Book: Ламаро - 1. Змей



Ламаро - 1. Змей

Змей

Александра Дема

Ламаро1


ГЛАВА 1


— Представляешь? — шёпотом сказала молодая эпатажная девушка с синими волосами и пирсингом в губе и носу. Её серые глаза блестели в предвкушении новой захватывающей истории, а язык то и дело пробегал по пересохшим от волнения губам. Она была красива, если не сказать — прекрасна, но предпочитала своей природной красоте свой собственный, для некоторых странный, способ самовыражения, проявляющийся в виде перекрашивания волос в нелепые цвета, пирсинга и стилях одежды. Рита ещё ни разу не видела Таню без её очередной клетчатой юбки в стиле «ТаТу». И, что самое странное, всё это шло её подруге неимоверно. Существовал такой тип людей, которые умели выглядеть божественно даже в простом мешке и с грязью на лице. Увы, но Рита не была одной из них. Она одевалась со вкусом, но предпочитала эпатажу или новинкам старую добрую классику — блузы, рубашки, пиджаки, юбки и брюки. Иногда для разнообразия она покупала джинсы и майки, которые носила по выходным, и спортивные костюмы для походов на природу. Ну, и пару платьев разных стилей, придерживаясь мнения, что у каждой женщины должно быть по меньшей мере три платья, которые она сможет надеть на десять самых разных мероприятий. Проще говоря, Рита была в выборе одежды практична, классична и универсальна. И поэтому, сидя сейчас рядом с Таней в светло-серых брюках простого кроя и в бирюзовой рубашке, она чувствовала себя бледной молью по сравнению с ней. Правда, её грела мысль, что в отличие от подруги, она носила шпильки. Маргарита принадлежала к тому типу женщин, которые чувствовали себя одинаково комфортно и в домашних тапочках, и в туфлях на высоком каблуке, поэтому обувь всегда была её маленькой страстью, которой девушка дорожила и перед которой никогда не могла устоять. О том, что такая любовь существенно бьёт по её бюджету, она задумывалась лишь когда ей не хватало денег на покупку еды. Но и в этом случае она всегда находила положительную сторону — зато не наберёт лишних килограммов и ей не придётся тратиться на фитнес-клуб. Хотя, именно это, как она сама говорила, невинное увлечение, вынудило Риту искать работу в модном женском журнале, в котором платят в несколько раз больше, чем в той газете, где она работала до этого. И ничего, что приходится писать не о важных социально-политических проблемах, а о моде на травяные диеты, о пользе биойогурта и о раздельном питании, главное, что она может писать и получать за это деньги, которых вполне хватало на пару классных туфель и полный холодильник.

— Эй! Ты вообще слушаешь меня? — зашипела на ухо подруга.

Рита вздохнула. Да, она слушала. Она уже битый час слушала о том, что их журнал кто-то купил, что грядут перемены и что новый босс настоящий душка. Но эти сведения мало чем помогали ей закончить статью о пользе имбирного чая во время похудения. Потому что она в упор не видела там никакой пользы, если не считать таковыми возможность появления гастрита и нарушение кислотного баланса желудка. Нет, сам по себе имбирь полезен, но не в тех количествах, в которых его начнут поглощать читательницы журнала, в надежде избавиться от пары десятков жировых отложений без единой тренировки и диеты. В такие моменты, она как никогда жалела о своём решении устроиться на работу в женский журнал. Хотя здесь у неё развилась прямо-таки фантастическая фантазия. И даже филолог внутри неё не возражал против такой тавтологии, потому что данное словосочетание как никогда полно отображало суть её деятельности — сочинительство! Да, иногда попадались темы, которые её просто покоряли, и она могла с утра и до самого вечера с головой погрузиться в материал и выдать вместо положенных трёх с половиной тысяч знаков с пробелами — все сорок тысяч. Иногда… Но не сейчас. Сейчас она с трудом выдавила из себя две тысячи и страдала над второй половиной. Дело, она была уверена, шло бы куда веселее, если бы её не отвлекали абсолютно ненужными ей сплетнями о новом боссе.

Рита страдальчески вздохнула и продолжила писать. «В сочетании с мёдом, мятой и лаймом подобный чай даёт…»

— Рита!!! — возмущённо крикнула Таня, чем привлекла внимание нескольких коллег по цеху.

— Таня, я всё прекрасно слышу, но меня сроки поджимают! — не выдержала девушка, разворачиваясь лицом к обиженной подруге. — Нас выкупили, новый босс душка и лапочка, и в журнале грядут перемены. Я всё это слышала, осознала и приняла к сведению. Обещаю, что как только я закончу статью об этом злополучном имбире, мы с тобой сходим на обед и всласть пообсуждаем прелести нового начальника, договорились?

Она выдохнула это на одном дыхании, порядком разозлённая на надоедливость подруги и не сразу обратила внимание на то, как изменилось у той лицо. Рита уже было решила извиниться за столь резкую отповедь, как вдруг сзади раздался кашель. Она обернулась и встретилась глазами с двумя изумрудами на лице Адониса. Он был высокого роста и могучего телосложения, одетый в шикарный костюм тёмно-серого цвета и белую рубашку с расстёгнутыми последними тремя пуговками, светлые волосы были модно подстрижены, на волевом лице виднелась еле заметная щетина. «Викинг», — первое, что пришло в голову юной журналистке, когда до занятого написанием статьи измученного мозга дошли все детали наблюдения. «Огромный и самый настоящий викинг!». И хотя вся его поза и мимика лица выражали недовольство, в изумрудных глазах она увидела искры смеха. Рядом с ним стояла главный редактор их журнала, поэтому у Риты даже сомнения не возникло, кого она видит перед собой.

Прикрыв глаза и сделав глубокий вдох, она изо всех сил постаралась успокоиться и собраться. Но мысль о том, как сильно она попала, вспугнутой птицей металась внутри, мешая девушке сосредоточиться. Предательница Таня продолжала всё так же молча сидеть и даже не предпринимала никаких попыток разрядить обстановку, хотя именно так всегда и поступала. Видать, Викинг зацепил её конкретно… Нет, определённо началась полоса её персонального невезения, потому что так опростоволоситься, да ещё и в самый первый день перед новым начальством могла только она!

Открыв глаза, Рита постараюсь изобразить спокойствие, представив себя на светской вечеринке, а не на «ковре» у начальницы, и улыбнулась:

— Добрый вечер, Дарья Сергеевна. Статья будет у вас сегодня в шесть, как мы и договаривались.

— Спасибо, — прошипела она, сдерживаясь в присутствии нового начальника. Обычно таким коротким и добрым словом она не ограничивалась, предпочитая в красках расписать, что сделает с тем, кто вовремя не сдаст материал, отвлекаясь на пустую болтовню и сплетни в рабочее время. Девушка даже не смогла скрыть изумления, что отделалась настолько легко. Но, как бы странно это не выглядело, была благодарна мужчине и его внезапному появлению, пусть и случился конфуз. Сейчас, когда муза её покинула, вспугнутая диетическими свойствами имбиря, ей для общего «счастья» не хватало только выговора. Тогда бы можно было с чистой совестью вставать и уходить домой, так как после нагоняя от главного редактора, она не смогла бы написать и строчки.

Викинг выглядел не менее удивлённым, наблюдая за ней. Хотя, чему он так сильно удивился, девушка не поняла. Решив, что нужно как-то налаживать отношения с начальством, да и загладить неловкость не мешало бы, она посмотрела на него и вновь улыбнулась:

— Здравствуйте.

— И вам здоровья, — отозвался он приятным не слишком низким голосом, от которого у девушки мурашки по коже побежали.

«Точно — викинг!»

— Маргарита, — представилась она и, не найдя ничего лучше, встала и протянула ему руку.

— Душка и лапочка босс, — отозвался он, с удовольствием наблюдая, как краска смущения заливает личико его собеседницы. Пожав её руку, он продолжил: — Но в народе меня зовут намного проще — Каспиан.

— Каспиан? — выдавила из себя она, не зная, куда деть глаза от стыда. — Как принц Каспиан из Нарнии? Красивое имя и необычное.

— Он самый, — сказал он, раздосадованный, что больше не видит её пылающих гневом глаз, когда она только обернулась к ним. — У меня греческие корни.

«Скандинавские», — мысленно и совершенного неосознанно поправила его Рита.

— Понятно, — кивнула она и сделала шаг назад. — Если ко мне больше нет вопросов, я бы хотела вернуться к написанию статьи…

— Да, конечно, — усмехнулся он. — О злополучном имбире, если я правильно понял.

Рита вновь вспыхнула и с негодованием посмотрела в его глаза. Да что он себе позволяет?! Она, конечно, благодарна за то, что избежала выговора, но не настолько, чтобы давать ему право издеваться над собой! Она вообще не виновата ни в чём! Сидела себе тихо работала и продолжала бы работать дальше, если бы не некоторые, у которых, оказывается, слишком длинные уши. Но вместо достойной отповеди, она с трудом подавила в душе раздражение и выдавила из себя улыбку. Искренне надеясь, что она больше похожа на звериный оскал.

— Да, о нём.

— Тогда, не смею задерживать, — ответил он, пристально глядя ей в глаза и наслаждаясь вновь появившимися там искрами гнева, и продолжил своё путешествие по их офису.

Только сейчас Рита заметила, что на этаже стоит гробовая тишина, не слышно было даже жужжания компьютеров, и все смотрят на неё. О, ну конечно! Наверняка каждый в их издательстве был осведомлён, что новый шеф приехал осмотреть свои владения. Все, кроме неё, погружённую в мысли о статье и ненавистном имбире. Впрочем, как всегда. И хотя она работает здесь всего пару месяцев, окружающие давно привыкли, что, когда она пишет что-то, трогать её бесполезно — всё равно ничего не услышит и не увидит. Единственная, кому удавалось достучаться до работающей Риты, была та самая Таня. Собственно, именно на этой почве они и сдружились. А Рита была той единственной, к мнению которой прислушивалась экстравагантная красотка.

Обернувшись к подруге, девушка нахмурилась.

— Нечего на меня так сопеть, — огрызнулась та. — Я битый час пыталась до тебя достучаться. Но ты предпочла свой имбирь, за что и поплатилась.

— Но ты могла хотя бы пнуть меня разочек, когда поняла, что он стоит и слушает, как я его называю твоими «лапочкой» и «душкой»! — возмутилась Рита. — А ты просто сидела и хлопала своими прекрасными глазищами. В конце концов могла бы тоже что-то сказать, чтобы отвлечь его внимание от меня!

— Лапуля, он так на тебя смотрел, сомневаюсь, что он заметил бы и товарняк, несущийся на него, не то, что меня, — ехидно сказала Таня.

— Глупостей не говори, — отмахнулась девушка. — Просто, видимо, мои слова застали его врасплох.

— О, да! — хихикнула подруга. — Ты бы видела выражение его лица в этот момент.

Девушки дружно засмеялись и вернулись каждая к своей работе — как бы там ни было, а сроки действительно поджимали, и после сегодняшнего происшествия рассчитывать на лояльность Дарьи Сергеевны не приходилось. Впрочем, как и всегда.

* * *

— Каспиан, прошу прощения за этот неприятный инцидент! — распиналась перед ним главный редактор, пока они шли в его новый кабинет. — Рита новенькая и ещё не привыкла к тем правилам, которые у нас приняты…

— Да? — отстранённо спросил он, не понимая, при чём здесь правила. Его больше заботила эта самая Рита… Когда он только вошёл на этаж, его словно магнитом потянуло в ту сторону, где она сидела. Он не видел её и не мог знать, кто именно находился за тем столом, но уже тогда у него внутри всё замирало в предвкушении. И именно по этой реакции ему следовало догадаться, кого именно он там увидит. Прошло уже целых четыре месяца, а он до сих пор так остро реагирует на эту девушку…

Четыре месяца назад

Сегодня он решил отпустить водителя раньше, потому что хотел прогуляться по городу в одиночестве. Кас редко впадал в депрессии, сама его сущность противилась такому состоянию и находила более приятные способы провести свободное время и выпустить пар. Но сегодня ничто не могло его остановить. Он прогуливался по небольшому скверу, рассматривая отдыхающих людей, задумываясь о том, что именно они сейчас ощущают, какие эмоции переживают, что ими движет и какие у них мечты, когда неожиданно его внимание привлёк появившийся из высотного здания напротив яркий, сверкающий сгусток света. И стоило Касу глянуть на него, как он едва не ослеп, а тело само потянулось навстречу, как мотылёк на огонь. Он впервые видел, чтобы кто-то так сиял. Так заманчиво, свежо и восхитительно… вкусно.

Девушка выскочила из здания и, не замечая никого и ничего вокруг, стрелой метнулась в сквер, где как раз находился он. Всё внутри у него сжалось в предвкушении, зрачки сами собой превратились в узкие вертикальные полосочки, проявляя его сущность, мир мгновенно изменился, стал более ярче и контрастнее, слух обострился, как, впрочем, и обоняние. Каспиан с трудом смог прикрыть глаза и успокоить вышедшие из-под контроля инстинкты. Не хватало ещё так глупо раскрыть себя, словно юный и необученный молодняк! Только сейчас он понял, что стоит столбом посреди тротуара с оживлённым движением и люди постоянно задевают его, недовольно высказываясь в его сторону. Он тряхнул головой, заставляя себя собраться, когда неожиданно почувствовал присутствие второго хищника, но, только присмотревшись, понял, что тот охотится не на его «огонёк». И всё равно он не удержался и угрожающе рыкнул. Второй быстро сообразил, что поблизости находится куда более сильный и опасный противник, поэтому предпочёл исчезнуть. А Кас никак не мог понять почему тот второй не заметил девушки. Ведь она сияла так ярко! Ослепительно! Восхитительно!

Но подумать на эту тему он решил в другое время, потому что она вот-вот должна была подойти к нему. Его тело напряглось в предвкушении, а загнанные в стальную клетку инстинкты, вновь начали рваться наружу. По телу мужчины прошла волна дрожи, несказанно удивив его тем самым. Ничего подобного он раньше не испытывал. Хотелось сорваться с места, схватить девушку в охапку, перекинуть через плечо и моментально оказаться в его собственном доме, в спальне, а ещё лучше в западной башенке, чтобы у неё не было возможности оттуда сбежать. Кас нахмурился. Уж чего-чего, а подобных мыслей у него никогда в голове не возникало. Тем более — не хотелось немедленно их осуществить, невзирая даже на возможные не самые радостные последствия. Что-то с ним было не так… Это и пугало, и привлекало одновременно. Но, как и любой другой представитель его вида, он любил узнавать всё новое, поэтому решил не сопротивляться этому странному влечению. Да он и не смог бы! Уж точно не сейчас. Она разговаривала с кем-то телефону, делясь своей радостью.

— Меня взяли! Представляешь, Надя? Они попросили показать моё резюме, потом посмотрели примеры работ, которые я специально написала для их журнала, и предложили мне работу! — восторженно сказала она, не замечая, что у неё на пути появилось препятствие. — Правда, не на то направление, на которое я рассчитывала, но тем не менее! Конечно, я заранее подала заявку на то место. Да, девушка в отделе кадров сказала, что в случае чего, она сразу же позвонит мне. Нет, испытательный срок два месяца, но Дарья Сергеевна, главный редактор, сказала, что если я хорошо себя зарекомендую, то мне его уменьшат. И… — девушка налетела на стену, потеряла равновесие и шлёпнулась бы на тротуар, если бы её не удержали. — Ой, простите пожалуйста!

Она, не глядя на Каса, наклонилась, подобрала выпавшую из рук сумку, и только тогда посмотрела на него рассеянным взглядом. Вновь улыбнулась.

— Мне очень жаль! — искренне сказала она, и сжала его ладонь, за которую продолжалась цепляться.

— Ничего страшного, — выдохнул он слегка охрипшим голосом. — Вы не ушиблись?

— О, не стоит волноваться! Я крепкий орешек! — она засмеялась, а у него внутри от этого звука всё скрутилось в тугой узел. — Ещё раз, извините!

Она вновь улыбнулась ему, приложила телефон к уху и продолжила разговор, всё так же целенаправленно продвигаясь вглубь сквера. А Каспиан остался стоять столбом посреди тротуара и смотреть ей вслед.

И вот сейчас, сидя в кабинете директора недавно приобретённого им издательства, он до сих пор не мог понять, в чём же была особенность этой девушки, Маргариты, что она так зацепила его. Все эти четыре месяца Кас не мог не думать о ней. Он видел перед собой её голубые глаза, слышал её смех, чувствовал её запах. Такое поведение очень смахивало на помешательство, но это его не пугало, а наоборот, манило ещё больше. Он хотел, просто жаждал разгадать эту тайну. Поэтому в тот же день узнал, куда её взяли на работу — модный женский журнал. Ждал ровно два дня информацию о том, где она живёт. Он выяснил о ней всё!

Маргарита Алексеевна Стужина, двадцать семь лет. Стройная высокая девушка с невероятными голубыми глазами и русыми волосами до середины спины. С красивой улыбкой, от которой на щёчках появляются милые ямочки, и нежным голосом. Одна бровь слегка иронично приподнята. Персикового цвета гладкая кожа с умопомрачительным цветочным ароматом. Родилась двадцать шестого июля тысяча девятьсот восемьдесят седьмого года в небольшом городке соседней области. Росла в окружении любящей семьи из трёх людей — мамы, папы и старшего брата. Есть тётя, две бабушки и ещё куча людей разной степени родства, разбросанных по всей стране. Закончила школу номер десять, поступила в местный филиал университета на журналистику, который закончила с отличием. После его окончания переехала сюда, в доставшуюся от бабушки в подарок квартиру в центре города, и сразу же устроилась на работу в небольшую газету. Где и работала до недавнего времени. Уволилась по собственному желанию, получила превосходные рекомендации от предыдущего начальства. Дружна и общительна, с головой уходит в написание очередной статьи, словно проживая каждую букву. Любит собак, сходит с ума по туфлям, много читает. При выборе между мороженным и тортом, отдаст предпочтение мясу. Когда находит вдохновение, с радостью постигает шедевры кулинарии под лёгкую музыку и бокал вина.



Информации было много, вплоть до копии медицинской карты, но ничего из этого не могло помочь ему понять ту силу притяжения, которую он испытывал к ней.

Первое время Каспиан следил издалека, наблюдал, анализировал, потом понял, что этого недостаточно. Но завязать с ней знакомство просто не получалось — она никуда не выходила, покупала продукты в магазине около дома и сразу же шла обратно. На попытки познакомиться отвечала весьма сухо и скованно. Более того, старалась как можно быстрее завершить разговор и удрать. И не понятно, то ли это её принципы, то ли настоящий страх… По вечерам предпочитала оставаться дома, просматривая фильмы или читая книгу.

Он присылал ей цветы, но она их даже не трогала — просто оставляла на подоконнике в подъезде, а на следующий после их получения день казалась очень грустной и усталой. Такая странная реакция удивила его. Кас был уверен, что она его даже не запомнила, но не понимал, почему она раз за разом отвергает его букеты.

Хотя, возможно, она думает, что они от другого? Ну, могла бы прочесть записку…

Он знал, что не так давно она разошлась с молодым человеком. Вот о нём у него было до смешного мало информации. Кроме, собственно, самого факта существования, он знал только, что его зовут Роман. И всё. Такое положение дел настораживало, но так как он не был особо заинтересован в этой информации, то не стал и давить на своих людей. Надо будет — тогда и сделает запрос. Сейчас же его больше интересовало совсем другое. А именно — Рита, и всё, что с ней связано.

Каспиан понимал, что выглядит глупо со стороны, но сам так не считал. Да, половина причин, по которым он купил этот журнал и теперь сидел в кресле директора, были связаны с ней. Но вторая половина давала выгодную возможность для реализации его следующих проектов. Хотя и само по себе это вложение было более чем удачным. Осталось только изучить изнутри работу журнала, нанять новый персонал, если необходимо, и активно взяться за дело.

Сразу, как только он избавится от этой надоедливой женщины, жужжащей над его ухом, словно муха.

— Тогда, если вы поддерживаете моё решение, я завтра же извещу сотрудников, — услышал он фразу и ответил, даже не задумываясь:

— Да, конечно.

Дарья Сергеевна выплыла из кабинета с самой самодовольной улыбкой, которую он когда-либо видел, заставив его усомниться в правильности только что принятого решения. Что же он ей такого пообещал, что она была так довольна? Но как на зло, не смог вспомнить ни слова из сказанного ею.

Ладно, завтра и узнаем обо всём.

* * *

— А потом он повёз меня кататься на карусели! Представь — я и на детской карусели! Это было так классно! — хихикала Таня, доедая свой излюбленный слоёный пирог с курицей.

— О, да, — покивала Рита, с аппетитом налегая на «Цезарь». — Думаю, Кирилл получил шанс на второй раунд?

— Лапуля, я готова дать ему права и на третий, если он продолжит в том же духе! — восторженно выдохнула девушка.

А Рита едва не подавилась салатом. Раундами девушки называли стадии Таниных отношений с парнями. Первый раунд — ознакомительный. В нём могло быть от одного и до двадцати свиданий, в зависимости от того, как сильно понравился девушке кандидат на её сердце и тело. Если очень понравился, ему дозволялось перейти ко второму раунду, если не очень, давался шанс в виде нового свидания, чтобы исправить ситуацию. А если вообще не нравился, Таня разводила его на двадцать свиданий, а потом просто исчезала из его жизни.

Второй раунд — испытательный. Тут тоже присутствовали свидания, но проходили они в куда более тёплых и личных местах. Например, Танино любимое литературное кафе, или цокольный этаж некогда величественного музея, ныне переоборудованного в картинную галерею местного олигарха, где девушка любила фотографировать. На данном этапе отношений, Таня демонстрировала все грани своего характера, закаляя или отпугивая кандидата — тут уж от самого избранника зависело.

И только самые стойкие имели возможность на третий раунд — доверительный. Здесь было всё — знакомство с подругами, родителями, интимная сторона отношений и, вполне возможно, совместное проживание. Кандидаты проходили довольно жёсткий отбор, поэтому в финал проходили только самые стойкие, заслуживающие уважение, как родственников девушки, так и её личное. И такие отношения назывались «серьёзными». Ну, а дальше всё зависело от самого кандидата — сделать Таню самой счастливой на свете и таки финишировать четвёртым раундом — матримониальным, или убить все добрые чувства банальной бытовухой и оказаться в чёрном списке.

И вот теперь, услышав восторженный писк девушки, готовой после третьего свидания первого раунда, плюнуть на второй и сразу перейти к третьему, Рита пребывала в полном шоке.

— И не нужно так на меня смотреть, Ритка! Я сама в шоке, но ничего не могу с собой поделать. В конце концов, могу я хотя бы раз, как все, прыгнуть с места в карьер?

— Прыгай, — милостиво разрешила Миргарита, наблюдая за приближение официанта, — но если, вдруг, там окажутся колья, мой адрес ты знаешь. С собой иметь десять упаковок салфеток, три бутылки «Совиньона» и килограмм сочной телячьей вырезки. Гарнир, так и быть, за мной.

— Лапуля, ты просто лапуля! — послала она воздушный поцелуй подруге, тронутая готовностью той подставить своё хрупкое плечо и дружескую жилетку.

— Дамы, — улыбнулся парень, не отрывая глаз от счастливой Татьяны. — Что желаете на десерт?

— «Тирамису», «Чизкейк» и чай, — ответила та.

— У нас есть замечательный имбирн… — начал он, но был перебит слаженным воплем подруг:

— НЕТ!

Парень в растерянности замолчал, переводя взгляд с одной хихикающей девушки на другую. Но Рита сжалилась над несчастным и сказала:

— Нам лучше травяной. Или зеленый с жасмином.

— Травяной, — записал он, всё ещё недоумённо поглядывая на них. — Заказ будет готов через пару минут.

— Спасибо, — выдавила из себя продолжающая хихикать Таня. — Ох, умора!

— Да уж, — тоже улыбаясь ответила Рита. — Имбирь — теперь табу!

— Кстати, о табу, — сменила тему Татьяна. — Ты сегодня с утра пришла опять зарёванная. Снова твой бывший?

— Таня, «табу» оно на то и «табу», чтобы о нём не говорить, — недовольно ответила девушка.

— Значит он, — не унималась та. — И что, никак не получается отшить?

— Таня!

— Не танькай, а ответь и я отстану. А может и посоветую что-нибудь. Не всё ж тебе в себе носить.

— Вчера опять принесли розы…

— И ты…? — потребовала продолжения Таня.

— И я опять оставила их на подоконнике в подъезде. Таня, я никогда не вернусь к нему! Я только начала жить так, как мне нравится.

— Да кто ж тебя заставляет, лапуля? — по-доброму улыбнулась подруга и взяла Риту за руку. — Просто мужик слетел с катушек. Это тип такой — никогда не принимает отказов. Ты задела его за живое, когда ушла. Он, ведь, думал, что ты полностью в его власти, тихая, скромная и покорная. А оказалось, что у нашей Риты есть коготки и зубки. Вот он и бесится.

— Не знаю. Мне казалось, что он понял… Я, ведь сожгла за собой все мосты. Я свою жизнь изменила настолько круто, что даже самой страшно становится от собственной решимости, — тихо проговорила девушка.

— Ну, вот и живи этой новой жизнью, Ритка. Перестань страдать. Получила цветы? Прекрасно! Продолжай украшать подъезд, соседи тебя и так обожают, а за это вообще грамоту вручат. Но не прогоняй через себя все эти ненужные эмоции. И найди себе парня для первого раунда.

— О, нет, спасибо! — шутливо открестилась от неё девушка. — Мне парней на всю жизнь хватило. Хочу теперь для себя пожить.

— Лапуля, — снисходительно сказала Таня. — Я говорила не об отношениях в твоём стиле, а об элементарном, здоровом и ни к чему не обязывающем сексе.

— Таня! — возмущенно воскликнула она, но тут же замолчала, потому что подошёл официант.

— Что сразу «Таня»? — фыркнула девушка, а потом перевела заинтересованный взгляд на официанта, так, будто впервые его увидела. А посмотреть было на что — спортивного телосложения высокий брюнет с голубыми глазами и располагающей к себе улыбкой. — Молодой человек, а как вас зовут?

— Денис, — подарил он ей ослепительную улыбку.

— Замечательно, Денис, — не менее ослепительно улыбнулась она в ответ. — А скажите, Денис, вы хотели бы иметь отношения с этой вот девушкой в виде регулярного секса без обязательств?

— ТАНЯ!!! — завопила красная, как рак Рита, не решаясь даже глянуть в сторону несчастного парня, который от такого вопроса едва не выронил чайник.

Господи, это было её любимое кафе! Теперь придётся искать новое место для обеда, сюда она не вернётся даже в случае жесточайшего приступа голода.

Чувствуя себя последней идиоткой, она сидела тихо, уткнувшись носом в чашку с чаем, и вообще делала вид, что её здесь нет. Именно поэтому не заметила оценивающий взгляд Дениса и одобрительную улыбку. Собственно, не ожидала она услышать и ответ:

— Хочу. Есть вакантное место?

— Вот! — торжествующе сказала Таня, наблюдая за отчаянно кашляющей подругой. — Пишите, Денис, телефончик.

И в наглую продиктовала номер Риты, пока та приходила в себя от двойного шока. Добила её подруга фразой:

— И не смотрите, что она вся из себя такая Ледяная Королева, просто бывший оказался настоящим придурком, оставившим после себя, как она думает, травму на всю жизнь в виде антипатии к противоположному полу.

— Ничего, вылечим! — весело отозвался Денис и ушёл, что-то весело насвистывая.

— Я убью тебя! — натурально зарычала Маргарита. — Я выложу твой телефон на сайте знакомств для любителей садо-мазо и дам объявление о сексе по телефону!

— Ха! Всегда любила пошалить, — подмигнула та в ответ, ничуть не устрашившись перспективой и грозным тоном.

В офис девушки вернулись в молчании. Рита была зла и обижена, а Таня наслаждалась лаврами собственной победы.

Конец рабочего дня наступил неожиданно. Казалось, что они вот только недавно вернулись с позднего обеда, как все вокруг, вдруг, зашумели и начали собираться. Настроение, благодаря предательнице Татьяне, было отвратительным, поэтому Рита решила задержаться на рабочем месте, а после прогуляться по скверу напротив их офисного здания, заодно зайти в любимый книжный. Домой не хотелось совершенно, хотя раньше она летела в свою личную и обожаемую квартирку на крыльях мечты и свободы. Наверное, потому, что после сегодняшнего обеда она как никогда ощутила своё одиночество. Раньше оно было ей в радость, сейчас же заставило грустить.

Таня шутила, говоря, что у неё теперь травма, даже не догадываясь, насколько точно попала в цель. Рита боялась новых отношения, она просто боялась опять потерять себя. И не потому что было плохо, тогда-то ей так не казалось. Нет, испугалась она после осознания, потому что увидела себя со стороны и с ужасом поняла — это не она! И теперь её самый большой страх был в элементарном — снова перестать быть собой.

— Маргарита? — раздался удивлённый знакомый голос. — Вы почему ещё на рабочем месте?

Она повернулась и посмотрела на Каспиана. Нет, определённо греческими корнями там и не пахло, а вот викинги явно и прочно потоптались в его родословной. Хотя, если рассматривать объективно, то будь он брюнетом, она бы не сомневалась в его словах. Такой странный типаж… И блондином ему хорошо, а брюнетом (она представила) вообще было бы замечательно.

— Рита? Всё хорошо? — уже чуть напряжённо спросил он, видя, что девушка не реагирует на заданный вопрос.

Маргарита моргнула, выныривая из собственных мыслей.

— Да, Каспиан, благодарю. Я уже ухожу, просто делала заметки на текущую неделю. Мысль, она, знаете ли, как мышка — успей ловить за хвост, — улыбнулась девушка, искренне надеясь, что не выглядит сейчас жалко.

— Тогда давайте я вас подброшу домой.

— О, спасибо, не стоит. Я ещё собиралась порадовать себя мороженным и прогулкой в сквере.

— Маргарита, ходить одной в тёмное время суток, да ещё и в сквере — опасно, — нахмурился Каспиан, чем вызвал уже настоящую улыбку у девушки.

— Спасибо, босс, я уже взрослая девочка и знаю, что в случае чего, надо кричать «Анджелина Джоли!».

— Почему? — опешил мужчина, отчего девушка откровенно захихикала.

— Потому что как минимум нападающие удивятся, вот как вы, например, и это даст мне время воспользоваться газовым баллончиком, как максимум они обернутся и будут искать кинозвезду и это даст мне время, чтобы убежать, — весело улыбаясь ответила она.

— Оригинально, — хмыкнул в ответ Каспиан, а потом подошёл ближе и выразительно посмотрел на её шпильки. — Вот только сильно сомневаюсь, что вы сумеете далеко убежать на таких высоких каблуках.

— Как-нибудь устроим соревнования, я на этих шпильках, а вы в кроссовках. И посмотрим, кто кого, — подмигнула она вновь опешившему мужчине, взяла сумку, кинула туда блокнот и встала. — Ну, всего хорошего!

— И вам, Маргарита, — раздалось ей вслед.

Этот короткий диалог поднял девушке настроение до небывалых высот, но она всё равно решила прогуляться по скверу и зайти в книжный.

* * *

Каспиан проводил взглядом девушку и решил вернуться в кабинет, чтобы не соблазнять себя мыслью последовать за ней.

В этот раз он как никогда почувствовал её эмоции: грусть, смятение, печаль. Собственно, именно поэтому и вышел к ней, сильно удивившись такому накалу, что даже на расстоянии ему удалось всё ощутить. Но тот фонтан радости и веселья, едва не сбивший его с ног, причиной которых был он, заставили мужчину нервно вцепиться в перегородку между рабочими пространствами, чтобы побороть искушение наброситься на девушку прямо здесь. И лишь неимоверная сила воли, позволила ему сохранить своё лицо и не пасть перед ней жертвой собственных желаний. Хотя такая выдержка удивила даже его самого.

Невзирая на его возраст и опыт прожитых лет, Кас никогда не отличался особой выдержкой в плане сопротивления своим желаниям. Как и любой представитель своего народа, он любил наслаждение, но как сын первой касты, обязан был делать всё с умом, чтобы потом не мучиться от последствий. И раньше, если он видел симпатичную девушку, которая привлекала его на всех уровнях — энергетическом, сексуальном и эстетическом, — то никогда не отказывал себе в удовольствии. Женщин не зря причисляют к созданиям с удивительной интуицией. Они всегда чувствуют хищника, на подсознательном уровне чувствуют страсть и желание, направленные на них, и умело манипулируют этими знаниями. В его случае, дамы всегда легко шли на контакт, потому что чувствовали в нём охотника и были не против приятно провести время. Не сказать, что они вешались на него или штабелями лежали у ног, но и не игнорировали. Но в этот раз всё было иначе. Он сам не мог понять, в чём же заключалось отличие, но он чувствовал, что не интересен ей. Она находит его привлекательным, харизматичным, но не более того. Такое ощущение, что она вообще не чувствует исходящую от него энергию. А этого не могло быть. Если сравнивать его силу с ароматом сдобы, то он — самая аппетитная и только испечённая булочка, которая пахнет на три квартала вокруг и привлекает даже тех покупателей, которые в принципе не голодны. А у Риты, как будто полностью отсутствует обоняние… Фигурально выражаясь. Просто иначе ему даже для самого себя не удавалось подобрать объяснение. Её должно было тянуть к нему! Но не тянуло. Почему? Что это? Иммунитет к природной магии представителей его вида? Или вообще полное отторжение внешнего влияния на женскую сущность?

Но он хотел её. И хотел, чтобы она захотела его. Поэтому и сдерживался, прекрасно осознавая, что своими порывами попросту отпугнёт её ещё больше. Он четыре месяца негласно наблюдал за ней, изучил все её привычки, все интересы и пристрастия. И понял, что она вообще не его тип. Да если бы не тот огонь, исходящий от неё и покоривший его, он бы никогда даже не посмотрел в её сторону! И порой, лёжа у себя в кровати без сна, он мечтал повернуть время вспять и обойти тот злосчастный сквер стороной. И не было бы снов с её участием, как, впрочем, и вовсе бессонных ночей; не было бы этой странной тяги и постоянных мыслей; не было бы острого желания, которое уже просто бесило мужчину, но никак не интриговало. Он даже в свою юность так паршиво себя не чувствовал!

Его отец, когда Каспиан задал ему вопрос о таком сильном сиянии лишь загадочно улыбнулся и сказал, что каждый мужчина их вида должен пройти этот путь самостоятельно. Мать, шутя, сказала, что этот путь называется «отказ». А младшие братья помимо пошлых шуток подкинули дельный совет, которым он и воспользовался, но с наибольшей выгодой для себя. Так он и начал вести переговоры о покупке женского журнала.

Недовольно вздохнув, он откинулся на кресле и заложил руки за голову. Голод с каждым днём становился всё сильнее, напоминая о том, что прошло уже больше полугода, когда он позволял себе питаться в последний раз. И это чуть не стоило жизни трём девушкам, поэтому в этот раз не стоит доводить себя до истощения. Но вот уже четыре месяца, с момента, как он увидел свой «огонёк», он даже не думал о ком-то другом. Почему-то твёрдо уверился, что будет «пить» только её, Риту. Жаль нельзя это делать каждый день понемногу. Это решило бы массу проблем. Но нет, девушка должна быть выпита до предела и за один раз. Иначе насыщения не произойдёт вообще. Энергия просто не усвоится в его организме. Но и часто это делать тоже не желательно, иначе будет как в физиологии — чем больше ешь, тем больше хочется, потому что желудок растягивается. И тогда энергии потребуется больше и чаще. А нормы и запреты никто не отменял. Залог безопасности Мира Иного* — это завеса тайны, окружающая и скрывающая его от Мира Людей. Конечно, есть особые, доверенные лица, которые знают о существовании Мира Иного и держат это в тайне, но таких не так уж и много. В основном, это партнёры, фавориты, иногда политики, военные… В общем, те, чьё знание выгодно сверхъестественным существам. Но, так сказать, доноры в их число не входят. Разве что только у старинных вампирских родов.



*** Мир Иной — сверхъестественный мир, существующий в нашем обычном человечеством мире. О нем известно лишь избранным, тем, кого посвятили в тайну сами существа. Мир в мире. Своего рода официальное название «волшебного» сообщества, в котором есть свои законы, правила, королевства, монархи, службы контроля, закона и порядка, медики и пр.***

Перед глазами вновь появилась Рита в окружении сверкающего кокона. Да, энергии у этой девушки прорва, значит, и восстанавливать её она должна довольно быстро, и вполне возможно, что её одной ему будет более чем достаточно и она даже не заметит разницы. Осталось дело за малым — соблазнить её.

Каспиан презрительно хмыкнул. Ну да — сущий пустяк! И почему он не инкуб? Тем не требуется добровольное согласие или ответное желание женщины, потому что они сами способны влиять на их чувства, пробуждая страсть. А ему требовалось безоговорочное согласие…

Решив, что пока лучше не трогать Риту, он выключил компьютер, убрал все бумаги в ящик стола и не спеша направился к выходу из кабинета. На этаже всё ещё витал аромат девушки, от чего у Каспиана всё внутри невольно сжалось.

Он рассердился. Нет! С этим нужно заканчивать! Сегодня он позволит себе насытиться, а завтра, когда организм не будет постоянно напоминать о голоде, он подумает, как избавиться от своего наваждения. Хватит!

Приняв решение, он уже куда более стремительно преодолел расстояние до лифта и спустился на парковку. Его ожидал приятный и сытый вечер.

ГЛАВА 2

С момента воцарения в издательстве нового босса, атмосфера из тихой гавани стремительно превратилась в эпицентр урагана. Неожиданные увольнения, перестановка кадров и полное непонимание происходящего вот уже целую неделю были постоянными спутниками всех сотрудников. Каспиан с того памятного вечера, когда Рита задержалась на работе, больше в офисе не появлялся, зато Дарья Сергеевна расцвела, как майская роза, с шипами, и порхала по офису словно бабочка, капустянка… И если раньше все опасались её недовольно поджатых губ, то сейчас приходили в ужас от радостной улыбки, которая означала лишь одно — это конец. Особенно, если эта улыбка адресована непосредственно тебе.

Всё началось с утреннего заявления, на котором главный редактор озвучила новые правила издательства, вступающие в силу немедленно.

Первое и главное правило гласило: «Никаких опозданий!». И это касалось, как прихода на работу, так и сдачи статей в установленные сроки. И если раньше, можно было позволить себе задержку, хотя бы на пятнадцать минут, а для творческого человека, которого внезапно посетило вдохновение — это подарок судьбы, то теперь на снисхождение никто не рассчитывал.

Второе правило осталось прежним: «Тишина на рабочем месте». Несмотря на неожиданно посетившую активность, Дарья Сергеевна так и осталась рьяным сторонником тишины. И под её руководством, данное издательство было единственным в городе, где не было творческого хаоса. Она этим жутко гордилась, а у Риты каждое утро в голове начинали крутиться фразочки из КВНа: «Тихо! Я сказал… Или я тихо сказал?!» и, конечно же, незабвенное: «Тишина должна быть в библиотеке!». И если раньше это веселило и только, потому что сама она всегда погружалась в работу полностью, переставая существовать для реального мира, то теперь эта тишина скорее нервировала, напоминая сцены из фильмов ужасов, где фигурировали склепы, кладбища и жуткие упырицы.

Третье правило сообщало о системе наказаний и переводе всех сотрудников на двухнедельных испытательный срок, за который главный редактор будет оценивать профпригодность персонала. Проверки эти должны были проходить в виде ряда тестирований: написать такую-то статью таким-то стилем в таком-то жанре, ответить на вопросы, в чём основное отличие того-то от того-то и так далее. В общем, для того, у кого богатая фантазия и садистские наклонности — самое то. И никто даже не заикнулся об отделе кадров, чьими непосредственными обязанностями была проверка профпригодности, пусть и не в такой изощрённой манере. Редакция стонала, а кадровики прятались на больничных, в декретах и отпусках… Правильно, иначе их уже давно бы придушили. Свои же…

Было ещё несколько пунктов, на которые Рита просто не обратила внимания, потому что она не курила, не позволяла себе приходить на работу в нетрезвом виде, дресс-код у неё был более чем подходящий и интрижки на работе она не заводила. В тот момент её занимала лишь одна мысль — это инициатива Дарьи Сергеевны или же прямой приказ нового босса? Если первое, то куда вообще это начальство смотрит? Если второе, то «чем и куда» сотрудники журнала ему не угодили? Но ответа на этот вопрос она так и не получила.

Так прошла неделя, за которую Рита вся извелась. Как-никак половина испытательного срока ещё впереди. А она относилась к тому типу людей, которые в критичной ситуации считали, что стакан наполовину всё же пуст, а не полон. Она чувствовала, что находится под постоянным контролем главного редактора, словно та ждала её промаха. Хотя, по сути, так думал абсолютно каждый в их издательстве, Дарья Сергеевна не обделила своим «драгоценным» вниманием ни одного, коршуном кружа по отделам. Но тот факт, что Рита не одна такая несчастная, не гарантировал её безопасность и душевное спокойствие. Именно поэтому девушка старалась строго следовать правилам и работала на пределе сил, порой, практически насилуя свою фантазию и мозг, как бы пошло это не звучало. Но, несмотря на это, статьи всегда получались яркими и интересными. Завышенным самомнением Рита никогда не страдала, но даже ей было понятно, что тексты выходили качественными, пусть и были из раздела кулинарии… Но это как раз говорило о многом — попробуй написать так, чтобы это выглядело не простым рецептом с перечнем ингредиентов, а захватывающим чтивом, запоминающимся надолго. И к концу недели она перестала чувствовать на себе чужой взгляд, что позволило расслабиться.

Но, как оказалось, зря. Хотя, даже в мыслях она не могла подумать, что из всего этого получится то, что получится.

Тане за эту неделю добавили две дополнительные колонки, и теперь она освящала не только одно направление, а всё, что было связано с элитой и бомондом — новости, хроника, мода, события… В общем, работы было выше крыши, и девушка до глубокой ночи засиживалась на работе, чтобы успевать выполнять свои обязанности. Рита иногда также оставалась с ней, помогая писать статьи или же сортируя все новости. Ей самой тоже отдали полностью раздел кулинарии, но это было ничто по сравнению с завалом у подруги и совесть не позволяла девушке уходить с работы в положенный срок и наслаждаться отдыхом, когда Татьяна зашивалась…

Пятница не стала исключением. Они с Таней, когда офис опустел, привычно расположились на полу на огромном пледе, который подруга привезла с дачи, и принялись сортировать полученные за сегодня сообщения о жизни бомонда. Первый раз, когда их вот так застукал охранник, он долго не мог понять, что всё это не шутка. Потом вообще пальцем у виска крутил, мол, две здоровые девицы, вместо того, чтобы выйти замуж и не знать бед, или хотя бы на свиданки бегать, до полуночи просиживают на работе, да ещё и таким интересным способом. Но, хоть и ворчал он, а курьера с пиццей и суши пропускал исправно. И даже пару раз прикрыл перед Дарьей Сергеевной. Хотя, она всё равно знала об их посиделках. Ну ещё бы, как не знать, если она даёт такой объём работы, что за рабочее время просто физически невозможно выполнить.

— Тань, смотри, я нашла десять упоминаний вчерашнего приёма в «Кэрьже», полагаю, что этого хватит на статью в хронику, — сказала Рита, складывая все записки в одну стопку и скалывая их скрепкой.

— Ага, — кивнула девушка, не поворачивая головы. — А я нашла кучу фоток со вчерашнего благотворительного ужина у Сударевых.

— Платьев много? — заинтересовала Маргарита, подходя ближе.

— Да.

— Отлично! Сможешь написать сногсшибательную статью, в которой опишешь каждое из них и проведёшь сравнительный анализ. Женщинам такое нравится.

— Не могу. В позапрошлом номере была похожая статья, где сравнивались стили, — раздосадованно проговорила она.

— Ну, а в этой опиши не только стили, но и цвета. Выбери все одного цвета или оттенка и сделай акцент на коллекции. А потом предложи опрос на тему, какой образ больше всего понравился и почему, — пожала плечами Рита. — Не мне тебя учить — ты же в этом профи.

— Да, но ты моя личная муза! — хихикнула Таня, разлёгшись на мягком и довольно тёплом пледе и подтягивая к себе блокнот с заметками статьи.

Девушки ненадолго замолчали, погрузившись каждая в свои мысли. Заработал лифт, наполняя офис едва уловимым шумом. Обычно его не слышно, но, когда здание пустеет к концу рабочего дня и посторонние звуки уже не наполняют его, шум лифта становится более отчётливым.

«Наверное, Олег уже начал обход», — отстранённо подумала Маргарита, тоже присаживаясь на плед, и принялась отбирать снимки холостых знаменитостей, которые почтили своим присутствием недавнее открытие нового клуба.

— Как там у тебя дела с Денисом? — некоторое время спустя спросила Таня. — Звонил?

— Звонил, но после того, что ты устроила тогда в кафе, я не могу не то, что видеть его, мне даже по телефону с ним разговаривать неловко! — прошипела Рита.

— М-м-м… — лукаво протянула подруга. — Секс по смс? Потом не забудьте издаться, вы станете ТОПниками!

— ТАНЯ!!!

— Ой, да ладно! Что такого? Это же просто секс, тем более без обязательств. И парень адекватный попался, что тебе не нравится? Симпатичный, с классным телом, есть чувство юмора…

— Не знаю. Я не готова.

— Ритка, лапуля, к чему не готова? — закатила глаза Татьяна. — Это секс без обязательств. К нему не нужно быть готовой! На то он и без обязательств: встретились, доставили друг другу удовольствие, попутно сбросили напряжение, на крайняк поужинали и разбежались, — она пожала плечами. — Всё. Все довольны, все счастливы. Тебе же он понравился, я знаю, иначе ты бы и меня заткнула тогда, и его бы послала. А ты этого не сделала…

Рита громко застонала и, прикрыв глаза рукой, легла с ней рядом спиной на плед — нет, с Таней невозможно иметь дело! Эта и страуса убедит, что он — лев! С её упорством, ей нужно было идти в политики, а не в журналисты — страна была бы в восторге от такой деятельной натуры. Особенно, если бы она «творила» на международной арене…

— Тань, давай оставим эту тему. Когда и если я захочу секса без обязательств, я сама ему позвоню или найду себе кого-нибудь ещё…

— Какие интересные разговоры, оказывается, ведутся в нашем издательстве поздно вечером в пятницу, — раздалось сзади, заставив обеих девушек подпрыгнуть от неожиданности.

Каспиан в обществе злой Дарьи Сергеевны стоял у них за спиной и холодно улыбался. Девушки невольно поёжились от такого взгляда. Да уж… Ситуация — нарваться на обоих начальников сразу в такое время, да ещё и предстать перед ними валяющимися на полу и обсуждающими секс без обязательств! И это в момент, когда обстановка в издательстве так накалена. Просто замечательно! Горе-журналисты быстренько вскочили с, теперь уже не казавшегося таким уютным, пледа, избегая смотреть в глаза начальству. Но Рита, несмотря на это, успела заметить, что в новом боссе что-то неуловимо изменилось… Но что, она понять не могла. Да и не до этого было как-то.

— Чёрт! — выдохнула Таня.

— Нет, всего лишь ваш начальник, — криво усмехнулся мужчина, не отрывая взгляда от молчаливой Риты. — Но согласен, нас часто путают.

«Особенно, когда он вот так смотрит», — подумала Рита, искоса поглядывая на действительно злого мужчину.

И что ему не нравится. Ну, подумаешь, отвлеклись немного, так надо же мозги проветривать хоть иногда. Или он злой на то, что они на работе всё ещё? Странно, обычно работодатели приветствуют такое рвение своих подчинённых. Ой! Или они помешали им с главредом? Девушка быстро мотнула головой, отгоняя совершенно непрошенные и уж точно не самые приличные мысли. Как не покраснела — самой не известно. Но и то радость.

Сказать, что его покоробила тема разговора — это ничего не сказать. Он всю неделю избегал общества девушки, а она, оказывается, за это время успела завести весьма оригинальное знакомство для секса без обязательств. Дурак. А он всё это время продумывал разные варианты, которые помогли бы ему найти к ней подход… И хотя она отказалась от этого Дениса, сам факт возможных отношений не скрывала. Его начала переполнять злость на себя, на неё и на двух женщин, которые в данный момент мешали ему поговорить с Ритой. Пусть, потом он, скорее всего, пожалеет о сказанном и точно оттолкнёт и так не пылающую от восторга к нему девушку, но это будет именно «потом». Он уже был готов расставить всё по своим местам, когда Дарья Сергеевна очнулась и сказала:

— Маргарита, что ты здесь делаешь? — прошипела она. — Опять не справилась со своими обязанностями и ещё и мешаешь Татьяне выполнять её работу?

— Мешает? — удивлённо переспросила Таня.

— Опять? — одновременно с ней задала свой вопрос Рита.

— Рита?

— Я? — так же одновременно прозвучали вопросы.

— Слышать ничего не желаю! Идите домой. Обе! А с тобой, Маргарита, мы пообщаемся в понедельник, — повысив голос, сказала она и обратилась к Каспиану. — Мне жаль, что вы стали свидетелем этой безобразной сцены. Давайте пройдём в ваш кабинет, вы наверняка устали с дороги и не хотите выслушивать эту гадость. Мне искренне жаль.

Она вцепилась в его руку и с самой очаровательной улыбкой, показавшейся абсолютно всем, кроме самой Дарьи Сергеевны, акульей, потянула в направлении его кабинета под два совершенно ошарашенных взгляда подруг, которым не дали сказать и слова в своё оправдание.

Каспиана и самого несколько покоробило такое поведение. А ещё он начал подозревать, что только что разыгранная сцена была устроена специально для него. Иначе он не мог объяснить настойчивость главного редактора, с которой та предлагала заехать в офис, хотя прекрасно знала, что он только что с самолёта. Нет, одну из причин он разгадал, причём, сразу. Ничем не прикрытое желание, светившееся в её глазах и окружившие её флюиды сильных эмоций, говорили о её цели номер один. Но к чему было это представление, он не понимал. Хотя, вполне возможно, что он, всё же, ошибся и эта неожиданная сцена была спонтанной. Потому что придумать причину, по которой эта женщина решила подставить своих сотрудниц, он не нашёл.

Хотя, когда мужчина обернулся, то заметил, что щёчки Риты пылают огнём смущения, а на лице застыла недовольная гримаса. И пусть он не знал об истинных причинах, вызвавших такую реакцию, помечтать-то ему никто не запретит?.. А в его мечтах это была самая настоящая ревность! И она ему… понравилась.

А Дарья Сергеевна тем временем втащила его в кабинет и подошла к столу с напитками.

— Я налью вам выпить, чтобы снять усталость, — томно проговорила она, не замечая, как мужчину перекосило от этого.

Сладкое видение ревнующей Маргариты в ужасе испарилось. И Каписан жутко позавидовал этому самому видению — ему бы тоже сейчас не помешало испариться.

Снять усталость ему поможет мягкая кровать и крепкий сон, а не общество женщины, которая не возбуждала в нём ни единой положительной эмоции, а лишь раздражала.

— Благодарю, Дарья Сергеевна, — холодно ответил он, садясь за стол. — Но пить я не хочу. Лучше поведайте мне о сверхважной причине, по которой вы не поленились встретить меня в аэропорту и привезти сюда на ночь глядя. В пятницу.

— Я не могла ждать, — всё тем же тоном ответила она и подошла к нему. — Есть пару вопросов, которые необходимо решить до понедельника.

— Ну так давайте их решать! — рыкнул он, начиная уже жалеть о том, что поддался на её уговоры.

Он устал, хотел спать и есть. А вместо этого сидел сейчас в пустом офисе и выслушивал всякий бред. А тот факт, что интуиция в этот раз сыграла с ним злую шутку, посоветовав приехать сюда, не добавлял душевного спокойствия.

— Конечно! — тут же согласилась она и начала наклоняться к нему, намереваясь поцеловать.

Каспиан взмахнул рукой, и с его пальцев сорвалась светящаяся молния, вошедшая в тело женщины в районе сердца. Та замерла на месте, а мужчина устало потёр виски. Он в начале недели утолил свой энергетический голод и теперь мог спокойно пользоваться способностями без опасения истощить себя ещё сильнее. Но даже если бы это было не так, то он никогда бы не позарился на такую женщину — она у него вызывала зубную боль, а не желание.

Неожиданно в помещении похолодало. Каспиан не сразу понял, что случилось, пока до его немного заторможенного сознания не дошло — это Рита покинула здание. До этого он даже не обратил внимания, что в её присутствии всё вокруг окрашивалось в более яркие цвета и наполнялось теплом. Осознание не принесло радости, ведь Каспиан не искал ничего подобного, его всё устраивало в жизни. И появление в ней огонька по имени Рита с одной стороны внесло глоток свежего воздуха в затхлую привычность и размеренность, а с другой — ураганом перевернуло всё с ног на голову. Однако, он принял решение действовать. В конце концов, она сама тут недавно разглагольствовала на тему секса без обязательств. Что ж, он предоставит ей такую возможность. Она его привлекала, даже больше — манила до дрожи, и противиться собственному желанию было бы глупо с его стороны. Ну, а то, что девушка сама не испытывает к нему ничего подобного — не проблема. Уж он умел сделать так, чтобы объекты его охоты изменили своим убеждениям…

Настроение мгновенно поднялось до отметки «великолепно» и Каспиан даже не стал больше держать Дарью Сергеевну в стазисе. Вместо этого он холодно посмотрел ей в глаза и с угрозой спросил:

— Дарья Сергеевна, потрудитесь объясниться?

Женщина от такого отпора стушевалась и покраснела. Видимо, она не ожидала, что встретит отказ. А стоило бы подумать хотя бы о том, что он только что с самолёта и сильно устал для подобных игр, по крайней мере, не с ней уж точно. Но она не подумала, потворствуя собственным желаниям. Что ж, зато в следующий раз будет думать.

От этой мысли его передёрнуло. Нет уж, пусть свой «следующий раз» отрабатывает на ком-то другом. А с него хватит на сегодня впечатлений.

Решительно поднявшись из-за стола, он бросил на главного редактора негодующий взгляд и холодно проговорил:

— Я искренне надеюсь, для вашего же блага, что вы притащили меня в полночь в пятницу, с самого самолёта, в офис не для того, чтобы продемонстрировать прелести, — женщина вновь вспыхнула, не решаясь посмотреть ему в глаза. — Исключительно в целях предотвращения в дальнейшем подобного недоразумения, я поясню: не заинтересован. И, если на этом всё и остальные «срочные дела» ждут до понедельника, я хотел бы, наконец, отдохнуть.

Получив в ответ сдавленный всхлип, он поспешил покинуть кабинет. Он не выносил женских слёз! К собственному неудовольствию, он принадлежал к тому типу мужчин, которые при виде плачущей женщины готовы были сворачивать горы и соглашаться на все условия…

* * *

— Ты точно сама? — пятый раз спросила Таня, высовываясь из окна такси. — Я бы подбросила тебя, тем более, что нам практически по пути.

— Тань, — снисходительно ответила Рита, — нам по пути только в том случае, если бы ты ехала домой. А ты сегодня, насколько мне известно, собралась порадовать своим визитом ненаглядного. Вот и езжай, радуй. А я немного пройдусь и словлю попутку. Первый раз, что ли?

— Ну, как знаешь, — проворчала подруга, закрывая окно.

Маргарита ещё успела услышать, как та назвала адрес, по которому её следовало отвезти, прежде чем автомобиль довольно заурчал и уехал в ночь. Постояв немного, потерявшись в собственных размышлениях ни о чём, девушка очнулась от удивлённого:

— Рита?

Голос был ей хорошо знаком и, если быть откровенной до конца, то сейчас она хотела услышать его в самую последнюю очередь. Та пренеприятнейшая сцена в офисе вызвала в её душе странное чувство разочарования. Она не понимала, откуда такие эмоции, но знала наверняка, что вызваны они были алчным блеском в глазах Дарьи Сергеевны. Глупо, иррационально и вообще не её дело, но это чувство не покидало. И вот сейчас оно в стократ усилилось, хотя к нему и примешалась изрядная доля облегчения. Как не крути, но новый босс вызывал в ней странное уважение и симпатию, и тем неприятнее было подозревать его в чём-то столь… грязном. Почему именно «грязном», Рита не могла себе объяснить. Монашкой она не была, девственницей — тоже, знала откуда берутся дети и никогда никого не критиковала. А тут, вдруг… И, главное, по отношению к кому? К новому боссу! Какая ей вообще разница, чем там он занимается с главредом или другими? Но, видимо, разница была, потому что в душе опять заворочалось раздражение.

Наверное, она и правда была шокирована последними событиями, иначе как объяснить слова, сорвавшиеся с её языка прежде, чем она успела их обдумать:

— А вы что, уже всё?

Она тут же прикрыла рот ладошкой, испуганно глядя на мужчину, но было поздно — слова прозвучали. Реакция не замедлила себя ждать: брови мужчины от изумления поползли вверх, а в глазах читался ничем не прикрытый шок.

— Простите… я… о, боже! Оно само вырвалось! В смысле, прошу прощения, я имела ввиду, вы уже подписали всё… эм… что нужно было подписать? — конец предложения, невольно получился настолько двусмысленным, что щекам девушки тут же стало жарко, и поэтому прозвучал он особенно жалко и тихо.

Но, как ни странно, эта нелепая фраза разрядила обстановку. Мужчина, вдруг, улыбнулся и весело подмигнул окончательно смутившейся девушке.

— Меня не устраивает… ммм… качество составленных отчётов, — едва сдерживая смех, проговорил он. — Я привык, что мои подчинённые относятся к своим обязанностям более добросовестно, а не предпочитают решать вопросы путём… ммм… отвлекающих манёвров. Но спасибо, что спросили.

Рита, стараясь принять как можно более невозмутимый вид — пусть и с красным лицом, шеей и ушами, — просто кивнула, боясь в снова раскрыть рот и сморозить очередную глупость, за которую ей потом придётся краснеть в обществе нового босса.

— Итак, — проговорил он, видя затруднения девушки. — Почему вы всё ещё здесь?

— Гуляю, — буркнула она и сделала шаг назад.

И если бы не молниеносная реакция Каспиана, лежать бы ей сейчас на дороге с травмой головы, а то и с переломом чего-нибудь. Необдуманно шагая назад, она зацепилась за собственную штанину и едва не упала. Но мужчина успел вовремя обхватить её за талию и уберечь от повреждений.

С бешено колотящимся сердцем девушка стояла, прижавшись к могучей груди собственного начальника и, как ни странно, не испытывала неудобства или неловкости. Наоборот, ей было очень уютно, спокойно и безопасно. Приняв эти чувства за последствия пережитого двойного стресса, она попыталась отстраниться, но ей не позволили. Вместо этого Каспиан ещё сильнее прижал её к себе и прошептал на ухо:

— Рита, вы… — он осёкся, а когда заговорил вновь, голос его был хриплым: — Вы под ноги смотрите.

Девушка, всё ещё тесно прижатая к телу начальника, лишь пожала плечами. С кем не бывает? Ей можно — у неё стресс на стрессе в последние дни. Зато теперь её держал в объятьях такой замечательный мужчина, от которого пахло… Это было странно, но Рите этот запах напомнил свежесть раннего летнего утра с лёгкой примесью цветущей яблони. Она не знала, откуда такая странная ассоциация, но ничего не могла с собой поделать, с упоением уткнувшись носом в его рубашку и глубоко вдыхая аромат. Ей вдруг захотелось прижаться ещё сильнее и попробовать его кожу на вкус — её не покидала мысль, что это будет вкус солнца и яблочного нектара. Она понятия не имела, каково солнце на вкус, и уж точно не была пчелой, чтобы по достоинству оценить вкус яблочного нектара, но отчего-то ей казалось, что они, несомненно, должны иметь одинаковую с кожей Каспиана сладость…

— Рита? — хрипло позвал её босс, костяшками пальцев касаясь подбородка девушки.

У него слегка подрагивали руки. Эта малышка сама не понимала, как действовала на него! Держать её в объятьях уже равносильно сладострастной пытке, а то, как она прижималась к нему и жадно вдыхала его запах, вообще сводило с ума. Ему даже показалось, что он уловил запах её… не совсем возбуждения, но чего-то очень близкого. Кас не знал, как назвать эту эмоцию, но пахла она очень притягательно, заставляя его собрать в кулак всю силу воли и сдержать дикое желание наброситься на девушку прямо здесь, на улице! О, Великие! Он же сыт! Откуда этот пожирающий голод?!

Она посмотрела на него затуманенным взглядом и, скорее всего именно поэтому ей показалось, что его зрачки превратились в кошачьи. Но наваждение быстро пропало, стоило ей моргнуть. Жаль туман из головы не выветрился, потому что она тут же тихо ответила:

— Вы пахнете летним утром, солнцем и яблоками.

Мужчина в её объятьях напрягся, как струна. И это вернуло девушку в реальный мир. Она осторожно, но весьма решительно выбралась из кольца его рук и сделала шаг в сторону.

— Простите. Я сегодня сама не своя! — проговорила она, а сама подумала, что, видимо, и впрямь нужно позвонить Денису и назначить встречу. Да, и, конечно же, записаться на приём к психоаналитику. Мало ли? А то, может, длительное воздержание вредно не только для физиологического здоровья, но ещё и психического? Не очень-то хотелось превратиться в сексуальную маньячку! А то от переизбытка гормонов она уже кидается на собственного шефа, хотя всего пару мгновений назад имела наглость мысленно порицать за это Дарью Сергеевну.

А сама не лучше!

Каспиан молча позволил девушке отстраниться, прекрасно догадываясь о её чувствах и мыслях. Хотя, как раз в последнем он и ошибся. Если бы знал, о чём думает его девушка, а после этого случая он уже на полных правах таковой её считал, то в тот же миг перекинул бы её через плечо и понёс доказывать, что никакие Денисы и мозгоправы не нужны ни ей, ни ему. А перед этим бы долго и со вкусом наказывал за мысли о другом мужчине.

Новому владельцу женского журнала пришлось пару раз вдохнуть-выдохнуть, чтобы выгнать из головы приятные его сущности картинки. Не время и не место. Девушка сейчас пребывала в полном смятении и его напор только добавил бы проблем. Нет, к ней требовался более деликатный подход, но на грани фола, так сказать. И он ей это обеспечит. У малышки нет ни шанса избавиться от него. Уж точно не после того, как она так сладко прижималась к нему. Всё же, его сущность оказывает на неё влияние. Хоть и несколько странное. С этим он разберётся позже, значительно позже…

Рита ожидала осуждения или гневной отповеди, но никак не ласково произнесённого:

— Пойдёмте, Маргарита. Я подвезу вас домой.

— Но… — она растеряно захлопала ресницами, вынуждая мужчину сцепить руки за спиной, чтобы удержаться от очередных объятий.

— Прошу, давайте без возражения. Я так или иначе это сделаю, но вы значительно облегчите мне жизнь, если пойдёте добровольно, — с улыбкой сказал он. И эта улыбка показалась ей какой-то хищной. — Конечно, я могу вас понести, но даже несмотря на позднее время, прохожих на улице хватает, и они могут неправильно нас понять.

— Нет-нет! — поспешила заверить его она. — Не стоит. Вы устали и… и вообще, я сама дойду.

— Да? Жаль… — притворно вздохнул он, чем вновь вызвал румянец на щеках девушки. — А я надеялся на ваше сопротивление. Но раз так…

Он галантно предложил ей руку и, стоило Рите аккуратно положить свои пальчики на сгиб его локтя, повёл на подземную стоянку.

«Боже, во что я вляпалась?» — в шоке подумала она, садясь на переднее сиденье шикарного серебристого спорткара Audi R8.

Рита не была фанатом автомобилей, но как и любой нормальный человек, чувство прекрасного ей не было чуждо, и отличить Ауди от БМВ она тоже могла, правда лишь по значкам и надписи на машине, но и это уже было достижение, на самом деле.

А автомобиль был не просто прекрасен, он был невероятен. У неё появилось ощущение, что в этой малышке живёт дух пантеры — такая же сила, грация, притяжение. Захотелось протянуть руку и погладить натёртую до блеска торпеду, но появление мужчины в салоне тут же вернуло её в реальность.

— Нравится? — понятливо спросил он, видя, как девушка восхищённо осматривает его автомобиль.

— Ещё бы! Она великолепна! — восторженно закивала Рита.

— «Она»? — хмыкнул Кас, заводя мотор.

Он тут же отозвался приятным урчанием, словно ласковый зверь, подтверждая ассоциацию с пантерой.

— Ну… не знаю, — смутилась девушка. — В ней ощущается именно женская душа.

— Я понял, — улыбнулся мужчина. — И даже согласен.

Дальше они ехали молча, раздумывая каждый о своём. Рита старалась понять, что забыла в шикарной машине собственного босса поздним вечером в пятницу и чем ей это всё грозит. А ещё никак не могла понять собственных чувств, которые вызывал в ней сидящий рядом мужчина. Желание? Да нет, вроде бы. Скорее странная тяга. Или даже такое чувство, когда тебя долго нет дома, а потом ты возвращаешься, и всё внутри поёт — ощущение стопроцентного счастья, радости и удовлетворения от пребывания в родном месте. Но какой же он ей родной? Она его вообще неделю знает. И за весь этот срок они виделись от силы три раза. Бред какой-то! Это-то и вызывало в ней смятение.

А Каспиан думал о том, что ощущение от близости этой девушки не похоже ни на что испытываемое им прежде. Её яркое сияние, которое он увидел тогда, несколько месяцев назад, вблизи оказалось странным ореолом, как будто кружащихся на свету пылинок. Но стоило оказаться от неё чуть дальше, как свет становился более ярким. Такое ощущение, будто кто-то хотел, чтобы он ни за что не пропустил эту девушку, выделив её из толпы таким вот странным образом. Рядом с ней было тепло и уютно, тишина, повисшая в салоне, абсолютно не напрягала, а наоборот, была какой-то умиротворяющей.

Он в очередной раз осторожно посмотрел на Риту — самая обычная девушка: русая, голубоглазая, довольно высокая, но до модельного роста не дотягивает, стройная… милая… Нет, она однозначно симпатичная, и даже очень. Но в её внешности нет ничего такого, чего бы он не встречал до этого. И, тем не менее, чем-то же она его зацепила? Помимо сияния? Да, да и ещё раз да. Он хотел её так, как никого и никогда раньше. Причём, его сущность в этом желании играла как раз второстепенную роль. Сила отзывалась на неё, превращая всё внутри в поток лавы, но это уже было как следствие, а не причина. Причина крылась в банальном — он просто хотел её, хотел быть рядом, хотел узнать на практике, кто такая Маргарита Стужина. И если бы тот факт, что такие, как он просто не умеют любить, то он точно подумал бы, что это любовь. Исключение составляет лишь истинная пара. Но истинной парой альбфара не может быть человек. Об этом знали все. Именно поэтому так сложно было найти возлюбленную. Но вот её фраза о запахе… Наверное, ей показалось. Да, определённо. Потому что альбфары пахнут только для своих пар. Такова их особенность. В любое другое время, у них нет запаха вообще.

*** Альбфар — представитель первой касты демонов наслаждений. Правящая верхушка ветви. Более подробно далее по тексту ***

— А откуда вы знаете, куда ехать? — спросила она спустя какое-то время молчаливого пути, словно очнувшись.

Рита всё никак не могла отделаться от мысли, что сегодняшним поступком кардинально изменила свою жизнь. И если бы она только знала, о чём в этот момент думал Каспиан, то наверняка выпрыгнула бы из автомобиля на полном ходу. Потому что мужчина в этот момент, едва сдерживая довольную и несколько хищную улыбку, продумывал план действий на понедельник: как он пригласит её к себе в кабинет под каким-нибудь предлогом, и в ходе обмена стандартными любезностями предложит сходить вечером в ресторан; как укоризненно взглянет на неё и напомнит о том, что он спас ей жизнь и, как минимум, она могла бы отблагодарить его своим согласием, а не обижать отказом — а она откажется, он был уверен; как снисходительно улыбнётся её румянцу и заверит, что будет рад и впредь спасать её, если она вознамерится падать в его присутствии, конечно же за благодарность в виде совместного ужина или похода, например, в кино. А вечером, после третьего бокала вина он позволит себе вновь завести разговор об этой ночи и плавно перейти на тему о запахах. И если, вдруг… Мысль о том, что Рита его эйфори, что он нашёл свою истинную пару, жаром и трепетом откликнулась внутри. Нужно будет узнать у отца подробности, ведь она человек. Но прежде, прежде всё же запах. Вот тогда-то он и начнёт свою атаку… Хотя, он начал бы её в любом случае, окажись всё иначе.

*** Эйфори — истинная пара альбфара. От этого названия произошло слово «эйфория» с соответствующим значением. Истинная пара для демона первой касты — это именно эйфория. Более подробно далее по тексту.***

Вопрос девушки вырвал его из приятных грёз, но игривого настроения от этого не уменьшилось.

— А если я скажу, что следил за вами и узнал ваш адрес?

— Я вам не поверю, — весело отозвалась Рита, поддавшись настроению собеседника.

— Хм…

— Ну посмотрите на себя! — хихикнула она. — Вы — это вы! А я — это я!

— Я бесконечно рад, что мы с вами определились в столь сложном деле, как осознание себя, — мельком взглянув на девушку, сказал Каспиан, и вновь вернулся к созерцанию дороги. — Но хотелось бы конкретики.

— Каспиан, — с улыбкой вздохнула она. — Ну в самом деле! У вас на лбу написано, что недостатка в женском внимании у вас нет. Вы — преуспевающий бизнесмен, мой начальник, в конце концов! Поэтому с какой радости вы бы вдруг воспылали ко мне, скажем, интересом и начали бы следить за мной? Это же глупо.

— На лбу, говорите? — вздохнул он. — Спасибо за тонкий намёк, впредь буду умываться тщательнее.

Рита засмеялась, откинувшись спиной на сиденье.

— Вы невозможны!

— А вы странная, Маргарита. Другая бы на вашем месте уже давно воспользовалась ситуацией и во всю использовала свои чары, чтобы сначала соблазнить этого самого «преуспевающего бизнесмена», а потом и получить от этого все выгоды. А вы наоборот — пугаетесь.

— Не стоит так думать обо всех женщинах, Каспиан, — вдруг, грустно улыбнулась она и посмотрела в сторону. — Есть хищницы, а есть те, кто искренне любит и богатства избранника для них играют последнюю роль.

— Простите. Видимо, я затронул что-то личное, — виновато произнёс он, но в душе никакой вины не было.

Там была злость. Даже ярость на того, кто посмел обидеть девушку. И судя по её грустным глазам и сказанным словам, всё именно так и было.

— Ничего, — отмахнулась она. А потом встрепенулась: — Вот здесь поверните пожалуйста, а дальше на светофоре налево. Дальше я покажу.

— Хорошо, — он кивнул, а потом вновь спросил: — Но если я всё же скажу, что знаю, где вы живёте?

Рита в полнейшем изумлении обернулась к нему и внимательно посмотрела. То, что он шутил, она понимала, а вот его эта странная настойчивость в данном вопросе удивляла. Ну, в самом деле! Какая слежка? Какой интерес? Это же смешно. Хотя, как раз-таки смешно ей не было. Подобный интерес ей бы польстил и даже очень. Вот только поддаваться на уловки она не собиралась. Даже если он и правда испытывает к ней что-то такое, что, несомненно, льстит, следует здесь и сейчас обозначить чёткие границы. Она не дура. И дважды на те же грабли наступать не намерена. Хватит с неё и богатых, и влиятельных, и харизматичных. Это до поры до времени они все добры и ласковы, а вот когда осознают, что привязали тебя к себе настолько крепко, что не убежишь, вмиг теряют маски. Ей повезло, она смогла вовремя всё понять и не совершить самой ужасной ошибки в своей жизни. Она даже в другой город переехала… но такие не умеют принимать отказов. Поэтому лучше вообще ничего не начинать.

— Ну, — она постаралась улыбнуться как можно веселее, — тогда я решу, что у нас самый ответственный босс во всём мире, раз не только ознакомился с личными делами всех сотрудников, но и удосужился запомнить их адреса!

— Маргарита… — укоризненно сказал Кас и нахмурился.

Настроение девушки ему совершенно не понравилось. Хоть она и делала вид, что остаётся такой же весёлой, он разницу чувствовал отчётливо. От веселья и радости не осталось и следа, только грусть и застарелая боль, отражающаяся в глубине её глаз. Такая молодая, а уже знает, как болит душа. Он уже понял, что своими словами оттолкнул её, хотя и не до конца понимал, что такого особенного он сказал. Ну, намекнул… Так это всего лишь едва уловимый намёк, а не вполне конкретные действия. Что же такого у неё случилось в прошлом? Нет, надо ещё раз хорошенько ознакомиться со всей информацией. А ещё лучше, собрать её заново.

Они как раз подъезжали к её дому, когда, не сдержавшись, Каспиан взял её за руку и, слегка удерживая и глядя в глаза, решил зайти с другой стороны:

— Поужинаете со мной?

— Нет, Каспиан, — ещё больше поникла она. — Извините, но я не могу. И очень жаль, что у вас сложилось обо мне такое мнение.

— Какое «такое»? — невольно рыкнул он, но девушка вдруг выпрямилась, довольно холодно на него взглянула и твёрдо ответила:

— Мне жаль, Каспиан, но я не смогу с вами ни поужинать, ни пообедать, ни, тем более, позавтракать.

— Объясните, что такого оскорбительного я вам сказал? — вполне искренне недоумевал мужчина.

И видя его замешательство, Рита поубавила пыл, напомнив себе, что это всё-таки не Роман. Поэтому уже немного более тёплым голосом ответила:

— Ничем. Просто, поймите, вы — мой босс. А я никогда не завожу романов на работе, — и не дав сказать ему и слова, выдернула руку и выскочила из машины. — Спасибо, что подвезли. Всего доброго, Каспиан.

— Сладких снов, Р-р-рита! — прорычал он в ответ, но девушка его не слышала, потому что уже скрылась за дверью подъезда.

А Кас развернулся и направился домой, по пути обдумывая то, что услышал и узнал. Да уж, нелегко ему придётся. Оказывается, у его девочки в голове рассадник тараканов, с которыми ему придётся ознакомиться прежде, чем начинать штурм крепости. Отступать он не собирался, во-первых, потому что это было не в его правилах, а во-вторых, потому что ему не отказывают! И дело тут не в гордости или уязвлённом самолюбии. Нет… просто ему на самом деле не отказывают. «Не отказывали», — мысленно поправил он сам себя. Рита стала для него полной неожиданностью…

Что ж, придётся немного отложить охоту, пока он не выяснит всех деталей. А вот потом, ей уже никуда не деться.

ГЛАВА 3

— Что значит, уволили? — недоумённо хлопала ресницами Таня, во все глаза глядя на бледную Риту.

А девушка в очередной раз пробежала глазами по тексту, напечатанному на белом листе бумаги и подписанному тремя людьми: главным редактором, главным бухгалтером и… директором.

«Приказываю… уволить Маргариту Алексеевну Стужину… по причине профнепригодности… число… дата… подписи».

Хуже всего было даже не от самого факта увольнения, а от осознания своей глупости. Ну как? КАК она могла быть такой дурой, и повестись на все эти добрые улыбки и псевдоджентельменские замашки? Ведь она сразу поняла, что у их нового босса отбоя нет от женщин, что он самый настоящий хищник, охотник. И естественно он воспринял её отказ, как вызов не только себе, но и собственному эго. А она, глупая, думала, что хоть один симпатичный мужик оказался нормальным, а не полной сволочью. Дура! А как пел! Как пел-то! «Маргарита, поужинайте со мной». «Маргарита, будьте осторожны». «Маргарита…»… Р-р-р!!! О, она теперь ещё долго будет ненавидеть собственное имя!

Первый шок прошёл. А вот ему на смену откуда-то из глубины души начала подниматься самая настоящая ярость. Рите даже показалось, что у неё перед глазами появилась красная пелена. Но стоило моргнуть, как это ощущение исчезло. Зато осталось твёрдое желание пойти в одно конкретное место, с ноги открыть двери и оторвать кое-кому голову!

Девушка быстро и решительно встала, не обращая внимание на бледную подругу, которая с каким-то ужасом смотрела на неё.

Двигаясь стремительным шагом по направлению кабинета нового начальника, Рита с грустью думала о том, что ещё утром даже не подозревала о таком вероломстве со стороны, как оказалось, абсолютно неприятного мужчины…

Утро девушка встретила с улыбкой, чего с ней, в принципе, давно не случалось. Шаловливый солнечный лучик проник сквозь занавески и теперь игриво бегал по её лицу, заставляя соню вяло от него отмахиваться и недовольно сопеть. И как бы она не старалась оттянуть своё пробуждение, её незваный гость оказался очень настойчивым, заставив-таки хозяйку комнаты открыть глаза. Но вместо недовольных ругательств ему наградой была радостная улыбка, появившаяся на лице девушки неожиданно даже для неё самой. Давно она уже не просыпалась в таком прекрасном расположении духа. Интересно, что тому причина? Ничем примечательным вечер воскресенья не выделялся, как и все предыдущие до него, но вот настолько возбуждённо-радостной она не просыпалась ни разу! По крайней мере за последние несколько лет.

Бодро вскочив с кровати, она включила свой любимый «пробуждающий» плэйлист и, весело пританцовывая под ритмичные звуки песни «Вставай» от ПараНормальных, пошла умываться. «Летний» душ прогнал последнюю сонливость, а замечательная песня «Falling For You» от A`Studio ft. Tomas Nevergreen, которая звучала из динамиков музыкального центра, вызвала желание не только танцевать, но и петь, что Рита, собственно, и сделала. Тихо подпевая исполнителям, она заварила себе зелёный чай и отправилась делать макияж. Краситься она не любила, предпочитая максимальный минимализм — тушь и совсем чуть-чуть блеска для губ перед выходом — поэтому данная процедура заняла у неё всего пару минут.

Уже сидя на кухне и наслаждаясь ароматным чаем, вспомнила, что в холодильнике дожидается своего часа купленное специально для подъездного любимца кота Стёпки молоко. Накинув на себя халат, она взяла баночку и вышла из квартиры. Рыжий пушистый котяра с самым довольным видом уже сидел около своего места на лестничной площадке и смотрел на неё, как будто точно знал, что она собиралась сегодня порадовать его молочком.

— Ну, здравствуй, дядя Стёпа! — весело проговорила Рита, присаживаясь рядом и почёсывая кота за ушком.

Довольное урчание стало для неё самой лучшей наградой за заботу, поэтому затягивать с угощением она не стала. Быстро налила полную мисочку и вернулась к себе.

В колонках сейчас играла восхитительная песня Города 312 — «Помоги мне», которая являлась саундтрэком к сериалу «Пока цветёт папоротник». Рита вообще-то не была фанатом русской эстрады, но эта песня цепляла в её душе какие-то тайные струны, которые отзывались внутри таким умиротворяющим теплом, что хотелось просто закрыть глаза и отдать всю себя этому волшебству. Собственно, именно благодаря этому сериалу и этой песне, у неё появилась мечта — побывать на Алтае.

Чарующие слова припева навевали одновременно грусть, но и заставляли расправить крылья надежды. Когда-то… не так уж давно, именно эти слова стали её спасительной ниточкой, вернувшие покой раненному сердцу:

«Помоги мне!

Сердце моё горит

На костре не потухшей раны,

На углях от пустых обид.

Помоги мне!

Слёзы мои утри,

Склей обломки моей вселенной,

Каплю веры оставь внутри».

Она сама не заметила, как начала петь, чувствуя, что все тревоги и печали уходят из её души. С последними звуками песни Рита очнулась и улыбнулась новому дню уже совершенно счастливо и уверенно!

Быстро собравшись, она подхватила сумочку и под звуки незабвенной «Oh, Pretty Woman» в исполнении Roy Orbison, продефилировала к музыкальному центру и выключила его. Любимый плэйлист сделал своё дело: принёс покой и уверенность в себе, настроив на новую рабочую неделю.

А вот на работе её ждал сюрприз, совершенно гадкий, мерзкий и подлый сюрприз!

И вот пока она, пылая праведным гневом, стремительно неслась в кабинет нового босса, в голове совершенно неожиданно начала звучать одна из её любимых песен: ACDC — «Hightway To Hell». И если бы не сложившаяся ситуация, она бы даже не обратила внимание, но вот слова припева: «Я на дороге в Ад», показались ей в данный момент какими-то до жути символичными. Нервно сглотнув, она постаралась избавиться от навязчивой и совершенно не к месту прицепившейся песенки, которая была, словно предупреждение, или даже намёк, глубоко вздохнула и решительно толкнула двери.

Каспиан как раз сидел за столом и внимательно читал предоставленный его спецами отчёт, когда двери неожиданно распахнулись, с грохотом столкнувшись со стеной, и на пороге появилась злая, как фурия, Рита. В её глазах было столько ярости, ему даже показалось, что они начали мерцать красноватым светом. Вся её поза говорила о том, что кто-то сейчас собирается кого-то бить. И судя по тому, как она едва не зарычала, глядя на него, этот счастливец — он.

В гневе девушка была неимоверно обворожительна и сексуальна настолько, что Каспиану пришлось даже вцепиться руками в подлокотники кресла — так сильно ему захотелось схватить её, повалить на стол и… Мужчина сделал медленные вдох и выдох, стараясь унять разбушевавшиеся инстинкты. А она тем временем, решительно приближалась. Её русые волосы, сегодня для разнообразия завитые в большие кольца, сейчас напоминали маленьких змеек на голове у Медузы Горгоны. Такая ассоциация вызвала на его лице улыбку.

— Веселиш-шься?! — прошипело это очарование, сверкая своими глазищами и совершенно не замечая, что перешла на «ты». — Зря. Победу праздновать слишком р-рано! Или ты думал, что от этого известия я тут же передумаю, поменяю свои принципы и стану твоей преданной рабой?!

Рита говорила, словно выплёвывала каждое слово, но их смысл не доходил до затуманенного чувственными сценами мозга Каспиана. Он просто любовался ею, совершенно игнорируя и её негодование, и какой-то лист бумаги, который она швырнула ему на стол. Но вот следующие её слова моментально вернули его с небес на землю:

— Если ты думал, что уволив меня, решил проблему «не завожу романы на работе», то ты глубоко ошибаешься! Я тебя знать не знаю и знать не хочу! Так что, всего хорошего, бывший начальник!!!

И девушка, высказавшись, развернулась и гордо прошла к двери, чтобы увидеть, как те, до этого распахнутые настежь, захлопываются у неё перед носом. Но она успела заметить лица ошарашенных сотрудников, повскакивавших со своих мест и внимательно внимавших её гневной речи. Странно, она даже не смутилась. Ей было всё равно, что там о ней сейчас будут думать коллеги. «Бывшие коллеги», — мысленно поправила она себя, останавливаясь перед дверьми и даже не собираясь оборачиваться. Будучи почти в состоянии аффекта, она даже не обратила внимание на странное «поведение» дверей. Хотя, мало ли какие тут механизмы стоят?..

— Что? — раздалось у неё за спиной, когда тишина дошла до отметки «оглушающая».

Рита, как не старалась, всё равно не смогла совладать с телом и вздрогнула. Продолжать разговор она не хотела, оставаться здесь дольше необходимого — не собиралась, поэтому решительно взялась за ручку и начала остервенело её дёргать.

— Маргарита, перестаньте издеваться над несчастной ручкой и, пожалуйста, потрудитесь объяснить, какая муха вас укусила? — спокойно спросили её, но от того количества металла, прозвучавшего в его голосе, у девушки мурашки по коже начали бегать.

Стараясь сохранить на лице надменное выражение, она, как ей показалось, царственно развернулась и вновь посмотрела на Каспиана. Он, как и прежде сидел в своём кресле, вот только теперь его поза не выглядела расслабленной. Наоборот, он напоминал зверя, приготовившегося атаковать свою добычу. Только сейчас девушка поняла, что её шеф не просто богатенький бизнесмен, а ещё и очень серьёзный и опасный мужчина! Рита тут же почувствовала себя кроликом или даже мышкой, но злость, продолжавшая клокотать внутри, не позволила испугаться и скатиться до истерики. Нет, она решительно приблизилась к нему, упёршись о его стол обеими руками и нависнув над ним. Сощурив глаза, она выдала:

— Эта «муха» — ты! Нет, ну неужели и правда думал, что я на такое поведусь?!

— На какое «такое»? — процедил он сквозь зубы, сдерживаясь из последних сил.

Эта гарпия взбесила его до такой степени, что он готов был её придушить на этом самом месте! А потом зацеловать. Или — наоборот, не суть важно. Главное то, что он был уже на пределе и сила воли его стремительно исчезала. А эта нахалка ещё и продолжала его провоцировать. И вообще, с чего она вообще так завелась? Влетела в его кабинет, как к себе домой, хорошо хоть дверь с ноги не открыла, наорала, обвинила во всех грехах, устроила сцену на глазах у всей редакции и теперь стоит шипит на него.

— Да ты издеваешься надо мной?! — заорала она. — Сначала прикидываешься идеальным мужчиной, галантным и заботливым, потом прощупываешь почву, а получив отказ — мстишь. И при всём при этом, у тебя не хватает даже духа признать это?!

Эти обвинения стали для него последней каплей. Он резко встал, да так, что кресло отлетело к стене за его спиной, хорошенько об неё стукнувшись, и повторив позу гостьи, также навис над ней.

— Никто, слышишь, никто не смеет обвинять меня в трусости и рассчитывать остаться после этого в добром здравии, Маргарита. И любой другой на твоём месте, уже пожалел бы о своих словах, но… — прорычал он ей в лицо, полностью отбросив всякую учтивость.

— О, замечательно, ты ещё и до угроз скатился!

— НО! — громче повторил он. — Я также наслышан о твоей рассудительности и вежливости, поэтому смею предположить, что произошло какое-то досадное недоразумение, которое требует немедленного обсуждения.

— Да какое обсуждение?! — вновь крикнула она. — Ты уволил меня, Каспиан!!! За то, что я не согласилась с тобой переспать!!!

— Что?! — на его лице так явственно проступило изумление, что Рита подавилась следующей фразой и даже отошла, пристально глядя на него.

Но потом, как-то грустно усмехнувшись, спокойно сказала:

— О, да ты талант! Я даже почти поверила, что ты здесь ни при чём, — а потом как гаркнет: — Если бы не твоя ПОДПИСЬ!

И, схватив тот самый листок, который до этого швырнула ему на стол, чуть не ткнула им в лицо мужчины, продолжавшего в шоке молчать. Он спокойно выпрямился, с каменным выражением лица взял документ и принялся читать. И по мере того, как он это делал, на его висках начали проступать вены, словно он с трудом сдерживает ярость, а глаза наливаться кровью, в метафорическом смысле. Не отрывая взбешённого взгляда от листка, он приказал:

— Сядь, Марго!

— Меня зовут Маргарита! И никуда я садиться не собираюсь!

— Я сказал, СЯДЬ!!!

И так внушительно это прозвучало, что девушка, едва не шлёпнулась на пол прям там, где стояла. Но собственная ярость не позволила так опозориться, подпитала гордость и вернула уверенность в собственной правоте. Смерив надменным взглядом мужчину, она грациозно опустилась на стул, стоящий около стола. Каспиан, так и не оторвав взгляда от приказа на увольнение, спокойно вернул на место своё кресло, спокойно сел в него и только потом глянул на девушку.

— Полагаю, что ты решила, будто я после нашего разговора в пятницу, вот таким вот нехитрым способом, — он для наглядности помахал документом, чтобы ни у кого не возникло сомнения, о каком именно способе идёт речь, — избавил нас от проблемы под названием: «не завожу романы на работе»? Печально, что у тебя сложилось обо мне такое низкое мнение, но претензии справедливые, поскольку здесь и правда стоит моя подпись. Однако, перед тем, как обсуждать возникшую проблему дальше, я бы хотел прояснить некоторые моменты. Во избежание, так сказать. Первое, — и его взгляд заледенел, — если я захочу добиться женщины, то сделаю это в любом случае и не прибегая к подлым уловкам. Второе, то, что я проявил к тебе интерес, не даёт тебе права, так со мной разговаривать и, не разобравшись в ситуации, оскорблять и обвинять меня, — Рита начала вставать, не желая это выслушивать дальше. Себя она считала абсолютно в своём праве. — СИДЕТЬ!!! — и девушка вновь, как ни в чём не бывало, села на место. — И третье, с чего ты взяла, что тебя уволили несправедливо?

И столько злорадства было в его глазах, что Маргарита вновь ощутила, как в душе начала пробуждаться ярость. Ах, значит, увольнение обосновано?! Не месть, значит? Что ж, она увидела и услышала всё, что хотела. И если раньше где-то в глубине души у неё ещё оставалось сомнение и даже откуда-то взявшееся чувство вины, то сейчас все эти ненужные эмоции исчезли без следа. Она долго и внимательно смотрела на Каспиана, словно пыталась всё же отыскать в нём хоть что-то нормальное, но, не найдя, она кивнула своим мыслям и опять начала вставать.

— Марго, если ты ещё раз попытаешься встать с этого долбаного стула, клянусь, я привяжу тебя к нему! — прорычал он, теряя всю свою напускную невозмутимость.

Она его бесила! Да так, что руки потряхивало. И не понять, чего в нём сейчас было больше: желания придушить, или желания отыметь. А эта бестия, вместо того, чтобы успокоиться, продолжала его раз за разом провоцировать! Проследив за тем, как девушка в очередной раз уместит свою наглую задницу на этом проклятом стуле, Кас отложил в сторону злосчастный документ и, сцепив руки в замок, на всякий случай, упёрся в них подбородком.

— Я тебя внимательно слушаю, Марго, — уже без всякого ехидства сказал он.

— Я уже всё сказала. И раз уж меня уволили по справедливости, — она не смогла сдержать язвительных ноток в голосе, — то не вижу смысла здесь более задерживаться.

— Гордая, значит, да? — неожиданно улыбнулся он. — Хорошо, гордячка, признаю, я этот документ вижу впервые, мысли таким образом добиться от тебя согласия поужинать со мной даже не посещали меня и, я не преувеличивал, когда сказал, что если пожелаю, то ты будешь моей.

— Обломаешь зубы, — процедила Рита.

— Хочешь пари? — нагло спросил он.

— Да с какой радости? — фыркнула она в ответ, откидываясь на спинку стула. — Я давно вышла из подросткового возраста, когда можно было вестись на такие провокации.

— Я заметил это, — лукаво сверкнул он глазами, пристально оглядывая её с ног до головы.

Рита невольно передёрнула плечами. Создалось впечатление, что её только что всю раздели, облизали и проглотили. Как будто она пирожное или, как минимум, любимое блюдо. От сравнения стало как-то не особо комфортно и она отвела взгляд. И тут, совершенно неожиданно, на глаза попалось всего одно слово в той самой папке, которую Каспиан читал до её прихода в кабинет. Змей. И в голове начал зреть план. Сумасшедший, нереальный, но такой заманчивый. Это позволит ей самоутвердиться в собственных глазах, ведь его слова о том, что её могли уволить вполне заслуженно, не прошли мимо, как она думала. Они зацепились около самого сердца и неприятно царапали, напоминая о себе слишком часто. А также это позволит утереть нос кое-кому слишком самоуверенному и наглому. Ну и, как ни крути, если её авантюра удастся, она станет звездой и легендой города. Ведь ещё никому, хотя попыток была тьма, не удалось написать о таинственном клубе «Змей». Вдруг, она станет первой? Да и вообще, от всех других её отличает наличие козыря в рукаве, хоть ей и не хотелось бы прибегать к нему. Но, ради того, чтобы стереть с этого лица превосходство, она готова рискнуть.

Мысль приятно согрела и даже вызвала улыбку на лице девушки. Она перевела взгляд обратно на Каса и сказала:

— Я передумала. Пари, так пари.

Изумлённо приподнятая бровь была ей наградой.

— Даже так? — хмыкнул он. — А не боишься?

— Не вижу причин, — надменно ответила Рита.

— Я так и понял, — улыбка стала ещё лукавей. — Что ж, как мужчина, уступаю даме право первой выдвинуть условия.

Маргарита поставила локти на стол, сцепила пальцы в замок и упёрлась в них подбородком, в точности копируя его позу.

— Я обдумала твоё замечание о том, что увольнение было обоснованным, — начала она, но он тут же нахмурился и перебил её.

— Марго, я же сказал, что вижу эту бумажку впервые. Но будь уверена, в данной ситуации я разберусь, потому что никто не смеет решать за меня! — он гневно рыкнул, а потом расслабился и откинулся на спинку кресла, вновь лукаво сверкая глазами. — Так что будь уверена, никуда ты с этого издательства не денешься.

«Не для того я несколько месяцев вёл переговоры о его покупке», — мысленно добавил он.

— Допустим, — кивнула она. — Однако моё собственное эго теперь требует подпитки. Я напишу статью. О клубе. Взгляд, так сказать, изнутри. Это будет моей проверкой профпригодности, — она улыбнулась, заметив, как Каспиан от последней фразы поморщился. — Взамен, наши отношения никогда не выходят за рамки трудовых, чего бы тебе там не хотелось и какие бы возможности у тебя не были, чтобы убедить меня в обратном.

— Тебе не кажется, что условия смешные и даже странные?

— Нет.

— А с чего ты вообще решила, что у меня такая цель? — с улыбкой спросил Кас.

— Ну как же, — в тон ему ответила Рита, а потом низким голосом, копируя его интонацию, проговорила: — «Я не преувеличивал, когда сказал, что если пожелаю, то ты будешь моей». Так что, во избежание недопонимания, мной и были выдвинуты такие условия.

— У кого-то всё в порядке с самомнением, — хмыкнул мужчина.

— Согласна, вам его не занимать, — фыркнула девушка, вернув шпильку, незаметно переходя опять на «вы».

А вот Кас заметил и это ему не понравилось.

— Ну что ж, по правде говоря, ничего оригинального в статье о клубе я не вижу, поэтому это условие мне не нравится.

— А я, разве, не сказала, что это за клуб? — захлопала ресницами Рита. Ей безумно нравилось то, что сейчас происходило в этом кабинете. Она наслаждала игрой и вообще, уже очень давно не ощущала себя настолько живой! — Прошу прощения, видимо, забыла. Это «Змей».

Каспиан от неожиданности подавился и начал судорожно кашлять. Вот это финт ушами. Такого он точно не ожидал, поэтому и пребывал сейчас в таком шоке. И ему даже не было стыдно за так эмоционально продемонстрированные чувства. Да на его месте, любой бы так отреагировал. «Змей», нет, ну надо же! Совсем с ума сошла, что ли?

— А ты вообще в курсе, что туда так просто не попасть? — прокашлявшись и немного придя в себя, спросил он.

— Да, — услышал он спокойный ответ.

— И что, тебя это не смущает?

— Нет, — также спокойно сказала она, даже как-то снисходительно.

Что ж, в любом случае, как бы там не получилось, он в выигрыше. Потому что, в отличие от неё, он в клубе бывал. И знает наверняка, что она не первая журналистка, пытающаяся написать о нём статью. И дело даже не в том, что туда практически невозможно пробраться постороннему, а в том, что те, кому была оказана такая честь, меняли своё мнение и отказывались писать. Так что, даже если она, каким-то чудом, и попадёт в клуб, то он был уверен, написать ничего не сможет. Поэтому, спрятав довольную или даже победную улыбку, он кивнул.

— Договорились. А теперь моё условие. Ты пишешь эту статью. Полную, красивую и вкусную статью, за которую наш журнал приобретёт бешенную популярность. Но, если нет. То ты будешь должна мне три ужина. О времени и месте я буду сообщать заранее. Это может быть ужин раз в год, а может и три вечера подряд.

— Идёт, — кивнула она, уже мысленно празднуя победу.

Как, собственно, и Каспиан. Каждый был уверен, что он уже победил.

— Значит, по рукам? — он протянул ей руку для пожатия.

Маргарита немного посомневалась, стоит ли это делать, потому что интуиция в данный момент, вдруг, начала резко вопить об опасности, хотя сама девушка не могла даже представить, с чего бы это вдруг. Однако, желание утереть ему нос пересилило опасения, и она скрепила их спор рукопожатием.

Когда Рита выходила из кабинета, то всячески старалась себя убедить, что раскат грома в тот момент, когда они пожали друг другу руки, ей определённо почудился.

Как только за девушкой закрылась дверь, благодушие слетело с Каспиана в мгновение ока. Нет, приятное чувство скорой победы осталось, тем более, что эта малышка даже не подозревала, что только что сделала. Не зря, ведь, почти во всех мифах и легендах говорится, что с демонами заключать сделки, или в данный момент — пари, нельзя. Теперь она просто не сможет отвертеться, пока условия не будут соблюдены. Так или иначе. А что до Каспиана, то ему было выгодно в обоих случаях, так что поводов для волнения не наблюдалось. И, если уж быть откровенным с самим собой, то он был уверен на все сто процентов, что девчонка откажется писать статью, как только побывает в клубе. Точнее, если она там побывает. Эта глупышка ещё и имела глупость установить сроки — две недели. Ну-ну. Пусть поиграет, а он понаблюдает. Ну и, конечно же, уведомить нужных людей о том, что если некая Маргарита Стужина, вдруг, получит приглашение, чтобы ему сообщили немедленно. А пока, необходимо решить один важный вопрос.

Он нажал кнопку на коммуникаторе связи.

— Олеся, позови ко мне, будь добра, Дарью Сергеевну.

— Хорошо, Каспиан.

Спустя пять минут, или около того, в его кабинет величественно вплыла главный редактор. С той памятной во всех отношениях ночи, она вела себя с ним подчёркнуто вежливо, но отстранённо. И если раньше она по малейшему поводу бегала к нему, то теперь старалась вообще на глаза не попадаться. Такой расклад его полностью устраивал и, если бы не необходимость, он бы и дальше довольствовался их общением на расстоянии. Но, всё же, что-то в ней неуловимо изменилось. И он даже знал — что, точнее, теперь видел. Вместо вызывающих декольте и обтягивающих юбок, теперь на ней был строгий брючный костюм нейтрального тёмного оттенка. Кричащий макияж был заменён на более естественный, что омолодило женщину сразу лет на десять, по его прикидкам. В общем, его отказ, однозначно, сказался на ней самым положительным образом. Если бы ещё и такой отвратительной стервой не была, то они бы вполне смогли поладить в последствии. А так… Он не переносил подлости и обмана, хотя в среде сверхов это была привычная линия поведения. Ненавидел, когда кто-то выдавал собственные действия за его, потому что всегда отвечал за свои слова и поступки и брать ответственность за чужие — не собирался. Не любил расчётливых тварей, кем эта женщина, и являлась, поэтому и собирался сейчас избавиться от неё.

— Вызывали, Каспиан? — спокойно глядя ему в глаза, спросила женщина.

— Да, Дарья Сергеевна. Присаживайтесь. У меня к вам разговор, — вежливо кивнул и указал на освободившийся после визита Риты стул.

Пока женщина устраивалась, он пытался понять, что такого ей могла сделать Маргарита, заслужив столь негативное и предвзятое отношение, да ещё и личную месть в виде увольнения.

Он не соврал Рите, когда сказал, что не имеет никакого отношения к данному приказу. Но факт также был и в том, что подпись на документе стояла его. И она не была поддельной. Вот только этот приказ он точно не подписывал. Ни на прошлой неделе, ни сегодня. Магии на листе не было, он проверил трижды, сама Дарья Сергеевна тоже не имела никакой силы и запаха сверха на ней не было — ведь его запах становился уловимый лишь для его эйфори. Оставался один вариант, и он абсолютно не радовал, потому что больше всего в своих сотрудниках он ценил две вещи — профессионализм, что можно было также назвать трудолюбием в некоторых случаях, и честность. И если с первым, в отношении главного редактора, он пока что не имел возможности ознакомиться, то вот второе качество вызывало массу вопросов.

— Дарья Сергеевна, сегодня у меня состоялся крайне неприятный разговор с одной из сотрудниц, и я хотел бы получить ответы, — начал он и заметил, как женщина усмехнулась.

— Об этом вашем разговоре, если его можно так назвать, знает всё издательство. Стужина орала так, что слышали даже на улице, — едко высказалась женщина.

Каспиан нахмурился. Да уж, тут его промах, не поставил полог тишины. Но его, в принципе, можно было понять — эта бестия сумела его шокировать не только стилем своего появления, но и посыпавшимися с порога обвинениями. Хотя, тут и её можно понять, особенно в свете недавнего разговора. Он бы, наверное, тоже так подумал. Что ж, значит, придётся потратить чуть больше сил и сделать массовое внушение. Незачем всем и каждому знать об их договоре. Да и вообще, незачем им в принципе о разговоре знать.

— Ну, раз вы уже в курсе, может быть, тогда, потрудитесь объяснить, как моя подпись попала на этот документ?

— Каспиан, это же ваша подпись, откуда я могу знать, как она там очутилась, — хмыкнула женщина, а в глазах у неё был лёд. — Хотя, позволю себе сделать предположение — вы его подписали.

И столько превосходства было в последних словах, что у него отпали все сомнения на её счёт. Значит, всё же она подложила приказ и отвлекла внимание. Интересно, а где ещё он с её помощью вот так расписался. Кас невольно нахмурился. Вот уж чего он не ожидал, так это такой халатности от себя. Надо же, позволил обставить себя человеку! Стареет… Однако, теперь его совесть будет чиста, когда он возьмётся сканировать её память. Естественно, в целях безопасности, поэтому отчёт в Верховный Совет за «несанкционированное влияние на разум человека без угрозы для жизни» будет просто написать.

И он протянул к ней первое ментальное щупальце.

— И подписал, конечно же, не без вашей помощи, как я полагаю? — продолжил он задавать вопросы.

— Конечно! — легко согласилась Дарья Сергеевна, а потом встрепенулась и напряжённо добавила: — Я же его подписала, значит рекомендовала данное решение.

— Конечно, — кивнул он и добавил ещё две нити. — И напомните, когда это было?

— В день вашего знакомства, — уже не так уверенно и даже заторможено проговорила она.

— Моего знакомства с кем?

— С Ритой.

— Почему? — и к трём нитям добавились ещё две, после чего взгляд женщины остекленел окончательно, а Каспиан расслабился — вот теперь можно задавать вопросы без опасений.

— Потому что вы на неё так смотрели, словно хотели съесть. Вы её даже не знали, а уже так смотрели. И не только вы! Почти все мужчины нашего издательства попали под её ведьминские чары!!! Только и слышно: «Рита то, Рита это». И месяца не проработала у нас, как её уже все знают!

— Почему же вы её не уволили раньше? — этот вопрос не был слишком важным, но ему на самом деле было интересно.

— Повода не было, — послушно сказала она правду. — Рита слишком ответственная и исполнительная. И предыдущий директор это видел. Но сейчас у меня появилась возможность, потому что вы не знали её. Но вы тоже пали жертвой её очарования!

— Так это ревность?

— Да!

— А вы не думали, что она такой человек — открытый. И люди просто тянуться к ней, потому что им приятно общаться с ней?

В ответ была тишина. Значит, не думала. Хотя, признаться, новости его не порадовали. Его слова были чистой правдой, но вот то, что он сам к такой популярности своей девушки относится спокойно — ложь. Ну уж нет, он не позволит никому крутиться около неё, какие бы цели окружающие не преследовали — будь то искренняя дружба или же более конкретный интерес. Она будет его. И точка.

— Что ещё я умудрился подписать таким же способом?

— Семь увольнений, мой дополнительный отпуск и участие в полуторанедельном семинаре на Кипре на двоих через полторы недели.

— О как. Полагаю, что семинар уже оплачен и деньги вернуть нельзя? — хмыкнул Каспиан.

— Да, — безропотно отозвалась главный редактор, а он убрал две ментальные нити.

— Имена в приглашения вписаны?

Он, конечно, не планировал ничего такого, но, как говорится, если сама Судьба даёт вам карты в руки — грех отказываться. Что ж, он и не будет. Он собирался очень удачно разыграть эту партию, чтобы потом оставаться в выигрыше всегда.

— Нет. Вписана компания, — ещё минус две нити.

— Просто замечательно! — улыбнулся Кас, убирая последнюю нить.

Дарья Сергеевна тут же скривилась и осторожно коснулась висков.

— Что ж, раз мы с вами решили эти вопросы и установили, что приказы на увольнение были подписаны по ошибке, думаю, можно обрадовать наших коллег.

— Только некоторых из них. Трое уволились по собственному, а на место Риты я сегодня уже взяла стажёра, — с вызовом сказала женщина. — По контракту. Так что никак, иначе нам придётся выплатить ей неустойку.

И с превосходством глянула на Каспиана. Но он уже получил от неё всё, что хотел, поэтому был спокойным и даже довольным. Ближайшие две недели будут просто восхитительными! И его приподнятое настроение не в состоянии испортить никто и ничто!

— Ну, что ж, — с напускным сочувствием проговорил он. — Тогда Маргарита станет работать в паре с Татьяной. Как я понимаю, у девушки и так слишком много обязанностей, помощь ей не повредит.

— Нет, Таня со всем справляется. Она вообще очень талантливая девушка, а эта пиявка Стужина тянет её вниз!

— Да, вы правы, определённо правы. Татьяна отличный и трудолюбивый сотрудник. Она достойна повышения.

— Да. Именно так! — гордо вздёрнула нос женщина.

— Что ж, раз мы оба пришли к обоюдному решению, предлагаю тогда не затягивать и уведомить отдел кадров об изменениях, — Каспиан нажал на коммуникатор. — Олеся, пригласи ко мне Милану, если она не занята собеседованием.

— Извините, Каспиан, но она как раз проводит новенькой экскурсию.

— Что ж, тогда пусть зайдёт ко мне, когда освободится.

— Хорошо. Что-нибудь ещё?

— Да. Татьяна пришла?

— Конечно.

— Отлично. Передай ей, что она мне понадобится через, — он посмотрел на часы. — Думаю, что минут через двадцать.

— Сделаю, — бодро ответила ему секретарь и отключилась.

Каспиан перевёл взгляд на невозмутимо сидящую напротив него Дарью Сергеевну. С виду — нормальная женщина, без тонны макияжа даже симпатичная. Но вот характер… Нет, он был только «за» здоровую конкуренцию среди сотрудников, но вот подлость никогда не приветствовал. Помолчав ещё немного, приподнялся, протянул руку главному редактору и торжественно сказал:

— Дарья Сергеевна, был рад нашему знакомству. И я очень счастлив, что вы оказались столь благородны, что уступили своё место более молодой и амбициозной коллеге!

— Что? — опешила женщина, плюхаясь на стул обратно, хотя уже почти встала, чтобы в ответ пожать его руку.

Кас предусмотрительно взмахнул рукой, накладывая на кабинет звукоизоляционное заклинание. Он был уверен, что вскоре оно очень пригодится. И не ошибся — у женщины словно плотину прорвало.

— Ты меня увольняешь?!! Ради этой сучки?! Да как ты смеешь?! Я пять лет работала в этом издательстве! Я подняла его из грязи, сделала ТОПовым! Да журнал на плаву только благодаря мне! А ты хочешь всю мою работу отдать этой твари!!! — верещала она.

— У вас очень быстро меняется мнение о сотрудниках.

— Оно не менялось с тех самых пор, как я обнаружила, что пригрела на груди змею!!!

— Дарья Сергеевна, вы сами только что хвалили Татьяну, а теперь поливаете её грязью, — мужчина поморщился, как будто проглотил что-то жутко противное и вонючее.

— Да при чём тут Таня?! Я говорю об этой твари Стужиной!!!

Несмотря на то, что он сам спровоцировал её на этот скандал, Касу всё равно стоило колоссальных усилий сдержаться и не прибить эту жалкую людишку на месте! Никто не смеет оскорблять его Риту! Никто! Пусть он ещё не выяснил у отца, может ли человек быть его эйфори, и является ли вообще Рита ею, но, тем не менее, девушку он уже считал своей. А, как любой представитель его вида, он рьяно защищал и оберегал то, что принадлежит ему. Но в данный момент, к сожалению, выказывать подобное отношение к предмету спора было бы глупо. Вот он и молчал, сцепив зубы.

— А я говорил о Татьяне. С сегодняшнего дня она переводится на должность главного редактора, — ледяным тоном проговорил Каспиан, не сводя глаз с красной от злости женщины. — И заметьте, вы сами согласились с её повышением.

— НО НЕ НА МОЁ ЖЕ МЕСТО!!!

— А выше помощника главного редактора, только главный редактор, вам ли не знать.

Женщина тут же замолчала и во все глаза уставилась на мужчину. По тому, как ещё больше округлились её глаза мгновением позже, мужчина понял, что смысл всего только что дошёл до неё полностью. Но он не дал ей очухаться, наоборот, обошёл стол, подхватил её под локоток и повёл к двери.

— Всего хорошего!

Рита шла к собственному рабочему месту под множеством шокированных и любопытных взглядов. Да, она уже осознала, что в своём порыве высказаться, совершенно забыла об окружающих, как и о том, что слышимость в офисе, в связи с постоянной тишиной, просто колоссальная. Но, как это ни странно, ей было всё равно. Она упивалась собственной победой, а в том, что это будет победа — девушка не сомневалась ни на миг. Она не только попадёт в этот клуб, она напишет о нём самую удивительную статью!

Её приподнятое настроение заметила и Таня, которая с момента забега подруги в кабинет главного, вся извелась от тревоги. А уж когда оттуда начали раздаваться крики, так и вовсе испугалась. Поэтому появление сверкающей голливудской улыбкой Риты стало для неё неожиданностью.

— Ну?! — тут же рванула к ней Таня, благо, что стул на колёсиках подходил для таких манёвров. — Рассказывай! Я хочу знать всё!!!

— О, Танюша, — проговорила Рита, довольно жмурясь.

— Да не томи ты! Я все ногти себе сгрызла!!! Что там у вас с ним случилось? И, главное, когда? А что он на увольнение сказал? Правда, что ли, чтобы переспать с тобой? А почему…

— Стоп-стоп-стоп! — замахала на неё руками Маргарита. — Успокойся. Всё расскажу, только дай ещё немного насладиться победой!

— Лапуля, мы ею насладимся вместе! Но если ты не расскажешь мне всё сию же минуту, я умру от любопытства и моя смерть будет на твоей совести!!! — натурально взвыла Таня.

— Хорошо, но не здесь. Идём сходим за кофе.

И, так как они обе тут же пошли в их маленькую кухоньку, где стоял кофейный аппарат и всё, что требовалось для приготовления напитка, то не увидели, как в кабинет начальника продефилировала преобразившаяся Дарья Сергеевна. Зато остальная редакция это видела, поэтому затаила дыхание в преддверии нового скандала. Вот только ждало их разочарование — из кабинета директора не доносилось ни звука.

А Рита, пока они готовили кофе, поведала подруге событиях пятничного позднего вечера.

— Лапуля, да ты рехнулась, не иначе?! — зашипела на неё Татьяна. — Тебе такой мужик поужинать предложил, а ты носом вертишь! Он же не ключ от гостиничного номера тебе дал, а всего лишь предложил совместное принятие пищи!

— Ну да! А то я не знаю, чем эти «принятия пищи» потом заканчиваются, — фыркнула Рита.

— Да перестань! Ты глянь на него, думаешь, у него недостаток женского внимания? Поэтому его интерес к тебе не ограничивается постелью. Если бы его интересовал секс, думаю, он нашёл бы желающих, которые не задирали бы носы. А он наоборот, позвал всего лишь на ужин. А ты мало того, что отказала, так ещё и заклеймила его кобелём. Неудивительно, что он подписал твоё увольнение. Я бы тоже подписала, чтобы показать кое-кому, как этот кое-кто неправ.

— Ну, он, между прочим, отрицал всё. Но дело не в этом. Мы с ним заключили пари. Я пишу статью о клубе, а он от меня отцепляется. А если со статьёй ничего не получается, я буду должна ему три ужина в любом месте и в любое время.

— Тю, — скривилась Таня. — Я бы от тебя потребовала минимум год охренительного секса на тех же условиях.

— Ну, мне стоит только радоваться, что ты не на его месте, — хихикнула Рита, которая всё ещё пребывала в эйфории после спора и пари с боссом.

— Ну и дура! Уверена, такой мужик, как наш шеф, умеет доставить девушке незабываемое наслаждение. А если ещё вспомнить, как он тебя пожирал глазами, при вашей первой встрече… В общем, лапуля, я разочарована! Я ожидала от тебя иных действий. Да и статья о клубе — это слишком просто, — вздохнула Таня, дела глоток кофе.

— Этот клуб — «Змей»! — мстительно сказала Рита, как раз в этот момент.

Реакция не замедлила себя ждать — Таня подавилась, закашляла, разбрызгивая кофе по всему полу. На глазах выступили слёзы. А вот Рита не испытала ни капли сочувствия — сама виновата. Подруга, блин! Нет бы поддержать! А она только и делает, что критикует.

— Беру свои слова обратно. Рита, ты — гений! Обставить всё так, что вроде бы и сопротивлялась, потому что вся из себя такая гордая, но в то же время остаться в проигрыше… Ах, ты коварная бестия! — восторженно хрипела всё ещё временами кашляющая Таня.

— Тань, я ничего не обставляла. Я на самом деле собираюсь написать о «Змее», — нахмурилась она.

Ну, почему никто не верит в неё? Да, в связи с репутацией клуба, в такое трудно поверить, но всё же. Почему не предположить, что у неё получится? А её подруга смотрела на неё круглыми глазами, и даже не пыталась подобрать отвисшую челюсть с пола.

— Я что-то о тебе не знаю?

— В смысле? — не поняла её Рита.

— Ну, может, у тебя папа — президент, причём не наш, или же на самом деле ты сбежавшая принцесса?

— Тань, ну что за глупости?

— Глупости? Пожалуй, потому что я пока не могу представить ни одну причину, по которой бы тебя туда пропустили.

— Ну… у меня есть знакомый, который там завсегдатай, — потупилась девушка, помешивая чай в бумажном стаканчике, чтобы хоть как-то занять руки.

— А почему я об этом не знаю? И почему мы всё ещё не посетили этот клуб?! — тут же накинулась на неё Таня, но, заметив, как побледнела Рита, тут же настороженно спросила: — Только не говори мне, что это твой Роман.

— Не говорю, — тихо ответила девушка. — Но это один из его друзей…

Таня промолчала. Она просто не знала, что сказать. О том, что там у Риты случилось с её бывшим, она не допытывалась особо, так в общих чертах, чтобы иметь возможность в нужное время вставить свои подружайкины: «Вот гад» и «Ну какая же он сволочь!». Но это не мешало ей сделать определённые выводы, замечая, как начинала то бледнеть, то мрачнеть, а то и плакать Рита, при упоминании своего бывшего. И эти выводы были не утешительными. Но Таня искренне надеялась, что этот подонок хотя бы не бил её, потому что руки уже давно чесались придушить его.

На пороге кухни показала Олеся.

— Эй, болтушки! — весело махнула она подругам. — Заканчивайте. Танюха, тебя босс ждёт. Что-то сегодня у него прямо день открытых дверей, не иначе.

— В смысле?

— Да от него только что выскочила красная, как рак, Дарья Сергеевна. Сейчас она носится по своему кабинету и орёт так, словно её там режут, — шёпотом сказала Олеся и подмигнула. — А ты, Ритка, молодец вообще! Хорошенько его отфутболила!

— Да я не…

— Ой, да ладно! Это ваше с ним дело. Но я бы на твоём месте не устояла, — хихикнула она и выскочила из кухни. А потом опять вернулась и напомнила: — Тань, шевелись! Ждёт ведь!

Таня кивнула секретарю и поспешила к начальнику, а Рита осталась ещё на какое-то время в кухне, не желая пока оставаться одной под взглядами коллег. Да уж, сама сглупила — самой расхлёбывать, это она понимала. И даже понимала, что, в общем-то, была права. Только, почему же так нестерпимо стыдно за своё поведение?

— А, Татьяна, проходите, — улыбнулся Каспиан, как только в дверях появилась синеволосая девушка.

Вообще, Таня была необычайно хороша собой, вот только чересчур эпатажная. Он такое не любил. Но, как говорится, творческие люди имеют право на индивидуальность. Хотя, ладно пирсинг и специфические юбочки, но голубые волосы — это, пожалуй, всё же слишком.

— Добрый день, Каспиан. Вызывали?

— Да. Присаживайтесь, пожалуйста, — он указал на многострадальный стул. — У меня для вас две замечательные новости. Отличная и превосходная. С какой начать?

— Ну, — она улыбнулась уже смелее и более искренне. — Давайте с отличной.

— Вас повысили до должности главного редактора, поздравляю! — он протянул руку для рукопожатия.

Таня сначала машинально её пожала, а потом округлила глаза и хрипло спросила:

— Что?! А как же…

— О, она уступила место вам, — быстро ответил Кас, не желая вдаваться в подробности. — И вторая новость, вы отправляетесь на семинар по повышению квалификации, который будет проходить на Кипре, — он протянул ей два конверта. — Внутри билеты и пригласительные. С вами должен поехать коллега — выберите счастливчика.

— Рита, — заторможено проговорила она, глядя на конверты. — В смысле, если вы не против, я хотела бы поехать туда с Ритой.

— Конечно же нет, — довольно усмехнулся он. — У вас есть полторы недели, чтобы морально подготовиться и собраться. Знаю, времени слишком мало, но вы же способная девушка, поэтому я надеюсь, что быстро втянетесь в новую должность. Кабинет вам освободят в ближайшее время, можете смело переезжать и обустраиваться там. Маргарите сообщите новость сами, у меня сейчас ещё несколько встреч.

— Да, конечно. Спасибо вам огромное. Я не ожидала и… — она запнулась, вновь глянула на конверты и повторила: — Спасибо.

В тот день вся редакция просто на ушах стояла от произошедших перемен. И было из-за чего! Всеми нелюбимая Дарья Сергеевна уволена, с занесением в личное дело и характеристику пренеприятнейшей фразы: «уволена в связи с превышением полномочий, мошенничеством и профнепригодностью». На её место поставили Татьяну, которая в последнее время и так пахала за троих, поэтому все дружно решили, что повышение более чем заслуженное. Риту перевели в отдел светской хроники, на бывшее Танино место и вернули ещё одну девушку, которую на прошлой неделе уволила Мегера ДС. Всем сотрудникам повысили зарплату, пусть и не на существенную сумму, но всё равно приятно. В арт-отдел и в отдел здоровья также вернули уволенных сотрудников и даже выплатили небольшую компенсацию, которую, на радость всему журналу, вычли из оклада бывшего главного редактора. В общем, новый шеф стал всеобщим любимчиком и коллеги готовы были перегрызть глотку любому, кто бы посмел плохо о нём отзываться.

Но и всю последующую неделю продолжали происходить удивительные, с точки зрения сотрудников редакции, вещи.

Татьяна, впечатлённая оказанным ей доверием, наконец, оставила свои «татушные» юбочки в клетку, вернула волосам свой естественный цвет, который, к всеобщему изумлению, оказался натуральным пепельным блондом, избавилась почти от всего пирсинга и вообще преобразилась. Мужчины, и так считавшие её редкой красавицей, теперь впадали в ступор, когда видели нового главного редактора в элегантных костюмах офисного стиля и на шпильках.

Рита, до этого спокойная и витающая где-то в собственном мире, превратилась в уверенную в себе, энергичную девушку, порхающую по офису, как пчёлка. И, как заметили её коллеги, обращаясь к шефу, она теперь всегда говорила «ты», как и он ей. Многие, несмотря на то, что были в курсе случившегося между ними скандала и даже спора, всё же надеялись, что Рита проиграет. Некоторые, потому что считали их хорошей парой, другие, потому что симпатизировали шефу, а третьи из чистой мужской солидарности. Женщины завидовали Рите, но тихо и по-доброму, и тоже в большинстве своём были на стороне шефа, считая, что таким образом делают одолжение самой девушке.

С лёгкой подачи Олеси даже стартовал тотализатор на этот счёт. Рита и Каспиан тоже внесли ставки, конечно же тайно ото всех и под клятву о неразглашении от зачинщицы. Кас изменил своё мнение и не стал стирать память сотрудникам, увидев, что эти знания совершенно неожиданным образом положительно отобразились на всех.

И на фоне всех этих положительных новостей и настроений, атмосфера в редакции тоже изменилась колоссально. Новым главным редактором ввелись обязательные ежедневные летучки в конференц-зале, где за чашечкой кофе и вкусными маффинами обсуждались планы на текущий день. После них все сотрудники улыбались и весело переговаривались на своих местах. Главное правило Дарьи Сергеевны было упразднено — это первое, что сделала Таня в новой должности — запретила тишину.

К концу недели о недавней кладбищенской мрачности забыли абсолютно все. В редакции царила атмосфера счастья и полного взаимопонимания. Только Рита нервничала всё больше, потому что ей-таки удалось раздобыть приглашение…

Несколько дней назад

Рита нервничала. Она вот уже второй день откладывала этот звонок, хоть время поджимало немилосердно. Но как она себя не уговаривала, палец сам нажимал «отбой» в самый последний момент. Не так давно она с огромным трудом, но в то же время с радостью, оставила мир Романа и его друзей. И вот теперь, волею случая, была вынуждена вновь в него вернуться. Пусть временно, но это всё равно пугало её до дрожи.

В итоге, устав дрожать, она решительно набрала номер одного из его друзей.

— Вот это сюрпризец, Ритусик! — раздалось спустя три долгих гудка.

— Здравствуй, Сергей.

— О, как официально, — хмыкнули в ответ. — Ну, какими ветрами?

— Мне нужна услуга. Достань мне пропуск в «Змей» на эти выходные, — скороговоркой выдохнула она, чтобы не дай бог, не передумать.

В ответ повисло молчание, которое не прерывалось ничем, кроме её нервного дыхания.

— У меня глюки? — наконец спросил её собеседник.

— Нет, Сергей. Мне очень нужно. По работе.

— О, как… — он помолчал немного, а потом сказал: — Ладно, малыш. Сделаю. Но я должен получить твою статью с автографом!

— Откуда ты…

— Ой, да ладно! Типа ты просто развлечься захотела. Сказала же, по работе. А я ж знаю, что ты у нас Луис Лэйн, — хохотнул он. — А твоя статья о «Змее» в данном случае равносильна её статье о Супермене. Так что не вопрос. Диктуй адрес, куда прислать. Но только учти, приглашение только одно, так что подружек-дружков не пропустят.

— Спасибо большое! Буду должна, — радостно подпрыгнула на месте Рита и продиктовала адрес офиса.

— Не, малышка. Какие долги между друзьями? Только статья и автограф! — весело ответил парень и отключился.

А Рита весёлая и счастливая побежала домой, подумав, что, может, и не все друзья Романа такие же, как и он. К сожалению, ошиблась…

В тот же день, часом позже

— Романыч, ты не поверишь, кто только что звонил мне и просил организовать пропуск в «Змей»!

— Ну?

— Твоя серая мышка Ритуля! — в ответ была оглушительная тишина.

— Гонишь! — ошеломлённый ответ.

— Брат, у меня с фантазией все классно, но не до такой степени!

— И что?

— Да без вопросов, чувак. Я и так бы всё сделал, чисто из интереса понаблюдать за ней, но решил сделать тебе приятное.

— Молодец, за мной должок.

— Без вариантов, — хитро прищурился Сергей.

— Распределение?

— Глупый вопрос. Понятное дело, что твоё!

— Окей, договорись с Гадюкой о Золотой.

— Сделаем в лучшем виде!

ГЛАВА 4

«Змей» — место, которое будоражит сердца и умы всех жителей города. Таинственное и окутанное множеством теорий, домыслов, догадок обиталище самых разнообразных людей. Закрытый клуб для уникального и никому неведомого сообщества, но членом которого мечтает стать едва ли не каждый второй человек в городе.

Как появился этот клуб, никто не знает, потому что об открытии и владельцах не было нигде сказано. Хотя обычно для привлечения клиентуры подобные заведения проводят невероятные рекламные компании. А здесь — ничего. Тишина. Просто, однажды, один из журналистов, преследуя свою высокопоставленную «жертву», написал в своей статье, что нынче совершенно неизвестный клуб «Змей» стал его любимым местом отдыха и развлечений. Спустя ещё какое-то время, пара других репортёров тоже отметили в статье этот клуб, сообщив, что верхушка бомонда города уже третий месяц ежедневно проводит там свои вечера. И началось… Была предпринята масса попыток проникновения, взломов, установки слежки и прочего. Но время шло, а информации так и не прибавилось. Просто клуб с оригинальным названием, адрес, телефоны. Всё.

Было известно лишь то, что попасть в клуб можно только по приглашению, которые имеют право выдать резиденты. Но те не спешили привлекать новых членов, а наоборот, всячески отказывали. Не раз и не два появлялись статьи в журналах и газетах о том, что тот или иной влиятельный человек города собирается подать в суд за отказ в членстве. Но Рита не слышала ни об одном успешно выигранном деле, что доказывало, что адвокаты у «Змея» ничуть не хуже службы безопасности. И, тем не менее, новичков становилось всё больше. Вот только по каким критериям происходил отбор, никто так и не знал. Это мог быть политик, или же простая учительница средних классов, известный футболист или же скромный библиотекарь. Народ с ума сходил, мучаясь догадками и неизвестностью… О самих резидентах тоже ничего известно не было.

И вот она, Маргарита Стужина, стоит в фойе клуба. Там, где никогда не мечтала оказаться, в отличие от большинства. А всё потому, что одним из его членов был Сергей — тот самый друг Романа, у которого она попросила содействия. И уже одно то, что такой человек был резидентом клуба, говорит не в пользу здешнего контингента. Она слишком хорошо знала об увлечениях некоторых друзей своего бывшего: алкоголь, оружие, доступные женщины и, как она подозревала, наркотики. Пару раз ей доводилось видеть Сергея, когда тот явно был не в себе. Его расширенные зрачки, блеск глаз и временами трясущиеся руки наводили на некоторые мысли, озвучивать которые Рита боялась. А потом, однажды, точно такие же симптомы она увидела и у Ромы. Это стало последней каплей. И началом её новой жизни.

Рита моргнула, выныривая из воспоминаний, и осмотрелась. Внешне заведение ничем примечательным не выделялось — клуб, как клуб, с неоновой вывеской и афишами предстоящих концертов, вот только без кассы, где каждый мог бы приобрести билет на вход. Но всё равно, поднимаясь по ступеням к входу, у неё дрожало всё — руки, колени, даже подбородок! А сделать последний шаг через порог ей помог охранник, попросту втянув её вовнутрь. Подсознательно она всячески противилась своему пребыванию в этом месте. Словно её внутреннее «я» знало в десять раз больше своей хозяйки и теперь активно предупреждало и отговаривало от глупости. И Маргарита уже даже почти поддалась сомнениям, замерев на пороге и собираясь сделать шаг назад, когда неожиданно показался охранник и настойчиво «пригласил» её вовнутрь. Но не это удивило её, а то, что он даже не взглянул на приглашение и обратился к ней по имени, при этом принюхивался к ней и как-то странно косился. Ну, с кем не бывает, может ему её парфюм понравился, решила она, пряча дрожащие руки за спиной.

— Маргарита Стужина, проходите, пожалуйста. Распорядитель уже заждалась вас. Можете оставить куртку в гардеробной.

— С-спасибо, — запинаясь, ответила девушка и пошла по указанному направлению.

И вот теперь она стояла и во все глаза рассматривала интерьер. Хромированная сталь, чёрный глянец и бархат, вкрапления красного — вот были основные цвета помещения. Всё выглядело очень дорого и стильно, но абсолютно не пошло. В круглом фойе в виде колонн выступали деревья из стали с одним красным яблоком в кроне. А вокруг ствола обвивался чёрный змей — тот самый, как поняла девушка, что в незапамятные времена, если верить в теологическую версию появления человека на Земле, совратил Еву всем известным яблоком. И, глядя на одиноко висящие на деревьях красные яблоки, Рита уже знала об их символике. Так значит, это не просто клуб «Змей», а именно «Змей-Искуситель»… Интересно…

От догадки толпа мурашек начала бегать по её телу. У неё было странное ощущение опасности… И в то же время предвкушение чего-то необычного и волшебного не отпускало ни на минуту. Интуиция явно начала сходить с ума, не иначе, раз её кидает из одной крайности в другую. Или же это так атмосфера на неё подействовала, вынудив ощутить себя той самой Евой… От этой мысли Рита недовольно фыркнула, назвав себя дурочкой, и заозиралась в поисках упомянутой охранником «заждавшейся» её распорядительницы.

Пока что девушка не встретила ни одного посетителя, поэтому не могла судить о дресс-коде, но в её приглашении значилось следующее: вечернее платье в пол тёмных или стальных оттенков. И если раньше она удивилась, то, глядя вокруг, поняла откуда такие требования. Да уж, цвета были выбраны под стилизацию самого клуба, а стиль… Ну, Рита не могла себе представить здесь подростков в мини-юбках или джинсах и футболках. Всё как раз наоборот, будто она на каком-то шикарном благотворительном банкете…Ну или, на худой конец, на съёмках готического фильма ужасов. Куда никогда в жизни не ходила и, соответственно, не имела подходящего наряда. Таня, прознав об этом, в наглую стребовала у начальства на «расходы» довольно приличную сумму и устроила Рите адский шоппинг. Эта инквизиторша заставила её купить всё! От нижнего белья до последней шпильки в причёску. Конечно, девушка не была против нового платья, белья и аксессуаров, но её поедом ела совесть, постоянно напоминая, что на обновки тратятся деньги компании, а не её собственные. И она даже думала над тем, чтобы после этого вечера вернуть все вещи в магазины или, на крайний случай, — деньги. Правда, когда она всё это надела сегодня вечером, сомнения моментально испарились — она саму себя считала красавицей. А когда ты чувствуешь себя неотразимой, то способна перевернуть весь мир! И именно это она собиралась сделать сегодня. А деньги… Ну, можно расслабиться, как советовала Таня, и получать удовольствие, возомнив себя в командировке. По сути, это как раз так и было, поэтому Рита окончательно расслабилась и уже куда смелее, увереннее и свободнее «понесла» себя в «Змей».

Но вот стоя уже непосредственно в клубе её уверенность несколько поутихла и вернулся дискомфорт. Что она здесь делает? Зачем вообще ввязалась в эту авантюру? И почему у неё чувство, что несмотря на все эти чувства, в ней жила уверенность, что она находится в правильном месте в правильное время? Бред какой-то! Точно сошла с ума на фоне постоянных стрессов!

Что странно, в фойе царила тишина. Не было слышно ни музыки из основного зала, ни какой-либо другой в стиле лаундж, которая обычно звучит в холлах для поддержания атмосферы. Но это была какая-то благородная тишина. И одиночество… Потоптавшись на месте ещё какое-то время, Рита сделала шаг по направлению большой двустворчатой двери, которая, как ей казалось, должна была вести в основное помещение. И стоило ей шевельнуться, как эти самые двери открылись, впуская в тишину холла громкие, но довольно приятные звуки музыки, и высокую брюнетку в красном вечернем платье.

— Маргарита Стужина, — проворковала она, улыбаясь так, словно перед ней стояла не Рита, а как минимум Джеймс Бонд, облитый шоколадной глазурью и с вишенкой на голове. Но не облизнулась, и на том спасибо… — А мы вас уже заждались. Что же вы не проходите?

— Простите, я осматривалась. Но позвольте узнать, откуда вы меня знаете? И охранник… — девушка немного скованно подошла к этой тигрице.

— О, всё очень просто! Вы первая приглашённая за последний месяц и весь персонал, естественно, оповещён, — всё так же с улыбкой ответила она, а потом с иронией спросила: — Ещё вопросы?

— Да, подскажите, яблоко, — она указала на декоративные деревья, — это символ греховного падения Евы?

— Об этом вам расскажет ваш наставник, — лукаво сверкнула глазами «леди-ин-рэд» и неожиданно подмигнула. А потом добавила чуть тише: — Но мыслите вы в правильном направлении.

— Спасибо, — машинально поблагодарила её Рита, а потом спохватилась: — Погодите, наставник? Для чего?

— Не для чего, а в чём, — поправили её, подхватывая под локоток. Но с такой силой, что у молодой журналистки закралось мнение — это попытка предотвратить возможный побег. Стало как-то страшно и в горле пересохло, и мороз по коже прошёлся, и вообще… Но начавшуюся панику резко оборвали: — Первое время, пока новичок ещё ни с кем не знаком и вообще ничего не знает о «Змее», к нему приставляют наставника, который и вводит его в курс дела, становится своеобразным куратором, помогает адаптироваться и вообще, всячески содействует скорейшему привыканию к самому «Змею». А дальше уже он сам по себе.

Рита облегчённо выдохнула. Что ж, это не так страшно. И даже, наверное, логично, учитывая, что данный клуб не простое развлекательное заведение, а именно закрытый клуб… как, например, гольф-клуб. Там, наверняка, тоже есть наставники, которые знакомят с другими его членами, правилами и прочим. Поэтому в основное помещение клуба с приглушённым светом девушка вошла уверенно и почти бесстрашно.

Напротив входа находилась небольшая площадка, напоминающая индивидуальную ложу в театре, только без стульев и двух боковых стенок, которые в данный момент заменяли расходящиеся в стороны проходы, плавно перетекающие в лестницы. В самой «ложе» находилось два человека — девушка в светлого оттенка брючном костюме, стоявшая за высокой тумбой, и парень в чёрной маске с голым торсом и в широких светлых брюках, вызывавших ассоциацию с костюмом для капоэйры. Оба наряда слишком явно выбивались из обстановки и невольно притягивали взгляд. Девушка, как поняла Рита, была кем-то вроде администратора, а вот кем был парень, для неё оставалось загадкой. Может, аниматором? Ну, там, будут выступать, как приглашённые артисты, а сейчас это своеобразная реклама предстоящего зрелища?

— Итак, Маргарита Стужина, прошу подойти вас к стойке и поставить свою подпись в членском журнале, — торжественно проговорила дама в красном, делая приглашающий жест рукой. — После чего ваш наставник, — ещё один взмах с указанием на парня, — ответит на все ваши вопросы.

Рита ещё раз покосилась на этого капоэйриста и неожиданно вздрогнула. До этого милая и вежливая улыбка сейчас напоминала ей хищный оскал, который отбивал всё желание здесь находиться. Минуту назад казавшийся абсолютно нормальным парень, вдруг, превратился в зверя, которому только что сказали: «Фас!». Или в маньяка, осознавшего, что теперь его жертве просто некуда деться! Побег казался самым правильным решением в её жизни. Но не успела она хоть что-то сказать, как за её спиной, раздался голос:

— Благодарю, Дарси. Дальше я сам.

Рита резко обернулась, ожидая увидеть ещё одного неадекватного типа, и наверняка хорошенько хлестнув волосами нового участника их беседы. Тот стоял слишком близко, поэтому кончики распущенных волос должны были задеть его такую же обнажённую грудь, как и у «аниматора». Хотя нет, не такую же, потому что разница в объёмах была существенной. Её предполагаемый наставник проигрывал незнакомцу во всём — широте плеч, узости талии и бёдер, накаченности мышц и смуглости кожи. А ещё одет подошедший мужчина был совершенно иначе и, надо сказать, выглядел куда солиднее: чёрные обтягивающие кожаные штаны со стальным ремнём и высокие сапоги, тоже чёрного цвета. Этот образ почему-то вызвал ассоциацию со средневековьем, хотя одежда была явно из этого века. Но было в нём что-то, что заставляло представлять мужчину в этих брюках и сапогах верхом на коне и с мечом в руках. Тряхнув головой, чтобы избавиться от очень ярких картинок, Рита, наконец, перевела взгляд на лицо незнакомца.

Его ироничная улыбка была ей ответом. Он явно заметил её пристальное внимание к своей одежде и теперь забавлялся. На нём тоже была маска, но она не скрывала мужественный подбородок и довольно чувственные губы. В прорезях маски, как показалось Маргарите, виднелись абсолютно чёрные глаза, а длинные тёмные волосы были стянуты на затылке в небрежный хвост. Рита вообще заметила, что все встреченные ею люди были темноволосыми, поэтому она сильно выделялась своей русоволосой шевелюрой. Интересно, одним из пунктов по отбору нового персонала стоит условие: шатен или брюнет? А ситуация, тем временем, набирала оборотов.

— Первый, — почтительно проговорила дама в красном, которую, как оказалось, звали Дарси. — Но распределение…

— Я знаком с правилами так же, как и ты, Дарси, — вдруг холодно сказал он, не отрывая взгляда от Риты. — И стоит ли упоминать о том, что подписи новые члены ставят перед уходом из клуба? Или, быть может, мне стоит показать Отцам-Основателям слепок этого самого распределения?

Дарси судорожно вздохнула и сделала шаг назад, почти с ужасом глядя на этого человека. Но вот Рита, как это ни странно и даже дико, была готова его расцеловать. Становиться членом клуба она не собиралась ни за что на свете! И если бы ей на самом деле пришлось ставить подпись сейчас, она бы отказалась и со спокойной душой ушла домой. Её бы даже не расстроил собственный проигрыш в заключённом с боссом пари. А ещё ей дико не хотелось оставаться рядом с назначенным наставником. Рядом с ним у неё просыпался дикий ужас и желание сбежать без оглядки. Он и сейчас смотрел на неё таким взглядом, словно это всецело её вина, что здесь появился этот странный человек и указал на несоответствие с правилами. Его глаза пылали самым настоящим огнём ярости, а ноздри то и дело трепетали, словно он без конца внюхивается, пытаясь различить запахи. Хотя, вполне возможно, что это простая дыхательная гимнастика для успокоения нервов, которые явно начали шалить у всех, как только появился этот незнакомец в одежде из чёрной кожи.

Он, кстати, тоже смотрел на капоэйриста и, наверняка, заметил «кровожадные» взгляды, которыми тот одаривал Риту. И вопрос свой задал тоже поэтому, вот только Рита вообще не поняла его смысла. «Почему» что?

— Полоз, с тобой я поговорю позже и, надеюсь, получу ответ на вопрос «почему?», — теперь уже даже зло проговорил этот «Первый». А потом, более не обращая внимания на провинившихся людей, протянул Рите руку и сказал: — Прошу.

Девушка без страха вложила свою руку в его и, не сводя с него взгляда, спокойно последовала за ним. Была в нём какая-то уверенность, которая передалась и ей. Он ни на миг не сомневался, что она пойдёт за ним, как не сомневался и в том, что она предпочтёт его компанию своему предполагаемому наставнику. С одной стороны, ей было интересно узнать — почему, а с другой — оно ей надо? Она здесь с совершенно другой целью. Так стоит ли заморачиваться ненужными вопросами?

Вопрос был риторическим, но он помог ей немного отвлечься и расслабиться. А полные ненависти взгляды, сверлящие ей спину, перестали волновать и заботить.

Когда они спустились вниз по полукруглой лестнице, Рита, наконец, смогла рассмотреть внутреннее помещение клуба. В центре зала, как ей показалось вначале, находился обычный танцпол, сейчас пустующий, за ним небольшая сцена, по бокам которой располагались огромные колонки и спускающиеся с потолка две странные конструкции, состоящие из одной трубы по центру квадратного подиума с очень красивыми ветвистыми перилами, которые плавно перетекали в более толстые ветки, а те, в свою очередь, сплетались в ствол, который вычурно оплетал те самые колонки. Создавалось впечатление, что колонки стоят в центре настоящего дерева, ветки и крона которого создают своеобразное возвышение. Видимо, это было место для танцовщиц. Таня, кажется, называла их «go-go». Над и за сценой одновременно, на возвышении, располагалась группа, которая и играла сейчас. По обеим сторонам сцены, напротив каждого спуска, находились два бара. Вокруг танцпола и под «входной ложей» располагались столики. Помещение было довольно большим, но почти каждый столик был занят. За ними сидели люди всех возможных возрастов в вечерних нарядах установленного дресс-кодом цветов — тёмных и стальных оттенков. Рядом с некоторыми или сами по себе сидели темноволосые люди в масках и в светлых одеждах. Все мужчины были с обнажённой грудью и в штанах, а все женщины в коротких клубных платьях. Между столиками с подносами сновали девушки и парни в брючных костюмах — обслуга, как поняла Рита.

Её таинственный спутник молча стоял рядом, не препятствуя осмотру. И только когда она обернулась к нему, сказал:

— Думаю, что у вас есть вопросы. Поэтому, предлагаю пока поговорить в спокойной обстановке. А дальше уже сами решите, чего хотите.

— Да, пожалуй, — согласилась она, отмечая, что он отличается не только от капоэйриста, но и от всех других увиденных ею наставников.

И это отличие заключалось не в том, что он единственный был одет в чёрное, а в том, как он ощущался здесь… хм… Первый, так его назвала Дарси. И сейчас Рита поняла, что данное прозвище, или скорее даже должность, подходит ему как нельзя кстати. Он выглядел здешним если не хозяином, то главным точно. Сила и власть прямо-таки клубились вокруг него, создавая собой почти осязаемый ореол — стоит протянуть руку и можно его даже почувствовать.

Девушка последовала за сопровождающим в сторону противоположного бара, следом за ним повернула направо и вошла в неприметную дверцу, за которой начиналась небольшая и самая обычная лестница, только выполненная всё в тех же тонах, что и весь интерьер помещения, и украшенная перилами в виде переплетённых ветвей дерева. Здесь было довольно темно, но не мрачно, а скорее таинственно. Однако это не помешало Рите споткнуться на ровном месте, потому что её, вдруг, посетила первая здравая мысль за последние несколько часов. Не как отражение неуверенности, а именно как полное осознание ситуации, в которой оказалась. «Что она здесь делает?!» Она — Рита Стужина, самая обычная девушка, находится в данный момент не где-нибудь, а в самом «Змее», идёт непонятно куда с непонятно кем, который мало того, что в маске, так ещё и полураздет! Смешно? Отнюдь. Страшно? В какой-то степени — да. Ведь вокруг ни души. И этому «кому-то» ничто и никто не помешает сейчас… «Нет! Паранойя какая-то!». Девушка передёрнула плечами от неприятного чувства. Ей очень не понравилось ощущать себя испуганным зайцем в логове хитрой лисы, которого она пригласила на обед, забыв упомянуть, кто является главным блюдом… Хватит! Она в первую очередь — репортёр. Причём, на задании! Поэтому раскисать и вообще поддаваться разным чувствам просто не имеет право. Только холодный ум и полная сосредоточенность на деле!

К моменту, когда они прошли по узкому коридору к одной из дверей, девушка была спокойна. Она с самым независимым и гордым видом прошла в услужливо открытую дверь и остановилась посреди кабинета. Ничем особенным он не отличался, хотя можно было ожидать всего: от райских кущей до статуй в стиле «ню». А тут — письменный стол из настоящего дерева, кресло, два удобных стула для посетителей, шкаф с документами, на стене за креслом хозяина картина с изображением какого-то замка, дорогущий паркет и небольшой бар у противоположной столу стены. Всё. Окна, кстати, не было.

Незнакомец в маске прошёл к столу, сел на своё место и указал на один из стульев:

— Прошу, Маргарита Стужина, присаживайтесь.

Девушка кивнула и села, отметив, что даже несмотря на столь нелепый для данного интерьера наряд, мужчина смотрелся здесь очень органично и правильно. Пока она усаживалась, прилагая немалые усилия для того, чтобы не помять свой изумительный наряд из чёрного шёлка, мужчина молчал, а как только она подняла на него глаза, сразу же заговорил.

— Маргарита Стужина, в первую очередь — добро пожаловать в «Змей». Мы всегда рады достойным новичкам, — он вежливо улыбнулся и откинулся на спинку кресла. — В самом начале произошло небольшое недоразумение, но, надеюсь, оно не повлияет на мнение о нашем клубе. Как вы, наверное, уже поняли, вашим наставником буду я, поэтому, в случае вашей подписи в том самом журнале, вы сможете обратиться ко мне по любому вопросу. Конечно, первое время я постоянно буду вас сопровождать, но даже потом, когда освоитесь, можете рассчитывать на меня. Итак, задавайте ваши вопросы, Маргарита Стужина.

Девушка вздохнула и попыталась расслабиться. Фраза о том, что он будет её наставником, вызвала в душе странные чувства, которые она не могла пока идентифицировать, но отметила их схожесть с радостью. Вот только повода для подобных эмоций как раз и не было. С чего бы вдруг? Можно подумать, что она на самом деле сюда вернётся. Нет уж — она здесь первый и последний раз. С неё хватит и этого. Для статьи более чем достаточно.

— Для начала, не мешало бы познакомиться, — улыбнулась она. — Вы моё имя знаете, а я ваше — нет.

— Знаете, просто не поняли. Меня зовут Первый, — с доброй усмешкой ответил мужчина.

— Первый? Разве это имя?

— Да. Здесь, в «Змее», вы не услышите других имён. Особенно от наставников.

— А как же Дарси? — удивилась Рита.

— Дарси — распорядитель. И её полное имя — Дарситх.

— Что, как в «Звёздных Войнах»? — хихикнула девушка, а потом пристыженно опустила глаза и пробормотала: — Простите.

— Понимаю. Действительно похоже. Но нет, — улыбнулся черноглазый. — Это слово на одном очень древнем языке, которое имеет то же значение, что и «распорядитель».

— Если этот язык настолько древний, откуда его знаете вы? — проснулся в ней нешуточный интерес.

— Наследие Отцов-Основателей. И предвосхищая ваш следующий вопрос, скажу: это те, кто основал «Змей» и является его негласным контролем. Но вмешиваются в очень крайних случаях. И откуда у них это «наследие» — тайна клуба.

— Я что, настолько предсказуема? — хмыкнула Рита.

— Нет, но ваши вопросы вполне логичны, — подмигнул ей темноволосый красавчик, от чего из головы девушки на несколько секунд испарились все мысли. Но она быстро взяла себя в руки и продолжила задавать вопросы:

— Хорошо. А того мужчину вы назвали Полоз, почему?

— Потому что это его имя здесь и потому что все наставники носят имена, созвучные змеям.

Рита с трудом удержалась от того, чтобы в очередной раз неприлично захихикать. Нет, в какой-то мере это было оригинально и стильно, добавляло атмосфере клуба некую изюминку и весьма гармонировало с окружающей обстановкой. Да и этот дресс-код для приглашённых, наставников и служащих… в общем, Рите всё действительно нравилось. Но стоило ей представить разговор, типа: «Привет, Гадюка. Как дела? Слышала ты вчера была с Ужом… А как же Питон?» — и всё, плотину прорвало. Смеялась от души и не таясь, поэтому не заметила, что её собеседник весело улыбается, а не злится из-за её неуместного хохота. Интересно, а по какому признаку они выбирают имена? Из тех, что свободны? Или какие понравились? Или, может, руководствуются схожим поведением, как у их прототипов-змей?

Кстати, о змеях. Рита перестала хихикать и даже чуть подалась вперёд.

— А яблоко на деревьях в холле — это символ греховного падения Евы? — повторила она свой вопрос, на который Дарси отказалась отвечать.

— Нет. Это символ удовольствия, наслаждения, искушения и, хотя многим это кажется глупостью, любви, — спокойно ответил мужчина, но от его голоса у Риты мурашки по коже пробежали.

Почему-то в этой фразе слышалось двойное дно, но она не могла с уверенностью сказать, что это не игра её расшалившегося воображения, поэтому постаралась не обращать внимание.

— Интересная интерпретация всем известной истории и явный намёк на название, не так ли? — немного наглее, чем следовало, спросила Рита. — Оригинальное название клуба «Змей-Искуситель»?

Просто её выбили из колеи эти мурашки. Они бешенным табуном прошлись по её телу, оставляя после себя странные желания чего-то большего. И это смутило девушку до безумия. У неё перед глазами, вдруг, появились довольно странные картины. Например, как она встаёт со своего стула, обходит стол, подходит к черноглазому и опускает свои ладошки на его обнажённый торс. Да что там, Рита даже почувствовала, как напряглись его мышцы под её руками. Как наяву увидела торжествующий блеск его глаз, почувствовала его дыхание на своих губах! Поэтому, чтобы отвлечь себя от неподобающих мыслей, она и выпалила свой вопрос.

Но Первый не обиделся, более того, он нахально улыбнулся.

— Маргарита Стужина, я согласился ответить на ваши вопросы, как наставник. Но давать интервью в ваш журнал я не намерен.

— Откуда вы… — задохнулась она и тут же потупилась.

Ну конечно, как же без этого. Наверняка о ней узнали всё. Рассчитывать на другое было бы глупо. Даже несмотря на то, что Сергей обещал помочь, и помог, это не гарантировало, что она избежит внимания. И она даже готовилась к такому исходу, но всё равно покраснела и отвела взгляд. Смущение оказалось невероятно сильным, дыхание сбилось, а сердце застучало с такой скоростью, что казалось, вот-вот выпрыгнет из ушей. Вообще, с того момента, как у них в журнале поменялся владелец, с ней творится что-то странное. Чувства то и дело стремительно менялись, да ещё и из крайности в крайность. Она стала вести себя чуть наглее и даже немного агрессивно, особенно, если учесть ту сцену в кабинете начальника. И сколько не пыталась, так у неё и не получилось понять, почему. И вот теперь, опять. Если бы сидящий перед ней мужчина оказался светловолосым и с лёгкой щетиной на подбородке, она бы поклялась, что это Каспиан. Или же, если бы шеф был темноволосый, которым она его, кстати, уже представляла. По крайней мере, оба эти представителя противоположного пола вызывали в ней одинаковые противоречивые чувства, когда в один момент хочется их поцеловать, а в следующий — задушить. Но Рита героически заставила себя успокоиться и заняться делом. Она — профессионал! И обязана вести себя так в любом случае! А ещё у неё тьма вопросов! А разобраться в собственном странном и нелогичном поведении, можно сидя дома в обнимку с огромной чашкой горячего шоколада под музыку радио «Релакс». Вздохнув в последний раз, она прямо взглянула на мужчину, готовая задавать вопросы, как он и предлагал.

— Почему о «Змее» раньше не было известно? И расскажите историю этого клуба, — выдохнула она, наконец.

— Маргарита Стужина, я же сказал, что отвечу на ваши вопросы, а не на вопросы редакции, — вновь лукаво сверкнул глазами этот черноволосый полуобнажённый красавец. — Но вы можете уже сейчас поставить свою подпись в журнале, стать полноправным членом «Змея», и тогда я даже буду обязан всё это рассказать.

— Нет! — слишком поспешно ответила девушка.

— Что ж, тогда задавайте правильные вопросы, — снисходительно сказали ей.

— Хорошо, — натурально зарычала она, уже жалея, что отказала себе в маленькой слабости — стукнуть его по голове да хотя бы вот той самой папкой, что лежит у него на столе. — Почему вы всегда называете меня «Маргарита Стужина»?

— Потому что вы пока не член нашего клуба. И обращаться к вам как-то иначе запрещено, — тут же отозвался он.

— Почему? — нахмурилась девушка.

— Истинное имя любого существа имеет невероятную силу. Вы наверняка слышали, что некоторые народы и культуры считают, что называть истинное имя незнакомцам — глупо и опасно. Иначе враги могут прознать и воспользоваться этой силой, — он выжидающе глянул на неё. Рита кивнула, поэтому он продолжил: — Маргарита Стужина является вашим официальным именем. Пусть настоящим, но имя вашего рода, иными словами — фамилия, в данном случая выступает в роли защиты. Потому что связывает не только вас, но и всю вашу семью в единое, так сказать, энергетическое поле. Называя вас этим официальным именем, мы показываем, что не собираемся причинить вам вред.

— То есть, если бы кто-то в клубе назвал меня просто по имени, это означало бы, что у него злые намерения? — фыркнула она.

Господи, ну что за бред? Нет, она, конечно, слышала о таком. Но точно не воспринимала всерьёз. Почему? Да всё просто — у них так принято. Прийти, познакомиться, назвать друг другу имена — это в порядке вещей. И чаще всего это даже прозвища и уменьшенные имена: Таня, Саша, Макс. А если опираться на его слова и теорию об энергии, то подобный вариант вообще опасен, ведь краткое имя — это предмет доверия и близости. «Меня зовут Александр, но можете звать меня Саша». Иными словами, того, с кем знакомятся, таким образом допускают в ближний круг. И чем официальнее звучит имя, тем дальше находится человек, тем меньше доступа к этой самой внутренней энергии. Это всё логично, Рита не спорила. Но в нынешнее время — вообще не актуально. Энергии, ауры, магия… Неужели, у них тут все в это верят? Или просто хозяева немного эксцентричные помешанные на подобных верованиях богатые чудаки? Отцы-Основатели? Ну да, похоже, что всё именно так и есть. А окружающие просто поддерживают выбранную атмосферу? Хотя, что-то уж слишком рьяно они это делают… Однако, как говорят, со своим уставом в чужой монастырь не лезут, поэтому она не стала дальше развивать тему. Просто терпеливо дожидалась ответа, чтобы потом спросить другое. В конце концов, ей уже несколько раз сказали, что интервью давать не хотят, а её вопросы были больше связаны со статьёй, нежели с реальным интересом.

— Не обязательно, но это показало бы и вам, и остальным, что назвавший вас по имени причисляет себя к числу ваших близких знакомых, в то время, как это не так. Однако, у нас подобное обращение запрещено, поэтому, будьте уверены, никто к вам так не обратится.

— То есть имена меняют не только резиденты, но и посетители? — уточнила на всякий случай Рита.

— Именно так.

— А если бы я была членом клуба, как бы меня называли? — заинтересованно спросила Рита.

— Ну, это было бы ясно после вашего вступления.

— Судя по вашей любви к старинным и древним обычаям, смею предположить, что меня бы ждал какой-нибудь обряд? — вновь фыркнула девушка.

— И даже два, — кивнул Первый. — Но о них, как вы понимаете, рассказывать я не буду.

— Ну, догадываюсь, что первый — это добровольная подпись в журнале, да? И так как это обряд, то наверняка подписываться придётся не шариковой ручкой, а каким-нибудь старинным пером и не в тетрадке в клеточку…

— Допустим, Маргарита Стужина.

— Ясно, — за разговором Рита расслабилась и даже немного отвлеклась от переживания. — Расскажите, что за клуб ваш «Змей»?

— Самый обычный клуб, где приятно провести время, — отозвался её наставник, пристально следя за девушкой.

— Не хочу воровать чужую фразу, но «Не верю!», — так же пристально глядя ему в глаза, сказала она. Ей даже показалось, что его чёрные глаза начали мерцать, как будто в них отражался огонь от костра или камина. Но ни того, ни другого рядом естественно не было, поэтому она списала всё на атмосферу и разыгравшееся воображение. — Если бы всё было так, клуб был бы открыт для всех.

— Ну, почему же, — улыбнулся он, опираясь локтями о стол. — Мы просто не хотим видеть здесь тех, кто не достоин. Мы ценим комфорт, уют и удовольствие. А подобное сложно испытывать, когда рядом за столиком вопит пьяная малолетняя девица, пробравшаяся в клуб по поддельным документам, или же наглый «золотой мальчик», возомнивший себя центром Вселенной. Вы так не считаете? Подумайте, сколько раз вы, сидя в кафе или клубе, думали, что, вот было бы здорово, если бы вот таких не пускали. Вижу по глазам, что вы меня поняли. Вот поэтому клуб закрыт.

Рита кивнула. Да, она была согласна с этими доводами, считала их логичными, правильными и нужными. Действительно, в таком месте она бывала бы по вечерам куда чаще, чем раз в год, да и то по принуждению подруг. Именно из-за вот таких вот неприятных личностей, она терпеть не могла клубы, хотя развлекаться любила. Но… есть это самое «но». И имя ему — Сергей. Маргарита бы поверила во все аргументы, но она слишком хорошо знала Сергея. И он, будучи то ли резидентом, то ли завсегдатаем, портил всю картину правильности. Если у них все такие интеллигентные и порядочные, то как же сюда попал друг её бывшего парня? Именно этот факт раз за разом заставлял искать подводные камни в словах мужчины. Ей всё время казалось, что на самом деле с этим клубом всё куда сложнее. Да, она не отрицала, что сказанное являлось правдой. Вот только было лишь частью. И вторая часть, а то и третья, жутко манили. Жаль, что узнать их можно было бы только после вступления в клуб… А это не вариант для Риты. Вообще не вариант.

— Хорошая сказка… Первый, — улыбнулась она, не заметив, как вздрогнул мужчина. — И я бы даже поверила. Но увы…

Они замолчали, оба, и довольно надолго. Просто смотрели друг на друга и молчали. Каждый думал о своём. Лично Рита мысленно рассуждала на тему: «Чёрное или белое?». В смысле, какой это клуб — притон для вот таких вот людей, как Сергей. Или же, как рассказывал Первый — просто место, где можно отдохнуть. Но к чему тогда эти яблоки, змеи и деревья? Девушка даже не удивилась бы, если бы по залу разгуливали «Евы» в оригинальных костюмах. После всего, что она узнала, особенно после интерпретации символа яблока, «Змей» представлялся ей клубом разврата. Но потом она вспоминала степенно беседующих людей внизу, которые были культурно одеты и вели себя прилично, музыку, которая была слишком приятной и заманчивой, которую хотелось слушать просто так, приглушённый свет, а не полный мрак с мелькающими лазерами. Никто не кричал, не буянил, не было зажимающихся по углам парочек и прочего… В общем, Рита была в смятении и никак не могла определиться что и как. Да уж… с такими ощущениями будет очень сложно написать статью. Кстати, об этом.

— А почему до сих пор никто не написал о вас? Не верю, что нет желающих дать интервью.

— Я вам даже больше скажу, сейчас внизу сидят ваши коллеги по перу. Двое, если не ошибаюсь, — усмехнулся черноглазый.

— Правда? — по-настоящему изумилась девушка. — Тогда почему…

— Они не хотят, — просто ответили ей. — Поверьте, не мы запрещаем, а они правда не хотят.

— Сомнительно, если честно. Не подумайте, что я вам не верю, но я также знаю нашу братию: погоня за сенсацией — это как адреналин в крови, это выше их сил. Поэтому…

— Маргарита Стужина, — очень своеобразно обратился он к ней, словно пробуя на вкус её имя. — Я сказал вам более, чем достаточно. Для человека, который не собирается становиться одним из нас. Я понял это сразу, не стоит так удивляться. По вам было видно, что вы пришли сюда с другой целью. Другие, переступая наш порог горят от нетерпения и желания быть здесь. От вас исходили волны любопытства и сомнения. Именно поэтому и позвал вас на этот разговор. Можно было бы пройтись по залу, рассмотреть гостей, потанцевать, выпить… в общем, приятно провести вечер. Но у вас были вопросы. Я, как смог, ответил на них. А теперь вам пора, — он встал и протянул ей руку, предлагая свою помощь. Девушка отказываться не стала, она вообще неловко себя чувствовала, как будто проникла на закрытую вечеринку бомонда, а её, вместо того, чтобы вышвырнуть, покормили, напоили, чуток развлекли и вежливо попросили удалиться. — Но перед уходом, пожалуйста, подарите мне танец.

Больше книг Вы можете скачать на сайте - Knigochei.net

— Что? — изумилась девушка.

— Вы пришли сюда, красивая, элегантная, сексуальная… и я просто не могу отпустить вас отсюда без танца. Пусть этот вечер изначально был для вас всего лишь необходимостью, но мне бы хотелось, чтобы вы пришли сюда в следующий раз самостоятельно и движимая другими желаниями, — тепло проговорил мужчина, но Рита готова была поклясться, что услышала лёгкие рокочущие нотки, как будто урчание огромного кота — томно и так, что дрожь пробирает.

— Следующий раз? — выдохнула она, находясь слишком близко к Первому, но всё ещё глядя в глаза. — Следующего раза не будет, Первый.

— А я уверен в обратном, Маргарита Стужина. Именно поэтому я даю вам разрешение посетить «Змей» ещё раз. Но только при одном условии — сами, по собственному желанию, добровольно, — он приблизился к ней ещё ближе и осторожно опустил руку на талию.

По телу девушки словно электрический разряд прошёл. Прикосновение к обнажённой спине оказалось слишком чувственным, слишком сильным, у неё даже голова закружилась. Но Рита нашла в себе силы собраться и сделать шаг назад, а потом и достаточно уверенно сказать:

— Нет. Это был первый и последний раз. Такие места не для меня. Я не гонюсь ни за наслаждением, ни за искушением. А уюта мне вполне хватает и дома.

— А любви?

— Любовь я предпочту искать вне стен этого заведения, уж извините.

— Предлагаю пари, — улыбнулся Первый и вновь сделал шаг к ней, словно хищник, настигающий свою добычу и получающий удовольствие от самого процесса охоты. — Если, вдруг, вы приходите сюда сами, а я пойму подлинность ваших чувств, то вы дарите мне своё доверие на эту ночь.

— Доверие? — попугайчиком переспросила девушка, облизывая, вдруг, пересохшие губы.

— Да, всего лишь доверие. В тот вечер, когда вы придёте, вы будете мне доверять. Сразу хочу заверить, ничего противозаконного и ничего против вашего желания.

— Но это же противоречит…

— Милая Маргарита Стужина, желание и доверие — разные вещи, — правильно понял он её замешательство.

— Если это пари, то у него должно быть два условия, — судорожно вдохнула она.

Да что с ней, в самом деле? Голова кругом идёт от его близости, коленки дрожат, в ушах шумит… И если бы она не знала себя, то подумала бы, что это из-за нестерпимого желания. Но Рита была не такой. Рома даже как-то говорил, что она слишком трезвомыслящая в постели, что никогда не отдаётся своим желаниям и эмоциям на полную. И это действительно было так — она всегда контролировала себя. И единственный раз, когда испытывала нечто сродни нынешним ощущениям, был связан с её боссом. Он и пах так же…

— Вы пахнете, как… — слова слетели с её языка раньше, чем она успела подумать, но вовремя остановилась.

— Как… — повторил он за ней, подталкивая к завершению фразы.

— Не важно. Извините, — она смутилась и очарование момента исчезло. — Извините… просто ваш парфюм очень приятно пахнет.

— Спасибо, — улыбнулся мужчина и, как будто не он только что прижимал её к себе, спокойно открыл дверь и пропустил девушку вперёд. И уже в коридоре сказал: — Условие, если вы не придёте по своему желанию сюда в течение двух месяцев — интервью. Подробное и именно такое, какое хотят ваши читатели.

— Заманчиво, но у меня сроки заканчиваются на следующей неделе.

— Хорошо, как хотите, — пожал плечами Первый.

А Рита поняла, что это глупо упускать такой шанс… Ну, подумаешь, ещё одно пари, связанное со «Змеем». В себе-то она уверена — сюда больше ни ногой! Поэтому смело развернулась к своему наставнику и протянула руку.

— Хорошо, я согласна. В конце концов, никто мне не помешает написать вторую статью, не так ли?

— Именно, — с дьявольской улыбкой подтвердил мужчина.

Как только их руки соприкоснулись, как будто гром прогремел, что напомнило Рите о похожем случае в кабинете нового начальника, но Первый тут же опроверг эту её странную мысль, сказав:

— Мы как раз вовремя — сейчас начинается вторая часть вечера, музыканты готовы порадовать гостей музыкой для танцев. Слышали? Барабаны подали сигнал. И я намерен насладиться первым танцем в вашей компании.

Девушка лишь кивнула. Она в данный момент думала не о предстоящем танце, а о том, что её жизнь приобретает странные и довольно неожиданные краски. И понимала, что ей это нравится…

В общий зал с танцполом, над которым уже звучали первые аккорды завораживающей медленной мелодии, она входила уверенно и с улыбкой на губах.

Каспиан, а в образе Первого был именно он, судорожно вздохнул, когда, повинуясь его движениям, девушка положила свою руку на его плечо и прижалась к его телу. Он с трудом мог себя сдерживать. Ему безумно хотелось прижать её сильнее к себе, зарыться носом в её восхитительно пахнущие волосы и больше не отпускать никогда.

Когда он сегодня её увидел, то еле удержался от того, чтобы тут же, без слов, перекинуть её через плечо и унести в Серебряную комнату. На ней было чёрное шёлковое платье с очень откровенным вырезом на спине, что он даже подумал, будто на ней нет белья. Вообще! В глазах моментально потемнело, а руки начали зудеть от желания проверить, так ли это. Спереди платье не имело даже намёка на декольте, заканчиваясь под самой шеей, но этим ещё больше будоражило фантазию. Оно струилось по её совершенному телу, ласкало его, и мужчина, вдруг, словил себя на мысли, что завидует этому кусочку ткани. Волосы девушка решила не заплетать в вычурную причёску, а оставить распущенными. Только на концах они слегка вились, добавляя облику очарования. Лёгкий макияж подчёркивал её красоту, привлекая своей ненавязчивостью больше, чем если бы она была накрашена более броско, как это любят делать здешние дамы… Кас настолько залюбовался Ритой, что едва не опоздал. Но нужную фразу успел расслышать. А потом ему даже понадобилось некоторое время, чтобы унять бешенство, вызванное махинациями Дарси и Полоза.

Когда несколько дней назад доверенные люди сообщили ему, что Рита получила приглашение, он сначала даже не поверил. Да что там, он был уверен на все сто процентов, что она не сможет пробраться в клуб, и уже мысленно праздновал свою победу в споре. А оповестить просил так, на всякий случай. И, находясь сегодня в «Змее», не переставал благодарить себя за предусмотрительность. Не добавило ему радости и то, что приглашающим оказался Волкозуб, один из не самых порядочных членов клуба. Тем большим было его удивление, откуда Рита могла знать этого парня. В то, что он просто взял и пригласил её, Кас не верил, потому что знал Волкозуба, его пристрастия, повадки и желания, которые были очень далеки от благородства. Значит, это была её инициатива… И Каспиану не понравилась мысль, что его Рита как-то связана с Волкозубом в обычной жизни. Раз она обратилась к нему за помощью, значит знала о его принадлежности к «Змею», но до этого не стремилась сюда попасть. Так что же это? Вынужденная мера или благовидный предлог? Но он тут же отбросил от себя эту мысль. Нет, его Марго не такая. Он бы почувствовал всё, ведь он альбфар. А его сущность молчала. Значит, вывод один — она обратилась к Волкозубу по необходимости. Это подняло ему настроение. Но оно тут же улетучилось, когда он услышал слова Дарси и узнал, что «отобранным» наставником девушки должен был стать Полоз, и в Каспиане вспыхнула такая ярость, что он едва не убил того. Полоз был одним из друзей Волкозуба, имея с ним схожие привычки и ещё более жёсткий характер. Но не это разозлило мужчину, а то, что само распределение было подстроено. Полоз заранее хотел получить именно Риту. Он заранее знал о её приходе и постарался всё устроить так, чтобы она досталась ему. А вот Рита его не узнала. Хотя, вполне возможно, что она его вообще не знала, и дело тут вовсе не в метаморфозе, к которым прибегают наставники клуба. Но то, какое сильное желание и предвкушение клубились около Полоза не оставляли ни единого сомнения, что он знал её ранее. Маргарита, видимо, ощутила что-то неладное, потому что он отчётливо уловил её страх. И это тоже насторожило. Раньше ещё никто не смел нарушить правила клуба и подстроить распределение. Будь на месте Риты кто-то другой, Каспиан, может, и не стал бы вмешиваться. Просто сообщил бы Отцам-Основателям, а те сами бы уже занялись расследованием, как делали это всегда. Но в этот раз всё иначе, ведь это была Рита… Его Рита. И поползновения на его девочку он не мог оставить просто так. Не теперь, когда узнал правду…

Она была его эйфори. Его единственной, его душой и сердцем. И выяснил он это в тот самый день, когда заключил с девушкой пари. Пребывая под впечатлением от их последнего разговора, он после работы направился прямиком к отцу. За ответами. И был посвящён в семейную тайну.

Оказывается, много веков назад, один из его предков что-то не поделил с сильной тёмной ведьмой. И она, что вполне ожидаемо, прокляла его и весь род. «Отныне ни одна женщина Мира Иного не родится избранной эйфори для рода Ламаро». На тот момент эти слова прозвучали, как приговор к смерти. Ведь от эйфори зависело продолжение рода, потому что только в союзе со своей избранной альбфар мог зачать детей. Так уж вышло, что альбфары, они же демоны чувств первой касты, рождались только с Y-хромосомой. Девочек у них не было никогда. А их эйфори становились другие демониды, ведьмы, вампирши и прочие представительницы женской половины Мира Иного. Прошли века со времени проклятья и род Ламаро медленно, но верно угас, пока однажды, последний представитель этого славного рода не отправился в мир людей на прогулку, просто, чтобы отвлечься и, заодно, подпитаться, ведь на тот момент миры не были так тесно переплетены. И каково же было его удивление, когда в первом же городе, он заметил удивительно сильное сияние. Движимый любопытством, он решил узнать, что же это за свет. Им оказалась миловидная человеческая девушка, на которую напали. Предок Ламаро спас её, а потом отправился дальше по своим делам. Но чем больше проходило времени, тем больше он думал о ней. Это стало похоже на помешательство, пока в один день, совершенно случайно, он не осознал себя стоящим перед её домом. Девушка как раз вышла на улицу и тут же узнала своего спасителя, но, вдруг, резко остановилась. Она замерла на месте с закрытыми глазами и, казалось, не могла надышаться. А когда мужчина подошёл к ней, чтобы справиться о её здоровье, сказала, что от него пахнет корицей и свежим ветром. И пока он стоял в полном недоумении, поцеловала его. Так произошло первое единение демона с его эйфори. Последний представитель рода Ламаро понял, что проклятье ведьмы относилось только к женщинам Мира Иного, то есть, к сверхам, но об обычных людях там не было сказано ни слова. С тех пор, он стал хранить это знание в секрете и передавал его своим сыновьям только, когда они приходили к нему и интересовались природой странного свечения у встреченных ими девушек. Так и повелось с тех пор. И если другие рода находили своих эйфори по запаху, то род Ламаро — по ярчайшему свечению. А вот девушки слышали их запах, как и любая другая эйфори, потому что альбфар пах только для своей половинки. Первая ступень единения наступала после поцелуя, когда девушка находилась в своеобразном трансе, вызванном особым запахом альбфара. И её добровольный поцелуй создавал привязку. Полное единение наступало после первой совместной ночи, во время которой пара должна была обменяться кровью в едином поцелуе. С тех пор девушка получала изменённую ауру, которая скрывала правду союза, такое же бессмертие, что и её альбфар, но умирала сразу же за возлюбленным. Случалось такое крайне редко, потому что демонов первой касты убить не так уж легко. Только один момент делал его уязвимым — первая привязка. Для человека — это лишь первый шаг, а для демона — это соединение их жизней. И именно это было уязвимым местом альбфара. Если его эйфори убивали до того, как проводился второй обряд, он умирал вслед за ней.

Но самым главным условием обоих обрядов было — инициатива со стороны девушки. Демон не мог принудить, но мог помочь быстрее принять правильное решение, соблазнив. Как выяснилось, все известные ныне нюансы собирались по крупицам, путём проб и ошибок, ведь к лазейке из проклятья никто инструкцию не давал. Вот и приходилось мужчинам Ламаро на собственной шкуре испытывать все прелести ошибок… Но, тем не менее, все они исправно делились информацией, пока, в итоге, не собралось достаточно сведений, чтобы можно было с уверенность говорить о правилах покорения своей эйфори.

И Рита уже дважды была близка к созданию первой привязки. Просто в первый раз он сам её спугнул, растерявшись от её слов, а сегодня она, наоборот, первая пришла в себя и сделала шаг назад. Он мог подождать, ведь у него было столько возможностей соблазнить его девочку… О, Каспиан никогда ещё не чувствовал такой ликующей радости, какую испытал, когда родители поведали ему эту тайну, предварительно взяв с него клятву о молчании. Мало того, что его чувства не обманули его, сказав, что Рита — особенная, так ещё и оказалась его единственной.

Эйфори для альбфара не просто вторая половина и мать его детей, нет, это нечто намного большее. Альбфары, в отличие от демонов других каст, мало того, что довольно редки и малочисленны, так ещё и нуждаются в подпитке аурой человека. И для любого другого человека, этот процесс имеет свои последствия — болезни, иногда нечто более серьёзное, а иногда и смерть. И только эйфори остаются невредимыми. Они создают идеальный симбиоз с альбфарами, каким-то образом настраивая процесс питания демона так, что это больше похоже на обмен энергиями. Таким образом эльбфар может брать столько, сколько хочет, отдавая взамен самого себя своей половине. И самый лучший обмен происходит как раз во время секса, когда задействованы сразу несколько видов энергий — сексуальная, эмоциональная и энергия ауры. И ограничение в питании, на эйфори не распространяется, потому что ни один альбфар, найдя свою половину, не станет больше охотиться на других людей.

Для Каса его маленькая девочка — подарок судьбы, который он никогда и никому не отдаст. Он держал её стройное тело в своих объятьях и понимал, что сделает всё, чтобы она согласилась быть с ним. Он не мог сказать, любит ли её, слишком сложными были его ощущения, но в одном он был уверен — она с первых минут стала ему очень дорога. Настолько, что он приходил в ужас, когда думал, что однажды может просто не увидеть её. Он давно замечал за собой, что вся его сущность стремится к ней, но до разговора с родителями не понимал почему. Ведь демоны не могут влюбиться в человека — это против их природы… Но правда оказалась невероятной и восхитительной.

Каспиан кружил её по танцполу, нежно касаясь обнажённой спины и чувствовал, как её кожа покрывается мурашками. Он слышал её сбитое дыхание и учащённое сердцебиение, девушка то и дело облизывала пересохшие губы, привлекая к ним его взгляд и сводила с ума своим тёплым сиянием.

— Маргарита Стужина, перестаньте так на меня смотреть, — хрипло сказал мужчина, в танце подводя её к ближайшей лестнице наверх.

— Что? — очнулась девушка, выныривая из сладких мыслей по поводу его запаха и возможного поцелуя.

— Я говорю, что если вы продолжите так на меня смотреть, то я вас никуда не отпущу сегодня, — склонившись, прошептал он ей на ухо. — Я прежде всего мужчина, а вы невероятно красивая и очень сексуальная девушка.

— А что, в обязанности наставников входит соблазнение своих подопечных? — пряча улыбку, спросила девушка.

Его слова очень польстили ей, но ещё и смутили. Никогда раньше она не вела себя так, не наслаждалась на глазах у стольких посторонних людей объятьями совершенно чужого ей мужчины, не мечтала о том, чтобы он её поцеловал… А тут, как помешалась! То на Каспиана едва ли не с поцелуями кидается, то на этого Первого! Может, Таня права и ей действительно пора найти себе парня? Хотя бы просто для легких отношений.

От подобных мыслей, почему-то перекосило, и Рита неосторожно оступилась. Если бы не аккуратные, но сильные объятья этого черноволосого красавчика, лежать бы ей у его ног. Он так сильно прижал её к себе, что девушка неожиданно глубоко вздохнула, а в голове, словно вспышка, появилась картинка…

Вот она выходит из издательства и провожает Таню… Вот она разговаривает с Каспианом, который, почему-то с тёмными волосами, как у Первого и почему-то без рубашки и пиджака, а только в одних брюках. Вот он её спасает от падения на дорогу и прижимает к себе, а всю её начинает заполнять его невообразимый запах, который так и хочется вдыхать. Рита прикрывает глаза, чтобы открыть их и оказаться в объятьях уже Первого, который стоял в маске, но в костюме её босса, со светлыми волосами и легкой щетиной. А запах продолжал кружить ей голову. И его хриплый голос, которым Первый, вдруг, сказал: «Рита», а не «Маргарита Стужина». И голос этот принадлежал именно ему, хотя он и был очень похож на голос Каспиана.

Что с ней? Что это за странные галлюцинации? И почему два этих совершенно разных мужчины, вдруг, слились в её воспалённом воображении в одно целое, а потом и перемешались в образах-воспоминаниях?

Вспышка… Каспиан улыбается ей… Ещё одна вспышка… И вот точно в такой же улыбке изгибаются манящие губы Первого.

Смена картинки… И вот в глазах Первого вспыхивают синие искорки, которые оказываются идентичными тем искрам, которые она сейчас видит в глазах Каспиана во время их спора в его кабинете…

А потом все эти образы затмили две совершенно идентичные улыбки предвкушения, появившиеся на лицах, казалось бы, разных мужчин, в то время, когда она с обоими заключала пари. И вот тогда они объединились в один прочный и даже непоколебимый образ: мужчины в деловом костюме со стильно стриженными тёмными волосами и в маске.

«Нет… Этого не может быть. Они, ведь, разные…» — мелькнула в её голове мысль, но тут же пропала, задавленная только что увиденными сходствами. Оба мужчины, казалось бы, такие разные, теперь казались ей близнецами! Их повадки, манера общения, жесты, взгляды… У Риты дыхание перехватило от осознания! Сомнений быть просто не может. Слишком они похожи, пусть и кажутся совершенно разными. Если не знать, не обращать внимания, не придавать значения, то никогда бы она даже не подумала, что это один и тот же человек. Но теперь…

Глаза девушки сощурились. Так, значит, да? Решил одурачить её? Ну-ну. Она тоже может играть в эти игры. Пора последовать одному важному совету Тани — расслабиться и получать удовольствие. Что ж, и начнёт она свою новую жизнь прямо сейчас!

Странно, но ничего кроме лёгкого негодования, увиденное не вызвало. Она сама от себя ожидала вполне обоснованной злости, но вместо этого в ней росло предвкушение. Там, где должен был появиться страх перед человеком, который так виртуозно мог менять линию поведения и внешность, зрел азарт. И желание разгадать его тайну! Почему он это делает? Зачем понадобился маскарад? И кто ещё знает о двойной жизни преуспевающего бизнесмена Каспиана Ламаро?

Оказалось, что в «реальном мире» прошло совсем немного времени и то, что Рите показалось длинным видением, на самом деле промелькнуло в её голове за секунды, иначе как объяснить, что Первый совершенно спокойно заправил ей за ухо прядку волос и почти ласково проговорил:

— Маргарита Стужина, вы… под ноги смотрите.

И эти слова были ей до того знакомы, что она не удержалась от улыбки.

— В вашем присутствии это оказалось очень трудно делать, — сказала она, поднимаясь вместе с ним по лестнице наверх, чтобы оказаться перед уже знакомой администраторшей.

Та стояла чуть бледная и изо всех сил старалась улыбаться естественно. Первый даже не заметил её. Молча вывел девушку в холл, подал ей её вещи и помог одеться. Так же молча дал знак охраннику и тот по рации попросил предоставить к входу «автомобиль для Маргариты Стужиной».

Уже стоя у открытой двери чёрного шикарного автомобиля, девушка поддалась внезапному порыву и шагнула навстречу Первому. Тот сразу же заключил её в свои объятья, словно делал это изо дня в день. А довольная Рита, вдохнув его аромат летнего утра и яблони, спросила:

— Вы азартный человек, Первый?

— Ну, вряд ли обо мне можно так сказать, Маргарита Стужина, — улыбнулся он в ответ, правда, имел ввиду свою принадлежность к человеческому роду, а не к азартности.

— Ну, тогда, надеюсь, вы не обидитесь, если я кое-что проверю?

— Что именно?

— Наклонитесь немножко, пожалуйста, а то мне неудобно, — попросила Рита, сама находясь в шоке от собственной смелости и наглости.

И как только мужчина выполнил её просьбу, поцеловала его. Первую секунду ей казалось, что он оттолкнёт её, но уже в следующий миг девушка была стиснута в таких стальных объятьях, что стало тяжело дышать. Его запах проникал всюду, лишая разума, а поцелуй заставлял подгибаться колени и забывать обо всём на свете.

— Утро… и… яблоня, — выдохнула она в его губы, совершенно не осознавая того, что её уже не просто обнимают, а бесстыдно прижимают к автомобилю на глазах у шофёра.

Ей было всё равно, ведь в данный момент для неё существовал лишь один единственный мужчина…

Очнулась она уже в машине, которая спокойно ехала по ночному городу. Как она сюда попала и что вообще было после поцелуя, она не помнила. Да и, откровенно говоря, не хотела помнить. Это был самый захватывающий вечер в её жизни. А тайна, которая окружила двух интересующих её мужчин, приятно согревала изнутри. Если окажется, что под образом Первого скрывался Каспиан… Что ж, возможно, она и не напишет свою статью вовремя. А проверить догадку можно одним очень действенным способом — поцелуем. Если она отреагирует на поцелуй Каспиана так же, как на поцелуй Первого…

Маргарита довольно зажмурилась от ощущения быстро заколотившегося сердца. Неужели она, наконец, залечила раны в своём сердце?

Весело распрощавшись с водителем, девушка лёгкой походкой направилась к подъезду и почти не заметила, как преодолела расстояние до своей квартирки, буквально взлетев на пятый этаж. Уже открывая дверь, она, неожиданно для себя услышала:

— Ну, здравствуй, Кись.

Тело тут же налилось свинцовой тяжестью, а ноги подкосились. И лишь то, что держалась за ручку, уберегло её от падения. От хорошего настроения не осталось и следа… Бледная и испуганная, она повернулась к… Роману.

ГЛАВА 5

Он стоял на лестничной площадке с огромным букетом алых роз и улыбался самым бесстыжим образом. В глазах затаилось веселье, губы были изогнуты в немного ироничной, но в основном наглой улыбке, вся его поза говорила о том, что он чувствует себя совершенно уверенно и спокойно. Что нельзя было сказать о Рите.

Глядя на такого Романа, тяжело было предаваться воспоминаниям и уговаривать себя, что поступила правильно, что не стоит теперь проявлять слабость. Сейчас он выглядел милым и почти родным. Таким, каким она его знала почти целых два года, пока неожиданно у неё не открылись глаза. Да и на того осунувшегося парня, каким он предстал перед ней в их последнюю встречу, Рома не был похож. Хотя, возможно тогда это было тщательно разыгрываемое представление? Он, как оказалось, был мастером перевоплощений и притворства…

Рита стала замечать, как сильно менялось его поведение после еженедельных походов с друзьями в клуб. Он становился груб или же вообще не замечал её все выходные. Сначала она подумала, что всё дело в ней и она его чем-то обидела, пыталась несколько раз поговорить на эту тему, но получала всегда один и тот же ответ: «Всё нормально, ты просто себя накручиваешь». Но Рита-то видела, что всё совсем не нормально! Потом решила, что у него появилась другая. И чтобы вернуть себе мужчину, решила измениться… Рома же тоже решил, что нужно что-то менять в их отношениях — с каждым днём он становился всё более наглым и грубым, унижал её прилюдно, оскорблял, а она, влюблённая дурочка, всё терпела, стараясь угождать во всём. Потом в их доме появился Сергей… Он тоже до поры до времени казался ей милым и внимательным другом любимого мужчины. Пока однажды Рома не вернулся из клуба совершенно пьяным… и не один, а в компании Сергея.

В тот раз он её впервые ударил. Но не это так поразило девушку, а его последующие слова: «Серый, ты хотел экзотики. Вот, пожалуйста. Кися самая сладка диковинка, которую я только пробовал. Собственно, если бы не эта её эмоциональная зависимость от меня, давно бы вышвырнул отсюда — сил нет наблюдать за этими внимательными взглядами!».

Рита не была уверена в поведении Сергея, поэтому предпочла быстренько сбежать в спальню и закрыться там. Благо, что на двери был замок. Она до последнего не позволяла себе вспоминать самый настоящий хищный блеск его глаз, в которых она почти увидела свою участь.

Все выходные Рита делала вид, что ничего не произошло, хотя и догадывалась, что Рома просто не помнит. Но, видимо, чем-то она себя выдавала, потому что постоянно натыкалась на изучающий взгляд парня, от которого её просто в дрожь бросало. За эти дни, она как никогда, увидела его настоящего. То, что раньше воспринималось её влюблённой сущностью, как улыбка, теперь напоминало скорее оскал; жаждущие поцелуи превратились в собственнические; напористость — в грубость. И с каждым таким открытием, умирала её душа, захлёбываясь в болезненных судорогах разбитого сердца. Было безумно больно и стыдно осознавать, что она ничего не замечала, не подозревала даже, хотя Рома не утруждал себя даже элементарным притворством.

Рита не понимала, что случилось и почему с ним, с ними, произошли эти перемены. Но для себя решила, что больше так продолжаться не может. Она собрала остатки гордости и в понедельник просто уехала от него. Она знала, что у Ромы намечалась командировка на двое суток, поэтому спокойно упаковала вещи, созвонилась с тётей и договорилась о своём временном визите к ней в гости. Но тут бабушка неожиданно решила переписать на неё свою квартиру. Это решило всё. Она даже не раздумывала, просто подписала все бумаги и сразу же отправилась в своё новое жилище.

Суматоха и суета с ремонтом настолько захватили Риту, что у неё просто не было сил на зализывание ран и слёзы. Родители всячески помогали ей во всём, стараясь скрыть свою радость от разрыва дочери с, по их мнению, абсолютно неподходящим парнем. Маргарита видела всё это и понимала, что они правы. От этого было ещё хуже, особенно осознание собственного ничтожества. Но не в её правилах долго заниматься самокопанием и посыпать голову пеплом. Рита просто запретила себе жить прошлым, заставила себя забыть всё, что было связано с Романом и отдаться новым впечатлениям и эмоциям. И ремонт оказался, как нельзя кстати. А когда ажиотаж немного спал, девушка пошла устраиваться на работу в обычную местную газету. В первые же выходные она с радостью поехала домой, чтобы сообщить родителям об окончательном переезде и забрать остальные вещи. Мама видела, что Рита страдает, и хотя наверняка догадывалась о причинах, в душу старалась не лезть, зная, что когда придёт время, дочь сама всё расскажет.

Первый день выходных прошёл вполне нормально, весело и в суматохе сборов. Мебель и основную часть вещей отправили специальной службой, а девушка должна была ехать почти налегке.

А на второй день появился Роман. Маргарита как раз возвращалась от парикмахера, когда неожиданно дорогу ей преградил он. Вид у него был слегка потрёпанный, под глазами тёмные круги и сам весь как будто немного осунулся. И если бы она не была в тот момент так против него предубеждена, то вполне могла бы решить, что он на самом деле так плохо пережил её уход. Но Рита была раздосадована и зла, поэтому постаралась не заметить его состояние.

Он стоял перед ней и не говорил ни слова, просто смотрел и ждал. Девушка догадывалась, чего, но не собиралась идти у него на поводу. Хватит! Она давала шанс, о, она столько раз проглатывала обиду и подавляла злость, лишь бы не ссориться и вернуть всё, как было… Она убивала в себе гордость, потакала всем его желанием, но он, вместо того, чтобы опомниться, только усугублял ситуацию. И если бы не тот памятный вечер, она бы даже не заметила, как сильно изменилась — превратилась из весёлой, сильной и волевой девушки, в тряпку, о которую с таким наслаждением вытирали ноги, а она от этого ещё и довольно улыбалась бы. Нет! Пробуждение было болезненным и жутко неприятным, но это, наконец, вернуло её в реальность. И теперь она не позволит так с собой обращаться. Никому и никогда!

Видимо, это и прочёл тогда в её глазах Рома, потому что тут же кивнул кому-то за спиной девушки. И не успела она ничего сказать, как её оглушили.

Очнулась она в знакомой спальне, прикованная к кровати. А рядом с ней лежал довольно улыбающийся Роман.

— Ну, здравствуй, Кись. Заставила ты меня побегать, да? Ну, ничего. Мы наверстаем все упущенные по твоей вине часы, а потом просто сделаем вид, что ничего и не было.

— Рома, ты сдурел? Отпусти меня! — зашипела девушка и дёрнулась, но руки и ноги, крепко привязанные к ножкам кровати, даже не пошевелились.

— Нет, Кися, я просто, вдруг, понял, как сильно ты для меня важна и что мне не нравится быть вдали от тебя, — сказал он и достал из кармана кольцо, которое тут же надел ей на безымянный палец. И видя, в каком шоке она находится, снисходительно пояснил: — Дорогая, ты показала в очень грубой форме, надо сказать, свои истинные чувства. Я всегда знал, что девушкам нужна эта мишура и конфетти в виде кольца, платья и свадьбы, но просто не мог подумать, что ты тоже входишь в их число. Нам было хорошо и так, не правда ли? Но, видимо, ты на меня за что-то обиделась и решила таким образом наказать. Что ж, я урок усвоил и решил дать тебе то, что ты хочешь. В конце концов, Инна Михайловна не простит мне, если я не женюсь на тебе. Твоя мама, Кися, сегодня дала мне понять это очень чётко. Представляешь, она захлопнула дверь у меня перед носом, даже не поздоровавшись. Но до этого я успел услышать, как Алексей Николаевич спросил, не ты ли это вернулась от парикмахера. Это всё решило — они сказали мне, где тебя искать. И вот, ты дома, со мной. И мы оба счастливы, не так ли?

— Нет, не так! — гневно прокричала Маргарита. — Отпусти меня немедленно, Рома. Мне не нужны ни кольцо, ни платье, ни тем более свадьба с тобой! Всё кончено. И если ты не понял, что означает захлопнутая перед носом дверь, я тебе расшифрую — пошёл вон и оставь меня в покое!!!

— Ого! — наигранно захлопал в ладоши мужчина. — А у моей кошечки, оказывается, есть внушительные зубки и коготки. Мне это нравится, Кись. Очень и очень нравится!

К концу фразы его голос опустился до чувственного шёпота, который всегда вызывал в ней невероятное возбуждение и желание. Раньше, но не теперь. Сейчас вместо приятного покалывания в теле и лёгкого тумана в голове, по коже прошёлся табун неприятных мурашек и появилась зверская тошнота. Поэтому, когда он приблизился к ней в стремлении поцеловать, она дернулась и завопила:

— О, Господи! Меня тошнит!!! Отвяжи меня!!!

И столько паники было в её голосе, что Рома тут же, одним неуловимым движением, развязал её и отскочил в сторону, видимо, переживая, как бы она не опустошила свой желудок прямо на него.

Но Рите и правда было плохо, поэтому она тут же метнулась в ванную и буквально рухнула на раковину. Но, вопреки ожиданиям, ничего не случилось. Как только она отошла от мужчины, эти ощущения прекратились. Рита просидела в ванной до тех пор, пока не поняла, что полностью успокоилась.

В спальне никого не было, но при попытке выйти из комнаты, она обнаружила, что её заперли. Это вызвало у девушки истеричный смех. В отличие от Ромы, Рита провела в этом доме намного больше времени и успела изучить его не просто хорошо, а досконально! А после того случая, когда он её ударил, она переложила запасной ключ от двери в другое место, видимо, интуитивно ожидая похожего развития событий.

Её сумочка лежала на комоде, а туфли стояли около кровати, поэтому ей не пришлось рыскать по всему дому в их поисках. Забрав свои вещи, она отперла дверь и осторожно выглянула наружу. Рома, как и всегда, с присущей ему заносчивостью посчитал, что она никуда не денется, поэтому ограничился запертой дверью спальни, а сам куда-то ушёл. О лучшем она не смела даже и мечтать! Спокойно покинув его дом, она вызвала такси и поехала домой. Там, придумав более или менее правдоподобную историю о том, где она так задержалась, Маргарита забрала вещи и поехала на вокзал. До тех пор, пока она не покинула пределы города, её не покидал страх, что Рома найдёт её. Но время шло, и она начинала потихоньку успокаиваться.

Уже подъезжая к своей новой квартире, Рита услышала, что звонит её телефон и тут же ответила на звонок.

— Алло?

— Это было твоей ошибкой, Кись, — угрожающе проговорил голос, который она сразу же узнала. — Так вот, заруби себе на носу, что ты — моя. И всегда останешься моей. Если ты хочешь немного свободы, я тебе её дам. Но учти, я знаю, где ты находишься, знаю, где живёшь и работаешь, и если я узнаю, что рядом с тобой появился мужчина, вы оба тут же пожалеете об этом. А до тех пор, наслаждайся своей маленькой победой, моя кошечка. Я даю тебе время отдохнуть и обдумать своё плохое поведение…

— А теперь, послушай ты, — прервала она его самодовольную речь. — Если ты не оставишь меня в покое, я натравлю на тебя столько правоохранительных органов, что они передерутся между собой, не зная, кому именно ты должен достаться. Тебе всё ясно? Если не веришь мне на слово, зайди в спальню и открой верхний ящик комода. Там будет ждать тебя сюрприз. Один из многих.

— Что это, чёрт побери?! — заорал он, обнаружив то, что она ему и хотела показать.

Когда-то, после того, как к ним в очередной раз заявились его друзья и напились в хлам, Рита делала уборку и нашла этот пакетик с белым содержимым, завалившимся между подушками дивана. Догадка тогда так сильно поразила её, что она едва не потеряла сознание. Первым её стремлением было выкинуть немедленно, смыть в унитаз, сжечь эту мерзость… Но потом здравый смысл возобладал, и она просто его спрятала, решив, что если хозяин пакетика вернётся и начнёт предъявлять претензии или, что вероятнее всего, компенсацию, то она тут же ему вернёт пропажу.

Однако, он пригодился в совсем другом случае…

— Это моя страховка, Рома, — твёрдо сказала Рита, хотя всё внутри у неё просто обмирало от ужаса, что он поймёт её блеф. — Если ты не оставишь меня в покое, я позвоню куда нужно и расскажу о ещё парочке таких заначек, которые упрячут тебя и твоих друзей за решётку на долгие десятилетия! Ты меня понял? Отныне я и моя семья для тебя не существуют!

— Чокнутая идиотка!!! — заорал он, но Рита уже отключилась.

Её руки тряслись так, что двери подъезда удалось открыть лишь с пятого раза. Она никак не ожидала, что её импровизация подействует, но шли дни, недели, а Рома не давал о себе знать и девушка расслабилась. В конце концов, он же сказал ей, что даёт время побыть одной. Но только одной… Что ж, на всякий случай, она так и поступит — никаких отношений! Это нетрудно будет сделать, особенно учитывая, как именно завершились последние. Что уж скрывать — Рита мечтала об одиночестве! Она хотела почувствовать себя хозяйкой собственной жизни.

Так и вышло. Всё было прекрасно, ровно до этой минуты.

Рита не видела Рому уже довольно долгое время и не испытывала ни капли грусти по этому поводу. Девушка наслаждалась свободой и таким долгожданным одиночеством в её уютном мирке. Конечно, в свойственной ему манере, Рома постоянно напоминал о себе, как бы наказывая тем самым строптивую девушку — его розы, которые он присылал ей три раза в неделю, были для неё, как удар плетью. Он говорил ей, что по-прежнему следит за ней и ждёт своего часа. Эти розы доводили её до жутких истерик первое время, а потом чувства немного притупились, и она просто перестала реагировать. Прошло время и цветы стали приходить два раза в неделю, потом один раз в две недели, а потом и вовсе — нерегулярно и спонтанно. Маргарита уже поверила, что он забыл о ней, пока несколько месяцев назад всё не возобновилось. Правда розы вместо кроваво-красных были нежных пастельных тонов, но от этого они не перестали нести в себе скрытый смысл, который доводил её до слёз.

И вот теперь он явился сам. Она не ожидала этого, надеялась, что больше никогда не увидит его. Особенно в день, когда она решилась начать новую жизнь… Очевидно, он её персональный кошмар, посланный ей за какие-то грехи.

— Что же ты молчишь, родная? — уже чуть более натянуто спросил он, хотя улыбаться не перестал. — Не рада мне?

— Не рада, — тут же отозвалась она и сама поразилась насколько твёрдо прозвучал её ответ. — Уходи, Рома.

— Всё ещё дуешься, — понятливо проговорил он. — Но я соскучился, Кись. И не уйду, пока не услышу, что ты простила меня. Внизу ждёт машина, готовая отвезти нас домой по первому твоему слову.

— Отлично. Вот тебе моё слово — езжай домой и забудь о моём существовании!

— Ты не права, любовь моя, — уже жёстче сказал он, но отступать не собирался.

Он опустил букет и сделал к ней стремительный шаг, заставивший девушку вжаться с косяк двери. Она ожидала, что он начнёт обнимать её или, что хуже всего, целовать. В самом худшем варианте — бить. Но она никак не могла поверить, что он стоял так близко от неё и… принюхивался. Казалось, с каждым вздохом, его глаза наливались кровью, а вокруг него сгущалась аура ярости. Маргарита едва могла дышать, так сильно она испугалась. Ещё никогда, за всё то время, что она провела с ним, она не видела, чтобы он был в таком гневе.

Подавшись к ней, он выдохнул ей в лицо:

— От тебя несёт другим мужчиной! Его поцелуями!

Рита молчала, не в силах вымолвить ни слова. Ей было страшно. Очень-очень страшно!

— А ты помнишь, что я говорил тебе, если узнаю, что ты спуталась с кем-то? — прорычал он, с силой хватая её за горло. — Ты принадлежишь мне, Маргарита! И я убью всякого, кто посмеет касаться тебя, ясно? — он, продолжая держать её за горло, слегка встряхнул девушку, от чего дышать ей стало ещё труднее. Перед глазами уже появились чёрные точки, но не могла, да и не хотела ничего говорить этому психу. А он, тем временем, продолжал: — Думаешь, я не знаю, где ты была сегодня? Я всё о тебе знаю! Каждый твой шаг находится под полным моим контролем! И я пока что предупреждаю тебя — держись подальше от того, с кем была сегодня, тебе ясно? За сегодняшний проступок я накажу только его, но если узнаю, что ты меня не послушалась, пожалеешь уже ты!

И он притянул её к себе, впившись в губы жестоким поцелуем, да так, что до крови прикусил её губу. Но девушка этого даже не почувствовала, она уже теряла сознание от нехватки кислорода и прощалась с жизнью, когда, неожиданно, соседняя дверь открылась и на пороге показался Руслан Денисович, огромный мужчина в возрасте, который напоминал ей медведя. Его грудной бас пронёсся над лестничной площадкой, заставив вздрогнуть Романа:

— Что здесь происходит?!

Рома тут же выпустил её и отошёл, с некоторым недоумением посматривая на собственные руки. А Рита сползла по двери на пол и судорожно закашлялась. Кислород рывками поступал в организм, причиняя почти такую же боль, как и пальцы Ромы до этого. Перед глазами всё плыло, а в ушах стоял такой гул, что она не заметила, ни как Рома ушёл, ни что вообще происходило, с тех пор, как он отпустил её. Очнулась от того, что Руслан Денисович поднял её на руки и беззастенчиво открыл её дверь. Оказывается, она с перепугу оставила ключи в замке, но не додумалась спрятаться в квартире — так сильно испугалась.

Сосед внёс её в комнату и опустил на диван. Молча прошёл на кухню и принёс стакан с водой. Рита поблагодарила его кивком головы — на большее она сейчас не была способна.

— Что это за сморчок, чёрт побери? — прогудел он, пристально глядя на девушку.

— Бывший, — прохрипела она, сама ужасаясь собственному голосу.

Чёрт! Придётся в понедельник рассказывать историю о неожиданной простуде… И носить шарфики. Она не сомневалась, что на её шее уже проступают шикарные синяки. Но в данный момент всё это её мало волновало — она переживала за Первого. У Ромы, похоже, основательно поехала крыша, раз он додумался до такого. И в подобном состоянии он мог натворить дел. Она очень боялась, что он может навредить Первому, ведь сказал же, что знает, где она только что была? Или он блефовал? Но эта его фраза о том, что от неё пахнет другим… Он оказался прав. И если даже отбросить мысли о запахе, то он мог узнать об этом только из слежки. Значит, он мог видеть и то, как она целовалась с Первым. Нужно его предупредить!

Девушка резко встала с дивана и тут же повалилась на него опять, потому что голова закружилась неимоверно.

— Послушай, дочка! — прогудел Руслан Денисович, подходя ближе. — У этого парня поехала крыша. Говорю тебе, никогда не видел таких невменяемых глаз, а повидал я много. Мой тебе совет, завтра же иди в милицию и пиши заявление о нападении. У тебя на шее уже такие следы проявляются, что смотреть страшно. А завтра вообще чёрные будут. Не шути с этим, Маргоша.

— Не буду, Руслан Денисович, — прохрипела она в ответ, судорожно соображая, как бы теперь вернуться в клуб.

С такими синяками она не хотела там показываться, а ничего более закрытого и торжественного у неё не было. Конечно, наряд — это не самое главное, важно предупредить Первого, так что подойдут и обычные джинсы, но она переживала, что её просто не пустят в такой одежде.

Чёрные мушки и разноцветные пятна то и дело появлялись перед глазами, отвлекая девушку от размышлений, поэтому она зажмурилась. И в следующий миг сама не почувствовала, как отключилась.

Руслан Денисович спокойно покинул квартиру соседки и направился прямиком к себе. Он видел, что Маргоша его просто не слушала, думая о чём-то своём, поэтому, решил сделать всё за неё.

— Алло, милиция? — проговорил он. — Хочу сообщить о нападении…

Каспиан вернулся в клуб в самом восхитительном настроении, едва не светясь от переполнявшей его радости. Она поцеловала его! Добровольно! По телу мужчины пробежали мурашки удовольствия, ощущая, как с каждой секундой крепнет их только что образованная связь. Его девочка. Его эйфори! Теперь никакие силы не удержат его вдали от неё. В понедельник он начнёт свою чувственную атаку, и не успокоится до тех пор, пока она не будет полностью принадлежать ему.

Он опускался по лестнице в основной зал клуба, когда почувствовал чужой пристальный взгляд. Кас обернулся, чтобы поискать того, кто так им заинтересовался, но не заметил никого подозрительного. Всё было, как всегда. Вот только ощущение скорых неприятностей просто поселилось у него в груди. Мужчина нахмурился и уже ничем не напоминал того счастливца, показавшегося на верхней ступени всего мгновение назад. Взгляд его был холоден и мрачен ещё и потому, что он вспомнил о Полозе и его посягательствах на Риту. Нет, этого так оставлять нельзя!

Войдя в свой кабинет, Первый стремительно подошёл к коммуникатору и связался с охраной, злясь на себя, что не додумался сразу предупредить их.

— Страж-1. Слушаю вас, Первый.

— Мне нужен Полоз. Передай ему, что я жду в кабинете, — сказал он.

— Он ушёл, Первый. Буквально сразу после прибытия новенькой.

— Ясно, — прорычал Первый и отключился.

Теперь не могло быть и речи о том, чтобы вызвать его к себе. Когда змей уходит из клуба, он перестаёт подчиняться его законам, и, соответственно, подчиняться Первому. Конечно, Каспиан мог настоять на том, что он альбфар и все альбы должны не только выказывать ему уважение, но и подчиняться его приказам. Но не собирался этого делать. Мужчина хотел решить всё спокойно, не указывая на статусы, потому что тогда можно было получить обвинение в использовании своей власти в личных целях. А это было чревато неприятными последствиями. Да и политика клуба была совсем иной, потому что в первую очередь это было местом отдыха, а комфорт и спокойствие, возможность быть самим собой, сверхи ценили очень высоко.

В «Змее», в отличие от любого другого клуба, не существовало охранной системы. Кроме самих Стражей, которые отвечали за порядок и безопасность посетителей клуба, ограждая их от назойливых папарацци и нежданных гостей. А так, здесь не было ни камер слежения, ни скрытых подслушивающих устройств, ни разных детекторов. Об этом знали и потому многие ценили «Змей» именно за такую приватность, а не за то, что мог предложить данный клуб. Всё, что происходит в его стенах никогда не выйдет за их пределы и не станет достоянием общественности. И раньше такое положение дел Первого особенно устраивало. Однако теперь он как никогда жалел, что у него не было никакой возможности просмотреть все записи, связанные с Полозом и узнать, что же его связывает с Ритой.

Большая часть посетителей «Змея» принадлежали к Миру Иному, все из них обладали какими-то особенностями и силой, которыми беззастенчиво пользовались в стенах клуба. Поэтому наличие камер нарушало их приватность. В современном мире хакеры — весьма распространённая каста талантов, которые могли получить что угодно и откуда угодно. И записи из клуба в последнее время являлись самой желанной добычей. То, что их не было в сети, говорило лишь о том, что Отцы-Основатели клуба были очень мудрыми сверхами, не доверившими охрану своего детища технологиям. Иначе о существовании Мира Иного узнали бы давно.

То, что Маргарита ничего не заметила, объяснялось просто — она не стала членом клуба. Он, ведь, не шутил, говоря, что подпись решает многое. Членская книга была необычной. Она была сделана из кожи девственниц, как бы ужасно это не звучало в современном и продвинутом мире, напичкана огромным количеством заклинаний, пропитана многими зельями, и была настолько древняя, что по возрасту могла тягаться с высшими демонами Ада, одним из которых и был тот самый Змей-Искуситель, ставший библейским отрицательным персонажем. А по факту являлась одним из ценнейших артефактов Мира Иного. И в ней испокон веков записывались имена тех, кто был посвящён в тайну. Собственно, по этой же причине данный артефакт и попал в «Змея» — чтобы продолжать исправно нести свою службу, только на куда более законных правах. Не так давно в Верховном Совете поднимался вопрос о взаимодействии с людьми и о том, что необходимо как-то усовершенствовать подобные союзы. Тогда-то и приняли решение создать «Змей», куда можно было бы прийти самому и привести с собой нужного человека, подпись которого в членской книге обезопасит Мир Иной и оповестит всех о личности посвящённого.

И тот, кто ставил в этой книге свою подпись, подтверждал всем сверхам Мира Иного, что он является носителем знаний о них и, соответственно, их хранителем. Книга и была тем самым гарантом сохранения тайны. После подписи в этой книге, на руке человека появлялась метка, которая «открывала» ему глаза на происходящее вокруг. И если бы Рита поставила свою подпись до того, как он успел её остановить, то очень удивилась бы, увидев у половины посетителей внушительные рога, зелёные волосы, красные глаза, длинные клыки и когти, а у некоторых ещё и шерсть по всему телу. Ещё она бы признала за своим наставником, которым на тот момент являлся Полоз, обучать её всему, что должны знать посвящённые. И это не просто лекции в удобном кабинете. Нет, ей бы показали на её же собственном примере, что такое кормление альбов, вампиров и демонов, поведали бы о силе ведьм и нимф, дали бы понаблюдать за разрушительной мощью элементалей. Многие очень пугались всего этого, но потом приходили в невероятный восторг от посвящения в эту тайну.

К сожалению или к счастью, но данная программа обучения действительно являлась необходимой, чтобы посвящённый знал, с чем имеет дело. Ведь, находясь в клубе, он мог получить приглашение провести приятно время с альбом третьей касты, которых в народе прозвали суккубами и инкубами. Делая такие предложения альбы рассчитывают, что человек в курсе всего, что будет происходить между ними. Иначе незнание может стать опасным для обеих сторон. И это малая часть того, что посвященному придётся узнать.

Поэтому Кас и не хотел, чтобы Рита была частью этого места. По крайней мере до того, пока их связь не станет абсолютной. Тогда она войдёт в «Змея» на правах сверха, а не человека. Несмотря на показное равноправие между видами, люди в «Змее» всё же были чем-то в роде питомцев. К ним хорошо относились, уважали, даже любили. Но сверхи приглашали их в свои ряды лишь по одной причине — использовать в своих целях. Это может быть питание, корысть и прочее. Конечно, не все настолько циничны и очень многие на самом деле сближаются с людьми, заводя себе фаворитов. Вот только самое сильное чувство, которое сверхи к ним могут испытывать — это страсть и дружба. Никакой любви. Это против природы жителей Мира Иного, как бы красиво не расписывали эти чувства писатели-фантасты, сценаристы и просто выдумщики. Сильные предводители прошлого и настоящего качественно позаботились об этой проблеме, решив её раз и навсегда.

Исключением стали только альбфары рода Ламаро, поэтому они и охраняли этот секрет так тщательно. Ведь их эйфори до того, как пройдут полное единение, слишком уязвимы.

И вот теперь Каспиан очень злился, что у него нет простого решение возникшей проблемы в лице Полоза. Хотя, он мог попросить своих специалистов собрать на того все данные. Что, собственно, и сделал.

Как раз в этот момент его прервали. В кабинет, где он проводил большую часть времени, когда бывал в клубе, ввалились двое мужчин, не утруждавшие себя надеванием масок и костюмов наставников, хоть и являлись таковыми. Один из них был такого же роста, что и Каспиан и имел волосы того же оттенка, только выглядел слегка моложе и черты лица были немного другими, хотя то, что они братья, было заметно не вооружённым взглядом.

Второй был ниже ростом, чернявый и мог похвастаться буйными кудрями. Его плечи были так же широки, как и у братьев Ламаро, а задорная улыбка, казалось, не сходит с его губ никогда. Впрочем, как и озорной блеск голубых глаз. И хотя он выглядел взрослым мужчиной, эта весёлость никогда не позволяла посторонним трезво оценить его силы и возраст.

— Даннэш, Арман, — вздохнул Первый, приветствуя брата и лучшего друга. — Не могу понять, почему я терплю с вашей стороны эти выходки?

— Ты не можешь устоять перед моим обаянием, друг, — весело отозвался Арман, усаживаясь в кресло напротив стола.

— А я вообще твой брат. Семейные узы и всё такое… — отмахнулся от наигранного недовольства Даннэш.

Кас только головой покачал, прекрасно осознавая всю бесполезность своего негодования, поскольку, как это ни печально, оба были правы. Младшего брата Первый очень любил, поскольку, невзирая на разницу в возрасте, у них были схожие характеры и они всегда отлично ладили между собой. Возможно, это заключалось в необходимости объединяться против «средних» близнецов, ведь когда эта парочка шла в атаку, выжить можно было только приобретя союзников. Однако, как бы там ни было, он всё же был его братом, и шутка о семейных узах вовсе не была шуткой.

Арман же всегда был рядом с ним, сколько Кас себя помнил. Они были одного возраста, вместе росли, вместе учились, вместе познавали всё новое, включая и мир людей, и давно уже считали друг друга скорее братьями, нежели лучшими друзьями. Их родители относились к ним точно так же — Армана принимали в семье Ламаро, как ещё одного ребёнка, а семья Армана относилась так же и к Каспиану.

И эти двое, зная о его любви к ним, беззастенчиво пользовались всеми доступными привилегиями.

— Ладно, что на этот раз?

— С чего ты решил, что мы просто не можем поприветствовать тебя, Кас? — деланно нахмурился Арман.

— С того, что это можно было сделать в любое другое время и в любом месте, но вы предпочли мой кабинет, значит, дело конфиденциальное.

— Собственно, ты прав, — усмехнулся Дан. — Хочу попросить тебя выдать разрешение на приглашение одной куколки, которая покорила меня и Армана в самое сердце.

— И что? Вы не смогли найти место, где бы отдохнуть с ней? — нахмурился Первый.

— Нет, Кас, — вдруг стал серьёзным Арман. — Всё дело в том, что она — полукровка. Насколько мы смогли почувствовать, в её роду отметились оборотни, ведьмы и когда-то очень давно, нимфа. Но девочка не знает, кто она. От неё за километр веет силой, но девчонка даже не догадывается, в чём дело.

— Она сейчас похожа на пороховую бочку — дотронься и взорвётся, — таким же серьёзным тоном продолжил рассказ Дан. — Не понимаю, как она ускользнула от Надзора, но инициацию она точно прошла. Сама по себе девушка довольно подозрительная, поэтому нечего и думать о том, чтобы поговорить с ней в общественном месте, где нет соответствующей защиты. А разговаривать на тему её происхождения вообще чревато летальными исходами.

— Всё так серьёзно? — изумился Каспиан.

Что уж говорить, но Надзиратели вели чёткий и строгий учёт возможных полукровок, не допуская тех в мир людей без соответствующего образования, особенно потому что выбросы силы у них в основном случались спонтанно и именно в подростковом возрасте, когда человеческие гормоны били через край. Смешение крови происходило крайне редко, поскольку сверхи просто не воспринимали людей, как своих партнёров. И рассчитывать на то, что кто-либо из них решит дать жизнь ребёнку от человека — глупо. Но прецеденты были и продолжали случаться.

— А какая кровь в ней главенствует?

— Ведьмы, — хором ответили его посетители и поморщились совершенно одинаково.

— Тогда ясно. Эти после своих шабашей иногда себя не помнят по нескольку месяцев, поэтому нет ничего удивительного в появлении полукровки, — вздохнул Кас. — Остаётся лишь загадкой, как Надзиратели проворонили девочку.

— Ну, с этим разбираться должны не мы, а Совет, — откинулся на спинку кресла Арман. — А вот обезопасить девочку и окружающих в наших силах. Пригласи её сюда. «Змей» считается для всех таким лакомым кусочком, что никто просто не в состоянии отказаться, а защита здесь стоит такая, что выдержит даже ядерный удар магического происхождения — самое то для первой беседы по душам с нервной полукровкой.

— Ладно, считай, что приглашение уже есть, — сказал Первый, набирая на своём планшете сообщение. — Зайдёшь к Дарси, чтобы оставить данные о ведьме. Остальное она сделает сама.

— Идёт, — отозвался Арман, вставая.

Вместе с ним поднялись и братья. Кас намеревался отправиться домой, а Дан хотел задержаться и немного развлечься, тем более, что сегодня на смене была одна из его многочисленных подружек. Уже выходя из кабинета младший Ламаро обернулся и спросил:

— Кстати, как закончилась история с той девчонкой?

— Какой девчонкой? — тут же оживился Арман, возвращаясь в кабинет. — Почему я не знаю?

— Потому что мой брат набрёл на самую настоящую сталь! — хохотнул Дан.

— Да неужели? — притворно воскликнул Арман. — Невероятно! Кто она? Вампирша? Или Баньши? Хотя нет, таким темпераментом могут обладать только оборотницы. Но они всегда охотно принимали альбов, а уж альбфаров и подавно.

Каспиан кисло улыбнулся, недовольный тем, что подняли эту тему. Особенно то, как сейчас хохотал его младший брат, выслушивая предположение лучшего друга. Очень мило, ничего не скажешь.

— Ари, mon ami, — утирая слёзы, простонал Даннэш, — всё куда хуже! Ему отказала человечка!

Первый готов был поклясться, что, если бы не звуки барабанов в общем зале, которые долетали даже сюда, он бы услышал звон упавшей челюсти друга. Арман во все глаза уставился на него, не пытаясь даже скрыть своего шока. А Даннэш от созерцания этой картины развеселился ещё больше, корячась от смеха на полу у двери.

— Nique sa mere! — в полном шоке выдохнул Арман.

— Эй! Осторожнее в выражениях, иначе отец оторвёт тебе голову, — тут же перестал хохотать Дан. — Нашу мать следует поминать только в тандеме со словами любви и восхищения.

— Прошу прощения, вырвалось, — опомнился мужчина, всё также не сводя взгляда с Каспиана. — Друг, ты не болен?

— Нет, просто мне нравится охота. Я сыт и могу себе позволить немного поиграть, — разозлился наконец он, неприятно задетый тем, что они обсуждают его эйфори.

Конечно, ни один их мужчин ни о чём таком даже не подозревал, хотя у Первого было огромное желание всё им рассказать и поделиться радостью. Но он не мог. Отец был прав, говоря, что всё должно оставаться в тайне до тех пор, пока они не пройдут единение и девушка будет в безопасности. Каспиан, конечно, доверял брату и другу, но решил не рисковать. Поэтому и бесился сейчас, слушая их сальные шуточки в адрес Риты.

Когда же ему, наконец, удалось спровадить их, раздражение мужчины достигло такого предела, что он едва сдерживался. Такое состояние послужило сигналом, что пора отправляться домой.

Он уже подходил к автомобилю, когда, совершенно неожиданно, на него накатила такая бешеная усталость, едва не свалив его с ног. Но полным шоком было то, что ему, вдруг, стало трудно дышать. Перед глазами уже всё начинало темнеть, когда в сознание ворвался чей-то низкий и очень сердитый голос:

— Что здесь происходит?!

И всё тут же прекратилось. Первое время, пока приходил в себя, Кас никак не мог понять, что это, чёрт возьми, было! Пока до него дошло, что так активизировалась связь с его эйфори, которую только что чуть не убили. И его заодно с ней.

Ярость накатила такая, что он не смог её проконтролировать. Сила вырвалась наружу сумасшедшим вихрем, снеся в общую бесформенную кучу все машины со стоянки. Но альбфар этого даже не заметил. Не помня себя от ужаса и страха за Риту, он тут же принял свой истинный облик, увеличившись при этом почти в половину, и ураганом скользнул в подпространство, доступное для использования только высшим демонам, к которым относился и альбфар. Пребывание в нём буквально жрало энергию существа, поэтому лишь самые сильные могли проникать в подпространство и оставаться живыми.

Но сейчас потеря недавно восстановленной и так ценимой альбфарами энергии его мало интересовала, ведь преимущества использования подпространства были налицо: то место, куда бы он добрался на авто за двадцать минут, при этом вжимая педаль газа до упора, появилось перед ним всего через две минуты.

Каспиан не мог знать, куда именно идти, потому что его вела их пока что тоненькая ниточка связи, но догадывался, что неприятности произошли около дома, ведь водитель ни за что бы не допустил, чтобы с Ритой что-то случилось.

Взлетев на балкон пятого этажа, он спокойно проник в её квартиру с помощью воздействия своей силы и тут же сменил облик на уже привычный, на случай, если она не спит. Но всё оказалось куда проще — Рита спала, хотя её сон был беспокойным. Она металась по дивану, сбросив с него все подушки, и что-то хрипло, отчаянно шептала.

У Каспиана сжалось сердце от увиденного и он, не соображая, что делает, подошёл к Рите, взял её на руки и, удерживая её в том же положении, сам уселся на диван, прижимая свою драгоценную ношу к себе.

Девушка ещё какое-то время ёрзала и брыкалась, но потом, глубоко вздохнув, успокоилась.

— Утро и яблоня, — прошептала она во сне, чем вызвала улыбку альбфара, а потом совершенно неожиданно распахнула глаза, вполне осознанно глядя на мужчину. — Каспиан! — выдохнула она. — Ты пришёл… Я так звала тебя. Я должна была тебя предупредить… — её голос был хриплым и постоянно срывался. Было видно, что ей тяжело говорить, но она, казалось, не обращала на это внимания. — Он опасен и хочет тебя убить… Мне следовало поехать обратно, но… мне не следовало вообще уезжать… И теперь ты в опасности.

— Ш-ш-ш, девочка, — ласково сказал мужчина, слегка укачивая её у себя на руках. — Всё хорошо, успокойся. Теперь всё будет хорошо…

— Нет, — всхлипнула она, прижимаясь к нему, — Первый ты не понял, он найдёт тебя! Он следит за мной!!!

Когда она назвала его Первым, Каспиан окаменел. Он сейчас выглядел именно как Каспиан, её босс, но девушка каким-то образом узнала его. Или догадалась… Но это невозможно! Или возможно? Что он, по сути, вообще знает о связи с эйфори? В том-то и дело, что ничего. Поэтому не стоит и отрицать, что его истинная половинка может узнать его в любом облике. Эта мысль разлилась внутри мужчины горячей лавой, вызвав на его лице улыбку и он сильнее прижал к себе девушку.

— Каспиан, ты должен уехать… — так же хрипло сказала она. — Ты в опасности!

Но он не ответил, потому что видел, что, во-первых, девушка находилась в полудрёме и на самом деле просто не осознавала, что и кому говорит. А, во-вторых, она ошибалась, ему не грозила никакая опасность, если будет в безопасности она сама, за чем он теперь будет следить с особой тщательностью. Ну и, в-третьих, он сам убьёт этого подонка! Он сдерёт с него кожу и выпотрошит! А потом заставит некроманта вновь поднять труп и сделать всё то же самое заново! Каспиан едва сдерживал ярость, потому что сейчас внимательно разглядывал огромные почти чёрные синяки на её шее. И запах, который от них исходил был ему хорошо знаком!

ГЛАВА 6

«Приложите шкурку банана к синяку на двадцать минут, и он полностью исчезнет», — говорила одна из статей «вражеского» журнала, который Рита всегда покупала, чтобы быть в курсе того, что происходит у конкурентов.

Сегодня она проснулась с на редкость ясной головой и полной решимости сделать всё, чтобы Рома больше никогда в жизни не смел подойти к ней ближе, чем на пару десятков километров. Уже год прошёл с момента их разрыва, а она всё равно ощущала его неизменное присутствие в своей жизни, как нависший дамоклов меч. Пришло время, как говорила мама: «расправить крылья», и Рита была твёрдо намерена именно так и поступить. В конце концов, ну что он ей может сделать? Не совсем же он псих? В любом случае, у неё есть уже неплохие тылы на этот случай.

Вчерашний день прошёл для неё, как в тумане — она то выныривала из липкого и неприятного сна, то погружалась в него снова. Время от времени ей снился Каспиан, который, как и в том видении в клубе, иногда становился Первым, что укрепило её желание разобраться в этих странных метаморфозах. Он был рядом с ней, держал её в своих объятьях, но каждый раз, когда она просыпалась, оказывалось, что это был всего лишь сон. Ближе к вечеру зашёл участковый, которого, как он сказал, вызвал её сосед. Маргарита сначала разозлилась на Руслана Денисовича за то, что тот лез не в свои дела, а потом поняла, что он был прав. Что это нужно было сделать давно.

Она поговорила с участковым, получила официальное извещение о том, что завтра её ждут в отделении милиции для снятия «следов побоев» и со спокойной душой вновь легла спать.

И вот теперь, глядя на шкурку банана и прокручивая всё произошедшее в голове, Рита никак не могла решить, что же делать… С одной стороны, избавляться от следов — глупо, потому как иначе не стоит и надеяться на помощь правоохранительных органов, да и вообще, после того, что он сделал, прощать его вновь она не хотела. А с другой стороны, приходить на работу с такими характерными синяками ещё хуже. Таня заметит сразу и поднимет такой вой, что вскоре вся редакция будет знать. А этого Рите хотелось меньше всего. Как вариант, можно было бы надеть блузу с высоким воротом или же лёгкий шарфик, да только глазастую подругу этим не обманешь.

Маргарита вздохнула, выкинула в мусор шкурку от банана и направилась к шкафу — предстояло выбрать подходящий наряд, чтобы максимально скрыть ненавистные синяки.

Дорога в издательство прошла без происшествий, хотя девушка то и дело оборачивалась, боясь увидеть Рому в любой момент. Это настолько измучило её, что к тому моменту, как она переступила порог здания, где работала, от её благодушия не осталось и следа. Она нервничала, злилась и вообще вся издёргалась. А ещё просто ненавидела себя за эту слабость. И ненавидела Рому за то, что ему-таки удалось разрушить её умиротворённый мирок, который она так тщательно создавала последний год, всего лишь раз появившись рядом с ней. Маргарита никогда не была трусихой и сейчас сгорала от стыда за собственное поведение. У неё мелькнула даже мысль, что неплохо было бы временно пожить у Тани, но потом сразу же её отмела. Ну уж нет! Ему не удастся выгнать её из её же собственной квартиры! Скорее уж она ещё раз встретится с ним лицом к лицу и огреет его чем-нибудь по голове, нежели будет жить в страхе! Ни за что!

И вот в таком воинственном настроении она влетела на свой этаж, стремительно направляясь к рабочему месту. Однако она никак не ожидала, что Таня будет поджидать её именно здесь. Ей хотелось иметь несколько минут, чтобы успеть привести себя в порядок и проверить, не сбился ли шарфик, открывая отвратительную синеву. И, судя по округлившимся глазам подруги, её переживания были не беспочвенными.

— Его имя! — натурально зашипела девушка, вскакивая со стула будто ужаленная. — Я хочу знать имя этого мертвеца!!!

— Таня, угомонись, — устало сказала Рита, присаживаясь на свой стул и вынимая зеркальце из сумки.

Пара необходимых штрихов и шарфик вновь сидит идеально, прикрывая всё лишнее на её шее. Но раздосадованный тон девушки и смысл сказанных ею слов, только ещё больше разозлили нынешнего главного редактора журнала.

Подскочив к подруге, она схватила зеркальце и сунула ей его под нос.

— Угомонись? Угомонись?!! Ты себя в зеркало видела?! — заорала она, но тут же осеклась, заметив, что абсолютно все коллеги внимательно прислушиваются к разгорающемуся скандалу. — Взяла вещи и живо в мой кабинет! — процедила она сквозь плотно сжатые зубы, и пулей сорвалась со своего места.

Рита только сокрушённо покачала головой, но спорить не стала. Проще подчиниться и действительно всё рассказать, чем стать участником ещё одного скандала. И так ославилась на весь офис!

Она шла мимо рабочих мест сотрудников, улыбаясь то одному, то другому, но её улыбка не обезоружила их настолько, чтобы те забыли о только что услышанном. Рита просто-таки ощущала их жадные взгляды на себе и слышала, как шуршат в их головах вопросы: «Что же такого с её внешностью?», но, продолжая бесхитростно улыбаться, она делала вид, что ничего такого не замечает.

В кабинет Тани она вошла спокойно и, даже можно сказать, невозмутимо. Что нельзя было сказать о подруге. Та, словно загнанная в клетку тигрица, металась из угла в угол и что-то гневно бурчала себе под нос, пока не заметила вошедшую девушку. Подскочив к ней, Татьяна потянула за лёгкий узелок шарфа и одним движением сорвала его с шеи девушки, чтобы тут же в ужасе отступить.

— Господи! — выдохнула она, во все глаза глядя на практически чёрные следы от пальцев. — Рита!

— Что? — буркнула она. — Можно подумать, я с утра не насладилась этим зрелищем!

— Но…

— Хватит, Тань, пожалуйста, — вдруг всхлипнула Рита. — Давай просто не будем акцентировать на этом внимание, мне и так нелегко.

— Конечно! — тут же закивала подруга, полностью лишившись своего гнева. — Конечно, лапуля, даже не сомневайся. И вообще, хочешь, я организую тебе больничный? Посидишь дома, отдохнёшь…

— Нет! — слишком поспешно возразила девушка, да ещё и так горячо, что Таня нахмурилась. — Нет, спасибо. Дома я сойду с ума от безделья и скуки.

— Это случилось у тебя дома? — Рита промолчала, но это не остановило девушку. — Ну, конечно же, где же ещё… Понятно, что ты теперь боишься оставаться одна…

— Я не боюсь.

— Ты можешь пожить у меня, — не заметила Таня возражений подруги. — Сколько хочешь, ты знаешь.

— Тань, прекрати. Я ни за что не буду скрываться или жить у кого-то. У меня есть мой дом, из которого меня ничто и никто не заставит уйти!

— Хорошо, тогда, я думаю, ты не будешь против, если я поживу у тебя какое-то время. Как раз думала затеять ремонт, а запах краски…

— Таня! — не выдержала Рита. — Пожалуйста!

— Хорошо, — вздохнула она, признавая своё поражение, но тут же встрепенулась. — О! Ну конечно! Командировка — это то, что нужно! Конечно, придётся проторчать немало времени на собраниях и лекциях, но мы успеем поваляться на пляжах и сходить в парочку классных клубов, наверняка! Ух! Ну и отожжём мы там! Уже предвкушаю…

Да Маргарита и не сомневалась, что бесконечная энергия её подруги будет течь даже не рекой, а падать Ниагарским водопадом. Её такое только радовало, потому что Таня как никто умела заряжать хорошим настроением и весельем. И именно это сейчас было необходимо. Девушка уже даже представила: они вдвоём на пляже с коктейлями, в новых бикини… Но картинка сразу же померкла, когда она вспомнила о своих «украшениях».

— О нет! — застонала Рита, в бессилии падая на кресло для посетителей. — Я не могу поехать туда с такими синяками…

— Ерунда! — отмахнулась девушка. — Я дам тебе мазь, которую делает моя бабушка. Это семейный рецепт. Убирает гематомы за два дня! Избавишься от них как раз к отлёту, гарантирую. А ещё лучше, я сейчас сама сгоняю за ней, и ты сразу же ею воспользуешься.

«Ну, в какой-то степени, она права», — подумала Рита, чувствуя, что настроение начинает немного подниматься.

Уехать на какое-то время из города — отличная идея. Она проветрится, успокоится и с новыми силами шагнёт в новую жизнь. Разберётся, наконец, со своими чувствами и заодно решит, стоит ли продолжать эту странную охоту за тайной Каспиана-Первого.

— Нельзя, — вздохнула она, очнувшись от размышлений. — Сегодня после работы меня ждёт участковый.

— Ты написала заявление? Правильно!

— Не я, а мой сосед. Это он вмешался, когда увидел, что Рома…

— Рома?!! — завопила Таня прежде, чем успела сдержаться. — Эта мразь — твой бывший?!!

— О какой бывшей мрази идёт речь? — раздался третий голос, и в кабинет, под две пары ошарашенных глаз, вошёл Каспиан.

Он добродушно улыбался, пока его взгляд не упал на шею Риты, а потом и на зажатый в руке Тани шарфик. Мужчина изо всех сил старался сдержаться, когда шёл сюда, потому что никак не мог дождаться того момента, чтобы вновь увидеть Риту. Все эти выходные он провёл рядом с ней, время от времени, когда девушка просыпалась, ныряя в подпространство. И это было самое счастливое время в его жизни, пусть и забрало энергии столько, что хватило бы на три месяца разгульной жизни. Он чувствовал себя таким умиротворённым и довольным, что улыбка никак не желала сходить с его лица. И сегодня, как только он почувствовал, что его эйфори вошла на этаж, едва удержался, чтобы не выйти навстречу.

Ему казалось, что он прождал достаточно долго, чтобы дать девушкам наговориться. Но как только его взгляд вновь упал на следы, оставленные этим уродом на её шее, то вновь пришёл в бешенство. И лишь спустя пару минут, пока старался подавить в себе этот всплеск эмоций, до него дошёл смысл последней услышанной им фразы. По запаху он уже определил, что это Полоз напал на девушку. Но, как оказалось, с мотивами он ошибся кардинально. Кас думал, что этот гад решил отомстить ей за испорченный вечер и за то, что она осталась в обществе Первого, вместо того, чтобы достаться ему, Полозу. А на самом деле, всё ещё куда сложнее и запутанней.

Не отрывая взгляда от шеи Риты, он глухо спросил:

— Бывший?

Тот самый парень, о котором он не смог найти информации, только имя? Что ж, теперь, по крайней мере, понятно, почему — спецы Каса искали его среди людей, а там такого человека не существовало, ведь Полоз принадлежит к Миру Иному и заметать следы там помогают качественно. Вот только вопрос, почему он так сильно помешался на Рите? Для альбов третьей касты — это не типично.

И пока мужчина думал об этом, он неотрывно смотрел на свою эйфори, ожидая ответа.

Но вместо Риты ответила Таня, которая несколько приободрилась от появления союзника. Тем более она помнила, как тот приглашал её подругу на ужин… Так может, стоит разыграть карты, чтобы соединить пару?

— Да! Этого гада зовут Роман, — выплюнула она. — И если вы одолжите мне пару десятков тысяч евро, то я сегодня же найму киллера.

Конечно, она говорила в шутку, чтобы немного разрядить обстановку, но Каспиан посмотрел на неё с таким задумчивым видом, словно и в самом деле собирался выполнить её просьбу. Девушки синхронно поёжились. А мужчина отстранённо подумал, что с «гадом» Таня попала в точку.

— Думаю, что это лишнее, — наконец, сказал он, чем вызвал одинаковый вздох облегчения у девушек, которые, очевидно, на самом деле решили, что он будет мстить.

«Лучше я сам убью его» — завершил он свою мысль, проходя в кабинет и закрывая за собой двери.

Рита, не подозревая о кровожадных мыслях босса, думала о том, что после встречи с другим мужчиной, который качественно вскружил ей голову, её реакция на его присутствие осталась неизменной и действует на неё так же, как и близость Первого. По телу прошёл легкий озноб, дыхание немного сбилось, а губы начало покалывать в ожидании поцелуя. Девушка недовольно нахмурилась, сбитая с толку подобными эмоциями. Каждый раз, когда она оказывалась в обществе шефа, она сама себе напоминала какую-то нимфоманку. Ей наяву виделись его руки на её теле, губы, прокладывающие сладкую дорожку от её шеи до груди, жаркий шёпот… Остаётся только надеяться, что её догадка верна и Каспиан — это и есть Первый. А то будут проблемы, потому что она испытывает одинаковое влечение к обоим мужчинам.

Встрепенувшись, она невольно покраснела, потому что всё это время, пока в голову ей лезли эти скандальные мысли, она пристально смотрела на Каспиана, а он на неё. И если он не прочёл всё, о чём она думала, по её глазам, значит он абсолютно не обладает проницательностью и ничего не знает о женщинах. А в этом она сильно сомневалась, потому что выглядел он прожжённым любителем женщин, который знает толк в обоюдном удовольствии. Марго не раз и не два улавливала в его глазах опасный блеск, так сильно напоминающий предвкушение. И вот сейчас, когда она едва ли не слюни на него пускала, он смотрел на неё тем же, своим особенным горящим взглядом. Взглядом Первого. В этом не было сомнений!

Рита отвернулась, чтобы скрыть пылающие щёки и немного отдышаться, потому что, вдруг, заметила, что ей стало трудно дышать. Нет, определённо, нужно решить как можно скорее все свои проблемы связанные с тягой к обоим мужчинам. Она никогда такой не была. Она вообще однолюб по жизни, а тут такое — сразу два объекта для страсти, вызывающие одинаковые жгучие эмоции.

Таня, казалось, ничего не замечала. Она молча прошла к своему столу, молча села на своё кресло, и так же молча принялась заниматься своими делами, будто это не она только пару мгновений назад яростно мерила кабинет шагами и сыпала проклятиями на голову Ромы.

Маргарита только удивлённо на неё посмотрела, но не стала никак комментировать это. Зато Каспиан молчать точно не собирался.

— Маргарита, мне нужно поговорить с тобой. Наедине. Надень твой шарфик, чтобы лишний раз не провоцировать общественность на пересуды. И, Татьяна, прошу предоставить к вечеру план работы журнала на время вашего отсутствия. Не хочу, чтобы сотрудники расслабились, пока ваши зоркие очи не следят за ними.

Таня улыбнулась тонкому комплименту и подмигнула Рите.

— Не вопрос, Каспиан. Надеюсь, вам понравятся мои новые идеи. Буквально вчера меня, вдруг, осенило, что у нас не хватает несколько важных колонок, которые могли бы подогреть немалый интерес к журналу. Уверена, вы оцените. И, знаете, с учётом всех нынешних обстоятельств, я склонна думать, что новшества действительно произведут фурор.

— Вы меня заинтриговали, Татьяна. С нетерпением жду нашей встречи. А сейчас вынужден попрощаться. Маргарита? — он повернулся к ней, приоткрывая дверь и пропуская её вперёд.

Девушка только вздохнула, но подчинилась, хотя и не видела ни единой причины, по которой им следовало бы говорить наедине. Однако она могла ошибаться, и вся суть его пожелания заключалась в том, чтобы обсудить предстоящую статью без свидетелей, потому что, пусть все в издательстве и знали о её споре с Каспианом, но никто, кроме Тани, не знал абсолютно всех обстоятельств — только условия о статье и свиданиях. И всё. Иначе тут бы все на ушах стояли — ещё бы! Статья о «Змее»!

Под пристальными взглядами коллег, они прошли к кабинету шефа и без лишних разговоров, скрылись за его дверьми.

Как только они оказались внутри, Кас тут же щёлкнул пальцами, активируя полог тишины, который так и не убрал с момента их ссоры. Сейчас он меньше всего хотел, чтобы кто-нибудь подслушал их разговор, хотя, признаться, ещё не решил о чём именно говорить. Как её начальник, вмешиваться в личные дела Риты он не имел права, поэтому заводить разговор о безопасности и нападении на неё, было бы глупо. Но как её альбфар, её пара, он имел все основания переживать, ставить ей условия и вообще запретить покидать квартиру до тех пор, пока они не завершат единение. И эти противоречивые эмоции просто выводили его из себя.

Подойдя к своему столу, он сел в кресло и жестом предложил Рите последовать его примеру.

— Итак, в первую очередь, я бы хотел обсудить с тобой твоё состояние, — начал он и, видя, что девушка намерена спорить, тут же добавил: — Прошу простить меня за то, что вмешиваюсь, но я привык заботиться о своих людях, в чём бы это не выражалось. Поэтому, отнесись к моим словам со всей серьёзностью, — девушка, поморщившись, кивнула. — Что ж, для начала, хотел бы прояснить один момент — это милое синюшное ожерелье на твоей шейке оставил тебе твой муж?

— Бывший парень, — нехотя ответила Рита, недовольная тем, что он вмешивается в её дела, но в то же время и тронутая его заботой, которая сейчас читалась в его взгляде. Поэтому она решила добавить: — Мы встречались довольно долгое время, но потом расстались. Не слишком хорошо, но всё же расстались.

— Это была его или твоя инициатива?

— Моя.

— И, полагаю, его это не устроило, — убеждённо сказал мужчина, нахмурившись и красноречиво разглядывая её синяки. — Если это не слишком личное, могу я узнать причину разрыва?

— Это личное, но я всё же скажу — я очнулась от странной слепой влюблённости в него и поняла, что меня с этим человеком ничего не объединяет. Только странная горечь, обида и непонимание, — ответила она, не замечая, как руки Каспиана сжались в кулаки.

До этого он предпочитал не думать об этом, потому что моментально впадал в ярость. Когда он узнал, кто именно напал на Риту, он почти обрадовался, что получил шанс припугнуть гада и поставить его на место. Но, узнав, что, как оказалось, он был ещё и бывшим возлюбленным его эйфори, жажда убийства разгорелась в нём совершенно безудержным пламенем. «Слепая влюблённость»! Как же! Пожалуй, точнее было бы сказать раболепие, потому что ни один инкуб не остановится на половине, когда можно получить всё. Пусть эти альбы и принадлежали к третьей касте и получали энергию одним из самых простых и приятных способов, они всё же были не элитой, а так, серединкой на половинку, для которых люди были нечто вроде игрушек. Они использовали их в своё удовольствие и гордились этим. В отличие от альбов второй и первой касты, которым человеческие эмоции не были чужды, и они уважали людей. Тоже использовали, да, но старались делать всё на взаимных условиях. А Ламаро, как оказалось, вообще боготворили людей по известной причине.

И вот теперь, думая обо всём этом, Кас испытывал такую бешенную ярость, что едва сдерживался, чтобы не разгромить собственный кабинет! Его эйфори, его милая девочка, была игрушкой инкуба! И, судя по тому, как он вцепился в неё, её энергия пришлась ему по вкусу. От этого всё внутри у мужчины завязывалось тугим узлом, причиняя нестерпимую боль.

— Сколько… — он откашлялся, потому что голос, от переполнявших его эмоций, был хриплым. — Сколько вы были вместе?

— Почти два года, — спокойно ответила Рита, не подозревая о буре, бушующей у него внутри.

Из груди мужчины вырвался сдавленный стон, который он тут же замаскировал под кашель. Его сердце сейчас просто разрывалось на части. Два года! Два года кормить инкуба своей энергией! Бедная девочка давно должна была лишиться каких-либо чувств, но девушка был такой милой, живой и эмоциональной… Он просто не мог поверить, что она осталась собой… Хотя, может и не осталась. Но он сделает всё, что сможет, и она будет счастлива.

— Каспиан? — несколько смущённо позвала его Рита, чувствуя себя совершенно обескураженной его поведением.

— Да? Прости, задумался, — он вновь откашлялся. — И, как я понял, твой молодой человек… Рома, да?.. не слишком обрадовался твоему решению прервать ваши отношения?

— О да, — неожиданно весело захохотала она. — Он меня даже похитил и надел на палец кольцо со словами: «Мы поженимся». Самые романтичные слова в моей жизни, — продолжала хохотать она, не подозревая, что в этот конкретный момент Кас был готов сорваться с места в подпространство и просто порвать Полоза на мелкие кусочки.

Теперь он понял, почему тот так жаждал стать наставником Риты, потому что получил бы над ней неограниченную власть в клубе и, что вполне возможно, успел бы подавить её волю за один вечер, а потом она сама бы не захотела уже покидать его. Альбфару, вдруг, стало дурно при одной лишь мысли, что, опоздай он тогда на одну минуту и… Он оборвал себя на этой мысли, не уверенный, что сможет сдержать ярость, если додумает её до конца.

— Не уверен, что разделяю твоё веселье, особенно сейчас, когда вижу результаты его «любви», — выдавил из себя мужчина.

— Да перестань, какая любовь, Каспиан. Он просто бесится, что это я его бросила. До этого ни одна девушка не смела отказывать ему, хотя, по правде говоря, до меня у него и не было никаких серьёзных отношений. Так, мимолётные увлечения. Если не считать одну девушку, его первую любовь. Хотя, вполне возможно, что он считает и это любовью, да только я не так глупа и наивна.

— Это радует.

— Что?

— Говорю, что меня радует твой настрой. Было бы печально узнать, что ты принадлежишь к тем несчастным, которые прощают своим мужчинам такое к себе отношение.

— О, не сомневайся, мои убеждения тверды и непоколебимы, — улыбнулась Рита. — Но, как я понимаю, ты позвал меня сюда не для того, чтобы обсудить мою личную жизнь?

— Ну почему же? — Кас тоже улыбнулся, немного расслабившись. — Меня интересует всё, что связано с тобой. Однако мой интерес в данный момент имеет несколько иной характер. Я всё это выяснял у тебя с одной лишь целью — узнать, не станешь ли ты возражать против вмешательства правоохранительных органов? Такое нельзя пускать на самотёк, потому что лично у меня нет уверенности, что его приступ ревности не повторится.

— Откуда ты узнал, что это была именно ревность? — удивлённо спросила она.

— Просто предположил, — скривился Кас, недовольный своим промахом.

Не говорить же ей, что Полоз скорее всего учуял его, Первого. Их запахи тесно переплелись во время поцелуя, тут не о чем даже говорить. В тот момент они прошли первую стадию единения и впервые запах Каса проявился для других сверхов, как бы сообщая всем им, что данная девушка занята. Он и сейчас до сих пор ощущал свой запах на ней, и это будило в нём такие светлые чувства, о которых мужчина даже не подозревал. Но всё портил лёгкий шлейф запаха Ромы. Он не был таким сильным, потому что связь истинной пары, которой являлись Кас и Рита, был в разы сильнее. Странно, что Полоз не почувствовал этой связи раньше. Потому что Рита, работая в издательстве, постоянно пересекалась с Каспианом и, волей-неволей, на ней оставался его запах. Охранник клуба, например, сразу всё учуял и понял, а этот, почему-то нет. Хотя, может, всё дело было в том, что Первый тогда оказался рядом со своей эйфории вовремя и стоял достаточно близко, чтобы сбить, остальных с толку. В любом случае, тот ни о чём не догадался.

Вот тоже очередная странность. Альбфар запаха не имеет вообще и пахнет только для своих эйфори. Но как только пара находит друг друга, этот скрытый запах моментально проявляется. И, что самое странное, сверхи сразу же понимают, кому именно принадлежит этот «новый» запах. Но и проявляется он только на эйфори. Например, автомобиль Каса им пахнуть не будет… А вот любая вещь Риты…

— Ты необычайно проницателен, — неожиданно даже для себя подмигнула ему Рита. У неё, вдруг, появилось такое игривое настроение, которому она просто не могла противиться. Особенно с учётом того, что она подозревала в Первом и Каспиане одно и то же лицо. Поэтому, она решила немного поддразнить его. — Я целый год не подпускала к себе никого, потому что была по горло сыта отношениями с Ромой. Мне хотелось тишины и одиночества. Пока не побывала в клубе. Наверное, мне стоит быть тебе благодарной за наш спор.

— Почему? — удивился он.

— Ну, мне кажется, что я встретила того единственного, с которым хотела бы прожить остаток своих дней.

— Да? — улыбнулся он самой умопомрачительной улыбкой, от которой у Риты быстрее забилось сердце.

— Да.

— Тогда я очень рад за тебя.

— Спасибо, — улыбнулась Рита. — И раз уж мы заговорили о клубе…

— Ты не ответила на мой вопрос, — перебил её Каспиан.

— Какой?

— Собираешься ли ты обращаться в милицию?

— Ах, это. Да, мой сосед сделал это за меня. Он вмешался в ту ночь и, полагаю, спас меня от ярости Ромы. И пока я спала, сам позвонил куда нужно. Сегодня после работы я как раз должна пойти к участковому.

— Если тебе нужна поддержка, то я…

— Благодарю, но нет. Это слишком унизительно, и я пока не готова разделить всё с кем-нибудь, — покачала головой девушка. — Но я благодарна тебе. Очень.

— Но я всё равно настаиваю на своей помощи. Давай сделаем проще — я сейчас позвоню своему другу, он приедет к нам в офис и сам всё сделает, а потом просто отдаст материалы твоему следователю.

— Ну…

— Соглашайся, Маргарита. Ты сделаешь мне приятно, если разрешишь помочь, и я буду спокоен за то, что тебе не придётся одной вечером наведываться в отделение милиции. Всё же, как ни крути, но это не самое приятное место, куда могла бы сходить девушка после работы, согласись, — настаивал он.

— Согласна, — кивнула, отвечая на его последний вопрос, а когда увидела улыбку на лице мужчины, сразу же притворно вздохнула. — Ты меня обыграл! Ну ладно, мне на самом деле ужасно не хотелось сегодня никуда ехать, поэтому я соглашусь на твою помощь.

— Отлично, тогда мой друг приедет через час, думаю, — обрадовался Каспиан, набирая смс, видимо, тому самому человеку. — Татьяна, я уверен, согласится предоставить свой кабинет на время для этого дела.

— Если ей сказать для чего, то она сама лично втащит туда твоего друга. Так что не советую говорить ей заранее, — хмыкнула девушка, а потом не удержалась и рассмеялась.

Ей вторил весёлый смех начальника. Когда они успокоились, оба решили сосредоточиться на работе.

— Что ж, тогда, полагаю, стоит обсудить твою статью? — вдруг коварно улыбнулся мужчина. — Ты готова предоставить её?

— Пока нет, я ещё думаю.

— О чём же?

— О содержании. Мне хочется многое написать, но я побыла в этом клубе и, как это ни странно, почувствовала, что должна написать о нём положительный отзыв. А не чистую, или даже голую правду.

— Ах да, — ухмыльнулся Кас. — Твоя любовь с первого взгляда.

— Не преувеличивай. Я всего лишь сказала, что мне понравился один из мужчин, которые там были. Только и всего, — отмахнулась девушка, пребывая в некотором шоке от того, что так неприкрыто флиртует с собственным начальником.

— Прошу прощения, — сдерживая улыбку, ответил он. — В таком случае, не смею тебя более задерживать. И ожидаю статью не позднее завтрашнего вечера, потому что потом, насколько я помню, ты улетаешь вместе с Татьяной на конференцию?

— Всё верно, но я могла бы написать её и там, — нахмурилась она.

— О нет, — покачал он головой. — Я хочу, чтобы ты полностью отдала себя происходящему на Кипре, а не думала постоянно о статье. Тем более, я хочу, чтобы ты проиграла. Мне не по душе, что появился некто, способный составить мне конкуренцию на твоё внимание. Так что прошу помнить об обещанных свиданиях.

— Прошу не забывать, что ты ещё не выиграл в споре.

— Прошу не забывать, что и ты не выиграла так же, — коварно усмехнулся он. — И у тебя остаётся всё меньше и меньше шансов…

Его загадочная улыбка смутила девушку и полностью лишила её каких-либо мыслей, кроме одной: каковы его губы на вкус? Она уже и сама не раз задумывалась о проигрыше, но потом просто отмахивалась от этих бредовых идей. Ну, в самом деле! Он уже предлагал ей поужинать, она отказалась, так чего теперь придумывать всякие глупости? И вообще, зачем искать оправдания для совместного времяпрепровождения? В конце концов, она взрослая женщина и сама может пригласить его в гости или на ужин! Конечно, его условия звучат куда заманчивее и придают всему нотку авантюризма, но глупости тоже совершать не собирается!

У Каспиана были похожие мысли, хотя он думал не о поцелуе, а о том, как будет покорять её на этих трёх свиданиях, которые он намеревался выиграть во что бы то ни стало!

Видимо, что-то такое отразилось на его лице, потому что Рита смутилась и ничего не ответила на его слова. Она упорно отводила взгляд каждый раз, стоило им посмотреть друг на друга. И Кас заметил, что её глаза сверкают, что было явно не признаком смущения. Улыбка помимо воли появилась на его губах. Просидев так с пару минут, под его пристальным взглядом, она не выдержала и спросила:

— Я могу идти?

— Можешь… Рита.

Девушка тут же стремительно направилась на выход, стараясь не смотреть на хозяина кабинета. И когда выскочила за двери, вся пунцовая от смущения и собственных мыслей, могла поклясться, что услышала довольный хохот.

Ну что ж, решила она, раз он так уверен в победе, то она не станет противиться его пожеланиям. Вместо этого она разоблачит его игру в Каспиана-Первого и… Дальше этого она пока запретила себе думать, поскольку и так была на взводе от переполнявших её эмоций.

— Что, так и сказал? — изумилась Таня, вместе с Ритой выходя из их любимой кафешки.

Слава Богу, сегодня Денис отсутствовал, поэтому Рите не пришлось мучительно краснеть, вместо того, чтобы нормально обедать. Таня по этому поводу высказалась весьма прозаично, мол, от жизни нужно получать всё, даже смущение в присутствии мужчины, с которым мог бы быть секс без обязательств. Как только подруга увидела, что Рита пришла в себя от всего случившегося и больше не хандрит, то тут же принялась изводить её в своей излюбленной манере. И в конце концов девушка не выдержала, высказав ей всё, что думает о помешательстве подруги на чужой личной жизни и о том, что не нуждается в свахе, потому что уже нашла мужчину, с которым бы с радостью провела не одну, а несколько ночей. И тут же пожалела об этом, потому что теперь Таня доставала её расспросами о таинственном незнакомце и о клубе.

Предыдущая тема для разговора, где фигурировал друг их босса и встреча в Танином кабинете, была забыта, как не самая интересная. Ну, подумаешь, приехал к ним в издательство следователь снять с Риты побои! То ли дело откровенное признание подруги о понравившемся мужчине!

— Да. Так и сказал.

— И ты, конечно же сразу замяла тему, да? Нет бы ещё пару мгновений поподмигивать! Если он хотя бы в половину так хорош, как ты его описываешь, то ты просто дура, если не уложила его в постель в ту же ночь!

— А я так не считаю, — пожала плечами девушка, останавливаясь у края дороги и дожидаясь зелёного на пешеходном. — Я заинтересована в нём несколько больше, чем на одну ночь.

— Да ты что? — воскликнула подруга, не веря собственным ушам.

Рите показалось, что, если бы они не находились сейчас на оживлённой улице, её подруга начала бы прыгать, как маленькая девочка и восторженно пищать.

— Да. Мы поцеловались перед моим уходом. Точнее, это я его поцеловала, и могу тебе поклясться всем, чем хочешь, это был самый обалдненный поцелуй за всю мою жизнь!

— Ах, боже мой! — воскликнула Татьяна, радостно захлопав в ладоши, переходя дорогу вместе с подругой. — Лапуля, я уже обожаю этого парня и хочу, чтобы ты завтра же вернулась в клуб и не упускала своей воз… Рита берегись!!!

Маргарита, которая сейчас как раз думала о поцелуе, изумлённо обернулась на крик и в ужасе отпрыгнула в сторону с траектории движения несущегося на «красный» спортивного автомобиля. Но это не помогло, потому что чокнутый водитель, будто специально вильнул в сторону, как раз туда, куда бежала Рита. Она уже готова была жуткой боли, потому что не успевала убраться с пути машины, как вдруг, кто-то сбил её с ног. Но удар получился такой силы, что они оба кубарем покатились по тротуару.

Придя в себя, девушка с ужасом заметила, что её спасителем была Таня, которая сейчас лежала рядом без сознания, а по виску у неё текла кровь.

— Таня!!! — закричала девушка и бросилась к ней, не замечая, что тем самым раздирает собственные раны на руках и ногах. — Танечка! Танюша, очнись!

Девушка села рядом с подругой на асфальт, положив её голову себе на колени и осторожно ощупывала её дрожащими руками. Она не обращала внимание на то, как из издательства выскочил народ, как люди шумно переговаривались, пытаясь припомнить все детали произошедшего, как кто-то вызывал скорую… Она не слышала и не видела ничего, кроме подруги, которая так и не приходила в себя. Слёзы струились по щекам, уничтожая её макияж, но ей было всё равно.

До тех пор, пока сильные руки не обняли её за плечи, а такой нежный голос не прошептал:

— Рита, милая, как ты? Где болит? Сильно ушиблась?

— Кас, — всхлипнула девушка, прижавшись к нему. — Таня не приходит в себя!!!

— Тише, девочка моя. Всё будет нормально. Сейчас мы поедем в больницу и с ней всё будет хорошо, — ласково проговорил он, целуя девушку в висок. — Дан, пожалуйста, отнеси Таню ко мне в машину.

Только сейчас Рита заметила, что рядом с подругой сидит невероятно красивый парень с такими же светлыми волосами, как и у Каспиана, почти с такими же чертами лица, но несколько моложе. Он смотрел на распростёртое на асфальте бессознательное тело и не мог пошевелиться, очевидно, пребывая в шоке.

— Дан! — громче позвал его Каспиан. — Не стой столбом! Девушке необходима медицинская помощь!

Эти слова буквально подорвали молодого человека с места. Он с ужасом посмотрел на Таню, а потом решительно подхватил её на руки, прижимая так, чтобы голова девушки оставалась без движения, и понёс в сторону подземного гаража. Кас проделал то же самое с Ритой.

Когда они все оказались в машине, шеф тут же сорвался с места и понёсся в ближайшую больницу. Дан, как назвал этого парня Каспиан, уселся вместе с бессознательной Таней на заднее сидение, не выпуская девушку из рук ни на минуту. Рита то и дело замечала его удивлённые взгляды, которые он продолжал бросать на Таню, видела, как он время от времени наклоняется к ней, как будто принюхиваясь, отмечала, что он иногда сильнее прижимает девушку к себе, словно не верит, что держит её в руках. Но, возможно, если бы она сама не пребывала в настоящем шоке, то она и обратила бы внимание на эти странности. Однако сейчас её меньше всего интересовало поведение неизвестного ей парня. Куда больше девушку заботило то, что её подруга до сих пор не очнулась, хотя внешне не видно ни одного серьёзного повреждения — кровь на виске была следствием лишь небольшой царапины. От мелькнувшей мысли она пришла в ужас. Господи, нет! Только не внутреннее кровотечение! Только не это, пожалуйста!

Каспиан заметил состояние девушки и ободряюще сжал её руку, которую до этого так и не смог выпустить.

У него до сих пор кровь стыла в жилах, когда он вспоминал, что едва не потерял её… опять! Он как раз был у себя, разговаривал с братом, когда, вдруг, почувствовал смутную тревогу. И он бы не понял ничего, если бы не Дан, который в ужасе выкрикнул:

— Да он же сейчас собьёт их!

Кас тут же метнулся к окну и, как в замедленной съёмке, увидел спортивный автомобиль, несущийся на ничего не подозревающих девушек. Понадобился всего один удар сердца, чтобы очутиться внизу, но этого оказалось недостаточно, чтобы спасти их. И он всё ещё не мог поверить в чудо, что обе оказались живы и относительно невредимы, хотя он отчётливо видел, что увернуться у них не было ни единого шанса. Поэтому и благодарил сейчас всех, кого только мог, что они уберегли его эйфори, оставили её с ним! В этот момент он даже не подумал, что умер бы точно также, как и она. Нет, в данный момент, он был просто не в состоянии трезво мыслить, и поклялся сам себе, что сегодня же, ну, может, завтра, сделает всё, чтобы соблазнить Риту и завершить единение. Он больше не вынесет этого, просто не переживёт, если она ещё раз окажется на волосок от гибели. А надеяться на счастливый случай — просто глупо! Неприятности в последнее время следуют за ней по пятам, что не могло не настораживать. У него даже мелькнула мысль, а не отвести ли Риту к знакомой ведьме, чтобы та проверила её на порчу и сглазы, потому что слишком уж часто случались вот такие несчастные случаи, по чистой случайности не закончившиеся летальным исходом.

Они в считанные минуты добрались до отделения скорой помощи, но всем это время показалось вечностью. Мужчины вынесли девушек из автомобиля на руках, не слушая слабые протесты одной из них. В приёмном отделении их встретили несколько человек, которые, выслушав всё, что произошло, тут же указали на две каталки и заставили мужчин положить пострадавших на них. Что странно, никто из медперсонала даже не подумал о том, чтобы попросить Каспиана и Дана остаться в холле и не мешаться под ногами. Вместо этого они задавали им вопросы, говорили, что им делать, чтобы помочь девушкам в обследовании и вели себя так, словно те были одними из них.

Но Рита всё это отмечала лишь краем глаза, потому что, когда первый шок прошёл, она, вдруг, начала ощущать все ссадины и раны, появившиеся на её теле в результате аварии. Всё болело и саднило, а выполнять некоторые указания врачей было вообще невыносимо, поскольку боль иной раз сводила с ума.

Однако, спустя какое-то время, ей сообщили, что кроме сильного шока и нескольких не особо значительных повреждений, она полностью здорова и вообще легко отделалась. Рита была склонна думать точно так же. В отличие от неё, Тане достался перелом ребра и сильное сотрясение из-за чего врачи решили оставить её на две недели под своим наблюдением. Рите было поручено позаботиться обо всех необходимых вещах для подруги и сообщить родным о её местонахождении. Но девушка решила, что не будет раньше времени волновать Таниных родителей, тем более, что те жили в другом городе. Лучше она подождёт, пока подруга очнётся и договорится с ней обо всём. Единственный человек, которому она собиралась сообщить всё — был парень Тани.

Но Дан тут же возразил и сказал, что лучше дождаться пробуждения девушки, а то мало ли, вдруг она не захочет, чтобы её видели в таком состоянии. С одной стороны, Рита придерживалась того же мнения на этот счёт. Но с другой, прекрасно понимала, что мужчина будет волноваться, когда Таня не ответит на звонки или не приедет к нему, как иногда делала после работы. И, всё же, решила последовать его совету и дождаться пробуждения Риты.

Но Каспиан был категорически против того, чтобы Маргарита оставалась здесь, вместо того, чтобы отдыхать. Он настаивал, чтобы немедленно отвезти её домой и уложить в кровать. А девушка не хотела бросать подругу, прекрасно понимая, когда та проснётся, сразу же потребует полного отчёта о произошедшем.

— Тогда с ней останется Дан, — непреклонно заявил Каспиан сверкая глазами на брата, но тот и не думал сопротивляться.

— Без вопросов.

— Вот и отлично! — решил мужчина и в наглую подхватил Риту на руки.

Девушка попробовала, было, возмутиться, но тут же замолчала под недовольным взглядом Каспиана.

В конец концов, она обязана ему за заботу, поэтому решила не спорить, никто, ведь, не мешает ей приехать домой, привести себя в порядок и поехать обратно…

Но стоило ей только сесть в автомобиль шефа, как неожиданно навалилась усталость и веки закрылись сами собой.

ГЛАВА 7

Рита никогда не любила ужастики, предпочитая романтические комедии или, как вариант, хорошие боевики. И не потому, что жутко боялась, скорее уж из-за низкого качества картин в данном жанре. Её жутко раздражали наигранный ужас, истерические вопли и полное отсутствие интриги как таковой. Хотя, признаться, была в её коллекции пара достойных фильмов, которые хорошенько гоняли адреналин в крови. И вот теперь, она с замиранием сердца смотрела ещё одно достойное произведение, правда, уже собственного производства… Она прекрасно знала, что ей это снится, но всё равно не переставала удивляться, откуда такие странные… хм… фантазии. Говорят, что сны — это пережитые за день эмоции и тревожащие мысли. И если это так, что откуда здесь тогда появились демоны, ведьмы, «Призрачный гонщик» в роли Николаса Кейджа и, вдобавок ко всему, Таня на жертвенном алтаре?

Три женщины, достойные звания «ВиаГра мистического мира», стояли вокруг плоского алтаря, вскинув руки вверх, и что-то выкрикивали. Слева от них сражались три самых настоящих демона, двое на одного. И хотя ничего слышно не было, Рита догадывалась по их оскаленным мордам, что те рычали похлеще бешеных зверей! А «Призрачный гонщик» находился в стороне и с интересом за всем этим наблюдал, как, собственно, и Рита. Ровно до тех пор, пока его железный конь не начал мерцать, принимая форму… красного спортивного автомобиля! Девушка в ужасе замерла, узнав автомобиль, который чуть не сбил её и Таню. И как раз этот момент «гонщик» выбрал, чтобы обернуться и посмотреть прямо ей в глаза своими провалами огненных глазниц.

Крик застрял в горле, выбрасывая из жуткого и странного сна.

Первой мыслью Риты после пробуждения была: «Таня!». Минувший день вспыхнул в памяти, как удар молнии, хорошенько приложившись по нервам и полностью перекрывая недавние переживания во сне. Девушка металась по комнате, не обращая внимания на боль по всему телу, и никак не могла поверить, что уснула! И, судя по всему, спала, как младенец, в то время, как её подруга, спасшая ей жизнь, совсем одна находилась в больнице! А всё почему? Да потому что Рита так и не позвонила никому из её родных! Господи, она, должно быть, чувствует себя покинутой и наверняка жутко зла из-за того, что Маргарита послушалась самого нелепого предложения в мире — не беспокоить. Глупости какие! И как она могла согласиться? Наваждение и стресс, не иначе. Другой рациональной причины, почему вообще послушалась незнакомца, так и не нашлось.

Наскоро приведя себя в порядок, девушка мельком отметила, что её грязной и испачканной одежды нигде не было, а сама она спала в своей привычной пижаме. Вот только совершенно не помнила, как добралась домой и что было потом. Очевидно, у неё временная потеря памяти из-за всего случившегося. Хотя и странная — само происшествие помнит, а как ехала домой и переодевалась — нет. Ну, ладно, домой, предположим, отвёз её Каспиан, потому что Рита отчётливо помнила, как он выносил её из палаты подруги. Но остальное… Поверить, что шеф занимался её переодеванием и купанием… Нет, это невозможно. И дело тут даже не в смущении, а в том, что ему просто нет смысла так поступать.

Утешив себя подобными мыслями, Рита быстренько натянула на себя джинсы, майку и уже собиралась впрыгнуть в балетки, как, вдруг, раздался звонок в дверь. Нахмурившись и не понимая, кому могла понадобиться в семь часов утра во вторник, она решительно открыла дверь.

На лестничной площадке перед ней стоял нахмуренный босс.

— Маргарита, тебе не кажется, что после всего, что с тобой произошло за последние дни, слишком беспечно вот так запросто открывать дверь, даже не поинтересовавшись, кто к тебе пожаловал? — пробурчал он, заставив девушку покраснеть.

— Это случайность, — пролепетала она, а потом, сообразив, что ведёт себя странно и не совсем нормально, уже увереннее добавила: — Так совпало. Я как раз собиралась уходить, а тут ты.

— Прекрасно, — всё ещё хмуро отозвался он и посторонился. — Судя по твоему внешнему виду, ты собирались навестить Татьяну в больнице?

Рита недоуменно осмотрела себя — что такого странного он нашёл в её виде? Ну да, не её любимая классика, но и не спортивный же костюм! Сам Каспиан тоже был не в привычном ей костюме, а в серых стильных джинсах, чёрной обтягивающей футболке и мягких замшевых туфлях свето-серого оттенка. Признаться, выглядел он просто потрясающе — глаз не оторвать, но это не давало ему никакого права критиковать её внешний вид! В конце концов, кто он ей такой?!

Доведя себя такими мыслями до предела, девушка волком глянула на начальника и процедила сквозь зубы:

— Да, собиралась. И не переживай, я перед работой заеду домой и со всей тщательностью подберу себе одежду, чтобы не позорить издательство какими-то джинсами.

Каспиан удивлённо замер на пороге, переваривая всё услышанное, и только когда она вышла из квартиры, до него дошёл смысл сказанных слов:

— Господи, Маргарита! Я не это имел ввиду! Ты прекрасно выглядишь, впрочем, как и всегда. Мои слова ни в коем случае не были оскорблением. Я всего лишь указал на удобство твоей одежды для подобного визита. Как видишь, я тоже не во фраке!

Рита мучительно покраснела, не понимая, что это с ней и почему она по такому пустяку накинулась на шефа, и выдавила:

— Забыли, ладно? И что ты вообще тут делаешь?

— Заехал специально за тобой. Звонил брат, сказал, что Таня очнулась и требует тебя к себе, — с радостью поддержал он смену темы.

— Брат?

— Дан.

— Ах, ну да. Я должна была понять это сразу. Вы похожи, просто в тот момент у меня голова не соображала, — покивала девушка, ничуть не удивлённая поведением Тани.

Наверняка в больнице её ждёт ураган «Татьяна» со всеми вытекающими. Она бы тоже рвала и метала, если после аварии очнулась одна в неизвестном месте, а потом, сообразив, что это больница и никого из родных и близких нет рядом, впала бы в бешенство. Поэтому, когда они с Каспианом вошли в палату Тани, абсолютно не удивилась раздавшемуся негодующему воплю:

— Ты! Как ты могла меня здесь оставить?!

— Доброе утро, Таня, — улыбнулась Рита, полностью игнорируя гневный голос подруги. — Как ты себя чувствуешь?

— Издеваешься?! Я в больнице! Как, по-твоему, я могу себя чувствовать? — шипела она.

— Ну, судя по всему, стремительно идёшь на поправку, раз уже можешь кричать на половину больничного крыла, — подмигнула ей Рита.

— И нечего зубоскалить! Ты же знаешь, что я ненавижу эти заведения! — уже куда спокойнее ответила она. — А тут, просыпаюсь неизвестно где, всё болит и ноет, голова кругом, рядом сидит угрюмый орангутанг и отказывается со мной общаться, не отдаёт мобильный и вообще ведёт себя, как моя мама!

При упоминании Дана, подруга, вдруг сообразила, что они находились в палате не одни и удивлённо глянула на начальника, который стоял на пороге, прислонившись плечом к дверному косяку, и с особым усердием старался замаскировать кашлем весёлый смех.

— Доброе утро, начальник! Никак не ожидала вас здесь увидеть, но спасибо, я польщена до безобразия.

— Рад стараться, Татьяна. И несказанно счастлив видеть вас такой же бодрой и энергичной, несмотря на всё произошедшее.

— Кстати, да. Что вчера было? Я плохо помню… Только, как на тебя несётся этот псих, а дальше — провал, — нахмурилась подруга.

В палате повисла тишина. О чём задумался Каспиан, Рита не знала, а вот сама она решала, стоит ли рассказывать подруге о переломе ребра? Хотя, у неё уже наверняка побывал врач и всё ей объяснил. Только она собралась начать свой рассказ о героическом подвиге подруги, как из дальнего угла, где располагались стулья и кадка с огромным фикусом, раздался раздражённый голос:

— Орангутанг?

Все одновременно повернулись в сторону показавшегося из своего убежища Дана. Выглядел мужчина не самым лучшим образом, хотя это скорее относилось к тёмным кругам под глазами, нежели к слегка помятой одежде и взлохмаченным волосам, что, наоборот, придавало ему очарования. Он стоял, скрестив руки на груди и угрюмо смотрел на Таню.

Та, в свою очередь надулась и переведя взгляд на Риту, ткнула пальчиком в его сторону.

— И вот скажи мне, кто это вообще такой и что он здесь делает?

— Это брат Каспиана, Таня. И не стоит на него рычать, он, между прочим, привёз тебя сюда, позаботившись обо всём, — нахмурилась Рита, не совсем понимая, что нашло на подругу и почему та так реагирует на своего спасителя.

— Это всё замечательно, но не отменяет того факта, что он неотёсанный молчаливый грубиян! — отрезала Таня и отвернулась ото всех.

Рита с Каспианом недоумённо переглянулись. Особенно, когда в ответ на эту эмоциональную реплику в палате послышалось натуральное рычание. Решив, что атмосфера накаляется без особой причины, девушка попросила мужчин пойти поговорить с доктором и узнать, нельзя ли забрать Таню домой уже сегодня. Оба в совершенно одинаковом жесте вскинули левые брови, чем вызвали едва слышный смешок, но намёк поняли и удалились. А сама она присела на край кровати и выжидающе посмотрела на виновницу небольшого скандала.

— Ну?

— Что?

— Расскажешь, что такого случилось и почему ты шипишь разгневанной кошкой на невероятно сексапильного мужчину? — с иронией спросила Маргарита.

А Таня насупилась ещё больше. Правильно, раньше подруга такого себе не позволяла. Она была, если это можно так назвать, истинным гурманом мужественности и мужской красоты, поэтому логичнее было предположить, что она накинется на Дана с поцелуями, а не с оскаленными клыками. Это понимали обе. Вот только Рита тихонько посмеивалась, а Таня сопела ещё обиженнее.

В итоге, не выдержав, она с силой стукнула кулаком по матрацу, за что сразу же поплатилась, взвыв от боли в сломанном ребре. Это стало последней каплей и девушка, впервые на памяти Риты, разрыдалась.

— Я боюсь его! — сквозь слёзы выдохнула она. — Когда я очнулась, то не сразу его заметила, но мне было непонятно, где я, поэтому встала и пошла на выход. А он тенью метнулся ко мне, нарычал, швырнул на кровать и приказал, представляешь, приказал мне лежать и не двигаться до тех пор, пока доктор не осмотрит меня. Ни тебе здрасте, ни как дела… Даже имени своего не назвал! Только и делал, что рычал! — она замолчала и вытерла слёзы слегка подрагивающими ладонями. — Ритка, то, как он меня поднял… Господи, да я себя пёрышком ощутила! У него столько силы… И он такой огромный! Я испугалась!

— Тише, — шепнула Рита, прижимая подругу к себе. — Ты просто переволновалась и напридумывала себе всяких ужасов. Его зовут Дан, по крайней мере, я слышала, как Каспиан называл его именно так. И он переволновался. Ты просто не видела вчера, что творилось на том тротуаре. Там все с ума сходили, а оба брата появились так быстро, словно, видели всё собственными глазами. У нас у всех вчера был шок, а ты ещё и не приходила в себя, лежала вся в крови… А Дан за всё время, что мы ехали сюда, не выпускал тебя из рук. Да что там, он дышал через раз, боясь тебя потревожить, — тут девушка и сама всхлипнула. — Я так испугалась! Я думала, у тебя внутреннее кровотечение. И мне постоянно чудилось, что ты не дышишь. И лишь по тому, как Дан время от времени склонялся к тебе, я поняла, что это не только мои страхи. Он тоже постоянно проверял, дышишь ли ты…

— И не нужно тут плакать! — опять всхлипнула Таня. — Я только успокоилась! И вообще, ты чья подруга? Хватит эту гориллу защищать!

— Я не защищаю, Тань, просто пытаюсь объяснить его поведение. Знаешь, это страшно, держать кого-то на руках и не знать, жив ли человек и что с ним. Поэтому, я в какой-то степени могу понять его чувства и почему он так накинулся на тебя. Ты только-только пришла в себя, а уже собралась разгуливать по коридору. Я бы тоже на тебя рычала.

— Ну я же не знала ничего! — наконец, более или менее спокойно вздохнула девушка и отстранилась. — Ладно, признаю, что тоже была груба. И, как и ты, спихиваю всё это на пережитый стресс. А теперь, лучше расскажи подробнее, что вчера всё-таки случилось.

Рита удобнее устроилась рядом с подругой и начала рассказывать, не замечая, что двери в палату были слегка приоткрыты, а в коридоре находились притихшие братья, которые, как оказалось, никуда не уходили, а внимательно слушали разговор подруг.

Кас развернулся к брату, стараясь унять бешенство после упоминания, что Рита находит Дана «сексапильным», и спросил едва уловимым шёпотом, что для альбфаров, которыми они оба являлись, никогда проблемой не было:

— Ну? И как это понимать?

— Никак! — буркнул в ответ Дан, а потом, всё же, добавил: — Я сорвался! Дьявол, да я чуть не перекинулся, когда заметил, что она встала с постели!

— С чего такая бурная реакция?

— Не ты её вчера нёс! — огрызнулся он. — И не ты… — тут он замолчал и отвёл взгляд, в котором плескалась странная боль.

— «Не я», что? — настойчиво переспросил Кас.

— Я влил в неё свои силы, — убитым голосом признался Даннэш.

— Что?! — встрепенулся его старший брат, нависая над ним. — Ты…

— Да знаю я, — отпихнул его от себя парень и принялся расхаживать по коридору туда-сюда. — Но, чёрт, я едва слышал её дыхание! И всё на самом деле было намного сложнее, чем сейчас.

— А конкретнее? — вздохнул Каспиан, отходя в сторону небольшой лавочки в коридоре и усаживаясь на неё.

— Она умирала, Кас, — парень сел рядом с братом и откинулся головой на стену. — Я сам не знаю, что на меня нашло, но я не смог остаться в стороне. Она… — он замолчал, пытаясь подобрать слова, но не смог.

— Спасибо, — Каспиан положил ему руку на плечо. — Но теперь постарайся держаться от неё подальше, иначе возникнут проблемы. Ты же знаешь, что энергия альбфара для человека слишком опасна. Чудо уже то, что она не сгорела, но теперь ей необходимо время, чтобы усвоить её. А твоё присутствие может только помешать.

— Да знаю я! — отмахнулся мужчина. — И я бы не стал ничего делать, но она угасала, и это как-то странно отзывалось во мне… Не знаю, может, просто всё дело в её сиянии…

— Сиянии? — Каспиан напрягся. — Каком сиянии?

— А ты не заметил? — удивился Дан. — Она же в тысячу раз ярче сияла, чем обычный человек. Даже тогда, лёжа на асфальте, она горела, как солнце. Я могу поклясться, что ощутил тепло её энергии, а, ведь, при этом даже не пытался пить её. Просто она, вдруг, сама потянулась ко мне сначала тоненькими лучиками, а потом понеслась, как лавина! У меня дыхание перехватило.

— И что ты почувствовал? — спросил Каспиан, стараясь сдержать улыбку.

— Не знаю… счастье и, как будто, сытость, что ли? Хотя и сам понимаю, что это бред. Но у меня появилось стойкое понимание, что я обязан отдать ей всё то, что только что получил от неё.

— Знаешь, — как можно более непринуждённо постарался сказать его брат, — забудь о том, что я только что сказал. Тебе стоит сходить к отцу и узнать у него всё подробнее и на счёт этого сияния тоже. Мне кажется, что я уже что-то такое от него слышал.

— Да? Когда? — оживился Дан.

— Да, вот, буквально неделю назад, — пожал плечами Каспиан. — И лучше не затягивай с вопросами. Наверняка это что-то значит, тем более, что она так легко усвоила твою энергию.

— Пожалуй, ты прав, — кивнул парень и поднялся. — Я, наверное, поеду уже. Вторая девушка… Как её, Рита? Она останется здесь?

— Сомневаюсь. Скорее всего, она позвонит парню Тани, хотя я не уверен.

— Парню? — переспросил Дан, не замечая, что начал хмуриться. — Не родителям?

— Не знаю, брат. Это всего лишь мои подчинённые, я не имею привычку лезть в их личную жизнь.

— Ну да, конечно! — хохотнул Даннэш. — Особенно, в жизнь Риты.

— Так! — рыкнул Кас. — Иди уже. Отец ещё должен быть дома, так что поспеши.

Когда парень исчез за поворотом коридора, Каспиан, наконец, позволил себе улыбнуться. Кто бы мог подумать, что всё обернётся именно таким образом?

— Вот так, — закончила свой рассказ Рита. — Так что не шипи на него. Он не заслужил такого отношения.

— Ладно, — буркнула Таня и поморщилась. — Чёрт! Как же всё болит! — а потом неожиданно хихикнула: — Будем с тобой самыми симпатичными на конфер… Хм…

— Да уж… — улыбнулась Рита, наблюдая за расстроенной мордашкой подруги. — Придётся отменить поездку.

— Да вот ещё! — встрепенулась Таня. — Это у меня перелом ребра, а не у тебя. Подумаешь, парочка синяков на шее… Я же сказала, что мой волшебный крем избавит тебя от этого безвкусного украшения за несколько дней! Вот поедешь за моими вещами, заодно и его прихватишь. И не мы ли с тобой обсуждали, что эта поездка тебе просто необходима, чтобы прийти в себя, а? Так что ты обязательно должна ехать!

— Ехать куда? — вмешался в разговор вошедший Каспиан. — Как вы себя чувствуете, Татьяна?

— Благодарю, отлично. Вы извините, что я так на вашего брата накинулась… — смутилась девушка. — Я…

— Ничего. Он всё прекрасно понял и не сердится. Передавал вам привет и пожелания наискорейшего выздоровления, — улыбнулся мужчина.

— А что… — главный редактор отвела взгляд и начала нервно теребить край больничной простыни, — он уже уехал?

— Увы, да. Ему нужно домой, пока отец ещё там. Появился ряд вопросов для уточнения, да и не мешало бы привести себя в порядок после ночёвки в вашей палате.

— Что? — выдохнула девушка. — Но…

— Да, не смог вас оставить одну, а Маргарита и сама была не в лучшей форме, и едва держалась на ногах, так что пришлось сделать рокировку. Татьяна, вы не переживайте, ничего такого не случилось…

— Ну да, за исключением того, что я только что наорала на брата собственного шефа, который, как оказалось, всю ночь провёл со мной, переживая о здоровье. Да, вы правы, Каспиан, вообще ничего не произошло… — угрюмо проговорила Таня, отворачиваясь и смотря в сторону.

Рита просто физически почувствовала её боль и хотела уже вновь обнять её, но наткнулась на предостерегающий взгляд мужчины. Что ж, может, он и прав… Пусть жалость ей сейчас не нужна, но отвлечь точно необходимо. Шеф, словно прочтя её мысли, тут же поспешно сменил тему:

— Так кто и куда едет?

— Рита, — сразу же отозвалась Таня. — Я говорю ей, что она обязана поехать на конференцию на Кипр. Заодно отдохнёт там и забудет последние ужасные дни. Особенно нападение бывшего, — выдала девушка, за что и заработала щипок. — Ай!

— Ах, да… Конференция. Я совсем забыл… — нахмурился Каспиан, намеренно игнорируя упоминание Романа. — Очень жаль, что вы не сможете поехать, Татьяна. Думаю, вы бы много интересного почерпнули там.

— Ну, зато Рита поедет и всё нам расскажет.

— Таня…

— Ну, что «Таня»? — возмутилась девушка. — Всё уже уплачено, все договоренности в силе…

— Таня, это конференция для руководящих должностей! А я обычный журналист и ехала с тобой только за компанию, — начала сердиться девушка.

— Ну… — Таня в задумчивости взглянула на шефа. — О. Каспиан, значит поехать должны вы. А я останусь в офисе! Но только вы обязаны пообещать мне поговорить с доктором, чтобы тот перестал меня считать немощной и отпустил из этого унылого белого царства микробов!

— Это больница, — хмыкнула Рита. — Здесь нет микробов априори.

— Это ты можешь рассказывать кому другому, а я взрослая девочка и умею делать выводы из увиденного в научных телепередачах, — фыркнула подруга и вновь обратила своё внимание на шефа: — Ну?

— Ваша идея мне нравится, Татьяна, — кивнул Каспиан. — Но проблема заключается в том, что у меня масса других встреч, которые я не смогу отменить на время поездки. Но я подумаю, что можно сделать. В любом случае вы правы и ехать кто-то должен. А сейчас, Маргарита, я собираюсь в офис, тебя подвезти к дому Татьяны?

— Я…

— Да. Благодарю вас, шеф! — перебила её неугомонная главный редактор, не обращая внимание на понемногу звереющую подругу. — Лапуля, я тут пока тренировала свой дзень и ждала тебя, набросала списочек того, что мне понадобится, — она протянула исписанный с двух сторон лист. — Но теперь можешь забыть все это, просто привези мне спортивный костюм, чтобы было в чём уезжать отсюда. Каспиан, так вы поговорите с врачом?

— Я ваш босс, Татьяна, а не главврач, — усмехнулся мужчина. — Но попробую скостить вам срок до минимума.

— Вы лучший! — послала она ему воздушный поцелуй и, дождавшись, пока мужчина выйдет, повернулась к подруге с самым серьёзным выражением лица. — А теперь, лапуля, я хочу получить честный ответ на свой вопрос: что ты чувствуешь к Каспиану?

— Таня…

— Нет, Рита, ответь. Возможно, ты не замечаешь, но, поверь, со стороны очень хорошо заметно, какие ты на него бросаешь взгляды. Как и он на тебя. Но вы похожи на зелёных подростков, у которых комплексов больше, чем бушующих гормонов. Вы оба взрослые люди и такое поведение просто смешно! Итак, твой ответ?

— Это сложно, — Рита потёрла виски. — У меня внутри всё обрывается, когда я рядом с ним нахожусь, но в то же время меня тянет к тому, другому парню, которого я встретила в клубе…

— Ясно. Гипертрофированное чувство вины и неуверенности, — вздохнула Таня. — А теперь, послушай тётю Таню — умную женщину, которая желает тебе добра. Если случится чудо и вы оба поедете на эту конференцию, не дрейфь и постарайся за отведенное вам время узнать его настолько, чтобы для себя определиться, стоит ли он твоего внимания. Не отказывайся от этих отношений даже не попробовав. Согласна, когда он звал тебя в ресторан недавно, ты нашла довольно вескую причину для отказа — служебный роман и всё такое. Но сейчас это будет тот самый курортный роман, который развязывает тебе руки, и ты просто обязана воспользоваться шансом.

— Тань, ты, кажется, забыла, что не в моей привычке кидаться на мужчин! — разозлилась Маргарита, скорее больше на себя, потому что как никогда понимала правоту подруги и единственное, что мешает ей так поступить — придуманные ею же оправдания и чувство неловкости и стыда.

— А тебе и не придётся, лапуля. Ты — женщина. Зашибенно красивая и сексуальная. Просто перестань держать свой магнетизм под замком и отпусти его на волю. Вот увидишь, шеф всё сделает сам, просто позволь ему это, — девушка ободряюще сжала руку подруги и подмигнула. — Ну, раз тут мы закончили, слушай, где и какие вещи взять…

Каспиан нажал «отбой» и довольно улыбнулся. Всё складывается, как нельзя лучше. Предложенный Таней план подходил ему идеально, избавляя от необходимости выдумывать причину, по которой он бы оказался на Кипре в том же отеле, что и девушки. Конечно, можно было сказать, что тоже решил поприсутствовать на конференции, посчитав её довольно интересной и полезной, но всегда была вероятность быть пойманным на нелогичностях в собственной истории, что ему не нужно было вообще. А теперь он с радостью отменил бронь билета на самолёт и отказался от номера в отеле. И предлог выискался просто замечательный. Конечно, травма Тани — не повод для радости, но он знал, что на самом деле девушка поправится в ближайшие несколько дней, поскольку энергия альбфара, это не просто приток адреналина в крови, это как купание в целительной магии. Тем более в свете открывшихся подробностей. И если Даннэш будет всё это время рядом с девушкой, а он будет, Каспиан по себе знал, как сложно держаться далеко от той, что сияет только для тебя, то процесс ускорится многократно. Собственно, поэтому он и не переживал особо из-за своих корыстных мыслей.

Совместная поездка на Кипр послужит отличным предлогом для сближения со своей эйфори с последующим соблазнением и, как следствие, закреплением связи.

Нет, определённо всё складывается, как нельзя лучше. Поэтому сейчас он действительно шёл к главврачу с намерением поговорить о досрочной выписке Татьяны. Она права, на время его отсутствия девушка будет нужна в издательстве. Когда он её назначал на должность главного редактора, то в первую очередь стремился избавиться от Дарьи Сергеевны, но, как оказалось позже, интуитивно сделал самый правильный и удачный выбор. Таня была очень талантливым организатором и была создана для этой должности.

Поговорив с врачом, Кас оставил контактный телефон брата, чтобы его вызвали сразу, как только Таня будет готова к выписке — такой небольшой и своеобразный подарок Дану за его помощь. Он знал, хороший предлог побыть наедине с девушкой отнюдь не помешает младшему брату. Особенно, если учитывать характер начала их знакомства.

Применив немного магии внушения, Каспиан добился, чтобы вынужденное заточение его главного редактора длилось не больше трёх дней. Как раз до конца недели, а там выходные и может выходить на работу в обычном режиме, а они с Ритой уже будут на Кипре. Этого времени должно хватить, чтобы с помощью энергии альбфара полностью регенерировать, поэтому можно было не волноваться о состоянии подруги его эйфори.

Довольный собой, он вернулся в палату, где весело хихикали девушки. Улыбка и счастливый блеск глаз Риты так сильно заворожили мужчину, что он, казалось, даже дышать перестал и отмер только лишь после того, как Татьяна обратилась к нему с вопросом:

— Ну что? Получилось? Меня отпустят на волю?

— Несомненно, — улыбнулся он. — Но всё будет зависеть от состояния вашего здоровья. Врачи не изверги, они, как и мы с вами, понимают, что «дома даже стены лечат», поэтому с радостью выпишут вас, как только убедятся, что вам ничего не грозит. Так что, выполняйте все их предписания и вскоре избавитесь от них.

— Есть, шеф! — шутливо козырнула Таня и начала спихивать Риту с кровати. — Всё, иди. Жду тебя с вещами вечером, после работы.

— Хорошо. Выздоравливай!

* * *

— Знаешь, Каспиан, — обратилась к нему Рита, когда они уже ехали в его машине в сторону Таниной квартиры. — Я тебя так и не поблагодарила за помощь. Не знаю, что было бы, не появись вы так вовремя и не отвези нас в больницу…

— Маргарита…

— Нет, дослушай, — перебила она его. — Я не знаю, как это объяснить, но я чувствовала, что с Таней что-то не так. Я на подсознательном уровне понимала, что повреждения куда серьёзнее, чем кажутся на первый взгляд. И хотя доктора ничего такого мне не сказали, но я предпочитаю доверять своей интуиции, а она мне говорила вчера, что моя подруга находилась при смерти. Хотя, я не отрицаю, что это мог быть просто результат шока и разыгравшегося воображения. Но сегодня, когда я зашла в палату, это чувство пропало. Поэтому, хочу сказать тебе спасибо от всего сердца!

— Пожалуйста, Маргарита, — улыбаясь, кивнул мужчина.

— Рита, — улыбнулась она в ответ. — Или Марго, если ты не против.

— Я только рад, Рита. И тогда уж и ты меня зови Кас, мне так куда привычнее…

— Договорились. Но в офисе, думаю…

— Нет, Рита. Везде. Мы с тобой, можно сказать, прошли крещение боем и скреплены кровью, — засмеялся мужчина. — Так что никакого официоза. Мы оба этого не заслужили.

— Да уж, — вместе с ним рассмеялась девушка. — Сейчас всё воспринимается, как спецэфекты в фильме, с трудом могу поверить, что всё происходило в реальности. А ты и Дан сыграли главных героев… Но я предпочту, чтобы подобного больше не повторялось. Я готова раскурить с тобой трубку мира и съесть одного жертвенного барана на двоих, но вот опасности больше не хочу подвергаться.

— Полностью с тобой согласен. А на счёт барана и трубки, раз уж зашла речь, предлагаю всё осуществить в командировке.

— Ты едешь? — вполне искренне обрадовалась девушка, чем весьма порадовала мужчину.

Сейчас она решила довериться собственным чувствам и отпустить их на волю, как и советовала Таня. Она права — они оба взрослые люди, а не стеснительные подростки, поэтому могут спокойно демонстрировать собственные чувства, особенно, когда они взаимны. И пусть Рита всё же сомневалась, действительно ли она симпатична Каспиану, о себе могла говорить наверняка — её тянуло к мужчине, как магнитом. А после всего случившегося они и правда стали ближе друг к другу.

— Да, у меня получилось все встречи перенести и закрыть остальные вопросы до отъезда, так что на конференцию поедем вдвоём.

— Это хорошо! Тогда за мной жертвенный барашек! — хихикнула девушка.

— Ну уж нет. Давай заменим жирного барана на другую жертву… из особенностей кухни Кипра, — скривился Кас.

— Ты не любишь баранину? — стараясь сдержать смех, спросила Рита.

— Вот, не поверишь, люблю, но конкретно в данный момент, у меня она ассоциируется именно с какими-то шаманскими обрядами и бубном, а ещё кровавым алтарём, что, сама понимаешь, не вызывает аппетита…

— Извини, — не выдержала она, заливаясь смехом. — Это моя вина. Я первая заговорила о жертвах. Тогда, может, рыбное блюдо?

— Идёт! — согласился Кас.

Так, за лёгким разговором и смехом они доехали до квартиры Тани. Кас высадил девушку у подъезда и пообещал заехать за ней через час, а сам, тем временем, поехал в другую свою контору на окраину города.

Зайдя в помещение, которое внешне было похоже на заброшенный склад, а внутри скорее напоминало штаб-квартиру шпионов ЦРУ и МИ-3 вместе взятых, альбфар целенаправленно подошёл к невысокому щуплому пареньку с кудрявыми светлыми волосами и в очках.

— Толя, — кивнул он ему.

— О, вот это гости! — хмыкнул парень, откидываясь на спинку стула. — С чем пожаловал?

— С заданием, — ответил Каспиан и достал из кармана конверт. — Внутри фотография и всё, что мне известно об объекте. Я хочу, чтобы ты собрал о нём все возможные сведения. И невозможные тоже. Для этого можешь использовать не только свои примочки, но и маленьких шпионов, вот пропуск в их гнездо, — он протянул парню миниатюрный чёрный пузырёк с жидкостью. — Думаю, напоминать, как им пользоваться, нет необходимости?

— Нет. Я уже работал с народом фей.

— Что ж, отлично. Тогда держи меня в курсе. Для связи используй наш защищённый канал, я сейчас подпитаю сети.

— Ты восполнил энергию? — довольно улыбнулся Толя, привычным жестом поправляя очки.

— Да, — вздохнул Каспиан. — Но уже успел за эти дни почти полностью исчерпать запас.

— Даже так? — присвистнул парень. — Я, конечно, видел кое-что, даже немного подчистил за тобой, но не ожидал, что ты так праздно будешь разбрасываться необходимой тебе для жизни энергией. И всё из-за…

— Моей эйфори, — одними губами сказал Каспиан, пристально глядя в глаза другу.

В нём он был уверен, как в себе, потому что между ними существовала кровная связь, прочная, как шёлковая нить. Когда-то очень давно, лет триста назад, Кас спас Толику жизнь, отбив того у разбушевавшейся шпаны. Но, как оказалось позже, среди них затесался низший демон, которого альбфар не учуял, потому что был на пределе истощения. И если бы не Толя, закрывший его своим телом, то Кас наверняка бы умер, а так энергетическое копьё лишь ранило его, сковав собой два тела и тем самым соединив их жизни. А альбфар завершил ритуал растворив энергетическое копьё в их крови и создав нерушимую связь. С тех пор Анатолий получил долголетие, почти бессмертие, а Каспиан в его лице преданного друга и соратника. Именно поэтому он сейчас признался в своём счастье, которое не разделил даже с братьями и лучшим другом. Он знал, что Толик второй после отца, в ком он полностью уверен в отношении этого вопроса.

Парень, услышав это, стремительно подорвался и заключил кровного брата в медвежьи объятья, хотя внешне о нём никто бы не сказал ничего подобного — щуплый, невысокий, самый настоящий компьютерный червь. Но, на его примере можно было смело доказывать прописную истину, что внешность бывает обманчива. Толя был одним из сильнейших не только среди полукровок, но даже и некоторых видов сверхов. Правда, тщательно скрывал это, не желая лишаться столь выгодного преимущества.

— Ты… Я…

— Я понял, спасибо.

— Так это та русая малышка? — вдруг, выдохнул парень, отступая и возвращаясь на своё место.

— Да.

— И вы уже…? Ну… — он запнулся.

— Нет, иначе я бы не сходил сейчас с ума от тревоги, — сказал он, а потом добавил со вздохом: — Только я.

— Чёрт!

— Ну, да, согласен.

— Так чего ты ждёшь?

— Её решения и согласия. Она должна сама сделать этот шаг.

— Даже так…

— Да. И сейчас я хочу, чтобы ты помог мне её защитить. Найди мне информацию на ту мразь. Собери всё! В особенности просмотри записи вчерашнего ДТП около моего издательства. Я хочу знать, было ли это случайностью…

— То есть, ты подозреваешь, что всё могло быть подстроено? — нахмурился кудрявый.

— Именно. Вот только не знаю, кем именно. Тем, — он кивнул на конверт на столе, — или на арене появилась ещё одна фигура, о которой я ничего не знаю…

— Ясно. Всё сделаю в лучшем виде, брат, — с самым серьёзным видом проговорил Толя, уже погружаясь в просторы сети. — Будь уверен, теперь с твоей малышки я не спущу глаз.

— И ещё, на всякий случай, организуй наблюдение и за её подругой — Татьяной Баренцевой. Вполне возможно, что девушка тоже попала под прицел из-за своей связи с Ритой и со мной…

— Сделаю. А теперь давай, иди уже! — рыкнул парень, бряцая пальцами по клавиатуре с ненормальной скоростью. — Твоя энергетика мне всю настройку серверов сбивает. И так уже полярные излучения начались. Вали уже!

Кас лишь хмыкнул в ответ, но, тем не менее, быстренько ушёл. Тем более, что час уже прошёл и его ждала его эйфори.

* * *

Рита вот уже десять минут с изумлением и недоверием разглядывала собственную шею. Прошло два дня с тех пор, как она начала пользоваться мазью, выполняя все предписания подруги: заматывала на ночь шею эластичным влажным бинтом, а днём ходила в тщательно завязанных поверх пищевой плёнки шёлковых платках, смазывала кожу пять раз в день и смывала мазь только настойкой ромашки… Указания казались до безобразия бредовыми, но, как она сейчас могла удостовериться, имели стопроцентный результат. Итог: сегодня день отлёта на конференцию в Кипр, а на ней ни единого синего пятнышка. Вернее, даже, полное отсутствие каких-либо следов недавней встречи с бывшем парнем. Впрочем, как и следов аварии. И только за одно это Рита готова была расцеловать подругу! Но больше всего она была благодарна ей за «пинок».

С того дня, когда они поговорили в больнице, отношения с Каспианом складывались просто замечательно. Он заезжал за ней до работы и провожал после, они вместе ехали в больницу, чтобы навестить Таню и вместе же уезжали. Шеф оказался вовсе не таким, каким его представляла Марго — галантный, обходительный, весёлый и простой. В нём не чувствовалось заносчивости, которая присуща почти всем мужчинам, имеющим успех у противоположного пола. А это было именно так. Чего только стоил просто поход в магазин за фруктами, когда несколько девушек буквально превратились в статуи, увидев Каса.

Нельзя было сказать, что он имел сказочную красоту, нет. Но та уверенность в себе и собственных силах, харизма и магнетизм и в самом деле действовали невероятно. Вот только Кас словно не замечал производимого впечатления. Или же по опыту знал, что подобное поведение нужно игнорировать, чтобы ещё больше не усугублять ситуацию.

Однажды Рита пошутила над ним, сказав, что из-за него в торговом центре теперь появятся новые статуи, памяти восторженным поклонницам истинной мужской красоты, на что босс только скривился и замкнулся в себе. Такое поведение дало понять, что, в отличие от других, он не испытывает никакого удовольствия от подобной реакции, скорее уж досаду и даже раздражение. Чем это вызвано, девушка спрашивать не решилась, не желая портить их отношения.

А в том, что всё было именно так, она не сомневалась. Вчера Каспиан приехал к ней уже ближе к ночи, наверное, через три часа после того, как они вернулись от Тани, с букетом гербер.

— Знаю, что поздно и время неуместное, но я должен это сказать, — выдохнул он, стоило Рите открыть двери.

Девушка не успела даже рта раскрыть, как он довольно по-хозяйски подтолкнул её вглубь квартиры, зашёл сам и закрыл за собой дверь.

— Я помню. Что ты отказалась поужинать со мной, высказавшись довольно прямо на этот счёт, и я не стал настаивать. Я на самом деле решил отступить и больше не беспокоить тебя, потому что не в моих правилах навязываться. Я добиваюсь понравившейся женщины, но никогда не претендую на её внимание, если вижу, что её нежелание общаться со мной на самом деле искренне. Ты говорила именно искренне. Но, как оказалось, влечение к тебе сильнее моих благородных решений, поэтому я всего лишь прошу — дай нам шанс. Я догадываюсь, с чем, а вернее, с кем связано твоё нежелание завязывать отношения, и даже понимаю тебя, но всё равно сделаю всё, чтобы ты позволила нам хотя бы попытаться. Меня тянет к тебе, Рита, и я не имею ни малейшего желания сопротивляться этой тяге. Поэтому, хочу предупредить, что буду добиваться твоего отклика, невзирая на твоё сопротивление.

— Кас…

— Нет, дай мне закончить. Знаю, это эгоистично с моей стороны, особенно потому что причины, по которым ты мне отказала в первый раз, на самом деле весьма существенны. Но ничего с собой поделать не могу. Я…

Фраза оборвалась, потому что Маргарита устала слушать от других о собственных чувствах, желаниях и намерениях. Кас был во всём прав, она действительно не позволяла себе никаких отношений из-за подсознательного страха перед Ромой, из-за того, что отношений с ним ей хватило на всю жизнь, из-за того, что одиночество стало ей отдушиной и спасением. Всё так. Кроме одного — она встретила Каспиана. Мужчину, который занимал все её мысли с самой первой встречи, и которому она, как это ни странно, действительно доверяла. Именно поэтому она прервала его эмоциональный монолог, банально закрыв рот поцелуем. В нос тут же ударил пьянящий и до боли знакомый аромат утра и яблони, голова закружилась, а дыхание перехватило, но это не помешало довольной улыбке расцвести на её губах.

Это он. Она так и знала. Это Каспиан скрывался под маской Первого! Но для чего он это делал, да ещё и так кардинально — другой цвет волос, их длина, другой тембр голоса и поведение…

Однако мужчина, который сначала замер в изумлении, а потом с настойчивостью изголодавшегося зверя перехватил инициативу, вытеснил все посторонние мысли из её головы. Его поцелуй был даром и наказанием одновременно. В этот раз она чувствовала всё, до самой последней эмоции, каждое прикосновение… Сознание оставалось с ней, хотя и было объято дымкой страсти и желания. Но, тем не менее, она осознавала себя полностью, а не отключилась, как в тот раз, при поцелуе с Первым.

— Рита… — со стоном выдохнул он, отстраняясь. — Я могу воспринимать это, как твоё «да»?

— Воспринимай это, как способ заставить тебя замолчать и выслушать меня, — улыбнулась она.

— ?

— Ты всё сказал верно, Кас. Я действительно оттолкнула тебя тогда из-за не слишком удачного, скажем, предыдущего опыта. Но не только. Ты — мой шеф, а служебные романы никогда не были для меня эталоном. Ты — самодостаточный, харизматичный мужчина, любимчик женщин, и я не могла даже подумать, что интересна тебе чуть больше, чем на одну ночь. И…

— Нет, стой. Я понял, но давай на этом остановимся. Предлагаю двигаться постепенно, — он нежно провёл рукой по её щеке. — Ты права, я никогда не знал недостатка в женском внимании, всегда добивался желаемого, а потом даже не вспоминал их имён. Всё так, я признаю, но не стыжусь этого. Ведь именно поэтому я стал тем, кто я есть. И мне это нравится. Но ты — другая. Поэтому, мы будем действовать медленно, не спеша и по правилам. Договорились?

— Что ты имеешь ввиду под правилами?

— Только то, что захочешь ты.

— То есть?

— То есть, моя Рита, я не сделаю ничего против твоего желания, — вкрадчиво прошептал он, склоняясь к её губам. — Чтобы доказать тебе, что говорю правду, что хочу быть тебе другом, что не считаю тебя приятным время препровождением на одну ночь… я даю тебе право первого хода.

— Хочешь сказать, что я должна буду…

— Нет, Рита, запомни — ты ничего мне не должна. Есть только твоё желание. Пожелаешь, чтобы наши отношения изменили свой характер — так и будет. Захочешь, чтобы я стал тебе кем-то большим, чем просто друг — так и будет. Но вот если ты скажешь, чтобы я оставил тебя в покое, то тут, увы, я подчиняться не намерен. Я могу уступить тебе первый ход, но в остальном, даже не надейся, моя дорогая. Ты меня поцеловала. Сама. По собственно воле. И тем самым подписала себе приговор. Я не откажусь от тебя. Ты будешь моей, моя Рита, — он осторожно и быстро поцеловал девушку в кончик носа и отстранился, положил букет на тумбочку в коридоре и направился к двери. — Запомни это.

И вышел. А девушка продолжала стоять, прижавшись к стене, и улыбалась. Сегодня она, наконец, примирилась сама с собой, перестав испытывать одинаковые чувства к совершенно разным мужчинам и чувствовать от этого вину, считая себя собакой на сене. Сегодня она приблизилась на один шаг к разгадке тайны по имени Каспиан Первый. И сегодня окончательно закрыла за собой двери в прошлое.

Именно поэтому сейчас, стоя перед зеркалом и разглядывая идеально чистую кожу шеи, она улыбалась так радостно и с предвкушением. Через час за ней должен заехать шеф, а ещё через два часа они «взлетят» в прямом смысле этого слова на новый этап их отношений. В этом она была уверена. Ведь он сам сказал, что первый ход за ней… Что ж, самой себе она уже научилась говорить об этом, осталось дело за малым — суметь сказать это в лицо мужчине, который медленно, но верно пускал корни в её душе.

ГЛАВА 8

Кипр — пожалуй, одно из самых желанных курортных мест современности, знаменитое своими белоснежными песчаными пляжами, лазурной водой и мягким климатом. Сколько раз она была в шаге от покупки путёвки именно сюда, но передумывала в самый последний момент под тем или иным предлогом… И вот сейчас, спустя столько времени, она здесь. И не сама, а с мужчиной, который занимает все её мысли, которому принадлежат почти все её сны и к которому она испытывает невероятное желание.

Глядя украдкой на своего шефа, она сама себе не верила, что на самом деле решилась на подобное! Ведь, когда она говорила Касу, что не приемлет служебных романов, то не лгала и не преувеличивала! Но в отношении него — это было выше её сил. Как будто её околдовали, приворожили… или, скорее, подсадили на наркотик по имени Каспиан. Чем дольше она находилась в его обществе, тем сильнее её тянуло к нему.

Сейчас ещё было сложно судить о любви, да и сама Рита в это чувство уже не верила. Но считала, что если с человеком комфортно, спокойно, хочется быть рядом и не приходится выдумывать предлоги, чтобы задержаться на работе, когда угадываешь его мысли, а он — твои, и у вас замечательная интимная сторона взаимоотношений, то можно смело говорить, что нашла свою половинку. Всё это, кроме последнего, у неё было. Да и в самом сексе с ним она ни капельки не сомневалась. От мужчины исходили такие волны чувственности и страсти, что она загоралась, просто глядя на него, поэтому предположить море удовольствия было очень легко.

— Ты раньше была здесь? — отвлёк её от размышлений Кас, легонько коснувшись её руки своей.

— Нет, — улыбнулась она. — Но всегда хотела.

Они вот уже около получаса ехали на такси в сторону Айя-Напы, и Рита всё это время сидела, уставившись невидящим взглядом в окно. Красоты природы завораживали, тут не поспоришь, но её занимали совсем другие мысли, поэтому она практически ничего и не увидела. И сейчас старалась скрыть краску смущения, уже целенаправленно глядя в окно и рассматривая всё вокруг.

— Тогда тебе понравится здесь. И хорошо, что твоим первым городом стала именно Айя-Напа.

— Да? Почему? — заинтересовалась она, поворачиваясь к мужчине.

— Ну, хотя бы потому, что Айя-Напа — популярный курорт с бурной ночной жизнью, идеально подходящий для молодежного отдыха. Её ещё часто называют «второй Ибицей»: огромное количество дискотек, баров и ресторанов подтверждает этот статус.

— Ну, на самом деле я никогда не была заядлой тусовщицей, да и приехали мы сюда не на отдых.

— Верно, но никто не мешает нам совмещать приятное с полезным, — усмехнулся Кас и наклонился ближе к ней, шепча на ухо: — Кроме того, ты мне должна три свидания, напомню: «где угодно и когда угодно». И как минимум одно я выбираю здесь!

— Я помню, — улыбнулась она в ответ. — Но ты ещё не выиграл. Ты же поехал со мной, значит, я успею к концу недели отдать тебе статью.

— Моя Рита, сегодня четверг. Уже четверг…

— Ну, раньше написать статью за пару часов для меня проблемой не было, — довольная улыбка сама собой появилась на её лице, когда она заметила немного погрустневший взгляд шефа.

— Ну, что ж, тогда я буду ждать… — наигранно тяжело вздохнул он, и добавил: — …что ты не справишься!

— Ах ты! — возмутилась девушка. — Нахал! Я бы и так с удовольствием сходила бы с тобой куда-нибудь, но теперь из принципа заберу один из условленных вечеров!

— То есть, ты тоже уже признаёшь, что проиграла в споре? — коварно ухмыльнулся альбфар.

— Нет! Не цепляйся к словам… Я… — она сама себя прервала и вздохнула. — Ладно, признаю. У меня нет ни малейшего желания писать эту статью. Очевидно, я тоже попала под очарование клуба…

— Да? А что так? — довольно естественно изобразил он интерес, отметила Рита, внутренне усмехаясь.

— Мне сказали, что я не первый журналист, побывавший в клубе, но ни один из коллег так и не написал о нём статью. Потому что просто не захотели. Вот и я, как оказалось, не хочу. Правда… Не уверена по какой причине, — туманно закончила она.

— А подробнее? — улыбнулся Кас, а потом его улыбка медленно, но верно начала исчезать: — Это из-за того парня, о котором ты отзывалась, как о мужчине своей мечты?

Вопрос получился с лёгкими рычащими нотками собственника, от которого сам Каспиан едва не поморщился. Дожились! Сам к себе ревнует, причём со всей возможной силой. Что это, как не помешательство на своей эйфори?

Рита, глядя на мужчину, с трудом сдерживалась, чтобы не расхохотаться в голос, настолько смешно он сейчас выглядел. И пусть он на самом деле умел прятать свои чувства, но в данный момент девушка прекрасно знала, что искать, поэтому видела все обуревающие его эмоции. Да и вообще, с каждым днём ей всё легче удавалось «читать» его.

— Отчасти, — наконец, сказала она, сжалившись. — Но в большей степени из-за самого клуба. Я просто не могу до сих пор подобрать слов, чтобы описать всё, что почувствовала там. Я уже говорила тебе, что хочу написать правду, но пока не могу…

— А на счёт того парня мне стоит волноваться? — угрюмо спросил Кас, сильнее сжимая её руку.

— Ты мне скажи, — пожала она плечами и улыбнулась.

— Ясно. Значит, сделаем так, чтобы его образ стёрся из твоей памяти.

«Ну, это трудно будет сделать», — подумала Рита, глядя на предмет разговора, который сейчас пребывал в образе Каспиана, а не Первого.

— Итак, — проговорил мужчина, желая сменить тему, да и перестать глупо ревновать к самому себе свою же эйфори, — на чём мы там остановились? Ах, да… Ужины и рестораны.

— Да, на «второй Ибице».

— Что ж, раз ты не тусовщица в душе, то тебе понравится легенда этого города. Айя-Напа когда-то был скромным поселком рыбаков, где единственной достопримечательностью являлся монастырь Айяс Напас. По легенде, много веков назад на этом месте росли непроходимые леса, где довольно часто охотились жители близлежащих селений. Однажды один из них в этой чаще наткнулся на пещеру, в которой хранилась старинная статуя Девы Марии. Люди сочли это хорошим знаком и с тех пор начали строить здесь свои жилища. А назвали они это место Айя-Напа, что в переводе означает «Священные леса».

— Ух ты! А это место сохранилось? — Касу показалось, что у Риты загорелись глаза в предвкушении.

Надо же, не впечатлиться новостью, что она находится на «второй Ибице», и едва ли не подпрыгивать на месте от новости о старых развалинах…

— Думаю, да. Нужно будет уточнить в отеле, уверен, они в курсе подобных мест и смогут порекомендовать ещё парочку похожих достопримечательностей.

— Было бы просто замечательно! — кивнула девушка.

— Значит, один день тратим на экскурсии? — улыбнулся шеф.

— Именно! Наверное, лучше будет сразу арендовать машину на этот день?

— Не угадала. Айя-Напа — маленький городишко, поэтому максимум, что нам понадобится, это велосипеды. Иначе рискуем застрять в пробке на несколько часов… — и в подтверждение своих слов кивнул вперёд.

Рита перевела взгляд с него на лобовое стекло и удивлённо присвистнула — впереди перед ними тянулась огромная очередь из автомобилей, желающих попасть в город и выехать из него. Такие пробки можно было встретить, наверное, только в большом мегаполисе в час-пик. Теперь она поняла, почему выгодно арендовать именно велосипед — с его помощью передвигаться по городу в десятки раз быстрее. Да что там говорить! Пешим ходом и то быстрее…

— Не переживай, просто, скорее всего идёт смена заездов, поэтому и такой поток транспорта, — пояснил он.

— Да мне-то что? — пожала девушка плечами. — Сегодня у нас свободный вечер, насколько я помню. Начало конференции будет завтра. Я тут более подробно ознакомилась с программой… Ты знал, что это будет не просто конференция, а именно съезд?

— Ну, предполагал, потому что простые конференции не устраивают на полторы недели — просто нет столько материала, чтобы растянуть на такой срок. А что?

— Ничего. Всего лишь подумала, что у нас будет время на отдых. Я три года не была на море! А тут, целых десять дней на Средиземном! Лазурные берега, мелкий белый песок и «Мохито»! Господи, Рай существует!

На эту реплику Каспиан только весело рассмеялся и перевёл разговор на обсуждение дальнейшего досуга. С каждой минутой, проведённой с Ритой, он всё больше убеждался в мысли, что она необыкновенна! С ней было интересно общаться на любые темы, но не тяготило и молчание. Она обладала прекрасным чувством юмора, но не изводила его постоянным глупым хихиканьем по делу и без. Её внутренний мир был необычайно богат, и Кас не уставал открывать всё новые и новые его грани. Раньше он даже не задумывался, что может существовать женщина настолько идеально ему подходящая во всём, будь то физиологическая сторона или же эмоциональная. Но теперь столь крепкий и надёжный союз его родителей больше не вызывал недоумения и вопросов. Теперь он понимал, почему отец называл свою жену своим лучшим другом, советником и соратником. Он был прав, говоря, что его сыновья всё поймут сами, когда придёт время. И вот, время старшего сына пришло.

Когда они уже подъезжали к отелю «Eternity*», Кас, вдруг, вспомнил, что не знает ответа на один свой вопрос. Почему-то в её личном деле, собранном его спецами, это указано не было.

* Придуманный автором отель, дабы не рекламировать существующие. Перевод — «Вечность» *

— Рита, скажи, ты говоришь по-английски? — спросил он.

— Да, свободно. А что такое?

— Как хорошо! А то я даже не поинтересовался перед поездкой. Просто весь материал на конференции будет подаваться на английском языке, поэтому могли возникнуть сложности.

— Тебе нужен переводчик? — неправильно поняла она его вопрос, вызвав судорожный кашель у своего собеседника, которым тот тщетно старался замаскировать смех.

Ну, да, на самом деле смешно. Если бы она знала, сколько ему лет и в скольких странах он уже успел пожить, то не задавала бы подобных вопросов. Ничего… скоро, очень скоро они решат и этот вопрос, и тогда она узнает всю правду о себе, о нём и о мире, в котором жила, но даже не подозревала, что он намного сложнее, чем кажется.

— Ну что ты! Конечно говорю, — улыбнулся он. — Беспокоился лишь о тебе.

— О, ну да, — смутилась она. — Извини.

— Ерунда! — подмигнул он ей, вышел из такси и направился к её двери. Но девушка уже успела выйти сама и теперь ждала его, стоя около автомобиля. Каспиан, глядя на это, нахмурился. А потом неожиданно распахнул двери такси и скомандовал: — Садись!

— Что? — опешила девушка.

— Говорю: «садись!», — повторил он и буквально впихнул её обратно на сиденье. Под недоумённые взгляды таксиста и Риты, Каспипан захлопнул двери авто. А потом невозмутимо вновь открыл дверь и подал девушке руку: — Прошу.

Ответом ему был дружный смех.

— Вот это я понимаю! — веселился таксист, глядя на то, как Рита, весело улыбаясь, вновь выходит из его автомобиля.

— И так будет каждый раз, Марго! — сурово сказал Кас. — Ты — девушка. А я — мужчина, который хочет, да и просто обязан за тобой ухаживать. Поэтому, чтобы избежать в дальнейшем подобных сцен, предлагаю…

— Кас, угомонись, — перебила его Рита. — Я поняла, правда. Просто отвыкла, вот и всё.

Мужчина кивнул, подал ей руку и с лёгким пафосом произнёс: — Ну, вот мы и на месте. Лучший на побережье отель, который по праву может претендовать на семь звёзд. Итак, добро пожаловать в «Вечность»!

— Благодарю! — шутливо присела она в подобии реверанса, а потом начала с интересом осматриваться, дожидаясь, пока водитель достанет их вещи. — Безумно красиво! — выдохнула она, с детской непосредственностью разглядывая причудливо подстриженные кусты. — Интересно, откуда такое специфическое название?

— Очевидно, владелец отеля — вампир, — ответил Кас, демонстрируя широкую улыбку.

— Точно! Влад, бедняга, Дракула! — с видом знатока покивала Рита, а потом рассмеялась и покачала головой, на что мужчина только снисходительно глянул на неё и пожал плечами — он-то не шутил.

«Вечность» и в самом деле был собственностью одного из древнейших кланов вампиров. Предок нынешнего владельца оказался на Кипре совершенно случайно, бесцельно бродя по двум мирам в подпространстве, потому что потерял смысл своего существования. Многие из элиты вампиров считали, что он вскоре уйдёт за Грань, вконец утомившись от одиночества. Так и случилось бы, если бы случай или даже сама Судьба не привели его сюда. Именно он в компании одного человека, с которым в тот момент уже успел изрядно напиться, обнаружил ту самую пещеру со статуей. Вот только на самом деле там была не Дева Мария, как посчитали набожные крестьяне, а простая девушка из клана магов Воздуха, которую прокляла завистливая ведьма, превратив её в каменную статую. У её ног на каменной плите на архаичном диалекте сверхов была выбита надпись: «Так пусть же красотой твоей восхищаются вечность! И это всё, что тебе дано, ведь полюбить камень невозможно!». Но ведьма оказалась не права. Вампир не только влюбился в девушку с первого взгляда, но и разрушил проклятье, обрушив ураган сильнейших эмоций на бездушный камень, внутри которого спала она. Красивая и очень романтичная история, известная только сверхам. По мнению Каса, она была куда интереснее и таинственней, чем придуманная людьми легенда…

— Кас?

— Да, идём, — отмер он, пообещав, что обязательно расскажет ей эту историю ещё до отлёта с Кипра.

Войдя в просторный холл, они направились на ресепшн, из-за стойки которого уже улыбалась администратор. Нимфа, если Каспиан не ошибался. Её чёрные густые волосы, сейчас собранные в высокую причёску, немного отливали синевой и мужчине стало интересно, заметит ли эту странность его спутница. И, судя по округлившимся глазам, в которых было столько восхищения и изумления, она уже успела оценить специфический облик работницы отеля. Теперь у него было стойкое желание посмотреть на её знакомство с остальными представителями Мира Иного.

Он оглянулся. За высокой колонной деловито сгружал на тележку их вещи оборотень, а у барной стойки в лобби сноровисто смешивала коктейли молодая валькирия. То тут, то там мелькали ещё сверхи из числа гостей. И он бы уже начал волноваться, если бы в дверях холла не показалась группа из нескольких дюжин чистокровных людей, которые внимательно слушали своего руководителя, разглагольствовавшего на тему важности активного участия в предстоящем съезде.

— О, вот это волосы! — восхищённо выдохнула Рита. — Кас, ты видишь это? Интересно, что это за краска такая?

— Не знаю, вполне обычные волосы, — как можно более равнодушно отозвался он и добавил мысленно: «Для нимфы».

— Вы, мужчины, ничего не понимаете в экзотике!

— Моя Рита, — придвинулся он ближе к девушке и зашептал на ухо: — Поверь, в экзотике я разбираюсь преотлично!

Девушка тут же вспыхнула и поспешила к администратору, желая в данный момент оказаться подальше от Каспиана, который, вдруг, просто оглушил её своим умопомрачительным запахом. Она подозревала, что всему виной порыв ветра, скользнувший в открывшиеся двери холла, но от этого легче ей не стало. Рита буквально боролась с собственным желанием немедленно прижаться к нему и поцеловать, поэтому и старалась увеличить между ними дистанцию.

(Дальнейшая речь с персоналом отеля происходит на английском языке)

— Добрый день! — радостно приветствовала их девушка с ресепшена. — Могу я увидеть ваши пригласительные?

— Здравствуйте, — кивнул ей подошедший Каспиан и протянул конверт с документами.

Нимфа внимательно с ними ознакомилась и просто засияла от радости и счастья, чем несколько удивила пару.

— О! Как замечательно! А мы переживали, что приедут две девушки! — воскликнула девушка и протянула им ключ. — Ваш номер находится в корпусе В, на шестом этаже. Вот карта нашего отеля, чтобы вы смогли ориентироваться первое время. Все мероприятия съезда будут проходить в Административном корпусе, то есть здесь, в конференц-залах на первых трёх этажах. Первый торжественный ужин состоится завтра в большом банкетном зале на первом этаже. Стиль одежды — вечерний.

Каспиан и Маргарита недоумённо переглянулись. Всё было замечательно, вот только настораживала одна вещь, а именно радость по поводу замены Тани на шефа…

— В каком смысле, замечательно? — решила уточнить Рита, подозрительно глядя на ключ.

— Ну, произошла небольшая ошибка. На вашу компанию был забронирован люкс для пары с одной двуспальной кроватью. А потом нам перезвонила девушка и сообщила, что приедут две девушки, но возможности сменить номер уже не было… — начала весело объяснять менеджер, однако, видя, как вытягивается лицо Риты, сконфуженно замолчала и тихо спросила: — Вы не пара, да?

— Нет, — выдавила из себя пунцовая Маргарита.

— Простите, но у нас нет свободных номеров, — призналась девушка и добавила: — Вообще.

Смотреть на Каспиана Рита просто не решилась. Нет. Она, конечно, планировала с пользой, так сказать, провести эти десять дней и, как и советовала подруга, сполна насладиться «курортным романом», но не до такой же степени! По крайней мере, жить в одном номере, да ещё и в одной комнате с двуспальной кроватью — точно не собиралась. Пусть она и решилась перейти ту самую грань, о которой говорил шеф, но у всего должны быть разумные пределы! И в её понимании — это наличие двух номеров. В крайнем случае, одного номера с двумя спальнями. А тут…

— Ничего, — решил за всех Каспиан, забирая ключи и все проспекты и флайеры, которые успела выдать им администратор. — Спасибо большое за помощь. Просто, если, вдруг ситуация изменится, сообщите нам, хорошо? Нам, всё же, жить здесь полторы недели, так что, возможно, какой-то номер освободится.

— Да, конечно, — вымученно улыбнулась девушка и начала что-то вводить в компьютер.

А Каспиан уверенно подхватил под руку немного пришибленную новостью Риту и потянул в сторону лифтов. До самого их номера она не обронила ни слова. Возможно, всё ещё была под впечатлением, а может, просто постеснялась присутствия постороннего человека (хотя тут как посмотреть) — того самого оборотня, который работал в отеле «бэлл-боем», в обязанности которого входила транспортировка багажа постояльцев. В любом случае, она молчала, чем сильно нервировала Каса.

Он был рад сложившимся обстоятельствам, чего скрывать, но реакция его эйфори покоробила. Хотя стоило ожидать такого, ведь его девочка была по сути невинной, если не считать опыта с тем подонком… И в данном случае он имел ввиду не сексуальный опыт.

У самой двери в номер мужчина остановился, коротко поблагодарил оборотня за помощь, оставив неплохие чаевые, и, дождавшись, пока тот уйдёт, обратился к Рите.

— Ситуация несколько необычная, но тебе не о чём волноваться, моя Рита. Я ведь обещал, что не трону тебя против твоего желания, так что расслабься, пожалуйста. Люкс подразумевает собой наличие минимум двух комнат — спальни и гостиной. И в последней наверняка есть удобный диван, так что я буду спать там, а ты займёшь спальню.

— Кас… — наконец проговорила девушка.

— Перестань, пожалуйста! — начал злиться он, чувствуя себя каким-то насильником из-за её странной реакции.

Ей богу, как будто он набрасывается на неё у самого порога, хотя, мысль и правда была невероятно заманчивой. Вот только неосуществимой, пока она сама не сделает шаг ему навстречу! А судя по её реакции на их совместное проживание в одном номере, ждать ему ещё очень долго… Раздражённо открыв двери, он стремительно внёс их вещи и вышел на просторную лоджию, выход на которую обнаружился, как он и предполагал, в гостиной. Ему необходимо было успокоиться, иначе может случиться непоправимое. Ему всё труднее держать в узде свои эмоции, особенно рядом с ней! Для альбфара найти свою эйфори — сродни глотку родниковой воды для умирающего от жажды. С каждым разом хочется всё больше и больше, и жутко бесит, что вместо вожделенного литра, ему достаёт несколько капель…

Но побыть одному ему не дали…

— Кас, — тихо позвала его Рита, слегка касаясь ладонью плеча. — Прости.

— Моя Рита… — выдохнул он, стремительно обернувшись и заключив девушку в объятья. — Это ты прости меня. Меня немного покоробило твоё поведение, которое выражало недоверие ко мне, несмотря на мои обещания…

— Нет, Кас, — возразила она, а в голосе слышалась улыбка. — Моё недоверие было направлено не на тебя, а на меня.

— Что?

— Я говорю, что не доверяю не тебе, а себе. Первый шаг сделать, оказалось, так просто…

— Моя Рита… — уже хрипло сказал он, впиваясь в её губы требовательным поцелуем.

Господи, если она думает, что после подобного признания он останется равнодушным, то сильно заблуждается! Каждое движение его губ как будто кричало: «Моя! Ты моя!». Они покоряли её, вынуждали сдаться, уступить своему желанию, перестать сдерживаться в рамках надуманной цивилизованности, разорвать оковы скромности! Кас так сильно сжимал её в объятьях, что она едва могла дышать, но продолжала всё теснее прижиматься к нему.

Сдаться? Сделать первый шаг? Боже, да она его уже давно сделала, просто решив довериться судьбе и случаю, приехав сюда и вообще, не оттолкнув от себя этого замечательного мужчину!

Словно почувствовав, что она капитулировала, Кас с мучительным стоном оторвался от неё и сделал несколько шагов назад.

— Нет. Ты не понимаешь, что делаешь. Я не хочу, чтобы ты потом жалела! Не смогу… извини. Ты просто не понимаешь, что значит для меня твоё согласие!

— Что? — попыталась она сосредоточиться на разговоре, хотя мысли с усердием тараканов разбегались в стороны.

— Моя Рита, — нежно произнёс Каспиан, осторожно беря в ладони лицо своей эйфори. — Я даю тебе последний шанс. Самый последний шанс всё хорошенько обдумать, потому что, когда ты согласишься, назад дороги не будет. Я не отступлюсь от тебя, милая. И ни за что не дам передумать, как только услышу твоё «да», — нежный поцелуй и он продолжил: — Иди, необходимо разобрать вещи, а потом сходим на ужин.

Маргарита только кивнула, не совсем разобравшись в собственных чувствах. Он что, только что отказал ей? Или же наоборот, оказал услугу? Может, она и правда не отвечала за свои действия? Запуталась… В любом случае, Каспиан прав, необходимо сначала разобраться с вещами, поужинать, а потом уже обдумывать сложившуюся ситуацию.

В какой-то момент, пока разбирала вещи, принимала душ и знакомилась с картой отеля, её сморил сон. Альбфар, зашедший к ней, чтобы проводить в ресторан, застал девушку крепко спящую на огромной кровати. Укрыв её простынёй, он улыбнулся и тихонько вышел из комнаты, а потом и из номера.

Оставлять её надолго саму не хотелось, поэтому мужчина довольно быстро поел, не вступая в разного рода дискуссии с соседями по столику, попросил официанта доставить в номер что-нибудь лёгкое перекусить, и вернулся обратно.

А уже ночью ему приснился сон…

Он находился в старинном замке, по ощущениям, где-то в Карпатах. Альбфар не знал, откуда такая уверенность, что это были именно те горы, но она была. Повсюду было темно, освещался только длинный коридор, в конце которого его ждала Рита. Она улыбалась ему и звала:

— Каспиан…

Он улыбнулся в ответ и сделал первый шаг к ней. Дышать стало труднее, но он не обратил особого внимания на это состояние, списав всё на распространённую фразу: «от её вида захватывало дух». Но с каждым шагом дыхание всё затруднялось и затруднялось, пока в груди не начал расползаться холод…

— Каспиан…

Он вскинул голову и только тут увидел, что его эйфори не улыбается, а судорожно рыдает. Бледная, испуганная, она держала руки в районе груди и с силой делала каждый вдох. Страх пронзил его с такой силой, что мужчину буквально понесло в сторону девушки. И тогда он услышал её фразу полностью:

— Каспиан, помоги!!!

Крик получился такой силы, и был настолько пронизан эмоциями, что мужчина подпрыгнул на диване, моментально проснувшись. Его сердце судорожно колотилось, а тело было липким и мокрым от покрывшей его испарины. Он уговаривал себя успокоиться и, наконец, вдохнуть нормально, полной грудью. Каково же было его удивление, когда ничего не вышло, а противный холод в груди и не думал исчезать.

— Каспиан!!!

Крик из соседней спальни пробрал его до костей, и он помчался туда прежде, чем мозг успел проанализировать ситуацию. Представшая картина привела его в состояние неконтролируемого бешенства и он, не замечая этого сменил свой облик на боевую ипостась, увеличившись в размерах, обзаведясь крыльями, когтями и клыками… А в следующий момент, он сбил с кровати активно питающегося гальбаша — побочный виток эволюции от смешанных браков вампиров и альбов, демона, питающегося жизненной энергий простых людей с помощью присосок на длинных щупальцах, присоединяя их к телу жертвы в районе груди. По комнате пронёсся жуткий визг, по своей мощи граничащий с ультразвуком, отчего находящиеся в комнате стеклянные вазы моментально лопнули. Но всё это альбфар отметил лишь краем сознания, сосредоточив всё своё внимание на уничтожении демона, посмевшего напасть на его эйфори.

— Не… уби…вай! — прохрипело это создание, с трудом проговаривая слова из-за сломанной челюсти.

— Чш-ш-што?! — зашипел Кас. — Ты покус-с-сился на мою пар-р-ру, галь! И прос-с-сишь о милос-с-сердии?!!

— Заказ… я… не… знал. Он сказал… она вне закона… Я выносил… приговор… — из последних слов выдохнул мужчина и потерял сознание.

Но этого хватило, чтобы убедить разгневанного высшего демона сохранить ему жизнь с целью узнать всё более подробно. Сотворив из своей силы энергетические путы, он спеленал ими гальбаша, как ребёнка, и равнодушно оставил того на полу. Повернувшись к кровати, он только сейчас заметил, что Рита всё это время лежала с открытыми глазами и видела каждое его движение…

Мучительный стон сорвался с его губ, когда он осознал, что она видела его в боевой ипостаси — самого настоящего демона, так сказать, во плоти. Он сам не заметил, как плечи, а вместе с ними и крылья повисли от безысходности. Хотелось выть! И хорошо, если из-за пережитого стресса она всё забудет или, на крайний случай, решит, что ей это привиделось. Но что будет, если она воспримет всё, как правду, он боялся даже представить, потому что прекрасно осознавал, как ситуация выглядит в её глазах. Мало того, что на неё напал какой-то урод, который присосался к ней своими щупальцами, выкачивая жизнь, так ещё и тот, кого она считала другом и которого звала на помощь, оказался не привычным ей человеком, а демоном, крылатым и зубастым. Хорошо хоть рогов не было!

Мысли Риты и впрямь были похожи. Вот только там было больше истерических смешков. Ещё бы! Проснуться и осознать, что попала в фантастический роман, под названием: «Мой шеф — демон». Краем сознания она понимала, что такая реакция — не нормальна, но ничего с собой не могла поделать. Ей хотелось смеяться и плакать одновременно. Но, что самое странное — она ни капли не сомневалась в реальности происходящего. Хотелось даже пощупать преобразившегося Каспиана… Интересно, а кто ещё в их издательстве отращивает крылья и когти? И сколько таких, как он вообще? Нет, она определённо сошла с ума, если думает о таком в подобной ситуации! И вообще! Он всё это время её за нос водил!

Не решаясь пошевелиться, чтобы не дай Бог не напугать её ещё больше, альбфар продолжал неподвижно стоять и смотреть на Риту, замечая малейшее изменение эмоций. Вот, испуг сменился удивлением, удивление — неверием, а неверие — обидой. Демон искал на её лице отражение страха или даже ужаса, но по какой-то причине не находил, не совсем понимая, чем ему всё это грозит… В итоге, решив, что хуже уже быть не может, он принял человеческий облик и сделал осторожный шаг к девушке.

Она тут же напряглась, но с места не сдвинулась. Кас посчитал это добрым знаком и сделал ещё один медленный шаг, оказываясь почти вплотную к кровати. Маргарита смотрела на него в упор, но пока не произносила ни слова. Тишина сильно давила на уши, нервируя альбфара, как никогда.

— Каспиан? — наконец спросила она, и буквально сбросила с души мужчины тяжеленный груз.

Раз заговорила, значит не в ужасе. А это вселяет надежду. И хотя мужчина так и не понял, что именно её интересовало: действительно ли он перед ней или правда ли то, что он мог меняться, то решил ответить на оба этих вопроса одно и то же:

— Да.

Она вздохнула и поморщилась, рывками выдыхая воздух из лёгких. Каспиан перешёл на магическое зрение и с ужасом заметил, что её аура похожа на рваную тряпку и сама девушка находится в довольно критичном состоянии. Не медля больше ни секунды, он одним плавным движением забрался на кровать и лёг рядом с Маргаритой, с досадой отметив, что она начала испуганно дрожать. Положив руку ей в районе солнечного сплетения, он посмотрел девушке в глаза и сказал:

— Я должен немного подлечить тебя. Ты сильно пострадала, сама, ведь, чувствуешь. И как только закончу, то, обещаю, сразу уйду.

Ответа не последовало, но он и не ждал, начав вливать в неё свои силы тем самым методом, которым не так давно спас Таню Даннэш. Процесс «латания» начался незамедлительно, лишний раз доказывая, что его эйфори усваивает энергию своего альбфара, как свою собственную. И лишь когда девушка начала сама уверенно регенерировать, Кас перестал делиться силой. Его слегка потряхивало от слишком большого расхода энергии, особенно, если учитывать, что в последнее время он и так не берёг её, поэтому понадобилось некоторое время, чтобы приподняться и начать сползать с кровати. Но теплая нежная ручка его девочки, неожиданно твёрдо коснулась плеча, удерживая на месте.

— Каспиан, кто ты?

Кто бы знал, как сильно он боялся этого вопроса! Что ответить той, с которой отныне связана его жизнь, но которая не является частью его мира? Как объяснить человеку, не подозревающему о существовании рядом с собой сверхъестественного мира, что перед ней высший демон чувств, альбфар? Как всё рассказать, чтобы не отпугнуть его драгоценную эйфори ещё сильнее, чем уже есть? Он не знал, просто не находил нужных слов. После единения всё было бы намного проще, ведь тогда она уже не была бы человеком, её восприятие действительно изменилось бы и страха перед Миром Иным не было бы. А такой вариант он даже не рассматривал, оберегал её от правды… И, судя по всему, недостаточно хорошо, ведь она уже трижды была на пороге Грани.

Кас вздохнул.

Больше книг Вы можете скачать на сайте - Knigochei.net

— Моя Рита…

— Если ты сейчас скажешь, что мне всё это приснилось или показалось, клянусь, я придушу тебя! — неожиданно зашипела она. — Я, чёрт возьми, не слепая! И этого урода, присосавшегося ко мне, помню отчётливо! Пожалуй, смогу даже назвать точное количество веснушек на его лице!!!

— Марго…

— Что «Марго»? Я прошу тебя, не вешай мне лапшу на уши! Я хочу знать правду. Всю правду, Каспиан! Потому что видела я не только веснушки того существа, но и твои крылья, клыки и, чёрт возьми, когти!!! — закричала она, порываясь встать, но мужчина её удержал, прижав к кровати и слегка навалившись сверху. — Слезь с меня!!!

— Успокойся, Марго. Прошу, — тихо попросил Кас, глядя девушке в глаза. — Ты сильно пострадала и тебе пока что нельзя вставать. Можешь кричать на меня сколько душе твоей угодно, но причинить самой себе вред я не позволю.

— Хорошо, — вынужденно успокаиваясь, ответила она. — Я спокойна и хочу услышать ответ на свой вопрос: кто ты?

— Твои предположения?

— Э, нет, друг. Не переводи стрелки на меня, — нахмурилась девушка. — Я жду.

— Я вот, что не могу понять, почему ты не боишься? — тоже хмуро спросил мужчина. — Любой другой человек на твоём месте, уже вопил бы и бился в историке, а ты пристаёшь с расспросами, даже требуешь их. Я не ощущаю в тебе страха, почему?

— Не знаю, Каспиан, — Рита вздохнула и уставилась невидящим взором в потолок. Да уж… не так она представляла себе их совместное пребывание на Кипре… — Просто не боюсь и всё. Злюсь, да. Даже хочется тебя стукнуть пару раз. Но страха и впрямь нет.

— Ты знаешь, меня это пугает. Привычнее, когда люди начинают истерить, тогда проще справиться с ними и они быстрее приходят в себя. А ты спокойно задаёшь вопросы…

— То есть, тебе станет легче, если я пару минут побьюсь головой о стену или пол? — хмыкнула девушка. — Извини, ты сам сказал, что я пострадала от того урода, так что истерику оставим на потом, а сейчас я хочу услышать рассказ. Хватит увиливать. Понимаю, что ты у нас прожжённый интриган, и можешь хоть всю ночь играть в эти игры, но я в данный момент не обладаю особым терпением и выдержкой, так что могу и стукнуть. Даже невзирая на твою… твой… В общем, не боюсь тебя!

— Вот я об этом и говорю! — мужчина растерянно запустил пятерню в волосы и взъерошил их. — Это ненормально! И я не могу понять, что послужило причиной такой реакции!

— Ну… может это виноват тот гавнюк? — она кивнула на пол. — Может, он, как комар, при высасывании чего-то-там, впрыскивает свой фермент или яд?

— Никогда о таком не слышал, — честно сказал Кас. — Но я и не особо интересовался этой ветвью…

— Ну вот, будет чем заняться! — нетерпеливо перебила его Рита. — Хватит юлить! Рассказывай!!!

— Всё рассказывать слишком долго и тяжело, — наконец проговорил он, откидываясь на подушки рядом со своей эйфори. — Я планировал сделать это при других обстоятельствах и однозначно позже…

— То есть, ты собирался всё рассказать мне? — опешила Рита.

— Конечно, моя Рита, — ласково улыбнулся мужчина, осторожно убирая упавший на лицо девушки локон. — У меня не может быть от тебя тайн.

— Почему?

— Это сложно, — отвёл он взгляд. — Я… прости, я не могу пока объяснить. Но только пока. Веришь мне? — он вновь посмотрел на неё, ожидая ответа. — Обещаю, расскажу тебе всю правду до последнего слова, но только после определённого момента.

— Каспиан, — нахмурилась Рита.

— Нет, постой, — перебил её мужчина. — Давай я лучше расскажу тебе о нашем мире, общую информацию.

— «Вашем мире»?

— Нашем, Марго. Именно нашем, хоть ты и не знала всей правды. Как и почти все люди.

— Люди?

— Да — представители человеческой расы. Но давай по порядку. Испокон веков наши два мира сосуществовали друг с другом, но никогда не были слиты. Твой мир, который ты знаешь, и мой мир, который его жителями зовётся Мир Иной. И населяли его известные тебе из легенд и сказок существа: демоны, черти, ведьмы, водяные, оборотни, вампиры, нимфы, элементали, эльфы… Да куча народу, о котором сейчас существует так много фильмов и книг. Но в отличие от людей, сверхи (так мы называем друг друга) нуждались во взаимодействии миров, потому что от их тандема в наш поступала необходимая нам для жизни энергия, а некоторые расы ещё и выживали только за счёт людей. Как, например, вампиры. Они нуждаются в человеческой крови, потому что их собственные тела не вырабатывают белок. А при потреблении человеческой крови, их организмы выделяют его и впитывают. Но, и это логично, белок расходуется организмом, поэтому употребление крови должно быть постоянным.

Или, например, демоны чувств. Они зависимы от человеческих эмоций, которые, как показала практика, имеют совершенно другую полярность, нежели эмоции сверхов. Как это ни смешно, но эмоции себе подобных для альбов токсичны. И таких примеров неисчислимое количество, которые сводятся лишь к одному — вы без нас проживёте, а мы без вас — нет. Можешь назвать нас паразитами, но такую природу мы получили из-за того, что Мир Иной является миром-тенью твоего мира. И, как у обычной человеческой тени отсутствует запах, цвет, объём и прочие признаки живого человека, так в нашем мире нет многого, что есть у вас.

Одно из первых упоминаний в человеческой культуре наших пересечений, как это ни странно и смешно, записано в вашей теологической версии сотворения мира. Конечно, она приукрашена и изменена так, как это нужно было для ваших лидеров, однако истоки остались неизменными.

Это история о том, как Ева поддалась соблазну и отведала греховное яблоко, предложенное Змеем. И не нужно смеяться, это правда. И да, наш клуб назван в его честь, но об это позже. В тот момент Змей как раз бродил по вашему миру, набираясь энергии после битвы за первенство в клане. Людей тогда ещё не было практически, поэтому сверхи особо и не знали о них. Вампиры, кстати, в то время питались кровью жителей Мира Иного, но постоянно страдали от недостатка необходимых веществ. И, в отличие от тех же демонов, ходить в ваш мир ещё не умели. Змей же, прогуливаясь по Земле, совершенно случайно увидел Еву. Девушка настолько поразила его красотой, что он потерял голову, забыл обо всём на свете, поддавшись своему желанию. Он соблазнил её, да-да, перестань хихикать, а наутро его нашли маршалы и силой вернули обратно в Мир Иной, поставив печать запрета. Это было мукой, находиться рядом с той, что стала его сердцем, и не иметь возможности прикоснуться. Видеть, как она горюет по нему, как страдает, а потом добровольно идёт в объятья другого мужчины, чтобы забыть ночь, проведённую с ним. Видеть всё это и не иметь возможности вмешаться. Прошло сорок лет, прежде чем ему разрешили вновь наведаться в ваш мир. Тогда считали, что Ева, будучи уже, пожилой женщиной, не сможет привлечь внимание одного из самых завидных женихов Мира Иного. Но в этом и заключалась ошибка. Для Змея она оставалась по-прежнему самой прекрасной и самой желанной женщиной в двух мирах. Он был с ней до её самой последней минуты, приняв облик человеческого старца. Он объяснил ей всё, рассказал почему исчез и по какой причине не появлялся столько лет. Девушка поверила ему, потому что всё это время продолжала любить его. И вот, в последние минуты её жизни, он предложил ей разделить с ним его жизнь, стать его по праву, его половиной, супругой, избранницей. До этого он не говорил ничего, потому что понимал, что её семья удерживает его возлюбленную именно в том мире, а вот её смерть на Земле — это шанс на обретение счастья в Мире Ином. Ева согласилась, хотя и не верила в обещанные чудеса. В день, когда она умерла в вашем мире, в Мире Ином появилась молодая и прекрасная демонида Ива. Она приняла сущность Змея, разделила с ним его жизнь, любовь и бессмертную душу, став такой же как мы — сверхом. Это событие настолько потрясло высшие звенья власти, что они, пожалуй, впервые в жизни, испугались. Ещё бы — обычный человек, которых они раньше и не замечали вовсе, и стал одним из них, да ещё и без привязки к своему бывшему миру. То есть, она стала демонидой, но не приобрела зависимость от энергетической составляющей вашего мира. Это было опасно для коренных жителей Мира Иного, как объявили тогда. Хотя, я больше склоняюсь к мысли, что им просто было завидно. И был проведён обряд, после которого сверхи оказались неспособными на чувства к простым людям. Так Мир Иной был своеобразно защищён от наплыва «переселенцев».

— Интересный вариант, — хмыкнула Рита, стараясь скрыть неожиданную боль в сердце от последней новости. — А что, в остальных библейских историях тоже присутствует двойное дно?

— Ну, почти во всех. С тех пор, как Ева ушла, на Земле начали появляться истории об Аде, так назвали Мир Иной, демонах, бесах и чертях… Как ты понимаешь, всё это было правдой, за исключением котлов, сковородок и прочей белиберды, которой пугают людей, просто рассказано под другим углом. Поэтому каждое серьёзное вмешательство сверхов в жизнь людей обрастало кучей историй и легенд, где всегда присутствовали выходцы из ада и праведники, ну, ты поняла…

— А зачем вы вообще вмешивались? Ведь, как я поняла, вам было выгодно сохранять своё существование в тайне? — задала она вполне логичный вопрос.

— Кто как, — Кас пожал плечами. — Скука, выгода, правосудие, неосторожность… Нам, ведь, тоже не чужды эти чувства, как и людям, понимаешь?

— Да, — улыбнулась Рита, прибавляя к перечисленному списку ещё и гнев, страсть, желание, раздражение… — А Потоп?

— А что Потоп? — скривился он. — Это ваши каким-то образом сумели заловить элементаля Воды и убить его. И судя по тому, как он едва не стёр всё человечество с лица планеты, убивали его с особой жестокостью. Ведь, чем сильнее мучается дух стихии перед насильственной смертью, тем сильнее за него мстит его стихия-Мать. Но об этом знали мы, сверхи, а вот люди оказались невежественны, за что и поплатились. Правда, Ива и Змей успели предупредить своих прямых потомков и тем самым спасли их жизни.

— Ноя, что ли? — недоверчиво спросила она.

— Именно. Но мы отвлеклись. Так вот, наши миры издавна сосуществовали и взаимодействовали между собой, пока однажды не срослись окончательно. Если раньше нахождение в Мире Ином, это было нечто как… существование в прозрачном параллельном мире, то после слияния мы получили полноценный доступ в ваш мир, а Мир Иной приобрёл немного другой смысл. Теперь так можно назвать наше сообщество в вашем мире. То есть, нашего мира, как такового теперь не существует, кроме нескольких пространственных карманов, где удалось уберечь часть наследия, но название прижилось для определения границы доступных человеку знаний.

— Своего рода теневой мир, но имеются в виду не преступники, а хм… сверхи?

— Именно! — кивнул мужчина, удобнее устраиваясь на кровати.

— А что значит «пространственные карманы»?

— Смотрела «Гарри Поттера и Кубок Огня»?

— Э… да, — не поняла девушка.

— Помнишь сундук, где прятали этого… одноглазого и одноногого? Настоящего? Так что, сундук сам по себе был обычным на вид, но имел внутри куда больше места. Или сумочка Гермионы, где она прятала содержимое целого хранилища… — приводил он довольно понятные примеры.

— А… то есть, скрытое пространство, — догадалась девушка. — Вместо однокомнатной квартиры — целое общежитие, да?

— Ну да, можно и так сказать, — кивнул он. — Только, как сама понимаешь, попасть туда непросто. И один из входов находится в «Змее».

— Ладно, а ты? Кто ты? — задала Рита давно волнующий её вопрос.

Она сама себе удивлялась, особенно тому, что так спокойно воспринимает новую сверхъестественную информацию. Конечно, должно быть всему виной пережитый стресс на пару с испытанным ужасом, когда она проснулась и увидела сидящего на ней существа, изо рта которого к ней тянулись два усика с присосками. Она до сих пор чувствовала их на себе, эти противные посасывающие ощущения с лёгкой резью в местах соприкосновения с кожей.

Воспоминания оказались настолько реалистичными, что она не смогла сдержать нервной дрожи и судорожного вздоха. Каспиан тут же осторожно обнял её, видимо, догадавшись о её мыслях. Но, как спустя секунду поняла Рита, она ошибалась.

— Не стоит так дрожать, моя Рита. Я не так ужасен, как ты успела себе напридумывать, — с грустью сказал мужчина. — Я — демон чувств. А если быть точнее, то высший демон, альбфар.

— Инкуб, что ли? — не поняла его девушка.

— Нет, — поморщился шеф. — Но ты недалека от правды. Среди населения Мира Иного существует строгая иерархия, делящаяся на касты. А само распределение происходит при рождении, когда измеряют уровень силы младенца. И редко, когда можно сменить касту в последствии. Альбфары — демоны чувств первой, наивысшей, касты. А инкубы и суккубы, как вы их называете, — это альбы третьей касты. У нас схожие нужды, но способы добычи необходимой нам энергии — разные, тем и отличаемся… Да и энергия нам нужна разная немного.

— Как это? Чувства — есть чувства.

— Да, но под размытым понятием «чувства», на самом деле существует куда больше конкретики: положительные и отрицательные чувства, эмоции во время секса, та энергия чувств, которая выбрасывается людьми в энергетическое биополе планеты… да масса всего, по правде говоря.

— А сколько всего видов демонов?

— Очень много! Марго, поверь, это такой объём информации, который тебе явно не осилить за один раз, а мне — рассказать. Проще дать энциклопедию видов и не трогать тебя несколько месяцев…

— Ну, хорошо. Давай остановимся на демонах чувств. Ты — альбфар, да? Высший демон… эээ… первой касты, так? А сколько ещё их существует?

— Всего пять каст. Пятая, и самая низшая каста демонов чувств, питается только людскими пороками, или — отрицательными страстями: гневом, завистью, жестокостью, ненавистью и прочими. Они представляют собой нечто вроде пиявок, присасываясь к жертвам и вынуждая тех раз за разом оголять свои отрицательные моральные качества. Чаще всего их можно найти в притонах, в бандах, среди наркодиллеров и прочих криминальных личностей.

Демоны чувств четвёртой касты — альбы, которые питаются положительными страстями: азарт, восхищение, счастье, радость, эйфория, восторг и др. Такие люди часто работают в сфере шоубизнеса и развлечений, а также, как это ни странно, психоаналитиками.

Третья каста питается сексуальной энергией. Именно эти альбы получили среди людей некую популярность, а также своё автономное название — суккубы и инкубы. Пожалуй, эта каста самая независимая из всех, ведь, что может быть проще получения энергии от сексуальных игр? Они не только питаются, но и получают от самого процесса наслаждение. Наверное, именно поэтому они и известны людям. Печальным является факт, что почти у всех людей возникает привыкание к ним и, испробовав на себе удовольствие, доставленное инкубом или суккубом, они уже не могут быть с людьми, — Кас пристально посмотрел на Риту, но та только недоумённо приподняла брови, не понимая причину такого внимания. Мужчина ещё какое-то время смотрел на неё, а потом продолжил: — А ещё, если секс с альбом третьей касты был довольно частым, то и могут умереть, потому что потеряют желание жить, превратятся в пустых, безэмоциональных кукол. Конечно, бывают исключения, — опять пристальный взгляд на Риту. — Ну да ладно…

Вторая каста альбов может питаться любым видом энергии на своё усмотрение, но, также, может брать часть её из окружающего пространства. И именно это небольшое дополнение позволяет им ходить среди элиты, поскольку они не зависят напрямую от определённого вида эмоций, а временами и вовсе не зависят. Если разумно расходовать энергию, то им хватает и биополя планеты для её восполнения. Почти как магам. Но последние черпают свою силу из природы и всего окружающего.

Ну и, наконец, первая каста — альбфары — тоже могут питаться любым видом энергии, но для своего существования им нужна ещё и энергия аур. Именно это делает их самыми сильными, но и самыми опасными. Неопытные альбфары могут не заметить необходимого предела и выпить ауру человека свыше допустимого предела, после чего он погибнет. Но самым главным «проклятьем» этой касты считается то, что они не могут, как другие, «пить» из нескольких «доноров». Только из одного и до полного насыщения. Если для этого не хватает одного, они пьют второго, третьего… А выпитый первый до конца — это уже нежилец. Аура живого существа наделяет альбфаров могуществом. И для того, чтобы сдержать их как-то, другие первые касты демонов магически внесли ограничения в периодах между питаниями — не чаще определённого количества раз за отведенный период.

— И ты…

— Да, я именно альбфар. И да, иногда я убивал, — тихо признался мужчина, не решаясь посмотреть на девушку. — В основном, это случалось из-за слишком долгого голодания или же в первое время, пока только набирался опыта и ещё не чувствовал этого предела.

— Но… как же вы выживаете? — с трудом выдавила из себя Рита.

Она никак не могла определиться с тем, что чувствовала в этот момент. Её переполнял естественный страх перед совершенно другим и без вариантов опасным существом, азарт и детский интерес сводили её с ума… и жалость. Она по-настоящему жалела этого сильного мужичину, хотя и не отдавала себе отчёт, почему. Просто, это чувство было на уровне подсознания, и ему было сложно противиться.

Вообще, всё, что касалось этого мужчины, вызывало в ней такую бурю противоречий, что голова раскалывалась. Любой другой бы на её месте уже сошёл с ума, а она боится, но с жадностью вслушивается в каждое слово. Может она и правда сошла с ума? Хотя, как говорят, если человек об этом задумывается, значит — точно не псих. Вот только ей от этого легче не было. Осознать странную тягу к Касу у неё не получалось. Поговорка о том, что «и хочется, и колется», как нельзя кстати ей подходила. Вот только в её случае, она это чувствовала, простым «колется» вряд ли обойдётся. Тут уж или всё, или ничего. Осталось решить для себя, что же, всё-таки, для неё важнее…

— Ну, нас не так уж и много. Всего среди альбфаров сейчас существуют только пять родов. В то время как, для сравнения, среди других ветвей, родов демонов первой касты насчитывается до тридцати.

— Ого! — выдохнула она.

— Да, не густо, но это наши проблемы, — отмахнулся Кас, не желая касаться данной темы.

Он вообще был удивлён, что девушка всё ещё продолжает находиться с ним в одной комнате и разговаривать. В этом их с Ритой мысли были до смешного одинаковы, и чувства — почти одинаковы. Не каждый день узнаёшь, что ты не наивысший продукт эволюции и не вершина пищевой цепочки, поэтому ужас — самое меньшее чувство, которое сейчас должна испытывать его эйфори. Но ничего такого не было. Она с интересом слушала всё, что он рассказывал, задавала интересующие вопросы и вообще, вела себя так, словно они обсуждают не наличие мифических существ среди людей, а составляют план развития журнала… Нет, он не жаловался, скорее уж наоборот. Но такая реакция была слишком странной и пугала его своей непредсказуемостью. Он не знал, чего ждать от Риты, как она себя поведёт дальше, и не начнётся ли вскоре запоздалая реакция на полученную информацию, которая для них обоих пройдёт куда хуже, чем предполагалось… Возможно девушка была права, ссылаясь на некий яд гальбаша, который притупил её восприятие. Надо бы позже уточнить. Но пока она хочет общаться с ним, он будет рядом. Добровольно ни один альбфар не уйдёт от своей эйфори, тем более от той, с которой связь не закреплена до конца.

Но, как оказалось, от Риты не так-то просто отделаться.

— Но для равновесия должен же существовать какой-то противовес? Условие какое-нибудь…

— Всё верно, — вздохнул он. — Но о нём я расскажу тебе в другой раз.

— Почему? — продолжала допытываться она. — Это как-то связано со мной, да? С тем, что ты не можешь сказать мне, не так ли?

— Да, Марго. Именно поэтому, — ответил Кас и замолчал.

А ещё девушка заметила, что когда он раздосадован или зол, то называет её Марго, а когда находится в благодушном настроении — то Рита или «моя Рита». И последнее настолько странно на неё действовало! Она самой себе боялась признаться, что от каждого такого собственнического «моя Рита», готова была идти за ним и в огонь, и в воду. Даже сейчас, в свете открывшихся фактов, она не испытывала неприязни, отвращения или даже страха. Наоборот, тянуть к нему стало с утроенной силой. Видимо, она была из той породы девушек, которые в восторге от «Эдвардов Каллинов», «Стефанов/Дэйманов», «Дракул» и прочих сверхъестественных секс-символов кинематографа и печатной индустрии.

Решив отвлечься от этих мыслей, Рита задала другой вопрос:

— А этот? — она кивнула в сторону пола, где всё ещё продолжал лежать напавший на неё объект. — Кто он?

— А это, — вздохнул Каспиан. — Продукт эволюции от смешанных браков альбов и вампиров. Обычно, у нас не рождаются полукровки. Дети в такой семье полностью перенимают расу того или иного родителя, рождаясь чистокровными представителями одной из рас. А вот такие смески — это нонсенс, необъяснимая шутка природы или эволюции, не знаю даже. Конкретно этот вид нарекли гальбашем. Он питается жизненной энергией людей.

— Аурой?

— Нет, Марго. Просто жизнью. Сегодня он тебя убивал. Если бы я вовремя не вмешался, то на этой вот кровати лежало бы твоё высохшее дряхлое тело… — честно сказал он, и только потом осознал, ЧТО и КОМУ говорил. Особенно, когда ощутил дрожь его девочки. — Прости! Прости, моя Рита! — зашептал он, прижимая девушку к себе.

— А я… — её голос надломился, но она мужественно продолжила: — Я сейчас… другая? Изменилась?

— Нет, моя хорошая. Я влил в тебя столько энергии, что ты теперь минимум несколько лет даже насморка или головной боли не заработаешь, а примерно года три вообще не будешь внешне меняться, оставаясь такой же прекрасной девушкой, — утешил он её, а потом не выдержал и очень тихо, шепча на ухо, добавил: — Рита, я… знаю, что всё это слишком для тебя. И я готов ждать столько, сколько потребуется, но просто… хочу, чтобы ты знала — я от тебя не откажусь. Я хочу тебя. Нуждаюсь в тебе. И никогда не отступлю добровольно. Понимаю, что наверняка противен тебе, ведь не являюсь человеком, но…

— Подожди, Каспиан, — перебила его девушка. — Я признательна за понимание, но не стоит говорить за меня. Ты не противен мне. Это странно, и я сама в шоке, но это так. Ничего не изменилось, по крайней мере для меня. Скажем так, я стала лучше понимать тебя. Да, я не мечтала быть героиней фантастического романа, не страдала от чувства, что «в этом мире мне не место» и вообще, была вполне довольна своей жизнью, особенно, в последнее время, но не жалею, что всё так произошло. Слышишь? Ни капли не жалею! Хотя в данный момент для меня остаётся загадкой твоя настойчивость. Я, ведь, человек, Кас. А ты сам сказал, что для сверхов люди ничего не значат. Так откуда всё это? Я тебе для чего-то нужна? Лучше скажи мне сразу, не стоит играть моими чувствами. Я помогу всем, чем смогу, но только давай договоримся, что будем откровенны друг с другом. Не стоит прибегать к уловкам там, где можно сказать правду и получить добровольное согласие.

— И ты правда согласишься мне помочь? Просто так? — напряжённо спросил Каспиан, чувствуя, как каменеет тело его эйфори, но ему нужно было задать этот вопрос и, естественно, получить ответ.

— Да, шеф. Именно просто так. Ты доверился мне, рассказал то, что было секретом. Пусть вынужденно, не ожидая, что обстоятельства сложатся так необычно и неожиданно, но всё же рассказал. И я отплачу тебе своим добровольным согласием. Что нужно делать?

Рита старалась не обращать внимание на острую боль в груди, уговаривая себя, что так надо, так правильно, что лучше сейчас открыть все карты, чем опять наступать на те же грабли и страдать от разбитого сердца. Сейчас, когда чувства к этому мужчине ещё находятся на уровне привязанности и влечения. Потому что, стоит им превратиться в любовь и всё — она пропала. А она не хочет этого, слишком свежи воспоминания подобных отношений…

— Моя Рита, — прошептал он, склоняясь к её губам.

Реакция мужчины на её слова, оказалась для неё полной неожиданностью. Она вполне логично ожидала подробного рассказа, условий и смены поведения, но никак не того, что он сделал. И она сдалась. Поцелуй был нежным, бережным и благодарным и ничем не напоминал предыдущие, которыми Кас покорял её, сминал волю, требовал… Сейчас он только отдавал, ничего не прося взамен. И это настолько тронуло девушку, что она, не отдавая себе отчёта, обвила его шею руками, повернувшись на бок, и перехватила инициативу. Ей всего этого было мало! Она хотела, наконец, большего. Мечтала ощутить его на себе, в себе, всего, полностью, только её, хотя бы сейчас, на мгновение, но с полной отдачей.

Голова закружилась от обуревающих её эмоций и дурманящего запаха мужчины. Утро и яблони — это её самый любимый аромат, от которого она стала просто зависима. Руки сами собой забрались под футболку и с силой, которой раньше не обладали, разорвали ту на части. Послышался смешок, но она не позволила ему отвлекаться, толкнув мужчину на кровать, и с удобством разместившись сверху. Её губы и руки исследовали каждый сантиметр его тела, срывая стоны удовольствия. В данный момент никто из них даже не вспомнил, что не так давно девушка пострадала и ей бы отдыхать… А вместо этого они пылали в огне страсти, который грозил спалить их дотла.

— Моя Р-р-рита! — довольно зарычал альбфар, почувствовав ощутимый укус в шею.

Она сводила его с ума, выворачивая наизнанку все его эмоции и душу. Эта малышка, ведь, даже не понимала, что в данный момент, проявляя инициативу, приблизила их к опасной черте окончательного единения. Стоит ему поддаться на её безмолвные уговоры, погрузиться полностью в свои страсть и желание, и назад дороги не будет. Она станет принадлежать ему без возможности повернуть всё вспять. Станет его, полностью и без остатка!

Это было так заманчиво, так желанно… Мечта так близко… Но он не мог. В этот момент родилась твёрдая уверенность, что просто единения ему мало! Он хотел её решения — полной уверенности в действиях!

С трудом отстранив от себя потерявшую голову эйфори, но дождался её осознанного взгляда и сказал:

— Моя Рита, если мы сейчас продолжим, то назад дороги не будет.

— И пусть, я устала бороться с собой.

— Ты не понимаешь, милая, — простонал он, прижимаясь к девушке.

— Так объясни мне, — нежно попросила она, запутываясь пальцами в густые волосы. — Что ты скрыл от меня? Что не хотел говорить?

— Ты — моя Ева, понимаешь? — хрипло сказал Каспиан, глядя ей в глаза. — Моя половина, моё сердце!

ГЛАВА 9

— Что? — девушку, как ледяной водой окатили, моментально избавляя от малейших признаков возбуждения.

Она попыталась отстраниться, но Кас не позволил, прижав к себе так, словно хотел впечатать в себя намертво! А сердце, которое до этого билось в порывистом ритме желания, сейчас зашлось в бешеном ритме страха. И не понятно, чего так испугалась, ведь сама неоднократно мечтала о том, что нашла своего мужчину… Убеждала его, что для неё ничего не изменилось, а вот сейчас трясётся, как осиновый лист на ветру. Однако, как бы рационально она сейчас не размышляла, чувства этот процесс так и не притупил.

— Но, ведь… Я не понимаю…

— Знаю, — по-доброму улыбнулся он.

— Твои шутки неуместны! — начала злиться она.

— Я не шучу, — покачал он головой.

— Тогда, объясни!

— Помнишь, ты говорила, что должно быть особое условие, сглаживающее такие жёсткие рамки для альбфаров? — Рита неуверенно кивнула. — И это условие — эйфори. Женщина, идеально подходящая одному конкретно альбфару, с которой у него идёт постоянный обмен энергией, беспрерывный, так сказать, цикл. Он может «пить» её столько, сколько хочет, не переживая, что может истощить её или убить, потому что она забирает у своего альбфара равнозначное количество его энергии, но уже другой полярности. Той, что без надобности демону — его чувства. Я уже говорил тебе, что альбы не могут потреблять энергию чувств себе подобных, потому что для них она токсична. А эйфори её забирает себе, потому что после единения это единственная энергия от единственного демона, которая подходит ей.

— А как находят эйфори? — осторожно спросила девушка.

— В большинстве случаев — по запаху. Она по-особенному пахнет для своего альбфара.

— И отказаться никто не может?

— А зачем, если от этого все только выигрывают? Альбфар получает неограниченный источник энергии, его эйфори становится демонидой и повышает свою касту до первой, — спокойно ответил Каспиан, внимательно следя за реакцией девушки.

И ему очень понравилось то, как она поморщилась от его слов. Голый расчёт такого союза ему тоже был не по душе. Ведь нередко в их кругах всё было именно так, как он сказал. Разве что присутствовала страсть, с годами, а то и через сотни лет перерастая в нечто большее… А он хотел большего! Он — Ламаро, а для них их эйфори — совсем другое дело.

— Кто такие эти демониды?

— Статус и незначительные изменения в организме сверха. Например, вампирши, становясь демонидами, перестают испытывать постоянную нужду в крови человека. Её им заменяет энергия их альбфара. Но не полностью, примерно раз в месяц, а иногда и реже, им всё же нужно питаться соответственно потребностям расы. Ведьмы становятся сильнее в десятки раз, оборотницы — получают возможность частичной трансформации и силу своей второй ипостаси… Ну и так далее, — охотно отозвался Кас.

— А люди? — нахмурилась Рита.

— А люди по нашим законам и благодаря страховке в прошлом, не могут стать одними из нас.

— Я не понимаю…

— Эйфори Ламаро становятся демонидами на все сто процентов. Чистыми. То есть, как если бы избранницей стала альба, демонесса чувств.

— И что? — она нервно сглотнула. — Ты хочешь сказать, что я твоя «батарейка»?

— Ну…

— И чтобы стать ею мне нужно переспать с тобой? Точнее соблазнить?

— Не совсем, — улыбнулся он. — Это лишь вторая часть, заключительная. А первая, это поцелуй…

— Но я не… — она замолчала во все глаза уставившись на Каса. — Тогда, возле клуба! Я поцеловала тебя сама, потому что захотелось неимоверно! И в голове начался такой ураган, что перед глазами потемнело, а потом очнулась только около подъезда! И этот дурманящий запах…

Мужчина довольно улыбнулся, а потом тут же нахмурился, потому что вспомнил обстоятельства первого поцелуя и то, кем он тогда был. Опять эта глупая ревность к самому себе! Наверное, он сходит с ума, раз никак не может избавиться от этого бредового во всех смыслах чувства. И сводит его с ума постоянная и такая обманчивая близость его любимой. Это тяжело, особенно для альбфара из рода Ламаро, найти свою эйфори, постоянно находиться рядом с ней и не иметь возможности поддаться искушению, коим она для него являлась.

Мужчина с огромным усилием запер свои чувства глубоко внутри и хрипло проговорил:

— Всё верно, моя Рита. Но там, возле клуба, был…

— Ты! — рыкнула она. — Под маской Первого. Не знаю, зачем понадобилось пудрить мне мозги этим маскарадом, тем более, что я ещё до поцелуя поняла, что ты и он — одно лицо!

— Но как? — недоверчивое пополам с шокированным выражение его лица стоило, пожалуй, всех тех переживаний, каким она подверглась в последнее время!

Конкретно в данный момент, ей было плевать, что перед ней, вообще-то, находится демон. Сильный, наверняка гораздо старше тех лет, на которые выглядит, хитрый и… такой притягательный!

— Почувствовала, — пожала плечами она, и сменила тему, чтобы самой не запутаться в собственных непростых чувствах: — Кстати, лично у меня после всего этого ты видишься в совершенно ином образе.

— То есть?

— Ну, я не понимаю, зачем нужен был этот маскарад с разными обликами и образами, хотя подозреваю, что это как-то относится к правилам клуба. Но вот самое странное то, что после этого я не могу воспринимать тебя со светлыми волосами.

— Невероятно! — выдохнул Кас и его облик слегка «потёк» и вот, перед ней уже сидит… мужчина, который вот уже довольно продолжительно время посещает её во снах.

Такой, каким она видела Каспиана Ламаро после памятного поцелуя около клуба: темноволосый и с более глубоким оттенком глаз.

— Ты интуитивно увидела меня настоящего, — пояснил мужчина.

— Но зачем ты вообще себя изменил?

— А ты присмотрись внимательнее, что ты видишь? — улыбнулся альбфар.

— Хищника, — ответила Рита прежде, чем успела обдумать пришедшую на ум мысль. — Ты похож на очень опасного и сильного хищника…

— Вот поэтому и пришлось слегка изменять внешность, чтобы перестать вызывать у окружающих панический ужас. Конечно, на интуитивном уровне все и так прекрасно чувствуют мою силу, но люди больше привыкли доверять своим глазам, а не чувствам…

— Ясно… Но, — девушка почувствовала себя неловко, — не мог бы ты оставить всё, как есть? Таким ты кажешься мне… естественным.

— Конечно, моя Рита, — голос превратился в воркующий и соблазняющий, поэтому ей вновь пришлось спешно менять тему разговора.

— А что означает первый этап этого единения? Чем он мне грозит? Можно ли его разорвать, ведь мы не дошли ещё до конца?

— Нет! И даже думать забудь об этом! — зарычал Каспиан, не замечая, что у него увеличились клыки и вытянулись зрачки и теперь сходство с хищником стало абсолютным, но девушка только замерла в восхищении. Ровно до его следующих слов. — Я поэтому и не хотел тебе ничего рассказывать до единения!

— Замечательно! А моё мнение уже ничего не значит, да? — начала заводиться она. — А, может, я не хочу ничего подобного?

— Ну, в любом случае, уже поздно. Теперь ты можешь от меня избавиться только в одном случае — убив себя, — довольно грубо ответил мужчина, но девушку из объятий так и не выпустил.

Он уже успел пожалеть о собственных словах, но решил идти до конца и, наконец, высказаться! Хватит! Эти игры утомляют и выматывают душу. А она и так уже знает больше, чем полагается, поэтому, пришло время раскрыть свои карты. Или сейчас, или… об этом он думать не то что не хотел — не мог, потому что мысли причиняли почти физическую боль.

— Что это значит? Ты умрёшь от горя и тоски? — с сарказмом спросила она.

— Нет, Марго. После твоего поцелуя, я стал связан с тобой неразрывной нитью. Эйфори сама даёт понять своему альбфару, что готова соединить свою жизнь с его. Таковы правила. Да, ты не знала, но от этого мои инстинкты никуда не делись, и я не в состоянии с ними бороться. Твоя жизнь соединилась с моим сердцем. Напрямую. И если ранят тебя, я получаю те же раны, умираешь ты — умираю я.

— И ты…

— Да, чувствовал, как на тебя напали в тот же вечер, ощутил каждый ушиб во время аварии и едва не расстался с жизнью сегодня, но благодаря тебе сумел вовремя отреагировать, — подтвердил он её самые худшие догадки.

— Какой ужас!

— Не пугайся, моя Рита, но выбора у нас нет. Мы уже связаны с тобой. Остаётся лишь завершить единение, и тогда тебе ничего не будет угрожать, ведь ты станешь бессмертной, как и я.

— И произойдёт это только после того, как мы переспим?

— Да. Но только по твоей инициативе и никак иначе.

— Замечательно! То есть, мало того, что я по идее ничего не должна была знать до самого конца, так ещё и винить после никого кроме самой себя не смогла бы? — шипела она разъярённой кошкой, не замечая, как сверкают глаза обнимающего её мужчины.

— Таковы правила, Марго. Я не имею права прикоснуться к тебе, без твоего разрешения. Вообще. Всё, что я делаю, если ты заметила, только после проявленной тобой инициативы, не больше. Магия обряда чувствует твоё согласие, и я получаю дозволение.

— Так вот для чего ты мне даёшь право первого хода! — воскликнула она, вновь попытавшись выпутаться из его объятий.

— Да, прости. Хотя моей вины здесь нет. Так уж вышло, что мы встретились, что ты оказалась той единственной для меня. Думаешь, мне сейчас просто? Сколько раз я уже отступал, когда цель была так близко? Я ненавижу себя за то, что был вынужден так поступать с тобой, словно слепого котёнка… — он порывисто вздохнул. — У меня было достаточно возможностей завершить обряд, но я каждый раз останавливался. И за это проклинал себя, ведь, каждый раз, когда отказываюсь от удобного случая, я подвергаю тебя опасности. Но я не могу! — он теснее прижал девушку к себе. Да так, что у неё дыхание перехватило. Немного ослабив хватку, он продолжил: — Не знаю, возможно на интуитивном уровне я ждал чего-то подобного… такого вот случая, когда у меня возникнут причины вынужденно тебе всё рассказать. Да, именно так всё и есть, иначе я не могу подобрать причины, по которой с такой лёгкостью рассказал тебе о Мире Ином и всём, что с ним связано.

— Вообще-то, я тебя вынудила, — надулась Рита.

— Милая, если бы я действительно захотел уйти от ответа, неужели ты думаешь, что не сделал бы этого? Ты человек, Марго, мне слишком легко манипулировать тобой, но я не делаю этого. Я на самом деле терзался угрызениями совести из-за того, что необходимо было сделать. И пусть я сейчас совершил ошибку, которую буду долго и мучительно исправлять, но всё равно считаю, что это было самое оптимальное решение. Я тебя слишком уважаю, чтобы поступать, как с несмышлёной и ничего не значащей для меня девицей!

— Спасибо, — спустя какое-то время произнесла она, осмыслив всё сказанное им. — На самом деле, спасибо тебе за понимание и за честность.

— Увы, Марго, не за что. Первый этап пройден, вернуть всё, как было — нельзя. У меня остаётся лишь два выхода — сделать всё, чтобы ты завершила единение, или же смириться и ждать, пока ты на самом деле не решишься на это осознанно. И тот, и другой вариант мне не нравится, но я не могу позволить тебе и дальше рисковать, милая. На тебя открыли охоту, теперь я в этом не сомневаюсь. Слишком уж много совпадений и несчастных случаев за такой короткий промежуток времени. Кто-то узнал, что я нашёл тебя, и что мы прошли первый этап, привязав меня к тебе. И, видимо, они знают, что это единственный шанс избавиться от меня. Поверь, моя Рита, они не стали бы так действовать, если бы существовали другие варианты расправиться со мной. А таковых нет. Поэтому, под удар попадаешь ты, а я не могу потерять тебя. Не тогда, когда только нашёл.

— Но ты сказал, что сверхи не могут испытывать чувства к людям! — ничего не понимая, проговорила она. — Как же я могу быть твоей эйфори? И как в это поверили другие?

— Моя семья другая. Совершенно другая. И нашими половинами становятся только люди. Это тщательно оберегаемая тайна, Рита. Но ты права, как об этом узнали те, кто хотят моей смерти — я понятия не имею, но выясню это обязательно. Тем более странно, ведь, я сам узнал только совсем недавно! Я — к кому это относится непосредственно. И я тебе обещаю всё рассказать более подробно, но только после того, как мы завершим единение. Поэтому, спрашиваю ещё раз, ты уверена, что хочешь продолжить?

— А ты? — с вызовом спросила она, не чувствуя в себе даже тени желания.

Вопрос вырвался сам, буквально, против её воли, ведь сейчас речи уже не шло ни о какой страсти. Но, что самое удивительное, покопавшись в себе, девушка поняла, даже несмотря на недавно полученную информацию, всё равно не испытывает неприязни к Каспиану. Она хочет злиться, и у неё даже немного получается, но вот вполне ожидаемого бешенства, обиды, неприязни… Их не было. И это было страшно. Неужели она успела настолько прикипеть к этому мужчине душой, что готова простить и не обращать внимание на его ложь и притворство? Ведь она на самом деле считала, что небезразлична ему, а оказалось, что это простые инстинкты, необходимость… условие… Господи, как же больно! Где она допустила ошибку? Когда успела потерять голову настолько, что отдала ему своё сердце? Совсем недавно она была уверена, что это лишь привязанность и влечение — самое начало настоящего чувства, а оказалось, что уже давно и прочно влипла по самые уши…

— Глупая! Ты — всё, что мне нужно! Как думаешь, хочу ли я соединиться со своей эйфори, которую ждал столько лет?

— Для тебя это необходимость сохранить свою жизнь и получить доступ к неограниченному источнику энергии, да? Выгода? — слова сорвались с языка помимо воли, заставив её отвести взгляд.

Наивная, доверчивая идиотка!

— Ох, Рита, моя маленькая глупая девочка! — со смехом прижал он её к себе, перекатываясь и теперь нависая над девушкой. — Да я скоро лопну от переполняющих меня чувств! Я люблю тебя так, что сердце болит. Да, поначалу это была просто потребность. Эйфори — редкость в Мире Ином. И не всем альбфарам везёт так, как мне. Но с каждым днём, с каждой проведённой с тобой минутой, я понимал, что мои чувства к тебе всё растут. И появились они ещё до того, как я понял, кто ты для меня. Ты не помнишь этого, но мы встретились впервые в сквере, в день, когда тебя приняли на работу в журнал. Ты врезалась в меня… и я понял, что пропал. Ты буквально ослепила меня, твои эмоции прошлись по моей душе, как родниковая вода, а тепло сияния преследует каждую ночь. Милая, да я купил этот журнал только потому что ты там работала, понимаешь?!

— Что? — опешила она, не веря в услышанное.

— Да, моя Рита, у меня сносит крышу от тебя! И ты будешь говорить, что это просто потребность? Банальная выгода? — шутливо пожурил он свою эйфори.

В душе была такая лёгкость… ещё бы, сказать, наконец, всё, что так долго копилось в его душе и получить, он надеялся, отклик на свои чувства. И пусть сейчас он её оттолкнул правдой, напугал, зато теперь знал наверняка, что она испытывает к нему нечто большее, чем вожделение. Только та, у которой появились настоящие и искренние чувства к мужчине, может переживать и с болью в голосе говорить о предполагаемой выгоде отношений, которые, по её мнению, не подразумевают любви. Но всё было не так. И он на самом деле готов доказывать ей это каждый день, пока она окончательно не поверит.

— Кас, я…

— Тсс, родная. Я знаю, что в отличие от меня, ты подобных чувств не испытываешь, и я повторяю в третий раз — если таково будет твоё желание, то я подожду столько, сколько потребуется. И всё это время буду доказывать тебе свою любовь, буду покорять тебя, приручать, как маленького вольнолюбивого тигрёнка, пока ты не превратишься в ласковую кошечку. Сама, добровольно. Ничего против твоей воли делаться не будет. Ты просто ещё не понимаешь, что значишь для меня и насколько сильные эмоции живут во мне. Зато, когда ты согласишься на единение, то поймёшь, о чём я говорю. Я, ведь, сказал тебе, что ты — моя Ева. А что я рассказывал о ней?

— Что она разделила со Змеем его жизнь, душу и сердце, — тихо произнесла девушка, не в силах отвести взгляд от его завораживающих глаз, где светилась такая нежность…

— Именно. А это можно сделать только с той, кого любишь и кто любит в ответ. Поэтому я буду ждать, моя Рита. Но с одним условием — твоя безопасность должна стать абсолютной! Не хмурься и не обижайся, пожалуйста. Здесь речь идёт не о моей жизни, понимаешь? А о твоей, ведь ты и есть — моя жизнь. Я не могу тебя потерять, даже с условием, что пойду вслед за тобой. Возможно, это покажется эгоистичным, но я так долго тебя ждал, что хочу теперь насладиться своей эйфори, тобой, моя Рита, в полной мере. Очень долго, — шептал он, перемежая речь лёгкими поцелуями в шею. — Бесконечно…

Девушка только судорожно вздохнула, почувствовав, как волна жара пронеслась по её телу, но Каспиан не дал разгореться лесному пожару, осторожно отстранившись от неё и удобно уложив девушку рядом с собой.

— Спи, моя Рита. А я буду здесь с тобой, оберегать твой сон, — тихо произнёс он и легонько поцеловал её в висок. — Теперь, когда я раскрыл все свои карты, никакая сила не выгонит меня из твоей постели.

— Даже я? — улыбнулась она.

— Тем более ты!

— Попахивает садомазохизмом. Зачем мучить себя? — она на самом деле не понимала, зачем ему это — быть рядом и не иметь возможности даже касаться её без разрешения.

— Всё сложно, моя Рита. Спи. Мои желания — это мои проблемы, тебе достаточно лишь знать, что ты можешь мне доверить свой покой. Всегда.

Он осторожно коснулся её шеи горячими пальцами, а спустя мгновение Рита поймала себя на мысли, что у неё слипаются глаза. Да так быстро, что не успела даже спросить на счёт спеленатого уродца на полу спальни! Не могли же они спать в его присутствии, словного того и не существовало?! Но увы, сон сморил её слишком быстро.

* * *

Как только Каспиан услышал, что дыхание его девочки сделалось глубоким и размеренным, свидетельствуя о крепком сне, он осторожно высвободился из её хватки и встал с кровати. Предстояло решить несколько важных дел, которые он не мог отложить на потом. И одним из них был гальбаш.

Подойдя к скованному нитями силы мужчине, Кас убрал несколько из них, позволяя тому свободно разговаривать и спокойно уселся перед ним на пол, облокотившись на изножье кровати.

Если не знать, кто именно перед ним, никогда бы не догадался. У любого сверха, если переключить зрение в другую фазу, всегда видна его истинная суть или, как любят говорить люди, вторая ипостась. Например, он, альбфар, для других виден в боевой форме с тремя красными полосами, расположенными зеркально на обоих кожистых крыльях. Оборотни предстают в образе их зверей-тотемов, с родовыми пятнами или полосами на мордах; вампиры становятся похожими на летучих мышей-переростков, только белого или серого цветов с руническими татуировками на всём теле… Примеров масса и ни одного похожего. А вот гальбаши способны сохранять свою внешность, прикидываясь людьми, или же принимать облик одного из своих родителей. И никто, только такие же, как они, могут увидеть разницу. Или почувствовать? В любом случае, как бы то ни было, для остальных из Мира Иного отыскать гальбаша, если он того не желает, практически невозможно.

Как ни странно, в подобном преуспели только люди. Их знахари и те, кто называют себя служителями Христа, а на самом деле (не все, только особая каста, как, например, тамплиеры) являются самыми настоящими эмпатами, смогли разработать амулеты, помогающие выслеживать вот этих смесков. Но при создании добавили какой-то скрытый компонент, благодаря которому этими амулетами могли пользоваться только люди. Умные в то время были люди, очень умные, пусть в их мире и считается иначе. Но на самом деле с тех времён утрачен такой пласт уникальных знаний (не без помощи сверхов), который сейчас сделал бы расу людей доминирующей, во всех смыслах.

Моргнув, Кас вынырнул из собственных размышлений и теперь уже нормальным зрением посмотрел на мужчину.

Его внешность ничем примечательным не выделялась — средний рост, русые волосы, серые европейской формы глаза, нос с горбинкой, тонкие губы, усы и лёгкая полнота в теле, чуть больше заметная на щеках и животе. И ни у одного нормального существа даже мысли бы не возникло, что перед ним сидит почти идеальная машина для убийства — палач, чистильщик, каратель. Такие, как он, знают все возможные способы устранения неугодных личностей и ещё столько же придумано ими самими…

Решив, что хватит молчать, Кас заговорил:

— Итак, у тебя было достаточно времени, чтобы всё осмыслить и решить, что тебе важнее: рассказать мне всё, что знаешь, или же всё равно рассказать, но уже под воздействием ментальной магии высшего порядка, — лениво протянул альбфар, удобно устраиваясь в расслабленной позе. — И ты должен понимать, что я в своём праве…

Его визави молчал, но внимательного и настороженного взгляда от альбфара не отводил. Старший Ламаро решил внести ясность в свои слова:

— Наверное, стоит напомнить тебе, что значит «ментальная магия высшего порядка». Для начала сознание допрашиваемого сканируется на предмет наличия разных блоков и защитных ловушек. Ничего сложного на этом этапе нет, ни для одной из сторон. Менталист практически не задействует своей силы, а подозреваемый испытывает лишь лёгкое головокружение. Дальше следует первая стадия — в мозг допрашиваемого, в основные значимые зоны, а их всего двенадцать, с помощью магии внедряются ментальные узлы, которые в буквальном смысле пускают корни. В этот период подозреваемые испытывает, что называется «кипение мозга»… Во всяком случае, ощущения довольно схожи. Третий этап самый зрелищный! Конечно, с точки зрения наблюдателей. Создаётся проекция мозга допрашиваемого, напрямую связанная через «корни» и ментальные узлы с первоисточником. И вот тогда, начинается настройка. Не задаётся ни одного вопроса, нет… просто менталист «подбирает ключик», до тех пор, пока не взломает… В это время у подозреваемого начинает ломаться воля, сознание, личность… мозг уже не просто «кипит», он почти в буквальном смысле плавится. Во всяком случает, после смерти одного из допрашиваемых, когда сделали вскрытие, выяснили, что его мозг был похож на кисель. Так что да, метафора стала реальностью. Но первые пять часов после уничтожения личности и, заодно, мозгов, тело ещё сохраняет свою память. И рассказывает… и рассказывает… Поёт, как птичка, — чётко, словно вёл лекцию, рассказывал демон чувств своему собеседнику.

И хотя он ненавидел пытки, а ничем иным этот способ допроса от них не отличался, ради того, чтобы обезопасить свою эйфори он может пойти на многое. Даже перешагнуть через себя и свои принципы. А его врагам лучше усвоить сразу, что если они хотят предъявить ему свои счёты, то им следует делать это глядя ему непосредственно в глаза, а не пытаться убить его женщину!

— Я… не знал, — раздалось прерывистое в ответ, как только Кас замолчал.

— Не знал, что?

— Что она… фаворитка.

Фаворитка… Да, если судить по её человеческой ауре, то так оно со стороны и выглядело. Особенно, после заступничества сверха. Ведь никому даже в голову не придёт подумать, что человеческая девушка может стать кому-то парой. А тем более демону первой касты. Но даже в этом случае фавориты имеют определённый статус — никто не имеет права трогать их, вредить им и убивать их. Если фаворит чем-то насолил сверху, тому следует свои претензии предъявлять его покровителю и решать с ним же все свои вопросы. Поэтому фраза чистильщика была понятна.

Говорить гальбашу было всё так же трудно, хотя регенерация у этих существ очень быстрая, особенно, если учесть, что до этого он почти полностью выпил девушку. Но Кас намеренно перекрыл ему доступ к энергии своей эйфори, не давая той усвоиться. Если бы он убил наёмника, то в течение нескольких дней всё забранное вернулось бы к истинной владелице. И пусть планы поменялись, и сейчас жизнь смеска оказалась слишком ценной, главного это не отменяло — питаться энергией своей эйфори он не позволит.

Слегка подавшись вперёд, Каспиан спросил:

— А что же ты знал? Как мог принять заказ, не разобравшись в правдивости обвинения? Ведь ты каратель, чистильщик, палач, а я слышал, что вас с малых лет приучают к справедливости.

— Он был… завизирован… Советом… — через силу, словно нехотя, но вынужденно, признался мужчина.

— Что?! — расслабленность слетела с Каспиана в тот же миг. — С-с-советом?!

— Да, — с трудом кивнул гальбаш. — В этом случае мы… не имеем права… не подчиниться. Поэтому и не проверяем. Отказ всё равно не… примут.

— Верховный Совет? В полном составе? — напряжённо спросил альбфар.

Он оказался не готов к подобным новостям, и теперь просто не мог совладать с собой, чтобы скрыть истинные эмоции. Информация сильно настораживала и поселила в его душе нешуточные подозрения. Ведь он знал очень многих из Совета и некоторых даже считал друзьями. И пусть те не знали, что Рита — его эйфори, зато были в курсе его заинтересованностью ею… Пусть даже в роли той же фаворитки, но она не должна была попасть под удар. Значит, дело нечисто.

— Нет. Малый административный.

— Хм… Это… странно, — попытался он подобрать наиболее оптимальное слово, но не смог — на ум приходили только нецензурные выражения, насыщенные переполняющими его эмоциями.

Малый административный совет обычно занимался нарушениями сверхов в тех вопросах, которые не могла решить власть людей. То есть, по сути, он ничем не отличался от людского административного суда, и выносить такие приговоры, как смерть, было не в их компетенции. Но проблема заключалась в том, что это всё же был Совет, а потому исполнители не могли не подчиниться их решению. Даже пожаловаться остальным членам Совета имели право только представители определённой касты. И то, только в случае, если вообще владели подобной информацией. К сожалению, чёткая и строгая иерархия, принятая в их обществе, была одновременно благом и проклятьем Мира Иного. Никакой демократии. Всё решало заседание глав советов каст, которое и называлось одноимённо — Советом. Реже — Верховным Советом. И являлось по сути монархом. Главы избирались среди родов представителей первой касты своего вида. Например, у альбфаров главой был отец Армана — Герман де Вэро. И он состоял в малом сыскном совете, функции которого заключались в поиске потенциально опасных для Мира Иного людей. То есть тех, кто знал о существовании сверхов и угрожал разоблачением, или же готовил незаконные, террористические акции против их представителей. Это и была единственная причина, служившая основанием для вынесения смертного приговора.

И теперь вопрос: откуда малый административный совет узнал о Рите и, что самое важное, с чего они решили, что она несёт сообществу сверхов угрозу? То, с какой радости они вообще взялись за это дело — отдельная тема, требующая детального разбирательства. И он, вне сомнений, сообщит всё в сыскной совет — пусть те сами решают вопросы с неожиданно начавшим конкурировать с ними в работе административным советом. Ему важен результат — наказание виновных.

— Почти в полном составе. Но… — тут гальбаш запнулся и нахмурился. — Но меня удивило, что приказ о ликвидации вручал не полномочный «голос», а точно кто-то другой. Его энергия пахла иначе, вроде бы знакомо, но… Собственно, до этого я его никогда и не чувствовал в этом составе совета. Но никто из присутствующих и наблюдающих за передачей приказа не сказали ни слова против. Значит, и я не мог воспротивиться.

Откровенность гальбаша уже говорила о том, что и сам он был недоволен нарушением регламента, хоть и не имел права спорить, и лучше всяких доказательств подтверждала, что дело нечисто.

Каспиану не понравилось всё это. Просто, в свете всего произошедшего, вывод напрашивался один и весьма существенный: кто-то из первой касты, а иначе и быть не может, так как сил не хватит, по-крупному играет против него. Причём делает это обдуманно и с тщательной подготовкой. Необходимо иметь серьёзные связи и силу, чтобы суметь повлиять, надавить и подкупить малый совет. А это свидетельствует об уровне предстоящих проблем и подтверждает опасность.

Ему необходимо вернуться домой, чтобы обсудить всё с семьёй. В этом противостоянии ему одному не выстоять. Да, он может принудить Риту и завершить единение, но никогда не сделает это. И пока она решается, он обязан обеспечить ей достойную защиту. А это можно сделать только при условии её постоянного нахождения в их родовом поместье на территории людей. Значит, сначала звонок, чтобы готовили комнаты к их приезду, а потом и возвращение.

Также, необходимо переговорить со своей командой, чтобы те тоже занялись распутыванием этого клубка, но через свои каналы и своими методами. Сейчас была нужна любая помощь, и Кас намеревался задействовать все ресурсы.

Альбфар посмотрел на чистильщика. Тот лежал на полу с закрытыми глазами и мелко дрожал. Видимо, организм тратил слишком много экстренных резервов на своё восстановление и у гальбаша началось истощение. Недолго думая, Каспиан щёлкнул пальцами, скидывая все путы.

— Я отпускаю тебя, галь, — сказал он.

— Что? — недоверчиво переспросил тот, с трудом открывая глаза.

— Ты свободен. Но с условием. Ты должен будешь опознать того, кто отдавал тебе приказ на уничтожение моей женщины. Я сам всё разузнаю и найду наиболее вероятных виновников. А ты из них укажешь мне на истинного убийцу. Уверен, это и в твоих интересах тоже, иначе ты бы не откровенничал сейчас со мной.

— Но почему?

— Почему отпускаю? — чистильщик кивнул. — Потому что ты всего лишь исполнитель, а мне нужен заказчик. Потому что тебя втянули в это, зная о невозможности отказаться. И потому что я — альбфар, и прекрасно чувствую чужие эмоции. Да, я не могу их «пить» у тебя, но распознаю отлично. Ты раскаиваешься и даже не помышляешь о сопротивлении, потому что уверен в справедливости моей мести. Ты благороден, а это редкость в наше время, особенно в Мире Ином. И я считаю тебя достойным жизни. Более того, мне нужен такой союзник, как ты, в этом деле. Претензий к тебе я не имею и долга крови требовать не буду. Прошу лишь помощи. Я даже скажу тебе больше, правда, потребую взамен кровную клятву, — дождавшись кивка мужчины, Кас продолжил: — Ты едва не убил мою эйфори, — глаза освобождённого смеска расширились так сильно, что, если бы не серьёзность ситуации, то Ламаро наверняка бы рассмеялся. — И ты знаешь, чем такое карается. Поэтому, я надеюсь, ты поможешь мне найти виновного в покушении.

— Согласен, — кивнул гальбаш, хотя, по сути, его согласия и не требовалось — не было выбора, потому что покушение на эйфори — это даже не смертный приговор, это мучительная, растянутая на века, смерть без возможности перерождения души.

— Тогда мне нужна твоя клятва. Ты знаешь о чём.

— Но, альбфар, как она может быть твоей эйфори, если она человек?!

— Всё просто — она не человек, — и Кас сказал почти правду, ведь с момента первой стадии единения, её организм начал потихоньку адаптироваться к будущим изменениям. А если учесть, сколько он в неё недавно влил энергии, то эти изменения стали куда существеннее. Конечно, говорить об этом он не собирался пока, чтобы ещё больше не пугать девушку. — Аура действительно человеческая. И я надеялся, что до момента единения это ей только на руку будет, но, как оказалось, ошибся.

— В приказе значилось, что она человек и должна быть уничтожена из-за опасности разоблачения информации о Мире Ином, а именно, о наличии двери в «Змее», ведущей в один из городов сверхов в пространственном кармане, — проговорил галь, медленно приподнимаясь на ноги.

А Кас буквально заледенел, потому что понял одну вещь — то, что Рита является журналистом и была в «Змее», знали все там присутствующие наставники, но вот причины для мести были только у одного из них — у Полоза. Единственное, что альбфар не мог понять, так это откуда у него такие ресурсы? Да и вообще, на что он рассчитывает? Рома — инкуб, альб третьей касты, и ему ни за что не подняться выше. Так зачем?.. Разве что он изначально был неправ, и целью на самом деле являлась Рита, а он — так приятный бонус. Но тогда выходит, что об их связи Рома не догадывается… Неужели Каспиан ошибся? Было жутко неприятно осознавать свой промах, пусть он и упрощал ему жизнь. Однако дураком демон чувств не был, поэтому решил сразу же связаться со своими людьми, чтобы те проверили и данную версию.

Вот только, как сказать Рите правду?

— Ясно, — кивнул Каспиан в ответ на откровенность. — А теперь, клятва.

Чистильщик без лишних слов трансформировал один из пальцев, превращая тот в острейший коготь и легко проколол себе кожу на груди в районе сердца, а потом вытянул эту руку перед собой и сказал:

— Клянусь ни словом, ни делом не выдавать сведений об эйфори альбфара Ламаро, хранить эту тайну и содействовать в поиске виновного в покушении, если это не угрожает существованию Мира Иного.

Как только слова клятвы прозвучали, капля крови сорвалась с его когтя и, не долетая до пола вспыхнула ослепительно белым светом. Каспиан недовольно поморщился, прикрыв глаза рукой. А когда свечение погасло, в комнате кроме него и спящей девушки больше никого не было. Лишь едва ощутимо колыхалось подпространство. Альбфар на это только хмыкнул. Оказывается, он удерживал не простого гальбаша, а настоящего Мастера — только они могут ходить в подпространстве. Хотя последнего из них, как говорили, уничтожили люди ещё несколько веков назад. Видимо, о тех, кто состоял на службе у Совета предпочитали не заявлять. И не зря — гальбашей не любили, потому что этот вид смесков сверхов не делали различий между своими сородичами и людьми. Они единственные могли питаться жизнями всех и вся. Даже животных. Поэтому, в своё время на них открыли охоту, по официальной версии люди, но точно с подачи жителей Мира Иного. Страх — мощный мотиватор, а сверхи не привыкли бояться, потому и уничтожали всё, что вызывало в них подобные недостойные чувства.

Поддавшись внезапному порыву, Каспиан сотворил маленький энергетический сгусток и проговорил в него:

— В «Вечности» есть нимфа. Работает на ресепшене, — и кинул его в то место, где наиболее сильно ощущались колыхания нитей подпространства.

Нимфы были коллекционерами жизней, неважно чьих именно, но зато охотно обменивали их на что-то другое или даже продавали. И лишняя жизненная сила поможет восстановиться гальбашу, ведь доступ к выпитой из Риты, Кас ему так и не вернул.

Остаток ночи мужчина занимался решением остальных проблем, как никогда до этого досадуя на свою идею поехать на Кипр. Хотя на тот момент это и казалось самым оптимальным выходом. Рите нужно было развеяться от мыслей о бывшем и об аварии, а ему — сблизиться с ней насколько это возможно. А что, как не отдых, лучше всего способствует и первому, и второму? Одно было несомненным плюсом — правда, рассказанная о нём самом, девушке. Теперь она сделает свой шаг навстречу новой жизни не просто осознанно, а именно в его объятья, зная кто он и кем является.

Закончив дела уже почти под утро, Кас сходил в душ и лёг рядом с Ритой на кровать поверх одеяла. Стоило голове коснуться подушке, как он тут же уснул. На этот раз без сновидений.

ГЛАВА 10

Первой мыслью, когда Рита проснулась на следующее утро было: «Я его убью!». Как он мог усыпить её?! Всё, что происходило здесь прошлой ночью имело к ней самое непосредственное отношение и он не имел права лишать её возможности поучаствовать в расследовании!

Потом проснулся здравый смысл, внёсший в её сумбурное мышление толику логики и трезвых мыслей. А, собственно, что бы она там поняла, даже, если бы он и позволил ей вчера присутствовать? Человек, который совершенно случайно оказался втянут в дела самых настоящих сверхъестественных существ — вот, кто она. Право голоса в борьбе титанов у неё просто не может быть! И пусть интерес ест её поедом, это ничего не изменит — не та весовая категория, чтобы качать права.

Следом во внутренний диалог вмешался авантюризм. А почему бы и нет? Это пока она не может на равных потягаться со сверхами. Но Каспиан сам говорил, что после единения, на которое должна решиться самостоятельно, она станет демонидой, что бы это не значило. И тогда уже сможет участвовать во всех подобных беседах и даже давать отпор, в случае чего!

В тот же момент в дискуссию вступило чувство самосохранения. Дура! Стоит сделать этот последний шаг и всё, назад дороги не будет. Да, в это верилось с трудом, но даже самых заправских скептиков сможет переубедить монстр, присосавшийся к его телу и выкачивающий из него жизненную энергию.

Рита с содроганием вспомнила свои ощущения в тот момент: холод, страх, боль и безысходность. Она в жизни не испытывала ничего подобного! И не хотела бы повторять этот опыт. Никогда.

А ещё сильно настораживало такое бурное общение внутри её головы… Слишком уже это всё отдавало помешательством или, что ещё хуже, прогрессирующей шизофренией! От этого стресса у неё явно начала съезжать крыша. Хотя… Тут Маргарита задумчиво улыбнулась… Если мир сходит с ума, а это было именно так, причём, судя по полученной информации, он вообще никогда нормальным не был, то можно смело подстраиваться под обстоятельства и отправлять эту самую крышу в свободный полёт. Иначе она и правда свихнётся, если будет задумываться над каждой странной вещью…

Вздохнув, она вновь прикрыла глаза и потянулась. В этот момент дверь в спальню открылась, и в комнате раздался голос:

— Доброе утро! Как спалось?

Когда он вошёл в комнату, то первое его желание было сразу же подлететь к кровати, к его эйфори, а второе — вернуться обратно в душ. Но на этот раз под ледяной. Потому что его девочка, так соблазнительно выгибалась, лёжа на кровати, что у него в голове сразу же поселился туман, растерялись все слова и мысли, а на первое место пришли одни голые инстинкты. Чего ему стоило принять расслабленную позу и вообще, сделать вид, что подобную картину он видел миллионы раз, не знает никто! Да он вообще сильно сомневался, что сможет реагировать как-то иначе даже спустя миллиард раз.

Чтобы хоть как-то отвлечься от неистово клокочущего желания внутри, он постарался сосредоточиться на чём-то другом, но взгляд то и дело возвращался к Рите, а движения и жесты становились всё более чувственными.

Каспиан стоял на пороге комнаты в одном полотенце, а на теле блестели капельки воды. Другим полотенцем он старался просушить мокрые волосы. Весь его вид говорил об удовольствии, соблазне и желании… И если бы не моментально вспыхнувшая злость на его самоуправство вчера вечером, возможно, она бы и прониклась. А так только гневно засверкала глазами, демонстративно сложив руки на груди.

Мужчина не сразу заметил «грозовую атмосферу» в комнате — так сильно его увлекли соблазнительные картины того, чем бы они могли сейчас заниматься, если бы не это дурацкое условие об инициативе со стороны эйфори — но, когда заметил, то понял её позу и выражение лица совершенно правильно, потому что как-то тяжело вздохнул и устало прошёл к кровати.

— Давай, я слушаю, — выдохнул он, ложась на кровать рядом с ней. Девушка от подобного даже опешила и уже собиралась возмутиться, когда вспомнила их вчерашний разговор и его признание. Краска тут же залила её лицо, вынуждая её отвернуться. Но мужчина, казалось бы, даже не обратил на это внимание. Он лежал с закрытыми глазами и ждал. Но, видимо, даже его терпение не безгранично. Приоткрыв один глаз, он добавил: — Ты не забыла, что у нас сегодня ещё семинар?

— Ты хочешь сказать, что мы, после всего, что тут вчера было, спокойно будем посещать семинары? — не поверила ему Маргарита.

— Ну, да. А у тебя есть другие идеи? — хитро прищурился он, перекатываясь на бок и глядя ей прямо в глаза.

Если он надеялся вновь смутить её, то у него это отлично получилось. Вот только он явно не ожидал, что она согласится:

— Знаешь, да, — она повторила его движение и также улеглась к нему лицом. — Можешь вычесть стоимость поездки из моих будущих зарплат, потому что я не хочу ничего посещать. В данный конкретный момент меня интересует несколько вещей — информация о Мире Ином, море, пляж, коктейли и твоё общество. Что скажешь?

— Скажу, что полностью тебя поддерживаю в стремлениях ко всему новому, — коварно улыбнулся Кас и придвинулся к ней ближе. — Считай эту поездку хитрым способом заманить тебя в мои сети, — он продолжал её провоцировать, это чувствовалось во всём: во взгляде, голосе, его движениях и… Рита с изумлением поняла, что она не имеет ничего против.

— Идёт! Но я всё равно зла на тебя.

— И это справедливо, но только отчасти. Например, ты всю ночь спала и видела сны, а я работал, и теперь жутко хочу спать. Тебе нужен был отдых, а не новая порция стресса, поэтому я считаю свои действия закономерными. И вообще, лично у меня большие сомнения, что ты смогла бы в свете всего произошедшего нормально и адекватно реагировать на новую информацию, которую я получил вчера. Но в любом случае, я готов загладить вину.

— Договорились! Время, место и способ я сообщу отдельно.

— Хитрая… — протянул Каспиан.

— У меня был замечательный учитель, — кивнула девушка и сама поцеловала его, не дожидаясь, пока он придвинется ещё ближе.

А альбфар, словно того и ждал, тут же перекатился по кровати, подминая её под себя и впиваясь в губы требовательным поцелуем. Когда у Риты уже начала кружиться голова, а все мысли разбежались под натиском вожделения, Кас немного отстранился и хрипло проговорил:

— Моя Рита, хочу предупредить тебя, — лёгкий мимолётный поцелуй в шею, — каждая твоя инициатива будет возвращаться к тебе сторицей, — ещё один поцелуй, и вот уже язык медленно движется по коже, выписывая узоры вокруг бешено пульсирующей жилки, — чтобы соблазнить, ввести в искушение, сломить твоё сопротивление, — нежный укус, сорвавший с губ его любимой судорожный вздох, — сделать тебя моей навечно. И на этот раз я не отступлюсь, родная. Пойду до самого конца и не дам возможности одуматься тебе. Не смогу. Я так сильно люблю тебя, что сойду с ума, если ещё хотя бы раз позволю ускользнуть!

Он ещё что-то продолжал говорить, а Маргарита пыталась осмыслить собственные ощущения на эти слова. Её смутило затопившее её… торжество! Всё её тело буквально вспыхнуло от этих собственнических слов Каспиана, а в голове билась единственная мысль: «ДА!». И это было странно. Откуда такое желание — принадлежать ему полностью и без остатка? Не мужчине в целом, а конкретно этому… демону! Страшному, смертельно опасному мужчине из Мира Иного. Откуда мгновенная готовность распрощаться с таким желанным ранее одиночеством? Былые тревоги и страхи таяли на глазах, вытесненные образом улыбающегося клыкастой улыбкой альбфара, теплом его рук, нежностью его поцелуев. Откуда чувство, что нашла родственную душу в не совсем человеке, которого знала от силы месяц? Удивительно, но это было именно так, причём, буквально с первого взгляда! Хотя нет… с того момента, когда он впервые её обнял, тогда, перед офисом, спасая от падения. Именно в тот момент она впервые ощутила его дурманящий голову аромат, который с тех пор стал для неё наваждением. И она могла все свои странности списать на него, но знала, что это будет ложью. Нет, она… о, Господи! Она любила его! Любила так, что дышать нечем было, в глазах темнело от желания принадлежать ему, а тело вспыхивало, едва ощутив его приближение…

Рита внимательно глянула на Каспиана, крепко, но нежно прижимающего её к себе, и подумала: «А почему бы и нет? Я люблю его, он любит меня. Эти чувства я не могу сравнить ни с какими другими. Они чистые, всепоглощающие, настоящие и такие желанные… Так зачем ждать, если я всё равно не смогу жить без него?». Эта мысль пролилась в её душе умиротворяющей волной, смывая всю неуверенность и смущение.

Кто бы мог подумать, что её спокойная и даже в некотором роде скучная жизнь примет такой неожиданный поворот и познакомит её не просто с умопомрачительным мужчиной, а с самым настоящим демоном, который распахнёт для неё новые грани реальности, впустит в другой мир сверхъестественных сущностей, о существовании которого люди, и она в том числе, даже не подозревают? И уж точно она бы даже мечтать не смела завоевать его любовь… Но, это случилось. И более того, чувства оказались взаимными с её стороны, хотя Рита искренне считала, что больше не способна на сильные их проявления.

Этот мужчина оказался для неё лекарством и спасением… Так имеет ли она право отказывать им обоим в счастье?

Улыбнувшись собственным мыслям, девушка сказала:

— Знаешь, а ты мастер менять тему!

— Знаю, — вздохнул мужчина. — Но, видимо, не такой уж и мастер, раз ты всё равно о ней помнишь…

— Каспиан…

— Ну, правда, Марго! — перебил её раздосадованный шеф. — Я поступил так, как считал нужным. Ты и так пережила сильный стресс. Я даже без единения чувствовал, как тебе было плохо. И неужели ты думаешь, что я мог позволить тебе страдать? Поэтому, обижайся, сколько твоей душе угодно, но…

— А с чего ты взял, что я обижаюсь?

— Моя Рита, твоё выражение лица сказало мне всё, что ты в тот момент обо мне думала… — снисходительно улыбнулся он, глядя, как лицо девушки заливает краска смущения. Не выдержав, он рассмеялся и мимолётно чмокнул её в нос. — Ты, когда краснеешь, невероятно прелестна!

— Ну да… Конечно… помидор спелый… — потупилась она.

— Спелый, — согласился Кас и прижал её к себе чуть сильнее. — И вкус-с-сный…

От его вкрадчивого тона по спине Риты пронёсся табун мурашек и желание вспыхнуло с новой силой. Решив, что уже и так достаточно оттягивала этот момент, девушка подняла на мужчину взгляд и выдохнула:

— Поцелуй меня. Пожалуйста.

— Что? — опешил он от такой смены темы.

А она ещё его называла мастером! Ха! Да ему учиться и учиться у неё!

— Поцелуй меня, Каспиан, — послушно повторила она, внутренне наслаждаясь его растерянностью. — Или я должна тебя поцеловать первой?

— Я…

— Значит, да, — за него продолжила она и потянулась губами к его губам.

Каспиан ответил на поцелуй совершенно автоматически, всё ещё пребывая в состоянии лёгкого шока. Он просто не ожидал, что Рита… Нет, не так. Он не поверил в её просьбу, решив, что это слуховые галлюцинации. Девушка, конечно, была решительной, но всё же вот так открыто просить поцеловать её — это не в её стиле. Но, чёрт возьми, ему нравится!

С осознанием этой мысли, пришло и понимание, что она не шутила. Её нежные губы едва уловимо касались его, соблазняя и искушая, но не давая ими завладеть. Она как будто знала, что он пока не поверил в её… о, да — инициативу. И поэтому всячески издевалась над ним, не давая поймать в ловушку страсти.

К собственному изумлению, альбфар понял, что ему нравится такое её поведение — немного наглое, чуточку раскрепощённое и смелое. Да, он видел тень неуверенности и страха в её глазах, прекрасно чувствовал, что она сомневается в себе и в принятом решении. И даже знал, с чем, а точнее с кем, это было связано. Он даже окончательно для себя решил, что не оставит и мокрого места от Полоза, чего бы это ему не стоило. Просто потому, что тот причинил боль его эйфори. И не важно, что на тот момент она принадлежала ему. Плевать! На всё плевать, кроме Маргариты и её чувств.

И сейчас он наслаждался её игрой… Но это длилось недолго.

Неожиданно резко толкнув его, да так, что он разжал руки и упал спиной на кровать, Рита коварно улыбнулась и промурлыкала:

— Ладно… мой Каспиан. Ты хотел от меня инициативы, что ж… ты её получишь сполна!

И с этими словами она схватила его за руки и завела их ему за голову. В этот момент невозможно было описать ту гамму, если не ураган, чувств, которые испытал альбфар. Шок, неверие, радость, жгучее желание, любовь, вожделение, нежность, страсть и восхищение… Если бы сейчас она попросила его подарить ей мир, он бы это и сделал, покорил бы его и бросил к её ногам!

Любовь альбфара из рода Ламаро, как когда-то сказал ему отец, похожа на помешательство. Демоны его семьи всегда выбирали себе пару только по любви и никак иначе. Чем это обуславливалось, он тогда не сказал, но теперь Кас знал правду. Однако знать и испытать это всё на себе — совсем разные вещи. Наверное, это ужасно, что он так думает, но если бы Рита и правда попросила подчинить для неё мир людей, он бы сделал это. Эти чувства и пугали его и восхищали одновременно, вызывая жалость к тем, остальным, кто лишён такого чуда.

Когда-то его род едва не был полностью уничтожен из-за ненависти, ревности и злых чар, но сейчас Каспиан был готов поставить памятник той женщине, которая обрекла всю его семью на это проклятье. Не было бы его, не было бы и Риты, а он даже думать о таком не хотел! О, как он мучился, когда в первое время осознал, что его невероятно тянет к человеку, да так, что он порвал все свои на тот момент связи, хоть и знал, что поступает глупо. Его ничего не связывало с таинственной незнакомкой, озарившей его жизнь, как маленькое солнышко! Тем более, что она была человеком. Но один единственный раз испив её энергии, пусть случайно и неосознанно, он уже с трудом мог воспринимать что-то другое.

Кто бы мог тогда подумать, что эта встреча станет роковой и полностью перевернёт его жизнь? Поэтому он и был благодарен проклятью. Магия — очень сложная составляющая жизни всех сверхов. Кто-то считает её просто силой, кто-то — неотъемлемой частью организма, а некоторые наделяют магию сознанием и считают её живой. Кас склонен соглашаться с последними, иначе как объяснить, что, лишив их род привычных эйфори и, соответственно, потомства, она даровала других, да ещё и с приятным бонусом в виде настоящего чувства?

Она подарила ему его Риту, его солнышко, его любовь. Да, сейчас она пока что не чувствует того же, что и он, но со временем всё изменится. Он знал это, верил в это, мечтал об этом. С завершением обряда единения в ней появится демоническая часть, которая учует в нём свою пару, и тогда собственнические инстинкты возьмут над ней верх, навеки приковывая его возлюбленную к нему. Да, надо было и это рассказать ей, но он не захотел, как бы бесчестно это не выглядело со стороны. Эйфори для него не просто смысл существования, она — его воздух, его кровь, его жизнь. Стоит ей исчезнуть из его жизни, и он уйдёт вслед за ней.

Пусть его любовь похожа на болезнь… он рад, что болен!

Все эти эмоции вихрем пронеслись в нём, выжигая в его душе её имя, клеймя его её вечным рабом… Каспиан, высший демон чувств, наследник своей семьи, лидер и просто сильный мужчина, никогда бы не подумал, что будет с таким восторгом сдаваться на милость женщины.

«Нет, — поправил он сам себя, — ЕГО женщины!»

Оба понимали, что стоит ему захотеть и эта чувственная игра, когда она якобы владеет ситуацией, прекратится. Но они оба испытывали от игры неимоверное удовольствие, поэтому и не собирались её прекращать.

Рита, с самым шкодливым выражением лица, стянула с его шеи полотенце и с его помощью кое-как привязала руки Каса к изголовью кровати.

— А теперь, мой Кас, я буду тебя пытать…

— Я уже готов выдать все коды от своих сейфов, если прекрасная госпожа поцелует меня ещё хотя бы раз, — подыграл он ей, довольно улыбаясь.

— Что есть какие-то коды от каких-то сейфов… — фыркнула девушка.

— И чего же госпожа желает?

— Госпожа желает информации и правды.

— А госпожа поцелует за это?

— Госпожа поцелует только после того, как ты ответишь на её вопрос: что будет после единения?

— Рита… — тут же напрягся Кас.

И как она только умудряется задавать настолько каверзные вопросы? Да ещё и буквально сразу, как только он подумает о чём-то таком. Мысли, что ли, его читает? Если бы не была самым настоящим и стопроцентным человеком, он точно подумал бы, что девушка его нагло подслушивает! А так, оставалось лишь восхищаться её интуицией и сообразительностью.

— Нет, — она дотронулась пальчиками к его губам, останавливая оправдательную речь. — Мне важно знать. Прошу.

— Ты станешь демонидой, — серьёзно ответил он, не желая так просто сдаваться.

— Это я слышала. Что будет с нами?

— Ничего, мы закрепим свою связь, обезопасив твою жизнь и, соответственно, мою.

— Каспиан! — прикрикнула она, несильно стукнув кулачком по его груди. — Перестань юлить!!! У нас с тобой первая стадия единения, ты сам сказал, но уже сейчас я испытываю к тебе такую сильную тягу, что в глаза троится!

— А с чего ты решила, что это из-за связи? — нейтрально спросил он, стараясь не выдать неожиданно проснувшийся в нём страх… потерять её.

Он не знал, откуда и почему он появился, но он напугал его до дрожи! А чувствовать себя слабым и беспомощным демону не нравилось. Просыпались всего его защитные инстинкты, не сулящие ничего хорошего в данный момент. Поэтому ему пришлось приложить массу усилий, чтобы заглушить их. Он не собирался скрывать правду. На самом деле не собирался. Но хотел рассказать всё после единения, чтобы не напугать её. Или, что вернее, не давать повода усомниться в своём решении. Да, эта сторона магии проклятья была несколько… странной и не совсем честной. Тяга эйфори и альбфара была абсолютной. И если альбфар находил свою женщину, то у неё не было даже шанса отказаться. А кому такое может понравиться? Особенно человеческой женщине, которая не привыкла к таким вещам, как магия и естественность большинства подобных условий. И да, ещё он хотел, чтобы Рита делала свой шаг к нему осознанно, действуя на основании веры в свои чувства, а не из-за знания, что это неизбежно. Он хотел её добровольного решения! Поэтому и молчал. Поэтому сейчас испугался…

Но девушка была, как никогда настойчива.

— Потому что до этого я просто хотела тебя всего, а теперь мне этого мало! — с чувством проговорила она. — И если бы не всё, что я узнала за последние сутки, то решила бы, что схожу с ума и превращаюсь в маньячку, избрав жертвой тебя! Я не жалуюсь, меня всё устраивает, но я хочу понять, чем мне это грозит в дальнейшем.

И столько мольбы было в её голосе, что мужчина, превозмогая свой самый большой страх, сдался, не решаясь даже предположить, чем ему это обернётся:

— Полная… — он запнулся и еле выдавил: — … зависимость.

— И у тебя? — напряжённо спросила она, внимательно глядя в его глаза.

Это был не тот вопрос и не та реакция, на которые он рассчитывал, но именно они позволили ему сделать вдох и даже ответить.

— Да, моя Рита. И уже давно…

— Хорошо! — выдохнула она, наклоняясь к мужчине и даря самый обжигающий поцелуй в мире! — Потому что я не потерплю измен!

— Что? — вновь выпал в осадок демон.

Нет, она определённо решила свести его с ума! То соблазняет его до чёрных точек в глазах, то в самый неожиданный момент засыпает серьёзными и каверзными вопросами. То даёт понять, что согласна на нечто большее, и тут же охлаждает его страсть своей проницательностью. А потом доводит его почти до паники, требуя ответы, которые он не хотел бы давать, но, получив их, вместо ожидаемого гнева или подозрений, кажется довольной. Нет, она определённо самая настоящая загадка для него. И пусть, с ней уж точно никогда не будет скучно, такие «эмоциональные качели» кого угодно сведут в могилу раньше времени!

— То! — оседлав его, Рита легла на его обнажённую грудь и нежно обхватила ладонями лицо своего мужчины. — Ты — мой, Каспиан. Со всем вытекающим из этого. Мой и только мой! И я порву любую, кто просто косо на тебя посмотрит, понял? После единения, я уверена, это будет мне под силу!

— Ты… да ты ревнуешь?! — неожиданно даже для самого себя понял Кас.

— И нечего так скалиться! Ты плакать должен, что тебе досталась такая ревнивая женщина!

— Я плачу от восторга, моя Рита! Потому что ревность — это оборотная сторона любви!

— Ревность — это одна из её составляющих, мой Каспиан. Причём не ключевая и в некоторых случаях очень даже лишняя. Но когда есть доверие, то она превращается в чувство собственности. А это угроза уже не тебе, а окружающим хищницам!

— Как бы там ни было…

— Как бы там ни было, Кас, я люблю тебя тоже, — уверенно проговорила она, наблюдая удивительно круглые от шока глаза своего мужчины. — Ты не представляешь, чего мне стоят эти слова. Чего мне стоило вновь поверить и довериться. Но я… я пьяна от этого чувства. Оно переполняет меня, я дышу им. Дышу тобой, поэтому… я хочу, чтобы единение было проведено до самого конца!

С этими словами она вновь поцеловала его, не давая вставить ни слова и тем самым показывая, что время для разговоров закончено!

«Она любит его! Любит!»

Это мысль крутилась в его голове, пока окончательно не обрела ясность. И тогда эмоции обрушились такой лавиной, что он едва не задохнулся.

«Любит! Она его любит!»

Об этом хотелось кричать на весь мир! Но больше всего ему сейчас хотелось, наконец, заявить на девушку свои права. Сделать её своей. Не дать шанса даже помыслить об отступлении!

Едва только Каспиан дёрнулся, чтобы обнять её, как она тут же схватила его за руки и прошептала:

— Нет! Сейчас моя очередь!

И альбфар подчинился, испытывая ни с чем не сравнимое удовольствие от своей вынужденно-пассивной роли. Особенно, когда дерзкие губки его эйфори переместились на шею и в игру вступил язычок.

От её близости у него и так помутился рассудок, выталкивая наружу голые инстинкты, а когда она вот так нагло и собственнически действовала… Кас судорожно вздохнул, ощутив лёгкий укус за мочку уха. От такого простого действа по его телу пронёсся настолько бешеный электрический разряд, что он едва не скинул Риту на пол. Но девушка только довольно засмеялась и продолжила чувственно пытать его.

Ей нравилось всё, что она делала, как реагировал Кас и чувства, пробуждающиеся у неё внутри. Появилось непреодолимое желание провести руками по его обнажённой груди, и девушка сразу же подчинилась. Стальные мышцы трепетали под её пальчиками, его тело то и дело пронзала дрожь, наполняя её чувством почти могущества… Она так отчётливо чувствовала его желание, свидетельство которого недвусмысленно упиралось ей в ягодицы, что уже готова была прекратить свою игру и прекратить, наконец, оттягивать удовольствие.

Маргарита немного поёрзала, устраиваясь поудобнее, чем тут же вызвала звериный рык Каспиана.

— Моя Р-р-рита! Если ты не прекратишь это, то играть мы начнём уже в совершенно другие игр-р-ры!

— Да ты что? — мурлыкнула она, сменяя поглаживание пальчиками на лёгкое царапанье ноготками, намеренно провоцируя его, желая, чтобы он потерял контроль и полностью отдался своим желаниям.

Кас прикрыл глаза и не смог удержать стона наслаждения. Но Рите этого было мало! Она подалась вперёд и нежно провела языком по напрягшейся вершинке его соска. Мужчина дёрнулся, но тут же замер, стоило ей сильнее сжать его тело ногами. А девушка продолжала наслаждаться своей игрой. Медленно покрывая поцелуями его широкую грудь, она спускалась всё ниже и ниже, пока её губы не достигли краешка замотанного вокруг бёдер полотенца. И тогда мужчина уже не выдержал.

Резко избавившись от сдерживающего руки полотенца, он рывком приподнял Риту вверх, кинул на кровать, где только что лежал сам и навалился сверху.

— А вот теперь, моя очередь! — хрипло рыкнул Кас, впиваясь в её губы. — Моя Рита, моя эйфори, моя душа… — бормотал он, перемежая слова с легкими поцелуями в шею. — Ты сводишь меня с ума! — его рука опустилась на девичье колено и медленно поползла вверх. — Твоя кожа манит меня, а запах дурманит рассудок, — добравшись до краешка её спальных шортиков, он осторожно начал тянуть их вниз.

Ещё никогда в жизни простое движение ткани по коже не было настолько эротичным! Но до безумия чувствительная кожа горела и пылала даже от такого простого и обыденного действия. Марго казалось, она умрёт, если он не коснётся её свой рукой, по-настоящему, так, чтобы ощутить жар его кожи. А она знала, как он умеет гореть… Только для неё, и только с ней! И как только шортики сползли на середину бедра, Кас слегка переместился и с тихим стоном поцеловал оголившуюся кожу.

— Кас! — выдохнула Рита, не ожидавшая такого наплыва острых ощущений.

Она мечтала об этом, желала этого, но даже подумать не могла, что всё будет очень… очень! Его губы нежно прошлись по чувствительной коже, язык дразняще начертил линию по краешку резинки шорт, не заходя дальше неё, но явно обещая большее, а зубы не обошли стороной чувствительное место на внутренней стороне берда, но так и не перешли черту… Он играл с ней, платил той же монетой, искушал, дразнил, возбуждал и сразу же отступал. Он наказывал её за то, что она посмела так сладостно пытать его своей близостью, запрещая касаться желанного тела. Он наказывал её, но тем самым и обещал большее, намного большее…

Девушка уже была на грани от этого чувственного танца, поэтому, когда он отстранился, недовольно захныкала.

— Тише, моя Рита! — зашептал он, обхватывая руками её талию. — Тише…

Руки долго на одном месте не задержались. Мужчина начал медленно задирать её маечку, нежно целуя каждый сантиметр обнажающейся кожи. Ему нравилось играть с ней, нравилось видеть, как она мечется по кровати в полнейшем беспамятстве, нравилось подводить её к разрядке и тут же отступать, чтобы услышать, как она недовольно капризничает. Ему нравилось всё в ней. Но больше всего он приходил в восторг от такого всепоглощающего отклика на его действия. Она была, как будто специально создана для него! Он знал — всё, что он с ней делал, доставляет ей неимоверное удовольствие, даже то, как он оттягивал её разрядку. С губ Риты то и дело срывались стоны, тело трепетало в его руках, как самый послушный музыкальный инструмент, исполняя мелодию их любви. И эта музыка пробуждала в нём такие чувства и желания, о которых он даже не подозревал.

Ему безумно хотелось осыпать поцелуями каждую клеточку её тела. Изучить все её чувствительные места, вобрать в себя её запах, чтобы он навсегда поселился внутри него…

Осознав, что, наконец, ему ничего не мешает воплотить в жизнь эти мечты, Каспиан едва не сошёл с ума от восторга.

Раздавшийся смешок несколько привёл его в чувства, но ненадолго.

— Что такое? — хрипло спросил он, проводя языком под грудью Риты.

— Я… — она судорожно вздохнула и вцепилась в одеяло руками — а вот и одно из таких местечек… — Я не так себе это представляла…

— То есть, ты планировала нашу ночь… хм… день? — хитро прищурился мужчина и перешёл к другой груди, всё так же лаская языком чувствительное место.

— Да! — Рита затруднялась ответить даже самой себе — к чему конкретно относилась эта фраза: то ли к просьбе продолжить эту сладкую пытку, то ли к его вопросу. — Я даже привезла с собой умопомрачительный кружевной гарнитур…

— Да? — задумчиво спросил он, проведя рукой по ткани маечки. — Ну, раз так…

Послышался треск разрываемой ткани, и Маргарита с изумлением увидела в руках Каспиана кусочки её пижамы. Ничем иным эти лоскутки язык не поворачивался назвать. И пусть её привела в восторг такая дерзость, но нужно и меру знать — она так белья не напасётся! Девушка перевела шокированный взгляд на мужчину, а тот лишь безмятежно улыбнулся и пожал плечами.

— Ты сама сказала, что у тебя есть ещё — вот его и наденешь сегодня вечером.

— Да ты… — задохнулась она от возмущения.

— Да, я! — ответил он ей наглой улыбкой, а потом его взгляд расфокусировался: — О, Великие! Моя Рита… ты прекрасна!

Девушка лежала перед ним совершенно обнажённая, с рассыпавшимися по подушке волосами, с румянцем на щеках и притягательным блеском в глазах. Руки сами потянулись к ней, опустившись на красивые упругие груди, погладили, нежно сжали, и легонько пощекотали розовые вершинки. Рита тут же выгнулась от удовольствия, словно подставляя его рукам всю себя. Затвердевшие горошины сосков приятно упирались в его ладони, побуждая Каса к дальнейшим ласкам. Нежно сжав соблазнительные полушария, мужчина наклонился и провёл языком по ложбинке между ними. И выше, к ямочке между ключицами, по тонкой лебединой шее, прикусил трепещущую жилку и обвёл губами её ушко.

Девушка часто и прерывисто дышала, особенно потому, что руки так и не переставали ласкать её груди. Из горла вырвался томный вздох, когда его колено сначала властно раздвинуло ей ноги, а потом и прижалось к её телу.

Кас сразу же впился в губы требовательным поцелуем, желая испить до дна этот вздох и все последующие. Когда же поцелуй стал более глубоким и чувственным, мужчина обнял Риту одной рукой, а второй медленно провёл по её талии, задержался на пупке, позволяя себе немного поиграть, чем вызвал тихое хихиканье его возлюбленной, спустился на округлые бёдра и прижал девушку к себе ещё теснее.

— Моя Рита… — тихо позвал он её. — Скажи это…

— Что?

— Скажи мне, что ты хочешь меня.

— Очень хочу…

— Скажи, что ты позволишь мне завершить начатое.

— Позволяю… Нет, прошу! — выдохнула она.

— Скажи, что любишь меня…

— Люблю. Больше жизни, хоть и не понимаю почему, — честно ответила она.

— Потому что мы две половины одного целого, родная. Поэтому и тянемся друг к другу. Потому что наша связь основана изначально на влечении и подпитана взаимным интересом, переросшим в более глубокие чувства. Поэтому мы нуждаемся друг в друге. И потому, что наши жизни теперь неотъемлемо связаны, поэтому у нас одна судьба на двоих… — его слова были очень похожи на ритуальные, но в данный момент Маргариту это волновало меньше всего.

Она хотела, чтобы он вновь поцеловал её, чтобы перестал себя сдерживать и дал волю своим чувствам. И Каспиан словно услышал её просьбу…

Губы начали свой чувственный танец по её телу, не пропуская ни единого сантиметра — всё, как он и хотел, мечтал и грезил. Она была такая сладкая на вкус, её хотелось пить всё больше и больше…

Перевернув девушку на живот, он начал покрывать поцелуями сначала её шею, потом плечи, перемежая это с лёгким массажем и чувственными покусываниями. Потом переместился на спину, а руки просунул под неё, лаская сначала налитые от возбуждения груди, а потом и позволяя себе более интимные прикосновения.

От его дыхания на её коже, по телу то и дело пробегали мурашки, сосредотачиваясь внизу живота, превращая это место в самое чувствительное! А когда его пальцы легонько коснулись его, девушку накрыл мифический девятый вал! Тело содрогнулось от переполнивших его ощущений, а из горла вырвался крик удовольствия. И пока девушка трепетала в его руках, Каспиан с трудом сдерживался, чтобы не войти в неё прямо сейчас. Нет, он хотел дать ей немного прийти в себя, а потом повторить всё заново. И ещё… и ещё… до тех пор, пока она не обессилит.

Но у Риты были другие планы. Едва она немного пришла в себя, почувствовала, как мужчина осторожно переворачивает её на спину, как нежно, но требовательно касается языком её чувствительных сосков, как его рука осторожно поглаживает всё ещё пульсирующее от пережитой разрядки местечко.

— Нет! — выдохнула она. — Я хочу большего. Пожалуйста, Кас…

— Моя Рита… — прошептал он, нежно целуя её в губы. — Позволь мне насладиться тобой сполна.

— Нет! Пожалуйста! Ты мне нужен! Я хочу тебя!

— Р-р-рита, прекрати! — он судорожно вздохнул, потому что маленькая нахалка умудрилась стянуть с него полотенце — единственную преграду между ними, которая хоть как-то помогала ему сдерживаться.

— Не буду!

— Будеш-ш-шь! — довольно зашипел он, одним плавным движением оказываясь над ней. — Будешь! — повторил мужчина и медленно вошёл в неё.

Их слаженный стон удовольствия прозвучал музыкой в ночной тишине комнаты. Касу пришлось замереть и несколько минут не двигаться, потому что удовольствие было настолько сильным и мощным, что он едва не достиг пика в ту же секунду. Ему стоило неимоверных усилий обуздать собственные чувства и не поддаться желаниям тела. Мало! Ему этого мало!

Первое движение было больше похоже на пытку. На очень сладостную и умопомрачительную пытку!

— Да! — выдохнула девушка, плотно обхватывая его ногами и лишая малейшей возможности отстраниться.

Но он бы и не смог сейчас этого сделать, даже если бы очень сильно захотел. Нет, он нуждался в Рите так же сильно, как и она в нём.

Каспиан старался двигаться медленно, давая время возлюбленной привыкнуть к нему, но с каждым движением всё больше и больше терял контроль. Он погружался в неё всё глубже, желая навеки слиться с ней в одно целое. Каждое его движение отзывалось стоном удовольствия его женщины. Её руки гладили его по спине, то и дело впиваясь в кожу коготками, губы искали его губы, требуя поцелуя. И он не отказывал. Он пил её… Пил всю, без остатка.

Стоило немного расслабиться, как он почувствовал хлынувший в него поток самой прекрасной энергии на свете! Впервые в жизни он понял, что значит быть со всей эйфори, заниматься с ней любовью, брать всё, что она давала и даже больше, и отдавать всего себя ей. Это было восхитительно, невероятно, так сладко!

Рита почувствовала, что что-то изменилось лишь когда Каспиан неожиданно сильно и даже чуточку больно укусил её за губу, отчего во рту сразу появился солоноватый привкус крови. Сначала она подумала, что он не смог сдержаться из-за сумасшедшего желания, но потом поняла, что всё не так просто. Она чувствовала…. Это было странно, похоже на то, как будто всё тело занемело, а теперь возвращало себе чувствительность и слегка покалывало. Девушка открыла глаза и с изумлением заметила, как вокруг них пылает самое настоящее, какое она видела на фотографиях, северное сияние! Оно разноцветными бликами окутывало их тела, проникая из одного в другого, облетая их, соединяя и сплетая в одно целое. Она посмотрела на Каспиана и заметила, что тот неотрывно смотрит на неё, а в его глазах отражаются эти волшебные блики. И когда это невероятное торжество света полыхнуло красным, Рита не смогла сдержать крик!

Тело пронзила одновременно судорога невероятного экстаза и боли. Эхом по комнате пронёсся вскрик её возлюбленного. А потом свет померк в её глазах.

Очнулась она от того, что её нежно целовали. Тихо вздохнув она открыла глаза и встретилась с внимательным и немного напряжённым взглядом Каспиана.

— Моя Рита, как ты? — тихо спросил он.

— Я… хорошо, — ответила она, прислушиваясь к собственным ощущениям.

Она действительно ощущала себя отлично. Даже более чем! Тело переполняла энергия, мышцы всё ещё подрагивали от пережитого удовольствия, хотелось петь и даже танцевать… В общем, она теперь знала, что такое Рай, потому что точно там побывала. От испытанной боли не осталось и следа.

— Что это было? — спросила она, решив прояснить причину странных и неожиданных ощущений.

— Завершение единения, — ответил он, всё также настороженно глядя на неё.

Он что, ожидает, что она закатит ему скандал? Рита фыркнула. Да это же смешно! Она сама согласилась. Сама захотела. Знала, во что ввязывается и на что соглашается. Да, не рассчитывала на боль, но и понимала, что обряд, который должен соединить их жизни и изменить её физиологию не может быть приятным. Просто не ожидала, что это случится в такой… хм… пикантный момент. Хотя, если подумать логически, и вспомнить, что именно от секса всё и зависело, то вывод напрашивался соответствующий. Интересно, а что в ней изменилось? Пока она не чувствовала ничего странного или нового. Только невероятный подъем сил. Но это можно списать и на невероятное удовольствие…

— Кас, — она нежно провела рукой по его щеке. — Расслабься, я не собираюсь ругаться, — мужчина, казалось, даже немного порозовел, а то выглядел, как собственное привидение — бледный, напряжённый… каменный. — Неужели ты ждёшь от меня недовольства?

— Я сделал тебе больно…

— Ты подарил мне самые волшебные ощущения, которые я когда-либо испытывала, глупый. Я люблю тебя!

— О, Рита… — со стоном он привлёк её к себе, зарываясь лицом в её растрёпанные волосы. — Я не ожидал ничего подобного, поэтому чуть с ума не сошёл, когда ты потеряла сознание…

— Ну… — она смущённо хмыкнула. — Я просто не выдержала накала эмоций. Так теперь будет всегда?

— Боль — нет, — усмехнулся он и нежно поцеловал её. — А всё остальное — да. И даже больше!

Голос его стал низким, соблазнительным, притягательным… По телу Риты прошла дрожь предвкушения, заставив девушку опешить. О, она никогда не была настолько ненасытной, да и чувственности от себя подобной не ожидала. Но стоило ему начать разговаривать таким тоном, как она сразу же возбуждалась.

Её дрожь нашла отклик в его теле, и девушка почувствовала, что он так же возбуждён, как и она.

Девушка больше не раздумывала. Просто потянулась к нему и всё, решив, что обо всём остальном они поговорят позже, когда насладятся друг другом сполна…

На краю сознания лишь мелькнула мысль, что если они продолжат в таком духе весь остаток дня, то завтра она просто не сможет встать!

Рита ошиблась. Сильно! Каспиан оказался просто ненасытным и выпустил её из кровати только к вечеру следующего дня. Нет, он конечно же давал ей время для отдыха, за время которого умудрялся её кормить, поить, купать и просто сидеть с ней на небольшой террасе в обнимку, укутавшись в одеяло и наблюдая за раскинувшимися вокруг красотами. Но как только чувствовал, что она отдохнула тут же начинал вновь соблазнять её. И Рита не противилась. Наоборот, она испытывала просто непреодолимую потребность в этой близости!

Конечно, позже, намного позже, когда она уже не на шутку обеспокоилась собственным состоянием и постоянным не исчезающим, а лишь слегка притупляющимся желанием, он объяснил, что это действие их единения. Первые несколько суток они нуждались в постоянной близости, пока крепла их связь и перестраивались тела.

Да, Каспиан тоже менялся, ведь теперь для него становилась возможна единственная энергия — её. И это требовало перестройки организма, привыкания к её силе, налаживания его собственной отдачи…

Но мужчина старался ни о чём таком не думать, потому что поистине наслаждался всем происходящим и собирался восполнить всё то ожидание, которое было его постоянным спутником, пока он медленно, но верно подбирался к своей девочке.

Рита поражала его своим поведением. Она не капризничала, не плакала, не сердилась, не выражала и тени недовольства. Наоборот, отзывалась на каждое его прикосновение, отвечала на каждый призыв с той же страстью, словно это было впервые. Она сводила его с ума, заставляла любить её ещё больше, хотеть ещё больше… Его эйфори, его душа…

Засыпая к вечеру второго дня, он чувствовал себя самым счастливым на свете. Особенно потому, что теперь ничего и никто не встанет между ними. И никто не сможет причинить вреда его малышке! Отныне, она часть его, а он — её! И так теперь будет всегда!

ГЛАВА 11

Её разбудил нежный цветочный запах, который приятно щекотал обоняние. Она сладко потянулась и открыла глаза, чтобы изумлённо ахнуть и резко сесть на кровати.

Комната утопала в маленьких цветах, кремового цвета, которые и источали этот приятный запах. Больше всего они напоминали по виду жасмин, вот только пахли совершенно по-другому. И этот запах ей очень нравился.

В свете утреннего солнца всё смотрелось нереальным и волшебным. Как в сказке. Её сказке!

Она восторженно огляделась, замечая цветы не только на кровати, которая была буквально усыпана ими, но и на полу, на мебели, даже под потолком, непонятно чем поддерживаемые… Из них была сделана невесомая занавеска на окне, ими же украшена шикарная люстра…

Рита счастливо рассмеялась и упала обратно на кровать, чувствуя, как её любовь к Каспиану становится ещё сильнее, хотя больше уже просто невозможно. Она так сильно любила его, что порой было больно дышать, но она была так счастлива! Прошедшие несколько суток стали самыми невероятными в её жизни. Они открыли для неё все грани чувств, которые может испытывать эйфори к своему альбфару, показали, что такое рай на земле… И теперь она как никогда понимала, что Каспипан имел ввиду, говоря, что она — его жизнь и дыхание.

Действительно, Рита дышала им и не могла надышаться, она нуждалась в нём, как в живительном глотке родниковой воды. Он был для неё центром Вселенной!

— Я слышу смех моей женщины, — раздался весёлый голос и предмет её мыслей и мечтаний вошёл в комнату.

Недолго думая, девушка вскочила с кровати и, стремительно преодолев разделяющее их расстояние, запрыгнула на не ожидавшего такого приёма мужчину. Обхватив его талию ногами, а шею руками, она потянулась за поцелуем. Каспиан тут же собственнически опустил руки на её ягодицы и сильнее прижал эйфори к себе, со всей страстью отвечая на поцелуй.

Первой пришла в себя Рита. Она прервала поцелуй и нежно потёрлась носом о его щёку с лёгкой щетиной.

— Спасибо! Это самое волшебное утро в моей жизни! Люблю тебя!

— Хм… а я думал, что самым волшебным было вчерашнее утро… Ай! — вскрикнул он, получив от девушки шутливый удар кулачком в плечо. — Я понял, понял, о воинственная!

— Паяц! — покачала она головой. — Я тут ему душу открываю, а он…

— Любимая, если твои глаза будут светиться вот так каждый раз, когда ты обнаружишь мой маленький цветочный сюрприз, то я готов осыпать тебя цветами постоянно! — нежно проговорил он, целуя девушку в щёку.

— Нет, не нужно. Я очень люблю цветы, но если ты продолжишь в том же духе, то спустя несколько месяцев планета лишится даже полевых сорняков! — хихикнула Рита.

— Любишь цветы? — переспросил он и прошёл к кровати, чтобы осторожно опустить на неё свою драгоценную ношу и прилечь рядом с ней. — Я, признаться, сомневался в удачном решении на счёт такого сюрприза, потому что раньше ты от моих цветов плакала.

— Что? Ты, должно быть, запамятовал, драгоценный. Но цветов ты мне не дарил.

— Шутишь? Я посылал их тебе сначала каждый день, потом раз в неделю, а потом и вовсе перестал, потому что видеть на утро твои заплаканные глаза было выше моих с… что такое? — нахмурился Каспиан, видя, как в уголках глаз его любимой появляются слёзы. — Ну вот, ты опять плачешь!

— Нет! Я… О, боже… розы, да? Нежных, пастельных тонов? — тихо спросила она, утирая со щёк сбежавшие капельки-предательницы.

— Ну… да…

— Я не знала, что они твои! — неожиданно с чувством произнесла Рита, беря мужчину за руку.

— Но там были карточки… Я, конечно, имени не указывал, но тем не менее, давал понять очень многое… — растерянно ответил Каспиан.

— Я их не читала… — прошептала она, сжавшись в трогательный комочек на кровати. — Я вообще не принимала цветы — оставляла их в подъезде или отдавала соседке. Только предварительно выкидывала карточки. Я думала… — она шумно выдохнула, как перед прыжком в воду. — Рома, он…

— Не надо! — перебил он её, прижимая к себе. — Я понял. Он таким образом напоминал о себе и карточки наверняка содержали его послания.

— Да… — кивнула она, прижимаясь к своему альбфару. — Он делал это каждый раз, когда я начинала чувствовать свободу. Словно знал, когда именно его послания будут бить больнее всего. Из-за него я теперь ненавижу розы!

— Я так и думал, поэтому и выбрал местный цветок, — Кас развернул девушку к себе лицом и серьёзно продолжил: — Моя Рита, ты, ведь, понимаешь, что тебе теперь не о чем волноваться? Осознаёшь, что он больше никогда не появится в твоей жизни? Что я уберегу тебя от всего мира, если понадобится?

Да, он сделает для этого всё, что потребуется! Тем более, что, похоже, его подозрения подтвердились и это Рома стоял за покушениями на жизнь Риты. Доказательств не так много, но и того, что нарыли его спецы, достаточно, чтобы можно было выдвинуть обвинения против инкуба. Конечно, Кас сам хотел бы убить его, но лучше всё сделать по закону, не привлекая к себе особого внимания и не акцентируя общественность на самой Рите. Осталась самая малость — отыскать Полоза, потому что с тех пор, как он напал на Риту, его больше никто не видел. Умело замёл следы, подонок, засел где-то и теперь верховодит всем издали. Но ничего, они найдут его! И тогда…

Ответ Риты вывел Каса из состояния полной задумчивости.

— Да, — девушка кивнула и нервно облизнула, вдруг ставшие сухими, губы. — Но я не хочу, чтобы ты связывался с ним. Он не имеет к нам теперь никакого отношения. У нас другая жизнь, другие мы…

— Рита, ты многого не знаешь… — покачал головой Каспиан, сожалея, что вообще затронул эту тему. Не так он хотел провести сегодняшнее утро, и уж точно не собирался вспоминать её бывшего парня. Но кое-что решил ей, всё же, объяснить. — Расскажи мне о ваших отношениях. Опиши свои чувства, эмоции, поведение… Попробуй взглянуть на всё со стороны.

— Хм… — она удивилась подобной просьбе, но решила её исполнить, тем более, что чувствовала необходимость рассказать ему всё. — Ты знаешь, вспоминая всё, что между нами было, то, как я себя вела, что делала и говорила, как относилась к нему и чем жертвовала… мне становится стыдно. Но вместо злости или обиды в душе одно лишь непонимание. Как я могла быть такой? Как позволила так с собой обращаться? Почему была настолько слепа, что не видела пренебрежения в его глазах, а принимала эти чувства за любовь? Он, порой, обращался со мной, как с любимой игрушкой или даже занимательным зверьком, когда интересно его поведение, довольно комфортно, когда он рядом, но ты всё равно понимаешь, что он всего лишь зверёк… Кас, я, ведь, не такая! И никогда такой не была. Но отношения с Ромой больше похожи на помешательство. В переломный момент, когда он… — она судорожно вздохнула, но заставила себя продолжить, почувствовав надёжные объятья своего альбфара. — Когда он в тот день вернулся в компании своего друга и, хм, предложил меня ему… я до сих пор не знаю, что произошло. Просто почувствовала, как спадает пелена с глаз. Разом увидела все его недостатки, осознала его отношение ко мне, в пьяном взоре увидела лишь похоть и жестокость. В нём не было ничего, что я прежде видела. Ни любви, ни нежности, ни уважения. И я ужаснулась. Почувствовала сначала жуткую боль, моё сердце разбилось на мелкие осколки, ведь многолетнюю привязанность рвать было мучительно. А всему этому на смену пришло отвращение. К себе, — она вздохнула и немного расслабилась в руках Каспиана. Рассказывать ему о не самом приятном этапе её жизни, оказалось довольно легко и просто. А в душе, наконец, поселялся такой долгожданный покой. — Не помню, как выдержала ночь и следующий день. Не понимаю, откуда взялись силы изображать из себя полную идиотку, вести себя так, словно и не случилось ничего, будто не было прошлым вечером озарения. Но я смогла. И как только Рома уехал в командировку, собрала вещи и первым же транспортом отправилась в наш город. Обживалась, привыкала, потом устроилась на работу и решила, что прошло достаточно времени, чтобы навестить родителей. Тогда-то Рома и напомнил о себе — он меня похитил и мне, опять-таки, чудом удалось сбежать. Он выглядел отвратительно — осунулся весь, мешки под глазами, будто сутки напролёт пил, похудел… Но во мне не было жалости. Во мне не осталось к нему ничего, даже ненависти. Пустота, звенящая пустота в душе. И холод. Он хотел на мне жениться, я рассказывала, кажется. Но я сбежала и даже смогла немного обезопасить себя от него. С тех пор напоминал о себе розами. Каждый раз, когда я начинала оттаивать и ощущать вкус к жизни, я получала от него весточку, и моя душа вновь покрывалась инеем. Это странное чувство… Знаешь, в свете всего, что я узнала за последнее время, я бы решила, что он энергетический вампир и выпил меня всю! И что у нас даже оставалась некая связь, через которую он продолжал тянуть из меня силы даже на расстоянии. А когда чувствовал, что связь истончается, делал «подарок» и всё начиналось заново… Смешно, да?

— Не смешно, — хрипло ответил Каспиан, прочувствовав все грани пережитых его эйфори эмоций. Они, ведь, теперь были связаны, были двумя половинками одного целого, поэтому её переживания, страхи и боль, были и его. — Ты почти угадала, родная. Вот только он не вампир, а альб третьей касты. Иными словами…

— Инкуб! — потрясённо выдохнула она. — Он — долбанный инкуб!!!

— Да. Именно поэтому ты испытывала все грани помутнения рассудка и вела себя, как преданная собачонка. Такова власть этих демонов над людьми. Но меня поразило то, что он так долго держал тебя при себе и стремился вернуть.

— Почему?

— Потому что инкубы не привязываются к, скажем так, «донорам». Это, пожалуй, единственная каста альбов, которая не зависит от связи с человеком. Достаточно просто переспать. В крайнем случае, превратить это в краткосрочные отношения и выжать из жертвы всё, что можно. Но ты пробыла с ним, сколько? Два года?

— Да.

— Вот это и есть странность, — Каспиан рассеянно поглаживал Риту по шелковистой коже обнажённого плеча, не обращая внимание на то и дело появляющиеся мурашки. — Что-то в тебе такое, на что инкуб «подсел». Именно поэтому он так плохо выглядел при вашей встрече. Поэтому хотел вернуть, ведь ломка у сверхов очень мучительна. Да и, если бы ты не была особенной, то не выдержала бы такого продолжительного воздействия.

— Но я не понимаю…

— А вот я, кажется, начал понимать. Ты — моя эйфори, значит уже с рождения обладала всеми необходимыми качествами, чтобы стать парой альбфару. Назовём это скрытыми резервами, которые активизировались, когда мы прошли первую стадию единения. И, видимо, инкуб каким-то образом смог дотянуться до них. Для меня твоя энергия — самая желанная, единственная на свете, вкусная, сладкая… твоя! И она была с тобой всегда. Могу лишь предположить, что Роман попробовал то, что ему не предназначалось, но кардинально отличалось от уже испробованного, и заработал от тебя зависимость.

— Звучит как-то… — она запнулась, стараясь подобрать подходящее слово, но не смогла.

— Да, пожалуй. Но это единственное объяснение, которое я могу дать.

— Это и не важно. Ведь теперь он мне не угрожает? — она машинально потёрла шею, где совсем недавно красовались следы его гнева, не замечая, как сузились глаза мужчины. И тут перед глазами, словно вспыхнула картинка. — О, господи! Это был он! Тот наставник в белый штанах, как для занятий капоэйрой! В «Змее»! Вот почему меня колотило в его присутствии! И вот почему он вечером напал на меня — он видел нас!

— Да, — кивнул Каспиан, подтверждая её догадку. — Но ты правильно сказала — теперь ты в безопасности.

— Потому что стала демонидой?

— Нет, потому что я убью любого, кто попробует просто прикоснуться к тебе, — спокойно ответил мужчина, но, вопреки ожиданиям, эти слова не встретили отторжения в её душе. Наоборот, она почувствовала такое тепло, что захотелось смеяться!

— Мой герой! — мурлыкнула она, прижимаясь губами к основанию его шею и чувствуя, как учащается его сердцебиение. — Кстати, я не чувствую в себе никаких изменений…

— Так и должно быть… Ты научишься… владеть своими новыми способностями… со временем, — прерывисто проговорил он, прижимая Риту ближе к себе и проводя руками по её обнажённому телу.

— А что это за способности? — продолжила она свою игру.

— Не знаю, — застонал Каспиан, когда она укусила его за ключицу. — Я вообще об особенностях нашего рода узнал не так давно. А до этого даже не подозревал, что моя собственная мать была когда-то человеком…

— Мгм… — согласилась непонятно с чем девушка, поцелуями спускаясь по груди своего мужчины.

— Р-р-рита! — зарычал он, опрокидывая возлюбленную на кровать и нависая сверху. — Если ты не прекратишь, то, клянусь, мы запрёмся в этой комнате ещё на пару суток.

— А кто против? — лукаво улыбнулась она, соблазнительно поведя бёдрами из стороны в сторону, чем вызвала у него судорожный вдох и последующее довольное рычание.

— Никто не против, но сюрпризы для тебя на сегодня ещё не закончились, — проговорил он, покрывая поцелуями шею девушки. — Я арендовал для нас на несколько дней яхту.

— Ух ты! — восторженно выдохнула Рита и начала извиваться под ним, чтобы выбраться.

— Ну вот, — наигранно вздохнул он, выпуская любимую из объятий. — Стоило поманить женщину неизведанным, как она тут же забыла о своём желании приласкать своего альбфара.

— Ты неправильно расставляешь приоритеты, — хихикнула она, бегая по комнате и кидая в небольшую сумку, которую использовала, как ручную кладь, вещи, которые могут понадобиться ей в этом небольшом приключении. — Просто я сделаю это на яхте, посреди океана, под сиянием миллиарда звёзд, когда ночной бриз будет единственной материей, укрывающей наши обнажённые тела…

— У тебя пять минут! — порывисто выдохнул мужчина, выскакивая из комнаты.

Вслед ему нёсся радостный и счастливый смех.

Рита написала записку горничным, чтобы они не выкидывали цветы, а собрали их все в вазы. Девушке страшно не хотелось расставаться с этим маленьким чудом и уж тем более знать, что такую красоту выкинули! Более того, она попросила Каспиана наложить на них какое-нибудь заклинание для сохранения свежести, чем вызвала немного удивлённую, но в то же время довольную улыбку.

Из отеля они вышли спустя полчаса активных сборов, решив позавтракать уже на палубе яхты.

Каспиан отправил организаторам сообщение со списком всего необходимого им для путешествия и принялся рассказывать Рите их приблизительный план развлечений.

Так, за разговорами, они добрались до шикарной белоснежной яхты на пристани, и отправились в своё небольшое путешествие.

* * *

Первый день их пребывания на борту яхты, под одноименным названием отеля: «Вечность», прошёл просто великолепно!

Они отдыхали, загорали, плавали в безбрежной синеве, раскинувшейся на многие сотни километров вокруг, ныряли с аквалангами у безымянных рифов, занимались любовью под открытым небом и вообще, всячески наслаждались обществом друг друга. Каспиан не переставал радовать её разными милыми сюрпризами, как, например, романтический ужин на крыше яхты или усеянная какими-то экзотическими цветами палуба … У Риты появилось ощущение, что это самый настоящий медовый месяц! По крайней мере, чувствовала она себя именно так. Каспиан будил в её душе такие бури эмоций, что в глазах темнело.

Ещё Рита очень боялась, что случится что-то плохое. Просто потому, что есть такая пакость, как «закон подлости», который действует всегда! Ей было так чудесно, так волшебно, что подозрения возникали сами собой. Но девушка мужественно отмахивалась от них, дабы плохими думами не накликать беду.

Каспиан чувствовал её напряжение и постоянно допытывался, в чём дело, но девушка смущалась и упорно молчала.

Он уже начал подозревать, что его Рита каким-то образом и правда читает его мысли. Или же их связь настолько крепка, что она невольно чувствует все его эмоции, даже самые обычные, а не только яркие и насыщенные? Он, конечно, не хотел ничего от неё скрывать, но и тревожить зря тоже не собирался.

Сегодня утром ему позвонили его спецы и доложили, что квартиру Риты перевернули вверх дном, было несколько попыток похищения её семьи, но команда Каспиана смогла вовремя предотвратить всё. Даже смогли взять одного из исполнителей. Вот только он и правда был всего лишь исполнителем и даже не знал кто те люди, которых ему поручили похитить. И, уж тем более, для чего они и кому понадобились. А Даннэш сообщил, что за Таней ведётся постоянная слежка… В общем, Кас не хотел, чтобы Рита об этом знала и нервничала. Ему так нравилась её улыбка! Она была такая счастливая, буквально вся светилась и точно получала удовольствие от их маленького приключения. И не раз говорила ему, что с удовольствием повторила бы всё, но уже на более длительный срок.

Сам мужчина тоже не отказался бы от такого времяпрепровождения со своей любимой, вот только проблемы, к сожалению, сами не решаются. Поэтому и приходилось ему то и дело отвлекаться от Риты и часами пропадать в каюте с телефоном, и не только, в руках. Зато он чётко решил, что прерывать их импровизированный отпуск не стоит. Отец и Дан были с ним солидарны и также настаивали, чтобы они пока оставались на Кипре. Малый сыскной совет был уведомлен о Романе и его противозаконных действиях, поэтому на инкуба открылась самая настоящая охота. Скрываться в подпространстве он не мог, поэтому был вынужден передвигаться по миру, как и все остальные люди: поездами, самолётами и автомобилями. Власти Кипра получили ориентировку на особо опасного преступника с внешностью Полоза и были предупреждены, что, возможно, он попытается укрыться на их территории. Так что в этом вопросе Кас был уверен — оставаясь на острове, Рита была в относительной безопасности. Конечно, оставались ещё и исполнители… Но в этом случае они мало что могли сделать, пока пара пребывала на яхте посреди Средиземного моря. Жаль, что это продлится всего пару дней.

И тогда ему в голову пришла замечательная идея, как решить и эту проблему. Удивительно, что он не додумался до этого раньше.

Вечером второго дня, когда они, по идее, уже должны были возвращаться обратно в отель, Кас сообщил Рите, что передумал и созвонился с владельцем их «маленького Рая» и продлил аренду ещё на неделю — как раз до конца их пребывания на Кипре.

— Но, Кас… — растерянно проговорила девушка, хотя глаза так и сияли от восторга. — А как же конференция?

— Моя Рита, всё, что хотел, я от этой поездки уже получил, остальное меня совершенно не волнует! — промурлыкал он, кошачьей походкой подходя ближе к осторожно пятившейся девушке.

— Так уж всё? — притворно возмутилась она, но тут же захихикала, когда он подхватил на руки, лишая возможности удрать.

— Хм… ты знаешь, не всё! — вдруг выдал он. — И… пожалуй, лучшего места не найти!

— Для чего? — с улыбкой спросила она, глядя на задумчиво-предвкушающее выражение лица своего демона.

Но он не ответил. Вместо этого Каспиан бегом взбежал по ступеням на крышу яхты, где не так давно у них был романтический ужин, поставил её на пол, щёлкнул пальцами и… из ниоткуда на неё начали падать те самые кремовые цветы, которые устилали спальню после их первой ночи. Рита счастливо засмеялась и закружилась на месте, раскинув руки, словно хотела обнять весь мир. Чудеса — это так прекрасно! Он — это её самое лучше чудо!

Не в силах сдерживать свои эмоции, она, со сверкающими от счастья глазами, сказала:

— Я люблю тебя! Я так люблю тебя, Каспиан!

— Докажи! — провокационно сказал он, расплываясь в хищной улыбке.

— У тебя есть конкретные предложения? — мурлыкнула девушка, делая шаг навстречу.

— Естественно!

— Тогда озвучь…

— Запомни, ты сама настояла! — насмешливо произнёс он, а потом неожиданно опустился на одно колено и выдохнул: — Маргарита Стужина, окажи мне честь — войди в мою семью, стань началом новой, раздели мою вечность, избавь от одиночества. Ты выйдешь за меня?

Рита стояла, как громом поражённая, не в силах вымолвить и слова. Она, конечно, надеялась на предложение, даже ждала его… через год так… или два… Но никак не ожидала услышать столь волнующие слова и всего через несколько дней, когда их отношения перешли на новый уровень.

Да, она помнила, что с момента единения у них больше не было шанса на раздельную жизнь, но всё равно, это так…

Девушка осмотрелась. Бескрайние воды Средиземного моря и их маленькая белая яхта, как островок нежности и любви, на крыше которой стоит она, окружённая всё ещё падающими из ниоткуда кремовыми цветами. А перед ней самый прекрасный коленопреклонённый мужчина в двух мирах, делающий ей предложение…

— Да! — радостно сказала девушка, как только поверила в происходящую вокруг неё сказку. — О, конечно же да!!!

— Уф! — выдохнул Кас, стремясь обнять возлюбленную и тем самым скрыть немного подрагивающие руки. Она так долго думала, что он уже начал откровенно переживать. — А ты согласишься сделать ещё одну глупость?

— Первая — это, я так понимаю, моё согласие? — весело осведомилась Рита, вдыхая такой уже родной запах яблони и раннего летнего утра.

— Естественно!

— А какая вторая?

— Соединить наши судьбы прямо здесь и сейчас.

— Но как? — опешила девушка.

— Как в старые добрые времена — с помощью капитана корабля. Ну и, маленький бонус — он водный элементаль, поэтому всё это время находился неподалёку, на своих территориях.

— О-о-о… — только и смогла выдохнуть Рита, ошеломлённая новостями.

— Конечно, если ты хочешь нормальную свадьбу, платье, там… фату… то, — начал, было, быстро говорить Кас, но девушка его перебила… поцелуем.

— Нет! Хочу здесь и сейчас! И чтобы нас венчал элементаль!

— Сив!!! — закричал Каспиан, а вслед за его криком вокруг яхты резко появились тонкие водяные нити, которые, поднявшись довольно высоко над ними, вдруг взорвались на миллиарды мелких капелек, опадая на палубу десятками разноцветных радуг.

— Мои поздравления, Каспиан! — рядом с ними стоял высокий мужчина с голубыми волосами и почти прозрачными голубыми глазами. И он улыбался. Радостно и счастливо, как будто это он сейчас жениться будет. — Итак, — он взмахнул рукой, и кучка белых цветов соединилась между собой в длинную и красивую ленту, — возьмитесь за руки. Хорошо. Властью данной мне Стихией-Матерью в Мире Ином и сообществом капитанов в Мире Людей, я, Валесивус, элементаль Воды, перед Высшими Силами обоих миров, перед ликом Солнца и четырёх Стихий, благословляю этот союз и нарекаю Маргариту Стужину женой Каспиана Ламаро! А также свидетельствую об этом союзе в Верховный Совет! — ещё один взмах рукой и цветочная лента обвилась вокруг их соединённых рук знаком бесконечности.

Рита, как завороженная слушала этого удивительного мужчину и понимала, что это самый лучший день в её жизни! Нет! Это начало её новой жизни с самым удивительным демоном во всех возможных мирах!

Она перевела взгляд на Каспиана и встретилась с сияющим любовью взглядом любимого, обречённая тонуть в нём до конца своих дней…

— Эй! Алё! — Валесивус демонстративно пощёлкал перед их носом пальцами. — Я уже третий раз говорю — поцелуйтесь уже, в конце концов! А то солнышко припекает, знаете ли… в воду очень хочется. И вообще, где…

Но его уже никто не слушал, потому что Рита таяла от жаждущего поцелуя своего… теперь уже мужа, а Каспиан тонул в нежности её глаз.

— Люблю! — хором выдохнули они, когда смогли отдышаться.

— Так, с вами всё ясно. Я уже ухожу, но хочу напомнить, что необходимо развеять ваши регалии над морем до заката. Но не с этой яхты! — сказал напоследок Валесивус и снова исчез.

— Что он имел в виду? — не поняла Рита.

— Нужно найти возвышенное место, что-то вроде обрыва и, расплетая эту ленту в четыре руки, отпустить цветы в воду, — пояснил Каспиан.

— Зачем?

— В благодарность Стихии-Матери за её благословение. И я даже знаю одно подходящее место. Как раз будем там часа через два! А пока…

Мужчина подхватил девушку на руки и неожиданно вместе с ней прыгнул за борт. Рита не сумела сдержать испуганного и в то же время восторженного визга, предвкушая ласковую прохладу воды. Но ничего подобного не произошло. Открыв в изумлении глаза, она осмотрелась и поняла, что они находятся на странной водной… подушке. Иначе ту поверхность, сотворённую из пенящейся, как на гребне волны, воды, назвать было трудно.

— Что…

— Подарок Сива! — лукаво сверкнул глазами Каспиан и начал медленно стягивать с Риты свою же рубашку — единственную одежду, которую она предпочитала носить на яхте, помимо купальника.

— Какой он… молодец, — выдохнула девушка, уже задыхаясь от переполнявших её чувств.

Эти два часа до упомянутого Касом места пролетели быстро и просто прекрасно.

* * *

— Здесь когда-то находился маяк, но потом маршруты в этом месте стали не так востребованы и надобность в нём отпала, — пояснил Кас, поднимаясь на самую вершину небольшой горной возвышенности посреди моря с Ритой на руках.

— Тебе не тяжело? — встревоженно спросила она, почти с ужасом глядя на вертикальный подъём.

— Нет, конечно! — фыркнул он в ответ и, она оглянуться не успела, как они уже находились на самом верху. — А теперь, предлагаю сделать то, ради чего мы сюда пришли.

Он снял с шеи их венчальную ленту, положил её в руки Риты, а сам обнял девушку сзади и прижал к себе.

— Не представляешь, как долго я мечтал об этом?

— Расплетать цветочную ленту? — хихикнула она, освободив первый цветок.

— И об этом тоже. Но больше всего о том, что смогу назвать тебя своей по всем законам обоих миров! — поцеловал он её в изгиб шеи и отпустил в полёт второй цветок. — И теперь ты — моя.

— А ты — мой!

Так они и стояли, обнявшись, и расплетали ленту, благодаря Стихию-Мать за её помощь, пока в руках не осталось ни единого цветка.

Ритуал завершён.

И небо окрасил первый луч заката…

Вдруг, в вечерней тишине раздались чьи-то хлопки, а затем и издевательский голос:

— О! Как романтично! Слов нет, аж зубы сводит!

Кас и Рита тут же обернулись на голос и увидели десятерых мужчин, облачённых в чёрные одежды, скрывающие их внешность. Всех, кроме одного, одиннадцатого — голубоглазого мужчины с чёрными кудрявыми волосами.

Увидев его, Каспиан слишком сильно сжал руку девушки, невольно причиняя боль, из чего она сделала вывод, что они знакомы.

— Арман? — напряжённо спросил её альбфар. — Я, конечно, рад тебя видеть, но совру, если скажу, что ждал тебя.

— Знаю, — беспечно отозвался, плавной походкой направляясь к ним.

При всём внешнем очаровании, харизме и открытости, этот мужчина вызывал в Рите стойкую неприязнь и брезгливость. От его взгляда ей хотелось побыстрее забраться в душ и хорошенько вымыться, потому что чувствовала она себя до отвращения грязной.

— Не познакомишь меня со своей очаровательной спутницей? — продолжил Арман.

— Конечно. Любимая, познакомься, это Арман, мой… кхм, лучший друг, — Каспиан запнулся, недобро глядя на мужчину. — Арман, позволь представить тебе мою жену — Маргариту Ламаро.

— Жену? — наигранно весело присвистнул он и обратился к окружающим: — Вы слышали? Наш доблестный Каспиан, надежда альбов и гроза врагов клана… женился на жалкой человечишке!!! — последние слова мужчина буквально выплюнул.

Каспиан дёрнулся, было, в его сторону, но Рита крепче сжала его руку.

— О, ну надо же! Да ты у нас ещё и цепным псом стал! — язвительно произнёс Арман. — И как, только, он мог быть настолько слепым, чтобы предпочесть тебя, жалкого неудачника, связавшегося с человечкой и опозорившего весь наш вид, истинному наследнику?! Как мог он назвать тебя идеальным главой? Что вообще в тебе такого есть, чего нет у меня? Помимо глупости, разумеется.

Каждая фраза кудрявого источала столько яда и злости, ненависти и гнева, что Рита дёргалась от них, как от ударов. Ей было неприятно находиться рядом с этим человеком, хотя, судя по его разговорам — с альбфаром. Это было её второе знакомство с Миром Иным и, как и первое, оно ей совершенно не нравилось. И с каждым вот таким разом, ей всё меньше и меньше хотелось быть его частью. Нет, от Каса она отказываться не собиралась, но вот стать полноценным членом этого сверхъестественного общества — уже не хотела.

— Арман, ты бредишь? — настороженно спросил его Каспиан. — Какой глава? Какой наследник?

— А то ты не знаешь, что мой папаша выбрал тебя в свои преемники!!! — заорал этот невменяемый, совершенно не обращая внимание на то, как сильно удивился его… бывший друг.

Да уж, пусть они и были сверхами, как оказалось, ничего человеческое им не чуждо. У Каспиана это были светлые чувства — любовь, нежность, забота, желание. А вот у его собеседника ничего кроме зависти и ненависти внутри не осталось. К какому бы виду не относилось разумное существо, если оно слабо духом, то всегда будет мечтать о власти, стремиться к ней, идя по головам, подпитывать своё самомнение за счёт страданий других и тем самым превращаться в ничтожество. Да, в этом плане сверхи ничем не отличаются от так презираемых ими людей. Вот только их возможности оказываются куда больше, нежели у людей. Магия, сила, и прочие неоспоримые и опасные для жизни окружающих способности.

— Не ври мне! Я слышал ваш разговор по телефону! И слышал, как он был рад твоему согласию: «Спасибо, Каспиан. Я знал, что ты достойный малый. И рад что ты согласился», — ядовито передразнил, видимо, речь своего отца этот псих.

Каспиан вспомнил этот разговор и невольно усмехнулся. Какая ирония, ведь он тогда согласился поддержать запрос отца Армана на разрешение передачи всех имущественных прав сыну. Для этого требовалось одобрение ближнего круга, которым и являлась вся семья Ламаро. Но Кас не стал его переубеждать, прекрасно видя, что перед ним стоит не лучший друг, а незнакомец, который всё это время так удачно притворялся и играл роль близкого ему существа.

Больно. Очень больно, но лучше узнать всё именно так и сейчас, чем потом получить удар в спину, когда меньше всего ожидаешь его.

А ещё было неприятно осознавать, что подозревал не того. Вернее, что так сильно ошибся дважды: в подозреваемом и в лучшем друге. Теперь у него не было никаких сомнений, что Рома не тот, кто им нужен. Да, он виноват во многом, но уж точно не в том, что, как он думал, хотел убить Маргариту. А вот Арман — наоборот. Этот знал о связи между альбфаром и эйфори, знал, что Рита — человек. И, раз хотел устранить Каса, то выбрал самый простой вариант — избавиться от его пары. Осталось выяснить, откуда он знал, что они закрепили связь? Вернее, откуда он вообще узнал, что Рита, человек, стала его эйфори?

— Так это ты стоишь за покушениями на Риту? — глухо спросил Каспиан.

— Я, — хмыкнул Арман. — Удивительно живучая баба! И везучая. Помешательство со своего бывшего снять смогла и тот очнулся раньше, чем успел прикончить её. Из-под колёс увернулась. Причём дважды. Да ещё едва пострадала. После встречи с палачом осталась жива… Рита, Рита, Маргарита, расскажи свой секрет!

— Паршивый организатор, — тихо буркнула себе под нос девушка, но её услышали.

— Ах, ты тварь! — заревел он. — Сейчас я покажу тебе, мастерство организатора. Взять их!

И десять размытых теней кинулись в их сторону. Каспиан только и успел, что задвинуть её себе за спину и скомандовать:

— Не шевелись!

Вокруг девушки тут же засияло полупрозрачное перламутровое облако, которое, видимо, должно было охранять её. Потому что, все, кто пытался добраться до неё и соприкасался с ним, отлетали на добрых пять метров и получали ожоги разной степени.

Но не это сейчас волновало её, а то, как её муж, любимый, её Каспиан, сражался с семерыми противниками одновременно. Благо, хоть трое после соприкосновения с охраняющим её полем валялись в отключке. Он вновь сменил ипостась и сейчас крылатым ураганом крутился в кольце нападающих, потихоньку выводя из строя то одного, то другого.

Девушка в ужасе прикрыла рот обеими руками, чтобы её крики не вырывались наружу и не отвлекали Каса. Она знала, стоило ей издать хотя бы писк, как её мужчина тут же окажется рядом. Но видеть, как очередной меч или светящийся шарик слишком близко подбираются к нему, было слишком страшно.

— Что, не ожидала, что твой парень окажется такой страхолюдиной, да? — раздался сбоку насмешливый голос Армана.

Рита дёрнулась в сторону, на что сразу же отреагировала защищающая её дымка, опасно задрожав.

«Не шевелись!» — вспомнила она слава Каспиана и тут же замерла.

— Хм… умная девочка, — издевательски протянул кудрявый псих. — Слишком умная, я таких не люблю — много проблем и возни.

Рита молчала, не реагируя на его подначки и не подавая даже вида, что слушает его. Она не отрывала взгляда от боя, с замиранием сердца замечая на теле возлюбленного всё больше и больше царапин и кровоподтёков. Он уставал. Или же просто противники достались ему не менее сильные, чем он. Но было видно, что сражение даётся ему с большим трудом. В какой-то момент, один из противников исхитрился и по самую рукоятку вогнал в спину Каспиана кинжал.

У девушки сердце остановилось от страха, ещё и потому что она и сама остро почувствовала его боль. Они, ведь были связаны, делили все чувства и ощущения, поэтому пронзая его тело, тот противник ранил и её. Пусть образно, но ужаса и боли от этого было не меньше.

— НЕТ!!! — против собственной воли закричала Рита, падая на колени.

— Да!!! — довольно протянул, опустившийся рядом с ней Арман. — Занимательное зрелище, да?

— Ты!!! — она резко повернула голову в сторону альбфара. — Мерзкая, подлая тварь! Если ты так крут, как хочешь казаться, почему же привёл с собой своих цепных псов? Почему сам не вызвал его бой? Почему делами не доказал отцу, что именно ты достоин стать его преемником? Думаешь, убив Каспиана, получишь то, что хочешь? — она зло рассмеялась, глядя прямо в полыхающие ненавистью глаза мужчины. — Да ты полный идиот, если и правда на такое рассчитываешь! Если твой отец даже в лучшие твои времена распознал в тебе слабость и посчитал недостойным, то, думаешь, избавившись от конкурента, вдруг станешь лучше и сильнее? Наивный придурок!

— Заткнись!!!

— Что, правда глаза колет? — вновь захохотала Рита, краем сознания отмечая, что этот смех больше похож на безумный.

— Заткнись, я сказал!!! — завопил он, вскакивая на ноги.

— А то, что?

— Я убью его, — выражение лица стало поистине кровожадным, потому что сквозь черты лица проступала его демоническая сущность. — Сначала я хотел лишь заставить его отказаться от дарованной ему не по праву «чести». Но теперь…

— Врёшь! — зашипела Рита, вновь повернувшись к сражающимся. Каспиан уже успел избавиться от пятерых противников и теперь добивал оставшихся двух, но и это давалось ему с огромным трудом. Движения уже не были такими чёткими, его то и дело заносило в сторону, словно ноги переставали держать. А из спины всё так же торчала рукоять кинжала. У девушки слёзы навернулись на глаза, так сильно она сопереживала своему возлюбленному. И безумно жалела, что ничем не могла помочь! — Ты всё врёшь! Ты не можешь убить его, иначе давно бы это сделал, а не делал попытки устранить меня.

— Да, ты чертовски сообразительная маленькая тварь! — почти восторженно проговорил Арман, но всю картину портили рычащие нотки в его голосе, с головой выдающие обуревающую его ярость. — Я не мог убить его, всё верно. Потому что был равен ему по силе, но теперь…

Он обернулся, приняв свой второй облик, и красным размытым пятном метнулся в сторону сражающихся. Рита только и успела увидеть сверкнувшее в свете заходящего солнца лезвие какого-то оружия

— Каспиан!!! — в панике закричала она, в надежде предупредить его.

Он обернулся моментально, но было слишком поздно! Лезвие с силой вонзилось ему прямо в сердце, заставляя почти повиснуть на нём.

— Н-Е-Е-ЕТ!!! — крик вырвался такой силы, что оглушил саму Риту.

Она уже не думала ни о чём, не помнила ничего! Видела только, как её любимый оседает на землю, а из его груди торчит лезвие настоящего меча. Она подлетела к нему, упав на колени и осторожно обхватила ладонями его лицо.

— Каспиан! Посмотри на меня, любимый! Пожалуйста! — слёзы катились по её лицу, мешая видеть лицо альбфара.

Руки дрожали, а в сердце поселилась ужасная боль.

Нет! Он не может умереть! Он, ведь, сказал, что это невозможно, что единение сделает его неуязвимым, что он никогда и ни за что не бросит её! Он обещал!!!

Каспиан дёрнулся и открыл глаза, в которых она сначала увидела боль, а потом, когда он заметил её рядом с собой, — страх.

— Не двигайся… — прохрипел он, заваливаясь на бок и стараясь достать из груди пронзивший его меч.

Жив! Они жив! И будет жить! Облегчение навалилось на неё такой волной, что до переполненного радостью сознания не сразу дошёл смысл его слов, а когда дошёл… ведь Рита — единственное его уязвимое место!

И в подтверждение её мыслей, к горлу приставили очередной кинжал, а противным голосом Армана добавили на ухо:

— Умная, но не настолько, да? — он довольно захохотал. — Выманить тебя оказалось слишком просто.

Он рывком поднял её на ноги и оттащил подальше от Каспиана, который уже, к слову, избавился от меча и теперь начинал медленно подниматься. Но подскочившие с обоих сторон оставшиеся «на ногах» противники, моментально обездвижили его, вцепившись мёртвой хваткой.

— Ну? И кто теперь тут самый умный? — довольно спросил Арман, поигрывая кинжалом на шее Риты, отчего та покрывалась мелкими и довольно болезненными царапинками.

— Уж точно не ты, — процедила девушка, сквозь плотно сжатые зубы.

Она была зла. На себя, за то, что повелась, как последняя дурочка, на провокацию. На Каспиана, за то, что отказывался подробнее рассказывать ей о своём мире, и поэтому она была столь невежественна. На Армана, за то, что он вообще родился! Но больше всего она злилась на весь белый свет, потому что этот придурок испортил ей самый замечательный день в её жизни — её свадьбу!!!

— Ну-ну! Поздно трепыхаться, милочка. Ты была права, когда говорила, что я не могу убить его. Но… я, ведь, знаю, ваш маленький секрет, не так ли? То, что по какой-то странной причине ты, жалкая человечишка, стала его эйфори и… вы прошли первую стадию единения. Скажи, Ритуля, а этот со всех сторон достойный демон, когда рассказывал о себе и о всех нас, поведал тебе, чем грозит вам такая связь? — он неосознанно сильнее надавил кинжалом на её шею, делая очередную ранку, и девушка не удержалась от лёгкого вздрагивания. Правда, её поняли иначе. — О, как я вижу, говорил. Ну что ж, раз все всё знают, то я не вижу смысла и дальше тянуть кота за хвост. Очень жаль, что вы не увидите, как я стану новым главой альбов и проведу закон о порабощении человеческой расы. Нам же не обязательно с ними сотрудничать, достаточно всего лишь иметь их рядом. Не важно, в какой роли — главное не убивать, да? — он снова захохотал, и Рита поняла, что, похоже он и правда самый настоящий псих с гипертрофированной манией величия. — Итак, последнее пожелание перед смертью?

— Сдохни! — зашипела Рита, не отрывая взгляда от Каспиана.

А тот, всё пытался вырваться и грозил Арману всеми возможными карами если он сейчас же не отпустит её, Риту! Но псих уже ушёл в себя, сам с собой праздновать эфемерную победу и, кажется, вообще никого не слышал. А нет, её услышал…

— Неправильная просьба! — зарычал он ей на ухо и с силой вогнал кинжал прямо в сердце.

Рита закричала. Было больно, очень больно! Но боль эта, почему-то сосредоточилась не в ране, а где-то в районе солнечного сплетения. Жар, боль, тело как будто плавится! А она не отрывает взгляда от своего мужчины, который одобрительно ей улыбается, словно стремится успокоить и унять раздирающую её боль своей ласковой улыбкой. На его груди кровоточит рана… Почти такая же, как у неё. Только нанесённая раньше, но одной и той же рукой. Рукой заклятого друга… Где-то на заднем фоне безудержно хохотал Арман, она всё продолжала плавиться, пока неожиданно не наступило облегчение.

В глазах Каспиана пылал такой восторг и восхищение, что девушка начала опасаться, а не повредился ли он рассудком за это время. Хотела, было вырвать кинжал из груди и изумлённо замерла. Кожа рук была тёмно-шоколадного цвета с серебристой и непонятной, но очень красивой вязью на ней. Ногти превратились в аккуратные серебряные коготки, слегка загнутые книзу, и это единственное, что сейчас было ей доступно для обозрения. Но, судя по тому, как на неё смотрит Каспиан и двое его «надзирателей» — преобразилась она вся и вид имела довольно красивый.

Однако сейчас её меньше всего волновала собственная внешность. Пусть хоть зелёная и в пупырышек, главное — уничтожить этого гада!

Резко обернувшись, она встретилась взглядом с его — полным шока и неверия, а потом вырвала из себя кинжал и с силой вогнала его в тело Армана.

— Ты не исполнил моё желание, придурок! — натурально зашипела девушка, ощущая во рту удлинившиеся клыки. — Но я, так и быть, посодействую!

— Маргарита, стойте! — голос раздался совершенно незнакомый, но очень властный и она невольно подчинилась, сделав шаг назад.

А вокруг стали «проявляться», иначе сложно описать всё, что она видела, демоны и… прочие существа в их сверхъестественном облике. Их было около тридцати, хм… особей. Кто-то похожий на других, кто-то вообще совершенно другой… Но одно у них было общим — странные жезлы с драгоценными камнями в руках.

Вперёд вышел мужчина, чем-то смутно знакомый Рите, но она так и не могла понять, где его видела. Ровно до тех пор, пока он не сменил свою внешность. Девушка не закричала только потому, что Каспиан успел вовремя подойти к ней, обнять и прикрыть ей рот, зашептав на ухо:

— Не бойся, он не причинит вреда. Он на нашей стороне. Его обманули. И он просил прощения.

Ему легко сказать: «не бойся», а она до сих пор начинает дрожать от воспоминаний о том, как «хобот» этого существа присосался к её телу и пил её жизнь!

— Он правда не виноват, моя Рита. И вся выпитая жизнь вернулась к тебе, я позаботился, — продолжал он шептать ей на ухо.

А девушка всё смотрела на это страшное существо, пока не поймала его извиняющийся взгляд. Пусть, этого на самом деле было мало, но она никогда не была злопамятной, поэтому просто кивнула в ответ.

А он сделал ещё один шаг вперёд и громко произнёс:

— Вы все только что были свидетелями совершённого преступления.

Присутствующие закивали.

— Вы видели подтверждение предательства малого административного совета, который был и есть ответственен за покушение на эйфори альбфара Ламаро.

Все снова закивали.

— А я в свою очередь подтверждаю, что именно эти личности отдали мне приказ на устранение эйфори Каспиана Ламаро, до того момента, как было завершено единение. И передал мне приказ лично в руки альбфар Арман, сын нынешнего главы клана альбов — Германа де Вэро.

Один из присутствующих демонов судорожно вздохнул и поник. И Рита поняла, что это и был отец кудрявого психа. Даже будучи во втором облике, его горе, неверие и боль отчётливо виднелись на немного жутком лице.

А говоривший продолжил:

— Обвиняемый Арман, ваше слово?

— Да вы спятили! — заорал он, как только ему разрешили говорить. — Она жалкая человечишка, каким-то образом умудрившаяся стать демонидой!

— Раскрой глаза, сын. Эта девушка — демонесса во всей её невероятной красоте. А судя по рунической вязи на её теле — и прошедшая обряд единения демонида. Она не может быть человеком, Арман. Даже у Ивы, которая в прошлом была человеком, наша сущность проявилась лишь в экзотическом облике и нескольких несущественных деталях, но второй ипостаси не появилось, а ведь она пара самого Змея. Да и все знают, что человек не может быть парой сверху. Поэтому, твои обвинения не имеют под собой никаких оснований. Зато на лицо… — он судорожно вздохнул: — На лицо желание лишить лучшего друга его эйфори и, соответственно, его жизни.

— Он был мне другом до тех пор, как ты сделал его своим преемником, хотя им должен был стать я!

— Главы выбираются общим голосованием. Это ненаследуемый титул, — назидательно прошелестело… нечто, напоминающее прямоходящего ящера, но с человеческими чертами лица.

— Не нужно меня учить! Я…

— Хватит! — прикрикнул на него ещё один… демон. — Вердикт: виновен! Стража, забрать его!

И к Арману подошёл тот самый «глашатай» и её давешний приятель, если можно так выразиться. Пока он не исчез, вокруг стояла гробовая тишина. А потом один за другим стали вспыхивать поверженные противники Каспиана… превращаясь в горстку пепла.

Рита вскрикнула, когда до неё дошло, что их всех только что убили! Девушку начало трясти и Кас тут же обратил на себя внимание.

— Прошу прощения, Верховные, но у моей эйфори вот-вот начнётся истерика. Она и так пережила сегодня достаточно. И если вы не возражаете…

— Конечно, Ламаро. Идите. Но завтра вы оба нужны нам на вынесении приговора.

Рита всхлипнула. Она не хотела никакого приговора, вообще никого не хотела из них видеть! Её, чёрт возьми, только что убили! Закололи прямо в сердце, а она вместо того, чтобы умереть, превратилась в демониду-демонессу! Да у неё стресс! И истерика!!! Она хочет, чтобы её оставили в покое!!!

Кажется, последние слова она выкрикнула в голос, да ещё и что-то сделала, потому что окружающих существ, кроме неё и обнимающего её Каспиана раскидало в разные стороны и на приличное расстояние.

Девушка тут же смутилась, повернулась лицом к мужу, и спряталась у него на груди, буркнув:

— Извините.

Послышались смешки, плавно переросшие в хохот. Мужчины, а Рита была уверена, что среди присутствующих — она единственная девушка, от души и по-доброму веселились, глядя на вышедшую из себя молоденькую демонессу, хотя уже демониду. А она всё больше смущалась и краснела. Появилось стойкое желание немедленно испариться отсюда, чтобы не слышать этот смех, не чувствовать эти взгляды…

Каково же было её изумление, когда внешний мир, вдруг, пошёл рябью и резко потускнел. Лишь она оставалась ярким цветным пятном во всём этом сером многообразии. Её одновременно сковал ужас и переполнял восторг, но эти чувства не давали даже пошевелиться — так сильно она была удивлена. А потом ей на плечи опустились такие знакомые и желанные руки любимого.

— Не стоит, родная, — нежно проговорил ей на ухо Каспиан, оказавшись рядом с ней и тоже становясь «цветным». — Меня бесконечно радует, что ты способна ходить в подпространстве, но собравшиеся вокруг нас не стоят того, чтобы ты с непривычки высушила всю себя.

— Высушила? — эхом откликнулась она, замечая, что их не видят…

Это было так странно. Они озирались вокруг, что-то говорили друг другу, указывали на неё и Каспиана, но… Рита была уверена — не видели. А потом, в подтверждение её мыслей, сквозь них просто-напросто прошли! Это было… странно. И страшно.

— Да, моя Рита. Находясь здесь, ты отдаёшь слишком много энергии. Такова плата за нахождение в месте, как некоторые говорят: «вне времени и пространства». Подпространство даёт возможность перемещаться мгновенно на любые расстояния. Это как… хм… скоростной невидимый поезд…

— Я поняла. И… Мне и правда уже нехорошо. Как отсюда уйти?

— К сожалению, я пока не могу повлиять на тебя, нужно чуть больше времени для привыкания. Поэтому ты должна справиться сама — просто захоти оказаться в обычном мире.

— Ну, это мне уже не грозит, — невольно хихикнула девушка, но тут же послушно сосредоточилась и «захотела» вернуться.

Она думала, что понадобится время, пока она совладает сама с собой и убедит разум, что «вернуться» — это именно то, что она хочет. Но всё оказалось проще — Каспиан вернулся первый, а она тут же потянулась за ним, испытав просто невероятное желание оказаться рядом.

И вот, они уже опять стояли на том самом месте, где не так давно их едва не убили. Рита передёрнула плечами.

— Что ж, молодая леди, — обратился к ней один из красных рогатых представителей Мира Иного, — мы пойдём вам на уступки и не потребуем вашего присутствия на вынесении приговора, но в любом случае мы обязаны выслушать ваши пожелания о наказании. Поэтому, вы и ваш альбфар можете высказаться сейчас.

Рита почувствовала, как на её талии сильнее сжались руки любимого, и только тогда осознала, что дрожит. Да уж, кто бы мог подумать, что она не только ввяжется во всё это по самые уши, почти хладнокровно вонзит кинжал в грудь живого существа, так ещё и будет выносить приговор.

— А… — она нерешительно замолчала, не зная, как озвучить свой вопрос.

— Да?

— Это обязательно? В смысле, я… — она опять замолчала, но в этот раз ей на помощь пришёл Каспиан.

— Верховный, моя эйфори хочет сказать, что не настаивает на личном мщении. Как и я. Мы просто хотим, чтобы всё закончилось, как можно быстрее.

— Я понимаю… что ж, если вы так решили, значит приговор вынесем мы, — он на миг замолчал, прикрывая глаза, а когда открыл, в них плескался живой огонь. — Большинством голосов было принято наложить на Армана Безродного полную печать запрета.

Рита в этот момент смотрела на его отца и только поэтому заметила, как тот побледнел и, казалось, вот-вот лишится чувств. Но спустя всего мгновение он взял себя в руки и лицо вновь сделалось бесстрастным. Однако перед глазами девушки так и стоял образ потерянного сгорбленного и буквально уничтоженного предательством сына старика. Да, именно старика, хотя Маргарита и сомневалась, что здесь вообще кто-то будет выглядеть старым. Как там сказал Кас? «Бессмертие»? Но в данном случае она видела состояние его души, а она постарела… поседела и почти умирала… А потом она услышала, как судорожно вздыхает Каспиан, а руки на её талии сжаты так, что наверняка останутся синяки. И в этот момент в её душу забрались подозрения.

Повернувшись лицом к любимому, она привстала на носочки и прошептала на ухо:

— Что такое полная печать запрета?

— Лишение всех сил, привязок, долголетия, а потом… Смерть.

— Что? — вздрогнула она. — Но зачем? Его, ведь и так лишат всего, что связывало с Миром Иным…

— Таков закон. Моя Рита, покушение на эйфори альбфара после первой стадии привязки карается только смертью, потому что, как я уже говорил, эйфори у нас редкость…

— Но…

— Я… Мне тоже… тяжело, ведь он был моим лучшим другом. Не представляю, что с ним случилось и откуда такое помешательство… — он вздохнул и прижал сильнее к себе девушку. — Но, в любом случае, уже поздно…

— А вот, и нет! — неожиданно твёрдо заявила Рита и вырвалась из хватки Каса. — Верховный, прошу простить мне моё вмешательство, но могу ли я ещё настаивать на своём приговоре?

Брови рогатого в удивлении поползли вверх, но он, всё же, кивнул.

— Покушались на меня и моего альбфара, и мы имеем право на месть, верно? — напряжённо спросила она, глядя на отца Армана.

— Верно, юная демонида, — согласился один из подошедших существ, обступивших её неплотным кольцом.

— Тогда мы хотим, чтобы была отменена высшая мера наказания. Так уж вышло, что Арман был лучшим другом моего альбфара долгие… — она запнулась, — очень долгие годы. Он был другом семьи… А это накладывает соответствующий отпечаток, да и связь так просто разорвать не получится. Поэтому, мы… нет, я прошу. Накажите его, лишите сил, рода, возможно даже долголетия… Да, даже, памяти его лишите. Но не жизни. Ведь это сильно ударит по дорогим мне существам…

Вокруг воцарилась жуткая тишина. Даже ветер, казалось, стих. Все смотрели на неё в немом удивлении, и Рита начала подозревать, что своим самоуправством вмешалось в то, чего не понимает и вообще подставилась. Но вот, первый отмер отец Армана и на негнущихся ногах подошёл к девушке. А потом опустился на одно колено и, взяв её за руку, с какой-то торжественностью поцеловал.

— Благодарю за ваши слова, Маргарита. Вы — достойная эйфори для моего названного сына Каспиана! И отныне я ваш должник!

Рита беспомощно повернулась к Касу, но тот только хмурился и несколько недовольно смотрел на отца своего бывшего друга. Девушка с изумлением поняла, что он ревнует! Пусть неосознанно, на уровне инстинктов, но меньше всего ей сейчас хотелось, чтобы любимый сорвался и наделал глупостей. Поэтому она мягко забрала свою руку из цепкой хватки коленопреклонённого демона и заставила его подняться.

— Вы мне ничего не должны.

— Маргарита, не мне вам объяснять, чем карается поступок моего сына! — несколько жёстко ответил он, но услышав глухой рык из-за спины девушки, тут же смягчился и исправился: — Только ваше слово может даровать ему жизнь. И вы это сделали, поэтому моя жизнь в ваших руках.

— Я ещё раз повторяю вам — вы мне ничего не должны! Единственный вариант, когда я могла бы согласиться на такую меру — это вечный закон: «жизнь за жизнь»! Но мы живы. Мы оба. И я не собираюсь брать на себя ответственность за чью-то смерть, пусть она и заслуженная. Мне будет достаточно знать, что он изолирован, лишён сил и больше никогда не навредит мне и моей семье. Но при этом будет жить.

— Я поддерживаю желание своей эйфори, — отмер Каспиан, подходя к любимой.

— Что ж… — откашлялся всё тот же красный и рогатый. — Раз все всё решили, то не вижу смысла для последующего собрания. Приговор будет приведён в исполнение через неделю.

И, как по команде, все лишние моментально испарились, показывая, что собрание закончено. Что всё, наконец, позади.

Ноги Риты подкосились, и она начала оседать на землю. Её тут подхватил на руки Каспиан, встревоженно вглядываясь в лицо. Но девушка не могла ему даже сказать, что всё нормально, объяснить своё состояние… А всё было очень просто — её покинули силы. Слишком много всего произошло за последние дни: нападение, единение, свадьба, почти смерть и путешествие в подпространство… Если бы она уже не была демонидой, то её человеческий организм, наверное, не справился бы с таким потрясением. А так, ощущалась только безмерная усталость и желание поспать.

Её глаза закрылись, и она уже не видела, как рядом с ними вновь появился отец Армана и, прижав кулак к сердцу, молча и коротко поклонился Каспиану, выражая тем самым свою благодарность и признательность. И мужчина кивнул, подтверждая, что принял их. И пусть данное действие и было всего лишь символичным знаком чести и не имело под собой никакой магической власти, оба знали, что отныне вернее друга и соратника Каспиану просто не найти…

* * *

Первое, что ощутила Рита, когда проснулась, это было чувство дежавю: мягкая постель, запах цветов и утро… Только на этот раз её обнимали руки любимого. Они вновь находились на борту их яхты. Вдвоём, вдали от целого мира, в их маленьком персональном Раю!

— Здравствуй, — нежно проговорил он, целуя её в кончик носа.

— Здравствуй… муж, — улыбнулась девушка, но улыбка тут же пропала с её лица, когда заметила поникший взгляд Каспиана. — Что… что случилось?

— Извини, — он порывисто обнял её и усадил на себя. — Этот день должен был стать самым лучшим твоим воспоминанием, а вышло…

— Глупый! — возразила она. — Я его таким и запомню — мы остались живы. Оба. И мы вместе — что может быть лучше?

— Всё то же самое, но без печального конца?

— Зато, я уверена, никто из ваших пар не может похвастаться, что на их свадьбе была вся правящая верхушка сверхов в полном составе! — задрала нос Рита, чем вызвала весёлый смех мужа.

— Да уж…

— Кас, прошу, перестань.

— Хорошо. Но с условием.

— С каким это?

— Я хочу провести ещё раз церемонию! Но теперь в совершенно особенном месте!

— Кас, это уже перебор! Одной свадьбы в неделю более, чем достаточно, — наигранно нахмурилась Рита.

— Ладно… — скривился он. — Но тогда хотя бы просто сходим туда, тем более, что ты очень хотела.

— Это куда?

— Пещера со статуей той самой девушки — избранницы вампира, — лукаво прищурился этот наглец, умело провоцируя и искушая свою молодую супругу.

— Какого вампира? — нахмурилась Рита. — Ты говорил о пещере и статуи Девы Марии… Откуда там взялись вампиры?

А Кас досадливо хлопнул себя по лбу. Ну конечно! Он же забыл рассказать ей настоящую версию той легенды. Но тут же исправился и поведал историю любви предка основателя отеля «Вечность».

Она настолько поражала, что Рита сразу же захотела посмотреть на столь примечательное место собственными глазами и от нетерпения даже подпрыгнула. Глаза сияли, улыбка не сходила с её лица, и вся она излучала море энтузиазма.

— Когда идём?

— Да хоть сейчас! Но сначала позавтракаем! — строго сказал альбфар, а потом нежно добавил: — Мы уже почти на месте и скоро причалим.

Позавтракали они быстро, потому что переполненной энтузиазмом девушке не терпелось побродить по самой знаменитой местной достопримечательности. Пещеру пара нашла довольно быстро, тем более, что вокруг туристического местечка было навешано столько табличек и указателей, что заблудиться просто невозможно.

Внешне гора, где по легенде нашли статую, якобы Девы Марии, а на деле просто несчастную девушку-мага, заколдованную когда-то завистливой ведьмой, ничем особенным не выделялась: серо-коричневая с клочками зелёного мха, а по сравнению с другими ещё и не такая высокая. Но внутри… внутри всё, казалось, было выложено самым настоящим янтарём! Переливы непонятно откуда берущегося света, рассекали пространство прохода, как самые настоящие, показанные в современных фильмах, магические лучи. Они играли друг с другом, камнями и парой, которая сейчас находилась в их обители. Они казались живыми!

Рита не удержалась и прикоснулась к стене, чтобы тут же отдёрнуть в испуге руку. На вопросительный взгляд мужа ответила шёпотом:

— Она тёплая!

Но тот лишь загадочно улыбнулся и повёл её дальше.

В самой пещере странное волшебство чуть спало, но только лишь потому, что она, в отличие от прохода, ведущего к ней, была едва освещена. Свет был лишь в самом центре и освещена была та самая статуя молодой девушки.

К слову, на Деву Марию, которую принято изображать на иконах и картинах, она походила мало — густые распущенные волосы, платье в древнегреческом стиле, грустная улыбка на губах… Она была прекрасна! Понятно, почему тот вампир влюбился в неё. Даже сейчас, прекрасно зная, что перед ней всего лишь копия, Рита ощущала, что статуя, как будто живая… Словно она всё слышит, понимает и поддерживает.

Повинуясь внезапному порыву, девушка сняла с головы венок, который успела сплести по дороге сюда из собранных цветов, и возложила его на голову легендарной красавицы.

Вдруг, очертания статуи дрогнули и поплыли, а Рита не удержала испуганно вскрика, чтобы тут же оказаться в кольце надёжных рук.

— Благодарю за подарок, милая девочка, — ласково сказала… хм… не статуя.

Перед ней стояла очаровательная рыжая девушка с курносым носиком, задорной улыбкой и… одетая в джинсы и футболку. А пресловутая статуя находилась за её спиной.

— Ива, — изумлённо выдохнул Каспиан.

— Я, мой дорогой! — довольно кивнула (Рита не могла поверить, что даже думает об этом) библейская Ева — любительница яблок и Змеев. — Неужели ты думал, что я пропущу знакомство с новым членом моей семьи?

— Что? — хором воскликнули Рита и Кас.

— Ах, да! Отец же ещё тебе не рассказал… Чёрт! — скривилась девушка, натурально надув губки.

— Не поминай брата всуе! Он на этой вечеринке лишний, — раздался ещё один голос и на «сцене», иначе и не назовёшь, показался… хм… должно быть Змей?

Очевидно последнюю мысль Рита озвучила, так как новое действующее лицо радостно оскалилось в улыбке и кивнуло, не забыв при этом подмигнуть в конец растерявшейся девушке.

Каспиан молчал, но его эйфори отлично чувствовала все его эмоции, поэтому слова и не требовались: изумление, благоговение, трепет, уважение, лёгкий флер страха, и, как бы странно это не было, предвкушение.

— Что ж, детки, раз уж мы выяснили, что знакомы, предлагаю перейти к цели нашего визита! — начала Ива.

— Для начала стоит прояснить ситуацию с родословной, — напомнил ей Змей.

— Ах, да! Обычно это говорит глава рода своим детям во время брачного обряда. Но некоторые, — она выразительно глянула на Каспиана, — настолько помешались на собственной невесте, что решили включить самодеятельность и лишить своих любящих предков даже такой маленькой радости, как проведение венчания!

— Ива…

— Да спокойна я! — фыркнула девушка, проигнорировав осуждающие нотки в голосе мужа. — И на этом самом обряде мы и знакомимся, так сказать. Итак, история: Ламаро — вторая ветвь нашего со Змеем союза. Но уже после того, как я стала демонидой. Но, так как обстоятельства моего появления в Мире Ином оказались не слишком радужными, а в какой-то степени и опасными для наших детей, мы были вынуждены прибегнуть к хитрости. Мы объявили, что из-за моего изменения и превращения из человека в демониду без энергетической привязки к Миру Людей, я не могу иметь детей. Да, это был тяжёлый шаг и временами было так больно, что не хотелось жить, но я не жалею ни на миг, что когда-то приняла это решение. Зато у меня сейчас столько любимых детей, которые живут в полной безопасности, не подвергаясь опасности нападения со стороны трусливых…

— Ива!

— …дядей, — закончила она свою речь, хотя явно хотела сказать другое слово. — Так вот, каждый раз, когда я была беременна, а это всего было десять раз, я уходила в Мир Людей и под личиной вынашивала ребёнка, как самая обычная смертная. А потом отдавала его паре, которая при родах на самом деле теряла своего малыша.

У Риты дрогнуло сердце, наполняясь таким сочувствием к женщине, которая всю свою «вечную» жизнь вынуждена была расставаться с собственными малышами, из-за чужого страха перед неизведанным, из-за трусости якобы «великих и ужасных» Мира Иного… Было невозможно даже представить, как рвалась её душа каждый раз и как сильно она в такие моменты ненавидела себя и свою душу — возлюбленного Змея.

— Спасибо, — вдруг тихо выдохнула Ива, глядя в глаза Рите. — Ты… так тонко почувствовала и… поняла… — она всхлипнула, но почувствовав на плечах руки супруга, успокоилась и продолжила рассказ: — Так вот, с тех пор, когда наши потомки из рода Ламаро находят своих эйфори, мы проводим их венчальную церемонию, чтобы наложить на пару брачные знаки и обезопасить избранницу, ведь её аура так и осталась человеческой, хоть она и получила вторую ипостась демонессы…

Рита обернулась, чтобы узнать у Каспиана, так ли это, но слов не понадобилось — бледное лицо любимого демона было достовернее любых доказательств.

— Всё верно, милый. Её могли «подловить».

— Но зачем тогда вообще скрывать от нас правду? Это, ведь, опасно! — воскликнул Кас.

— Всё не так просто… — впервые подал голос Змей в качестве рассказчика. — Эта тварь, что прокляла одного из наших правнуков, вытолкнула наружу природу начала всего рода — то есть, любовь к человеку и обретение пары именно в человеке. Но помимо этого возникло главное условие — Ламаро должен сам сначала встретить пару, а потом только узнать о проклятье.

— А вторую часть правды — узнать на обряде венчания, — закончила Ива. — Мы не знаем, в чём заключается такая специфическая особенность, да и сами условия мы осознали путём проб и ошибок… Но факт — есть факт.

— Однако мы стараемся следить за всеми вами, особенно, когда вы обретаете пару. И не позволяем свершиться непоправимому — сразу же проводим обряд венчания.

— Но в этот раз… — Ива хихикнула. — Вам, мальчики, счастье просто свалилось на голову! И всем одновременно! Мы элементарно не успели!

— Всеми?! — воскликнул Кас. — И близнецы?!

— Да! — хором ответили Змей и Ива, разулыбавшись. — Ну, ладно, детки. Поболтали и хватит. Наговоримся, когда все мои мальчики будут пристроены. А то за вами глаз да глаз нужен! Вытяните руки вперёд. Отлично! А теперь, мне нужны ваши пряди!

Отрезав у них с Касом по маленькой прядке волос, Ива положила их себе на ладонь, а второй рукой начала водить над ними по кругу, как будто закручивая маленький смерч. И спустя минуту или около того, Рита увидела, что это был на самом деле маленький тоненький смерч, который всё вытягивался, пока не стал напоминать собой ниточку, которая тут же подлетела к ним и обвилась вокруг ладоней знаком бесконечности.

Не было ни слов, ни песен, ни каких-либо вспышек. Вместо этого смерчик туже натянулся на их запястьях, неожиданно ужалив, как крапива, и исчез. А вместо него по руке осталась виться тонкая вязь из огненных листиков.

— Ну, вот и всё. Теперь уж точно добро пожаловать в семью! — радостно сказала Ива и обняла сначала Каса, а потом и Риту.

А молодые, дважды женатые, стояли обнявшись и с любовь смотрели в глаза друг другу, уже не замечая ничего вокруг.

— Кстати, — напоследок раздался голос Змея, многократно отразившийся от стен пещеры. — Поздравляю с пополнением только что созданной семьи, — выдал он, весело подмигнул изумлённой Рите и восторженно улыбающемуся Касу, и исчез.

А девушка повернулась к любимому демону, чтобы хоть как-то прояснить ситуацию, но наткнулась на его такой нежный и обожающий взгляд, что моментально забыла все слова. А вместо этого сказала:

— Люблю тебя!

— Люблю тебя, — эхом отозвался он, бережно обнимая возлюбленную и даря самый нежный поцелуй.

ЭПИЛОГ

Неделю спустя

В тёмном помещении кабинета, при свете всего одного небольшого бра, сидели трое мужчин и неспешно вели разговор.

— Раз всё так удачно сложилось, то больше нет смысла тянуть со свадьбой, Каспиан, — сказал старший Ламаро, делая глоток янтарной жидкости из хрустального бокала.

— Мы и не тянем, отец. Просто в этом нет необходимости — мы и так уже женаты, — хмыкнул в ответ тот, к кому обращались.

— А то я, по-твоему, не знаю! Твоя мать орала, что, наверное, слышали все соседи, о том, насколько безответственный её первенец.

— Почему сразу безответственный? — пожал плечами Кас. — Я просто не мог ждать этой официальной и никому совершенно не нужной торжественной свадьбы. И Рита, кстати, пришла в восторг от нашей церемонии.

— От которой именно? — с иронией спросил старший.

— От обеих.

— Ещё бы ей не быть — романтика, любовь… благословение союза самой Ивой… — вклинился в диалог третий.

— Ты бы молчал уж! — рыкнул на него отец. — Лучше бы последовал примеру брата и…

— Я сам решу, что и как делать! — холодно перебил его младший сын, превращаясь в ледяную статую.

— Ладно, расслабься. Я был на твоём месте и знаю, что идеальных решений не существует. Просто продолжай бороться и будешь вознаграждён.

— Знаю, — подмигнул он старшим.

— О… да неужели? Значит, мои подозрения оправдались? — хмыкнул Каспиан и отсалютовал Даннэшу своим бокалом. — Мои поздравления, братец! Ты только что ступил в первый круг Ада!

— Не хочу тебя разочаровывать, но я там был ещё в момент знакомства с ней. И сейчас она с завидным постоянством протаскивает меня через оставшиеся восемь. Так что не удивил, — вздохнул Дан, отпивая из своего бокала.

— Нет, дружок. Поверь, это я не хочу тебя разочаровывать, но всё, что было до этого — покажется тебе детским лепетом!

— Воистину! — поддержал Ламаро старшего сына, с иронией глядя на младшего. — Наши женщины славятся уникальной способностью выносить нам мозг в период между первой и окончательной стадией единения…

По комнате пронёсся слаженный тройной вздох.

— Знаешь, я… — тут Каспиан замолчал, повернувшись лицом к дальнему и самому тёмному углу комнаты. — Ты?!

На свет из своего убежища вышел гальбаш, который не так давно помог ему обнаружить врага.

— Приветствую, Ламаро.

— Что ты здесь делаешь? И как сюда попал? — вскочил со своего места Кас.

— Я в своей клятве допустил колоссальную ошибку, — едко проговорил палач, — забыв уточнить имя альбфара Ламаро и его эйфори и теперь оказался привязанным словом ко всему вашему роду!

— О…

— И не говори, — вздохнул чистильщик. — Но здесь я по другой причине. И с плохими новостями. Арман сбежал.

— ЧТО?! — рядом с Касом оказались его отец и брат.

— В это трудно поверить, но в эшелоне палачей обнаружился предатель. Он и выпустил его. Но не по просьбе Армана. Ему кто-то помогал со стороны.

— А… — старший Ламаро запнулся и отвёл взгляд. — Германа проверяли?

— В первую очередь. И более убитого горем и опозоренного демона я ещё не встречал. Он поклялся, что сам его убьёт, как только найдёт. С тех пор вашего главу никто не видел.

— Я верну его, — сказал старший Ламаро, направляясь к столу. — Мы с ним кровники и я его смогу почуять. А вы найдите Армана. Не нам объяснять, чем чревата его свобода. Если Миру Иному станет известен секрет нашей семьи, на нас начнётся охота и тогда не поздоровится всем. Мы не прощаем угроз.

— Вообще-то, — недовольно произнёс Кас, — я этот самый секрет, вот конкретно ему не рассказывал!

— Вообще-то, — передразнил его палач, — я не зря являюсь лучшим в своей деятельности, Ламаро. И выводы умею делать правильные. А то, что ты соловьём заливался, что у твоей женщины якобы просто аура человеческая… Ну смешно, правда. Говорить мне — гальбашу, что аура поддельна.

— Ладно, не время сейчас выяснять, кто кого перехитрил! Арман представляет серьёзную опасность! — перебил их старший Ламаро.

— Это я и так понял, — ехидно ответил гальбаш. — Поэтому и пришёл с известием. Берегите своих женщин! Особенно вы, младший Ламаро.

— Что? — Дан весь подобрался.

— То! Я знаю, что вы ещё не завершили единение с вашей эйфори и советую поторопиться. Интуиция меня ещё никогда не подводила, а значит, скоро начнутся неприятности.

И он исчез

А мужчины, не сговариваясь, через подпространство направились каждый к своей женщине

Конец первой книги

Больше книг Вы можете скачать на сайте - Knigochei.net


home | my bookshelf | | Ламаро - 1. Змей |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 6
Средний рейтинг 3.5 из 5



Оцените эту книгу