Book: В объятиях Тумана



Яна Гаврилова


В объятиях Тумана





Яна Гаврилова




В объятиях Тумана







Течение настоящей любви




Никогда не бывает абсолютно ровным.




У. Шекспир




Пролог



Первая любовь? Чувство способное разрушать города? Маленькая драма, наполненная первыми разочарованиями и огорчениями, но которая совершенно точно остается с человеком до конца его дней. Одним это чувство приносит безграничное счастье, дарит способность парить и видеть мир в розовом цвете, а к другим вместе с этим чувством приходят лишь боль и страдания.

К сожалению или к счастью, но моя первая любовь была именно такой.

Мне было всего пятнадцать, когда я впервые полюбила. Конечно, на тот период времени мне казалось, что это навсегда. Была ли я счастлива? Да! По крайней мере, насколько об этом можно судить в столь юном возрасте. Он был для меня тем самым принцем, о которых пишут в наивных детских сказках или любовных романах с предсказуемым хэппи-эндом.

Мы познакомились случайно, впрочем, как и положено по закону жанра. Заглянув лишь один раз в горящие глаза янтарного цвета, я поняла, что пропала. Утонула, лишившись всякой возможности на спасение. Спасательным кругом служил голос моего разума, который упрямо твердил, что этот парень опасен, и нужно держаться от него как можно дальше, но и он не смог продержаться долго и затих под натиском влюбленного сердца.

На него просто невозможно было не обратить внимание. Привлекательный, высокий брюнет моментально покорил мою неискушенную девичью душу. Меня не пугало ни его тело, покрытое агрессивными татуировками, ни репутация заядлого бабника и неисправимого бунтаря, ни разница в возрасте составляющая четыре года. В его биографии не было ни одного светлого пятна: многочисленные приводы в полицию, алкоголь, наркотики. Но несмотря ни на что я полюбила его. Впервые и по - настоящему.

Тем не менее, рядом со мной он был другим.

"Ты заставляешь меня хотеть быть лучше" - говорил он и я верила. Я верила в него, как ни верил никто. В него и в наше совместное будущее.

Мы гуляли по ночному городу, держась за руки, ели клубничное мороженое и разговаривали. Обо всем. Мы строили планы, смеялись, представляли наш общий дом, с бежевыми стенами, большим камином и золотистым лабрадором.

Но все это так и осталось несбывшимися мечтами. Он провожал меня домой и возвращался в свой привычный мир, в котором все наши мечты растворялись в бокале с дешевой выпивкой.

А я продолжала верить и надеяться.

Так прошел почти год. С каждым днем он становился все раздражительнее. Теперь он не пытался быть лучше даже ради меня. Не раз он приходил ко мне пьяным или накуренным, не стеснялся говорить о своих любовных похождениях и уже не прятал презервативы во внутренний карман куртки. Он просил прощения, клялся, что такого больше не повториться, что он измениться, и я верила. Снова.

"Если ты уйдешь, я окончательно пропаду".

"Ты нужна мне. Не оставляй меня".

"Я безумно люблю тебя".

Но всякому терпению однажды приходит конец и чаша моего оказалась переполнена. Несмотря на всю любовь, я понимала, что того хорошего, что было между нами недостаточно и необходимость оборвать ту нить, что удерживала нас вместе намного сильнее тех чувств, что все еще теплились в моем сердце.

Спустя год бессмысленных терзаний, душевных переживаний, ссор и примирений, я, наконец, разорвала этот замкнутый круг.

"Я буду ждать. Когда-нибудь ты вернешься ко мне".

Это были его последние слова адресованные мне.

Но я больше не верила.




Глава 1




Лекс



Когда твоя жизнь висит на волоске, ты невольно начинаешь переосмысливать свои поступки. Почему ты поступал именно так? Правильно ли это? И где именно допустил ошибку? Я всю свою сознательную жизнь совершал ошибки и делал такие вещи о которых многие люди бояться даже думать. Теперь я тоже стараюсь о них не вспоминать, но увы человеческая память не чертова флешка, которую можно отформатировать одним нажатием кнопки. А это, мать вашу, хреново!

В моей жизни однажды тоже наступил тот момент, когда я понял, что пора все изменить. Нет, я не заболел смертельной болезнью и не побывал в заложниках у террористов на борту самолета. Я просто потерял. Лишился самого ценного и светлого, что было в моей никчемной жизни. И это одна из тех вещей, за которую я не смогу себя простить никогда.

Теперь, спустя десять лет, я не тот конченый придурок, для которого нет ничего дороже жмени улетной травки или стакана паленого портвейна. Я другой, и я вернулся исправлять ошибки.

Я вышел из здания аэропорта и в лицо тут же ударил поток свежего весеннего ветра. Вдохнув полной грудью, я перекинул спортивную сумку через плечо и, натянув на глаза "авиаторы" отправился ловить такси. Несмотря на ранний час, солнце нещадно припекало голову, а в воздухе чувствовался запах приближающегося лета.

Я подошел к желтой машине с "шашечками" и заглянул в приоткрытое окно:

- Hi, Guy! Are you free? (Привет, парень! Ты свободен?)

Перехватив недоуменный взгляд водителя, я понял, что говорю по-английски. Я довольно долго не пользовался родным языком. Это и не удивительно, учитывая тот факт, что последние восемь лет я проживал на родине Генри Форда и Марка Твена.

- Shit. Простите, вы свободны?

Водитель кивнул:

- Да, конечно. Куда тебе?

Я назвал адрес и, кинув сумку на заднее сиденье, устроился в салоне автомобиля, насквозь пропитанном запахом табака и лимонного освежителя.

- Ты не похож на иностранца, - бросил таксист, выруливая на главную дорогу.

Я улыбнулся.

- Так и есть. Просто долгое время жил и работал в штатах.

- Понятно. Ну и как оно там?

Я вынул из кармана пачку сигарет и вопросительно посмотрел на водителя. Курение единственная зависимость из прошлого, от которой я так и не смог избавиться. Дождавшись утвердительного кивка, я прикурил и с наслаждением затянулся. Крепкий дым заполнил легкие, после чего последовало легкое головокружение.

Выдыхая дым в открытое окно, я откинул голову и ответил:

- Дома лучше.

Дом. Такое простое слово из трех букв, но, сколько важного и ценного оно несет в себе. Именно сейчас сидя в прокуренном салоне автомобиля и слушая бессмысленную речь водителя, я, наконец, ощутил себя дома.

За те восемь лет, что я провел в другой стране, я так и не смог назвать ее домом. Потому что именно здесь я родился, выкурил свою первую сигарету и впервые влюбился. Все мои воспоминания остались в этом маленьком городе.

Здесь осталась она.

Смотря в окно, на проплывающий мимо городской пейзаж, я искренне удивлялся переменам, произошедшим за время моего отсутствия. Некогда тихий спокойный городок, стал похож на крупный мегаполис с изобилием торговых центров, выхлопных газов и вечно спешащих людей.

Я покинул этот город десять лет назад в надежде изменить свою жизнь. И я один из тех, кому это удалось.

Она могла бы мной гордиться.

Такси въехало в один из тех районов, которые принято называть "неблагополучными", остановилось около пятиэтажного панельного дома, в котором я провел девятнадцать лет своей жизни. Все те же серые стены, расписанные причудливыми рисунками и матерными выражениями, та же детская площадка со скрипучими качелями и деревянной песочницей, те же клумбы, усеянные пестрыми цветами.

Только я уже не тот.

Расплатившись, я покинул автомобиль и под озадаченный взгляд таксиста зашагал к подъезду. Видимо он откровенно не понимал, что такого, как я привело в это забытое богом место. Уверен, мужик был бы менее удивлен, зная меня прежнего.

Поднявшись по каменным ступеням, я замер у обшарпанной двери с номером "восемь". Вставил ключ в замочную скважину. Два оборота против часовой стрелки. Я шагнул в квартиру, словно сделав шаг в прошлое. Здесь все точно так же, как и в день моего отъезда. Занавески в голубой горошек, старенький телевизор и прожженный диван, застеленный коричневым покрывалом. А еще запах. Застарелый запах дешевых сигарет и сырости.

Когда - то в этой квартире жила счастливая семья. Отец, мать и их девятилетний сын. Отец водил сына на рыбалку и учил кататься на велосипеде. Мать вязала шерстяные носки, а по выходным пекла блины с черничным вареньем.

Все разрушилось в тот момент, когда отец потерял работу и от безысходности схватился за стакан. Поначалу мать пыталась бороться, а потом махнула рукой и они стали пить вместе. Фактически родителей у меня не стало уже тогда, а технически через два года после того, как я уехал. Я даже не могу точно сказать, что испытал, когда мне сообщили трагичную весть. Я пообещал приехать и выслать деньги на похороны. Деньги выслал, но приехать не смог. А может, просто не захотел.

Настойчивый звук мобильного разорвал тишину, развеяв навязчивый дым воспоминаний. С экрана на меня смотрело улыбающееся лицо моей девушки Лии.

- Привет, милая.

- Здравствуй, дорогой. Как ты? - нежный голос Лии действовал на меня, как самый лучший антидепрессант. Не понимаю, как у нее это получается? С первого дня нашей встречи она стала для меня подобием лекарства. Чудодейственной панацеей способной излечить от болезненных ощущений в сердце.

Таблетка от любви.

- Я в порядке. Как ты?

На той стороне провода послышался тяжелый вздох Лии.

- Скучаю по тебе. Возвращайся скорее.

- Я постараюсь.

- Хорошо. Люблю тебя. Пока.

- Пока, детка.

Я отключился, так и не ответив на ее признание. Мне определенно хорошо рядом с ней, комфортно, но те чувства, которые я испытываю к Лие нельзя назвать любовью.

Я смог полюбить только однажды.

С Лией Бруно мы познакомились около трех лет назад на одном из благотворительных вечеров. До сих пор не понимаю, что во мне нашла дочь итальянских аристократов, не знающая недостатка мужского внимания. Она словно ангел ворвалась в мою жизнь и спасла меня.

Я прошелся по квартире, открыл окна и балкон и сделал в голове заметку заполнить холодильник.

В моем телефоне храниться номер лишь одного человека из прошлого, с которым я поддерживал связь все эти годы. Я набрал номер и несколько секунд тишину нарушали монотонные гудки. И когда я уже готов был прервать звонок, на другом конце провода раздалось:

- Здорово, Туман...



Глава 2




Валерия




- Как вы считаете, лилии Кессельринга подойдут для свадебного букета?

Я сидела в своем кабинете, третий час подряд выслушивая сумасшедшие идеи очередной невесты доморощенного сноба. Моя голова будто налилась свинцом, и каждое движение причиняло невыносимую боль. Все о чем я мечтала, это принять огромную таблетку болеутоляющего и забраться в горячую ванну. Но эти клиенты платили двойную цену за срочность, поэтому мне просто было необходимо получить этот заказ. Я растирала пальцами пульсирующие виски и отчаянно пыталась сосредоточиться на лилиях Кессельринга и розах Флорибунда. Боже, моя голова готова разорваться только от одних названий, не говоря уже о том изобилии ярких красок, от которых рябит в глазах.

- Я думаю, для свадебного букета подойдут абсолютно любые цветы. Главное, чтобы вам нравилось.

Невеста задумалась, отбивая ритм длинными пальцами с безупречным французским маникюром по деревянной столешнице моего стола. Для моей головы этот звук был подобен звуку отбойного молотка, и я стиснула зубы с такой силой, что услышала их жалобный скрежет. Переведя взгляд на жениха - сноба, я нахмурилась. Он даже не пытался притвориться, что ему на самом деле есть дело до происходящего. За все время пребывания в моем кабинете, он оторвался от своего смартфона всего несколько раз и не произнес ничего красноречивее "Да" и "Не знаю. Решай сама".

- Придумала! - воскликнула невеста, и я подпрыгнула от испуга. Голову снова пронзила боль, и я едва не выругалась.

- Я хочу букет из вот этих цветных ромашек, - она ткнула пальцем на изображение герберы, - и чайных роз. Мне кажется, будет потрясающе! Что скажешь, милый?

" Милый" лениво поднял голову и буркнул:

- Не знаю. Решай сама.

Я решила брать ситуацию в свои руки и ни в коем случае не дать девице передумать. Не могу же я, в самом деле, провести в компании этой "идеальной пары" вечер пятницы.

- Вот и отлично! - хлопнув в ладоши начала я, - К понедельнику наши флористы подготовят для вас несколько вариантов, и вы сможете выбрать понравившийся букет.

- Думаю, это нам подходит.

Блондинка поднялась со своего места и потянула за собой своего будущего мужа.

- Тогда, мы заедем к вам в понедельник?

- Да, конечно. И подумайте, пожалуйста, над дизайном свадебного торта...

- Непременно! У меня уже есть несколько идей, но я..., -затараторила девушка и я подумала, что мне все-таки придется заночевать в офисе, но мне на выручку пришел жених, чем не мало удивил меня.

- Дорогая, нам пора. Если ты не забыла, у нас запланирован ужин с родителями. Ты прекрасно знаешь, как моя мать относиться к опозданиям, поэтому нам лучше поторопиться.

- Да, ты прав. Мы действительно засиделись. До свидания, Валерия.

- Всего доброго! - чересчур радостно прокричала я, но ради бога, кого это волнует?

Когда за клиентами закрылась дверь, я не смогла сдержать вздох облегчения. Неужели, этот сумасшедший день подходит к концу?

Я собрала бумаги и журналы, разбросанные по столу в папку, и убрала в сумку с намерением поработать дома. Выключив ноутбук и погасив свет, я заперла офис на ключ. Теперь домой. Буквально через пятнадцать минут я, наконец, исполню свою мечту о горячей ванне.

Медленно шагая по тротуару, я слушала размеренный стук собственных каблуков и наблюдала, как город постепенно погружается в сумерки. Вот пожилой седовласый грузин по имени Иракли закрывает свою фруктовую палатку, возле бара "Студент" собираются веселые компании молодых любителей ночных развлечений, а одноногая эмигрантка из Израиля Авива, сидит на своем привычном месте и просит милостыню. И как всегда, проходя мимо нее, я роюсь в кармане пальто в поисках мелочи и кладу в протянутую ладонь несколько монет.

- Храни тебя Господь, - произносит Авива и я, кивая головой, с улыбкой продолжаю путь, чувствуя, как она смотрит мне в след.

За несколько лет, все это стало настолько привычным, что теперь мне с трудом вериться, что когда-то все было иначе. Будто я всю жизнь ходила этой самой дорогой, улыбалась израильтянке и покупала свежие апельсины у Ираклия. Жизнь чертовски непредсказуема и я знаю, что однажды наступит тот день, когда я достану из кармана пальто копейки, но вместо морщинистой руки увижу пустоту. И это неизбежно.

Погрузившись в мысли, я не заметила, как добрела до дома. Квартира встретила меня звенящей тишиной. Мой муж востребованный архитектор. Совсем недавно он получил крупный заказ на строительство торгового центра и теперь буквально живет на работе. Вечера я обычно провожу в компании развлекательных телепередач, кулинарных шоу или захватывающего любовного приключения на страницах книги. Меня вполне устраивает моя жизнь и все, что в ней происходит. Я любима, желанна, у меня хорошая работа и нет, не единого шанса на то, что я позволю этому когда-нибудь измениться.

Скинув туфли и пальто, я блаженно растянулась на диване даже не потрудившись переодеться. Я слишком устала!

Знакомая мелодия внезапно разлетелась по квартире, заставив меня улыбнуться. Не меняя своего положения, я нащупала рукой сумку, которая продолжала вибрировать. Смотреть на экран не было никакой необходимости, потому что эта композиция принадлежала только одному человеку - моему мужу.

Проведя пальцем по сенсорному экрану, я ответила.

- Алло?

- Дорогая, ты уже закончила? - мягкий, бархатистый голос мужа доносился из динамика, приятно лаская слух.

- Да, я дома. Что-то случилось?

- Случилось, - в голосе Олега слышалась интригующая улыбка, когда он продолжил, - у меня в кои-то веки выдался свободный вечер, поэтому я подумал, может, ты хочешь сходить куда-нибудь? В театр, например? Проведем вечер вместе. Что скажешь?

Что я скажу? Скажу, что уже несколько месяцев мечтала услышать от него нечто подобное. Как я уже говорила, с тех пор, как Олег начал работу над своим выдающимся проектом торгового центра у него совсем нет времени на развлечения. Точнее у него нет времени на собственную жену, что бывает и впрямь очень досадно.

- Конечно! Было бы здорово! - я в буквальном смысле завизжала в трубку. Плевать, на лопнувшие барабанные перепонки Олега. Он сам виноват, что довел меня до подобного состояния, что при словах "театр" и "вечер вместе", я радуюсь, как ребенок в парке аттракционов.

- Отлично! Мне нужно закончить одно дело, так что у тебя будет время собраться. Надеюсь, пары часов будет достаточно?

- Да, конечно.

- Тогда, до скорой встречи. Целую тебя.

Олег отключился, а я радостно подскочив с дивана, подошла к зеркалу. На меня смотрело отражение привлекательной девушки двадцати шести лет, с каштановыми волосами длиной ниже плеч и зелеными глазами.

"Твои глаза похожи на два изумруда, переливающихся в лучах весеннего солнца".

"Мое сердце всегда будет принадлежать девушке с зелеными глазами".

У меня перехватило дыхание от внезапно нахлынувших воспоминаний, и я поспешила отвернуться от зеркала.



Что это такое было?

Мне срочно нужен душ.

Я слишком много работаю.


Глава 3




Лекс



Меня разбудил настойчивый стук в дверь. Я повернулся на другой бок в надежде, что если игнорировать незваного гостя он уйдет. Видимо не в этот раз. С каждой секундой стук становился все громче.

- Fuck! Кого там еще принесло?

Я встал с кровати и потащился открывать с желанием пересчитать зубы человеку, стоящему за порогом. Весь день я занимался делами, посетил местный супермаркет, где стойко выдержал флирт продавщицы из овощного отдела и даже прибрался в квартире. Раз уж мне пришлось остановиться в этом подобии дома нужно постараться сделать его хоть немного уютнее.

Я резко распахнул дверь.

- Какого черта?!

- Нормально ты старого друга встречаешь. Мог хотя бы притвориться, что рад меня видеть. Как был козлом Туманов, так и остался.

Увидев старого друга, желание выбивать зубы вмиг испарилось.

- Князь?! Князь! Привет, дружище! Ну конечно, я рад тебя видеть. Заходи.

Друг зашел в квартиру, и мы пожали друг другу руки. После чего я совсем расчувствовался и крепко обнял этого громилу.

Макс Князев мой единственный друг из прошлого. Все эти десять лет мы время от времени созванивались и общались по "скайпу". Он был той ниточкой, связывающей меня с родиной.

Когда-то ни одна драка не обходилась без участия Князя и Тумана, а наши имена знали в каждом отделении милиции. Он так же, как и я оставил все это дерьмо в прошлом. Теперь Макс Князев владеет сетью итальянских ресторанов, по выходным играет в большой теннис, а через пару месяцев станет мужем женщины, которая через полгода сделает его отцом. Невероятно!

- Я тоже рад тебя видеть, болван. Ты что спал? Ты время видел?

- Да какая разница? В стране, где я жил последние десять лет сейчас, - я посмотрел на часы - семь утра, так что все в порядке. Ну, давай проходи.

Мы прошли на крошечную кухню, и я включил чайник.

- Кофе будешь?

- Давай.

Макс огляделся, прикуривая сигарету.

- Слушай, а тут вообще ничего не изменилось. Прям как десять лет назад.

- Скучаешь по тому времени?

- Если честно иногда бывает. А ты?

Скучаю ли я по тому отрезку времени, когда моя жизнь была похожа на мусорную яму, и каждый день я рисковал оказаться за решеткой? Конечно, нет. Скучаю ли я по той, которая несмотря ни на что заставляла меня держаться на плаву? Определенно, да.

- По некоторой его части, - уклончиво ответил я, насыпая кофе по чашкам.

- А ты..., - начал Макс, но его прервал звонок телефона. Моего телефона. Звонили на рабочий номер, а значит проигнорировать звонок, было плохой идеей.

- Извини. Нужно ответить.

Друг махнул рукой, как бы говоря "валяй".

- Фог. Слушаю.

Да, когда я покинул страну, я изменил не только жизнь, но и имя. Теперь меня зовут Алекс Фог.

- Здравствуйте, мистер Фог. Это Саманта.

- Привет, Саманта. Что-то случилось?

- Извините, что беспокою. Это по поводу бельгийцев.

- А что с ними?

- Они подняли цену на поставку автозапчастей почти на десять процентов. Мы продолжаем с ними сотрудничать?

Чертовы, бельгийцы.

- Сэм, вышли мне на почту документы и копию договора. Я просмотрю и дам тебе знать. И будь добра напомни Стивену, что я все еще жду финансовый отчет, и если он не хочет остаться без работы ему лучше поторопиться.

- Да, сэр. Что-нибудь еще?

- Это все. Спасибо, Сэм.

- Всего хорошего, мистер Фог.

Я свернул разговор. Макс сидел, откинувшись на спинку стула, и с задумчивым видом барабанил зажигалкой по столу. Когда я посмотрел на него, друг произнес:

- Да, Туманов не думал я, что ты так высоко взлетишь.

Усмехнувшись, я ответил:

- Никто не думал друг. Даже я.

- Кстати давно хотел спросить, почему именно Фог?

Я недоверчиво уставился на друга.

- Ты шутишь? - он отрицательно качнул головой.

Я фыркнул.

- Потому что Фог переводится, как "туман", вот почему. Учи английский, дубина! - сказал я и несколько раз легонько стукнул кулаком по лбу Макса. Он возмущенно отмахнулся и снова закурил. Иногда мне кажется, что этот человек не расстается с сигаретой даже во сне. Кстати говоря, именно Макс научил меня курить сигареты. Это произошло, когда нам было по двенадцать лет. Он стащил у своего отца пачку "Опала" и мы направились к местному водохранилищу. До сих пор помню, как сильно мне понравились ощущения того, как едкий дым поглотил легкие и просочился в каждую пору. Я больше не смог отказаться от этих ощущений и после этого стал так же, как и друг таскать сигареты у отца. А все остальное мы научились курить уже вместе.

Какое-то время мы просидели в молчании, нарушаемое лишь стуком капель воды о металлическую поверхность раковины. Не знаю, о чем думал Макс, в то время как в моей голове крутился вопрос, который я так и не решался задать.

Прикурив очередную сигарету, я, наконец, решился:

- Слушай, Макс, я хотел спросить,...ты что-нибудь знаешь о ней?

Я был абсолютно уверен, что другу не нужно объяснять, кого именно я имел в виду.

- Думал ты так и не спросишь, - ухмыльнулся Макс. Я выжидающе смотрел на него. Мне было необходимо знать, что с ней все в порядке.

- Ну, знаю, знаю. Правда, сомневаюсь, что ты захочешь это знать.

- Макс, я жду.

Князь тяжело вздохнул и сказал:

- Замуж она вышла.

- Давно?

- Что давно?

- Замуж вышла давно?

- Лет шесть назад.

Осознание того факта, что теперь она принадлежит другому мужчине отозвалось предательским уколом в том месте, где должно находиться сердце. А чего ты ожидал, идиот? В самом деле, не думал же ты, что все эти десять лет пока ты строил свою империю на другом конце земного шара, она сидела и ждала тебя? Вероятнее всего она уже и не помнит обо мне. И я не могу осуждать ее за это. На ее месте я бы тоже предпочел забыть того ублюдка, которым я когда-то был.

Надеялся ли я увидеть ее, когда решил приехать? Черт возьми, конечно, надеялся. Но я никогда не признаюсь в этом, даже самому себе. Она осталась в прошлом и этого не изменить. Да я готов отдать все свои деньги тому человеку, который изобретет машину времени и вернет меня в прошлое. Я бы все сделал по-другому.

Я бы не позволил ей уйти.

К тому же я не видел ее уже столько лет и вполне возможно, что с течением времени она набрала с десяток лишних килограмм и превратилась в унылую домохозяйку в безразмерной футболке, под которой скрывает обвисшую грудь.

Знаю, я тот еще сукин сын! Но мне намного легче думать так, чем представлять насколько красивее она стала.

- Ясно. Что-то еще?

- Нет. Мне кажется, тебе больше и не нужно знать.

Макс прав. Я не должен был вообще ничего спрашивать о ней, но это оказалось выше моих сил. Я надеялся, что мне станет легче, когда я узнаю, что у нее все хорошо, но вышло с точностью наоборот.

Не знаю, что именно друг увидел на моем лице, но ему этого оказалось достаточно, чтобы сказать:

- Хватит, Лекс. Дело прошлое. Давай - ка собирайся.

- Куда?

Князь посмотрел на меня взглядом, в котором ясно читалось "ты идиот?".

- Как куда? Поедем, твой приезд отметим. Все-таки ко мне не каждый день разбогатевший друг из Америки приезжает.

Макс затушил сигарету и встал из-за стола.

- Я тебя в машине подожду.

Когда за другом закрылась дверь, я со всей силы грохнул кулаком по столу, отчего чашка с недопитым кофе перевернулась и темная жидкость растеклась по грязно-желтой скатерти.

"Она вышла замуж".

Не за меня.


***



Макс припарковал машину возле здания незнакомого мне ранее. Хотя это довольно странно ведь я прожил в этом городе большую часть своей жизни. Мерцающая неоновая вывеска гласила "Итальянский ресторан "Тоскана". Вечернее небо затянуло мрачными свинцовыми тучами, обещая бесшабашный весенний ливень. Я люблю дождь. Мне нравиться вдыхать свежесть, витающую в воздухе после дождя, мне нравиться слушать стук тяжелых капель о крыши домов и автобусных остановок, мне нравиться наблюдать, как проезжающие автомобили рассекают лужи, а люди спешат по своим делам, укрывшись под шляпками зонтов.

Она тоже любила дождь.

- Это твой ресторан? - спросил я, останавливая беспорядочный поток мыслей в своей голове. Меня беспокоит направление, в котором они движутся с тех пор как я приехал.

- Да, КЭП, ты прав, это мой ресторан.

- Я думал мы поедем в "Крюгер"?

Так называлось место, в котором я проводил практически все время. За исключением того времени, когда я был с ней. Бар "Крюгер" был захудалой забегаловкой для любителей дешевой выпивки, азартных игр и случайный связей. Здесь можно было с легкостью достать любой вид наркоты без необходимости отвечать на лишние вопросы. Я был в приятельских отношениях с Логопедом - владельцем этой грязной дыры, поэтому у меня была хорошая скидка. Определенно это не то, чем можно гордиться.

Макс громко рассмеялся.

- Нет, Лекс, извини, но вынужден тебя разочаровать. Логопеда грохнули года три назад, а в его богадельне, теперь букмекерская контора. Так что экскурсия по местам былой славы отменяется.

- Очень жаль.

Конечно это ложь. Мне не было жаль. Сейчас я бы не пошел туда, даже под страхом смерти.

Мы зашли в ярко освещенный зал и тут же были встречены администратором - высоким парнем лет двадцати в кипенно-белой рубашке и галстук-бабочке. Его волосы отливали неестественным блеском от переизбытка геля для укладки.

- Добрый вечер, Максим Викторович, - молодой человек широко улыбался фальшивой улыбкой человека, желающего во, чтобы то ни стало выслужиться перед боссом. У меня была особая чувствительность на таких людей, натренированная годами управления компанией. В мире бизнеса очень важно иметь эту способность.

- Здравствуй, Арсений. Ну, как у нас дела? Все в порядке?

- В полном, шеф. Все под контролем, - парень разговаривал с Максом, но его взгляд был прикован ко мне. В этом взгляде было что-то, что заставляло насторожиться.

- Отлично, - сказал Князь и наконец, вспомнил о моем присутствии, - ах, да, познакомься, это мой хороший друг Лекс. Думаю, он будет здесь частым гостем, поэтому тебе стоит запомнить это лицо.

Не сомневаюсь, что он так и сделает. Я кивнул головой и протянул парню руку. Он с готовностью ответил на рукопожатие, после чего его глаза сверкнули и он заверещал:

- О, Боже, вы Алекс Фог!

Проклятье.

Это не было вопросом, а значит, у меня не было никакой возможности убедить его в обратном.

Тем временем администратор продолжал:

- Я читал статью о вас в мартовском выпуске "GQ". Вы - мой кумир.

Очень сложно оставаться в тени, когда твоя физиономия отсвечивает на всех таблоидах. И порой это жутко раздражает. Я приехал в свой родной город в перспективе, остаться незамеченным и затеряться среди серых бетонных стен в месте, где никого не будет интересовать моя личная жизнь или состояние моего трастового фонда. Я просто хотел хотя бы на время вернуть Лекса Тумана.

Арсений тряс мою руку, и я всерьез начал опасаться за ее сохранность. Клянусь, если он попросит сфотографироваться, я познакомлю его смазливую морду со своим кулаком.

- Ну ладно, Арсений, хватит, - Макс все же решил вмешаться, - моему другу еще понадобиться его рука. Мы пойдем, присядем за столик, пришли нам официанта.

Парень отпустил мою конечность, не прекращая улыбаться, а его щеки покрылись румянцем. Какой-то он странный.

- Какой забавный паренек, мать его, - проворчал я, как только мы отошли на приличное расстояние.

- Что есть, то есть. Только я бы на твоем месте был осторожнее.

Я отодвинул стул и сел напротив Макса. Две блондинки за столиком напротив моментально оживились и стали бросать в нашу сторону весьма красноречивые взгляды. Я и раньше не был обделен женским вниманием, а теперь, когда они видят Rolex, выглядывающий из под рукава пиджака в них словно вселяется демон соблазнения и они начинают с удвоенной силой кокетливо стрелять глазами и облизывать чересчур накрашенные губы.

- И что это значит?

- Это значит, что, во-первых ты довольно привлекателен, во-вторых богат...

- Спасибо, я понял, что ты от меня без ума. Что в третьих?

- В третьих, он - гей.

Чудесно!

Я повернулся и посмотрел в сторону администратора - гея, но он был занят, приветствуя новых гостей. Не то, чтобы я не догадывался, но ведь предполагать и знать совершенно разные вещи. Нет, я не противник подобного рода отношений, но все же предпочитаю держаться от них подальше.

Официант (кстати, тоже парень), подошел к нашему столу, перенимая внимание на себя. Друг заказал закуски и свежие фрукты, после чего обратился ко мне:

- Что будете пить, мистер Фог? - от сарказма в его тоне я скривился - вино, виски, может водку?

- Минеральную воду без газа.

Макс кинул в мою сторону недовольный взгляд.

- Ты серьезно?

Я кивнул:

- Вполне. Не хочу терять рассудок в первый день приезда.

Князь пробурчал, что-то чего я не смог разобрать, но спорить не стал. Не прошло и пяти минут, как снова появился официант с заставленным подносом. Вот они, привилегии хозяина ресторана.

Когда официант отошел, я проводил его взглядом и спросил:

- Он тоже?

Макс издал смешок.

- Понятия не имею. Могу узнать, если хочешь, - ответил этот недоумок и поиграл бровями.

- Пошел ты, придурок.

Я оглядел зал и обратил внимание, что почти весь персонал был мужского пола.

- Ты что нанимаешь на работу только мужчин?

Князь развел руки в сторону и пожал плечами.

- Что я могу сказать, моя будущая жена очень тщательно охраняет свою территорию. За исключением бухгалтера и уборщицы тети Маши, которой перевалило за шестьдесят, здесь больше нет женщин.

С ума сойти! Когда мы были моложе, Макс даже не спрашивал имени, прежде чем затащить очередную цыпочку в постель. Не то, чтобы они были против, но все же.

- Если ты сейчас скажешь, что я подкаблучник, я тебе врежу, Туманов.

Я засмеялся и поднял руки:

- Даже в мыслях не было.

Если только чуть-чуть, но Князю не обязательно об этом знать.

Некоторое время мы просто разговаривали, не обращая внимание на происходящее вокруг. Вспоминали прошлое, делились историями из настоящего, затронули планы на ближайшее будущее. Я понял, что это одна из тех вещей, которой мне не хватало все эти годы. Конечно, в Америке у меня есть друзья и деловые партнеры, с которыми можно пропустить по бокалу бренди, сыграть в гольф или обсудить состояние финансового рынка, но не один из них не способен понять меня так, как Макс. Именно он был тем, кто разделил со мной самое темное время в жизни. И именно он знает, сколько усилий мне пришлось приложить, чтобы выбраться к свету, потому что он приложил их не меньше.

Я подтянул к себе стакан с водой и уже собирался сделать глоток, когда что-то заставило меня повернуть голову и посмотреть в окно. Не знаю, что ощущают люди, получая сердечный приступ, но я был очень близок, к тому, чтобы узнать. На другой стороне дороги стоял серебристый мерседес. В него садилась девушка, при взгляде на которую мое сердце замерло. Мужчина в деловом костюме, похожий на голливудского актера, аккуратно поддерживал ее за локоть. Она повернула голову и когда ясные изумрудно-зеленые глаза встретились с моими, мир словно начал двигаться в обратном направлении. Словно кадры из диафильма в моей голове один за другим всплывали эпизоды из прошлого, заставляя сердце стучать в два раза быстрее. Возможно, я начал сходить с ума, но на один короткий миг мне показалось, что я могу чувствовать запах ее духов. Я знаю, она тоже чувствует это.

Еще мгновение мы смотрим, друг другу в глаза, прежде чем автомобиль срывается с места и увозит ее в темноту. И только сейчас до меня доходит, что я только что, спустя мучительно долгих десять лет встретил единственную девушку, которую когда-либо любил.

Моя ласточка.

Постепенно реальность начала возвращаться, происходящее вокруг приобретать очертания и сквозь шум в ушах до меня донесся голос Макса:

- Лекс, да что с тобой такое?

Я мотнул головой и залпом осушил стакан с водой. Черт, сейчас я бы не отказался от напитка покрепче.

- Лекс, мать твою, что, черт возьми, происходит? Клянусь, не скажешь в чем дело, я затолкаю тебя в машину и отвезу в психушку, - не унимался друг, сжимая мое плечо.

Откинулся на спинку стула и прикрыл глаза. Что я говорил насчет рассудка? Не хочу его терять? К черту!

- Мне нужно выпить.


***



Следующим утром я проснулся с чувством, будто по мне несколько часов прыгал огромный гиппопотам. Солнечный свет пробивался сквозь задернутые шторы, а за окном разлеталось мелодичное пение птиц. Стрелки настенных часов висевших напротив кровати показывали 9:15. Я застонал и упал обратно на кровать, закрывая лицо подушкой. Даже спустя годы она смогла сделать так, что при одном взгляде на нее я лишился рассудка, который так старательно оберегал и надрался, как долбанный физик - до потери сопротивления. Последний раз я так напивался десять лет назад. Все закончилось тем, что я запрыгнул на свой мотоцикл "восход" и на полной скорости влетел в грузовик, а очнулся в больнице с ног до головы покрытый синяками и ссадинами в комплекте с тремя сломанными ребрами, сотрясением мозга и вдребезги разбитым сердцем. К слову сказать, именно сердцу потребовалось больше всего времени для выздоровления, но я справился. По крайней мере, до вчерашнего вечера я был абсолютно уверен в этом.

Какого хрена я вообще сюда притащился?



Я поднялся с постели, игнорируя вибрирующую боль в затылке, натянул спортивную одежду и отправился на пробежку. Мне необходимо освежить мысли и очистить организм от остатков виски, которым я изрядно переборщил накануне вечером. А первое, что я сделаю, как только вернусь в квартиру - позвоню Лие. Мне всего лишь нужно услышать ее голос и удостовериться в том, что она ждет меня, чтобы перестать думать о девушке, которая никогда не будет моей.

Соберись, Фог! В ней нет ничего особенного, она всего лишь девушка из твоего прошлого. Господи Иисусе, ты ведь даже никогда не спал с ней. Да, как бы смертельно я этого не желал, но у нас с ней не было близости. Мне хотелось сберечь ее, полностью заслужить доверие этой нежной девочки, чтобы этот момент стал для нее чем-то особенным. Пожалуйста, идиот, ты просто оберегал ее невинность, чтобы потом она досталась кому-то другому.

Я бежал по спокойным улицам, мимо детских площадок, торговых палаток и музыкантов, наигрывающих баллады о вечных страданиях и неразделенной любви. В ушах гремел David Guetta, а кожу жгло от выступающего пота, но я продолжал бежать.

Только, как не старайся, от себя не убежишь.

В какой-то момент я решил остановиться, оглянулся и меня прошибло.

Я что на самом деле бежал по тому маршруту, по которому чаще всего ходил вместе с ней?

Какого хрена?!

Практически каждый день я встречал ее после занятий, мы шли в небольшой сквер, где могли провести весь день. Она сидела на траве, прислонившись к стволу большого клена, и усердно выводила в тетради формулы или рисовала контурные карты. Я мог часами наблюдать, как она занимается: как хмурилось ее сосредоточенное лицо, когда она не могла решить очередное замысловатое уравнение; как рассеянно она заправляла выбившиеся пряди волос за ушко, а иногда я делал это за нее, чтобы она не отвлекалась; или, как она читала, положив голову на мои колени, в то время ,как моя рука покоилась в ее волосах. Когда она заканчивала, я вел ее в недорогую закусочную, где подавали отличные сырники с медом. И, черт возьми, это были самые вкусные сырники, которые мне доводилось пробовать. Не потому что их готовили по особому рецепту, а просто, потому что я ел их вместе с ней. Поздним вечером, я отводил ее домой, желал спокойной ночи и дарил самый сладкий поцелуй. Поцелуй со вкусом меда. Как только она скрывалась за дверью своего подъезда, вся магия испарялась, и остаток дня я проводил во власти наркотического дурмана и объятиях случайной дешевой шлюхи.

Вот и освежил мысли, мудак!

Вернувшись домой, я принял душ, выпил кофе и проверил почту. Срочных писем не было, за исключением высланного накануне Самантой договора на поставку автозапчастей с бельгийцами. Мне нужно немедленно решить с ними вопрос о внезапном поднятии цены. Последнее, что мне сейчас нужно, так это многомиллионные издержки. Я не могу так рисковать. Я решаю позвонить Колину, своему заместителю и обсудить с ним текущие дела компании, после чего набираю номер Лии. На третьем гудке она поднимает трубку, и я с облегчением выдыхаю.

- Привет, любимый! Очень рада слышать тебя! Как ты?

Как только я услышал мелодичный голос своего персонального ангела, тепло распространившееся в груди моментально ослабило сковавшее меня напряжение.

- Все хорошо. Вчера встретился со старым другом, отметили мой приезд. Правда, немного переборщили с виски, но думаю, через пару часов я буду в порядке.

Мистер Jack Daniels конечно хорош в сочетании с колой и льдом, но последствия могут быть чудовищными. Конечно, это состояние нельзя сравнить с тем, что я испытывал после ничтожного пойла, которым я заливался раньше, но приятного все равно мало.

- Оу, сочувствую. Ты принял обезболивающее?

- Лия, в этом нет необходимости. Мой организм способен самостоятельно справиться с похмельем, - мой голос прозвучал немного резко, но порой Лия бывает слишком настойчива в проявлении заботы и это немного раздражает.

Лия вздохнула и тихо сказала:

- Конечно. Как скажешь, дорогой.

Туманов, вот что ты за кретин?

Чувство вины, как маленький скользкий червяк просочилось в голову и мне захотелось отвесить себе смачный подзатыльник за необоснованное проявление грубости.

- Детка, прости. Я не хотел тебя обидеть. Просто это похмелье и...ты далеко, в общем, я немного растерян. Еще я вчера...-я запнулся на полуслове, понимая, что чуть не сболтнул лишнего. Как бы это прозвучало? Знаешь Лия, вчера я узнал, что девушка, которая когда-то была смыслом моей жизни, вышла замуж, а позже я увидел ее и слетел с катушек. Гениально!

- Что ты вчера? - спросила Лия, и я беззвучно выругался.

- Неважно, не бери в голову. Ну, а чем ты вчера занималась?

- Я встречалась с Норой. Знаешь, они с Джошем через неделю летят на Гавайи и приглашают меня поехать с ними. Что ты об этом думаешь?

Нора и Джош Прайсы - наши друзья. Изначально они были друзьями Лии, а впоследствии стали общими. К тому же Джош один из моих бизнес партнеров. Два года назад я инвестировал в его проект судостроительного комплекса, и теперь мы ведем тесное сотрудничество.

- Думаю, тебе стоит поехать. Кроме того, я чувствую себя немного неловко из-за того, что оставил тебя одну, поэтому мне кажется это отличная идея. Я позвоню Джошу и мы обсудим детали. Не беспокойся, все расходы я возьму на себя.

- Пожалуй ты прав, я поеду. На самом деле я надеялась, что мы сможем отдохнуть вместе...

- Лия, прости, просто я, правда, пока не могу приехать.

И я, черт побери, даже не знаю почему? Почему я не могу просто собрать чемодан, приехать в аэропорт и взять билет до Нью-Йорка? Почему я не мог просто проигнорировать необъяснимое желание вернуться в город, из которого сбежал десять лет назад, терзающее меня последнее время? Я надеялся, что найду ответы на все эти вопросы, как только окажусь здесь, но клянусь с каждым днем вопросов становиться все больше.

- Да, я понимаю. Извини, но мне пора бежать. Позвони, как сможешь, я буду ждать. Люблю тебя.

После чего я услышал длинный ряд нервирующих гудков и швырнул телефон на кровать. Почему мне обязательно нужно усложнять себе жизнь?

Я вышел на балкон и закурил, в который раз вспоминая пронзительный взгляд изумрудно-зеленых глаз. Я стоял, опираясь руками о перила и наблюдал, как медленно тлеет сигарета, зажатая между пальцами. Потом перевел взгляд на золотой перстень с сапфирами - подарок Лии в честь второй годовщины отношений.

Лия.

Я не имею права обижать ее после того, что она сделала для меня, пусть даже сама того не понимая. Она научила меня снова чувствовать что-то еще помимо боли и опустошения и я не могу позволить ей испытать нечто подобное.

Понимая, что больше не могу находиться в удушающей пустоте квартиры наедине со своими мыслями, я оделся, взял телефон и бумажник и вышел на улицу. Небо, как и вчера, находилось во власти темных грозовых облаков, полностью отражая мое настроение. Интересно, когда-нибудь наступит просвет? По крайней мере, я совершенно точно знаю способ, который способен меня отвлечь.

Двумя часами позже я покидал один из автосалонов города, сидя за рулем темно-синего Lexus RC. То, что нужно! Реальная игрушка для настоящего мужчины. Несколько часов я колесил по городу и за его пределами, наслаждаясь ощущением полной свободы и контроля. Здесь я хозяин и только я выбираю направление. Рев мотора под капотом, приятная тяжесть в ногах и ровная лента дороги - этого достаточно, чтобы восстановить пошатнувшийся душевный баланс и вернуть утерянное самообладание. Как так могло случиться, что еще несколько дней назад я точно также ехал по дорогам Нью-Йорка спеша на скучнейшие заседания и деловые завтраки, а теперь разрезаю колесами темно-серый серпантин городка, в который даже не предполагал возвращаться?

Мой телефон ожил, сообщая о входящем звонке.

Макс.

- Фог, - ответил я по привычке и услышал фырканье друга.

- Да неужели? Ну и как себя чувствует мистер "Я пью минеральную воду без газа"?

- Бывало и лучше, - но вот все ли дело в похмелье, я уже не уверен.

- А я тебя предупреждал, что дело того не стоит, - разумеется я признался Максу в чем причина моего внезапного алкогольного срыва.

- Не начинай, Макс. Надеюсь этого больше не повториться, потому что я действительно дерьмого себя чувствую.

- Время покажет. Слушай, подъезжай в ресторан? У меня через полчаса назначена встреча с организатором свадеб, не думаю, что она займет много времени, а после можем пообедать.

- Договорились. Увидимся.

Развернув машину, я повел в направлении "Тосканы". Я был в нескольких минутах езды, когда мне пришло сообщение от Макса, весьма сомнительного содержания: "Поторопись, тебя ждет сюрприз".

Войдя в уже знакомый зал, я наткнулся на администратора, который при виде меня засиял как гирлянда на рождественской елке.

- Добрый день, Алексей Александрович. Максим Викторович уже ждет вас.

Алексей Александрович? Не припомню, чтобы ко мне вообще так когда-нибудь обращались.

- Спасибо, - кивнул я и двинулся на поиски Макса.

Я заметил друга за тем же столиком у окна, где мы сидели вчера. Рядом с ним склонив голову, сидела его невеста Оксана и разговаривала с какой-то девушкой. Она сидела спиной, и я не мог видеть ее лица, но непонятно откуда взявшееся напряжение предательски сдавило грудь. Макс увидел меня и жестом руки предложил подойти, но я не спешил. Я буквально кожей чувствовал подвох, и на ум тут же пришло сообщение Макса. Черт, если это то о чем я думаю, мне придется убить собственного друга. Я сделал шаг, потом еще и еще и как только достиг стола, девушка оторвала голову от журнала, который рассматривала вместе с Оксаной и...

Бум!

Взрыв, прозвучавший в моей голове, был такой мощный, что я едва устоял на ногах. Несколько секунд я растерянно моргал, сомневаясь в своей адекватности. Господи сколько раз в течение десяти лет я представлял себе эту встречу, но прямо сейчас я бы не отказался от пяти дополнительных минут. Это оказалось сложнее, чем я предполагал. Выражение, написанное на ее лице, полностью отражало мое, и я мог с уверенностью сказать, что она удивлена не меньше. Я совершенно точно прикончу Макса еще до того, как он успеет сказать "я согласен".

Вдруг я почувствовал себя частью какого-то отвратительного спектакля.

Действие 1. Встреча прошлого с настоящим.

Макс откашлялся, привлекая мое внимание, и когда я взглянул на него, выразительно округлил глаза, побуждая к действиям.

Сделай уже что-нибудь, Фог! Возьми себя в руки! Не стой столбом, в конце концов!

Нацепив маску непринужденности, я подошел к ней и произнес:

- Здравствуй, Валерия.

Ни разу за все время, что мы были вместе, я не называл ее полным именем. Я и сейчас не собирался, но мне необходимо казаться безразличным и равнодушным, чтобы не быть уязвимым, и пусть на самом деле во мне нет и капли тех чувств, что я пытаюсь изобразить.

Она не ответила на мое приветствие совершенно сбитая с толку. Тогда я наклонился и аккуратно взял ее руку своей. В глаза бросился блеск обручального кольца, оставляя неприятное послевкусие, но я подавил эти ощущения. Осторожно, почти невесомо я прикоснулся губами к тыльной стороне ее ладони и почувствовал, как она едва заметно вздрогнула.

Да, детка, теперь я соблюдаю правила этикета. К этому обязывает образ успешного предпринимателя. Я никогда не считал эти умения необходимыми, но признаюсь честно сейчас я рад обладать ими, поскольку хочу показать ей, насколько сильно я изменился. Показать ей свою лучшую сторону, о существовании которой, уверен, она не подозревала.

Мне не понравилось, как отреагировало мое тело, словно очнувшись после долгой спячки, вспоминая как это - прикасаться к ней.

Наконец, она вышла из сковавшего ее ступора и тихо сказала:

- Здравствуй, Лекс.

Я честно старался не пялиться, но отвести взгляд было практически невозможно. Несомненно, она изменилась, все-таки у нее было для этого десять лет. Она и в пятнадцать была чертовски красива, а теперь к ее природной красоте прибавилась элегантность и женственность. Я был полным кретином думая, что она потолстела или что-то вроде того. Абсолютный кретин! Ее волосы стали длиннее, кожа смуглее, а глаза выразительнее. Она неотразима и она принадлежит другому. Именно эта мысль отрезвила меня и заставила взять себя в руки.

Я подошел к Оксане и поцеловал ее в щеку.

- Привет, фигуристка. Ты как всегда сногсшибательна.

Оксана - эффектная брюнетка, в прошлом звезда фигурного катания, но при этом очень мягкий и добродушный человек. Иногда мне кажется, что в душе она так и осталась на стадии переходного возраста. Она до сих пор слушает Бритни Спирс, обожает леденцы на палочке и курит противные сигареты с клубничным ароматизатором. Я знаком с Оксаной еще со школы и был очень рад, когда узнал, что именно она стала избранницей Макса.

- А ты как всегда чудовищный льстец, но все - равно спасибо. Кстати, как дела у Лии? - невинно спросила Оксана, внимательно изучая меня. Чертовка знала о моих отношениях с Лерой и просто пыталась вывести меня на эмоции.

Я послал Оксане одну из самых обворожительных улыбок, имеющихся в моем арсенале, и ответил:

- Лия в порядке, собирается на Гавайи. А сейчас дамы прошу меня извинить, я украду Макса на пару минут, - сказал, и я и выжидающе посмотрел на друга. Когда он соизволил оторвать задницу от стула и поднялся, я подтолкнул его в сторону уборных, подальше от любопытных глаз и яростно зашипел ему в лицо:

- Макс, какого хрена?

- Лекс, клянусь, я не знал, что Окс наняла ее организовывать свадьбу. Я сам был в шоке, когда увидел ее. Мы можем уйти, если хочешь. Все равно меня не особо волнует, какого цвета будут чехлы на стульях и кольца для салфеток.

Он что серьезно рассчитывает на то, что я уйду? Даже если бы я хотел, я бы просто не смог этого сделать. Разумная часть меня, отчетливо понимала, что развернуться и уйти было самым лучшим решением, но другая часть, та, которая была наиболее эгоистичной и безрассудной заставляла остаться и посмотреть, что из этого выйдет. Я действительно хотел показать ей, чего мне удалось добиться за все эти годы. Возможно, даже увидеть оттенок сожаления в ее взгляде, когда она поймет какие вершины, я сумел покорить, даже не смотря на то, что когда-то она утратила веру в меня.

- Нет, Макс мы никуда не уйдем. В конце концов, мне не четырнадцать лет и я вполне смогу вынести два часа в компании своей бывшей.

Друг с недоверием смотрел на меня.

-Ты уверен? Потому что после вчерашнего вечера даже я в этом не уверен.

- Ну конечно, я уверен, - заверил я друга, желая как можно скорее вернуться к столу. Макс кивнул, развернулся и зашагал вперед.

- Это должно быть интересно, - сказал я самому себе и шагнул навстречу девушке, которая когда-то научила меня любить.



Глава 4




Валерия



Какого дьявола здесь вообще происходит? Кто режиссер этой отвратительной мелодрамы и как получилось, что мне досталась главная роль? Я и впрямь не могу поверить, что этот мужчина, упакованный в дизайнерскую одежду, с надменным взглядом и повадками истинного джентльмена тот же самый человек, которого мне неоднократно доводилось вытаскивать из гнусных притонов и следственных изоляторов. Это выглядит так, как если бы у Лекса Туманова был брат - близнец, много лет назад усыновленный состоятельной семьей, владеющей какой-нибудь авиастроительной корпорацией, о котором я никогда не подозревала. Но я совершенно точно знаю, что у Лекса нет, и не было никаких братьев, тем более таких успешных. Значит либо у меня поехала крыша, либо передо мной на самом деле стоит парень, которого я любила до дрожи в коленях.

Алексей Туманов. Лекс Туман.

Я покончила с ним десять лет назад, вычеркнув это имя из своей памяти. Я выжгла то место в сердце, которое он занимал серной кислотой, и теперь там ни осталось ничего, кроме огромной мертвой дыры. Я сделала все, чтобы забыть его, как самый ужасный кошмар, но почему вселенная продолжает меня испытывать? Что не так с моей кармой?

Удивительно насколько он изменился. Похоже, в нем не осталось ничего от прежнего Лекса. Вечно торчащие колючие волосы сменила аккуратно уложенная прическа, а на месте потертых джинсов расположились идеально скроенные брюки. Теперь от него исходил приятный аромат мужского парфюма, уверенности и независимости, а не вонь курительных смесей и дешевого лосьона после бритья.

Кажется, что прошла целая вечность, с тех пор как я сидела под сводами пасмурно-блеклого неба на крыше кирпичной многоэтажки, курила сигареты с ментолом и набирала короткое сообщение, после которого мы остались друг для друга не больше, чем одним из множества воспоминаний. Признаться честно, я считала, что вероятнее всего сейчас Лекс Туман отбывает наказание где-нибудь в Соликамской тюрьме, или того хуже, лежит под землей, на глубине двух метров. Теперь мне стало стыдно за свои мысли, ведь очевидно, что то о чем я думала, не имело ничего общего с реальностью.

Вчерашний вечер прошел замечательно, за исключением того момента, когда выходя из театра, я почувствовала прикованный к себе взгляд. И возможно в любой другой раз я бы не предала этому особого значения, но именно этому взгляду я позволила столкнуться с моим. И именно этот взгляд принадлежал человеку, о существовании которого я отчаянно пыталась забыть на протяжении бесконечно долгих десяти лет. Я даже пыталась убедить себя в том, что мое воображение не на шутку разыгралось и решило устроить хорошую взбучку моей чересчур впечатлительной натуре. Как бы ни так! Радовало лишь то, что муж не придал особого значения внезапной перемене моего настроения и как только мы перешагнули порог квартиры, скрылся в своем кабинете. Я же в свою очередь добрую половину ночи делала совершенно бесполезные попытки заснуть, а когда все-таки поняла, что мне это вряд ли удастся, не придумала ничего лучше, чем пересмотреть "Дневники памяти". Согласна, ужасная альтернатива.

В итоге, когда утром раздался звонок Оксаны с просьбой спланировать ее свадьбу, я ухватилась за эту возможность отвлечься, словно за последнюю шлюпку на уходящем под воду "Титанике". К тому же мне было необходимо найти себе подходящее занятие, пока мой муж разрабатывал архитектурную концепцию нового торгового центра. Воистину, если бы я знала, что ждет меня за дверью этого проклятого ресторана, я бы не сделала и шагу в его направлении.

Я неотрывно следила за Лексом, который медленно приближался к нашему столу, не в силах отвести взгляда. Он надвигался как чертово цунами. И уже сейчас на задворках подсознания я знала, что нужно держаться от него настолько далеко насколько это возможно, потому что стоит сделать лишь одно неверное движение и его волна станет для меня смертельной. Не без труда оторвав глаза от Сатаны в человеческом обличии, я посмотрела на Оксану и увидела, как на ее лице расцвела улыбка серийного убийцы, приглядевшего новую жертву, а аквамариновые глаза пылали таким озорством, что мне стало казаться, что эта "случайная" встреча является частью первоклассно спланированной операции. Я едва успела открыть рот, когда Лекс ни секунды не колеблясь, опустился на единственное свободное место. И, Матерь Божья, это место оказалось рядом со мной. Мои и без того вспотевшие ладони покрылись новым слоем испарины, а как только я почувствовала свежий запах морского бриза сердце принялось исполнять такие сумасшедшие танцы, что впору было делать кардиограмму.

Находка для кардиолога.

За столом повисло острое молчание, в то время, как Лекс с видом заправского аристократа расправил салфетку и уложил себе на колени. Впервые в жизни я просила Всевышнего обрушить на мою голову самый страшный приступ мигрени, какой только возможно вынести. К слову сказать, у меня достаточно высокий болевой порог, так что Господу придется постараться.

Подошедший официант оказался весьма кстати, потому что я находилась в шаге от того, чтобы подскочить с места и пуститься в позорное бегство. Пока все остальные делали заказ, я рассеянно листала меню и как только настала моя очередь, указала на первую, попавшуюся на глаза строчку "Теплый салат с жареным цыпленком и шпинатом". Что ж, совсем не плохо. Паренек записал заказ и когда спросил, что я буду пить, справа от меня прозвучало:

- Вишневый сок.

Я повернула голову и ошеломленно уставилась на Лекса, который с бесстрастным выражением лица откинулся на спинку стула. Странным было совсем не то, что он ответил за меня, а то, что он, черт возьми, оказался прав. С пяти лет я питаю слабость к вишневому соку и тот факт, что спустя столько времени он не забыл об этом, застал меня врасплох. Вероятно не только меня, потому что Макс и Оксана, так же как и я изумленно таращились на Туманова.

- Ради Бога, прекратите смотреть на меня, будто я только что признался, что собираюсь выйти замуж за тайского трансвестита. На мой взгляд, нет ничего особенного в том, что я знаю, какой сок она пьет.

Клянусь, мне было бы легче поверить, в то, что он действительно собирается замуж за трансвестита. Боже, дай мне сил!

- Ну что дамы, есть какие-нибудь идеи относительно приближающегося торжества? - спросил Макс, ерзая на стуле и нужно быть полным идиотом, чтобы не заметить его попытку завязать беседу.

Проклятый вишневый сок станет моей погибелью.

Оксана, как по волшебству начала с упоением рассказывать о свадьбе в стиле фильма "Завтрак у Тиффани", в подробностях описывая декор с использованием черно-белых фотографий, ретро орнамента, пишущей машинки и граммофона с виниловыми пластинками. У меня создавалось впечатление, будто из нас двоих именно Оксана выступает в качестве организатора свадеб, в то время как мне больше подходит роль ее ассистентки - тупицы. Будто бы мне снова пятнадцать и самый популярный парень в округе обратил на меня внимание. Да пошло оно все к черту! В конце концов, я самодостаточная замужняя женщина и должна вести себя подобающе вместе того, чтобы биться в припадке в присутствии этого мужчины, пусть и зверски сексуального, как целомудренная девица с зашкалившим уровнем эстрогена. Пусть сейчас Туманов и выглядит как модель Армани, не стоит забывать какой приличной сволочью он, может быть.

-... необходимо оформить зал в мятных и бирюзовых тонах. Я думаю тебе стоит выбрать галстук того же оттенка, он прекрасно подойдет к твоим глазам, - распалялась Оксана, объясняя своему жениху все до мельчайших подробностей. Искоса посмотрев на Лекса, я заметила, как он ухмыляется и затяжно покачивает головой. Ему явно были не по душе подобные разговоры.

- Лера, а что ты скажешь? - Макс обратил свое внимание ко мне, будто только сейчас вспомнив, для чего я здесь нахожусь, - Тебе не кажется, что это слишком? Я имею в виду, что я бы предпочел тихое празднество в семейном кругу...

- Нет, нет. Я считаю - это будет идеально. К тому же такое событие бывает только раз в жизни и если Оксана хочет отметить его с размахом, думаю, не стоит ей препятствовать.

Макс задумчиво потер подбородок, обдумывая мои слова. Полагаю, он не собирался рушить мечты своей будущей жены на пышный праздник и выдержал паузу только ради соблюдения особого правила, которое только что придумал.

- Ну, хорошо. А как ты видишь эту пирушку?

Пирушка? Только мужчина способен назвать свою собственную свадьбу пирушкой.

- Для начала мы оформим зал ресторана, как излюбленный магазинчик героини фильма. Это поможет лучше прочувствовать атмосферу пятидесятых годов. Стол предпочтительнее сделать шведским, с хрустальными бокалами, шоколадом и розовым шампанским. В качестве транспортного средства для молодоженов отлично подойдет желтое такси, оно будет прекрасно соответствовать той эпохе..., - я настолько погрузилась в описание деталей предстоящей свадьбы, что не сразу заметила, как внимательно меня слушают. Я словно окунулась во времена романа Трумена Капоте и с восторгом продолжала рассказывать о смокингах, жемчужных ожерельях и шелковых перчатках.

- Впечатляет, - услышала я, как только закончила, и до меня не сразу дошло, что это произнес Лекс.

- Спасибо, - и будь я проклята, если скажу, что не была приятна удивлена.

Казалось, Макс переваривает полученную информацию, и по выражению его лица было видно, как вертятся шестеренки в его голове, а по горящим глазам Оксаны стало понятно, что я только что обрисовала свадьбу из ее девичьих грез.

- А что, мне нравится. Правда меня немного смущает желтое такси, но думаю, с этим я как-нибудь справлюсь. К тому же не думаю, что у меня есть выбор.

Кивнув, я сделала необходимые записи в ежедневнике, стараясь не выдать предательской дрожи в пальцах, ощущая, что Лекс наблюдает за мной.

Принесли заказ и на следующие пятнадцать минут мы сосредоточились на поглощении пищи. Я усиленно сосредоточилась на куске курицы, стараясь не замечать беглых прикосновений ноги соседа к своему колену, прикрытому тонким нейлоном чулок. Почему, черт возьми, я не надела джинсы? А лучше скафандр!

Мобильник, завибрировавший в моей сумке, стал отличным поводом перевести дух, и я мысленно поблагодарила Олега, а судя по мелодии, звонил именно он.

- Извините, - сказала я и начала выходить из-за стола, параллельно отвечая на звонок.

- Привет, дорогой, - звякающий лязг вилки, падающей из рук Лекса, оказался поразительно мелодичным, и мне пришлось прикусить губу, чтобы не улыбнуться.

Ох, пресвятые небеса, почему мне так понравился этот звук?

- Милая, ты где? - по характерному шуму на заднем фоне, я догадалась, что Олег находиться за рулем.

- У меня встреча с клиентами, - и с моим бывшим, - все хорошо?

Я вышла на улицу и поежилась, когда порывы холодного ветра пробежались по моим обнаженным плечам.

- Да, все в порядке. Я звоню сказать, что еду на объект и скорее всего, буду поздно, так что к ужину не жди.

- Олег, сегодня же суббота, - возмутилась я, заранее зная, что вопреки моим желаниям, сегодняшний вечер мне придется провести в компании пожилого француза в белом фартуке, рассказывающем, как правильно приготовить соус "бешамель" или отделить рыбу от хребта. Тьфу! Никакого тебе шампанского с клубникой, никаких ароматических свечей с запахом лаванды и никакого жаркого выходного секса. Как предсказуемо!

- Знаю, малышка. Прости. Шеф с меня шкуру спустит, если я не проверю, как идет работа. Ты же знаешь, все необходимо контролировать.

Я сокрушенно вздохнула, понимая, что спор здесь неуместен и абсолютно лишен смысла.

- Да, знаю. Будь осторожен, обещают дождь.

- Конечно, буду. Лера?

- Да?

- Я люблю тебя, - это прозвучало, как напоминание, словно я могла об этом забыть.

- И я тебя. До скорого.

Снова вздрогнув от очередного шквала ветра, я уже собиралась зайти в ресторан, когда сквозь беспорядочный топот, создаваемый прохожими и гул проезжающих мимо автомобилей, услышала:

- Ты замерзла, ласточка. Тебе лучше зайти внутрь.

Ласточка.

Я замерла, не веря собственным ушам. Только Лекс называл меня ласточкой с первого дня нашего знакомства и именно благодаря ему я ненавижу эту птичку.

Он стоял в паре шагов от меня, и удержаться от разглядывания его идеально очерченного профиля оказалось выше моих сил. Восхитительная белая рубашка в контрасте с волосами графитно-черного цвета делали его похожим на тех мужчин, которые появляются на обложках журналов для гиперуспешных предпринимателей. Полагаю теперь он, и является одним из них. Глубоко внутри меня невольно вспыхнуло чувство гордости, за человека, который, не смотря на все стереотипы и несправедливо навешанные на него ярлыки беспросветности, смог доказать, что не обязательно рождаться наследником зажиточного предка, чтобы достичь немыслимых высот. Он словно был создан, чтобы разбивать женские сердца и быть объектом зависти многих мужчин. Было время, когда он принадлежал только мне. Сейчас мир видит его властелином вселенной, мужчиной, который не знает слова "нужда", но для меня он навсегда останется неукротимым парнем в потертых джинсах. Я видела его в самых разных состояниях: пьяным до потери сознания, накуренным, я видела его тело, покрытое кровавыми порезами, полученными в результате уличной драки, но ничто из этого не вынуждало меня любить его меньше. Даже, чувствуя исходивший от него запах секса и другой женщины, я не позволяла себе уйти. Мне казалось, что я не смогу без него дышать и вся моя жизнь превратиться в жалкое существование, но какого же было мое удивление, когда я поняла, как сильно ошибалась. Когда я, наконец, нашла в себе силы уйти, не произошло ничего ужасного. Я все так же продолжала ходить, спать, дышать. А самое главное, я продолжала жить. Окончила школу, университет, вышла замуж...И именно тогда, когда моя жизнь стала настолько идеальной и безупречной, он мощнейшим цунами врывается в мой мир. И я должна сделать все от меня зависящее, чтобы не позволить ему все разрушить.

- С трудом вериться, правда? - сухо спросил Лекс, прикуривая сигарету.

- Что?

Он горько усмехнулся, выпуская тонкую струйку дыма, и посмотрел прямо на меня.

- Да брось, Ласточка, я знаю, о чем ты думаешь. Как так вышло, что отпрыск законченных алкоголиков смог сделать себе имя? Ведь все считали, что мой предел это слесарное училище, вечера в скабрезных кабаках и смерть в сточной канаве. И ты тоже так думала.

Лекс произнес это, так будто обвиняя меня и, отвернувшись, сосредоточил взгляд на дороге. Все слова испарились, да и стоило ли вообще что-то говорить. Отрицать его слова было бессмысленно, потому, как все они были правдой.

Простояв еще несколько секунд и окончательно продрогнув, я зашла в ресторан, оставляя задумчивого Лекса наедине со своими мыслями. Мне хотелось только одного - поскорее убраться отсюда. Макс и Оксана о чем-то спорили, но заметив мое приближение сразу же замолчали.

- Все в порядке? - спросил Макс, обеспокоенно вглядываясь в мое лицо. Может они считали, что мы поубиваем, друг друга, как только останемся один на один?

- Да, все хорошо. Ребята, если вы не против я, пожалуй, пойду. Подготовлю подробный план свадьбы и пришлю вам на почту. Не беспокойтесь, все пройдет замечательно.

- Как тебе будет угодно. Тебе вызвать такси? - спросила Оксана, смотря мне за спину. Не нужно быть ясновидящей, чтобы знать, кто стоит позади меня. Достаточно уловить свежий запах дыма.

Я не успела даже рта раскрыть, когда Туманов ответил за меня. Снова.

- Я подвезу тебя. Пойдем.

- Не стоит. Я хочу пройтись.

Продолжая стоять к нему спиной, я молилась, чтобы он позволил мне просто уйти. Плевать на бушующую непогоду и возможную простуду, все это пустяки по сравнению с тем, чтобы оказаться наедине с Лексом в тесном салоне автомобиля.

- Валерия, мне кажется сейчас не подходящее время для прогулок, вот-вот начнется дождь. К тому же я не кусаюсь. Уж кому, как ни тебе об этом знать, - последнюю фразу он произнес с теплотой в голосе, отчего уголок моих губ дернулся вверх. Конечно, я знала. Я знала, что он может быть заботливым и нежным, как подтаявшее клубничное мороженое, а может быть настолько жестким и требовательным, что напоминает закаленную сталь. Таким я знала его раньше, но я совершенно не знаю нового Лекса. И это действительно пугает.

Убеждая себя, что это просто десятиминутная поездка, после которой каждый из нас вернется в свою жизнь, я кивнула и, попрощавшись с будущими молодоженами, отправилась вслед за Тумановым. Мы подошли к блестящему новенькому Лексусу и я не смогла сдержаться и рассмеялась.

- В чем дело? - Лекс склонил голову набок, внимательно меня рассматривая.

- Просто...твоя машина, - я махнула рукой в сторону капота.

- Ах, это! Предпочитаю думать, что они выпускают автомобили в мою честь, - он игриво подмигнул мне, открывая пассажирскую дверь.

Внутри автомобиля присутствовал волнующий запах новизны, дорогой кожи, и морского бриза. Лекс устраился за рулем и, бросив короткий взгляд в мою сторону, завел автомобиль. Пусть это и прозвучит немного глупо, но он настолько красив, что мне хочется назвать его Аполлоном нового тысячелетия.

- Куда едем? - спросил Лекс. Я назвала адрес и принялась наблюдать, как грациозно он ведет машину, чувствуя себя уверенно, как венгерский летчик за штурвалом летательного аппарата. Эта картина моментально попала в список самых завораживающих зрелищ, которые я когда-либо видела. Не знаю, о чем я думала, соглашаясь на эту поездку, но сейчас это уже не кажется хорошей идеей. Возможно, это выглядит нелепо, что спустя столько лет он продолжает одним своим присутствием сгущать мою кровь до состояния желе, но я ничего не могу с этим поделать. На протяжении почти шести лет, я была твердо убеждена, что существует только один мужчина способный делать это со мной, и этот мужчина мой муж. Все, что касается Лекса Туманова давно осталось в прошлом, так пусть оно там и остается.

- Надолго приехал? - вопрос сорвался с губ прежде, чем я успела его остановить. Туманов удивленно посмотрел на меня, убавляя звук стереосистемы, которая оказывается, все это время работала.

- Думаю на месяц. Может больше, - ответил Лекс и тут же потянулся за пачкой сигарет, лежащей на приборной панели.

- Не против? - спросил он, перед тем, как закурить.

- Ты же знаешь, что нет, - в отличие от многих девушек, я никогда не настаивала, чтобы он бросил эту вредную привычку. К тому же у него их было более чем достаточно, и курение являлось самой безобидной.

Он кивнул, устремляя взгляд на дорогу перед собой.

- Как ты живешь?

Сомневаюсь, что он действительно не знает об этом, но изо всех сил старается поддержать диалог, потому что, на мой взгляд, нелепый разговор намного лучше гнетущего молчания.

- Хорошо. Муж, работа...все как у всех.

Он снова кивнул, а я не смогла удержаться и задала, мучавший меня вопрос.

- Ну, а ты? Женат?

- Нет, - ответил он и немного подумав, добавил, - пока.

Я вспомнила, как Оксана упоминала имя Лия и все сразу встало на свои места. Лия и есть та, которая исправит его положение холостяка, и именно с ней он сядет в лодку под названием "Семья".

Я делаю глубокий вдох, и остаток пути мы пребываем в тишине, которая порой бывает намного громче самого душераздирающего крика.



Глава 5




Лекс



Психологи утверждают, что существует пять стадий принятия неизбежного. Было время, когда мне довелось испытать их на себе в полной мере. В тот день, когда она прислала мне сообщение с просьбой оставить ее в покое, я отказывался верить в то, что это происходит на самом деле. Мне казалось, что она просто обиделась и решила таким образом проучить меня. Я всеми возможными способами пытался убедить себя, что она не могла просто оставить меня. Оказалось, что могла. Так, первая стадия была успешно пройдена, после чего я начал ненавидеть весь мир. Я регулярно ввязывался в драки, провоцируя людей первыми наносить удар, чтобы броситься в атаку. Не имело значения, кто выступал в роли противника - пьяный "в стельку" отец, друг или совершенно незнакомый человек. Я выплескивал всю злость и обиду, таившуюся во мне на тела и лица людей, не имеющих к ее появлению никакого отношения. Однажды, я настолько тронулся умом, что даже врезал Максу. Однако друг оказался мудрее и вместо того, чтобы ответить тем же окатил меня ведром ледяной воды и, швырнув в лицо полотенце, приказал взять себя в руки, что я и сделал, пройдя еще одну стадию. Дальше, я начал искать всевозможные варианты возвращения своей ласточки, начиная с того, что планировал круглые сутки торчать под ее окном стоя на коленях, и заканчивая похищением и побегом в другую страну. Кретин. Правда все эти идиотские планы быстро рухнули, и я впал в затяжную депрессию. Я спасался лишь тем, что днями напролет пил, курил травку и забывался с помощью очередной доступной девки. В конце концов, мне не оставалось ничего другого, кроме как смириться с потерей и продолжать двигаться дальше, как бы трудно это не было. Я принял ее желание, понимая, что на самом деле ей действительно будет лучше без меня. Неважно, сколько раз я останавливал себя, порываясь набрать ее номер и услышать голос своей ласточки. Я думал, что действительно преодолел все это...ровно до того момента, пока снова не встретил ее.

Как бы отвратительно это не звучало, но впервые, когда мне довелось увидеть ее, я был под жестким кайфом. Поначалу мне даже показалось, что она есть не что иное, как просто галлюцинация. Это произошло одиннадцать лет назад, на одной из вечеринок, на которой она оказалась по глупому стечению обстоятельств. Позже я был безумно благодарен этим обстоятельствам, какими бы глупыми они не были. Удивительно, но следующим утром я не помнил ничего из того, что было накануне вечером. Ничего, кроме девушки с бесподобными изумрудно-зелеными глазами, одетой в сарафан с большими алыми цветами.

Через два дня я вновь увидел ее. Она стояла на автобусной остановке, все в том же нелепом наряде. На этот раз мой мозг не был затуманен "синтетикой" и я не мог упустить так любезно предоставленный судьбой второй шанс.

Я воспользовался этим шансом.

Вопреки тому, что в одну реку нельзя войти дважды, сегодня я испытал точно такие же ощущения, как одиннадцать лет назад. За исключением того, что теперь у нас есть прошлое. Прошлое, в котором я был далеко не самым положительным персонажем.

Сейчас, наблюдая, как Лера стремительно исчезает за тяжелой металлической дверью подъезда, я неожиданно подумал о том, что мое пребывания в родном городе продлиться намного дольше, чем я планировал.

Добро пожаловать домой, мать вашу!




Глава 6




Валерия



Пусть и с опозданием, но мою голову все-таки пронзил чудовищный приступ мигрени. Спасибо Господи, что не проигнорировал мою просьбу! Я лежала в горячей ванне, до краев наполненной ароматными пузырьками пены. Шум океанских волн, в сочетании с таинственными звуками фортепиано успокаивал, унося с собой весь груз этого сумасшедшего дня. Я вдохнула витающий в комнате, запах эфирных масел и прикрыла глаза, вспоминая свое постыдное бегство из автомобиля Лекса. Как только он притормозил около моего дома, я буквально выскочила из машины, на ходу бросая "спасибо, что подвез". Моя способность выставлять себя идиоткой доведена почти до совершенства.

Далеко пойдешь, Лерусик!

Я вылезла из ванной и, завернувшись в желтый махровый халат, прошлепала на кухню. Несмотря на глубокую ночь, Олег до сих пор не вернулся домой. Похоже, мне опять предстоит засыпать в одиночестве. В приоткрытое окно просачивался веселый стрекот сверчков и рев моторов редко проезжающих автомобилей. Боль в висках постепенно стихала, даря долгожданное расслабление. Приготовив чашку горячего шоколада, прикрытого сладким облачком воздушного зефира, я загрузила лэптоп. Несколько минут я всматривалась в поисковую строку, не понимая, что нужно делать. Прежде чем, я смогла осознать свои действия, мои пальцы набрали знакомую комбинацию, состоящую всего из двух слов.

"Алексей Туманов"

Спустя мгновение поиск выдал восемьсот семьдесят тысяч ответов.

Пресвятые угодники!

Может мне следует посетить воскресную проповедь? Потому что, начиная со вчерашнего дня, я слишком часто упоминаю имя Господа всуе.

Тысячи фотографий и статей в различных американских журналах: "Success", "Smart Money", "Entrepreneur". Под каждым фото Лекса располагались надписи типа: "Мальчик из российских трущоб вошел в 400 богатейших бизнесменов США", "Глава холдинга "Fog corporation" (Фог корпорейшн) инвестирует в телекоммуникации и табачную промышленность", но одна статья привлекла мое внимание больше остальных. Ее заголовок гласил "На открытии реабилитационного центра "Обретая надежду" Алекс Фог официально объявил о своих отношениях с дочерью итальянского аристократа Орфео Бруно, Лией. Видимо это и есть, та загадочная возлюбленная Туманова, которая, как он сказал, собирается на Гавайи. Ниже располагался снимок Лекса, на котором он обнимал за талию высокую стройную брюнетку в роскошном шелковом платье цвета фуксии. Они искренне улыбались друг другу, а их глаза лучились счастьем. Щемящее чувство, смутно напоминающее ревность проклюнулось в той части сердца, которая была недосягаемой все эти годы. Много лет назад я была той, кому он дарил этот взгляд, наполненный любовью и трепетом.

А еще я поняла, что он изменил имя. Теперь его зовут Алекс Фог. Все - таки я была права, от моего Лекса не осталось ничего.

Даже имени.


***




Остаток выходных промчался со скоростью гоночного болида. Я занималась домашними делами, готовила еду, мыла посуду игнорируя наличие посудомоечной машины, просто для того, чтобы заглушить навязчивые мысли о своем бывшем парне, атакующие мой мозг. Когда в воскресенье утром я открыла глаза, на второй половине кровати мирно спал Олег. Предполагаю, он приехал ближе к утру, уже после того, как мне удалось заснуть. Я не могла выкинуть из головы результаты своего интернет - расследования, касающегося жизни и деятельности неизвестного мне Алекса Фога. А знание того факта, что Алекс Фог и Лекс Туманов один и тот же человек ничуть не улучшали положения. Из всего необъятного количества информации, которую мне удалось почерпнуть на страницах светской хроники, я поняла только то, что Лекс входит в десятку успешных американских предпринимателей, активно занимается благотворительностью и до недавнего времени возглавлял список самых желанных холостяков Восточного побережья. Если, я правильно понимаю, до того времени, пока в его жизни не появилась девушка, с католическим именем Лия.

Как, черт возьми, такое возможно?!

Бред какой - то.

Весь день я работала над свадьбой в стиле знаменитой вампирской саги, а ближе к вечеру испекла два десятка шоколадных фонданов с ягодами и с помощью видео-уроков попыталась научиться вязать крючком, но после миллиона разрушенных нервных клеток решила прекратить это напрасное занятие.

Утро понедельника наступило по обыкновению слишком быстро, слишком рано и слишком громко. Я приняла душ, почистила зубы, нанесла легкий макияж и вошла на кухню. Муж сидел на своем привычном месте, уткнувшись носом в планшет и пил кофе. Когда я проходила мимо него, он схватил меня за талию и усадил к себе на колени. Мои глаза округлились, и я уверена, были похожи на тарелки, которые используют для игры в фрисби.

- Олег, что с тобой?

- Ничего, я просто соскучился. В последнее время столько работы навалилось, совсем не хватает времени. Прости.

Олег стянул резинку с моих волос и когда они рассыпались по плечам, зарылся в них лицом, вдыхая запах ванильного кондиционера.

- Ты так приятно пахнешь. Давай немного опоздаем на работу? - промурлыкал муж мне в ухо, и горячее дыхание обожгло кожу. Я кивнула, мучительно нуждаясь в его ласках, способных освободить от ненужных мыслей и стереть из головы назойливый образ человека, встреча с которым всколыхнула огонек давно потухших чувств.

Теплая шероховатая ладонь скользнула вверх по моему бедру, ловко скрываясь под подолом ситцевого халата. Вторая рука Олега плавным движением скользила по моей спине, в то время, как его губы оставляли легкие влажные поцелуи на разгоряченной коже. Тяжело дыша, я нещадно освобождала из петель пуговицы на рубашке мужа, стараясь, как можно скорее забыться в его спасительных объятиях.

Он нужен мне. Только он. Сейчас же.

Слова, словно заклинание звучали в голове, пока Олег одним мастерским движением развязал пояс моего халата, впиваясь голодным взглядом хищника в красный кружевной бюстгальтер.

Туманов - это прошлое.

Олег, мой муж.

Мое настоящее и будущее.

Почувствовав, как Олег начал подниматься, порываясь переместиться в спальню, я остановила его, легонько надавив на плечи.

- Нет. Я хочу тебя здесь. На этом столе.

И откуда только во мне взялось столько смелости?

Олег усмехнулся и, прошептав, какую-то несуразицу, осторожно уложил меня на прохладную стеклянную столешницу, нетерпеливо расстегивая застежку лифчика и осыпая поцелуями обнаженную грудь. Я закрыла глаза, наслаждаясь нарастающими внутри меня ощущениями, с каждой секундой, затягивающими в омут наслаждения и трепетного блаженства.

Внезапно в моей голове зазвучала музыка. Изящная, пленительная мелодия, состоящая из бесподобных звуков скрипки и арфы, ворвалась в мое помутненное сознание.

Мелодия становилась все громче, и я поняла, что она звучит не внутри моей головы.

Она звучит над моей головой.

Распахнув глаза, я замерла, прислушиваясь к источнику звука.

Гребаный телефон Олега.

- Да чтоб тебя, - пробормотал Олег, неохотно высвобождаясь из моих объятий.

- Не бери трубку, - я цеплялась за его плечи, как за единственную спасительную соломинку.

- Извини, малыш. Нужно ответить.

Я не успела даже возразить, а Олег уже отстранился и потянулся к телефону.

- Игорь, надеюсь у тебя действительно что-то срочное, потому что прямо сейчас я готов убить тебя, - ответил Олег, сбившимся дыханием. Замечательно, думаю, Игорю не составит труда догадаться, чем именно занимался его босс!

- Совещание?! Какого черта?! - послав мне виноватый взгляд, муж тяжело вздохнул и, приложив руку ко лбу сказал:

- Да, я буду. Уже выезжаю.

А как заманчиво начиналось утро!

Поднявшись со стола, я яростно запахнула пояс халата и пошла одеваться. Олег последовал за мной, на ходу застегивая рубашку и заправляя ее в брюки.

- Лер, ну не дуйся. Важное совещание, мне нельзя опаздывать.

- Конечно, тебе нельзя опаздывать, - проворчала я, скидывая халат и, оставшись в одном нижнем белье и чулках, открыла шкаф, выбирая наряд. Остановившись на платье-футляре кораллового цвета, я кинула его на кровать и повернулась лицом к Олегу.

- Между прочим, это была твоя идея, - я сердито тыкала пальцем в грудь мужа, не обращая внимания, на изумленное выражение его лица.

- Какая идея?

Да он издевается!

Отвернувшись, я схватила с кровати платье и ловким движением натянула его.

- Опоздать на работу.

Олег приблизился ко мне и, не дожидаясь нового всплеска эмоций, начал застегивать молнию моего платья.

- Малышка, ну перестань. Мы продолжим, как только я вернусь с работы. Обещаю, - его голос понизился на несколько октав, но звучал довольно твердо.

Выразительно фыркнув, в лучших традициях обиженной жены, я повернулась лицом к мужу и выпалила:

- Боюсь, к тому времени, как это произойдет, у меня начнется климакс.

Олег вскинул бровь.

- Ты серьезно? Ради всего святого, Валерия! Ты слишком драматизируешь.

Демонстративно прошагав мимо Олега, я сделала попытку успокоиться и не вести себя, как последняя стерва, но Бог свидетель я с треском провалилась.

- Я так не думаю, Олег. А сейчас прошу меня извинить, но мне пора. Увидимся вечером.

Наверное.

А как заманчиво начиналось утро!


***




Как только я перешагнула порог своего небольшого офиса, мое настроения из-за утренней стычки с мужем пусть и незначительно, но все-таки улучшилось. В отличие от погоды. Проливные дожди продолжали омывать город, не давая даже намека на появление настоящего палящего солнца.

Стряхнув капли с насквозь промокшего зонта, я прошла вглубь офиса, замечая рыжеволосую макушку своей секретарши - Нины. Не смотря на то, что ремонт в помещении закончился довольно давно, здесь все еще витал запах свежевыкрашенных стен и древесной стружки. А в сочетании с пряным запахом цветочных духов Нины получался сногсшибательный коктейль ароматов, привыкнуть к которому было не так-то просто.

Долгое время моим рабочим местом служил кухонный стол у меня в квартире, а встречи с потенциальными клиентами мне приходилось проводить в шумных кафе и переполненных закусочных, а иногда на все той же кухне. Я никогда не предполагала, что организация свадеб станет делом всей моей жизни и относилась к этому больше, как к интересному гармоничному хобби. Но я также не могла представить себя в образе экономиста, носящего очки в деловой оправе или адвоката, вальяжно расхаживающего в зале суда и приводящего весомые аргументы в защиту подозреваемого.

Полагаю, однажды, моему мужу надоело смотреть, как его благоверная превращает квартиру в склад свадебных аксессуаров и он решил сделать мне подарок в виде этого здания, которое вскоре превратилось в офис свадебного агентства "Веста".

До того, как Олег выкупил это помещение, здесь проводились анонимные встречи группы психологической поддержки, во время которой люди, нуждающиеся в помощи, рассказывали трагичные истории из своей жизни, давали друг другу советы и пили отвратительный чай из пакетиков. Об этом мне рассказала Нина, которая была одной из тех, кто посещал эти встречи. Это случилось после того, как она попыталась покончить с собой, выпив чудовищную дозу седативного препарата, когда застала своего бойфренда в постели с собственной матерью. Увидев на пороге своего офиса привлекательную девушку, с потухшим взглядом, сжимавшую в руках шнурок черного ридикюля, я спросила, не нуждается ли она в работе. С того момента, как Нина ответила "Сейчас работа - это единственное в чем я нуждаюсь", я ни разу не пожалела о своем решении сделать ее частью своей команды.

- Доброе утро, Ниночка, - мое приветствие заставило Нину оторваться от экрана компьютера, на котором, я уверена было что-то действительно важное.

- Доброе утро. Отличный тренч, - Нина всего на два года младше меня, поэтому мы отказались от формального стиля общения.

Я оглядела свой тренчкот молочного цвета, который приобрела на прошлой неделе с пятидесятипроцентной скидкой и решила, что она права. Тренч и вправду был отличным, особенно учитывая погодные условия.

- Спасибо. Что нового?

Нина зевнула самым неприличным образом, выглядя при этом весьма забавно, и потянулась к наполовину пустой чашке кофе.

- Ничего. Моя жизнь по-прежнему скучна и уныла, как эта чертова погода.

- Не любишь дождь?

- Не люблю. Слишком мокро для меня, - ответила девушка и, передернув плечами, отхлебнула кофе.

- Есть, что-нибудь для меня? - спросила я, прищурившись глядя на свою секретаршу.

Она усмехнулась.

- Конечно, есть. Свежий номер журнала "Wedding", латте с персиковым сиропом и... гвоздь программы... ванильный круассан.

- По твоему фирменному рецепту?

- Именно.

Кроме того, что Нина отлично выполняет свою работу и до сумасшествия обожает мюзиклы, она печет превосходные круассаны, которые можно смело вносить в список запрещенных наркотических средств, и заставляет меня регулярно дегустировать их. Как видите, я не очень то и сопротивляюсь.

Схватив кофе и тарелку с душистой выпечкой, я пошла в сторону своего кабинета.

- Принимай мои звонки ближайшие полчаса. У меня свидание с горячим французским джентльменом.

- А журнал? - крикнула, посмеиваясь, Нина, пока я пыталась отпереть дверь кабинета, не пролив на себя кофе.

- Позже. Все позже.


***




Первая половина дня прошла спокойно, за исключением появления в моем кабинете "пятничной" парочки с очередным списком маниакальных идей и экстравагантными вариантами свадебного торта. На мой взгляд, они могли бы отлично справиться и без моей помощи, и тогда церемония их бракосочетания была бы самым обсуждаемым событием года. К моему удивлению, сегодня жених принимал намного больше участия в обсуждении торжества и серьезно, лучше бы он этого не делал. Хотя, не буду лукавить, я поняла, что они действительно идеальная пара. Как мистер и миссис Смит.

За окном продолжал накрапывать дождь, вяло барабаня по металлическому карнизу крыши. Я подошла к окну, наблюдая, как прозрачные капли оставляют влажные дорожки на ровной глади стекла и подумала о том, что Олег так и не позвонил мне и даже не прислал сообщения. Возможно, я была не права, набрасываясь на него, но разве жена не имеет права ожидать от своего мужа крохотную толику внимания. Особенно, когда чертовски сильно нуждается в нем.

Напомни себе Лера, почему ты в нем нуждалась!

Отбросив мысли в сторону и решив серьезно поговорить об этом с Олегом, когда он вернется домой, я взяла лежащую на подоконнике папку с цветными листовками и брошюрами, обещающими свадьбу "без лишних затрат" и принялась рассматривать их.

За моей спиной распахнулась дверь.

- Нина, ты что-то хотела? - спросила я, не отрываясь от своего занятия.

- Так значит, эту милую девушку зовут Нина?

Я застыла, понимая, что этот голос не может принадлежать Нине.

Он вообще не может принадлежать женщине.

Вкрадчивый глубокий голос, говоривший со мной, принадлежал мужчине.

Мужчине, который определенно не должен здесь находиться.

Где угодно, но только не здесь.

Медленно повернувшись, я надеялась, что у меня просто возникла слуховая галлюцинация.

Черта с два!

Подпирая плечом, дверной косяк и спрятав руки в карманы брюк, стоял Лекс Туманов.

Или Алекс Фог.

Короче, я совсем запуталась!

Папка, наполненная бумагами, выпала из моих рук, и красочные листочки разлетелись по полу. Судорожно вздохнув, я присела и, опустив голову, принялась молниеносно убирать последствия временной парализации рук, только бы не смотреть на Лекса - Алекса. Но очевидно, хорошие манеры, которыми он научился пользоваться за эти годы, не позволили ему стоять и смотреть, как девушка практически ползает по пыльному полу и присев рядом, Лекс начал мне помогать. Впервые в жизни, я возненавидела хорошие манеры.

- Что ты здесь делаешь? - посмотрите - ка, оказывается, я неплохо умею говорить.

- Помогаю, ликвидировать беспорядок, - ответил Лекс, таким тоном, будто я душевнобольная, игнорируя тот факт, что именно он и является причиной, по которой этот беспорядок был создан.

Я, наконец, решила оторвать взгляд от дубового паркета и посмотрела на него. Притягательный, гладко выбритый и невероятно красив. В черном трикотажном жакете и блестяще начищенных туфлях.

Истинный Алекс Фог.

Лекс протянул мне пачку брошюр и, когда я приняла ее, стараясь не касаться его пальцев, выпрямился. Последовав его примеру, я подошла к столу и, упаковав бумаги в папку, убрала в ящик.

Все это время, Лекс неотрывно следил за моими движениями, отчего не нервничать было невозможно. Обойдя мой стол, он остановился взглядом на рамке, украшенной кружевом, в которой находилось наше с Олегом свадебное фото.

- Милое платье. Тебе очень идет, - пренебрежение в его тоне было нельзя не заметить. К тому же я и сама прекрасно знала, что платье в стиле "Ампир", усыпанное декоративными кристаллами мне "идет".

- Спасибо, конечно, но может, мы попробуем снова? Что ты здесь делаешь? Или ты хочешь, чтобы я спланировала твою свадьбу? - клянусь, я не смогла удержаться.

Лекс шокировано уставился на меня, после чего заливисто рассмеялся.

- Нет, ласточка, это было бы слишком.

- Рада, что повеселила тебя, - я начала сердиться и решила, что стоит всерьез подумать о сокращении штата своих сотрудников, а начать желательно с Нины.

- Кстати, как тебе удалось пройти мимо моего секретаря?

- О, я могу быть очень обаятельным, ласточка.

Можно подумать, я об этом не знаю.

- Ну, так что тебе нужно?

Опустившись на стул напротив моего стола, Лекс закинул ногу на ногу и, прочистив горло, сказал:

- На самом деле, у меня есть просьба к тебе. Максу пришлось уехать на пару дней, а мне совершенно нечем заняться. И я подумал, может, ты согласишься выпить со мной кофе? По-дружески?

По - дружески?!

По - дружески, мать его!

Он должно быть рехнулся.

Я стояла с открытым ртом, растерянно хлопая глазами и пытаясь немедленно придумать отговорку, чтобы избежать этого дружеского кофе - брейка.

- Я.. - начала я, но была нагло перебита.

- На случай если ты вдруг захочешь "соскочить", я узнал у твоей секретарши, что на сегодня у тебя больше нет запланированных встреч, - произнес Лекс, и на его лице расцвела самодовольная улыбка.

Я уволю, эту безмозглую болтушку!

Хотя, кого я пытаюсь обмануть? Предложение выпить кофе с Тумановым прозвучало весьма заманчиво и скорее всего, даже если бы у меня еще были встречи с клиентами, мне бы не составило труда их отменить. Мне действительно хотелось поговорить с ним, узнать, как он жил, все эти годы и как ему удалось стать Алексом Фогом.

Утвердительно кивнув головой, я взяла свой тренч, собираясь одеться.

- Позволь мне, - сказал Лекс, поднимаясь, и подойдя ко мне забрал плащ из моих рук.

Кто, черт возьми, этот мужчина?

- Ты все еще любишь медовые пирожные?

Я снова кивнула, просовывая руки в рукава плаща. Лекс находился так близко, что я чувствовала, исходивший от него запах, пьянящей смеси табака и морского бриза.

- Отлично. Тогда поехали быстрее, мне не терпится их попробовать.

Туманов пошел вперед, а я поплелась следом, запирая кабинет. Проходя мимо Нины, я послала ей предупреждающий взгляд, в котором ясно читалось, что завтра нас ждет серьезный разговор, включающий лекцию о должностных обязанностях секретаря. В ее глазах не было ни капли сожаления.

Мы вышли на улицу и, перепрыгивая лужи, направились к уже знакомому мне автомобилю. Оказавшись внутри теплого салона, я вздохнула и еле заметно покачала головой.

Лера, что ты творишь?!

- Все в порядке? Мы можем ехать? Потому что, если ты не хочешь или... - обеспокоенный Лекс вызвал у меня улыбку.

- Успокойся, Лекс. Все нормально. Поехали.

Проезжая вдоль тротуара, по которому вот уже несколько лет я возвращалась домой с работы, я попросила Лекса остановиться, и когда он притормозил у обочины, я выбежала из машины, и на ходу доставая из кармана горсть монет, поспешила к своей знакомой израильтянке. Я точно знала, что чтобы ни случилось, она будет сидеть возле пятой скамейки справа и ждать меня. Сегодня она сидела, скрываясь под стареньким зонтиком, укутанная в дождевик защитного цвета. Подняв голову и увидев меня, Авива улыбнулась мне теплой улыбкой, той самой, которая способна согревать сердца и лечить раненые души.

- Ты пришла, - тихо произнесла Авива, смотря мне прямо в глаза, пронизывающим взглядом.

- Конечно, я пришла, - я наклонилась и опустила деньги в жестяную баночку от консервированной кукурузы, стоящую у единственной ноги израильтянки.

- Ты выглядишь по- другому.

Я смотрела на нее совершенно сбитая с толку, не понимая, что значит это по - другому. На мне была одежда, в которой она видела меня примерно сотню раз, на губах блеск оттенка "нежная жемчужина", которым я пользуюсь со времени выпускного вечера, и совершенно точно, я не меняла прическу или цвет волос.

- Что вы имеете ввиду?

Женщина вздохнула и, пожав плечами ответила:

- Ты сама все поймешь. Нужно лишь немного времени.

Потом она обернулась и посмотрела туда, где стоял автомобиль Туманова.

- Ступай, дорогая. Он ждет.

И я пошла. Не задавая вопросов и не требуя объяснений.

Лекс не спрашивал, почему я попросила его остановиться и кто была та женщина, не потому что ему было не интересно, просто он достаточно хорошо меня знал. Когда мы были вместе я часто кормила бездомных людей, отдавала им старую одежду и подбирала беспризорных животных. Иногда он беззлобно подшучивал надо мной по этому поводу, но всегда поддерживал в стремлении помочь нуждающимся людям.

Так странно думать об отношениях с человеком в прошедшем времени, когда мечтал провести с ним вечность.


***




Туманов припарковался у небольшой кофейни и прежде, чем выскочить из машины спросил:

- Черный, с молоком и без сахара?

С ума сойти, он до сих пор помнит, какой я предпочитаю кофе!

Я улыбнулась и кивнула, не до конца понимая, почему он не пригласил меня пойти с ним, но прежде чем я успела закончить мысль, Лекс оказался в салоне, держа в руках стаканчики с кофе и бумажный пакет.

- Держи, - он протянул мне теплый стаканчик, прикрытый пластиковой крышечкой, и с улыбкой потряс бумажным пакетом.

- Медовые пирожные.

Боже, его улыбка была такой красивой и такой заразительной, что рядом с ним невозможно было не улыбаться.

Лекс бросил пакет на заднее сиденье, а свой стакан поставил в держатель.

- Куда мы едем?

- Скоро увидишь. Подожди немного, - ответил Лекс и заговорщески улыбнулся, выезжая на дорогу.

Туманов не обманул. Спустя несколько минут, я действительно поняла, куда мы едем, но совсем не разделяла его энтузиазма. Я стиснула зубы и сжала кулаки, разрываясь между желанием разрыдаться и врезать Лексу.

Зачем он это делает?

Слева от нас расположился величественный лес, с огромными дубами и елями, а справа простиралось бескрайнее поле, усеянное желтыми цветами. Машина остановилась, а я неотрывно смотрела вперед, на безмятежный глянец озера, до боли прикусив губу. Дождь закончился, в то время, как во мне постепенно продолжал нарастать ураган.

Лекс бережно дотронулся до моей руки, и словно очнувшись от этого прикосновения, я поспешно покинула автомобиль и огляделась.

Это было наше место.

Невозможно сосчитать, сколько времени мы провели здесь, сбегая от всего мира. Сколько раз мы проводили закаты и встречали рассветы, нежась, в объятиях друг друга.

Здесь. Прямо у этого озера. Вдвоем.


- Мы будем вместе всегда? - спросила девушка, ближе прижимаясь к телу парня. Они лежали на коричневом покрывале, смотря на темное полотно ночного неба, усыпанное яркими звездами.

- Нет.

Девушка недоуменно посмотрела на парня и сделала еще одну попытку.

- Вечно?

- Нет, - снова ответил парень.

- Тогда сколько? Что может быть дольше чем "вечно"?

Парень вдохнул ванильный запах ее волос и, прижимая девушку ближе к себе, произнес.

- Мы будем вместе до края вселенной.

Называйте это, как угодно: влиянием магнитных бурь, тяжестью прошедшего дня или внезапным всплеском эмоций, но следующим моим действием стали слезы. Я оплакивала все надежды и мечты на счастливую жизнь с Лексом, которые так и остались несбывшимися иллюзиями. Я оплакивала все то хорошее, что было между нами и что никогда не сможет повториться.

Я оплакивала нашу вселенную, которая оказалась длинною в год.


Глава 7




Лекс



С самого начала я знал, что привезти Леру сюда было не самой лучшей из моих идей. Одному Богу известно, почему я сделал это и сейчас, смотря на то, как прозрачные слезы катятся по ее прекрасному лицу, я ругал себя самыми последними словами за совершенную оплошность. Я знал, почему она плачет, потому что полностью разделял ее чувства, и ком застрявший в моем горле был лучшим тому подтверждением. Это место хранило слишком много воспоминаний о нашем времени. О тех мгновениях, когда мы не думали, что нам предстоит расстаться. Тогда мы даже в мыслях не допускали такой возможности, но как оказалось жизнь способа преподносить далеко не самые приятные сюрпризы, особенно, когда ты меньше всего этого ждешь.

Совершенно растерянный, я не понимал, что нужно сделать, чтобы остановить поток тихих всхлипов, вырывающихся из ее груди, которые в буквальном смысле разрывали мне сердце. Прямо сейчас единственное чего я желал - это притянуть Леру в свои объятия и стереть каждую слезинку, пролитую из ее невероятных глаз. Проблема в том, что я не мог заранее знать, как она отреагирует на мои действия, а еще, признаться честно, мне не хотелось быть отвергнутым.

Смотреть, как она плачет, не имея возможности утешить, было невыносимо и, решив рискнуть, я шагнул вперед, бережно заключая Леру в кольцо своих рук. Хвала небесам, она не оттолкнула меня. Теснее прижимая девушку к своей груди, я как можно глубже вдохнул запах ее волос. Они пахли точно так же, как и десять лет назад, сладким дивным ароматом ванили, способным сводить с ума.

Когда - то эта девушка принадлежала мне.

Боже, как же безумно я любил ее!

Существует столько вещей, о которых я хотел бы ей поведать. Я бы мог рассказать ей, как сходил с ума, когда она ушла, как пытался утопить свои страдания в алкоголе, как трахал каждую девушку, которая была хоть немного похожа на мою Леру. Мог бы рассказать, как сильно скучал по ней, желал вернуть и в то же время адски ненавидел. Но какой теперь это имеет смысл?

Только она имеет значение. В моих руках.

Я поглаживал ее спину, с замиранием сердца прислушиваясь к рыданиям, срывающимся с губ ласточки.

- Прости меня, Ласточка. Прости, - повторял я, пока в моей голове крутились совсем другие слова, но которые я по понятным причинам не мог произнести вслух.

Я все исправлю, моя Ласточка. Клянусь. Я все исправлю.

Подобно двум людям обретшим друг друга после невыносимо долгой разлуки, мы стояли окутанные воспоминаниями о тех мгновениях, которым, увы, не суждено повториться.

С того момента, как Лера выскочила из моей машины, я пусть и не совсем осознанно, продолжал искать встречи с ней. Мне было необходимо вновь увидеть ее. В конце концов, когда я оказался возле офиса свадебного агентства, мне в голову не пришло ничего лучше, чем придумать историю об отъезде Макса. Именно придумать, потому что на самом деле он никуда не уезжал и если друг узнает, что я использовал его в своих корыстных целях, у меня могут быть серьезные проблемы. Но уверен, оно того стоит. Ощущение Леры, находящейся в моих руках действительно бесценно. И если потребуется соврать еще раз, я без колебаний сделаю это снова.

Наконец, Лера успокоилась, и медленно оторвав голову от моей груди, смущенно взглянула на меня.

- Кажется, я испортила твой жакет. Извини.

Святые небеса, последнее, что меня сейчас волнует, так это состояние моего жакета.

- Пустяки. Не беспокойся об этом, - я посмотрел, как на жакете расползлось небольшое мокрое пятно от слез, и легонько улыбнулся, после чего перевел взгляд на Леру.

- Ты в порядке?

Она отступила на шаг назад, высвобождаясь из моих рук, и смахнула ладонью слезы.

- Да, все нормально. Я, наверное, выгляжу смешно. Извини.

Я нахмурился.

- Нет, Ласточка, слово смешно здесь совсем неуместно. И перестань извиняться. Вообще из нас двоих именно я должен это делать.

- Почему?

- Потому что это я привез тебя сюда, хотя знал, что не нужно этого делать.

Потому что был последним кретином причиняя тебе боль, которую ты меньше всего заслуживала.

Потому что не ценил того, что ты давала мне.

Потому что позволил тебе уйти.

Посмотрев в ее глаза, я задался вопросом, понимает ли она, какие эмоции пробуждает внутри меня, просто находясь рядом?

До сих пор.

- Как бы там ни было, я не должна была так реагировать. Прошло уже столько лет и..., - я оборвал ее на полуслове, не желая слышать, как она скажет, какую-нибудь глупость о том, что мы стали друг другу абсолютно чужими людьми. Честно, я пока не готов это услышать. Да и сомневаюсь, что вообще когда-нибудь буду готов, даже не смотря на то, что по большому счету она окажется права. К такому невозможно подготовиться.

- Я понял, Ласточка. Давай просто вернемся к первоначальному плану и выпьем кофе? Тебе нужно согреться.

Линию горизонта внезапно пронзила яркая вспышка молнии и, поняв, что лишь несколько мгновений отделяет нас от того, чтобы очутиться под крупным черным дождем, Лера поспешно кивнула, обняла себя руками и двинулась к автомобилю. Забравшись в салон вслед за Лерой, я увидел, как она сидит, сжимая в руках стаканчик с кофе.

- Согрелась?

- Да. Спасибо, - она сделала глоток горячего напитка, и мой взгляд дольше положенного задержался на ее губах. Было время, когда я мог целовать эти губы, когда хотел, сколько хотел и где хотел. Теперь же это право принадлежит другому мужчине, впрочем, как и право не только целовать ее, но и делать такие вещи, о которых я в свое время мог только мечтать.

Остановись, идиот!

Протянув руку на заднее сиденье, я нащупал бумажный пакет с пирожными, пока не ляпнул какую-нибудь пошлую гадость и открыл его. Пространство моментально заполнилось сладким запахом меда, и внутри меня затрепетало чувство ностальгии. Не то, что бы в Америке не делают медовых пирожных, просто именно эта сладость имеет вкус счастливого детства, когда у меня еще была настоящая семья, родного дома и моей первой любви.

И единственной.

Я достал бисквитный прямоугольник и откусил внушительный кусок.

- Господи, они невероятные. Поверить не могу, что сумел так долго протянуть без этого, - мне кажется, я имел ввиду не только пирожные.

Лера рассмеялась очаровательным смехом, пробуждая во мне целый водопад эмоций. Быть может все дело в бесподобных, тающих во рту пирожных из кофейни тетушки Эммы? Несомненно, это именно так.

Продолжай в том же духе, Фог!

- Хочешь? - я поднес пакет к носику Леры, и как только она собралась запустить туда руку, резко оттянул его назад. Она изящно приподняла изогнутую бровь, не зная, как реагировать на мою маленькую шалость.

- Серьезно Туманов? Хочешь поиграть?

Не то слово.

- Прости, Ласточка, но когда дело касается этих пирожных, я могу быть...

- Идиотом?

- Я бы сказал "непредсказуемым".

Лера покачала головой и снова взглянула на пакет, зажатый в моей руке.

- А я думала, мистер Фог, вы действительно стали джентльменом, - и театрально вздохнув, добавила, - очевидно, я ошибалась.

Мистер Фог.

Непривычно слышать подобное обращение из ее уст. Гораздо приятнее, когда она называет меня просто Туманов.

Туманов, ты совершенно меня не слышишь!

Сколько еще это будет продолжаться, Туманов?! Почему ты так со мной поступаешь?

Что это за хрень, Туманов?! Ты снова курил эту дрянь?

Кричащий голос Ласточки, вихрем пронесся в моей голове и от одолевшей меня дрожи, я чуть не вылил горячий кофе на свои яйца.

Я молча протянул пакет Лере и, запихав в рот остатки пирожного, вытер руки салфеткой, стараясь откровенно не пялиться, как она откусывает кусочек.

- Лекс, расскажи мне, - попросила она, спустя несколько секунд молчания.

- Что рассказать?

- Ну, как ты стал...таким.

- Каким таким?

От былой веселости не осталось и следа и мне вдруг стало казаться, что я совершаю что-то запретное, находясь наедине с Лерой в этом особенном для нас обоих месте. Мы не делаем ничего плохого, мы просто говорим и пьем кофе, как старые знакомые, но во всем происходящем есть нечто особенное. Нечто такое, что может стать точкой отсчета приближающей нас к неизбежному.

Лера немного замешкалась и принялась рыться в сумочке, лежащей на коленях в поисках непонятно чего. Потом она достала флакончик антибактериального геля для рук с запахом мандарина и принялась размазывать по рукам тягучую жидкость.

- Ты же не можешь отрицать, что прежний Лекс отличается от нынешнего. Причем кардинально. Мне просто интересно, как тебе это удалось? Насколько я помню, тебя никогда не интересовал бизнес, в любом его проявлении. Так что заставило тебя изменить свое мнение?

Твой уход.

Бесчисленное количество раз я слышал подобные вопросы.

Мистер Фог, в чем секрет вашего успеха?

Вы используете особую стратегию ведения бизнеса?

Считаете ли вы себя везунчиком?

На каждый из этих вопросов у меня был подготовлен сухой лаконичный ответ, но сейчас мне не хочется изворачиваться и говорить, что так просто сошлись звезды или что-то в этом роде. Сейчас мне хочется быть откровенным. К тому же Ласточка, как никто другой заслуживает знать правду, ведь прямо или косвенно, но она имеет к этому отношение.

Закурив, я посмотрел вдаль, на то, как голубое озеро быстротечно поглощает капли дождевой воды и сказал:

- Это был очень трудный путь, Ласточка. После того, как мы расстались, я поехал в столицу. Устроился барменом в небольшой бар, за крошечную зарплату. Хозяин бара предложил мне пожить в подсобке, пока не найду подходящее жилье. Особого выбора у меня не было, так что я согласился. Работал практически без выходных. Соблазнов, конечно, было много, но я знал, что если не буду держать себя в руках, вернусь к прежней жизни, - Лера сидела так, будто боялась пошелохнуться и ловила каждое мое слово.

Сделав очередную затяжку, я продолжил:

- Потом стал подрабатывать уборщиком в этом же баре. Откладывал деньги. У меня не было определенного плана действий. Единственное в чем я был уверен, это в том, что хочу все изменить. Что не хочу закончить жизнь от передоза или в пьяном угаре. Однажды я случайно познакомился с пожилым мужчиной, который согласился сдавать мне комнату в своей квартире. В любом случае, это было лучше, чем пыльная подсобка и вскоре, я переехал к нему. Оказалось, что он работал профессором в одном из университетов. Заведовал кафедрой мировой экономики. У него в квартире была целая библиотека бизнес книг по экономике, которую я полностью проштудировал.

Я остановился и взглянул на Леру, которая, казалось, действительно была впечатлена.

- А дальше? - с нетерпением спросила она.

- А дальше, он помог мне поступить в университет. Так что, первую половину дня, я учился, а по вечерам продолжал работать в баре. Тогда я понял, что, оказывается, учиться не так плохо, как я думал. Тем более у меня довольно хорошо это получалось. Я завел новых друзей, а семью мне заменил Сергей Константинович. Когда, я учился на втором курсе, на кафедре начали отбор студентов по обмену. По рекомендации Сергея Константиновича, я оказался в их числе. И вот через пару месяцев я приземлился в международном аэропорту имени Джона Кеннеди. Учебу закончил уже в Нью-Йорке, выучил язык, устроился финансовым аналитиком в одну страховую компанию, параллельно разрабатывая собственный проект. Ну, а дальше уже не так захватывающе. Работал, работал и еще раз работал.

Выкинув окурок в окно, я выдохнул и почувствовал, будто тяжелый груз рухнул с моих плеч. Я смог сделать это. Я рассказал Ласточке всю свою историю, которую знал только узкий круг людей, состоящий из Макса и профессора.

Крошечная ладошка Леры легла на мое плечо и легонько сжала его.

- Ты молодец, Лекс. Я горжусь тобой.

- Спасибо, Ласточка. Ты даже не представляешь, как это важно для меня.

Она неловко поерзала на сидении, прежде чем спросить.

- А...почему ты изменил имя?

- Потому что так было проще. Когда люди слышат фамилию Туманов, они стремятся узнать, что же стоит за этим именем. Все знают, что Алекс Фог - это успешный бизнесмен и заклятый филантроп. На него хотят равняться, его уважают...а Лекс Туманов, далеко не пример для подражания. Поэтому я решил, что если сжигать мосты, то дотла.

Лера задумчиво кивнула.

- В этом есть смысл.

- В этом и суть.

Обратный путь в город занял больше времени, чем требовалось, поскольку дождь только усиливался, превращаясь в непроглядный ливень, а скользкая дорога и сгущающиеся сумерки не улучшали ситуации. Говорила в основном Лера, рассказывая о последних годах школы, учебе на медицинском факультете, на который поступила по настоянию родителей и о своем свадебном агентстве. Она не затронула тему своего замужества, за что я был ей безмерно благодарен, потому что в противном случае, у нас были бы все шансы оказаться в сводках дорожно-транспортных происшествий. Я был удивлен, что за те несколько часов, что мы провели в компании друг друга, не прозвучало ни одного звонка от ее мужа. Будь она моей женой, я бы контролировал каждый ее шаг, и совершенно точно не позволил бы засиживаться, черт знает где, наедине с чужим мужиком.

Откуда, черт возьми, берутся эти мысли?

Я припарковался возле ее дома и почувствовал укол разочарования. Сейчас она выпорхнет из моей машины, отправится в свою квартиру и заснет в теплой двуспальной кровати, застеленной белоснежными простынями, прижимаясь к крепкому мужскому телу.

Ты дурак, Фог.

- Спасибо, что составила мне компанию, - выдавил я, только чтобы перестать думать о том, что на самом деле я не хочу ее отпускать.

- Нет проблем.

- Может...

- Думаю, не стоит.

Я кивнул. А что еще я мог сделать?

Лера вышла из машины, но перед тем, как закрыть дверь, наклонилась и сказала:

- Спокойной ночи, Алекс.

На миг, прикрыв глаза, я ответил:

- Спокойной ночи, Ласточка.

Ну, вот и все. Сейчас я разверну автомобиль и поеду в пугающе пустое жилище, поглощенное призраками из прошлого, которое и домом-то назвать сложно, приму до ужаса холодный душ, от которого сводит зубы и, выпив двойной виски со льдом, погружусь в жалкое подобие сна.

Так легче.

Так почти не больно.




Глава 8




Лекс



Официально заявляю - большой теннис не для меня. Я проиграл своему лучшему другу три сета из трех, находился в шаге от разрыва передней крестообразной связки и сыпал такими проклятьями, что мог бы составить конкуренцию самому Дьяволу. Определенно возможность стать Андре Агасси умерла во мне еще на стадии зародыша. Я как раз вытирал вспотевшее лицо полотенцем, когда Макс с раздражающей улыбкой победителя кинул в меня бутылку минеральной воды, которую мне удалось перехватить до того, как она ударит в мой живот.

- Где, черт возьми, ты научился так играть? - спросил я, присаживаясь на деревянную скамью параллельно открывая пластиковую емкость. Друг присел рядом, обернув белое полотенце вокруг шеи.

- Представляешь, недавно я узнал, что мой двоюродный дядя по материнской линии несколько лет носил звание чемпиона мира по теннису. Знаю в это трудно поверить, но получается, что это у меня в крови.

Вот это поворот!

- Да уж, в это действительно трудно поверить. Я думал, в твоей крови есть только убойная доза крэка, - пошутил я, за что получил укоризненный взгляд от Макса.

- Очень смешно, мудак. Мистер Фог, не желаете выйти на корт, чтобы я смог еще раз надрать вашу бизнес-задницу?

Я засмеялся, принимая поражение своих никчемных навыков владения игры в теннис перед опытом Макса и понимая, что еще одного проигрыша мне не вынести ответил:

- Нет уж, спасибо. Думаю на сегодня с меня достаточно.

- Как хочешь. Уже решил, что будешь делать дальше?

Я пожал плечами:

- Поеду домой, пару часов поработаю, потом...

- Лекс, перестань валять дурака. Тебе прекрасно известно, что я не это имел ввиду.

Обреченно вздохнув, я посмотрел на друга. Макс сидел оперевшись локтями в колени с видом вселенского инквизитора, и от его сурового взгляда у меня практически появилась дыра в башке. Конечно, я знал, что он говорит о Лере. Эта чертова женщина никак не желала покидать мои мысли. Не помог ни ледяной душ, ни виски, ни даже откровенные фото Лии, сделанные на фоне Тихого океана. Ласточка не отпускала меня даже во сне, являясь то в образе пятнадцатилетней девочки, волосы которой в свете луны переливались всеми оттенками каштанового, то взрослой женщины в белоснежном свадебном платье, идущей по дорожке устланной лепестками красных роз к своему жениху. Пожалуй, самое чудесное в этом сне было то, что в образе жениха выступал ваш покорный слуга. Даже не смотря на то, что это был сон, я отчетливо ощущал насколько был счастлив. И мне безумно понравились эти ощущения.

- Не знаю, Макс. Знаешь, я начинаю верить в судьбу. Похоже, она всерьез меня испытывает.

- Мы оба знаем, что она умеет это делать, Лекс. Если хочешь знать мое мнение, лучше оставить все как есть. Я помню, насколько сильно ты любил Леру, но также, я не забыл, как ее уход опустошил тебя. К тому же прошло уже десять лет. Мы все изменились, не думаю, что она стала исключением. Подумай, стоит ли это, того чтобы все разрушить?

Разрушить.

А что если моя жизнь все еще похожа на груду руин и только ласточка способна сделать ее цельной?

Друг похлопал меня по спине и поднялся на ноги.

- Лекс, я вижу, что ты уже все решил. Просто пока ты не совершил очередную глупость, позволь напомнить, что у Леры есть муж, а у тебя невеста, которую вряд ли устроит подобный расклад вещей.

Глупость.

Очевидно, череда совершаемых мною глупостей началась в тот момент, когда я купил билет на самолет, совершенно не подозревая о том, какое сумасшествие ожидает меня впереди.


***



Под нудное бормотание телевизора, я сидел в неудобном кресле и в компании зеленого чая просматривал финансовый отчет. От неиссякаемого потока многозначных цифр щипало в глазах, а от долгого пребывания в одном положении мышцы сводило судорогой. Отложив компьютер в сторону, я встал с кресла и, разминая затекшую шею, подошел к окну. В голове продолжали крутиться слова Макса о том, что нужно оставить все как есть, но сердце категорически отказывалось подтверждать эту позицию. Я не мог понять, что есть такого особенного в Лере, что никак не дает мне покоя? Ведь десяти лет должно быть более чем достаточно, чтобы забыть, потушить все чувства и больше никогда не хотеть испытать этого снова.

Но, черт возьми, я хочу.

Хочу вспомнить, как покалывает пальцы, когда прикасаешься к ее бархатной коже, и как сияют ее изумрудно-зеленые глаза в ярком свете уличного фонаря, когда шепчешь ей всякую романтическую чепуху. Хочу оживить в памяти воспоминания о чувственных сладостных губах, которые я так любил целовать, и которые дарили мне надежду на лучшее завтра.

Хочу, чтобы она вновь принадлежала мне.

Отчаянно держась за эту мысль, я позвонил Максу с просьбой переслать мне адрес электронной почты Леры. Полагаю, что после нашего дневного разговора на теннисном корте друг ничуть не удивился моей просьбе, хотя мне все же пришлось выслушать от него несколько нелицеприятных высказываний.

- Только потом не говори, что я тебя не предупреждал, - сказал он и отключился, а уже через пару секунд я получил нужную информацию.

Проблема заключалась в том, что я не имел ни малейшего представления, что написать. Извиниться? Отвесить очередную неуместную шутку? Спросить как дела? Попросить о встрече?

В итоге, когда время перевалило далеко за полночь, я составил послание для Ласточки. Пепел сигареты осыпался на клавиатуру лэптопа, пока пальцы прыгали с буквы на букву.

Кому: Валерия Гейден

Тема: Кофе?

Дата: 15.04.2013, 01:22

Здравствуй, Ласточка!

Учитывая тот факт, что наша последняя встреча прошла совсем не так, как я планировал, могу ли я использовать все свое природное обаяние и попросить тебя еще об одном кофе-брейке?

Алекс Фог,

Глава холдинга "Фог корпорейшн"

Словно заведенный, я метался по комнате, ожидая ответа и подпрыгивая от каждого нового щелчка. Отчеты, договоры, рассылка погоды и предложения скидок - все что угодно кроме ответа от Леры. Почему она не отвечает?

Возможно, она просто спит, идиот!

И вот, в момент, когда я уже был готов послать все к чертям и пойти спать, на экране высветилось оповещение о новом сообщении.

Она ответила мне.

Кому: Алекс Фог

Тема: Полуночный собеседник

Дата: 15.04.2013, 02:01

Доброй ночи, Алекс!

Судя по тому, что, несмотря на глубокую ночь, ты продолжаешь бодрствовать, тебе не следует пить так много кофе. Он вреден в больших количествах, особенно в сочетании с давними воспоминаниями и бывшими подружками.

С наилучшими пожеланиями, Валерия Гейден,

Директор свадебного агентства "Веста"

Ничего себе! Это было...неожиданно. Что ж попробуем еще раз.

Кому: Валерия Гейден

Тема: Довольно справедливое замечание

Дата: 15.04.2013, 02:10

Как насчет чая? Ройбуш? И кстати позволь заметить, ты тоже не спишь. Бессонница?

Алекс Фог,

Глава холдинга "Фог корпорейшн"

Я старался не думать о том, что возможно прямо сейчас, ведя переписку со мной, Ласточка лежит в кровати, вторую часть которой занимает ее муж. Прогоняя прочь мысли, разжижающие мозг, я прошел на кухню и, вытряхнув битком набитую пепельницу в мусорное ведро, открыл холодильник. Наскоро соорудив сэндвич с ветчиной, поспешил вернуться в комнату, где меня ожидало новое письмо.

Кому: Алекс Фог

Тема: Хочешь совместить приятное с полезным?

Дата: 15.04.2013, 02:17

Бессонница? Ну, если можно назвать работу над свадьбой твоего лучшего друга бессонницей, тогда это именно она.

Опять по-дружески?

С наилучшими пожеланиями, Валерия Гейден,

Директор свадебного агентства "Веста"


Кому: Валерия Гейден

Тема: Почему бы и нет?

Дата: 15.04.2013, 02.20

Значит свадьба в стиле "Завтрак у Тиффани"? Мне кажется это должно быть интересно.

Конечно. Мы ведь с тобой далеко не враги.

Алекс Фог,

Глава холдинга "Фог корпорейшн"

Складывалось странное сочетание непринужденной беседы и откровенного разговора, которое набирало все более непредсказуемый характер. Мне хотелось, чтобы она согласилась на встречу, но в глубине души я подозревал, что все не может быть настолько просто.

Кому: Алекс Фог

Тема: Возможно, ты прав.

Дата: 15.04.2013, 02.28

Увидим. Во всяком случае, это мой первый опыт организации подобной свадьбы, так что все это для меня в новинку.

Не враги. Но и друзьями нас назвать довольно трудно, не находишь?

С наилучшими пожеланиями, Валерия Гейден,

Директор свадебного агентства "Веста"

Кому: Валерия Гейден

Тема: Возможно, ты права.

Дата: 15.04.2013, 02.30

Я уверен, у тебя все получится.

Тогда кто мы друг для друга?

Алекс Фог,

Глава холдинга "Фог корпорейшн"

На этот раз ответа не было довольно долго, и я начал думать, что она не ответит совсем. В отличие от нее я отлично знал, кем она является для меня.

Она единственная девушка, которую я когда-либо любил.

Только ей удалось настолько глубоко залезть мне в душу, насколько это вообще возможно.

Она та, ради которой я просыпался по утрам и делал каждый новый вдох.

Кому: Алекс Фог

Тема: Без темы

Дата: 15.04.2013, 03:05

Никто.

С наилучшими пожеланиями, Валерия Гейден,

Директор свадебного агентства "Веста"

Пять простых букв прошлись острым лезвием по сердцу, и с силой захлопнув крышку лэптопа, я подскочил с кресла и вылетел на балкон. Я вдыхал ночной прохладный воздух, сражаясь с желанием запрыгнуть в автомобиль и отправиться к Лере, закинуть ее на плечо и навсегда выбить из ее головы это душераздирающее проклятое слово.

"Никто".

Впервые за долгое время небо не находилось в плену хмурых грозовых облаков и я всерьез понадеялся на то, что с этого дня наступит такой долгожданный просвет.

А еще я четко осознал одну, безусловно, важную вещь.

Я все еще люблю ее. Возможно даже сильнее чем прежде.

Будто между нами никогда не существовало этой пропасти длинною в целое десятилетие. Я любил ее тогда, продолжал любить все десять лет и люблю сейчас. Это одна из тех вещей, которая не поддается ни времени, ни расстоянию, ни обстоятельствам.

И пускай для нее я "никто", я точно знаю, что она для меня "все".

И все-таки Фог, судьба всерьез решила тебя испытать...



Глава 9




Валерия



- Стакан вишневого сока, пожалуйста, - день выдался на удивление спокойным и что еще более невероятно, солнечным. Решив использовать свой обеденный перерыв с пользой, я пошла в ближайшее кафе, заполненное служащими душных офисов и мамочками бережно вытирающими салфетками испачканные мороженным лица своих непослушных чад, где заняв один из столиков наблюдала за оживленным городом через призму оконного стекла. Несмотря на внешнее спокойствие, внутри меня творилось что-то неописуемое, и всему виной стал человек, так бесцеремонно вторгшийся в мою жизнь.

Алекс Фог.

Я действительно старалась не замечать, как пустилось вскачь мое глупое сердце, как только я получила письмо от Лекса или как начинали потеть ладони, пока я набирала для него очередное электронное послание. Я пыталась найти спасение в ласках мужа, но он только отмахивался от меня со словами "Прости, малышка. Много работы". Всю прошедшую ночь я не смогла сомкнуть глаз, купаясь в воспоминаниях десятилетней давности, а после переписки с Лексом просидела на кухне с чашкой чертового ройбуша, до самого рассвета. Совершенно запутавшись в своих чувствах и ощущениях, я убеждала себя в том, что это абсолютно ничего не значит, а все испытываемые мной эмоции являются следствием весенних гормонов и отсутствия внимания со стороны Олега.

Посмотрев на стакан сока в своей руке, я вспомнила встречу в ресторане, которая для каждого из нас стала неожиданной, и улыбнулась. Он все еще помнит, что я люблю вишневый сок и кофе без сахара. Интересно, о чем еще он не забыл? Ведь я тоже помню слишком многое о нем. К примеру, я знаю, что под правым коленом у него есть родимое пятно, по форме напоминающее континент Африка, его любимый фильм - это "Крестный отец" Френсиса Копполы, а еще у него с пяти лет аллергия на желтый пищевой краситель. И это только малая часть тех вещей, которые я так и не смогла забыть за все это время. Я просто запрятала их в самый дальний уголок своего разума и поклялась никогда больше не заглядывать туда снова. По крайней мере, пока в этом не появится необходимость.

Когда Лекс спросил, кем мы являемся друг для друга, я не знала что ответить. На самом деле я просто струсила, ведь человек, которого ты когда-то любил до безумия не может быть для тебя "никем". Он может быть счастливым воспоминанием, ценным опытом или наиглупейшей ошибкой...Он может быть кем угодно, но только ни никем. Тогда почему же я ответила именно так? Потому что признаться в том, что он навсегда останется человеком, владеющим частью моего сердца в тысячу раз труднее, чем сказать это короткое ужасное слово.

Вздрогнув от противного скрипа металлического стула по кафельному полу, я подняла глаза и увидела, как напротив меня, с подносом еды в руках, присел молодой привлекательный мужчина. На вид ему было не больше двадцати пяти лет. Его пшеничного цвета волосы отливали золотом, соприкасаясь с лучами весеннего солнца, а глаза были скрыты под солнцезащитными очками. Достав из внутреннего кармана кожаной куртки смартфон, он положил его на стол, а куртку отправил на спинку стула. После чего, наконец, снял очки и, посмотрев на меня, обольстительно улыбнулся. Лицо этого парня показалось мне смутно знакомым, но я не предала этому особого значения. Наш городок не такой уж и большой, чтобы удивляться подобным вещам. Улыбка молодого человека больше походила на хищный оскал, судя по которому можно сделать лишь два вывода: либо мы знакомы и я просто не могу его вспомнить (возможно, он один из моих клиентов), либо мне выпала уникальная возможность поучаствовать в социальном проекте "Помоги пикап - мастеру!".

- Привет, красавица! Надеюсь, здесь свободно? - у парня был очень приятный голос. В его тоне слышалась уверенность, как будто он заранее знал, что буквально через пару секунд у него в кармане окажется салфетка с номером моего телефона.

Ну конечно, козлина!

- Мне кажется, тебе следовало спросить об этом, прежде чем опускать свою задницу за мой столик, - если я и рассчитывала смутить горе - пикапера, то тщетно. Он засмеялся, обнажая ровный ряд белоснежных зубов.

- А ты та еще штучка, да? Может, познакомимся поближе?

Ну, начинается!

И тут я вспомнила, откуда я его знаю. Уровень моего негодования резко подскочил вверх, а вслед за ним (негодованием) и я подскочила со стула, едва не пролив вишневый сок на свою белую блузку.

- А может мне позвонить твоей невесте и рассказать, как усердно ты готовишься к вашей свадьбе?! - воскликнула я, наблюдая, как за наносекунду взгляд парня сменился с похотливого на растерянный. После чего на его лице отразилось узнавание, а далее чистый испуг.

- В следующий раз, когда решишь кого-нибудь "склеить" сначала убедись, что этот кто-то не организатор твоей свадьбы, подружка невесты или лошадь из свадебной повозки.

И резко развернувшись, я поспешила как можно скорее удалиться из кафе, в глубине души до чертиков довольная собой. Лекс Туманов был успешно забыт. Впрочем, как и Алекс Фог.

В офисе было душно и тесно. Несколько часов назад доставили атрибуты для свадьбы Макса и Оксаны и теперь буквально каждый сантиметр занимали вещи из антикварного магазина "Мадам Бовари". Владелица этого магазина - жеманная старушка, любительница покера и сливочного ликера - Аполлинария Степановна, любезно согласилась за справедливую плату предоставить нам в пользование некоторые экспонаты из своей коллекции.

Нина находилась в комнате для персонала и вела очень эмоциональный телефонный разговор, местами сопровождаемый непечатными выражениями. Предполагая, что, скорее всего, Нина говорит со своей матерью - а после инцидента с бойфрендом все их редкие разговоры проходят только на повышенных тонах и только с использованием ругательств - я прошла к своему кабинету и, открыв дверь, нахмурилась. На моем столе лежал шикарный букет белых роз, перевязанный ярко-красной лентой.

- Нина! Нина, подойди, пожалуйста!

Девушка прервала разговор и подошла ко мне.

- Что случилось?

- Нина, с каких это пор цветы для мероприятия доставляют в мой кабинет?

- Вообще-то этот букет не имеет никакого отношения к твоей работе. Его доставили лично для тебя.

Неужели, Олег?!

- Для меня? - переспросила я, на случай если вдруг ослышалась. Нина утвердительно кивнула, после чего прошла мимо меня, и по-хозяйски достав из шкафа хрустальную вазу, вышла, а уже через пару секунд вернулась с вазой наполненной водой. Пока я соображала, девушка подрезала стебли цветов и, погрузив их в воду, подметила:

- Кстати, здесь есть записка, - Нина протянула мне карточку схожую по цвету с лентой на цветах и, испытывая непонятно откуда появившееся волнение, я приняла ее. На обратной стороне, безупречным каллиграфическим почерком было выведено:


Одним взглядом можно убить любовь,




одним же взглядом можно воскресить её.



За одно короткое мгновение я будто погрузилась на дно Северного Ледовитого океана, а уже через секунду оказалась под палящим Африканским солнцем. Все сомнения по поводу отправителя букета испарились. Цитата из поэмы Шекспира "Венера и Адонис" не оставляла простора для фантазии. Именно это произведение я так часто читала лежа на коленях Лекса, скрываясь в тени большого клена.

Что это за чертовщина?

Я совсем забыла о присутствии Нины, которая бесстыдно заглядывая через мое плечо, цитировала надпись с карточки.

- Почему я на сто процентов уверена, что твой муж здесь не при чем?

- Понятия не имею.

- Лгунья. Похоже, это все проделки загадочного Алекса Фога.

Услышав это имя из уст Нины, я подпрыгнула и недоуменно посмотрела на нее.

- Ты его знаешь?

Девушка подошла к столу и, опустив голову, вдохнула бесподобный запах свежих роз.

- Конечно.

- Откуда?

Нина присела на краешек стола и цокнув языком, закатила глаза.

- Дорогая, большую часть своего времени, я провожу в интернете, а там его лицо мелькает чаще, чем предсказания апокалипсиса и реклама ягод Годжи. Меня больше интересует, откуда его знаешь ты?

Почему, черт возьми, все кроме меня знают кто такой Алекс Фог? Я что живу в какой-то параллельной вселенной?

- Долгая история, - ответила я, надеясь, что Нина поймет, что Алекс не та тема, которую бы мне хотелось обсуждать прямо сейчас. Но куда уж там, эта девица посмотрела на меня, как удав на кролика, посылая мне тем самым предупреждение, что отвертеться не удастся и я в очередной раз задалась вопросом, почему я до сих пор ее не уволила?

- Долгая, незавершенная и явно требующая продолжения. Ну, так и мы никуда не торопимся. Пойдем Гейден, я хочу знать все до мельчайших подробностей.

- Нина, я...

- Лера, побойся Бога! Моя жизнь и так слишком уныла. Мне нужна порция свежих впечатлений, новая укладка и туфли Джимми Чу.

- Почему бы тебе не начать с туфлей?

- Для этого тебе придется поднять мне жалование минимум на двадцать процентов. Так что поторопись пока я не передумала.

И схватив мою руку, Нина потащила меня в комнату для персонала, где вовсю кипел чайник, по радио звучала "лунная соната" Бетховена и где я поведала этой настойчивой девушке все, что связывает нас с Алексом Фогом (Лексом Тумановым).

- Мда, я, конечно, подозревала, что он не просто так появился здесь несколько дней назад, но теперь я уверена, что он хочет тебя вернуть.

Я поперхнулась кофе.

- Ты с ума сошла?

- А что тебя так удивляет?

- Нина, ты, что пропустила ту часть, где я говорила про то, что у Лекса есть невеста?

- Ой, я тебя умоляю! - отмахнулась девушка, - Даже если и так, это не помешало ему приглашать тебя на свидание и присылать цветы.

- Он не приглашал меня на свидание. Он позвал меня выпить кофе.

- Как тебе будет угодно. А что ты скажешь насчет записки?

Контрольный выстрел в голову.

- Вот - вот. Лера, признайся, тебе просто нравиться не замечать очевидных вещей.

- Нина, о чем мы вообще говорим? Я замужем, а то, что было у нас с Лексом не имеет никакого значения. Он скоро вернется в Америку, где будет продолжать управлять своей компанией, и проводить вечера со своей невестой, продолжая жить так же, как делал это все десять лет, даже не вспоминая о моем существовании.

- Но ты ведь не знаешь об этом наверняка.

- Все, Нина, хватит! Давай закроем эту тему? В конце концов, у нас полно работы.

- Как скажешь, босс. Как скажешь.

До конца рабочего дня мы с Ниной больше не поднимали тему наших с Лексом отношений, которая по умолчанию стала запретной. Странно, но и Туманов тоже не давал о себе знать, хотя признаться честно я ждала от него нового е-мейла. В какой-то момент я собиралась написать сама, просто чтобы поблагодарить его за прекрасный букет, от которого мне с трудом удавалось отвести взгляд, и который дико отвлекал меня от работы. Но потом я передумала, подумав, что возможно он не хочет, чтобы его разоблачили.

В половине шестого вечера, когда я из последних сил просматривала договор на поставку элитных морепродуктов на свадьбу дочери члена городского совета, раздался стук в дверь. Глупо понадеявшись на то, что это может быть Туманов, я бросила:

- Войдите, - и едва не упала с кресла, когда в кабинет вошел мой муж с корзиной полевых цветов. Бросив взгляд на календарь, чтобы убедиться, что сегодня не восьмое марта, я перевела взгляд на Олега, который поставил корзину на стол и, наклонившись, страстно поцеловал меня в губы.

- Привет, малышка, - прошептал муж, неохотно прерывая поцелуй.

Ух, ты!

- Привет. Что ты здесь делаешь?

- Приехал за тобой.

- А как же работа?

- К черту работу. Я ужасно соскучился по своей жене. Поехали домой?

Поднимаясь с кресла, я заметила, как Олег смотрит на букет, присланный Лексом, и мысленно порадовалась, что убрала записку в стол.

- Кто-то уже опередил меня? - невозможно было понять шутит он или нет. И снова пока я пыталась сообразить, что ответить, мне на помощь пришла Нина. Все-таки она действительно незаменима.

- Ох, здравствуйте Олег. Разрешите, я заберу свои цветы? - она протиснулась между столом и Олегом и, схватив вазу добавила:

- Купила для своей бабули.

- Юбилей? - спросил Олег, с интересом наблюдая за Ниной.

- Ага, почти. Годовщина смерти, - я опустила голову, стараясь не расхохотаться, а муж только покачал головой.

- Ты готова?

- Да, поехали.

Олег взял меня за руку, и мы вышли на улицу, залитую солнечным светом.

- Может, прогуляемся? - попросила я, уверенная в том, что Олег обязательно откажется, ведь он не любитель пеших прогулок. Но муж снова удивил меня, сказав:

- Давай, - и, притянув меня в свои объятия нежно поцеловал.

Внезапный визг шин, оглушительным ревом разрезал умиротворенный весенний вечер и, повернув голову, я увидела, как вдали стремительно исчезает темно-синий Лексус.

Вот вам и Шекспир нового времени!


Глава 10




Лекс




Больше получаса Макс сидел в кресле, согнувшись пополам, и покатывался со смеху, пока я из последних сил сдерживался, чтобы не сломать ему нос.

- Туманов, ты кретин! Я так и вижу заголовки бизнес - таблоидов "Владелец "Фог корпорейшн" едва не угодил за решетку за превышение скорости". Первая полоса.

- Заткнись, Макс.

Вчерашним утром, я проснулся с твердым решением идти в наступление. Заказал доставку цветов, перерыл интернет в поисках подходящей цитаты, но все мои планы полетели в трубу, как только я подъехал к агентству и увидел Леру в объятиях мужа.

И да, мой необузданный темперамент снова дал о себе знать. Видеть, как руку Леры держит другой мужчина, было сложно, но то, что случилось со мной, когда он ее поцеловал, было подобно извержению вулкана Везувий. Причем не где-то в Италии, а прямо внутри меня. Одному Богу известно, чего мне стоило просто уехать. Конечно, мне бы не составило труда выскочить из машины и устроить сцену, подобную тем, что так часто показывают в Бразильских сериалах. Возможно, я даже мог бы пустить в ход кулаки, только чего бы я этим добился? Возможно, прежний Лекс Туманов поступил бы именно так, но Алекс Фог являлся человеком рассудительным и привыкшим действовать обдуманно и рационально. К тому же я знал, что в этой ситуации я буду проигравшей стороной, потому что, черт бы меня побрал, он ее муж. В общем, чтобы хоть как то успокоиться, я выехал за город и как сумасшедший гонял по городу, выжимая педаль газа до упора, совершенно потеряв счет времени. Покрышки трещали, соприкасаясь с раскаленным асфальтом, пока я на полной скорости летел подальше от Леры и всего, что с ней связано. Из колонок на максимальной громкости играли песни Шона Пола, а легкие жгло от сигаретного дыма. Пришел в себя, я лишь заметив в зеркале заднего вида автомобиль с красно-синими огнями на крыше. А уже через мгновение искаженный грубый голос загремел:

- Водитель темно - синего Lexus RS прижмитесь к обочине! Повторяю,...

Выполнив указания, я вышел из машины и ко мне тут же поспешили парни в погонах. Удостоверившись, что я не преступник, разыскиваемый за кражу строительных материалов и не физрук-извращенец, домогавшийся девятиклассницу, меня проверили по всем существующим базам, а так же выяснили, не угнал ли я часом эту "баснословно дорогущую тачку". Примерно через сорок минут меня благополучно отпустили, пожелав счастливого пути, а от лишения водительского удостоверения меня спасли умение искусно вести переговоры, американское гражданство и добровольное пожертвование в виде нескольких крупных купюр. После чего, я отправился домой, принял душ, и, поужинав замороженной лазаньей из микроволновки, позвонил своему заместителю - Колину Гарсиа, с просьбой в ближайшие дни организовать заседание совета директоров по видеосвязи и проконтролировать ситуацию с бельгийскими автозапчастями. За минуту до того, как я собирался отправиться спать, знакомый щелчок оповестил о приходе нового электронного письма.

Кому: Алекс Фог

Тема: Привет из солнечного уголка земли.

Дата: 15.04.2013, 02:13

Дорогой, Алекс.

Знаю, что там, где ты сейчас находишься глубокая ночь, но я практически уверена, что ты не спишь. Возможно, ты работаешь и пьешь зеленый чай с мятой. У меня все хорошо, впрочем, разве на Гавайях может быть иначе? Я отлично провожу время: загораю, осваиваю серфинг и гавайскую хулу. Единственное чего мне не хватает - это тебя. Возвращайся скорее.

Люблю тебя.

Твоя Лия.

Сглотнув горечь, застрявшую в горле, я почувствовал себя самой последней сволочью, и, решив, что отвечу позже, выключил компьютер и под поставленные в голове на "repeat" цитаты Шекспира пошел спать.

И вот сутки спустя, проведя запланированное заседание и уволив двух человек из аналитического отдела, я сидел в зеркальной гостиной в доме друга, и пока Оксана любезно угощала меня чаем с домашним мармеладом, наблюдал, как Князь надрывает живот в приступе безудержного смеха.

- Не обращай внимания, Лекс. У твоего друга, похоже, случился припадок, - проворчала Оксана, закидывая в рот розовую мармеладку.

- Ну ладно, мужчины, вы тут поговорите, а я пойду, отдохну. Князев - младший совсем меня измотал. Впрочем, как и его папочка, - и осторожно передвигаясь, девушка посеменила к лестнице, ведущей на второй этаж, скрываясь в одной из комнат.

Я посмотрел на Макса, который, наконец, утихомирился и, подойдя к кухонному шкафу, достал бутылку скотча и два бокала.

- Лекс, я тебя не понимаю. Твоя невеста - красивая женщина, воспитанная в семье аристократов, а ты тащишься от своей бывшей, как кот от валерьянки. Что в ней есть такого, чего нет в Лие?

Можно подумать, я никогда не задавался подобным вопросом. Все три года наших отношений с Лией, я пусть и не всегда осознанно сравнивал их с Лерой. Лия была безупречна, всегда одета по последнему слову моды, звезда приемов и благотворительных вечеров, но в сравнении с Лерой все это казалось каким-то фальшивым. Напускным. Не раз я думал о том, что отношусь к Лие скорее, как к сестре или деловому партнёру, нежели, как к возлюбленной, но всегда прогонял эти мысли.

Друг наполнил бокалы, один из которых протянул мне.

"Думаю, с меня достаточно общения с представителями закона" подумал я, и ответил:

- Я за рулем.

Макс выразительно фыркнул.

- Раньше тебя это не останавливало. Ну, так что? Ты не ответил на вопрос.

- Да откуда мне знать, Макс?! - вспылил я, - Думаешь, я не спрашивал себя об этом? Господи, все эти десять лет я просыпался с мыслью о том, что мы все сделали правильно! Каждый раз, когда я входил на свою кухню и видел, как Лия возиться с кофемашиной или готовит завтрак, я старался не думать о том, что на ее месте могла бы быть Лера. Как думаешь, я чувствовал себя, просыпаясь среди ночи и понимая, что все чего я хочу, чтобы Ласточка была рядом? И знаешь, что самое идиотское? Я собираюсь жениться на Лие, но в моем бумажнике до сих пор хранится фото Леры, - и с силой проведя рукой по лицу, я выхватил стакан из рук опешившего друга и громко выругавшись, осушил его до последней капли.

Помимо фото в бумажнике, есть еще одна вещь, которая все эти годы была со мной, напоминая о ней. И в отличие от изображения, напечатанного на матовой бумаге, эту вещь нельзя разорвать на мелкие фрагменты и спустить в унитаз. Татуировка, в виде летящей ласточки выбитая на моей груди, прямо под сердцем не давала забыть ни единого мгновения, проведенного рядом с ней.

- Почему именно ласточка? - однажды спросила Лия, изъявив желание разделить со мной душевую кабину. Я замер, не представляя, что можно ответить. Лия потянулась к изображению птички, но прежде чем она успела дотронуться, я ухватил ее за запястье и отвел руку.

- Приносит удачу, - ответил я, и, отвернувшись, начал намыливать голову, показывая тем самым, что разговор окончен. Не знаю, поверила ли она, но больше вопросов не задавала.

Макс молчал. На моей памяти Князь впервые не знал, что сказать. Он сидел рядом и медленно потягивал янтарную жидкость из своего стакана, временами открывая рот, порываясь что-то сказать, но всегда останавливаясь. Я чувствовал себя опустошенным и чертовски сильно запутавшимся. Калейдоскоп разнообразных мыслей жужжал в моей голове, сменяя друг друга. Я не признался другу, что патрульная служба накрыла меня в нескольких километрах от аэропорта, в который я направлялся с целью сесть в самолет и убраться к дьяволу из этого проклятого города. Но не смог.

Ты слабак, Фог!

Повернув голову, я взглянул на друга.

- Макс, что мы раньше делали в подобных ситуациях?

Озорная улыбка растянулась на лице друга.

- Курили травку, напивались, били морды.

- И что из этого списка мы можем сделать? Только так, чтобы Окс не оторвала нам обоим головы?

- Напиться звучит безобиднее всего.

- Отлично. Поехали.


Мы зашли в бар и в нос ударил запах алкоголя, вспотевших тел и сигаретного дыма. Ничего особенного, все как в любом другом баре: тусклый свет, музыка, барная стойка, за которой бармен ловко подкидывал бутылки с горячительными напитками и умело смешивал коктейли.

- Помнишь Альбатроса? - спросил Макс, пробираясь сквозь толпу отдыхающих, высматривая свободный столик.

- Это который перебивал номера на краденых тачках?

- Он самый. Это его бар. Неплохое местечко.

Я кивнул, не особо удивляясь открывшемуся факту. Сеня Альбатрос всегда находился на шаг впереди. Обладая аналитическим складом ума, он составлял такие комбинации, что мог бы с легкостью взломать сервер Пентагона. Так что в том, что он владеет баром, нет ничего необычного.

"...тебя никогда не интересовал бизнес в любом его проявлении" - вспомнил я слова Ласточки, в тот день, когда мы сидели у озера. Она была права. Тогда меня вообще мало что интересовало. Я жил одним днем, совершенно не думая, что ждет меня завтра. И только потеряв Леру, я осознал, насколько сильно ошибался. Порой сидя в своем кабинете, подписывая горы документов и обсуждая с бизнесменами мирового уровня варианты возможного сотрудничества, мне в голову приходит мысль, что не оставь меня Ласточка десять лет назад, я бы вряд ли смог стать одним из таких бизнесменов. Скорее всего, я бы продолжал прожигать свою жизнь, довольствуясь случайными заработками и каждый день, обещая ей, что скоро все измениться. Так или иначе, но ее уход стал самым лучшим, что она когда-либо делала для меня.

Какой-то парень влетел в мое плечо, развеяв нависшее надо мной облако размышлений. Пробормотав что-то смутно похожее на извинения, он удалился, а Макс подтолкнул меня в спину побуждая двигаться дальше. Ужасно хотелось закурить или, как альтернатива подраться. Но теперь единственное место, где я позволяю себе махать кулаками - это спортивный зал. Репутация - одна из важных составляющих успеха и подорвать ее, значит лишиться многих привилегий.

Приземлившись за свободный столик, практически в центре зала, мы заказали выпивку и закуски. После первой рюмки, я закурил, а Макс заговорил:

- Слушай, Лекс, я тут поразмыслил над тем, что ты сказал и подумал...

- О чем?

- Только ты не кипятись, ладно? - предупредил друг и, дождавшись моего кивка продолжил:

- Может, ты путаешь любовь с инстинктом?

- Объясни, - попросил я, не понимая, к чему Макс клонит.

- Ну, ты же сам говорил, что за все время, что вы были с Лерой, у вас не было секса? Так может тебе нужно именно это? Типа спортивный интерес. Трахни ее и дело с концом.

Я поперхнулся дымом и чуть не выронил сигарету, зажатую между зубов.

- Посмотрите-ка на него! - вскрикнул я, - Не ты ли постоянно твердишь мне о том, что она замужем и лучше ничего не разрушать?! А теперь просто предлагаешь затащить ее в постель?

Хотя признаться честно, перспектива оказаться с Лерой в одной постели выглядела весьма заманчиво. Воображение услужливо подкинуло картины откровенного содержания, разгоняя кровь по венам и...

Успокойся, Фог!

- Ну, я же теоретически, - возмутился Князь.

- Теоретик хренов. Нет, Макс, секс тут не причем. Я это чувствую. Уж поверь мне, я могу отличить желание потрахаться от чего-то большего.

На этом тема была закрыта. Дальше мы разговаривали на нейтральные темы, касающиеся вечных перепадов настроения Оксаны, предстоящего чемпионата по биатлону и планов Макса выращивать в двадцати километрах от города экологически чистые овощи.

На второй бутылке бренди я заметил, как друг напрягся. Он резко выпрямил спину и, посмотрев в сторону входа в бар, промямлил, что-то вроде "Да ты Туманов, мать твою, везунчик" и жадно отпил из стакана. Я повернулся и посмотрел в том же направлении, куда смотрел Макс и... снова это дурацкое ощущение, когда в тебя словно ударяет молния.

Лера вошла в бар, и казалось в помещении не осталось ни одного мужчины, не обратившего на нее внимания. Атлас изумрудно-зеленого платья водопадом струился по скульптурной фигуре девушки, и я отметил, что этот цвет идеально сочетается с ее глазами.

Она пришла с мужем?

Как будто отвечая на мой вопрос, следом за Лерой зашла девушка, которую я встретил в свой первый визит в офис свадебного агентства. Кажется, ее звали Нина. Одетая в узкие джинсы и кремовый пиджак, она зажимала телефон между ухом и плечом, одновременно роясь в сумочке, и ругалась с собеседником на другом конце провода. Это было понятно по тому, как гневно искажалось ее лицо.

- Я бы конечно, предложил тебе уйти, но очевидно это бесполезно, - сказал Макс, как только я посмотрел на него. Отпираться я не стал. Друг слишком хорошо меня знал.

- Сейчас вернусь, - не дожидаясь едкого замечания Макса, я поднялся со своего места и в несколько быстрых шагов преодолел расстояние, разделяющее нас с Лерой. Нагнувшись к ее уху, тихо произнес:

- Привет, Ласточка.

Ее тело натянулось, словно стальной трос. Лера сидела неподвижно, но по тому, как быстро опускались и поднимались ее плечи, я понял, как участилось дыхание девушки. Я заставил ее нервничать.

Обойдя стол, я мельком взглянул на Леру, стараясь не выдавать истинных эмоций, и подошел к ее подруге, только что закончившей разговор.

- Добрый вечер, Нина.

- Здравствуйте, Алекс. Приятно видеть вас снова.

- Взаимно. Позвольте, я ненадолго украду вашу подругу?

- Конечно, - ответила Нина и тут же подпрыгнула на месте. Видимо Ласточка пнула ее под столом. Но девочка оказалась не из робкого десятка, и многозначительно взглянув на Леру, сказала:

- Иди. А я пока сделаю заказ.

Теперь настал мой выход, и я протянул Лере руку.

- Потанцуешь со мной?

Лера кивнула и, не сказав ни слова, вложила свою маленькую хрупкую ладошку в мою ладонь. Меня снова будто ударило током, но это было приятное, ни с чем несравнимое ощущение.

Я повел девушку на середину танцпола. Макс сидел за столом и курил, прищурившись, наблюдая за нами. Увидев, что я смотрю на него, он покачал головой и, подняв правую руку, указал на свой безымянный палец, как бы посылая напоминание "Она замужем". Дело в том, что прямо сейчас мне было плевать на все предупреждения и запреты. Положив руки на тонкую талию, я осторожно притянул ее к себе и повел в танце. Лера положила руки на мои плечи, и даже сквозь хлопковую ткань рубашки я ощутил тепло, исходившее от ее пальцев.

Пока я обдумывал, что сказать, Лера меня опередила.

- Спасибо за цветы. Очень красивый букет.

- Не за что. Рад, что тебе понравилось, - я ждал, что она добавит что-нибудь еще, к примеру, упомянет цитату из карточки, но она промолчала, а я как гребаный мальчишка наслаждался окутавшим меня запахом ванили, пьянящим сильнее, чем самый крепкий виски.

- Танцы, цветы, Шекспир. Оказывается, ты можешь быть романтичным, - я не смог понять по ее тону, был ли это комплимент или же укоризненное замечание.

Танцы, цветы, Шекспир...Идеальная композиция для покорения женского сердца.

- Почему нет? Особенно, когда этого требуют обстоятельства.

- Раньше за тобой подобного не наблюдалось, - это правда. Раньше я не считал нужным дарить ей цветы, открытки с пушистыми кроликами и другие романтические атрибуты, которые обычно дарят своим подружкам образцовые бойфренды. Я эгоистично полагал, что она и так всегда будет со мной. В самом деле, куда она могла деться?

Замуж - ехидно подметило мое подвыпившее подсознание.

- Что празднуете? - спросил я, меняя тему, и посмотрел в сторону столика, за которым сидела Нина, сосредоточенно перелистывая страницы меню.

- Да, в общем-то, ничего. Просто Нина решила, что нам нужно укреплять корпоративную этику и почему-то решила, что лучше всего это делать в баре.

- Возьму на заметку. Моим сотрудникам тоже не мешало бы поупражняться в этом.

- В посещении баров? - с улыбкой поддразнила Лера.

Я улыбнулся:

- Можешь не сомневаться, с этим они отлично справятся и без моей помощи.

Движение за спиной Леры привлекло внимание. В нескольких метрах от нас, стояла девушка в джинсовой юбке и испуганно смотрела на парня, который едва держась на ногах, пытался утянуть ее в сторону танцпола. Девушка пятилась и пыталась высвободить руку из хватки ухажера, отчаянно крутя головой в поисках защиты. Я остановился, прикидывая в уме, как лучше поступить, но когда глаза девушки, затуманенные страхом, встретились с моими,, я принял решение.

- Лекс, в чем дело? - услышал я голос Леры, когда отодвинув ее за спину, шагнул вперед.

- Оставайся здесь, - приказал я.

Достигнув пункта назначения, я не без восторга узнал в парне, пристававшем к девушке, того самого придурка, который налетел на мое плечо.

"Вот и настало время реванша" - подумал я.

- У вас все в порядке? - на лице девушки отразилось облегчение, и она отрицательно замотала головой.

- Отвали, придурок. Я просто хочу с ней потанцевать, - парень продолжал тянуть девушку, не оставляя попыток завязать знакомство.

- Похоже, девушка не горит ответным желанием, - я изо всех сил старался сдерживаться и не выпускать наружу Лекса Туманова, который так и рвался в бой, краем глаза замечая приближение Макса.

Парень резко развернулся, отпуская девушку и та, воспользовавшись возможностью прошмыгнув сквозь толпу, исчезла. Парень не был пьян. Он был под кайфом. Я очень хорошо знал это состояние. Состояние, когда ты думаешь, что нет никого могущественнее тебя, и ты способен сдвинуть горы, но на утро тебя начинает так ломать, что единственное чего тебе хочется - это разбежаться и удариться головой об стену, лишь бы не чувствовать, как скручивает твои внутренности и в буквальном смысле выворачивает наизнанку. На короткий миг мне даже стало жаль этого парня.

- Слушай, вали отсюда, по-хорошему, - прошипел он, вплотную приблизившись ко мне. Зловонное дыхание ударило в нос и, стиснув зубы, я смотрел, как расширяются зрачки ублюдка.

Теплая ладонь накрыла мою руку, плотно сжатую в кулак. Мне не нужно было поворачиваться, я смог бы узнать прикосновения Леры даже через плотный слой стекловолокна.

- Лекс, пойдем. Слышишь? Не надо.

Моя Ласточка. Она знала, что я находился на грани. Она до сих пор чувствовала меня.

- Да, слышал?- ухмыльнулся этот мудак, и я почувствовал, как меня накрывает.

- Бери свою телку и проваливай, - дружки сопровождавшие парня заржали, и тут я сорвался. Кулак взметнулся вверх и с хрустом ударил прямо в нос козла. Отлетев в сторону, он едва не сбил с ног проходившую мимо официантку, которая громко вскрикнула, заглушая музыку. Мгновение спустя, я получил удар под дых. Перед глазами нависла кровавая пелена и движимый гневом, я уже без разбора молотил кулаками. Драка набирала обороты, женские визги становились громче, удары жестче и я почувствовал себя в своей стихии. Словно рыба долгое время прожившая в аквариуме, которую внезапно выпустили в бескрайние океанские воды. Я наносил удары, получал ответные и мне все это до безумия нравилось. Как десять лет назад. Лекс Туман вырвался на волю, долгие годы томимый ожиданиями. И я знал, что как только все закончиться, я пойду к своей девочке, она отмоет каждую полученную рану, скажет, что любит и я пойму, что мне есть ради чего жить.

Как десять лет назад.

Крепкая рука Макса схватила мое плечо. Затащив меня в незнакомую комнату, освещенную светом от настольной лампы, друг закричал:

- Туманов, мать твою, ты совсем рехнулся?! Какого хрена ты делаешь?!

Я поморщился:

- Макс, он домогался до девчонки, что я, по-твоему, должен был делать? Просто стоять и смотреть?

И тут я вспомнил про Леру, и внутри меня все похолодело. Она же осталась там! Что если ей причинили вред?

- Черт! Лера! - я рванул дверь на себя, собираясь разнести, этот чертов бар в щепки, если с ее головы упал хоть один волосок.

- Лекс, я здесь, - тихий голос Ласточки раздался из глубины комнаты, останавливая меня. Я облегченно выдохнул.

Она здесь. Она в безопасности.

Лера сидела на черном кожаном диване, с озабоченным выражением лица. Рядом с ней, поджав под себя ноги, расположилась Нина. Она пила пиво через соломинку и, похоже, все происходящее ее ничуть не испугало.

- Я привел их сюда, как только ты начал свою игру в супермена, - не унимался Макс, - Туманов, клянусь, еще одна подобная выходка и я убью тебя, понял? Ты уже не тот девятнадцатилетний бунтарь, которого боится каждая блоха в районе. Ты - Алекс Фог, американский бизнесмен. И ты не можешь устраивать драки в барах, подвергая себя необдуманному риску. Это глупо.

Я понимал, что Макс говорит разумные вещи, но тот заряд адреналина, который я получил, участвуя в драке, был невероятен.

- Ты закончил? - резко прервал я друга, чувствуя жжение в рассеченной брови. Моя синяя рубашка больше напоминала половую тряпку, а голова невыносимо гудела от полученных ударов.

Макс замолчал, гневно сверкая глазами.

- Спасибо. А теперь не мог бы ты дружище, найти аптечку? - попросил я, указывая на свою бровь, кровь из которой медленно стекала по лицу, капая на рубашку.

Все это время, Лера не отрывала от меня глаз и мне это не очень нравилось. Уверен, видок у меня был еще тот.

Макс подошел к столу и, громко хлопая ящиками, начал искать аптечку, бубня себе под нос. Нина продолжала пить свое пиво, с восхищением глядя на мое лицо, и время от времени активно печатая что-то в телефоне. Лера же просто смотрела мне в глаза, вытворяя со мной немыслимые вещи.

- Лови, - услышал я, и оторвал взгляд от Леры. И должен сказать вовремя, потому что в эту же секунду, мне в грудь прилетела искомая Максом вещь.

- Козел.

Присев на подлокотник кресла, я открыл аптечку, достал антисептик и вату и подумал, что отлично было бы найти зеркало.

- Давай помогу, - Лера подошла, цокая шпильками по полу и забрав флакончик из моих рук, села в кресло. Я наклонился так, чтобы ей было удобно, и затаил дыхание.

Макс прочистил горло.

- Нина, пойдем, я поймаю тебе такси?

- Ага.

И прежде чем я успел опомниться, дверь за ними закрылась, оставляя нас с Лерой наедине. Осторожно стерев засохшую кровь с моего лица, она дотронулась ваткой смоченной в антисептике до рассеченной брови. Инстинктивно дернувшись, я зашипел, а Лера, придвинувшись ближе, подула на рану, заглушая боль. Меня охватило чувство дежавю. В прошлом она бесчисленное количество раз обрабатывала мои раны, забавно хмуря брови. Тогда она была моей девочкой, моим спасением, моим светом. Теперь же она чужая женщина, когда-то внезапно ушедшая из моей жизни.

- Все-таки, кое-что осталось по-прежнему, Лекс. Ты все так же бросаешься в крайности, - произнесла Лера, возвращая меня из воспоминаний.

- Не вижу в этом ничего плохого.

Она вздохнула и отвела руку.

- Ты ведь ударил его после того, как...

- Он оскорбил тебя, Ласточка, - закончил я.

- И поверь, я ничуть об этом не жалею. И если понадобиться сделать это еще раз, я сделаю это, не задумываясь.

- Спасибо, - прошептала она, с трепетом глядя в мои глаза. Грудь сдавило, и я опустил голову ниже, почти касаясь ее губ, ожидая, что она оттолкнет меня. Но Лера не отстранялась, и мысленно сосчитав до пяти, я поцеловал ее. Удивленно всхлипнув, Ласточка вздрогнула. Флакончик антисептика выскользнул из ее рук и укатился в неизвестном направлении, когда она обняла меня за шею, прижимаясь ближе. Пульс ускорился, дыхание сбилось, и весь этот чертов мир, сосредоточился в ней. Ее губы были все такими же мягкими и сладкими, как в самых сокровенных воспоминаниях, хранящихся в моем сердце. И будь я проклят если скажу, что она не отвечала мне.

Матерь Божья, как же долго я этого ждал!

- Не было ни одного дня, чтобы я не вспоминал о тебе, - прошептал я, держа прекрасное лицо Ласточки в своих ладонях. Одинокая слеза скатилась по ее щеке и, высвободившись из моих рук, она встала.

- Не надо, Лекс, - сдавлено проговорила Лера, разглаживая несуществующие складки на изумрудно-зеленом платье.

Дверь распахнулась, и в комнату ввалился хмурый Макс, держа в руках телефон.

- Вы закончили? - его глаза бегали между мной и Лерой, пытаясь уловить атмосферу, царившую в комнате.

- У меня десять не принятых вызовов от Оксаны, и я даже боюсь представить какой разнос, ожидает меня дома.

Я молчал, наблюдая как Лера, повернулась к Максу и, приклеив на лицо подобие улыбки, сказала:

- Да, мы закончили. Пациент в порядке, так что я, пожалуй, поеду домой. Увидимся, - и, промчавшись мимо Макса, испарилась.

Вспомнив наш поцелуй и то, как Лера отвечала на него, я скатился с подлокотника в кресло и с улыбкой закинул руки за голову.

- Все нормально? - спросил Макс.

- Все отлично, - я громко рассмеялся, понимая, что все не так уж и плохо.

- Идиот, - друг обреченно покачал головой, но я видел, как он улыбался.



Глава 11




Валерия




Никогда не верьте людям, которые говорят, что время лечит. Возможно, существует какой-то определенный лимит времени, в течение которого вы должны излечиться, но мне не хватило десяти лет, чтобы избавиться от вируса под названием - Лекс Туманов. И если до сих пор, я была твердо убеждена в обратном, то прямо сейчас, глядя на то, как весенний рассвет окрашивает небо над спящим городом ярко-пурпурными красками, я поняла - у меня начался рецидив.

Я знала, что как только позволю, Лекс поцелует меня. Немой вопрос, застывший в его янтарных глазах, был красноречивее всяких слов. Он спрашивал разрешения, и я не смогла остановить его. Как только его губы накрыли мои, я, наконец, осознала, как сильно скучала по нему. Тосковала по его прикосновениям, ласкам, поцелуям. Подумать страшно, насколько сильно мне не хватало моего Лекса. Хотя кого я пытаюсь обмануть? Моего Лекса давно не существует.

Оторвав взгляд от восхода солнца, я бросила пару кубиков рафинада в чашку с кофе (не заботясь от том, что я ненавижу сладкий кофе) и тут же отставила ее в сторону. Скрипнула дверь спальни, и послышались тяжелые шаги. На кухню вошел сонный Олег.

- Доброе утро, милая, - сказал муж, целуя меня в макушку - как спалось?

Олег подошел к холодильнику, достал молоко, подошел к шкафу...а я смотрела на него и пыталась понять, что со мной не так? Он все тот же мужчина, с которым я познакомилась семь лет назад, и который был настолько настойчив в своих ухаживаниях, что спустя год я согласилась выйти за него замуж. Многие девушки завидовали, ведь в женихи мне достался "перспективный архитектор с задатками самого Микеланджело Буанароти".

С Олегом мы познакомились во время моей практики, которую я проходила в местной клинике, куда его доставили с подозрением на двустороннюю пневмонию. К счастью, диагноз не подтвердился, но за те десять дней, что он провел в стенах клиники, мы стали очень близки. После выписки он часто звонил мне, приглашал на свидания и, в конце концов, я сдалась, и мы начали встречаться.

- Лера? - настойчиво позвал Олег, и по его тону было понятно, что он делает это не в первый раз.

- Что?

- Ты хорошо себя чувствуешь? - спросил муж, пристально вглядываясь в мои глаза.

- Да, я просто задумалась. Извини, ты что-то спросил?

- Я спросил, как прошел вчерашний вечер? Когда, я пришел, ты уже спала, поэтому у меня не было возможности спросить.

Нет, не спала. Притворялась.

В последнее время, я слишком часто притворяюсь. Притворяюсь, что ничего не чувствую, когда думаю об Алексе. Притворяюсь, что не замечаю как бешено колотиться мое сердце рядом с ним. Притворяюсь, что не было никакого поцелуя, вскружившего мне голову.

- Хорошо. Выпили вина, поболтали...в неформальной обстановке, - промямлила я, ощущая на себе тяжелый взгляд Олега. Отставив стакан в сторону, муж присел передо мной, и взял мои ладони в свои руки.

- Лера, послушай, - начал Олег, и я напряглась, - Я знаю, что слишком много времени мне приходится уделять работе и меня это действительно беспокоит, но пока я вряд ли смогу что-то с этим сделать. Руководство требует от меня полной отдачи и этот проект очень важен. Но я хочу, чтобы ты знала: ты важна для меня не меньше. И я обещаю, как только объект будет сдан, первое, что я сделаю - это отвезу тебя в Париж. Ты ведь хотела в Париж?

Нет, не хотела.

Венеция. Площадь Сан-Марко, Гранд-канал, кафе "Флориан"...

Вот, моя мечта. Как жаль, что ты так и не смог этого запомнить.

- Ты мне веришь?

Слыша раскаяние в голосе мужа, я медленно кивнула головой, до конца не уверенная, что верю. Да и, как я могу ему верить, если за последние несколько дней я разучилась доверять самой себе?

Алекс, мать его, Фог! Черт бы тебя побрал!

***

Для половины десятого утра, в агентстве было непривычно тихо. Обычно в это время здесь непрерывно звучал звонкий голос Нины, весело переговаривающейся с молодым доставщиком цветов или хозяином строительного магазина через дорогу. Сейчас слышалось лишь жужжание системного блока и бульканье закипающей воды в чайнике. Но очевидно, что Нина была где-то здесь. Об этом говорил запах цветочных духов и лака для волос, а также, висевший на спинке стула лиловый кардиган.

Непонятные звуки, неожиданно раздавшиеся из моего кабинета, заставили меня насторожиться. Нахмурившись и осторожно ступив вперед, я открыла дверь и едва не отдала Богу душу. Весь пол был устлан черно-белыми страницами газет, а стол, прежде стоявший в центре комнаты, находился у стены, также как и пол, заботливо прикрытый листами отечественной прессы. Из старого радиоприемника (не понимаю, как он вообще здесь оказался) установленного на максимальную громкость, нежный девичий голос пел о трудностях подросткового возраста, временами прерываясь на скрежет и отвратительное шипение. И в центре всего этого безобразия находилась моя неугомонная секретарша. Одетая в спортивные штаны и мешковатую футболку, Нина стояла на стремянке с валиком в руке и красила МОЮ стену, подпевая поп-диве из приемника.

Боже, дай мне сил!

Прислонившись плечом к дверному проему, я наблюдала, как девушка, энергично виляя бедрами, продолжает беззаботно превращать бледно-серую стену в кричаще желтое полотно.

-Нина, что ты делаешь? - устало спросила я. Девушка испуганно подпрыгнула и, приложив руку к груди, посмотрела на меня.

- Господи! Ты решила меня убить? Я не хочу, чтобы последнее, что я видела в этой жизни, была эта чертова стремянка и кислое выражение твоего лица, - распалялась Нина, тыча в мою сторону валиком, испачканным в краске.

- Что ты делаешь? - повторила я, оставляя без внимания гневную тираду своей сотрудницы. Нина спрыгнула со стремянки и, схватив лежащую на полу тряпку, начала вытирать руки. Несколько прядей волос, выбились из ее хвоста и прилипли к губам, густо накрашенным жидкой помадой.

- А на что, по-твоему, это похоже? Крашу стены! - ворчала девушка, отплевывая волосы с губ.

- Зачем?

- Однажды, я прочитала, что если хочешь изменить что-то в жизни, следует начать со своего дома. Но поскольку со стремянкой в руках мне вряд ли удастся беспрепятственно попасть в твою квартиру, я решила начать с твоего кабинета. Как тебе цвет? - Нина махнула рукой в сторону стены, наполовину выкрашенной в цвет спелого лимона.

- Слишком яркий - пробубнила я.

- То, что нужно, - парировала Нина, - Теперь в твоем кабинете будет самая настоящая парковка для солнца.

- Парковка для солнца?

- Оригинально звучит, правда?

- Правда.

Оторвавшись от дверного проема, я швырнула сумочку на стол и настежь раскрыла окно, впуская в комнату бодрящий прохладный воздух. Глубоко вдыхая, я услышала, как Нина издала тяжелый вздох и заняла место справа от меня. Шуршание газет под ногами удивительно успокаивало, и я прикрыла глаза.

- Лера, он любит тебя, - тихо произнесла Нина.

Пожалуйста, нет!

- Конечно, он ведь мой муж, - я продолжала стоять с закрытыми глазами, мысленно умоляя Нину замолчать.

Я услышала, как она усмехнулась.

- Хорошая попытка, босс.

- Что ты хочешь, чтобы я сказала?

- Правду. Лера, я была вчера в баре и видела, как он смотрел на тебя. И я видела, как ты металась по комнате пока Алекс бил морду тому придурку. С тех пор, как вы встретились ты сама не своя. Ты сколько угодно можешь убеждать меня, себя, своего мужа, что Алекс тебе безразличен, но это не так.

Сглотнув комок, появившийся в горле после слов этой проницательной девушки, я подумала, как здорово, что она есть в моей жизни.

- Он поцеловал меня, - призналась я, чувствуя необходимость выговориться.

- Я знаю, - вполне серьезно заявила Нина.

Что?

Распахнув, наконец, глаза, я удивленно взглянула на нее.

- Просто если бы я была на месте Алекса Фога, я бы не упустила такую возможность, - пояснила Нина, возвращаясь к стремянке, выглядя при этом весьма довольной.

- Хорошо, - сказала я, пользуясь возможностью сменить тему, - если ты остаешься здесь, кто будет принимать клиентов и отвечать на звонки?

- Понятия не имею. Ты же у нас босс.

- Ты невыносима.

- Знаю, но ведь ты меня как-то выносишь?

Действительно, как?

Подумала я, пока Нина карабкалась на стремянку собираясь сделать в моем кабинете "парковку для солнца".

Примерно через тридцать минут после нашего с Ниной разговора, я получила е-мейл, заставивший сердце пропустить удар.

Кому: Валерия Гейден

Тема: Приглашение на обед

Дата: 17.04.2013, 10:35

Доброе утро, Ласточка!

Хорошего рабочего дня.

Я собираюсь пообедать в "Тоскане" и буду несказанно рад, если ты присоединишься ко мне. Что скажешь?

Алекс Фог,

Глава холдинга "Фог корпорейшн"

Не то, чтобы после прошедшего вечера, я не ожидала чего-то подобного, но...

Нина с наушниками в ушах (я была избавлена от необходимости слушать песни из приемника), переместилась в другую часть кабинета, динамично работая валиком.


Кому: Алекс Фог

Тема: Без темы

Дата: 17.04.2013, 10:40

Здравствуй, Алекс!

Извини, не могу. Много работы.

С наилучшими пожеланиями, Валерия Гейден,

Директор свадебного агентства "Веста"

Это не совсем правда и я бы с легкостью могла найти время для обеда с Алексом, но после того поцелуя, это не кажется хорошей идеей. Я замужем и я не должна позволять себе проводить время с другим мужчиной и уж тем более целоваться с ним.

Я не должна даже думать о нем.

Даже если этот мужчина постоянно напоминает о себе.

Даже если этот мужчина был моей первой любовью.

Отправив письмо, я наивно понадеялась, что этого окажется достаточно, но Лекс не был бы собой, если бы не предпринял еще одну попытку.

Кому: Валерия Гейден

Тема: Приглашение на ужин

Дата: 17.04.2013, 10:43

Как насчет ужина?

Алекс Фог,

Глава холдинга "Фог корпорейшн"

Твою ж мать!

Кому: Алекс Фог

Тема: Без темы

Дата: 17.04.2013, 10:45

Не думаю, что это хорошая мысль.

С наилучшими пожеланиями, Валерия Гейден,

Директор свадебного агентства "Веста"

- А мистер Фог - крепкий орешек, - за моей спиной раздался голос Нины, и теперь настала моя очередь подпрыгивать.

- Нина! Перестань за мной шпионить!

Девушка звонко рассмеялась:

- Вообще-то я подошла напомнить, что у тебя через полчаса назначена встреча с поставщиком шоколада для свадьбы Князева. Но спасибо за идею, босс. Соберу на тебя компромат и каждый раз, когда ты будешь отказываться поднять мне зарплату, буду тебя шантажировать, - мечтательно пропела Нина.

- Приму это к сведению. А теперь, пожалуйста, заканчивай свои малярные работы и садись на телефон. Мне нужно, чтобы ты заказала двухъярусный торт с лимонным курдом и десять бутылок "Лагрейн".

- Будет сделано, босс, - сказала Нина, покидая мой кабинет, и я, взяв сумочку, последовала следом за ней.

Писем от Алекса больше не было.

Только почему меня это совсем не радует?

***

Я как раз закончила расставлять тарелки, когда в дверном замке заскрежетал ключ. Олег позвонил мне на работу и сообщил, что сегодня, впервые за два месяца, будет ужинать дома.

- Лера, я дома, - услышала я, выходя навстречу мужу. Он снимал ботинки, выглядя при этом весьма уставшим. Серые тени, залегшие под его голубыми глазами, говорили о том, что Олег действительно много работает. В последнее время он мало спал, спасаясь огромным количеством кофеина и ему необходим полноценный отдых.

- Привет. Как ты? - поцеловав мужа в щеку, я помогла ему снять пиджак.

- Привет. Устал немного. Ужин готов?

- Да, проходи на кухню. Все на столе.

Мы прошли на кухню, Олег вымыл руки и занял свое привычное место в центре стола.

- Как работа? - спросил он, накладывая в тарелку картофельное пюре.

- Все в порядке. Начался свадебный сезон, заказов много, но ничего, мы справляемся. А у тебя?

- Как обычно, - угрюмо ответил Олег, подразумевая под этим высказыванием то, что с каждым днем работы становиться только больше и вообще не понятно, когда все это дерьмо закончиться.

Настроение, витавшее вокруг нас, не располагало к беседе, и ужин мы заканчивали в тишине. Олег поставил тарелку в раковину, буркнул благодарность и направился в душ.

Олег вернулся на кухню, когда я мыла посуду. Облаченный в одно полотенце он приблизился ко мне сзади, запуская руки под футболку. Нежно прикусив мочку уха, Олег переместил губы на мою шею, пока его руки продолжали шарить под футболкой.

- Лера, пойдем в спальню, - пробормотал Олег, а я...

Матерь Божья, я не хотела этого...

Впервые за шесть лет брака, я не хотела своего собственного мужа. По крайней мере, в том плане, в котором жена должна хотеть мужа. Да, что со мной происходит?!

"А то ты не знаешь, Лерочка".

- Олег, давай родим ребенка? - попросила я. Это не было спонтанным решением, внезапно пришедшим мне в голову. Я хотела ребенка с того самого момента, как вышла замуж, но Олег не разделял моего желания. Миллионы раз, я задавала ему этот вопрос, но он всегда отвечал отказом. Прямо сейчас, мне безумно хотелось, чтобы он согласился.

Прошу тебя, скажи "да"...

Руки Олега замерли на моем животе, но уже через секунду выскользнули, переставая меня касаться. Резко развернувшись, я посмотрела на мужа, не замечая, как с рук стекает мыльная пена.

- Более подходящего момента, ты, конечно, найти не могла? - сказал Олег, подходя к окну. Скрестив руки на груди, он раздраженно смотрел на меня, раздражая меня этим не меньше.

Я вытерла руки полотенцем.

- Я не понимаю, что именно тебя так злит?

- Лера, мы тысячу раз об этом говорили. Еще не время заводить ребенка.

Ненавижу, когда он так говорит.

"Заводить". Как-будто, мы говорим о золотых рыбках или хомяке.

- Олег, мы женаты уже шесть лет. За все эти годы у тебя не нашлось подходящего времени, и я уже начинаю сомневаться, что оно вообще существует.

- Лера, прекрати, - резко бросил Олег, - Черт, да что с тобой?! Я планировал провести тихий вечер со своей женой, а в итоге ты устраиваешь скандал из-за ерунды. В чем твоя проблема?

- Проблема в том, Олег, что мне двадцать шесть лет. Мне кажется, нет ничего особенного, в том, что женщина в моем возрасте хочет иметь ребенка. Тем более от своего мужа.

Олег подошел и положил руки на мои плечи.

- Милая, ты же видишь, я постоянно работаю. Порой мне очень сложно найти время для тебя, не говоря уже о ком-то еще. А ребенок требует времени. Очень много времени. Я не хочу, чтобы он большую часть времени видел своего отца только на фотографиях. Понимаешь?

- Понимаю, - прошептала я, сморгнув выступившие слезы. Я действительно его понимала, но вот, кажется, он совсем не хотел понять меня. Понять, что я устала проводить вечера в одиночестве, развлекая себе телевизионными реалити-шоу. Понять, что мне надоело слушать его бесконечные оправдания о том, что у него много работы. Понять, что он сам того не замечая, всегда оставляет меня на втором месте, отдавая предпочтение архитектурным нормам и тенденциям развития современных сооружений.

Скинув со своих плеч руки Олега, я прошла в коридор. Обида и злость душили, хотелось вдохнуть свежего воздуха и успокоиться. Мне бы вряд ли удалось это сделать, находясь в квартире. Я натягивала куртку, когда Олег появился из кухни. Увидев, что я делаю, он нахмурился.

- Куда ты идешь?

- Хочу пройтись, - ответила я, смотря на него, сквозь отражение в зеркале

- Лера, уже поздно. Ты не...

- Олег, ты хотел провести тихий вечер. Я не буду тебе мешать. Лови момент.

И я вышла из квартиры, напоследок оглушительно хлопнув дверью.

Бредя по пустынным городским улицам, освещаемая завораживающим светом луны, я чувствовала, как переворачивается моя жизнь. Мне навстречу попадались влюбленные пары, и я задавалась вопросом, а какая судьба ожидает их? Они останутся вместе? Создадут крепкую семью? Или же расстанутся, так и не испытав счастья от совместной жизни? А потом встретятся через много лет и поймут, что уже ничего невозможно исправить?

Как мы с Лексом.

Увидев невзрачную вывеску бара, я зашла внутрь и заказала бокал вина. Кроме меня в баре находилось только два бородатых мужчины, которые пили темное пиво и играли в реверси. (Настольная игра для двух человек на доске 8 на 8 клеток). Телефон, переполненный пропущенными вызовами и не отвеченными сообщениями от Олега, тяжелым грузом тянул карман, но последнее чего мне сейчас хотелось - это возвращаться домой и продолжать ссору.

- Девушка, мы через пятнадцать минут закрываемся, - сообщил бармен, протирая барную стойку. Кивнув, я залпом допила остатки вина и, расплатившись, вышла на темную улицу. Я запрокинула голову, восхищаясь красотой бескрайнего ночного неба и точно зная, где мне нужно находиться, шагнула вперед.

Ноги сами несли меня к дому, в котором я была больше десяти лет назад. Возможно, завтра я пожалею о своем решении, но сейчас, отбросив в сторону чувство вины, словно мотылек, летевший на пламя, я спешила туда, где находилось мое сердце.

Не было ни одного дня, чтобы я не вспоминал о тебе...

И я тоже вспоминала.

Одинокими ночами, когда Олег запирался в кабинете, я подходила к окну и, глядя на отблески молочно-белой луны, заново проживала каждый миг, каждый поцелуй, каждую улыбку.

До боли знакомый двор, который все эти годы я старалась обходить стороной и горящий свет в гостиной Лекса, ускоряли шаг, и я практически перешла на бег. Кровь стучала в висках, пока я поднималась по каменным ступеням, нажимала на звонок и слушала приближающиеся шаги Лекса.

- Лера? - изумленно спросил Туманов. Он выглядел потрясающе. В темных, низко сидящих на бедрах, джинсах и белой футболке, он был чертовски похож на Лекса, которого я когда-то любила. К уху он прижимал телефон.

- Я перезвоню, - по-английски бросил он, завершая разговор.

- Привет, - полушепотом произнесла я, словно школьница, переминаясь с ноги на ногу.

- Привет. Что ты здесь делаешь?

- Кажется, ты приглашал меня на ужин.

Боже, что я делаю?

Туманов усмехнулся и сложил руки на груди:

- А как же муж?

- Мы поссорились, - ответила я бесстрастным тоном, копируя его позу.

- Понятно, - возможно все дело в вине, но мне показалось, что он был доволен моим ответом.

Отойдя в сторону, Лекс жестом пригласил меня войти, и прерывисто вздохнув, я шагнула вперед. Яростный стук сердца, заглушал голос разума, галдящий в голове.

"Убирайся отсюда, Лера! Это может очень плохо для тебя закончиться!"

- Проходи, - сказал Лекс, направляясь на кухню. Я последовала за ним, отмечая, что здесь все осталось по-прежнему. На стенах висели картины осеннего леса и фотографии маленького Лекса, улыбающегося кривозубой улыбкой. Улыбнувшись, я вспомнила, как часто смеялась над этими фотографиями, когда Туманов приводил меня домой. Его семья была не самой благополучной, но мама Лекса всегда очень тепло относилась ко мне.

- Выпьешь что-нибудь? - спросил Лекс, подходя к холодильнику.

Я сняла куртку и села за кухонный стол.

- Смотря, что ты можешь предложить?

- Вишневый сок.

Я пожала плечами, скрывая улыбку.

- Что ж, значит вишневый сок.

Поставив передо мной стакан, Лекс взял пакет сока и наполнил его. Потом сел напротив и закурил.

- Когда ты уезжаешь?

Лера, зачем тебе это знать?

- После свадьбы Макса. Он не простит мне, если я пропущу это событие.

Две недели - моментально мелькнуло в моей голове.

Я отпила сок, замечая, как Лекс смотрит на мои губы.

Перестань, так на меня смотреть!

- Зачем ты пришла?

- Не знаю, - честно ответила я.

Встав из-за стола, я подошла к окну. Опустила голову и взгляд упал на белый листок, похожий на снимок, перевернутый обратной стороной. Любопытство взяло вверх и, перевернув листок, я увидела себя. Только на десять лет моложе.

- Что это? - выдохнула я, сжимая в руке фотографию.

- Ты, - хрипло ответил Лекс, вставая из-за стола.

Я все контролирую.

- Но...как?

Лекс остановился в шаге от меня, склонив голову набок.

- Я никогда не забывал тебя, Ласточка. Никогда.

Вдох, выдох, вдох, выдох...

Осторожно, будто боясь спугнуть, он обнял меня за талию и притянул ближе, сокращая сантиметры разделяющего нас расстояния. Я пыталась дышать ровно, но Лекс не оставил мне не единого шанса, обрушивая свои губы на мой рот. Он забирал воздух из моих легких, заполняя собой весь мой мир. Он целовал нежно и трепетно, и я понимала, что больше ничего не смогу контролировать. Я наплевала на то, что возможно в этот самый момент мой муж сходит с ума от беспокойства; мне было абсолютно все-равно на все существующие принципы и нормы морали; я не думала о том, что утром я пожалею обо всем, что случиться в стенах этой квартиры.

Я просто жила.

Отстранившись от моих губ, Лекс стянул футболку через голову, обнажая безупречное рельефное тело, с годами ставшее еще мужественнее и прекраснее. Увидев изображение крошечной летящей птички, я надрывно втянула воздух. Увидев, куда направлен мой взгляд, Лекс дотянулся до моей дрожащей руки и накрыл раскрытой ладонью рисунок на своей груди.

- Видишь, Ласточка? Где бы я ни был, ты всегда была со мной. Каждую минуту.

Я чувствовала, как неистово бьется сердце под ладонью, полностью вторя ударам моего. Подавляя непрошенные слезы, я повела свободной рукой, очерчивая каждый миллиметр его тела.

- Аппендицит, - произнесла я, обводя пальцами контур бледно-розового шрама, расположенного в нижней части живота, - тебе было семь.

- А этот ты получил в семнадцать, - пальцы замерли на предплечье, - нож в уличной драке. Девять швов.

Блуждая пальцами по всему телу Лекса, я вспоминала историю появления каждого шрама. Но вдруг, заметила, что смотрю на шрам, которого прежде не было.

Я нахмурилась.

- Авария, - пояснил Лекс,- спустя месяц после нашего разрыва.

Авария?

- Мне жаль.

- Не надо, Ласточка. Не думай об этом, - сказал Туманов и снова поцеловал меня, на этот раз настойчивее и жарче.

- Девочка моя, я так скучал по тебе, - пробормотал Лекс у моих губ, подхватывая на руки. Оказавшись в спальне, он поставил меня на пол и, схватившись за края футболки, потянул вверх. Он действовал медленно, давая мне возможность передумать, но я знала, что не собираюсь этого делать. Во всяком случае, не сегодня. В подтверждении своих мыслей, я подняла руки, помогая ему избавить меня от одежды.

- Сними его, - приказал Туманов, и я потянулась к застежке лифчика, но он перехватил мои руки, останавливая.

- Кольцо, - он кивнул головой на мою правую руку, - Сними его.

И впервые за шесть лет, я освободила безымянный палец от обручального кольца, не разрывая зрительного контакта с Лексом, и убрала в задний карман джинсов.

Господи, какая же я сука!

Удовлетворенно рыкнув, Туманов набросился на меня. Уже через секунду, я оказалась в горизонтальном положении, придавленная к кровати телом Лекса. Его губы, соперничали с руками, зажигая сотни бенгальских огней внутри меня. Мои джинсы полетели в сторону, с глухим стуком приземляясь на пол, напоминая о выключенном телефоне, лежащем в кармане. Приподнявшись на локтях, Лекс оценивающе осмотрел меня, лежащую в одном нижнем белье.

- Поверить не могу, что ты реальна. Все десять лет я проклинал себя, за то, что позволил тебе уйти и даже не надеялся увидеть тебя снова, - произнес он с дрожью в голосе, и я забыла обо всем. Время замерло, и я позволила себе раствориться в нем. Пусть завтра будет больно, стыдно и неловко, но я справлюсь. У меня просто нет другого выхода. А сегодняшнюю ночь, я проведу здесь.

В объятиях Тумана...


Глава 12




Лекс



Едва солнце встало над горизонтом, я открыл глаза. Прошло всего несколько часов с тех пор, как я заснул, но мой организм уже бодр и полон сил. Воспоминания прошедшей ночи красочным фейерверком взорвались в голове, и идиотская улыбка расцвела на моем лице. Впервые за много лет я проснулся с ощущением правильности, будто все, наконец, встало на свои места.

Повернув голову, я увидел каштановый веер волос, рассыпанный на соседней подушке, и улыбнулся еще шире. Эта ночь была волшебной. Ласточка сама прилетела ко мне в руки, и отпустить ее, было подобно лишиться важной части самого себя. Я знал, что после этой ночи все измениться. Я больше не могу ее потерять. Она - моя боль и самая большая потеря. Она - тот недостающий кусочек мозаики, без которого моя жизнь никогда не будет совершенной.

Она - мое совершенство.

Десять лет назад, я отдал этой девушке свое сердце и все, что мне нужно - вернуть возможность полностью владеть ею. Я протянул руку и невесомо дотронулся до обнаженной спины своей любимой. Она не отреагировала и, осмелев, я как можно осторожнее, стараясь не потревожить, продолжил поглаживать ее спину. Ночью она была такой податливой и нежной, трепетно прижимаясь ко мне своим телом, словно желая слиться воедино. Я вспомнил, как Лера касалась крохотными пальчиками шрамов на моем теле, даже не догадываясь, что самая большая отметина осталась в душе, когда она ушла.

Она - моя. Она должна принадлежать мне, ведь без нее я просто погибну. Лия, ее муж, обстоятельства и все, что стоит между нами - я во всем разберусь, мне просто нужно убедиться, что ей тоже нужно это. Я боюсь увидеть пустоту и сожаление в ее взгляде, как только она проснется.

Выскользнув из постели, я посмотрел на часы. Так и есть, еще слишком рано, но мне вряд ли удастся снова заснуть. Неторопливо натянув спортивные штаны и футболку, я тихо вышел из квартиры, оставляя Ласточку нежиться в своей постели.

Я бежал вдоль пустынных улиц, маневрируя между лужами, пробегая мимо бакалейных лавок, магазинов одежды и канцелярских товаров и в какой-то момент, сам того не замечая, свернул в знакомый переулок, где находился дом, в котором жила Лера. Завернул за угол и столкнулся нос к носу с мужчиной в черном костюме.

- Извините, - пробурчал я, поднимая взгляд и понял, что это муж женщины, которая прямо сейчас спит в моей постели. Он ничего не сказал, только посмотрел исподлобья, затем кивнул головой и подошел к своему автомобилю. Я собирался продолжить путь и вернуться домой, опасаясь, что Лера может проснуться и уйти, не обнаружив моего присутствия, но мужчина окликнул меня и я напрягся.

- Скажите, мы раньше с вами нигде не встречались? Ваше лицо кажется мне знакомым, - спросил мужчина, придирчиво осматривая меня.

- Не думаю, - ответил я и добавил, - Я живу в Америке.

Еще несколько секунд мы сверлили друг друга взглядами, после чего он забрался в автомобиль, а я продолжил путь.

Войдя в квартиру, я уловил запах кофе и чего-то жареного. Представил, как Лера стоит у плиты, облаченная в мою рубашку и тепло разлилось в груди. Прошел на кухню, но то, что я увидел, не имело ничего общего с картинами в моем воображении. Лера сидела за столом, полностью одетая и говорила по телефону. Ее каштановые волосы, которые я совсем недавно зажимал в кулаке в приступах безудержной страсти, были собраны в аккуратный высокий хвост.

- Да, Олег, мы все обсудим вечером, - услышал я. Лера подняла глаза и встретилась со мной взглядом.

- Я сожалею, - сказала она, и я не смог понять, кому именно предназначалась эта фраза. "Я сожалею, что провела с тобой ночь, Туманов" выстроилась в моей голове, окончательно превратив меня в долбанного параноика.

- Прости, что заставила тебя волноваться, - она внимательно слушала, что говорил муж, и я был готов отдать руку на отсечение, что это какая-нибудь хрень о том, как он волновался, и до глубокой ночи висел на телефоне, обзванивая их общих знакомых и городские больницы. Но ведь я видел его полчаса назад и он совершенно не произвел впечатление человека, который не сомкнул глаз, занимаясь поисками сбежавшей жены.

- Хорошо я..., - Лера замялась, прежде чем произнести, - Я тоже тебя люблю.

Серьезно, если бы у меня был выбор, я бы с удовольствием предпочел, встать под автоматную очередь!

- Доброе утро, - сказал я, стараясь не показывать, как эти гребанные три слова сказанные Ласточкой другому мужику, подействовали на меня. Схватил пачку сигарет и закурил. От настроения, с которым я проснулся, не осталось и следа.

- Привет, - Лера отвела глаза и вот оно! То чего я так боялся, она действительно жалеет о случившимся. Господи, какой же я идиот!

- Не думала, что ты сохранишь его, - я не сразу сообразил, что она говорила о снимке, который я разглядывал вчера, перед тем как она пришла. На нем Лере около пятнадцати. Она посылает воздушный поцелуй в объектив камеры, источая нежность и свет. Она дала мне это фото спустя две недели после нашего знакомства. Точнее, я сам попросил его, когда увидел, потому что мне хотелось, чтобы в момент, когда ее не будет рядом, у меня было что-то напоминающее о ней. Уже позже, я набил татуировку.

- Лера, тебя хорошо известно, как много ты значила для меня, - я намеренно произнес слово "значила" в прошедшем времени просто для того, чтобы уколоть ее.

- А твоя девушка? Не думаю, что ей понравиться знать, что ты хранишь фото своей бывшей подружки.

- Думаешь, ей понравиться знать, чем мы занимались сегодня ночью? - поддразнил я. Щеки Леры, покрылись легким румянцем, а я вспомнил, как она умоляла меня не останавливаться и выкрикивала мое имя на пике наслаждения.

- Мы должны обсудить это, - я сел напротив Ласточки и дотронулся до ее руки.

- Что здесь обсуждать? - резко сказала Лера, одергивая руку, - Это был одноразовый, ни к чему не обязывающий секс.

Нихрена себе! Если бы я не был зол, я бы рассмеялся.

- Вот как. Но ты ведь знаешь, что это не так.

- А как, Лекс? Эта ночь ничего не изменила, между нами. Я по-прежнему замужем, а ты помолвлен.

- Я не говорил тебе, что помолвлен, - подметил я.

- Ты - нет. Но об этом говорит вся западная пресса.

Так значит, она все-таки интересовалась моей жизнью. Приятно слышать, хоть желтая пресса и не самый лучший источник информации. Впредь нужно внимательнее относиться к сотрудникам, занимающимся связями с общественностью.

- И ты серьезно веришь тому, что пишут в газетах? - почему, черт возьми, мне, показалось, это таким забавным?

- Какая разница, - Лера пожала плечами и встала.

- Куда ты?

- Мне пора на работу, - она прошла мимо меня, но я остановил ее, ухватив за запястье.

- Лера, ты не можешь просто уйти. Это неправильно.

- А то, что мы сделали, по-твоему, правильно?

Я вскочил на ноги с такой силой, что стул позади меня с грохотом упал.

- Я тебя не понимаю! Ты сама пришла ко мне, я ни к чему тебя не принуждал. Ты могла остановить меня, но ты этого не сделала.

- Мы с Олегом поссорились, я была зла, выпила вина..., - мямлила она, - прости, если дала тебе надежду.

Если? Она не просто дала мне надежду, она заставила поверить меня в то, что я не упустил шанс все исправить.

- Отлично, мать твою! Значит, ты просто использовала меня в качестве мести?

- Так вышло.

Я попытался поймать ее взгляд, но тщетно. Верный признак того, что Лера хотела обмануть меня.

- Ты лжешь, Ласточка. Я достаточно хорошо тебя знаю, чтобы быть уверенным, что ты никогда бы не переспала с человеком, к которому ничего не испытываешь.

Она открыла рот, чтобы возразить, но я, не дожидаясь, схватил ее за шею и, притянув к себе, прижался к ее губам.

- Лекс пусти, - просила Лера, упираясь ладонями, в мою грудь. Но я не хотел ее отпускать - ни сейчас, ни позже - никогда. Неужели, она не понимала, насколько сильно была нужна мне?

- Останься. Прошу тебя. Я не хочу, чтобы ты уходила.

- Я не могу остаться. Лекс, пойми, у меня есть определенные обязательства. Мы и так уже зашли слишком далеко, - она вырывается и выходит в коридор. Я слышал звук застегивающейся молнии, и стук закрывшейся двери, в то время как внутри меня росла огромная зияющая дыра. Моя Ласточка снова ускользала от меня, а я даже не представлял, как с этим справиться. Я наивно полагал, что после этой ночи штамп в ее паспорте магическим образом исчезнет, а Лия окажется не более чем очередной выдумкой журналистов.

Лера права. Мы зашли слишком далеко и обратной дороги больше нет. Я полностью погряз в ней, стал зависим и пусть сейчас она чужая женщина, я должен вернуть ее.

С каждой минутой, ярость овладевала мной все сильнее от понимания того, что моя женщина ляжет в постель к другому, он будет к ней прикасаться, целовать ее сладкие губы, займется с ней любовью, и я ничего не смогу с этим поделать. Он - ее муж, а я просто эпизод из прошлого. Как же жалко, осознавать свое бессилие.

Я горько усмехнулся, заметив тарелку с омлетом и свежими тостами. Лера приготовила для меня завтрак, будто это лучшее, что она смогла сделать для меня. Раздражаясь еще сильнее, я схватил тарелку и швырнул в раковину. Посуда с громким звоном ударилась о металлическую поверхность раковины, разлетаясь на осколки. Обессиленно опустившись на пол, я прижался спиной к кухонному шкафу и закурил. Услышал входящий звонок по видеосвязи, но последнее чего мне хотелось - это вести оживленный диалог с кем бы то ни было. Звонок затих, затем повторился еще раз. И еще раз. В итоге, я не выдержал, поднялся с пола и потащил свою унылую задницу к компьютеру.

Лия.

Умеет же правильно подобрать момент.

- Привет, милый, - защебетала Лия, как только я ответил. Она - красива. Очень красива. Бронзовый загар безупречно покрывает ее кожу, идеально контрастируя с белым купальником, а черные волосы, уложенные в незамысловатую прическу, украшает экзотический цветок. В руках Лия держит высокий бокал с коктейлем, соблазнительно покусывая соломинку. Половина мужского населения планеты, не задумываясь, пошла бы на убийство, ради возможности быть рядом с этой горячей красоткой. Я же имея эту возможность, предпочитаю думать о сладком плоде, который является для меня запретным.

Придурок!

- Здравствуй, Лия, - на заднем плане слышался шум океанских волн и звуки стил - гитары.

- С тобой все в порядке? - она нахмурилась. Я не знал, что ответить. Конечно, со мной не все в порядке. Я изменил своей девушке и даже не чувствую себя виноватым, - Ты кажется чем-то обеспокоен.

Я глубоко вздохнул

- Все в порядке, Лия. Просто устал немного.

- Опять до глубокой ночи работал?

Ну, в какой - то степени, да...

Фог, ты скотина!

Утвердительно кивнул головой.

- Как там Гавайи? - спросил я, желая поскорее закончить разговор.

- О, потрясающе! Ты знал, что древние гавайцы верили, что, чем более тяжеловесна женщина, тем она красивее? Очевидно, мои сто двенадцать фунтов (51 кг), не подходят под местный эталон красоты. Не то, чтобы меня это расстроило, но я всерьез подумываю сесть на углеводную диету...,- я пытался вникнуть в суть беседы, но все мои мысли были заняты девушкой, вытатуированной на моей груди.

- Вчера, Джош и Нора устроили...

- Лия, нам нужно поговорить, - перебил я, больше не в силах строить из себя порядочного жениха, безумно скучающего по своей невесте и делающего вид, что меня действительно волнует углеводная диета, антицеллюлитные крема и новый кардиотренажер.

Лия замолчала и выжидающе посмотрела на меня. Почему-то мне показалось, что она уже и так знала, что я собирался сказать.

- Лия, я..., - я закрыл лицо руками, пытаясь подобрать нужные слова. Но проблема в том, что таких слов просто не существует.

- Алекс, что с тобой? Поговори со мной.

Я перевожу взгляд на экран, и понимаю, что не могу этого сделать. Не сейчас. Да, глаза Лии голубые и им никогда не стать изумрудно-зелеными, теми, которые я люблю до глубины души, но в них столько света и нежности, столько чуткого блеска, что я просто не могу стать причиной, из-за которой эти глаза померкнут. Мне нужно время.

- Алекс? - настаивает Лия.

- Нет, детка, все хорошо. Мы обязательно обо всем поговорим, но позже. Хорошо?

Уголки ее губ приподнимаются в печальной улыбке, не затрагивающей голубых глаз, но она понимающе говорит:

- Конечно. Я выслушаю тебя, как только ты будешь готов.

Мы еще несколько минут говорим о сумасшедших гавайских вечеринках, пристрастии Джоша к околехао (гавайский самогон) и обсуждаем идею Лии укоротить длину волос. И на всем протяжении этого на первый взгляд непринужденного разговора меня не покидает мысль "она знает".

Лия все знает.


Глава 13




Валерия



Будь я рождена восточной женщиной, меня бы с удовольствием забили камнями или подвергли публичной порке. Я - изменщица. Женщина, предавшая своего мужа, осквернившая семейные ценности, прыгнувшая в пучину похоти, безрассудно последовавшая за своими желаниями. Всю дорогу от дома Лекса и до своего офиса, я десятки раз прокрутила эту мысль в своей голове. Теперь глупо искать оправдания и винить во всем случившемся алкоголь, дурацкую ссору с Олегом или даже Лекса. Он просто сделал то, что я позволила ему сделать, а все остальное уже не имеет смысла. Это случилось, и это было...невероятно. Я никогда не понимала, что побуждает женщин пойти на измену. До тех пор пока не оказалась с ними в одной лодке. Очень просто судить, находясь по другую сторону баррикад. Но когда твое сердце замирает от одного прикосновения, во рту пересыхает, а руки дрожат от ощущения его дыхания на твоей коже, ты готова пойти на что угодно лишь бы продлить эти мгновения, пусть даже он не твой муж, которому ты давала обещание "долго и счастливо".

Лекс - чужой мужчина, а я - чужая женщина, но мы всегда будем принадлежать друг другу. Я написана на его теле, а он высечен в моем сердце.

Несколько раз за ночь, я просыпалась, окутанная руками Лекса, гладила его волосы, наблюдала за его умиротворенным лицом, покрытым дерзкой щетиной и точно знала, что с приходом рассвета мы должны будем отпустить друг друга. Мимолетно касалась губами обнаженной груди, прислушиваясь к размеренному дыханию, создавая еще одно воспоминание, которым мне придется довольствоваться следующие десять лет. Утром, поддавшись внезапному порыву, я приготовила завтрак и сварила кофе, совершенно свободно чувствуя себя на кухне Лекса. Я даже была готова остаться еще на несколько часов, пока не увидела, как дисплей телефона, оставленного Лексом на прикроватной тумбе, оживает, получая входящий звонок.

"Моя девочка".

Всего два слова, ясно дававшие понять, что наши жизни могут существовать только по отдельности, а эта ночь была чем-то вроде нелепой случайности, допущенной сотрудниками небесной канцелярии. Разозлившись, я позвонила Олегу, выслушала порцию упреков в адрес своего недопустимого поведения, но, тем не менее, почувствовала себя намного лучше.

И вот теперь я захожу в душный офис свадебного агентства и мысленно готовлюсь к допросу с пристрастием от девушки, которая уверила моего мужа, что прошедшую ночь я провела в ее "однушке" с видом на химчистку и винный магазин.

- Доброе утро, босс! - бодро произносит Нина, преграждая мне путь. В руках она держит дымящиеся чашки с кофе.

- Выглядишь неважно, - констатирует девушка критично осматривая мой внешний вид, начиная с темных джинсов и красной футболки в стиле "гранж" и заканчивая "конским" хвостом на голове. К сожалению, из косметики в моей сумочке оказались только тушь для ресниц и жалкий огрызок карандаша для глаз, поэтому макияж тоже оставляет желать лучшего. Сейчас я, скорее всего больше похожу на провинившегося подростка, спустившего половину родительской зарплаты на развлечения, чем на владелицу свадебного агентства.

- Неужели, мистер Фог...

- Даже не думай заканчивать эту фразу, - предупреждаю я, с благодарностью принимая чашку с ароматным напитком из рук Нины.

- А что? Я просто надеюсь, что мистер Фог действительно хорош, потому что вчера мне пришлось больше сорока минут убеждать твоего благоверного, что ты спишь на моей раскладушке, а не в постели своего бывшего парня. Думаю, я заслужила знать все подробности.

Я прохожу в свой кабинет, который с недавних пор носит гордое звание "парковка для солнца" и, плюхаюсь в кресло. Нина ни на шаг не отстает от меня, буквально наступая мне на пятки.

- С чего ты вообще взяла, что я была с Лексом? Или у меня это на лбу написано?

Нина раздраженно закатывает глаза

- Нет, но у тебя такой взгляд, который так и говорит, что сегодня ночью тебя хорошенько отымели.

Как вообще выглядит подобный взгляд? Очевидно, я ни черта не разбираюсь в людях, потому что в противном случае ни за что на свете не приняла бы на работу эту девицу с повадками закоренелого сыщика.

- Господи Иисусе, - бурчу я, роняя голову на стол и мечтая исчезнуть с лица земли, только бы не ощущать, как взгляд Нины буравит дыру у меня во лбу.

- Перестань так на меня смотреть, - прошу я, действительно ощущая дискомфорт. Конечно, дело не только в этом. На самом деле меня больше волнует, что я буду чувствовать помимо чувства вины, когда встречусь с Олегом.

- И не мечтай, босс. Ну, так, что?

- Что?

- Мистер Фог действительно так хорош, как кажется на первый взгляд?

Я медлю еще несколько секунд, прежде чем, вскинуть голову и рассказать своей подруге все горячие подробности ночи, проведенной в компании Лекса Туманова. К тому моменту, как я заканчиваю свой рассказ, Нина сидит с раскрытым ртом.

- С ума сойти! То есть он до сих пор хранит твое фото? Серьезно? Я даже боюсь представить, что он делает с ним, когда остается один, - Нина звонко смеется, а я кривлюсь от ее слов.

- Какой ужас.

- Кстати говоря, тебе не мешало бы вернуть кольцо на место, - говорит девушка, указывая на пустующий безымянный палец. Вот, черт! Я делаю так, как она говорит и вспоминаю, что вроде как, должна поблагодарить ее.

- Нина, спасибо, что прикрыла меня.

- Нет, проблем босс. Только в следующий раз предупреждай, когда соберешься развлечься, чтобы я не выглядела полной дурой.

- Следующего раза не будет, - уверено произношу я, на самом деле не уповая на то, что говорю.

- Конечно, нет, - соглашается девушка, но по ее беспечному тону понятно, что она не верит мне.

- Отмени, пожалуйста, все запланированные встречи на сегодня, я немного не в форме, для деловых разговоров.

- Хорошо.

Нина покидает мой кабинет, а я думаю, что мне все-таки придется поднять ей зарплату.

Следующие два часа, я упорно пытаюсь вникнуть в суть работы над свадьбой в стиле "Шебби шик", но хаос, царившей в моей голове препятствует этому. Мысленно, я возвращаюсь в квартиру Лекса, вспоминая как приятно мне было ощущать его внутри. Мне всегда был приятен секс с мужем, но то, что я испытала с Лексом, было совсем иначе. Не хуже и не лучше. Просто по-другому. Моя кровь превращалась в раскаленную лаву, пока Лекс глубокими толчками пронизывал мое тело, заполняя крошечными атомами наслаждения всю меня - от ногтей до кончиков волос.

Скрипя зубами, я дорабатываю остаток дня, ведя отчаянный бой с желанием позвонить Лексу. Возвращаюсь домой, слышу звук включенного телевизора и впадаю в ступор. Как смотреть Олегу в глаза? Что сказать? Да и что тут скажешь, ведь я сама нажала на кнопку самоуничтожения запрыгнув в постель к другому.

Олег выходит из кабинета и останавливается в нескольких шагах от меня, а мне вдруг начинает казаться, что целая пропасть разверзлась между нами, растянувшись на сотни километров. Удивительно, как в одночасье человек, с которым на протяжении многих лет ты делишь быт, путешествуешь, строишь совместные планы, может стать для тебя абсолютно чужим. Одним своим появлением Туманов сумел так пошатнуть мой стабильный прочный мир, что теперь я не уверена, был ли он настолько прочным, как казался на первый взгляд?

- Привет, - неуверенно произносит муж. Я скидываю туфли, подхожу к нему и утыкаюсь лбом в его плечо. Вдыхаю терпкий запах эстрагона, который когда-то дурманил мне голову, и не чувствую ничего, кроме аромата газированной воды. Олег рассеянно водит рукой по моим волосам, а я представляю, что это рука Лекса и от этого чувствую себя настолько мерзко и паршиво, что мне хочется выкрикнуть "Забейте меня розгами, сделайте хоть что-нибудь, все-равно больнее, чем есть уже не будет!".

- Прости. Я вчера вспылил. Сам не знаю, что на меня нашло.

- Все в порядке, Олег. Давай не будем об этом, - я отступаю от него, иду в ванную, желая очистить свое тело от прикосновений Лекса. Если бы можно было так же легко очистить душу...

Я погружаюсь в горячую ванну, несколько раз с головой опускаюсь под воду, но кажется, Лекс уже успел залезть мне под кожу. Откровенно говоря, он сделал это десять лет назад, а сегодняшняя ночь стала простым напоминанием о том, что он все еще там.

Дверь открывается и ванную заходит Олег с махровым полотенцем в руках. Внезапно, я радуюсь, что пузырьки пены еще не окончательно растворились, закрывая большую часть моего обнаженного тела. Я никогда не стеснялась своего наготы в присутствии мужа, но сейчас мне не хочется, чтобы он видел меня голой.

- Мигрень? - с сочувствием спрашивает Олег, присаживаясь на край стиральной машины. Я согласно киваю, мечтая, чтобы это была именно она. Почему любовь не похожа на головную боль? Или зубную? Жизнь была бы намного проще, будь оно так. Влюбился не в того человека, пошел в аптеку, купил обезболивающего и все...Чувства прошли, как приступ мигрени, оставляя легкую пульсацию в висках и ощущение полного умиротворения. Сейчас я бы не отказалась от такой таблетки.

Я кидаю взгляд на Олега, и приходит озарение. Олег, моя таблетка. Он - моя тихая гавань, которая сможет укрыть меня от цунами, с названием известного атмосферного явления.

Только вопреки здравому смыслу, я бы с удовольствием стала мельчайшим кристаллом в этом завораживающем скоплении воды.

***

Я выхожу из ванной и Олег бережно, укутывает меня в белоснежное полотенце. Не лезет с расспросами, не требует объяснений. Он ведет меня на кухню, сажает за стол, наливает чашку зеленого чая. Я понимаю, что нужно объясниться, оправдать себя, сказать, что сожалею...Но дело в том, что я не жалею. Не жалею, что отдалась мужчине, который неоднократно разбивал мое сердце десять лет назад, не жалею, что пошла к нему, не жалею ни об одной минуте проведенной в объятиях Лекса.

- Ты голодна? Может, закажем что-нибудь?

- Я не хочу есть. Закажи себе, если хочешь.

- Ты все еще злишься?

- Нет, я же сказала. Все в порядке, - неожиданно резко сказала я, удивляясь собственной дерзости. Чертов, Туманов! Всю душу мне вытрепал, и сердце в клочья разорвал. Проще с моста сброситься, чем забыть его. Но ведь однажды у меня уже получилось, получится и сейчас. Ведь я уже не та пятнадцатилетняя девчонка, которая верила в каждое слово, слетавшее с его губ.

Этой ночью Олег, наконец, вспомнил о своих супружеских обязанностях, придавшись примирительным ласкам. Я не противилась, понимая, что так надо, но впервые за годы брака не чувствовала ничего. Правильно говорят, что все познается в сравнении. Прошлой ночью я не просто занялась сексом с Тумановым, я заключила сделку с дьяволом, и теперь на мне осталось его клеймо. Стыдно признаться, но пока Олег пытался взбудоражить мое холодное тело, я успела пересчитать все трещинки на потолке и мысленно составить список дел на завтра. С каждым мгновением я ненавидела себя все больше, за собственную слабость и неумение контролировать свои эмоции. Я ненавидела Лекса, за то, что спустя столько лет он все еще имеет власть надо мной. Я даже ненавидела Олега, за то, что не смог сделать так, чтобы я полюбила его, так же, как любила когда-то Туманова. Безумно, дико, опрометчиво.

После того, как уставший, но от этого не менее довольный, Олег засыпает, я выхожу на балкон запрокидываю голову и смотрю на миллиарды сверкающих созвездий, отражающихся в потухших окнах домов. Мне хочется закричать, что есть мочи, спросить "где же этот чертов край вселенной?".

- Доброй ночи, Лекс, - шепчу я, вглядываясь в темноту и сквозь тихий шорох ветра до меня доносится.

- Сладких снов, Ласточка.

И мне хочется надеяться, что я не окончательно сошла с ума.




Глава 14




Валерия



Суббота. Раньше, когда Олег не отдавал предпочтение работе, мы каждые выходные проводили вместе. Рестораны, кафе, боулинг. Мы катались на роликах, делали забавные снимки в фотокабинках, а вечерами брали теплый плед, конфеты и шли в кинотеатр под открытым небом. Мне нравилось его чувство юмора, ямочки на щеках и умение выходить из любой, даже самой безвыходной, ситуации. Сейчас мне просто все-равно. Теперь его шутки кажутся мне глупыми и неуместными, а те самые ямочки, больше выглядят, как недостаток, чем привлекательное дополнение к его образу. Почему? Думаю, ответ на этот вопрос кроется в откровенных подробностях той ночи, после которой я вошла в список, обозначенный громким словом "неверная". Не знаю, существует ли вообще такой список, но если он все-таки есть, мое имя уже определенно должно быть выведено кровавыми чернилами на могильной плите счастливого брака.

Сегодняшняя суббота стала для меня настоящим испытанием. Я проснулась с ощущение недостатка кислорода и пустоты внутри. Руки Олега обвивали мою талию, подобно металлическим прутьям, под непосильной тяжестью которых, я была готова сломаться. Зачем Туманов появился? Зачем вообще нужна была эта встреча? Как пережить все это и не свихнуться?

Я поднялась с кровати и снова вышла на балкон. Если так пойдет и дальше это станет для меня своего рода ритуалом. Солнечные лучи, одержавшие победу в храброй схватке с грозовыми тучами, освещали кристально - голубое небо, вглядываясь в глубину которого, можно было с легкостью представить, что оно совсем близко. Стоит лишь протянуть руку и ладонь утонет, в мягком пушистом облаке, забирая все плохое и ненужное.

Приготовив мужу яичницу, я насыпала в тарелку мюсли, залила стаканом натурального йогурта и устроилась перед телевизором. Голос диктора местного малобюджетного телеканала рассказывал о последних всколыхнувших город событиях. Зачерпнув ложкой злаковую кашицу, я собиралась отправить ее в рот, но так и замерла, не донеся ее до места назначения.

- По предварительным данным наш город посетил известный американский мультимиллиардер, а по совместительству наш земляк - Алекс Фог. Несколько дней назад он был замечен в баре "Альбатрос". С какой целью бизнесмен посетил родной город пока неизвестно, но мы смеем предположить, что его визит имеет личный характер и никак не связан с рабочей деятельностью.

У меня зазвенело в ушах с такой силой, будто ящик столового серебра, хранившегося в ореховом комоде моей прабабушки, ударился о стену и разлетелся по полу.

Какого черта?

- Алекс Фог? - я подпрыгнула, услышав голос Олега, стоящего позади меня. Рука с ложкой дрогнула, и мой халат был успешно дополнен вкраплениями рисовых хлопьев и цукатов.

- Я все не мог понять, где я его видел, - сказал Олег, продолжая всматриваться в экран телевизора, на котором до сих пор мелькало фото Лекса.

- Кого? Лекса? - спросила и тут же прикусила язык. Цепкий взгляд мужа переместился ко мне.

- В смысле Алекса? - я поспешила исправиться. Олег задумчиво кивнул и снова посмотрел на телевизор.

- Ты разве встречался с ним? - осторожно спросила я.

Не дай Бог...

- Да, совсем недавно, - временная остановка сердца, - в тот день, когда ты ночевала у Нины. Я собирался на работу, а он как раз пробегал мимо нашего дома. Видимо парень привык держать себя в хорошей форме. Я еще спросил, не встречались ли мы с ним ранее.

Абсурд какой-то! Значит в то время, пока я варила кофе на кухне Лекса, он разговаривал с моим мужем. Почему он мне ничего не сказал? Хотя какая теперь разница.

- И что он тебе ответил?

- Сказал, что не думает. Он вообще был не слишком дружелюбным, - услышав это, я выдохнула. Сама не заметила, как затаила дыхание.

- Понятно.

Хвала небесам, что Лексу хватило ума не брякнуть что-нибудь провокационное. Учитывая его вспыльчивый нрав, это было бы вполне в его духе. С другой стороны теперь он совсем другой. Прежний Лекс не стал бы открывать женщинам двери, пользоваться салфеткой и с интересом говорить о погоде. Он мог без разбора кинуться в драку, сломать обидчику пару ребер, а после в компании своих дружков, сидя в захламленном вонючем бараке, в котором жутко скрипит пол, а сквозь щели в окнах пробивается и гудит зябкий ветер, затянуться крепким косяком

- Ну, чем сегодня займемся? - я попыталась придать своему тону самый правдоподобный оттенок веселья, на который только оказалась способна.

Олег вздохнул.

- Лер, мне в понедельник объект сдать нужно, так что я сейчас в душ и в офис. Там шеф экстренное совещание собирает. Ты сходи с Ниной куда-нибудь. В салон или по магазинам.

Кажется, Олег говорил что-то еще, но я уже не слушала. Я молча поднялась с кресла и направилась в ванную застирывать следы йогурта на халате. Ничего больше не хочу предпринимать. Буду просто плыть по течению, и ждать, куда оно меня занесет.


***



- Нет, Лер, ты, конечно, меня извини, но твой Олег тупой осел, - мы с Ниной лениво прохаживались между стеллажами, уставленными дизайнерскими сумками, пока моего мужа разрывало между желанием провести день со своей женой и необходимостью торчать на работе.

- В конце концов, ты не пустое место, - Нина с вожделением высказывала возмущение по поводу поведения Олега, не отрывая взгляда от черного бархатного клатча, стоящего больше чем месячная аренда чайного магазина, - Он же относиться к тебе, как шмель к комнатному растению. Пыль протер раз в месяц, пыльцу собрал, нектаром сбрызнул и опять в свой улей, чертежи рассматривать.

Интересное сравнение.

- А ты, между прочим, женщина! Молодая привлекательная женщина!

- Нина, ну хватит. Пойдем лучше кофе выпьем? - с надеждой спросила я, удивляясь, как в этой маленькой девушке, умещается грозная женщина, удрученная жизненным опытом. Конечно, в словах Нины была толика истины, но соглашаться с этим упорно не хотелось.

Девушка вздохнула, положила клатч на место и зашагала на выход.

- Ну не расстраивайся, - сказала я, обнимая ее за плечи, - когда-нибудь, я сделаю тебя своим заместителем, и ты сможешь позволить себе купить эту сумочку.

Нина округлила глаза в притворном ужасе.

- Нахрена мне сумка от "Prada" в девяносто? Носить кефир и булочки с изюмом?

- А еще библию, сердечные капли и футляр для вставной челюсти. Идеальный комплект.

- Единственное, что меня радует, так это то, что у тебя будет такой же, - парировала Нина, рассматривая свое отражение в тонированных окнах, припаркованных вдоль тротуара подержанных иномарок с облупившейся краской на дверцах и потрескавшимися зеркалами дальнего видения.

Мы зашли в небольшую кофейню со звучным названием "Аришель" и не без труда отыскав свободный столик в дальнем углу, устроились подальше от любопытных глаз. Заказали латте со вспененным молоком и брауни с малиновым джемом.

- Нина, ты осуждаешь меня? - спросила я, желая удостовериться, что есть человек способный в случае необходимости оказать мне необходимую поддержку. Она высыпала два пакетика сахара в свой кофе, размешала и..

- Нет, - просто ответила девушка, - У меня нет такого права. Судить могут люди с нимбом над головой и белоснежными крыльями за спиной, а таких в нашем мире не существует. Современный мир слишком жесток и порочен. Даже самые целомудренные не в силах противостоять искушениям, что говорить о нас, простых смертных. Я верю, что случайностей не бывает и если Алекс появился в твоей жизни спустя столько лет это не просто так. Просто Лера, чтобы не происходило в твоей жизни, не предавай этому слишком большого значения.

- Вот посмотри на меня, - продолжала Нина, пока я, подперев голову рукой, внимала ее словам, - Я едва не покончила с собой, провела две недели в психушке, больше месяца два раза в неделю ходила на встречи группы психологической поддержки, а по факту всего этого можно было избежать. Подумаешь, оказался мой парень кобелем, а мать - сукой. Ну и что с того? Я помогла им обрести друг друга, но даже то, что я оказалась причастна к их счастью, не стоит того, что мне пришлось пережить.

Господи, как эта девушка может быть такой хрупкой и в тоже время невероятно сильной?

- Ты простила их?

- Сложно сказать. Больше да, чем нет, - Нина пригубила кофе и тыльной стороной ладони смущенно стерла пенку с верхней губы. Подождите, она, что покраснела? Я обернулась и увидела привлекательного парня, с улыбкой смотрящего на Нину, поверх крышки лэптопа.

- А...они все еще вместе?

- Да. Через два месяца собираются пожениться. Представляю, как мать будет ухмыляться своим подругам, и рассказывать, как ей повезло встретить свою любовь на пятом десятке, а Стас делать вид, будто жениться на вдове преподавателя естественных наук предел его мечтаний.

- Ты пойдешь?

- Не думаю. Не хочу быть частью этого дешевого представления.

Еще некоторое время, мы с Ниной болтали о разных женских глупостях, и все это время я наблюдала за негласной игрой в переглядки, отчего мне в голову пришла совершенно странная идея. Проходя мимо парня, которому удалось заставить мою секретаршу покраснеть, я протянула ему сложенную салфетку, с несколькими заветными цифрами и, подмигнув, удалилась из кафе.

"Позвони ей. Она этого заслуживает".

Возможно я тоже, смогу кому-то помочь обрести свое счастье.



***



Часы показывали половину десятого вечера. Олег лежал на диване, в полудреме следя за событиями, происходящими на экране телевизора, пока я делала вид, что читаю книгу. На первый взгляд гармоничный семейный вечер, на самом деле был пропитан напряжением, которое чувствовалось в каждом несовершенном движении, в каждой невысказанной фразе, в каждом несделанном вдохе. Все ощущалось так неловко, что, кажется, эту неловкость можно было с легкостью попробовать на вкус или коснуться кончиками пальцев.

Перелистнув очередную страницу, я услышала, как в спальне звонит мой телефон. Обрадовавшись возможности встать с кресла, в котором провела последние несколько часов, я отправилась на поиски телефона. Увидев имя звонящего, я удивилась, но подумала, что возможно Князев решил уточнить что-то насчет предстоящей свадьбы.

- Привет, Макс, - ответила я, сдерживая непонятно откуда появившуюся дрожь в голосе.

- Лера, привет. Извини, что так поздно, но мне нужна твоя помощь.

- Что-то случилось? - я обернулась проверить, не вошел ли в спальню Олег, на интуитивном уровне чувствуя, что дело в Лексе.

- В том то и дело, что я не знаю. Понимаешь, я второй день не могу дозвониться до Лекса, его номер заблокирован. Дома его тоже нет, я проверял. Поэтому, я подумал, может, ты знаешь, где он может быть? - я начала лихорадочно перебирать в голове места возможного нахождения Туманова, надеясь, что он не пустился во все тяжкие. Единственное место, которое имело для нас обоих значение, и в котором мог находиться Лекс, находилось в двадцати минутах езды от города, но я уже скинула с себя халат, настежь распахивая дверцы шкафа.

- Макс, есть одно место, но я сама туда съезжу.

- Ты уверена, что это удобно? Уже поздно.

- Да, уверена. Я перезвоню, - откинув телефон на кровать, я наспех влезла в серое трикотажное платье, думая, как лучше добраться до озера. Посмотревшись в зеркало, я несколько раз провела расческой по волосам и, похлопав себя по щекам, вылетела из спальни, наткнувшись на твердую грудь Олега.

- Ты куда-то собралась? - хмуро спросил муж, глядя на меня сверху вниз.

- Да. Нина позвонила, ей срочно нужна моя помощь, - оказывается, лгать на ходу не так уж и сложно.

- А это не может подождать до завтра? Я хотел поговорить с тобой.

- Нет, это срочно.

- Лера, мне...

- Олег, давай позже. Я возьму твою машину, хорошо? Ложись без меня, я буду поздно, - протараторила я, хватая ключи от автомобиля Олега и выбегая за дверь. Мне даже не было стыдно за то, что я делаю. Вдруг мне в голову пришла мысль, что последние несколько месяцев, я практически ежедневно слышала от мужа фразы, подобные тем, что только, что произнесла. А что если он поступает так же? Что если его постоянное отсутствие не имеет никакого отношения к работе? И знаете, где-то глубоко внутри я бы хотела, чтобы это было именно так, ведь тогда, мне бы не пришлось так остро ощущать свою ничтожность.

Оказавшись внутри салона автомобиля, я выдохнула, но ненадолго. Эти двадцать минут окажутся не простыми. Только сейчас, я вспомнила, что последний раз садилась за руль три года назад. После того, как пьяный мажор в фирменном спортивном костюме, подрезал меня на спортивной машине, подаренной ему богатеньким папой - адвокатом, и я познакомила бампер своей машины с фонарным столбом, я всячески избегала возможности снова сесть за руль. Тогда меня спасла подушка безопасности и, уповая на то, что в случае необходимости, она сделает это снова, я завела машину и повела ее за город.

К нашему озеру.

Мне потребовалось немного больше двадцати минут, но все же, когда я свернула с пустынной трассы, на дорогу, усыпанную мелкими камнями, и разглядела мужскую фигуру, сидящую на потрескавшемся бревне, я была рада, что смогла преодолеть свой страх. Неподалеку стоял припаркованный Лексус Туманова. Темноту, поглотившую все вокруг, нарушал свет фар, отражающийся в ровной глади зеркального озера и крошечный оранжевый огонек, зажженной сигареты в руках Лекса.

Я вышла из машины и шагнула вперед. Каблуки увязали в размокшей после дождя земле, смешанной с прошлогодней листвой. Ледяной ветер забирался под распахнутые полы куртки, но я не обращала на это внимания. Какой к черту холод, когда от одного взгляда на Лекса, становилось жарко?

- Погоди, - сказал Лекс, как только я собиралась присесть с ним рядом. Он стянул с себя куртку и положил на бревно, жестом указывая, чтобы я села.

- Откуда ты здесь? - несмотря на то, что Лекс говорил тихо, в окружающей тишине, его слова были отчетливо слышны.

- Мне позвонил Макс. Сказал, что не может тебя найти. Он волновался.

- Почему ты решила, что я здесь?

Я растеряно пожала плечами, не зная, что ответить. Наверное, мы оба прекрасно знали, что это место особенное и таит в себе слишком много хорошего, чтобы мы могли просто отпустить его.

Лекс повернул голову, глядя на мою машину. Он как будто намеренно не смотрел на меня.

- Не знал, что ты водишь.

Хотелось бы мне сказать, что он еще многого обо мне не знает, но это не так. За эти десять лет в моей жизни изменилось не слишком многое, а о том, что все же изменилось ему уже известно.

- Редко. Честно говоря, сегодня первый раз за три года.

- Почему?

- Расскажу в другой раз. Ну, а что заставило тебя приехать сюда?

Усмехнувшись, Лекс подался вперед, упираясь локтями в колени.

- Расскажу в другой раз. Ты когда-нибудь задумывалась о том, что было бы, если бы мы могли выбирать, кого любить?

Ух ты...

- Нет. Но совершенно точно, жизнь была бы намного скучнее. Не было бы душераздирающих расставаний, достойных книжных романов. Вы бы мужчины, не напивались в барах со своими друзьями, после очередной ссоры с подружкой, а мы бы не предавались бессмысленным рыданиям, съедая горы шоколада.

Что это вообще за незапланированный урок философии?

- Ты любишь шоколад, - сказал Лекс, направляя на меня жгучий взгляд бездонных янтарных глаз.

- Знаешь, я иногда и порыдать не прочь, - я нервно рассмеялась, перемещая взгляд на озеро, в такой поздний час, кажущееся мрачным и зловещим.

- А если бы ты все-таки мог выбрать, кого любить, ты бы обратил на меня внимание десять лет назад?

Господи, что я несу?

Лекс, серьезно посмотрел на меня и ответил:

- Ласточка, если бы я мог, я бы разлюбил тебя и полюбил снова. Я бы делал так, каждый чертов день своей жизни и так до бесконечности.

Я едва не задохнулась, услышав, с каким трепетом он произнес это признание и от осознания того, что мы сами разрушили то, что у нас было, мне действительно хотелось разрыдаться.

- До края вселенной, - прошептала я, поднимаясь на ноги, намереваясь уехать. Лекс не останавливал меня, несмотря на то, что мне хотелось этого. Мне хотелось, чтобы он схватил меня за запястье, приказал остаться, и я бы осталась.

И он схватил.

Его сильные пальцы сомкнулись на моем запястье, когда Лекс резко развернул меня к себе, пригвождая своим упругим мускулистым торсом, к двери машины. В следующее мгновение мои губы оказались в плену искрометного глубокого поцелуя, зарождая огонь желания, который отныне я смогу испытать только с ним.

- Не могу без тебя. Десять лет коту под хвост. Все напрасно, - бормотал Лекс, оставляя жалящие поцелуи на щеках, спускаясь к шее, и возвращаясь к губам. Я обмякла в его ладонях, ощущая себя плавящимся воском, в умелых руках пиромана. Небо разверзлось, беспощадно осыпая нас крупными каплями дождя, но мы целовались, как безумные, сумасшедшие люди, истосковавшиеся по прикосновениям друг друга.

Лекс стащил с себя свитер, теснее прижимаясь, яростнее вдавливая меня в прохладный металл автомобиля. Одной рукой он обхватывал мой затылок, а второй поднимал подол промокшего платья, скользя по кромке кружевных чулок. Мы были одни, и только озеро, небо, цветочное поле и лес, останутся свидетелями безумства, охватившего наши тела и души. Я царапала спину Лекса, впиваясь ногтями в его кожу, пока он расстегивал ремень брюк. Одним точным пронзающим движением он ворвался в меня, поглощая стон наслаждения, сладостным поцелуем.

- Только ты. Всегда была только ты. Ты - единственная, Лера, - отчаянно шептал Лекс, неистово двигаясь внутри меня, поднимая все те чувства, которые я так долго старалась спрятать. Как же он нужен мне. Как свет, как вода, как воздух.

Как сама жизнь.

Дождь хлестал по разгоряченной коже, но даже ему не удалось заглушить страсть, что возникла между нами, и которой уже не будет конца. Одновременно дойдя до предела, мы стояли, обнимая друг друга, ощущая, как дрожат наши руки и ноги, а сердца бьются в унисон.

Отстранившись, Лекс, устремил на меня свой пламенный взор, в поисках сожаления. Послав все к чертям, я улыбнулась и прильнула к своему персональному туману. Он расслабился и крепко обнял в ответ, с наслаждением вдыхая запах моих волос.

Как десять лет назад.

- Я больше не отпущу тебя, Ласточка, - пообещал Лекс, сжимая меня в объятиях.

- Не отпускай, - попросила я, утопая в близости любимого мужчины.

Вернулась домой я далеко за полночь, насквозь промокшая, но, тем не менее, счастливая. Приняла согревающий душ и, выпив чашку горячего чая, забралась в постель, к спящему мужу, просто для того, чтобы избежать необходимости отвечать на ненужные вопросы. Олег, перевернулся на другой бок, и подтянул меня ближе к себе. Я содрогнулась, но отстраняться не стала.

- Мне не нравиться, что ты убегаешь посреди ночи и не отвечаешь на мои звонки, - строго сказал Олег, продолжая обнимать.

- Извини, - мой голос звучал недовольно и вяло. Олег вздохнул и, убрав руки с моей талии, лег на спину.

- Я завтра уезжаю в командировку. В Стокгольм. На десять дней. Не знаю, что с тобой происходит, но надеюсь, к моему возвращению ты разберешься в себе.

Десять дней.

Кажется, отныне это число станет моим любимым.

Как же мало порой нам нужно для счастья...


Глава 15




Лекс



Теория Макса не подтвердилась. Крошечная вероятность того, что после секса с Лерой мой интерес к ней пропадет, оказалась равна нулю. Теперь я хочу ее всю без остатка. Нежную, страстную, с макияжем и без, не выспавшуюся с утра и уставшую вечером, в деловом костюме и в шелковой пижаме, с растрепанными волосами и с идеальной укладкой.

Мою.

Даже, когда я желал укрыться от всего мира, она смогла найти меня. Моя Ласточка попросила не отпускать ее и черта с два я это сделаю. Я скорее умру, чем снова испытаю ту боль потери, которая десять лет назад пустила во мне корни, просочилась в кровь и которую с таким трудом я смог выкорчевать. Если потребуется, я буду грызть землю, ломать зубы, но не позволю ей снова покинуть меня.


Сразу после того, как Лера уехала домой, пообещав, что мы увидимся завтра, я отправился к Максу. Припарковав автомобиль у дома, огороженного кованым забором и, закинув в рот жвачку, я вышел наружу. Под ногами захрустели сухие ветки, когда я зашагал по направлению к входной двери. Едва я успел поднять руку с намерением постучать, дверь отворилась, и угрюмое лицо друга заставило мою челюсть застыть без движения. Сейчас он выглядел, как разъяренный отец, собирающийся отчитывать своего загулявшего ребенка.

- Привет, Макс, - поприветствовал я друга, продолжающего сверлить меня взглядом, - Можно войти?

Макс отошел в сторону, не сказав ни слова, и приняв этот жест за разрешение, я вошел в дом. Оксана сидела на диване и если я правильно разбираюсь во всех женских мелочах, пыталась сделать педикюр, но внушительных размеров живот, явно был для этого преградой. Услышав шаги, Окс, повернула голову и, увидев меня, с улыбкой поднялась с дивана. Она подошла ко мне и поцеловала в щеку.

- На твоем месте Туманов, я бы так не улыбалась, - предупреждающе зашептала Оксана, и я понял, что недооценивал своего друга.

- Дорогая, сделай, пожалуйста, кофе, - попросил Макс, присаживаясь в кресло. Девушка понимающе кивнула и, послав мне ободряющую улыбку, убежала на кухню. Конечно, "убежала" в ее положении слишком громко сказано, но ради Бога, кого волнуют эти условности?!

Вздохнув, я сел напротив друга, проявляя чудеса выдержки.

- Ну и где тебя носило? - спросил Макс и потянулся за пачкой сигарет. В это же самое мгновение из кухни послышался голос Оксаны:

- Князев! Никакого никотина в доме! Хотите курить, выметайтесь на улицу!

Плотно сжав губы, чтобы не засмеяться, я наблюдал, как Макс пробормотал проклятья и отложил сигареты в сторону.

- Макс, извини, - начал я, - Я не хотел так исчезать, просто мне нужно было побыть в одиночестве.

- Лекс, ты мог хотя бы предупредить меня. Неужели ты думаешь, что я бы не понял?

Я виновато опустил голову.

- Да я чуть весь город вверх дном не перевернул, когда понял, что тебя нет дома. Я даже в аэропорт ездил, думал, ты улетел в свою гребанную Америку. Пришлось Лере позвонить, чтобы...- Макс осекся, когда увидел, как я улыбаюсь при упоминании о ней.

- Что с твоим лицом? - друг подозрительно смотрел на меня, прищурив глаза.

- Ничего.

- Где ты был?

- На озере.

- С кем?

- Макс, мать твою, ты кто? Шерлок Холмс?

Что-то он порядком начинал меня раздражать.

- Между вами что-то было?

"Господи, ну почему мой лучший друг не немой карлик из Абхазии?" - мысленно спросил я, возводя глаза к небу. Правда точнее будет сказать к потолку. Хотя вряд ли немой карлик - абхаз провел бы сутки, занимаясь моими поисками. И, кстати говоря, я вроде как должен поблагодарить друга за возможность воссоединения с моей Ласточкой, ведь это именно он был тем, кто направил ее ко мне. Но думаю, я займусь этим немного позже, когда господин Князев прекратит действовать мне на нервы, и я получу возможность сменить промокший свитер на что-нибудь более сухое и теплое.

- Лекс? - настаивал Макс.

- Да, Макс, между нами было все. И если ты сейчас начнешь молоть всякую чепуху и напоминать мне о том, что она замужем, я лучше поеду домой, хорошо?

- Нет, не хорошо. Ты никуда не поедешь, - по тону Князю стало понятно, что он настроен решительно, - И я не собираюсь читать тебе нотации, ты достаточно взрослый, чтобы сам разобраться в своих чувствах. Но ведь ты должен понимать, что ваша связь не продлиться долго. В конце концов, скоро тебе нужно будет возвращаться в Америку и что потом? Ты думаешь, что она разведется, все бросит здесь и поедет с тобой? Или ты сможешь управлять своей компанией на расстоянии? А как же Лия, Лекс?

Друг говорил правильные вещи и разумом я мог это понять, но то ощущение счастья, которое я испытал, находясь рядом с Лерой, окрыляло. Я не чувствовал ничего подобного десять лет. Это как наркотик - чем больше ты испытываешь кайф, тем сильнее твое влечение к нему. Но чтобы продлить ощущение эйфории, необходимо с каждым разом увеличивать дозу и возможно мне не хватит и вечности, чтобы насладиться вновь обретенным счастьем.

Однажды, я сказал, что курение единственная зависимость, оставшаяся у меня из прошлого.

Вранье.

Ласточка.

Вот единственная зависимость, от которой я так и не смог избавиться.


- Макс, я дышать без нее не могу, - тихо признался я, зажимая пальцами переносицу. Из кухни послышался звон посуды.

- Что мне делать?

- Бороться, - сказала Оксана, входя в комнату, и я вскинул голову. Она поставила поднос на кофейный столик и, игнорируя направленный на нее враждебный взгляд своего жениха, села рядом со мной. От нее пахло молоком и мятными конфетами.

- Лекс, знаешь, я впервые в жизни встречаю мужчину, который способен так сильно любить. Ты невероятно сильный человек. Ты сумел многого добиться, и ты как никто другой заслуживаешь того, чтобы быть счастливым. И если единственной женщиной способной подарить тебе счастье является Лера, значит, борись за нее.

Оксана потянулась к столу и, взяв чашку с кофе, с улыбкой протянула мне, пока я по капле впитывал в себя только что услышанные слова. Макс вообще как-то подозрительно притих.

- И вообще, я всегда знала, что эта затея не будет напрасной, - она загадочно улыбалась, отпивая молоко из стакана. Я перевел взгляд на друга, в надежде, что может быть, он объяснит мне, о чем говорит его невеста.

- Какая еще затея? - очевидно Макс тоже ничего не понял. Ох уж эти беременные!

Девушка закатила глаза.

- Серьезно, вы же не думаете, что я случайно обратилась в агентство Леры? В нашем городе полно и других организатор свадеб.

- Вообще-то мы именно так и думали.

- Ну, значит, я прирожденный стратег и могу собой гордиться.

- Погоди. Ты хочешь сказать, что с самого начала спланировала нашу встречу с Лерой?

Господь Всевышний, у меня уже мозги закипели.

- Совершенно верно, - кивнула Оксана, - в тот день, когда вы с Максом напились, он рассказал мне, что ты сорвался после того, как увидел Леру в окно ресторана. Я поняла, что она до сих пор тебе не безразлична, учитывая твою бурную реакцию, и решила ускорить процесс. Потом, я вспомнила, чем она занимается. К счастью, мы еще не начали подготовку к свадьбе, и я позвонила ей.

Теперь, я с уверенностью могу сказать, что мне никогда не удастся понять женщин.

- Что происходит у тебя в голове? - на Макса признание Оксаны произвело не меньшее впечатление.

- Ты же понимаешь, что Лекс изменил девушке, на которой собирается жениться, а...

- Собирался, - поправила Оксана, на сто процентов уверенная в своей правоте.

- Успокойтесь, - приказал я, пытаясь остановить надвигающуюся катастрофу, - И прекратите говорить так, будто меня здесь нет. Макс, так уж вышло, что женщина, на которой я бы действительно хотел жениться в настоящее время уже замужем. С Лией я разберусь сам. А теперь могу я, наконец, принять душ и переодеться?

- Конечно, - кивнул Макс, - по коридору, третья дверь справа.

- Спасибо, - поблагодарил я, проходя мимо ошеломленных друзей.

После горячего душа, я прошел в одну из гостевых комнат, где меня уже ждала застеленная кровать и любезно оставленный Оксаной ужин, к которому я так и не притронулся. Из внутреннего кармана куртки я достал бумажник и открыл его. Там под грудой визиток и кредитных карт, скрывалась фотография той, ради которой я дышал. Еще совсем юная, но от этого не менее прекрасная, Лера смотрела на меня своими бесподобными изумрудно - зелеными глазами, возвращая меня к жизни.

Этой ночью впервые за долгие годы, я засыпал с улыбкой на губах и верой в то, что все будет хорошо.


***



Я вошел в офис свадебного агентства "Веста", держа в руках букет розовых роз. Девушка в цветочном магазине заверила меня, что именно эти цветы символизируют нежную любовь и их непременно необходимо подарить любимой женщине. Пришлось полностью довериться ее совету, потому что, подозреваю, в противном случае меня бы просто не выпустили из магазина.

Первым делом я заметил Нину. Девушка сидела перед монитором компьютера, а ее пальцы грациозно порхали по клавиатуре.

- Добрый день, милая леди, - сказал я. Нина подняла на меня взгляд и удивленно улыбнулась.

- Мистер Фог. Какой приятный сюрприз.

- Приятный? - спросил я, облокачиваясь на стойку ресепшена, за которой сидела девушка.

- Приятный. И совершенно не неожиданный.

Очень интересно...

- Думаете, ваш босс будет так же приятно удивлен, как и вы? - я подмигнул Нине, поглядывая в сторону кабинета Леры.

- О, я в этом не сомневаюсь. У нее вообще сегодня пугающе хорошее настроение и я подозреваю, что всему виной один привлекательный американец.

- Кажется, я знаю, кого вы имеете в виду.

- В таком случае передайте ему мои наилучшие пожелания.

На этом обмен любезностями благополучно завершился, и я направился в сторону кабинета Леры. Мне не терпелось поскорее увидеть ее. Сегодняшняя ночь показалось мне невероятно длинной. Я просыпался практически каждый час, кое-как дотянув до утра.

Пару раз, приложившись кулаком к двери, я осторожно приоткрыл ее и заглянул внутрь. Лера сидела в офисном кресле и разговаривала по телефону. Она была потрясающе красива. Ее каштановые волосы волнистыми локонами спадали на плечи, зарождая во мне желание, зарыться в них лицом и вдохнуть запах ванили.

Что же она со мной делает?

Я вошел в кабинет, закрывая за собой дверь, и положил цветы на стол. Ласточка продолжала говорить по телефону, но вместо экрана компьютера теперь смотрела на меня. Подойдя к ней, я обхватил пальцами ее подбородок и, не медля ни секунды, сладко поцеловал. Нехотя отстранившись, я все-таки решил дать ей возможность закончить разговор и отошел к окну, перед этим поцеловав ее в висок. Оказалось, очень непривычно наблюдать со стороны, как девушка, некогда читавшая Шекспира и соблюдавшая комендантский час, превратилась в акулу свадебного бизнеса. Я слышал, что ее агентство одно из самых успешных в городе и сейчас глядя на то, с каким энтузиазмом Лера обсуждает оформление банкетного зала в "пастельных" тонах, я понял почему. Она отдается каждой свадьбе сполна, планируя ее так, как свою собственную. Я заметил это еще тогда в ресторане, когда она описывала бракосочетание Князевых. Мне показалось, что я смог увидеть в ней себя в то время, когда только создавал компанию.

Погрузившись в свои мысли, я не заметил, как Лера закончила разговор и встала из-за стола.

- Лекс, что ты здесь делаешь? - спросила она, подходя ко мне.

- Двенадцать часов без тебя - это слишком. Я не смог больше ждать, - я взял Леру за руки и притянул к себе.

- Мне кажется, ты преувеличиваешь. Ты смог прожить без меня десять лет.

- Это чертово недоразумение, которое я планирую компенсировать сполна.

Я наклонил голову, приближаясь к ее губам, сгорая от желания снова прикоснуться к ним.

- Здравствуй, Ласточка, - прошептал я и снова поцеловал ее. Она ответила с не меньшим рвением, и одна мысль о том, что она тоже скучала по мне, привела меня в восторг.

- Хочешь кофе? - я смотрел в ее глаза и не мог понять, как так вышло, что я больше десяти лет находился в плену у этой женщины, сам того не подозревая.

- Я думал, мы пообедаем вместе?

- Прости, я не могу. У меня назначена встреча с клиентами.

- Важный заказ?

- Да, двойная свадьба. Сестры - близняшки решили выйти замуж в один день, - сказать, что меня огорчила эта новость, не сказать ничего. Я надеялся, что смогу провести со своей ласточкой хотя бы несколько часов, прежде чем она упорхнет в семейное "гнездышко". Никогда бы не подумал, что мне придется делить свою женщину с другим мужчиной. Но я был бы не я, если бы в моей жизни было все настолько просто.

- Но если ты хочешь, мы можем вместе поужинать, - произнесла Лера, смотря на меня снизу вверх.

- А как же..., - я не договорил, уверенный, что она и так поймет, что я хотел сказать.

- Олег улетел в Стокгольм сегодня утром, - мое сердце заколотилось быстрее, когда Лера привстала на цыпочки и, приблизившись к моему уху, добавила:

- На десять дней.

Твою же мать!

Десять дней. Десять дней она будет только моей. Десять дней - это достаточный срок, чтобы придумать, как выйти из сложившейся ситуации с наименьшими потерями. У меня будет десять дней, для того, чтобы убедить Ласточку остаться со мной навсегда.

Неожиданно раздавшийся стук в дверь, заставил Леру вырваться из кольца моих рук и поспешно вернуться на свое рабочее место. Я же остался стоять на том же самом месте у окна, уже предвкушая, как пройдут следующие десять дней моей жизни.

Не дожидаясь приглашения войти, в кабинет впорхнула Нина, напоминая рыжеволосый маленький вихрь. Солнечные пружинки забавно подпрыгивали в такт ее движениям, и я улыбнулся.

- Извините, что прерываю вашу идиллию, но думаю, если вас не прервать вы останетесь в этом кабинете, до нового пришествия Мессии.

Чертовски верно подмечено!

- Нина, в чем дело? - обратилась к девушке Лера.

- Через пятнадцать минут здесь будет группа флористов из " Flower Style", а через час владелец сети винных бутиков, встречи с которым ты добивалась последние полгода. Так что сотри этот предательский румянец со своих щек и соберись.

Господи, да эта женщина бесценный кадр. Если бы все сотрудники моей компании так же относились к своим обязанностям, я бы мог управлять компанией из космоса.

- Черт! - воскликнула Лера, широко распахивая глаза - Я совсем забыла!

- И почему меня это совсем не удивляет, - пробубнила Нина, выходя за дверь. Лера принялась истерично рыться в бумагах, разбросанных по столу. Оттолкнувшись от подоконника, я подошел к ней и приобняв за плечи, поцеловал в макушку, параллельно вдыхая запах ее волос.

- Я заеду в шесть? - спросил я, прикидывая в уме, чем бы мне заняться ближайшие несколько часов.

Лера оторвалась от бумаг и посмотрела на меня.

- Хорошо. Лекс, ты извини, у меня тут полный завал.

- Ласточка, все в порядке. Поговорим вечером.

- Лекс? - позвала Лера, когда я собирался выйти за дверь.

Я обернулся.

- Да, милая?

- Спасибо за цветы, - нежно произнесла Лера, уже во второй раз с момента моего приезда в город, а я поймал себя на мысли, что мне нравиться дарить ей цветы. Черт, да я готов делать это ежедневно, если это поможет искупить мое чувство вины перед ней, за то, каким козлом я был десять лет назад.

- Всегда, пожалуйста.

Нина суетилась, расставляя на журнальном столике в приемной тарелки с круассанами, сахарницы и молочники.

- Всего доброго, Нина, - сказал я, проходя мимо нее, - Передавайте привет флористам.

- Непременно, мистер Фог. А вы - финансовым аналитикам, копирайтерам и аудиторам, - я едва не врезался в дверной косяк, пораженный знаниями этой на вид обычной секретарши.

Немного отъехав от свадебного офиса, я приметил в сквере одноногую женщину, сидевшую около скамейки, и остановился. Порылся в карманах, отыскал несколько монет и вышел из машины.

- Добрый день, - я присел, опуская монеты в баночку. Женщина перебирала в руках бусы из цветного стекла, при этом что-то шепча. Когда я был маленьким, моя бабушка очень часто делала так, читая молитву. Она повторяла ее стопятдесят четыре раза. Ровно столько белых бусинок было в ее жемчужной связке.

- Здравствуй, сынок, - женщина взглянула на меня, тепло улыбаясь. Я улыбнулся в ответ.

- Кажется, ты чему-то рад.

- Вы даже не представляете насколько.

- Ну почему же? Очень хорошо представляю. Любовь вообще способна делать с людьми немыслимые вещи. А любовь проверенная временем вознаграждается вдвойне.

Она что ясновидящая?!

- Здесь все немного сложнее, - сказал я, утыкаясь взглядом в потрескавшийся асфальт, - Она...

- Замужем. Да, я знаю. Но ведь и ты не одинокий волк. Знаешь, это как у Шекспира "Одна судьба у наших двух сердец: замрет мое - и твоему конец", - морщинистые пальцы монотонно перебирали бусины, а мне казалось, что эта женщина способна видеть меня насквозь. Оказывается, Уильям Шекспир уже успел занять твердую позицию в моей жизни.

Кто бы мог подумать, Фог!

- Что случилось с вашей ногой?

Женщина печально вздохнула.

- Четыре года назад, я возвращалась от двоюродной сестры. Она живет на юге Израиля, в Эйлате. Боевики открыли огонь по автобусу, в котором я ехала. Меня ранили, я потеряла много крови. Но я все - равно благодарна Всевышнему. В отличие от многих других, он отнял у меня только ногу, а не жизнь.

Я слушал эту незнакомую женщину и думал о том, как же мы порой не ценим, то, что можем просто жить. Ходить на двух ногах, улыбаться, слышать, любить. Когда - то и я этого не понимал. Я по собственной глупости и безрассудности потерял любовь всей своей жизни, и я до сих пор не могу поверить, что судьба предоставила мне право реванша. Я готов пойти ва-банк, потерять все свои деньги, главное, чтобы Лера была со мной.

- Извините, но мне нужно идти, - сказал я, выпрямляясь.

- Удачи, сынок. Я буду молиться за тебя.

Я кивнул и зашагал прочь, на ходу доставая телефон.

У меня появилось дело, которое не требует отлагательств.



Глава 16




Лекс



Ровно в шесть вечера, я остановился у агентства, с нетерпением ожидая появления Леры. За то время, что мы не виделись, я закончил важные дела, собираясь посвятить Ласточке весь оставшийся вечер и последующую за этим ночь. Удивительно, но и погода, кажется, была на нашей стороне. Никаких грозовых туч, шквалистого ветра и холодного дождя. Только яркое солнце и чисто-голубое небо.

Я вышел из машины, облокотился на капот и закурил. Спустя пару минут появилась Лера. Ветерок играл ее чудесными волосами, пока она, прикрывая глаза ладошкой, смотрела по сторонам. У меня аж дух захватило, от того, как она была прекрасна.

Фог, и когда ты только успел стать таким сентиментальным мудаком?!

Я махнул рукой, привлекая внимание Леры. Ей не понадобилось много времени, чтобы заметить меня. Мне хотелось, крепко стиснуть ее в объятиях и поцеловать, прямо здесь, стоя посреди оживленной улицы, но я понимал, что она этого не одобрит. Наши отношения были запретными, и меня буквально разрывало на части от этого.

Улыбаясь, Лера запрыгнула в машину. Отбросив сигарету, я забрался в автомобиль, который уже успел наполниться запахом ванили и, не говоря ни слова, завел мотор. Отъехав на достаточное, на мой взгляд, расстояние, я свернул на обочину, повернулся и позволил, наконец, украсть свой поцелуй.

- Я безумно соскучился, - произнес я, поглаживая ее румяную щеку.

- Рада слышать, - игриво ответила Лера, и я, усмехнувшись, покачал головой.

- Как прошла встреча с винным королем?

- Ну, я бы не назвала его королем. Честно говоря, он больше напомнил мне Маркиза Карабаса в клетчатых слаксах. Так или иначе, у меня теперь есть возможность заказывать десертные вина из его погребов с сорокапроцентной скидкой. Так, что встреча удалась.

- Рад слышать, - передразнил я, легко прижимаясь губами к ее губам.

- Чем хочешь заняться? - спросил я. Прежде чем вернуть автомобиль к движению, я переплел наши пальцы, намереваясь не выпускать ее руку, даже если произойдет апокалипсис. А в том, что рано или поздно он настанет, я не сомневаюсь.

Десять дней, Фог.

Ну и черт с ним!

- Давай спрячемся? - предлагает Лера, - От всех. Закроем шторы, выключим телефоны, потушим свет. Просто побудем вдвоем. Как раньше.

Как раньше.

Я тяжело сглотнул, и сильнее сжал ее ладонь. Как раньше уже не будет. Но в наших силах сделать так, чтобы все стало намного лучше.

После того, как мы остановились у японского ресторанчика и взяли еду на вынос, мы приехали ко мне в квартиру. Я сделал точно так, как она просила. Выключил ноутбук, не проверяя почту, перевел телефон в автономный режим, предварительно отправив сообщение Максу, опасаясь, что на этот раз, друг сможет вынести дверь и зашторил окна. Лера прошла в гостиную, на этот раз, чувствуя себя намного свободнее, и сняла пиджак.

- Иди ко мне, - позвал я, присаживаясь в кресло. Когда Ласточка подошла, я усадил ее к себе на колени, утыкаясь носом в изгиб ее шеи, и закрыл глаза. Она пахла ванилью, солнцем и домом. Благодаря ей, теперь я точно знаю, как пахнет счастье.

Мое счастье.

Ее пальцы скользнули по моим волосам, нежно массируя голову, а я буквально захлебывался от переполнявших меня чувств. Никакое сказанное сейчас слово, не могло оказаться красноречивее этого простого объятия.

Я так сильно люблю ее...

Я открыл глаза и первое, что привлекло мое внимание - алые цветы на ее шелковом топе. Сиюминутно в памяти вспыхнули картинки того дня, когда я впервые увидел свою Ласточку.

- Ты хорошо подготовилась.

Лера немного отклонилась, чтобы видеть мое лицо и непонимающе посмотрела на меня.

- О чем ты?

- Твой топ, - пояснил я, - В тот день, когда мы познакомились, на тебе был сарафан с похожими красными цветами. Он очень мило на тебе смотрелся.

Она нахмурила брови, очевидно вспоминая свой наряд.

- Маки, - пробурчала Лера.

- Что маки?

- Те красные цветы, называются маки. И, между прочим, это был мой любимый сарафан, - раздраженно сказала Лера, заставляя меня тихо рассмеяться.

- Не сердись. Мне без разницы, что на тебе надето, - я нежно поцеловал ее плечо, теснее прижимая ее к себе.

- Кстати, ты в курсе, что стал звездой местного телевидения? - произнесла Лера, и я резко мотнул головой.

Это, что еще за новости?

- В каком смысле?

- Вчера в утренних новостях говорили о твоем приезде. Похоже, кто-то узнал тебя, когда ты подрался с тем парнем в баре. Ничего особенного, но общественность очень волнует цель твоего визита. Если хочешь, можешь посмотреть запись в интернете.

Конечно, мне не впервой слышать, упоминание своего имени в новостях, но местный канал не то место, где бы мне хотелось светиться.

- Почему ты не сказал мне, что виделся с Олегом, в то утро? - требовательно спросила Лера, беспокойно ерзая на моих коленях.

Что?

Как, черт возьми, она узнала об этом?

- С кем? - переспросил я, делая вид, что понятия не имею, о ком она говорит.

- Перестань, Лекс. Тебе должно быть прекрасно известно кто такой Олег, хотя бы, потому что в данный момент его жена..., - я закрыл ей рот рукой, не желая услышать окончание этой фразы.

- Замолчи. Да, я знаю, кто такой Олег. Я встретил его случайно, на пробежке. А тебе не сказал, потому что нам тогда и без этого было, что обсудить.

Лера тяжело вздохнула и перевела взгляд на стену.

Сколько еще это будет продолжаться?

Сколько еще эта незримая нить ее замужества будет висеть над нами, не давая нормально вздохнуть?

Клянусь, я скоро сойду с ума!

"Но ведь и ты не одинокий волк".

Сказанные израильтянкой слова, гонимые ветряной мельницей реальности, врезаются в мозг.

Как мне сказать Лие, что между нами все кончено? Потому что, даже если Лера не останется со мной, я больше не смогу обманывать Лию и притворятся, что она единственная женщина, которой я готов посвятить жизнь.

- Лекс, - встревоженно прошептала Лера, - Ты меня сломаешь.

Ох, детка, ты сломала меня уже давно.

Я опустил голову и взглянул на свои руки, плотно обернутые вокруг ее талии. Черт, я слишком сильно сжал их.

- Прости, - произнес я, ослабляя хватку.

- О чем ты думал?

- О том, как мне хватило ума попасть в этот чертов "любовный квадрат", - я горько усмехнулся, осознавая всю степень правдивости своих слов.

Ничего не говоря, Лера слезла с моих коленей. Нагнувшись, она подняла свою сумочку с пола и достала телефон. Отключила его и положила обратно. После чего, стянула с пальца обручальное кольцо и отправила вслед за телефоном. Каждый нерв в моем теле предательски задрожал, когда Лера вернулась обратно, но вместо того, чтобы просто сесть, оседлала меня.

Похоже, кто-то пытался меня отвлечь, но мне определенно нравился ход ее мыслей.

- Мне нравиться твоя щетина, - она пробежалась пальцами по моим небритым щекам, приятно щекоча кожу, - Раньше она была не такая мужественная.

- Дорогая, мне было девятнадцать, - напомнил я, забираясь ладонями под ее топ, - Многое во мне было не таким мужественным, как сейчас, - в первую очередь, я говорил о своем идиотском поведении по отношению к ней, но очевидно Лера подумала о другом, когда попросила:

- Покажешь мне.

- С удовольствием.

Ласточка прикоснулась губами к моей шее, и я понял, что время, отведенное для разговоров, окончено.

Поднявшись вместе с ней и пройдя несколько шагов, я уложил ее на диван, наваливаясь сверху. Найдя ее сочные губы, я яростно впился в них, желая испить ее до дна. Полностью вобрать в себя, каждую клеточку ее тела. Теперь меня ни что не остановит. Я буду любить ее всюду. На этом старом диване, на кухонном столе, стоя у стены и лежа на полу. За все десять лет, что был вдали от нее.

Освобождая Леру от одежды, я осыпал ее тело поцелуями, кусая, оставляя засосы, приручая к себе.

- Ты нужна мне, Ласточка. Я погибаю без тебя, - прошептал я, лаская губами ее набухшую грудь.

- Я здесь, Лекс. Я с тобой, - нетерпеливо выдохнула Лера, оборачивая свои ноги вокруг меня. Я, наконец, могу дышать полной грудью, не опасаясь умереть от недостатка кислорода. Она - мой воздух и она - моя.

Освободив нас от одежды, я возвел ее руки над головой и, переплетя наши пальцы, полностью погрузился в нее. Лера откинула голову, а я медленно начал свою сладострастную пытку, рассыпаясь в пыль и ощущая себя на грани седьмого неба.


Я лежал на полу, впившись взглядом в рассохнувшийся потолок и наблюдал за танцем теней, отбрасываемых включенным телевизором. Лера лежала рядом, закинув на меня ногу, и водила пальцем по контуру татуировки на моей груди. Мы только, что завершили двух часовой секс-марафон и приходили в себя. Меня распирало от желания покурить, но мне не хотелось отпускать Леру. Казалось, она ни капли не возражала.

Повернув голову, я поцеловал ее влажные волосы.

- Лекс, что мы делаем?

- То, что хотим, - просто ответил я, беспорядочно перебирая ее волосы.

- Нам будет больно, - еле слышно сказала Ласточка. Она убрала свою ногу и села, прикрываясь простыней. Растрепанные волосы очаровательно обрамляли ее покрасневшее личико.

- Я привык к боли. Я имею в виду к душевной, - я закинул руки за голову, - Мне было больно, когда я потерял родителей. Мне было больно, когда я оказался совсем один в чужом городе, и мне было не с кем просто поговорить. Но ни одна боль не сравниться с той, что я испытал, когда ты ушла от меня. Сейчас я не хочу думать о том, что будет потом. Через неделю, месяц или год. Сейчас, я просто хочу быть с тобой, пока у меня есть такая возможность, - ее глаза заблестели и, пододвинувшись ближе, Лера поцеловала меня. Нежно, чувственно, с любовью.

Я ухватил края простыни и потянул вниз, когда руки Леры легли поверх моих.

- Нет, Туманов. Я хочу есть. Ты выжал из меня все силы.

- Приму это за комплимент, - я поднялся на ноги и протянул Лере руку.

- Предполагалось, что тебе станет стыдно, - забавно проворчала Ласточка, принимая мою руку.

- Просто, когда на небесах раздавали совесть, я перепутал очереди, и мне досталась львиная доля обаяния.

Ласточка покачала головой, плотнее закутываясь в простынь, и ушла в ванную. Я услышал щелчок, закрывающегося замка и усмехнулся.

Натянув хлопковые штаны и майку, я взял телефон, перевел его в обычный режим и прошел на кухню. Распаковал еду, отправил в микроволновку и достал из холодильника бутылку белого вина.

Телефон завибрировал, принимая новое сообщение.

" Ты, сукин сын, Туманов! Только ты способен трахать чужую жену, не заботясь о последствиях. Позвони мне, когда, наконец, вылезешь из койки. Макс."

Придурок!

Щелкнул замок и из ванной показалась Лера.

В моей рубашке.

Черт, да она выглядела идеально. Ее волосы теперь были собраны в небрежный пучок на затылке, а на лице не было ни грамма макияжа. Так...по-домашнему.

- Ты в порядке? - озадаченно спросила Ласточка, выгибая бровь. Дело в том, что я не прекращал пялиться на нее.

Фог, успокойся!

Эта женщина, провела в твоей постели последние три часа. Пора бы уже прекращать пускать слюни.

- Больше чем в порядке, - я схватил со стола бутылку.

- Вина?

- Не откажусь, - Лера села за кухонный стол, привлекательно оголяя ножки.

Я разлил вино по бокалам, и протянул один Лере.

- Вино, - протянула она и повертела бокал в руке, - Ты снова меня удивляешь, Лекс.

- А ты думала, я предложу тебе портвейн из киоска за углом?

Она не ответила, только пожала плечами, но я и так понял, что она хотела сказать.

- Нет, Ласточка. Теперь я пью только высококачественные вина или солодовый виски, - небрежно сказал я и начал есть. Лера смущенно взяла вилку, поглядывая на меня исподлобья.

Мы ели в молчании, каждый думая о своем. Она не разозлила меня и даже не обидела, своим замечанием. Просто я еще раз удостоверился, какой был скотиной.

- Лекс, а что стало с твоими родителями? Я ничего не слышала о них с тех пор, как мы расстались, - ее вопрос разорвал тишину, заставая меня врасплох. Мне совершенно не хотелось говорить о моих непутевых родителях, и уж тем более рассказывать Лере историю их смерти.

- Они умерли, - спокойно сказал я, отпивая из бокала. Ласточка смотрела на меня, ожидая продолжения, и я мысленно выругался.

- У отца началась белая горячка, и в разгар приступа он схватил нож и всадил в грудь моей матери, а когда понял, что натворил, вскрыл себе вены.

Лера охнула и шокировано прикрыла рот рукой. Отлично, худшее завершение вечера могло быть только в том случае, если бы на пороге моего дома сейчас появились Лия и муж Леры.

- Когда это случилось? - спросила она, спустя время.

- Восемь лет назад.

- Ты приезжал?

- Нет.

- Почему?

Я откинул голову и отчаянно застонал.

- Лера, хватит. Неужели тебе действительно хочется об этом говорить?

- Туманов, ты, что не знаешь где находиться могила твоих родителей?

Начинается, мать вашу!

- Примерно, - отмахнулся я, вставая и ставя тарелку в раковину.

- Туманов, не смей уходить от разговора, - грозно прошипела Лера, и я не смог удержаться. Пусть я потом об этом пожалею, но я засмеялся. Нет, она совсем не изменилась. Разница в том, что десять лет назад, она отчитывала парня, добровольно превращающего свою жизнь в хаос, а теперь пытается разыграть тот же трюк на мужчине, владеющего многомиллионным состоянием.

Господи, и за что я только полюбил эту стервозную особу?

- Лера, хватит, - снова предупредил я, складывая руки на груди.

- Попробуй меня остановить, - с вызовом бросила Лера, повторяя мою позу.

Не желая больше ничего слышать, я подлетел к ней, схватил и закинул на плечо. Она смешно барахталась и шлепала меня по спине.

- Лекс, отпусти меня, слышишь? Я только, что поела! Это может плачевно закончиться для нас обоих.

- Мне плевать, - я зашел в гостиную и, бросив Леру на диван, навис над ней.

- Лекс, - теплым тоном позвала Лера, и, дождавшись пока я посмотрю на нее, продолжила:

- Обещай мне, что ты навестишь своих родителей. Если захочешь, я могу сходить с тобой.

Черт, как можно ей отказать, когда она так смотрит? Как будто от этого обещания зависит мир во всем мире.

Я перекатился на спину и потер лицо руками.

- Черт, как ты это делаешь? - я повернул голову, и еще раз взглянув в ее глаза, сдался:

- Ладно. Хорошо. Я обещаю.

- Вот и отлично.

Ласточка переместилась ближе и положила голову мне на грудь, блаженно вздыхая. Спустя мгновение, она тихо засопела и я улыбнулся.

Она рядом.

Я с благоволением прислушивался к ее размеренному дыханию, как никогда не делал с женщиной, ожидающей меня на другом конце света. И это хорошо. Все особенные вещи, должны происходить только с особенными людьми. А моя особенная, сейчас спала рядом, и я искренне просил Бога, чтобы так было всегда.



Глава 17




Валерия



Я проснулась от дикого холода. За окном бушевала ужасная гроза, врываясь в дом сквозь распахнутую балконную дверь. Шторы, подобно парусам, метались по комнате, взмывая к потолку. Лекса не было рядом. Тонкая полоска света, пробивающаяся со стороны кухни, говорила о том, что он там. Я вылезла из постели и, прошлепав босыми ногами по полу, закрыла окна. Как только в комнате стало тихо, до меня донесся звук приглушенных голосов. Один, без сомнения, принадлежал Лексу, а вот второй был женским и звучал как-то механически.

- Свадьба Макса состоится через восемь дней. Думаю, я вылечу на следующий день, - сказал Лекс, и я приросла к месту. Знаю, в подслушивании не может быть ничего хорошего, но мое женское любопытство требовало, чтобы его удовлетворили.

- Я так соскучилась, - произнес женский голос, - Кажется, мы не виделись целую вечность.

Так мерзко я не чувствовала себя еще никогда. Да и разве может быть иначе? Я сплю с чужим женихом, пока мой собственный муж, находиться в столице Швеции, даже не задумываясь о том, как низко пала его жена.

- Лия, мне нужно немного поработать. Ты не против, если мы созвонимся завтра?

- Конечно, дорогой. Береги себя. Пока.

- Дерьмо, - выругался Лекс, как только видеосвязь прервалась.

Я вышла из своего укрытия и осторожно подошла к нему. На мне по-прежнему была его рубашка и от этого я чувствовала себя невероятно красивой. Положив руки на напряженные плечи Лекса, я принялась массировать их, ощущая, как расслабляется его тело под моими ладонями.

- Не спиться? - тихо спросила я.

- Часовые пояса, - пояснил Лекс. А ведь и правда, там, где он прожил последние несколько лет сейчас разгар рабочего дня. Наверное, трудно заснуть, когда в твоей компании заключаются многомиллионные сделки, а ты находишься, черт знает, где и даже не можешь должным образом проконтролировать процесс.

- Я разбудил тебя?

- Не ты. Гроза.

- Прости, я забыл закрыть окно. Мне нравиться спать с открытыми окнами.

- Да, я помню, - с улыбкой произнесла я. Лекс повернул голову и тепло улыбнулся в ответ.

- Что ты делаешь? - спросила я, когда он повернулся к лэптопу и открыл какой-то документ, кишащий многозначными цифрами. Я намеренно сделала вид, что не была свидетелем его разговора с Лией, потому что, вряд ли я нахожусь в том положении, чтобы предъявлять претензии.

- Хочу немного поработать.

- Я не помешаю тебе, если побуду здесь?

Взяв мою ладонь своей рукой, Лекс нежно поцеловал ее.

- Конечно, Ласточка. Мне будет приятно, если ты посидишь со мной.

- Может, чаю?

- Не откажусь.

- Ройбуш?

- Поищи в верхнем шкафчике.

Кивнув, я отошла от Лекса и, привстав на цыпочки, потянулась к верхнему ящику. Скрипнул стул и в следующее мгновение крепкие руки легли на мою талию, сжимая в кулак ткань рубашки.

- Ты слышала, да? - спросил Лекс, зарываясь носом в мои волосы.

- Слышала, - подтвердила я, опуская руку.

- Лера, я знаю, нам во многом предстоит разобраться и...

- Лекс, я ни в чем тебя не обвиняю, - начала я, поворачиваясь к нему лицом, - Мы оба знали, на что идем. Я честно пыталась игнорировать это необъяснимое влечение к тебе, но оно сильнее меня. Мне нравиться быть с тобой. Носить твою рубашку и смотреть, как ты работаешь. Ты сказал, что никогда не забывал меня и я тоже, никогда тебя не забывала. Скоро тебе нужно будет возвращаться к своей невесте, а мне снова вживаться в роль примерной жены. Просто, давай создадим новые воспоминания, пока у нас есть такая возможность?

- Но я не хочу, снова жить воспоминаниями, - возразил Лекс, обхватив своими горячими ладонями мое лицо. Слезы так и грозились вырваться наружу, но я старательно проглатывала их, - Я хочу быть с тобой. Мне нужно быть с тобой. Я не смогу просто уехать, зная, что навсегда упустил свой шанс.

- Лекс, все не так просто.

- Ты поедешь со мной, - отрезал Лекс, - Мы поженимся, родим ребенка. Я куплю тебе агентство, ты будешь организовывать свадьбы топовых американских звезд. Мы всегда будем вместе. До края вселенной, помнишь? - отчаянно прошептал Лекс. Его глаза сверкали бриллиантовым блеском, и он действительно верил в то, что говорил. Все это звучало так правдоподобно, и романтичная часть меня, была готова поддаться искушению и отправиться с ним куда угодно, только бы никогда не терять эту тонкую невидимую ниточку, которая все эти годы связывала нас.

- Лекс, но я уже замужем.

- Плевать!- вскрикнул Лекс, взмахивая руками, - Ты можешь развестись! В этом нет ничего сложного!

Он подошел к окну и закурил, поворачиваясь ко мне спиной.

- Если только, ты этого хочешь, - пробормотал Лекс и снова повернулся:

- Прошу, скажи, что ты тоже этого хочешь?

- Ты действительно считаешь, что так просто взять и перечеркнуть шесть лет брака? Хорошо, а как ты объяснишь все это Лие? Приведешь меня в ваш дом и скажешь "Дорогая, это Лера, теперь она будет жить с нами"? Или как?

- Нет никакого "нашего" дома. И вообще, это не твоя забота, что я скажу Лие. Все зависит только от твоего решения.

Упрямый осел, черт бы его побрал!

Я вздохнула и приблизилась к нему, чувствуя, что если один из нас не прекратит этот спор, может начаться атомная война.

- Пожалуйста, давай отложим этот разговор, - сказала я, кладя голову ему на грудь и наслаждаясь дивным ароматом морского бриза и сигаретного дыма, - Хотя бы на неделю, - Лекс заключил меня в объятия, вдыхая запах моих волос. Мне всегда до безумия нравился этот жест. Несмотря на свою простоту, он казался таким интимным. Олег никогда не делал ничего подобного.

- Но ведь ты же понимаешь, что нам придется поговорить? На этот раз я не позволю тебе так легко ускользнуть от меня.

- Понимаю, - ответила я.

- Пойдем спать.

- Ты, кажется, собирался работать?

- А ты, кажется, собиралась приготовить мне чай, но вместо этого решила устроить скандал посреди ночи.

- Я решила? - я попыталась возмутиться, но Лекс приложил палец к моим губам и, покачав головой, произнес:

- Хватит, Ласточка. Идем спать.


Следующие несколько дней были наполнены романтикой и нежностью. Мы с Лексом проводили вместе все свободное время. Я просыпалась раньше Туманова, готовила завтрак и варила кофе. Каждый день он отвозил меня на работу, забирал по вечерам и отвозил в свою квартиру, где мы занимались сумасшедшим сексом, готовили вместе ужин и смотрели фильмы. Мы играли в семью, совершенно не думая о том, что с нами будет, когда пройдут эти десять дней и каждому из нас предстоит вернуться в свою жизнь. Эта маленькая квартирка в панельной пятиэтажке стала для нас своего рода убежищем. Маленькой вселенной, где мы могли не опасаться, что нас могут заметить и тогда всем, включая, моего мужа, станет известно о нашей тайной связи.

Мне нравилось смотреть, как он проводит совещания, сидя в кресле перед ноутбуком, нравилось слушать его безупречный английский и видеть огонь в его янтарных глазах. У меня появилась своя зубная щетка, молочко для снятия макияжа и гель для душа. Я забегала домой только для того, чтобы взять сменную одежду и белье и очистить холодильник от пропавших продуктов. С Лексом я забыла, что значит проводить вечера в одиночестве и засыпать в холодной постели. Я старалась звонить Олегу из офиса, перестала носить обручальное кольцо, лгала, что провожу вечера с Ниной и, с нетерпением жду его возвращения. С каждым разом врать становилось все легче и постепенно стало входить в привычку.

Мы с Лексом не поднимали тему того, что будет, когда Олег вернется из командировки, а ему нужно будет возвращаться в Америку. Это стало негласным правилом, которое никто из нас не стремился нарушать. Мы просто наслаждались теми минутами, которые были у нас в запасе, и которых с каждым днем становилось все меньше.

Сегодня Лекс, наконец, решил исполнить данное мне обещание и спустя восемь лет посетить могилу своих родителей. Я вышла из душа, на ходу вытирая волосы полотенцем, когда почувствовала на себе взгляд Лекса. Его взгляд всегда ощущался как-то по-особенному, как - будто оставляя невидимые следы на коже.

Туманов сидел за кухонным столом и пил кофе. На нем была черная рубашка с распахнутым воротом и черные фланелевые брюки. Золотые часы, запонки из белого золота. Я все никак не могла привыкнуть к образу успешного бизнесмена, в который он с легкостью успел вжиться за эти годы, и каждый раз смотрела на него, словно видела впервые.

- У нас закончилось молоко, поэтому если ты хочешь кофе, тебе придется пить черный, - сказал Лекс, как только я села за стол рядом с ним.

"У нас", "К нам", "Мы"...

Я стала замечать, что Лекс все чаще произносил эти фразы, ощущая нас единым целым. И меня все больше пугало это, ведь, если посмотреть правде в глаза, нет никаких "нас". Мы просто любовники, потерявшие контроль над своими эмоциями. Да, у нас есть общая история, поделившая наши жизни на "до" и "после", но это не дает нам право поступать, так как мы поступаем сейчас.

- Ничего страшного, - ответила я, пожимая плечами. Лекс пододвинул мне чашку, и я благодарно улыбнулась.

- Осторожнее. Он горячий, - предупредил Туманов, глядя на то, как я делаю глоток. Он всегда предавал большое значение мелочам. В юности меня часто укачивало в автобусах, и он постоянно следил за тем, чтобы в моей сумке лежали мятные леденцы. Он звонил мне через десять минут после сигнала будильника и проверял, проснулась ли я на занятия. Ругал за отсутствие шапки и развязанные шнурки на кедах, за слишком короткие юбки и "бесстыдно оголенный живот". Несмотря на всю свою испорченность, он старался заботиться обо мне. По-своему, иногда неуклюже и не всегда правильно, но Лекс делал так, что я чувствовала себя защищенной.

- О чем задумалась? - произнес Лекс, поглаживая меня по щеке.

- Да так, - отмахнулась я, не желая посвящать его в тайну своих размышлений, - Ты готов?

- Нет. Но ты же все-равно от меня не отстанешь, верно?

- Верно, - я отпила кофе, скрывая за чашкой победную улыбку. Пусть он не хотел этого признавать, но ему было необходимо побывать там, где покоились тела людей, некогда подаривших ему жизнь.

Лекс встал из-за стола и сполоснул чашку.

- Мне нужно сделать пару звонков. Не торопись, - сказал Туманов и прежде чем выйти из кухни, поцеловал меня в висок. Я допила кофе и отправилась в спальню. Лекс лежал на кровати, закинув одну руку за голову, и говорил по телефону. Увидев меня, Туманов ослепительно улыбнулся, и лукаво подмигнув мне, продолжил разговор стоимостью в миллион долларов. Взяв в руки фен, я вышла из комнаты, чтобы не мешать "королю править его королевством", высушила волосы, замазала тональным кремом следствие бессонных ночей и накрасила ресницы. Влезла в джинсы и трикотажный свитер белого цвета и услышала, как Лекс вышел из спальни.

Я обернулась на звук его шагов.

- Отлично выглядишь, - сказал Лекс, убирая телефон в карман брюк. Привыкнуть к Туманову, делающему комплименты, было невозможно, и я в который раз поразилась произошедшим в нем изменениям.

- Могу сказать о тебе тоже самое, - парировала я, вставляя в уши крошечные сережки - гвоздики с изумрудами.

- На самом деле, мне больше нравиться видеть тебя в другом образе.

- Дай угадаю. Этот образ вообще не подразумевает наличие одежды, так?

- Не угадала, Ласточка.

- Тогда я в растерянности, мистер Фог. Вы меня заинтриговали.

Натянув куртку, Лекс протянул руку, чтобы я могла использовать ее в качестве опоры. Ухватив его ладонь, я запихнула ноги в туфли и поцеловала Туманова в щеку. Когда я собиралась отстраниться, Лекс обхватил меня руками и, наклонившись к моему уху, ласково прошептал:

- Мне нравиться заходить по утрам на кухню и видеть, как ты варишь кофе. В этот момент на тебе моя рубашка, а волосы напоминают очаровательное ласточкино гнездо. Если бы десять лет назад я знал, что ты будешь так прекрасно смотреться на этой кухне, я бы не терял времени даром.

- Гнездо? - с ужасом произнесла я, - Туманов, только тебе могло прийти в голову, сравнить мои волосы с гнездом.

- С очаровательным гнездом, - с насмешкой в голосе, поправил Лекс, - Иногда я бываю безумно креативным.

- Кто бы спорил. И, кстати говоря, десять лет назад ты не носил рубашки.

- Ну да, - сухо согласился Туманов, выпуская меня из объятий.

- Постой, - сказал Лекс, когда я прошла мимо него. Повернувшись, я увидела, как он залез во внутренний карман куртки, вытянул коробочку бирюзового цвета и протянул ее мне.

- Я вряд ли смогу найти подходящий момент, поэтому отдаю сейчас.

Взяв коробочку из рук Лекса, я увидела сияющую серебристую надпись на крышке.

"Tiffany & Co".

- Ну же, открой, - поторопил Лекс. Чувствуя дрожь в коленях, я последовала его совету и открыла крышку. На бархатной подушечке лежал прелестный золотой кулон в виде ласточки, расправившей крылья в свободном полете.

- Лекс... Господи, Лекс...Он чудесен, - не скрывая волнующего восторга, я прошлась пальцами по изящному крылатому украшению, понимая, что отныне этот кулон станет для меня чем-то вроде талисмана.

- Ты примешь его?

Я удивленно взглянула на Лекса, прежде чем ответить:

- Ну конечно, я приму его.

Даже если я никогда не смогу носить его подарок, меня будет просто греть мысль о том, что он есть. О том, что где-то за океаном, есть мужчина, способный одним поцелуем, вознести меня к облакам.

- Спасибо, - прошептала я, слыша, вздох облегчения, сорвавшийся с губ Туманова.

- Поможешь? - я вынула кулон, висевший на тонкой цепочке из коробочки, и обернула вокруг шеи. Кивнув Лекс, шагнул мне за спину, и прытко застегнув украшение, легонько прикусил мочку уха. Затем я почувствовала, как он снова залез в карман и в поле моего зрения появился белоснежный конверт.

- Это прилагается к подарку, - пояснил Лекс, продолжая бродить губами по моей коже.

В конверте я обнаружила карточку, такую же, как та, что Лекс присылал мне вместе с цветами.


"Моей Ласточке.




Ты самое лучшее, что случалось со мной.




С любовью, Лекс".






На глазах закипели слезы, захотелось зарыться лицом в подушку и рыдать до тех пор, пока оковы всепоглощающей боли не схлынут, и не станет легче дышать. Да и смогу ли я вообще теперь дышать без него? У нас еще есть время, а мне уже невыносимо больно. Почему, это должно было случиться именно с нами? Где та чертова справедливость, которая рано или поздно должна восторжествовать?

- Спасибо, что даешь мне шанс, - начал Лекс и до того, как я успела открыть рот, продолжил, - Да, мы еще ничего не решили, но пока эта вещица будет у тебя, я буду знать, что еще не поздно все исправить.

Ничего не говоря, я крепко обняла его за шею и поцеловала.

Плевать, что будет завтра.

Сегодня я просто хочу быть счастливой.


***



С угрюмым выражением лица, Лекс забивал в навигатор координаты, которые ему только что прислал Макс.

- Как так получилось, что твой друг знает, где похоронены твои родители, а ты нет?

- Я никогда не претендовал на звание идеального человека, - буркнул Лекс, плавно вливаясь в поток оживленного движения. Подавляя улыбку, я запустила пальцы в его волосы, взъерошивая их.

- Тем не менее, многие люди, читающие о тебе в газетах, считают тебя идеальным.

- Алекс Фог. Вот кого, они считают идеалом. Я тебе уже говорил, Лекс Туманов не пример для подражания.

Я досадно замычала, сильнее взлохматив его и без того растрепанную шевелюру.

- Мне иногда начинает казаться, что у тебя раздвоение личности. Ты говоришь так, будто Алекс Фог - это некий мифический персонаж, живущий в твоей голове.

Он пожал плечами.

- Ну, в какой-то степени так оно и есть. Я же его выдумал.

- Ты выдумал только имя. Всего остального ты добился сам. И какая вообще разница, под каким именем ты это сделал? Мог бы назваться хоть Васей Пупкиным.

- Пупкиным? - весело переспросил Лекс, потирая подбородок - Что ж, надо подумать. "Пупкин корпорейшн", как тебе?

Рассмеявшись я шлепнула его по ноге.

- Перестань валять дурака.

Лекс включил музыку, и по собственнически сжав мое колено, продолжил путь, качая головой в такт музыке. Я то и дело, дотрагивалась до кулона, приятно согревающего кожу, не в силах поверить, что это действительно происходит со мной.

К тому моменту, как мы подъехали к городскому кладбищу, веселье сменилось задумчивостью, а настроение Лекса стало похоже на грозовое облако. Я понимала, что по большому счету, Лекса привела сюда моя настойчивость и желание сдержать обещание, но никак не собственная воля. Он хмурил брови, смотрел на часы, закуривал, делал пару затяжек и выбрасывал сигарету в окно. Стучал пальцами по рулю и тяжело вздыхал.

Неожиданно он выскочил из машины, запрокинул голову к небу и решительно кивнул. Я взяла букет цветов, который мы купили по дороге сюда, и вышла следом.

- Ты как? - подойдя к Лексу, я положила руку ему на плечо.

- Все в порядке. Давай уже покончим с этим, - сказал Туманов, и, схватив меня за руку, потащил к входу на кладбище. Я едва успевала за ним, удивляясь, как человек, оказавшийся здесь впервые, может так уверено знать, куда нужно идти?

Мы пришли довольно быстро. Перед нами предстала ухоженная могила, с распустившимися цветами. На гранитном камне были выбиты радостные лица родителей Лекса. Мать и отец с улыбкой смотрели на своего сына, сумевшего выжить, несмотря на все тяготы обрушившееся на его плечи. А Лекс просто стоял и смотрел, и от его вида у меня защемило сердце. Я прошла вперед и положила букет, не решаясь посмотреть на Лекса. Почему-то именно сейчас, мне показалось, что он не хочет, чтобы на него глазели и с сожалением смотрели в глаза.

- Не будь к ним слишком суров, - шепнула я, кладя руку на его спину, - Они любили тебя. Вспомни, как мама провожала тебя в школу, а отец сам собрал твой первый велосипед. Просто они сломались. А ты сильный. Ты справишься и простишь их.

Я наблюдала, как скупая мужская слеза, скатилась по его щеке, но ни один мускул не дрогнул на его прекрасном лице. Как Лекс сделал шаг и опустился на колени, прикладываясь головой к холодному граниту. И как задрожали его плечи от немого рыдания, которому он предался в месте, где навсегда осталась его семья.

Он простил их...

Простил...





Глава 18




Лекс




Второй час подряд, я молотил боксерскую грушу, пытаясь сбросить царившее внутри меня напряжение. Причина заключалась в том, что через три дня состоится свадьба Макса, после которой нам с Лерой предстоит принять судьбоносное для нас обоих решение. И да, завтра возвращается ее муж, и единственное на что я надеюсь, что следующая ночь станет для нас не последней ночью, проведенной вместе.

Я старался очистить голову от идиотских мыслей и не "бежать впереди паровоза", но очевидно кому-то сверху просто нравилось видеть меня в таком состоянии. Задыхаясь и обливаясь потом, я яростно махал кулаками, но это не принесло и капли желаемого расслабления. Эта женщина, превратила меня в параноика, ожидающего, что в любой момент, может случиться чудовищный апогей и все полетит к чертям. Но я кожей чувствовал, что этот самый апогей буквально дышит мне в затылок.

- Ты псих, Туманов, - заключил Макс, как только я закончил терзать спортивный снаряд, - Не хотел бы я оказаться на месте этой груши.

Схватив бутылку воды, я сделал несколько глотков, после чего вылил содержимое себе на лицо, смывая прилипший к коже пот.

- Думаю, тебе это не грозит.

- Тогда кому? Потому что, я на сто процентов уверен, что ты представлял определенного человека, пока пытался сделать из бедного снаряда отбивную.

- Догадайся, - фыркнул я, отдышавшись.

- У меня есть только один вариант. Кстати, ты в курсе, что на свадьбу она идет с ним? - гневно сверкнув глазами в сторону друга, я снял футболку и снова направился к боксерской груше, сделав вид, что не обращаю внимания, на кокетливые взгляды девушек на беговых дорожках.

Макс расхохотался, а я подумал, почему бы мне не потренироваться на чем-нибудь более одушевленном?

- Спасибо, что напомнил, - проворчал я, начиная наносить очередную порцию ударов.

- И как твое хрупкое сердце планирует это пережить? - не переставал издеваться Князев. Потом его словно осенило, и он пригрозил: - Клянусь, Туманов, испортишь мне свадьбу, нашей дружбе конец.

- Не беспокойся. Я буду само очарование.

- Я бы поверил, если бы не знал тебя слишком хорошо.

Я ничего не стал отвечать, потому что сам не до конца верил в то, что говорю.

- Лекс, может пора остановиться? - серьезно спросил Макс, становясь напротив меня и обхватывая руками грушу для поддержки.

- Еще пару минут, - я пыхтел, как закипающий чайник, сплевывая с губ соленые капли пота.

- Я не об этом.

- А о чем?

- О вас с Лерой, - произнес Князев, вынуждая меня остановиться.

- Макс, твою мать, ты опять? Чего ты от меня хочешь? - жадно хватая ртом воздух, я смотрел на своего упрямого друга.

- Туманов, я твой друг и я не хочу снова видеть, как ты страдаешь. Ты подумал о том, что с тобой будет, если Лера останется с мужем? Хватит ли тебе сил выдержать второй раунд?

Схватив себя за волосы, я повернулся спиной к другу.

- Я только и делаю, что думаю об этом. Мне уже осточертело жить в неведении.

- Извини, конечно, но ты сам виноват. Развел вокруг себя гарем. Казанова, мать его. Отпусти ее.

- Не могу. Макс, чтобы ты чувствовал, если бы знал, что Оксана, ложится в постель с другим? Целует его, печет для него пироги, гладит его рубашки?

- Я бы предпочел пустить себе пулю в лоб, - не задумываясь, выпалил Князев. Приподняв бровь, я взглянул на друга, поднявшего руки в знак поражения.

- Хорошо. Я все понял. Но все-равно мне кажется, что у него больше преимуществ.

- Почему?

- Потому что это не он был тем, кто обдолбанный посадил ее с собой в плацкартный вагон, даже не зная куда ехать, а потом два чертовых часа целовался с полуголой татуированной девкой, принимая ее за Леру. В итоге тебя посадили в изолятор, а ей пришлось вносить залог, чтобы твою наркоманскую задницу, не упекли за решетку, за хранение и употребление наркоты. Мне продолжать? - Макс практически сорвался на крик, а мне стало стыдно. Реально стыдно. Такого мудака, как я еще нужно поискать. Я действительно ее не заслуживаю. Как бы пафосно это не звучало, но Лера слишком хороша для меня. Да, теперь у меня есть деньги, много денег, и возможность положить весь мир к ее ногам, но захочет ли она этого? Захочет ли разделить со мной жизнь, после того, что я вытворял? Я могу купить ей дизайнерские платья, бриллианты, автомобили и яхты, но единственное чего я не смогу купить ни за какие деньги, это возможность сделать так, чтобы она снова доверилась мне. Позволила вести ее за собой и показать, что я могу сделать ее счастливой.

Я хочу сделать ее счастливой.

Что если для нее эти несколько дней проведенные со мной значат не больше чем просто короткая интрижка? И, действительно, хватит ли у меня сил для второго раунда?

Черт возьми, сколько вопросов!

Не имея представления, что ответить на высказывание друга, я с громким хлопком впечатал кулак в боксерский снаряд, но желание разнести головой гипсокартонную стену меньше не стало.

- Да, я мудак. Я признаю это. Но я мудак, который любит ее больше собственной жизни. Черт, да она и есть вся моя жизнь.

- Ну, так иди и скажи ей об этом, - раздраженно выдал друг, взмахивая руками, - И перестань уже парить мой мозг, Туманов. Единственное, что меня реально беспокоит, это то, как ты будешь справляться со всем этим дерьмом, когда твоя Ласточка пошлет тебя к чертям. И не забывай, пожалуйста, что есть Лия, которой тоже потребуются объяснения, - шумно выдохнув, Макс, зашагал в сторону мужских раздевалок, но остановился и, обернувшись через плечо добавил:

- Знаешь Лекс, тебе бы не пришлось разгребать все это, если бы десять лет назад ты думал головой, прежде чем что-то делать.

Черт возьми, и как я только мог пропустить тот момент, когда мой друг стал гребанным мудрецом!



***



Вышагивая командным шагом по сочной зеленой траве, Лера отдавала указания, тщательно проверяя последние приготовления к предстоящему бракосочетанию четы Князевых. Нина, следуя по пятам, внимательно ее слушала, и если требовалось, делала необходимые заметки в блокноте. Однажды Лия заставила меня посмотреть с ней фильм "Свадебный переполох" и сейчас моя Ласточка чертовски напоминала Дженифер Лопес, в роли сексуального организатора свадеб.

Я сидел верхом на стареньком мотоцикле, одолженном у Князева, и наблюдал, как под умелым руководством Леры, заброшенное футбольное поле превращается в место проведение свадебной церемонии. Слаженная команда свадебных оформителей расставляла множество стульев обтянутых белоснежной тканью, спинки которых были украшены бантами бирюзового цвета, а в центре поля устанавливали арку, обрамленную цветами голубых оттенков, под которой сутки спустя мой дорогой друг скажет своей невесте заветное "да".

Несколько недель назад, я был твердо убежден в том, что именно Лия станет женщиной, идущей ко мне по проходу в ажурном платье под мелодичное пение церковного хора, а теперь не могу даже представить, как сообщить ей о нашем разрыве. Держу пари, это будет грандиозный скандал.

Будто почувствовав на себе мой взгляд, Лера повернула голову и, встретившись со мной глазами, улыбнулась. Ее взгляд скользнул ниже и уперся в мотоцикл. Скептически приподняв бровь, Ласточка, направилась в мою сторону. Мне потребовалось немало усилий, чтобы держать свои руки при себе. Ее шею украшал мой кулон, и я не мог не отметить, что это хороший знак. По крайней мере, для меня.

- Туманов, что это? - спросила она, кивком головы указывая на мотоцикл.

- Машина времени.

- Неужели? И где ты ее раздобыл? - Лера обходила мотоцикл по кругу, внимательно его рассматривая. В прошлом у меня был точно такой же, но после того, как я познакомил его с грузовиком, мотоцикл благополучно отправился на свалку.

- У Макса в гараже. Ты уже закончила?

Она отрицательно качнула головой.

- Нет. Еще пару часов.

- Хорошо. Я подожду. Иди работай.

Лера хотела что-то сказать, но в этот момент ее позвал кто-то из рабочих и, развернувшись, она умчалась прочь.

Отъехав в тень раскидистого дуба, я прислонил мотоцикл к дереву, а сам уселся на траву и закурил. С того места, где я сидел, мне открывался великолепный обзор, на происходящее вокруг. Я видел, как маслянистые взгляды рабочих цепляются за упругие бедра босса и, как они перешептываются, когда она проходит мимо. Эта женщина определенно умела нравиться мужчинам, но вот мне совершенно не нравилось, как эти похотливые самцы на нее глазели. Все-таки, когда ей было пятнадцать, она не доставляла столько проблем.

Идиот.

Солнце клонилось к закату, медленно приближаясь к линии горизонта, и прислонившись головой к дереву, я сам не заметил, как погрузился в сон.

Теплая ладонь прикоснулась к моим волосам, и я распахнул глаза. Лера, присела рядом и положила голову на мое плечо. Знакомый аромат ванили ударил в нос, когда я поцеловал ее волосы. Мне было хорошо от того, что она просто находилась рядом. Мне хотелось, чтобы никогда не наступало завтра.

- Поехали? - спросил я, немного отодвигаясь в сторону, и Лера подняла голову.

- На машине времени?

- Совершенно верно.

- И куда же мы отправимся? В будущее?

Я бы отдал все, что угодно лишь бы отправиться в будущее именно с ней.

Прижав Леру ближе к себе, я ответил:

- Сегодня, Ласточка, мы отправимся туда, где началась наша история.

- На автобусную остановку? - озадаченно произнесла Лера и я рассмеялся.

- Не так буквально. Отмотай на несколько дней вперед.

Небольшая складочка пролегла между ее бровей, когда Ласточка задумчиво нахмурилась.

- На озеро? - еще раз попыталась Лера, поднимаясь на ноги. Я последовал за ней.

- Бинго. Да, мы едем на озеро.

- И что мы будем там делать? - она лукаво прищурила свои бесподобные изумрудные глаза и все внутри меня затрепетало. Я запрыгнул на мотоцикл.

- Обещаю, тебе понравится. Залезай.

Лера опустила голову и, скривившись, посмотрела на свою юбку. Немного подтянув ее вверх, Ласточка все-таки вскарабкалась на мотоцикл и, когда ее руки сомкнулись вокруг моей талии, меня охватило чувство дежа-вю. Как в баре после драки. Невозможно сосчитать, сколько километров я проехал с Лерой за спиной в прошлом. Как я мог быть таким эгоистичным козлом и все испортить?

Машина времени...

Руки Леры сильнее сжали мой торс, и я понял, что не я один перенесся на десять лет назад.

До озера мы добрались достаточно быстро. Там нас ждал заранее приготовленный мной плед, термос с чаем, сэндвичи и медовые пирожные на десерт. Пока я расстилал плед, Лера не сводила с меня глаз. Уверен, в ее голове сейчас творилось что-то невообразимое, ведь я никогда не делал так прежде. Почему я не был способен на это, когда мне было девятнадцать? Потому что, я считал, что устроить пикник для любимой девушки, это нихрена не круто.

Я похлопал рукой по покрывалу, приглашая Леру сесть. Скинув туфли, она устроилась на пледе, а я открутил крышку термоса, налил чай в стаканчик и протянул ей.

- Спасибо, - произнесла Лера и, склонив голову, вдохнула запах чая.

- Ройбуш?

Я утвердительно кивнул, и она расцвела в улыбке. За эту улыбку я бы, не задумываясь, пошел на преступление.

- Лекс, ты не перестаешь меня удивлять. Ты, кажешься совсем другим.

- Это плохо? - спросил я, наполняя второй стаканчик.

Прежде чем ответить, Лера сделала глоток чая и пожала плечами.

- Нет, не плохо. Скорее непривычно.

Усмехнувшись, я перевел взгляд на озеро.

- Макс иногда тоже так говорит. Не хочешь искупаться?

- Не думаю. Еще не время для купания.

- А я, пожалуй, освежусь, - я встал, и быстро избавившись от одежды, рванул к озеру. Холодная вода молниеносно привела меня в чувства, и я понял, что возможно не скоро получу возможность вновь искупаться в этом озере. Еще я подумал, что сегодня мне предстоит пережить одну из самых тяжелых ночей в жизни, потому что с восходом солнца мне придется ее отпустить.

Вернувшись, я обнаружил, Леру, лежащую на животе, задумчиво глядящую вдаль.

- Ласточка, ты в порядке?

Она развернулась и тихо попросила:

- Лекс, поцелуй меня.

Господи помилуй, кто я такой, чтобы отказывать леди? Не теряя времени, я опустился на покрывало и захватил ее губы в плен своих губ. Она расслабилась и заскользила ладонями по моему влажному телу, с вызовом отвечая на поцелуй. Стон наслаждения сорвался с ее губ, когда я опустился ниже, целуя бархатную кожу шеи. Свободной рукой, я расстегнул пиджак Леры и помог ей его снять, не разрывая бешеного страстного поцелуя, закружившего нашего головы. От влажности моего тела, ее одежда намокла, и кожа моментально покрылась мурашками. Своими прикосновениями Лера будто забиралась мне под кожу, и я знал, что больше ни к кому не смогу прикоснуться, так как к ней. Мы снова собирались заняться любовью здесь, в который раз подтверждая значимость этого места для нас. Сгорая от нетерпения, мы стягивали друг с друга остатки одежды, дыша в унисон, переплетая пальцы и кусая губы.

Оказавшись внутри Леры, я двигался медленно и размеренно, стараясь как можно дольше продлить этот момент.

Я растворялся в ней без остатка, окончательно теряя себя.


Позже, мы сидели, укутавшись одним одеялом, согреваясь теплом обнаженных тел и вкусом терпкого чая, и смотрели на звездное полотно, рассыпавшееся над нашими головами.

- Ты помнишь, как я привез тебя сюда в первый раз?

- Каждую минуту, - ответила Лера и закрыла глаза.

- Это случилась спустя две недели после нашего знакомства. Ты должен был забрать меня в полдень, но задержался почти на два часа, потому что накануне Макс взял у тебя мотоцикл и не вернул вовремя. Ты очень разозлился на него. Когда ты приехал, мы поехали в закусочную, но у них не оказалось сырников, и мы заказали какао и булочки с корицей. Потом мы долго катались, а когда выехали за город, наткнулись на это место. Мы пробыли здесь до глубокой ночи. Дурачились и целовались. Ты сказал, что отныне это будет нашим местом, - ее голос надломился и Лера замолчала.

Господи, она действительно помнила.

Отставив стаканчик в сторону, я притянул ее ближе к себе, хотя казалось, ближе уже некуда, и прошептал:

- Прости, Ласточка. Я все испортил.

- Лекс, это ведь я ушла от тебя, - напомнила Лера и только от одного упоминания того времени, мое сердце сжалось.

Хватит ли тебе сил для второго раунда?

Вспыхнули в голове слова друга, но я прогнал их. Конечно, хватит. Ради нее я выдержу все. Черт возьми, ведь я Алекс Фог и Лекс Туман. Два этих человека, живущих во мне не привыкли сдаваться и не собирались опускать руки на этот раз.

- Ласточка, этого бы никогда не случилось, не будь я такой скотиной. Я сам допустил все это. Ты и так слишком долго верила в меня. И вообще, я должен благодарить тебя за то, что ты тогда оставила меня.

Лера оторвала голову от моей груди и недоуменно взглянула на меня.

- Не удивляйся. Это был отличный пинок под зад и скорее всего, если бы не твой уход, я бы никогда не стал Алексом Фогом. Так что, спасибо.

Несколько секунд, Лера смотрела мне в глаза, после чего подарила нежный пьянящий поцелуй.

- Лера, я люблю тебя, - я почувствовал, что должен сказать это именно сейчас, чтобы, не смотря на то, что может случиться завтра, она знала о моих чувствах, - Все эти годы, я ни на секунду не переставал любить тебя.

Она в отчаянии замотала головой.

- Лекс, но я...

- Т-с-с-с, - остановил я, прикладывая палец к ее губам, - Не надо. Не говори ничего. Мне просто нужно, чтобы ты знала.

Эта ночь стала одной из самых лучших ночей в моей жизни. Мы с Лерой занимались любовью, на том самом коричневом покрывале, которое когда-то стало точкой отсчета нашей вселенной. Я говорил ей о том, как сильно ее люблю и пусть она не сказала вслух, но я знал, что она тоже любит. Пока Ласточка дремала на моих коленях, я смотрел на небо и молился, чтобы вселенная позволила нам вместе, найти ее край.

Встретив рассвет, мы поехали ко мне. Лере нужно было забрать некоторые вещи из моей квартиры, а я порадовался возможности провести с ней еще немного времени. Я молча наблюдал, привалившись плечом к дверному проему, как Лера собирает вещи и бросает нервные взгляды на телефон. Сегодня прилетает ее муж и ей нужно встретить его из аэропорта. Я горел в агонии, желая разнести квартиру в пух и прах и только присутствие Леры сдерживало меня.

В кармане зазвонил телефон, но я проигнорировал звонок.

- Тебя подвезти?

- Не нужно. Я вызову такси, - знал, что откажет, но попробовать стоило.

Лера прошла мимо меня и, не сумев удержаться, я поймал ее за руку.

- Ты останешься со мной?

Она молчала.

- Пообещай, что ты вернешься. Прошу тебя.

- Лекс, давай не сейчас.

- Какая разница, когда?

- Нам нужно пережить завтрашний день. Думаю потом все решиться.

Я злился. На себя. На Леру. На всех.

- Как, черт возьми, свадьба Макса повлияет на твое решение?

- Не знаю, - честно ответила Лера и отвела взгляд. В моем кармане снова зазвонил телефон. На этот раз я вынул его из кармана, чтобы узнать имя звонящего.

Макс.

Ну, конечно!

Сбросив звонок, я отправил телефон обратно в карман и посмотрел на Леру. Она уже стояла в коридоре, обуваясь.

Снова раздражающая вибрация донеслась из кармана.

- Твою же мать! - завопил я, и швырнул телефон в стену.

- Увидимся завтра, Лекс, - услышал я, прежде чем дверь захлопнулась. Тяжело дыша, я уперся рукой в стену и опустил голову. Пытаясь успокоиться и не рвануть вслед за Лерой, я подошел к месту, где валялся мой телефон и поднял его. Как только телефон оказался в моих руках, он снова ожил и я выругался. На этот раз меня ничего не удерживало, и я взял трубку.

- Туманов, кретин! Какого хрена?! - я поморщился, услышав сумасшедший крик друга, и оторвал телефон от уха.

- Что случилось, Макс? - спросил я и в этот же самый момент в дверь позвонили.

- Макс, я перезвоню, - я направился к двери, надеясь на то, что это вернулась Лера, ведь она не могла далеко уйти. Распахнул дверь и мне показалось, что я лечу в пропасть.

- Сюрприз!

На пороге с чемоданом в руках и улыбкой в тысячу мегаватт, стояла Лия.

Святые небеса, я по уши в дерьме!



Глава 19




Валерия



Тонкий шелк свадебного платья изящным каскадом облегал каждый дюйм женского тела. Бирюзовый поясок выгодно подчеркивал округлившийся животик, а белоснежные кружева делали ее похожей на деву Марию, шагнувшую на Землю, прямо с пушистого облака. Оксана кружилась возле зеркала, казалось в миллионный раз, восхищаясь своим отражением. Сегодня она была поистине неотразима. Прическа в виде высокого пучка, дополненного белой атласной лентой, классические черные стрелки и ярко - красные губы. Словно героиня Одри Хепберн шагнула со съемочной площадки фильма "Завтрак у Тиффани", погружая нас в атмосферу сдержанности и безумства.

Комната для невесты буквально сочилась запахами лака для волос, женского парфюма и карамельного печенья (что тут поделаешь, у беременных свои причуды), от которых голова шла кругом. Честно говоря, ароматы, витающие вокруг, не имели к моему головокружению никакого отношения. Все дело в том, что я на самом деле опасалась того, что приготовил мне грядущий день. Вчера Олег благополучно вернулся из Стокгольма и с радостной улыбкой на лице заявил, что на завтра он полностью свободен и, как бы я не мечтала об обратном, на свадьбе Князевых он будет присутствовать со мной. С самого утра меня трясло, как в лихорадке и я едва не прожгла свое новое платье, пока пыталась представить в голове все возможные варианты завершения этого сумасшедшего вечера. Очевидно, моя хваленая женская интуиция мигрировала в другую страну, потому что я до сих пор не понимала, почему Оксана, кидала в мою сторону виноватые взгляды и через каждые десять минут звонила Максу, при этом отдаляясь на максимально возможное от меня расстояние. Поверьте, я провела тысячи свадеб, и большинство невест изрядно потрепали мне нервы, прежде чем, мне удавалось толкнуть их в объятия будущих мужей, но Оксана это немного нестандартный случай, учитывая последнее время, и меня серьёзно беспокоит ее поведение. Я точно знаю, что ей не жмут туфли, потому что, я лично наклеила ей на пятки такое количество пластыря, что им можно было бы залепить дыру от вулканического кратера; ее не мучает токсикоз, ведь я заранее позаботилась об этом, заставив Оксану съесть полпачки соленых крекеров, а ее макияж, так как она и хотела, выглядит более чем естественно.

Тогда, какого черта, с ней происходит?!

Оставив Оксану, на растерзание ее будущей свекрови, я схватила блокнот и отправилась еще раз проверить обстановку, попутно выискивая глазами Нину. Я действительно была довольна проделанной работой. Несмотря на тот хаос, в который превратилась моя жизнь за последние недели, атмосфера на свадьбе Князевых царила непередаваемая. Все гости придержались обозначенного дресс-кода и смотрелись очень гармонично. Женщин облаченных в элегантные платья мятных и бирюзовых оттенков, прекрасно дополняли мужчины в белых рубашках и галстуках в тон нарядов своих спутниц. Всем прибывшим гостям раздавались маскарадные маски, предавая торжеству таинственность и романтичную загадочность. Перед началом церемонии Макс, одетый в черный смокинг, в сопровождении Лекса должен был подъехать на том самом желтом такси, которое его так смущало.

Лекс

Боже мой, он признался мне в любви, а я впервые в жизни ощутила как это - любить двух мужчин одновременно. Раньше я бы сказала, что это невозможно, но теперь понимаю, что это не так. Просто эта любовь разная и она разрывает меня на части и от осознания всего этого, я чувствую себя омерзительно. Я предала своего мужа, впустив в свою жизнь Лекса, но иногда мне кажется, что выйдя замуж за Олега, я предала Туманова. Я оказалась в тупике и не имею ни малейшего понятия, как из него выбраться. Глупая, сама загнала себя в угол, а теперь не понимаю, где найти выход.

- Босс, ты как? - Нина вынырнула из шатра и протянула мне стакан холодного чая, внимательно изучая мое лицо. Маленькое коктейльное платье черного цвета и туфли - лодочки, убийственно сочетались с рыжими кудрями моей помощницы.

- Отвратительно, - ответила я, забирая предложенный стакан. Послышались звуки саксофона, напоминая о скором начале церемонии. Еще ни на одной свадьбе я не испытывала подобного волнения. Хотя, до сегодняшнего дня я еще не оказывалась в ситуации, когда мой муж и любовник, столкнуться лицом к лицу.

Сумасшедший дом

- А покрепче ничего нет? - спросила я, с сомнением смотря на стакан с чаем.

- Даже не думай, Валерия. Я не собираюсь соскребать тебя со стула в самом начале церемонии. Выдохни и возьми себя в руки. Где, кстати твой муж?

Взглянув на часы, я последовала совету Нины и, выдохнула.

- Обещал подъехать к началу церемонии.

- Отлично. Значит, у тебя есть еще полчаса. Иди к невесте, а я буду встречать гостей.

Превратившись в податливую амебу, я кивнула и пошла в комнату невесты. Там царил настоящий кошмар. Больше десятка подружек невесты с шампанским в руках, невыносимо галдели, и беспрестанно гладили Оксану по животу. Как только я вошла в помещение, невеста послала мне взгляд, в котором ясно читался сигнал бедствия. Мне ничего не оставалось, кроме, как громко хлопнуть в ладоши и заголосить:

- Дамы, пожалуйста, давайте дадим нашей прекрасной невесте пару минут! Впереди у нее очень волнующее событие, и ей не помешает перевести дух! Прошу, пройдите к месту проведения церемонии и займите свои места. Мы скоро начинаем.

Девушки засуетились и словно рой сумасшедших пчел вылетели за дверь, оставляя за собой шлейф самых разнообразных духов и игристого вина.

- Ты как? - я села на освободившийся стул рядом с Оксаной и взяла ее за руку.

- Сойдет. А ты?

Свободная рука девушки, легла на живот, медленно его поглаживая. Сейчас Оксана выглядела такой взволнованной и ранимой, какой никогда не была прежде.

- Как после поцелуя с дементором, - и я не совсем шутила. Я на самом деле, ощущала себя так, будто из меня постепенно вытягивали душу. Одна ее часть принадлежала Лексу, а вторая стремилась воссоединиться с первой половиной.

- Ну, раз шутишь, значит все не так плохо.

Я взяла букет невесты из голубых и белых пионов и передала Оксане.

- Блин, Лер, я все утро хотела тебя предупредить, - девушка замялась и отвела глаза, - В общем вчера, Макс пытался дозвониться до Лекса, чтобы сказать, что...- прервав Оксану на полуслове, дверь комнаты отворилась и я почувствовала, как рука невесты стиснула мою ладонь.

В дверях стояла женщина.

Ослепительно красивая женщина.

И я определенно знала, кто она такая. Возможно, если бы я не провела уйму времени на просторах интернета, разглядывая фото Лекса с этой женщиной, я бы усомнилась, но видимо не сегодня. Передо мной стояла невеста Лекса. Лия Бруно. Та самая причина, по которой Макс вчера обрывал телефон Туманова, и по которой Оксана весь день старалась меня избегать.

Отлично! Когда утром я думала, что этот день не может быть еще хуже, я просто ужасно ошибалась.

- Чертовски вовремя, - пробормотала Оксана, поднимаясь на ноги.

- Здравствуй, дорогая! - Лия кинулась обнимать Оксану, а я с опаской поглядывала на дверь, боясь появления Туманова. Наверное, сейчас, правильнее будет сказать мистера Алекса Фога.

- Ты чудесно выглядишь. Беременность тебе к лицу. Сколько килограмм ты набрала? Не могу дождаться, когда окажусь на твоем месте. Надеюсь, Алекс разделит мое желание, - внезапный приступ кашля сразил меня именно после этой фразы, надо же, какое совпадение, и две брюнетистые головы повернулись в мою сторону. Еще ни разу за время нашего знакомства, я не видела в глазах Оксаны такую бурю эмоций.

- Лия, познакомься, - выдавила она, - Это моя очень хорошая знакомая и по совместительству организатор нашей свадьбы. Валерия Гейден.

Любопытный взгляд голубых глаз прошел сквозь меня, и Лия протянула мне руку.

- Приятно познакомиться. Я - Лия Бруно.

- Рада знакомству, мисс Бруно, - ответила я, пожимая холодную руку девушки.

- Вы очень красивая, - добавила Лия и зацепилась взглядом за кулон на моей шее. Тот самый, который несколько дней назад, мне подарил ее жених.

Спасательный круг в виде Нины, ворвался в комнату, рассеивая нарастающее напряжение.

- Босс, где тебя носит? Твой муж тебя обыскался. Оксаночка, пятиминутная готовность. Делаешь глубокий вдох и как только зазвучит музыка, выходишь на исходную. И не вздумай упасть в обморок, дорогуша. Там больше сотни людей, желающих как можно скорее предаться чревоугодию, так что не заставляй их ждать, - тараторила Нина, сканируя глазами присутствующих и по тому, как начали расширяться ее зрачки, я поняла, что она тоже узнала ее.

- Что за..? - предотвращая словесный поток нецензурной брани, я вытолкала девушку за дверь.

- Нина, вперед. Занимаем позицию. Пятиминутная готовность, помнишь?

- Это же...?

- Да, Нина, это она. Больше ни слова, - предупредила я.

- Просто, чтобы ты знала, Лекс, спрашивал о тебе.

- Мне плевать.

- Ну да, ну да. Очевидно, парень в огромной заднице и ему можно только посочувствовать.

- Как и мне, - раздраженно выпалила я, следуя на "исходную". Все было готово к началу церемонии. Гости заняли свои места, Макс стоял в нетерпеливом ожидании, нервно поправляя пиджак, а рядом с ним стоял Туманов, в черном костюме, сшитом на заказ, и исследовал глазами присутствующих.

Дыши, Лера, дыши.

Вдох, выдох, вдох, выдох...

Нина передала меня в руки Олегу, который весьма кстати, протянул мне бокал с шампанским.

- Милая, все хорошо?

- Нервничаю немного.

- Ты - умница. Вот увидишь, все пройдет замечательно, - муж обнял меня за плечи и поцеловал в щеку.

Лекс заметил меня. Заметил, в тот момент, когда губы Олега, коснулись моей щеки и даже стоя на внушительном от него расстоянии, я увидела, как он дернулся. Отсалютовав ему бокалом в знак приветствия, я махнула музыкантам и зазвучала нежная свадебная композиция.

Спустя мгновение на дорожке появилась Оксана, приковывая к себе десятки восхищенных взглядов и только один из этих взглядов, я остро ощущала на себе.

Будь ты проклят, Туманов!

Медленно, шаг за шагом, девушка приближалась к своему жениху и когда, расстояния между ними осталось ничтожно мало, Макс сделал то, что сегодня он мог сделать по праву, и никто из присутствующих не смог бы его обвинить. Он заплакал. По - мужски, стараясь не показать своих слез, прижимая к глазам костяшки пальцев, но все это было неважно. Это были слезы радости. Слезы счастья от понимания того, что теперь эта потрясающе красивая женщина, станет его женой.

Последующие события стали для меня отвлекающими. Произнесение клятвы, обмен кольцами и первый танец молодоженов под музыку Генри Мачини "Лунная дорога". Я стояла, прижимаясь к мужу, вспоминая день нашей свадьбы и данные друг другу обещания. Как я могла об этом забыть? Как могла так легко поддаться искушению? А главное ради чего? Завтра Туманов возьмет бизнес - класс до Нью-Йорка, вернется туда, где его жизнь и сделает то, что должен был сделать уже очень давно. Он забудет меня.

Я смотрела, как он танцует со своей невестой, как сверкает бриллиантовое кольцо на ее пальце, а он смотрел на меня. С болью, с отчаяньем, со злобой. Просто, он так же, как и я понимал, что нам ничего не суждено изменить.

Торжество набирало обороты, гости уже не стеснялись отплясывать кадриль и колумбийскую бачату и двигаться под зажигательные ритмы техно.

Бесконечно счастливая Оксана, и не менее счастливый Макс подошли к нам с Олегом.

- Спасибо тебе. Это было невероятно. Я так счастлива, - произнесла девушка, крепко обнимая меня. Макс принимал поздравления от Олега, и как только Оксана отпустила меня, притянул к себе.

- Не вешай нос. Все наладиться.

Боковым зрением, я уловила приближение Лии, которая тянула за собой Туманова и поняла, что намечается грандиозное представление, достойное каннского кинофестиваля.

- Валерия, все просто великолепно, - обратилась ко мне Лия, - Шикарный праздник. Я влюбилась в мир Тиффани.

- Благодарю вас, - я натянуто улыбнулась, стараясь не смотреть на Лекса.

- Кстати, познакомьтесь, - начала она и взяла Лекса под руку. Рядом со мной, Макс старательно прикрыл смех кашлем, - Мой жених Алекс Фог.

Мне все-таки пришлось взглянуть на Лекса, который не смог упустить возможность прикоснуться ко мне на легальных правах и в лучших традициях джентльмена, взял мою слегка подрагивающую руку своей, оставляя на ней легкий поцелуй.

- Приятно познакомиться, мистер Фог, - невозмутимо ответила я, выдергивая руку из крепкого захвата его горячих пальцев. Туманов усмехнулся и протянул руку Олегу.

- Алекс Фог, - вежливо представился он.

- Олег Гейден. Рад встрече, мистер Фог.

Господи, немедленно прекрати этот баллаган!

- У вас очень красивая жена. К тому же очень талантливая.

Сукин сын!

- Да, мне очень повезло. Я горжусь ей.

По моей спине, скатывались струйки ледяного пота, пока я мысленно звала Нину (или кого угодно) прийти мне на помощь, но моя помощница убежала на кухню за новой порцией льда, для ушибленного колена двоюродной сестры Макса, которая немного перебрав с вином, пыталась устроить брейк-данс шоу.

- Дорогой, мы должны пригласить Валерию организатором нашей свадьбы, - сказала Лия, смотря на Лекса.

Черта с два!

Я посмотрела на Оксану, и мне совсем не понравился хищный огонек, блеснувший в ее глазах, когда она положила руку мне на плечо и заявила:

- Да, наша Ласточка действительно профессионал, - Макс застыл, так и не донеся канапе до рта, а у меня скрутило желудок.

- Ласточка? - пораженно переспросила Лия. Было бы глупо полагать, что она не знала о наличии татуировки на теле своего жениха. Интересно, как он объяснил ее значение?

- Извините, мне нужно проверить закуски, - выпалила я и умчалась, не желая присутствовать при этом абсурде. Влетев на кухню, я ожидала найти там Нину, но она опять куда-то испарилась. Я выпила два стакана воды и на данный момент была бы не против закурить большую кубинскую сигару.

Обычно в любовных романах присутствуют такие сцены, в которых, главная героиня убегает, а главный герой обязательно идет за ней следом, затягивает в темную коморку и начинает страстно целовать. Существует еще второй вариант событий, где вместо поцелуев герои начинаю выяснять отношения.

Похоже, Туманов, решил не нарушать традицию и некоторое время спустя он зашел на кухню и остановился за моей спиной.

- Привет, - его такой родной аромат и тихий голос, теплым пледом окутали меня, и непреодолимое желание прижаться к нему стало почти невыносимым.

Почти.

- Здравствуй.

- Уделишь мне минутку? - спросил он, опуская руки на мои плечи.

- Зачем? Тебя ждет невеста.

- А тебя муж. Так что мы вроде на равных условиях.

- Лекс, чего ты хочешь?

- Я не знал, что она приедет, - произнес Туманов, учащая мой пульс. Меня тянуло к нему. Тянуло, так, будто он был маяком, а я заплутавшей странницей в огромном глубоком море и только исходивший от него свет, мог привести мою лодку к спасению. Он был способен уничтожить меня одним своим словом, как неоднократно делал это много лет назад, а мог сделать самой счастливой женщиной на земле, но цена всего этого была слишком высока.

Моя семья.

- Ты мне не веришь? - я хотела вырваться, хотела убежать, скинуть с себя это чертово платье и подобно страусу, зарыться головой в песок, но Лекс усилил захват, пригвождая меня к своему телу.

- Отпусти меня, - отчаянно прошептала я, сквозь огромный комок, застрявший в моем горле.

- Я люблю тебя, - его шепот колокольным звоном стучал по вискам, но единственное, что я могла сделать, это постараться убедить его в обратном.

- Нет, не любишь, - твердо произнесла я, вырываясь из его объятий, - Ты любишь Лию, а все, что между нами произошло, ничего не значит. Мы просто потеряли контроль.

- Ты хочешь сделать мне больно? - спросил он, делая шаг ко мне и протягивая руку. Я отступила на два шага назад, отчего ладонь Лекса зависла в воздухе и сжалась в кулак.

- Нет, я просто хочу покончить со всем этим.

- С чем "этим"? С нашей любовью?

Сейчас я должна сказать то, что возможно ранит его, но я больше не могла выносить эту пытку. Мне необходимо оттолкнуть его и заставить поверить в то, что все кончено.

Я схватилась руками за металлическую столешницу, только бы унять зуд в пальцах, от необходимости прикоснуться к нему.

- Нашей любви уже давно нет, Лекс. Ты любил девочку в "маковом" сарафане, а я плохого парня в кожаной куртке. Они остались в прошлом. Там же, где сырники с медом, потрепанные томики Шекспира и коричневое покрывало. Ты все сделал для того, чтобы я ушла, а теперь пытаешься вернуть то, чего давно нет. Никакого края вселенной нет, Туманов. Она бесконечна.

Присев на корточки, Лекс уткнулся лицом в ладони.

- Я не могу видеть, как он касается тебя. Меня ломает от одной мысли, что ты будешь засыпать рядом с ним. Это в тысячу раз больнее, чем то, что я ощущал десять лет назад, когда потерял тебя. Я умираю от любви к тебе, - безысходность, прозвучавшая в его голосе, была такой осязаемой, но с самого начала наши отношения были обречены и слишком поздно, пытаться что-то исправить.

- Нет, Лекс, от любви не умирают. От нее хотят жить, а если тебе хочется сдохнуть, то есть смысл задуматься, а любовь ли это?

Зная, что больше ничего не стоит говорить, я вышла за дверь и с улыбкой на лице, но с безмолвным криком в душе, отправилась делать свою работу.


***



Остаток вечера дался мне с титаническим трудом, ведь я должна была делать вид, что никакого душераздирающего разговора не было и меня не выворачивало наизнанку, когда я видела, как Туманов целует Лию. Те самые губы, которые неоднократно дарили мне наслаждение и шептали слова любви, больше никогда не сделают этого снова. Нина взяла на себя большую часть обязанностей, предоставляя мне возможность побыть в роли гостьи. Несколько раз она предлагала мне ехать домой, уверяя, что со всем справиться сама, но Олег уговорил меня побыть еще немного, ведь "свадьба Князевых, отличная возможность завязать выгодные знакомства".

Лекс казался равнодушным, но когда он все чаще стал прикладываться к виски, я поняла, что это не так. Макс тоже заметил это и выглядел очень обеспокоенным, наблюдая за другом опрокидывающим в себя стакан за стаканом. Мы все знали чем может закончиться этот вечер и ни что из того на что в подобном состоянии был способен Лекс, не могло поднять его репутацию в глазах совета директоров.

Когда Лия поймала букет невесты, Лекс под шквал аплодисментов, провозгласил тост за "свою будущую жену". Он больше не смотрел на меня, не посылал взглядом тайные знаки с любовным подтекстом и вообще делал вид, будто меня здесь нет. Превозмогая боль и обиду, я старалась расслабиться и разделить всеобщую радость, но с каждой секундой нахождение в одном пространстве с Тумановым становилось невыносимым, и только сладость шампанского заглушала чувство опустошенности.

Я сидела за столом и ковырялась в куске свадебного торта, утопая в жалости к самой себе. Олег был занят разговором с инвесторами, а Нина пыталась отыскать активированный уголь для отца жениха, который пренебрег своей лечебной диетой и на стадии обострения панкреатита натрескался острой спаржи.

На стул рядом со мной приземлился Макс, с усталой улыбкой на лице расстегивая свой пиджак.

- Кошмарный денек, - выдохнул он и потянулся за стаканом с водой.

- Кошмарный?

Кивнув головой, Макс отпил из стакана.

- Кошмарный, но счастливый. Просто я не привык быть в центре внимания. Оказывается, это жутко утомляет. Ну, а как ты?

Я пожала плечами.

- Справляюсь. А где Оксана?

- Вышла на воздух. Сегодня вообще для всех нас был непростой денек.

- Знаешь, а мне жаль Лию, - произнес Макс, наблюдая за темноволосой американкой, прижимающей к груди букетик из фоамирана, - Ведь он никогда не сможет полюбить ее так, как тебя. Мне кажется, нет ничего хуже безответной любви.

- Есть, Макс. Хуже всего, когда любовь взаимная, но обстоятельства оказываются сильнее. А мы слишком слабы, чтобы идти им наперекор.

Нас прервал звук зафонившего микрофона, и мы синхронно повернулись в сторону сцены. На возвышении из гипсокартона, немного покачиваясь, стоял Туманов. Ослабленный галстук небрежно свисал с его шеи, а в руках он держал полупустой бокал с виски.

- Я убью его, - пробубнил Макс, поднимаясь на ноги. Незамедлительно последовав за ним, я с ужасом ожидала, какой номер выкинет мистер Алекс Фог.

- Раз, раз, - Лекс постучал пальцем по микрофону, пока мы с Максом пробирались сквозь толпу любопытных гостей, желающих "хлеба и зрелищ".

- Итак, дорогие гости, - начал Туманов, постепенно теряя чувство координации, - Сегодня было сказано очень много слов в адрес моих друзей, но ведь мы совершенно забыли о человеке, который устроил этот прекрасный праздник.

Я прикрыла глаза, понимая, что еще мгновение, и я просто нахрен взорвусь.

- Что он задумал? - голос Нины, появившейся из ниоткуда, замедлил ход бомбы, находящейся на грани взрыва, и я открыла глаза.

- Попасть на первые страницы завтрашних газет.

- ... Валерия Гейден! - объявил Туманов, и мне не оставалось ничего другого, кроме как схватить подол платья и под бурные аплодисменты зашагать к сцене. Туманов продал мне руку, но я проигнорировала ее.

- Туманов, не делай того, о чем завтра пожалеешь, - тихо сказала я, чтобы только Лекс смог меня услышать. Я, конечно, понимала, что в нем говорит виски и желание уколоть меня, но такое оправдание не устраивало даже меня.

Ухмыльнувшись, Лекс, протянул мне бокал с шампанским и повернулся к микрофону.

- Я хочу поднять этот тост за чудесного организатора свадеб, верную жену, - я дернулась и шампанское выплеснулось из бокала, а этот кретин продолжал, - И первоклассную л..., - не дав ему закончить я подлетела к Туманову и выплеснула содержимое бокала ему в лицо.

Я знала, что он собирался сказать.

Первоклассную любовницу.

Очень сомнительный комплимент.

И под раздражающие взгляды изумленной толпы, я ринулась подальше от этого праздника жизни. Набрала номер Олега и оскорбленная механическим голосом автоответчика запрыгнула в первое попавшееся такси.

К черту все!

Эти нездоровые чувства, Туманова, все эти чертовы воспоминания, которые выворачивают наизнанку, и не дают нормально дышать.

Точка.

Отныне и навсегда.

Больше никаких многоточий




Глава 20




Валерия



- Может тебя взять отпуск? - нахмурившись, спросила Нина, упаковывая в картонные коробки антикварные вещицы. Она поднесла ко рту катушку липкой ленты и, лязгнув зубами, откусила кусок. Сегодня моя "парковка для солнца" стала эпицентром уныния и каждый раз, когда я кружилась в своем кресле, меня все сильнее одолевала тоска. Вернувшись вчера со свадьбы Князевых, Олег застал меня на кухне, сидящую на широком подоконнике с бутылкой вина и литрами невыплаканных слез. Во время выступления Туманова он был слишком занят вопросами своей архитектурной независимости и установлением выгодных связей, поэтому все что произошло, осталось для него тайной. Нина в который раз пришла мне на помощь, объяснив мое отсутствие внезапно разыгравшейся мигренью и к счастью для Олега, этого объяснения оказалось достаточно.

Я не спрашивала у Нины, что произошло после того, как я сбежала, оставив Туманова истекать шампанским, а она, будучи достаточно умной девочкой, не затрагивала эту тему.

- Зачем? Я в порядке, - ответила я, раскачиваясь в кресле.

- Вот это и странно, потому что женщина в твоей ситуации не может быть в порядке. Ты знаешь, когда он улетает? - девушка поставила коробку на пол и водрузила на стол стопку виниловых пластинок. Я отрицательно качнула головой, не желая признавать, что всего через несколько часов Лекс покинет город, в котором началась наша история.

Дважды

- А я знаю, - самодовольно произнесла Нина, бережно складывая пластинки в пластиковый пакет.

- Откуда?

- Знаешь босс, оказывается у мистера Фога безумно болтливая подружка. После двух чашек кофе с коньяком, она была готова выложить мне номер своей банковской карты, так что узнать время их отлета, оказалось проще некуда, - сказала моя секретарша и молча вернулась к горе пластинок.

Прошла, по меньшей мере, минута, но Нина продолжала молчать.

- Нина, пауза затянулась. Ты переигрываешь. Во сколько рейс?

- В четыре часа утра. Но можешь, не беспокоится, что-то мне подсказывает, что Алекс сам явится сюда.

Удивительно, но это "что-то" подсказывало мне то же самое.

- Кстати, ты мне так и не рассказала что у тебя с тем парнем из кафе?

- Мы общаемся, - небрежно бросила Нина, не поднимая на меня глаз.

- И все?

- А что ты хочешь? У нас же с ним нет истории, достойной мыльной оперы, растянувшейся на десять лет.

Зазвонил мой телефон и на экране высветилось имя Лекса.

Господи, что еще ему нужно?

Вчера было сказано и сделано более чем достаточно, чтобы понять, что все кончено. Я так боялась. Боялась, что если услышу его голос, то не смогу сдерживать себя и растеряю тот остаток здравого смысла, которых все еще продолжал удерживать меня и не наделать глупостей. Боялась увидеть Лекса и потеряться в его горящих янтарных глазах, покоривших меня много лет назад.

Я боялась своих чувств к нему.

Телефон продолжал надрываться и, не выдержав, я кинула его в ящик стола. Кинув на меня взволнованный взгляд, Нина вылетела из кабинета, а уже через минуту вернулась с чашкой крепкого горячего кофе в руках.

- Ты вообще спишь в последнее время? - девушка поставила передо мной чашку и вернулась к ожидающим ее пластинкам. В ответ я лишь пожала плечами и вздрогнула, когда из ящика стола снова донеслась мелодия звонка.

- Может, ответишь, - с сомнением в голосе предложила Нина.

- А смысл?

Я знала, что Туманов не ограничиться звонками. Знала, что просто так не отпустит, но надеялась, что хотя бы присутствие Лии остановит его от визита ко мне. На мгновение меня посетила мысль написать ему электронное послание, но я быстро передумала, не желая повторять опыт десятилетней давности. Горько усмехнувшись, я подумала, что жизнь и впрямь циклична. Но почему в моей жизни повторяется человек, присутствие которого приносит только нестерпимую боль? Когда уже станет легче? И станет ли вообще?

Спустя полчаса, когда Нина закончила упаковывать вещи и вернулась на свое рабочее место, я услышала бешеный визг тормозов и буквально почувствовала запах паленой резины. Яростный хлопок двери автомобиля и мое сердце неукротимо заколотилось, вторя приближающимся шагам Туманова. Я слышала, как Нина пыталась его задержать, но куда уж там...Дверь моего кабинета резко распахнулась, отправляя меня в бездну, и я задержала дыхание в попытке спасти себя от падения.

Лекс находился совсем рядом, и единственное чего мне хотелось - это прикоснуться к нему. Он был подавлен. Разбит. Обезоружен. В его уставшем взгляде читалась неподдельная боль, и я содрогнулась, когда его глаза встретились с моими. На нем до сих пор была вчерашняя рубашка, уже потерявшая презентабельный вид, а на лице проступила колючая щетина.

Мой Туманов.

Нет, не мой.

И я не его.

Только почему же тогда так смертельно больно? Почему внутри горит с такой неистовой силой, разрывая сердце в клочья?

Силуэт Нины, замаячивший за спиной Лекса, оторвал меня от разглядывания Туманова. Я послала девушке ободряющую улыбку и, приняв мою немую просьбу, Нина тихонько прикрыла дверь.

Лекс молча подошел ко мне и, опустившись на пол, обернул свои руки вокруг меня, укладывая голову на мои колени. Я сидела, боясь пошелохнуться, но услышав его тяжелое дыхание, не смогла совладать с собой и запустила руки в его волосы.

С самого начала все было неправильно, но мы осознанно сделали это с нашими жизнями, не заботясь о чувствах близких людей, полностью растворившись, в своих чувствах друг к другу. Чувствах, которые не смогли угаснуть даже под напором времени.

- Прости, Ласточка. Я снова облажался, - пробормотал Туманов, усиливая захват своих рук. Я не поняла, извинялся ли он за вчерашний вечер или за всю ситуацию в целом, но так или иначе, я больше не злилась на него. Все это казалось таким мелочным, по сравнению с тем, что всего через несколько часов мы потеряем друг друга.

На этот раз навсегда.

- Где Лия? - спросила я, скрипя зубами, отстраняясь от него. Лекс с недовольством посмотрел на меня, поднимаясь на ноги.

- Это единственное, что тебя волнует? А что насчет "нас"?

Не отвечая на вопрос, я встала с кресла и, подойдя к Туманову, взяла его за руку. Я сделала то, что могло сказать все лучше самых громких слов. Сняв кулон со своей шеи, я вложила его в ладонь Лекса.

"...пока эта вещица будет у тебя, я буду знать, что еще не поздно все исправить".

Поздно.

Слишком поздно.

- Не делай этого, - произнес Туманов, с мольбой глядя в мои глаза.

- Все кончено, Лекс, - пыталась сказать твердо, но голос предательски надломился, и я прерывисто задышала, стараясь не разрыдаться. Он шагнул вперед, приблизившись непозволительно близко, и казалось одного вдоха, было достаточно, чтобы заставить меня забиться в истерике.

- Давай сбежим? Я увезу тебя. Куда захочешь. В Нью-Йорк, на луну, еще черт знает куда. Мне плевать. Я смогу выжить, где угодно, если ты будешь рядом, - он говорил, а его губы осыпали жадными поцелуями мое лицо.

Я боролась.

Внутри меня шла жестокая борьба и только одному Богу известно, чего мне стоило сказать:

- Я не могу.

В груди болело, мысли путались, но я отступила, подкрепляя этим действием свои слова, и в этот самый момент в нем будто прорвало плотину. С безумством, сверкающим в глазах, Лекс схватил кружку с кофе, принесенную для меня Ниной и запустил ее в стену, оставляя грязный отпечаток на моей "парковке для солнца". Я крепко зажмурилась, позволяя страданию заполнить меня, в то время как что-то еще полетело в стену. Кажется, это был органайзер. Туманов швырял в стену все, что попадалось ему под руку, а я смиренно стояла и ждала, когда же он, наконец, остановится. Вещи с грохотом разлетались на куски так же, как сердца двух людей, находящихся на грани помешательства.

Сильные руки схватили меня за плечи и оттеснили к стене. Открыв глаза, я встретила запредельный взгляд Лекса, который склонившись надо мной, прорычал:

- Ты любишь его?

- Люблю, - тихо произнесла я, желая провалиться сквозь землю.

Но не так, как люблю тебя...

- Засыпая в моих руках, ты тоже любила его? - угрожающе шептал Лекс, - А когда ты ломала свои ногти о мою спину, ты думала о своей любви к нему? Неужели от огромной любви к мужу ты спала со мной?

"Я не буду плакать" повторяла про себя, видя, как солидный американский бизнесмен на моих глазах превращался в необузданного парня, которого я десять лет назад встретила на автобусной остановке.

Не зная, что ответить, я хотела отвернуться, но цепкие пальцы Туманова не позволили мне этого сделать, сомкнувшись на моем подбородке.

- Ты - моя женщина. Чтобы ты не говорила, Ласточка, ты всегда будешь моей.

Нужно ли мне было об этом напоминать? Я стала принадлежать ему, когда мне едва исполнилось пятнадцать, и я уверена так будет до тех пор, пока ночное небо, освещается слепящим звездным светом.

Туманов наклонил голову и попытался поцеловать меня. Грубо. Жестко. Властно. Почувствовав любимый вкус его никотиновых губ, я лишь на мгновение позволила себе вновь попробовать их, прежде чем оттолкнула Лекса, вырываясь из его крепких объятий. Он уперся руками в стену, глотая рваными глотками воздух. Отойдя к противоположной стене, я оглядела комнату, которую Туманов так умело, превратил в "стоянку для хаоса" и сказала:

- Уезжай, Лекс. Так действительно будет лучше.

- Для кого? - резко бросил он, обернувшись, - Для меня? Для тебя? Или для него?

- Для всех. Женись на Лие, построй для нее дом...Перестань жить прошлым.

- Но я не смогу без тебя. Я люблю тебя, - сказал Лекс, приблизившись ко мне. Накрыв ладонью мою щеку, он заглянул мне в глаза. Глубоко. До самого дна. Слезы душили, но я держалась из последних сил, - Что мне сделать? Как заставить тебя передумать?

Я нуждалась в его прикосновениях, как никогда прежде, и знала, что он тоже нуждается во мне.

- Никак. Я останусь с Олегом. Я его жена и так будет правильно, - я словно вынесла приговор нашим обреченным отношениям. Лекс убрал руку и попятился назад. Он больше никогда не прикоснется ко мне снова.

- Это действительно то, чего ты хочешь? - печаль, смешанная с нотками надежды отразилась на его лице, когда он ожидал ответа. Нещадно впившись ногтями в кожу рук, я сделала это. Я лишила его надежды.

- Да, - прохрипела я, удерживая подкатывающие рыдания.

Туманов, посмотрел на потолок, и несколько раз проведя рукой по лицу, кивнул головой. После чего он развернулся и, не произнеся ни слова, покинул мой кабинет. Он ушел. Он сделал так, как я сама попросила. Когда звук его шагов перестал кружить в воздухе, я опустилась на пол и завыла подобно раненому зверю. Сдерживаться больше не было смысла.



Глава 21




Лекс



Пройдя мимо изумленной Нины, я вышел на улицу и на негнущихся ногах подошел к машине. Я знал, что это начало конца еще до того, как появился в ее офисе. Второй раз за свою жизнь я потерял ее. Второй раз за свою жизнь я потерял часть самого себя.

Вчера, на свадьбе Князевых, я был вынужден делать вид, что меня не волновало, как мою любимую женщину обнимают руки другого мужчины, но каждый раз, когда я видел Леру, прижимающуюся к мужу, я мучительно умирал. В итоге я сорвался. Я напился, потому что это был единственный доступный способ заглушить боль, но проблема в том, что я уже проходил все это десять лет назад, и кому как не мне было знать, что это никогда не срабатывало. Я поступил глупо, вытащив Леру на сцену, но мне просто хотелось вывести ее на эмоции, расшевелить, заставить обратить на меня внимание, пусть я выбрал и не самый удачный способ.

Да, я разгромил ее кабинет, но мне нужно было сделать хоть что-то, чтобы притупить чувство обреченности. Мне следовало предвидеть, что она останется с ним, ведь даже друг неоднократно предупреждал меня об этом, но до тех пор, пока она не произнесла эти слова, они не казались настолько реальными. Зачем ей выбирать неизвестность со мной, вместо привычной жизни за спиной надежного мужа?

Чувствуя накатывающую тошноту, я забрался в автомобиль и шарахнул кулаком по рулю. У меня оставалось достаточно времени до отлета, и пока Лия находилась в доме Князевых, я завел мотор и поехал к озеру. Я машинально крутил руль, нажимал на педали, переключал скорость, а внутри было...пусто. Мое сердце навсегда осталось в ее руках, и даже если бы я мог, я не стал бы возвращать его обратно.

Подъехав к озеру, я вышел из машины, присел на капот и закурил. Воспоминания обрушились на меня с кошмарной скоростью, слезы обожгли глаза и я позволил им освободиться. Наверное, я выглядел действительно жалко, но мне было плевать. Я проклинал тот день, когда поручил своей секретарше забронировать билет на вечерний рейс до этого чертового города, проклинал своего заместителя, за то, что так легко согласился взять на себя большую часть работы и проклинал Леру, за то, что просто встретил ее. Эта любовь не принесла нам обоим ничего, кроме боли и мимолетных моментов радости, но даже этих мгновений было достаточно, чтобы навсегда запретить мне любить других женщин.

Понадобилось некоторое время, прежде чем, я смог взять себя в руки. Осмотревшись вокруг, я достал из кармана фото Леры. Проведя по нему рукой, я в последний раз взглянул на застывшее лицо своей любимой и поднес дымящийся окурок к снимку. Бумага медленно тлела, вслед за моей несбыточной мечтой.

Я всегда буду любить только ее. Несмотря ни на что.

Отправив обрывки своей души лететь по ветру, я снова опустил руку в карман. Холодный металл золотого кулона коснулся пальцев. Вытянув украшение, которое еще совсем недавно согревало кожу моей Ласточки, я зажал его в кулаке и что было сил, зашвырнул в чистую гладь озера, оставляя беспокойную рябь на поверхности воды.

Я сделал это...

Звук подъезжающего мотоцикла завладел моим вниманием. На блестящем полированном "Выфере" сидел парень, а сзади, крепко ухватившись за него, расположилась хрупкая девушка. Парень спрыгнул с байка и, сняв шлем, помог слезть девушке. Когда она избавилась от шлема, он привлек ее к себе и поцеловал. Подул холодный ветер, парень стянул с себя куртку и накинул на плечи своей возлюбленной. Так странно было наблюдать за развернувшейся картиной, будто видеть себя со стороны. Молодого. Влюбленного. Переполненного чувствами. Хотелось сказать им, чтобы они никогда не совершали идиотских поступков, от которых сами потом будут страдать. Теперь это место станет особенным не только для нас двоих. У него появится новая история. Надеюсь со счастливым концом.

Подмигнув заметившей меня паре, я печально улыбнулся собственным мыслям и зашагал к автомобилю.

Мне нужно забрать невесту...

Я возвращаюсь домой...



Глава 22




Лера



Пять месяцев спустя...

Перелистывая страницы каталога свадебной моды, я слушала Нину, которая нетерпеливо подпрыгивая в кресле, рассказывала о том, как прошла предпоследняя примерка ее свадебного платья.

- Видела бы ты лицо этой портнихи, когда я сказала, что хочу платье малинового цвета. Клянусь, у нее практически дым из ноздрей повалил. Еще бы, она ведь надеялась на "благородный шампань". Глупая женщина.

Я улыбнулась, увидев на развороте журнала красочный снимок свадьбы в стиле фильма "Завтрак у Тиффани". Это было не просто случайное фото, а коллаж из множества ярких фотографии с бракосочетания Макса и Оксаны Князевых. Страшно подумать, но прошло уже пять месяцев с того безумного дня, а мне до сих пор кажется, что это было только вчера.

Пять месяцев с тех пор, как Лекс безмолвно покинул мой кабинет, унося с собой большую часть моего сердца.

Первые дни после его отъезда проходили в состоянии забвения. По утрам я пила кофе, много кофе, приходила на работу и неотрывно следила за бегущей стрелкой часов, которая беспрерывно отсчитывала время нашей разлуки, постоянно ожидая, что вот сейчас откроется дверь и с пакетом медовых пирожных в руках войдет Лекс. Обнимет, назовет "ласточкой" и снова ощутив всю силу его любви, я сумею обрести покой. Но дни шли, сменяя друг друга, и постепенно я начала приходить в себя, понимая, что он не придет, а мне нужно жить дальше. Ведь он наверняка так и сделал.

В одну из ночей, которую муж по обыкновению проводил в своем офисе, я выбралась из одинокой остывшей постели и, накинув халат, достала из шкафа, уже успевшую покрыться слоем пыли, картонную коробку. В ней хранились воспоминания о том дне, когда я тоже была невестой. Открыв крышку, я достала белоснежное свадебное платье и бережно разложила его на кровати, расправляя ладонями образовавшиеся складки. Невозможно передать словами насколько я была счастлива, когда выходила замуж за Олега. Куда все это делось? Куда испарилось? За платьем из коробки появлялись кружевная фата, перчатки и сверкающие украшения. Могла ли я подумать, что когда - нибудь мой брак даст такую глобальную трещину? Никогда. Я бы могла откровенно посмеяться в лицо тому человеку, который осмелился хотя бы предположить, что я буду способна пойти на измену. Как оказалось зря.

Остаток ночи я превращала некогда роскошный наряд невесты в гору рваных лоскутков, разрывая вместе с платьем свои несбывшиеся надежды.

Будто почувствовав мои душевные терзания, Олег стал раньше возвращаться с работы, меньше времени проводить в своем кабинете и даже терпеть мои четырехчасовые шопинг - загулы. А я как сумасшедшая скупала совершенно ненужные бесполезные безделушки, платья, которые я не надену ни при каких обстоятельствах, цветочные горшки и откровенные пеньюары с перьевыми вставками.

Но я не плакала. Я просто запретила себе это делать. Я брала вдвое больше заказов, теряясь в трудовой рутине, оставляя на сон всего несколько часов, потому что даже во сне было нестерпимо больно. Занятия йогой, фитнес, скрапбукинг - все, что угодно, только бы перестать чувствовать. И на удивление - это срабатывало, но когда в день своего рождения, я получила букет цветов с запиской, состоящей всего из нескольких слов "Будь счастлива. Всегда твой Л.", стены рухнули. Свернувшись в клубок, я рыдала на полу собственной спальни, сжимая в руках записку, написанную его рукой. Даже не смотря на то, что я сама прогнала Лекса, не желая становиться предательницей разрушившей свою семью, я не чувствовала, что приняла верное решение. Но разве не так должна была поступить любая порядочная женщина? Пожертвовать своими чувствами ради сохранения брака? Каждый день я убеждала себя, что все сделала правильно и, кажется, постепенно начала верить в это.

Прошло уже пять месяцев, а Туманов до сих пор продолжал преследовать меня. Ему даже не нужно было находиться где - то поблизости, присутствие Лекса чутко ощущалось в окружающих меня людях. Так однажды в офис моего агентства вошла пожилая женщина в светлом льняном костюме и спросила, где она может найти "красивого мальчика с добрыми глазами". Я несколько минут пораженно таращилась на нее, прежде чем осознала, что это не просто женщина, а израильтянка, которой я неоднократно подавала милостыню. Немного прихрамывая, Авива прошла в мой кабинет, на двух ногах, окончательно запутав меня. Улыбаясь, женщина, присела в кресло и поведала мне о том, как молодой человек, прибывший из Америки, определил ее в клинику, оплатил операцию, протезирование ноги, и последующую реабилитацию.

Алекс Фог помог израильтянке вновь обрести надежду.

Когда женщина ушла, я снова расплакалась не в силах остановить слезы. Этот мужчина делал действительно невероятные вещи.

Любить Лекса Тумана было сложно, а влюбиться в Алекса Фога оказалось невероятно легко.

- Босс, как думаешь, мы не слишком поторопились со свадьбой? - спросила Нина, отрывая меня от журнала. Всего через месяц моя секретарша выходит замуж, за того самого парня, который с моей легкой руки, заполучил номер ее телефона. Видя пылающие глаза Нины, мне было радостно от того, что она счастлива, и я имею к этому отношение. Ведь все эти месяцы она поддерживала меня. Позволяла выплакаться на своем плече, варила для меня глинтвейн и приносила свои фирменные круассаны с яблочным джемом.

- Конечно, нет.

- Но мы встречаемся всего четыре месяца.

- Ну и что? Вам хорошо вместе, а остальное уже не имеет значения. Люди могут встречаться годами, а заключив брак, развестись буквально на следующей неделе, а кто-то знает друг друга два дня и способен идти рука об руку до конца жизни. Так что, для настоящей любви время не имеет значения, - произнеся последнее предложение, я поймала многозначащий взгляд Нины и снова уткнулась в журнал.

- Ты сходишь со мной на финальную примерку? - попросила Нина и я услышала неловкость в ее голосе. Уверена, когда - то она мечтала примерять свадебное платье в компании с матерью, но учитывая их напряженные отношения теперь это вряд ли возможно.

Я подняла глаза и взглянула на девушку.

- Схожу. А ты сходишь со мной на перманентный макияж бровей?

- Ни за что.

- Так я и знала.

Послышались раскаты грома, и первые капли дождя ударили по стеклу. Нина встала с кресла и закрыла окно.

- Может чаю? - спросила она, собираясь вернуться на рабочее место. Дождавшись от меня кивка головой, Нина вышла, а я закрыла журнал, возвращаясь к планированию богемной свадьбы в стиле "бохо".

Спустя час, так и не дождавшись обещанного чая, я вышла из кабинета на поиски Нины. Пропажа нашлась в комнате для персонала, склонившейся над столом и внимательно изучающей какую - то статью в журнале.

- Нина, где мой чай? - услышав мой вопрос, девушка резво подпрыгнула при этом, стукнувшись коленом о внутреннюю часть стола и с быстротой молнии закрыв журнал, спрятала его за спину.

- Нина, в чем дело? - было очевидно, что она пыталась что - то скрыть.

- Ни в чем. Ты хочешь чай? Иди, я сейчас принесу.

Выгнув бровь, я протянула руку.

- Нина, дай мне журнал.

- Какой журнал?

- Тот, что у тебя за спиной.

Девушка потрясла головой, отступая назад, тем самым еще больше подогревая мое любопытство.

- Нина, не смотря на то, что мы подруги я все еще босс и могу уволить тебя, - пригрозила я и, недовольно хмыкнув, она все - таки сдалась, протянув мне журнал.

Как только журнал оказался в моих руках, я поняла, почему Нина так старательно прятала его. С обложки сверкающего глянца на меня смотрел Лекс, держа в руках свою невесту.


" Один из самых завидных холостяков Америки, владелец холдинга "Фог корпорейшн" Алекс Фог, наконец, решил связать себя узами брака".




Дрожь отчаяния смешанная с гигантской дозой ревности пробежала по моему телу, всасываясь в кровь, царапая своими острыми когтями сердце и выкинув журнал в мусорное ведро, я рванула в уборную и там, склонившись над раковиной, яростно плескала в лицо ледяной водой, не давая слезам вырваться наружу. Если бы я только знала, что это еще не конец, я бы делала это в несколько раз сильнее.



***



По дороге домой я делала все возможное, чтобы выкинуть из головы тот проклятый заголовок, который словно рекламный баннер, стоял у меня перед глазами. Туманов, на самом деле, жениться на Лии. Это оказалось реальнее самого ужасного кошмара. Как ему удалось так легко забыть меня? Как он смог так быстро избавиться от испытываемых ко мне чувств? И почему у меня не получается сделать то же самое? Но не я ли сама попросила его перестать жить прошлым? Он перестал, а вот я, кажется, до сих пор продолжаю.

Пройдя в квартиру, я увидела сидящего на диване Олега. На его коленях лежал открытый ноутбук. Он старательно что-то печатал, сосредоточенно вглядываясь в экран монитора. Не желая отвлекать мужа, я зашла на кухню и, вымыв руки, занялась приготовлением ужина. Видимо услышав шум, Олег пришел следом за мной.

- Привет, милая, - сказал муж, приложившись губами к моей щеке, - Я не слышал, как ты пришла.

- Ты работал. Я не хотела тебя отвлекать.

- Что на ужин?

- Лосось.

Одобрительно кивнув, Олег протянул мне тонкую папку с бумагами.

- Знаю еще целая неделя, но думаю условности нам ни к чему.

- Неделя? О чем ты? - спросила я, непонимающе уставившись на мужа. Его брови взметнулись вверх, когда он сказал:

- О нашей годовщине. Я думал, обычно женщины зациклены на подобных вещах.

Немедленно пристрелите меня.

Все эти переживания связанные с Тумановым совершенно выбили меня из реальности, и я впервые забыла о годовщине нашей с Олегом свадьбы.

Лера, ну ты и дура!

- Олег, прости. Я что - то совсем замоталась.

- Лера, ты слишком много работаешь, - строго сказал муж, продолжая протягивать мне папку. Приняв ее, я смогла разглядеть две путевки в Париж.

"Романтический уик-энд на двоих".

"То, что нужно!" - не без сарказма подметила я.

- Помнишь, я обещал, что отвезу тебя в Париж?

- Конечно, помню, - изобразив радостную улыбку, я обняла Олега за шею и поцеловала, сгорая от желания ощутить вкус совершенно иных губ, - Спасибо.

Я искренне задавалась вопросом, сколько еще я смогу поддерживать иллюзию идеальной семьи, каждый миг, находясь в шаге от прыжка в бездну? Но, казалось, Олега все устраивало, а мне это было только на руку.

За ужином мы с Олегом обсудили детали нашей грядущей поездки в Париж, и в какой - то момент я даже прониклась этой идеей. Возможно, мне просто нужно сменить обстановку, оказаться наедине с Олегом в романтическом уголке земли и я смогу вырвать из книги своей жизни главу, насквозь пропитанную запахом Лекса, и начну все с чистого листа. Возможно, после этого путешествия у меня получиться уговорить Олега родить ребенка и в нашей семье воцариться утерянная гармония.

Когда Олег скрылся в своем кабинете, я вымыла посуду, выпила кофе и вспомнила, что забыла забрать в агентстве флеш - карту с материалами к последнему заказу. Идти пешком не хотелось, поэтому я решила взять машину Олега.

- Олег, мне нужно съездить в офис. Я возьму твою машину? - спросила я, войдя в кабинет мужа. Его рабочий стол был завален ворохом чертежей, а сам он, держа в руках карандаш, навис над одним из них.

- Что - то срочное? - Олег вскинул голову и посмотрел на меня, перекатывая карандаш между пальцами.

- Просто забыла флешку.

- Хорошо, только будь осторожна. Ключи в коридоре у зеркала.

Зябкий осенний ветер кружил вихрем опавших листьев, а моросящий дождь неприятно покалывал кожу. Выбежав из подъезда, я поежилась и запрыгнула в автомобиль. Как только я оказалась в салоне, в груди странно застучало, но, не предав этому значения, я потянулась к замку зажигания. Ладони внезапно покрылись, потом и ключ выскользнул из моих рук.

Что за идиотское наваждение?

До сих пор не понимаю, как мне удалось это сделать, но, несмотря на повисшую темноту, когда я нагнулась за упавшим ключом, мои глаза наткнулись на, лежащий под сиденьем, файл с бумагами. Мне казалось, будто кто-то нашептывает, чтобы я немедленно заглянула в них и, поддавшись этому таинственному голосу, я протянула руку, вытаскивая бумаги. Множество счетов, неизвестные мне ранее названия лекарств, медицинская страховка...и фотография. Со снимка на меня смотрел маленький темноволосый мальчик, примерно четырех лет отроду, поразительно похожий на мужчину, чью фамилию я носила последние шесть лет. Перевернув снимок обратной стороной, я ощутила будто поезд, в котором я ехала последние несколько лет, потерпел неминуемое крушение.

Гейден Михаил Олегович.

У моего мужа есть ребенок.

Может ли моя жизнь быть еще хуже?



***



Взбешенная, но, тем не менее, испытывая непонятное чувство облегчения, я со скоростью свистевшей пули, влетела обратно в квартиру и понеслась прямиком в кабинет Олега. Нараспашку открыв дверь, я застала мужа в том же положении, согнувшимся над чертежами.

- Милая, что..., - начал, было, Олег, но когда я швырнула на стол перед его лицом свою находку, резко замолчал. С бледнеющим выражением лица Олег переводил взгляд с меня на бумаги и обратно, очевидно подбирая подходящие слова. Нужны ли мне были его объяснения? Наверное, да. Но в одном я была уверенная однозначно. Поездка в Париж отменяется.

Я не собиралась изображать из себя злобную фурию, поймавшую мужа на измене, потому что моя репутация тоже была подорвана связью с Тумановым, но мне действительно хотелось знать, когда все это началось и как долго продолжалось.

Присев на край дивана, я наблюдала за метаниями Олега, который подошел к бару, достал бутылку рома и не потрудившись налить в бокал, сделал несколько обжигающих глотков.

- Это твой сын? - спросила я, хотя это и так было очевидно. Хотелось ли мне услышать отрицательный ответ? Нет, не хотелось.

- Да, - он произнес это настолько тихо, будто сам не до конца верил, в то, что это правда и, поставив бутылку на стол, подошел ко мне и, приземлившись на колени, схватил меня за руки.

- Малышка, прости меня. Умоляю тебя, прости, - шептал Олег, целуя мои ладони.

Тяжело сглотнув, я посмотрела в глаза мужа, заволоченные пеленой отчаяния, и спросила:

- Как давно ты изменял мне?

- Один раз. Клянусь, это было только один раз, - срывающимся шепотом, признался Олег, - Пять лет назад, когда я только начинал работать на фирме. Мы тогда немного повздорили, и я хотел остаться на ночь в офисе. Ева работала секретаршей у шефа и пригласила меня в кафе. Короче, я напился, а утром проснулся в ее квартире. Через месяц она сообщила мне о своей беременности и сказала, что собирается оставить ребенка. Я сразу предупредил ее, что не собираюсь бросать свою жену, но ребенка я бросить тоже не мог. Когда она родила, я настоял на тесте на отцовство. Оказалось, Мишка, действительно мой сын. Прости, что не нашел смелости признаться. Я просто боялся тебя потерять, - слезы беспрестанным потоком текли по лицу Олега. Я пребывала в ступоре, словно очутившись в бездарном индийском фильме, и не могла понять, что мне теперь со всем этим делать.

- Сколько ему лет?

- Четыре.

- Ясно. Теперь я все поняла. Зачем заводить ребенка от жены, когда есть любовница, - усмехнувшись, произнесла я.

Муж потряс головой:

- Лера, нет. Дело не в этом. Просто Мишка...в общем...он...он болен. У него врожденный порок сердца. Я не мог допустить, чтобы с нашим ребенком случилось нечто подобное, поэтому отказывал тебе.

Господи помилуй!

- А командировка в Стокгольм? Ты был там по работе?

- Частично. Я действительно летал на переговоры с инвесторами и попутно возил Мишку на обследование. Скажи, ты сможешь простить меня?

А нужно ли ему мое прощение?

Посмотрев в печальные, полные слез, глаза Олега, я поняла, что пришло время признаться. Вот он, момент, когда я должна открыться ему, сказать, что я не такая идеальная, как он думает. Сказать, что в то время, когда он возил сына в Стокгольм, я не ждала его возвращения смиренно сидя в четырех стенах квартиры, а находилась в объятиях другого мужчины и совершенно не жалею об этом.

- Олег, послушай. В последнее время я тоже была не слишком честна с тобой.

- Фог, - сказал Олег, понимающе кивнув головой, и моя челюсть едва не стукнулась о пол.

- Как ты узнал?

Встав с коленей, муж сел рядом со мной на диван и сцепил руки в замок. Он был повержен, сокрушен, его тайна оказалась раскрыта, и по его виду стало ясно, что он совсем не ожидал такого поворота.

- Честно говоря, я еще на свадьбе Князевых заподозрил, что между вами что-то есть. Знаешь, вы очень правдоподобно делали вид, что не были знакомы прежде. Я заметил, как он смотрит на тебя. Просто, я слишком часто видел подобный взгляд в зеркале, поэтому сразу все понял. Скажи, ведь это он тот парень, с которым ты встречалась в юности? Лекс Туманов?

Когда - то я сама рассказала Олегу о печальном опыте своей первой влюбленности и в том, что он так умело, сложил фрагменты этого жизненного пазла, не было ничего удивительного. А мне стало легче. Будто я, наконец, вылезла из петли, душившей меня все эти месяцы, и смогла сделать необходимый живительный вдох. Освободиться от терзающего меня чувства вины и понять, что не я одна оказалась неверной.

- Да - это он.

- И что теперь? Ты уйдешь к нему? Улетишь в Америку?

- Мы с Лексом давно все закончили. Он скоро женится.

А я, похоже, развожусь.

Долбанная ирония судьбы.

Я поднялась с дивана, и Олег вскочил следом за мной, преграждая путь.

- Ты ведь моя жена. Давай все забудем. Начнем с чистого листа. Я смогу заслужить твое прощение. Клянусь тебе.

- Олег, ты нужен своему сыну. Ты должен быть рядом с ним.

- Тебе было плохо со мной?

- Конечно, нет, - заверила я, положив руку на грудь мужа, - Несмотря ни на что, я была счастлива с тобой. Но, видимо, срок годности нашего брака оказался ограничен. Так бывает.

Теперь уже, мой бывший муж, стоял, потупив взор и мука, отражавшаяся на его лице, резала меня по сердцу, острее самого жгучего лезвия.

- Я займусь оформлением развода, - сказала я, убирая руку и обойдя Олега, вышла из кабинета. Прижавшись спиной к двери и дав волю эмоциям, я буквально захлебывалась слезами, размазывая тушь по щекам, зажимая ладонями рот, только бы удержать дикие рыдания. Мне хотелось кричать. Вопить настолько громко, насколько это вообще возможно. Если бы я нашла, эти чертовы бумаги немного раньше, мне бы не пришлось вырывать себе сердце, прогоняя Лекса. Возможно, я не провела бы эти пять месяцев, будто в аду, притворяясь идеальной женой человека, который на протяжении многих лет жил двойной жизнью, обманывая меня.

Я сломалась. Моя жизнь разлетелась на осколки, а единственный человек способный собрать ее воедино, находился за тысячу километров от меня. Ах да, и через пару недель он жениться.

По ту сторону двери послышался звон разбитого стекла.

Как символично, мать вашу!


Глава 23




Лекс



- Ваш чай, мистер Фог, - сдержанно произнесла Саманта, ставя передо мной чашку ароматного ройбуша.

- Спасибо, - поблагодарил я, начиная раздражаться из-за того, что мой заместитель не торопился почтить меня своим присутствием. Рабочий день начался всего несколько часов назад, а я уже чувствовал нестерпимую усталость. Возможно, все дело в том, что последние несколько месяцев я перестал нормально спать, делая все, чтобы выкинуть из головы взгляд изумрудно - зеленых глаз. После того, как я вернулся в Нью-Йорк, моя жизнь превратилась в череду четко отработанных операций, совершаемых мною скорее по инерции, нежели по привычному осмыслению. Единственное на чем я мог сосредоточиться - это работа. Все, что выходило за рамки трудовой деятельности просто перестало волновать меня. Иногда я приходил в спортивный зал и выпускал пар с помощью спаррингов, а иногда просто запирался в своей квартире, напиваясь до беспамятства. Временами я был готов сорваться в аэропорт, купить билет и полететь к ней, просто, чтобы хотя бы издалека еще раз взглянуть на нее. Но вспоминая наш последний разговор, я говорил себе, что должен уважать ее выбор и желание сохранить брак.

Отворилась дверь и, как всегда без стука, в мой кабинет вошел довольный Колин, раскручивая на пальце связку с ключами. Подойдя к столу, он бесцеремонно схватил мою чашку чая и отхлебнул.

- Умираю от жажды. Спасибо, друг.

Откинувшись на спинку стула и подперев голову рукой, я наблюдал, как мой заместитель приземлился в кресло, продолжая утолять жажду моим чаем и с деловым выражением лица, закинул ногу на ногу.

- Алекс, тебе пора сменить секретаршу. Она совершенно бесполезный работник.

- Только то, что она не хочет спать с тобой, еще не говорит о том, что она не справляется со своими обязанностями, - сказал я, заступившись за Саманту. По своей натуре, Колин полигамен, поэтому получить отказ от Саманты, является выше его понимания, - И вообще, где ты был? Ты должен был появиться здесь сорок минут назад.

- Меня задержали, - неопределенно ответил Колин, отпивая из чашки.

- Сделай так, чтобы тебя больше не задерживали, - сурово произнес я, закуривая, - Итак, есть какие-нибудь стоящие предложения?

- Испанцы дали ответ. Они готовы продать тебе действующий теннисный клуб в центре Мадрида, но с условием, что ты не будешь его реконструировать.

- Разумеется, не буду. Подготовь необходимые бумаги для заключения сделки. Через пару дней мы вылетаем на Испанскую землю. Что еще?

Поставив опустевшую чашку на подлокотник кресла, Колин достал из кармана пачку сигарет.

- Агентство "PrimaVera" просит финансовой поддержки. Его владелица уже оборвала мой телефон и просит организовать с тобой встречу. Очень настойчивая дамочка.

- Что за агентство?

- Занимается организацией свадеб, - сказал Колин и я мигом замер. Видимо увидев заинтересованность в моем взгляде, он продолжил, - Алекс, это дело даже не стоит принимать во внимание. Они на грани банкротства. Бесполезная трата времени и денег. Можешь поверить мне на слово.

С каким - то сумасшедшим рвением в мою голову вторглась идея, которую я озвучил, даже не успев осмыслить.

- Я покупаю его.

- Ты с ума сошел? Клянусь, Алекс, когда - нибудь твоя склонность к альтруизму пустит тебя по миру.

- Спасибо за заботу, - проворчал я, неугомонно щелкая авторучкой.

- Серьезно, Алекс. Зачем тебе это?

- Колин, я уже все решил. Я покупаю это агентство. Свяжись с его владелицей, предложи хорошую цену и подготовь договор.

Раздраженно хмыкнув, Колин покачал головой и, затушив сигарету, поднялся на ноги.

- Колин, еще кое - что, - произнес я, останавливая парня. Дождавшись пока он обернется, я добавил, - Когда все документы будут готовы, я хочу, чтобы ты поменял название. Придумай, что - нибудь креативное. Обязательное присутствие инициалов ЛА.

Он нахмурил брови:

- ЛА? Лос-Анджелес?

Ага. Лос-Анджелес.

- Вроде того. Можешь идти.

Пребывая в полнейшем смятении, мой заместитель вышел за дверь, а я, смахнув со стола пепельницу, в очередной раз задался вопросом:

"Какого черта я делаю?"



***




На следующий день, перед тем, как я собирался отправиться в гольф - клуб для заключения парочки выгодных сделок, раздался звонок по видео - связи. Звонил Макс. В моем родном городе сейчас была глубокая ночь и должен сказать звонок друга меня удивил.

Натянув пиджак, я устроился возле компьютера и ответил.

- Привет, Макс, - непривычно раскрасневшееся лицо Князя и горящие глаза, навели меня на мысль, что друг находится под кайфом, - Что - то случилось?

- Туманов! - заверещал Макс, - Туманов, я стал отцом! У меня родился сын, Туманов! Господи, это невероятно! - причитал Князь, бегая перед монитором и размахивая руками, - Я не мог поверить, что этот день вообще когда - нибудь настанет! Счастливый ублюдок!

Радостно рассмеявшись, я смотрел на друга и искренне был за него счастлив.

- Поздравляю, дружище! Как Оксана?

-Она сейчас спит. Я только, что вернулся из больницы. Кстати, она просила передать, чтобы ты бросал все дела и приезжал. Тебе нужно познакомиться с твоим будущим крестником.

- Я постараюсь, - мне безумно хотелось спросить, знает ли друг что-нибудь о Лере, но я дал себе слово, что не стану этого делать.

- Как у вас с Лией? - невинно спросил друг, успокоившись и присаживаясь перед монитором.

- Не знаю, Макс. Мы видимся пару раз в неделю, но на этом все. Черт, да я даже прикоснуться к ней нормально не могу.

- Да? - искренне удивился Князев, - Тогда почему все издания пестрят заголовками о том, что у вас скоро свадьба?

Потому что я кретин.

Я даже не сомневался в том, что Лера тоже удостоилась возможности узнать "новость года". Что она теперь обо мне думает? Что все мои признания в любви были просто пустым звуком? Что я лгал ей? Практически каждый день я задавался вопросом "забыла ли она меня"? Слышит ли она, как я продолжаю желать ей спокойной ночи и доброго утра, даже не смотря на разделяющие нас километры дорог и воздушного пространства?

- Потому что, мой PR - менеджер считает, что так я буду выгоднее смотреться в глазах общественности.

Сморщившись, Макс покачал головой.

- Ну, тогда сейчас я сообщу тебе новость, после которой ты, вероятно, пошлешь своего пиарщика к черту.

- Удиви меня.

- На днях я встретил в торговом центре Нину, - начал Макс, и я подался вперед, едва не врезаясь лбом в монитор, - В общем, - с сомнением, написанным на лице, он беспокойно потер шею и, сделав секундную паузу, выдал, - Лера ушла от мужа.

- Ты шутишь? - ошарашенно спросил я, ощущая, как ускоряется мой пульс.

- Лекс, ты идиот? Ты думаешь, я бы стал шутить подобными вещами?

Пребывая в состоянии невесомости, я медленно запустил руки в волосы и почувствовал, как внутри меня словно что-то вспыхнуло. Возродилось из пепла, подобно золотисто - красному фениксу, сгоревшему пять месяцев назад, в тот момент, когда я покинул ее кабинет.

- Но почему? Что произошло?

- Я не знаю подробностей, но, кажется, образ идеального мужа треснул по швам.

- Любовница?

Друг пожал плечами.

- Скорее всего. Лера сейчас живет в квартире Нины.

- Понятно.

- Ну, так что? Лекс Туманов снова в игре? - спросил Макс, и я только что почувствовал, как мне бросили вызов.

- Нет, друг. Теперь в игру вступает Алекс Фог.

- Звучит многообещающе. Что ж, думаю, мне стоит пойти и откупорить бутылку коллекционного вина. У моего друга, кажется, помолвка сорвалась.

А он, черт возьми, прав!

Вечер будет нелегкий.



***



Войдя в свою квартиру, я услышал доносящуюся из кухни, музыку и внутренне содрогнулся. Мне предстоял тяжелый разговор исход, которого был полностью непредсказуем. Неважно сколько раз по пути от офиса до дома, я проигрывал в голове слова, которые скажу Лие. Важно лишь то, что я совершенно не представлял, как она на них отреагирует.

Теперь мы с Лерой вроде как поменялись местами. Она свободная женщина, а я все еще мужчина, связанный узами отношений. Только в отличие от Ласточки, я не собираюсь жертвовать своим счастьем ради чужих амбиций. Я собираюсь взять от этой жизни сполна, но пока Леры не будет рядом - это невозможно. Очевидно, я все - таки сделал что - то хорошее, раз судьба предоставила мне такой шикарный подарок, и отвергнуть его было бы наивысшей глупостью из всех глупостей уже совершенных мною.

Я прошел на кухню и увидел Лию, сидящую на столе в красном шелковом халате. Вокруг горели свечи, а в комнате витал запах благовоний. Ваниль. Больше десяти лет этот запах ассоциировался для меня только с одной женщиной и иначе уже никогда не будет.

Лия спрыгнула со стола и походкой крадущейся пантеры, приблизилась ко мне.

- Здравствуй, любимый. Как прошел день? - она обошла меня, и стала помогать снять пиджак. Честно говоря, мысленно, я находился не здесь, поэтому просто позволил ей сделать это.

- Привет, - с хрипотцой в голосе ответил я. Скорее всего, Лия приняла это за возбуждение, вызванное ее манипуляциями, хотя на самом деле, во мне просто с геометрической прогрессией возрастало чувство нервозности, - Все в порядке.

- Колин сказал, ты решил купить свадебное агентство, - еще никогда в жизни мне не хотелось настолько сильно вырвать человеку язык, - Это так неожиданно. Ты хочешь сам заняться подготовкой к нашей свадьбе?

Холодные пальцы Лии, подобрались к пуговицам на моей рубашке и меня передернуло. Я уже был с другой. С той, что снилась мне по ночам. С той, чьи глаза могли смотреть мне в душу и чьи прикосновения, я помнил лучше всего. С той, что пленила меня девятнадцатилетним парнем и заставила лить слезы взрослым мужчиной.

С моей Ласточкой.

- Лия, свадьбы не будет. Мы должны расстаться, - произнес я, перехватывая руки девушки. Она подняла глаза и посмотрела на меня не верящим взглядом.

- Что ты сказал?

- Нам надо расстаться, - твердо повторил я, чувствуя, как задрожали ее руки. Прекрасно понимая, что она ощущает, потому что, я дважды был на ее месте, я отвел Лию в гостиную и усадил на диван.

- Лия, послушай. Я не всегда был таким, как сейчас. Вероятнее всего, ты бы вряд ли захотела иметь со мной, что - то общее, зная меня прежнего, - удостоверившись, что девушка слушает меня, я продолжил, - Мое настоящее имя - Алексей Туманов. Все звали меня - Лекс. Лекс Туман. Большую часть своего детства я провел в семье, где родители не заботились о том, какие оценки получает их ребенок или пообедал ли он. Гораздо важнее для них было найти деньги на выпивку. Я жил своей собственной жизнью. Жизнью, где было все то, чего не должно быть в жизни нормального подростка. Беспощадные драки, наркотики, секс.

Когда мне было девятнадцать, я встретил девушку. Ей было всего пятнадцать. Она была из хорошей семьи, с упоением читала Шекспира и любила клубничное мороженое. И знаешь, каким - то неведомым способом, но я влюбился в нее. Я хотел быть лучше. Хотел, чтобы она гордилась мной, верила в меня, ведь, с того самого дня, когда я встретил ее, моя жизнь начала обретать смысл. Но я не смог. Не смог оправдать ее надежды, и она ушла. Прошло десять лет. Девочка выросла. Я действительно думал, что мне удалось забыть ее, разлюбить, вычеркнуть из своего сердца, но когда я снова встретил ее, все пошло наперекосяк. Я не хочу обманывать тебя. И себя, - закончив свою исповедь, я вдохнул и расстегнул верхние пуговицы рубашки. Несколько секунд Лия сидела с каменным выражением лица, после чего мою щеку обожгла пощечина. Девушка вскочила на ноги, я поднялся следом и, рыдая, она принялась с сумасшедшим рвением обрушивать свои маленькие кулачки на мою грудь.

- Мерзавец! Как ты мог так поступить со мной?! Это та потаскуха, что организовала свадьбу твоего друга?! Она та девица, в чью честь ты сделал татуировку?! - истерически кричала Лия, задавая вопросы, на которые, я уверен, уже давно знала ответы.

- Лия, хватит! - прикрикнул я, встряхивая девушку за плечи. Она всхлипнула, сфокусировав взгляд на стене позади меня и тихо спросила:

- Чем она лучше меня?

- Ничем. Просто она другая. Для меня она - особенная. Прости, Лия. Я, правда, не хотел, чтобы все вышло именно так.

Вывернувшись из моих рук, Лия распахнула полы халата, представляя моему взору свое обнаженное тело.

- Лия, что ты делаешь?

- В любви, как на войне...Разве нет? Займись со мной сексом, Алекс. Вспомни, как нам было хорошо вместе, - приближаясь, шептала девушка. Казалось, она обезумела. Цеплялась за последние ниточки, пытаясь удержать меня. Дернув Лию за руку, я запахнул на ней халат.

- Лия, я не люблю тебя. Я не могу быть с тобой только из чувства долга или потому что так решил мой пиарщик.

Никогда прежде я не видел такую Лию. Она плакала и смеялась одновременно, кричала, что ненавидит, сыпала угрозами и шептала, что любит. Мне было горько от того, что я был вынужден разбить ей сердце, но моя любовь к Лере перекрывала всякое чувство вины и я просто ждал. Ждал, когда она успокоится и примет наш разрыв.

Через некоторое время, Лия ушла в мою спальню, а вышла уже полностью одетая, держа в руках свою сумку, последние выпуски журналов мод и шкатулку с коллекцией украшений.

- Прощай, Алекс. Надеюсь, ты не пожалеешь о своем решении, - сказала она, выходя за дверь, ослабляя каждый нерв в моем напряженном теле. Я прошел по квартире, вслушиваясь в окутавшую ее тишину, зашел в свой кабинет и сел за стол. Достав из верхнего ящика стола чистый лист бумаги, я взял ручку и начал писать. Я сминал лист, брал следующий и начинал заново. Курил, пил кофе, дремал, уткнувшись головой в столешницу, и снова хватался за ручку. Я писал первое письмо в своей жизни.

Для нее.

Я закончил глубокой ночью, полностью излив свои чувства на бумаге, и теперь мне оставалось только ждать.

"Я буду ждать. Когда - нибудь ты вернешься ко мне".

И в этом ожидании, я готов умереть. Потому что только в этом ожидании заключается вся моя жизнь.



Эпилог



Италия. Венеция. Кафе "Флориан".

Наслаждаясь утонченной игрой музыкантов и вкусом отменного кофе, я сидела за столиком в одном из самых старых кафе в Европе и созерцала, как заходящее солнце окрашивает купола собора Святого Марка. Я, наконец, смогла исполнить свою давнюю мечту и увидеть закат в Венеции. Удивительно, но всего, за каких - то несколько месяцев моя жизнь круто изменилась. Еще вчера у меня был муж, стремление родить ребенка и невыносимые приступы мигрени, а сегодня я одинока и все чего мне по - настоящему хочется - это обрести покой.

Еще у меня был Лекс, но я сама сделала свой выбор, вытеснив его из своей жизни, о чем, вероятно, буду жалеть до конца своих дней. Но, тем не менее, если бы у меня была возможность, я бы не стала ничего менять. Все случилось, так как должно было случиться. Видимо наши чувства друг к другу оказались не достаточно сильны, раз мы оба перестали бороться.

И вот теперь спустя шесть дней после моего ухода от Олега, я оказалась под безоблачным небом Венеции, а завтра, черт возьми, годовщина нашей свадьбы. В который раз судьба посмеялась мне в лицо.

Но если бы не Нина, я никогда не решилась бы сделать это. Она буквально затащила меня в аэропорт, заставила купить билет и, не смотря на все мои сопротивления, посадила в самолет. С собой у меня была только небольшая сумка с вещами, кредитка и огромное количество уныния, которое по наставлению Нины, я должна была оставить в самолете.

Я знала, что мне нужно заняться оформление развода, но у меня просто не было сил. Олег не оставлял попыток примириться, обрывая мой телефон, а когда я не отвечала, звонил на номер Нины. Когда и это не приносило результатов, он просто приезжал ко мне в офис и просил вернуться к нему.

А я скучала по Лексу. Скучала до ломоты в теле, ощущая физическую боль и просыпаясь в холодном поту, но лишь одно напоминание о том, что он вскоре жениться, толкало меня в пучину. Все, что мне осталось - это наблюдать за жизнью мистера Алекса Фога со стороны, не имея возможности просто сказать, как сильно я горжусь им.

И как безумно люблю его.

Внезапно подошедший официант выдернул меня из затянувшегося водоворота мыслей.

- Извините, синьора. Вам просили передать, - произнес мужчина, протягивая мне плотный белый конверт без имени отправителя и обратного адреса.

- Это мне? Вы уверены? - спросила я, удивленно переводя взгляд с официанта на конверт, зажатый в его руке. Могу ли я на самом деле получить письмо, на второй день пребывания в чужой стране?

- Синьора Гейден?

- Да, - машинально подтвердила я. Улыбнувшись, официант положил конверт на стол и, пододвинув его рукой в моем направлении, удалился, оставляя после себя запах свежих неаполитанских пончиков и болонского хлеба.

Неторопливо взяв конверт, я открыла его и достала исписанный лист бумаги и, как только увидела до мурашек знакомый почерк, мое сердце остановилось.





Дорогая, Ласточка!



Ты даже не представляешь насколько мне трудно писать это письмо. И дело даже не в том, что мне сложно подобрать слова, а в том, что я просто не знаю, получу ли на него ответ.

Знаешь, как только я увидел тебя, тогда, много лет назад, такую юную, красивую, жизнерадостную, я сразу понял, что ты станешь для меня особенной. Ты стала моим маленьким персональным солнышком, а я был твоим личным серым туманом. Я мгновенно полюбил тебя. Да и разве могло ли быть по - другому? Твоя наивность была такой притягательной, а твоя любовь и преданность Шекспиру, вызывали восхищение.

До встречи с тобой, моя жизнь была настолько ничтожной, что порой мне казалось, что я и вовсе не жил. И только твои глаза сумели вдохнуть в меня жизнь и заставили поверить, что я могу стать лучше.

Я никогда не верил в судьбу и существование двух родственных душ, но, только осознав всю силу своей любви к тебе, я понял насколько ошибался.

Ласточка, мы и есть родственные души. Две половины одного целого, сумевшие пронести свои чувства сквозь время. Наша встреча не была случайной. Ни сейчас, ни одиннадцать лет назад. Клянусь, Ласточка, даже не смотря на разделяющее нас расстояние, я мог чувствовать твое дыхание и слышать стук твоего сердца.

Ты - моя жизнь. Ты та, за кого я готов молиться и та, за кого, я готов погибнуть. Ты - моя боль, мое отчаянье, мой грех и самое большое счастье. Ты - моя любовь.

Прости меня. Прости, за прошлое, за каждую обиду и каждую пролитую слезу. Прости за то, что отпустил и перестал бороться. И я прошу прощения, если сейчас читая это письмо, ты снова плачешь.

И прежде чем, ты разорвешь это письмо, позволь задать тебе лишь один вопрос:


"До края вселенной?"




Всегда твой Л.




Не замечая недоумевающих взглядов посетителей кафе и не обращая внимания на слезы, струящееся по моим щекам, я снова и снова перечитывала слова, которые останутся в моей памяти навсегда. Слез было так много, что они капали в чашку с кофе, пока, я одержимая своей любовью прижимала листок к лицу, пытаясь уловить аромат Лекса, чтобы хоть на миг почувствовать его рядом.

Вырвав письмо из моих ладоней, надежные сильные руки заключили меня в объятия и сквозь собственный тихий плач, я услышала:

- Не плачь, Ласточка.

Лекс.

Он здесь.

Он нашел меня.

Поняв, что это действительно он, я намертво вцепилась в его плечи, а он до синяков сжимал мою талию, и было так хорошо, будто за спиной выросли крылья и вот он, долгожданный рай. Не на небесах, а здесь. В руках любимого мужчины. В объятиях моего Тумана.

- Как ты меня нашел? - я оторвала голову от груди Лекса и посмотрела в его горящие янтарные глаза, с нежностью смотревшие на меня в ответ.

- Есть один способ. Если быть точнее маленький рыжеволосый способ.

Так вот почему Нина чуть ли не на буксире тащила меня в аэропорт?

- Я думала, ты женишься? Совершенная жизнь с идеальной женщиной.

Лекс покачал головой:

- Без тебя моя жизнь никогда не будет совершенной. Ты - мое совершенство. И ты единственная женщина, которую я готов ждать целое десятилетие.

- Я так сильно люблю тебя, - призналась я, - Люблю бунтаря и хулигана Лекса Тумана и люблю успешного бизнесмена Алекса Фога.

- И я люблю тебя, Ласточка. И давай уже, отыщем этот чертов край вселенной? Мы и так слишком долго это откладывали.

Туманов достал из кармана брюк несколько фотографий и передал мне.

- Что это?

- Посмотри.

Дом. На фотографиях был изображен красивый дом. С большим камином и бежевыми стенами. Точно такой, как мы рисовали в своих общих мечтах.

- Думаю, с лабрадором лучше повременить до нашего переезда, - произнес Лекс и поцеловал меня, заставляя миллиарды бабочек порхать в моем животе. Он оторвался от моих губ и прежде чем поцеловать снова, со счастливой улыбкой, сказал:

- Официант, будьте добры клубничное мороженое.

Вот так, в Венеции, стоя посреди многолюдного кафе, мы начали новый этап нашей истории.

Люди рождаются каждый день. Кто - то приходит в этот мир, чтобы стать первоклассным архитектором, кто - то, чтобы рассекать на велосипеде лавандовые поля Прованса, а кто - то, чтобы пить "колу" и наслаждаясь восходом солнца, дописывать последние строки своего первого романа. А мы были рождены, чтобы любить друг друга.

До края вселенной...


Конец




home | my bookshelf | | В объятиях Тумана |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 5
Средний рейтинг 4.2 из 5



Оцените эту книгу