Book: Млечный путь. Путь воина



Млечный путь. Путь воина

Александра Дема

МЛЕЧНЫЙ ПУТЬ. ПУТЬ ВОИНА

Предисловие

«Мы не одиноки во Вселенной!» Эти слова несколько тысяч лет назад повергли всё человечество в небывалый восторг. А человек, сделавший это открытие, до сих пор считается легендой. Доктор Патриша Элизабет Джейн МакГельдран, первая женщина-астрофизик решившаяся на экспедиционный полёт за пределы Солнечной системы в 2153 году, стала нашим главным связующим звеном в отношениях с алидонцами, а позже и с мечерами. Благодаря её достижениям в области телескопии дальнего космоса мы сейчас живы. Ведь именно она ещё в те далёкие и, несомненно, малоразвитые годы смогла обнаружить Сверхскопление, в последствии названное Гельдран-Тар. Скопление, ставшее нам домом спустя почти полторы тысячи лет.

Сейчас уже никого не удивишь мечером[1], разгуливающим по городу или работающим за бикомпом[2]. Но тогда, в 2157 году, явление разумных прямоходящих котообразных существ — стало, пожалуй, вторым по значимости событием в нашей истории. Мы, наконец, получили подтверждение, что Вселенную населяют не только гуманоидные расы, как мы или алидонцы, но и другие виды.

Эти годы стали переломными во всех сферах деятельности человечества на планете Земля. Наши народы обменялись учёными, послами, культурами и даже религиями. Спустя всего пару лет, был совершён первый обмен учениками, а позднее и полноценными переселенцами. Так образовался Первый Инопланетный Союз, впоследствии переименованный в Содружество Млечного пути. И первыми плодотворными результатами этого союза стали неимоверные прорывы в технологиях, медицине, кораблестроении, экономике и науке. Учёные наших новых друзей открыли нам гиперпространство и все преимущества, связанные с его использованием. Под их чётким руководством был построен первый земной гипердвигатель. И хотя он был способен погрузить корабль всего лишь в самый верхний слой гиперпространства, сроки межзвёздного путешествия всё равно сократились в десятки раз. Значительно позже уже совместными усилиями всех рас, населяющих привычный нам Галактический Союз, были разработаны гипердвигатели нового поколения, позволяющие погружаться в гиперпространство на глубину четвёртого гиперслоя. Но это уже отдельная тема.

Уже через десять лет были построены пять первых полноценных крейсеров, способных передвигаться в гиперпространстве. А благодаря модулям нулевой точки (МНТ)[3], такие путешествия стали ещё и вдвое быстрее. А лучевые технологии переноса алидонцев[4] позволили населению мгновенно перемещаться в любую точку планеты. Позже были созданы альтернативные способы перемещения с помощью специально оборудованных платформ с панелью для набора координат.

Развитие в технологиях перемещения повлекло за собой и прогресс во всех остальных сферах. Границы государств превратились в неудобное препятствие, а их главы никогда не могли прийти к общему и единому мнению. Первый Общепланетный референдум состоялся 21 мая 2165 года, на котором было решено присвоить Земле статус единого государства, как у наших друзей по Инопланетному Союзу. На Земле избрали Единое правительство, во главе которого стал Верховный — Ян Лиджас. Благодаря ему и его Совету, вскоре на Земле учредили Единый космический флот, построили институты и университеты для подготовки молодых кадров. К тому моменту, когда состоялся первый набор в эти весьма важные для всех нас учреждения, из Мечеры и Алидонии вернулись наши студенты, которые и стали первыми квалифицированными преподавателями во всех известных ныне отраслях.

Под влиянием объединения всех стран и лёгкости в преодолении расстояний, стёрлись не только границы стран, но и различия и престиж разнообразных учебных заведений. Так были созданы Единый гуманитарный университет Земли, занявший почти всё пространство исторической Англии, Единая Академия медицины Земли, открывшая свои филиалы в пяти точках Земли и даже один на Алидонии, Единая военная академия Содружества Млечного пути, которая стала самым известным учебным заведением всего Содружества. Каждые четыре года Академия открывала свои двери для потока абитуриентов со всех уголков Млечного пути. И это было, пожалуй, самое первое учреждение, где совместно обучались военному делу представители всех рас. А после её окончания, абитуриенты получали возможность продолжить обучение уже в Академии космического флота, где их учили по более узконаправленной специализации.

Это был один из самых важных шагов человечества на пути сближения с остальными расами. Поколение, воспитанное и выращенное в соответствие с новой идеологией, напрочь лишилось глупых предрассудков и недоверия к нашим друзьям. И никого не удивило, что спустя каких-то пару десятков лет, был зарегистрирован первый в истории Содружества инопланетный брак!

Так и начался новый виток нашей истории, который мы все хорошо знаем. Когда же в нашей галактике появился Аид и начались первые неприятности, один из молодых учёных, а именно, потомок доктора МакГельдран — Шимус Озаяль МакГельдран, обнаружил в семейных архивах её дневник, в котором подробно были описаны наблюдения, связанные с обнаруженным Сверхскоплением. И эта информация дала надежду всей галактике!

Сегодня, в трехтысячный юбилей памяти доктора Патриши Элизабет Джейн МакГельдран, открывается первая историческая выставка, посвящённая Млечному пути. Выставка будет длиться целый год, и каждый желающий может воочию увидеть множество экспонатов из разных эпох развития нашей далёкой Родины!

Памяти доктора Патриши Элизабет Джейн МакГельдран Вырезка статьи из научного журнала «Наша Вселенная»

Пролог

— Компьютер, внеси последние разведданные в сеть флота ГС и сделай две копии для меня и офицера МакВарран.

— Для входа в защищенную сеть космического флота Галактического Союза требуется ваш офицерский код, — в кабине раздался механический голос с искажениями.

Девушка, сидящая за штурвалом алкура[5], недовольно поморщилась. Эти тьерра-бури уже третий раз повреждают систему связи корабля. Благо, что подпространственная связь имеет совсем другой принцип работы и не попадает под влияние тьерра-излучений. Хотя, в таком случае, на всех кораблях сразу бы обновили оборудование. А ведь перед вылетом она умоляла своего начальника заменить процессор главного компьютера на хотя бы старенькую модель искусственного интеллекта. Тогда бы тьерра-бури были им не страшны. И с другими кораблями можно было бы общаться нормально, а не строить из себя непонятно кого, отправляя сообщения через подпространство. Благо, что бикомпер[6] у неё был. И это в разы облегчало жизнь. Ещё раз тяжело вздохнув, девушка ввела свой код в высветившимся окошке и нажала «ОК». В ту же секунду из внутренних динамиков алкура вновь раздался уже успевший поднадоесть за три недели задания искажённый механический голос:

— Информация успешно закружена. Данные приняты старшим офицером Рактером.

Девушка кивнула. Посидела ещё немного, внесла корректировки в маршрут следования их корабля, проверила транспортный отсек с образцами на предмет повреждений, сходила в кампус и заварила две чашки кофе — для себя и для своей напарницы и лучшей подруги Ранэис МакВарран. До конца её смены оставалось всего полчаса, поэтому она ждала Рэйс с минуты на минуту. И стоило только девушке вернуться обратно в рубку и сесть в кресло, как входная дверь с тихим звуком отъехала с сторону, и в проходе появилась как всегда бодрая и жизнерадостная подруга.

— О! Кофе! — простонала она и схватилась за чашку, как утопающий за круг. — Дастин, ты просто самая лучшая из лучших подруг! Нет, ты богиня всех лучших подруг!

Дастин, а в рубке сидела именно она, весело рассмеялась. Рэйс, как всегда была в своём репертуаре. Они были знакомы ещё с самого раннего детства и знали друг друга лучше, чем иные родные сёстры. И Дастин, как никто, знала истинное лицо своей подруги, а не то, которое она так любила демонстрировать всем окружающим. Ещё бы — миниатюрная с выдающимися формами огненно-рыжая с серыми глазами девушка вызывала ощущение, что перед тобой ожившая детская сказка, но никак не серьёзный офицер космического флота, да ещё и со степенью доктора по микробиологии и медицине. Окружающие видели в ней куклу, которую приятно наряжать в красивые и, порой, вызывающие наряды и украшения, хвастаться ею, как последней моделью планера, и никогда — воспринимать всерьёз. И Рэйс беззастенчиво этим пользовалась. Она охотно играла навязанную обществом роль и наслаждалась вытянутыми от шока лицами, когда приходилось снимать маску. Но те, кому доводилось видеть её за работой, уже никогда не относились к ней с прежним умильным пренебрежением. А порой и опасались. Ранэис МакВарран была опасным, умным и сильным противником. Её ум ценился многими старшими офицерами КФГС[7]. И пусть она не была таким воином как та же Дастин, да и стратег из неё вышел посредственный, но в остальном она не уступала, а то и значительно превосходила других офицеров их потока.

— Тин, ты чего на меня так смотришь? — весело спросила Рэйс, с комфортом усаживаясь в кресло второго пилота и закидывая ноги в форменных сапогах на приборную панель. Дастин только головой покачала — её подруга даже в форме умудрялась выглядеть, как в самом изысканном платье на показе мод. Чёрные обтягивающие штаны со змеевидным рисунком серого цвета по бокам, заправленные в чёрного же цвета армейские сапоги из прочного и специально разработанного для КФ материала, который не только «дышал», но и был настолько прочным, что в них даже в лаву можно было наступать без опасения остаться без ног, сидели на ней как вторая кожа, ещё больше подчёркивая аппетитные формы. Серого цвета, как рисунок на штанах, пиджак-трансформер, способный принимать любую форму верхней одежды, в зависимости от потребностей офицера — будь то обычный пиджак или же тёплый плащ длиною до самых щиколоток. Данная разработка была также отдана исключительно под нужды флота, поэтому спецы добавили в основу материала не только защиту от физического воздействия, но ещё и поглотитель лазерного, радиационного и плазменного излучения. ГС любил и уважал свой флот, а потому старался обеспечить офицеров максимально возможной защитой. И в данный момент офицер МакВарран нагло пренебрегала всеми установленными правилами безопасности, оставив китель распахнутым и выставив напоказ чёрный спортивный корсет из гладкого и слегка мерцающего материала. Да уж, подумала Тина, ей до такого как до Пандоры на субсветовой. Нет, она не была страшилой, и форма ей тоже очень шла, да и от кавалеров отбоя не было, но при этом её внешность была довольно заурядной — правильные черты лица, мягкие губы, аккуратный носик, чуть раскосые глаза яркого фиалкового цвета, пушистые тёмные ресницы, и высокий лоб, прямые каштановые волосы с медными вкраплениями, ладная фигура и, по сравнению с Рэйс, довольно скромные формы — неполный третий и всего девяносто шесть в обхвате пониже спины. Но в сочетании с довольно тонкой талией всё смотрелось гармонично и даже обманчиво хрупко. Такую внешность девушка получила благодаря крови алидонцев, некогда прочно вмешавшейся в её родословную. Но кровь предков она ценила скорее не за внешность, а за способность к боевым искусствам, которые просто обожала.

— Выпендрёжница, — фыркнула Дастин, разом отвечая и на вопрос подруги и на свои собственные мысли.

— Грешна! — подмигнула в ответ Рэйс. — Итак, рассказывай! Что у нас сегодня на повестке вечера?

— По плану разведка дистрикта[8] 148, - сделав глоток кофе ответила девушка. — В мою смену от Чевина по ППС[9] пришло сообщение, что спутники засекли активность на второй и пятой планетах. Есть подозрения, что там имеется довольно развитая форма жизни. А так как мы оказались самой ближайшей командой, нам приказано сначала провести разведку, а после подтверждения достоверности разведданных идти на Контакт.

— О! — довольно зажмурилась Рэйс и сделала очередной глоток напитка. — Наконец-то Контакт! Теперь-то мы точно утрём нос Паркеру! А то достал уже. Ходит, как распустивший от собственной важности хвост павлин.

— Рэйс! — поморщилась Дастин. — Ну что ты так на него взъелась? Нормальный парень.

— У тебя все парни нормальные! — огрызнулась подруга. — К тебе-то они не подкатывают с дурацкими шуточками и предложениями, знают, что сразу превратятся в мокрое пятно на тренировочных матах.

— Сол же извинился перед тобой на следующий день, — покачала головой Дастин и добавила: — Тем более что твои обиды необоснованы — ты сама специально создаёшь себе такой образ. Вот они все и ведутся. И, можно подумать, что это первое такое предложение в твой адрес.

— Да, сама, да не первое, да извинился, — легко согласилась Рэйс, тем самым подтверждая, что на самом деле ей всё равно, что там наговорил Паркер, просто ей нравилось его мучить. Парень-то попался совестливый. На свою беду. — Но это всё равно не повод так себя вести.

— Ой… — махнула рукой Тина, — просто признайся, что он тебе нравится также сильно, как и ты ему. И это тебя пугает. Оттого и терроризируешь бедолагу.

— Эй! — возмущенно крикнула девушка и ощутимо ткнула пальцем в бок собеседницы. — Ты вообще чья подруга, а?

— Твоя, потому и спорю, а не киваю болванчиком, как половина нашего дистрикта, — нагло ответила Дастин, никак не отреагировав на тычок. Прошли уже те времена, когда она вопила во всё горло от щекотки.

— Ладно, — проворчала Ранэис. — Признаю, нравится. Но…

— Но ты, как всегда, спрячешься в кусты, — перебила её Дастин, вводя различные команды для передачи контроля управления алкуром и смены подруге. Действия были уже настолько знакомыми, что тело само всё делало на автомате, не мешая вести дружескую перепалку. — Ты подумай, может не стоит в этот раз уничтожать парня и его чувства вместе с ним? Он ведь, правда, неплохой. И на тебя смотрит с таким обожанием, что у меня порой даже зубы сводит от такой концентрации розового и сладкого. И, кстати, — единственный из парней переживал из-за своего глупого предложения, а не переводил всё в шутку. Да и цветы подарил твои любимые, а не заезженные розы. Значит, наблюдательный и обращает внимание даже на такие мелочи. Ты подумай, может, он тот самый?

Подруга молчала, обдумывая слова Дастин. А та, улучив момент, как раз вносила координаты в навигационный компьютер для построения гиперпространственного перехода. Когда все расчеты были выполнены, главный компьютер подал сигнал о готовности совершить скачок.

— Переходим в гипер, — по привычке предупредила Дастин и отдала свой кофе подруге, которая так и продолжала сидеть и задумчиво смотреть в одну точку.

Пара нажатий на кнопки, нужный рычаг плавно вперед, лёгкий дискомфорт в теле и вот они покинули обычное пространство космоса, окунувшись в гиперслои. По её подсчётам, они окажутся в нужном дистрикте всего через пару часов, поэтому есть время пойти хорошенько размяться, принять душ и почитать книгу. Повернувшись к Рэйс, девушка только хмыкнула. Она уже привыкла к такому её поведению. Когда Ранэис о чём-то думает, разговаривать с ней не было никакого смысла — девушка была полностью погружена в себя и не реагировала на внешние факторы. Правда, такой сосредоточенности удостаивались только поистине глобальные вопросы. И, видимо, Сол Паркер и правда ей очень нравился, раз ситуация с ним заслужила гриф «сверхважно». А значит, процесс затянется надолго и Дастин успеет сделать всё, что задумала.

Ничуть не беспокоясь оставлять подругу в таком состоянии, да ещё и рубке космического разведывательного корабля, девушка направилась в жилой отсек, попути заскочив в кампус и отправив кружку в микроволновую чистку. А потом пошла к себе в каюту за снаряжением для тренировки.

Дастин любила этот алкур. Он уже практически превратился в её второй дом, в котором они с подругой проводили большую часть своего времени, наведываясь в настоящий дом только во время отпусков и увольнительных после очередного задания, которые, порой, превышали срок даже в пару месяцев. Да, быть разведчиком — это не то, что хотела для неё мама. Но зато это было тем, о чём сама Дастин мечтала с самого раннего детства. Хотя, был также период, когда она хотела стать и в десант… А после гибели родителей окончательно решила для себя, что станет разведчиком, во что бы то ни стало. Как её родители. Рэйс разделяла любовь и восхищение подруги к КФГС, но помимо этого также была полностью предана науке. Вот и получилось, что в тандеме они стали одной из самых способных команд младших офицеров, успешно используя достоинства каждой — силу и ловкость Дастин и знания и умения Ранэис. Остальные же навыки, которые развивали в офицерах КФ, у девушек были равными и отлично дополняли друг друга. Всё вместе позволяло двум подругам находить такие редкие и удивительные образцы в отдалённых уголках ГС, что они даже пару раз удостаивались наград. Правда, до этого им ещё не приходилось сталкиваться с новой формой жизни и идти на Контакт. В нынешнее время, когда все галактики Союза были уже практически полностью изучены и налажены контакты со всеми разумными существами, населяющими их, встретить новую форму жизни или, что вообще было практически невозможным, гуманоидную форму жизни — приравнивалось к невероятным заслугам. И вот сейчас у них появился шанс добавить звезду на свои нашивки, извещающую всех вокруг, что данные офицеры знают на практике, что такое Контакт.



Улыбаясь своим мыслям, Дастин вошла в небольшое помещение, специально оборудованное двумя подругами под тренировочный зал, потому что, даже находясь на заданиях, не стоит забрасывать тренировки. Скинула куртку и осталась в одной спортивной майке, форменных штанах и сапогах. Данная одежда на флоте служила не только типичной формой военных, но и была настолько удобной, чтобы не мешать солдату во время боя. Именно поэтому тренировки бойцов всегда проходили только в этой форме, так сказать, чтобы воин слился с ней. Благо, что материал был создан прочным, не рвался, имел те же функции, что и куртка, и, самое главное, был органичным и не доставлял такого же дискомфорта, как обычная одежда, когда становилась мокрой от пота. Девушка положила тренировочные тонфы и сайды на пол, а сама занялась разминкой для разогрева мышц. А после принялась за саму тренировку, отрабатывая стойки, удары и приёмы сначала с помощью тонф, а потом и сайдов. Почти полтора часа спустя, когда мышцы приятно ныли от лёгкой усталости, девушка вышла из тренировочного зала и с наслаждением приняла молекулярный душ у себя в каюте. Чистая и бодрая, вновь оделась в форму, застегнула куртку и собиралась уже прилечь и почитать книгу, но отвлеклась на входящую в каюту подругу.

— Знаешь, — сказала Рэйс. — Пожалуй, ты права, и я…

Девушка не договорила, потому что алкур резко качнуло так, что потолок каюты поменялся местами с полом, вмиг превратив уютное помещение в эпицентр урагана.

— Твою мать! — в сердцах выругалась Дастин, вытирая ладонью лоб. Посмотрев на руку, она обнаружила, что та вся вымазана в крови. — Чёрт!

Рядом раздался сдавленный стон подруги. Девушка обернулась в её сторону и увидела, что та придавлена сумкой со всем тренировочным оружием, которое они хранили в каюте Дастин. Спихнув тяжесть с Рэйс, Тина осторожно прикоснулась к ней.

— Жива?

— Да, но пару органов точно превратились в желе!

То, что это было преувеличением, знали обе девушки, а потому просто не обратили внимания на данную реплику. Ранэис встала и взглянула на Дастин.

— Тин, ты ранена — у тебя всё лицо в крови.

— Знаю, меня чем-то хорошенько приложило. Но регенерация уже началась, так что через пару минут даже шрамика не останется.

Дипломированный медик недовольно скривилась, но спорить не стала. Не до этого сейчас.

И не сговариваясь, девушки побежали в рубку. А оказавшись на месте, едва не впали в самый настоящий шок. Оказалось, что их резко выбросило из гиперпространства раньше установленной точки выхода, оттого и трухнуло. А сила толчка увеличилась многократно, потому что алкур оказался в горизонте событий чёрной дыры. Счастьем было уже то, что их корабль не разорвало в момент выхода.

— Какого чёрта?! — заорала Рэйс, прыгая в кресло первого пилота и переходя на ручное управление. Дастин одновременно с ней приземлилась во второе кресло и уже во всю переключала инверторы на фазовое функционирование и субсветовые двигатели на максимум. — Тин, дай ещё мощности. Нас затягивает!

— Вижу! — огрызнулась Дастин. — Двигатели и так работают на двести процентов. Если в ближайшие несколько минут не выберемся, они просто взорвутся!

— Если в ближайшие несколько минут мы не выберемся, нам уже будет всё равно!!! — зашипела Ранэис и едва ли не повисла на штурвале в попытке развернуть нос алкура от центра дыры. Да уж, это вам не крейсер пилотировать, где нужно нажать всего пару кнопочек. Дастин же делала всё, чтобы перебросить мощность на субсветовые, и при этом дать хоть маленький, но шанс на спасение. Однако всё было напрасным. Через обзорный экран девушка видела, что гравитация неумолимо затягивает их всё дальше. Возможно, будь они на латоре[10] или крейсере, у них был бы шанс выбраться. Но алкур не был предназначен для подобного. Его медленно, но верно тянуло дальше.

— Рэйс… — позвала она подругу. — Рэйс!!!

— Что? — прохрипела девушка, поворачиваясь. Она всё ещё не отпускала штурвал. Пальцы её не то, что побелели от натуги — они уже были просто синими. В глазах застыли слёзы. Злые слёзы и полные обиды. Да, Рэйс была боец в душе. И никогда не сдавалась.

— Отдай мне штурвал, а сама садись на моё место! Не спорить! Ты должна сделать всё, чтобы мы смогли отправить сообщение через ППС. Это важно, Рэйс. Прошу тебя. Я не справлюсь, ты же у нас мозги, а я мышцы, забыла?

Дастин сама была уже на пределе и с трудом сглатывала комок в горле.

— Пожалуйста, — тихо проговорила она. Но, несмотря на жуткий вой сирены и постоянный писк всех возможных датчиков, это слово прогремело так, что обе девушки вздрогнули. Как Дастин не пыталась, она не смогла скрыть обречённость в голосе. Но время уходило, и девушки быстро поменялись местами. В одном Тина была права — её подруга могла сделать невозможное и отправить сообщение. И если боги будут милосердны к ним, их ещё смогут спасти.

Они просто застрянут в горизонте событий и будут очень медленно, очень-очень медленно, двигаться к центру воронки. Во внешнем мире могут пройти сотни лет, а для них всего секунда. Но их вытащат, обязательно вытащат. Ведь офицеры КФ никогда не бросают своих. И пусть даже для того, чтобы достать их алкур понадобится половина тысячелетия, их все равно не бросят. Девушки посмотрели друг на друга, видимо, думая об одном и том же. Запищал очередной прибор, сообщая, что субсветовые двигатели находятся в критическом состоянии. Дастин резко повернулась и с ужасом заметила, что время уже неимоверно замедлилось — датчик тревоги мигал не два раза в секунду, как положено, а раз в пять секунд. И только лишь благодаря тому, что обе девушки неосознанно перешли в боевой режим, отчего их скорость движения возросла в три раза, они заметили эту разницу. В голове раздался голос Рэйс:

— Тин, сообщение готово. Когда скажу, отключай субсветовые и переводи всю энергию на ретранслятор ППС.

Дастин в очередной раз вознесла хвалу всем богам сразу, что перед этим заданием, они с Рэйс всё же решились имплантировать себе бикомперы, и не простые, а самой последней модели. И не важно, что пришлось отдать на это полугодичное жалование — они всё равно специально копили деньги именно с этой целью. Если бы бикомпера сейчас у них не было, они не смогли бы общаться из-за расширения времени.

Девушка кивнула и положила пальцы на необходимые кнопки, чтобы сделать всё максимально быстро. И так потеря будет колоссальной, пока энергия, замедленная растяжением времени, поступит в ретранслятор.

— Давай! — крикнула Рэйс и Дастин нажала.

Алкур опять тряхнуло, избавившись от сопротивления гравитации чёрной дыры. Девушки замерли, глядя на тёмно-зелёный датчик, и ожидая, когда тот загорится, извещая их о том, что сообщение отправлено. Но время текло, а он всё не загорался. У девушек уже начало темнеть в глазах от перенапряжения — боевой режим не предназначен для непрерывного использования. Он создан для того, чтобы ускорять удары или наоборот, быстрее реагировать и ставить блоки, но никак не для постоянного пребывания в нём. И тут произошло сразу несколько событий: датчик начал медленно загораться ярко-зелёным цветов, когда раздался сумасшедший взрыв, который отбросил девушек к противоположной стене рубки так стремительно, что не спасло даже растяжение времени.

— Господи! Субсветовые взорвались!!! — прошептала Рэйс, даже не пытаясь встать, и неотрывно смотрела, как перед экраном раскрывается ярко-огненный цветок взрыва.

Дастин отреагировала моментально. Схватила подругу за руку и что есть силы потянула в жилой отсек. Там, перед входом в грузовой отсек находились четыре спасательных капсулы с автономными источниками питания, а, следовательно, имели свою систему жизнеобеспечения и мощные щиты. Она почти втолкнула в одну из них подругу, а во вторую прыгнула сама. Ту, которая как раз находилась напротив.

— Рэйс, очнись! — заговорила она, используя канал связи через бикомпер, и неотрывно следя за подругой. — Очнись, дура!!!

Девушка дёрнулась и перевела уже осмысленный взгляд на Дастин. Та даже позволила себе выдохнуть облегчённо.

— Слушай меня внимательно! Активируй маячок бикомпера и отдельно аварийный сигнал капсулы. Задай параметры автоматического открытия капсулы и впрыска адреналина тебе в кровь, как только она окажется на твёрдой поверхности с атмосферой, пригодной для жизни и дыхания.

Девушка говорила, а сама выполняла те же действия. Четко, быстро, почти не задумываясь над движениями. Сейчас тело работало в режиме «Выжить» и могло даже не подчиниться разуму, вздумай тот протестовать. Руки делали, а глаза неотрывно смотрели в глаза подруги, которая была её единственной семьей, которая стала ближе, чем даже если бы была родной сестрой.

— Я люблю тебя, Дастин! — проговорила Рэйс, а по щекам девушки текли слёзы. Но Тина видела, что девушка выполняет все её команды чётко и методично.

— И я тебя, — ответила она, когда все приготовления были выполнены. — На счёт три. Раз… Два…

— Три! — хором сказали девушки, нажав на рычаги эвакуации и одновременно погружаясь в стазисный сон.

Последнее, что успела заметить Дастин, так это то, что обе их капсулы оказались за пределами алкура, взорвавшегося спустя какое-то мгновение после их эвакуации. А потом её сильно швырнуло взрывной волной и сознание покинуло её.

Глава 1

Первое, что почувствовала Дастин, придя в себя, была боль. Нет, не так… БОЛЬ!!! Жуткая, невыносимая, страшная! Будто её окунули в лаву без форменной одежды, и теперь она заживо горит и плавится в этой субстанции. Кажется, она кричала. А, может, ей это только казалось… Но сознание не выдержало пытки вновь покинуло её. Ещё ей мерещились ангелы…

Второй раз она очнулась, ощутив, что её качает словно на волнах. Но боли уже не было. И её затуманенный разум решил, что она-таки оказалась в реке лавы и теперь просто уже спалила себе всё, что может чувствовать боль, а потому просто куда-то несётся по жутким волнам. Горечь подступила к горлу, или тому, что он него осталось, и девушка вновь провалилась в темноту.

Третий раз Дастин приходила в себя медленно, шаг за шагом анализируя своё состояние. Боли больше не было. Только свинцовая тяжесть во всём теле. Глаза она пока не могла открыть, поэтому решила сосредоточиться на других чувствах. Неимоверно хотелось пить и есть, она лежала на чём-то относительно мягком, странно пахло затхлостью и, кажется, сухой травой, по коже гулял прохладный ветерок, значит она оказалась на улице, пели птицы и слышались голоса, но слов она разобрать не могла. Боги! Неужели их спасли? Сколько прошло времени? И Рэйс… Где Рэйс?!

Дастин с огромным трудом смогла поднять отяжелевшие веки и какое-то время смотрела на ночное небо, давая глазам привыкнуть к окружающему миру, а разуму — поверить, что она жива. И только спустя несколько минут, когда к ней вновь вернулась способность думать, закралась тревожная мысль — она не знала этих созвездий. Вообще! Ни одного чёртового созвездия!!! Внутри начала подниматься паника. Сколько же времени прошло, что созвездия настолько изменились?! Боги, сколько они проторчали в этой чёртовой чёрной дыре? И где Рэйс?!

— Рэйс!!! — позвала он, используя канал связи бикомпера. — Рэйс, подружка, ответь. Пожалуйста!

Но ответом ей была глухая тишина. Девушка закрыла глаза и мысленно вызвала сетку, будущую основу карты, включив пеленгатор. Ранэис включила передатчик, это точно! Она же видела это перед эвакуацией. Но сетка была пуста, показывая лишь её местонахождение.

«Так, без паники!» — приказала себе девушка. «Сейчас подключусь к спутнику, получу карту местности, узнаю где я, отыщу Рэйс и мы вместе отпразднуем спасение в ближайшем дорогущем ресторане!»

Она открыла каналы приёма и начала искать спутники для подключения. И чем дольше она искала, тем сильнее на неё накатывали волны паники. «Этого не может быть! Такого просто не может быть!» — проносились в голове мысли. «Спутники есть даже рядом с самой захудалой планеткой самого отдалённого дистрикта даже на Пандоре. Они работали автономно и подпитывались энергией вакуума, благодаря встроенным МНТ. Имели собственные защитные поля и могли просуществовать даже сто тысяч лет без повреждений! Тогда где, чёрт возьми, эти самые спутники?!!»

Даже, если предположить, что их вытаскивали все эти сто тысяч лет, не могли же спутники вдруг взять и исчезнуть все вместе? Её бикомпер был на момент их задания ультрасовременным и имел бешенный радиус покрытия. Не в галактических масштабах, конечно, но небольшой дистрикт из пяти планет всё же охватывал. А тут…

Один глубокий и медленный вдох, один резкий выдох.

Повторить!

Повторять пришлось раз десять, прежде чем она смогла успокоиться и подавить подступающие слёзы паники. «Всё хорошо. Главное, что ты жива! Ты жива, а остальное не важно!» — успокаивала себя девушка. И вот, когда она уже перестала верить, её бикомпер отозвался лёгкой трелью, оповещая об обнаружении такого желанного спутника. Но информация, которая поступила из него, ввергла девушку в шок.

— Млечный путь! — помертвевшим голосом прошептала Дастин. — Мёртвая галактика Млечный путь!

Из истории она знала, что примерно две с хвостиком тысячи лет назад в ходе разразившейся войны с Аидом, ещё молодые и неопытные учёные успели наделать столько ошибок, что расплачиваться пришлось несколько столетий. А в результате и вовсе покинуть родной дом — галактику Млечный путь. Но на войне обычно не заглядывают в далёкое будущее и не строят предположений на тему: «А что будет, если?..». Нет, в такое время действуют быстро, решительно и желательно с максимальным результатом. Что и сделали тогда учёные. Они уничтожили Аида, но не могли даже в страшном сне предположить, чем это обернётся. Вместо того, чтобы просто исчезнуть с лица Вселенной на радость всем обитаемым мирам и дистриктам, эта тварь оставила подарок — аномалии, высасывающие энергетический потенциал из ядер планет и звёзд, заставляя те взрываться и порождать новые, подобные себе, аномалии. Сначала никто даже не обратил на это внимание — ещё бы, ведь все были в эйфории от победы почти три года, не замечая ещё большую беду, уже стучавшуюся в их двери. Тревогу забили только, когда не вышла на связь одна из недавно заселённых планет на дальнем рубеже. Объединенное правительство галактики помогало настраивать быт на новой планете и постепенно осваивать её земли, и потому регулярно запрашивало отчёты и присылало добровольцев для помощи. Но когда пропал и крейсер отправленный на разведку, все заволновались. Тогда ещё не было таких совершенных систем слежения и сообщения, которыми сейчас владел Галактический Союз, и никто не знал, что происходит в дальних уголках галактики, если не докладывали разведчики. Как оказалось, несколько десятков дистриктов по самому рубежу галактики просто прекратили своё существование, а вместо них, всё пространство было пронизано аномалиями, которые пожирали всё на своём пути, а выплевывали искорёженный мусор вместо самого современного латора, и кучу астероидных полей вместо некогда прекрасных планет. И вновь забили тревогу. Учёные смекнули, что с такой напастью бороться было невозможно — не помогали, ни щиты, ни энергетические ловушки. И тогда они вспомнили об одном открытии прошлого — о Сверхскоплении без названия. Начались работы по созданию двигателей межгалактического уровня. В спешном порядке были организованы тысячи разведывательных экспедиций, заданием которых было обследовать скопление и найти подходящие для жизни необитаемые планеты. На это задание ушло десять лет, пока однажды Млечный путь не начали эвакуировать. Сначала переселению подверглись самые дальние из выживших дистриктов. А на тот момент странные аномалии уже расползлись чуть ли не по половине галактики. А потом, по мере сил и остальные. Учёные астрофизики, экологи, медики, техники и многие другие попали в Сверхскопление одними из первых. Именно им удалось узнать, что в нём есть несколько галактик, в которых уже существовала своя форма жизни. Так, постепенно, был создан Галактический Союз. В который вошли ещё четыре народа. А после того, как был эвакуирован последний корабль из Млечного пути, учёные, в составе которых уже были и новые члены ГС из Сверхскопления, запустили автономные миниспутники вокруг галактики, взяв её в плотный кокон. И галактика покрылась плотным щитом, сквозь который не могла пройти ни аномалия, ни корабли. С тех пор всё пространство ныне мёртвой галактики опустело. И для многих живущих в Гельдран-Тар Млечный путь ассоциировался с чем-то жутким. Было снято множество фильмов-ужасов, действие которых происходило в Млечном пути. И вот сейчас, волею случая, Дастин выжила там, где, казалось бы, невозможно выжить. Но оказалась в таком месте, что лучше бы умерла. Но как такое возможно? Ведь тут невозможно выжить. Все хроники говорят об этом.



Послышался шум и девушку грубо толкнули в плечо. Всё ещё пребывая в шоке от осознания своего местонахождения, она не сразу сообразила, что находится не сама.

— Ткере дорт ва суубм тха? — раздался низкий рокочущий голос справа от Дастин.

Она с трудом повернула голову — в теле всё ещё ощущались отголоски боли, и каждая мышца налилась свинцовой тяжестью. Перед ней находился коренастый мужчина с большущей бородой, за которой было тяжело рассмотреть лицо. Он был невысокого роста, одет в странную одежду тёмно-серого и чёрного цветов. «Это что, настоящий хлопок?» — изумлённо подумала Дастин.

Как только эта мысль промелькнула в её голове, мозг очнулся от шоковой прострации и начал анализировать ситуацию. Разумное существо. Перед ней сейчас стоял живой представитель местного населения! Которого, по идее, не могло быть в принципе. По подсчётам ученых ГС, любая жизнь в Млечном пути должна была погибнуть ещё восемь столетий назад. Тем самым исчерпав «топливо» для подпитки аномалий. Именно на это был запрограммирован кокон. И именно поэтому Млечный путь прозвали мёртвой галактикой. И вот сейчас она в очередной раз удостоверилась в том, что учёным свойственно ошибаться. Причём очень жестоко. Как там называется планета, на которую её занесло? Кажется, CP13KH5D… Тринадцатый дистрикт, пятая планета. Но по Хроникам десятинные дистрикты начали подвергаться нападению аномалий уже в самом конце эвакуации, а, следовательно, на этой планете не может быть выживших. Да и планеты, как таковой быть не должно.

— Ткере дорт ва суубм тха?! — зло повторил странный человек и с силой ударил ногой Дастин по рёбрам. Девушка задохнулась от боли, которая вновь подняла свою голову.

— Ублюдок! — прохрипела она, давая бикомперу команду на ускоренную регенерацию.

Да, это было довольно рискованно, ведь очень скоро организму нужна будет еда в двойном, если не в тройном объёме. Таковы последствия этой самой регенерации. Чем быстрее идёт восстановление, тем больше голод впоследствии. Это вызвано тем, что организму необходимо восполнить баланс энергии, так, кажется, объясняла ей Рэйс. Рэйс… ох, Рэйс!

— Рек гар то! — послышалось с другой стороны, и в поле зрения Тины появилась вторая пара ног, вырывая её из скорбных мыслей. — Дере ва тинар кан! Су дартан мех фалермо! Эк-рэк!

Первая пара ног потопталась на месте и отошла. Обладатель второй пары присел и прикоснулся к плечу Дастин, вынуждая ту вновь развернуться. Девушка и сама не заметила, как скрутилась в калачик от пронзающей тело боли. А, может, всё дело было в запущенном процессе ускоренного восстановления. Но угрозы и агрессии со стороны второго собеседника она не ощутила, а потому позволила себе чуть расслабиться. Этот представитель местного населения отличался от первого весьма значительно: не в пример высокий, мускулистый, без единого волоска на лице, форма которого напоминала вертикальный прямоугольник, довольно обычные глаза, кривоватый нос с горбинкой и кожа с зеленоватым оттенком. Из одежды на нём были широкие штаны с манжетами на щиколотках и жилет на голый, кстати, тоже без единого волоска, торс из грубой (натуральной!) кожи, судя по своеобразным следам на ней, выделанной вручную. Да и пахло от него… По смелым прикидкам Дастин, встреть она такого на своей планете, то предпочла бы воспользоваться порталом, лишь бы не пересекаться с данным индивидом на одной улице, даже несмотря на технологическое превосходство со своей стороны. От него на кивар[11] несло не только потом, но ещё и опасностью. Но сейчас он за неё заступился, а потому не стоило кривить нос и выражать недовольство. И страх. Всем известно, что хищники чуют страх, так незачем его провоцировать.

— Дорт ва ранбарум? — спросил он.

Дастин покачала головой.

— Простите, я не понимаю.

Мужчина нахмурился и попытался ещё раз, но, как показалось девушке, уже на другом наречии или даже языке.

— Сильмираль теель ди варин на?

Было видно, что ему неудобно говорить на этом языке, потому что он говорил медленно и растягивал слова, как будто читал по слогам.

— Не понимаю, — выдохнула она. — Ни слова не могу понять.

Мужчина помолчал некоторое время, рассматривая Дастин. Заметил, как та украдкой старается вытереть непрошенные слёзы боли, как мелко и неглубоко дышит, придерживаясь за бок, и морщится при этом. Как внимательно слушает его, следя за каждым движением губ, но разочарованно опускает плечи и голову, когда так и не понимает его.

— Раж, — вдруг выдал он, и ударил себя кулаком в грудь, после чего вопросительно изогнул бровь. Ну, этот жест она поняла — он что-то у неё спрашивал. Теперь бы понять, что именно. Она даже губу закусила. Мужчина понял, и повторил свою реплику, только теперь сопроводив её направленным в грудь большим пальцем.

Дастин решила рискнуть и направила на него указательный палец, спросив:

— Раж?

Мужчина довольно кивнул, из чего она сделала вывод, что это его имя. А потому повторила его жест с пальцем и представилась:

— Дастин.

— Дас-тин? — с трудом, по слогам повторил он, словно смакуя.

Девушка кивнула. Мужчина ещё раз довольно кивнул и встал, направляясь ко второму.

И вовремя, надо сказать. В голове Дастин раздался сигнал извещая о том, что её бикомпер закончил анализ полученной информации. Как офицер Олераан, а в данный момент это была именно она, и предполагала, местные спутники перестали работать с какой-либо информацией, как только последний человек покинул галактику и был активирован кокон. Но, тем не менее, не перестали вести хронологию. Из полученной информации выходило, что прошло не две тысячи лет, а два десятка тысяч. Но этого просто не могло быть. Хотя, может на то и был расчёт ученых, чтобы ускорить развитие аномалий, заставив их поглотить все оставшиеся дистрикты и лишить друг друга подпитки максимально быстро. Но, насколько Дастин могла судить, что-то пошло не так. Потому что данная планета дистрикта не только не была уничтожена, но ещё и была населена. И судя по всему разными представителями гуманоидных рас.

Раздался ещё один писк и перед взором показалась карта этого дистрикта. Реальная. Из неё выходило, что пригодными для жизни были две планеты — пятая, на которой находилась Дастин, и восьмая. По крайней мере, так она предполагала по наличию воды и зеленеющей суши на той, второй планете. Да и мелкие объекты, раскинувшиеся вокруг этих двух планет, очень уж походили на спутники. Активные спутники, но с очень маленьким радиусом действия. Именно поэтому девушка не смогла сразу подключиться ни к одному — её сигнал не пеленговался. И, судя по всему, если она начнёт передвигаться сейчас, то потеряет установленную связь. А вот если она напишет подпрограмму-вирус и внедрит её потихоньку во все эти спутники, то сможет расширить радиус приёма сигналов в два, а то и в три раза. Из истории она знала, что уже во время эвакуации, спутники были разработаны по последней модели, а значит, просто устарели их протоколы. Дастин воспряла духом от подобных мыслей. Когда есть цель, жизнь становиться не в пример ярче и осмысленней! А значит, ей некогда горевать и нужно как-то выбираться отсюда, добыть еды и затаиться на время для написания программы.

Спустя несколько минут к ней вновь подошёл Раж и протянул некий сосуд, в котором, как предполагала офицер Олераан, должна была находиться вода. Девушка сделала глоток. Что ж, почти угадала — во фляге местного вида было сильно разбавленное красное вино. Помнится, Тина читала где-то, вроде бы даже в исторических сводках, что таким образом древние народы, населявшие Землю много тысячелетий назад, заменяли привычный ей дистилляр. В отличие от обычной воды такой напиток хорошо утолял жажду всего несколькими глотками. К тому же способствовал восстановлению кровообращения в организме. Дистилляр, конечно, ничего не восстанавливал, но жажду утолял почти моментально. Да и доступен был больше, чем чистая вода. Тем более, в космосе. Хотя в энергетической ценности не уступал ей.

Поблагодарив Ража, девушка отдала флягу обратно.

— Спа-с-и-бо? — смешно растягивая слово, повторил он.

Дастин закусила губу, раздумывая, как бы лучше объяснить, что оно означает. В итоге, не нашла ничего лучше, как вновь взять флягу, сделать вид, что пьёт, вновь отдать её, приложить правую руку к сердцу и кивнуть, глядя в глаза.

— Спасибо, — вновь сказала она.

Раж какое-то время посидел с задумчивым видом, а потом отошёл, принёс какой-то фрукт. Взял один себе, а второй протянул Тине. Девушка улыбнулась, взяла предложенный фрукт, вновь приложила руку к груди и сказала:

— Спасибо!

Раж довольно кивнул, впиваясь в свой фрукт на диво ровными и крепкими зубами. Прожевав кусочек, он ещё раз кивнул и выдал:

— Даке! — и повторил жест девушки, которым она объясняла значение своего «спасибо».

Дастин улыбнулась, приподняла слегка свой фрукт и сказала:

— Даке, Раж! — и откусила кусочек.

— Биту, Дастин, — прозвучало в ответ, из чего она сделала вывод, что это было «пожалуйста».

Мужчина довольно закивал и вновь оставил её. А девушка продолжила грызть местную еду. Тем более что регенерация завершилась, и в ней проснулся зверский голод. По вкусу этот фрукт больше всего напоминал персик — такой же сочный, волосатый и жилистый. Впрочем, поедание экзотического фрукта не помешало ей анализировать ситуацию. А выходило следующее: она находится в мёртвой галактике, на, по идее, несуществующей планете, общается с представителями двух народов (ладно, с одним из них, но видела-то обоих), которые не могли появиться на «по идее несуществующей планете в мёртвой галактике» и ест фрукт, который можно классифицировать также, как и саму планету. И эта ситуация вызывала в ней, как это ни странно, улыбку. Да, что бы не говорили психологи, а жажда жизни и осознание того, что ты жив — творит чудеса. И до сих пор вещи, которые раньше должны были вызвать ужас, вызывают лишь улыбку. Конечно, тут ещё огромную роль сыграла цель. Точнее сам факт её появления. А пока есть цель, есть стремление её достичь, не отвлекаясь на посторонние грустные мысли. Доев свой «персик», Дастин решила проанализировать состояние своего тела — подвигала плечами, ногами, согнула и разогнула руки в локтях, а ноги в коленях, сделала разминочные движения для шеи и, в целом, осталась довольна. Боль ушла, тело слушалось отлично, ребра не ныли. Правда, всё ещё зверски хотелось есть, но в данный момент, это было не первоочередной задачей. Главное сейчас — избавиться от неожиданных попутчиков. Конечно, она была благодарна Ражу за доброту, но смысла в его компании всё равно не видела — они не понимали друг друга, а значит, никакой полезной информации у него добыть не получится. Итог — он ей был не нужен. Следующее, нужно хоть какое-то оружие. Не с палкой же ей бродить по планете… Логично предположить, что если здесь зародилась жизнь, то эволюция проходила в том же режиме, что на Земле когда-то. То есть тут полным-полно разнообразной живности, и Дастин готова была спорить на что угодно, что как минимум половина из развившихся видов окажется хищной. А значит, с когтями и клыками, в лучшем случае неядовитыми, против которых с палкой сильно не поборешься. Однако из своих наблюдений девушка сделала вывод, что как такового оружия у её неожиданной компании не было. Вообще. Но если на одном из них была настоящая кожа, значит, её чем-то выделали, а перед этим смогли убить зверушку, которая её носила. То есть, оружие быть должно, главное его найти.

И только она приготовилась вновь внимательно осмотреть двоих гуманоидов, как сзади неё раздался странный звук, классифицированный ею, как двигатель летательного аппарата. Это узнавание отдалось внутри приятной волной удовольствия. Технология! Неужели, здесь ещё сохранились хоть какие-то технологии? Или, может быть, это местные жители сами сконструировали нечто подобное… Но данная мысль отпала сразу же, как только на поляне появился сам объект девичьих дум — летательная платформа на пять посадочных мест, сделанная по типу некогда существовавших спортивных автомобилей, очень-очень-очень древней модели, распространённой в Млечном пути ещё во времена эвакуации. Значит, местные аборигены научились пользоваться техническими достижениями Содружества Млечного пути! Это же просто замечательно! Дастин знала, как управлять подобной техникой, знала, как её ремонтировать… да она всё о ней знала, потому что в своё время встречалась с парнем, помешанным на истории технологий Млечного пути. И волей-неволей сама втянулась и даже успела много чего выучить, прежде чем отношения себя изжили. И сейчас девушка была готова едва ли не выйти за этого парня замуж, настолько она была благодарна ему. Но эйфория от узнавания прошла с первой же атакой этой самой платформы, именуемой в древности, как «гравит». Первый залп парализующей пушки пришёлся как раз на её первого знакомого, который, ничего не подозревая, копался в своей сумке, недалеко от противоположного края поляны. Только сейчас Дастин заметила, что они находились в лесу, довольно плотном, а конкретно — на небольшой поляне около реки. Мысленно надавав себе пинков за беспечность, Тина осторожно поменяла своё положение и затаилась. В данный момент, у неё было стратегически выгодное место, из которого она не была видна атакующим. Зато Раж был как на ладони. Раздался второй выстрел, но её второй знакомец сумел вовремя увернуться, кувырком уйти в сторону сваленных в кучу сумок недалеко от речки и рывком достать… хм… кастет? Но не успела Дастин подивиться абсурдности его действия, как этот самый кастет трансформировался в самый настоящий меч! Девушка только зачарованно присвистнула — такого в её времени не было. И она не знала о подобной технологии в Млечном пути. Неужели местные сами это сделали? И каково же было её удивление, когда с платформы спрыгнуло трое э-э-э… представителей третьей расы планеты и в синхронном жесте «вызвали» свои мечи. Правда, те очень уж отличались от меча её знакомца и больше походили на привычные ей сайды. Да и сами хозяева этих мечей были абсолютно другой «породы». Высокие, с длинными чёрными шевелюрами прямых волос, жилистые, но с отчётливо проступающими натренированными мышцами, в чёрных сильно расклешённых от бедра брюках и чёрных обтягивающих жилетах на голый торс. Лиц Дастин, к сожалению, не видела, потому что они стояли спиной к ней. Хотя это не было столь важным — из всего увиденного она уже могла смело делать выводы, что перед ней были воины. И этим воинам зачем-то понадобился Раж. Чувство благодарности за то, что он за неё заступился и был добр, требовало от неё вмешательства, но разум упорно твердил, чтобы оставалась на месте.

По крайней мере, она может узнать, есть ли ещё кто-то в округе, помимо собравшейся компании. Благо, что карту этой планеты она уже успела загрузить. Отдав мысленные команды, девушка вновь переместилась, так, чтобы можно было следить и за ситуацией на поляне, и осматривать периметр. Из нового положения ей стал виден гравит, в котором остался сидеть ещё один из компании той троицы. Вот этого Дастин рассмотрела со всеми подробностями. Высокий лоб, раскосые тёмные глаза, слегка резковатые скулы, самый обычный нос, средней пухлости губы, усики и бородка — довольно привлекательный мужчина, если не обращать внимания на то, что из-под верхней губы выглядывали кончики клыков. Девушке пришлось даже пару раз закрыть и открыть глаза, чтобы убедиться, что ей это не мерещится. Но нет, всё было именно так — самые настоящие клыки, которые мужчина то и дело выставлял напоказ в улыбке, когда на поляне наставал особо наряжённый момент боя. Единственное его отличие от остальных воинов заключалось в волосах — у него они были длиной почти до плеч и вились.

Дастин ещё раз проанализировала ситуацию. С одной стороны, лучше не вмешиваться. Но с другой, она сможет отплатить Ражу за доброту и захватить гравит, который ей был жизненно необходим. Более того, при удачном стечении обстоятельств, она раздобудет местное оружие и даже сможет им воспользоваться. У неё действительно есть шанс на успех, но только в том случае, если она вырубит этого четвёртого. Из отчёта по сканированию местности (повезло, что она всё ещё находилась в радиусе приёма спутника) Дастин поняла, что нужно торопиться. В нескольких киварах от этой поляны находился ещё один гравит с тремя неизвестными, и если она хочет помочь, то действовать должна немедленно — пока подмога не появилась.

Резко выдохнув, как всегда делала перед боем, Тина включила ускоренный режим и в один удар сердца достигла гравита. Незнакомец успел только удивлённо посмотреть в её сторону, когда офицер Олераан нанесла удар. Она сильно рисковала, ведь строение нервной системы у местных могло отличаться от привычного ей, но девушка задумалась об этом только тогда, когда мужчина бессознательно откинулся на спинку сиденья. Тин тут же выпихнула его из гравита, а сама заняла место пилота. И мысленно довольно потёрла руки. Ура! Она знала, как управлять этим аппаратом!

Свистнув, привлекая к себе внимание дерущихся на поляне мужчин, она сделала два точных выстрела, и оставшиеся противники Ража, не ожидающие подобной подлянки, повалились парализованные на землю.

— Раж! — крикнула она и махнула рукой, надеясь, что приглашающий жест одинаков на всех возможных планетах Вселенной. И не ошиблась — мужчина, оправившись от шока, уже бежал к ней, прихватив парализованного коротышку и сумки. А Дастин тем временем вызвала голографическую карту местности на гравите и запустила сканирование окрестностей. Это дало ей возможность не тратить энергию на вызов карты перед мысленным взором.

Так… а вот это уже нехорошо. Второй гравит поменял своё местоположение и сейчас стремительно нёсся в их направлении. Благо, Раж уже сидел рядом с ней, предварительно сгрузив товарища на заднее сидение.

— Чёрт! — сквозь стиснутые зубы, прорычала она. — Держись!

То, что Раж её в принципе не понимает сейчас девушку не волновало. Она резко развернула гравит на месте и включила двигатели на максимум — им нужно срочно уходить от погони.

— Дастин, зор дере нэку! — позвал её Раж и показал в противоположную сторону. Она расценила это как предложение лететь в ту сторону, и покачала головой.

— Нельзя, — коротко ответила она. — Там погоня.

И сопроводила свои слова жестами, указав сначала на гравит, потом ткнула большим пальцем себе за спину и показала на пальцах цифру «два», очень надеясь, что этот жест тоже универсальный. Как оказалось, её поняли и даже кивнули. А потом Раж нажал на пару кнопок на приборной панели и достал из выехавшего ящика аналог местного оружия — мечи-кастеты. Два положил на колени Дастин, один взял себе. Приводить в себя своего друга, или кем там тот карлик приходился Ражу, он не спешил. Вместо этого наоборот, накинул на него сверху какой-то материал, скрыв от посторонних глаз. Потом взял один из кастетов девушки и пальцем указал на небольшой выступ со стороны указательного пальца. Конечно, отвлекаться от пилотирования было рискованно, но и не знать, как активируется её оружие — тоже не вариант, а потому быстро запомнив принцип работы, она кивнула.

— Даке!

Раж улыбнулся. Правда, улыбка тут же сползла с его лица, когда он посмотрел вперёд.

— Оварум, Дастин!!! Оварум!!! — заорал он во всю силу своей глотки, едва не оглушив девушку. Но потом, осознав, что его не поняли, резко потянул штурвал на себя, заставив гравит совершить очень опасный разворот, в процессе которого Дастин чуть не вывалилась за борт.

— Твою… галактику! — в сердцах выругалась она, вновь отбирая штурвал. — Не делай так больше! Я понимаю, что у нас языковой барьер, но ты мог нас угробить, чёрт тебя забери! Я же шла на пределе мощности двигателей!!!

Раж уже и сам понял свою ошибку, потому что теперь сидел, мёртвой хваткой вцепившись в подлокотники пассажирского сиденья.

— Что там было?

Как ни странно, но её поняли. Раж показал пальцем на их гравит, а потом в ту сторону, куда они летели прежде, и сделал движение рукой, как будто что-то хватает. Ага, значит, там была какая-то засада, которую девушка не разглядела на голо-карте. Или просто не поняла, в чём дело. Но проанализирует эту ситуацию она позже.

Сейчас же Дастин кивнула, давая Ражу знать, что смысл его объяснений понят. Из-за перенапряжения девушке пришлось выключить синхронизацию с картой гравита, которую она установила, чтобы не смотреть постоянно в сторону и не отвлекаться от полёта, иначе она могла перегрузить бикомпер. Слишком уж переволновалась, да и пережила такое, что любой другой имплантат уже сгорел бы. Напоследок она успела заметить, что преследовавший их гравит также сделал поворот и продолжает висеть у них на хвосте. Это подтверждала и голо-карта гравита, на которую она быстро кинула взгляд. Зато, как только её внимание перестало разрываться между анализом карты и окружающей действительности, девушка смогла сосредоточиться на панели управления гравита. И спустя всего минуту тщательного исследования обнаружила то, что искала — между сиденьем пилота и пассажира находилось небольшое возвышение в полу, прикрытое чем-то, похожим на шкуру зверя. Видимо те парни не знали, для чего оно служит и приняли за особенности конструкции. На деле же, здесь находился рычаг по управлению оружием. Несколько нажатий нужных клавиш, и верхняя панель отъезжает в сторону, а из открывшегося проёма поднимается пульт управления с местом для прикладывания ладони. Девушка, радостно улыбаясь, положила свою руку. Лёгкое покалывание во всех пальцах, и вот уже вся панель пошла разноцветными бликами «узнавания». Гравит, взяв у Дастин кровь, активировал функцию «хозяин», впрыснув в её организм несколько наночастиц, которые сейчас внедрялись в кору головного мозга и синхронизировались с бикомпером. Такая процедура давала возможность пилоту на мысленное управление некоторыми функциями летательного аппарата. А именно, система маскировки, автопилот, силовое поле и оружие, и последними двумя Дастин сразу же воспользовалась.

— Иха! — радостно крикнула она, когда перед глазами замерцала лёгкая плёночка защитного экрана. — Всё, ты мой, красавец!

Раж, не понявший ни слова, изумлённо таращился то на девушку, то на появившийся щит.

А Дастин тем временем резко развернула гравит носом к преследователям и с хищной улыбкой отдала мысленную команду активировать орудия, зависнув на месте. Сзади на штурвале, под указательными пальцами, появились несколько кнопок управления оружием. Спустя минуту второй гравит показался в поле видимости, начав сразу же палить парализующими снарядами.

— Кишка тонка, — ехидно улыбнулась девушка, наблюдая за тем, как их снаряды растекаются по щиту. И как только противник понял бессмысленность своих поступков, она уверенно взялась за штурвал и положила пальцы на позицию. — А теперь моя очередь!

И активировала электромагнитный луч, который тут же поразил цель, обездвижив гравит. Тина с мрачной и удовлетворённой улыбкой проследила, как деактивированный транспорт стремительно теряет высоту. Теперь на ближайшие шесть часов он превратился в бесполезный, не способный даже взлететь, предмет.

Довольно кивнув, Дастин скрыла панель управления оружием и вновь развернула гравит, продолжив свой путь. Раж молчал, задумавшись о чём-то. Но он то и дело бросал на неё настороженные, а иногда просто удивлённые и неверящие взгляды. Но девушка не обращала на него внимания. За всё время службы в КФ она настолько привыкла к такому, что уже считала это самим собой разумеющимся. Ещё бы! Сначала в группе из четырёхста новобранцев, где было только пятьдесят девушек, она на первой же неделе показала лучший результат по пилотированию и тактике ведения ближнего боя в атмосфере. А потом и в течение всего периода обучения и стажировки держалась в двадцатке лучших.

Неожиданно впереди материализовался небольшой челнок, явно предназначенный для космических полётов. Причём, «материализовался» в самом прямом смысле, словно соткавшись из воздуха. И хотя Дастин понимала, что такого просто не могло быть, тем более в технологиях Млечного пути, она невольно осенила себя отпугивающим неудачу в космосе знаком — провела ладонью перед лицом сверху вниз и движение, будто она стряхивала пыль с левого плеча. Хотя, возможно, тогда уже были разработаны программы маскировки кораблей. Но она о таком не слышала. А челнок тем временем приготовился атаковать, и Дастин не была уверена, что её гравит выдержит прямое попадание, даже с учётом щита. Как бы мощность оружия и защиты атмосферного транспорта не сопоставима с мощностью космического корабля. Зло выругавшись, девушка увела гравит от первого удара, увернулась от второго и с трудом сманеврировала от третьего.

— Раж! — крикнула она. — Бери своего друга и проваливай отсюда. На земле у вас больше шансов.

Видимо, в момент опасности, когда адреналин гуляет по крови, все языковые барьеры исчезают. Иначе, как объяснить тот факт, что попутчик её понял с первого же раза и даже без всяких жестов. Он просто перегнулся через спинку своего сиденья, схватил второго обездвиженного пассажира и сумки, перетянул их к себе на колени и выжидающе посмотрел на неё. Вновь уйдя от пары выстрелов, Дастин развернула гравит так, чтобы закрыть собой, в случае чего, катапультирующихся людей. И вовремя — первый удар она выдержала, но искры, начавшие вылетать из приборной панели, на миг её ослепили, а потому девушка даже не задумывалась особо, действовала на уровне инстинктов. Она понимала, что только что очень сильно подставилась, и вряд ли с такими повреждениями гравита сможет уйти. Вместо этого, она вновь активировала орудия и начала палить со всех калибров в челнок. Конечно, нанести серьёзный урон она не могла, но хотя бы временно не давала им прицелиться и атаковать её второй раз. Не переставая стрелять, она направила гравит подальше от челнока, а потом в один момент активировала катапультирование своего сидения. Правда, не включила защитный купол. Этому трюку её научил ныне покойный отец Рэйс. В момент катапультирования, использовать инерцию движения кресла и хорошенько от него оттолкнуться, добавляя себе ускорения и задавая то направление, которое тебя больше интересует, а не то, куда направила бы тебя спасательная система. Таким образом, этот манёвр позволял выиграть время в случае преследования. А время Дастин сейчас было очень необходимо.

Проверив в карманах оружие, она, что было силы, оттолкнулась, сгруппировалась и направила своё тело в сторону от заданного курса катапультировавшегося кресла. Приземление было не самым удачным, но регенерация уже началась, а потому Тина старалась не обращать внимания на боль в руке и продолжила движение. Бежала она около двух часов, пока не поняла, что вот-вот просто упадёт посреди дороги и вся конспирация пойдёт насмарку. Поэтому, она нашла относительно подходящее для привала место и без сил упала на траву, заползая под густой куст. Руки тряслись, ноги не слушались. От повторной регенерации чувство голода обострилось в разы, и сейчас девушка едва справлялась с подступающей слабостью и головокружением. Но сила воли и гордость офицера КФ заставляли сцепить зубы и собраться. В конце концов, её готовили для таких вот непредвиденных ситуаций, и готовили хорошо. Подобный ритм она могла выдерживать в течение двух дней, не меньше. А тут свалилась буквально через несколько часов. Конечно, вполне возможно, что она просто не успела восстановиться после прохождения через половину Вселенной сквозь Чёрную дыру, но всё равно, она должна была попытаться продолжить путь. Хотя бы ради Рэйс. Ведь её подруга где-то здесь, просто её пока нельзя запеленговать. Дастин была уверена, что МакВарран жива. Чувствовала это. А потому, ей нельзя было сдаваться. А пока она решила дать отдых своему телу, зато с пользой потратить время и начать программирование вируса для спутников.

Так прошёл ещё час. Девушка уже пришла в себя и даже сумела подавить чувство голода. Правда, работа по созданию программы для спутников продвигалась очень медленно — мозг отказывался работать как раньше, а потому слишком долго анализировал и просчитывал. Решив, что начало — это тоже хорошо, Дастин выбралась из своего укрытия и направилась дальше. Шагом, постоянно оглядываясь по сторонам, готовая в любой момент сорваться на бег. Но пока всё шло нормально. В какой-то момент ей удалось поймать местную живность, отдалённо напоминавшую крупного зайца, только длинный хвост и лапы с очень острыми когтями были как у ящериц. Благодаря бикомперу смогла сделать анализ туши и удостовериться, что он съедобен и безвреден для её организма. Однако трудность возникла с совершенно неожиданной стороны — она не могла развести огонь. В лесу не так давно прошёл дождь, а потому веточки были влажными и добыть огонь одним из методов, которым её обучали в академии, никак не получалось. Но офицеры КФ не сдаются! И спустя какое-то время, пока она брела дальше в надежде отыскать хоть один камушек, ей повезло. Она умело извлекла искру из камня, точно приложив по нему одним из своих мечей, и разожгла огонь. Ну, а дальше было делом техники. Уж что-что, а свежевать добычу её научили ещё на младших курсах.

Когда зверское чувство голода было утолено, ему на смену пришла усталая сытость — слипались глаза, и спать хотелось лечь прямо здесь и сейчас, но Дастин вновь заставила своё измученное тело подняться и продолжить ранее намеченный путь. Благодаря карте, она быстро установила, где находится ближайшее поселение и решила направиться туда. Да, был риск встретить там давешних преследователей, и она ничего не знала о местных традициях, обычаях и вообще населении в целом. Но это был единственный способ быстро научиться понимать их язык. Ей достаточно находиться в толпе около двадцати минут, чтобы бикомпер анализировал полученную информацию по языку и успешно загрузил данные в её память. Можно было, конечно, обойтись и одним представителем, но тогда понадобилось бы втрое, а то и больше, времени на получение данных. И это помимо необходимого в таком случае ментального вмешательства. А вот времени у Дастин как раз и не было.

На лес опустились сумерки, а девушка всё продолжала идти. Тело уже начало привыкать к новому состоянию и почти не подавало признаков усталости. Перекусив на ходу остатками жареной тушки, Тина решила, что уже даже чувствует себя человеком, а не кусочком отбивной. Мозг тоже успел хорошенько проветриться и отдохнуть за время прогулки, и девушке даже удалось немного поработать над программой, разделив сознание на два потока. Всё шло нормально, пока вдруг интуиция не подала сигнал о том, что у неё появилась компания.

Ража она заметила почти сразу. Как только вышла на небольшую поляну, в поле её зрения тут же попала знакомая громадная туша, довольно вальяжно развалившаяся под невысоким и густым кустом. Его друг по-прежнему пребывал в парализованном состоянии и находился рядом. Сумки были сгружены так, чтобы в любой момент можно было их подхватить и смыться. Парочка спала.

Дастин даже улыбнулась, распознав обычную тактику экстренного отхода. Приятно было осознать, что хоть она и находилась в мёртвой галактике, окружённая неизвестными гуманоидами и странной природой, повадки здесь были такими же, как и дома. А это означало, что она сможет найти общий язык с местными. Главное только научиться понимать их и разговаривать на их языке.

Первую ошибку девушка совершила, когда позвала Ража. Он даже бровью не повел, а ведь такая беспечность для воина смертельно опасна и должна была её насторожить.

Второй ошибкой была попытка приблизиться нему. С ней сыграло дурную шутку не вовремя проснувшееся благородство — вдруг нужна помощь… Да и была надежда, что он её просто не узнал и сейчас заманивает поближе. А потому было безумием с её стороны вот так открыться и подставиться для атаки.

А третья ошибка заключалась в том, что она не проверила окружающую местность, сосредоточив всё своё внимание на знакомом.

Но всё это она поняла только, когда уже вплотную подошла к Ражу и увидела, что тот не только не спит, но ещё и с таким отчаянием смотрит на неё, не делая при этом попытки даже моргнуть. Парализатор! Догадка пришла вслед за осознанием своей глупости и беспечности. За этот день она столько ошибок умудрилась совершить, что её наставники выдрали бы себе бороды по волоску от досады и разочарования, а её с позором выгнали бы с флота.

Она попала в умело расставленную ловушку. Ловушку, приготовленную специально для неё. Даже не пошевелившись, чтобы попробовать убежать, Дастин достала из карманов два кастета и активировала их, нажав большими пальцами на скрытые механизмы. И её мечи тут же появились в руках, полностью преобразовавшись в оружие и уже ничем не напоминая обычный кастет. Краем глаза она отметила эту странность, но в данный момент всё её сознание было поглощено предстоящей схваткой. Если у её противника есть ручные парализаторы, она сможет от них увернуться, и тогда появится шанс одолеть их в поединке на мечах. Но вот если у них будет оружие типа «лазер», то её песенка спета. С парализованной рукой или ногой ещё есть шанс на побег, а вот с простреленной — нет.

— Нок тъеррэ тао инкур? — раздался насмешливый голос позади Дастин.

«Ещё один язык», — отстранённо заметила она, поворачиваясь к обладателю этого голоса. И не иначе, как чудо помогло ей удержать на лице бесстрастную маску. Перед ней стоял тот самый индивид, которого она вырубила и у которого угнала гравит. Стоял и нагло скалил на неё свои клыки. Ну ещё бы, не чувствовать себя так вальяжно… С такой-то поддержкой. Тина уже успела насчитать шестерых человек. Хотя, человек ли?

А клыкастый тем временем продолжал:

— Въяльн ро на вара тэкэ шур? Дарэ тъеррэ нартир роат а мацу хивальн. Сим, тан элеварэнир, нок пав охмехот-Ташш. Ум дъарэ нок инкур паа. Вар цернок альвир муратэ лаанж! — и выжидающе протянул руку.

Дастин не поняла ни слова, но по жесту предположила, что от неё ожидают немедленной капитуляции с добровольной сдачей оружия. Сменив отстранённое выражение лица на хищную улыбку, девушка пару раз крутанула мечи, как всегда делала на разминке, привыкая к их тяжести и проверяя сбалансированность. Ехидная улыбка с лица её оппонента начала медленно, но уверенно сползать. Он нахмурился, но руку не опустил.

— Нок мату! — уже совсем другим голосом сказал… или скорее предостерёг он.

И возможно, при других обстоятельствах, не будь этой ловушки, не говори он так ехидно, и не скаль он на неё клыки, она бы и согласилась. В конце концов, офицеры КФ предпочитают мирный диалог «агрессивным переговорам». Но не сейчас. Свои силы девушка оценивала трезво и не спешила недооценивать противника. Нет, это было бы её самой большой и серьёзной ошибкой. А в данный момент Дастин не могла себе позволить такую роскошь. А потому, постаралась максимально расслабить тело и замереть в оборонительной позиции. Если не знать наверняка, можно подумать, что Тина просто устала стоять напряжённой, перенесла вес тела так, чтобы ей стало удобнее, и немного расслабилась. И трюк удался. Клыкастый кивнул кому-то за её спиной и сзади сразу же раздался шорох шагов. Стоит ли говорить, что девушка среагировала моментально, нанеся оглушающий удар гардой меча по виску противника. Прошла всего секунда, а один из шести уже был в отключке. Убивать она не решалась, вдруг тогда они вообще озвереют? А так был шанс. Во всяком случае, она не собиралась наносить смертельный удар первой. Мастера и наставники всегда говорили: «Изучи противника. Найди его слабость», и она не собиралась пренебрегать их советами.

Пару секунд осознания в оглушающей тишине (казалось, что даже вся флора и фауна леса затихла) и на поляну вихрем ворвались остальные противники.

Удар первого она отбила легко, поднырнув под рукой второго, направив её по инерции дальше — в третьего. Четвертый и пятый навалились одновременно в совершенно синхронных движениях, вынуждая девушку встретить два удара на обе руки, чего она никак не ожидала, а потому получила неслабую отдачу в кисти рук и в плечи. Но медлить было нельзя, потому что сзади трое оставленных ею противников собрались атаковать. Удар. Отскок. Подсечка. Прыжок. Блок. Удар. Блок. Блок. Кувырок назад. Режущий удар снизу вверх. Всё слилось в сплошной водоворот стали, в центре которого танцевала Дастин. Она уже успела изучить технику двоих противников и ловко, их же приёмами, отправить в забытьё. Трое оставшихся заметно насторожились и стали действовать более аккуратно. На мелкие царапины и ссадины, полученные ею от мечей противников, девушка даже не обращала внимания. Сейчас, главное, обезвредить ещё одного, чтобы хоть немного сбавить темп. А такая мелочь сама затянется благодаря ускоренной регенерации. Пользоваться преимуществом ускорения Тина пока что не спешила — незачем открывать все свои козыри. Ситуация была не настолько критичной.

Как сглазила! Стоило ей только подумать о хорошем, противники, словно, прочли её мысли, накидываясь на девушку с тройным усердием. Или это тот, клыкастый, что-то им приказал? Дастин не знала, но отбивать их атаки становилось всё сложнее. Атаковать самостоятельно она уже даже не пыталась. Пришлось задействовать ускорение, введя всех троих в замешательство. Это позволило серьёзно ранить одного и вырубить второго.

Но тут неожиданно в дело вступил клыкастый Главарь, не давая ей остаться один на один с последним противником. И вот тогда девушка поняла, что попала. Он двигался быстрее её! С учётом того, что она активно уже пользовалась ускорением. Пятый её противник выбыл даже как-то незаметно. Просто в один момент Дастин поняла, что сражается только с клыкастым, а его напарника нигде не видно в обозримом пространстве. Тело девушки начало ныть от перегрузок. Слишком много потрясений за такой короткий срок, слишком измотано её тело, слишком мало времени для восстановления. Всего слишком! Девушка сражалась из последних сил, но позиции не сдавала. Ведь, стоит только дать слабину, как противник тут же это почувствует и дожмёт её, удвоив напор.

А потом, Дастин даже не поняла, как это произошло, противник вдруг оказался у неё за спиной. Одним ловким движением лишил её подвижности, заломив руки и… укусил!

Последнее, что запомнила офицер Олераан — были его руки, обвившие её вокруг талии и его запах. Запах мяты.

Глава 2

— Чёрт! — это было первое слово, раздавшееся в полной темноте помещения. А то, что она находится в помещении, Дастин поняла сразу — на улице не бывает так тихо и не пахнет чистым бельём. Да и земля никогда не бывает такой мягкой. — Чёрт! — повторила она. Её до крайности бесила появившаяся в этой галактике привычка просыпаться непонятно где после потери сознания.

Как ни странно, она всё прекрасно помнила. И отчётливо осознавала, что ей так и не удалось вырваться из ловушки. Но, что удивительно, это не вызывало, ни ужаса, ни злости. Наоборот, всё тело пребывало в какой-то сладкой неге, не чувствовалось ни капельки усталости, а мозг работал так чётко и ясно, как будто она спала по меньше мере двое суток без перерыва. Хотя, собственно, почему «будто»? Скорее всего, так оно и было после… Чёрт! Да её же укусил тот сумасшедший! А она даже истерику сама себе закатить не может. Лежит тут, в неге и блаженстве, осмысливает свою реакцию на укус и едва ли не плечами флегматично пожимает. Может, ей это всё приснилось? И на самом деле её никто не кусал, а просто накачали каким-то наркотиком? Но нет… Даже, если всё списать на буйную фантазию, чем Тина вообще никогда не страдала, в отличие от подруги, бикомпер не выдал никаких тревожных сигналов, хотя процесс полной диагностики Дастин запустила сразу, как только пришла в себя. Но уже даже сейчас могла сказать, не дожидаясь результатов, что чувствовала она себя как никогда прекрасно! Даже дома после отпуска не было таких ощущений. Нет, что-то здесь однозначно не так. Может, в слюне содержался какой-то яд? И это он так на неё действует? Может, её тут едят, а ей всё эйфория мерещится?!

Когда в мозгу шевельнулось нечто, отвечающее за панику, девушка успокоилась.

Раз паника жива, значит, Дастин не растеряла остатки здравого смысла. То, что большую его часть она оставила в галактике Пандора в дистрикте 143, где у них с Рэйс было задание, она не сомневалась. Иначе как объяснить то, что очутившись в Млечном пути, она не свихнулась? Любой другой на её месте от осознания себя в мёртвой галактике уже давно бы превратился в овощ. А она нет, держится ещё. Более того, умудрилась завести знакомства с местными и даже подраться с ними. Неплохой список достижений, учитывая всю ситуацию.

Наконец диагностика завершилась и Дастин стала внимательно просматривать данные. Из всего выходило, что она абсолютно здорова, на ней ни единой царапины, все мышцы в тонусе, импланты в норме, залечена даже небольшая трещина в кости на бедре, которую она поленилась залечить в медцентре, пока у неё не было системы регенерации, давление, уровень лейкоцитов и прочее-прочее… всё в норме! Ну, почти всё — то ли её ночное зрение не работает, хотя диагностика говорит об обратном, то ли тут дело в чём-то ещё, что не позволяет ей сейчас осмотреться.

Благо, слух никто не отменял. А потому, она была готова, когда к ней в комнату, или где там она находилась, зашёл посетитель. По помещению тут же распространился слабый, но приятный запах мяты.

— О, проснулась! — раздался знакомый голос клыкастого маньяка.

Девушка от неожиданности дёрнулась. Она его поняла! И если его появление ожидаемо, то такой скачок в языковой адаптации её обескуражил. Конечно, говорил он больше всех остальных, да и анализатор речи работал всё это время, но не могла же она обучиться языку на основании пары фраз? Дастин не ответила ему ничего, зато вновь разделила своё сознание на два потока, задействовав один для анализа ситуации, а второй для поддержания возможной беседы с этим… этим!

— Ну? Долго будешь отмалчиваться? — продолжил незваный гость. — И можешь не притворяться, что спишь — я чувствую ритм твоего дыхания. У спящего он не такой.

— Я… — голос отказался повиноваться с первого раза, поэтому Дастин хорошенько откашлялась, чтобы не дай боги он не решил, будто ей страшно. Иначе ей придётся очень туго. Слабость красит женщину, ну да. Но не тогда, когда она непонятно где, непонятно с кем и вообще, уже успела продемонстрировать свои умения в боевом искусстве. — Я ничего не вижу.

— Ну надо же! — как показалось Тине, ехидно и довольно откликнулся клыкастый. — А орк говорил, что ты не понимаешь языка. Врал?

Офицеру Олераан не понравилось, что её проигнорировали. Но она также понимала, что это стандартный приём морального подавления личности допрашиваемого. Сама не раз применяла его на других. А оттого решила действовать так, как от неё и ждут — сопротивляться. Хотя можно было обескуражить противника потоком информации. Но в данном случае ей невыгодно подобное поведение, потому что она так и не поняла причину отсутствия зрения. По поведению гостя она сделала вывод, что сам он видит её прекрасно.

— Почему я ничего не вижу?

— Потому что я так хочу, — как-то слишком быстро, на взгляд Тины, он сдался. Значит, что? Он и так хотел ей это сказать. А следовательно, отсутствие зрения — это очередной трюк подавления. И продолжение не заставило себя долго ждать: — Ты теперь принадлежишь мне. Конечно, ты бы и так мне принадлежала, без всяких альтернативных методов. Но после всего, что я видел, планы на твой счёт резко поменялись. Следовательно, и контроль увеличился в соответствующей мере.

— Я принадлежу себе! — зашипела девушка, на миг забывшись. Боги! За что?! Из всех возможных миров, они послали её мало того, что в мёртвую галактику, так ещё и на планету шовинистов!

— Ошибаешься, звёздочка, — проговорил он таким тоном, что у Дастин даже пальцы на руках заледенели. — Ты — моя! Со всеми вытекающими из этого последствиями. Мою метку увидит каждый, кем бы он ни был. Так что не жди помощи или сочувствия. Окружающие будут шарахаться от тебя, как от прокажённой. Почему? Потому что будут знать, что стоит мне только захотеть, и ты сделаешь с этими окружающими всё, что я скажу. Такова власть метки.

Сомнений, о какой именно метке говорил клыкастый, у Дастин не возникло вообще. Рука сама собой потянулась к тому месту, куда он её укусил. Так значит, её предположение оказалось верным — что-то в его слюне делает её тело покорным его воли. Именно тело, а не разум. Иначе она бы сейчас так не материлась мысленно, используя второй мыслительный поток не по назначению. Который, кстати, нашёл причину речевой адаптации — её бикомпер смог установить связь с очередным, на этот раз архивным спутником, функция которого сбор и рассортировка информации с планеты. Другие спутники, как она поняла, с момента ухода последней эвакуационной группы перешли в режим ожидания и прекратили собирать информацию. Но, это военные спутники. Научные же запрограммированы иначе, слава всем богам всех миров и галактик. И бикомпер, получив доступ к потокам данных, помня о задаче речевой адаптации, быстро выделил всё, что этого касалось, загрузив данные в мозг Дастин. Ещё какое-то время ушло на то, чтобы систематизировать всё это добро. И вот теперь девушка одной частью своего сознания пребывала в шоке — на этой планете говорят на двадцати языках! И у каждого до пяти наречий. Более того, бикомпер не сделал различия между мёртвыми языками и современными. Поэтому она теперь даже на нескольких языках Млечного пути говорить умела. В академии у них преподавали историю языков, поэтому она смогла распознать в своей памяти несколько древних. К сожалению, названий новых она не знала. Спутник был запрограммирован на сбор, а не анализ информации. Но разницу в произношении, написании, алфавитах и так далее, могла улавливать. Например, она теперь прекрасно понимала все разговоры Ража и того, второго. А также поняла, что до драки говорил ей этого клыкастый: «Неужто миледи желает драться?», «Не боится ли она поранить себя? Предлагаю миледи убрать ножички и спокойно поговорить. В конце концов, мы же цивилизованное общество, а не какие-то варвары с равнин. Тем более что даме не пристало драться. Её дело украшать мужскую жизнь!» и «Не дури!». Ага… Так значит этот клыкастый собрался ею себе жизнь украсить? Ну-ну. Благо, что не постель, а то с учётом её пока что полного подчинения, у неё не было бы шанса на сопротивление.

К сожалению, другой информации Дастин не получила, потому что такой задачи не ставила, но зато канал доступа к спутнику у неё уже налажен. Теперь дело за малым — создать вирус и расширить их зоны покрытия. Хотя, и странно всё это. Спутники получают информацию со всей планеты, вокруг которой установлены, и даже чуть больше, но вот сигнал отдачи до смешного мал! Как будто, кто-то специально закодировал их, чтобы население планет не имело к ним доступ. Тина была уверена, что смогла подключиться к ним только благодаря новейшему бикомперу и протоколам защиты КФ. Если на планете и сохранились таких технологии, то скорее всего их мощности не хватало даже на то, чтобы засечь эти спутники, не говоря уже о подключении.

А разговор тем временем продолжался.

— Да, да. Ты всё правильно поняла, — с усмешкой в голосе сказал клыкастый. — Укус Мастера, в отличие от обычного вампира подчиняет. Но также и даёт привилегии — например, ускоренная регенерация, сила, скорость, долголетие и… Что? Что тебя так удивило в моих словах?

— Да сущий пустяк, в общем-то… — нервно хихикнула Дастин, даже не сразу осознав, что говорит вслух.

— И?

— Вампиров не существует.

Пауза.

Девушка всё ещё продолжала время от времени подхихикивать, пока самоназваный Мастер вампиров приходил в себя от встречного шока. Вампир! Ага! И эльф, и гном, и даже тролль! О! И орк! Точно этот тип говорил же о каком-то орке. Только Тина не поняла сначала и решила, что это имя. А оказалось — нет. Сказать, что Дастин была в полнейшем ауте, это не сказать ничего. У неё-таки началась долгожданная истерика. Мало богам было отправить её в Млечный путь, так они ещё и свели её с сумасшедшим инопланетным гуманоидом, помешанным на древнейших легендах её народа. О да! Она знала об этих расах. И неплохо. Её хобби — чтение. И ещё в детстве ей на день рождения подарили целую библиотеку книг с историями как раз о них. А в исторических хрониках она нашла несколько фильмов, снятых ещё на самой Земле, главными героями которых были эльфы, вампиры, оборотни и прочие сказочные существа. Дастин всегда любила читать о них. Они помогали отрешиться от реальности и отдохнуть в перерывах на заданиях. А фильмы оценила даже Рэйс, которая предпочитала детективы с реальными персонажами, а не сказки.

— Не знал, что существует место на Гелио, где бы нас не знали, — наконец задумчиво проговорил клыкастый, выводя девушку из состояния невменяемости. — Ну что ж, будь уверена, я реален.

Стоило ему это произнести, как к Дастин резко вернулось зрение. Оказывается, она по инерции во время разговора держала глаза открытыми, а потому, едва она смогла видеть, свет больно резанул по ним. Зашипев от боли, она прикрыла их рукой. Но клыкастый расценил этот жест иначе:

— Не бойся, у нас нет способности к привороту, в отличие от эльфов. Так что можешь смотреть на меня.

И Тина не удержалась. Нет, не ударила, а просто посмотрела. Ну что ж, внешность у него не изменилась. Те же правильные черты лица, губы, изогнутые в улыбке, тёмные вьющиеся волосы чуть-чуть не достающие до плеч, сейчас забранные в небрежный хвост, усики и бородка. И глаза… В тот раз она не смогла рассмотреть их цвет, они ей просто казались тёмными, только форму. Сейчас же у неё появилась такая возможность, и девушка, приоткрыв рот, рассматривала их. Они действительно были чёрными, как сама ночь, с красными радужками! Таких у людей не бывает. Да ни у одной из известных ей рас, населяющих планеты Галактического Союза, таких глаз тоже не было. А в совокупности с клыками… Неужели и правда вампир? Но это же всё сказки! Этого просто не может быть! Или может? Находилась же она в мёртвой галактике…

Дастин перевела взгляд на его губы, ожидая увидеть клыки. Но сейчас они были спрятаны. Она даже несколько разочарованно вздохнула, что было расценено клыкастым опять по-своему. Его глаза, вдруг вспыхнули ярче, крылья носа пришли в движение, как будто он уловил какой-то сильный запах, а потом он порывисто наклонился и впился в её губы поцелуем.

— Какого чёрта?! — воскликнула она, хорошенько толкнув нахала подальше и принимая сидячее положение.

Реакция была хоть сильной, но замедленной, и девушка мысленно недовольно нахмурилась. Признаваться в том, что ей понравились его действия, она не собиралась. Не ожидая такой подлянки, тот пролетел приличное расстояние и впечатался спиной в стену. И Дастин, наконец, обратила внимание на обстановку комнаты, в которой находилась. Это её сейчас интересовало больше, чем свои собственные «возросшие» способности. Потому что к ним-то она как раз привыкла — благо, уже десять лет как успешно прошла внедрение. То ли дело инопланетная комната. По крайне мере, можно хотя бы сделать вид, что произошедшее её ни капельки не испугало, особенно собственная реакция на этого мужчину.

Ого! Стены были сделаны из самого настоящего камня, кое-где висели картины, написанные на настоящих холстах, в одном углу находился шкаф, в другом узкая дверца, по центру комнаты находилась, собственно кровать, рядом с ней столик и стул, а напротив входная деревянная дверь. Оглянувшись, Дастин заметила огромное окно у изголовья. На полу лежала небольшая шкура пятнистого зверя. Ну, и клыкастый на ней, успевший сползти по стене, пока девушка осматривалась.

Он во все глаза смотрел на неё, даже рот слегка приоткрыв. Ага! Вот и клыки. Интересно, они такой же длины, как в тех старинных фильмах? И может ли он их прятать?

— Неожиданно! — раздалось со стороны вампира.

— Неожиданность — это ты. А мои действия — закономерность, — спокойно ответила Тина, свесив ноги с кровати и порадовавшись, что на ней находилась привычная форма. Только не было верхней куртки и сапог. — Или ты так привык, что все тебе подчиняются?

— Нет, — хмыкнул её собеседник и с грацией хищника, которым он, собственно и являлся, поднялся на ноги. — Я привык, что мне не смеет отказать ни одна девушка.

— С первым опытом, — искренне поздравила его офицер Олераан. — И на всякий случай предупрежу — повторять не стоит. Результат будет идентичным.

— Не будет, — хищно оскалился он и плавно подошёл к Дастин. Наклонившись к ней так близко, что стал касаться своими губами её при каждом слове и, глядя ей в глаза, добавил: — Или ты забыла, звёздочка, что полностью и всецело принадлежишь мне?

Дастин судорожно дёрнулась в сторону, по крайней мере, попыталась. Но на самом деле, на её теле даже волосок не пошевелился. Лишь глаза наполнились яростью. Вампир же, наслаждаясь своей властью над ней, довольно улыбнулся и глубоко втянул воздух.

— Ты пахнешь вкусно, моя звёздочка. Очень вкусно. А на вкус ещё лучше. Признаюсь, в тот раз я едва сдержался, чтобы не выпить тебя полностью. Но ты слишком ценна для меня. Да и такой изыск приятнее растягивать, нежели превращать его в минутное удовольствие.

На этот его монолог Дастин могла лишь уничтожающе сверкать глазами и злиться, не более. О том, что стало причиной её злости, его слова или странная реакция собственного тела на его близость, она старалась не думать. А этот… этот тем временем продолжил:

— Ну? Убедилась? Вот и славно. Потому что всё это замечательно, но я не люблю разговаривать с молчаливыми куклами. Я сейчас позволю тебе говорить, поэтому не делай глупостей и не пытайся вопить. Крики я люблю ещё меньше молчаливых собеседников, — нахально закончил он и небрежно взмахнул рукой. Тина тут же почувствовала, что к ней вернулась подвижность. Вялая, но тем не менее. Встать она так и не решилась. — Итак, на чём мы там остановились, до того, как ты вынудила меня к демонстрации… Ах, да! На том, что вампиров не существует.

— Нет. На том, что тебе не отказывают, — чисто из вредности встряла девушка.

— О! Так тебя волнует эта тема? — едва ли не замурлыкал клыкастый. — Что ж, я готов обсудить этот вопрос с тобой, но…

— Не надо. Не интересует, — поспешила вмешаться Датин. — Лучше скажи, зачем я тебе. Ту часть, где женщины должны украшать жизнь мужчины можешь пропустить, повторяться нет смысла, я всё отлично расслышала и в первый раз.

Вампир лишь внимательно посмотрел на неё, не переставая улыбаться. Сейчас он не выглядел тем грозным и сосредоточенным воином, каким она его запомнила во время их короткого, но, что уж спорить, хорошего поединка. Нет, в данный момент на нём была маска, судя по всему привычная для всех окружающих. Наглый, красивый, властный мужчина, пользующийся вниманием у женщин и авторитетом у мужчин, душа компании и вообще, просто замечательный эм… гуманоид. Возможно, если бы она не видела его другим, то неосознанно прониклась бы к нему той симпатией, на которую он и рассчитывал. Но увы. Единственная симпатия, которую у неё вызывал этот Мастер вампиров, так этого его владение клинком, а не позёрство и наглые улыбки. Дастин не была уверена, понял ли её мужчина, но, тем не менее, он ответил:

— Мне нужен такой боец как ты.

— Что, вот так просто? Увидел девушку и подумал: «Да, такой боец, как она, мне подходит!», так что ли? — опешила Тина. — А если бы мы тогда не сошлись в поединке? Тоже решил бы, что «такой воин тебе нужен»?

— Нет, тогда ты стала бы той, о ком я и думал изначально, — улыбнулся клыкастый, но глаза стали ледяными. — Украшением.

— У тебя что, недостаток женского общества? — нервно спросила она, хотя и понимала, что в данной ситуации более разумно молчать и не огрызаться. Тем более, что он возомнил себя вампиром, любит кусаться и, наверняка, пить кровь (образ, как ни как!). Но этот… гад вызывал в ней все самые худшие эмоции!

— Звёздочка моя, я вампир, мне столько лет, что ты себе даже не представляешь. Неужели ты думаешь, что за столь долгую жизнь женщины не приедаются? Я жажду разнообразия! А ты странная и интересная. Поэтому, нет ничего удивительного, что я тобой заинтересовался. Кстати говоря, для тебя это даже лучше, поскольку из всех охотников, у меня самый миролюбивый нрав.

— О, ну конечно! — огрызнулась Дастин. — И как долго продлится твой интерес? До моей последней капли крови?

— Глупости! — отмахнулся он. — Конечно, не спорю, твой вкус и запах дурманит и влечёт, но любая потеря крови ослабляет организм. А ты мне нужна сильная и здоровая, чтобы быть в состоянии пользоваться своими уникальными навыками.

— А не боишься, что твои воины на меня набросятся и съедят? — продолжала язвить девушка. — Я же такая вкусная и прочее…

— Звёздочка моя, для вампира кровь — это не еда, а способ поддерживать организм в тонусе, как витамины. Если мы не будем пить кровь, мы не умрём, а просто начнём болеть, быть слабее, у нас будут плохо заживать раны, уменьшится реакция и многое другое. Не стоит верить глупым сплетням, которые рассказывают о нас жители равнин. Они слишком суеверны.

— И как часто вы так витаминизируетесь? — ехидно поинтересовалась Дастин, делая мысленную пометку о наличии поселения на какой-то равнине. — Люди хоть выживают?

— Это не обязательно должны быть люди. Нам подходит любая кровь, кроме собственной расы.

— О, ну конечно! Это бы уже каннибализмом попахивало. А так, подумаешь… Витаминки! Съешь и не жалко! — фыркнула девушка. Она всё ещё считала это бредом сумасшедшего. Ну как можно вообще пить кровь? Это ненормально! И то, что она беседует с вампиром, это тоже не нормально!

— Не зли меня, звёздочка. А то могу передумать и подарить тебя кому-нибудь из приближённых, — тихо, но очень чётко проговорил он, давая девушке понять, что не шутит, и его угроза более чем реальна. — Или на деле показать, как это быть «витаминкой». Поверь мне, никто не жалуется и более того, идут на это добровольно! Мы не дикари, наши доноры живут едва ли не лучше нас самих, о них заботятся, их охраняют, и им платят.

Тина представила себе, как этот клыкастый говорит, что будет ужинать в восемь и вместо блюда на столе, его ожидает бледная девушка со вскрытыми венами. Картина была настолько реальной, что её передёрнуло. А сам Мастер как будто понял о чём она думала, потому что нахмурился ещё больше и вдруг сказал:

— Вытяни руку! — и сказано это было тем самым тоном, которому она никак не могла противиться, поэтому тут же подчинилась, хотя и пыталась всеми силами не делать этого. К её ужасу, он приблизился к ней взял её запястье в свою руку. — Я покажу, почему это не так страшно, как ты думаешь, и почему желающих больше, чем ты сама себе можешь представить.

Пока вампир говорил это, радужка его глаз, вдруг, начала наливаться красным цветом, а клыки удлинялись на глазах. Дастин как завороженная следила за этими метаморфозами, позабыв о том, что находится под принуждением и её, кажется, сейчас собираются укусить. И только, когда он уже приблизил её руку к своим губам, она очнулась.

— Стой! — выдохнула девушка, не отводя взгляда и наблюдая за пылающим в его глазах огнём, о природе которого она могла только догадываться. — Что ты делаешь?

— Хочу показать тебе, что это может быть приятным для обеих сторон, — также, не опуская глаз, ответил вампир.

— Не надо! Я верю! — быстро проговорила она.

— Не веришь, — с улыбкой отозвался он, но руку, тем не менее, отпустил. — Но это ненадолго.

Девушка и сама поняла, что только что чуть не позволила себя укусить, что поверила и даже захотела попробовать. Осознанно, а не так, как это было в первый раз. И это напугало её, пожалуй, сильнее, чем сама вероятность укуса. Поэтому, она решила, что безопаснее будет уйти от этой скользкой темы и поговорить о чём-то другом. Например, о…

— Ну так, и что же я должна делать теперь, когда оказалось, что на роль твоей постельной игрушки я уже не подхожу? — поинтересовалась она, так и не сумев полностью утихомирить свой нрав.

— Ты знаешь, я пока ещё не придумал. И не будь к себе столь сурова, в конце концов, всё приходит с опытом, — едко заметил он, наслаждаясь бушующей яростью в её глазах, но развивать тему больше не стал. — Вполне возможно, что ты будешь готовить моих бойцов. Для них будет замечательной тренировкой находить слабости не только в противнике, но и в себе. А ты с твоими способностями идеально подходишь для этой цели.

Ну, откровенно говоря, это был не самый плохой вариант, поэтому Дастин даже порадовалась. По крайней мере, у неё будет место, где можно относительно спокойно пожить до тех пор, пока она не найдёт Рэйс. В том, что её подруга жива, девушка даже не сомневалась. Будь иначе, она бы почувствовала обязательно. Слишком сильная у них была связь. Недаром говорят, семья — это не общая кровь, а душа. Вот и у них с Ранэис было также, почти что одна душа на двоих. И она сделает всё, что угодно, будет кем угодно ради того, чтобы найти подругу. И если для того, чтобы пробыть в относительной безопасности до тех пор, пока не будет готов вирус, ей нужно учить боевому искусству предков каких-то там бойцов, что ж, так тому и быть. И ей, заодно, практика. А то, что они тут все, похоже, и правда вампиры, девушка постаралась отбросить на задний план. В конце концов, до этого момента её же не пытались выпить (съесть?), да и укусили-то всего один раз, и то, с целью контроля. А если учесть тот факт, что у них в ГС живёт очень много разнообразных гуманоидных рас… В общем, девушка решила относиться к ним, как к новой расе у себя дома, не более того. Внешне-то они от неё самой ничем не отличались, а то, что рацион другой имели… ну так гуманоиды с Зардавра тоже питались энергией живых существ и были такими же вампирами, только энергетическими. И ничего, с ними все нормально сосуществовали.

— Итак, сегодня ты отдыхаешь, а завтра с утра за тобой придут и проведут на тренировочную площадку, — продолжил клыкастый. — Предупреждаю, мои люди не только сильны телом, но ко всему прочему имеют разнообразные характеры. И найти подход к каждому из них будет твоей одной из главных обязанностей. Я не всегда буду рядом, так что ты должна заслужить их уважение и доверие самостоятельно. Поняла?

— Поняла, — ответила офицер Олераан, успев вовремя подавить почти вырвавшееся «так точно, сэр!». Что тут непонятного? Находиться в подобных обстоятельствах ей не впервой. Несмотря на то, что она живёт… жила в века полнейшего прогресса, когда о человеке судят по его заслугам, а не богатым родителям или половому признаку, случались в группах индивиды, которые открыто выражали своё мнение, что «бабе на флоте не место». И тот факт, что более тридцати процентов личного состава космического корабля — женщины, никак не является весомым аргументом в споре. В этом случае помогает самый древний способ — заслужить уважение в бою. Поэтому задание не показалось девушке чем-то из ряда вон выходящим. Хотя, вполне возможно, что на Гелио всё иначе и об эмансипации здесь ещё (или уже?) не слышали.

— Что ж, тогда не смею тебя более задерживать. Спи. Сейчас уже вечер и завтра будет трудный для тебя день, — сказал он, вставая. — Это будет твоя комната. Когда за тобой завтра придут, постарайся запомнить её расположение. По территории пока что будешь передвигаться в сопровождении одного из моих доверенных лиц. Извини, звёздочка, но я всё ещё тебе не доверяю. Даже не смотря на то, что могу тебя контролировать. Поэтому, советую подружиться с временными надзирателями. В шкафу найдёшь все необходимые для завтра вещи. Те, что на тебе — не подходят.

И более не говоря ни слова, клыкастый развернулся и вышел из комнаты. А Дастин, пребывая в каком-то странном лёгком оцепенении прошлась по предоставленным ей покоям, внимательно осматривая каждую деталь. Шутка ли, попасть в мир не только докосмического периода, но ещё и наполненного магией! Обнаруженная незаметная дверка около шкафа несказанно порадовала девушку, уже было решившую, что мыться в этом мире не принято. Санузел был совмещённым и довольно маленьким, но, тем не менее, вмещал в себя всё самое необходимое — туалет, ванную и раковину для умывания. Ничего лишнего, всё лаконично и функционально. Как она и ожидала, свет был магического происхождения, а вот водопровод наоборот — самого технического. Если сравнивать с историческим периодом развития до переселения в Гельдран-Тар.

А вообще, что она могла уже сказать об этой планете? То, что здесь жили по крайней мере четыре гуманоидных расы — вампиры, люди, как она, орки, как Раж, и другие, как его друг. Название его расы она до сих пор не знала, но подозревала, что это и были те самые гномы из её книг. Также она знала об огромном количестве языков. Возможно, часть из них не использовалась или же считалась древними — к сожалению, спутник при сборе информации не делал никаких различий, поэтому девушке было трудно определить, какие из загруженных бикомпером языков являются современными. Ещё сегодня она узнала о жителях равнин, тех, которые были суеверными и предвзято относились к вампирам. В этом мире умудрялись совмещать технологии Содружества и странную магию… Что ещё? Пока что всё, но Дастин не собиралась останавливаться на достигнутом.

Умывшись тёплой водой, девушка с удовольствием вытерлась полотенцем из натурального волокна и отправилась спать. Есть, как ни странно, не хотелось. Хотя она и не могла сказать с уверенностью, что её кормили. Но раз организм не требовал, то и она решила не заморачиваться особо.

Скинув с себя майку и штаны, Дастин осталась в одном белье — удобном топе и шортиках. На флоте строго относились к уставному одеянию, и формой считалось даже бельё, поэтому его выдавали вместе с комплектом одежды, и ни один военный не имел права, находясь на службе, носить что-то другое. Этот комплект был универсальным и был настолько удобен, что заменял собой спальный. Хотя, как и большинство военнослужащих космического флота, она предпочитала спать обнажённой. Причина этого была до смешного проста — форма хоть и невероятно удобная и комфортная, а надоедает так, что ты мечтаешь хотя бы на время сна избавиться от неё.

Переодеваться в одну из обнаруженных лёгких и свободных рубашек она не рискнула. Клыкастый был не единственным, кто не обзавёлся моментальным доверием к оппоненту. Мало ли, что может произойти? А так, она будет хотя бы относительно одета, и в то, что привычно ей.

Удобно устроившись на кровати, Дастин какое-то время промучилась с магическим освещением, пытаясь его выключить, но вскоре поняла принцип работы и, наконец, погрузила комнату в долгожданную темноту. Девушка думала, что уснуть ей не удастся, однако, стоило только расслабиться, как она тут же погрузилась в сон.

Глава 3

Дастин проснулась ровно за несколько мгновений до того, как постучали в дверь. Инстинкты, натренированные за годы службы, сработали также чётко, как шаврайский талометр. Первое время она просто лежала, пытаясь вспомнить, где находится, когда раздался стук о деревянную поверхность двери, и память вернулась к ней. Она находилась в Млечном пути, в тринадцатом дистрикте на планете Гелио, в доме… да, вампира. И сегодня ей предстояло знакомство со своими учениками. Рассказать кому — так примут за ненормальную и отправят на медосмотр с последующим заключением психолога.

Стук раздался повторно и более настойчиво и девушка, откашлявшись, пригласила войти утреннего визитёра. Им оказалась молодая и симпатичная девчушка, с голубыми, почти в пол лица глазищами, чёрными бровками вразлёт, маленькими аккуратными губками и носиком, румяными щёчками и тёмным ореолом кудряшек вокруг головы. Одета она была в голубое платье в тон к глазам. В руках девочка держала разнос с едой.

— Миледи, — проговорило это чудо и скромно присело в приветствии, как только поставила завтрак на столик. Дастин нахмурилась. Это что, ей тоже придётся вот так приседать? Но, это же будет выглядеть нелепо в брюках, да и не умеет она. Она — боевой офицер КФГС! А у них неприняты приседания! Только на тренировках… А девочка тем временем продолжила: — Меня зову Шери. Мастер прислал меня вам в помощь, чтобы я помогла вам собраться. А за дверью стоит мой старший брат Шер. Он проводит вас, куда указал Мастер и будет вашим постоянным сопровождающим.

И всё это, не поднимая смущённых глаз. Тина невольно улыбнулась и решительно откинула одеяло, и только потом вспомнила, что легла спать в нижнем белье и сейчас скорее всего выглядит неприлично с точки зрения этой юной особы. Так и оказалось, девчушка покраснела и отвела только что поднятый взгляд. Ничего на это не сказав, Дастин сдёрнула с постели простынь и замоталась в неё.

— Что ж, Шери. Тогда предлагаю тебе посидеть пока вот на этом стуле. До тех пор, пока я буду умываться. Договорились? А после ты мне расскажешь всё, что должна была сказать, — предложила Тина и тут же отправилась в ванную.

Быстро приняв душ и умывшись, хотя перспектива понежиться в ванне полной горячей воды манила невероятно, офицер Олераан привела в порядок бельё, нажав на внедрённые в синтетические волокна узлы контроля, оделась и опять завернулась в простыню. На умывальнике обнаружила странный набор и долго не могла понять, что это и для чего нужно, пока вышедшая из ступора память услужливо не подсказала, что это средства гигиены ротовой полости, распространённые в Млечном пути во времена Содружества. В Гельдран-Тар уже давно пользовались особым веществом, которое отвечало за чистоту зубов и свежесть дыхания. Решив, что поэкспериментирует с этим потом, она вернулась обратно в комнату.

За то время, пока её не было, Шери успела заправить кровать и разложить на ней одежду: широкие чёрные штаны, сильно расклешённые от бедра, которые она видела на тех парнях на поляне, выполненные из эластичной и мягкой ткани, и такой же чёрный жилет, который мужчины носили на голое тело. Ей же была предоставлена лёгкая полупрозрачная рубашка нежного фиолетового цвета, которую, как поняла Дастин, необходимо было поддеть под жилет. У кровати стояли сапоги, но на них она даже не обратила внимания. Нет уж! Пусть одежда и не подходит для этого мира, но обувь она менять не намерена, тем более что под такими длинными штанами всё равно не будет заметно.

Сама Шери сидела на том же стуле, куда ей указала Тина.

— Спасибо, Шери.

— Не за что, миледи, — ответила она, спрыгивая со стула. — Разрешите помочь вам одеться?

— Благодарю, но я сама справлюсь. А ты можешь быть свободна.

— Но… — в замешательстве попыталась возразить девочка. — Я же…

— Если у тебя могут возникнуть проблемы, тогда посиди здесь, я не против. Выпей сок, если хочешь. Но помощь мне и правда не нужна, — тут же предложила Дастин, пытаясь смягчить отказ улыбкой.

Девочка смущённо улыбнулась в ответ, обнажая маленькие и аккуратные клычки. Вот так номер! Вампирша! Тина во все глаза уставилась на это чудо, пытаясь понять, что бы это могло значить. По всем источникам информации, которые она в своё время с упоением изучала, вампиры не могли иметь детей, создавая себе подобных с помощью обмена кровью. И с момента обращения, они переставали меняться. Именно поэтому они никогда не обращали детей, потому что у тех также останавливалось развитие. А кому захочется жить вечно и выглядеть, как десятилетний ребёнок? Но, кажется, это чудо говорило, что у неё есть старший брат. И судя по всему, она была ещё ребёнком, а не вековой дамой с детским лицом… Значит, здесь у таких, как она, могло быть потомство? Очень интересно! Нужно будет разобраться при случае!

А пока, мужественно справившись со своим удивлением, Дастин подошла к кровати.

— Давай так, ты мне поможешь тем, что расскажешь, как это носить, — предложила она молодой вампирше, чтобы та не чувствовала себя слишком уж неуютно.

— Это традиционный наряд моего народа. Правда, этот вариант у нас носят только мужчины, — смущаясь, начала рассказывать она. — Но Мастер сказал, что там, откуда вы родом, миледи, женщины носят мужскую одежду, поэтому распорядился, чтобы вам тоже выдали такой комплект, снабдив дополнительно рубашкой.

— Мило, — криво улыбнулась Тина, — с его стороны.

— О, да! — восторженно проговорила девочка. — Мастер очень добрый и щедрый! После смерти моих родителей, он взял нас с братом на воспитание и заботится, как о родных!

Было видно, что девочка души не чает в клыкастом, и Дастин не сомневалась, что точно такие же чувства испытывает и её сопровождающий. А из этого следовало, что нужно следить за собственной речью и стараться не костерить вслух этого наглого и самоуверенного индивида. А то ещё прибьют ненароком, защищая честь их Мастера…

— Что ж, хорошо, — ответила она и взяла штаны. Под ними, к её глубочайшему удивлению, девушка обнаружила комплект белья, функциональность которого вызывала дикие сомнения — она сомневалась, что это могло что-то скрыть или удержать, скорее уж выгодно открывало и подчёркивало… И уж точно никак не могло быть удобным в ношении для воина, которым она и являлась. Нет, в увольнительные они с Рэйс частенько наведывались в бутики модного белья, и подруга там могла оставить, порой, половину своих денег, покупая как раз вот такие штучки. Но то покупалось для других целей… И уж точно не для будничного ношения. Не сумев скрыть удивления, Дастин спросила: — Это тоже мастер приказал принести?

Красная, как варёный рак, девочка кивнула. А потом мужественно добавила:

— Он сказал, что не знает ваших предпочтений, поэтому передал то, что было в его доме. Но, если миледи пожелает, она может заказать такие комплекты, которые нужны ей. Послезавтра в поместье приезжают модистки, чтобы взять заказы у женщин, и вы можете также сделать заказ.

— Кхм! Спасибо! — ответила Дастин. — Я подумаю. А пока, давай позавтракаем.

Признаться, есть она до сих пор не хотела, но ей было так интересно, могут ли вампиры есть обычную еду, что не смогла побороть искушения. А спросить напрямую — не решилась.

— О, спасибо, но я уже кушала, — вновь улыбнулась Шери. — Я принесла всё на свой вкус, но если вы мне скажете, что любите, то завтра я…

— Нет, нет, — поспешила возразить Тина. — Это в самый раз. Я очень люблю сок и сдобу. Особенно на завтраки.

— Я тоже, — вздохнуло девочка, не глядя в тарелку.

— Но… — подбодрила её офицер Олераан.

— Но Шер сказал, что если я так каждый день буду кушать, то скоро не пройду в двери. Поэтому, сегодня я ела кашу, — надулось это маленькое чудо. Девушка не удержалась и фыркнула.

— Скажи брату, что мужчины — не собаки, на кости не кидаются!

— То есть? — не понял её ребёнок.

— Подрастёшь — поймёшь. А пока будет достаточно и того, что Шер перестанет к тебе приставать, — подмигнула Дастин новой знакомой. — А вообще, если боишься поправиться, просто занимайся спортом. Попроси брата научить тебя драться.

— Но девочки не должны драться! Это дело мужчин.

— Всё верно, но они должны уметь постоять за себя, когда рядом нет этих самих мужчин, а неприятности на носу. А когда он рядом, то не быть обузой, а наоборот — верным соратником, — веско заметила Дастин. — Я вот, например, умею.

Девочка надолго замолчала, обдумывая её слова, а Тина быстро поела и вернулась к кровати. Скинув простыню на пол, быстро, по-военному, оделась и обула свои сапоги. Рубашка, к восторгу девушки, оказалась не сильно приталенной, а достаточно свободной, чтобы не сковывать в движениях. Что же касается костюма, то ни одного нарекания он не вызвал. Что уж тут спорить, было видно, что его создавали именно с акцентом на боевые искусства — он был лёгкий, абсолютно не мешал и в нём было очень удобно. Почти так же, как в форме. Единственное, что вызвало негодование, так это образовавшееся декольте. Жилет шили на мужчин, не учитывая особенностей женской физиологии, а потому вырез получился весьма откровенным, хотя и был немного прикрыт фиолетовой тканью рубашки. Невольно проворчав что-то себе под нос, Дастин начала заплетать волосы в высокую косу, когда со стороны Шери раздался изумлённый вздох.

Резко развернувшись к ней лицом, она увидела, что девочка сидит с открытым ртом и во всю таращит свои очаровательные глаза. Проследив за направлением её взгляда, Тина с раздражением поняла, что это метка вызвала подобную реакцию. И теперь ей предстоял выбор — пойти с распущенными волосами и тем самым скрыть след от укуса и, как результат, лишиться волос в схватке, или же продолжить плести привычную косу и тем самым во всеуслышание заявить о том, что да, чёрт возьми, она является собственностью их Мастера. Однако думала Дастин недолго, и практичность быстро взяла верх над смущением. Закончив причёску и быстро закрепив её привычно снятой с запястья телесной резинкой, девушка оправила жилет и обратилась к девочке:

— Шери, зови своего брата, я готова.

— Да, миледи! — проговорила она, очевидно, справившись с шоком.

— Шери, можешь называть меня Да…

— Нет! — поспешно крикнула она и, прежде чем открыть дверь и позвать брата, добавила: — Нам запрещено! И вам тоже! Никто не должен звать вас по имени, миледи, запомните это! Теперь это запрещено.

Дастин обратила внимание на это «теперь» сразу и разумно соотнесла его с тем, что девочка увидела метку. Но она не понимала, в чём тут заключалась связь. В самом деле, что может случиться такого ужасного, если кто-то обратится к ней по имени? Так и не найдя ответа на этот вопрос, Тина решила не спорить и пока что поступать в соответствие со здешними правилами. По крайней мере до тех пор, пока не уточнит этот момент у Мастера, чтоб его!

В комнату вошёл Шер. По нему невозможно было бы сказать, как он отреагировал на метку, если бы не мимолётные взгляды, бросаемые в то место на шее. Видимо, девочка успела предупредить брата и тот смог вовремя справиться с эмоциями. Ничем более не выдав своего замешательства, он сделал шаг в сторону и приглашающе взмахнул рукой.

— Миледи…

Шер привёл её на задний двор поместья, где для тренировок была оборудована специальная площадка длиною, примерно в двадцать варов, и в ширину — столько же. Вокруг неё находилась полоса препятствий. На взгляд Дастин — слабенькая. Их в Академии заставляли такую проходить на вступительных экзаменах, которая в процессе обучения усложнялась в пять раз на каждом курсе. Девушка невольно вздрогнула от воспоминаний. Да уж, о выпускниках Академии не зря говорят, что они прошли все круги ада и побывали в гостях у Аида! Но зато о таких специалистах мечтают все. И только лучших из лучших берут на стажировку в космический флот. От этой мысли улыбка сама собой появилась на губах, и именно такой она предстала перед своей группой. Тина не сомневалась, что её состав определялся наличием каких-нибудь нарушений по дисциплине у каждого участника. Потому что поверить в то, что перед ней стояли добровольцы, было выше её сил. С такими-то лицами! Всего их было двенадцать. И, к своей радости, она не заметила ни одного из тех, с кем сражалась на той памятной поляне. У неё были веские причины сомневаться в их любви к ней. А с таким настроением не только не получится ничего путного, но ещё и можно нажить себе самых настоящих врагов, потому что быть мягкой и доброй она не собиралась. А если ещё и вспомнить то, как она их вырубила… В общем, Дастин была рада.

— Доброе утро! — бодро поздоровалась она, наблюдая за тем, как все они поочерёдно поднимают головы и переводят взгляды на неё. И светящееся в них пренебрежение и недовольство только ещё больше убедило девушку, что в данный момент все бойцы отбывают наказание. Что ж, даже из этого она сможет извлечь пользу. — Я прекрасно знаю, что все вы здесь не по собственному желанию, как, собственно, и я. Но, уверяю, вы очень скоро втянетесь и будете получать удовольствие от каждой тренировки.

По лицам парней тут же расползлись похабные улыбки, послышались смешки и улюлюканье. А один из них, очевидно самый дерзкий и смелый, поинтересовался:

— Да? И это наслаждение будешь дарить нам ты?

Дастин ожидала подобной реакции, собственно, она её специально спровоцировала, чтобы выделить в группе активистов. Но чего она не ждала, так это реакции Шера, который молниеносно сорвался с места в намерении наказать наглеца. Девушка в самый последний момент успела выхватить у него из рук активированное оружие и резко приставить к его горлу. Вампир тут же остановился как вкопанный и зло глянул на неё. Тина покачала головой, давая понять, что не нуждается ни в его защите, ни в участии. На площадке повисла напряжённая тишина — все смотрели на неё и Шера. Тут же сделав шаг назад, она опустила оружие и, перехватив его, протянула законному владельцу рукоятью вперёд. Вампир ответил на это лишь кивком головы и без разговоров забрал его.

— Да, я, — как ни в чём не бывало продолжила она. — С этого момента именно я буду решать как, где и когда будут проходить у нас тренировки.

— А с чего это мы должны подчиняться тебе? — спросил всё тот же наглец.

— Хотя бы с того, что это приказ вашего Мастера, — пожала плечами Дастин.

Оказывается, мужчины разных миров, галактик и даже уровней развития планеты везде одинаковые. И это девушке нравилось, потому что как вести себя с подобными личностями, она знала. На флоте она набрала массу опыта за время отбывания наказания за какой-то проступок. А её командир наказывал только одним способом — преподаванием. И порой её учениками становились мужчины старше самой девушки в два раза. Просто, по воле случая решившие поменять специализацию, или же, по распоряжению руководства, отправленные на отдельные курсы. И теперь она не сомневалась в успехе своего задания. Когда знаешь все данные, цели достичь всегда проще. И в данный момент, у неё были все козыри и годы практики.

— И пока мы с вами знакомимся, мне от вас нужна лишь одна вещь — уровень вашей подготовки. Разбейтесь на пары и проведите тренировочный спарринг, — продолжила она. Но видя, что её слова не возымели никакого результата, улыбнулась, скрестила руки на груди и добавила: — Я не шутила, когда сказала, что теперь ваш распорядок дня полностью зависит от меня. Милые мои, мне вас отдали со всеми потрохами. И если для того, чтобы добиться от вас желаемого, нам нужно будет провести с вами здесь сутки, двое, трое… Я сделаю это, поверьте. Всех, кого такое положение дел не устраивает, прошу на выход, прямиком к Мастеру. Он пришлёт вам замену. Для меня вы сейчас все на одно лицо и зовут вас «Эй, ты!». И до того момента, когда вы обретёте личности, у меня масса времени. Я за вами плакать не буду.

Эти слова произвели должный эффект, и парни начали выполнять её распоряжение. Медленно и неохотно, но начали. И минуту спустя начался тренировочный бой, который Дастин тут же остановила.

— Всем взять тренировочное оружие.

— Зачем? Мы вампиры, детка, на нас быстро заживает, — недовольно спросил активист, а его эмоции как в зеркале тут же отразились на лицах остальных бойцов.

— Затем, что я хочу увидеть бой, в котором вы выложитесь на все свои сто десять процентов, — сказала она, строго глядя, казалось, на каждого из них. — Иными словами, вы сейчас должны провести этот бой на пределе собственных возможностей и даже больше. Мне не нужна ваша техника, потому что я буду обучать другому. Мне нужно знать, на что вы способны на данном этапе, для того, чтобы правильно выстроить дальнейшее обучение. И теперь, если я удовлетворила ваше любопытство, я хочу получить то, зачем пришла сюда.

— Лично меня, детка, ты ещё не удовлетворила, — промурлыкал активист, намеренно провоцируя. Вот только не девушку, как она поняла чуть позже, а её сопровождающего. По взгляду, брошенному в сторону Шера, Дастин сразу поняла, что это была попытка вывести его из себя и вынужденно прервать тренировку. Это могло бы показать, очевидно их Мастеру, что девушка не справляется с ситуацией, а, следовательно, не может быть тут главной. Тина улыбнулась и посмотрела на Шера, который сжал пальцы вокруг рукояти своего оружия, но пока не предпринимал попытки напасть.

— На Шера можешь не смотреть. Он не сдвинется с места, за исключением случая с прямой угрозой его жизни или жизни Мастера, — улыбаясь проговорила она. — Он уже в курсе, что находится здесь только, как наблюдатель, не более. И все ваши жалкие попытки спровоцировать его, не делают вам чести. Зато показывают самого Шера, как отличного бойца, умеющего выполнять приказ и контролировать свои эмоции, вопреки инстинктам.

Она обвела всех взглядом, задерживаясь поочерёдно на каждом бойце, попутно отмечая их эмоции. Гнев, пренебрежение, проскользнувшее уважение, смирение, ехидство и даже радость и предвкушение. Последним она одарила своим взглядом активиста.

— Что касается тебя, то я, так и быть, уважу тебя по полной. После того, как увижу твой уровень. Так что можешь расслабиться на время и перестать выпрыгивать из штанов. Доставать и мериться у кого больше будем позже. Сейчас я хочу увидеть только бой, — сказала она, а потом, словно только что вспомнила, добавила: — Да, кстати, если по чьей-либо вине мне придётся ещё раз прервать тренировку, то сегодня вы в своих мягких и пушистых кроватях, которые вам наверняка греют сочные тела ваших женщин, спать не будете. На этом всё. Спасибо за внимание и к бою!

Дастин сделала пару шагов назад, давая понять, что больше не намерена отвлекаться, и успела заметить, что на губах Шера играет скупая, но довольная улыбка. Однако, что стало её причиной, для неё осталось загадкой. То ли это было от похвалы, то ли от того, как она общалась с бойцами. Но вывод был один — первый луч уважения она получила.

После её проникновенной речи бойцы шустро поменяли боевое оружие на тренировочное, и она, наконец, смогла увидеть то, что хотела. Да, воины были сильны, и даже очень. Они использовали и скорость своей расы, о которой так пафосно разглагольствовал клыкастый, и силу. Но у них всех был один очень большой минус, они повторялись. И для таких, как она, это было очень большим минусом. Видимо, на её лице отразились все испытываемые в этот момент эмоции, потому что подошедший Шер сказал:

— Если миледи позволит высказаться, то я бы предположил, что она чем-то недовольна.

— Да, это так, Шер.

— Вас пугает, что вы с ними не совладаете?

— Наоборот, Шер. Как раз наоборот, — вздохнула она, а потом спросила: — Скажи, эта группа, среди вас она считается сильной? Или, может, среднего уровня?

— Нет, миледи. Это одни из лучших воинов Мастера, которые попали в немилость, как вы уже догадались, из-за сложного характера. Они хороши, но с ними тяжело ужиться остальным и, порой, возникают конфликты. А так Мастер решил две проблемы — оградил остальных от них и наказал их.

— И я — главное наказание?

— Не обижайтесь, миледи, но они привыкли к другому женскому поведению. У нас не принято, чтобы женщины брались за оружие. Их…

— Да, да. Ваш Мастер просветил меня на этот счёт. Я в курсе, что призвание женщины — украшать жизнь мужчины.

— Я бы тоже не поверил в то, что вы способны их чему-то обучить, если бы не видел всё собственными глазами.

— Ты? Когда? — изумилась Дастин, на секунду отвлекаясь от боя. Вот тебе и порадовалась отсутствию старых знакомых! Но его она не помнила, а уж на память никогда не жаловалась.

— Я сидел в текуре[12]. Мастер приказал в случае чего пальнуть в вас оглушителем. А когда начался бой, едва мог поверить своим глазам.

— Текуре? — сделала уточнение девушка, вновь возвращаясь к наблюдению. Вот один уже начал потихоньку сдавать своему противнику. Следом за ним ещё двое…

— Эм… тот летательный аппарат, который вы угнали.

— А, у нас его называют гравит, — кивнула она.

— У вас, миледи? — с намёком спросил вампир.

— Да, расскажу как-нибудь в другой раз, — как бы невзначай отмахнулась она, не говоря ни нет, ни да, и перевела тему: — Лучше скажи, почему ты так удивился, обнаружив на мне метку? Ведь ты видел, как он меня кусал.

— Простите, миледи, мне запрещено общаться на эту тему, — тут же вновь став отстранённым наблюдателем, глухо проговорил он.

— Я не настаиваю, просто не поняла причину такой реакции. Ведь ты, по твоим же словам, всё видел.

— Не всё. Я заметил лишь то, что Мастер вас оглушил. А как — не видел.

— Понятно, — задумчиво проговорила она. — Шер, я хочу, чтобы ты тоже был в группе. Со мной будет неравное количество и кому-то придётся стоять в стороне, пока я буду спарринговать с его партнёром. Если в группу войдёшь ты, то нас станет чётное количество. И ты будешь моим напарником. Тебя назначил Мастер, а значит, доверяет.

— Я должен спросить разрешения, — запинаясь проговорил Шер, явно шокированный прозвучавшим предложением.

— Спроси. А сейчас, мой выход.

Когда на плацу осталась всего одна пара бойцов, уже махавшая палками, а не ведущая тренировочный бой, Тина скомандовала остановиться.

— Что ж, уровень неплох и это сильное начало для нас. Но вы можете больше, я уверена. И с каждой такой тренировкой мы будем постепенно его повышать, — бодро проговорила она. — А теперь, показательный бой того, чему я буду вас учить. Эй, ты! Активист. Встань и выйди на середину площадки.

— Ты измотала нас, женщина, своим тренировочным боем. Но неужели ты думаешь, что это тебе поможет? Даже в таком состоянии я уложу тебя на лопатки. И вот тогда испытаю удовлетворение, — с издёвкой проговорил он, но, тем не менее, вышел на указанное место.

— Вполне возможно, но это случится не сегодня и даже не в ближайшее будущее, — ответила она и подобрала с земли тренировочный меч, взвесила его в руке, проверяя балансировку, и осталась довольна. — Итак, главное ваше уязвимое место, это заученность движений. Когда вас обучали этому искусству, то показывали группы ударов, которые вы потом повторяли и отрабатывали, доводя до автоматизма. Со временем, эти связки въелись в вас, как неотъемлемая часть тела. Сейчас вы не задумываетесь над тем, как ударить или как поставить блок. Тело само двигается в соответствии с заученными движениями. И я покажу почему это плохо. Атакуй.

И вампир тут же атаковал, как будто и не слушал её вовсе. Хотя, скорее всего, так оно и было. От первых трёх ударов его первой связки Дастин просто уворачивалась, даже не активируя режим ускорения, потому что уже успела изучить его технику. На четвёртом она поставила блок и сделала подсечку, потому что знала, что именно в этот момент он перенесёт вес тела на левую ногу. Вампир тут же упал, а девушка нависла над ним, приставив к груди тренировочный меч.

— Плохо! Ты не слушал, о чём я только что говорила. Ты просто жаждал «уложить меня на лопатки» и ни капли не уделил внимания моим словам, — недовольно прошипела она.

Дастин убрала оружие в сторону и отошла. Посмотрела на притихших и явно шокированных бойцов, которые сейчас смотрели на неё во все глаза, даже не стараясь подобрать отвисшие челюсти.

— Никто из вас даже не постарался задуматься над тем, что я говорила. Вы все просто стояли и ждали, когда ваш товарищ разделается с зарвавшейся девкой, — гневно говорила она, расхаживая перед выстроившимися в линию бойцами. Краем глаза она заметила шевеление на полу и почти догадывалась, что будет дальше. А потому, когда её сильно прижали к мускулистому телу, прижав для надёжности тренировочным оружием, она даже не удивилась. Просто спокойно стояла и ждала, успев перед этим подать Шеру сигнал не вмешиваться.

— А что ты сейчас скажешь, а, крошка? — прошипел активист ей на ухо, намеренно прикусив мочку уха. — Как теперь собир…

Он запнулся на полуслове, тело его напряглось, как камень, а сердце, которое она хорошо слышала, пропустило удар. И Дастин догадалась, что он только что увидел метку. Но она продолжала всё также неподвижно стоять, внимательно разглядывая лица остальных бойцов. Они явно не понимали, почему медлит их друг, но видели, что тот напряжён и наверняка весь поменялся в лице. Тина хорошо помнила шок, отразившийся на лице девочки, когда она это обнаружила, и в очередной раз напомнила себе о необходимости спросить у клыкастого.

— М-м-миледи, я… — проблеял он, отпуская девушку и поспешно делая шаг назад. А потом и вовсе бухнулся на одно колено.

— Встань и перестань играть никому ненужную комедию, — недовольно ответила она и повернулась к остальным. — Чтобы подобной реакции я у вас не видела никогда, вам ясно? Для того, чтобы справиться с собой, у вас есть день. Мне нужны бойцы, а не трясущиеся зверьки. Разумные и тренированные бойцы. Всех желающих ползать на коленях прошу покинуть нас сегодня же и завтра на тренировке не появляться.

Закончив свою речь, Дастин резко рванула в сторону одежду и наклонила голову так, чтобы все смогли полюбоваться чёртовой меткой. Она смотрела, как шок на лицах сменяется недоумением, недоумение вновь шоком, а тот страхом. Видела, как они пытаются скрыть свои эмоции, но для них всё это оказалось настолько неожиданным, что они просто не справлялись. А Тина в этот момент почти ненавидела клыкастого за то, что тот подарил ей это проклятье. Устав наблюдать всю гамму эмоций, она поправила одежду и спросила:

— Вопросы?

Вопросов не было, что очень разочаровало её. Она была уверена, что по какой-то неведомой и непонятной ей причине, команда испугалась. И завтра не придёт никто. Они скорее пойдут просить своего Мастера, рискуя навлечь на себя его гнев, чем будут находиться радом с ней. И это очень расстроило девушку. Но она ошиблась и, пожалуй, впервые очень этому обрадовалась. Один из тех парней, кто изначально смотрел на неё не только с пренебрежением, но с любопытством, сделал шаг вперёд и спросил:

— Миледи, а вы покажете тот приём, которым уложили Джада?

И этот простой вопрос, казалось, разрядил обстановку. Все заинтересованно подались вперёд и стали ждать её дальнейших действий. Дастин улыбнулась и расслабилась. Теперь, всё будет хорошо.

— Покажу, если кто-нибудь повторит мне, что я говорила до того, как провести этот бой.

— Вы говорили о том, что наши движения заучены, и что мы не думаем о движениях, тело само движется на уровне инстинктов, — ответил второй.

— Всё верно, рада, что хоть кто-то слушал. А теперь, я покажу, почему считаю, что это ваше слабое место, — она повернулась к Джаду, продолжающему сидеть, преклонив колено. — Встань. Или ты желаешь нас покинуть?

— Нет, миледи.

— Тогда почему продолжаешь сидеть?

— Я не получил вашего прощения, миледи.

— За что? — нахмурилась Дастин.

— За то, что касался вас и угрожал.

— Вот это новость, — проворчала она. — А как же ты собираешься дальше обучаться, если не намерен касаться меня?

— Не знаю, миледи, — продолжал он всё также смиренно.

И это разозлило Дастин, как никогда раньше. И злилась она сейчас на Мастера так, что готова была приложить все свои силы, но убить-таки гада! Нет. Ну надо же! Заставить её обучать своих сорванцов, но наградить меткой, из-за которой они не вправе касаться её и будут шарахаться, как от прокажённой!

— Значит так, повторяю ещё раз и для особо одарённых. Я. Не. Хрупкое. Создание. Не. Женщина. И. Не. Святыня. Я. Ваш. Наставник! — чётко, выделяя каждое слово, проговорила она, а потом добавила: — И если вы все намерены остаться, то забудете о том, что на мне метка. Иначе у нас ничего не выйдет. Всем всё ясно?

Бойцы кивнули, и она вновь посмотрела на Джада.

— А ты? — он кивнул. — Тогда встань и помоги мне. Начни медленно, очень медленно, атаковать так же, как в первый раз. А я буду попутно комментировать. Да и можете называть меня тари.

— Нам нельзя звать вас по имени. Нам его даже знать не полагается.

— Я в курсе. Это не имя, а звание. Своего рода синоним слова «мастер» или «учитель», применимый по отношению к представителю женского пола. А теперь, продолжим.

Джад тут же занёс меч для первого удара и начал медленно опускать его на Дастин.

— В первых трёх случаях я увернулась, потому что успела изучить эту его связку. Сейчас он завершит первое движение, сделает шаг вперёд и режущим движением снизу продолжит свой удар, — проговорила Дастин как раз в тот момент, когда Джад делал этот шаг. Она читала на его лице изумление, но он продолжал медленно атаковать. — А теперь, дойдя до середины траектории, делает разворот кисти и наносит горизонтальный удар, перенося вес на левую ногу, чтобы в следующий момент, сделав шаг, положить вторую руку на рукоять и направить меч колющим ударом, который я парировала, отбив, вот так, в сторону. В этом случае он, чтобы сделать следующий удар, должен перенести вес тела на левую ногу. Именно в этот момент я сделала подсечку.

Вампир изобразил, что собирается падать, опустив меч. Он улыбался, хотя начал демонстрацию с самым серьёзным выражением лица. Дастин кивнула своему партнёру и повернулась к остальным бойцам. Они стояли молча, каждый с задумчивым выражением лица.

— Но это получается, если мы будем продумывать свои удары, то потеряем в технике, скорости и ловкости, вернёмся в те времена, когда нас только учили и говорили, чтобы мы перестали думать, — вдруг подал голов Шер.

— Всё так, Шер. Но моя задача обучить вас замечать эти бреши в ваших тактиках и научить извлекать из этого преимущества, — улыбнулась Дастин. — Мастер сказал, что хочет получить в результате. Методы он оставил за мной. Не забывайте, что я тоже этому училась. Но вы все сильнее и быстрее меня. У всех вас есть опыт сражений и битв. И всё, что мне нужно сделать, это довести до автоматизма вашу внимательность и способность подстраиваться под ситуацию, действуя не шаблонно. Но всё это мы будем делать постепенно. А сейчас, мы будем работать.

— В смысле?

— Ваша полоса препятствий мне не нравится. И наверняка вы её уже успели изучить, не так ли? — уточнила девушка. — Так вот, мы будем строить новую. Для этого мне нужно место и материалы…

Тина начала перечислять всё, что считала необходимым для постройки новой полосы. Пеньки, целые стволы деревьев, огромные валуны, мелкая щебень, пух, веревки, эластичная ткань… В общем, она собиралась воссоздать «полосу Аида» из своего периода обучения. А подготовка материала будет хорошей физической тренировкой для её бойцов.

Так прошёл весь день, с небольшими перерывами на обед и ужин.

В один такой она улучила момент, когда рядом с ней остался один Шер, и решила порасспрашивать его.

— Шер, а я могу узнать, где сейчас находится та парочка ребят, на которых вы меня заманили?

— Зачем это вам? — нахмурился вампир.

— Ну, во-первых, мне не безразлична их судьба — они мне помогли, а во-вторых, просто интересно, зачем они вам понадобились, ведь я не ошибусь, если предположу, что вы искали именно их, а я вам просто под руку попалась? — как можно безразличнее проговорила она, хотя всё внутри неё сжалось от напряжения. Она сама себе сейчас напоминала гурава — породу гончих млекопитающих, специально выведенных учёными ГС для охоты на белых ящеров в 46 дистриктре галактики Пандора. Эти существа были маленькими, юркими, но способными развивать такую скорость, что угнаться за ними можно было только на специальной платформе QD или кьюде, как называли её в народе. Так вот у этих маленьких зверушек была характерная стойка, означающая, что они взяли след — они поднимались на задние лапки, вытягивались всем тельцем и приподнимали продолговатый носик с красной бусинкой на конце. Вот и она сейчас так — стала в стойку и вот-вот пустится в погоню.

— Изначально — возможно. Но после того как вы продемонстрировали свои навыки в управлении текуром, приоритеты изменились. А так, да, мы искали нарушителей, — ответил парень. — Маячки, которые у нас раскинуты по периметру владений клана, оповестили о том, что границу пересекли беглецы.

— Маячки? — удивилась офицер Олераан. Надо же, они пользуются и этими технологиями, хотя ей было трудно представить того же Шера, сидящего за консолью, куда сигнал от этих маячков как раз и поступает. Да и сам факт наличия у вампиров такой системы охраны несколько огорчил девушку, которая не переставала продумывать пути возможного отхода. Одно дело суметь скрыться от живых существ, другое дело от устройства, которое малозаметно и не знает усталости, не нуждается во сне и приёме пищи. Вот только она не понимала, кто такие беглецы и как их отличает периметр. И её покоробил тот факт, что она сама себя подставила…

— Да, наши маги только недавно поставили такие сигналки. Но это избавило нас от необходимости постоянно дежурить там на текурах. Да и беглецы стали более осторожны и внимательны. Они научились распознавать текуры издалека, поэтому могут вовремя уйти, а вот маячки такой возможности не дают.

— А кто такие беглецы? — спросила она, чем заработала странный взгляд вампира. Но, тем не менее, он ответил:

— Беглец — это особая каста воинов, которых тренировали специально для Дикой Охоты, когда в роли добычи выступает не зверь, а разумный представитель любой из рас.

— А как ими становятся? — тихо спросила Дастин.

Для неё подобная информация была шоком — в ГС тоже были такие развлечения, но они карались законом и тщательно отслеживались. Поэтому, если о подобном и слышали, то только на очень отдалённых планетах, где, собственно, и устраивались эти игры. Добычей обычно становились в принудительном порядке — людей просто похищали, выгружали на такой планете, которая сама по себе служила полигоном, и ставили перед фактом: попробовать уйти от охотников и выжить или же умереть прямо здесь и сейчас. О том, что жертве удавалось дойти до финиша и не попасться, девушка ни разу не слышала. Зато потом часто наблюдала записи таких трансляций, которые выкладывали в сеть участники. Охотниками же обычно были ищущие экстрима богатеи или же повёрнутые на охоте, которым было мало загнанного зверя. В том, что и у тех, и у других напрочь отсутствовали мозги, офицер Олераан не сомневалась. И вот теперь она с ужасом понимает, что подобные виды развлечения существуют и здесь. А ещё ей было до странного неприятно думать, что Мастер как-то в этом замешан.

— Обычно — это те, кто потерял смысл к жизни и хочет подобным образом её завершить, или же те, кто ищет выгоды. Когда беглецу удаётся скрываться долгое время и прийти к зелёной точке живым, его не только отпускают, но ещё и отдают немалую сумму денег, на которую можно прожить безбедно три жизни. Поэтому, поверьте, желающих более чем достаточно, — объяснил Шер, видя, как брезгливо морщится девушка.

— И как же вы определили, что Раж с другом были беглецами?

— Их клеймят магически. Хотя беглецов можно и так определить, по взгляду или повадкам. О таких говорят, что они побывали в гостях у смерти.

— И зачем Мастер открыл охоту на беглецов? Им и так досталось в жизни…

— Потому что он искал лучших мастеров, способных подготовить его бойцов. Он предложил этим беглецам работу, которую те искали. Но не в качестве наёмников, а в роли уважаемых наставников для гладиаторов. Те согласились. Вы ведь знаете, кто такие гладиаторы?

— Да. Воины-рабы, дерущиеся на арене ради развлечения публики, — уверенно ответила Тина, хотя ничего подобного не испытывала.

Гладиаторские бои не были новинкой для ГС, даже несмотря на древние корни и то, что самих землян в Гельдран-Тар практически не осталось, сами бои были более чем популярны.

— Ну, почти. В основном, это преступники, злодеяния которых караются смертной казнью. А так, им даётся возможность пожить чуть дольше. А если он ещё и выйдет победителем из пятидесяти своих поединков — подарят свободу и жизнь.

— Да уж. И как давно ведётся охота на беглецов?

— Всего несколько месяцев. С тех пор, как… — Шер запнулся и нервно глянул на девушку. — Ну, когда у него появилась нужда в первоклассных воинах.

Дастин решила не трогать пока эту тему, хотя и поняла, что Шер проболтался случайно, сказал то, о чём не должен был упоминать. Но начать расспросы сейчас — значит вызвать ненужные подозрения, поэтому она вновь вернулась к изначальной теме:

— Так беглецы здесь? В этом поместье? Я могу поговорить с ними?

Вампир встал и, вновь нацепив на лицо маску сосредоточенности и безразличия, проговорил:

— Не могу знать. Миледи, нам пора.

Девушка же недовольно фыркнула, но послушалась и направилась следом за своим сопровождающим. Ей необходимо было поговорить хоть с кем-нибудь из них, ведь они были первыми, кого она увидела в этом мире, и могли знать, где находится её спасательная капсула.

Когда солнце уже окончательно село и вокруг было темно так, что продолжать тренировку не было смысла, она отпустила группу, отчётливо расслышав слаженный стон облегчения. Сама девушка до последнего не позволяла себе даже на секунду показать, как она устала. И стоило скрыться последнему бойцу, как она слегка ослабила контроль над телом. Дастин тут же покачнулась и упала бы, если бы не подоспевший вовремя Шер. Он подхватил её на руки и недовольно произнёс:

— Мастер будет недоволен, миледи! Зачем вы истощили себя до такого состояния?!

— Это было необходимой мерой. Пока все они шли на контакт, нужно было действовать. Если бы я показала им, как устала, то потеряла бы то уважение, которое они начали понемногу испытывать ко мне. Если бы отпустила их раньше, у них было бы время всё обдумать и надумать много лишнего. Сейчас же, они придут домой и тут же завалятся спать, не мучая себя ненужными мыслями и сомнениями. И завтра, все как один, придут на тренировку.

— А сами-то сможете завтра появиться? — с сомнением спросил он.

— О, Шер, ты меня совсем не знаешь! — ответила девушка и заснула. Прямо на руках у сопровождающего.

Такими их и нашёл клыкастый, решивший проверить, что случилось с его бойцами, еле плетущимися к себе домой и не замечающими даже того, что перед ними стоит их Мастер. Они просто обходили его стороной, как вынужденное препятствие, вроде дерева или стены, и, ему казалось, ни на что не реагировали. Тут он вспомнил, что за целый день не услышал ничего от его новой… кого? Игрушки? Женщины? Воина? Он ещё и сам не определился, приходя в смятение каждый раз, когда начинал анализировать свои поступки по отношению к ней. По всему выходило, что он действовал необоснованно и абсолютно импульсивно. Никогда бы он не позволил себе допустить такое поведение. Но она… Вампир тряхнул головой, отгоняя навязчивые мысли о девушке. Тут его внимание привлекли запоздалые — Шер и его звёздочка, которую тот, почему-то нёс на руках.

Сначала раздражение, а потом и злость вспыхнули в его крови, тут же сменившиеся леденящим душу страхом, что что-то случилось, и она пострадала, когда вампир понял, что девушка без сознания.

— В чём дело, Шер? — строго спросил он.

— Миледи спит, сир.

— Что значит спит? Почему спит? Что вообще произошло? Минуту назад мимо меня прошло стадо зомби, по ошибке выглядящее как мои воины, которое даже не заметило своего Мастера, спутав его со стеной, а сейчас я вижу, как ту, которая должна была их тренировать, выносят на руках спящую, — в раздражении воскликнул он, но тут же неосознанно понизил голос, когда услышал, что девушка во сне что-то недовольно проворчала.

— Так и есть, Мастер, — усмехнулся Шер. — Она загоняла их до такого состояния, что они не то что вас не узнали, они не помнили кем сами являются. А сама миледи всё это время вертелась около них, не делая себе поблажек. Я сам был в шоке от её выносливости. Но стоило уйти последнему бойцу, как она едва сразу же не лишилась сил и чувств. По её словам, так надо было.

— Ясно, — проворчал Мастер. — Давай её мне. Я сам отнесу девушку в комнату. А ты иди отдыхай, выглядишь паршиво.

— А чувствую себя ещё хуже, — со вздохом признался Шер. — Мастер, она предложила мне присоединиться к занятиям, и я…

— Хорошо. И тебе плюс, и мне спокойнее, — тут же согласился он, даже не раздумывая. Он неотрывно смотрел на спящую девушку и с трудом сдерживал улыбку. Его звёздочка… — А теперь иди! Нести ещё и тебя до комнаты мне положение не позволит.

Шер распрощался с ним и ушёл в сторону своих покоев, а клыкастый понёс Дастин в её комнату.

Уже в комнате, полностью избавив девушку от мокрой и грязной одежды, вампир со вздохом признался себе, что действие на уровне инстинктов, пожалуй, впервые в его жизни принесло положительный результат в её лице.

Правда, утром он передумал.

Глава 4

— Что значит, ты против? — громко спросила Дастин, неосознанно повышая голос на клыкастого. — Ты сам сказал мне, что это моё задание! А теперь что, идёшь на попятную? Когда я, наконец, перешагнула через ваши дурацкие условности?

А ведь утро так хорошо начиналось, думала девушка. Она проснулась довольно рано и чувствовала себя полностью отдохнувшей и восстановившей все свои силы. Ничего нигде не болело, голова была ясной, а настроение приподнятым. Не портил его даже тот факт, что она не помнила, как и когда очутилась у себя в комнате, да ещё и раздетой, хотя у неё были кое-какие догадки. Офицер Олераан знала, что сначала её нёс на руках Шер, но поверить в то, что этот скромный и весь из себя правильный вампир позволил себе раздеть её, она не могла. Как, впрочем, и в то, что для этого позвали Шери и она смогла справиться, не надорвавшись. Да, она знала, что вампиры обладают недюжей силой, но… она же ещё маленькая! Значит, оставался последний вариант, но Тина отказывалась верить в то, что это мог сделать сам Мастер. И дело даже не в приличиях! Она — офицер космического флота, ей приходилось бывать в таких условиях, когда солдаты воспринимались, как нечто бесполое и безликое. Но всё равно, при мысли, что это делал именно он, по телу начинали бегать мурашки.

Ей казалось, что они его встретили на пути обратно, но это было очень смутное воспоминание, за которое она бы не поручилась. К сожалению, в тот момент она не смогла разделить своё сознание на потоки, поэтому и не получалось сейчас восстановить всю картину вчерашнего вечера. Но интуиция подсказывала, что это был именно клыкастый. И, что самое странное, подсознательно она была этому рада. А вот сознательно — наоборот!

Если задуматься над всем происходящим, то Дастин могла сделать неутешительный для себя вывод, что этот клыкастый ей нравится. И даже более того, она с нетерпением ждёт их встречи. Что послужило развитию этих чувств, она не могла понять. Их бой? Или, может быть, его укус? Харизма? Наглость? Или всё вместе взятое? Не сказать, что Дастин была обделена мужским вниманием у себя дома. Всё как раз наоборот. И встречались среди тех парней и более выдающиеся личности, нежели этот вампир. Тогда, что же её так зацепило? Тина не могла найти ответ на эти вопросы, но понимала, что её тянет к нему, более того, она ему даже доверяет. Иначе, чем объяснить тот факт, что она сейчас спокойно лежит в постели и думает о нём, вместо того, чтобы продумывать план отхода? Тряхнув головой, она поняла, что ещё рано о чём-то гадать, только хуже сделает.

Она, приложив просто колоссальные усилия, вытеснила из собственных мыслей вампира и занялась более важными делами — систематизацией полученной информации. Но каждый раз, стоило ей хоть как-то вспомнить о Мастере, как мысли тут же уплывали в совершенно иное русло. Разозлившись на себя и собственное поведение пятнадцатилетней девчонки, Дастин встала и решила заняться физическими упражнениями. Ей всегда лучше думалось, когда она занималась. И вот, в ходе этой небольшой тренировки, ей пришла в голову мысль, что причина её такого странного поведения — та самая метка! Клыкастый же говорил, что между ними какая-то-там связь установилась… Следовательно, и мысли о нём были простыми побочными эффектами. Полностью удовлетворившись таким объяснением, она приняла душ и вернулась в комнату.

Решив поваляться в кровати ещё какое-то время, Тина составила половину программы для взлома спутников, таким образом, заглушая вопли совести, даже смогла вновь подключиться к одному из них, правда, ничего полезного для себя выяснить не смогла. Геологические исследования её мало интересовали и вряд ли могли бы помочь в поисках Рэйс или в возвращении домой, в родную галактику. Но, тем не менее, данные сохранила — никогда не знаешь, где может пригодиться полученная информация. Тем более что у неё в планах было составить карту местности, ориентируясь на данные со спутника, но с учётом расселения тех или иных народов. Когда ей придётся покинуть это место, она должна точно знать, куда направиться или где не стоит появляться. Например, неплохо было бы узнать о других поселениях вампиров, где они находятся, как далеко отсюда и насколько лояльны к здешнему Мастеру. Также не мешало бы выяснить побольше информации о соседях и, опять-таки, об их взаимоотношениях с расой вампиров. Ну, и об этой самой магии. Судя по всему, на этой планете ею пропитано всё, и искать девушку наверняка будут с помощью магических штучек или даже самих магов. И чтобы уметь им противостоять, нужно разобраться в принципе работы таинственной силы. Или хотя бы понять, откуда она взялась…

Она занималась своими делами до тех пор, пока её не прервал стук в дверь. Разрешив войти, она увидела на пороге Шера.

— Миледи, — поздоровался он. — Мастер зовёт вас к себе. Если вы готовы, я провожу.

— Доброе утро, Шер. Дай мне пять минут, — сказала девушка, стараясь не обращать внимания на то, как сильно начало биться её сердце. Не сейчас, не время!

Вампир кивнул и вышел из комнаты, закрыв за собой дверь, а Тина спрыгнула с кровати и побежала умываться. Душ она уже приняла утром, хотя, говоря откровенно, не отказалась бы от второго раза. Одеться она решила точно так же, как и вчера, благо, что новый комплект одежды кто-то заранее положил в её шкаф. Только вот рубашка была на этот раз другого, красного цвета, и длиннее предыдущей на целую ладонь. Теперь она сильнее выглядывала из-под жилета, напоминая собой лёгкую тунику. Волосы в этот раз она решила оставить распущенными. Заплетёт перед тренировкой, а так, если встретит кого-то по пути к Мастеру, то никто не увидит её метки.

Ровно через пять минут она была готова и выходила из комнаты.

И пока они шли в условленное место, где её ждали, Дастин успела раз сорок поздравить себя со здравой мыслью о распущенных волосах, потому что именно столько жителей поместья ей попалось на глаза. Все смотрели удивлённо, шокированно, с неприязнью, завистью и, ого! даже с ненавистью. Девушка никого из них не знала, но, очевидно, все знали её, иначе, чем объяснить такую гамму чувств по отношению к незнакомке? Ладно бы это были только женщины, тут как раз всё ясно — зависть, ревность, соперничество и прочие чувства, превращающие нормальных женщин в настоящих стерв. Но мужчины… Уж чем она не угодила им, она боялась даже предположить. И хорошо, что никто из них не видел метки. Теперь Тина знала в лицо всех, кому каким-то образом успела перейти дорогу и знала об их истинных чувствах, которые они и не старались скрыть. Это давало девушке преимущество, и возможность быть всегда готовой к неприятностям с их стороны.

Когда они вошли в небольшой кабинет, где за письменным столом сидел вампир, Дастин всё ещё хмурилась, что не ускользнуло от внимательного взгляда её визави. Как только дверь за Шером закрылась, он указал девушке на стул напротив и, дождавшись, когда она сядет, спросил:

— В чём дело?

— У тебя всегда так многолюдно? — спросила она.

— В смысле? — нахмурился он.

— По дороге сюда мне встретился ровно сорок один житель этого дома, — ехидно заметила она. — Если считать тебя, то ты за сегодня сорок второй.

— Хм…

— Исчерпывающий ответ, ничего не скажешь, — фыркнула Дастин. — Итак, чем обязана?

— Я недоволен, — просто сказал он.

— И меня это должно как-то волновать? — непонимающе спросила она.

— Да. Потому что я недоволен тобой.

— Я вся дрожу. И чем же я вызвала ваше недовольство о, Мастер вампиров?

— Не дерзи, — строго сказал он, но ответил: — Тем, что ты себя намеренно изводишь. Я вчера нёс тебя в твою комнату. Спящую. Мне это не нравится.

— Ну, так не носил бы, — пожала плечами девушка, хотя ей и были неприятны его слова. — По-моему, Шер вполне справлялся с этой задачей.

— Он тоже устал, — продолжал настаивать на своём клыкастый. — В следующий раз, когда ты отключишься посреди поля, тебя некому будет отволакивать в спальню!

— Прошу прощения! — едва сдерживая эмоции, сквозь зубы проговорила она. — В следующий раз я не позволю себе дать слабину где-нибудь помимо своей кровати.

— Следующего раза не будет. Я против. Я отменяю своё распоряжение.

Так и закончилось её хорошее утро. И вот она стоит перед этим невозможным вампиром с трясущимися от гнева руками.

— Вы слишком быстро меняете свои решения, Мастер, — едва ли не выплюнула она. — Такое поведение не свойственно мужчине. Тем более лидеру! Но если вы настаиваете, тогда я сегодня же покину этот гостеприимный дом.

— Нет.

— Да!

— Я сказал нет, звёздочка! Или ты успела забыть, что находишься в моей полной власти? — также начал повышать на неё голос клыкастый.

Его лицо сейчас походило на оскал взбесившегося зверя, и будь Дастин хоть немного спокойнее, она бы даже испугалась. Но внутри неё бушевал точно такой же ураган ярости, затмевающий собой инстинкт самосохранения.

— А не ты ли мне вчера доказывал, что укусил меня только потому, что я воин, который тебе нужен? И если ты не даёшь мне заниматься тем, для чего пометил меня, как какой-то пёс, тогда какого чёрта я здесь делаю?!! — уже вовсю орала она, опёршись руками о столешницу его письменного стола. Он же стоял точно в такой же позе, зеркально повторяя её и едва ли не уткнувшись в её нос своим. Со стороны они напоминали двух баранов, сцепившихся рогами, и яростно смотрели друг на друга. Казалось, из носов сейчас пар пойдёт.

— Ты кого псом назвала, женщина?! — взревел он, словно раненное животное.

— А нечего было распускать свои клыки!!! От меня вчера вся группа шарахалась, как от прокажённой! «Миледи то, миледи сё!». А один вообще собирался себе самосуд устроить только потому, что не увидел твою чёртову метку и посмел коснуться меня! Как мне с этим работать?!!

— Что? — хрипло спросил он, практически шёпотом. Мастер не мог понять, что шокировало его больше, поведение его людей, или же собственная реакция на то, что её кто-то посмел коснуться. Ярость вспыхнула мгновенно, и он замер, отказываясь верить в испытываемые чувства.

Выражение шока на его лице и такая реакция мгновенно остудила пыл девушки и она, вновь усевшись в кресло, спокойно продолжила.

— Вчера на тренировке. Объясни мне пожалуйста, что означает эта метка? Почему все так себя ведут?

Но вампир не реагировал, уставившись в одну точку и не подавая признаков умственной активности. Казалось, он вообще не замечает, что она всё ещё находится рядом с ним. Он настолько был шокирован той информацией, которую она в порыве злости вывалила на него, что просто выпал из реальности, как часто говорила Ранэис.

Позвав его ещё несколько раз и не добившись никакой реакции, она философски пожала плечами и пошла на выход из комнаты. У самой двери обернулась, и увидела, что клыкастый её ухода даже не заметил, поэтому с чистой совестью открыла дверь и вышла. Там её поджидал всё тот же Шер. Вот только в этот раз он явно нервничал, расхаживая туда-сюда по коридору. Удивлённо на него покосившись, она спросила:

— Шер? Всё нормально?

— Миледи? — он неверяще посмотрел на неё, словно призрака увидел.

Всё ясно, очевидно они орали так, что было слышно даже в коридоре, и этот вампир решил, что Мастер её там сразу и убьёт за дерзость. Чёрт! В следующий раз нужно быть куда осмотрительнее. Не стоит вызывать ненужные разговоры, которых и так было достаточно. И, не дай боги, всем будет известно, что она орала на их Мастера.

— А ты ждал кого-то ещё?

— Н-нет. Куда вас провести? — спросил он, мужественно взяв себя в руки.

— На плац. Хочу наметить дальнейшие действия для создания полосы, — как ни в чём не бывало ответила она. — Я тут немного ознакомилась с местностью и нашла в лесу, неподалёку от того места, куда группа вчера стаскивала материал, довольно большую болотную местность. Это как раз то, что мне нужно. Вот только…

Она запнулась, не зная, как объяснить Шеру, что ей не помешала бы бригада терра-формирующих специалистов. Иными словами, тех, кто в сжатые сроки сможет из простого болота сделать тренировочный полигон. Дома она бы обратилась в Институт терра-формирования и запросила бы бригаду практикантов. И уже через два дня с помощью технологий у неё была бы готова идеальная местность. Но здесь… Дастин сильно сомневалась, что её вообще поймут. А делать это всё в прямом смысле вручную… Тина ужаснулась и впервые за это время подумала, что взялась за то, что не сможет потянуть. Никогда. Другой мир, другое время, галактика и та другая! А что она? Влезла в проблемы по самые уши, не удосужившись узнать сначала, чем ей это всё грозит.

Девушка вздохнула. И этот тяжёлый и полный разочарования вздох не укрылся от её сопровождающего.

— Вот только что, миледи?

— Ты ведь понятия не имеешь, что такое терра-формирование, да? — со вздохом спросила она.

— К сожалению, нет. Возможно, если вы объясните…

— Я задумала сделать новый полигон, но только сейчас поняла, что у меня нет возможностей осуществить всё это. Для того чтобы сделать то, что мне нужно, понадобятся люди, которые смогут высушить болото, убрать из них топь или даже очистить один из его участков до состояния нормального озера. Мне нужны специалисты, которые могли бы сделать необходимые ловушки…

— Тогда я не вижу проблем, миледи, — улыбнулся Шер. — Наши маги и не такое умеют делать. Просто им нужно понятно объяснить, что вы хотите, и они это сделают.

Магия! Ну конечно! Как Дастин могла забыть, что в этом мире преобладает эта пресловутая магия, а не технология. И вполне возможно, то, что они дома делают с помощью технологических и биологических разработок, местные делают с помощью магии! Вновь воспрянув духом, девушка улыбнулась и бодро направилась в сторону выхода. Она успела немного привыкнуть и, как ей казалось, начала ориентироваться в этом громадном здании, полном ненужных проходов и переходов.

— Миледи? А Мастер… — Шер запнулся. — Он дал добро на всё это?

— Честно? — девушка остановилась и посмотрела на сопровождающего. — Понятия не имею. Когда я выходила из кабинета, он настолько задумался, что перестал реагировать на окружающих. Я и звала его, и даже перед лицом пару раз рукой махнула, но результат был тот же — он меня просто не видел.

Вот тут вампир остановился, как вкопанный и с осуждением глянул на неё.

— Возможно нам стоит вернуться… Ему может быть необходима помощь.

— Шер, ему просто нужно прийти в себя, — отмахнулась девушка. — Я, кажется, его немного шокировала.

— Чем же?

— Сама не поняла. Я говорила, а потом случайно заметила, что меня не слышат и не замечают, — она подхватила опешившего парня под руку и потащила за собой. — В любом случае, такой полигон никому не помешает. А если ваш Мастер будет против в итоге, то я всю вину возьму на себя. Да и сомневаюсь я, чтобы он слишком уже прикипел душой к тем болотам…

Так потянулись дни. Дастин первую половину дня работала с магами, рассказывая, что она хочет получить в итоге, где и как, потом шла на задний двор, где проводила сначала разминку для бойцов, развивая в них универсальную пластику, а потом учила замечать недостатки своих противников. Первые два дня ребята ещё вели себя отстранённо и скованно, постоянно «выкая» и называя её «миледи», но потом втянулись и вскоре записали её в разряд «свои». Они перестали вести себя, как рабы, называли её исключительно тари и не стеснялись подшучивать над ней, когда она приходила на тренировку грязная или мокрая (результат общения с магами). Позже, после тренировки, она вновь шла на новый полигон и тщательно изучала то, что за её отсутствие делали маги. А вечером, принимая часовую горячую ванну, Тина тестировала свою программу, подстраивая протоколы безопасности для взлома защиты спутников. Но, к сожалению, в этом направлении она пока так и не добилась никаких результатов. Она также писала еженедельные отчёты, как привыкла за время службы на флоте. Когда Дастин притворялась, что её жизнь на этой планете и в этой галактике — это очередное задание, ей было легче справиться со временами накатывающей тоской и грустью. Она завела досье на каждого своего бойца и каждый день отмечала в них успехи и достижения, сделанные тем или иным вампиром. Это также помогало ей структурировать информацию. Именно благодаря таким вот записям и наблюдениям, Тина выделила уникальные качества каждого из своих подопечных и вовсю старалась их развивать.

Мастер со дня ссоры в его кабинете на глаза девушке не показывался и вообще не давал о себе знать, словно вычеркнул её из своей жизни. И было бы всё замечательно, если бы она раз за разом не возвращалась мысленно к нему, гадая о причинах его поведения. Хотя делала всё, чтобы забыть о нём. С одной стороны, то, что он перестал присутствовать в её жизни, значительно облегчало Тине адаптацию в этом мире. Она перестала нервничать и ждать подвоха, завела несколько знакомств и даже начала наслаждатся жизнью. Но с другой стороны, её сильно обижало такое отношение. Она не понимала, что такого сделала или сказала, что он вдруг взял и исчез с её горизонта. А вот какое из этих чувств было сильнее — обида или облегчение, она не знала. Это-то и бесило Дастин сверх меры.

В поместье уже практически все знали, что на ней метка. Шепотки по углам преследовали её повсюду, но открыто в лицо никто ничего не высказывал, пряча истинные эмоции под фальшивыми улыбками и сладкими «миледи». Её бойцы даже пару раз ввязывались в драки, когда слышали неприятные отзывы о своей тари. И сколько Дастин не ругалась на них, они продолжали незримо опекать её. Каждый раз, когда она собиралась отправиться на полигон, кто-нибудь из бойцов будто совершенно случайно попадался ей на пути, интересовался её настроением, самочувствием и напрашивался «просто посмотреть». Тина шутила, мол, всё равно вам не удастся подсмотреть те сюрпризы, которые я для вас приготовила. Бойцы шутку поддерживали и делали вид, что проводят разведку. На деле же, она прекрасно видела, что её просто оберегают. Хотя и не понимала, с чего бы это или хотя бы от кого.

Что касается успехов своей группы, то девушка была просто в восторге. К её величайшему изумлению, после первого занятия в команде пожелали остаться все двенадцать человек. К ним также присоединился и Шер, выступая частым партнёром в спаррингах с ней. Дастин понимала, что невозможно добиться успехов за такой короткий срок, но они были. Бойцы стали более внимательными, научились распознавать свою шаблонность и не всегда, но зачастую видели бреши в технике противников. Они стали более пластичными, более стремительными. Медленно, но уверенно, они менялись и были в восторге от этих изменений. Несколько раз к ним на тренировку заглядывали и остальные воины Мастера и поначалу посмеивались над упражнениями, которые отрабатывала её команда. Но потом, наблюдая за ними в тренировочных спаррингах, в их взглядах мелькала зависть. Дастин уже даже стала подумывать о том, чтобы поговорить с Мастером о втором наборе. Или хотя бы о том, чтобы её бойцы начали давать остальным воинам азы того, чему учила их она. Но клыкастый не появлялся в пределах её видимости, а сама его искать девушка не решалась.

А ещё она успела привязаться к Шери, стараясь проводить с ней немного времени, рассказывая сказки и разговаривая на девчачьи темы о мальчиках и нарядах. Девочка оказалась просто кладезем информации и, когда перестала её бояться, болтала обо всех без умолку. Она, кстати, тут же переняла у бойцов их «тари» и, несмотря на возражения брата, продолжала упорно называть Дастин только так.

Так продолжалось ещё примерно три недели, пока один случай не изменил всё.

Полигон уже был практически готов, и Тина не могла дождаться, когда сможет привести свою команду на него и наконец-то заняться ими по полной. В тот день она бегала, как угорелая, между тренировочным плацом и новым полигоном, доводя до белого каления стражников на воротах и её сопровождающих. Все ворчали, что их тари под хвост засунули колючку, или перцем там намазали, раз она носится туда-сюда, не давая никому нормально работать. Маги уже перестали на неё коситься и недовольно поджимать губы, стоило ей предложить что-то поменять в их проекте. Они также успели втянуться в работу и делали всё с азартом молодых мальчишек, хотя Шер признался, что самому младшему из них уже давно перевалило за тысячу. О самом старшем Дастин старалась не думать… Несмотря на все технологии её галактики, у них так долго не жил никто. Максимум, это пятьсот-шестьсот лет. А тут, тысяча и больше.

Также девушка медленно, но уверенно собирала необходимую ей информацию. Как оказалось, она находилась на материке, под одноимённым названием — Гелио, который занимал большую часть планеты. На нём находилось восемь своего рода общин (два принадлежало оркам, одно — гномам, три занимали вампиры и ещё два — люди), и одна Равнина, земли которой считались ничейным и там в основном жили кочевники и те самые суеверные жители, которые предвзято относились к вампирам. Материк окружали разнообразные острова и группы островов, на которых также жили те или иные расы. Во главе общин находились лидеры, обладающие определёнными качествами. У вампиров — это были Мастера, особая каста, без которых раса, по неизвестной пока Тине причине, не могла существовать. И эти три общины объединялись в единое государство, которым руководил совет тех же Мастеров. У гномов это был Круг Матерей. У орков — Старейшины, у людей — Князья. Но, что самое интересное, каждый представитель той или иной расы мог свободно поселиться на территории любой общины и имел бы точно такие же права, как коренные жители. Это напомнило Дастин принципы взаимоотношений в Галактическом Союзе. У них этими пресловутыми «государствами» иногда считались целые дистрикты, а планеты выступали в роли городов или местных поселений.

Форму материк имел в виде огромной черепахи — голова, панцирь и четыре лапы-полуострова. И вампирские общины занимали три из четырёх, являясь ближайшими соседями друг для друга.

Дастин находилась на территории центральной общины, под названием Сан-Ти, в поместье Мастера — Альма-Ти, которое находилось почти в самом центре полуострова.

Помимо географических данных, она узнала и о взаимоотношениях между Главами, поэтому знала, что в случае побега, ей лучше всего скрываться в Равнине или у людей на северо-западе Гелио, которые имели самое выгодное расположение в окружении высоких и неприступных гор, собственный выход в море и не слишком жаловали другие расы.

И имея всю эту информацию, офицер Олераан тщательно продумывала различные варианты отхода, стараясь предугадать все возможные пути развития ситуации.

Единственное, что ей не удалось узнать, это сколько ещё технологий используют гелианцы. Спрашивать напрямую она не решалась, боясь вызвать ненужный ответный интерес и вопросы, на которые она не хотела и не могла ответить, а любые попытки говорить намёками заканчивались появлением стены непонимания. Поэтому, вскоре, она бросила эти попытки, решив, при случае расспросить самого Мастера или же улучить момент и обследовать территорию хотя бы Сан-Ти самостоятельно. А пока занималась тем, чем ей и было сказано — подготовкой бойцов.

И вот, когда солнце уже село и на мир опустились сумерки, она, наконец-то, отпустила свою группу отдыхать, а сама, в сопровождении Шера и ещё одного бойца, самого стойкого на сегодня, отправилась на полигон. Маги докладывали о последних внесённых изменениях с гордостью! Шер даже заметил, что они кажутся помолодевшими лет так на пятьсот каждый. А то и больше. Они всей группой живенько бегали следом за Дастин и наперебой рассказывали, как усовершенствовали ту или иную ловушку, где решили добавить незапланированный телепорт и все, как один настаивали на защитном куполе вокруг полигона. Девушка долго отнекивалась, потому что не могла понять, в чём смысл ставить, судя по всему, такое сильное заклинание, если никто не будет применять лазерного оружия. Но маги уверяли, что это для защиты тех, кто находится внутри полигона, потому что в некоторых моментах они будут слишком беззащитными. Но в итоге, она дала добро, и маги сказали, завтра же с самого утра начнут подготовку.

— Тари, — позвал её Ронк, второй сопровождающий, — пойдём уже домой! Сколько можно тут торчать? Дома хорошо, тепло, жена ждёт!

Тина только улыбнулась. Ронк только пару недель назад как женился и теперь каждый удобный момент в шутку жаловался, что мы лишаем его прелестей семейной жизни. Кстати, говоря, она была знакома с его женой — весёлой и озорной девушкой, с таким непоседливым характером, что Дастин диву давалась, как парень умудряется заставить её спокойно находиться на одном месте хотя бы час. Но глядя на них, понимала, что они безумно любят друг друга. И даже чуточку завидовала, в хорошем смысле. Несмотря на то, что у неё было несколько продолжительных отношений там, дома, таких чувств она ни к кому не испытывала.

— Ладно, Ронк, пойдём. А то твоя Сави мне все волосы выдергает, если не получит своего мужа к ужину, — смеясь, ответила Тина и направилась в сторону поместья.

— Да, — довольно протянул вампир. — Она у меня такая!

Тут-то всё и случилось.

Сначала она почувствовала лёгкое беспокойство и неосознанно замедлила шаг. На шуточные заверения бойцов она не обращала внимания, в миг растеряв всю свою весёлость. Она привычно разделила сознание и стала пытаться подключиться к какому-нибудь спутнику, чтобы просканировать местность на присутствие посторонних.

Первым, что что-то не так, заметил Шер. Он лёгким свистом привлёк внимание Ронка и выжидающе посмотрел на свою тари.

— В чём дело?

— Пока не знаю. Предчувствие. Появилось сразу, как только мы вышли на эту тропу, — тихо ответила девушка. Ни один из спутников не отвечал, и она начала злиться! Слишком маленький радиус отдачи, что б ему!

— Я пойду схожу на разведку, — предложил Ронк, активируя своё оружие. У Дастин тоже такое было, с недавних пор. Но она выбрала парную модель, более привычную для себя.

— Нет. Всем держаться рядом. Главное помните, кто бы это ни был, у вас перед ними преимущество — вы мои бойцы! А значит умеете больше других, ясно? — строго проговорила она.

— Да, тари, — ответили оба вампира и стали по обе стороны от неё.

И в этот момент, как по команде, в них полетело какое-то заклинание. Дастин в них совершенно не разбиралась и чувствовала себя ущербной из-за этого. Для неё они выглядели, как «разноцветные светящиеся шарики», не более того. И как её бойцам удавалось увидеть в них разницу и точно определить заклинание — она понятия не имела, хотя честно пыталась постичь эту хитрую науку. Но сейчас на неё летел всё тот же «шарик», не давая сосредоточиться и попытаться что-то-там рассмотреть. Единственное, что она сделала, так это среагировала на него, как на атаку лазерного оружия: подсечкой уложила Ронка на землю, а секунду спустя, хорошенько дёрнув за ноги, и Шера.

— У нас есть защита, тари! — прошипел её непосредственный сопровождающий. — И это наша обязанность защищать тебя, а не наоборот!

— Хватит, Шер! Мерить, у кого больше, будем потом, когда выберемся отсюда! — тихо, но твёрдо ответила она. — Лучше скажите, кто это может быть? У Мастера есть враги? Или это атака ваших приятелей?

— Всё возможно, тари. Но мне кажется, что их цель ты, — прошептал Ронк.

— Я? С каких делов?

— Ты перешла дорогу многим, когда появилась, — поддержал друга Шер.

— Да с какой радости? Я никого из них не знаю! Общаюсь вообще только с вами! — возмутилась девушка.

— У тебя метка, — просто сказал Ронк, как будто это должно было ей всё объяснить.

— Я в курсе, что ваш Мастер не умеет держать свои клыки в узде, — проворчала она. — Я за ним не бегала с воплями «укуси меня»!

— Но они-то этого не знают.

— Могу созвать пресс-конференцию, — буркнула Дастин.

— Что созвать?

— Ничего. Забыли. Так вы уверены, что это за мной пришли?

— Да, — раздался слаженный ответ.

— И именно поэтому, вы все ходили за мной, как приклеенные всё это время?

— Да, — не менее слаженно.

— Ясно, — девушка вздохнула. — Тогда действуем следующим образом. Вы обходите их с обеих сторон по очень широкой дуге, так, чтобы вас не заметили. Используйте свою гибкость и ловкость, чтобы передвигаться по деревьям. Уверена, они не будут этого ожидать.

— А ты? — подозрительно спросил Шер.

— А я буду их отвлекать, раз уж так нужна им.

— Нет!!!

— Да тихо вы оба! Ничего со мной не случится. Я это десятки раз уже делала. Сомневаюсь, чтобы их тут целая толпа была. А с десятком, думаю, мы справимся. Попробуйте тихо вырубить самих крайних. Тогда будет легче. А сейчас идите!

Вампиры колебались всего пару секунд, а потом, словно растаяли в воздухе, отправившись выполнять приказ. А Дастин намеренно зашевелилась так, чтобы привлечь к себе внимание. И тут же в её сторону полетели ещё несколько заклинаний. И что-то ей подсказывало, что это были не «сезонный дождь» и не «твёрдая почва», результат которых ей уже довелось повидать. Она перекатилась на другое место и замерла.

— Эй! Что вам нужно? — крикнула она, а потом сделала прыжок в сторону, потому что в то место, где она только что лежала, полетело ещё одно заклинание. — Просто ответьте, и всё. Мне не нужны проблемы, возможно, я могу дать вам то, чего вы хотите?

И опять прыжок, только в этот раз более сильный и вперёд.

— Заколись своим собственным мечом, тварь!

Ого! Женщина! Так ребята всё же были правы… Чёрт, что же означает эта метка? Неужели что-то типа невеста их Мастера? Но нет, не может же он быть таким идиотом, чтобы кусать неизвестно кого, тем самым называя невестой. Да и условия не слишком радужные для невесты — полный контроль над телом, отсутствие воли, лишение имени. Кому такого захочется?

— У меня нет меча. Даже маленького ножичка! — солгала она, удобно перехватывая мечи.

— Тогда стой на месте и дай тебя спокойно уничтожить!!! — завопила недоброжелательница.

— Бегу и падаю, — фыркнула Дастин, резко выпрыгивая как раз рядом с дамой. — Ну, привет!

Раздался визг, а вслед за ним с обеих сторон послышались звуки сражения. И Ронк, и Шер достигли своих целей и теперь успешно справляются с угрозой. Дастин же хорошенько стукнула гардой своего меча по затылку вопящей девицы и побежала помогать своим ребятам. Их было девять человек, вернее вампиров. И на каждого «хорошего» пришлось ровно по три «плохих». Но Тина не шутила, когда говорила, что её бойцы сильнее, чем другие. За этот месяц беспрерывных тренировок она многое успела вложить в них. И сейчас они наглядно продемонстрировали чего стоят. К счастью, сам бой закончился довольно быстро. Никто из них троих не был намерен подольше отрабатывать свои навыки, наоборот, их целью было обезвредить противника как можно скорее. Когда на поляне стихли последние звуки, нарушающие уже почти ночной покой леса, Дастин сказала:

— Молодцы. Я очень довольна тем, что увидела!

— Спасибо, тари. Вокруг этого места лежат ещё четверо. Их мы вырубили заранее. А что с той? — спросил Шер.

— Тоже вырубила, — кивнула девушка. — Вот только, помнится, говорили мне, что она не маг. Тогда откуда у неё взялись силы швырять в нас те штуки?

— А кто это «она»? — решил уточнить Ронк.

— Ой, да не помню я… Взбалмошная дочь вашего посла у гномов. Лика, Лира, Липа?

— Лина? — уточнил Шер, и дождавшись кивка тари, продолжил: — Да, она не маг. И в ней вообще нет ни единой искорки силы.

— Тогда я не понимаю…

Но тут позади раздался щелчок и всех троих откинуло в разные стороны как будто взрывной волной. Хотя почему «как будто»? Шар тоже был вполне себе соответствующий. А по предположениям Дастин, эпицентром оказалась как раз эта самая Лина. Со стоном приподнявшись на локти, девушка изумлённо выдохнула.

— Твою ж…

Голоса парней, раздавшиеся где-то с разных сторон, вторили ей, как эхо. И было из-за чего. На том месте, где всего секунду назад была нормальная такая себе часть леса, теперь находилась глубокая воронка, а с неба, как на Новый Год снег сыпал белый пепел. Казалось, что это всё и на этом их не слишком приятное приключение закончилось, но не тут-то было! Пепел, вдруг, начал закручиваться в небольшие спиральки и стягиваться в центр образовавшейся воронки.

— Что это? — почему-то прошептала девушка.

Но ей никто не ответил. Зато она прекрасно увидела, как бессознательное тело одного из тех, с кем сражалась она, что-то начало тащить в середину, обвив ногу каким-то щупальцем. И только она дёрнулась в его сторону, чтобы задержать, как едва не получила здоровенным шипом прямо в сердце!

— Чёрт! Что это за гадость?!

— Гадес… — ошеломлённо проговорил Шер, появившийся рядом.

— Да уж, гад ещё тот…

— Нет, эту тварь называют Гадес. Её можно только создать заклинанием и практически невозможно уничтожить. У нас на Гелио известно десять мест, где водится эта тварь. И вокруг на сотни миль уже ничего не осталось живого. Боги, неужели мы обречены?

— Отставить панику, — шикнула Дастин. — Ты сказал, что практически невозможно уничтожить, но прецеденты, ведь, были?

— Да, рождались герои, которые по силе были равны богам. Именно они уничтожали эти напасти.

Так, ну себя Тина богиней не считала. Только в очень редких случаях и то, когда переборщит с выпивкой. Но это сейчас ей мало бы помогло. Тут, как оказалось, требовались боги немного другого ранга.

— И как его пытались уничтожить простые смертные?

— Кто?

— Ну, такие как мы, обычные, — махнула рукой девушка.

— Перепробовали практически всё: пытались сжечь, заколоть, закопать, били заклинаниями, рубили на части, просто забить… Но он каждый раз восставал из пепла.

— Из пепла, говоришь, — задумчиво протянула Дастин. У неё в мире, чтобы потушить огонь и избавиться от пепла, если такой был, использовали воду. Интересно, а в этом случае, фокус сработает? Попытаться стоит, конечно. На самый крайний случай можно попробовать отыскать свою спасательную капсулу, в которой она приземлилась здесь. Там должен быть неотложный набор офицера, в котором есть особая взрывчатка, превращающая в молекулы всё, в радиусе целого кивара. Да, конечно лес пострадает, но маги могут постараться вырастить новый. Они смогут, Тина видела.

Девушка поделилась своими соображениями с Шером, но тот только скептически хмыкнул.

— Если бы это было так, то все Гадесы исчезли бы после первого дождя.

— Но, возможно, действовать нужно изнутри, а не снаружи? Дождь идёт сверху, омывая лишь внешне. И если у этого Гадеса какая-то защита, то вовнутрь она не попадает. Что если придумать какую-то водную бомбу и дать её этой твари на завтрак? — не сдавалась она.

— Ну, не знаю… — в сомнении проговорил Шер.

— Эй! Может вы мне поможете, а? — пропыхтел неподалёку Ронк. — Я тут, как бы, жизни спасаю! А они болтают.

— Идём, — ответила за обоих Дастин.

И они принялись оттаскивать подальше бессознательные тела нападавших. Ещё перед самым началом девушка очень настаивала на том, чтобы её бойцы никого не убивали. Только оглушали на довольно длительное время, но не более того. Мало ли? Вдруг, их одурачили и на самом деле они не виноваты. И вообще, не сторонник она такого метода. У них в ГС был специальный суд, на который приводили вот таких провинившихся, подключали к специальному бикомпу и считывали память, выясняя, степень вины и была ли она вообще. Но тут на эту роль можно записать самого Мастера…

Пару раз ей едва удавалось отскочить от шипа, а щупальца приходилось просто рубить, потому что они, вдруг при её приближении, начали свою активную деятельность и стремились обвиться вокруг неё. А это очень усложняло сам процесс эвакуации.

— Вот же гад! — выругалась девушка, оттаскивая в свою сторону своего последнего подопечного, как вдруг почти рядом с ней раздался до боли знакомый голос, от которого мурашки побежали по коже, а дыхание сбилось. Мастер! Она не видела его около месяца!

Резко развернувшись к нему, Тина успела только улыбнуться и сделать шаг навстречу, как вдруг заметила, что из самого центра этого Гадеса выходит вполне себе реальный человек и с силой метает кинжал. И если бы в этот момент клыкастый не стоял спиной к опасности и не смотрел на неё, он бы наверняка уклонился или отбил удар.

— Нет!!! — тело действовало быстрее, чем осознание своего порыва дошло до головного мозга. Включив максимально возможное ускорение, Дастин буквально влетела в объятия опешившего от такого приёма вампира, и с силой оттолкнула его сторону, сбивая с ног и наваливаясь сверху. Но, очевидно, она была недостаточно быстра, потому что кинжал достиг, хоть и не изначальной, но цели.

С её губ успел сорваться лишь вздох, когда тело пронзило лезвие оружия. Девушка тут же начала оседать на руках у изумлённого и едва ли не серого от переживания Мастера. Она смотрела в эти чёрные и сейчас испуганные глаза, лёжа на нём, а потому не видела, как Ронк и Шер, забыв о себе, двумя ураганами врываются в эпицентр той гадости, которая находилась в воронке. А спустя всего несколько минут пепел исчезает, невиданная тварь тоже, открывая Мастеру вампиров жуткое зрелище — едва живые, в лохмотьях вместо одежды с ужасными ранами на всём теле, но всё же живые ребята, посреди моря серой жижи, сверху которой плавает мёртвое тело того, кто только что ранил его звёздочку.

Вот так и рождаются легенды, о ком-то с силой, равной богам. А на самом деле, это простая жажда отмщения, умноженная на гнев, боль и надежду.

Глава 5

— Привет, — тихо прозвучало совсем рядом, стоило девушке только приоткрыть глаза.

Она повернула голову в сторону голоса и увидела Мастера. Он сидел на стуле рядом с кроватью и смотрел на неё. Волосы его были в полнейшем беспорядке, словно постоянно ерошил их рукой, он был непривычно бледен, одежда помята, а на груди рубахи виднелись застывшие пятна какой-то тёмной субстанции. Кровь, подумала Дастин и дёрнулась. Неужели, она не успела?! Его ранили?

— Ты ранен? — также тихо спросила она, не отрывая взгляда от его лица. И хотя вопрос вырвался сам, и она не хотела показывать, что действительно сильно за него переживает, тем не менее, была рада, что задала его. За себя она не особо переживала, за время службы у неё были раны и посерьёзнее, но благодаря ускоренной регенерации и устойчивости ко многим ядам, ей хватало одного или нескольких дней, чтобы рана полностью затянулась, а сама девушка пришла в норму. Конечно, бывало и такое, что внедрённый регенератор не справлялся, и тогда её отправляли в стационарный регенерационный блок.

Услышав её вопрос, вампир изумлённо вздохнул, а потом рассмеялся, как-то слишком уж наигранно, и покачал головой. Меньше всего сейчас он ждал такого вопроса. Морщится от боли, а заботится о его благополучии! Но такая забота тронула вампира, да так, что он сам не ожидал — в груди разлилось тепло, согревая его заледеневшее сердце.

— Ты едва не погибла сама, а спрашиваешь, не ранен ли я?

— Не преувеличивай, я крепче, чем ты думаешь, — закатила глаза девушка и вернула голову в прежнее положение. Видимо, прошло слишком мало времени, и она ещё не полностью восстановилась. Об этом свидетельствовала сильная усталость во всём теле и свинцовая тяжесть век. А ещё она была смущена его поведением. Он разговаривал с ней, как с другом или минимум со знакомой, которого давно знал и был рад находиться в его обществе. И это совсем не походило на его прежнее отношение. В голосе сквозили тепло и забота, да и то, что он сидит у её постели, пока она спит, тоже говорит о многом. И если с прежним ним офицер Олераан знала, как общаться, то как вести себя с этим, новым Мастером, она пока ещё не поняла. Хотя, откровенно говоря, его забота была приятна девушке.

— Да уж, — буркнул он. — Лекари сказали, что ты не выживешь. Лезвие прошло в каком-то сантиметре от сердца!

«Сантиметре», — подумала Тина. Что-то знакомое, кажется, это мера измерения длины, аналогичная принятому межгалактическому вартару[13].

— Но с такой раной ты бы с трудом, но справилась благодаря полученным способностям, да и лекари помогли бы, но на ноже присутствовал особый яд. Единственный, способный убить Мастера вампиров, — продолжал он, и в его голосе начали прорезаться нотки гнева.

— Удалось выяснить, кто за всем этим стоит? Я просто поверить не могу, что целью была я, как изначально предполагали парни, — предположила она. — Кстати, как они? Не пострадали? И что с этим Гадесом, моя теория о воде помогла?

— Слишком много вопросов, звёздочка, — усмехнулся вампир. Но это была добрая и даже чуточку снисходительная улыбка, и пока он вот так улыбался, девушка не могла сдержать ответной улыбки. Ровно до того момента, как услышала его следующие слова. — До меня дошли сведения, что в последнее время ты стала много интересоваться нашей расой и обстановкой на Гелио в целом. Не хочешь объяснить, чем это обусловлено?

— Простой интерес, — как совсем неубедительно ответила она. И скептическое хмыканье Мастера только подтвердило её подозрения, что ложь не удалась.

«Простой интерес»? Ну-ну, — вампир запустил руку в волосы и взъерошил их. К радости Дастин тему дальше развивать он не стал, решив ответить на её вопросы. — Что ж, выяснить нам ничего не удалось, потому что твои ребята искромсали того, кто метал кинжал, на кусочки. А сами до сих пор поверить не могут, что смогли уничтожить Гадеса. Потрепал он их, конечно, прилично. Но в данный момент они выглядят не в пример краше тебя. На счёт твоей теории ничего сказать не могу, потому что не знаю, о чём ты говорила, но с радостью выслушаю. Непонятным остаётся и то, как кто-то мог находиться внутри этой штуки и остаться не только живым, но ещё и невредимым. Что касается кого, кто был целью… Ты права, целью была не ты. Точнее, не только ты. На самом деле охотились на меня. Просто нападением на тебя они решили убить, как говорится, сразу несколько зайцев — и тебя убить, и меня выманить. Хотя, откровенно говоря, моё появление в лесу чистая случайность — я просто увидел странные всполохи, попытался связаться с магами, но они не ответили. И я решил, что это их рук дело, но любопытство пересилило. Ну, а дальше ты знаешь.

— Тогда я поступила правильно, — усмехнулась она.

— Правильно? Правильно?!! — вдруг заорал он, заставив девушку дёрнуться от неожиданности и скривиться от пронзившей её боли. Вампир замолчал, видимо, увидев эти гримасы, и тут же подошёл к ней, опустился на корточки около кровати и взял Дастин за руку. — Извини, я… Ты просто не понимаешь! Ты могла умереть. Я был уверен, что так и будет, ведь сам бы после такой дозы яда просто не выжил бы. И ты не могла выжить, но я так рад, что даже не буду приставать к тебе с расспросами о том, как тебе это удалось. Пока не буду. Сейчас я хочу лишь, чтобы ты поняла, как опасно близко подошла к грани. А также, я хочу получить с тебя клятвенное обещание, что ты больше не будешь так делать.

— Почему? — нахмурилась девушка. — Это глупо. Мало ли, что может случиться? В конце концов, ты — Мастер. И святая обязанность всех твоих людей, как мне рассказывали, защищать тебя всеми способами.

— Потому что… — он запнулся, откашлялся и продолжил: — Потому что я могу приказать, и ты не сможешь противиться этому. Но я не хотел бы прибегать к такому методу.

— Это грубо, а я, между прочим, тебе жизнь спасла! — обиженно проговорила Тина. — Закрыла собой, как щитом!

— И я тебе благодарен настолько, что ты себе даже не представляешь! И… кстати, а это идея! — совершенно искренне и абсолютно неожиданно обрадовался он. — И решает сразу множество проблем. Конечно, если ты не решишь выбрать другу для себя роль.

— Какую роль? Ты вообще сейчас о чём? — не поняла она.

— Ты сказала, что прикрыла меня, словно щитом. И это навело меня на мысль, как нас с тобой избавить от проблем.

— А у нас есть проблемы?

— Шер и Ронк рассказали мне о нападении. И о его причинах, первоначальных. Собственно, я специально и не показывался тебе на глаза всё это время, желая таким образом защитить. Но я совсем забыл о щите.

— Так, а теперь, пожалуйста, чётко и подробно и, желательно, с самого начала. Я не понимаю тебя.

— Помнишь, в тот день, когда мы виделись в последний раз, ты спросила, почему все так себя ведут, стоит им увидеть твою метку?

— Помню. Ты тогда выпал из реальности.

— Нет, я тогда был шокирован, потому что только в тот момент до меня дошло, что все подумали. Сразу признаюсь, я забыл об этом аспекте. Та метка, которую я поставил тебе, традиционна для двух случаев. Первый, когда Мастер вампиров выбирает себе подругу для совместной жизни и продолжения рода, — на этих словах девушка недовольно скривилась, чем вызвала вполне настоящую улыбку у вампира, а не публичную. Теперь ей стали понятны эти странные взгляды, глупое подобострастие, запрет на прикосновение и… да, и нападение этой Лины, собственно, из-за ревности. — Второй, когда он выбирает себе щит — сильного бойца, который будет предан ему до самой своей смерти. Но как раз второй вариант является самым редким, потому что щитом становятся добровольно, а это значит добровольно соглашаются отдать свою жизнь другому без возможности в дальнейшем передумать. И если бы я вспомнил об этом раньше, то возможно мы избежали бы массы проблем. Боги, да я даже себе трёх фавориток специально завёл, чтобы никто на тебя не подумал!

— Очень мило, — пробурчала девушка. Не признаваться же, что ей была неприятна мысль о «трёх фаворитках»… — Не сказать, как я тронута такой заботой!

— Не ворчи.

— Не ворчать? А просто предупредить заранее нельзя было? Меня целый месяц считали твоей подружкой, готовой нарожать тебе кучу детишек! Понятно, почему на меня все так косились, — Дастин даже о боли позабыла, так сильно было её возмущение. И неловкость от подобного стиля общения с вампиром исчезла. Ну надо же! «Не подумал», «совсем забыл», «не знал»… А она теперь мучается! На пустом месте убить её пытаются, просто потому что приревновали. А на самом деле, там и повода не было для подобного поведения. Более того, он даже «трёх фавориток себе завёл». Так почему все на неё обозлились? О том, что её чувства в этот момент были похожи на банальную ревность, Тина даже не подумала. Потому что это было глупо и вообще неправда!

— Кстати, а что означает фаворитка? — спросила неожиданно Тина, чем повергла вампира в шок.

— Странный вопрос, — откашлялся он. — И не совсем уместный в данный момент.

— Почему это? Ты сказал, что у тебя появилось несколько новых фавориток и только лишь по той причине, чтобы на меня меньше всего падало подозрений. Но, тем не менее, это не помогло. Вот я и хочу узнать, в чём существенная разница между фаворитками и этими подругами. За исключением вынашивания детей, — как она ни старалась, убрать из голоса саркастические нотки не смогла.

— Кхм… разницы практически никакой. И кроме той, что только что назвала ты, заключается ещё и в питании, — как-то смущённо ответил Мастер.

— То есть?

— То есть, что фаворитка исполняет роль не только любовницы, но ещё и донора, — резко ответил он, явно раздражённый её странным интересом и напористостью.

— О… — опешила она. — Но это же как-то…

— Не говори того, о чём не знаешь, звёздочка! Я уже один раз пытался тебе доказать, что в укусе вампира нет ничего страшного, а наоборот, масса приятных ощущений. А когда это происходит ещё и в… такой момент, ощущения в разы острее.

— Но разве это правильно? И спать с кем-то и… питаться им, — скривилась она.

— Это всего лишь один укус и несколько глотков, звёздочка. А не ритуальное поедание, — недовольно произнёс Мастер. — Я уже говорил, чтобы ты перестала верить во всякую чушь равнинников, но ты продолжаешь меня провоцировать на наглядную демонстрацию.

— О, нет! Спасибо! Благодарю покорнейше, я поверю тебе на слово! Не нужно ничего демонстрировать. Хватит и того, что до этого момента я и так косвенно выполняла всё перечисленное тобой, будучи в глазах общества твоей подругой.

— А что, тебя так оскорбляет эта мысль?

— Да при чём тут это?! Как, думаешь, меня должны были все они воспринимать? И ладно бы обычные вампиры… но твои же собственные воины!!! Постельная игрушка Мастера, надумавшая поиграть в солдатиков, так что ли? — прошипела она. — А я всё никак не могла понять, почему мне так сложно было завоевать доверие и уважение собственной группы.

— Но ты же справилась? — пробормотал вампир.

— И это не твоя заслуга, вампирюга! — надулась девушка. — И вообще, тогда на поляне, что из моих действий ты воспринял, как желание преданно тебе служить и подставляться вместо тебя под удар?

— Ничего, в том-то и дело. Я забыл об этой особенности укусов Мастера. Я вообще не силён в традициях, потому что… — он запнулся. — Я никогда таким не пользовался, вот и не подумал. А когда увидел тебя в бою… твоя техника. И то, как ты вела текур. Я собиратель редкостей. И в тот момент я понял, что просто обязан иметь над тобой контроль. В голову пришёл только укус, — было видно, что ему неловко, хотя для Дастин было странно наблюдать за ним таким.

И куда только делся самоуверенный пижон-властолюбец, которым он всегда становился в её присутствии?.. Сейчас он выглядел более человечным, так сказать, и к такому её тянуло ещё больше. Она, почему-то чувствовала с ним связь и даже родство, и не могла объяснить причины этих чувств. Хотя и подозревала, что всё дело в метке. Он встал, прошёлся по комнате, одёрнул занавески, стряхнул невидимую пылинку со стола, а потом вернулся обратно и вновь сел на стул.

— Хм…

— Не нужно считать меня менее умным, чем моих людей. Они быстро поняли, что ты переняла их стиль боя и уверенно используешь его против них. Я такое никогда прежде не встречал. Только в легендах слышал о том, что ранее существовала каста воинов, которых прозвали «отражениями» за умение быстро обучаться чужому стилю и умело им пользоваться. И не думаешь же ты, что повстречав на своём пути «отражение», я упустил бы такой шанс?

Тина так не думала. Более того, она даже от части его понимала и не так чтобы сильно сердилась. В конце концов, весь этот месяц её не подавляли, не угрожали, даже вообще не общались с ней. Просто дали задание и отстали. Такой подход её вполне устраивал. Вот, только, назывался он иначе.

— А почему ты просто не предложил мне работу? Ведь, фактически, сейчас я такой же наёмный рабочий, только мне ничего не платят.

— Ты женщина, звёздочка! — как маленькой сказал он. — Ты первая женщина, которая позволяет себе так себя вести, понимаешь? Но до этого я же не знал тебя. И, скажи откровенно, если бы там на поляне я начал тебе предлагать сотрудничество, ты бы согласилось?

— Ну… — если честно, то она бы просто сбежала.

— Вот я так и думал. А я не мог упустить «отражение».

— Я не понимаю, о чём ты. Впервые слышу об этих твоих отражениях и уж точно не имею к ним никакого отношения, — о том, что такова техника боя алидонцев[14], и что они оставили свой след в её генах, она говорить не стала. Тем более, что на её курсе все так умели… Это не было чем-то из ряда вон выходящим. Скорее, общеобязательным для всех будущих офицеров космического флота. И не важно, в каком подразделении, в десанте или разведке, в научниках или в техниках, ты будешь служить. Навыки боя у всех были стандартными, потому что никто и никогда не знает, в какой ситуации ты можешь оказаться, выполняя задание. Поэтому должен уметь себя защитить и не быть обузой окружающим. Она не зря говорила подобное Шери, её так учили, и она в это верила. И вот теперь, ей говорят, что её навыки необычны. Да, для Гелио — возможно. Но если знать правду… Дастин остановилась на этой мысли. Ну да, никто ведь ничего не знает, поэтому не стоит так уж сильно отпираться…

— Говори, что хочешь, но я знаю, что видел, — пожал плечами вампир.

— И зачем же тебе щит с навыками «отражения»? — спросила Дистин, мысленно вздыхая. Если бы с ней говорили на такую тему тот же месяц назад, она бы уже во всю вертела пальцем у виска. Тогда Тина не поверила бы, что несёт подобную чушь… Какие-то щиты, отражения, вампиры, в конце концов! У неё было бы одно желание — проснуться и поклясться самой себе, что отныне не возьмёт в руки ни одной книги по этой тематике, а то слишком уж это смахивало на сдвиг по фазе… Но то было тогда. А сейчас… после всего ею увиденного и испробованного на собственной шкуре. О, нет. Она уже не была столь категорична.

— О, мне не нужен щит, звёздочка. Мне нужна ты и твои навыки. А сделать тебя щитом — это сейчас единственный способ избавиться от глупых сплетен, ну и навечно и полностью привязать тебя к себе, — довольно сказал вампир.

— Да? А можно уточнить? — ехидно протянула Дастин.

— Конечно, — расслабленно отозвался её, судя по всему, хозяин.

— Такая связь должна быть двухсторонней. В физическом аспекте я уже разобралась. Ты получаешь моё полное подчинение и безграничную преданность, а я, как бы, — сверхсилу, регенерацию и прочее, если память мне не изменяет, так ты всё объяснял?

— Не «как бы», — перебил её Мастер, — а получаешь.

— Ну да, как скажешь, — не стала спорить Дастин. Не объяснять же ему, что у неё это уже давно есть. — Так вот. Но подобная связь всегда имеет и эмоциональный аспект. Не зря же процедура создания этого твоего щита и твоей пары одинакова. И вот это меня интересует больше всего: чем мне грозит твой «подарочек»? До сих пор, я ура всем, пока что никаких изменения не ощутила. Но, возможно, я просто не обратила на это внимание? Я же не знала, что в глазах общественности стала твоей подружкой…

Но вопреки ожиданиям офицера Олераан, её собеседник не начал ехидно разглагольствовать на разные пошлые или романтичные темы, и намекать на вечную любовь. Нет, он молчал и с неприкрытым изумлением смотрел на неё. У Дастин закрались нехорошие подозрения.

— Только не говори мне, что ты не подумал и об этом! — почти прошипела она.

Но он, как и прежде молчал, не меняя удивлённого выражения лица. Добавилась лишь лёгкая задумчивость, через которую проскальзывал слегка оценивающий взгляд, блуждающий по её телу. Тина заметила его и поспешила вмешаться:

— О нет! Даже и не думай!!! Если на роль щита, чтобы избежать ненужных домыслов, я ещё, так и быть, закрою глаза и, может даже, смирюсь и попытаюсь с тобой прийти к обоюдно выгодному соглашению, то обо всём остальном можешь забыть!

Вампир заинтересованно на неё посмотрел. Судя по всему, его очень заинтересовала её уверенность в своих словах и он, что естественно, не верил, что у неё может что-то получиться.

— И что же мне помешает совместить в тебе две роли? Да, прецедентов не было, но кто мешает нам с тобой оставить свой след в истории, а? — вновь ехидно проговорил он.

— Не говори глупостей! — немного нервно ответила она и попыталась сменить положение, а то всё тело затекло. Но боль, как и прежде, резко отозвалась в месте ранения. Дастин неосознанно зашипела, но останавливаться не спешила, пока не почувствовала его руки на своих плечах.

— Не двигайся, звёздочка! У тебя открытая рана. Только-только остановилось кровотечение! Неужели ты хочешь, чтобы всё было ещё хуже?

— Как это только остановилось? А который сейчас час? Кровотечение должно было остановиться разу, как только из тела выйдет весь яд, — шокировано проговорила она, не замечая, как вампир затаив дыхание, слушает её. Что за глупости он говорит?! Да, она могла потерять много крови, если была задета артерия, и поэтому чувствовать себя так плохо, но чтобы рана только-только затянулась… Такого ещё никогда не было.

— Звёздочка, ты была в коме практически десять дней, — ошарашил её он.

— К-как десять? Не может быть! Что это за яд такой? Да я уже через два дня бегать должна была, — она осеклась и посмотрела на Мастера. — А твои маги не могли что-то сделать? Ты же говорил, что они меня осматривали. Может, это из-за их вмешательства?

— Прекрати, пожалуйста, — строго сказал он. — Маги поддерживали твой организм в тонусе, питая различными витаминами и не давая твоей крови покидать организм. Смирись с тем, что ты не бессмертна и у тебя не абсолютное здоровье.

— Ты не понимаешь! — крикнула она.

— Так объясни мне! — крикнул он в ответ. Но девушка замолчала и отвела взгляд. Вампир устало вздохнул. — Слушай, давай не будем ссориться. Я, признаться, устал и сильно за тебя переживал всё это время. Ты была на самой грани, понимаешь? Временами я боялся даже на секунду прикрыть глаза, потому что думал, что за это время ты перестанешь дышать.

— Только не говори мне, что ты все эти десять дней провёл около меня.

— Почему это? — обиженно спросил он. — А если и так, то что?

— А если честно?

— А если честно, то да, провёл их тут, но с перерывами, — нехотя признался он.

— Боги! — застонала она обречённо. — Никто не поверит, что я просто твой щит, раз ты больше недели сидишь тут безвылазно!

— Не переживай, — саркастично ответил он, не желая сам себе признаваться в том, что подобная реакция девушки обидела его. — Я здесь только по ночам. Днём с тобой сидела Шери. Так что твоя репутация не пострадала!

— А кровь откуда на рубашке? — вдруг спросила она, меняя тему. Тина и сама не ожидала, что на неё так подействует обида, мелькнувшая во взгляде Мастера. Ей тут же захотелось извиниться и прижаться к нему. И только рана, которая на самом деле болела очень сильно, сдержала этот её странный порыв.

— Был на охоте. Мне нужно было как-то сбросить напряжение, — небрежно пожал он плечами, а потом надолго замолчал. — О чём мы там говорили?

Дастин вздохнула, сообразив, что тему её ранения он не очень хочет обсуждать. Впрочем, как и она сама.

— На том, что ты хотел оставить след в истории, — сказала она и скривилась. А вот к вампиру наоборот, казалось, вернулось хорошее настроение.

— Это получился бы довольно интересный эксперимент, — улыбнулся он, специально прохаживаясь по её телу оценивающим взглядом и наслаждаясь смущением девушки. Сама не зная почему, она, вдруг, вспыхнула и предпочла не встречаться с вампиром в этот момент взглядом. — Но, я не намерен больше рисковать. У меня есть стойкая уверенность, что в роли щита у тебя больше шансов выжить, нежели в роли моей фаворитки. Как оказалось, ревность женщин мужчинами явно недооценена.

— Не говори ерунды! — фыркнула Дастин. — Я способна постоять за себя. Тем более защититься от твоих женщин.

— То есть, ты хочешь эксперимента? — хмыкнул вампир.

— Нет!!! — слишком быстро и пылко выдохнула она, изо всех сил стараясь не покраснеть.

— Но чуть ранее в разговоре, ты сказала, что мысль быть моей парой тебя не пугает.

— Это когда это я сказала такую глупость? — нахмурилась Тина. — Если я не сказала нет, это не значит, что я прямо сейчас растекусь лужицей от удовольствия. И вообще, может, хватит? Глупая тема, бессмысленный разговор!

— Почему бессмысленный?

— Да потому что между нами могут быть только деловые отношения. И вообще, я здесь с совершенно другой целью.

— С какой? — вкрадчиво поинтересовался клыкастый.

— С личной, — буркнула она. — Так что, советую следить в истории без меня. И не стоит прибегать к принуждению, иначе пожалеешь. Мне кажется, что у нас до этого прекрасно получалось сосуществовать друг с другом без проблем.

Не понятно, что именно так подействовало на него, но он, вдруг, изменился. Ухмылка исчезла с его лица и впервые за всё это время она увидела перед собой его настоящего — собранного, опасного и сильного противника, каким он и был, зачем-то играя непонятную ей роль очаровательного ловеласа.

— Ты меня интригуешь с каждым словом всё больше, звёздочка, — серьёзно сказал он, глядя ей в глаза. — И я, так и быть, не стану ломать тебя. Хотя, как ты сама заметила, могу. Но от тебя я жду, именно жду, а не требую, откровенности. Мне нравится то, что ты меня не боишься, чем бы такое поведение не было вызвано. Ты очень отличаешься от женщин, с которыми мне доводилось общаться до этого и, признаться, это меня манит в тебе сильнее всего. Пока что я не знаю тебя. Но узнаю, так или иначе. Будь уверена в этом. И вот тогда ты не сможешь скрывать от меня свои секреты. А в том, что они у тебя есть, я уверен полностью. Признаюсь, что действовал опрометчиво, хотя лично для себя в своём поступке я вижу только плюсы. Но, как я уже говорил, мне щит не нужен. Тем более, мне не нужна безвольная кукла вместо живой и интересной тебя. Но ещё больше мне нужны твои навыки боя. О причинах я смогу рассказать чуть позже, когда соберу достаточно нужной информации. И к тому времени, я надеюсь, мы с тобой решим все наши проблемы со взаимным доверием. А пока я предложу тебе один вариант: мы будем работать, как партнёры, о которых ты упоминала ранее, но помимо этого ты будешь носить знак щита и получишь возможность самостоятельно передвигаться по дому, где пожелаешь. Ну и ещё, это даст тебе кое-какие отдельные права и обязанности. С помощью знака щита между нами появится связь — мы сможем чувствовать друг друга и общаться мысленно. Таковы особенности этого знака, чтобы щит всегда знал о безопасности своего подопечного. Единственный минус, у щита нет своей воли, личности… По крайней мере, так было всегда, потому что Мастера хотели быть уверенными, что их щиты не предадут их никогда. В нашем же случае такое поведение будет слишком бросаться в глаза. Но мы сделаем ставку на то, что я не люблю правила и решил не подавлять тебя как личность… Мне наплевать на мнения других, но мне не безразлична твоя безопасность. А для тебя безопаснее будет именно роль щита. И последнее. Иногда мне будет необходимо брать над тобой контроль, поэтому постарайся реагировать нормально. И никто, я повторяю, никто не должен узнать об этом разговоре.

— Почему? — настороженно спросила девушка.

Она не понимала, чем всё озвученное отличается от того, что было до этого. И вообще, то не показывается целый месяц, то за один вечер вываливает на неё такую прорву информации, подшучивает, ругает, интригует… Дастин нахмурилась. Вот уж чего ей не хватало, так это влечения к этому невыносимому вампиру. Но она всегда старалась быть честной с самой собой. И в данный момент отчётливо понимала, что влечение вырвалось у неё из-под контроля и живёт собственной жизнью. За этот месяц, что она его не видела, не прошло и дня, чтобы мысли не сворачивали в его сторону. По её телу лавиной проносился жар, стоило ей вспомнить его поцелуй в самый первый день, а от воспоминания об укусе кожа покрывалась мурашками и внутри всё сжималось в сладкой истоме. Это и бесило девушку, и озадачивало. Никогда ранее она ничего подобного не испытывала, чтобы от одной лишь мысли о мужчине и его поцелуе, у неё начинали подрагивать коленки, как у школьницы. Но от правды деваться было некуда, её влекло к нему, очень сильно, и она была бы не против, если бы поцелуй повторился. Именно поэтому она решила, что как только поправится, нужно будет уходить отсюда как можно скорее, иначе могут возникнуть определённые сложности. Если уже не поздно. Но девушка тешила себя надеждой, что приоритеты для неё остались прежними и она способна вовремя пресечь свои эмоции, если потребуется. Сейчас и всегда для неё должна существовать лишь одна цель — Рэйс. Остальное не должно ей мешать в её достижении. Вот только Мастер действительно являлся серьёзной угрозой, которую всё реже удавалось игнорировать.

Тряхнув головой, Тина усилием воли отогнала навязчивую мысль. Сейчас не время. Хотя, а когда время? Когда она согласится на предложенный вариант, и он начнёт её чувствовать и читать её мысли? Вот уж спасибо, не нужно! Проблем хватает с головой. Кстати, а сейчас? Он также её читает? Девушка с подозрением посмотрела на вампира. Да нет, не похоже. По крайней мере, если и читает, то у него железная выдержка — услышать все её мысли и сдержать собственную реакцию на них, какой бы она не была.

А он тем временем продолжил.

— Потому что, дорогая моя звёздочка, то, что я предлагаю тебе, называется у нас узы, — сказал он и выжидающе посмотрел на неё.

Но Дастин смотрела настороженно и непонимающе. Изумление, мелькнувшее на лице вампира, сказало девушке, что в этом мире это значение знают все до одного.

— Брак, звёздочка.

— Что?!! — Тина аж подпрыгнула на кровати, совершенно забыв о ране и о боли, чтобы тут же побледнеть, но не обратить на боль внимания. — Как брак?! Ты в своём уме? Ты же сам только что…

— Спокойно! — крикнул вампир, заставив девушку застыть в неудобной позе. Он встал, проворчал о том, что некоторые женщины — ужасные подопечные, не заботящиеся о своём здоровье, и аккуратно уложил её на кровать. — Не кипятись, иначе не сниму принуждения! И будешь так лежать до тех пор, пока твоя рана полностью не заживёт! — добавил он уже мягче, и вернул подвижность девушке, которая тут же постаралась расслабиться. А сам вампир вновь устроился на стуле. — Я же сказал, что это так называется, а не является на самом деле. Не знаю, откуда ты такая взялась, но здесь все прекрасно знают, что вампиры, а Мастера особенно, редко соединяют себя настоящими узами с кем-либо. Настолько редко, что мои враги сразу же решат открыть на тебя охоту, чтобы убить меня. Истинные узы подразумевают помимо такой связи, ещё и прохождение особого обряда. Без этого ни один вампир не решится связать себя с девушкой.

— Что за обряд? — спросила Дастин. Несмотря на обстоятельства, ей было интересно слушать о местных обычаях и прочем.

— Он завязан на магии жизни и крови, и объединяет вампира и его избранницу нерушимыми узами. Они становятся единым целым. Если погибает избранница, погибает и вампир, — спокойно, но как-то жестко ответил он.

— Но мы ведь так не связаны. Чего тебе бояться? — не поняла девушка. — Ну, убьют меня, тебе-то что?

Вампир немного странно на неё посмотрел, как бы говоря, что на глупые вопросы он не реагирует, и не стал отвечать. Лишь продолжил:

— Поэтому, запомни, никто не должен знать. У меня на тебя большие планы и пока я не разобрался со всеми своими недоброжелателями, охота в них никак не вписывается. Знаю, звучит не слишком лестно, но как только я достигну своей цели, обещаю, исправлю все свои недочёты.

— Подожди, а как же тогда случай выбора подруги для продолжения рода? Или как ты там это называл? Вариант «не щит» который, — не поняла Тина. — По логике, это как раз и есть те самые узы. Или я опять что-то путаю?

— Путаешь. Узы — это добровольный союз, который заключается по любви. Ну или по согласию обоих сторон ради какой-то выгоды. Не важно. В любом случае после обряда пара будет ощущать друг друга, как самих себя. В общем, долго объяснять. Щит — это охранник. По идее, его можно заполучить только с согласия самого претендента на роль щита, но как ты ощутила это на себе, не обязательно. Здесь идёт полное подавление личности одного из партнёров. Всегда. Можно отдать приказ «Жить, как раньше» и щит будет вести себя обыденно, и никто не заметит разницы в поведении, но это будет следование приказу. Подруга же, это женщина, которая была выбрана Мастером для продолжения рода. Союз может быть принудительным или добровольным. В зависимости от того, сама женщина дала согласие или же её принудили. Взамен она получает способности, как у щита, чтобы быть в состоянии выносить Мастера вампиров. От Мастера рождается только Мастер. Всегда. И не каждая, даже будучи избранной подругой, в состоянии выносить такого ребёнка. В большинстве случаев оба, мать и дитя, погибают раньше срока. Именно поэтому нас так мало. Но, тем не менее, метка подруги более частое явление, нежели метка щита.

— Но я не понимаю, почему вам не могут родить те, с кем вы связаны узами?

— Могут, но я же только что сказал, что узы подразумевают под собой связь между парой такую, что смерть у них одна на двоих. Мастера вампиров тщеславны и пойти на такой риск и связать себя неразрывно со слабой женщиной, дать врагам повод добраться до себя через неё… Нет, это должна быть либо величайшая любовь, либо колоссальная выгода… Да и окружающие не готовы терять Мастера, поэтому и не настаивают именно на узах. Вполне достаточно обычного формального свадебного ритуала с клятвами и прочим. Жена получает укус Мастера, рожает ему ребёнка, а вместе с укусом и статус жены. Но обычно Мастера даже этим не заморачиваются — достаточно подруги, способной выносить дитя. Я ответил на твой вопрос?

— Ммм… ну, да, наверное. А чем так ценны Мастера?

— В нашей власти обращать новых вампиров или возвращать к жизни погибших.

— Как это обращать?! Вы что превращаете в себе подобных других существ? — в шоке спросила Дастин.

Ничего подобного она за всё это время не выяснила и, более того, когда она интересовалась подобным, все хохотали до колик животе. И вот теперь он такое говорит!

— Нет, звёздочка, это жалкий миф. Мы всего лишь совершаем обряд единения пар и помогаем им зачать ребенка. Так вышло, что генетически вампирши не в состоянии забеременеть. Но когда пара решается родить ребенка, они идут на обряд, который и проводит Мастер. Он влияет на организм женщины, временно изменяя её физиологию. После этого зачатие проходит как обычно, разве что со стопроцентной гарантией. Ну и, если пара смешанная, но не хочет родить полукровку, то в таких случаях тоже мы помогаем.

— То есть ты время от времени подрабатываешь акушеркой? — хихикнула девушка, чем заработала сердитый взгляд вампира. — Всё, молчу!

— Такой обряд проводится раз в десять лет.

— Ясно. Ну, а проблема численности самих Мастеров мне уже известна — вся загвоздка в том, что мать не доживает до родов.

— Да, — мрачно отозвался он.

— А другие расы? Вампиры заводят семью только с себе подобными?

— Нет, не обязательно. Но в большинстве своём — да, — терпеливо ответил он на очередной вопрос. — Ну? Теперь я могу услышать ответ?

— Мне нужно обдумать эту информацию.

Офицер Олераан нахмурилась, отчётливо почувствовав, что ей недоговаривают очень серьёзные вещи, которые могут впоследствии сыграть с ней злую шутку. Было что-то, что вроде бы лежало на самой поверхность понимания, но стоило ей сосредоточить на этом своё внимание, как оно исчезало. На данный момент, предложенный вариант её полностью устраивал. Быть щитом со свободной волей и возможностью мысленного общения. Мда… Кстати!

— А чем отличаются наши нынешние взаимоотношения от тех, что предлагаешь ты?

— Тем, что между нами установится более прочная связь, мы сможем чувствовать друг друга и всегда придём на помощь друг другу.

— То есть, по сути, ничем, — подвела своеобразный итог девушка. — Тогда я не понимаю, почему ты не хочешь оставить всё, как есть. Зачем тебе лишние неудобства в виде моих эмоций и мыслей? Ты сам сказал, что мы не знаем друг друга. Не слишком ли опрометчивый шаг делать такое предложение незнакомке? Да и мнение окружающих тебя не волнует…

— Потому что… — тихо проговорил вампир, — так я смогу постоянно чувствовать тебя и, в случае чего, приду на помощь сразу же. Ты спасла мне жизнь, я в долгу перед тобой.

— Пф! То есть, ты хочешь сказать, что всё это только из-за чувства, что ты обязан мне? О, прошу. Забыли. Я просто поступила правильно. И всё.

— Нет не всё! — порывисто воскликнул он. — Ты — женщина, звёздочка! Это я тебя обязан защищать, холить и лелеять, а не наоборот! Это неправильно!

— Ой, оставь свои шовинистские наклонности при себе, — отмахнулась Дастин. — Если это единственная причина, то я против. Мы сработаемся и так, без того, чтобы постоянно торчать друг у друга в голове. Тем более, что подобная забота слишком уж странно выражается…

Мастер открыл, было рот, собираясь возразить, но потом передумал, покачал головой и вздохнул.

— Хорошо! — согласился он. — Но как щит, ты должна будешь теперь намного чаще бывать рядом со мной. Думаю, что с этим не возникнет проблем, ведь полигон уже готов и у тебя половина дня свободна, верно?

— Да.

— Тогда остался один нюанс и всё. Детали обговорим, когда выздоровеешь.

— Только один вопрос. Мне нужно будет изображать роль, что ты меня контролируешь? Или как? Ты говорил, что щит всегда подневольный. Но также и упомянул, что резкая смена поведения привлечёт внимание.

— Всё верно. Но я известен мягким нравом, когда у меня хорошее настроение, — усмехнулся вампир. — Так что никого не удивит, что я дал тебе волю. Да и окружающие уже привыкли к тебе такой, какая ты есть. Не стоит привлекать ненужного внимания. Однако, время от времени, мне придётся прибегать к этому, чтобы уберечь тебя от необдуманных действий, или чтобы не вызвать подозрений у каких-то моих врагов.

— Хорошо. Я согласная на предложенный вариант, согласна играть при необходимости роль подневольного щита, но у меня тоже будут условия.

— Какие, звёздочка? — со снисходительной улыбкой спросил Мастер вампиров. Казалось, получив от неё согласие, хоть и не то, на которое рассчитывал, он расслабился и вновь надел привычную маску нахала.

— Во-первых, ты перестаёшь так меня называть…

— Нет!

— Эй!..

— Я сказал, нет и точка! — абсолютно неожиданно вышел из себя её собеседник, из чего девушка сделала вывод, что он точно ненормальный, раз так взбесился из-за простой просьбы, но спорить посчитала себе дороже, тем более помнила о том, что имя ей теперь не положено вроде бы, а потому просто продолжила. В крайнем случае, никто не мешает ей игнорировать слова вампира, когда он так будет к ней обращаться. Хотя, она даже успела привыкнуть…

— Во-вторых, ты делишься всей информацией об этом… — она запнулась, — обо всём. Ты прав, я немного не подготовлена и, порой, не знаю элементарных вещей. Для окружающих я должна выглядеть настоящей.

— Настоящей? — хмыкнул он, удивившись странному применению слова.

— Да, именно так. В-третьих, ты мне не мешаешь. Я догадалась, что у тебя на меня какие-то свои планы. И сомневаюсь, что я буду в восторге от твоих заданий. Но когда у меня будет свободное время, ты не будешь мне мешать. Как делал всё это время. Я упоминала, что у меня есть личные мотивы находиться тут. В-четвёртых, мы будем с тобой заниматься. Только не возгордись, но ты мастер, каких я видела единицы и многому сможешь меня научить. А я, соответственно, потом обучу свою группу.

— Идёт! — довольно откликнулся её партнёр. — Мне и самому есть чему поучиться у отражения.

— Я не закончила, — с почти невинной улыбкой продолжила Тина.

— А не слишком ли много требований, звёздочка?

— Нет, отнюдь. Особенно, если учесть, что я тут тебе рабыней буду.

— Не утрируй, иначе я действительно покажу тебе, что значит ею быть.

— И в-пятых, — проигнорировала она собеседника, — ты меня отпустишь, когда я попрошу. Уверена, что твоя метка это позволяет.

— Нет.

— Дослушай…

— Нет!

— Чёрт тебя возьми, индюк напыщенный! — вышла из себя Дастин. — Я не буду просить, чтобы ты меня сейчас же отпустил. Напротив, я помогу тебе в твоих задумках, но потом попрошу свободы. В противном случае нам не о чем говорить и тебе лучше прямо сейчас активировать режим «подчинение». Так или иначе, но я найду способ разорвать связь. Уж поверь мне!

Вампир молчал, внимательно глядя на девушку. В этот раз в его взгляде не было ни намека на какую-то заинтересованность, лишь холодный оценивающий взгляд. И видимо, он что-то такое увидел в ней, потому что сказал:

— Хорошо. Я подумаю над последним условием. Но прежде, ты должна сделать то, что нужно мне.

— И я тебя внимательно слушаю, Мастер вампиров, — с изрядной долей облегчения спросила Тина.

— Это потом. Для начала, нам не помешало бы познакомиться. Как ни как прошёл почти месяц, а ты так и не узнала моего имени. Даже у бойцов, я проверял. На людях будешь обращаться ко мне «сир» или «Мастер», но в приватной обстановке можешь звать меня Грег.

— Ладно, Мастер вампиров. И да, меня зовут Дастин, а не звёздочка. Прошу запомнить это, — недовольно пробурчала девушка.

— Хорошо, звёздочка, — нагло сказал вампир, но выглядел при этом довольным сверх меры. — Попрошу тебя только не называть своего имени никому. У щита нет имени. Иначе могут возникнуть вопросы. До этого ты успешно со всем справлялась.

— А как мне тогда представляться?

— Как и раньше — тари. Ну или, в особых случаях, щит. Но вообще, тебе вряд ли придётся представляться.

— Странно это как-то.

— Таковы правила. Я же объяснял, что добровольно в щиты никто не пойдёт. В основном это делается принудительно. И первое, что делает новый хозяин, это лишает щит имени, превращая того из личности в вещь. Психологический приём подавления, — объяснил он.

— Итак, Грег, ты говорил, что остался один нюанс, — напомнила она.

— Да, но это потом. У нас есть время. Сначала ты выздоровеешь, а потом мы решим все наши вопросы, договорились?

Дастин пожала плечами. Ей-то что? Это он настаивал на каких-то изменениях в их отношениях, не она. Раз ему не горит, то и я она спешить не будет. Лучше пока действительно отдохнуть и, заодно, проверить всё ли нормально с её регенеративными функциями. До этого времени ещё ни разу не было такого, чтобы она так долго восстанавливалась. Да и не мешало бы вновь поработать с программой взлома…

— Ну, раз ко мне больше нет вопросов, я пойду. Скоро рассвет, и меня не должны тут видеть, — сказал он и встал со стула. Потом, совершенно неожиданно для Тины, подошёл к кровати и осторожно поцеловал её в лоб. — Рад, что ты очнулась. Больше не пугай меня так.

Развернулся и вышел, оставив девушку удивлённо хлопать глазами.

Глава 6

— Тари!!! — воскликнул ворвавшийся в комнату маленький вихрь по имени Шери. Офицер Олераан была безумно рада видеть её, хотя до этого момента и не догадывалась, как сильно успела привязаться к этой маленькой любопытной и непоседливой бестии. И хотя отлично понимала, что это неподобающее поведение, непрофессиональное, для офицера КФГС, ничего с собой поделать не могла. В те часы, которые она проводила с девочкой, она отдыхала душой. Отступали все проблемы, переживания и волнения. Она была просто Тиной — обычной девушкой, а не серьёзным военным космического флота. Правда, в данный момент она как раз как никогда была близка к тому, чтобы действительно быть самым обычным человеком, к тому же ещё и раненным. Девушка поморщилась от боли. Она ненавидела быть слабой! После ухода Грега Дастин благополучно уснула и проспала по её ощущениям едва ли не до полудня, чего с ней никогда не происходило, потому что первое, чему учится студент Академии — это очень мало спать, ровно столько, чтобы хватало на восстановление сил. И это всегда было не больше шести часов. Сейчас же она ощущала себя не только тем самым «обычным человеком», а ещё и разбитым планером, по которому прокатился «Элдэр». Туда и обратно, как минимум. Да и от непривычно долгого лежания, у неё начало затекать тело. Собственно, поэтому она и проснулась — потому что было неудобно. А когда открыла глаза, девочка как раз входила в комнату. И заметив, что Тина смотрит на неё, радостно завизжала.

На шум в комнату тут же ворвался Шер и с радостной улыбкой посмотрел сначала на свою тари, а потом и на прыгающую рядом с кроватью младшую сестру.

— Рад, что ты поправляешься, тари, — сказал он и добавил: — А то меня уже все достали с вопросами, когда ты вернёшься на плац. Удивительно, но ты была права — все мы втянулись в эти тренировки и нам не хватает твоего руководства.

— Не переживай, как только я отсюда выйду и отведу вас на новый полигон, вы будете желать мне смерти. Минимум пять раз в день. Так что наслаждайтесь внеплановой передышкой, — усмехнулась девушка, наблюдая, как вытягивается лицо её бойца. Не придумав ничего в ответ, он просто кивнул и вышел из комнаты, прикрыв за собой дверь.

— Тари, с выздоровлением! — радостно сказала девочка, воспринявшая уход брата, как сигнал к активным действиям, то есть к суете вокруг больной. Она помогла девушке принять более удобное положение, взбила подушки, поправила одеяло, в общем, изображала из себя заботливую наседку. И, что самое странное, удовольствие от подобного получали обе участницы. — Лекари не верили, что у вас получится. Даже невзирая на то, что Мастер пообещал всем головы снести, если вы умрёте. Кстати, надо бы ему сообщить, что вы очнулись. Он тоже переживал, хоть и не показывал. Ходил тут всё это время серый как грозовая туча, пугал окружающих своим внушительным оскалом.

— Спасибо, Шери, — улыбнулась Тина, позабавленная рассказом. — Думаю, что его пока не нужно беспокоить. Когда освободится, тогда и сообщишь.

— Ой, да он не занят, — отмахнулась девочка. — Он прячется! Хотел сбежать сюда, под предлогом проведать вас, знал, что здесь его станут искать в последнюю очередь — никто ведь не знает, что вы очнулись. Да и не верят, если честно. Но у него ничего не получилось. Я видела, как он спрятался в нише, в коридоре, соединяющем два этих крыла, — хихикнула она. — В этот момент по нему как раз проходили сваты.

— Сваты? — изумилась Дастин. Это слово мало того, что принадлежало к древнему языку, который был распространён ещё на Земле в докосмическое время, так ещё и значение имело своеобразное. Сватовство было способом заключения договоренности между семьями о браке, в ходе которой сторона жениха при посредничестве свата предлагала родителям невесты выдать их дочь замуж. А тут, как оказалось, было наоборот — это за женихом велась охота.

— Ну да, на данный момент он единственный из трёх Мастеров на Гелио, который до сих пор не связан узами. Поэтому другие Мастера присылают своих сватов, в надежде, что наш выберет себе женщину из их рода и тем самым породнится с ними, — девочка говорила так просто, словно они обсуждали погоду. А вот у Тины всё внутри сжималось от странной непонятной боли. Ей была неприятна мысль о том, что Грег может обзавестись невестой. Но она тут же отогнала эти мысли — не её дело. И уж тем более, она не имеет никакого права выражать эти недовольства. — Но они уже больше двадцати лет ходят, а результат один и тот же — Мастер от них бегает, а коробки с портретами невест отсылает обратно.

— Почему? — тихо спросила девушка, невольно затаив дыхание. — Или его фаворитки недовольны?

— Фаворитки? — Шери захохотала, весело так, задорно. И не будь Дастин так заинтересована в ответе, непременно присоединилась бы к ней. — Ой, тари! Да эти курицы, простите, только о себе думают, обвешиваются драгоценностями с ног до головы, а на самого Мастера им плевать. Просто, быть его фавориткой — престижно. Это значит — особое отношение, власть среди обычных вампиров, богатство и прочее. Мы с Шером уже неоднократно говорили, чтобы он избавился от них. Ну, разве что кроме парочки. Но он ими, как щитом прикрывается. А вот почему он не хочет соединить себя узами… Не знаю, но мне кажется, что тут всё дело в том, что он не нашёл себе пару. Его родители были вместе по договоренности и, как говорят, не были счастливы.

Девочка ещё продолжала говорить, но Тина уже не слушала. Для себя она сделала вывод, что несмотря на все бахвальства с его стороны, Мастер довольно одинок. А ещё то, что он не влюблён… и сама себе боялась признаться, что от этой новости испытала облегчение. Чтобы сменить тему, она сказала:

— Шери, хватит уже о Мастере говорить. Лучше расскажи мне, что тут происходило за время моего вынужденного сна.

Большего молодой вампирочке и не нужно было. Она вывалила на Дастин целый ворох сплетен и была просто счастлива. Девушка же внимательно слушала её, ища хоть какие-то намёки на сплетни о ней и её статусе «подруги» Мастера, но, казалось, что эта тема вообще не обсуждалась в поместье. Она верила в это с трудом, но, тем не менее, обрадовалась. Хотя, вполне возможно, что причиной молчания послужило присутствие этих самих сватов.

А ещё, она никак не могла поверить в то, что обнаружила после ухода Грега сегодня утром. Сначала Тина какое-то время безуспешно пыталась внедрить программу в спутник, к которому смогла подключиться. Она уже несколько раз проверила и перепроверила свой вирус, но ошибку так и не обнаружила. Значит, дело было именно в сложной защите самих спутников. Если бы Рэйс сейчас была с ней, она бы точно решила эту проблему, отчаянно подумала девушка, изо всех сил стараясь не впадать ни в панику, ни в отчаяние. Да и сосредоточиться ей удавалось с каждым разом всё хуже — отвлекала боль и постоянно кружащаяся голова. Именно поэтому Дастин решила на время отложить своё занятие и сделать кое-что другое.

Как и задумывала, она решила проверить, в чём причина такого длительного восстановления. И хотя она верила вампиру, когда тот говорил, что маги делали всё возможное, чтобы наоборот помочь ей, а не навредить, всё равно думала, что причина в их странной магии, которую за это время она так и не смогла понять, как ни старалась. На основании всего изученного получалось, что это какая-то особая энергия, содержащаяся в организме живого существа, а именно мага. Именно благодаря ей, у них есть возможность творить заклинания. Но каким образом эта энергия преобразуется в то или иное заклинание, она не поняла. Маги объясняли, что благодаря особым словам, эта сила обретает форму и специализацию, может влиять на тот или иной предмет. Вдобавок ко всему, магия ещё и делится на несколько видов, «по стихиям», как ей говорили. Но как бы Дастин не старалась, так у неё ничего и не вышло в попытке понять эту магию. Видимо, для того, кто всю жизнь был окружён технологией, где всё просто и понятно и основано на формулах и законах, принцип работы какой-то эфемерной внутренней энергии, заставляющей летать предметы или высушивать болото, понять невозможно. Или же всё дело в ней. Но, как бы там ни было, промучившись над этой темой изрядное количество времени, она оставила столь бесполезное занятие. И вот теперь подозревала, что из-за магической помощи, в её теле произошёл какой-то сбой.

Тщательно изучив все функции организма, она так ничего и не нашла, пока бикомпер не выдал отчёт об анализе крови. И вот тут она впала в самый настоящий шок — в её крови присутствовал посторонний элемент! И это были не наночастицы от гравита, которые были впрыснуты в её кровь при соединении с летательной платформой; и даже не наниты регенератора, которые кстати говоря, впитываются в сами лейкоциты, придавая форменным элементам вместо чисто белого цвета лёгкий голубоватый оттенок, усиливают их способность к активному движению и проникновению в межклеточное пространство, где те поглощают и переваривают чужеродные частицы. Нет, это были совершенно другие, чуждые организму элементы, имеющие странную, как будто туманную структуру, серебристого цвета. Но поразило Тину даже не это, а то, что эти непрошенные гости поглощали наниты, вытягивая их из лейкоцитов. И стоило такому элементу поглотить один нанит, как он тут же делился. Сам процесс поглощения занимал около минуты, а деления — минут пять, таким образом, их в ней было огромное количество. И, что самое странное, частицы регенератора не справлялись с этим вторжением, их уничтожали быстрее, чем они успевали подать тревожный сигнал. Вот почему она так долго восстанавливалась, вот, почему до сих пор её рана не зажила. Видимо, в той отраве, которой был смазан кинжал, были эти частицы, которые почти полностью распространились в её теле. Природа этих элементов девушке не была ясна, она не могла сказать, были ли они природными или же, как наниты, биотехногенного происхождения, но, очевидно, именно из-за них этот яд считался «единственным, способным убить Мастера вампиров». Как и её, волне вероятно, если бы она не обнаружила их раньше.

Однако на такой случай у всех в КФ была встроена в предплечье капсула с мгновенным очистителем крови. Она убивала все посторонние элементы в крови. Но был и значительный минус в её применении — она уничтожала абсолютно всё лишнее, и наниты регенератора в том числе. Тина колебалась, стоит ли прибегать к такому крайнему способу, но выхода не было. Она боялась, что если эта гадость успеет полностью поглотить наниты, то примется и за природную иммунную систему и тогда девушка погибнет. Боле того, у неё было чувство, что только благодаря нанитам она всё ещё жива — эти частицы восприняли их, как приоритетные, поэтому начали питаться сначала ими. А вот при попадании в кровь вампира — скорее всего сразу брались за лейкоциты.

Но перед тем как применить капсулу с очистителем, Дастин решила, что необходимо оставить немного странного вещества для анализа. Она с трудом сползла с кровати и направилась в ванную, где сделала надрез на ладони и приложила её к зеркалу. Чуть позже она возьмёт этот образец и тщательно изучит. А ещё лучше — найдёт Рэйс и отдаст ей. В конце концов, это она в их тандеме — доктор.

Вернувшись в кровать, она применила очиститель и сразу же потеряла сознание. Процесс сам по себе был болезненным — вычистить кровь, это только внешне кажется простым. На самом деле ощущения были, будто кровь мгновенно превратилась в самую настоящую кислоту. А учитывая то, что у неё уже была рана… в общем, не было ничего удивительно в том, что девушка провалилась в темноту. А когда очистка была завершена, это состояние плавно перешло в глубокий сон.

Такой её и нашёл Грег, примчавшийся в комнату сразу, как только почувствовал странную пустоту внутри. Поначалу он просто не мог понять, что произошло и чем это обусловлено, пока страшная догадка не отозвалась острой болью в его груди. Он со скоростью света метнулся в комнату к Дастин, содрогаясь от мысли, что может там обнаружить. Но, к его величайшему облегчению, она была жива и просто спала. Решив, что накручивает себя, Мастер вернулся в кабинет к прерванному деловому завтраку, так и не решившись разбудить свою звёздочку, чтобы уж наверняка убедиться, что она жива и относительно здорова.

И вот теперь Тина, не подозревая об утреннем визите, сидела на кровати, слушала сплетни и думала, что ей делать дальше. Запасной инъекции нанитов у неё не было. Кровь она уже проверила трижды, но так и не обнаружила следов вредителей, хотя и дала мысленную команду бикомперу провести повторные сканирования ещё через пару дней, мало ли?

Как вариант, можно было попытаться отыскать её спасательную капсулу, там был необходимый набор медикаментов, но девушка, как ни старалась, так до сих пор и не смогла запеленговать её маячок. Она даже примерно не представляла куда упала, да и вообще, почему очнулась в другом месте. Не помогала даже составленная ею же карта. Но самое странное заключалось в другом — на спутнике тоже не было ничего видно. Она раз за разом запрашивала информацию, подробно и тщательно изучала снимки, сделанные из космоса, но не обнаружила ни единого следа своего падения. Ни воронки, которая должна была остаться после соприкосновения капсулы с землёй, ни самой капсулы, ни даже особого поля, которое должно было излучать спасательное устройство через подпространство, чтобы его было легче обнаружить спасателям — ничего! И тут она вновь вспомнила о Раже. Если он и его коротышка-друг нашли её, то могли видеть и капсулу. Единственная проблема заключалась в том, что она понятия не имела, где теперь они находятся. Как-то она уже делала несколько попыток расспросить Шера о беглецах, но результат был всегда один и тот же — он замыкался и отказывался разговаривать.

Нет, конечно она могла обойтись и без ускоренной регенерации, и без ускорения, и без прочего, что было у неё до, так сказать, обнуления, в конце концов, такие привилегии она получила только дослужившись до офицера. А до этого, будучи простым солдатом, всё это время обходилась собственными силами. Политика космического флота Галактического Союза была такова, что каждый военный должен был уметь обходиться теми ресурсами, которые ему доступны, использую привилегии как можно реже, превращая их в преимущества перед врагами, а не обыденные способности. Но также Дастин понимала, что в этом мире, населённом странными гуманоидами, полном магии и устарелых технологий, такое преимущество ей просто необходимо.

Так, за размышлениями и постоянным щебетом девочки, она не заметила, как уснула.

А когда проснулась, за окном уже был поздний вечер и в стуле около кровати сидел Грег.

— Привет, — поздоровалась она, но он не ответил, продолжая мрачно смотреть на неё.

Тина только пожала плечами, если у него плохое настроение, нечего выплёскивать его на неё. Для этого есть непосредственные виновники. Она попыталась приподняться, опёршись на руки, но тут же зашипела от боли — у неё совсем вылетело из головы, что на ладони теперь тоже есть ранка, которая доставляет дискомфорт. Дастин выругалась, всё же, несмотря на пафосные речи самой себе, она успела привыкнуть к нанитам в собственной крови и теперь чувствовала себя беспомощной, как новорожденный котёнок. И злой по поводу собственного бессилия! Недовольно рассматривая ранку, она не заметила, как Мастер оказался слишком быстро около неё и схватил за руку.

— Откуда это? — холодно, но властно спросил он.

— Случайно порезалась, — буркнула она, недовольная его тоном, да и поведением тоже.

— Не ври! — рыкнул он. — Ещё раз спрашиваю, откуда это?

— Отстань, Грег! — зашипела она. — И без тебя тошно!

Её тут же отпустили и вернулись в излюбленное место — на стул. И опять замолчали, продолжая буравить злым взглядом. Девушка попыталась игнорировать его, не обращать внимания и попытаться уснуть вновь. Но когда вот так на тебя смотрят, невозможно сосредоточиться на чём-то другом. Ты ощущаешь его таким материальным, словно укутавшись в одеяло. Колючее и надоедливое одеяло! Она честно терпела минут десять, то и дело недовольно переглядываясь с вампиром. Но на этот раз первой не выдержала Дастин.

— Может объяснишь, какая муха тебя укусила?

— Вообще-то, это я жду объяснений, — всё также холодно проговорил он.

— Каких?

— Как ты это сделала?

— Что сделала? — Тина начала выходить из себя, какой-то нелепый разговор глухого с немым получается!

— Как ты избавилась от метки?!

— От какой… — она осеклась, глаза её тут же расширились, а рука метнулась к месту его укуса.

И хотя она никогда и раньше не видела на себе никакой метки и не чувствовала её, верила, что она была, потому что все остальные её видели. Как и поверила сразу Мастеру, когда тот сказал, что она исчезла. Иначе, он не был бы сейчас таким злым. Вспомнился их недавний разговор, где она грозила сделать всё возможное и невозможное, но избавиться от его клейма, чего бы ей это не стоило. Понятно, почему он сейчас пребывал в таком состоянии и обвинял её. Он просто решил, что она воплотила свою угрозу в жизнь. Неосознанно, да, но ведь ключевое слово, как раз-таки «неосознанно». И теперь не могла понять, что на самом деле испытывает — облегчение или грусть. И это её ещё больше удивило.

Как и вампира убедила её реакция — девушка была такой изумлённой, если не сказать шокированной, когда поняла, что метка исчезла, что он сразу же расслабился и поверил, что она тут ни при чём. И эта мысль приятно согрела заледеневшее сердце. Он сам себе не мог объяснить причину такой реакции, но, когда пару часов назад, пришёл навестить её и случайно увидел, а точнее, наоборот, не увидел метки, в нём всё взорвалось такой яростью, что он до сих пор удивлялся собственной выдержке, как не превратил эту комнату в развалины. Он решил, что девушка сама каким-то образом умудрилась избавиться от метки, назло ему, ведь она грозилась сделать это! Нет, таким образом она просто-напросто избавилась от него! Выкинула из своей жизни, как ненужную вещь. И именно в тот момент он признал, что хочет её. Страстно, всепоглощающе, неистово хочет обладать ею. Хочет, чтобы она стала не его щитом, а его подругой, как и думают все в этом доме, хотя он и его… теперь уже её бойцы делали всё возможное, чтобы опровергнуть эти слухи. И даже больше, чем просто подругой, он хотел её всю, без остатка! Навсегда, навечно! И всегда хотел, просто не признавался сам себе в этом. Да что говорить, он едва себя сдержал, чтобы не укусить её вновь, когда понял, что теперь все мужчины этого дома смогут заявить на неё свои права. И он точно знал, что захотят многие, видел, как они на неё смотрят. Его поначалу даже удивляла её реакция — она просто не замечала этих взглядов, полностью игнорируя их или же, как в случае со своей командой, обращая всё в шутку. И если в первом случае она добилась того, что её теперь многие ненавидят за такую холодность, то во втором случае симпатия переросла в уважение и дружбу. Собственно, именно это уберегло всю её группу от ярости Грега, когда он подумал о других мужчинах. Он знал, что как раз эти не представляют угрозы, скорее наоборот — будут отпугивать всех вокруг.

И вот теперь, к собственной радости, увидев её изумление, он впервые за несколько часов расслабился. И эту перемену уловила Дастин. Нервно облизнув пересохшие губы, она хрипло проговорила:

— Грег, я… прошу тебя, не делай этого вновь.

И стоило ей это произнести, как ярость в нём вновь подняла свою голову. Его глаза вспыхнули, черты лица заострились, а из-под верхней губы показались клыки. Она уже сообразила, что, применив очиститель крови, стёрла и оставленный след от укуса. Как поняла и то, что вампир все себя от ярости. Но она не могла позволить ему вновь укусить себя. Не сейчас, когда сумела-таки избавиться от ненавистного клейма. И поэтому, сильно рискуя спровоцировать его, вновь повторила:

— Пожалуйста.

— Почему? — тихо, но всё ещё зло спросил он.

— Потому что это было лишним. И ты сам признал, что погорячился.

— Но ещё я сказал, что это был единственный способ привязать тебя к себе, — Мастер сначала сказал это, а потом только понял, насколько точно отображает эта фраза смысл его затеи. И вовсе тут дело было не в его неосведомлённости в обычаях или ещё чём-то. Нет, скорее он подсознательно уже тогда желал видеть её своей, хотел, чтобы все видели, что она — его. И только его. Подобные мысли отдавали приятным теплом внутри, что также удивило вампира. Но он изо всех сил постарался скрыть охватившие его эмоции, переживая, что тогда девушка взбесится не на шутку и навредит себе.

— Да, но потом мы выяснили, что таким он был лишь в самом начале, как гарантия того, что я буду сотрудничать. А я ведь уже и так целый месяц прожила рядом с тобой и даже попытки не делала убежать. Мне кажется, я заслужила доверие и не нуждаюсь в подобном поводке.

Грег от этих слов шумно вздохнул, словно она сделала ему больно. Поводок. Так вот, как она это воспринимала… Мастер до этого даже не осознавал, хотя по сути мог бы догадаться, что для неё всё выглядело именно так. Почему-то остальные привилегии она просто не заметила: скорость, регенерация, ловкость… Хотя он сам видел, как она всем этим пользовалась, как будто… тут его посетила неожиданная мысль и он обозвал себя болваном. «Как будто у неё всё это было раньше». Ну конечно! Ведь тогда на поляне и во время боя она пользовалась сверхскоростью, но эти моменты просто выпали у него из памяти, вытесненные более яркими картинами самой девушки. Он не обратил внимания, а должен был! Кто же она такая? Откуда?

Он внимательно глянул на девушку, которая, казалось, сидела не дыша, в ожидании его ответа.

— Хорошо. Но с условиями, — наконец проговорил он. Не стоит давить на неё, это он осознал хорошенько. Конечно, как теперь выяснилось, она тут не при чём, но всё же урок преподала жестокий. Он, пока сидел здесь и смотрел на неё спящую, столько всего успел передумать, что сам от себя в шоке был. Одна из мыслей была даже о том, что он сам виноват, потому что слишком рьяно отстаивал её подчинение ему, не объяснил так, чтобы она поняла, что он не собирается пользоваться этим преимуществом всерьёз. Боги, да он уже даже решил, что ему плевать на любое мнение его врагов по поводу девушки. Пусть думают, что угодно, он сможет её защитить! Лишь бы сама девушка не противилась. И вот теперь он решил уступить, прекрасно понимая, что ей это нужно. — Первое и самое важное, ты рассказываешь мне, как избавилась от метки. Иначе я не стану тебя даже слушать и просто поставлю её ещё раз. И буду сидеть и наблюдать за тем, как ты вновь будешь от неё избавляться, ясно?

Девушка кивнула, потому что выхода не было — второй раз у неё не получится избавиться от метки, как бы сильно она этого не пожелала бы. Но даже несмотря на собственную надежду, такой его ответ сильно поразил её. Приятно поразил, но тем не менее. Она-то уже готовилась зубами вырывать свою свободу, приводя тысячи аргументов в защиту своего мнения. А тут такой неожиданный подарок. Поэтому, она сидела молча и кивала.

— Второе, ты станешь моим доверенным лицом. По сути, будешь делать то же самое, что и делала до этого, и делала бы, если бы была щитом, — на самом деле, ему не нужно было ничего подобного. Но он не мог удержаться от соблазна, как можно больше задействовать ей в своей жизни.

Снова кивок, подтверждающий её согласие.

— Третье, ты никуда отсюда не уходишь без предупреждения. Если я замечу, что тебя нет, и пойму, что не знаю, где ты, я сразу же разрываю наш договор и ставлю тебе метку.

Кивок, но сделанный с явной неохотой.

— Четвёртое, ты переезжаешь в другое крыло, где находятся мои личные комнаты. И это не обсуждается, — он поднял руку, прося не перебивать его. — Я хотел сделать это ещё до этого, но тебя ранили, потом ты долго не приходила в себя и лекари сказали, что переносить тебя может быть слишком опасно. Однако сейчас я намерен это сделать. Не переживай, как щит ты бы тоже там жила.

— И как твоя подруга… — недовольно произнесла она, но спорить не стала.

Просто ещё раз сделала намёк на то, что могут подумать окружающие, но судя по выражению лица Грега, ему было плевать на это. Пусть думают, что хотят. Главное, она будет рядом.

— Что ж, раз уж мы пришли к взаимному согласию, я жду объяснений.

Дастин вздохнула. Задачка перед ней стояла не из простых. Как рассказать ему обо всём, но не выдать главного? Она с трудом представляла себе, как это вообще будет выглядеть: я человек, но как бы не совсем… с маленькими штучками внутри, которые дают все необходимые умения. Нет, эти штучки настолько маленькие, что их невозможно увидеть и нет, у меня нет галлюцинаций! Боги, да это тоже самое, как если бы она, вдруг, очутилась дома и сказала, что жила в доме вампира, видела гнома, познакомилась с орком и, ах, да, с помощью магии полигон строила! Да её бы в тот же момент скрутили и отправили в медчасть, до выяснения всех обстоятельств. Мда… Но попытаться всё равно необходимо, альтернатива её всё ещё не устраивала.

— Это вышло случайно, Грег. Сегодня, после того, как ты ушёл, я долго пыталась понять, почему моя рана никак не заживает. Да, я помню, ты говорил, что на кинжале был некий яд, который убивал даже Мастера, но я — не ты. Я устойчива почти ко всем известным ядам и у меня повышенная регенерация, но, несмотря на это, я по какой-то причине провела столько дней почти при смерти, хотя, по идее, через день должна была уже быть полностью здорова.

— Звёздочка, это невозможно. Это…

— Нет, послушай. Я отличаюсь от тебя очень сильно, — перебила она его. — Ты не знаешь меня, не знаешь, кто я и откуда. И рассказать тебе я тоже не могу. Просто поверь в то, что я говорю. Когда ты укусил меня, ты сказал, что это даст мне сверхсилу, скорость и регенерацию, но дело в том, что всё это у меня уже давно было. И если я не почувствовала никаких изменений, значит, уровень моих способностей был изначально выше.

— Но ты — человек, — с долей сомнения проговорил вампир.

— Да, — улыбнулась Тина. — Но, все эти способности были приобретёнными. Почти как с твоим укусом. Только тут дело не в особых ферментах, а в… эээ… лекарстве. В зелье!

— Были? — настороженно спросил он, подавшись слегка вперёд. Из всего сказанного, он для себя выделил самое главное. Остальное же… да пусть она хоть двуипостасной окажется, ему всё равно!

— К сожалению, да. Тот яд, о котором ты говорил, имел в своём составе один паразитирующий элемент, который, попав в мою кровь, начал поглощать то, что отвечало за эти способности, а сам за их счёт стал размножаться, — как можно проще попыталась она объяснить.

— А что бы было, если бы он поглотил всё? — напряжённо задал он вопрос.

— Не знаю, но могу предположить, что тогда я бы не прожила долго. Ты же сам говорил, что кровотечение прекратилось совсем недавно… Наша кровь, и твоя и моя, состоит из маленьких частичек нескольких видов. Одни из них отвечают за наше здоровье, другие за свёртывание крови, а третьи позволяют нашему организму насыщаться кислородом. Так вот те паразиты питались именно первыми частицами. А без них организм не в состоянии сопротивляться болезни. Также, полагаю, что они как-то влияли и на остальные частицы, ведь кровь так и не начала сворачиваться… Именно поэтому Мастера тоже уязвимы, ведь этим паразитам всё равно чьей кровью питаться.

Грег, казалось, весь окаменел от этих слов. У него даже в глаза потемнело от одной только мысли, что он был таким беспечным, решив, что его звёздочка пошла на поправку, а на самом деле она медленно умирала… Её слова он прекрасно понял, его маги рассказывали почти то же самое, только использовали кучу странных названий. Впрочем, ему даже не была важна та часть, где она говорила об особенностях Мастеров. Нет, главное было одно — если бы она не сделала то, что сделала, он бы её потерял и даже не понял из-за чего. Так стоило ли сейчас настаивать на ненужных объяснениях и оправданиях? Увы, но стоило, иначе она могла заметить его странное поведение, что было ни к чему. Не сейчас…

— Хорошо, но как это объясняет исчезновение метки? И как ты обо всём этом узнала? — с трудом справившись с собой, спросил он.

— Как узнала?.. — проговорила она. — Ну, у меня есть способность анализировать состояние собственного организма. А как это всё объясняет исчезновение метки… Скажем так, чтобы избавиться от этого яда, мне пришлось прибегнуть к самому крайнему способу, который у меня был. Я использовала лекарство, которое вычистило мою кровь полностью, лишив тем самым почти всех способностей. Теперь я самый обычный человек, к которым ты привык.

— То есть, ты уязвима теперь как никогда?

— Ну, не так чтобы очень…

— Наша сделка отменяется! — тут же выпалил Грег и неуловимым движением оказался нависшим над ней.

— Нет! Грег, пожалуйста! Ты обещал! — испугано проговорила она, успев упереться руками ему в грудь.

— Не могу, звёздочка! — с мольбой, абсолютно несвойственной ему, проговорил вампир. — Не могу, зная, что ты беззащитна.

— Но это не так, — возразила она горячо, нервно облизывая губы. — Я просто лишилась некоторых привилегий, не более того. Я ими-то и пользовалась редко. Они не так важны, поверь. Я всё также буду тренировать твоих воинов, не волнуйся, это не те навыки, которые я потеряла.

— Глупая! — зарычал он, сильнее наклоняясь к ней. — Мне важна твоя безопасность. И благодаря моему укусу ты вновь обретёшь всё, что потеряла.

— А в добавок к ним ещё и массу проблем в виде нерушимой связи между нами и твоего контроля надо мной!

— Тебе так противна эта мысль? — тихо спросил он, глядя ей в глаза.

Его дыхание колыхало её волосы, так близко он находился, жар его тела, в местах, где он касался её, казалось, прожигал на коже девушки дырки, а запах мяты, постоянно окружающий его, кружил ей голову. Или это его близость так на неё действовала, Дастин не знала, но думать в такой обстановке было очень трудно. Она вновь облизала губы и с замершим сердцем проследила, как его взгляд тут же опустился на её губы, да там и остался. Казалось, он ловил каждое их движение. У девушки мурашки побежали по телу, но она делала всё возможное, чтобы он не ощутил дрожи. Но взгляда она так и не отвела.

— Что ты в любой момент сможешь приказать мне что-то? Да.

— А если я пообещаю никогда этого не делать? И вообще-то я о другом спрашивал, — также тихо сказал Мастер, вновь поднимая взгляд. — Тебе неприятна мысль о том, что между нами может быть нерушимая связь?

Тина, не отрываясь, смотрела в его глаза и, казалось, забыла, как дышать. Сейчас он был напряжён, и взволнован, но от злости не осталось и следа. И он не сделал ни единой попытки, чтобы воплотить свою угрозу в жизнь и укусить её, поэтому девушка считала, что у неё есть шанс объяснить ему свою точку зрения и добиться понимания. Но в данный момент её сильно отвлекали его глаза. В них бушевало какое-то чувство, которое, вырвись оно наружу, спалило бы девушку дотла, она это знала и, что самое странное, желала этого. Мысли то и дело сбивались, и она уже не могла вспомнить, о чём он её спрашивал, но Грег так внимательно смотрел, так напряжённо ждал ответа, что он вырвался сам по себе. Нервно облизнув в очередной раз пересохшие губы, Дастин покачала головой.

— Нет, что? — хрипло спросил он, цепко следя за движением её языка.

— Нет, не неприятна, — выдохнула она.

Её показалось, или она действительно расслышала стон, сорвавшийся с его губ? Но в следующий миг она обо всём забыла, потому что он резко подался вперёд, сминая её неуверенное сопротивление, и прикоснулся губами к её шее.

— Нет, Грег! — испуганно вскрикнула она, напрягаясь. Но вместо укуса ощутила, как лёгкое касание губ превратилось в поцелуй. От этого, казалось бы, простого действия, жар пронёсся по её телу, омывая волной удовольствия и заставляя расслабиться. Почувствовав это, Мастер аккуратно лёг рядом, стараясь не потревожить рану девушки, но и практически не меняя своего прежнего положения, продолжая покрывать поцелуями её шею, вдоль голубой жилки. Её кожа была такой мягкой, нежной, шелковистой. Она так божественно пахла! Он прикрыл глаза и нежно провёл носом по той линии, которую только что нарисовал губами, наслаждаясь этим изысканным ароматом. А потом аккуратно и чувственно царапнул её кожу зубами. И к собственной радости услышал сорвавшийся с её губ вздох, но не страха, а наслаждения. Это придало ему уверенности в собственных действиях, и он уже куда смелее опустился чуть ниже и нежно лизнул ямочку на её ключице. Наградой ему была дрожь, прошедшая по телу его звёздочки. Он ощутил, как сильнее забилось её сердце, как сбилось её дыхание. Ему понравились эти звуки, он жаждал услышать, как она в очередной раз судорожно вздохнёт, оглушённая нахлынувшими чувствами. Грег проложил дорожку поцелуев по её ключице, медленно продвигаясь к плечу, и не удержался, слегка прикусив кожу на нём. Пальчики девушки, которыми она до этого сдерживала вампира, сжались в кулачки на его груди. И не смог сдержать улыбки, когда ощутил, как она перестала отталкивать его и наоборот, обняла, обвив его шею руками.

— Дастин! — выдохнул он, перемещаясь вновь вверх по плечу, шее, к мочке уха. Нежно прикусив её и насладившись вырвавшимся из груди девушки стоном, он проложил лёгкую дорожку поцелуев по её щеке, медленно приближаясь к губам. У него кружилась голова, так сильно она его пьянила, его мучила жажда, так сильно влекла его её кровь, у него ныло всё тело, так сильно он хотел прижаться к ней целиком. Он. Так. Сильно. Её. Хотел! — Ты сводишь меня с ума. Я не могу ни о чём думать, с тех пор, как тогда на поляне ощутил тебя в своих объятьях, вдохнул твой запах и попробовал твою кровь.

Он нежно поцеловал её в губы, а потом не удержался и, перенеся вес своего тела на одну руку, вторую запустил в её волосы. Они были на ощупь, как шёлк — нежные и мягкие, как раз такие, как ему и представлялось.

Дастин горела в неистовом пламени его страсти, делила её с ним на двоих, преумножала своей. Она тонула в невероятной нежности его прикосновений, ощущая себя самой редкой драгоценностью. Она наслаждалась собственными чувствами и тем, какой властью обладает сейчас над ним. Его руки слегка подрагивали, когда он касался её, и эти движения ответной дрожью отзывались внутри неё, посылая по телу горячую волну удовольствия. Девушка не смогла удержаться и с тихим мурлыканьем провела своими коготками по его груди, насладившись тем, как он вздрогнул от её прикосновения, как его тело отозвалось дрожью, как рука стремительно переместилась обратно к её волосам и чуть сильнее сжала их, заставив Тину оторваться от губ вампира и отклониться назад. С её губ сорвался вздох, когда он провёл языком по её шее, опускаясь ниже, к вырезу лёгкой рубашки. Руки девушки вновь, сами собой начали сжиматься в кулаки, при этом на грани боли впиваясь в кожу мужчины. Он не смог сдержать стона, неосознанно прижимаясь к ней сильнее, но тут же почувствовал, как она вздрогнула. На этот раз не от удовольствия, а от боли. Это его отрезвило моментально, и он прервал поцелуй.

— Прости, звёздочка! — хрипло проговорил он, внимательно глядя в её затуманенные страстью глаза, стараясь заметить малейшее изменение эмоций. Дастин тяжело дышала, на щеках пылал румянец, зрачки были расширены, а глаза приобрели невероятный фиолетовый цвет, притягивая его, гипнотизируя. — Мне не стоило этого делать, но я не смог сдержаться. И ни капли не жалею о своём порыве. Ты очень сладкая.

Лёгкий, почти невесомый поцелуй в губы.

— И вкусная.

Ещё один, чуть более настойчивый. И, ощутив, что она отвечает ему, добавил, проговаривая эти слова прямо ей в губы:

— И страстная. А еще упрямая и жестокая.

— Жестокая? — тихо спросила Дастин.

— Да, жестокая — манишь меня, зная, что я не могу поддаться своему желанию, потому что ты ранена, — с лёгким упрёком проговорил он, перекатываясь на бок. Подперев одной рукой голову, второй он взял её руку, на которой был порез, и нежно поцеловал ладонь, губами ощущая вкус её крови. Он заметил, что она стала ещё слаще, чем была.

Девушка же, затаив дыхание, наблюдала, как в пылающих страстью глазах начинает проступать красноватый оттенок. К собственному изумлению она поняла, что это не пугает её, а наоборот, невероятно влечёт, манит и дико возбуждает. Она представила, каково это, когда он кусает её, находясь при этом в ней, занимаясь с ней любовью… От этой мысли по телу пронёсся такой жар, что она едва не застонала. Сила этого чувства настолько ошеломила её, что девушка с трудом смогла промолчать и не попросить об укусе. Нет. Только не так. Она не может. Не так…

— Тогда и ты жестокий — соблазняешь меня, зная, что я не могу откликнуться, потому что ранена, — в тон ему с улыбкой проговорила она, изо всех сил стараясь избавиться от навязчивой мысли.

Грег тут же внимательно посмотрел в её глаза, не отпуская руку.

— Тогда соглашайся. Ты же сама понимаешь, что выздоровеешь намного быстрее.

— Нет, Грег, — нахмурилась она, вмиг растеряв игривый настрой. И хотя это отвечало её тайным мыслям и желаниям, она не хотела носить на себе его метку. По крайней мере, цена была для ней непомерно высокой. А она пока не была готова её заплатить. Не теперь, когда она только-только получила свободу. — Пожалуйста, больше не заводи этот разговор. Я уже пообещала тебе, что не сбегу. А я привыкла выполнять обещания.

— Никогда не уйдёшь? — вкрадчиво поинтересовался он.

— Я сказала «не сбегу», а не «не уйду». Это разные вещи, — осторожно ответила она и почувствовала, как он напрягся, поэтому тут же решила напомнить ему об одном разговоре и уйти от опасной темы. — А ты обещал отпустить меня, когда я попрошу.

— Я обещал подумать, — поправил он её и немного расслабился.

Они оба замолчали, думая каждый о своём, но, тем не менее, Грег так и не встал с кровати, а Тина так и не забрала у него свою руку. Оба вели себя так, будто каждый вечер проводят, лёжа рядом и общаясь на разные темы, перед этим купаясь в обжигающей страсти. Оба чувствовали, что между ними возникло притяжение, которое никто из них игнорировать уже не может, но, как ни странно, ни один не был против. Грег, был доволен тем, что она его не оттолкнула, а наоборот, ответила на его страсть не менее пылко. Это давало ему надежду на то, что у сегодняшней непродолжительной, но приятной сцены, будет продолжение, которого он просто жаждал. А Дастин была довольна тем, что он не стал игнорировать её просьбу. Никогда бы она не согласилась на какие-либо отношения с ним, если бы он имел над ней контроль, даже несмотря на то, что её саму тянуло к нему неимоверно.

Тут он неожиданно сказал:

— Ты же понимаешь, что я просто обязан как-то защитить тебя, моя звёздочка. Это мой инстинкт, и я ничего не могу поделать с этим.

— А ты должен понимать, что я не одна из твоих женщин, Мастер, и не нуждаюсь в защите. Если ты хочешь, чтобы я осталась, тебе придётся научиться относиться ко мне, как к партнёру, у которого равные права. И уважать моё мнение. Если я говорю, что не нуждаюсь в твоей опеке, то это так и есть.

Клыкастый шумно вздохнул и прикрыл глаза, словно стараясь справиться с чувствами. Когда он вновь посмотрел на девушку, по нему нельзя было сказать, какие эмоции он испытывает.

— Тогда я кое-что расскажу тебе о нашем обществе, звёздочка. У нас мужчина — самец, сильный и властный. Если он сильный, он занимает более высокое место в сословной иерархии, а сила развращает. И вскоре он начинает считать, что всё, что он может захотеть, будет принадлежать ему, — он вновь поднёс её руку к губам и поцеловал ладонь. — И ты, моя звёздочка, очень желанна для многих. До этого их сдерживала только одна вещь — метка Мастера. После того, как она исчезла, у них будут развязаны руки. А если ты не хочешь, чтобы у тебя, а соответственно и у меня, возникли проблемы, мы должны решить этот вопрос.

Сейчас Грег сам себе не мог поверить, что предлагает ей такой вариант. Если бы раньше ему кто-то сказал, что он предложит своё имя мало того, что человеку, как ещё и абсолютно незнакомому, он бы лично убил этого наглеца, осмелившегося предположить такое. Но сейчас, когда он уже определился для себя, насколько она ему важна и что именно он хочет от неё получить, эта мысль казалась единственно правильной. И он даже был рад, что метки больше нет — так он будет знать наверняка о её истинных чувствах. И когда настанет момент, она не сможет ни в чём обвинить его.

— Как? — Дастин понимала, что оказалась в невыгодном положении, сулящем столько проблем, что проще исчезнуть из этого места сейчас же.

К сожалению, даже несмотря на её навыки в бою, отстаивать свои права с помощью кулаков не самый лучший выход. А с учётом того, что она лишилась некоторых способностей, то ещё и опасный. В том, что в этом мире действовал закон сильнейшего, она уже убедилась. И прекрасно понимала, что своим поведением нажила себе достаточно недоброжелателей, которые могли пожелать «укротить» её. Конечно, она могла бы действительно уйти. Теперь она хорошо знала местность Сан-Ти и могла затаиться на время. У неё бы появилось время, которое она бы тратила только на разработку программы, и шансы найти Рэйс значительно бы возросли. Но… было это самое «но». Она пообещала помочь Грегу. И обещания привыкла выполнять.

— Раз ты так категорична в своей нелюбви к метке, я предлагаю другой вариант, — сказал он, поглаживая её пальцы. — Ты примешь мой род.

— То есть?

— Будешь носить имя моего рода, как Шери и Шер, — пояснил Грег.

— Тоже стану твоим названым ребёнком? — удивлённо спросила она, но в ответ услышала его смех.

— Нет, звёздочка. Просто будешь принадлежать к моему роду и всё. Это даст тебе некоторые привилегии и защитит от нежелательного внимания со стороны других мужчин, за исключением другого Мастера. Он такого же статуса, что и я, а значит, имеет такие же права. Но, чтобы получить женщину из моего рода, ему потребуется разрешение главы, то есть моё.

О том, что он никогда бы его не дал, ему говорить не надо было. За своим невозмутимым поведением он старался скрыть то, что всеми силами старается не упустить её. Да, всё, что он сказал ей, было правдой, но являлось скорее второстепенной причиной. Основной же, как и в случае с меткой, была потребность, чтобы она всегда была рядом. Он никогда бы даже не подумал предложить ей этот вариант, ведь он является наименее действенным, чем все остальные. Но, тем не менее, это уберегло бы её от посягательств со стороны других вампиров, а ему бы дало преимущества над ними всеми в праве на неё. Грег понимал, что ведёт себя неразумно, недостойно Мастера и главы рода, но ничего не мог поделать с собой и своим собственническим инстинктом, который вопил внутри о том, что она принадлежит ему и только ему!

— И это всё? Никаких подвохов? — подозрительно спросила Дастин.

— Есть один — нам нужно обменяться кровью, — ответил он, внимательно глядя на девушку. — Моя кровь залечит твои раны, но на этом всё. Остальное необходимо, чтобы проявить знак.

— Какой знак?

— Который будет пропускать тебя везде в этом доме. Если бы на тебе была метка, этот знак также можно было бы дать тебе в виде амулета, который был бы связан с укусом, потому что в этом случае ты была бы либо моим щитом, либо матерью моего будущего ребёнка.

— Понятно, — как-то смущённо ответила она, чем вызвала улыбку у вампира. — Мне нужно будет пить твою кровь?

— Нет, звёздочка, — весело улыбаясь ответил он. — Достаточно просто смешать нашу кровь у тебя в ране. Но вот мне выпить нужно.

Последнюю фразу он произнёс хрипло, взгляд его изменился и вновь стал голодным. Он облизнул губы, но пока что так и не отрывал взгляд от её лица, словно ожидая пока она разрешит.

— Но ты не будешь кусать меня? — тоже хрипло спросила она.

Несмотря на то, что именно он собирается делать, её эта мысль возбуждала. Сердце вновь начало ускоренно биться, а недавно потухший жар, начал с утроенной силой разгораться внутри. Эти же чувства, казалось, зеркально отразились и у вампира.

— Нет, у Мастеров при укусе из клыков выделяется особое вещество, то самое, которое наделило тебя способностями и оставило на тебе метку. Именно поэтому мы сначала делаем надрез, и только тогда пьём, — говоря это, он сел на кровать и взял её руку в обе свои. — Так ты позволишь?

— Да, — почему-то шёпотом ответила она.

И увидела, как на большом пальце его правой руки удлиняется ноготь, превращаясь в острый на конце. Она смотрела, замерев от восторга и лёгкого страха. А он смотрел на неё, медленно поднимая её руку.

— Будет немного больно, звёздочка, — извиняющимся тоном сказал он. — Но придётся потерпеть.

И дождавшись согласного кивка девушки, провёл острым ногтём по ранке на ладони. Дастин поморщилась, но не произнесла ни звука, даже не дёрнулась, ощутив боль. Она просто сидела и наблюдала, как в ладошке собирается маленькая лужица крови, даже не замечая того, что Мастер не отводит от неё взгляда. И лишь когда крови собралось достаточно, а вампир начал медленно склоняться к ней, девушка встретилась взглядом с ним. Она часто дышала, словно только что пробежала несколько киваров без остановки, а глаза слегка затуманились, но самое странное — она чувствовала пылающий жар в теле, никак не связанный с волнением. Нет, она испытывала жгучее желание. А когда Грег коснулся кончиком языка её крови, ощутила почти реальный разряд.

Как только кровь девушки оказала на его языке, он едва не застонал от удовольствия. Такого он ещё никогда не пробовал, даже в первый раз она была не такой вкусной, как сейчас. Его всего едва ли не трясло от желания и удовольствия. Прикрыв глаза, он с жадностью сделал несколько глотков, ощущая, как частичка этой удивительной женщины, его звёздочки, вновь поселяется внутри него, заполняя собой образовавшуюся пустоту. Он практически воочию увидел их связь, хотя ещё не смешал собственную кровь с её. Вампир, конечно, понимал, что это всего лишь плод его воображения, потому что это не могло быть правдой. Иначе у него была бы связь со всеми своими фаворитками и теми, у кого он когда-либо брал кровь. Но, тем не менее, ему нравилось думать, что сейчас обычное действо было особенным, и поэтому между ними образовывалась связь, такая же особая. Он ощутил её возбуждение и даже трепет, и не смог сдержать улыбки, чувствуя такой отклик. Открыв глаза, он ещё долю секунды понаблюдал за ней, а потом тем же ногтем сделал надрез на своём запястье и приложил свою ранку к её. Стоило ему убрать руку, как с губ Дастин сорвался изумлённый вздох — его кровь впиталась в её рану, как в губку, а секундой позже ранка начала затягиваться.

— Невероятно! — выдохнула она и неожиданно дёрнулась.

— В чём дело? — встревоженно спросил вампир.

— Не знаю, но… мне очень жарко. Тело как будто горит, — уже задыхаясь, проговорила она и опять дёрнулась. — Грег, так и должно быть? Ах!

Мастер изумлённо наблюдал, как её тело выгнулось дугой, потом расслабилось ненадолго и начало мелко подрагивать. На её лбу выступила испарина, а взгляд потерял какую-либо осмысленность. Девушка металась по кровати, даже не замечая того, что рана на груди вновь начала кровоточить, что, наверняка, она испытывала боль. Она ничего не замечала, полностью попав во власть странного процесса. Грег не на шутку испугался. Никогда прежде он не слышал ничего подобного о такой реакции на простой обряд. Дошло до того, что она начала хрипло стонать, как если бы наконец-то почувствовала причиняемую самой себе боль. Но спустя несколько секунд всё прекратилось, и Тина открыла глаза. Взгляд её был осмысленным и удивительно чистым. Как будто это не она всего мгновение назад билась в припадке.

— Не самые приятные ощущения, мог бы и предупредить, — спокойно, но с лёгкой хрипотцой в голосе, сказала она и почувствовала, что ему стало неловко. Она сразу поняла, что это были не её эмоции, и в изумлении посмотрела на вампира. Он с не меньшим изумлением смотрел на неё.

— Что это? — спросила она. — Побочный эффект или ты забыл упомянуть о такой маленькой детали?

— До этого такого не было, — признался он, и девушка почувствовала, что это правда. — Возможно, всё дело в том, что ты другая. Но я также знаком с подобными способностями, правда, у другого народа, но не важно. Главное, что ты можешь это контролировать, и использовать эту… связь только при необходимости.

Дастин кивнула и постаралась сделать так, как он говорил. Как ни странно, у неё получилось, и она перестала ощущать его эмоции. Хотя абсолютным это чувство не было — где-то, на периферии сознания, она чувствовала его присутствие, знала, что он рядом и от этого что-то в душе радостно пело.

Вместе со всем этим пришло и чувство дикой усталости. Он зевнула раз, потом другой, а потом почувствовала, как проваливается в сон. Уже почти засыпая Дастин услышала, как Грег сказал:

— Спи. Тебе необходимо отдохнуть, а моей крови — начать действовать. Пройдёт какое-то время, прежде, чем ты выздоровеешь и наберёшься сил. Спи, а я буду рядом.

Когда она в следующий раз открыла глаза, то первое, что заметила, это то, что она ощущает себя иначе. Лучше, чётче… Боли больше не было. Нигде. Осторожно поводив плечами, девушка прислушалась к своим ощущениям. Да, всё верно, больше ничего не напоминало ей о ране. И, чтобы удостовериться в этом наверняка, откинула одеяло и заглянула под рубашку.

— Её нет, звёздочка, — раздалось рядом. Оказывается, она лежала на его коленях. Грег успел переодеться и принять душ, волосы у него всё ещё были слегка влажные, и ей жутко захотелось прикоснуться к ним, но она поборола своё желание. — Я же сказал, что моя кровь выступит в роли лекарства.

— Как долго я спала?

— Почти сутки, — ответил он. — Но это было необходимо твоему организму.

Она кивнула. Всё верно, она примерно так и чувствовала. Есть хотелось сильно, да и тело немного ныло от постоянного лежания. Не привыкла она к такому образу жизни…

Словно прочитав её мысли, вампир кивнул на столик, на котором был сервирован ужин на двоих.

— Подумал, что ты будешь голодна и не откажешься составить мне компанию.

Она кивнула, а в подтверждение её согласия, так же согласно заурчал и желудок. Дастин смущённо отвела взгляд от вампира, но успела заметить его добрую улыбку.

— Давай, соня, вставай. Тебе необходимо поесть.

Тина спорить не стала и, быстренько накинув халат, пока Грег был занят разливом сока по стаканам, подошла к столу. Во время еды они болтали на разные темы, постепенно знакомясь друг с другом так, как если бы случайно встретились в каком-то кафе и завязали разговор. Он рассказывал о своих предпочтениях в еде, она — в напитках. Он сказал, как любит отдыхать, плавая в океане, а она — как любит нежиться под лучистым солнышком. Они узнавали друг друга, и с каждым словом становились всё ближе.

Когда же с едой было покончено, Мастер сказал:

— А теперь, дай мне свою руку, необходимо заставить её проявится.

— Это для того, чтобы получить свободный проход по твоему дому? — спросил она, но руку протянула без страха.

— Да, — кивнул он и прошептал что-то, Тина просто не расслышала, что именно. Но зато почувствовала на запястье лёгкое покалывание, которое сменилось самой настоящей татуировкой в форме кинжала с красным камнем на гарде.

— Ух ты!

— Добро пожаловать в семью, Дастин ди-Альмаро, — с нежностью произнёс он и поцеловал появившуюся татуировку.

— Стой, стой, стой! — изумлённо глядя на вампира выпалила она. — Дастин?! Не звёздочка? Это значит, что теперь я имею право называться собственным именем?

— Да, — поморщился он, задетый её радостью. Хотя на самом деле он испытывал стыд за то, что запретил ей называться своим именем. Но, ведь, это означало, что так её называть смог бы любой, а он хотел иметь исключительные права на неё, даже в такой малости. — Но ты всегда будешь моей звёздочкой.

Но девушка уже не обращала на его слова внимания, в конце концов, он тоже был для неё клыкастым, время от времени. Главное было другое — она вновь стала хозяйкой своей судьбы, своего тела и своей воли. И у неё теперь вновь было имя. Никогда бы офицер Олераан не подумала бы, что будет радоваться, словно девочка маленькая, тому, что кто-то сможет назвать её по имени. Но факт был налицо — восторгу не было предела. И, совершенно неожиданно для них обоих, она поднялась и порывисто обняла Мастера.

— Спасибо!

Такое поведение шокировало Грега, что не помешало, тем не менее, обнять её в ответ и притянуть к себе на колени, уже без опаски навредить или потревожить рану.

— Так, значит, имя твоего рода ди-Альмаро? — спросила она и сделала попытку встать. Но Мастер не позволил, удержав её на месте, только удобнее устроился на стуле, облокотившись о спинку.

— Нет, имя рода — Альмаро, а приставка ди — означает, что ты вошла в род не по рождению.

— Понятно. А имя моего рода — Олераан.

— Оно что-то означает? — спросил вампир, неосознанно теребя её волосы.

— Возможно, но мне об этом ничего неизвестно, — улыбнулась Дастин. — Кстати, а как вы меня нашли тогда на поляне?

— Звёздочка, ты прикоснулась ко мне, когда усыпляла, — ухмыльнулся Грег.

— И что?

— А то, что Мастер найдёт любого, кто к нему прикасался, — подмигнул девушке вампир. — Именно поэтому нас вообще никто не трогает. Этот как раз та информация, которую знают все.

И захохотал. Дастин нахмурилась. Мало того, что этот клыкастый над ней то и дело издевался, так ещё и она велась на все его провокации, как школьница. Нет! С этим нужно было что-то делать. Но ей сейчас было так комфортно, сидя у него на руках, да и вёл он себя сейчас нормально — без лишнего пафоса и шовинистских наклонностей. Немного поразмышляв, она вдруг поняла, что её смутило в его фразе.

— Без обид, Грег, но если вас никто и никогда не касается, то, во-первых, чего это ты руки на меня распустил?

— Ну, между нами уже была связь, какая разница, настолько прочной она теперь станет. Да и вообще, ты теперь носишь имя моего рода, в тебе моя кровь, а это значит, что между нами эта связь стала почти абсолютной. Ты же сама это почувствовала. И мне показалось, или ты до этого не была против моих прикосновений? — с намёком спросил он и, дождавшись смущённого румянца на щеках Тины, довольно улыбнулся. Знала бы она, чего ему стоило сидеть вот так спокойно и не целовать её, хотя шея девушки так и манила его своей пульсирующей синей жилкой и мягкой кожей.

— Окей, — быстро согласилась она, чем заслужила ещё одну лукавую улыбку вампира. — Тогда, во-вторых. Если у вас такие правила с касаниями, да, вас всего трое, по твоим словам, но все равно… как вы сексом-то занимаетесь?

Грег судорожно закашлялся, явно не ожидая подобного вопроса. Но Дастин ничего не могла с собой поделать — ей действительно было интересно. Тем более что он уже как-то упоминал о фаворитках… Наверное, это странно, знать, где находится такое количество народа.

— Звёздочка, я могу расценивать этот вопрос, как приглашение? — глядя прямо ей в глаза спросил он.

Девушка смутилась, но взгляд не отвела. Что тут можно было сказать? Да, она наслаждалась тем, что между ними происходило вчера. Да, она призналась сама себе, что её к нему тянуло, более того, желание моментально вспыхивало внутри, стоило ей только вспомнить его губы у себя на коже. Но хотела ли она, чтобы всё зашло так далеко? Наверное, хотела. Хотя прекрасно понимала, что это только усложнит им жизнь. Сейчас между ними установилось хрупкое перемирие за счёт их новой связи и того, что он проявил по отношению к ней понимание и уважение. Если же они перейдут на новый уровень, то Дастин не могла даже предположить, чем всё закончится. А в том, что это закончится, она не сомневалась. Главная её цель — найти Рэйс. А уже вместе они придумают, как попасть обратно в Гельдран-Тар. И если у Тины завяжутся отношения здесь, уходить будет намного труднее. Поэтому она просто промолчала, чем, несомненно, расстроила Мастера. Она хотела рискнуть, очень хотела, но так боялась…

Всё это время он очень внимательно следил за её реакцией и видел, что она колеблется, а потом и вовсе отвергает эту мысль, хотя и с сожалением. Сначала он расстроился, даже почувствовал, что внутри начинает разгораться злость, но потом подумал ещё раз и понял, что иного от неё и не ждал. Если уж быть откровенным с самим собой, то, что он о ней знал? Кроме очевидных фактов, ничего существенного. Вполне возможно, что её где-то ждут, да и сама она неоднократно говорила, что уйдёт, предупреждала, что находится тут с какой-то другой, нужной ей целью. И пока их общие интересы совпадают, она будет рядом, но как только… Дальше он насильно оборвал мысль, не желая даже додумывать её до конца, настолько неприятна она была. Что бы там её не держало, и какие бы секреты она не хранила, он уговорит её довериться ему. Станет тем, кем она просила его быть — её партнёром, незаменимым. И тогда между ними не будет больше преград, тогда он получит её всю. Надо лишь немного подождать, когда она сама всё осознает и упадёт ему в руки, как спелое сочное яблоко.

Поэтому он, глубоко вздохнул, успокаиваясь, и легко поцеловал её в макушку, чем, несомненно, удивил Дастин.

— Итак, пора обозначить твой новый статус, тебе не кажется? — спросил он, меняя тему.

— Не знаю, стоит ли? — с сомнением проговорила она. — На меня косились, когда я светила твоей меткой, что будет, когда все увидят, что ты… как это называется? Удочерил меня?

— Нет, всего лишь пригласил в семью, — улыбнулся он. — Но мысль твою я уловил. И хочу тебя заверить, что будет лучше, если об этом твоём новом статусе сообщу лично я.

— Ну, если ты настаиваешь…

— Отлично! Тогда переодевайся. Вещи в шкафу. И я устрою тебе небольшую экскурсию, — улыбнулся клыкастый и кивнул в сторону шкафа. — Шери принесла тебе немного другую одежду.

Тина осторожно встала с его колен и с изрядной долей опаски приблизилась к этому сооружению из настоящего дерева. Она ожидала увидеть там всё, что угодно. В фантазии Мастеру было не отказать, поэтому она переживала, что после ранения он заставит её ходить в каком-нибудь панцире, но всё оказалось куда проще, что несказанно порадовало её. На полочке, куда Шери всегда клала свежий комплект тренировочного костюма, теперь лежала просторная рубаха серебристого цвета из прохладного материала с квадратным вырезом и широкими рукавами с узкими манжетами, длиной почти до локтя. «Шёлк. Натуральный шёлк!» — подумала офицер Олераан. Помимо неё там также оказались кожаные штаны, которые, навскидку, должны были сесть на ней довольно плотно, кожаный приталенный сарафан (другого названия Дастин не смогла придумать) до самих пяток на серебристого цвета заклёпках и с высоким разрезом спереди, а также странные кожаные штуки с железными заклёпками, применение которым она не нашла. А в отделении рядом висело несколько платьев насыщенного тёмно-фиолетового цвета, чёрного и красного.

— А почему не обычный костюм? — спросила она, оборачиваясь.

— Тебе их вернут позже. После того, как тебя ранили, я немного разозлился и приказал убрать их все, потому что не хотел, чтобы ты занималась подготовкой моих воинов, когда выздоровеешь, — честно, глядя в глаза, ответил Грег.

— Но, ты передумал, не так ли? — она скорее утверждала, чем спрашивала.

— Да. Мне только что пришла в голову идея, как объяснить твоё вхождение в род, чтобы не спровоцировать ненужные сплетни.

— И какая же?

— Ты закрыла меня собой, спасла мне жизнь — уже одно это заслуживает награды. Но помимо этого, ты ещё и неплохо обучила свою группу. Пять дней назад на показательных выступлениях между лучшими бойцами всех трёх Мастеров Гелио, твои ребята вышли победителями во всех поединках, — с улыбкой сказал он, наблюдая, как от подобных новостей девушка аж подпрыгнула.

— И ты молчал! — воскликнула она. — Как ты мог?! Это же… Я просто обязана поговорить с ними!

Она была шокирована, довольна и раздосадована одновременно. Шокирована тем, что ей не сообщили раньше, раздосадована тем, что не видела это лично, ну а довольна, само собой, потому, что её уроки не прошли даром, и группа перешла на более высокий уровень. Тина даже приплясывала от нетерпения.

— Приберегал новость на закуску, — усмехнулся он. — Знал, что потом с тобой будет бесполезно общаться.

— Неправда, я… — она осеклась. — Ну, ладно, да, я думать ни о чём другом сейчас не могу.

— А придётся. За окном ночь, если ты не заметила, и на плацу уже никого нет.

— Тогда зачем мы куда-то сейчас идём? — немного расстроилась она.

Ей бы хотелось сейчас обсудить эти соревнования, узнать, какими приёмами пользовались вампиры, какие слабости нашли в противниках, что нового узнали для себя… А ещё провести лёгкие спарринги, чтобы воочию увидеть все изменения и внести их в личные дела каждого бойца.

— Ну, я же не сказал, что они спят, — лукаво заметил вампир. — Сейчас у нас проходит небольшой бал, который я опрометчиво организовал в честь твоего выздоровления. Это было ещё до того, как я узнал, что… в общем, обо всём узнал. Да и появляться там сегодня я не планировал. Но сейчас изменил решение — мы пойдём вместе, заодно, будет повод представить тебя сразу всем гостям.

— Бал! — шокировано произнесла Дастин. — Но я не готова для бала… я…

Она растеряно посмотрела на Грега.

— Я никогда не была на настоящем балу, и понятия не имею, что должна там делать… Может, лучше тебе пойти самому? А я…

— Ну нет, звёздочка! — решительно сказал он, вставая со своего места. — Такого шанса может и не подвернуться больше, поэтому без возражений.

Тем более он уже мысленно представлял, как будет танцевать с ней, держа в своих объятьях, как будет чувствовать её сбитое дыхание, как жар её тела будет проникать в его, как будет купаться в её одурманивающем аромате и наслаждаться тем, что хотя бы так, не на долго, он сможет назвать её своей. К сожалению, он уже успел понять, что даже не смотря на её желание, она не позволит себе зайти дальше того, что между ними уже случилось. А он хотел большего. И был намерен этого добиться в любом случае, но сейчас решил не спешить и дать ей свободу, подождать, пока она утратит бдительность. И вот тогда… тогда он нанесёт ей сокрушительное поражение!

Мастеру пришлось опустить взгляд, чтобы девушка не заметила хищного блеска в его взгляде. А как только он справился с собой, тут же, как ни в чём не бывало, добавил:

— Тем более, там будет вся твоя команда в полном составе и ты сможешь пообщаться с ними.

Это стало весомым аргументом, и Тина кивнула, принимая неизбежное.

— Тогда я пойду приму душ, — сказала она, кладя на место шёлковую рубаху, которая сегодня ей явно не пригодится. Она сильно сомневалась, что в таком ходят на балы…

Глава 7

— Звёздочка, выглядишь ослепительно! — выдохнул Грег, едва она открыла дверь своей комнаты.

Когда она ушла приводить себя в порядок, вампир вышел из комнаты, чтобы, видимо, не смущать её своим присутствием, оставив на кровати выбранное им платье тёмно-фиолетового цвета. Оно было из настоящего шёлка и очень простого фасона — на тонких бретельках, которые выполняли чисто декоративную роль, приталенное, с не очень жёстким корсажем и со струящейся юбкой в пол. Сзади к местам, где бретельки пришивались к корсажу, двумя натуральными камнями был прикреплен своего рода плащ-шлейф, который тоже был украшением и вряд ли имел какую-то практичную ценность. К нему шли босоножки на невысоком каблучке, очень похожие на те, что были модными у неё дома в Гельдран-Тар.

Она сказала правду вампиру, что никогда не была на балах, у неё просто не было ни времени, ни желания. Подобному времяпрепровождению она предпочитала отправиться на пляж вместе с Рэйс, покататься на сёрфе, поплавать на яхте или, если им удавалось вырваться на, так сказать, их историческую родину — планету Мелая, то они уходили в горы, туда, где почти всегда лежал пушистый белый снег. И хотя эти места считались небезопасными для туристов, два офицера КФГС чувствовали себя там в прямом смысле, как дома. Они катались на бордах, ночевали в хижине и просто отдыхали от космоса. И лишь иногда Тина присоединялась к подруге в ночных забегах по различным клубам. Она никогда не была тусовщицей, предпочитая провести вечер в компании интересной книги, нежели с подвыпившим парнем. А те ребята, с которыми у неё были отношения, обычно звали её в кино или в рестораны, куда не нужно было надевать шикарные платья, а достаточно было элегантного брючного костюма или коктейльного платья. И вот теперь, когда ей предстояло надеть предложенное вампиром платье, она начала чувствовать себя неуверенно и даже неуютно. Хотя, как и любой женщине, ей нравились красивые вещи. А потому, чувство предвкушения переселило чувство неловкости и Тина, больше не раздумывая, принялась одеваться.

Посмотрев на всю эту красоту, Дастин решила, что сегодня может позволить себе надеть тот комплект белья, который ей буквально впихнули модистки. Девушка, как обычно, подошла к вопросу выбора исподнего с практической стороны, чем повергла в шок кумушек, мол, такая молодая, а такое выбирает. Тогда она лишь пожала плечами и долго отказывалась от кружевного комплекта из чёрного невесомого материала, но сейчас была как никогда рада, что уступила уговорам. Он удачно подходил к платью, потому что был без бретелей и имел удлинённую основу, доходящую практически до середины живота. «Полукорсет» — так, кажется, его называли. На низ шли обыкновенные обтягивающие шортики из такого же кружевного и невесомого материала.

Одевшись во всё это великолепие, Тина подняла волосы в высокий хвост и ещё раз придирчиво осмотрела себя. Ну, что ж, как на её взгляд, выглядела она великолепно. И стоило выйти из комнаты и увидеть жаркий взгляд Грега, как девушка тут же расслабилась и перестала нервничать. Когда мужчина смотрит на тебя таким взглядом, ты, хочешь того или нет, всё равно почувствуешь себя королевой!

Она даже представить себе не могла, каких усилий стоило ему остаться неподвижным в тот момент и не наброситься неё, так желанна она была. Он уже успел пожалеть о своём порыве повести её вниз, просто он не ожидал, что… Нет, сегодня она будет танцевать и находиться рядом только с ним. Грег даже в собственных мыслях не мог позволить другим мужчинам коснуться её!

Взгляд Мастера внимательно прошёлся по ней и остановился на обычной цепочке из белого золота с небольшим овальным кулоном.

— Что это? — спросил он. — Никогда не видел его на тебе.

— Я его не носила. Этот кулон принадлежал моей матери, ей его подарил мой отец в день, когда я родилась, — с грустной улыбкой объяснила она.

— Они…

— Нет.

Грег кивнул и ничего более не стал говорить, просто предложил ей свою руку, и они направились в сторону лестницы.

Дастин выдержала эту суету, поднятую вокруг неё ровно два часа. Она улыбалась, принимала фальшивые поздравления, отвечала на не менее фальшивые заверения в дружбе и преданности, пару раз станцевала с отвратительными личностями и старалась как можно реже отходить от Грега или кого-то из её команды бойцов, которые, стоило ей появиться в бальной зале, взяли на себя роль её охранников-сопровождающих и всячески оберегали от ненужных знакомств. Первое время такое поведение девушку раздражало! Прям курицы-наседки! Но потом, когда количество желающих поздравить новую ди-Альмаро перевалило за полсотни, она оценила его по достоинству. Если бы сейчас наставники увидели её, они бы себе все волосы на голове повыдёргивали. Мало того, что она свободно обучала вампиров своей технике боя, так ещё и была в центре внимания при таком большом скоплении народа. И это — офицер разведки! Да, разведка у неё была исследовательская, но, тем не менее… Девушка только головой покачала и решила не мучить себя подобными размышлениями. Ведь, вполне возможно, что пути назад нет. И хотя она не привыкла сдаваться до последнего, мысль о том, чтобы жить в этом мире с каждым днём пугала её всё меньше.

Единственным приятным моментом во всей этой метушне были разговоры с парнями и танцы с Мастером. Он, на правах главы рода и её наставника, старался не отходить от девушки, рассказывал о каждом представленном ей вампире, с комментариями в роде «С этим лучше не связываться» или «Редкая сволочь, но терпеть приходится» и остальные в том же духе. Ребята же рассказывали о своих спаррингах на показательных боях. И тот факт, что они едва ли не захлёбывались от восторга, рождал в душе их тари чувство гордости и удовольствия. Так всегда было, стоило ей взять новую группу, как возникали конфликты, недопонимание, неприязнь… Но проходили дни, недели, и вот уже их последнее занятие, на котором все считают себя одной большой и дружной семьёй, боевыми товарищами и теми, на кого можно будет положиться в трудную минуту. Этот миг всегда самый лучший, и именно он раз за разом заставляет Тину идти до конца и разбивать лоб о стену недопонимания, потому что она знает — результат превзойдёт все ожидания!

Во время очередного танца с Грегом, на этот раз вальса, который Тина, спасибо огромное Рэйс, умела танцевать, вампир поделился с ней своими задумками.

— Сегодня новость о том, что ты теперь ди-Альмаро поразила каждого, разве что за исключением твоей команды, которые уже натренированные, что в случае с тобой нужно просто принимать новость, не стараясь её анализировать, — с улыбкой начал он, едва заиграла музыка. — И я подумал, что на этом можно сыграть и отсеять кое-кого, кто на мой взгляд уже очень давно злоупотребляет моей добротой и гостеприимством.

— То есть, хочешь, чтобы я спровоцировала их на агрессивное поведение в отношении себя?

— Нет, — шепнул он ей на самое ухо, от чего у девушки мурашки побежали по спине. — Как раз наоборот. Их провоцировать буду я, а устранять — ты.

— На правах…

— На правах моего ммм… своего рода щита, — усмехнулся он. — Ты уже спасла меня однажды, натренировала команду, в благодарность, я принял тебя в свой род и, например, назначил на должность личного охранника.

— Телохранителя? — улыбнулась она.

— Хм… телохранитель… какое интересное слово, — задумчиво проговорил вампир, то и дело повторяя слово, словно перекатывая по языку и пробуя его на вкус. Его глаза пару раз сверкнули. — Но, в общем, да, ты права. Так и есть. Официально.

— А неофициально кем я буду? — нахмурилась Дастин.

— Тем, кем и была. Не переживай, так будет только на людях, — он слегка сильнее сжал её в своих объятьях. — Для тебя так тоже будет более выгодно. При статусе моего… телохранителя, ты будешь в безопасности от ненужных нападок, у тебя появится официальная причина постоянно быть рядом со мной, а мы договорились, что так будет, и шанс попасть туда, куда бы ты никогда не проникла.

— А зачем мне туда нужно? — не поняла девушка.

— Звёздочка, давай откровенно, — очень серьёзным голосом произнёс Грег. — Ты сама говорила, что находишься здесь с определённой и нужной тебе целью.

Тина внутренне напряглась, хотя внешне ничто не выдало охватившего её ужаса. За последнее время она уже не раз успела задуматься на тему, а что будет, когда он узнает, кто она и откуда. Да, вопрос стоял именно так: не «если», а «когда». Мастер был умён и, как сам говорил, прожил достаточно много времени, чтобы научиться подмечать самые мелкие детали в поведении. А офицер Олераан не сомневалась, что за это время она сказала и сделала достаточно, чтобы вампир смог сделать соответствующие выводы на её счёт. Она очень переживала, что он либо осудит её за дела их общих предков или же решит не упускать уникальную возможность получить такие удивительные знания и просто запрёт её где-нибудь. Именно поэтому она так упорно скрывает правду.

Грег почувствовал, скорее только благодаря их новой связи, что его звёздочка занервничала и мысленно кивнул сам себе. Да, он прав в своём предположении и прав в том, что завёл этот разговор.

— Так вот, если ты станешь моим доверенным лицом, перед тобой не возникнет никакой преграды в достижении этой цели.

— И какая тебе в этом выгода?

— Ты продолжаешь обучать моих воинов, я получаю уникальных специалистов, мы с тобой занимаемся индивидуально, как и планировали, набираясь друг у друга опыта, рядом со мной будет находиться та, которой я действительно могу доверить свою жизнь и… — он сделал паузу, внимательно глядя ей в глаза, — и, возможно, та, которая захочет остаться со мной, после того, как выполнит своё задание.

Дастин опустила взгляд, но вампир успел вовремя заметить мелькнувший в них огонь и ту жажду, которая мучила его с того самого момента, когда он увидел её впервые. Но ещё он увидел в них сожаление, и в очередной раз поразился тому, как эти эмоции повторяют его собственные. Вот только сожаление в нём бурлило не потому, что он боролся с собой и собственными желаниями, а потому что знал, что не имеет права давить на неё, что хочет её тело и её душу, отданные только добровольно. Он не раз анализировал своё поведение сегодня, и мог уже с уверенность сказать, что уступил её просьбе не ставить метку не потому что этого просила она, а потому что он хотел быть уверенным на сто процентов, что если… нет, когда она согласится, это будет её собственное добровольное решение, а не сделанное под принуждением его эмоций или силы метки. Все чувства, которые он испытывал до этого к своим женщинам, не шли ни в какое сравнение с тем, что он чувствовал к Дастин, его звёздочке. Ни одна из них так не будоражила его кровь и воображение, ни одна не поселялась в его мыслях так надолго. И отчасти он боялся всего этого, но и понимал, что стоит ей только сделать один крохотный шаг к нему навстречу, и он бросит весь мир к её ногам.

А Дастин с трудом могла совладать с собой. Пусть он и не прямо, пусть только намёком, но он предложил ей остаться с ним! Она не могла себе такого даже представить. Точнее, не разрешала себе надеяться на такое, ведь он не знает правды о ней. Она попыталась поставить себя на его место… Как бы она себя повела, если бы однажды в Гельдран-Тар, на любой планете Союза к ней подошёл Грег и начал бы говорить, что он вампир, что он из мира магии, что попал сюда с помощью, ну, например, магического амулета или портала… Сложно сказать, конечно, но если судить беспристрастно, то она бы сначала подумала, что ему нужна помощь специалиста, а потом вполне возможно, что постаралась бы обезвредить и отправить в ближайшую часть, чтобы специалисты подтвердили его слова или же опровергли. И вот теперь, учитывая всё это, могла ли она надеяться на что-то хорошее после своих откровений? Тина вздохнула, гадать было бесполезно, ведь она уже решила для себя, что обязана ему всё рассказать. Чуть позже, в нужный или подходящий момент… Но обязана.

— Хорошо, допустим, — туманно ответила она, наконец, справившись со своими эмоциями. — Но с чего ты решил, что моё назначение спровоцирует твоих недоброжелателей?

— Причин много. Первая — ты женщина, а это серьёзный плевок в лицо тем, кто хотел занять данное место. Второе — ты им как бельмо на глазу, то метка, то наставник по боевому искусству, то ди-Альмаро, а теперь ещё и телохранитель. И третье — это почётно почти также, как быть Мастером. Поэтому стать Первым мечтает почти каждый. А тут, вдруг, человек…

— И ты ещё и говоришь, что обо мне не ходит сплетен, — недовольно прошипела она.

— Я такого не говорил. Всё как раз наоборот. Но если раньше я препятствовал им, стараясь защитить тебя таким образом, то теперь буду их провоцировать, чтобы вычистить этот клубок завистников и лизоблюдов.

— А моё мнение тебе не интересно, случайно? — кисло спросила она.

— Мне интересно всё, что с тобой связано, звёздочка, — ответил он. — Но в данном случае механизм уже запущен и твоё «нет» ничего бы изменить не смогло. Так что лучше тебе подстроиться под обстоятельства и извлекать из них выгоду.

— Это какую же?

— Ну, например, внимательно выслушивать каждого, кто придёт к тебе с предложением или пригласит на чай. В данный момент ты являешься важной фигурой в их игре, а после того, как я объявлю о твоей новой должности, ты станешь ещё и ключевой. Все захотят заполучить тебя в союзники, делая интересные предложения. А ты будешь рассказывать о них мне, чтобы мы вместе продумывали наши дальнейшие ходы.

— С чего ты взял, что так и будет? И откуда такая непоколебимая уверенность, что я тебя не предам, если предложение будет очень выгодным? — серьёзно задала вопрос Тина.

— Потому что, во-первых, я почувствую, а во-вторых, ты едва не погибла, спасая мне жизнь. Я никогда не поверю, что для тебя это было обычным действием. Как и в то, что ты способна отдать свою жизнь за каждого на Гелио. И неужели ты думаешь, что это не отпечаталось на твоей душе? — на очередном па он внимательно посмотрел в её глаза. — Ты не сможешь причинить мне вред, Дастин. Даже, если очень сильно захочешь, твоя рука дрогнет.

И он был прав, что пугало девушку неимоверно. Он имел над ней такую власть, которую не имели даже наставники, которым она была предана до последнего. Вот только, если бы они, вдруг, стали угрозой для неё или Рэйс, она бы переступила черту. А вот сделать то же самое в отношение Грега она не могла. Что-то внутри сопротивлялось слишком ожесточённо такому развитию событий. И это «что-то» сейчас заставляло Тину трепетать от взгляда чёрных глаз.

Тряхнув головой, словно избавляясь от наваждения, она спросила:

— И каковы будут условия?

— Честность.

— Я честна с тобой.

— Нет, я хочу знать всё, без каких-либо тёмных пятен. Естественно тогда, когда ты сможешь это сделать, — тут же добавил вампир, заметив, как нахмурилась девушка.

— Что ж, — поразмышляв до самого конца танца, сказала она. — Справедливое условие. Я согласна, но предупреждаю сразу — то, что я не смогу рассказать, ты не будешь у меня выпытывать. Никогда.

Она смотрела в его глаза также внимательно и твёрдо, как до этого делал он. И вампир кивнул в ответ, уверенный, что всё равно сможет добиться от неё честности в том понимании, в каком нужно было ему.

— А теперь, давай шокируем нашу публику и начнём чистить ряды, — сказал он, ведя её на небольшой помост, где ещё совсем недавно делал объявление о вхождении Дастин в его род. Стоило Мастеру вновь оказаться на этом месте, как разговоры и музыка моментально стихли. Все настороженно смотрели на него, ожидая, что же ещё такого он выкинет. И он не заставил себя ждать, сообщив всем, что с этого дня, Дастин назначается его доверенным лицом и официальным охранником. Иными словами — Первой.

И всё вновь повторилось — поздравления, лживые улыбки, которые в этот раз удавались куда хуже и неестественней, и прочее. Вот только теперь у неё не было сил отвечать им всем. Она стояла рядом с Мастером с абсолютно безразличным выражением лица, словно и не с ней вовсе говорят все эти вампиры. Такая ледяная королева… Она устала, чувствовала себя невероятно грязной, хотя и затронула лавину интриг и хитросплетений лишь с самого краешка, мечтала о своей комнате или хотя бы об убийстве… Вот, например, того странного типа, который сейчас стоял рядом с Джадом. Девушка даже на таком расстоянии видела, как заблестели его глаза, ощущала на себе его липкий взгляд и прилагала неимоверное усилие, чтобы чувство брезгливости не отразилось на её лице. Её учили, что показывать свои чувства противнику нельзя, неважно, будь то восхищение, недовольство, страх или радость. Главным было одно — если другим неизвестны твои эмоции, у них не будет шанса тебя спровоцировать и найти твои слабости. Так продолжалось около минуты — вампир продолжал говорить, его собеседник мысленно её раздевать, а Дастин — звереть. Но самое странное, она не поняла причины, по которой его отношение, вдруг, так резко изменилось, ведь всего несколько часов назад он казался вполне радушным и даже где-то искренним, когда поздравлял её со вступлением в ряды ди-Альмаро. Она ожидала увидеть зависть, ненависть, неприязнь… любое негативное чувство по отношению к ней, но никак не похоть. И только недавние слова Грега о том, что из всего нужно уметь получать выгоду, остановили её от немедленного убийства. Вместо этого, она с улыбкой посмотрела на того вампира и кивнула. Результат не заставил себя ждать — быстро распрощавшись с Джадом, он решительно направился в её сторону.

— Миледи, — улыбнулся он ей, хотя взгляд оставался по прежнему противным и липким, но Дастин прикинулась дурочкой, одной из тех, кто в упор не видит опасность, даже если та стукнет её по носу.

— Просто тари, мне так привычнее.

— Разрешите пригласить вас на танец, тари? — подал он руку и выжидающе посмотрел ей в глаза. Тина затылком чувствовала недовольный и цепкий взгляд Мастера, но даже не обернулась в его сторону, смело принимая протянутую руку.

— С удовольствием. Только прошу простить мне мою неуклюжесть, я плохо знаю этот танец.

— Тогда просто положитесь на меня, я подстрахую, — вновь улыбнулся он. — Я могу вас поздравить, сегодня знаменательный день — стать ди-Альмаро и доверенным Мастера одновременно.

— О, это такая же неожиданность и для меня.

— Зато это заслуженная награда, ведь вы закрыли Мастера собой.

— Я всего лишь поступила так, как поступил бы любой из вас, ведь это же Мастер.

— Да, — просто ответил вампир, а потом добавил: — Жаль, что вас не было, когда убивали его брата с женой.

Тина споткнулась, а её неприятный собеседник наиграно удивился:

— Как? Вы не знали? У нашего Мастера был брат, которого готовили для этой роли, а сам Грег должен был занять место Первого, его защитника и первого воина. В тот день, более двадцати лет назад, он не смог поехать с ним по какой-то причине. Ужасная трагедия…

Дастин хотела спросить, зачем он ей это всё рассказывает, но не успела — музыка закончилась, и к ним тут же подошёл предмет их разговора.

— Звёздочка, — сказал он с улыбкой, беря девушку за руку. — Всё нормально?

— Да, я… — она запнулась. Мысли разбегались, ей никак не удавалось сосредоточиться на вопросе Мастера. Откровенно говоря, слова этого вампира её шокировали. Она не понимала, с какой целью он рассказал ей всё это, на что намекал или чего хотел добиться. Неужели он говорил о том, что Мастер специально подставил брата ради власти? Нет, она в это не верила, Грег просто не такой че… вампир. Она видела, как он заботится о тех, кого считает семьёй, как маниакально помешан на защите, поэтому довериться неизвестному и неприятному субъекту было для неё невозможно. Но его слова породили вопросы, ответы на которые она бы хотела получить. Тина была неприятно удивлена тем фактом, что Грег скрыл от неё эту информацию. Но тут же одёрнула себя — да какое право она имеет его в чём-то упрекать, когда сама погрязла в собственных секретах?! Вот именно, никакого. И уж точно она не может настаивать на том, чтобы он ей рассказал всё. Улыбнувшись, она глянула на встревоженного Мастера, полностью игнорируя довольно улыбающегося вампира. — Я просто устала.

В конце концов, можно ведь проанализировать эту информацию и позже, когда у неё будет время и более ясная голова. А ещё не мешало бы понять, что означала похоть в глазах вампира. Уж очень она сомневалась, что такая перемена случайна.

Грег понял, что её что-то тревожит, как и то, что это как-то связано с Фирсом, но на людях настаивать не стал. Как и убивать этого кретина на том самом месте, где тот стоял. Не сейчас, у него будет время поквитаться, главное только узнать, в чём дело. А пока, нужно увести его звёздочку отсюда, в тишину и покой его комнаты. Она права, для первого раза вполне достаточно. В отличие от него, она не привыкла находиться в таком террариуме.

Протанцевав ещё один танец, он со всеми попрощался и вышел из залы. Дастин, вновь назначенный охранник, вышла за ним следом, в сопровождении Шера и Джада. Пока шли по коридору, никто не произнёс ни слова, но как только бальная зала осталась позади, Джад неожиданно взял Тину за руку, привлекая внимание.

— Тари, тебе не стоит больше общаться с Фирсом, — сказал он, глядя ей прямо в глаза. — Просто поверь мне.

Шер, стоявший рядом с ним с мрачной физиономией, кивнул, подтверждая его слова. Девушка удивлённо обернулась на Мастера и получила ещё один мрачный взгляд. Такое поведение добавило в копилку странностей ещё несколько вопросов, но она решила, что проще в данный момент будет просто согласиться, поэтому просто кивнула. Все тут же двинулись дальше. «Как на суд», — мелькнула у неё в голове мысль, заставившая девушку нервно хихикнуть.

Ребята отстали от них у подножия лестницы, по которой они только недавно спускались, идя на бал. Вновь предложив ей свою руку, Мастер повёл девушку в её покои.

— Ты не туда повернул, — заметила она, когда он прошёл поворот в сторону её комнаты.

— Нет, как раз наоборот. Я уже отдал приказ и твои вещи перенесли в новые покои. Как я и говорил, все ди-Альмаро живут в моём личном крыле. Твоя комната теперь будет здесь.

Офицер Олераан решила не заморачиваться по этому поводу и просто пожала плечами, чем несомненно удивила вампира. Она усмехнулась. Ну да, скорее всего он ожидал, что девушка будет отпираться и настаивать на обратном. А вместо этого она возьми и спокойно согласись. Тина отлично понимала, что в его личных комнатах, куда, судя по его же рассказам, невозможно попасть не имея знака рода, ему вряд ли будет угрожать какая-либо опасность, но также и понимала, что как ди-Альмаро и его новый телохранитель, она обязана находиться рядом с ним. Именно поэтому она не стала спорить. Ну, а ещё она просто поняла, чтобы она не говорила, как бы себя не вела, окружающие всё равно будут воспринимать её, как подругу-любовницу-фаворитку их Мастера, хоть и не скажут этого открыто, просто побоятся её гнева. Да и сам вампир сказал, что наоборот будет способствовать таким сплетням… В общем, Тина просто смирилась.

Дойдя до дверей из тёмного дерева, он остановился, взялся за ручку и приглашающе открыл её.

— Прошу, твои новые комнаты.

В этот раз, Дастин не стала уделять много внимания обстановке в помещении, хотя оно и сильно отличалось от предыдущего. Комната была в два раза больше, более роскошно обставлена, имела выход на балкон, камин с шикарным ковром перед ним, просто огроменную кровать с балдахином и три двери, не считая той, около которой они стояли. Мастер махнул рукой в сторону каждой, сопровождая комментариями:

— Уборная. Гардеробная. Общая гостиная.

— Общая? — не поняла девушка.

— Да. Твоя и моя. Через эту комнаты ты можешь попасть в мою спальню, при необходимости, не выходя в коридор.

Повисла небольшая пауза, во время которой он не сводил с неё глаз, а Тина усиленно делала вид, что оценивает все преимущества подобной планировки. Справившись с шоком, она, словно ничего такого и не произошло, сказала:

— Да, очень удобно. Вот только в случае опасности ты можешь и не дозваться меня. Нужно установить какой-то звонок…

— Он есть, — ответил Грег, указывая на колокольчик под потолком над дверью в гостиную. — Но он не понадобится. В случае опасности, я вообще ничего говорить не буду, просто сделаю вот так, — и он замолчал. А в следующий миг в голове Тины раздался его голос: «Звёздочка!», заставившись девушку подпрыгнуть от неожиданности.

— Вау!

— Да, именно так, — самодовольно проговорил Грег. — Признаться, сам только недавно понял. Это ещё одно свойство, которое проявилось благодаря обмену кровью. Не только эмоции, но и мысли. И да, это тоже нужно контролировать. Как речь — активировать только тогда, когда желаешь что-то сказать.

Он всё это говорил довольно быстро, не давая ей одуматься, потому что сильно переживал, что она может воспротивиться. Но офицер Олераан наоборот с восторгом приняла эту возможность и сразу же попыталась ею управлять с помощью импланта. Этот вид общения очень уж напоминал ту связь по бикомперу, которую использовали в её галактике, вот только за её работу отвечала не кровь и не магия. А самая настоящая биотехнология, внедрённая в мозг.

— А я так смогу? Связь же двусторонняя? — задумчиво спросила Дастин, и уже в голове вампира раздался её крик: «ГРЕГ!!!».

Но тут же поняла, что переборщила. Мастер дёрнулся как от удара, скривился и помотал головой, как будто стараясь прийти в себя. Потом приложил руки к голове, зажмурился и ещё раз страдальчески поморщился.

— Аид тебя поглоти! — выругался он. — Зачем так орать?! Я же теперь несколько дней буду мучиться головной болью!

Клыкастый открыл глаза и увидел ошарашенное лицо своего телохранителя, если выражаться словами самой девушки.

— Что?

— Я… Ты сказал: «Аид тебя поглоти», — откашлявшись, сказала она. — Что это значит?

Грег удивлённо воззрился на Дастин.

— Только не говори, что ты не знаешь и этого.

Девушка как можно безразличнее пожала плечами. Она-то знала. При чём, намного больше вампира, в этом она была уверена. Но пока что решила не показывать свою осведомлённость, а послушать объяснения клыкастого.

— Аид — это место, куда все души попадают после окончательной смерти, без права на перерождение.

«Ага, ну что-то наподобие нашей Бездны», — подумала девушка. В истории было зафиксировано два упоминания Аида. Первое скорее относилось к мифологии землян, и было настолько древним, что даже во времена первого межзвёздного полёта уже считалось легендами. Зато второе… Второе повлияло на всю историю Млечного пути. Почти тысячу лет с момента Первого контакта галактика стремительно развивалась и жила в мире и согласии. Были исследованы даже самые далёкие её уголки, найдены несколько развитых гуманоидных цивилизаций, которые только вышли в космос, но вместо телескопии дальнего пространства, принялись за освоение близлежащих планет. Налажен контакт с нелюдимыми насекомоподобными и даже обмен посольствами с энергетической расой эрсай. Всё шло хорошо, пока однажды на самом краю галактики несколькими разведывательными роботами не был засечён странный объект. Исследовав его, учёные пришли к выводу, что это не обычное безжизненное космическое тело, а обладающее разумом существо или же кем-то управляемый аппарат. Оба случая подразумевали под собой возможность контакта. Главной причиной которого, стали странные колебания в гиперпространстве вблизи этого объекта. Содружество Млечного пути уже успело потерять несколько кораблей, которые просто расплющивало в момент входа или выхода из него. Неизвестный объект создавал мощные бури, уничтожающие все настройки аппаратуры. Было решено отправить группу на переговоры. Но никто не вернулся, никто не доложил о прибытии или хоть каких-то результатах. Было предпринято три попытки наладить контакт, но потом общественность взбунтовалась. Все считали, что незачем посылать команды на убой, раз этот агрессивный объект уничтожает их на пороге, не давая возможности даже высказаться. Начали собирать разведданные, подготавливать стратегии боя, разрабатывать подходящее оружие. Пару раз даже вступили в бой, закончившиеся полным провалом. А потом на одной из планет, лежащей по курсу движения этого объекта, разразилась эпидемия. Население начало сходить с ума, убивая друг друга, а в некоторых случаях даже поедая. И против неё не было никакой защиты. Заболевали все, кто вступал в контакт с заражённым. Начались волнения, плавно переросшие в агрессию. Так началась Первая космическая война. Народы словно с цепи сорвались. Были забыты все договоренности и союзы, все добрые дела. Галактика погрязла в насилии и междоусобных войнах. Все забыли о странном космическом теле, которое продолжало беспрепятственно двигаться по одному ему известному маршруту. Пока однажды, долгие десять лет спустя, один учёный не провёл параллель между вспыхнувшей агрессией, страшной эпидемией и появлением вблизи этого объекта. Был экстренно собран совет, на котором всем участникам тайно ввели сыворотку-нейтрализатор, которую удалось синтезировать этому учёному. Её действие заключалось в том, что она влияла на некоторые органы существ, в зависимости от расы, искусственно уменьшая выработку гормона агрессии — норадреналина и адреналина. Так произошёл первый совет былого Содружества, в ходе которого, объект был назван Аидом, учёным было дано задание адаптировать лекарство и распространить, а военным — разработать оптимальную стратегию ведения боя. Прошло много времени, прежде чем было найдено решение. Учёные разработали прибор, одна часть которого была выброшена в чёрную дыру, а вторая подсоединена к нескольким дублирующим устройствам, образуя собой сферический купол. Военные смогли заманить Аида на необитаемый край галактики, загнать в эту сферу и активировать устройство. Результатом стал сумасшедший взрыв Аида и всей планетной системы, в которой он находился. Так на краю Млечного пути появилась первая аномалия. Народы успокоились. Длительная война закончилась, Содружество вновь объединилось, и в галактике наступил мир. По крайней мере, так казалось, пока не начали появляться остальные аномалии…

Дастин вынырнула из собственных воспоминаний и посмотрела на вампира, который внимательно смотрел на неё и ждал ответ.

— Кхм, да. Слышала нечто такое, — девушка нервно поёжилась, всё ещё испытывая неприятные ощущения от невольного погружения в воспоминания. Эту историю знали все в Гельдран-Таре, её очень подробно рассказывали каждому ребёнку. Чтобы помнили, знали и не делали ошибок предков.

Грег заметил, как резко изменилось настроение девушки, стоило ему упомянуть Аид, и нахмурился. Она была странной, абсолютно не походила на гелианку или зельмийку. Более того, она была чистокровным человеком. По крайней мере, примеси чьей-либо крови он не почувствовал. А это было несвойственно Гелио. Кто-нибудь когда-нибудь, но должен был бы наследить в её генах. Но он не чувствовал. Разве что едва заметное голубоватое сияние её крови, которое он сначала принял за визуальный эффект, а потом, сделав вывод из рассказов Дастин, решил, что это и были те самые способности, которых она сейчас лишилась. Ведь сегодня, когда они обменивались кровью, ничего подобного он уже не видел.

Эти мысли заставили его нахмуриться и вспомнить, что всё не настолько радужно, как ему бы хотелось. Его звёздочка всё ещё была в опасности, но не позволяла никак помочь ей. Да, его кровь вылечила её, но не дала всего того, что давал яд его клыков.

— Звёздочка, давай поговорим ещё немного, и я оставлю тебя на сегодня, — вдруг сказал он.

Такая просьба удивила Дастин, но отказываться она не стала, лишь кивнула и последовала за ним в их общую гостиную. Удобно расположившись в креслах около зажжённого камина, он налил в заранее приготовленные бокалы вина и протянул один из них ей.

— Предлагаю откровенность за откровенность. Я расскажу тебе, зачем мне нужны воины с твоими навыками, а ты мне расскажешь что-то из того, что скрываешь. Например, с какой целью согласилась добровольно остаться здесь и продолжать сотрудничать со мной? Признаться, я ожидал, что ты в ту же секунду, как поймёшь, что метка пропала, попытаешься сбежать…

Тина молчала, опустив взгляд на бокал. Что она могла сказать? Что так и нужно было поступить, но она не смогла пересилить себя и оставить его? Что его близость так будоражит её, что она забывает обо всём на свете? Что не готова ещё расстаться с ним? Что ищет миллионы причин, способных оправдать её промедление, когда, вполне возможно, с этот момент Рэйс страдает где-то и нуждается в её помощи? Офицер Олераан с трудом сглотнула подступивший к горлу ком. Нет, не нужно думать об этом, иначе сегодня же ночью она уйдёт.

И вновь Грег удивил её, взяв за руку, словно желая убедиться, что она не убежит сейчас же. Он отставил бокал и второй рукой приподнял её голову за подбородок, встревоженно заглядывая в глаза.

— Возможно, я мог бы чем-то помочь. Я же вижу, что это что-то очень важное для тебя. Настолько, что ты готова была только что сбежать от меня, невзирая на все наши договоренности. Не отрицай, я знаю это, хотя и понятия не имею откуда.

Но Дастин молчала. Её душа просто разрывалась на части. С одной стороны, она жаждала всё ему рассказать, разделить этот груз ответственности, но с другой до смерти боялась, что узнав обо всём, он просто запрёт её в какой-нибудь пещере, из которой она не сможет никогда выбраться. Спору нет, она ценный источник не только редких умений, но ещё и уникальных знаний. А любые знания — это прежде всего сила. А её знания — это огромная, колоссальная сила и превосходство над другими.

Видя её смятение, вампир напомнил себе, что не собирался давить и отступил. Решил зайти с другой стороны.

— Что ж, тогда позволь мне рассказать тебе кое-что, — начал он, вновь откидываясь на спинку кресла и отпуская Дастин.

— В последнее время, отношения между жителями Гелио начали обостряться. То и дело вспыхивали конфликты, в основе которых лежала пустячная причина. К сожалению, когда мы узнавали об очередной стычке, было уже поздно — к моменту нашего прибытия, живых уже не оставалось. Самое ужасное, что это были целые семьи. Даже дети! Различий между расами не делалось: сегодня это могли быть вампиры, завтра орки, а вчера вообще были полукровки… Единственные, кто не страдал от этой агрессии, были эльфы. Естественно, подозрения сразу же пали на них. Главы и представители оставшихся рас требовали пойти на них войной немедленно. К своему стыду, я был один из тех, кто требовал немедленной расплаты. Моя семья тоже пострадала, и я просто не контролировал себя. После очередного случая агрессии, мой брат поехал в деревню, чтобы проверить, есть ли выжившие. Его сопровождала жена и отряд воинов. Никто не вернулся живым. Я тоже должен был быть с ними, — горько произнёс вампир, полностью убеждая Тину в своей невиновности. И хотя она чувствовала правду, всё равно червячок сомнения ел её изнутри. — Но в тот день меня отвлекла одна особа. Она… — он запнулся и сглотнул, словно и слова причиняли ему нестерпимую боль, а не только воспоминания. Даже с учётом того, что она могла контролировать их связь, его эмоции пробивались сквозь все выстроенные преграды, такими сильными они были. — Она упросила меня провести с ней весь тот день, и я не смог отказать. А надо было. И вполне возможно, что тогда они были бы все живы!

Или наоборот, подумала Тина. Он бы тоже был мёртв. От одной этой мысли девушке стало плохо.

— Но, слава всем богам, ушастые опомнились и прислали парламентёров, рассказав, что у них случилось то же самое, только эти светлые сумели скрыть данные происшествия. Им удалось отреагировать вовремя и даже спасти несколько семей. Но всё равно было уже поздно — выжившие вели себя странно и вскоре просто умирали, тихо и неожиданно. Единственное, что удалось ценного узнать, это то, что перед тем, как всё это началось, в поселение пришли воины в тёмных доспехах, которые нельзя было повредить. Они сказали, что отныне эта территория принадлежит им. И всем необходимо сдаться. Естественно жители отказались и попытались вступить в бой, но воины были очень сильны, хотя их и было всего пятеро. И все, по словам эльфов, были «отражениями».

За весь рассказ Дастин, казалось, даже не дышала. Она с ужасом слушала, что говорил Грег, и не могла поверить в то, что слышит это. По всем признакам, это была та самая эпидемия, которая послужила началом падения Млечного пути. Некий вирус агрессии, который вызывал Аид. Тогда его с трудом, но удалось вылечить, сейчас же… Тина подозревала, что раз жизнь в галактике развилась до такого уровня, даже несмотря на то, что всё здесь должно было погибнуть, то вполне возможно, что и сам вирус мутировал и теперь понадобится другое лекарство. Того, что было в её крови… Девушка осеклась и побледнела. О, нет! Она же сделала полное очищение крови, а это значит, что у неё нет материала для синтезирования сыворотки. Да и не учёный она, в отличие от Рэйс. Рэйс! Точно! Теперь найти подругу становится самой главной задачей для неё. Как бы офицер Олераан не хотела сказать, что это её не касается, она не могла так поступить. Ведь существовала угроза не только жителям дистрикта тринадцать, но и всему Гельдран-Тар! Если уж они с Рэйс сюда попали, то кто даст гарантию, что кому-то другому, заражённому вирусом не удастся совершить обратное?

Мастер сидел молча и внимательно наблюдал за девушкой. По всему выходило, что она не только знала, что это была за странная агрессия, но ещё и была намного больше него осведомлена о последствиях. Такой испуганной он её не видел ещё ни разу. Даже находясь в коме, после ранения, она не выглядела такой бледной, если не сказать хуже, и Грег сделал для себя неутешительный вывод — что они недооценивали нависшую над ними угрозу. В то, что это так, он поверил сразу, едва взглянул на реакцию своей звёздочки. Она была полна тайн и секретов, и не знала элементарных вещей, которые знает каждый ребёнок Гелио, но зато в остальном, её познания были намного больше его собственных. И стоило ей заговорить, как он понял, что интуиция его не подвела.

— Грег, я знаю в чём причина этой агрессии и даже могла бы помочь, но увы. Когда-то очень давно мои предки уже сталкивались с подобным явлением, и им удалось узнать, что это болезнь, вирус, влияющий на определённую часть нашего организма и заставляющий вести себя подобным образом. В тот раз им удалось найти лекарство. И если бы… если бы я знала об этом чуть раньше… — её голос дрогнул. — К сожалению, в данный момент я ничем не могу помочь тебе. Раньше, до ранения, в моей крови было то, что могло бы вам пригодиться. Я… — она прикрыла глаза рукой, стараясь успокоиться и собраться с мыслями. — Ты прав, я другая. Я не отсюда. Там, откуда я родом, научились справляться с этой болезнью, и наши тела выработали своеобразный иммунитет. Но после того как я очистила кровь…

— У тебя больше нет защиты, — договорил за неё Мастер и также прикрыл глаза. Боги, она столького лишилась, и всё ради чего? Ради того, чтобы закрыть собой его. — Мне жаль, звёздочка. Я принёс тебе столько проблем, что не вправе вообще заикаться об этом, но я прошу — если есть шанс, помоги. Я знаю, что ты не такая, как другие, и мне плевать. Ты — именно то, о чём я просил богов все эти года. У тебя есть знания, чтобы обучить моих воинов давать отпор этим странным существам в доспехах. Ты умная и сильная женщина, какой не смогла бы стать, будь ты с Гелио. Здесь не те законы, но я этому безумно рад. И…

— Не надо, Грег, — прервала его Дастин. — Не нужно. Ты себе даже не представляешь, как сильно я связана со всем тем, что ты мне рассказал. И я помогаю не только вам, но и себе. Я защищаю свой дом, потому что, если этот вирус не уничтожить сейчас, то он может попасть туда. И тогда всё, что я люблю, может вновь оказаться на краю гибели. Второго такого удара мы не переживём.

— Вновь? Второй удар? — вампир подался вперёд. — Так значит этот, как ты его назвала, вирус настолько опасен, что в первый раз вы едва не погибли?

— Ты и представить не можешь насколько. Ведь вирус — это следствие. А причина кроется в другом, намного более опасном.

— Расскажи мне.

— Позже. Для начала мне необходимо собрать сведения, прежде чем я решусь открыть тебе всю правду. Но как только я это сделаю, назад дороги не будет.

Вампир кивнул и вновь отступил. «Ещё не время», — сказал он себе. Она права, назад дороги уже нет. И он сделает всё, чтобы так и оставалось впредь. Она будет его. Так или иначе, но он сделает всё зависящее от себя, чтобы она стала принадлежать ему. Телом, душой, сердцем… Он отчаянно хотел владеть ею всей. Хотел изучить каждый сантиметр её такого желанного тела — от пальчиков на ногах, до кончиков волос. Почувствовав, как в нём начинает бушевать неутомимый шторм, он стиснул зубы и попытался взять себя в руки. Если он поддастся своим желаниям и чувствам, то его звёздочка уже никогда не сможет жить как прежде, ведь стоит ему вкусить её, он знал это наверняка, то уже ни на миг не отпустит. Это походило на помешательство и поэтому ужасно его нервировало! Аид его поглоти, если он хотя бы раз за всю свою жизнь, так отчаянно нуждался в женщине! Сделав пару глубоких вдохов и выдохов, он разжал кулаки, которые до этого неосознанно сжимал.

Дастин очень удивилась его поведению. За последние сутки она его вообще не узнавала. Куда подевался наглый и нахальный вампир, для которого существовала только одна единственная вещь в жизни — «я». Сейчас перед ней сидел внимательный и заботливый мужчина, которому хотелось всё рассказать, довериться и разделить все тяготы. И она с трудом сдерживалась, чтобы не поддаться этому порыву. И ещё она заметила, как всего мгновение назад полыхнули его глаза. Это было как мимолётное видение, которое он тут же скрыл от неё, прикрыв веки. Но и того, что она успела заметить, сполна хватило, чтобы её тут же обдало жаром. Таким, какого она ни разу не испытывала. По телу пронеслась волна обжигающего жара, дыхание сбилось, ладони вспотели… О, это было обещание. Всего лишь обещание, но оно так взволновало её, что девушка невольно подумала, чтобы она почувствовала, если бы сейчас подошла к нему, поцеловала и потребовала исполнить это обещание. Она тут же отогнала от себя эти мысли. Не время пока.

Откашлявшись и вернув себе хотя бы часть самообладания, она продолжила:

— Первый признак того, что кто-то заболел — это максимально расширенные зрачки, бледность кожи и сероватый оттенок губ.

— Под это описание попадает треть населения Гелио, — скривился вампир.

— Нет, Грег. Когда я говорю «максимально расширенные зрачки» — это значит абсолютная чернота, без единого намёка на радужку. И чем дольше он болеет, тем эта чернота больше распространяется по глазу, закрывая собой и белок. Такое не спутаешь ни с чем, ни с какой болезнью. В больном просыпается вспыльчивость, возможна частичная потеря памяти и голод. Сильный, зверский голод.

— И как с этим бороться?

— Найти лекарство. И я знаю только одного человека, кто в состоянии его сделать, — решительно произнесла Тина, и, заметив вопросительный взгляд вампира, продолжила: — Моя названная сестра — Ранэис. Когда я говорила, что нахожусь здесь с определённой целью, то имела в виду, что ищу её.

— Ты думаешь, что она где-то здесь? В Сан-Ти? — удивился Мастер.

— Нет, но я очень надеюсь, что она где-то на Гелио. Мы разделились, а когда я очнулась, её уже не было рядом. Вокруг был лес и двое незнакомцев. А потом появились вы… Дальше ты сам знаешь. Всё это время я искала её, но пока что безуспешно. И, возможно, мне поможет Раж.

— Раж? Кто это?

— Тот парень, с которым твои ребята дрались на поляне. И тот, на которого вы меня ловили.

— А, орк! А чем он тебе поможет? — не понял Грег.

— Он — первый кого я увидела, когда пришла в себя. Думаю, что это он нашёл меня в тот день. Но при мне было несколько вещей, которые я, к сожалению, не обнаружила, когда очнулась. И, возможно, он подскажет мне, где они или хотя бы укажет на то место, где нашёл меня в первый раз.

— К сожалению, его давно нет в поместье. Он отправился на восток Сан-Ти, обучать моих гладиаторов.

— Да, я слышала нечто такое, — туманно ответила Дастин.

— Я знаю, что ты спрашивала, — усмехнулся он. — Когда убили моего брата и его жену, то у них остался сын. Я взял его на воспитание и всё это время заботился о нём. А когда тот вырос, отпустил его в одно место, из которого он не вернулся. Спустя какое-то время мне прислали сообщение с требованием достать одну вещь. А получить её можно только на турнирах гладиаторов. Именно с этой целью я и искал беглеца. Он обладает теми навыками, которые помогут моим бойцам быть победителями.

— И что это за вещь?

— Я знал, что ты захочешь знать… — вздохнул Грег. — Это артефакт силы. И пока что я знаю лишь об одном таком. Он выставляется на боях, как главный приз.

— Не слишком ли большой приз? — с сомнением спросила девушка.

— Согласен. Но, возможно причина на самом деле проста, мы её просто не знаем.

— Если я чем-то могу помочь тебе, я помогу, — искренне ответила Тина. Теперь она поняла, с чем были связаны недомолвки вампиров, почему временами Мастер казался таким подавленным. Она даже могла теперь понять его первоначальное стремление всячески привязать её к себе. На его месте, если бы похитили Рэйс, она бы пошла на всё и намного дальше. Ради неё, она бы убила.

— Ты уже помогаешь, обучая моих бойцов. По правилам, вместо гладиатора я могу выставить одного своего воина или же участвовать сам. И то, какого уровня они достигли, даёт мне надежду на благополучный исход. Скоро начнутся бои, и у меня появится шанс добыть этот артефакт.

— Но ты же не будешь вот так просто отдавать его? — нахмурилась Дастин. — У тебя есть хоть какие-то гарантии, что твой племянник жив и здоров? И с чего ты вообще решил, что он у этих похитителей?

— Очень просто, звёздочка, — тихо, с болью в голосе, сказал он. — Они прислали кусочек его кожи, — вампир аккуратно взял её за руку, на которой теперь красовалась татуировка рода Альмаро. — Вот с этим знаком. И уж поверь, то, что это была его кожа с настоящим знаком, я знаю наверняка…

Двушку передёрнуло. Боги! До чего же много всякой мрази в любом из миров! О, как она мечтала, что однажды наступит день, когда вся эта грязь исчезнет с лица Вселенной… И, возможно, тогда жить станет чуточку проще. Утопия, в ней не было ничего плохого. Хотя и считалась она выдумкой, которой никогда не было суждено осуществиться, но мечтать никто не запрещал…

— Мне очень жаль, Грег. Я сделаю всё, что в моих силах, чтобы помочь тебе с этим.

— А я — всё, чтобы помочь тебе отыскать твою сестру. И возможно смогу пригодиться тебе даже больше, чем Раж.

— Как? Ты, ведь, нашёл нас уже на той поляне, но я уверена, что туда меня перенесли Раж и тот второй, коротышка, — в отчаянии произнесла она.

— Не совсем, звёздочка. Просто дай мне время до завтра, — сказал он, успокаивающе сжав её руку. Грег внимательно смотрел на неё. — Иди спать, звёздочка. Завтра я посмотрю, что можно сделать. Договорились?

Тина кивнула и не стала спорить. День был куда более насыщенный, чем она привыкла, поэтому действительно стоило пойти отдохнуть. Как говорила когда-то её бабушка: «Утро вечера мудренее!». Но перед этим, стоит ещё разок протестировать программу взлома…

Глава 8

Это было невероятно! Скользить руками по его обнажённому телу, исследовать его, ощущать, как его сотрясает лёгкая дрожь или как под её пальцами перекатываются его мышцы. Тина подняла замутнённые страстью глаза и увидела, что он неотрывно смотрит на неё. Каким-то неведомым и непостижимым образом она оказалась у него в комнате, в его постели. Или это он — оказался в её. Не важно! Сейчас было не важно, как и почему, главное было то, что она уже была рядом с ним и касалась его именно так, как давно мечтала.

Она заметила, как его глаза начали наливаться красноватым светом, который так пугал её и одновременно завораживал. Он сделал глубокий вдох, чтобы почувствовать опьяняющий аромат её тела. Всё это время, с тех пор как он проснулся, вампир не мог поверить в то, что видит. Она была рядом, как он мечтал. Она дотрагивалась до него, как он хотел. Она была возбуждена для него, как он грезил. У него покалывали ладони, так сильно он жаждал прикоснуться к ней. Но в то же время, Грег не мог пошевелить и пальцем, опасаясь, что это спугнёт её вжззаа или же видение исчезнет. Её волосы раскинулись по спине девушки, а когда она, глядя ему в глаза, медленно наклонилась и поцеловала в районе сердца, то накрыли и его, словно шёлковым покрывалом. Его начало трясти. Он знал, что это окажется невероятным. Он даже думал, что готов к этому. С тех пор, как он впервые увидел её, как дотронулся до неё, Мастер воображал себе эту картину сотни, тысячи раз. Он представлял, как прижимает её к себе, вдыхает аромат её кожи, как она вздыхает, как губы их сливаются в поцелуе, страстном и неистовом, как раз в таком, который она подарила ему сейчас. Но реальность превзошла все его ожидания. Он уже целовал её, мимоходом, словно крадя этот поцелуй, сейчас же она дарила его сама, добровольно, полностью отдавшись своим чувствам и ощущениям. И от этого ураган пронёсся по его телу. Его словно ударило молнией! Оглушённый, ничего не соображающий, он застонал и наконец сжал её в своих объятьях, перекатываясь так, чтобы оказаться сверху. Он терпел, он ждал, он давал ей время, но сейчас как никогда понял, что если не получит её в эту же секунду, то просто умрёт! Он не позволит ей выскользнуть из его постели, не сейчас, не тогда, когда она чудом оказалась здесь и не стала сопротивляться тому чувству, которое тянуло их друг к другу.

Дастин изумлённо вздохнула, вдруг, оказавшись прижатой к мягкой перине. Грег нависал над ней, пожирая её глазами, словно и не верил, что она была рядом, что уже отдалась своим желаниям и не собирается больше убегать. У неё даже в мыслях не возникло оттолкнуть его. Нет, она ещё теснее прижалась к нему. Это было так правильно, прекрасно, походило на чистое безумие, но ощущалось, как самая правильная вещь во Вселенной. Безумие, прекрасное и восхитительное безумие, чувствовать его тело, прижатое к её. Он впился в её губы жадным поцелуем, но и она целовала его с не меньшей страстью. Он был ей необходим. Она почти физически ощущала боль от пустоты внутри. Она знала, что только он, лишь он один, может заполнить её. Это было так восхитительно — ощущать его жадные руки на своём теле, чувствовать, как от соприкосновения кожи с кожей, по телу пробегает энергетический разряд, знать, что он нуждается в ней также сильно, как и она в нём.

Когда воздуха уже не хватало, вампир оставил её истерзанные губы и начал жадно покрывать поцелуями её шею, бережно, с трепетом провёл зубами по ключице, ощущая, как волна дрожи пронеслась по её разгорячённому телу, и пульсирующей болью отозвалась в его паху. Но он не хотел, не мог поддаться своим инстинктам и, наконец, соединиться с ней, слиться в единое и нерушимое целое. Не сейчас, когда только-только заполучил её в свои руки. Нет, он жаждал насладиться всем её телом, каждой маленькой частичной, изучить все её сокровенные местечки, узнать, что именно она почувствует, если он сделает вот так. Вампир нежно прикусил мочку девушки, насладившись сорвавшимся с её губ стоном. Или вот так. Потёршись носом о её шею, он левой рукой начал медленно вести по её бедру, выше, по тонкой талии, к полной груди и набухшему от испытываемого ею удовольствия соску. Девушка выгнулась от его прикосновений и заметалась по простыням. В голове шумел ураган, вытеснив все мысли. Внутри бушевали голые и неистовые инстинкты, побуждая её двигаться дико и необузданно. Грег едва удержался, чтобы тут же, сию секунду не войти в неё, так сильно было его желание, так бешено рвало его не части её возбуждение. Не удержавшись, он опустился чуть ниже и накрыл губами то место, где только что блуждала его рука. Его накрыла такая неистовая волна жара, что он сам не заметил, как начал трястись, из груди вырывались хриплые стоны, клыки уже не поддавались контролю, удлинившись по максимуму. Он заметил, что когтями разодрал перину лишь тогда, когда его рука запуталась в ошмётках ткани, мешая прикоснуться к его звёздочке. Желание было столь велико, что он перестал уже что-либо соображать. Он забыл кто он, где он. Существовало лишь одно единственное, полностью заполучившее его внимание и сосредоточенность — их общая страсть и сплетённые тела.

Когда вампир вновь прикусил её сосок, Тина закричала. Она никогда в жизни не испытывала ничего подобного! Столько мощного, сумасшедшего и желанного. Напряжение, которое возрастало в ней с каждым его жадным движением, взорвалось в ней миллиардом звёзд, развоплощая её на молекулы, отправляя в восхитительный полёт в чистый космос. Её сотрясала такая крупная дрожь, что Грегу даже пришлось немного сжать девушку в успокаивающих и сдерживающих объятьях. Он почувствовал, как она достигла пика, так остро и чётко, будто сам испытал всё это. Его лихорадило, колотило, трясло. Он наслаждался этими удивительными ощущениями вместе с Дастин, разделив их на двоих и умножив собственным удовольствием. Он крепко сжал её в своих объятьях, и впился в её губы, чтобы вдохнуть её ошеломлённый стон.

А в следующий момент она подскочила на кровати, дико озираясь вокруг. Она находилась в комнате одна, это она знала совершенно точно. Её всё ещё потряхивало, когда она дрожащей рукой провела по спутанным волосам. Совершенно точно она только что во сне испытала самые восхитительные ощущения и, что поразило её до глубины души, самый ошеломляющий оргазм в своей жизни. Тина до сих пор ощущала, как пульсировало её тело, как блуждала по нему истома. Хотелось вновь откинуться на подушки и полностью отдаться этому удивительному чувству, насладиться только что испытанным. Но вместо этого, она сползла с кровати и на дрожащих ногах с трудом добрела до ванной. Её смущало всё это. Сон был таким реальным, что она до сих пор ощущала его вкус на своих губах. Сосок, за который он её слегка укусил, ныл и жаждал продолжения. Она тряхнула головой, стараясь избавиться от навязчивого желания открыть двери в их общую гостиную, пересечь эту ненавистную комнату, разделяющую их, и вновь соединиться с ним в жарких объятьях.

С трудом открыв двери уборной, она включила ледяную воду и без малейшего содрогания стала под её струи. Ей казалось, что она купается под кипятком. Понадобилось больше получаса, чтобы привести мысли и чувства в порядок. К этому моменту у неё зуб на зуб не попадал и её сотрясала крупная дрожь, уже никак не связанная со страстью.

Она вернулась в кровать и свернулась клубочком, стараясь согреться и вновь уснуть. Без сновидений…

Тина даже не догадывалась, что в тот момент, как она подскочила на своей кровати, в соседнем помещении, трясясь от пережитых эмоций, проснулся и Грег. В отличие от девушки, он не старался справиться с собственными ощущениями, о нет, он купался в них, полностью отдавшись воспоминаниям. И в тот момент, когда она стояла под ледяными струями воды, он стоял в её комнате, не в состоянии оторвать глаз от скомканных простыней на её кровати. Он пришёл сюда, чтобы наконец-то воплотить его восхитительный сон в реальность. Но едва переступил порог комнаты, как в нос ударил запах её возбуждения. Тот самый, который он чувствовал во сне, тот самый, который обволакивал его, когда он проснулся.

На его губах расцвела самодовольная и предвкушающая улыбка.

О, да! Она будет принадлежать ему! И он сделает всё, чтобы сегодняшний сон повторился в мельчайших подробностях. И вот когда она вновь будет кричать от удовольствия, он глянет в её ошеломлённые глаза, чтобы получить подтверждения тому, что он и так знал сейчас наверняка — у них только что был один восхитительный сон на двоих.

И ещё он был уверен, что она хочет его также сильно и неистово, как и он её.

Единственное, что осталось загадкой, так это то, каким образом они смогли слиться сознаниями в едином сне. Неужели, это их связь создала эту необыкновенную возможность?

* * *

— Тари! — команда улыбающихся и демонстрирующих свой внушительный оскал вампиров способна напугать даже самого храброго человека. Тина хоть и знала их уже давно, и даже могла с уверенностью назвать их своей командой и друзьями, но всё равно не смогла причислить себя в этой касте храбрецов. А потому, совершенно неосознанно, сделала шаг назад и перетекла в боевую стойку, чем вызвала дружный и слаженный хохот тринадцати лужёных глоток.

— Да, совсем тебя там избаловали, тари, — хохотнул Джад, хлопнув её по плечу, — что уже от всего лишь дюжины вампиров шарахаешься.

— Чёртовой дюжины, попрошу заметить, — фыркнула она в ответ. — И вообще, зачем так скалиться? У меня психологическая травма, связанная с видом ваших клыков!

Вновь прогремел дружный хохот. О том, что на ней уже нет метки знали почти все — вчера на балу у них была уникальная возможность полюбоваться на чистую шею девушки. Но ни один даже не попытался узнать, что произошло, и почему та исчезла. И Дастин была им за это благодарна. Ей с головой хватало Грега, который не упускал ни единой возможности вывести её на откровенный разговор. Хотя и не настаивал, если видел, что она сопротивлялась. Так что откровенничать ещё и с ними, у неё не было ни сил, ни желания, ни возможности.

— Ладно, посмеялись, и хватит! — крикнула Тина, стараясь перекричать всё ещё хохочущих вампиров. — Пора вам узнать, что такое настоящее обучение!

Все моментально стихли и принялись внимательно слушать девушку.

— Тот полигон, который мы строили весь предыдущий месяц, очень похож на такой же, на котором тренировалась и я. Всего в нём предусмотрено десять уровней сложности. Скажу сразу, даже самый первый из них не идёт ни в какое сравнение с теми детскими качелями, которые вы проходили до этого, поэтому будьте готовы, что сегодня до кроватей дойдут не все.

— Ты его проходила? — спросил Ронк, который после уничтожения той твари стал своего рода местной легендой. Но, что обрадовало Тину сверх меры, ни он, ни Шер не возгордились и не начали задирать носы, прекрасно осознавая, что им просто повезло. Скорее наоборот, как рассказывала ей Шери, они принялись тренироваться сами с удвоенной энергией.

— Да, все десять уровней.

— Тогда и мы сможем! — нагло ухмыльнулся Санг.

— У меня уходил год беспрерывных тренировок на то, чтобы осилить один уровень, — улыбнулась Дастин. — Докажите, что вы сильнее меня и пройдите первый уровень хотя бы за несколько месяцев.

Эта фраза вызвала у команды шок. Они-то думали, что кто-нибудь уже сегодня сможет показать высокий результат, но судя по тому, как улыбалась их тари…

В общем, все они оказались правы. И уже к полудню группа еле могла шевелить ногами. А для Тины это была прекрасная возможность отвлечься от мыслей о сегодняшней ночи…

Когда они только пришли на полигон и переступили ограждающий купол, бойцы даже немного расслабились — ничего из увиденного не предвещало обещанной катастрофы — стандартные тренажёры, брёвна, яма с грязью, верёвки… в общем, всё, к чему они успели привыкнуть. Но первое впечатление сыграло с ними злую шутку. Стоило им ступить на зону первого препятствия, и они поняли, как жестоко ошибались.

А вот Дастин была довольна сверх меры! Она задумывала этот полигон, не для того, чтобы натренировать их выдержку или мускулы, всё это у них и так было с избытком. Главная задача этой полосы препятствий состояла в том, чтобы научить вампиров подстраиваться под ситуацию, думать нестандартно, искать выход там, где они бы никогда не вздумали искать. В общем, иными словами, она полностью ломала их представления о бое и ту шаблонность, к которой бойцы привыкли. Маги постарались на славу и настроили всё так, чтобы повторений не было. Чтобы в движениях того или иного препятствия полностью отсутствовала систематичность. Бойцы могли ползти по канату, который мог самый неожиданный момент оборваться, загореться или начать шататься, вынуждая тех перепрыгивать на соседние или же придумывать нестандартный выход из этой ситуации. Они могли ползти по земле под низко установленными планками, а потом неожиданно провалиться в глубокую яму с грязью или же активировать ловушку и оказаться подкинутыми в воздух над болотом.

В общем, Дастин развлекла местных магов так, как они не развлекались ни разу за всю свою долгую жизнь. А когда она привела своих бойцов на полигон в первый раз, то увидела невероятную картину — эти умы вампирской нации обустроили себе на высоте верхушек деревьев вокруг полигона что-то в роде амфитеатра и принялись наслаждаться зрелищем.

На второй раз к ним присоединилась сама Дастин, а на третий не выдержал и Грег. Солидные мужи не стесняясь делали ставки, кто из несчастных бойцов на какой ловушке завалится, а потом с гордостью хвастались своим несомненно решающим вкладом в сработавшее препятствие. Тина только головой качала, но и сама получала удовольствие от наблюдения.

Когда же бойцы немного втянулись, то стали даже просить её делать за них на них же самих ставки, чтобы «показать этим старикам их место». И она делала, с удовольствием побеждая, когда такое случалось. А однажды она так увлеклась спором, что её умудрились взять на «слабо» и заставить пройти собственную полосу препятствий. Но не это разозлило девушку, а то, как при этом ехидно и предвкушающе скалился Мастер. В тот день она со своей командой поменялась местами. Они все как один, даже не задумываясь поставили на свою тари, потому что не сомневались, что даже с учётом небольших изменений, она пройдёт всю полосу с первого раза. Так и произошло. Но маги начали возмущаться, что она знала обо всех ловушках и подвохах на полосе заранее. На что Тина с ехидной улыбкой предложила создателям также испытать себя и доказать свои слова. Те отказались, сделав тари в глазах собственной команды едва ли не богиней.

Сейчас же девушка видела, что её задумка полностью удалась. Бойцам никак не удавалось предугадать, что же будет в следующий раз, но тем не менее они упорно продолжали бороться и раз за разом вставали, продумывали другую стратегию и шли дальше. И уже почти в самом конце тренировки она увидела то, чего добивалась.

Шер как раз проходил полосу из подвешенных массивных брёвен, шатающихся с разной скоростью, силой и амплитудой, каждое из которых могло вдруг внезапно поменять всю траекторию движения или скорость, тем самым сбивая его с толку. И вот, одна из этих тяжёлых деревяшек резко сменила направление подсекая вампира. Но вместо того, чтобы упасть, он смог вовремя сгруппироваться и интуитивно почувствовать следующий удар и уйти в сторону. Но третье бревно его-таки выбило с полосы, потому что он замешкался, удивлённо застыв на месте. Было видно, что он сам не ожидал от себя подобного.

Промучив группу до полудня, Тина дала отбой и направила их всех в душ и на обед. У неё в планах было закрепить полученный результат хорошим спаррингом. Когда же утомлённые бойцы пришли на плац, она не досчиталась двоих, что несказанно удивило девушку. На вопрос, куда делись пропажи, парни флегматично пожимали плечами. Вид у них был такой, что даже если на плац упадёт метеорит, то они скорее просто моргнут и продолжат дальше сидеть на земле. Решив разобраться с этим потом, она начала тренировку.

В этот раз она проводила тренировку один на один с каждым бойцом, позволяя остальным сидеть и внимательно следить за боем, а заодно и отдыхать. Дастин спарринговала с каждым из них, использовала их собственные шаблонные движения, отвлекала внезапными манёврами и неожиданно жёстко атаковала, вынуждая парней прилагать все свои силы и чувства. А после каждого боя подробно разбирала ошибки бойца и вела дискуссии с остальной группой, слушала их предложения и варианты, как бы они поступили в той или иной ситуации.

В один из таких моментов Тина неожиданно услышала знакомое урчание двигателей гравита и вся напряглась, готовая в любой момент уйти с траектории выстрелов. Заметив её реакцию, парни сами неосознанно подобрались, но тут же расслабились, когда увидели тех, кто управлял платформами. Это был Шер и второй пропавший боец Валд. Валд пилотировал первый гравит, к которому тросом был привязан второй. В нём сидел Шер и маневрировал, чтобы обе платформы не столкнулись. Офицер Олераан поменяла позу, но расслабляться не спешила. Жизнь научила её, что иногда не стоит принимать действительное за желаемое. Да и мало ли что могло произойти? Особенно, в свете последних новостей.

— Тари, расслабься, — крикнул ей Валд. — Это подарок.

— Подарок? — удивилась она.

— Да, — поддержал товарища Шер. — Тот самый текур, который ты угнала у Мастера в день вашей встречи. С тех пор он нормально не работает, постоянно запрашивая какую-то «идентификацию пилота». Мы подумали, что без твоего участия тут не обошлось и решили, что раз он всё равно стоит без дела, то можно попробовать отдать его тебе.

Дастин рассмеялась и наконец расслабилась. Да, всё верно. После того, как прошёл процесс синхронизации между пилотом и аппаратом, его мог пилотировать только сам хозяин. Ну, или как в данном случае — просто поворачивать штурвал.

— Спасибо, конечно. Но только один вопрос — что вы в него напихали? — с улыбкой спросила она.

— То есть?

— Я говорю, какие сюрпризы вы мне туда подложили? Или я вас так сегодня измучила, что вы решили не заморачиваться и настроили его на взрыв сразу, как только я сяду за штурвал?

Ребята рассмеялись.

— Нет, тари. Всего лишь подложили колючку в сиденье, — ответил за всех Джад, чем вызвал одобрительные смешки от соратников.

— Тоже не без намёка, да? — поддержала шутку девушка. — И спасибо вам большое за подарок. Мастер в курсе? А то после того, как я стала ди-Альмаро, он считает, что я превратилась в стеклянную статуэтку.

— Тари, не сердись, — приобнял её за талию Шер. Вчера он радостно заявил, что теперь она считается его сестрой, и он имеет полное право, как мужчина её рода, командовать ею. На что получил тычок в бок и угрозу отыграться на тренировке. Парень дураком не был и тут же исправил «командовать» на «обнимать». Тина против не была, тем более что действительно чувствовала, что он относится к ней как к сестре. — Это нормальное поведение мужчины по отношению к женщине его рода. Тем более, Мастер — его Глава. И да, он в курсе.

Девушка только плечами пожала — спорить она не собиралась, потому что толку не было. Её всё равно не поймут. А вот тот факт, что у неё теперь есть гравит, необычайно обрадовал офицера Олераан. Благодаря его навигатору она сможет с точностью повторить свой собственный маршрут и вернуться на ту поляну, где она угнала платформу. И уже оттуда, подключившись к сенсорам аппарата, попробует запеленговать свою эвакуационную капсулу. Поэтому, закончив тренировку и прозанимавшись чуть дольше с двумя прогульщиками, Тина отпустила всех отдыхать, а сама, прямо тут на плацу, принялась заниматься новой игрушкой.

Но её отвлекли. Сначала она почувствовала на себе чей-то взгляд, от которого неприятно побежали мурашки по позвоночнику, а потом и расслышала, как сзади неё откашлялись, с целью привлечь её внимание. Она обернулась и увидела того самого вампира, который даже сейчас смотрел на неё с едва прикрытой похотью. Если до этого такой взгляд раздражал, то после пережитой ночи, когда она пусть и во сне, но испытала ни с чем не сравнимое удовольствие, он просто бесил. Она моментально ощутила себя грязной.

— Тари! — поздоровался он. Девушка кивнула, пока что не в силах разомкнуть губы. Иначе она бы просто высказала ему всё, что думала в этот момент. Но прекрасно помня слова Грега, предпочла молчать и прятать чувства за едва заметной улыбкой. — Простите, что отвлекаю вас. Я шёл мимо, когда увидел вас. Заходящее солнце так причудливо зацепилось за ваши волосы, что это напомнило мне о моей возлюбленной. В этот момент вы были на неё очень похожи.

— Буду рада с ней познакомиться, — выдавила из себя она, содрогаясь от отвращения всякий раз, когда его взгляд начинал блуждать по её телу.

— О, это невозможно. Она погибла, — ответил он. — Погибла до того, как стать моей по праву!

В его голосе прорезались жёсткие нотки, на миг приоткрывая его настоящую сущность, спрятанную в данный момент под маской учтивости.

— О, мне так жаль, — почти не соврала она, хотя и ужаснулась от мысли, что могло бы ждать несчастную с таким мужчиной.

— Да, мне тоже. Но, видимо, была такова судьба.

— Не говорите так. Быть несчастным никому не суждено. Каждый заслуживает на счастье, — сказала Тина вполне традиционные для такого случая слова. Но вампир, вдруг, усмехнулся и кивнул.

— О, да, моя тари. Рад, что вы тоже в это верите! — проговорил он и ушёл, заставив офицера Олераан нервно поёжиться от дурного предчувствия. Никакого желания заниматься гравитом у неё больше не было, поэтому девушка развернулась и пошла к себе в комнату.

Следующие несколько дней она была полностью занята тренировками. Всё её время она посвящала своей команде, тренируя их так, словно её жизнь зависела от этого. Хотя, по сути, так оно и было, ведь угроза появления незнакомцев, связанных с опасным вирусом и обладающих теми же навыками, что и она, никуда не исчезла. Поэтому она стремилась как можно больше дать бойцам, чтобы у них появилась возможность противостоять угрозе.

Так же, как и стремилась обучить их максимально полно, чтобы на предстоящих боях ни один из них не погиб, добывая для своего Мастера артефакт силы.

Найти племянника Грега у неё не получалось, хотя она и старалась, задействовав все доступные ресурсы.

Парни стонали, проклинали её, но упорно продолжали тренировки. Даже те, кто уже успел получить травму и был отправлен на восстановление. Но вместо положенного отдыха, они приходили на тренировку с мрачной решимостью. Такая преданность делу и жажда знаний откликалась в душе девушки мягким теплом.

А когда все шли на ужин и заслуженный отдых, она отправлялась на плац на тренировку с Мастером. Он горячо поддержал её идею по обмену знаниями и настоял на ежедневных занятиях. Первое время между ними ощущалось лёгкое напряжение — Тина никак не могла отделаться от дрожи при виде его, каждый раз вспоминая сон, а Грег иногда просто каменел, стоило ей слишком тесно прижаться к нему в очередном захвате. Но потом они втянулись и уже получали наслаждение от каждого спарринга. Былая неловкость была не забыта, но временно убрана в сторону, как досадная помеха.

С каждым днём Дастин ощущала в себе перемены, связанные с приобретением нового боевого опыта, а вампир с каждым разом всё лучше мог чувствовать её движения, иногда с точностью предугадывая следующее. Он с восторгом постигал преимущества стиля боя «отражений», понимая, что данные навыки и опыт просто бесценны.

Эротических снов ей больше не снилось, но иногда были ночи, когда ей снился Грег. В эти моменты они могли просто сидеть около камина и молча смотреть друг на друга. Или вновь спарринговать, хотя это больше было похоже на своеобразные танцы, где главным было не попасть в его руки, потому что тогда сон точно перестал бы быть обычным…

Что самое странное, она не уставала, хотя сны были более чем реалистичны, и по логике вещей должны были восприниматься подсознанием, как ещё один прожитый день. Но этого не было. Если ей снился Грег, она вставала на следующее утро ещё более отдохнувшей, чем если бы проспала всю ночь без сновидений.

Также у неё наметился значительный прогресс в программе взлома. Она смогла внедрить её в спутник, но к своему ужасу поняла, что они между собой не синхронизируются. Эта функция была завязана на какой-то странный центральный управляющий пункт. Именно оттуда шла команда, именно там включалась связь между ними. Сейчас же Дастин получила один единственный спутник в своё распоряжение. Не более того. Но и этого ей более чем хватило, чтобы приободриться и получать более полные сведения из космоса.

Что ещё радовало, так это то, что надоедливый вампир с похотливым взглядом практически не мог никогда остаться с ней наедине. Бойцы замечали его раньше и под самыми разными предлогами оставались рядом с тари, не давая тому возможности для общения, кроме как мимолётных и ничего не значащих фраз. Офицер Олераан видела, как его это бесило, но он не предпринимал ни одной решительной попытки, что её несказанно радовало. Мастер пару раз делал предостережения на его счёт, но девушка и сама понимала, что некая угроза существует.

По-настоящему свободная минута у неё появилась только неделю спустя. И посвятить её Дастин решила своему гравиту, до которого не дотрагивалась с того самого дня, как ей его отдали. Она попросила Шера пригнать его к плацу и с головой ушла в исследования.

Как девушка и надеялась, очистка крови не повлияла на те наниты, которые впрыснул в неё гравит при синхронизации. Эти маленькие частицы успели уже срастись с бикомпером и только поэтому остались нетронутыми. И стоило Дастин сесть в кресло пилота и вызвать скрытую панель, как гравит радостно заурчал, приветствую хозяйку.

— Ну, малыш, давай глянем, как сильно тебе досталось в той стычке, — проговорила офицер Олераан, растёрла подушечки пальцев и положила руки на управляющую консоль. Бикомпер тут же отозвался и начал анализ состояния летательной платформы. Без соответствующего оборудования девушка сильно рисковала спалить себе не только имплант, но и мозг в придачу — слишком уж несовместимыми были эти два вида — человек и машина. Если бы у гравита был свой ИИ, то всё было бы куда проще. Тогда бы Дастин их просто синхронизировала на совмещённой частоте и смогла бы провести анализ без ущерба для здоровья. А вот если бы у неё ещё и инструменты были… она вздохнула, отмахиваясь от пустой мечты. Зачем зря думать об этом и бередить, так сказать, былые раны…

Тина почувствовала чьё-то приближение только лишь благодаря тому, что работал навигатор гравита, который смог подать девушке сигнал о приближении объекта. С трудом прервав диагностический процесс, девушка открыла глаза и встретилась со взглядом чёрных глаз.

— Привет, — сказала она, стараясь хоть как-то нарушить возникшее молчание. После соединения с платформой она была немного оглушена, и её мутило, поэтому ей никак не удавалось сосредоточиться на самом вампире, чтобы понять его настроение. В последние дни для неё стало это своеобразным важным ритуалом при общении с ним. Ей казалось, что он может догадаться о её снах, поэтому неосознанно она искала в его взгляде подтверждения своим опасениям. Хотя, с другой стороны, возможно, это облегчило бы её невольные пытки. Ведь она никак не могла решиться на то, что уже давно решило её сердце…

— Ты не пришла на ужин, — тихо проговорил он.

— Да, увлеклась. Спасибо, что разрешил отдать мне грав… текур, — поправилась она, наблюдая за тем, как ловко он запрыгивает на платформу и садится в соседнее кресло.

— Расскажешь, что ты с ним сделала, что он никого слушает?

— А у тебя проблемы с ворами? — попыталась она перевести разговор в шутку, но он не поддался на провокацию, внимательно и сосредоточенно глядя на неё. Дастин поёрзала на месте, чувствуя себя ужасно неловко под таким пристальным взглядом.

— И как ты смогла активировать оружие? Мои специалисты говорили, что ничего подобного в нём нет, — продолжил он… допрос?

— А ты расскажешь мне, какие ещё есть на Гелио технологии? — решила она поторговаться.

— Технологии? Что это? — не понял он.

— Технология — это термин, который имеет слишком много определений. Но в данном случае, я имею ввиду вот такие аппараты, созданные чьими-то руками, а не природой или магией, способные летать, стрелять или выполнять другие различные функции.

— Вот сейчас я поверил окончательно, что ты не можешь принадлежать Гелио. У нас так не говорят, звёздочка. Будь осторожна в выражениях с чужими людьми, — впервые за их диалог в нём прорезались какие-либо чувства. Он наклонился к ней ближе и осторожно убрал за ухо выбившуюся из причёски прядь. А потом неожиданно продолжил тихим голосом, словно делая признание. Хотя, по сути, так оно и было: — Я сегодня едва не сорвался, глядя на то, как мои бойцы по очереди нападают на тебя, касаются тебя, обнимают… Ты прекрасно знаешь, как действуешь на меня, но, тем не менее, раз за разом отталкиваешь. Почему, звёздочка?

Тина перестала дышать. Что с ним? Неужели он действительно знает о её снах? Почему завёл этот разговор, хотя на самом деле сам прекрасно знает ответ на свой вопрос. Она элементарно боялась остаться с разбитым сердцем, боялась сделать этот шаг, который он от неё ждал. Она просто не могла себе позволить выбирать между Рэйс и ним. А рано или поздно этот выбор сделать придётся, и ей будет больно, ему — тоже. И ради чего? Ради мига счастья? Именно поэтому девушка изо всех сил старалась оградить себя от ненужных эмоций. Миг… как просто это звучит! А ведь то, что она испытала тогда с ним и всего лишь во сне, до сих пор вызывало дрожь во всём теле. Она была уверена наверняка, что не придумала ни единой лишней эмоции. О, нет. Она знала, сердцем чувствовала, что если бы поддалась своим эмоциям, то всё было бы так же восхитительно и даже намного лучше, чем ей приснилось. Это-то и пугало. «Миг» — звучит пренебрежительно и не заслуживает такой жертвы, как выбор. Но вот то, что было между ними, не было даже простым сексом. Это было большим, намного большим. Поэтому и пугало так…

— Опять молчишь… — вздохнул он. — Знаешь, когда-нибудь, я узнаю все твои секреты, Дастин Олераан ди-Альмаро, и тогда ты не сможешь от меня убежать или скрыться.

И это прозвучало, как обещание, которое он, вне всяких сомнений, выполнит. Оно так сильно напоминало другое обещание, которое светилось в его глазах в том сне. И, вопреки здравому смыслу, Тина была рада этой настойчивости. Она хотела, чтобы выбор сделали за неё… Да, это было трусостью, но так хочется оказаться слабой и беззащитной женщиной, такой, как все на этой планете… Чтобы о тебе заботились, любили тебя, оберегали. Внезапная боль и тоска ошеломили девушку, чувства начали прорываться через тщательно выстроенные барьеры. И, поддавшись неожиданному порыву, Дастин придвинулась к нему ближе и поцеловала. Сначала робко и немного неуверенно, поскольку испытывала некую долю сомнения. Но Грег, хоть и был удивлён её поведением, не дал ей шанса на отступление. Он сжал её в жарких стальных объятьях и весь отдался поцелую. О, да, всё как он помнил! Так же сладостно, так же ошеломительно. Его руки блуждали по её спине, прижимали ещё теснее, а поцелуй становился всё более глубоким и страстным, пока он не начал понимать, что вот-вот потеряет над собой контроль. Что их общий сон наконец-то станет явью. Все его собственнические эмоции вопили о том, что эта женщина должна принадлежать ему, её запах и вкус дурманили мужчину, заставляя остатки разума покинуть его голову, наполненную восхитительными картинами. Кровь бурлила в венах, грозя расплавить его изнутри, клыки то и дело удлинялись, искушая вампира впиться ими в такую соблазнительную шею его женщины, испить её крови и оставить на ней свою метку, чтобы все вокруг видели, чья она и не смели её касаться. А когда девушка прервала поцелуй и в порыве страсти слегка прикусила кожу у него на шее, он не смог сдержать стона и собственных желаний. Но ровно за миг до того, как впиться в неё своими клыками он пришёл в себя. Этого мгновения хватило, чтобы разжать руки и вихрем слететь с текура.

Девушка смотрела на него затуманенными страстью глазами, в которых светилось недоумение, вынуждая его признаться в собственной слабости и, возможно, навсегда оттолкнуть её от себя.

— Не могу, — хрипло выдохнул он, вцепившись в металлическое крыло платформы. — Когда ты рядом, когда я обнимаю тебя, я не могу сдерживать свои желания, звёздочка. Ты меня слишком манишь. Ты мой дурман. А когда я целую тебя, я начинаю терять голову. Только что, я едва не забылся и не укусил тебя. Прости.

— Но, ведь, не укусил, — ласково проговорила она. Грег сейчас даже не представлял, что для неё значили его слова. Ведь не смотря на все искушения, желания, инстинкты, он помнил о её просьбе, заботился о ней даже находясь на самом краю. И это было настолько восхитительно, что она едва не расплакалась от нахлынувших чувств. Но подавленный собственными эмоциями Мастер воспринял всё иначе.

— Не плачь, моя звёздочка, — тихо сказал он. — Я не хотел тебя пугать. Я понял, насколько важно для тебя быть свободной и… я более не прикоснусь к тебе. Только, прошу тебя, не бойся меня и не плачь.

— Нет, Грег! Я не…

Но её уже никто не слушал. Вампир просто исчез из поля её зрения, оставив в смешанных чувствах и с тупой болью в груди. Что она могла сейчас сделать? Полететь за ним? Сказать, что он её не так понял? А как понял? Тина покачала головой и в бессилии расплакалась уже по-настоящему. Пожалуй, впервые за последние десять лет, она позволила себе дать слабину. Или же, впервые за десять лет кто-то так сильно запал ей в душу? Кого она хотела обмануть? Кого старалась убедить, что защищает и его, и себя от возможной боли? Или всё как раз наоборот и она делает только хуже? «Ну, что ж, офицер Олераан, задание вы провалили с треском. Слишком поздно давать задний ход, ведь ты уже испытываешь к этому вампиру чувства. Иначе не заслонила бы его своим телом. Иначе не реагировала бы на него так остро и не думала бы о нём постоянно». Девушка закрыла руками лицо, стараясь взять себя в руки. Завтра. Завтра она расскажет ему всё. Всю правду, которую так тщательно скрывала, которая наверняка оттолкнёт его от неё. Но она обязана это сделать, иначе всю жизнь будет мучиться. И вот тогда она успокоится, её совесть будет чиста и ей будет проще справиться, когда он перестанет смотреть на неё своими обжигающими чёрными глазами, в которых таится столько обещаний…

Тина невольно улыбнулась и глубоко вздохнула. Слёзы закончились, принеся такое долгожданное спокойствие. За последнее время столько всего произошло, столько всего навалилось на неё… И столько ещё предстояло сделать. Девушка решительно взялась за штурвал и направила гравит в сторону от тренировочной площадки. Где в поместье находился ангар, она знала, но так как никто кроме неё управлять этим аппаратом не мог, она решила его оставить недалеко от входа в здание, чтобы не тратить завтра лишнее время, а сразу, с самого утра отправиться на полигон для подготовки одной небольшой хитрости и сюрприза.

Спрыгнув с гравита, она направилась вверх по ступеням, обдумывая, что скажет завтра Грегу, и по привычке расплетая косу, когда, вдруг, её неожиданно накрыла темнота.

Мастер, казалось, летел над землей, так сильно он спешил оказаться как можно дальше от его… Дастин. Он не мог видеть её слёз и знать, что стал их причиной. Каким глупцом он был, думая, что сможет добиться её вопреки всему! Надеялся заманить её в сети страсти и навечно привязать к себе. Специально по ночам затягивал в совместные сны, наслаждаясь временем, когда они только вдвоём, искушая её, подталкивая к нужным чувствам, выводам, подогревая её желание. А оказалось всё совсем наоборот — это она привязала его к себе. Чувствами, на которые, как он думал, не был способен. Любовь. Что вообще известно об этом чувстве? Мудрецы, поэты и влюблённые описывают это как нечто восхитительное, чистое, светлое. Но мог ли он испытывать подобное чувство? В данный момент он не ощущал в себе ничего из описанного. Зато он в полной мере познал, что значит душевная боль. Она раздирала его на части, гнала его прочь ото всех, туда, где мог быть только он! Туда, куда он ходил почти каждую ночь, в надежде разгадать её тайну.

Грег нажал на скрытую панель в камне, и часть горы медленно отъехала в сторону. Его взору открылась глубокая пещера, в центре которой на возвышении находилась круглая сфера серебристого цвета размером с небольшой одноэтажный дом. Он зажёг факелы на стене и прошёл дальше. Туда, где у дальней стены лежал странной формы продолговатый предмет из металла, вымазанный в какую-то грязь, с налипшей травой на боках и наполненный запахом, который до сих пор отчётливо ощущался, даже несмотря на то, что прошло уже почти два месяца. Её запахом. Это было первое, что он увидел тогда на холме, сначала он решил, что это как раз один из тех воинов в странных доспехах, о которых говорили эльфы. Но потом что-то щёлкнуло, и передняя панель отъехала, являя его взору удивительную картину: внутри лежала темноволосая девушка с красивыми чертами лица, хрупкая и беззащитная, с небольшой раной над одной бровью. Она тяжело дышала, как будто после длительного бега. Но всё перекрывал её запах и запах её крови, пробуждая внутри вампира такие эмоции и инстинкты, о существовании которых он даже не догадывался. А потом она открыла свои удивительные фиолетовые глаза в обрамлении густых тёмных ресниц, и Мастер потерялся в этом взгляде.

Сидя сейчас на камне, около этой, как сказала сама Дастин, технологии, он понял, что пропал уже тогда, едва увидев её. И просто не понимал всей неизбежности. До этого дня. До того момента, когда осознал, что скорее откусит себе руку, чем поддастся страсти и вопреки её желанию сделает то, чего жаждал его внутренний пробудившийся от тысячелетней спячки зверь. А ещё он понял, что несмотря на все обещания, данные самому себе, он отпустит её, стоит ей только попросить. Отпустит и позволит уйти. Но перед этим сделает всё возможное, чтобы уговорить её остаться с ним.

Он вновь посмотрел на это странное сооружение, о котором не рассказывал никому, даже самым доверенным. Вампир чувствовал, что обязан показать его девушке, потому что знал, что она будет его искать. Сама, возможно даже тайком, но будет. Он бы так и сделал. Не зря же она интересовалась другими этими технологиями. Но подсознательно он также догадывался, что как только она увидит этот металлический предмет, он её потеряет. Вполне возможно, что именно благодаря его скрытности, она была с ним всё это время, хотя и не догадывалась, что он следил за каждым её шагом, как коршун. Он…

В груди кольнуло, заставив Грега недовольно поморщиться. Опять её чувства рикошетом ударили по нему. Боль и изумление — это же и так очевидно, что он задел её. Он переставал быть самим собой, когда речь шла о ней. Вот и сейчас на таком большом расстоянии друг от друга он чувствовал её, неосознанно открывшись навстречу их странной связи. Он ощущал её, как часть себя, словно она была его избранницей, а не просто ди-Альмаро. И, как ни странно, его эта мысль не напугала, а наоборот, вызвала тёплое чувство удовлетворения, заставив скривиться в саркастической улыбке. Ну надо же! Впервые задуматься о том, что неплохо было бы создать настоящую семью, и выбрать себе в пару не достойную вампиршу, а таинственную девушку, которая даже отношения никакого к Гелио не имеет.

Он встал и направился обратно. Это место сделало своё дело, подарив желанный покой его душе, теперь пора возвращаться. И заодно глянуть, что ещё такого случилось с его звёздочкой, что он так ярко ощутил отголосок её эмоций.

Вернувшись в поместье, Грег первым делом отправился к одной из своих фавориток, той, которая не претендовала на его ложе, зато с воодушевлением изображала обратное, являясь по сути для него только источником живительной жидкости. За это он и ценил её, оставив единственную у себя в поместье, а остальных отослав подальше, чтобы не мозолили глаза и не строили козней. Ведь мысль о том, что кто-то кроме его звёздочки будет в его постели, вызывала отвращение. Он хотел только её. Любил… да, любил только её. И даже несмотря на то, что он также сильно вожделел её крови, как и её саму, понимал, что питаться всё равно необходимо. И в этом его выручала Орин. Она была полукровкой орков, поэтому не имела возможности занять какое-то выгодное положение среди вампиров. Но положение фаворитки Мастера открывало перед ней многие двери. Взамен он просил всего лишь её крови и молчания. Девушка согласилась сразу, тем более что он ещё и хорошо платил, давая возможность жить в роскоши после истечения срока их договоренности. Вампир сейчас не нуждался в крови, но как показывала практика, рядом с его звёздочкой здравый смысл исчезал, обнажая чистые звериные инстинкты, и в этот раз он хотел быть подготовленным, чтобы не допустить потери контроля.

Насытившись, он отправился в свою комнату, прошёл через общую гостиную и осторожно приоткрыл дверь её спальни. Свет был выключен, и он решил, что девушка уже спит, пока случайно не заметил вещи на её кровати, не тронутые с тех пор, как он заходил сюда в последний раз. А это было сегодня утром. Решительно войдя вовнутрь, он зажёг свет и увидел, что кровать осталась нетронутой. Он прошёл дальше, в её уборную, но там даже запаха девушки не было. Эти странности заставили Мастера нахмуриться. Где Аид её носит посреди ночи?!

Решительно выйдя из комнаты, он отправился к Шеру. Вампир лежал на кровати с книжкой в руке, когда в комнату без стука вошёл Грег.

— Мастер? — удивился он, откладывая книгу и вставая.

— Дастин сегодня занималась с Шери? — спросил он, не меняя хмурого выражения лица.

— Нет, сестра как обычно зашла к ней перед сном, но тари не было в комнате. Шери решила, что та ещё на плацу, — сразу же ответил он, начиная заметно нервничать. — Что-то случилось?

— Надеюсь, что…

Но он не договорил. Со стороны входа в его персональное крыло послышался шум, и Мастер сразу же вышел из комнаты, решив, что это девушка вернулась. Но вместо неё на пороге стоял один из её команды — Валд. Заметив появившегося Грега, тот облегчённо выдохнул.

— Мастер! — поздоровался он. — Как хорошо, что я вас застал! Простите за наглость, но вы не могли бы позвать тари?

— А в чём дело, Валд? — строго спросил он, предчувствуя неприятности. Сбежала! Испугалась и сбежала на своём аидовом текуре!

— Я как обычно делал обход перед тем, как заступить на дежурство, и увидел у выхода на задний двор её текур, — начал объяснять он, не замечая, как побледнел Мастер. — Подошёл, думал, может тари ещё возится с ним. Но он был пуст. Зато перед дверью лежало вот это.

Он открыл ладонь, на которой лежала странная лента, которой офицер Олераан всегда скалывала волосы. Такой больше ни у кого не было, потому что никто не понимал, что это и как такое сделать, хотя, он знал наверняка, многие пытались. А ещё он знал, что Дастин частенько начинала расплетать тугую косу по дороге в свою комнату.

— Шер, — обернулся Грег к подошедшему вампиру. — Сходи в её прежнюю комнату, может, она задумалась и…

— Её там нет, — покачал головой Валд. — Я тоже по привычке пошёл сначала туда. И только постучав в дверь вспомнил, что она же теперь живёт тут.

Грег прикрыл глаза, стараясь справиться с колотящимся от дурного предчувствия сердцем. Она не могла убежать вот так, без текура. Она была взбалмошной, иногда невыносимой, но не была глупой. А такой поступок — сродни идиотизму. И если её до сих пор нет на месте, значит, что-то случилось. Тут он вспомнил свои ощущения в пещере, когда почувствовал сильный отзвук её эмоций и лёгкую боль. Дурак! Надо было уже тогда догадаться, что на такое расстояние не каждое чувство пробьётся. Он сжал кулаки в бессильной ярости и, так и не открыв глаза, тихо сказал:

— Обыскать каждый уголок этого дома, но найти её.

Однако даже спустя три часа тщательных поисков Дастин так и не была обнаружена. Стражники на внешних воротах также не видели, чтобы девушка покидала пределы поместья. Зато около выхода на задний двор нашли не только её вещичку для волос, но и кулон из белого золота, провалившийся в небольшой разлом в ступенях. И если до этого у Грега была надежда, что его звёздочка действительно просто сбежала, новая находка разрушила все его ожидания — он знал, что по доброй воле сама бы она ни за что не рассталась с дорогой для неё вещью.

Неосознанно Мастер потянулся к их связи, стараясь ощутить Дастин, почувствовать где она. Но ничего кроме того, что девушка была жива, он не узнал. Хотя и это принесло ему немалое облегчение. Ничего более существенного ему не удалось выяснить. То ли их связь была слишком слабой, то ли она находилась так далеко, но он не мог понять ни одного её чувства. И это тоже не приносило радости.

Глава 9

Тина была зла. Очень-очень зла. Она пребывала в таком состоянии с момента, когда очнулась в неизвестном месте лёжа на кровати, скованная по рукам и ногам и с кляпом во рту. Внутри неё бушевала волна ярости, мешая девушке трезво оценить ситуацию, в которой она оказалась. Она мысленно на все лады костерила неизвестного похитителя, стараясь не обращать внимания на странную тревогу на самом краю её сознания. Почему-то Дастин была уверена, что это не её чувства, а Грега, и ей они не нравились. Но, тем не менее, они давали надежду на то, что сам Мастер находится где-то совсем рядом, раз она всё ещё чувствует его.

После нескольких безуспешных попыток справиться с гневом, офицер Олераан прибегла к самой крайней мере — медитации. Сейчас, где бы она ни находилась, ей необходимы спокойствие и уверенность в себе, холодный и чистый разум и железная воля.

Когда девушка успокоилась, она нашла в нынешнем положении даже несколько плюсов. Первый, её связали, значит, это был единственный способ удержать. А если это так, отсюда следует и второй — её не кусали. И, соответственно, не имеют над ней никакой власти. И это третий плюс. О других возможных неприятностях она не думала, поскольку была уверена, что с укусом Мастера не сравнится ни одна из них. По крайней мере, с другими она будет в состоянии справиться.

Поэтому, когда раздался щелчок замка на двери, она была готова встретиться лицом к лицу со своим похитителем. Им оказался высокий и худощавый мужчина, одетый во всё белое, с длинными то ли седыми, то ли действительно белыми волосами, заплетёнными в какую-то причёску, наподобие косы, только странного плетения, с вытянутым лицом и острыми скулами, со слегка узкими глазами, в обрамлении опять же белых ресниц, с белыми бровями, с тонкими губами и прямым носом. И с длинными ушами! В общем, у Дастин этот представитель новой для неё расы вызвал ощущение холода. Как будто она находится на Асетии-5 — снежно-ледяном курорте, о котором так много говорили её коллеги.

Глядя на его даже не жесткое, а жестокое лицо, девушка подумала, что несмотря на это, он мог бы показаться удивительно красивым, если бы так презрительно не улыбался и не поджимал свои и без того тонкие губы, осматривая её. Но, откровенно говоря, доля харизмы ощущалась всё равно. Заставляла неотрывно смотреть на него, затаив дыхание следить за каждым движением. Девушка нахмурилась — совсем несвойственные для неё порывы. Она догадалась, что это, очевидно, и были те самые «ушастые» эльфы, как их называл Мастер. Вот только понять причины, по которым оказалась тут, да ещё и в связанном состоянии, она не могла. А спросить не позволял кляп во рту.

Она ждала, что похититель заговорит, но он всё также стоял, смотрел на неё в полном презрении и молчал. По ощущениям Дастин прошло, по меньшей мере, пол часа, прежде, чем он сказал хоть что-то. Девушка уже давно перестала на него смотреть, устав держать голову приподнятой, поэтому, когда в комнате раздался его на удивление красивый, но такой же холодный, как и он сам, голос, она вздрогнула.

— Человек!

Слово было произнесено не на том языке, к которому она уже привыкла, но, тем не менее, само звучание показалось ей знакомым. Где-то она уже слышала нечто подобное с этими гласными в большом количестве и мелодичностью… Точно! Тогда на поляне, когда Раж пытался поговорить с ней, он сначала сказал фразу на одном языке, а потом повторил то же самое, но уже на другом, более мелодичном. Так что же это получается? Он говорил с ней на эльфячем? Или правильно говорить эльфийском? И стоит ли показывать, что она поняла его? Немного подумав, девушка решила — стоит. Тина вопросительно приподняла одну бровь и глянула на эльфа, как бы спрашивая: «И это ты выяснял столько времени?». Но он опять замолчал, чем вызвал у девушки презрительное закатывание глаз и фырканье, прозвучавшее довольно чётко даже через кляп.

— Не дерзи мне, человек! Я не этот сопляк, Грегори, и носиться с тобой не стану!

«Да не вопрос!» — хотела ответить офицер Олераан, но вместо этого просто пожала плечами, чтобы тут же жалобно заскулить. Руки отозвались такой болью, что в глазах потемнело. Это сколько же она так лежит, что они успели настолько затечь?! От осознания этого, эльф был награждён злым взглядом и трёхэтажными эпитетами, и Дастин поняла, что её холодность и сдержанность начали давать серьёзную трещину.

Но такое поведение, казалось, понравилось белому, потому что он, вдруг, взмахнул рукой и все путы исчезли, а кляп… превратился в бабочку и улетел. Выпендрёжник! Тина страдальчески скривилась, но всё же опустила несчастные руки и попыталась подвигать плечами, чтобы разогнать кровь. Девушке пришлось признать, что она слишком привыкла к нанитам регенератора в своей крови, потому что вот такая боль раньше ей была просто не опасна. Маленькие частички поддерживали состояние тканей мышц в нормальном состоянии, не подвергая организм подобным нагрузкам и болевым стрессам. К хорошему всегда быстро привыкаешь, но жила же она раньше как-то без них?! И вполне нормально, и травмы получала, и серьёзные ранения… И ничего, терпела, а тут на тебе! Сцепив покрепче зубы, офицер Олераан приподнялась, размяла шею и только тогда вновь глянула на своего похитителя.

— Вот теперь, я внимательно слушаю! — сказала она.

Эльф зеркально повторил её жест с приподнятой вопросительно бровью и даже улыбнулся. Он подошёл к кровати и сел на неё рядом с Дастин.

— Как твоё имя, человек? — надменно поинтересовался он.

Тина только скривилась от этого с превосходством сказанного «человек», как будто это означало «букашка» или вообще «грязь». Нет, пожалуй, Грег был прав, когда называл их ушастыми выскочками, поскольку вообще не видела в нём ничего, что бы оправдало такое поведение — самый обычный, только белый и с ушами. Ну так вампиров тогда тоже можно так классифицировать — все с тёмными шевелюрами и с клыками. Но те хоть вели себя нормально, а этот…

— Зови меня тари, эльф! — в тон ему сказала она, по какой-то причине отказываясь называть своё имя. Она не могла объяснить, чем это вызвано, но в голове упорно всплывал отрывок, где Мастер предостерегал её называть его. Хотя, кажется, тогда он имел ввиду, что у щита не могло быть имени. Но, как бы там ни было, сейчас все её чувства говорили ей, что она поступила правильно. И то, как заметно скривился беловолосый, лишь укрепило эту уверенность. «Интересно, — подумала она, — что за странности с именами?»

— Что ж, тари, тогда для тебя я Светлейший, — сказал он.

— Светлейший, потому что весь белый? — не поняла она, шокировав того своим вопросом. — Без обид, просто интересно.

— Нет, — откашлялся он, — Светлейший, потому что являюсь здесь самым главным.

— А, ясно, — кивнула она. — И чего же Светлейшему нужно от меня?

— А ты сообразительная.

— Ну, знаешь ли, когда кого-то похищают, тут несложно догадаться, что это не такой своеобразный способ позвать на чай, — не выдержала она.

— И колючая, — хмыкнул эльф.

— И не только, но давай вместо того, чтобы перечислять мои качества, поговорим о более важной причине, по которой я оказалась здесь.

— Ты средство получить то, что мне нужно, — просто ответил он.

— То есть?

— Грегори отдаст мне то, что я хочу, а я отдам ему тебя, — сказал он таким тоном, словно объяснял прописную истину малому ребёнку.

Девушка удивлённо посмотрела на Светлейшего.

— Ну, во-первых, откуда такая уверенность, что эта вещь есть у Мастера? А во-вторых, если и есть, с чего ты взял, что он будет меняться?

— Есть. И будет. Ведь ты его тьери.

— Кто? — опешила Тина. Это слово было ей прекрасно знакомо, и она отлично знала, благодаря полученной от спутника языковой базе, что оно имеет значение «избранница» или если дословно — «та, что ступает с тобой сквозь века».

Сердце пропустило удар. Но дело в том, что она была всего лишь его подопечной и тренером. Не может же пара поцелуев сделать её автоматически этой тьери? Это же глупо! Да и Грег бы ей сказал. Уж что-что, а это они выяснили с ним раз и навсегда — никаких меток, особых статусов и прочего бреда их цивилизации. Или у этого ушастого устарелая информация и он спутал «избранницу» с подругой Мастера?

И хотя внутри у неё всё затрепетало от самой мысли, что она действительно могла бы ею оказаться, девушка постаралась не отвлекаться от разговора. Да, она уже приняла тот факт, что влюбилась в своего Мастера, но не собиралась давать этому ушастому ни единого преимущества над вампиром или собой. Пусть говорит, что хочет — она всё будет отрицать!

— Тьери — это…

— Я знаю, что означает это слово, но ты ошибаешься. Я его подопечная, не более того. В прошлый раз, когда речь зашла о каком-то особом статусе, который он для меня приготовил, я его едва не убила, так что нет уж, спасибо. Возможно, ты имел ввиду «тари» — наставница? — серьезно проговорила девушка, тщательно закрыв свои чувства. — Я обучаю его воинов, и они называют меня учителем. Собственно, и тебе я представилась именно так. Или, подозреваю, что всё дело именно в слухах, не так ли? Кто-то сказал тебе, что у Мастера ко мне особое отношение? Наверняка одна из его сбрендивших подружек. Но я скажу сразу, всё не так, как может казаться. Смотри, я ди-Альмаро, — она закатала рукав рубашки и продемонстрировала ему родовой знак. — И всё это в благодарность за спасённую жизнь, не более того.

Тина всё говорила и говорила, стараясь убедить Светлейшего и заболтать одновременно. Второй частью разделённого сознания она в этот момент усердно пыталась подключиться к какому-нибудь спутнику, или тому, который ей удалось взломать. И когда ей это удалось, едва не забылась и не начала приплясывать от радости. Она быстро определила своё местоположение, с изумлением опознав остров, который был «головой черепахи». Ни его названия, ни о том, кто на нём живёт, до этого момента она не знала. Теперь же с лёгкостью сделала пометку на собственной карте: «эльфы». Название в данный момент для неё было наименее важным. Использовав изображения, полученные со спутника, она смогла более или менее разобраться с местностью и определить возможный маршрут побега. Вот только для этого ей нужен был транспорт. И будь она сейчас дома, то с помощью бикомпера подключилась бы к общей сети и удалённо включила бы автопилот своего планера. А тут… тут она могла бы попытаться сделать то же самое с гравитом, если бы ей удалось достаточно долго оставаться подключённой к спутнику. Но попытаться хотя бы стоит.

Эльф нахмурился, но глаз от девушки не отвёл. Смотрел он так внимательно, будто пытался разглядеть в ней что-то. Девушка даже испугалась, подумав, что он или мысли её читает, или понял, что твориться в её голове. Она внутренне напряглась, готовая вступить в схватку в любой момент, но он не проявлял ни единого признака агрессии, и Тина засомневалась. Когда же он перестал хмуриться и, казалось, расслабился, офицер Олераан не могла сказать нашёл ли то, что искал. Но, по крайней мере, могла больше не опасаться, что он видит её насквозь.

А Светлейший тем временем выдал:

— Посмотрим. Если прав я — ты будешь жить. Если права ты…

Окончание повисло в воздухе, но Дастин отлично поняла его. Тогда он её попытается убить. Почему только попытается? Потому что она, чёрт возьми, боевой офицер разведки КФГС!!! И не будет стоять, словно курица, и ждать пока её прирежут!

— А чтобы ты не наделала глупостей, пока мы ждём, я верну на место ленты. Ложись так, чтобы было удобно. В прошлый раз я не знал, что ты человек, поэтому не принял во внимание тот факт, что ты плохо восстанавливаешься, — мягко проговорил эльф, словно заботливый дядюшка, а девушку чуть не замутило — какая забота, мать его! — Я не хочу, чтобы Грегори думал, будто я плохо обращался с его тьери. Такое он может воспринять, как персональное оскорбление. А мне ни к чему война с вампирами.

— А шантаж и похищение, это так, вместо «добрый вечер»? — фыркнула девушка, но выполнила то, что от неё просят. В конце концов, её всё равно свяжут, так или иначе — против магии у неё нет оружия. А так, хотя бы, это будет на её условиях. И, раз уж она всего лишь человек, то рассчитывать на жёсткие меры охраны не стоит, судя по всему. И этой ей на руку. О том, что похититель не шутил, говоря о войне с вампирами, она знала наверняка. Шери как-то обмолвилась, что чуть ранее уже был серьёзный конфликт между этими расами, едва не закончившийся полномасштабной войной. А позже Мастер сам рассказал о причинах — всё дело было в вирусе Аида. Именно тогда, когда он потерял брата и невестку.

— Поверь мне, это ничто в сравнении со здоровьем и жизнью его тьери. Грегори стоило бы просветить тебя на счёт всех нюансов. Ведь, незнание — это непростительная слабость, тем более для тебя. Но ничего иного от этого взбалмошного мальчишки я и не ожидал.

Эльф встал, взмахнул рукой, дождался пока путы вернуться на место, вновь приковывая девушку к кровати, и вышел.

А Дастин прикрыла глаза и постаралась сосредоточиться. Что ж, этого Снежка ждал большой сюрприз! И если у неё получится подключиться к гравиту, то надолго она здесь не задержится. А ещё не мешало бы предупредить Грега, чтобы не делал опрометчивых поступков. Только придумать бы как…

* * *

Когда Шер ворвался в его кабинет с магическим вестником, Грег уже почти обезумел от переживаний. Почти трое суток никаких известий! Не могла же она просто взять и исчезнуть с лица Гелио?! Ни одного следа, ни хотя бы маленького намёка, куда она могла подеваться! Но должно было остаться хоть что-то! И если бы не та связь, которую он теперь ощущал намного отчётливее, без устали стремясь всеми чувствами к его звёздочке, он бы вообще поверил в её смерть. Как думали другие… Все, кроме её команды. Они словно верные псы прочёсывали все окрестности, в поисках малейшей детали, сутками не отдыхали, но всё равно верили. Хотя никто вообще не знал, что между ними есть связь. Грег после обряда решил уточнить в хрониках, бывало ли нечто подобное до этого, но ничего так и не обнаружил, поэтому афишировать не стал. В конце концов, он не был силён во всей этой обрядовой чепухе. Вон, даже окружающие знали больше об укусе Мастера, нежели он сам, даже не понимая, что сделал. И он благодарил богов, что ему попалась Дастин, строптивая и независимая, не пожелавшая быть чьей-то женщиной, или, как сделала бы любая другая на её месте, воспользоваться ситуаций. Нет, она накинулась на него словно гарпия! Не подозревая, что он, как последний дурак даже не осознал своего поступка. Он был воином, его готовили на роль Первого, а его брата… Он нервно сглотнул. Нет! Думать ещё и об этом он не в состоянии.

И так каждый раз — мысли по кругу. И чтобы не сойти с ума, он тянулся к девушке по тоненькой и слабой связи, которая, казалось, крепла после каждой его попытки, и это внушало ему надежду. О, сколько раз он думал, что если бы тогда не ушёл, если бы остался с ней, если бы хотя бы распорядился об охране… Сколько было этих «если бы»! Но он даже предположить не мог, что в его собственном доме, хорошо охраняемом и напичканном магическими ловушками доме, смогут похитить его… Кого? Грег сам себе всё ещё боялся признаться, кем за столь короткое время стала для него его звёздочка, его Дастин. Боялся, но внутри теплилась надежда, которую он никак не мог побороть. Его любимая, его единственная. Он ведь знал правду о ней, поэтому был уверен, что не может претендовать на неё, не имел права… Тем более, что она сама сказала, что однажды попросит его отпустить её. И лишь от одной только мысли об этом, всё внутри у него начинало пылать аидовым пламенем, причиняя неимоверную боль.

Когда же его подопечный ворвался в кабинет с магическим вестником, Грег едва не поседел. За то мгновение, которое Шеру понадобилось, чтобы передать послание ему, он успел передумать все ужасы, которые только были известны. Но то, что он прочёл в записке, заставило сильного Мастера вампиров, главу целого рода, клана, пошатнуться и едва не упасть. Тьери! Но как такое возможно?! Ведь последние упоминания о них были более пяти тысяч лет назад! Понятное дело, что он не смог найти описания той связи, что появилась между ними, потому что на Гелио просто не существовало больше людей с чистой кровью…

Он запнулся. Ну конечно! Он же не смог почувствовать в девушке ни единой примеси другой расы, кроме человеческой. Но не это должно было его насторожить, а то, как он на неё реагировал. Её кровь манила его даже несмотря на то, что он был сыт, он испытывал страшную жажду, находясь рядом с ней. И не только жажду её крови, нет, ему нужна была она вся, целиком, в нём просыпался зверь, который жаждал обладать этой девушкой. А когда видел, как кто-то касается её, то словно с цепи срывался. Грег думал, что она его просто сильно зацепила, что это любовь, та самая, о которой он ничего не знал и так много слышал. Но нет… это больше чем любовь, это потребность, как в лекарстве, без которого он погибнет, или в воздухе, без которого он умрёт. А он ещё и думал, что сможет отпустить девушку. Наивный! Он просто не в состоянии. И если раньше он думал, что как только она узнает всю правду о его чувствах и откажется от них, откажется остаться с ним, он сможет пережить, поступит правильно, потому что удерживать её рядом как искушение — это издевательство и над собой, и над ней, то теперь… Тьери для вампира уже подарок богов. А сама звёздочка… она особенная! И ему невыносимо повезло, что именно она и есть его «душа». И, хотя это с его стороны было малодушно, он был неимоверно рад, что теперь ни у кого из них не осталось выбора, что они оказались связаны так неразрывно, насколько вообще это было возможно! Если она улетит, он последует за ней, если останется с ним — не будет счастливее мужчины в этом мире. И что бы она не решила, он всегда тенью будет присутствовать в её жизни, а потом настанет день, когда она даст своё согласие. Не может не дать, ведь он знал это наверняка — их тянет друг к другу с неимоверной силой, она хочет его так же, как он её!

Этот ушастый прав, он сделает всё, что угодно, лишь бы вернуть её. Грег бы и так это сделал, даже не будь она его тьери. А с учётом всего того, что ему стало известно… Да как он мог, этот белобрысый эльфяк, посягнуть на его звёздочку, его избранницу, его душу?! Внезапно на него накатила такая волна ярости, что Шер, не ожидавший подобного, даже сделал несколько шагов назад, испугавшись. Таким своего Мастера он не видел ещё ни разу за долгую жизнь. Вечно чёрные глаза сейчас пылали таким красным огнём, что становилось жутко. Скулы его заострились, клыки были длиннее обычного и выпирали из-под верхней губы, он стал похож на какого-то зверя. Но секундой позже вампир пришёл в себя.

Мастер сам себя испугался, но только потом, осознав, что это не его эмоции, а его любимой, он успокоился. С ней всё было нормально, и она была страшно зла. Она, очевидно, всё это время была без сознания, раз он так плохо её ощущал, а сейчас эмоции шарахнули по его оголённым нервам. Грег немного поговорил с подопечным, приказал собирать тех воинов Дастин, которые уже успели отдохнуть, и быть готовыми отправляться к эльфам через пол часа. Путь предстоял неблизкий, требующий практически целый день полёта на текурах на пределе их скорости. Теперь ему понятно, почему так долго не было известий. Очевидно, эльф первый день пути проделал с помощью магии, тщательно заметая следы и неся с собой девушку. А потом только пересел на текур, и, зная белобрысого, Грег не сомневался, что тот также летел на максимальной скорости, спеша уйти от возможной погони. И теперь ему нужно сделать всё, чтобы преодолеть такое огромное расстояние за минимальный срок, ведь там его девочка! Хотя пока что и не знал, что будет делать, ведь той вещи, которую требует Светлейший, у него нет. И сейчас он не может ни на чём сосредоточиться, ему необходимо проверить, всё ли нормально у девушки. Мастер поблагодарил Шера и попросил его подождать снаружи кабинета, а сам сел в кресло и потянулся к ней.

Той ярости, что была вначале, уже не ощущалось, зато присутствовала изрядная доля раздражения. Говорят, связь с тьери должна быть абсолютной, такой, как если бы она была его неотъемлемой частью. Поговаривали также, что Мастер мог даже смотреть глазами своей «души», но, как сейчас он не старался, у него ничего не вышло.

Грег вздохнул и взлохматил причёску, он всегда так делал, когда его обуревали сильные эмоции. И сейчас он должен был решиться на шаг, который может подвергнуть его звёздочку опасности. Но так хотя бы у неё будет шанс, а вот если он признается, что никакого артефакта у него нет, тогда её убьют сразу же.

Мастер взял ножны с самым обычным мечом, повесил их на пояс и вышел из кабинета. Сейчас он собирался отдать распоряжение, которое может спровоцировать настоящую войну между двумя расами.

Стоило ему оказаться на улице, как его внимание привлекло небольшое столпотворение его воинов около одного из текуров. Раздражённый, что они не выполнили его поручение, он направился к ним и замер в изумлении — из платформы раздавался голос его возлюбленной!

— Что, Аид вас поглоти, здесь твориться? — рыкнул он.

— Мастер, тари каким-то образом смогла сделать так, чтобы передать нам сообщение через свой текур. Вот, послушайте, она как раз будет говорить заново.

«Шер, Мастер, — раздался её голос словно из ниоткуда, — я настроила сенсоры платформы так, чтобы при вашем приближении активировалось это сообщение. Знаю, что рискую, но иного выхода у меня нет. Каким-то образом я оказалась у эльфов. Светлейший намерен провести обмен на нужную ему вещь. Что это, я не знаю, но сразу же прошу — если не поздно, не отвечайте ему. Думаю, что смогу сама выбраться отсюда. Но, насколько я поняла, расстояние очень большое, поэтому, мне понадобится помощь. Я сделала так, что как только вы выполните все необходимые действия, текур полетит ко мне. Сам. До этого времени прошу положить в него ту одежду, в которой я была, когда впервые прибыла в поместье. И ещё, знаю, что вы оба очень упрямые, поэтому сразу говорю, что находиться в этом текуре должно не больше трёх представителей вашей боевой клыкастой братии. Четвёртое для меня. А сейчас, сядьте за штурвал и нажмите на…».

Она продолжала говорить, а Грег уже принялся раздавать указания. Он повернулся к Шеру и сказал:

— Отправь Шери в комнату тари, пусть найдёт ту одежду, в которой девушка попала сюда. А тебя попрошу найти ей оружие, и сгрузить всё в тот текур. Остальные, берите все свободные текуры и делайте всё, что говорит вам ваша тари. Преподнесём ушастым ответный визит!

Вампиры одобрительно загудели и проворно пригнали платформы. Мастер вместе с ними выполнял чёткие указания своей звёздочки, что нажать и куда положить руку, чтобы получить доступ к управлению, как активировать оружие, как сделать текур невидимым и т. д.

Спустя какое-то время отряд направился за текуром своей тари, который сам, вдруг, взлетел и направился в сторону эльфийского острова.

* * *

— Человек, почему твой тьер не отвечает мне? — с порога, ворвавшись в комнату, где находилась девушка, спросил эльф. От его былой самоуверенности не осталось и следа. Девушка флегматично пожала плечами и вновь откинулась на подушку. Она дико устала! Прошло почти три часа, с тех пор, как она его видела в последний раз, но за это время Тина успела подключиться к своему гравиту, перенастроить управление, чтобы он допустил к себе кого-нибудь, в ком была одинаковая с ней кровь — а это были Шер, Шери и сам Грег, — и даже рассказать Мастеру, в записи, о тонкостях управления платформами. Сейчас гравит в режиме невидимости должен был прибыть к границе эльфийского острова. Сколько всего пришлось сделать, она даже вспоминать не хотела. Голова болела нещадно, сильно хотелось есть и пить, а ещё ей необходимо было посетить одну важную комнату. Снежок, очевидно, считал, что людям не свойственны такие слабости, как голод, жажда и потребность в туалете.

— Наверное, потому что у него нет того, что ты просишь или же, как я уже неоднократно говорила, я не его тьери, чтобы он согласился на обмен.

— Ты хотя бы понимаешь, что если это так, то ты умрёшь?! — прошипел он, словно гадюка. И она его ещё считала симпатичным? Дастин недовольно поморщилась, ужас просто! Куда только смотрела? И тут у неё в голове словно щёлкнуло: «Не бойся, можешь смотреть на меня, вампиры в отличие от эльфов не владеют приворотом». Так вот, почему он ей показался вначале таким двойственным! То отталкивает своей холодностью, то кажется нормальным дядькой. Он её просто пытался приворожить, или как там эта магия называется, и тем самым расположить к себе. Очевидно и выпытать все необходимые ему сведения… А она не поддалась, да ещё и начала всё упорно отрицать!

— Я быстрее умру от голода или жажды, — словно выплюнула она. — Или от того, что мой мочевой пузырь разорвёт на части!

Эльф сначала не понял, о чём он говорила, долго сидел и хмурился. Но потом, когда до него наконец-то дошло, резко вскочил и взмахнул рукой. Путы, сковывающие руки девушки тут же начали отползать под кровать, освобождая свою пленницу.

— Пресветлая не позаботилась о тебе? — изумлённо спросил он, глядя как на неведомую зверушку, или как будто только сейчас осознал, кто находится перед ним.

— Понятия не имею, о ком речь, но, извини, сейчас я несколько не расположена вести беседы, — саркастично проговорила она и поковыляла в туалет, дверь в который успела приметить ранее. Когда же она вернулась, предварительно закончив все свои дела, приведя себя в порядок и испив воды из крана, эльф всё ещё стоял посреди комнаты, даже позы не меняя, и смотрел на дверь, из которой она только что вышла. Единственное, что изменилось, так это появились новые восхитительные ароматы представленных блюд. Дастин, ни слова не говоря, прошла мимо мужчины и села за стол, сразу же накидываясь на еду. Он не мешал ей, ожидая с расспросами до тех пор, пока она не насытится.

— Теперь, когда ты получила всё, что хотела, ты скажешь мне, почему Грегори не отвечает? — спросил он почти миролюбиво.

— Нет.

— Человек… — начал он заводиться.

— Нет, потому что я не в курсе. Я же сказала, ты ошибся, но ты и слушать ничего не хочешь.

— Не заговаривай мне зубы! Тот мелкий идиот, что доставил тебя сюда, может, и не понял всего, что увидел, но я-то знаю симптомы! В Грегори пробудилась древняя кровь. Такое ни с чем не спутаешь и… — запнулся он и только открыл рот, чтобы что-то добавить, как перед ним возник светящийся квадрат. — О! А вот и ответ.

Дастин внутренне напряглась, она очень надеялась, что Грег не станет совершать необдуманных поступков. Но всё же не смогла сдержаться и вздрогнула, когда эльф заговорил.

— Не может быть! — воскликнул он. — Я был уверен! Он же тогда не укусил тебя! Хотя из рассказа вампира, в нём проснулся зверь!

Тина нахмурилась, какой зверь? И о каком конкретно вампире речь? Не мешало бы вызнать имя предателя. Что он вообще такое говорит? Ну да, не укусил он её тогда, но только лишь потому, что она его попросила об этом, а не потому что это какое-то особое поведение. От одного только воспоминания о том, что было между ними до её похищения, у девушки внутри всё начинало плавиться. Никогда до этого она ничего подобного не испытывала, никогда её так не влекло к мужчине и ещё никогда она так не боялась своих чувств. Резкое движение со стороны эльфа привлекло её внимание, вырывая из собственных мыслей.

Светлейший оторвался от чтения этого светящегося квадратика и стремительно подойдя к девушке, потряс им у неё перед самим носом.

— Ты знаешь, что он написал? Он назвал тебя «выгодным приобретением семьи», но посчитал, что «несмотря на все качества и умения, обмен неравноценен» и предложил встретиться, чтобы обсудить условия твоего возвращения, потому что терять «мастера такого уровня» он не хочет!!!

И хотя она чувствовала, что это блеф, что-то внутри неё дрогнуло от таких слов. Наверное, она подсознательно думала, что вероятность такого исхода действительно существовала. А когда она расскажет ему всю правду о себе, то может вообще… Что именно «вообще», она постаралась не думать. Когда именно она успела настолько привязаться к этому вампиру? Когда успела полюбить? По-настоящему, всем сердцем и душой, так, что была готова за ним и вместо него и в огонь, и в воду… Девушка постаралась отогнать от себя эти мысли — сейчас не время. И надо же было такому случиться — полюбить впервые в жизни и ни кого-нибудь нормального у себя дома, а вампира, живущего в мёртвой галактике на планете, где есть магия! Она грустно хмыкнула на свои мысли и покачала головой.

Светлейший воспринял это как реакцию на его слова и немного, казалось, успокоился. Дастин же решила, что настало время расспросов с её стороны. Удобно устроившись на стуле, она посмотрела на своего похитителя.

— Что такого ценного ты хочешь получить от Мастера, что даже, по твоим словам, не побоялся похитить его тьери?

— Это не твоё дело, человеческая женщина! — ответил этот сноб. Офицер Олераан фыркнула, ещё бы сказал «самка».

— Ну, раз не моё, тогда не вижу причины, по который ты всё ещё торчишь в этой комнате, общаясь с простым человеком. Ты получил своё подтверждение правоты моих слов, так чего ждёшь?

— Ты жаждешь смерти? — удивился он.

— Нет, я жажду, чтобы меня отпустили, раз уж я не оправдала надежд. Прости, но в то, что ты меня убьёшь, я не верю. Ты сам сказал, что война с вампирами тебе не выгодна, а я в первую очередь ди-Альмаро, за которую будут мстить всем кланом, и ты это прекрасно знаешь.

— Знаю, поэтому ты всё ещё жива. И у меня всё ещё есть шанс добиться желаемого. Возможно на других условиях, но тем не менее.

— А желаешь ты?..

— Артефакт силы, который даёт своему владельцу неограниченные возможности, — нехотя ответил эльф. Девушка постаралась сдержать дрожь в теле. Артефакт? Неужели тот самый, который пытается достать Грег?! Но с чего ушастый вообще решил, что он у вампира? И, признаться, слишком уж подозрительное совпадение, чтобы было столько заинтересованных лиц, не связанных друг с другом. Но и поверить в то, что это эльф выкрал племянника Мастера, она не могла. Светлейший идиотом не был, а потому не стал бы ничего рассказывать, если бы был виновен. Да и зачем тогда ещё и её похищать, будь у него мальчик. Дастин воспринимала похищенного именно, как мальчика. Почему-то из рассказа вампира сложился именно такой образ.

— С какой целью? Ведь просто так силы не желают, и уж тем более не идут на такие рискованные шаги, как похищение женщин Мастеров, — спросила она безэмоционально.

— У меня есть причины. И не считай меня глупее себя — если я пошёл на этот риск, значит дело того стоило, — прошипел Светлейший, но тем не менее, продолжал всё также стоять около неё и отвечать на её вопросы. Для офицера Олераан это было явным знаком что, несмотря на все его колючки, говорить ему хочется. Или же просто нужно выговориться. Как бы там ни было, информация — это сила. И вполне возможно, что эльф невольно поможет найти и племянника Грега…

— Я не сомневаюсь в твоих мотивах, я лишь хочу узнать об их причинах, — Дастин пожала плечами. — Вдруг смогу чем-то помочь…

— Ты сможешь помочь мне только в одном случае, если уговоришь своего Мастера отдать мне артефакт. И тогда, обещаю, я никого не трону.

Более, ничего не говоря, он развернулся и вышел, забыв связать её заклинанием. Тина обошла стол, выглянула в окно. Закат. По её подсчётам, Мастер будет здесь утром, поэтому сейчас был самый благоприятный для побега момент. Но вместо этого девушка подошла к кровати, забралась на неё и прикрыла глаза. Нет, она нутром чуяла, что должна остаться и выяснить, зачем эльф пошёл на такие крайние меры. Или ради кого? И как это связано с похищением племянника Грега? Хотя бы ради всего этого, она должна была попытаться. Поэтому, она решила дождаться ночи, чтобы провести разведку. Когда самый крепкий сон? Правильно — за несколько часов до рассвета. Вот тогда она и будет действовать. А пока, Дастин сосредоточилась и попыталась вновь подключиться к своему гравиту. Ей удалось это с пятой попытки. Пока что всё было по плану. Её вампиру ничего не угрожало, уж она-то об этом позаботилась, битый час объясняя нюансы управления гравитом. Девушка улыбнулась. «Её вампир»… А почему бы и нет?

Глава 10

— Грегори, спасибо, что так быстро добрался, — ехидно произнёс Светлейший, едва вампир спрыгнул с текура.

— Илвирэль, — кивнул он в ответ. — Ты не оставил мне выбора, похитив мою подопечную. И если ты думаешь, что это сойдёт тебе с рук, то глубоко заблуждаешься. Мало того, что ты воспользовался своей магией, проникнув на территорию моего дома, похитил ди-Альмаро, так ещё и опустился до шантажа.

— Всё намного проще, это не я её забрал. Мне её отдали. Так что предатель у тебя в стане, а я всего лишь воспользовался подвернувшейся возможностью.

Вампир окаменел от этих слов. Его кулаки сжались с такой силой, что захрустели суставы.

— Кто?

— С радостью сообщу тебе имя, и заодно девушку верну. Сразу же, как только получу артефакт.

— Никогда не считал тебя идиотом, Светлейший, но сейчас готов пересмотреть своё мнение, — сквозь зубы процедил вампир и попытался расслабиться. Так или иначе, но он узнает имя. И вот тогда… — Ты что, не понял, что я сюда не торговаться приехал, а забрать то, что принадлежит мне. И получить неплохую компенсацию за причинённые неудобства. Она — член моей семьи! И я в своём праве требовать немедленно вернуть её.

— Мне жаль, что приходится прибегать к такому, но выхода у меня нет, — он взмахнул рукой и на Грега тут же были направлены сотни стрел и боевых заклинаний. Вампир внимательно осмотрел всю появившуюся, словно из ниоткуда, ушастую братию и покачал головой. Своих сопровождающих он оставил за воротами резиденции эльфа, как тот и просил. И вот теперь вместо гостеприимного приёма стоял под прицелом. Мастер вновь взглянул на Светлейшего, добавив побольше холодности и надменности во взгляд. — Возможно, я и ошибся на счёт тьери, но вот за своего Мастера твои вампиры дадут мне всё, что я захочу.

Внутри Грегори пылала ярость. Как он смел его шантажировать? Как вообще додумался до подобного?! Мало того, что он забрал у него его звёздочку, его девочку, скрывает имя предателя, так ещё и теперь вознамерился угрожать ему!

— Одумайся, Илвирэль, — тихо, но отчётливо произнёс вампир. — Я даю тебе шанс выйти из этой ситуации без потерь. Если ты прикажешь своим людям убрать оружие и разойтись, я соглашусь даже на разговор с тобой. Если же нет, то…

— То ты ничего не сделаешь, потому что я являюсь хозяином ситуации. И это ты в моей власти, поэтому не в праве и не в состоянии диктовать мне условия, — заорал эльф. Вампир даже моргнул от удивления — никогда ещё, за всё время их знакомства, этот ледяной эльф не позволял себе проявлять чувства перед публикой. Никогда до этого дня: — Твой эскорт только что получил условия твоего освобождения. Им понадобится время, чтобы привезти мне артефакт, поэтому не стоит стоять на пороге. Лучше пройдём в дом и спокойно поговорим, — надменно сказал Светлейший, делая приглашающий жест по направлению к двери.

— Мне тоже очень жаль, — искренне ответил Грег и щёлкнул пальцами. Вокруг двора, где собралась вся компания один за другим начали проявляться текуры, выключая режимы невидимости. Их активные орудия были наизготовку и злые, как сам Аид вампиры недобро поглядывали на эльфов, посмевших угрожать их Мастеру и похитившие их тари.

Илвирэль изумлённо оглядывался, во все глаза рассматривая появившиеся платформы. Он был в самом настоящем шоке и не старался этого скрыть. Или же — просто не мог. Именно поэтому он не заметил, как к нему стремительно подошёл Грег, а пришёл в себя только после того, как на его запястье щёлкнул браслет, сдерживающий магию. — А теперь, ушастый, я хочу знать, где моя девочка.

И столько угрозы было в его голосе, что эльф сразу же понял — он изначально был полностью прав на счёт девчонки. Она — его тьери, иначе, почему сейчас сквозь привычные черты вампира проступает хищник? Но ответить он ничего не успел, потому что девушка вдруг оказалась около них.

— Мастер, — улыбнулась она.

Дастин, как и задумывала, после полуночи отправилась на разведку. У неё было время до рассвета, она чувствовала, что Грег уже очень близко и не сомневалась, что он скоро появится. Поэтому оставшееся время решила провести с пользой. Девушка проникла в несколько помещений, подслушала один разговор охраны, попыталась зайти в личное крыло Светлейшего, но там стояла какая-то защита, судя по всему магическая, потому что Тине так и не удалось обнаружить скрытую панель, чтобы попытаться взломать её. Она потратила целый час на тщательные обыски, пару раз едва удавалось вовремя спрятаться, чтобы не попасться на глаза дежурным постовым, но так и не добилась желаемого. А в том, что ей нужно попасть туда, уверенность была стопроцентная. В воздухе витало какое-то напряжение, едва уловимое, но оттого ещё более чёткое. Здесь точно что-то произошло, она была уверена. Только не понимала, с чем это было связано.

Тина также тщательно осмотрела подвальные помещения и ту их часть, которая отводилась под своеобразную темницу. Девушку неимоверно поразило то, что предстало её глазам. Конечно, она видела подобную в поместье Грега, но та отличалась практичностью в виде металлических решёток, толстых стен и постоянной охраной. Здесь же всё было похоже на буйную фантазию садовода: прутья темниц были сделаны из множества переплетённых между собой в форме жгута тонких веточек, на которых то и дело проскальзывали мелкие синие цветочки. От них исходил такой приторно-сладкий аромат, что Дастин сразу же догадалась с какой целью их сюда вплели — дурман. Чтобы те, кто находится в темнице даже не замышляли побег. Поэтому и охраны не было. Стены камер покрывал толстый слой мха, а на полу росла самая настоящая трава, только голубого цвета. И никаких лежаков, лавочек или стульев. В общем, офицер Олераан была поражена до глубины души. И поняла, что жить среди эльфов точно не смогла бы, с их-то воображением.

К сожалению, ни одного намёка на то, что где-то здесь был племянник Мастера, она не нашла. И хотя она его никогда не видела, была уверена, благодаря тому, что стала ди-Альмаро, сможет без проблем узнать парня. Кровные узы не были мифом даже у неё дома.

Вот и момент, когда Грег оказался в поместье, она почувствовала. Поэтому сразу же поспешила к нему.

— Тари, — в тон ей ответил вампир, а потом неожиданно для всех стремительно шагнул к ней и заключил в крепкие объятья, зарывшись носом в волосы. — Звёздочка моя, я думал, что умру, если не почувствую тебя рядом с собой, если не увижу тебя сию секунду. Никому не отдам, больше не позволю тебе отойти от меня даже на шаг. А этому эльфу уши откручу! И ещё, ты, кажется, потеряла.

Он достал из кармана её кулон, осторожно надел на шею девушке и вновь привлёк себе, словно и правда мог умереть, если она окажется от него дальше нескольких шагов.

Тина стояла вот так, прижавшись к своему вампиру и забыв обо всём на свете. Она купалась в его запахе, упивалась его теплом, наслаждалась его прикосновениями. И да, она была счастлива, как никогда. Здесь и сейчас она сделала для себя выбор, самый главный в своей жизни — если он попросит, она останется с ним, в этой галактике, на этой планете. Но прежде… прежде им необходимо решить проблему с эльфом, найти Рэйс и его племянника, поговорить, в конце концов.

Она отстранилась и вновь улыбнулась ему.

— Грег, нам нужно поговорить.

— Обязательно! Как только вернёмся домой, — кивнул он и попытался вновь притянуть девушку к себе.

— Нет, я имею ввиду сейчас и об этой ситуации. Мне нужно знать, зачем Светлейшему артефакт силы и что вообще он из себя представляет.

— Это мы можем обсудить и по дороге, — он всё же умудрился её обнять.

— Ты не понял, — девушка покачала головой. — Подумай сам, неужели ты не видишь здесь связи? И что бы тебя заставило пойти на подобный шаг?

Грегу и думать ничего не нужно было, ведь он был здесь. И будь у него этот аидов артефакт, он бы отдал его не раздумывая. Её жизнь для него была ценнее всего на свете, он бы на всё пошёл, всё отдал, лишь бы спасти свою звёздочку. Он даже за Марэка, своего племянника, так не переживал, хотя и испытывал по этому поводу жуткие угрызения совести. Но, очевидно, всё дело было в инстинктах, и в том, что он уже начал терять надежду… Пока не появилась Дастин.

Вампир перевёл взгляд на Светлейшего. Откровенно говоря, он был очень удивлён, когда узнал, что Дастин похитили, с какой целью и, главное, кто. Он ожидал чего угодно, но точно не того, что за всем этим стоит эльф. И не просто эльф, а сам Светлейший. Тот, кто был мудрым, рассудительным правителем, хотя и заносчивым сверх меры. Более того, он никак не ожидал такого поведения именно от него, ведь не так давно он спас жизнь одной из его дочерей, самой старшей, которую все считали внебрачной и потому недолюбливали. Хотя, как подозревал вампир, всё дело было в ревности, ведь сам Светлейший в ней души не чаял. И вот, когда девушку хотели убить, Мастер спас её и отправил вместе со своим племянником на Зельму. А в благодарность этот остроухий решил ему отплатить похищением его звёздочки. Стоило задуматься…

— Грегори, тебе, ведь, не нужен этот артефакт, — вдруг подал голос эльф, отойдя от шока. — Твоя тьери с тобой, жива и здорова. Да и к чему было всё это представление? Неужели ты бы действительно подверг её опасности? Просто отдай мне то, что я прошу и всё, никто не пострадает.

— Я не… — начала говорить Тина, но почувствовала, как вампир предупреждающе сжал её талию, и замолчала.

— Моя тьери жива и здорова только благодаря тому, что обладает особыми навыками, позволившими ей беспрепятственно покинуть место, где её держали. Иначе я сомневаюсь, что ты был бы столь любезен и отдал мне её сразу же. Единственный вопрос, который я задам ей позже и лично, — он повернулся и посмотрел на Дастин, — это почему она не сделала этого раньше. — Девушка смущённо отвела взгляд, тем самым подтверждая слова мужчины, а он продолжил: — Но главным остаётся вопрос, что у тебя произошло, заставившее совершить такую глупость. Ты был последним, от кого я ожидал подобного, и теперь хочу знать в чём ошибся. Учти, я сейчас нахожусь здесь только лишь из-за просьбы девушки. Если ты и дальше будешь ходить вокруг да около, мы просто уйдём.

Грег был сейчас жесток. Но девушка понимала, что иначе эльф не будет говорить. Он попытается выкрутиться, заговирить им зубы и прочее, но правды так и не скажет.

— Если я расскажу, ты отдашь мне его? — спросил эльф.

— Ты не в том положении, чтобы торговаться, Илвирэль, — холодно ответил Грег, и как бы невзначай обвёл внимательным взглядом замерших в ожидании приказа воинов с обеих сторон. — Меня интересует твой рассказ, но не настолько, чтобы задерживаться здесь дольше необходимого.

Эльф внимательно посмотрел на своего противника, но спорить не стал, а просто подал сигнал своим людям. Те тут же убрали оружие, но с мест своих даже не сдвинулись, внимательно следя за происходящим. Грег же и не подумал давать какие-либо команды вампирам. Он никогда не доверял эльфам, а после всего случившегося получил явное подтверждение, что его опасения были небеспочвенны, поэтому ослаблять своё прикрытие не стал. Теперь он отвечал уже не только за свою безопасность, но и за его звёздочку.

— Прошу проследовать в дом, — сделал эльф приглашающий жест. — Думаю, что данный разговор является неподходящим для обсуждения на пороге, в окружении такого количества народа.

Они поднялись по ступеням и свернули в первую же гостиную, встретившуюся им на пути. Всё это время Тина молчала, давая возможность мужчинам самим вести беседу. Для неё была важна информация, которую она и так вскоре получит. Она мельком оглядела комнату, больше высматривая возможные места, таящие угрозу, чем рассматривая обстановку, хотя та и была очень интересной. Всё вокруг светлое, аккуратное и, как показалось девушке, даже как будто ажурное. Явно немужская обстановка, но, как ни странно, эльф смотрелся в ней гармонично, в отличие от вампира.

Когда все расселись, Илвирэль наполнил свой бокал янтарной жидкостью и одним махом выпил всё содержимое, заслужив изумлённое хмыканье со стороны Грега.

— Помнишь, как некоторое время назад, между нашими расами едва не вспыхнула война? — начал он издалека. — Тогда мы столкнулись с теми существами, которые разнесли по нашему миру странную болезнь.

— Хотел бы забыть, да не могу, — едко ответил Мастер.

— Нам тогда не удалось выяснить, ни кто они, ни откуда и, главное, как здесь очутились. Мы и видели их только издали и мельком… Как ни старались, рассмотреть их более подробно или вообще выследить, у нас ничего не вышло. До недавнего времени. — Он замолчал, встал, сделал несколько нервных шагов вокруг своего кресла, будто решаясь на дальнейший разговор. — Они похитили мою семью, — сказал Светлевший и практически упал в кресло. Он за эти минуты превратился из властного и надменного главы народа, в сломанную куклу, так сильно изменили его переживания. Или, что ближе к правде, сейчас он впервые позволил себе открыться перед кем-то настолько, чтобы показать степень своих мучений. — Среди ночи, неожиданно пробрались в мои покои, выволокли Элею из кровати, притащили Салию и Иваллу, отмахнулись от охраны, как от надоедливых букашек… А на мою магию презрительно фыркали. Представляешь?! На мою силу, сравниться с которой могут единицы. Условия поставили на первый взгляд до смешного простые — добыть им артефакт силы. — Дастин с замиранием сердца почувствовала, как окаменел сидящий рядом Грег. Она успокаивающе сжала его руку, давая тем самым свою поддержку. И вампир, казалось, немного расслабился, по крайней мере, он переплёл свои пальцы с её. Но полностью погрузившийся в собственные переживания эльф ничего не заметил, продолжая рассказывать. — Я в тот же день созвал всех своих магов всех рангов и выкачал из них всю силу, до последней капли. Они до сих пор восстанавливаются. Но похитители сказали, что этого мало. Мало!!! Мало того, что способно сделать любого мага сильнейшим в этом мире. Да такое количество энергии способно заставить погаснуть солнце! — в отчаянии крикнул эльф. Тина готова была поспорить, что этого не хватит даже на запуск двигателя космического корабля, но предпочла промолчать. В конце концов, она же сама себе призналась, что безнадёжна в магии и не понимает её принцип работы. Поэтому, не стоит делать преждевременных выводов. — Потом я вспомнил об артефакте, который выставлял на боях Великолепный. Но добраться до него у меня не было возможности. Я никогда не держал гладиаторов, а мои воины против его мясников не продержались бы и минуты, поэтому не было даже смысла отправлять их туда. И вот, когда я уже практически отчаялся и потерял надежду, ты говоришь, что твои маги нашли практически идентичный артефакт. Для меня это стало надеждой и единственным выходом. Я готов был на всё, ради того, чтобы получить его. Как видишь, — Илвирэль горько развёл руками, — меня не остановило даже то, что Мастера и их тьери неприкосновенны.

Он замолчал, а девушка принялась анализировать ситуацию. Из всего выходило, что существовала некая группа, которая охотилась за странным артефактом силы, и которая каким-то образом связана с вирусом Аида. Также получалось, что сами они не могут по какой-то причине забрать то, что им нужно, поэтому действуют через других. И это не первый попавшийся прохожий, а один из самых сильных жителей Гелио. Значит и достать этот артефакт не так уж и просто. А ещё, теперь она была уверена, что эльфы не имеют никакого отношения к похищению племянника Грега. Но это была самая ужасная новость, ведь если это не они, тогда — те же существа, что похитили семью Светлейшего. А это означало одно — парень в большой опасности! Она не слышала ни одного случая, когда кто-то смог бы сопротивляться вирусу Аида.

— А почему ты сказал, что добраться до Великолепного у тебя не было возможности? И при чём тут гладиаторы? — спросила Дастин, чем заработала недовольный взгляд вампира и удивлённый эльфа. Как хорошо, что она не спросила, кто такой этот «Великолепный», подумала девушка. Хотя вопрос был так же важен для неё, как и остальные. Она не знала кто это, поэтому не могла нормально анализировать информацию. До этого она ни разу не слышала ни о каком Великолепном. О гладиаторах слышала, ей Грег говорил. Она подозревала, что истории похожи, и что Великолепный как-то связан с боями, на которых главным призом выступает тот самый артефакт. Но всё равно кое-что не складывалось.

— Потому что попасть на Зельму можно только по приглашению этого самого Великолепного. А он их раздаёт лишь в одном случае — если приглашённый будет участвовать в боях гладиаторов. Хотя, в отличие от своих предшественников, ведёт более лояльную политику по отношению к гелианцам. По крайней мере, я слышал, что он пытается изолировать радикально настроенных двуипостасных, чтобы те не отравляли умы подрастающего поколения, — ответил Светлейший и не давая Тине возможности продолжить задавать вопросы, которых у девушки появилось ещё больше, горько сказал: — А ведь раньше мы жили в мире и согласии с ними. Наши народы могли свободно перемещаться между двумя мирами, жить, где им хочется, торговать друг с другом… А сколько смешанных браков было! И не было таких понятий, как гелианец или зельмариец. Были просто «мы». Я так и не понял, что послужило причиной тех событий — то, что у двуипостасных остался единоличный контроль над переходом, или же это стало результатом того, что они начали войну против смешанной крови, заставив почти все народы покинуть их планету и обосноваться на Гелио. В любом случае результат мы с вами видим собственными глазами: на Зельму не попасть, на Гелио живут все расы, а Зельму с её удивительными лесами и водопадами полностью и почти единолично занимают двуипостасные.

Он замолчал, а девушка сидела и боялась даже пошевелиться. Так значит, они в курсе, что рядом с их планетой находится ещё одна обитаемая. Более того, раньше они жили, как единое целое, свободно перемещаясь между ними. Наверняка с помощью технологии межпланетных порталов, которая была хорошо развита во времена Содружества. Интересно, почему попасть на другую планету с Гелио стало невозможным? ИИ кодового устройства вышел из строя или же в нём закончилась энергия? Офицер Олераан приободрилась от таких новостей. Ведь, если ей удастся починить устройство, то она сможет попасть на Зельму и попытаться отыскать там Рэйс. И для этого ей не нужно будет искать корабль, хотя у каждого плана должен быть запасной вариант и вот так легко не стоит его вычёркивать.

Грег краем глаза заметил, как его звёздочка сначала замерла, а потом даже немного подалась вперёд, жадно впитывая информацию. Её удивительные глаза сейчас пылали хищным блеском, а вся она напоминала ему зверя, который наконец-то взял след и почуял добычу. Если бы она была вампиршей, то наверняка не смогла бы проконтролировать появление клыков. От этой мысли он едва удержался от улыбки. Да, его девочка была бы прекрасной вампиршей, и если всё пройдёт так, как он задумал, то… Вампир быстро отогнал от себя эту мысль. Не время. Сейчас необходимо сосредоточиться на других проблемах.

— А почему бы не попробовать пробраться на Зельму без приглашения? Сомневаюсь, что портал будет открываться для каждого участника отдельно. Это слишком затратно. Намного более проще активировать портал один раз, а потом просто поддерживать его в таком состоянии. В этом случае выход энергии будем минимальным, — проговорила Дастин и осеклась, поймав на себе два удивлённых взгляда. — Что?

— Грегори, где ты её нашёл? — задал странный вопрос эльф. Девушка тут же почувствовала, как рука вампира легла на её талию и ближе притянула её к нему.

— Поверь мне, там таких уже нет, — спокойно ответил Мастер, но все присутствующие услышали прорвавшийся в его фразу лёгкий рык.

— Это я понял и так. Чистокровных людей я не видел уже… — он запнулся под напряжённым взглядом вампира. — Давно не видел, — быстро закончил он фразу и сменил тему: — Дорогая тари, двуипостасные — звери. У них нюх такой, что не позволит пройти через портал даже лишней белке, не говоря уже о ком-нибудь из нас. Просто поверь мне, я пытался. Думаешь, ради семьи я не пошёл бы на такой риск? Пошёл, но он не увенчался успехом.

— А не пробовал запустить в проход какой-нибудь сосуд с резким запахом? Насколько мне известно, те, кто обладают превосходным нюхом, также чутко реагируют на резкие запахи. И если подобрать правильный состав, то можно лишить всю охрану их преимущества минимум на несколько дней, — спокойно проговорила Дастин.

— Ты жестока, но твой подход интересен, — кивнул Светлейший. — Только ты забыла о магах. Они защитили охрану, поверь мне. И даже, если бы твой манёвр удался, то маги быстро бы тебя вычислили.

Девушка сникла. Озвученный способ был одним из тех вариантов, которые она успела уже обдумать. Но, вполне возможно, что ей бы пройти удалось, в конце концов она не такая, как жители этой планеты и умеет то, что, судя по словам Мастера, не умеет никто. Правда, она лишилась своих привилегий…

— А почему ты не захотел выставить гладиаторов? — вдруг подал голос до этого молчавший Грег. — Не обязательно своих воинов. Ты же знаешь, где можно купить гладиатора или нанять. Это дало бы тебе шанс пройти на Зельму, а дальше действовать по обстоятельствам. Возможно, ты бы смог обменять свой артефакт, который у тебя получилось сделать, на его…

— Не стоит меня считать глупее себя, Грегори, — гневно ответил эльф. — Когда у меня закончились варианты, я именно так и поступил. Но неожиданно узнал, что в этот раз правила изменились. И в боях за артефакт буду участвовать не гладиаторы, а валькирии. А их, как ты знаешь, нанять или купить негде! Наши женщины не так воспитаны, как двуипостасные. Они не воины! И если уж и появляется где-то такая, которая выбирает для себя подобный путь, то её быстро прибирают к рукам.

Мастер выругался, и Тина вопросительно посмотрела на него.

Заметив её испытывающий взгляд, он спросил:

— Звёздочка, что ты знаешь о валькириях?

Дастин много чего о них знала. Например, так назывался один из боевых подразделений на звёздном флоте, в котором служили, естественно, только девушки и в который был настолько жёсткий отбор, что не каждый мужчина выдерживал. Валькирии были легендой флота, элитой. И было время, когда Дастин бредила ими, мечтала когда-нибудь вступить в ряды легендарных защитниц. Но Судьба распорядилась иначе, и девушка поступила в разведку. Ещё она знала, что когда-то безумно давно на самой Земле были мифы и рассказы о валькириях, женщинах-воительницах, которые ненавидели мужчин и не допускали их в своё сообщество, используя только для, так сказать, размножения, и после — убивая их. Также валькириями ещё называли саарианок — один из народов, населявших Гельдран-Тар до того, как туда прибыли переселенцы с Млечного пути. Обычаями и традициями они чем-то походили на земных валькирий, но, мужчин предпочитали держать рабами, а не истреблять. Хотя, сути это не меняло — мужчины не допускались ни до чего в их обществе. Для них была отведена своя ниша, в которой те жили и чувствовали себя отлично.

Перебрав все эти сведения у себя в голове, девушка решила, что будет лучше, если она промолчит. А потому просто пожала плечами.

— Что ж, валькириями у нас зовут женщин, красивых женщин, с определённым уровнем боевой подготовки, которые участвуют в боях без правил. Как ты сама понимаешь, участниц не так уж и много, а потому подобные бои не частое зрелище на Гелио.

— Дай угадаю — это любимое зрелище местных мужчин?

— Не только. Почти половина зрителей — женщины. Но суть не в этом. Бои — это своего рода торги, или ярмарка, на которых заключаются весьма выгодные договора. Или же приобретаются ценные вещи. Стать участником этого мероприятия можно только, если ты будешь представлять какого-то бойца. Это, так сказать, билет. Мужские бои — оплата за «вход», бои валькирий — возможность присутствовать на элитных торгах.

— И Зельма всегда была тем местом, где шли самые серьёзные из них, — добавил Илвирэль. — По большей части из-за того, что все двуипостасные — воины. Но с некоторых пор они никогда не покидают пределов своей планеты, потому и состязаться с ними можно только на их территории. По иронии судьбы, артефакт тоже оказался именно на той планете, как будто сами боги благоволят этим аидовым шавкам! — гневно закончил он свою речь.

— А кто-нибудь интересовался, что это за артефакт и в чём его ценность?

— Это древний артефакт, обладающий неподвластной нам магией. Поговаривают, что это магия Древних — расы, некогда населявшей наш мир и от которой произошли все мы, — просто ответил эльф, не заметив, как дёрнулась Дастин. Зато это хорошо почувствовал вампир и посмотрел на неё. Но девушка сидела неподвижно, уставившись в одну точку, и была странно бледна.

Офицер Олераан была в шоке. Кажется, она только что поняла, что за странный источник силы ищут эти существа, владеющие навыками «отражений» и похитившие семью Илвирэля. Это должен быть МНТ. За всё время существования Содружества, учёными были предприняты некоторые попытки найти альтернативные источники энергии, не уступающие по своим характеристикам и показателям уже существующим. Но как они не старались, МНТ был вне конкуренции. Он извлекает энергию вакуума из искусственно созданной области подпространства-времени (кармана), что делает его одним из самых мощных источников энергии известных по сей день даже в Гельдран-Тар. И является самым безопасным. Были попытки извлекать энергию по схожему принципу из моста в другую реальность, но такой вариант быстро отвергли, потому что оказалось, что из нашей реальности в ту, другую, начали просачиваться альфа-частицы, образующие аномальные дыры в их пространстве. Быть ответственными за гибель целой Вселенной, пусть и альтернативной, не захотел никто. Проект закрыли. Были и другие иногда удачные, а иногда и нет, проекты по созданию источников энергии. Одним из таких оказался лим-реактор, в котором в качестве сырья для получения энергии служит минерал под названием лиммах, добываемый на отдалённой планете Центра ГС. Этот генератор дает довольно большое количество энергии, но его, конечно, нельзя сравнить с МНТ. Проект был разработан на основе древних записей землян о ядерном оружии. Но сколько бы попыток не делали учёные, пока что превзойти технологию мечеров они так и не смогли.

И вот теперь Дастин с ужасом поняла, что кто-то в этой галактике знает столько же, сколько и она. Ведь просто слышать об МНТ и знать, как его применить — это разные вещи. А она была уверена, что те, кто так настойчиво пытается заполучить источник вакуумной энергии, прекрасно разбираются и в технологиях Содружества. А, значит, способны применить эти знания. И всё было бы ничего, если бы не тот факт, что эти неизвестные каким-то образом связаны с вирусом аида. И не дай боги они смогут найти способ прорваться через щит, окружающий Млечный путь, и добраться до Гельдран-Тар!

Девушка так сильно ушла в себя, что прослушала часть разговора, и услышала лишь его конец.

— Так ты дашь мне этот артефакт? — с надеждой спросил эльф.

— К сожалению, но нет. У меня его просто нет. Это были всего лишь слухи, которые должны были заставить двуипостасного пригласить меня к себе для сравнения. Тогда я ещё не знал, что мне может так повезти, и я встречу тари, которая обучит моих воинов уникальному стилю боя.

— Тари? — удивился Илвирэль. — Так она не лгала, когда говорила, что тренирует вампиров?

— Нет, не лгала.

— Тогда почему бы ей не выступить в роли валькирии, это дало бы шанс…

— Нет! Думай, что говоришь, эльф! — яростно проговорил Грег. У него всё внутри сжалось от одной только мысли, что она окажется на арене. Нет уж! Хватит с него и того, что он едва не отправился к Аиду в гости, когда увидел, как она приняла удар кинжала на себя. Или, когда понял, что этот кинжал был отравлен… Тина хотела, было, возразить, но увидев, как побледнел вампир, не стала развивать эту тему. По крайней мере при посторонних. По сути, её участие было бы идеальным вариантом для получения МНТ. Уж она бы нашла способ для его применения. И уж точно не позволила бы отдать его похитителям. Да, она сделала бы всё, что было в её силах, чтобы отыскать похитителей и вернуть мужчинам их семьи, но также и понимала, что пожертвует собственной жизнью, но МНТ не отдаст. Ведь это означало бы начало конца для её дома.

— Светлейший, — обратилась к нему Тина. — Не стоит сердиться на нас, за нежелание помочь. Мастер сказал чистую правду — у него нет артефакт. Но мы ищем его также, как и ты. — Она сжала руку вампира. — Ведь нам поставили такое же условие возвращения племянника Грега…

— Что? — выдохнул эльф.

— Моего племянника похитили также, как и твою семью. Только узнал я об этом намного позже, — начал рассказывать Мастер. Он не стал злиться на свою звёздочку за то, что она решила всё рассказать, потому что понимал — это было верным решением в свете открывшихся сведений. Союзники им не помешают. А ещё его неимоверно грела мысль, что Дастин сказала «мы». Это давало надежду! — Условия такие же — артефакт силы. Марэк должен был прибыть на Гелио на праздник, но этого не произошло. Я сначала решил, что у него просто не удалось договориться с Великолепным на открытие портала. Но потом, как оказалось, его похитили. Мне прислали сообщение, что он находится в плену и будет отпущен сразу, как только я достану им артефакт.

— Но зачем? — не понял эльф.

— Мы не знаем. Даже то, кто за всем стоит.

— Нет. Зачем ты сказал, что у тебя есть такой же артефакт?

— Я распустил слух, что нашёл похожий альтернативный источник энергии, чтобы вынудить Великолепного сделать ошибку, попытаться украсть у меня его или предложить сравнить, проверить… не знаю! Я, если честно, думал, что именно этот зверь виновен во всём. Тогда это казалось хорошим планом. Сомневаюсь, что он рискнул бы везти на Гелио источник. Скорее, пригласил бы меня, прекрасно зная, что я полетел бы хоть на мёртвые земли! А когда появилась она, у меня появился ещё и запасной план — воины! Они бы участвовали в турнире гладиаторов и вышли бы победителями, теперь я в этом уверен. Но самое главное, мы бы смогли проникнуть на Зельму! Раньше я бы не стал рисковать столькими жизнями, чтобы спасти одну. Марэк меня бы не простил, да и я сам себя тоже. Но сейчас я уже не так уверен. Мне кажется, что двуипостасные, ну или по крайней мере, Великолепный, тут ни при чём. Ведь иначе это говорило бы о том, что они были на Гелио. А мы все прекрасно знаем, что это не так — портал не открывался со времён последних боёв.

— А вы откуда знаете? — насторожилась Тина.

— Портал является нейтральной зоной, поэтому у каждого народам там свои соглядатаи, — ответил Илвирэль, пристально глядя на девушку. Его с каждой минутой всё больше интересовала её неосведомлённость в таких простых вещах. А ещё, она была человеком. Самым чистокровным из всех, которых он видел за последние тысячелетия.

— Вы с ними враждуете? — тем временем спросила она, заставив эльфа улыбнуться.

— Нет, звёздочка, это они враждуют со всеми. Никто так и не может сказать, с чего всё началось, как и упоминал чуть раньше Светлейший, но в один день представители этой расы вдруг сошли с ума и начали уничтожать всех, кто имел в себе хоть капельку чужой крови. Отец убивал своего сына, если мать была другой расы и наоборот. Дошло до того, что они создали артефакт, который стали прикладывать к новорожденному, проверяя его чистокровность. И если эта штука показывала, что в младенце проснулось наследие какого-то предка иной крови, его убивали. А потом начали выселять со своего мира всех, кто не был двуипостасным.

— То есть как это? — сердце Дастин замерло, а потом застучало в бешенном ритме.

— А вот так — они назвали Зельму своим миром и приказали всем переселяться на Гелио. И никто им не возразил, что самое интересное. Решили, что места всем хватит, благо, что народа было не так уж и много.

— Это всё замечательно, но если у вас нет артефакта, что же вы собираетесь делать? — встрял в их разговор эльф.

— Пока что план такой же — участвовать в боях гладиаторов и попытаться привлечь внимание Великолепного, — ответил Грег.

«Или найти корабль и проникнуть на Зельму другим путём» — добавила про себя Дастин. Но эту версию она собиралась поведать вампиру наедине.

— Тогда я не понимаю, зачем мы с вами впустую тратим время, — безжизненно проговорил Светлейший. — Я…

Но тут он замолчал. Да и Тина с Мастером тоже уловили, что на улице что-то происходит. Оттуда слышались крики и даже звуки боя. Вампир с девушкой резко вскочили со своих мест, как вдруг эльф сказал:

— Слишком поздно. Это они. Они как-то узнали, что я собирался забрать у вас несуществующий артефакт и прибыли за ним.

— Что ж, настало время проверить свои подозрения, — тихо сказала офицер Олераан, но её услышали.

— Дастин…

— Нет, Грег. Ты и сам понимаешь, что иного выхода нет. Мне нужно оружие и моя форма.

Девушка смотрела сейчас так твёрдо и спокойно, что вампир впервые за всё время их знакомства понял — она не просто его звёздочка с уникальными навыками боя, а воин. Такой же воин, как и он. Более того, явно не понаслышке знакомый с военной дисциплиной. Поэтому он просто протянул ей сумку, которую всё это время держал рядом с собой.

Она быстро переоделась, взяла два меча и обернулась на мужчин.

— Полагаю, что магия эльфа нам может пригодиться, — проговорила она, взглядом указывая на браслет эльфа.

— Моя магия против них ничего не может сделать, — ответил Илвирэль, но, тем не менее, встал. Ему было интересно. Мастер спокойно подошёл к нему и снял кандалы.

— Не стоит делать глупостей.

— Или помогай, или не мешай.

И они вышли, оставив Светлейшего изумлённо смотреть им в след. Он не мог поверить в то, что видел — полное единение тьера и его тьери. Они сами этого не осознавали, но двигались, говорили и даже, как он предполагал, думали одинаково, словно были одним целым.

Глава 11

Стоило Тине выйти на улицу, как она поняла, что попала в самый настоящий ад — вампиры сражались с эльфами, эльфы сражались с вампирами и между собой… И это было не то, что она рассчитывала увидеть. Однако догадка острым кинжалом вонзилась ей в сердце. Вирус! Она в тот же момент остановила Грега, втянула его обратно в дом и оглянулась на следующего за ними эльфа.

— В чём дело? — рыкнул вампир. Он отчётливо слышал звуки сражения и рвался на помощь своим людям.

— Нет, Грег, — она вновь ухватилась на его руку, останавливая.

— Но там идёт бой! — воскликнул эльф и тоже попытался выйти наружу.

— Говорю же, что сейчас нельзя! — вышла из себя Дастин. Потом вздохнула и более спокойно проговорила: — Илвирэль, ты в состоянии на нас троих поставить такую защиту, чтобы мы не смогли вдохнуть ничего отравленного, и чтобы наша кожа не соприкасалась с посторонними предметами?

Вопрос явно удивил мужчин, потому что они настороженно переглянулись, словно хотели получить подтверждение друг у друга, что им не послышалось и даже перестали рваться на улицу. Но девушка выглядела серьёзной как никогда, поэтому спорить никто не стал.

— Ну… да. А…

— Тогда действуй! — резко ответила она. — И да помогут нам боги всех миров. Объяснения потом.

Пока эльф творил, она пыталась осмыслить увиденное всего пару мгновений назад, как вампиры одного за другим укладывали парализаторами взбесившихся эльфов, как некоторые из только что усыплённых начинали вновь дёргаться и вставать, как только что вполне нормальный и адекватный воин, вдруг, замирал, вытягивался словно струна и опускал голову, чтобы секундой позже открыть чернеющие глаза. Она никогда не видела, как это происходит вживую, только читала. Но реальность была в сто раз хуже.

— Готово, — сказал эльф, заставив девушку вздрогнуть. — А теперь, не мешало бы объяснить. Да и нам пора выйти, пока не слишком поздно.

— К сожалению, — печально сказала Тина. — Они уже это делают.

— Что? — одновременно подались вперёд Илвирэль и Грег.

— Светлейший, скажи, в тот раз, когда похитили твою семью, происходило ли что-то странное с твоими воинами?

— Откуда ты знаешь? — нахмурился он.

— Да или нет? — с нажимом потребовала ответа офицер Олераан.

— Да. Но это произошло только с моей личной охраной. Мы решили тогда, что их заколдовали. Пытались вылечить, но они умирали все, невзирая на наши усилия.

— Вы почти угадали — это болезнь. Как та, что прошлась по многим городам Гелио. И сейчас то же самое происходит с воинами снаружи. Именно поэтому я не выпустила вас раньше. А теперь, слушайте внимательно — не давайте прикасаться к себе. Я верю, что магия сильна и вполне в состоянии защитить нас, но рисковать не стоит. И старайтесь дышать как можно меньше. Вступайте в бой только тогда, когда на вас нападут — не стоит зря провоцировать их. И последнее… Мне жаль, Илвирэль, но заражению подверглись только твои эльфы. Вампиры были под защитой текуров…

Мастер, казалось, облегчённо выдохнул. А вот Светлейший нахмурился, взглянул в сторону двери, потом на девушку и спросил:

— Это можно вылечить?

Тина прекрасно поняла, что спрашивал он в данный момент не только о своих воинах, ведь его семья также была в контакте с этой заразой. Поэтому постаралась ответить как можно более корректно.

— Да. Мы уже лечили подобное раньше, но потребуется время. Возможно, много времени.

Эльф лишь кивнул в ответ и решительно открыл дверь. И хотя у него было много вопросов, например, кто такие эти «мы», но он понимал, что сейчас не время.

Девушка подобралась, настроила китель на решим защиты и вышла следом за мужчинами. На улице по-прежнему было шумно. Эльфы продолжали сходить с ума, накидываясь на друг друга и на тех вампиров, которые к этому моменту решили спуститься с текуров. Увидев это, Тина громко крикнула:

— Нет! Всем оставаться в текурах и не опускать защитные экраны!

На неё тут же обратили внимание пару ушастых. Пришлось отскакивать от мужчин и ударом ноги отправлять заражённых в полёт. Но следом появились ещё двое. Они, один за другим набрасывались на неё, стремясь ударить, укусить, разорвать на кусочки. В них не осталось ни капли разума, бушевали одни лишь инстинкты. Она взмахнула рукой и плашмя приложилась лезвием меча о висок очередного нападавшего, отправляя того в забытьё. Дастин слышала, как Грег дал команду вампирам не убивать и по возможности никого не калечить, как Илвирэль вызвал своих магов, приказав создать вокруг себя такие щиты, как и у него. Она сражалась ожесточённо, стараясь привлечь к себе как можно больше внимания, чтобы дать магам делать свою работу, не отвлекаясь на бой и не расходуя силу попусту. Ведь прекрасно помнила, что до этого рассказал ей эльф — все маги отдали свою силу в созданный ими артефакт, и многие ещё даже не начали восстанавливаться. Очевидно, здесь и сейчас присутствовали самые сильные из них, те, у кого уже началось восстановление, и кто успешно справлялся с поставленной перед ними задачей — усыпить поверженных воинов так, чтобы они больше не смогли встать. Самое удивительное, что магии для этого хватало, а вот привычных ей парализаторов — нет. Нужно было выстрелить в заражённого трижды, чтобы достичь такого же результата, что и у эльфов. И это наводило на определённые мысли, которые не раз и не два возникали у неё в голове — что же такое, эта «магия»? Но в данный момент они были лишними, поэтому она решительно отбросила их в сторону, уклоняясь от очередного ушастого.

Некоторые из них вели себя чуть иначе, сохранив в себе больше разума, а потому сражались так же стремительно и даже вдумчиво, как делали бы это, будучи в нормальном состоянии. Такие заражённые создавали довольно много проблем, потому что не позволяли вырубить себя быстро, как остальные. Один из таких извернулся и выпустил в неё стрелу. И если бы не китель, заранее запрограммированный на защиту, Тина была бы серьёзно ранена. Она сомневалась, что магический щит был рассчитан на такую агрессивную атаку. От силы удара девушку отшвырнуло в сторону. Всё случилось настолько неожиданно, что она еле успела сгруппироваться и правильно приземлиться на землю, чтобы не сломать себе чего-нибудь. А когда подняла голову, чтобы увидеть своего противника, заметила только, как в того с трёх сторон пальнули парализаторами.

Она осмотрелась, замечая, что активных нападающих практически не осталось, и каждый был уже занят кем-то из вампиров. Поэтому она просто подошла к Илвирэлю, о чём-то ожесточённо спорящем с одним из магов.

— Как мне помочь им? — спросил эльф, тут же прекратив этот спор.

— Пока что это невозможно. Единственное, что сможет облегчить им страдания и замедлит процесс заражения — это стазис. Как крепкий сон, во время которого сердце бьётся один раз в несколько минут, не хочется есть и пить. Ты сможешь это сделать?

— Да, у нас есть специальные заклинания с таким действием. Но как долго они там пробудут?

— Пока я не найду способ вылечить их, — ответила Тина.

— Светлейший, думаю, что стоит проверить весь твой дом, мало ли, вдруг, мы пропустили кого-то и он проник в жилую часть? — внёс предложение подошедший к ним вампир, вновь приобнимая девушку за талию. — Думаю, что смогу оставить несколько своих воинов тебе в помощь.

— Спасибо, но в этом нет нужды. Я уже отдал все распоряжения. Осталось только изолировать этих и наложить на них заклинание. А мы все уже носим такие же щиты, как ваши.

— Тогда давайте побыстрее закончим со всем этим, — со вздохом проговорила Девушка и повернулась, чтобы осмотреться. И тут она заметила их. Пятеро воинов неспешно приближались к ним со стороны центральных ворот. Тина уже какое-то время пыталась их обнаружить, не понимая, каким образом все начали сходить с ума без непосредственного контакта с заражёнными. И теперь, глядя на них, она поняла, что те просто инфицировали одного и кинули его в толпу. Они не могли не заметить всех собравшихся у дома, и наверняка, таким образом решили избавиться от проблем в виде двух отрядов. Чего они не ожидали, так это того, что вампиры вовремя сообразят в чём дело, и активируют свои щиты, поэтому смогут дать отпор. А ещё они никак не могли знать о ней.

Девушка внимательно следила за ними, видела, как они двигаются и понимала, что это действительно были «отражения», как называл их Мастер. Такие же воины, как и она. Но как такое возможно?

Их лица были закрыты масками, поэтому Дастин не сразу заметила, что пятёрка теперь так же пристально смотрит на неё, как недавно смотрела она на них. Они её оценивали, вдумчиво и основательно, о помутнении рассудка или неконтролируемой агрессии тут и речи не шло. Нет, это были уверенные воины. Вот только неизвестно, что именно в них изменил вирус и как вообще такое возможно? И именно это необходимо узнать в первую очередь, потому что неизвестный противник — вдвое опасный противник. Но и сейчас она не собиралась недооценивать их. Такое поведение может им слишком дорого обойтись.

— Илвирэль, вы сами тут справитесь? — спросила она эльфа, не отрывая взгляда от новых действующих лиц.

— Я же сказал, а что?

— У нас гости.

Грег и эльф тут же обернулись и посмотрели в ту же сторону, что и она.

— Их пятеро! — обречённо сказал Светлейший.

— Да. И по чистой случайности у нас хватит людей им противостоять. По крайней мере, я на это очень надеюсь, — кивнула она, а потом остановила пробегающего рядом Шера. — Шер, собери всех наших и разбей на три группы по четыре.

— Хорошо, — кивнул он, не задавая лишних вопросов. Знал, что тари сама расскажет.

— На каждую группу по одному противнику из той пятёрки, — она кивнула на пришлых. — И запомни, они — «отражения». Будьте осторожны.

— Держись рядом со мной, — скомандовал Мастер, плавно активируя второй свой клинок. До этого девушка ни разу не видела, чтобы он пользовался подобным оружием, предпочитая самый настоящий меч. И раз дело дошло до такого, то он был настроен более, чем просто решительно. Этих противников он щадить не собирался, по крайней мере не своего точно. Если кто-то выживет — хорошо. Нет… ну, значит не судьба.

— Не в этот раз, — покачала головой Тина и тут же добавила, почувствовав, как напрягся вампир. — Можешь спорить хоть до хрипоты, но ты прекрасно знаешь сам, что я такая же как они. Да и не собираюсь я отсиживаться за твоей спиной, когда идёт бой.

— Вот это в тебе меня больше всего и раздражает! — рыкнул он и угрюмо двинулся на противника.

Дастин прикрыла глаза, делая глубокий вдох. Сейчас ей предстояло испытать себя и своё тело на выносливость без преимуществ, которые давали ей наниты. А заодно и определить, что приобрели её противники, находясь под воздействием вируса. В этом уже не было сомнений. И наводило на определённые мысли — неужели кто-то научился контролировать сам вирус и теперь активно использовал его? Это было ужасно, но в данных обстоятельствах уж очень сильно походило на правду.

На неё накинулись сразу двое. Словно близнецы, действуя слаженно в паре, они не обращали внимание на попытки отделить их друг от друга, безостановочно атакуя девушку и словно от мух отмахиваясь от её бойцов. Она видела, что Грег пытался пробиться к ней, но его противник уверенно держал вампира на месте, не позволяя легко победить и пойти на помощь своим людям. Внимание остальных было поделено между бойцами её команды. Из-за неправильного разделения силы, вампиры скорее мешали друг другу, чем помогали — их было слишком много для слаженной работы против одного противника. Каждый из них был сильным воином, и работать в паре им приходилось не часто, а сражаться командой из пяти-шести бойцов против одного противника — и подавно… Но какое-то время спустя им-таки удалось приноровиться и разработать свою собственную стратегию, позволяющую получить преимущества в бою. Сама Тина чувствовала себя белкой в колесе. На то, чтобы попробовать анализировать действия противника у неё просто не хватало времени. Поэтому, она решила довериться своим знаниям и интуиции, полностью отдавшись на их волю. Она уклонялась от их ударов, ставила блоки, парировала и отступала, изучала их, искала брешь в их сдвоенной защите, позволяя себя загонять в, казалось бы, безвыходные ситуации. Она уже почти отчаялась, когда, вдруг, в голове что-то словно щёлкнуло и она увидела то, что искала. И когда настал момент, решила воспользоваться полученным преимуществом.

Один из нападающих сделал резкий колющий выпад, в то время, как второй замахнулся для рубящего удара сверху вниз. Дастин тут же парировала его, резким обманным движением направляя лезвие меча первого в живот второго, одновременно ставя блок вторым мечом и принимая удар на основание гарды. Замешательство, возникшее в результате неожиданного поворота событий, позволило девушке серьёзно ранить первого противника и, как ей казалось, убить второго. Но, к её изумлению, вместо того, чтобы упасть на землю бездыханными, они с новыми силами накинулись на неё. Несколько раз ей едва удалось избежать смертоносного удара, когда противники смогли просчитать её манёвры. Лишь опыт и ловкость позволили ей вовремя изменить собственные движения, уйти в другую сторону. Она начала уставать, мечи уже казались неподъёмными, ноги заплетались. В какой-то момент девушка неловко споткнулась и едва не упала, но, что самое странное, это дало ей возможность для удачной атаки. Её противники растерялись, обманулись и не успели перестроиться вслед за ней, когда она оступилась. Это навело её на одну мысль. Когда-то давно ещё на Земле существовали единоборства, в которых применяли «пьяный» стиль боя. Это дезориентировало противника, поскольку движения не поддавались логике и напоминали не боевое искусство, а просто удачные манёвры пьяницы. Решив рискнуть, офицер Олераан полностью расслабила своё тело и в момент, когда на неё накинулись два воина, просто плавно пошатнулась в сторону. Легко и непринуждённо, словно оно само так получилось. И вновь те замешкались! Девушка мысленно усмехнулась. Вот вы и попались!

Действуя по-новому, она раз за разом ускользала от мечей, ставила подножки и взмахивала мечами так, словно и впрямь была пьяна. Но в отличие от настоящих пьяниц, её движения и удары были тверды и целенаправленны. Перестав действовать систематично, она отобрала у воинов возможность ведения логичной атаки. Это разозлило их, они перестали быть парой. И именно тогда Дастин начала атаковать как раньше, но уже вкладывая в каждый удар всю оставшуюся силу. Они больше не нападали, а наоборот, отступали. Не давая им прийти в себя, она наступала, орудуя мечами так, словно они были её естественным продолжением. И вот, первый оступился, открывшись под смертельный удар, который Тина не замедлила ему подарить, рубанув со всей силы по груди и разрубая тело почти надвое. Вот второй, увидев поражение партнёра, необдуманно замахнулся, давая девушке возможность вонзить меч ему в живот и с силой провести им к его горлу. Всё ещё глядя на неё изумлёнными глазами, оба воина начали оседать на землю, а вместе с этим их глаза покидала жизнь.

Наблюдая за тем, как они падают, Дастин ощущала, что и сама вот-вот лишится чувств. Ноги подкосились, и она неловко плюхнулась на попу, а потом и вовсе разлеглась на земле, выронив мечи. Сзади послышался предсмертный хрип и лязг стали о камни, но она не обернулась, просто не могла… Сколько она так пролежала, офицер Олераан не знала, но к моменту, когда у неё появились силы хотя бы моргнуть, бой уже закончился. Да, она поступила глупо, очень глупо, разлёгшись во так, посреди поля боя. Особенно, если учитывать, что противников могло быть вдвое, а то и втрое больше. Но усталость и то, что в её теле больше не было никаких маленьких помощников, брало своё. В то время как у «отражений» явно имелись в запасе парочка преимуществ. То количество смертоносных ударов, которыми она наградила за весь бой этих двоих, могло убить полсотни бойцов, а этим было хоть бы что! И только разрубив их на две части, она их победила. Очевидно же, что вирус не только изменил их сознание, но ещё и неплохо поработал над телом. Понять бы ещё теперь, почему такие изменения происходят не со всеми… Одни ведут себя, как звери, лишившись рассудка, другие чуть более умно, но не менее агрессивно, а третьи превратились в универсальные машины для убийства. Нет, причина должна быть! И нужно как можно скорее со всем разобраться. А для этого — принять вертикальное положение.

— Чёрт! — выдохнула девушка, с трудом вставая. У неё болел каждый мускул, так сильно пришлось постараться, чтобы суметь победить. То ли она расслабилась, находясь на Гелио, то ли они действительно намного сильнее среднестатистического бойца КФГС, Тина не знала. Но очень чётко понимала, что все усилия в обучении и подготовке вампиров придётся как минимум удвоить, и для неё, и для остальных бойцов. Сегодняшний бой дал понять, что удача была на их стороне. Именно удача и везение, а не сила. И это не радовало абсолютно. Единственное, на что она искренне надеялась, так это на то, что таких бойцов здесь очень мало. Иначе… А что «иначе» — об этом даже думать не хотелось.

— Звёздочка! — подлетел к ней вампир и привлёк её к себе. — Ранена?

— Нет. Просто ощущение, что меня прожевали, а проглотить забыли. А ты как?

— Лучше, чем они, — он махнул в сторону пяти трупов, раскинувшихся на земле, где ещё пару часов назад была красивая эльфийская лужайка с травой и цветами. Сейчас же это было кроваво-земляное месиво, от которого по телу пробегали неприятные мурашки. — Но, признаюсь, если бы не наши уроки, победа далась бы намного труднее. Ты была великолепна! Правда, пару раз я решил, что ты пьяна…

— Да уж, пришлось идти на хитрость, — рассмеялась она, держать за живот. Мышцы болели так, что даже смеяться было тяжело. — Необходимо их осмотреть. А то те, что достались мне, обладали неимоверной живучестью.

— Мой тоже, пришлось снести ему голову — только тогда он окончательно помер, чтоб ему! — зашипел Мастер.

— Кстати, а это идея. Чтобы не произошло неожиданностей…

— Я уже отдал приказ ребятам, — кивнул Грег. — Кстати, они безумно злы на самих себя.

— Да, видела, что возникли трудности в командной работе, — вздохнула она, подходя к своему бывшему противнику. — Но это моя ошибка, а не их. Мне стоило развивать в них подобный навык.

— Нет, этот навык в них был развит с самого детства, просто они слишком расслабились, возомнив себя непобедимыми.

— Угу, — рассеяно ответила девушка, уже потеряв нить разговора. Её внимание привлёк карман одного из тех, с кем она сражалась. Оттуда как раз выглядывало кое-что, очень характерное для Гельдран-Тар. И стоило Тине наклониться, как она тут же поняла, что не ошиблась.

— Что это? — спросил подошедший незаметно Светлейший. Всё это время он и другие маги занимались ранеными эльфами и связывали всех тех, кто подвергся агрессии.

— Маячок, — ответила она, внимательно рассматривая устройство.

— За ними следили? — не понял эльф.

— Нет, полагаю, что это они следили. Вот только какой смысл… — она не договорила, потому что в этот момент её бикомпер выдал «Цель обнаружена» и развернул перед мысленным взором карту острова со светящейся точкой на юго-западе, в горах. — Горы на юго-западе, — сказала она. — Что там?

— Ничего. Заброшенные рудники. Раньше там жил клан гномов, но после того, как ценная порода закончилась, они покинули те места. Мы туда не ходим, потому что горы нас никогда не интересовали.

— И, кажется, зря, — пробормотала она себе под нос и резко вскинул голову, оглядываясь. — Джад! Мой текур, где он?

— На границе, там, где ты его и оставила.

— Ладно, нет времени! Грег, Илвирэль, Шер, вы со мной, остальная команда на трёх других текурах. Я, кажется, кое-что нашла, — скомандовала девушка, запрыгивая в тот, в котором уже сидел подопечный Мастера. Она быстренько подключила найденное устройство к навигатору платформы и указала пальцем на появившуюся точку. — Вот сюда лети.

Спустя минут двадцать величественные пики уже были видны довольно чётко. Дастин распорядилась активировать невидимость, и вся команда незаметно подлетела к горам почти вплотную. Девушка внимательно вглядывалась в карту, развёрнутую на навигационном экране, в надежде обнаружить то, что ей нужно. К сожалению, без прямого подключения к спутнику, которого у неё не было из-за того, что тот, который сумела взломать, сейчас находился в слепой зоне, она не могла узнать всё более подробно. А информации, которую она получила в самом начале своего пребывания на Гелио от геологического исследовательского спутника, было недостаточно. Из неё нельзя было понять, где именно были залежи дварнарга, лишь то, что он был в этих горах.

Спустя какое-то время Грег мягко положил ей руку на плечо и спросил:

— Звёздочка, что мы ищем?

— Дварнарг, — ответила девушка. — Хотя не уверена, что вам это название о чём-то скажет.

— Это какой-то минерал? — спросил Светлейший.

— Ну, можно, наверное, сказать и так. Дварнарг — это природный сплав из определённой породы камня, горного хрусталя и золота. Он получается в результате воздействия ультрафиолета и тектонического давления на эти составляющие. Происходит странная реакция и в итоге получается дварнарг. И да, его ценность очень велика, потому что он имеет свойство отражать любые поисковые… эээ… заклинания, — она запнулась, едва не сказав «импульсы», но почти сразу же ощутила на себе испытывающий взгляд вампира — он сразу понял, что за этой оговоркой сокрыто нечто, но не стал задавать лишних вопросов при свидетелях. — Но сразу предупрежу, что дварнарга очень мало в природе. Крайне мало. И использовать его можно только в его месторождении. То есть добыть его и покрыть им свой дом увы нельзя — пользы будет как от обычного камня.

— А как же тот маячок, который ты нашла? — поинтересовался Мастер. — Ведь из твоих слов выходит, что и его не должно быть.

— Всё верно, но его установили снаружи, как раз для того, чтобы человек, владеющий этим прибором, — она указала на устройство, подсоединённое к навигатору гравита, — смог отыскать пещеру. И маячки здесь непростые — они парные и засечь их со стороны нельзя.

— И зачем мы сейчас, вдруг, отправились на его поиски? — раздражённо спросил эльф.

— Если ты ещё не сообразил, то всё поймёшь сразу же, как только я найду дварн… Есть! — воскликнула она и решительно задала координаты в навигатор. Потом повернулась к Шеру и сказала: — Скажи остальным по вашей магической связи, чтобы двигались за нами и активировали свои персональные щиты. И ещё, пусть пилот останется в текуре и будет готов воспользоваться парализаторами.

— Нам предстоит ещё одно сражение? — напряжённо спросил Мастер.

— Да, и боюсь, что оно будет решающим, — вздохнула Тина. — Если всё будет так, как я думаю, то… Чёрт!!!

Девушка ровно за секунду до того, как в них попал сгусток плазмы, перегнулась через перегородку между сидениями и, положив свои руки поверх рук Шера, резко увела в сторону гравит. А вот тот, что следовал за ними, не оказался столь удачливым — ему удар пришёлся аккурат в лобовую часть. И если бы вампиры не обладали повышенной скоростью и регенерацией, то вместо взорвавшейся платформы, они бы не досчитались четверых своих людей. Офицер Олераан ещё раз выругалась и стремительно уселась на колени ошалевшему от такого поворота событий Шеру. Сзади послушался приглушённый рык, но она даже не стала реагировать на него. Сейчас было не до ревности. Вместо этого полностью завладела руками молодого вампира и нажала ими на несколько кнопок на панели пилотирования. Скрываться уже не было смысла, как и соблюдать тишину в эфире, из опасений быть подслушанными или обнаружить себя радиоволнами.

— Всем убрать режим невидимости и установить щиты, — проговорила она, проделывая пальцами Шера все необходимые движения. — Держаться на достаточном расстоянии друг от друга.

И отключилась, после чего решительно вернула руки на штурвал поверх рук вампира.

— А теперь, поиграем, — мрачно проговорила она и перевела гравит на режим ускорения.

Плазменные сгустки летели в них абсолютно хаотично и так часто, что девушке с трудом удавалось уходить от опасности, да и то, в самый последний момент. Ей было неудобно, она как будто летела вслепую, не чувствовала машину под собой, и это неимоверно злило! И хотя Шер делал всё, чтобы вообще ничем не напоминать о себе, она отчётливо ощущала, что в данный момент он был серьёзной помехой между ней и полным контролем гравита. Светлейший и Мастер сидели сзади так же тихо, но на крутых виражах несколько витиеватых выражений на разных языках сообщали Тине, что они всё ещё были здесь, всё ещё были в опасности.

И поэтому, на очередном сумасшедшем развороте, Дастин резко опустила штурвал и направила платформу к земле.

— Нет! — задалось решительное сзади. — Звёздочка, даже не пытайся. Я сказал нет!

Раздражённо фыркнув, она на мгновение обернулась и встретилась взглядом с до ужаса серьёзным и решительным Грегом. Плюнув на всё и грязно выругавшись, девушка почти вертикально поставила гравит, набирая высоту, а потом как ненормальная понеслась вперёд, напрочь игнорируя тот факт, что теперь орудия всех трёх пушек были направлены в её сторону и палили без остановки. Ну, нет! Она устала от этой выматывающей игры! Резкий сброс скорости, да так, что непривычный к подобному полёту эльф едва не перевалился на переднее сидение; почти плавный переход в сторону, чтобы уйти от очередного выпущенного в них плазменного заряда, в ту же секунду вновь перейти на предел скорости и начать палить в первое подвернувшееся орудие со всех калибров. Но такой жёсткой меры и не понадобилось — ни одно из них не было защищено щитом, а потому было уязвимо. Словно в подтверждение этих слов взорвались и два других. Это оставшиеся ребята воспользовались шансом, пока противник был полностью сосредоточен на Дастин, и смогли подлететь настолько близко, чтобы, следуя её примеру, уничтожить систему обороны врага.

Девушка уже хотела расслабленно откинуться на Шера, когда расслышала его сдавленный стон.

— Прости, — почти искренне проговорила она и убрала свои руки с его ладоней. В тот же момент она оказалась сидящей на своём месте, а рука Мастера лежала на её плече. Сбоку вновь раздался стон, и все повернули головы на Шера — тот с мученической гримасой отлеплял пальцы от штурвала.

— Ну, тари, у тебя и хватка…

— Прости, правда не хотела. Просто была слишком напряжена… — оправдывалась она, но он, казалось, её даже не услышал.

— Больше никогда в жизни не скажу, что человеческие женщины — хрупкие создания.

Это заявление вызвало пару смешков, плавно, но уверенно переросшие в заразительный смех полный облегчения. Что и говорить, атака удивила всех и теперь они просто сбрасывали таким образом напряжение. Первым нарушил эту идиллию Илвирэль.

— Не понимаю, — выдохнул он. — Как мы могли такое пропустить? Или как им удалось оказаться незамеченными?

— На оба вопроса, ответ один — дварнарг.

— Но как они узнали о нём, ведь никто вообще никогда и ничего не слышал о подобном… сплаве, — не унимался он, пристально разглядывая девушку.

— Оттуда, откуда и я. А это, — подняла она руку, прерывая готовый сорваться с его губ вопрос, — та часть моей жизни, о которой никто и никогда не узнает.

Дастин тут же поправилась мысленно: «Кроме Грега», едва почувствовав, как предупреждающе и даже обещающе он сжал свою ладонь на её плече. Этот жест вернул к реальности.

— Ладно, мы и так довольно громко заявили о своём присутствии. Пора бы уже перейти непосредственно к знакомству, — проговорила она и обратилась к Шеру: — Давай, летим к вон той расщелине.

Дважды повторять не пришлось. Вампиры вновь выстроились в том же порядке, в котором летели до этого, только без замыкающего текура. Ребята уже успели подобрать менее везучих товарищей, поэтому, к логову врага, как мысленно окрестила это место Дастин, они направились в полном составе, готовые отразить очередную атаку.

Первое, что бросилось в глаза — были устрашающего вида ямы, вырытые в непосредственной близости к подножию горы. Намётанный глаз офицера КФГС быстро уловил в них крохотные остатки редкого и ценного природного сплава, заставив саму девушку гневно сжать руки. Варвары! Разве можно делать это таким образом? Ведь есть же специально разработанная технология добычи, абсолютно безвредная для окружающего пространства. И если уж эти странные и таинственные «отражения» владели её техникой боя, знали о дварнарге, то должны были слышать и о способах его добычи. Но, почему-то, выбрали самый примитивный и жестокий.

Второе — расщелина, явно неприродного происхождения, с оплавленными камнями по краям, как будто в него без перерыва стреляли из лазерного оружия. Хотя, собственно, почему будто? Тина не удивилась бы уже даже если в пещере был спрятан космический корабль. Слишком много открытий за последнее время, пугающих открытий.

И только в самый последний момент они заметили три скрюченных тела в одежде сероватого цвета.

— Стражи! — выдохнул эльф.

— Твои? — тихо спросила девушка.

— Нет, — сдавленно проговорил он, и Дастин заметила, как в его глазах боль переплеталась с надеждой. — Моей семьи.

— Илвирэль, ты же понимаешь, что… — начало она, но он её перебил.

— Понимаю. И готов на любой результат, лишь бы он был. Неизвестность — вот самая изощрённая пытка. Раньше я этого не понимал.

— Всем активировать амулеты, — приказал Грег, спрыгивая с гравита и протягивая руку девушке. — Как я понимаю, нас ждут те же опасности, что и в поместье?

— Думаю, да. Хотя и не могу сказать наверняка, что все будут этими вашими «отражениями». Мне очень тяжело осознавать, что на Гелио таких, как они, оказалось слишком много.

— Почему?

— Потому что… это слишком опасно для этого мира, — проговорила она, опустив взгляд, а потом тихо добавила: — И для моего дома.

— Потом расскажешь, — скорее утверждая, чем спрашивая, проговорил вампир, на секунду привлекая её к себе. Бережно коснулся пальцами её подбородка, вынуждая посмотреть в глаза, перевёл взгляд на губы, но целовать не стал. Лишь провёл большим пальцем по ним. Жест отозвался в теле девушки дрожью и учащённым сердцебиением: — Будь осторожна.

— И ты, — выдохнула в ответ она. Отступила на шаг, потом ещё, а затем и вовсе развернулась к остальным. — Идёмте.

Вся группа осторожно вошла вовнутрь пещеры, стараясь ступать так, чтобы гулкое эхо шагов не предупредило тех, кто мог оказаться внутри, раньше времени об их приближении. Но Тина не особо надеялась на удачу, поэтому почти облегчённо выдохнула, когда на неё сбоку кто-то замахнулся. Она уже активировала свой меч, как вдруг сзади раздался крик:

— Тари, нет!

Голос эльфа был полон испуга и именно это, а не его слова заставили девушку остановиться за миг до завершения удара. Она не собиралась никого убивать, просто хотела вырубить, как и всех до этого — рефлексы боевого офицера сами сработали. Но тем не менее, послушно опустила меч, сделала шаг назад и только тогда пристально всмотрелась в нападающего. Грязная и мешковатая одежда, не совсем понятно, то ли штаны, то ли своеобразно сшитая юбка, местами порванная, невысокого роста с неопределённого оттенка взлохмаченными волосами… Но маленькое и аккуратное личико сразу же внесло понимание — эльфийка. И последующий возглас Светлейшего только подтвердил подозрения Тины.

— Салия! Дочка!

Но Дастин не дала ступить ему и шагу, резко ухватившись за плечо. На раздражённый взгляд эльфа она ответила решительным и мрачным.

— Касания, Илвирэль. Посмотри в её глаза.

Он медленно, безумно медленно повернулся к дочери и срал внимательно рассматривать. От изучающего отцовского взгляда не ускользнуло, что юбка была разорвана до талии, что на ней виднелось застарелое пятно крови, у выглядывающих из разреза чулок были дырки на коленках, лиф платья меньше всего напоминал самого себя, хотя кто-то и пытался привести его в относительно приличный вид. Спутанные волосы, поломанные ноготки. Сердце отца болезненно сжалось от ужаса, стоило ему представить, что делали с его маленькой дочуркой… Но больше всего его испугали глаза. Чёрные, как ночь, холодные и безжизненные, полные несвойственной его девочке агрессии. Она замерла с занесённой над головой рукой, и пока не делала попытки пошевелиться, внимательно рассматривая Светлейшего.

— О, Салия… — с горечью проговорил он. Но добавить ничего не успел, потому что один из вампиров сказал:

— Здесь ещё две, но они без сознания.

Он тут же метнулся в ту сторону, по крайней мере попытался, но Дастин вновь его остановила.

— Стой здесь и разговаривай с ней. Видишь? Она ещё борется с вирусом. Так помоги же ей. А остальных я сама осмотрю.

Она действительно приблизилась к лежащим рядом друг с другом женщинам. Одна из них была одета в красивую ночную сорочку, другая, та, что очень была похожа на Салию, как внешностью, так и возрастом, в изысканное платье цвета лаванды. Обе были опрятны, относительно чистыми и казались просто спящими. Но Тина знала, что всё куда сложнее. Она осторожно присела рядом с ними, натянула рукава кителя пониже, задав им режим перчаток, и осторожно приподняла веки сначала одной, потом другой. У обеих глаза были полностью чёрными, даже белок почернел. Дыхание было рваным и слабым, из чего девушка сделала вывод, что обе достигли самой последней стадии заражения. В отличие от Салии. Судя по её внешнему виду и по тому, как она всё ещё старалась бороться, девочка доставила похитителям немало проблем и довольно долго оставалась незаражённой. В этом ей повезло больше родных, чего нельзя сказать о том, что ей пришлось пережить, наблюдая за тем, как сначала заболевает её семья, а потом, как они начинают медленно сходить с ума и не узнавать её… Как и о том, что всё это время она делала, оставаясь здоровой и с ясным рассудком. Или, что делали с ней…

Руки офицера Олераан сжались в кулаки от ярости. Сейчас она как никогда жалела, что расправилась со всеми похитителями так быстро и так просто для них. Как, впрочем, и о том, что ни одного не удалось допросить. Но сейчас было главным позаботиться об эльфийках. Она подошла к Илвирэлю, продолжавшему стоять напротив дочери в полном молчании.

— Твою жену и вторую дочь необходимо как можно скорее поместить в стазис, мне жаль, но у них последняя степень заражения. Салию также, но перед этим, не мешало бы усыпить. Ей и так досталось больше всех…

— Пожалуйста, скажи, что это можно вылечить, — глухо проговорил он, не отрывая взгляда от дочери.

Та так же внимательно и не мигая смотрела на него.

— Да. Как я раньше и говорила. Но понадобится время.

— Всё, что угодно, тари. Только скажи и я всё сделаю для тебя за то, что вернула мне их.

— Ещё нет. Вот когда увижу их лучащиеся светом глаза, тогда и будем говорить о цене, — хмыкнула она в ответ. — А сейчас, почему бы не прекратить их страдания?

Все осторожно начали заниматься делом. Часть отправилась на разведку пещеры, часть — к пострадавшими девушкам, эльф ни на шаг не отходил от своей семьи, маниакально контролируя сначала распаковку заклинания, а потом и активацию, а Тина с Грегом пошли проверить места, где раньше были установлены плазменные орудия, в тщетной надежде найти хотя бы одного выжившего. К разочарованию вампира, все орудия были тоже уничтожены. Он никогда не видел ничего подобного и теперь собирался выведать у своей звёздочки все знания об этих странных устройствах. В том, что она о них знает, он даже не сомневался. Особенно после того, как на его глазах она по-деловому нажала на несколько скрытых панелей в развороченном орудии и извлекла из них какие-то серебряные кубы небольшого размера. На вопрос, что это, она ответила, что способ и средство узнать, как и откуда они здесь появились. Но, вопреки ожиданиям Мастера, не стала ничего проверять сейчас. Вместо этого, просто сложила их в карман своей странной куртки.

Так никого и не обнаружив, спустя какое-то время они вернулись обратно в пещеру. Все уже были собраны, осталось только дождаться дополнительный транспорт. Шер сказал, что попросил кого-то пригнать гравит Дастин, но девушка, уже вновь подключившись к взломанному спутнику, сама запрограммировала его. Он должен был появиться через некоторое время.

Пока она занималась этим, Грег и Илвирэль о чём-то говорили. Судя по пылающему бешенством лицу вампира, предмет разговора ему не нравился. Единственное, что ей удалось расслышать, да и то только лишь потому что Мастер раненым зверем взревел имя «Фирс?!». Память услужливо воскресила образ надоедливого вампира с похотливым взглядом. Остальное додумать не составило труда. Очевидно, именно он и есть тот самый предатель, о котором ранее упоминал Светлейший. И теперь решил открыть его имя в благодарность.

Дастин покачала головой, знала же, что будут неприятности и всё равно подставилась. Хотя, вполне возможно, что так было предначертано… ведь она не пострадала, конфликт с эльфами исчерпал себя, и они нашли пропавшую семью Илвирэля: как ни посмотри, одни плюсы.

Живя на этой планете, в окружении магии и всего, что с ней связано, она начинала как никогда верить в такие вещи, как «судьба», «рок», «предназначение». Возможно, её присутствие в Млечном пути — это всего лишь совпадение и удача. А возможно, и нет. В Гельдран-Тар верили в пантеон богов, приписывая им многие чудеса. И даже несмотря на то, что позже получалось научно доказать почти все из них, эта вера оставалась прежней. Гельдрантарцы верили, что знания — это сила, которую воспитывают в них эти самые боги, то и дело подкидывая задачки.

О себе Тина не могла сказать, что так уж и верит. Просто она не отрицает, что есть некая сила, отвечающая за равновесие во Вселенной. А боги это или своего рода более развитые нежели они надзиратели — не важно. Главное то, что те действуют во благо, а не во вред.

И анализируя сейчас всё, что ей известно, офицер Олераан всё чаще начинала задумываться о том, а не эти ли силы перебросили её в Млечный путь? Вдруг, они посчитали, что некогда мёртвой галактике пора заявить о себе? Или наоборот, они дали ей второй шанс на жизнь, который вновь оказался под угрозой из-за этого Аида. И тогда они спасли Дастин и Ранэис, чтобы те помогли Млечному пути выжить. Таким образом решая сразу несколько задач — спасли их двоих, чтобы они спасил галактику.

Нет, думать в подобном ключе — это уже не просто глупо, а попахивает манией величия. Девушка вздохнула. Как бы там ни было на самом деле — она здесь. И она намерена приложить все свои силы, чтобы помочь и защитить теперь уже оба её дома — Млечный путь и Гельдран-Тар.

Не подозревая о возвышенных мыслях тари, к ней подошёл эльф и попросил уделить немного внимания.

— Тари, встреча с тобой — подарок судьбы. Нет, не перебивай меня, — просил он, подняв руку, едва девушка начала возражать. — Просто хочу, чтобы ты знала, я всегда приду тебе на помощь, чего бы мне это не стоило. Ты странная, я это сразу заметил, и не похожа ни на кого из нас, но ты благородна и чиста. Это очень хорошие качества, особенно для человека. Мне кажется, что тебе предстоит многое пережить и многое сделать, поэтому почти уверен, что моя помощь тебе будет нужна. Вот, возьми это, — он протянул ей небольшую цепочку с кулоном в виде капельки, выполненного из какого-то дерева. — Этот амулет позволит мне узнать, что тебе необходима моя помощь. Для его активации, тебе нужно будет лишь мысленно позвать меня. Я услышу и буду знать где ты.

— И что, этот зов достигнет даже Зельму? — иронично улыбнулась Дастин.

— И даже больше, ведь это зов крови. Если бы не тот сплав, о котором ты рассказывала, я бы уже давно обнаружил свою семью. Поэтому, старайся активировать его до того, как тебя затащат в подобную пещеру, — так же иронично ответил Илвирэль. — А теперь, иди, а то твой тьер меня сейчас испепелит взглядом.

Девушка обернулась и глянула на Грега. Он смотрел очень пристально и его лицо не выражало никаких эмоций, но Тина уже очень хорошо научилась распознавать его чувства, поэтому знала, что эльф был прав. Она улыбнулась своему вампиру, желая успокоить, и медленно двинулась к нему, сказав на прощание:

— Спасибо, Илвирэль.

Она уже почти дошла до Мастера, когда Светлейший её вновь позвал.

— Тари! — она обернулась, чтобы увидеть улыбающегося Илвирэля. — Ты не отрицала.

— Что не отрицала?

— Что он твой тьер, — прочла она по губам тихий ответ эльфа и не смогла сдержать улыбки.

— Так и есть, — она подмигнула новому другу. — И ему предстоит это узнать.

Глава 12

Они были вдвоём в её гравите. Мастер настоял, чтобы остальные сопровождали их только до границы, а после оставили одних. Он хотел поговорить с ней, расставить, наконец-то, всё на свои места, рассказать ей то, в чём должен был признаться давно. Но он молчал. Так всегда бывает — когда наступает подходящий момент, ты забываешь все слова, теряешься, начинаешь сомневаться в собственном решении. Появляются эти «А вдруг», «Если бы» и прочее.

К тому времени, как они добрались в Сан-Ти, ночь начала потихоньку отдавать свои права новому дню. Небо посерело и вот-вот должно было взойти солнце. Грегу, вдруг, захотелось встретить этот рассвет вместе со своей звёздочкой в его самом любимом месте. Он повернулся к ней и положил свою руку ей на колено, чтобы привлечь внимание, и неожиданно для себя почувствовал, как по её телу пронеслась волна дрожи.

— Звёздочка, возьми чуть правее и направляйся на юг, к вон тем горам, — сказал он, улыбаясь. — Я хочу тебе кое-что показать.

Девушка кивнула и сделала, как он просил. Она действовала спокойно и уверено, даже практически не задумываясь о собственных движениях. Её обуревали совсем другие мысли и тревоги. Она понимала, что сейчас настал самый подходящий момент, чтобы всё рассказать её вампиру, чтобы, наконец, открыться перед ним и сбросить со своей души этот груз недомолвок. С одной стороны, она так мечтала, что сможет спросить у него совета, даже, возможно, попросить помощи в поисках Рэйс, что ей больше не нужно будет следить за собственными словами, чтобы не выдать себя… С другой же… С другой стороны, она боялась, что вместо нежности в его глазах поселится отвращение или ненависть к ней. Ведь, когда он узнает всю правду, о том, откуда она, как сюда попала и как именно её родина связана с его… Да, она не виновата в том, что случилось здесь тысячелетия назад, да и никто по сути не виноват, ведь тогда старались выжить. И делали это как умели. Никто ведь даже не подозревал, что с учётом всех обстоятельств здесь зародится жизнь. И не просто жизнь, а уникальная с любой точки зрения!

Но всё же, она сама для себя решила, что просто обязана рассказать. А там, будь, что будет. В любом случае, ей необходимо найти Рэйс, а для этого покинуть его. И возможно, если он отвернётся от неё, уходить будет легче.

Поэтому, как только он попросил остановиться у подножия горы, она сделала глубокий вдох и сказала:

— Грег, я обещала тебе рассказать всё о себе.

— Погоди, звёздочка, давай сначала встретим рассвет, а потом уже будем разговаривать, — мягко перебил он её. Потом спрыгнул с гравита и подал ей руку. — Сегодня самое замечательное утро в моей жизни, особенно, с учётом последних событий. И я мечтаю провести его с тобой. В этой предрассветной тишине, наблюдая за тем, как просыпается день.

Дастин приняла его протянутую руку, но он не дал ей ступить на землю. Вместо этого, вампир подхватил девушку на руки и стремительно поднялся по тайной тропе на небольшой выступ, откуда открывался удивительный вид на землю. Казалось, что весь Сан-Ти был как на ладони. Тина замерла в восхищении, не в состоянии поверить в увиденное. Дома на её планете таких картин не существовало. Да, там было много другого не менее красивого, но вот такой чистой девственной природы, раскинувшейся на много киваров вокруг она не видела никогда. Разве что на других планетах, но тогда она была на задании и не имела особой возможности любоваться окрестностями. А в увольнительные они с Рэйс редко ездили на курортные планеты, незаселённые никем и привлекательные в своей необитаемости. Поэтому сейчас она с замиранием сердца следила за тем, как солнце показывается из-за горизонта и медленно поднимается в небо.

Рядом с ней стоял Грег. Но его внимание привлёк не рассвет, который он неоднократно видел, а сама девушка и её реакция на увиденное. Её глаза были широко распахнуты, в них искрился такой детский восторг и изумление, что он едва сдерживался, чтобы не прижаться к ней как можно более тесно и поцеловать. Она не замечала, что то и дело облизывает губы, а внутри него каждое такое движение отзывалось сладкой болью. Иногда она затаивала дыхание, и он непроизвольно делал тоже самое; улыбалась, и ответная улыбка расцветала на его губах. У него зудели кончики пальцев, так сильно он хотел прикоснуться к ней, а когда она неожиданно взяла его за руку, это стало для него последней каплей, и он не выдержал.

Со стоном привлёк Тину к себе, зарывшись лицом в её волосы. Он чувствовал, как она начала дрожать, как мышцы в её теле сначала напряглись, а потом начали постепенно расслабляться, и девушка откинула голову ему на плечо. Так они и стояли в обнимку, в полном молчании, купаясь в первых солнечных лучах.

Но, к сожалению, такое длиться вечно не могло. Офицер Олераан помнила о данном себе самой обещании и не собиралась отказываться от этих слов. Она мягко отстранилась и повернулась лицом к Мастеру.

— Спасибо. Это было удивительное зрелище, но… — она вздохнула. — Я не могу так, я просто обязана всё тебе рассказать, иначе правда спалит меня изнутри. Но прежде, чем я начну, я хочу, чтобы ты знал — всё, что я говорила до этого, было чистой правдой, просто не всей. Ты как-то спросил меня, кто я.

— И ты ответила, что человек.

— Да, всё верно. Но более усовершенствованный человек. У меня была такая же сила, как и у тебя, выносливость, скорость, регенерация, ночное зрение… Однако всё это я приобрела благодаря особым инъекциям, которые делали всем офицерам.

— Офицерам? — не понял вампир.

— Воинам, бойцам, относящимся к… определённому клану. Назовём это так. Мне сложно всё объяснить, потому что ни с чем подобным ты никогда не сталкивался и то, что для меня в порядке вещей, для тебя будет чем-то невероятным. Как, например, ваша магия — для меня. То место, откуда я родом, зовётся Гельдран-Тар — Галлактический Союз, в состав которого входят несколько галактик. Галактика насчитывает в себе сотни квадрантов, состоящих из дистриктов, а дистрикты — пять и более планет. Гелио — это планета, одна из двенадцати в этом дистрикте, но всего лишь одна из двух обитаемых. Понимаешь? Я пришла оттуда, где привычный мир не ограничивается одной лишь планетой. Я побывала на тысячах таких, как эта.

Она заглядывала в его глаза, стараясь найти там понимание, увидеть, что её слова шокировали его — хоть что-то, чего она ожидала увидеть, но вместо этого он стоял и улыбался.

— Ты не понимаешь меня, да? — с грустью произнесла она. — Не понимаешь, как сильно мы отличаемся друг от друга…

— Понимаю, звёздочка. И я знал о том, что мы отличаемся друг от друга и раньше, просто хотел, чтобы ты научилась мне доверять, и сама всё рассказала, — вдруг сказал он. — Только знай, мы не такие уж и разные.

— Что? — она стремительно обернулась к нему, даже не пытаясь скрыть шок.

— Пойдём, я покажу тебе кое-что, — сказал он, вновь подхватывая Дастин на руки. А спустя пару минут они вновь оказались около гравита на земле. Он, не останавливаясь около платформы, прошёл чуть дальше и нажал на несколько выступов в скале и дождался, пока часть стены не начала отъезжать в сторону. С губ девушки сорвался вздох изумления, когда она увидела всё это. Это была сама настоящая технология, а не магия. Как гравит. Но до сих пор она не встречала ничего подобного на этой планете, а когда интересовалась о таком, то её просто не понимали. И она решила, что летательные платформы — это единственный след, оставшийся от былой цивилизации. Однако, как выяснилось сейчас — она заблуждалась.

Внутри открывшегося прохода было темно, и даже когда Дастин смело шагнула вовнутрь, свет не зажёгся. Но Грег стремительно обошёл её и взял за руку.

— Давай я поведу тебя. Факелы находятся в главной зале, а туда ещё нужно дойти.

— Здесь никогда не появлялся свет, стоило кому-то войти? — спросила она.

— Насколько мне известно, уже около двух тысяч лет ничего подобного не происходило, — ответил он и тут же спросил: — А ты откуда знаешь, что свет должен был появиться?

— Я же говорила, что живу… жила в таком месте, где технологиями пронизана каждая сфера жизни. У вас её заменяет магия.

— А это? — вампир на мгновение отпустил её руку, чтобы зажечь факел и направил его в сторону какого-то предмета. — Это тоже технология?

Офицер Олераан прищурилась, стараясь в таком плохом освещении разглядеть то, что показывал ей вампир, и изумлённо вскрикнула, когда поняла, что видит перед собой.

— Моя спасательная капсула!

Она быстро подбежала к ней, коснулась в нескольких местах, и взору Грега предстала удивительная картина: передняя панель отъехала в сторону, а сама капсула засветилась тусклым зеленоватым светом. Внутри всё было покрыто какой-то странной материей, как показалось изначально вампиру, которая была объёмной на вид. Он подошёл ближе и коснулся её пальцем, чтобы тут же отдёрнуть от неожиданности руку. Она ощущалась, как кожа, была тёплой и мягкой.

— Это плазаран, — сказала Тина. — Особое вещество, которым заполняют спасательные капсулы, чтобы человек, вынужденный эвакуироваться с корабля, не чувствовал дискомфорта, находясь в открытом космосе, проходя через атмосферу планеты или же при приземлении. Он биотехнологичен, то есть живой, но является созданным.

Мастер кивнул, хотя на самом деле понял далеко не всё. Главное, что он для себя выделил, это то, что она откуда-то спасалась в этой самой капсуле.

— Ты была в опасности?

— Да, наш корабль сбился с курса и выпрыгнул из гипера около Чёрной дыры и… — она осеклась, вовремя сообразив, что стала говорить как раньше, совсем забыв, что её не понимают. — В общем, нас начало засасывать в аномалию, из которой выбраться невозможно. Чёрная дыра потому так и названа, что она засасывает в себя даже свет.

— Нас?

— Меня и мою подругу, Рэйс. Я говорила тебе о ней и о том, что всё это время искала её. Мы разделились, а когда я очнулась, её уже не было рядом. И сколько бы я не старалась, на этой планете мне так и не удалось её обнаружить. Даже, если предположить, что она находится где-то в таком месте, как семья Илвирэля, всё равно я с каждым днём всё яснее понимаю, что она не на Гелио. Я знаю Рэйс, а значит она бы попыталась выбраться. Хотя бы на мгновение… И этого бы хватило, чтобы я узнала. Но увы. Поэтому, я думаю, что она находится на другой планете дистрикта, на Зельме.

— А ты не думала, что она просто не может? Что она тоже заражена?

— Нет. У неё такой же иммунитет, как был у меня, помнишь? — девушка покачала головой.

— А как ты её искала? Ведь за всё это время ты ни разу не покинула территорию поместья, — не понял он.

— Между нами есть как бы связь, наподобие той, что образовалась между мной и тобой. Мы можем общаться на расстоянии. Но только в том случае, если поблизости есть спутник, который примет наши сигналы. Я такой спутник нашла. В данный момент я её не ощущаю, но знаю, что она жива.

Грег вновь кивнул, а девушка вернулась к своей капсуле. Сейчас её интересовали некоторые вещи, которые ей были так нужны. Дастин достала из особого контейнера, где хранились самые необходимые для солдата вещи, на случай непредвиденных ситуаций, маленькую капсулу и тут же положила её в карман своего пиджака, в очередной раз обрадовавшись тому факту, что снова носит свою форму. За ней шли усилитель подпространственной связи, табельное оружие, гранаты нескольких типов, энергетический щит, находящийся сейчас в неактивном состоянии, и световые палочки. Она бы, пожалуй, распихала по карманам весь неотложный комплект, если бы тот мог поместиться туда. Дастин так давно не видела всех этих привычных вещей, что, казалось, нуждалась абсолютно в каждой. Но больше всего ей нужны были сейчас именно световые палочки, потому что освещения, что давал одинокий факел, ей было недостаточно. Пещера, в которой она находилась, заинтересовала офицера Олераан едва ли не больше самой капсулы. Ведь она была покрыта дварнаргом, обработанным по одной из технологий, используемой в ГС и ныне. Значит, была создана и активно использовалась ещё во времена Содружества. Именно по причине наличия данного сплава, ей не удавалось обнаружить собственную спасательную капсулу, даже не смотря на сильный подпространственный маячок. Наверняка здесь можно было найти несколько секретов, если знать, где искать. А она знала! Но без ночного зрения, которое обеспечивали наниты, она была слепа, как котёнок, и нуждалась в посторонней помощи. Только она хотела активировать их, как почувствовала на своём плече руку вампира. Обернулась и обомлела: даже в тусклом свете она видела, как осунулось его лицо, будто он не спал несколько дней, а то и целую неделю, кожа его была бледна, а глаза лихорадочно блестели.

— Грег! — она моментально забыла обо всём на свете и сделала шаг вперёд. Её словно пронзили стрелой ужаса — она подумала, что он заразился! — Что случилось?

— Ты не хочешь знать, откуда здесь оказалась твоя капсула? — тихо спросил он, заглядывая ей в глаза.

Облегчение нахлынуло на неё так сильно, что задрожали коленки. Если бы он заразился, она бы просто не пережила! Ведь Рэйс так и не найдена, и не понятно, как скоро Дастин сможет её найти. И меньше всего она хотела бы, чтобы в этот момент Мастер был не рядом с ней, а на грани безумия. Да и не известно, как вирус повлияет на него… А значит, нужно сделать, чтобы этого не произошло. Обезопасить его хотя бы частично. И она знала, как это сделать!

— Хочу, но мы ведь только начали общаться. Я тебе ещё ничего не рассказала толком, я…

— Постой, — перебил он её. — Позволь сначала мне. Сядь, так мне будет легче…

Девушка отыскала глазами подходящий валун и села на него. Признаться, её сильно удивило поведение Мастера. И даже тот факт, что он, оказывается, с самого начала знал её тайну, не впечатлило Тину сильнее, чем происходящее сейчас. И она нервничала. Что такого он собирается ей сказать, что так переживает? Она изо всех сил старалась выглядеть спокойной, но то и дело ловила себя на том, что начинает нервно крутить в руках световую палочку. А вампир тем временем прикрыл глаза, глубоко вздохнул и начал говорить:

— Однажды, отправляясь на прогулку, я увидел, как в небе надо мной вспыхнула яркая звезда и пронеслась огненной стрелой по небу. Я подумал, что это метеорит и сразу же направился на место его падения. Минерал, содержащийся в таких метеоритах, очень ценен у нас, и я не мог упустить подвернувшийся подарок. Но когда прилетел на место, обнаружил, что вместо ожидаемого кусочка «небесного камня», в воронке находится странной формы предмет. Эта самая спасательная капсула. А в ней лежала ты. Такая маленькая, бледная и беззащитная. Волосы твои разметались по той странной материи, ресницы трепетали, бледные губы слегка потрескались, словно ты страдала от непереносимой жажды или же провела в пустыне несколько дней. Ты очень часто дышала, пальцы на руках то судорожно сжимались, то разжимались, и тебя слегка потряхивало. Признаться, первое, о чём я подумал, было, что ты зельмийская шпионка — слишком уж необычная у тебя была внешность и одежда. На Гелио такого не было. Но потом я тщательнее присмотрелся к капсуле и понял, что поторопился с выводами — у них таких технологий, как ты выразилась, не могло быть, это точно. А если бы они нашли что-то новое, наши шпионы доложили бы об этом в первую очередь. Даже не взирая на то, что проход между планетами контролируется ими, у нас есть несколько способов передавать информацию. Раньше я думал, что это артефакты оставленные нам предками, но после встречи с тобой мои взгляды резко изменились. Подозреваю, что это такие же технологии, как и твоя капсула, и как вход в эту пещеру. И если бы двуипостасные вдруг обнаружили нечто подобное, способное передвигаться между мирвми без использования портала, мне бы доложили. Но не смотря на такие предположения, что ты одна из них, я не мог оторвать от тебя глаз. А внутри всё начинало сжиматься в тугой узел, стоило мне только подумать, что ты могла и не выжить при таком приземлении. Я хотел уйти, но не мог. Странная сила приковала меня к земле и не давала даже шагу сделать в сторону. Она наполняла меня, требовала, чтобы я немедленно приблизился к тебе. Поэтому решил, что ты ответишь на все мои вопросы, когда очнёшься, а я, заодно, разберусь в своей странной реакции на тебя. Для этого мне надо было перенести тебя на свой текур. И каково же было моё удивление, когда я словно окаменел, стоило приблизиться к тебе чуть ближе. Твой запах ударил по нервам не хуже молнии, а сам я мог думать только о капельке запёкшейся крови у тебя на лбу. Она горела для меня, как сигнальный маяк, затмевая собой окружающий мир, притягивала к себе, манила… Я впервые за свою жизнь испытал подобные чувства, и они меня напугали.

Вампиры не испытывают жажды. Никогда. У нас просто есть необходимость в крови. Как в витамине, который нужно принимать раз в несколько дней. Но той жажды, которую нам приписывают глупые и ограниченные существа, в нас нет. Да, мы можем испытывать повышенную потребность в крови, но, как и любое другое живое существо, нуждающееся в еде или воде, мы можем просто потерпеть. Я говорил тебе об этом, и это чистая правда, которая, тем не менее, не имеет к тебе никакого отношения, ведь ты особенная для меня.

Но в тот день я испытал дикий и бесконтрольный голод, который сводил с ума, нашептывал мне, чтобы я поддался инстинкту и отведал твоей крови, искушал меня, заставляя идти на поводу у взбесившихся желаний. И я поддался. Да, я не смог удержаться, наклонился к тебе и с каким-то чуждым мне трепетом аккуратно поцеловал ранку. То, что случилось дальше, повергло меня в шок. Стоило твоей крови очутиться у меня на языке, как по телу пробежал словно разряд молнии. Казалось, каждая клеточка моего организма вдруг напиталась невероятной энергией, а потом она ураганом заметалась во мне. Не знаю, сколько это ощущение длилось, но когда я пришёл в себя, то обнаружил, что так и нависаю над тобой, а ты смотришь прямо на меня. Твои фиалковые глаза сверкают подозрительностью и странной неуверенностью. И стоило мне слегка пошевелиться, как я заметил, что твои зрачки резко расширились, а в следующий момент ты с такой силой оттолкнула меня, что будь я человеком, то уже лежал бы с проломленной грудной клеткой. Но я отделался лишь синяком в форме твоих ладошек. И вместо того, чтобы прийти в ярость, я подумал: «Вот это девушка!», — Грег с каким-то отчаянием запустил руку в свои роскошные волосы. Тина не помнила ничего из сказанного, но не сомневалась в его словах ни на минуту. Она чувствовала, что он говорит правду, а ещё где-то на уровне подсознания, мелькал огонёк узнавания, словно такое вроде бы уже и было, а вроде бы и нет. Как дежавю. А вампир, тем временем, продолжал. Из его груди вырвался слегка растерянный смешок: — Звёздочка, я должен был убить тебя, как только увидел. Так меня учили, так подсказывал мне разум, но вместо этого, всё моё существо вопило «Моя!», и я ничего не мог с этим поделать. Такая реакция настолько обескуражила меня, что я даже не заметил, куда и когда ты исчезла. Просто в какой-то момент ощутил холод и пустоту внутри и понял, что ты ушла. Я боролся с собой ровно день. Чувства, которые ты во мне вызывала, были несвойственны для меня, они меня пугали, я не хотел ничего подобного ощущать. Но всё было тщетно. Всюду мне мерещился твой запах, а стоило хоть на секунду закрыть глаза, как я видел два фиалковых драгоценных камня. Я помешался на тебе, звёздочка. И это меня сильно пугало. Но я не смог сопротивляться своему влечению. Внутри пробудился древний инстинкт, который не переставал твердить «Моя!». На следующий день, я решил отправиться за тобой. Но представил это так, будто это была очередная охота на беглецов, благо что маячки как раз просигналили о том, что двое из них оказались на Сан-Ти. Мы вышли на твой след очень быстро. Но я никак не мог понять, как ты могла очутиться в том лесу. И лишь обнаружив рядом с тобой Ража и того гнома, я понял, что они тебя где-то подобрали и взяли с собой. Приближаясь к тебе всё ближе, у меня внутри нарастало напряжение, завязываясь тугим узлом. Я хотел, как можно скорее оказаться рядом с тобой и обнять. Но такой порыв был неуместен, поэтому я решил остаться в текуре. Звёздочка, ты не представляешь, что я испытал, когда понял, что ты на меня охотишься, — вампир расплылся в довольной улыбке, подошёл к замершей на камне девушке и заглянул ей в глаза, бережно взяв в свои ладони её лицо. — Стремительный поток тепла пронёсся по моему телу, заставляя помимо воли улыбаться. Я чувствовал тебя тогда, знал, где ты находишься, но думал, что ты прячешься. И просто выжидал момент, когда смогу добраться до тебя. Но инстинкты подсказали, что всё наоборот, и это ты открыла охоту и ждёшь. О, я был просто в шоке, когда ты стремительно оказалась рядом и, более того, смогла меня вырубить. Придя в себя, я мог лишь глупо улыбаться. Мои люди даже начали подозрительно коситься. А потом была упоительная погоня и восхитительный поединок. Дастин, мне кажется, что я полюбил тебя за это ещё больше, — сказал он, прекрасно почувствовав, как от этих слов девушка вздрогнула, но он не стал заострять внимание на этой реакции, и продолжил: — Наблюдая за твоим боем, за тем, как умело ты справляешься с текуром, я испытывал непередаваемый букет эмоций, хотя на самом деле, должен был быть зол, как сам Аид. Да, я лишь недавно понял, что все эти помешательства были моими чувствами. Тогда, перед твоим похищением, я сдержался и не укусил тебя в тот вечер лишь по одной причине — хотел быть полностью уверенным, что выбор, который я собирался тебе дать, ты сделаешь сама, без единого намёка на мои желания. Я хотел, чтобы ты пришла ко мне по доброй воле, чтобы сама захотела прийти ко мне. И я должен был быть уверенным в этом. Именно тогда пришло понимание, как сильно я люблю тебя. Я просто никогда такого не испытывал и не знал, что вообще способен на подобное. Ты перевернула мой мир вверх ногами, звёздочка. Но он не нужен мне, если в нём не будет тебя. Неосознанно, я стремился привязать тебя к себе. Тогда на поляне я поддался своему инстинкту, укусив тебя. В голове билась одна единственная мысль, что на тебе обязана быть моя метка, что все должны видеть, чья ты. И ты так пахла… А потом, пока ты спала, все три дня был с тобой и держал тебя в объятьях. В тот момент я сам себе казался самым счастливым вампиром на планете. А когда ты закрыла меня собой, едва не умер. Я не мог даже в мыслях представить, что потеряю тебя. Я был готов на всё, лишь бы ты осталась жива. Понимаешь? На всё! И я даже описать не могу ту бурю эмоций, испытанных мною, когда я понял, что моя метка исчезла! Знала бы ты, чего мне стоило сдержаться и не укусить тебя заново! А когда ты очнулась и так трогательно уговаривала меня этого не делать… Звёздочка, я люблю тебя! Я верю, что сама судьба свела нас с тобой, подарила мне тьери, о которой я даже не мечтал. Светлейший оказался прав, ты действительно стала моей «избранницей» и «душой». Ею может стать только чистокровная человеческая девушка, какой ты и являешься. Но самое главное то, что тьери сама выбирает свою судьбу, и если между нами появилась эта связь, значит, ты хотела этого так же, как и я, — он с надеждой заглянул в её полные слёз глаза. — Понимаю, что являюсь для тебя помехой, что на самом деле ты не принадлежишь этому миру, и я не имею права чего-то от тебя ждать, но… ты дала мне надежду, любимая, приняв мой дар. И я всё ещё смею надеяться… — Грег аккуратно стёр со щёк своей звёздочки ручейки слёз и взял её за руки. — Я спрятал сюда твою капсулу как самый последний эгоист, потому что боялся, что как только ты её найдёшь, я потеряю тебя. Я действовал эгоистично и мне нет оправдания, но я не жалею ни о чём. А когда сегодня я увидел, как привычно ты возишься с ней, как ловко нажимаешь на что-то… Боги, я увидел свой кошмар наяву! Мне показалось, что ещё мгновение, и ты улетишь туда, откуда прибыла. А я так и не скажу самого главного: я люблю тебя, Дастин Олераан ди-Альмаро, и прошу тебя остаться со мной, быть моей тьери, разделить со мной нашу жизнь.

Тина боялась дышать. Она сидела на этом камне и чувствовала, как реальность уплывает от неё и всё, что у неё есть, это именно тот кусочек скалы, за который она цеплялась, как за спасательный круг. Его слова любви ошеломили её, заставили сердце биться в сумасшедшем ритме. Эмоции переполняли её, и кружилась голова. Она заметила, что плачет только тогда, когда он нежно вытер её слёзы. Когда вчера, перед тем как заснуть, она мысленно строила их разговор, она собиралась признаться ему в собственных чувствах. Но только после того, как всё расскажет о себе, об истории Млечного пути, обо всём! Чтобы между ними не было никаких тайн и недомолвок. И меньше всего она ожидала такой проникновенной речи с его стороны. Своими нежными словами он затронул в её душе самые потаённые струны, он сделал то, о чём она так мечтала — попросил остаться с ним! И хотя это тяжёлый для неё выбор, она ни капли не сомневалась, что он единственный верный. Но неожиданно для себя Дастин поняла, что слов будет недостаточно, чтобы выразить всё то, что она в данный момент испытывала. И даже несмотря на то, что она свободно владела несколькими десятками языков, понимала — нет ещё таких слов, которые смогли описать ту бурю чувств, бушующую у неё внутри. И решила просто довериться интуиции, подсказывающей правильное решение.

Прикрыв глаза, Тина оголила душу, в самом прямом смысле убрала все барьеры, выстроенные ею за всю жизнь и за тот период, что она прожила на Гелио. И почти не удивилась, когда бледная ниточка, соединяющая её с вампиром, вдруг превратилась в сияющую золотую цепь, прочно соединяющую две души в единое целое. Неосознанно девушка сильнее сжала его руки, когда почувствовала, как он вздрогнул. Сейчас она отдавала ему всю себя без остатка, делались чувствами, надеждами, мечтами… Дастин не знала, была ли эта связь такая же, к которой она привыкла благодаря бикомперу, но всё равно образами и воспоминаниями рассказывала Мастеру о себе, о своей жизни в Гельдран-Тар, показывала все миры, которые перевидала, делилась их чудесами. Сейчас для неё не существовало Дастин или Грега по-отдельности, сейчас это была одна жизнь на двоих. Именно так, как он говорил.

Когда девушка неожиданно закрыла глаза, вампир едва не застонал, решив, что она отвергает его и его чувства. Поэтому обрушившийся на него поток эмоций, образов и воспоминаний стал полнейшим шоком. Сейчас он вместе с ней просыпался по утрам, рядом с ней стоял и получал диплом, делил восторг от первого поцелуя. Это было странно и в то же время правильно. Умом он понимал, что не должен испытывать радость, чувствуя её наслаждение в руках другого, но сердцем знал, что это такая же часть его звёздочки, сделавшей её такой, какая она есть сейчас. Он видел удивительные вещи, начал понимать всё, что рассказывала ему до этого девушка, узнал много нового. Да, он не стал специалистом в той же области, что и она, но теперь он как будто прочёл книгу её жизни. Узнал её, но не стал ею.

Когда же воспоминания дошли до её пребывания на Гелио, связь между ними упрочнилась ещё сильнее. Эмоции не горели, они пылали неистовым огнём! Всё было таким полным, таким ярким, что он начал задыхаться. Грег не знал, как долго они вот так простояли, но когда почувствовал, что Дастин разорвала контакт, испытал почти физическую боль, пока не понял, что ушли лишь её воспоминания, а связь по-прежнему была неимоверно сильной. Он открыл глаза и встретился с фиалковым взглядом.

— Теперь ты знаешь обо мне всё, — сказала Тина. — Не думала, что расскажу всё именно так, но теперь понимаю, что это было неизбежно. Ты завладел моими мыслями в тот самый момент, как укусил меня. Поселился в мом сердце, заставляя чувствовать неловкость и стыд от того, что я желала тебя больше всего на свете. Нуждалась в тебе, тянулась к тебе. У меня был долг — отыскать Рэйс, но я, осознано или нет, оттягивала этот момент, ища кучу оправданий и отговорок, лишь бы быть к тебе ближе, с тобой рядом. Но в какой-то момент я поняла, что этого мне недостаточно, что я хочу взглянуть в твои глаза, сказать тебе, как сильно я тебя люблю, но лишь тогда, когда ты узнаешь обо мне всю правду, — она судорожно вздохнула, но не посмела даже моргнуть, боясь нарушить их связь. — Я — потомок цивилизации, которая некогда жила в этой галактике, которая была слишком молодой, импульсивной и неопытной, чтобы суметь справиться с возникшей проблемой и нависшей над всем живым угрозой. Наши общие предки обрекли Млечный путь на смерть, а сами ушли. Они ушли, а вы остались здесь выживать, адаптироваться… Я… Я понимаю, что не виновата в этом, но всё равно испытываю вину. И очень сильно боюсь, что ты возненавидишь меня после всего, что узнал. Мы бросили вас, сбежали от проблемы, даже не позаботившись о том, что план по уничтожению будет приведен в исполнение именно так, как было задумано. Боги, да ведь если на Гелио и Зельме есть жизнь, значит во времена переселения здесь остались живые существа, которых мы бросили! И я…

— Стой! — приложил он палец к её губам, вынуждая замолчать. — Помолчи хоть минуту! Ты сказала, что любишь меня, а потом начала нести чушь, в которую просто не можешь верить, — он заглянул в её глаза. — Неужели всё это время ты держала меня на расстоянии, скрывала правду и застывала, стоило мне к тебе прикоснуться, только из-за страха, что я тебя возненавижу?! Я не говорю сейчас о том, что твои знания важны и полезны для любого в этом мире и раскрывать себя было ещё и опасно. Я говорю о том моменте, когда ты поняла, что можешь доверять мне, — девушка молчала и попыталась отвести взгляд, полный боли, но Мастер не дал ей этого сделать. Он опустился перед ней на колени и взял её лицо в свои ладони. — Маленькая глупышка! Ты сказала, что любишь меня. Ты понимаешь? Я тебя никуда и никогда не отпущу. Ты моя! И всегда была моей, но из-за упрямого характера и слишком большого количества ненужных мыслей, сдерживала себя в надуманных тобою же рамках. Ты моя, Дастин. С какой бы планеты, дистрикта или галактики ты не была. Ты часть меня, моя душа. И сейчас я хочу одного — чтобы ты выбросила весь мусор из своей головы и повторила, что любишь меня. Без всяких «но».

— Я люблю тебя, мой Мастер вампиров! — выдохнула она, положив свои руки поверх его. — И если после всего, что ты узнал обо мне, ты всё ещё хочешь, чтобы я была с тобой, так и будет.

— Да, звёздочка, именно так и будет, потому что я никуда тебя не отпущу!

Его губы с дикой жаждой накинулись на её. Он целовал её так неистово, словно от этого зависела его жизнь, а она была его спасительным глотком родниковой воды. Хотя, в какой-то мере, так оно и было. Всё это время он сдерживал себя, не позволял эмоциям вырваться наружу, потому что время было неподходящим, вокруг них было слишком много народу и, признаться, он просто побаивался её ответной реакции на его действия. Глупые мысли и опасения терзали не только её, но и его. Но сейчас всё было иначе. Ему было необходимо почувствовать её, осознать, наконец, что с ней действительно всё в порядке, что она здесь с ним, рядом… И что она теперь его!

У Грега тряслись руки, когда он перенёс их на плечи девушки. Заключив её в стальные объятья, он не смог сдержать стона.

— Моя! — вырвалось у него. — Моя!

Дастин улыбнулась, расслышав в его стоне довольное рычание. Она уже слышала его раньше, и всё тело мгновенно отозвалось волной предвкушения, пронёсшейся по её телу. Она отвечала ему с той же страстью и пылом, которые ощущала в нём, её руки так же дрожали, когда она опустила их ему на поясницу, из её горла вырывались такие же стоны удовольствия. Но этого было мало. Ей хотелось большего, намного большего.

— Грег, ты нужен мне! Я хочу тебя!

— Любимая, — его стон эхом пронёсся по пещере. — Это то, о чём я мечтаю с момента нашей встречи, но я не могу. Я так сильно жажду тебя, что не смогу сдержаться. Дастин, если мы продолжим, на этот раз уйти я не смогу. Мои инстинкты слишком сильны.

— Ну, так не сдерживайся.

— Ты не понимаешь, — он склонился к ней, коснувшись своим лбом её. — Ты нужна мне вся. Твоё тело, твоя душа, твоё сердце и… твоя кровь. Я не сдержусь и укушу тебя. Прости, но я не могу это контролировать. Ты — моя тьери, а значит, мой зверь жаждет тебя на вполне законных основаниях. И не примет отказа.

Офицер Олераан напряглась и застыла в его объятьях. А Мастер едва не умер от этого. Больше всего на свете, конечно после страха потерять её, он боялся, что она никогда не примет эту его часть. Не сможет смириться с тем, что ему необходимо питаться кровью, что ему необходима именно её кровь. Вампир в тандеме с тьери, если он полноценный, становился сильнее в несколько раз. Благодаря их связи, любви и её крови. Но и сама девушка получала долголетие, здоровье, все преимущества укуса и кое-какую возможность, о которой он вскоре собирался рассказать ей. Такова была магия этого союза. И он очень боялся, что она отвергнет её. Хотя и был готов на любые уступки лишь бы удержать её рядом с собой.

Но Дастин не боялась. Наоборот, она замерла потому, что вся её сущность вдруг яростно отозвалась на его слова. Внутри кипела кровь, словно жаждала быть испитой им. Это было тем самым тайным желанием, о котором можно мечтать, но которое никогда не решишься воплотить в жизнь, а потом всю оставшуюся жизнь будешь думать «а что, если». Она открыла свои чувства вампиру, которого любила больше всего на свете, ради которого была готова даже умереть, прекрасно осознавая кто он и что он. Была ли она готова переступить эту черту? Она не знала, но в чём она была уверена наверняка, так это в том, что слишком долго поступала правильно, а не так, как велело сердце. И сейчас чёрта с два она пойдёт на попятную!

— Нет, Грег, — прошептала она и отстранилась, чтобы заглянуть Мастеру в глаза. — Отказа не приму я.

— Но…

— Я до сих пор ощущаю на своей коже твои клыки. Мне даже несколько раз снилось, как ты проделываешь это снова и снова. Я думала, что это такое же воздействие метки, как подчинение или возможность чувствовать друг друга, но потом поняла, что дело абсолютно в другом. Знаешь, а ведь недавно у меня был удивительный сон… — Тина улыбнулась и прикрыла глаза. — Всё было так… реально, что я первое время никак не могла поверить, что мне всё это просто приснилось.

— Тебе и не приснилось, — с нежностью ответил вампир и увидел, как она в изумлении распахнула глаза. — Я видел тот же сон, звёздочка. И от продолжения в ту ночь тебя спас лишь твой холодный душ. Ну и, отчасти, моё твёрдое желание, чтобы ты полностью, от начала и до конца, осознавала то, что между нами произойдёт. И больше я не намерен ждать и гадать, какова же ты на вкус в реальности. Ты трижды дала своё согласие, Дастин Олераан ди-Альмаро. А знаешь, что это означает по нашим законам и традициям?

— Нет, — выдохнула она. Горло её, вдруг, сковало спазмом, во рту пересохло, дыхание участилось. Эти метаморфозы не остались незамеченными, и Грег довольно улыбнулся.

— Тогда я скажу тебе это после, — ответил он и приник к ней в нежном поцелуе.

Время для разговоров закончилось, и настало время действительно сделать то, о чём он так долго мечтал — сделать её своей по всем законам всех миров и галактик.

Глава 13

Тина не заметила, как очутилась в какой-то нише на роскошной мягкой кровати. Задуматься о том, откуда в пещере кровать у неё не возникло даже желания. Только почувствовала, что Грег поднял её на руки, продолжая покрывать лицо поцелуями, а в следующий миг опустил на перину. Его поцелуй был очень чувственным и глубоким, как будто он знал, что у него есть всё время Вселенной, чтобы насладиться телом возлюбленной. Он покусывал её губы, наслаждаясь тем, как она томно вздыхает, ловил губами эти вздохи, искушал её своим дерзким языком, вынуждая идти в контратаку. Они вели чувственную борьбу, оба наслаждаясь процессом. Каждый раз, когда их языки встречались в страстном танце, по телу девушки пробегала волна удовольствия. Она никогда раньше такого не испытывала, никогда прежде не получала такого невероятного наслаждения от всего лишь поцелуя! Нет, тут же мысленно исправилась Дастин, не просто поцелуя, а от поцелуя со своим возлюбленным тьером. Она купалась в этих чувствах и не могла поверить, что всё это было наяву, было правдой. Но этого было мало. Она хотела большего!

Словно почувствовав её желания, хотя так оно на самом деле и было, Грег проложил дорожку поцелуев от её губ, по щеке к трепещущей жилке на шее. И стоило ему туда добраться, как он увидел, что та зашлась в безудержном ритме. Он улыбнулся, прекрасно осознавая то, что чувствовала его звёздочка, догадывался, чего именно она ждала. Но он не собирался вот так легко идти на поводу у своих желаний. Нет, он задумал всё сделать так, чтобы она на всю жизнь запомнила эту ночь. И спешка в эти планы не входила, хотя он и мечтал, как можно скорее ощутить её всю, оказаться в ней.

Он с нежностью лизнул её, слегка надавливая языком в том месте, а иногда и прикусывая кожу, наслаждаясь срывающимися стонами с губ девушки. Но это была чувственная пытка и для него, затмевая рассудок, заставляя его поддаться искушению и укусить Тину, поэтому он двинулся к ключице, перемежая поцелуи с лёгкими покусываниями. Её руки скользили по его спине, плечам и рукам, посылая энергетические разряды ему в пах. Он слегка дрожал, не вполне соображая о причинах такого состояния — то ли от нетерпения, то ли от невероятного возбуждения, то ли от всего вместе взятого. Но главное было одно — он, наконец, может дотрагиваться до неё, целовать её, любить её, так, как ему всегда хотелось. Как он представлял, лёжа один на большой кровати, зная, что совсем рядом находится та, кого он так желает, но не имея возможности воплотить всё это в реальность. И вот теперь, его мечты сбылись!

Дастин пылала. От чувственного удовольствия у неё кружилась голова и не хватало воздуха. Те места, которых касались жадные губы, язык и зубы вампира горели и пульсировали, умоляя о продолжении. Его блуждающие по телу руки не приносили облегчения, а только ещё больше распаляли в ней огонь. Она извивалась под ним, то тесно прижимаясь, то желая убежать, не в состоянии испытывать эту сладкую пытку. Но когда она неожиданно перестала чувствовать на себе раздражающую её прохладу форменного кителя, то, казалось, немного пришла в себя, пока губы вампира не сменили его руки.

Мастер с удивившей даже его самого лёгкостью избавился от куртки девушки и тут же приник губами к открывшей его глазам ложбинке между грудями. Он глубоко вдохнул аромат её кожи, желая, чтобы тот полностью заполнил его тело и навеки поселился там. Она пахла именно так, как ему помнилось, пахла домом. Где бы они не находились, если рядом была она — он был дома. Её нетерпеливые руки начали выдёргивать полы его рубашки из-за пояса штанов, и он решил помочь, испытывая такую же потребность коснуться её обнажённой кожи своей. Он отстранился на мгновение, чтобы сбросить с себя рубашку и обувь, а потом вновь приник к девушке в поцелуе. Но этого уже было недостаточно не только ей, но и ему. Покрывая её кожу лёгкими касаниями губ, он встал над ней на колени и одним движением, подцепив края кофты, убрал последнюю преграду, разделяющую их. К собственному изумлению он не обнаружил на ней белья, а потому, окидывая жадным взглядом её соблазнительное тело не смог удержаться от стона, сквозь который отчётливо проступил звериный рык.

Дастин всё это время наблюдала за ним и за его реакцией, а потому заметила тот момент, когда его глаза зажглись красным огнём, а из-под верхней губы показались удлинившиеся клыки. Она взяла его руки в свои, и медленно положила их на свои груди, слегка сжала, добившись ещё одного стона, а потом начала медленно вести ими по своему телу вниз, к застёжке своих брюк. Она хотела подразнить его, но вместо этого пробудила в нём звериное желание. Резко подняв голову и посмотрев ей в глаза, Грег одним рывком разорвал на ней штаны и отшвырнул две ненужные уже половинки одежды в сторону. И, заметив её изумление, самодовольно улыбнулся. Но осталась ещё одна деталь, мешающая ему насладиться её видом. Он, всё так же глядя ей в глаза, удлинившимся когтём подцепил край трусиков и медленно разрезал их на части. Слегка сместившись вниз, он быстро снял с неё обувь и замер, внимательно рассматривая обнажённую женщину, которая лежала на его кровати.

Она была прекрасна, восхитительна и невероятна! Стройное тренированное тело, длинные ноги, аппетитные бёдра, узкая талия, упругая и полная грудь — она лежала перед ним такая доверчивая, такая желанная. Такая вся… его! У него начали покалывать кончики пальцев, так сильно он желал дотронуться до неё. Решив, что данному желанию он может уступить, вампир коснулся её лица, проведя пальцами сначала по скулам, дотронувшись до уже припухших губ, по подбородку, к манящей шее, вниз по плечам, к груди, слегка задержался на талии, проверяя поместится ли она в кольце его пальцев, и дальше к бёдрам. Приподняв одну ногу, он покрыл невесомыми поцелуями её икру, наслаждаясь дрожью, пронзившей тело любимой, прикусил чувствительное местечко под коленкой, провёл рукой по внутренней стороне бедра, лишь вскользь дотронувшись до сосредоточия её женственности, словно дразня, как будто обещая, намечая свои дальнейшие действия. Но Тине это нравилось. Она наслаждалась этой игрой. И хотела также касаться его, а потому сделала попытку приподняться и толкнуть его спиной на кровать. Но он удержал её.

— Звёздочка, ты великолепна, — выдохнул он и склонился над её животом, проведя языком от пупка вверх, к ложбинке между грудями. Но на этом не остановился, а сместился слегка вправо, потёрся щекой о её грудь, поиграл носом с соском, наблюдая как тот превращается в тугую горошинку, добившись сладостного стона. А потом резко схватил её за руки и завёл их ей за голову, прижимаясь к ней всем своим телом.

Тина вынулась дугой. Она так долго ждала этого, так хотела коснуться его, но он словно наперёд знал о её мыслях, потому что опережал её на шаг. Вот и сейчас, лишив возможности свободно исследовать его тело руками, он искушал её тем, что тёрся своей грудью о её, играя с чувствительными сосками, двигаясь на ней медленно из стороны в сторону, заставляя выгибаться ему навстречу, чтобы сильнее ощутить эти касания, подстраиваться по его движения, жаждать их.

— Пожалуйста, — тихо простонала она. — О, Грег, пожалуйста, я хочу тебя коснуться!

— Позже, — прорычал он ей на ухо, а потом накрыл ей рот своим в неистовом поцелуе. Он слегка сместился в сторону, переложил её запястья в одну свою руку, а второй начал путешествие по её телу. И начал он с того, что согнул одну ногу в колене, чтобы получить возможность коснуться её щиколотки. Не прерывая жадного поцелуя, от которого Дастин едва не задыхалась, он обхватил рукой её ступню, слегка сжал, а потом начал медленно вести рукой вверх по ноге, задерживаясь и вновь проверяя чувствительность в местечке под коленкой, а потом плавно продвигаясь дальше по внешней стороне бедра, то и дело сжимая его своей крепкой и сильной ладонью, массируя его, доводя девушку до исступления. Добравшись до ягодицы, он со стоном сжал её, сильнее прижимая к себе Тину. Но тут же, едва ощутив, что она начала сама к нему жаться, отпустил и продолжил своё путешествие вверх по спине, пока не добрался до груди. Его горячие пальцы накрыли её нежную кожу, массируя и поглаживая, а потом переместились на чувствительный сосок, заставив девушку выгнуться дугой от удовольствия. Поиграв с ним немного, его рука вновь двинулась в своё путешествие по упругому животу, вниз, где таились её самые сокровенные тайны. Стоило его пальцам прикоснуться к клитору, как тело девушки пронзила стрела удовольствия, сорвав с её губ сладострастный стон. Она была такой горячей, такой влажной там, что Грег едва мог сдерживаться. Его пальцы начали нежно поглаживать чувствительное местечко, а губы накрыли её сосок. Он чувствовал, как напряжение всё сильнее сковывает её тело, знал, что она близка к своему пику. Продолжая ласково массировать клитор, он аккуратно ввёл в неё один палец и не смог сдержать низкого, гортанного рыка, почувствовав, как она сжалась вокруг него.

Тина извивалась под ним, словно одержимая, даже не осознавая, что её бёдра живут собственной жизнью, исполняя древний, как сама Вселенная, танец, она выгибалась, стонала, дрожала и выкрикивала его имя. Внутри с каждым движением его ненасытных губ, языка и пальцев росло напряжение, грозящее разорвать её на миллиард мелких кусочков. Она не могла этого больше выносить и не желала, чтобы он останавливался! Она хотела его. Она нуждалась в нём так, как никогда в жизни. Он сводил её с ума, и девушка поняла, что, если он не возьмёт её прямо сейчас, она умрёт.

Наверное, она сказала это вслух, потому что Мастер довольно засмеялся и прошептал:

— О, да, любимая. Я намерен подарить тебе сегодня множество маленьких смертей.

И чуть сильнее надавил на чувствительный бугорок. Мир Дастин тут же взорвался, из горла вырвался крик, тело выгнулось дугой. Она обняла вампира руками, тесно прижимая к себе, и даже не замечая того, что он больше не удерживает её руки, что в этот момент он обхватил её тело и вместе с ней переживает пик наслаждения, которое девушка так щедро транслировала по их связи. Грега трясло. Он никогда в жизни не испытывал ничего подобного. Боги, да он сам едва не взорвался, почувствовав её оргазм. Он понимал, что она открылась совершенно неосознанно, но выдержать подобное ещё раз и удержаться от соблазна овладеть ею… это было выше его сил. Но он готов был рискнуть, чтобы ещё раз показать звёздочке свою любовь, всю полноту своих эмоций. Поэтому, едва она поутихла, он приник к её шее. Одной рукой он обнимал её и прижимал к себе, а вторую опустил на бедро девушки.

Он плавными и осторожными движениями поглаживал внутреннюю сторону бедра, давая Дастин возможность осознать его намерения. В конце концов, дальше этого они ещё ни разу не заходили, и он давал ей время понять это. Как и то, что останавливаться на этот раз он не намерен. Но вместо того, чтобы замереть или как-то напрячься, как ожидал вампир, девушка провела руками по его спине, вниз к пояснице, потянула за пояс его брюки и сжала его ягодицы, прижимая мужчину к себе. Он поднял голову, вглядываясь в её глаза, но увидел в них не страх, и не сомнение. В них пылал пожар желания и любовь к нему.

— Грег, — хрипло проговорила она. — Если ты не снимешь эти чёртовы штаны, клянусь, я вобью тебе в сердце какой-нибудь кол!

И не дожидаясь пока он осознает её слова, ловко поменялась с ним местами, оказавшись сверху. Как и он до этого, она захватила в плен его руки, не давая прикоснуться к себе. И хотя понимала, что сломить её сопротивление, ему не составит труда, также и осознавала, что ему нравятся её действия, а потому он будет ей подыгрывать. Она прошлась губами по его шее от уха, до ключицы, нежно прикусила кожу на плече и подразнила языком впадинку у основания шеи, наслаждаясь его стонами, полными чувственного наслаждения. Спустилась вниз, к идеально гладкой груди, провела рукой по упругим мышцам, трепещущим под её пальцами, и накрыла губами его сосок, поигрывая с ним языком и прикусывая зубами.

Но стоило её руке двинуться дальше и зацепиться за застёжку его брюк, как он тут же очнулся и перекинул её обратно на спину, навалившись сверху всем телом и удерживая её руки.

— О, нет, любимая. Сегодня играем по моим правилам. А я не готов закончить первый раунд так скоро, — проговорил он, и начал спускаться вниз, проводя языком по её животу. Оказавшись между её ног, он сжал руками её ягодицы, и не смог сдержать стона. Он потёрся носом о самое чувствительное местечко, вызывая дрожь во всём её теле. — О, звёздочка, твой аромат сводит меня с ума. Ты восхитительная, и я просто не в силах сдерживаться!

Дастин как будто упала в кипящий котёл дикой страсти, когда его губы накрыли сосредоточие её желания. Она даже подумать не могла, что вновь почувствует это сладостное напряжение так скоро, ведь разрядка была всего какое-то мгновение назад. Но на самом деле оказалось, оно её и не покидало, затаившись в глубине на время. И стоило ему начать вновь вести её к облакам, как оно вырвалось наружу.

Его язык сводил с ума, а губы доводили до исступления, она вся дрожала и металась по кровати, ничего не соображая. Словно и не испытала минуту назад самый головокружительный оргазм в своей жизни. А когда он вновь осторожно проник в неё пальцем, она почувствовала, что умирает, чтобы в следующий момент родиться тысячами ярких огней и закружиться в невероятном водовороте удовольствия. Она не замечала, что выкрикивает его имя, не чувствовала, как он отстранился от неё, чтобы спустя мгновение приникнуть к ней уже полностью обнажённым. И пришла в себя лишь когда почувствовала, как он легка вошёл в неё и тут же замер.

Она открыла глаза, в которых всё ещё бушевали волны удовольствия, и посмотрела на своего вампира. Ни слова не говоря, приникла к его губам, ощущая на них свой вкус и испытывая от этого какое-то примитивное удовольствие. Руки её плавно легли ему на спину и переместились чуть ниже, прошлись по обнажённой коже ягодиц, слегка сжали и надавили, вынуждая Грега продолжить то, что он начал. И стоило ему слегка пошевелиться, как её глаза сами собой закрылись, а тело замерло в ожидании удовольствия.

— Нет, Дастин. Я хочу видеть твои глаза, когда сделаю тебя своей, — хрипло проговорил он.

Тина вновь открыла глаза и внимательно посмотрела на него.

— Грег, я твоя с того самого момента, когда ты впервые обнял меня на той поляне.

— Возможно, — ответил он и медленно скользнул в неё полностью заполняя собой. Это движение вызвало два полных наслаждения стона и дрожь, пронёсшуюся от одного к другому. — Но теперь ты моя по всем законам!

Он начал двигаться медленно и чувственно, глубоко проникая в неё, желая заполнить собой всю без остатка, показать ей, что с этого момента она принадлежит ему и только ему. Каждое его движение срывало с её губ стон удовольствия, который отзывался в его теле восхитительным трепетом. Она с первого же момента подстроилась под его ритм и на каждый его выпад отвечала не менее страстно, доводя его до предела, заставляя сжимать зубы и ходить по лезвию ножа.

— Боги, звёздочка, остановись, иначе я не выдержу, — застонал он в очередной раз, когда она приподнялась ему навстречу. — Я так хочу тебя, что едва могу сдерживаться.

Но она не стала отвечать, только довольно улыбнулась и провела ногтями по его обнажённой спине, чувствуя, как он выгибается от этого, как стон полный страсти срывается с его губ. Она желала, чтобы он потерял контроль. И Мастер не выдержал. Он вцепился в её бедра стальной хваткой, врываясь в неё со звериной яростью. Его стоны превратились в довольное рычание, а взгляд пылал неистовым красным огнём.

Тина едва не обезумела от этой перемены. Её всю колотило от испытываемого наслаждения, внутри всё сжималось с той же яростью, с какой он входил в неё. От нежности не осталось и следа, но ей это нравилось, она хотела его такого, безудержного, страстного, потерявшего контроль. Хотела… она не понимала, чего именно хотела, пока не почувствовала, что вот-вот взорвётся вновь.

Она подняла дрожащие руки и обняла ими лицо возлюбленного.

— Грегори, прошу тебя, я хочу, чтобы ты укусил меня. Сейчас!

От этих слов из его груди вырвался то ли стон, то ли рёв, но он тут же наклонился к ней. И в момент, когда она почувствовала, что начинает падать в пропасть, его клыки вонзились в её шею, тысячекратно усилив наслаждение. Она не понимала, что в этот момент руками удерживает его голову, не давая отстраниться, что из её горла вырываются не стоны, а крики наслаждения. Она знала лишь одно, что в данный момент они оба парили в облаках, соединённые не только физически, но и эмоционально через свою ментальную связь. Она чувствовала его наслаждение, как своё. Он наслаждался удовольствием, которое она испытывала от его укуса.

Грег сделал несколько больших глотков, прежде чем остановиться. И улыбнулся, когда девушка недовольно захныкала, стоило ему отстраниться от её шеи.

— Прости, любимая, но этого хватит. Для первого раза более чем достаточно. Я и так с трудом смог остановиться вовремя и не выпить тебя всю.

Тина только кивнула. Она не могла говорить, слишком сильные эмоции бушевали внутри неё. Она никак не могла поверить в то, что только что испытала — это было невероятно и так волнующе! Девушка и не подозревала, что простой укус может вызвать такую гамму ощущений, но это и не удивительно, ведь в первый раз, когда он её укусил, она не испытала и сотой части того, что чувствовала сейчас.

Мастер с улыбкой наблюдал за мыслями, красноречиво отражающимися на её прелестном личике. Он нежно провёл пальцами по её щеке, наклонился, чтобы ласково поцеловать. И стоило их губам соприкоснуться, как обоих словно током ударило.

— Боги! — застонал вампир, а девушка учащённо задышала. Волна желания, которая, казалось, до этого её уже полностью опустошила, вновь омыла тело восхитительной истомой, посылая трепетные сигналы в низ живота. И словно подтверждая, что эти эмоции были обоюдными, он начал твердеть внутри неё.

Проведя языком по двум маленьким ранкам на её шее и слизывая выступившие капельки крови, Грег прошептал:

— Я люблю тебя, моя маленькая желанная, щедрая и ненасытная тьери. И хочу, чтобы ты это знала.

— Я знаю, чувствую, — выдохнула она с трудом, потому что вампир начал плавно двигаться в ней. — И тоже тебя очень люблю.

Уснули лишь глубокой ночью посвятив весь день друг другу и восхитительному наслаждению, от которого так долго отказывались, но и это пришлось сделать только лишь потому, что оба были обессилены. Для Дастин внешний мир перестал существовать, сузившись до стен этой пещеры, поэтому засыпая, она не знала, день ли снаружи, или уже следующая ночь. Да это в данный момент было и не важно. Главное было только то, что она лежала в объятьях любимого мужчины, с которым провела самые волшебные день и ночь в своей жизни.

* * *

— Просыпайся, соня, — ласково прошептали у неё над ухом, перемежая слова с лёгкими поцелуями с плечо. Офицер Олераан томно потянулась и улыбнулась, ощутив приятную боль в мышцах. В памяти мелькали восхитительные картины минувшей ночи, губы припухли, а во всём теле ощущалась давно не испытываемая ею лёгкость. — Звёздочка, если ты не перестанешь вот так выгибаться и улыбаться, то мы застрянем в этой пещере ещё на сутки. И, признаюсь, я бы очень этого хотел, но тебе необходимо поесть.

Словно в подтверждение этих слов её желудок жалобно заурчал, заставив девушку покраснеть, а вампира весело засмеяться.

— Вот об этом я и говорю, — сказал он и перевернул её на спину, чтобы тут же завладеть её губами. Дастин сразу отозвалась на его страсть, обняв его за шею и притянув к себе ближе так, чтобы он немного лёг на неё. Рука мужчины ищуще двинулась по её телу, пока не оказалась на груди возлюбленной, вызвав тем самым в ней дрожь. Но дальше этого он не пошёл, отстранившись от губ своей звёздочки и заглянув ей в глаза: — С добрым утром, любимая.

— А сейчас утро, любимый? — рассеяно поинтересовалась она, вновь потянувшись за поцелуем. Но Мастер не позволил ей, хотя от слова «любимый», сорвавшегося с её уст, хотелось прижать её к себе и не выпускать из кровати до конца года.

— Да. Мы здесь провели целые сутки. Пришлось среди ночи вставать и выходить на связь, чтобы предупредить Шера. А то он уже вознамерился начать наши поиски. Кстати, он принёс еды, — добавил он, заметив, что девушка не желает вступать в разговор. — Звёздочка, тебе нужно поесть. Я за прошедшие сутки выпил слишком много твоей крови. Тебе необходимо восстановиться прежде чем мы продолжим. Потому что я не смогу сдержаться. Не теперь, когда ты добровольно дала согласие.

— А что это меняет? — заинтересованно спросила Тина. Ей показалось, что она уже раньше слышала от него нечто подобное. Что-то по поводу того, что она трижды на что-то согласилась.

Видя, что она теперь полностью сосредоточена на беседе и не пытается его соблазнить, Грег откатился в сторону, прижал девушку к себе и начал рассказывать:

— Что ты знаешь вообще о связи тьера и тьери?

— Смешно, — недовольно фыркнула она. — Мне казалось, что мы с тобой выяснили, что я не с этой планеты и не знаю ваших традиций…

— Да, но ты знала, кто такая тьери, — ответил он в своё оправдание.

— Перевод. У этого слова значение «избранница» или «та, что шагает с Мастером сквозь века». Ну, или как-то так. Язык этот довольно своеобразный, сложно находить перевод на ваш, вампирский.

— Это не «наш вампирский», это Всеобщий, — хохотнул Грег, за что схлопотал укус в плечо. Его тело отреагировало мгновенно.

— Ой! — пискнула Дастин, почувствовав, как ей в живот начало упираться что-то твёрдое. Хотя она точно знала, что именно это было.

— Вот тебе и «ой»! — хрипло ответил Мастер, а девушка увидела, что в радужке его глаз начинает проступать красный оттенок. — Не стоит провоцировать вампира, звёздочка, если не готова к последствиям. А теперь, марш завтракать!

Развернул её, столкнул с кровати и ощутимо шлёпнул по попе, задавая правильное направление движения. И не дал ей простыню, которой она хотела обмотаться, чтобы прикрыть наготу. Девушка весело улыбнулась, наслаждаясь данной игрой, и направилась в сторону небольшой возвышенности, на которой, как ей удалось рассмотреть, была расставлена еда. Грег зажёг ещё парочку факелов, поэтому освещения в пещере вполне хватало, чтобы без проблем разглядеть дорогу и не споткнуться о какой-нибудь булыжник. Она уже почти дошла до импровизированного столика, когда её внимание привлек какой-то блеск сбоку. Решив проверить, что это такое, она сделала пару шагов и изумлённо замерла.

— Не может быть! — прошептала она и тут же стрелой метнулась к своей спасательной капсуле за световыми палочками. Нервно открыв её, она собрала раскиданные миниатюрные светильники и побежала обратно. Вампир, который обладал чутким слухом уже ждал свою тьери там.

— Что такое? — спросил он встревожено.

— Это планетарный модуль искина! — от переизбытка чувств едва не задыхалась она, нервно надламывая и встряхивая световые палочки. — А я ещё удивлялась, почему здесь находится такая пещера, в которой, по идее должен находиться дополнительный центр управления.

— Погоди, не так быстро. Всё, что ты говоришь, кажется знакомым, но я пока что ещё плохо понимаю то, что ты мне рассказала, открыв своё сознание. Планетарный модуль — это вид какого-то устройства, большой и мощный, так? А искин — что-то в роде нашей головы?

— Почти, — с улыбкой ответила Тина. — Не головы, а мозга. Только не живого существа, а этой планеты. Представь, что Гелио — это живой организм, а искин — это его сознание, подсознание и даже в какой-то мере душа.

— Понятно, — кивнул он, стараясь сосредоточиться на новой информации, а не на сексуальном обнажённом теле, бегающим перед ним.

— Я знаю, о чём ты думаешь, — засмеялась офицер Олераан. — Но к сожалению, вынуждена отказаться, потому что эта находка очень важна. С её помощью я смогу, наконец-то подчинить спутники на орбите планеты и найти Рэйс.

— Спутники? Те самые, о которых ты упоминала раньше? — Мастер приложил пальцы к вискам. Оказывается, получить знания и осознать их, чтобы уметь пользоваться, это совершенно разные вещи, особенно, если больше не находишься в связи с Дастин. И осознание требует уйму сил — от картинок, которые словно вспышки, мелькали в голове вампира, стоило тому услышать новое слово, у него начала жутко болеть голова. И попытки вникнуть в их суть не добавляли радости, а только усиливали эту боль. — Что-то наподобие наших магических маячков?

— Всё верное, — отозвалась девушка и оглянулась на него, услышав в голосе напряжение. — Давай ты мне лучше расскажешь о связи тьера и его тьери. Привычная тема должна снизить боль. Кстати, а почему я не чувствую изменений, ведь ты укусил меня.

— Прошло мало времени. На перестройку организма нужно как минимум трое суток, но учитывая, что ты — тьери, а не щит, и между нами есть связь, думаю, что к вечеру ты почувствуешь разницу, — ответил он, и впрямь почувствовав, что боль постепенно уходит.

— А это зависит от количества укусов? Или, точнее, от количества того яда, который проникает в тело при укусе? — продолжала она задавать вопросы, отвлекая Грега от новых для него знаний, хотя ей на самом деле было интересно. Однако, возможность разделять сознание, давала замечательную способность заниматься несколькими делами одновременно. Поэтому, одной его частью Дастин беседовала с вампиром, а второй уже активно исследовала искин, в поисках панели управления.

— В данный момент — нет. Пока твоё тело не перестроится. Потом — да. Когда у Мастера появляется тьери, он перестаёт питаться от других, — ответил он, завладев в этот момент полным вниманием девушки. — Кровь других перестаёт насыщать его. То есть, фактически превращается в обычный сок, без возможности насыщать организм вампира необходимой силой. Первое время я всё никак не мог понять, почему рядом с тобой испытываю такой дикий голод. Помимо того, что твой запах и ты сама манили меня неимоверно, моё тело начало перестраиваться.

— То есть, фактически, ты терял силы, — нахмурилась Тина. — И что, ты ничего не замечал?

— Замечал, но списывал это на то, что не сплю по ночам, — усмехнулся он, подходя к девушке сзади и обнимая её за талию. — Ты завладела моими мыслями и моими снами, держа в напряжении круглые сутки. Это любого выведет из строя. Но окончательно осознал во время поединка с теми воинами у Илвирэля.

— Почему же ты не сказал ничего? — нахмурилась она.

— А что бы ты сделала? Оголила шею и предложила себя в качестве витамин? — хмыкнул он, за что заработал тычок в живот. — Нет, ты не была готова. Да и я ждал твоего согласия, которое ты мне вчера дала.

Он на мгновение зарылся носом в её волосы, вдохнул её манящий запах, теперь уже смешанный с его, и тут же с сожалением отступил на пару шагов. Сутки занятий любовью ни капли не утихомирили его желание и жажду. Он вообще сомневался, что такое когда-нибудь произойдёт, такими сильными они были. Но сейчас он не мог пойти у них на поводу, потому что понимал, что для его звёздочки очень важно найти подругу, а потому она должна закончить то, что делала. Как понимал и то, что она, не смотря на внешнюю бодрость, сильно обессилила. Он чувствовал это в каждом её движении, поэтому и заставлял позавтракать.

— Погоди, ты уже третий раз говоришь, что я дала согласие, когда это я успела и что это значит?

— Когда ты сказала вчера, что согласна на укус. Этим ты окончательно завершила нашу привязку. И добровольное согласие троекратно усиливает эффект от выпитой крови. То есть, теперь у меня втрое прибавится сил.

— О, я твоя особая диета? — хихикнула девушка, наконец обнаружив то что искала. Нажав на несколько скрытых панелей, она ждала пока откроется блок управления, но он не двигался. В искине не было ни капли энергии. Девушка мысленно выругалась. Не могли же все МНТ быть использованы. И неужели единственный источник подходящей энергии находится на другой планете?! Она едва не взвыла в голос от отчаяния, но тут же приказала себе собраться и начать поиски хранилища запасных МНТ. Они просто обязаны быть здесь!

— Можно и так сказать, — тем временем ответил Грег. — Но и тебе помимо сил добавляются некоторые способности. Твоя кровь для любого другого вампира становится ядом — так тьер защищает свою тьери. Чем больше вещества из клыков попадает в твой организм, тем сильнее ты становишься — видишь лучше, дальше слышишь, быстрее становишься. И эта сила с тобой остаётся навсегда, не растворяясь со временем. Ну, и ещё кое-что, о чём я скажу тебе, когда ты перестанешь делить своё сознание и будешь полностью осознавать сказанное.

— Откуда… — резко обернулась она, уткнувшись носом в его грудь. Мастер незаметно подкрался к ней, рассчитывая как раз на такой исход, поэтому сразу обнял девушку, нежно целуя в губы и поглаживая руками её обнажённое тело. На какой-то момент они забыли обо всём, наслаждаясь поцелуем и друг другом. Дастин подалась вперёд, тая под чувственными прикосновениями Грега, закинула руки ему на шею и пожелала, чтобы это никогда не прекращалось. Но чувство долга и сумело отвоевать себе часть сознания, возвращая девушку с небес на землю и заставляя отстраниться, хотя и весьма неохотно. — Нечестно…

— Согласен, — вздохнул вампир. — Но я просто не в состоянии удержаться, когда ты такая аппетитная и желанная вихрем носишься у меня перед носом, соблазняя своей наготой.

— Я могу что-нибудь накинуть…

— Попробуй и это «что-нибудь» вмиг превратится в лохмотья, — в шутку пригрозил он.

— Так что же мне теперь всегда так ходить? — поддержала она эту игру.

— Да, когда мы одни. Иначе, мне придётся убить того, что увидит тебя в таком виде, звёздочка, — и, хотя тон был шуточным, девушка сразу поняла, что сами слова были отнюдь не шуткой, а самой настоящей правдой. Она до сих пор слышала его страстный шёпот «Ты — моя!», те эмоции, которые он вкладывал в два простых слова, поэтому не возникло ни капли сомнения, что всё сказанное им — не пустой звук. Но, как бы странно это не выглядело, ей такое поведение её мужчины очень понравилось. Хотя раньше она моментально выходила из себя, если что-то из парней пытался командовать ею или ограничивал свободу. Сейчас же было всё совсем иначе — она сознательно давала ему роль главы, и ничуть не переживала из-за этого. Её даже не пугала мысль о метке. Кстати…

— Вопрос по теме — на мне есть метка?

— Нет, — улыбнулся вампир.

— Как так? Ведь ты меня кусал…

— Это ещё один способ обезопасить тебя, как тьери. Чтобы никто из моих врагов не понял кто ты и не смог нам навредить, — пожал плечами вампир.

— Погоди… дай подумать, — нахмурилась Дастин и отошла от него. Его близость мешала рационально мыслить и делать даже элементарные выводы. — Если ты теперь можешь пить только мою кровь, то, получается, привязан ко мне. Если я буду далеко — ты будешь слабеть. А если меня убьют? — она задала этот вопрос и пристально посмотрела на Грега. Хотя по тому, как страх сковал все её внутренности, она уже могла судить, каков будет его ответ.

— Я тоже умру, — просто ответил он. Но видя, что девушка недовольно хмурится и кусает губу, подошёл к ней, обнял и добавил: — Звёздочка, этого не изменить. Такова наша связь, так что советую просто не думать о таких возможных последствиях. Более того, я тебе уверенно говорю, что вскоре ты станешь такой же сильной, как и я. Конечно, если захочешь.

— То есть?

— Не так я хотел это сделать, но твоё любопытство не оставляет мне выбора, — проворчал он, а потом нежно коснулся её лица. — Посмотри на меня, Дастин. — Она подняла на него взгляд. — Помнишь, я говорил, почему Мастера так важны? А помнишь, упоминал особый обряд, который соединяет узами пару? — Тина судорожно вздохнула, потому что прекрасно помнила, что эти самые узы означают — брак.

— Да, — хрипло ответила она. — Ты ещё тогда сказал, что без этого обряда ни один вампир не согласится связать себя узами. Но я не совсем поняла тогда, что ты имел ввиду.

— Этот обряд, звёздочка, изменяет представителя любой расы, подстраивает его или даже адаптирует под вампира. И лишь тогда брак считается законным. Не потому, что вампирам запрещено жениться или выходить замуж за другие расы, а потому, что это даёт гарантию, что ты не будешь наблюдать за смертью своей половины.

— Но я думала, что обе планеты населены расами-долгожителями…

— Да, но самые долгоживущие из всех — это вампиры. Следом идут эльфы и только потом все остальные. Это история, и данные традиции придуманы не вчера, а исходя из огромного опыта. Не смотря на разные мнения, вампиры, если им удаётся найти истинную половинку, остаются верны им до конца. И зачастую, после того, как их возлюбленные умирают, уходят вслед за ними.

— А как же… — начала она задавать следующий вопрос, но Грег её перебил, поцеловав.

— Ты задаёшь вопросы, потому что тебе действительно интересно или пытаешься отсрочить тот момент, когда вопрос задам я?

— Не знаю, — шёпотом ответила она. — Правда, не знаю.

— Поэтому я и не хотел спешить. Если пожелаешь, мы вернёмся к этой теме потом, позже…

— Нет, — решительно ответила офицер Олераан. — Давай решим всё сейчас.

— Тогда слушай.

— Нет, Грег, ты не понял. Я согласна на это изменение. Если это гарантирует твою безопасность и то, что я буду рядом с тобой, мне это подходит, — улыбнулась она, видя, как вытянулось от удивления его лицо. — Неужели ты подумал, что меня это испугает? Я ведь не перестану быть собой?

— Нет, конечно же нет. Ты, как и была, останешься человеком. Только появится необходимость в том, чтобы пить изредка мою кровь. Просто, я не ожидал, что ты согласишься на обряд… Я надеялся, но…

Было видно, что он в смятении и не находит нужных слов.

— То есть у меня появится жажда?

— Нет, любимая, — усмехнулся он и, казалось, пришёл в норму. — Она у тебя уже и так есть. Просто, после обряда, ты сможешь её утолить без какого-либо вреда для себя. Ты, ведь, ощутила странную жажду, вчера ночью, не так ли? И не поняла её природу. Точнее, поняла, но не осознала, что твоё желание было несколько иным. Ты попросила укусить тебя в момент пика наслаждения. Но на самом деле, это ты хотела впиться своими клычками в меня.

Теперь в шоке была сама девушка. Нет, она определённо ничего такого не хотела! Но стоило задуматься как следует, проанализировать свои ощущения и желания, как тут же поняла, что Грег был прав. И от мысли, что когда-нибудь она сможет это сделать, по всему телу пронеслась горячая волна удовольствия. Вампир ощутил её и лишь благодаря огромным усилиям сдержался и не накинулся на возлюбленную.

— Звёздочка, перестань так явно желать этого, иначе я не выдержу и не выпущу тебя из постели ещё сутки, — пригрозил он, отстраняясь и отходя на безопасное расстояние. — Или перестань меня мучить и иди быстро завтракать, чтобы мы продолжили, или занимайся своими делами. Только накинь на себя, всё же, что-нибудь.

В ответ девушка довольно рассмеялась и пошла к той вещи, которую приметила несколько минут назад. Она подобрала с пола его рубашку и надела её. Мастер судорожно вздохнул. И это лучше всяких слов сказало ей, что такая она его ещё больше манит.

Вампир с трудом смог проглотить вставший поперёк горла комок. Эта женщина, одетая сейчас в его одежду, не просто манила его, она тянула к себе словно магическими силками! Он так долго этого ждал, так сильно мечтал о ней, что сейчас был просто болен. Он не мог оторвать от неё глаз, цепко следя за каждым её движением, ловя каждый её взгляд и вздох. Он упивался её присутствием рядом и осознанием, что отныне она принадлежит ему одному! Наконец-то! И кто бы мог подумать, что в этом стройном и хрупком тебе скрывается такая буря эмоций, такая пылающая страсть. У него было много женщин, чего скрывать. За все прожитые им столетия, затворником он сделался только в последние годы, переживая потерю брата, принимая бразды правления кланом, воспитывая племянника. А до этого жил, как говорится, на полную, стараясь взять от жизни всё. Но такую, как его звёздочка, он не встречал ни разу. Даже ничего близко похожего! Конечно, он был уверен, что особую роль здесь играют чувства к ней, благо успел перевидать такое же поведение у своих бойцов, да и у брата тоже. Но ведь чувства и влечение — они взаимосвязаны, и так же взаимно усиливают друг друга. В этом он тоже уже убедился, проснувшись сегодня утром и осознав, что, кажется, полюбил её ещё сильнее за прошедшие сутки. Он был уверен в её любви. Даже если не обращать внимания на то, что она теперь почти всегда была открыта для него и он её ощущал, как часть самого себя. Нет, она не только делилась своими эмоциям напрямую, она ещё и выражала их в своих жестах, взглядах, улыбке и в том, как произносила его имя. Даже сейчас, от одного лишь воспоминания, у него мурашки по коже пробегали.

Тина выбрала как раз этот момент, чтобы обернуться и послать ему томный взгляд, как бы говоря, что прекрасно знает о его мыслях! Знает, наслаждается ими и намеренно его провоцирует. Зверь внутри него в предвкушении зарычал.

Дастин усмехнулась, расслышав этот рык. Она видела по его пылающим глазам, как сильно он жаждал её, но тем не менее, сдерживался, потому что уважал и её саму, и важность поисков для неё. Поэтому она глубоко вздохнула, выбрасывая из головы всё лишнее и принялась за дело, движимая мыслью — закончить поиски, а потом можно наслаждаться жизнью.

Офицер Олераан, не отвлекаясь теперь на разговор с ним, полностью сосредоточилась на своей цели. Она медленно, шаг за шагом обходила пещеру по кругу, осматривая стены, пол и иногда даже потолок в поисках того, что могло бы быть хранилищем МНТ. И спустя где-то час, ей улыбнулась удача. Хотя, Тина сразу же передумала, стоило увидеть панель с кодом, — на дешифрование такого пароля уйдёт уйма времени!

Девушка разочарованно опустилась на пол, подогнув под себя колени. Конечно, с её стороны было бы глупо надеяться на простую задачу, ведь она успела неоднократно убедиться, что в Млечном пути всё иначе. Да и в таком месте, как база планетарного модуля искина вполне логично ставить мощную защиту с персональными ключами доступа. И чтобы взломать её, потребуется обмануть центральный блок замка, отвечающий за идентификацию. Сделать это можно несколькими способами — с помощью спутника снаружи, запросив архивную информацию по всем некогда служившим здесь людям, или же путём подмены основной команды на резервную, где будет прописана аварийная инструкция разблокировки в случае гибели всех участников программы. Такая, конечно, должна и так быть встроена в работу защиты, но скорее всего потребует, как и в случае со спутником, написания отдельного вируса. Хотя, этот вариант можно пока что смело записывать под номером три. В любом случае, Дастин собиралась достичь цели. И не важно, если для этого ей необходимо будет перепробовать все варианты и просидеть в этой пещере несколько суток без перерыва на сон и еду!

Словно прочитав эти мысли, к ней стремительно подошёл Грег и подхватил на руки.

— Так, красавица, — строго сказал он. — Я уже больше часа наблюдаю твои перебежки по пещере и слушаю жалобные крики твоего желудка. Поэтому, или ты сейчас добровольно садишься и кушаешь, или я приковываю тебя к кровати и кормлю сам. И поверь, как твой муж, я имею на это полное право!

— Когда это ты стал моим мужем? Свадьбы не помню. Как и обряда, — буркнула она в ответ, хотя на самом деле была рада передышке. Да и голод всё сильнее напоминал о себе. Не говоря уже о том, что после столь бурно проведенных суток, каждая клеточка в её теле жалобно пищала и просилась в тёплую мягкую кроватку. Особенно, если рядом будет такая восхитительная грелка, как её любимый вампир. Особенно после того, как она поест. Особенно… Тина тряхнула головой, стараясь избавиться от навязчивых мыслей. Боги! Да она стала какой-то сексуальной маньячкой! Хотя, откровенно говоря, грех такой не стать после всего, что между ними было этой ночью и прошлым днём… и утром… Нахмурилась и подняла голову, стараясь, наконец, сосредоточить внимание не словах Грега.

— Звёздочка моя, спешу поздравить. По нашим законам, мы и так уже женаты. Ты трижды дала своё согласие: ты согласилась принять мою любовь, сказав, что тоже любишь меня; ты разрешила укусить тебя, приняв мою суть; ты разделила со мной ложе, став моей и тем самым стала мне женой. Осталось дело за малым — совершить обряд. И если бы обстоятельства были другими, я бы его давно провёл, благо что все участники здесь: влюблённая пара и Мастер, который соединит их сущности.

— Так чего же ты ждал? — не стала вступать она в спор. Да и сил, как таковых не было — оказавшись у него на руках она моментально разомлела, расслабилась и усталость тут же шарахнула со всех калибров.

— Ну, я вообще-то был занят. Тобой, — он быстро наклонился, чмокнул её в нос, а потом сел на расстеленное покрывало, её усадил себе на колени. — А потом увлёкся, выпив слишком много крови, поэтому ты обессилила. А такое состояние не подходит для обряда. Но мы это быстро исправим, да, маленькая? — он ласково провёл рукой по щеке девушки. — Как только ты поешь, я наведу тебе особый чай, который быстро восстановит силы и позволит завершить взлом того ключа. Или как эта штука называется?..

Сидя вот так, в объятьях вампира, насытившаяся и довольная, офицер Олераан в очередной раз думала о том, что ей очень повезло выжить после столкновения с Чёрной дырой. И всё сильнее верила, что это просто подарок Судьбы, а встреча с Грегом — рок, не иначе. Она чувствовала, что находится в правильном месте, в правильное время. И была счастлива как никогда. Для полного счастья осталось найти подругу, узнать, что у неё всё хорошо, и найти способ отправить её назад, в Гельдран-Тар.

Теперь, хорошенько всё проанализировав, девушка уже почти была уверена, что найдёт Рэйс на Зельме. Единственная проблема — это способ попасть туда. Как они уже успели выяснить, бои гладиаторов перестали быть тем самым пропуском, на который рассчитывал Мастер, брать её в свои валькирии он отказывается, а проникнуть зайцем через телепорт не позволят таинственные двуипостасные, у который звериный нюх и супер-маги. Остаётся два варианта: найти обходной путь с помощью законсервированного космического корабля, или найти МНТ и связаться с похитителями племянника Грега.

Но второй вариант сам по себе является запасным, потому что как только она откроет хранилище МНТ, то сразу же запустит искин. А уже с его помощью Тина очень надеялась отыскать такой же забытый и скрытый ото всех ангар с кораблями. Или, что тоже было весьма вероятно, дрейфующий корабль на орбите. Осталось дело за малым — взломать защиту.

Вздохнув от этих мыслей, она встала и направилась к замку. Волшебный чай, которым напоил её Грег, да и сытная еда, вернули силы, и она собиралась потратить их на взлом.

Однако, около четырёх часов спустя уверенности поубавилось. Она испробовала все доступные ей варианты, но так ничего и не добилась, кроме точной даты консервации этой базы и того, что код должен быть шестизначным. Дошло даже до того, что она нашла энергетический блок замка и удалила управляющую схему, но каким-то непостижимым образом защита продолжала функционировать даже без подпитки энергией.

Её метания и недовольные восклицания не остались незамеченными Грегом. Всё это время он сидел рядом с ней, занимаясь собственными делами. Уже довольно давно эта пещера стала его собственным тайным убежищем, в которое он любил приходить подумать или же просто поработать в тишине. А иногда, когда позволяли дела, он пропадал здесь по нескольку дней. Именно поэтому переместил сюда кровать и немного мебели, установил держатели для факелов, не решаясь использовать магические светильники, да и небольшой запас еды всегда имелся.

И до недавнего времени, об этом месте никто кроме него не знал. Но он ни капли не жалел о внесённых изменениях. Он вновь глянул на Дастин, сосредоточенно скручивающую какие-то провода, и улыбнулся. Она, когда чем-то озабочена, так смешно морщится и закусывает губу! И ещё рычит. Хотя, вряд ли сама замечает подобное.

Нет, он определённо ни о чём не жалел! Ну, разве что о том, что у его звёздочки не получается разгадать тайну этого таинственного замка. Он бы уже давно попытался приободрить девушку, но прекрасно понимал, что это может отвлечь её. Из всего сказанного ею, когда она объясняла цель своих действий, он понял, что она сможет найти способ попасть на Зельму в обход установленным Великолепным правилам. А это уже было важно для него — где-то там находился его племянник, о котором он обещал заботиться и которого так подвёл.

После очередного недовольного возгласа, Грег подошёл к девушке, обнял и проговорила:

— Знаешь, если бы эта штука была живой, я бы предложил с помощью её крови узнать нужную тебе информацию. Это сложно, но благодаря паре заклинаний и особой медитации — возможно. Здесь же я, увы, бессилен.

От этих слов в голове Тины словно что-то щёлкнуло! Она резко подалась вперёд, нашла несколько проводков, сняла с них изоляцию и вцепилась в них мёртвой хваткой, будто вся жизнь зависела сейчас от её действий. Прошло не больше пары минут, за которые Мастер успел натерпеться такого ужаса, какого не испытывал даже при осознании, что похитили его племянника. Девушку трясло, она была горячая, как раскалённое железо, по всему телу выступила испарина, а из горла вырывались хрипы. И потом, вдруг, всё резко прекратилось.

— Звёздочка! — облегчённо выдохнул он. — Что случилось?!

— Я смогла! Я нашла код! — устало проговорила Дастин и уснула у него прямо на руках.

Глава 14

Стоило ей немного пошевелиться, как Грег тут же подлетел к кровати. За последние три часа это было её первое движение, что несказанно порадовало Мастера. Он не мог смотреть, как его любимая лежит словно мёртвая. И только лишь осознание того, что она всё ещё дышит, удерживало мужчину от самых безумных действий.

— Боги! Как же болит голова! — со стоном произнесла она.

Не смотря на опасения, Тина помнила всё довольно отчётливо и вообще, если не считать сильной головной боли, в целом чувствовала себя даже отдохнувшей.

— Ты как? — спросил вампир, осторожно убирая прядь волос с её лица.

Его глаза изучающе прошлись по любимому лицу, отмечая появившиеся синяки под глазами, расширенные зрачки, бледную кожу и едва розоватые губы. Сама девушка казалась даже слегка отощавшей. И не понятно было, то ли это он виноват, не сумев сдержать свой непомерный аппетит прошлой ночью — как в сексуальном, так и в кровяном смысле, — то ли это так на неё подействовало то, что она делала, пытаясь взломать этот аидов замок. В любом случае, глядя на неё, у него сердце кровью обливалось и хотелось немедленно кого-нибудь убить или просто что-то сломать.

— Хорошо. И буду чувствовать себя ещё лучше, если ты заваришь мне того волшебного чая и дашь что-нибудь болеутоляющее.

— Чай — пожалуйста. Об остальном не имею ни малейшего понятия, — проговорил он, приподнимаясь. А потом не выдержав, сел обратно: — Ты хотя бы представляешь, что я только что пережил, наблюдая за твоим едва дышащим телом в течение этих трёх часов?

— Грег…

— Боги, Дастин! Когда же до тебя наконец дойдёт, что я беспокоюсь о тебе?! Что я люблю тебя! — говорил он всё громче, потом вскочил и принялся расхаживать туда-сюда перед кроватью. — Что не могу смотреть на твои страдания! Я лишился нескольких сотен лет жизни, пока наблюдал, как ты медленно умираешь, а я не мог ничего сделать, чтобы помочь тебе! Я думал, что сойду с ума, когда понял, что тебя похитили! И вот теперь опять. О, Аид! Я ведь только нашёл тебя! Только почувствовал тебя своей! Если ты так стремишься покинуть меня, зачем тогда вообще соглашалась?!

— Грег, пойми, это очень важно для меня! — попыталась оправдать своё безрассудство Дастнин. Да, сейчас она понимала, что действовала не подумав. Что, в самом деле, ей стоило просто предупредить его о своих намерениях, чтобы он не волновался?.. Но она так загорелась новой идеей, что не посчитала нужным… Вот она — главная проблема. Офицер Олераан привыкла к тому, что слишком долго была единственной хозяйкой собственной жизни и судьбы. И раз уж она уже ни раз думала о том, что её привлекает мысль о сильном плече рядом, то не стоит забывать о нём и в подобных ситуациях. Да, она была неправа и признавала это.

— Для меня это так же важно, Аид тебя поглоти! Женщина, у меня племянник пропал! Думаешь, я не переживаю о нём или не боюсь найти вместо него холодное и бездыханное тело?! — от собственных слов у него комок посреди горла стал, так сильно они ударили по открытой душевной ране. А тут ещё и эта упрямица вытворяет невесть что! Он стремительно подошёл к ней и одним движением сгрёб в охапку, зарываясь носом в её волосы. Тине осталось только сцепить зубы и не завыть от пронзившей её, словно раскалённая стрела, боли в висках. Ничего, это не смертельно, она потерпит. — Звёздочка, я прошу, нет, я умоляю, никогда больше так не делай! Я пойму и постараюсь принять всё, что ты мне скажешь, но никогда не заставляй меня вновь испытывать весь этот ужас. Ты — моё сердце, моя душа! Неужели ты не понимаешь, что таким образом медленно убиваешь меня?

— Прости, — прошептала она. — Я… нет, ты прав. Я действовала импульсивно и эгоистично. Я тоже тебя очень люблю и в следующий раз…

Она замолчала, расслышав сдавленный смешок. А потом вампир отстранился и заглянул в её глаза.

— Давай обойдёмся без «следующего раза», звёздочка, — улыбаясь, сказал он. — Я правда могу не выдержать ещё одно такое потрясение.

— Договорились, — кивнула она и поморщилась от вновь подступившей боли. Вампир сразу же это заметил и отпустил её.

— Чай, сейчас принесу.

Спустя минуту напиток был готов, и Дастин с каждым выпитым глотком чувствовала себя всё лучше и лучше. Голова перестала болеть, в теле начала пульсировать энергия, а общее состояние перестало напоминать: «по мне прошёлся „Элдер“[15]». Выпив всё до последней капли, она благодарно улыбнулась и протянула пустую чашку Грегу, которую тот сразу же отставил на пол.

— Ну, ты расскажешь мне, ради чего я три часа гостил в Аиде? — уже спокойно спросил он, ложась на кровать и устраивая девушку у себя в объятьях.

— Я смогла взломать код! И в этом мне помог ты, — тут же ответила она, выводя пальцем на груди вампира разнообразные узоры. — Ты сказал, что если бы защита была живой и у неё была бы кровь, то с её помощью можно было бы узнать всё необходимое. Я подумала, что это должно было бы выглядеть, как своеобразный анализ крови. Ты понимаешь, о чём я?

— Да, хотя это и кажется странным. Мне сложно ещё пользоваться теми знаниями, которые ты дала мне. Но это я понял.

— Так вот. А чтобы сделать анализ, и выделить нужное, тебе необходимо пропустить кровь через себя, как я понимаю. Вот у меня и родилась на самом деле безумная идя. Ведь защита имеет свой собственный поток данных, с помощью которого записывает всех пользователей, которые когда-либо вводили код, и, соответственно, отказывает в доступе тем, кто вводит неправильный. И я решила, что могу по той же системе, о которой упомянул ты, проанализировать всю эту информацию, пропустив через себя. Раньше это было невозможно, иначе защита была бы построена иначе. Но сейчас импланты бикомперов — довольно распространённая вещь. Вот я и пропустила весь поток информации через собственный бикомпер. И честно скажу, это было глупо. Необходимо было подготовиться, сделать расчёты, обезопасить себя… Это я сейчас понимаю весьма отчётливо. Но тогда… всё это было забыто. И если бы не новейший бикомпер, то я была бы уже мертва. Я бы просто спалила себе мозг потоком информации. И то, от перегрузки меня отделяли всего несколько шагов. Не нужно так шипеть, я и сама прекрасно осознала свою ошибку. Но в тот момент мне действительно казалось, что я смогу и что мне ничего не грозит, — она крепко обняла Грега и положила голову ему на грудь. — Знаю, что это глупо и запоздало, но сейчас я как никогда боюсь. В своём слепом желании отыскать подругу я едва не убила себя, и тебя заодно, не оставила её без единой надежды на мою помощь, а твоих людей без их Мастера…

— Звёздочка, хватит, — прервал он её. — Давай не будем думать об этом, а просто сделаем вид, что ничего подобного не было и, главное, никогда не повторится опять.

Девушка кивнула, а потом решительно поднялась. Пришло время сделать то, ради чего она и затеяла всё это. Ввела код доступа, дождалась, пока раздастся разрешающий сигнал и с замирающим сердцем потянула на себя дверцу хранилища.

— О, боги! — воскликнула она, просто не веря в свою удачу!

В хранилище находились не один и даже не два МНТ, как она надеялась, нет, оно было заполнено полностью! Все двенадцать модулей лежали в специально для этого отведённых гнёздах и ждали своего часа, когда их начнут использовать. Она смотрела на свалившееся счастье и не могла поверить в удачу.

Нет, в Гельдран-Тар МНТ были отнюдь не редкостью, всё как раз наоборот. Но в данный момент проблема была в том, что никто в этой галактике, включая и их с Рэйс, понятия не имел о технологиях создания этих источников энергии. В этом вопросе офицеры ГС были простыми потребителями, а жители Млечного пути вообще думали, что это артефакт древности.

Тина в очередной раз вздохнула и осторожно достала один модуль. По внешнему виду он напоминал своеобразную башню из кристаллов. Хотя, в какой-то мере, так и было — его внешняя оболочка, в которую вставлялся сам модуль, состояла из особого минерала, который был в состоянии удержать добытую энергию в себе, и тем самым позволял использовать устройство, как источник питания.

Сбоку удивлённо присвистнут Грег.

— Да, именно так и выглядит ваш артефакт. В неактивном состоянии, — проговорила она, а сама двинулась к искину. Стоило ей прикоснуться к панели н