Book: Гостьи чужого мира



                                                  Пролог.

 

Гора уже который час сотрясалась от взрывов, идущих с поверхности – аруанцы яростно рвались уничтожить последний оплот магов Каруны. Надежды спастись у защитников крепости практически не осталось, это осознавали все. Маги, используя последний портал перехода, старались как можно быстрее переправить свои семьи в глухие уголки континента и на незаселённые острова в океане, хотя большая часть карунцев ушли в соседние миры и лишь семья архимага Стратуса ещё оставалась в зале ожидания. Им предстояло уходить последними.

- Тётя, - прошептала восьмилетняя Гала, обнимая Илиану, - мы все умрём?

- Я не знаю, - честно ответила девушка. Она усилила защиту, накрывавшую их прозрачным куполом, и закрыла глаза. Смотреть, как совсем рядом бесконечными потоками на пол стекает пыль и скатываются куски гравия и камня уже не было сил. Но потом Илиана одёрнула себя и заговорила с племянницей, пытаясь отвлечь девочку от происходящего. – Нам остаётся лишь уповать на лучшее, Гала, потому что есть вещи, которые от нас не зависят или события, на которые мы повлиять не можем.

- Да, ты это уже говорила, - кивнула малышка. – Но всё-таки, почему мы прячемся и почему нас хотят убить?

- Потому что обычные люди боятся того, чего не понимают. Наше княжество много веков стояло на защите магии и её носителей. В Каруну съезжались люди, умеющие видеть потоки Вселенной и мы учили наших подданных развивать свой дар и становиться магами. Мы всегда выбирали лучших, потому что плохого человека обучать магии нельзя. А те, кому мы отказывали, разъезжались по миру, разнося небылицы и ложь, будто магия – зло и Каруна опасна для соседей. Вот так однажды началась война.

- Всё равно не понимаю, - шепнула Гала, вздрагивая от особенно сильного взрыва. – Магия ведь помогает людям жить, почему же её боятся?

- Думаю, обычный человек просто опасается неизвестного, а ещё - страшно завидует носителям магии. Вот и аруанцы всегда мечтали, чтобы княжество Каруна им подчинялось и служило, они завидовали нашему могуществу и поэтому ненавидели. А мы никогда не сдавались и боролись за свою независимость.

- Но проиграли, - печально закончила девочка. – Хотя странно - у нас столько силы: дедушка, Совет магов, ты, тётя Зана, мама… была, - и Гала поникла, всхлипнув. – Почему же мы оказались слабее?

- Причин много. Первая - нас очень мало. Вторая – Совет магов, возглавляемый дедушкой, долго пытался разрешить конфликт миром и время для решительного отпора было упущено. А ещё нас предали друзья, на чью помощь мы рассчитывали…

Договорить девушка не успела, потому что в зал быстрым шагом зашёл её отец и, махнув рукой, молча позвал за собой дочь и внучку.

- Я нашёл координаты, - торопливо делился сведениями Стратус по дороге в телепортационную. – Комбинация символов незнакомая, но должна сработать, я уверен. На планете, куда вас перенесёт портал, наши предки были очень давно, в старых документах есть описание земель и народов, хотя, что там сейчас я не знаю. Прости, дорогая, но в соседние миры я вас переправлять боюсь, слишком уж вы заметны, а я не хочу рисковать семьёй. Так что Цитрон - единственное место, о котором никому не известно и где до вас не смогут добраться изгои.

- Изгои – это плохие маги? – спросила Гала, цепляясь за руку деда.

- Да, солнышко.

- Постой, - вдруг остановилась Илиана. – Что значит, «нас перенесёт», а ты?

- Я остаюсь, - грустно улыбнулся Стратус.

- Как? – ахнула девушка.

- А вот так. Я уже не в том возрасте, чтобы начинать жизнь заново.

- Но папа…

- Схватить меня не смогут, изгоям не хватит ни сил, ни умения. Я уеду в Крон, затаюсь на пару лет, пока тут не успокоится обстановка, а тем временем верну «долги» бывшим друзьям и вновь начну собирать вокруг себя верных людей.

- Но мы ведь можем поехать с тобой.

- Нет, у вас другая судьба. Я вчера говорил с Пифией и она подтвердила – наши пути расходятся. Пойми, Илиана, ты, Зана, малышка Гала – вы все достойны лучшей жизни, а рядом со мной вас будет ждать лишь опасность и смерть. В конце концов, именно я несу ответственность за то, что произошло в Каруне. Именно моя беспечность и недальновидность довели нас до краха и вы за это отвечать не должны.

- Но отец…

- Подумай о Гале, необученный инициированный маг – это, как маяк в океане. Если вы останетесь, здесь её заметит любой изгой. Я не имею права так рисковать дочерями и внучкой. Поэтому вы уйдёте в портал, а я останусь.

- Дед, а мы когда-нибудь ещё встретимся? – прижалась к Стратусу девочка.

- Надеюсь, но это будет очень нескоро. А теперь пойдём, Зана нас уже ждёт.

Сестра встретила их у портала, молча обняла и кивнула, мол, знаю, мы уходим, а отец остаётся. В центре круга переноса уже были сложены их сумки с одеждой и необходимыми вещами, несколько стопок рабочих книг Илианы, любимый лук Галы с колчаном зачарованных стрел и мешки с продуктами на первое время.

- Помните, - напутствовал отец дочерей, вырисовывая в пентаграмме древние символы переноса, - вам нельзя привлекать к себе внимание. Старайтесь обрастать нужными связями, дружить с правильными людьми, обходить стороной неприятности и максимально быстро обучать Галу. Сюда не возвращайтесь. Я сам, когда восстановлю Каруну, приду за вами. Но когда это будет – неизвестно, так что живите своей жизнью, выходите замуж, рожайте детей и дай вам Единый счастья и удачи. Берегите себя, девочки, и помните – я вас очень люблю.

Архимаг напитал силой портал и хлопнул в ладони, давая толчок активации переноса. Вокруг двух девушек и стоящей между ними девочки закружились солнечные вихри, размазывая их фигуры до неясных силуэтов, затем в пентаграмме вспыхнули золотые искры и через мгновение портал погас.

- Всё, - выдохнул Стратус, прислушиваясь к грохоту штурма за стеной зала. Он тщательно затёр следы переноса, а затем подошёл к стене и с силой надавил на один из камней кладки. Перед магом открылась потайная дверь. – Прощай Каруна. И здравствуй неизвестность. Я иду.


                                                             1.


Слава монастыря Шао испокон веков гремела по всему Цитрону, и немудрено – здесь жили и возносили молитвы Единому самые известные в мире целители, мудрецы и учёные. Небольшое братство, принимавшее в свои ряды лишь избранных, проводило дни в трудах и молитвах, но монахи не закрывались от мира за высокими стенами монастыря. Наоборот, они часто выезжали в соседние государства, где оказывали помощь больным и страждущим, решали споры и конфликты знати, делились знаниями о мире в высших школах, неся просвещение молодёжи и лишь один, самый главный секрет братства Шао, тщательно скрывался от жителей Цитрона – это была тайна Северной башни.

- Больше тысячи лет назад именно здесь, совершенно загадочно, однажды возник необычный круг. Он просто высветился на уступе горы, накрыв светящимся куполом каменную площадку, а когда купол исчез, на его месте остались стоять люди. Они пришли из другого мира и обладали невиданным на Цитроне могуществом - умением творить волшебство, - так рассказывал молодому послушнику Су-Линю его учитель. - Именно волшебники стали прародителями Шао и его первыми обитателями. Они возвели и укрепили стены монастыря, проложили внутри горы многочисленные тоннели, соединяющие между собой все кельи и залы Шао, а на поверхности выстроили четыре башни – символы могущества стихий природы. Место, где впервые появились волшебники, сейчас занимает Северная башня.

- Учитель Тао, - спросил Су-Линь, - но почему мы храним до сих пор эту тайну, ведь волшебники давно ушли?

- Потому что надеемся, может, однажды они вернутся… Но это будут уже совсем другие люди, - прошептал Тао. – Понимаешь?

- Нет.

- Тысяча лет миновала. А волшебники, хотя и живут много дольше нас, также смертны. Тех, кто основал Шао, давно уже нет. Но есть их потомки… Я не знаю, Су-Линь, что будет, когда или если вновь засветится круг в Северной башне. Кто оттуда выйдет? Что принесут Цитрону гости из чужого мира? Счастье или смерть? Благоденствие или горе? Но мы обязаны чтить память о наших основателях, ведь они принесли людям столько добра, - и старик-приор поклонился в сторону башни, с почтением сложив руки в ритуальном жесте уважения.

Су-Линь, повторив поклон учителя, ответил:

- Да, я читал о святых деяниях в летописи монастыря.

- Тебе это было позволено, так как ты – мой наследник. Мы выбираем будущего приора Шао, когда он ещё юн, и готовим многие годы. Выбираем долго, исследуя таланты, ум, характер и порядочность. Ты избран среди других, Су-Линь, потому что отвечаешь высоким требованиям нашего монастыря. Здесь ведь собран цвет науки и веры Цитрона и править ими должен лучший.

- А я пока не такой, - хмыкнул парень.

- Но будешь. Уже сейчас ты можешь управлять обителью, да и любым королевством или княжеством, прекрасно разбираясь в вопросах политики и экономики, ты знаешь языки, владеешь даром целительства и у тебя множество талантов…

- Но я молод и нетерпелив, - заулыбался Су-Линь.

- Именно. А главное – в силу своих лет ещё недостаточно разбираешься в людях. Но это придёт с опытом.

Спустя три десятилетия, совершая уединённую молитву в своей келье, приор Су-Линь даже не догадывался, как разительно изменится вскоре его жизнь. Первым знаком стала дрожь горы: в монастыре закачались светильники, пошли рябью гобелены на стенах, запрыгали мелкие предметы на столах и книжных полках, а затем вечернюю тишину монастыря нарушил гонг набата. Он призывал братьев в Северную башню, и это означало лишь одно – свершилось то, во что многие из них уже перестали верить – священный круг вновь ожил.


Су-Линь уже и не помнил, когда так быстро бегал в последний раз. Влетев в зал и растолкав братьев-монахов, столпившихся по периметру круга, он, как и остальные, замер, увидев перед собой светящееся чудо. Пятиметровая в диаметре площадка была накрыта гудящим от напряжения куполом, по которому дивными сполохами пробегали перламутровые силовые линии.

- Кто сегодня дежурил? – шёпотом спросил приор.

- Я, - кивнул с противоположной стороны зала брат Родгай. – Всё было, как обычно. Я произносил вечерние молитвы и уже готовился ко сну, как вдруг башню начало потряхивать, а затем неожиданно вспыхнул свет в центре зала, отчего я на мгновение ослеп, но, помня инструкцию, сразу же ударил на сполох.

- Молодец, всё правильно сделал, - подтвердил действия подчинённого Су-Линь. – Теперь ждём, когда появятся гости. Прошу всех быть предельно внимательными. Рассредоточиться по периметру. Ничего без моего приказа не предпринимать. Тишина!


Илиана всегда тяжело переносила переходы через портал. Ещё в детстве, на выходе из круга, она могла свалиться от слабости на руки родителям или вообще потерять сознание, отчего отец каждый раз горестно вздыхал, поминая какой-то непонятный «конфликт сил». Но однажды, в очередной раз тщательно обследовав дочь, он решил, что так больше продолжаться не может и предложил начинать с малого.

- Обязательная физическая нагрузка, - перечислил требования Стратус. – Ежедневные упражнения и тренировки, а также полноценное обильное питание.

- Я же стану толстой! – возопила дочь-подросток.

- Не станешь, - заверил её отец. – Одно компенсируется другим. Тренировки будут расходовать силы организма, а питание его восстанавливать. Пойми, Илиана, твой основной дар - это сила Жизни. Всё живое, в чём течёт вода – а вода и есть жизнь – во время перехода умирает, а потом заново возрождается. Отсюда и слабость, и тошнота, и обмороки, так что придётся тебе, дорогая, уменьшив часы занятий целительством, сосредоточиться на укреплении своего тела.

- Как? – полюбопытствовала девочка.

- Начнёшь тренироваться с княжеской гвардией. Ранний подъём, бег и упражнения на полигоне, тренировки с оружием…

- Мечами? – восторженно взвизгнула Илиана.

- Да, наконец твоя мечта осуществится, будешь заниматься с учителем Равшаном, я уже с ним договорился.

- Ура! – запрыгала мячиком по комнате девчушка. – Я стану настоящей воительницей! Буду самой сильной! Меня никто не победит!

И более десяти лет Илиана следовала пути воина – училась сражаться с оружием и без, ходила в походы с дружиной Каруны, неся на равных с мужчинами службу в охране торговых караванов, а ещё изучала азы воинской стратегии и тактики, чтобы лучше понимать приказы своих командиров. «И ты, как всегда оказался прав, папа», - твердила довольная Илиана.

- Я чувствую себя уверенной, хотя, думаю, это и так заметно, - улыбалась девушка. - Сильное тело дало мне свободу и независимость.

- Свободу от чего? – не понял Стратус.

- От магии. Не переживай, отец, я ни в коей мере не собираюсь отказываться от своего дара, но теперь не боюсь, что однажды могу его потерять, ведь со мной всегда останется умение воина.

- Да, страх перегореть многих из нас пугает, - согласился архимаг.

- Зато теперь мне легче осваивать науку Жизни, потому что сильное тело ещё больше развило мой талант целителя – с недавних пор я начала опознавать хвори и недуги просто рассматривая ауру больного…

- Совсем не прикасаясь? – удивился Стратус.

- Да. Также воинская служба помогла мне выработать единую систему борьбы с болезнями, ведь врачевание – та же война. Ты видишь врага (болезнь), определяешь пути наступления, то есть вырабатываешь стратегию лечения, а затем ведёшь бой доступными тебе средствами - лечишь больного имеющимися под рукой травами, лекарствами и магией.

- Как удачно всё сложилось, - улыбнулся отец. – Мы хотели, чтобы ты физически окрепла для безболезненного прохождения порталов, а в результате моя дочь стала одним из сильнейших магов-целителей Каруны.


 Вот и сейчас, оказавшись в точке выхода из портала, Илиана быстро пришла в себя, осмотрелась, увидела до сотни «встречающих» и решила пока не деактивировать купол, а понять, кто же эти люди и чего от них ожидать.

- Они похожи на нас, в смысле, выглядят также, - прошептала рядом Зана, оглядываясь вокруг. – Смотри - одеты в длинные халаты-кимоно, у всех волосы убраны в косу…

- И лишь один выбрит на лысо, видимо старший, - кивнула Илиана. – Если это место когда-то обустраивали наши предки, то и порядки здесь должны быть похожими.

- А язык? Будем ли мы понимать местную речь?

- Вернуться мы не можем, значит, должны продемонстрировать аборигенам миролюбивые намерения, понятные во всех мирах.

- Понимаю, - Зана шагнула к их вещам и развязала собственноручно уложенный мешок с продовольствием, откуда вынула большой каравай хлеба. – Вот, лучший символ мира.

- Согласна. Так, девочки, собрались, внимательно наблюдаем и стараемся излучать дружелюбие, - огласила Илиана. – Я снимаю купол.


Су-Линь моргнул – светящийся круг словно потёк, а затем медленно погас. В его центре остались стоять три фигуры – двое взрослых и ребёнок. Гости были одеты в традиционные халаты монахов Шао и с первого взгляда было понятно, что ткань одежды очень высокого качества, как и лёгкие полупрозрачные накидки на голову, скрывавшие лица женщин. А это были именно женщины и девочка.

Для приора, как и для всякого обитателя Шао, одежда могла многое рассказать о её владельце. Вот и сейчас, рассматривая гостей, Су-Линь увидел, что ребёнок в красном кимоно уже инициированный, но необученный маг, узоры на ткани также давали понять, что девчушка сирота, но семья у неё есть – это стоящие рядом женщины. Та что справа, в зелёном – искусница с неживой материей (приор поджал губы, он не любил некромантов, но решил подождать с выводами, боясь ошибиться). Женщина в синем кимоно с левой стороны от девочки – воин, о чём предупреждали рукояти мечей, выглядывающих из-за её спины, хотя главный талант «синей» - целительство. «Воин и врач – неожиданное сочетание», - подумал приор и уже собирался поздороваться с гостьями, но его опередили. Вытянув перед собой руки с караваем хлеба, воин поклонилась хозяевам и на секретном языке монахов-Шао произнесла:

- Мы пришли с миром.

- Приветствую в нашей обители, - с почтением склонил голову приор. За ним последовали с поклонами и остальные монахи.

- Можем ли мы рассчитывать на ваше гостеприимство?

- Несомненно, мы уже тысячу лет ждём потомков наших Основателей. Прошу следовать за мной, - и Су-Линь вытянул руку в сторону выхода из зала. Уже в дверях он обернулся, взглянул на вопросительные лица монахов и пообещал. – Гости отдохнут, объяснят причину своего появления здесь и тогда мы соберём общее собрание Шао, чтобы удовлетворить наше любопытство. А пока все хранят молчание и не мешают.


Им выделили большое гостевое помещение, состоящее из двух спален, гостиной и ванной комнаты.

- Мы не хотели бы вас стеснять, - забеспокоилась Илиана.

- Что вы… - замахал руками Су-Линь. - Раньше тут жили Основатели, а после их ухода мы просто поддерживали здесь чистоту. Думаю, вы сами разберётесь что к чему в этих покоях. Ужин сейчас принесут, а потом я хотел бы с вами обстоятельно побеседовать.



- Несомненно, - откликнулась Илиана. – Мы не собираемся ничего скрывать.

- Ничего? – тонко улыбнулся приор.

- Ничего важного, - пообещала в ответ девушка.

- Тогда я оставлю вас, располагайтесь и отдыхайте. Когда будете готовы к разговору – позвоните в колокольчик у входа.

- Хорошо. И спасибо, - склонились в поклоне женщины.

Пока не принесли ужин, сёстры занялись сумками, распаковали и разложили часть вещей в комод и на полки в шкафу, а Гала, тем временем, ушла исследовать ванную комнату, громко комментируя увиденное тётям.

- Ух ты! Здесь есть вода! Но только холодная, а горячей нет.

- Любой маг может подогреть себе воду, даже ты, - ответила ей Зана. Она бросила сумку под кровать и присоединилась к племяннице. – Хотя и правда – ух ты! Тут ещё и канализация есть! Интересно, куда её выводят?

- Вечно ты… - фыркнула Илиана. – Нашла, чем интересоваться в первую очередь. Скажи лучше, где мы оказались? И кто наши гостеприимные хозяева?

- Вокруг камень, - уверенно заявила Зана, выходя в гостиную. – Все помещения выбиты в скальных породах, а значит мы в горах или глубоко под землёй. Пока нас сюда вели, я не заметила ни одного окна. Освещение коридоров и залов производится с помощью неизвестной мне субстанции, находящейся внутри светильников. Кто хозяева – непонятно, хотя их причёски и кимоно напомнили мне монахов ордена Ищущих.

Тут в двери покоев постучали, а затем кухонный служка внёс и поставил на стол несколько подносов с едой.

- Спасибо, - улыбнулась ему Илиана, а мужчина, уставившись на гостей во все глаза, ненадолго превратился в соляной столб.

- Я такой красоты ещё в жизни не видел, - рассказывал он потом взахлёб на кухне. – Та, что в синем кимоно, такая молодая, белокожая, а лицо, как у фарфоровой куклы – большие глаза, вытянутые к вискам, как и брови вразлёт, маленький носик и пухлые розовые губы. Но главное – длинные чёрные волосы с прядями ярко-бирюзового цвета. Да, и глаза тоже бирюзовые. А взгляд – тяжёлый, смотришь на неё и даже моргнуть боишься.

- Они – маги, - назидательно поднял палец старший повар. – Значит, не такие, как мы. Кстати, а вторую женщину видел?

- Да, тоже очень красивая. И зелёная, в смысле, волосы с прядями яркой зелени, но их длина лишь до плеч.

- Вероятно, цвет волос как-то связан с природой их силы, - пробормотал один из слушателей, их в кухню набилось с добрых три десятка. Все знали, что гостям понесут ужин и самые любопытные обитатели Шао решили дождаться первых впечатлений от кухонного служки.

- Я не знаю, - пожал тот плечом. – Но одежда у всех точно подходит под цвет волос.

- А глаза? Какие глаза у второй? – полюбопытствовал кто-то из монахов.

- Светлый изумруд.

- Очень необычно, ни у кого из народов Цитрона нет глаз такого цвета.

- Расскажи ещё и про малышку. Какая она? – попросил старший повар.

- Смешная. И всё время улыбается. Внешность тоже необычная, словно маленькая куколка. Глаза, как спелые вишни. И чёрные волосы с красными прядями.

- Да уж, - вздохнул повар. - Когда я только оказался в обители, то часто представлял себе, как могли бы выглядеть Основатели Шао. Думал, они все такие грозные с виду, могучие волшебники и сильные воины. А вот что среди них могут оказаться женщины мне даже в голову не приходило.

- Конечно, - вздохнул служка, - тем более, такие красивые.


- Первой буду рассказывать я, - сказала Илиана приору, когда они расселись на низких удобных диванах гостиной. – Но пока только самое главное. Понимаю, что своим визитом мы взбудоражили здешних обитателей и у вас много вопросов, но нам и племяннице очень нужен отдых…

- Конечно-конечно, - замахал руками Су-Линь, - я понимаю.

- Наш мир мы называем Руна. И государства, которые там существуют, как правило, включают это имя в свои названия – Аруана, Боруна, Рунапэ. Мы с сестрой, её зовут Зана, и племянницей Галой пришли из княжества Каруна. Пришли вынужденно, потому что у нас случилась война.

Приор нахмурился.

- Не беспокойтесь, - поняла тревогу Су-Линя Илиана. – Других гостей здесь ожидать не стоит, потому что о вашем мире у нас никому не известно. Вероятно, это было сознательно скрыто от других обитателей Руны… Почему? Я не знаю. Координаты Цитрона нашёл наш отец, архимаг Стратус, когда готовил уход семьи в другой мир, благо библиотека Каруны – одна из самых древних на Руне.

- А ваш отец…? – поднял бровь Су-Линь.

- Он отказался идти с нами, избрав путь борьбы с захватчиками.

- Эта борьба будет длится не один год, - вступила в беседу Зана. – Но мы с сестрой подчинились приказу отца, потому что на нас лежит ответственность за судьбу Галы.

- Она – наша племянница, - печально улыбнулась Илиана. – Дочь третьей сестры, погибшей в самом начале войны.

- Но девочка уже инициирована, - заметил монах, - как это возможно в её возрасте?

- Лина – так звали сестру – не была магом. Она вышла замуж за лорда Пограничья, родила дочь и вполне благополучно жила в своём поместье, пока на границе не начались стычки с аруанцами – это наши соседи и захватчики. Сестра решила перебраться к нам в столицу, но по дороге на её кортеж напали. Начался бой. Силы были неравны, и Гала, увидев, как на её глазах убивают родителей, в отчаянии выпустила в убийц магию огня. Спустя неделю несколько выживших воинов привезли девочку к нам и теперь мы должны быстро обучить её справляться со своей силой. Так что надолго мы у вас не задержимся, во избежание случайных выбросов магии, которую Гала ещё только учится контролировать.

 - Расскажите о своей силе, - попросил Су-Линь. – Я уже понял, что вы, Илиана, воин и целитель, а вот ваша сестра…?

- Зана – маг неживой материи.

- Некромант?

- Нет.

- Илиана – маг Жизни, - начала объяснять Зана. – И целительство – лишь одно из проявлений этой магии. Мы на Руне считаем, что всё, в чём есть вода – живое. Это растения, животные, рыбы, птицы, люди, моря и реки, ледники и воздух.

- Разве воздух живой? – удивился Су-Линь.

- Облака – это влага в состоянии пара, разве нет?

- Конечно, я не подумал, - извинился приор. – А вы, Зана?

- Я – противоположность сестры, маг неживой материи. А это камень, земные недра, горные породы, руды, металлы…

- О-о! – воскликнул монах.

- Зана – искусный ювелир и кузнец. Мои мечи – это подарок сестры на день рождения, - кивнула на сундук Илиана, где на специальной подставке красовались ножны с мечами, напоминающими классическую катану. – Думаю, и я, и сестра сможем быть вам полезны в знак благодарности за гостеприимство, - девушка обезоруживающе улыбнулась и добавила, - хотя мы совершенно не понимаем, куда попали. Где именно мы находимся? Кто вы и что за мужское братство здесь обитает? Что происходит на Цитроне и вообще…? Так что теперь ваш черёд объяснять.

- Конечно, - кивнул приор. – Начну с главного – вы находитесь в обители Шао, это мужской монастырь, основанный вашими предками, побывавшими на Цитроне больше тысячи лет назад.

- О, вот почему в библиотеке Каруны хранился адрес вашего мира, - заключила Илиана.

- Вероятнее всего, - пожал плечом Су-Линь. – Пришедших через волшебный круг магов было восемь человек. В летописях монастыря их именуют Первыми или Основателями. Они появились на оконечности Драконьего отрога в разгар зимы, быстро проложили в горе тоннели и помещения и организовали своё снабжение продовольствием из ближайших поселений. Начав общаться с людьми Цитрона, Первые быстро завоевали у них уважение и почитание, потому что никогда не отказывали в магической помощи, несли в народ знания наук и веру в Единого, способствовали открытию школ для бедных и всеобщих библиотек, а также принимали больных со всего мира, излечивая любые недуги и хвори.

Сёстры переглянулись.

- Интересно, что заставило Первых переселиться на Цитрон? – задумалась Зана. – Тоже война?

- А когда она закончилась, они вернулись домой, - добавила Илиана.

- В летописях об этом ничего не говорится, - заметил приор. – Правда, в скользь упоминается, что Первые жаловались на слабые магические потоки нашего мира. Это не позволяло Основателям полностью использовать свой дар.

- Плохо, - нахмурилась Илиана. - Когда годами не добираешь силу, тело начинает стареть, а дар угасать. Сколько пробыли на Цитроне Первые?

- Сто три года.

- Странно, это приличный срок. Возможно, они начали стареть или болеть?

- Давай не будем делать поспешных выводов, - предложила Зана.

- Согласна. Поживём тут, изучим всё сами и определимся. Извините …э-э, а как к вам обращаться? - Илиана вопросительно взглянула на монаха, а тот даже ахнул, покраснев.

- Единый, я же не представился… Всё случилось так неожиданно… Мы ждали потомков Основателей сотни лет и когда это вдруг произошло, я растерялся, совершенно позабыв о манерах. Приор монастыря Шао Су-Линь, - монах вскочил, поклонился, а затем шлёпнулся обратно на диван.

Из угла гостиной раздалось ехидное хихиканье Галы.

- Хорошо, хоть сейчас вспомнили. Завтра точно было бы уже поздно.

Общий смех разрядил обстановку.

- Я продолжу, - приор глотнул воды из глиняной кружки и вздохнул. – Путешествуя по Цитрону, наши Основатели быстро обрастали друзьями, среди которых большинство составляли передовые учёные, целители и служители Единого. Друзья вскоре приезжали навестить Первых в Шао и оставались здесь на год или два, а некоторые и навсегда. Так образовалось братство Шао – мужской монастырь, где чтили Единого и продвигали вперёд науки Цитрона, ведь Основателям было чем поделиться со своими учениками. А когда Первые нас покинули, мы остались верны их заповедям – любить жизнь, бороться с несправедливостью и нести мир народам Цитрона.

- Красиво, - вздохнула Илиана, и вдруг зевнула. – Извините.

- Это вы простите меня, - Су-Линь встал и поклонился. – Я прощаюсь с вами до завтра. После утренней молитвы и трапезы мы собираем большое собрание в главном зале обители – монахи хотят удовлетворить своё любопытство.

- Конечно, - кивнула девушка. – Я лишь попрошу ещё до встречи с братьями Шао принести нам карту вашего мира и, если есть, описание государств и народов, обитающих здесь.

Приор согласно кивнул.

- И вопрос напоследок, - наклонилась вперёд Зана. – Отчего мы понимаем друг друга? Это же язык Руны.

- Нас научили ему Основатели, все монахи здесь говорят только на нём.

- А те, кто покидают обитель?

- У братьев – а здесь мы все побратимы - есть выражение «Везде и всегда Шао с тобой навсегда». Покидая монастырь и вновь начиная жить мирской жизнью, братья продолжают чтить наши традиции. У нас есть особые знаки, чтоб опознавать друг друга, мы обмениваемся информацией на языке Шао …то есть, Руны. Так что тайный язык – знак того, что перед тобой брат.

- Язык доверия, - шепнула Илиана.

- Именно.

- И никто никогда…?

- Предатели долго не живут, - мрачно ответил Су-Линь. – Но за века их было всего несколько человек.

- Нам придётся учить новые языки, сестра, - заключила Зана.

- Значит, выучим, иначе в большом мире не прожить.

Девушки пожелали мирного сна приору и его братьям и попрощались до утра.


                                                          2.  


За завтраком компанию вновь составил Су-Линь, принеся с собой большую карту Цитрона и «Правдивую историю мира», которую написали сами монахи и которую продолжали дополнять по сей день.

- Ручная работа, - удивилась Илиана, листая толстые бумажные листы.

- Здесь настоящее изложение событий, - сказал приор. – Не приукрашенное и не перекрученное.

- Хотя это тоже субъективно, - иронично хмыкнула Зана.

- Время покажет, - улыбнулся Су-Линь.

Карту Цитрона повесили на стену гостиной и, закончив завтракать, гостьи уселись слушать приора, который, вооружившись карандашом, как указкой, дал короткую лекцию.

- Цитрон условно можно поделить на два континента – Восточный и Западный.

- И мы сейчас на Восточном? – уточнила Зана.

- Да. Как вы это поняли? Хотя, неважно. Так вот, основную часть этой территории занимают равнины, со степью на юге и густыми хвойными лесами на севере. Горы охватывают континент на западе и востоке.

- И мы сейчас где?

- В горах Варнары на западном побережье. Эти горы тянутся на многие мили с севера на юг и заканчиваются вот здесь, – Су-Линь ткнул карандашом в побережье, - Драконьим отрогом.

- Ага, похоже на хвост дракона, - ухмыльнулась Гала.

- Шао находится как раз на кончике, - тоже улыбнулся приор, - последний хрящик хвоста, так сказать. Основатели, за годы своего пребывания на Цитроне, освоили ещё два «хряща», а когда ушли домой, братство дальше продвинуться не смогло - к сожалению, мы не умеем пробивать тоннели, а чужих допускать на свою территорию не хотим.

- Моя сестра дружит с камнем, - сказала Илиана. – Думаю, она сможет помочь разобраться, стоит ли вам продвигаться вглубь отрога.

- Горный массив здесь крепкий, - добавила Зана, - но всё нужно тщательно осмотреть на предмет обвалов.

- Да-да, спасибо, - кивнул Су-Линь, - мы будем очень благодарны.

- А землетрясения бывают?

- Последнее – 13 лет назад, слабое.

- Это хорошо.

- Я продолжу свой рассказ, - приор вновь повернулся к карте. – На континенте пять больших государств, которые ещё сто лет назад воевали друг с другом. Но с появлением Первых все разногласия между правителями были исчерпаны, сейчас за миром на Восточном континенте следят наши люди и в случае возникновения конфликтов лучшие специалисты Шао всегда готовы прийти на помощь. Позже вы подробно ознакомитесь с географией мира, а сейчас нам пора в главный зал - братья Шао с нетерпением ждут знакомства с потомками своих Основателей.

- Им не будет обидно или грустно, что о вашем мире на Руне никто не знал? – спросила Илиана, поднимаясь с дивана.

- Думаю, они согласятся, что это было лучшее решение Первых. Нас никто не беспокоил, не мешал, не пытался завоевать, дав возможность миру Цитрона самостоятельно развиваться.

- Согласна, - кивнула девушка. – Мы с сестрой будем придерживаться той же политики невмешательства.

- Но если людям потребуется помощь…?

- Безусловно, поможем, как же иначе.


- Шао поражает, - делилась по дороге с приором своими впечатлениями Илиана. – Аскетично, но красиво. Стены - голый камень, но вокруг статуи, картины и гобелены.

- Это работы наших братьев, - гордо заметил Су-Линь.

- Я поняла. Добавлю, что у вас здесь какая-то особенная атмосфера, воздух словно пропитан добротой.

- Это один из наших постулатов – доброжелательное отношение друг к другу.

- А к людям в миру?

- Шао – символ справедливости, а это подчас принятие жёстких решений, но продиктованы они любовью к простому народу. Даже, если вначале люди не осознают шагов, которые мы предпринимаем, впоследствии все убеждаются – наши решения были верными.

- То есть, Шао – последняя инстанция?

- Да. И мы стараемся всегда оправдывать это доверие. Не судим сгоряча. Тщательно разбираемся в конфликтах, выслушивая мнение разных сторон. Не поддаёмся на провокации, шантаж или подкуп. Выносим своё решение публично, чтобы и тени сомнения ни у кого не закралось.

- Понимаю, - кивнула Зана. – Такое доверие – дорогого стоит.

- У меня вопрос, - высунула из-за спины тёток любопытный нос Гала. – Вокруг камень, а не холодно. Почему?

- Здесь придумана хитрая система отопления, - ответил Су-Линь, умиляясь хорошенькой мордашке девочки. – У нас постоянно проживает около ста человек, их нужно кормить, поэтому кухня Шао – главный источник тепла в монастыре.

- Перепад высот в горе вызывает разницу в давлении воздуха. Вместо вентиляции, вытягивающей пар и горячий воздух из кухни наружу, тепло расходится по трубам, отапливая помещения, где постоянно находятся люди, - добавила Зана. – Я это знаю, потому что вижу.

Приор наградил девушку уважительным взглядом, а затем толкнул тяжёлую дверь, к которой они подошли.

- Прошу, это главный зал монастыря.

«Амфитеатр», - подумала Илиана, оглядываясь. В круглом зале, словно в театре, вверх поднимались ряды ступеней с лавами и сейчас они были полностью заполнены мужским братством Шао. Место, куда вышли девушки и приор, находилось на возвышении в центре зала, откуда выступающих можно было легко рассмотреть. И сейчас монахи смогли удовлетворить своё любопытство, без стеснения разглядывая экзотических красавиц. Гостьи тоже не тушевались, спокойно оглядели присутствующих, а затем дружно поклонились собравшимся. В ответ монахи встали и также вежливо поклонились.

- Прежде, чем мы начнём разговор, ради спокойствия всех присутствующих, а также, в знак доверия к нашим гостьям, я проведу ритуал побратимства …, хотя, скорее, посестринства, - торжественно сказал Су-Линь. – Мы все здесь братья, мы уважаем друг друга, доверяем и чтим, мы откровенны между собой и всегда храним чужие тайны. А наши гостьи – главная тайна Шао. И то, что они нам расскажут, а также то, чем мы поделимся с ними, навсегда останется между нами. Вы согласны, братья?

- Да, - дружно выдохнули монахи.

Су-Линь достал из кармана небольшой кинжал и вспорол им свою ладонь, то же проделал с руками девушек и их маленькой племянницы, тихо шепнув девочке «Потерпи, солнышко», а затем он по очереди с каждой из них смешал свою кровь.



- Теперь мы братья…

- …и сёстры, - закончила ритуал Илиана, взмахнув свободной рукой. И всех на постаменте на минуту окутал голубой вихрь, затем он волной разошёлся по амфитеатру, поднимаясь вверх по трибунам, словно запоминая каждого сидящего в зале, достиг потолка и с тихим хлопком растворился в камне.

- Теперь мы родня, - улыбнулась девушка изумлённым монахам. Те в ответ лишь захлопали глазами. – Я сделала что-то не так? – Обратилась Илиана к приору.

- А что вы сделали? – переспросил её Су-Линь.

- Магически закрепила ритуал.

- О-о, я об этом читал древних книгах. Наших сил для такого недостаточно.

- А как-же вы закрепляете клятвы?

- С каждым по отдельности. И так как я – брат всех присутствующих, то через меня вы бы стали их сёстрами. А вот так охватить сразу сто человек, этого у нас не может никто.

- Так они же из Основателей, приор, - сказал кто-то на трибунах. В зале, кстати, была отличная акустика, слышно было каждое слово.

- Да, ты прав, брат. Ну что же, начнём наш разговор, - прищурился Су-Линь.


К себе сёстры вернулись лишь к ужину.

- Посмотришь мне горло? - попросила Зана. – Кажется я охрипла.

- Конечно, столько говорить – врагу не пожелаю, - слабо улыбнулась Илиана. – Я сама еле языком ворочаю.

Она привела в порядок здоровье сестры, затем своё, а потом, молча поужинав, девушки завалились спать.

Гала тоже молчала, переваривая услышанное, столько нового ей довелось узнать за полдня, и девочка понимала – эти знания важны и махнуть на них рукой нельзя. То, что рассказали тёти, она услышала впервые, ведь в сущности, знала о родне очень мало. Всю свою недолгую жизнь она жила среди обычных людей, с дедом-архимагом и мамиными сёстрами виделась редко и даже не задумывалась, как это – обладать магической силой. Жуткая реальность – война и гибель родителей – всё изменили. Теперь Гала осознавала – ей придётся многому учиться, расти и жить в новом мире и надеяться лишь на Илиану, Зану и себя. Укладываясь в постель, девочка решила: «Буду обрастать новыми друзьями, дед на прощание советовал выбирать их правильно, чтобы были надёжными и помогали в трудную минуту. – Она зевнула. – А сейчас пора спать и набираться сил».


В это время Су-Линь сидел с записями сегодняшнего дня и пытался упорядочить сведения, которыми поделились новообращённые сёстры. Поняв, что засыпает, он привычно пробормотал ночную молитву Единому, разделся и лёг в кровать. Воспоминания приора упорядочились лишь к утру, это была особенность его организма – выбирать из прошедших событий главное.

Итак.

Илиана.

«Почему такой цвет волос? Не думала, что этот вопрос прозвучит первым. Синий - цвет воды. Наши маги считают, что именно вода несёт жизнь. Всё, в чём есть вода – живое. Моя особенность – видеть ауры живых организмов. И если в человеке, животном или растении гнездится болезнь, его аура изменяет цвет. Я это вижу и могу воздействовать на болезнь. Вот и сейчас в этом зале сидит много моих будущих пациентов, поэтому прошу приора Су-Линя выделить для меня помещение, где я смогла бы вернуть здоровье вашим людям. Вы согласны?»

Зана.

«Я работаю с неживой природой. И, как и сестра, я вижу ауру, но только неживых предметов. К неживым я отношу камень, сплавы металлов и стекла, полезные ископаемые, а также предметы, созданные людьми. Я кузнец и ювелир. В свои изделия вкладываю магию, защищая их от кражи, пожаров, порчи и прочей напасти. Например, в мечи и кинжалы вплавляю верность хозяину, в драгоценности – охрану человека от злого взгляда или порчи. При работе с камнем, вижу его особенности, есть ли в нём изъяны и как их убрать. Я уже предложила приору свои услуги обследовать Шао на предмет трещин и возможных обвалов в монастыре, а также могу выяснить всё об окружающей вас горной породе».

Гала.

«Моя стихия – огонь. Я ещё мало знаю о том, как его использовать, но тёти меня учат. Пока моё главное задание – контролировать свою силу и научиться её правильно расходовать. Если тётя Зана найдёт в окружающем нас камне трещины, я могу сплавить их своей силой, а ещё могу устроить на кухне, откуда в Шао подаётся тепло, вечный источник огня, не требующий дров или другой подпитки».

Су-Линь.

«Предлагаю подвести итоги нашей первой встречи. Новым жительницам Шао все оказывают помощь, слушают и учатся. Сестра Илиана обследует и лечит больных. Сестра Зана осматривает монастырь, выявляя трещины и пустоты. Гала решает вопросы с отоплением и помогает тёте ремонтировать монастырь.

О своём мире девушки рассказали. Кого дополнительно интересует Руна – обращается к сёстрам индивидуально, заранее договариваясь о встрече. Просто так отвлекать их запрещено.

Далее. Мы учим наших сестёр разговорному языку Восточного континента. Также определили для них учителей истории, географии, письменности и прочих предметов. Хотя нам всем предстоит долгая интенсивная учёба, Илиана, Зана и Галочка (тут приор улыбнулся) слишком ценны своими знаниями для будущего Цитрона.

Пока идёт период учёбы и до тех пор, пока сёстры находятся в Шао, мы прекращаем приём новых учеников и гостей на территорию монастыря. Официальная причина – ремонт выявленных трещин в обители. Пациентов на лечение принимаем, как всегда, в монастырской больнице на побережье. Ведём обычную жизнь, чтим и возносим молитвы Единому, занимаемся своими делами и пуще ока храним тайну наших сестёр, потому что сейчас они - надежда Цитрона на лучшую жизнь».


                                                       3.


Спустя неделю рабочий график сестёр Стратус окончательно установился.

В первую половину дня, пока Илиана принимала и лечила пациентов, Зана с Галой обследовали стены и потолки обители, после обеда наступало время всеобщей учёбы. Девушки учили язык, благо он был един на всей территории континента, и обучались письменности. Историю, географию и литературу Цитрона они решили отложить пока не освоят язык. В свою очередь, гостьи из Руны сами давали уроки монахам – неизвестные пока на Цитроне знания физики, химии, геологии и работы с металлом читала Зана, медицину и биологию, законы флоры и фауны вела Илиана. Гала, хоть многого не понимала, старалась присутствовать на всех лекциях, которые давали сёстры, хотя сама тоже выступала в роли учителя. Девочке, как выпускнице начальной школы, поручили обучать монахов грамматике языка Шао (название Руны решено было не использовать, дабы избегать путаницы).


Тревога за девочку, которая ещё не контролировала свою силу, не давала покоя Илиане.

- Нам нужно научить малышку ставить барьер, - говорила она сестре. – Гала может полыхнуть огнём в любой момент.

- И спать малышка начала тревожно, - добавила Зана.

- Знаешь, мы все последний год жили в состоянии стресса, - согласилась Илиана. – А теперь, когда вокруг покой и никакой угрозы жизни, когда никто из родных и друзей рядом не умирает, организм начинает расслабляться и идёт в разнос. От этого может не сдержаться даже опытный маг, что уж говорить о маленькой девочке.

- То есть, и ты, и я можем… что? Сорваться? – ахнула Зана.

- Сорваться – нет, но ошибиться или не рассчитать свои силы – да.

- И что делать?

- Лично мне всегда помогали тренировки. И медитация.

- Медитировать согласна, но тренировки?

- Зана, однажды мы выйдем в мир. Встречаться нам будут разные люди. Как ты собираешься защищаться? Ведь магию на Цитроне мы использовать не можем, иначе сразу себя выдадим, так что хотя бы минимальный курс самообороны ты пройти обязана.

- Я понимаю. И согласна.

- Хорошо, я договорилась с братом Родгаем. Он мастер шунай, это местная разновидность борьбы. Начнёшь заниматься завтра с утра.

- Когда и успела? – хмыкнула Зана.

- Не забывай, братья приходят ко мне лечиться, мы общаемся. Я отвечаю на их вопросы, монахи рассказывают о себе.

- О нас понятно, мы будем тренироваться и медитировать, а как быть с Галой? – задумалась на минуту Зана, а потом вдруг улыбнулась. - У меня есть предложение, сестра. Пока ты узнавала о жизни братьев, я в это время знакомилась с их обителью. Так вот, последним помещением Шао, хотя оно больше напоминает обычную пещеру, является полигон для испытаний, где монахи учатся владеть боевой магией. В этой пещере я обнаружила массу трещин в стенах и на потолке.

- Это от ударов пульсарами, вероятно, - ответила Илиана. – И что?

- Предлагаю устроить там для Галы разрядку, в смысле, дать возможность девочке выпустить свою магию на волю.

- И чего ты ждёшь в итоге?

- Не знаю, но надеюсь, Гала сможет избавиться от напряжения, а её сила огня пойдёт на благое дело – уберёт многочисленные трещины на полигоне и приведёт его в надлежащий вид.

- Ага, всё оплавится и потечёт. А если ничего не получится, нам с тобой придётся всё переделывать. Хотя, – и девушка лукаво подмигнула сестре, - если Су-Линь будет не против – можно попробовать.

Приор оказался не против, но захотел присутствовать на эексперименте, как и многие братья во главе с Родгаем. Этот пожилой монах как-то очень быстро привязался к Гале и её тётям, всегда оказываясь рядом в нужную минуту и помогая им советом или делом.


Перед началом испытания девочку не один раз предупредили об осторожности, а затем Зана вновь озвучила племяннице её задание.

- Сначала выпускай огонь к потолку. Пусть он уберёт там все неровности и заварит, как можно глубже внутрь, трещины и сколы. Потом выглаживай стены – каждую по отдельности. Весь собравшийся внизу мусор, как и потёки с поверхностей, расплавишь последними. Пол должен быть ровным и гладким…

- Только не очень, - вставил Су-Линь.

- Я не поняла, - округлила глаза Гала.

- Не делай пол очень гладким, а то мы все начнём тут скользить, как на льду.

- Хорошо, - серьёзно кивнула девочка.

- А как ты себя сейчас чувствуешь? – поинтересовалась Илиана, изучая ауру племянницы.

- Как обычно. Но вот внутри… - и девочка положила ладонь себе на живот, - немного болит и ощущение, словно сейчас лопну.

- Так, все отходим за двери и мы с сестрой ставим щит на племянницу, - скомандовала тётя. – Су-Линь, вы и те, кто может создать преграду огню, тоже помогайте - постарайтесь отсечь коридор от полигона.

- Хорошо, - кивнул приор. – Брат Родгай, Солвен, Хорелок – ко мне. Вы знаете, что нужно делать.


Гала выступила из проёма на шаг вглубь зала, внимательно осмотрела потолок, а потом подняла руки. Су-Линь никогда такого не видел – ярко-белый поток огня размазался под каменным сводом, спекая его в единый монолит. И хотя полигон был достаточно большим, около трёхсот шагов в длину, длилось это недолго, буквально пару минут. Затем огонь потух, девочка опустила руки и, тихо попросив помощи у Единого, занялась стенами. «Камень стекает на пол, словно воск со свечи, - восхищённо подумал приор. – Какая же сила у нашей малышки». Стены выглаживались Галой даже быстрее, чем она занималась потолком, правда, ей пришлось пройти вглубь зала, чтобы повернуться ко входу.

- Тётя Зана, помогите братьям защитить коридор, им самим не справиться! - крикнула девочка.

- А ты?

- Меня тётя Илиана прикроет, я знаю, чувствую, что её силы для этого хватит.

- Хорошо, но всё равно будь осторожна и не переборщи с напором, а то от нас лишь головешки останутся.

- Постараюсь, - хихикнула девочка.

- Спаси и сохрани нас Единый, - прошептал брат Родгай, наполняя щит силой, а когда всё было закончено, поклонился Зане. – Без вашей помощи, сестра, мы бы точно защиту не удержали.

- Я сама удивлена, - вздохнула девушка. – И откуда у племянницы такая мощь?

- Всё просто, - объяснила подошедшая девчушка. – Когда я направляла огонь, представляла перед собой убийц моих родителей.

- Иди ко мне, - Родгай сгрёб в охапку слабо пискнувшую Галу и погладил её красные вихры. – Очень жаль, что тебе пришлось такое пережить, но однажды тебе станет легче, нужно просто подождать.

- Не отвлекаемся, - вклинилась в их нежности Илиана, - пока камень мягкий, Гала должна закончить с полом.

- Иду, - девочка освободилась из объятий и вновь встала в проёме зала. – Держите защиту, - кивнула за спину, - я начинаю.


Спустя сутки, когда полигон для магических испытаний полностью остыл, Су-Линь с соратниками тщательно исследовал его и затем с гордостью заключил:

- Идеально.

- И очень красиво, - добавил брат Родгай. – Оказывается расплавленный камень даёт необыкновенный рисунок.

- Да, не хуже, чем во дворцах у правителей Цитрона. Может попросить Галу обработать таким же образом представительские покои, где останавливаются высокие гости? – И сам же ответил. – Нет, ведь сразу станет ясно, что камень поддавали обработке, начнут интересоваться как именно, хотя… - и приор лукаво улыбнулся, - что знают о силе Шао в миру?

- Одни догадки, - кивнул Родгай. – Но лучше не дразнить судьбу.

- Ты прав, брат. Во мне заговорила гордыня. Оставим всё, как есть. Наши дела и тайны никого не касаются.


С первых дней пребывания в обители любимым местом отдыха сестёр Стратус стала ограждённая площадка, выходящая из лабиринтов монастыря прямо на океан. Этот рукотворный балкон с естественным козырьком из гранитной плиты нависал над водой на большой высоте и был невидим ни с одной точки Драконьего отрога.

- Здесь повсюду неприступные скалы, заливов и бухт, где могли бы швартоваться корабли, нет, - рассказывал брат Родгай, впервые показавший девушкам это место, - так что мы тут в полной безопасности.

- А вообще Основатели очень угадали с местом расположения Шао, - заметила Зана. - Один выход наружу и тот - с противоположной стороны океана. Есть своя вода, благо источников в горе хватает, большой запас продуктов под заклинанием от порчи и главное - умелые монахи – бойцы и учёные, так что Шао - словно крепость, готовая к долгой осаде во славу Единого. Хорошее место.

- Шао повезло, да, - согласился старик, - Но и всему Восточному континенту повезло, что горы Варнары защищают его от океана. Впрочем, это лишь в центре материка, а вот дальше на юг горы заканчиваются и начинается пологое побережье. Хотя, кажется, это так удобно и выгодно – у воды вырастают города-порты, строятся и спускаются на воду корабли, расцветает торговля, да и люди могут приезжать к океану отдыхать и лечиться на курортах. Но эти плюсы сходят на нет, когда начинают дуть зимние ветра. Они тут такой силы, что для кораблей, чтобы их не перевернуло волной, строят каменные доки, а жилые дома местные жители привыкли вкапывать в землю чуть ли не до крыш. Ещё в городах на берегу развита сеть подземных ходов, больше похожих на улицы, иначе зимой человека может просто унести ветром, а в деревнях вообще замирает жизнь до весны. Так что минусов на побережье тоже хватает.

- Получается, горы вдоль океана действительно оберегают континент.

- Именно. Учёные сами в недоумении, как такое возможно – на многие мили прибрежные скалы вздымаются прямо из пучины, тут ведь у берега сразу огромная глубина, даже маленькой песчаной полосы нет. Скалы, уходя от воды, переходят в неприступные горы, так что ни один корабль к берегу подойти не сможет, его просто разобьёт волной о камни.

- Действительно необычно, - согласилась Зара. – Такое сочетание – скальные обрывы и глубина – возможны лишь в нескольких случаях. Один из них – обрыв материковой плиты вследствие землетрясения огромной силы.

- Но то, что обрыв произошёл по линии гор? Странно, - пожал плечом Родгай.

- Нет, если в это время взрывались вулканы. Когда в действующий вулкан попадает вода, это приводит к разрыву земного монолита изнутри.

- Интересная версия, я поделюсь ею с братьями, а сейчас мне пора, - монах, вдруг резко побледнел и, кивнув сёстрам, ушёл с балкона.

- Что это было? – нахмурилась Зана. – Илиана, с Родгаем всё в порядке?

- Физически он крепкий старик, но вот эмоционально на разговор о вулкане прореагировал странно. Очень сильно.

- Надеюсь, я его ничем не обидела, - расстроилась Зана.

- Спросим у приора, - предложила Илиана, - возможно, он объяснит.


- Это случилось много лет назад, - рассказал Су-Линь. - Родгай, на тот момент князь Родгайских островов, расположенных на запад от континента, пребывал в Шао в качестве гостя. Он прибыл с немногочисленной свитой, чтобы пережить личное горе – у него в родах скончалась любимая жена, ребёнок тоже не выжил. Родгай винил себя, что разрешил уже немолодой супруге рожать, но она очень хотела ещё одного ребёнка...  В общем, мы старались утешить князя, как могли, и тут случилось страшное – в океане, неподалёку от материка, взорвался вулкан.

Позже было детально изучено, что произошло в тот день.

Этот вулкан был невысоким, над водой в рост человека торчала лишь голая вершина и когда она взорвалась – вулкан раскололся до основания. Взрыв поднял волну. Огромная масса воды понеслась к материку и, чем ближе к суше она приближалась, тем выше становились гребни на её вершинах.

- Цунами, - выдохнула Илиана.

- Да, образовалось цунами и на своём пути оно снесло все близлежащие острова, в том числе и Родгайские. Потом цунами дошло до континента и ударило в горы Варнары.

- Единый, - охнула Зана, подгребая себе под бок слабо пискнувшую Галу.

- Князь, облюбовав знакомый вам балкон, проводил на нём много времени и первым заметил, как от скал начала отходить вода, - продолжил приор. - Прожив всю жизнь в океане, он сразу понял, что происходит и поднял тревогу. Мы связались по переговорному амулету со всеми городами, до которых смогли дотянуться, а они передали новость дальше. Людям нужно было как можно быстрее убегать вглубь континента…

- Если берег пологий – это слабо работает, от цунами не убежать.

- Ну хоть какая-то надежда спастись была, - вздохнул Су-Линь. – А в городах всех ждала верная смерть. Кто жил вблизи Драконьего отрога, наоборот, бросился карабкаться вверх, в горы. Шао тоже раскрыл ворота, принимая всех, кто успел до нас добраться. А потом мы замуровали вход, особенно – тот заветный балкончик, и стали ждать.

Удар цунами был страшен, казалось, гора даже застонала от боли. Все, кто находился в Шао, истово молились о спасении и просили Единого помочь. И Он нас услышал и уберёг. А через два дня мы решились размуровать ворота и, оказалось, что вода ушла, но забрала с собой всё, до чего смогла дотянуться. Тысячи людей погибло или бесследно сгинуло в пучине, побережье было полностью разрушено – ни домов, ни животных… Ничего не осталось.

Потом было много работы, очень много, все монахи Шао разъехались по побережью, оказывая всяческую помощь населению. И лишь князь остался в обители с ещё несколькими монахами, чтобы помочь им вернуть монастырю былой вид. Он трудился все дни, постоянно молясь о спасении своего народа, не спал ночами и надеялся на чудо, но понимал – цунами такой силы убивает всё живое за мгновение. А когда жизнь понемногу начала возвращаться в свою колею и монахи потянулись обратно в обитель, Родгай попросил разрешения остаться здесь навсегда.

«Мне некуда возвращаться, - сказал он. – Сын, невестка, внуки, родные, близкие, друзья – все погибли. Что мне делать на пустынных островах? Кем я там буду править? Голыми скалами? Солёной землёй?» После этой речи Родгаю стало плохо, он долго болел, но потом всё же пошёл на поправку. Так в Шао появился новый брат.

- Значит, князь? – переглянулись Илиана и Зана.

- Уже нет, просто брат Родгай.

- Как и мы, просто сёстры Стратус.

- Вы…? – поднял брови Су-Линь, морща блестящую лысину.

- Да, мы княжеские дочери. Наш отец правил Каруной.

- Чудны дела твои, Единый, - пробормотал приор.

- Су-Линь, - высунулась из-под бока тётки Гала, - а откуда в брате Родгае магия? Я же видела, как он помогал вам держать щит от моего огня.

- А это совсем другая история, - заулыбался приор. – И она со счастливым концом. Через полгода после катастрофы в Шао прибыл гонец с Родгайских островов и привёз князю письма, где родня и друзья интересовались, когда же он вернётся домой.

- Невозможно! – ахнули девушки.

- И будете неправы. Я всегда знал, что вера – это возможность чуда, - поклонился святому образу в углу комнаты Су-Линь. – Она, сама по себе - магия. Кто истинно верит, всегда сможет творить чудеса. Так случилось и с Родгайскими островами. В тот страшный день, когда приближалось цунами, большая часть жителей столицы собралась в храме Единого в честь Праздника урожая. Этот старинный храм – один из самых больших в этой части Цитрона, так что народу в нём набилось много – и княжеский сын с семьёй, и знать, и купцы, и много простого народу. Больше тысячи людей пришли славить Единого, когда службу прервали криками о том, что с берега стремительно уходит вода, оголяя дно океана. Все сразу поняли – идёт цунами.

- А бежать некуда, - ужаснулась Илиана.

- Именно. Тогда княжич вспрыгнул на возвышение и приказал закрыть вход в храм, правда, перед этим туда впустили всех, кто успел добежать из города.

- Ну да, куда же людям было деваться? Погибать, так вместе, - вздохнула Зана.

- Настоятель храма Алоний - великий человек, я с ним давно знаком – приказал прихожанам молиться Единому о спасении. А княжич собрал всех, кто имел хоть крупицу магии, и приказал поставить защиту на стены, витражи и купол храма. В общем, каждый защищался, как мог и умел. Мне потом Алоний рассказывал – люди не просто молились, они пели. Пели Единому так, что сила их веры просто искрила в воздухе, многократно усиливая магическую защиту храма.

И пришедшая волна просто соскользнула со стен, миг – и проскочила дальше.

Да, здания были разрушены и сметены цунами, много людей погибло, но костяк Родгая уцелел и начал заново обживать острова.

- Это так замечательно, - расплакалась, радуясь, Илиана, а за ней и её сестра с Галой. – Действительно – настоящее чудо.

- Князь, получив известие, так радовался, - промокнул и себе слёзы Су-Линь. – Бегал по Шао и кричал: «Они живы!», а потом выскочил на балкон над океаном, поднял руки вверх и из них к небу рванулись десятки фейерверков. Вот так брат приобрёл силу.

- И цунами не смыло балкон? – удивилась Илиана.

- Это же гранитный монолит, - объяснила Зана. – Сломать его напором воды очень сложно.


Вечером в гости к девушкам пожаловал брат Родгай и извинился за то, что заставил их волноваться.

- Я знаю, что Су-Линь объяснил вам причину моего поведения. И хотя уже прошло много лет, но иногда какие-то слова могут вдруг всколыхнуть память о том пережитом ужасе и я… не могу контролировать себя, простите.

- Всё хорошо, - с непосредственностью ребёнка, Гала подошла и обняла старика. – Мы тебя любим, Родгай.

- Я тоже вас полюбил, девочки. Илиана, Зана, вы словно дочери, каких у меня никогда не было.

- А я? – вскинула головку Гала.

- А ты – самая любимая внучка.

- Тогда я согласна, - вновь прижалась к монаху девочка. – Будешь моим вторым дедушкой.

Так в семье Стратус появился ещё один человек – дед Родгай.


                                                            4.


А вскоре в Шао появился ещё один обитатель, которого Су-Линь сразу же повёл знакомиться с гостьями из далёкого мира. Монах был молод, высок ростом, хорош собой и обладал значительной магической силой.

- Сёстры, - поклонился от двери Су-Линь, - представляю вам своего наследника – будущего приора Шао, брата Ариаса.

Молодой человек поклонился девушкам и, улыбнувшись, сказал:

- Для меня огромная честь быть вашим братом.

Хозяйки переглянулись, предложили монахам присесть, а сами захлопотали над столом, готовя всё к чаепитию. В это время любопытная Гала уселась напротив гостя и начала допрос.

- Вы с приором родственники?

- Нет.

- Но ты же наследник.

- Так просто говорится.

- Но Су-Линь ведь ещё долго будет управлять Шао?

- И слава Единому, пусть живёт как можно дольше, - улыбнулся Ариас.

- Откуда ты взялся? – оценивающе прищурилась девочка.

- Гала, так нельзя говорить, веди себя прилично, - одёрнула племянницу Зана.

- Я просто хочу понять. Мы в Шао уже давно, а он где был?

Тут рассмеялся Су-Линь, с ехидством посматривая на ошарашенного вопросами парня, и начал объяснения.

- Я уже говорил тебе, солнышко, что приора Шао мы готовим очень долго. Вот я, например, проходил наследником почти 30 лет.

- Так где же был всё это время Ари? – повторила, сдвинув бровки, Гала.

- Ари? – хмыкнул приор. – А что? Мне нравится.

- Сойдёт, - кивнул, улыбаясь молодой монах. – Буду Ари.

- Будущий приор Шао должен быть не только одарённым во всех смыслах человеком, - продолжил Су-Линь. – Он обязан учиться у лучших преподавателей континента, заводить полезные знакомства, узнавать и познавать людей, а это ведь тоже учёба, так что вот вам загадка – где был всё это время Ари?

- Думаю, он приехал на каникулы, – предположила Илиана. – И где же ты учишься?

- Заканчиваю Высшую Королевскую школу Пейна. Это в Нутрее, - ответил монах.

- Понятно, - кивнула Зана. – Мы уже знаем географию Восточного континента. Нутрея – ближайшее к Шао королевство.

- Да, - сказал Су-Линь, - фактически Шао находится на территории Нутреи, но прошло уже больше трёхсот лет, как все государства континента подписали Хартию о независимости Шао. Мы соблюдаем законы Нутреи и тех государств, где в это время находимся, ведём со всеми торговые отношения, наши братья работают и преподают в ведущих школах, консультируют королей и дворянство, лечат народ в лучших клиниках континента, а также выступают представителями высшего суда в различных делах и тяжбах, а за это… - и приор вопросительно взглянул на Галу.

- Нас никто не трогает и не мешает жить, как мы хотим, - припечатала девочка.

- В общем, верно, - рассмеялся Су-Линь.

Во время чаепития Ари рассказал, что изучает законы государств континента, риторику, право, экономику и историю культур.

- Мне позволено жить жизнью обычного студента, поэтому я не афиширую, что являюсь наследником приора Шао, иначе мне покоя не видать.

- Я считаю, прежде, чем занять этот важный пост, мальчик должен узнать жизнь во всех её проявлениях, - заметил Су-Линь. – А что может быть лучшей школой жизни, чем жизнь студента?

- Гала, братья показали мне обновлённый полигон и я просто потрясён, - обратился Ари к девочке. – Можно увидеть, как ты это делаешь? В смысле, используешь магию огня.

- Конечно, вот только где? – подняла взгляд на Зану племянница.

- Можно подправить стены в новой кузнице, - предложила та. – Но делать это без нашей зашиты даже не пытайся, сгоришь.

- Я могу поставить защиту, - гордо заметил Ари и в ответ услышал смешки, а потом Су-Линь, похлопав парня по плечу, сказал:

- Прости, но с огнём Галы тебе не совладать. Она очень сильная. Очень.

- Да? – Ари смутился и жалобно попросил. – Но хоть как-то посмотреть на это можно? А то все видели, а я…

- Ладно, пойдём, - поднялась с дивана Зана. – Илиана, ты с нами?

- Мы с приором здесь вас подождём, - ответила девушка.

Когда они с Су-Линем остались одни, Илиана подлила и себе, и ему в чашки свежего чаю, откинулась на спинку дивана и неожиданно спросила:

- А вы знаете, что согласно традициям Руны мы должны сидеть на циновках и спать на полу?

- Да, - кивнул монах, - в летописях Первые об этом упоминают. Но живя среди камня, такое трудно представить. Думаю, когда Основатели обживались в обители, а их первая зима была крайне суровой, они быстро осознали, что циновки и сон на каменном полу – это прямая дорога к болезням.

- Конечно, - задумчиво согласилась Илиана и, пока она разглядывала чаинки в своей чашке, Су-Линь залюбовался красотой девушки, вновь удивляясь её непохожести на жителей мира Цитрона. «Мы в большинстве своём коренастые, смуглые и узкоглазые, а Илиана – изящная, белокожая, с большими бирюзовыми глазами, а ещё у неё необыкновенные волосы – длинные, гладкие, чёрные, с прядями яркой бирюзы – просто невероятное сочетание. Очень красиво».

Приор тихо вздохнул и отвёл взгляд, ему стало неловко, что он так откровенно разглядывает девушку. «Ей, должно быть, тяжело, - подумал Су-Линь. – Княжна, старшая в роду, взвалила на себя ответственность за сестру и племянницу. Но что у них впереди? И как сложится жизнь каждой? Неизвестно».

А пока девушки Стратус очень достойно и органично вписались в мужское братство Шао – прилежно изучали язык и культуру континента, принимали участие в служениях Единому, не вмешивались в привычный уклад жизни обители, а только наблюдали и учились. Внешний вид сестёр тоже изменился - исчезла дорогая одежда, сменившись традиционными кимоно монахов, волосы девушки стали убирать в замысловатые косы, а Гала вообще заговорила о стрижке под мальчика. Под кимоно гостьи надевали удобные домотканые рубахи и традиционные штаны «койсу» - широкие, с завязками на талии и щиколотках, и только оружие осталось своим. Илиана каждый день упражнялась на полигоне с мечами, рядом тренировалась с «дедом» Родгаем Зана, выбрав для себя боевой шест, а Гала под присмотром приора часто выходила пострелять из лука в монастырский сад, где у высокой садовой стены был устроен тир с мишенями.

Понемногу гостьи обживались и Су-Линь не мог не радоваться тем переменам, которые привнесли девушки в жизнь обители.

Илиана создала Круг врачей.

- Мы распределим между собой обязанности, которых будем придерживаться во время хирургических операций, - объяснила девушка на первом собрании Круга.

Так Су-Линь, который и сам был отличным целителем, стал первым помощником девушки. Брат Ванно отвечал за хирургический инструмент, который под руководством старшей сестры, специально выковала Зана. Брат Родерик был обучен, как отправлять больного в глубокий сон, чтобы человек не чувствовал боли. Также Илиана показала всем, как следить при операциях за давлением и пульсом больного, «привязывая» его к себе.

Несколько недель Круг тренировался в очерёдности действий, чтобы каждый врач знал свои функции и не мешал другому. И когда в монастырскую больницу привезли раненого на охоте воина, Круг под руководством Илианы провёл свою первую операцию. Во время неё братья-врачи смогли, наконец, оценить собственную эффективность, когда, встав вокруг стола, каждый занялся своим участком работы. Воина погрузили в сон, его разорванный до паха живот обработали обеззараживающим раствором, Илиана начала оперировать, кто-то следил за состоянием больного, Су-Линь подавал инструменты и ассистировал. Время пролетело незаметно. Шили пациента в четыре руки по очереди, а потом девушка, скомандовав всем отойти от стола, применила свою целительскую магию – воина окутало синим сиянием, которое заживило раны и разгладило швы на животе.

- Только не убирай их полностью, сестра, - напомнил девушке Су-Линь. – Нам не нужны лишние разговоры.

 - Следы от шрамов – украшение воина, а ещё память о собственной неосторожности, - добавил брат Ванно.

- Впредь будет умнее, надеюсь, - хмыкнул брат Родерик.

После операции Илиана скользнула в потайной ход, ведущий в обитель, а братья во главе с Су-Линем вышли в большой холл монастырской больницы, где их ждало с добрых два десятка побратимов прооперированного воина.

- Жив? – дружно выдохнули им навстречу бойцы.

- Ещё как, - весело подмигнул Су-Линь. – Через неделю сможете забрать его домой.

Холл больницы наполнился радостным рёвом лужёных глоток и толпа мужиков дружно отправилась праздновать радостное известие в ближайший к монастырю кабак, а братья поспешили к Наставнице слушать анализ проделанной ими операции и дружно восхищаться силой и врачебным умением девушки.


Зана тоже привнесла много нового в повседневную жизнь монастыря. Сначала несколько недель они вместе с Галой обследовали стены и потолки обители, потом дружно «чинили», спаивая магией трещины и сколы, а также попутно разведывали новые пласты пород в Драконьем отроге. Когда эта довольно муторная и тяжёлая работа была выполнена, Зана обсудила на общем собрании Шао целесообразность дальнейшего осваивания новых помещений для нужд обители.

- Гора и так проверчена ходами, залами и кельями, как добрый шевронский сыр, - сказала девушка, вызвав смешки монахов. – Я не вижу необходимости добавлять ещё дополнительные помещения. Или Шао собирается увеличить численность своих братьев?

- Нет, - ответил Су-Линь. – Жизнь показала, что сотня монахов в обители – это оптимальное число. Тем более, что в Шао происходит постоянная ротация – кто-то приезжает на несколько лет, потом вновь уходит в мир, но большая часть монахов проживает здесь постоянно, хотя приток «свежей крови» не иссякает.

 - Так что решаем – пробиваем новые ходы или…? – уточнила Зана.

Единогласным решением монахи решили не увеличивать площадь Шао, тех помещений, что уже существовали в обители, хватило бы на ещё на добрую сотню жителей. Взамен Зана попросила разрешения у братьев пристроить со стороны монастырского сада для себя персональную кузницу.

- Я вижу, тут все прекрасно владеют оружием, так что хотела бы дополнительно поработать с вашими клинками и кинжалами, чтобы вплести в них магию и зачаровать от порчи.

- Для нас это будет огромной честью, - встал и поклонился девушке от имени всех монахов брат Ириди. – Позволено ли мне будет стать вашим помощником? Я неплохо знаю кузнечное дело.

- Конечно, спасибо, - улыбнулась девушка.


Кузница построилась быстро, благо камня вокруг хватало.

- Я лишь не понимаю, почему вы не пристроили помещение к монастырской стене, мы бы тогда быстрее управились, - недоумевал брат Ириди.

- Боюсь резонанса, – вздохнула Зана. – Шао – не обычная часть горы с пристройками и башнями. Здесь всё пропитано магией. Если вдруг моя ковка начнёт резонировать с монастырской стеной, то в обители могут вновь появиться трещины.

- То есть, та кузница, которая уже находится в глубинах Шао тоже резонирует? – всполошился монах.

- Если братья во время работы не используют магию, то вреда нет.

- Ага, это хорошо, - облегчённо выдохнул Ириди. Этот ещё не старый монах, отличался мощным телосложением и грозным видом, но оказался мягким покладистым и мудрым человеком, а ещё потрясающим кузнецом.

- Вы же сами мастер, - воскликнула Зана, увидев работу монаха. – Почему тогда пошли ко мне в помощники?

- Хочу нового, - объяснил Ириди. – Я уже давно понял, что достиг потолка в своём умении, так что работа с вами – это для меня шаг за пределы известного.

- Хорошо, но ставлю условие – раз мы брат и сестра, то обращаемся друг к другу на «ты».

- Согласен, Зана, - заулыбался монах.


Лето в Шао выдалось долгим, тёплым и щедрым. Проводя большую часть дня в кузнице, Зана с помощником заново перековали всё оружие братьев, а потом долго трудились над витой чугунной оградой, идущей поверх монастырской стены. Именно Зана обратила внимание приора, что необходимо усилить защиту территории Шао.

- Я понимаю, что братьев уважают по всему континенту и ценят их за честность, справедливость и ум, но так уж расслабляться нельзя, Су-Линь. К вам же сюда любой мальчишка может легко перелезть. А в монастырском саду и деревья хорошие, и огород, и лечебные травы, да и мы все работаем. Увидят посторонние девушек – начнутся сплетни и расспросы, так что предлагаю поднять стену за счёт кованой ограды. Мы с Ириди её дополнительно зачаруем против любопытного взгляда и тогда ни один чужак не сможет ничего увидеть.

- Хорошо. Спасибо за подсказку и заботу о Шао, - поклонился Зане приор. – Какая нужна помощь со стороны братьев?

- Предлагаю, чтобы черновую работу выполнили мастера из старой кузницы, - включился в разговор Ириди. - А мы с Заной потом всё отшлифуем и перед установкой ограды зачаруем её от чужих глаз.

- Отлично, - Су-Линь перевёл взгляд на свою любимицу Галу, помогавшую тёте в кузнице, и спросил. – А ты что скажешь? Чем похвалишься?

-  Вот, - и девочка взмахнула рукой в сторону горна. – Я смогла, наконец, понять, как регулировать силу потока «вечного огня». Здесь, в верхнем углу заклятия, я использовала руну «перемен». Повернёшь её вправо – под горном вспыхивает самый большой огонь, влево – снижается до минимума.

- Это очень удобно, - похвалила племянницу Зана. – Мы теперь не расходуем дрова и уголь, над Шао сутками не клубится дым, да и в самой кузнице чисто, а это, поверьте, очень важно, особенно, когда мы занимаемся отделкой изделий или ювелирной работой.

- Да, мне братья сказали, что вы тут собираетесь привести в порядок и заново зачаровать все наши амулеты и даже личные безделушки и украшения. Спасибо огромное, я каждый день благодарю Единого за вас.

- Пожалуйста, - торжественно кивнула Гала, чем вызвала улыбки окружающих. – Можете ещё сказать мне спасибо за вторую кузницу, где я тоже установила «вечный огонь», а особенно поблагодарить за кухню.

- О, мне главный повар, брат Михо, уже всё показал и рассказал, - расцвёл улыбкой Су-Линь. – Вы очень умно всё обустроили – дальний угол кухни теперь постоянно греет воздух для всего монастыря. Если бы не это, нам пришлось бы и дальше расходовать дрова, ведь в Шао, независимо от времени года, всегда холодно. А большинство братьев люди пожилые, так что тепло нам просто необходимо.

- Это ведь камень, - кивнула Зана. – Остывает быстро, если его постоянно не греть, все будут мёрзнуть.

- А вот для приготовления еды брат Михо «вечный огонь» использовать отказался, - вздохнула Гала, - сказал, пища получается невкусной, хотя я, например, разницы не почувствовала.

- Михо – великий кулинар, - ответил Су-Линь, - в своё время он был главным поваром при дворе Нутреи. И я был очень рад, когда Михо решил уйти на покой, выбрав для этого, вместо домика в деревне, наш монастырь.


                                                             5.


«Вот и осень пришла», - грустно улыбнулась Илиана, опёршись на перила любимого балкончика, выходящего на океан. С появлением девушек в Шао этот балкон, как и многое в монастыре, претерпел изменения к лучшему – здесь появились удобные сиденья у стены, углы балкона стараниями Илианы увились диким плющом, Зана укрепила магией гранитный козырёк, защищающий от ветра и дождя, а Гала отшлифовала огнём все внутренние поверхности. Обеспечив приемлемую комфортность балкона сёстры Стратус (вместе или по отдельности) стали часто появляться здесь, чтобы отдохнуть или просто побыть в одиночестве и подумать.

Вот и сегодня, оказавшись на любимом балконе, Илиана привычно всмотрелась вдаль, убеждая себя, что вот там, за горизонтом, её ждёт что-то очень хорошее. «Но время ещё не пришло», - девушка вздохнула, присела на лавку у стены и задумалась. В последнее время её мысли занимал анализ произошедших событий – тактические ошибки Совета магов, приведшие к захвату Каруны, бегство из родного мира и появление сестёр Стратус в Шао, изменение их образа жизни и адаптация к новым условиям.

Сейчас, когда первые волнения улеглись и жизнь девушек в монастыре устоялась, многое из минувших событий стало выглядеть в совершенно другом свете, вызывая вопросы, недоумение и досаду. Хотя было и чувство облегчения и благодарности Единому за то, что все живы, здоровы и вполне благополучны, ведь Шао встретил их с распростёртыми объятиями. Расчёт отца, что мир Цитрона примет их с радостью, оправдался. Но это было чистой воды везением.

«Мы ведь могли попасть куда-угодно, - переживала задним числом девушка. – Отец поступил крайне необдуманно, отправив нас в неизвестный мир. Да, на Руне шла война, Каруну брали штурмом и времени совсем не оставалось, но ведь можно было придумать менее радикальный вариант. Мы могли перейти в соседние миры и там затаиться, уж для нас с Заной изменить свою внешность труда бы не составило. Мы могли оставаться на связи с отцом, узнавать последние новости от знакомых, оставшихся на Руне, но, как всегда, доверились решению отца, - Илиана вздохнула. – И нам фантастически повезло.

Шао – монастырь, основанный выходцами из Руны… Кто бы мог подумать? Мы попали в комфортные условия, где нас не гонят, а, наоборот, ценят и уважают. Мы можем спокойно разузнать всё о людях Цитрона, выучить язык и местные обычаи, придумать перед уходом в мир достойную «легенду» …А уйти ведь придётся, рано или поздно за стены Шао просочится новость, что тут появились девушки. Начнутся ненужные вопросы, а за ними и проблемы.

Нет, нужно уходить, мы и так всколыхнули спокойную жизнь монастыря, так что лучшей благодарностью за спокойную адаптацию на Цитроне, станет наш уход за стены обители. Найдём с Заной подходящее место и жильё, начнём работать и устраивать свою жизнь, а через несколько лет попробуем вернуться на Руну. Единый, помоги нам…»

За спиной у Илианы скрипнула дверь и на балкон шагнул брат Родгай.

- Не помешаю? - поинтересовался старик.

- Нет, буду рада, - приветливо ответила девушка.

Родгай уселся рядом, окинул взглядом горизонт, спокойную гладь океана и багровый закат вдали.

- Завтра начнутся дожди, - вздохнул монах. – Тут станет холодно и сыро.

- Ничего, мы с Заной уже придумали, как установить на балконе постоянную защиту, так что здесь будет вполне уютно.

- О, спасибо, я обязательно приду сюда перед вечерней. Люблю смотреть на океан и думать, что там, за горизонтом, где-то живут мои родные. Знаю, у них всё благополучно и невестка неделю назад родила второго ребёнка, девочку…

- Поздравляю, дедушка, - улыбнулась Илиана. – У вас были гости из дому?

- Да, ночью приезжал гонец. Уже отбыл обратно.

- А вы сами домой не хотите?

- На островах после цунами всё изменилось, - Родгай говорил, не глядя на девушку, рассматривая водную гладь под балконом. – Там сейчас всё иначе. Всё. А я помню, как было раньше и для меня эти воспоминания драгоценны.

- Возможно, однажды…?

- Всё в руках Единого. – Родгай оторвал взор от океана и повернулся к девушке. – А ты о чём тут грустишь? Тоскуешь о родном мире?

- Это так очевидно? Да, я думала о Руне. И об отце.

- Скучаешь?

- Злюсь.

- Почему? Можешь объяснить?

И Илиана поделилась с Родгаем своими недавними размышлениями.

- «Авторитет отца». «Архимаг лучше знает, как нужно поступить», - передразнила сама себя девушка. – Больше не собираюсь так бездумно кого-то слушаться.  А если бы не Шао? Если бы нас выкинуло куда-то в степь, полную хищников? Или во дворец Нутреи, где тоже хищников хватает, только они двуногие? Нам же невероятно повезло, что братья нас так хорошо встретили.

- На всё воля Единого, - ответил Родгай. – Мы сотни лет ждали потомков Основателей и, как оказалось, не зря - вы своим отношением и талантами лишь укрепили нашу веру.

- И что дальше? Как нам жить и что делать? Ведь мы не можем находиться обители постоянно?

- Конечно, вы молодые женщины и вам нужно устраивать свою жизнь. Но Шао всегда будет с вами – молитвами монахов и помощью в миру. Даже не сомневайся.

- Я знаю, - улыбнулась Илиана. – Мы – родня и тоже всегда поможем своим братьям. Но уходить нам отсюда всё-таки нужно. Вот только когда? И куда? Как примет нас мир Цитрона, мы ведь так непохожи на местных жителей?

- Это нужно хорошо обдумать, - согласился Родгай. – И хотя моё сердце кричит, чтобы вы не уходили, потому что я полюбил вас, как родных детей, понимаю – это необходимо. И я сделаю всё, чтобы облегчить ваши первые шаги по Цитрону. Дай мне лишь время всё обдумать, доченька. А пока не спеши и просто наслаждайся последним тёплым закатом.

- Конечно, - Илиана вздохнула и положила голову на плечо старику. – Времени у нас целая бесконечность.


Спустя неделю к сёстрам Стратус пришёл приор вместе с братом Родгаем и девушки сразу поняли – разговор будет серьёзным.

- Вы думаете об уходе, - начал Су-Линь. – И я понимаю, что рано или поздно это должно произойти. Но прошу – не торопитесь. Начинается зима, самое тяжёлое время, чтобы путешествовать по Цитрону, когда кругом стужа, сильные ветра и снег. Поэтому предлагаю - проживите в Шао до весны. Вы окончательно подтянете знание местного языка и законов континента, а братья Шао очень хотят ещё послушать лекции о новшествах в естественных науках, а также поупражняться в письменности Шао-Руны.

Илиана и Зана переглянулись, а потом дружно кивнули.

- Да, мы с сестрой тоже решили, что нам нужно подготовиться к путешествию и всё тщательно продумать, – вздохнула Илиана. – Например, кем представляться при знакомстве? Откуда у нас знания, ведь их не скроешь? Какую страну выбрать, где наша внешность будет вызывать наименьший интерес? Как найти подходящее жильё и работу? В общем, вопросов много…

- И поэтому нам нужна ваша помощь, - закончила вместо сестры Зана.

- Но куда бы мы не отправились, - серьёзно добавила Гала, - мы всегда будем на стороне Шао – помогать братьям, передавать в монастырь новости и просто писать о нашей жизни.

  - Спасибо, солнышко, - Су-Линь наклонился к девочке и поцеловал её в огненную макушку. – Мы все будем очень по вам скучать.

- И правильно, - важно сообщила девочка, подняв бровки. – Нас нужно любить и помнить. А мы всегда будем молиться за братьев и их здоровье.

- Какая умница, - восхитился дед Родгай, а потом пожаловался. – Вот как я без моих девочек тут останусь? А с вами пойти не могу – стар, да и ноги уже не те.

- Зато голова светлая, - улыбнулась Илиана.

- А ваши «больные» ноги на тренировках меня ох, как гоняют, - фыркнула Зана.

- Девушки, - вмешался приор, - давайте сделаем так. Вы до завтра подготовьте список вопросов, которые считаете важными решить до отъезда из монастыря. В свою очередь, мы с братом Родгаем составим свой список, чтобы сравнить его с вашим, а потом начнём прорабатывать пункт за пунктом, чтобы не упустить ни одной мелочи. Например, каким образом вы собираетесь путешествовать? Ездите ли вы верхом на лошадях? Нужен ли вам фургон или повозка для удобства?

- Вот, - вздохнула Илиана, - о чём мы ещё не думали – это, каким образом путешествовать. Мы с сестрой, конечно, ездим верхом, но Гала ещё нет, значит, нужен фургон – он защитит от дождя или ветра, в нём можно отдыхать и ночевать…

- Думаю, одного дня будет для списка мало, - вклинилась Зана.

- Сколько нужно – столько и пишите, - отмахнулся Су-Линь. – До весны ещё полгода.

- Так долго?

- Холод на континент приходит быстро, вместе с осенними ветрами, и держится до месяца цветеня, когда начинают цвести плодовые деревья. Так что монастырский сад – наш главный календарь, - улыбнулся дед Родгай. – Девочки, у меня есть предложение. – Старик поднялся с дивана и низко поклонился. - Я прошу вас о большой чести – примите моё имя.

- Что? – округлила глаза Зана. – Как это принять имя…?

- Так говорят, когда хотят усыновить ребёнка, - объяснил Су-Линь, совсем не удивлённый предложением товарища. По-видимому, они это уже не раз обсуждали. – В вашем случае, князь хочет вас удочерить, тогда в миру у вас будет вполне достоверная «легенда».

- Объясните подробнее, - попросила Родгая Илиана.

- Обо мне после цунами помнит не так уж и много народу. На Родгае давно правит мой сын, - сказал монах, вновь присаживаясь на диван. - Но я – вполне легитимен, как князь, и могу удочерить вас задним числом. Например, что вы мои подопечные уже десять лет и жили рядом с монастырём всё это время.

- В Шао есть опытные юристы, которые оформят необходимые документы, - добавил Су-Линь. – Вы станете приёмными дочерями князя, княжнами Родгай, так что принять вас в своём доме будет честью для любого жителя Цитрона.

Илиана и Зана, а за ними и Гала, встали и поклонились князю.

- Для нас будет большой честью носить твоё имя, отец. Мы принимаем его.

Потом последовали общие объятия и слёзы с обеих сторон.

- Думаю, первый пункт плана мы решили, - удовлетворённо резюмировал Су-Линь. – Остальное согласуем в рабочем порядке. А теперь отдыхайте, сёстры, и спокойной ночи.


Зима пролетела незаметно, заполненная хлопотами об отъезде - вместе с монахами Илиана и Зана методично прорабатывали пункт за пунктом составленного списка вопросов, чтобы появление девушек на континенте не вызвало никаких подозрений.

 - Может зря мы так тщательно подстраховываемся? – как-то спросила сестру Зана. – Ну кому до нас есть дело?

- Ты давно себя в зеркале видела? – фыркнула в ответ Илиана. – Пойми, мы отличаемся от местных жителей, в первую очередь, цветом волос…

- А может это краска такая? – подняла бровь Зана.

- Бирюзовая, зелёная и красная? Не смеши меня. Тем более, что к необычным волосам прилагаются ещё и другие особенности – в отличие от местных, мы все белокожие, да и разрез глаз у нас совсем другой.

- Не страшно, Родгай сказал, у его покойной жены были родственники с похожей внешностью.

- Я помню, клан Факиро, и на него мы должны ссылаться, если что. Но сама понимаешь – это всё равно будет вызывать вопросы, мы ведь не собираемся прятаться от людей.

- Да, но жить в городе нам пока нельзя, у Галы слишком нестабильное состояние магии огня.

- Потому что ещё ребёнок. Если бы она инициировалась, как все, будучи подростком 16-ти лет, справляться со своим могуществом ей было бы намного легче.


А Гала, между тем, не скучала, покоряя сердца монахов Шао своими талантами - честно обходила каждую келью монастыря и превращала её в маленькое совершенство. Братья бурно радовались новой красоте своих жилищ и с удовольствием общались с девочкой. Галу тискали и ласкали, как любимую внучку (ведь большинство монахов были уже достаточно пожилыми людьми), угощали сладостями и каждый раз учили чему-то новому, задаривая на прощание мелкими подарками, как-то, книгами, тетрадями для занятий и альбомами для рисования.

- Но альбомы так быстро заканчиваются, - жаловалась девочка тётям.

- Потому что ты всё время рисуешь наших братьев, - напомнила Зана.

- Конечно, вот мы уедем, а альбомы я заберу с собой, чтобы вечерами их рассматривать и вспоминать Шао.

- Всё правильно, - Илиана погладила племянницу по стриженой головке (Гала-таки выполнила своё обещание и постриглась). - Рисуешь ты замечательно, брат Хамус тебя хвалит, говорит – талант.

- А Хамус в этом разбирается, - добавила Зана. – Не зря же его картины висят в лучших музеях и дворцах континента, так что учись прилежно, пока мы здесь.


В Новый год, который праздновался на Цитроне в конце зимы, в Шао для местных жителей устроили традиционный фейерверк. В самой же обители братья совершили торжественный молебен, посетив по очереди каждую башню Шао с благодарностями Единому за мирную спокойную жизнь, а потом в большой монастырской трапезной для всех накрыли столы с обильным угощением.

Наутро после праздника к сёстрам Родгай (они просили теперь называть их только так) пришёл Су-Линь и сказал, что перебрав возможные варианты их будущей безопасной жизни на континенте, предлагает девушкам обосноваться в Пейне, столице Нутреи.

- Перечисляю по пунктам - почему, - и приор, зашелестев вытащенным из кармана кимоно листом бумаги, приступил к чтению.

1. Нутрея - ближайшее государство к Шао. И хотя Пейн в двух неделях пути от побережья, мы сможем периодически видеться, потому что братья часто бывают в столице по делам, да и вы, надеюсь, будете приезжать к нам летом на отдых.

2. В Пейне учится Ариас, он покажет вам столицу и к вашему приезду подыщет место для жилья, парень будет в вашем полном распоряжении и он в восторге, что сможет проводить время в вашем обществе. Я уже не говорю, что с Галой, невзирая на разницу в возрасте, они по-настоящему сдружились.

3. Придворный маг короля Пейна – наш брат Генри. Он – дальний родственник королевы-матери, рос при дворе и всю жизнь дружил с королём Ксандром. Генри пришёл в Шао, чтобы служить Единому и учиться магии стихий у вашего нового отца, князя Родгая. Когда Ксандр взошёл на престол, он вызвал Генри в столицу и предложил ему место Королевского мага, наш брат не смог отказать в этом старому другу. Так что именно Генри станет вашим главным прикрытием и помощником в столице.

- Но Гала… нам же нельзя пока проживать в Пейне, - возразила Илиана.

- Значит, подберёте себе жильё поблизости, в пригороде, - отмахнулся приор. - Я напишу Генри письмо и вы передадите его лично, из рук в руки. И лучше встретиться с братом у него дома, а то во дворце хватает любопытных ушей.

4. Почему всё-таки Нутрея? Потому что вам нужно быть поближе к Шао. Вы же понимаете, что через пару лет «Круг вызова» однажды активируется и за вами прибудет отец. Не искать же потом его дочерей по всему континенту? А Нутрея – хорошее королевство и Ксандр – умный и порядочный правитель.

5. В случае непредвиденных обстоятельств, Шао – ближайшее место, где вы всегда сможете укрыться и переждать опасность или другую беду.

6. И последнее – мы все, братья Шао, - просто хотим, чтобы вы были к нам поближе, а когда обоснуетесь на новом месте, уверен, ваш новый отец, брат Родгай, забудет про свои болячки и отправится вас навестить. А потом приеду я с Кругом врачей читать лекции в Высшей школе Пейна. К Новому году Хамус привезёт в Пейн новую выставку. В общем, уверен, в одиночестве вам скучать не придётся.


                                                        6.


Они уезжали ранним утром. Уезжали тихо, не предупредив никого из монахов монастыря, потому что «незачем зря будоражить братьев, а то устроят на прощание великий плач», иронично прокомментировал это Су-Линь.

Приор вместе с Родгаем помогли девушкам запрячь в фургон крепкую лошадку, проверили, как закреплены вещи внутри у дощатых стен, ещё раз попрощались, а потом вместе прошептали благодарственную молитву Единому.

- Я проедусь с вами немного, - сказал Родгай дочерям, – недалеко, до выезда на тракт. Если кто из местных вдруг встретится по дороге, увидев меня, на вас даже и внимания не обратит. Я ведь в Шао, считай, старожил и меня все знают.  – Монах взгромоздился на сиденье, помог устроиться девушкам рядом и уже занёс руку, чтобы хлопнуть вожжами, давая посыл лошадке двигаться, как приор приблизился к фургону с казал:

- Девушки, берегите себя. Вы сейчас – главная драгоценность нашего мира. И вопреки мнению Илианы, я верю, что вы попали на Цитрон не зря, это была воля Единого, дабы укрепить нашу веру в Него. И я не сомневаюсь – этот мир, вашими стараниями, ждёт много хорошего.

- Только Великих Свершений и Жертв не ждите, - улыбнулась Зана. – Мы с сестрой хотим вести обычную жизнь – работать, жить, растить племянницу…

- …так что время покажет, кто из нас прав, - грустно добавила Илиана. – До скорой встречи, Су-Линь.

Отъехав на добрую милю от монастыря, Родгай остановил лошадь и обернулся.

- Доченьки, посмотрите. Вы ведь никогда не выходили из Шао и не видели его целиком, а сейчас как раз поднимается солнце и…

- Какая красота! – выдохнули девушки.

Зрелище действительно поражало. Плоская, как стол степь, словно упиралась в Драконий отрог и теперь, в первых лучах зари, на скалистых уступах из утреннего тумана взлетали вверх четыре башни Шао. Монастырь выступал из горы единым монолитом и с первого взгляда было понятно, что тут, на виду, лишь малая часть обители. Уступами спускаясь вниз, Шао прятал своё основание за высокой монастырской стеной, перед которой на добрых две сотни метров не было никаких построек. Это было требование монахов – не превращать границы Шао в балаган и торговые ряды.

А вот уже дальше, в большой низине перед горами, лежал городок Ушао (у Шао), известный на весь континент старинным храмом Единому. Рядом с храмом располагалась монастырская больница, а также большой красивый особняк, где монахи принимали по различным вопросам мирских посетителей. От площади перед храмом, словно спицы от колеса, расходились улицы Ушао, сплошь застроенные гостиницами для многочисленных паломников, ресторанами и уличными кафе, магазинами и сувенирными лавками. Днём тут было шумно, но сейчас, на заре, Ушао спал.

- И хорошо, что пока никого нет, - вздохнул Родгай. – Я всё-таки беспокоюсь, как вы будете путешествовать целых две недели. Жаль, что амулеты связи есть только в селениях у дежурных магов, а вот чтобы люди могли общаться между собой – такого ещё не придумали.

- Ничего, отец, я уверена – путь наш будем спокойным, а любого наглеца мы всегда сумеем окоротить, - Зана обняла Родгая и помогла ему спрыгнуть с козлов. – Всего хорошего, иди домой в Шао и не оглядывайся. Это примета такая, чтобы наш путь был лёгким.

- Пошёл, - покивал головой старый монах. – Берегите себя, дочки. Лёгкой дороги.

Фургон тронулся и вскоре под копытами лошадки застучали добротные плиты королевского тракта.


И началась дорога. Днём, не спеша, фургон двигался в сторону Пейна, а на ночь девушки останавливались в гостиницах, заказывая себе ужин в номер.

- Здесь столько удобных мест, где можно переночевать, - как-то заметила Илиана. – Хотя удивляться нечему, все на континенте пытаются хотя бы раз в жизни побывать в Шао, так что короли Нутреи не зря построили этот тракт.

Чтобы меньше привлекать внимание, сёстры навели себе иллюзией местный загар, а лица, как и у многих на тракте, скрыли лёгкими шарфами, оставив на виду лишь глаза.

- Потому что ветер, - объяснила племяннице Зана. – Степь покрылась травой, но пыли и песка всё равно хватает, так что местные привыкли прятать лица от ветра и солнца.

Каменный тракт вился среди полей, пологих холмов и степи. Изредка фургон обгоняли одинокие всадники, на пути встречались караваны повозок, мерно везущих товары в близлежащие города, народ вокруг был нелюбопытным, так что путешествие текло мерно и спокойно.

В гостиницах, где останавливались девушки (список надёжных составил, изучив отклики братьев, сам приор), их не обижали, наоборот, большинство пыталось оказывать всяческие почести, ведь путешествовали сёстры в традиционных кимоно монахов Шао, которых испокон веков чтили на континенте.

- Если возникнут вопросы, - напутствовал в дорогу Су-Линь, - показывайте бумаги, где указано, что вы работали в монастырской больнице и за заслуги на этом поприще Шао разрешили вам носить их традиционную одежду.


Вскоре степь начала сменяться перелесками, появились небольшие возвышения, на которых, как правило, местная знать строила свои дома и замки. Но Илиана особенно обрадовалась первым рощам и дубравам.

- Столько жить среди камня для меня оказалось сложно, - призналась как-то за ужином. – Я ведь маг Жизни и тосковала по зелени.

- Но ведь у нас был сад, - ревниво заметила Гала. – В Шао нам жилось хорошо.

- Я не спорю, милая. Но одно дело – рукотворный сад, другое – дикий лес, где среди разных деревьев полно ягодных кустарников, цветов и грибов, где поют птицы и живут разные звери. Десять лет я ходила с караванами по Руне и всегда предпочитала незаселённые места и дикую природу.

- Зато для меня Шао оказался райским местом, - улыбнулась Зана. – Ведь камень – моя стихия. Да и Гала смогла хорошо развить свой талант, не боясь ничего повредить.

- Кстати, учёбу предлагаю продолжить, - добавила Илиана. – Пока едем, будем развивать в племяннице стихию воздуха, он ведь всегда соединяется с огнём.

- Как соединяется? – полюбопытствовала девочка.

- Без воздуха огонь не горит, разве ты не знала?

- Как-то не задумывалась, - пожала плечиком Гала. – Ладно, завтра с утра и начнём, а пока я спать, что-то меня сегодня растрясло.

Илиана и Зана лишь хмыкнули в ответ – желание племянницы командовать пока вызывало улыбки, но сёстры уже договорились окорачивать маленькую зазнайку, а то обладание магией ей слегка вскружило голову.


Они были в пути уже неделю, спокойно путешествуя по Нутрее, когда, подъезжая к небольшому перелеску, обнаружили на дороге следы боя. Илиана остановила фургон и соскочила на землю. «Зана, следи», - бросила через плечо и пошагала в сторону деревьев.

Трава ещё хранила следы человеческих ног и лошадиных копыт, несколько деревьев пострадали от импульсного удара магией, на листьях кустарника опытным глазом следопыта Илиана рассмотрела следы крови, а затем задействовала «магический взгляд» и тихо присвистнула – живых в округе не было, зато мёртвых хватало.

- Что? – окликнула Зана, задвигая себе за спину любопытную проныру-племянницу.

- Живых нет, хотя… - Илиана махнула сестре и та, спрыгнув на землю и строго наказав Гале следить в оба глаза, в мгновенье оказалась рядом.

- Кажется я поторопилась и тут где-то ещё теплится жизнь.

Девушки углубились в рощу и почти сразу же наткнулись на срубленное дерево, которое зелёной пышной кроной прикрыло небольшую яму.

- Они спешили, - Илиана ухватила дерево за ветви и потащила его в сторону, Зана помогала. – Ушли совсем недавно.

Освобождённая яма явила безрадостное нутро – мужские тела, сваленные кое-как, по виду – охранники купеческого каравана.

- Перед нами утром проезжали повозки, - прошептала Зана. – Мы ещё задержались с выездом из двора гостиницы, пропуская их, помнишь?

- Да.

- Что будем делать?

- Искать живого.

Девушки задействовали потоки воздуха, аккуратно доставая и складывая на траве покалеченные трупы, работали молча - занятие и впрямь было муторным, да и зрелище неприятным.

- Пять человек, - прошептала Зана. – Как же так? Мне казалось, Нутрея – мирное королевство и путешествовать здесь вполне безопасно.

- Душегубы, злодеи и убийцы живут всюду, даже в самом законопослушном государстве, - фыркнула Илиана. – Так, теперь аккуратно поднимаем последнего, этот бедняга ещё живой, отнесём его поближе к фургону, а то лечить рядом с трупами я не хочу.


Илиана склонилась над телом, врачуя и исцеляя его раны, а Зана, решив не оставлять мёртвых под открытым небом, где они быстро станут лакомой пищей для хищников, углубила и расширила яму, ставшую теперь могилой, и вновь сложила туда тела, надёжно прикрыв их плотным слоем земли.

- Основное я сделала, теперь пациенту предстоит долгая реабилитация, - поднялась с колен Илиана. – Пошли, приготовим в фургоне место для нового жильца.

Вместе с сестрой они обустроили раненому ложе, для чего пришлось хорошенько потесниться, а затем перенесли его и уложили, надёжно зафиксировав от тряски.

- Он в сознании? – спросила шёпотом Гала.

- Нет, я погрузила его в лечебный сон, - ответила Илиана. – А вот когда заживут особенно болезненные раны, он очнётся самостоятельно и тогда расскажет, что же тут произошло. До тех пор никто не должен знать, что у нас в фургоне ещё один пассажир.

- Думаешь, опасно? – Зана склонилась над мужчиной, внимательно рассматривая его. – Интересный экземпляр.

- Мы же не знаем, отчего напали на караван, - ответила Илиана. – Этот выживший – свидетель, а значит – угроза для его убийц.

- Поняла, Гала? – Зана сдвинула брови, кивнув на раненого. – О нём никому ни слова.

Девочка лишь кивнула головой, мол, хорошо, а затем спросила:

- Едем дальше? Или остановимся на ночлег неподалёку?

- Да, мы задержались, - Илиана выпрыгнула из фургона и огляделась. – В принципе, можно переночевать и тут, в лесу, только отъедем немного подальше. Всё-таки здесь только что убивали и мы похоронили людей, это как-то неправильно – отдыхать рядом со смертью. – Девушка вновь прошлась по поляне, возвращая деревьям и кустам былой вид, а затем, подняв голову, с недоумением спросила:

- Единый, что же здесь произошло? Кто знает ответ?

- Я-я, - послышалось откуда-то сверху из листвы деревьев. – Помогите.

Голос был плачущим и детским.

Илиана ахнула, шагнула на звук голоса и быстро обнаружила в густой кроне старого дуба мальчишку, намертво вцепившегося в ствол дерева.

- Слезай, здесь уже безопасно, - сказала ласково.

- Не могу, - голос мальчика срывался, - руки не разжимаются.

- Ага, подожди минутку, я сейчас.

Девушка сбегала к фургону и привела с собой подмогу, любимую племянницу.

- Гала, - втолковывала она строго, - мальчику нужна помощь, это будет твоей тренировкой – не только разжать, сжатые судорогой пальцы, но ещё и помочь спуститься, задействовав воздушную подушку, а главное – ты должна успокоить парня, чтобы он увидел в тебе подругу, расслабился и смог объяснить, как оказался на дереве и что видел. Поняла?

- Да, - девочка несколько раз вздохнула, а потом сдёрнула с головы лёгкую шапочку, высвободив огненные вихры. – Сними мою иллюзию с загаром, тётя, мальчик меня увидит и удивится, - Гала лихо подмигнула Илиане, а затем попросила, - ты поможешь мне взобраться на нижние ветки?

- Конечно, и помогу, и подстрахую. Вперёд.


Он изумился, вдруг увидев рядом с собой любопытную мордашку девочки – неожиданно белокожей, с большими вишнёвыми глазами и странными короткими волосами, вспыхивающими алыми искрами.

- Привет, - улыбнулась девочка. – Я – Гала. А тебя как зовут?

- Петер, - похлопал ресницами парень. – Ты кто?

- А вот сейчас спустимся и узнаешь.

- Не-ет, я не могу, - скривился тот.

- Ещё как можешь, - пообещала девчушка. – Только подожди немного. – Она наморщила лоб, что-то прошептала непонятное, а затем взмахнула свободной рукой. – Ну что, тётя? – крикнула вниз. – Получилось?

- Да, но «подушка» слишком большая, - откликнулась Илиана. – Уменьши её.

- Так она на двоих. Как думаешь, выдержит нас?

-  Должна, да и я помогу, если что.

- Ага, хорошо.

И Гала сноровисто занялась руками парнишки, разгибая каждый его палец по очереди. Высвободив Петера, она взяла его руки в свои ладошки и быстро согрела, возвращая им былую чувствительность.

- Вот, - улыбнулась, - а теперь мы полетаем.

- Как? – не понял парень.

- А вот так, - Гала дернула на себя Петера и вывалилась из дубовой кроны.

Полёт занял три секунды, закончившись на упругой невидимой опоре.

- Молодец, - красивая молодая женщина помогла детям подняться и только теперь Петер заметил, что его спасительницы одеты в кимоно монахов Шао, а за плечами женщины вообще торчат рукояти мечей.

Илиана, в свою очередь, рассматривала Петера. «Старше Галы года на три, - прикинула девушка, - одет просто, но аккуратно, да и сапоги хорошие, значит, у него есть родные или те, кто о нём заботится». Мальчик выглядел, как типичный житель Нутреи – жёлто-смуглый оттенок кожи, чуть раскосые чёрные глаза, тёмные волосы «ежиком» и, неожиданно, прямой красивый нос. Су-Линь рассказывал, что это черта высокородных дворян королевства, у обычных жителей нос был небольшим и чуть приплюснутым.

- Прежде, чем мы поговорим, - улыбнулась Илиана, - тебя следует накормить. Пойдём, у дороги стоит наш фургон, мы собираемся немного проехать вперёд по тракту, где затем остановимся на ночь.


                                                        7.


Увидев Петера, Зана заулыбалась и пригласила его присесть рядом с собой на козлы, а Илиана скрылась вместе с Галой внутри фургона. «Пока не узнаем, что видел мальчик, раненого ему не показываем, - сказала племяннице. - Вдруг Петер случайно оказался свидетелем? Зачем ему знать, что мы спасли одного из охранников каравана? Ещё сболтнёт дома случайно, а потом у всех нас будут проблемы. Так что молчим и слушаем, поняла?»

Девочка молча кивнула головой, мол, да, ясно. Затем Илиана вновь наколдовала племяннице загар и подтолкнула её на выход, а сама присела у постели раненого. Зана не зря обратила внимание, что у этого мужчины интересная внешность. Он явно был не нутреец – смуглый, но без желтизны, высокий и жилистый, да и волосы необычного каштанового оттенка, заплетенные в косу, должны были выделять его среди местных.

«Ладно, потом разберёмся, что за странные люди нам встретились: мальчик из высокородных (странно, как оказался на дереве) и чужак-охранник, скорее всего из северных королевств континента».


Вскоре Зана свернула на дорожку, ведущую в лес, и остановила фургон на краю большой поляны.

- Здесь хорошо, - подтвердила выбор сестры Илиана. – Никого из людей в округе нет, так что рассёдлываем лошадок…

- Я и Петер рассёдлываем, - вставила Гала. – Он сказал, что умеет.

- Тогда мы с Заной готовим ужин.

- На той стороне поляны – родник, - подсказала сестра, – я сейчас его подчищу и устрою небольшую заводь. Хватит и лошадей напоить, да и нам на ужин-завтрак вода сгодится.

- Отлично.

 Уже в сумерках, когда все поели и посуда была убрана в фургон, Илиана начала осторожные расспросы мальчика.

- Петер, как ты оказался на дереве и что видел? – начала она с главного.

- Я шёл с караваном… - парень запнулся, а потом торопливо заговорил. – Меня зовут Петер Равник, я сирота, живу с бабушкой. С прошлого лета наш сосед, Горий Исмир, стал брать меня с собой охранять торговые караваны.

- Тебя и охранять? – подняла бровь Зана.

- Это дядя Гор охраняет, - мальчик судорожно вздохнул и поправился, - охранял. А я выполнял мелкие поручения - что-то принести-подать, сходить-разузнать, позвать кого-то или передать слова купца людям в караване. Ведь повозок шло с добрый десяток, так что без работы не сидел.

- Ясно, - кивнула Илиана.

- Сегодня поутру мы тронулись, как обычно, дядя Гор – впереди с пятью другими охранниками, я – рядом на повозке. Подъехали к перелеску, а там засада. Дядя успел крикнуть, чтобы все прятались, и бросился на чужаков, а я рванул к деревьям, откуда и увидел, как охрану расстреляли из арбалетов, а потом добили мечами. Караван с остатками обслуги обыскали, людей связали и забросили на повозки. Куда отправились потом – не знаю, вроде на север. Уже хотел слезть с дерева, как на поляне вновь появились тати, вытащили стрелы из тел убитых и свалили их в яму. Их старший – худой такой, весь в чёрном - ходил и убирал на земле следы побоища, осматривал деревья. Я боялся, что меня найдут и так вцепился в ствол, будто слился с ним разумом, вот меня и не заметили. А как остался один – понял, что не могу разжать пальцы, их со страху судорогой свело, думал, так и останусь на дереве.

Мальчик вздохнул и уже, не сдерживаясь, заплакал. А Гала, придвинувшись к нему поближе, обхватила Петера руками и захлюпала носом.

- Моих маму и папу тоже враги убили у меня на глазах, - прошептала. – А я всё никак заплакать не могу, - и потом вдруг заревела в голос. – Уже могу-у-у!

Зана и Илиана переглянулись и решили не смущать детей – ушли советоваться к фургону.

- Слава Единому, - прошептала старшая сестра. – Наконец девчонке полегчает, а то это её нежелание говорить или вспоминать родителей меня начинало тревожить. Для человека, не желающего признавать очевидное, как запрятанное глубоко внутри горе, заканчивается или болезнями, или какими-то нехорошими маниями.

- Да, ты говорила, - согласилась Зана. – Но на счёт Петера, что скажешь?

- Он не лгал ни словом. Когда слился с деревом, подсознательно задействовал магию, отрезав себя от всего мира, поэтому не видел, как мы спасали выжившего охранника. Очнулся уже, когда мы закончили.

- Так Петер будущий маг? – подняла бровь Зана.

- Дар есть, но слабый, хотя сама знаешь – в минуту опасности наш организм может творить чудеса.

- Согласна, - Зана оглянулась на фургон и сказала. - Думаю, мы теперь можем показать мальчику, кого нашли на поляне. Петер должен знать этого человека.


- Дядя Гор, - Петер вцепился в одеяло, накинутое на раненого, и вдруг повалился рядом.

- Обморок, - успокоила сестру и племянницу Илиана, легко похлопывая мальчишку по щекам. – Слишком много навалилось сразу – нападение, смерти знакомых, беспомощность, страх быть найденным, затем - спасение…

- И вдруг оказалось, что самый близкий человек неожиданно жив, - кивнула Зана. – Хоть и жутковатая история, но счастливый конец всё-таки радует.

- Не дёргайся, - успокоила очнувшегося парня Илиана. – Вот, выпей, - и протянула ему кружку с успокоительным питьём, - тебе нужно отдохнуть, места в фургоне мало, но деваться некуда, потеснимся. Скажи лишь, где ты живёшь? Куда вас везти с твоим дядей Гором?

- В пригород Пейна, - зевнул Петер, - там, в посаде, наши дома. - И через минуту мальчик уже спал.


Утром, позавтракав, тронулись в путь, до Пейна ещё предстояло пять дней пути, но в ближайшем по дороге Сванске, куда завернули сёстры, они решили задержаться по ряду причин.

- Нужно докупить припасов, - сказала Зана.

- И в лекарские магазины зайти за кое-какими травами, - добавила Илиана. – также нужна сменная одежда Петеру и дяде Гору.

- Это мальчишке он дядя, - улыбнулась сестра, - а для нас – Горий или просто Гор.

- И ещё я хочу помыться, - шепнула Илиана, - поесть в приличном трактире, но главное – нам нужно найти, кто следит за порядком в княжестве, а ещё лучше – брата Шао, который свяжет нас с Су-Линем. Приор даст совет, что нам делать, хотя я уже могу сказать, что нападение на караван – это плохой знак, подозрительный.

- Да, - согласилась Зана, - связь с Шао нужна. – Она обернулась к детям, сидевшим у постели раненого, - Петер, а что ты можешь рассказать о Сванске?

- Это княжеский город, - откликнулся мальчишка. – Но сам князь уже полгода, как в Пейне, лечится у тамошних магов, говорят, у него плохо с почками. А в Сванске сейчас правит княжич. Дядя Гор отзывался о нём с уважением, говорил, что Эрик Сванский – хороший человек.

- Ага, - кивнула довольно Илиана. – А теперь слушайте внимательно - чтобы не вызывать подозрений, для всех в Сванске мы – семья, которая ездила в паломничество к братьям Шао. Зана и Гор – муж и жена…

- Почему я? – возмутилась Зана. – Почему не ты?

- Потому что именно тебе понравился сосед Петера, - подмигнула сестра. – Когда мы остановимся в гостинице, именно ты останешься следить за «мужем и детьми», ясно? А я пойду искать ответы и связь.

- Какую связь? – вклинился Петер, сгорая от любопытства. Сообразительный мальчик быстро понял, что его спасительницы очень непохожи на жителей Нутреи – одна одежда Шао чего стоит (и это у женщин, хотя и так видно, что они носят её по праву), да и лица у них совершенно других пропорций, большие глаза нереального цвета, а ещё манера поведения и почти незаметный акцент в речи. Но сёстры и даже Гала упорно не желали отвечать на вопросы любопытного мальчишки.

- Петер, - серьёзно ответила Илиана. – Прошу – потерпи, вот доедем благополучно до Пейна, сдадим тебя на руки бабушке и я обещаю - отвечу на все твои вопросы. А пока просто подыграй нам – слишком уж всё сложно…

- Понимаю, - порозовел мальчик. – Извините.

- Вы с Галой, главное – помалкивайте. Если будут спрашивать про Гория – отвечайте, что отец упал с фургона и неудачно ударился головой. Мы привезли его к магу-целителю, потому что больной который день не приходит в сознание.

- А дядя скоро очнётся? – спросил мальчик.

- Он в магическом сне, - ответила Илиана. – В таком сне лечение идёт быстрее, раны не гноятся и хорошо заживают. А когда пойдёт стойкая положительная динамика – Гор очнётся самостоятельно.

- Зато дяде не больно, - добавила Гала. – Если бы он был в сознании, его раны бы ужасно болели и приходилось дополнительно давать ему много лекарств, а тётя говорит – это вредно.

- Знаю, моя бабушка – травница, - кивнул Петер, - и я видел разных больных начиная с раннего детства. Но вот про магический сон никогда не слышал.

- А это мой маленький секрет, - ответила Илиана и улыбнулась.


Перед Сванском девушки решили переодеться, убрав в сундуки кимоно Шао.

- Незачем привлекать к себе внимание, - сказала Илиана. – Одно дело – дорога, где одежда монахов нас охраняла, другое – княжеский город, тут мы быстро станем заметны, начнутся расспросы, разговоры, а нам это ни к чему.

- Согласна, - кивнула Зана и, шагнув к сундукам, начала выкладывать заранее приготовленную одежду.

Ещё в Шао сёстры не могли решить, как удобнее одеваться в миру, чтобы не усложнять себе жизнь. Споры разрешил Су-Линь.

- Если вы хотите общаться с высокородными, наносить визиты и вести светскую жизнь, то нужна дорогая одежда и обувь, драгоценности и карета в придачу.

- Только не это, - воскликнула Зана. – Я и на Руне не любила приёмы, чинные разговоры со знатью, лицемерные заверения в дружбе и салонные сплетни.

- А я вообще десять лет ходила с охраной караванов, - добавила Илиана, - и для меня дворцовая жизнь – зря потраченное время.

- Тогда советую вам сначала осмотреться, чтобы выбрать, как будете жить и чем заниматься, а для этого лучше всего подойдёт образ зажиточных мещан, - кивнул Су-Линь. – Они одеваются просто, но добротно. Главная особенность – мещане и простой народ носят однотонные неяркие платья, возможна вышивка и кружева, не бросающиеся в глаза. Знать же одевается ярко – цветные наряды, контрастирующие в расцветках, как красный-чёрный, синий-белый, жёлтый-зелёный. Дамы же предпочитают цветочные орнаменты, шляпы с яркими перьями, платья с отделкой из драгоценных камней и белопенное кружево отделок.

- То есть, на фоне простого люда знать сразу же становится заметна, благодаря ярким краскам, - кивнула Илиана. – Понятно. Значит, мы с сестрой выбираем неброские наряды мещан.

- Точно, - подтвердила Зана, улыбаясь.

Теперь, переодеваясь в фургоне, девушки лишь хмыкали, улыбаясь друг другу, поняв, что братья-монахи их всё-таки перехитрили – сшили, на первый взгляд, обычные юбки и блузы, но качество одежды было превосходным, а нежнейшая вышивка по вороту и рукавам украшала сестёр почище любых драгоценностей.

- Мы – очень зажиточные мещанки, - шепнула довольная Зана.

- Только вот свои мечи я взять не смогу, - вздохнула её сестра.

- Ничего, тётя, ты же боевой маг, - высунула из-за сумок нос Гала. – Любому сможешь и без оружия накостылять.

- Кыш! – замахала рукам Илиана, - Не мешай!


В Сванск въехали ближе к обеду, уплатив стражникам на воротах пол серебряного рупа (местные деньги, серебряный руп – 10 медных палов) и в толчее повозок двинули в сторону центра. Столица княжества ничем не отличалась от остальных городов Нутреи, в которых побывали сёстры Родгай: каменные дома в два-три этажа с покатыми крышами, аккуратные садики вокруг богатых особняков, торговые площади, парки для отдыха и прогулок местных жителей, и, конечно, же храмы Единому. Вокруг кипела жизнь, носились с криками дети, у дорог толклись торговцы снедью, которых отгоняли зазывалы многочисленных лавок со всевозможными товарами. Гостиницы, таверны и постоялые дворы следовали друг за другом, но Илиана, правившая лошадьми, искала лишь «Северный гусь» - гостиницу, в которой всегда отлично принимали монахов. Девушка рассчитывала быстро устроить «семью», а затем отправиться разыскивать местного брата-Шао, чтобы связаться с монастырём.

Поток повозок и фургонов, всё ближе подъезжая к центру, понемногу рассасывался по боковым улочкам, но большая его часть осталась на центральной торговой площади, которую фургон девушек объехал по периметру.

И тут Зана воскликнула:

- Смотрите, знак Круга!

И действительно, на углу большого дома, почти под его крышей, был стилизовано изображён знак портального круга Шао со стрелкой вправо.

- Су-Линь об этом не рассказывал, - удивилась Илиана, а потом усилила зрение и облегчённо вздохнула. – Знак совсем новый. Возможно, братья о нём ещё не знают.

- Что будем делать? – поинтересовалась Зана. – Ищем гостиницу, а ты потом сюда вернёшься или…?

- Давай проедем по указателю, не зря же этот знак тут установили, - предложила сестра и свернула в улочку, вскоре закончившуюся тупиком.

- Ага, вот ещё один «круг», - ткнула пальцем в симпатичный дом Гала. – Наверное, тут и живёт кто-то из бывших монахов.

- Вот сейчас и узнаем. Пока я хожу, Зана, разверни фургон, чтобы мы не теряли время при отъезде.

Илиана соскочила с козлов, огладила платье по бёдрам, поправила шаль на волосах и пошагала к высокому крыльцу. На стук двери открыла дородная молодая женщина, большую часть одежды которой закрывал белый фартук. «Служанка? Хотя, скорее, экономка», - решила девушка и вежливо поздоровалась.

- Светлого дня и благословления Единого, уважаемая. Скажите, хозяин дома?

- Мастер Фергус на службе, - чинно ответила женщина.

- А когда можно с ним увидеться?

- Он принимает лишь по предварительной записи, - поджала губы экономка. – Если желаете, я вас запишу.

- Простите, я не сказала главного, - мило улыбнулась Илиана. – Мы только что из Шао и у меня послание к брату Фергусу.

Экономка, бросив взгляд на разворачивающийся фургон, вновь начала рассматривать Илиану.

- Как такое возможно? – фыркнула. - Вы ведь женщина.

- И что? Разве я от этого стала хуже мужчин? – лукаво улыбнулась Илиана. – Приор Су-Линь удостоил меня личным разговором, а когда узнал, что мы с сестрой едем через Сванск, передал послание вашему хозяину.

Тут экономка вздрогнула, тихо ахнула и судорожно закивала головой.

- Я поняла.

- Что? – удивилась Илиана.

- Хозяин предупредил меня на ваш счёт.

- Предупредил? - подняла брови девушка.

- Да, - женщина вышла на крыльцо и закрыла за собой двери на ключ. – Извините, в дом не приглашаю. Подождите здесь, я быстро схожу за мастером, он сейчас в городской управе, это недалеко.

Толстуха спорхнула по ступенькам и почти вприпрыжку понеслась по улице в сторону центральной площади, а удивлённая Илиана вернулась к фургону и пересказала сестре странный диалог с экономкой.

- Получается, знак Круга специально для нас нарисовали, раз брат Шао предупредил свою прислугу о скорых гостях? – сделала вывод Зана. – Интересно.

- Ага, я вот тоже думаю, чтобы это значило. И знаешь, хочу снова переодеться в любимое кимоно, чтобы согласно обычаю приветствовать нашего собрата по монастырю.

- А я?

- А ты сторожи больного, детей и фургон. Надеюсь, мой разговор с мастером Фергусом будет недолгим.

Переодевшись, Илиана наложила на себя иллюзию, в точности повторяющую её недавний наряд, и устроилась на скамье у густо растущих кустов сирени, буйно расцветшей к концу весны. Она не успела толком вдохнуть любимый терпкий запах, как увидела быстро шагающего по улице человека. Мужчина был высок, строен и одет в традиционное платье городского чиновника – серый форменный сюртук и такие же брюки.

- Мастер Фергус? – встала ему навстречу Илиана.

- Да, - кивнул он, жадно разглядывая гостью, затем, быстро обнаружив наложенную иллюзию, что свидетельствовало о хороших магических способностях, указал на двери и сказал. - Давайте пройдём в дом, негоже любопытным соседям рассматривать вас так долго.

Внутри оказалось просторно, чисто и тихо. Девушка оглянулась, мельком рассматривая интерьер – строгую мебель, несколько картин на стенах, тёмные кресла и диваны – и понимающе кивнула, затем сняла с себя иллюзию и склонилась в небольшом поклоне.

- Приветствую тебя, брат.

- Рад познакомиться, сестра, - улыбнулся Фергус, а потом попросил. – Позволь рассмотреть тебя.

- Позволяю, - царственно задрала подбородок Илиана, - отчего ж на меня не полюбоваться.

Хозяин дома обошёл свою гостью, сунув нос, кажется, в каждую складку её одежды, внимательно исследовал лицо девушки, а также её волосы (Илиана специально сняла шарф) и, наконец, тихо прошептал:

- Невероятно.

- Что? – не поняла девушка.

- Ты так красива. И так не похожа на жителей Цитрона. Словно дивная статуэтка из ценного фарфора.

- Ага, - удовлетворённо заметила девушка. – Значит, ты обо мне знаешь?

- Приор связался со мной три дня назад и попросил вас разыскать. Вы ведь ехали в «Северный гусь»?

- Сестра оказалась права, этот знак Круга вывесили специально для нас. Зачем? И что случилось?

- Что же я держу тебя в прихожей? – вдруг ахнул Фергус и пригласил Илиану в свой кабинет. – Сейчас всё объясню.

- Только недолго, на улице ждёт семья, - заметила девушка. – А ещё мне нужно связаться с Су-Линем… Может, я сначала устрою родных в гостинице, а потом вернусь сюда и мы обстоятельно поговорим?

- Вам нет необходимости ехать в гостиницу. У меня большой дом, вы никому здесь не помешаете, - предложил Фергус.

- У нас с собой раненый и ещё мальчик-подросток.

- Даже так? – удивился Фергус, сдвинув брови. – Не страшно, я живу один, моя экономка – верный человек, болтать лишнего не будет.

- Это хорошо, потому что раненого нам нужно прятать.

- Зачем?

- До тех пор, пока не исчезнет угроза.

- Я не понимаю.

- Так, - нахмурилась Илиана. – Если я сейчас начну всё подробно рассказывать и объяснять – это займёт слишком много времени. Давай, ты свяжешь меня с Су-Линем и из нашей беседы поймёшь, что к чему.

- Хорошо. Прошу за мной.

Фергус провёл девушку в кабинет, а оттуда - в небольшую комнату, служившую для связи с Шао. Там на массивном столе были выложены четыре камня-разговорника, в центр которых мужчина вставил белый стержень активатора и взмахом рук открыл портал.

- Это Фергус из Сванска, - чётко произнёс брат. – С кем я говорю?

Спустя минуту последовал ответ.

- Шао приветствует своего брата. Ты говоришь с послушником Михеем.

- О, Михей, - оживилась Илиана. – Рада слышать твой голос. Мне нужен приор, позови его.

- Уже бегу, - отозвался послушник и замолк.

Пока монах бегал за Су-Линем, Фергус рассказал Илиане, что вывесил знак Круга три дня назад по просьбе приора.

- Он беспокоился за вас и хотел узнать, как проходит путешествие, - объяснил Фергус. – Насколько я понял, ничего важного не произошло, просто за последний год в Шао все привыкли, что вы рядом и теперь очень скучают и переживают…

- Это Су-Линь, - вдруг раздался голос из разговорников. – Фергус, наши сёстры у тебя?

- Да, приор, Илиана готова говорить.

- Здравствуй, дорогой друг, - откликнулась девушка. – Что случилось?

- У нас всё благополучно, слава Единому, но три дня назад поутру ко мне пришёл ваш отец, брат Родгай, и сказал, что видел плохой сон. Ты ведь знаешь, у него иногда бывают вещие сны. Так вот, Родгай видел, как вы с Заной оказались среди мёртвых, их тела лежали на траве в ряд около могилы… Брат проснулся в тревоге, уверенный, что этот сон – вещий, поэтому я попросил брата Фергуса перехватить вас по пути, ведь дорога в столицу идёт через Сванск.

- А я в городе собиралась разыскивать наших собратьев, чтобы выйти на связь с Шао, потому что сон отца сбылся. – Илиана наклонилась к камням и начала рассказывать, что с ними произошло. – И теперь мне нужен совет – что делать? К кому обращаться? И нужно ли вообще об этом кому-то рассказывать?

Но тут вмешался встревоженный Фергус.

- Приор, это уже третий караван, который бесследно исчезает за два последних месяца. Именно моя группа дознавателей ищет хоть какие-то ниточки, ведущие к разгадке, а тут - живые свидетели… Я предложил сёстрам остановиться у меня, думаю, это будет для них лучшим вариантом, чем гостиница.

- Верное решение. И спасибо, брат. Илиана, будьте осторожны. Когда разместитесь и обсудите всё с Фергусом, прежде чем предпринимать какие-либо шаги, обязательно свяжитесь со мной.

- Хорошо, выйду на связь через два дня под вечер. Передавайте привет отцу, мы все вас обнимаем. До связи.


                                                             8.


Они ужинали поздним вечером, когда Майя, экономка Фергуса, накрыв стол, попрощалась и ушла домой. Фургон был загнан под навес за домом, лошади отведены в платную конюшню на соседней улице. Раненого перенесли в большую комнату на второй этаж, за ним вызвался присматривать ночью Петер. Путешественники помылись и переоделись, а Зана, используя большое корыто, с помощью водного вихря быстро перестирала грязное бельё и развесила сушиться его за домом в саду.

- Жаль, тепло ненадолго, - показала на небо Илиана. – Дождь уже собирается.

- Ну пусть хотя бы час-другой повисит, проветрится, а я потом магией досушу.

Сёстры уселись на ступени заднего крыльца, выходящего в небольшой садик, и затихли, рассматривая яркую зелень листвы и ухоженный цветник.

- Хорошо здесь, словно домой вернулась, - вздохнула Илиана. – Кажется, оглянешься – а за спиной Шао.

- Да, я тоже соскучилась. Мы быстро привыкли к монастырю, - заметила Зана. – Полюбили его древние стены. Братьев. Прошлая жизнь сейчас кажется такой далёкой и нереальной, словно в дымке.

- Согласна. Шао для нас стал родным. Принял, дал кров и защиту, а главное – время осознать всё происшедшее на Руне: смерть Лины, друзей, расставание с отцом…

- Всё ещё злишься на него? – прикорнула на плече сестры Зана.

- Нет. Но выводы я определённо сделала и больше бездумно подчиняться никому не собираюсь.

- Такие события зря не проходят. Оказавшись одни, мы окончательно стали самостоятельными.

- Скорее взрослыми, - заметила Илиана. – Пока рядом с тобой умудрённый опытом родитель, ты всегда будешь оглядываться на него, словно ища подтверждение правильности своих поступков. Теперь же мы сами по себе и отвечаем лишь за тех, кто нам доверился. - Девушка встала и повернулась к двери. - Пойду, взгляну перед ужином на нашего раненого.

- Сколько ещё ему спать?

- Утром разбужу.

- Ты говорила, он сам проснётся.

- Сейчас это всем лишь помешает. Давай спокойно поужинаем и выспимся, а Гора разбудим завтра после завтрака.

- Хорошо. Петер и Гала где, знаешь?

- В кабинете Фергуса, набрали книг и читают.

- Ага, ты, кстати, заметила, что мальчик совсем не прост? - и Зана легко стукнула себя по носу.

- Да, сразу обратила на это внимание. Думаю, увидим его бабушку, тогда и поймём, откуда в парне изысканные черты высокородных. Не расспрашивать же об этом ребёнка.

- Упаси Единый, - улыбнулась понимающе Зана.


В сумерках начался дождь - тихо закапали по листве и крыше одинокие капли, быстро перешедшие в мерно усыпляющий шелест.

- Хорошо, - вздохнул Фергус, приоткрывая окно столовой. – Люблю весенние дожди, после них природа словно расцветает.

- Потому что вода – это жизнь, - согласилась Илиана. Она встала из-за стола и вместе с сестрой перенесла грязную после ужина посуду на кухню.

Петера и Галу отправили спать, пригрозив, чтобы не подслушивали. «Мы утром вам всё расскажем», - пообещала Зана. А хозяин дома, разлив в высокие бокалы лёгкое вино, пригласил сестёр пройти к нему в кабинет, чтобы обстоятельно обсудить всё происшедшее.


- Прежде, чем мы начнём анализ исчезновений торговых караванов, - торжественно отсалютовал бокалом Фергус, - я хотел бы вначале признаться, как счастлив и горд принимать вас в своём доме. Вы – потомки основателей Шао, сила вашего магического искусства поражает (это цитата приора и я склонен ему верить), мне очень хотелось бы услышать о вашем мире и не отпускать вас как можно дольше, чтобы знать, помнить и однажды иметь возможность рассказать другим о том, что люди Цитрона не одни во Вселенной.

- Сейчас мы не сможем многого рассказать, - вздохнула Илиана. – Хотя постараемся ответить на все вопросы, так что готовь список.

Они с сестрой переглянулись, улыбаясь, и объяснили любопытствующему собрату, как готовились к отъезду из Шао.

- Сначала было три списка необходимых дел, к которым добавились ещё несколько десятков листов, так как каждый брат захотел внести свою лепту.

- Не сомневаюсь, что все пункты плана были выполнены, - тоже улыбнулся Фергус.

- Конечно, у нас же было столько помощников.

- Ладно, - вздохнул мужчина, - теперь поговорим о караванах. Первый исчез 56 дней назад, второй - 32. Я знаю точные даты, потому что лист с днём пропажи караванов висит у меня перед глазами в кабинете. Уже третий год я возглавляю службу дознавателей Сванска - это расследование преступлений в княжестве, в том числе и тех, где была задействована магия.

- А до этого…? – поинтересовалась Зана.

- Я четыре года провёл в Шао. И собираюсь туда вновь вернуться, вот только не знаю когда. А пока езжу в монастырь каждый год в отпуск. И служу Шао на своём месте здесь.

- «Потому что Шао всегда с нами», - процитировала Илиана. – Это сказал наш приёмный отец, брат Родгай.

- Да, я знаю, что вас удочерили.

- Нам так будет проще обживаться на Цитроне, хотя мы и в самом деле княжны. Наш родной отец – князь Каруны, это государство магов… было. Мы потом расскажем тебе о мире Руна. А пока вернёмся к главной теме разговора.

- Так вот, - кивнул, соглашаясь с гостьей Фергус, - первый караван исчез недалеко от того места, где вы обнаружили тела убитых. Он словно испарился в воздухе. Как…? Куда…? Не понятно. Ведь королевский тракт в наших землях один и он проходит через Сванск. Здесь караван ждали и не дождались, выехали навстречу – пусто. Позвали дознавателей, но к тому времени прошло уже больше недели, все следы, какие были, затёрлись, хотя я обнаружил, что с травой, где проезжали повозки, работал маг.

- Скрывал пути отхода?

- Скорее всего.

- В нашем случае было иначе, - заметила Илиана. – Следы были убраны небрежно, да и тела убитых свалены в ближайшую яму и лишь прикрыты срубленным деревом. Бандиты очень спешили, траву подчистили, но оставили на деревьях рощи подпалины от боевых пульсаров.

- А может их маг просто другого не умеет, - вставила Зана. – Только атаковать может, а вот хорошо убирать следы не в состоянии, это не его профиль.

- Конечно, - согласила сестра. – Для восстановления покрова деревьев требуется хороший маг Жизни.

- Такого в округе Сванска точно нет, - кивнул головой Фергус, - иначе я бы о нём знал.

- А у тебя какая специализация? – спросила Зана.

- Я – универсал, не очень сильный, зато сразу вижу природу задействованной магии, поэтому меня и выбрали на пост главы дознавателей Сванска. За прошедшие годы что только не довелось расследовать, но сейчас я просто в недоумении. Куда пропали десятки повозок? Что случилось с людьми? Где искать следы?

- Петер сказал, караван увели на север от тракта, - заметила Зана. – И да, среди похитителей был маг, сейчас покажу его изображение. – Она вышла из комнаты за рисунком, а Илиана объяснила Фергусу, что Гала по словам Петера нарисовала лицо мага, так напугавшего мальчика.

- Наша племянница очень хорошо рисует, талант от Единого. Уезжая из Шао сделала портреты, наверное, всех монахов обители.

- Покажете? – загорелся Фергус.

- С Галой сам договаривайся, - улыбнулась Илиана. – Малышка очень ревностно относится к своим рисункам. Это для неё дорогая память. Хотя, уверена, она не откажет.

Тут вернулась Зана и передала портрет злодея-мага.

- Неприятный тип, - заметила девушка, встряхнув волосами, и села в кресло, а Фергус, взяв рисунок в руки, замер, переводя взгляд с одной сестры на другую.

- Что? – спросила Илиана.

- Не могу привыкнуть… Ваши лица. Белая кожа. Необыкновенные волосы. Вы и Гала - словно три экзотических цветка вдруг объявившиеся на землях Нутреи. – Мужчина смутился. – Хм, извините, что-то меня занесло. Так, - он начал рассматривать рисунок, сделанный девочкой, и нахмурился. – Я где-то видел этого типа.

- Где, не припомнишь?

- В городе. Возможно, на приёме у кого-то из высокородных.

В кабинете наступила тишина: Фергус, наморщив лоб, рассматривал рисунок, а сёстры Родгай, отставив бокалы, смотрели в окно, где не на шутку разыгралась гроза.

- Хорошо, что мы сейчас здесь, в тепле и безопасности, - шепнула старшая.

- Да уж, - ответила Зана, - оказаться в такую погоду в пути – врагу не пожелаю. – Она вдруг зевнула. – Извини, Фергус.

- Что ты, это я прошу прощения, вы же с дороги, устали, а тут приходится допоздна разбираться с чужими проблемами.

- Давай так, - встала из кресла Илиана. – Завтра я разбужу Гория, это наш спасённый охранник каравана, мы его подробно обо всём расспросим и тогда станет понятно, что делать дальше. В любом случае, возвращаться на место похищения каравана нет смысла, за эти дни следы давно затоптали, а оставшиеся смыл дождь. Кстати, этот ливень будет идти до утра, а на завтра и в последующие дни я предсказываю солнце и жару.

- Предсказываешь? – поднял брови Фергус.

- Илиана – маг Жизни, где главная составляющая – это вода, так что верь ей, Фергус, - лукаво заметила Зана.

- Конечно, верю.

Девушки попрощались с гостеприимным хозяином и поднялись на второй этаж к себе в комнату.


Гала давно спала, но чтобы не беспокоить девочку, Илиана окружила её защитным куполом, а затем начала раздеваться, попутно расчёсывая свои отросшие за дорогу волосы.

- Завтра и себе, и тебе подрежу кончики, а то уже секутся, – заметила девушка, поднося к свету бирюзовую прядь.

- Хорошо, - согласилась Зана, тоже начав привычную процедуру расчёсывания перед сном. – Дорога, пыль, сухой воздух всегда вредят волосам. – Она присела на кровать и задумчиво спросила сестру. – Вот интересно, почему Фергус так по-мужски на нас реагирует? Не скрою, это приятно, а то я за последний год уже как-то отвыкла, что мне делают комплименты молодые мужчины.

- Ага, я тоже часто чувствовала себя в Шао этаким ходячим учебным пособием   для магов, - фыркнула в ответ Илиана. – Но ты сама же и ответила на вопрос, Зана. В монастыре, в основном, живут пожилые и старики – учёные, посвятившие себя наукам и Единому. А молодые бывают лишь наездами, но в это время заняты так, что света белого не видят. Ну и, конечно, не забывай, что мы – официально – сёстры всем монахам, тут уж не до комплиментов и флирта.


                                                          9.

 

Никто точно не знает, что происходит с душой и сознанием человека, когда он умирает. Где оказываются его мысли, воспоминания, чего требует неотмщённое естество, внезапно и подло убитое врагом? И что вспоминает очнувшийся мозг, когда осознаёт – я вернулся, я живу.

Горий, когда его разбудила Илиана, мог только молча вращать глазами, не понимая, что произошло. Кто эта неизвестная девушка с необычной внешностью, совершенно не похожей ни на кого из жителей стран, где довелось побывать воину. А ему ведь пришлось не раз протопать континент вдоль и поперёк, ведь жизнь наёмника – это дорога и битвы.

«Я Горий Исмир, - он с облегчением вспомнил своё имя. – Шёл с караваном в Сванск… На нас напали… Мне всадили стрелу в спину, но я успел достать одного из нападавших и ранил ещё нескольких, когда вторая стрела меня добила. …Я умер… или нет?»

Мужчина дёрнулся и Илиана, удержав его руками в постели, строго сказала:

- Лежи, твои раны уже зажили, но тело ещё помнит, как умирало, дай ему время осознать, что всё страшное позади.

- А каков прогноз? – и перед глазами Гора возникла ещё одна девушка необычной внешности, словно лесная дева из сказок – с зеленью в волосах и глазах.

- Через три дня можно будет вставать и выходить на улицу греться на солнышке, - Илиана уступила место сестре и отошла к окну.

- Где я? – прошептал мужчина.

- Мы находимся в Сванске у друзей, ты в безопасности, - ответила «зелёная». – Меня зовут Зана, а это, - и она кивнула на первую девушку, - моя сестра Илиана. Мы нашли тебя среди трупов на поляне у королевского тракта.

- Много…?

- Что много?

- Трупов.

- Пятеро, судя по одежде – все охранники вашего каравана.

- Да, на нас напали, был бой…

- Знаешь, - лёгкая улыбка «зелёной» исчезла, - это невероятная случайность и огромное везение, что мы тебя нашли и у Илианы хватило силы и мастерства вернуть твоё тело к жизни.

- Думаю, это знак. Единый позаботился, сведя нас на той поляне, - отозвалась Илиана от окна. – Ты выжил, чтобы здесь, в Сванске, восстановилась справедливость и злодеи были покараны, ведь ваш караван уже третий по счёту, который исчезает средь бела дня на торговом тракте.

- И никто не знает куда пропали люди и всё добро, что они везли, - Зана наклонилась к Гору и спросила. – Ты можешь рассказать, что помнишь?

- Да, - мужчина облизнул губы и девушка сразу же подала ему чашку с водой.

- Выпей, правда тут немного, пара глотков, но тебе пока больше нельзя.

- Чуть позже ты поешь, - подошла к кровати больного Илиана, - пусть организм постепенно вспоминает, что такое питьё, еда. И вода для этого – лучший проводник. Пей медленно, а я пока приглашу сюда мастера Фергуса, он возглавляет службу дознавателей Сванска.

Вскоре, под мерный скрип пера хозяина дома, который записывал показания пострадавшего, Горий рассказал, как произошло нападение на караван.

- Мы въехали в рощу, я со своими людьми был впереди у головной повозки, когда вдруг на тракт высыпали люди с оружием и приказали нам сдаться.

- Как они были одеты? – спросил Фергус.

- Обычно, как всегда одеваются наёмники – удобная и простая одежда.

- А оружие?

- Оружие хорошее, я заметил добрые клинки у первых нападавших, хотя сейчас мне кажется, что мастерства под стать оружию, у наёмников не было. Я точно знаю, что убил одного и двоих ранил, потом вспыхнула боль в спине и наступила темнота, - Горий вновь отпил воды и спросил. – А что видели вы, девушки?

- Думаю, мы заехали в рощу сразу же после ухода каравана, потому что Илиана почувствовала следы магии и прошедшего боя. Она нашла кровь кое-где на траве и подпалины на деревьях от ударов боевого мага.

- Да, - вскинулся на постели Гор. – Маг был! Худой неприятный мужик в чёрном, смотрел на нас, словно мы грязь у него под ногами. Он сразу же начал бросать огненные шары в сторону повозок, идущих в центре каравана, давая там знать, что всем быстро надлежит сдаться. А я в это время уже вовсю сражался, но меня вскоре подстрелили.

- В роще Илиана обнаружила неглубокую яму, прикрытую срубленным деревом, - продолжила Зана. – Мы отодвинули ствол и нашли мёртвые тела. Ты лежал на самом дне, последним.

- Это просто чудо, что тебя нашли и оживили, - добавил мастер Фергус, отложив в сторону свои бумаги.

- Не оживили, а вылечили, - поправила Илиана.

- Всё равно чудо, - упрямо повторил Фергус. – Маг твоего уровня, сестра, вдруг оказывается на месте битвы, выкапывает из груды тел единственного, кто ещё не умер, и возвращает его к жизни. Как это назвать?

- Чудо, - хрипло выдохнул Горий. – Спасибо, я ваш вечный должник.

- Лучше посмотри на это, - Илиана протянула спасённому портрет мага, нарисованный Галой. – Скажи, похож на того злодея-мага?

- Да, очень. Но откуда…?

- Петер помог составить описание.

- Петер?! Он жив?

- Сейчас позову, - и девушка быстро вышла из комнаты.


Мальчишка сиял, в его глазах стояли слёзы, а рука крепко сжимала ладонь Гория. Он рассказал в который раз, как взобрался на дерево, как пытался раствориться в стволе дуба, когда страшный маг осматривал поляну и деревья, и как Петера нашли и спасли сёстры Шао.

- Я был так рад, когда оказалось, что дядя жив… - и парень шмыгнул носом.

- Ага, - донёсся из-за его спины ехидный голос Галы, - прям до обморока рад.

- Ты молодец, что выжил, - Гор пожал руку подопечного. – Нужно будет потом, когда всё уляжется, сходить в храм Единого и поблагодарить его за наше счастливое спасение, ведь Он прислал нам в помощь таких потрясающих девушек.

- Ладно, - встал со стула Фергус и собрал свои бумаги. – Хоть что-то начинает проясняться.

- Подожди, брат, - потянулась за ним из комнаты Илиана. – Думаю, нам есть что обсудить. – Девушка обернулась и строго наказала детям. – Долго больного не утомлять. Сейчас Майя принесёт ему завтрак, проследите, чтобы Гор всё съел и затем оставите его отдыхать.

- А потом что мы будем делать? – полюбопытствовала Гала.

- Сходим вместе на рынок, пройдёмся по лавкам. Нам нужно купить одежду для Гора и Петера, ещё припасов, да много чего.

- Я верну деньги, как только доберусь домой, - нахмурился Горий.

- Давай для начала ты окончательно выздоровеешь, проведёшь со мной несколько спаррингов на мечах, а уж затем… - девушка ехидно ухмыльнулась и выскользнула из комнаты.

- На мечах? – ошарашенно переспросил Зану наёмник.

- Моя сестра – боевой маг-мечник. Мастер с большой буквы. Я пока не видела, кто мог бы сравниться с ней в искусстве боя. Хотя главный талант Илианы – врачевание, она – маг Жизни.

- А ты?

- Вот поешь, как следует, расскажу, - улыбнулась девушка и встала навстречу экономке Фергуса, принёсшей завтрак для больного.

- Спасибо, Майя, - Гала подскочила к толстухе и приняла от неё поднос, где были установлены несколько мисок с протёртой пищей. – Вкусно пахнет.

- Ага, - подхватил Петер.

- Это каша с фруктами и маслом, - улыбнулась экономка. – Если хотите, пошли со мной на кухню, положу вам тоже по доброй порции.

Через минуту Гор и Зана остались одни и пока мужчина ел, девушка, чтобы не смущать его пристальным рассматриванием (а смотреть на красивого мужчину ой, как хотелось), отошла к окну.


Тем временем в кабинете Илиана, устроившись в кресле напротив Фергуса, начала расспрашивать его о планах.

- Что ты собираешься делать?

- Искать, - пожал плечом мужчина.

- Тогда хочу поделиться кое-какими мыслями. Во-первых, для чего кому-то нужен караван? Думаю, ради его содержимого, так?

- Да, - кивнул Фергус.

- То есть, товары нужно куда-то сгрузить и спрятать. Три каравана – это, как минимум, около сорока повозок. Где в округе есть для этого место?

- О, сейчас, - мужчина вскочил и быстро раскатал на столе большую карту княжества. – Покажи точно, где вы нашли Гория.

Девушка уверенно ткнула пальцем в линию тракта, горизонтально пересекавшую карту.

- Вот здесь.

- И что у нас тут в округе? – забормотал Фергус, ища глазами близлежащие селения и поместья. – Хиллер? Нет, не подходит. Саллум? Тоже нет.

- Это место должно быть расположено неподалёку, - заметила Илиана. – Даже если маг и «отводил» чужой взгляд, путь до его убежища должен занимать совсем немного времени.

- Петер сказал «они ушли на север», - кивнул Фергус и склонился над картой, но вскоре тихо выругался. – Твою ж мать… Прости, Илиана.

- Что?

- Имение Серенски, это оно, я уверен.

- Почему?

- Потому что Флавия Серенски уже второй месяц фаворитка княжича Эрика.

- И что?

- Этот злодей-маг на рисунке Галы – её кузен. Я теперь вспомнил.

- Значит, нужно всё рассказать княжичу?

- Нет, - выдохнул Фергус и упал в кресло. – Нельзя.

- Даже так? – удивилась Илиана. – А вот с этого места поподробнее, потому что пока об Эрике я ничего плохого не слышала.

- Давай не сейчас, мне нужно многое обдумать, - нахмурился дознаватель. – А вот вечером после ужина поговорим.

- Хорошо, - кивнула девушка. – Тогда вот ещё о чём подумай. Если повозки отогнали в имение, их всё равно было бы невозможно там спрятать, слишком уж большое количество. Значит, или сожгли, или, что вероятнее всего, угнали для продажи в другой город, ведь в Сванске сразу бы догадались или опознали повозки.

- Конечно, - задумчиво отозвался Фергус, но затем оживился. - А так как вся эта авантюра затевалась ради денег, то реализовать такое количество возможно лишь на ярмарке, которая ежемесячно проходит в городке Борив, что на севере княжества. Обязательно проверю, спасибо за подсказку.

- Ещё уточни, какие товары были украдены…

- У меня есть опись.

- Значит, сравни, что именно заинтересовало Серенски, ведь эти караваны были выбраны неспроста, они везли что-то очень нужное для похитителей.

- Скорее то, что пользуется спросом и может быть быстро реализовано, - добавил мужчина.

- Но откуда же Серенски поступила эта информация? – спросила Илиана. И сама же ответила. – Был наводчик. Например, хозяин придорожной гостиницы, где останавливался на ночь караван. Узнать, что за товар в повозках и куда его везут, ему было несложно.

- Да, народ ест-пьёт, что-то рассказывает или обсуждает, а хозяин гостиницы в это время легко может заглянуть в любую повозку или фургон, чтобы определить номенклатуру товаров, - согласился Фергус. - И никто из каравана ни о чём не подозревает и не беспокоится, ведь королевский тракт Нутреи – самая безопасная дорога в королевстве.

- Наводчику остаётся лишь послать гонца в имение Серенски, а затем ждать свою долю от реализации добычи. И все довольны.

- Я узнаю у встречавших караван, где предпочитали ночевать перед Сванском их хозяева.

- Думаю, тебе назовут одну и туже гостиницу, - уверенно сказала Илиана, а затем вздохнула. – Потеря каравана и его товаров – это, конечно, печально, но пережить можно, а вот люди… Что сделали с ними? Неужели просто убили?

- В первом караване ехало 32 человека, во втором меньше – 27, о третьем я всё узнаю сегодня.

- Нельзя, - отрицательно покачала головой девушка. – Если начнёшь расспрашивать, все поймут, что ты уже знаешь об исчезновении. Сразу же возникнет вопрос – откуда взялась эта информация? Нет, пока мы не разберёмся с Серенски, жизнь Гория и Петера в опасности.

- Да и ваша тоже, - нахмурился Фергус. – Ну что же, придётся подождать, пока ко мне не придут с просьбой разобраться встречающие третьего каравана.

- А пока занимайся двумя первыми, - посоветовала Илиана, - и будь осторожен. Раз кузен Серенски грабит и убивает средь бела дня на королевском тракте, значит, ничего не боится. И очень торопится.

- Да, ему нужно быстро собрать много денег, вот только для чего?

- Если есть верные уши при княжеском дворе – узнаешь, - улыбнулась Илиана.


Пока Фергус пропадал на службе, девушки вместе с детьми посетили центральный рынок, прошлись по лавкам и купили по паре комплектов верхней одежды Горию и Петеру. Чтобы не привлекать внимание, Илиана вновь наложила на всех иллюзию жительниц Нутреи, они с Заной облачились в платья зажиточных мещанок, а Гала вновь стала похожей на мальчика и изображала из себя младшего брата Петера. К счастью, одежда мещанок не привлекала внимания прохожих и время, проведенное вместе с семьёй, стало для сестёр Родгай истинным удовольствием и приятным отдыхом.

Они вернулись в дом Фергуса на закате. Толстуха Майя отрапортовала Илиане, что больной много спал, понемногу ел и уже хочет вставать.

- Мастер Горий скучает без прекрасных девушек, - подмигнула экономка. – И у него много вопросов. Но что я могла на них ответить? Я же ничего не знаю.

- А хочется, да? – высунулась вперёд Гала.

- Конечно, - засмеялась Майя.

- Лучше тебе пока ничего не знать, - серьёзно сказала Илиана. – В княжестве творятся нехорошие дела и твой хозяин пытается разобраться, что происходит. Так что, чем меньше знаешь…

- Тем дольше живёшь, - вновь подала голос Гала.

- А нахальные девчонки ходят с поротой попой, - грозно рявкнула Зана. – Извините, Майя, наша племянница ещё не понимает, что можно, а что нельзя говорить взрослым.

- Ничего, мне нравится Гала, она непосредственный и умный ребёнок, -  улыбнулась экономка.

- Я такая только со своими, а ты ведь своя, - обняла толстуху девочка. – Прости, если обидела.

- Ладно, все марш мыться и переодеваться к ужину, - скомандовала Илиана. – А я пока осмотрю Гория. Зана, ты со мной?

- Нет, я чуть позже подойду.


- Ну что же, - удовлетворённо сказала Илиана, закончив осмотр больного. – Все раны зажили, теперь можно понемногу восстанавливать моторику движений.

- Тренироваться? – с надеждой спросил Горий.

- Я сказала «понемногу», а это – ходьба и лёгкая гимнастика. Завтра утром покажу комплекс.

- То есть, я смогу выйти?

- В сад позади дома, благо тут высокие заборы и никто тебя не увидит. Ты ведь понимаешь, выходить на люди пока нельзя. Если магу передадут, что есть живые свидетели…

- Да, понимаю, но пообещай, когда я восстановлюсь и вновь стану прежним, вы с Заной привлечёте меня к своим делам.

- ????

- Ведь мастер Фергус ведёт следствие и вам могут понадобиться верные люди и хорошие бойцы.

- Я уже говорила утром, что сама тебя проверю. Ладно, отдыхай, набирайся сил, вставать я пока не разрешаю. Ужин скоро принесут.

Девушка развернулась к двери и уже взялась за ручку, когда Горий бросил ей вдогонку вопрос.

- Кто ты такая, Илиана? Ты, Зана, Гала – откуда вы все? Я обошёл наш материк вдоль и в поперёк, но никогда не встречал людей, похожих на вас.

Илиана резко развернулась, отчего взметнулись её чёрно-бирюзовые волосы.

- Какая красота, - прижал руку к груди мужчина и обезоруживающе улыбнулся. – И не смотри так грозно, ну как было не спросить?

Девушка ещё больше нахмурилась и ответила.

- Ты мой должник, Горий. Хочешь расплатиться за спасённую жизнь – умерь своё любопытство. Я не обязана ничего тебе объяснять.

- Понял. Согласен. Прости, - взгляд мужчины стал виноватым. – Больше такое не повторится.

- Пообещай, что Зану, и тем более Галу, ты тоже ни о чём расспрашивать не будешь.

- Обещаю. Не сердись, я докажу свою верность и умение хранить секреты.

- Поживём – увидим.

Девушка ушла, а Горий, откинувшись на подушки, принялся ругать себя последними словами. «Дурак. Любопытный идиот. Полез со своими расспросами. Ведь чудом нашли и вернули к жизни, привезли в надёжное место, кормят, ухаживают, что тебе ещё нужно? Нет, полез спрашивать, потому что скучно и любопытно. Как есть, дурак, значит, так тебе и надо. Отчитали, как мальчишку». Он обиженно засопел, готовый сам себе врезать от души… и через минуту провалился в сон, забыв обо всём на свете. А Илиана, отойдя от двери, лишь недовольно покачала головой и вздохнула. Ей вновь пришлось применить «заклинание забвения», но иначе девушка поступить не могла. «Горий забудет нашу размолвку и больше не будет спрашивать лишнее. Это помогло с Петером, поможет и с его дядей. Мне пока не до их любопытства, понять бы, что происходит в Сванске».


                                                      10.


После ужина, отправив детей спать, Илиана, Зана и Фергус закрылись в кабинете, где последний отчитался о проделанной работе.

- Я связался со своими людьми в Бориве и они разузнали на ярмарке, что действительно, последние недели туда пригоняют повозки, партиями по 5-6 штук. Видимо, чтобы не привлекать внимание и не вызывать любопытство. Каждый раз приезжают разные люди и сдают повозки перекупщикам по низкой цене, совершенно не торгуясь.

- Поэтому их и запомнили, - отозвалась Зана. – Думаю, маг просто не знает, как себя надлежит вести на ярмарке. Он же из благородных, в торговых рядах простого люда не бывает. Приказал продать по бросовой цене, подчинённые и выполнили.

- Наверное, - пожал плечом Фергус. – В полдень я побывал во дворце, там всё по-прежнему, княжеская фаворитка распоряжается как у себя дома, вцепилась в Эрика, словно клещ, и не отходит ни на шаг. Что-то спросить его невозможно, Флавия выдвигается вперёд и отвечает за княжича, а он лишь усмехается и согласно кивает головой.

- Ты, кстати, обещал рассказать о нём, - напомнила Илиана.

- Да, чуть позже. А пока добавлю, что мои люди очень осторожно наведались в имение Серенски, оно набито людьми и гудит, словно растревоженный улей.

- Это плохо, - нахмурились девушки.

- Почему?

- Потому что у нас остаётся мало времени. Вскоре что-то должно произойти и я бы на твоём месте выкрала бы князя из дворца, - сказала Илиана.

- Ты думаешь, Серенски готовят переворот? – обалдел Фергус. – Это невозможно. Король Нутреи сотрёт в порошок любого смутьяна, в прошлом были прецеденты.

- Нет, скорее маг просто готовится сбежать, а перед уходом «наведёт порядок», то есть, всех свидетелей ожидает неминуемая смерть.

- Но как? Убить столько людей! Не понимаю, кстати, откуда они все взялись?

- Возможно, это люди из караванов, - заметила Зана.

- И что, они без всякого сопротивления работают в имении и никто до сих пор не сбежал? – не поверил Фергус.

- Есть разные способы подчинения, - хмыкнула Илиана. – У каждого мага свои индивидуальности и особые способности. Никто ведь не рассказывает об этом налево и направо.

- Но подчинить столько людей, - недоверчиво покачал головой мужчина. – И как этот Серенски потом собирается их убить?

- Обычно, может отравит. А может опоит дурманом и устроит ночью поджог. Что ты как маленький заладил «что и как», Фергус? Лучше расскажи о князе Эрике, ведь обещал ещё утром, - раздражённо заметила Илиана. Девушка резко выдохнула, а затем виновато прошептала. – Прости.

- Ничего, - ласково ответил мужчина. – Это ты прости, я действительно оттягивал момент… слишком уж… - Фергус потёр лицо руками и вздохнул. – Сегодня пол дня в управе сидел и выстраивал по датам куски последних шести месяцев жизни княжеской семьи – получилась неприглядная история.

Так вот, старый князь всегда гордился своим сыном и ни в чём ему не отказывал, поэтому разрешил Эрику жениться по любви и не пожалел об этом – Инис была из захудалого дворянского рода, но хорошо образована, мила и обаятельна. Они прожили с Эриком два года, когда Инис объявила о своей беременности. Все этому очень радовались. Все, кроме ближайшей подруги…

- Флавии Серенски! - хором воскликнули сёстры Родгай.

- Точно. Вот её-то старый князь Свански точно не переносил, да и Эрик терпел лишь из вежливости.

- Понятно, дальше.

- В конце осени Инис решила съездить проведать подругу в её имении, потому что та забросала княжну слёзными письмами, мол, меня несправедливо отставили со двора, я же твоя лучшая подруга, мы с детства вместе. Инис провела в Серенски три дня, вернулась домой, а следующим утром её нашли мёртвой в огромной луже крови.

Зана ахнула, закрыв рот рукой, а Илиана спросила:

- Что сказали врачи и маги?

- Никакого постороннего вмешательства не обнаружилось, да и Флавия в истерике клялась, что Инис уезжала от неё совершенно здоровой. Все, кто был с княжной в поездке, тоже говорили об этом и было объявлено, что ночью у беременной случился выкидыш и она истекла кровью.

- Выкидыш во сне? – подняла брови Илиана. – Без болей? И княжна никого не позвала на помощь? А Эрик где был?

- В соседней комнате. Он, видишь ли, начал раздражать беременную жену своим храпом, - криво улыбнулся Фергус. – В общем, Инис оплакали и похоронили.

- А Флавия?

- Продолжала сидеть у себя в имении и даже нос в город не совала, хотя раньше любила пошуметь в здешних магазинах, требуя к себе особого отношения.

- Да уж, мания величия и зависть убивают в людях всё самое лучшее, - заметила Зана.

- Тем временем старого князя прихватили почки, да так, что он от боли не мог разогнуться. Местные лекари развели руками, мол, их силы и умения на такое не хватает. Да и побаивались, если честно, это ж такая ответственность – лечить главу княжества. В общем, Юли Свански собрал приближённых, торжественно вручил Эрику княжескую корону и укатил в Пейн лечиться. А через неделю после его отъезда во дворце объявилась Флавия, похлопала ресницами, приспустила декольте перед Эриком и спустя два дня он объявил её своей официальной фавориткой.

- Значит, она убила лучшую подругу и, подозреваю, что не без участия любимого кузена, - пробормотала Илиана. – А сейчас Флавия прикрывает его, чтобы он успел собрать кругленькую сумму и что…? Как дальше она намеревается поступить? Ведь когда вернётся князь Юри, её сразу же вышвырнут из дворца, да?

- Несомненно, - согласился с девушкой Фергус. – Будет скандал и ещё какой. Хотя я не понимаю Эрика, он так убивался по своей жене, а Флавию всегда обходил седьмой дорогой, она ведь висла на нём при любом удобном случае. И лишь наивная Инис ничего не видела.

- Брат, ты ослеп? – подняла брови Илиана. – Если этот маг-кузен, как там его?

- Флипис Серенски, хотя все называют его просто Флип.

- Так вот, если Флип смог подчинить себе столько народу, то что ему стоило поколдовать и над князем?

Фергус изменился в лице.

- Поэтому Эрик допустил к себе Флавию и ведёт себя, как распоследний болван? Но ведь это же подсудное дело – силой магии принуждать правителя? Флипа ждёт неминуемая смерть.

- Неужели маги при княжеском дворе ничего не заметили? Или их тоже подчинили? – задумалась Зана.

- Мне нужно на них посмотреть, - решительно заявила Илиана. – Если маги под заклятием, значит, Эрик точно околдован. И околдован первым, всё остальное – кражи караванов и беспредел в княжестве – это последствия, потому что я уверена - Флип Серенски так старается не только ради себя. Он хочет увезти с собой сестру, и деньги им нужны, чтобы жить в каком-нибудь в соседнем королевстве ни в чём себе не отказывая.

- А что старый князь? – спросила Зана. – Он в курсе того, что здесь происходит? Что в его дворце правит Флавия? Что пропадают караваны?

- Я не знаю, - расстроенно ответил Фергус. – У меня не тот уровень полномочий, чтобы влезать в семейные дела Свански или писать жалобы в Пейн.

- Да, дело грязное и никто марать руки не спешит. Но ведь делать что-то надо, а то этот Флип изведёт десятки людей…

- Он уже убивает без жалости, - заметила Илиана. – Не церемонится, потому что время поджимает. Думаю, у него есть осведомители в столице. Как только князь Юли выедет в Сванск, имение Серенски сгорит и эта сладкая парочка убийц упорхнёт без следа. – Она встала и пошла на выход из кабинета. – Фергус, собирайся, отведёшь меня к главному магу князя.

- Его нет, он тоже уехал в Пейн, - поднялся вслед за девушкой дознаватель.

- А кто есть?

- Его помощники, старший среди них - Арониус – хороший врач и неплохой маг. Окончил высшую школу врачевателей Пейна. Именно он посоветовал князю ехать в столицу, честно признавшись, что не справится с его болезнью.

- Это означает, человек реально оценивает свои силы и возможности, - кивнула Илиана. - Зана, остаёшься тут за главного.

- Хорошо. Пойдём, я помогу тебе собраться в дорогу.


Когда сёстры оказались в своей комнате, Илиана быстро переоделась в одежду монахов Шао, натянула сапоги и приладила за спиной мечи, попутно сплетая тугую косу и забирая её под маленькую тёмную шапку. На выходе из дома, Зана подала сестре небольшую сумку, которую Илиана обычно брала с собой на вызовы к больным, в ней лежали пузырьки с лекарствами на все случаи жизни и походный набор хирурга. «Будь осторожной, - сказала на прощание сестра. – Я помолюсь Единому, чтобы поберёг тебя и Фергуса».

- Всё будет хорошо, - успокоил девушку дознаватель.

- Даже не сомневайся, - добавила Илиана.

И они растворились в сумерках тёплого весеннего вечера.


- Арониус живёт рядом со дворцом, - по дороге рассказывал Фергус, – так что мы быстро до него доберёмся. Сванск – город небольшой, тут всё рядом.

- А как-то срезать дорогу можно, чтобы не идти центральными улицами? – спросила девушка (она вновь наложила на себя иллюзию мещанки). – Не нужно, чтобы кто-то видел, как мы идём к Арониусу.

- Да, сейчас направо, - и мужчина нырнул в ближайший тёмный переулок. Потом они немного попетляли среди домов местной знати, перебежали наискось небольшой сквер с фонтаном в центре, вновь углубились в темноту узких улиц Сванска и, наконец, остановились у высокой ограды с незаметной калиткой на углу.

- Пришли. Это задняя дверь сада, окружающего дом. Сейчас, - Фергус поколдовал над замком и дверь калитки беззвучно открылась.

- Арониус живёт с семьёй? – поинтересовалась Илиана, когда они подошли к освещённому окну позади дома. – Вон, на кухне кто-то возится.

- Нет, наш врач пока одинок, но вовсю ухаживает за одной фрейлиной, небезуспешно.

- Ага, значит, это…? – и девушка кивнула на женскую фигуру за окном.

- Прислуга. Надеюсь, мы её не испугаем?

- Нет, домашние врача должны быть привычными к нежданным визитам в любое время суток.

- Лишь бы Арониус был дома, - пробормотал Фергус, постучав в окно. – Я его сегодня во дворце не видел.


Их впустила на кухню женщина средних лет. Она узнала дознавателя и почему-то испугалась, а потом заплакала.

- Что? – спросил Фергус. – Говори без утайки. Где хозяин?

- У себя, - поджала губы служанка. – Третий день не выходит из кабинета, даже спит там. Я ношу ему под двери поднос с едой и оставляю на табурете у двери, потом забираю пустой. Но сегодняшний ужин всё ещё стоит нетронутый, а хозяин на стук не отвечает.

- Чего же ты ждала? Почему не сообщила об этом?

- Кому?

- Да хотя бы другим магам!

- Хозяин запретил. Строго настрого наказал никого не впускать. Я бы и вам не открыла, да сердце весь день не на месте.

- Веди, показывай, - строго наказал Фергус.

Они поднялись на второй этаж по узкой витой лестнице и служанка кивнула на дверь в глубине коридора, у которой на табурете всё ещё стоял нетронутый поднос.

- Возвращайся на кухню, - улыбнулась прислуге Илиана. – Арониус жив, я – маг и вижу это.

- Слава Единому, - ответила та. – Спасибо.


- Стучать? – шёпотом поинтересовался Фергус у напарницы.

- Нет, так войдём, - подмигнула ему девушка и нажала дверную ручку. Оказалось, заперто. – Сможешь открыть, как давеча калитку?

- Сейчас, - склонился над замком Фергус и через минуту доложился. – Готово.

Они зашли без стука и обнаружили хозяина без сознания в кресле у рабочего стола. Вокруг, куда ни глянь, лежали раскрытые книги, у стены пестрел постельным бельём большой диван, окна были зашторены, в комнате горел камин и свечи, отчего Илиана сделала вывод – Арониус в отключке недавно, раз успел подготовиться к ночи.

- Просмотри пока книги, их хозяин явно что-то упорно искал, - сказала девушка напарнику. – А я займусь бедолагой, не нравится мне цвет его кожи.

- Думаешь, отравление?

- Сейчас узнаем.

Илиана склонилась над молодым бледным мужчиной, его кожа была покрыта обильным потом, а вот шея… Шея была странной, словно её что-то сдавливало, невидимое обычному глазу.

«Оковы Ялеса? – потрясённо вздохнула девушка. – Откуда? На Цитроне такого быть не должно, это же запрещённый во многих мирах артефакт. И есть лишь одно логическое объяснение, как эта дрянь здесь оказалась – Основатели Шао «удружили». Возможно, собираясь бежать из Руны, они забрали с собой всё, что могло им помочь выжить в неизвестном мире. А затем артефакт пропал или потерялся, или его украли, да мало ли что».

Илиана повернулась к напарнику и рассказала, что ей удалось обнаружить. Фергус страшно разволновался.

- Если об этом кто-то узнает, Шао потеряет свою незапятнанную репутацию.

- Значит, не узнает. Зато теперь становится ясно, как Серенски смог всех себе подчинить. Этот артефакт представляет собой тонкий металлический браслет. При воздействии на него ментальной магией, он «метит» жертву в шею, словно под его кожу впивается рабский ошейник.

Фергус склонился над бессознательным врачом и горестно вздохнул.

- Теперь вижу. И то, лишь потому, что я маг-универсал и знаю рисунок ментального вмешательства, но для другого мага эти оковы невидимы. А менталистов на Цитроне всегда было мало, слишком тонкое искусство. – Он разогнулся и с надеждой взглянул на Илиану. – Ты сможешь что-то сделать, сестра?

- Дай подумать, - нахмурилась девушка. – Арониус в таком состоянии, потому что пытался снять оковы самостоятельно, а у артефакта есть гадкое свойство - при постороннем вмешательстве он сжимается на шее жертвы. Видимо, врач все эти дни искал способ избавиться от оков, вон, сколько книг перерыл, а сделал лишь хуже – они сжались и начали душить свою жертву. Так что нужно поспешить, долгое удушье приводит к умиранию мозга, а затем и тела человека.

Илиана наклонилась над умирающим и укутала в голубом сиянии его шею. Интенсивность сияния вскоре начала нарастать и тихо загудела, словно в комнате летал огромный шмель. Фергус даже прикрыл глаза рукой, такой пронзительно яркой синевой пульсировало кольцо силы вокруг шеи бессознательного врача. А потом прозвучал громкий хлопок и тело Арониуса начало валиться на пол, но Фергус успел его подхватить и быстро перенёс на диван.

- Что теперь? – спросил он тревожно.

- Теперь всё будет хорошо. Сейчас приведу хозяина дома в сознание и поговорим.

- Только верни сначала себе иллюзию. Она слетела, пока ты воевала с оковами.

- Придётся довериться Арониусу, - девушка вновь окутала больного сиянием, - я потратила слишком много сил, спасая его, так что удержать иллюзию сейчас не смогу, она будет мигать.

- А ты себе не навредила, Илиана? – забеспокоился Фергус.

- Нет, к утру восстановлюсь. Но пока больше никого, в том числе и княжича Эрика, избавить от оков не смогу. Это забирает слишком много магической энергии, так что данную проблему придётся решать радикально, раз и навсегда.

- Понимаю, нам нужно как можно скорее добраться до Серенски. Имея в руках такой артефакт ему достаточно дать приказ и все его многочисленные жертвы сразу же умрут.

- Именно, - Илиана легко похлопала по щекам лежащего на диване врача и позвала его. – Арониус, смерть отменяется, просыпайся.


                                                       11.


  У мужчины оказались светло-карие глаза – редкость для жителей Нутреи. Он похлопал ими, таращась на белокожую красавицу с бирюзовыми глазами в одежде монахов Шао и хрипло спросил:

- Я умер?

- Нет, мы успели тебя спасти, - девушка положила ладонь на лоб больного и прищурилась, словно рассматривала что-то видимое лишь ей, а затем удовлетворённо кивнула:

- Всё в порядке, твой мозг не пострадал.

К дивану шагнул Фергус, поздоровался с магом и помог ему сесть, удобно устроившись среди подушек. А тот лишь переводил взгляд с Илианы на Фергуса и пытался понять, что здесь происходит.

- Сейчас, Арониус, потерпи, мы всё тебе объясним, - сказал дознаватель. – А ты затем поможешь нам разобраться, что творится во дворце.

- Пока выпей это, - и Илиана протянула врачу стакан с укрепляющим снадобьем. – Вижу, мучаешься вопросом, кто я такая. Если кратко, я прожила какое-то время в Шао, мой дар – это магия Жизни. В итоге - монахи посчитали меня достойной стать их сестрой, поэтому я ношу их одежды.

- Илиана – дочь князя Родгая, - добавил Фергус. – У неё дар огромной силы, только благодаря ему она смогла тебя спасти.

- А что со мной было? Я никогда не встречал подобного случая, чтобы человек лишался собственного «я». Все книги перерыл. Безуспешно. И был просто в отчаянии, - тихо ответил врач.

- Думаю, это что-то сродни ментальному вмешательству, - задумчиво ответила девушка, присев напротив. – Невидимые путы, которыми их хозяин пленяет жертву и затем та выполняет все его приказы, не в силах сопротивляться.

- Я попытался и чуть не умер, - горько заметил Арониус.

- Мы с Фергусом уже знаем, что злодеи – это Флип Серенски и его кузина Флавия, а что известно тебе?

- Не много. После отъезда князя, я стал заниматься делами главного мага Сванска. Во дворце бывал редко, да и не было необходимости - моя девушка состоит при княжеском дворе фрейлиной, так что я был в курсе всех тамошних новостей. Со слов Алмы я знал, что Флавия Серенски ведёт себя вызывающе, дворцовая знать то ругает фаворитку, то клянётся ей в верности, а Эрик лишь посмеивается, потому что его всё это забавляет – в общем, обычные сплетни, на которые я мало обращал внимания. Но вскоре Алма начала жаловаться, что княжича будто подменили: он отдаёт совершенно глупые приказы, отставил со двора верных ему людей, никого не слышит и не видит, кроме Флавии, перевернувшей жизнь двора с ног на голову. И тут… - Арониус закашлялся и Илиана вновь подала ему питьё с лекарством.

- Выпей медленными глотками, - посоветовала девушка.

- Спасибо, мне действительно становится лучше, - слабо улыбнулся врач. – Я продолжу. Однажды Алма пришла ко мне, как обычно, но вместо того, чтобы жаловаться на новые порядки при дворе, стала рассказывать, какая Флавия замечательная и что мне нужно обязательно с ней познакомиться. Моя девушка – умная, спокойная и очень рассудительная – вдруг превратилась в восторженную дурочку, с непререкаемым фанатизмом убеждавшую меня во всевозможных достоинствах новой княжеской фаворитки.

- И ты пошёл во дворец, - утвердительно сказал Фергус.

- Пошёл. И, как дурак, попался.

- Это последствия? – показала на шею мага Илиана.

- Да. И подозреваю, каждый второй во дворце носит на себе похожую дрянь.

- А как ты понял, что с тобой? Как смог сопротивляться?

- Сам не знаю. Возможно, сыграло роль то, что я врач, а нас учили всегда анализировать нелогические состояния человека и искать им объяснения. Я ведь понимал, что Флавия Серенски для меня никто, откуда же взялось это почитание к ней, восхищение и любовь? И когда я начал сомневаться, мне впервые сдавило шею.

- Вот, - удовлетворённо заметила Илиана. – Ты перестал верить и ментальные оковы тебя наказали. А когда обнаружил их и начал искать пути избавления, то…

- …чуть не умер, да. Вы чудом успели, - ответил Арониус. – Спасибо огромное. Это такое счастье дышать, жить и быть самим собой. Спасибо! Спасибо!

- Видишь, Илиана, не зря ты затеяла это путешествие, - убеждённо сказал Фергус. – Уже второго человека спасаешь в критической ситуации. Словно тебя Единый за руку ведёт.

- Осталось разобраться с семьёй Серенски и я смогу вновь отправиться в дорогу. Арониус…

- Называй меня просто Ар, - попросил маг.

- Хорошо. Ар, расскажи, как тебя заколдовал Флип.

- Кто?

- Флип Серенски.

- Я его не знаю. Алма представила меня новой фаворитке княжича. Та позволила поцеловать ей руку и… провал, я ничего не помню. Очнулся уже у себя дома.

Илиана и Фергус встревоженно переглянулись.

- Когда точно ты был во дворце, Ар? – спросила девушка.

- А какое сегодня число, а то я пока плохо соображаю.

- 26 кветня.

- Ага, значит я был во дворце 22 числа.

- Это точно? – напряглась Илиана.

- Да. У меня в тот день с утра был приём больных, а затем я отправился во дворец.

- Проклятье, - выдохнула девушка

- Что? – наклонился к ней Фергус.

- Мы нашли Гория 22 числа, - тихо ответила Илиана. – Получается, Флип действительно ни при чём. Он же не мог одновременно быть в двух местах? И это очень плохо. Догадываешься, почему?

- У Серенски два амулета принуждения. Один – его, Флипа, второй он настроил на сестру. И пока кузен грабит караваны и готовит пути отхода, Флавия прикрывает его спину, чтобы никто не смог ничего заподозрить.

- Но если у Флавии второй амулет, странно, что она не заколдовала тебя сегодня утром? – подняла бровь Илиана. – Хотя, ты же был на приёме, вокруг - люди, всех не подчинишь. Возможно, ритуал необходимо проводить наедине, чтобы первая реакция жертвы не вызвала подозрений у окружающих.

- Когда Алма представляла меня Флавии, мы были одни, - подал голос Арониус.

- Значит, на людях Флавия колдовать опасается, - девушка встала и заходила по комнате, попутно закрывая и складывая в стопку разбросанные книги. – А ещё, возможно, у амулета есть какое-то ограничение, о котором мы не знаем. - Илиана остановилась у постели спасённого врача и серьёзно предупредила, - пока мы не разберёмся с Серенски, тебе нельзя выходить из дому, а то испортишь нам всё дело.

- Я понимаю. Но вдруг сюда придёт Алма?

- Думаю, она пока о тебе и не помнит, - грустно ответила девушка. – Но если появится, обязательно её задержи.

- Как надолго?

- Двух суток нам с Фергусом хватит. Серенски спешат, значит, и мы поторопимся.

- Арониус, сиди дома и для всех, даже для служанки, ты опасно болен. Мы тебя, конечно, подлечили, - и дознаватель лукаво улыбнулся. – Но ты пока ещё очень слаб.

- Когда всё закончится, мы ещё увидимся? – встрепенулся «больной». – В конце концов, я имею право знать, что произошло. Мне ведь докладывать потом князю…

- Обязательно. Я приду и всё расскажу, - пообещал Фергус.

- А ты, Илиана? – Ар перевёл взгляд на девушку. – Придёшь?

Она в ответ пожала плечом и ответила честно:

- Я не знаю. Не хочу ничего обещать. Всего доброго, Арониус. Продолжай изображать больного и молчи. Для нас всех главное сейчас - хранить тайну о том, что мы знаем о Серенски. И ещё личная просьба – не говори обо мне никому.

- Обещаю. Это самое малое, чем я могу отблагодарить за спасённую жизнь.

- Доброй ночи, Ар.

- Удачи. И ещё раз спасибо.


На улице царила ночь: тёплая, влажная, пахнущая зеленью и цветами. Илиана, пока они с Фергусом возвращались домой, хранила молчание и лишь с любопытством рассматривала изменившийся ночной Сванск. В свете мерцания масляных фонарей на перекрёстках, освещавших город всеми цветами радуги, Сванск превратился в уютный волшебный мир, где хотелось задержаться подольше.

- Города – как люди, - вдруг прошептала девушка. – Днём – одни, ночью – совсем другие.

- Да, - тихо ответил Фергус, - пока Сванск не вляпался в эту гнусную историю, я считал его хорошим надёжным местом, а сейчас здесь хоть и красиво, но тревожно.

- Ничего, скоро всё вновь станет по-прежнему, - успокоила дознавателя девушка.

- Только люди изменятся, они будут помнить.

- Фергус, - Илиана подхватила его под руку и зашептала. – Когда всё закончится, я могу изменить пострадавшим воспоминания. Например, убрать остроту и болезненность, чтобы человек помнил, что произошло, но не злился, не страдал и не чувствовал себя жертвой. Подумай об этом, ладно?

- Давай сначала оценим масштаб катастрофы, сестра, - грустно вздохнул дознаватель. – Я даже не могу представить, сколько уже жертв на совести всего лишь двух человек, которым повезло овладеть старым артефактом.

- Да, - оживилась Илиана. – Я не говорила при Арониусе, чтобы не вызывать у него ещё больше вопросов об оковах Ялеса. Так вот, уверена, Основатели Шао наверняка вплели в эти браслеты защиту, предусматривающую невозможность подчинения своих хозяев.

- Не понял, - остановился Фергус. – Объясни.

- Если оковы на Цитрон принесли Основатели Шао, то они обязаны были защитить себя от возможности самим попасть под ментальное принуждение, вдруг браслеты попадут в чужие руки.  И вплели в артефакт особую метку – символ братства Шао. У нас всех она есть.

- То есть, Флавия всё равно не смогла бы меня заколдовать, - с облегчением выдохнул Фергус. – Знак Шао ей бы не позволил.

- Именно, - подмигнула ему Илиана и ехидно добавила. - Тебя пришлось бы убивать обычным способом – ядом, стрелой, кинжалом или мечом.

Фергус уставился на девушку не зная, как реагировать на её последнюю фразу, а потом захохотал: «Спасибо! Ты меня очень успокоила!»


Зана ждала их, сидя в прихожей у двери, и сразу же доложилась:

- У нас всё спокойно. А как у вас?

- Сейчас расскажем, я только быстро умоюсь и переоденусь, - ответила ей Илиана, обняв сестру, прежде чем подняться на второй этаж. – Сделай нам по бутерброду, есть хочу страшно. Мне пришлось колдовать, а магия, как ты знаешь, высасывает из человека много сил и энергии.

Когда Илиана ушла, Зана повернулась к дознавателю и требовательно спросила:

- Фергус, что произошло?

- Скажу лишь два слова - оковы Ялеса, - ответил мужчина и с любопытством уставился на застывшее лицо «зелёной».

- Это многое объясняет, - выдохнула изумлённая Зана. – Но зачем тогда убивали охранников третьего каравана? Их же можно было просто подчинить.

- Вот задержим злодеев, тогда и спросим, - ответил маг. – Я, пожалуй, тоже схожу к себе переодеться, извини, - он кивнул девушке и вышел.

- Ну-ну, - задумчиво пробормотала та. – Какой неожиданный привет из родного мира…


Сытая Илиана отодвинула от себя пустую тарелку и поблагодарила сестру.

- Ты меня просто спасла.

- Не за что, - отмахнулась Зана. Она всё переваривала услышанные новости и решала, как они могут отразиться на их будущем. – Илиана, зная твою способность быстро анализировать и принимать решения, что мы теперь будем делать?

- Почему ты спрашиваешь у меня? Пусть вон Фергус решает.

- Нет, сестра, - откликнулся дознаватель. – Лидер у нас ты, и не спорь. Я, конечно, руковожу княжеской службой сыска, но за четыре года работы мой круг обязанностей включал в себя лишь мелкие происшествия или дела, которые расследовались по горячим следам в течение суток. Сванск – спокойное княжество, так что опыт у меня не очень весомый по сравнению с тобой.

- Ты десять лет ходила с караванами, Илиана, - задумчиво поглядела на неё Зана. – И, подозреваю, твои обязанности не ограничивались лишь охраной. Думаю, была ещё разведка и анализ обстановки, встреча с агентурой и определение и устранение врагов, да и во дворце ты часто вела двойную жизнь: на людях - послушная дочь, а среди своих – и я имею ввиду княжескую дружину – уважаемый товарищ и отличный боец. Так что Фергус прав, наш лидер – это ты, сестра.

- Хорошо, - кивнула Илиана. – Тогда планы на завтра такие:

        1. Утром ты, я и Фергус проникаем во дворец, чтобы определить, сколько человек находится под принуждением, а также, есть ли такие, кто служит Флавии без оков – потому что они самые опасные. И ещё нам обязательно нужно увидеть саму Серенски, чтобы убедиться в своих подозрениях на счёт браслета.

2. После проверки дворца мы идём в Управу и смотрим служащих Фергуса, городскую стражу и казармы – там тоже могут быть жертвы.

3. На основании собранных сведений и определения масштаба работ, собираем всех, кто может участвовать с операции, и делим их на две группы. Одна часть сразу же уходит в сторону имения Серенски и берёт его в кольцо, вторая в это время проникает во дворец. В оговоренный заранее час мы нейтрализуем Флавию и захватываем Флипа с соратниками…

- Думаешь, у него есть и такие? – блеснул глазами Фергус.

- Уверена, потому что у оков Ялеса есть ограничение в расстоянии, а повозки, как ты рассказывал, увозились на продажу далеко на север. Значит, это делали не жертвы под принуждением, а свои – верные соратники и подчинённые.

- Понял.

- Фергус, ты сегодня видел оковы. Как думаешь, сможешь их теперь распознавать на людях?

- Да.

- Тогда нужно подобрать верных людей и организовать охрану княжича. Эрик сейчас – заложник. И его будут использовать, как прикрытие при отходе.

- Думаешь, Серенски захватят с собой княжича? – всполошился дознаватель.

- Уверена. Им с кузеном нужно обезопасить себя, а Эрик - самая удобная фигура для шантажа.

- Тогда мне нужно во дворец…

- Завтра, - припечатала Илиана. – Всё завтра. Время поджимает, но ещё есть. Я это чувствую. А сейчас предлагаю всем пойти спать. На рассвете выходим проверять дворец. Галу проинструктируем утром, ей предстоит объясниться с Горием и предупредить Майю, чтобы не выходила из дому.

- Да, завтра – решающий день, - поднялся из кресла Фергус. - Определяемся с людьми, оговариваем время начала операции и тогда… - мужчина сжал кулак – Серенски ещё пожалеют о том, что родились.


                                                               12.


Гория разбудил громкий шёпот.

- А Майя пришла?

- Да, готовит завтрак.

- Будим дядю Гора?

- Я уже проснулся, - мужчина зевнул, потянулся с хрустом в постели и сел, спустив ноги на пол. – Доброе утро.

- Доброе, - подскочила к нему Гала, тряхнув пышной огненной чёлкой. – Значит так, тёти и мастер Фергус рано утром ушли во дворец что-то там проверять. Нам приказано сидеть дома и никуда не высовываться.

- Понятно, - нахмурился Гор, услышав в словах девочки намного больше того, что она пыталась сказать. – Входные двери заперты?

- Да, я проверила. И ворота в сад тоже на замке.

- Тогда выполняем приказ: сначала завтрак, потом… А что потом?

- Тётя Илиана наказала вам в саду делать гимнастику, лёгкую. И ещё, чтоб вы к себе прислушивались и определяли, где болит.

- Сомневаюсь, что будет болеть, твоя тётя - настоящая волшебница, если уж лечит, то качественно, - заверил её Гор. – Всё, выметайтесь, я буду вставать.


Княжеский дворец, как и все дворцы, что довелось видеть Илиане, отличался монументальностью и пышностью, но с первого взгляда на него сразу же становилось понятно - вы в Нутрее. Главной архитектурной особенностью домов и различных строений королевства была большая пологая крыша, нависавшая почти до земли. И в этом княжеский дворец походил на другие здания. У него только первые два этажа демонстрировали солидность каменной кладки стен и вычурность колонн вокруг парадного входа во дворец. Верхние же этажи словно выглядывали среди затейливых складок жёлтой черепицы, поражая вычурными окнами и разнообразными балкончиками. Вокруг дворца раскинулся ухоженный сад, опоясанный чеканной оградой, позади которой открывалось дивное зрелище, редкое для степи – большое озеро, окружённое плакучими ивами.

Заметив удивлённый взгляд Илианы, Фергус решил объяснить.

- Думаешь, почему озеро не включили в ландшафт королевского сада? Это князь Юри так распорядился. Ещё мальчишкой он во время прогулок нашёл небольшой источник, а став правителем, приказал вырыть вокруг него котлован. За несколько лет здесь образовалось озеро. И князь решил – грех такую красоту держать лишь для себя, пусть любой человек Сванска приходит сюда отдыхать, гулять и любоваться природой. С тех пор местные жители называют озеро по имени князя - Юри. Оно стало городской достопримечательностью, за ним ревностно следят, ухаживают за чистотой берега и воды и по праву гордятся.

- Впереди стража, - предупредила Зана. – Зеркальная иллюзия не даст никому нас увидеть, но услышать разговор могут, поэтому идём тихо и молчим.

Они незамеченными проскользнули в головные ворота, быстро прошли до боковой двери для прислуги и оказались внутри дворца.

- Теперь смотрим внимательно, - предупредила Илиана. – Сначала осматриваем слуг и кухню, затем комнаты придворных и знати. Фергус, показывай.


Интерьер их не интересовал, хотя вокруг было красиво и по-хорошему уютно (что редкость для дворцов), всё внимание было сосредоточено на людях. Илиана ещё дома показала, как быстро обнаруживать тех, кто попал под принуждение, и теперь, методично обходя коридоры, комнаты и залы, троица Шао воочию убеждалась, как много жертв находится во дворце.

- Немыслимо, - горько сказал Фергус, когда ими были обследованы первые три этажа. – Столько пострадавших от одной злодейки. И ведь никто об этом даже не догадывается.

- Зато теперь знаем мы, - успокоила его Илиана, - и будем бороться. На всех, кого пленили оковами Ялеса, сестра цепляет особую метку – кусочек своей ауры.

- А это для неё безопасно?

- Да, - кивнула Зана, - на Руне такое часто практикуется. Например, матери, благодаря этой метке, всегда знают, где находятся их дети. Так и я теперь всегда буду в курсе, где искать каждую отмеченную жертву.

Вскоре дворец начал просыпаться. Появились первые придворные, чаще замелькали слуги, обнося завтраком знать, где-то в комнатах зазвучали приглушенные голоса фрейлин, в большой общей столовой для служащих дворца звенела посуда, но во все эти звуки ненавязчиво вплеталась висящая в воздухе тревога и какая-то вязкая неопределённость.

- Никто не смеётся, заметили? – шепнул Фергус.

- Даже не улыбается, - согласилась Зана. – Так себя ведут, когда рядом находится тяжело больной.

- Ничего, - криво улыбнулась Илиана. – Больного сегодня вылечим, а вот что делать со злодейкой? Если дать Флавии заговорить, все узнают об оковах. Репутация Шао пострадает. Да и реакция жертв, оказавшихся в ментальном плену, после освобождения будет непредсказуемой. Вот скажи, Фергус, как будет чувствовать себя княжич, когда узнает, что его жену убила нынешняя любовница? Что она же превратила Эрика в марионетку и водила его, как куклу на верёвочке.

- Зато обобрать не смогла, - довольно хмыкнул Фергус. – К сокровищнице доступ лишь у князя Юри, а Эрик, согласно традиции княжества, получит ключи только на сорокалетие.

- Поэтому Флип и грабил караваны, - сказала Илиана. – Да и Флавия, вероятно, не сидела сложа руки. Дворцовой страже придётся основательно перетряхнуть её сундуки. Уверена, там найдутся чужие драгоценности и различные ценные вещи жителей дворца.

- Какая мерзость, - поёжилась Зана. – И теперь об этой грязной истории узнает всё королевство.

- Нет, такого допустить нельзя, - нахмурился Фергус. – Мы должны придумать правдоподобное объяснение происходящему, мол, Флип Серенски скрывал ото всех, что обладает ментальными способностями и разработал амулет, разрешающий подчинять себе людей. Служба дознавателей об этом узнала, а Эрик вызвался нам помочь, чтобы вывести на чистую воду отравителей своей жены.

- Сомнительное объяснение, - фыркнула Илиана. – Княжич допустил такое количество жертв, чтобы схватить двух злодеев? Этому никто не поверит.

- Не важно, пусть люди думают, что хотят, лишь бы не узнали об оковах Ялеса.

Они миновали третий этаж и остановились в коридоре, стены которого были увешаны портретами княжеских предков.

- Обратите внимание на два последних полотна, - шепнул Фергус, - это князь Юри и княжич Эрик.

На лицо князя Илиана потратила лишь пару секунд, зато Эрика рассматривала долго, понимая, что именно ей придётся с ним столкнуться. «Единый, – с грустью подумала девушка. – Он же с ума сойдёт, когда всё узнает. И как потом ему жить?  Хотя не только княжич пострадал в этой гнусной истории, десятки жертв стали заложниками двух проходимцев».

- Зана, - обратилась она к сестре, - сколько подчинённых ты уже насчитала?

- Девяносто восемь.

- Значит, девяносто девятый – это княжич. Будем надеяться, у оков ограничение не только на дальность расстояния, но и на количество жертв.

- То есть, 99 плюс хозяйка, – наморщил лоб Фергус. – И у Флипа также?

- Да.

- А как же тогда Арониус? Ты же уничтожила его оковы. Флавия ведь должна была заметить?

- Думаю, она решила, что он умер. В конце концов мы не знаем точно, как действуют браслеты на подчинённых и что вызвало удушение Арониуса – его ли попытки избавиться от оков или это сама Флавия, поняв, что Ар пытается снять ошейник, отдала приказ на уничтожение.

- А потом сразу же пленила новую жертву, - скривился Фергус.

- По-видимому кто-то из дворцовых показался ей опасным, - пожала плечом Илиана. – Женщины умеют определять это быстро.

- Если у артефакта 99 жертв плюс их поводырь, - задумчиво сказала Зана, - становится понятным, почему Серенски приказал убить передовую охрану третьего каравана. Необходимое количество людей уже было набрано и Гора с его людьми уничтожили, как самых опасных.

- Я не знаю, сестра, - устало вздохнула Илиана. - Вот захватим Флипа и спросим. Хотя я за то, чтобы устранить злодея как можно раньше, иначе репутации Основателей наступит конец.

- Согласна.

- Илиана, - встрепенулся Фергус, - получается, на сегодняшний день сила оков Ялеса практически использована, да? Флавия из дворца за два месяца никуда не выезжала, а это значит, до городской Управы злодейка не добралась и дознавателей, и стражу можно не проверять?

- Можно, да и времени у нас мало, Серенски вот-вот сбегут. Но подбирать для ночной операции ты будешь только самых надёжных людей, а я их потом ещё проверю ментально.

- Ты и такое можешь?

- Маг Жизни лечит не только тела, но и души. На Руне ментальное вмешательство давно используют при исцелении психических и умственных расстройств человека.


Верхний, четвёртый этаж дворца, занимало княжеское семейство. Увидев хмурую охрану у двери, троица следопытов отступила на лестницу и остановилась обсудить, как проникнуть к княжичу.

- Нам всем не пройти, - сказал Фергус.

- Я справлюсь одна, - заверила его Илиана. - Нужно лишь, чтобы Зана на секунду отвлекла охрану.

- Как?

- Сейчас увидишь. Сестра, помнишь нашу домашнюю шутку перед оружейной комнатой?

Зана захихикала и в двух словах рассказала дознавателю, как подростком Илиана пробиралась в княжеский арсенал, чтобы поиграть отцовскими мечами, и как она помогала сестре обмануть стражников.

- Закончили разговоры. Начинаем, - скомандовала Илиана и девушки выскользнули из-под защитного купола, невидимками разойдясь в разные стороны.

А через минуту княжеская охрана встрепенулась – по лестнице, что-то тихо напевая, поднималась прехорошенькая служанка. Она методично обмахивала перьевой метёлочкой завитки на перилах, убирая невидимую пыль, и ничего вокруг себя не замечала, пока не упёрлась глазами в мужские сапоги. Красотка замерла, медленно подняла взгляд на ухмыляющихся мужчин и изумлённо застыла. А стражи, между тем, с интересом рассматривали милое личико девушки и её ладную фигурку, хотя больше всего их взгляд притягивала манящая складка на пышной груди, выглядывающая из голубой форменной блузки.

- Я что, поднялась на княжеский этаж? – в ужасе прошептала «служанка». – Управительница меня убьёт. Первый день работы и такое… - пухлые губки дрогнули, глаза красотки закатились и она качнулась на ступеньке, готовая упасть в обморок.

Стражи дружно шагнули вниз, подхватывая девушку под руки, и начали уверять её, что никому ничего не расскажут, добавив ещё с десяток комплиментов, которые опытные мужчины всегда держат наготове при знакомстве с противоположным полом. Чуть приоткрывшуюся за их спиной дверь, куда проскользнула Илиана, никто из стражей даже не заметил.


На этаже было пустынно и тихо. «Вероятно, Эрик и Флавия ещё спят. И это хорошо», - решила Илиана. Она двигалась по коридору, заглядывая в каждую комнату, чтобы разыскать хозяев дворца, но не встретила даже слуг. «Если у оков определённое количество жертв, то Флавия позаботилась о собственной безопасности, пленив лишь самых важных придворных. На слуг же тратить силу артефакта она не посчитала нужным. А верные слуги опасны, мало ли что придёт им в голову, пока княжич спит. Именно поэтому на этаже пусто. А вот когда проснётся подчинённый Эрик и стража вызовет прислугу, злодейка вновь сможет всеми распоряжаться, не опасаясь последствий».

Спальня княжича обнаружилась в конце коридора. Илиана тенью проскользнула внутрь и притаилась у кровати, где уже проснувшаяся Флавия тормошила сонного княжича.

- Ну просыпайся, Эрик, - ворковала на постели пышнотелая брюнетка. – Хватит спать. У нас сегодня много дел. Нужно собираться в дорогу. Ты разве не помнишь, что мы завтра выезжаем в имение? Я не была в Серенски уже несколько месяцев, а как там идут дела толком не знаю. Ведь отец уже стар, мама болеет, а мой кузен такой бестолковый, что полагаться на него я не могу.

- Ладно, - зевнул княжич. - Раз обещал, значит, завтра поедем.

- Спасибо, как же я тебя люблю, - потянулась к нему с объятиями Флавия и на её руке блеснул тонкий браслет, украшенный рядами жемчужин.

«Мы не ошиблись, это оковы Ялеса», - облегчённо выдохнула Илиана.

А тем временем парочка на постели продолжила разговор.

- Только в имении мы пробудем недолго, дорогая, - просительно заглянул в глаза Флавии Эрик. – Два-три дня, не больше. Ты же знаешь, у меня в Сванске есть обязанности, я же княжич.

- Конечно-конечно, - кивала головой довольная любовница. – Как скажешь… А теперь вставай, милый, я пока вызову людей подавать завтрак и собирать наши вещи.


Илиана выскользнула на лестницу, когда на княжеском этаже засновали допущенные стражей слуги. Определив ауры сестры и Фергуса на площадке между этажами, она прошмыгнула к ним под защитный купол и зашептала:

- Быстро уходим, у нас мало времени. Флавия и Эрик завтра уезжают в Серенски, так что операцию проводим сегодня ночью. И да, я убедилась – это оковы Ялеса, будь они неладны.


                                                             13.


 Они сняли защитный купол, уйдя за пределы дворца, и быстрым шагом направились в Управу. Девушки вновь наложили на себя иллюзию жительниц Нутреи, но одежду Шао не скрывали. «Незачем, - сказала Илиана. – Нам говорить с людьми, пусть сразу видят, кто мы такие». Она замолчала, на ходу обдумывая будущую операцию захвата Серенски, Фергус шёл, перебирал в памяти лица жертв Флавии – придворных и знать, которым не повезло оказаться во дворце, а Зана просто злилась.

- Вот гадство!

- Ты о чём? – повернулась к сестре Илиана.

- Об оковах. О Флавии и её братце. О всей этой мерзкой ситуации.

- Согласна.

- Вот как, скажи на милость, столько народу смогло оказаться в заложниках у завистливой и мерзкой бабы? – яростно зашептала Зана. - Могу поспорить, её кузен изначально даже не собирался заваривать всю эту кашу, он же маг, учился в высшей школе, наверняка понимал, что оковы Ялеса опасны. Возможно, он нашёл их случайно, экспериментировал, а потом похвалился сестре, а Флавия, вызвав к себе княжну в гости, не удержалась и подчинила её себе, а затем отдала приказ на самоуничтожение.

- Очень может быть, - кивнул Фергус. – И теперь Флип идёт по трупам, спасая репутацию семьи. Хотя, даже если бы этой парочке удалось сбежать, старики Серенски и остальная родня теперь будут жить в позоре до последних своих дней.

- Но, может, они тоже жертвы?

- Может. А по поводу Флипа… говорили, он всю жизнь любил Флавию, даже на учёбу в Пейн не хотел ехать, боялся, что она без него выскочит замуж.

- Не важно, - жёстко ответила Илиана. – Любовь - не любовь, высокие чувства или запретная страсть – ничто не оправдывает того бардака, что устроила эта парочка в княжестве. Это счастье, что у оков Ялеса есть предел, а если бы количество жертв достигало тысячу человек? Флавия бы тогда не удовлетворилась местом княжны Сванска, она бы отправилась в столицу – и всё, конец Нутрее.

- Спаси и сохрани нас Единый, - пробормотал Фергус. – Кстати, мы проходим казармы, где квартирует наша гвардия. Их начальство я знаю, это воевода Ко-Линь, дальний родственник нашего приора.

- Тогда начнём с него, - кивнула Илиана.


Приняли их быстро, глава дознавателей Сванска и представители Шао – не те люди, кто заходят просто поздороваться. На пороге большого кабинета их встретил кряжистый немолодой военный, его абсолютно белые волосы были заплетены в тугую косу, а мощное тело ладно облегал военный мундир. На предложение воеводы присесть визитёры ответили отказом. Фергус представил Илиану и Зану, как сестёр Шао, и передал им слово.

- Обители стало известно, что в Сванске творится беззаконие, – Илиана говорила кратко и решительно. – Княжна Инис была убита.

- Я знал, - зажглись глаза Ко-Линя. – Кто?

- Флавия и Флип Серенски.

- Ох ты… - поперхнулся воевода. – А княжич?

- Он подозревал Флавию, но доказательств её вины не было. Тогда было принято решение провести тайную операцию - Эрик допустил Флавию ко двору и сделал её своей любовницей, надеясь, что однажды она проговорится об убийстве. Мы не знали, что у Флавии есть сообщник, это её кузен Флип, боевой маг. Оказалось, Флип скрывал ото всех, что обладает также сильными ментальными способностями и ради любимой кузины готов на всё. Он создал амулет, способный подчинять чужой разум и снабдил им Флавию. Она пригласила к себе в имение подругу, княжну Инис, пленила её, а затем отдала приказ на уничтожение с отсрочкой в сутки. Инис вернулась домой и ночью умерла.

- Вот почему не было никаких следов вмешательства, - потрясённо прошептал Ко-Линь.

- Да, - кивнула Илиана. – Но слушайте дальше. Амулет, точнее - их два у Серенски, может держать в подчинении 99 человек. Когда князь Юри уехал лечиться в Пейн, Эрик разрешил Флавии вернуться, надеясь выведать у неё тайну смерти Инис. Обосновавшись на княжеском этаже, Флавия за два месяца пленила всех придворных, в том числе и Эрика.

- А мы начали следить за Флипом и узнали, что не имея возможности добраться до княжеской казны, он, готовя побег для себя и сестры, начал грабить торговые караваны на королевском тракте, - добавил Фергус.

- Значит, ты всё это время искал его? – поднял брови воевода.

- Да, но не мог найти никаких доказательств, потому что Флип подчинял караванщиков амулетом, после чего они «добровольно» сворачивали с тракта, а Серенски, уходя, магией чистил все следы.

 - Сейчас в имении пребывает в рабстве около сотни жертв, а всё награбленное добро продаётся на рынках севера, - сказала Илиана. – Завтра утром, вместе с подчинённым Эриком, Флавия уезжает в своё имение. Оттуда их путь лежит за границу и княжич выступит ценным заложником безопасности Серенски.

- Что вы собираетесь предпринять? – посуровел Ко-Линь. – Я окажу любое содействие.

- У нас две цели. Дворец и ликвидацию Флавии возьмут на себя дознаватели и я....

- Ликвидацию? – уточнил воевода.

- Да. Мы лишь догадываемся, как работает амулет подчинения, но есть вероятность, что Флавия, пытаясь спастись, будет убивать свои жертвы. Для этого ей достаточно пожелать и самые родовитые дворяне Сванска, пребывающие во дворце, умрут в одночасье, в том числе и княжич Эрик.

- Этого допустить нельзя, согласен. Что делать мне?

- Вы со своими людьми должны максимально быстро добраться до имения Серенски и к 2-м часам ночи окружить его плотным кольцом. С вами отправится моя сестра, - Илиана кивнула на Зану. - Она – сильный маг и сможет нейтрализовать Флипа Серенски.

- И затем мы его тоже…?

- Да, ликвидируете. Нельзя, чтобы правда о действиях Серенски распространилась по королевству, иначе князь Юри и всё княжество «прославится» на всю Нутрею, как заложники двух злодеев.

Воевода тихо зарычал.

- Никогда. Это станет позором для Сванска.

- Воевода, в имении 99 подчинённых, остальные – соратники Флипа, то есть, такие же преступники, как и он сам. Я выбрала время 2 часа ночи, чтобы жертвы Серенски могли избавиться от рабских ошейников безболезненно, во сне. Они должны содержаться отдельно от жителей имения. Вам надлежит их найти и охранять, остальных же следует взять под стражу и ожидать моего прибытия.

- Как долго?

- Как только я разберусь с Флавией и поговорю с княжичем.

- Понял. Что ещё?

- Для выезда дружины из города, объявите о внеплановых учениях в степи …и пусть об этом узнают жители Сванска, иначе соглядатаи Серенски могут что-то заподозрить.

 - И ещё, ваши подчинённые не должны знать правду об амулете Флипа, - вздохнула Зана. – Мы скажем, что выполняем распоряжение княжича ликвидировать банду, похищающую торговые караваны с королевского тракта.

- Понимаю, - кивнул воевода.

- Сколько времени вам понадобится на дорогу? – Илиана подошла к большой карте княжества, висящую на стене. – Вот сюда, - и она указала на кружок, обозначающий имение Серенски

- Если пойдём степью, минуя тракт, то шесть часов, - прикинул Ко-Линь.

- Значит, до трёх часов дня вам надлежит подобрать опытных и верных людей. Сколько у вас воинов в подчинении?

- Согласно штату, 512 человек.

- 150-ти будет достаточно, - кивнула Илиана. – Подходя к Серенски, оставляете лошадей в укрытии, рассредоточиваетесь и идёте так, чтобы видеть друг друга, всякого постороннего едущего в сторону имения или из него, задерживаете. Когда стемнеет, берёте Серенски в кольцо.

- Понял. Обещаю – оттуда никто не уйдёт, по крайней мере, живым.

- Я буду ждать вас за городом, - выступила вперёд Зана. – Какими воротами вы планируете выезжать «на учения»?

- Предлагаю Южными, - вклинился Фергус. – Это в противоположной стороне от Серенски, лучше дружине сделать круг, чем вызвать ненужный интерес или подозрения у шпионов.

- Хорошо, - воевода взглянул на Илиану, - кто командует дружиной?

- Вы, безусловно. У моей сестры другая задача – нейтрализовать Флипа.

- Меня зовут Зана, я – Шао и княжна Родгай, - улыбнулась девушка воеводе. – Мы согласуем наши совместные действия по пути в Серенски.

- Ко-Линь, - обратилась к воеводе Илиана. – Когда сестра допросит Флипа, ваши люди его ликвидируют.

- А амулеты? – подал голос Фергус. – Их нельзя оставлять.

- Я уничтожу при тебе амулет Флавии, а Зана, в присутствии Ко-Линя, амулет Флипа.

- Всё понял, трублю большой сбор, - двинулся к двери воевода. – Зана, до встречи за Южными воротами и да поможет нам Единый.


На улице Фергус повернулся к Илиане и вдруг обнял её:

- Спасибо, сестра.

- За что?

- За разговор с воеводой. Я бы так не смог. А ты всё быстро разложила ему по полочкам и раздала приказы, да и разговор вела правильно – военные ведь понимают лишь командный тон. Так что ты - настоящий лидер, это правда.

- Вот, что значит опыт, - и себе поддакнула Зана. – Хотя у меня столько вопросов образовалось, сестричка…

- Я всё объясню и отвечу на любые вопросы, Зана. А пока нам стоит всё-таки вернуть себе одежду мещанок, пока идём в Управу. Не нужно привлекать излишнего внимания.

По дороге, минуя рынок, Илиана поинтересовалась у Фергуса, сколько в его подчинении дознавателей.

- 14, я 15-тый, - ответил тот.

- Нужно хотя бы четверых отправить с сестрой в имение Серенски.

- Конечно, я тоже об этом подумал. Дознавателям надлежит по горячим следам записать показания всех пострадавших. Мы потом всё проанализируем и отчитаемся перед князем Юри.

- Хорошо, покажете мне эту четвёрку первыми, чтобы они успели собраться в дорогу. И ещё, Фергус, своим людям расскажете всё сами, а затем будете вызывать дознавателей в свой кабинет, где я их осмотрю. Нам нужно подстраховаться от случайностей.


Управа высилась в центре Сванска, нависая покатой крышей над площадью, словно огромный гриб-боровик. Войдя в левое крыло здания, Фергус завёл девушек в свой кабинет, а сам отправился инструктировать своих подчинённых. Для девушек же приказал секретарю, худому пожилому мужчине, принести свежих булочек из трактира и горячего фруктового морсу.

- Мы не завтракали, а вам обеим сегодня будут нужны силы, - сказал сестрам Фергус.

- Так и тебе тоже! – воскликнула Зана.

- Оставите мне булочку, ладно? – мужчина улыбнулся и бодро утопал строить подчинённых.

Пока не вернулся секретарь, Илиана наложила на кабинет защиту от прослушивания, а затем, осмотревшись, нашла на полке у окна водяной хронометр и горестно вздохнула:

- Уже одиннадцать. Как быстро летит время.

- Угу, а через пару часов мне выезжать, - Зана уселась рядом с сестрой и спросила. – Подскажи, как мне добраться до Флипа?

- Задействуешь зеркальную иллюзию, как сегодня во дворце. Благо о ней на Цитроне никто не знает.

- А Фергус?

- Он – свой, ему можно. Да и одно понятие - «знать», другое – «уметь применить». Фергусу на такую иллюзию не хватит ни сил, ни мастерства.

- Ладно. Зашла я в имение, а где мне искать Серенски?

- Наверняка, где-то на верхних этажах замка… И знаешь, сестра, думаю, нам обеим сегодня ночью для надёжности стоит задействовать заклинание «крепкий сон». Оно, конечно, выматывает наславшего, зато ни ты, ни я никого не разбудим своим появлением.

- Давно такого не практиковала, - смутилась Зана. – Вдруг не получится?

- Разберёмся с дознавателями, вернёмся домой и попрактикуемся. Здесь, в Управе, я тоже не рискну применять магию сна, не дай Единый, усыпим пол здания.

Девушки тихо посмеялись и Зана уточнила:

- Значит, «крепкий сон», затем нахожу Флипа… и…?

- Снимаешь с него браслет, одеваешь на себя, ждёшь, когда оковы перестроятся на нового носителя… ты это почувствуешь, а затем освобождаешь всех заложников.

- А Флип? Может, мне пленить его оковами? Он тогда сам расскажет о преступлениях на тракте и в княжестве, без угроз и принуждения.

- Отличная идея. Я поступлю также. Нацеплю оковы на Флавию и пусть Эрик послушает, что она натворила и что собиралась делать дальше. Это будет лучшее доказательство вины Серенски. Только учти, сестра, нам нужно выяснить всё об артефакте, поэтому наедине уточнишь у Флипа, откуда он взял оковы Ялеса, а затем запретишь ему говорить на эту тему с другими людьми.

- Понятно, - ответила Зана. - А если браслет с Флипа снять не удастся? Вот не будет он сниматься и всё.

Илиана на секунду задумалась, а затем жёстко ответила:

- Отрубишь ему руку.

- Что…? – вытаращила глаза Зана.

В это время в дверь постучали и в комнату зашёл секретарь Фергуса, неся перед собой поднос с завтраком.

- Вот, милые леди, угощайтесь, - радушно сказал старичок. – Всё горячее и свежее.

- Спасибо.

«Мещаночки» мило похлопали глазами и принялись за еду. А когда секретарь вышел, Илиана сказала:

- Мы в любом случае ликвидируем Серенски, так какая разница, будет у него рука или нет? Флавию мне тоже придётся калечить, если не сниму браслет. Неприятно, да, а что делать? Ведь двести человек могут не пережить сегодняшнюю ночь, Зана, тут уж не до сантиментов.

- Согласна, хотя всё равно это как-то не по-людски, - вздохнула «зелёная».

- Ага, по-людски - превратить жизнь княжества в театр военных действий, устилая за собой дорогу трупами.

- Ладно, уговорила, буду рубить руку, только не сама - возьму с собой Гория, - сузила глаза Зана. – Он почти здоров, явно желает отомстить обидчику за себя и своих товарищей, вот пусть и отправляется со мной к Флипу. Думаю, Гор колебаться не будет.

- Это точно, – согласилась Илиана.


Осмотр дознавателей вызвал у всех вздох облегчения.

- Твои люди верны князю и тебе, Фергус, - улыбнулась старшая княжна Родгай. – Четверо уже отправлены собираться в дорогу, остальные предупреждены, что ночью работают. Осталось переговорить с главой городской стражи, потому что вокруг дворца нужно будет выставить охрану.

- Кое-кто захочет сбежать, - понимающе кивнул Фергус. – И это будут не подчинённые жертвы, а те, кто добровольно выбрал служение Флавии, а также нечистые на руку слуги и придворные, кто под шумок творящегося во дворце беззакония, решился запустить руку в чужой карман.

- Конечно, грязи будет по самую крышу королевского дворца и тебе с дознавателями работы хватит надолго. А сейчас приведи в кабинет под каким-нибудь предлогом …э-э, как, кстати, зовут главу городской стражи?

- Барон Шиландо.

- Вот, приведи его, нам нужно согласовать ночную операцию.


С бароном, хмурым худощавым брюнетом, Илиана говорила также, как и с воеводой Ко-Линем – кратко и по существу. Главный страж проникся новостями и горячо пообещал всяческую поддержку.

- А я всё недоумевал, почему наш непосредственный начальник, лэр Коэн, который отвечает за безопасность княжества, уже второй месяц из дворца носу не кажет. И даже радовался втихую, что могу спокойно работать, а то эти постоянные проверки… - барон вздохнул, - ну вы понимаете… А теперь вот думаю, может, начальник тоже попал в подчинение?

- Да, лэр Коэн – одна из жертв Флавии Серенски, - подтвердил Фергус.

- Вот засада, - вздохнул Шиландо. – Я так глупо радовался отсутствию лэра, а он, оказывается, в плену...

Сбоку тихо кашлянула Зана, кивая сестре на часы, мол времени на разговоры уже нет, заканчивай.

- Мы договорились, барон? – поднялась из-за стола Илиана.

- Да, в 1.30 ночи я скрытно окружаю дворец и жду вашего сигнала. За пределы дворцовой стены никого не выпускаю, также, как и внутрь никто зайти не должен.

- Мы с Фергусом и дознавателями будем ожидать вас у головных ворот. Предупредите людей не шуметь и стараться держаться в тени деревьев, чтобы не бросаться в глаза.


- Жаль, стражу нельзя сейчас проверить, - по дороге к дому Фергуса заметила Илиана. – На это физически не хватает времени.

- Думаешь, там есть люди Серенски? – спросила Зана.

- Я не знаю, хотя надеюсь, что нет.


Дома всё было спокойно. Майя, увидев их, лишь спросила:

- Есть будете?

- Да, - ответила троица хором.

- Что дети…? – окинула взглядом пустой холл Зана.

- Они в саду, смотрят на тренировку мастера Гория, - доложила служанка.

- А Гала ещё, небось, всё ехидно комментирует, - укоризненно покачала головой «зелёная».

- Есть такое, - улыбнулась Майя. – Горий даже назвал девочку своим лучшим стимулом для упражнений.

- Гала скорее провокатор, - заметила Илиана. – Зана, пойдём и мы в сад, попрактикуемся.

- На детях? – подмигнула ей сестра.

- Именно, может тогда наша племянница, наконец, затихнет хоть ненадолго.


Горий медитировал. Закрыв глаза, мужчина сидел, отрешившись от звуков мира, и слушал своё тело. Оно отзывалось приятной усталостью после растяжек и отжиманий, как раньше, когда было абсолютно здорово. «Отлично, это значит, мне не нужно долгое восстановление. Илиана - настоящая волшебница», - радостно подумал Горий, а затем открыл глаза. И не поверил тому, что увидел – Гала и Петер, ещё недавно прыгающие вокруг него, словно мячики, чинно лежали на траве и крепко спали.

- Видишь, сестра? Всё получилось, - послышался голос Илианы. Девушка вышла из-за деревьев, растущих у заднего крыльца дома, и шагнула к детям. – Узконаправленное заклинание усыпляет людей, оказавшихся в пределах ширины двух шагов.

- Этого ночью будет недостаточно, - Зана подошла к спящим с другой стороны, - а возможно накрыть «сном» целый этаж?

- Если пустить перед собой волну заклинания, а затем лишь контролировать её концентрацию… - девушки начали обсуждать уже что-то совершенно непонятное для Гория и тут мужчина вскочил и поклонился поприветствовать своих спасительниц.

- Это надолго? – с надеждой кивнул он на спящую парочку.

- Нет, от силы 5 минут.

- Жа-аль.

Взрослые понимающе переглянулись и прыснули смехом.

- Ладно, времени почти не осталось, - посерьёзнела Илиана. – Горий, наш спарринг откладывается, Зана сейчас всё тебе объяснит, а я пока разбужу и уведу эту парочку в дом.


Когда зевающий Петер и обиженная «экспериментом» Гала ушли вслед за Илианой, Зана повернулась к наёмнику и спросила:

- Хочешь отомстить за себя и своих товарищей? Сегодня ночью мы берем в кольцо имение Серенски, и мне рядом нужен тот, кто будет прикрывать спину.

- Да, - просто ответил Горий и его глаза торжествующе вспыхнули, а руки сжались в кулаки. – Что нужно делать?

- Вначале – поклясться, что всё увиденное тобой, останется тайной. Ты никому и никогда не расскажешь… - девушка не договорила, потому что наёмник вдруг преклонил перед ней колено и горячо заверил:

- Клянусь душой, ты, Илиана и Гала можете на меня всецело положиться. Ваши тайны в полной безопасности. Я буду молчать, обещаю.

- Тогда вставай, мы быстро обедаем, а пока собираемся в дорогу, Петер и Гала приведут наших лошадей. За «Южными» воротами нас ожидают четыре дознавателя и …армия воеводы Ко-Линя.

- Армия? – вытаращил глаза Горий.

- А обещал молчать, - ехидно заметила Зана и захихикала.

- О ваших тайнах молчать, - поджал губы наёмник, но тоже не удержался и заржал. – Подловила, признаю. Так что воевода…?

- Поговорим обо всём по дороге. До Серенски добираться шесть часов.

- Как скажешь.

- Пойми, Гор, - Зана взяла его за руку и повела к дому. – Мы с сестрой жили в Шао, но путешествуя по Нутрее, не афишировали нашу принадлежность к братству, чтобы не усложнять себе дорогу излишним любопытством местных жителей. Но как представители Шао, мы с Илианой облечены властью монастыря судить и карать, приор Су-Линь снабдил нас всеми необходимыми бумагами. Ты для нас теперь свой и перед тобой мы не прячем свои истинные обличья, но для остальных я и Илиана всегда будем в иллюзии нутреек. Так нужно. – Девушка провела перед своим лицом ладонью и изменилась. – Смотри и запоминай.

Смуглая, темноволосая и более узкоглазая, чем-то похожая на себя прежнюю, но уже совсем другая, девушка покружилась перед Горием, а затем вновь зашагала к дому.

- Как представители Шао, мы переговорили с воеводой и главой стражей Сванска, так что все силы княжества сегодня ночью будут участвовать в операции захвата и ликвидации Флавии и Флипа Серенски. В их руках случайно оказался страшный амулет, подчиняющий себе разум людей. С тех пор Флавия бесчинствует во дворце, а Флип уводит с тракта караваны, сбывая потом товар на рынках севера. Двести человек сейчас в заложниках у этой парочки, в том числе и княжич Эрик…

- Твою мать… - выдохнул Гор.

- Поэтому и задействованы такие силы. Пошли обедать, и в путь. Дорогой обсудим предстоящую операцию и будем молиться Единому, чтобы сегодняшней ночью погибли лишь двое Серенски, а остальные благополучно избавились от рабских ошейников.


                                                       14.


Зана с Горием уехали сразу после обеда. Вслед за ними и Фергус отправился по делам - инструктировать в Управе дознавателей и согласовывать со стражей Сванска совместные действия, а Илиана, поняв, что у неё есть несколько свободных часов, решила прилечь подремать, потому что вдруг поняла, что нормально не спала уже несколько ночей.

- Гала, Петер, - предупредила девушка детей. – Пока я сплю, вы в доме за старших. Сегодня предстоит непростая ночь, так что мне нужно хоть немного отдохнуть.

- Конечно, спи, мы посторожим, - Гала придвинулась к девушке и обняла её. - С тобой и тётей Заной ведь ничего не случится этой ночью? – вдруг робко спросила она. – Я не могу потерять ещё и вас.

- Всё будет хорошо, обещаю, - погладила племянницу по голове Илиана. – Но вам с Петером придётся побыть сутки одним, потому что я не знаю, когда мы освободимся. С вами тут побудет Майя. Она обещала присмотреть за домом и проследить, чтобы вы хорошо питались и не шалили. - Илиана подмигнула Петеру и добавила. – Хотя я думаю, это вы должны следить, чтобы Майя не отправилась на рынок или ещё куда, так что дом после нашего ухода запереть, поняла Гала? И лично навесишь следящие метки по периметру сада, мало ли кто вдруг захочет сюда наведаться. А я, когда вернусь, проверю качество работы.

- Хорошо, всё сделаю, обещаю. Отдыхай, тётя. Петер, пошли в кабинет, - девочка утянула за собой приятеля, а Илиана, сбросив кимоно, свалилась на постель и мгновенно уснула.

Под вечер из Управы вернулся усталый Фергус и доложился, что всё готово.

- Тебе надо поспать хоть пару часов, - нахмурилась девушка. – Ужинать будешь?

- Нет, я со своими ребятами поел в трактире.

- Тогда марш в постель. Если нужно, я помогу тебе уснуть.

- Подожди, Илиана, - остановил её Фергус. – Мы же обещали связаться с приором. Уверен, Су-Линь и брат Родгай уже давно у переговорного устройства ждут нашего доклада.

- Единый, - вздохнула девушка. – Ты прав, я совсем забыла, нам действительно нужно рассказать всё приору.


Сказать, что Су-Линь был в шоке – это ничего не сказать. Он слушал Илиану, не перебивая, и лишь сжимал кулаки. Узнав, что нынешней ночью будет захват Серенски, приор охнул и с тоской прошептал:

- Жаль, что я там не с вами…

- И я, - прогудел сбоку Родгай. – Будь осторожна, доченька, и обязательно свяжись с нами, как только вы с Заной освободитесь.

- Конечно, отец, приор. Пусть братья помолятся за удачное завершение сегодняшней операции.

- И по поводу оков, Илиана… - осторожно начала Су-Линь.

- Мы с Заной договорились уничтожить амулеты при свидетелях, - перебила его девушка. – Каким бы ни был соблазн возвратить оковы в Шао, чтобы использовать их на благое дело, однажды может вновь появиться кто-то, кто захочет использовать браслеты для личной выгоды.

- Согласен, - спустя минуту ответил приор. – И я думаю, вы с Заной очень вовремя решили попутешествовать по Нутрее. Без вашего участия, бесчинства в Сванске никто бы объяснить не смог, да и злодеи, скорее всего, улизнули.

- Я тоже об этом говорю, - вмешался Фергус. – Мы все оказались не готовы к магическому воздействию такого высокого уровня. Без знаний Илианы и Заны Серенски бы точно сбежали, оставив позади себя сотни трупов, включая княжича Эрика, и начали бы всё по новой, но уже в соседнем королевстве, ведь у Флавии амбиции гораздо выше инстинкта самосохранения.

- Мы заканчиваем, - начала прощаться Илиана. – Свяжемся с вами при первой же возможности.

- Будьте осторожны и удачи. Шао будет молиться за вас, - ответил Су-Линь.


- Единый помогает нам, - шепнул Фергус Илиане, рассматривая в темноте безлунной ночи очертания княжеского дворца. – Я даже с заклинанием «Ночного зрения» с трудом различаю, что там впереди, а значит, прислужники Флавии нас тоже не увидят, и это хорошо.

- Так, сейчас полвторого ночи, - тихо ответила княжна, - стража расставлена вокруг дворца, всё оговорено и подготовлено, и мы начинаем. - Девушка развела руками, охватывая себя и группу дознавателей, укрывая всех под куполом невидимости, и скомандовала. – Вперёд.

Стража у главных ворот только вытаращила глаза, когда их вдруг скрутило заклинанием, попутно запечатывая рты, и свалило на землю – в это время через ворота перелетели две тёмные фигуры, быстро обыскали служивых на предмет ключей от дворцовой калитки, а затем через неё же запустили на территорию княжеского парка ещё с десяток людей.

Илиана склонилась над стражей и задала каждому из мужчин лишь один вопрос. «Ты служишь Флавии Серенски?» В ответ услышала: «она стерва, дешёвка, б…дь» и прочие «комплименты» в адрес княжеской фаворитки.

- Не лгут, - сообщила девушка Фергусу и отступила за спины дознавателей.

- Мы пришли арестовать убийцу и аферистку, - объяснил стражникам Фергус. – Здесь, во дворце, у неё есть сообщники, поэтому без обид, мужики.

- Слава Единому, - четверо служивых поднялись с земли и склонили головы перед главой дознавателей. – Мы понимаем… А на счёт этой гадины, так давно уже пора было ей шею свернуть.

- Этим мы и займёмся, а ваше задание – по-прежнему охранять ворота и никого отсюда не выпускать, - Фергус подсветил «светлячком» своё лицо и заверил. – Пытаться сбежать обязательно будут, так что любого слугу или придворного останавливать, связывать и затыкать рот, чтобы не шумели.

- Поняли, всё будет сделано, - заверили стражники и вновь заняли свои посты.


На первом, втором и третьем этаже дворца, после того, как Илиана запустила перед собой волну «крепкого сна», остались работать подчинённые Фергуса, начавшие проверять залы, коридоры и комнаты дворца на наличие запретной магии и всего подозрительного.

- У нас есть два часа, - предупредила всех девушка. – Так что работаем быстро, но внимательно.

Затем вместе с Фергусом она поднялась на княжеский этаж, где вновь применила заклинание «крепкий сон».

- Охрана спит, - удовлетворённо кивнул Фергус, оттащив двух посапывающих стражей под стенку. – Пошли?

- Сейчас, - Илиана выставила перед собой руки, проверяя пространство на этаже, - тут могут быть ловушки…

- У Флавии нет таких способностей.

- Зато могут быть у её подручных, – девушка сделала шаг по коридору и вновь осмотрела всё вокруг, - хвала Единому, тут всё чисто, идём.

Княжеский этаж вновь был безлюден, что радовало, зато дверь в спальню неожиданно оказалась запертой. Фергусу пришлось поколдовать, чтобы открыть её, по возможности, тихо, хотя обитателей это не беспокоило – они крепко спали благодаря заклинанию Илианы. Эрик находился в постели, один, Флавия же обнаружилась на полу у распахнутого окна, выходящего в сад.

- Видимо, нервничала перед отъездом, какой уж тут сон, - сказала Илиана, осматривая пышно обставленную комнату и иронично хмыкнула. – Н-да, кто-то основательно подчистил обитателей дворца.

Рядом с телом Флавии громоздились сундуки с откинутыми крышками, полные дорогой одежды и обуви, сумочек и мешочков с деньгами, шкатулок с драгоценностями и всего, что предприимчивая стерва приготовилась забрать с собой в поездку. Наскоро пересмотрев «богатство», Фергус вздохнул:

- Не понимаю, это всё - и есть воплощение мечты об удавшейся жизни?

- У каждого свои представления о счастье, - грустно улыбнулась Илиана и скомандовала. – Давай перетащим Флавию в центр комнаты, чтобы мне было удобнее…

- Да-да, браслет, - дознаватель помог переложить тело и склонился над ним, чтобы получше рассмотреть амулет на руке фаворитки. – Вроде обычный браслет – серебро и жемчуг.

- Спорим, жемчужин ровно 99?

- Похоже. И что теперь?

- Отойди в угол комнаты и ни во что не вмешивайся. - Илиана встала на колени, окутала магией невидимости оковы Ялеса и аккуратно потянула браслет на себя. - Фух, - вздохнула с облегчением, когда тот легко снялся с руки Флавии. – Хорошо.

- А ты чего-то опасалась? – Фергус шагнул к напарнице, но та, мотнув головой, остановила его. – Что?

- Зана спросила, что делать, если оковы не будут сниматься?

- И…?

- Я предложила отрубить руку Серенски.

- Ого!

- Вот такая у тебя кровожадная сестра, - слабо улыбнулась девушка. – Стой на месте, Фергус, или лучше присядь у стола и приготовься записывать показания Флавии. Сейчас я её разбужу, только сначала…

Девушка покрутила в руках браслет, а затем решительно надела его на свою руку. Ощущение было, словно нырнула в замутнённую воду – тишина и мрак. На минуту Илиана будто ослепла, «плавая» в серо-чёрных сумерках, а затем поняла: темнота – это сны подчинённых. «Кошмар. И это происходит уже два месяца. Днём люди ходят, как одурманенные, а ночью видят лишь эту мглу. По-видимому, оковы питаются эмоциями, оставляя своим жертвам лишь тоску и беспросветность». Браслет, тем временем, медленно сжался на руке девушки, а затем она почувствовала боль – её кожу под амулетом пронзила игла. «Конечно, привязка на крови – самая сильная магия».

- Что ты чувствуешь? – тихо спросил Фергус.

- Ничего. Жертвы спят. Теперь нужно их освободить.

- И как?

- Сейчас разберусь.

Илиана скользнула сознанием в ряд жемчужин и перед её глазами встало лицо княжича. «Эрик, первый подчинённый». От браслета к мужчине на кровати тянулась отчётливо видимая нить, захлестнувшая своим концом шею жертвы. «Ага, а оттуда оковы проникают в голову. Теперь… а что теперь? – и Илиана по наитию позвала нить обратно, обращаясь к ней, как к живому существу. – Отпусти его, пусть живёт спокойно, а ты иди ко мне, возвращайся домой». Минуту ничего не происходило, но затем нить шевельнулась, начала истончаться и соскользнула с шеи княжича. Мгновение – и одна из жемчужин на браслете мигнула и погасла.

- Всё, я освободила Эрика.

- Слава Единому, - выдохнул Фергус.

- Ну что же, - девушка перебралась в кресло и закрыла глаза. – Я начинаю освобождать остальных, а ты записывай имена жертв, амулет их сообщает, но как-то странно.

- То есть…?

- А как Флавия назвала, так и говорит. Вот, например, возлюбленную Арониуса, Алму, называет Алма-умная стерва.

- Понял, ты говори, как слышишь, я разберусь.


Спустя час, все жертвы оков Ялеса были освобождены. Люди продолжали спать, но уже совершенно нормальным сном, и Илиана молча попросила Единого наслать всем приятных сновидений, а сама, тем временем, отдала свой первый приказ браслету – пленить Флавию, а затем разбудить её.

- Может, лучше вначале Эрика…? – спросил Фергус.

- Нет, нужно выяснить, откуда у Серенски оковы Ялеса, а уж затем…

- Ты права, прости.


Пышная брюнетка на полу зашевелилась, зевнула, а затем вздрогнула и быстро распахнула глаза.

- Ты будешь говорить тихо, - предупредила её Илиана. – А теперь встань и честно отвечай на мои вопросы.

Флавия подхватилась на ноги и замерла в центре комнаты. Её большие тёмные глаза расширились ещё больше, когда она обнаружила свой браслет на руке незнакомой красивой девушки, одетой в кимоно монахов Шао. На невысказанный вопрос фаворитки Илиана ответила:

- Да, монастырь всё о тебе знает и прислал нас сюда вершить правосудие. Так что отвечай – откуда у тебя этот браслет?

Флавия сглотнула и тихо ответила:

- Мне его дал кузен Флип.

- А он откуда взял?

- В детстве кузен побывал вместе с родителями в Ушао и однажды, пока родные были на службе в храме, улизнул от них и пошёл гулять к океану. Там, в скалах, у подножья монастыря он во время отлива нашёл коробочку, в которой лежали два браслета.

- А что родители…?

- Флип им не сказал. Он боялся, что браслеты отберут и продадут, ведь их семья была небогатой.

- Что потом?

- Кузен коробочку спрятал и хранил всё в тайне. И лишь став магом понял, что это не обычные драгоценности, а волшебный амулет Основателей. Флип много экспериментировал, пока не понял, как он действует, а год назад рассказал всё мне и в знак любви подарил один браслет, научив, как им пользоваться.

- С помощью этого браслеты ты убила княжну Инис?

- Да, - безмятежно ответила Флавия. – Я её ненавидела.

- Достаточно, – Илиана взглянула на Фергуса и сказала. – Я оказалась права, это оковы Ялеса. Вероятно, Основатели выбросили их в океан, надеясь, что амулет сгинет в пучине, но коробка случайно застряла в камнях прибрежных скал.

Лицо Фергуса озарила счастливая улыбка.

- Слава Единому! Я знал… Я верил, что Основатели не могли использовать эту гадость во зло людям.

- Да, убедившись, что вполне справляются с ситуацией, они решили избавиться от амулетов от греха подальше, - кивнула Илиана. – Хотя странно, что маги просто не уничтожили оковы.

- Мы уже никогда не узнаем правду, но это не важно. Сегодня амулеты будут окончательно уничтожены и больше никто не сможет превращать людей в безмозглый скот.

– Осталось разгрести всё, что наворотила парочка Серенски и выявить тех, кто воспользовался беззащитным положением жертв. А пока… - Илиана вытащила из своей лекарской сумки, которую прихватила с собой во дворец, склянку с бодрящей настойкой и накапала в стакан с водой 10 капель. – Мы с Флавией выйдем в гостиную, а ты разбуди Эрика и введи его в курс дела.

- Боишься, что он будет удивлён нашим появлением?

- Нет, боюсь, он сгоряча прибьёт Флавию, а ведь с ней нужно основательно поработать. Выявить, знает ли она тех, кто подличал во дворце, кто поддерживал Серенски в княжестве, есть ли их люди в городе и кто они.

- А тебе ведь ещё ехать к Зане, - охнул Фергус. – Как же мы всё успеем?

- Быстро! – засмеялась девушка. – Давай, буди Эрика, а я продолжу расспрашивать Флавию.

- И не забудь приказать ей, чтоб молчала, откуда у неё оковы Ялеса.

- Конечно, она будет всем говорить, что их изготовил кузен, а остальное её не интересовало.


                                                       15.


Княжич метался по спальне, пытаясь успокоиться.

Глава дознавателей сторожил дверь и определял на глаз состояние Эрика – пока что правитель Сванска не справлялся со своим возмущением и желание у него было лишь одно (права оказалась Илиана) – свернуть Флавии её белую шейку.

«Сволочь! Гадина! Убийца! – рычал мысленно Эрик. – Инис и мой ребёнок… сотня людей, самых влиятельных и богатых – на службе у интриганки и аферистки… И меня…! Меня использовать, словно подстилку, коврик у ног! Сука! Ненавижу!»

Дверь спальни приоткрылась и до Эрика донёсся женский голос, обратившийся к дознавателю:

- Что вы так долго?

- Их сиятельство никак не успокоятся, - тихо ответил Фергус.

- Тогда меняемся, ты иди сторожить Флавию, а я…

- Что?

- Буду вразумлять Эрика.

Фергус кивнул и шагнул за дверь, а на его месте возникла девушка – красивая, стройная, в одежде монахов Шао. Её волосы были спрятаны под небольшой округлой шапочкой из тёмной ткани, за плечами виднелись рукояти парных мечей, но больше всего поразил княжича взгляд незнакомки – мудрый, понимающий и спокойный.

- Стоять, - скомандовала девушка и обездвижила княжича взмахом руки. – Сейчас я тебе помогу. – Она подошла и обхватила пальцами голову мужчины, придавив ему виски. – Выдохни, - сказала, - выдохни свою злость.

И Эрик неожиданно подчинился. Выдохнул.

А через минуту его ярость куда-то исчезла и он с удивлением посмотрел на незнакомку. Она, понимающе кивнув, отпустила его, отступила на шаг и склонилась в лёгком поклоне.

- Илиана, княжна Родгайская, боевой маг, целительница Шао.

- Как такое возможно? – пробормотал княжич, машинально поправляя на себе одетый кое-как домашний наряд, так подействовал на него сосредоточенный взгляд женщины-мага. – У Шао нет женщин.

- Для меня и моей сестры сделали исключение. Я и Зана – сёстры Шао. И пока я во дворце разбираюсь с жертвами Флавии, младшая княжна Родгай вместе с воинами гарнизона Сванска уже в имении Серенски, чтобы спасти заложников и ликвидировать кузена Флавии, ведь именно он изготовил амулет принуждения.

- А где воевода Ко-Линь?

- Там же, в Серенски. В имении ждут моего прибытия, чтобы разобраться, кто есть кто. Здесь, во дворце, по крайней мере, жертвы известны и Флавия уже начала говорить…

- Убью гадину, - прорычал Эрик.

- Конечно, - спокойно согласилась с ним Илиана. – Но сейчас у тебя есть прекрасный повод навести в своём доме порядок, отделив верных и преданных людей от подлых и слабых. Используй это и не тяни. Фергус уже рассказал, что надлежит говорить придворным, если возникнут вопросы?

- Да, - княжич рухнул в кресло. – Я должен лгать, чтобы спасти лицо князей Сванска.

- Не злись, - девушка присела напротив, - неужели будет лучше, если ты тоже выступишь в роли жертвы? Для всех ты сознательно играл роль влюблённого глупца, чтобы узнать тайну смерти жены и раскрыть заговор против княжеской короны. Флавия открылась, посчитав тебя безопасным, за что и будет немедленно казнена.

- Ты так уверена в себе, - Эрик прищурился, разглядывая Илиану. – Говоришь свободно и спокойно, словно знаешь, что будет дальше. А ещё командуешь тут…

- Руковожу, - поправила княжича девушка. – Хочешь вернуть бразды правления, прекращай злиться, соберись и марш наводить порядок в своём доме. Мне же пора в Серенски.

- Вот, никакого уважения, - укорил княжич, хотя глаза его впервые прояснились и он даже чуть улыбнулся.

- Ну что ты, я тебя и уважаю, и сочувствую, - серьёзно ответила девушка. - А вот лебезить мне некогда, да и не к чему, мы же ровня. – Она кивнула на дверь и сказала. – Пойдём в гостиную, тебе нужно узнать всё о делах и планах Серенски. Скоро рассвет, начнут просыпаться обитатели дворца и я рекомендую начать опрашивать слуг – они всё видели и могут подсказать, кто нажился на бедственном положении жертв. А главное – почему все молчали.

- Да, вопросов много, - вздохнул Эрик. – Но я не остановлюсь, пока не распутаю этот змеиный клубок до конца.

- Похвально. Тогда вперёд!


Илиана уезжала из дворца на рассвете. Её сопровождали десять стражников, выбранных лично княжичем. Эрик и сам рвался поехать в Серенски, но понимал – здесь, в Сванске, ему предстоит ещё не один день разбираться с последствиями действий Флавии и её кузена, потому что их афера неожиданно вскрыла множество прорех в безопасности княжества, а также выявила предательство и гниль среди придворных и обслуги дворца.

- Не переживай, Эрик, - сказала ему на прощание Илиана. – Ты ведь понимаешь, что любой двор – это серпентарий, где каждый гад ищет свою выгоду. Поэтому будь мудр и не руби с плеча, приближай к себе верных и следи за подлыми и завистниками. Ты остался в выигрыше: злодейка наказана (Эрик собственноручно отрубил Флавии голову), амулет принуждения уничтожен, имена подлецов и тех, кто поддерживал Серенски, известны, так что дознавателям работы хватит надолго.

- Радует, что хоть верные слуги за всем следили, - кивнул Эрик. – И ещё, что не успели передать послание о том, что здесь творится, моему отцу в Пейн.

- Да, князь бы обратился за помощью к магам и королю Нутреи, - согласилась Илиана. – И огласки бы избежать не удалось.

- Ты спасла Сванск, Илиана, - княжич склонился перед девушкой в глубоком поклоне, - и я твой вечный должник. А пока желаю лёгкой дороги и жду обратно с победой.

- Мы уже победили, Эрик. До скорой встречи, - она взлетела в седло (жеребца ей подобрал Фергус на дворцовой конюшне), кивнула на прощание княжичу и главе дознавателей, и вскоре вместе со своим отрядом исчезла за дворцовой оградой.

 - Ну вот, - вздохнул Эрик. – А нам пора начинать разбираться с местным серпентарием.

Фергус понимающе улыбнулся.

- Да уж, моя сестра умеет правильно подбирать формулировки.


Воевода Ко-Линь пребывал в задумчивости, разглядывая карту имения Серенски и его окрестностей. Так как уже наступили сумерки и любой огонёк был виден издали (все-таки кругом степь и деревьев-кустов вокруг не так уж и много), карту расстелили прямо на траве, прикрыв магический светлячок дополнительной защитой.

- Добрались сюда мы легко, - сказал тихо Ко-Линь Зане, которая уселась рядом с воеводой на ещё тёплую после жаркого дня землю рассматривать подходы к Серенски. – Но вот как подойти вплотную к замку? Ведь невозможно укрыть 150 человек, берущих его в окружение.

- Будем ждать темноты, - пожала плечом девушка. – Разведчики уже отправлены вперёд, надеюсь, после их возвращения многое прояснится. А сейчас продолжаем следовать плану моей сестры – воины рассредоточиваются вокруг имения, подбираясь ползком на максимально близкое расстояние к замку, и ждут сигнала.

- Через час, не раньше, - мотнул головой воевода.

- Что? – не поняла Зана.

- Воины выдвинутся через час, иначе их могут обнаружить. И так, слава Единому, нам повезло, что нашлась эта впадина за две мили от имения, и ты смогла накрыть всех пологом невидимости, иначе нас обнаружили бы уже давно.

- Если есть час времени, предлагаю всем перекусить сухим пайком. А затем я чуть поколдую над каждым из воинов – наложу защиту от сна.

- Лучше побереги силы - мои воины приучены не спать, если нужно.

- Верю, - мягко улыбнулась в ответ Зана. – Но сегодня ночью мне предстоит применить заклинание «Крепкого сна» и я не знаю, как далеко оно зайдёт и кого может коснуться. А вдруг дотянется до ребят, стоящих по другую сторону замка? Они же заснут в минуту и никакая выучка их не спасёт.

- О, тогда конечно, - согласился Ко-Линь.

И весь последующий час Зана подходила к каждому воину отряда и накладывала ему руки на виски. «Заклинание продержится до утра», - предупредила она воеводу. – Так что теперь не уснёт никто.

- А ты?

- А мне придётся пить бодрящую настойку, которую приготовила сестра.

Зана вернулась к группе дознавателей, примкнувшей к ней за воротами Сванска, и присела отдохнуть.

- Чего мы ждём? – спросил девушку мастер Сандо.

Заместитель Фергуса сам вызвался в эту поездку, так как два месяца самолично искал следы пропавших караванов и хотел увидеть конец всей этой истории. А ещё мужчину заинтересовала Зана. Опытный маг, Сандо понял, что девушка, как и её сестра, носит личину, но молчал, понимая, что это не его дело.

- Должны вернуться разведчики, - ответила Зана. – После их отчёта станет понятно, как расставить людей и что надлежит предпринять …О, - девушка вскочила, - я слышу голос Гория, значит, ребята вернулись.

Гор, как опытный воин, сам напросился с людьми Ко-Линя в разведку. Оказалось, его в дружине Сванска хорошо знали. «Горий Исмир одно время служил у нас, правда, недолго, - рассказал воевода Зане. – Он зарекомендовал себя хорошим воином, отличный мечник и умница».

- Отчего же Горий ушёл? – спросила девушка.

Ко-Линь фыркнул, а потом со смешком объяснил.

- Сказал, ему скучно. Сванск всегда был тихим и спокойным местом, так что Горий предпочёл водить караваны по континенту и изучать мир. Счастливец.


- Сванское княжество расположено на границе степи и более холмистой местности, - докладывал разведчик воеводы, обращаясь к Зане. – Знать предпочитает строить дома на возвышенностях, вот и Серенски воздвигли свой замок на холме. Здание старое, но крепкое. Вокруг имения высятся ещё несколько небольших холмов, больше похожих на курганы. Их разделяют узкие долины, и в одной, перегороженной с двух сторон дощатыми заборами мы обнаружили людей.

- Это люди караванов, - вставил Горий хрипло, - я узнал несколько человек из нашей охраны.

- Люди живут под открытым небом, видно, что многие болеют, много лежачих, - продолжил разведчик.

- Ничего, - заверила всех Зана. – Моя сестра сильный маг Жизни, целительница Шао. Она приедет утром и окажет помощь каждому больному.

- Спасибо, - улыбнулся разведчик. – Я продолжу. Пленников охраняет не больше десяти человек с каждой стороны, да и сверху, на вершинах курганов, дежурит по двое охранников. Хотя я не понимаю - сотня крепких мужиков уже давно могла бы смять эту банду и уйти в степь или на королевский тракт.

- Нет, - грустно ответила девушка. – Все пленники заколдованы. Флип Свански – маг и держит их, как животных, на поводке. Захочет – и все жертвы умрут в одночасье.

Окружающие Зану мужчины тихо выругались.

- Прошу прощения, - извинился за всех Ко-Линь.

- Ничего, я понимаю. Прошу лишь никому не разглашать о факте рабского положения людей, пока я не проберусь в замок и не уничтожу Серенски. Повторяю - ничего не предпринимать, иначе мы окажемся с сотней трупов на руках.

- Вы так спокойно об этом говорите, - заметил воевода.

- Мне пришлось повоевать в своей жизни, - девушка ответила таким тоном, что воины поняли - задавать вопросов о её прошлом не стоит.

- Воевода, я расскажу, что собираюсь предпринять, - обратилась к Ко-Линю Зана, - а вы сами потом решите, как распределить своих воинов и как организовать кольцо вокруг имения.

- Хорошо. Слушаю.


В два часа ночи охрана пленников вдруг почувствовала сильное желание спать, которое лишь усиливалось с каждой минутой.

- Да ничего не случится, если мы немного поспим, - пробормотал старший и свалился рядом со своими людьми уже храпящими во всё горло.

Уснули охранники и с противоположной стороны людского загона.

«Но я не смогу усыпить людей на курганах, - сказала Зана на вечернем обсуждении операции, - заклинание идёт по прямой, вверх не поднимается, так что ваши люди, Ко-Линь, должны сами бесшумно снять часовых и занять их место. И предупреждаю – стражу Серенски убивать нельзя, потому что кто-то из них может быть магически связан со своим с хозяином и Флип сразу же почувствует смерть подчинённого».

 Так что вся охрана была надёжно связана, рты забиты кляпами, а на их место встали воины Сванска.

- И вроде всё, как и было раньше, - весело хмыкнул мастер Сандо, рассматривая издали «стражу».

Тем временем маленькая армия Ко-Линя ползком окружила спящее имение Серенски, а Зана радовалась, что в Нутрее уже сотни лет царят спокойствие и мир и знати нет необходимости защищать свои владения высокими стенами. Так и здесь – невысокая ограда имения была чисто условной. Замок, хотя скорее усадьбу, окружали лишь небольшие хозяйственные постройки и конюшни, через которые Зана, Горий и Сандо легко проскользнули незамеченными. «Странно, что вокруг нет никакой магической защиты или контрольной нити, которая оповещала бы о чужаках, - подумала девушка. – На Руне мы не могли себе позволить такой беспечности. Хотя, что я знаю о силе Флипа, как мага? Возможно, у него просто её не хватает, чтобы окружить имение? Или он уверен, что никто не знает о его делах и поэтому не прячется? Как самонадеянно и глупо».

- Стоим. Ждём, - шепнула Зана и послала вперёд заклинание «Крепкий сон». – Люди в постройках спят, - сообщила Сандо. – Передайте воеводе, что можно зачищать территорию, главное – всех людей связать и никого не ранить и не убивать, иначе можем потревожить Серенски.

- Понял.

Дознаватель исчез ненадолго в темноте ночи, но вскоре вернулся и их троица двинулась к дому. Здесь Зана вновь применила заклинание, охватив глубоким сном первый этаж здания. Горий аккуратно повернул ручку двери, ведущей на кухню, и тихо выругался.

- Заперто. И дверь основательная, не сломать.

- Давай я, - Зана ощупала замок, минуту поколдовала над ним и он просто рассыпался в пыль на глазах изумлённых мужчин.

- Как? – охнул Сандо.

- Я - маг неживой природы, - ответила девушка. – Это работа с камнем, металлами и любыми неживыми предметами.

- И амулеты тоже…?

- Да. Всё, идём. Соблюдаем тишину.


В кухне было пусто, как и в коридорах первого этажа. «Наверх», - кивнула в сторону лестницы Зана и тихо скользнула по ступеням на второй этаж. Там девушка вновь задействовала заклинание «Крепкий сон», переждала минуту, выжидая, а затем вновь начала подъём, интуитивно чувствуя, что хозяин усадьбы находится на самом верху. И здесь её ожидаемо встретил сюрприз – дверь, ведущая на последний этаж, оказалась просто опутана заклинаниями. «Сейчас», - еле шевельнула губами Зана и пустила последнюю волну усыпляющего заклинания, после чего зажгла магический светлячок и обратилась к Сандо.

- Ты узнаёшь рисунок?

- Улучшенная охранная магическая защита, - ответил тот.

- Снять сможешь?

- Да.

- Тогда действуй, - и девушка отступила в сторону.

Сандо занял её место, быстро размял пальцы и растёр ладони, а затем, приложив руки к центру рисунка на двери, тихо пропел «Исчезни». Зана опустила взгляд, пытаясь не показать своего удивления, хотя ей хотелось расхохотаться в голос, ведь Сандо использовал родной язык девушки – язык Руны. «Основатели хорошенько потрудились на Цитроне, - улыбалась мысленно «зелёная», - использовали родной язык, как магическую составляющую. Странно, что в Шао нам об этом не сказали, хотя монахи больше у нас с Илианой учились, чем мы у них».

- Чисто, - прошептал дознаватель и аккуратно толкнул дверь внутрь.

- Стой!

Зана заглянула в комнату Серенски и ахнула – от пола до потолка всё помещение было покрыто магической защитой. Словно волны в океане, линии чередовались одна за одной, оканчиваясь на самом хозяине: Флип Серенски спал просто оплетённый защитной магией.

- Ну что же, - вздохнула девушка, - нам ничего не остаётся, как снимать заклинания по очереди, иначе можем активировать какую-нибудь гадость, а это опасно.

- Поможешь? – обратился Сандо к Зане. – Мне одному придётся долго возиться.

- Пока нет, - девушка вышла в коридор и уселась на пол у стены. – Мне нужно срочно выпить бодрящий эликсир, не то я просто свалюсь.

- Ты и вправду спала с лица и побледнела, - склонился к ней Горий.

- Заклинание «Крепкий сон» очень изматывает и требует много сил. Ты хоть представляешь, сколько человек мне пришлось усыпить?

- Думаю, около двухсот.

- Невероятно, - прошептал Сандо. – Я как-то и не задумывался об этом.

- Ты ведь учился в магической высшей школе, - Зана вытянула из кармана заранее приготовленный эликсир и сделала три глотка. – Универсал, как и Фергус?

- Да, но я слабее.

- Неважно. Сколько человек ты бы смог усыпить?

- Одного-двух.

- А Фергус?

- Пять-шесть.

- А самый сильный маг Нутреи?

- Не знаю, может, двадцать…?

- Не двести? – и Зана лукаво улыбнулась. – И вы с Гором ещё удивляетесь, что я побледнела? Да это заклинание настолько мощно, что для него вся защита Флипа не преграда.

- Он и вправду крепко спит, - дознаватель, словно проверяя, заглянул в комнату Серенски, а затем тихо присвистнул. - Ты на порядок сильнее наших магов, – и брови Сандо поползли вверх. – Кто ты такая, Зана? Откуда? И почему прячешь своё лицо? Я же вижу – на тебе иллюзия… - Он остановился, вздохнул и тихо прошептал. – Прости. Это не моё дело.

- Дашь клятву молчать – узнаешь правду, - прищурилась девушка. – Обещаю, это никому ничем не грозит, просто личная тайна, хотя, скорее, тайна моего рода.

- Ты – Шао, - помолчав, ответил маг. – Сестра Фергуса. Я верю тебе.

- Тогда смотри, - Зана встала и провела ладонью перед своим лицом.

Сандо опешил. Такого он точно не ожидал: перед ним оказалась белокожая, с нежным румянцем на скулах, зеленоглазая красавица. Её чёрные, чуть вьющиеся волосы до плеч, были расцвечены яркими прядями молодой зелени и дознаватель откуда-то знал, просто чувствовал - это натуральный цвет волос.

Гор, улыбаясь, с любопытством смотрел на мага, а сам в душе тихо гордился. «Мне девушки открылись первому, доверились и взяли на службу. И я за них любого порву, потому что уверен – рядом с сёстрами не заскучаешь. Они всегда будут в центре событий, защищая правое дело, так что теперь я с ними… И без ума от Заны. Возможно, однажды… Тьфу, дурак! Нашёл время, когда мечтать!»

- Эт-то что? Как? – тем временем таращил глаза дознаватель.

- Особенность нашего рода, - ответила девушка. – Я скрываю её лишь потому, что не хочу вызывать у окружающих подобную твоей реакцию. - И ехидно добавила. – Рот закрой.

Горий не выдержал и заржал.

- Но почему? – почти взвыл Сандо. – Это же красиво!

- Зато страшно усложняет жизнь. Вот тебе бы понравилось постоянно быть в центре внимания?

- Нет. Но я ведь мужчина… Красота – удел женщины.

- Всё! Закрыли тему, – и Зана вновь вернула себе внешность нутрейки. – Принимайся за работу, а я пока посижу, отдохну.

- Ты права, прости, - дознаватель кивнул и приступил к снятию защитных заклинаний Серенски.


                                                       16.


 В коридоре Зана села на пол, прислонилась к стене, вытянула ноги и зевнула:

- Отправляйся к Ко-Линю, Гор, опиши нашу ситуацию и передай - пусть запускает своих воинов в дом. Необходимо обездвижить местных обитателей и заткнуть им рты, без исключения. Также рекомендую обыскать подвалы усадьбы, там наверняка тоже есть пленники.

Гор кивнул и уже на ступеньках лестницы попросил:

- Дождись меня, пожалуйста. Не буди Флипа, пока я не вернусь, хочу смотреть в глаза этому подонку, когда буду его убивать.

- Хорошо, - кивнула Зана и вновь зевнула. – Я пока вздремну минуту.

Она уснула мгновенно, словно провалилась в мягкую темноту. Горий, вернувшись, лишь укоризненно покачал головой - ему вдруг стало неловко, что такая красавица спит на полу. Он тихо пробрался в комнату Серенски и спросил у Сандо, как продвигается его работа. «Я же не маг, эти ваши линии не вижу».

- Медленно идёт, а спешить нельзя, - ответил дознаватель. – Цена ошибки – смерть.

- Ага, лучший стимул для старания, - кивнул Горий. – Я могу чем-то помочь?

- Да. Замолкни.

- Понял.

- Прости, если получилось грубо.

- Всё в порядке. Я посижу с нашей Шао, пока она спит.

- Хорошо.


Зана проснулась рывком. Вздрогнула, словно её ударило током, и вскочила.

- Ты что? – подхватился за ней Горий.

Но девушка уже ворвалась в комнату Серенски и ахнула. На Сандо надвигалось какое-то огромное чёрное пятно, готовое охватить его длинными мохнатыми щупальцами.

- На пол! – крикнула девушка и дознаватель мигом упал, а Зана метнула в пятно яркую струю огня. Чёрная жуть схлопнулась и щелчком истаяла, а девушка оглядела всё вокруг внимательным взглядом и удовлетворённо вздохнула. – Чисто.

- Что случилось? – спросил Горий.

- Я ошибся, - Сандо поднялся с пола и поклонился Зане. – Спасибо. Я твой должник.

- Так что же произошло? – повторила вопрос девушка.

- Обычная на первый взгляд линия защиты оказалась с тройным дном. Я этого не понял и попался. Ещё пара секунд и от меня бы осталась лишь иссушенная оболочка.

- Бр-р-р, - передёрнулась Зана. – Это было что-то из некромантии?

- Да, запрещённое заклинание «Поглотитель силы». До сегодняшнего дня ещё никому не удавалось его уничтожить.

- И ты будешь молчать о том, что я смогла, - ответила «зелёная».

- Но как…? Что ты сделала?

- Сам же говорил – я на порядок сильнее. Вот и перебила заклинание мощью.

- Потрясающе, - вздохнул Сандо. – Я буду молчать, обещаю. - Он бросил взгляд на спящего Серенски, потом внимательно осмотрел всю комнату мага от пола до потолка и прошептал. – Невероятно. Зана, ты своим огнём уничтожила всю оставшуюся защиту Флипа. Ни одно заклинание не сработало, всё просто рассыпалось в пыль.

- Отлично, - девушка склонилась над кроватью, рассматривая спящего мага, и внимательно осмотрела его руку. – Как мы и предполагали. Амулет принуждения.

- Да? Где? – подошёл к кровати Горий.

- Браслет на руке. Именно с его помощью Флип пленял людей караванов. А вторым амулетом Флавия держала в подчинении весь княжеский двор и Эрика.

- Откуда это у Серенски? – удивился Сандо.

- Флавия утверждала, что её кузен полон тайн и талантов. Думаю, он много лет работал над амулетом.

- И что теперь?

- Нам осталось его лишь снять, - и Зана лёгким движением сдёрнула браслет с руки мага, - слава Единому! – Мысль, что придётся отрубить руку спящего человека, приводила девушку в ужас. – Теперь всё будет хорошо. Надеюсь, я смогу вернуть жертвам Серенски свободу и жизнь. – Девушка покрутила браслет перед глазами, рассматривая яркие жемчужины в серебре со всех сторон, а затем, не раздумывая, решительно надела амулет на себя.

- Ты что? – крикнул Горий.

- Тихо, - Зана качнулась и присела на край кровати. – Голова закружилась.

- Зачем? – укоризненно спросил Сандо. – Ты же рискуешь.

- Амулет нельзя просто уничтожить, – девушка закрыла глаза, рассматривая черноту внутри оков. – Вместе с ним погибнут и все привязанные жертвы, ведь браслет питается их энергией. Именно поэтому пленники ещё живы.

- То есть, Серенски магически высасывает из людей силу?

- Похоже на то. Дайте мне разобраться с амулетом, нужно ведь поскорее освободить этих бедолаг.

- А не лучше ли допросить Флипа? – спросил Гор.

- Не хочу рисковать, - вздохнула Зана. – Боюсь, он обманет. Серенски терять нечего, так что он может нагадить напоследок.

- Этот да, может, - согласился Сандо. – У него в школе Пейна была та ещё репутация: интриган, подлец и сволочь.

- Откуда знаешь?

- Мы вместе учились. На разных факультетах, правда, но о его грязных делах ходило множество слухов. И я точно знаю - Флип якшался с бандитами и разными отбросами и всё свободное время проводил в притонах «Дна» - самого разбойного района Пейна.

- Вот откуда у него люди, - кивнул Горий. – Набрал наёмников с «Дна», а там ошиваются лишь бандиты, воры и убийцы. – Он бросил взгляд на встрепенувшуюся Зану. – Ты уже разобралась с амулетом?

- От него идут нити привязки, - сообщила девушка. - Мы пройдём по каждой из них и я освобожу пленников. Хорошо, что все крепко спят - люди не почувствуют боли…

- Боли?

- Мне так кажется, - пробормотала Зана. – Ведь нить принуждения покрывает голову жертвы, и когда она отсоединяется, должно быть неприятно... Зато все проснутся свободными.

- А что будет с Серенски? – спросил Сандо.

- Сейчас, - девушка вновь закрыла глаза, помолчала, а потом зло улыбнулась. – Оказывается, у амулета есть одно незанятое место. Уверена, Флип специально хранил его для любимой кузины, чтобы её пленить, а затем управлять, как куклой.

- И что?

- Думаю, Зана собирается использовать амулет для подчинения его создателя, - одобрительно кивнул Горий. – Я прав?

- Да, и процесс уже пошёл, - девушка встала и проследила, как вокруг шеи мага обвивается силовая нить. – Готово.

– Отлично. Пусть хоть ненадолго почувствует то же, что и его жертвы.

- Почему ненадолго? – не понял Сандо.

- А я убью его быстро, – Гор выскочил из комнаты и вскоре привёл за собой двух воинов. – Вот, - кивнул он на спящего мага. – Свяжите ему руки за спиной, чтобы даже пальцем пошевелить не смог, и суньте кляп в рот понадёжнее. Именно этот гад – зачинщик всего непотребства, творящегося в округе.

- А пленники в загоне для скота? – спросил, хмурясь, один из воинов.

- Его работа, так что с мага глаз не спускать, мужики. Если вдруг заметите, что шевельнулся…

- Сразу же сообщим, - ответил воин.

- И стукнем по голове, чтоб не дёргался, - добавил второй.

- Правильно, - осклабился Горий. – Зана, Сандо, пошли.


Большая часть нитей шла из амулета на улицу к пленникам.

Зана, выйдя из дома, глубоко вдохнула прохладный ночной воздух и поёжилась.

- Холодно, однако. А ведь люди караванов живут под открытым небом. Некоторые вообще второй месяц спят на земле. Кошмар…

Девушка не успела договорить, как на её плечи легла мужская куртка.

- Что? – она оглянулась. – Горий, зачем…?

- Ты уже истратила много сил, а тебе ещё работать и работать, так что лишнее тепло не помешает.

- Спасибо.


Ко-Линь встретил их на подходе к людскому загону.

- Всё в порядке, - сообщила девушка. – Маг крепко спит. Его связали и сторожат. Амулет у меня.

- Слава Единому, - выдохнул воевода. – Вас не было так долго, что я уже начал волноваться.

- Пришлось повозиться с заклинаниями Серенски, - и Зана кивнула на дознавателя. – Сандо - молодец, снял практически всю защиту один.

- Ага, пока не вляпался, - маг счастливо улыбался, щуря узкие глаза. – Зана спасла мне жизнь, вытащив из казавшейся безнадёжной ловушки, а затем закончила работу.

- Молодцы, - похвалил их Ко-Линь. – Я, тем временем, приказал спящих наёмников и прислугу перенести в главный зал дома, там достаточно места для всех.

- Много народу? – спросила Зана.

- Почти 60 человек. Кстати, ты оказалась права – в подвале усадьбы Флип Серенски устроил настоящую тюрьму, где содержалось 18 пленников.

- Туда ведь не дошло сонное заклинание, - расширила глаза девушка. – Они проснулись?

- Да. Мы перевели всех на второй этаж, дали умыться и поесть. Сейчас эти бедолаги спят под надёжной охраной.

- Хорошо, - кивнул Сандо. – Утром дознаватели со всеми обстоятельно побеседуют.

- И ещё есть новость, - нахмурился Ко-Линь. - Рядом с конюшней обнаружилась карета, готовая к путешествию. По-видимому, Флавия не собиралась задерживаться в усадьбе, а вместе с кузеном и Эриком сразу же отправилась бы заграницу. Мы вовремя успели, слава Единому.

- Отлично. Теперь пришла пора расколдовать жертв Серенски, - Зана шагнула в людской загон, оглянулась и ахнула – все пленники были с удобством устроены на матрасах и подстилках и тщательно укутаны в одеяла. – Какой же вы умница, Ко-Линь, что позаботились об этих несчастных.

- Всё, что смогли, снесли из усадьбы сюда, - доложился воевода, было заметно, что ему приятна похвала девушки. – К сожалению, тут тесно и нельзя разложить костры, чтобы хоть немного согреть ночной воздух. Да и не знал я, можно ли это делать, как раз шёл к вам спросить… Всё-таки это неправильно: жертвы лежат на улице, а их мучители в доме, но я боялся трогать подчинённых мага, вдруг бы он почувствовал перемещение пленников.

- Вы всё правильно сделали, Ко-Линь. Не нужно беспокоить людей караванов, они и так на грани и любое усилие только ухудшит их самочувствие. А организовать здесь комфорт могу и я, - девушка вышла в центр площадки, осторожно переступая через тела, остановилась, подняла вверх руки и резко развела их в стороны.

- Ого, - уважительно протянул Сандо. – Защитный купол огромной величины и мощи. Это впечатляет.

- Она накрыла всех пленников? – спросил воевода.

- Да.

- Значит, можно зажечь хотя бы один костёр? Он быстро нагреет воздух внутри купола.

- Уже незачем, - ответил дознаватель. – Наша Шао греет воздух своей силой и скоро здесь станет тепло, как днём.


«Бедные люди. Измождённые, истощённые, больные. Некоторые вообще на грани, так что начну с самых ослабленных, – Зана присела возле одного спящего человека и тронула нить, ведущую к нему. – Отпусти его, - позвала мысленно, - видишь, тебе уже нечем питаться. Иди обратно в оковы, я приказываю».

- Нить сползает с пленника, - шёпотом прокомментировал внимательно наблюдающий за девушкой Сандо. – Всё, человек свободен.

- Ко-Линь, - обратилась к воеводе Зана. – Этих людей, как только проснутся, следует напоить горячим бульоном или хотя бы травяным отваром, в который я добавлю бодрящей настойки. Здесь много больных, есть и совсем плохие… До того времени, как прибудет моя сестра-целительница, мы должны сделать всё возможное, чтобы никто не умер.

- Сейчас распоряжусь, - кивнул воевода и растворился в утренней мгле.

Девушка машинально проводила его взглядом, а потом оглянулась и изумлённо покачала головой.

- Надо же, светает. Как быстро пролетело время.

Она нахмурилась, о чём-то размышляя, и вновь огляделась, словно выискивая что-то среди спящих на земле людей

- Зана? - подошёл к ней Горий.

- Я хочу пометить самых слабых, - ответила девушка, - чтобы Илиана занялась ими в первую очередь.

- Как именно пометить?

- Повязать каждому на руку яркую нить или что-то подобное. А вокруг – посмотри сам - лишь одеяла и пледы, и они все нужны. Хотя… - Зана вытащила из-за пояса кинжал и протянула его Горию. – Отрежь подол моего кимоно, где-то в локоть шириной, будешь рвать его на ленточки.

- Прямо на тебе укорачивать?

- Да. А я пока займусь следующим пленником.

- Хорошо, - кивнул мужчина и принялся за дело, стараясь, чтобы линия отреза шла ровно.

 Следующий час прошёл в монотонной работе: Зана указывала на человека, Горий отрезал ленту от куска подола и подавал её Сандо, тот повязывал ткань на руку больного, а девушка, закончив освобождать пленника от оков Ялеса, магией превращала кусок ткани в тонкий яркий браслет.


- 92 человека свободны, - устало доложилась «зелёная» Ко-Линю. – У кого на правой руке браслет Шао, должен быть осмотрен Илианой в первую очередь.

- Понял, - кивнула воевода, а потом жалобно попросил. – А можно и для меня сделать такой же браслет? Будет память о сегодняшней ночи.

- И я хочу, - вскинулся Сандо.

- И я…и я… - загудели воины, охранявшие людской загон.

- Ладно, - улыбнулась девушка. – Горий, сколько ленточек осталось?

- Дюжина.

- Давай их сюда, - Зана быстро наделала браслетов, отдала один Сандо, а остальные вручила воеводе. - Вот, сами отметите лучших. А мне пора в дом, на амулете осталось ещё 7 нитей. Не удивлюсь, если это окажутся домочадцы Серенски.

- Тогда иди прямо в главный зал усадьбы, все там. И Зана, - Ко-Линь поднял руку, любуясь браслетом, - спасибо. Это очень символичный подарок.

- Пожалуйста, - девушка сделал шаг в сторону усадьбы, а затем обернулась. - Вы не будете возражать, если люди в доме будут спать до прибытия моей сестры? Мы тогда сможем спокойно разобраться с пленниками, накормить, расспросить, а затем организовать их доставку в Сванск.

- Отличное предложение, - закивал воевода, - в свою очередь, я предлагаю устроить суд над Серенски и его бандой прямо здесь, в усадьбе. Зачем везти их в Сванск? У вас с сестрой ведь есть необходимые полномочия?

- Безусловно.

- Вот! Шао определят степень вины каждого злодея, а мои люди приведут приговор в исполнение.

- Согласна, я сейчас иду в дом освобождать последних подчинённых, думаю, их следует перевести из главного зала в другое помещение. Раз Флип пленил этих людей, значит, был уверен, что его действия не одобрят.

- А потом хоть немного отдохни, Зана, - вмешался Сандо. – Ты сегодня столько колдовала, как ещё на ногах держишься? - и дознаватель требовательно посмотрел на Гория.

- Я прослежу, - пообещал тот.


Как и предполагала младшая княжна Родгай, семеро подчинённых оказались семьёй Серенски: родители Флавии, бабка и четверо пожилых слуг.

- Уверена, их приказала пленить «любящая» дочь, - фыркнула Зана. – Да и Флипу было удобно держать родню в подчинении.

Она быстро избавила жертвы от оков Ялеса и зевнула, прикрыв рот кулаком.

- Я закончила. Все узники амулета свободны. Остался только Флип. С ним мы разберёмся, когда приедет Илиана, а пока пусть спит.

- И тебе тоже пора отдохнуть, - Горий подхватил девушку на руки и, не слушая её вялых возражений, отнёс в заранее приготовленную комнату. – Пока ты работала, освобождая семью Серенски, я устроил для тебя постель. А ещё, если захочешь, перед сном можно перекусить. Зана…?

Но девушка его уже не слышала, она крепко спала.


                                                     17.


«Что творится в нашем мире? – думал стражник Ивон, назначенный княжичем старшим группы, сопровождавшей сестру Шао в имение Серенски. – Одна баба чуть не сгубила Сванск, вторая его спасла. – Стражник взглянул на едущую рядом женщину и отвёл глаза. – Красивая. Странная. Шао-воин. Мечи за спиной. Не улыбается. Не строит глазки. И княжич её не заинтересовал, значит, к власти эта красавица не рвётся. Хотя среди стражников, охранявших дворец, уже пошли слухи, что именно Илиана разоблачила Флавию. Эрик был в бешенстве и в присутствии двора снёс своей любовнице голову, ведь та призналась, что убила княжну Инис. – Старший группы стражников одобрительно кивнул. - Это правильно. За родных нужно мстить… Так, а что эта Шао подаёт знак?»

Илиана подняла руку, сжатую в кулак, и отряд остановился.

- Привал полчаса, - сказала тоном, не терпящим возражений. – Мальчики налево, девочки направо, - она соскочила с жеребца, отвела его пастись на лужок у дороги, а сама свалилась в траву и закрыла глаза.

Стражники переглянулись, хмыкнули и последовали приказу Шао, а Илиана, тем временем, размышляла, всё ли учла сегодняшней ночью, а ещё с затаённой грустью вспоминала последний взгляд княжича. «Кажется, я зацепила Эрика. Он явно не хотел расставаться. И теперь вопрос – тронуло меня это? Безусловно. А нужен ли мне роман впопыхах? – и откровенно сама себе ответила. – Нет. Княжич, конечно, привлекательный молодой мужчина, но это всё. Моё сердце молчит. Вот и отлично! Значит, не буду переживать, когда уедем. Эрик не для меня».

Девушка не заметила, как уснула. Кажется, только что размышляла, как грустно в её годы быть одной, не любить и не быть любимой… и всё – провалилась в темноту.

Ивон, когда миновали полчаса, понял, что Шао спит и решил дать ей ещё пару минут отдыха, объяснив своим товарищам, что молодая женщина всю ночь трудилась вместе с дознавателями, перетряхивая дворец.

- Народу арестовали – приятно подумать – больше двух десятков надушенных придворных морд с приспешниками, - шепнул он. – Да и слуг тоже допрашивают и трусят. Княжич пообещал, что собирается навести порядок и во дворце, и во всём княжестве.

- А в Серенски мы зачем едем? – спросил кто-то из стражников.

- В имении у Флавии живёт кузен, её сообщник. Ты ведь слышал, что на тракте начали пропадать караваны? Вот. Это Серенски со своей бандой орудовал. Там сейчас воевода Ко-Линь порядок наводит. С ним несколько дознавателей Фергуса и ещё одна Шао, вроде как сестра этой… - Ивон кивнул через дорогу на спящую девушку, а затем встал и отряхнулся. – Пойду будить, а то сама проснётся, заругает.


В Серенски они приехали к трём часам дня. И изумились. Всё подворье кишело военными, среди которых быстро нашёлся воевода. Ко-Линь уважительно приветствовал Илиану и пригласил её пройти за ним.

- Ваша сестра сейчас отдыхает и я просил бы её пока не будить, она трудилась всю ночь, как и вы, догадываюсь, - он вопросительно взглянул на девушку.

- Да, - кивнула Илиана. – Если кратко, то Флавия во всём призналась, пленники амулета вместе с княжичем освобождены, а сам амулет я уничтожила.

- Что Флавия?

- Эрик её казнил.

- Хорошо, - одобрительно прищурился Ко-Линь. – У нас тоже всё благополучно. Зана сняла амулет с мага и освободила всех подчинённых, Флип и его люди спят под заклятьем сна, а вас сестра просила по приезде сразу же заняться пленниками. Многие из них совсем слабы, ведь их держали на голодном пайке, люди жили под открытым небом в загоне для скота…

- Куда идти? – решительно спросила Илиана, подхватывая свою лекарскую сумку.

- Прошу за мной. А по дороге я подробно расскажу, как прошла сегодняшняя операция.


- Я потрясён, - пробормотал Сандо на ухо Ко-Линю, - эти сёстры Шао просто невероятны. Такая сила в каждой! Такая мощь! Никогда подобного не видел.

- Да уж, - вторил ему воевода. – Илиана – настоящая Целительница. Быстро излечила и подняла самых слабых, привела в порядок остальных пленников и хотя сама трудилась всю ночь, а смотри – взгляд ясный, улыбается, шутит и подбадривает мужиков.

- И обедать отказалась, говорит, сначала больные, потом еда, - Сандо оглянулся и тихо присвистнул. – О, уже готовы фургоны для наших спасённых? Откуда?

- Серенски не успели продать транспорт последнего каравана, так что все люди уже к вечеру доберутся до Сванска. Я послал гонца к княжичу и попросил организовать пострадавшим жильё и стол. Мы в долгу перед этими людьми, - Ко-Линь взглянул на Илиану, присевшую отдохнуть под куст цветущего жасмина. – Хотя, конечно, настоящие герои – вот она и Зана, сёстры Шао. Без них ничего бы не вышло.

- Согласен, - вздохнул дознаватель. – Профукали бы мы и Серенски, и княжича.

- Ага, и опозорились бы на всю Нутрею, - добавил воевода.


Сандо уговорил Илиану перекусить, проведя её в столовую замка, и по пути показал целительнице главный зал, где спали обитатели усадьбы.

- Теперь нам разбираться в степени вины каждого, - сказал дознаватель. – Может вы согласитесь использовать для этого амулет подчинения, Илиана? И вообще - оставите браслет Фергусу? Это бы так помогло нашей службе вести дознания.

- Нет, - решительно ответила девушка. – Соблазн легко добиться желаемого всегда становится началом преступления. А этот амулет – именно соблазн, ведущий от могущества к злу. Потому что сначала человек будет использовать браслет для работы, а потом соблазнится любопытством и однажды захочет узнать, верна ли ему жена, так ли честен друг и где прячет деньги сосед-богач. Выводы делайте сами, Сандо.

- Понял, - вздохнул дознаватель. – Действительно, иметь такой браслет - большое искушение для человека. Так что не будем привыкать к лёгким путям и пойдём по старинке: допросы, пытки и опять допросы.

- Ну зачем же так грустно, - засмеялась Илиана. – Сегодня у вас есть я – маг Жизни. Одна из разновидностей моей профессии – умение прочитать главные мысли человека, так что мы быстро рассортируем местных обитателей на злодеев и их жертв.

- Вы владеете ментальной магией? – ахнул Сандо.

- А что? – лукаво воскликнула Илиана, подбоченившись.

- Завидую, - честно признался дознаватель. – Жаль, что таких магов в Нутрее единицы.

- Наоборот, хорошо. Вон Флип Серенски оказался менталистом и к чему это привело? Если бы таланты давались человеку лишь по его делам и заслугам, это было бы справедливо. Но жизнь не выбирает, кто хороший, а кто плохой. Достался дар порядочному человеку – он использует его во благо, повезло подлецу - и магия пускается на преступление и зло.

- Мудрая вы девушка, - склонил голову дознаватель. – Я теперь понимаю, почему братья Шао не могли упустить ваш магический дар, ведь он идёт вровень с умом, совестью и добрым сердцем.

- Вы мне тут ещё вирши читать начните, Сандо, и я тогда совсем упаду… от голода, - серьёзно ответила Илиана, хотя глаза девушки искрились от сдерживаемого смеха.

- Вирши не получится, Единый не дал таланта, - покраснел дознаватель, - а столовая уже рядом, пойдёмте.


Кормили их два воина, на скорую руку сварившие несколько котлов густого мясного гуляша. Они вскочили, когда Илиана и Сандо вошли в столовую и быстро подали на стол тарелки с горячим мясом и нарезали хлеб, а затем вышли на кухню.

- Вкусно как, - промычала девушка, активно орудуя вилкой.

- Угу, - ответил ей дознаватель. – Вы когда ели в последний раз?

- Не припомню, - она наморщила лоб. – Кажется вчера днём.

- То есть, уже сутки без еды?

- Некогда было, - пожала плечом Илиана.

Она прикончила миску мяса, запила его горячим отваром, а затем прошла на кухню и поблагодарила поваров за прекрасный обед. «Вот только спасённым людям такого пока нельзя. Им лучше куриный супчик», - добавила целительница.

- Так мы ещё ночью сготовили суп для пленников, воевода передал указание Шао Заны, - ответили мужики. – Мы знаем, что обильная пища может навредить голодающим.

- Отлично. Ещё раз спасибо.


У комнаты, где отдыхала Зана, вплотную к дверям оказалась придвинута кушетка, на которой чутко спал Горий. Он поднял голову, как только Илиана и Сандо зашли на этаж, сел, свесив ноги на пол, и кивнул.

- Илиана, рад видеть.

- Сторожишь? – улыбнулась девушка.

- Ага, - охранник зевнул. – Сейчас. – Мужчина сдвинул кушетку к противоположной стене коридора и кивнул на дверь. – Проходи.

- Мне нужно будет пошептаться с сестрой, - многозначительно произнесла девушка.

- Понял. Буду следить.

Когда Илиана скрылась за дверью, Сандо шлёпнулся рядом с Горием на кушетку и тихо спросил:

- Удалось отдохнуть?

- Да, хотя спал урывками.

Тут дознаватель вытаращился на дверь, где секретничали сёстры, и охнул.

- Что? – толкнул его плечом Горий.

- Жаль, что ты не видишь: Шао поставили защиту от подслушивания, - выдавил Сандо. – Я такого сложного заклинания ещё никогда не видел. У этих сестёр столько сюрпризов.

- Я знаю, - серьёзно ответил Гор. – Но даже не пытаюсь спрашивать. Один раз понахальничал – получил урок на всю жизнь, так стыдно было. Я ведь рассказывал, как меня нашли и спасли…

- Да, просто чудом.

- А благодарные люди не интересуются у чуда, откуда оно взялось. Просто говорят спасибо.

- Согласен. И понял намёк, молчу, хотя так любопытно…

- Терпи, - Горий сдвинул товарища на край кушетки и снова лёг. – А я пока полежу.

- Давай.

Охранник повернулся на бок и прикрыл глаза, чутко вслушиваясь в звуки растревоженного дома, а дознаватель остался сидеть в его ногах на краешке кушетки, рассматривая сложные магические узоры на двери и любуясь ими, словно бесценной картиной выдающегося художника.

«Что же напоминает мне этот рисунок? – думал Сандо. - Магию Основателей. Их заклинания всегда сравнивали со сложным многослойным полотном, напитанным невиданной силой… Магия сестёр Шао такая же. И хотя я увидел немного, а понял и того меньше, меня мучит вопрос. Откуда это знание у девушек? И где на Цитроне рождаются люди с такой необычной внешностью и таким громадным даром?»

Дознаватель замер.

«Объяснить подобное могущество может лишь одно – сёстры Родгай тоже из Основателей. Они потомки магов, принёсших на землю Цитрона веру в Единого, справедливость и мир. И девушки делают тоже самое - спасают, учат, лечат и вершат справедливость. – Сандо тихо вздохнул и краешком глаза взглянул на лежащего рядом охранника, а вдруг проницательный воин поймёт, о чём думает его товарищ. – Нет, Горий ничего не знает и даже не догадывается, кому служит. Он просто верит. И это самое правильное отношение к сёстрам. Ну что же, значит и я поступлю также – буду верить и молчать».


Кровать, где спала Зана, была просто огромной и Илиана решила пристроиться рядом с сестрой, чтобы немного поваляться и поболтать с ней, но посмотрев на свою одежду, девушка укоризненно покачала головой. «Грязной лезть в постель нельзя». Она оглядела комнату и обнаружила ещё одну дверь, ведущую в ванную. И вскоре чистая, переодетая в свежую рубаху, она скользнула в ворох одеял и уткнулась носом в макушку младшей сестры.

- Вставай лентяйка-соня

  Петух давно пропел…

Этой песней в детстве их всегда будила мама, как давно это было…

- Иля? – хрипло прошептала со сна Зана, поворачиваясь к сестре. – Ты? – Она рывком обняла её и сразу же спросила. – Ну что? Как…?

- Всё хорошо, слушай, - и Илиана подробно рассказала о том, как миновала её ночь, а напоследок добавила, что, приехав в имение, сразу же отправилась к пленникам. – Они уже все здоровы, грузятся в фургоны и отправляются в Сванск. Там их встретит княжич и обеспечит жильём, едой и уходом.

- Одной заботой меньше, - Зана протёрла кулаком глаза и зевнула. – Получается, я зря берегла амулет и жизнь Флипа Серенски, раз Флавия тебе уже всё рассказала.

- Нет, Флипа всё равно нужно допросить, чтобы понять откуда у него оковы Ялеса, ведь он мог солгать кузине.

- Этот мог, - кивнула Зана. – Почему? Мой черёд рассказывать.

- Значит, банда Серенски – это наёмники «Дна»? – выслушав сестру, уточнила Илиана. - Интересное название у района, очень ёмкое и точное. Ладно, - девушка соскочила с кровати, - вставай и пойдём пытать Флипа.

- Зачем пытать? – не поняла Зана. – Он же пленник амулета.

- Да это Сандо жаловался, что главный инструмент дознавателя – это допрос и пытки, - отмахнулась Илиана. – Просил оставить Фергусу амулет для работы.

- И что?

- Я отказала. Поэтому, как только покончим с Серенски, сразу же уничтожим оковы Ялеса на глазах у свидетелей.

- Согласна, - кивнула сестра.


                                                             18.


Сборы Заны были недолгими и вскоре девушки вместе с сопровождающими их Горием и Сандо отправились на встречу с Флипом Серенски. У двери в его комнату Илиана остановилась и сказала:

- Прежде, чем мы начнём допрос мага, нам с сестрой нужно задать ему пару вопросов наедине. Это займёт немного времени, обещаю. А пока мы беседуем, Сандо, найдите и приготовьте помещение, где будет проводиться суд над Серенски и его бандой. И поспешите, люди в главном зале уже должны просыпаться.

- Понял, - кивнул дознаватель. – Тогда я вниз…

- А я тут посторожу, - добавил охранник.

Зайдя в комнату, Илиана отпустила воинов, охранявших Серенски обедать, а сама установила защиту на двери и приказала сестре. – Буди.


Флип оказался таким, каким его описывал Петер: высокий, худой, смуглый, с длинными чёрными волосами. Взгляд его, когда маг увидел сестёр, был ошарашенным и диким, ведь Илиана и Зана сбросили личины и предстали перед ним в своих истинных обличьях.

- Вы кто? – каркнул Серенски, разглядывая странных посетительниц.

- Мы - Шао, - ответила «зелёная» и продемонстрировала амулет на своей руке. – Стой и не дёргайся, Флип. Отвечай подробно, откуда у тебя этот браслет?

- Что? – Серенски ухватил себя за запястье, шагнул к девушке и остановился. Взгляд его остекленел - оковы начали свою работу. – Я нашёл шкатулку в скалах у подножья монастыря Шао, давно, в детстве. В ней оказалось два браслета…

- Достаточно, - бросила Илиана. – Всё так, как и говорила Флавия. Запомни Серенски, это ты, лично, изготовил амулеты подчинения, а ещё скрывал ото всех, что маг-менталист. Кто бы тебя не спрашивал, эти браслеты - твоя работа, понял?

- Да.

- Лгать, конечно, неправильно, - пробормотала Зана, - но у нас нет другого выхода.

- Он убийца, - жёстко ответила сестра. – И должен отвечать за свершённое зло. А тайна оков должна быть сохранена, иначе репутации Основателей и Шао конец.

- Согласна, тут уж не до сантиментов. Что дальше Илиана? Тебя ещё что-то интересует?

- Нет, остальное мы спросим на суде, - ответила старшая. – Возвращаем себе личины и отправляемся вниз. Флип, ты идёшь с нами, смотришь и молчишь, пока тебя не спросят, ничего не делаешь, вреда ни чужим, ни себе не учиняешь. Понял?

- Да.


Горий, когда увидел Серенски, зло оскалился.

- Вот и свиделись, сволочь. Убийца!

- Его ждёт суд, Гор, - Зана взяла за руку товарища и успокаивающе пожала его ладонь. – Там ты расскажешь всё, что с тобой произошло и сможешь официально призвать Серенски к ответу.

- Только моих ребят это уже не вернёт.

- Пойдёмте, - Илиана подтолкнула Серенски в спину и направила его к лестнице. – Незачем ждать. Сейчас всё спросим, узнаем и решим…

- …а потом я его убью. Сам, - ответил Горий. – Кровь за кровь, жизнь за жизнь.


В холле первого этажа их встретил Ко-Линь и сразу же доложился:

- Фургоны с людьми караванов отправлены в Сванск. Я выделил им треть своих людей для сопровождения. На суд бывших пленников решил не оставлять, им и так досталось. Сказал лишь, что сегодня же все их обидчики буду казнены.

- Мудро, - похвалила воеводу Илиана и оглядела пустой холл замка. – А где остальные ваши люди?

- Выводят и распределяют по ближайшим комнатам местных обитателей. В главном зале я решил устроить суд, там будет удобнее всего.

- Как скажете. Когда начнём?

- С минуты на минуту. Если хотите, можем прямо сейчас пройти в зал, но я бы советовал немного подождать. После того, как там сутки спало с полсотни человек, помещение нуждается в наведении порядка и проветривании.

- Хорошо, мы подождём.

- Иди встань в угол, - приказала Зана Серенски.

Тот покорно выполнил приказ, а воевода лишь хмыкнул, нахмурившись.

- Это наш главный злодей? В плену амулета?

- Да. Иначе он опасен, поэтому я сниму подчинение с него лишь перед казнью.

- Хорошо. Теперь осталось расспросить о всех его преступлениях.

- Он ответит на все вопросы. Пленники амулета не могут лгать.

- Отлично.

Тем временем Илиана обратила внимание, что кимоно сестры укорочено до колен и поинтересовалась, как это случилось. Зане пришлось рассказать, как она создавала браслеты из ткани кимоно, чтобы отмечать самых слабых пленников.

- А из остатков ткани Шао Зана сделала подарки мне и Сандо, - добавил воевода, продемонстрировав украшение на своей руке. – Последние несколько браслетов я вручил, как награду, нашим разведчикам. Теперь остальные воины им страшно завидуют, как же, Шао Зана поделилась своей удачей, - улыбнулся Ко-Линь.

- Отрезанный низ я спаяла магией, - объяснила Зана сестре, - поэтому ничего не заметно, просто укороченное кимоно.

- Мне нравится, - кивнула Илиана. – И верхом так ездить должно быть удобнее. Пожалуй, я и себе тоже укорочу…

- 0-о! – восхитился воевода, - Зана, вы изготовите для моих воинов ещё таких браслетов? Никогда не думал, что мужики будут так заинтересованы в подобной награде. – И Ко-Линь смущённо объяснил. – Ваш Горий был прав, когда говорил, что жизнь в Сванске достаточно монотонная, и хотя служба в гарнизоне идёт исправно, но подобных событий, как сегодня ночью – к счастью, конечно, - не было уже много лет.

- И мальчики заскучали? – захихикала девушка.

- Ну-у…

- Ко-Линь, - вмешалась Илиана. – Насколько я знаю, ваши воины показали себя этой ночью очень хорошо. Так почему бы вам не устраивать им и дальше подобные вылазки? Не плановые учения, а военные игры, соревнования. Поделите гарнизон на две части и устроите «войну» по всем правилам, благо степь рядом, можно развернуться.

- Закончится вся эта история, так и сделаю, - улыбнулся воевода. - Пусть «мальчики» повоюют, – и он захохотал от души.

В это время открылись двери главного зала показался Сандо.

- Можно начинать.


Стулья для Шао, воеводы и дознавателей выставили на возвышении в центре зала, под стенами выстроились воины Сванска, как свидетели и зрители, в круг ввели Флипа Серенски и начался суд.

- Я не буду долго рассусоливать, а спрошу прямо, - начала допрос Илиана. – Флип Серенски, вы признаёте, что грабили караваны с целью обогащения?

- Да, - тихо ответил маг.

- Вы пленили людей караванов и держали их в загоне, как скотину?

- Да.

- Ваша банда убивала?

- Да.

- А сколько человек убили лично вы?

- Восемь.

Тут Зана наклонилась к сестре, что-то ей шепнула и та кивнула в ответ.

- Назовите имена тех, кого вы убили? – уточнила вопрос Илиана.

- Свою семью: отца, мать, сестру с её мужем и дочерью. Ещё троих человек убил во время учёбы в Пейне с целью грабежа.

В зале поднялся шум.

- Прошу тишины, - попросил Сандо.

В зале постепенно стихло.

- Почему вы убили свою семью? – подал голос Ко-Линь.

- Они мне мешали.

- Как вы это сделали?

- Организовал несчастный случай с каретой, когда мы ехали в Сванск на свадьбу княжича.

- И никто ничего не заподозрил?

- Нет, я и сам пострадал, легко. Меня отвезли лекарю. Семью похоронили родители Флавии.

- Разве дознаватели не проверяют подобные случаи? – поинтересовалась Илиана у Сандо.


Тот переменился в лице.

- Все мои люди были заняты на приготовлениях к свадьбе в городе и во дворце, но я проверю наши записи. Если был вызов дознавателей-магов, а никто не откликнулся… В общем, будем разбираться, - и он откинулся на спинку стула, расстроенный услышанным.

- Я хочу спросить, – вмешалась Зана. – Флип, почему была убита передовая охрана последнего каравана? Ведь раньше всех людей просто пленяли и уводили в Серенски.

- Никто не должен был пострадать, - ответил маг. – Это была инициатива моих наёмников. Они узнали одного из охранников каравана, тот однажды хорошенько потрепал их в драке, давно, ещё в Пейне. Так что мои люди просто решили отомстить. Когда я вмешался, было уже поздно, пятеро человек убили.

Зана бросила взгляд на Гория и тот в ответ кивнул, мол, понял.

- Зачем вы держали людей в загоне? – спросил Ко-Линь. – И как собирались поступить с ними в дальнейшем?

- Пленники давали мне силу, - ответил Флип. – Я не хотел никого убивать. Мы с кузиной сегодня же планировали уехать из Серенски в сторону границы.

- А наёмники?

- Их контракт заканчивался этим утром. Я бы расплатился с ними, а дальше их жизнь была не моей заботой.

- Узники в тюрьме – это кто? И почему вы их пленили? – подал голос Сандо.

- Это должники-арендаторы, они отказывались платить подати.

- А должны были…?

- Нет, но я нуждался в средствах. Когда понял, что больших денег от них не дождусь, вызвал людей из Пейна и пошёл на тракт. Отпускать пленников домой не мог, они бы сразу побежали жаловаться князю.

- Кто сообщал вам о караванах? – спросила Илиана.

- Трактирщик Раман из Коуня, это селение в переходе от Серенски. Я платил ему за информацию о богатых купцах.

- Сандо? – бросила взгляд на дознавателя Илиана.

- Всё записывается, мы сегодня же арестуем и трактирщика, и его людей, - пообещал тот.

- Тогда последний вопрос, - девушка прищурила взгляд на допрашиваемого. – Где лежит награбленное? Ведь в замке мы ничего не нашли. И где деньги от проданных товаров?

- За загоном, где держали пленников, есть потайной схрон, ведущий внутрь холма, там всё.

- Защита, ловушки…?

- Я покажу.

- Награбленное нужно будет пересчитать и описать, - сказала Илиана Сандо. – Караванщикам необходимо вернуть оставшееся имущество и стоимость утраченных товаров. Также я рекомендовала княжичу денежно отблагодарить пострадавших за моральный ущерб и утрату здоровья.

- Всё будет сделано, обещаю.

- Тогда сейчас, Сандо, вместе с Заной, Флипом и несколькими воинами отправляйся в схрон и начинайте работу. А мы, тем временем, займёмся наёмниками.

- Хорошо.


Допрос приспешников Серенски Илиана провела быстро. Когда человека (по-прежнему связанного и с кляпом во рту) вводили в зал, девушка просто заглядывала ему в голову и диктовала дознавателю, ведущего запись суда, то, что узнавала.

«Убийца, четверо человек».

«Грабитель, убийца».

«Убийца. Шестеро».

«Насильник. Убийца».

«Убийца. Садист».

И так продолжалось до тех пор, пока не дошёл черёд до женщин.

«Убийца, трое».

«Шлюха, убийца, извращенка… я не буду уточнять, обойдётесь».

«Заложница, схватили вместе с мужем».

«Жертва, пришла просить за брата, посаженного в тюрьму, а её…»

«Жертва, схватили на дороге».

«Жертва, ехала с караваном».

Вскоре шесть десятков «жителей» Серенски были рассортированы.

Большую часть мужчин и женщин, которые подлежали казни, Ко-Линь приказал закрыть в загоне, где раньше сидели пленники караванов. «Позже с ними разберёмся, - бросил воевода. – А вот что делать с этими жертвами? – И он кивнул на измождённых женщин. – Кроме того, что ими пользовались, как хотели, у многих явные следы побоев и чего похуже… И я не понимаю, почему мужики из караванов ничего не сказали, что с ними ехали жёны и подруги?»

- Думаю, после амулета, тем более, когда он длительно воздействует на сознание, возможна частичная потеря памяти, - ответила Илиана. – Физически всех пленников я вылечила. А вот психически они ещё долго будут приходить в себя, так что учтите – из Сванска, пока с пострадавшими не поработают целители и не убедятся, что люди полностью здоровы, им уезжать нельзя. Иначе будет беда.

- Понял, приму к сведению, - вздохнул воевода.

- Всех женщин-пленниц нужно помыть, переодеть и хорошенько накормить. Отпускать их в семьи пока не следует, возможен суицид, так что забираем бедняжек в Сванск. Там я буду лечить их тела и души. Возможно, однажды они смогут принять то, что с ними случилось, и вернутся в семью. Если захотят. И если смогут, - тихо сказала воеводе Илиана.

- Я поговорю с княжичем, - ответил Ко-Линь. – И со священниками Сванского храма Единому, думаю, они смогут помочь.

- Отличная мысль. Стены храма и молитвы всегда ободряют страждущих.


Бандитов увели в загон, жертв (мужчин и женщин) - в большую мыльню при замке, а затем Сандо впустил в главный зал хозяев замка – чету Серенски.

- Нам предстоит тяжёлый разговор, - обратилась к воеводе Илиана. – Ни к чему вашим воинам его слушать.

- Согласен, - Ко-Линь встал. – Гарнизон, слушай мою команду. Первый десяток, оказать помощь Шао Зане. Второй – марш на кухню, всех нужно накормить, так что работы предстоит много. Остальные занимаются лошадьми и готовят их в дорогу. Также нужен транспорт для пострадавших пленников, мы забираем их в Сванск на лечение. В дорогу выступаем через два часа. Разойтись.


Зал опустел за пару минут. Родителям Флавии подали стулья, где они уселись с растерянными лицами и было заметно, что старики ничего не понимают.

- Прежде, чем мы начнём общаться, я должна вас осмотреть, - сказала Илиана, подходя к Серенски.

- Зачем? – переглянулись они.

- Илиана - Целительница Шао, - объяснил чете Ко-Линь. – Вы долгое время были под воздействием амулета, который изготовил Флип, и у вас возможны неприятные последствия.

Старики снова переглянулись и кивнули. Шао уделила каждому их них по несколько минут, тихо пошепталась с матерью Флавии, дала выпить старикам по глотку бодрящего питья, а затем уселась напротив них и начала рассказывать...

…об их дочери, рвавшейся к власти,

…о том, как влюблённый кузен подарил Флавии амулет принуждения и она с его помощью убила княжну Инис,

…как Флавия приказала Флипу пленить своих родных и верных им слуг,

…и что потом дочь Серенски вытворяла в княжеском дворце.

- А в это время Флип… кто он вам? – наклонилась Илиана к старику.

- Племянник. Сын моего покойного брата.

- Так вот, Флип Серенски понимал, что долго Флавии во дворце не удержаться и готовил их побег из Нутреи. Чтобы раздобыть средства, он сначала пленил ваших арендаторов, но их деньги его не удовлетворили. Тогда Флип вызвал из Пейна знакомых наёмников и начал уводить с королевского тракта торговые караваны. Всё захваченное добро распродавалось на севере княжества, а захваченных людей бросили в загон для животных, где они сидели и умирали до сегодняшнего утра.

Слушая рассказ Илианы, старик-Серенски с каждой минутой всё больше бледнел, а его жена от ужаса зажала себе рот руками, а вскоре из её глаз полились слёзы.

- Шао обо всём узнали и мы прибыли вершить справедливый суд, - продолжила Илиана. – Сегодня ночью ваша дочь была разоблачена, пленённый ею княжич и придворные освобождены, а затем состоялся скорый суд и Флавию казнили.

Старики вздрогнули и повалились со стульев. Но дознаватели, стоявшие наготове, мягко подхватили их, а Илиана быстро привела в сознание и сочувствующе прошептала:

- Простите, что приходится рассказывать такие ужасы, но заверяю - княжич вас ни в чём не винит. Вы такие же жертвы, как и он, как и все остальные.

- Воды, - прохрипел Серенски, а когда немного пришёл в себя, спросил. – Это всё? Или есть ещё что-то? Говорите.

- Флип признался, что убил свою семью.

Серенски хором охнули.

- Я догадывался, - прошептал старик, - но не хотел верить, не было никаких доказательств.

- По-видимому, Флавия увидела ваши сомнения и приказала кузену вас пленить амулетом, - заметил Ко-Линь, стоявший за стулом Илианы.

- Что же теперь делать? Как жить? – всхлипнула старушка.

- Позор на наши седины! – воскликнул Серенски. – Как мы будем смотреть людям в глаза? – и он тихо выдохнул. - Может это и к лучшему, что наш род прервался, гнилая кровь…

- Решением Шао…, - начала объявлять приговор Илиана.

- И княжеским судом тоже, - добавил воевода, догадываясь о чём пойдёт речь.

- Флип Серенски и его банда убийц приговариваются к казни. Немедленно, - жёстко сказала девушка. – А пока я прошу вас помочь опознать свои вещи среди награбленного, а также осмотреть замок, чтобы определить размеры ущерба, нанесённого вам племянником и его бандой.

- Зачем? – взвыл старик. – Нам с женой ничего не нужно!

- Зато нужно людям, которые пострадали от бесчинств наёмников, ведь в вашей тюрьме содержалось 18 человек. А жёны и сёстры арендаторов предавались в замке побоям и насилию целых два месяца. Так что рассчитаетесь с долгами, приведёте дела в порядок и лишь тогда начнёте скорбеть, - ответила девушка.

- Хорошо, - склонил голову Серенски. – Всё правильно. Долги нужно отдавать.

- А Флавия? – робко подала голос его жена. – Нам отдадут её тело?

- Конечно, - успокоил старушку Ко-Линь. – Думаю, оно будет здесь уже сегодня к вечеру.


                                                   19.


По пути к схрону, Зана взглянула на Гория.

- Что? – тот приподнял бровь. – А, ты о моём желании убить этого гада? – он бросил снисходительный взгляд на Флипа и проворчал. – Ладно, раз Серенски не хотел никого убивать, а это инициатива его наёмников, я не буду марать об него руки.

- Хорошо, - кивнула довольная девушка. – Кстати, а ты узнал своих убийц?

- С трудом. Когда мы вышли в холл, я увидел одного из них и вспомнил… Однажды в Пейне я отбил старушку от пьяной гопоты, только мерзавцы могут обижать стариков… Я разозлился и отделал эту шваль от души, а потом проводил пожилую даму домой. Это оказалась бабушка Петера.

- Нашего Петера? – воскликнула Зана.

- Ага, - улыбнулся Горий. – Она пригласила меня к себе, промыла мои руки и обработала ссадины. Мы разговорились, я остался на ужин, а потом и на ночлег. А наутро Эва Равник сдала мне в аренду флигель, я как раз подыскивал себе жильё.

- И как давно ты там живёшь?

- Третий год.

- Как странно сплетаются события, - пробормотала Зана.

- Я вот тоже думаю, - отозвался идущий позади Сандо, - если бы вы с сестрой не спасли Гория и не захотели понять, что происходит в Сванске, тут всё окончилось огромными жертвами, а репутация княжества была бы навсегда испорчена. Время ведь вспять не повернуть и историю не переписать…

«И этот о репутации, - горько подумала «зелёная». – Почему всегда так лелеют проклятую репутацию? Шао, Сванск… И плевать, что этот путь будет усеян трупами». Девушка шла, минуя загон, где теперь находилась схваченная банда наёмников, но думала лишь об одном – всех этих людей вскоре убьют. Убьют 34 человека. Кто это сделает? И как?

Зана передёрнула плечами от озноба. «Я понимаю – отпускать убийц нельзя. Законы Нутреи жестокие, зато справедливые, и за убийство всегда карают смертью. Но 34 человека! За один раз! Кошмар!».


Они обогнули холм и оказались у замаскированной дёрном двери.

- Работай, - приказала Серенски Зана и кивнула сопровождению отойти.

Маг трудился недолго, было видно, что он проделывал это не раз – снял охранные заклинания, откопал под ближайшим камнем замысловатый ключ и открыл двери.

- Да-а, не густо, - протянул Сандо, оглядывая большую круглую комнату, где под стеной ютилась пара серебряных подсвечников, а на ковре в центре были сложены остатки позолоченной посуды. Но Флип подошёл к дальней от входа стене и снял с неё ещё одно охранное заклинание. Перед ним открылась небольшая ниша, откуда маг вытащил два больших сундука, открыв которые, ахнули все.

- Золото, - выдохнул Горий. – Страшно даже представить, сколько тут денег.

- Но главное – откуда это у Серенски? – заволновался Сандо. – На рынках и у скупщиков столько золота не наменяешь.

- Мне помогла Флавия, - ответил маг. – Большую часть денег она раздобыла во дворце у придворных.

- Думаю, Фергус уже в курсе, он ведь допрашивал жертв и сейчас ищет награбленное в Сванске, а оно хранится здесь, - покачала головой Зана. – Вот почему Флавия ехала домой, здесь её ждало золото.

- Я могу спросить? – повернулся Флип к девушке. – Что с моей кузиной?

- Эрик её казнил.

Маг опустил голову.

- Бедняжка.

Окружающие его воины и дознаватели переглянулись с недоумением, а затем Зана закрыла крышки сундуков и опечатала их заклинанием, намертво спаяв замки.

- Если награбленное Серенски перевёл в золотые монеты, нет смысла здесь их пересчитывать. Предлагаю заняться этим в сванском казначействе.

- Согласен, - Сандо кивнул воинам на сундуки и те, крякнув от натуги, поволокли их к выходу. – Ты знаешь, сколько там денег? -  спросил он у Флипа.

- Нет. Я вначале их считал и даже вёл записи, а потом мне надоело, поэтому просто досыпал новые монеты сверху и всё.


Илиана встретила сестру у фургона, где та крепила магией доски под сундуками. «Золото тяжёлое, - пробормотала младшая, - как бы при тряске не треснуло днище».

- Тебе ещё долго?

- Нет, я закончила, - Зана спрыгнула на землю и махнула рукой в сторону холмов. – Пойдём поговорим.

Они отошли подальше от людей и девушка спросила:

- Как ты собираешься убить 34 человека?

- Я уже думала об этом, но пока не решила, - нахмурилась Илиана. – Ко-Линь предлагает всех расстрелять из луков.

- А потом тех, кто ещё шевелится, добивать мечами? – со злой иронией поинтересовалась сестра. – Очень гуманно. Бандиты, конечно, заслуживают смерти, но воины Сванска не палачи…

- Везти наёмников в город тоже нельзя. Мы ведь изо всех сил пытаемся избежать огласки.

- У меня есть предложение.

- Слушаю.

- Схрон Флипа находится внутри холма, так? Мы заводим туда его и остальных приговорённых, я запечатываю холм и отдаю по амулету приказ Серенски убить своих соратников заклинанием «Воздушный яд». Я через оковы узнала, что Флип использовал его не раз ещё в свою бытность в Пейне. От этого яда задохнутся все, в том числе и сам маг. А потом мы уничтожим амулет, а я ещё поработаю с землёй, устроив из холма братскую могилу.

Илиана порывисто обняла сестру.

- Спасибо, Зана! Это лучшее решение. Знаю, я бываю иногда жестокой, жизнь заставила, но представить, что в Серенски бесчинствует такое количество народа и нам придётся казнить 34 человека – это и в самом деле перебор. И давай пригласим сюда всех – пусть видят, как Шао творят справедливую казнь. Людям нужно знать, что их обидчики наказаны, особенно это нужно женщинам.

И она рассказала Зане о бедственном положении заложниц.

- Там 12 человек. И все морально уничтожены. Возможно, когда они увидят смерть своих обидчиков – это станет первым шагом на пути к их выздоровлению.


Из доклада дознавателя Сандо княжичу Сванска:

«Флипа Серенски и его банду завели схрон, Шао Зана укрепила магией двери, а потом они с сестрой накрыли холм огромным защитным куполом, чтобы яд, который выпустил маг, не просочился наружу. Серенски получил команду начинать и все, кто обладал магическим зрением, наблюдали, как под землёй быстро гасли огоньки жизни. Затем Шао Зана на наших глазах уничтожила проклятый амулет подчинения – он просто рассыпался в пыль – и стала творить настоящее волшебство. Я даже представить не мог, что увижу такое – холм начал сжиматься, вдавливаясь внутрь. Он оседал на глазах, пока не уменьшился вдвое. Все, кто находились внутри, были надёжно похоронены.

Но это был не конец. Зана поднялась на вершину холма, взмахнула руками и из земли поднялся верхний пласт, который Шао спекла огнём, превратив его в камень. Поставленный вертикально и погружённый в центр огромной могилы, камень-стела был очищен песчаным вихрем, а когда пыль осела, на чёрной поверхности стелы проступили чётко видимые слова «И воздастся каждому по делам его».

Когда Зана спустилась с холма, за дело взялась её сестра Илиана, маг Жизни. Она положила руки на землю, влила в неё силу и вскоре холм, ранее заросший сорняками и желтевший проплешинами песка, зазеленел густой сочной травой.

- Вы пережили тяжёлое время, - сказала Илиана старикам Серенски на прощание. – И вам придётся ещё долго привыкать к одинокой старости. Но оглянитесь вокруг – тут в ближних сёлах наверняка есть сироты, которым вы могли бы подарить счастливое детство. Поэтому прошу и советую – когда мы уедем, не спешите умирать, а лучше посидите рядом со стелой Справедливости. Она поможет вам принять верное решение».


Всю дорогу до Сванска сёстры Родгай провели в фургоне рядом с бывшими заложницами. Илиана по очереди лечила каждую, убирая внутренние повреждения, синяки и ушибы. А ещё Шао незаметно рылась в головах у печальных и хмурых женщин, сглаживая их ужас от пережитого насилия. «Именно теперь, когда можно вернуться к обычной жизни, у бедняжек начнётся настоящий кошмар – дурные сны, отчаяние, чувство вины и отвращение к себе, - объяснила она Зане. - А я дарю им надежду, убеждая, что женщины ни в чём не виноваты, ведь человек не может отвечать за то, что не в состоянии контролировать. Беда случилась и её нужно просто пережить».

- Тебе бы поспать, - вздохнула сестра. – А вместо отдыха ты всю дорогу лечила и успокаивала женщин. Вторые сутки на ногах.

- Вернёмся к Фергусу, отосплюсь, - отмахнулась Илиана. – А пока не мешай мне, я работаю.


В Сванск они въезжали поздним вечером. Воевода, отдав честь сёстрам, отправил своих воинов в казармы, а сам повёз жертв Серенски в храм Единого, где их уже ждало жильё и уход. Сандо с дознавателями и охраной уехал в казначейство пересчитывать найденное золото, а Горий, Илиана и Зана неспешным шагом потрусили к Фергусу. Первой их встретила Гала, вылетев с воплями в прихожую, за ней примчался Петер, а затем появился и сам хозяин дома. Объятия, крики радости, поцелуи и вопросы-ответы – всё смешалось в один шумный весёлый клубок. Вскоре, отмытые и накормленные, сёстры и Горий отправились отдыхать, а Фергус связался с монастырём и коротко переговорил с приором.

- Илиана и Зана вернулись, всё хорошо.

- А где…?

- Девушки сразу же отправились отдыхать, они не спали двое суток.

- Амулеты…?

- Уничтожены при свидетелях.

- Хорошо.

- Су-Линь, я догадываюсь, что братья Шао тоже мало спали в эти дни.

- Молились неустанно.

- Спасибо, ваши молитвы помогли.

- Когда я смогу поговорить с сёстрами?

- Скорее всего завтра вечером.

- Буду ждать.

- Спокойной ночи.

- Да хранит нас всех Единый.


                                                           20.


Сон, еда, снова сон.

Организмы, перегруженные магической практикой, волнением и невозможностью выспаться, уложили сестёр Шао в постель до трёх часов пополудни. Проснувшись, они ещё немного полежали, потягиваясь и разговаривая, а затем, зевая, встали, вяло привели себя в порядок и спустились вниз.

- Наконец-то, - бросилась к ним Гала. – Я сейчас предупрежу Майю, у неё давно готов обед, - и малышка засуетилась вокруг девушек, усаживая их за стол.

- Что случилось? – нахмурилась Илиана.

- Вот-вот, ты как-то подозрительно себя ведёшь, - добавила Зана. – С Петером что-то натворили?

- Нет, тёти! – воскликнула девочка, а потом присела рядом за стол. – Просто за эти два дня я всё время волновалась, а вдруг вы не вернётесь? Как мне потом жить? Что делать? Вы же моя семья! Я вас люблю! – и Гала заплакала, размазывая по щекам обильные слёзы.

- Вот ещё, развела сырость, - девушки встали и обняли племянницу. – Ничего с нами бы не случилось, мы ведь сильные маги… Сами, кому хочешь, накостыляем от души.

- Ага, вы можете, - сквозь слёзы улыбнулась Гала.

- Но на будущее я хочу тебя предупредить, - серьёзно заметила Илиана. – Жизнь – штука непредсказуемая. И с любым из нас может случиться что угодно. Вон твоя бабушка…

- Только не про маму, - тихо попросила Зана.

- Человеку даже Единый не даёт гарантий, что всё будет хорошо, - продолжила Илиана, - поэтому запомни – если вдруг осталась одна, ищи Шао. И не забывай, у тебя есть отец, князь Родгай. И есть наставник, приор Су-Линь. И друзья – монахи Шао. Ты связываешься с монастырём и ждёшь совета и помощи. Поняла?

- Да.

- И ещё, мы тебя тоже очень любим, - чмокнула малышку Зана. – Давай, беги на кухню. Мы есть хотим.

- Ага, я сейчас.


После того, как сёстры поели, они вместе с Галой прошли в сад за домом, где девочка показала, как защитила участок и дом Фергуса от посторонних.

- Сигналки, линия защиты, а это что? – ткнула в крыльцо перед домом Зана.

- Большой бум для чужих, - гордо ответила племянница. – Если кто-то посторонний захочет ворваться к нам, я его зажгу, как факел.

- Ага, хорошо, а как развеять заклинание знаешь?

- Нет, - потупилась девочка. – Вас ждала, сама снимать побоялась.

- Правильно, - похвалила племянницу Илиана. – Объективно себя оценивать – хороший признак. Главное – не стесняйся спрашивать, если чего-то не понимаешь.

После краткого урока Гале вместе с Петером и Майей разрешили сходить на рынок за продуктами, а сестёр Шао позвал Горий.

- Есть разговор, - сурово сказал мужчина.

- Да? Хорошо, пройдём в кабинет. Кстати, как дела у Фергуса? И что нового происходит в Сванске? – спросила Илиана.

Девушки расположились за круглым столиком у окна, а Горий уселся напротив и начал докладывать.

- Фергус разбудил меня перед уходом во дворец. Сказал, там всё ещё идёт следствие. Княжич в шоке – несколько его доверенных людей, воспользовавшись моментом, когда Эрик был не в себе, уплатили Флавии золотом и она поспособствовала им получить подпись княжича на разработку серебряных рудников. А это, по законам Нутреи, может производить лишь государство. Ещё несколько дворян отжали у соседей хлебные угодья, а одна дама вообще – вытребовала себе бумаги на замужество, четвёртое, кстати, чтоб сочетаться браком с богатым стариком, лежащим при смерти, хотела поправить своё материальное положение.

- В общем, грязи всплыло изрядно, - скривилась Зана.

- Не то слово. Да, Фергус просил передать, что связался с монастырём и рассказал приору, что вы уже дома. Су-Линь хочет подробностей и будет на связи вечером, так что ничего не планируйте.

- Ой, как некрасиво, - поцокала языком Илиана. – Мы же обещали выйти на связь, когда вернёмся, но я была такой уставшей, что напрочь забыла обо всём. А Су-Линь ведь ждал, волновался…

- И отец тоже, - вздохнула Зана. – Ничего, после ужина подробно доложимся и обо всём расскажем.

- Ближе к полудню приезжал человек от воеводы Ко-Линя, - продолжил доклад Горий, - он привёз тебе послание, - и охранник передал Илиане письмо. – Ещё Сандо забегал на минуту, говорит, в казначействе схватились за голову, увидев сундуки с золотом. Жаловался, что дознавателей не хватает. Фергус поделил их на две группы: одна работает во дворце, вторая опрашивает людей караванов, подсчитывая ущерб каждого человека.

- Надеюсь, княжич всем достойно возместит потери, - вздохнула Илиана. – Минуту, прочитаю письмо воеводы.

«Я устроил бывших пленниц в Женском доме при храме Единого. Сегодня с ними уже начали работать священники. Женщины, на первый взгляд, пребывают в хорошем здравии и всё время спрашивают о вас, Илиана.

Мужчин определили в лекарский городской дом. Маг Арониус шлёт вам привет и просит зайти в больницу, ему нужна консультация мага Жизни.

В казарме только и разговоров про нашу ночную операцию. Те, кто остался в Сванске, жалеют, что не смогли принять в ней участие. Илиана, будет время, зайдите ко мне, хочу послушать ваши идеи на счёт «войны» для моих вояк.

И жду обещанные браслеты. Вы ведь собираетесь укорачивать кимоно?

Желаю здравствовать, Ко-Динь».

Девушка расхохоталась.

- Ах, старый интриган. Писал-писал, а всё свелось к одному – браслетам.

- Его мужики в казарме уже достали, даже командирский рык не спасает, - засмеялся Горий. – У меня посыльный тоже спрашивал, когда будут браслеты Шао. Там за ними такая очередь! Но воевода сказал – сначала «война» и манёвры, а потом победители получат награду. Так что жизнь в сонном гарнизоне закипела, все стараются, чистят оружие, пыхтят на плацу и полосе препятствий…

- О, я бы тоже потренировалась, - воскликнула Илиана.

- Опять, - схватилась за голову сестра. – Как ты можешь это любить? Мне тренировок с отцом в монастыре хватило на всю жизнь.

- А я скучаю, я ведь воин. Да и тебе не мешало бы поупражняться. Магией не всегда можно воспользоваться в критических ситуациях, а крепкое тело и воинское умение будут с тобой всегда, и обязательно выручат, поверь. Так что без стенаний, Зана. Как только разберёмся с текущими делами, отправляемся в казармы.

- Ты мне, кстати, обещала спарринг, - напомнил Горий.

- Обещала – будет.

- А теперь то, о чём я, собственно, хотел поговорить, - и мужчина, встав, низко поклонился сёстрам. – Уважаемые Шао, прошу принять меня на службу. Клянусь быть верным помощником и охранником, не чураться никакой работы и делать всё, чтобы облегчить вашу жизнь.

- А как же караваны? И Петер? – спросила Зана.

- Мы с сестрой собираемся вести тихую жизнь, не заскучаешь с нами? – поинтересовалась Илиана, вспомнив слова воеводы.

- Заскучаю? – и Горий расхохотался. – Вот уж нет. За те дни, что мы знакомы, я увидал столько невероятного… - он махнул рукой. - Уверен, дальше будет также.

- Не дай Единый, - осенила себя священным кругом Зана.

- Я должен вам жизнь, - посерьёзнел мужчина. – И знаю, чувствую – мой путь с вами, ведь впервые за много лет почувствовал смысл собственного существования. Вы не пожалеете, клянусь. А Петер… Мы ведь доберёмся в Пейн, рано или поздно? Там и сдадим парня на руки бабушке.

Сёстры переглянулись.

- Ну-у…

- Ваш путь сейчас пойдёт через густонаселённые города Нутреи, - добавил Горий. - Женщины, путешествующие в одиночку, будут вызывать вопросы и ненужное любопытство, а вы ведь этого хотите избежать. И мужчина рядом с вами…

- Скорее, мы за спиной у мужчины, интереса не вызовем, согласна, - кивнула Илиана. – Что скажешь сестра?

- Добро пожаловать, - кивнула Горию Зана, улыбаясь. – Ты теперь официально наш охранник. И помощник.

- И секретарь, - кивнула на письмо воеводы старшая сестра. – И доверенное лицо. Так что давай оговорим условия твоей оплаты. Сколько ты хочешь получать?

- А сколько положите, столько и будет, - отмахнулся счастливый Гор. – Мне многого не нужно, так, в трактире перекусить, да одежды какой на первое время.

- Ладно, я узнаю цены на услуги охранников, - кивнула Илиана. – А ещё посмотрим, чего ты стоишь, как воин-мечник, тогда и оглашу сумму.

- Спасибо.

Мужчина встал и поклонился.

- Чем мне пока заняться? Поручения будут?

- Мы с сестрой сегодня никуда выходить не планируем, - ответила Илиана, а потом засмеялась. – Я собираюсь укорачивать кимоно, так что съезди пока к воеводе и договорись, когда удобнее всего нам приехать потренироваться. Не хотелось бы мешать размеренной жизни гарнизона, внося туда беспокойство.

- Хорошо, я поехал, а вы отдыхайте, - Горий вышел из кабинета, а Зана лишь удивлённо вскинула брови. – Значит, у нас теперь есть охрана?

- Ага, так что пользуйся моментом, сестра, - подмигнула ей старшая. – Присмотрись, понаблюдай и определись с выбором. А вдруг повезёт?

Княжны улыбнулись и отправились заниматься шитьём.


Вечерний разговор с приором и отцом был долгим. Девушки подробно рассказали, как разобрались с четой Серенски, Фергус добавил об изменениях во дворце и в городе.

- Мы арестовали всех причастных не только в Сванске и окрестностях Серенски, но и в северных провинциях, где банда Флипа сбывала фургоны и товар. Люди караванов сейчас составляют списки утраченного, княжич будет возвращать стоимость пропавшего имущества золотом, взятым у Серенски, также собираясь добавить от себя солидную компенсацию за тяготы, перенесенные людьми в плену.

- Это хорошо, - отозвался Су-Линь. – Илиана, как долго вы собираетесь оставаться в Сванске?

- Не знаю, мы с сестрой, в сущности, никуда не торопимся. Спокойно завершим здесь все дела и отправимся дальше. А что?

- Я заинтересован, чтобы к осени вы всё-таки добрались до столицы. Хочу услышать ваше мнение о короле Нутреи, а ещё, чтобы ты, Илиана, как маг Жизни, осмотрела принца Дорна. Мальчику 13, он здоров и нормально развит, но в его поведении всё чаще наблюдаются странности. Я специально не буду рассказывать подробности, чтобы ты всё оценила сама.

- Хорошо.

- Ещё, я забыл предупредить, что Шао, конечно, несут королевствам Цитрона знания и справедливость, но кушать монахам тоже нужно.

- Не поняла…

- Тебе будут предлагать деньги за работу или оказанные услуги – не смей отказываться. Вы с Заной честно отработали на благо Сванска, так что, когда Эрик будет благодарить, говори «Спасибо» и проси переслать его пожертвования в монастырь. Это традиционная схема оплаты труда Шао. Вы, конечно, можете оказывать бесплатные услуги неимущим, но толстосумам такие подарки делать не стоит. Богатый человек не понимает благотворительности и будет относиться к вам с пренебрежением, если вы гордо откажетесь от денег.

- Понимаю и согласна. Богатые платят, бедные – на наше усмотрение.

- Именно. Если сумма благодарности будет особенно велика, ради собственной безопасности, не оставляйте деньги при себе, пусть тот, кто платит, напишет вам расписку, а сам нарочным отправит деньги в Шао. Всё заработанное будет отложено и сохранено до вашего возвращения или, при надобности, доставлено вам обратно. А на текущие расходы у вас средства есть.

- Жаль, что на Цитроне нет банков, - вздохнула Зана.

- Мы уже думаем над этой идеей, ты ведь подробно описала схему работы банков Руны, - ответил приор. - И сейчас мы готовим подробный доклад для правителя Нутреи, чтобы начинать вводить систему банков по всему королевству. Надеюсь, Ксандр одобрит наше предложение.

- Может начать банковское дело со Сванска? – спросила Илиана. – В виде эксперимента, так сказать.

- Нет, банки – это дело государства, - вмешалась Зана. – Только король может дать отмашку на их открытие. Иначе в стране случится финансовый переворот и рост благополучия Сванска будет выглядеть, как посягательство на авторитет короля.

- Ладно, как скажете, я не сильна в государственных финансах, - вздохнула Илиана. – Отец, что скажете о нашем новом охраннике?

- Надёжный мужчина, прикрывающий тыл, - это всегда хорошо, - донёсся голос князя Родгая. - Ваш Горий много видел и знает, суда по рассказу, он легко сможет решить любые рядовые проблемы обустройства и быта и в дороге, и самом Пейне, так что одобряю.

- Кажется мы всё обсудили, - стал заканчивать разговор Фергус. – Скажу на прощание, что счастлив принимать у себя сестёр Шао. Без их участия Сванск ждало бы неприглядное будущее, поэтому я и другие жители княжества ежедневно благодарим Единого, что Илиана и Зана помогли нам одолеть беду.

- Как написала Зана на могиле Серенски «И воздастся каждому по делам его», - пророкотал голос Родгая. – Мне очень нравится эта фраза. Злодеи получили то, что заслужили – смерть, а мои дочери - почёт и уважение. Мы вас любим, девочки, и скучаем. Когда будем связываться в следующий раз, очень хочу услышать Галу.

- Я тоже, - добавил Су-Линь. – Мы всё время вспоминаем малышку и вас. Спокойной ночи, сёстры, Фергус, пусть хранит вас Единый. Конец связи.


Засыпая, Илиана прошептала сестре:

- Утром сходим в храм. Хочу помолиться и поблагодарить Единого за то, что вёл нас за руку и уберёг от беды.

- Правильно, я и Гала тоже пойдём, спокойной ночи, - шепнула Зана.


                                                        21.


В храм решили идти все: Илиана, Зана, Гала, Горий и Петер.

- Лучше пешком, здесь недалеко, - сказал охранник.

- В Сванске всё рядом, - улыбнулась на прощание Майя, остававшаяся готовить обед. Экономка радовалась, что теперь её работа особенно важна, ведь кормить одного хозяина ей было не интересно, а вот баловать гостей Фергуса нравилось. Особенно толстуху радовали дети, всё время заглядывавшие на кухню за чем-нибудь вкусненьким.

По дороге в храм Горий рассказывал сёстрам о достопримечательностях города, упомянув и новомодный театр Сванска.

- Я бывал в театрах Пейна и Салидара, а вот в местном ещё не довелось.

- Будет время – сходим, - откликнулась Илиана.

- Да, было бы хорошо, - с энтузиазмом поддержала идею Зана, а потом тихо добавила. – Последние годы нас жизнь развлечениями не баловала.


Они посетили утреннюю службу в храме, не вызвав никакого любопытства - девушки вновь изображали из себя обычных мещанок, хотя их одежда всё-таки вызвала интерес у местных дам, так как отличалась высоким качеством тканей и мастерством пошива.

После службы Горий завёл Илиану в Женский дом, а сам проводил Зану с детьми до рынка, где те собирались сделать покупки.

- Если вечером не будет ничего срочного, - предложил Горий, - можно сходить погулять на озеро.

- Отлично, - кивнула девушка. – Наконец дети хоть что-то увидят, побегают, поиграют, а то в последние дни совсем извелись, сидя взаперти.


В Женском доме Илиану приняли с большим почётом и уважением, чем удивили и смутили девушку.

- Мы вам очень благодарны, - склонилась в поклоне старшая из привезенных женщин. – Вы нас спасли, привезли сюда…

- И всю дорогу лечили, - добавила стоящая рядом девушка. – Не знаю, что вы со мной сделали, Илиана, но я вновь захотела жить. Вот оправлюсь немного и вернусь обратно в семью.

- Наши родные уже знают, что мы в Сванске, - вновь заговорила старшая. – Всех арендаторов объехал старик Серенски, просил прощение за горе, что принёс в округу его негодяй-племянник.

- Родня сразу же отправила гонца вслед за нами, - вновь вклинилась её товарка. – Прислали письма, что ждут встречи, а как им на глаза показаться? – она горько вздохнула. – Стыдно. Я понимаю, что не виновата…

- Никто из вас не виноват, - ответила Илиана. – Просто случилась беда. Её нужно принять, пережить и отпустить. Есть вещи неподвластные человеку, словно ураган в степи, от которого не укрыться. Это случилось и с вами. Что может обычный человек противопоставить злому колдовству и грубой силе? Лишь одно - молитву Единому.

- Правильно, Он нас услышал и прислал спасение, - согласились женщины.

- Как вы себя сейчас чувствуете? Что-то беспокоит? – спросила Илиана

- Нет, все здоровы, спасибо, - слегка поклонилась старшая из женщин. – Правда, мы почти ничего не помним.

- Это хорошо, будет меньше болезненных воспоминаний. Дайте душевным ранам зажить, не тревожьтесь, думайте о хорошем и однажды вам станет легче.

- А как справляетесь с бедами вы, Илиана? – спросила вдруг выступившая из-за спин старших девчушка.

- Беру в руки мечи и иду на плац.

- Вы воин? – с уважением взглянули на неё женщины.

- Маг Жизни и воин-мечник, - улыбнулась Илиана. – У меня в детстве было слабое здоровье и отец решил, что воинское искусство – лучший лекарь для ребёнка.

- О-о, - выдохнула девчушка. – Я тоже хочу быть сильной и уметь сражаться на мечах.

Все вокруг засмеялись, а Илиана заверила, что сильным может стать любой человек, но воином для этого быть не обязательно.

Они ещё немного поговорили, Шао вновь осмотрела женщин, добавляя каждой жизненных сил и позитива, а затем Илиана попрощалась и пообещала непременно заходить в Женский дом как можно чаще. На улице её ждал Горий, вызвавшийся проводить хозяйку в лекарский городской дом.

- Это рядом с казармами, можно будет потом туда завернуть.

- Браслеты у тебя? – спросила Илиана.

- Да. Уверен, Ко-Линь будет просто счастлив, - подмигнул девушке охранник.


Лекарь Арониус встретил их на крыльце больницы.

- Как удачно я вышел! – воскликнул маг. – Провожал больного, остановился подышать свежим воздухом, а тут вы. – И он рассыпался в благодарностях перед Илианой, вспоминая своё спасение, а также её роль в освобождении обитателей княжеского дворца. – Алма после всего пережитого сама предложила нам пожениться, так что можете поздравить - у нас через месяц свадьба, - светился от счастья мужчина.

- Несколько дней миновало, а какие перемены, - улыбнулась Илиана. – Желаю счастья и благополучия, Ар. А теперь давай к делу. Зачем звал?

- Поговорим у меня в кабинете, - Арониус провёл Илиану к себе, а Горий остался ждать хозяйку на улице.


- Все, кого привёз Ко-Линь, крайне истощены, - начал разговор Арониус, усадив гостью в уютном небольшом кабинете. – Я знаю, ты их осмотрела и сказала, что из длительного голодания нужно выходить постепенно, так что бывших заключённых мы пока кормим лёгкими кашами и отварной курицей. Но у кое-кого, думаю из-за пережитых страданий, начался откат: сегодня все спали плохо, кто-то стонал во сне, кто-то кричал…

- Это пройдёт, - заверила мага Илиана. – Люди успокоятся, уверившись, что все беды позади.

- Но вот их зрение…

- А что со зрением?

- Двухмесячное пребывание в темноте привело к тому, что у пленников со вчерашнего дня воспалились и болят глаза.

- Из Серенски мы уезжали вечером, - свела брови Илиана. – В Сванск пленников доставили ночью, поэтому солнце никого не беспокоило. Зато сейчас, когда вокруг день… Ты прав, Ар, это реакция на солнце после долгого заточения в подземелье.

- Мы промываем пациентам глаза отваром, воздействуем магией исцеления, но миновали сутки лечения, а результата не видно. Прошу, осмотри больных, Илиана, ведь глаза – такой деликатный орган, а я, честно говоря, боюсь навредить, применяя что-то более радикальное.

- Тогда мне нужен кабинет, - ответила девушка. – И помощник.

- Я сам буду ассистировать, - заверил её лекарь. – Хочу понять, что делал не так.


В затемнённой комнате раздавались тихие голоса.

- Воспаление видишь?

- Сейчас, когда ты показала, да.

- Это самая чувствительная часть глаза, она налилась жидкостью, перекрывая возможность нормально видеть, поэтому человек напрягает зрение, отсюда воспалительный процесс.

- Можешь идти в палату, Фибих, - сказал больному Арониус. – И закрой глаза, тебя проводит санитар.

Когда за больным закрылась дверь, маг раздвинул шторы и повернулся к Илиане.

- Как посоветуешь лечить?

- Покой, днём затемнённая комната, сон. Гулять после захода солнца. Также рекомендую давать всем бывшим узникам успокоительное в течение недели. И пусть ещё с ними побеседуют священники Единого. Я зайду на повторный осмотр больных через два дня.

- Спасибо.


На крыльце Илиана прищурилась.

- Действительно, солнце и впрямь яркое.

- Так ведь лето начинается, - откликнулся Арониус. – Скоро в Сванске наступит настоящая жара.

Девушка окинула взглядом ухоженный двор с большим цветником в центре, оглянулась на здание больницы, из окон которой выглядывали пациенты, и попросила мага рассказать подробнее об этом месте.

- С удовольствием, - улыбнулся лекарь. – Больницу построили тридцать лет назад по приказу князя Юри. Здесь работает шесть врачей и двадцать человек персонала. Есть баня, прачечная, кухня и даже свой сад имеется, - кивнул в сторону деревьев Арониус. – Это любимое место всех больных.

- А пациентов много?

- Обычно нет, народ в Сванске закалённый. Главные жалобы местных обитателей – это, что летом жарко, а зимой – постоянный промозглый ветер, - и маг засмеялся, разводя руками, мол, мало практики. – Конечно, у людей случаются травмы, иногда мы проводим несложные операции, но в серьёзных случаях больные предпочитают уезжать лечиться в столицу или Шао.

- Зато сейчас больница заполнена, - вздохнула Илиана.

- Так ведь беда случилась… Будь прокляты эти Серенски!

- Тебе рассказали подробности?

- Пациенты поделились. Больше всего им понравилась казнь обидчиков, а в палатах только и разговоров, что о магии Шао и стеле Справедливости.

- Я подумала, людям необходимо увидеть, как злодеи наказаны, - хмыкнула девушка. – Ты предупреди их, Ар, пусть поменьше болтают.

- Сомневаюсь, что это поможет, но я передам, что Шао просили. Жителям Сванска ни к чему знать подробности этой неприглядной истории.


Арониус провёл девушку до ограды, когда Илиана вдруг оглянулась и показала рукой на небольшой дом в глубине больничного сада. «А там у вас что?»

- Душевнобольные.

- Много?

- Семь человек.

- Хочу взглянуть, можно?

- Конечно, - изумился маг. – Тебе можно всё.

Одноэтажное здание вытянулось у кромки сада, упираясь дальним торцом в больничную ограду. Арониус приветливо кивнул дюжему санитару, сидящему на крыльце, и поинтересовался:

- Как дела?

- Всё, как обычно, вот только новенькая...

- А что с ней?

- То плачет, то разговаривает сама с собой, но… - и дядька замялся.

- Говори, - подтолкнул его маг.

- Думайте, что хотите, но вот сумасшедшей она не выглядит, - санитар смущённо потёр свою лысую голову и добавил. – Она смотрит осмысленно, взгляд расстроенный, жалко девочку.

- Разберёмся, - пообещал работнику Арониус. – Илиана проходи.

В длинном коридоре, минуя закрытые двери палат, глава больницы начал перечислять пациентов и их диагнозы.

- Этот родился умственно отсталым. Тихий. Сейчас родители уехали по делам в столицу и попросили присмотреть за мальчиком.

Мальчик оказался здоровенным детиной, который играл с куклой на кровати. Илиана, взглянув в окошко на двери, лишь покивала головой. «Безнадёжен».

- Старуха, - указал на следующую палату Ар. - Соседи жаловались, что постоянно орёт. Оказалось, она давно сошла с ума и разговаривает сама с собой. На помещение пришлось наложить защитный экран, иначе от криков бабки тут все бы взбунтовались.

Маг перечислил ещё нескольких больных с безнадёжными диагнозами и добавил, что весеннее обострение у пациентов вскоре закончится и большинство из них возвратится домой.

- Ну и последняя – Нара, - лекарь не спешил открывать смотровое окно, решив рассказать Илиане подробнее о пациентке. – Девушка из хорошей семьи, умница… была, пока ранней весной не попала под грозу. Рядом с ней ударила молния, отправив бедняжку в трёхдневную кому. А когда Нара очнулась, началось сумасшествие.

- В чём оно выражается?

- Если коротко, девушка утверждает, что видит призраков и может с ними разговаривать.

- Да? Интересно, - Илиана двинулась к двери и попросила мага не мешать ей, что бы его не удивляло.

- Хорошо, - и Ар довольно улыбнулся.

- Ты чему так обрадовался? – подозрительно сощурилась девушка.

- А вот предчувствую сюрприз, - заухмылялся лекарь. – Пошли. – Он снял с крючка у двери ключ и отпер палату. – Здравствуй, Нара.

Она была хрупкой, смуглой и тоненькой. Узкие глаза под стрелами бровей, обрезанные до плеч тёмные прямые волосы, одета добротно, опрятно. Да и во всей палате царила чистота и порядок. Окинув взглядом комнату, Илиана прошла к маленькому столу у кровати и села напротив девушки, Арониус же встал у двери и замер.

- Вы хорошая, - после продолжительного молчания, рассмотрев Шао, сказала Нара. - Сильная. Маг.

- Ты тоже хорошая, - серьёзно ответила Илиана. – Почему сорвалась? Призраки достали просьбами?

- Да, - расширила глаза больная. – Откуда вы…?

- Здесь тоже сейчас кто-то есть. Во-он в том углу, - показала рукой направление Илиана. – Нет, я ничего не вижу, просто чувствую там повышенную энергетику.

- Зато я всё вижу и слышу, - горько ответила Нара. – Призраки приходят без спросу и сидят, говорят, кричат и постоянно жалуются. Уже нет сил это выдерживать!

- Я научу тебя защищаться. А ещё, ты верно не знаешь, те, кто может говорить с призраками, обладает силой их развеивать, то есть упокоевать навсегда.

Нара расширила глаза и вдруг расхохоталась.

- Сбежал! Услышал и сбежал!

- Илиана? – подал голос Арониус.

- Нара абсолютно здорова, - взглянула на него Шао. - Вследствие удара молнией она пережила короткую смерть, а взамен получила магический дар – видеть призраков. Так что можешь выписывать девушку, Ар.

- Правда? – всплеснула руками Нара. - Но…

- Что? – лукаво спросила её Илиана.

- Я ведь… меня дома ждут, конечно…, - девушка искоса взглянула на врача у двери, было видно, что её смущает присутствие мужчины.

- Тебя тревожит, как жить дальше? – догадался Арониус.

- Да, родители будут меня жалеть, а сёстры тыкать пальцем, мол, выписали дуру, - горько вздохнула Нара. – И так «слава» обо мне пошла по всему Сванску. Спокойного житья теперь не будет.

- Ар, - обернулась к лекарю Илиана. – Мы тут с Нарой посекретничаем. Предупреди, пожалуйста, моего охранника, что я задерживаюсь.

- Понял, - ухмыльнулся маг. – Пойду готовить документы на выписку.

- Не спеши. Наре нужно несколько дней, чтобы я научила её ставить защиту.

- Хорошо, буду ждать на улице.

Арониус вышел, а девушки, переглянувшись, заговорщицки улыбнулись.

- Сёстры замужем? – спросила Илиана Нару.

- Нет, они младше меня, но глупые и завистливые.

- Что же мать их не воспитала, как надо?

- Мачеха. Моя родная мама умерла родами. А спустя несколько лет отец снова женился, на вдове с двумя детьми. И хотя первое время мы жили хорошо, повзрослев, сёстры изменились, стали придираться и язвить, а когда со мной случилась беда, так вообще этому радовались, мне призрак бабушки рассказал.

- Послушай внимательно, - стала серьёзной Илиана. - Призраки, как и люди, разные. И тоже могут лгать или ошибаться. Кто-то, потому что плохо разбирается в людях, кто-то, потому что никому не верит, а кто-то, чтобы пошутить или развлечься. Но есть призраки, моя мама их называла «чёрными» - это энергетическое зло в чистом виде. Они сознательно делают гадости, получая удовольствие от чужой беды. Так что не верь всему, что говорят тебе умершие.

- Думаете, бабушка солгала? – недоверчиво спросила Нара.

- Не знаю, - вздохнула Илиана. – С роднёй тебе придётся разбираться самой. Я же могу помочь лишь с профессиональной стороны.

- Как именно?

- Научу ставить защиту, чтобы не слышать голоса умерших.

- Но видеть я их буду?

- Да. И совет – держись с призраками уважительно, но жёстко. Не разрешай садиться себе на шею. Если просят о помощи – вначале разузнавай об умершем человеке всё, что сможешь. Энергетическая оболочка, т.е. призрак, почти не отличается от своего умершего хозяина.

- Откуда вы это знаете? – почтительно шепнула Нара.

- Моя мама была такой, как ты, - грустно улыбнулась Илиана. – И много об этом рассказывала.

- Её тоже ударила молния?

- Нет, но она в детстве тонула и ненадолго умерла, а когда очнулась, обнаружила, что видит призраков. Маги осмотрели маму и сказали – здорова, родителям переживать не нужно. Оказалось, это был уже не первый случай, когда человек после короткой смерти начинал видеть лики умерших.

- А почему люди становятся призраками? – Наре было интересно, как никогда в жизни. Теперь, когда она знала, что её умение общаться с душами умерших – это не проклятие и не душевная болезнь, девушке хотелось расспросить о своём даре как можно больше.

- Причины разные, - ответила Илиана. - Внезапная смерть, убийство, долг перед живыми, колдовство, потребность что-то передать родным и тому подобное.

- Умершие почти все беспокоятся, - грустно заметила Нара. – О семье, о каких-то обязательствах, о своих убийцах, а есть и такие, кто спрятал деньги, но не может об этом никому рассказать.

- Души говорят о своих убийцах? – заинтересовалась Илиана. – Любопытно.

- Что именно?

- После расскажу, нужно кое-что обдумать. Прости, Нара, но мне уже пора. Я приду завтра и мы обо всём подробно поговорим. И чтобы не терять время, сядь и запиши вопросы, которые тебя интересуют, чтобы потом не жалеть, что не спросила.

- Хорошо, - кивнула девушка. – Спасибо вам большое. Вы меня буквально спасли, а то я уже думала… - и она показала на потолок, а потом на свою шею.

- Вот ещё, - фыркнула Илиана. – Никогда не сдавайся и всегда борись до конца…

- …и тогда Единый обязательно придёт на помощь, - закончила фразу Нара. – Спасибо, Илиана.

- Не за что. Я пошла, а ты садись за работу. Если придут призраки – пусть продиктуют свои имена и просьбы, если сможем – поможем. – И Шао рассмеялась. – Вот, заговорила стихами.

- Ещё раз огромное спасибо. Попросите дядю Саву, это наш санитар, пусть принесёт сюда бумагу и карандаш, мне ведь это уже можно? – и Нара встала проводить гостью до двери.

- Конечно, и я также передам, чтобы тебя не запирали. Выходи гулять в сад и помни – ты совершенно здорова.


                                                    22.


Арониус выслушал Илиану, ведя её к выходу из больницы, а потом, улыбаясь, сказал:

- Я ведь чувствовал – будет хороший сюрприз! Конечно, Нару больше запирать не будем, бумаги и карандаши ей занесут.

- Завтра утром я приду с ней заниматься. Когда закончим – загляну к тебе. Ты ведь будешь в больнице?

- Конечно.

- Тогда до встречи, Ар.

Девушка кивнула лекарю, ожидавший её высокий крепкий охранник тоже, и пара ушла в сторону казарм.


Воевода Ко-Линь ожидал их на плацу, наблюдая за тренировками своих воинов. Заметив через прутья кованых ворот приближающуюся Илиану, он поспешил встретить её и сразу же провёл к себе в кабинет, а Горий остался переброситься парой слов со старыми знакомыми.

- Жизнь в Сванске забурлила, - сказал воевода, когда они с гостьей уселись за стол. От предложенного угощения – лёгкого вина и печенья – Илиана отказалась.

- Во дворце и по всему княжеству идут чистки, - кивнула девушка. – И правильно, это прекрасный повод княжичу навести порядок в своём хозяйстве.

- Да уж, всколыхнула наше болото эта история с Серенски, - покачал головой Ко-Линь. – Вся дрянь выплыла наружу.

- Вы действительно считаете здешнюю жизнь скучной? – подняла бровь девушка. – А мне тут нравится: спокойно, основательно, тихо. Жители Сванска сами избрали для себя такую жизнь – без шума и потрясений. Хотя при желании в княжестве можно всё изменить.

- Ну да, провести ещё одну ярмарку, - иронично заметил Ко-Линь. – Или пригласить на гастроли столичный театр. Развлечений будет на целый сезон, а в остальное время опять - тишина и скука.

- Скажу страшную вещь, - задумчиво глядя на собеседника сказала Илиана. – Мирная жизнь – это, конечно, хорошо, но она часто ведёт к застою в обществе. Наука, культура, взаимоотношения между людьми – всё словно застывает на одном уровне. А вот война даёт резкий толчок к развитию государств, такой вот парадокс. Вы не думайте, что я не призываю к войне, но людям в мирной жизни тоже нужны перемены. И перемены правильные.

- Что вы имеете ввиду?

- Например, развитие техники - это новые станки и приспособления для производства различных товаров, улучшенные орудия труда. Также важно развивать прикладную науку, потому что повсеместное применение магии часто останавливает прогресс, ведь люди не пытаются сами что-то сделать или изменить, а ждут, когда придёт маг и решит их проблему. Отсюда и застой.

- Интересные мысли вы высказываете? – изумился воевода. – Я думал, маги вашего уровня, наоборот, готовы защищать своё ремесло везде и всегда.

- Сила развращает, - ответила девушка. – Я поняла это очень рано, поэтому изучала воинское искусство, чтобы не зависеть от магии. Вы ведь в курсе, что маг может лишиться своего дара? И как ему тогда жить?

- Да, - кивнул Ко-Линь. – Я знаю, что большинство потом быстро угасает, если не заканчивают жизнь самоубийством.

- Вот, - подняла указательный палец Илиана. – Чтобы не бояться последствий, вдруг останусь без магии, я и училась быть воином, а моя сестра – ювелиром. Племянница же в свои десять лет превосходно рисует, у неё настоящий дар художника.

- Я люблю живопись, - похвалился воевода. – И всегда посещаю выставки и галереи, когда бываю в столице.

- А в Сванске?

- Да какие у нас художники? – отмахнулся воевода. – Так, намалюет кто-то кувшин с цветами, а потом продаёт на рынке. Хозяйки покупают.

- Ко-Линь, вы сноб, - рассмеялась девушка. – Кто вам мешает стать меценатом и открыть свою художественную галерею? Почему вы не хотите поддерживать местные таланты? Откроете пару самородков в Сванске и глядишь – начнёте зарабатывать на продаже картин.

- Думаете? – поднял бровь воевода.

- Из любого увлечения можно сделать прибыльное дело, было бы желание.

- Вы подаёте уже вторую идею, Илиана – сначала «войну» для моего гарнизона, теперь вот советуете заняться меценатством. Что ещё?

- А ещё странно, что в местности, продуваемой ветрами, никто не использует их силу.

- Вы о чём?

- О мельницах. Ведь как из зерна тут делается мука? Запрягают пару волов или тягловых лошадей, они ходят по кругу и перемалывают жерновами зерно. А ведь можно для этого использовать ветер.

- Как?

Илиана схематично набросала на бумаге изображение мельницы и объяснила её принцип действия. Воевода пришёл в восхищение.

- А более точно нарисовать можете?

- Это к моей сестре. Зана – настоящий мастер в технике. Знает и разбирается в чертежах и схемах.

- Вы разрешите нанести ей визит?

- Я поговорю с сестрой, - мягко улыбнулась девушка. – А пока держите обещанный подарок. – И она протянула воеводе мешочек с браслетами. - Зана просила напомнить – это не просто украшения, а знак отличия. Вручать их надлежит лишь самым достойным.

- Обещаю. И огромное спасибо.

- А теперь поговорим о ваших «Больших манёврах», - приступила к обсуждению будущей «войны» Илиана. – Я набросала тут небольшой план…

И они углубились в обсуждение подробностей будущей кампании.


- Ну вот, - по дороге к дому Фергуса сказал Горий. – В храме и Женском доме ты побывала, осмотрела больных в городской лечебнице, обсудила жизнь гарнизона с воеводой…

- И договорилась о наших тренировках, ведь в саду у Фергуса заниматься было бы неудобно – мало места, - откликнулась Илиана. – И что?

- Да вот интересуюсь нашими планами на вечер.

- А есть предложение?

- Пойти к озеру погулять и искупаться.

- Заманчиво, а что говорит Зана?

- Хочет выгулять детей вне дома, а то они за эти дни взаперти совсем одичали.

- Согласна, пойдём прогуляемся, осмотрим местные красоты.


Они провели чудный вечер у воды. Выбрали тихую заводь, поплескались от души в прогретой за день воде, правда, купаться довелось, согласно местной моде, в тонких полотняных бриджах и майке.

- Иначе вызовут стражников, - вздыхал Горий. – Тут не принято обнажать тело. А вот я привык плавать лишь в трусах, ведь вырос на берегу океана.

- Ты расскажешь нам как-нибудь о себе? – спросила Зана.

- Угу, - кивнула её сестра, уплетая сладкую булку – они опустошили лоток выпечки на рынке, когда шли на озеро. – Наняли человека, доверенное лицо Шао, так сказать, а ничего о нём не знаем.

- Конечно расскажу, у меня от вас тайн нет, - ответил Горий. – Человек я законопослушный, криминального прошлого не имею. Только давайте обсудим мою жизнь как-нибудь в другой раз, а то сейчас и дети рядом, и люди посторонние ходят, да и шум-гам в ближних кустах, - он рассмеялся. – Я пошёл плавать. Кто со мной?

Гала и Петер вспорхнули с одеял и помчались к воде за охранником, а Илиана лишь покачала головой:

- Ну-ну, а ведь наш молодец что-то темнит. Вон, как активно сбежал.

- Да всё он расскажет, – отмахнулась Зана. – Путь в столицу неблизкий, по дороге всё выпытаем.


В последующие недели жизнь у Шао закрутилась в постоянных делах и заботах. Илиана регулярно проведывала пациенток в Женском доме, их душевное состояние стремительно шло на лад и часть из них уже вернулась в семьи. Также быстро выздоровели бывшие узники подземелий Серенски и Арониус отпустил мужиков по домам. Все пострадавшие разъезжались довольными - княжич выплатил им солидные компенсации. Постепенно места, которые навещала девушка, опустели и по просьбе врачей городской лечебницы Илиана прочитала им несколько лекций по медицине.

- Иметь рядом такого специалиста и не воспользоваться его богатым опытом - преступление, - говорил Арониус. – Мы готовы заплатить золотом.

- Даже так? – удивилась девушка. - Ладно. Тогда приготовьте вопросы, которые вас интересуют. Также можно обсудить самые распространённые заболевания местных жителей.

- И хотя бы одну операцию, - молитвенно сложил руки Арониус.

- А есть кто-то на примете?

- У барона Завза сын болеет. Хотя, как болеет – физически парень вполне здоров и развит, но у него заячья губа. Была. Младенцем барон свозил сына в Пейн, но операция прошла не очень удачно. Говорить парень может, но лицо… Смотреть страшно.

- Хорошо, пусть барон привозит сына, будем смотреть и определяться, - согласилась девушка.


У Заны тоже появилось занятие. Фергус попросил её изготовить для дознавателей защитные амулеты и теперь девушка проводила дни в мастерской местного ювелира. Старый мастер был восхищён работой Шао и когда Зана отдыхала, вёл с ней долгие разговоры о технике ювелирного дела.

- Никогда не встречал такую умную леди, - хвалил девушку мастер знакомым. – Столько знаний, умения и вкуса в одной красивой головке.

А когда работа для служителей Сванска была закончена, Зана принялась за чертежи для воеводы. Ко-Линь после разговора с Илианой загорелся идеей поставить за городом первую ветряную мельницу.

- Мой брат, а до этого отец и дед – все занимались выращиванием зерновых, - объяснил воевода. – Если я смогу облегчить людям перемол муки – это ведь будут правильные перемены, Илиана? – и он развёл руками. – Вы меня заразили идеей внести новую струю в жизнь Сванска.

- Отлично, - ответила Шао. – Когда мельница заработает, сами всё поймёте.

- Даже не сомневаюсь.


Нашлось дело и для малышки Галы. Она вместе с Горием обошла местных художников, оценивая их картины. Ко-Линь посмотрел альбом с рисунками девочки и пришёл в восхищение. Польщённая похвалой, Гала за час нарисовала портрет воеводы и он торжественно пообещал заключить его в рамку и повесить в своём кабинете.

- Если ваша племянница готова выступить экспертом полотен наших художников и найдёт достойных кандидатов, я готов стать меценатом, - сказал Илиане Ко-Линь.

- Но я нашла лишь двоих, - позже отчиталась перед тётями Гала. – Уверена, что хороших художников больше, но где их искать?

- Нужно объявить конкурс, - подумав, сказала Зана.

- Да? А какой?

- Развесим по городу объявления, что через две недели каждый, кто захочет, может принести на центральную площадь свои картины, а люди будут ходить и оценивать. В итоге определят десять самых лучших работ и победители получат денежные призы.

- Народ в Сванске простой, - заметил Фергус. – Люди могут избрать лучшими авторов обычной мазни.

- Пусть, - отмахнулась девушка. – Конкурс нужен не для этого, а чтобы среди множества работ увидеть потенциал каждого художника, его манеру и стиль написания картин. Простые люди выберут своего победителя, а мы – кандидатов для будущей галереи Сванска.


В городской лечебнице, тем временем, Илиана учила Нару ставить звуковую защиту, а также тренировала на иллюзиях развеивать призраков. Довольная Нара вскоре похвалилась, что её бестелесные визитёры почти все исчезли.

- Боятся, - гордо сказала девушка. – Я для них теперь опасна.

- И что, больше никто не появляется? – спросила Илиана.

- Лишь один старенький дедушка, говорит, ему уже всё равно, просит лишь наказать родню, которая поспособствовала его смерти.

- Как?

- Тихо задушили во сне подушкой. Он сначала не понял, что произошло, летал по своему дому, пытался до всех докричаться, но услышав разговоры родственников и их радость, что теперь можно тратить накопленное стариком богатство, всё понял и разозлился.

- Давно это случилось?

- Недели четыре назад.

- Тогда я знаю, с кем нужно поговорить, - удовлетворённо сказала Шао. – Думаю, Фергус мне будет много должен, если я сосватаю ему нового дознавателя.


- Я не говорила тебе раньше, - уединившись с Фергусом в кабинете начала рассказывать Илиана, – но в городской лечебнице я познакомилась с одной чудной девушкой. Весной в грозу рядом с ней ударила молния, после чего Нара впала в кому, а когда очнулась, то обнаружила, что видит призраков. Её посчитали сумасшедшей и закрыли в доме для душевнобольных. Но Нара абсолютно здорова, поверь. Вследствие короткой смерти, она приобрела магический дар и теперь может общаться с душами умерших людей.

- Интересно, - хмыкнул дознаватель. – И что?

- А теперь представь: в Сванске происходит убийство, вы выезжаете на место вместе с Нарой и она видит призрак умершего человека.

Фергус окаменел на мгновение, а затем весь подобрался и превратился в слух.

- Нара общается с умершим, - продолжила Илиана, - он называет своих убийц и по горячим следам вы быстро находите душегубов и раскрываете дело.

- Невероятно, - прошептал Фергус.

- Возьми девочку на работу, брат, - попросила Шао. – В семью ей лучше не возвращаться, там сложная обстановка: тюфяк-отец, дуры-сёстры. Спокойного житья Наре не будет. А вот если она переедет в новый дом или снимет жильё, станет самостоятельно зарабатывать и начнёт новую жизнь, то ваша служба в её лице приобретёт ценного сотрудника, потому что у девушки кроме таланта видеть призраков есть ещё явный дар прорицания.

- Не понял, объясни.

- Прорицание – это умение видеть будущее, но у Нары оно выражается в видении настоящей сущности людей. Например, Нара в толпе может точно указать на убийцу или вора, увидеть горе человека или скрытую радость от сотворённого зла у мерзавца… Это очень редкий талант, брат. Считай, Нара – живое воплощение оков Ялеса.

- Вот, значит, как, - откинулся на спинку стула Фергус и удовлетворённо вздохнул. – Закон равновесия в деле.

- Именно. Мы уничтожили амулеты подчинения, а ведь твоя служба так в них нуждалась, взамен Единый преподнёс вам Нару, и будет преступлением не воспользоваться этим даром небес. Что скажешь?

- Да и да! Знала бы ты, как все эти дни стонал Сандо, вспоминая браслеты Серенски. Нам же приходилось опрашивать десятки людей во дворце: придворных, дворян, слуг, стражников. А ведь ещё были люди караванов, узники тюрьмы и подчинённые Серенски – это же сотни людей!

- Вот, а в подобных ситуациях Нара всегда вам сможет указать на того, кто говорит правду, а кто лжёт, кто злодей, а кто просто запутался, кто хочет сбежать, а кто искренне раскаивается и готов помогать следствию.

- Спасибо! – выдохнул Фергус. – Ты буквально спасаешь мою службу.

- Чтобы избежать любых домыслов или сомнений, я напишу для Нары бумагу, где укажу, что она абсолютно здорова и пригодна работать в службе дознавателей Сванска.

- Для меня тоже напиши, я покажу её княжичу.

- Но учти, Фергус, - строго добавила Илиана. – Нара – девушка умная и начитанная, но домашнее воспитание не дало ей необходимого жизненного опыта. Девушку готовили стать женой, матерью и хранительницей очага, а ей предстоит увидеть жизнь с её изнанки, хотя последние месяцы в доме для душевнобольных, а ещё общение с призраками очень изменили взгляды Нары на людей и их сущность. Так что нового сотрудника велю не обижать, незаметно опекать, первое время помогать, объясняя очевидные для дознавателей вещи, а главное – никаких ухаживаний на работе, да и после неё. Нара для вас – товарищ, друг и сестра, понял?

Фергус кивнул, а потом спросил:

- Но если девушке самой кто-то понравится?

- Будешь наблюдать и следить. Если это хороший человек и у него серьёзные намерения, тогда ладно. Но учти, я не знаю, как замужество подействует на организм Нары. А вдруг после рождения ребёнка её дар исчезнет?

- Будем решать проблемы по мере их поступления, - отмахнулся Фергус. – Ещё раз спасибо за моего нового работника и… когда познакомишь?

- Завтра.

- Отлично.


                                                          23.

 

Ранним утром в гарнизон Сванска пришли двое. Предупреждённые воеводой, часовые молча отдали честь и пропустили визитёров на территорию, где их уже встречал Ко-Линь.

- Доброе утро, - поздоровалась Илиана. – Вы всё-таки решили встать пораньше?

- Так любопытно же, - усмехнулся воевода. – Сами знаете, местная жизнь нас развлечением не балует. Прошу за мной, проведу вас в укромное место. Это за казармами, именно там наши воины проводят тренировки.

Девушка кивнула и молча последовала за старым воякой.

- Раньше бои шли на плацу, - объяснил идущий рядом Горий. – Но они вызывали столько интереса у местных пацанов, что те облепляли ворота, сидя друг у друга на головах.

- Вход на территорию казарм – лучшее место наблюдения за боями, - добавил Ко-Линь. - Однажды один неугомонный пацан, попытавшийся взобраться повыше, сорвался, упал и сломал ногу. С тех пор я приказал мечникам тренироваться за казармами, там тупик, высокие стены и детям не пробраться.

- Понятно, - ответила Илиана.

Вскоре они вышли на площадку, вытоптанную до состояния камня.

- Гарнизон ещё не поднимали, так что вам никто не помешает, - сказал воевода и кивнул парню, одиноко сидевшему на лаве под стеной. Тот вскочил, отложив в сторону два меча, которые разглядывал поджидая важных гостей, и низко поклонился.

- Знакомьтесь, это мой младший сын, Ли-Ван, - представил его воевода.

- Можно просто Ли, - улыбнулся парень.

- Илиана, Горий, - ответила девушка и развязала пояс кимоно. Сложив верхнюю одежду на лавку, она осталась в свободной мужской рубахе и в штанах «койсу», которые носили все монахи Шао, взглянула на Гория и сказала:

- Прежде, чем мы начнём, - она провела ладонью по своей катане, - давай сюда меч, я защищу его магией.

- Зачем? – не понял Горий.

- Утолщу острую кромку, чтобы уберечь нас от порезов. А ещё наложу на наши тела специальную защиту, которая будет краснеть в местах касания мечом.

- Ага, - догадался Ко-Линь. – Сразу будет видно, где нанесена рана или укол.

- Именно.

Закончив колдовать, Илиана вышла в центр площадки и скомандовала:

- Начали.


Они сошлись, вначале изучая манеру боя друг друга и оценивая умение и опыт партнёра. Горий быстро осознал, что легко ему не будет и сосредоточился.

- Смотри, сын, - шепнул воевода Ли-Вану, - вряд ли ты когда-нибудь увидишь подобное: молодая красавица сражается на мечах с опытным воином и явно превосходит его в мастерстве.

Мечи звенели. Темп ускорялся. Илиана оказалась искусным и коварным соперником, она постоянно теснила Гория, экономно двигаясь и словно сливаясь с мечом в одно целое. Девушка помнила главное правило своего наставника из далёкой Руны, что меч – это продолжение руки. Многолетний воинский опыт довёл манеру боя девушки почти до совершенства и воевода с восхищением подумал, что готов смотреть часами на подобное зрелище. Но тут Горий отступил, подняв меч, и отсалютовал им Илиане, а затем низко поклонился.

- Признаю своё поражение. И спасибо.

- Ты прошёл испытание, - улыбнулась ему девушка, - правда, я убила тебя ещё на первой минуте.

- Что? – дернулся мужчина.

И Илиана показала ему на красный след, ведущий от горла к животу.

- Я даже не заметил, - огорчённо выдохнул Гор.

- Браво! – выкрикнул Ко-Линь.

- Теперь со мной, - выдвинулся на площадку Ли.

- Давай! – согласилась Илиана и взяла свой второй меч. – У меня давно не было спарринга с двуручником.

- Я занимаюсь уже три года, - гордо заявил Ли. – Учитель меня хвалит.

И вновь на площадке зазвенели мечи.

Вскоре Ли отступил.

- Ты гораздо искуснее меня.

- Большой опыт, - грустно ответила Илиана и протянула ему руку.

- Спасибо за урок, но я хотел бы услышать замечания, - Ли пожал руку девушки и вздрогнул - по нему ощутимо прошёлся воздушный вихрь, стряхивая пыль, осушая и очищая одежду.

- Вот теперь можно поговорить, - девушка кивнула на лавку, - давай присядем.

В это время за её спиной раздались аплодисменты. Оказывается, тупик за казармами давно заполнили воины гарнизона, вышедшие тренироваться и заставшие на своей площадке гостью.

- Отличный бой! – крикнул кто-то из мужиков.

- А мы думали, вы только маг-лекарь, - добавил сбоку молодой голос.

- Вот вам и доказательство, - ответил за Илиану воевода, - что любой человек может быть достойным противником и отличным воином, даже молодая женщина. Так что расслабляться никогда нельзя. Приступайте к тренировкам.


Они шли к воротам казармы и по дороге Илиана давала советы Ли.

- Тело – центр, руки – противовесы. Ноги ведут танец, руки его повторяют. Не бей обратным хватом, лишишься пальцев. Наращивай мышечную массу, тебе необходимо стать крепче.

- Как?

- Калорийная пища и силовые упражнения без оружия. Бег, поднятие тяжестей. И береги спину – сначала приседаешь, поднимаешь груз, затем встаёшь. Спина всегда должна быть ровной. Также для тренировки плечевых мышц хороши подъём тяжестей в положении лёжа.

- Спасибо, Илиана, вы ещё придёте сюда тренироваться?

- Постараюсь, хотя не обещаю.

- Ничего, мы живём рядом, - пробасил сбоку Ко-Линь. – Мальчика всегда можно будет позвать, если вы не против.

- Нет, конечно.

Они простились у ворот и девушка заспешила домой.

- Что-то вспомнила? – спросил Горий. - Отчего вдруг спешка?

- Хочу застать Фергуса перед его уходом во дворец, - ответила Илиана. – Нужно кое-что прояснить.

Накануне вечером Фергус ей задал давно мучивший его вопрос.

- Илиана, почему вы с Заной не бываете во дворце?

- Зачем? – спокойно спросила девушка.

- Ну как же… - дознаватель сморщил лоб. – Вы спасли Эрика и всё княжество от беды и позора.

- Повторяю, зачем мне встречаться с княжичем?

- Ну-у… - Фергус смутился. – А разве так не положено?

- Нет, мы оказали Сванску услугу. Эрик выслал в Шао конвоем свою благодарность. Всё – мы друг другу ничего не должны.

- Но Эрик заинтересован в вашей встрече. Ты произвела на него впечатление, Илиана.

- Ах, княжич скучает? – иронично протянула девушка. – И жаждет утолить своё любопытство? Я должна его развлечь? Так ведь придворных дам, готовых утешить Эрика, достаточно.

- Зачем ты так? – Фергус нахмурился. – Что б ты знала, княжич гонит от себя всех баб. Говорит, видеть никого не желает. И знаешь, ты единственная, о ком он ненавязчиво спрашивает почти ежедневно, словно боится, что услышит отказ.

- Конечно услышит, - Илиана наклонилась к товарищу и подмигнула. – Брат, ты что, меня сватаешь?

- А если и так? – улыбнулся Фергус. – Я понимаю, что роман с Эриком тебе не интересен, но уж встретиться с ним один раз можно? Мужик ведь тоскует. Его предали друзья, которых он знал с детства, ударили в спину дворяне, в чьей верности он не сомневался, я уже не говорю о Серенски – те вообще Эрика унизили и почти уничтожили.

- Мужик чувствует себя обгаженным и обижен на весь мир, - закончила монолог Фергуса Илиана.

- Точно!

- Тогда я вновь повторю: я не утешительный приз и не нянька для великовозрастного правителя. Он взрослый самодостаточный человек. Пусть делает выводы из происшедшего и сам решает, как жить дальше.

- Но сейчас Эрик очень одинок.

- Я тоже, - вздохнула девушка.

- Вот! Так почему же вам не встретиться? – воскликнул торжественно Фергус.

- Что лбом об стену, что о стену лбом, - фыркнула Илиана, встала и кивнула. – Спокойной ночи, брат-зануда. – И ушла.


Они с Горием застали «семью» за завтраком. Присоединившись к компании за столом, Илиана сообщила:

- Я тут сообразила – у меня завтра день рождения.

- О! – воскликнули все хором.

- Предлагаю его отметить, - добавила девушка. - В нашей жизни так мало праздников, почему бы нам немного не повеселиться?

- Ура! – завопили дети. – А что будет?

- Традиционный набор: гости, угощение, музыка и большой торт.

- Подходит, - деловито кивнул Петер. – Дядя Гор, мне нужно с тобой поговорить, выйдем.

Когда охранник со своим подопечным вышли, Гала ехидно фыркнула:

- Будут решать, какой тебе купить подарок, тётя. Уж выберут, так выберут.

- А ведь денег у Гория нет, - воскликнула Гала. – Ай, как некрасиво! Он же у нас работает, служит, охраняет… - она повернулась к сестре и спросила. – Ты, кстати, выяснила, сколько мы будем платить Горию за охрану?

- Предлагаю два золотых в месяц, - подал голос Фергус. – Это хорошая плата за такую работу. Столько же получают лучшие охранники Пейна, я специально узнавал.

- Спасибо, - обрадовалась Илиана. – Я с этими делами-заботами как-то обо всём позабыла. Горий! – крикнула девушка в сторону двери, за которой скрылись охранник и мальчик.

- Да? – показался на пороге Гор. – Слушаю.

- Два золотых, - она протянула ему маленький мешочек с монетами. – Твой заработок за месяц. И будь добр, всегда носи с собой книгу для записей и карандаш. Я начала забывать собственные поручения, так что начнёшь вести их учёт, проставляя даты исполнения и напоминая мне о встречах и планах. В общем, будешь не только охранником, но и секретарём.

- Понял, - принял деньги охранник. – Спасибо, Илиана. Кстати, мне и Петеру, как и остальным пострадавшим от рук Серенски, княжич выплатил хорошую компенсацию, так что мы снова при деньгах. И раз у нас будут гости, готовы сходить на рынок, чтобы докупить продуктов.

- Сначала мне нужно посоветоваться с Майей на счёт меню. – Илиана оглядела всех и строго предупредила. – Не вздумайте покупать дорогие и громоздкие подарки. И не дарите цветы, я не люблю смотреть, как они медленно умирают в вазах. Праздник будет домашним, форма одежды обычная. Фергус, я хочу пригласить несколько гостей, что скажешь?

- Да хоть весь Сванск, Илиана! – воскликнул хозяин дома.

- Нет, лишь Сандо, Нару, Арониуса и Ко-Линя. Да, и ещё Эрика.

- О-о, - округлила глаза Зана. – Интересно. С чего бы вдруг княжича, сестра?

- А он обижается, что мы не приходим к нему во дворец. И я подумала, пусть лучше сам у нас побывает, отвлечётся от своего серпентария. Если захочет, конечно.

- Почему-то я уверен, что захочет, - улыбнулся Фергус.

- Леди, пока вы решаете вопросы меню, - вмешался Горий, - я с Петером всё-таки хотел бы сходить в одёжную лавку, нам обоим нужно подновить гардероб. Мы недолго будем отсутствовать, а вы пока приготовьте список продуктов.

- Я пойду с вами, дядя Гор, - заявила Гала. – Тёти, можно?

- Иди, - улыбнулась Зана и направилась на кухню вслед за Илианой. – Торт какой, мамин? – спросила она сестру.

- Конечно, тем более на рынке уже появились вишни.

Фергус удивлённо поднял брови и улыбнулся. Ему нравился сейчас его дом: иногда шумный, часто весёлый, нравились разговоры с сёстрами в кабинете за вечерним бокалом вина, Петер и Гала, роющиеся в книгах библиотеки, и не нравилось дознавателю лишь одно – что вскоре он вновь останется один. «Может и нет, - успокоил себя Фергус. – Илиана и Зана изменили расстояние между мной и теми, с кем я общался лишь по службе. Как-то незаметно Сандо, Арониус, воевода, да и сам княжич стали мне близкими людьми. Ещё не друзья, но уже приятели, те, к кому можно обратиться по любому вопросу. А ведь ещё есть Нара, странная и очень милая девушка… Так, - одёрнул себя Фергус, – что-то меня занесло. Пора на работу, зайду лишь на кухню к сёстрам, может будут поручения?»


                                                        24.


- Значит, день рождения? – уточнила Зана у сестры, когда они, переполошив Майю будущим застольем, вернулись в свою комнату.

- Я подумала, с тех пор, как мы оказались на Цитроне, никогда не праздновали и не отмечали наши домашние праздники, - грустно улыбнулась Илиана. – Я ведь родилась в первый день лета, а завтра как раз 1 червеня, ну и…

- Правильно, - обняла сестру Зана. – Если перевести наши дни рождения в местный календарь, то я буду отмечать свой праздник 15 желтеня – это середина осени, а рождение Галы припадает на месяц зимник, 22-е число. И мы обязательно будем теперь отмечать наши праздники. Ты всё отлично придумала!


Княжич тосковал.

Его устоявшаяся спокойная жизнь вдруг треснула до основания.

В эти дни он чувствовал себя очень одиноким, будто отрезанным от всех. Эрик вспоминал жену, о которой так быстро забыли окружающие, тяготился положением правителя, от которого постоянно чего-то ждут, но больше всего удручала княжича собственная беззащитность перед незнакомой магией. «Проклятые браслеты, будь они неладны!» - злился Эрик, но в конце концов признал очевидную истину - любой человек, независимо от его положения, может быть уязвим.

«С магией я ничего поделать не могу, - успокаивал себя княжич. – Илиана заверила, что подобных амулетов больше нет, это был единичный случай и Шао подобного больше не допустят. Ладно, поверю. Но вот, что мне делать с этими…?» - Эрик взглянул на мнущихся у двери бывших друзей и скривился. Отто, Гарош и Вень-Ли стояли, опустив головы, и молчали.

- Ну? – тихо спросил княжич. – Чего явились?

- Прости, Эрик, - подал голос Гарош. – Многоликий попутал.

- Мы виноваты, признаю, - вторил товарищу Вень-Ли, - и нам страшно стыдно.

- А я поддержал идею с рудниками лишь для того, чтобы тебе досадить, - признался Отто. – Противно было смотреть, как ты превратился в слюнтяя и дурака. Но я даже представить не мог, что эта стерва тебя заколдовала.

- Да? – сморщил нос Эрик. – А подойти и поговорить со мной было сложно?

- Я говорил, но ты не слышал, тем более Флавия всегда ошивалась рядом, щебетала и строила глазки, ты от неё не отходил ни на шаг! – выкрикнул Отто. – Я был так зол! И мне было больно! Вот и захотелось сделать также больно тебе. Дурак!

- Я?

- Ты - нет, мы дураки, - и он кивнул на стоящих рядом товарищей. - Мы тебя не поддержали, когда ты твердил, что смерть Инис была не случайной, мы говорили – остынь и забудь, словно это мелочь, подумаешь? – Отто вздохнул. - Поэтому ты в одиночку решил выяснить, что произошло с твоей женой, надеясь выпытать у Флавии правду.

- Не знаю, почему, но мне показалось, что твоя новая фаворитка обосновалась во дворце навсегда. Тем более, она уверяла, что вскоре станет нашей новой княжной, а ты подтверждал все её слова, - добавил Гарош. – Мир словно перевернулся вверх ногами. Ну мы и решили – надо уехать из Сванска и заняться каким-нибудь делом. А что рудники? Так я собирался работать честно, отдавая государству всё положенное и платя налоги до последней монеты.

- И вправду, дурак, - вздохнул Эрик. – Добыча драгоценных руд и металлов – прерогатива королевства и только в Пейне решают, что и как добывать. Сванск предоставляет лишь рабочую силу.

- Ну-у, - мужики пожали плечами. – Погорячились, бывает.

- Мы по-прежнему твои друзья, Эрик, - шагнул вперёд Отто. – Эти дни я постоянно думаю, что подвёл тебя в самый сложный момент. И если ты прогонишь нас и не захочешь больше знаться, я пойму, заслужил. Единственное прошу – прости. Гарош прав, нас словно Многоликий попутал, мы много пили, дурили и психовали, пытаясь добиться от тебя хоть какого-то вразумительного объяснения происходящему. А когда поняли, что эту стену не пробить… - он махнул рукой. – Что уж там, дураки, как есть.

Княжич отошёл к окну и взглянул на Сванск, лежащий перед глазами, отсюда – с верхнего этажа дворца открывался замечательный вид на любимый с детства город. И Эрик вдруг понял, что в его душе появилась маленькая капелька надежды и мир не так уж чёрен, как казалось ещё час назад.

- Мне нужно время, - княжич повернулся к друзьям и кивнул им на двери. – Я не отставляю вас от двора и не буду наказывать, но вы честно ответите на все вопросы дознавателей.

- Обещаем, - дружно заверили мужики. – Готовы оказывать любую помощь. Если что-то нужно, только скажи, Эрик. Мы готовы сделать всё, что пожелаешь и даже больше.

Друзья расшаркались, уверяя княжича в своей дружбе, и наконец удалились, а в дверь кабинета тихо проскользнул глава службы дознавателей и, молча поклонившись, подал правителю небольшое письмо.

- От Шао Илианы, - сказал Фергус и замер, наблюдая за лицом княжича, когда тот ломал печать и разворачивал лист бумаги.

«Эрик! – гласило письмо. - У меня завтра день рождения.

Приглашаю.

Будет интересно.

Приходи один.

Илиана».

Княжич поднял ошарашенный взгляд на Фергуса, но сказать ничего не успел – висящая на шёлковом шнуре печать вдруг пискнула и в секунду съела собственное письмо, вспыхнув синим пламенем.

Эрик отдёрнул руку, уставившись на пустое место перед собой, а затем нервно расхохотался.

- Это что?

- А я знаю? – удивлённо ответил Фергус. – Меня попросили передать послание. И всё. Вот же шутница, Илиана. И ведь не предупредила.

Мужчины переглянулись и захохотали. В двери сунулся кто-то из охраны, привлечённый громким смехом в кабинете, но был послан княжичем подальше. Отсмеявшись, Эрик пригласил Фергуса присесть и спросил.

- А подробности о празднике я узнать могу?

- Отмечаем у меня дома, - ответил дознаватель. – Кроме вас, гостями будут воевода Ко-Линь, лекарь Арониус, мой заместитель Сандо и Нара, наш новый дознаватель.

- Ага, - кивнул княжич, - вот и познакомлюсь с твоей новой подчинённой.

- Илиана сказала, всё будет тихо и по-домашнему, так что не надевайте никаких пышных нарядов. Ещё предупредила, что не желает громоздких или дорогих подарков и просила не дарить цветов. Мы просто проведём приятный вечер в узком кругу друзей.

- Но как-же без подарков? – нахмурился Эрик. – Я ведь не могу прийти с пустыми руками. Может подскажешь, чем можно обрадовать именинницу?

- Легко, - улыбнулся Фергус и встал. – Моя сестра вместо подарка просит вас об одолжении. В ночь, когда мы были во дворце, Илиана заметила в вашем кабинете риолон. – И дознаватель указал на нишу, где за стеклом хранился древний музыкальный инструмент.

- Она умеет на нём играть? – изумился княжич. – Но ведь этого не делали с добрую тысячу лет.

- Я сам иногда теряюсь, сколь многое умеют сёстры Шао, - вздохнул Фергус. – И печалюсь собственному несовершенству.

Княжич улыбнулся.

- Илиана написала, чтобы я приходил один. Как это будет происходить?

- Я пришлю за вами моего заместителя…

- Знаю, маг Сандо.

- Он выведет вас под личиной из дворца, а ночью мы таким же способом вернём вас обратно.

- Мне нравится, - блеснул глазами Эрик. – И да, я принесу Илиане риолон. Очень хочу услышать, как он звучит.

- Ваше сиятельство, я заберу инструмент сейчас. Нужно проверить, может ли он вообще играть. Зана, как маг неживой природы, осмотрит и обновит его, а Илиана должна настроить и испытать. А то некрасиво получится: вы принесёте инструмент, а потом все будут ждать, гадая, заиграет он или нет.

- Разумно, - кивнул княжич, - тогда забирай. – Он понаблюдал, как Фергус осторожно достал и укутал риолон магией, сделав его невидимым, и провожая до двери добавил. – Передай Илиане мою благодарность за приглашение, я рад вырваться из дворца хотя бы на вечер. И ещё скажи – шутку с письмом я оценил, – и Эрик вновь расхохотался, вспоминая неожиданный сюрприз.


Прежде, чем получить удовольствие от предстоящего праздника, Арониус и Фергус решили подвести окончательный итог по делу Нары. Девушка всё ещё жила в лечебнице, не желая возвращаться домой, поэтому друзья послали нарочного за отцом Нары, мастером Шаргусом, настаивая на немедленной встрече. Тот явился быстро и явно был перепуган.

- Что с Нарой? – с порога грохнул торговец.

- Присядьте, Най, - кивнул ему на стул Арониус. – У нас будет долгий разговор. И не беспокойтесь, с вашей дочерью всё в порядке, более того - она абсолютно здорова.

Кряжистый бородач удивлённо охнул и вытаращил глаза.

- Да-да, - удовлетворённо подтвердил свои слова лекарь. – Мы получили консультацию мага Жизни Шао… вы ведь слышали, что в Сванске сейчас находятся Шао?

- Конечно, весь город об этом говорит, - ответил торговец.

- Шао осмотрела Нару и заверила, что ваша дочь ничем не больна. Вследствие короткой смерти, Единый наградил девушку редким даром – видеть призраков и говорить с ними. Такие случаи уже бывали, правда, очень редко, именно поэтому о них мало кто знал.

- Значит, Нара здорова? – уточнил Най Шаргус и облегчённо выдохнул. – Слава Единому! Она может ехать домой.

- Не так быстро, - из-за спины торговца вышел Фергус, который стоял всё это время в затемнённом углу кабинета, и представился. – Глава службы дознавателей Мастерсон.

- А? – Шаргус медленно поднялся со стула. – Не понял…

- Сядьте, Най, - улыбнулся Фергус успокаивающе, - я сейчас всё объясню, но предупреждаю – обо всём услышанном здесь никто не должен знать. Вы же подпишете бумаги о неразглашении, - и дознаватель подал торговцу лист на подпись, а когда тот быстро всё прочитав и подписав, вернул его обратно, Фергус устроился в небольшом кресле у стола и сказал. – Шао объяснили княжичу, что дар вашей дочери может быть полезен Сванску и его светлость предложил Наре поступить к нему на службу.

- Кем? – удивился торговец.

- Дознавателем, конечно, - и Фергус рассказал недавнюю историю, как Нара помогла раскрыть убийство старика-заёмщика. – Вывод: дар вашей дочери видеть и говорить с призраками будет помогать нам раскрывать преступления в княжестве.

- Понял, - кивнул Шаргус и взгляд его потеплел. – Нара согласна?

- Конечно. Говорит, ей интересно. Замечу также, что вашей дочери будут хорошо платить за её работу. К сожалению, девушке по роду службы придётся увидеть много неприглядного, но Нара, после общения с призраками, готова ко всему.

- Кстати, вот, - Арониус перегнулся через стол и подал торговцу лист бумаги, больше похожий на диплом высшей школы, где было написано, что Нара Шаргус является обладателем редкого дара – умением общаться с душами умерших. – Однажды, когда ваша дочь захочет уволиться со службы, она всегда сможет зарабатывать себе на жизнь с помощью этого… - и он кивнул на бумагу. – Думаю, в Нутрее всегда найдутся люди, которые захотят узнать тайны умерших родственников.

- Неожиданно, - пробормотал торговец. – Мне нужно всё хорошенько обдумать.

- Предупреждаю, в делах Нары вы больше не имеете права голоса, - вставил Фергус. – Она совершеннолетняя и теперь находится под опекой службы дознавателей и княжича Эрика. Ваша дочь сказала, что не желает возвращаться домой, поэтому мы сняли для неё жильё у вдовы Гаракши, её дом расположен…

- Я знаю дом Фиры Гаракши, - нахмурился Шаргус. – Не понимаю лишь, почему Нара не хочет жить дома?

- Это она объяснит вам сама, - Арониус встал и проводил торговца в соседнюю комнату, где его уже ждала дочь.


- Папа, - она бросилась обнимать его, словно не видела много лет. – Я так рада тебя видеть.

- Я тоже очень рад, - погладил плечо Нары отец. – Ты здорова и это прекрасно. Тебя приняли на службу и обещают хорошо платить. Но почему ты не хочешь возвращаться домой?

- Давай присядем, - девушка потянула отца к дивану, села рядом и сказала. – Буду откровенна – мне уже давно неуютно в родном доме. Ты всё время занят и я понимаю – дела, заботы, необходимость содержать семью, но… Ты разве не замечал, что мачеха меня не любит, а сёстры, с тех пор, как выросли, постоянно язвят и придираются? Ты делал вид, что всё хорошо, женщины в доме сами разберутся, и сбегал на работу, а я пыталась как-то примириться с бесконечными придирками и молчала, чтобы не конфликтовать и не ссориться с домашними. Но с тех пор, как случилась беда, - и Нара улыбнулась так печально, что у торговца защемило сердце, - я почувствовала себя бесконечно одинокой. Тебя не было, мачеха фыркала, сёстры ехидничали и уже не скрываясь делили мою комнату, одежду и приданое.

- Откуда ты знаешь? – краснеющий от стыда отец опустил голову.

- Призрак бабушки рассказал.

- Мамы?

- Да, она сердилась, что ты меня не защищаешь и сбегаешь из дому, лишь только замечаешь приближающийся скандал.

Шаргус покраснел ещё больше.

- Я понимаю, ты тихий неконфликтный человек, - продолжила дочь. - Я тоже была такой, но далее жить в состоянии войны больше не желаю. Раз я стала независимой и меня ждёт интересная работа, мне понадобится место, где я смогу спокойно отдыхать, а дома это невозможно.

- Нара…

- Ты опять сбежишь, а мне предстоит вновь бесконечно объясняться с мачехой и ссориться с сёстрами. Этого больше не будет, - решительно заявила дочь. – Я готова встречаться с тобой, когда угодно и где пожелаешь, приходи ко мне в гости, мы можем вместе гулять или обедать в трактире, но ты должен быть один. Видеть остальных домашних я не хочу и не буду. Они, кстати, за это время ни разу меня не навестили, зато растащили и поделили всё ценное из моей комнаты, даже мамины украшения забрали.

- Бабушка сказала?

- Она. Бывает у меня каждый день и делится последними новостями.

Отец вскочил и зашагал по комнате, хмурясь и что-то бормоча себе под нос, а затем остановился и решительно сказал:

- Ну и ладно, пусть! Так действительно будет лучше. Чем тебе жить со стервами, уж лучше отдельно.

- А когда и тебя припечёт - переезжай ко мне, - предложила Нара. – Вдвоём мы отобьёмся от любой напасти.

- Нет уж, сбегать из собственного дома я не собираюсь, лучше наведу там порядок, – он повернулся к дочери и повинился. – Ты права в каждом слове, я не желал разбираться с бабскими конфликтами, бросая тебя на съедение этим стервам. И бабушка права – я трус, но больше таким не буду. Прости меня, Нара, если сможешь.

- Я понимаю, папа, - грустно кивнула девушка.

- И не беспокойся, сегодня же все твои вещи я привезу в дом Фиры Гаракши. Ты ни в чём не будешь нуждаться, денег я не пожалею, да и наследство, что осталось от матери, отдам до копейки.

- Спасибо.

- Ты стала взрослой, девочка, вскоре у тебя начнётся совершенно другая жизнь, прошу лишь об одном – работа дознавателя может быть опасной, поэтому береги себя, пожалуйста. И когда в твоей жизни появится мужчина, с которым ты захочешь создать семью, надеюсь, пригласишь меня на свадьбу?

- Конечно, папа, я же твоя дочь и люблю тебя.

Они обнялись, Нара всплакнула на плече у отца, словно прощалась с горьким прошлым и, решив развеять тягостную обстановку, похвалилась.

- Меня Шао пригласили на ужин, там будут воевода Ко-Линь, княжич Эрик и ещё несколько человек, так что поспеши с моими вещами, я ведь должна достойно выглядеть.

- Да ты что? – ахнул отец. – Какая честь! – а потом мстительно добавил. – Вот об этой новости я расскажу дома с особым удовольствием.

Нара рассмеялась, впервые увидев отца в предвкушении скандала, а то, что в их доме начнутся новые порядки, она уже не сомневалась. В это время в комнату зашёл Фергус и девушка попросила его съездить вместе с отцом забрать её вещи.

- Начальник, припугните их там хорошенько, - попросила, - иначе добром моё приданое не отдадут.

- Ещё как отдадут, - пригрозил отец. – Но для внушительности и, чего уж там, чтобы заткнуть поганые рты этих стерв, поддержка мне не помешает. Поможете?

- Легко. И с удовольствием, - ощерился Фергус, – ваши домашние надолго запомнят мой визит, обещаю.


После ужина, устроив традиционные посиделки в кабинете за бокалом вина, Фергус рассказал сёстрам Родгай, как побывал у Нары дома.

- Было много визга и крика, девчонки не хотели расставаться с вещами старшей сестры, уже считая их своими, пока отец не влепил каждой по затрещине. Мачеха сидела белая от ужаса, не узнавая тихого покладистого мужа и молчала. Затем сама принесла драгоценности первой жены Шаргуса и попыталась нас заверить, что забрала их для большей сохранности. Я вместе с слугами паковал и выносил вещи в фургон, а Шаргус, которого Нара, предупреждённая бабушкой о всех домашних схронах, вычищал спрятанные ценности. Нашёл, кстати, и большую сумму денег, отчего его жена вдруг лишилась чувств. Затем я продемонстрировал домашним Нары твою бумагу, Илиана, и предупредил – услышу хоть одно дурное слово о сестре, арестую их от имени княжича Эрика. Девицы прониклись, а мачеха даже очнулась ненадолго от обморока и вновь сделала вид, что ей плохо.

- Какая мерзость, - скривилась Зана, - и хотя я понимаю, что в человеческой натуре намешано и хорошего, и плохого, но когда узнаю подобные истории, становится противно. Эти бабы – такие же, как покойная Флавия Серенски, только поменьше масштабом. Ничего из себя не представляя, они уверены, что достойны самого лучшего и готовы идти по трупам, лишь бы добиться своих целей.

- Избавившись от нелюбимой падчерицы, мачеха наверняка планировала вскоре вновь овдоветь, - хмыкнула Илиана. – Интересно, отчего умер её первый муж?

- О-о! – воскликнул Фергус. – Мне нравится твоя мысль, сестра. Я прикажу поднять наши архивы, хотя, думаю, Нара не захочет, чтобы имя её семьи обсуждал весь Сванск. Но, по крайней мере, у нас будет железный повод навсегда закрыть рты бабам Шаргуса.

- А как Нара вообще? – поинтересовалась Илиана.

- Умница, всё быстро схватывает, мы выделили для неё отдельный кабинет в Управе, ведь призраки находят её повсюду и начинают общаться, а Наре волей-неволей приходится отвечать… - и Фергус заулыбался, словно вспомнил что-то забавное. – Со стороны это действительно вызывает странное впечатление, так что пусть Нара разговаривает со своими «клиентами» за закрытой дверью.

- Вот и хорошо, - кивнула Зана. - А теперь, давайте, поговорим о приятном. Я осмотрела риолон, он вполне исправен. Защищённый магией от внешнего воздействия, инструмент прекрасно сохранился и будет играть ещё долго.

- Отлично! – воскликнула Илиана. – Я беру риолон и иду в сад.

- Защиту от звука поставить не забудь, - добавила Зана, - а то привлечёшь внимание всех соседей.

- А-а… - начал подниматься со своего кресла Фергус, - можно мне…?

- Нет, - припечатала Илиана. – Услышишь риолон завтра вместе со всеми, пусть это будет сюрприз.

- Надеюсь, не такой, как послание княжичу, - заухмылялся дознаватель, - а то Эрик вначале замер от неожиданности, зато потом хохотал от души.

- Так и было задумано, брат, - подмигнула Илиана, - чтобы вывести человека из депрессии, его первым делом нужно хорошенько встряхнуть.

- Понял. И одобряю. Надеюсь, больше Эрик хандрить не будет.


Когда Илиана ушла, Фергус поинтересовался у Заны, как дела на кухне, нужны ли им деньги или какая-либо помощь.

- Всё под контролем, Майя по нашему рецепту испекла коржи будущего торта, я вместе с детьми приготовила крем, а затем Гала художественно оформила торт вишнями. Думаю, Илиана оценит.

- Я пока не придумал, какой купить подарок, - покаялся Фергус. – Подскажи, что может порадовать Илиану? Что она любит?

Зана задумалась.

- Сестра любит то же, что и всякая женщина: книги, оружие и хорошее вино.

Фергус расхохотался.

- Это мужские подарки.

- Что же делать? Наша Илиана особенная, – развела руками Зана.

- А что ей подаришь ты, если не секрет?

- Готовлю специальное мыло для волос, у Илианы они длинные и сестре приходится тратить много времени, чтобы привести волосы в порядок.

- Но их ведь можно обрезать и сделать покороче.

- Нет, длинные волосы на Руне – это знак воинского отличия. А ещё сестра говорит, что длинные волосы лучше слышат и воспринимают окружающий мир.

- Не может быть! А ведь наш приор лысый! – воскликнул Фергус.

- И что? Он ведь не маг Жизни, да и у местных магов это бы не сработало, слишком уж низкий уровень силы. А вот моя сестра очень сильная. Её даже готовили на смену нашему отцу.

- Править? А при чём здесь сила?

- Каруна – княжество магов. У нас восходят на престол не по праву наследования или крови, а по праву магической силы, ума и порядочности кандидата. Очень похоже на то, как выбирают и воспитывают будущего приора Шао.

Фергус открыл рот, а затем прикрыл его ладонью и округлил глаза.

- Вот-вот, сиди и молчи, - шутливо пригрозила ему Зана. – И никому об этом не рассказывай, незачем.


                                                        25.


Уставший от летней жары Сванск медленно остывал, укрывая своих жителей благословенной вечерней прохладой, на улицах начали зажигаться огни фонарей, на центральной площади звучала музыка - народ отдыхал, а кое-кто уже разбредался по домам после длинного трудового дня. В это время на одну из тихих улиц, отходящих от центра города, зашли четверо мужчин, поздоровались и направились к опрятному особняку, стоявшему в тупике.

- Приветствую, господа, - вышел на крыльцо Фергус, встречавший гостей. – Рад видеть вас у себя дома. Сразу предупреждаю – ничему не удивляйтесь.

- А что такое? – полюбопытствовал Ко-Линь.

- Сегодня для всех нас будет волшебный вечер, буквально. Прошу, заходите.

И гости попали в сказку. Ранее мрачноватый холл дома сейчас сиял разноцветными огнями, летающими под потолком. Где-то в глубине комнат слышна была музыка, казалось там играл целый оркестр, по дому витали запахи вкусностей, но вокруг было пусто и тихо.

- А где именинница? – спросил Эрик.

- Девушки решили организовать праздник в саду. Накрыли всё пространство за домом защитным куполом, так что никто посторонний нам не помешает.

В это время над головами гостей вспух яркий алый шар, из которого вырвались десятки мелких бабочек. Они, покружив, сели на плечи и руки приглашённых господ и замерли. Последним из шара протиснулся маленький смешной дракончик, толстенький, с короткими лапками и прозрачными розовыми крылышками. Он спланировал на плечо княжича и гордо уселся, обвив шею Эрика хвостом, на конце которого алел кокетливый бантик.

- Ваше сиятельство? – поднял брови Ко-Линь.

- Я чувствую тяжесть, словно он живой, - ответил, улыбаясь, княжич и почесал толстую лапку дракончика.

- Конечно, живой, - на ступеньках лестницы, ведущей на второй этаж, появилась очаровательная девочка, от вида которой все мужчины замерли. У девочки было шикарное платье, сшитое явно не в Нутрее: многослойная юбка всех цветов красного и белый ажурный лиф с серебряной отделкой. Но взгляды гостей, в первую очередь, приковала необычно белая кожа малышки, а ещё копна коротких чёрных кудрей, среди которых вспыхивали зарницы алого. Большими глазами цвета спелой вишни девочка оглядела гостей и сделала небольшой реверанс.

- Гала, княжна Родгай, - гордо представил её Фергус. – Это она создала всё, что вы здесь видите, в том числе и дракончика… прости, забыл его имя.

- Бузя, - подсказала девочка и спустилась к гостям так плавно, словно под её ногами не было лестничных ступеней. – Я его придумала, а тётя Илиана напитала жизнью. Бузя всё понимает, хотя не говорит, он же дракон.

- Как долго продержится эта иллюзия? – спросил Сандо, впечатлённый талантом и внешностью девочки.

- Пока я её не развею, а до тех пор он живёт, подпитываясь моей силой.

- Ты не возражаешь, что он у меня? – улыбнулся княжич. – Бузя очень милый.

- Нет, он для тебя и готовился, чтобы поднять настроение, а то Фергус говорил, ты грустишь.

- Спасибо, - Эрик бросил взгляд на подчинённого, но тот лишь развёл руками.

- Ну сказал и что?

- Подрываешь мой авторитет, - шутливо покивал ему княжич. – Даже дети меня берутся развлекать, - он поклонился Гале и добавил, – но я очень рад такому сюрпризу.

И тут подал голос воевода.

- Гала? Это ты? Я тебя раньше такой не видел.

- Так праздник же, - крутнулась на месте егоза. – Вот я и принарядилась.

- Но ты сейчас совсем другая!

- Нет, я именно так и выгляжу, просто раньше на мне была личина.

- Давайте пройдём в сад, - прервал этот диалог Фергус и махнул рукой в сторону дальней двери. – Нас ждёт именинница и праздничный ужин.

- А где Нара? Не пришла? – спросил Сандо.

- Наоборот, Шао попросили привести её пораньше, чтобы поговорить о своих женских делах наедине, а потом Нара помогла им накрыть на стол.

- А твоя прислуга?

- Ушла домой, ей незачем знать, кто здесь будет.

- Согласен, - Сандо удовлетворённо вздохнул, любуясь Галой, идущей впереди, его версия о потомках Основателей нашла своё подтверждение.


Сад действительно оказался волшебным. По его деревьям были развешены цветные огни, на куполе, закрывавшим небо, проплывали звёзды – крупные, яркие, но не слепящие глаза, сбоку, на стене ограды, сверкала иллюзия водопада, а посреди лужайки, усыпанной голубыми светящимися цветами, стоял большой круглый стол, накрытый белоснежной скатертью, и уставленный разнообразными закусками.

- Вот это да! – заахали гости, восхищённые увиденным, и разошлись по саду любоваться диковинками, лишь Фергус задержался на крыльце и шепнул Гале. – Зови наших, пора.

- Тёти! – крикнула вглубь дома Гала, - гости пришли!

- Не нужно так орать, - показалась на пороге Зана. – Ты же леди, а леди не кричат.

- Но если нужно кого-то позвать?

- Используй магию. Или просто подойди и скажи нормальным голосом

- Поняла, – девочка шагнула к Зане и тихо сказала. – Гости пришли, можно я позову тётю Илиану.

- Я уже здесь. – Именинница вышла одетая в наряд, который не надевала со дня прибытия на Цитрон: парадное кимоно, синие шёлковые штаны и тёмные туфли без каблуков, празднично выглядела на ней лишь белоснежная рубашка с пышным воротником-жабо.

Практически также была одета и Зана. Исключение составляла малышка Гала, но племянница накануне взбунтовалась, отказываясь встречать гостей в обличье и одежде мальчика.

- Раз у нас праздник, хочу быть снова собой. Девочкой. И нарядной. У меня ещё с Руны осталось единственное платье, любимое, вот его и надену. – Платье, правда, пришлось расставить по бокам – Гала за два прошедших года выросла, но тёти не возражали - пусть племянница покрасуется перед гостями.

- О, Илиана! – к крыльцу подошли приглашённые господа и рассыпались в восхищениях от убранства сада. – Это настоящая сказка.

- Спасибо, но благодарите не меня, автор всего, что вы видите – моя сестра Зана.

- Очень необычно и волшебно, - поклонились мужчины.

- Приятно слышать, - улыбнулась Зана. – Спасибо.

Все вновь расшаркались, а затем последовали поздравления виновнице торжества и вручение подарков. Воевода Ко-Линь преподнёс Илиане кинжал в дорогих ножнах, лекарь Арониус – старинную книгу, где описывались целебные травы Нутреи, маг Сандо вручил имениннице бутыль дорогого вина (идею ему подсказал Фергус), а Эрик – коробочку, где лежала нитка жемчуга редкого голубого окраса.

- Спасибо огромное, господа, - Илиана приняла дары и предложила всем рассаживаться за столом. – Думаю, на этом торжественную часть мы закончим и просто поужинаем в приятной обстановке. Но прежде, чем мы начнём, я хочу представить вам своих друзей. Во-первых, это наш доверенный человек Горий Исмир.

Мужчина вышел вперёд и поклонился гостям. Он принарядился для праздника, одевшись в тёмно-синий костюм и светлую рубаху.

- Ещё с нами будет Петер, подопечный Гория. Это благодаря ему мы смогли распутать известную вам историю.

Мальчик поклонился, вежливо улыбнувшись приглашённым господам, и отступил к Гале, словно ища её поддержки. Подружка постаралась принарядить паренька, протащив его по одёжным лавкам. Сейчас простой наряд Петера сменил светлый камзол и такие же штаны.

«Кого-то он мне напоминает, - подумал мельком княжич, - а может я этого парнишку уже видел?». Додумать мысль Эрик не успел, потому что Илиана продолжила представлять своих друзей.

- Ещё одна моя гостья – Нара Шаргус, новый дознаватель княжества Сванск.

Девушка, стоявшая всё это время за спинами хозяев дома, покраснела, выступила вперёд и присела в лёгком реверансе. Она надела на сегодняшний праздник любимое платье – серебряное с белой отделкой - и ужасно переживала, как будет принята важными господами. Но мужчины посмотрели на неё с доброжелательностью и лёгким любопытством, отчего Нара выдохнула с облегчением.

- Что скажешь, дорогая? – поинтересовалась у неё Илиана. – Только откровенно.

- Ваши гости – хорошие люди, им можно доверять, - ответила девушка и улыбнулась.

- А призраки тут есть? – поддел её Фергус.

- Нет, но если бы и были – им сюда вход заказан, боятся Шао.

- Хорошо, - решительно сказала Илиана, - извините нас, господа, за эту проверку, но мы с сестрой собираемся снять с себя иллюзии, которые использовали, чтобы не вызывать любопытства у окружающих. Кто-то из вас видел нас в истинном обличье, для кого-то это будет впервые.

Она взмахнула рукой и с девушек Шао слетела привычная для всех личина симпатичных нутреек. Вместо неё проступили настоящие облики сестёр – белоснежная кожа, красивые породистые лица и необычные цветные волосы.

 Эрик замер, забыв, как дышать. Воевода, наоборот, запыхтел и закашлялся. Сандо любовался Илианой, ведь Зану он уже видел, а Арониус таращился на ту же Зану, ведь познакомился с Илианой, когда та спасала его, пребывая в собственном обличье.

Фергус и Гор переглянулись, гордо улыбаясь - эти девушки были ИХ членами семьи (по крайней мере, сейчас все жившие в доме были одной семьёй), Гала и Петер открыто ухмылялись, а Нара тихо радовалась – девушки открылись ей ещё до праздника, рассказав о себе настоящую правду. Это был знак огромного доверия и Нара поклялась навсегда сохранить тайну сестёр, пришедших из чужого мира. «Нам придётся солгать гостям, - предупредила её Илиана. – Пойми и не осуждай».

- Я понимаю, - заверила девушка. – И спасибо за доверие.

- Добавлю, если ты думаешь, что всё дело в твоём даре, то ошибаешься, - Шао постаралась быть откровенной. – Просто ты мне понравилась, как человек. И нам с Заной не помешает хорошая подруга.

- Я очень рада, что познакомилась с вами, Илиана, Зана, - искренне ответила Нара. – В конце концов, вы не обязаны были приглашать меня на праздник и открывать свою тайну.

- Могли, - сказала Зана. – Но я, услышав, сколько тебе пришлось пережить, согласилась с сестрой – такой человек, как ты, достоин нашего доверия.


- Так, - хлопнула в ладоши Илиана, прервав затянувшееся молчание. – Объясняю один раз, без уточнений и расспросов. Мы с Заной, как и наша племянница Гала, - выходцы из клана Факиро, обитавшего на островах Родгайского княжества. Особенность нашей породы – белая кожа и вот такая внешность. Во время цунами, уничтожившего весь наш род, мы спаслись чудом. Собирали травы на скалах, когда увидели, как от берега отходит вода. Зана, маг неживой природы, смогла быстро вырубить в скальной породе пещеру и там нас замуровала. Мы, трое сестёр, спаслись и оказались единственными выжившими на острове. Да, была ещё одна сестра, мать Галы. Позже, когда князь Родгай нас удочерил, Лина вышла замуж и родила дочь, но вскоре они с мужем погибли, несчастный случай. С тех пор я и Зана воспитываем племянницу вместе. Мы переехали в Шао к отцу, монахи приняли нас и назвали сёстрами, сейчас путешествуем по Нутрее, чтобы лучше узнать эту страну и её людей. В Сванске мы задержались, сами знаете из-за чего, но вскоре уедем в Пейн, потому что в столице нас ждут дела. Конец истории.

- Пошли есть, я голодная, - жалобно подала голос Гала.

Эрик расхохотался, разрядив обстановку, а за ним рассмеялись и все окружающие.

- Вот, правильная реакция, - тоже улыбнулась Илиана и прошла к столу. – Присаживайтесь, господа, и начнём.


Княжич аккуратно ссадил с шеи дракончика на землю и приступил, как и остальные гости, к ужину, а попробовать Эрику хотелось всё, потому что привычные продукты – мясо, овощи, рыба – были поданы в необычных сочетаниях, а ещё рядом с каждым блюдом стоял соус, придававший пище необычный вкус.

- Сладкое мясо – неожиданно, - пробасил сбоку Ко-Линь, - но очень вкусно.

- Рыба в кислом соусе вообще… - и Сандо прикрыл глаза от наслаждения.

- А эти маленькие бутерброды или рулеты, не знаю даже как назвать, - пробормотал Горий, - ветчина, завёрнутая в блины – просто сказка.

Похожие восклицания раздавались за столом со всех сторон и сёстры Родгай весело переглянулись – их старания оценили. Накануне Майя, занимаясь приготовлением ужина под руководством Шао, вся испереживалась. «У нас не принято так сочетать продукты, но теперь я думаю, как многого мы не знаем о собственных вкусах».

- Мы потом расскажем тебе, какое блюдо пользовалось особенным успехом, - пообещала Илиана толстухе.

Теперь же именинница с удивлением отметила, что гостям понравилось абсолютно всё. Гости пили вино, ели, общались и чувствовали себя совершенно свободно, за столом не было запретных тем, лишь одна - тайна очаровательных сестёр Родгай. В конце концов первым не выдержал Ко-Линь и напрямую сказал:

- Илиана, так не честно. Огорошить людей сюрпризом, измениться до неузнаваемости, а потом сидеть, как ни в чём не бывало. А мы – молчи и терпи.

- Ты проиграла сестра, - засмеялась Зана, и объяснила непонимающим гостям. – Мы вчера поспорили, кто первым не выдержит и начнёт расспросы. Илиана говорила, что Эрик, а я кивала на воеводу.

- Ко-Линь опередил меня лишь на мгновенье, - улыбнулся княжич. – Я собирался предупредить Илиану, что больше не смогу молчать.

- А я слишком стар, чтобы терпеть, - заявил воевода. – Я – воин и иду напролом, без всяких политесов.

- Как я это понимаю и люблю, - отсалютовала ему бокалом вина Илиана. – Что может быть честнее – называть вещи своими именами.

- И раз уж пошёл такой разговор, - отложил вилку княжич, - хочу признаться, что я и все присутствующие здесь не собираемся утолять своё любопытство бесцеремонными расспросами, в Сванске уважают чужие тайны. Просто нас интересует, почему всё-таки вы скрывали свою внешность?

- Сандо? – лукаво спросила Зана.

- А что я? Я тебе и раньше говорил, красивая женщина – услада для глаз.

- Я же отвечала, что в Сванске мы по делу, - укоризненно попеняла девушка. – Нам нужно было, чтобы все сосредоточились на работе, а не таращились на нас.

- Мы слишком отличаемся, - добавила Илиана. – Ладно – белая кожа, но волосы? Это всегда вызывало слишком пристальное внимание.

- Немудрено, волосы действительно необычные, – вступил в беседу Арониус. – Это же естественный цвет, я вижу.

- Мы - сильные маги и цвет указывает направление нашей силы, - объяснила девушка. – Например, Гала – маг огня, красный цвет, я – маг Жизни, сине-голубой…

- Скорее бирюзовый, - прищурил глаз Эрик, – но мне всегда казалось, что цвет жизни – это зелёный.

- Нет, - отрицательно качнула головой Илиана. – Всё живое, существующее в мире, несёт в себе воду, а вода и есть жизнь. Пусть капелька, совсем немного, но любое существо или дерево, океан или облако – это вода. И жизнь. Благодаря силе, я могу воздействовать на всё, в чём есть вода, а вот Зана – наоборот. Она маг неживой природы – это недра земли, камень, металл, Зана видит суть неживых вещей и предметов и может их преобразовывать.

- Я помню, Зана, как ты изменила холм Серенски, – сказал воевода. – И был очень впечатлён, никогда подобного не видел.

- Да уж, - подтвердил Сандо. – Тогда была задействована огромная сила.

- Но зелёный…? – поднял брови Горий. – Как-то этот цвет не согласуется с неживой природой.

- Я не знаю, - виновато улыбнулась Зана. – Возможно, это связано с жизнью на островах, ведь когда мореплаватели плывут к берегу, из океана земля кажется им зелёной?

- Зелёная земля, - ахнул Эрик. – Я ведь читал древнюю поэму, как один из Основателей вздумал заплыть на обратную сторону Цитрона, но попал в бурю и оказался на Родгайских островах. Вот откуда Илиана знает, как играть на риолоне.

- На чём? – стали спрашивать остальные гости.

- Сейчас покажу, - именинница встала и принесла инструмент. – Раз все перекусили, могу сыграть.

- Просим, просим! – зааплодировали гости.


Инструмент был похож на лютню, но овальный корпус был больше, а гриф с ладами – более длинным и прямым. На корпусе риолона виднелись заметные яркие кнопки и, прежде, чем играть, Илиана пояснила:

- Это магический инструмент. Он сохраняет в себе все мелодии, которые играл раньше. Основатели обладали отличным вкусом и мы сможем услышать их любимые песни, если нажмём на жёлтую кнопку. Если же захотим сыграть что-то своё – на красную. Риолон записывает мелодию, накладывая звуки друг на друга, в итоге инструмент звучит так, словно играет несколько человек, например.

Девушка положила риолон на колени и заиграла известную в Нутрее песню о цветущей степи. Сначала звучала лишь одна струна, выводя основной мотив, затем к мелодии присоединились басовые струны, за ними песню подхватили переливы аккордов и вскоре на поляне зазвучал струнный оркестр, поющий о цветущей степи весной.

Гости сидели, как зачарованные. Но вот из-за стола вышла Зана, взмахнула руками и поплыла птицей среди светящихся цветов поляны. Она танцевала совсем не так, как принято в Нутрее среди знати, никаких поклонов и реверансов, сложных па или приседаний. Нет, девушка плыла, изгибаясь, как степной ковыль на ветру, кружась и взмахивая руками, а вскоре к ней присоединилась и Илиана. Гости ахнули – риолон продолжал играть, прислонённый к спинке стула, а девушки в это время кружились, взяв друг друга за руки, словно степные дриады, о которых рассказывают сказки детям на ночь.

Когда мелодия закончилась в тишине вдруг послышались тихие всхлипы – это плакала Нара.

- Ты что? – подскочила к ней Гала.

- Так краси-иво, - шмыгнула носом девушка. – Мы словно попали в сказку. Простите, - и она отвернулась, вытирая слёзы.

- Да что уж там, – пробасил воевода и себе протирая глаза платком. – Нас всех пробрало.

- Привычная с детства мелодия, а поди ж ты… - вздохнул Фергус. – Илиана, ты была права, когда не дала мне вчера послушать свою игру. Сюрприз удался.

- Так, вы чего раскисли? – хлопнула в ладоши именинница. – Сегодня мой вечер и я желаю танцевать, не хочу никаких придворных танцев, уж лучше простая пляска, но от души. Начинаем. – И она нажала жёлтую кнопку риолона.


                                                            26.


Утром Фергус, зевая, зашёл в столовую и печально вздохнул.

- Что? – подняла голову от тарелки Зана.

- Вы опять наложили на себя иллюзию. Зачем?

- Мы идём в храм Единого, - сообщила Гала, - После службы тётя Илиана направляется в лечебницу, а все остальные – к воеводе в казармы.

- Тренироваться? – уточнил дознаватель.

- Нет, я вчера пообещала Ко-Линю оценить качество оружия в гарнизоне, - ответила Зана.

- А мне нужно договориться о конкурсе художников, - важно добавила Гала. – Неужели ты забыл?

- И правда забыл, - покаялся Фергус, - прости.

- Я тоже пойду, хочу посмотреть тренировки воинов, - вставил Петер.

- У всех дела, даже мне скоро на службу, - пожаловался хозяин дома.

- Отчего печалишься, Фергус? – в столовую вошла Илиана и поздоровалась.

- Жалею, что прекрасный вечер позади. Вчера было так замечательно: волшебный приём, божественная музыка, танцы…

- Ага, особенно мне понравилось, когда Эрик танцевал с дракончиком, - захихикала Гала.

- Все дурачились и веселились от души, - добавил Горий. – Никогда не думал, что высокородные могут так себя вести. Хотя, думаю, в этом заслуга наших Шао.

- Несомненно, - покивал Фергус. – Именно благодаря сёстрам, мой дом впервые посетил княжич и воевода, да и остальные, если забегали, то лишь по делу.

- Зато, когда мы уедем, будут заходить в гости просто так, - сказала Илиана. – Теперь у тебя есть друзья, брат. Странно, что раньше ты жил как-то обособленно.

- «Работа дознавателя обязывает его ограничивать круг общения, чтобы у жителей княжества не возникало желание воспользоваться дружескими связями в корыстных целях», - зачитал по памяти цитату из Кодекса дознавателей Фергус.

- То есть, ты не подпускаешь к себе людей, потому что нельзя?

- Нежелательно, а вдруг потом придётся их арестовывать или допрашивать.

- Вчерашние гости под Кодекс не подпадают, - заметил Горий. – Они – ровня и одного с тобой круга, а ещё знают особенности работы дознавателей.

- А Сандо и Нара вообще твои подчинённые, - добавила Зана.

- Заканчиваем завтрак и на выход, - скомандовала Илиана. – У всех сегодня много дел, так что поторопимся.


Во время праздника Арониус напомнил Илиане, что барон Завз, узнав, что его сына готов осмотреть лучший маг Шао, пообещал быть утром в лечебнице.

- Только, если ничего нельзя сделать… - лекарь вздохнул, - я даже не знаю, как Рику дальше жить. Рик – единственный сын барона. Хороший парень и большая умница, но очень одинокий.

- Если удастся исправить Рику лицо, - добавил княжич, - я собираюсь использовать его таланты в делах казначейства. Пока что он всегда мне отказывал, не желая появляться на людях, а ведь парень силён в математике, умножает в уме трёхзначные числа.

- Я постараюсь помочь, но обещать ничего не могу, - ответила Илиана.

Теперь же, осматривая лицо пациента, она не сомневалась – помочь ему можно, но выложится и ей, и лекарям придётся до конца.

Молодой человек молчал, опустив глаза, он уже привык к бесконечным осмотрам врачей, правда, до этого его никогда не разглядывала молоденькая хорошенькая девушка. Она не смотрела с жалостью или брезгливо (к такому парень уже привык), в её глазах было лишь сочувствие, пока руки цепко ощупывали все неровности кожи на лице парня.

- Ну что же, - сделала вывод Шао, - надежда исправить изъяны есть. Рик, ты сегодня остаёшься ночевать в лечебнице. Утром – операция. Согласен?

- Да, - хрипло выдохнул тот.

Когда пациента увели устраиваться в палату, в зал, где проводился осмотр, пригласили его отца. Узнав новости, барон рухнул на колени.

- Доченька, спасибо.

- Вы что! – Илиана бросилась поднимать старика. – Не вздумайте раскисать! У вас сегодня ещё много дел. Нужно привезти сыну сменную одежду, халат и тапочки. Посидеть рядом, приободрить. Сходить на вечернюю службу в храм Единого, а затем хорошенько выспаться. У вас есть, где остановиться? Вы ведь живёте в имении.

- Да, у меня в городе дом, - барон поднялся, вытирая слёзы. – И, конечно, правы – мне нельзя раскисать, но знали б вы, как это всё уже достало, - и он махнул рукой.

- Присядьте на стул, - девушка быстро осмотрела старика, а потом накапала ему капель в стакан с водой. – Выпейте, это успокоительное.


Попрощавшись с бароном, Илиана наказала Арониусу:

- Рику ужин не подавать и предупредите барона, чтоб не вздумал сунуть парню булку или что-нибудь съестное. Кстати, обоим Завзам вечером следует принять снотворное, чтобы хорошенько выспались и отдохнули. – Девушка задумалась на минуту и спросила. – Сколько в больнице магов Жизни, Ар?

- Я и ещё четверо.

- Хорошо, задействуем всех. Пригласи их на совещание через час, меня пока не беспокоить, хочу продумать план операции.

До вечера Илиана снова и снова повторяла с магами лечебницы очерёдность их совместных действий. Выложив на стол свой хирургический инструмент, девушка объясняла назначение каждого скальпеля, зажима или иглы и учила ими пользоваться. Ученики прилежно внимали словам Шао и старались изо всех сил.

- Всем плотно поужинать, - сказала на прощание лекарям девушка. – Вечер провести дома, отдыхать и лечь спать пораньше. Встречаемся в восемь утра. До завтра.


Зана тоже плодотворно провела свой день, оккупировав кузницу гарнизона. Вначале местный кузнец даже обиделся, что какая-то девчонка будет у него командовать, но быстро сдулся, увидев мастерство девушки, а потом взялся ей помогать, с уважением спросив, можно ли ему записать для памяти всё, что он увидел.

- Конечно, и спасибо за помощь, - улыбнулась Зана.

Вдвоём они правили оружие вначале офицерскому составу, затем рядовым. Готовые мечи сразу же забирались хозяевами, которые благодарили Мастера Шао от души. У открытой двери кузницы весь день толпился народ и до Заны доносились обрывки разговоров, где она играла не последнюю роль.

- …такая красотка, а сила в ней о-го-го!

- Видел бы ты, что она творила в Серенски!

- …земля на холме просела вдвое, а на самом верху возник памятник.

- Не памятник, стела Справедливости.

- …с тех пор люди поднимаются на холм со своими бедами или проблемами, посидят, помолятся Единому и раз – к ним вдруг приходит решение проблемы.

- Правда?

- Наши вчера приехали оттуда, рассказывали.

Воевода Ко-Линь заглядывал в кузницу до самого вечера, вздыхал и винился:

- Вот я, старый дурак, взвалил такое муторное дело на твои плечи, Зана. А ведь вчера у тебя с сестрой и так был хлопотный день.

- Всё хорошо, я соскучилась по работе в кузнице, - улыбалась девушка. – И лучше нам проверить всё оружие сразу, чем растягивать на неделю.

- И что, за день сделаешь?

- За два. Есть мечи, которые нужно лишь подправить, есть, что перековать, а часть можно просто выбросить в лом. Я всё рассортирую, потом вместе решим.


Гала, увлечённая идеей отбора художников, обсудила с воеводой, сколько объявлений о конкурсе нужно приготовить и где их развесить. Накануне княжич, узнав об этом мероприятии, тоже загорелся в нём участвовать.

- Не как художник, - пояснил Эрик, - а как правитель Сванска. Я выделю средства из казны на премии победителям и сам награжу их в торжественной обстановке.

- А мы найдём талантливых живописцев для будущей галереи, - шепнула Гала воеводе. – Вместе решим, кто достоин, ладно?

- Умница, - и Ко-Линь чмокнул девочку в огненные вихры.


За ужином Гала похвалилась тётям.

- Мы развесили объявления во всех концах Сванска.

- Сколько? – уточнила Зана.

- Шесть. Слово «конкурс» я написала огненными буквами, так что любой человек даже ночью сможет прочитать, что через 10 дней на площади у дворца каждый сможет выставить свои картины на обозрение.

- Я думала, действие будет проходить на рыночной площади, - подняла брови Илиана.

- Княжич взял руководство конкурсом в свои руки, сказал, нечего мешать торговцам, пусть в Сванске состоится настоящий вернисаж. А ещё добавил, что среди придворных тоже есть любители рисовать и они желают выставить свои работы. Чтобы конкурс был честным, всем участвующим дадут номера, которыми те подпишут картины, так что зрителям невозможно будет определить автора. Победителями станут художники, вошедшие в первую десятку.

- Теперь главное – чтобы в этот день не было дождя, - улыбнулась Зана.

- В настоящий период осадки в княжестве маловероятны, - меланхолично заметил Фергус.

- Ты что такой кислый? – поинтересовалась Илиана.

- Устал, дело Серенски разрастается, как на дрожжах, и благодарить за это нужно моего нового дознавателя.

- То есть, Нару, - удовлетворённо кивнула девушка. – Подруга видит, когда человек лжёт. Чем же ты недоволен, брат?

- Нам пришлось вернуться к уже закрытым делам.

- И…?

- Вскрылись новые факты. Оказалось, несколько человек были несправедливо осуждены. Княжич пообещал им денежную компенсацию, но люди ведь пострадали и я чувствую себя виноватым.

- Ты - не судья, - нахмурилась Илиана. – Последняя инстанция в Сванске – князь. Именно он принимает решение о наказании подсудимых. Разве ты мог что-то изменить или сделать?

- Нет, потому что даже не догадывался об истинном преступнике. Хотя, скорее, не верил обвинённым, когда они утверждали, что не виноваты.

- Фергус, ты – человек, а людям свойственно ошибаться, - успокаивающе улыбнулась Зана. – Не кори себя, теперь, когда под твоим началом работает Нара, ты больше не допустишь ошибок.

- Буду стараться, - слабо улыбнулся мужчина. – И хватит обо мне. Какие у вас планы на завтра?

- У меня операция, - сказала Илиана.

- Знаю, сын барона Завза. Тебе понадобится много сил и удачи.

- Я снова весь день пробуду у воеводы, - Зана зевнула, - простите, но работа в кузнице физически выматывает, пойду спать.

- А вы? – взглянул Фергус на Галу и Петера.

- Дядя Горий сказал, что проводит нас к озеру на… - парень запнулся и посмотрел на подружку.

- …натуру, - подсказала Гала. – Так говорят, когда художники рисуют на природе.

- Так бы и говорили, чего мудрить, - буркнул Петер.

- Он хочет попробовать писать акварелью, - объяснила Фергусу Гала. – Да и я уже давно не писала красками. Вот и потренируемся.

- Может, тоже выставишь свою работу на конкурс? – спросил Горий.

- Неудобно, - смутилась девочка. – А вдруг скажут – мазня?

- И что?

- Ну-у…

- Ты выставишь свою работу, - решила Илиана, – чтобы реально представлять, чего стоишь на самом деле. Помни, Гала, кто ты, и учись слышать и принимать всё, что тебе говорят.

- То есть, если скажут гадость, я должна сдержанно поблагодарить обидчика, - ехидно улыбнулась девочка. – Хотя в душе буду готова его испепелить.

- Именно. Собственно, это и отличает воспитанную высокородную леди от базарной торговки. – И девушка подмигнула племяннице. – Но потом мы догоним хама и его поколотим.

- Вот теперь я согласна, - захохотала Гала.


                                                       27.


- Когда бабка, принимавшая роды у баронессы, увидела младенца, то с перепугу уронила его, - Арониус склонился над глубоко спящим пациентом и вздохнул. – Не повезло парню – заячья губа и развороченный череп. Как и выжил-то непонятно.

- Ничего, исправим. – Илиана обратилась к лекарям и скомандовала. – Всем сосредоточиться. Начинаем. – Она сделала первый надрез на обритой голове пациента, поперечный, выше лба. – Сушить и заживлять магией. Я тяну кожу.

И скошенный лоб молодого Зевза, сдвинутый плотно к глазам, начал ощутимо меняться – сморщенная кожа разглаживалась, исчезали глубокие морщины, а ранее нависавшие над глазами брови расправились и заняли своё положенное место.

- Заживлять магией. Аккуратно, - девушка отступила от стола, а лекари склонились над пациентом и начали свою работу, и лишь один из них не шевелился, сидя в изголовье Рика, он следил за биением сердца молодого барона.

- Готово, - доложился Арониус.

- Вижу, неплохо, - Илиана огладила пальцами шов на голове оперируемого и красный рубец быстро исчез, словно его и не было. – Лоб готов, теперь правим нос. Скальпель.

Сдвинутый на бок кусок плоти трудно было назвать носом, девушке пришлось оголить его до кости и задействовать магию.

- Я отсекаю наросты хряща и выпрямляю носовые проходы, слава Единому, у пациента хоть скулы в порядке, - пробормотала Илиана. – Теперь возвращаем кожу на место, формируем ноздри и закрепляем.

Дело двигалось медленно, ведь сыну барона заново создавали лицо и всем хотелось, чтобы парень получил достойную внешность.

- Рика уже не узнать, - лучился радостью Арониус. - Хороший лоб, красивый нос…

- Теперь рот нужно подправить, хотя… - Илиана склонилась ещё ниже, рассматривая нёбо пациента. – Держите ему голову крепко. – Руки девушки ощупывали полость рта спящего парня. - В нёбе изъян, расселину залатали не полностью. Придётся заново вскрывать.

В это время один из лекарей пошатнулся и отступил от стола. «Я больше не могу».

- Сава! – закричал Арониус. – Помоги!

Знакомый Илиане санитар заскочил в операционную и практически вынес на руках теряющего сознание врача.

- Уложить, напоить бодрящим отваром! - крикнула Саве девушка.

- Помню! Сделаю!

И операция продолжилась.

Илиана вскрыла, а затем вновь соединила магией нёбо молодого барона, заново перешила верхнюю губу и основательно поработала над горлом, восстанавливая голосовые связки. «Парень ведь хрипит, - объяснила лекарям, - это не дело».

Шло время, один за другим коллеги Арониуса признавались, что больше не могут принимать участие в операции – их магия и силы закончились. Приводить в порядок нижнюю челюсть и подбородок девушке пришлось одной, Ар лишь ассистировал, подавая хирургический инструмент.

- Как ты? – тихо спросил он у Илианы.

- Не очень, слишком уж ювелирная работа оказалась. Но я сама виновата, переоценила свои силы, мне нужно было не спешить, а основательно подготовиться.

- Ты что! – ахнул лекарь. – Всё ведь идеально получается! И Рик сейчас – копия своего отца в молодости.

- Я истратила слишком много сил, - проворчала девушка, - боюсь, как только закончу, упаду. Попроси Саву приготовить мне кровать прямо здесь, в операционной. - Она вновь и вновь проверяла свою работу, оглаживая магией новое лицо наследника барона. - Вроде ничего получилось, Ар? Можешь сказать барону, что операция прошла успешно, только пока его сюда не впускай, я ещё должна… Ой, - Илиана качнулась и прошептала. – Сейчас отключусь. Срочно пошли за моей сестрой, Зана знает, что делать.

Санитар Сава подхватил под руки закатившую глаза девушку и осторожно уложил её на кровать, а Арониус выскочил за дверь и заорал во всё горло.

- Немедленно послать за второй Шао! Она в гарнизоне у воеводы. Скажите, что с сестрой плохо.

Тут к лекарю на полусогнутых от ужаса ногах подошёл старый Завз.

- Что происходит, Ар? Лекарей выносят одного за другим. Ты сам похож на покойника. А Шао? Что с ней? И главное – что с Риком?

И тут Арониус обнял старика, повиснув на нём безвольным кулём.

- Шао сотворила чудо. Мы все отдали силы, чтобы вернуть твоему сыну подобающее лицо, барон. Рик теперь совершенно другой. Но видеть его пока нельзя. Он спит, его раны заживают. Когда очнётся, мы тебя позовём, а сейчас, прости, нам нужно заняться здоровьем Шао, она столько магии вложила в твоего парня, что сейчас лежит без сознания. Так что предупреждаю, если Рик, выйдя из лечебницы, не станет счастливым человеком, я его собственноручно поколочу, клянусь.


Зана сидела, отдыхая, на лавке у кузницы, когда к ней вдруг донёсся отголосок зова сестры. «Помоги…» Девушка вскочила и стрелой помчалась через плац к воротам.

- Зана! Что…!? – бросился ей наперерез Ко-Линь.

- Илиане плохо, я к ней.

Посыльного из лечебницы она чуть не сбила с ног, когда тот заворачивал на улицу, ведущую в казармы. Опознав девушку по кимоно Шао, паренёк передал, что Илиана потеряла слишком много сил во время операции и сейчас лежит без чувств.

- Поняла! Свободен! – Зана бегом рванула дальше, на ходу вызывая Галу.

«Срочно беги в лечебницу. Илиане плохо и ей нужна наша помощь!»


Горий, наблюдающий за рисующими детьми, краем глаза следил за озером, где у берега резвились несколько горожанок. Послеобеденная «натура» подходила к завершению и Гор уже собирался командовать детям собираться домой, как вдруг насторожился - Гала, замерев с кистью в руке, неожиданно швырнула её на землю и бросилась бежать.

- Куда? Что? – крикнули хором Горий и Петер.

- Тёте нужна помощь, я - в лечебницу! Соберите тут всё и догоняйте.


Эрик, решивший прокатиться верхом перед ужином, выехал из ворот дворца, и размышлял, в какую сторону ему свернуть – в степь или в город - как вдруг наперерез княжеской кавалькаде с криком бросился незнакомый мальчик.

- Прочь! – попытался оттеснить паренька кто-то из придворных.

И тогда мальчик вдруг ощетинился и полыхнул пламенем, буквально. Лошади шарахнулись, дамы завизжали, а парнишка закричал:

- Мне нужно в лечебницу! Илиане плохо!

- Гала? – узнал голос младшей Шао Эрик.

- Да! Поскорее, пожалуйста.

- Держи руку, - наклонился к мальчику княжич.

Тот в мгновение вскарабкался и уселся позади Эрика, обхватил его за талию. «Не нужно чужих», - попросила тихо Гала и княжич развернулся к свите.

- Прогулка отменяется, со мной едет лишь охрана. – Он пришпорил коня и рванул в сторону центра Сванска. За ним дружно поскакали двое телохранителей. Остальные придворные молча переглянулись, но поехать за княжичем поостереглись – недавние события научили дворян послушанию.

- Что будем делать? – Отто, Гарош и Вень-Ли посмотрели, как вдали скрывается княжич, и вздохнули. Им было любопытно, имя Илиана уже стало известным в Сванске, как и имя Заны, которой пели хвалебные песни воевода Ко-Линь и его офицеры. Друзья Эрика понимали – в их тихом городе происходит что-то интересное и княжич знает об этом и участвует, но молчит, не подпуская провинившихся товарищей к своим тайнам, а ведь раньше всегда делился новостями и доверял самое сокровенное.

- Всё проходит мимо нас, - проворчал Гарош.

- Сами виноваты, - припечатал Отто.

- Мальчик – маг огня, это очевидно, и знает Шао Илиану, - сказал Вень-Ли. – Возможно, родственник? Потребовал отвезти его в лечебницу и Эрик сразу же послушался.

- Там сегодня Шао оперирует сына барона Завза, - подъехала к друзьям фрейлина Алма. – Мне жених рассказал. Арониус очень высокого мнения о мастерстве Шао Илианы, говорит, такого сильного мага Жизни он ещё не видел.

- И теперь что-то случилось, а мы ничего не знаем, - надулся Гарош.

- Ты слышал Эрика, - фыркнул Отто. – Я не собираюсь терять остатки репутации, пытаясь удовлетворить своё любопытство. Нам за княжичем ехать нельзя, поэтому предлагаю, раз уж мы все собрались на прогулку, отправиться вокруг озера Юри, а потом дальше, в степь.

- Действительно, поехали, тем более, жара на улице спала, скоро сядет солнце, самое время устроить скачки.

Придворные переглянулись и двинулись вслед за удаляющимися друзьями, согласно кивая, что раз уж выехали, можно и прокатиться перед ужином.


Они оказались у ворот лечебницы одновременно. Зана, запыхавшись, остановилась, увидев подъезжающего княжича, из-за спины которого махала руками племянница.

- Какими судьбами? – поздоровалась девушка с Эриком.

- Выехал на прогулку, а тут меня остановили и попросили подвезти, - улыбнулся княжич, но потом посерьёзнел и спрыгнул с лошади, ссадив следом и Галу. – Что с Илианой?

- Подозреваю, сестра перестаралась и иссушила свою магию до дна.

- Это опасно?

- Ещё не знаю. Надеюсь, обойдётся. Прости, Эрик, мы с Галой побежали.

- Я могу чем-то помочь?

- Ты уже помог - подвёз племянницу, спасибо.

- Не за что.


Княжич решил дождаться новостей об Илиане и зашёл вслед за Шао в лечебницу. Там его встретил старый барон и со слезами на глазах рассказал, как лекари и Шао целый день трудились, пытаясь вернуть его сыну достойную внешность.

- Я такого не ожидал, - вздыхал Завз. – Они все отдали свои силы ради Рика, санитары буквально выносили лекарей из операционной, а сейчас вот и Шао слегла, но меня уже предупредили – операция прошла успешно и сына я не узнаю. Теперь сижу, жду, когда разрешат взглянуть на моего мальчика, он пока спит.

Тут дверь операционной распахнулась и оттуда вышел Арониус.

- Приветствую, ваша светлость, - поклонился он и чуть не упал, но Эрик успел подхватить врача. – Простите, очень устал, но сегодня я и мои коллеги можем с основанием гордиться результатом - наш Рик теперь настоящий красавец.

- Ну хоть одним глазком… - взмолился барон.

- Ни-ни, там сейчас Шао колдуют, смотреть нельзя, даже меня выгнали. Вы, барон, лучше б сходили в трактир поужинать, подозреваю, не ели весь день, правда?

- Да какая еда? Кусок в горло не лез.

- Приказываю: ужинать и немедленно, - «грозно» сдвинул брови Эрик.

- Поддерживаю, - кивнул Арониус. – Поужинайте медленно и с удовольствием, а то сын проснётся, а рядом сидит бледный немощный отец. Что же мне потом ещё и вас лечить, барон? Так, простите, не могу, сил уже нет.

- Подчиняюсь, - слабо улыбнулся Завз, - и спасибо, Ар. Я никогда не забуду того, что вы сегодня сделали.

- Мы с лекарями, конечно, выложились по полной, но главная заслуга – сила и мастерство Шао Илианы, без её знаний и опыта у нас ничего бы не вышло.

- После ужина зайду ещё в храм, - пробормотал Завз, - помолюсь за вас всех, особенно за Шао Илиану.

- Вот за это спасибо.

Старик раскланялся, ещё раз поблагодарил за сына и вышел, а княжич оттащил Арониуса на ближайшую кушетку и приказал подробно рассказать о том, как прошла операция. В это время подоспел запыхавшийся воевода, который отправился вслед за Заной в лечебницу, и с порога крикнул:

- Что с Илианой?

- Присядьте, - подвинулся на кушетке Эрик. – Сейчас Арониус нам доложится.


В операционной было тихо. Молодого барона, всё ещё крепко спавшего магическим сном, перенесли на кровать у стены и загородили лёгкой ширмой. Зана, обследовав сестру, лишь сокрушённо покачала головой.

- Илиана исчерпала себя почти до дна.

- Вы с тётей мне рассказывали об этом, - прошептала Гала, стоя по другую сторону кушетки, на которой лежала Илиана.

- Резерв сестры меньше 10 %, даже личина слетела.

- Что будем делать?

- Я хочу использовать тебя, Гала. Когда мы жили в монастыре, ты регулярно избавлялась от излишков силы, помогая мне ремонтировать обитель. Ты научилась контролировать свою магию, но Огонь в твоём возрасте всё равно нужно периодически «сбрасывать». Пока мы добирались до Сванска, миновало много дней, твой Огонь на максимуме и мы с Илианой заранее решили, что ты разрядишься где-нибудь в уединённом месте по пути в Пейн. Но сейчас появилась возможность и тебя облегчить, и тёте помочь.

- Я готова, показывай, как... – и девочка принялась внимательно слушать Зану.

Они простояли у кушетки больше часа, пока Гала тонкой струйкой вливала силу в Илиану.

- Очень медленно, словно сквозь тонкую трубочку, - шептала Зана. – Наполняешь нейтральной силой и контролируешь, чтобы она поступала без перебоев.

Девочка кивала и очень старалась, боясь навредить Илиане.

- Когда резерв наполнится больше, чем наполовину, он сможет уже самостоятельно добирать магию из окружающего мира.

- А если бы нас не было рядом? – вздрогнув, спросила Гала. – Тётя бы погибла?

- Нет, глупенькая, – и Зана погладила племянницу по голове. – Не выдумывай, просто Илиана много дней пролежала бы в беспамятстве и была бы совершенно беспомощной.

- Это плохо, тётю тогда любой бы смог обидеть.

- Запомни, дорогая, подобное может произойти со всяким магом, поэтому никогда полностью не расходуй силу, если не уверена, что тебе помогут. Хотя признаю – бывают ситуации, когда маг не может остановиться и должен идти до конца.

- И тогда…?

- Илиана бы всё равно не пропала. С ней всегда было бы её мастерство лекаря, потому что даже без магии сестра знанием и опытом превосходит местных врачей. А ещё твоя тётя – великолепный воин и…

- …потрясающе красивая женщина, - тихо сказал от двери княжич. – Простите, что не постучал, боялся отвлечь, там в коридоре все волнуются, как Шао Илиана, вот я и решил узнать.

- Сможешь теперь самостоятельно продолжить? – спросила Зана племянницу.

- Да, - кивнула девочка.

- Тогда я отойду ненадолго.


Зана вышла вслед за княжичем в коридор и явно была недовольна.

- Прости, - неискренне покаялся Эрик.

- Ты, конечно, первый человек в Сванске, - прошипела девушка, – но предупреждаю, будешь нахальничать, прикрываясь титулом, долбану по голове молнией.

- И что со мной будет? – полюбопытствовал княжич.

- Облысеешь на год.

Эрик вытаращил глаза, а потом зажал себе рот рукой и захохотал.

- Смешно? – тоже захихикала Зана. – Ну, значит, ты ещё вполне нормален, а то я знаю высокородных, кто уже бы драться полез или побежал жаловаться.

- Да кому мне жаловаться? – воскликнул княжич.

- Папе. Или королю. Или Совету магов.

- Разбежался. – Эрик выдохнул. – Честно, прости. Не сдержался, волновался за твою сестру. И понахальничал, конечно… - он вдруг остановился и схватил себя за голову. – Единый!

- Что? – не поняла Зана.

- Я же на Рика так и не взглянул, - и княжич снова захохотал.


Горий и Петер бросились к Зане первыми, как только её увидели.

- Всё хорошо, - успокоила их девушка. – Илиана скоро придёт в себя, мы заберём её домой и там хорошенько всыплем, чтоб больше так нас не пугала.

- Галу тоже нужно наказать, - проворчал Гор.

- Я знаю, что племянница от вас сбежала и уже выговорила ей. Прости её, она слишком боится кого-то из нас потерять.

- Зана, - обратился к девушке воевода. – Объясни, что происходит.

- Илиана перестаралась и не рассчитала свои силы…

- Как и мы все, - подал с кушетки голос Ар.

- Остальные лекари в таком же состоянии? – спросила Зана, быстро осмотрев его.

- Хуже, я пока в сознании, а коллеги все в отключке.

- Пойдём к ним, буду вас лечить, - Зана помогла Арониусу встать и они ушли в палату, куда отвели лекарей.

- А как она будет лечить, ты не знаешь? – тихо спросил Ко-Линь у Гория.

- Раз лекари магически истощены, думаю, Зана будет восполнять им магический резерв. Тогда они быстро очнутся.


                                                       28.


 - Я не понимаю, - размышлял вслух Арониус, отодвинув от себя пустую тарелку. – Резерв Илианы восполняла Гала, а Зана (заметьте, одна) привела в порядок меня и четверых лекарей лечебницы. Я смотрел на её ауру – никаких изменений, словно мы для неё – так, лужица, а сами сёстры Шао - океаны. Ты можешь это объяснить, Фергус?

- Мне тоже интересно, как такое возможно? – подал голос княжич. – Эти девушки и их племянница просто поражают воображение: необычная внешность, какие-то запредельные возможности, словно они сказочные богини из легенд прошлого.

- Вот-вот, - проворчал Ко-Линь. – Чудеса, да и только. Илиана – врач и воин наивысших ступеней мастерства. Зана – Мастер кузнечного дела с большой буквы и, насколько я знаю, ещё и ювелир высочайшего класса. Создаёт амулеты, словно дышит, стоит только вспомнить её браслеты, из-за которых чуть не передрался мой гарнизон. Поэтому у меня вопрос – кто и где воспитывал этих девочек? Потому что Илиана тактике и стратегии явно обучалась у профессионалов, ведущих армии. А на Цитроне не воевали уже сотни лет, так мелкие стычки на границах, да и то уже давно.

Беседа происходила в личных покоях княжича, куда Эрик увёз ужинать своих подчинённых, ставших вдруг близкими ему людьми - пережитая неприятность сблизила его со своими спасителями.

Фергус, приехавший забирать домой «семью» из лечебницы, задержался, чтобы поприветствовать княжича, а тот, прихватив его, Ко-Линя и Арониуса, забрал всех во дворец. «Поужинаем и поговорим, - сказал Эрик. – А за Шао не беспокойся, Фергус. За ними есть, кому присмотреть».


Илиана, уже пришедшая в себя и восстановившая личину, осмотрела в последний раз Рика Завза и впустила к нему барона. Старик просто рыдал от счастья и тыкал сыну в руки большое зеркало, а парень всё не мог поверить произошедшим с ним переменам – постоянно ощупывал своё лицо и тоже хлюпал носом.

- Прекратить реветь! – рявкнула Илиана. – Рик, нос распухнет, глаза покраснеют, а ведь всё только-только прижилось.

- Больше не буду, - парень встал, низко поклонился девушке и всем врачам, которые с гордостью смотрели на красавца. – Спасибо огромное! Вы спасли мне и жизнь, и душу. Теперь у меня есть будущее.

- Тогда совет, когда будешь жениться, выбирай девушку сердцем, - улыбнулась Илиана. – Ты ведь на собственном опыте убедился, что внешность – не главное. Пусть твоя будущая жена окружит тебя любовью, подарит детей и надёжную семью.

- Только сначала погуляй от души, - буркнул из-за спин лекарей Горий, а когда девушка возмущённо к нему повернулась, объяснил. – Илиана, парень верно и не знает толком, что такое …э-э …плотские утехи, так что пусть сначала перебесится, а уж потом женится.

- Согласна, - вздохнула девушка. – Рик, сначала шлюхи, потом жена.

И грохнул хохот.

Княжич лишь головой помотал удивлённо, а потом вспомнил, что Илиана – лекарь, а старый князь Юри всегда утверждал, что врачи – самый циничный народ, профессия обязывает.

Вскоре все начали разъезжаться по домам, барон Завз вместе с сыном пообещали непременно быть утром на осмотре, а Илиана отвела Фергуса в сторону и тихо сказала:

- Если Эрик позовёт к себе ужинать…

- С чего бы? – удивился дознаватель.

- Вижу. Так вот, езжай и постарайся максимально удовлетворить его любопытство. Потом расскажешь.


Теперь, услышав вопросы, которые так и сыпались на него со всех сторон, Фергус задумался. Говорить, что сёстры Шао из другого мира нельзя, что же объяснить княжичу и остальным? Поэтому дознаватель решил быть честным и сказал:

- Я не могу ответить на эти вопросы. Честно, не могу. Это не моя тайна.

Собеседники замерли, рассматривая Фергуса, а затем княжич примирительно сказал:

- Прости, Фергус, мы не собирались на тебя давить. Считай наши вопросы чисто риторическими, мы уважаем тайны Шао, просто твои сёстры слишком уж необычны.

- Знаете, когда мой заместитель Сандо начал задавать подобные вопросы Горию, тот ему ответил: «Благодарные люди не интересуются у чуда, откуда оно взялось. Просто говорят спасибо», - Фергус чуть покраснел от неловкости. – Сандо признался, что эти слова стали для него лучшим советом поумерить любопытство. Простите меня, княжич, я ваш подчинённый, но тайна моих сестёр касается лишь Шао.

- Это ты нас прости, - покаялся Арониус. – Илиана спасла меня от неминуемой смерти…

- И вместе с сестрой - сотни жизней и всё княжество, - добавил Ко-Линь.

- А мы тут устроили допрос, откуда у них такое могущество, - продолжил Ар. – Горий прав, люди должны быть благодарны за сохранённые жизни, а не допытываться у спасителя, как ему это удалось и почему.

- Но огорчает меня лишь одно, - пожаловался княжич, - все основные дела в Сванске сёстры Шао закончили, остался лишь конкурс художников, после которого они уедут.

Мужчины переглянулись и вздохнули.

- Опять станет скучно, - проворчал старый воевода. – Хотя я собираюсь строить ветряную мельницу и, когда она заработает (а Зана обещала, что результат будет видно сразу), в княжестве начнётся новая эпоха, поверьте.

- А ещё ты собирался устроить художественную галерею, - напомнил Эрик. – И я хочу войти в долю. Мы в княжестве действительно как-то застоялись, пора встряхнуться и начать делать что-то новое.

- У нас в лечебнице тоже есть планы, - похвалился Арониус, - мы собираемся опробовать новые методики Илианы, ведь Шао рассматривает болезни совсем под другим углом, чем принято в традиционной медицине. А в конце лета в Сванск приедет один из ведущих врачей обители, которого также обучала Илиана, нам пообещали дополнительные лекции и практику.

- Дознаватели тоже получили новые возможности, - сказал Фергус.

- Нара, - понимающе кивнул Эрик. – Хорошая девушка.

- С её помощью мы раскрыли уже несколько новых дел, а ведь раньше даже не знали бы, как к ним подойти. Мои подчинённые готовы с Нары пылинки сдувать. Не девушка - клад.

- И в этом опять заслуга твоих сестёр, Фергус, - улыбнулся княжич. – Как тут не задавать вопросы?

- Признаюсь, меня также удивляет и восхищает могущество сестёр, - вздохнул дознаватель. – А ещё огорчает их скорый отъезд. И тогда мне в голову приходит мысль, что появление девушек-Шао в Сванске не случайно, словно Единый привёл их в город, чтобы не дать свершиться великому злу. Не хочется думать, что это было обычное совпадение, лично мне кажется, что Илиана и Зана, и даже маленькая Гала, движутся по Нутрее не просто так, а чтобы исправить ошибки, которые мы совершили и сами не в состоянии исправить.

Мужчины за столом переглянулись.

- То есть, они чинят сломанное, - задумался Ко-Линь.

- И учат новому, - добавил Арониус.

- Чтобы изменить жизнь к лучшему, - заключил Эрик. – Ну что же, тогда не будем мешать Шао, хотя нам и будет жаль расставаться с такими замечательными девушками.


Они сидели в кабинете втроём, только сейчас место Фергуса занимал Горий. Дети, поужинав, отправились отдыхать, а взрослые уединились, чтобы обсудить минувший день.

- Чтобы не выслушивать ваших нотаций, признаю – была не права, - сразу же покаялась Илиана, когда выпила первый глоток традиционного бокала вина перед сном. – Я переоценила свои силы, но поняла это слишком поздно. Загордилась, уверив, что почти всесильна, и решила одним махом совершить чудо, за что и поплатилась.

- Не ты одна выложилась до донышка, - хмуро заметила Зана. – Я восстанавливала резерв Арониуса и ещё четверых лекарей.

- Спасибо, - Илиана потянулась к сестре и чмокнула её в щеку. – Прости и не сердись. Я, когда очнулась, отругала себя последними словами. Сама не понимаю, почему решила изменить внешность Рика Завза за одну операцию, ведь могла провести её в три этапа: сегодня - лоб, завтра – нос, и ещё через день – рот и нижняя челюсть. Тогда бы и я, и весь состав лекарей не пострадал. Оправдывает меня лишь это… - и девушка создала иллюзию лица молодого барона до операции.

Зана вздрогнула.

- Какой кошмар.

- Бедный парень, - протянул Горий. – Какой же силой характера нужно обладать, чтобы не сойти с ума при таком лице.

- Рик сто раз мог озлобиться и отомстить окружающим за свою изгаженную жизнь, но терпел и прятался, - заметила Зана.

- Поэтому мне и хотелось сотворить чудо для этого парня и его отца, - пояснила Илиана.

- Я видел, как барон рыдал от счастья, - Горий покачал головой и вздохнул. – Думаю, обвинения с сестры можно снять, Зана. Лично я понимаю, как создалась сегодняшняя ситуация и уверен – подобного Илиана больше не допустит.

- Клянусь, - тихо пообещала девушка. – Для меня это был хоть и болезненный, но необходимый урок.

- Ладно, - встал охранник. – Не буду вам мешать шептаться перед сном, девушки, я пошёл спать, доброй ночи.


Когда дверь за Горием закрылась, сёстры помолчали, поглядывая друг на друга, а затем Зана сказала:

- Эрик на тебя запал.

- Вот же… - Илиана вздохнула и осушила свой бокал до дна. – Я думала, мне показалось.

- Не показалось, - выгнула бровь Зана. – А чем ты недовольна?

- Это всё усложняет. Мужику и так нелегко пришлось: похоронил жену, попал под принуждение к стерве, а тут ещё и я.

- Помнишь, как говорила мама? Сердцу не прикажешь, оно само выбирает, когда и кого любить. Человеку остаётся лишь примириться с выбором.

- Или всю жизнь воевать с самим собой, - заметила Илиана. – Я не хотела вносить сумятицу в душу княжича, не кокетничала, не строила глазки, старалась быть суровой и прямой, но с первой же встречи с Эриком почувствовала его заинтересованность.

- А потом был день рождения, изменение внешности, риолон и танцы, - улыбнулась Зана. – У княжича не было никаких шансов. Что ты собираешься с этим делать, сестра?

- Ничего. Любой вариант событий лишь ухудшит положение.

- Объясни.

- Например, представь, что я переспала с Эриком и всё было отлично. Но! Задерживаться в Сванске нам с тобой больше нельзя и мы уезжаем. Итог: тоска и разочарование. Второй вариант: мы с княжичем провели ночь вместе и не понравились друг другу (или одному это не подошло, не важно), в итоге – конец отличным отношениям и разочарование для обоих. Третий вариант – секс был отличным, но наши души не зацепило, то есть половинчатое удовлетворение. Итог – зачем оно вообще было нужно?

- То есть, ты и дальше собираешься делать вид, что ничего не понимаешь?

- Хочу уехать с гордо поднятой головой. Зачем рвать душу и себе, и Эрику?

- Илиана, но он ведь тебе нравится, как мужчина?

- Да. Поэтому всё так сложно.

Зана задумалась.

- Знаешь, сестра, как-то эта выкладка вариантов попахивает трусостью. Ты же никогда не боялась рисковать. Всегда шла напрямик. А сейчас перечисляешь, что будет или не будет… Ты ли это, Илиана?

- Я, - грустно улыбнулась старшая княжна. – По-видимому, становлюсь мудрее и осторожнее. И да – боюсь, не хочу новой боли, а ещё - не вижу перспективы. Что может предложить мне Эрик, чего у меня не было?

- Семью, - тихо сказала Зана.

- Нет, - решительно ответила Илиана. – Эрик – хороший человек и заслуживает, чтобы его любили, а я к этому не готова. Мы с ним оба слишком серьёзно воспринимаем отношения, чтобы затеять интрижку на неделю, а потом попрощаться, как ни в чём не бывало. Если мы что-то и начнём… всё закончится плохо в любом случает.

- Понимаю, но ты ведь можешь однажды вернуться в Сванск. Уверена, если дашь слово – Эрик будет ждать. Он - верный.

- Нет, у меня свой путь. А ещё – я не примирилась с нашим поражением на Руне и мечтаю однажды туда вернуться и раздать долги, как говорил отец.

- Жаль, княжич достойный человек, ты могла бы быть с ним счастлива.

- В другой жизни, - Илиана поднялась и двинулась к двери. – Я устала и отправляюсь спать. Ты со мной?

- Чуть позже, посижу ещё немного, дождусь Фергуса.

- Хорошо. Спокойной ночи.


                                                    29.


Спустя несколько дней Зана вместе с Ко-Линем выехали за город, чтобы подобрать место для строительства мельницы. И хотя они отправились из Сванска ранним утром, к полудню стало ясно – пора искать место, чтобы переждать жару, летнее солнце палило нещадно.

- И спрятаться негде, вокруг ни лесов, ни укромного места в тени камней, - пожаловалась вслух девушка.

- Указом короля, в наших краях деревья высаживались лишь вдоль королевского тракта, - объяснил воевода. Он ехал, прикрыв лицо широкополой шляпой и чувствовал себя вполне комфортно, сказывалась многолетняя привычка к жаре. – Наши предки неоднократно пытались воевать со степью, сажали сады, рыли колодцы в поисках воды, но всё безуспешно. Здесь на мили вокруг лишь холмы и степь.

- Угу, - кивнула девушка. – А что там вдали? Вроде, деревья?

- Это оазис Грамбо, где бьёт небольшой источник воды. Едем туда?

- Пожалуй.

И небольшая кавалькада всадников потрусила к благословенной тени.

Укрывшись в наскоро раскинутом шатре, который воины, сопровождавшие воеводу, соорудили у воды, все перекусили, напились воды и прилегли вздремнуть – иначе переждать жаркий день было совершенно невозможно. Проспав несколько часов, Зана встала, умылась и присела у воды подумать, а вскоре к ней присоединился старый воевода.

- Вот странно, - сказала задумчиво девушка. – Княжество расположено на юге Нутреи, тут вокруг плодородные земли, а сам Сванск стоит, как на отшибе, почти в степи. Да и в городе странная планировка улиц, то есть, с улицами, как раз, всё в порядке, но вот княжеский дворец расположен не в центре Сванска, а в пригороде. За дворцом лишь парк, озеро Юри и всё – пошла степь. Почему?

- Никогда об этом не думал, - удивился Ко-Линь. – Действительно, в других столицах дворцы расположены в центре города, хотя… Наши князья всегда были отличными конниками, для них – скачка в степи, как для рыбака – океан или для охотника - лес. Возможно, первый князь Сванска хотел иметь возможность в любой момент выехать из дворца в степь.

- Ладно, это не важно, - вздохнула Зана. – Важно, почему вокруг нет воды. Как Сванск справляется с этим?

- В городе полно колодцев, их постоянно чистят и укрепляют. Есть канализация, которая выходит за пределы Сванска, где нечистоты раз в год уничтожают наши маги.

- То есть, магия постоянно используется для бытовых нужд? – поняла брови Зана. – Дорогое удовольствие.

- А что делать? Иначе город просто погибнет.

- Что же происходит тут зимой?

- Ничего, жизнь замирает. Ледяной ветер с океана продувает весь континент.

- И остановить его нечем, - задумалась Зана. – Кстати, нужно подумать о том, какой величины лопасти обустроить на мельнице, слишком большие «крылья» ветер может разломать. – Девушка встала и прошлась вдоль небольшого озерка, поглядывая на степь сквозь деревья оазиса. – Ко-Линь, я хочу провести небольшой эксперимент – обследовать земные горизонты под степью.

- Как?

- Сейчас я лягу и словно засну. Не трогайте меня, надеюсь, это будет недолго.

- Хорошо, я буду ждать.


Она мысленно «нырнула» в грунт, рассматривая срезы окружающих пластов, и начала искать воду. Её действительно было мало. Большая часть грунтовых вод поднималась к поверхности на границе Сванска и на север от города, но под степью водяной пласт уходил вглубь на сотни метров.

«Вода-вода, - шептала Зана. – Где же ты?» Девушка обшаривала окрестности, ища подходящую местность, а затем вновь погружалась в низ шаров грунта. Пусто. Воды не было. Хотя? Это что? И Зана засмеялась. Удача!

Девушка вышла из магического транса и открыла глаза. Рядом сидел воевода и курил длинную трубку, сидел тихо, не шевелясь, как и его воины. Зана рывком села и сказала.

- Есть! Я нашла водяную линзу. Большую.

- Объясни, - Ко-Линь, повернувшись, отдал трубку ординарцу и стал слушать пояснения.

Девушка, прищурившись, оглядела окрестности, а затем взмахнула рукой, создавая иллюзию разреза земельных недр.

- Обычно под верхним шаром грунта идёт пласт грунтовых вод. Идёт неравномерно, то поднимаясь, то снижаясь. В Сванске грунтовые воды близко, ваши маги это увидели и указали, где рыть колодцы, но на юге, под степью, грунтовые воды уходят вглубь, поэтому степь непригодна для использования, нет воды для полива, но… - и девушка изменила иллюзию. – Для княжича есть сюрприз. Вот смотрите – под грунтовыми водами всегда идёт шар водонепроницаемых пород земли, а уже под ними – слой артезианских вод. Под степью этот слой глубоко, не достать, но вон в той стороне, - и Зана указала направление на восток, - в шаре земли образовалась водяная линза. Она соединена с артезианским слоем вертикальной рекой, то есть, напор воды в линзе постоянный.

- Словно гриб на ножке, - пробормотал кто-то из воинов.

- Точно, - поддакнул ещё один вояка.

- Эта «ножка», как я понимаю, важна? – уточнил Ко-Линь.

- Очень. Линза находится не глубоко. Если пробить верхний слой земли, то уже через 20 метров мы достанем до воды. Без подпитки подземных вод линза быстро иссякнет, но с этой «ножкой» напор воды будет постоянным.

- Вертикальная река соединяет линзу с нижним слоем воды, - понял воевода. – Как мы можем использовать это?

- А вот сейчас поедем и посмотрим.

Быстро свернув лагерь, кавалькада поскакала на восток, минуя гряду невысоких холмов. Выехав на один из них, Зана замерла, осматривая окрестности, а затем сказала:

- Если холмы перед нами соединить между собой, насыпав валы земли по кругу, здесь образуется что-то вроде огромного котлована. – И девушка создала иллюзию, где промежутки между холмами исчезли. Вдруг в центре котлована взлетела до небес струя воды и котлован быстро заполнился до краёв, образовав огромное озеро, во много раз превышающее размерами озеро Юри.

Вокруг все ахнули.

- Море!

- Какое большое!

- Настоящее!

Но Зана быстро охладила пыл воинов, убрав иллюзию – перед ними вновь расстилалась голая степь с грядой невысоких холмов.

- Если хорошо поработать, то можно создать это море. От него провести сотни каналов в степь, которые, оросив землю, превратят княжество в плодородный край.

Ко-Линь, тронув коня, подъехал к Зане и крепко её обнял.

- Спасибо, дочка. Кажется, у нашего княжича больше не будет времени на скуку. Я уверен, Эрик захочет увековечить своё имя также, как и его отец, только вот его море-озеро даст нашему княжеству не только благословенную воду, но и новую жизнь.

- Как и ваши мельницы, - улыбнулась Зана. – Возвращаемся в город. Я покажу по дороге, где будет удобно начинать строительство.


Увидев впереди озеро Юри, Зана свернула к нему и, не раздеваясь, въехала в воду.

- Ты что? – крикнул Ко-Линь.

- Вы же хотите сейчас поговорить с Эриком, а от нас и лошадей воняет потом. Заезжайте все в воду, мы отмоемся и остынем, а потом я высушу нас магией.

Воевода кивнул и молча последовал за девушкой, а вот его воины влетели в воду с гиканьем, подняв небольшую волну. Все наплескались и поныряли, вымывая песок и грязь с одежды, отмыли лошадей, а затем бодро вышли на берег, где Зана высушила себя и остальных горячим ветром.

- Ну вот, - огорчённо сказал кто-то из воинов, - я только остыл, а теперь мне вновь жарко.

- Ладно, - коварно улыбнулась девушка, и выпустила на воина струю морозного воздуха.

- А-а-а! – тот подпрыгнул от неожиданности. – Хватит, я сейчас превращусь в сосульку.

- Ты бы определился, мужик, чего тебе хочется, - фыркнула под хохот воинов Зана. – Наверное, девушку себе также выбираешь, мучаясь, не зная кого предпочесть – брюнетку или рыженькую, да?

- Точно! – ещё громче заржали воины. – Хельг у нас такой, переборчивый.

Ворота княжеского дворца охраняли стражники, знакомые Зане ещё по операции в Серенски. Она поздоровалась с ними, но спешиваться не торопилась, а повернулась к воеводе и спросила:

- Мы можем как-то вызвать Эрика сюда или, на крайний случай, в парк? Не хочу идти во дворец. Все будут пялиться и шептаться за спиной.

- Можно наложить личину моего воина, - предложил Ко-Линь.

- Не хочу, да и не могу, устала.

- Понимаю, подожди вон там, в тенёчке, - воевода указал девушке раскидистое дерево у дворцовой стены и спешился, а затем повернулся к своим сопровождающим и скомандовал. – Свободны. И предупреждаю – о том, что сегодня узнали – молчать. Это государственная тайна.

Воины кивнули, попрощались с Заной и повернули своих лошадей в сторону казарм, а Ко-Линь пошептался с стражниками и присоединился к девушке, усевшись с ней рядом на траву.


Княжич скучал. Ходил по кабинету, пытался работать с документами, но откладывал их в сторону. Выходить к сторожившим его придворным Эрику не хотелось. «Опять начнут заискивать, преданно заглядывая в глаза, надоели». Тут в кабинет просочился секретарь княжича и доложил:

- Ваше сиятельство, у ворот ожидает воевода Ко-Линь и Шао Зана. Они просят вас выйти для важного разговора. Сами заходить не хотят, говорят, есть новости не для чужих ушей. – Секретарь обиженно поджал губы, а Эрик вдруг рассмеялся.

- Ну, наконец-то! Бегу!


Зана и Ко-Линь, беседовавшие в тени дерева, выглядели так расслабленно и умиротворённо, что Эрик махнул им рукой не вставать и сам плюхнулся рядом.

- Нашли место для мельницы? – спросил княжич, поздоровавшись.

- Не только, - воевода взглянул на девушку, решив отдать ей слово, но она отрицательно мотнула головой. - Хорошо, значит, расскажу я. Княжич, Шао Зана нашла воду, много, - и он подробно описал их поездку, которую девушка сопроводила иллюзией.

Эрик сидел с округлившимися глазами и пытался переварить новость.

- Рукотворное море? Совсем рядом?

- Да, - кивнула Зана. – А это сады, пастбища, виноградники…

- Своё вино, - мечтательно закатил глаза воевода.

- Развитие края, новые возможности, усиление роли княжества в Нутрее…

Эрик остановил поток слов и попросил минуту подумать, а потом сказал:

- Это, конечно, прекрасно, но какими силами мы это создадим? Где взять средства на возведение котлована? Это слишком масштабное строительство. Мне нужно посоветоваться с отцом, а ещё, вероятно, согласовать наши планы с королём Нутреи.

- Тебе решать, Эрик, - ответила девушка. – Теперь, по крайней мере, у тебя есть возможность вдохнуть жизнь в необитаемую часть княжества. Конечно, всё нужно детально обсудить и просчитать, важно учесть различные риски, но море в степи – это абсолютно реально. Если тебе нужны доказательства…

- Я верю, Зана. Но в наличии водяной линзы должны удостовериться ещё и мой отец, и те, кто захочет принимать участие в строительстве.

- Хорошо. Я могу пробить скважину до воды и ненадолго её активировать, затем закрою дыру заглушкой. Когда котлован будет готов, нужно будет просто сорвать пробку на скважине, я научу как.

- Невероятно, мне нужно всё хорошенько обдумать, - забормотал княжич и ушёл своими мыслями куда-то далеко.

Зана и Ко-Линь переглянулись, а затем девушка тихо позвала:

- Эрик!

- Да?

- Мы с Илианой вскоре уезжаем.

- Знаю, - вздохнул княжич. – Мне очень жаль.

- Ты не понял, - подмигнула ему Зана. – Тебе придётся поехать вслед за нами в Пейн. Сам же сказал, нужно посоветоваться с отцом.

Эрик свёл брови, пытаясь сообразить, на что намекает девушка, а потом вдруг расхохотался.

- Спасибо! Я понял. Мы прощаемся ненадолго и в столице обязательно встретимся.

- Угу, и не раз, - захихикала Зана. – Кто знает, вдруг тебе повезёт…?

- Надеюсь, - княжич встал и подал руку девушке. – Через три дня конкурс художников, вы уезжаете сразу после него?

- Наверное, мы ещё не решили.

- Учти, до отъезда вы с сестрой обязаны нанести официальный визит во дворец, иначе нас не поймут дворяне.

- Понимаю, нанесём. Я поговорю с Илианой.

- Буду ждать известий, а пока огромное спасибо, что всколыхнули наше болото, как говорит Ко-Линь.

- Если ты, княжич, всё сделаешь правильно, в Сванске начнутся правильные перемены, - сказал старый воевода. – Ну что же, мы обо всём поговорили, пора и честь знать. Поехали, Зана, я тебя провожу.


Княжича у двери на его этаж встретили старые друзья и Гарош не выдержал:

- Зачем приезжала Шао? Что-то происходит, Эрик, а мы ничего не знаем.

- Ты изменился, - добавил Отто, - словно ожил.

- Просто у меня есть потрясающие новости, но вам придётся подождать, рассказать о них я пока не могу – это государственная тайна.

- Но потом…?

- Посмотрим, - и Эрик критически прищурил глаз, глядя на друзей, - хватит ли у вас денег принять участие в одном деле.

- Если что – займём, - пообещал Вень-Ли. – Ты, главное, о нас не забудь.

- Забудешь тут, как же, – княжич вздохнул, оглядел товарищей, а потом предложил им вместе поужинать.

- Как прежде! Ура! – и друзья заторопились вслед за Эриком, рассказывая ему по дороге последние дворцовые сплетни.


Когда дома за ужином Зана рассказала о своей находке, Фергус потребовал немедленно известить об этом обитель.

- Приор и братья должны быть в курсе происходящего, - сказал он, – в данной ситуации будет задействована высокая политика, девушки. Уверен, часть южных княжеств выступит против усиления влияния Сванска, поэтому братья должны помочь Эрику повлиять на общественное мнение.

- Понимаю и согласна, - кивнула Илиана. – Король Нутреи должен быть на нашей стороне, ведь новый этап развития южного Сванска – это большие перспективы и для всего королевства.

- Именно.


Приор Су-Линь пришёл в восторг, услышав от Заны, что в его родном краю можно создать рукотворное море. Он сразу же заговорил о садоводстве, увеличении пастбищ для скота, а ещё об отдыхе многочисленных приезжих и путешественников.

- В Шао паломники часто жалуются, что им приходится долго добираться, чтобы просто отдохнуть у океана. Зато, уверен, в Сванск народ отправится с большим удовольствием.

- Кстати, Су-Линь, - задала вопрос Зана. – А что мешает братьям построить Малое Шао на берегу Сванского моря? Это решило бы столько проблем и вопросов вашей паствы.

И тут приор надолго замолчал.

- Я сказала что-то предосудительное? – смутилась Зана, взглянув на сестру.

- Нет, - подал голос князь Родгай, молчавший всё это время. – Наш приор просто в шоке от того, почему подобная мысль не приходила к нему раньше – основать монастыри Шао по всему Цитрону.

- Пока лишь Малое Шао в Сванске, - зазвенел фальцетом приор. Затем он закашлялся и извинился. – Золотые наши девочки! Какие же вы молодцы! Уверяю вас – это море мы обязательно построим…

- А я помогу возвести новый монастырь, - предложила с облегчением Зана.

- Гала украсит обитель картинами, я выращу вокруг сады, - пообещала Илиана. – Больше не пугай нас так, Су-Линь.

- Не буду, - послышался смешок приора. – Предупредите княжича, что в Сванск вскоре прибудет наш человек, чтобы обсудить все вопросы и детали, связанные со строительством моря. У нас есть такой специалист. Взамен, за поддержку и продвижение проекта, мы попросим выделить монастырю участок побережья Сванского моря для Малого Шао. Думаю, князь Юри и его сын согласятся удовлетворить нашу просьбу, в конце концов, это тоже значительно увеличит приток желающих побывать в княжестве.

- Огромные перспективы, огромные, - пророкотал издали голос князя Родгая.

- И это всё – заслуга моей сестры! – гордо заключила Илиана.

- Мы вскоре свяжемся с вами, - стал прощаться Фергус.

- И это будет наш последний разговор из Сванска, - добавила Илиана.

- Вы наконец-то выезжаете Пейн? – уточнил Су-Линь. - Отлично, я извещу наших людей в столице. Вас встретят и помогут устроиться на новом месте.

- Спасибо, но пока не нужно, - попросила девушка. – Мы хотим осмотреться и сложить собственное мнение о жизни в Пейне. Адрес королевского мага у нас есть, как и письмо к нему, и я сама решу, когда связаться с Генри. Найдём Ариаса, твоего наследника, он поможет организовать эту встречу.

- А как же принц? Я ведь рассказывал… - забеспокоился приор.

- Я найду способ увидеть мальчика. Не беспокойся, друг.

- Хорошо, верю.

- Передавайте привет малышке Гале, - вновь послышался голос приёмного отца. – И берегите себя, доченьки.

- Мы помним и любим вас, отец, приор. Всего хорошего.


                                                      30.


На следующий день гостьи Фергуса уединились в саду и Илиана сказала:

- Зана, Гала, вскоре мы уезжаем из Сванска и я хочу обговорить с вами подарки, которые мы вручим на прощание нашим друзьям.

- О! – восхитилась девочка, - это интересно.

- У тебя есть предложение, сестра? – спросила Зана.

- Да, и оно напрямую связано с тобой. Хочу подарить воеводе Ко-Линю клинок наподобие моего, а ещё прошу выковать комплект хирургических инструментов для Арониуса и его лекарей. Они так вздыхали, когда я оперировала Рика Завза…

- Кстати, как он? – кивнула Зана, молчаливо давая согласие на просьбу Илианы.

- Отлично, просто светится от счастья. А старый барон в знак благодарности принёс в лечебницу сундук с золотыми монетами, который Арониус попытался всучить мне. Но я сказала, что заберу лишь треть содержимого сундука, остальное посоветовала пустить на улучшение бытовых нужд лечебницы, а также настояла выдать персоналу хорошую премию, ведь все работали не покладая рук, помогая десяткам пациентов после истории с Серенски.

- Правильно, - одобрила Зана. – Значит, с воеводой и Арониусом мы решили. Кто ещё?

- Нара. Девушка прилежно учится работе дознавателя, всё время проводит на выездах или в Управе, поэтому предлагаю …купить ей что-то для отдыха или развлечения, - улыбнулась Илиана.

- Может, несколько красивых платьев? – предложила Гала. – А ещё туфли и сумочку.

- Да, хорошая мысль, - согласилась старшая княжна. – Кстати, я хочу заручиться поддержкой приора Шао, чтобы пригласить Нару в обитель.

- Интересно, увидит ли она кого-нибудь из покойных братьев? – выгнула бровь Зана. – Думаю, Су-Линь сам захочет познакомиться с нашей подругой.

- А Майя? – спросила Гала. – Мы ей что-нибудь подарим?

- У меня есть сборник рецептов блюд, которые готовились на день рождения Илианы, - заметила Зана. – А в весомое дополнение предлагаю купить экономке столовый сервиз. Я ведь часто ходила с Майей за покупками и знаю, что она каждый раз вздыхает, когда видит в витрине лавки…

- Ага, такой зелёный сервиз с позолотой, - догадалась девочка. – В крупных алых маках.

- Кошмар, - пробормотала Илиана.

- Майе нравится, а это главное, - заключила Зана.

- Хорошо, экономке - сервиз и рецепты.

- Сандо предлагаю купить заплечную сумку, - добавила «зелёная». – Дознаватель как-то вскользь упомянул, что всё не найдёт время поискать похожую, ему удобно для работы, когда обе руки свободны.

- Для Сандо – сумка, - Илиана достала лист бумаги и быстро вписала все перечисленные друзьям подарки. – Кто ещё?

- Эрик, - подмигнула сестре Зана. – Чем порадуем княжича?

- Нужно что-то существенное, - нахмурилась Илиана. – Я и так в долгу перед ним за риолон.

- Да он правильно сделал, что подарил тебе инструмент, - стала убеждать сестру Зана. – Никто, кроме тебя, на риолоне играть не умеет, что же ему ещё тысячу лет лежать во дворце без дела? Инструмент должен играть.

- Согласна, потому я и взяла риолон. А чем теперь ответить княжичу?

Девушки переглянулись, мысленно перебирая варианты, но вдруг подала голос Гала.

- Ты же ему нравишься, тётя.

- Что? – вспыхнула Илиана.

- Да-да, я вижу. И Нара сказала…

- Вот болтушка эта Нара, - засмеялась девушка.

- Ты что-то хочешь предложить, Гала? – догадалась Зана.

- Портрет в истинном виде. Я напишу тётю Илиану, как она есть, но не в кимоно, а в красивом платье и с риолоном на коленях.

- Отлично, пиши, - дала согласие Зана.

- Нет, не надо… Зачем? – запротестовала Илиана.

- Ты сама сказала, что нужна равноценная замена риолону. Ты Эрику нравишься, уверена, он будет в восторге от портрета, повесит у себя в покоях и будет любоваться.

- А если его спросят, кто это?

- Я при всех скажу, что это моя фантазия, - сказала Гала, - портрет выдуманной принцессы.

- Ладно, - вздохнула Илиана, - Эрику достанется мой портрет. Остаётся выбрать подарок для Фергуса. Он нас принял, во всём поддерживал, мы стали одной семьёй, поэтому и должны отблагодарить его как-то особенно.

Зана и Гала кивнули, соглашаясь, и замолкли, обдумывая, чем можно порадовать хозяина дома. Илиана зашагала по саду, размышляя о подарке Фергусу, как вдруг остановилась и повернулась к сестре.

- Я тут подумала, что ценится в Сванске больше всего? Вода. Твои изыскания натолкнули меня на мысль, что можно было бы здесь, в саду, устроить для Фергуса небольшой бассейн, вот только я не знаю, получится ли.

- Сейчас проверю, - откликнулась Зана, «нырнула» в магический транс, а через пару минут заулыбалась. – Вот здесь, - девушка сделала шаг в сторону ограды, - совсем близко, есть небольшой подземный источник, он питает большую часть этого сада. Если строить бассейн, то с непременным уходом воды обратно под землю, иначе деревья и кусты начнут сохнуть. Я выну грунт и сформирую нужный размер и объём бассейна…

- А я спеку всё в единый монолит, будут готовые стены и пол, - предложила Гала.

- Хорошо, тогда я договорюсь с водой, чтобы не цвела и не портилась, свободно протекала из недр через бассейн и уходила обратно под землю, - закончила Илиана. – Сделаем всё тайно и закроем иллюзией, а перед отъездом «вручим» подарок Фергусу.

- Представляю, - мечтательно закатила глаза Гала. – Приходит он после работы, ужинает, а потом отправляется в сад купаться. Красота!

- Хотя плавать ему лучше в компании Нары, - подмигнула сестре Зана.

- Нара до свадьбы купаться с Фергусом не будет, - вздохнула Илиана. – Она девушка серьёзная. А зря.

И сёстры захихикали, переглядываясь.


Этот воскресный день надолго запомнился жителям Сванска. Ещё бы, в их городе вдруг учредили конкурс живописцев. Принять в нём участие мог любой желающий. На обозрение выставлялись три картины художника, поэтому каждый старался показать своё творчество как можно разнообразнее, привлекая зрителей интересными сюжетами полотен, а также манерой и техникой исполнения.

Каждому художнику, участвующему в конкурсе, присваивался номер, чтобы публика оценивала полотно, не зная его автора, а ещё воевода Ко-Линь настоял, чтобы со всех полотен предварительно были сняты рамы.

- Это уравнивает шансы живописцев, - сказал он.

- Согласен, - кивнул княжич. – Мои придворные, решившие выставляться на конкурсе, уже вставили свои работы в богатейшие рамы и багеты с позолотой, а публика ведь может купиться на эту мишуру.

- Точно, - вставила Гала, тоже принимавшая участие в обсуждении, - картины без рам – это гораздо честнее.

- Умница, - Ко-Линь обожал девочку, жалея, что у него нет такой внучки. «Мне всегда казалось, что в семье главное – наследники мужского пола и я радовался сыновьям, а потом и внукам старшего сына, - признался он Эрику. – А теперь жалею, что в нашем роду нет девочки. Эх, как бы я её баловал», - вздыхал старик.

- Ничего, у тебя ещё младший сын не женат, - успокаивал воеводу княжич. – Может, у Ли-Вана родится девочка, будет тебе утеха.

- Хорошо бы…


Большая дворцовая площадь с самого утра была в оцеплении. По расчерченным на брусчатке квадратам на треногах были установлены картины, проходы между рядами отделили толстым витым шнуром, чтобы публика, рассматривая полотна, не могла до них дотянуться и потрогать, также повсюду стояли служащие дворца, которым княжич наказал следить за порядком. «Эта работа будет щедро оплачена», - пообещал Эрик, поэтому персонала было даже в избытке. По краям рядов установили специальные ящики, куда каждый мог бросить листок с номером понравившейся картины или автора. В конце дня все карточки должны были собрать и рассортировать, чтобы выбрать победителей конкурса.

На границе по периметру площади торговцам снедью разрешили установить лотки, чтобы в жару публика могла охладиться мороженым и напитками. «Но никакого алкоголя, - приказал княжич, - иначе тут будет балаган, а не культурное мероприятие».

И ровно в 9 утра конкурс начался.

- Никогда не думал, что здесь будет так много народу, - заметил Эрик придворным, стоя на балконе и рассматривая реку людей, вливающуюся на площадь.

- Нашему городу не хватает зрелищ, - заметил Гарош. – В Сванске есть лишь один театр, репертуар которого все знают наизусть - это для культурного зрителя. А для простого народу все развлечения – рынок, балаган да трактирная драка.

- Точно, - хохотнул Вень-Ли.

- После конкурса предлагаю подумать, как ещё можно разнообразить жизнь Сванска, - сказал Эрик. – Раньше всеми вопросами культурной жизни занимался отец, но он уже пожилой человек и сейчас хочет лишь покоя. В итоге княжество сильно сдало в сфере развлечений, но я собираюсь исправить это положение. Так что жду от вас дельных предложений, друзья, чтобы вы хотели увидеть в нашем городе. Кстати, наших фрейлин и придворных дам тоже опросите, вдруг подскажут что-то дельное.

- Мы подумаем, - пообещали хором товарищи.


Фергус с «семейством» также пришёл на площадь посмотреть картины, хотя его и «домочадцев» больше всего интересовало, что же выставила на конкурс Гала. Девочка держала это в тайне и доверилась лишь воеводе. Старик гордился «внучкой» и честно молчал, сказав лишь, что Гала написала очень достойные работы. Воевода дожидался друзей в тени большого платана на краю площади и, увидев девушек, поспешил им навстречу.

- Гала, твой номер 36, - сказал Ко-Линь. – Это третий ряд, 6 место.

- Понятно и очень удобно, - согласилась Зана. – Идём сразу смотреть работы племянницы или начнём с начала?

- Давайте по порядку, - предложил Фергус. – Интересно же всё увидеть.

- Согласны, - хором откликнулись девушки и Горий с Петером, так что вскоре они влились в толпу, медленно фланирующую между рядами картин, и приступили к осмотру.

- Вот, деда, - вскрикнула Гала (Ко-Линь с удовольствием разрешил «внучке» так себя называть), – записывай номер 16, очень хорошие пейзажи акварелью.

- Понял, - кивнул воевода, достал лист бумаги и карандаш. – Мы потом узнаем имя автора, - объяснил он Фергусу, увидев вопрос в его глазах. – Это наш первый кандидат в галерею.

- 23-й номер тоже хорош, - подсказала Зана, рассматривая городские пейзажи Сванска. – Интересная техника.

- Согласна, - важно согласилась племянница. – Деда, пиши 23.

В третьем ряду оказалось особенно людно.

- Что там? – сдвинула брови Илиана.

- Полотна Галы, - улыбнулся воевода. – Я же говорил, её номер 36.

- Интересно.

Когда они, наконец, оказались перед картинами племянницы, Илиана крепко обняла Галу и чмокнула её в висок.

- Спасибо.

На первой картине царили четыре башни Шао. Гала изобразила обитель такой, какой они видели её в последний раз, когда выезжали в дорогу на рассвете.

- Драконий отрог, выступающие из тумана стены обители и взлетающие к небу башни, - забормотал Фергус. – Я сейчас заплачу и опозорюсь на весь Сванск. Гала, иди сюда. - Глава дознавателей схватил девочку в охапку и расцеловал от души. – Спасибо! Чтобы ты знала, это лучшее изображение Шао, которое я видел, а ведь за сотни лет обитель рисовали множество художников.

- Ага, - покрасневшая от удовольствия девочка даже шмыгнула носом. – Я просто очень соскучилась по Шао.

- Ох, я тоже, - вздохнул Фергус. – И очень хочу приобрести эту картину.

- Я подарю! – воскликнула Гала. – Конкурс закончится и подарю, обещаю.

- Спасибо, дорогая, это будет воистину бесценный подарок.

На второй картине Гала нарисовала портрет Майи, экономки Фергуса. Толстушка месила тесто на большом столе у окна, за её спиной высились кухонные полки с посудой, рядом на цветном полотенце красовалась горка фруктов. Это была очень тёплая приятная картина, написанная с любовью к её героине.

- Экономка загордится, - заулыбался Горий. – Её ведь многие в городе знают.

- Всё, дядя Фергус, - со смешком добавил Петер. – Придётся тебе искать новую прислугу.

- Почему?

- А замуж она скоро выйдет, вот увидишь.

И все вокруг захохотали.

Третья картина Галы была и Горию, и Петеру знакома – «Купальщицы на озере». Именно её рисовала девочка, когда бросилась на помощь тётям в лечебницу.

- Скандал, - охнул Фергус. – Это же дочери купца Лория, уважаемого человека в Сванске.

- А в чём скандал? – не поняла Илиана.

- Так они же словно голые!

- Ничего подобного, девушки в купальных костюмах.

- Но ведь всё видно, мокрая ткань облепила тела, - промямлил Фергус.

- Иначе и невозможно, вода ведь мокрая, - укоризненно заметила Гала.

- Вот уж не думала, что ты у нас такой ханжа, - подняла бровь Зана. – Гала, нарисуешь для дяди Фергуса красивую девушку, голую, и в полный рост, ладно?

- Обязательно, - мстительно сощурила глазки девочка. – Повешу в раму и выставлю в прихожей дома, пусть приходящие гости восхищаются.

Тут захохотали уже все окружающие, услышавшие обещание маленькой художницы. Воевода, вытирая слёзы от смеха, повёл друзей дальше по рядам смотреть картины, а Фергус всё стоял и решал – ханжа он или нет.


- 18 человек точно подходят и ещё около десятка в резерве, - пробормотал удовлетворённо воевода, подсчитав количество художников своей будущей галереи. – Гала, мы с тобой молодцы.

- Да, - устало согласилась девочка.

День близился к концу. Проведя на площади несколько часов, их компания пообедала в местном трактире, а потом ещё прогулялась по городу – Ко-Линь решил показать Шао свои любимые уголки Сванска. Вернувшись домой и поужинав, все расположились в гостиной Фергуса и воевода решил подсчитать, сколько же художников годится для его галереи.

- Не мало, - согласилась Илиана с Ко-Линем. – Хотя откровенной мазни на конкурсе тоже хватало.

- Всё равно я удивлён, не ожидал подобного, - пробормотал Фергус. – Мне всегда казалось, в Сванске нет приличных живописцев, а все таланты давно переехали в столицу.

- Как видишь, брат, ты был неправ, - заметила Зана. – Всколыхнуть культурную жизнь можно всегда, было бы желание.

- Чем, например?

- Ну-у… - Зана бросила взгляд на сонную племянницу и приказала. – Гала, мыться и спать.

- Петер, ты тоже, - добавил Горий.

Когда дети ушли, Зана, вспомнив вопрос Фергуса, начала перечислять мероприятия, которые, по её мнению, можно было бы проводить в Сванске.

- Во-первых, карнавалы. Их можно приурочить к каким-нибудь знаменательным датам. И ещё городские маскарады на Новый год и Равноденствие. Во-вторых, различные конкурсы среди мастеровых для определения Мастера профессии.

- Да-да? – обратил внимание на слова девушки воевода. – Уточни.

- Лучший гончар княжества. Лучший булочник. Лучшая портниха. Самый красивый магазин города. Самый честный торговец.

На этом месте воевода захохотал

- Торговец и честный?

- Это я для примера сказала, - заулыбалась в ответ Зана. – Но сам смысл вы же поняли?

- Среди военных гарнизона также можно проводить соревнования, - добавила Илиана. – Лучший мечник, лучник, лучший десяток гарнизона. И обязательно отмечать победителей небольшой денежной премией. Поверьте, Ко-Линь, служить воинам станет гораздо интереснее, когда их труд будет оценен должным образом.

- Согласен.

- А скачки? – вдруг вспомнила девушка. – Разве в Сванске не устраивают скачки?

- Раньше были, - согласился воевода. – Сюда съезжались самые лучшие конники со всего королевства. Но в последние годы, когда князь постарел и заболел, всё отменили и вскоре даже вспоминать перестали, а жаль.

- Теперь, когда тут правит княжич, нужно ему напомнить об этом, - сказала Илиана. – Скачки помогут восстановить репутацию Сванского княжества.

- Я поговорю с Эриком, - воевода встал и начал прощаться. – Спасибо за отличный день. И передайте мою благодарность Гале. Девочка – настоящий бриллиант – талантлива, умна и красива, уверен, её ждёт прекрасное будущее.

- Спасибо, - девушки встали проводить Ко-Линя до двери.

- Я уже послал за двуколкой, - сообщил Фергус. – Сейчас отвезёт вас прямо домой.

- Это хорошо, всё-таки я уже немолод, за день находился, но в приятной компании время бежит незаметно. – Ко-Линь тепло попрощался со всеми и укатил домой, а девушки вернулись в гостиную и решили обговорить с Фергусом их будущий визит во дворец.

- Княжич настаивает на этом, - сообщила Зана. – Говорит, нас не поймут, если не нанесём ему официальный визит. Но я не знаю, есть ли какие-то особые условия для визита: форма одежды, время или количество сопровождающих… Эрик сказал, что ждёт письменного извещения.

- Для Шао не существуют дворцовые церемонии, - ответил Фергус. – Мы сами устанавливаем правила, так что всё просто. Вы пишете, когда нанесёте визит, а княжич будет вас ждать. Приём проводится в Малом кругу придворных – это группа приближённых дворян княжича, от силы два десятка человек. Одеваетесь, как хотите, но я, всё-таки, я посоветовал бы одеть парадные кимоно Шао. Темы разговоров определите самостоятельно. Время визита – не больше часа, хотя вы можете принять приглашение остаться пообедать с Эриком в узком кругу.

- Понятно, - Илиана встала и пожелала всем спокойной ночи. – Я спать, завтра обговорим визит более детально и напишем официальное послание во дворец.

Когда девушка вышла, за ней следом отправился отдыхать и Горий, а Зана задержалась, потому что увидела, что Фергус хочет с ней поговорить.

- Что?  - спросила напрямик девушка.

- Я на счёт Нары, - ответил дознаватель. – Она молодец и умница, но ведёт очень замкнутую жизнь вне работы.

- Дай ей привыкнуть, брат. В её жизни произошли такие перемены.

- Я понимаю, но хотел бы, чтоб Нара постепенно изменила отношение людей к служащим Управы.

- Поясни.

- Люди держатся от дознавателей на расстоянии, даже побаиваются, и это понятно. Но милая девушка-дознаватель сможет сломать это правило. Я хочу, чтобы Нара больше улыбалась, располагала к себе тех, с кем нам приходится работать, но пока девушка держится особняком и почти не улыбается.

- Я поговорю с ней, - пообещала Зана. – Всё наладится, и повторяю – дай ей время. Кстати, Нара может сопровождать нас с Илианой во время визита к княжичу?

- Зачем?

- Чтобы посмотреть дворец. Мы с сестрой хотим развлечь подругу. Но для придворных Нара будет официальным лицом городской Управы, в конце концов, именно Шао и дознаватели распутали дело Серенски.

- Думаю, это можно устроить, - ответил Фергус. - А я с вами иду?

- Само-собой.

- Хорошо, - оживился Фергус. – Уверен, Наре будет интересно, она ещё никогда не была в княжеском дворце, вот только…

- Если начнёт стонать, что ей надеть нечего, - подмигнула товарищу Зана, - пусть обращается ко мне с Илианой. Мы с сестрой найдём подходящий наряд для подруги.


                                                       31.


Пока не наступила жара, Илиана с Горием вновь побывали на тренировке в казармах сванского гарнизона. Пока они преодолевали полосу препятствий и сходились в спарринге с лучшими клинками гарнизона, Зана оккупировала кузницу и принялась за подарок воеводе. Девушка вовсю использовала магию, поэтому выставила за двери местного кузнеца, чтобы мужика не задело её заклинаниями. К обеду меч для воеводы был готов и сразу же торжественно вручён.

- Мы не знаем, когда уедем, дедушка, - сказала Гала. Она вместе с Петером, пока тёти были заняты, облазила всю территорию казарм, с ведома воеводы, конечно. – Поэтому, вот для тебя подарок.

Воевода с благоговением принял меч, а затем вытащил его из ножен. Узкая голубая катана сверкнула в лучах полуденного солнца.

- Он прекрасен, - выдохнул Ко-Линь, а затем взмахнул клинком. – Почти невесомый, как раз для моих старых рук. Не знаю, как и благодарить вас, Шао.

- Мы уедем, а ты будешь нас помнить, - торжественно сказала Гала.

- О, да! – воевода вложил меч в ножны и поклонился Зане. – Большая честь получить клинок, выкованный Мастером Шао.

- Какой человек, такой и подарок, - улыбнулась девушка.

- Спасибо огромное. Давайте пройдём ко мне в кабинет. У меня там есть прохладный морс и пирожные.

Во время лёгкого перекуса Илиана поинтересовалась у Ко-Линя, что слышно о результатах конкурса.

- О, это целая интрига, - засмеялся Ко-Линь. – Чтобы подсчёты прошли честно, Эрик приказал всё содержимое ящиков, куда сбрасывались номера понравившихся людям картин, занести ему на этаж. Это вызвало вокруг столько стонов!

- Ага, придворные хотели подтасовать результаты, - воскликнул Горий.

- Или родственники и знакомые заплатили прислуге, чтобы те первыми узнали имена победителей, - заметила Зана.

- Княжич, поняв, что в этом деле никому доверять не может, решил вместе с друзьями…

- Они помирились? – уточнила Илиана.

- Да, слава Единому. Так вот, княжич с друзьями теперь сам ведёт подсчёты голосов, говорит, до конца недели успеет.

- Конечно, результаты ведь будут объявлены на следующие выходные, - вспомнила Илиана.

- И это правильно, - заметил воевода. – Пусть люди спокойно работают, а через неделю на площади, в торжественной обстановке, Эрик огласит победителей и вручит им награды. Затем авторы смогут вновь выставить свои работы на площади, чтобы, если будут желающие, продать картины.

- И принять новые заказы, - кивнула Зана.

- Ну, что же, - встала из-за стола Илиана. – Нам пора домой, спасибо за угощение, Ко-Линь. И до встречи.

- А я хочу ещё раз хочу поблагодарить за роскошный подарок, - поклонился воевода. – Порадовали старика, – и Ко-Линь вдруг ухмыльнулся, подмигнув Зане. - Чувствую, мой младшенький будет очень расстроен.

- Бывает, - засмеялась в ответ девушка. – Скажите, что его время ещё не пришло.

- Хороший совет.


Вечером к девушкам Шао пришла в гости подруга. Узнав, что обязана сопровождать Илиану и Зану во дворец, Нара встревожилась.

- Что я там буду делать? – спросила она Фергуса, получив задание.

- Смотреть, наблюдать, выяснить, есть ли во дворце призраки и, если будет возможность, поговорить с ними. Это важно, Нара, так что не подведи нашу службу.

Теперь же девушка пришла спросить подруг, что ей надеть и как себя вести во время визита.

- Я же никогда не была во дворце и не общалась с придворными, - расстроенно сказала Нара. – Ужасно боюсь выглядеть глупо, а ещё подвести вас или мастера Фергуса.

- Знаешь, - ответила ей Илиана, - есть одно главное правило. В любой обстановке будь собой. В трактире, на рынке, в салоне высокородных – будь собой.

- Тебя не должны волновать взгляды или пересуды окружающих. Уверенность в себе идёт отсюда, - сказала Зана и положила руку себе на сердце. – Если ты живёшь в ладу с собой, если уверена в правоте своих слов, то никто и никогда не сможет поколебать твоего спокойствия.

- Рассматривай придворных, да и всех высокородных, как объект для изучения, и не пытайся им угодить. Будь гибкой в беседах, не спорь – наживёшь врагов, улыбайся и на все скользкие вопросы отвечай Уставом дознавателей. Тогда от тебя сразу же отстанут, - добавила Илиана.

- Поняла, - выдохнула Нара и улыбнулась. – Значит, уверенность и спокойствие?

- Да, - хором подтвердили сёстры Родгай.

- Но если кто-то будет нахальничать или откровенно хамить?

- Учись справляться, это нужно уметь в любом случае. Нахала окороти острым словом, хама – пощёчиной. Ты ведь маг, подруга… - Илиана взглянула на сестру и вздохнула. – Но пока Нара совершенно не обучена.

- Со мной начал заниматься мастер Фергус, - сообщила девушка.

- Прекрасно! Обязательно учи всё, что сможешь охватить, знания лишними не бывают. А Фергус – универсал, как и его заместитель Сандо, значит, оба дознавателя смогут поднять твой дар на хороший уровень.

- Спасибо, я буду стараться.

- Теперь о завтрашнем мероприятии. Мы с сестрой решили побывать во дворце с утра. Начало визита – 10 часов. Если тебя беспокоит, что надеть, то выбирай – или то платье, что надевала на мой день рождения, или Зана поможет тебе изготовить женский вариант формы дознавателей.

- Мы же отправляемся во дворец официально, - заметила Нара. – Думаю, в форме я буду чувствовать себя увереннее.

- И правильно, будешь выгодно отличаться от разряженных придворных, - заметила Зана. – Скажу честно, эта манера одеваться у высокородных мне ужасно не нравится. Ходят яркие, разноцветные, даже пёстрые, словно балаганные шуты.

- Точно, - согласила Илиана. – Хорошо, что у дознавателей в ходу серый цвет мундира, это аристократично и стильно. Да и военные выглядят прилично, коричневый с чёрным – строгий цвет и не бросается в глаза. А разноцветные наряды придворных лично меня раздражают и даже злят. Неужели вся Нутрея следует этим традициям в одежде?

- Увы. Правда, говорят, в столице всё не так ярко выражено, туда ведь приезжают люди со всего материка.

- Ладно, доберёмся до Пейна – сами убедимся.

- Нара, - спросила Зана, - где сейчас можно купить серую ткань?

- Здесь недалеко за углом лавка, там должна быть.

- Пошли купим, времени у нас не так уж много.

И девушки ушли за покупками.

А Илиана позвала Гория и вышла с ним в сад.

- Мы скоро уезжаем, - сказала девушка.

- Понял, что нужно делать? – лаконично отреагировал Гор.

- Приведи наш фургон в порядок, проверь колёса и сбрую. Договорись за лошадей, чтобы мы могли забрать их в любое время. До какого числа заплачена аренда конюшни?

- До конца месяца.

- Ага, у нас есть ещё неделя, - кивнула удовлетворённо Илиана. – Скажу честно, мне бы хотелось выехать тихо, не люблю шумных прощаний.

- У меня дома тоже есть поверье, что нельзя смотреть в спину уезжающим, - заметил Горий, - а то отведёшь удачу в пути.

- Это верно. Так что давай незаметно собираться в дорогу. Переноси вещи, которыми вы с Петером сейчас не пользуетесь, в фургон, я наши сумки тоже начну понемногу паковать.

- А что с постелями? – спросил охранник.

- Нужно организовать хотя бы два спальных места, хотя мы в дороге всегда останавливались в придорожных гостиницах или дворах.

- Я знаю их все, - улыбнулся Горий. – Королевский тракт – обжитое место.

- Решим этот вопрос по дороге. В общем, своё задание ты понял.

- Да. Пока не поздно, схожу-ка я проведаю наших лошадок, - Горий развернулся к выходу из сада, но задержался у двери. – А что завтра? Я иду с вами во дворец?

- А хочешь? – иронично спросила Илиана. – С нами будет Фергус и Нара.

- Тогда нет, - улыбнулся Гор. – Лучше я присмотрю за детишками.

- Вот-вот, заставь их помогать мыть фургон. Пусть делом занимаются.

- Хорошо, только попросите Галу не командовать, а то она может…

- Всё испортить?

- Перестараться.

- Это да, может. Хорошо, я поговорю с племянницей.


Вскоре вернулись из лавки Зана с Нарой и засели за шитьё, правда никаких ниток при этом не использовалось, Зана просто спаивала магией все швы.

- Первый раз такое вижу, - прошептала восхищённо Нара.

- Учись магии и, возможно, сможешь и не такое.

Платье получилось замечательное – серебристое, строгое, с белым кружевом отделки и красивым накладным воротником (Илиана одолжила). Нара, рассмотрев воротник, сказала, что сможет позже сшить себе похожий и удивилась, почему до сих пор никто не догадался пользоваться накладными воротниками.

- Они же пачкаются первыми, а приходится стирать всё платье, - сказала девушка. – Это же так неудобно, особенно зимой, когда одежда долго сохнет.

- Кстати, нужно обсудить с Фергусом, чтобы научил тебя бытовым заклинаниям в первую очередь, - заметила Зана, - тогда решится большая часть проблем с одеждой. А накладной воротник… - и девушка подмигнула подруге, – если есть знакомая белошвейка, поделись с ней идеей, сможешь хорошо заработать.

- У отца своя мастерская, - улыбнулась Нара. – Я знаю, что нужно делать.

- О, а как там дела дома? – спросила Илиана. – Как мастер Шаргус, мачеха и сёстры?

- Мачеха молчит и во всём угождает отцу, сестёр временно отправили к родне в деревню.

- На перевоспитание?

- Вроде того, мачеха тоже там сидела пару недель, сейчас вернулась. Недавно пыталась встретиться со мной, просила прощения, но я ведь видела – она врёт.

- Лучше не заостряй конфликт, - посоветовала Илиана. – Люди не могут себя переделать, но пока соблюдают правила и ведут себя соответствующе – приходится с ними мириться, любить ведь себя не заставишь.

- Я понимаю, только грустно, что не хотела это замечать долгие годы.

- Но отец ведь любит тебя?

- Очень. И гордится.

- Это главное.

- А ещё он похвалился мачехе, что я дружу с Шао и ужинала у вас в компании княжича и воеводы. После этого мачеха позеленела от зависти (это слова отца), а на следующий день пришла мириться.

- Значит, не полная дура. Я бы никому не желала быть твоим врагом.

- Почему? – удивилась Нара. – Я, конечно, сейчас многое вижу и могу, и буду учиться уметь ещё больше, но…

- Подумай, с кем ты дружишь, - подмигнула девушке Зана. – Кроме службы дознавателей и Фергуса, у тебя ещё есть мы и самые важные знакомства в Сванске.

- Ах, - вскрикнула Нара, - я бы никогда…

- И поступила бы неправильно, - заметила Илиана. – Друзья для этого и нужны – помогать, поддерживать и вместе давать сдачи обидчикам. Запомни.

- Обещаю. Спасибо.


Последний разговор этим вечером Илиана провела с племянницей.

- Ты растёшь, умнеешь, становишься сильнее, как маг, но меня и Зану беспокоит, что ты часто задираешь нос, считая себя лучше других, Гала, - строго сказала девушка. – Я не ругаю тебя, просто подумай о моих словах. Ты – ребёнок, и должна уважать старших, не лезть вперёд, демонстрируя, какая ты умная, и не дерзить, даже если взрослый сказал глупость. Вскоре нас вновь ждёт дорога и мы с Заной должны быть уверены, что ты нас не подведёшь какой-то выходкой или дерзостью в отношении посторонних лиц. Ты обязана нас слушаться, Гала. Если чего-то не понимаешь – спроси, мы всегда тебе ответим и объясним. Горий, как наш доверенный человек, тоже входит в круг людей, которые имеют право тебе приказывать и кого ты должна слушаться. Он присматривает за тобой и Петером, но он не твой слуга, так что не смей им командовать, изображая хозяйку, поняла?

- Да, - тихо ответила Гала. – Я сделала что-то не так?

- Ты ходишь по краю, девочка. Мы с сестрой не хотим, чтобы магическая сила застила твой прекрасный ум и чистое сердце. Ты – доброе дитя, проницательное и открытое, мы тебя очень любим. Но предупреждаю, если опять задерёшь нос и станешь командовать и задаваться – выпорю.

И Илиана крепко обняла племянницу.


                                                         32.


Эрик стоял у окна Малого зала для приёмов и высматривал карету, на которой должны были приехать важные гости. Он почему-то волновался, бросая взгляды на придворных, хмурился и вздыхал.

- Ты что? – тихо спросил Отто. – Я таким тебя не видел с тех пор, когда мы были пацанами.

- Хочу, чтобы приём прошёл поскорее и я мог в приватной обстановке поговорить с Шао.

- Ты подружился с ними, да? Может, расскажешь хоть что-нибудь?

- Нет, мне интересно ваше первое впечатление, Отто.

- Свежий взгляд?

- Вроде того …О, вот и они, - бросил Эрик, снова выглядывая во двор, а затем отступил от окна. – Пойдём, гости сейчас прибудут.

Княжич не уселся на трон – высокое массивное кресло на возвышении – а просто остался стоять в центре зала. Этим он продемонстрировал своё уважение к Шао и дал понять придворным, что прибывшие гостьи – его ровня.


- Как красиво, - прошептала Нара, идя вслед за Илианой по длинному коридору. – Ковры и гобелены, изящные вазы на подставках, много цветов, картины на стенах, дорогая мебель…

- В принципе, всё тоже, что и в любом доме высокородных, - заметила Зана, шагая рядом с сестрой. – Только в большем количестве.

- Вот, - оглянулась к подруге Илиана. – Это правильная оценка окружающей обстановки. Точно также думай и о людях: не важно, насколько богат человек, внутри он такой же, как и любой другой, просто у него больше денег и возможностей. Мы думаем, чувствуем, любим или презираем независимо от монет в кошельке, поэтому оценивай человека по его сути.

- Я иначе уже не умею, - улыбнулась Нара. – Мой дар не признаёт лжи.

- Даже не знаю, - вздохнул рядом Фергус. – Иногда это, должно быть, тяжело.

- Я привыкаю.

- Так, мы пришли, - тихо сказала Илиана. – Нара, Фергус, идёте на шаг позади нас с Заной. Ничего не говорите, только, если напрямую вас спросят. Надеюсь, официальная часть визита будет не долгой.


Друзья княжича выстроили у него за спиной и с любопытством уставились на вошедших гостей. Придворный мажордом, видимо, проинструктированный за дверью, объявил визитёров кратко:

- Сёстры Шао с сопровождающими.

И Шао зашли.

Но как зашли! Летящий короткий шаг раздвигал полы их кимоно, затянутых на тонких талиях цветными шарфами. Из одежды на гостьях были ещё узкие тонкие штаны, заправленные в мягкие короткие сапожки, и под кимоно надеты тончайшие белые рубашки с высоким воротом-стойкой. На девушках не было никаких украшений, но во всём облике сестёр Шао чувствовался высочайший класс, порода и знатность.

Обе девушки были красивы, их кожа отличалась более светлым оттенком, чем принято у нутрейской знати, а глаза не были прикрыты тяжёлыми веками, наоборот, поражали округлостью и золотисто-медовым цветом, который лишь усиливался из-за длинных чёрных ресниц. С причёсками сёстры решили не заморачиваться, Илиана заплела свои волосы в сложную косу, а Зана заколола волнистые пряди в короткий хвост.

Девушки синхронно кивнули Эрику и придворным и Илиана произнесла:

- Шао приветствует вас, княжич, и желает успехов и процветания.

- Спасибо! Я рад принимать у себя уважаемых сестёр Шао, - поклонился в ответ Эрик. – И хочу выразить огромную благодарность за те добрые дела, что вы совершили во благо людей Сванска.

- Долг Шао помогать каждому смертному, - тонко улыбнулась старшая сестра.

- Кто не знает, - обратился к придворным Эрик, - именно Шао помогли распутать и остановить преступные замыслы Серенски в нашем княжестве. Сёстры вместе с дознавателями Сванска и воинами гарнизона освободили две сотни подчинённых, а потом помогали лечить больных в городской лечебнице. А на днях Шао Илиана вместе с нашими лекарями провела сложнейшую операцию, подарив сыну барона Завза новое лицо. Теперь Рик просто красавец.

Илиана удовлетворённо кивнула, подтверждая слова княжича.

- Шао Зана снабдила службу дознавателей новыми защитными амулетами и полностью обновила вооружение нашего гарнизона, - продолжил перечислять Эрик.

Теперь и Зана кивнула, чуть улыбнувшись.

- А где ваша племянница, могу я спросить? – поинтересовался у сестёр княжич. – Это именно Гала подвигла воеводу Ко-Линя организовать первый конкурс живописцев в нашем княжестве, – пояснил свите свой вопрос Эрик.

- У Галы важное задание, - ответила Илиана, скосив взгляд на сестру и та чуть дёрнула ртом. «Ага, моет фургон».

- Жаль, я хотел бы её увидеть. Ну, значит, в другой раз, - понял взгляд Илианы княжич. – Есть ли у уважаемых гостей какие-то пожелания или просьбы?

- Одна, мы хотели бы осмотреть ваш прекрасный дворец, - сказала Илиана.

- Я с удовольствием покажу вам свой дом, - поклонился Эрик. – А пока, может, желаете перекусить или выпить прохладительных напитков?

Четвёрка визитёров дружно мотнула головами «нет».

- Тогда прошу за мной, осмотр предлагаю начать с верхнего этажа, - и княжич повёл гостей к себе. У двери Эрик оглянулся и подмигнул друзьям.

- А с собой не позвал, - пожаловался Гарош.

- Я уже говорил, мы сами виноваты, - рыкнул Отто. - И не забывай, у княжича могут быть секреты, которые нас совершенно не касаются.

- Но ведь раньше…

- Когда же ты повзрослеешь, Гар, - хлопнул друга по спине Вень-Ли, а потом отвёл друзей в сторону тихо спросил. – Как вам девушки Шао?

- Теперь я понимаю, почему волновался Эрик, - ответил Отто. – Я ещё не встречал подобных… - он заколебался, - слово «красотка» ведь не подходит, да?

- Совершенно, - хмыкнул Гарош. - Эти девушки… в них чувствуется такая порода, просто королевны. Мы для них - так, мелкая сошка под ногами. И я понимаю, почему Эрик дорожит этими отношениями. Но вот вопрос – когда княжич успел близко познакомиться с Шао, ведь видел их от силы два раза? – Он моргнул и вдруг обиженно поджал губы. – Или они встречались в тайне от нас?

Отто бросил снисходительный взгляд на друга и укоризненно покачал головой.

- Остынь, Гар. Думаю, мы всё узнаем в своё время. А пока пора возвращаться к подсчёту голосов конкурса. Эрик ведь поручил это задание нам и я не хочу подвести княжича.


В кабинете на четвёртом этаже дворца, тем временем, княжич предложил гостям лёгкое угощение и за столом потёк непринуждённый разговор.

- Я не ожидал вчера такого наплыва народу на конкурс, - сказал Эрик. – За семейными делами мы с отцом совсем запустили культурную жизнь в Сванске, но я собираюсь исправить это положение. Сейчас мои люди уже изучают данный вопрос и принимают предложения от придворных, как можно разнообразить сферу развлечений в княжестве.

- Мы с воеводой вчера тоже обсуждали перспективы развития здешней культурной жизни, - ответила Зана и кратко поделилась идеями.

- Ты бы поручил это дело молодёжи, Эрик, - посоветовала Илиана. – Ведь можно создать в Сванске что-то вроде Центра развития культуры и выделить на него 3-4% из доходов княжества. Увидишь, результаты тебя порадуют. В подобных, как вчера, конкурсах станет участвовать много народу. Победители будут пользоваться заслуженным уважением. Цехи мастеров начнут бороться за княжеские призы, совершенствуя механизмы и станки и создавая новый продукт. Всё это даст хороший толчок для развития Сванска.

- Я подумаю над вашими идеями, Илиана, - улыбнулся княжич, - хотя сейчас моя голова забита лишь мыслями о находке Заны, - и Эрик бросил взгляд на Фергуса и Нару, молча спрашивая у Шао, можно ли говорить при дознавателях о будущем море.

- Наши друзья умеют хранить тайны, - ответила девушка. – А Фергус на днях имел долгий разговор с приором Шао.

- О! И что сказал Су-линь? – встрепенулся Эрик.

- Шао очень заинтересованы в появлении Сванского моря, - сказал Фергус. – Приор вообще был в восторге от находки сестры, - кивнул дознаватель в сторону Заны. – Чтобы оценить масштаб предстоящего строительства, сюда из обители направлен соответствующий специалист. Также Су-Линь просил передать, что Сванск получит безусловную поддержку Шао и наши люди готовы помогать вам воплощать все идеи и проекты, связанные с Сванским морем.

- Я смотрю, уже появилось устойчивое название – Сванское море, - улыбнулся княжич, - мне нравится.

- Су-Линь просил передать, прежде чем воплощать эту идею в жизнь, нужно решить вопрос о прибрежных землях, - продолжил дознаватель. – Кому они будут принадлежать?

- Думаю, большая часть – князьям Сванска, - сдвинул брови Эрик, - остальная – пропорционально вложенных средств дворянами княжества. Ещё возможно участие короны и знатных родов Нутреи.

- Эрик, - вступила в разговор Илиана, - приор просит рассмотреть также участие Шао в создании Сванского моря, потому что мы заинтересованы иметь на побережье свой участок земли. Взамен, повторю, ты получишь полную поддержку обители.

- Но зачем Шао земля? – удивился княжич.

- Мы хотим возвести у моря ещё одну обитель - Малое Шао, - сказала Зана. – Наш монастырь находится слишком далеко от основной жизни континента. Мы честно внесём свою долю средств в это строительство...

- Да ведь ты же его автор, Зана, - воскликнул Эрик, возражая. – Какая доля?

- Это будет залогом того, что Сванское море – не афера, - пояснила девушка. – Княжеству будет выгодно иметь у себя Малое Шао, ведь основной поток паломников вскоре пойдёт к вам, а не к океану.

- Какие огромные перспективы, - прошептал Эрик. – Даже дух захватывает. – Он прикрыл глаза, обдумывая предложение девушек, а потом ответил. – Моё согласие у вас уже есть, но…

- С князем Юри я поговорю сама, - ответила Илиана. – И с королём тоже.

- Но лишь после того, как будут готовы хотя бы черновые наброски побережья будущего моря, - заметил Фергус. – И привезти их в Пейн должен сам княжич.

- Безусловно, - согласила девушка. – Я ни в коей мере не собираюсь умалять влияние Эрика.

- Спасибо, - кивнул тот. – И у меня есть встречное предложение, хотя, скорее, просьба. Илиана, помоги моему отцу. Он уже который месяц лечится в столице, но положительных результатов пока нет. В почках князя обнаружены камни, большие, но оперировать его опасаются из-за слабого сердца и пожилого возраста.

- Плохой диагноз, - вздохнула девушка. – Я могу тоже оказаться бессильной.

- Даже если так, вы в любом случае близко познакомитесь и, надеюсь, подружитесь, - грустно улыбнулся Эрик. - И когда я приеду в столицу с планами строительства Сванского моря, ты уже не будешь для князя какой-то неизвестной Шао и он сможет выслушать тебя без предубеждения.

- Понимаю, хотя я готова помогать без всяких условий…

- Я знаю, - закивал княжич. – Так уж просто совпало. И ещё об отце. Он мудр, уважает Шао и ценит их роль в развитии Цитрона. Князь не раз говорил мне, что обитель прогрессивно влияет на наше общество, так что возведение обители в Сванске – это князь обязательно одобрит, я не сомневаюсь.

- Обещаю, как только мы обоснуемся в Пейне, я найду способ встретиться с князем Юри и его осмотреть, - сказала Илиана, - а дальше всё в руках Единого.

- И твоих, - добавила Зана.

- Наших, - вздохнула сестра. – Ты тоже можешь помочь князю справиться с болезнью.

- Как?

- Камни в почках. Не поняла? Повторяю, камни.

- Но я никогда не работала с человеческим телом, - воскликнула Зана.

- Вот и подумаем, как соединить магию живой и неживой природы, чтобы раздробить в пыль княжескую болячку.

- Интересная идея, обязательно попробуем, - улыбнулась сестра.

- Девушки, я вас обожаю! – воскликнул Эрик. – Если у вас это получится, то… даже не знаю, как мы с отцом будем вас благодарить. Я и так в неотплатном долгу перед Шао за спасённую репутацию княжества. Спасибо огромное!

Он встал, открыл заранее приготовленную бутылку хорошего вина и разлил всем в высокие бокалы шипящий пузырьками напиток.

- Хотя сейчас и утро, но я предлагаю выпить за наши планы. И верю, что они обязательно воплотятся в жизнь. Виват!


Они ещё немного поговорили о будущих новшествах Сванска, когда вдруг подала знак Нара, тихо позвав Илиану.

- Я прошу прощения, но здесь находится призрак покойной жены княжича.

- Что? – Эрик вскочил из-за стола и начал озираться.

- Инис сейчас рядом с вами, княжич, она просит её выслушать.

Нара замолкла, внимательно уставившись за плечо Эрика, а потом начала говорить:

- Княжна просит прощения за то, что была такой наивной и глупой... за то, что не уберегла себя и ребёнка. Инис давно бы ушла к Единому, но её держит здесь тайна, - и Нара вновь замолкла. Затем девушка встала, шагнув к Эрику, а потом оглянулась на встревоженных друзей. – Инис говорит, её муж должен сам решить, готов ли он поделиться с присутствующими личной тайной.

- Да, - глухо отозвался Эрик. – Я им доверяю.

И Нара стала дословно повторять слова призрака.

- Я не говорила тебе, Эрик, что была знакома с твоей первой любовью, служанкой Карой. Её родители, в своё время, жили в нашем имении и Кара несколько лет была моей няней и наперсницей. Потом мастер Этуш переехал в Сванск и поступил на службу в Управу.

- Этуш? Мой секретарь? – удивился Фергус.

- Да. Он много лет прослужил дознавателем, но, постарев, перешёл на должность секретаря, а Кара утроилась во дворец, ну и ...

- Мне было 17 лет, - глухо объяснил княжич. – Это была первая любовь. Всё казалось таким ясным и прекрасным. Я, как все подростки, был максималистом и сказал отцу, что хочу узаконить наши с Карой отношения, а если не узаконить, то хотя бы перестать прятаться и жить открыто. Через несколько дней Кара исчезла из дворца, мне сказали, она предпочла крупную сумму денег скандалу и неприятностям для своей семьи. Меня же отправили в столицу, где я прожил восемь лет. Учился в высшей школе Пейна, со мной были мои друзья…

- Гарош, Вень-Ли и Отто? – уточнил Фергус.

- Да. Вскоре, в суматохе студенческой жизни, я забыл свою первую любовь, молодость часто эгоистична. Несколько лет назад отец вызвал меня в Сванск и приказал жениться. Помня мои эскапады в юности, мне позволили самому выбрать будущую жену, так появилась Инис.

Нара кивнула и продолжила.

- Инис всегда хотела стать вашей женой, ещё с её первого бала во дворце. Среди придворных дам она пыталась узнать побольше о княжиче и услышала рассказ о вашем бурном романе со служанкой. Инис поняла, кто это, и разыскала Кару. Оказывается, она давно вернулась в Сванск. И вернулась не одна, а с дочерью.

Эрик побледнел, а присутствующие округлили глаза, но промолчали.

- Кара, уезжая из дворца, не знала, что беременна. Хотя уезжала она не по своей воле, фактически, её вывезли силой, опоив снотворным. Очнулась бедняжка уже в соседнем княжестве. У девушки были деньги, она сняла домик и жила очень скромно, затем родилась Сильвана.

- Красивое имя, - шепнула Зара.

- Когда деньги стали заканчиваться, Кара вернулась в Сванск. Родители были в курсе произошедшего, но молчали, понимая, что в данной ситуации князь Юри иначе поступить не мог. Думаю, если бы он знал, что Кара беременна, ей обеспечили бы пожизненное содержание.

Княжич кивнул, а затем сел обратно в кресло.

- Зачем Инис искала Кару? – тихо спросила Илиана.

- Она хотела узнать, как завоевать расположение княжича, расспросить о его вкусах и привычках. Кара не поскупилась на описания и благословила подругу детства, к тому времени она была уже безнадёжно больна, рак.

Эрик стал ещё бледнее.

- После свадьбы Инис больше не навещала Кару, но всегда передавала ей деньги и в ответ получала благодарные письма. Однажды княжне сообщили, что Кара умерла.

- Я знаю, что Этуш похоронил дочь и они с женой воспитывают внучку, - прошептал Фергус. – Я не раз видел девочку. Сильване сейчас 11 лет.

Нара вновь замолчала, слушая призрака, а затем продолжила:

- Княжна Инис осталась призраком во дворце, потому что хотела быть рядом с вами, Эрик. Она очень страдала, когда её место заняла коварная подруга, а затем радовалась возмездию, которое настигло Флавию. – Тут Нара запнулась и расхохоталась. – Прошу прощения, - покраснела девушка.

- Что? – подтолкнула подругу Илиана.

- Княжна сообщила, что успела оттаскать подругу за волосы, когда та после смерти ненадолго оказалась рядом, затем Флавию забрал Многоликий, а Инис вновь осталась одна, надеясь как-то сообщить или передать мужу, что в городе живёт его дочь.

Княжич обречённо кивнул и уставился в пол.

- Инис просит прощения за всё, что не сделала или не сказала, ваше сиятельство, - прошептала Нара. – Ей больше незачем здесь оставаться и она готова уйти к Единому. Говорит, что искренне вас любила и желает счастья.

Илиана, подхватив Зану и Фергуса под руки, быстро выскочила из комнаты.

- Лучше Эрику попрощаться с женой без свидетелей, - прошептала девушка.

- А тебе, Фергус, задание, - добавила Зана. – Когда мы уедем из Сванска, повторно приведи Нару во дворец и проверь все помещения на наличие призраков. Думаю, здесь их достаточно, особенно во дворцовой тюрьме. Если кто-то из них захочет, пусть Нара отправит заблудшие души к Единому, сделаете благое дело.

- А ещё узнаете несколько старых тайн, - грустно улыбнулась Илиана. – В каждом дворце их хватает, даже с избытком.

- Сделаю обязательно, - пообещал Фергус.

Тут из дверей вышла Нара и попросила зайти Илиану к княжичу.

- Он не готов сейчас больше ни с кем разговаривать.

- Отправляйтесь домой, - скомандовала старшая Шао. – Я не знаю, когда вернусь.

- Лучше утром, - посоветовала ей шёпотом Зана.

- Сейчас стукну, - пообещала в ответ Илиана, но потом подмигнула и ушла к княжичу.

- Я чувствую себя виноватой, - сказала Нара. – Но, думаю, княжич должен был узнать последнее прости своей жены.

- Ты всё сделала правильно, - Зана направилась к выходу и по дороге сообщила Фергусу, что Нара до вечера в Управу не вернётся. – Мы пойдём по магазинам.

- А работа? – шутливо нахмурился дознаватель.

- Девушкам необходимо поднять себе настроение, - покивала пальчиком Зана. – Мешать им в этом опасно для жизни.

- Понял. Молчу.


                                                         33.


Илиана уже какое-то время сидела в кресле, поглядывая на Эрика, а тот всё метался по комнате и взволнованно говорил.

- Всё ложь! Одна ложь! Подлость! Самые близкие люди, кому я доверял, – отец, Инис – лгали мне прямо в лицо! И делали лишь то, что им выгодно. Обо мне никто не думал! Я понимаю, отец. Он спасал репутацию единственного сына, наследника княжества. Да, я задурил: подростковая любовь, кровь кипит. Для князя стало оскорблением, что его сын не просто спит со служанкой, но ещё и хочет сделать её официальной фавориткой. Но я ведь Кару искренне любил, а её исчезновение отец преподнес, словно она предпочла мне деньги. И долгие годы я считал девушку стервой и предательницей.

А Инис! Узнала всё обо мне у подруги и использовала эти знания ради вожделенной цели – стать княжной. Я же, дурак, был просто очарован. Как же, девушка любит то же, что и я, радовался, насколько совпадают наши вкусы и предпочтения, а это был лишь способ добиться желаемого, - и Эрик, махнув рукой, рухнул в кресло напротив Илианы.

- Так, спокойно, - девушка обхватила руками голову княжича и с силой сжала его виски. – Выдохни.

- Ты уже однажды это делала, - прошептал мужчина. – В ночь, когда меня спасла.

- Да, магия Жизни всегда несёт покой и добро, – Илиана закончила сеанс, встала и теперь сама зашагала по комнате, размышляя вслух о возникшей ситуации.

- Давай посмотрим на всё произошедшее под другим углом. Начнём с Инис. Она хотела завоевать твоё расположение и воспользовалась знакомством с Карой. Это был очень умный шаг, поверь. Ведь какие шансы были у девушки из обедневшего рода, чтобы привлечь твоё внимание? Никаких.

Далее, Инис не рассказала тебе о дочери. Она опасалась, это разрушит спокойствие в семье и я её не осуждаю. Право жены и хранительницы рода – молчать о бастарде. Между нами, Эрик, подобное происходит в каждом богатом доме: дворянин и служанка, внебрачные дети, желание избежать скандала.

Но! Инис не осуждала Кару и не пыталась вновь её выслать. Наоборот, княжна помогала бывшей подруге деньгами, что, согласись, гораздо важнее. А твоя дочь, в это время, спокойно жила в любящей семье, где её никто не унижал и не попрекал. Разве это плохо?

- Не знаю, - выдохнул Эрик.

- Твоя жена – порядочный человек. Пусть она при жизни не рассказала тебе о дочери, зато после смерти не ушла к Единому, а находилась всё время рядом, чтобы передать это важное сообщение. Так что с Инис тебе действительно повезло, жаль, недолго.

Княжич глубоко вздохнул.

- Теперь отец, - продолжила Илиана. - Князь выслал Кару, потому что ты сам, Эрик, создал невыносимую ситуацию. Повторюсь, спать во дворце со служанкой – обычное дело. Но когда наследник пытается возвести безродную в ранг придворной дамы – это уже переходит все границы. Твой отец решил не конфликтовать, а замять всё по-тихому. Возможно, князь поступил некрасиво, зато ты потом спокойно учился в столице и у тебя была замечательная юность …А то, что родилась Сильвана – не вижу в этом ничего страшного, наоборот, дети – это прекрасно.

Эрик нервно расхохотался.

- Ты так рассудительна и практична.

- Хочешь сказать, цинична? – криво улыбнулась Илиана. – Жизнь научила. – Она подошла к окну и выглянула на улицу. – Жара. Хорошо бы искупаться.

- Можем поехать на озеро, - предложил Эрик. - У меня там есть укромное местечко, охрана проследит, чтобы посторонние нам не мешали. Возьмём с собой корзину с продуктами, устроим обед на воздухе, накупаемся от души и ещё поговорим. Ты ведь скоро уезжаешь, да?

Илиана молча кивнула в ответ.

- Не откажи мне в такой малости, у меня столько вопросов, - взмолился княжич, - а ты легко находишь на них верные ответы.

- Хорошо, поехали, только у меня нет купального костюма.

- Сделаешь иллюзию, - подмигнул Эрик.

- Нахал! – засмеялась девушка. – А вот и сделаю! Хорошо, что напомнил.


Озеро Юри растянулось длинной каплей среди начинающей желтеть от летнего солнца степи. Вокруг огромного водоёма раскинулся тщательно ухоженный городской парк, сейчас пребывающий в полусонной жаркой дрёме. На аллеях парка было пустынно, большинство народа приходило отдыхать и купаться на озеро ближе к вечеру.

Эрик и Илиана дошли до мостков, выступающих далеко в воду и дружно нырнули. Наплававшись, они вернулись на берег и Илиана, раскинув руки, накрыла их небольшую поляну дымкой полога.

- Это не даст нам изжариться на полуденном солнце, - объяснила девушка, - я сейчас ещё немного остужу воздух. Предупреди своих парней, пусть усядутся поближе к границе, будет не так жарко.

Княжич кивнул, вышел за пределы полога, переговорил с охраной, а затем, вернувшись, удивился:

- О, прохлада! Как быстро!

- Угу, - девушка быстро выкладывала в центр походного ковра содержимое корзины, взятой на дворцовой кухне. – Давай перекусим, у меня после воды всегда аппетит разгорается.

Они молча пожевали разносолов, запивая их прохладным квасом, а затем, убрав остатки еды, улеглись рядом. Эрик, тронув руку девушки, тихо попросил:

- Снимешь личину?

- Я же голой останусь, - захихикала Илиана.

- Набрось что-нибудь, - отозвался княжич. – Так хочется видеть тебя настоящую.

- Ладно, но тогда отвернись, – спустя недолгое время девушка вновь уселась на ковёр и разрешила Эрику повернуться.

- Какая же ты красивая! – выдохнул он. – Смотрел бы часами.

- Ты не на внешность смотри, - хмыкнула Илиана. – Почему мужчины всегда так падки на смазливые личики?

- Не только мужчины. Разве женщины не предпочитают красавцев?

- Дуры – да, видят только внешность. Умные - смотрят, но оценивают ещё и то, что прилагается к этой внешности. Мудрые же видят главное – душу и перспективы.

- Объясни, последнее не понял, - заинтересовался Эрик.

- Мудрая девушка видит: если парень умён, он всегда найдёт способ подняться и заработать для семьи, а его добрая душа поможет добиваться целей достойным способом. Так что ищи мудрую жену, Эрик, она не подведёт.

- Я теперь думаю, моя Инис, скорее, была умной, - печально улыбнулся княжич. – Умилялся её доброте и хорошему нраву, а на сколько это было правдой?

- Призрак княжны не лгал, иначе Нара бы сказала, - ответила Илиана. – Подруга видит истину.

- Да? Интересно.

- Используй её, - посоветовала Шао. – Когда будет нужно решать важные вопросы, пусть рядом присутствует Нара. Она увидит, кто лжёт, хитрит или задумал нехорошее. Кстати, когда князь снова заговорит о твоей женитьбе…

- Б-р-р… - передёрнулся Эрик.

- А что делать? – грустно улыбнулась Илиана. – Сванску нужны наследники. Так вот, пусть Нара посмотрит на невест. Хотя, конечно, представляю это сборище во дворце.

- Ага, как ты сказала когда-то – серпентарий.

- Ну должны же среди невест быть хорошие девушки, - нахмурилась Шао. – Я всегда стараюсь верить в лучшее, хотя… - и она коварно улыбнулась, - после появления Сванского моря, атаковать тебя будут самые родовитые невесты континента, так что прими мои искренние соболезнования. – И Илиана расхохоталась от души. – Учись быстро бегать, Эрик, тебе это, ой, как пригодится!

- Ты первая побежишь! – рыкнул княжич и рванулся к Илиане, но словил лишь воздух – девушка, мгновенно наложив личину, бросилась к воде, швырнув напоследок Эрику в лицо своей блузкой, а затем нырнула, уйдя глубоко под воду. Эрик последовал за ней. Они вновь наплавались в прохладной воде, пока не озябли, и выбрались на берег греться.

- Всё-таки у тебя очень демократичный отец, - хмыкнула Илиана. – Подарил людям прекрасное озеро, а для себя на берегу даже место не выделил. Любой другой правитель хотя бы устроил павильон и отдельный пляж для высокородных.

- Папа сказал, это будет уже не подарок Сванску, когда его попросили придворные, - объяснил княжич. – И посоветовал им быть ближе к народу.

- Правильный у тебя отец, - одобрительно кивнула девушка.

- Ага, - ухмыльнулся Эрик, а потом задумался и замолчал.

- Что? – толкнула его плечом Илиана.

- Да вот вспомнил о дочери. Что мне теперь делать?

- Сейчас поделюсь идеей, подожди немного.

Они вновь улеглись рядом на ковёр. Илиана размышляла, глядя на плывущие по небу облака, смазанные дымкой полога, а Эрик, повернув голову, рассматривал профиль девушки и удивлялся её белоснежной коже и точёным чертам. «Как же мне легко рядом с ней, - думал княжич. – Искренняя, мудрая, сильная. Лидер. Но при этом - море женственности. Столько достоинств в одном человеке. Немудрено, что я теряю голову. Но спешить признаваться в этом не буду, страшно получить отказ. И хотя мы совсем недавно знакомы, чувствую… да просто уверен – лучше девушки я ещё не встречал, да простит меня Инис».

- Садись и слушай, - Илиана встала и зашагала вокруг Эрика. – С мастером Этушем советую обязательно встретиться. Посети Управу с рабочим визитом, а потом в кабинете Фергуса объясни старику, что ты только что узнал о Сильване и собираешься помогать её растить и воспитывать. Надеюсь, девочка не знает, кто её отец, пока ей рано говорить об этом. Вот исполнится 18 лет, тогда, думаю, можно будет сказать, а пока это известие лишь разрушит мир ребёнка, поверь.

Княжич кивнул головой, мол, согласен, и попросил.

- Лучше сядь, Илиана. Мне неудобно слушать.

- Хорошо, - и девушка уселась напротив Эрика. - Узнай у Фергуса, как его секретарь справляется со своими обязанностями и мечтает ли о пенсии. Возможно, старик продолжает работать лишь, чтобы содержать семью, тогда поговори с Этушем о почётной отставке. Пенсию его увеличь многократно. Чтобы не вызывать излишних вопросов, шепни доверенному человеку, что просто хочешь помочь родным Кары, хотя можешь найти и другой предлог.

- Встречаюсь с дедом и обеспечиваю его семью, - резюмировал княжич.

- Далее. Сначала небольшое отступление, - продолжила Илиана. – Как взрослеют юноши в королевстве? Дворяне учатся в Высших школах, мастеровые - в цеховых, юноши изучают профессии отцов, чтобы продолжить семейное дело, то есть дома не сидят, а учатся и работают, зато девушки… Их образование - это лишь начальная школа, чтобы уметь читать, писать и считать. Всё. Основной удел женщины – дом и семья.

- Дворянки тоже могут учиться в Высшей школе, - заметил Эрик. – Но таких немного, лишь те, кто обладает магическими способностями. Есть, конечно, учёные девушки, для которых наука – это профессия и смысл жизни…

- Но большинство получает домашнее образование, куда входит ведение дома, литература и этикет - это дворянки, - заметила Илиана. – Купеческие же дочери пытаются копировать манеры высокородных, но дома у них свои приоритеты.

- Да. К чему ты ведёшь?

- Эрик, ты купишь в городе особняк и оповестишь всех, что собираешься в память о своей жене учредить «Княжеский пансион». Там будут жить и учиться девочки-сироты и полусироты, чьи родители служили или служат княжеству на государственной службе. Девочки должны быть в возрасте от 9 до 12 лет.

Княжич удивлённо поднял брови.

- Я так понимаю, Сильвана тоже будет учиться в пансионе?

- Ради неё это и затевается.

- Зачем?

- Ради счастливого будущего. Сейчас объясню. Девочкам будут читать лекции твои придворные дамы: этикет, манеры, сервировка стола, литература, музыка, мода, то есть, всё то, что знают высокородные. К 18 годам девушки, выходя из пансиона, станут завидными невестами, тем более, что князь вручит каждой приличную сумму денег, а приданое девушки приготовят себе сами на уроках шитья. Затем каждая выпускница сможет жить, как пожелает. Кто-то сразу выйдет замуж, кто-то поступит на службу в богатый дом, ведь купцы будут заинтересованы, чтобы их дети знали и умели всё то же, что и дворяне, кто-то сможет открыть своё дело. Это станет ещё одним толчком для развития культуры в княжестве.

- Звучит интересно, - кивнул Эрик.

- Думаю, вскоре подобные пансионы станут появляться в каждом городе, большей частью платные. Учителями там будут первые выпускницы «Княжеского», понимаешь? Эрик, свой народ нужно учить. Образование должно стать престижным. Девушка, окончившая пансион, на рынке невест будет котироваться выше, чем та, что получит домашнюю выучку.

- Ого, как ты размахнулась.

- Умные женщины воспитывают умных сыновей, княжич, - сказала Илиана строго, но Эрик видел искры смеха в её бирюзовых глазах и лишь удивлённо покачал головой.

- Кто всем этим будет заниматься? Я же не могу один…

- Алма, невеста Арониуса. Она кажется мне вполне подходящей кандидатурой. Сделаешь её директрисой «Княжеского пансиона». Пусть привлечёт толковых дам себе в помощь. Уверена, многие захотят принять в этом участие, главное – хвали их почаще и привечай.

- Остальным буду пенять на лень и бесконечные интриги, - коварно улыбнулся Эрик, - Придворным давно пора приносить пользу Сванску, а тут такое благородное дело – помочь сиротам устроить свою судьбу. Кстати, попрошу Рика Завза заняться финансами пансиона, пусть проследит за тратами.

- Отлично. Да, Эрик, скажи своим дворянам, что благотворительность в пользу пансиона не будет облагаться налогами, это поможет изыскивать необходимые суммы на содержание девочек.

Княжич лишь удивлённо покачал головой.

- У тебя мозги опытного царедворца.

Илиана скривила губы.

- А что делать? Так получилось.

- Спасибо за идею. Я подумаю о деталях. Но кандидатура Алмы вызывает сомнение, она же сейчас занимается приготовлением к свадьбе. Захочет ли фрейлина стать директрисой?

- Поговори с ней. Если Алма не готова, пусть посоветует кандидаток. Отправишь их ко мне, я с каждой пообщаюсь и определю самую правильную.

- Правильную для чего?

- Для работы с детьми, конечно.

- Понял.

- А ещё подумай и посоветуйся с опытными дамами, чему ещё учить девочек, нужно приготовить список предметов, расписание, подумать об одежде, питании. Кстати, подключи к обучению служителей Единого, пусть читают лекции о Святом писании и следят за нравственностью в пансионе.

- Фух! Я уже вспотел, - признался княжич. – Тут только стал привыкать к мысли о Сванском море, а ты подкидываешь новые заботы.

- У твоей дочери должно быть достойное образование, Эрик. Девочка, получив его, станет себя ценить, уважать и не будет считать, что её главная цель в жизни – это удачно выйти замуж.

- Согласен, - скривился мужчина.

- И ещё, если старый князь будет бухтеть, что у вас и так огромные траты в связи со строительством моря, а у тебя внезапная блажь – пансион, расскажи ему о внучке.

- Папа… - посмотрел Эрик растерянно. – Я даже не могу предугадать его реакцию на эту новость.

- Уж какая будет, - хмыкнула Шао. – И не кори князя, во всей этой истории виноватых нет.

- Я понимаю, но… – княжич помолчал, глядя на водную гладь озера, а потом спросил. - Как я найду девочек-сирот?

- Поручи своим людям изучить списки служащих. В Сванске есть Управа, стражники, воины гарнизона, работники казначейства и дворца. Среди них должны быть вдовы или вдовцы, кто самостоятельно растит детей. Также можно разузнать в других городах княжества, готовы ли их служащие отправить дочерей в пансион. Советую набрать хотя бы тридцать девочек. Интересно, сколько их вообще найдётся.

- Потом расскажу, - вздохнул княжич. – Ну и день, голова сейчас треснет от событий и новостей.

- Дай, - Илиана вновь обхватила виски Эрика пальцами и подарила ему ясность мыслей и покой. – Нам пора. Меня ждут дома, да и у тебя целый ворох дел.

- Рядом с тобой время летит незаметно, - грустно улыбнулся мужчина. – Но нам и впрямь пора.


Зана, увидев входящую в дом сестру, лишь укоризненно покачала головой.

- Что ж ты так рано?

- Зато спокойно высплюсь, - ехидно ответила Илиана. – И хватит беспокоиться о моей личной жизни, лучше своей займись.


                                                       34.


Последняя неделя пребывания в Сванске пролетела стремительно.

Горий и дети обустраивали фургон в дорогу.

Зана, на пару дней заняв кузницу гарнизона, изготовила новый хирургический набор инструментов для Арониуса. «Чуть проще, чем у тебя, - повинилась она сестре, - но в полевых условиях лучшего не сделать».

- Да уж, это не отцовская лаборатория, - обняла её Илиана. – Но спасибо огромное, это для местных лекарей и так будет огромным прорывом, они же оперируют какими-то тесаками, право слово.

Сама Илиана активно общалась с Алмой, невестой Арониуса и будущей директрисой «Княжеского пансиона». Фрейлина была в восторге от поручения княжича и с энтузиазмом взялась обустраивать своё новое рабочее место.

- Ах, Илиана, моя свадьба состоится в любом случае, - говорила она. - А что мне потом делать? Я же не собиралась оставаться во дворце после замужества. Думала, буду заниматься домом и помогать мужу в его делах, хотя порой становилось тоскливо - чем заполнять свободное время, когда Арониус на работе? Наносить визиты? Это те же сплетни и пересуды, только «вид сбоку», надоело. Украшать дом? Но он мне и так нравится. Заниматься хозяйством? Так ведь есть прислуга, она в этом лучше разбирается.

Зато теперь у меня есть ДЕЛО. Важное. Найти, приветить и обучить сирот наших служащих. Я уже подыскала особняк недалеко от дворца. Сейчас там осматриваются специалисты, решают, как расположить комнаты для девочек, классы, зал и столовую. Столько интересного всего предстоит. И ведь эта работа для меня на всю жизнь. Теперь, когда Арониус будет уходить в лечебницу, я также буду трудиться, но в «Княжеском пансионе». Вечером мы будем встречаться и рассказывать друг другу, что произошло интересного за день.

- А когда появится ребёнок? – спросила Илиана.

- Найму кормилицу и няню. Буду совмещать, благо пансион недалеко от дома.

- В Сванске всё недалеко, - улыбнулась Илиана. – И мне это по душе. Не люблю большие города, угнетают.

- Согласна, хотя Пейн мне понравился. Большой, но ухоженный, всюду порядок, красивые дома, парки, фонтаны…

- Скоро я сама всё это увижу, - улыбнулась Илиана.

- Не скоро, до столицы добрый месяц пути.

- Пускай, я люблю дорогу.


Спустя несколько дней девушки Шао и Гала вновь собрались в саду Фергуса и, пока хозяин был на службе, приготовили для него сюрприз – небольшой бассейн.

- Как красиво! – восторгалась Майя, которой показали новшество в саду, и сразу же огорчилась. – Я же измучусь терпеть, чтобы не похвалиться хозяину.

- Другим потом тоже не говори. Злые языки завистливы, - посоветовала Зана.

- А то я не знаю. Но уж потом, когда вы уедете… - и экономка начала всхлипывать. – Так жаль расставаться! Я же буду скучать! Без вас тут снова наступит тоска, да и хозяина жалко.

Гала обняла толстуху и шепнула:

- Мы Фергусу Нару сосватаем.

- Да? – округлила глаза Майя. – А что? Хорошая девушка.

- Вот, будет приходить в гости, может что и получится.

- Я буду следить, - пообещала экономка и заговорщицки подмигнула. – Хозяин женится, родятся детки, будет хорошо.

- А сама-то? – спросила Илиана. – Разве никого нет на примете?

Майя засмущалась, а потом шепнула:

- Есть. Ходит тут один, гулять водит, мой портрет купил у Галы, говорит, я ему очень нравлюсь.

- А ты?

- А некогда мне… Вот уедете, тогда и определюсь, - фыркнула экономка. – Ладно, маскируйте тут всё, мне на рынок пора.


После ухода Майи, Илиана огляделась вокруг, а потом вздохнула.

- Пора уезжать, как думаете?

- Когда? – спросила Зана.

- Давайте завтра утром. Сегодня до вечера окончательно упакуем все вещи и перенесём их в фургон.

- А как же подарки? – воскликнула Гала.

- Оставим Фергусу, он их потом вручит нашим друзьям.

- Почему не мы сами? Не хочешь слышать слова благодарности? – уточнила сестра.

- Да, не хочу. А ещё это затянет наш отъезд - друзья захотят устроить прощальную вечеринку, расставаться после неё будет ещё тяжелее.

- Пожалуй, но Эрика нужно всё же известить, - предупредила Зана. – Нам ещё с ним работать, нельзя, чтобы княжич дулся из-за нашего внезапного отъезда.

- Не будет, он всё поймёт правильно. Но письмо я ему напишу, обещаю.


Майя, вернувшись с рынка и узнав, что уже завтра гостьи Фергуса уезжают в столицу, залилась слезами, правда ненадолго.

- У вас же нет припасов! – воскликнула толстуха.

- А трактиры на тракте для чего? – удивился Горий, активно занимавшийся переносом вещей в фургон.

- Вот ещё, - фыркнула экономка и отправилась на кухню готовить вкусностей в дорогу. – Сладкие пирожки, буженина и домашний хлеб никогда лишними не бывают.

- Это да, - улыбнулся охранник. – Спасибо.

До вечера сборы были закончены. Фергус, придя с работы, ощутимо расстроился, узнав, что его сёстры решили уезжать, но поняв, что девушки настроены решительно, предложил напоследок связаться с Шао. После ужина, настроив в кабинете переговорные камни, Фергус вызвал на разговор приора и брата Родгая. Илиана рассказала Су-Линю последние новости, в том числе и о нашедшейся княжеской дочери.

- Это тайна Сванских князей, приор, но, думаю, братья должны о ней знать, - закончила рассказ девушка.

- Мы сохраним тайну Сильваны, - отозвался Су-Линь. – И будем следить за судьбой девушки, чтобы в случае чего, прийти ей на помощь.

- Спасибо.

- Теперь о Сванском море, - вступила в разговор Зана и пересказала беседу с княжичем.

- Надеюсь, князь Юри пойдёт навстречу Шао, - заметил Родгай. – Он слишком нам должен и будет должен ещё больше, когда мои дочери вылечат его больные почки.

- Надеюсь, отец, - вздохнула Илиана. – Но наперёд ничего обещать не могу.

- Мы будем молиться за вашу удачу, Илиана. Пусть хранит вас Единый на пути в Пейн. Как только устроитесь, найдите Ариаса, он поможет связаться с обителью.

- Хорошо. Мы желаем братьям покоя и добра. До связи.


Когда они вышли из кабинета, в гостиной их ждали Гала и Петер.

- Почему вы ещё не в постели? – удивилась Зана.

- Тётя, а сюрприз дяде Фергусу? Мы же рано-утром уезжаем.

- Какой сюрприз? – насторожился дознаватель.

- А вот сейчас и оценишь, - улыбнулась Илиана. – Пошли в сад.


- Это мне? – прошептал Фергус, с благоговением трогая холодную воду бассейна. – Невероятно.

- Будешь отдыхать после работы, дядя, - Гала подсветила вечерний сад яркими огоньками и теперь все наслаждались изумлением хозяина дома.

- Здесь можно мыться и даже стирать, вода проточная, - сказала Зана. – Но я всё же советую не усердствовать с мылом, а то корневая система в саду начнёт портиться и деревья станут сохнуть.

- Когда уходишь, накрывай бассейн защитным экраном, - посоветовала Илиана. – Зачем собирать в воду пыль и листья? Также и на зиму закрывай. Вода с приходом морозов замёрзнет, а весной вновь станет, как прежде.

- От льда стены не потрескаются? – уточнил практичный Горий.

- Нет, их Гала сварила магическим огнём.

- Спасибо! – Фергус прижал к себе девочку. – Ты такая умница!

- Ага, - Гала бросила лукавый взгляд на старших родственниц, мол, пока её ругать не за что, она и впрямь молодец, но потом честно призналась. – Источник под землёй нашла тётя Зана и сделала котлован. Я его «испекла». А тётя Илиана договорилась с водой, чтобы та не портилась и протекала через бассейн, уходя опять под землю.

Фергус по очереди обнял сестёр и от души их поблагодарил.

- Это лучший подарок из всех, что я получал за всю мою жизнь, после картины Галы, конечно, - улыбнулся маг-дознаватель. – Спасибо.

- Ты без колебаний принял нас в своём доме, брат, - ответила Илиана. – С тех пор здесь стало шумно…

- Весело, - поправил девушку Фергус.

- Мы доставляли тебе столько хлопот…

- Приятных.

- Ты помогал нам во всех делах…

- А вы подружили меня со многими людьми.

- Если Нара однажды согласится выйти за тебя замуж, мы обязательно приедем на свадьбу, так и знай, - заявила Зана и полюбовалась покрасневшим лицом Фергуса. – А пока мы оставляем тебя наедине с подарком, обязательно опробуй его перед сном, но учти – вода холодная.

- После палящего дневного солнца – это будет просто сказка! Ещё раз спасибо.

На рассвете Фергус провёл их до Северных ворот и, обняв на прощание, быстро ушёл в сторону дворца, неся под мышкой небольшой квадратный пакет.


Княжич встал рано, сегодня должно было состояться торжественное вручение премий десяти лучшим живописцам Сванска. Эрик улыбался, предвкушая, какую рожицу состроит малышка Гала, когда узнает о своём призовом месте, и с волнением ждал очередной встречи с сёстрами Шао, особенно со старшей. Когда ему доложили, что в приёмной дожидается Глава дознавателей, Эрик удивился, но без колебаний приказал того впустить. Один взгляд, брошенный на Фергуса, заставил княжича замереть.

- Что? – крикнул Эрик.

- Они уехали на рассвете, - тускло ответил дознаватель. – Вдруг собрались, упаковали вещи, оставили подарки друзьям и запретили мне всех предупреждать, чтобы не отягощать прощание.

- Но как же…? – растерялся княжич. – А премия Галы? Она же вошла в десятку лучших!

- Какое место? – заинтересовался Фергус.

- Четвёртое. Хотя лично я вручил бы ей Главный приз.

- Я тоже, - кивнул дознаватель, а потом вдруг спохватился. – Простите, это вам, - и он протянул Эрику пакет и письмо.

«Скорее всего, картина», - определил на ощупь пакет княжич, а вот письмо сразу открывать поостерегся. Бросил взгляд на Фергуса, но тот лишь заулыбался в ответ, вспомнив прошлое послание Илианы.

- Я ничего не знаю, - поклялся дознаватель.

Решив обезопасить себя, Эрик снял с серебряного подноса посуду после завтрака, положил на него конверт и осторожно открыл его.

«Не обижайся. Мы решили уехать. Подумали, что все дела в Сванске сделаны и нам пора в путь. Приз Галы отдай Фергусу или сохрани сам, мы заберём его при встрече. Не кисни, работай, воспитывай двор. Скоро увидимся. Илиана».

- Очень лаконично, - пробормотал Эрик.

- Как всегда, - ответил Фергус и княжич понял, что прочитал письмо вслух. – Мои сёстры очень непохожи на других высокородных дам: изъясняются прямо и просто, но в каждом их слове таится большой смысл. Думаю, с ними так легко общаться, потому что Илиана и Зана мыслят и действуют, как мужчины.

- Возможно, - согласился Эрик и уже готов был сложить письмо, чтобы сохранить его на память, но Шао и тут не обманула ожидания – бумага на подносе вдруг посинела, превратилась в облако-дымку и с писком истаяла на свету.

Мужчины расхохотались.

- Фергус, - сказал Эрик. – Приходи вечером ко мне ужинать.

- Спасибо, приду. Дома без моих… - дознаватель запнулся, - я стал считать их семьёй…

- Так и есть, - кивнул княжич.

- Без них сейчас будет тоскливо, особенно в первый вечер.

- Вот и приходи, поговорим, обсудим наши планы. Я прикажу, чтобы тебе приготовили комнату – переночуешь во дворце.

- Хорошо, спасибо, буду.

Когда Фергус ушёл, Эрик развернул картину и замер – на него смотрела Илиана. Гала с любовью написала свою тётю, передавая все оттенки необычной внешности Шао: яркие глаза, цвета моря, чёрно-бирюзовые пряди волос, рассыпавшиеся по белоснежным плечам, а ещё платье - оно на девушке начиналось из-под мышек, охватывая высокую грудь светлой тканью. Стянутое на талии, платье пышным цветком многослойных юбок опускалось до пола - очень необычный фасон. Илиана сидела на стуле, держа в руках риолон. Смотрела прямо, чуть приподняв бровь, словно спрашивала: «Ну что, княжич, слабо?» и Эрик поклялся себе, что приложит все силы, чтобы оправдать ожидания девушки. «Илиана должна увидеть во мне равного, иначе не будет ни единого шанса завоевать её расположение».


Фергус дошёл до Управы и вызвал дежурного порученца.

- Найди моего заместителя и дознавателя Нару, - приказал Глава службы. – Жду их у себя дома. Также попробуй найти лекаря Арониуса и передай ему ту же просьбу. Знаю, что сейчас выходной день и большинство народу на площади…

- Я постараюсь найти всех быстро, - пообещал порученец.

- Можешь не спешить, главное – отыщи всех. Скажи, к ним есть разговор.


Первой явилась Нара.

- Что случилось? - поздоровавшись, спросила девушка и оглядела тихий дом. – А где все? На площади? А ты почему не с ними?

- Они уехали, - перебил Нару Фергус. – Ещё на рассвете. Поднимись в их комнату, там лежит твой подарок и письмо.

Девушка ахнула, прижав руку к губам, глаза её округлились и быстро налились слезами.

- И не реви, и так тошно, - попросил начальник, а потом обнял Нару. – Прости, я не мог их более задерживать. В столице Шао ждёт много дел.

- Понимаю, - глухо отозвалась девушка. – Просто я привыкла, что они всегда рядом…

- …и все проблемы легко и быстро решаются, - закончил фразу Фергус. – Нам теперь придётся жить без помощи сестёр, Нара. Иди наверх, потом расскажешь, что тебе оставили Шао, ладно?

Девушка кивнула и ушла.


Следующим пришёл Сандо.

- Они уехали, - с порога огорошил его новостью Фергус. – Сказали, не хотят прощаться, чтобы не расстраиваться. Обещали, что мы скоро встретимся и оставили всем подарки. Это твой, - и он протянул заместителю заплечную сумку с именной монограммой на застёжке-хлястике.

- Это мне? – прошептал Сандо. – А как же…? Я же ничего такого… Какая потрясающая сумка! – Он начал открывать многочисленные карманы подарка и в каждом находил маленькие сюрпризы: блокнот, карандаши, большую лупу в кожаном футляре, а ещё россыпь конфет. – Гала положила, да? – нежно спросил мужчина. – Золотая девочка! Как же я буду скучать по нашим Шао.

- Выпьем, - решительно заявил Фергус и направился в столовую, налил три бокала тёмного вина и, подняв свой, объявил тост. – За лёгкую дорогу наших друзей!

- И удачи им в пути, - добавил Сандо. Он глотнул вино и скосил взгляд на третий бокал. – Кому?

- Нара наверху забирает свой подарок.

- Уже, - раздался за спиной Фергуса голос девушки. – Вот, - и она продемонстрировала ворох ярких платьев. - Зана сшила мне обновки, Гала с Илианой подобрали к ним туфли и пару сумочек. Приказали не печалиться, а прилежно учиться у вас, господа. Так что предупреждаю, я сегодня вечером ещё немного погрущу, а завтра, обещаю, буду только улыбаться и смотреть на жизнь с оптимизмом.

- Молодец! – похвалил девушку Фергус. – Мы с Сандо утром оговорим, кто и чему будет тебя обучать. Нас ждут большие перемены в княжестве, я пока не могу вам ничего рассказать, но Шао приготовили для всех такое… - и он хитро подмигнул товарищам. – Все ахнут, клянусь!

- Перемены несут и проблемы, - заметил Сандо.

- Именно, мы должны быть готовы к любым неожиданностям, так что оттачиваем своё мастерство и внимательно наблюдаем за происходящим в Сванске.


Пока дознаватели общались о своих делах и работе (они специально не затрагивали тему Шао, чтобы не грустить), Арониуса разыскал на площади порученец Управы и передал ему сообщение Фергуса.

- Я пойду с тобой, - сказала Алма. – У меня есть несколько вопросов к Шао Илиане.


Новость Фергуса застала Арониуса и его невесту врасплох.

- Как же так! – воскликнул лекарь. – Я думал, Илиана ещё проведёт несколько операций…

- И у меня остались к ней вопросы, - огорчительно прошептала Алма.

- Вот, - протянул Арониусу небольшой сундук Фергус. – Подарок от Шао, открой.

Щёлкнул язычок замка и перед глазами присутствующих открылся набор хирургических инструментов, отблёскивающий зачарованным металлом: скальпели различных размеров, зажимы, щипцы и пилки – ассортимент был очень внушительным.

- Илиана сказала, ты знаешь, как этим пользоваться, так что владей, учи других лекарей и пусть пациенты лечебницы выходят от вас только здоровыми, - передал пожелание Шао Фергус.

Арониус дрожащей рукой закрыл сундук и прошептал:

- Вы даже не представляете, друзья, какой это ценный подарок, спасибо, - мужчина рухнул на ближайший стул и потянулся к бутылке. – Я выпью, Алма, ты со мной?

- Да, - девушка села рядом с женихом. – Наливай. Умеют же Шао производить впечатление: приехали, всех спасли, навели порядок, объяснили, что и как следует делать…

- …а пока мы переваривали новости, исчезли, - закончил Арониус.

- Алма, это тебе, - и Фергус протянул девушке небольшую тетрадь. – Тут мысли Илианы, как обустроить пансион для сирот. Она просила передать, чтобы ты изучила её записи и использовала их при нужде. Это не обязательный план, скорее, советы, так что применяй лишь то, что считаешь нужным.

- Огромное спасибо, - фрейлина спрятала тетрадь в сумочку. – Очень кстати.


До вечера в дом Фергуса пожаловал ещё и воевода с вопросом, где найти Шао и почему их не было на площади. Увидев грустную компанию за столом и узнав новости, Ко-Линь огорчённо заохал и потребовал и себе налить вина, чтобы выпить за здоровье Шао и их лёгкую дорогу. Затем гости похвалились воеводе подарками, взамен Ко-Линь продемонстрировал им свой меч, выкованный Заной.

- Фергус, а ты получил подарок? - поинтересовался Сандо.

- Я думал, вы уже не спросите, - попенял, улыбаясь, гостей дознаватель. – Меня одарили настоящим сокровищем. Пойдёмте в сад, покажу.

Бассейн привёл всех в восторг. Друзья ахали и восхищались, предупредив Фергуса, что теперь будут часто наведываться к нему в гости, чтобы охладиться в его замечательном бассейне.

- Да пожалуйста, - отмахнулся тот, - Зана лишь предупредила, чтобы не пользовались мылом, вода ведь вновь уходит под землю и питает корневую систему сада.

- Какая замечательная идея, - покивал воевода. – Когда мы вновь встретимся с Шао, а мы скоро увидимся, я это знаю, нужно будет попросить Зану осмотреть подземные воды под Сванском. Вдруг ещё где-то можно соорудить бассейны?

- Например, у «Княжеского пансиона», - подала голос Алма.

- Или в саду лечебницы, - присоединился Арониус.

- Лучше устроить большой бассейн в городских банях, - добавил Сандо, - польза была бы для всего Сванска.

- Молодец! Мыслишь стратегически, - похвалили дознавателя Ко-Линь. – Да и в казармах гарнизона пригодилось бы такое.

- Предлагаю записывать наши идеи, - сказал Фергус. – Возможно, какие-то из них мы сможем воплотить в жизнь сами, с остальными придётся подождать до встречи с сёстрами.

- Знаешь, Фергус, - задумчиво сказал воевода, - а ведь твои Шао не только навели в Сванске порядок, они сделали намного больше – подтолкнули нас мыслить по-новому, искать свежие идеи и развиваться, чтобы двигаться вперёд.

- Согласен, мы постепенно становимся другими и мне нравятся эти перемены.

- За что и выпьем, - предложил Арониус.

- Больше не могу, - вздохнул Фергус. – Меня на ужин пригласил княжич, будет некрасиво, если я явлюсь во дворец пьяный в хлам.

Друзья посмеялись и принялись прощаться, понимая, что хозяину дома нужно подготовиться к визиту. Проводив гостей, Фергус прошёл на кухню и выставил там на стол коробку с сервизом для Майи, положил на неё сверху кулинарные рецепты Заны и добавил записку.

«Это тебе прощальный подарок от Шао. Я ночую во дворце, буду к вечеру».

Приведя себя в порядок и переодевшись, Фергус напоследок обошёл дом, с тоской вспоминая дружные дни в кругу семьи, а затем прошептал: «Всё только начинается» и отправился во дворец, где его ожидал княжич.

Конец 1-й части. Продолжение пишется.


home | my bookshelf | | Гостьи чужого мира |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 83
Средний рейтинг 4.3 из 5



Оцените эту книгу