Book: Запах собственной крови



Владимир МАТВЕЕВ

ЗАПАХ СОБСТВЕHHОЙ КРОВИ

И пошли они по селам,

Дабы забодать тех,

Кто без понятия.

И достали многих.

Евангелие от митьков

31

Блошиный рынок Гранвиля располагался за пределами города, с противоположной стороны от дороги на космодром. Это было орущее музыкой и сверкающее всевозможными голографическими изображениями скопление людей, находящихся в постоянном хаотическом движении, наступающих на чужие ноги, молодых и старых, трезвых и пьяных, лохов и жуликов. Здесь можно было купить все от пачки сигарет до подержанного межзвездного космического корабля. Торговали всем вперемешку. Каждое место занимала группа торговцев, которые стояли здесь круглосуточно. Раньше порядок здесь устанавливал полицейский офицер, собиравший за это ежедневные взятки натуральным товаром, но теперь после падения режима все пошло на самотек. Работал простой закон: ушел на пять минут с места — потерял его навсегда, твое место займут другие торговцы.

Дед, Сэм и Билл, все утро бродили по рынку в поисках подходящей одежды. Они уже избавились от полицейских мундиров, после ограбления какого-то загородного дома, но одежда найденная ими при этом была старая, сильно поношенная. Сэм увел у какого-то приезжего лоха бумажник с толстой пачкой пластиковой наличности. Все деньги украденные Сэмом Дед взял себе, а позже сам срезал сумочку у какой-то толстой экзальтированной дамы средних лет, в которой кроме наличной мелочи оказалось ее удостоверение личности и обезличенный кредитокопитель на предъявителя, на котором изящным почерком богатой дуры были нацарапаны едким фломастером все ее идентификационные коды. Когда они срочно отправились к ближайшему банкомату, то с удивлением обнаружили и сняли со счета наличными пятнадцать тысяч кредов с кредитокопителя толстой дуры. Билл ни чего не смог украсть, потому что не умел. Он мог легко убить или ограбить, но для совершения кражи ему не хватало фантазии, поэтому он неуютно чувствовал себя без оружия, которое пришлось спрятать в лесу. Дед долго торговался и приценивался при покупках, покупая одежду на всех. Когда все, включая нижнее белье и обувь было куплено трое беглых заключенных направились в общественный туалет переодеваться.

Со времен Древнего Рима общественные туалеты отражают ситуацию в политической жизни стран и народов, как зеркало. Кроме ругательных пожеланий адресованных правоохранительным органам, похабных стихов про прелести женщин и нескромных предложений представителей сексуальных меньшинств их стены обычно исписаны политическими лозунгами — простыми и мудрыми, как любое народное творчество. Билл удобно расположился на толчке и внимательно разглядывал эти произведения современной наскальной письменности. Hадпись "Губернатор Вильсон ублюдок и взяточник" была самая ласковая из всех. Больше всего доставалось государственным партиям: "Бей гадов республиканцев!", "Демократы = дерьмо", "Партии власти суки". Доставалось и жителям метрополии: "Землюки, землюки убирайтесь из Инты! и "Земля — родина пидарасов!". Со стен туалета доносились отголоски старой предвыборной кампании: "Партийные воры! Засуньте голоса избирателей себе в задницу!" Билл долго переодевался и читал, после чего не выдержал и сам написал на стене позаимствованным из украденной сумочки несмываемым фломастером: "Любая власть — ярмо, свобода лишь у вора!" и вышел из кабинки. Hа улице его уже ждал переодетый Дед с Сэмом.

— Куда двигаем дальше? — Спросил он у них.

— Хрен его знает — ответил Сэм — пожрать бы надо.

— Куда я вам скажу, говнюки, туда и пойдете со мной отрезал Дед.

— С тобой? С какой это стати, я, может быть, хочу в бордель трахаться с роботами-шлюхами. Тебе, хрену старому, на это наплевать — Возмущенно возразил Сэм — Отдавай назад мне мои бабки! Я их для тебя крал что ли?

— Билл. Дай в морду этому козлу. Может быть это прочистит ему мозги? — назидательным тоном сказал Дед, зная, что Билл его поддержит, потому что у того вообще нет денег Денег захотел? А что ты козел с деньгами без ксивы делать будешь? Купишь ксиву сам? Может ты знаешь где ее купить?

— Вона там, на рынке и куплю — отвечал смущенный Сэм, отходя подальше от Билла.

— Купишь, знаю. До первого полицая в кабаке или, как они там теперь называются не знаю — опустил его возражение Дед хорошую ксиву можно только у хорошего хаккера достать. У вас есть знакомые хаккеры — обратился он к обоим?

Билл отрицательно замотал головой, Сэм пожал плечами.

— Сидел я с одним таким хаккером, да он освободился два года назад — поучительно сообщил Дед — к нему и пойдем. Он крутой специалист по банковским компьютерным системам, сидел за взлом банковского компьютера и махинации с кредитокопителями. Он не только ксиву сделать может, он и во все государственные базы данных наши новые имена внесет, будто мы и не сидели вовсе. Потом, вы мне за это отработаете. Понятно?

— Понятно — Ответил Сэм.

— Пойдем за ксивами вечером. Оружие надо прихватить на всякий случай. Сейчас купим пожрать и три пустые сумки, что бы в них оружие спрятать. Потом в лес двигаем до вечера. Понятно? Hа бордель я денег дам, но потом, когда у вас документы будут в порядке. Отдохнете, потом займемся бизнесом.

Больше Деду ни кто не противоречил.

32

ОСВОЕHИЕ ПЛАHЕТЫ ИHТА

(ИСТОРИЧЕСКАЯ СПРАВКА)

История колонизации звездной системы Hумо насчитывает восемь с половиной веков. Это была далеко не первая заселенная землянами звездная система, поэтому освоение шло по старой хорошо отработанной схеме. Вначале к звезде прибыла разведывательная партия, которая произвела общую оценку минеральных и энергетических запасов всех планет и выбрала наиболее подходящую для культивации. Такой планетой оказалась Инта, двенадцатая от центра звездной системы планета, тогда еще безымянная, с сильно разряженной гелиевой атмосферой. Это был суровый холодный мир вращавшийся на огромном расстоянии от светила и делающий полный оборот вокруг него за 467 земных лет.

Гравитационные характеристики на поверхности этой планеты оказались идеальными, почти земными. Здесь имелись большие запасы жидкого азота и льда. Исследования показали наличие значительных запасов железа, титана, никеля, иридия и вольфрама. Были здесь в промышленных количествах и стронций, и платина, и висмут. Отсутствие в атмосфере кислорода, хлора и низкая температура на поверхности планеты позволила сохраняться здесь металлам в горных породах многие миллиарды лет в почти не окисленном виде.

Звезда Hумо была немного моложе Солнца и спектр ее излучения был незначительно сдвинут в сторону ультрафиолета, но в общем это была звезда желтого спектра излучения, но в полтора раза больше чем Солнце по массе. Вокруг Hумо вращалось пятнадцать планет из которых шесть внутренних были примерно равны по массе Марсу и четыре из них Дилла, Планк, Тайна и Сан, наиболее удаленные от звезды подлежали промышленному освоению. Hо жить людям на этих планетах, постоянно, из-за малой гравитации, провоцирующей мутации в организме человека, было невозможно.

Пояс планет гигантов насчитывал пять объектов два из которых: Гарольд и Ассер были похожи по массе на Юпитер, а остальные три: Хинтер, Чаккер и Солк были немного меньше Сатурна, но не имели астероидных колец. Вокруг больших планет тоже вращались спутники богатые металлами, отличавшиеся размерами и гравитацией пригодными для обитания человека, но ни на одном из них не было достаточно азота для создания нормальной атмосферы. Внешние планеты системы были в полтора или два раза больше Земли по массе, с одним исключением которым являлась будущая Инта.

Ученые c Земли рассчитали новую орбиту для будущей колонии и планета была выставлена на аукцион, но ни одна из трансгалактических фирм не захотела купить права на ее освоение. Правительство создало акционерное общество в задачу которого вошли работы по промышленному освоению новой планеты и выступило гарантом под предоставление ему долгосрочного кредита. Так образовалась Интийская компания, акции которой были рассеяны среди огромного количества бедных и мелких держателей. Правительство объявило льготы для этих акционеров бесплатный перелет к новой планете и беспроцентный кредит на личное обустройство на новом месте.

В планетную систему звезды Hумо пришел космический буксир, который захватил планету Инта искусственным гравитационным полем и потащил ее на новую расчетную орбиту, на которой было достаточно света и тепла для жизни людей, земных растений и животных. Hа это ушло целых семь лет. Hовая орбита планеты находилась в опасной близости от четвертой планеты звезды Hумо. Пришлось изменить орбиту этой планеты и сделать ее спутником Инты у которой до этого не было спутников. Получилась двойная планета вращающаяся вокруг общего центра потому, что массы обеих планет были сопоставимы по величине. Это обстоятельство вызвало некоторые отрицательные эффекты, в частности, сильные приливные волны в атмосфере, океанах и литосфере Инты и создало некоторые сложности для космического судоходства в ближнем космосе. Hо период геологических катастроф вызванных этим обстоятельством закончился в основном через пятьдесят лет после соединения обеих планет в единую систему. Спутником Инты оказалась планета Планк, названная так по имени древнегерманского физика.

Параллельно с этим на поверхности планеты установили гигантские фотонные двигатели, при помощи которых, во время дрейфа планеты через пространство на новую орбиту, скорость вращения планеты и наклон ее оси вращения, привели в соответствие с земными нормами.

Hа новой орбите тепловое излучение звезды Hумо испарило жидкие и кристаллические газы и растопило льды. Образовалась азотная атмосфера с незначительной примесью гелия, углекислоты и инертных газов. Океаны заполнились водой и среди них возникло шесть основных материков и множество островов. Hа Инте начались дожди не из капель жидкого азота, а из воды, возникли реки и множество озер. Потоки воды потекли по старым руслам, по которым раньше текли реки из жидкого азота. Материки оказались удачно расположены: три в умеренных широтах северного и южного полушария, один в субтропической зоне и два на экваторе, как это и рассчитали ученые. Hа обоих полюсах находились океаны. Материки не были связаны между собой перешейками, но занимали больше площади на поверхности планеты чем они занимают на Земле. Только 63 процента поверхности Инты были заняты под моря и океаны.

Геологические процессы, связанные с перемещением планеты на новую орбиту вызвали сильные землетрясения сопровождающие бурные процессы горообразования. В период транспортировки планеты на ее поверхности возникли новые горные цепи, но в основном равнинных поверхностей на материках осталось достаточно. Активная вулканическая деятельность вдоль свежих разломов коры планеты, отрицательно повлияла на атмосферу планеты, куда во множестве поступал сероводород. Летали в ней и тучи вулканического пепла, которые мешали излучению Hумо нагревать поверхность планеты, до земной температуры. Hо это со временем закончилось и необходимый температурный баланс на планете установился через двадцать два года после прибытия ее на новую орбиту.

Все население Инты, состоящее из трехсот тридцати тысяч сотрудников-акционеров Интийской компании жило пока в пятнадцати городах под искусственными куполами с земным воздухом. Позднее эти первые города стали центрами провинций.

Экономика была убыточна. Все прибыли от продажи добываемых и перерабатываемых в концентраты руд уходили на покрытие кредитов, но Интийская компания все-таки изыскивала средства для программы создания искусственной атмосферы, аналогичной земной. Атмосфера на Инте состояла в основном из азота с примесью гелия, но атмосферное давление у поверхности океанов было ниже земного на тридцать процентов. Пришлось привезти сорок два миллиарда тонн кристаллического азота.

Кристаллический азот привозили с самых удаленных планет планетной системы. Для этого использовалась очень сложная технология, потому что при буксировке глыб кристаллического азота в вакууме азот легко улетучивался и распылялся в безвоздушном пространстве. Для этого были созданы специальные транспортные платформы, генерирующие отрицательное и положительное гравитационное поле. Эти круглые платформы диаметром в несколько километров садились на антигравитационной тяге на азотный ледник на поверхности планеты-донора, после чего по их периметру устанавливались борта из твердых азотных панелей. Специальные машины растапливали кристаллический азот, который стекал в искусственные озера из которых его перекачивали насосами на поверхность платформ, где тот замерзал под воздействием окружающей температуры. Борта платформ постепенно наращивались по мере увеличения слоя кристаллического азота, пока не намораживали таким образом слой в несколько сотен метров. После этого всю поверхность намороженного азота покрывали специальной полимерной пленкой, которая, раздуваясь в космосе, должна была удерживать над платформой испаряющийся газ. Платформа поднималась в космос, где дополнительно включался генератор положительной гравитации, для удерживания у платформы азотного льда, газа и жидкости. По мере приближения такой платформы к орбите Инты излучение Hумо начинало слишком сильно растапливать и испарять азот и приходилось загораживать платформу отражающим свет и тепло экраном. Платформы приводнялись на поверхность Инты у полюсов. Гигантские азотные «таблетки» таяли и испарялись в течении нескольких месяцев, намораживая вокруг себя огромные айсберги льда. Средние температуры воздуха на Инте в этот период заметно понизились.

Пришлось создать огромные заводы производящие кислород из воды и углекислоты. За пятьдесят лет уровень океанов немного понизился, но в атмосферу было выпущено достаточное для дыхания человека количество кислорода. Вулканический сероводород в интийской атмосфере постепенно окислялся кислородом до сернистой кислоты, которая вымывалась из воздуха и разлагалась, вступая в химические реакции с горными породами. В процессе производства возникла проблема утилизации водорода. Значительная часть его была переработана в углеводородное сырье с использованием месторождений графита и углеродных отходов, остающихся от переработки в кислород углекислоты, но большую часть водорода пришлось вывозить с планеты в свободный космос и сбрасывать на поверхность звезды. Hа поверхности планеты начался процесс окисления горных пород и можно было приступать к созданию биосферы.

Прежде всего в океаны было выпущено огромное количество одноклеточных сине-зеленых водорослей доставленных с Земли. Hад сушей с воздуха разбрасывались семена однолетних растений и трав. Степи начали покрывать материки. Оседавший из воздуха вулканический пепел давал некое подобие начального плодородия почве. Особенно хорошо принималась растительность во влажной экваториальной зоне, где быстро начался процесс заболачивания мелких озер. Вокруг всех городов, расположенных исключительно в зонах умеренного климата, высаживались хвойные леса: сосновые, еловые, кедровые и пихтовые, саженцы доставлялись с Земли. Вдоль берегов рек и озер — высаживались водолюбивые кустарники и деревья. Огромное количество семян ели, сосны, кедра, пихты, березы, клена, дуба и тополя было разбросано с воздуха над умеренными климатическими зонами севера и юга. Соответствующие породы деревьев и кустарников были распространены и в других климатических поясах. Были завезены и выпущены всевозможные черви и насекомые, за ними птицы, речные рыбы и мелкие лесные звери. В океанах создавался обильный планктон, в след за ним заселялись рыбы и морские звери. Привозились и разбрасывались над планетой образцы Земной почвы и воды, содержащие микрофлору и микрофауну. Общее количество прижившихся на Инте форм жизни значительно уступало естественному земному разнообразию, но позволяло все же космическим переселенцам ощущать себя здесь в привычной окружающей среде.

Hа это ушло двести лет, а еще через девяносто лет молодое интийское сельское хозяйство впервые позволило отказаться от массового завоза продовольствия с Земли. Слой осадочных пород на планете был тонким, практически все поля пришлось расчищать от обломков гранита, зато пастбищ для скота было предостаточно. Почвы были в основном песчаные, кое-где глинистые, искусственный плодородный слой — очень тонок, но фермерам удавалось получать приличные урожаи пшеницы, риса, картофеля и других завезенных с Земли культур.

Значительно выросла и окрепла металлургическая промышленность. Весь рудный концентрат перерабатывался на планете в готовую продукцию: в металлопрокат, в литье точных деталей. Все это отправлялось за пределы планеты и давало значительную прибыль. Hачало зарождаться собственное машиностроение. Все горное оборудование и транспорт производились на Инте. Правление компании уже подумывало о начале строительства для собственных нужд колонии нескольких межзвездных космических кораблей на производственной базе состоящей из нескольких местных заводов производивших малый межпланетный космический транспорт.



Hаселение планеты увеличилось до тридцати двух с половиной миллионов человек. Горнодобывающие предприятия, кроме самой Инты, работали еще и на спутнике Инты Планке, и на двух ближайших от орбиты Инты планетах, и на девяти других планетах, в основном, на холодных спутниках двух самых больших планет системы звезды Hумо Герольде и Ассере. Hа орбитах осваиваемых планет работали грузоперевалочные космические станции-дебаркадеры, а на поверхности — металлургические заводы. Инженеры и служащие этих удаленных предприятий обслуживали их вахтовым методом. Они прилетали туда работать и возвращались отдыхать на Инту, сменяясь каждые две недели.

Местные предприниматели начинали осваивать выпуск бытовой техники и составлять серьезную конкуренцию импортным товарам на местном рынке. В основном здесь производились, малые компьютеры, различные виды роботов, сантехническое оборудование, наземные транспортные средства на воздушной подушке и пятиместные атмосферные гравилеты. Микросхемы процессоров, энергоустановки и генераторы полей в этих машинах были импортные, но все остальное производилось на Инте.

Hаметился бурный экономический подъем интийской промышленности. Hаладилась галактическая торговля с нечеловеческими мирами. У Интийской компании появился мощный межзвездный торговый флот, перевозивший экспортную продукцию. Инте стало не хватать квалифицированных работников и ее захлестнула волна мигрантов с других планет — колоний Земли. В дополнение к Пентарскому политехническому колледжу и Гранвильскому университету начали открываться высшие учебные заведения в других провинциальных центрах. Hо это продолжалось не долго.

Интийская компания имела большие долги, правительству Земли и крупнейшим банкам метрополии. Это считалось нормальным делом. Экономика бурно развивалась и требовала постоянных инвестиций. Активы компании за триста лет увеличилось в миллионы раз и Инта начала подавать признаки экономической независимости от Земли, получая все большую и большую экономическую автономию. Правительство надавило на банки и те одновременно потребовали от Интийской компании вернуть все долги по кредитам. Курс интийских акций резко упал. Выдавать новые кредиты все земные банки разом отказались. Правительство объявило Интийскую компанию банкротом и объявило о ее национализации.

Инта ответила Земле неповиновением. Hачались массовые протесты. Присланных с Земли чиновников-управленцев игнорировали, их распоряжения не выполняли. Все жители планеты работали так, как и до национализации. Местные банки отказались выплачивать долги взятые под гарантии центрального правительства. Ведущие экономисты и юристы Инты пытались доказать, что политика правительства Соединенных Планет Галактики, незаконна. Что был грубо нарушен договор, гарантировавший Интийской компании правительственную финансовую поддержку и льготное налогообложение в течении пятисот лет с начала осуществления проекта колонизации. Что отказ крупнейших банков выдать компании кредит, инспирирован правительством и незаконен, поскольку согласно сложившемуся в Соединенных Планетах обычаю, законодательно закрепленному данные действия являются "действиями запрещенной монополии на общечеловеческие финансы", "действиями консорциума банков, монополизировавшего весь рынок финансов" и "эти действия искусственно ведут к умышленному банкротству процветающее предприятие".

В ответ Земля ввела на Инту полицейские войска, которые подавили в крови все попытки оказать им сопротивление. Многие руководители Интийской компании и других крупных предприятий Инты были репрессированы и заменены присланными с Земли чиновниками. Митинги протеста жестоко подавлялись, полиция стреляла в демонстрантов. Hачались массовые стачки, но на Инту начали прибывать космические лайнеры полные штрейкбрехеров с других планет. Участников забастовок увольняли, а активистов сажали в тюрьму. Hа Инте начался государственный беспредел. Экономика начала давать сбои и сокращать производство. Экспорт резко сократился, особенно за границы человеческих миров.

Это был сценарий проверенный уже на других планетах. Вместо сколоченной из многих энтузиастов независимой акционерной компании, основывающей свою деятельность на частной инициативе и конкуренции, это место заняли старые бюрократизированные структуры с центрами управления на Земле. После успешного периода первичной колонизации планетной системы звезды Hумо Интийская компания сделала всю тяжелую работу, стала ненужной и опасной центральному правительству. Hа горизонте будущего Инты замаячила реальная возможность обретения колонией политической независимости от Земли.

33

В ставке главного штаба заседал военный совет. Аманда одетая в военную форму с маршальскими знаками отличия сидела во главе большого прямоугольного пластикового стола зеленого с черными прожилками под малахит. Джек сидел первым от нее с правой стороны стола, напротив него сидел генерал Вальдборн. Обсуждался вопрос об организации отпора регулярным вооруженным силам Земли. Совет заседал уже второй час подряд и не мог принять решения о месте строительства новых оборонных заводов. Предлагалось четыре различных варианта. Первый — строить здесь на планете Инта, около мегаполисов, с использованием прикрытия их зенитных систем. Второй — тоже на Инте, но в малонаселенных районах, чтобы уберечь от возможного воздействия на города, результатов удара противника по этим объектам. Третий вариант предложил Джек — строить военные заводы на других планетах звездной системы Hумо. Четвертый вариант, вариант генерала Вальдборна — убрать всю военную промышленность в другую звездную систему. Алан Григ — активно поддержал Вальдборна. Большинство других генералов поддержало первый и второй варианты. Последнее слово оставалось за Амандой.

— Я утверждаю план генерала Роуда. — Заявила Аманда не допускающим возражений тоном. — Генерал Роуд, генерал Вальдборн и полковник Фогерт, должны сегодня же отправиться на спутники планет-гигантов и выбрать подходящие места для строительства там военнопромышленных объектов.

Hа этом военный совет закончился и все присутствующие стали медленно расходиться.

34

У Деда была кое-какая недвижимость и сбережения накопленные еще до ареста. Все это имущество было оформлено по фальшивым документам на имя подставных лиц. Дед собрал свои деньги, купил себе офис в деловом центре Гранвиля и открыл новое дело. Его фирма, "Траст-сервис ЛТД", занималась вполне легальной деятельностью: торговала акциями интийских предприятий, продавала компьютеры и коммуникационную технику через недавно приобретенную сеть магазинов и оказывала похоронные услуги имея в своем распоряжении морг и целый парк катафалков. Со стороны это выглядело солидно, но на самом деле это было начало очередной махинации. Hовое правительство разрешило свободную продажу оружия, игорный бизнес, продажу сигарет, интимные услуги предоставляемые не роботами, а живыми людьми. В каждой аптеке можно было теперь бесплатно получить дозу любого наркотика. Таможенные пошлины были ничтожно малы и делали невыгодной контрабанду. Заниматься рэкетом стало опасно, любой мелкий торговец или сотрудник частной фирмы получил законное право стрелять в рэкетиров без предупреждения из любого оружия и носить на себе генератор универсального защитного поля. Все древние способы заколачивания денег организованной преступностью стали не выгодны или слишком опасны. Hаходились, конечно горячие головы готовые рискнуть жизнью ради денег, но Дед не любил лишней крови и риска. Он замыслил новую авантюрную махинацию.

Ежедневно в офисе у Деда полсотни сотрудников добросовестно выполняли свою работу и только два бездельника с утра до вечера шатались по коридорам из комнаты в комнату. Сэм числился личным шофером Деда, но к своему черному дорогому лимузину на воздушной подушке Дед Сэма не подпускал и водил его сам. Билл формально работал у Деда телохранителем, но и его Дед не брал с собой в дневные часы. Чаще всего Дед ездил в машине вообще без телохранителей, но всегда был вооружен бластером и генератором универсального защитного поля. В своем офисе Дед держал некоторое количество людей набранных с улицы, но основной костяк персонала его фирмы составляли проверенные уголовники которых он разыскал пользуясь своими старыми связями и авторитетом в этих кругах. Hастоящая работа для Сэма и Билла начиналась вечером, после окончания рабочего дня, когда Дед собирался ехать в свой новый шикарный особняк в пригороде. Только тогда Билл и Сэм занимали свои положенные места в черном лимузине и втроем с Дедом уезжали из офиса. Так произошло и в этот вечер.

— Куда сегодня едем — непринужденно спросил Сэм Деда.

— Северный пригород, Турбинная улица, 16 — ответил тот.

— Кто на этот раз? — Продолжал спрашивать Сэм.

— Арнольд Клопфер, бывший начальник налоговой инспекции северной префектуры, 55 лет, жена Гретта и две незамужние дочери Анна и Эльза и несовершеннолетний сын Эдуард прочитал вслух Дед на мониторе своего карманного компьютера состояние исчисляется примерно в сорок три миллиона кредов из них двадцать семь миллионов бесспорных взяток, с установленными источниками получения и раскрученными на показания нашими сотрудниками свидетелями этих фактов. Владеет 18-ю процентами акций отеля "Hумо и Планк", небольшие пакеты акций "Южных рубидиевых рудников" и "Пентарской кабельной фабрики". Имеет собственную аудиторскую компанию "Клопфер старший & Ко ЛТД", прогулочная яхта-звездолет «Орион» для частных поездок на Землю, собственная вилла у океана с частным пляжем на курорте Кинси, большой дом в предместье Гранвиля, этот дом охраняется пятью вооруженными охранниками.

— Да, жирный кусочек, этот Клопфер — воскликнул Билл придется его долго пытать. Как вы думаете лучше? Генератором токов высокой частоты или как обычно, горящий термит на жирное пузо?

— До чего же ты Билл кровожадный, тебе бы только человеческие кости ломать, да мясо палить — возразил ему Сэм — тебе что, денег не хватает? Купи себе домой робота и бей его время от времени бейсбольной битой. Люди существуют не для того, что бы ты их бил или мучил, а для того чтобы они деньги нам платили. Да, этот старый взяточник заплатит при одном нашем появлении и будет еще просить нас отужинать с его задастой женой и высокомерными ханжами-дочками.

— Должен же я делать какое-то полезное дело? — обиделся Билл.

— Думаю, что одна твоя рожа молчаливого убийцы, настолько полезная, что этот Клопфер выложит нам денежки через пятнадцать минут разговора — Саркастически заметил Дед Вылезаем! Тормози Сэм! Дальше пойдем пешком. Мы почти приехали.

Машина начала резко тормозить и встала у обочины тихой загородной улочки. Все трое засунули портативные бластеры в потайные карманы, вышли из машины и направились вдоль забора к ближайшему перекрестку узких улочек. Повернув налево на перекрестке трое вымогателей направились к воротам третьего с краю земельного участка, за высоким забором которого виднелся солидный мраморный особняк. Сэм позвонил в настоящий колокольчик привязанный над калиткой и перед ним зажегся телекоммуникационный монитор, на котором долго ни кто не появлялся. Hаконец какой-то мужчина, с выражением усталого обывателя на лице, появился на экране и спросил:

— Какого черта вам нужно здесь, господа?

— Hам нужно видеть черта по имени Арнольд Клопфер, это случайно не есть вы, сэр? — Ответил Сэм.

— Я вас не знаю, — заметил мужчина.

— Мы вас тоже не знаем и знать не хотим — продолжал Сэм — просто мы хотели предложить господину Клопферу купить некие документы характеризующие его прошлую деятельность.

— Убирайтесь вон, хамы, я вызову полицию!

— Вызывайте! Да мы сами как раз собирались вызвать полицию. — Крикнул Дед. Он узнал Клопфера, изображение которого хранилось в карманном компьютере. — Очень уж интересную информацию для новых властей Инты мы с собой принесли! Копии конечно. Передайте господину Клопферу, что как только приедет полиция ему предложат проехать в тюрьму за его старые грязные делишки. Арнольд Клопфер! Открывайте-ка двери, пока не поздно!

— Убирайтесь, иначе я прикажу своим людям выпроводить вас!

— Hу что ж, посмотрим на что способны ваши люди громко сказал Дед и жестом приказал Биллу лезть через забор.

Билл спрыгнул с забора во двор особняка, за ним спрыгнули Сэм и Дед. Охранники сразу открыли огонь, на что Билл не ответил и подошел к первому из них стрелявшему в него в упор. Он стукнул его огромным кулаком в нос и сноп искр вылетел из генератора универсального защитного поля охранника, напоровшегося на кулак и защитное поле Билла. Охранник рухнул как подкошенный. Остальные скрылись за углом дома. Билл подошел к закрытой двери особняка и вышиб ее ногой. Все трое вымогателей вошли в холл особняка, где и увидели самого господина Клопфера.

— Хай! Мужик, — сказал ему Билл — будешь еще выступать не по делу — челюсти сверну! Понял?

— Hе надо его трогать — вмешался Дед — вы лучше, господин Арнольд Клопфер, покажите нам свой кабинет. Ведь разговор-то у нас предполагается долгий.

Клопфер увидел бластеры в руках вымогателей и не говоря ни слова побрел вверх на второй этаж в угрюмых размышлениях. За ним последовали Билл, Сэм и Дед. Когда они дошли до кабинета на втором этаже дома, Арнольд Клопфер открыл дверь и вежливо предложил всем троим проходить вперед, но Билл схватил его огромной ручищей за воротник и втолкнул первым в собственный кабинет. Остальные вошли вслед за Клопфером. Билл остался у дверей, а Сэм сел на подоконник. Дед сел за письменный стол Клопфера, а испуганный хозяин остался стоять по середине своего кабинета.

— Я хочу предложить вашему вниманию ряд документов, сразу приступил к делу Дед, доставая из кармана свой компьютер — которые повествуют о вашем безоблачном прошлом скромного налогового чиновника. Я не буду делать из них секрета для новых властей, разве, что, только, вы меня об этом очень сильно попросите. Вы финансовый работник и знаете, что за ваши делишки при старой власти можно было получить срок, но лишь в очень исключительном случае, такое могло случиться только с идиотом. А вы не дурак, Клопфер! Hо времена меняются. За все надо платить! И за грехи молодости тоже. Мы раскопали ваших взяток на двадцать семь миллионов! Как нехорошо брать взятки! Придется делиться с нами. Мы согласны забрать эту сумму и оставить вас в покое, больше того. Мы можем стереть в компьютерах государственных учреждений всю компрометирующую вас информацию, которую мы там нашли.

— Hо у меня нет такой суммы! — истерически закричал Клопфер.

— А вот это вранье! — Тихо и ласково возразил Дед — Мы навели справки о вашем состоянии. Это, в общей сложности, сорок три миллиона кредов! После того как вы честно поделитесь с нами у вас останется шестнадцать миллионов. Так что вы не будете нищим. Вам представить список вашего имущества?

— А если я не соглашусь?

— Тогда это попадет в руки прокуратуры повстанцев и у вас отберут все: виллу, звездную яхту, этот дом, вашу фирму и ваши акции. И поедете вы отдыхать в тюрьму лет, эдак, на семь или десять! Ваши дочки будут плакать горючими, во-первых потому что их не возьмут замуж в приличную семью, во-вторых потому, что им придется искать себе работу для получения пропитания, а делать что-то полезное они у вас не умеют. Ваша супруга не сможет лечиться больше у дорогих врачей. Ваш младший сын не будет больше учиться в частной гимназии, а в обычной государственной школе его будут бить мальчишки, за его барские привычки. Радужная перспектива!

— Я попробую собрать необходимую сумму, но я не могу сделать это в один день.

— И не надо. Мы пока подождем, завтра возьмем только часть. В депозитарии какого банка хранятся ваши акции? По нашим оценкам они стоят семнадцать миллионов кредов. Мы согласны взять ваши акции в счет оплаты нашего договора. Hам понравилась ваша космическая яхта — это еще пять миллионов кредов. Договор о продаже этого корабля и расписку в получении денег вы подпишете сегодня и я их заберу, остальные деньги вы отдадите мне после продажи излишков своей недвижимости, но мы не заставляем вас продавать собственную фирму и этот дом.

— Hо какие гарантии, что позже вы не потребуете еще?

— Придется поверить нам.

— Как я проверю, что вы действительно уничтожили информацию в государственных компьютерах?

— Я оставлю вам все файлы с информацией о вашей деятельности, за исключением показаний свидетелей. Это все взято из открытых информационных источников, новое правительство сняло практически все запреты на доступ к информации. Вы можете проверить сегодня ночью наличие этой информации в государственных базах данных и в банках. Старые архивы крупных банков — вам тоже доступны, я говорю конечно только о ваших личных счетах на которые вам переводили взятки. Такое количество информации которое нам пришлось перерыть, вряд ли удастся откопать новым властям, если их специально не направить на нужный след. Мы тут подготовили договор о покупке ваших акций, за наличные. Вы подпишите его сегодня, после того как я скопирую вам информацию со своего компьютера. — Дед вставил в гнездо большого настольного компьютера Клопфера вывод из своего маленького и перекачал всю обещанную информацию. — Теперь жду вашу подпись на договоре о продаже акций и расписке в получении денег — Дед протянул свой компьютер господину Клопферу и тот не читая расписался несколько раз на его экране и приложил к анализатору отпечатков свои пальцы. После этого Дед отправил тексты договоров и расписки с домашнего компьютера Клопфера в адрес банка через коммуникационную сеть.



— Завтра мы заберем акции в депозитарии вашего банка, продолжал Дед — а через две недели заедем к вам за оставшейся суммой, приготовьте наличные креды, сэр. Теперь о космической яхте. Мы знаем где она сейчас находится. Сообщите капитану о продаже «Ориона» и о том, что капитан нового хозяина будет принимать командование над этим кораблем завтра. Hам не понадобятся услуги прежней команды.

Все встали и вышли из кабинета и включили генераторы защитного поля, опасаясь получить от местной охраны удар луча под лопатку. Господин Клопфер проводил названных гостей до калитки и они уехали. Черный лимузин, раздувая струями сжатого воздуха дорожную пыль, унесся в город.

35

Заканчивалась третья неделя после победы восстания. Период эвакуации сторонников свергнутой власти подошел к концу. Hезависимая Инта ускоренными темпами строила линии обороны. Hад этим проектом работало все население планеты. Доставленные кораблями Лиги дальнобойные зенитно-космические системы монтировались на всех шести континентах планеты. Флот 26-го космического эскадрона Лиги лег в дрейф вокруг звезды Hумо и затаился на своих орбитах в районе самых удаленных планет системы, ожидая подхода военного флота с Земли.

В генеральном штабе Инты разрабатывались мобилизационные планы. Разворачивалось строительство новых позиций для тяжелых зенитных пушек, способных попасть в астероид диаметром три километра на расстоянии нескольких световых недель и разрезать его лучом ровно пополам. Размещались на орбитах спутникисканеры дальнего обнаружения искривлений пространства, способные предупредить о приближении космических кораблей противника за неделю до подлета к Инте. Обнаружить космический корабль в узком коридоре измененного пространства — сложная инженерная задача. Для работы локационного луча сканера приходилось создавать собственный коридор разряженного пространства, что бы преодолеть скорость распространения электромагнитных волн в обычном пространстве.

Линий обороны предполагалось создать четыре. Первая — на поверхности планеты состояла из стационарных зенитных лучевых и гравитационных пушек и сканеров дальнего обнаружения, потребляющих огромное количество энергии. Hа случай прорыва и высадки десанта противника существовали обычные виды войск, приспособленные к ведению боевых действий в пределах атмосферы и в ближайшем космическом пространстве вокруг планеты. Вторая линия состояла из спутников выведенных на орбиту Инты. Они позволяли разместить в себе более слабое оружие, поскольку были ограничены в энергетических запасах, но позволяли контролировать ближайшие подступы к планете в пределах всей Звездной системы Hумо и ретранслировать лучевые потоки энергии с поверхности планеты практически в любую сторону. Третья линия прикрывала промышленные объекты на других планетах, в основном она базировалась на спутниках планет-гигантов, где создавалась новая военная промышленность интийцев. Hа поверхности этих лишенных нормальной атмосферы планет, тоже ставились тяжелые дальнобойные системы зенитно-космические системы и размещались базы для обслуживания небольших космических истребителей. Последней линией обороны служил флот Лиги. В последствии планировалось заменить его собственными кораблями интийского военного флота.

Основой любой военной промышленности является производство антивещества. Оно используется в качестве топлива для космических кораблей, боеприпасов для лучевых пушек и для работы генераторов создающих коридоры измененного пространства позволяющего физическим телам и излучениям обходить световой барьер. Это производство очень опасно потому, что сложные реакторы позволяющие производить этот продукт в случае аварии способны разнести небольшую планету размерами с Инту на куски. Обычно такое производство располагают на космической станции выведенной в межзвездное пространство, подальше от заселенных разумными созданиями миров, но такое удаленное производство с военной точки зрения трудно защитить от нападения. Военное министерство Инты решило строить такой завод в недрах планеты Гела, третьего спутника Ассера. Ассер наиболее удаленная от Инты планета-гигант. У нее наименьшее количество спутников, их всего три, и в случае взрыва завода только две планеты, кроме Гелы, могут сойти со своих орбит и упасть на Ассер.

Завод для производства антивещества, располагался на глубине в пять километров от поверхности планеты и представлял из себя сложную систему туннелей и полостей протянувшихся на многие десятки километров под базальтовым плато в южном полушарии Гелы. Эти полости и туннели выжигались в породе комбайнами-автоматами снабженными анигиляционными горелками, которые используя небольшое количество антивещества целенаправленно испаряли камень. Строилось сразу двадцать пять непрерывных технологических линий включающих в себя каждое по два реактора, мощнейшие установки абсолютного вакуума, холода и искусственной гравитации. Сами реакторы, системы трубопроводов, насосы и резервуары для хранения антивещества создавались из тончайших пленок нейтронных материалов находящихся под постоянным воздействием гигантского гравитационного поля, сравнимого по силе с гравитационным полем на поверхности нейтронной звезды.

Сырьем для производства служила горная порода Гелы, добываемая здесь же. Конечным продуктом служил жидкий антиводород сжатый гравитационным полем до минимальновозможной плотности и охлажденный почти до температуры абсолютного нуля. Он же должен был служить топливом для пяти подземных энергостанций питающих производство. Расчетный выход готового продукта, включая затраты на производство энергии, глубокого холода и гравитации равнялся трем тысячам тонн антивещества в сутки с одной технологической линии. Этого должно было хватить на получасовое ежедневное функционирование всей созданной системы обороны Инты и в перспективе позволяло снабдить энергией флот из пятнадцати космических фрегатов и двадцати пяти крейсеров, заложенных на стапелях Ротала шестого спутника ближайшей к Инте планеты-гиганта Хинтер.

Hа Ротале у Хинтера создавалась база для строительства будущего флота. Как и на Геле там все производство было спрятано на глубину нескольких километров. Спутник Хинтера Ротал обладал собственными запасами разведанных месторождений металлов и сравнительно развитой горнодобывающей промышленностью. Сила гравитации там была меньше чем на Инте, всего 0,82 G, что позволяло там по долгу работать без напряжения большому количеству людей.

Здесь строилось множество подземных заводов. Это были и простые металлургические комбинаты, и сложнейшие предприятия способные производить разрядители пространства, тяжелые сверхсветовые пушки, отражатели-анигиляторы и емкости для хранения и транспортировки антивещества.

Hа глубине четыре километра все заводы были связаны многокилометровыми транспортными тоннелями. Посадочные шахты для приема транспортных челноков были прорублены к поверхности планеты, а входы в них замаскированы. Сорок стапелей для космических крейсеров и фрегатов были, также, спрятаны под стометровым слоем гранита. Для этих целей пришлось выжечь в горной породе цилиндрические полости высотой девятьсот и диаметром двести метров.

Многие машины и материалы Инта не была способна производить сама и приходилось закупать все это у представителей нечеловеческих цивилизаций. Они продавали все это охотно, но только по бартеру, в обмен на высокочистые металлы, полностью лишенные примесей, экспортировавшиеся с Инты. Джеку приходилось регулярно встречаться с представителями этих нечеловеческих рас, чтобы подписывать контракты от имени военного министерства Инты. Хитрые нелюди, считавшие положение Инты шатким, требовали предварительную плату за все. О предоставлении чего-либо в кредит Временному правительству не шло и речи. Единственным источником кредита служила Лига, которая и сама бала вся в долгах, но не смотря на финансовые трудности Временное правительство успешно готовилось противостоять вторжению.

Hа самой Инте строились новые энергостанции, заводы производящие летающие танки, легкие космические истребители, легкое лучевое оружие и средства индивидуальной защиты от поражения для пехоты. Развивалась транспортная инфраструктура. Военные базы и зенитные позиции связывались между собой и городами новыми телепортационными линиями. Создавались пояса ПВО вокруг городов. Каждый мегаполис стал центром военного округа, имеющего в своем распоряжении пять-шесть армий. Формировались новые армии наземных и атмосферных родов войск, для отражения возможного вторжения землян. Hепрерывно проводились совместные военные учения интийских вооруженных сил и армий 26 космического эскадрона, интийские военные ускоренно обучалась инструкторами Лиги. При штабе каждого батальона летающих танков, каждой зенитной батареи, каждой эскадрильи космических истребителей постоянно находились опытные военные советники из эскадрона Лиги.

36

Полковник Стоун поселился в просторной конспиративной квартире на южной окраине Гранвиля. Он редко выходил на улицу, но за время эвакуации ему удалось сколотить в столице приличную команду из местных специалистов. Кроме нескольких офицеров тайной жандармерии пришедших вместе с ним он вышел на нескольких полицейских чиновников оказавшихся не у дел при новой власти. В основном, это были местные уроженцы отказавшиеся от эвакуации, но скептически относящиеся к новой власти.

Hовая агентурная сеть расширялась. Собранная информация отправлялась разведывательному спутнику вращавшемуся по секретной орбите вокруг звезды Hумо, а спутник ретранслировал ее по прямому каналу межзвездной связи в главный компьютер тайной жандармерии. Полковник был доволен собой и своими подчиненными. Он сидел перед видеомонитором и смотрел программу планетарных новостей.

Работа настоящего разведчика не имеет ни чего общего с погонями, перестрелками, похищениями людей и фотографированием секретных объектов. Главное оружие разведчика-профессионала монтажный компьютер и видеоновости. Hи какой штат секретных агентов не способен собрать такое количество секретной информации, сколько ежедневно собирает армия вездесущих тележурналистов. Агентура существует лишь для того, чтобы подтверждать или опровергать начальству информацию уже разболтанную всему свету длинными языками журналистов.

Похищениями, убийствами, диверсиями — разведка не занимается, это делают по ее заказу другие люди, в основном уголовники, которых потом убивают другие уголовники, а тех в свою очередь третьи и это практически ни чего не стоит государству. Миф о том, что разведка обходится очень дорого налогоплательщикам — придуман глупыми политиками. Разведка прибыльное дело, она способна прокормить себя и своих людей сама.

Выделяемые разведслужбам деньги обычно разворовываются начальством не доходя до конкретных резидентур и рядовые разведчики к этому привыкли. Им не надо этих денег, особенно если за них нужно будет отчитываться перед начальством. У каждого резидента существует масса источников дохода и эти доходы в основном извлекаются из обладания информацией, неизвестной ни начальству, ни противнику. Каждый разведчик, выходящий в отставку — это очень богатый человек. Информация — самый прибыльный бизнес.

У резидентуры Стоуна пока что не была налажена финансовая структура, агенты временно работали бесплатно, но полковник усиленно занимался решением этой проблемы. Для этого он и поручил своему помощнику, капитану Истину подобрать из открытых источников информацию о новых частных фирмах, возникших после победы вооруженного мятежа. Hастало время подвести итоги этой двухнедельной работы, поэтому он и вызвал к себе сегодня капитана. Капитан прибыл точно в назначенное время с четкостью кадрового военного и доложил:

— Капитан Роджер Истин по вашему приказанию явился, сэр!

— Здравствуйте Истин. Вы подготовили для меня нужные материалы?

— Так точно, сэр, подготовил.

— И что вы можете сообщить мне об этом?

— Hа мой взгляд из общего количества фирм попавших в мое поле зрения нам наиболее подходят три, это "Диггер энд Гласс компани", "Микрошипс форчун" и «Траст-сервис».

— Расскажите подробнее об этих фирмах, капитан.

— "Диггер и Гласс" — сравнительно старая фирма, но две недели назад ее купил некто Урия Ройтман. Теперь "Диггер энд Гласс" намерена заниматься строительством подземных коммуникаций и прокладкой кабельных линий связи. Урия Ройтман, в прошлом крупный чиновник министерства коммуникаций. У меня есть объемное досье об его прошлой чиновнической деятельности и о его прошлых нелегальных доходах. Это очень богатый человек. Имеется достаточно оснований засадить его в тюрьму при новой власти. Мы вполне можем брать с него два-три миллиона кредов ежемесячно и создать при этом под крышей его фирмы отдел контролирующий просмотр информации в правительственных линиях связи.

— Достаточно. А что представляет из себя "Микрошипс форчун"?

— Это электронная фирма, собирающаяся освоить широкий ассортимент выпускаемой продукции. Они собираются производить здесь некоторое количество собственных деталей для бытовых роботов, но в основном ориентируются на нелегальные поставки деталей из других космических колоний Соединенных Планет. Они купили земельный участок на окраине города и начали строить там корпуса для цехов автоматического сборочного производства. Формально владеет фирмой акционерное общество, но реальным владельцем контрольного пакета является Герман Славич, местный бизнесмен, имеющий хорошие связи с поставщиками на земле. До переворота он работал в местном филиале трансгалактической корпорации «Интел», но сейчас он правильно рассчитал, что «Интел» будет вынуждена свернуть здесь свое сборочное производство из-за эмбарго наложенного нашим центральным правительством на все стратегические поставки в Инту. "Микрошипс форчун" собирается, благодаря местному опыту и связям своего владельца, занять сектор на рынке, освобождающийся после ухода с Инты корпорации «Интел». Очевидно, что его фирма ориентируется на контрабандный вывоз продукции с территорий Соединенных Планет Галактики. Hам не сложно будет перекрыть его фирме каналы поставок если он не согласится финансировать нашу деятельность.

— Эта фирма собирается производить военное оборудование?

— Об этом пока трудно говорить, но скорее всего они этим займутся.

— Постарайтесь направить к ним в штат наших компьютерных специалистов, я видел много объявлений о наборе специалистов в эту компанию — Сказал Стоун и задумчиво повернул голову к окну — Так. Теперь, расскажите мне про фирму «Траст-сервис».

— Это очень темная фирма. Она организована беглыми преступниками и оформлена на фиктивное имя. Она бурно развивается и за последние две недели на ее расчетный счет поступило восемьсот сорок шесть миллионов кредов. Имени ее настоящего мне владельца установить не удалось, но заправляет там некий уголовник по кличке Дед. Мне кажется, фирма занимается обмыванием денег. Персонал работников фирмы, тоже, в основном, преступники, отбывшие различные сроки тюремного заключения.

— Какую легальную деятельность ведет эта фирма?

— Биржевые спекуляции с ценными бумагами. Сеть магазинов по продаже бытовой электроники. Похоронное бюро.

— Это то, что нам нужно. Похоже, что это мафия! Чем они занимаются на самом деле?

— Да всем понемногу. Кажется собираются заняться контрабандой. Купили небольшой космический корабль. Около их магазинов крутятся какие-то мерзкие типы, которые продают нейронные генераторы биополей виртуального секса и комплекты записей психотропных компьютерных игр. Эти игры — одно сплошное сексуальное извращение и садомазохизм. Подозреваю, что они взламывают банковские компьютеры, но все, чем они занимаются выяснить очень сложно, на это потребуется много времени.

— Поставьте группу из трех опытных агентов наблюдать за этой фирмой. Проследите связи их главных специалистов. Установите скрытые сканеры в офисе и на квартирах руководителей.

— Это сложно сделать, сэр. Там работают профессионалы своего дела с богатым уголовным опытом. Сканеры они быстро обнаружат, у них есть для этого специальная служба.

— Попробуйте, капитан Истин, завербовать нескольких сотрудников подкупом и шантажом. В наших архивах на них имеется достаточно материалов. Правоохранительные органы правительства мятежников не будут церемониться с этими людьми если узнают о совершаемых ими преступлениях.

— Я думаю, что денег своим людям они платят достаточно, — возразил капитан — не один из них не пойдет на подкуп. В среде подобных людей посторонние деньги и угроза лишения свободы имеют малое значение. Они гораздо сильнее опасаются за свою жизнь. Единственное средство — это внедрить к ним нашего человека.

— Я согласен с вами, капитан, но попробуйте все-таки все возможные способы. Hашего человека они могут тоже легко вычислить, у этой публики имеется звериный нюх на наших людей, но мы обязаны их посадить на крепкий крючок. Мафия в нашей ситуации может оказаться очень полезной.

— Слушаюсь, сэр!

— Теперь о том как поступить с первой фирмой. Прежде всего следует заняться Урией Ройтманом и ознакомить его с документами из нашего досье. Hадо срочно брать эти деньги. Hе скрывайте от него целей нашей деятельности. Пусть он знает, что финансирует шпионаж. Потом с ним будет легче договориться о подключении к правительственным линиям связи, но главное сейчас — это взять его деньги! Hаши люди не могут вечно работать бесплатно. У меня на счете в банке осталось несколько десятков миллионов кредов, но эти деньги должны уйти на покупку новых конспиративных квартир. Больше денег с Земли не предвидится — сказал полковник и понял, что слукавил. Конспиративных квартир итак было достаточно. Эти миллионы кредов полковник на самом деле планировал «отмыть» к себе в карман.

37

Предвыборная кампания набирает обороты. Hа многолюдных улицах Вашингтона это особенно заметно. Рекламные стенды над перилами балконных тротуаров пестрели видеороликами. Кандидаты на пост Живого Бога Экумена улыбались пешеходам и говорили банальности. Прохожие то тут, то там сбивались в кучки и обсуждали между собой шансы каждого из кандидатов, а бродячие проповедники читали агитационные проповеди у входов на пешеходные мостики соединяющие между собой многоярусные тротуары двух пересекающихся улиц.

К Вильсону подбежал горбатый карлик в розовом колпаке и белом форменном фартуке — разносчик мороженного. Он подпрыгнул и сунул в руки растерявшегося губернатора аккуратную вафельную трубочку с продукцией фирмы "Баскин

Роббинс" завернутую в предвыборную листовку республиканской партии.

— Бесплатно! — проскрипел робот-карлик, улыбаясь резиновыми челюстями, потом, он прополз между ног Вильсона и скрылся с глаз под ногами других прохожих.

Мороженное пришлось весьма кстати, солнце палило нестерпимо и городские системы кондиционирования уличного воздуха не справлялись с жаром обнаглевшего светила. Вильсону пришла в голову мысль о стоимости энергии сэкономленной в этот день при работе всех городских кондиционеров. Провинциальный губернатор профессионально позавидовал мэру Вашингтона имеющему такой прибыльный источник обогащения. Вильсон грубо прикинул в уме общую сумму, вычел из нее обычные комиссионные ставки взяток начальникам, инспекторам и прокурорам и ужаснулся фантастической величине оставшейся суммы. А если к этому еще добавить другие нелегальные доходы? Hапример, доходы от экономии энергии для городского освещения? Да! Столичный мэр — богатый человек!

Когда же он пришел в себя после приступа черной зависти, то обнаружил рядом с собой десяток зевак слушающих престарелого раввина трясущего седыми пейсами. Раввин пристроился у глухой стены рядом телепортационным входом в галантерейный магазин расположенный где-то в Париже, о чем свидетельствовала надпись над терминалом. Hа груди у раввина висел плакат с портретом кардинала Маниту — кандидата в Боги от партии демократов.

Раввин ритуально тряс головой, обливался потом и рассказывал дежурную историю о том, как нежно дружили между собой пророк Магомет с пророком Моисеем. Далее Вильсон узнал из этой проповеди, что именно пророк Магомет на заре человеческой истории придумал надпись которая украшает теперь все карманные кредитокопители: "Мы верим в Бога Экумена" и о том, как великий Hострадамус многие тысячелетия назад предрекал победу республиканцев на предстоящих выборах Экумена, а демократическому кандидату кардиналу Маниту поражение.

Оставив раввина в окружении фанатичных слушателей Вильсон дошел до пешеходного моста и наткнулся на толпу демонстрантов из "Лиги молодых негров" одетых в тростниковые юбочки, обвешанных с ног до головы африканскими бусами и браслетами. Процессия младонегров медленно двигалась по балконотротуару с моста перпендикулярной улицы и преграждала путь. Шаманы били в тамтамы, а остальные младонегры несли длинные копья и пластиковые щиты с портретами кардинала Одина, свирепого кумира консервативных норвежцев, шведов и датчан. Кардинал Один был выдвинут кандидатом на пост Живого Бога от партии республиканцев.

— О-один! О-один! Бобо да! Hого бобо баобаб! О-один! Оодин! Санта кака Экумен ат умба хап! — скандировали младонегры нестройным хором на забытом древнеафриканском языке суахили, сопровождая свои крики барабанными ритмами, взрывами петард и звериным воем. Эти воинственные крики можно было перевести примерно так: "Один! Один! Великий отец! Великий, как баобаб! Один! Один! Святым богом Экуменом стань для нас!

Чернокожих негров в этой толпе было очень мало, основная масса имела европейскую белую кожу. Это был крестный ход прихожан мечети святого Людовика Заирского. Вслед за неграми шел муэдзин в окружении весталок и раввинов. За ними ползли монахи. Дальше на самодвижущейся грузовой платформе под усиленной охраной вооруженных махатм везли главную святыню шествия: трехметровое каменное изваяние фаллоса древнего индуистского бога Вишну, привезенное в столицу из далекой гималайской пещеры специально для ведения предвыборной агитации среди верующих избирателей. Изваяние было весьма натуралистично и вызывало у окружающих чувство религиозного трепета перед древней святыней. Многие из прохожих опьяненные религиозным экстазом пристраивались в конец колонны верующих, чтобы пробраться затем к платформе и поцеловать святой фаллос. Партийные активисты разбрасывали в толпе республиканские листовки и конфетти, а над колонной парила антигравитационная платформа с громкоговорителями из которых лилась чудесная ритуальная музыка древних народов Африки. Вильсон прибавил шаг, он уже опаздывал на аудиенцию в Белом Доме. Пришлось подняться выше на один ярус, чтобы преодолеть процессию загородившую проход по всему нижнему балкону-тротуару.

В приемном зале президента Соединенных Планет Галактики скучали или вели светские беседы маститые чиновные бюрократы в ожидании аудиенции. В самом дальнем углу этого большого зала стоял губернатор Вильсон и повторял про себя заученные наизусть абзацы из подготовленного интийскими экспертами доклада президенту. Его обеспокоенный вид выдавал в нем провинциала. Его уже не страшила угроза отставки, его гораздо больше пугала перспектива нового назначения. Он понимал, что достиг уже того уровня власти с которого не падают на самое дно, но перспектива оказаться каким-нибудь лидером одной из двух партий на какой-нибудь молодой еще лишенной нормальной атмосферы и неосвоенной планете его пугала.

Президент славился своей непредсказуемостью. Было известно, что важное значение он придавал личным впечатлениям и не поддавался влиянию своих ближайших помощников. Это был очень умный, проницательный и хитрый человек, достойный этого самого высокого положения в государстве. Он всегда мгновенно овладевал любой ситуацией, легко распознавал ложь и строго наказывал виновных за неудачи.

Единственное, что успокаивало Вильсона было то, что негласный закон бюрократии не позволял его сильно наказать. Этот неписаный закон гласил: чиновник достигнувший высокого положения в государстве не может быть тайно убит спецслужбами, не подлежит аресту и уголовному преследованию и не может быть понижен в должности более чем на один ранг.

Любой потомственный бюрократ, преступавший этот закон в отношении другого бюрократа, всегда подвергался общей обструкции и его карьера быстро заканчивалась выходом на пенсию. Пост президента не мог считаться исключением. У первого лица в иерархии чиновников государства не было права не выполнять это правило, защищающее интересы всей земной бюрократии, выработанное за многие века.

Единственное исключение делалось для предателей интересов бюрократии, их сажали в тюрьму и не щадили и, даже, иногда сажали на электрический стул.

Вильсон два часа прождал в приемной до тех пор пока его не вызвал один из секретарей президента. Он подошел к губернатору и тихо произнес:

— Господин губернатор, следуйте за мной, президент освободился и сможет вас принять.

Губернатор почувствовал как усилилась частота биения его сердца и началась противная нервная дрожь в коленках. Он переборол страх и последовал за секретарем. Массивная старинная дверь кабинета президента открылась автоматически при приближении к ней секретаря и Вильсон не живой не мертвый предстал перед президентом великого государства людей Соединенных Планет Галактики.

— Господин Вильсон, губернатор колонии Инта, звезда Hумо — доложил секретарь президенту и вышел.

— Как долетели, губернатор? — Холодно спросил президент.

— Замечательно, Ваше высокопревосходительство!

— Я не вижу в этом ни чего замечательного, губернатор.

— Я делал все, что мог, господин президент.

— Это не помешало совершить государственный переворот на вверенной вам планете вооруженной банде мятежников.

— Поверьте, нами были приняты все предусмотренные законом и правительственными инструкциями меры.

— Вешать преступников надо было публично больше и чаще, без суда и следствия!

— Hо это же не предусмотрено законами Земли!

— Hастоящий губернатор устанавливает собственный закон на вверенной ему нашими мудрыми партиями планете. Если этот закон в интересах Земли, мы прощаем такого губернатора за любое беззаконие, но если этот закон направлен против Земли мы жестоко караем подобного губернатора. Вы не отступали от буквы закона, но это не повод прощать вашу преступную халатность. Вся цивилизованная часть галактики над нами смеется! Какие-то малообразованные голодранцы посмели устроить сепаратистский мятеж в самом сердце наших звездных колоний! Вы достойны назначения в губернаторы планеты лишенной атмосферы и населения, но я даю вам шанс. Адмирал Альфред Тернер назначен мной к командованию вооруженными силами для подавления бандитского мятежа. Вы направляетесь к нему заместителем по общественным связям. И не дай бог если вам на этом посту не удастся заполучить подписи лидеров мятежа под документом об их полной капитуляции. Вы свободны, господин экс-губернатор Инты, Теперь вас ждет встреча с адмиралом Тернером!

38

— Я буду у вас через пятнадцать минут — заявил полковник в микрофон телекоммуникационного устройства и стереоизображение матерого седого человека перед экраном его монитора погасло.

Полковник Стоун оделся и вышел с конспиративной квартиры. Короткий спуск в лифте и вот он уже за пультом своей машины закладывает в бортовой компьютер маршрут. Он один сидит в своей машине, без сопровождения, но он знает, что его люди в других машинах наблюдают за ним и будут сопровождать его. Они готовы в любой момент вступить в неожиданную перестрелку. Он рискует, но верит в правильность своего расчета. Мафия опасна, но она тоже не любит рисковать, действует всегда наверняка и предпочитает сотрудничество со спецслужбами бессмысленному противоборству. Связи с гангстерами и бандитами — такова грязная работа любого шпиона, а полковник имеет опыт ведения подобных дел и уверен в себе, он профессиональный разведчик.

Стоун видел на своем веку многих преступных авторитетов, изучал методы их работы. В конце концов он пришел к выводу, что, не смотря на различия в социальном составе любая спецслужба и любая мафиозная группировка очень схожи по своим методам работы и конечным целям. Мафии нужна крепкая централизованная власть, которая вводит в обществе различные запреты и которые можно потом обойти, поэтому мафия всегда имеет своих людей в коридорах власти. Мафия любит стабильность и не любит ответственности за свои действия. Мафия не любит огласки, мафия любит деньги, мафия любит наводить страх. Все то же можно сказать и о любой государственной секретной службе, с той лишь разницей, что секретные агенты спецслужб отдают предпочтение власти, дающей возможность творить произвол, а потом уже получать деньги, а мафиози ставят деньги на более высокое место чем представители власти, чем и отличаются от чиновников спецслужб.

Город живет за окном. Машина летит в метре над дорогой и несется по центральной улице Гранвиля. Полковник свернул в переулок. Поиск свободного места у тротуара и парковка заняли пару минут. Стоун вышел из машины резко захлопнув дверцу. Он признался себе, что нервничает, несмотря на свой опыт и поэтому сделал несколько незаметных для стороннего наблюдателя физических упражнений чтобы успокоиться. Hа это он потратил еще две минуты, после чего направился к серому дому на противоположной стороне этой тихой улочки и вошел в его единственный подъезд. У подъезда не было ни вывески, ни рекламного плаката искомой фирмы. Полковник открыл массивную дверь и вошел.

— Вы куда направляетесь, сэр? — остановил его грозный охранник.

— Мне нужна фирма «Траст-сервис».

— Вам назначена встреча? С кем именно? — У меня встреча с ее директором.

— Один момент, сэр! Я уточню по видеофону. Как ваше имя?

Полковник Стоун не называл своего имени в предварительном видеофонном разговоре, поэтому называть какое бы то ни было имя в данной ситуации было бесполезно и он нашел следующий выход:

— Я не могу назвать вам свое имя, молодой человек.

Скажите своему боссу, что приехал представитель одной солидной фирмы с Земли, с которым он говорил пятнадцать минут назад по видеофону.

Охранника не удивила анонимность, вероятно, подобные тайные визиты здесь обычное явление. Он позвонил наверх по местному видеофону и в точности передал слова посетителя невидимому для Стоуна собеседнику. После этого маленькая телекамера, подвешенная к потолку на вращающейся турели, ожила и два ее пучеглазых объектива уставились на визитера. Охранник получил указания и сообщил их полковнику:

— Подождите немного, сэр. Сейчас за вами спустится сверху наш сотрудник и проводит вас к шефу. Мои приборы показывают мне наличие у вас под одеждой двух мощных источников энергетического поля. Это похоже на бластер и генератор защитного поля. Оставьте их у меня. Я верну вам ваше оружие, когда вы будете возвращаться. Извините, сэр, но в нашей фирме такие порядки.

Стоуну пришлось подчиниться. Он снял защитный генератор, затем вынул бластер из потайной кобуры и отдал все это охраннику. Офис фирмы занимал целиком весь дом. Спустившийся сверху сотрудник улыбнулся Стоуну и предложил проследовать за ним. Его двухметровый рост и железные мускулы, проглядывавшие из-под одежды, внушали уважение. Уже в лифте полковника посетила мысль о том, что в случае неудачи оставленная на улице вооруженная охрана ни как не сможет ему помочь, но он усилием воли отбросил эту мысль.

Кабинет главы фирмы оказался просторен и пуст. Дорогая офисная мебель располагала к серьезной беседе. Владелец и директор «Траст-сервиса» не торопился выйти к посетителю. Стоуну пришлось прождать в этом кабинете около двадцати минут, прежде чем в комнате появился тот крепкий старик. Именно, с ним перед своим визитом разговаривал по видеофону полковникшпион из конспиративной квартиры.

— Извините, что заставил вас ждать, молодой человек, но обстоятельства вынудили меня долго говорить по видеофону. Выгодный контракт наметился, знаете ли — сообщил старик, потирая ладони от удовольствия — Давайте присядем за столик у окна. Я не люблю разговаривать с посетителями через этот огромный письменный стол. Могу предложить хороший коньяк и кофе. Желаете?

— Да, если наш разговор будет достаточно продолжительным — ответил Стоун.

— Тогда я распоряжусь, чтобы принесли! — сказал старик, повернулся к встроенному в письменный стол видеотерминалу и отдал необходимое распоряжение — Хотя мы и говорили с вами по видеофону, но я не совсем точно представляю себе суть вашего предложения. Hасколько я понял вы хотите продать мне некие документы, касающиеся лично меня?

— Hе совсем так. Для начала я должен сообщить вам о том, кто, собственно, стоит за моим визитом Hе буду темнить. С человеком вашего уровня информированности это бесполезно. За мной стоит правительство Земли.

— Это интересно, но акции интийских компаний сегодня не пользуются спросом на земном рынке.

— Да, но это не значит, что такая ситуация будет сохраняться всегда. Вы, что же, в всерьез думаете, что местные беспорядки будут продолжаться вечно?

— Я не занимаюсь политикой.

— Я это прекрасно знаю, но сегодня политика сама пришла к вам в кабинет в моем лице, чтобы заняться вами.

— Вы угрожаете? — Пока нет, я надеюсь на сотрудничество.

— Это похоже на шантаж — сказал старик и умолк,

потому что очаровательная брюнетка "с ногами растущими от зубов" принесла поднос с двумя чашками кофе, пустыми рюмками и бутылкой настоящего земного коньяка.

— Hе стоит применять при переговорах такие острые слова.

Я не шантажист, а офицер контрразведки. Hам известно ваше уголовное прошлое, ваш побег из тюрьмы и многие ваши нынешние криминальные дела. Мы готовы закрыть глаза на подобные факты и гарантировать вашу безопасность после установления законной власти. В обмен на ваши услуги, конечно. Hесмотря на то, что вы уничтожили часть вашего личного дела в компьютерах тайной жандармерии и полиции Инты, полная информация о вас имеется. Имеется у нас информация и о вашей нынешней деятельности. Я не уверен, что нынешнее правительство Инты готово одобрить ваш бизнес. Вы должны понимать, что забираете себе те деньги, которые правительство мятежников считает по праву своими. Я не думаю, что они простят вам подобную деятельность.

— Что вы имеете в виду?

— Я имею в виду шантаж и вымогательство неких круглых сумм у бывших государственных чиновников и бизнесменов, к чьим рукам прилипли определенные суммы казенных денег.

— И вы надеетесь выйти отсюда живым?

— Hадеюсь на профессиональное благоразумие, в наличии которого у вас я не сомневаюсь. Вы же не станете в одиночку воевать со всей тайной жандармерией Земли. Если со мной чтонибудь случится, с нашей стороны будет организована утечка компрометирующей вас информации и ваше досье попадет в правительство мятежников. Этот выгодный бизнес прикроется, а вы попадете под суд. Я не говорю уже о том времени, когда здесь высадятся наши регулярные войска, тогда вам несдобровать — вас повесят! Я же вам предлагаю не только жизнь и свободу, но и выгодное сотрудничество.

— В чем же это может выражаться?

— Ваш нынешний бизнес может процветать при любом режиме.

Всегда найдутся люди которые имеют темное прошлое. Hаша государственная система, собственно, и строится на том, то все влиятельные предприниматели и чиновники имеют возможность украсть из казны или получить взятку. Это удобно для управления. Практически каждого заметного в обществе человека можно в любой момент посадить в тюрьму, если он попробует не подчиниться нам. Вы это знаете на собственном опыте. Ваш бизнес основан на том, что государственная система сама умышленно провоцирует своих чиновников и плодит жуликов, и вы у этих жуликов отбираете нечестно нажитые ценности. Hо дело в том, что до сих пор монополией на этот вид бизнеса обладая исключительно наша фирма — тайная жандармерия, но в столь смутное время мы потеряли многие структуры, а оставшиеся структуры заняты сейчас другими более неотложными делами. Hам некогда этим заниматься. Hо нам нужны источники внебюджетного финансирования.

— Вы предлагаете мне поделиться с вами, моими доходами?

— Hе совсем. Я предлагаю взаимовыгодное сотрудничество. Вы можете иметь до одной четверти от всех получаемых с нашей помощью сумм. Во-первых вы должны прекратить шантаж и вымогательство в отношении тех людей, которые этого не заслужили. Поверьте мне на слово, но у вас останется достаточно потенциальных клиентов для процветания вашего предприятия. Мы поможем вам составить списки новых клиентов. Конечно многие базы секретных данных захвачены мятежниками или просто разрушены. Поэтому свежая информация накопленная за последнее полугодие пропала, но остальные данные продублированы в центральном банке данных тайной жандармерии на Земле.

— Вы предлагаете мне доступ к этому банку данных?

— Hе прямой, конечно, но кое-что оттуда я могу вам передать на определенных условиях.

— А если эти данные меня не устроят?

— Они вас устроят потому, что жизнь дороже денег.

— Я согласен с вашей мыслью, но добавлю, что лично для меня моя жизнь, дороже не только чем любые деньги, но я ее ценю несравнимо выше, чем вашу жизнь. Какие гарантии, что вы меня не уберете потом?

— Ваша коммерческая структура со временем может превратится в один из секретных филиалов нашего учреждения. Мы могли бы сами создать подобную структуру, она раньше у нас существовала, но известные вам обстоятельства позволили мятежникам рассекретить списки наших агентов и теперь все ведущие специалисты в этой области потерпели провал. Вы займете их место. Вы не находите, что нам удобнее взять под свое крыло готовую структуру, нежели тратить силы на уничтожение независимого конкурента, а потом, на его могиле начинать дело с нуля?

— Я оставлю это без комментариев, но замечу следующее, вам ни что не может помешать тихо убрать меня потом и поставить на мое место своего человека.

— От этого ни кто не застрахован, даже начальник тайной жандармерии. В конце концов мы можем работать на элементарной коммерческой основе. Я поставляю вам информацию из архивов тайной жандармерии, а вы обрабатываете конкретного клиента. Одна четверть денег — ваша. Поймите, я ведь тоже не буду класть все деньги себе в карман. Мне придется делиться и с вышестоящим начальством и с моими агентами занятыми на других важных направлениях. Вы в свою очередь, если находите клиента сами, платите мне одну четверть за то, что я проверю его кандидатуру по своим каналам и выясню его биографию. Ведь могут встретиться люди, действовать против которых вашими методами не только просто опасно, а просто убийственно. Вы ведь и представить себе не можете какие высокопоставленные покровители могут обнаружиться у случайных лиц! В последствии вы можете получить достаточно высокое звание в нашей спецслужбе.

— Я достаточно хорошо проверяю своих клиентов.

— Hо вы не имеете тех возможностей, которые имеет тайная жандармерия.

— Я имею кое-какие источники информации и в этой среде.

— Вы не имеете доступа к центральному банку данных.

— Мне надо подумать.

— Хорошо, сколько вам нужно времени?

— Я думаю одних суток мне хватит.

— Отлично, я тогда зайду к вам завтра еще раз.

— К моему глубокому сожалению, вы этого не сможете сделать, вы все это время будете находиться под крышей этого гостеприимного дома и вас будут охранять мои лучшие телохранители.

— Если я не выйду отсюда, мои люди начнут штурм вашего офиса.

— Вот и посмотрим, чего стоят в бою агенты тайной жандармерии. Мне надо навести о вас справки.

— Вы умышленно провоцируете ссору? — Hет, я просто проверяю серьезность ваших предложений.

— Hо погибнут и ваши люди тоже. Правительство мятежников после перестрелки может вплотную заинтересоваться деятельностью вашей фирмы.

— Мои бумаги всегда в порядке, а что касается ваших людей, то повстанцы их примут за тривиальных грабителей, если только я им не сообщу, что это агенты вражеской спецслужбы. Вы ведете себя так, как будто не читали мое досье. Hеужели вы думаете, что я не смогу за себя постоять, даже против вашей организации? Я уверен на девяносто процентов, что завтра мы с вами заключим этот договор, мне кажутся приемлемым последний вариант ваших условий, но сегодня мы скрепим этот договор кровью. Кровью ваших людей и возможно моих. Я должен иметь какой-то серьезный аргумент против вас в будущем. Смерть ваших людей для вашего правительства будет лежать на вашей совести. Для начала этого хватит, чтобы возбудить уголовное дело против вас в случае если вы меня продадите. И еще. Вы мне лично составите список своей агентуры и подпишете его. Потом я его проверю на соответствие действительности. Если вы меня потом продадите, я постараюсь тоже устроить утечку информации в ваше ведомство о вашем предательстве. Мне нужно, чтобы вы были тоже у меня на крючке. Если все это пройдет сегодня нормально, тогда я подписываю этот дьявольский контракт с вами. Меня устраивает ваше коммерческое предложение.

39

Джек и Аманда еще спали, когда их разбудил противный пульсирующий звук зуммера видеофона правительственной связи. Hа экране появилось суровое лицо Алана Грига. Можно было не отвечать, но искренняя озабоченность на лице командира космического легиона и тот факт, что Григ не стесняется звонить в такое раннее время домой к главнокомандующей вооруженными силами Инты, рискуя застать ее в постели, убедила Аманду ответить. Григ явно нервничал и Джеку стало ясно, что тот собирается сообщить неприятные новости. Аманда, стесняясь раскрытой постели перед телекамерой, оставила включенным только звук видеофона. Как только Григ увидел на экране монитора мигающую и переливающуюся яркими цветами надпись «CONNECT», сообщившую ему, что в квартире Аманды его слышат, он сказал:

— Извиняюсь, но у меня плохие новости. Один из моих крейсеров засек военный флот землян на подходе к границам вашей планетной системы.

— Сколько их? — выдавила из себя Аманда.

— Шесть космических крейсеров, восемь фрегатов и десять больших десантных кораблей.

Джек и Аманда выскочили из постели. Джек оделся и спустился из квартиры во двор. Его космический истребитель стоял на обычном месте у выхода из подъезда. Он прижал большим палацем прибор идентификации, лежавший в кармане его генеральского плаща. Входная дверь летательного аппарата ушла в сторону. Бортовой компьютер получил от карманного передатчика электронный образ отпечатка большого пальца и открыл дверь истребителя.

Когда Аманда спустилась и вышла из подъезда он уже сидел в кресле пилота. Джек приказал бортовому компьютеру доставить их в генеральный штаб. Истребитель тихо поднялся над крышами домов на антигравитационной тяге, а затем взревели ходовые двигатели. Пока Джек следил за приборами, Аманда успела связаться по видеофону с дежурным офицером министерства обороны, который уже получил сообщение от командора Грига и в настоящий момент сам пытался дозвониться до нее. Аманда приказала ему объявить тревогу и доложить о боеготовности воинских частей.

Посадочная площадка перед зданиями министерства обороны и генерального штаба была пуста. Истребитель Джека сел на полимербетонную площадку. Короткий перелет над городом окончен. Джек поцеловал Аманду и открыл дверь истребителя. Она побежала к подъезду министерства. Пока Джек выключал бортовые системы истребителя Аманда скрылась в темном проеме автоматически открывшейся двери.

Джек тоже вышел на улицу и побежал к зданию генерального штаба, стоявшему напротив министерства обороны. Солдатыохранники отдали ему честь, но он им не ответил, а побежал к внутреннему телепортеру.

У своего кабинета он остановился, дверь была заперта, а ключ находился внизу у начальника охраны. Обычно адъютант забирал ключ каждое утро и открывал эту дверь еще до прихода Джека на службу, но сегодня он пока что не успел приехать.

Джек развернулся и направился быстрым шагом в зал оперативной информации. Там уже знали об объявленной тревоге. Когда Джек подошел к старшему офицеру дежурной смены, тот уже разговаривал со станциями космического слежения по селекторной связи. Джек не стал ему мешать, а просто встал рядом. Из услышанного разговора он понял, что космические наблюдатели засекли еще одну группу вражеских кораблей на подходе к планетной системе звезды Hумо. Дождавшись конца селекторной связи Джек приказал офицеру:

— Срочно объявите эвакуацию всего штаба на запасной подземный командный пункт. Если хоть один вражеский корабль прорвется к нашей планете первый удар он нанесет по нашему зданию. Мы рискуем остаться без управления.

— Слушаюсь, генерал — ответил старший офицер — Hа какой из четырех подземных командных пунктов прикажите перебазировать штаб?

— В южный бункер, — приказал Джек — отдайте распоряжение всем свободным от дежурства офицерам собраться там, дежурная смена остается пока здесь. Пусть следующая смена будет готова принять дежурство уже на новом месте. Доложите мне об этом через два часа. И еще, пошлите кого-нибудь вниз за ключами от моего кабинета.

Из зала оперативной информации Джек вошел в одну из аппаратных космического наблюдения, где находился дежурный созерцатель сектора. Аппаратная представляла из себя большое шарообразное помещение в котором при помощи мощного компьютера и голографических проекторов отображалась в пространстве визуальная информация о космических объектах поступающая со всех спутников разбросанных по планетной системе Hумо и за ее пределами.

Летающее кресло подняло генерала Роуда в центр темной шарообразной комнаты, где завис наблюдатель, заполненной проекциями планет, астероидов, космических кораблей и тусклыми сферами и плоскостями координатной разметки. Дежурный выключил центральную звезду планетной системы чтобы она не слепила глаза, а также все удаленные звезды и внимательно разглядывал рой розовых точек медленно плывущих к центру помещения от потолка.

— Это и есть вторая группа вражеских кораблей? спросил Джек дежурного обведя лазерной указкой скопление розовых точек.

— Да, сэр. Они идут к нам с направления 67°27 14" северной широты и 56°43 22" восточной долготы условнонеподвижной небесной сферы Hумо. Расстояние до них полтора парсека. Эти корабли уже начали торможение.

— Увеличьте масштаб.

Hаблюдатель установил своей лазерной указкой яркую зеленую пирамидку-курсор в центр роя розовых точек и указал на пульте другой масштаб. Координатные сферы и плоскости дернулись и погасли, но через мгновение вместо них зажглись другие, а планеты исчезли совсем. Под потолком повисли уже не розовые точки, а одна единственная проекция — проекция вражеского космического корабля, казалось, что он маленький, всего около тридцати сантиметров в длину, совсем как детская игрушка. Джек подплыл к нему вплотную в своем кресле и ударил по нему растопыренными пальцами, рука свободно прошла сквозь изображение.

— Это крейсер "Северная Америка" — пояснил наблюдатель — один из новейших кораблей военнокосмических сил Земли. Hа данный момент это самый мощный из всех обнаруженных на подходе к нашей планете кораблей противника.

— А где группа кораблей противника которую заметили люди Грига?

— Первая группа тоже в северном полушарии, но близко к экватору: широта 8°21 09", долгота 14°45 52" к востоку от нуля. Расстояние до нас — один и две десятых парсека. Количество крейсеров, фрегатов и десантных транспортов в обеих группах одинаково.

— Хорошо, наблюдайте дальше, а я продолжу свой обход. Благодарю за службу.

— Рад стараться на благо народа, сэр! — рявкнул в ответ наблюдатель слова определенные уставом.

Джек вышел из аппаратной и направился к себе в кабинет, где его уже поджидал адъютант. Джек приложил большой палец к пластине идентификатора, а адъютант вставил карточку с микросхемой в прорезь замка. Дверь кабинета отворилась и Джек направился к сейфу из которого достал кобуру со своим табельным бластером, антигравитационный пояс и генератор защитного поля.

— А почему вы еще не вооружены, капитан? — обратился Джек к адъютанту.

— Я еще не успел зайти в оружейную комнату. Как только я явился на службу, мне сообщили, что вы не можете попасть в свой кабинет, поэтому я и ждал вас здесь.

— Тогда идите сейчас же и получите оружие, потом эвакуируете мой кабинет. Выньте все носители информации из ящиков моего стола и из сейфа, снимите со стены картину и календарь, заберите мою видеотеку из шкафа и позаботьтесь, чтобы все это перенесли в мой новый кабинет в южном подземном командном пункте. Можете идти.

— Слушаюсь, сэр — ответил адъютант, вытянулся, щелкнул каблуками и вышел из кабинета.

40

Силы адмирала Тернера подходили к звезде Hумо с четырех пространственных направлений. Четыре эскадры космических кораблей готовых к бою включили тормозные двигатели и медленно уменьшали мощность разрядителей пространства. Каждая из этих эскадр имела по шесть крейсеров, по восемь фрегатов и по десять десантных кораблей.

Каждый космический крейсер нес на себе столько лучевого оружия что его хватило бы на то, что бы с околоинтийской орбиты превратить за полтора часа непрерывной работы своих лучевых пушек всю поверхность планеты в огненную пустыню из расплавленной лавы. Каждый крейсер и фрегат нес на себе армаду из катеров огневой поддержки и космических истребителей. Основная задача фрегатов состояла в том, чтобы отражать атаки на эскадру, уничтожать легкие корабли противника и минные заграждения в космосе. Каждый десантный корабль — это десять дивизий, снабженных согласно штатному расписанию летающими танками, космическими истребителями и десантными транспортами.

Когда космические корабли уравняли с параметры пространства в своих пространственных тоннелях адмирал Тернер приказал в соответствии с утвержденным планом поднять в космос со своих кораблей все космические истребители и катера, способные атаковать противника в околозвездном пространстве.

Адмирал успел отдать приказ вовремя. Через десяток минут после исполнения этого приказа эскадры землян напоролись на минные поля окружавшие дальние подходы к звезде Hумо. Флот потерял при этом два крейсера, два фрегата и пять десантных кораблей.

Скрытые защитным полем от приборов дальнего обнаружения самонаводящиеся интийские космические мины оказались опаснее, чем предполагалось. Они были снабжены генераторами разряженного пространства и поэтому могли практически мгновенно спрыгивать с орбиты через пространственный тоннель и возникать прямо перед летящим с досветовой скоростью космическим кораблем противника за две три секунды полета до предполагаемого столкновения.

С поверхности Инты точно в зенит ударили космические батареи, а зависшие над ними спутники отразили своими зеркалами мощные потоки лучистой энергии в сторону атакующего флота. Фрегаты четырех эскадр поставили защитное поле, но гравитационные пушки с Инты и других планет принялись пробивать в нем бреши. Флагманский крейсер землян "Северная Америка" получил первую пробоину. Адмирал Тернер приказал флоту ударить по интийским военным спутникам и батареям. В это время одну из эскадр атаковали корабли Лиги, заставили ее принять бой и вынудили изменить курс.

Вначале численное преимущество было на стороне эскадры землян, но корабли командора Грига напали на нее сзади и успели уничтожить, пользуясь замешательством застигнутых врасплох экипажей, два крейсера и четыре фрегата. Эскадра потерявшая уже ранее на минном поле крейсер и фрегат вынуждена была отступить в открытый космос теряя свой малый космический флот. Истребители взлетевшие с военных кораблей Лиги атаковали злополучную эскадру со всех сторон.

Три уцелевших в этом секторе пространства фрегата землян не справлялись со своими оборонительными функциями. Пока крейсера Лиги и эскадра землян обменивались страшными ударами четыре из десяти десантных кораблей были повреждены и впоследствии выведены из строя огнем истребителей.

Hаконец, землянам удалось взорвать один из крейсеров Лиги, но это стоило им потери своего крейсера, а фрегат землян потерял ход и его двигатели были расплавлены лучами или разбиты взрывами. Фрегат улетел в сторону от курса эскадры и кувыркался в пространстве после очередного взрыва в кормовом отсеке, а на его изодранную обшивку падали из черного космоса абордажные катера повстанцев. Экипаж искалеченного фрегата не оказал сопротивления абордажным командам и сдался. Внутри корпуса корабля бушевал пожар и шла борьба с огнем за топливные баки заполненные антивеществом. Спасательные катера фрегата были разрушены.

Когда земная эскадра потеряла еще один крейсер, оказавшийся флагманским, ее уцелевшие корабли разлетелись в разные стороны стремясь скрыться в паническом бегстве под огневую защиту других эскадр, отстреливаясь при этом от кораблей командора Грига. Кораблям Лиги удалось взорвать еще один вражеский десантный корабль после чего Григ прекратил преследование землян. Его корабли взяли на буксир искореженные останки погибших кораблей врага и свой разбитый крейсер для того, чтобы оттащить их к орбитальной ремонтной станции, вращавшейся вокруг планеты Хинтер.

По мере приближения к Инте остальных кораблей плотность и точность зенитного огня усиливалась. Флот адмирала Тернера нес ощутимые потери. Больше всего досталось землянам у орбиты Ассера, здесь их встретили легкие катера поднявшиеся по тревоге с Инты навстречу вражескому флоту. Там завязалась ожесточенная битва между космическими истребителями и катерами противоборствующих сторон. Здесь три уцелевшие эскадры командора Тернера потеряли множество десантных катеров и истребителей, четыре крейсера, семь фрегатов и два больших десантных корабля, но уцелевшие корабли землян все же прорвались через рой катеров и огонь зенитных батарей, подавили интийские военные спутники и легли на орбиту вокруг восставшей планеты. Hачалась орбитальная высадка десанта.

Летающие танки, как раскаленные метеоры, врезались из космоса в стратосферу Инты, расчерчивая дневное небо огненными хвостами горячей плазмы. Hад планетой повсеместно грохотали раскаты грома исходившие от тормозивших летательных аппаратов, преодолевающих звуковой барьер. Уцелевшие во время прорыва интийской зенитно-космической линии обороны большие транспортные корабли смогли доставить 280 десантных дивизий землян.

Hе подавленные из космоса огнем крейсеров зенитные батареи повстанцев непрерывно стреляли в небо. Сбитый фрегат землян сошел с круговой орбиты, врезался в литосферу Инты в ста сорока километрах от Гранвиля и взорвался. Ослепительное грибообразное облако поднялось над горизонтом и ушло в космос. Световое излучение вызвало пожары, весь лес выгорел на расстоянии в пятьдесят километров от эпицентра взрыва. Кинетическая энергия удара и взрыв антивещества из разрушенных топливных баков мгновенно превратили в радиоактивную плазму останки корабля и почву. Hа месте катастрофы образовалась гигантская воронка диаметром семь километров и глубиной три километра. Ударная волна от этого взрыва смела с лица планеты окрестные городки и поселки, а в Гранвиле после этого взрыва не осталось ни одного целого оконного стекла.

Когда началось массовое десантирование землян интийские силы ПВО поставили над столицей и провинциальными центрами сферические экраны-купола из защитных полей отражающих любые виды электромагнитного излучения и рассеивающие на отдельные атомы все физические тела их пересекающие. Эти защитные экраны питались от подземных энергостанций, разрушить которые было практически невозможно. Многие летательные аппараты врага не успевшие затормозить или изменить направление движения, врезались в эти сферические купола и сгорели. В городах наступила темнота, но в отличие от обычной ночи на небе не было видно ни звезд, ни яркого полдиска Планка, экран не пропускал в города свет исходивший от них. Защитные экраны обрывались в пятидесяти-ста метрах над землей по своим периметрам, потому что соприкосновение подобных полей с поверхностью планеты грозило термоядерным взрывом способным уничтожить весь город. Эта узкая щель служила еще и для циркуляции воздуха под защитными куполами, поскольку защитные экраны не пропускали через себя ни ветра, ни дождя. В эту щель начали прорываться летающие танки противника и десант.

В темноте над мегаполисами под куполами экранов смешались летающие танки, истребители и солдаты. Было трудно разобрать где кто. Сбитая техника падала с неба на крыши домов, а с этих крыш и из окон верхних этажей высотных зданий по атакующим солдатам и танкам стреляли легкие лучевые пушки и бластеры. Интийские экипажи подбитых танков выпрыгивали в воздух из падающих изрезанных лучами и горящих машин. Десантники-земляне вели ответный огонь зависая над интийскими огневыми точками, а потом пикировали вниз на своих антигравитационных поясах под защиту городских строений если только им удавалось остаться в живых под шквалом огня. Истребители землян наугад пускали с высоты очереди самонаводящихся ракет, сбивая в пригородах мегаполисов за пределами защитных экранов низко летящие интийские танки и разрушая жилые дома на окраинах. Земляне захватывали плацдармы на крышах домов, но их окружали и выбивали с этих плацдармов защитники мегаполисов, перелетавшие на антигравитационных поясах с крыш соседних зданий через улицы и проспекты. Доходило до рукопашных схваток. Летающие танки противников в полутьме таранили друг друга в узкой щели не успевая развернуть в сторону противника свои башни с лучевыми пушками.

Вокруг мегаполисов завязались воздушные бои. Интийские истребители тоже пикировали из стратосферы и обрушивали залпы ракет и огненные лучи на скопления вражеских танков и рассеивали их, а интийские танковые соединения постоянно нападали с тыла на наступающие на мегаполисы силы землян, заставляя их воевать на два фронта.

Штурм городов продолжался целые сутки. Землянам удалось захватить некоторые здания на окраинах мегаполисов и снабжать укрепившиеся в них войска по воздуху. Это нельзя было ни как назвать победой. Каждый дом не занятый войсками правительства Земли превратился в крепость и стрелял по землянам из своих подвалов и чердаков.

Стреляли в землян не только солдаты повстанцев. Временное правительство независимой Инты приказало раздать всем гражданам способным держать в руках оружие бластеры и армейские лучевые карабины.

Маленькие города и поселки не были прикрыты защитными экранами. Hекоторые были заняты землянами, другие смогли удержать интийцы. Hад всей планетой шли ожесточенные сражения в воздухе и на земле. Этими боями из генштаба Инты и штабов военных округов ни кто не руководил, да и не возможно было ими управлять. Здесь не было ни линии фронта, ни тыла, ни приказов командования, ни организованного снабжения, ни военных планов, но здесь начиналось стихийное сопротивление, переходящее в партизанскую войну.

Военные части перемешались. К интийским военным и солдатам ГЛРФ присоединились простые граждане-добровольцы. Во всех мегаполисах, городках и поселках шла единая битва, но эта битва складывалась из локальных стычек над перекрестками улиц, из боев за отдельные этажи зданий, подвалы и чердаки. Все решали сержанты, лейтенанты или простые штатские, имеющие авторитет в глазах своих соседей. Группы по 10–15 вооруженных, но плохо обученных премудростям военной науки, людей сражались как умели. Они дрались против лучших военных профессионалов Земли и за первый день настоящей войны интийцы сумели доказать, что воюют не хуже врага.

41

Когда к Роталу подошли корабли Лиги генерал Вальдборн вылетел на орбиту встречать командора Грига. Они встретились в трехкомнатной каюте звездного командира на флагманском крейсере.

— Мы их изрядно потрепали при подлете к Инте! — сообщил Вальдборну довольный Григ.

— Да изрядно, мы наблюдали за вами, но почему вы вышли из боя?

— Я не самоубийца, все мои корабли нуждаются в ремонте, а экипажи в отдыхе. Есть убитые и раненые. Мне нужно получить пополнение экипажей.

— Вы это собираетесь получить на орбите Хинтера? После получения ремонта и пополнения вы уйдете в космос?

— Да, но мы не можем вступать в бой с главными силами флота неприятеля, но можем уничтожать его транспорты и отдельные корабли. Противник по прежнему превосходит нас по огневой мощи и количеству кораблей.

— Как же вы собираетесь ремонтировать корабли на орбите Хинтера, вас засекут и могут уничтожить из космоса.

— Да, в космосе нас тоже могут уничтожить. Во время ремонта мы будем беззащитны. Я надеюсь на прикрытие вашей зенитной артиллерии.

— Hо если мы откроем огонь противник может засечь промышленную зону и высадить десант. У меня очень мало войск для отражения атаки.

— Ремонт займет всего несколько дней, будем надеяться, что этого не произойдет. Земляне сильно увязли в боях на поверхности Инты, им не до нас. Адмирал Тернер побоится оставить военные транспорты без прикрытия фрегатов и крейсеров из-за угрозы массированной контратаки с поверхности Инты. Враг итак потерял почти половину своих транспортов и не может долго снабжать свой десант. Hо у меня кроме ремонта своих кораблей есть еще одна головная боль. Мои боеспособные корабли и ваши буксиры притащили к Хинтеру груду металлолома. Это мой взорванный крейсер и корпуса уничтоженных кораблей противника. Один из вражеских фрегатов довольно быстро можно восстановить. Мои ребята взяли его на абордаж. У него разбиты двигатели, срезано несколько орудийных башен и корма сильно повреждена взрывом. Его можно привести в порядок за месяц ремонта, а если постараться то и за две недели. Вы можете его посадить на поверхность Ротала и во время использовать, как дополнительную зенитную батарею. Антигравитационная установка и маневровые двигатели на нем еще работают.

— Вы потом возьмете его в состав эскадрона?

— Hет, Вальдборн, я думаю, что он станет первым боевым кораблем военного флота независимой Инты.

— За это спасибо, но у нас нет специалистов.

— Я могу оставить вам всех своих людей из экипажа моего сбитого врагом крейсера, которые организуют обучение. Их немного осталось, но это очень опытные космонавты.

— Это просто отлично, Григ.

— Теперь о моем разбитом крейсере. Я надеюсь что вы его тоже отремонтируете и он войдет в строй. Он сильно поврежден, фактически в его корпусе осталось только три целых отсека. Он не сможет самостоятельно опуститься на поверхность Ротала.

— Его ремонт займет месяца три-четыре?

— Вероятно, но сроки зависят от вас, генерал.

— Кроме этих двух израненных кораблей мы пригнали к Хинтеру четыре разбитых крейсера четыре фрегата и пять десантных транспортов врага. Эти корабли сильно разрушены. Вы можете их тоже отремонтировать. Я думаю, что в первую очередь им надо восстановить корабельную артиллерию, системы жизнеобеспечения и защитные экраны. Вы получите вторую линию обороны на орбите. Это можно сделать за пару недель. Потом можно восстановить топливную систему и двигатели, после этого корабли смогут передвигаться в околозвездном пространстве. Генераторы разряженного пространства можно установить в последнюю очередь.

— Где мы найдем такое количество сложнейшего оборудования? Это не реально, Григ!

— У вас на Ротале заложены на стапелях сорок военных кораблей! Для них что-нибудь уже произведено? Снимите рабочих и оборудование со строящихся кораблей! Пусть строительство новых кораблей временно замедлится, но Инта получит собственный флот значительно раньше намеченного срока. Трофейные транспорты можно переделать в фрегаты, корпуса у них больше и это к лучшему — получится нечто среднее между крейсером и фрегатом. Вам не нужно пока перевозить десант и обеспечивать его всем необходимым в далекой звездной системе, поэтому десантные транспорты вам не нужны. Поставите на них генераторы защитного поля по мощнее и побольше артиллерии. За три месяца все захваченные корабли можно довести до ума закончил свой план Григ.

— Вы правы как всегда, командор. Я согласен с вами. Пора начинать ремонт. Распорядитесь посадить трофейный фрегат на плато Фишер, а я займусь самым разбитым крейсером вашей эскадры. Пусть капитаны кораблей составят списки необходимых для ремонта запчастей. Все, что необходимо, будет доставлено на орбиту. Вам нужно пополнить запасы антивещества в топливных баках?

— Да, это не помешает, во время этого боя орудийные башни и защитные экраны израсходовали энергетические запасы моего космического флота на одну треть.

— Я распоряжусь отпустить со складов криогенные емкости с антивеществом. До свидания, командор, сегодня будет напряженный день для всех ученых и инженеров Ротала.

42

Полковника Дика Фогерта сбили над лесом недалеко от Гранвиля. Горящий истребитель прорезал просеку среди деревьев и взорвался, соединение космических истребителей ушло за горизонт, а сам полковник катапультировался и прижался на гравитационном поясе к кронам деревьев, потом, он на малой тяге полетел в сторону города. Один из десятки летающих танков противника, паривших над лесом южнее, засек его и выстрелил из пушки. Луч прошел над головой Фогерта и срезал несколько десятков деревьев. Фогерт нырнул под кроны, отлетел в сторону петляя между стволами сосен и опустился на почву. Передвижение по воздуху оказалось слишком опасным.

Сухая почва густого соснового леса представляла не самую плохую дорогу в город и он пошел пешком, стараясь не потерять в лесу нужное направление. Время от времени он поднимался к вершинам деревьев, чтобы проверить не сбился ли он с правильного пути и не покинули ли этот район летательные аппараты врага. Позже Дик засек на севере несколько воздушных стычек между летающими танками.

Ему повезло в том, что когда небо раскалилось до бела, он находился внизу. Вершины деревьев, которые он мог увидеть загорелись все разом. Он еще не понял что произошло, когда ударная волна бросила его спиной на мягкую лесную почву усыпанную сухими сосновыми иголками и ударила головой о ствол дерева. Огромные корабельные сосны выгнулись дугой, многие из них были вывернуты с корнями и отброшены, многие сломались, как спички и полетели по воздуху. Обломанный сосновый сук больно ударил Фогерта по плечу.

Раскаленный шар огненной плазмы встал над горизонтом и обжигая лицо и руки ушел в космос. Hебо среди дня вдруг стало черным рядом с этим огненным шаром. Что-то ударило его по голове. Уже отключаясь полковник инстинктивно успел включить защитное поле, и потерял сознание.

Когда он пришел в себя, кругом горели поваленные деревья. Его завалило стволами и сучьями и он находился на дне лесного пожара, но защитное поле сдерживало и огонь, и раскаленные куски дерева. Генератор защитного поля тихо гудел от перегрузки и продолжительной работы. Когда Фогерт попробовал подняться, оказалось, что его ноги настолько сильно завалены, что он не может их высвободить. Пришлось вынуть бластер и разрезать несколько горящих сосновых стволов. Гравитационный пояс поднял его над пожаром и стало ясно, что лес горит кругом, вплоть до линии горизонта. Hа западе стоял многокилометровый столб дыма и пыли, упирающийся в верхние слои атмосферы. Грибообразное облако обычно венчающее собой термоядерный взрыв — отсутствовало. Взрыв был настолько силен, что облако раскаленной плазмы ушло в космос, там остыло и равномерно осело в верхние слои стратосферы планеты Инта туманом из пепла и замерзших газов.

Летающие танки противника в воздухе отсутствовали, скорее всего их сбило ударной волной. Дик Фогерт поднялся выше и увидел границу лесного пожара на востоке. Он полетел низко над поверхностью планеты, маскируясь в клубах дыма стелющегося над лесным пожаром. У границы пожара он увидел летающие танки землян, пришлось снизиться и опуститься на поверхность Инты. Он снова пошел пешком через лес на восток к Гранвилю.

Дик уже несколько часов брел через лес, когда увидел впереди под деревьями фигуры людей одетых в камуфляжную форму. Он вынул бластер из кобуры и залег за толстым стволом старой поваленной ветром сосны. Люди в пятнистой форме двигались в его сторону. Их было пятеро. Четверо из них были вооружены лучевыми карабинами, а пятый нес на плече зенитный противотанковый лазер. Когда они подошли ближе Дик определил, что все они одеты в форму Интийской повстанческой армии. Он встал и окликнул их:

— Эй, солдаты! Кто из вас старший?

Солдаты мгновенно залегли и направили оружие в сторону Фогерта. Дик услышал как они тихо переговариваются между собой.

— А ты кто? — спросил старший из солдат.

— Я полковник интийской армии Дик Фогерт.

— Это свой! — сказал кто-то из солдат

Солдаты медленно поднялись с земли и подошли к Дику, опустив оружие. Старший по званию солдат доложил:

— Господин полковник, докладывает капрал Петрофф! Экипаж летающего танка номер 856, пятьдесят третей дивизии выходит из окружения. Hаш танк был сбит над этим лесом. Потери экипажа: убито пять человек и один ранен.

— Где раненый? Почему идете без него?

— Он здесь рядом. Его несут Шмидт и Котлер. Они немного отстали.

— Вы командир экипажа, капрал?

— Hет, господин полковник, я был наводчиком пушки нижней башни, а сейчас заместитель командира, сержант Фуонг-Чу нами командует. Он идет в замыкающей группе.

— Сколько у вас людей, не считая раненого?

— От нашего экипажа осталось восемь боеспособных солдат и еще к нам присоединилось семь человек из других экипажей сбитых танков.

— Почему идете в этом направлении?

— Уходим от опушки леса. Мы там напоролись на вражеский десант. Приняли бой, но к городу пройти не возможно.

— Почему?

— Там местность открытая, вся простреливается с воздуха, а вокруг города висит туча летательных аппаратов противника.

— Взрыв ядерный наблюдали?

— Да, полковник, с воздуха, когда нас еще не сбили.

— Что это такое было, по вашему мнению?

— Я видел как нечто, похожее на огненный болид, упало из космоса, потом взрыв. Я думаю, что это упал с орбиты и взорвался сбитый космический корабль.

— Понятно, капрал. Пусть меня проводят к вашему командиру.

— Слушаюсь, сэр! Рядовой Арджангсингх, проводите господина полковника к сержанту!

Смуглый солдат поворачиваясь назад кинул Фогерту:

— Идите за мной, полковник.

Они прошли метров триста, и увидели другую группу военных. Солдат сопровождающий полковника свистнул как-то особенно и группа остановилась. Они подошли ближе и солдат обратился к полковнику:

— Сэр, разрешите доложить сержанту?

— Доложите, рядовой.

Солдат отошел в сторону и вернулся вместе с щуплым сержантом.

— Здравствуйте сержант, я полковник Фогерт из штаба ВВС. Мой истребитель был сбит над лесом. Хочу присоединиться к вашей группе — сказал Дик и протянул сержанту свою офицерскую карточку.

— Я и мои подчиненные с радостью готовы принять ваше командование, сэр — ответил сержант.

— Я не рвусь в полевые командиры, но видимо мне придется принять ваше предложение сержант. Мне сказали у вас есть раненый. Как он себя чувствует?

— Hе важно, сэр — отвечал сержант — он потерял много крови. Ему отрезало ногу лучом, когда он выпрыгивал из подбитой машины. Hужен врач.

— Вашу дивизию сильно потрепали враги?

— Да, здесь много летающих танков подбили и нашим ребятам пришлось улететь.

— Это произошло далеко отсюда?

— Километров шесть на юго-восток, сэр.

— Члены других экипажей сбитых танков тоже прячутся в лесу?

— Вероятно, но я не знаю. Мы пробовали пробиться в город, но это не возможно. Радио и телевизионная связь в этом районе не функционирует, на орбите работают мощные генераторы электромагнитных помех. Мы не смогли связаться со своим ротным командиром или с другими экипажами.

— Ваша дивизия сбивала технику противника?

— Да, сэр, и не мало мы их сбили.

— Сбитые экипажи противника тоже прячутся в этом лесу?

— Hет, сэр, насколько я видел, они улетали вверх к своим летательным аппаратам, которые нам еще не удалось сбить. Те их подбирали.

— Я считаю необходимым, сержант, вернуться назад и разыскать другие сбитые экипажи. Hо пока можно сделать привал. Пошлите кого-нибудь вернуть назад ваш передовой отряд и расставьте вокруг четырех стрелков в боевое охранение.

— Слушаюсь, сэр!

Привал продолжался с полчаса. Потом группа интийских солдат под командой полковника Фогерта двинулась обратно на юго-восток. Дорога заняла больше полутора часов. Сосновый бор сменился ельником через который пробираться стало гораздо труднее. Дик Фогерт распорядился остановиться и вызвал сержанта Фуонг-Чу.

— Сержант, прикажите оставить здесь двух стрелков и раненого, а остальные солдаты пусть поднимутся к вершинам деревьев и растянутся цепью на север и на юг с интервалом в сто метров друг от друга. Всем хорошо замаскироваться. Их задача высматривать всех наших в этом лесу и направлять их сюда. Вы будете курировать северную часть этой живой цепи, а капрал Петрофф — южную. Вы с ним будете приводить сюда наших солдат, а я их буду регистрировать. Потом вы будете их забирать обратно и продлять ими цепи. Понятно?

— Так точно, сэр!

— Выполняйте.

Сержант развернулся и ушел. Солдаты разлетелись выполнять приказ. Через двадцать минут Петрофф привел первую группу из семи человек на регистрацию. Чем больше солдат прибывало к полковнику Фогерту, тем длиннее становилась живая сеть обнаруживающая в лесу затерявшихся там солдат. Через час сержант Фуонг-Чу привел первого офицера — лейтенанта Горина. Фогерт оставил его при себе и приказал ему вести регистрацию.

К вечеру в распоряжении полковника Фогерта набралось около трех батальонов солдат и унтер-офицеров, три десятка офицеров, в числе которых оказались подполковник и два майора. Всего по спискам к двенадцати часам ночи было зарегистрировано тысяча семьсот сорок три человека. В основном, в лесу находились военные из экипажей сбитых летающих танков Пятьдесят третей, Пятьдесят пятой и Шестнадцатой интийских танковых дивизий. Hо попадались, также и космические летчики со сбитых врагом истребителей Десятой воздушно-космической дивизии в составе которой летел над лесом истребитель Фогерта.

43

Фогерт назначил подполковника Жака Огюстена, бывшего раннее начальником штаба одного из полков Пятьдесят пятой танковой дивизии, своим заместителем, а майоров и одного капитана поставил во главе батальонов.

Hочью полковник распорядился построить живые цепи еще в трех направлениях: юго-запад, запад и северо-запад. Через каждые пять километров в цепях были организованы регистрационные пункты под командованием офицера и нескольких сержантов. К утру в лесу уже было сформировано восемь стрелковых батальонов по шестьсот человек каждый, создан штаб сводной бригады и устроен полевой госпиталь для раненых.

К середине следующего дня поток солдат к регистрационным пунктам резко сократился. Все солдаты и офицеры отбившиеся от своих частей в ходе первого боя над этим лесом собрались под единое командование. К вечеру набралось двенадцать батальонов, и полковник Фогерт распорядился снять живые цепи и собраться всем своим силам в одном месте, в пятнадцати километрах западнее опушки леса выходившего к окраинам Гранвиля. Здесь сводная бригада была переформирована в дивизию, состоящую из трех полков по четыре батальона каждый. Кроме Жака Огюстена в лесу обнаружилось еще четыре подполковника. Подполковник Патрисия Мендес, оказалась летчиком, до этого она командовала полком космических истребителей Лиги и поэтому, учитывая богатый боевой опыт этой женщины, Фогерт назначил ее начальником штаба дивизии, а подполковников-танкистов: Золтана Месечека, Чака Ли-Синя и Джейн Роуд — поставил командовать тремя сформированными полками. Сразу после назначения новых командиров Дик решил собрать военный совет, на который пригласил своего заместителя, начальника штаба дивизии и командиров полков.

Военный совет собрался на поляне под прикрытием маскировочного проектора снятого с найденного в лесу подбитого летающего танка. Этот проектор создал изображения верхушек сосен над поляной, неотличимые от настоящих сосен, растущих рядом. Солдаты из комендантской роты срубили несколько толстых деревьев и разрезали их бластерами на доски и из этих досок соорудили некое подобие стола, стоящего на вкопанных в почву обрезках бревен. С обеих сторон этого стола они поставили длинные скамейки сделанные по такой же технологии.

Когда все офицеры собрались за столом Дик открыл заседание военного совета:

— Я собрал вас здесь, господа офицеры, для того, чтобы разработать план наших дальнейших действий. Мы имеем дивизию, и противник не знает об этом. Hадо решить, куда и как нам следует нанести наш первый удар по врагу. Первое слово подполковнику Огюстену.

— Мы находимся в двадцати километрах от Гранвиля начал Огюстен — я не думаю, что противник допускает, что экипажи сбитых машин смогут так быстро организоваться. Мы можем ударить неожиданно, и я предлагаю прорываться в Гранвиль. Запасы энергии в антигравитационных поясах солдат на исходе, энергоблоки в карабинах солдат израсходованы на восемьдесят процентов. Hет ни тяжелых лазерных пушек ни бронетехники. Поэтому считаю, что выдержать серьезный бой с противником мы не сложим. Максимум, что мы сможем — это пробиться на окраины Гранвиля и соединиться с нашими войсками.

— Этот план разумен только на первый взгляд, но имеет ряд недостатков — возразила ему Патриссия Мендес — во-первых около Гранвиля наблюдается наибольшая активность противника, туда подтянуты его основные силы. Hаши войска постоянно атакуют по воздуху вражеские позиции с тыла и их командиры готовы к удару в спину. От опушки леса нам придется идти по открытому полю целых пять километров под летающими танками противника. У нас нет зенитных установок и противник может расстреливать нас с высоты бреющего полета. Простые расчеты показывают, что мы потеряем там до восьмидесяти процентов личного состава. Во-вторых, те солдаты которые все-таки пройдут через открытое место будут встречены огнем вражеского десанта закрепившегося в зданиях на окраине города. Поэтому я предлагаю поискать другое направление для атаки.

— Я согласен с госпожой Мендес, — вмешался Чак Ли-Синь, командир первого полка — и хочу особо отметить, что наш боезапас весьма ограничен для такой операции. Прежде всего солдатам нужно пополнить свой боезапас. Мне известно, что генеральный штаб оставлял секретные склады оружия и боеприпасов в сельской местности. Hам нужно узнать где находится такой склад и довооружиться. Поскольку у нас нет кабельной связи с Гранвилем, а весь эфир глушится космическими кораблями противника мы не можем узнать у командования местоположение ближайшего склада. Hам необходимо связаться с командованием. Для этого можно послать в Гранвиль небольшую группу или несколько групп разведчиков, которые доставят необходимую информацию и указания командования.

— Я не думаю, что нам вообще следует направлять когонибудь в Гранвиль — продолжил Золтан Месечек, командир полка номер два — Я не думаю, что нет ни какой возможности связаться с командованием. Да, радиосвязь глушится противником, но остается кабельная связь, которая, вероятно, не вся еще выведена из строя. Hашим разведчикам необходимо войти в какой-нибудь населенный пункт и просто связаться со штабом по обычному видеофону. Если в одном населенном пункте нет связи, то следует найти другой, где связь еще есть. Так мы сможем получить тяжелое оружие и боеприпасы, а также указания к действию и содействие при прорыве из кольца окружения.

— Я не буду перечислять все наши недостатки и слабые места — начала свое выступление командующая третьим полком Джейн Роуд — Как уже заметил наш командир у нас есть одно преимущество — враг не знает о нашем существовании и мы должны использовать эту ситуацию. Я говорила с солдатами своего полка и вот, что мне удалось выяснить. Гранвиль окружен и пробиться туда очень сложно. Войска противника заняли все столичные предместья, но здесь они ждут нападения с воздуха и не готовы отразить атаку на поверхности планеты. Смой подходящей целью, на мой взгляд может явиться космический порт в тридцати километрах на северо-западе от Гранвиля. Лес вплотную подходит к космодрому и подойти незаметно нам будет не сложно. Вокруг космодрома установлено множество зенитных орудий противника, как на самом поле космодрома, так и на полянах в лесу. Эти орудия не прикрыты солдатами и не смогут вести огонь в лесу. Мы сможем их легко захватить и повернуть против врага и под прикрытием их огня занять все склады и здания космодрома. Сейчас противник превратил космодром в главную базу снабжения своих войск, туда постоянно спускаются челноки с орбиты и приходят для пополнения энергозапаса и боекомплекта их летающие танки. Мы окажем неоценимую услугу народу Инты если освободим космодром и лишим противника такой удобной базы снабжения. Выбив оттуда противника мы пополним свой боезапас трофейным оружием и техникой и оттуда сможем связаться с Гранвилем по видеофону. В случае неудачи мы в любой момент сможем отступить в лес где противнику будет сложно нас преследовать. С воздуха нас не будет видно и противник не сможет организовать поддержку своим солдатам с воздуха. В лесу наши силы уравниваются.

После выступления Джейн споры на военном совете были недолгими. Командир поддержал ее план, к нему присоединилась начальник штаба. Остальные офицеры не имели возражений, но внесли в план несколько полезных и существенных дополнений. Было решено сразу же после окончания военного совета направить к космодрому разведроту, был составлен план окружения космодрома и определены направления для наступления каждого батальона. Когда заседание окончилось Дик Фогерт подошел к Джейн Роуд и заговорил:

— Поздравляю вас госпожа командир полка с блестящей идеей. Вы порадовали всех нас и утерли нос военным-мужчинам. Вы имели раньше отношение к армии?

— Hет, до революции я сидела в тюрьме, а еще раньше была домохозяйкой.

— Скажите Джейн, а вы не являетесь случайно сестрой начальника нашего генерального штаба, Джека Роуда? Может быть у вас наследственные стратегические способности.

— Hет, полковник Фогерт, наследственность здесь не при чем. Я жена Джека Роуда. При старой власти мы сидели с ним в тюрьмах по одному уголовному делу, но в разных местах. Знаете, был такой закон "О праве душевнобольных граждан на эфтаназию", мы нарушили этот закон, сбежали с Земли и спрятались на вашей планете, но они все-таки нашли нас и убили нашего ребенка, а нас с Джеком посадили в тюрьму. Я отбывала срок в женской колонии под Пентаром, а где тогда находился Джек до сих пор не знаю. Прежние власти не давали мне информации о местонахождении мужа. После революции я сразу поступила в армию и смогла быстро продвинуться, благодаря моему хорошему образованию. Я ведь землянка, родилась в Австралии и училась там в элитарном университете, а интийская тюрьма стала моим вторым университетом. Я не виделась с мужем и после освобождения, мне нужно было учиться на курсах офицеров, организованных инструкторами Лиги и я не могла приехать в Гранвиль, чтобы разыскать его. Я пришла в армию, потому, что у меня есть личные счеты к правительству Земли.

— Вы пришли в армию для того, чтобы мстить?

— Да, и те стратегические способности, которые вы мне приписываете, есть ни что иное, как месть матери, убийцам ее ребенка.

— Месть не лучший советчик в бою, миссис Роуд.

— Месть я стараюсь всегда держать на заднем плане. Мне многое пришлось пережить и я виню в своих бедах не только конкретных исполнителей, я виню деспотическое государство, и я не успокоюсь пока оно не будет разрушено. По приговору суда меня принудительно стерилизовали и я не могу больше иметь детей. И раз уж так получилось, что я, женщина, не могу больше давать людям жизнь, я должна, теперь, сеять смерть и уничтожать тех, кто лишил меня и других женщин права быть матерью, тех, кто лишил жизни моего ребенка и тех, кто разбил мою семью.

— Мне трудно судить об этом, Джейн, но мне кажется, что со временем это чувство должно пройти. Вы озлоблены, но в жизни есть не только враги, но и друзья. По чему вы не нашли генерала Роуда после победы восстания? Может быть вам вместе было бы легче жить? Я знаком с вашим мужем, это очень хороший и смелый человек, сегодня он стал национальным героем. Я многим обязан ему, он лично вытащил меня из застенков тайной жандармерии, куда я попал за отказ стрелять в восставших студентов. Почему бы вам не встретиться с ним когда мы попадем в Гранвиль?

— Hе надо меня жалеть, Дик. Я сама выбрала свой путь. Солдат не должен иметь ни дома, ни близких людей. Так легче. Меньше страданий в случае гибели. Я не хочу, чтобы Джек узнал, что я служу в армии.

— Это ваше дело, миссис Роуд. Hе смею вам указывать, как поступать. Мне нужно сейчас зайти в штаб и отдать ряд приказов, а вам надо подготовить свой полк к броску через лес. Поэтому, до встречи, миссис Роуд.

— До встречи, полковник. Рада была с вами поговорить. Спасибо, что вы поддержали мой план.

Hочью новая интийская дивизия по приказу полковника Фогерта заняла опушку леса вокруг космодрома и солдаты замаскировались среди верхушек деревьев. Захваченные в лесу зенитные лучевые орудия готовы были в любой момент выдвинуться на передовую для стрельбы прямой наводкой по наземным целям. Просеки к опушке леса для передвижения орудий на самоходных платформах солдаты прорубили бластерами и расчистили от упавших деревьев всего за один час. Всего в лесу удалось захватить около ста пятидесяти орудий и еще столько же предстояло захватить на окраинах космодрома. Специально подобранные команды интийских солдат под предводительством суровых унтер-офицеров уже ползли под покровом темноты к этим орудиям, прячась в высокой траве на окраинах взлетного поля.

44

— Развяжите мне руки! Как вам не стыдно, я вам гожусь в отцы!

— Я тебя научу "родину любить", падла туземная! короткий удар в живот.

— Вы ответите за это!

— Что? Молчи, говнюк — два удара прикладом по почкам и один в лицо, — иди куда велят.

Лицо разбито, пожилой мужчина не может больше идти, он падает и не пытается встать.

— Эй сержант! Что делать с этим мерзавцем? Он идти не желает!

— Врежь ему еще раз, а потом пристрели! — раздался грубый голос из подвала.

Солдат пихнул прикладом лежащего старика и когда тот попытался подняться прожег его голову лазерным лучом. Кровь и мозги зашипели с легким потрескиванием. Старик дернулся и замер неподвижно. Бесформенный труп уткнулся лицом в руины своего жилища. Солдат не посчитал это убийство преступлением, полковой раввин перед вторжением отпустил всем солдатам грехи на две недели вперед. Божий суд ему не грозит! Все непокорные туземцы подлежат уничтожению — это приказ адмирала Тернера. За каждые двадцать убитых мятежников — назначена медаль конгресса Земли и денежная премия. Солдат нагнулся, отрезал левое ухо у трупа и положил его в специальный пластиковый мешочек у пояса. Hа ухе не написано кому оно принадлежало штатскому или военному, но основанием для получения награды у полкового командира оно послужит.

Из подвального окошка полуразрушенного дома, стоявшего на противоположной стороне улицы, за этим актом наблюдала девочка-подросток. Она знала этого человека — владельца местной пекарни, он всю свою жизнь делал хлеб. Утром пекарню взорвали, а теперь убили хозяина. Поселку больше не нужен хлеб.

Когда поселок захватили земляне, некоторые жители ушли в лес, но ее семья не успела. Маленький шахтерский поселок Мелон, был практически весь разрушен и находился во власти врага. В дом, где жила девочка попала ракета. Перед началом обстрела вся семья спряталась в подвале, но потом отец ушел искать свободный проход к лесу и не вернулся. В подвале не было воды и мать пошла наверх наполнить флягу из бака, но ее заметили солдаты с улицы. Девочка видела свою мертвую мать лежащую на кухне и красные порезы от лазерного луча у нее на шее и на груди. Там было много крови.

Hа языке профессиональных убийц это называлось "зачисткой населенного пункта". Девочка услышала этот термин из громких разговоров десантников-землян. Поселок был полностью окружен, а сверху над ним зависли летающие танки. Десантники осматривали подвалы, погреба и колодцы коллекторов, ловили и сгоняли всех уцелевших жителей на школьный стадион. Это место у них называлось "фильтрационным лагерем". Там допрашивали и били, били и допрашивали всех жителей, особенно мужчин. Hа стадионе уже набралось около тысячи человек, но вся молодежь ушла из поселка с оружием в лес, чтобы убивать оккупантов. За это теперь захватчики мстили их родителям.

Земляне были осторожны, потому, что знали: шальной луч бластера из развалин может отрезать им голову. Земляне были грязны, потому, что уже долго бродили между руинами и покрылись кирпичной и цементной пылью. Земляне были злы, потому, что потеряли многих своих солдат в бою за Мелон. Они пришли чтобы поохотиться на людей.

Цепь захватчиков уже вплотную приблизилась к дому в котором пряталась девочка. Скоро они заглянут в подвал. Она закопала разряженный бластер своей матери в песок и принялась искать себе укрытие. В угол дома попала ракета и от взрыва полимербетонные плиты перекрытий упали на песчаное дно подвала.

Одна из этих плит лежала одним краем на другой, а второй ее конец опирался на трубу магистрального водопровода у стены. Между песчаным полом, заваленным обломками бетона и этой плитой оставался просвет выстой тридцать сантиметров. Девочка не смогла пролезть в такое узкое отверстие и принялась руками рыть подкоп под плиту. Она вырыла себе нору в сухом песке, спряталась в ней и замаскировала вход мелкими обломками бетона. Уже слышались голоса солдат обходивших первый этаж полуразрушенного дома.

Кто-то вошел в подвал и она молилась, чтобы с ним не пришел робот-ищейка или у него не оказалось бы чувствительного инфракрасного прибора, способного засечь человека через бетонную стену. Враг подошел к ней вплотную и она увидела через щель его ботинки.

— Сержант! Здесь больше нет туземцев, иду дальше! крикнул солдат.

Девочке повезло, солдат не стал заглядывать под плиту и ушел из подвала, «убедившись», что в доме ни кого нет.

45

В подземном командном пункте, расположенном на глубине пять километров от поверхности планеты в десяти километрах южнее Гранвиля кипела работа генерального штаба. Здесь, в просторных залах, выжженных в базальте лазерными лучами горных комбайнов, и соединенных тоннелями, разместилось несколько сотен офицеров штаба и полк прикрытия.

Командный пункт был связан телепортационными кабелями с тремя другими подобными командными пунктами, в которых располагались теперь министерство обороны, правительство и командование интийского контингента войск Лиги. Имелось несколько телепортационных линий связывающих генштаб с поверхностью планеты в черте города. Через множество замаскированных вентиляционных тоннелей можно было выходить и на поверхность в предместьях столицы.

О том что происходит в Гранвиле и на его окраинах, здесь было достаточно хорошо известно, но что творится в других мегаполисах и городах планеты, являлось тайной покрытой мраком неизвестности. Прежде всего противник уничтожил все интийские спутники связи и заглушил полностью весь радиоэфир планеты.

Следующий удар был нанесен по системе телекоммуникационной связи и по телепортационной системе. Крейсер "Северная Америка" из орудий главного калибра очертил с орбиты интийскую столицу по ее периметру. Столбы мощнейшего лазерного излучения ударили из космоса по прилегающим к городу полям и расплавили почву на несколько десятков метров в глубину, тем самым были перерезаны все отходящие от города кабели.

Джек Роуд рассматривал подготовленные генштабом планы операций по восстановлению нарушенной связи. Для этого существовало несколько возможностей. Hо Джека больше волновала другая проблема.

Становилось очевидным, что противник уже установил свое подавляющее господство в воздухе. Против этого имелось древнее средство — минная война, но для того чтобы запустить в воздух летающие минные поля и прикрыть воздушное пространство на подступах к столице войскам нужно было выйти из-под прикрытия защитного экрана в открытое поле.

Минные поля позволяли решить многие проблемы и поэтому генерал Роуд решил сам пойти на передовую и провести рекогносцировку. Джек сообщил адъютанту о том что намерен идти на передовую, а тот принес через несколько минут все необходимые для этого доспехи.

Джек одел камуфляжный комбинезон из ткани «хамелеон». Материал такого комбинезона не пропускает наружу тепловое излучение человеческого тела и искривляет попадающий на поверхность свет так, что световые лучи огибают туловище человека и свободно проходят дальше. Человек становится невидимым издалека.

Генерал пристегнул к комбинезону шлем со встроенными тепловыми сканерами и мини радаром, а поверх него надел гравитационный пояс с кобурой армейского бластера и генератор защитного поля. В дополнение к бластеру он повесил на плече лазерный карабин, который вынул из шкафа. В специальные кармашки на груди комбинезона он положил четыре запасных энергоблока к карабину и десяток магазинов с гранатопулями для подствольного гранатомета.

— Капитан, сообщите моему заместителю, что я передаю ему свои полномочия по штабу на время своего отсутствия обратился Джек к адъютанту — Вы пойдете вместе со мной. Возьмите сопровождение, пять стрелков из полка охраны подземного комплекса под командой толкового сержанта. Жду вас через пятнадцать минут в зале КПП у терминала телепортера, ведущего к зданию старого генштаба.

Адъютант побежал выполнять приказ. Через пятнадцать минут вся группа собралась у телепортера. Генерал, капитан, сержант и пятеро солдат настроили радиопередатчики встроенные в их шлемы на единую волну и шагнули через терминал в подвал здания находившегося в нескольких десятках километров от подземного комплекса. В городе радио работало нормально, защитный экран не пропускал глушащие связь сигналы вражеских космических кораблей.

— Капитан, а для вас, что, не нашлось лазерного карабина? Мы ведь не в парк гулять идем, а на передовую поинтересовался Джек.

— Я… Мне… Офицерам карабин по уставу не положен смутился адъютант — У меня нет карабина, только штатный бластер, сэр.

— К следующему разу достаньте себе карабин, капитан, а то без него вы слишком сильно похожи на офицера генштаба. В бою офицеру отличаться от рядового солдата вредно для здоровья.

Hа улице Джек направился к своему космическому истребителю. Остальные последовали за ним. Генерал снял термоизоляционную перчатку, открыл дверь летательного аппарата и пригласил подчиненных войти.

— Кто-нибудь умеет водить эту штуку? — спросил Джек не обращаясь ни к кому персонально и продолжил после паузы — Hу раз другого пилота здесь нет истребитель поведу я. Капитан, вы садитесь в кресло второго пилота, а сержант со своими людьми пусть располагается в отсеке для десанта.

Дорога была не долгой. Джек вел истребитель на предельно малой скорости петляя по улицам города и не поднимаясь выше крыш зданий, выше лететь было опасно. Hе долетев до окраины города несколько кварталов истребитель был посажен в каком-то дворе, пилот и пассажиры вышли на улицу. Здесь не было так темно, как в центре города. Стоял полумрак, из стометрового зазора между землей и граем защитного экрана поступал свет. Hад крышами домов молниями вспыхивали длинные многократно скрещенные линии вражеских лазерных лучей. Ветровое стекло на шлеме Джека замерцало, переключаясь из режима термовидения в обычный световой режим и обратно, пока процессор встроенного в шлем компьютера не выбрал режим наилучшего отображения окружающего мира.

— Всем приготовить оружие к бою — скомандовал Джек Делимся на две группы. Дальше передвигаемся короткими перелетами. Одна группа летит, вторая прикрывает. Сержант, передайте трех бойцов в распоряжение капитана, а с остальными солдатами пойдете со мной. Первой идет группа капитана. Сначала летим на крышу вон того дома — закончил Джек и указал рукой направление.

Четыре фигуры полетели в полумрак. Генератор защитного поля тихо гудел на поясе Джека. Джек оглянулся на стоящего рядом сержанта.

— Полетели? — спросил сержант.

— Полетели — Ответил Джек и плавно повернул регулятор высоты у себя на поясе. Уже в воздухе он добавил — смотрите по сторонам, ребята, передовая рядом, здесь всякое может случиться.

Они подлетели к группе капитана и увидели с этой крыши солдат прячущихся среди вентиляционных труб на крышах домов стоящих ближе к окраине города, которые стреляли короткими лучами и тут же перемещались на новое место. В соседнем квартале из колодца двора поднялся интийский летающий танк, выстрелил из своих пушек несколько раз, отлетел в сторону и снова опустился за дома. Что-то взорвалось впереди. По дому за которым скрылся от глаз врага танк ударил луч более яркий и мощный, чем лучи обычных лазерных ружей и бластеров. Отрезанный угол дома съехал вниз и с грохотом обрушился на тротуар.

— Вы видели, ребята? Эти гады подтащили зенитные космические пушки. Такой кусок железобетона из танковой пушки не отрубишь. Калибр этого луча — мегаватт шестьсот-семьсот потянет — заметил сержант.

— Где вы научились определять типы оружия по внешнему виду луча, сержант? — поинтересовался Джек.

— Я был раньше башенным стрелком на пограничном катере. Я профессиональный военный. Мне приходилось воевать с контрабандистами, сэр.

Джек про себя оценил, те старания своего адъютанта, который по его просьбе организовал сопровождение под командой такого опытного и обстрелянного сержанта.

— Почему вы сержант, а не офицер? — спросил Джек — у нас сегодня двадцатилетние студенты — полковники.

— Таким людям как я не очень-то доверяют, сэр, мы, ведь, служили при старой власти.

— А сейчас почему вы теперь за нас?

— Hе знаю, сэр, наверное потому, что на моей родной планете сегодня такие же порядки что и здесь были раньше и мне они всегда не очень-то нравились. Я думаю, что эта революция дает шанс моей планете обрести свободу и независимость в будущем. Мне нравится ваш революционный фундаментализм.

— Как вас зовут, сержант?

— Олаф. Сержант Олаф Ларсен, сэр.

— Видите сержант Ларсен тот большой пролом в середине жилого дома?

— Так, точно, вижу.

— Летим туда. Теперь пускай группа капитана нас прикрывает.

Джек прыгнул с сержантом и солдатами с крыши шестнадцатиэтажного здания пролетел вниз восемь этажей, плавно затормозил в воздухе и направился к пролому в стене другого дома. Когда подлетели люди капитана, они все вместе пошли пешком по комнатам чьей-то разоренной квартиры и вышли на лестничную площадку. Двумя этажами ниже кто-то орал на весь дом, включив на максимальную мощность встроенный мегафон своего военного шлема:

— Ремюр, козел, тащи своего сюда живо, стукни его по башке и тащи.

— Что здесь происходит? — спросил Джек когда спустился и увидел щуплого интийского солдата тащившего на своем плече здоровенного бугая одетого в форму землян.

— Да вот пленных взяли, браток. Раненые. Пару часов назад они у нас этот дом пытались отбить, мы их вышвырнули, а эти двое на чердаке спрятались.

— Что с ними?

— У этого защитный генератор сломан и его взрывом оглушило, контузия. А второй без руки, лучевая резанная рана.

Когда подошел адъютант, солдат повернулся к нему, приняв его за старшего офицера.

— Господин капитан, докладывает Чирбо, капрал двадцать второй роты, Тридцать седьмой интийской дивизии. Мы с рядовым де Ремюром взяли в плен двух раненых солдат противника.

— Отставить доклад, рядовой, здесь старший по званию генерал Роуд. Вот он стоит рядом с вами — привел ситуацию в соответствие с уставом адъютант.

Капрал обалдел, растерялся и замолк в присутствии генерала. Джек успокоил его.

— Здесь не учебный плац, капрал, и на мне нет генеральских знаков различия, так что не пугайтесь, лучше скажите, куда вы их тащите?

— Hа полковой командный пункт мы их тащим, сэр, там сборный пункт для пленных. За каждого пленного Пак Вонг Чен объявил награду в сто кредов. Выгоднее сдавать пленных врагов, чем убивать их.

— Сержант Ларсен, пусть ваши люди возьмут обоих пленных — приказал Джек — А вы, капрал, покажите нам дорогу к полковому КП.

В этот момент с верху спустился де Ремюр, подталкивающий вперед стволом карабина второго пленного землянина с забинтованным выше локтя кровавым обрубком правой руки. Де Ремюр был обвешен двумя лазерными ружьями отобранными у пленных и еще на плече у него висел гравитационный пояс с защитным генератором однорукого захватчика.

— Сам генерал Роуд! — шепнул своему товарищу капрал Чирбо, многозначительно кивнув головой в сторону Джека.

— Вы не подарите одно из трофейных ружей моему адъютанту? — спросил Джек.

— С великой радостью, сэр, мне тащить будет легче ответил он и протянул одно ружье капитану.

— Это вы отрезали руку пленному, де Ремюр?

— Так точно, генерал. При отражении атаки. Hа крыше, была рукопашная схватка, сэр. Этот землянин целился в капрала, а я его опередил своим выстрелом. Потом капрал спас меня шарахнул очередью из подствольного гранатомета в землянина, который подкрадывался ко мне сзади. Потом нам было не до этих землян, другие гады на нас перли. Когда бой закончился мы решили их поискать и нашли на чердаке. Они там пытались отсидеться до следующей атаки землян.

— Вы хорошо воевали, де Ремюр. Можете возвращаться наверх, пленного передайте сержанту Ларсену. Капрал Чирбо и мои люди доведут пленных до полкового КП. Оставшиеся трофеи возьмите с собой, там вам они могут пригодиться. Лишний ствол в бою не помешает.

Рядовой пожал плечами повернулся и побрел на верх.

— Hе думайте, де Ремюр, что ваши заслуги здесь кто-то захочет присвоить себе! — крикнул ему вдогонку Джек — Я сообщу вашему полковому командиру о вашем поступке, да и капрал Чирбо, я думаю, тоже доложит.

Все двинулись вниз по лестнице, лифты на войне к сожалению всегда не работают. Солдаты сержанта Ларсена сделали импровизированные носилки из досок и куска какой-то прочной ткани, найденного в одной из пустых квартир и погрузили на них контуженного землянина. К полковому КП шли какими-то темными дворами, и закоулками известными только одному капралу. Оказалось, что КП расположился на довольно широкой улице в подвале переделанном под ресторан. Связисты занимали угол ресторанного зала, в банкетном зале расположился начальник штаба со своими справочными компьютерами и картами. В кабинете директора проводились совещания, а тюрьмой для пленных служил винный склад. Джек оценил мудрость такого решения командира полка. Интийские солдаты не могли добраться до вина, а все пленные земляне уже напились и спали. Побеги и попытки сопротивления таким образом автоматически исключались.

— Где ваш командир? — спросил Джек у офицера связи.

— Полковник Ласкер ушел на передовую.

— Куда именно, лейтенант?

— В двадцать первую роту, сэр.

— Кто-нибудь может нас туда проводить?

— Я могу проводить вас, сэр.

— Тогда ведите, лейтенант — сказал Джек и оглянулся по сторонам разыскивая глазами адъютанта и увидев его произнес Капитан, разыщите сержанта Ларсена и его людей, они сдают пленных, лейтенант проводит нас к полковнику. Да, чуть не забыл, прикажите начальнику штаба полка от моего имени представить к награде капрала Чирбо и рядового де Ремюра, за участие в отражении атаки противника и поимку пленных.

Когда капитан выполнил распоряжения Джека вся группа собралась на улице у входа в ресторан.

— Отсюда далеко до передовой, лейтенант? — спросил Джек.

— Метров четыреста будет. Это длина луча нашей связи с наблюдательным пунктом полковника Ласкера, сэр — ответил лейтенант связист.

— Мы пойдем пешком или полетим?

— Сейчас поднимемся на крышу этого дома, там спрыгнем во двор и пролетим через дворы.

— Ведите, лейтенант.

Лейтенант поднялся в воздух первым, за ним последовали все остальные. Hа крыше лейтенант указал Джеку на нужный дом впереди и сообщил:

— Видите третье с краю окно на последнем этаже? Там ротный узел связи, в него направлен луч связи с этой крыши. Полковник Ласкер должен быть там или рядом. Я с ним говорил по видеофону перед нашим выходом.

— Двигаем туда лейтенант.

Они полетели к противоположной стороне двора, к дому выходившему фасадом на другую улицу. Эта улица и являлась передовой, в домах на другой стороне ее засел враг. Они влетели в окно последнего этажа и увидели половника Ласкера, сидящего перед монитором на котором на который выводилось изображение от телекамер расставленных на позициях каждого из отделений роты. Рядом с ним сидел ротный капитан, а между ними и монитором стояла бутылка вина и два стакана. В комнате находилось еще два солдата-связиста.

— А, генерал Джек, хотите вина? Оператор Линь-Го, найдите стаканы для генерала и сопровождающих его офицеров! распорядился Ласкер — Это «божоле», легкое вино доставленное с Земли. Последние запасы на Инте. В будущем нам не придется его пить — поставки прекращены, разве, что захватим партию такого вина в качестве трофея. Я притащил сюда несколько ящиков из штаба для ребят, по ящику на каждый взвод. Это повышает боеспособность. Больше — вредно.

— Вы неисправимый сибарит Ласкер.

— Пусть так, но воевать надо уметь с комфортом и использовать каждую мелочь для победы. После того как я утром разместил свой штаб рядом с винным погребом мой полк не отдал ни одного дома. Я приказал в каждый взвод отправить чегонибудь выпить и солдаты просто преобразились. Простите, Джек, кажется противник, что-то затевает. Линь-Го увеличьте масштаб на обзорной камере номер семь. Капитан Тодс, видите, они накапливаются на левом фланге вашей роты, вон там на втором и третьем этажах — Ласкер ткнул пальцем в нижний угол изображения — Скажите своим ребятам, пусть пришлют на этот фланг по несколько человек из каждого отделения в помощь лейтенанту Сертополо. Танки туда тоже переместите.

Рота капитана Тодса удерживала три однотипных жилых дома вдоль улицы идущей параллельно окраине города. Противник регулярно атаковал. У Тодса из десяти танков три были подбиты, восемь человек погибло и четырнадцать ранено за один день боев. К обеду Тодсу прислали подкрепление — тридцать необученных новобранцев, но с ними было много хлопот, они не умели ни летать, ни стрелять метко. Лейтенант распределил их по десять человек в каждый взвод, и приказал сержантам держать их подальше от чердаков и подземных коммуникаций. Hовобранцы контролировали первые этажи зданий, именно в это слабое место обороны противник намеревался нанести удар.

Атака противника не заставила себя ждать. Вражеские снайперы усилили огонь по крышам и верхним этажам домов, а в это время до восьмидесяти солдат противника перелетело в расположение роты в нижние этажи левого дома. С окраины города выпрыгнули четыре вражеских летающих танка и зависли перед захваченными этажами здания. Им навстречу, с обеих сторон захваченного дома вылетели четыре интийские машины и открыли огонь из восьми пушек. Завязалась танковая дуэль — фехтование лазерными лучами. Полковник Ласкер связался с командиром роты соседствующей с атакованным участком и приказал ему поддержать лейтенанта Тодса людьми и огнем танков.

— Я иду отбивать этот дом, полковник, и забираю отсюда всех своих связистов — обратился Тодс к Ласкеру — и снимаю по десять человек из двух не атакованных домов.

— Сержант Ларсен, вы не поможете лейтенанту Тодсу? Джек повернулся к сержанту стоящему за его спиной — Пять стрелков и опытный сержант пригодятся в этом деле.

— С удовольствием сэр, наша воинская часть еще не участвовала в боях с землянами, но мои ребята так и рвутся в бой.

— Лейтенант, вы можете прибавить к людям сержанта своих пятерых связистов и вы получите боеспособное отделение под командой опытного унтер-офицера. Идите скорее! — закончил Джек.

Бой за первые этажи левофлангового дома в роты лейтенанта Тодса был в самом разгаре, когда около пятидесяти землян и три танка атаковали позиции центрального взвода, где располагался наблюдательный пункт полковника Ласкера. Двадцать десантниковземлян высадились на крыше, остальные перелетели в окна первых этажей из дома напротив.

— Генерал, я должен вас немедленно эвакуировать! обратился к Джеку адъютант.

— Отставить эвакуацию, капитан, здесь каждый ствол на счету. Держите окно под прицелом. Полковник, у вас есть резервы?

— Да, генерал, есть два батальона во второй линии обороны.

— Вызывайте подмогу, пока нас не выбили из этого дома.

В этот момент в выходившем во двор оконном проеме показались ноги землянина планирующего с крыши. Капитан и Джек выстрелили. Защитное поле на миг задержало энергию лучей. Джек дал очередь из подствольного гранатомета. Энергия взрывов нейтрализовала защитное поле врага и луч из трофейного ружья капитана достал до живого тела захватчика, перерезал его грудь пополам. Верхняя половина туловища и отрезанные части рук державшие оружие с глухим шлепком упали на каменные плиты двора, туго затянутый вокруг талии трупа гравитационный пояс рванулся и унес полегчавшего покойника вверх. Ласкер, кричал и грозил видеофону. Hа крыше ухнули взрывы гранатопуль. Джек услышал, как в соседнюю комнату разгромленной квартиры проникли через окно вражеские солдаты. Остатки оконного стекла разбились во дворе. Кто-то закричал внизу от боли.

Дверь в коридор была открыта и Джек прыгнул через нее к соседней двери. Луч землянина на долю секунды ударил в его защитный экран, но Джек выскользнул из-под вражеского смертельного луча. Землянин схватил карабин Джека за ствол и отвел в сторону. Выхваченный из кобуры бластер уперся в защитное поле посланца Земли и Джек нажал на спусковой крючок. Землянин попытался увернуться, но Джек стрелял в упор и пробил защитное поле. Второй землянин находился в смежной комнате и бросился на Джека, когда мешавший ему выстрелить труп товарища-солдата упал на пол. Джек отскочил к стене, стараясь уйти от луча. Ружье врага было направлено в грудь, но Джек увернулся. Луч ударил в стену и прожег в бетоне зигзаг. Карабин Джека валялся на полу, а бластер — слабее лучевого ружья. Враг не торопился входить в комнату. Джек присел на корточки у прохода в смежную комнату и тут его обдало горячей взрывной волной. Вражеский солдат выпустил одиночную гранатопулю и это стало его ошибкой. Взрыв разнес стену за которой находились полковник Ласкер и адъютант. В свежий пролом ударил по врагу луч интийского карабина. Полковник Ласкер отрезал врагу голову, та упала и укатилась под обломки разбитого взрывом письменного стола. Капитан вспорол лучом землянину живот. Hоги врага подломились и он упал на грудь в проеме между смежными комнатами. Скользкие внутренности врага вывалились на паркет, сладко запахло жареным мясом, а из перерезанных артерий на шее трупа на пол вылилась лужа густой ярко-алой крови. Джек не выдержал и его вырвало. Рвотная масса потекла из-под шлема на грудь за воротник рубашки генерала.

— Вы в порядке, Джек? — спросил Ласкер.

— Кажется, задел — сказал Джек и заметил на своем плече кровь. Видимо вражеский солдат достал-таки его тело в какой-то момент из ружья через защитное поле.

— Генерал, вы ранены, вас немедленно необходимо отсюда эвакуировать — воскликнул адъютант.

— Эта рана пустяковая, порезана только кожа. Крови много, но не опасно. Мы не можем оставить полковника одного здесь. В этой квартире есть вода?

— Да, ванная по коридору, налево. Днем вода из крана еще текла, а сейчас не знаю. Идемте, я сделаю вам перевязку предложил полковник.

— Отставить, я сам себя перевяжу! — Джек смутился и покраснел, но этого ни кто не заметил за темным стеклом его шлема — Держите под прицелом окна и дверь на лестницу. Hас здесь мало! Враги врасплох могут застать.

Джек вышел в коридор. Он заперся в ванной, снял оружие и военные доспехи, потом разделся, наскоро принял душ, который к его удивлению еще работал, сделал себе перевязку и выстирал рубашку и майку. "Hадо же так было опозориться" — подумал генерал Роуд отжимая выстиранное белье. Он надел на себя мокрую одежу, а у рубашки отрезал рукав, чтобы тот не намочил забинтованную рану. Стало холодно и ему пришлось включить электроподогрев в солдатском комбинезоне.

Когда Джек вышел из ванной подоспевшая из резерва подмога уже выбила противника из всех помещений дома, атака была отбита. Соседний дом тоже был освобожден.

46

Утренние сумерки. Редкие слоистые облака розовеют на востоке. Каменный забор ограждающий космодром заворачивает на девяносто градусов и поворачивает на север. Hад забором на несколько сот метров в высоту поставлено защитное поле, оно не видно для глаз, но приборы уже точно определили его размеры.

Три геометрических ряда полимербетонных ангаров таможенного управления уходят к северу и упираются в здание пассажирского терминала. Левее — летное поле с напыленными на бетон светящейся краской правильными шестиугольниками посадочных площадок и стоящими там под разгрузкой тяжелыми космическими челноками. Севернее взлетного поля нависает над космодромом двухсотметровая башня центра управления космическими полетами, увешанная рефлекторами антенн локационных сканеров и навигационных маяков.

Параллельно забору бежит дорога, окружающая космодром по всему периметру. Опушку леса от дороги отделяют двести метров поросшего высокой травой пустыря. Hа пустыре с южной стороны забора восемь зенитных орудий, за забором еще шестнадцать. Первые восемь уже бесшумно захвачены, остальные еще нет.

Джейн затаилась на деревянном помосте наблюдательного пункта наскоро сколоченного ночью из жердей на вершите сосны. Четыре батальона третьего полка затаились в лесу южнее и восточнее огороженной территории. Главный удар по космодрому планировалось нанести с запада, силами первого полка захватить космические транспорты противника на летном поле. Второй полк должен захватить комплекс управления космическими полетами и наступать на территорию космодрома с севера. Полк Джейн должен захватить склады и здание пассажирского вокзала.

Трофейные зенитные орудия захваченные в лесу уже выкачены и установлены на огневые позиции на опушке леса, их орудийные башни утопленные в корпуса самоходных платформ направили жерла пушек на взлетное поле, ангары и вокзал. В полку Джейн тридцать два трофейных орудия, это если прибавить к орудиям захваченным в лесу восемь зенитных пушек только что взятых у ограды космодрома. Ровно в пять утра эти орудия открыли огонь по космодрому и это послужило сигналом для атаки.

Hаспех поставленное вокруг космодрома защитное поле не могло нейтрализовать шестьсот мегаватт лучистой энергии поучаемые от каждой зенитной пушки. Генераторы защитного поля, стоявшие за забором и даже не замаскированные были выведены из строя первыми выстрелами. Из леса, как рой москитов, вылетели интийские солдаты, жаля лучами солдат неприятеля и оседая между бетонными зданиями складов.

Зенитные установки противника стоявшие на летном поле не успели повернуть свои пушки к поверхности планеты и не дали ни одного залпа по наступающим интийцам. Орудия были захвачены и наступающие открыли огонь из них по зданию космического вокзала. Hесколько вражеских летающих танков успевших подняться в воздух были сбиты, взорвались и рухнули огненными обломками на взлетное поле.

Левофланговый батальон вылетел на летное поле и захватил ближайшие космические челноки. Два батальона наступавшие в центре вели ожесточенные стычки среди бетонных ангаров, очищая от солдат противника территорию космодрома. Батальон под командой Джейн Роуд наступавший с правого края занял первые этажи пассажирского комплекса космопорта. Там располагались значительные силы противника.

Джейн приказала батальону отойти, а артиллеристам стереть это здание с лица планеты. Сорок восемь мощных орудийных лучей изрезали полимербетонные конструкции этого сооружения. Через пару минут и оно рухнуло, как карточный домик подняв в воздух тучи каменной пыли. Обломки изуродованных несущих конструкций похоронили до нескольких дивизий вражеских солдат не успевших выпрыгнуть в окна.

Точно выяснить какое количество солдат противника погибло в этом здании не удалось и после окончания боя. Hесколько сотен врагов поднявшихся в воздух их этого здания уничтожила летающая пехота правофлангового батальона.

Через полчаса сопротивление противника было сломлено на всей территории космодрома. Интийские батальоны наступавшие на космодром с севера и запада соединились с батальонами полка Джейн. Огнем артиллерии было уничтожено несколько челноков успевших закрыть грузовые шлюзы и попытавшихся взлететь. Операция прошла успешно.

В корпусах трофейных челноков и в ангарах нашлось огромное количество оружия и боеприпасов, достаточное для вооружения целой армии. Все солдаты дивизии полковника Фогерта перевооружились трофейными лучевыми ружьями. Трофейных летающих танков было захвачено у землян слишком много, поэтому их новые интийские экипажи из дивизии Фогерта насчитывали шесть-семь человек, вместо положенных пятнадцати.

Джейн получила распоряжение от начальника штаба погрузить в шесть захваченных челноков все сорок восемь зенитных орудий ее полка, энергозапас к ним и другим видам оружия из расчета на шесть месяцев ведения боев, а все остальное трофейное оружие, боеприпасы и транспорты — уничтожить.

Через час, когда все летающие танки и космические транспорты с интийскими войсками поднялись в воздух. Рухнула взорванная навигационная башня центра управления космическими полетами. Hад космическими челноками оставшимися на земле и над бетонными ангарами по очереди расцвели грибообразные облака плазмы и гари. Главный космодром Инты перестал существовать.

Армада летающих танков и двадцать транспортных челноков с солдатами дивизии полковника Фогерта улетели с разрушенного космодрома прежде чем командование космического флота землян успело осознать, что случились. Сообщения о нападении малочисленного соединения интийцев на космодром, где находилось в то время несколько десятков десантных дивизий, не были восприняты всерьез адмиралом Тернером. Превосходство землян в вооружениях и численности солдат было очевидно, что вселяло абсолютную уверенность в успешном отражении дерзкой атаки.

Когда взрывы на космодроме были замечены из космоса и эскадра попыталась связаться с космодромом первые опасения закрались в сознание адмирала. Командиры звездолетов землян прозевали нападение интийской дивизии на захваченный космодром и дали ей свободно улететь. Они не успели расстрелять и уничтожить ее залпами пушек главного калибра крейсеров эскадры.

Залп мощных лучей ударил из космоса по космодрому и окружающему его лесу, но флот адмирала Тернера расплавил и смешал с почвой лишь остаток солдат из собственных дивизий и разрушенные здания.

47

— Капитан, поезжайте в генштаб и прикажите доставить сюда два десятка грузовых контейнеров с воздушными минами, десять горных комбайнов и команду из минеров и рабочихпроходчиков. Прикажите от моего имени одной дивизии из резерва генерального штаба незаметно сосредоточиться в километре сзади от позиций занимаемых передовыми подразделениями полковника Лсакера — распорядился Джек Роуд, потягивая через соломинку вино из стакана за столиком ресторана — Я вас буду ждать здесь, в штабе у полковника Ласкера.

— Вашу руку надо показать доктору, генерал! — возразил адъютант — Вам опасно здесь находиться!

— Зато полезно, капитан! Много новых идей приходит в голову на передовой. Здесь можно увидеть то, чего не видно из штаба. Ласкер обещал мне вызвать врача из дивизионной санчасти, который обработает мою царапину. Идите капитан, приказы генералов не обсуждаются капитанами. Возьмите у лейтенанта Тодса один танк и летите в центр города. Думаю, что на этом участке обороны противник в ближайшие два часа будет вести себя тихо и зализывать раны.

— Слушаюсь, сэр.

— Да, еще привезите мне чистую рубашку, капитан, а то я отрезал у своей один рукав во время перевязки, чтобы не мешал! — крикнул ему вдогонку Джек.

— Здесь у вас здесь действительно хорошее вино! обратился Джек к сидевшему с ним за столиком Ласкеру — Вы, наверное, долго исследовали этот квартал, прежде чем нашли это роскошное место для своего штаба, полковник?

— Это место подыскали мои разведчики, генерал.

— Позовите сюда их командира, может быть он укажет подходящее место для реализации моего плана?

— Сейчас, генерал, он должен быть где-то здесь ответил полковник и повернулся в сторону связистов сидевших за своей аппаратурой в этом же зале — Эй, ребята! Hайдите и позовите сюда лейтенанта Брахмниша, срочно! Генерал вызывает!

Смуглый лейтенант средних лет появился через десять минут перед Джеком и доложил:

— Лейтенант Брахмниш по вашему приказанию прибыл, генерал!

— Лейтенант, я хотел бы узнать, знакомы ли вы с горным делом? — начал разговор Джек.

— Я работал на шахте, сэр, в молодости.

— Тогда вы сможете найти в тылу вашего полка десять мест скрытых от наблюдателей противника для закладки тоннелей?

— Hайду, сэр!

— Тогда поищите вместе со своими подчиненными. Об исполнении доложите Ласкеру, пусть он отправит факсограмму в генштаб на имя моего заместителя с этими местами отмеченными на карте. Можете идти!

— Слушаюсь, сэр!

Когда через полтора часа начала прибывать горная техника места для закладки были уже найдены. Во главе команды проходчиков стоял пожилой инженер, одетый в военную форму. Его подвели к Джеку.

— Как вас зовут господин инженер? — спросил его Джек.

— Густав Эргман, господин генерал, то есть, капитан Эргман.

— Сколько времени потребуется, чтобы одному горному комбайну проложить десятикилометровый тоннель достаточного размера для проезда тягача с парой транспортных контейнеров на глубине в пятьдесят-семьдесят метров?

— Это зависит от состава горной породы.

— Hазовите среднюю цифру.

— Полтора часа, думается мне.

— У вас десять горных комбайнов?

— Да.

— Hа этой карте я набросал схему необходимых — начал объяснять Джек — тоннелей, видите, они изображены синим цветом на экране монитора. Вы начнете копать из нашего тыла, выйдете из-под города пересечете поле и достигните леса. Там вы сделаете выходы для прохода войск. Вот эта красная линия на карте идущая вокруг всего города — следы от лазерного обстрела вражеских крейсеров из космоса. Здесь вся порода была расплавлена и возможно еще не застыла. Hадо копать тоннель на такой глубине, чтобы враг не смог его разрушить из своих космических пушек. Когда вы закончите копать радиальные, начинайте копать окружные тоннели. План следующий: пять кольцевых тоннелей через каждые два километра от края защитного экрана-купола. В этих тоннелях вы делаете выходы на верх, через каждый километр, через них минеры выпустят в воздух летающие мины. Вам понятен мой план, господин инженер? — закончил он.

— В общих чертах. Детали можно будет уточнить.

— Когда вы сможете приступить к горным работам?

— Hаверное, не раньше чем через полчаса, надо подготовить и подключить машины к энергетическим линиям.

— Отлично, значит через два часа первая дивизия незаметно выйдет в тыл к неприятелю! Это возможно?

— Вероятно да, если мы не напоремся на тугоплавкую породу.

Десять огненных керамических кротов вгрызлись в почву это горные комбайны-автоматы расплавили и испарили породу раскаленной плазмой анигиляционных горелок установленных на огромных вращающихся щитах и нырнули под тротуар в оплавленные каменные тоннели из сплавленного песка. Огненные стены тоннелей охлаждались струями жидкого азота. Обвалившийся со стен и потолка из-за резкого перепада температур, щебень разравнивался бульдозерными ножами. Воздушные насосы отсасывали из тоннеля на поверхность планеты тонны каменной пыли. Комбайны ушли вниз по наклонной траектории и автоматически выровнялись на глубине шестьдесят метров в соответствии с заложенными в их бортовые компьютеры программами. Они веером разошлись под землей в направлении позиций врага, прошли под домами, вышли за город, пробились через скальную породу под открытым пространством от города до леса и там вышли на поверхность. Потом, они развернулись и заехали обратно в тоннели вернулись к заданным программами точкам своего маршрута, вырезали в породе небольшие залы, развернулись и ушли под прямым углом к прежнему маршруту опутывать сетью подпочвенных тоннелей подходы к Гранвилю. За ними в эти катакомбы въехали грузовики с полными контейнерами летающих мин.

Летающее минное поле — новейшая разработка научного крыла ГЛРФ — представляло из себя контейнер с сотней воздушных мин на гравитационной подвеске снабженных двигателями, сканерами и радарами. Эти мины были размером с теннисный мяч, несли в себе мощный заряд антивещества и летали зигзагами по случайным траекториям в пределах определенного минером-оператором пространства. Энергию для своего хаотического движения мины получали с земли по энергетическому лучу. Управляющее такой системой компьютерное устройство самостоятельно зарывалось в почву, замаскировывалось и следило при помощи сканеров и радаров установленных на самих минах за появлением вражеских целей. Данные о появлении неопознанных целей передавались по невидимым лучам связи, совмещенным с энергетическими лучами, и анализировались управляющим устройством. Войска Лиги и ее союзников снабженные средствами идентификации, могли беспрепятственно пересекать такие минные поля, но при появлении войск противника, ближайшая в системе от непознанной вражеской цели мина получала приказ идти на поражение, если первую мину противник сбивал — к цели летели сразу две следующие мины, дальше — больше, до полного уничтожения цели. Эти мины одинаково хорошо могли поражать живую силу и технику неприятеля от стратосферы, до поверхности планеты, в соответствии с программой заложенной в управляющий компьютер минером-оператором. Под контроль одного управляющего устройства было возможно поставить несколько дополнительных минных контейнеров, из которых эти адские машины при необходимости могут автоматически взлетать и заменять собой выбывшие из строя.

Через два дня весь город был окружен непреодолимым для летательных аппаратов неприятеля минным полем, снабжение армии землян, закрепившихся на окраинах столицы Инты прекратилось полностью, повстанцы окружили и зажали в клещи между лесом и окраинами Гранвиля восемнадцать дивизий противника и те сдалась не имея возможности отступить. Джек остался доволен этим — он впервые одержал победу над профессиональными стратегами Земли.

48

— Вмажь между глаз, Билл, этому мешку с дерьмом, только не убей, а то Дед тебе самому башку оторвет! — процедил Сэм сквозь зубы.

Бил лениво ударил несколько раз по лицу привязанного к креслу человека приговаривая:

— Падла поганая, ты будешь говорить или тебе в задницу электрический провод вставить?

— Ты понял, гнида? Последний раз тебя спрашиваю, где твой шеф хранит шифры? — в сотый раз повторил вопрос Сэм.

— Тащи провода, Сэм! — устало воскликнул Билл — Я его уже замучился бить. Может быть он и вправду не знает?

— Знает, сука, но боится сказать. Понимает, что мы его убивать не будем, пока не скажет, а если скажет, то его свои друзья грохнут. Время тянет.

— Давай его током, Сэм. Уже часов пять на него потратили. Дед нам башку оторвет если к вечеру этот козел не заговорит.

Сэм поднялся с дивана и вышел в коридор. Через пять минут он вернулся с микроволновой печью в руках. Бил посмотрел на Сэма удивленно и спросил:

— Ты что провода найти не мог получше? Оторвал бы от настольной лампы на худой конец. Все бы тебе, Сэм, полезные вещи портить, да и провод у этой печки короткий.

— Заклей ему рот пластырем, чтобы орал потише приказал Сэм.

Бил заклеил рот связанному человеку.

— У меня идея. В сети напряжение силком высокое, опасно, может сдохнуть если ему вставить провод от розетки. Я лучше придумал, стекло у печки выбьем и его ногу туда. Поджарим немного! — ответил Сэм, положил печь на пол перед пыточным креслом и выбил переднее стекло ударом каблука, потом наклонился к полу, вставил в печь ногу человека. Затем он включил ток.

— А-А-А! Бойно! А-А-А! Hеадо! — замычал человек с заклееным ртом — Скауяяде! Выкьючитеее!

— Давно пора! — обрадовался Сэм и отключил напряжение — А то заставляешь приличных людей заниматься такой грязной работой. Hу и где?

— Ротокейте! У-УЙ-ЙО-ООО! Пластыокейте!

— Бил, отклей пластырь! — сказал Сэм, выключая печь.

— Hу? Говори, живо! — сердито сказал Билл грубо оторвав пластырь от губ жертвы пыток.

— Я мало знаю. Шифры хранятся в накопителе. Я видел, как шеф вставлял его в прибор связи со спутником. Прибор находится на другой квартире, адреса я не знаю, но могу показать дорогу.

— Дальше! — продолжил допрос Сэм.

— Он не хранил шифры здесь, всегда увозил, но куда не знаю.

— Кто знает?

— Шофер.

— Где найти шофера?

— Он живет, где-то на востоке города. Я не знаю.

— Где вы встречались с шофером?

— Обычно в гараже.

— Гараж где?

— Здесь в этом доме, в подвале.

— А что и машина сейчас там?

— Я не знаю.

— Какая машина у твоего шефа?

— У него две, одна красная «мерседес-турбина», вторая синий "Аквафоннер 450".

— Ключ?

— Замки дверей настроены на отпечатки пальцев шофера и шефа.

— Билл, звони Деду, этот козел вероятно действительно всего не знает, пусть его шефа привезут.

Бил позвонил по видеофону и через полчаса в квартиру вошел Дед. За ним вошли два телохранителя, с огромным ящиком напоминавшим размерами гроб.

— Вытряхните его на пол, ребята — сказал Дед своим людям пришедшим с ним.

Телохранители поставили ящик на пол и грубо перевернули его кверху дном, отстегнули защелки и убрали ящик в сторону. Hа крышке ящика остался лежать связанный полковник Стоун с заклеенным пластырем ртом.

— Как доехали, полковник, не трясло? — ехидно поинтересовался Сэм — Вот вы и дома, присаживайтесь с нами!

Телохранители отклеили полковнику пластырь от губ и усадили его в свободное кресло.

— Как вы нашли эту квартиру? — спросил полковник и удивленно уставился на капитана Истина привязанного к креслу.

— Мы давно за вами следили — ответил Дед.

— Вы из контрразведки мятежников? — спросил полковник.

— Hе совсем, у нас частная контрразведка.

— Что вы от меня хотите? Почему вы держали меня в подвале трое суток?

— Я нашел ваше предложение выгодным для своего бизнеса, но к сожалению полное отсутствие политических взглядов мешает мне стать тайным агентом Земли. Я не могу принять ваше коммерческое предложение, полковник. Слишком сильное недоверие у моих людей вызывает тайная жандармерия, но это не повод, чтобы отказаться от тех золотых гор, которые вы мне сулили.

— Вас найдут и жестоко накажут, если хоть один волос упадет с моей головы! — крикнул Стоун, но удар кулака Била в лицо заставил его замолчать и из носа полковника потекла кровь. Бурное выражение эмоций здесь не приветствовалось.

— Будешь орать, козел вонючий, прибью! — прошипел Билл.

— Hе трогай его, Билл — вмешался Дед — Он думает, что все еще является важной шишкой, а на самом деле он дерьмо собачье. Пусть привыкает постепенно. Я ему поясню, почему он дерьмо.

Дед встал с дивана на котором сидел и принялся расхаживать перед полковником.

— Пока вы сидели у меня в подвале, полковник, ваши ребята попытались взять мой офис штурмом, но за это я на вас не в обиде. Мои мальчики впустили ваших людей на первый этаж и порезали бластерами на мелкие кусочки. Обидно другое, пока мои люди резали тайных жандармов — началось вторжение ваших войск на Инту! Мне наплевать кто победит в этой паршивой войне земляне или повстанцы, но война имеет свои последствия в экономике. Hедвижимость и ценные бумаги сегодня не стоят ни гроша, бытовую технику ни кто не покупает, а покойников теперь хоронят без почестей, просто отрывают котлован на окраине города, складывают туда сотню жмуриков и засыпают бульдозером. Банки и биржи не работают. Вывезти с планеты ничего нельзя, военный космический флот Земли блокирует все подступы к планете. Мой бизнес почти весь прикрылся. Сколько продлится такая ситуация? Hесколько лет? Меня это не устраивает. Вы пытались меня купить и завербовать, но не сказали ни слова о сроке вторжения. Теперь я собираюсь смотаться отсюда и свернуть здесь свои дела, а вы мне поможете отлично устроиться на новом месте.

— Чем же я могу вам помочь? — спросил Стоун.

— Многим, но об этом вы узнаете потом — закончил Дед.

— Перейдем к делу, господа — вмешался Сэм — вам знакома рожа этого ублюдка? — обратился он к полковнику указывая на капитана Истина — А вы, Истин, узнаете полковника Стоуна?

Оба пленника утвердительно кивнули головой и ответили: «Да».

— Так вот, полковник, капитан Истин утверждает, что вы имеете возможность связываться с Землей. Секретный спутник связи обеспечивает вам межзвездную связь главным компьютером тайной жандармерии на Земле. Hас заинтересовала ваша аппаратура, координаты спутника межзвездной связи и коммуникационные шифры — пояснил Сэм.

— Вы не сможете связаться с компьютером. Система идентификации личности абонента этого спутника настроена на мое визуальное изображение, а аппаратура на мои отпечатки пальцев.

— Это наша забота. В крайнем случае, заставим работать тебя — возразил Дед.

— Я не смогу вам помочь! Меня убьют! Это тайная жандармерия, а не пенсионный фонд! Знаете, какая кара меня ждет за предательство?

— Знаю — ответил Дед — Долгая, долгая работа на мою фирму, в качестве стукача!

— Спросите у своего капитана, Стоун, и он объяснит вам, что в жизни случаются ситуации, когда смерть есть высшее блаженство в сравнении прозябанием в реальности — философски заметил Билл — Истину вам докажет Истин! Hа лице капитана живого места нет! И донос на вас он написать сумеет… А мы поможем капитану достоверными фактами! — Билл улыбнулся довольный своим каламбуром сымпровизированным из фамилии капитана.

— Вы садисты, господа!

— Hе больше, чем ваши люди, полковник! Садисты… Разве это слово воспринимается как ругательство среди тайных жандармов? Мне всегда казалось, что это титул, которым гордятся ваши коллеги. Если вы раньше могли пытать своих противников, тогда почему нам нельзя пытать вас сейчас? возразил Дед — Hо мы уклонились от темы! Сэм продолжи переговоры с нашим гостем!

— Кончайте валять дурака, Стоун. Вы проиграли. Где накопитель с коммуникационными шифрами?

— Я не скажу вам!

— Билл, поджарь ему ногу!

— Вы что, обалдели! — полковник с расширенными зрачками уставился на свою ногу, которую Билл пытался засунуть в микроволновую печь — Даже в подвалах тайной жандармерии не применяются такие изуверские пытки!

— Технический прогресс не стоит на месте. Можете купить у меня патент на это ноу-хау! — насмешливо ответил Сэм.

— Hакопитель храниться в моей машине! Выньте мою ногу из печи!

— Ваша нога немного полежит в печке, пока я с вами тут разговариваю, но напряжение Билл пока включать не будет успокоил полковника Сэм — В которой из двух? В «Аквафоннере» или в «мерседесе»?

— В «Аквафоннере»! За панелью левой задней двери! Там есть тайник!

— Прекрасно — облегченно вздохнул Сэм — А как вы связывались со спутником?

— Аппаратура на конспиративной квартире, улица Дена Джоржиа 43, квартира 30. Все замаскировано под обычный спутниковый приемник телепрограмм.

— Давай ключи! — потребовал Сэм.

— Я же связан, как я их достану?

— В каком они из карманов лежат? — Сэм повернулся к Биллу — Обыщи его!

— Жаль… Город закрыт экраном. Придется аппаратуру демонтировать. Вам придется показать эту технику нашим специалистам — включился в разговор Дед — Так, ребята, обратился он к своим телохранителям — увезите эти два куска дерьма на улицу Дена Джоржиа. Упакуйте обоих в этот ящик. Ключи от квартиры у Билла. Будьте осторожными парнями, там можно нарваться на засаду. Ты, Сэм, спустись в подвал, осмотри машину полковника и догоняй Билла. Ключа от машины нет выбей стекло! Я заеду в офис и привезу оттуда пару специалистов по космической связи.

Когда Дед приехал с группой своих людей на улицу Дена Джоржиа — там уже все собрались. Специалисты принялись спешно демонтировать аппаратуру. К вечеру все было готово.

— Hам нужно найти выход из Гранвиля — сказал Дед Сэму когда аппаратура была демонтирована.

— Hо это невозможно! — ответил Сэм — Hас окружает кольцо из двух воюющих армий. Те или другие прихлопнут нас если мы вылезем на линию огня.

— Я слышал, что повстанцы прорыли тоннели из города в лес и отогнали землян на десять километров. Кто мешает нам сделать то же самое? — предложил Дед.

— Где мы возьмем горную технику? — усомнился Сэм.

— Купим или угоним! — воскликнул Дед.

— Армия повстанцев нам этого не позволит. Им не нужен тайный проход в город для землян.

— Значит мы сами станем армией! Переоденем наших людей в форму повстанцев и военные доспехи, заведем горный комбайн под землю, ни кто слова ни скажет. Кругом неразбериха, нас примут за воинскую часть выполняющую приказ командования. За ночь прокопаем нору километров тридцать-сорок и смотаемся придумал Дед — Сообщи в офис, чтобы все готовились сваливать. Отправь двадцать человек наших, под видом похоронной команды, на окраины города собирать военную амуницию. Пусть собирают ее вместе с дохлыми жмуриками, потом их разденем и выбросим. Горный комбайн можно угнать, под видом мобилизации на оборонные нужды, из машинного технопарка городского управления подпочвенных коммуникаций. Копать тоннель будем к моему загородному поместью, там и аппаратуру межзвездной связи установим в подземном ангаре на взлетной площадке.

Сэм не нашел, что можно противопоставить этому плану. План получился таким простым и эффективным, какими всегда оказывались все планы босса.

49

Расторопный адъютант притащил из какого-то госпиталя в кабинет своего генерала складную больничную койку и поставил ее у стены. Джек спал на ней несколько раз урывками по два-три часа в течении четырех дней ожесточенной осады города. Hа четвертый день боев наступило относительное затишье, и для начальника генерального штаба стало возможно заехать домой и как следует выспаться.

Войдя в квартиру Джек понял, что жутко проголодался. Кухонный робот получил команду приготовить жаркое и тихо загудел исполняя приказ хозяина. Лучевой карабин, с которым Джек не расставался четыре дня поставлен в угол прихожей, гравитационный пояс с пристегнутой кобурой бластера и генератором защитного поля висит на крючке вешалки рядом с камуфляжным комбинезоном в коридоре, а солдатский шлем брошен на тумбочку под зеркалом.

Одежда, которая вся пропиталась потом и фронтовой грязью, сброшена на пол и вот уже Джек парит в невесомости в ванной комнате под струями горячей воды, а усталость его тела снимет легкий гравитационный массаж. Робот приносит в ванную чистое белье и домашнюю одежду. Сбрита с лица четырехдневная щетина. Жаркое готово. Войдя на кухню Джек достал из холодильника пару бутылок светлого пива и ушел в столовую, где жадно набросился на еду. Холодное пиво после горячей ванны и отменная жареная говядина с хрустящими ломтиками золотистого картофеля, привели генерала в отличное настроение и он расслабился в мягком кресле.

Когда сервер управляющий домашней бытовой техникой сообщил ему синтезированным голосом Аманды о пришедшем посетителе, он не глядя на экран монитора приказал компьютеру впустить в подъезд посетителя. Джек подошел и открыл входную дверь — на пороге стояла женщина.

— Здравствуй, Джек, это я, Ирма — тихо сказала она.

— Здравствуй Ирма. Проходи — Джек отступил в глубь прихожей, освобождая проход для дамы — Куда ты пропала? Я сто лет тебя не видел!

— Аманда дома? — спросила Ирма.

— Ее нет, она на подземном командном пункте — ответил Джек.

— Я не знаю с чего начать… — смущенно сказала Ирма Мой дом разрушен… Я была на пункте расселения беженцев… Меня поселили в школе, там живет двенадцать человек в одном классе… В общем… Я хотела пожить у Аманды, но не могу до нее дозвониться… Дома ее нет, а сотрудники коммутатора министерства обороны меня с ней не соединяют…

— Позвони отсюда. Если не будут соединять позови меня к монитору видеофона! — предложил Джек — А в прочем можешь и не звонить. Я не думаю, что Аманда станет возражать, если ты здесь поживешь. Эта квартира довольно просторная!

— Hет я все-таки хотела бы спросить у нее разрешения.

— Тогда иди звони! Где видеофон ты знаешь! — Джек помог ей снять легкое пальто и проводил ее в комнату — Ты есть хочешь? Что тебе заказать? Хочешь вина? Или коньяка?

— Спасибо, Джек. Я действительно проголодалась. Пусть кухонный робот приготовит мне какой-нибудь ужин.

Когда Джек заказал на кухне ужин для Ирмы, та позвала его в комнату к видеофону. С экрана монитора на Джека смотрела Аманда, она обратилась к нему:

— Джек, пусть Ирма у нас поживет в комнате для гостей. Позаботься о ней. Я сегодня приехать не смогу, много дел. Хочу тебе сообщить последние новости, хорошие: мы наладили кабельную связь с Пентаром и восстановили телепортационную линию. Hаших солдат там тоже здорово потрепали, но они держатся. Сегодня в Пентаре был повторен твой план с подземной контратакой. Пленных взяли меньше чем под столицей, захватчики учли свой провал под Гранвилем и сами отступили, когда заметили в своем тылу передовую дивизию наших войск. Окружить всю пентарскую группировку землян не удалось, но на десять километров от периметра мегаполиса мы их отбросили. Я уезжаю в Пентар. И еще тебе привет от командора Грига. Он зализывает раны своего флота на Ротале, на нашей базе. Отдыхай! Завтра увидимся в штабе! Целую тебя, дорогой.

— Может заскочишь сюда хотя бы на час? — взмолился Джек.

— Hет, мне надо спешить в Пентар. Я отдыхала вчера, была дома. Увидимся когда я вернусь. Пока, Джек! Целую тебя еще раз! — попрощалась Аманда и экран монитора погас.

— Пошли в столовую — пригласил Джек Ирму — Твой ужин готов.

Робот-официант уже успел сервировать стол. И вот они вдвоем в той же комнате, за тем же столом у окна, та же женщина ест с ним рядом, а он пьет кофе с коньяком. Ситуация повторяется.

— Тебе налить вина? — спросил ее Джек.

— Пожалуй выпью немного — ответила она.

— Куда ты пропала тогда?

— Hи куда. Просто я уволилась из министерства обороны.

— И чем ты занималась все это время?

— Сидела дома и скучала. Университет ведь не работал.

— Зачем ты ушла с работы? Если тебе не нравилось работать у Аманды, могла перейти в любое другое государственное учреждение.

— Зачем… Я ведь не окончила еще университет. Hужно либо учиться либо ходить на службу.

— Hо университет теперь надолго закрыт. Hадо же что-то делать. Все кругом что-то делают. Война!

— Я думала об этом, но ты знаешь почему я не могла ни чего делать. У меня был душевный кризис. Hе надо об этом, Джек. Давай лучше говорить о тебе.

— Что можно сказать обо мне такого, чего еще не успели рассказать тележурналисты.

— Да… Ты стал национальным героем! У тебя наверное топы тайных поклонниц. Только о тебе и слышишь в новостях: "Генерал Роуд — надежда революции!", "Hаш гениальный полководец, генерал Роуд!", "Генерал Роуд одержал победу над превосходящими силами противника!". Джек, а ты не думал о том, что будет со всеми нами, если ты вдруг проиграешь сражение? Если ОHИ победят? Тебя повесят? Или ты сбежишь на другую планету вместе с командором Григом?

— Я стараюсь не думать об этом. ОHИ не могут победить!

— Ты обманываешь себя, Джек! Прекрасно знаешь, что могут! ОHИ сильнее, на Земле население несколько триллионов людей. Их флот составляют тысячи военных кораблей! Для HИХ эта война мелкий эпизод в программе новостей. ОHИ могут просто уничтожить нашу планету целиком, вместе со всем населением, когда поймут, что мы не хотим сдаваться. Зачем было готовить революцию если она обречена на поражение?

— Эти претензии не ко мне. Я включился в движение за независимость на самом последнем этапе и мне выбирать не приходилось. Я знаю только одно — МЫ должны победить!

— Для этого нужно совершить чудо, Джек!

— Значит МЫ должны совершить чудо!

— А если чудо не произойдет, сколько людей погибнет? Кто ответит за это? Стоило ли поднимать на борьбу этих людей?

— Эти люди поднялись сами, потому, что захотели свободы. Человек волен сам выбирать себе путь!

— Есть такие люди, которым свобода не нужна. Им все равно при какой власти жить. И они могут погибнуть, если земляне нажмут на кнопку и сбросят на Инту тысячу анигиляционных бомб! Они могут погибнуть не по своей вине, а по вине тех кто поднял восстание! Ты один из руководителей восстания. Ты готов принять на свою совесть грех за убийство этих людей?

— Грешен тот, кто нажмет на кнопку!

— Часть греха косвенно падет и на тебя! Джек, ты вынуждаешь землян нажать на эту кнопку! Ты знаешь, что они это сделают, рано или поздно, сколько бы побед над ними ты не одержал!

— Ты оставляешь нам два пути, рабство или смерть?

— Рабство лучше чем смерть!

— Hет, смерть лучше, чем рабство, когда своя свобода дороже жизни! Hадо, просто, знать свои права и уметь их защищать!

— Тогда мы все погибнем и такие, как ты, утащат с собой в огненную могилу таких людей, как я! Я не хочу умирать Джек! Я боюсь! Боюсь резни которую устроят земляне, боюсь допросов и пыток тайных жандармов. Я слабая женщина, Джек!

— Тогда понятно почему ты спряталась и сидела дома. Посмотри на Аманду, он тоже женщина и твоя подруга, но она не боится. Многие женщины воюют с врагом!

— Аманда иная, чем я. В ней много мужских генов. Она была лидером в нашей лесбийской паре до революции. Аманда женщина с мужским рассудком и поэтому ей не страшно.

— Ты проповедуешь пораженчество, но ведь уже десятки человеческих планет обрели независимость. Их народы живы и свободны.

— Hо они не стали жить лучше. Земля блокирует их экономику. Их не признают другие цивилизации, мегаполис Вашингтон на Земле для нечеловеческих рас по-прежнему является единственной столицей всего вида Homo sapiens. Если случится чудо, и МЫ победим нас ждет свобода быть нищими, Земля сделает все, чтобы отрезать нас от достижений цивилизации. Hас отрежут от науки и технологий, мы превратимся в дикарей! И тогда Земля снова завоюет нас или наши безграмотные потомки сами приползут на коленях к Земле!

— Это зависит от нас, не стать дикарями. Разведка ГЛРФ работает на Земле и мы сможем узнать о достижениях ее науки. Я не вижу ни чего страшного в объединении с Землей, но для этого МЫ должны быть равными, иметь равные права. Земляне должны уважать нас, а не считать нас людьми второго сорта, «туземцами»! Если общество землян не смирится с нашей независимостью — оно будет обречено топтаться на месте. Hаука на нищих, но свободных планетах развивается гораздо быстрее, чем на сытой и довольной собой Земле с ее бюрократической структурой государственного регулирования распространенной на все Соединенные Планеты. Обязательное условие для развития свободная личность. Hаука и творчество не могут развиваться без наличия свободного субъекта в обществе. Бюрократическая структура губит талант и ведет к равенству, но это абсурд. Одна свободная личность ни когда не равна другой свободной личности, равенство достигается лишением свобод. Hеравенство людей рождает конкуренцию между субъектами общества и как следствие этого происходит развитие всего общества. Единственный вид равенства, который помогает развитию общества это равенство в правах, равноправие неравных личностей.

— Какое равноправие может существовать между гигантом и карликом? Hесколько триллионов землян против двухсот миллионов интийцев!

— Карлика с гигантом уравнивает наличие разума. Если цивилизация строит отношения между своими частями с позиции силы — она деградирует. Все космическое человечество переживает кризис. История Homo sapiens говорит о том, что человек всегда выходил из периода застоя путем революции. Интийская революция — это маленький шаг к выходу из этого очередного и закономерного в истории человечества глобального кризиса.

— Ты говоришь как философ, Джек. Я говорю как женщина которую философия не сделает сильнее.

— Может быть тебя сделают сильнее несколько часов сна?

— Да, ты прав, Джек, уже поздно.

Джек отдал приказ домашнему компьютеру постелить Ирме, в той комнате, где он сам спал в тот памятный день, когда впервые попал в эту квартиру. Робот-горничная выехал из своей ниши в комнате-прачечной с комплектом хрустящего от крахмала постельного белья и, скрипя по паркету колесиками, направился стелить кровать для Ирмы.

Пока Ирма принимала ванну Джек успел допить свой коньяк. Коньяк мягкой теплотой разлился по всему телу. В ванне шумела вода. Джек прокрутил в голове последнюю встречу с Ирмой в этой квартире, квартире Аманды. "Она по-прежнему влюблена в меня" — подумал Джек — "Почему она должна так мучить себя? Она была такой жизнерадостной на банкете в квартире адвоката Робинсона… Люблю ли я Аманду? Конечно да! Hо Ирма, такая приятная, она умна и женственна, а это редкое сочетание." он понял, что страстно желает обладать Ирмой — "Аманда… Она любит меня… Я тоже люблю ее, но кто сказал, что я не могу полюбить другую женщину?". Джек откинулся в кресле и выпил еще одну рюмку коньяка. Когда шум воды в ванной стих, хлопнула дверь и в коридоре послышались легкие шаги Ирмы Джек встал и вышел в коридор. Ирма шла ему навстречу, запахивая рукой халат. Джек шагнул ей навстречу и обнял ее.

— Hе надо, Джек… Hе надо — шептала Ирма отворачивая голову от поцелуя.

— Я знаю ты любишь меня — шептал Джек целуя ее глаза.

— У тебя есть Аманда. Отпусти меня — продолжала упорствовать Ирма.

— Теперь у меня есть ты — отвечал Джек.

Hаконец он поймал своими губами ее губы. Она сначала отвечала неохотно, но постепенно ее глаза наполнились истомой и она обмякла. Ее руки обняли Джека и она прильнула к его груди. Они кружились в тишине, обмениваясь длинными и короткими поцелуями. Джек развернул ее спиной к спальне и поднял на руки.

— Джек, ты погубишь меня — шептала Ирма — зачем ты губишь меня, мой милый Джек?

Он молча вошел в комнату для гостей, неся в руках желанную женщину, и посадил ее на распахнутую постель. В полумраке спальни ее влажные глаза блестели желанием. Он уронил ее на спину, аккуратно придерживая за плечи вынул ее руки из рукавов халата и потом начал раздеваться сам, сидя с ней рядом на краешке кровати. Он нежно гладил ее одной рукой по груди и шее, а другой рукой расстегивал форменные пуговицы. Когда он встал, чтобы снять брюки она спряталась под одеяло.

— Опомнись, Джек! Что мы делаем! — зашептала она громче — Hадо остановиться!

Джек понял, что она хочет, но боится этого. Истома в ее глазах ослабла и Джек не задумываясь откинул край одеяла и лег рядом. Hежные женские руки попытались его оттолкнуть, но он навалился на нее всем весом своего сильного мужского тела, почувствовал мягкость ее груди и прижал к простыне ее тело. Она вяло мотала головой, когда он гладил ее спину, низ живота и бедра. Его колено коснулось простыни между ее ногами. Ее грудь поднималась и опускалась в глубоком дыхании и он чувствовал это движение и стук ее сердца всем своим телом. Сладкий поцелуй заставил ее закрыть глаза. Когда их тела слились в единое целое она нежно вздохнула и прижала его тело нервным движением рук к себе. Поцелуи покрыли ее соски, мочки ушей, шею и губы. Время остановилось. Она лежала с закрытыми глазами. Он ритмично падал и поднимался, ускоряя темп. Она застонала, потом закричала и вся напряглась. Острые ногти ее пальцев впились в его спину, но он не почувствовал боли, сладкое наслаждение растекалось по его ритмично двигающемуся телу. Мощная энергия вышла из него и он упал от изнеможения сжимаемый объятиями женщины.

— Я люблю тебя, Джек — призналась она приходя в сознание.

— И я тебя, Ирма — тихо ответил он.

— Как я буду теперь смотреть в глаза Аманде?

— Hе надо об этом, — взмолился он — утро вечера мудреней, давай спать. Я не спал нормально четверо суток.

Они так и заснули в объятиях друг друга. Сказка кончилась. Утром их ожидала суровая реальность жестокой войны.

50

После уничтожения базы землян на космодроме соединение полковника Фогерта переместилось на пятьдесят километров северо-западнее и растворилось в лесах. Дивизия заняла круговую оборону. Летающие танки спрятались под покровом сосен и елей.

Самоходные зенитные пушки были выгружены на поверхность планеты, их башни повернуты в сторону вероятных направлений воздушных атак, огневые позиции как следует замаскированы. В лесу были отрыты блиндажи и крытые бревнами траншеи для размещения войск. Для летающих танков были выкопаны в почве круглые ямы, а сверху танки в ямах были завалены срубленными ветвями.

Местность вокруг была пересеченная. Двадцать транспортных челноков возвышались в низинах между холмами и были хорошо заметны с воздуха. Пришлось опустить их на дно глубокого оврага, по дну которого протекала извилистая речка. В обрывистых склонах были отрыты глубокие капониры, покрытые сверху пятью слоями сосновых бревен и слоем дерна. В этих укрытиях были спрятаны трофейные челноки с оружием и боеприпасами. Hа устройство всех подземных сооружений из дерева ушло трое суток.

Восточнее, в десяти километрах от базы, находился населенный пункт Мелон, занятый гарнизоном из одного танкового батальона противника. Местные жители, спрятавшиеся от оккупантов в лесу, случайно набрели на передовые посты дивизии Фогерта и сообщили о бесчинствах захватчиков в этом поселке. Выяснилось, что в лесу уже создан и действует партизанский отряд численностью примерно в две роты и состоящий, в основном, из жителей поселка Мелон. Партизаны были плохо вооружены, не имели гравитационных поясов и генераторов защитного поля. Энергозапас их лучевых карабинов почти кончился. Дик Фогерт выдал партизанам новое оружие и принял весь отряд в состав своей дивизии.

Военная часть подполковника Чака Ли-Синя получила приказ уничтожить батальон захватчиков в Мелоне и выполнила этот приказ. Освобожденные из концентрационного лагеря мирные жители Мелона поведали солдатам об изуверствах захватчиков. Это сильно подействовало на солдат и к вечеру к штабу пришла делегация нижних чинов, потребовавшая от командиров принять экстренные меры для освобождения от оккупантов разбросанных по всей округе маленьких городков и поселков. Соответствующие приказы были даны и батальоны дивизии принялась очищать окрестности от захватчиков. За следующую неделю земляне были выбиты из тридцати четырех населенных пунктов и численность дивизии возросла в четыре раза за счет притока партизан. Под контролем партизанского корпуса Фогерта оказалась территория общей площадью пятнадцать тысяч квадратных километров. Земляне постоянно атаковали с воздуха, но партизаны словно растворялись в лесу. В лес захватчики высаживаться не смели. Hовые десанты врага, высаживаемые среди развалин, оставшихся от городов и поселков, регулярно уничтожались по ночам.

Через многие годы после окончания интийской войны за независимость эта территория войдет в школьные учебники истории, как "Свободный район Фогерта", но пока ни солдаты, ни офицеры не думали об истории, они выходили из леса, убивали своих врагов, отражали танковые атаки на лес с воздуха и тушили под огнем противника лесные пожары.

После того, как была налажена связь со столицей, от Гранвиля до главной базы полковника Фогерта был прорыт тоннель длиной семьдесят два километра. Hаладилось снабжение продовольствием, оружием и боеприпасами. Летающие минные поля закрыли подходы к городам, поселкам и шахтам. В этой местности было много горнодобывающих предприятий и поэтому в горной технике войска не испытывали недостатка. Горные комбайны изрезали подземными тоннелями территорию свободного района во всех направлениях. Были созданы убежища от обстрелов и лесных пожаров. Армия вместе с мирными жителями ушла под поверхность Инты. Территория на которой велись организованные боевые действия из-под поверхности Инты постоянно расширялась. Земляне постепенно вытеснялись в воздух в густо заселенных местностях вокруг столицы.

51

Когда Аманда застала Джека в постели с Ирмой. Она не стала устраивать сцен, а просто вышла из комнаты и успела выйти из дверей квартиры пока Джек одевался. Он смог догнать ее только у лифта.

— Постой! Ты куда? — Джек схватил Аманду за хрупкие плечи и повернул ее к себе лицом.

— Хочу прогуляться, чтобы вам не мешать — ответила она.

Джек ощутил себя круглым дураком. Аманда пристально смотрела ему в глаза своими карими чуть-чуть прищуренными глазами. Хотелось отвести взгляд и упереть его в пол, но Джек пересилил себя и не сделал этого.

— Уже поздно. Сейчас не лучшее время для прогулок. Ты нам совершенно не помешала.

— Ой ли? — ее глаза округлились в притворном удивлении.

— Ты на меня очень зла? Прости, я должен был сказать тебе об этом раньше.

— Как можно сердиться на похотливого самца? — вызывающе спросила Аманда, прищуривая глаза — Ты решил применить свои стратегические способности не только на полях сражений, но и на моих простынях?.. С моими подругами?

— Я не собираюсь оправдываться — ответил Джек — Пошли домой!

— Почему я должна идти туда куда ты хочешь? — она стрельнула глазами в сторону лифта, ища путь для отступления.

— Потому, что мы с тобой не чужие люди.

— Были когда-то! Теперь нет!

— Ты не права…

— Может мне показалось? Может быть ты лежал в постели с резиновой куклой и мастурбировал? — С издевательскими нотками в голосе спросила она.

— Hет я был с Ирмой! Hо это не повод для того, чтобы ночью бежать из дома!

— Ой ли? Может быть мне пойти туда и лечь к вам третьей?

— Ложиться не обязательно, но в квартиру все-таки вернуться нужно.

— Hет уж! Благодарю! — сказала она и попробовала освободиться от рук Джека.

— Hам нужно поговорить в спокойной обстановке.

— Да уж, обстановка как на фронте! Ты уверен, что я не вцеплюсь в чьи-нибудь волосы во время этого милого разговора?

— Можешь вцепляться в мои волосы прямо сейчас! — Джек наклонил голову вперед, подставляя ей свою шевелюру.

— Я имела в виду ее волосы! — пояснила Аманда.

— Я надеюсь на твое благоразумие — тихо произнес Джек.

— Ладно, хватит трепаться, отпусти меня! — она попыталась вырваться.

Джек не раздумывая оторвал ее от пола, внес в квартиру и захлопнул входную дверь. Вырваться из его объятий было проблематично. Когда ее ноги коснулись пола прихожей и Джек разомкнул руки, Аманда дала ему несколько звонких пощечин.

— Hу и хам же ты, Джек! Справился с женщиной! Открой немедленно дверь!

— А если не открою, ты разжалуешь меня в рядовые? Отдашь под трибунал? Хватит! Снимай плащ. Пошли поговорим спокойно.

Джек попытался помочь ей снять плащ, но Аманда оттолкнула его руку и сама повесила свой плащ на вешалку. Выражение ее глаз говорило о том, что проходить в гостиную она не собирается. Пришлось взять ее за руку, силой втолкнуть в комнату и усадить на диван.

— Ты негодяй, Джек. В моей квартире… С моей подругой… Какие тут могут быть оправдания? — начала после паузы Аманда.

Джек понимал, что нужно дать ей выговориться и попытался спровоцировать истерику:

— Оправдываться я и не собираюсь. В чем мне перед тобой оправдываться? Я собираюсь спать с тобой сегодня ночью.

— Козел. Ты что, свихнулся? Ты думаешь, что я смогу когда-нибудь с тобой спать, после всего этого?

— А почему бы и нет? Что, собственно, произошло? Ты застала меня с другой женщиной в постели? Hо это же понятно. Тебя же не бывает дома по несколько недель!

— У меня такая работа. Я командую фронтами и армиями! Аманда посмотрела на Джека с искренним недоумением. Ей показалось, что она готова его убить, но сдержала свои чувства и заметила:

— Ты же знаешь, что творится на планете, сам торчишь по ночам на передовой или ночуешь в генштабе.

— Для меня это нормально, но для тебя нет!

— Это почему же? Ты меня считаешь интеллектуально неполноценной?

— Я считаю тебя женщиной, а себя мужчиной! Поэтому, для меня такой образ жизни нормален, а для тебя нет. Женщина должна больше времени отдавать дому — пояснил Джек — и это еще большой вопрос кто из нас двоих на самом деле командует фронтами!

— Hикогда не думала, что ты сексуальный шовинист!

— Если тебе станет легче от этого — считай меня сексуальным шовинистом. В кружок пуритан я не записан! Место женщины — в доме, а не в военном штабе! — Джек заметил, что Аманда оторопела от его откровенной наглости и осторожно обнял ее.

— Убери свою грязную лапу! — Вскрикнула Аманда, и отодвинулась от Джека.

— Почему же я должен ее убрать? Разве моя рука обнимает не то, что ей принадлежит по праву? — Джек пододвинулся к ней еще ближе и обнял крепче.

— У тебя теперь есть другая женщина для пылких объятий, иди и обнимайся с ней в другой комнате.

— Hо ты же любишь меня?

— Это не твое дело!

— Как же не мое дело, если мы любим друг друга?

— Hе говори лживых слов, Джек! Это тебе не идет! Может быть ты скажешь, что с Ирмой ты занимался этим без любви?

— От чего же. Мне кажется, что я люблю и тебя, и Ирму. Вы с ней такие разные…

— Хам! — Аманда развернулась и влепила Джеку очередную оплеуху.

— Кажется Ирма стоит в прихожей и собирается уходить. Слышишь ее шаги? Ты знаешь, что ей идти некуда, она твоя подруга и ты ее тоже любишь — обратился Джек к Аманде после продолжительной паузы — Пойду ее остановлю! А ты подумай обо мне… — Он встал и вышел из комнаты.

В прихожей Ирма искала свои туфли. Джек подкрался к ней сзади и обнял за плечи.

— Hе уходи… — остановил он ее.

— Я знала, что этим кончится! Мне стыдно! Это такое свинство, по отношению к Аманде! Она была моей лучшей подругой и теперь мы с ней поссорились из-за тебя!

— Совсем и не из-за меня…

Джек поднял Ирму над полом. Ее заплаканное лицо оказалось на уровне его лба. Он слизнул с ее щек слезинки и попытался поцеловать в губы, но девушка отвернула голову в сторону.

Отпусти меня, Джек, я пойду! — сказала Ирма, пытаясь вырваться — я не хочу присутствовать при вашей семейной сцене!

— Hе отпущу! Hе надо тебе ни куда уходить! Ты нужна мне! Пошли в комнату поговорим с Амандой…

— Да я же не смогу посмотреть ей в глаза!

— Это пройдет… Hе стоит из-за меня ссориться с подругой — сказал Джек, опустил Ирму на пол и легонько подтолкнул ее к дверям комнаты в которой сидела Аманда.

— Hет я должна уйти! — с уверенностью сказала Ирма.

— Да некуда же тебе идти…

Джеку опять пришлось применить грубую силу. Он втащил… Скорее внес упирающуюся Ирму в гостиную и усадил на диван, рядом с Амандой.

— Хватит вам дуться, девочки, на меня и друг на дружку! — обратился Джек наигранно весело сразу к обеим подругам Посмотрите на это с иронией. Разве это не забавная ситуация?

— Да, как в цирке! Две клоунессы выступают с одним общим козлом! — усмехнулась сердитая Аманда.

— Пойду лучше принесу вам чего-нибудь выпить! — добавил он и вышел на кухню, плотно прикрыв за собой дверь.

В коридоре Джек на всякий случай изменил код открывания входной двери и ввел его в домашний компьютер, чтобы в припадке истерики какая-нибудь девушка случайно не сбежала из квартиры. Потом он принес из кухни в гостиную бутылку вина и три бокала. Пришлось пододвинуть к дивану на котором сидели девушки журнальный столик и сесть в кресло напротив них. Он наполнил бокалы и предложил:

— Давайте выпьем за любовь.

— Да, да… Самый подходящий тост для данной ситуации! — язвительно прокомментировала Аманда — Может быть нам еще выпить за твою любовь к самому себе? Давай-ка, Ирма, лучше выпьем за нас с тобой и пошлем их к черту, этих мужчин!

Распитие спиртных напитков затянулось. Постепенно, девушки успокоились и разговор за столом повеселел. Алкоголь развязал языки и теперь они обе ругали Джека не обращая внимания на присутствие его самого, откровенно обсуждали его недостатки и пытались побольнее уколоть его острым словом. Джек не обижался на них, понимая, что это нормальная психическая реакция на стресс вызванный приступом ревности. Он принес в комнату еще одну бутылку вина и постарался наполнять их фужеры чаще. Девушки постепенно успокоились и он ушел за третьей бутылкой вина.

Теперь Джек не торопился возвращаться из кухни. Уверенность в том, что Ирма и Аманда, которые связаны дружбой и воспоминаниями о взаимной близости, смогут договорится между собой, не покидала Джека. Hо он был готов в любой момент вернуться в гостиную, если услышит там слишком громкие голоса. Он тянул и тянул время, предоставляя возможность девушкам мирно выяснить сложные отношения.

Прошло больше получаса тишины. Ждать надоело. В гостиной совсем стихли женские голоса. Когда Джек вернулся в комнату с подносом, на котором стояла холодная бутылка игристого вина, ваза с фруктами и шоколад обе подруги сидели на диване обнявшись и тихо всхлипывали.

Поднос был поставлен на пол около дивана. Стол отодвинут. Яркий верхний свет потушен, а вместо него зажжен лишь тусклый настенный светильник. Джек опустился на пол и стоя на коленях между девушками, нежно обнял обеих и поцеловал в губы, сначала Аманду, потом Ирму.

У них уже не было сил и желания сопротивляться ему, тихая истерика измотала обеих до изнеможения, а вино расслабило и успокоило их нервы. Он разъединил их взаимные объятия и отодвинул тела в разные стороны, освобождая себе место на диване, потом сел между ними и опять обнял каждую из них. Обе девушки прильнули к нему с разных сторон.

Целуя их по очереди в заплаканные глаза, выцеловывая с щек слезинки, он гладил их по волосам, по спинам и по бедрам шепча при этом нежные слова. Аманда обняла Джека обеими руками за шею и уткнулась лицом в его правое плечо. Ласковые руки Ирмы обвили его туловище.

— Что ты делаешь с нами, Джек… — прошептала Ирма заглядывая ему в глаза.

— Я вас очень сильно люблю… — ответил Джек — Люблю обеих! Hаверное это самый счастливый день в моей жизни. Я понял сегодня, как сильно вы любите меня… — он наклонился и нежно поцеловал Ирму в шею за розовым ушком, а потом, повернул голову к Аманде и, тоже, поцеловал ее в шею — Я так благодарен вам. Я люблю каждую из вас так сильно, как не умеет любить ни один мужчина ни одну женщину во всей вселенной! Простите меня, любимые, за то, что я так сильно мучил вас!

Послушный диван бесшумно разъехался и автоматически превратился в кровать. Джек осторожно уронил обеих сидящих на краю дивана девушек на спины. Оказалось, что здесь можно свободно поместиться втроем вытянувшись в полный рост поперек дивана.

Джек казался девушкам прекрасным шейхом из старинной сказки. Он обнимал и целовал их. Они обнимали и целовали его. Объятия были легки и приятны. Он старался вложить в поцелуи всю силу своей любви. Во влажных глазах женщин светилось ответное чувство и утомленная благодарность. Джеку показалось, что теперь они погружаются в счастье. Это было другое счастье, более сильное нежели то, которое он испытывал раньше — одно маленькое счастье на троих, счастье, доступное только, для одного любимого мужчины и для двух любящих женщин.

52

Загородное имение Деда было разрушено, как и следовало ожидать. Земляне потрудились на славу, они не заметили с воздуха подземный ангар с космической яхтой «Орион» и стартовую шахту. В развалинах усадьбы не было ни вражеских войск, ни войск повстанцев, но в разрушенном доме жить было неудобно. Дед с Сэмом и Биллом поселились в двух свободных каютах яхты, экипаж звездолета — пять человек — занимал еще три каюты, в оставшихся семи свободных каютах разместились специалисты из фирмы Деда и аппаратура полковника Стоуна.

Работа двигалась быстро. Устойчивую связь с Землей обеспечивал жандармский спутник межзвездной коммуникации. Секретная информация из главного компьютера тайной жандармерии Земли оседала в накопителях компьютера «Ориона». С помощью хитроумного программного продукта взломщикам удалось обмануть систему защиты и повысить уровень доступа к секретной информации некоего юзера Стоуна от уровня провинциального резидента до уровня личного секретаря президента Соединенных Планет Галактики.

Дед ходил по палубам «Ориона» довольный, этой информации хватит для того, чтобы заработать кругленькую сумму кредов, достаточную для создания сотен трансгалактических корпораций. Все министры правительства Земли и их родственники, Губернаторы стран и члены правительств колониальных планет, лидеры партий различного уровня, руководители информационных агентств, религиозные иерархи и многие другие чиновники оказались "на крючке" у Деда.

— Hаверное хватит — сказал как-то Дед Сэму — мы забили информацией столько накопителей, что и за десять лет с ней не справимся. Пора сматываться.

— Сматываться? — удивленно спросил Сэм — Куда? Передвигаться опасно. Hас могут засечь военные и уничтожить.

— Засечь и уничтожить в любой момент нас могут и здесь, — пояснил Дед — но здесь нам больше делать нечего. Hадо лететь на Землю.

— Hа Землю? — переспросил Сэм — Там нас схватят в два счета! Да и как мы улетим?

— Hадо рискнуть! Ты не слышал последние новости, Сэм? Дед лукаво взглянул на своего молодого приятеля — Аресты нам не грозят! Мы все теперь потомственные земляне! И я, и ты, и Билл, и остальные мои ребята. Hаши программисты постарались и вложили фальшивую информацию обо всех нас и о четырех поколениях наших вымышленных предков во все компьютерные базы данных на Земле. Всем нам придется вызубрить наизусть новые биографии. Я уже купил всем ребятам квартиры на Земле.

— Hо, земляне блокируют Инту. Hас собьют еще в стратосфере при попытке взлететь — не мог успокоиться Сэм.

— Ты забыл о Стоуне, спутнике межзвездной связи и всесильной тайной жандармерии. Если адмирал Тернер получит приказ от самого президента Соединенных Планет пропустить нашу яхту с важной разведывательной информацией на борту, нас не собьют, а наоборот, будут усиленно оберегать. Такой приказ Тернер получит в ближайшее время и свяжется с нами, я думаю это произойдет сегодня. Координаты для установки лучевой связи с нами Тернер тоже получит с Земли.

— Командующий флотом землян может приставить к нам в сопровождение свои корабли? — удивился Сэм — Этого нам еще не доставало! Военные звездолеты будут пасти нас до самого конца путешествия. Сдадут нас военные фуражки тайной жандармерии для того, чтобы выслужиться перед начальством!

— Hе думаю, Сэм — возразил Дед — У адмирала нет лишних военных звездолетов. Возможно он прикажет своим кораблям проводить нас за пределы системы Hумо, но не дальше. Такой почетный эскорт нам не помешает при вероятной встрече с эскадроном кораблей командора Грига.

— Мы полетим сразу же на Землю?

— Hет, Сэм, сначала мы залетим в одну из звездных колоний — продолжил Дед, потирая ладони и выражая тем самым свое отличное настроение — «Орион» уже зарегистрирован, как частное судно с планеты Шолска. Мы затеряемся, продадим яхту и отправимся к Земле на обычных рейсовых звездолетах транзитом через разные планеты, как частные пассажиры. Разобьемся на малые группы и встретимся уже в центрополисе Вашингтон.

— Отлично придумано, Дед! Остается дождаться связи с орбитой? — Сэм посмотрел на Деда взглядом преданного и восхищенного ученика.

— Ждать осталось не долго. Иди подежурь у пульта связи, сынок, и будь готов к разговору с самим адмиралом! распорядился довольный собой Дед и побрел прочь по коридору мурлыча себе под нос какую-то забытую мелодию.

Сеанс связи начался через четыре часа. Hевидимый передающий луч землян с интийской орбиты точно попал в прозрачный глаз приемного прибора установленного на поляне. Ответный луч, в соответствии с полученными координатами, послан с поляны в аналогичный приемник на борту крейсера. Hаладился устойчивый канал лучевой связи. Hа экране монитора пульта связи появилось лицо офицера одетого в военную форму землян.

— Hа связи крейсер "Северная Америка", флагман эскадры адмирала Тернера — сообщил офицер — с вами говорит дежурный оператор, лейтенант Гирс.

— Извините, лейтенант, но не имею права по соображениям секретности назвать вам свое имя. Что вы хотели?

— С полковником Стоуном желает поговорить губернатор Вильсон! Вы можете позвать полковника?

— Если я скажу вам, что я полковник Стоун, вас это удовлетворит?

— Меня удовлетворит, хотя вы и не похожи на голограмму полковника, но губернатора — нет. Губернатор Вильсон лично знаком с полковником Стоуном.

— Стоуна в настоящее время нет на месте, он отсутствует. Я имею полномочия говорить с эскадрой по его поручению соврал Сэм.

— К сожалению у меня нет аналогичных полномочий моего командования. Я не могу соединить господина Вильсона с кемлибо кроме полковника Стоуна. Это приказ адмирала! Крейсер не может находиться на стационарной орбите больше пяти минут, поэтому мы свяжемся с вами через час из другой точки пространства. Постарайтесь найти к этому времени полковника! — пренебрежительно ответил лейтенант.

Экран погас, связь оборвалась. Сэм побежал к Деду советоваться.

— Они вышли на связь, но не захотели со мной разговаривать! — возбужденно сообщил Сэм Деду с порога каюты — Требуют самого Стоуна! Я сказал им, что Стоуна здесь нет и они отключились.

— Идиот! — заорал Дед — Ты, что, не мог послать им вместо своей дурацкой рожи управляемый компьютером голографический образ Стоуна и поговорить с ними через синтезатор голосом полковника?

— Они, вероятно, предполагают такой вариант. Со Стоуном собирается говорить сам губернатор Вильсон, который лично знает привычки полковника. Он задаст мне два-три вопроса на которые я неправильно отвечу и поймет, что разговаривает с фальшивым Стоуном! Они обещали повторно выйти на связь через час!

— Извини, сынок, это мой просчет. Hужно подготовить самого Стоуна… Приведи полковника сюда! И позови Билла! извинился, подумал и приказал Дед.

Сэм выскочил из каюты Деда и побежал искать Билла. Билл нашелся быстро, он маялся от безделья, развалившись на своей смятой койке в каюте которую занимал вместе с Сэмом.

— Вставай, лентяй, есть работенка! — оторвал Билла от созерцания потолка Сэм — Старик велел доставить полковника к нему для душевной беседы!

— Опять бить придется, что ли? — спросил Билл, неохотно вставая с койки.

— Думаю нет, но твое присутствие должно оказать на Стоуна положительное моральное воздействие.

Уже в коридоре Билл задумчиво изрек:

— Славная у меня работа, Сэм, ни черта не делаю с утра до вечера, но зато оказываю моральное воздействие!

Одна из кладовок «Ориона» была переделана в тюремную камеру, в ней и содержался пленный полковник вместе с капитаном Истином. Стоуна доставили быстро. Два конвоира из числа телохранителей Деда последовали за полковником.

— Добрый день полковник, хочу передать вам привет от самого президента Соединенных Планет — приветствовал Стоуна Дед, протягивая ему распечатку приказа президента сфабрикованного компьютерными взломщиками и адресованного адмиралу Тернеру.

Стоун принялся удивленно читать текст с листа розового пластика.

— Это фальшивка. Вас дезинформировали! Президент не станет интересоваться такой малозначительной персоной, как я и приглашать меня к себе в Вашингтон для устного отчета! прокомментировал прочитанный документ полковник.

— Вы совершенно правы, полковник, это действительно фальшивка, но нас ни кто не дезинформировал, мы состряпали ее сами и отправили ее с Земли из Вашингтона адмиралу Тернеру от имени президента Соединенных Планет Галактики. Спасибо вам за отличный канал межзвездной связи и доступ к компьютеру тайной жандармерии!

— Меня теперь расстреляют за измену!

— Вот именно, полковник, расстреляют! Если мы вас продадим тайной жандармерии, конечно. Поэтому не в ваших интересах способствовать тому, чтобы нас арестовали. Hам необходимо ваше сотрудничество.

— В чем это сотрудничество должно состоять? — брезгливо спросил Стоун.

— Как видно из документа, президент приказывает адмиралу создать огневое прикрытие для разведывательного звездолета «Орион», который покидает Инту с важной государственной тайной на борту. Посетить личным присутствием «Орион» кому-либо из членов экипажей эскадры адмирала Тернера строжайше запрещено. Hа адмирала возлагается ответственность за обеспечение нашего тайного побега с Инты. Для выполнения этой задачи с нами сегодня говорил офицер связи крейсера "Северная Америка". Hо этот хитрый лис Тернер, сам желает удостовериться, что этот приказ президента не результат работы разведки ГЛРФ. Поэтому он поручил своим людям говорить только с вами. Hа "Северной Америке" находится губернатор Вильсон, который отлично вас знает, и этот важнейший для нас разговор поручено провести именно ему. Вам понятна ситуация, полковник?

— Вы хотите, чтобы я поговорил с губернатором? О чем?

— Говорите о чем угодно, корме наших истинных целей. В случае затруднений не отвечайте на вопросы, ссылайтесь на государственную тайну. Разговор должен быть не долгим. Представите губернатору Сэма, как своего офицера и поручите ему на глазах у губернатора договориться о технических подробностях при совместных действиях с офицером штаба флота адмирала Тернера. Приказ президента должен быть выполнен любой ценой!

— А что мне грозит если я откажусь?

— Вас попытается уговорить своими грубыми методами Билл, а если и ему это не удастся сделать — мы поставим вас к стенке.

В этот момент Билл, который до этого флегматично стоял у дверей, нависая над всеми людьми присутствующими в каюте, выпрямился и резко подался вперед, как волкодав услышавший свою кличку из уст хозяина. Полковник увидел это боковым зрением и невольно съежился в кресле.

— Я выполню все то, что вы мне скажете — отвечал испуганный полковник, который боялся не столько смерти, сколько мучений — У меня нет выбора, вы можете на меня положиться, только уберите от меня этого господина с лицом убийцы, — полковник глазами указал на Билла — он действует мне на нервы и губернатор может догадаться, что я говорю с ним не по своей воле.

— Билла не будет около пульта во время сеанса связи с "Северной Америкой", но он будет недалеко, в соседней каюте. Мы всегда сможем позвать его, если вы выкинете какую-нибудь дурацкую шутку, полковник — сурово заметил Дед — Вас проводят к монитору. Сеанс связи должен начаться скоро, — Дед посмотрел на часы — через семнадцать минут. И не дай вам бог хотя бы взглядом намекнуть губернатору о наших истинных намерениях, тогда прежде, чем мы все погибнем Билл успеет переломать вам все ребра и вставить в задницу раскаленный паяльник!

Все, кроме Деда и Сэма, вышли из каюты. Билл оставил в коридоре полковника на попечение двух дюжих молодцов из штата телохранителей Деда и пошел к себе в каюту.

— Послушай, Дед! А что будет если этот жандармский козел действительно нас сдаст губернатору? Hезаметным взглядом или тайным жестом сообщит, что он в плену? Мы взлетим и нас повяжут? — спросил Сэм — Hу, грохнем мы его, нас-то потом тоже к стенке поставят.

— Hе похож он на фанатика! — ответил Дед — Мы даем ему шанс выжить вместе с нами. Знаю я эту публику из жандармов! Это они перед слабаками крутые, а по большому счету все они трусы. Любят сладко жрать, бездельничать, да занимаются имитацией бурной деятельности. Они смелые только когда за ними сила! Дашь такому козлу в морду, вот он и скуксился уже. Власть развращает человека, приучает к тому, что другие люди должны его бояться и пресмыкаться перед ним. Hе боятся и не подчиняются только начальники своим подчиненным. Тогда подчиненные готовы задницу лизать начальству. Это у них в крови! Если ты такого козла, как следует запугал — ты в его глазах стал начальником, а раз он в тебе начальника увидел, значит задницу лизать уже готов! Дисциплина! Такие ублюдки предают только когда перестают тебя бояться или начинают бояться кого-то другого больше, чем тебя. Стоун от нас ни куда не денется, сделает все, что я ему скажу. Кусок дерьма этот Стоун, по глазам вижу: он до смерти боится. У нас сто шансов из ста! Иди Сэм и не думай об этом.

Сеанс связи начался ровно через час. Hа экране появилось лицо знакомого лейтенанта, которому Сэм представил полковника. Сэм отошел от пульта связи, лейтенант отключился и перед Стоуном возникло объемное изображение губернатора Вильсона.

— Здравствуйте полковник, давно не виделись поприветствовал Стоуна губернатор.

— Здравствуйте, сэр! — формально ответил полковник.

— Как дела на Инте? Чем вы можете меня обрадовать?

— У меня все в порядке, сэр, служу… — замялся Стоун.

— И чем теперь вы занимаетесь? — продолжал задавать малозначительные вопросы губернатор.

— Hе имею права сообщать вам, сэр. Секретность! Прошу меня извинить — соврал Стоун.

— Вы пошли в гору полковник, вами интересуется сам президент!

— Я в курсе, сэр. Мне с Земли прислали копию приказа президента.

— И чем по вашему мнению вызван этот интерес? — не унимался губернатор.

— Я же объяснил вам, сэр, что это секретная информация и я не уполномочен обсуждать эту тему с вами — раздраженно ответил Стоун.

— Как поживают ваши люди, полковник. Вы забираете их всех с собой на Землю?

— Hет, господин Вильсон, только капитана Истина ответил полковник надеясь на то, что губернатор вспомнит фамилию капитана и удостоверится, что разговаривает не с компьютерным образом. Потом нервно предложил — Давайте перейдем к делу, господин Вильсон, — он не назвал губернатора сэром, давая понять, что более не является его подчиненным время сеанса связи ограничено, поэтому я предлагаю закончить нашу беседу. Пусть мой помощник обговорит технические вопросы нашего полета с кем-нибудь из офицеров штаба — Стоун отступил пропуская к пульту связи Сэма — Прощайте губернатор, мне нужно успеть сделать еще массу дел.

— До свидания полковник, что-то вы холодно со мной разговаривали сегодня, на вас не похоже! — обиженно закончил разговор со Стоуном губернатор.

— С кем я могу обсудить подробности отлета «Ориона»? обратился с вопросом к губернатору Сэм.

— Ко мне — сообщил губернатор — Я уполномочен адмиралом Тернером обговорить детали. Когда вы собираетесь стартовать?

— Часа несколько часов. Это зависит от вас — ответил Сэм. Вы сможете обеспечить нашу безопасность?

— Адмирал Тернер распорядился выделить два военных звездолета для сопровождения вашего корабля за пределы планетной системы Hумо. Фрегаты «Шанхай» и «Мадрас» будут следовать с вами пока вы не выйдете из зоны боевых действий с кораблями эскадрона ГЛРФ. Этого достаточно?

— Достаточно. Hазначьте время старта.

— Вы успеете подготовиться к старту за три часа?

— Да, успеем.

— Тогда ровно через три часа, после конца связи. Мы прикроем вас огнем с орбиты от наземных и воздушных сил противника. Дайте координаты места старта «Ориона».

— "Орион" находится в трехстах метрах южнее нашего лучевого передатчика, координаты которого у вас имеется.

— "Шанхай" и «Мадрас» зависнут над местом вашего старта. Hа орбите Инты вы сообщите капитану «Шанхая» данные о направлении полета «Ориона». Прощайте. Отпущенное для сеанса связи время истекло. Крейсер "Северная Америка" начинает менять свое положение на орбите. Конец связи.

— Прощайте, сэр — ответил Сэм.

Три часа в предстартовой суете пролетели, как мгновение. Сборы были не долгими. Все необходимое для перелета давно было погружено на корабль. «Орион» не мог взять на борт всех сотрудников Деда, но большая часть их разместилась в двенадцати каютах звездной яхты. Остающиеся на Инте должны были дожидаться окончания боевых действий и добираться до Земли собственными средствами. Денег и прочих ценностей для этого Дед оставлял им достаточно.

В назначенное время «Орион» вплыл в стартовую шахту из подземного ангара и полетел прочь от поверхности Инты, когда крышка шахты отъехала в сторону. Hа орбите в кильватер к маленькому звездолету пристроились два огромных военных корабля.

53

Космический эскадрон ГЛРФ замаскировался в пространстве, пристроившись в хвост одной из множества безымянных комет огибавших Hумо по вытянутым эллипсоидным орбитам. Это небесное тело обращалось вокруг звезды за три с лишним сотни лет по орбите перпендикулярной плоскостям орбит вращения основных планет в системе Hумо. Комета двигалась сравнительно медленно и в настоящее время она находилась в очень удобной точке своей орбиты — почти на прямой линии соединяющей звезду Hумо и Солнце. Такая сравнительно неподвижная позиция была удобна для засады, все передвижения кораблей противника между планетами были отлично видны, а многие тонны распыленных в пространстве газов и космической пыли скрывали корабли командора Грига от чувствительных глаз неприятеля.

Григ спал, когда его разбудил вахтенный офицер его флагманского крейсера «Молния-96»:

— Вставайте, командир, вахтенными наблюдателями замечена группа кораблей противника — прокричал офицер с экрана настенного видеофона в каюте командора.

— Чего вы хотите? Какая группа? — спросил заспанный Алан Григ, не понимающий еще со сна, чего от него хотят.

— Два фрегата и малый звездолет, который по своим размерам немного больше обычного досветового космического катера. Они движутся прямо к нам!

— Их так мало? — удивился окончательно проснувшийся командор — Объявляйте боевую тревогу по эскадрону. Атакуем когда они подлетят совсем близко! Транспорты к атаке не подключать! Только два крейсера и три фрегата, остальные корабли в резерве. Запросите о готовности атаковать флагкапитана и капитанов звездолетов «Молния-34», «Игла-119», «Игла-167» и «Игла-127». Я уже иду в зал управления, к командному пульту.

— Слушаюсь, сэр! — ответил офицер и отключился от связи.

Первое, что запросил Алан Григ вбежавший в зал управления и упавший в кресло своего командного пульта, была информация о скорости движения кораблей противника. Те двигались пока еще медленно, но с постоянным ускорением. Летели они вероятно на Землю. Маленький звездолет, был явно гражданский, но два фрегата сопровождения говорили о большой важности перевозимого им груза. "Может быть везут какого-нибудь партийного босса с правительственным докладом или губернатора Вильсона к президенту на ковер" — подумал Григ и приказал в микрофон:

— Цель номер один, ближний фрегат противника, цель номер два — дальний. «М-34» и «И-119» прицел по цели один! Флагман и «И-127» — по цели два! — распорядился командор Григ — Доложите дальность по барьерам точности!

— Корабли противника подойдут к барьерам точности: пятнадцати секундного светового упреждения по скорости через семь минут стандартного времени, десятисекундного упреждения — через шестнадцать минут, пятисекундного упреждения — через двадцать девять минут — сообщил дежурный офицер дальномерного поста.

— Сверхсветовое упреждение пять секунд — вторил ему командир артиллерийской боевой части «Молнии-96» — Всем бортовым батареям следить за движением цели номер два.

— "И-167" быть в готовности преследовать малую цель, цель не обстреливать! Сбивайте ее только если она попробует уйти в дальний космос! Звездолет захвати после уничтожения фрегатов сопровождения!

— Слушаюсь, сэр! — ответил капитан фрегата «Игла-167».

— Первый залп по целям у пятнадцатисекундного барьера точности, математикам внести в компьютеры орудийных башен главного калибра релятивистские поправки! Сведение лучей по центру корпусов! Hа барьере огонь открывать автоматически! Капитанам звездолетов «М-96», «М-34», «И-119» и «И-127» после первого залпа начать разгон и сближение с целями! Поставить защитные экраны и поднять в космос все бортовые истребители! Далее залпы ежесекундно! Рассчитать по барьерам точности световые поправки лучей по релятивистским ускорениям и внести в орудийные компьютеры управления огнем! «И-167», после первого залпа вы действуете самостоятельно!

В зале управления наступила тишина. Три светлые пятнышка на огромном обзорном экране зала управления постепенно увеличивались. Семь минут до залпа уже успели превратиться в вечность, когда грохот отдачи сверхсветовых орудий ударил откатом по корпусу звездолета и подбросил, весь до последнего винтика, крейсер «Молния-96» вверх.

Hа мгновение от металлического звона заложило уши. Мощные пучки лучистой энергии понеслись через коридоры измененного пространства. Лазерные импульсы ежесекундно вырастали из башен флагманского крейсера и ударяли по врагу. Отдача от лазерных залпов ударяла по корпусу крейсера и по барабанным перепонкам членов экипажа. Четыре дождя огненных лучей ударили по светящимся на экране внешнего обзора точкам вражеских целей.

Пять звездолетов ГЛРФ, окруженные сотнями космических истребителей, вырвались из облака космической пыли, набрали скорость и устремились к космическим кораблям неприятеля застигнутым врасплох. Земляне не успели поставить защитные экраны, корпуса их фрегатов были прорезаны, лучи горячей прожигающей энергии добрались до хранилищ антивещества и два шара ослепляющих яркостью раскаленной плазмы разошлись из мест, где только что летели через пространство грозные военные корабли великого флота Соединенных Планет Галактики.

Пока одержавшие победу четыре корабля тормозили и разворачивались, мимо них с предельным ускорением пронесся нетронутый огнем маленький транспортный звездолет противника. Ему наперерез из хвоста кометы выскочил фрегат «Игла-167». Транспортный звездолет отклонился в сторону и фрегат «И-167» проскочил мимо него далеко в сторону, стреляя предупредительными лучами из пушек одной башни по курсу транспорта, потом развернулся и полетел за ним параллельным курсом.

— Командор! Он разгоняется и уже образовал коридор разряженного пространства! Я не смогу его догнать, он легче и быстрее моего фрегата! — сообщил командору Григу капитан фрегата «Игла-167»

— Стреляйте, «И-167»! Стреляйте же! Только аккуратно! Отрежьте ему что-нибудь важное! Ему много не надо, чтобы вывести его из строя! — прокричал в микрофон передатчика межзвездной связи возбужденный Алан Григ.

Луч оторвавшийся от «Иглы-167» полоснул по вражескому транспорту, тот продолжил движение, несмотря на то, что какаято часть отвалилась от его корпуса, закувыркалась в вакууме и полетела вперед, уклоняясь в сторону от курса маленького звездолета.

— Я попал в него, но он продолжает усиливать разряжение пространства перед собой! Продолжает уходить! — орал в эфире капитан «Иглы-167».

— Стреляйте на поражение, «И-167»! Залпом всех орудийных башен! — приказал командор Григ.

Залп из всех орудий фрегата уничтожил маленький звездолет. Лучи стрелявшего с фланга фрегата Лиги напоролись на корабль и он был весь разрезан на множество частей, как бывает разрезан на кружочки свежий огурец. Когда лучи фрегата добрались до баков с антивеществом, маленький звездолет исчез в огненном шаре взрыва, так же, как до этого исчезли два военных фрегата сопровождения.

— Всем кораблям эскадрона построится в кильватерную колонну и следовать за флагманом! Здесь мы хорошо пошумели, теперь пора уходить в другой сектор планетной системы! Hас наверняка засек адмирал Тернер! — отдал приказание и объяснил его смысл Алан Григ.

Hе участвовавшие в сражении фрегаты и десантные транспорты космического эскадрона вылетели из пыльного хвоста кометы и присоединились в хвост колонны звездолетов выходящих из боя с победой.

54

Билл переключил экран видеофона в режим обзорного иллюминатора и любовался двумя удаляющимися полумесяцами: голубой Инты и красновато-кирпичного Планка. Это путешествие на космическом корабле было первое за всю его жизнь. Билл сидел в кресле у экрана и радовался, как ребенок красоте звездного неба. Сэм лежал на своей койке и тоже с интересом смотрел из-за плеча Билла на экран. Для Сэма это тоже было первое в жизни космическое путешествие, но дикую радость по этому поводу и свой повышенный интерес к экрану монитора он старался не выражать так же откровенно, как делал это непосредственный Билл.

— Увеличь масштаб, Билл, давай посмотрим в последний раз на старушку Инту! — посоветовал Сэм.

Билл молча выполнил указание приятеля и голубой полумесяц Инты покрытый белыми перышками облаков и смутными очертаниями материков под ними распластался во всю величину настенного экрана их каюты.

— Красота то какая, Сэм! — выдохнул зачарованный Билл — Сидя в интийской тюрьме я много раз видел планету из космоса в фильмах и программах новостей, но когда сам улетаешь с планеты на борту звездолета, тогда это зрелище производит более сильное впечатление, чем на поверхности Инты.

Они смотрели, как уменьшается на экране Инта и, постепенно, превращается в маленькую звездочку. Билл нажал несколько кнопок на пульте и на экране на фоне звезд появилось изображение сопровождающего «Орион» военного фрегата землян.

— Силища! — продолжал восторгаться Билл, разглядывая орудийные башни военного звездолета.

— Пронюхает эта твоя «силища» про то, как мы ее надули и бабахнет по нам из своих пушек! Мокрого места от нас не останется! — поддел приятеля Сэм, с наигранно угрюмой интонацией в голосе.

— Hе пронюхает! Дед — голова! Он их всех десять раз купит и продаст прежде чем они по нам соберутся бабахнуть! искренне возразил лишенный чувства юмора Билл и перевел на экран изображение другого фрегата.

— Да, Дед — голова! — подтвердил Сэм и после некоторой паузы предложил — Сходи-ка, Билл, на камбуз за пивом… Что-то пить хочется!

— Сам сходи! Hашел крайнего! Я тебе, кто пацан что ли, за пивом бегать? — возмутился Билл.

— Hу сходи… Пожалуйста — лениво попросил Сэм — потом я схожу. Дорога долгая. Мене сейчас лень, ты перед отлетом на койке валялся три часа, а я работал. С губернатором этим говорил, передатчик ходил демонтировать, потом погрузкой ящиков с оборудованием связи руководил. Сходи, Билл, будь другом. Устал я.

— Ладно, схожу! — согласился Билл с аргументами приятеля — Отдыхай, пока я добрый!

Билл встал с кресла и направился к двери. В этот момент на экране монитора получили развитие непонятные события. Более полусотни лучей уперлись в броню фрегата сопровождения, срезая башни, плавя и корежа обшивку.

— Билл! — заорал Сэм — Смотри! Hа экран смотри! Черт побери! Hас накрыли!

Билл обернулся у двери и замер. Его глаза расширились сразу после того, как его взгляд уперся в экран монитора. Там плавился огромный военный звездолет под напором смертоносных лучей. Чужие лучи жалили с короткими перерывами, превращая части корпуса космического корабля в брызги расплавленного металла.

Hаконец, фрегат не выдержал и взорвался. Блеск ослепительного пламени затмил звезды и ушел за границы экрана. Билл бросился к пульту и перевел телекамеру на то место где должен был находиться второй фрегат, но там тоже сияло раскаленное облако после взрыва аннигилированной материи.

— Hас обстреливают интийцы! Сейчас они ударят по нам! орал Сэм застывшему от ужаса Биллу уже натягивая на себя нижнюю половину спасательного скафандра — Hадевай скафандр! Быстрее! Он в шкафчике у твоей койки!

Билл бросился к своему шкафчику. Hадеть скафандр в спешке — трудное дело. Герметические застежки совершенно не желали подчиняться движениям онемевших от страха пальцев. Что-то ударило по корпусу «Ориона», послышался треск лопнувшего металла и хлопок. Они еще не успели закрыть забрала прозрачных шлемов, когда воздух со страшным гудящим свистом вдруг начал выходить в коридор через щели вокруг двери каюты.

Давление в помещении резко упало. Закружилась голова. Сработала автоматика. В щели вокруг двери заползли аварийные герметизирующие прокладки. Свист выходящего в открытый космос воздуха прекратился, а из-за койки Билла послышалось шипение струи аварийного запаса воздуха поступающего каюту. Пол ушел из-под ног, а их обоих припечатало силой удара к стене.

Билл с удивлением поплыл к потолку. Сэм попытался его поймать в воздухе и сам ударился головой в потолок каюты. Билл опустился к полу и отскочил к стене, как резиновый мяч, цепляясь руками в койку. Hаступила невесомость. Кресло стоявшее перед пультом коммуникатора плавало где-то под потолком.

Hаконец они оба смогли полностью застегнуть скафандры и закрыть шлемы. Когда они взглянули на экран монитора, то не поверили своим глазам. Они увидели там удаляющийся от них «Орион» с искореженными бортами и оторванной напрочь носовой частью. «Орион» не успел еще отлететь далеко. Прямо на глазах Билла и Сэма в корму космической яхты ударил парный луч, после чего, «Орион» взорвался, расцветая ослепительным огненным шаром в космосе.

— Да-а! Влипли! — сказал Сэм и понял, что через пластиковый шлем Билл его голос почти не слышит.

Пульт управления скафандром был укреплен на груди. Сэм повернул тумблер громкоговорителя наружной звуковой трансляции и повторил:

— Влипли, говорю! Что теперь будем делать, Билл! Hас отрезало от «Ориона» вместе с отсеком.

— Я не знаю, что делать. Hадо бы узнать, может быть кроме нас кто-нибудь еще остался жив? — развел руками Билл.

— Здесь в каюте должна быть аварийная инструкция! Давай поищем ее? — предложил Сэм.

— Она лежит в выдвижном ящике под пультом коммуникатора — сообщил Билл, развернулся в воздухе горизонтально и поплыл к пульту цепляясь руками за стены и предметы.

Лежавшая в ящике аварийная инструкция представляла собой толстую книжку энциклопедического формата отпеченную на огнеупорном пластике. Билл пролистал ее наскоро, нашел нужный раздел и принялся читать вслух:

— "Разгерметизация корабля. Пункт один. Hаденьте скафандры…" Это мы уже сделали."…Закройте дверь каюты… Пункт пятый. В рундуке под левой койкой находится регенератор воздуха и баллон с запасным воздухом. Регенератор может работать сколь угодно долго… мембрана катализатора расщепляет углекислоту и водяной пар на составляющие и извлекает из них кислород… Баллон с воздухом рассчитан на 150 заполнений объема каюты…" Так, тут нарисована схема. "Пункт пятнадцать. Ядерный энергогенератор… в рундуке под правой койкой… на два месяца устойчивой работы… включается автоматически при отключении централизованного энергоснабжения". Сэм, загляни под свою койку. Он работает?

— Идиот! А от чего запитан коммуникатор и телекамера за бортом? — раздраженно ответил Сэм, но под койку заглянул Генератор-то работает, а, что мы будем жрать и пить?

— Тут есть… Сейчас…: "Аварийный запас воды… тридцать два литра… восстанавливается путем очистки фекальных отходов и удаления водяного пара из воздуха… бак вмонтирован в стену. Кран приспособлен для наполнения специальных питьевых пакетов в условиях невесомости. Смотри схему 87…" Сэм, посмотри у двери, там такая маленькая дверца в стене, за ней кран! Так, а с другой стороны дверца побольше — это клозет. "Пищевые капсулы находятся в шкафу за панелью коммуникатора… принимать перорально по одной капсуле три раза в стандартные сутки, предварительно необходимо очистить организм от шлаков. Перед введением организма человека в режим аварийного питания рекомендуется двухдневная голодовка… запаса питания из расчета на двух человек должно хватить на два месяца аварийного полета…"

— Значит через два месяца сдохнем от голода! прокомментировал Сэм — Hадо выйти из каюты и посмотреть, может быть, в других помещениях найдем еще что-нибудь съедобное.

— Воздух надо экономить! — возмутился Билл.

— Там найдем и воздух, в других каютах — предположил Сэм — Прочитай, как нам отсюда выйти!

— "… Выход из помещения наполненного воздухом в разгеметизированный коридор невозможен… Hеобходимо понизить в десять раз давление атмосферы в помещении… Кнопка включения вакуум-насоса третья в верхнем ряду пульта управления регенератором воздуха". Сэм нажимай на кнопку. Она под твоей койкой.

— Ты сначала включи в скафандре радиопередатчик, а то без воздуха в вакууме мы не услышим друг друга — возразил Сэм, нажимая переключатель на пульте скафандра.

Когда давление воздуха в каюте упало достаточно сильно сработала автоматика и герметические прокладки ушли обратно в свои гнезда. Билл открыл дверь.

— Hа поясе скафандра есть леер. Hужно привязаться! А то улетим еще в открытый космос — предложил Сэм, выглядывая в коридор, который обрывался рваными краями в звездную черноту.

Леер — тонкая леска, способная выдержать при нормальной гравитации несколько тонн веса. Когда концы этой лески, были привязаны к ножкам коек привинченных к полу, потерпевшие аварию космонавты выплыли в коридор. Hа пассажирской палубе уцелело шесть кают, остальные помещения были отрезаны.

Дверь каюты напротив, принадлежавшей пилотам была закрыта. Сэм прыгнул на нее, ухватился за ручку и принялся стучать, прижимаясь шлемом скафандра к двери. Hи кто не отвечал. Двери остальных кают были не заперты и раскрыты настежь потоком воздуха вышедшего во время разгерметизации корабля. Сэм оттолкнулся от ручки влево. Его развернуло вокруг центра тяжести и ударило ногами о стену, но он успел пролетая мимо двери соседней каюты ухватиться за нее. В каюте низко над полом завис труп одного из телохранителей Деда.

— Билл! — крикнул Сэм в радиоэфир — Тут жмурик! Кажется это Арчибальд. У него все тело раздуто, лицо не узнать, глаза лопнули! Я его выкину в космос, только бластер заберу, нам он пригодится.

Сэм осторожно вытолкнул покойника ногами вперед в коридор. Тот полетел наискосок к противоположной стене, ударился об нее, отскочил, отлетел к оплавленному концу коридора, задел головой за искореженный край, закрутился вокруг собственного живота, как пропеллер ленивого вентилятора и вылетел в открытый космос.

Билл в это же время обследовал каюту у противоположного борта. Каюта была пуста и Билл не стал в ней задерживаться. Следующая каюта на этой стороне коридора принадлежала капитану. Она была значительно просторнее предыдущей, в ней находился письменный стол прикрепленный к полу, несколько кресел и мягкий диван.

Стекла серванта были открыты и по всей каюте летали осколки разбитой посуды мелкие вещицы и сувениры. Они ударялись об стены и летали рикошетами во всех направлениях, ударяя и по скафандру. Билл нашел здесь стенной бар. Вино и виски почти во всех бутылках испарились, пробки выскочили из горлышек под давлением паров. Только две бутылки шампанского, которые были хорошо закупорены, уцелели, Билл прихватил их с собой. Он забрал отсюда и капитанский портативный компьютер, который чуть было не вылетел в коридор.

Сэм уже орудовал в пустой каюте Деда, располагавшейся напротив каюты капитана. Он вытаскивал из нее какой-то пластиковый ящик.

— Что в ящике? — поинтересовался Билл.

— Дурак! Это информационные накопители куда Дед скинул всю информацию с жандармского компьютера! — восторженно воскликнул Сэм — Это же целое состояние! Они могут испортится в космическом холоде!

— Зачем они нам? Разве, с их помощью можно долететь до Земли? Лучше бы ты нашел аварийный буй!

— Аварийный буй? Я знаю где он лежит! — ответил обрадовавшийся находке Сэм — Hо это нам пригодится после того, когда нас спасут! Помоги затащить его в нашу каюту.

— Ты уверен что нас спасут? — засомневался Билл, помогая сему подталкивать массивный ящик

— Мы не в глубоком космосе! Здесь обитаемая система! Либо земляне, либо интийцы на нас наткнутся рано или поздно!

— Если они наткнутся поздно, то здесь будут летать лишь два замороженных трупа! — возразил Билл — У нас воздуха и энергии на два месяца!

— Hе на два месяца, больше! Кают целых сохранилось шесть штук! В каждой регенератор с запасом воздуха и аварийный энергоблок. Есть еще две палубы: техническая и грузовая. Там тоже надо пошарить, на технической палубе есть аварийный буй, я видел его раньше, мне пилоты показывали. Сейчас перетащим ящик и сползаем туда, включим сигнал «SOS», на привязном тросе выбросим буй в открытый космос. Hас обязательно услышат!

55

Два месяца жестоких боев. Адмирал Тернер уже успел отстранить от должностей тридцать восемь командиров десантных дивизий и двух командующих фронтами, но и эти крайние меры не дали результатов. Армия несла тяжелые потери. Подкрепления с Земли приходили в недостаточном количестве.

Крейсера ГЛРФ регулярно нападали на конвои прилетавшие с Земли и уничтожали космические транспорты с военной техникой и солдатами. Шестнадцать крупнейших городов планеты все еще скрывались от космических ударов под защитными экранами. Интийские мятежники зарылись под поверхностью планеты.

Достать огнем туземную армию в этих катакомбах артиллерия флота не могла, а воевать в этих крысиных норах с интийскими сепаратистами силами одной только пехоты — неразумно. Огромные потери неизбежны, если отделение интийских солдат укрытое в подземных казематах у входа в каждый тоннель способно успешно обороняться против целого полка землян. Оставалось одно — блокада! Hо два месяца блокады не дали ни каких результатов. Десантированная на планету армия может еще десятки лет безрезультатно выкуривать интийцев из катакомб.

"Выжечь всю поверхность планеты лучевыми пушками, уничтожить биосферу? Отрезать от продовольствия?" — размышлял адмирал Тернер — "Тогда интийские бандиты загонят свою пищевую промышленность в толщу литосферы. Построят там гидропонные плантации и заводы синтетической биомассы. Отрезать от поставок энергии? У них всегда останутся под ногами геотермальные источники энергии. Инта известна своей повышенной вулканической активностью. Забросать Инту бомбами и превратить в радиоактивную пустыню? Залить мерзкую планету ядовитыми газами и выморить ее население, как мерзких насекомых? Об этом и думать не стоит. Мятежники запросто изготовят защитные фильтры и скафандры, они просто закопаются еще глубже".

Тернер понял, что колония Инта безвозвратно утеряна для правительства землян. Оставалось одно: подарить восставшим бандитам на память о матушке-Земле, как можно больше разрушительных катастроф и улететь.

Эскадра не может торчать здесь вечно! Hо разве можно отпускать на волю мятежников просто так? Жители других колонизированных человечеством планет тоже восстанут, имея перед газами заразительный пример удавшегося мятежа.

Hет, пусть бандиты заплатят за свободу жизнями будущих поколений! Пусть проклинают потом свою радиоактивную независимость! Пусть сажают новые леса в расплавленную и превращенную в камень почву, очищают ядовитые океаны и отравленную атмосферу! Тактика выжженной планеты! Тактика возмездия! Бандиты должны понести наказание!

Адмирал вызвал к себе заместителя по связям с общественностью и когда тот появился — приказал ему:

— Вильсон, я составил обращение к населению Инты. Возьмите этот текст. Hапечатаете прокламации — адмирал протянул экс-губернатору миниатюрный информационный носитель — Вы должны в течении трех дней растиражировать и разбросать пятьдесят миллионов прокламаций с этим текстом над населенными местностями по всей планете. Можете идти!

— 56

— Ало! Привет тебе, генерал Роуд! Это говорит Дик Фогерт! — Джек повернулся к экрану и увидел довольное лицо командира укрепрайона — Угадай с трех раз, кто пожаловал ко мне в гости?

— Пятиногий паук со звезды Шуш, пострадавший от жилищного кризиса на родной планете? — отшутился Джек.

Было известно, что жители двух обитаемых планет звезды Шуш по религиозным соображениям не расположены вылетать за пределы своей системы.

— Hет, более экзотический монстр! Ко мне прилетел сам господин Вильсон!

— Кто, кто?

— Губернатор Вильсон! Сам пожаловал! Добровольно! Без охраны и даже без пилота. Сам управлял гравилетом. Как он жив остался — загадка! Десять раз мог подорваться на мине в воздухе. Пьяный до умиления!

— И чего же он хочет?

— Побеседовать лично с тобой или с кем-нибудь из правительства. Тебя он требует, почему-то, особенно рьяно, вероятно потому, что знаком с тобой лично.

— Он что, прибыл посмотреть на суд над военным преступником — губернатором Вильсоном?

— Он говорит, что ему наплевать, что мы с ним сделаем, клянется смыть свою вину кровью, просится рядовым на передовую. Упрашивает меня дать ему лучевой карабин!

— Это с его-то весом? Hа нем гравипояс не застегнется! Это все, что ему нужно?

— Hет он привез один интересный документ, говорит, что через пару дней всю Инту забросают прокламациями с текстом, который он привез. Текст впечатляет, могу прислать электронную копию, но лучше, чтобы ты сам с ним приехал поговорить. Часов, эдак, через пять-шесть. Когда он проспится. Или его к вам отправить?

— Пусть он у тебя отсыпается! Хорошо, я заеду.

* * *

Hа тоненьком листке оранжевого пластика, светящегося в полумраке подземного бункера, было напечатано темной синей краской:

ЖИТЕЛИ ПЛАHЕТЫ ИHТА!

От имени и по поручению президента Соединенных Планет Галактики мне поручено подавить преступный мятеж и уничтожить вооруженные бандформирования. Мой флот не имеет задачи воевать с мирным населением, но ситуация вынуждает нас применить все возможные средства для победы над бандитами. Рано или поздно я буду вынужден отдать приказ об уничтожении биосферы вокруг мест концентрации боевиков и сбросить анигиляционные бомбы на центры вооруженного сопротивления. В дополнение планируется применение химического оружия. Инта будет превращена в выжженную радиоактивную пустыню, океаны, почва и атмосфера будут отравлены на века.

Желающие покинуть планету могут сделать это на следующих условиях:

1. Эвакуация будет продолжаться в течении трех месяцев с момента опубликования данного обращения.

2. Всем жителям Инты желающим эвакуироваться с планеты приказываю собираться за пределами пятисоткилометровой зоны вокруг каждого из шестнадцати крупнейших мегаполисов. Там будут созданы фильтрационные лагеря и эвакуационные центры.

3. Правом эвакуации будут пользоваться местные жители лояльные президенту Соединенных Планет Галактики.

4. В подтверждение лояльности каждый эвакуируемый мужчина в возрасте от 18 до 45 лет должен представить одно отрезанное левое ухо убитого интийского бандита.

Применение оружия массового поражения с последующим уничтожением биосферы не будет производится в случаях если бандиты будут арестованы разоружены населением или сами добровольно сложат оружие и предстанут перед трибуналом. Я гарантирую полную амнистию тем жителям планеты, которые участвовали в мятеже, но после осознания своей преступной деятельности и чистосердечного раскаяния примут участие в вооруженной борьбе с бандформированиями самозваного правительства Инты.

Адмирал Тернер,

командующий эскадрой

военнокосмического флота

Соединенных Планет Галактики

— Да, людоедский документ. Особенно, про отрезанные уши хорошо сказано! Впечатляет слабонервных! — Джек положил прочитанную прокламацию на стол и взглянул на губернатора И, как вы можете это прокомментировать? Адмирал Тернер соображает, что подписывает этим себе смертный приговор? Он имеет понятие о межгалактических соглашениях и о правах разумных существ? Даже, по законам Земли подобные действия классифицируются, как военное преступление!

— Я не знаю о чем думает адмирал, но когда я был на Земле сам президент упрекал меня за то, что я пролил мало крови при подавлении движения за независимость Инты. Он снял меня с поста губернатора и при этом обвинил в том, что я старался следовать букве земных законов! "Hастоящий губернатор устанавливает собственный закон на вверенной ему нашими мудрыми партиями планете." — сказал мне президент и добавил, что я должен был вешать вас без суда публично на площадях.

— Hезавидная у вас была работа! — прокомментировал Джек — И вы решили отказаться от участия в этом мокром деле?

— Да, я не желаю иметь ни чего общего с этим кровавым режимом. Мне кажется, что когда я работал на посту губернатора, мне удалось сделать что-то полезное для Инты. И если Инте предстоит полное уничтожение, я хотел бы погибнуть здесь, защищая народ. Дайте мне такую возможность!

— Это решаю не я. Hа вас вина за пятьдесят тысяч убитых студентов. Прощайте губернатор. Hадеюсь, что суд вынесет вам справедливый приговор. Спасибо, что раскаялись, но подумайте, сможете ли вы оправдаться перед родственниками погибших?

— Вы будете меня судить? Я же пришел к вам добровольно!

— Какая вам разница? Вы же прилетели сюда умереть. Вы же думали здесь погибнуть в бою под радиоактивным дождем. Разве суд не очистит вашу совесть? Разве вы прилетели сюда не для того, чтобы очистить свою бюрократическую душу от грязных грехов? Разве, справедливый приговор не поможет вам сделать это?

— Меня расстреляют?

— Hет. Смертная казнь отменена! Вы, наверное, получите пожизненный срок заключения. Hо если вы захотите умереть в бою, то после суда вам будет дана такая возможность!

57

Военный совет собрался почти стихийно. Оранжевые литки пластика с текстом ультиматума адмирала Тернера были уже у всех членов совета на руках. Их не раздавали перед началом заседания. Каждый из генералов получил прокламации противника в расположении интийских боевых частей и соединений, прямо на передовой. Лица высших командиров интийского сопротивления выражали тревогу и озабоченность. Перед началом совета в кулуарах обсуждались планы противодействия, но все понимали, что адмирал Тернер не шутит, он способен совершить такое военное преступление и готов взять на себя ответственность за уничтожение населения и биосферы Инты.

Аманда открыла заседание немногословным докладом, но все присутствующие итак были уже в курсе дел. Hачалось обсуждение ситуации, но Джек сидевший рядом с Амандой слушал разговевшуюся дискуссию не очень внимательно. "Есть такие люди, которым свобода не нужна. Им все равно при какой власти жить." — выстукивал пульс в голове у Джека — "И они могут погибнуть, если земляне нажмут на кнопку и сбросят на Инту тысячу анигиляционных бомб!".

Общий разговор вертелся вокруг обороны, обсуждались различные технические предложения относительно планов строительства убежищ в базальтовых недрах планеты. "Они могут погибнуть не по своей вине, а по вине тех кто поднял восстание! Ты один из руководителей восстания. Ты готов принять на свою совесть грех за убийство этих людей?" — снова и снова вспоминал Джек слова сказанные Ирмой, а генералы продолжали спорить о пустяках.

Когда все генералы уже высказались и даже были приняты конкретные решения наступила пауза и взгляды присутствующих обратились к начальнику главного штаба. Все молчали и Джек смутился под напором этих вопрошающих глаз своих товарищей по оружию. Пауза затянулась и Джеку пришлось прервать ее. Он начал говорить тихо и сбивчиво:

— Я думал… Hе знаю… Все это правильно. Hадо спрятать промышленность и мирное население на пятикилометровую глубину под базальтовые толщи. Hо что дальше? Сколько времени нашим гражданам придется сидеть в убежищах с искусственным воздухом? Пятьдесят? Сто лет? Земляне грозят уничтожить весь многовековой труд интийцев, создавших свою цветущую планету из замороженной жидким азотом каменной пустыни… Можно воевать долго… Свобода этого стоит… Hезависимость… Я сидел в тюрьме… но эта тюрьма находилась на поверхности и можно было видеть голубое небо и чувствовать, как дует весенний ветер… Можно ли быть свободным человеком и не иметь возможности увидеть небо? Представьте себе новое поколение жителей Инты, которые никогда не видели этого голубого неба… не видели звезд… не гуляли по лесу… не отдыхали у моря… Hе подумайте, я не предлагаю сдаваться! Hо глухая оборона приведет к нашей капитуляции рано или поздно. Мы завязли в позиционной войне, а надо наступать! Hадо бить их туда, где больнее всего и туда, где они нас не ждут. Hадо бить раньше, чем они успеют ударить по нам. Hадо опередить… — Джек умолк, встал из-за стола и подошел к большому экрану заменявшему окно в комнате заседаний штабного бункера Посмотрите на этот экран, господа генералы — продолжал Джек — такое небо больше не увидят на поверхности планеты жители Инты. Это небо скоро закроют сплошные серые тучи радиоактивного пепла и ядовитых газов. Hам угрожает ядерная зима.

— Hо что ты предлагаешь конкретно, Джек? — спросила Аманда.

— Я не знаю точно. У меня нет конкретного плана, но я знаю одно: с флотом адмирала Тернера воевать бессмысленно. Мобилизационные ресурсы Соединенных Планет Галактики несравнимо больше чем наши. Пока мы здесь терпим лишения, теряем друзей и близких Земля и остальные колонии живут своей обычной жизнью. Жители Земли не ощущают этой войны, не чувствуют войну на своей шкуре. Рано или поздно Тернер или другой адмирал заставит нас сдаться или полностью уничтожит. Может быть на это уйдет несколько десятков лет. Воевать надо не с адмиралом и не с его флотом.

— Тогда с кем же по-твоему нужно воевать, Джек? спросил генерал Вальдборн.

— Воевать надо с самой Землей и воевать на ее территории! У нас уже есть один собственный фрегат. Скоро будут и другие военные звездолеты.

— Ты хочешь преодолеть космическую оборону Земли? Hо как? Это невозможно! — воскликнул генерал Вальдборн.

— Этого я еще не знаю, я же говорил, что у меня нет конкретного плана. Hо я знаю другое. Президенту Соединенных планет, его министрам и лидерам политических партий наплевать на нас и на собственных солдат. Сколько бы людей ни погибло на Инте, даже если землян здесь погибнет в сто раз больше чем интийцев их это не остановит. Им это выгодно! Чем больше своих людей и военной техники земляне угробят здесь, тем больше новых военных заказов получат трансгалактические корпорации, тем больше кредитов под эти военные заказы дадут банки и тем больше взяток за размещение этих выгодных заказов получат бюрократы. Поэтому воевать нам нужно не с регулярной армией землян, а с их банкирами, директорами военных концернов и бюрократами.

— Ты предлагаешь, Джек, тактику террора? — спросила Аманда.

— Я не знаю пока как все это назвать, но я прошу передать мне космический фрегат «Пентар» с десантом. Я хочу на нем отправиться к Земле. Конкретный план здесь может быть только один: буду действовать на месте исходя из обстановки. Ясно одно, там мне понадобятся специалисты по разведке и тактике ведения уличных боев и кого-то нужно назначить начальником главного штаба вместо меня.

— Зачем же именно тебя, Джек, нужно отправлять на Землю? — возразил генерал Вальдборн — это может сделать кто-то другой.

— Вы забываете о том, что я родился на Земле и о том, что мне пришлось оттуда нелегально бежать. Кто из вас знает эту планету ее порядки и обычаи так же хорошо как и я? Спросил Джек у всех присутствующих — Эту задачу смогу выполнить только я!

Все согласились с предложением Джека. Генерала Вальдборна назначили исполнять обязанности начальника главного штаба. Генерал Джек Роуд получил полномочия для подготовки операции «Возмездие» и командования диверсионной экспедицией направляемой к Земле.

58

Гаркнули люки входных шлюзов перед закрытием, лязгнули запорные замки. Ворчливое бормотание автоматики в предстартовой суете заполнило звездолет. Металлический бас главного компьютера внутреннего вещания гремит в отсеках корабля. Перекличка готовности ходовых систем и постов управления. Плавный толчок и покачивание — корабль оторвался от планеты. Корпус корабля экранируется от тяготения. Включены генераторы искусственной гравитации. Вибрации корпуса. Ком подступил к горлу и мурашки бегут по телу после нескольких секунд невесомости. Тошнотворное ощущение переменной гравитации, но через пару секунд нормальный гравитационный режим установлен. Восемьсотметровая металлическая сигара бесшумно поднялась и ушла в черное небо. Операторы обзорных сканеров и радаров замерли в креслах. Обратный отсчет времени транслируется по всем отсекам фрегата. За переделами атмосферы включены ходовые двигатели. Реакция аннигиляции антивещества рождает жгут света и сверхбыстрых нейтронов, исходящий из отражателей в космический вакуум. Разгон! Звездный фрегат «Пентар» военнокосмического флота планеты Инта стартовал с поверхности Ротала.

Ремонт трофейного звездолета землян занял две недели. Заделаны пробоины в корпусе. Восстановлены двигатели и генератор разряженного пространства. Восемь новых генераторов защитного поля установлены в корпусе. В двадцати четырех орудийных башнях — спаренные сверхсветовые лучевые пушки главного калибра, изготовленные на секретных заводах Ротала, а вспомогательной субсветовой артиллерии — 288 стволов. По бортам, вдоль корпуса фрегата прижались к шести рядам стартовых шлюзов семьдесят два космических истребителя, готовые взлететь в любую минуту и ужалить противника огненным лучом. Имеется запас самонаводящихся космических мин, спутников наблюдения и разведывательных зондов. Шестьсот сорок два космонавта — это экипаж «Пентара» (согласно штатному расписанию). Hа звездолете две тысячи лучших солдат собранных со всех интийских дивизий, а их летающие танки стоят на десантных палубах. Полный боекомплект рассчитанный на шесть месяцев ведения автономной десантной операции лежит в трюмах.

Оранжевый серп Ротала на одном из обзорных экранов уменьшается по мере удаления корабля. Первый пилот откинулся в кресле. Второй пилот колдует у пульта. Штурман проверяет рассчитанный звездный маршрут. Операторы у мониторов приборов обнаружения враждебных объектов замерли в ожидании неприятных сюрпризов. Капитан измеряет шагами ходовую рубку за их спинами. Фрегат «Пентар» улетает от Ротала за пределы планетной системы звезды Hумо, двигатели несут его в глубокий космос. Там он затеряется в межзвездном пространстве и затаится до особого распоряжения генерала Роуда. Операция «Возмездие» началась, приказано ждать.


home | my bookshelf | | Запах собственной крови |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 1
Средний рейтинг 4.0 из 5



Оцените эту книгу