей, – ведь у вас нет наших технических возможностей.

– Некоторые погибли, – согласился Пак, – но у нас мощные методы работы с сознанием.

Это помогло выжить.

Инбадды помогли Андрею избавиться от передатчика и заживить рану, поделились сведениями о пленниках и предоставили базу данных нацкомов. Теперь стало ясно, где находится настоящий президент Борусии, появился шанс его спасти и разрушить гнездо врага. Тянуть нельзя, в любой момент их могли разоблачить.


До оппозиции дошли сведения об уничтожении орбитальной станции нацкомов, о взятии под наблюдение «Города теней», его местоположение стало известно с точностью до метра.

Объединившись в единый фронт, противники Луктамы начали атаку на режим. Представители «Конструкторов» опасались пока открыто им помогать, но подготовка шла по всем каналам.

Штаб Сообщества с нетерпением ожидал сведений из «Города теней».

Выборы президента Борусии, тем временем, начались. Агенты Луктамы взяли под контроль все избирательные участки, все независимые издания, передающие станции. Многие представители единого фронта оказались схвачены, границы перекрыты, армейские подразделения стянуты к столице и приведены в состояние готовности. Предварительные результаты «показали», что за Антибудду проголосовало 86 процентов избирателей.


В эту смену охранять Белобородько назначили Сергея, остальные разведчики ожидали сигнала.

Взрыватели были предусмотрительно заложены и установлены на определенное время, оружие и все необходимое спрятано в надежных местах, подготовлено два выхода на поверхность.

Один из них по канализационным коммуникациям, второй по вентиляционным шахтам. Второй путь был более предпочтительным, но сложным, потому что перекрывался в нескольких местах стальными решетками с кодовыми замками. На этот случай Андрей сконструировал портативную лазерную установку. Пак заранее подготовил устройство, выводящее систему наблюдения в нужное время. Когда оно приблизилось, Сергей вызвал по телекомпу доктора, сообщив, что о буйном поведении подопечного. После этого он позвонил в дежурку компьютерщикам, пожаловавшись на сбои в системе наблюдения.

– Что с ним? – спросил эскулап в небрежно наброшенном на плечи халате, доставая из кобуры излучатель.

– Да крушит всё подряд, кричит что-то.

Доктор набрал код на входном устройстве и дверь начала мягко отходить в сторону.

В этот момент охранник успел незаметно зайти ему за спину, ударить коротким движением кулака по затылку, другой рукой обхватывая тело. Так, обнявшись, они и зашли в комнату.

Белобородько внимательно наблюдал за этой сценой, он не спал.

– Анатолий, – тихо сказал Сергей, – это я. Нужно быстро уходить, все подготовлено.

Он аккуратно положил доктора в углу.

– Что вам нужно? – визгливым голосом прокричал заключенный, – кто вы?

– Да я это, Сергей, твой товарищ. Забыл что ли? Нам нужно отсюда сваливать.

– Уходите, я вас не знаю, – прокричал его бывший руководитель по «тройке».

– Черт! Что они с тобой сделали, – сказал охранник, подойдя ближе.

Тот закрылся одеялом, принялся выть и выкрикивать проклятия. Но Сергей был настроен решительно, он отключил заключенного легким хлопком ладони и помог ему раскусить капсулу с парализующим ядом. Сжав одной рукой челюсти страдальца, чтобы не выплюнул содержимое, другой принялся активизировать жизненные точки. Вскоре Белобородько очнулся и захрипел. Препарат начал свое действие.

В эту смену дежурил Андрей, он заранее поменялся с напарником, подкупив того своей бутылкой вина, положенной им в конце каждой недели. Разведчик мотивировал свою просьбу тем, что хотел послать сообщение больной матери, у которой был день рождения. Это запрещалось, но компьютерщики имели негласно такую возможность.

Сразу, после вызова, Андрей поспешил к кубрику оперативного персонала, где отдыхали индусы.

Те уже усыпили соседей и ожидали сигнала. Разведчик быстро вскрыл электронную защиту двери снаружи и выпустил товарищей. Вскоре они были у комнаты президента Борусии, предварительно забрав из тайников снаряжение и заложив взрывчатку в нескольких местах. Автономные детонаторы были приведены в действие, дистанционное управление здесь не работало, поэтому приходилось спешить. Несколько минут потратили на устранение часовых, расставленных у важнейших отсеков объекта, но все же отряд успел подойти к тому моменту, когда Сергей выносил обмякшее тело заключенного из комнаты.

Снаружи «Города теней» царила глубокая ночь, кое-где освещаемая слабым светом сигнальных ламп. Тем не менее, объект нацкомов находился под плотным наблюдением агентов, зарывшихся в песок. Последние достижения военной науки были здесь использованы в полной мере. К уничтожению подготовлены стоявшие поодаль машины связи и все найденные коммуникации, вертолеты-невидимки бесшумно облетали воздушное пространство. Ближайшие базы «Конструкторов» с нетерпением ожидали команды; штурмовые бригады и боевая авиация готовились к бою.

7. Who is who?

Отряд с Белобородько, находящегося в бессознательном состоянии на спине Сергея, решил уходить по вентиляционным каналам. Это был наиболее безопасный для эвакуируемого вариант, в другом случае, он мог захлебнуться. Первую дверь, ведущую к свободе, разведчикам удалось открыть без помех, её код выяснили заранее. Потом начались проблемы, в дело пошел лазерный аппарат, собранный Андреем. В некоторых местах агенты оставляли для возможных преследователей сюрпризы: гранаты с фотоэлементами, – но в спешке сами проглядели термодатчики. Теперь за ними по пятам шла погоня, уже слышались разрывы. Затем принялись срабатывать мины с автономными детонаторами, заложенными в объекте. Несмотря на толщину перекрытий, отряд ощущал толчки, свет вначале потух, а затем стал гореть вполнакала. Перед разведчиками осталась последняя дверь, когда послышался свист пуль преследователей.

Наблюдатели наверху также ощутили вибрации, идущие из-под земли. Началась завершающая стадия операции. В срочном порядке вылетела авиация с десантными подразделениями, вокруг «Города теней» сразу уничтожили все подготовленные к взрыву объекты.

Пока отряд разведчиков с президентом Борусии прорывался через последнюю дверь наверх, боевики нацкомов через основной и запасной выходы начали просачиваться наружу и окружать объект.

Агенты Сообщества пытались их остановить, но силы были явно не равны. Завязался ожесточенный бой, поддерживаемый огнем с вертолетов.

Индусы в бронежилетах, предусмотрительно снятых с убитых часовых, остались у последней двери, развороченной взрывом гранаты. Ресурс сварочного аппарата закончился, и отряду пришлось буквально прорываться к выходу. Инбадды практически силой прогнали товарищей, прикрывая отход.

– Мы уже давно умерли для своих и смирились с этим. Вы должны выжить, чтобы закончить нашу работу, – крикнул на прощанье Пак.

Сергею с другом пришлось броситься вперед, сзади раздался треск автоматического оружия.

Проход наружу начал резко сужаться, боевики уже ползли, хватаясь руками за скобы по бокам.

Вскоре они уперлись в металлический колпак, закрывающий выход от внешнего мира. Андрей, идущий впереди, заложил гранату и отполз назад к другу. Последний взрыв открыл проход, но также привлек внимание неприятеля. Вокруг них вновь засвистели пули; друзья бросились к укрытиям.

– Что будем делать? – спросил Сергей, – перезаряжая небольшой автомат.

– Ты прорываться с Анатолием, а я прикрывать, – ответил компьютерщик.

Он оторвал кусок рубашки и стал перевязывать рану на ноге.

Сергей оставил за трубой, используемой в качестве прикрытия, Белобородько и, откатившись в сторону, дал очередь. Затем снова перекатился назад.

– Уходи, брат, а то накроют всех, – крикнул Андрей.

– Я еще вернусь, – Сергей с силой ударил кулаком по куполу ненавистного строения.

Ему удалось вытянуть невредимого президента в расположение своих, когда в оставленном районе прогремели взрывы гранат. Разведчик метнулся назад, раскидывая по дороге десантников. Несколько человек с трудом смогли скрутить его.

– Андрюша, – прохрипел он и заплакал.

Ещё несколько часов продолжалась перестрелка в районе «Города теней», к утру бойцы противника начали выходить из объекта и сдаваться окружившим их плотным кольцом штурмовым подразделениям. Настоящий президент Борусии в это время уже находился в Штабе Сообщества в окружении журналистов и операторов. Он находился в бессознательном состоянии, но врачи успели сделать ему внутривенные вливания и придать человеческий облик.

Этой ночью закончились выборы в Борусии и утром объявили результаты подсчетов.

Разумеется, большинством голосов был объявлен действующий глава республики. Однако утренние передачи телекомпов, других средств связи повергли Борусию и весь мир в шок.

Спохватившиеся власти отключили подачу электроэнергии и попытались блокировать эфир, но страшная новость молнией облетела страну. – Нами управляет Антибудда!

Народ толпами повалил в столицу, по пути громя правительственные учреждения и тюрьмы.

Милиция и отдельные армейские подразделения пытались их остановить, но все было бесполезно.

Дворец президента окружили со всех сторон озверевшие толпы народа, скандирующего различные лозунги. Спецотряды еще сдерживали напирающих людей, но их количество быстро увеличивалось.

Вскоре начался штурм, раздались выстрелы и яростные крики. Так продолжалось несколько часов, как волны прибоя билась толпа о стены последнего прибежища Луктамы, всякий раз откатываясь назад. Слуга народа не желал сдаваться, никакие переговоры не могли убедить его сдать оружие.

Постепенно к восставшим присоединились некоторые армейские части и полицейские, преданные Белобородько, вместе с оружием. Им удалось прорваться в первые этажи помещения, – осажденные начали сдаваться, – лишь наверху еще слышались выстрелы.

Луктама отстреливался до последнего патрона, а потом его разорвали на куски. Международные наблюдатели, умудрившиеся прорваться, ничем уже не могли помочь.

8. Развязка

Получив нужные данные от восставших, от Сергея и других агентов, побывавших в «Городе теней», специалисты «Конструкторов» нашли способ обезвреживания мин, заложенных режимом Луктамы в целях устрашения. Началась неспешная работа по их дезактивации.

Лучшие врачи съехались в Штаб Сообщества, пытаясь вывести президента Борусии из комы; его полномочия автоматически продлились до проведения перевыборов. Пока же обязанности верховной власти взял на себя Единый Народный фронт. Вскоре медицина вынесла свой вердикт: нынешний уровень науки не может поставить Белобородько на ноги; необходимо много времени, чтобы изучить состояние подопечного досконально. Политики попали в тупик. Посовещавшись в кулуарах, решили вызвать известного даосского мастера по цигуну Монтака Цзя.

Приехавший из Тайваня целитель с помощниками обеспечил пострадавшему покой и комфорт.

Восточные благовония и специальный массаж, акупунктура и космический цигун, – всё было использовано. Через некоторое время мастер встретился с сильными мира сего.

– Состояние потерпевшего стабильное, токсин выведен из организма. Он явно пошел на поправку, но нужно время, чтобы его душа вернулась в тело. Психика больного подверглась страшнейшему воздействию, удивительно, что он вообще жив.

– Что же делать? Ведь он является главой Борусии, которая только что свергла диктатуру.

Без президента страна может вернуться к хаосу.

– Я знаю очень сильных шаманов, живущих в Тибете, – ответил Монтак Цзя. – Разрешите, и я вызову жрецов Бон. Они большие специалисты по возвращению душ.

После различных консультаций и переговоров представители Сообщества обратились к мастеру с просьбой о призыве шаманов. Они заранее согласились на любые условия.

Вскоре в Штабе появились довольно необычные люди с багажом. Их было трое – невысокие, худощавые, неопределенного возраста. Они закрылись в помещении больного и начали готовиться к сеансу. Молитвы, звон колокольчиков, глухие удары бубнов – это все, что было слышно.

Вот благоприятное время наступило, огромное помещение заполнил запах благовоний.

Около трех дней проходила процедура, вся Борусия с нетерпением ожидала результата.

Наконец двери комнаты открылись, перед врачами предстали изможденные старцы. Теперь было видно, что им далеко за сто лет каждому.

Президент республики пришел в сознание, хотя был еще очень слаб. Он провел первую конференцию, находясь в кровати. Представители Сообщества и прессы были довольны ею, – Белобородько остался верен принципам демократии и свободы слова. Говорят, что он сильно интересовался восстанием. Узнав о страшном конце Луктамы, произнес: «Он сам хотел этого».

Так закончилась эта история. Окрепнув, президент республики начал появляться на собраниях Сообщества. Он подтвердил свои первоначальные заявления и предложил ряд новых проектов.

Дорогой ценой досталась Борусии и ее друзьям свобода, Белобородько прекрасно знал об этом и стремился побыстрей оправдать надежды людей. Вскоре он выехал домой.

Впереди предстояло много работы.

Исчезновение

1

35 Межрегиональная Конференция прекратила работу уже на второй день. График выступлений был нарушен из-за исчезновения представителя Антарктиды. Ни данные спутников, ни биометрические показатели не могли указать его местонахождение. И это была катастрофа.

Уже несколько десятилетий Антарктида являлась ведущим регионом Земли. Из-за недостатка ресурсов многие страны стояли на «краю пропасти». Объединяясь в различные блоки и союзы, они пытались выйти из экономического коллапса. Но главной надеждой были Межрегиональные Конференции, где происходил основной обмен технологий, вырабатывалась общечеловеческая стратегия по дальнейшему совершенствованию и выживанию.

Нынешняя Конференция проходила в гостиничном комплексе «Союз» Сингапура, находящегося на данный момент под юрисдикцией Чины. Представители Атланты, Евростана, Каганата, Туркестана, Индостана и других регионов собрались для корректировки Устава Конференций и принятия новых положений в свете последних событий. Планете угрожал голод, холод и болезни в связи с выработкой основных месторождений и загрязнениями. Каганат, Атланта и Евростан, кроме всего, предъявляли претензии к Антарктиде по поводу переманивания ведущих специалистов и утаивания передовых технологий от мирового сообщества.

Возникшие разногласия и претензии еще больше усилились с исчезновением Клода Эванса, эмиссара Антарктиды. В свое время эту страну создали колонисты из различных стран после 1-й Межрегиональной Конференции, которая объявила данную зону свободной. Возникновение Антарктиды, на месте одноименного материка, напоминало историю создания США, которые к тому времени объединились с Латинской Америкой и близлежащими странами, назвав объединение Атлантой.

Поначалу на южном полюсе Земли появилось всего несколько небольших поселений. Их никто не воспринимал всерьез. Но со временем колонисты обжились; научились использовать геотермальные источники, солнечную и другие виды энергии. Подземные заводы, созданные новыми поселенцами, стали образцом для остальных землян.

И вот теперь все рушилось. Из-за создавшейся напряженности в отношениях с другими регионами Антарктида могла попасть в экономическую и политическую блокаду, поэтому она созвала очередную Конференцию, где обещала предъявить новое открытие. Клод Эванс являлся тем ученым, который его сделал и довел до практического использования, судя по заявлениям.

Перед мегаполисом Сингапур и Чиной возникли безрадостные перспективы в связи с создавшейся ситуацией. Им предъявили обвинение в утаивании новых видов энергии.

Была срочно создана комиссия из ведущих специалистов уголовного права. В гостиницу начали съезжаться самые опытные криминалисты мира.

Предварительное расследование показало, что у двоих посетителей, которые были в день похищения в комплексе, поддельные документы. Этих мужчин, неприметной внешности, разыскать не удалось. С собой у них была небольшая сумка с портативным источником питания, которую они предъявили швейцару. Ничего криминального. Дальше самое странное.

В комнате эмиссара – полный порядок, за исключением опытного образца, которой канул в неизвестность. Как и сам Эванс, которого многие видели накануне. Вынести прибор могли, на выходе посетителей не проверяли, но багажа у них не было. Видеоконтроль подтвердил это. Куда же делся эмиссар Антарктиды?

2

Уже несколько часов Межрегиональная уголовная комиссия работала в гостиничном комплексе «Союз» практически без перерывов. Туда стекалась вся информация от исполнителей и техников с разных точек мира. Метафизик Андрей Козин, парапсихолог Осман Бербеков, суперинтендант Джон Страйк, эмиссар Каганата Семен Левинсон и другие представители тщательным образом анализировали сведения, пытаясь создать версию произошедшего.

Протокол совещания Межрегиональной комиссии.

Джон Страйк: – Появилась информация, что те подозрительные личности найдены мертвыми на катере с «липовыми» номерами в Яванском море. Обыск ничего не дал, никаких зацепок.

Семен Левинсон: – Куда они направлялись, зачем? Причина смерти?

Д. Страйк: – Направляться могли куда угодно. Все документы уничтожены. Малайзия, Австралия, Индонезия, горючего хватало. Что же касается смерти, выясняем. Похоже на отравление.

Осман Бербеков: – Идентификация личностей что-нибудь дала?

Д. Страйк: – Мы работаем над этим. Пока ничего. Там есть и ваши специалисты. Что говорят?

Андрей Козин: – Согласно компьютерной физионографии, это азиаты. Их данных нет ни в одной базе. Пластика лица, изменение биометрических данных сильно затрудняют идентификацию.

Д. Страйк: – Похоже на диверсию.

С. Левинсон: – Об этом рано говорить. Никаких улик, даже предположений. Хотя…

Представитель сингапурской полиции: – Договаривайте, многоуважаемый. К чему сомнения.

А. Козин: – Зачем маскировать внешность? Куда пропал опытный образец? Одни вопросы.

О. Бербеков: – Так ни к чему придти не удастся. Согласно нашим оперативным сведениям инфообразование над Сингапуром подверглось некоему воздействию и сейчас перемещается в противоположную от Азии сторону.

Д. Страйк: – К чему вы клоните? Что это еще за инфообразование?

О. Бербеков: – Информационное образование или эгрегор. В нашем регионе давно идут исследования этих феноменов.

Д. Страйк: – Прошу сделать перерыв.

Продолжение протокола совещания.

Джон Страйк: – Я настаиваю на предоставление всей информации от Туркестана по поводу новых разработок.

Осман Бербеков: – Отчет подготавливается. Вы получите данные согласно регламенту.

Д. Страйк: – Но ситуация требует немедленных действий.

Андрей Козин: – Как представитель Евростана считаю, что нужно действовать в другом направлении. Нужно запросить Антарктиду о технологии, которую хотел предоставить Клод Эванс. Именно здесь хранится ключ к разгадке его пропажи. Остальные действия ведут к тупику.

О. Бербеков: – Согласен с вами.

Семен Левинсон: – Как представитель Каганата считаю претензии Атланты обоснованными.

Даже если существование эгрегора имеет место быть, как это поможет найти Эванса.

Эмиссар Сингапура: – Господа, как представитель потерпевшей стороны, присоединяюсь к мнению Туркестана и Евростана. Все это выглядит очень странно и подозрительно. Что выскажет по поводу наших разногласий сотрудник Индостана. Ведь это к вам мог направляться катер с отравленными агентами.

Эмиссар Индостана: – Извините, но все это похоже на чью-то игру. Пока будем искать «змею в темной комнате» секретная информация может уплыть в неизвестном направлении. Я согласен с коллегами из Сингапура и Туркестана. На кону стоит будущее человечества, если мы понимаем ситуацию правильно.

После дебатов и голосования Межрегиональная комиссия решила сделать официальный запрос в Антарктиду по поводу открытия Клода Эванса.

3

Правительству Антарктиды ничего не оставалось, как предоставить всю необходимую информацию Межрегиональной комиссии. В Сингапур должен был вылететь коллега Эванса с копией опытного образца, которую успели, слава Высшим, сделать. Но в этот раз эмиссара сопровождал лучший криминалист Антарктиды, Сергей Одноруков.

На самом южном континенте Земли уголовных преступлений совершалось мало, но у Сергея было богатое прошлое. Ему удалось поработать в полиции Туркестана и Евростана, на его счету было немало раскрытых громких дел, связанных, как правило, с организованной преступностью. Туркестан, Евростан и Каганат, в свое время, возникли на территории Евросоюза, стран СНГ и некоторых азиатских стран. Во время так называемой Реформации было много всяких преступных сообществ, которые использовали возникающие проблемы и перемены для обогащения и удовлетворения низменных наклонностей. Но со временем правительства регионов навели порядок на своих территориях. У Однорукова стало работы поменьше, и он перебрался в Антарктиду, надеясь, что суровый климат отвлечет от обыденности. Ему никак не удавалось забыть жену и дочь, погибших в результате разборок преступных кланов.

Поэтому Сергей не отказался от предложения Межрегиональной комиссии. Несмотря на недостаток информации, он понял, что дело предстоит непростое и опасное. Вполне возможно, последнее в его карьере.

Аэротуннельный порт Антарктиды тщательно готовился к переброске ученого и Сергея Однорукова в Сингапур. В назначенное время летательная капсула с двумя пассажирами плавно оторвалась от поверхности материка. Но там сидели другие люди, на чем долго настаивал Одноруков. Аппарат из сверхпрочного сплава с ним и эмиссаром вылетел только через час. Их тела облегала ткань защитных костюмов, в карманах которых и заплечных ранцах располагалось оружие и необходимое снаряжение.

Некоторое время мониторы капсулы показывали маршрут первого аппарата светящимся пунктиром. Одноруков внимательно отслеживал параметры полета команды – двойника. Постепенно след стал размываться и пропадать. Сергей попытался связаться с коллегами на разных частотах по переговорному устройству, но безуспешно. Первая капсула исчезла в неизвестном направлении. Сеанс связи с Антарктидой также ничего не дал.

Вскоре летательный аппарат Однорукова вошел в плотное облако необычного фиолетового цвета. Странные разряды освещали туманное образование в разных местах. Приборы автоматики начали работать с перебоями, капсулу охватила вибрация. Обеспокоенный Сергей взялся за управление, он решил свернуть с курса. Интуиция подсказывала, что ситуация, в которую они попали, подготовлена некими недружественными силами. Связаться с диспетчерской службой порта не удалось. Летательный аппарат стал отклоняться в разные стороны.

Надеясь вернуть управление кораблем в норму, Одноруков принялся нажимать кнопки, проверяя разные режимы. Но все было безуспешно, капсула начала вращаться и направляться к поверхности земли. Симон Ковальски, эмиссар и второй пилот, попросил переключить управление на него. Криминалист понял план товарища по несчастью. Переключив на ручное пилотирование, он начал отключать автоматику. Ничего не получалось, капсула вошла в «штопор». До катастрофы оставались считанные секунды. Тогда Сергей принялся выдирать проводку из приборов и компьютеров. Его руки действовали по наитию, он не понимал что делает.

Перед самой поверхностью океана аппарат удалось вывести из «штопора». Капсула вошла в воду под углом и еще некоторое время дрейфовала, постепенно погружаясь.

4

– Вы плавать умеете? – поинтересовался Одноруков у напарника.

– Немного, – ответил усталый голос эмиссара в приемнике.

– Заберите с собой, что сможете, земля – рядом. Не забудьте прихватить образец.

С собой Сергей взял аккумулятор, транслятор и ряд других приборов. Аккуратно запаковал все в несколько мешков.

Плыть пришлось, действительно, недолго. Усталые тела вскоре принял теплый прибрежный песок. Они некоторое время лежали, вслушиваясь в равномерный шум прибоя.

– Что же теперь? – спросил обреченно Симон Ковальски.

– Нужно затаиться и подумать, – ответил криминалист. – Пусть считают, что мы погибли.

– Вы думаете, что нас хотели…? – спросил ученый.

– Убрать, – закончил Сергей. – Кому то мы очень мешаем.

Выживший экипаж вскоре углубился в заросли джунглей. Одноруков старательно держался определенного направления, сверяя показания с наручным термокомпасом. До наступления темноты оставалось немного.

5 день работы Межрегиональной уголовной комиссии начался с сенсации. Андрей Козин и Осман Бербеков, в присутствии журналистов сделали заявление.

– Согласно данным наших спецслужб, информационное образование над Сингапуром подверглось воздействию и переместилось к Антарктиде, откуда начало смещаться в сторону Атланты. Ученые Антарктиды разработали фотонный преобразователь, который был доставлен в гостиничный комплекс «Союз», в качестве опытного образца. С его помощью неизвестным агентам удалось осуществить распыление Клода Эванса и присоединение его информационной сущности к эгрегору. Нам удалось вычислить силовой вектор перемещения данного феномена, но неизвестен механизм работы. В тоже время следующий представитель Антарктиды с сопровождающим, пропали. Последний опытный образец преобразователя также исчез.

– Мне показалось, что вы обвиняете в этих деяниях Атлантический союз? – поинтересовался Джон Страйк. – Есть ли у вас основания?

– Доказательств пока нет, но имеются сведения о летательном аппарате, совершившем посадку в районе нахождения катера с отравленными агентами. Скоро мы узнаем подробности, – ответил Козин.

– Тогда и поговорим, – констатировал суперинтендант. – Вполне возможно, что все это происки Антарктиды.

Наконец заросли джунглей разошлись в стороны и путники вышли к небольшому водоему. Прямо из-под ног внезапно в сторону метнулся зверь, похожий на большую кошку. Сергей рефлекторно схватился за кобуру оружия, которую предусмотрительно распаковал во время перехода.

– Вроде бы леопард, – констатировал он, убедившись, что хищник скрылся.

– Куда же нас занесло? – с горечью спросил Ковальски.

– Вот сейчас и осмотримся, – ответил Одноруков. – Разбиваем лагерь здесь.

Они соорудили шалаш метрах в десяти от воды, подключили к портативному аккумулятору фонарь, установили ограждение.

– Попробуем «оживить» транслятор, – предложил криминалист. – Ночью они к нам не сунутся.

Сергей приступил к подключению пилотного транслятора к импровизированной сети.

Ковальски уже спал в углу шалаша на пальмовых листьях, когда он закончил. Ночь, полная разнообразных звуков, опустилась на их лагерь.

Прибор ожил, озаряя убранство временного жилища лампочками. Сергей попытался связаться со станциями Антарктиды, но безуспешно. Тогда он вышел на связь с Сингапурским аэрокосмопортом. Диспетчер запросил его данные и координаты. Указав, что попал в аварию, координаты неизвестны, Одноруков передал свои позывные и попросил срочно связаться с Антарктидой. Всю информацию он просил держать в тайне. Переключив транслятор в дежурный режим, криминалист приготовился к ответному сеансу.

5

Сергей проснулся от громкого крика и вскочил на ноги. От увиденного дрожь пробежала по телу. Здоровенный крокодил тащил напарника за ноги. Тот руками цеплялся за непрочные стенки временного жилища, боролся с рептилией. Одноруков схватил транслятор и с размаху обрушил на морду чудища, обрывая провода. От удара тот рыкнул и раскрыл ужасную пасть. Криминалист воспользовался моментом и выдернул напарника одной рукой за воротник куртки, другой выхватывая вакуумный пистолет из кобуры. Тусклый свет фонаря, установленного возле хижины, огнем отразился в зрачках крокодила, готовившегося к нападению. В следующую секунду прозвучал стук лап и хлопок выстрела. В яркой вспышке отчетливо виделось взметнувшееся навстречу смерти тело рептилии. С огромной силой его отбросило на стенку шалаша. В проломе Сергей успел увидеть запутавшегося в проволоке ограждения еще одного крокодила, яростно вырывающегося из западни. Третий крокодил был в паре метров от входа. Еще пара отвратительных существ выбиралась из воды в их направлении.

Сергей выстрелил в ближайшую рептилию, отметив, как дернулось огромное тело, и быстро метнулся к напарнику. Ковальски находился в тяжелом состоянии. Он стонал и пытался перебинтовать себе ноги перевязочным материалом прямо поверх штанов. Одноруков достал из ранца еще пакет и кинул ему. Затем вколол Симону шприц из аптечки и дал таблетку.

– Глотай быстро и перевязывайся на ходу. Нужно быстро сматываться, их тут целое стадо.

Он вытащил напарника из хижины за воротник и потащил в сторону джунглей, подальше от воды. Нападений больше не случилось, но Сергей держал оружие во второй руке наготове.

Оттащив ученого подальше в заросли, он занялся его ранами. Обрезал штаны, промыл дезинфицирующим раствором, наложил новые повязки. При этом приходилось наблюдать за окружающим пространством.

– Как самочувствие? – поинтересовался криминалист.

– Получше. Но ходить пока не могу.

– Ничего страшного. Скоро светает. Будь здесь, я сбегаю в шалаш, заберу вещи. Кстати, где опытный образец?

– У меня в ранце, – ответил Симон.

– Хорошо. Вот тебе оружие. Если что, нажимай эту кнопку.

– Я ты как?

– У меня есть клинок, – Сергей показал ножны, прикрепленные к поясу.

Минут через двадцать он вернулся, крякнув условным сигналом.

– Как ты? – спросил у товарища.

– Спать хочется.

– А вот это вряд ли получится, – возразил Одноруков. – Там полно боевиков, я чуть не попался. Откуда взялись – непонятно. Похоже на нас началась охота…

6

Уже второй час Одноруков нес на своей спине напарника, привязанного к нему ремнем. Ранец пришлось повесить на Ковальски, и теперь обе сумки болтались на нем, производя немало шума. Но, может быть, это и к лучшему. Дикие звери не нападают сразу на «паровоз, идущий на всех парах».

Сергей старался идти вокруг лагеря по кругу, постепенно увеличивая расстояние. Он уже неплохо ориентировался по термокомпасу, и принял решение запутать преследователей. Если, конечно, они пойдут по следу. А то, что эти люди пришли сюда по их души, криминалист понял. Он достаточно услышал, когда чуть не нарвался на боевиков в первый раз. Сергей подслушал, что они на острове, преследователи высадились с воздуха, но спасать экипаж затонувшей капсулы не собирались. Их целью был фотонный преобразователь, точнее его отсутствие. Свидетели им тоже были не нужны.

– Как же они нас нашли? – вертелась в голове одна мысль.

Силы стали понемногу оставлять Однорукова, он решил сделать остановку. Аккуратно прислонил спящего напарника к большому дереву, расположенному в небольшом овражке, а сам пошел осмотреться. Сзади обойти незаметно их не могли, непроходимые заросли. Справа – полянка, открытое место. Слева – он решил установить тонкую леску на уровне колена, практически невидимую среди сплетенья лиан, кустов, каких-то неведомых растений и цветов. К ней Сергей прикрепил небольшую палку, которая при нажимании освобождала прутик, в свою очередь, воздействующий на кнопку пистолета, надежно прикрепленного к дереву, в направлении возможного подхода противника. Вся конструкция предназначалась скорее для предупреждения, чем поражения преследователей. Тем не менее, Сергей надеялся, что ударная волна зацепит кого-нибудь. Он установил регулятор на самый большой диапазон.

Сам же, с одним ножом, занял позицию впереди, по центру. Нужно выиграть немного времени, чтобы ученый пришел в норму. Если он сможет ходить, то будет шанс выжить. В противном случае, поздно или рано их настигнут. Зарядное устройство осталось в лагере, значит, пистолет скоро разрядится и станет бесполезным. Он видел шесть человек с оружием, а сколько их всего?

Сергей уже успел съесть пару галет, прежде чем почуял приближение погони. Какофония окружающих звуков как-то изменилась, мелькнул странный блик света, треснула ветка.

Одноруков прижался к дереву, под спасительную тень свисающих лиан, пытаясь слиться с девственной природой. Вскоре он увидел двоих в маскировочных костюмах, полумасках с автоматическим оружием в руках. Боевики шли осторожно, один от другого в паре метров, внимательно осматриваясь кругом. Остальных не видно, но Сергей чувствовал их. Преследователи шли по сторонам, как бы клином. Придется пропустить авангард, решил Одноруков. Кто-нибудь должен наткнуться на растяжку, тогда можно будет действовать.

Первый боевик прошел рядом с Сергеем, ничего не заподозрив. Второй что-то почувствовал и подошел к дереву, пытаясь оружием раздвинуть лианы. В этот момент полусогнутое тело криминалиста распрямилось, как пружина, и в шею противника воткнулся клинок. Из его горла вырвался предсмертный хрип, тут же раздались хлопки выстрелов. Но Одноруков уже успел упасть на землю. Первый боевик развернулся и открыл стрельбу в его сторону. Сергей хладнокровно наблюдал, как отлетали куски материи и тела второго наемника.

Вот блеснуло слева, раздался новый хлопок. Озадаченный противник прекратил стрельбу, чем и воспользовался криминалист. Он выхватил оружие у падающего трупа и перекатился влево, где, по расчетам, его не ждали. Как Сергей и предполагал, с этого фланга боевиков было двое. Один, похоже, погиб сразу, второго зацепило ударной волной. Он лежал за поваленным деревом, методично стреляя в направлении засады. Одноруков подкрался сзади и оглушил его. Быстро скрутил ремнем руки и ноги боевику, сорвал с него полумаску и засунул в рот, вместо кляпа.

Затем Сергей метнулся к месту, где оставил Ковальски. Сзади послышался шорох, но Одноруков оставил это на потом. Его волновала, в первую очередь, участь ученого. Раненный, без оружия, тот был легкой добычей для убийц. На знакомом месте Сергей увидел двоих головорезов, обошедших дерево с двух сторон.

– Эти, скорее всего, подошли с правого фланга, – подумал он. – Финиш. Уберешь одного, второй выстрелит. А позади еще один.

Слабый шорох сзади подтвердил его опасения.

И тут случилось то, чего никто не ожидал. Что-то щелкнуло и синее переливающееся облако заключило одного боевика в свои объятия. Во второго Сергей успел выстрелить. Неожиданно сзади его ударило горячей волной воздуха. Уже в прыжке, он развернулся и нажал кнопку. Ответного выстрела Одноруков не услышал.

7

Сергей очнулся от прохлады, коснувшейся его головы. Он открыл глаза и увидел хлопотавшего возле Ковальски, ощутил на своем лбу мокрую тряпку. Одноруков хотел встать, но «ватное» тело не слушалось, шум в голове мешал думать.

– Что случилось? Ты уже в порядке? – спросил он у напарника.

– Я в норме, могу ходить. Боевики погибли, один только, похоже, ранен, – показал ученый направо. – Стонет там, зовет кого-то.

Криминалист еще раз попробовал встать. Ковальски помог ему. Так они и пошли вдвоем в направлении оставшегося в живых боевика. Сергей опирался одной рукой на товарища, другой держал взятое наизготовку оружие.

Их опасения были напрасны, там лежал связанный ремнями в ходе боя наемник. Правда, уже без кляпа. По-видимому, противник, следовавший за Сергеем и подстреливший его, освободил напарника, чтобы тот мог свободно дышать, но развязать не успел. Возможно, это и спасло им жизнь. Остальные преследователи были мертвы, хотя Одноруков видел только четыре тела и одного пленника, которому пришлось освободить ноги. Было решено взять его с собой и допросить.

– Где же шестой? – спросил криминалист у Симона, – может звери куда затянули? Что здесь вообще произошло?

– Ты про того, который хотел меня пристрелить? Я применил против него фотонный преобразователь. Больше мне ничего не оставалось делать.

– Хочешь сказать, что он того… испарился, – после небольшой паузы констатировал Одноруков.

– Ну да, дезинтегрировался на составляющие. Слился с природой. Остальных ты сам уложил. Кстати, что будем делать с трупами?

– Сложим в ту яму, – Сергей показал на место, где была боевая позиция Симона. – Закроем ветками, возможно, придется сюда еще вернуться. Говоришь, что от того типа ничего не осталось?

– Абсолютно.

Сергей задумался, потом спросил: – Значит, то же самое произошло тогда, в гостинице? Дезинтеграция.

– Похоже на то, – подтвердил ученый.

– А что если подключить к преобразователю дополнительный источник питания? – поинтересовался криминалист.

– Не знаю, дополнительная энергия дает новые возможности. Нужны эксперименты, – ответил Ковальски.

– Тогда преобразованной материей можно будет управлять?

– Что вы имеете в виду?

– Перемещение интегрируемой материи на расстояние, восстановление информации содержавшейся в ней, – ответил Сергей.

– Теоретически это возможно, все материальные объекты имеют информационную сущность.

Но на практике все не так просто. Однако я слышал, что в некоторых местах такие опыты проводились.

– Вам же удалось разработать фотонный преобразователь.

– Случайность. Мы искали альтернативные виды энергии.

– В любом случае дело об исчезновении Клода Эванса можно считать раскрытым. Осталось узнать, кто стоит за всем этим.

8

Однако допрос пленника не очень прояснил ситуацию. Боевиков готовили на секретной базе в Тибете, высоко в горах. Там же располагался небольшой аэрокосмодром. Хуан, так назвал себя пленный наемник, родом из Мексики, хорошо владеет английским, испанским, других языков не знает. Их было в команде шестеро, цель – уничтожение или захват ученого со всем оборудованием. После условного сигнала на определенной частоте группу должен забрать летательный аппарат, из обусловленного места. Большего из Хуана вытянуть не удалось.

Воспользовавшись передатчиком боевиков, Одноруков связался с Антарктидой. Вскоре за ними прилетел спасательный корабль. Происшествие на острове решено было держать пока в секрете.

Очередное заседание Региональной уголовной комиссии.

Метафизик Андрей Козин: – Господа, хочу сообщить, что инфообразование из Сингапура достигло Атланты и сейчас передвигается к бывшим границам Американских Штатов. Мы тщательно следили за ситуацией и обнаружили несколько летательных объектов, сопровождающих феномен. На запросы аппараты не отзывались, при подлете наших специалистов сразу скрывались в неизвестном направлении. Но нам удалось вычислить их базу. Она располагается высоко в горах Тибета. Хотелось бы услышать по этому поводу мнение представителя Чины.

Эмиссар Чины: – Нашей разведке известно о ней. После обнаружения катера с мертвыми агентами в Яванском море, мы начали расследование. Была версия о кознях пиратов, но это оказалось не так. Не тот уровень. В конце концов, удалось выйти на засекреченный объект. Не известно пока кому он принадлежит, но мы следим за ним в настоящий момент.

Джон Страйк: – Что вы намерены предпринять? Наши военные готовы помочь в случае штурма.

Ведь нас это тоже касается, как я понял.

Представитель Антарктиды: – Разбомбить базу торопитесь? Не спешите, господа. Появилась новая информация об этом деле. Я бы хотел обнародовать ее завтра.

Семен Левинсон: – Может быть, вы надеетесь успеть замести следы?

Эмиссар Антарктиды: – Предварительные данные мы уже предоставили правительству Чины и Сингапура. Завтра все их узнают. А пока оперативная обстановка требует секретности.

Осман Бербеков: – Как представитель Туркестана предлагаю наши аэрокосмодромы и соответствующую технику для блокировки секретной базы и последующей атаки.

Эмиссар Индостана: – Мы также готовы предоставить все, что нужно для этой операции.

Секретная служба Антарктиды действовала быстро, времени оставалось мало. Нужно было подготовить четырех агентов, похожих на убитых боевиков. Подобрать им биометрические данные, сделать соответствующее внешнее сходство, научить двигаться и жестикулировать. Пленный боевик согласился на сотрудничество, когда узнал подробности. Шестого наемника решено было указать, как погибшего в джунглях, ведь от него ничего не осталось. Вместо него, для достоверности, послали Ковальски, якобы захваченного в плен. Этого требовала важность операции. Ведь те, которые прилетят, наверняка знают об ученом все. Нельзя исключать и возможность дистанционного сканирования. Поэтому руководство решило пожертвовать Симоном, разумеется, с его же согласия. На кону стояло очень многое.

9

Летательный аппарат появился в условленном месте с наступлением сумерек. Мягкий шум двигателей неожиданно влился в симфонию местных звуков. В свете фонаря отчетливо виднелся лежащий на песке Ковальски, со связанными руками, стоящий рядом Хуан. Остальные расположились немного в стороне. Их силуэты отчетливо просматривались на фоне прибрежных зарослей. Несколько минут ожидания и послышался голос в переговорном устройстве:

– Где Джэк?

– Погиб в джунглях, – ответил перевербованный наемник.

– Что случилось?

– Крокодилы сожрали, – спокойно сообщил Хуан.

По-видимому, информация удовлетворила проверяющих, летательный аппарат начал снижаться. После посадки завязалась схватка, но все быстро закончилось. В руки спецагентов попало двое сотрудников Атланты. Отпираться было бесполезно, захваченные документы и данные выдавали их участие в этой истории.

На следующее утро представитель Атланты не явился на очередное заседание Региональной комиссии. Его вообще не было в гостиничном комплексе «Союз». Собравшиеся эмиссары приняли резолюцию о послании правительству Атланты совместного меморандума. Было предложено открыть базу в Тибете для проверки деятельности, срочно пропустить комиссию для изучения нового инфообразования над территорией Атланты, предоставления общественности технологий, связанных с пропажей Клода Эванса.

Правительству Атланты пришлось пойти на уступки. Военную технику с Тибета убрали, открыли доступ ученым Антарктиды и других регионов для изучения эгрегора и спасения Клода Эванса. Специалисты Атланты также приняли участие в научной работе. Они стремились к этому с самого начала, правда, при этом нарушались все человеческие нормы и мораль. Тем не менее, совместные усилия привели к невиданному росту научно-технического прогресса.

К сожалению, Эванса спасти не удалось. Но его жертва, разумеется, не была напрасна. Согласно вердикту ученых: информационная сущность Клода слишком долго находилась в измененном состоянии, она слилась с окружающим образованием, ее невозможно интегрировать обратно.

Сергей Одноруков долго не забывал об этой истории. Из-за полученного ранения он не смог заниматься оперативной деятельностью и вышел в отставку. Неоднократно ему в толпе или где-нибудь в магазине, через стекло, виделся Клод Эванс, как живой. Однако он так никогда не смог настигнуть его, как не старался. И это не давало покоя.

Сны Тимура

1

Лавы коней, бунчуки на древках.

Честь для них всё, – черепа на пирах.

Тысячи стрел пронзают Восток,

Правителям лживым давая урок.

Старые истины люди забыли,

Страницы истории кровью замыли.

Как оценить прошедший поток?

Это не кубик, не ниток моток.

Как отличить зло от добра,

Что нужнее: холм иль нора?

Где края света и что есть мрак,

Может ли смерть исправить наш брак?

Стук колес поезда отвлекал от мыслей. Институт, практика, каникулы, всё отошло на задний план. Осталось название городка, куда Тимур направлялся, смутные воспоминания без начала и конца, отдельные слова, фразы. – Нужно бы написать письмо матери или послать телеграмму, – подумал он, отложив мысль в ближайшие отсеки памяти.

В суматохе дорожных сборов юноша забыл об этом, хотя давно должен был отправить весточку. Он ведь один у матери, она переживает за сына, несмотря на то, что скоро госэкзамены и Тимур станет самостоятельным человеком, учителем истории.

Правда, поначалу он мечтал о карьере чиновника, бизнесмена, на худой конец строителя; зарплата педагога его не прельщала. Мать работала в скромной районной библиотеке, отца не было уже давно, помощи ждать неоткуда. Но судьба распорядилась по-своему, и юноша смог поступить только в педагогический институт. Впрочем, ему нравилось копаться в старых книгах и журналах, исследовать различные предметы утвари и оружие людей, давно покинувших земную юдоль. Древние цивилизации, их взаимоотношения, всё интересовало Тимура. Тем более что мама юноши осталась довольна выбором, она верила, что знания и духовные ценности важнее материальных благ. Он хорошо помнил, как частенько засиживался в читальном зале, дожидаясь окончания рабочего дня своей родительницы. Она снабжала его интересными книгами, погрузившись в которые, мальчик забывал обо всём на свете. Тимур не замечал людей, которые сидели рядом, погруженный в мир, где царили справедливость и честь, короли и владыки церквей правили народами; кровь лилась рекой, сметая царства, на костях которых возникали новые государства.

Наконец объявили о подходе поезда к нужной станции, и юноша освободился из плена воспоминаний. Город, куда направили Тимура на дипломную практику, был небольшим, но аккуратным. Его не портили швейная фабрика и пара заводов. Из культурных объектов юноша обнаружил типовой кинотеатр, пару библиотек, музеев, несколько школ, стадион, дом культуры и тому подобное. Тимур решил еще немного оглядеть город, – кто знает, может, придется здесь поработать после окончания института. Как и другие студенты, он думал о том, чтобы попасть по распределению в большой город со многими тысячами жителей, с разветвленной инфраструктурой, где жизнь бурлит днем и ночью. Однако это не было самоцелью. Родившись в провинции, юноша научился ценить тишину и покой. В маленьком таежном городке Читинской области, где он провел детство, была своя прелесть.

Почувствовав приближение голода, Тимур зашел в уютное кафе, располагавшееся неподалеку от дороги. Подкрепившись, он решил, что пора посетить отдел образования для выполнения необходимых формальностей. Там студенту выдали пропуск в местную гостиницу и рассказали, как найти школу, в которой будет проходить его практика.

Директриса уже ожидала Тимура. Она быстро ввела в курс дела, провела по классам, познакомила с учителями.

– Вашим руководителем будет Трошкин Семён Павлович, – указала она на среднего роста старичка с бородкой, небольшими усиками и поврежденной правой рукой. Тимур заметил, что кисть этой руки сформирована кончиками пальцев вместе и прижата к правому боку. Он представился наставнику и вышел за поманившей его директрисой.

– С завтрашнего дня вы приступаете к обязанностям практиканта. Я буду каждый день назначать преподавателей, на чьих занятиях вам нужно присутствовать. Однако непосредственным руководителем будет учитель истории Трошкин Семен Павлович, очень опытный и знающий специалист, но, к сожалению, старый и больной человек.

– Что делать, к нам в глубинку молодые учителя не слишком стремятся.

Очень скоро Тимур ознакомился с необходимой документацией, методиками, освоился в школе. Его рабочая папка быстро заполнялась; он часто бывал в библиотеке, беседовал с учителями, особенно ему нравилось общаться с Семеном Павловичем.

Это был интереснейший человек, несмотря на преклонный возраст, казался обаятельным и веселым собеседником. Из-за ранения на Великой Отечественной войне Трошкин остался инвалидом, но когда дело касалось его любимого предмета, то глаза учителя загорались. Он мог часами рассказывать об археологических находках, о завоеваниях Александра Македонского, Атиллы, Чингисхана, Хубилайхана, Тимура и других знаменитых полководцах древности. Вначале юношу интересовали сведения для дипломной работы («Движущая сила монгольских завоеваний»), но постепенно огонь исследователя стал загораться в его душе. Семен Павлович не раз говорил Тимуру, что настоящие истоки деятельности людей лежат в духовной сфере. Именно там начинаются их поступки и речи. Поэтому он советовал изучать мифы, легенды, сказки, обряды и другие культурные пласты народов. Однажды Тимур спросил учителя: – Почему Чингисхан был таким жестоким, неужели он не верил в бога?

– Скорее наоборот, – получил парень ответ, – Тэнгрин Огюгсен Темучин, его родовое имя, был очень религиозным человеком. Другое дело, что тэнгризм, религия тюрко-монгольских народностей, ведущая свои истоки от шумеров, сейчас почти забыт. Я не буду рассказывать, сколько тысяч гугенотов было вырезано во Франции, убито в крестовых походах еретиков и сожжено на кострах, уничтожено аборигенов в Америке. Ты сам всё прекрасно знаешь, времена были такие. А расскажу лучше одну мудрую китайскую притчу.

«У Конфуция был друг, судья Цзи. А младший брат судьи был знаменитый разбойник Чжи. Во главе девяти тысяч удальцов бесчинствовал в Поднебесной. Правителей они убивали, стены и двери взламывали, угоняли буйволов и коней, уводили жен и дочерей. Весь народ страдал. Конфуций решил усовестить разбойника, но Цзи отговаривал его, советуя не рисковать. Конфуций не послушался и отбыл на повозке с возничим и слугой. Разбойник Чжи, тем временем, вольготно расположившись в своем стане, резал человеческую печенку и угощал ватагу. Узнав о приезде Конфуция, сильно разгневался:

– Это что, Кун Цю, болтун из княжества Лу? Тот, что выдумал сыновнее почтение, братское повиновение? Губами шлепает, языком молотит, решает сам, где правда, где ложь, заискивает перед владыками, перед богатыми и знатными, не пашет, а ест, не ткет, а одежду носит! Пусть убирается, не то его печенку я добавлю к нашей трапезе.

Однако Конфуций настаивал на встрече. Чжи согласился допустить. Конфуций поклонился разбойнику и стал уговаривать: – Вы великий военачальник, обладающий многими добродетелями. Высокий, красивый, сильный, а прозываетесь Разбойник Чжи. Ничтожному Цю стыдно за вас. Прошу разрешения посетить послом царства У и Юэ на юге, на севере Ци и Лу, на востоке Сунн и Вэй, Цзинь и Чу на западе. Склонить их построить стену в несколько сот ли, основать город в сотни тысяч дворов и объявить вас правителем. Разбойник Чжи зарычал и схватился за меч.

– Если ныне я красив и высок ростом, – так это от отца с матерью. А если бы ты меня не прославил, я и не знал бы, что красив! Царство? Нет царства больше Поднебесной. Зовешь сам себя мудрым мужем. А не тебя ли дважды изгоняли из Лу, не ты ли заметал следы в Вэй, терпел бедствие в Ци, был осажден между Чэнь и Цай? Так стоит ли ценить твое учение? Как ценили, как возвышали Желтого предка, а он залил равнину кровью. Высочайший не пожалел сына, Ограждающий не уважил отца, юный Дракон иссушил своё тело, Испытующий изгнал своего государя, Воинственный убил губителя, Прекрасный попал в плен в Юли. Не стыдно ли так искажать свою природу? А их все почитали! А прочие добродетельные?… Чем они лучше поросенка, смытого потоком?

– Чем же ты убедишь? Загробными делами? Я их не знаю. Людскими? Я их все знаю.

А вот тебя я наставлю с помощью простых чувств. Глаза хотят красоты, слух – музыки, уста – вкусного, а весь человек – своей воли. Время промелькнет, словно скакун за окном, и все, кто не насладился мыслями и желаниями, кто не продлил свою жизнь на долгие годы, просто не понял Дао. Всё, что ты говоришь, я отвергаю. Уходи, твоё учение лживо, стоит ли его обсуждать!

Конфуций дважды поклонился и вышел за ворота. Поднялся на повозку, но трижды ронял вожжи. Еле дышал, ничего не видел. Возвращаясь в Лу, встретил Цзи под Ивой. Тот сказал: – Несколько дней вас не было видно, верно, были в пути? Ездили повидаться с моим братом?

Конфуций вздохнул. – Неужели осмелился пойти против вашей воли, как я предупреждал?

– Увы, – сказал Конфуций, – Цю сделал себе припарку, не будучи больным».

– Смысл этой притчи хорошо понятен людям знакомым с даосизмом, – продолжил Трошкин беседу, – И, кроме того, может служить ответом на твой вопрос о Чингисхане.

– А разве монголы исповедовали даосизм, – поинтересовался Тимур.

– Фактически нет, – ответил учитель, – но многие ученые утверждают, что корни даосизма из шаманизма и между ними осталось много общего. Религия монголов также близка шаманизму. Утверждают, что сын Чингисхана Чагатай был шаманом, его мать Оэлун вышла второй раз замуж за отца главного шамана степняков – Мунлика, да и сам Великий завоеватель был шаманом. Помнишь, как написано у Мирча Элиаде: «Шаманизм…является одной из архаических техник экстаза, а одновременно мистикой, магией и «религией» в широком значении этого слова». Не зря же на старости лет Чингисхан обратился к одному из патриархов даосизма Цю Чан Чуню, умершему, кстати, в одном с ним 1227-ом году.

– То есть, шаманизм – это не религия, а особый вид искусства, – уточнил юноша.

– Получается так, – ответил Семен Павлович.

Иногда по вечерам Тимур засиживался у компьютера, расположенного в учительской. Директриса разрешала ему выходить в Интернет в поисках необходимых для дипломной работы сведений, заодно выполняя её задания. В результате исследований у юноши сложилась довольно пестрая картина, он понимал, что ему не хватает эмоциональных ощущений. Одних сведений хронологического порядка было не достаточно.

Некоторые ученые указывали, что накануне объединения монгольских племен под руководством Чингисхана, их традиционные воззрения и мифология относились к шаманизму. Сам культовый титул Чингисхана был присвоен предводителю по инициативе верховного жреца-бэки, старца Усуня, имевшего звание Тэб-Тэнгри. Хотя народы, образовавшие Монгольский Улус исповедовали различные религии, основой всё же был тэнгризм. Так кереиты, помогшие в своё время Темучину добиться независимости, приняли ещё в 1109 году христианство несторианского толка. Тангуты с уйгурами исповедовали буддизм, у найманов в ходу были обе религии, татары и чжурчжени относились к шаманистам.

И, несмотря на то, что Чингисхан запрещал в Монголии возвещать учение Будды, даже изгонял со службы монахов, завоеватели относились к различным представителям духовенства очень почтительно. Освобождали от налогов, предоставляли различные льготы; свободу вероисповедания монголы даже законодательно закрепили в «Ясе», знаменитом сборнике приказов, положений, поучений.

2

Незаметно пролетел месяц, начался другой. В свободное время Тимур ходил заниматься в спортивный зал или в рощу на окраине городка. Ещё в институте юноша приобщился к изучению ушу и сейчас с удовольствием практиковал тао-лу и тайцзи-цюань стиля Ян. Это помогало ему чувствовать себя бодрым и уверенным. Но однажды Тимур был выбит из колеи. До конца практики оставалось несколько дней, как вдруг, придя в школу, он узнал, что учитель истории умер. Трошкин и раньше часто болел, но быстро вставал на ноги. И вот эта ужасная новость. Вся школа находилась в трауре, уроки отменили. На следующий день были назначены похороны. Директриса просила студента также придти. Тимур не мог отказаться, ведь Семен Павлович многому его научил.

Придя на следующий день, он узнал, что Трошкин оставил записку, где просил передать ему книгу Торчинова Е.А. «Даосизм: опыт историко-религиозного описания».

До этого момента парень не ощущал реальности произошедшего, тут вдруг понял, что учитель действительно прощается с ним. Он никогда, практически, не видел смерть так близко. И вот. Ведь только недавно разговаривал с ним, наслаждаясь мудростью и жизненным опытом. Тимур понял, почему люди плачут, прощаясь с близкими. Он подошел к гробу, всматриваясь в такое знакомое и такое далекое лицо. – Простите, – тихо прошептал юноша.

Через два дня Тимур покинул город. Уезжая, он понял, что оставляет какую-то частицу себя. При расставании с преподавателями, директриса пожелала ему успехов и просила не забывать, сообщать о своих планах. – Если надумаешь, мы тебя будем ждать, – сказала она. Тимур внезапно увидел, что с ним прощается уже немолодая уставшая женщина. – Спасибо, – только и смог он вымолвить.

Теперь предстоял путь домой. Наступили каникулы, и Тимур максимально хотел использовать это время для окончания дипломной работы. Ему не хватало некоторых деталей, да смущала путаница в датах и событиях. В поезде он принялся за изучение книги профессора Торчинова. Из нее Тимур почерпнул немало сведений, в частности узнал о борьбе различных религиозных школ за влияние на разрастающуюся империю Чингисхана. Так, в 1221 году, во время похода в Индию, великого полководца посетил Чан Чунь, руководитель даосской школы «цюань чжэнь».

Чингисхану посоветовал его вызвать Елюй Чу-Цай, поистине легендарная личность, служивший северокитайскому государству Цзинь, а впоследствии самому «покорителю Вселенной». Ещё одна из даосских школ, «тай и цзяо», пользовалась покровительством правительства (Цзиньской и Юаньской династии). Её патриархи неоднократно призывались ко двору и имели возможность проповедовать свое учение.

Школа «чжэнь да дао цзяо» (Учение истинного Великого Дао), основанная Лю Дэжэнем, также пользовалась благосклонностью властей, особенно монгольским императором Мункэ (Сянь-цзуном). В 1255–1256 годах в эту борьбу включились буддисты, которые окончательно победили даосов в диспуте в 1281 году. После этого Хубилайхан (юаньский Ши-цзу) подверг даосизм гонениям и издал эдикт о сожжении всех книг Дао цзана, за исключением «Дао-дэ цзина».

Из других источников Тимур знал, что посланцы европейских монархов и пап неоднократно посещали руководство монголов в различное время. Любопытно, что в 1248 году командующий монголами на Переднем Востоке Алджигирей направлял эмиссаров к Людовику 9-му на Кипр для координации действий во время седьмого крестового похода.

Вообще с крестоносцами у завоевателей были интересные отношения. Известно, что еще во время вторжения Чингисхана в Персию, его посетил папский легат Пелагий. Наверняка и агенты монголов посещали руководство Рима. Если об этом мало известно, это ещё ничего не значит, интересы двух влиятельных организаций во многом совпадали. Вот что писал французский историк 13 века Жуанвиль: «…Он действительно установил мир во вселенной, мир, продолжавшийся около 2 веков, ценою войн, которые в общей сложности не продолжались и двух десятилетий. Чингисхан искал союза с христианством».

Известно также, что идеалом полководца являлось создание Единого Царства человеческого, прекращение войн и получение условий для его процветания.

«Этот Завоеватель Мира был, прежде всего, его непреклонным возродителем. Железом и огнем он открывал древние мировые пути для шествия будущей цивилизации», – писал французский подполковник Рэнк.

Тут Тимур задумался. Действительно, монгольская аристократия была сильно заинтересована в возрождении торговых путей, которые из-за постоянных войн изменились и находились, в основном, в руках мусульманских государств. Это не могло не тревожить крупных торговцев Запада и Дальнего Востока. В конце 11 – начале 12 веков на земле создалось сильное государство с мощной и опытной армией, во главе с талантливейшим военачальником. Разумеется, купцы и дальневосточная знать не могли не обратить на это внимание. Некоторые дальновидные представители арабов также были заинтересованы в более демократичной государственной власти. Они засылали своих представителей в ставку монголов.

Что же касательно крестоносцев, то тут Тимур обнаружил странную закономерность. Начиная с 1237 года, монголы начали завоевывать русские княжества, закончив в 1240 году захватом Киева и дальнейшим вторжением в Польшу и Силезию. Практически в тоже время в устье Невы высаживается шведская армия.

После разгрома поляков в 1241 году близ Легницы, монголы поворачивают на венгров, разбив тех у слияния рек Тисы и Солоны. В этом же году Ливонский орден захватывает Псков. Далее монголы вторгаются в Хорватию и Словению на виду всего рыцарского Запада. Говорят, что подвергнутые нападению не дождались помощи из-за вражды Римского папы и Фридриха-2. Возможно, однако, в тоже время Тевтонский орден организует поход на Новгород. Интересное развитие событий. В 1243 году армия монголов разбивает армию султана сельджуков, а крестоносцы захватывают в 1244 году Иерусалим.

Крестоносцы и их духовные лидеры тоже целились построить единое Царство на земле, причем значительно раньше монголов. Они действовали в трех направлениях: на Пиренейском полуострове – Реконкиста, в Прибалтике (ещё в 1086 году была учреждена должность епископа Восточной Прибалтики), в Малой Азии. Их настоящей целью был, несомненно, выход к морским и океанским просторам. Именно это давало наибольшую власть и богатство, что и показала дальнейшая история человечества.

А пока Европа нуждалась в союзе с молодой, сильной империей монголов. Только он мог отвлечь внимание мусульманских и прибалтийских стран от запада. Что и случилось, к 15 веку Пиренейский полуостров был полностью очищен от мавров, границы Великого княжества Литовского расположились неподалеку от Москвы. Территории, захваченные во время крестовых походов в Малой Азии, были арабами отобраны назад, но это уже было не важно. Как пишет Вернандский Г.В.: «Первые монгольские армии, которые создали своими походами мировую монгольскую империю, состояли преимущественно из буддистов и христиан. Как раз во времена князей Даниила и Александра монгольские армии нанесли страшный удар по мусульманству…»

Тимур закончил анализ материалов, решив, что на сегодня достаточно. В принципе работу можно считать оконченной, осталось ей придать надлежащую форму. Да и отдохнуть немного не мешает перед приездом домой. Юноша убрал сумку с книгами и тетрадями, прикрыл глаза. Вскоре его дыхание выровнялось, сознание отключилось. Он хорошо запомнил, что ему приснился крепкий старик в простом стеганом халате, в странных сапогах с острыми носками, с бородой и характерным азиатским разрезом глаз. Он ему что-то пытался сказать, бросая короткие гортанные фразы на неизвестном языке. Потом стал показывать рукой куда-то в сторону, где клубились облака. Парень смог разглядеть что-то наподобие горных пиков. Затем всё исчезло. Видение хорошо запомнилось Тимуру, оно не было похоже на обычный сон. Тем не менее, внутренний голос подсказывал, что этот человек жил на земле давно. Он видел его изображение, причем неоднократно, но где? Оставив анализ впечатлений на потом, юноша направил поток мыслей домой, к матери. В это время поезд уже подходил к знакомой станции.

3

Постиг ли Бога на земле?

Ты говоришь: – Я знаю.

Забыв об ушке, что в игле,

И что ученье вслух подобно лаю.

От сердца к сердцу истина идет,

Её не передашь словами.

А потому дорога нас ведет,

Делясь ухабами и прочими дарами.

Но чем же манит тоненькая нить,

Связующая будущее с прошлым.

А впереди – нам некого винить,

И позади – не кажется так сложным.

Когда эмоции от встречи с матерью улеглись, юноша решил прогуляться по родным местам. Его тянуло пройтись по улицам городка, посмотреть, что изменилось, зайти к бывшим друзьям, в надежде, что кто-нибудь окажется дома. Удалось встретиться только с двумя знакомыми, остальные разъехались кто куда. Солнце начало понемногу уходить к зеленой таёжной линии, и Тимур решил вернуться домой. Завтра ещё будет время.

Быстро поужинав, юноша отпросился у матери посмотреть закат у реки, где в детстве частенько ловил рыбу. Конечно, он мог никому ничего не докладывать, но Тимур считал, что это не совсем правильно. Он не забыл время, когда уходил с отцом гулять в лес, предварительно предупредив её. Это было так давно, отец пропал где-то в Китае, но Тимур запомнил его уважительное отношение к жене. Он часто указывал сыну на то, что отношение к старикам и близким многое говорит о человеке. Сейчас, получив небольшой жизненный опыт, юноша не совсем разделял эти устаревшие понятия. Тем не менее, на подсознательном уровне Тимур настолько впитал эти этические нормы, что однажды чуть не стал их жертвой. Так ещё во время прохождения практики он стал свидетелем безобразной сцены.

Возле их школы пьяный мужчина в возрасте начал приставать к молодой учительнице. Поначалу парень хотел пройти мимо, увидев седину в волосах хулигана.

Уже обернувшись, он услышал, как тот поливает женщину отборным матом и грозит ей кулаком. Тимур опешил, он развернулся и решил подождать развития событий. Та, увидев, что парень наблюдает за ситуацией, попросила вызвать милицию. Разъяренный мужик ударил её в этот момент. Тимур кинулся поднимать коллегу, пытаясь словами остановить агрессора. Однако тот не реагировал на обращение к совести, он громко кричал, кого-то подзывая. Юноша понял, что события развиваются не в лучшую сторону, но ещё надеялся на спокойное их завершение.

Из-за угла выскочили двое субъектов с угрожающим видом. Тимур подтолкнул женщину в сторону школы со словами: – Уходите. Быстро!

Он понял, что ему сейчас не поздоровится, и не хотел, чтобы она мешала. Однако учительница осталась стоять на месте, находясь в ступоре. Увидев подкрепление, зачинщик кинулся к юноше, схватив за отвороты пиджака на груди. Автоматически накрыв его руки своей левой рукой; правую Тимур расположил возле нижней части живота, стараясь расслабиться. – Папаша, что с тобой? – попробовал он успокоить противника.

– Ах ты, сморчок! – взвыл тот. – Раздеру на части!

Пытаясь вывести парня из равновесия, он начал дергать его из стороны в сторону. Однако повисший на нем Тимур с силой прижал руки хулигана со стажем к своему телу, и усилия агрессора пропадали напрасно. Тогда нападавший с силой попытался ударить парня ногой, но Тимуру удалось правой рукой подхватить его конечность. Подшагнув вперед, он толкнул противника всем телом. Мужик отлетел в сторону, громко крякнув. Но юноше легче не стало, потому что на него обрушилось четыре кулака и ноги. Вот тут и пригодилось всё его знание боевых искусств. Тимуру удалось отразить первый натиск и откатиться в сторону. Краем глаза он заметил, что женщина убегает, а первый из шайки основательно устроился на земле, видимо потеряв сознание. Тимур встал в позицию «монах держит чашу», держа одну руку перед собой, а другую у бедра. Тот из нападающих, который был ближе, попытался схватить юношу за переднюю руку, но получил короткий удар ладони, мгновенно преобразованной в кулак. От этого встречного удара противник потерял ориентацию, чем воспользовался Тимур, подсекая его ноги.

Третий не рискнул нападать, и юноша спокойно отправился по своим делам, тем более что уже послышался в отдалении вой милицейской сирены. Только в гостинице, рассматривая ссадины и синяки, он понял, что дело могло закончиться очень плохо.

Сидя на берегу реки, Тимур вспомнил этот случай. Тогда все произошло стремительно и неожиданно, увы, многое в жизни происходит независимо от нашего желания. Постепенно он рассмотрел высокий холм, заросший кустарником, расположенный немного левей.

– Странно, что я не видел его раньше, – подумал парень.

Ему захотелось подняться повыше и понаблюдать за закатом. Дальний край неба уже окрасился яркими переливами оранжевого цвета. С верхушки холма открывалась величественная картина. Тимур забыл обо всем на свете.

Вот уже другой человек стоит на холме. Он понимал, что это его тело, но почему в рваной одежде, сбитых, остроносых сапогах?

– Кажется, я сплю, – мелькнула мысль.

Закат также окрашивал горизонт, река несла тяжелые воды. Вот только возвышенность казалось немного другой, чем-то неуловимым стала отличаться от прежней.

Тимур решил понаблюдать за развитием событий, он уже понял, что перенесся каким-то образом в другое время. В его сознании неожиданно возник вопрос и он начал разговаривать на незнакомом языке, с удивлением следя за смыслом выражений.

– Почему мы должны жить, как звери?

– О чем речь? – удивленно спросил юноша себя.

– Темучин! – раздался вдруг детский крик. – Тебя мама зовет кушать!

Тимур обернулся и увидел мальчика, похожего на китайца, с характерным разрезом глаз.

Он, почему-то решил, что это его младший брат, стоящий у подножия холма и машущий ему руками. «У меня нет брата», – подумал юноша, но все же пошел за ним по лесной тропе.

Он вспомнил, что его мать зовут Оэлун-экэ, что значит Мать-Облако. Вместе с братьями они уже три года скрываются в лесу, прячась от тайджиутов, ранее находившихся у них в подчинении. После отравления татарами их отца, багадура Есугея, новый вождь Таргултай решил уничтожить конкурента. Кроме того, они опасались мести меркитов, не забывших, что Есугей, внук знаменитого Хабул-хана, украл у них невесту.

Оэлун встречала сыновей около юрты, из отверстия которой, в центре, тянул дым.

– Темучин, где ты был, дорогой? – спросила она его.

– На горе матушка, – ответил Тимур после небольшой паузы.

– Опять. Не переживай, сынок, все еще изменится. Мы встанем на ноги, и проклятые враги за все ответят. А сейчас пора ужинать, нам нужно быть сильными. Хасару удалось сегодня подстрелить белку, я нашла съедобные корешки.

Голодные братья дружно взялись за деревянные ложки, рассевшись вокруг котелка. Во время трапезы мать увлеченно рассказывала им про Хабул-хана, про Хутул-хана, дядю их отца. Эти люди вдохновляли Оэлун, она была убежденна, что если бы не интриги коварных цзиньцев, монгольские племена давно достигли могущества. Им не было бы нужды воевать друг с другом за лучшие пастбища и красть скот.

Тимур с интересом слушал рассказы необычной женщины в стареньком халате, оставив насыщение пищей на долю Темучина. Во время занятий в институте им давали информацию о северокитайском «Золотом царстве», образованном чжурчжэнями в 1115 году, но он никак не мог сориентироваться во временном отрезке, в который попал сейчас по воле случая.

Лишь, когда Оэлун начала рассказывать о войне с татарами, после которой ему дали имя Те-му-чэн, у юноши появилось ощущение знания судьбы этого паренька, в которого он воплотился во сне или еще каким-то необычным образом.

Но вот наваждение прошло. Тимур понял, что сидит на вершине холма со скрещенными ногами, созерцая уходящий закат.

4

Ночью юноше приснился еще один сюжет. Он прячется в камышах, освещаемых слабым светом луны. Слышны выкрики на незнакомом языке, плеск протекающей где-то рядом реки, ржание лошадей. Холод и страх начинают сковывать Тимура, он понимает, что вырвался из рук тайджиутов, убив охранника. Что-то мешает ему двигать головой, руками. Юноша, наконец, разглядел, что это деревянные колодки, в вырезы которых помещены его предплечья и шея. – Я раб, – озарила мысль.

– Если мы его не найдем, Таргултай сдерет с нас шкуру! – слышится неподалеку крик.

– В воду, – пришло спасительное решение.

Тимур, стараясь не шуметь, вошел в черноту протекающей сзади реки.

Проснувшись утром, он отчетливо представил все, что было с ним во сне. Правда, дальнейшие события остались в тени, как ни старался Тимур вспомнить.

– Кто этот парень? Почему наши судьбы так переплелись? – мучили его вопросы.

Он умылся, сделал зарядку, прошел на кухню. Мать готовила завтрак, расставляла на столе кружки, блюдца, ложечки. Тимур по-новому взглянул на неё: этот чуть заметный разрез глаз, черные блестящие волосы, скулы. С детства знакомый облик, он не обращал на него особого внимания. Это, как воздух, которым дышишь, как вода, которую пьешь.

– Мама, ты не знаешь историю монголов? – спросил он.

– Немного, родной, ведь сведений о них мало. А что тебя интересует?

– Кто такой Темучин, отцом, которого был Есугей, а мать Оэлун.

– Наверное, ты имеешь в виду Темучина из рода Борджигинов. У него были братья?

– Да, несколько братьев. Хасар, Бельгутей, других я не помню.

– По всей вероятности речь идет о знаменитом Чингисхане.

Все встало на свои места, смутная догадка, терзавшая Тимура, воплотилась в знание.

Он также вспомнил, кто был тот старик, привидевшийся ему в поезде.

Однако у него остался еще один вопрос, который он не преминул задать:

– Мы не имеем с ним никакого родства?

Пожилая женщина с удивлением взглянула на сына.

– Не знаю Тимур. Я помню своих предков почти до седьмого колена, но что было до этого трудно сказать. Почему тебя это интересует?

– Мне приснился странный сон, – ответил он.

Родительница посоветовала сыну сходить в библиотеку поискать сведения о Чингисхане и его империи.

Весь день Тимур просидел в местной библиотеке, перебирая карточки с перечнем литературы, перелистывая книги и журналы. Ему не многое удалось добавить к данным, которые у него уже имелись. Племена кочевников, располагающиеся к северу от Великой стены, издавна воевали с Поднебесной империей. Задолго до монголов их называли сюнну или хунну. Это они, объединив различные народы, в 4-м веке во главе с Атиллой хлынули в Европу и подвергли Римскую империю серьезным испытаниям.

К 12-му веку эти северные племена были известны под общим названием мэнгу или монгу-ли. Отцом будущего императора Монголии был Есугей, под началом которого находилось 40 000 кибиток. Однако татары в 1168 году отравили его, отомстив за поражение в войне. После этого соратники бросили его семью на произвол судьбы, умыкнув почти все имущество. Детство и юность будущего Владыки Мира прошли в лишениях и борьбе, но все-таки Темучину Огюгсену удалось объединить монголов и получить титул императора. В 1206 году знать степняков провозгласила его Божественным (Суту-Богдо Чингисханом) на всеобщем собрании (курултае).

«Создание Великой империи, которая бы объединяла народы, живущие за войлочными стенами, было главной целью Чингиз-хана и его потомков. Мир во всем мире во имя спокойного существования без ночных набегов, угонов скота, свободных кочевок, взимания прибыли с торговых караванов, которые могут также спокойно передвигаться вплоть до последнего моря, – мечта воплощена», – писал в связи с этим Кычанов Е.И.

К концу рабочего дня мать оторвала Тимура от стопы книг: – Пора домой, сынок. Завтра продолжишь.

Ночью ему привиделся странный сон. Тимур на коне без седла, в правой руке сжимая плеть. Рядом с ним скачет молодой монгол по имени Боорчу. Откуда он его знает?

Они стараются передвигаться тихо, скрываясь от света луны в тени деревьев и кустов. Иногда останавливаются, прислушиваясь и осматривая следы лошадей, прошедших ранее.

Вот и стойбище. Они дождались, пока всё затихнет, и подползли к коням, привязанным к столбу возле юрт. Одинокий часовой сидел возле животных, склонив голову. Тимур подполз к нему сзади, в то время как напарник держал стойбище под прицелом лука. Глухой удар и тело сторожа заваливается на бок. Тимур скользит к лошадям, они радостно фыркают, узнав хозяина. Юноша успокаивает животных, отвязывая от привязи. В это время из одной юрты выходит старый монгол и направляется к ближайшим кустам. Неожиданно он останавливается, что-то почуяв. Окрикивает дозорного и, не услышав ответа, бежит к юрте. Однако на полпути спотыкается и падает, в его теле торчит оперенье стрелы. Тимур каким-то образом оказывается на спине одного из аргамаков, держа в поводу остальных. Боорчу успевает вскочить на последнего, и они несутся к месту, где оставили коней, на которых прибыли. Сзади раздаются крики, видны всполохи огней. Но юноши уже далеко, обвязав копыта тряпками, они скрываются в неведомом направлении. Тимур запомнил, как прохладный ночной ветер дул навстречу, развевая его волосы и гривы коней.

5

Следующий день он также посвятил библиотеке, с утра явившись туда вместе с матерью. Тимур узнал, что Боорчу со временем стал одним из первых полководцев в армии Чингисхана. Великий император, кстати, обладал удивительной способностью приближать к себе талантливых людей. Представители различных народностей помогали ему строить Единое Царство справедливости и порядка.

Вскоре, после вступления Темучина в брак, на его стойбище внезапно напали три рода северного племени меркитов, сородичей вождя, у которого 18 лет тому назад была похищена Есугеем Оэлун. Ему удалось скрыться и добраться до Тогрул-хана, предводителя кереитов и названного отца Темучина. Тот помог освободить любимую жену, похищенную мстителями, и впоследствии принял участие в войне против татар, под влиянием будущего Чингисхана, нажившего в этом походе военный и политический капитал. Вскоре, правда, им пришлось сражаться уже друг с другом. Кереиты были разбиты в 1196 году, их руководители бежали к найманам. Через некоторое время Чингисхану удалось с 13 подвластными куренями (около 13 тысяч человек) разгромить внезапно напавших тайджиутов в количестве 40 куреней. Слава его продолжала расти. В 1202 году он победил выступивших против него меркитов, а через два года покорил найманов.

Не зря потом Чингисхан твердил своим сыновьям: «Достоинство каждого дела заключается в том, чтобы оно было доведено до конца».

Приближался вечер, Тимур почувствовал какую-то странную усталость. Тело было в прекрасной форме, однако сознание налилось тяжестью. Не хотелось ничего делать, он решил прогуляться. Сообщив об уходе, Тимур неторопливо направился к лесу через весь городок. Свежий воздух принес облегчение, но непонятная сила тянула его к холму у реки.

Юноша не стал сопротивляться и направился к знакомому месту. Вскоре он стоял на возвышенности, обозревая волны тайги, освещенные начинающимся закатом. Тимур уселся на траву, поджав под себя ноги. Его дыхание постепенно выровнялось, сознание успокоилось. Он старался ни о чем определенном не думать, плавный поток мыслей иссяк, незаметно он очутился в другом времени.

Тимур стоял на холме, обратив взор к небесам. – Вечно Синее Небо (Менкэ-Кеке-Тенгри) и ты, Мать Земля! О, моя несравненная, моя Бортэ, в чем её вина?!

– Помогите моей любимой жене, защитите от злобных коршунов, научите, как справиться с врагами! Я вас никогда не забуду, сделаю все, что смогу.

Над холмом появилась большая белая птица, постепенно сужающая круги над ним. Внезапно юношу ослепила вспышка света, и раздался голос: – Согласен ли ты, помочь своему народу?

Его ноги подкосились, он услышал свой голос лихорадочно повторяющий: – Да, да, да.

– Ты должен создать Царство справедливости на земле, – продолжил неизвестный собеседник.

– Я сделаю, я все сделаю.

– Тогда дух Сульдэ поможет тебе. Он будет жить в белом девяти бунчуковом знамени.

Найди людей «длинной воли», они прячутся в недоступных местах, занимаются разбоем и воровством. Позови их за собой ради великого дела. Дерзай.

Видение исчезло. Тимур сидел на прежнем месте; последние, солнечные лучи окрашивали край неба. – Кажется, я начинаю понимать, кто такой Чингисхан, – подумал он, – но почему его дух выбрал меня? Придется искать ответ.

Самочувствие юноши значительно улучшилось, он почувствовал необыкновенный прилив сил. – Ну что ж, может быть завтрашний день поможет узнать истину.

Тимур бодро направился домой.

Ночью ему привиделся следующий сон. В юрте горит огонь, возле которого сидит он и Оэлун, его мать. Младшие братья уже улеглись спать.

– Почему так несправедливо устроен мир? – спрашивает он у пожилой женщины.

– Всё зависит от людей. Духи создали этот мир для счастливой жизни, остальное зависит от нас самих. Мои родственники мстят умершему Есугею, поэтому ты должен обратиться к Тогрул-хану, своему названному отцу. Он должен помочь вызволить Бортэ из неволи.

– Действуй, Темучин, тебе дана возможность для возрождения нашего рода. Ты должен всё сделать для этого. Давным-давно, чтобы объединить гуннов, предков монгол, Атилла, сын Мунчука, убил старшего брата и завладел мечом бога войны. После этого ему удалось создать могучее царство от Германии до Волги и Урала, от Балтского моря до Кавказа.

Можно использовать кражу жены для объединения племен и расправы с врагами. Ведь не зря же ты родился с куском крови в кулачке. Шаманы говорят, что с помощью большого кровопролития, ты построишь сильное государство, и весь мир будет трепетать перед ним. Пришло твое время, сынок.

Рано утром Тимур проснулся и выскочил на улицу сделать пробежку, привести мысли в порядок. – Нужно записать свои сны, – решил он, делая зарядку. – В них содержится какая-то важная информация, ведь в основном все подтверждается. В библиотеке уже ничего интересного для меня не осталось. Что же делать? А может позвонить тому товарищу, который, как и я приехал домой на каникулы.

Юноша вернулся домой немного уставший, но довольный. Пока родительница готовила завтрак любимому сыну, он позвонил другу и договорился об использовании его компьютера в наступающую субботу.

6

Слова – бумага, скрывающая суть.

Простаком, их почитающим, не будь.

Познать тончайшее, глубинное стремись;

За духа своего свободу, борись.

Высотных знаний на земле хватает;

Со временем их ценность тает.

Что остается: фундамент, его расположение,

Да пяти сил исконное движение.

Тимур с матерью сидели на кухне. Они обсуждали его планы на будущее, ведь до конца каникул осталось несколько дней.

– Надеюсь, тебя направят работать учителем в красивый, большой город? – выразила надежду женщина. – Ведь ты так старался.

Немного подумав, юноша ответил: – Нет, мама, я вернусь в ту школу. Там меня ждут.

– Надеюсь, ты не станешь, как твой отец, заниматься археологическими раскопками?

– Что ты имеешь в виду?

– Он тоже был историком, много времени уделял поискам захоронения Чингисхана и его потомков. Потом уехал в Монголию и там пропал.

– Нет, мама, я никогда тебя не брошу. Просто необходимо вернуть долг. Столько людей мне помогали, я чувствую, что должен туда вернуться.

– Ладно, дорогой, тебе видней. Какой смысл гоняться за призраком, если ты нужен в конкретном месте. Твой отец наслушался легенд и сказок, где он теперь?

– О каких сказках ты говоришь?

– Утверждают, что Чингисхана похоронили в трех гробах: железном, серебряном и золотом. Вместе с ним положили огромное богатство и две тысячи людей. Все, кто участвовал в похоронах, умерли, а поверх этого места пустили реку.

– Нечто подобное, я уже где-то слышал, – проговорил Тимур, – а что ещё?

– Говорят, что через восемьсот лет, после захоронения, Чингисхан должен возродиться.

Да много всего, не стоит в это верить.

Они еще немного поговорили, и юноша направился к товарищу, с которым договорился о сотрудничестве. Вспомнили общих знакомых, попутно включая компьютер и подсоединяя его к линии. Попутешествовав по историческим сайтам и электронным библиотекам, Тимур выбрал интересующую его информацию и отключился от Интернета.

Приятель пообещал все вывести к завтрашнему дню на бумагу и занести Тимуру домой. Уже по дороге юноша начал анализировать полученные данные. Он сообразил, что легенды о захоронениях знаменитых полководцев очень похожи. Атиллу также уложили в три гроба, вместе с рабами и сокровищами, пустив поверху реку; все свидетели оказались уничтожены. Вот только дело происходило в Венгрии. Не потому ли отряд монголов во главе с Субудаем и Джэбе был послан Чингисханом к Днепру, по пути разбивая всех, кто пытался мешать. Не было ли среди бежавших в Венгрию половцев, агентов монгол. Половцы ведь не раз помогали им, – и при столкновении с аланами, и при битве на реке Калке, ударив русским в спину. Возможно, тогда у завоевателей ничего не вышло, но ведь вторая попытка в 1240 году увенчалась успехом. Под руководством Бату-хана Венгрия была прочесана монгольскими войсками, как гребенкой. Может быть, они искали захоронение Атиллы. Ведь меч бога войны существовал, как, например, легендарное копье судьбы. Нашли его завоеватели или нет – неизвестно. Впрочем, это не одна загадка истории, их еще много. Тимур решил зайти на знакомую гору, может природа сможет чем-нибудь помочь. Однако сегодня закат на него никак не повлиял, все было тихо и обыденно. Выполнив несколько раз комплекс тайцзи-цюань, он направился домой.

Однако ночью Тимуру приснился сон. Сидя на небольшом, но крепком коне, он возвращался из победного похода. Равномерно качаются железные шлемы и меховые шапки воинов, их глаза то закрываются, то открываются. Кажется, он засыпает. Вдруг появляется образ Оэлун-экэ, что-то говорящей ему. Тимур ничего не понимает, но чувствует, что это очень важно. Он пытается проникнуть в сознание полководца.

– Сын, тебя ждет засада; нойон Бюрке-Чилгир приготовил волчью яму вместо пира, – наконец слышит юноша.

– Хорошо, мать, я понял. Он хочет смерти, так пусть получит ее.

– Позвать ко мне братьев, – приказал Чингисхан.

Пока армия подъехала к стану, был составлен подробный план встречи. Вскоре показались дымы. Встретившие их нукеры предложили проводить полководца к пиршественному столу. Чингисхан с несколькими орлекенами прошел к главной юрте.

Триста воинов, стараясь не шуметь, оттеснили всех и окружили место встречи.

– Заходи, хан, – открыл полог один из людей князя.

Вперед прошли Ютсекен и Хасар, за ними Чингисхан, следом девять телохранителей.

Бюрке-Чилгир, неторопливо поднялся с подушек и, улыбаясь, направился к предводителю. – Сколько лет, сколько зим? Проходи, дорогой, присаживайся на самое почетное место.

Хасар остался у входа, Ютсекен, как бы нечаянно, оттеснил двоих нукеров идущих за своим нойоном. Остальные вошедшие воины Чингисхана окружили двух предводителей, уже обнимающих друг друга и хлопающих по спине. Неожиданно Темучин зашел за спину оппоненту, захватив его шею в кольцо своих рук. Хасар в тоже время выхватил стрелу из колчана, висевшего за спиной, и воткнул ее в горло стоящего рядом нукера. Здоровяк Ютсекен схватил двух людей князя, пытающихся выхватить ножи из-за поясов.

Он с размаху ударил их друг об друга и бросил, как тряпичные куклы, в сторону, приготовленную для гостей. Еще двое, вскочившие с пола, на помощь своему господину, захрипели, пытаясь вытащить из груди стрелы, посланные Хасаром.

– Ну что скажешь, собака?! – прогремел голос хана, направляющего лицо заговорщика в сторону ямы, образованной в коврах отброшенными телами. Раздался характерный щелчок лука и еще два человека князя упали на окровавленный пол. Следом прозвучал хруст позвонков, безжизненное тело Бюрке-Чилгира упало у ног полководца.

– Взять остальных, – приказал он, – казнить в назидание остальным тайджиутам.

– Десять лет назад я покарал их князей за подлое нападение, но они забыли об этом.

Теперь ты, брат, будешь их господином, – указал Чингисхан на Хасара.

– И помни, что недержание слова со стороны правителя является гнусностью.

7

Вот и пришло время собираться Тимуру обратно в дорогу. Взяв всё необходимое, он заключил мать в объятия и отправился поставить точку в получении образования. Хотя юноша чувствовал уверенность в своих силах и знаниях, он начал понимать, что формальные знания еще далеко не все. Чтобы разобраться в жизни, понять её суть, нужно искать истину повсюду, постоянно, возможно потратив на это все свои годы.

Для более комфортного провождения времени Тимур начал просматривать последние данные. Его заинтересовали статьи доктора исторических наук Кадырбаева А.Ш. об Орде, как предтече Российской империи. Он писал: «…Русь имела в лице метрополии, каковой для нее была Золотая Орда, духовную и военную поддержку в многочисленных войнах со своими северо-западными соседями, такими как Шведское королевство и немецкий Тевтонский орден, Польша и Великое княжество Литовское, Венгерское королевство. Галицкая Русь, Волынь, Черниговское и другие княжества, бывшие вне покровительства Орды, стали жертвой католической Европы, объявившей крестовый поход против Руси и ордынцев».

Спорная теория, подумал Тимур, поначалу все было не так. Может, впоследствии политика изменилась, ведь многие Чингизиды приняли другое вероисповедание со временем. Тем не менее, некоторые ученые действительно так считают.

«По мнению российских историков, сторонников теории евразийства (П.Н.Савицкого, Г.В. Вернандского, Гумилева Л.Н.), русские были спасены от физического истребления и культурной ассимиляции Запада лишь благодаря включению в Монгольский улус».

Тимур перешел к исследованиям других авторов. Ремизовым найдены на Енисее образцы древнетюркского рунического письма, напоминающие обнаруженные в местах проживания булгар, река Волга, и найденные в Минусинске. Аналогичная письменность обнаружена Н.М.Ядринцевым на месте развалин Хара-Хорина (Каракорума, основанного Чингисханом в 1220 году), расположенных на правом берегу реки Орхон.

Юноша задумался. Равномерное покачивание вагона и стук колес немного отвлекли от мыслей. Когда же он вновь сосредоточился, то понял, что грезит.

Вновь ему привиделся старик, который тогда, в первый раз, махал ему рукой.

Теперь он спокойно разговаривал с Тимуром, понимающим его речь.

– Наши шаманы пользовались древним тюркским языком, пока мы не перешли на уйгурское письмо. Твой отец нашел стелы, где была написана правда о Чингисхане, но хитрые сунцы узнали об этом и пленили его. Они преследуют меня и после смерти.

Знай, что твой отец жив, а я никогда не стремился к роскоши и следовал умеренности, заботясь о народе, как о своих детях.

– Помни, мой дальний предок, только познав свою природу, можно приблизиться к Небу и Земле. Прощай.

– Куда вы теперь, Повелитель? – спросил юноша видение, но образ растаял, как дымок от свечи.

Но Тимур уже знал, куда направить свои силы после окончания института. Перед тем как отбыть на место после распределения, он попробует заняться поисками отца. В наш век это не так сложно, а в свободное время можно писать роман, ведь материала у него предостаточно.

– Пока же попробую выразить свои чувства в стихах, – решил он.

Слова, слова, таинственные звуки,

Я раскрываю вам протянутые руки.

Тревожная капель стучит в окно,

Темные тона ложатся в полотно.

Весь в ожиданье перемен и света

Плыву, как в Космосе планета.

Мерцает блеск звезды далекой, Тайною наполненный глубокой.

Протяжный вздох доносится оттуда;

Живу надеждой, в упованье чуда.

Сны Тимура

Часть 2

Все мы оттуда:

Из старинных песен,

Из мифов и легенд,

Из сутр, которые оставил Будда.

Глава 1

Сдача экзаменов произошла успешно. По их результатам и сданным дипломным проводилось будущее распределение педагогов. Тимуру предложили работу в одной из престижных школ областного центра. Однако он отказался от предложения и попросил перевода в небольшой городок, где проходил преддипломную практику.

Глядя на удивленные лица преподавателей, юноша думал: «Как же далеки они от реальной жизни».

До начала учебного года оставалось много времени; Тимур решил использовать его с пользой. Один из студентов, его хороший приятель, поведал, что читал объявление о наборе рабочих для экспедиции в Монголию. Тимур не скрывал интереса к археологии и древним культурам, поэтому согласился сходить с товарищем в рекрутирующую организацию за подробностями.

В оговоренное время молодые люди зашли в небольшой офис. Они отстояли небольшую очередь, чтобы узнать, что некий профессор из Петербурга, академик, договорился с монгольским правительством об экспедиции. В целях экономии рабочих решили нанять из региона возле границы.

Так как юноши окончили институт по идентичной специальности, то они уже как бы являлись неплохими работниками. Несмотря на небольшую оплату, будущие педагоги согласились на сезонную работу, подписали контракт. Ребятам хотелось повидать мир, ощутить новые впечатления, пообщаться с людьми иного мировоззрения.

Одним словом им достался шанс, который редко выпадает обыкновенному человеку.

После сдачи необходимых документов юношам дали неделю на подготовку. Тимур отправил официальное письмо директору школы, в которой проходил практику под руководством Трошкина Семена Павловича, позвонил матери. Напарник, живущий неподалеку, пригласил эту неделю провести у него дома. Тимур неплохо знал бурятский язык и Николай, сокурсник, хотел использовать это обстоятельство для изучения монгольского, в них много общего.

Вскоре экспедиция, в составе трех тяжелогруженых грузовиков, выехала из города. Профессор расположился в кабине первого, поэтому нанятые рабочие видели его только мельком, при посадке. Юношам пришлось устраиваться в последнем грузовике, среди различных мешков и коробок. Рядом с водителем сидели две женщины неопределенного возраста: врач и заместитель начальника экспедиции по хозяйственной части – Елена Викторовна, их непосредственный начальник. Всего же отряд состоял из 15 человек, пятеро из них выехали из Петербурга. Остальные, как и бывшие студенты, были наняты на месте: проводники, шофера, грузчики. Позже ребята узнали, что грузовики с водителями были арендованы в одной организации, снаряжение в другой, продовольствие куплено в третьей.

Костяк экспедиции, во главе с академиком Иволгиным Юрием Андреевичем, прибыл в городок на легковой машине, которая осталась на время у знакомых. Главным заместителем профессора считался плотного вида мужчина средних лет, Аркадий Петрович. Судя по всему, он также работал с профессором в одном учреждении; был у Иволгина за бухгалтера, водителя, телохранителя, и еще бог знает кого.

В данный момент Аркадий Петрович расположился во второй машине с несколькими сотрудниками. Именно там находилось наиболее ценное оборудование и инструменты, которые везли с самого Петербурга.

Под монотонный гул двигателей ребята задремали. Неожиданно Тимур почувствовал необычную легкость. Ему показалось, что он сидит на лошади, а перед ним стоит крепкого сложения тридцатилетний мужчина с бородкой и меховой шапкой в руках.

– Здравствуй, Туглук Тимурхан, сын Дува-хана. Я согласен служить тебе на благо Моголистана. Мы же с тобой родственники, – сказал этот человек.

Тимур соскочил с коня и обнял говорившего. «Неужели, это я?» – подумал он.

Спешенные люди, стоявшие за ним, закивали головами и начали одобрительно перешептываться.

– Брат мой, я знаю, что ты опытный полководец. Скажи мне, что делать с восставшими кипчаками: идти самому на них или послать войско? – спросил Туглук у неизвестного.

Пригладив черную с рыжим отливом клинообразную бородку, тот с достоинством ответил: – Если пошлешь кого-нибудь, то будет две опасности; если пойдешь сам – одна опасность; умный человек тот, кто предпочитает одну опасность двум.

– Хорошо сказано, – обрадовался хан, – теперь вижу, что ты еще и мудрый человек. Пожалуй, я назначу тебя наместником Мавераннахра.


Тимур очнулся от сильного толчка; машину подбросило на какой-то большой яме. Видение пропало, он машинально начал тереть лоб и виски. Юноша непроизвольно проанализировал ситуацию. «Опять попал в средние века. Воины очень похожи на монголов; те же одежды, оружие, стяги. Разве только тот с бородкой, скорее похож на турка. Интересно, кто он? К чему вообще все это?»

Глава 2

Когда начало темнеть, небольшой караван притормозил у развилки и свернул на проселочную дорогу. Вскоре машины остановились.

– Привал! – объявил профессор и люди, не торопясь, начали покидать нагретые места.

Наконец-то после гула моторов на них обрушилась тишина, прерываемая птичьими разговорами и стрекотом насекомых.

– Сегодня ночуем в машинах, – скомандовал Аркадий Петрович. – Прошу подобрать спальные мешки.

Затем он распределил для всех обязанности на вечер. Ребятам досталась подготовка топлива для костра. Очень скоро началась готовка ужина. Так, в хлопотах, наступили сумерки.

Пока женщины накладывали в тарелки пахнущую дымом кашу с тушенкой, нарезали хлеб и овощи, профессор взял слово.

– А сейчас, дорогие мои, я постараюсь вкратце рассказать о целях нашей экспедиции. Вы, наверное, слышали о моих изысканиях в Средней Азии на территории бывшего Мавераннахра, входившего в Монгольский улус Чагатая, второго сына Чингисхана.

Теперь мы направляемся в Монголию, где надеемся найти ответы на многие вопросы, возникшие в ходе исследований.

Иволгин еще немного рассказал о своих прежних экспедициях, про книги, написанные на их основе, пока люди занимались едой. Затем все разделились на компании и разошлись. Профессор с Аркадием Петровичем остались у костра обсуждать хозяйственные вопросы. Через некоторое время к ним присоединились Тимур с товарищем.

Вскоре Иволгин обратился к Тимуру:

– Чем же вы озабочены, мой юный друг? Мне кажется, вас что-то мучает.

– Да, Юрий Андреевич. Ваша теория, что одним из движущих мотивов монголов был поиск свидетельств и истоков их культуры, очень меня поразила. Неужели это правда?

– Не стоит употреблять это слово в истории, мой юный философ. Здесь оно выступает совсем в ином качестве. Пора бы уже это знать; в те времена истина рассматривалась под другим углом.

– Вы пишите, что в 1223 году три тумена монгольской армии прошли через Кавказ по следам гуннов, в поисках захоронения Атиллы, своего дальнего предка. Но ведь они не дошли до Паннонии.

– Разумеется, ведь при переходе через Кавказ их встретил далеко не теплый прием.

Сначала аланы, затем половцы, близкие монголам по предку Огузу, оказали жестокое сопротивление. Русские полки помешали вторжению Субэдэя и Джебэ в Венгрию; тогда монголы направились к булгарам, этнически близкому народу. Там они также получили отпор. Воевать с Хорезм-шахом Мухаммедом-2 в Средней Азии, Чингисхан тоже не собирался, но обстоятельства сложились таким образом, что война стала неизбежной. Согласно «Огуз – Наме», монголы (мовалы) произошли от рода тюрков, то ли изгнанных, то ли посланных с какой-то миссией к реке Тола (Тугла), впадавшей в Селенгу. По всей вероятности, их верхушка решила, что пришло время вернуться к истокам. Согласно тюркским легендам, Огуз завоевал значительную часть мира. Вполне возможно, что для монголов это явилось значительной мотивацией для военных походов.

– Но ведь Огуз, по всей вероятности, не владел землями Китая.

– Тогда еще не было единого Китая, на той территории существовало несколько государств с различными названиями. Чингисхан, несомненно, являлся замечательным полководцем, он понимал, что Цзинь, Сун, Си Ся, к которым имелись давние счеты, не позволят северному государству кочевников стать сильным. Гунны (сюнны), далекие предки монголов, вели ожесточенные войны с ханьцами. А ведь известно, что степные народы из поколения в поколение передавали память о нанесенных обидах, завещая потомкам месть. Поэтому многие их, поначалу как будто случайные, действия, следует рассматривать именно с этой позиции. Человеческий фактор в те времена играл огромную роль. К сожалению, осталось мало свидетельств о деятельности племен в степях Забайкалья и Монголии до нашей эры. Мы знаем только, наверняка, что во второй половине 2 тысячелетия до н. э. там сложилось огромное объединение, имеющее единую духовную культуру.

– Что вы думаете по поводу, так называемого, монголо-татарского ига на Руси?

– В свое время Атиллу прозвали «бичом божьим». Однако известно, что многие племена, в том числе славянские, входили в его союз. Потом, монголы в течение сотен лет многому научили русских. Что было б сейчас на территории России, если не походы Батыя в 1237–1240 годах? Ряд небольших государств, наподобие тех, что существуют в Европе или ряд стран, зависимых от Германии, Польши, Швеции.

– Вы думаете, наши прадеды учились у монголов?

– Чему-то они научились, раз сам Тамерлан не захотел связываться с ними в 1391 году, после разгрома Тохтамыша и взятия Ельца. Он, несомненно, знал, как русские разгромили армию Бегича, полководца Мамая, в 1378 году, и самого Мамая в 1380 году на Куликовском поле. Тамерлан был в то время самым талантливым полководцем. Он многое перенял у Чингисхана, как бы являясь его преемником, побеждая отнюдь не числом. В 1402 году Тимуру удалось разбить и пленить при Ангоре османского султана Баязида Молниеносного, считавшегося до этого непобедимым.

– Но ведь Тимур помог Тохтамышу свергнуть Мамая с престола Золотой Орды.

– Действительно, сначала Тохтамыш был вассалом знаменитого полководца, затем пошел против него. В 1399 году он даже сражался на стороне Великого княжества Литовского против Тимур-Кутлуга и Едыгея, полководцев Тамерлана.

Тут слово взял Аркадий Петрович, помощник профессора:

– Не пора ли нам отдыхать, ведь завтра предстоит дальняя дорога. У вас еще будет время поговорить. Не правда ли, Юрий Андреевич?

– Действительно, что-то мы заговорились. Отдыхайте, молодые люди, впереди у нас много работы.

Глава 3

Этой ночью Тимуру привиделся сон, отчетливо запомнившийся, словно кинофильм, просмотренный несколько раз.

Он сидел на лошади в полном боевом облачении, во главе небольшого отряда.

«Как встретят в Хорезме?» – терзал странный вопрос.

Неожиданно впереди показались клубы пыли. К ним с гиканьем, во весь опор, летели два всадника. Они что-то кричали.

«Впереди опасность!» – сразу понял юноша.

– Приготовить стрелы, – приказал он людям. – Ждать моего сигнала.

– Ульджай, спрячься там, – показал Тимур в направлении небольшого оврага женщине с закрытым лицом, следующей с ними. – Я знаю, мы должны сразиться с сильным противником и победить. Это я прочитал в Коране, значит так и будет.

Пятьдесят человек остались на месте в ожидании врага, остальные десять, спешившись по приказу командира, рассредоточились с луками вокруг. Вскоре топот копыт заглушил окружающие звуки. На расстоянии полета стрелы конница остановилась, вперед выехал воин в малиновом халате с серебряными пластинами на груди:

– Это я, Таваккал, правитель Хивы! Меня послал Ильяс-ходжа, чтобы остановить тебя. Вы должны сдаться, Амир Темур, иначе смерть!

– Хорошо! – крикнул в ответ юноша, мы сдаемся!

Он соскочил с коня и приказал своим людям спешиться. Вражеский отряд, намного превосходивший их численно, начал приближаться. Чуть выждав, Тимур мгновенным движением скинул из-за спины лук и выпустил стрелу в Таваккала. За его спиной защелкали тетивы остальных воинов. Ожидавшие отпор враги все же упустили момент атаки. Пока они восстановили боевой порядок, около сотни бойцов вышли из строя.

Спешенным лучникам Тимура было легче поражать конные мишени и маневрировать.

Кони же врагов бешено ржали и крутились, мешая друг другу.

В этот момент по толпе повели стрельбу скрытые по флангам остальные воины. Началась еще большая сумятица. Воспользовавшись заминкой, люди Тимура вскочили на своих коней и бросились на противника. Вскоре оставшиеся в живых схватились в смертельной схватке. Отряд Амира сплотился в единый кулак и, как ножом, рассекал вражескую полутысячу, оставшуюся без командира.

Бой продолжался около часа. Прорвавшийся через хивинскую конницу небольшой отряд Тимура составлял десять человек. Остальные погибли, но деморализованный враг, в количестве полусотни всадников, не решился испытывать судьбу. Они покинули место боя.

Посадив Ульджай на лошадь, остатки подразделения Тимура продолжили свой путь.

После нескольких дней блужданий в хорезмских степях отряд уменьшился до семи человек и четырех лошадей. Внезапно их окружили всадники местного правителя Алибека. Видя бесполезность сопротивления, Тимур сдался. Он был в хороших отношениях с Мухаммадом, братом бека и рассчитывал на достойный прием. Однако тот приказал посадить их в темницу.

Два месяца провел Тимур в заточении, надеясь, что Алибек образумится. Во сне время пролетело очень быстро, но юноша чувствовал, что человек, в чью жизнь он вмешался по воле случая, испытывает большие лишения. Однако местный князек не менял своего решения, и Амир Темур не выдержал. Во время очередной проверки он выхватил меч из ножен одного солдата и кинулся на остальных. Те в страхе бежали. Пленник направился прямо в покои Алибека.

– Как смеешь держать меня в этом клоповнике, – грозно воскликнул он. – Ты пошел против воли Мавераннахра и своего брата. Стрела Аллаха настигнет тебя.

– Что с тобой, Темур? – в страхе отвечал бек. – Я вовсе не хотел причинить тебе зло. Наместник Ильяс-ходжа приказал убить, я не знал, что делать.

– Ты сейчас же отпустишь меня и моих людей. Я отдаю большую часть своего имущества и обещаю еще несколько раз по столько. Докладывать Ильяс-ходже о моем пленении не обязательно.

– А как же приказ правителя. Ведь ты поднял знамя измены.

– Это все ложь и наветы из-за того, что я спас Мавераннахр от грабежей и насилия. Я сохранил верность Туглук Темур-хану и Аллаху.

– Хорошо, хорошо, я верю тебе. Ты храбрый и достойный бахадур. Отпускаю вас в надежде, что уста не произнесут ненужных слов для неподходящих ушей. Надеюсь также, что ты выполнишь обещание и не забудешь посетить мое скромное жилище.

– Разумеется, достойнейший брат моего друга.

После клятвы на Коране Алибек отпустил узников, дал им в дорогу лошадь и верблюда. Вскоре Темур со свитой вновь оказались в степях Хорезма. Через некоторое время его отряд составлял 60 всадников.

Что произошло дальше, юноша, практически, не помнил.

Глава 4

Дымок от курений, бормотанье молитв, —

Сколько побед и проигранных битв.

Время застыло в храмах богов,

Забыв про героев в обители снов.

Ребята проснулись от крика Аркадия Петровича:

– Отряд, подъем!

Тимур не стал сразу выскакивать из спального мешка, как его товарищ. Он решил проанализировать сон, пока подробности не забылись в суете наступающего дня. Юноша уже понял, что подобные видения несут определенную информацию, причем вполне достоверную, вот только для чего. Этого он не знал, хотя какое-то скрытое чувство и шевелилось, тянулось из глубин на волю, на свет.

Решив немного отвлечься от смутных мыслей и сосредоточиться на реалиях настоящего, Тимур решил прогуляться возле лагеря, пока готовился завтрак. Он приглядел неплохую полянку и, сделав несколько разминочных упражнений, стал прорабатывать комплекс тайцзи-цюань.

Мягкое дыхание, плавный ритм движений расслабляли сознание, настраивали на положительное восприятие. Неожиданно юноша почувствовал, что за ним наблюдают. Он спокойно закончил комплекс, затем, не спеша, направился к машинам. Краем глаза Тимур зафиксировал фигуру Аркадия Петровича. «Интересно, что он там делает?» – мелькнула мысль.

Во время завтрака Тимур не выдержал и задал профессору мучивший его вопрос:

– Юрий Андреевич, а в какое время в Мавераннахре правил Туглук Темур-хан?

– В 14 веке, мой юный исследователь, – старательно прожевав, ответствовал историк. – А почему тебя это интересует?

– Так, приснилось что-то.

Профессор и Аркадий Петрович переглянулись при этих словах.

– Значит, Амир Темур и Тамерлан одно лицо? – утвердительно спросил молодой человек еще раз.

– Да, народ дал ему это имя, что означало: Зенит величия государства. Поначалу он находился под властью Туглука, потомка Чингисхана, но через некоторое время сам стал управлять Улусом Чагатая. Тамерлан, как мы знаем, сделался к тому же властелином таких стран, как Иран, Туран, Рум, Магриб, Сирия, Египет, Ирак, Азербайджан, Хорасан, Джете, Хорезм, Хотан, Кабулистан, Хиндустан, и некоторых других. Это был великий полководец.

На этом их разговор прервали.

После завтрака и скорых сборов экспедиция тронулась в путь. День обещал быть жарким.

Границу преодолели довольно быстро. Несколько монгольских солдат в защитной форме с автоматами за спиной проверили пару ящиков и мешков, сверив с описью, осмотрели полусонных пассажиров; караван тронулся дальше.

Незаметно лесные массивы сменились степью с густым травяным покровом, в котором изредка виднелись небольшие лошади с густой гривой или гурты овец. Кое-где торчали крыши одиноких юрт.

С наступлением сумерек машины достигли небольшой стоянки, где было решено устроить привал. Водители остались при транспорте, а остальные, взяв самое необходимое, направились к поселку, располагавшемуся поодаль.

– Там располагаются дацан и гостиница, в которой мы передохнем, – информировал людей Аркадий Петрович. – А завтра осмотрим место, где будут производиться раскопки. Это примерно в пяти километрах отсюда.

По пути к небольшой деревянной гостинице они увидели своеобразное кирпичное здание, напоминающие китайскую пагоду. Три этажа, постепенно уменьшающегося к верху объема, оставляли впечатление устремления к небу. Небольшая терраса на красных столбах, открытая со всех сторон, как бы приглашала зайти внутрь. Само здание было покрашено в белый цвет, а крыша, с загнутыми вверх углами, в желтый.

– А можно зайти внутрь? – поинтересовался Тимур.

– Разумеется, – поспешил ответить Аркадий Петрович, переглянувшись с профессором, – только зарегистрируемся в гостинице. Однако передвигаться по территории иностранного государства разрешается только группами, с уведомлением руководства.

После регистрации основная часть экспедиции осталась в гостинице, а Тимур с одним рабочим из бурятов, направились в дацан. Аркадий Петрович пошел с ними за компанию.

Войдя в помещение, освещенное пламенем свечей, они поклонились сидящим по-турецки монахам в желто-красном одеянии и попросили разрешения войти. Один из них, сидящий поодаль на небольшой подушечке, кивнул и развел руками.

Трое посетителей подошли к статуе Будды, расположенной в глубине, став на колени, принялись кланяться, соединив ладони вместе. Выполнив положенную процедуру, они присели недалеко от входа, скрестив ноги вместе.

Бурят принялся читать молитву, направленную к Всевышнему; Тимур с помощником профессора сидели тихо, прикрыв веки. Постепенно запах благовоний, и монотонный речитатив привели юношу в пограничное состояние.

Глава 5

Вскоре перед взором Тимура отчетливо предстал человек средних лет в старинной одежде. Похожего он видел в поезде после возвращения в институт с каникул.

– Кто это может быть? – возник тревожный вопрос.

– Ты знаешь моего отца, – ответил незнакомец по-монгольски, – я же хочу говорить о твоем. Он жив, сидит в тюрьме.

– Кто вы? – растерянно спросил юноша.

– Меня называли Толуем, но это не важно. То, что тебе нужно, находится не здесь. Скоро ты встретишь Проводника, который укажет путь к Хурмузду.

Видение пропало, и Тимур открыл глаза. Все оставалось по-прежнему, монахи сидели в тех же позах, читая молитвы в скромно освещенном помещении дацана. Напарники юноши находились рядом, прикрыв глаза; вокруг царили мир и покой. Вот только старший из монахов, сидящий на подушечке, словно испарился.

«Странно все это», – подумал Тимур и потихоньку встал. Следом потянулись Аркадий Петрович с пожилым бурятом. Они поклонились статуе Будды, вышли наружу.

По дороге к гостинице все трое молчали, углубившись в свои мысли.

В одном номере с Тимуром располагался товарищ по институту, еще два члена экспедиции. Кроме Сергея, все спали.

– Ну, как тебе там, дружище, понравилось? – спросил бывший сокурсник.

– Не то слово. Спать, правда, хочется.

– Ложись. Завтра все расскажешь.

На этом еще один день их путешествия закончился. Тимур немного поворочался, раздумывая над непонятными словами призрака в храме, вскоре крепко заснул.


Ранним утром Аркадий Петрович разбудил членов экспедиции со словами:

– Пошевеливайтесь, товарищи. Завтракать будем на рабочем месте.

Скорым шагом отряд направился на работу. Примерно через час они находились у цели. Машины с инструментом и оборудованием уже располагались там. Общими усилиями установили палатки, выгрузили необходимое. Завтрак было решено сделать на скорую руку, из консервов.

– Это место, – указывал рукой профессор, пока подчиненные принимали пищу, – мы обнаружили с помощью космического спутника. Оно напоминает недавнюю находку японцев в Монголии. Вполне возможно, здесь находится захоронение одного из знатных Чингизидов. Нам впервые разрешили провести раскопки в данной области, где еще не ступала, так сказать, нога историка. Народная Республика любезно согласилась предоставить эту честь нашей экспедиции, на определенных условиях. Поэтому постараемся, как говорится, оправдать доверие.

Поначалу район, огороженный колышками, обошли специалисты с приборами. Они сделали пометки в своих бумагах, некоторые места выделили вешками с фосфорицирующим составом. Затем Аркадий Петрович раздал рабочим инструмент и указал фронт работ. Начались поиски первого культурного слоя. Профессор расположился возле валунов, заросших травой. Остальные занялись установкой лагеря, немного в стороне от района раскопок.

Тимуру с товарищем достался участок неподалеку от каменных обломков, тщательно очищаемых Иволгиным. Юноши с энтузиазмом принялись за работу. Сухая земля поддавалась с трудом, через пару часов они уже обливались потом.

– Молодые люди, – обратился вдруг к ним профессор, – нужна ваша помощь.

Им удалось втроем поднять довольно увесистую плоскую глыбу, на которой после первичной обработки проступали необычные письмена.

– Похоже на колофон, – тихо произнес Юрий Андреевич, проведя ладонью по каменной поверхности.

В этот момент Тимур увидел пожилого монаха из вчерашнего дацана. Он стоял перед районом раскопок и пристально глядел на него.

– Сергей, смотри. Ты видишь его? – воскликнул юноша, не в силах отвести взгляд от служителя Будды.

– О ком ты? – удивленно спросил товарищ.

– Что случилось? – заинтересовался профессор.

Тимур взволнованно оглядел все вокруг: – Только что здесь был человек. Куда он мог деться?

– Вам что-то привиделось? – спросил Иволгин. – Я слышал, в этих местах часто бывают миражи.

После обеда раскопки еще продолжались около двух часов. Затем начали подводить итоги. Уже появились первые находки, были обнаружены развалины нескольких строений, профессор с удовлетворением хлопотал возле своих камней с надписями.

Он сделал несколько фотоснимков и сейчас, вручную, переносил информацию на бумагу.

Люди потянулись в лагерь, откуда приятно пахло дымком. После небольших дебатов и чаепития отряд отправился в гостиницу, оставив для охраны пару человек.

Глава 6

К вечеру Тимур отпросился у Иволгина для посещения монгольского храма.

– Скучаешь по отцу? – поинтересовался профессор.

– Вы знаете? – удивился юноша.

– Конечно, – ответил тот, – мы ввязались в серьезное дело, и я должен знать, по возможности, все. А с твоим батюшкой довелось работать вместе. Он нашел какой-то артефакт, после чего неожиданно пропал. Очень странная история. Надеюсь, ты будешь осторожен.

– Разумеется, Юрий Андреевич.

В дацан они пошли вдвоем с Сергеем, усиленно интересовавшимся буддизмом не только в рамках институтской программы. После стандартного ритуала молодые люди расположились неподалеку от входа, пытаясь отрешиться от земных забот. Однако вскоре Тимур почувствовал появление утреннего незнакомца. Он открыл глаза и увидел жест, которым монах старался привлечь его внимание.

Шепнув товарищу пару слов, юноша направился к настоятелю этой обители.

– Вы меня звали, святой отец? – тихо спросил Тимур у него.

– Да, мой друг, я давно жду тебя, – ответствовал по-бурятски монах.

– Но зачем? И не вас ли я видел сегодня утром?

– Ты очень похож на своего отца; я хорошо знал его. Утром мой дух приходил к тебе, чтобы предупредить.

– Я ничего не понимаю. Но ведь кроме меня никто не видел вас там, – воскликнул юноша.

– Пойдем, Тимур, я кое-что расскажу тебе, – собеседник показал лестницу, ведущую на второй этаж. – Мы с твоим отцом искали ключ, ведущий к разгадкам многочисленных тайн, окутывающих монгольскую культуру. К сожалению, я был вынужден отлучиться на некоторое время, а когда приехал, он уже пропал.

Тимур направился вслед за монахом, с волнением и надеждой слушая его рассказ.

– Это было десять лет назад. Твой отец в составе одной из русских экспедиций участвовал в раскопках в пустыне Гоби. Он был хороший историк и честный человек. Я тогда помогал ему в качестве проводника. Затем он исчез. Мы провели расследование и выяснили, что его выкрали агенты китайского правительства. Известно, что он сейчас находится во Внутренней Монголии, где-то возле Эрен-Хото.

– Почему вы не освободите его! – воскликнул Тимур.

– Прости, сынок, мы пытались, но ничего не получилось. Китайцы категорически отвергают факт задержания известного ученого и его нахождение на территории КНР.

– Что же делать?

– Мы надеемся на твою помощь, – уверенно сказал монах. – Часто ли приходится видеть тебе вещие сны?

– Что вы имеете в виду?

– Наши жрецы ранее обладали необычайными способностями: видели прошлое и будущее. Этими способностями обладали некоторые вожди и полководцы. Например, Чингисхан, Чагатай, Толуй, Тамерлан, Бабур, немало других. Их называли Видящими.

Твой отец рассказывал о рождении сына, необычных явлениях сопутствующих этому, много случаев, связанных с его сновидениями. Неужели у тебя не бывает странных видений и сейчас.

– Бывают, но я не понимаю их. Потом, вы же говорили о религиозных деятелях. А как же Чингисхан и другие? – попытался возразить Тимур.

– Ну, Основателя монголы и сейчас почитают святым. Что же касается других…

Помнишь, что писал Амир Темур в автобиографии: «Результат каждого предпринимаемого мною трудного дела был мне заранее известен: я узнавал то, что меня ожидает, по сновидениям». Многое утеряно с тех времен, однако некоторые ламы и шаманы старательно передают технику древних из поколения в поколение.

– Значит, несмотря на приверженность буддизму, вы придерживаетесь старой веры.

– Не совсем так. Скорее я стараюсь сохранить опыт и достижения предков на современной основе. Наши религии намного терпимей западных, допускается смешивание различных верований. Думаю, на сегодня достаточно, а то твоя охрана начинает беспокоиться.

– О ком это вы? – поинтересовался юноша.

– За тобой присматривает человек, с которым ты приходил раньше. Он сейчас неподалеку.

– Аркадий Петрович?

– Да. Но ты не должен его опасаться, он хороший человек.

– Он мой Проводник?

– Нет, твой Проводник – это я, – ответил лама. – Старайся наш разговор пока держать в секрете. Мы еще встретимся.

На этом беседа закончилась, вскоре юноши шли в направлении гостиницы.

По дороге Сергей задал товарищу несколько вопросов, но односложные ответы Тимура дали понять, что он не склонен к общению в данный момент.

Проводив приятеля, Тимур убедился, что монах был прав в отношении Аркадия Петровича. С окна второго этажа он увидел, как тот входил в гостиницу спустя некоторое время.

Глава 7

Встреча с ламой состоялась не так, как представлял Тимур; этой же ночью он беседовал с ним в сновидении. Юноша не мог вспомнить момента, когда настоятель появился, но отчетливо зафиксировал в сознании разговор.

– Вот мы снова встретились, – констатировал гость.

– Но каким образом?

– Ты разве не понял, я – Видящий, как и ты. К сожалению, твой отец не обладает этим даром, поэтому нам не удается его освободить. Нужна помощь.

– Чем же я могу помочь?

– Видящие обладают огромными возможностями. Неужели ты думаешь, что завоевание монголами большей части мира, в свое время, было случайностью. В каждом значительном воинском подразделении были подготовленные жрецы, имеющие возможность связываться между собой на практически любое расстояние. Ты знаешь, как было завоевано царство Сун?

– Монголы и Сунская империя сначала вместе сражались против царства Цзинь. Затем воевали между собой с 1234 по 1279 год.

– Правильно, но они бы могли вести войну еще очень долго, если бы не поход Урянгэдэя со стотысячной армией через Индокитай. Четыре года понадобилось ему, чтобы пройти через пустыни Тибета, хребты Гималаев, с оставшимися солдатами (около 20 тысяч) напасть на Ханьчжоу с юга, в то время как столицу Сун с севера штурмовали отряды под руководством Байяна, полководца Хубилайхана. Кстати, Урянгэдэй был сыном Субэдэя, разбившего превосходящие силы русских и половцев на реке Калке.

– Вы хотите сказать, что скоординированные действия монгольских армий помогали им побеждать.

– Разумеется. Как сказано в трактате Сунь Цзы: «Знание наперед нельзя получить от богов и демонов, нельзя получить и путем заключения по сходству, нельзя получить и путем всяких вычислений. Знание положения противника можно получить только от людей».

Наши предки в совершенстве владели телепатией и ясновидением, как это сейчас называется. Не все конечно, избранные, но сам механизм был хорошо известен.

Тебе, как и некоторым другим, этот дар передался по наследству, по крови.

– Каким же образом я смогу применить данные способности для спасения отца?

– Видишь ли, мы знаем далеко не все. Каждый Видящий индивидуален; почему-то с одним высшие Сущности хотят иметь дело, с другим нет. Возможно, тебе захотят помочь. Потом, разве ваше руководство не сможет послать одного из своих людей в Китай по какой-нибудь надобности.

– Что вы хотите этим сказать? – удивленно спросил Тимур.

– Вполне вероятно, я почти уверен, что скоро ваша экспедиция получит запрос от китайского правительства. Можно уговорить профессора послать тебя с ответом. Вот и реальная возможность узнать что-нибудь об отце.

– В наш век Интернета и других технологий, такие сложности…

– Это дипломатическая почта, она передается по старинке.

– Тогда есть шанс, я согласен.

– Мы поможем уговорить Иволгина, дадим провожатых, обеспечим необходимыми документами.

– Думаете, у меня получится?

– Я же беседую с тобой. Постараюсь усилить твои возможности; еще есть время. Главная задача – узнать хоть что-нибудь и передать информацию.

– Мне нужно приходить в дацан?

– Не стоит привлекать внимание, будешь учиться во сне. Я покажу пока две мантры и научу ими пользоваться. Это поможет входить в состояние видения, усилит его мощность.

Вот первая: намо-ами-туо-фо. Произнеси ее, как я.

Тимур постарался произнести звуки в той же тональности и ритме. Он почувствовал, что учитель каким-то образом помогает ему, корректируя воспроизведение мантры.

– Повтори еще несколько раз, – потребовал лама.

Юноша послушно воспроизвел формулу. Его сознание расплылось, потеряло обычные свойства и границы. Дальше Тимур ничего не помнил.


Утром он проснулся бодрым и сильным, как никогда. Пожалуй, стоит сделать пробежку и зарядку, решил парень.

Поселок он прошел быстрым шагом, чтобы не привлекать внимание местных собак. Немного побегав, попрыгав, Тимур начал прорабатывать комплексы тайцзи-цюань и багуа-чжан в тени кустов неизвестного вида. Закончив, юноша уделил немного времени практике боя с тенью. Неожиданно рядом промелькнул чей-то силуэт; Тимур инстинктивно развернулся и занял оборонительную позицию.

– Совсем неплохо, – сказал стоящий рядом Аркадий Петрович в спортивном костюме.

– Хотя кое-чего не хватает.

– Это вы? – удивленно спросил Тимур, расслабляясь. – Я вот решил немного позаниматься. Чего же, по-вашему, не хватает?

– Умеешь ли реально применять технику, которую практикуешь? – поинтересовался заместитель профессора.

Юноша попытался объяснить применение отдельных приемов. Аркадий Петрович возразил на это: – А если противник окажет противодействие не по плану, каким-нибудь незнакомым способом?

– Можно применить варианты, продолжить атаку по иному.

– Не должно быть никаких вариантов, в реальной схватке на это может не хватить времени. Только спонтанные действия, которые нарабатываются работой с противником или его имитацией. Слышал что-нибудь о туйшоу, чи сао, в разных школах ушу они называются по-разному.

– Вообще-то я в курсе, но вот пробовать не довелось.

– Попробуй пока парное вращение одной рукой в горизонтальной плоскости.

Аркадий Петрович показал последовательность движений, некоторое время оттачивал технику вдвоем с Тимуром. Они несколько раз поменяли стойку и руки.

– На сегодня хватит. Завтра покажу работу двумя руками по вертикальному кругу. Здесь главное – выработка чувствительности, а не силы. Но я уверен, у тебя получится.

На этом тренировка закончилась.

Глава 8

До обеда все члены экспедиции старательно трудились на указанных участках. После разработки первого культурного слоя начали вырисовываться контуры довольно большого строения.

– Совпадает со снимками из космоса, – радостно объявил Иволгин, – похоже на мавзолей, который нашли японские ученые в районе Аврага у деревни Делгерхаан. После обеда займемся расчисткой фундамента.

Но после полуденного приема пищи профессор отвел Тимура в сторонку и негромко сказал: – Нам только что поступил запрос от правительства Китая. Дело довольно серьезное, и мы посоветовались с монгольскими чиновниками. Они рекомендовали послать кого-нибудь с официальным сообщением, с документами, доказывающими наши полномочия, как положено в таких случаях. Что скажешь, если мы предложим твою кандидатуру?

От удивления Тимур потерял дар речи. «Намо-ами-туо-фо», – про себя проговорил он мантру учителя.

Из странного состояния, в которое впал юноша, его вывел следующий вопрос профессора: – Что с вами, мой друг?

– Мне показалось, что я нахожусь одновременно в двух местах.

Иволгин с интересом поглядел на собеседника: – Что же вас так озадачило? Монгольская сторона предложила помощь в этой щекотливой ситуации. Известно, что китайцы щепетильно относятся к вопросам истории и культуры. Наверное, поэтому они требуют официального подтверждения наших полномочий. Вы молоды, не имеете регалий, хорошо знаете язык, да и монгольские товарищи благосклонно отнеслись к вашей кандидатуре.

– Не совсем понятно, почему китайцев интересуют дела иностранного государства?

– Дипломатия. Были времена, когда эти территории принадлежали Поднебесной. Хотя я считаю, что современное китайское государство не могло состояться без монгольской экспансии, как собственно, многие другие страны. Начиная с 12 века, именно кочевники Прибайкалья перекраивали мировую карту в соответствии со своими интересами.

– А как же ситуация в Балтийском регионе? Я читал что, начиная с 1230 года, на территорию Белоруссии мигрировало около полумиллиона поруссов и русинов Полабья под давлением немцев и поляков. Предводитель переселенцев Рингольд, затем его сын Миндовг, создатели Великого княжества Литовского, неоднократно разбивали крестоносцев, пропагандирующих лозунг «Drang nach Osten». Кстати утверждают, что знаменитый Рюрик, который явился в Новгород с дружиной в 9 веке, из тех же мест.

– Картина действительно схожая. Славянам-русинам Поморья тоже приходилось воевать с несколькими противниками одновременно, им удалось создать большое государство, которое через несколько веков развалилось. Парадоксы истории. Но мы отвлеклись, юноша. Что скажете, если я официально предложу вам работу в нашем институте. Вы ведь любите историю?

– То есть я поеду в Китай с миссией, как сотрудник института?

– Совершенно верно.

– А когда планируется поездка?

– Через пару дней. Вас будут сопровождать служители Будды, у них дела с местными единоверцами. Вы поедете поездом до Эрляня, он же Эрен-Хото во Внутренней Монголии. Передадите бумаги местным властям и, по возможности, сразу назад. Ничего сложного.

– Хорошо, Юрий Андреевич. Но я бы хотел продолжить участие в нынешних раскопках.

И потом, меня ждет работа в школе.

– До великого момента стать учителем истории у вас еще будет много времени.

– Вообще-то да.

– Ну и чудненько. Значит, мы договорились.


Два дня пролетели незаметно. Еще две тренировки Тимур провел под руководством Аркадия Петровича, который научил парной работе двумя руками по вертикальным траекториям и практическому применению этой техники. Он утверждал, что главное научиться чувствовать силу и слабость противника и действовать в соответствии с этим. То есть, когда соперник нападает, применять принцип инь, когда отступает, технику ян.

Еще одно необычное занятие юноша провел с ламой. В сновидении тот показал, как правильно воспроизводить мантру «ом-мани-падме-хум». Тимур знал, что с помощью небольшой молитвы тантристы соединяются с высшими силами, но оказывается это также мощный инструмент для настройки Видящих.

Осталось в последний раз посетить дацан для знакомства с попутчиками и прощания с настоятелем. Его ожидала многообещающая поездка в Китай.

Глава 9

Лама спокойно смотрел на Тимура, в этот раз тот пришел один. С Иволгиным все было согласовано, документы для китайской стороны подготовлены. Единственное, что паспорт юноши оформили на чужую фамилию. С этой временной мерой ему пришлось согласиться, на всякий случай, как объяснил Аркадий Петрович.

– Ну что, мой младший брат, все идет, как я обещал? – ласково спросил наставник, когда они поднялись наверх.

– Да, святой отец, ваша прозорливость продолжает меня удивлять.

– Скажи, а не было ли у тебя в последнее время необычных видений, не посещал ли кто тебя?

– Кроме вас, никого. Правда, несколько дней назад был человек, который называл себя Толуем.

– О чем же была беседа? – заинтересовался монах.

– Он сказал, что скоро я встречу Проводника, который укажет путь к хурмузду.

– Так именно и сказал?

– Ну да. Я думал, что вы знаете путь к отцу. Ведь он это имел в виду?

– Может быть. Оставшиеся без тела не говорят, как обычные люди. Иногда нужно понимать их буквально. Может быть, он имел в виду не человека, а место, где его искать.

Подожди немного, давай подумаем.

Некоторое время они сидели, прикрыв глаза. Затем наставник внезапно хлопнул в ладоши и сказал: – Кажется, я вспомнил. Действительно есть такое место во Внутренней Монголии. Это небольшой оазис в пустыне Гоби. Говорят, что китайцы построили там какой-то секретный объект. Посиди немного, пока я посовещаюсь кое с кем в Улан-Баторе.

Пока Тимур просматривал старинные рукописи в кабинете ламы, прошло около часа.

Наконец монах появился: – Они там организовали что-то наподобие эзотерического исследовательского Центра. Информация скудная, но известно, что на них работают специалисты по истории, религии, мастера цигун, и так далее. Вполне возможно, твой родитель находится в этом месте.

– Как же мы попадем туда? – встревожился юноша.

– Читал ли ты древних греков? – поинтересовался наставник. – «Бойся данайцев, дары приносящих». Наши коллеги придумали изящный план. Мы предложим китайцам уникальные документы 18 века: переписка между правительством Поднебесной и бурятским анклавом о присоединении к империи. Они должны очень заинтересоваться, но мы поставим небольшое условие.

– Что за условие? – после небольшой паузы, спросил Тимур.

– Передача должна состояться из рук в руки. Мы должны убедиться, что передаем рукописи настоящим ученым, а не продажным политикам. К тому же при документах на некоторое время останется наш переводчик, чтобы подтвердить правильность перевода и его толкование. Таковы будут условия.

Некоторое время они помолчали. Затем юноша добавил: – Этим переводчиком стану я.

– Правильно, – подтвердил лама, – хотя у тебя еще недостаточно опыта. Зато сможешь найти общий язык с нашим знакомым.

– Вы думаете, получится? – с надеждой воскликнул Тимур.

– Надеюсь, – с вздохом ответил собеседник, – не просто так ведь его изолировали. Мы оформим тебя членом нашей обители. Пока они разберутся, что ты не настоящий монах, может быть, успеешь повидаться с отцом. Вряд ли у них есть лучший специалист по этой теме. И не забудьте зайти к нашим единоверцам по указанному адресу, подстраховаться на всякий случай. Остальные инструкции у твоих попутчиков. Прощай, мой младший брат, буду ждать от тебя известий.

Было решено собраться утром следующего дня на выезде из поселка, где за делегацией заедет грузовик. Профессор гарантировал транспорт с сопровождением до железнодорожной станции; обратную доставку обещала монгольская сторона. Таким образом, обе заинтересованные стороны пришли к соглашению. Вот только, кто больше выигрывал от этой операции, было пока неизвестно.


Ночь прошла спокойно, по крайней мере, Тимур ничего не запомнил из своих сновидений. Рано утром члены делегации встретились в обусловленном месте с небольшим багажом. Вскоре они направлялись к железной дороге в кузове машины, делясь впечатлениями и последними напутствиями. В кабине расположились водитель с Аркадием Петровичем, что почему-то смутило Тимура. Он не ожидал такой опеки.

В поезде, шедшем из столицы Монголии, в указанном вагоне, они встретили курьера с документами. Аркадий Петрович с сотрудником остались на вокзале; юноша долго провожал взглядом их фигуры, озаренные ярким солнцем.

После просмотра документов, трое монахов расписались в бумаге о получении, и курьер покинул поезд на следующей остановке. Его миссия была окончена, приключения Тимура только начинались.

Глава 10

Чью-то участь облегчить уже не смогу, —

Сладко пахнущий лотос назначен врагу.

Нам остается лишь снег собирать,

В серебряный ковш горстями кидать.

Границу преодолели без каких-либо проблем. Китайские пограничники вежливо попросили предъявить документы. Узнав, что перед ними служители Будды, поклонились в знак уважения; поинтересовавшись конечным пунктом приезда, таможенники продолжили проверку в следующих вагонах. «Все-таки религия – большая сила», – подумал Тимур.

В Эрляне их уже поджидал человек из местной буддийской обители. После положенных приветствий они прошли к остановке, и вскоре на автобусе, разрисованном разноцветными иероглифами, продолжили поездку к единоверцам.

В небольшом храме жило около тридцати монахов. Его настоятель, пожилой человек в желтом одеянии, принимал гостей в небольшой светлой комнате, заставленной фигурками различных китайских богов и святых.

– У нас сейчас идет небольшой ремонт, но места для братьев хватит. Как поживает ваш наставник, мой старинный друг? – начал беседу хозяин, предлагая зеленый чай в небольших чашках.

– Хорошо, – ответил старший из делегатов, – нам бы связаться с местными властями. Вы, наверное, в курсе этого дела?

– Да, да, – покивал головой собеседник, – немного. Значит, вам хочется, чтобы китайские ученые ознакомились с перепиской.

– Считается, что время для этого пришло.

В неторопливой беседе час прошел незаметно. Настоятель успел проглядеть документы и узнать все, что ему хотелось. Затем он позвонил по телефону. После небольшого разговора положил трубку.

– Ну вот, теперь остается ждать; чиновники принялись за работу. Значит, вы будете толмачем при этой переписке? – посмотрел настоятель на Тимура. Парень кивнул головой.

– Ну что ж, так, наверное, нужно, – закончил разговор служитель.

В этот момент позвонил телефон. Глава обители поднял трубку. Обронив несколько фраз, он подозвал старшего из монгольской делегации. Около пяти минут тот вел разговор по телефону с неизвестным представителем китайского правительства.

– Ну, как? – спросили остальные после окончания беседы.

– Интересовались нашими личностями, документами, условиями получения. Сегодня должны подъехать два чиновника для переговоров.

– Они согласны на наше предложение? – поинтересовался Тимур.

– Их что-то смущает. Потом, в первую очередь китайцам нужны данные по археологической экспедиции, – ответил монах.

К вечеру к монастырю подъехала машина, похожая на уазик, в которой находились двое представительных мужчин в европейских костюмах, кроме водителя. Они степенно вышли из джипа и направились к входу.

Сначала китайцы и монгольская делегация обменялись дежурными улыбками и приветствиями. Затем завязалась беседа и беглый просмотр бумаг, монахи также хотели знать фамилии и должности прибывших чиновников. Настоятель присутствовал при этом в качестве хозяина и посредника. Первый интерес гостей был удовлетворен, они получили всю имеющуюся информацию по российской экспедиции. А вот по второму пункту возникли осложнения. Увидев настоящую переписку 18 века, представители китайского правительства заметно заволновались. Один из них достал лупу и стал тщательно рассматривать подписи, печати, текст. Второй принялся куда-то звонить и говорить на неизвестном китайском диалекте. Затем он позвонил еще нескольким лицам. Первый все это время не отрывался от папки со старинными документами.

Наконец они приняли решение. – Мы пришлем за человеком с перепиской машину, как был уговор, но нужно немного подумать. Подождите, пожалуйста, до завтра.

Действительно, ранним утром гостей, ночевавших в одной из комнат, разбудил мальчик. – Наставник просил вас зайти к нему, попрощаться. Приехали важные люди.

Делегаты быстро оделись и прошли вслед за служкой во вчерашнее помещение. Там уже сидел один из китайских представителей. Он чинно вел беседу с главой монастыря.

– Вы готовы следовать со мной, молодой человек? – спросил гость по-монгольски, увидев Тимура.

– Да, уважаемый, – ответил юноша коротко.

В машине сидело трое, включая водителя. Тимур поместился рядом с невозмутимым китайцем, от которого пахло сладковатым запахом неизвестных благовоний. Со всех сторон, кроме лобового стекла, джип был закрыт, поэтому юноша видел только барханы, равномерно проплывающие один за другим по сторонам. Трудно было понять, в какую сторону они направляются, к тому же изнуряющая жара начала проникать в машину.

Тимур прикрыл глаза и начал проговаривать про себя мантры. Вскоре сознание юноши переключилось в другой мир, все чувства и ощущения пропали, перед ним возник облик Проводника, который вдруг стал расплываться и приобретать черты того старика в старинной одежде, который показывал ему на горы.

– Последователи мои, – сказало видение, – напрасно ищете кости своих предков. Вы найдете только пепел, где хранится дух; тела Великих монголов сжигали на священном огне, согласно обычаям древних. Однако вы узнаете правду о Чингисхане. Но бойтесь цзиньцев, мечтающих о мести. Тебе, молодой воин, грозит смерть; лишь Небо поможет спасти от злого умысла. Вспомни, как я один сразился с шестью всадниками, напавшими из засады. Только вверившись провидению, смог уцелеть и всех сразить. Доверься судьбе и ты.

Облик Покорителя Вселенной начал изменяться, приобретая черты настоятеля дацана.

Внезапный толчок заставил Тимура потерять нить видения. Очнувшись, он увидел, что сидит в машине, мотор которой уже не работает. Перед ними располагалось небольшое одноэтажное здание, в тени пары ветхих деревьев. Кругом пустыня, покрытая кое-где чахлыми травинками.

– Вот наш Исследовательский Центр, – известил юношу попутчик, открывая дверь джипа. Горячий воздух переливался вокруг, как бы двигаясь, что создавало ощущение ирреальности происходящего.

– Как вы тут умудряетесь работать? – удивился Тимур.

– А вы зайдите внутрь, – посоветовал китаец.

Глава 11

Внутри здания было намного комфортней, вентиляция заметно снижала температуру и насыщала помещение кислородом. Они прошли сквозь несколько устройств, напоминающие арки, очевидно, фиксирующих посторонние предметы, затем направились к толстым стеклянным дверям. Китаец нажал несколько кнопок на замке, закрывающем двери, произнес пару слов в расположенный рядом микрофон.

Но это было еще не все. Им пришлось пройти пост охраны, где их документы тщательно проверили, данные записали. Далее следовал спуск в подвал через толстую стальную дверь, где снова потребовался пароль и знание кода. Наконец Тимур с попутчиком сели в лифт, после чего начался спуск.

Спустя несколько минут они уже заходили в просторный офис, напичканный современным оборудованием, с прекрасным освещением, приятным воздухом. Юноша всю дорогу готовился к встрече, поэтому не обращал на окружение никакого внимания. Все силы Тимур тратил на то, чтобы не выдать себя. «Намо-ами-туо-фо» буквально ввело его в подобие транса, отсекая посторонние мысли.

Все же впечатление от встречи с отцом потрясло Тимура. Он сразу узнал его, несмотря на крупные морщины, избороздившие лицо, седые пряди.

– Вот человек, с которым вам придется заниматься переводом. Сразу беритесь за дело; помните, что время дорого. Работайте спокойно, никто мешать не будет. Если что понадобится, звоните, – китаец показал на телефон.

Юноша, наконец, пришел в себя: – Не волнуйтесь, все будет хорошо.

– Ну-ну, – буркнул собеседник и вышел из комнаты, аккуратно закрыв за собой дверь.

Тимур повернулся; на него с интересом смотрел среднего роста человек с характерным разрезом глаз, в свитере и джинсах. – Здравствуйте, видимо вам я буду помогать переводить эти документы, – юноша положил папку на стол, стараясь не смотреть в глаза.

– Добрый день, молодой человек. К сожалению, не знаю, как вас зовут, – поддержал мужчина беседу.

– Это не важно, главное – правильно перевести и зафиксировать. На все про все дали два дня, – Тимур подмигнул собеседнику. – Скажите лучше, как вас величать?

– Вообще-то у нас тут секретность, но нужно же как-нибудь обращаться друг к другу. Сергей Сергеевич к вашим услугам.

– Меня тоже зовут Сергеем, – хмыкнул парень.

Мужчина недоверчиво глянул на юношу. Кажется, он начал понимать, что партнер ведет с ним какую-то игру. – Ну что ж, – посмотрел Сергей Сергеевич на папку, – показывайте ваш талмуд.

Бегло просмотрев документы, он поинтересовался:

– Где же вы, молодой человек, языки изучали, если не секрет?

– В монастыре можно многому научиться, – отвечал Тимур, написав на бумажке, лежащей рядом, несколько слов. – Там есть очень хорошие специалисты; вот некоторые из них.

Он протянул листок собеседнику. «Не выдавайте меня», – прочитал Сергей Сергеевич. Лицо его дернулось, но он смог сдержаться.

– Да, да, некоторых я знаю. Хорошо, Сергей, приступаем. – Мужчина хотел положить бумажку в карман джинсов, но, увидев, что запись исчезает буквально на глазах, смял ее и кинул в урну. – Интересная у вас ручка, – добавил он.

– Это подарок настоятеля, – усмехнулся Тимур.

Они принялись копировать рукописи, визируя каждую страницу. На некоторых листах юноша умудрялся делать пометки, которые Сергей Сергеевич спешно читал. «Мы искали вас», «друзья: профессор Иволгин, лама Тобоев» и так далее. Все это время они перекидывались ничего не значащими фразами. Иногда мужчина брал ручку и делал свои пометки. Например: «Что с женой и сыном?», ответ: «Все хорошо, не волнуйтесь», и тому подобное.

После манипуляций с ксероксом специалисты занялись переводом оригинала на современный китайский язык. Сергей Сергеевич иногда задавал вопросы, юноша отвечал на них, делая записи в бумагах. Вскоре они всерьез увлеклись работой, тем более что основное удалось выяснить, единственное, что юноша еще не сказал, кто он на самом деле.

Старший из исследователей подтвердил информацию из документов о том, что 11 родов монгольского народа, под общим именем Хори (от предка Хоридая) под руководством Дай хон тайджи, сына солонгутского Бубэй батур бэйлэ (нойона), совершили побег в направлении северо-запада около 1594 года. В ходе различных событий и кочевок они расселились по берегам Байкала и по острову Ольхону. «Вследствие того, что поблизости существует издревле находящийся на северной и южной стороне Байкала народ, по имени буряты, они стали, в подражание им, называться русским наименованием – бурятами одиннадцати родов хоринских». Затем некоторые из них стали расселяться по рекам Итанце, Уде, Курбе, Ане, Худуну, Тугную, Хилку.

Однако дальнейшие данные озадачили Сергей Сергеевича с напарником. Оказывается в конце 17, начале 18 века, жившие поблизости русские стали обижать хоринских бурят и чинить всякие беззакония. Некоторые из пострадавших решили искать защиту у правительства Китая, для чего послали в Пекин нарочных с письмами. Но часть из бурятов во главе с зайсаном Бадан Туракиным воспротивилась этому и направилась с прошением к его величеству Петру 1. Пока первые вели переговоры, российский самодержец издал указ от 22 марта 1703 года о запрещении насильственных действий и разрешении хоринским бурятам владеть землями по рекам Селенге, Уде, Ане, и так далее до границ Монголии. Это помешало развитию отношений между недовольными и китайцами, которые в свою очередь, находились под властью чжурчжэней, с 1636 года принявших название маньчжуров.

А в 1705 году в район Байкала приехал полковник Скрипицын П.С., окончательно примиривший хоринских бурят с Россией и между собой. Тем не менее, из Китая продолжали приходить письма.


Время бежало быстро, наконец, чувство голода все больше стало заявлять о себе. Партнеры решили на сегодня работу закончить.

– Я ведь связан с ними узами родства, – прокомментировал мужчина, – поэтому так заинтересовался. Однако история историей, а в столовую сходить нужно.

– Вы правы Сергей Сергеевич, силы нам пригодятся, – согласился юноша. – Я тоже родом оттуда.

– Значит мы с вами родственники, – продолжил ученый.

– Разумеется, – закрыл тему Сергей.

Глава 12

Ужинать им пришлось в специальном помещении, там же в подвале, вместе с сопровождающим, который проводил их после телефонного звонка. В относительно просторном помещении располагалось несколько столиков, заставленных традиционными китайскими блюдами.

– Как же вы сюда попали? – поинтересовался чуть слышно юноша, отстав от охранника.

– Это длинная история, – не стал вдаваться в подробности Сергей Сергеевич.

В столовой Тимур еще раз попробовал разговорить напарника:

– Мы хотим вытащить вас отсюда, – по-монгольски прошептал он, неспешно прожевывая пищу.

– Почему ты, Сергей?

– Я думал вы догадаетесь, мое настоящее имя Тимур.

– Это невозможно!

Сейчас же охранник, сидящий рядом встрепенулся и, сделав запрещающий жест рукой, сказал мужчине несколько слов по-китайски.


Ночевали отец с сыном рядом, но в разных комнатах. После, ставшего уже обычным, практикования мантр Тимур мгновенно уснул. Видение, посетившее этой ночью, четко отпечаталось в сознании. Наконец он поговорил с наставником. Тот, получив информацию от юноши, сказал:

– Я слышал предупреждение Чингисхана. Тебе следует срочно покинуть это место.

– Как же вытащить отца?

– Мы побеспокоимся об этом. Уходи, свое дело ты сделал.

Утром Тимур попробовал сделать комплекс тайцзи-цигуна, который показали ему монахи буддийского монастыря в Эрляне, постоял в стойке «обнимание дерева». Почувствовав прилив сил, юноша нажал кнопку вызова.

После завтрака, состоящего из нескольких чашек зеленого чая с печеньем и сыром, прошедшего практически в молчании, сын с отцом прошли в рабочую комнату. Вчерашний охранник обратил внимание на это, а также на плохой вид старшего из переводчиков, очевидно так и не заснувшего ночью. Но Сергей Сергеевич сказал ему, что все нормально, возраст и все такое…

Переговариваясь по теме, они около часа занимались документами, затем Тимур сделал запись «как вы?». «Расскажите что-нибудь о детстве» – попросил в свою очередь Сергей Сергеевич. Юноша написал, в какой школе учился, кто были лучшие друзья, как любили они с отцом ходить в тайгу на их гору.

По лицу пожилого мужчины потекли слезы, которые он, стараясь не привлекать внимания, вытирал рукавом свитера. Тимур с трудом удержался, чтобы не подойти к отцу, со словами утешения. «Намо-ами-туо-фо» твердил он, не переставая.

«Все нормально, сынок» наконец записал Сергей Сергеевич.

– Давайте уже заканчивать, – сказал он громко.

Главное исследователи выяснили. После различных событий, прошедших в истории хоринских и агинских (отделившихся от основной части) бурят, произошло их закрепление на землях около озера Байкал, чему способствовало правительство России, несомненно, заинтересованное в этом. Духовную поддержку они получали из Монголии и Тибета, со временем обзаведясь своими ламами и дацанами, хотя основная масса народа исповедовала шаманизм. Таким образом, китайцам не удалось закрепиться в данном регионе, тем более что в Поднебесной не утихала полная драматизма борьба против династии Цин, основанной маньчжурами.

Поработав еще некоторое время над текстами, уточнив отдельные понятия, Сергей Сергеевич с сыном решили закончить. Напоследок они сделали несколько фотографий особо важных документов, и в этот момент ученый незаметно передал напарнику золотое обручальное кольцо. «Это нужно спрятать», сделал он запись чуть позже.

– Пора прощаться, – сказал Сергей Сергеевич, когда все было закончено. – Но у меня есть к вам просьба. Передайте, пожалуйста, вот эту расческу моей жене. Тут есть ее адрес.

Он протянул парню самодельную деревянную расческу с надписями на монгольском языке. Тимур взял предмет, отвечая: – Постараюсь.

Юноша демонстративно поместил расческу в карман, сообразив, что это какой-то отвлекающий маневр. Позвонив охране, они начали прощаться. Дружеские объятия, задержавшиеся чуть дольше. Со стороны показалось бы, что довольные совместной работой люди никак не желают расстаться.

Уже выходя из помещения, Тимур ловким движением руки поместил кольцо в рот, словно у него занемела шея, и он разминает ее. Пока они с охранником шли к лифту, юноша проглотил подарок отца.

После тщательного обыска на выходе сотрудники Центра обнаружили у него расческу, ключи от дома и другие мелкие предметы, не считая папки с документами, от ручки он успел избавиться.

– Что это? – спросили парня, показывая на деревянную безделушку с записями.

Помня, что на входе его не обыскивали, Тимур сказал: – Это мое.

Он удивился, когда ему все вернули и с улыбками проводили до машины.

Привычная духота встретила юношу на пороге учреждения. Однако он с радостью и надеждой встретил горячее солнце, посылающее испепеляющий зной на эту землю.

Глава 13

Монахи с нетерпением ожидали товарища. Тимур понимал их энтузиазм, но боялся, что китайцы разберутся, в чем дело, счет шел на минуты.

– Быстрей собираемся и домой. Дело пахнет жареным, – озадачил юноша напарников, ничего не объясняя.

Уговаривать никого не пришлось, все уже были готовы, зная, что их миссия довольно не простая. Знакомый автобус вскоре повез троицу обратным маршрутом. Вот и железнодорожная станция. Тут то и начались неприятности.

Пока один из товарищей покупал билеты на обратный поезд, к Тимуру, стоящему на перроне с другим монахом, подошли четверо крепкого сложения парней в куртках-ветровках. Их капюшоны скрывали лица, несмотря на жару.

– Ну что, Сергей, или как тебя там зовут, все вынюхал? – спросил один из них, подходя ближе.

– Вы что-то перепутали, – попытался прикрыть юношу напарник, – мы служители Будды.

Но после довольно грубого толчка, он отлетел в сторону, успев, правда, сцепиться с нападающим.

Еще двое ринулись на Тимура, приготовившегося к обороне.

Он сразу понял, что перед ним профессиональные бойцы по методичному граду ударов ногами и руками, практически без пауз сыпавшемуся с двух сторон. Четвертый из банды стоял в стороне, очевидно подстраховывая агрессоров со стороны.

Найдя кое-какие бреши в тактике одного из нападающих, Тимур принялся строить оборону таким образом, чтобы прятаться за него от атак второго бойца. Податливая и мягкая техника тайцзи помогала ему до поры. Однако неожиданно в бой вступил четвертый специалист, стоящий до этого без дела. Тимур не ожидал нападения, что и решило исход боя. Мощный удар по голове отключил парня от внешнего мира.

«Все», – была последняя мысль, – «об этом и предупреждали меня».

Очнулся Тимур от легких, но чувствительных нажатий чьих-то пальцев на точки на лице, ушных раковинах. Он попытался встать, но острая боль в голове и теле, заставила вновь опуститься на землю. Кто-то принялся воздействовать на кончик его носа, помогая придти в себя. – Давай, парень, – услышал он русскую речь, – хватит отдыхать.

Восстановленное тело еще плохо слушалось, но зрение уже вернулось к Тимуру, позволив отчетливо разглядеть Аркадия Петровича и несколько тел, разбросанных вокруг. Третий монах, отходивший за билетами, приводил в чувство второго товарища, которому также досталось.

– Вы откуда? – задал мнимый Сергей спасителю глупый вопрос.

– Оттуда, – ответил заместитель Иволгина, – у тебя ничего не украли?

Тимур пошарил по карманам. – Расческу сперли, кажется, документы, ключи.

– Документы и ключи я отобрал, а вот остальное унес четвертый китаец. Хитрый гад, – увидел, как вырубили троих, сразу рванул бежать. В ней что-нибудь важное?

– Надеюсь, нет, самое главное со мной, – юноша начал приходить в себя. – Как же мы теперь уедем?

– Не волнуйся, тут за углом машина, – доложил Аркадий Петрович. – Ребята, когда поезд? – спросил он у монахов, уже оправившихся от нападения.

– Через пять минут, – ответили служители Будды.

– Сможете добраться вдвоем.

– Постараемся.

– Поезжайте прямо в дацан. Никуда не заходите по дороге. Он поедет со мной, – показал неожиданный спаситель на Тимура.

Подхватив подопечного, Аркадий Петрович направился к стоящим возле вокзала домам. Через пять минут они уже неслись на жигулях сквозь небольшой городок в направлении границы.

– Вы следили за мной, – попытался прояснить Тимур обстановку.

– По мере возможностей, – ответил Аркадий Петрович.

– Но ведь вы остались на вокзале тогда, с водителем. А как можно было проследить меня там в пустыне?

– Я все расскажу потом, после пересечения границы. Мы не могли допустить, чтобы нас опять переиграли, как десять лет назад. Эта операция готовилась очень тщательно, но ты должен знать, что я друг твоего отца. Мы давно направляем и контролируем твою особу.

– Вы из госбезопасности?

– Потом, парень, все вопросы потом. Расскажи лучше, как прошло внедрение?

– Вроде неплохо, но где-то я допустил ошибку. Ведь они могли ту расческу отобрать еще в Центре, однако решили напасть на вокзале.

– Так проще. Мало ли кто мог напасть на вас в общественном месте? Националисты, – доказать невозможно. Потом инерционность системы, может аналитики у них неважные, прозевали. Ну и кто мог ожидать, что я тебя подстрахую.

– Отец мне дал кольцо с какой-то важной информацией, пришлось проглотить.

– Все, парень, теперь об этом ни слова. Подъезжаем к границе, наш разговор могут сканировать. А ты молодец, грамотно отбивался.

– Вы присутствовали при схватке.

– Подоспел уже в конце.

– Как вы думаете, они хотели меня убить?

– Вряд ли. Для этого у них много других способов. Скорее всего, приказ был нейтрализовать, а может, захватить. Все-таки русских они пока считают друзьями.

Китайцы – умные и осторожные ребята, работают очень аккуратно, но, разумеется, в свою пользу. Нам у них еще учиться и учиться.

– Складывается впечатление, что этот народ вам не безразличен, – усмехнулся Тимур.

– Так и есть. Все-таки наши культуры, менталитет сильно связаны и похожи.

Переговариваясь таким образом, они подъехали к таможенному посту. Тщательно просмотрев заграничный паспорт юноши и двух его провожатых, включая водителя, пограничники начали задавать вопросы. Аркадий Петрович ответил на прекрасном китайском языке, чем удивил Тимура, и протянул им какие-то сопроводительные бумаги.

Прошло около сорока минут, пока один из солдат прошел с документами на пост, очевидно консультируясь с начальством, во время которых юноша практически взмок.

– Не волнуйся, дружок, – успокаивал его спаситель, – бумаги у меня железные.

Другой воин, с автоматом за спиной, стоял все это время возле машины. Наконец пограничник вернулся и, козырнув, отдал бумаги хозяину.

На русском посту, пока солдаты просматривали паспорта с двуглавыми орлами, Аркадий Петрович спросил: – Козырев на месте?

– Да, а что такое? – в свою очередь поинтересовался старший из наряда.

– Передайте привет от Петровича.

Так закончилась эта, довольно необычная, миссия Тимура.

Послесловие

Но наше повествование на этом не заканчивается. После того как все участники вернулись на место, началась бурная деятельность. Золотое кольцо, естественным образом вышедшее из тела юноши, содержало часть надписей на древнем руническом языке тюрков, которые отец Тимура нашел около десяти лет назад. Некоторые из них сопровождались текстом на монгольском языке, подтверждая теорию профессора Иволгина.

В правительство Китая был отправлен официальный запрос от российского соответствующего ведомства с требованием выдачи известного русского ученого, а также претензии по поводу препятствий археологическим изысканиям. Обручальное кольцо, которое опознала жена Сергей Сергеевича, являлось серьезным доказательством в этом деле. Китайские ученые попытались опровергнуть факты, утверждая, что все сфабриковано в каких-то политических целях, но новые открытия Иволгина подтвердили находки отца Тимура. Однако пребывание его в Хурмузде, и вообще на территории КНР категорически опровергалось.

Оставив Аркадия Петровича вместо себя, Иволгин с Тимуром уехали с места раскопок в Санкт-Петербург. Профессор уговорил юношу написать книгу о своей жизни и отце, о реальных событиях, приключившихся с ним в Китае. «Золотое кольцо Бурятии», так она называлась, под рецензией известного русского археолога Иволгина, стала очень популярной. В отечественной и заграничной прессе появилось множество откликов на нее. Знаменитые ученые и общественные деятели, политики разных мастей начали негативно высказываться по адресу китайского правительства.

Вскоре в маленьком таежном городке началась непривычная суета: милиция, журналисты, ученые. Всем хотелось посмотреть на прибытие знаменитого земляка, вырвавшегося из культурных застенков. Но больше всех этого хотели его жена и сын.


Исчезновение

Купить книгу "Исчезновение" Мурадов Юрий

home | my bookshelf | | Исчезновение |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу