Book: Новый знакомый



Новый знакомый

Кэрол Эриксон

Новый знакомый

Роман

Купить книгу "Новый знакомый" Эриксон Кэрол

Carol Ericson

The Pregnancy Plot

The Pregnancy Plot Copyright © 2015 by Carol Ericson

«Новый знакомый» © ЗАО «Издательство Центрполиграф», 2016

© Перевод и издание на русском языке, ЗАО «Издательство Центрполиграф», 2016

Глава 1

Медсестра протянула нечеткий снимок. Нина прищурилась, пытаясь сообразить, что это такое, ножка или ручка, тот маленький белый смазанный отросток в верхнем правом углу. Срок небольшой. Около восемнадцати недель, поэтому может быть что угодно. Даже признак, по которому понятно, что малыш – мальчик.

Медсестра улыбнулась и щелкнула по краю снимка.

– Жаль, что его отец не смог прийти, но зато вы сумеете показать ему изображение сына.

– Да, так я и сделаю.

Отца ребенка сначала надо отыскать. Не хотелось рассказывать о том, что бывший жених бесследно исчез, поэтому она сказала акушерке, что он военный, сейчас его перевели в другое место. Пусть крошечная, но доля истины в ее словах есть.

– Не забудьте записаться на следующий прием.

Вопрос следующего приема она с врачом не обсуждала. Ей не удастся прийти, во всяком случае в Лос-Анджелесе. Она решила перебраться в штат Вашингтон.

Нина осторожно спустила ноги со смотрового кресла, не понимая, как жизнь за короткий срок стала такой сложной. Совсем недавно все было замечательно. Любимая работа, предстоящее замужество. Нина чувствовала себя в полнейшей безопасности. Но все вдруг изменилось.

Ей не по себе с тех пор, как Саймон стал взрываться из-за каждого пустяка. Наконец его ругань и крики стали невыносимыми, и четыре месяца назад она разорвала помолвку.

Нина надела джинсы, сотый раз напоминая себе, что пора зайти в магазин одежды для будущих мам.

Вскоре после разрыва у нее возникло неприятное чувство, что бывший жених за ней следит, преследует повсюду. Никаких доказательств не было, лишь подспудный страх. Однако у нее вошло в привычку оглядываться или смотреть в зеркало заднего вида, что совсем не нравилось.

Тем больше поводов покинуть Лос-Анджелес, уехать в пансион на заливе Пьюджет-Саунд, принадлежавший родителям. После смерти отчима он какое-то время пустовал. Здание нуждается в ремонте, значит, скучать не придется.

Нина поцеловала снимок УЗИ своего малыша и спрятала в сумку. Попросила администратора записать ее на очередной прием.

– В это же время через месяц вам удобно?

Конечно удобно, если она будет не на тихоокеанском Северо-Западе. Нина открыла календарь.

– Да, лучше всего во вторник или четверг.

– Отлично!

– Спасибо!

Пока она ждала лифта, зажужжал мобильник. Нина посмотрела на экран и тяжело вздохнула. Полгода назад заказ показался заманчивым. Она с энтузиазмом взялась обустраивать пляжный дом в Малибу. Но после исчезновения Саймона и новости о беременности ей не хватало терпения на капризную клиентку.

– Здравствуйте, Дженнифер. Плитку привезли вовремя?

– Да, вчера. Я вскрыла коробку и уже не уверена, что мне нравится это сочетание цветов – желтый с голубым.

Ну, разумеется!

Следом за Ниной в лифт вошла женщина с орущим малышом на руках.

– Бен, садись-ка в коляску!

И почему дети такие подвижные? Малыш напоминал гигантского червяка. Нина невольно положила руку на живот. Неужели и ее ребенок будет таким же непоседой?

– Нина, вы слышите? Я сказала, мне не нравится цвет.

Она зажмурилась, сосчитала до десяти.

– Можно отправить плитку назад, но поставщик получит другую партию из Италии в лучшем случае через две недели.

– Две недели? Так долго я ждать не могу. Я рассчитывала, что через две недели ванная будет готова!

– Месяц назад вам понравилась именно желто-голубая плитка.

– Вы правы. Ладно, я согласна.

– Я передам Фернандо. Завтра они с помощником ее уложат.

Нина нажала отбой, соседка усадила сынишку в коляску и, обернувшись, воскликнула:

– Не волнуйтесь, все будет хорошо!

Нина удивленно покачала головой. Неужели сразу заметно, что она беременна? Ноги затекли. Давно пора переобуться в туфли без каблука! Она очень хочет ребенка, но беременность стала сюрпризом, потому она и тянет с переодеванием в одежду для беременных. К тому же об этом узнала сразу после разрыва с Саймоном, голова пошла кругом. Хотя сюрприз получился приятным.

Выйдя из душной кабины, Нина облегченно вздохнула и помахала рукой перед лицом. Она еще не решила, переедет или нет. С одной стороны, воздух на Северо-Западе, безусловно, чище. С другой стороны, придется в корне изменить свою жизнь и расстаться с друзьями.

Она направилась к своей машине в дальнем углу стоянки. И снова зазвонил телефон. Эсэмэска от Дженнифер. Все еще сомневается насчет желтой плитки. Нина стала набирать ответ, призывая ту наконец определиться. Ее машина в ряду три «В». Похоже, она пропустила свой проход.

Обернувшись, Нина заметила машину, очень медленно движущуюся вдоль рядов верхнего яруса. Странно, повсюду пустые боксы. Зачем ехать так медленно? Может, водитель кого-то высматривает?

Сердце отчего-то забилось чаще. Нина повернула в свой ряд и ускорила шаг, насколько позволяли туфли на высокой танкетке.

Она несколько раз нажала кнопку разблокировки. Важно, чтобы машина сразу открылась. Нина обернулась через плечо. Черный седан полз по пандусу, спускаясь к ее ярусу. Она заспешила к машине. Схватилась за ручку, рывком открыла дверцу и плюхнулась на сиденье, ударив кулаком по кнопке блокировки дверей. Женщина, глазевшая на нее, завела мотор и тронулась с места. Теперь Нина отчетливо видела конец ряда.

Седан медленно повернул в проход. Она включила зажигание. Если машина будет преследовать, она отправится в полицейский участок. Даже если за рулем Саймон. И не важно, что она ждет от него ребенка. Нина подаст на него в суд за преследование! Нечего изображать «рыцаря плаща и кинжала»! Ведь ему достаточно просто окликнуть ее.

Послышался скрежет, но мотор не завелся. Нина снова повернула ключ и заскрипела зубами от досады, услышав те же скрежещущие звуки. Только проблем с машиной сейчас не хватало. Она сосчитала до двадцати, глубоко вздохнула и еще раз повернула ключ. Машина по-прежнему не желала заводиться.

Черный седан развернулся в конце прохода и снова двинулся в ее сторону. Нина покрылась испариной. За тонированными стеклами не было видно водителя. Она лишь ощущала нечто зловещее, жуткое. Бережно накрыла ладонями едва заметный живот, вынула ключ из замка зажигания и нажала «тревожную кнопку» на пульте. Слушая вой сигнализации, перемежаемый гудками клаксона, ниже сползла на сиденье. Приподняв голову, увидела, как черный седан проехал мимо.

Через минуту в ее окошко постучали мужчина и женщина:

– Что с вами?

– Ничего. Просто пыталась завести машину и по ошибке включила сигнализацию.

Ни к чему делиться подозрениями с посторонними людьми. Скорее всего, страх вызван гормональным сдвигом.

– Мы увидели, как вы сползли на сиденье, и подумали, что вам стало плохо.

– Нет-нет, спасибо, я в порядке.

– Попробуйте еще раз завестись.

Нина повернула ключ.

– Не получается.

– Вас подвезти?

Спутник женщины посмотрел на часы.

– У меня карта автомобильного клуба. Позвоню им. – Нина не собиралась ждать эвакуатор на стремительно пустеющей стоянке.

– Будьте осторожны!

Нина зашагала к лифту, периодически оборачиваясь и ища глазами черный седан. Ее машина заглохла как раз в то время, когда он ездил вокруг нее на стоянке. Совпадение ли? Кто знает, но страх все за нее решил.

Из Лос-Анджелеса надо уезжать. И чем скорее, тем лучше.


Паром подходил к пристани. Джейс поднял воротник куртки и сунул руки в карманы. Кому придет в голову покидать Южную Калифорнию ради богом забытого острова посреди залива Пьюджет-Саунд, да еще в такое время года? Только чокнутой беременной женщине.

Сойдя на берег, он купил стакан кофе, достал телефон. Джек Коберн ответил сразу же.

– Я добрался. Понятия не имею, кому придет в голову ехать в такую глушь. Здесь ничего интересного! Да и пансион закрыт.

– Рыбалка, парусный спорт, пешие походы, наблюдение за птицами в заповеднике. И не такая уж глушь. Паромы регулярно ходят в Ванкувер и Сиэтл. Пансион «Лунные камни» закрылся не из-за отсутствия постояльцев. Мать Нины Мур заболела и умерла, а отчим не вынес смерти жены и покончил с собой.

Коберн отличался особой дотошностью. Джейс уже знал трагическую семейную историю Нины Мур, задание не нравилось, поэтому он не старался запомнить ее биографию. Коберн будто прочел его мысли.

– Ты бы наверняка все запомнил, если бы так рьяно не отказывался от задания. Беннет, сосредоточься!

– Уже сосредоточился, босс. Буду охранять беременную даму.

– И чтобы без случайностей! Мы не знаем, что происходит сейчас и чему можно верить в безумных рассказах Макса Дюваля.

– Тело жениха Нины еще не нашли?

– Нет.

– Может, он вовсе не умер.

– Может, и нет, но задание в силе.

– Охранять беременную.

– Вот именно.

Джейс нажал отбой и, прищурившись, посмотрел на серую дымку, окутавшую городок. Может быть, беременная дама сбежала, скрывая свое положение от бывшего жениха? Ну, она не первая скрывает беременность от отца ребенка!

Он снял номер в небольшом мотеле в центре городка. Пора за работу. Позвонил в колокольчик, из подсобки вышла хозяйка.

– В вашем номере все в порядке?

– Все отлично. Вы ведь Мэйзи, верно?

– Совершенно верно.

– По пути на паром я заметил на берегу мини-отель или семейный пансион, там была вывеска. Мне показалось, он необитаем. С другой стороны, дверь открыта. Вы не в курсе, хозяевам не требуется помощь с ремонтом? Я ищу работу, ремонт как раз по моей части.

– Не знаю, нужна ли Нине помощь. Наверное, нужна. Пансион уже несколько лет простаивает, ремонт зданию точно не повредит.

– Спасибо, Мэйзи. Схожу, пожалуй, туда, попробую предложить помощь.

Джейс поправил кобуру под синей фланелевой рубашкой. Огляделся, надеясь, что в этой одежде не отличается от местных лесорубов.

От главной улицы на берег залива вела тропа. Джейс немного прошел вдоль берега и направился к дюне, за которой находился пансион «Лунные камни». Дом возвели на самом краю городка. Рядом располагались еще несколько строений. Наверное, Нине в свое время не терпелось отсюда убраться.

Пару раз он ушиб ногу о камни, зато успел как следует рассмотреть здание перед тем, как подойти. За покосившимся забором заросший палисадник. Синий ставень висел на полуотломанной петле. Оконный переплет потрескался. Не самое лучшее место для беременной женщины.

Коберн приказал сблизиться с объектом, а обветшалый пансион – замечательный повод. Джейс умел обращаться с молотком и гвоздями, пусть даже отец не одобрял подобных занятий.

Он с трудом открыл покосившуюся калитку в палисадник. Засов совсем заржавел. Если кто-то захочет добраться до Нины здесь, ее ничто не защитит. Надо позаботиться о том, чтобы с ней ничего не случилось.

Он направился к крыльцу, раздвигая высокий бурьян. Обошел дом с тыла, осмотрел задний двор. Садовая мебель сдвинута в угол, в жаровне обгоревшие поленья. Прищурившись, он представил постояльцев, которые жарят на огне зефирины и слушают шелест волн. На причале покачиваются катера. Неплохо, совсем неплохо! Джейс стал разворачиваться, но замер, услышав характерный щелчок.

Глава 2

Сердце забилось чаще, он невольно потянулся за пистолетом. Глубоко вздохнул. Если бы кто-нибудь из врагов решил его прикончить, он был бы уже мертв.

– Руки вверх и повернитесь ко мне. Медленно! – приказал женский голос.

Джейс подчинился, заранее улыбаясь.

Нина Мур целилась в него из старого дробовика, из которого, судя по всему, последний раз стреляли в годы Гражданской войны. Она подняла ствол на уровень его глаз. Ненормальная беременная женщина!

– Кто вы такой и что делаете на моем участке?

– Меня зовут Джейс Бакли. Я слышал, вам нужна помощь с ремонтом дома.

Нина прищурилась, блеснув глазами.

– От кого слышали?

– От Мэйзи, хозяйки мотеля. – Как же кстати он поговорил с Мэйзи. Та охотно подтвердит. – Я недавно на острове. Собираюсь написать книгу, однако наличные явно не помешают.

– Мэйзи, вот как? Я ее спрошу.

– Пожалуйста! Руки-то можно опустить?

– Помощь мне не помешает, но сначала необходимо проверить, правду ли вы говорите.

– Я думал, на Брейк-Айленде люди проще и дружелюбнее. Не знал, насколько опасно подходить к домам. Еще пристрелят, чего доброго.

– Вы не просто подошли к моему дому, а рыскали вокруг, зашли на задний двор.

– Я любовался верандой и жаровней. Точнее, представлял, как там здорово все можно устроить.

Нина, видимо, не успокоилась.

– Ну да, я собиралась все наладить. Со временем.

Он не ожидал, что она окажется такой нервной, дерганой. Разве что всегда встречает незнакомых людей с дробовиком. Может, кто-то уже пытался связаться с ней? Что ей известно об исчезновении бывшего жениха?

– Я могу вам помочь. – Джейс откашлялся, оглядывая ее стройную фигурку. Если она и ждет ребенка, это незаметно. Придется притвориться, будто он не знает. – Я какое-то время побуду на острове, и мне нужно какое-нибудь прибыльное занятие.

– Что вы пишете?

– Я бывший морской пехотинец, совершил несколько командировок в Афганистан. Решил написать о том, что знаю. В литературной форме, так сказать.

– В-вы военный? – Она крепче сжала в руках дробовик.

– В отставке. – Лучше держаться как можно ближе к истине. Скорее всего, она подумала о бывшем женихе, поскольку рассталась со Скиннером перед его исчезновением. Наверное, разрыв дался нелегко. – Я решил, что могу рассказать кое-что интересное, но книга пока не вошла в список бестселлеров. Поэтому не помешает немного подработать.

– Везет мне на военных. Мой отчим служил во флоте.

Как и бывший жених. До того как стал агентом «Бури» и погиб, он был спецназовцем, «морским котиком».

– Надеюсь, вы дадите шанс ветерану. Я сумею вам помочь.

– Посмотрим. Приходите через день-другой, я наведу о вас справки. Кстати, рекомендации тоже лишними не будут. Кроме того, я не смогу платить вам больше минимальной зарплаты.

– Непременно добуду рекомендации. Спасибо! Вы куда-то собирались?

– Да, на материк за припасами.

– Вам помочь?

– Нет. – Она снова крепко сжала дробовик и направилась к дому.

Джейс обрадовался, услышав, что она хочет навести о нем справки. В ее положении лишняя осторожность не помешает.

От резкого пронизывающего ветра в лицо заслезились глаза. Джейс еще не пустил в ход свое обаяние, несправедливо изливать его на беременную женщину. Похоже, задание труднее, чем он ожидал. После того как увидел подопечную, не терпелось ближе познакомиться с Ниной Мур.


Нина заперла дом и, раздвигая руками сорняки, побрела к калитке. Сердце забилось чаще, когда она увидела Джейса на утесе перед соседним участком. Он что, ждет ее?

Когда он обернулся на ее приказ, сердце екнуло. Что-то в нем напоминало Саймона. Оба красивые, сильные, хотя и не похожие внешне. Но оба будто постоянно настороже, ни на секунду не расслаблялись. Кроме того, новый знакомый, как и Саймон, властный. Привык, чтобы ему подчинялись. Если такой обещает опору, она последует за ним куда угодно! Во всем виноваты гормоны!

Она с трудом закрыла калитку. Скрипя подошвами, вышла на деревянный причал. На волнах подпрыгивала отцовская лодка. Косясь на Джейса, который по-прежнему стоял на утесе и любовался заливом, завела мотор, тот долго пыхтел и кашлял, но все-таки ожил. Нина направилась к противоположному берегу, едва заметному в тумане.

Соленый бриз трепал волосы, швырял в лицо соленые брызги. Она оглянулась. Джейс так и стоял на утесе.

Наверное, все дело во внутренней силе и внешнем лоске. Такое сочетание свойственно многим военным, отчего создается впечатление непобедимости. Вот почему поведение Саймона так пугало ее. Сначала она приписывала его припадки посттравматическому стрессу и просила сходить к психотерапевту, но он и слышать об этом не желал. Те же черты, которые позволяли ему сохранять самообладание во время опасности, привели его к катастрофе.

Она вздохнула и слегка изменила курс. Если Саймон в будущем захочет участвовать в воспитании сына, пусть для начала походит к психотерапевту.

Захлюпала вода. Нина вздрогнула и потопала ногами, посмотрела вниз и ахнула. Она стояла в луже, которая все увеличивалась. Волны были совсем небольшими, не перехлестывали через борт.

Лужа увеличивалась на глазах. Нина провела рукой по днищу и нащупала оторванный край изоленты.

– Ничего себе! – Дыра размером с четвертак увеличивалась по мере того, как прибывала вода. Пора возвращаться, и как можно скорее!

Нина развернулась и взяла курс на Брейк-Айленд. Лодка заметно осела: чем быстрее шла, тем выше поднималась вода. После того как дошла до лодыжек, Нина сбавила ход и попробовала вычерпывать ее ведром. Однако вскоре поняла, что все бесполезно. Посмотрела вперед. Хотя до берега недалеко, лодка может затонуть. Она в тяжелой одежде, которая потащит ко дну. К тому же вода в заливе ледяная. Почувствует ли холод малыш? Как это случилось? В бессильной ярости Нина лягнула борт. Она ведь осматривала моторку несколько дней назад и не нашла повреждений! Еще подумала, что наконец-то нашла хоть что-то работающее.



Лодка с трудом прошла несколько метров, все больше погружаясь в воду. Нина отчаянно замахала руками. Есть ли на борту ракетница?

Со стороны Брейк-Айленда ей навстречу двигались две лодки. Одна стартовала с какого-то соседнего участка, вторая вышла из-за мыса с противоположного конца острова. Видят ли они ее или просто вышли покататься по заливу?

Нина снова замахала руками и подпрыгнула на месте, о чем сразу же пожалела. Вода захлюпала, навесной мотор накренился, отчего вторая половина лодки поднялась над водой.

Нина перешла на подветренную сторону. Услышав треск, схватилась за рундук, в котором отчим хранил спасательные жилеты. И почему она раньше не подумала? Откинув крышку, вскинула голову. Где другие лодки? Первая, с ее стороны, шла к ней по прямой, вторая будто скрылась. Может, в той лодке ее вообще не заметили. Она надела спасательный жилет. Плавать она умела, но жилет пригодится в том случае, если в ледяной воде ноги сведет судорогой или тяжелая куртка потащит на дно. Лодка накренилась. Нина пробовала сохранить равновесие, но сила тяжести тащила вниз.

От холода она невольно ахнула. В первый миг ее парализовало от страха, но вскоре она пришла в себя и ухватилась за борт перевернувшейся лодки.

Стрекот мотора становился все громче. Нина хотела позвать на помощь, но стучали зубы, и она не могла произнести ни звука.

Говорить и не пришлось. Вторая моторка подошла к перевернутому судну, на ней заглушили двигатель.

– Господи! Нина, вы живы? – К ней потянулась сильная рука.

Отбросив от лица мокрые волосы, она заглянула в черные глаза Джейса Бакли. Ее спасителя или…

Глава 3

Он крепче схватил ее за запястья:

– Готовы? Сейчас я вас подниму.

Стуча зубами, она кивнула и оттолкнулась ногами от борта. Джейс без труда перетащил ее в свою лодку, несмотря на то что за время беременности она прибавила несколько килограммов. Нина оглянулась через плечо на свою лодку, почти скрывшуюся под водой, и ее передернуло. Конечно, можно было держаться за борт, но сколько времени пришлось бы провести в ледяной воде, не подоспей он вовремя?

– Что случилось? – Он снял фланелевую рубашку, накинул ей на плечи и плотнее закутал.

– В днище моторки оказалась дыра, туда попала вода.

– Попробуем дотащить ее на буксире?

– Когда вернемся, позвоню в береговую охрану. Их катера патрулируют залив, они и притащат мне лодку.

– Если она к тому времени совсем не затонет.

– Ничего страшного, лодка застрахована. Как вы думаете, получится достать оттуда мою сумку? Она зацепилась за борт.

– Сейчас попробую. – Джейс поставил свою лодку борт о борт с Нининой, наклонился и быстро выхватил сумку из воды. – Вот, держите! Когда вы последний раз спускали моторку на воду?

– Несколько лет назад. А после того, как вернулась, ни разу. Собиралась осмотреть ее, но у меня было столько других дел, что просто не успела.

– Вот видите, без помощи вам не обойтись.

Прищурившись, Нина шмыгнула носом. Не иначе, он покраснел. Наверное, спасение утопающей – лучший способ заручиться ее доверием. Много ли времени Джейс провел в палисаднике прежде, чем она его заметила?

– Вы, похоже, совсем окоченели.

Ветер трепал его темно-каштановые волосы, лицо разрумянилось, зато нос совсем не покраснел. Он походил на героя рекламы какого-нибудь лосьона после бритья.

– Я и правда замерзла. Вода сейчас не предназначена для приятных купаний, к тому же с Аляски надвигается шторм. – Нина растерла кончик носа и прижала руки к едва заметному животику, надеясь, что малыш не пострадал.

Джейс невольно покосился на ее живот, но сразу перевел взгляд на берег.

– Потерпите, скоро придем.

– Вы взяли лодку у Кляйншмидтов, моих соседей.

– Решил, что они не будут против, если я позаимствую ее для спасательной операции.

Ну вот, опять он напоминает, что спас ее. Нина скрестила руки на груди и глубоко вздохнула. Необходимо расслабиться. Зачем Саймону подсылать подручного, действующего по его приказу? А самое главное, почему Джейс согласился выполнять его приказы? Одно с другим не сходится.

– Вы мой спаситель, потому что успели ко мне быстрее, чем тот, второй.

– Второй?

– Сначала я увидела, что от берега отошли две лодки, но второй, наверное, развернулся, когда понял, что вы успеете быстрее.

– В самом деле? Вообще, ему бы лучше подойти к вам, убедиться, что все в порядке.

– Может, он вообще не видел меня, просто вышел на прогулку.

– Может быть. Звоните в береговую охрану!

– Сейчас.

Джейс ловко завел лодку в док и помог ей выйти.

– Звоните, пока я швартуюсь.

Повернувшись к нему спиной, она позвонила. Через десять минут вдали показался красный патрульный катер, на большой скорости мчавшийся к перевернутой моторке.

– Вы должны их подождать?

– Нет. Они сами приведут лодку сюда.

– Вот и ладно. – Он положил руку ей на плечи, еще дрожащие под мокрой рубашкой. – Идите в дом, выпейте чего-нибудь горячего, например кофе.

– Я кофе не пью. С некоторых пор.

– А я по утрам только кофе и пью. У вас есть чай или горячий шоколад?

– Ромашковый чай, если хотите.

– Ромашковый – не для меня. Это для вас. – Он принялся легонько подталкивать ее в сторону дома.

– Вы ведь без рубашки. Представляю, как продрогли в одной футболке. – Нина невольно залюбовалась тем, как мокрая футболка обтягивает его мускулистые плечи. Саймон был шире в плечах и выглядел сильнее. Новый знакомый казался скорее аристократом, который, впрочем, привык к тяжелой работе. Зато оба держатся одинаково, уверенно и ловко. Точнее, Саймон держался так до того, как переменился.

Сильные пальцы массировали ей шею.

– Как себя чувствуете? Спина как деревянная.

– Просто замерзла. – Нина уклонилась от его рук, быстро взбежала на крыльцо и принялась искать ключи. Нехорошо, что ей так приятны теплые прикосновения Джейса, ведь она носит под сердцем ребенка Саймона.

Правда, она не доверит Саймону жизнь малыша. По крайней мере, до тех пор, пока тот не научится справляться со вспышками гнева. Из-за чего он, кстати, так злился?

Ключи выпали из дрожащих рук. Джейс стремительно наклонился и ловко подобрал их.

– Позвольте мне.

Отпер дверь и, посторонившись, пропустил ее вперед. Нина вошла в дом и невольно покраснела от стыда. За то время, что она здесь, успехов почти не видно. Тем более что ежедневно после обеда она словно погружается в летаргический сон.

– У меня впереди еще столько работы!

– Я так и понял. Идите переоденьтесь в сухое, а я пока заварю чай.

Нина молча отняла у него ключи. Везет ей на властных мужчин! Не успел познакомиться, как уже командует.

– Чай в шкафу слева от плиты.

– Я найду. Скорее снимайте мокрое и переоденьтесь во что-нибудь теплое.

Нина прикусила губу и посмотрела в красивое лицо Джейса. Как-то он слишком заинтересован в том, чтобы она поскорее разделась!

– У меня дробовик, – напомнила она на всякий случай. Пусть не обольщается!

– Ну да. – Он в притворном ужасе вытаращил глаза и поднял руки вверх.

Она направилась в свои комнаты и постаралась как можно скорее избавиться от фланелевой рубашки. Свежий мужской запах в каждой складке. Сейчас ей меньше всего хочется осложнять себе жизнь!


Услышав, как хлопнула дверь черного хода, Джейс присвистнул и развернулся в сторону кухни. У этой женщины подозрительность в крови. Может быть, от беременности или оттого, что она встречалась со шпионом, который внезапно исчез. Да, наверное.

Медный чайник закипал на плите. На деревянной вешалке Джейс увидел две кружки. На одной, белой, заметил надпись «Чемпион по бегу». Он решил, что бегом занимается Нина. Она отлично выглядит, несмотря на беременность. Нет, беременные не обязательно должны расплываться, но он надеялся, что она не участвует в марафонских забегах. Он поставил кружку на стол, чересчур сильно звякнув. Да что ему вообще о ней известно?

Себе он взял простую красную кружку с отколотой ручкой, достал коробку с ромашковым чаем. Он бы плеснул в чай немного коньяку, чтобы согреться, но вряд ли у Нины имеется спиртное.

К тому времени, как чайник засвистел, она вернулась, переодетая в красный мешковатый свитер. Прислонилась к холодильнику и наморщила нос.

– Похоже, вы не слишком привыкли хозяйничать на кухне.

– Правда? А мне-то показалось, что я идеально управляюсь.

– Нашли все, что нужно?

– Да. Чемпионка по бегу, наверное, вы?

– В колледже я занималась бегом по пересеченной местности.

– Здорово! Здесь, в Вашингтоне?

– В Орегоне.

– Там просто рай для бегунов.

Нина подошла за кружкой, их плечи соприкоснулись. Ее мягкий пушистый свитер пощекотал его плечо через тонкую футболку. Она обхватила кружку руками, грея окоченевшие пальцы. Джейс покосился на нее. Ей нужна теплая ванна, но, если он предложит это, она, наверное, снова напомнит о дробовике.

– Камин в гостиной действующий?

– Да, и у меня даже есть вязанка дров, сосед привез, тот самый, которому принадлежит лодка. Хотите сахара или молока?

Джейс терпеть не мог чай и понятия не имел, с чем его пьют.

– Нет, м-м-м, предпочитаю черный.

Нина снова обхватила руками кружку, закрыла глаза и втянула носом пар. Ее длинные ресницы трепетали, полные губы чуть приоткрылись в улыбке. У него перехватило дыхание, такая она красивая. Джейс невольно покачал головой. Он неисправим, его привлекают даже беременные! Но Нина – не Мэгги.

– Давайте разожжем огонь, – предложил он, надеясь, что говорит не о том пламени, которое медленно пожирает его с тех пор, как впервые увидел Нину Мур.

На ее бледных щеках проступили два красных пятна, будто она прочитала его мысли. Следом за ней он вышел в большую комнату. Наверное, когда пансион работал, здесь собирались постояльцы.

Нина жестом показала на камин, занимавший полстены.

– Один раз я уже растапливала его.

– Кстати, о лодке. Спасатели ее буксируют, значит, она не утонула.

– Потом посмотрю.

Видимо, она так и не согрелась до конца. Джейс мог бы предложить ей несколько не совсем тривиальных способов, но решил промолчать. Подошел к камину и приступил к делу.

– Я уже говорила вам спасибо?

– За что?

– За то, что спасли меня. Хотя опасность утонуть не грозила, вода была ужасно холодная, и…

Что «и»? Он прищурился. Признается ли она, что ждет ребенка?

Нина закашлялась.

– И я могла бы плавать несколько часов, дожидаясь спасателей.

Он вздохнул, подтолкнул полено, взял безвкусный чай. Уселся на двухместный диванчик наискосок от Нины. Камин потихоньку оживал.

– Там ведь была еще одна лодка. Возможно, они спешили спасать вас, но заметили меня. Я рад, что добрался до вас быстрее.

Нина вытянула длинные ноги и скрестила лодыжки. Красный цвет ей шел, оттеняя голубые глаза и черные волосы. Вообще красное придавало ей нечто экзотическое.

Саймон Скиннер был рыжим. Интересно, какие волосы и глаза будут у их ребенка? Необычное сочетание генов!

Вдруг он словно очнулся. Нина имеет право знать, что ее бывший жених и отец ребенка умер! Правда, о смерти Скиннера им известно лишь со слов Макса Дюваля, но, как только они получат подтверждение, он убедит Джека Коберна, что необходимо рассказать Нине обо всем. Ему не нравилось, когда от него скрывают правду, да и он не любил ничего утаивать от других. Конечно, для подобных настроений у него неподходящая профессия.

В камине разгорелось жаркое пламя. Нина протянула руки к огню.

– Вы согреваетесь?

– Медленно, но верно. Вы не пьете чай.

– Не люблю долго хлебать воду.

Ее взгляд устремился на его грудь, ему захотелось поиграть мускулами. Один ее взгляд согревал больше, чем десять чашек чая! Нина щелкнула пальцами, словно разрушая чары.

– Рубашку я повесила в ванной, но, может быть, у камина она высохнет быстрее.

Она встала, но Джейс удержал ее.

– Я сам, только скажите, где ванная.

– В коридоре за лестницей. Первая дверь направо. Могли бы попросить чего-нибудь покрепче!

– Терпеть не могу пить один.

– А с чего вы решили, что я не составлю вам компанию? Вы меня даже не спрашивали.

– Мне показалось, вы повернуты на чае.

Очутившись вдали от Нины, он хлопнул себя по лбу.

Идиот! Слышал бы Коберн, что он ляпает, наверняка выгнал бы из агентства. Он распахнул дверь в ванную и стянул рубашку с перекладины.

Никаких грехов за Ниной не числилось, а право на личную жизнь есть у каждого. Вообще он подозревал, что, возможно, придется прыгать за ней в воду, поэтому оружие и наплечную кобуру заблаговременно спрятал в моторке соседей. Надеялся, что те не решат сейчас же отправиться на прогулку по заливу.

Мерцал огонь в камине, окружая Нину стеной тепла. Ее лицо порозовело.

– Рубашка еще мокрая?

– Немножко. – Джейс разложил рубашку на спинке тахты. – Вот так будет лучше. – И растянулся на диване, закинув ногу на ногу. – Расскажите, с чего вы решили приехать сюда и открыть пансион.

– Здесь я выросла, казалось, неплохо вернуться, придать дому жилой вид. Здесь жили мама и отчим до тех пор, пока позволяло здоровье. Вот почему сейчас здание в таком состоянии.

– Извините. – Снаружи послышался гудок с катера. – Что там? Похоже на крик злобного лося.

– Это катер береговой охраны. Наверное, сигналят, потому что привели моторку.

– Пойду взгляну!

– Я с вами. Лодка-то моя.

Действительно, большой красный катер береговой охраны отбуксировал моторку к причалу. Они подошли к спасателю, тот что-то записывал на планшете.

– Здрасте. Ваша лодка?

– Моя. Это я вам звонила.

– Вы, наверное, дочка Брюса и Лори.

– Совершенно верно. Я Нина Мур.

– Что ж, Нина Мур, к сожалению, у меня для вас не самая лучшая новость.

– Что случилось? – Джейс шагнул вперед, инстинктивно заслоняя собой Нину.

– Кто-то намеренно прорубил в днище дыру.

Глава 4

Джек Коберн оказался прав насчет того, что необходимо присматривать за бывшей невестой Скиннера. Похоже, кто-то уже взял ее на прицел.

– По-моему, это был лишь вопрос времени.

Джейс резко вскинул голову. Нине известно о «Буре»?

Спасатель сдвинул шляпу на затылок.

– Мисс Мур, у вас есть предположения, кто мог испортить вашу моторку?

– Во-первых, называйте меня Ниной, а во-вторых, да, есть. Должно быть, это моя сводная сестра, Лу.

– Ах да, Лу! – Джейс совершенно растерялся, ничего не понимая. – Помню ее. У вас есть доказательства?

– Нет, кроме того, что кто-то из соседей недавно видел ее. Значит, вернулась.

– Будьте осторожнее, Нина, – призвал спасатель.

Дождавшись, когда тот удалится, Джейс повернулся к ней:

– Зачем вашей сводной сестре понадобилось портить лодку?

Нина скрестила руки на животе. Джейс невольно посмотрел на ее талию. Расплылась, но совсем немного. У нее стройная спортивная фигура, положение станет заметно не скоро. Судя по всему, сейчас она на четвертом или пятом месяце. Джейс помнил фотографии Мэгги примерно на том же сроке. У той был уже вполне обозначившийся животик. Правда, она ниже ростом и полнее.

– Лу – непростая особа. С юности пристрастилась к спиртному и наркотикам, да и характер у нее не самый мягкий. После того как ее отец женился на моей матери и мы с мамой переехали сюда – в то время мы с Лу еще учились в школе, – она пришла в ярость. Дальше – больше. Ну а после того, как отчим завещал пансион мне, я сразу поняла, она это так не оставит.

– Значит, она нарочно испортила лодку? Так сказать, совершила диверсию? – Заметив, как дрожит Нина, он взял ее под руку. – Пойдемте в дом. Вы еще не согрелись после купания в ледяной воде.

– Лу вполне способна испортить лодку. Такой поступок совершенно в ее духе.

– На что она рассчитывала? Стремилась вам навредить? Купание в ледяной воде могло окончиться чем-то хуже простуды.

– Нет, не думаю, что она пристрелит меня из засады, но Лу способна выкидывать номера с непредсказуемыми последствиями. Например, прорубить дыру в лодке.

– А я-то думал, только в моей семье проблемы.

– Какие проблемы?

Он не собирался обсуждать родню и мысленно дал себе пинка за то, что заикнулся о семье. Он назвался уменьшительным именем и вымышленной фамилией, на всякий случай, вдруг она решит поискать его в Интернете. Разыскать Джейсона Беннета и его родных труда не составит.

– Хотите еще чаю? Огонь, похоже, догорает.

– Нет, спасибо.

– Ладно, тогда я пошел в мотель. Хотите, перед уходом подброшу дров?

– Не надо, я сама.

И все же он прошел мимо нее.

– Переложу поленья, чтобы не скатились с решетки.

Он ничего не мог с собой поделать. Беременность Нины вызывала желание все делать за нее. Возможно, так он пытался оправдаться за то, чего в свое время не сделал для Мэгги. Раньше женщины говорили, что у него неотразимая улыбка, а сейчас ему нужно быть неотразимым.

– Дайте знать, когда закончите проверку и я смогу приступить к работе.

– Можете считать, что уже прошли проверку. Вы спасли меня из ледяной воды, должна же я как-то отблагодарить вас! Начать можете завтра.

– Отлично! Приду часов в восемь.

– Лучше в десять!

– Как скажете. Вы начальник.

Повернув за угол по тропинке, ведущей в центр городка, он позвонил Коберну.

– Ну, Джейс, что у тебя?

– Я познакомился с Ниной Мур, она наняла меня разнорабочим. Начну завтра.



– Должно быть, все дело в твоей обезоруживающей улыбке. Она ничего не подозревает? Не упоминала отца ребенка?

– Отца? Она и о ребенке не упоминала. У нее пока ничего не заметно, поэтому мы эту тему не обсуждали.

– У нее срок, должно быть, месяцев пять, и все еще ничего не заметно?

– Ну да, у вас-то близнецы. У нее, думаю, все по-другому.

– Возможно. Да и что мне известно о беременных женщинах? Как ты там вообще, справляешься?

Джейс решил не отвечать на подковырку. Джек знал биографии всех агентов «Просперо», иногда казалось, что он использовал эти знания, чтобы проверить их.

– Задание мне по-прежнему не по душе, но, кажется, здесь все не так просто.

– Что ты имеешь в виду?

– Кто-то просверлил дыру в Нининой лодке, она обнаружила это посреди залива, когда отправилась за покупками.

– Она не пострадала?

– Нет, только замерзла.

– Думаешь, лодку могли повредить наши друзья из «Бури»?

– Довольно странное решение – утопить ее в заливе, где постоянно ходят суда. Кстати, для полноты картины. У Нины имеются не совсем нормальные родственнички.

– Прекрасно! Ты, главное, делай свое дело. Охраняй Нину, защищай, если понадобится.

– Понял, босс.

Джейс нажал отбой. Ему нетрудно наблюдать за Ниной и охранять ее. Он сделает все, что от него зависит, чтобы защитить ее и ребенка. Ребенка Саймона Скиннера.


Пока ванна наполнялась водой, Нина сбросила одежду и покрутилась перед зеркалом. Помассировала живот и улыбнулась. Малыш растет не по дням, а по часам.

Заметил ли Джейс, что она беременна? Вряд ли. Во всяком случае, узнав об этом, наверняка перестал бы бросать в ее сторону знойные взгляды, которые и смущают, и радуют ее.

Она ждет ребенка от бывшего жениха, но ей приятно и внимание недавнего знакомого с потрясающей улыбкой. Саймон исчез, но это не значит, что не захочет вернуться! Надо быть к этому готовой.

Она встала на цыпочки и проверила задвижку на двери. Любые неприятности с пансионом наверняка связаны с Лу. Или Саймон все-таки выследил ее? О «Лунных камнях» он, конечно, знал, хотя ни разу не был. Нина села в теплую воду, щедро сдобренную солью с ароматом фиалки.

Она уже нашла в городке неплохого врача. Хотя доктор Пардуччи не акушер-гинеколог, а врач общей практики, он считался отличным специалистом. Он велел ей отдыхать и не думать о проблемах. Нина вытянула ноги и закрыла глаза, приказав себе расслабиться.

Глаза вдруг открылись. Не думать о проблемах? А как же Лу? Появление ее на острове неприятная неожиданность. Знает ли та, что Нина вернулась и собирается ремонтировать «Лунные камни»? Сам по себе пансион нисколько не интересовал Лу, но она пришла в ярость, узнав, что Брюс оставил отель не ей, родной дочери, а Нине, приемной.

А чего она ожидала? Брюс любил пансион и прекрасно понимал: если завещать Лу, та тут же продаст его, а вырученные деньги пропьет, потратит на наркотики и развлечения.

Нина снова закрыла глаза, погрузила руки в шелковистую воду, настраиваясь на более приятный лад.

Джейс Бакли. Мысли о нем определенно приятнее. Ее влекло к нему как магнитом. Возможно, дело в эффектной внешности. Нина скользнула ниже, погрузившись в легкое кружево мыльных пузырей. А может, он чем-то напоминает отца ее ребенка.


Перед последним поворотом Нина застегнула куртку до подбородка. Быстрая прогулка до центра городка пошла ей на пользу, прочистила голову и расслабила больше теплой ванны.

Она еще не до конца избавилась от привычек большого города. Мысль о том, чтобы провести тихий вечер дома, нагоняла тоску.

Местные обычно ужинали в ресторанчике «У Мэнди» или в паре других ресторанчиков, еще не облюбованных многочисленными туристами. Остров сильно изменился с прошлого раза, когда Нина здесь была. По крайней мере, толпы туристов позволяли родителям жить безбедно. С другой стороны, на острове уже не было той безмятежности, на которую она надеялась.

Наверное, все к лучшему. Она шагнула через порог, и ее окутали тепло и гул дружелюбных голосов. Сейчас не помешает немного пообщаться со старыми знакомыми.

Она замерла на месте, неожиданно заметив Джейса Бакли в центре оживленной группы в углу. Кажется, он говорил, что приехал на Брейк-Айленд совсем недавно? Нина села в кабинку у окна, то и дело косясь на него. Должно быть, он хороший писатель, во всяком случае, язык подвешен хорошо, вон как его внимательно слушают!

– Выпьешь чего-нибудь, Нина? – Тереза Кеннеди, старая подруга матери, постучала карандашом по блокноту. Семья Терезы уже давно владела ресторанчиком «У Мэнди».

– Только воды, но не отказалась бы и от горячего бульона.

– Понятно. Ну что, собираешься реставрировать «Лунные камни»? Еще один пансион будет очень кстати.

– Да, но не собираюсь спешить, надеюсь, и вы не будете меня торопить.

– Дело пойдет быстрее с моей помощью, – послышался знакомый голос.

Тереза посторонилась, пропуская к столику Джейса.

– Ах, вот как? У Нины появился помощник?

– Завтра приступаю.

Тереза ткнула его в грудь ластиком от карандаша.

– Надеюсь, Джейс, это не помешает вам писать!

Нина удивленно подняла брови. Неужели он подробно рассказывает о себе по всему городку? А ей показалось, что между ними установились особые отношения. Возможно, все дело просто в его повышенной общительности.

– У меня куча времени, Тереза. Однако мужчине и питаться необходимо.

– Да ладно! Приходите сюда, я накормлю вас в любое время дня и ночи. Вы похожи на моего сына, он тоже часто приезжал сюда на каникулы, когда учился на адвоката. Во всяком случае, мне нравится, что вы предложили Нине помощь.

– Ей нужна помощь, а мне работа, так что мы нашли друг друга.

– Да уж, Нине точно нужна помощь. – Тереза склонила голову и стала похожа на птицу из местного заповедника. – Но я, хоть убейте, не понимаю, почему она променяла жизнь в таком большом и интересном городе, как Лос-Анджелес, на нашу дыру.

– Нам всем иногда бывает нужно сделать паузу. Может быть, и ей тоже.

– Эй! Вообще-то я тут. Не нужно говорить так, словно меня здесь нет.

Тереза цокнула языком.

– Нина, я принесу тебе бульон. А вам что, Джейс?

– Я бы тоже не отказался от бульона. – Он похлопал по скамейке: – Не возражаете, если я к вам подсяду?

– А ваша компания не соскучится без вас?

– Они-то? – фыркнул Джейс. – Продолжают рассказывать сказки!

– А вы?

– Я свою лепту уже внес. – Он сел напротив. – Ну как, вы наконец согрелись?

– Поработала немного по дому, приняла теплую ванну, и готово.

– Есть новости о вашей сестре?

– Сводной сестре. Я как раз собиралась поспрашивать, не видел ли ее кто сегодня. Но сначала надо подкрепиться.

Тереза поставила перед ними бульон и корзинку с галетами.

– Что будете есть?

– Рыбу с жареной картошкой, – быстро ответила Нина, не глядя в меню.

– И я тоже. – Джейс сдвинул на край стола меню. – И еще пива, Тереза. Светлого эля.

– Будет сделано. Нина, тебе только воды?

– Да.

Когда Тереза отошла, Джейс спросил:

– Вы ведь не против того, что я пью пиво?

– С чего мне быть против? Вы ведь не считаете меня алкоголичкой?

– Нет.

– В нашей семье проблемы с алкоголем только у сводной сестры.

– Не хотел, чтобы вам было неприятно, на тот случай, если вы ярая трезвенница.

Она не была ярой трезвенницей, что бы это ни значило.

– Пейте сколько хотите, на здоровье. Я не против. Как говорится, будьте моим гостем.

– Я был бы не против стать вашим гостем.

Бульон попал ей не в то горло, и она закашлялась.

– Что?

– У вас ведь пансион, так?

– Ну да. Но вы видели, в каком он состоянии. Я пока не готова принимать гостей.

– А вы подумайте. По-моему, все будет просто замечательно. И для меня, и для вас. Я поселюсь в одном из номеров, и не придется каждый день ходить на работу. И писать у вас удобнее, чем в мотеле. За работу вы будете платить мне проживанием и столом, а не наличными. Разве не выгодная сделка?

– Хотя я уже наняла вас, все равно хочу навести справки. – Нина сама себе удивлялась. Почему рядом с ним ей так спокойно? Ведь она несколько месяцев прожила на грани нервного срыва. Нельзя терять бдительность. Саймон может оказаться где угодно.

– Проверяйте. Моя жизнь – открытая книга!

Нина пожалела, что не может ответить ему тем же.

Скрывать беременность глупо. Все равно скоро все станет ясно. Она провела пальцем по поясу, уже туговат, через пару дней придется перелезать в одежду для беременных. По пути на Брейк-Айленд она кое-что купила в Сиэтле.

Тереза принесла рыбу с жареной картошкой, и разговор прекратился. Оба набросились на еду, сдабривая рыбу лимоном, уксусом и соусом тартар.

Надкусив хрустящую корочку, Нина даже глаза закрыла от удовольствия.

– По-моему, сюда стоило приехать ради одной этой рыбы. Вы поэтому вернулись на историческую родину?

– Рыба с жареной картошкой «У Мэнди»? – Она рассмеялась. – Да, вы правы.

Счет оплатили пополам. Откуда Джейс знал, что ей так нравится? Если бы настоял на том, что платит он, создалось впечатление, что у них свидание, хотя все и так слишком напоминало это. Выйдя на улицу, она протянула ему руку.

– Значит, приступите к работе с завтрашнего дня, как договорились?

– Да. – Он пожал ей руку, задержав в своей. – Я провожу вас до машины.

– До машины? Я больше не в Лос-Анджелесе и сюда пришла пешком.

Джейс крепче сжал ее руку.

– В самом деле? Тогда провожу вас до дома.

Она посмотрела ему за спину. Между дюнами вилась тропинка к пансиону.

– В этом нет необходимости, – сказала она, но как-то не слишком решительно.

Неужели Саймон ее выследил? Если хочет поговорить, пусть подойдет, как нормальный человек. Но он в последнее время не был нормальным.

– Я не против пройтись.

– Что ж, дорога приятная.

Через два квартала асфальт кончился, и они зашагали по песку. Джейс положил руку ей на поясницу.

– Осторожнее!

Ей приятна была его забота, но с чем это связано? Догадывается о ее положении?

Она украдкой посматривала на его чеканный профиль. Идиотка! Может быть, он в самом деле заметил ее состояние. Да, она пока не носит комбинезоны для беременных, но это не значит, что ничего не заметно. Вот молодая мамаша в лифте на парковке сразу все поняла. Нина почти не сомневалась, что и соседи – Карл и Дора Кляйншмидт – тоже о чем-то догадываются.

– Вы так и не объяснили, почему решили писать книгу именно на нашем острове.

– А я обязан объяснить? Остров уединенный, красивый, но здесь достаточно туристов, можно понаблюдать за людьми в поисках вдохновения.

– Я думала, вы пишете воспоминания о своей службе в Афганистане. Сюда приезжает не так много военных, и изучать здесь некого. – Если только где-то за углом не прячется Саймон.

– Те, за кем я наблюдаю, не обязательно военные. Люди – везде люди.

Рядом зашелестели кусты, поднялся ветер, швырнув в них песком. Неожиданно путь им преградила темная фигура, послышался хриплый голос:

– Наконец-то дома!

Глава 5

Нина замерла на месте, Джейс шагнул вперед, закрывая ее собой.

– Наша Нина такая, рядом с ней всегда найдется мужчина, который будет ее опекать! – расхохоталась женщина. Нина положила руку на плечо Джейса и встала с ним рядом.

– Лу, ты что, караулила меня?

Джейс ближе подошел к Нине.

– Караулила? Я просто вышла подышать воздухом, как и все прочие!

– Кстати, не ты ли это потрудилась над папиной лодкой? – Нина посмотрела сводной сестре в глаза. Она была на полголовы выше и крепче сестры, в драке Джейс безоговорочно поставил бы на нее, если бы не беременность.

– Да ты что?! Я не прикасалась к лодке моего отца. – Она подчеркнула слово «моего». – Кстати, в отличие от тебя, я не называю Брюса «папой», хотя он мой отец, а не твой. Твой-то родной папаша свалил через несколько месяцев после твоего рождения, ему хватило ума бросить тебя и Лори, пока еще было можно.

– Эй! – Джейс сжал кулаки и сделал шаг вперед. – Не говори так с Ниной. Мне все равно, кто ты такая.

– Ты еще будешь мне указывать! – Лу подбоченилась и смерила его вызывающим взглядом. – Кстати, кто ты?

– Это мой помощник Джейс. Будет ремонтировать «Лунные камни».

Слово «помощник» показалось Джейсу безличным.

– Пансион по праву должен принадлежать мне, и ты это знаешь! Вот ты и сбежала, как только отец умер. Чувствовала себя виноватой, потому что стала наследницей.

– Нам обеим прекрасно известно, что случилось бы с «Лунными камнями», если бы папа… Брюс завещал пансион тебе. Брюс, кстати, тоже все понимал. Ты бы тут же продала его, а деньги спустила бог знает на что. А я надеюсь скоро начать принимать постояльцев. Кстати, могу поделиться с тобой прибылью, если она будет.

– Да какая на фиг разница? Не нужны мне никакие прибыли от их паршивого пансиона. – Лу рубанула рукой воздух, Джейс решил, что та слишком близко к Нине. – Конечно, денежки лишними не бывают, по крайней мере для меня. Зато тебе не нужны, ведь ты занимаешься дизайном интерьеров в своем Лос-Анджелесе. Кстати, зачем ты все там бросила и вернулась сюда?

Джейс наблюдал за Ниной, пока та думала, как ответить. Значит, сводной сестре неизвестно, что Нина ждет ребенка. Что ж, правильно, что она не откровенничает. У Лу явно не все дома, на лице написано.

– Папа и мама любили «Лунные камни».

– Мой отец мечтал о пансионе еще до того, как встретил Лори и ради нее бросил мою маму!

– Лу, нет смысла сотый раз повторять одно и то же. Мне жаль, что так вышло, но мы за них не в ответе.

– Еще как в ответе! Из-за тебя отец лишил меня наследства. Я всегда мечтала о том, чтобы Лори умерла раньше отца, надеялась, что отец оставит все мне. Да, она умерла первой, а отец все равно лишил меня наследства! Ты украла у меня и наследство, и отца!

– Повторяю, мне очень жаль. Они с мамой очень любили друг друга. Мы с тобой знаем, что они любили друг друга больше, чем нас, дочерей. Иногда так бывает, ничего не поделаешь.

– Ты-то можешь себе позволить быть великодушной, тебе досталось все после того, как отец сыграл в ящик!

– Лу, детка! Где ты?

Кто-то приближался к ним, шаркая по песку. Что там еще? Будто недостаточно семейной драмы.

– Я здесь, Кип!

Из-за дюны, пошатываясь и спотыкаясь, вышел тщедушный тип с нечесаными рыжеватыми патлами, от которого разило пивным перегаром. Он подошел к Лу и положил тяжелую руку ей на плечи.

– Это моя сводная сестра Нина, золотая девочка. Нина, это Кип, мой напарник!

– Рада познакомиться, Кип, но, насколько знаю Лу, ей напарники не нужны.

Словно не видя протянутой руки, Кип харкнул в песок.

– Это выражение такое.

Нина кивнула в сторону Джейса:

– А это Джейс.

Джейс протянул руку, хотя знакомиться с Кипом совсем не хотелось. К тому же тот может спьяну упасть и потянуть его за собой.

Нина продолжала делать вид, будто ничего особенного не происходит.

– Где вы с Лу познакомились?

– В баре. – Кип пьяно чмокнул Лу в щеку.

– Я имела в виду, в каком городе?

– В Портленде. – Лу отбросила со лба Кипа рыжеватую прядь. – Я теперь в Портленде живу.

– А сейчас сюда приехала?

– Мы живем в дешевом мотеле для рыбаков. Не волнуйся, сестренка. Я ненадолго. У нас тут одно дельце.

Джейс, прищурившись, разглядывал Лу и Кипа. Какое у этой парочки может быть «дельце»? Разве что наркоторговля. Или преследование Нины. Он взял ее под руку.

– Мы возвращались в «Лунные камни».

– А мы в бар. Пошли, детка, н-надо добавить!

Парочка прошла мимо них по тропинке к центру городка. Нина тяжело вздохнула.

– Поверить не могу, что она связалась с таким типом!

– Сдается мне, Кип – как раз ее тип мужчины.

– Лу нужна помощь, профессиональная помощь. Не понимаю тех, кто отказывается принимать лекарства и ходить к врачу, когда всем вокруг очевидно, что без этого они пропадут!

– Зачем ей добровольно сдаваться? Говорят, наркотики меняют людей.

– Некоторым такие перемены не идут.

– Лу явно держит камень за пазухой.

– Где ее мать?

– Мать Лу после развода пару раз выходила замуж. Сейчас может находиться где угодно, воспитанием дочери почти не занималась. В одном Лу права, Брюс действительно бросил ее мать ради моей матери.

– Тут вы с ней не виноваты.

– Она с девяти лет ненавидит меня и мою мать.

– В девять лет дети уже многое понимают. Отчим предпочитал вас родной дочери?

– Не совсем. Он предпочитал мою мать всем остальным, а мама предпочитала его. Со мной было проще иметь дело, чем с Лу, папа знал, что она продаст «Лунные камни», как только сможет, а деньги пропьет, прокурит и пустит на ветер.

– Лу не призналась в умышленной порче лодки.

– А вы что думали? Да она в жизни не призналась ни в одном своем проступке.

– Нина, у вас сложная жизнь.

– Да, Джейс, и вы понятия не имеете насколько.

Он затаил дыхание, когда она прошла мимо. Ноздри уловили ее нежный аромат. Расскажет ли она о своей беременности? Поделится ли подозрениями насчет Саймона? Она поднялась на крыльцо и развернулась к нему. Он не отвел взгляда, готовый к признаниям. Правда, самому раскрываться в планы не входило. Пока.

– Помните, что вы предложили за ужином?

Он не ожидал, что она так сразу согласится, но протестовать глупо.

– О том, чтобы мне здесь поселиться?

– Да. И как, не отказываетесь?

– Ни в коем случае.

– Отлично. Я согласна вас пустить. Сегодня, сейчас.

* * *

Джейса охватило возбуждение. Он надеялся, что это связано с заданием, а не с женщиной. Неожиданно Нина отбросила прежнюю сдержанность. Неужели встреча с Лу так ее напугала?

– С чего вдруг такая перемена?

– Я же сказала, что обо всем подумаю, когда наведу о вас справки.

– А теперь оказывается, наводить уже не нужно?

– Я увидела Лу и ее так называемого напарника.

– Думаете, Кип способен ей в чем-то помочь? Мне кажется, он и мыслить-то связно не в состоянии.

– Не он первый. Лу всегда таких выбирает. Они ее подстрекают и используют, надеясь, что она скоро получит деньги. Подбивают ее на всякие дурацкие затеи.

– Кип вас пугает?

– Они оба меня пугают, но он… Видели его брови?

– Нет, а что?

– Они у него светлее, чем волосы.

– Это что, дурной знак?

– Не знаю, но у меня от него мурашки по коже!

– Ладно, доверяю вашему мурашкометру. А если хотите, чтобы я переселился к вам сегодня же, мне придется ненадолго вернуться в мотель за вещами.

– Я отвезу вас в своем грузовике. Завтра можете приступить к ремонту, и пишите, когда захочется.

– И защищать вас от Лу и Кипа, да?

– Если вы не против.

– Совсем не против. – Именно для этого он сюда и приехал. Его задача – защищать Нину Мур, о чем она, правда, пока не подозревает.

– Погодите, я сейчас. – Она сходила на кухню и сняла с крючка ключи от машины.

Джейс распахнул водительскую дверцу грузовичка, та жалобно заскрипела.

– В «Лунных камнях» есть что-нибудь, не разваливающееся на части?

– Нет, в том числе теперешняя владелица.

– Не обижайтесь, но почему вы уехали из Лос-Анджелеса? Если верить Лу, дела у вас там шли хорошо.

– Если верить Лу?! Вот вы верите хоть одному ее слову?

– Значит, у вас все было плохо?

Она прикусила губу, завела мотор. Джейс терпеливо ждал.

– Не все. Работа нравилась, у меня много клиентов и друзей, но здесь, на острове…

– Здесь у вас полуразвалившийся пансион и ненормальные родственнички.

Джейс не понимал, почему так уговаривает ее вернуться в большой город. Там за ней гораздо труднее уследить. Кроме того, какой выдумать предлог, чтобы поехать за ней в Лос-Анджелес? Нина рассмеялась. Ему понравилось, как она смеется. Ей нужно смеяться чаще. Ради малыша.

– С вашей помощью мы здесь все наладим. Надеюсь, Лу скоро уедет и увезет своего спутника жизни.

– Как только они покончат со здешним «дельцем».

– Боюсь, ее «дельце» заключается в том, чтобы выманить у меня деньги.

– А вы ей дадите? Уже давали?

– Время от времени подбрасывала по нескольку баксов, но это только распаляло ее. Если честно, я даю ей деньги, чувствуя себя виноватой.

– Потому что ваша мама увела ее отца от ее матери? Просто нелепо!

– Ну да, нелепо. А с другой стороны, мне понятно, что значит терять близких. Вы ведь слышали, что сказала Лу. Мой отец бросил меня и маму, когда я только родилась.

– Ушел к другой?

– Понятия не имею, пока в нашей жизни не появился Брюс Мур, мама растила меня одна. Ребенку нужны отец и мать, вы так не считаете?

– Оптимальный вариант. – Он облизнул пересохшие губы.

Будто что-то угадав, она развернулась к нему.

– Вы были женаты? Наверное, нет, у вас нет кольца, и я как-то не представляю, как можно бросить жену на несколько месяцев ради того, чтобы написать книгу.

– Я не женат и никогда не был.

– А дети у вас есть?

– Во всяком случае, мне о них неизвестно. – Сейчас особенно не хотелось говорить о детях.

Они подъехали к мотелю.

– Помочь вам укладываться?

– Я вернусь через пять минут. – Он спрыгнул и через пять минут вернулся с ноутбуком под мышкой и дорожной сумкой, которую бросил в кузов.

Нина набирала эсэмэску.

– Все нормально?

Она подняла телефон.

– Последние штрихи к работе. Я отделываю дом одной клиентки в Малибу. Ну и работка, доложу я вам.

– С вашим опытом вам нетрудно будет воссоздать «Лунные камни».

– Да, но мне проще начинать с чистого листа, а не ремонтировать дом, который разваливается на глазах.

– Здесь на сцену выхожу я.

Мотор завелся с третьей попытки. Нина задним ходом выбралась на дорогу.

– Интересно, как военный и писатель оказался разнорабочим с молотком и пилой?

– Я всему научился у деда. Он любил работать руками даже после того, как… – Джейс дернул себя за ухо и поморщился. – После того, как состарился.

Не стоит намекать, что дед – миллионер, сделавший себя сам, а отец растратил семейное состояние и занялся политикой. Такое прошлое не сочетается с Джейсом Бакли.

– Не возражаете, если мы по пути заедем в магазин? Мне нужно кое-что купить.

– В нескольких шагах от ресторанчика «У Мэнди» есть магазин. – Она развернулась, и они с грохотом покатили по главной улице городка.

– Пойдете со мной?

– Конечно.

Когда они вошли в ярко освещенный торговый зал, кассирша громко предупредила:

– Через десять минут мы закрываемся!

– Мы быстро! Зубная паста.

Какая-то парочка ругалась у прилавка с продавщицей.

– Похоже, у меня украли водительские права.

– Я так не думаю, мэм.

– Ладно, только не называйте меня «мэм». Мне всего тридцать один.

Нина дернула его за рукав, стараясь поскорее уйти, чтобы сводная сестра их не заметила, но было уже поздно. Лу развернулась.

– Нина, будь добра, помоги мне!

– Мэм, то есть мисс, никто не имеет права покупать для вас антигистаминные препараты, если вы только что пытались купить их сами.

– Вот деревня! – выругалась Лу и стукнула кулаком по прилавку.

– Да ладно тебе, детка. Давай вернемся в бар. – Кип, выглядевший хуже прежнего, обнял ее за талию.

– Да погоди ты. Нина, ты как здесь? Ты вроде в «Лунные камни» направлялась.

– Мне кое-что нужно. Зачем тебе антигистамины?

– Из носа течет.

– Антигистамины при заложенности помогают.

Лу сняла с крючка тюбик бальзама для губ и сунула в карман.

– У тебя в пансионе свободная комната есть?

– Что?! – Нина сжалась.

– В «Лунных камнях». Можно нам с Кипом у тебя переночевать?

– Я думала… ты говорила, что вы остановились в городе.

– Так и есть, но у нас наличные вышли.

Джейс осторожно пихнул Нину в бок. Конечно, она имеет полное право отказать сводной сестрице. Ведь та ее сегодня чуть не утопила!

– Ничем не могу тебе помочь.

– Ну да, конечно! Захапала то, что по праву мое, а теперь даже лишней комнаты не найдется для меня!

– Мы с Джейсом рассчитывали побыть одни.

Сердце его гулко забилось в груди. В какую игру она играет?

– Со своим помощником?

– Лу, не обижайся, но мне надоело плясать вокруг тебя.

– Что это значит? – Лу опасно повысила голос, Джейс подошел к Нине вплотную.

– Джейс не просто помощник. Он мой жених.

Глава 6

Нина обняла Джейса за талию. Ей хотелось так поступить с тех пор, как он вытащил ее из воды. Теперь появился предлог.

Кип выронил упаковку презервативов, которую вертел в руках. Лу отпихнула ее носком туфли. Нина напряглась, ожидая взрыва. Лу поджала губы, криво улыбнулась.

– Думаешь, удивила? Вот уж нет!

– Почему?

– Слышала, что ты помолвлена, но мне говорил приятель троюродного брата одного знакомого, так что я не была уверена в том, что это правда.

Лу слышала о Саймоне?! Нина расправила плечи:

– Ну да, все правильно, и мы хотим побыть одни, так что придется вам потерпеть в мотеле.

– Ничего другого от тебя, сестренка, я не ожидала.

Джейс был готов зарычать. Крепче прижал к себе Нину, откашлялся.

– Я скоро стану членом вашей семьи и имею право голоса. Хватит изводить Нину, налаживай свою жизнь.

– Вот как?

По всему было видно, что Лу успела как следует зарядиться спиртным, но нисколько не успокоилась. Нина почему-то не испугалась. Теперь у нее есть Джейс. Он защитит ее от Лу! Видимо, Джейс понял, почему она солгала. Похоже, он принял все как должное.

– Кстати, учти, мы больше не потерпим поврежденных лодок и всего остального.

– Плевать! Вы друг друга нашли, но предупреждаю, Джейс, Нина тебя использует, высосет как лимон и выкинет!

– Ребята, – в конце прохода показалась кассирша, испуганно распахнувшая глаза. – Мы закрываемся!

Джейс помахал в воздухе зубной пастой.

– Я за пастой пришел.

– Давайте скорее, – та ткнула пальцем в Лу и Кипа, – а вам лучше уйти!

Парочка вышла не оглянувшись. Кип тяжело опирался на Лу.

– Извини, извини! – Нина погладила Джейса по бедру. – Мне нужно было что-то срочно придумать, чтобы не пустить ее. Вот и сказала, что мы с тобой… Надеюсь, ты не против? Если Лу останется верна себе, то закатит несколько истерик и уедет. Будем надеяться, увезет с собой этого жуткого Кипа.

– Я не против, если ты не заставишь меня покупать кольца.

– Не беспокойся!

В пансионе Нина показала ему довольно приличный номер с ванной, вернулась к себе, переоделась во фланелевую пижаму, легла поверх одеяла и погладила живот. Стресс от сегодняшнего свидания с Лу вряд ли полезен для ребенка. Неужели сводная сестрица выслеживала ее, ждала, когда она вернется на Брейк-Айленд? Может, у нее здесь соглядатаи? Нина перевернулась на левый бок и уткнулась лицом в подушку. Ну вот. Похоже, у нее тоже начинается паранойя, как у Лу!

По крайней мере, свидание со сводной сестрой убедило в том, что дыру в лодке проделал не Саймон. Да и зачем ему? Что он выгадал бы, напугав ее?

Она бежала из Лос-Анджелеса ради покоя и простоты, но проблемы не просто последовали за ней, а умножились! Ну, ничего, теперь она не одна. На ее стороне Джейс Бакли.

Она подложила руку под щеку. Почему с Джейсом ей так спокойно? Она ведь его почти не знает! Он спас ее из воды, но только ли в этом дело? Джейс во многом напоминал Саймона до того, как его разум не сдался посттравматическому стрессовому расстройству. Он был таким же надежным, сильным, верным и смертоносным.

Смертоносным? Почему вдруг ей в голову пришло такое слово?

Саймон говорил, что он государственный служащий, работа у него довольно скучная, он разрабатывает системы безопасности. Нина ему не верила. Он часто уезжал в командировки и никогда не рассказывал ни о работе, ни о сослуживцах. Только один раз к ним приходил его коллега Макс Дюваль, но держался так же, как Саймон. Может быть, у нее разыгралось воображение, но трудно было поверить, что Саймон обычный государственный служащий-бюрократ. Может, будь он на самом деле таким, его бы не уничтожил посттравматический синдром.

А Джейс? Тот ли он, за кого себя выдает?

Сейчас притворяется ее женихом, что совсем неплохо. Кстати, не следует ли поставить мнимого жениха в известность, что его так называемая невеста ждет ребенка?


На следующее утро Нину разбудило жужжание пилы. Она сунула ноги в мягкие тапочки, подошла к окну и отодвинула занавеску. Джейс распиливал сгнившие доски забора. Уцелевшие секции лежали аккуратным штабелем.

Он сбросил фланелевую рубашку, оставшись в белой футболке, подчеркивавшей его мускулы. Будто почувствовав на себе ее пристальный взгляд, поднял голову.

Нет смысла притворяться, будто она не глазела на него. Нина помахала рукой. Джейс помахал ей в ответ. Запахнувшись в халат, она открыла дверь и вышла на крыльцо.

– И давно ты работаешь?

– Примерно час. Я тебя разбудил?

– Нет. Вижу, ты много успел сделать. Проголодался?

– У тебя ведь пансион с завтраком?

– Ну да.

– Тогда с удовольствием.

– Но только ты не обычный гость.

– Совершенно верно, я твой жених.

Нина направилась на кухню. Мама готовила прекрасно. К сожалению, она не унаследовала ее кулинарного таланта. Если удастся отремонтировать пансион, она наймет повара, который будет готовить для постояльцев.

Она разбила яйца для омлета и наготовила тостов. Поставила чайник на огонь и вспомнила, что Джейс любит по утрам кофе. Сама она почти не пила его, а сейчас не хотелось накачивать ребенка кофеином. У нее не было даже растворимого.

– У меня нет кофе. Если хочешь, я съезжу в город и куплю тебе кофе в кафе Логана.

– Я недавно оттуда. Говорил же я тебе, что утром мне требуется порция кофеина. Тогда я завожусь с полоборота. Думаешь, я бы успел столько сделать без кофе?

– Да, впечатляет. Кстати, завтрак готов. А ты?

– Еще бы! Сейчас помою руки и приду.

Нина накрывала на стол, слушая, как в ванной шумит вода. Вышел Джейс. Она погрозила ему пальцем.

– Думаешь, фланелевые рубашки – парадная форма одежды в штате Вашингтон?

– Здесь довольно промозгло, и похоже, станет еще холоднее, ведь на нас надвигается шторм.

– Да, говорят, он будет очень сильный. – Нина отломила кусочек тоста. Хотя ранний токсикоз уже прошел, она так и не отделалась от привычки есть крохотными кусочками. – Джейс, ты откуда? По-моему, у тебя акцент жителя Новой Англии.

– Правда? – Он старательно выбирал ломтик хлеба, будто новую машину. Потом медленно намазал тост маслом.

– Правда. Значит, ты с Северо-Востока?

– Из Коннектикута.

– И чем ты занимался в Коннектикуте до того, как попал в морскую пехоту?

– Перед армией я год преподавал историю в колледже. Когда вышел в отставку, вернулся к прежней профессии, а потом решил записать свои впечатления.

– Они были тяжелые?

– Что? Кто?

– Твои впечатления. У тебя неприятные воспоминания о войне?

– Да, я был на войне, но не все воспоминания о ней неприятны, о чем я и напишу в своей книге. А что твой отчим? Он много рассказывал о войне?

– Он был во Вьетнаме. По-моему, война оказала на него огромное влияние. У него была депрессия.

– Он поэтому…

– Покончил с собой? Да, наверное, в том числе. Его спасательным кругом была мама, поэтому, потеряв ее, он решил, что потерял все, даже волю к жизни.

– Тут либо великая любовь, либо одержимость.

– Любовь и одержимость – разные вещи, верно?

– Точно. У тебя когда-нибудь было одно или другое?

Криво улыбнувшись, она с трудом удержалась, чтобы не положить руку на живот.

– Да. А у тебя?

Его карие глаза стали почти черными, он смотрел куда-то мимо нее.

– Да, наверное.

– Вот и у меня тоже. – Она вздохнула и подцепила на вилку гриб из его тарелки. – Ты не любишь грибы?

– Нет.

– Извини. Надо было спросить.

– Ерунда. Омлет очень вкусный, и все остальное тоже.

– Чем займешься после забора?

– Наверное, выполю бурьян в палисаднике и, может быть, починю крыльцо.

– Я уже договорилась с садовником. Мне очень хочется восстановить веранду. Родители любили там сидеть и смотреть на залив.

– Я их понимаю. Отличное место! Как думаешь, сработала наша уловка? Лу уберется отсюда?

– Может быть. Кстати, извини за крайние меры. Мне только хотелось дать ей понять, что я не одна, на моей стороне кто-то есть.

– Нина, я на твоей стороне.

– Почему, Джейс? Почему ты так помогаешь совершенно незнакомой женщине?

– По-моему, просто так сложилось. Я увидел, как твоя лодка стала тонуть, и поспешил на помощь. Потом просто оказался рядом, когда мы встретились с взбалмошной сестрицей и ее опустившимся спутником. Я здесь не только по доброте душевной. Идеальное место, где можно пожить какое-то время.

– То есть, если бы у меня не было пансиона, ты спокойно позволил бы мне утонуть?

– Я бы никому не позволил утонуть в вашем заливе. Даже Лу и Кипу.

– Я шучу. У тебя от природы инстинкты спасателя, как у…

– Как у твоего отчима?

Инстинкты отчима были направлены только на жену, зато Саймону хотелось спасать всех. В результате он не сумел спасти даже самого себя.

– Да, отчим любил всех опекать и защищать.

– Наверное, все военные такие.

– Да… военные.

– Ты тоже поработаешь в пансионе или у тебя на сегодня другие планы?

– Сегодня я хочу съездить на тот берег и пополнить припасы, вчера-то не получилось.

– Поедешь на пароме?

– Да.

– Как дотащишь покупки? Справишься сама?

– Конечно справлюсь. До парома доеду на грузовом такси. Там много таких, как я, островитян. Все запасаются перед штормом.

– Хочешь, я с тобой?

– А книгу писать когда будешь?

– Сегодня вечером займусь.

– Не надо, сама справлюсь. У тебя и здесь хватит работы.

– Тебя подвезти до парома?

– Я собиралась доехать сама, разве что тебе нужен грузовик.

– Если ты не против, я бы им воспользовался.

– Конечно. Извини, что не подумала.

– Я не поэтому предложил тебя подвезти, но не важно, и так сойдет.

Ну вот, опять. Он заботился о ней. Лучше всего не сопротивляться и плыть по течению.

Когда они добрались до пристани, Джейс достал из кармана лист бумаги.

– Вот, тут кое-что для сада, разве что твой садовник сам купит все необходимое, конечно, если в твоей тележке хватит места.

– Не сомневаюсь, Брайану понадобятся припасы и садовые инструменты. На самом деле он не садовник, а бывший студент. Учился в Вашингтонском университет в Сиэтле, но бросил. А в тележке вполне хватит места. Все так делают постоянно. Хочешь верь, хочешь не верь, но моторки есть не у всех.

– По-моему, неприятно зависеть от парома, если знаешь, что больше не на чем добраться до материка.

– Местные жители привыкли, а у моих родителей была моторка. – Нина распахнула дверцу, не давая Джейсу обежать грузовик и помочь ей. Он из себя вый дет, если узнает, что она беременна.

Ей не были неприятны знаки его внимания, но она планировала остаться матерью-одиночкой, и лучше заранее привыкать справляться самой.

Он сидел в грузовике, не глуша мотора, и смотрел ей вслед. Нина зашла на паром и, обернувшись, помахала ему рукой. Когда паром отошел от берега, она не сводила взгляда с грузовика, пока тот не сделался крошечным.

Джейс следил, как она переправляется на другой берег, а Нина неотрывно смотрела на него, гадая, что за ниточка протянулась между ними. Ей показалось, что влечение взаимно, и не знала, как отнестись к новому чувству.

Паром шел в Ньюпорт, ближайший город. Там большой магазин, где продается все, что нужно.

Высадившись, Нина машинально кивнула знакомым, те уже возвращались на Брейк-Айленд и стояли в очереди на паром. Она взяла такси. Водитель посмотрел на нее в зеркало заднего вида.

– Вы с острова? Хотите запастись перед штормом?

– Точно.

– У вас там красиво. Моя мать любит ваш птичий заповедник.

– Вы не местный?

– Нет. Приехал из Портленда, чтобы подальше от большого города. Понимаете?

– Да, понимаю. А ваша мама живет здесь постоянно?

– Приезжает время от времени, но больше всего любит Брейк-Айленд из-за заповедника.

– Высадите меня у входа, пожалуйста.

– Я бы подождал вас, но вам, наверное, понадобится грузовик, чтобы довезти покупки до парома.

– Да, я вызову грузовое такси, когда все закуплю.

Если Джейс собирается целыми днями заниматься физическим трудом, а по ночам умственным, ему нужно питаться чем-то более существенным, чем вегетарианский омлет.

После того как прошел токсикоз, она могла есть практически все, кроме арахисового масла. Однажды в начале беременности съеденный бутерброд тут же вышел обратно, и она навсегда разлюбила его.

Подойдя к мясному отделу, Нина склонилась над витриной-холодильником, разглядывая мясо. Ей показалось, что Джейс разборчив в еде. Может, все дело в аристократической внешности. Скорее всего, он не из высшего общества, просто производит впечатление идеала.

Неожиданно она заметила вдали копну ярко-рыжих волос и круто развернулась. Два темноволосых ребенка дегустировали какие-то сладости, но рыжих поблизости не оказалось.

Она похлопала себя по животу. Интересно, у ее малыша тоже будут рыжие волосы? Какая прелесть!

Нагрузив тележку с верхом, Нина поехала к кассам. Выбрала очередь поменьше и приготовилась ждать. Облокотилась о тележку, разглядывая других покупателей.

Сердце екнуло, когда ее взгляд упал на высокого широкоплечего мужчину с рыжими волосами, выходящего из магазина.

– Саймон! – крикнула она, встав на цыпочки.

Несколько человек с любопытством обернулись в ее сторону, она густо покраснела от смущения. Окликать его бессмысленно, вряд ли услышит ее издали, особенно учитывая шум в торговом зале.

Если бы это был Саймон, обернулся бы он, услышав ее? На протяжении нескольких недель, когда она боялась, что он следит за ней в Лос-Анджелесе, он ни разу не попытался связаться с ней.

Это пугало больше всего. Зачем играть в игры? Они расстались не врагами, во всяком случае, в конце все прошло довольно спокойно. Но вот несколько месяцев перед разрывом…

Она вздрогнула и невольно обхватила себя руками.

– Мисс!

Нина обернулась. За ней стояла пожилая женщина.

– Да?

– Если вам нетрудно, пройдите, пожалуйста, вперед.

Очередь успела сильно продвинуться. Нина подтолкнула тележку, думая о своем. Сколько неожиданных встреч! Сначала Лу, теперь Саймон. Интересно, кто еще объявится здесь? Она тряхнула головой. Рыжих на свете много, даже в Вашингтоне!

Мелкие покупки она выложила на ленту, крупные оставила в корзине. Расплатившись, устремилась к выходу. Внимательно осмотрела тех, кто закусывал в ресторанном дворике. Рыжих не оказалось.

Нина тяжело вздохнула. В Лос-Анджелесе ей тоже повсюду мерещились рыжие.

Она вызвала грузовое такси до причала и стала ждать на краю парковки. Желтый фургон подошел довольно быстро, водитель помог ей переложить покупки в кузов.

– Вы с какого острова?

– Брейк-Айленд.

– Давненько я там не был.

– У нас там тихо, спокойно.

– Как и на других островах.

– На некоторых тише.

Они ехали по главной улице, тесно застроенной магазинами. В основном там продавались футболки и сувениры. Машины ползли еле-еле.

– Все островитяне стараются закупиться перед большим штормом.

– Угу. – Нина прижалась носом к стеклу, оглядывая прохожих на тротуарах.

– Кого-то ищете?

– Нет.

Они подъехали к входу на пристань и встали в очередь таких же грузовых такси.

– Вам, наверное, понадобится тележка для покупок.

– Да. Подождите, я схожу за ней.

Она пробилась сквозь толпу к верфи, где стояли грузовые тележки. Когда сунула руку в карман, ища пятидолларовую купюру за аренду тележки, кто-то схватил ее за плечо. Она круто развернулась, стиснув зубы и сжав кулаки.

– Спокойно! – Джейс поднял руки вверх. – Я не украду твою тележку.

– Как ты сюда приехал?

– Взял взаймы лодку у Кляйншмидтов.

– Опять? Они заявят на тебя в полицию!

– На сей раз я их попросил, они разрешили нам брать лодку, пока не починят нашу. Я представил, как тебе тяжело будет тащить покупки на паром, а оттуда снова в такси на нашей стороне. На лодке я доставлю тебя прямо к дому.

– Отлично, спасибо! – Она сунула дрожащую руку в карман. – Покупки в такси.

– Тележка все равно понадобится, поблизости почти не было свободных мест.

Она предоставила ему разбираться с тележкой, а сама пошла к такси.

Джейс и водитель переложили купленные товары в тележку, Нина расплатилась, и Джейс покатил тележку к причалу, где ждала лодка Кляйншмидтов.

– Я сам. – Он отобрал у нее пакет с удобрением.

– Ты мне ничего не даешь грузить! – заметила Нина. Он отбирал у нее все сумки, которые оказывались тяжелее перышка.

– Иди готовь лодку к отплытию и проследи, чтобы ничего не стащили.

– Есть, капитан! – Она в шутку отсалютовала ему.

Что-то ворча о властных мужчинах, она подняла голову, отбрасывая волосы с лица, и увидела, как бледные лучи солнца высветили рыжеволосую голову в очереди на паром. Нина ввинтилась в толпу и стала проталкиваться к нему, не обращая внимания на возмущенные возгласы пассажиров.

– Эй! Эй, ты! Саймон!

Она дошла до рыжеволосого и схватила его за рукав, он развернулся.

Увидев васильковые глаза, Нина попятилась. Но рыжий поспешно положил руку ей на плечо:

– Вы, должно быть, Нина Мур!

Глава 7

Джейс догнал Нину как раз вовремя. Она побледнела и пошатывалась, у нее дрожали губы, рыжий крепко держал ее. Потом перевел взгляд на Джейса и беспомощно развел руками:

– Она бы упала, если бы я ее не поймал.

– Нина, кто это?

– Н-не знаю. Мне показалось, он… я приняла его за другого, но он знает, как меня зовут.

Лицо у незнакомца стало почти такого же цвета, как и шевелюра, он ткнул пальцем себе за спину.

– Можно поговорить в другом месте?

– Говорите сейчас, а то опоздаете на паром.

– Не важно. Ведь я собирался на Брейк-Айленд ради того, чтобы повидаться с Ниной.

– Зачем? – отрывисто спросила Нина, вцепившись в руку Джейса. – Кто вы такой? Что хотите?

– Нина, между прочим, он прав. Давайте выйдем из очереди, мы задерживаем других.

Они отошли в сторону, Джейс показал на моторку Кляйншмидтов.

– У нас лодка.

Незнакомец последовал за ними. Нина непроизвольно прижалась к Джейсу. Почему она так боится рыжего незнакомца? Только потому, что он знает, как ее зовут?

Когда они спустились в лодку, Джейс, не выпуская Нину, поставил одну ногу на рундук.

– Итак, кто вы такой и чего хотите от Нины?

– Нина. – Незнакомец развернулся к ней лицом. – Я брат Саймона Скиннера.

Джейсу с трудом удалось сохранить невозмутимость, теперь и ему все стало ясно. На фотографии, которую показывал ему Джек, Саймон Скиннер казался блондином, но в жизни, наверное, волосы у Саймона были такого же цвета, как у этого человека.

Нина ахнула.

– Н-невозможно. У Саймона не было братьев и сестер.

– Таких, о которых он знал. Саймон ведь говорил вам, что его усыновили?

– Да.

– Поэтому я Китченс, а не Скиннер, – незнакомец протянул руку, – Крис Китченс. Мать отдала нас на усыновление, когда мне исполнилось три года, а Саймон вообще был крохой. Конечно, он меня не помнит, но я помнил, что у меня был младший брат, а когда разобрался, что к чему, решил его разыскать.

Нина стиснула руки и обернулась к Джейсу:

– Саймон Скиннер мой бывший жених.

Джейс кивнул.

Крис продолжал:

– Представьте мое разочарование. Я потратил массу времени и сил на поиски брата, но не нашел его. Я более-менее выяснил, чем он занимался, и вышел на вас.

– К-как вы меня нашли?

– Мне удалось узнать, по какому адресу Саймон жил последнее время, – квартира была оформлена на ваше имя. Навел справки с помощью одного знакомого, который работает в банке, и узнал о Брейк-Айленде.

– Извините, Крис, но я ничем не могу вам помочь. Мы с Саймоном расстались несколько месяцев назад, и с тех пор я его не видела.

– Да, так я и понял, мне кое-что рассказали ваши соседи в Лос-Анджелесе.

Джейс едва не заскрипел зубами. Крис и его знакомый из банка так легко вышли на Нину, какие же у нее шансы против «Бури», если агентство решит ее найти?

– И тем не менее вы приехали сюда. Зачем?

– Сам не знаю. Подумал, может, вам что-то о нем известно. Хотелось поговорить о младшем брате с человеком, который хорошо его знал. Вы ведь хорошо знали Саймона, да? Ведь вы были помолвлены.

– Конечно. – Нина натянуто улыбнулась.

Джейс невольно посочувствовал парню. Тот бросил все силы на поиски брата, с которым его разлучили в раннем детстве. Но его брат умер, а он, Джейс, не может сказать ему об этом. И Нине тоже. Во всяком случае, пока.

– Поехали с нами, – предложил он. – На паром вы уже опоздали.

– Да, конечно, если вы не против. Нина, я у вас не задержусь. Кто знает? Может, поговорив с вами, я быстрее найду Саймона.

– Может быть. – Судя по всему, Нина не особенно верила в успех предприятия. – Извините, я вас не познакомила. Крис, это Джейс Бакли.

Джейс пожал руку рыжеволосому брату Саймона.

– Я живу в пансионе и помогаю Нине с ремонтом.

– Я бы и вам предложила номер, но пока не готова принимать постояльцев.

– Ничего страшного. Я уже снял номер в мотеле. – Крис постучал по тележке: – Хотите, отвезу ее назад?

– Да. А мы пока подготовимся к отплытию.

Когда Крис увез тележку, Нина повернулась к Джейсу:

– Извини, мне стало нехорошо. Он так похож на брата, моего бывшего жениха, что я…

– Ты решила, что твой бывший вернулся за тобой?

– Ну да, наверное.

– Ты этого хочешь? В смысле, помириться с Саймоном?

– Нет!

Джейс взял ее за плечи.

– Нина, твой бывший тебя обижал, может быть, бил? Ты так испугалась этого Криса.

– Саймон меня пальцем не тронул, но последнее время, казалось, все к тому и идет. У него был посттравматический синдром, но от медицинской помощи он отказывался. Крису не обязательно знать такие подробности о брате. Я хочу рассказывать ему только хорошее.

– Да, наверное. Ему и так нелегко.

– Почему?

Джейс мысленно выругал себя и занялся мотором.

– Почему Крису будет нелегко?

– Ну, он ведь думал, что вот-вот найдет брата, а тот пропал.

– Возможно, ему повезет, и он его все-таки разыщет. – Нина помахала Крису рукой. – Садитесь!

Джейс вывел моторку на воду. Примерно на середине залива они обогнали паром. Из-за порывистого ветра и шума мотора разговаривать было невозможно, все трое на время погрузились в свои мысли.

Джейс успел оценить Криса и решил, что его можно пригласить на Брейк-Айленд. Если он будет рядом, за ним проще присматривать.

Нина, кажется, думает, что он очень похож на Саймона, даже приняла его за бывшего жениха. Поэтому рассказ о том, что братьев разлучили в младенчестве и отдали в приемные семьи, выглядит вполне правдоподобным.

«Буря» не стала бы разыскивать человека, похожего на Саймона, и подсылать его сюда. Или все-таки?

Джейс знал о «Буре» немного. Подобно его агентству, она считалась глубоко засекреченным подразделением под эгидой ЦРУ, но участвовала в совершенно секретных операциях.

Даже Джеку Коберну почти ничего не известно о деятельности «Бури», а Джейс ничего не знал до тех пор, пока к ним не пришел один из их агентов, Макс Дюваль; тот рассказал о суперагентах, наркотиках и всемирном хаосе.

Брейк-Айленд удален от этого мира насколько возможно. Тем не менее пропавший брат объявился весьма кстати. Или некстати?

Когда лодка подошла к причалу Кляйншмидтов, Крис ловко соскочил на настил и стал помогать.

– Вижу, вы не новичок в морском деле, – заметил Джейс, бросая новому знакомому якорный канат.

– Надеюсь. Я пять лет прослужил во флоте.

Нина ахнула.

– Саймон тоже служил во флоте!

– Знаю. Так мне и удалось кое-что разузнать о нем. А тут красиво. Саймон много времени здесь провел?

– Нисколько. Мы жили в Лос-Анджелесе. Когда ему удавалось выкроить немного свободного времени, мы в основном ездили на Гавайи.

– Я тоже люблю Гавайи. Мы похожи на близнецов, разлученных при рождении. Только у нас два года разницы.

Они привязали лодку, Крис помог Джейсу донести припасы до «Лунных камней». Джейс всю дорогу украдкой поглядывал на Нину. Интересно, расскажет ли она Крису, что тот скоро будет дядей?

Может быть, Джек и «Просперо» в чем-то ошиблись. Джейс не сомневался, что агентство узнало о беременности Нины, но, может быть, она потеряла ребенка? При этой мысли его будто ударили ножом в живот, он невольно согнулся. Лоб покрылся испариной, он вытер его тыльной стороной ладони. Недопустимо принимать задание так близко к сердцу. Судя по ее медицинской карте, беременность развивается без осложнений.

– Эй, что с вами?

– Наверное, низкий уровень сахара. Я давно не ел.

Нина стояла на крыльце, сунув руки в карманы джинсов.

– По-моему, нам всем необходимо поесть.

– Можно здесь где-нибудь поужинать? По-моему, городок вон там. Я поселюсь в мотеле. Встретимся позже.

– Ресторан называется «У Мэнди». Он на главной улице, и найти его нетрудно. А если все-таки заблудитесь, спросите у местных, они покажут. В шесть часов вам удобно?

– Вполне. Спасибо, Нина, что выслушали меня.

– Я вас понимаю. Не сомневаюсь, Саймон был бы доволен.

– И где же он, по-вашему?

– Он говорил, что работает на правительство. Его часто посылали в командировки, иногда надолго.

– На полгода?

– Ничем не могу вам помочь.

– Понимаю. Ужина достаточно. Мне просто хочется узнать о брате как можно больше, во всяком случае, все, что посчитаете нужным рассказать.

Нина и Джейс долго смотрели Крису вслед.

– Ну уж нет, – пробормотала она себе под нос.

– Небольшая ложь во спасение не повредит. Он решит, что думать, если найдет Саймона. Давай ненадолго забудем о нем. Займись продуктами, а я уберу садовые припасы. Должен сказать, я старомоден и не очень люблю магазины, где удобрения продаются рядом с молоком.

Нина скрылась в доме. Джейс закинул на плечо мешок с землей и направился к сараю. Достал рабочий мобильник и позвонил начальнику.

– Что нового, Джейс?

– Неожиданный оборот.

– Объект в порядке?

– Объект?

– Нина Мур.

– В порядке, но неожиданно объявился пропавший брат ее бывшего жениха.

– У Саймона Скиннера нет брата. У него вообще нет родных. В «Буре» предпочитают агентов без корней. Одиночек.

– Скиннера ведь усыновили, так?

– Да.

– Так вот, у него, оказывается, есть брат, которого тоже отдали в приемную семью. Тот старше и помнит, что у него имелся младший брат.

– Ты уверен? Возможно, это уловка «Бури».

– Я так не думаю. Во всяком случае, внешне он – копия Скиннера.

– Как его зовут?

– Крис Китченс.

– Мы наведем о нем справки.

– Кроме того, сюда приехала сводная сестра Нины, неуравновешенная алкоголичка и наркоманка.

– Дело оказывается сложнее, чем казалось поначалу. Не спускай глаз с игроков и защищай объект.

– Есть!

– По-прежнему считаешь, что задание скучное и ненужное?

– Я пока не заметил, чтобы «Буря» проявляла интерес к Нине.

– А мне чутье подсказывает, что она не оставит в покое невесту Скиннера, пусть даже и бывшую.

– Знаю, какое у тебя чутье, Джек. Поэтому я и здесь.

– Теперь речь идет не просто о чутье.

– Почему?

– Саймон Скиннер наконец-то объявился. Мертвый.

Глава 8

Нина стояла на цыпочках на стуле и пыталась запихнуть упаковку из тридцати шести рулонов туалетной бумаги на верхнюю полку в кладовке. Сейчас такой большой запас не нужен, но когда в пансион начнут регулярно селиться постояльцы, все пригодится. А может, даже раньше, когда ребенок подрастет и начнет давить на ее мочевой пузырь.

Сильные руки обхватили ее бедра.

– Ты что делаешь?

– Убираю туалетную бумагу.

– Стул шатается. И даже на цыпочках ты не дотянешься.

– Ну да, но я ведь не каланча.

– Спускайся, только осторожно.

Она сошла на пол, их лица находились почти рядом.

– Что-то не могу тебя раскусить.

– Что значит «не можешь раскусить»?

– Либо у тебя много сестер и ты привык о них заботиться, либо в вашем доме были одни мальчишки и вы обращались с мамой как с королевой. – Нине хотелось, чтобы он немного расслабился.

Джейс натянуто улыбнулся.

– Ни то ни другое. У меня сестра, в детстве мы с ней дрались, как боксеры на ринге. С мамой все действительно обращались как с королевой, но я был избавлен от службы ее величеству.

– Ну, значит, это в армии тебя так воспитали.

– Наверное. На время ужина я уйду.

– Тебе не нужно уходить. – Неужели ему не хочется выслушивать панегирики в адрес Саймона? – Я знаю, тебе надо писать книгу, а времени практически не было с тех пор, как ты приехал на Брейк-Айленд.

– Ладно, так и быть, пойду с тобой.

– Скажи честно, ты в чем-то подозреваешь Криса?

– А ты?

– Почему ты спрашиваешь? Он очень похож на Саймона. Только поэтому его рассказ кажется мне правдивым.

– Во всем этом что-то странное.

– «Странное»?

– Ты разорвала помолвку и после этого несколько месяцев не видела жениха. Сегодня тебе показалось, что он здесь, но я не увидел в тебе ни любопытства, ни гнева. От тебя прямо веет страхом. Даже не пробуй отрицать. Я тебя видел. Я тебя удержал. Ты дрожала как осиновый лист!

– Повторяю, у Саймона был посттравматический стресс. Перед нашим разрывом он вел себя очень странно. Поэтому мы с ним расстались. Он отказывался обращаться к врачам и отрицал, что с ним что-то не так.

– Тебе кажется, он за тобой следит?

– Ой, не знаю. В Лос-Анджелесе мне часто казалось, что за мной следят.

– Кто? Саймон?

– Не знаю. Я никого не видела, не могла различить лица в толпе, но часто чувствовала чье-то присутствие.

– Ты мне не рассказывала.

– Да ведь мы с тобой только вчера встретились! Когда бы я успела? Такими вещами с малознакомыми людьми не делятся. И без того плохо, что тебе пришлось испытать на себе действие урагана по имени Лу. А теперь еще неизвестно откуда появился брат моего бывшего жениха. Странно, что ты до сих пор не сбежал куда подальше.

– Если тебе кажется, что бывший следит за тобой, – это серьезно. Почему он просто не подойдет к тебе?

– Не знаю. Я сказала, что не хочу его видеть до тех пор, пока он не обратится к специалистам. Возможно, он до сих пор этого не сделал.

– Если за тобой и следят, то не Саймон.

– Откуда ты знаешь?

– Это просто бессмысленно. – Джейс погладил ее руку. – Не думаю, что он крутится неподалеку, наблюдая за тобой. По-моему, Саймон подошел бы к тебе и все высказал открыто. Судя по твоему описанию, он бы, скорее всего, так и поступил.

В носу у нее защипало от непрошеных слез. С Джейсом так хорошо, так спокойно. Может, сказать ему про ребенка? Возможно, известие станет последней соломинкой, и он сбежит куда глаза глядят, но Нине хотелось, чтобы он знал все. Так или иначе, на следующей неделе ей придется переодеться в комбинезон для беременных. Гораздо лучше сказать все сейчас, чем когда обозначится живот.

– Пойдем поговорим с Крисом, ты расскажешь, какой замечательный у него брат. Это все, что ты можешь для него сделать.

Нина кивнула, даже не пробуя возразить. Джейс славный, он ее защищает. И возбуждает. Но разве она чем-то ему обязана? Возможно, он решит, что она слишком откровенничает насчет ребенка. Лучше упомянуть о беременности как бы между прочим.

– Приму душ. Увидимся в гостиной минут через двадцать.

Джейс быстро вышел. Нина посмотрела ему вслед и решила пока не откровенничать.

Приняв душ, она надела черные легинсы, просторный синий свитер, маскировавший живот, и черные сапоги до колен. Выйдя в гостиную, увидела, что Джейс рассматривает фотографии на каминной полке.

– Твои мама и отчим похожи на молодоженов, у которых первая любовь.

– Да, именно так они относились друг к другу все десять лет, что прожили вместе.

– Разве не к такому стремится каждая супружеская пара?

– За счет детей? Нет, я так не думаю. По-моему, семья в первую очередь ячейка общества.

– Да, возможно. Ну, готова? По-моему, можно поехать на грузовике, а без ночной прогулки обойтись.

– Боишься снова наткнуться по пути на мою безумную сестрицу?

– Обидишься, если я скажу «да»?

– Нет, подумаю, что ты человек прямой и говоришь то, что думаешь.

Джейс настоял на том, что сам сядет за руль, Нина не возражала. Они оставили грузовик в полуквартале от ресторана.

– Похоже, сегодня в городке больше народу.

– Наверное, из-за шторма.

– Люди хлынули на остров из-за шторма? Странно. Мне кажется, нормальные люди стремятся держаться подальше от таких явлений природы.

– Когда шторм ударит в полную силу, будет невозможно выходить в море на рыбалку. Многие спешат все закрепить и наладить до моратория.

– Штормы у вас сильные?

– Бывает. Этот, как говорят, идет с самой Аляски. Все боятся, что наш остров окажется отрезанным от мира, нельзя будет ни уплыть, ни приплыть.

– В «Лунных камнях» есть запасной генератор?

– Здесь посудомоечной машины нет.

– Понял.

Крис уже ждал их у входа, похожий на любопытного щенка и сейчас совсем не похожий на Саймона. В том ничто не напоминало щенка. Скорее дикая кошка. Как и Джейс. Отчасти.

Крис широко улыбнулся и крепко пожал им обоим руки.

– Мне нравится ваш остров, здесь очень дружелюбный народ.

– Крис, вы, кажется, говорили, но я забыла, где вы живете? – Нина скрестила руки на животе. Она надеялась, что тот не решит здесь селиться.

– В Аризоне. Я вернусь туда, как только закончу поиски брата.

– Значит, хотите продолжить поиски?

– Конечно, почему нет?

Их снова посадили у окна. Джейс постучал пальцем по меню:

– Рыба с жареной картошкой два вечера подряд?

– Не упускай такую возможность! Рискуй. Это неплохо для твоей книги.

Крис посмотрел на него поверх меню.

– Вы пишете книгу?

– Пытаюсь.

– О чем?

– Военные воспоминания, точнее, беллетристика.

– Вы служили?

– В морской пехоте.

– Прискорбно слышать. Где успели побывать, в Ираке или Афганистане?

– Две командировки в Афганистан.

– Я бы с удовольствием прочел вашу книгу. Судя по тому, что мне удалось выяснить, Саймон тоже пару раз побывал в Афганистане, а потом будто исчез с лица земли, как сейчас. Интересно, во что он вляпался. В военно-морском ведомстве мне больше ничего не рассказали.

– Они не слишком разговорчивые. Придется снова обойтись рыбой с жареной картошкой.

Нина пила воду и наблюдала за Джейсом поверх стакана. Он будто вовсе не горел желанием говорить о Саймоне. Может быть, ему следовало остаться дома и работать над книгой? Ей хотелось рассказать Крису о брате только хорошее. Пусть ему еще больше захочется найти брата и он скорее уедет.

– Вы готовы заказывать? – Официантка раскрыла блокнот.


Они заказали рыбу с жареной картошкой, мужчины заказали пиво. Нина пила только воду.

Когда официантка ушла, Крис склонился над столом.

– Расскажите о Саймоне. У вас есть его фотографии?

Конечно, у нее есть фотографии. После разрыва ей хотелось удалить все с телефона. Она даже стерла несколько снимков, но остановилась, когда узнала, что беременна. Ребенок заслуживает того, чтобы знать, как выглядит отец, пусть даже он его никогда не увидит.

Она достала телефон, нашла папку «Фотографии» и снимки Саймона в отдельном альбоме. Его лицо, широкая улыбка, ярко-рыжие волосы. К горлу подступил ком. Раньше он был таким хорошим, веселым, оптимистичным. Почему так изменился?

– Вот Саймон.

– Ух ты, мы с ним действительно похожи.

– Можете просмотреть весь альбом. Здесь у меня только он.

– Значит, вы не из тех, кто после разрыва уничтожает и сжигает фото? Вы не похожи на обычных девушек. Мы с подружкой расстались, через несколько месяцев помирились, но оказалось, она удалила все мои снимки. Тогда мы снова расстались. Вы их храните, потому что надеетесь когда-нибудь помириться с Саймоном?

Не глядя на Джейса, Нина чувствовала на себе его пристальный взгляд. Неужели ревнует? И почему ей это приятно?

– Мы не помиримся, но он был частью моей жизни, не собираюсь переписывать историю.

– Мне нравится ваше отношение. Почему вы расстались? Если не хотите, не отвечайте.

– Мы оба изменились, каждый пошел своей дорогой. Решение было взаимным.

Разглядывая снимки, Крис осыпал ее вопросами. Отвечая, Нина вспоминала прежнего веселого и бесстрашного Саймона, которого любила, а не злобного параноика, впадавшего в приступы ярости, которого она выгнала из дома и из жизни.

Время от времени Джейс перегибался через стол посмотреть ту или иную фотографию. Лицо у него напряглось, будто он постоянно настороже. У Саймона тоже бывало такое выражение, чаще ближе к концу. Всегда на взводе, всегда ждет неприятностей.

Наверное, ее влечет к мужчинам подобного типа. Нина прекрасно понимала, несмотря на беременность, ее влечет к Джейсу Бакли.

Им принесли жареную рыбу и золотистую картошку. Крис положил телефон рядом со своей тарелкой.

– Спасибо, Нина! Теперь мне еще больше, чем раньше, хочется найти брата.

Джейс потер руки и потянулся за уксусом.

– Вкуснее рыбы с картошкой в жизни не ел.

Нина метнула выразительный взгляд в его сторону.

Пора менять настроение. Крис будто не заметил их взглядов, или ему все равно. Он выдавил на рыбу лимон.

– Выглядит замечательно.

Потом заговорили о рыбалке и погоде.

– Насколько я понимаю, надвигается сильный шторм. Во время шторма на острове отключается электричество?

– Бывает, а еще пропадает связь, нас затапливает. Все удовольствия.

– Наверное, мне лучше уехать до того, как все начнется.

– И куда же вы направитесь? – Джейс окунул кусок рыбы в соус тартар.

– Наверное, вернусь в Лос-Анджелес, может быть, удастся разыскать его следы там. Лос-Анджелес – последний город, где он жил. Нина, спасибо за фотографии и остальное, но я надеялся, что вы скажете, где его найти.

– Если бы знала, я бы вам сказала. Мы расстались. Он собрал вещи, сел в машину и уехал. После разрыва я его больше не видела.

– Вы что, поссорились? Он расстроился? Не собирался покончить с собой?

– Послушайте, Крис. У Саймона был посттравматический стрессовый синдром. Я не собиралась вам говорить, не хотела расстраивать, но раз вы всерьез решили его разыскать, вам необходимо знать о нем все. Саймон сходил с катушек. У него началась паранойя. По-моему, иногда он бредил. Уверял меня, что за ним следят. Сражался с невидимыми врагами. Я просила, умоляла обратиться к специалистам, но он упорно отказывался. В тот день, когда я поставила ему ультиматум, он ушел.

– Хорошо, что вы мне это сказали! Почему вы решили скрывать от меня его состояние?

– Вы спрашивали, каким был ваш брат, а я последнее время совсем не узнавала прежнего Саймона.

– Вы не правы. Это тоже часть Саймона. – Крис повернулся к Джейсу: – Скажите, старина, я прав? Это ведь тоже он.

– Вы правы, но, может быть, сейчас не лучшее время для того, чтобы его разыскивать.

– Лучшего времени не бывает. Нина, спасибо за откровенность. Тем быстрее нужно его найти.

– Одного тебе мало, второго завела?

Нина застонала и зажмурилась, прежде чем посмотреть в водянистые голубые глаза сводной сестры.

– Лу, я думала, ты уехала.

– Мы с Кипом в отпуске. Побудем тут еще денек-другой, а ты ведь знаешь, как я люблю бушующий шторм! Только не думай, что мы забыли про «Лунные камни»! Брат Кипа – адвокат в Сиэтле, и он считает, что я могу подать на тебя в суд и выиграть дело.

– Так считает брат Кипа или сам Кип? Он-то, похоже, не слишком уверен в себе. – Нина показала на спутника сестры, нависавшего над ней.

– Да плевать! Кто этот красавчик?

– Крис Китченс. Крис, моя сестра Луиза Мур и ее друг Кип.

– Чендлер. – Кип неожиданно протянул Крису руку. Джейс удивился, заметив, что рука Кипа не дрожит. – Вы местный?

Нина затаила дыхание и покосилась на Джейса.

– Я? – Крис смял салфетку и бросил в пустую тарелку. – Нет, приехал сюда специально, чтобы найти Нину.

Лу сдула со лба прядь крашеных светлых волос.

– Нину все хотят найти!

– Да нет, не в том дело. Я брат Саймона.

Лу вытаращила глаза.

– Я должна знать, кто такой Саймон?

– Саймон Скиннер, бывший жених Нины.

– Ну и ну, смотрю, ты быстро работаешь!

– Может, сходишь перекурить? – Нина лягнула Джейса под столом, сама не зная, чего от него хочет. Судя по виду, он тоже не знал.

– Что вы имеете в виду? – Крис растерянно склонил голову.

– Не знаю, давно ли Нина была невестой вашего брата, потому что вот это теперешний Нинин жених.

– Правда?

– Извините, Крис.

– Дело ваше, но у Саймона правда посттравматический синдром или вы расстались из-за Джейса?

– Насчет Саймона все правда. – Джейс тоже лягнул Нину под столом. – Мы с Ниной познакомились уже после разрыва. Просто у нас все развивалось быстро.

– В таком случае желаю вам всего наилучшего. Позвольте мне заплатить, вы уделили мне много времени.

Джейс уже достал деньги.

– Мы угощаем.

– Пришлите мне несколько снимков Саймона, я заплачу за ужин, и будем считать, что мы в расчете.

– С радостью. – Нина придвинула к нему телефон. – Позвоните мне, чтобы я знала ваш номер.

Кип удалился к барной стойке, но Лу сдаваться не собиралась. Положив руку на плечо Криса, наклонилась к столу.

– Если хотите вернуться на материк с шиком, мы с Кипом вас подвезем.

– Правда?

– Если паром перестанет ходить из-за шторма, у Кипа имеется вертолет.

– У Кипа вертолет? Интересно, откуда? – Нина удивленно подняла брови.

– Подробностей не знаю. Кажется, принадлежит его брату-адвокату. Я случайно подслушала, как он по телефону расспрашивал, есть ли на острове вертолетные площадки.

– Спасибо, буду иметь в виду ваше предложение.

Разочарованная, что не удалось устроить скандал, Лу отошла к стойке. Кип протянул ей пиво. Они выпили и ушли. Официантка принесла счет, Крис рассмотрел его.

– По-моему, нам приписали два лишних пива. Ведь мы с вами выпили всего по одному, да?

– Да.

Крис подозвал официантку.

– Мы выпили всего два пива, а вы взяли с нас за четыре.

– Та парочка ведь подходила к вам? Они заказали два пива за стойкой и велели записать на ваш счет.

Нина закатила глаза.

– А вам не пришло в голову вначале спросить, согласны ли мы?

– Извините, дорогуша. Они же с вами разговаривали.

– Крис, за сестру заплачу я.

– Ничего страшного. Вы не дружите?

Джейс фыркнул:

– На тот случай, если вы не заметили, у Лу не все в порядке с головой.

– Надеюсь, когда мы с Саймоном наконец встретимся, то поладим. Я об этом позабочусь.

– Удачи вам! – Джейс похлопал Криса по плечу.

Нина схватила куртку и бросилась к выходу. Если Крис найдет Саймона, сообщит ли он, что она снова помолвлена? И почему вдруг возникло столько сложностей? Она уехала на Брейк-Айленд отдохнуть от проблем.

– Похоже, шторм начинается, – заметила она.

– Ты оставила зонтик в ресторане. Схожу возьму.

Нина повернулась к Крису:

– Вы еще побудете на острове?

– День-другой, но вы не волнуйтесь, я сам справлюсь. Вы мне очень помогли, хотя и не должны были.

– Надеюсь, вы не разочарованы и найдете то, что ищете. – Она потянулась к нему, чувствуя вину и жалость одновременно.

Он обнял ее. Сзади послышался громкий скрежет. Прежде чем Нина успела среагировать, что-то с силой дернуло ее за волосы, выдирая из объятий Криса. Она попятилась назад, размахивая руками, чтобы не потерять равновесие.

– Ах ты, сука! Все хочешь заграбастать себе! Один жених. Два жениха. Теперь третьего обрабатываешь?

Истошно вопя, Лу пинала ее костлявым коленом.

У Нины подкосились ноги. Неожиданно все прекратилось. Обернувшись, она увидела, как Джейс схватил Лу за шиворот и приподнял. Та болтала ногами, как тряпичная кукла. Джейс с силой опустил ее на асфальт.

– Убери руки от Нины! Она ждет ребенка.

Глава 9

Все словно оцепенели. Нина по-прежнему стояла выставив перед собой руки, защищаясь от очередного удара. Лу словно приросла к тому месту, куда ее поставил Джейс, разинула рот и с безумным видом смотрела на нее. Даже Крис словно превратился в статую.

Черт возьми, откуда Джейс узнал, что она беременна? И с чего вдруг решил объявить об этом именно сейчас? Крис первым нарушил молчание.

– Неужели?

Нина судорожно вздохнула, не в силах справиться, во всяком случае пока.

– Нет, Крис. Ребенок не Саймона. Вот почему мы с Джейсом решили все ускорить.

Она не сразу встретилась с ним взглядом. Бедняга! Сначала она навязала ему помолвку, а теперь ребенка. Хотя хорош бедняга. Ее ноздри раздувались от гнева. Как он посмел все рассказать посреди улицы? Неожиданно Лу села на землю и громко завыла. Нина встревоженно смотрела на нее. Та раскачивалась из стороны в сторону и вопила на весь городок, даже не сразу разглядела Кипа; тот возвышался над ней, но ничего не делал.

– Помогите ей! – велела Нина. – Лу, что с тобой?

– Ребенок, ребенок, ребенок! Я всегда так хотела ребенка!

От ее слов Нину сковал холодный страх. Никогда прежде сестра не интересовалась детьми. С каких это пор она хотела ребенка?

– Лу, тебе нужна помощь.

– Мы уходим. – Джейс положил руку на плечи Нины, а вторую руку протянул Крису. – Надеюсь, вы благополучно найдете своего брата.

И повернулся к Кипу:

– Уведите ее, чем скорее, тем лучше! Вы же не хотите, чтобы ее арестовали за нарушение общественного порядка?

Джейс раскрыл зонтик над головой Нины и повел ее прочь. Она оглянулась через плечо. Кип и Крис помогали Лу встать. Крис набросил куртку ей на плечи, все больше напоминая Саймона.

Джейс помог Нине забраться в грузовик и включил печку, не спеша трогаться с места.

– Извини, зря я это сказал.

– Кстати, откуда ты узнал, что я жду ребенка?

– Сам не знаю. Тут много разных мелочей. Ты не пьешь спиртного. Я видел твою фигуру, когда вытащил тебя из воды. Ты все время кладешь руки на живот.

– Да, действительно. – Она убрала руки и вздохнула.

– Я все ждал, что ты сама скажешь. Хотя ты не обязана ничего говорить.

– Но почему именно сейчас? Зачем вываливать все в самый неподходящий момент? При Лу, Крисе?

– Не знаю, хотелось остановить Лу, не прибегая к насилию, не швыряя о стену.

– Ну да, ты схватил ее за шкирку и тем самым остановил.

– Она извивалась и лягалась. Я сразу понял, если отпущу ее, она снова набросится на тебя.

– Спасибо, что вмешался, но жаль, что рассказал о моей беременности.

– Почему ты не призналась Крису, что ждешь ребенка Саймона? Ведь это его ребенок?

– Конечно.

– Мальчик?

– Да, и я не хотела ничего говорить Крису, еще больше осложнять его жизнь. Ему хочется разыскать брата, он уверен, что они прекрасно поладят. А если бы он узнал о ребенке, стало бы еще тяжелее.

– А потом ты собираешься ему сказать?

– Все его данные у меня есть. Позвоню, когда все успокоится. Если он захочет принимать участие в воспитании племянника, я не против. Крис показался мне порядочным человеком.

– Ты ведь не пытаешься скрыть беременность от Саймона?

– Нет, что ты, я на такое не способна. Но, как ты, наверное, уже догадался, его не так легко найти. А если он следит за мной, я не собираюсь ничего ему говорить до тех пор, пока не обратится к врачу.

Как всегда, когда она начинала говорить о Саймоне, лицо Джейса замкнулось, будто глаза закрылись ставнями. Он завел мотор.

– Как по-твоему, почему Лу вдруг разрыдалась?

– Она неуравновешенная, к тому же постоянно накачивается алкоголем и наркотиками, что только усугубляет ее состояние. Ей нужна хорошая клиника. Папа много раз предлагал полечиться, оплатить курс, но она всегда отказывалась.

– По-моему, Лу представляет угрозу для тебя и ребенка. Ты заблуждаешься, если считаешь, что ее выходка с лодкой и сегодняшнее нападение не направлены на то, чтобы причинить тебе физический вред.

– Наверное, ты прав. Я приехала на Брейк-Айленд отдохнуть от страха и напряжения, но проблемы, похоже, догнали и здесь.

– Считаешь, что Саймон преследует тебя?

Ей не хотелось повторять одно и то же, особенно после того, как Джейс замечательно ее защитил.

– У меня нет никаких доказательств. После того как мы с ним расстались, он уехал. Не просил простить его, не угрожал. Ему будто было все равно. Не знаю, зачем ему преследовать меня, но не могу придумать никого другого, кто испортил бы зажигание в машине и следил за мной на парковке.

– Что?! – Джейс вдавил педаль тормоза в пол, послышался визг шин.

– Для защитника ты должен научиться водить осторожнее.

– Кто-то испортил зажигание в твоей машине? Раньше ты об этом не говорила!

– Я точно не знаю, нет доказательств, но до того дня машина прекрасно работала, и потом, мне показалось, что вторая машина следит за мной.

– Когда это случилось? Сразу после ухода Саймона или позже?

– Не сразу. Позже, после того, как я узнала, что жду ребенка. Вот почему заподозрила Саймона. Решила, он каким-то образом узнал о ребенке и вбил себе в голову, что за мной надо повсюду следить, может, чтобы убедиться, что ребенок от него.

– Но самого Саймона ты ни разу не видела?

– Время от времени замечала поблизости рыжую шевелюру. Совсем как сегодня, только сегодня выяснилось, что я ничего не придумываю. В Лос-Анджелесе мне ни разу не удавалось подойти к нему, поэтому точно я ничего не знаю.

– Чего ты не знаешь?

– Я решила, что у меня развилась паранойя из-за гормонального сдвига. Но здесь все иначе. Лу подстерегала меня. Так что здесь ничего не мерещится.

– А в Лос-Анджелесе, значит, померещилось?

– Там все казалось настоящим. А были ли у моих подозрений основания, дело другое. Тебе не кажется, что я несу бред?

– Нет.

Войдя, Джейс повесил зонтик на крючок у входной двери.

– Сейчас разожгу камин. А ты переоденься в сухое или лучше надень теплую пижаму. Хочешь теплого молока или чаю?

– Лучше чаю. – Нина направилась к себе, но через несколько шагов обернулась: – Ты всегда такой деспот, Джейс Бакли?

– Ты еще не знаешь, какой я!

Она скрылась в своей комнате. Джейс выгреб из камина вчерашние угли, положил на решетку поленья и чиркнул спичкой. Через две минуты дрова занялись; он смотрел на оранжевые и золотистые язычки пламени. И как он мог так сглупить? Конечно же ни по каким признакам он бы не сумел определить, что Нина ждет ребенка. Но теперь придется блефовать и дальше, потому что она, похоже, поверила. Если бы Джек Коберн узнал о его сегодняшней выходке, наверняка бы усомнился в его психической полноценности. Меньше всего хотелось бы, чтобы Крис Китченс болтался около Нины и без конца расспрашивал о братце. Хотя его жалко. Столько прождать и найти брата через несколько месяцев после того, как тот умер! Как только «Просперо» и ЦРУ выяснят, что произошло с Саймоном Скиннером, надо будет известить Криса. И Нину. Может быть, к тому времени Крис уедет и оставит ее в покое.

Права она в своих подозрениях о Лос-Анджелесе? Наверное, действительно считала, что Саймон следит за ней, но Джейс точно знал, что этого не могло быть. «Просперо» удалось подтвердить рассказ Макса Дюваля, и, даже если бы они не нашли тела Саймона, нет оснований сомневаться в том, что Дюваль убил его, защищаясь. А если за Ниной следил не Саймон, то кто? Могла ли сводная сестра следить за Ниной в Лос-Анджелесе? Нет. Джейс видел Лу; та предпочитала не действовать исподтишка, а нападать открыто. Может, босс прав и Нину преследовали агенты «Бури»? С какой целью? Она ведь ничего не знала о работе Саймона.

– Ты забираешь все тепло.

Сидя на корточках перед камином, он выгнул шею. Нина успела надеть розовый халат, волосы высушила, и они пушистым облачком окружали голову.

– Люблю смотреть на огонь. Я еще не заварил тебе чаю.

– Я сама могу.

– Сядь, я ведь деспот, помнишь?

– Очень мило, что так заботишься обо мне, но я не разобьюсь.

– Мило? Меня впервые называют «милым»!

– Да ладно тебе! Ты, наверное, и с племянниками и племянницами так же возишься.

– У меня нет племянников и племянниц. Если бы у сестры были дети, она бы, наверное, махнула на них рукой.

– В самом деле? Очень странно.

– Ты не знаешь мою сестру.

– Я имею в виду, странно, что ты до сих пор не дядя. Судя по тому, как со мной обращаешься, можно подумать, тебе уже приходилось иметь дело с беременными женщинами. Вот я и решила, что сестра…

Джейс негромко выругался. Он увязает все глубже и глубже, хотя не имеет права забываться рядом с Ниной. Он не пишет книгу. Ему не нужно работать, чтобы зарабатывать на жизнь. Нина – это просто задание.

– Последнее время многие мои приятели женились и обзавелись детишками. Чуть не каждый месяц на свет появляется новый младенец.

– Наверное, такие вещи заразительны. Ты уверен, что не женат и дома тебя не ждут пятеро детей?

– Семеро! – Он натужно рассмеялся.

– Чего «семеро»?

– Детей.

Нина рассмеялась, но как-то безрадостно. Она сомневалась в нем.

Ему нужно признаться, рассказать о Саймоне, по крайней мере, о том, что он умер. Коберн хотел удостовериться в его смерти, проверить рассказ Макса Дюваля, прежде чем делиться сведениями с близкими Саймона. Нина по-прежнему считалась его близким человеком, ведь Саймон отец ее будущего ребенка. Бедняжка – у него с самого рождения не будет отца.

Джейс залил кипятком чайный пакетик и отнес ей кружку.

– На этот раз ты ко мне не присоединишься?

– Я понял, что не люблю горячий чай.

– В холодильнике есть холодное пиво.

– После такого дня, как сегодня, я, скорее всего, приму твое предложение. Пиво местное?

– В кладовке три ящика, в холодильник я поставила по бутылке каждого сорта, на всякий случай. Попробуй, у нас варят хорошее пиво.

Джейс устроился на двухместном диванчике, как вчера вечером. Правда, со вчерашнего вечера в их жизни многое изменилось.

– Тебе не кажется, что лучше рожать в большом городе, когда вокруг друзья?

– У меня и здесь много друзей, старинных знакомых. Они знали моих родителей. После того как заболела мама, соседки ухаживали за отцом, готовили ему еду. Они и мне помогут, когда подойдет срок.

– В Лос-Анджелесе у тебя не такие друзья?

– Там у меня хорошие друзья, с ними можно пообедать, выпить кофе, сходить на концерт. Но я сомневаюсь, что можно оставить ребенка, или они знают домашние средства от колик. Подобные люди живут здесь, а сейчас мне нужны именно такие.

– Жаль, что Саймона нет рядом.

– А мне не жаль. После того, как он себя вел. Хватит с меня неуравновешенных людей. Достаточно Лу!

– Это уж точно. Прямо не поверил, когда увидел, как она набросилась на тебя. Я и сейчас думаю, что ты легко могла бы уложить ее на месте, несмотря на беременность, если бы она не застала тебя врасплох.

– Спасибо за доверие, но я бы не стала драться со сводной сестрой посреди улицы!

– Теперь понятно, почему ты так быстро выставила Саймона, пришлось столкнуться примерно с тем же в собственной семье.

– Я вовсе не выставляла его, как ты выражаешься. Я долго просила пойти к врачу. Советовалась с подругой-психологом.

Звонила в Департамент по делам ветеранов.

– А он что делал? Что говорил?

– После того как возвращался из очередной командировки, много путешествовал. Он называл себя государственным служащим, но о работе не распространялся. Когда приезжал домой, запирал все двери и опускал жалюзи. Иногда целыми днями сидел перед телевизором с пистолетом в руке.

– Тебе не было страшно?

– Тогда нет. Гнев и паранойя еще не были направлены на меня. Он все повторял, что нам грозит опасность и, если они узнают про него, придут и возьмут.

– А он говорил, кто такие эти «они»? – Все сходилось с тем, что рассказывал Макс Дюваль.

– В подробности не вдавался, на мои вопросы не отвечал. Постепенно все больше бушевал. У него начались приступы ярости. Несколько раз он ломал мебель и молотил кулаками по стенам.

– Наверное, тебе было страшно, хотя он изливал гнев не на тебя.

– В том-то и дело. Последний раз, когда был дома, он все повторял, что я следующая и меня в покое не оставят.

Может быть, в словах Саймона Скиннера больше правды, чем паранойи?

– И это стало последней каплей?

– Он до смерти меня напугал. До сих пор понятия не имею, о ком он говорил. Может быть, о себе. Я несколько недель уговаривала его обратиться к врачам, но он упорно отказывался. Когда поставила ультиматум – лечись или уходи, – он ушел.

– А ты бы сдержала слово?

– Хочется верить. Последним ударом стало его предупреждение не разыскивать его и не пытаться связаться с ним.

– Ты с уважением отнеслась к его просьбе?

– Не связываться с ним?

– Да.

– Вплоть до того дня, когда узнала, что жду ребенка. Тогда я сделала все, что в моих силах, чтобы найти его, хотя и не знала, какую роль он сыграет в жизни ребенка.

– Вполне разумно.

– Тогда не все казалось разумным, но у меня появилась собственная версия случившегося.

– Я тебя внимательно слушаю.

Нина невольно улыбнулась. Джейс сдвинулся на край дивана, руки положил на колени, подался вперед. Он умеет слушать… Интересно, почему он до сих пор не женат?

– По-моему, Саймон все-таки выяснил, что я его ищу и в чем дело. Он знал, что я не дам ему быть отцом ребенка до тех пор, пока не пройдет курс лечения. Он считал, что не готов стать отцом, и вообще ребенок ему не нужен. Поэтому решил преследовать меня. До вчерашнего дня, когда увидела Криса Китченса, я думала, что Саймон махнул на меня рукой после того, как я переехала сюда. На маленьком острове довольно трудно прятаться. Что? Считаешь, я попала пальцем в небо?

– Не знаю, Нина. По-моему, сейчас тебе лучше выбросить Саймона из головы. Сосредоточиться на том, чтобы оставаться расслабленной и счастливой. Для этого ты сюда и приехала, верно? А я здесь для того, чтобы писать книгу и помогать тебе привести пансион в порядок.

Она расправила плечи и удобнее устроилась в кресле.

– Ты прав. Саймон либо вернется, либо нет. Может, Крису повезет больше.

Джейс тоже откинулся на спинку дивана, обхватил рукой запотевшую бутылку и одним глотком допил содержимое.

– Неплохая штука.

– Хочешь еще?

– Нет, спасибо. Что-то я устал. Все утро чинил забор, возил тебя, покупки и нового знакомого, который снова тебя взбудоражил. Еще пришлось сражаться с диким тасманийским дьяволом по имени Лу и выпустить огромного кота из мешка. Готов отправиться на боковую.

– Иди, если хочешь, но тебе нужно кое-что пообещать мне, Джейс Бакли.

– Все что угодно.

– Обещай, что завтра все-таки засядешь за книгу. Я чувствую себя такой виноватой! Ты приехал писать, а сам все время принимаешь участие в моей семейной драме.

– Семейные драмы хорошо отражаются на написании книги.

– Джейс, спасибо тебе. Спасибо за все.

Нина не поняла, слышал он ее или нет, так как вместо ответа послышалось лишь звяканье стекла. Она вздохнула. К списку его многочисленных добродетелей следует добавить скромность.


Через несколько часов она проснулась, как от толчка. Дождь за ночь усилился, капли безжалостно барабанили по стеклу.

Она перевернулась и сунула голову под подушку, чтобы посмотреть на будильник. Всего три часа ночи!

С тех пор как забеременела, если она вот так просыпалась по ночам, потом бывало трудно заснуть. Она закрыла глаза и велела себе глубоко дышать. По стеклу снова забарабанили капли дождя. В оконную раму била ветка дерева, царапала и выстукивала нечто вроде азбуки Морзе. Символы казались зловещими и упорными.

Она села на кровати. Зловещими? С бешено бьющимся сердцем она прижалась носом к стеклу, по которому ползли струи воды. Окно ее спальни выходило на задний двор и открытую веранду, будто какая-то сила манила ее наружу.

Веранда была любимым местом родителей. Мать и умерла там, завернутая в одеяла, на руках любящего мужа. Не желая нарушать святость этого места, отчим застрелился в воде, но его дух, как и дух мамы, по-прежнему ощущался там.

Нина сунула ноги в сабо и накинула халат. Достала из стенного шкафа дробовик и прошаркала к парадной двери. Лицо сразу же стало мокрым от дождя.

Она смахнула капли со лба и щек. Тучи чуть-чуть разошлись, сквозь мокрую листву блестела луна. Потом и та снова скрылась из виду, на землю упала тень.

Нина медленно спустилась и зашагала по покрытой гравием тропинке, которая вела в обход дома к внутреннему дворику с верандой. Кругом стояла кромешная тьма. Неожиданно порыв ветра взметнул листья с земли, дернул ее за халат, словно приглашая к танцу, снова разогнал тучи, и луна осветила задний двор.

В плетеном кресле на веранде лежала бесформенная фигура. Сердце Нины екнуло.

– Мама?

Ноги сами понесли к веранде, сабо гулко цокали по дорожке. Подол халата волочился по земле. Крепко держась за обветшалые деревянные перила, она поднялась на веранду. Тучи решили снова поиграть с луной в «ку-ку», и веранда погрузилась во мрак.

Нина застыла на месте, боясь ступать по прогнившему настилу. Будто угадав ее неуверенность, ветер мягко дунул в лицо, разгоняя облака. Луна снова осветила веранду. Нина зашагала к плетеному креслу под окном ее спальни.

Склонилась и осторожно дотронулась до бесформенной фигуры. Пальцы дрогнули, нащупав холодную кожу.

Глава 10

От пронзительного крика Джейс кубарем слетел с крыльца. Чтобы не упасть, ухватился за куст. Крик доносился из-за дома, и он посветил туда фонарем.

Свет упал на веранду. Нина. Склонилась над плетеным креслом у стены дома.

– Нина! Нина, что с тобой?

Она повернула бледное лицо. Джейс одним прыжком очутился на веранде. Фонарь высветил фигуру, скорчившуюся в плетеном кресле. Он узнал Лу.

Джейс отвел фонарь от трупа и взял Нину под руку.

– Пойдем в дом, вызовем службу спасения.

– Она умерла, да?

Лу определенно выглядела мертвой, а Джейс на своем веку видел много мертвецов, и все же ради Нины он приложил пальцы к шее Лу.

– Да.

– Ты не видишь, она не ранена?

– Сейчас почти ничего не видно. Пусть ее лучше осмотрят профессионалы. Пойдем, ты вся дрожишь.

Он повел ее в дом, светя перед собой фонариком. Устроив ее в кресле у камина, позвонил в службу спасения и сообщил, что они нашли тело Лу. Потом сел на подлокотник кресла и растер ей шею.

– Переоденься, твой халат промок, подол весь в грязи.

Нина развязала пояс негнущимися пальцами, Джейс осторожно спустил халат с ее плеч. Она промокла и замерзла, уже в третий раз за два дня. Не слишком полезно для будущего ребенка. Он поставил чайник на огонь и принес из своей комнаты одеяло. Когда вернулся, Нина раскачивалась туда-сюда, зажав руки между коленями.

– Грейся. Я принесу тебе чаю.

Увидев, что она не двигается, он подоткнул одеяло, впервые заметив ее полную грудь и округлившийся живот под тонкой ночной рубашкой. Желание превратилось в раскаленную жажду, он положил край одеяла ей на колени, будто оно прожигало ему пальцы. На кухне велел себе успокоиться. Рядом с Ниной он стремительно теряет самообладание. Позволил прошлым событиям повлиять на чувства к Нине и на задание. Пора выходить из пике.

Проблесковый маячок залил гостиную красным светом.

– Я открою. – Он пошел к двери, но Нина последовала за ним. Одеяло волочилось по полу.

Спасатели выскакивали из машины.

– Она на веранде.

Подкатили две полицейские машины, палисадник осветился мощными прожекторами.

– Вы ведь Нина Мур? Дочь Брюса и Лори? Я сержант Пруитт.

– Да, мы нашли тело моей сводной сестры, Луизы Мур. А это Джейс Бакли.

– Рад познакомиться, – кивнул сержант. – Я знал Лу. Несколько дней назад пришлось сделать ей внушение за скандал в общественном месте.

– Да, Лу на такое способна.

– Ваш отец делал для нее все, что мог. – Сержант кивком головы указал в сторону веранды. – Что с ней случилось?

– Сами не знаем, – ответил Джейс. – Мы не заметили на теле никаких травм, но было темно.

– Тело появилось только что? Шума не было? Звуков борьбы? Как вы ее нашли?

– Я проснулась с дурным предчувствием. Сначала выглянула на улицу, ничего не увидела. Вышла и нашла ее. Я, наверное, закричала, потому что почти сразу же после этого прибежал Джейс.

– Ты и правда закричала, но я уже шел к тебе. Услышал шум, наверное, когда ты выходила.

– Больше вы никого не видели, мисс Мур?

– Можете звать меня Ниной. Нет, я никого и ничего не видела.

– Не слышали шума машины или, например, собачьего лая?

– Сейчас сильный ветер, сержант. И еще океан шумит.

– Да. На нас надвигается страшный шторм.

Увидев, что Нина собралась идти за полицейским, Джейс схватил ее за руку:

– Иди-ка лучше в дом!

– Она моя сестра. – Нина отмахнулась от него и догнала сержанта Пруитта.

Санитары уже положили тело Лу на носилки, полицейский обносил веранду желтой лентой.

Джейс прищурился от яркого света.

– Что, по-вашему, с ней случилось?

– Похоже на передоз, – бросил один из медиков.

Нина ахнула и закрыла рот ладонью.

Джейс положил руку ей на плечи и притянул к себе.

– Признаков насилия нет?

– Пока судить трудно. Мы отвезем тело в местную больницу. Коронер наверняка потребует произвести вскрытие.

Нина всхлипнула.

– Не понимаю, как она туда попала. Ночью, точнее, вчера вечером мы видели ее в центре городка. Потом ушли, а она осталась.

Сержант расправил плечи.

– Отсюда до центра недалеко.

– Но если она была под кайфом…

– Может быть, наркотики не подействовали до конца до тех пор, пока она сюда не попала. Нина, пусть все решает коронер, а нам нужно все здесь осмотреть. Пока не поймем, что случилось, ваша веранда считается местом преступления.

– Что это значит? – Она вздрогнула, но не отстранилась от Джейса, как в прошлый раз, наоборот, крепче прижалась к нему.

– Место преступления – только веранда. Когда рассветет, сюда придут криминалисты и все осмотрят. Вчера, когда вы видели ее, она была одна или с кем-то?

– Со своим постоянным спутником Кипом Чендлером.

– Ах да, кажется, его я тоже видел.

Джейс кашлянул.

– Еще с нами был Крис Китченс.

– Его я не знаю.

Нина обернулась к Джейсу:

– Да ведь она не с Крисом была.

– Помнишь, когда мы уходили, он дал ей свою куртку?

– Кто такой Крис Китченс?

– Приехал на остров. Искал своего брата, с которым я была знакома раньше. Я сказала ему, что не знаю, где тот. Мы с ним поужинали.

– Он знал Лу?

– Только что познакомился. Он дал ей куртку, потому что начался дождь.

– И больше вы их не видели? А вашу сводную сестру?

– Нет. – Нина уткнулась лицом в плечо Джейсу.

– Сержант Пруитт, может, договорим внутри? Нина продрогла до костей.

– На сегодня я с расспросами покончил. Не выходите на веранду до тех пор, пока криминалисты ее не осмотрят. До рассвета оставляю здесь офицера Джеймисона, а рассветет уже через несколько часов.

– Сержант, если вам понадобится что-то еще, мы оба здесь.

Пруитт перевел взгляд с Джейса на Нину.

– Вы уже принимаете постояльцев?

– Джейс не постоялец. Он помогает мне отремонтировать пансион в обмен на комнату и стол.

– «Лунным камням» ремонт не помешает. Пансион много значил для ваших родителей.

– Может быть, Лу поэтому сюда вернулась. – Голос у Нины сорвался. Джейс взял ее под руку и повел к дому.

– Сержант, сообщите нам, если вам что-нибудь понадобится.

– До рассвета ничего не понадобится, поэтому постарайтесь поспать. Нина, примите мои соболезнования.

Джейс отвел ее в дом. Медики и сотрудники полиции еще стояли над телом, накрытым простыней.

– Ложись. Я погашу свет.

Нина села в кресло, положив ноги на тахту.

– Не смогу уснуть. Ведь Лу еще там.

– Почему ты вдруг проснулась среди ночи?

– Сама не знаю. Почувствовала ее присутствие. Мама тоже умерла на той веранде.

– Может быть, тебя разбудил шум?

– Так было бы логично, да? Но у Лу логика отсутствовала напрочь. А последнее время… Я знаю, что она курила травку и много пила.

– Может, у нее алкогольное отравление?

– Они сказали, что больше похоже на передоз.

– До вскрытия ничего нельзя сказать наверняка. Придется подождать.

– Может быть, она шла сюда, чтобы помочь мне. Когда в голове у нее прояснялось, она бывала веселая и теплая.

– Не знаю, не знаю. Я видел в ней лишь угрозу для тебя.

– Наверное, я уже какое-то время ждала такой концовки.

– Ты до сих пор дрожишь. В кресле хватит места для меня? Подвинься, тебе нужно согреться.

Нина широко раскрыла глаза, но подвинулась, он сел в кресло рядом с ней. Развернулся боком и открыл объятия, чтобы она могла прижаться к его груди. Плотнее укутал ее в одеяло, она положила ноги ему на бедра, очутившись почти у него на коленях. Он держал ее, она прижалась щекой к его груди над часто бьющимся сердцем.

– Мне жаль, – прошептал он, погладив ее по голове.

Она захлопала ресницами и приоткрыла рот, будто собиралась ответить, но просто тихо вздохнула. Джейс крепче обнял ее, и она задремала. Ему казалось, что он может так обнимать ее до утра и любоваться ее лицом, мирным и свободным от забот.

Послал бы Коберн его на задание, если бы знал, как осложнена жизнь Нины Мур? Наверное. Некоторые осложнения, а именно Крис Китченс, тесно связаны с отношениями Нины с Саймоном Скиннером и «Бурей». Она ничего не знает о работе и жизни бывшего жениха. Должно быть, в «Буре» тоже это поняли.

Как только выполнит задание, и станет ясно, что Нина не интересует «Бурю», Джейс уедет, получит очередное задание, а Нина будет работать в своем пансионе и одна растить ребенка. Многие женщины растят детей в одиночестве. К тому же стремилась и Мэгги, хотя у Нины гораздо больше сил.

Через два часа Джейс, не выспавшийся и запутавшийся в собственных мыслях, переменил позу. В окно пробивались серые лучи рассвета.

У дома остановилась машина, но водитель не заглушил мотор. Должно быть, прибыли эксперты-криминалисты.

Джейс вытянул ноги и осторожно выпростал руки из-под Нины. Она что-то пробормотала во сне и приоткрыла глаза. Он положил ее голову на подушку и подошел к окну.

У «Лунных камней» стоял черный фургон. Открылась раздвижная дверца, оттуда вышли люди. На борту он разобрал белые буквы «Управление шерифа местного округа». Оглянулся через плечо на Нину. Та еще спала. Джейс стащил через голову свитер. Выйдя на крыльцо, почувствовал, как на голову падают капли дождя. Небо по-прежнему было затянуто облаками, но шторм еще не набрал полную силу.

Один из криминалистов остановился и махнул рукой.

– Мы приехали осмотреть место происшествия. Судя по предварительному отчету, тут все просто, обычный передоз.

– Передоз – это всегда просто?

– Наверное, нет. Извините, покойная ваша родственница? Знакомая?

– Сводная сестра моей знакомой. У нее было много проблем, так что ее кончина никого не удивила.

– Все равно, примите мои соболезнования.

К крыльцу подошел сержант Пруитт, на ходу снимая дождевик.

– Как мисс Мур? Удалось ей поспать?

– Да, немного. Вы не знаете, когда тело отдадут для похорон?

– Если ребята ничего не найдут и на вскрытии не обнаружат следы насильственной смерти, вряд ли ее оставят в морге надолго. Правда, надвигается шторм, так что кто знает? Коронер наверняка прикажет сделать токсикологический анализ, тогда придется ждать результатов.

– Вы что-нибудь нашли?

Джейс развернулся, услышав за спиной голос Нины. Она успела переодеться в черные легинсы, дутые сапоги и пуховую куртку почти до колен.

– Мы только начали. – Эксперт-криминалист похлопал по черной сумке. – Покойная была вашей сводной сестрой?

– Да. Скажите, пожалуйста, долго ли она просидела на веранде? Давно умерла?

– Вскрытие покажет. Мы же постараемся выяснить, как она сюда попала и был ли с ней кто-нибудь.

Нина подышала на руки и растерла ладони.

– У меня такое чувство, что она пришла повидаться со мной. Может, знала, что умирает, и хотела мне что-то сказать.

– После того как закончим работу, мы сможем понять, чем она занималась в последние часы жизни. Надеюсь, дело скоро закроют.

Джейс принялся растирать плечи Нины в пухлых рукавах пуховика.

– Как ты себя чувствуешь?

– Нормально. А ты как? Похоже, всю ночь просидел рядом со мной! – Она погрозила ему пальцем. – Не думай, будто я ничего не знаю, Джейс Бакли! Ты караулил мой сон, сидя в кресле, а надо было отнести меня в кровать и отдохнуть самому.

– Тебе нужно было согреться и…

– В «Лунных камнях» есть центральное отопление. – Она залилась густым румянцем. – Тебе показалось, будто я разваливаюсь на части?

– Нина, ты только что нашла труп сестры, а чуть раньше подралась с ней на улице. Этого достаточно, чтобы у любого сдали нервы, а не только у беременной женщины.

– Спасибо, что побыл со мной. Я ведь правда заснула и спала до утра, не думала, что такое может случиться.

– Я твой должник. Ты пустила меня к себе в дом, не усомнившись во мне.

– Джейс, скажи прямо! С тех самых пор, как ты сюда приехал, я не доставляю тебе ничего, кроме лишних хлопот.

Она подсластила то, что в ином случае было бы скучным заданием. Ему следовало быть ей благодарным, но сказать об этом он не мог.

– Повторяю, мне как писателю полезно наблюдать человеческие отношения и семейные драмы.

– Ты делаешь хорошую мину при плохой игре. После завтрака хочу съездить в мотель, где жила Лу, забрать ее вещи и, наверное, заплатить за нее по счету. А еще хочу поговорить с Кипом и Крисом, выяснить, что им известно о прошлой ночи.

– Не сомневаюсь, этим уже занимается сержант Пруитт.

– Я тоже не сомневаюсь, но тоже хочу побеседовать с ними.

– Я с тобой.

– Ты не обязан со мной ходить. Оставайся здесь и пиши.

– Я не позволю тебе разговаривать с таким типом, как Кип, в одиночку, особенно если разговор будет неприятным. И потом, мне лучше пишется по ночам, чем днем.

– У тебя и ночью времени не было.

– Нина, позволь мне самому решать насчет книги.

– Ладно, но уж завтраком-то я тебя накормлю. Сегодня у нас блинчики с черникой. Дора Кляйншмидт, соседка, занесла корзинку ягод.

– Свежая черника? Тебе не придется меня уговаривать. Приму душ и переоденусь, а уж потом блинчики.

Нужно срочно что-нибудь написать, прежде чем Нина станет еще подозрительнее. Или признаться ей во всем. Как только он признается, ниточка, которая протянулась между ними, порвется и исчезнет. К такой концовке он пока не готов.

Примерно через полтора часа, насытившись великолепными черничными блинчиками, которых он не ел после того, как родители со скандалом выгнали повара-француза, он отвез Нину в город и остановился перед полицейским участком.

– Надеюсь, у них есть какие-то новости. – Нина схватилась за ручку дверцы, не дожидаясь, пока он заглушит мотор.

– Не очень-то надейся. Прошло меньше суток. Криминалисты закончили осматривать место преступления за несколько минут до нашего отъезда. Не сомневаюсь, что коронер еще не приступал к вскрытию.

– Вот всегда ты так, обдаешь холодным душем.

Небольшой участок выглядел старомодным. Деревянная стойка посередине, за ней двери кабинетов. В зале ожидания стулья, обтянутые искусственной кожей. Дежурная подняла голову, когда они вошли, состроила удивленную мину:

– Вы Нина Мур?!

– Да. Я вас помню.

– Нэнси Йеллоп. Когда вы с вашей мамой переехали на наш остров, я была простой патрульной. Мне очень жаль Луизу. Брюс всегда переживал за нее, боялся, что она плохо кончит.

– Знаю.

– Вы позвоните Инес, ее матери?

– Надеюсь, найду ее номер в вещах Лу. Сержант Пруитт здесь? Я знаю, сейчас еще рано, но подумала, что у него, возможно, есть какие-нибудь новости о Лу.

– Сержанта еще нет, зато начальник здесь. Он наверняка захочет с вами поговорить. Посидите, он скоро вас вызовет.

Нэнси Йеллоп скрылась за дверью одного из кабинетов и вскоре вышла с улыбкой.

– Начальник через минуту выйдет. Кофе хотите?

– Нет, спасибо. – Нина повернулась к Джейсу: – А ты хочешь еще чашку?

– Нет, спасибо.

– От кофеина лучше воздержаться. Когда я ждала своих обоих детей, на всякий случай отказалась от кофе, – заметила Нэнси.

Нина невольно прикрыла живот руками. В участке было жарко натоплено, она сняла длинную куртку. Красный свитер обтягивал фигуру, подчеркивая ее положение.

– Ой, извините. – Нэнси улыбнулась. – Вы ведь ждете ребенка, да?

– Да, но до последнего времени ничего не было видно, так что я еще не привыкла к всеобщему вниманию.

– Сначала я пожалела, что ляпнула бестактность, но вы такая худая, я решила, что не ошибаюсь.

Начальник вышел из кабинета, подпрыгивая на цыпочках. Наверное, походка была компенсацией за низкий рост, зато он был очень мускулист.

– Мисс Мур? Моя фамилия Хазлетт. Примите соболезнования. Я приехал на остров после того, как ваш отчим скончался, но о Луизе Мур наслышан.

– Рада с вами познакомиться. Это Джейс Бакли. Да, жизнь сестры была непростой.

Начальник пожал руку ей и Джейсу и пригласил к себе в кабинет.

– Давайте побеседуем подробнее, хотя мне почти нечего вам сообщить.

Нина ссутулилась, пока шла за начальником. Джейс растер ей спину между лопатками.

– Садитесь. – Начальник показал на два кожаных кресла напротив своего стола. Очевидно, в его кабинете самая дорогая мебель в участке.

Он поведал массу ненужных подробностей, однако сообщил, что пока они не обнаружили состава преступления. Ни ран на теле Лу, ни улик, указывающих на то, что кто-то привел ее на веранду и там бросил. Придется подождать результатов токсикологического анализа, тогда станет ясно, что именно она употребляла и в каком количестве.

– А что ее вчерашние спутники? – Нина сложила руки на коленях и стиснула кулаки.

– Ни одного из них найти не удалось.

Нина с изумлением посмотрела на Джейса.

– Что это значит? Вчера я сказала сержанту Пруитту, что они живут в одном мотеле – «Птица-перевозчик».

– Мы съездили туда и даже осмотрели номер, но сейчас ее спутников там нет.

Джейс подался вперед.

– Они выписались?

– Китченс – да, около полуночи, а другой, Кип Чендлер, не выписывался, но номер был снят на имя Лу. Сегодня утром Чендлера в мотеле не оказалось.

– Я хочу съездить, собрать вещи Лу и, может быть, расплатиться по счету.

– Мы сообщим вам о результатах вскрытия, мисс Мур, но сейчас все указывает на то, что ваша сводная сестра скончалась от передозировки наркотиков.

– Что она принимала? Вам уже известно?

– Скорее всего, героин.

Нина скрестила руки на груди, Джейс погладил ее по спине.

– Я думала, она завязала с тяжелыми…

– Если уж начала, избавиться от зависимости очень трудно.

Джейс пожал руку начальнику и вывел Нину из кабинета. Они помахали Нэнси и вышли на улицу.

– Очень странно, – заметила Нина, кусая нижнюю губу. – Разве Крис не говорил, что хочет еще день-два побыть на острове?

– Наверное, поспешил уехать до начала шторма. Похоже, это его беспокоило.

– Кип повсюду таскался за Лу. С чего ему вдруг исчезать?

– Тут все проще. Он ширялся вместе с Лу, узнал, что случилось, и был таков.

– Может быть, часть ответов мы найдем в «Птице-перевозчике». А пока я позвоню Крису, выясню, что случилось вчера после того, как мы ушли. Интересно, знает ли он, что с Лу?… Здравствуйте, Крис! Это Нина Мур. Меня интересует, слышали ли вы, перед тем как уехали с острова, что случилось с моей сводной сестрой. Рано утром она умерла от передозировки. Я хотела выяснить, что было после того, как мы с Джейсом ушли. Перезвоните, пожалуйста, когда сможете.

Он тронулся с места.

– Если он выписался из мотеля около полуночи и уехал с острова, откуда ему знать о Лу?

– Может, что-то слышал от местных. Если уплыл ночью, то только на чьей-нибудь моторке. Первый паром отходит только в пять утра.

– Об этом я не подумал. С какой стати ему выписываться в полночь, если некуда было идти?

– Повторяю, наверное, договорился с кем-то из местных. Многие местные жители подрабатывают тем, что перевозят туристов на материк.

Джейс остановил машину у мотеля «Птица-перевозчик». Как только они вошли, из-за стойки показалась администраторша.

– Нина, мне так жаль Лу! У нее было много проблем, да?

– Да, Мэйзи. Я знаю, она задолжала вам за номер, так что хочу расплатиться.

– Не знаю, как принято поступать, когда кто-то, м-м-м, уходит в мир иной, но Лу оплатила номер кредитной картой. Я как раз собиралась произвести списание.

– У Лу была кредитная карта? Постараюсь все узнать у ее матери, когда найду ее.

– Желаю удачи. Я дам вам ключ-карту от ее номера. После ухода полицейских там еще не убирались.

Джейс кашлянул.

– Вы не видели приятеля Лу?

– Такого тощего блондина с нечесаными патлами? Нет. Полицейские, Гас Пруитт уже спрашивали меня о нем. Когда Гас сообщил, что случилось с Лу, мы вместе поднялись в номер, но Кип оттуда уже убрался.

Мэйзи придвинула к Нине карту.

– Спасибо, Мэйзи!

Они нашли номер Лу. Нина вставила ключ-карту в щель. На пороге остановилась.

– Пусти-ка. – Джейс прошел мимо нее и распахнул дверь номера.

Там пахло несвежей пиццей и сигаретным дымом. Он открыл дверь шире, чтобы можно было дышать.

– По-моему, они не обратили внимания на то, что номер для некурящих.

– Лу вообще мало обращала внимания на правила. Пожалуй, начну с ванной.

Джейс взял одну из коробок, которые они привезли с собой.

– Давай я соберу вещи в ванной, а ты пока сними ее одежду.

– По-моему, она даже не разбирала чемоданы.

– Проверь шкафы на всякий случай. – Предоставив ей собирать одежду Лу, он вошел в ванную. Там воняло табачным дымом и немного марихуаной.

Неужели эта парочка думала, что ей удастся скрыть свои привычки, запершись в ванной? Возможно, здесь же они кололись.

На полу лежали два махровых полотенца, оба еще влажные. Интересно, они оба вчера приняли душ перед тем, как выйти, или Кип быстро вымылся рано утром, после того, как проснулся один? В душевой кабине рядом с куском мыла валялся флакончик шампуня с логотипом мотеля. Зубная щетка, маленький тюбик зубной пасты и дезодорант лежали на раковине. На крючке за дверью висела прозрачная косметичка. Джейс подошел ближе и рассмотрел косметичку. Крем для лица, гель для волос и зубная нить. И никакого шприца. Чтобы наркоманы пользовались зубной нитью?! Он побросал все в мусорную корзину и вышел к Нине. Она успела переложить чемодан на постель и запихивала в него одежду.

– Я не нашла ничего необычного, наверное, копы уже все знали, поэтому разрешили нам приехать сюда.

– В ванной тоже ничего. Если она ввела смертельную дозу здесь, в комнате, никаких улик не осталось.

– Может, Кип все убрал перед тем, как смыться. По-моему, все. Ой, нет, еще джинсы на стуле.

Она сняла джинсы. Поболтала ими в воздухе, на ковер упала бумажка.

– Что там? – Джейс откинул покрывало, вдруг Нина об этом не подумала. На постели ничего.

– Салфетка из ресторанчика «У Мэнди».

– Брось на коробку из-под пиццы, я вынесу мусор.

– Ладно. – Нина встряхнула салфетку. – Смотри-ка, тут что-то написано.

– Что-нибудь важное?

– Нет, вряд ли. Только одно слово.

– Какое?

– «Буря».

Глава 11

Комната закружилась перед глазами. Джейс схватился за коробку, смяв ее.

– Что ты сказала?!

– «Буря». Как пьеса Шекспира, кажется. А может, она имела в виду надвигающийся шторм.

– Слово написано почерком Лу?

– Да, похоже. – Нина смяла салфетку и бросила в коробку, которую Джейс сжимал в руках.

Он подобрал ее, развернул и удивился тому, что не дрожат руки, хотя мысли разбегались в разные стороны.

– Вынесу все это. Нужно еще что-нибудь выкинуть в контейнер?

– В ванной что?

– Использованные туалетные принадлежности, и все. Я бросил их в корзину. Горничные сами выкинут, когда придут убирать номер.

– И здесь больше ничего нет. Постараюсь разыскать Инес, спрошу, прислать ли ей одежду Лу и то, что нашлось у нее в сумке. Наверное, она приедет в Портленд, чтобы заняться ее квартирой.

– Я вынесу мусор, а ты еще раз осмотри номер.

Нина послушно выдвинула ящик прикроватной тумбочки. Джейс направился к двери, держа коробку из-под пиццы бережно, как серебряное блюдо.

Салфетку, на которой Лу печатными буквами написала название агентства Саймона, определенно можно приравнять к взрывчатке. Какого дьявола она написала «Буря»? Что ей было известно о «Буре»? Ведь она даже не знала Саймона!

Неужели Крис Китченс упоминал «Бурю» при Лу? Джейс споткнулся и чуть не упал. В самом ли деле он брат Саймона? Ведь доказательством служило только его слово. Да, и еще поразительное внешнее сходство.

После обеда надо будет навести справки о Китченсе. Следовало заняться этим до того, как подпускать его к Нине. О Кипе Чендлере он уже выяснил все, что мог. Мелкий вор и наркоман из Сиэтла. Брат-адвокат несколько раз выручал его из неприятностей.

Дойдя до контейнера, Джейс разгладил салфетку, аккуратно сложил и сунул себе в карман. Лу от кого-то услышала это название, и он собирался узнать, от кого именно. К тому времени, как он вернулся в номер, Нина уже застегнула чемодан с вещами и поставила его рядом с дверью.

– По-моему, все. Полицейские забрали ее сумку в участок, и, наверное, мне разрешат забрать одежду из морга.

– Как ты? Я знаю, у вас с Лу были непростые отношения, но она твоя сводная сестра.

По щеке Нины скатилась слезинка, задрожал подбородок.

– Может, теперь она покоится с миром. На большее я не надеюсь!

Он поймал слезинку кончиком пальца.

– Не обижайся, похоже, у Лу со всеми были непростые отношения.

– Да. Возможно, она и Кипа отпугивала.

– Не думаю, что он такой уж неприкаянный, каким притворялся.

– Притворялся? Почему ты так считаешь?

– Не знаю. Глаза у него странные, слишком острые для пьяницы и наркомана.

– Зачем же он якшался с Лу?

– Сам не понимаю. Может быть, она рассказала ему о пансионе, внушила, что он принадлежит ей по праву. Кип понадеялся, что она получит деньги, и потащился за ней на Брейк-Айленд. Когда стало ясно, что она не получит «Лунные камни», и к тому же пустилась во все тяжкие, удрал отсюда.

– Не знаю, не знаю. Лу всегда расхаживала со свитой, большой или маленькой. Обвиняла меня в том, что я нахожу мужчин, которые обо мне заботятся, а ведь сама поступала так же. Наверное, на нас обеих повлияло то, что в детстве мы были для родителей на втором месте по сравнению с их великой любовью.

– Наверное, у Лу проблемы начались еще до развода родителей и до того, как отец женился на твоей матери.

– У меня тоже.

– Из-за того, что отец тебя бросил?

– Трудно расти без отца. И вот я собираюсь так же поступить со своим ребенком.

– Эй! Ты не виновата. Ты порвала с Саймоном до того, как узнала, что ждешь ребенка, так?

Она кивнула.

– Ты пыталась найти его, верно?

– Может, недостаточно.

– Все равно не найдешь.

– Что?!

– Если он не хочет, чтобы его нашли, ты его и не найдешь. – Салфетка словно прожигала дыру у него в кармане. Неужели Саймон каким-то образом связался с Лу до того, как его убили?

– Саймон знал о существовании Лу?

– Знал, но никогда ее не видел. Когда он начал странно себя вести, я сказала, что не понаслышке знаю, каково это, если психическое расстройство не лечить. Он много слышал о Лу. Почему ты спрашиваешь?

– Просто, может, он знал, что тебе и раньше приходилось иметь дело с неуравновешенными людьми.

– Ну да, знал.

Джейс повернул направо, Нина положила руку ему на плечо:

– Ты куда?

– Хочу съездить в порт и узнать, кто отвез Криса на материк. Если никто, получается, он болтался по улицам и пять часов ждал первого парома, что совершенно бессмысленно.

– Тебе не кажется, что сержант Пруитт уже все проверил?

– Да ведь они уже решили, что Лу умерла от передозировки. Дело закрыто. Городок у вас маленький, у них не хватает сил проверять все возможные версии.

– Джейс, ты что? Неужели думаешь, что Крис имеет какое-то отношение к смерти Лу? Почему? Какой у него мотив убивать женщину, с которой только что познакомился?

«Буря». Почему Лу написала на салфетке это слово? Что известно Крису Китченсу о работе брата и его нервном срыве?

– Я не знаю, что и думать.

– Насколько мне известно, Лу уже несколько лет не кололась героином. Конечно, это не значит, что она не могла снова подсесть. Может быть, поэтому и умерла. Вколола себе привычную дозу, и организм не справился, ведь какое-то время она была чиста.

– Возможно. Но лучше все выяснить.

А еще ему необходимо защищать Нину. Проехав по городу, он повернул на парковку в порту, там было полно рыболовецких судов и туристов, которые переезжали на пароме с одного острова на другой.

– Где стоят частные лодки?

– В конце причала, там, где магазин с наживкой.

Он остановился, Нина вылезла из грузовика. Может, надеется, что Лу умерла не от случайной передозировки? Боится, что сестра покончила с собой, совсем как отец, и чувствует себя виноватой, подозревая, что Лу сделала это, узнав о ее беременности? О «Буре» она не знает!

Джейс догнал ее, когда она подошла к мужчине, стоявшему на борту мощного моторного катера. Нина поставила ногу на борт, ему захотелось поддержать ее под руку. Он приказал себе успокоиться. Он не может завернуть Нину в вату. Несмотря на то что последнее время ее жизнь – сплошной стресс, она вполне способна сама о себе позаботиться.

Она окликнула владельца катера, который ее по-прежнему не замечал.

– Доброе утро. Можно спросить?

Тот поднял голову и сдвинул бейсболку на затылок, прищурив и без того раскосые глаза.

– Да, мэм?

– Вы возите людей на материк?

Он задумчиво перевел взгляд на Джейса.

– Зависит от того, кого везти, потенциального клиента или контролера из агентства транспорта.

– Да я не… Мы не из агентства. Я просто хотела узнать, не отвозили ли вы на материк сегодня утром моего знакомого, он уехал очень рано.

– Я отвез одну парочку часа два назад, и все.

– Ладно, спасибо.

Владелец катера ее остановил:

– Поговорите со Стивом, вон его катер, через три дока. Утром в кафе я слышал, как он жаловался, что пришлось выйти в рейс очень рано.

– Спасибо!

Джейс взял ее под руку, чтобы она не споткнулась на скользком металлическом мостике.

– Даже если Стив действительно отвозил Криса утром, что это доказывает?

– Это доказывает, что он зачем-то срочно уехал. Почему? А если нет, значит, он выписался из мотеля ночью, а потом несколько часов слонялся по городку в ожидании парома.

– Независимо от того, уехал он сразу или болтался в городке, это не бросает на него тень и никак не связывает со смертью Лу.

– Все может быть, надо дождаться результатов вскрытия. Пусть полицейские сделают свое дело. – Или «Просперо». Чем меньше Нина знает о деятельности «Бури», тем лучше. Ей ни к чему дополнительный стресс, ни к чему слишком много знать о смерти Лу.

Нина остановилась и расставила ноги, чтобы он не думал, что она шатается.

– Джейс, ты не мой опекун. Предполагалось, что ты поможешь отремонтировать пансион, а не меня.

Он должен был наводить справки сам. На долю секунды он закрыл глаза.

– Тебе сейчас не нужно ничего никому доказывать. До самого конца Лу плохо с тобой обращалась.

– Она – дочь моего отчима. Ради Брюса я обязана выяснить, что с ней произошло.

– Ну, тогда вперед! Действуй, Нэнси Дрю, девушка-детектив!

Проходя мимо него, Нина покачала головой. Он такой же властный и высокомерный, как Саймон.

Стив, к которому их направили, ремонтировал свой катер. Нине пришлось перекрикивать рокот мотора.

– Вас подвезти на материк? – Стив вытер руки о замасленную тряпку. – Хорошо, что успели, пока еще можно. Как только начнется шторм, которого все так боятся, пересекать залив запретят.

– Вообще-то мы никуда не собираемся. Я здесь живу. Знаете «Лунные камни»?

– Я знаю, что утром там нашли дочку Брюса Мура. Умерла от передозировки, как мы все и боялись.

– Лу Мур была моей сводной сестрой.

– Извините, мисс. Должно быть, вы – та, вторая дочь. Если вам не нужно на материк, что вас интересует?

Джейс поставил ногу на борт катера.

– Нас интересует ваш первый сегодняшний пассажир.

Стив выругался и сплюнул в воду.

– Никого я сегодня не возил! Около полуночи мне, правда, позвонил один тип, хотел переправиться на материк. Я велел ему подходить к причалу, но он так и не объявился.

– Вы ему перезванивали?

– А как же! Он не ответил. Я подумал, может, кто-нибудь сбил цену, но, если так, никто из наших не признается.

Нина потянулась к телефону и сжала в руке.

– У вас остался его номер? Хочу проверить, не мой ли это знакомый. Я думала, он уехал вчера. Если нет, наверное, придется перевезти его сегодня.

– Позвоните ему сами и спросите!

– Я пробовала. С тем же результатом, что и вы. Он не берет трубку. Не слышит или, может, телефон разрядился. Вы не возражаете?

– Нет. Он кто, ваш приятель? Если так, правильно вы на него злитесь. – Он нажал несколько кнопок на своем телефоне и развернул экраном к ней. – Вот, видите?

Увидев номер Криса, Нина молча кивнула. Сердце у нее екнуло.

– Нет, номер другой. И все равно, спасибо!

Стив помахал им рукой и вернулся к работе. Нина вышла на причал, который вел к парковке.

– На сегодня с допросами покончено? Ему звонил Крис.

– Почему же ты сказала, что номер не тот?

– Не хотела лишних разговоров. Почему он попытался уехать с острова после того, как выписался из мотеля, а потом передумал?

– Не знаю. Может быть, лучше оставить все как есть. Ну, мне пора наконец-то сесть за книгу.

– Ну да, конечно! Извини, что потащила тебя в город, ведь тебя ждет работа!

– Я с радостью помог тебе, только мне показалось, что все наоборот, и это я потащил тебя. Хочу кое о чем спросить.

– Не спрашивай, почему я бегаю по острову и стараюсь понять, чем Лу занималась в последние два часа своей жизни!

– Я о другом. Помнишь джинсы, которые висели на спинке стула в номере Лу?

– Да, а что?

– Она была в них, когда мы встретились вечером?

– Н-нет, кажется. Нет. Последний раз, когда я ее видела, на ней были джинсы с металлическими заклепками на задних карманах. В них она умерла.

Его лицо оставалось непроницаемым.

– Почему ты спрашиваешь о джинсах Лу?

– Просто любопытно. Из-за той бумажки в кармане.

– Бумажки? – Нина наморщила нос, стараясь вспомнить слово на листке. – Ах да, «Буря»! – Она щелкнула пальцами.

– Вот именно. Это для тебя что-то значит?

– Нет. А должно?

– Раньше ты никогда его не слышала?

– Конечно, слышала, но не в связи с Лу. Разве что она поднимала бурю везде, куда попадала.

– Она повсюду создавала неприятности.

– Да, Лу была такая, – неужели нужно все время обсуждать Лу?

– Больше уже не будет.

Когда они повернули к «Лунным камням», любопытство и прочие эмоции Нины сменились страшной сонливостью. Джейс внес чемодан Лу в дом, она поставила его в угол, проглотив подступивший к горлу ком.

– Ты идешь писать?

– Тебе что-то нужно?

– Хочу вздремнуть. После того как токсикоз прошел, больше всего меня беспокоит то, что иногда я буквально падаю от усталости, причем среди бела дня.

– Вчера ночью ты почти не спала, и я не сказал бы, что это из-за беременности.

– Верно. Тебе что-нибудь нужно до того, как я уплыву в страну снов?

– Нет, спасибо.

– Джейс!

– Что?

– Спасибо тебе за все. За прошлую ночь, за то, что караулил меня. Сама бы я ни за что не заснула.

– Ерунда, пустяки. Я рад, что смог помочь.

Он направился к себе, Нина его не остановила. Ерунда. Он сам сказал. Просто он очень похож на Саймона, а кого же лучше опекать, как не беременную женщину?

Почему его влечет к женщине, которая носит под сердцем ребенка от другого мужчины? К тому же, по ее рассказам, отец ребенка наполовину выжил из ума. Будто у Джейса Бакли без нее забот мало. Того и гляди, поменяет воспоминания о войне на роман о безумной семейке с наркотиками, самоубийствами и спятившими женихами.

Нина закрыла за собой дверь спальни и села на край кровати, чтобы снять сапоги. Взгляд ее упал на окно. Почему Лу пришла умирать именно сюда? Может быть, вколола себе смертельную дозу на веранде. Очень похоже на нее. Выбрать то место, где умерла мама, место, любимое для родителей. Но если вколола себе героин на веранде, она была не одна. Криминалисты не нашли на веранде ни шприца, ни других следов. Кто-то все унес. Чем занимался Крис, ожидая первого рейса парома? И почему исчез Кип?

Нина повернулась на бок и взбила подушку. Может быть, Кип, Крис и Саймон все в одном месте.

Ее бы воля, пусть бы там и оставались.


Нина проснулась неожиданно, с бешено бьющимся сердцем. Провела языком по пересохшим губам, изнутри поднимался холодный ужас.

Последний раз, когда она вот так проснулась, обнаружила на веранде мертвую сестру.

Она села, спустила ноги на пол. Старательно вслушивалась в тишину. Наклонилась вперед, раздвинула занавески и увидела розово-оранжевое небо. Затишье перед бурей. Она посмотрела на часы. Оказывается, проспала весь вечер. Интересно, удалось ли Джейсу поработать над книгой? Она осторожно подошла к двери. Приоткрыла, выглянула в коридор, вышла.

Из гостиной доносилось щелканье клавиш.

– Джейс!

– Я здесь. Ты выспалась?

Она помассировала себе затылок и вошла в гостиную. Джейс расположился у окна. Нина подошла к нему, он сразу свернул все окна, и она не увидела, что он делает.

– Ты из тех писателей, которые не любят показывать неоконченную работу?

– Не знаю, из каких я писателей. Для меня пока что все в новинку. Даже не знаю, хорошо ли у меня получается. Ты долго спала. Теперь тебе лучше?

– В общем, да, но смерть Лу по-прежнему давит.

– Есть хочешь?

– Да, наверное, но готовить что-то нет настроения.

– Моя стряпня тебе вряд ли понравится. Можно что-нибудь заказать, только не пиццу.

– Почему не пиццу? – нахмурилась Нина, но тут же хлопнула себя по лбу, вспомнив мятую коробку из номера Лу. – Ладно, никакой пиццы. У нас есть китайский ресторан, где торгуют навынос.

– По-моему, неплохо.

– Я сохранила их номер в мобильнике.

На экране высветилось два текстовых сообщения – одно от капризной лос-анджелесской клиентки, другое от подруги, та спрашивала, как у Нины дела. Отвечая подруге, она почувствовала вибрацию, пришло еще одно сообщение. Нина увидела на экране номер Криса Китченса и помахала телефоном.

– Наконец-то эсэмэска от Криса!

– И что он пишет?

Нина поднесла телефон поближе к лицу и прочитала вслух:

– «Уезжайте с острова. Ваша жизнь в опасности».

Глава 12

Джейс напрягся. Что случилось? Почему Крис предупреждает об опасности? Нина сразу побледнела. Он нашел Саймона.

– Погоди. Что ты говоришь? – Джейс провел рукой по лицу. Мысли приняли совершенно иной оборот. Нина пришла к логическому для себя выводу.

– Он ведь этого не пишет, так? – Джейс протянул руку, Нина дала ему телефон, ей будто хотелось скорее от него избавиться. В сообщении было только то, что она прочла. – О Саймоне ни слова!

– Что же еще может быть? Лу больше нет, и потом, она никогда не угрожала мне смертью.

– Да, ты все время это повторяешь.

– Во всяком случае, сейчас она мне не угрожает. В отличие от кого-то. Скорее всего, Саймон.

Нет, не может быть, чтобы ей угрожал Саймон. К сожалению, пока Джейс не в состоянии развеять ее страхи.

– Ответь ему, спроси, где он и кто тебе угрожает.

– Наверняка Саймон, больше некому. Поэтому Крис меня предупреждает.

– Твою сестру нашли мертвой, а он был одним из последних, кто видел ее. Может быть, его предупреждение имеет какое-то отношение к Лу. Ты понятия не имеешь, во что она могла быть замешана.

Джейс нащупал угол салфетки в кармане. Пока Нина спала, он позвонил Джеку и рассказал о последних событиях. Джек решил, что «Буря» каким-то образом вышла на Лу, пусть даже она ни о чем не подозревала.

Если так, задание становится более серьезным. Надо охранять Нину не просто от неуравновешенных родственников, кроме того, полезнее отстраниться от нее, чтобы не подвергать лишней опасности.

– Нина, пожалуйста, ответь. Постарайся выяснить, что ему известно.

Нина присела на край барного табурета и принялась набирать эсэмэску.

Она смотрела на телефон почти минуту, потом положила его на стол и встала.

– Готово. Может, он ответит и сообщит что-нибудь действительно ценное вместо неясных угроз.

Джейс помассировал себе виски. Последние события ему совсем не нравились. Сначала Лу, теперь Крис. На первый взгляд, оба не имели никакого отношения к «Буре», и вот. Что их объединяет?

– Ты волнуешься, да?

– Что? – Он не должен демонстрировать своих истинных чувств. Где его хваленая невозмутимость? – Нет. В конце концов, ты этого Криса почти не знаешь. Может, под опасностью он имеет в виду сильный шторм. У меня сложилось впечатление, что это его сильно напугало.

– Ты, наверное, шутишь!

– Мы не узнаем, что он имеет в виду, пока он не объяснится. А пока можешь рассчитывать на свой дробовик и на меня.

И на его «Глок-23».

– Думаешь, до этого дойдет? – Глаза у Нины стали огромными от страха. – Саймон явится сюда и устроит скандал?

Опять Саймон!

– Зачем ему устраивать скандал, если ты ждешь от него ребенка?

Нина закрыла живот обеими руками.

– Не знаю. Он сильно изменился. Если родной брат предупреждает меня о…

– Погоди, мы пока ничего не знаем. Не спеши с выводами!

С совершенно неверными выводами, поскольку мертвец никому не может угрожать. И Саймона, и Лу можно списать со счетов. Почему Крис считает, что жизнь Нины в опасности?

– Ты прав. Ладно, давай закажем еду в китайском ресторане. Какие будут пожелания?

– Мне все равно.

– Ты острое любишь?

– Чем острее, тем лучше. А как же ты? Тебе разве можно острое?

– О да. По-моему, когда родится ребенок, у него пар из ушей будет идти, столько острого я ем.

Сделав заказ, она кивнула в сторону ноутбука, который Джейс пристроил на столе у окна:

– Много написал за вечер?

– Да.

Он составил отчет и зашифрованный запрос о Крисе Китченсе. Да, наверное, можно сказать, много написал.

– Еще успеешь поработать до того, как привезут ужин. А я пока умоюсь и переоденусь, на мне все мятое.

Как только щелкнул замок в двери спальни, Джейс метнулся к мобильнику, который Нина оставила на кухонном столе. Быстро нашел зловещую эсэмэску от Криса, переписал номер и вернулся к столу. Послал запрос в технический отдел «Просперо». Необходимо отследить телефон. Он пометил сообщение как срочное. В ожидании ответа создал файл под названием «Книга». Что еще? Написал заголовок, набросал несколько строк. Не то чтобы он не доверял Нине, но природное любопытство может заставить ее сунуть нос в ноутбук. Не исключено, что ей каким-то чудом удастся набрать пароль. По крайней мере, увидит подходящий файл на рабочем столе. Надо что-то придумать, если она снова станет расспрашивать о том, что он пишет. Он не выключил ноутбук на тот случай, вдруг из «Просперо» с ним свяжутся насчет телефона Криса. Потом взял себе пива из холодильника.

– Налей мне, пожалуйста, минеральной воды! А я накрою на стол.

Нина вышла посвежевшая, переоделась в черные спортивные брюки и мягкую розовую футболку, которая ненавязчиво обтягивала живот. От ее красоты сердце Джейса екнуло. Он даже поставил бутылку на стол, боясь уронить.

– Значит, будем есть не из коробок?

– Хотя ты и считаешь, что в нашей глуши можно все, но это не так.

– Я вовсе не обвиняю жителей штата Вашингтон в том, что они варвары. Просто мне нравится есть китайскую еду из коробочек.

– Вот уж никогда бы про тебя такое не подумала!

– Почему? Мне казалось, так поступают все.

– Ты не похож на любителя холодной пиццы и пива по утрам. Или, скажем, на тех, кто чистит зубы пальцем.

– Погоди-ка! Давай не будем увлекаться. Действительно, зубы я предпочитаю чистить щеткой, но мне случалось завтракать холодной пиццей. А ты решила, что я ем ее из фарфоровых тарелок серебряными приборами?

Она свернула салфетку и положила на одну сторону сервировочного коврика.

– Ты производишь впечатление культурного человека, фланелевые рубашки и рабочие ботинки тебе не идут.

– Я люблю свои рабочие ботинки и терпеть не могу балет!

– Ты, кажется, из Коннектикута? У тебя на лице написано: ходил в частную школу, учился в университете из Лиги плюща, играл в лакросс.

Джейс чуть не подавился пивом. Здорово она его пригвоздила!

– В жизни не играл в лакросс.

– И в морской пехоте ты, наверное, был офицером.

– Совершенно верно. Служил в разведке.

– Ты действительно учился в университете из Лиги плюща?

– В Йельском. – Для разнообразия можно сказать и правду.

– Приборы, пожалуйста!

Джейс послушно достал из ящика две вилки и два ножа.

– А суп будет?

– Кисло-сладкий. Наверное, у тебя накопилась масса интересных историй для книги.

– Да. – Звонок в дверь избавил от дальнейших откровений. – Пойду открою.

Прежде чем открыть, он посмотрел в глазок. На крыльце переминался с ноги на ногу молодой прыщавый парень.

– Привезли ужин! – Он распахнул дверь, взял у парня пакет и полез в карман за деньгами. Развернувшись, едва не столкнулся с Ниной.

– Ты не обязан за все платить. Давай пополам!

– Я еще не заработал на еду. Позволь оплатить ужин.

Они вскрыли коробки и переложили дымящуюся еду на тарелки. Суп действительно оказался очень острым.

– Твой малыш, наверное, сейчас радуется.

– Судя по тому, что мне хочется, у него явно разносторонние пристрастия в еде.

– Ты еще не придумала ему имя?

– Уильям или Уилл. Как по-твоему, все будут называть его Биллом или Билли?

– Нет, если он сам будет называть себя Уиллом. Я вот приучил всех, чтобы меня называли Джейсом.

Он поспешно набил рот едой, надеясь, что она не заметит, как он проговорился. Как бы не так!

– Значит, Джейс – это сокращение от Джейсон?

– Да. Среди моих ровесников слишком много Джейсонов.

Теперь она начнет искать в Интернете Джейсона Бакли, но все равно не нападет на след Джейсона или Джейса Беннета. Биографии агентов «Просперо» не так просто обнаружить в поисковиках. Что она узнала о Саймоне Скиннере? Оба агентства засекречены и числятся по ведомству ЦРУ, вряд ли ей удалось хоть что-то разузнать. Даже сотрудникам «Просперо» не удалось ничего выяснить о Максе Дювале, когда тот с ними связался, – до тех пор, пока они не запросили в ЦРУ сведения о нем.

– Имя Джейс тебе подходит больше, чем Джейсон.

Остаток вечера он старался говорить на любые темы, лишь бы не сворачивать на свою биографию. Забросал Нину вопросами о будущем ребенке. Она, конечно, понимала, как тяжело растить малыша в одиночку, но, несмотря ни на что, с нетерпением ждала родов. Ее счастье оказалась заразительным, она заполнила вакуум, образовавшийся в душе Джейса после Мэгги. Забыв о границах, он купался в радости, которую излучала Нина.

После ужина позвонила мать Лу. Джейс открыл ноутбук и проверил почту.

Эксперты «Просперо», как всегда, оказались на высоте. Им удалось отследить местонахождение телефона Криса. Он по-прежнему на острове.

Какого черта? В какие игры играет этот тип? Неужели все-таки связался со своим братцем до того, как тот умер? Может быть, Саймон специально послал Криса разыскать Нину. Может быть, его болтовня насчет того, как он мечтает найти брата, сплошное притворство? Не приехал ли он по приказу Саймона? С какой целью? Джек Коберн пока не прислал досье на Криса Китченса. Джейс с запозданием понял, что вообще не имел права подпускать того к Нине. Она ничего ему не должна.

– Фу, хорошо, что все закончилось. – В комнату вернулась Нина. – Инес тяжело восприняла смерть Лу.

– Ты такого не ожидала?

– С ней трудно разговаривать. Она обещала заняться квартирой Лу в Портленде, а я перешлю ей туда вещи.

– А похороны?

– Как только коронер получит результаты токсикологических анализов и выдаст тело, я перешлю ее к матери. – Нина смахнула слезинку. – Лу не была счастлива здесь после того, как ее отец женился на моей матери.

– Похоже, она вообще никогда в жизни не была счастлива.

– Бывают такие люди.

– Но не ты.

– Я стараюсь. Почему ты так говоришь?

– В твоей жизни сейчас не самый легкий период, но ты ведешь себя замечательно и с нетерпением ждешь малыша.

– Я всегда хотела детей и думала, что Саймон – моя вторая половинка, но в жизни не всегда все получается так, как планируешь.

– Это точно. Налить еще минералки? Или чаю?

– Лучше воды. От острого хочется пить. А ты выпьешь еще пива?

– Нет. Что там жужжит, не твой ли телефон? У моего вибрация отключена.

– Еще одна эсэмэска от Криса!

– Что пишет?

– Хочет встретиться со мной. Должно быть, он еще на острове!

– Будь я проклят! Что он пишет?

– «Давайте встретимся в порту в десять. Я расскажу, что знаю. Потом увезите меня с острова».

– Почему он не мог все написать сразу или, того лучше, позвонить тебе?

– Похоже, ему очень нужно убраться с Брейк-Айленда, и он хочет, чтобы я ему помогла.

– Мне это не нравится. Напиши, что вместо тебя пойду я.

– Джейс!

– Пиши! Неужели ради малознакомого типа ты готова рисковать собой и ребенком?

Нина написала сообщение и сжала телефон в руке в ожидании ответа. Джейс заставил себя глубоко дышать. Надо успокоиться!

Завибрировал телефон. Прочитав сообщение, она покачала головой.

– Говорит, не доверяет тебе. Он никому не доверяет. На встречу должна пойти я.

– Я пойду с тобой, даже не спрашивай его согласия.

Ее пальцы запорхали по экрану. Она снова ждала ответного жужжания. И все равно вздрогнула, когда Крис ответил. Прочитав сообщение, вздохнула.

– Просит нас добраться на лодке до пристани. Он все объяснит, когда мы будем на пути к материку.

– Договор с Кляйншмидтами еще в силе. Мы можем взять их лодку.

– У нас чуть больше часа.

Джейс погладил ее по плечу:

– Ты уверена, что хочешь встретиться с ним? Он ведь и без нас вполне способен уехать с острова!

– Я должна знать, где Саймон и чего от меня хочет. Не забывай, в Лос-Анджелесе мне все время казалось, что он за мной следит! Хочу наконец выяснить, чего он добивается…

– А может, дело вообще не в нем. Может быть, Крис хочет поговорить с тобой о Лу. Может, ты права, и в ее смерти как-то замешан Кип Чендлер.

– Вот именно. Они вернулись в мотель вместе. Крис мог что-то услышать или увидеть. Мне нужно знать, что ему известно о Лу и Кипе. Возможно, для полиции его слова не важны, зато очень важны для меня. Я должна встретиться с Крисом и все выяснить!

Джейс заглянул в ее голубые глаза и поймал в них ответную искру. Тряхнул головой. Надо держать себя в руках! Он ведет себя непрофессионально. Нельзя сближаться с объектом, несмотря на притяжение, пусть даже и взаимное.

– Мы поедем не с пустыми руками.

– Наверное, взять дробовик я не смогу.

Она тоже почувствовала, как между ними промелькнула искра, а ведь даже не знает, кто он такой на самом деле. Почти все, что он говорил о себе, ложь.

Джейс достал пистолет.

– Не хочу тебя пугать, но возьму с собой вот что.

Он развернулся, держа «глок» стволом вниз. Она удивленно вскинула брови.

– Зачем тебе это?

– Я бывший морской пехотинец. У меня есть разрешение на ношение и хранение оружия. Все легально.

– Ты не ответил на мой вопрос.

– Ответил. Я бывший морской пехотинец. Привык носить оружие.

– Ладно, значит, сейчас ты поедешь вооруженным. Главное, никого не пристрели. Пойду переоденусь во что-нибудь потеплее.

Джейс сунул пистолет в карман куртки. «Глок» не будет лишним. Нельзя заранее предсказать, чего ожидать от Криса Китченса. Он не собирался оставлять ничего на волю случая, особенно когда речь шла о жизни Нины и Уилла.

У него тоже был бы мальчик, если бы Мэгги по глупости не оборвала его жизнь. Он еще не успел привыкнуть к мысли, что станет отцом, и вдруг в мгновение ока все закончилось. Он не сумел спасти сына, но был готов на все, чтобы защитить сына Нины.

Она вернулась в джинсах, толстом зеленом свитере и резиновых сапогах. Показала на его куртку:

– Дать тебе что-нибудь непромокаемое? В заливе зыбь, возможно, еще пойдет дождь.

– А это что, промокнет?

– Возможно, выдержит коннектикутский дождик, но не шторм на заливе Пьюджет-Саунд! – Она достала черный непромокаемый плащ. – Брюс был ниже тебя ростом, но тем лучше. Его макинтош прикроет все, что нужно.

Старый плащ доходил до колен и оказался короток в рукавах, но весьма просторный.

– Нормально!

– Пошли за лодкой.

– Я сам схожу, подожди меня здесь. Выпей горячего чаю.

– Бакли, тебе кто-нибудь говорил, что ты деспот?

– Мне все время это говорят.

Подготовив лодку к отплытию, он вернулся и увидел, что Нина моет чашку.

– Я последовала твоему совету и выпила чаю. Теперь меня не остановить!

– Очень даже остановить, даже не думай ни о каких глупостях.

– Как по-твоему, что я собираюсь сделать? Сбить Криса ударом на землю и допросить?

– Надеюсь, до этого не дойдет.

– Тебе не кажется, было бы лучше, если бы я приехала к нему одна?

– Ни в коем случае. Мы ведь уже все обсудили! Я не допущу, чтобы ты подвергала Уилла опасности.

По тому, как Нина раскрыла рот, он понял, что перешагнул черту. Гораздо дальше, чем следовало.

– Погоди-ка, папа-медведь. Я ведь вовсе не собиралась являться сама. Ты тоже пойдешь со мной, только спрячешься.

– Извини, я принял все слишком близко к сердцу. Может быть, просто разыгралась фантазия, но я не доверяю Крису Китченсу. Хочу убедиться, что он ничего не выкинет. – Если бы Джек успел сообщить биографию Криса, он пошел не таким взвинченным.

– Спасибо за заботу, но я не сделаю ничего во вред ребенку. Более того, иду на встречу ради того, чтобы защитить его. Если Крис думает, что мне что-то или кто-то угрожает, пусть объяснится.

– Все правильно. А на тот случай, если угрозу представляет он сам, рядом буду я.

– Тогда ладно. Лодка готова к отплытию?

– Все готово.

Нина заперла дверь, и они зашагали к причалу Кляйншмидтов.

Джейс завел мотор, включил фонари. В их свете заметнее стала рябь на воде. Поездка до пристани займет не более десяти минут, но, судя по зыби, скучать не придется.

– Ты страдаешь морской болезнью?

– Нет, а ты? Здесь Пьюджет-Саунд, а не тихая лагуна, мальчик с Востока!

Он рассмеялся, ветер унес его смех в сторону.

– Ладно, покорительница Северо-Запада! Ты прилетела из Лос-Анджелеса или приехала в крытом фургоне?

Нина шутливо ткнула его в бок, но из-за толстой одежды он не почувствовал удара.

Лодка подпрыгивала на волнах, на уровне их лиц рассыпались соленые брызги. Туман склеивал ресницы и губы. Десять минут превратились в пятнадцать. Из-за волн они двигались медленнее. Когда впереди показалась пристань, Джейс сбавил обороты и крикнул:

– У вас по ночам всегда так оживленно?

– Нет, но сегодня, наверное, оживленнее обычного. Многие пробуют уехать до начала шторма.

– Как ты думаешь, почему Криса нет среди них? Почему он просит о помощи тебя?

– Не знаю. Может, решил, что на воде нас никто не подслушает?

Джейс на малой скорости подошел к пристани. В свете фонарей покачивались на волнах многочисленные катера и моторные лодки.

– Пусть Крис сам тебя ищет. Я не позволю тебе бродить тут и разыскивать его, да и сам не пойду.

– Он назначил встречу именно здесь.

– Нам надо платить за стоянку?

– Нет, если мы ненадолго.

– Тут все зависит от Криса.

Оба отчетливо видели деревянный настил. Джейс не стал выключать бортовые огни, не хотел никаких сюрпризов. В нескольких отсеках от них взревел мотор, оба вздрогнули от неожиданности.

– Куда он пропал?

– Успокойся. – Нина села на рундук со спасательными жилетами. – Мы ведь только что приплыли!

Джейс пощупал пистолет в кармане макинтоша. Определенно нервничает.

– Я думал, ему так не терпится покинуть Брейк-Айленд, что он готов улететь даже на вертолете Кипа.

Нина фыркнула, ловко вылезла на причал, огляделась по сторонам и негромко позвала:

– Крис!

Джейс полез следом за ней, сунул руку в карман, сжал пистолет. Что-то ему не нравилось. Да Китченс ли посылал сообщения? Их мог написать любой, кто завладел его телефоном. Издали послышался удивленный возглас. Нина повернулась в ту сторону.

– Что там?

– Кто-то кричит.

Возглас повторился, на нескольких катерах зажгли фонари.

– Как по-твоему, что там происходит?

– Понятия не имею. – Но чутье подсказывало: что-то не так.

Из магазина «Все для рыбалки» выбежал человек и бросился к причалу.

– Джейс. – Нина шагнула в ту сторону.

Кто-то продолжал душераздирающе вопить. Нина невольно сжалась, но сделала еще шаг.

– Нина, подожди.

– Я слышала, слышала. – Она побежала к взволнованной группе людей, стоящих у кромки воды.

Ему оставалось бежать за ней. Пистолет бил по бедру. Он догнал ее раньше, чем она поравнялась с группой людей у причала, все смотрели в одну сторону.

– Что случилось?

Тот самый владелец катера, с которым они беседовали утром, показал в воду рядом со своим судном.

– Там непонятно что.

Джейс выхватил у него фонарь и присел, направив свет вниз. Из-под причала что-то выплыло, все ахнули и отскочили назад.

«Непонятно что» оказалось телом Криса Китченса.

Глава 13

Если бы Джейс не поддержал Нину, она бы упала.

– Там Крис!

– Вы его знаете? – Хозяин магазина «Все для рыбалки» присел на корточки рядом с Джейсом.

– Так вы о нем спрашивали утром? Ваш бывший? – оживился владелец катера.

Три пары глаз сверлили ее. Нина закрыла лицо руками. Безумие какое-то, она даже объяснить ничего толком не может.

– Да… Нет… Я не говорила, что он мой бывший!

Джейс посветил фонариком в людей.

– И все же мы его знаем. Кто-нибудь позвонил в службу спасения?

Нина была благодарна Джейсу за то, что он взял все хлопоты на себя. Ей тяжело было даже просто стоять.

Стив, владелец катера, с которым они говорили утром, почесал подбородок.

– Да ведь я даже не понял, он умер или нет. Мне показалось, я увидел лицо в воде, ну и закричал.

Хозяин магазина поднял телефон.

– Есть!

Пока он звонил, Нина пыталась поймать взгляд Джейса, тот пытался вытащить тело Криса из воды.

– По-моему, он за что-то зацепился.

– Пусть им займутся профессионалы.

– Пузыри! – Джейс лег на живот и подполз ближе к краю настила. – Я видел пузыри! Он жив!

Он мигом сбросил с себя плащ и прыгнул в черную воду. Нина вскрикнула.

– Ну, дела! – Стив опустился на колени и нацелил фонарь в то место, куда нырнул Джейс.

Когда он снова оказался на поверхности, Нина вздохнула с облегчением. Он держал над водой голову Криса. Ухватившись за причал, Джейс закашлялся и убрал со лба мокрые волосы.

– У него нога застряла между сваями. Подержите его кто-нибудь, пока я его отцеплю!

Стив наклонился и подхватил Криса под мышки, а Джейс снова нырнул.

Нина обхватила себя руками и приказала не дрожать, но дрожь била не от холода. Завыли сирены, пирс осветили мощные прожектора.

Наконец Джейс снова вынырнул и освободил застрявшую ногу Криса.

Спасатели вытащили того из воды и начали делать искусственное дыхание.

– Он жив? – Нина не стремилась попасть в первый ряд зевак.

– Отойдите, пожалуйста, – попросил ее молодой полицейский. – Им нужно освободить место.

Она круто развернулась и схватила за руку Джейса, промокшего насквозь и замерзшего.

– О чем ты думал, когда прыгнул в воду?

– Нина, он был жив! Я видел пузыри на поверхности воды.

– Они могли появиться отчего угодно!

– Она права. Пузыри появляются по многим причинам. – Хозяин магазина покачал головой. – Мне-то он сразу показался покойником.

К ним подошел еще один полицейский с блокнотом в руке.

– Сержант Франклин. Кто нашел его?

Стив поднял руку:

– Мой катер стоит вон там. Я осматривал его, так как собирался идти на ту сторону, но вдруг заметил, что в воде плавает что-то белое.

– Он закричал, и я подошел к нему. – Другой владелец катера ткнул пальцем себе через плечо. – Мне захотелось посмотреть, что случилось. Потом Нед выбежал из магазина и тоже закричал, подошли эти двое.

Сержант Франклин посмотрел на Нину и Джейса.

– А вы что здесь делали?

Джейс ткнул Нину в поясницу:

– Сегодня утром умерла сводная сестра Нины. Я привез ее сюда, чтобы она кое-что забрала из мотеля, где жила покойная.

– Ах да. – Франклин постучал карандашом по подбородку. – Луиза Мур. Примите мои соболезнования, но разве не проще было прийти сюда пешком?

– Да ведь у нас лодка, на ней быстрее.

Нина кивнула, удивляясь тому, с какой легкостью лжет Джейс. Наверное, копам ни к чему пока знать о том, что они приплыли сюда на встречу с Крисом. Но, может быть, они все равно это выяснят, найдя его мобильник и увидев эсэмэски, отправленные на ее номер?

Санитар накинул простыню на лицо Криса, Нина пошатнулась. Джейс поспешил обнять ее за талию.

– Он умер?

– Умер. – Санитар привязал тело к носилкам.

Полицейский ткнул карандашом в воздух:

– Кто-нибудь знает покойного?

Солжет ли Джейс и сейчас? Он откашлялся.

– Его зовут Крис Китченс. Он родственник знакомого мисс Мур. Мы познакомились с ним вчера и думали, что он уже уехал с острова.

Стив сунул в рот зубочистку.

– Значит, он не ее приятель?

– Приятель? – Нина облизнула пересохшие губы. – Видимо, вы неверно меня поняли. Он – родственник моего бывшего приятеля.

– Кто-нибудь знает его родных?

Нед уже возвращался в свой магазин. Стив пожал плечами:

– Я его вообще впервые вижу.

– Повторяю, мы с ним познакомились вчера. Он искал брата, которого много лет не видел, так как их отдали в приемные семьи больше двадцати лет тому назад. – Джейс набросил на плечи макинтош. – Мы не смогли ему помочь.

– Кто-нибудь собирается в ближайшее время покинуть остров?

Санитары повезли носилки с телом к машине скорой помощи. Нина вытерла глаза.

– Я живу здесь и никуда уезжать не собираюсь.

– Это я так, на всякий случай. Посмотрим, что покажет вскрытие. Возможно, он просто поскользнулся, упал в воду, ударился головой и захлебнулся.

В последнем Нина сомневалась, но понимала: если не хочет до утра просидеть в полицейском участке, лучше держать язык за зубами.

– Если вы не против, я отведу его домой, пока он не обледенел. – Она взяла Джейса под руку и потащила к парковке.

– А как же лодка?

– Ничего с ней не случится. Сейчас возьмем такси, а лодку заберем завтра утром.

– Я вас подвезу, – предложил сержант. – Вам ведь в «Лунные камни»?

– Да. – Похоже, всем уже известно, кто она такая и где живет. Возможно, Франклин уже знает и о том, что Крис общался с Лу перед тем, как та умерла. – Вы нашли его телефон?

– Только бумажник. Телефон, наверное, упал в воду.

Еще больше оснований помалкивать об отношениях с Крисом. Без телефона полицейские ни о чем не догадаются.

Всю дорогу до пансиона Джейс стучал зубами. Нина крепко держала его за руку. Он наклонился вперед и заговорил в перегородку, разделяющую передние и задние сиденья:

– Извините, я вам всю обивку намочил.

– Ничего страшного. Я видал вещи и похуже.

Франклин затормозил перед «Лунными камнями».

– Вы как, справитесь?

– Конечно, мне бы только высохнуть и согреться. Черт, я был уверен, что он дышит!

– Да, не повезло бедняге. Мы с вами свяжемся.

Они выбрались из машины. Нина побежала вперед, чтобы отпереть дверь.

– Почему всякий раз, когда мы возвращаемся, кто-то из нас обязательно мокрый?

– Мы ведь на острове.

Она втолкнула его в дом.

– Иди переоденься в сухое, а я разожгу камин. Потом поговорим.

– Посиди отдохни. Я сам разожгу камин, когда вернусь. Если хочешь, включи водонагреватель, я не против принять душ.

Нина не стала спорить. Видимо, он считал, что беременность высасывает из женщины силы. Надо сказать, решил не без оснований. Она кротко присела на край стула, но, как только за ним закрылась дверь, разожгла камин. Дрова Джейс заготовил заранее.

Раздув огонь, она стала смотреть на язычки пламени. Что случилось? Крис хотел предупредить ее об опасности и умер. Совпадение? Ну, нет, вряд ли.

Способен ли Саймон убить родного брата? И вообще, что значил тот для него? Они ведь не росли вместе. Фактически чужие люди, несмотря на романтическое желание Криса разыскать младшего брата.

Она бы охотно выслушала мнение Джейса, прежде чем делать собственные выводы. Он как-то быстро списал Саймона со счетов. Может, просто не может себе представить, чтобы кто-то был способен причинить вред собственному ребенку. Самого Джейса ее беременность просто завораживает.

Нина погладила живот и достала из бара лучший коньяк отчима. Чая Джейсу будет явно мало. Она налила золотистую жидкость на донышко широкого бокала, и ее взгляд упал на ноутбук Джейса. Для писателя он как-то не слишком увлеченно работает. Конечно, у него на глазах разворачивается настоящая драма. Нина Мур и ее проблемы. Может быть, он и о ней напишет в своей книге? Она провела пальцами по рубчатой застежке, но тут же отдернула руку, услышав, как Джейс выходит из комнаты.

– Хорошо принять горячий душ! – Он переоделся в сухое. Темно-серые спортивные брюки хорошо смотрелись на длинных ногах. Белая футболка обтягивала мышцы, которые раньше скрывала широкая фланелевая рубашка. Поймав на себе ее взгляд, он улыбнулся. – Извини. Ты ожидала, что я выйду в смокинге или шелковой пижаме?

Нина показала ему бокал:

– Они бы неплохо сочетались с этим коньяком.

– Как ты догадалась, чего мне больше всего хочется?

– Просто догадалась, и все.

Их пальцы ненадолго соприкоснулись. Джейс взял коньяк и опустился в мягкое кресло.

– Вижу, ты все-таки разожгла камин.

– Это нетрудно и совсем не обременительно, хочешь верь, хочешь не верь.

– Хорошо!

– И все-таки, как по-твоему, что случилось с Крисом?

– Он утонул.

– Кто-то убил его, чтобы он не успел предупредить меня.

Глаза Джейса сверкнули, он ничего не отрицал. Нине стало очень страшно.

– Когда я вытаскивал его из воды, мне показалось, что у него ссадина на виске, но она могла образоваться, когда он упал в воду.

– Как он мог упасть?

– Было темно. Катер Стива стоит в тени.

– Кого ты пытаешься убедить? Его убил Саймон!

– Думаешь, он способен убить родного брата?

– Он не знал Криса. Никогда при мне не упоминал, что у него есть брат. Никогда не мечтал найти биологических родителей. Саймон считал родителями людей, которые его усыновили, а братьев и сестер у него не было.

Янтарная жидкость в бокале заколыхалась из стороны в сторону, когда Джейса снова пробила дрожь.

– Подвинься! – Нина встала. – Ты так и не согрелся до конца. Еще простудишься.

Он подвинулся на край двухместного дивана и похлопал по подушке:

– Прошу!

Она села рядом с ним, и ее обдало жаром. Она вспомнила, как позавчера заснула в его объятиях. Может быть, сегодня все повторится с точностью до наоборот.

– Ты когда-нибудь заявляла на Саймона в полицию? Добивалась для него судебного запрета приближаться к тебе?

– Как можно добиться судебного запрета для призрака?

– О чем ты? – Джейса передернуло.

Нина положила руки ему на плечи, наклонила вперед и начала массировать затекшие мышцы между лопатками.

– Понимаешь, я не видела Саймона с того дня, как он уехал. Ощущала его присутствие, во всяком случае, мне так казалось, поэтому нельзя добиваться судебного запрета на основании одних предположений!

Его мышцы снова свело под ее пальцами.

– Если не расслабишься, завтра у тебя все тело будет болеть. Наверное, ты до сих пор не согрелся. Выпей до дна, я налью еще.

– Если кто-то в самом деле преследует тебя, я не хочу быть пьяным, когда он сюда явится!

Нина поджала под себя ноги и положила голову на плечо Джейсу.

– Джейс Бакли, пьяный ты или трезвый, в драке я все равно поставлю на тебя.

Он вздохнул, будто собирался что-то сказать, но неожиданно поцеловал ее в губы. Привкуса коньяка на его губах оказалось достаточно для того, чтобы Нина опьянела. Буквально растаяла рядом с ним, ее мягкая грудь прижалась к его каменным бицепсам. Джейс отстранился и провел рукой по влажным волосам.

– Извини, не надо было этого делать.

– Почему? Я давно мечтала, чтобы ты меня поцеловал. То есть… А ты? – Она тихо вздохнула. – Конечно, я жду ребенка от другого.

Он погладил ее по спине.

– От другого, который превратился в призрака.

– Беременность была ошибкой.

– Не надо! – Он прижал два пальца к ее губам. – Не говори так!

– Не думай, что я о чем-то жалею или не хочу ребенка. Очень хочу, всем сердцем. Просто пыталась объяснить, как все получилось.

– Главное я понял.

– Наши с Саймоном отношения уже тогда были непростыми. Ночь, когда был зачат ребенок, стала последней попыткой с моей стороны наладить отношения, достучаться до него, вернуть.

– Не получилось.

– К сожалению, нет. Но теперь у меня есть Уилл, чему я очень рада и сделаю все, чтобы он никогда не чувствовал себя нелюбимым и нежеланным, потому что он любимый и желанный.

– Верю. – Он провел кончиком пальца по ее губам. – Сразу видно, ты станешь замечательной мамочкой.

– Но сначала мне нужно позаботиться о безопасности Уилла, даже если придется защищать от родного отца.

– Ты хочешь уехать с острова?

– Я приехала, чтобы спрятаться, как в убежище, но Саймон знал о «Лунных камнях». Наверное, нужно бежать туда, где он меня не найдет.

– Может быть, мне удастся тебе помочь.

Холодок пробежал у нее по спине. Неужели он хочет продолжить отношения? В дверь постучали. Она вздрогнула и инстинктивно схватила Джейса за руку.

– Сиди на месте. – Он посмотрел в глазок. – Там сержант Франклин.

– Думаешь, они что-нибудь нашли?

– Вряд ли, еще рано. – Джейс открыл дверь. – Добрый вечер! Чем еще мы можем вам помочь?

– Вы – ничем, зато я могу помочь мисс Мур.

– Каким образом? – Нина выглянула из-за плеча Джейса.

Полицейский достал из кармана ее мобильный телефон.

– Вы забыли его в моей машине. Я решил, что телефон ваш, а не мистера Бакли. Из-за розового футляра в горошек. Поправьте меня, если я ошибаюсь.

– Да, это мой телефон. Спасибо.

– Пожалуйста.

– Что с Крисом Китченсом? Известно что-нибудь? – спросил Джейс.

– Пока нет. Мы будем держать вас в курсе.

– Спокойной ночи и спасибо. – Нина взяла телефон, вернулась на диван, надеясь, что они с Джейсом смогут продолжить с того места, где их прервали. Он как раз намекал на то, что у них возможно продолжение.

Пискнул ее телефон.

– Что это?

– Телефон напоминает, что его нужно зарядить. – Нина провела пальцем по экрану, разблокируя телефон, и вдруг ахнула. – Здесь еще одно сообщение от Криса!

Джейс мгновенно оказался рядом.

– Что пишет?

– «Я здесь. Увидимся»… Дальше ерунда какая-то.

– Ерунда?

– Какие-то буквы и цифры.

– Странно. Дай-ка взглянуть.

– Наверное, он отправил сообщение перед тем, как упал в воду. Или с ним что-то случилось. Посмотри на время!

Джейс поднес телефон почти к самому носу. У нее подскочило сердце.

– Джейс, что там?

– Ерунда? – Он развернул телефон экраном к ней. – Он пытался набрать слово «Буря»!

Глава 14

– «Буря»? – На лице Нины отразилось полнейшее замешательство. Вдруг она щелкнула пальцами. – Салфетка Лу! На ней ведь тоже было написано «Буря»!

– Вот именно! – Джейс испытал такой ужас, что почти не слышал себя. – Смотри, вот «Б3РZ». Очевидно, пытался набрать слово «Буря», только торопился.

– И что значит «буря»? С чего вдруг все стали называть штормы «бурями»?

– Ну, я пока ни в чем не уверен. Лу и Крис сначала пишут «Буря», а потом их находят мертвыми. Это не к добру.

– А при чем здесь я? Думаешь, Кип исчез именно поэтому? Может быть, мы, сами того не подозревая, наткнулись на что-то опасное?

Джейс не знал, что ответить. Нина инстинктивно понимает, в чем дело. Но что узнали о «Буре» Лу и Крис такого, чего не известно Нине? Название по-прежнему ничего ей не говорило. Если агенты «Бури» охотятся за ней, чтобы заткнуть рот, они напрасно тратят время и силы. Зачем охотиться за бывшей невестой мертвого агента, а попутно убивать посторонних? Происходящее казалось ему бессмысленным. Он уже собирался ей во всем признаться, но, не получив разрешения Коберна, нарушил бы все мыслимые и немыслимые запреты. Кроме того, его разоблачение автоматически увеличивает степень риска. Он здесь, чтобы защищать ее, а не открывать глаза на прошлое бывшего жениха.

– По-моему, мы должны найти Кипа.

– В отличие от Криса он, скорее всего, уже покинул остров. Если знал, что случилось с Лу и Крисом, вряд ли хотел общаться с полицией. Кто знает? Может, у его брата правда есть вертолет. Он не показался мне человеком, способным предупреждать других об опасности.

– В отличие от Криса.

– Что ты собираешься делать?

– Попробую поискать в Интернете, что значит «буря». Может быть, у слова есть значение, о котором мы до сих пор не догадываемся. Может, это новый синтетический наркотик или еще что-нибудь в этом роде.

Обогнав ее, он встал перед дверью, не потому, что боялся, если она найдет что-нибудь о тайном агентстве «Буря». Она не найдет.

– Уже поздно. Тебе необходимо поспать. Хватит Уиллу волнений на один день.

Нина провела ладонью по его груди.

– Спасибо, что беспокоишься за нас с Уиллом. Признайся, ты ни на что подобное не рассчитывал, когда приехал работать на наш тихий остров.

Так и есть. Он вовсе не рассчитывал на то, что Ниной заинтересуется «Буря». И на то, что он сам заинтересуется ею.

– Все это пригодится для книги.

– Ты и обо мне напишешь? И кем же я у тебя буду, чокнутой беременной теткой?

– Ты будешь отважной героиней. – Он погладил ее по щеке, утонув в бездонных голубых глазах.

– Джейс, пожалуйста, поговори со мной, пока я не засну. Сама не знаю, в чем дело, но сегодня мне не хочется оставаться одной.

– Конечно. – Он поднес ее руку к губам и поцеловал. – Готовься ко сну, а я все здесь приберу.

– Спасибо.

Джейс открыл ноутбук. Нужно посмотреть, нет ли новых сообщений от Джека. Он набрал пароль и вздрогнул, почувствовав на своей шее теплое дыхание.

– Извини. – Нина положила руку ему на плечо. – Я вернулась, чтобы предупредить, Не стоит мыть посуду. Утром я составлю ее в посудомойку.

– Понял.

Когда она тихо удалилась к себе, он проверил почту и выключил компьютер. Сполоснул бокал, проверил, заперты ли двери и окна, выключил свет, вынул «глок» из макинтоша и сунул в карман спортивных штанов. Он посидит с Ниной, как она просит, но важно, чтобы дом был заперт, а пистолет лежал под рукой.

К тому времени, когда он вошел к ней в спальню, она успела переодеться во фланелевую пижаму с розовыми зайчиками на белых облачках. Если он ожидал увидеть ее в сексуальном белье, она мигом разбила его надежды.

– Я очень устала, но рада обществу.

Он сел в ногах ее кровати.

– Замерзла? Залезай под одеяло.

Она показала пижаму.

– В этом? Я будто укрыта теплым одеялом.

Она легла на покрывало, подложив под голову подушку. Похлопав по кровати, пригласила:

– Ложись рядом. Я не кусаюсь.

– Какое облегчение! – Джейса волновал ее аромат. Она пахла полевыми цветами после весеннего ливня. Темные волосы спадали на плечи шелковистым водопадом. Его волновала женщина, беременная от другого, хотелось назвать ее своей. Приказав себе забыть обо всем, он вытянулся на кровати рядом с ней. Пистолет положил под подушку и перевернулся на спину, глядя в потолок. Нина тихо вздохнула и повернулась на бок.

– Ты дружишь со своими близкими? С родителями, с сестрой?

Оказывается, она запомнила, что у него есть сестра. Джейс решил для разнообразия сказать правду:

– Не особенно. Родители не одобряли моей службы в армии, а я не одобряю их неодобрения.

– А чего они хотели? Чтобы ты работал в семейной фирме, продолжал их дело?

Ничего не упускала. И как Саймону удавалось так долго держать ее в неведении?

– Да, что-то в этом роде.

Конечно, ей не нужно знать, что в его случае «семейная фирма» – это политика. Возможно, она даже видела его отца по телевизору, когда тот выступал с очередной длинной речью.

– Джейс!

– Да? – Ну вот, чем больше вопросов, тем больше лжи.

– Почему ты так защищаешь меня и Уилла? Почти все мужчины спешат устраниться, если им приходится иметь дело с беременной женщиной.

Уж сейчас-то лгать не придется. Он должен ей хотя бы немного правды.

– У меня было нечто похожее несколько лет назад. Я собирался жениться, но у нас с подружкой ничего не вышло.

– Вы расстались?

– Да, и Мэгги, как ты, выяснила, что ждет ребенка, уже после разрыва.

– Ты говорил, что у тебя нет детей.

– Нет. – Его удивило, насколько стало больно. – Мэгги потеряла ребенка на четвертом месяце, примерно на том сроке, на котором ты сейчас.

– Ой, извини.

– Она сама виновата.

– Иногда такое случается. Я каждый день благодарю Господа за то, что моя беременность развивается без осложнений.

– Хорошо, что ты не занимаешься альпинизмом.

– Альпинизмом? Мэгги занималась альпинизмом во втором триместре беременности?!

Джейс стиснул зубы и постарался говорить как можно ровнее.

– Да, можешь себе представить? Она упала, сломала руку и потеряла нашего ребенка. Знаешь, что самое интересное? Тогда я даже не знал, что она беременна. Она не сказала. Я услышал о несчастном случае, когда вернулся из командировки.

– Как несправедливо! – Их пальцы сплелись. – Ты поэтому допытывался, сказала я Саймону о ребенке или нет?

– Да, наверное.

– И вот почему так заботишься об Уилле.

– Нина, я забочусь не только об Уилле.

Их взгляды встретились. Нина разомкнула губы, он поцеловал ее. Она показалась ему сладкой как мед.

– Джейс, не знаю, куда это может нас завести.

– Давай сейчас не будем ни о чем беспокоиться. Спи.

Она перевернулась на правый бок, он прижал к себе ее роскошное тело. Рука легла ей на талию, пальцы легли на выпуклый живот.

Если «Буря» собирается явиться по душу Нины, пусть попробует, сначала придется иметь дело с ним.


Нина проснулась одна. Всю ночь она чувствовала успокаивающую близость Джейса. Прижималась к нему, а он крепко обнимал ее.

Рассказ о ребенке, которого он так и не увидел, задел за живое. Теперь стало понятно, почему он так к ней относится. Защищая ее и Уилла, он пытается оправдаться за то, что не сумел спасти своего ребенка. Может быть, поэтому его так влечет к ней? Как только у нее родится ребенок, не найдет ли Джейс другую беременную, о которой станет заботиться? Безумное предположение, конечно, но всем хочется заполнить эмоциональный вакуум. Ей бы сразу догадаться. Она росла без отца. Наверное, поэтому ее всю жизнь влекло к властным мужчинам. Они с Джейсом пара, созданная на психологическом, подсознательном уровне.

Вздохнув, она отбросила покрывало. Джейс ночью укрыл ее, сам под одеяло не забрался. Неужели боялся разжечь пламя, которое теплилось между ними?

Вчера она первая прервала поцелуй. Хотелось вначале лучше узнать его, выяснить, почему стал таким, какой есть. Прочесть его книгу.

Она выбралась из кровати и прокралась в гостиную. Джейс раздернул занавески на окне, выходившем на фасад дома, в комнату вполз серый туманный свет.

Она прижалась носом к стеклу, оно тут же запотело, стерла пальцем запотевшее пятно и посмотрела на улицу. За ночь дождь усилился. Шторм еще не начался. Может быть, он вообще обойдет Брейк-Айленд стороной?

Джейс у забора говорил по телефону. Она не заметила, чтобы он часто звонил. Наверное, родственники до сих пор злятся на него за то, что не пошел по их стопам. Правда, Джейс так и не объяснил, чем они занимаются. Скорее всего, у них завод по производству пластмассы или что-то такое же степенное и скучное. Ему не нравятся степенные скучные занятия, потому он записался в морскую пехоту.

Он взмахнул рукой в воздухе. Может быть, ругается с родными, которые от него отказались?

Нина вышла на кухню и налила себе апельсинового сока. Затаив дыхание, посмотрела на полностью заряженный телефон. Больше сообщений от мертвеца не было. Она не забыла таинственное слово «Буря».

Нина пошла в кабинет, включила свой ноутбук. Опять синий экран! Проблемы с компьютером начались сразу после того, как она сюда переехала. Техник на материке предупреждал, что это может повториться, и, если так, нет смысла везти компьютер к ним в сервисный центр. Во всяком случае, сейчас она его точно никуда не повезет.

В гостиной заманчиво мерцал ноутбук Джейса. Никакого голубого экрана. Нина поддалась искушению.

Вход у него был защищен паролем, но она видела, как он вводил его накануне вечером. «semperfi». Все строчными, без пробелов. Запомнить нетрудно.

Положив пальцы на клавиатуру, она еще раз посмотрела на Джейса. Тот по-прежнему разговаривал по телефону. Он вряд ли будет возражать, если она посмотрит слово «буря» в его компьютере.

Интересно, почему он до сих пор не начал поиск. А ведь «Буря» взволновала его куда больше, чем ее! Вряд ли у него было время, утром пришлось перегонять лодку Кляйншмидтов. Может быть, он уже поискал слово, но ничего ценного не нашел, поэтому и ей не сказал?

Она открыла браузер и ввела в поисковую строку слово «буря».

Появилось то, что она ожидала, и неожиданное – ссылки на пьесу Шекспира, словарные статьи, видеоигра и даже имя одной актрисы. Нина поискала еще, но не обнаружила ничего зловещего. Ни нового наркотика, ничего противозаконного, никакого тайного общества.

Что это слово значило для Лу, а потом для Криса? Почему упоминание бури окончилось их смертью? И что будет с ней?

Она прикусила губу и вошла в электронную почту. Удалила спам. Судя по всему, ремонт «Лунных камней» займет больше времени, чем она ожидала. Наверное, пока пансион ремонтируется, она может взять несколько заказов, пусть даже придется ненадолго съездить в Лос-Анджелес.

Она похлопала себя по животу. Видимо, в ближайшие месяцы ей и Уиллу придется полетать.

Она закрыла все окна. Взгляд упал на файл «Книга» на рабочем столе. Неужели все так просто?

Она склонилась над столом и посмотрела в окно. Джейс уже закончил разговор и деловито измерял столбики.

Чувствуя себя женой Синей Бороды из сказки, Нина дважды кликнула по иконке. Файл открылся. Она раскрыла рот от удивления. От первой же фразы кровь застыла в жилах: «Была темная ночь, буря надвигалась на Брейк-Айленд».

Дрожащими руками она закрыла файл, захлопнула крышку ноутбука и только потом вспомнила, что Джейс оставил его открытым. Она снова открыла ноутбук, у нее засосало под ложечкой. Она не сделала в файле никаких изменений, но, может быть, Джейс сразу поймет, что его открывали?

Уже поздно.

Она еще раз посмотрела на Джейса, работавшего в палисаднике. Кто он? Неужели это вся его книга? Нина вспомнила фильм ужасов с Джеком Николсоном, где жена читает страницу за страницей в книге мужа, а на них написана только одна фраза.

Она вздрогнула, когда с улицы послышались глухие удары, и невольно отскочила от окна. Джейс рубил вязанку дров топором. В том фильме у Николсона тоже был топор…

Скрестив руки, она попятилась от компьютера и от окна. То и дело, косясь на ноутбук, вышла на кухню. Может быть, в том файле вовсе не книга. Может быть, она спрятана в другой папке.

Нина даже не посмотрела, когда он последний раз сохранял файл. Может быть, просто записывал свои мысли и впечатления после приезда на Брейк-Айленд. А фраза про бурю – просто шутка, а вовсе не начало очередной главы.

Она обхватила себя руками, фланелевая пижама больше не грела. Она сунула нос не в свое дело и поплатилась за это. Если пристанет к нему с расспросами, придется признаться, что тайком заглядывала в ноутбук. А если не станет расспрашивать, начнет подозревать в скрытых мотивах и усомнится в его здравом уме. Совсем как с Саймоном.

Она услышала, как он топает по крыльцу, и решила сделать самое лучшее. Ушла к себе и, заперевшись в ванной, включила душ.

Теплая вода успокаивала нервы. Она не стала читать его книгу. Джейс Бакли не представляет угрозы. Он спас ее, вытащив из воды, помог, когда на нее набросилась Лу и когда ту нашли мертвой на веранде. Он бросился на ее защиту, когда решил, что Крис Китченс может ее обидеть, а потом настоял, что поедет с ней, когда тот послал ей эсэмэску с туманными угрозами.

Джейс хороший.

Она вышла из-под душа и переоделась в ванной, а когда вышла в гостиную, Джейс отвернулся от окна. Его рука лежала на открытом ноутбуке.

Не сводя взгляда с его лица, она спросила:

– Много успел сделать за утро? Забор выглядит просто отлично.

– Что?

– Забор. – Он знал! Он понял, что она заглядывала в его книгу.

– Ах да. Все идет по плану, и лодку я перегнал. Ты завтракала? Я надеялся снова получить блинчики с черникой.

– Я была занята.

Он развернулся к ней лицом, осмотрел с головы до ног.

– Принимала душ? Наверное, замерзла. Ты выспалась?

– Да, но… – Она закрыла глаза и провела пальцами по влажным волосам. – Я открыла твой ноутбук.

– Он же защищен паролем!

– Вчера вечером, перед тем как лечь спать, я видела, как ты вводил пароль.

– Зачем ты залезла в мой компьютер?

От его негромкого голоса она сжалась.

– М-мой, похоже, сломался, а я хотела поискать, что значит «буря».

– И как, нашла?

– Нет, ничего не нашла на это слово. – Она скрестила перед собой пальцы. – Зато нашла твою книгу. Это в самом деле твоя книга?

– Ну да.

От его сухого признания в кровь хлынул адреналин. Нина снова обхватила себя руками.

– Не понимаю.

– Я не Джейс Бакли, Нина, и не писатель. Я Джейс Беннет, и я агент секретной службы. Такой же, как Саймон.

Глава 15

Руки ее упали вдоль тела. Она отступила назад. Почему, ну почему она буквально притягивает к себе безумцев? И ведь впустила его в свою постель и в свое сердце!

Она скрестила руки над животом. Ничего удивительного, что он напоминает Саймона. Две стороны одной и той же идиотской медали! Правда, Джейсу гораздо лучше удавалось скрывать свое безумие. До сих пор.

– Джейс, по-моему, тебе лучше уйти.

Его темные глаза расширились, он запрокинул голову и расхохотался.

Нина вздрогнула.

– Я думал, ты будешь сердиться на меня, может, даже швырнешь мне в голову чем-нибудь тяжелым, а ты, значит, сочла меня сумасшедшим!

– Я не считаю тебя сумасшедшим. Ничего подобного. Просто мне кажется, тебе пора уйти и заниматься своими тайными делами в другом месте.

Он сунул руку за спину. Нина присела. Он снова заулыбался, Нине стало чуть легче. У нее появилась надежда. Он вытянул руку, на ладони лежала флешка.

– Не бойся. Я знаю, тебе мои слова кажутся полным бредом, но это правда. Я бы и раньше все тебе рассказал, но мне запретили рассказывать о том, что происходит, до определенного срока. Судя по тому, как развиваются события – Лу, Крис, «Буря», – придется рассказать.

– Не бояться? Ты просишь меня не бояться и тут же напоминаешь о Лу и Крисе? Что там?

– Доказательство того, что я тебя не обманываю. Сядь. Я не кусаюсь.

Он употребил ту же фразу, что и она вчера ночью, когда пригласила его в свою постель. Нарочно ли? Она пытливо разглядывала его лицо и заметила, как его губы дрогнули в улыбке. Напряжение немного отпустило, Нина подошла к стулу, но села на самый краешек. Джейс склонился над ней и вставил флешку в компьютер.

– Извини. – Он навел курсор на файл «Книга» и удалил его. – Я пытался придать нашему положению немного правдоподобия.

– Нашему положению?

– Нина, ты не одна. Я всегда был на твоей стороне.

Такой искренний человек вряд ли может оказаться психом. Правда, от его слов ей легче не стало. Он открыл флешку с множеством папок.

– На самом деле я не имею права тебе это показывать, но ты должна наконец понять, что происходит, а я и без того достаточно долго продержал тебя в неведении.

Он кликнул по папке. Нина затаила дыхание. Если сейчас увидит текст его будущей книги, надо бежать. Неожиданно на мониторе замелькали ее снимки: она разговаривает по телефону, садится в машину на улице перед своим лос-анджелесским домом. Она резко повернула голову:

– Откуда это у тебя?

Он кликнул мышью, и на экране стали одна за другой появляться другие ее фотографии.

Она ахнула и привстала.

– Ты следил за мной в Лос-Анджелесе?!

– Не лично. Я не занимаюсь наблюдением.

Снимки были сделаны профессионально, с помощью мощного телеобъектива. И как она не замечала, что ее снимают с близкого расстояния? Может быть, именно тогда и показалось, что за ней следят.

– Чем же ты занимаешься?

– Личной охраной. Сейчас моя задача охранять объект.

– Я – объект? Почему?

Он закрыл ее личный фотоальбом и открыл другую папку. На экране показался документ с фотографией Саймона.

– Ты все знал про Саймона!

– Возможно, даже больше, чем ты. Саймон Скиннер был секретным агентом, как и я, только служил в другом подразделении.

Нина читала биографию Саймона. Потом на мониторе возникла карта, где были отмечены его передвижения за последние несколько лет.

Она прищурилась, увидев красные точки. Да, он много ездил по заданию своей правительственной организации, но Нина понятия не имела, что он побывал в Йемене, Пекине и Ливии.

Она ссутулилась на стуле. Джейс не может быть психом, ведь он столько всего знает и управляется с такой сложной техникой! Значит, говорит правду. Интересно, что ее пугает больше.

– Когда сказал «секретное агентство», ты имел в виду ЦРУ?

– Оба наших агентства – подразделения ЦРУ. Обычные граждане никогда не слышали их названия и не ведают о нашей деятельности.

– А кто ведает?

– Мы делимся сведениями лишь по мере необходимости. Иногда с военными, иногда с ЦРУ, иногда с президентом.

– С президентом тоже иногда?

– Теперь ты мне веришь? Книга лишь повод приехать на Брейк-Айленд.

– Зачем ты здесь? Только потому, что я бывшая невеста Саймона Скиннера? Значит, я с самого начала была права и за мной следит именно он? А из-за того, что он секретный агент, вам тоже пришлось вступить в игру?

– Все гораздо сложнее. Это связано с «Бурей».

– Что такое «Буря»? Ты ведь знаешь, не отпирайся! Поэтому так испугался, когда я показала салфетку, которую нашла в кармане Лу!

Он набрал воздух в легкие. Когда выдохнул, кликнул еще по одной папке. На мониторе появились темные клубящиеся облака, и ее охватил безотчетный ужас.

– Саймон работал на «Бурю». Это одно из тайных агентств.

– Значит, за мной следит он. Он имеет какое-то отношение к смерти Лу и Криса. Вот почему они знали о «Буре».

– За тобой следил не Саймон.

– Откуда ты знаешь? Почему так уверен?

– Нина. – Джейс присел рядом, взял ее руки в свои. – Саймон умер.

– Нет! – Ее живот дрогнул. – Не может быть!

– Он умер. Мне очень жаль, Нина. Извини, что не сказал раньше. Знаешь, как я мучился, когда ты подозревала его, а я с самого начала знал, что этого не может быть.

– Ты лжешь!

– Не лгу.

Из горла вырвался смех, она вскочила, перевернув стул.

– Почему я должна тебе верить? Ты обманывал меня с самого начала!

– У меня не было выбора. Речь идет о государственной безопасности.

– Я имею какое-то отношение к государственной безопасности?

– Теперь имеешь.

Она отошла от него и положила руки на живот.

– Как он умер? Когда?

Она впервые заметила морщины по углам его рта.

– Я вынужден сказать тебе правду, потому что он был твоим женихом, и ты ждешь от него ребенка. Из-за этого твоя жизнь, возможно, находится в опасности.

Сердце готово было выпрыгнуть из груди, ей вдруг захотелось убежать и с головой накрыться одеялом, но речь шла об отце Уилла. Возможно, когда-нибудь ей придется рассказать все сыну.

– Что с ним случилось? Это имеет какое-то отношение к его расстройству? К посттравматическому синдрому?

– Да, но у Саймона не было посттравматического синдрома.

– А что было? Почему он вдруг исчез?

– Ему вводили специальные препараты, так сказать, промывали мозги. Стараясь освободиться, вырваться, он сошел с ума.

Пол под ней вдруг зашатался. Джейс тут же подскочил к ней.

– Сядь. Принести тебе воды?

Он повел ее к дивану, на котором они вчера грелись у камина. Он уже тогда знал ужасную правду о Саймоне!

Нина молча опустилась на мягкое сиденье. Джейс принес ей воды. Она выпила полстакана одним глотком.

– Ты хочешь сказать, его обрабатывали в «Буре»?

– Они так поступали не только с ним. У нас есть основания полагать, что «Буря» подвергает всех своих агентов подобной обработке. Так есть и было. Саймон оказался крепким орешком. Они так до конца и не получили контроля над ним, а когда он и еще один агент догадались, что именно с ними происходит, им пришлось нелегко.

– Еще один агент?

– Именно он пришел к нам и рассказал обо всем. У нас имелась масса причин усомниться в его словах, но позже все подтвердилось.

– Макс Дюваль.

Его рука дернулась, и он пролил воду на рубашку.

– Откуда ты знаешь это имя?

– Однажды я его видела. Он приходил к нам, когда мы с Саймоном были на грани разрыва. Он представил Дюваля как сослуживца. Они вышли и говорили снаружи.

– Да, это он.

– Ты так и не объяснил, что случилось с Саймоном. Все плохо, да?

– Нина, он умер из-за того, что с ним сделали подонки из «Бури». Он пытался освободиться, вырваться из рабства.

– Почему «Буря» так поступает со своими агентами?

– По словам Дюваля, там решили создать суперагентов – сильных, непобедимых, нечувствительных к боли и лишенных совести.

– Безумие! – Она опустила пальцы в стакан с водой и протерла себе виски. – Будто научная фантастика.

– Вот почему нам пришлось долго проверять Дюваля. Ушло время.

– Но почему я? Почему вы пришли ко мне?

– Повторяю, я занимаюсь личной охраной. Мне поручили защищать тебя.

– Какое «Буре» дело до меня? Саймон ничего не рассказывал о своей работе, я даже не знала, как называется его агентство!

– Мы пока многого не знаем. Но у моего босса появилось беспокойство насчет тебя, и он прислал меня сюда.

– И велел представиться писателем и по совместительству разнорабочим.

– Совершенно верно.

– Похоже, чутье не подвело твоего босса. «Буря» здесь. «Буря» следит за мной. «Буря» следила за мной в Лос-Анджелесе. То есть там за мной следили и вы, и они. Ничего удивительного, что я почувствовала себя загнанным зверем.

– Не знаю, как они вышли на Лу. Не знаю, как Крис узнал о них, но, очевидно, «Буря» как-то причастна к их смерти. И твой несчастный случай с лодкой.

– Что?! С лодкой?!

– В день нашего знакомства. Ты решила, что пробоина дело рук Лу, она не призналась. Почему? Ведь все остальное не скрывала.

– Ты считаешь, дыру в моей лодке проделали люди из «Бури»?

– Да.

– С какой целью?

– Напугать, чтобы ты занервничала. Они не знают ни тебя, ни местности. Может быть, решили, что пробоины достаточно, чтобы утопить тебя. С другой стороны, если бы хотели убить, по-моему, уже сделали бы это.

– Какая приятная мысль! Что же дальше?

– Я должен увезти тебя с острова. Мое агентство может предложить тебе убежище.

– Не поздновато ли?

– Почему ты так говоришь?

Будто в подтверждение ее слов комнату осветила вспышка молнии, загрохотал гром.

– Сейчас с острова уже никто не уедет!

Глава 16

Джейс распахнул парадную дверь и вышел на крыльцо. Темные тучи, которые все утро собирались вдали, быстро передвинулись и накрыли остров. Порыв ветра оторвал ставень.

Попятившись, он переступил через порог и запер дверь от надвигающегося шторма.

– Как быстро!

– Не очень. По телевизору всю неделю предсказывали шторм. Все признаки были налицо.

– Может, присядешь? Утром ты пережила сильное потрясение. Если объяснишь, как все делать, я могу повторить вчерашние блинчики.

– Джейсон Беннет, лучше прекрати.

М-да. Такое чувство, будто он переживал затишье перед бурей, когда рассказывал о Саймоне, «Буре» и своем обмане.

– Что прекратить? Кстати, все называют меня Джейсом.

– Хоть тут не соврал.

– Мне казалось, ты поняла, почему я вынужден был лгать.

– Конечно. Государственная безопасность!

– Нина, повторяю, у нас долго не было доказательств.

Засвистел чайник. Нина налила себе в чашку кипяток и поморщилась, видимо, ошпарилась. Он отошел от стены, замер на месте, когда она развернулась к нему. Голубые глаза метали молнии.

– Можешь остаться, сейчас начнется ливень, но тебе больше не нужно притворяться, что я и мой ребенок тебе небезразличны.

– Я не притворялся.

Прикусив губу, она прошла мимо него, остановилась в дверях кабинета и развернулась.

– А беременная подружка у тебя на самом деле была? И ребенка ты потерял?

– Господи, Нина. Ты считаешь, что я способен лгать о таких вещах?

– Я считаю, что ты способен лгать обо всем на свете, ведь твоей целью было подобраться ко мне ближе, выяснить, что мне известно о «Буре».

– О «Буре»? Мы не знали, что тебе известно о «Буре». Нашей целью с первого дня была твоя защита. Мы хотели убедиться в том, что «Буря» не явится по твою душу.

– Знаю, поняла, а теперь, когда мне известно о «Буре» и Саймоне, делай свое дело. Не нужно изображать привязанность ко мне и ребенку.

– Нина.

Дверь кабинета с треском захлопнулась. Джейс сунул руки в карманы и лягнул ножку стула. Если бы он имел право что-то решать, сказал бы ей все, когда умерла Лу и она нашла салфетку в кармане сводной сестры, но Коберн только что позволил ему это сделать. Ее дрожащий голос и блестящие от слез глаза убедили в том, что она скорее ранена, чем злится. Наверное, не стоило принимать все так близко к сердцу. Была бы она обижена, если бы он оставался разнорабочим? Теперь она считает, что он обнимал и целовал ее, чтобы завоевать доверие. Она не может ошибаться сильнее!

Снаружи завыл ветер. Джейсу хотелось завыть вместе с ним.

Он склонился над кухонным столом, прикидывая, что бы съесть. Кашу. Может, у нее есть овсянка быстрого приготовления. Он посмотрел на дверь кабинета. Нина захлопнула ее перед его носом. Ну, сам напросился.

Он взял миску из шкафчика и чуть не уронил, когда кто-то забарабанил в дверь. Он переложил пистолет за пояс и посмотрел в глазок. На крыльце, покачиваясь, стоял мистер Кляйншмидт, седые волосы стояли дыбом.

– Мистер Кляйншмидт, что вы здесь делаете? Вас сейчас унесет ветром!

– Как мою лодку?

– Вашу лодку?! – Джейс схватил его за руку и втащил в дом. – Что с вашей лодкой?

Нина вышла из кабинета. Глаза стали огромными.

– Что случилось? Шторм?

– Мою лодку сорвало с якоря и унесло.

– Как это случилось? Я хорошо привязал ее. – Джейс подошел к окну и выглянул наружу. Лодки на месте не оказалось.

– Это я вас хотел спросить. Мы не брали ее после того, как вы вернули рано утром. Вы точно хорошо ее привязали?

– Конечно.

– Карл, вы видели свою лодку?

– Нина, ее унесло.

– Может, ее украли? Кому-то не терпелось добраться до материка.

– Мы тоже хотели переправиться на материк, но лишились последней возможности.

– Береговая охрана еще пропускает лодки и катера?

– Кажется, утром еще пропускала.

Джейс развел руками:

– Извините, мистер Кляйншмидт. Не знаю, что могло случиться с вашей лодкой!

Но внутри все сжалось. Он не сомневался, что на острове орудуют агенты «Бури», возможно, кто-то из них украл лодку. А заодно они вышли на Лу и Криса. Джейс не понимал, что он и «Буря» хотят от Нины.

Если бы «Буре» нужна была смерть Нины, она давно бы умерла. Они могли убить ее в Лос-Анджелесе, до того, как она попала в поле зрения «Просперо», до того, как ему поручили ее охранять. А если взяли на себя труд пробить дыру в ее лодке, могли бы с тем же успехом начинить взрывчаткой. Он стиснул зубы и судорожно вздохнул.

– Вы с миссис Кляйншмидт хотите покинуть остров?

– Сейчас уже нет. Знаете, Нина, уровень воды здорово поднимается. Возможно, скоро нам прикажут эвакуироваться куда-нибудь повыше.

– Так бывает? – Джейс повернулся к Нине. При виде ее бледного лица у него внутри все перевернулось. Неужели пропавшая лодка и у нее возбудила подозрения?

Наверное, ему следовало лучше хранить свои тайны, как-то объяснить папку под названием «Книга», отшутиться. У него достаточно законных причин охранять ее, и это не связано с «Бурей». До сих пор Нина ему верила. Теперь без нужды волнуется о том, что от нее не зависит, только от него.

Нина намотала на палец прядь волос.

– При мне такое было один раз. Я еще училась в школе. Ведь так, Карл?

– Да, лет десять назад, но, по-моему, теперешний шторм гораздо сильнее тогдашнего.

Эвакуация еще больше все осложнит.

– Как вас извещают об эвакуации?

– Если спасатели не могут добраться до нас по воде, ездят по улицам, лучше им не перечить, иначе вас ждет крупный штраф. Нина, если все-таки придется эвакуироваться, пустите нас с Дорой к себе в грузовик?

– Конечно, мы подвезем вас с Дорой, Карл. Извините, мне очень жаль лодку. Как по-вашему, что случилось? Канат перетерся от ветра?

– Ветер поднялся час или два назад, утром было довольно тихо.

– Может быть, береговая охрана подберет ее в заливе.

– Может быть. А вы будьте осторожны. Кстати, Дора хочет помочь вам с малышом. Она все просила меня перебраться в Калифорнию ближе к внукам, но ваш пока послужит ей заменой.

Значит, Кляйншмидтов тоже не удалось провести.

– Большое спасибо! Давайте Джейс проводит вас до дома!

– Не надо.

– А я все равно хочу взглянуть на залив. И заодно провожу вас. – Джейс схватил макинтош и подмигнул Нине. Как только он вышел на крыльцо, в лицо ударил дождь. Он ухватился за руку Кляйншмидта, старика кренило набок. Они подошли к соседскому причалу. Волны с грохотом обрушивались на берег, ветер разносил повсюду соленые брызги. Но даже сейчас был не так силен, чтобы оторвать лодку от причала. Либо кто-то нарочно отвязал, чтобы уплыла, либо ее украли. А он ничего не заметил. Он многого не замечал, подпав под чары Нины Мур.

Джейс присел на корточки и осмотрел песок у причала. На песке виднелись многочисленные следы, которые могли принадлежать кому угодно. Он вернулся в «Лунные камни». Нина по-прежнему сидела в кабинете. Чем она там занимается? Ведь компьютер сломан. Он посмотрел в окно. На улице стало темно, как ночью.

Пришло письмо от Джека. Он запрашивал сведения на Криса Китченса, тот оказался вполне реальным законопослушным гражданином. И вот умер. Интересно, как он ухитрился перейти дорогу «Буре»?

Брейк-Айленд маленький городок, сюда приезжают многочисленные туристы. Чужаков видно не сразу. Кстати, Нина не знает и половины из тех, с кем сталкивается каждый день.

Она по-прежнему не выходила. Джейс проголодался. Уровень воды в заливе продолжал подниматься. Настольная лампа мигнула и погасла. Компьютер зажужжал и выключился. Нина вышла из кабинета.

– Электричество вырубили.

– Где фонари? Свечи? Ты сказала, генератора у тебя нет.

– Насчет свечей тоже не уверена.

Оба вздрогнули, когда снаружи послышался голос, усиленный мегафоном.

– Говорит управление шерифа округа Снохомиш. Объявляется эвакуация. Покидайте дома на побережье и направляйтесь к дюнам, в центр города.

– Кляйншмидты! – Нина пулей выбежала на крыльцо.

К тому времени, как Джейс ее догнал, она уже стояла у машины шерифа.

– В школьном физкультурном зале устроили эвакуационный центр, – объяснила она. – Это на холме за главной улицей.

– Я видел.

Шериф ткнул пальцем себе за спину.

– Уезжайте скорее! Вода прибывает, ожидается наводнение. Дорогу к концу дня наверняка размоет, тогда окажетесь полностью отрезаны.

– Может быть, шторм все смоет, и мне придется начинать с нуля. – Нина кивнула в сторону «Лунных камней».

– Возможно, так и будет, но вряд ли вам захочется быть здесь, когда это случится.

– Мы обещали забрать соседей. – Джейс показал в сторону дома Кляйншмидтов.

– Да, старик открыл дверь и помахал нам. Они все слышали.

– Тогда поехали! Спасибо!

Нина с трудом зашагала по раскисшей земле к дому Кляйншмидтов. Джейс взял ее под руку.

Мистер Кляйншмидт открыл дверь еще до того, как они поднялись на крыльцо.

– Я слышал, слышал. Шторм надвигается со страшной силой.

– Кто там, Карл?

– Нина и ее друг.

– Жених? – Дора Кляйншмидт подошла к мужу, неся в охапке столько курток, что хватило бы для маленькой армии.

О ее беременности и женихе, должно быть, известно всему городку, потому что миссис Кляйншмидт пристально рассматривала его из-за толстых очков, которые увеличивали глаза до пугающих размеров.

– Дора, разрешите вам представить Джейсона Бакли, моего жениха.

Джейс удивился тому, какое неожиданно крепкое рукопожатие у миссис Кляйншмидт.

– Называйте меня Джейсом. Меня все так называют.

– Хорошо, хватит светских любезностей! Дора, успеешь еще расспросить его, когда доберемся до школы, – распорядился мистер Кляйншмидт, забирая у жены куртки.

– Погодите. Мы заберем наши вещи и подгоним грузовик к вашей калитке.

Они вернулись в пансион. Нина собрала самое необходимое, Джейс упаковал в рюкзак ноутбук и пистолет. Прежде чем запереть дверь, она остановилась на пороге гостиной.

– Я почти надеюсь, что пансион снесет. Мне нужно начать все с начала.

– Я поведу. – Он взял у нее ключи.

Они усадили Карла и Дору и поползли по дороге к городку. Дождь был такой сильный, что дворники не справлялись. На главной улице они попали в небольшую пробку, жители прибрежных домов двигались в том же направлении, что и они. Увидев переполненную парковку, Джейс предложил:

– Я высажу вас у входа в зал, а потом припаркуюсь.

Он не сразу нашел свободное место. Пока его не было, Нина и Кляйншмидты заняли несколько угловых мест на трибуне.

– Здесь хотя бы тепло. – Джейс снял куртку и повесил на перила.

– Народу столько, что скоро будет жарко, – хмыкнул мистер Кляйншмидт.

– У кофейного автомата Эмерсоны. – Миссис Кляйншмидт положила руку на плечо Нины: – Вы не возражаете, Нина, если мы пойдем поздороваемся? Не сомневаюсь, вам не терпится побыть наедине.

– Что вы, конечно нет. Похоже, у них там и в карты играют. Наслаждайтесь жизнью!

– Теперь рядом с вами большой и сильный мужчина. Он позаботится о вас.

Нина натянуто улыбнулась. Джейс тяжело вздохнул:

– Спасибо, что не разоблачила меня.

– А что прикажешь говорить? «На самом деле Джейсон Беннет – шпион и служит в каком-то тайном агентстве. Кстати, как и мой бывший жених».

– Нина, я сказал тебе гораздо больше, чем тебе нужно было знать.

Она развернулась к нему, ноздри раздувались от гнева.

– Ты и сотой доли не сказал, Джейс. Как раньше Саймон! С первых минут знакомства мне показалось, что вы с ним похожи!

– Что ты хочешь знать?

– Меня интересует, что сделали с Саймоном. Чего от него добивались? Что случилось с ним, в конце концов? С какой целью они накачивают своих агентов наркотиками?

– Там все довольно сложно.

– Скажи, Джейс. Я жду ребенка от Саймона. Мы с ним имеем право знать.

Он тяжело вздохнул. Джеку Коберну не обязательно обо всем докладывать.

– Повторяю, его чем-то накачивали, хотели контролировать подсознание. Как мы поняли, в «Буре» пытались создать сеть суперагентов, сильных, бесстрашных, нечувствительных к боли и мукам совести. Таких агентов посылали на задания, а потом стирали память о том, что им пришлось делать.

Нина закрыла рот рукой, глаза наполнились слезами.

– Так же поступали и с Саймоном?

– Мне очень жаль.

Она вырвала у него руку и положила на живот.

– А как же ребенок?! Ведь Саймона чем-то накачивали и в то время, когда я зачала?

– Да, это продолжалось больше года. На что ты намекаешь?

– Что, если препараты, которые давали Саймону, отразятся на Уилле? Что, если мой ребенок в опасности?!

Глава 17

– Нет. – Он положил руки на ее живот, словно 11 мог так отвести от Уилла любую беду. – Все идет хорошо, ведь так? Тебе делали ультразвук, амниоцентез и прочие анализы?

– Я несколько раз делала ультразвук. Я еще не старая, поэтому мне не обязательно было делать амниоцентез, но теперь придется.

Пора менять тему. Нине лучше всего успокоиться. С Уиллом все будет в порядке. Он обхватил ее лицо ладонями.

– С Уиллом все в порядке. Все будет хорошо. Как только шторм закончится, я увезу тебя отсюда в безопасное место. Тебя будут наблюдать лучшие врачи на свете.

– Значит, ты все-таки думаешь, что с Уиллом что-то не так.

– Вовсе нет!

Вдруг ее глаза расширились, она прошептала:

– Ни за что не угадаешь, кто у тебя за спиной!

Джейс резко обернулся. В нескольких шагах от них стоял Кип Чендлер, такой же неряшливый, как раньше. Он примирительно поднял руку.

– Можно к вам подойти?

Джейс развернулся к нему лицом.

– Вас уже ищут, вы в курсе?

– Так я и понял. Я уже побывал у копов. Сказал, что испугался, не вынес напряга после… – Он опустил голову и закрыл ладонью глаза.

– Значит, когда скрылись, вы знали, что случилось с Лу?

– Я просил ее притормозить, но она не послушалась. И я ушел. А потом узнал, что она умерла от передоза.

Нина погрозила ему пальцем.

– Расскажите, что случилось той ночью! Вы знаете о Крисе, том рыжем парне, с которым были мы?

– Слышал. Лишняя причина залечь на дно.

– Почему вы до сих пор здесь? – Джейс прищурился. Надо бы написать Джеку. Пусть знает, что Кип вернулся. Подозрительно как-то. – Мы решили, что вы далеко отсюда.

– Я хотел слинять, только бабок не было. Я все время прятался. На вашем острове масса мест, где можно укрыться.

– Вы имеете отношение к смерти Лу? – Нина прищурилась и скрестила руки на груди.

Джейс невольно испытал благодарность к Кипу, по крайней мере, отвлек ее от мыслей о будущем ребенке.

– Никакого. У нас с ней кое-что было, мы курили травку и рыжего угостили. Я не знал, что у Лу имеется и порошок. Потом рыжий ушел, а мы вернулись в мотель. Я проснулся один, узнал, что случилось, и залег на дно. Не люблю копов.

– Вам известно, где Лу раздобыла, как вы говорите, «порошок»? Медики считают, что она кололась героином. – Нина не собиралась отступать.

– Понятия не имею. Может, рыжий дал. Мне показалось, эта тема для него не новая.

К ним подошел доброволец с бутылками воды.

– Хотите пить? Ночь, похоже, будет долгой. Через несколько минут мы нарежем бутерброды.

– Спасибо, мы возьмем две бутылки, – отозвался Джейс.

– Пусть будет три. – Кип взял еще одну.

Джейс покосился на Нину. Надеялся, что Кип не будет с ними всю ночь. Чтобы отвадить его, он потянулся к рюкзаку и достал ноутбук.

– Книжку пишете? – Кип ткнул пальцем в монитор.

Кто сказал ему о книге? Джейс покосился на Нину, но та сосредоточенно открывала бутылку.

– Да.

– Я мог бы многое вам порассказать.

– Не сомневаюсь, но я пишу об Афганистане.

Нина продолжала расспрашивать о Лу. Потом подняла голову.

– Там раздают еду. Тебе что-нибудь принести?

– Я сам возьму. – Джейс поднял ноутбук, но Нина уже встала.

– Ты занят, а мне не мешает размяться.

Вдруг он похолодел от страха.

– Только на улицу не выходи!

– Зачем выходить? Шторм движется со всей силы.

Кип тоже встал.

– Я бы от еды не отказался, но сначала помою руки.

– Туалеты на том конце коридора.

Кип заковылял за Ниной по залу. Джейс с сомнением смотрел ему вслед. В личном деле Кипа нет ничего серьезного, хотя он и не ангел.

Нина вернулась первой с четырьмя сэндвичами, двумя пакетами чипсов и парой яблок.

– Не рыба с картошкой «У Мэнди», но выглядят вполне съедобно.

Джейс взял у нее бумажную тарелку, развернул два сэндвича и положил на тарелку. Отпил воды и поставил бутылку на пол. Вернулся Кип, на ходу жуя яблоко.

– Я уже слопал бутерброд. Давно не ел, так что пришлось кстати. Вы нам что-нибудь почитаете из вашей книги? – Кип задел бутылку с водой. Та упала на тарелку и намочила сэндвичи.

– Извините, старина. – Тот отскочил от лужи. – Сейчас принесу бумажных полотенец и еще сэндвичей.

– Не надо.

Избавятся они когда-нибудь от этого типа? Будто прочитав его мысли, Кип возразил:

– Нет, правда. Выкину мусор, поищу местечко, где можно приземлиться и поспать. Надеюсь, завтра, или когда шторм утихнет, на пароме можно будет бесплатно переправиться на материк.

Джейс посмотрел вслед Кипу и повернулся к Нине:

– Что ты о нем думаешь?

– Я ему не верю. А ты?

– У него закатаны рукава, я посмотрел на его руки. Вены чистые, нет наркоманских «дорожек».

И вообще он не похож на наркомана. Он довольно накачанный.

– Кип? Накачанный?

– Не заметила, какие у него мускулы?

– Ну, раз ты так говоришь.

Джейсу не хотелось, чтобы она еще больше волновалась. Погладив ее по щеке, он прошептал:

– Как ты?

– Нормально, но, если ты думаешь, что я забыла о том, что они могли сделать с моим ребенком, ошибаешься.

– Нина.

– Джейс, повторяю. Тебе больше не обязательно притворяться, что мы с Уиллом тебе небезразличны.

– А я повторяю…

– Вот, держите. – Кип протянул Джейсу два сэндвича. – А я раздобыл одеяло. Пора на боковую!

И отошел прочь, зажав под мышкой одеяло. Нина тяжело вздохнула.

– Джейс, хватит. Мне не стыдно признаться в том, что я что-то к тебе почувствовала, но теперь понимаю, все это было фальшивкой.

– Я приехал под ложным предлогом, но это не имеет никакого отношения к тому, что чувствую к тебе.

– Как прикажешь понимать? Ты защищаешь нас, потому что это твоя работа? Или потому, что Мэгги потеряла ребенка?

Он приложил палец к ее губам, а потом заменил собственными губами. Вначале она сопротивлялась, плотно сомкнув губы, но, когда он провел рукой по ее шее и обхватил полную грудь, она вздохнула, губы стали мягкими и податливыми. Поцелуй продолжался до тех пор, пока она не начала тихо постанывать. Он отпрянул.

– Тебе не нравится?

– Очень нравится, но мы в спортивном зале среди нескольких сотен эвакуированных.

– Никто ничего не заметил. И потом, разве мы не помолвлены?

– Один поцелуй не заставит меня забыть, что ты меня обманывал и скрывал смерть Саймона.

– Нина, я все понимаю, но взгляни на дело с другой точки зрения. Саймон занимался тем же, что и я, и тоже все скрывал от тебя. Лгал каждый день. Так было нужно. Он лгал, чтобы защитить тебя.

– Не очень-то хорошо у него получилось, верно?

– Он старался, как мог.

– Если нам не покажут кино, я собираюсь немного поспать.

– Я поставлю ноутбук на сиденье. Положи на него голову и укутайся одеялом.

– А ты разве не хочешь спать?

Он оглядел зал, заполненный людьми. Одних он уже встречал в магазинах, конторах, на причале, других никогда в жизни не видел.

– Я подежурю.

Нина разложила одеяло, свернулась калачиком, положив голову ему на колени. Он подоткнул ее со всех сторон и прошептал:

– Когда ты проснешься, все будет кончено. Шторм пройдет.


Прогремел гром, затрясся пол. Джейс зажмурился, когда в лицо брызнули холодной водой. Внутри у него все горело. Он открыл глаза и попытался сосредоточиться. Где он? Несколько капель воды скатились по щекам. Он ахнул, чувствуя, как внутренности выворачивает наизнанку.

Спортивный зал. Их эвакуировали в школьный спортивный зал. Боже, как тошнит! Он опустил подбородок на грудь. Во рту пересохло, шея одеревенела.

Он растер затылок, еще несколько капель воды упали ему на голову. Он поднял голову. Наверное, крыша спортзала протекает.

Когда рот наполнился слюной, он подтянул колени к груди. Его сейчас вырвет. Неужели сэндвичи? Нине тоже плохо? Он посмотрел в ту сторону, но Нины не увидел. С трудом повернувшись, осмотрел темный зал. Вокруг на полу лежали люди, темноту прорезали отдельные фонари, слышались приглушенные разговоры. Куда ушла Нина? Он знал, что беременным часто нужно в туалет. Может, туда. Ему тоже нужно. Не хотелось, чтобы его вырвало прямо здесь.

Он потянулся к своей почти пустой бутылке с водой и чуть не перевернул ее, когда вдруг под ним пискнул ноутбук. Замерцала экранная заставка, он провел пальцами по сенсорной панели.

Срочное сообщение. Письмо от Коберна.

«Тело Кипа Чендлера обнаружено на свалке. Он мертв уже две недели. Человек, называющий себя Кипом Чендлером, самозванец. Повторяю. Кип Чендлер – самозванец».

Глава 18

Холодный дождь хлестал по лицу, ветер трепал волосы.

– Куда вы меня тащите? Мы все равно никуда не попадем в такой шторм.

Спутник Кипа ткнул ее в поясницу стволом пистолета:

– А ну, заткнись! Хватит болтать!

Нина покосилась на Кипа, тот шел рядом с ней и крепко держал ее за плечо.

– Кип, куда мы? В чем дело?

Не хотелось показывать, что ей известно, упоминать Саймона или «Бурю».

– Вы боитесь из-за Лу? Копы вас даже не ищут. Дело закрыто, все решили, что она умерла от передоза.

– Нина, замолчите. Этот парень не шутит. Он хочет, чтобы вы заткнулись, и лишен чувства юмора.

Нина вспомнила, при первой встрече с Кипом ее удивил его выговор, похожий на английский акцент. Кто он такой и как познакомился с Лу? И почему?

Она стряхнула капли с лица и задрожала. Ответ на последний вопрос она знала. Кип познакомился с Лу, чтобы добраться до нее.

– Что вы сделали с Джейсом? Он ведь не просто спит, да?

– Я кое-что добавил в его сэндвичи.

Робот, который тыкал в нее пистолетом, проворчал:

– Хватит, чтобы прикончить его?

– Наверное.

Нина с трудом удержалась, чтобы не зарыдать.

– С этими проклятыми агентами «Просперо» никогда не знаешь наверняка.

– Хочешь, чтобы я убедился?

– Да, но потом. Сначала надо доставить ее на склад.

– На склад?! Зачем на склад?

Кипу она, видимо, надоела, а тип с пистолетом не собирался отвечать на вопросы. Зря она поддалась на уговоры Кипа и вышла с ним на улицу! Когда Джейс заснул, тот подошел к ней и сказал, что хочет еще кое-что рассказать о Лу и Крисе, но боится при Джейсе, подозревая, что Джейс – переодетый коп.

Нина пыталась разубедить, но все напрасно. В конце концов вышла с ним. У входа их ждал головорез с пистолетом. Узнав, что Джейса отравили, Нина испугалась, но одновременно успокоилась. Джейс не просто заснул. Он бы не бросил ее.

На ходу она думала: только бы кто-нибудь заметил его и разбудил… Она не сомневалась, проснувшись, Джейс постарается справиться с отравлением. Она покосилась на Кипа. Нечесаные патлы прилипли к черепу, черты лица обострились. Зачем она понадобилась «Буре»? По словам Джейса, если бы они хотели ее убить, убили бы уже давно. Кип и его подручный могли бы убить ее на выходе из спортзала. А они тащат на какой-то склад.

С какой целью? Пытать? Что хотят выяснить? Что сказал ей Саймон? Они будут сильно разочарованы. Она ничего не знает.

Нина тихонько погладила себя по животу, успокаивая Уилла.

– Не беспокойтесь за малыша. Мы не причиним ему вреда.

Желчь подступила к горлу, она выплюнула ее, целя в ботинки Кипа. Даже то, что этим людям известно о малыше, приводило в ужас. Идя против ветра и хлюпая по лужам, они добрались до причала. Насчет склада она оказалась права. Не здесь ли Кип отсиживался?

Лодки, пришвартованные к пирсу, подскакивали на волнах, как дикие лошади. За магазином «Все для рыбалки» стояли заброшенные склады. К ним и направились. Когда поравнялись с последним складом в ряду, Кип достал ключ, вставил его в сверкающий новенький замок и распахнул дверь. Пропустил ее вперед, Нина, спотыкаясь, шагнула в темноту.

– Осторожно! – Он подхватил ее под руку.

– Не поздно ли заботиться об осторожности?

– Мы здесь, чтобы заботиться о вас до следующей стадии вашего путешествия.

Она похолодела. О чем он говорит?

– Ничего не понимаю. Кто вы? Вы что-то придумали вместе с Лу?

– С этой наркоманкой? Она стала просто орудием, которое привело меня к вам. Кстати, она относилась к вам лучше, чем я ожидал. Когда попробовал уговорить ее похитить вас, она отказалась. Даже после того, как я предложил ей денег. Конечно, я забрал бы деньги после того, как убил ее, но ведь она ни о чем не догадывалась!

– Вы убили ее! – Нина еле сдерживала слезы.

– Просто дал ей героин, она не отказалась.

– А Крис Китченс? Что с ним случилось?

– Совал нос не в свое дело, вы и сами поняли, какой он любопытный назойливый тип.

Он включил лампу. Нина удивленно ахнула.

– Что это? – Она осмотрела комнату, где Кип создал уютное гнездышко. Кровать, обогреватели, блюдо с сыром и фруктами, графин с апельсиновым соком и еще один с молоком.

– Нина, повторяю, мы о вас позаботимся. Думаю, к завтрашнему утру шторм утихнет, и мы сможем отсюда уехать.

Сердце готово было выскочить из груди.

– Уехать? И куда же?

– В безопасное место, где мы позаботимся о вашем малыше. – Под ней подогнулись колени, и она упала бы, если бы Кип ее не подхватил. – Вот видите, вы нуждаетесь в заботе.

– Кто вы такой?

– Давайте сначала устроим вас.

– Я не хочу здесь устраиваться и никуда с вами не поеду.

Над ней навис головорез, прицелившись из пистолета.

– Вы сделаете то, что я говорю, или мой спутник Зик превратит вашу жизнь в кошмар.

При виде пистолета и невыразительного лица Зика Нине расхотелось сопротивляться.

– Чего вы от меня хотите?

– Так гораздо лучше для всех. Снимите мокрое и переоденьтесь в ночную рубашку, она на кровати.

– При вас раздеваться не буду.

– Мы здесь не для того, чтобы приставать к вам. – Кип щелкнул пальцами, Зик сорвал с нее куртку. – Ну как, сами разденетесь и наденете рубашку или Зик вас разденет, возможно, случайно причинит боль?

Она сглотнула подступивший к горлу ком и шагнула к кровати.

– Отвернитесь!

– Чтобы вы попробовали сбежать или наделали глупостей? Не советую.

– Я не…

Кип и Зик не мигая смотрели на нее.

– Ладно, ладно! – Она сбросила сапоги, сняла мокрые носки, легинсы и, отвернувшись от них, стащила через голову свитер. Оставшись в нижнем белье, потянулась за рубашкой.

– Все снимайте! – Кип бросил ей полотенце. – И белье тоже. Оно отсырело, не хватало еще, чтобы вы простудились.

Нина вытерлась, по-прежнему не снимая белья. Обернула полотенце вокруг талии и через голову надела ночную рубашку. Потом осторожно сняла трусики и бюстгальтер.

Кип подобрал одежду и разложил перед одним из обогревателей.

– Получите свои вещи завтра утром или когда мы отсюда выберемся.

– Как вы собираетесь покинуть остров? У вас есть лодка? Объясните, наконец, что здесь происходит!

Кип налил стакан молока, отложил на тарелку сыра и фруктов.

– Закусите, потом поговорим.

Она взяла тарелку и поставила себе на колени. Кип внушал отвращение и ужас.

– Вот витамины для беременных, примите.

– Я уже приняла.

– Примите еще.

Дрожащими пальцами она взяла витамин – или что там ей скармливали на самом деле – и положила на язык. Отпила молока, спрятала таблетку за щеку. Не успела она и глазом моргнуть, как перед ней очутился Зик, сунул ей в рот толстые пальцы. Нашел таблетку и протянул Кипу. Потом ударил ее по лицу. Ее голова дернулась, Кип выругался.

– Зик, держи себя в руках! Нина, глотайте. Это просто витамины для беременных.

Глаза ее наполнились слезами, она проглотила таблетку.

– Зачем вы так?

Кип налил себе стакан сока.

– Затем, что вы ждете ребенка Саймона Скиннера.

– Не понимаю!

– Он работал на нас. Я знаю, вам все известно, Джейс Беннет рассказал. Вы в курсе, Саймон Скиннер умер. Во время одного опыта. Так сказать, вышел из берегов, и другой агент его убил.

Нина закрыла рот рукой. Джейс не рассказывал, как именно погиб Саймон.

– Скиннер играл для нас особую роль до тех пор, пока не взбунтовался. Он был одним из суперагентов, приспособленным, подготовленным, в расцвете сил. Как Зик. Элита!

– Ваша подготовка довела его до безумия!

– Только потому, что он перестал принимать лекарства, которые делали его отличным от других. Хорошо, что перед этим успел сделать вам ребенка.

Нина положила ладони на живот. Оказывается, они с Джейсом шли в совершенно неверном направлении. В «Буре» не считали, что наркотики, которые принимал Саймон, повредят ребенку, как раз наоборот.

– Что вы такое говорите?!

– По вашему лицу вижу, вы уже поняли. Мы считаем, что ваш ребенок генетически предрасположен ко всему, что требуется от наших агентов.

– Вы с ума сошли!

– Нисколько! Возьмите, к примеру, Зика. Он обычный человек, но мы его несколько усовершенствовали. Он не такой, как все. Он сильнее, у него развито чутье, необходимое для нашей работы, он нечувствителен к боли. Идеально подходит для наших целей. Как и ваш будущий ребенок.

– Не приближайтесь к моему ребенку!

– Мы уже к нему приблизились. Он наш. И вы наша еще на четыре месяца. Мы будем вас холить и лелеять, исполнять все ваши желания и капризы. Позаботимся о том, чтобы и у ребенка все было самое лучшее. Вашему положению можно только позавидовать.

– А когда я рожу?

– Ребенку нужна мать. Грудное вскармливание – лучшее начало жизни, а ваше грудное молоко будет особенным.

Накатила тошнота, она покрылась испариной. Они в самом деле считают, что могут превратить ребенка в сверхчеловека, сделать из него суперагента! Ненормальные!

– Не хочу участвовать в ваших опытах!

– Вас никто не спрашивает. Как только шторм уляжется, мы уедем в уединенное место. Нас никто не найдет. Ни Джейс Беннет, ни другие агенты «Просперо», ни сам Джек Коберн. Только подумайте, ваш мальчик будет первым нашим опытным образцом! Как только мы добьемся успеха, наши агенты будут делать детей другим сильным женщинам вроде вас. В этой области у них проблем нет. Наш особый препарат Т-101 необычайно усиливает потенцию. Вспомните Саймона!

Безумие Лу и близко не стояло рядом с безумием этого типа. Нельзя позволить ему увезти себя с острова. Как только они покинут Брейк-Айленд, для нее все будет кончено. И для Уилла. «Особые препараты», скорее всего, убьют малыша.

Она схватила осколок разбитой тарелки и бросилась к двери. Зик ее опередил. Схватив, выкручивал ей руку до тех пор, пока она не выронила осколок.

Грубо схватил на руки. Нина молотила его по лицу и груди, но с таким же успехом могла бы бить гранитную плиту. Он отнес ее на кровать и держал, пока Кип связывал ей руки и ноги кожаными ремнями.

– Не знаю, зачем вы все осложняете. Теперь вы принадлежите нам. Ваш сын принадлежит нам. Джейс Беннет вам не поможет!

Глава 19

Джейс еще раз сунул пальцы в рот, вызывая рвоту, удаляя остатки яда из организма. Если бы над ним не протекал потолок и он не проснулся вовремя, сейчас был бы уже мертв. Захлебнулся рвотой. Кип, или кто он на самом деле, гулял бы на свободе и увез Нину с острова. Джейс не сомневался, именно этого добивались в «Буре». Иначе Кип отравил бы и ее сэндвич. Чего они добиваются? Зачем им Нина и ребенок? Кто-то спустил воду.

– Эй, как вы?

– Нормально, только вывернуло наизнанку. Жить буду.

– Надеюсь, дело не в сэндвичах.

Точнее, в его сэндвичах.

Он вышел из кабинки и склонился над раковиной. Умылся холодной водой, прополоскал рот и высморкался. Обхватив края раковины, посмотрелся в зеркало. На него смотрело искаженное лицо, вполне отражающее его чувства.

Джейс вернулся в спортзал, взял две бутылки воды. Первую выпил и отвинтил крышку у второй. Почти все эвакуированные спали, снаружи бушевал шторм.

Кип не может покинуть остров, хотя прошло несколько часов после того, как Джейс отключился. В такую погоду нечего и думать перебраться через залив на материк. Он сел у окна, заколоченного от шторма, посмотрел в трещину между досками. Ветер немного утих, кромешная тьма сменилась темно-серым сумраком. Еще несколько часов, и рассветет. Шторм пойдет дальше. Разрешит ли береговая охрана покидать остров судам? Хватит ли Кипу глупости угнать лодку из порта, где его могут увидеть? Если он думает, что отравил его, вряд ли станет искать. Но как можно против воли затащить беременную женщину в лодку среди бела дня? Даже если Кип каким-то образом усыпит или одурманит Нину, придется затаскивать ее в лодку или на катер. Здесь ее знают многие, вряд ли похищение останется незамеченным. Правда, Кип может увезти ее с собственного причала у «Лунных камней». Наверное, потащил в пансион. Теперь они дожидаются, когда пройдет шторм. Кип считает, что с ним покончено. Вряд ли боится, что ему кто-то помешает. Кляйншмидты эвакуировались, больше рядом никого нет.

В груди Джейса затеплилась надежда. Все логично. Кип наверняка повел Нину в «Лунные камни», где их ждет лодка, может быть, даже Кляйншмидтов, которую он украл раньше. Пора выбираться отсюда. Надо спасти Нину и Уилла.

Держась за стены, Джейс подошел к внутренним дверям в основное здание школы. Местные власти просили эвакуированных не ходить туда, Джейс решил пройти незаметно.

Реки воды текли по проходу и затекали в канавы, не вмещавшие потоп. Джейс брел по щиколотку воде, потом повернул на парковку. Машины не смыло, но и ехать оказалось невозможно, вода доходила до ниш шасси.

Кип и Нина ушли пешком? Да, скорее всего, если у Кипа не была припасена шлюпка.

Джейс то и дело оступался и оскальзывался, с трудом спустился по главной улице. Окна во всех домах были заколочены, двери подперты мешками с песком. Вода доходила до лодыжек и мешала идти. Когда он повернул к дюнам, увидел на месте тропинки настоящую реку из ила и песка. Он с трудом брел по грязи, осторожно переставляя ноги, уверенный, что найдет Нину в «Лунных камнях».

Ветер ненадолго утих, на горизонте показался луч света. Однако прекращение шторма не обрадовало, а наполнило ужасом. Надо спешить! Как только забрезжит рассвет, Кип увезет Нину с острова. Если это случится, он ее никогда не найдет, никогда не сможет обнять, заняться с ней любовью. Никогда не заглянет в лицо ее ребенку. Он шагал вперед, борясь с водой и ветром. Подгоняло чувство вины. Как он позволил увести ее?

Показались «Лунные камни», не сильно пострадавшие от шторма, он чуть не упал на колени от радости и ускорил шаг. До времени дюны скрывали его от возможных соглядатаев. Он подошел с тыла. На веранде трепетала на ветру рваная желтая лента. «Буря» задумала похищение несколько месяцев назад. Кипа Чендлера убили, украли его документы. Лже-Кип познакомился с Лу, накачивал ее выпивкой и щедро снабжал травкой. Все до смешного просто. Наверное, он убедил Лу приехать на Брейк-Айленд, чтобы еще раз попробовать отобрать «Лунные камни», плел ей сказки о брате-адвокате и как вернет ей пансион.

В «Буре» отыскали слабое место Нины и воспользовались удобным случаем. В буквальном смысле слова. Что именно узнала бедняга Лу? Что узнал Крис? Если понял, что Кипу что-то известно о Саймоне, наверняка постарался узнать правду, даже подвергнув себя смертельной опасности.

Поднявшись на веранду, Джейс бросил взгляд на залив и вздохнул. Нигде никаких лодок, кроме пробитой лодки Нины. Держа перед собой пистолет, он обошел дом и посмотрел в окна. Все так, как вчера, когда они уехали. Джейс обошел вокруг дома, но не нашел признаков того, что там кто-то побывал после их эвакуации. Он достал запасной ключ, отпер дверь, по-прежнему держа пистолет наготове. Пистолет оказался не нужен. Пансион был пуст. Кип не собирался увозить ее на лодке. Джейс потер виски. Неужели все так просто? Неужели тот выжидает в порту?

Но Кип может замаскироваться. Спрятать Нину в багажнике. Желудок снова скакнул к горлу, но тошнота уже не имела отношения к яду.

Какие у Кипа ресурсы на острове? Он никого здесь не знает. Более того, полиция считает его возможным подозреваемым. Все время здесь он притворялся пьяным, болтался с Лу, рассказывал ей о вертолетах.

Пульс забился чаще. Кип не рассказывал Лу о вертолетах! Она подслушала, как тот по телефону спрашивал, есть ли на острове вертолетные площадки! Любопытство ускорило ее смерть.

Джейс подбежал к окну, посмотрел на небо. Он и раньше видел над бухтой оранжевый спасательный вертолет. Значит, посадочная площадка на острове есть. Кип спрашивал о вертолетной площадке, потому что собирался улететь. С Ниной.

Джейс сунул пистолет в кобуру и вышел во двор. Под напором воды повалился забор, который он так усердно чинил. Его можно поправить, но, как только Нина сядет в вертолет и покинет Брейк-Айленд, окажется в лапах «Бури», и это уже непоправимо.

Нет времени брести назад в город. Он бросился в сарай, где Нина держала шлюпку. Единственное средство, с помощью которого в ближайшие дни можно передвигаться по городку. Из-за воды открыть дверь оказалось невозможно, он схватил топор и прорубил в двери отверстие. Вода хлынула в сарай, он вошел следом.

Шлюпка висела на двух крюках, он снял ее и поставил на воду. Достал из креплений весла и заработал ими. Добрался до центра городка гораздо быстрее. Сквозь пелену облаков уже пробивался тусклый свет. Улицы были пустынны, но он заметил оранжевый грузовик дорожных служб. На крыше вращался проблесковый маячок. Он подгреб ближе. В кузове рабочие выбрасывали на улицу мешки с песком.

– Эй, где тут вертолетная площадка?

– Спросите у Джеффа, он знает.

Джейс поплыл к Джеффу, тот стучал в дверь какой-то конторы.

– Вы Джефф?

– Что вы здесь делаете?

– Кое-кого ищу. Ребята сказали, вы, может быть, знаете, где на острове вертолетная площадка.

– Конечно, знаю, но, надеюсь, вы не собираетесь улететь на вертолете. Хотя шторм уже уходит, в воздухе еще опасно.

– Я никуда не собираюсь, но там мой друг.

– Единственная вертолетная площадка, о которой мне известно, находится на крыше одного из старых складов в конце пирса. За магазином «Все для рыбалки». Вы его не пропустите. У других складов крыши островерхие, а у этого плоская. И она выше, чем остальные.

– Спасибо!

Добравшись до пирса, он выскочил из шлюпки. Вода ужа спала, хотя многие катера и лодки перевернулись. Некоторые вынесло на настил. Он оставил шлюпку у магазина и, повернув за угол, очутился у высокого заброшенного строения. Когда посмотрел в конец пирса и на склады, сердце гулко забилось в груди.

На крыше последнего склада стоял вертолет «Белл», лопасти уже вращались. Конечно, Кипу не терпится скорее улететь.

Джейс на бегу снял с себя рюкзак и куртку. Сжимая в руке пистолет, бросился к складу. Она еще не улетела! Она еще не улетела!

На крышу вылезали люди. Он прижался спиной к стене. Важно сохранять фактор неожиданности.

Он бросился к следующему складу, глядя в небо. Заметил на крыше трех человек. Среди них Нина. Значит, у Кипа есть помощник.

Он подбежал к четвертому складу. Дверь оказалась заперта на новенький навесной замок. Прикладом пистолета он сбил его и ворвался на склад.

Кип не оставил никого в арьергарде, хотя обстановка изумила Джейса. Кровать, блюдо с фруктами, обогреватели. По крайней мере, Нину не пытали, не подвешивали к потолку. Но такая забота ужасала еще больше.

Стрекот вертолетных винтов стал громче. Они готовятся к взлету.

На крышу вела лестница, Джейс взбежал по ней, перепрыгивая через ступеньки. Нина уже сидела в вертолете, ее глаза сделались огромными, когда она увидела его. Кип поставил ногу на трап. Джейс выстрелил. Кип развернулся, грязные патлы упали ему на глаза. Он схватился за пояс, скорее всего, искал оружие. Видимо, у пилота свои приказы. Он взлетел. Джейс услышал, как кричит Нина. Кип болтался на дверце. Если они наберут высоту, Нина навсегда потеряна для него. Он замахал руками над головой и крикнул:

– Прыгай! Прыгай в воду!

Прыгнет ли она? Имел ли он право просить ее прыгать? Она может лишиться ребенка, но, если она окажется в лапах «Бури», все равно его потеряет.

Джейс снова замахал руками и показал вниз. Поняла ли она, что нужно делать?

Вертолет кружил над водой, болтающийся Кип не давал пилоту выровняться. Вертолет пока не набрал высоту.

Пора!

Вертолет поравнялся с лодками, Нина перешагнула через Кипа, обхватила себя руками и шагнула в воздух.

Эпилог

Глаза раскрылись, она судорожно вцепилась в простыню. Большая теплая рука накрыла ее руки, она заглянула в темно-карие глаза нового отца ее ребенка.

– Тебе опять приснился страшный сон? – спросил Джейс, целуя ее руку.

– На сей раз не так страшно. Я падала из самолета, но приземлилась на мягкое белое облачко.

– Гораздо лучше, чем падать в ледяную воду залива.

– Да уж, такое не захочется повторять.

– На такое немногие способны. Ты проявила невероятную смелость!

– Я ведь понимала, что мне грозит, если не прыгну. Перспектива стать производителем для «Бури» – совсем не то, о чем я мечтала. – Нину передернуло, несмотря на то что в комнате было тепло. – Как они думали, что смогут выйти сухими из воды?

– Им это почти удалось. Главарь «Бури» называет себя Калибаном, его вот-вот признают невменяемым. Но нам придется нелегко.

– Ты не знаешь, тело Кипа нашли?

– Да. По официальной версии, он утонул.

– Кто он такой?

– Агент «Бури», личность мы пока не установили.

– Он убил Лу и Криса. Наверное, они что-то узнали о нем.

– Кип ничего не оставлял на волю случая.

Затаив дыхание, Нина ждала, когда Уилл зашевелится, подаст знак, что ему хорошо. До прыжка в залив она не чувствовала, как он шевелится.

– С ним все будет в порядке.

– Я боюсь.

– Знаю. Я тоже.

– Ну как, мы готовы к осмотру? – В палату вошла доктор Дей, медсестра вкатила следом тележку с аппаратурой.

– Я не чувствую шевеления.

– На сроке меньше чем в пять месяцев это вполне нормально. Снаружи все выглядит неплохо. Давайте посмотрим изнутри. Будет немного холодно, а вы и так намерзлись. Заранее прошу меня извинить. Ага, вот он!

Нина пристально всматривалась в изображение на экране, у нее защипало глаза.

– Как он? Можете сказать? Он шевелится?

– По-моему, у малыша все хорошо. Папаша, хотите послушать, как бьется его сердечко?

– Он не… – Нина покосилась на Джейса, но тот расплылся в улыбке.

– Конечно хочу!

Глухие удары эхом отдавались в сердце Нины, ее глаза наполнились слезами.

– С ним все в порядке!

– Я же тебе говорил. – Джейс поцеловал ее в губы. – Что ему сделается из-за пустячного прыжка из вертолета? Может быть, он у нас станет «морским котиком».

– Перестань! Надеюсь, он станет бухгалтером.

– Я его сфотографировала. Снимок принесет сестра. Насколько я понимаю, вы скоро уедете с базы в Китсапе. Сообщите, куда направляетесь, и я перешлю карту вашему акушеру-гинекологу.

– Док, эта информация засекречена. Через несколько дней, когда мы выпишемся, возьмем все данные с собой.

– Понятно, лейтенант Беннет.

– Давненько я этого не слышал.

– Бывший лейтенант Беннет!

– Ты даже не собираешься сказать, куда я направляюсь?

– Пока главарь «Бури» на свободе, вы с Уиллом в опасности. «Просперо» будет охранять тебя, пока все не закончится.

– А когда все закончится? Ведь вы не знаете, кто такой Калибан и что еще задумал.

– Мы найдем его, Нина. Мы все узнаем.

– Вы? Или лично ты?

– Охота на Калибана – не совсем мое дело. Кажется, я уже объяснил, в чем заключается моя работа.

– Личная охрана?

– Ну да. Иногда меня называют «нянькой».

– С кем ты собираешься нянчиться на этот раз? С какой-нибудь принцессой из Саудовской Аравии? С красивой немецкой шпионкой?

Он нежно погладил ее выпуклый живот.

– Нет, всего лишь с чокнутой беременной женщиной.

– Ты поедешь со мной в тайное убежище?

– Я буду с тобой все время. Если ты не против, пойду с тобой на роды. И останусь потом. Ты согласна?

– О, я согласна, Джейсон Беннет, но учти, нас с малышом будет уже двое.

– Ничего другого я и не желаю.


Купить книгу "Новый знакомый" Эриксон Кэрол

home | my bookshelf | | Новый знакомый |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу