Book: Связующая Нить. Книга 4. Эхо. Творец нитей



Данная книга продолжает цикл повестей о мире самураев, ниндзя, акума и ками, открытый трилогией 'Связующая Нить'. Главной героине предстоит нелегкое путешествие через снега и скалы разоренной страны, случайными встречами меняя судьбы множества людей и собственное видение мира.


   Форум, на котором можно найти массу информации по миру Пяти Стихий:


   http://palxan.3nx.ru/index.php


   Скачать книгу (бесплатно) можно здесь:


   http://palxan.3nx.ru/viewtopic.php?t=46

   А по данной ссылке можно найти иллюстрации к книге, выполненные замечательной художницей, Натальей Леоновой:


   http://fotki.yandex.ru/users/palxan/album/424595/


   ===========================================================================


   Вступление


   Расколотый камень


   Большой деревянный ящик, накрытый бело-золотым полотном, внесли в зал и поставили в центре, на пересечении линий узора, созданного бутонами и лепестками тысяч цветов.

   - Выйдите все, - произнес молодой мужчина, возглавлявший процессию из придворных и генералов, провожавших тело императора в последний путь.

   Не смея ни в чем перечить наследному принцу, придворные и жрецы поспешили покинуть главный зал дворцового храма. Когда двери плотно затворились, принц остался один. Если не считать восьми телохранителей, замерших в полной неподвижности у стен и каждого из четырех выходов. Вернейшие из верных, они сохранят любую тайну своего господина. Никто ничего не узнает, даже если будущий император будет плакать. Даже если он будет бесноваться и проклинать своих врагов, лишивших его отца. Даже если, повредившись рассудком, начнет разговаривать с призраками.

   Но принц попросил удалиться лишних свидетелей не потому, что стеснялся собственных слез. Оплакивать отца он будет всю оставшуюся жизнь, а сейчас...

   На будущего правителя страны Камней пахнуло холодом, и принц, обернувшись, увидел позади себя фигуру в черном плаще с глубоким капюшоном. Словно капюшона было недостаточно, лицо новоприбывшего закрывала овальная пластиковая маска.

   Императорские стражи схватились за оружие, но черная фигура вскинула руку, приказывая им остановиться, и, узнавая столь внезапно вторгшегося чужака, самураи подчинились его повелительному жесту.

   Человек в черном поднял голову, позволяя свету факелов осветить его маску, в прорезях которой горели глаза с алыми радужками, лучше всяких документов подтверждающие, что новоприбывший - сын знаменитого клана Хино. Знаменитого во многом благодаря именно этому человеку.

   Хино Тайсэй. Человек, когда-то обещавший императору страны Камней мировое господство. Как же могло случиться, что растерзанное тело владыки половины обитаемых земель готовится к пути в родовой склеп, а северо-западный гигант, разросшийся до величайшей из мировых империй и совсем недавно находившийся на пике своего могущества, ныне лежит в пылающих руинах?

   - Генная экспертиза подтвердила, что это тело моего отца, - сказал принц уничтоженной империи, когда Хино Тайсэй, Черная Тень, поклонился ему и должным образом выразил свое почтение. - Вы оказали нам необычайно ценную услугу, вернув его из лап бунтарей для достойного погребения. Я не забуду этого, первый воин-дракон. Но... у меня есть еще одна просьба. Мне нужно материальное свидетельство... гибели этой проклятой златохвостой нечисти, по вине которой на нас обрушилось столько бедствий. Вы причастны к исчезновению демона, и, я уверен, можете нам помочь.

   - Вы желаете чтобы я лично прикончил волшебную лису, Рюджин-сама?

   - Что? - принц встрепенулся и на миг онемел от изумления. - Хотите сказать, Тайсэй-сама, что златохвостый демон все еще жив? Это чудовище, из-за лжи которого наша страна лежит в руинах, а император разорван бунтарями на куски, каким-то непостижимым образом выжило? Но весь мир верит, что она сгорела при активации "Связующей Нити"!

   - И тем не менее мои люди, провожавшие хозяина волшебной лисы, утверждали, что он сумел спасти свое создание. Нас не слишком интересовала девчонка, мы не могли предвидеть той глобальной катастрофы, что она спровоцировала своей "магией", и потому оставили демона в живых ради спасения очень важного для меня человека. Кицунэ жива, она содержится в лаборатории своего хозяина, скрытой где-то здесь, в горах страны Камней.

   Принц, погружаясь в размышления, отвернулся от Черного и подошел к гробу с останками императора. Последнего императора Великой Северной Империи. Империи больше нет.

   - Все, что мой отец и его предки создавали сотнями лет, разрушено, - сказал будущий глава страны. - Мы пытались вернуть принадлежащее нам по праву, вновь собрать воедино все народы обитаемого мира и завершить эпоху Войн. У нас почти получилось. Мы были близки к победе, но... Златохвостая уничтожила все. Сможет ли обрести покой душа моего отца, зная, что все его свершения рассыпались прахом? Едва ли. Но, может быть его, и меня тоже, хоть немного утешит знание того, что тварь, виновная во всем, получила то, что заслужила? Тайсэй-сама, прошу вас. Как учителя, как друга. Найдите Златохвостую и доставьте ее ко мне. Мертвой или живой.

   - Хорошо. Я отправлю жителей тьмы на поиски. Розыск тайной базы хозяина Златохвостой лишь вопрос времени, мой господин.

   - Ваша помощь не будет забыта, Тайсэй-сама. В этот час, ужасный для всей нашей страны, вы сохраняете дружеские узы с келькурусами и всеми силами помогаете нам преодолеть кризис. Союз меж нашими странами станет еще крепче, ведь Давние не зря говорили, что друг познается во времена бед и лишений. Доставьте мне Златохвостую живой, и моей признательности не будет границ, а гнусная тварь проклянет день, когда появилась на свет! Прошу только не предавать огласке ее спасение. Она мертва для мира. Пусть остается мертвой, во избежание новых волнений.

   Черная Тень поклонился и, отступив в на пару шагов, исчез так же беззвучно, как появился.

   - Златохвостая жива, - произнес принц, оставшись наедине с телом великого императора. - Слышишь ли ты это, отец? А если слышишь, то услышь и мою клятву! Я отомщу ей! Любой ценой и не щадя себя, я буду преследовать ее и всех, кто пойдет за нею, как стаю бешеных собак! Если она способна воскресать, как то утверждают люди, я буду убивать ее снова и снова, до тех пор, пока золотая богиня вшивого плебса не сойдет с ума от боли и ужаса! Даже если она бессмертна, эта тварь покинет наш мир, на собственной шкуре познав, как жестоки к своим богам могут быть люди!

   Глаза обезумевшего принца горели такой яростью, а слова полны такой жгучей желчи, что даже его стражам, которые вовсе не были бесчувственными статуями из позолоченного металла, стало жутко.


   Глава 1. Лед великих гор


   Эпоха войн. Год 525, 24 февраля


   Белый снег искрился в лучах яркого полуденного солнца, небо казалось перевернутой чашей из чистого синего хрусталя. Мир безмолвия, замерший в неподвижности и чарующий красотой просторов, открывающихся с высоты.

   Но у крылатой твари не было времени любоваться видами. Скользя в синеве неба, она зорко следила за крошечной темной точкой, что мчалась по склонам гор и оставляла за собой цепочку ясно видимых следов на полотне снега.

   - Скорость движения цели слишком велика, - спокойно произнесла крылатая в микрофон радиопередатчика. - Людям нас не догнать. Позвольте мне самой прикончить предателя, господин.

   - Действуй, Сумако.

   Крылатая спикировала вниз и, настигая беглеца, разинула пасть. Хлесткий удар звуковых волн буквально взорвал снег, а худощавая фигура с длинными руками и ногами, фонтанируя кровью из глубоких ран по всему телу, по инерции пролетела вперед еще несколько метров, упала в снег и, завязнув в рассыпчатом ледяном крошеве, остановилась.

   Сумако кружила над местом падения беглеца, спускалась все ниже и осторожно присматривалась к упавшему. Тело крылатой еще не восстановилось полностью после заражения мутировавшим паразитом, и потому она нисколько не желала рисковать собой в попытках взять предателя живым. Нужен еще один крик. С такого расстояния врага разорвет на куски.

   Чудовище снова разинуло пасть.

   Звук уже начал рождение, как вдруг неподвижно лежавший беглец одним рывком метнулся вверх и, стрелой пролетев сотню метров, сбил крылатую тварь на лету.

   Рыча, визжа, кусаясь, вонзая во врага когти, оба чудовища рухнули в снег и покатились вниз по склону.

   - Не уйдешь! - проорала Сумако, пытаясь ударить когтями то в сердце, то в горло противника. - Я лучше убью тебя, чем позволю вернуться к людям! У них много цепных псов и без тебя!

   Она орала и отчаянно сопротивлялась, но беглец вдруг прижал ее к земле, замахнулся кулаком и ударом в голову оглушил крылатую.

   Он не убил Сумако, даже когда та обмякла и замерла, смирившись со своей гибелью. Он только сломал ей крылья, чтобы чудовище не могло больше преследовать его. Хозяин заберет свою прислужницу и вылечит. Зачем убивать? Она ведь никому ничего плохого не делала. Наверно...

   - Куда ты бежишь, глупый демон? - выкрикнула Сумако, когда беглец, бросив ее, начал удаляться, стремясь затеряться в бескрайнем море скал и снегов. - К людям? Ты думаешь, они ждут тебя? Дурак!

   - Это ты дура! - неожиданно тонким, детским голоском отозвался остановившийся монстр. - И наш хозяин -- дурак! Я не верю вам! Я пойду к людям и буду жить с ними, потому что я -- человек!

   - Безмозглая лиса! Тебе понравилась дворцовая роскошь? Понравилось, как тебя называли посланницей богини? Это легко понять, вот только теперь война закончена, и ты больше людям не нужна! Иди, жалкая мразь, соблазнившаяся вкусной едой и блестящими безделушками! Иди к этим ублюдкам, но не плачь, когда тебя заживо похоронят, отравят, или начнут рвать на куски! Ты больше им не нужна, а я на своей собственной шкуре испытала, что бывает с теми, кто им бесполезен и не похож на них!

   - Я -- похожа! Я -- человек!

   - Ты -- демон! И даже если ты в это не веришь, они знают, кто ты! И ты, и я, для них мы -- чудовища! В мире людей нам нет места! Я не смогла убить тебя, но они -- убьют! Человеку нужен человек! Ты понимаешь меня?! Человек! Только человек!

   - Я тебе, и нашему хозяину... - тощая тварь вздохнула поглубже и громко, так что среди скал заметалось эхо, проорала: - Не верю!!!

   Утопая лапами в снегу, беглец помчался прочь и, через пару мгновений исчез за лежащими на склоне обломками скал.

   - Глупая лиса. - Сумако поднялась и принялась искать радиопередатчик, оброненный во время драки с маленьким демоном. - Ты еще пожалеешь, что не погибла от моих когтей. По крайней мере это было бы быстро и почти безболезненно. Люди... люди не будут так же милосердны.


   Беглец мчался по склонам гор на восток, вычисляя направление по солнцу и звездам. Большие и малые трещины он перепрыгивал, но высоченные каменные стены устремленных в небо исполинских гор приходилось обходить, и на это тратилось немало времени. Дорога была трудна, но все же к исходу второго дня со времени побега из логова демонов он впервые заметил признаки людского жилья.

   Через очередную расщелину был перекинут крепкий подвесной мост, и около него стоял деревянный знак-указатель. Беглец прочитал названия населенных пунктов и, оглянувшись по сторонам, вдруг шмыгнул в сторону.

   К мосту, ворча на обилие снега, приблизилась группа путников. Они спокойно перешли через расщелину по мосту и удалились, не заметив обилия внимания со стороны скрывшегося за обломками скал чудовища, у которого при виде людей все сладко заныло внутри. Это не сон! Он действительно сбежал и вернулся в большой мир! Пора превращаться!

   Беглец убрался подальше от дороги, метров на двести, где, найдя удобную расщелину, укрылся от ледяного ветра и лишних глаз. Лохмотья, что остались от его пальто, штанов и кофты, тем не менее сохраняли тепло, и маленький демон, закутавшийся в них с головой, улегся спать. В памяти его четко сформировался образ златовласой девочки.

   Действовал беглец не необдуманно, к побегу он готовился долго и осторожно. Запасов питательных веществ в организме должно было хватить еще на пару дней. Можно не беречь их, ведь люди рядом и еду можно будет выпросить или заработать.

   Тело начало меняться. Втягивались короткие коготки, которыми удобно было цепляться за скалы. Уменьшался рост, меняли цвет глаза...

   Сладко зевнув, счастливый демон-оборванец свернулся в калачик и затих. Холода и голода он не боялся. Очень скоро, наверное, завтра или послезавтра, ледяные горы останутся позади. Беглец спустится в долины, где с холмов и покрытых лесом возвышенностей падают в синие озера струи сотен шумных водопадов. Там ждут друзья. Там со слезами на глазах своего непутевого ребенка ждет милая, добрая мама.


   * * *

   Медицинский осмотр был довольно продолжителен. Хозяин разве что вскрытие не произвел, проверяя физическое состояние подопытного.

   - Что скажете, господин? - женщина, что держалась позади хозяина, ждала ответа с нетерпением.

   Маленький демон косился на эту тетку с подозрением -- незнакомая, чужая, а вся буквально лучится ненавистью. С чего это вдруг? Впрочем, удивляться нечему. Демон успел убедиться что среди людей полным-полно сумасшедших, поступки и поведение которых понять лучше даже не пытаться. Хозяин много таких на базе собрал. Когда-то демон, глядя на них, со страхом верил, что все люди такие. А оказалось нет, и слава за это всем богам.

   - Разложение тела полностью прекратилось, плоть пришла в норму, - сказал хозяин. - Он готов принять печать.

   Какую-такую печать, сказано не было, но маленький демон и не желал этого знать. Наивно полагать, что от этой штуки носителю станет хорошо и радостно. Тем более что глаза у злобной тетки позади хозяина вспыхнули восторгом. Нет, надо срочно выбираться из подземелий. Вот только как?

   Кандалы вновь сомкнулись на руках и ногах подопытного, двое тюремщиков дернули цепи и, зорко следя за пленником, повели его в камеру. Цельнометаллический ящик из толстого железа, в котором не было ни единого окошка. Да и кому может взбрести в голову устраивать окна глубоко в недрах огромной скалы?


   * * *

   Кто-то ткнул спящего демона в бок.

   - Эй! - самурай, не вынимая меча из ножен, пошевелил им ворох грязных лохмотьев. - Живой?

   Ворох лохмотьев вдруг неожиданно прытко взвился вверх, приземлился на лежащий рядом большой кусок скалы и вытаращил на воина огромные синие глазищи. Спросонья он задержался на миг, но мгновение минуло, и чудище ринулось прочь.

   - Эй, ты! - самурай мог бы догнать беглеца, но растерялся и упустил момент. - Эх...

   - Ну что там? - выкрикнул, оставшийся стоять на дороге, еще один мечник. - Разбойник? Шиноби?

   - Не знаю... - с сомнением ответил первый. - Рванина какая-то. Лохмотья все в заледеневшей крови, думал. труп, но вот убежала.

   - Убежала? - торговец, которого охраняли самураи, выругался и с досады хлопнул ладонью о борт повозки. - Зачем отпустил? А если это разведчик бандитов?

   - Мирно спящий разведчик? - странно смущенный, охранник вернулся к повозке. - Просто девчонка в рваном пальто. И... и знаете... - самурай вытащил из повозки свою сумку, порылся в ней и вынул старую цветную фотографию. - И я готов поклясться, что эта бродяжка была очень похожа на... нее.

   Торговец и второй страж глянули на фотографию и дружно присвистнули.

   - Ты, друг, случайно наркотиками не балуешься? Откуда в нашей дикой провинции взяться такой красотке? Камигами-но-отоме даже во дворцах увядают, такие они слабые и нежные, а ты одну из них в ледяных горах найти захотел? Да еще и в рванье каком-то!

   - А я тебе говорю, что похожа! Пойдем, поймаем, и сам все увидишь!

   - Ну, хватит бредней! - прикрикнул торговец на наемников. - Некогда нам глупостями заниматься. Ехать надо!

   Солдаты, переругиваясь и пересмеиваясь, принялись перетаскивать поклажу, телегу и лошадь по подвесному мосту. Первый страж порывался устремиться в погоню за странной бродяжкой, но уверенность в том, что та успела убежать очень далеко, а также угроза потерять работу у торговца удержали его.

   Он не видел, что, таясь за обломками скал на склоне горы, за ними наблюдает та самая оборванка, которую люди потревожили, приняв за замерзшего на обочине дороги путника. Маленькая демоница только сердито фыркнула, показала невидящим ее людям язык и глубже спрятала под капюшоном пальто предательски сверкающие в лучах утреннего солнца волны золотистых волос.


   Дорога, на которую выбралась беглянка, оказалась весьма оживленной. Трижды за прошедшие пару часов, мимо златохвостой проходили группы людей, и каждый раз она успевала спрятаться, опасаясь что люди могут оказаться злодеями, вроде тюремщиков с подземной базы хозяина. Вид оружия в руках угрюмых стражей, защищающих небогато одетых путников, наводил на маленького монстра вполне понятный страх. Ему приписывали много разных свойств, заслуженно и незаслуженно, но среди этих свойств, даже вымышленных, не было бессмертия. Всего один самурай при доле везения и целеустремленности вполне мог прикончить подозрительную личность в лохмотьях. А уж если они узнают, кто перед ними, то точно не упустят своего шанса и расправятся с чужачкой, причинившей неисчислимые беды их империи. Юная демоница прекрасно понимала, что находится в горах страны Камней, жители которой едва ли простят ей то, что она собирала людей на большую драку с захватчиками. И зачем только принимала свой привычный облик?



   Проклиная себя за глупость, оборотница спешно спряталась среди скал и снова начала превращение. Жизненный ресурс таял.

   - Придется идти в город, - вздохнув, бродяжка развела руками, чувствуя легкий голод. - Ну ничего. Так меня точно никто не узнает и можно будет попробовать раздобыть еды.

   Шестнадцатилетняя девочка превратилась в высокую, стройную женщину. Золотые пряди демоница закопала в снегу и, как могла, пальцами расчесала длинные темные локоны, что теперь украшали ее голову. Глаза сменили цвет с синих на карие, лицо тоже слегка изменилось, потеряв родственное сходство с лицами камигами-но-отоме.

   Чарующая красота дочерей богов исчезла, но зато теперь рванье, которое беглянка отобрала у тюремщиков, больше подходило ей по размеру.

   - Так-то лучше, - сказала демоница, дополнительно замотав свое лицо куском тряпки и по возможности очистив лохмотья от замерзшей крови. - Я обычная бродяжка. И чего ко мне присматриваться? Ну совершенно незачем. Иду себе и иду, никому не мешаю...

   Наивность ее представлений развеялась сразу же, как только она решила испытать свою маскировку и невозмутимо пройти мимо группы людей, вышедших по дороге ей навстречу. Солдаты, охранявшие группу крестьян, и их подопечные изумленно вытаращились на бредущую по дороге одинокую женщину. Глаза людей буквально вспыхнули огнем алчности. Сразу пять самураев бросились на бродяжку, желая вцепиться в нее, повалить на снег и скрутить. Беззащитная женщина в глуши -- желанная добыча! Ну и что, что нищенка? Ее можно продать, ее можно заставить работать на себя. Даже если она уродлива и слаба, в общине найдется для нее какая-нибудь грязная работа.

   Спасла демоницу только быстрота ног и то, что убегала она по-звериному, отталкиваясь от земли и руками и ногами, чем сразу выдала наличие у нее измененного генома. Самураи не боялись подобных ей, они и сами были генетически изменены, но перед ними была дочь воинов. Сразу же в головах стражей, замученных войной с бандитами, родились подозрения, что эта нищенка -- приманка для неосторожных и дураков. Что если за скалами таятся ее сообщники?

   Преследование было недолгим, самураи отстали и вернулись к остальным, а разозленная и обиженная оборотница решила пока больше на глаза людям не показываться. Бешеные они какие-то.

   Девчонка прошла почти три десятка километров, прежде чем горы расступились перед ней и глазам демоницы открылась долина, вне всяких сомнений, рукотворная, с большим замерзшим озером и несколькими сотнями разномастных домишек. Придорожный городок, в котором путники могут отдохнуть, не опасаясь нападений бандитов. И запасы пополнить.

   - Здесь-то, может быть, никто на меня бросаться не будет? - проворчала демоница и, спустившись по склону горы, приблизилась к домам.


   Араки Джеро, бывший переселенец, соблазнившийся сказками о сладкой жизни в южных странах и оставивший родной дом шесть лет назад, был рад, вернувшись, найти его в достаточно хорошем состоянии и никем не заселенным.

   - Вы не представляете, как я рад снова вас видеть! - со слезами на глазах Джеро обнимался со старыми знакомыми и проклинал "радости" жизни на чужой земле.

   Переполненные ненавистью к захватчикам, южные страны наградили своих новых хозяев всеми кошмарами, которые только можно вообразить. Сожженными домами, отравленной землей, зарезанной или угнанной скотиной. Невиданными болезнями, мучительно-жарким климатом. А выше всего этого -- страхом быть убитым ночью прокравшимися в дом головорезами, в которых превратились даже простые крестьяне юга. Днем сосед-южанин мог приветливо улыбаться и вести торг, а ночью недрогнувшей рукой вскрыть спящему соседу-северянину горло. Месть за геноцид, за избиения и рабство, которые принесла в их земли победоносная армия Северной Империи.

   Но империи больше нет. Лишившись последней надежды в виде грозных стражей-самураев, переселенцы бросали все нажитое и, как могли, добирались до родных гор. Джеро был не один такой. Больше половины жителей этого небольшого городка на северо-востоке горной страны вернулись сюда неделю или две назад. Нет, не напрасно демонице показался оживленным этот закованный во льды и весьма опасный тракт. Страна Камней, потерпев ужасное поражение, кипела, делила власть и рвала собственность на части. Гонимые безысходностью, ежеминутно подвергаясь угрозам быть ограбленными или захваченными в рабство собственными соплеменниками, простые люди и даже самураи шли в родные общины, собирались в тесные родственные группы и ощетинивались оружием, чтобы уберечь свое добро и жизни.

   Чужих в таких группах не особо приветствовали, но Джеро и его сын, вернувшийся из южных стран вместе с отцом, были своими. Желающих помочь обустроиться нашлось немало.

   - Поднатужься! - уперев длинные оглобли от телег в крышу покосившегося домика, два десятка крестьян дружно ухнули и попытались приподнять кровлю, надеясь починить стену, как вдруг та сама пришла в движение, но не обрушилась, как того испугались крестьяне, а встала ровнее. Трещины сами собой заросли, кладка выровнялась и поднялась, надежно подставляясь под крышу. Дом выправился со скрипом и скрежетом, словно здоровенный зверь улегся поудобнее и снова неподвижно замер, погружаясь в сладкую дремоту.

   Крестьяне отшатнулись, но глянули в сторону и, увидев женщину с тряпичными обмотками на ногах и в рваном пальто, сразу поняли в чем дело. Эта нищенка... мастер элемента земли?

   - Ваша работа, уважаемая госпожа? - крестьяне поклонились оборванке.

   - Надеюсь, вы не будете на меня в обиде за вмешательство? - спросила незнакомка, убирая ладони от восстановленной стены дома. - Я увидела как вы работаете, и решила не оставаться в стороне. Если пожелаете, я могу вернуть все обратно...

   - Нет-нет, не надо! - Джеро засмеялся, полюбовался домом и поклонился оборванке. - Лучше нового стал! Вот только заплатить вам за работу мне нечем, уважаемая госпожа, - старик лукавил, не желая показывать имеющиеся у него золото и серебро, из опасения что эта куноичи может оказаться разведчицей бандитов, засланной в деревню разузнать об охране и имеющихся в домах крестьян ценностях.

   - Мне не нужны деньги, - оборванка в отрицающем жесте помахала ладонью. - Просто хотела помочь, ведь это мне почти ничего не стоило. Я иду домой и скоро встречусь с родственниками, которые позаботятся обо мне. Но вот если бы у вас нашлась маленькая чашечка риса или хоть одна пшеничная лепешка...

   Крестьяне переглянулись.

   - Ну, я думаю, за такую помощь не грех будет мне поделиться с вами, госпожа, своим скудным обедом, - сказал Джеро. - Только не судите строго -- мы люди бедные, и наша пища может вам показаться чересчур грубой.

   - Не беспокойтесь, - демоница улыбнулась, хоть ее лицо и было скрыто тряпкой. - У меня крепкий желудок. Не настолько крепкий, правда, чтобы переваривать камни...

   Крестьяне одобрительно зашумели, оценив шутку и душами чувствуя доброжелательную робость, мягкость и теплоту в голосе незнакомки.

   - Как ваше имя, уважаемая? - осведомился глава селения, что по виду ничем не отличался от других крестьян. - И откуда вы, если не секрет?

   - Из Хобецу, - пожав плечами, демоница выдала первое название, что вспомнила. - Мое имя -- Акико. Я родилась осенью, и родители не долго думали насчет имени... простите, но почему вы на меня так смотрите?

   - Акико-сан, вы из того Хобецу, что километрах в пятидесяти севернее отсюда? Большой город со вторым по величине храмом Земли в нашей стране?

   - Да, - осторожно ответила обманщица.

   - Вот как? - крестьяне поникли, пряча взгляды. - Значит, вы не знаете... дети огня из страны Облаков в последние дни войны сожгли Хобецу до основания и перебили всех его жителей. Немногие выжившие были угнаны в рабство. Теперь на месте того города только огромное пепелище.

   - Пепелище?..

   Демоница дрогнула, и глаза ее заволок туман боли и горя. Целый город сожжен...

   Она вспомнила Сандзе и Инакаву. Вспомнила живших там людей. Взрослые и дети, веселые и хмурые, праздные и вечно занятые делами. Актеры, ремесленники, чиновники и рабочие. Они не убийцы, не злодеи. Наверное, многим не нравилось то, что творила Северная Империя, и они с радостью приняли бы мирную жизнь, но вот их убили. Зачем? За что? Сколько крови!

   Юная оборотница вспомнила, как тайком от приютившего ее деда бегала смотреть на большую школу Сандзе, в которой училось множество мальчишек и девчонок, что на переменах веселой толпой заполняли коридоры школы и ее большой двор. Вспомнила, как вместе с дедом ходила смотреть на храм богини-лисицы, Инари. Вспомнила приветливых и веселых девчонок-мико, что в благодарность за посещение совершенно бесплатно вылечили дедушке Такео побаливающую спину. Такие люди были и в Хобецу, разве может быть иначе? И они тоже погибли. О жестокости шиамов, детей огня, ходит немало страшных легенд.

   Успевшая повидать истинное лицо войны, девчонка очень ясно представила себе пепелище на месте храмов и школ, жилые кварталы, устеленные изрубленными телами мирных горожан. Слезы хлынули из ее глаз, ноги ослабели, и она, сев у стены дома, содрогнулась от рыданий. Нет, оборотница не жалела, что сражалась и поднимала людей против армий Северной Империи. Она хотела, чтобы рухнула эта зловещая багровая тень, нависшая над обитаемым миром, но гибели такого множества людей юная оборотница не желала. Только злодеи должны были пострадать, лишиться власти и оставить жителей других стран в покое. Но люди, похоже, так не умеют. Крушить и жечь всех подряд, убивать сотнями тысяч, миллионами. Какую радость они находят, сжигая города и издеваясь над беззащитными?

   Самый необычный монстр, что когда-либо рождался в подземных лабораториях творца демонов, не понимал радости разрушения, и горе его было столь открыто, что крестьяне отринули сомнения и поверили, что перед ними жительница Хобецу, которой в страшный час повезло оказаться далеко от родного дома.

   Они помогли ей подняться, отвели в дом и накормили. Как умели, попытались утешить словами. Много горя вокруг, но оттого горе одного определенного человека не становится меньше.

   Все бы ничего, но едва незнакомка сняла тряпку со своего лица, крестьяне замерли. Не в силах сдержаться, они любовались ее лицом, с чистыми и благородными чертами, наполненными тенями глубокого горя, и на ее руки с тонкими, изящными пальцами. Теперь никто не задавался вопросами о причине ношения тряпки на лице. Перед ними была благородная леди, ограбленная и оставшаяся в одиночестве, пытающаяся добраться до города, где надеялась получить помощь родных. Благородная леди, а может быть... жрица храма?

   Все сходится. Потому-то эта красавица и осталась жива после нападения разбойников. Видимо, даже такие отпетые злодеи, как горные бандиты, не посмели убить или обесчестить озаренную божественным светом, добрую мико.

   Перспектива обзавестись для селения собственной жрицей окрылила главу крестьян, и он засуетился. Все еще помня о том, что эта женщина может оказаться очень хитрой шпионкой бандитов, он запретил помогать путнице материально и лично собрал ей в дорогу небольшой узелок с едой, следя за тем, чтобы путница не была обижена, но и не смогла сделать выводы о достатке живущих в селении людей. Дали путнице и нехитрую обувку, и старенький теплый платок. Преисполненный сочувствия к путнице и стыдясь, возможно обманчивых, подозрений, глава крестьян разыскал отдыхающих в таверне знакомых наемников.

   - Вы ведь направляетесь в Хобецу? Не могли бы вы взять с собой, а затем привезти обратно одну женщину? Не думаю, что она останется жить на пепелище родного дома, а мы с радостью о ней позаботимся. Даже если она не мико, столь ловкий мастер элемента земли будет нам очень полезен!

   Торговец, которого сопровождали наемники, ехал скупать добычу у мародеров и был против присутствия в своем караване посторонних, но самураям не слишком-то нравилось охранять подобного типа, и потому торговец не решился лишний раз их злить. Могут ведь в пути прикончить да ограбить. Пусть мечники и из уважаемой семьи, до разбоя не должны опуститься, но ведь кто их знает... ох и времена настали!

   Вернулся с наемниками глава селения как раз вовремя. Джеро в сопровождении нескольких поселян провожал засобиравшуюся в дорогу гостью и пытался уговорить ее остаться до утра, но скорые сумерки гостью, похоже, не пугали. Немного восстановив силы, она спешила отправиться дальше.

   На "прекрасную мико" сбежались посмотреть все жители деревни. Глава шикнул на женщин и детей, что своим любопытством могли спугнуть ценное приобретение общины.

   - Вот, Акико-сан, эти люди завтра утром тоже уходят в Хобецу... - начал говорить он, вместе с наемниками приблизившись к гостье, и вдруг удивленно замолк.

   Гостья вдруг начала быстро бледнеть, а один из наемников наставил на нее палец и издал громкий вопль.

   - Эти лохмотья! - выкрикнул он. - Это же та самая бродяжка, которую мы утром нашли у дороги!

   - Что? - другой мечник удивленно вытаращил глаза на друга. - Но ты же говорил о синеглазой блондинке! Какая же это камигами-но-отоме?!

   - Она изменила облик!

   - Что?!

   - А что еще может быть? Это... это... не камигами-но-отоме! Это златохвостый демон! Лиса-оборотень! Кицунэ!!!

   Люди замерли в растерянности, не зная, смеяться им или впадать в крайнее изумление, а демоница обезумела от ужаса. Сейчас опомнятся и бросятся на нее! Ей будут мстить за крушение империи и сожженные города!

   Обронив узелок с едой, она взмахнула руками. Из ладоней ее потоками хлынула едва зримая энергия. Не совсем энергия, если быть точным. Биополе живого существа, только четко контролируемое и упорядоченное. Демоница вложила в него элемент огня, и пламя полыхнуло, заставив людей отпрянуть. Она не хотела их ранить, только напугать и заставить отшатнуться.

   Воспламенялась энергия, исторгаемая из рук, за плечами красавицы в лохмотьях выросли огненные крылья, взмахнув которыми удивительное видение взлетело на крышу дома и, новым прыжком метнулось к горам. Огненные крылья вытянулись у нее за спиной в подобие шлейфов, или... двух огненно-рыжих лисьих хвостов.

   - Кицунэ... - самураи даже не помыслили о том, чтобы сбить контрударами своих биополей пламенную феерию и высокие прыжки оборотницы. - Волшебная лиса...

   Люди зачарованно смотрели в след наивной девчонке, надеявшейся больше не увидеться с запомнившими ее путниками. Под вечер того же дня, на одной прямолинейной дороге, с единственным постоялым двором среди редких деревушек.

   Волшебная лиса.

   Преследовать и ловить ее ни у кого мыслей не возникло, но все как один думали о том, что это странное создание появилось в землях Водопадов тогда, когда страну охватила серая обреченность и казалось, что уже ничто не может спасти от гибели целый народ. Но чудо свершилось. Страна Водопадов жива. И что теперь? Неужели теперь златохвостый демон пришел, чтобы подарить жизнь умирающей стране Камней? Простить своих недавних врагов и помочь им?

   Никто ни о чем не мог утверждать, но в тот вечер родился и помчался от селения к селению слух, что маленькая златохвостая богиня жива. Что скоро ее теплый свет прольется и на эту землю, скованную холодом морозной зимы, уставшую от ненависти, опустошенную бунтарями и бандитами.

   Кицунэ не слышала этих слухов. Она просто шла на восток. В страну Водопадов, к маме и друзьям. Обычный ребенок, хоть и наделенный некоторыми особыми силами, она физически не могла творить чудес, но...

   Чудеса сами следовали за ней.


   Ночью пошел снег, и, проснувшись поутру, юная оборотница с трудом выбралась из расщелины, скрывшейся под толстым слоем белой крупы. Будь она обычным человеком, недальновидная глупыха погибла бы под снегом и пролежала бы в своей "берлоге" до весны, но мощь земли пришла ей на помощь, и снег вышибло из расщелины ударом каменного столба.

   Беглянка, даже не думая о том, что только сила измененного генома вновь спасла ее, выбралась из разворошенного сугроба и выползла на дорогу.

   Снег был глубок, оборотница барахталась и утопала в нем, но упрямо совершала длинные прыжки. Она отталкивалась руками и ногами, взлетала над снежными наносами, а затем плюхалась обратно в мягкие, но холодные сугробы. Только когда ледяная крупа, набившаяся ей в одежду, засыпалась и за шиворот, девчонка начала подумывать о том, что рискует заработать переохлаждение. Она начала искать укрытие и немало обрадовалась, почуяв запах дыма.

   Небольшая пещерка была обустроена давным-давно останавливавшимися здесь людьми, в группе которых был мастер элемента земли. Теперь в этом укрывище снова горел огонь. Демоница осторожно приблизилась и заглянула внутрь. Огонь мгновенно погас, раздался шелест вылетающего из ножен клинка, и в тусклом свете снежного дня блеснула сталь.



   - Эй, эй! Тише! - оборотница выставила перед собой ладони - Ты что, еще один сумасшедший?

   Мечник смотрел на нее неотрывно, в любой момент готовый перейти к атаке или защите, но вдруг женская рука тронула его за рукав, и самурай, очнувшись, медленно убрал оружие.

   - Эта пещера занята, - угрюмо произнес он, усаживаясь обратно на камни. - Поищите себе другую, уважаемая.

   - Не будь столь жестоким, - укоряющее сказала ему девушка и взглянула на гостью. - Пещера достаточно просторна. Сколько с вами людей?

   - Я одна.

   - Одна? Простите, но разумно ли... - девушка вдруг осеклась, подумав о том, что глупо упрекать в неосторожности одинокую путницу, будучи при этом только вдвоем. Очевидно, эта бродяжка в рваной одежде оказалась в настолько же безвыходной ситуации, что и они.

   - Я не хочу быть жестоким к ней, Йоши, - мягко ответил девушке самурай. - Дело в том, что если нас настигнут, они не пощадят и тех, кто будет рядом. Ее тоже убьют, поэтому я и прошу... - воин глянул на оборванку, все еще стоящую у входа в пещеру. - Держитесь подальше. Ради вашей собственной безопасности.

   - Я не боюсь, - оборванка вошла в пещеру и села у выхода. Здесь тоже было тепло. - Вас преследуют бандиты?

   - Не совсем, - самурай поднял руки, и над его ладонями поднялся призрачный синий туман. Та, кого называли волшебной лисой, не была единственной, кто был способен контролировать и пускать в дело свои биополя. Энергия Ци, как ее называли по примеру исследователей давней эпохи, оставивших потомкам свои записи, была так же привычна в быту жителей нового мира, как во времена Давних было обыденно электричество. - Вы когда-нибудь слышали о принцессе Таюре, уважаемая? Хотя ваше лицо говорит само о том, что близкого знакомства с ней вы не имели.

   Ци, завившаяся меж ладоней самурая, вспыхнула огнем, и тепло поплыло во все стороны, наполняя маленькую пещерку, а девчонка-обманщица спешно поправила свою тряпичную маску, сползшую до подбородка. Что опять не так с ее лицом?

   - Принцесса Таюра... - продолжила говорить девушка, в то время как самурай, погружаясь в мрачные мысли, намертво замолчал. - Она дальняя родственница правящей семьи и хозяйка города, в котором мы до недавнего времени жили. Так вышло, что боги... не наградили ее приятной внешностью. Мужчина, добивавшийся ее руки, известный прохиндей, сыграл на страхе молодой девушки остаться в одиночестве. Он женился на ней, но, став хозяином города, грубо отверг жену и начал развлекаться с красавицами-наложницами. Оскорбленная и униженная, Таюра-химе впала в безумие и наняла шиноби, которые избавили ее от негодяя. Но тьма не покинула сердце и разум принцессы. Она в гневе ослепила наложниц своего мужа и изуродовала им лица, а затем... приказала порезать лица всем женщинам нашего города, так чтобы остались глубокие и страшные шрамы. Это была ее месть тем, кто родился красивее ее и получал мужское внимание, которого она была лишена.

   Демоница содрогнулась.

   - И что, когда красавиц ранили, никто не сопротивлялся?

   - У правящего лорда абсолютная власть. Десять самураев, служащих принцессе Таюре, жестоко избили и разогнали тех, кто старался защитить девушек. Тех горожанок, что пытались бежать, догнали и вернули. Жестокий приказ принцессы был исполнен, и мало кто из жительниц города избежал печальной участи.

   - Но вы...

   - Отец спрятал меня, - ответила девушка, и глаза ее наполнились слезами. - Но кто-то из соседей донес на нас, и только благодаря помощи Казуки, - девушка ласково коснулась руки самурая, - я смогла спастись. Теперь за нас назначена...

   - Йоши! - самурай сердито глянул на девушку, и та испуганно притихла. - Это уже совершенно лишние детали.

   - За вас назначена награда? - с интересом спросила оборотница. - А сколько?

   - Сто тысяч рю, - буркнул самурай. - Большей частью из этих денег Таюра завладела, отобрав за непокорность имущество у отца Йоши. Вы заинтересованы в их получении?

   - А вы? - глаза демоницы озорно сверкнули.

   - Что? - самурай и девушка удивленно уставились на нее.


   Ближе к полудню по дороге прошел караван, вел который человек с темно-рыжими волосами и смуглой кожей, что сразу позволяло заподозрить в нем прибрежника -- сына скалистых берегов страны Камней. Общины, живущие у побережья, кормились рыбной ловлей и разбоем. Они слыли искусными мореходами, и особо ценились у них дети, энергия Ци которых обладала элементами воды или ветра. Этот прибрежник обладал обоими ключевыми элементами и, манипулируя ими, приводил в движение лед. Целые пласты снега перед идущим по дороге человеком сминало до схожести с каменной плитой. По этим ледяным плитам уже спокойно шли кони и мулы с шипованными подковами, которых вела обслуга каравана.

   Караван прошел, а еще через полчаса на дороге появился конный отряд. Женщина в богатой одежде и легких латах скакала на зубастом боевом коне и была окружена четверкой воинов, тоже верхом на жутких боевых монстрах, больше похожих на носорогов, чем на лошадей.

   Демоница остолбенела, увидев их. Она-то, выслушав рассказ Йоши, возомнила себе несчастную, пухленькую девочку в прыщах или болезненных пятнах от долгого неподвижного сидения взаперти, но...

   Таюра рванула поводья, остановила коня и соскочила наземь. Лед ощутимо дрогнул, когда покрытые шипами подошвы латных сапог принцессы ударили в полотно дороги.

   Демонице не потребовалось разыгрывать страх, когда великанша направилась к ней. Чудовище упало ниц перед человеком и затряслось в неподдельном ужасе. Теперь-то лиса поняла, что подразумевала Йоши под "не наградили ее приятной внешностью". Печальный эффект измененного генома. Нередко случалось так, что девочки, рождающиеся в семьях грозных гигантов-мечников, наследовали внешние черты своих отцов, а не матерей и были мало похожи на женщин внешне. Обычно такие девочки становились солдатами наравне с мальчиками и были... даже свирепее и жестче их.

   - Вы посмотрите, друзья! - Таюра, желая показать добычу спутникам, схватила Кицунэ за волосы и рывком подняла ее так, что оборотница буквально повисла у нее на руке. - Дичь сама вышла нам навстречу! Какое разочарование! Я надеялась на интересную погоню. Ты, падаль! Отвечай, где тот слабак и недоумок, что помог тебе сбежать?

   Великанша разжала пальцы. Оборотница упала на лед, больно ударившись локтями и коленями.

   Неудивительно, что принцесса, знавшая дочь главного торговца города в лицо, приняла бродяжку за свою жертву. Кицунэ ведь, подобно своему прообразу из сказок, могла не только менять облик по своему желанию, но и копировать чужой. Оборотница все объяснила Йоши перед тем, как начать превращение, и все же девушка испуганно вскрикнула, когда странная незнакомка убрала руки от лица и дочь торговца увидела перед собой свою точную копию.

   - Кицунэ-сама... - разумеется, в стране Камней редкий человек не слышал историй о златохвостом демоне, объявившемся на востоке. - Это действительно... вы?

   - Да, это я, - оборотница улыбнулась растерянным людям. - И я помогу вам.

   Теперь одетая в лохмотья копия преследуемой женщины лежала перед преследователями, а двое беглецов, прячась за скалами, издали наблюдали за происходящим.

   - Казуки-сан, он... - плача у ног великанши, сказала демоница. - На нас напали бандиты... Казуки-сан защищал нас, но их было четверо, и они убили Казуки... а меня ограбили, избили и бросили у дороги.

   - Что это на тебе за лохмотья? - Таюра вынула нож и с отвращением пошевелила его клинком рванье, в которое была одета оборотница. - С бандиткой одеждой поменялась? Повезло тебе, что среди них была женщина. Поэтому и насиловать тебя не стали. Хоть честь сохранила! Или все-таки поиграли с тобой? Ха, да наплевать! Не надейся что своими бедами ты разжалобишь меня и заставишь быть милосердной!

   - Я и не надеюсь, - продолжала плакать оборотница. - Казуки... Казуки мертв! Прошу вас, Таюра-химе... изуродуйте мое лицо, чтобы ни один мужчина больше не взглянул на меня! Если не Казуки... то пусть больше никто не смотрит...

   - Ты что, действительно его любила? Какой идиотизм! Любовь -- изобретение подлецов и лицемеров, как доказал тот паршивый пес, что сумел подольститься ко мне, себе на беду! Ты даже забавна, дочь торговца. Хорошо, если ты желаешь, я сделаю так, чтобы на тебя никто никогда не посмотрел без содрогания!

   Принцесса вновь ухватила оборотницу за волосы, завернула ей голову, и Кицунэ закричала от боли, когда клинок остро отточенного ножа дважды полоснул ее лицо.

   Нож Таюры оставила глубокие раны, принцесса была уверена, что шрамы будут жутки. Кицунэ хрипела и содрогалась от боли, но ей было легче от сознания того, что она спасла от этой пытки девушку, для которой подобные ранения точно не обошлись бы без тяжелых последствий. Лицу оборотня ничего не угрожает, но страшно подумать, что было бы после такого кошмара с лицом Йоши.

   - Вот и все. - Таюра пнула оборотницу в плечо, опрокинув ее на утрамбованный снег дороги. - Солдаты! Дело сделано. Возвращаемся в замок.

   - Таюра... Таюра-химе... - Кицунэ, зажимая ладонями залитое кровью лицо, встала на колени и сгорбилась.

   - Ну, что еще? - принцесса задержалась и, обернувшись, глянула на демоницу.

   - Таюра-химе... - голос оборотницы дрожал. - Это правда... это правда, что вы обещали награду в сто тысяч рю тому, кто приведет меня? Я... я пришла сама, и эти деньги... мне не выжить без них...

   - Хочешь сказать, что сама себя привела? - грубый хохот Таюры эхом заметался среди скал. - Хорошая шутка! Но тем не менее слово самурая нерушимо. Фактически да, ты сама себя привела, так что... - кошель полетел оборотнице под ноги. - Держи. Это же деньги, которые мы забрали у твоего отца! Будем считать что ничего не было и он повиновался моему приказу беспрекословно. Если пожелаешь, можешь вернуться в город или уйти. Это твое дело. Ты ведь свободная гражданка, а не рабыня, верно?

   Самураи в угоду своей госпоже расхохотались над ее остротой, и через пару минут отряд уже умчался в ту же сторону, откуда появился. Оборотни, принимающие чужой облик, были для мира нелепой сказкой, и потому никто из солдат не подумал заподозрить какой-либо подвох. Дело сделано, беглянка наказана, можно возвращаться.

   - Кицунэ-сама! - Йоши и Казуки подбежали к оборотнице, которая была буквально залита кровью. - О великие духи! Вы в порядке, госпожа?

   - Абсолютно! - Кицунэ убрала ладони от лица, на котором уже не осталось ни следа от страшных ран, и весело, чтобы успокоить людей, рассмеялась. - Немного потеряла крови, но... что я вам говорила? Поверили и убрались! Теперь вы в безопасности! И в довершение всего... - оборотница подняла с земли кошель и положила его в руки смущенных и растерянных людей. - Вот. Это ваше по праву.

   - Но Кицунэ-сама...

   - И ничего не говорите! Они вам гораздо нужнее, чем мне. Вам нужно обустраивать свою жизнь, а я и без них не пропаду. Примите эти деньги, Йоши-сан, как свадебный подарок от своего отца! А теперь -- поспешите! Вы ведь хотели поскорее добраться до северного порта и покинуть страну? Не задерживайтесь. Вашему отцу, Йоши-сан, я сообщу что с вами все в порядке. Думаю, он выдавать вас не станет и сообщит вашим родным, Казуки-сан, что вы не погибли. Все будут рады и спокойны за вас. Поспешите же!

   - Не ходите в город, Кицунэ-сама! - воскликнула Йоши. - Это очень опасно!

   - Я уже не маленький ребенок, Йоши-сан, - самоуверенно заявила юная оборотница. - И сталкивалась с опасностью не раз. Нельзя позволить этому чудовищу, Таюре, продолжать царствовать и измываться над людьми! Обещаю, что освобожу город. В конечном счете, - Кицунэ развела руками, - у нее всего десять самураев!


   Город располагался в нескольких часах пути на юго-восток. Следуя в отдалении за конным отрядом, Кицунэ приблизилась к домам только поздно вечером. Ранние зимние сумерки уже захватили горы в свои объятия, и окна домов горели тусклым светом керосиновых или масляных ламп. Кицунэ даже поежилась -- город без электричества казался ей диким и странным. Ни одного фонаря на покосившихся столбах с оборванными проводами. Кругом темень и сугробы. Ни патрулей на улицах, ни собак во дворах. Стены домов толстые, двери тяжелые. Если ночью на улице разбойники нападут, ни до кого не докричишься.

   Пару раз в темных углах маячили подозрительные тени, но одетую в бесформенные лохмотья плечистую фигуру никто не побеспокоил. Кицунэ без помех добралась до дома, о котором рассказала ей Йоши, и постучала кулаком в дверь.

   - Шокичи-сан? - спросила Кицунэ, когда мрачный пожилой мужчина с серым лицом открыл маленькое окошко в верхней части двери и поднял лампу, чтобы высветить лицо нарушителя спокойствия.

   - Да, - хмуро произнес старик, разглядывая светловолосого молодого парня с благородными чертами лица, плечистого и крепкого. Очевидно, самурай. - Что вам угодно, уважаемый?

   - У меня известия о вашей дочери, Йоши.

   Загремела цепь, скрипнул засов, и тяжелая дверь открылась. Не прошло и пяти минут, как Кицунэ уже сидела за столом и жадно поедала ужин, который подали хозяева дома -- старик, его жена и двое сыновей. Кицунэ была на вершине блаженства -- воздушные мешки, которые она создала в своем теле для имитации мышц, теперь стало возможно действительно наполнить мышцами. В мышцах -- сила. В силе -- залог победы.

   Поднять на восстание жителей городка женщине будет практически невозможно. Другое дело -- молодой воин. Плечистый и красивый. За ним могут последовать люди, главное, говорить убедительно.

   Оборотница рассказала семье торговца о судьбе их дочери и спросила о людях, недовольных положением дел. Попросила свести ее с теми, кто мог помочь освобождению этой долины от тирании принцессы Таюры.

   - Сколько с вами людей, Рюоичи-сан? - спросил старик.

   - Надеетесь, что я привел с собой армию? - Кицунэ рассмеялась. - Нет, в жизни так просто не бывает. Если желаете свободы, за нее придется побороться. Не беспокойтесь большую часть работы я сделаю сам...

   Прошло полчаса, и в большой комнате дома торговца уже сидели восемь важнейших лиц города во главе с управляющим. Они внимательно слушали речи незнакомца.

   "Не говори им о судьбе Йоши и Казуки, прошу тебя, господин".

   Кицунэ согласилась со стариком, что для беглецов действительно выйдет безопаснее, если их имена не будут упоминаться. Разговор был строго по главной теме.

   - Да, охраняют Таюру и ее замок всего десять самураев, - прерывая поток слов чужака, убеждающего слушателей в необходимости защищаться от изуверов, встрял городской управляющий. - Но эти десятеро -- из Серебристых! Армейская элита, что после поражения в последней войне осталась не у дел. С ними не сравниться ни один самурай, и вы, Рюоичи-сан, прошу простить, не похожи на великого генерала, способного разгромить отряд элиты.

   - Да, Серебристые сильны, но не непобедимы. Не забывайте, что они не боги, а всего лишь люди, как вы и я. У меня есть мысли о том, как обезвредить стражу замка. Я мастер боя на мечах, но, кроме того, обучен скрытному проникновению во вражеский лагерь и устройству диверсий.

   - Вы -- шиноби?

   - По крови я самурай, - соврала оборотница. - Но обучали меня шиноби, и я хорошо усвоил их науку. Я могу подсыпать снотворное зелье в еду стражей замка. Когда медикаменты подействуют, мы неожиданно атакуем и сможем легко захватить укрепления Таюры.

   - Вы действительно можете это сделать, Рюоичи-сан? - главы города начали в изумлении и волнении переговариваться между собой, а Кицунэ вдруг прислушалась к скрипу снега за стенами дома. У нее был хороший слух, и, почувствовав тяжеловесность шагов, оборотница дрогнула. Враги!

   - Он засек вас! - выхватив из-за отворота кимоно рацию, проорал в ее микрофон городской управляющий. - Нападайте! Скорее!

   Окна и двери вышибли закованные в броню громадные тела. Бревна с хрустом сместились, и потолок, грохоча, просел, когда в комнату в едином рывке ввалились сразу шесть закованных в броню громил.

   - Стоять, ублюдок! - один из самураев вцепился в руку Кицунэ, которая попыталась в суматохе выскользнуть из ловушки. - Не уйдешь!

   Завязалась короткая потасовка, белобрысого подстрекателя повалили и принялись обрабатывать кулаками. От ударов в голову, в живот и грудь мир перед Кицунэ озарялся яркими вспышками молний. Били самураи и по рукам, и по ногам, но на фоне прочих эти удары были совершенно неощутимы.

   - Отбегался, красавец.

   Самураи, уверившись что жертва надежно искалечена, расступились. Командир отряда оглядел добычу, обыскал ее и, не найдя ни ценностей ни оружия, вцепился в воротник Кицунэ.

   Оборотница, находясь на грани потери сознания от боли, успела взглянуть на глав города, забившихся в дальний угол. На лицах каждого из них, без исключения, были глумливые и радостные ухмылки. Не только управляющий, но все они...

   Почему? Почему отец девчонки, которую желала изуродовать принцесса-чудовище, позвал именно их?!

   - Держи, старик, - командир отряда бросил старому торговцу пачку денег. - Дом тебе починят за счет города, леди Таюра проследит за этим. Ты хорошо послужил нам и восстановил свое доброе имя. Госпожа выражает тебе благодарность.

   Старик начал бессвязно бормотать, уверяя самураев в своей лояльности, а измордованного подстрекателя к мятежу поволокли в замок. Нельзя просто так убивать. Нужно выяснить кем подослан этот ушлый малый. Скрывается ли в горах поблизости банда, или, может, какой-нибудь из соседних лордов желает избавиться от леди Таюры и получить город в собственность?

   Жаль, в замке и городе нет мастера гендзюцу, но и без творца иллюзий самураи Таюры владели методами, способными заставить говорить любого молчуна.

   На истоптанном снегу перед домом торговца остались длинные кровавые полосы.


   За долгую зиму запасы замка поубавились, и одна из кладовых подвала освободилась от мешков зерна. И это было хорошо, иначе кровь могла замарать ценные продукты.

   Работали самураи преимущественно кулаками, а вместо клещей использовали собственные пальцы. Всю ночь и утро шла обработка. Ко времени обеда Таюра выслушала доклад.

   - Это не мужчина и не женщина, - говорил самурай, проведший допрос, в то время как принцесса заканчивала трапезу. - Бесполая боевая биоформа на основе человеческого генома. Таких для армии давно уже не производят, но некоторые богачи заказывают... кхм... бесполых для охраны собственных дочерей. Гарантия, что охранник будет исполнять свои обязанности и не покусится на честь благородной леди.

   - Даже если она будет очень этого желать! - рассмеялась принцесса. - Синеглазый мускулистый красавец-блондин? Отец девчонки, которую охранял этот малый, был жесток к своей дочери! Значит, нам попалась игрушка благородных придворных кретинов? Ха-ха-ха!

   - Судя по всему, да. Этот бесполый страж несет невнятные романтические бредни и выказывает все признаки потери памяти. Он не темнит. У него действительно нет памяти ни о семье, которой он служил, ни о прожитой жизни. Глаза совершенно пусты, когда я спрашиваю о его хозяине или сообщниках. Ему словно нечего вспоминать. Бесполым стражам на уровень подсознания вкладывают схему очистки памяти, которая активируется импульсом Ци или даже всего лишь кодовой фразой. Потерли память, когда у семьи начались проблемы, и выбросили игрушку на улицу. Не знаю, почему не убили. Может, испытывали к биоформе какие-нибудь чувства?

   - Что заставило его действовать против меня? Моя жестокость к женщинам этого города?

   - Да, госпожа. Обожание женщин и защита их всеми силами превращена для подобных биоформ в инстинкт. Он не мог не среагировать на ваш поступок.

   - Бесполые рабы... видела я несколько таких во дворцах и особняках. Ну, и что теперь с ним делать?

   - Срубить голову и выбросить в ров. Данная биоформа в большом мире совершенно нежизнеспособна. Избавим ее от страданий.

   - Так и поступим. Я только взгляну на нее из любопытства.

   Принцесса спустилась в подвал и с интересом посмотрела на окровавленное тело пленника, прислоненное спиной к стене и безвольно обвисшее. Голова была замотана тряпкой. Красавчик беспокоился о плачевном состоянии своего лица, и самураи с сочувствием к убогому позволили тому прикрыть распухшую, развороченную ударами кулаков, морду. Таюра не возражала. Ни она, ни ее солдаты не подозревали, что пленник прячет не раны, а свою неимоверно быструю регенерацию.

   Хорошо, что пальто осталось в доме торговца. Никто не придал этой вещи должного значения, но если бы ее увидела Таюра или кто-либо из бывшей с ней на горной дороге самураев...

   Таюра склонилась к Кицунэ, взяла руку оборотницы за запястье и полюбовалась вывернутыми пальцами жертвы. Хорошая работа.

   - Ну, Рюоичи-сан, скажите мне, - проворковала принцесса, глядя в щель тряпичной маски. Глаза жертвы залиты кровью, веки слиплись и распухли. - Чего вы надеялись добиться, опоив сонным зельем всех нас и захватив в плен? Желали устроить показательную казнь?

   - Это решать не мне... - прохрипел пленник. - Жители города... они должны были... судить вас.

   - Справедливый суд? - принцесса захохотала. - Вот то, чего вы хотели?

   - Я хотел... помочь людям...

   - Неужели?

   - То, что вы сделали... безумие. Человек не мог так поступить. Чудовищно... жестоко... нельзя... так. Я хотел... помочь людям.

   Пальцы в стальной броне безжалостно сжались, раздавив в кашу верхнюю фалангу указательного пальца бродяги. Пленник, обессилевший, измученный побоями, изогнулся и глухо, надрывно завыл.

   - Чудовищно? Безмозглая белковая кукла! Да что ты понимаешь в людях? Без меня, без воплощения силы, от страха перед которой трясутся бандиты и завистливые соседи, город завтра же разнесли бы по камешку грабители и мародеры! Девицы города вызвали мой гнев, соблазнив и подтолкнув к измене моего любвеобильного мужа, и я напомнила им, от кого зависят жизни каждой из них! Я -- чудовище?! Нет, мой дорогой друг! В нашем мире, жестком и суровом... - принцесса помассировала среднюю фалангу указательного пальца пленника. - Бесполая боевая биоформа, со вбитыми в мозг глупейшими идеалами, чудовище -- ты!

   Пальцы в латной перчатке сжались, и истошный вопль разнесся по комнате подвала, вдруг меняясь горловым бульканием и хриплым свистом.

   Прерывая крик пленника, Таюра выхватила нож и нанесла рубящий удар по горлу. Хлынула кровь, как последний аргумент в споре.

   Ударом в плечо принцесса повалила измордованную боевую биоформу на бок и, вцепившись в волосы пленника, запрокинула ему голову, чтобы рана на горле широко разверзлась. Она держала жертву долго, пока не стихли последние конвульсии.

   В неровном свете густо чадящих факелов, в хаотично мечущихся тенях, она не могла видеть, как у самого позвоночника шеи пленника возникла розовая пена, через секунду застывшая подобием мягкой плоти. В этой плоти образовались кровеносные сосуды, соединившие разрубленные ударом ножа артерии и возобновившие подачу крови к мозгу.

   - Выбросьте эту падаль в ров, - с силой швырнув обмякшее тело бродяги об пол, Таюра поднялась и вытерла замаранный кровью клинок ножа о лохмотья жертвы. - Весной будет пожива червям и рыбам.

   Самураи поклонились госпоже и поспешили выполнить ее приказ.

   Тело наивного идиота втащили на стену и швырнули на гладь заполненного водой не слишком широкого рва. При новом снегопаде труп занесет и скроет с глаз, а как начнется оттепель... будет вонять, наверное. Об этом принцесса просто не подумала. Мелочи. Пригонят пару крестьян, и те утащат гниющие останки подальше, только и всего. А пока -- приказ госпожи исполнен.


   Самурай, прохаживающийся по стене, то и дело бросал взгляды на серое пятно, лежащее в снегу. Он видел перед собой труп, но не мог видеть, как подтаивал снег вокруг этого трупа.

   Кицунэ сохраняла полную неподвижность несколько часов, ожидая наступления сумерек, и медленно изводила ресурсы тела на обогрев. Вчерашний ужин, который она надеялась пустить на мышцы, выгорел полностью. Выгорели почти все мягкие ткани оборотницы, выгорело почти все, что не было жизненно важно для ее организма. К наступлению ночи во рву у деревянных стен маленькой крепости лежал скелет, обтянутый серой кожей. Еще два или три часа, и оборотница превратилась бы в то, что пыталась изображать, но самураев у Таюры было мало, и страж на стене не мог постоянно смотреть на ту область, где лежал мнимый мертвец. Выждав момент, Кицунэ выскользнула из рваной кофты и, оставив ее на снегу, торопливо поползла прочь. Тело ее было настолько высохшим и легким, что снег почти не проваливался под ней. Даже легкий хруст заставлял оборотницу леденеть в ужасе, но страж на стене, успокоенный мирным временем, не доводил свой слух до предела и ничего не услышал. Вернувшись на прежнее место, он взглянул на серое пятно, лежащее во рву, и спокойно продолжил патрулирование.

   Полузамерзшая, истощенная и находясь на грани потери сознания от боли во всем теле, Кицунэ добралась до города. Она быстро разыскала знакомый дом, выбитые окна, в котором до сих пор не заколотили даже досками. Оборотница настороженно глянула по сторонам и забралась в комнату через пролом.

   Внутренняя дверь закрывалась на хлипкий крючок, и оборотница, приложив остатки сил, без особого труда вырвала его. Дверь распахнулась, жуткая тварь ворвалась в неповрежденную часть дома. В тепло и свет, к сидящей за столом угрюмой компании людей.

   У торговца были гости. Главы города в полном составе пили вино, ели свежее мясо барашка и обсуждали дела. Жена и сыновья сидели в сторонке, не вмешиваясь в важный разговор.

   Молодые, полные сил, и старые, убеленные сединами, на вторжение чудовища люди отреагировали совершенно одинаково: в изумлении вытаращили глаза, а затем в ужасе ринулись к выходу. К узкой и низкой двери, блокировать которую для Кицунэ никакого труда не составило.

   Не щадя стариков, чудовище принялось сшибать людей на пол удами костлявых, но все еще весьма сильных лап. Взбешенная оборотница вспомнила навыки, обретенные за время тренировок на подземной базе, и успокоила горожан быстро. Мало кто из них даже успел вскрикнуть.

   - Лежать! - рявкнула оборотница, из пальцев которой угрожающе торчали когти, а клыки в пасти тускло блестели, отражая свет пламени свечей. - Кто хочет умереть, ублюдки?! Только шевельнитесь, и я вырву вам кишки!

   Половина находившихся в комнате людей уже была без сознания, остальные корчились на полу, зажимая руками разбитые лица. Даже истощенная, генетически измененная боевая биоформа намного превосходила их физической силой и навыками рукопашного боя.

   - А теперь скажите мне, - сказала Кицунэ, когда стоны и всхлипы затихли, - почему вы сдали меня этому монстру, Таюре?

   - Она... - сплюнув на пол выбитые зубы городской управляющий приподнялся на локте. - Она защищает нас! Если мы... восстанем и свергнем леди Таюру, на нас нападут бандиты... или, хуже того, придут самураи ее родственников, которые пожелают отомстить нам за непокорность! Новые хозяева будут еще суровее к нам, если кто-либо из благородных господ вообще проявит высшее милосердие и сохранит жизни бунтовщикам!

   - Это все легко понять. Но почему, сожри вас черные демоны, вы не сказали мне об этом сразу?! Ты! - Кицунэ указала на съежившегося на полу торговца. - Почему ты просто не попросил меня уйти? Я, может, и сделала глупость, решив начать борьбу с защищающим вас монстром, но желала я вам только добра! Почему вам понадобилось убивать меня? Почему?!

   Люди молчали, трясясь от ужаса перед чудовищем, восставшим из ночных кошмаров.

   - Впрочем, мне кажется, я знаю. - Кицунэ оскалила клыки. - Вы хотели выслужиться перед той тварью? Распластаться перед ней на брюхе и угодливо улыбаться, чтобы ваша хозяйка стала снисходительнее и добрее к вам? Мой хозяин тоже требовал от меня убийств. Убийств ради него. Хозяева любят, когда их рабы готовы ради них на что угодно. Теперь вам позволят жить лучше, верно? А я... да кто я? Просто неимоверно глупый бродяга.

   Загнав людей в угол и приказав не двигаться, Кицунэ начала хозяйничать в доме. Стол был богато накрыт, и оборотница с жадностью запустила клыки в куски баранины, лежащие в котле в специальном углублении посреди стола. Без такого угощения не обходилось ни одно застолье жителей гор, и демоница теперь пожирала мясо, не забывая заглатывать и кости. Еда уходила словно в бездонную яму и остановилась Кицунэ только когда все тарелки были очищены, а брюхо ее уродливо отвисло. Впрочем, ненадолго. Питательные вещества начали распространяться по ее телу, и костлявое чудовище на глазах начало обретать человеческий облик. Зеленоватый туман целебной Ци поднимался над телом Кицунэ, реанимируя погибшие от истощения клетки и позволяя им принять питательные вещества. Брюхо быстро втягивалось. Торговец и его гости с изумлением смотрели на то, как жуткая тварь постепенно превращается в красивую молодую женщину.

   - Кто вы, госпожа? - осмелев со временем, спросил Шокичи.

   - Заткнись! - оборотница грозно глянула на него, и старик подавился словами.

   Завершив превращение, Кицунэ открыла шкаф, который вынесли сюда из разбитой комнаты сразу после того, как самураи Таюры уволокли Кицунэ. В шкафу висели платья и были аккуратно уложены кимоно, принадлежавшие дочери торговца. Убегая из дома, Йоши, конечно же, не могла взять с собой свое имущество.

   Кицунэ вынула привлекшее ее внимание цветастое праздничное кимоно и сбросила с себя рванье узника базы изгоев. Щеки сыновей торговца предательски заалели, но их ждало разочарование. Прекрасное чудовище, сбросившее одежду, не осталось нагим. Костяные щитки покрывали ее тело от коленей до плеч, словно плотно подогнанный пластинчатый доспех. Кицунэ рыкнула на наглецов и принялась облачаться, пряча свою броню под одеянием девушки людей. Вскоре, добавив к кимоно шерстяные чулки, толстую отороченную мехом накидку, белую пушистую шапку и высокие теплые сапоги, оборотница завершила подготовку к долгому пути. Последний раз пригрозив людям хмурым рыком, она закуталась поплотнее и шагнула к выходу.

   - Что вы собираетесь теперь делать, госпожа?! - управляющий города привстал и слегка подался вперед. - Прошу вас, кто бы вы ни были, не причиняйте вреда леди Таюре! Мы... мы довольны своей жизнью! Нам не нужна помощь, поймите!

   - Не беспокойтесь. - Кицунэ на миг замерла у открытой двери, прежде чем кануть в ночную тьму. - Я все понимаю и не повторю глупостей. Но я обещаю... обещаю найти решение!

   Оборотница выскочила из дома, быстро покинула город и устремилась на восток. Все было гораздо сложнее, чем она себе представляла. Кицунэ сама себе удивлялась, как могла она быть так глупа. Эти люди не освободятся, пока вокруг них царит хаос и беззаконие. Они прячутся за монстром от еще более страшных монстров и не пожелают покинуть убежище, вне которого их ждет только смерть.

   Кицунэ мчалась на восток и размышляла о том, что можно предпринять, но вдруг после очередного прыжка остановилась, замерла и оглянулась. А что если эти люди действительно не желают быть спасенными? Что если для них то, что произошло в их городе до прихода Кицунэ, совершенно естественно и они будут защищать свою привычную действительность?

   Оборотница начала юлить между скал, запутывая следы. Если будет погоня...

   Погоня достигла этого места минут через двадцать. Восемь пеших самураев, которых возглавляла лично хозяйка замка, вынырнули из-за склона горы и принялись блуждать в паутине следов и фона энергии Ци, что наплела по всей горе заподозрившая новое предательство оборотница. Всего двадцать минут, а ведь Кицунэ разбила рацию городского управляющего. Значит, они где-то прятали еще одну? И вызвали самураев сразу, как только демоница выскользнула за дверь.

   Овцы в теплом овине, надежно защищенные от волков пастухами. Спокойно принимающие то, что эти пастухи забирают из стада на заклание отдельные особи.

   Скот, безропотно склонившийся, когда озлобленная бестия по собственной прихоти искалечила их близких, и немедленно подавший голос, когда среди них появился кто-то, не желающий закрывать глаза на дикость произошедшего и тем самым нарушивший привычный ход вещей.

   - Выходи, тварь! - проорала Таюра, останавливаясь в центре паутины следов. - Ты слышишь меня, оборотень?! Если ты -- та самая великая волшебная лиса, иди сюда и покажи мне свою магию! Я сверну тебе шею своими собственными руками!

   Они узнали ее. Люди узнали ее, ведь тяжело было не узнать. И все равно... Таюра здесь, направленная указующим перстом людей, которых Кицунэ пыталась спасти.

   - И после этого, - пальцы нервно сжались, когти оборотницы заскрипели по куску скалы, за которым боевая биоформа пряталась, - чудовище -- я?

   Слезы скользнули по щекам Кицунэ, она отступила и, не отвечая на вызов, растаяла в ночной тьме. Она ушла от погони и помчалась прочь от города, спасти который больше не желала. Прочь от мрачного, темного и холодного угла, из которого те, кто не желал быть рабом у чудовищ, уже разбежались.

   Кицунэ, кутаясь в кимоно и теплую накидку, мечтала только о том, чтобы у Йоши и Казуки все было хорошо.

   О том, что эти двое намеренно не стали выдавать ей истинную личность Таюры перед тем, как глупая актриса вышла преследователям навстречу, о том что спасенные тайно желали, чтобы чудовищная принцесса прикончила меняющую обличья демоницу и создала себе четкую уверенность в расправе над Йоши...

   Кицунэ всеми силами старалась в это не верить.


   Глава 2. Первый рисунок


   Слуги и самураи почтительно склонились перед леди Таюрой, когда она соскочила со своего верхового монстра и крепким ударом по морде убедила коня слушаться самураев, поведших чудовищное животное в стойло.

   - Удалось ли мне застать моего благородного брата, принца Такао? - осведомилась принцесса у подошедшего ней управляющего поместья.

   - Да, благородная госпожа. Сюда. Прошу, следуйте за мной.

   - Как его здоровье?

   - Господин в бодром расположении духа. Бинты сняли на прошлой неделе. Лицо великого лорда пострадало достаточно сильно, но... это не доставляет ему особого беспокойства.

   Управляющий едва сдержал улыбку, вспоминая как господин, подкараулив пару служанок в темном коридоре ночью, шагнул из-за угла и встал перед ними, вытаращив глаза и улыбаясь во все оставшиеся у него зубы. Он не создал ни малейшего шума, но одна из служанок упала в обморок, а вторая напрудила в панталоны. Весь особняк после трясся от громогласного хохота великана.

   - Тебе что, совершенно все равно? - угрюмо спросила Таюра, когда они с братом уже сидели в гостиной и выпили по первой кружке вина.

   При штурме Инакавы, северной столицы страны Водопадов, капитан Такао, из младшей ветви правящего дома Камней, личным примером вдохновлял своих бойцов и первым из отряда поднялся на стены штурмуемого города. Поговаривали, что он ударами тяжелого меча пришиб пятнадцать врагов, прежде чем удачно пущенная бронебойная пуля кого-то из ополченцев угодила точно в прорезь маски его шлема. Если бы удар был прямым, семья получила бы труп в сером мешке, но срикошетив от верхнего края прорези, пуля ушла вниз и, вместо того чтобы убить мечника, разворотила самураю все лицо.

   - Ха! - капитан, расслабляясь в кресле, закинул ногу на ногу. - Я настолько силен и велик, что понравившаяся мне девчонка попросту пересмотрит свои понятия о красоте мужского лица! А потом и на хирурга пластического можно будет потратиться. Сейчас не буду. С деньгами плохо. Попугаю народ еще годика три-четыре! Знаешь, я, пожалуй, попристаю немного к разным дочерям лордов, посмотрю на их ужас и отвращение, а потом личико себе починю, стану неотразимым красавцем, и они себе руки до локтей сгрызут с досады! Вот посмеюсь!

   - Ну, если тебя это забавляет... - Таюра пожала плечами.

   - Ладно, ладно. Что это мы все обо мне да обо мне? Сама-то, безутешная вдова, как мужа придушила, спишь спокойно? Или за новым приехала? Я своих друзей не дам, не надейся. Пригодятся еще.

   - Я не об этом. Не до свадеб сейчас. Такао, прошу, выслушай! Дело очень серьезно. Четыре дня назад в мой город пришла и пыталась поднять людей на бунт против меня... волшебная лиса! Кицунэ.

   - Э? Сестренка, и ты туда же! Что вы все взбесились вокруг этого фантома?

   - Что? Были еще сообщения?

   - А то не было! Сначала по сети радиоточек наемников вместо путей миграции бандитских орд начали передавать разговоры о том, что кто-то где-то видел меняющую обличья божественную красавицу в лохмотьях. Потом верные люди из города на севере сказку донесли, что лиса-оборотень своим волшебством спасла пару влюбленных от свирепой дочери лорда, позавидовавшей их счастью и решившей изуродовать лицо девушки. Те влюбленные добрались до крупного города и обратились к другу семьи с просьбой помочь купить билеты на дирижабль, а уж друг семьи после их отлета напился с друзьями и все разболтал. У нас сказку эту на каждом углу плели и перевирали, я запретил, чтобы поменьше склоняли твое имя. А потом...

   - Что-то еще было? Четыре дня ведь всего...

   - Видимо, лиса бегает по горам куда быстрее ваших зубастых бегемотов. Два дня назад в наш город вошла девушка-фантом... и люди до сих пор очнуться не могут. И кого ее магия захватила, и те, кому не повезло, рассказы о ней слушая, только глаза таращат и улыбаются, как умалишенные. Моих самураев, что веселье порушили, все подряд словесными помоями поливают. По-тихому, конечно, не в глаза. Та твоя подстрекательница в синем кимоно была? С розовыми такими цветочками.

   - Ушла-то она точно в нем.

   - Вот. От тебя ушла, а к нам пришла. А я, как последний дурак, в особняке весь тот день проторчал и ничего не видел. И идиотов своих не придержал.

   - Брат, ты что...

   - А что я? - глаза изуродованного воина наполнила глубокая грусть. - Будь проклято то, что никогда нельзя точно знать, где произойдет... чудо.


   * * *

   В тот день Лианг задержался с началом торгов. Может, потому, что за ночь навалило целые горы снега и очень не хотелось выходить на улицу, чтобы барахтаться в нем всю дорогу до лавки? А может, просто потому, что безмерно надоело жить в одном и том же дне из года в год. Работать без души, продавать красочную бурду, которую все меньше находилось желающих покупать. Видимо, настроения художника передавались клиентам.

   Без особого энтузиазма проглотив миску вареной лапши, он прихватил коробку с пятью рисунками, которые закончил прошлым вечером, и побрел к своей лавке.

   Торговля, зимой, да еще в полдень, всегда шла вяло. Оставались надежды только на вечер. Возвращаясь от гейш и юдзе, самураи и городские стражи, отчаянно пытающиеся выдать себя за тех самых, просвещенных и благородных, воинов древней империи, будут проходить мимо лавки, и кто-нибудь обязательно купит пару картинок, чтобы было что пообсуждать с друзьями на следующем совместном чае-винопитии. Плохо только то, что многие из новых самураев были малограмотны и даже близко не знали легенд и притч, иллюстрациями к которым торговал художник.

   Лианг, здороваясь и раскланиваясь с соседями, добрел до лавки и открыл ее, начиная развешивать картинки. Очередной день начинался для провинциальной творческой личности, которую выгнали из художественной академии за неуплату и скромные способности. День, копия предыдущего, такого же, как тысячи других одинаковых дней, до него.

   - Хоть бы сегодня что-нибудь случилось... - бубнил себе под нос Лианг. - Встретить бы девушку, красивую, милую и богатую...

   Что-то в том же духе он, недовольный своей жизнью, частенько бормотал, когда некому было его слышать. Ну не падение метеорита и не пожар же ему выпрашивать у судьбы?


   Закутанные в серо-коричневые пальто и шубы, люди бродили по улицам города, по-зимнему хмурые и сонные, похожие на медведей, в неурочный час изгнанных из теплых берлог.

   Кицунэ, поглядывая на них и чувствуя на себе ответные удивленные взгляды, подбоченилась и поправила накидку, чтобы лучше выставить напоказ рисунок из ярких цветов. Кокетство ее было столь откровенно выражено, что мужчины начали таинственно ухмыляться, а женщины и девушки заворчали с недовольством. Ишь ты, какая! Вырядилась, как на празднике! Откуда принесло такое чудо?

   Заявись Кицунэ в эту часть города в таком виде вечером или ночью, ее тотчас бы остановил патруль, и кто знает, чем бы все закончилось, но днем патрули ходили редко, стражи были ленивы и нерасторопны. Лишь один раз Кицунэ окликнул человек, сопровождаемый вооруженной стражей, но это был не солдат закона, а глава района, возвращавшийся с деловой встречи и просто увидевший перед собой привлекательную девушку.

   - Вы похожи на удивительный синий ирис, который волею богов было мне даровано неожиданно найти в нашей заснеженной пустыне, - сказал немолодой уже дядька, с удовольствием любуясь донельзя кокетливой красавицей. - Из какого вы окия и как ваше имя, скажите мне, о принцесса снежного мира!

   Кицунэ стрельнула глазками на очарованного дядьку и галантно прикрыла рот рукавом кимоно, в невыразимой скромности пряча улыбку.

   - Благодарю вас за столь лестные слова, благородный господин. Приходите в веселый квартал вечером любого дня и скажите, что ищете Северный Ирис. Этого будет достаточно для того, чтобы мы снова встретились.

   - О, значит, я угадал ваше имя?

   - Прозвище, мой господин. Лишь прозвище, - глаза Кицунэ наполнились влекущей таинственностью. - При новой встрече, если ей суждено будет случиться, я скажу вам свое имя.

   - Сегодня же вечером. Передайте своей старшей сестре и хозяйке окия, чтобы ждали гостей.

   Теша себя мечтами и не подозревая, какое глубокое разочарование его ждет, глава района отправился по своим делам, а раскрасневшаяся от восторга обманщица продолжила свой путь. Кицунэ искала, где можно было бы поесть, принять душ и отдохнуть в тепле. Маленькая сумочка, хранившаяся прежде в шкафу Йоши и являющаяся, по мнению Кицунэ, абсолютно необходимым для кимоно элементом, теперь была до отказа набита различными монетами, среди которых можно было отыскать и золото, и серебро. Во время ночного пути она натолкнулась на страшных дядек, жгущих костер и отдыхающих. Шестеро вооруженных крестьян весело, с хохотом обсуждали то, как ловко они запугали и ограбили каких-то путников на дороге, и потому Кицунэ без малейших угрызений совести поступила с разбойниками точно так же. Она навеяла на бандитов иллюзии и показала им несколько фантомных чудовищ, при виде которых люди с громкими воплями помчались вниз по склону и предоставили злодейски хихикающей лисе возможность переворошить их лагерь, умять все съестное, вылить вонючие напитки из бутылей на землю и забрать деньги из сумок. Не желая никому смерти, девчонка не стала сжигать тент и прочее имущество бандитов, но забрала оружие, которое после, убравшись подальше от лагеря, сбросила в пропасть.

   Теперь, очень довольная собой, Кицунэ вышагивала по попавшемуся ей на пути городу и составляла в уме список вещей первой необходимости, на которые можно потратить неожиданно упавшее в ее руки богатство.

   Сложно сказать, какие списки она составляла, но покупке каждой из вещей было придумано оправдание. Смена нижнего белья, халат и полотенце, как же без этого? Она же собирается помыться! Косметичка, гребень и зеркальце -- тоже предметы первейшей необходимости! А как иначе стать еще красивее, чем сейчас? Без косметики и в бою будет тяжелее. Почему? Да потому что полезно, когда нападающие на тебя враги очарованы твоей красотой. Тогда они перестают воспринимать девушку как угрозу, становятся галантны или, наоборот, теряют всякое терпение и идут напролом, подставляясь под удары. Поэтому никаких сомнений. Далее, плюшевый львенок -- это чтобы не было так страшно одной ночью в горах. Пакетик шоколадных конфет -- богатая энергией пища. Ну а золотая цепочка и маленькие сережки -- так это для души. Что, нельзя раз в жизни себя побаловать?

   Завершая свои прогулки по рыночному району, Кицунэ направилась в квартал, примыкающий к торговым рядам. Здесь жили гейши и ойран, самые разнообразные артисты и музыканты. Сюда люди ходят отдыхать, так что где-то тут точно должны быть бани, ресторан и, наверное, даже найдется гостиница. Можно будет остановиться на отдых в хорошей комнате с мягкой кроватью и даже почитать что-нибудь интересное перед сном!

   Подумывая об этом, Кицунэ остановилась у серенькой лавки, открытые ставни которой были украшены множеством ярких рисунков с изображением мифических зверей и самураев. Судя по надписям рядом с изображениями, это были иллюстрации к каким-то сказкам. Большие рисунки и чуть-чуть текста. Страницы из детских книг? Наверно. Только, на взгляд Кицунэ, было довольно странно читать детям истории про кошек-кровососов и пауков, всегда готовых заманить путника в ловушку и откусить ему голову. Детям нужны другие сказки, а если им такие читать... неудивительно, что среди людей столько бешеных и сумасшедших!

   - Желаете что-нибудь купить, благородная госпожа? - осведомился у оборотницы невзрачный молодой мужчина, сидящий в глубине лавки и читающий книги в ожидании клиентов. - Выбирайте по своему вкусу, у меня очень скромные цены, и для столь красивой покупательницы я обязательно придумаю какую-нибудь скидку!

   В отличие от многих встретившихся с Кицунэ сегодня Лианг сразу понял, что перед ним не гейша. Кимоно, украшения и особенно бант за спиной были истинным хаосом, какого никогда не допустила бы благовоспитанная ученица окия. Украшения из фальшивого золота были тем, на что могла нарваться провинциалка, решившая купить красивые безделушки на рынке большого города. В товарах девчонка ничего не смыслила и о рыночных мошенниках не знала, но кимоно ее носило знаки принадлежности своей обладательницы к семье богатого торговца. Да еще явно этот наряд остался от весеннего фестиваля, до которого еще минимум месяца два. Ни одна воспитанная девушка не оденет кимоно, столь резко контрастирующее с сезоном. А уж бант пояса оби, красующийся за спиной девчонки, вообще говорил о ней как о дочери главы самурайского клана, лишившейся отца, но горячо любимой своей матерью. Сплетен крайне искусно, очень много деталей, значения половины из которых торговец живописью даже не знал, а ведь его стилизованной под древность мазней были украшены токонома в домах почти всех самураев младшего и среднего ранга! Что, как не это, говорило о воспитании художника и знании им традиций?

   Кто эта "благородная госпожа"? Лианг почти не сомневался. Горы переполнены бандами из восставших рабов, разорившихся крестьян, иностранных грабителей, оставшихся без финансирования солдат регулярных войск и даже самураев соседних лордов-землевладельцев, решивших пограбить путников или плохо защищенные селения в чужих владениях. Очевидно, крупная банда отправила на разведку в город своих шпионов под видом мирных людей. Перед художником была разбойница, возможно, из дочерей обнищавших самураев генетически устаревшего и ликвидированного клана, необразованная и серая, пытающаяся маскироваться под дочь купца. А бант ей навернула сообщница, видевшая его в раздобытом невесть где журнале моды, но так и не понявшая символики.

   Что делать? Позвать самураев, конечно. Те при помощи своих методов разберутся, что к чему. Надо только сыграть полное спокойствие, чтобы не встревожить бандитку, а когда та пойдет дальше, дать страже знак.

   "Бандитка" меж тем продолжала любоваться картинками.

   - Вот, рекомендую, - сказал художник, указывая на один из рисунков. - Иллюстрация к рассказу о горном красном они, которого пойманная им девушка подговорила напасть на живущего по соседству синего они. Синий они поймал мужа этой девушки и уже готовился варить из него суп. Здесь приводятся слова девушки: "Что же тебе есть меня, ведь во мне лишь жилы и кости, когда твой брат ест моего сочного, покрытого мясом мужа".

   - Ужас. - Кицунэ пренебрежительно помахала пальцами левой руки, словно отгоняя от себя невидимых злых духов. - Не надо таких подробностей, а то уже вечер скоро, лягу спать, и глупости какие-нибудь приснятся.

   - Ужас или не ужас, но пока два глупых боролись за вкусную добычу, девушка разрезала путы на муже, и...

   - Все равно плохая сказка. Господин продавец, у вас есть что-нибудь не про людоедство и убийства? Ну, про девушек красивых или цветы...

   - Про цветы точно нет, а если интересуетесь картинками с девушками, - глаза художника сверкнули нездоровым весельем, - то у меня есть особый товар. Разные есть любители, вот держу для таких...

   Желая пошутить и поскорее отогнать разбойницу, художник вынул из-под прилавка и положил перед девушкой стопку картинок среднего и ниже среднего качества. Портреты юдзе, которые заказывали за гроши девушки легкого поведения из нижних районов веселого квартала. Реклама и визитки.

   Лианг ожидал любой реакции, от смеха до гневной ругани, но стоящая перед ним "бандитка" принялась вдруг спокойно и без тени стеснения перебирать картинки.

   - Наверно, это истории про то, что даже в бедности можно улыбаться, - вполне серьезно заявила девчонка. - Несчастные. Денег нет даже на одежду.

   Художник фыркнул, попытался подавить в себе смех, но удержать эмоции не удалось, и парень расхохотался. Уж слишком уморительно выглядела эта странная красотка, с полными наивности глазами разглядывающая низкосортные пошлые рисунки.

   - Они небогаты, да, но уверяю вас, юная госпожа, - продолжая смеяться, заявил Лианг, - на одежду деньги у них найдутся и по улице в таком виде они не ходят.

   - А тогда что же их так нарисовали? В одежде девушка гораздо красивее! - Кицунэ гордо вздернула носик и повела плечами, привлекая внимание собеседника к ее, вне всякого сомнения, прекрасному наряду.

   - Ну, тому есть много причин, - смех утих, и художник начал заливаться густым багрянцем, понимая что показывает пошлые картинки совсем еще несмышленому ребенку. Он спешно убрал листы и глянул на оборотницу с интересом. - Откуда вы, леди? Как вас зовут?

   Кицунэ открыла рот чтобы что-нибудь соврать, и тут же с ужасом поняла, что ничего заранее не придумала.

   - Я... путешественница. Просто так иду, - растерянно пробормотала она. - А что?

   - Да нет, ничего. Просто вы интересный человек, в хорошем смысле этого слова. А этот львенок и конфеты, что вы держите в руках, подарки для вашей младшей сестры?

   - Да. - Кицунэ отчаянно соображала, как можно выкрутиться из ситуации. Убежать? Но этот дядька тогда обязательно позовет самураев! Сейчас начнет расспрашивать, наверно. Надо попытаться ответить правильно и выдать себя за самую обыкновенную девушку!

   - Ваша семья сейчас где-нибудь рядом?

   - Да, мы приехали в город недавно, с торговым караваном и скоро поедем дальше.

   - Не докучали ли вам в пути бандиты?

   - Нет, караван был большой и хорошо охраняемый.

   Промашка. Не приходило в город таких караванов уже несколько недель.

   - Красивый у вас бант на поясе. Кто вас научил его завязывать?

   - Мама, - врать не пришлось. - А что?

   - Просто действительно очень красивый. А как же вас зовут? Меня -- Лианг.

   - Ак... - нет, "Акико" она уже называлась. Другое имя, скорее! - Акина... рада познакомиться, Лианг-сан.

   - Взаимно, Акина-сан.

   - А сколько вам лет?

   - Двадцать... семь...

   Это не бандитка. Бандитка, да и, впрочем, любая обычная девушка уже выкрикнула бы что-нибудь вроде "это не ваше дело" и ушла. Мысли Лианга метнулись в поисках нового ответа, и сердце парня болезненно сжалось.

   Северная Империя, продержавшись чуть более тридцати лет, рухнула и погребла под своими обломками жизни и судьбы огромного количества людей. Погибали или превращались в бандитов целые кланы шиноби и самураев. Знатные землевладельцы, получавшие доход с южных земель, в один момент становились нищими и кончали жизнь самоубийством, а их семьи... судьба обнищавших была незавидна. Особенно тех, кто был совершенно неприспособлен к жизни. Лианг слышал несколько печальных историй о том, как недавние принцессы становились игрушками тех, кто раньше служил им, попадали к разбойникам или оказывались на улице, где их ждала верная смерть. Кому-то везло, кому-то нет. Кто-то приспосабливался, у кого-то это не получалось. Огромный котел, в котором варились людские судьбы, кипел с той яростью, что бывает во времена глубокого кризиса, и занятым собственными проблемами людям было глубоко безразлично, что в подворотне рядом с их домом умирает от голода бывшая богачка.

   Лианг хотел бы активировать в себе какую-нибудь сенсорную способность и глянуть на эту девчонку. Наверняка у нее есть масса отклонений в организме. Два сердца, скелет из сплошных костяных щитков, выбрасываемые из тела шипы, когти или клыки. Самураи и шиноби часто таили в себе такие секреты, что человека обычного могла оторопь взять. Биоинженерия наплодила невероятных монстров, удивляться уже ничему не приходилось. Девчонка перед художником должно быть одна из этих чудовищ. Воспитывалась в клане, изолированно от внешнего мира, потому и ведет себя неадекватно. Вернее, адекватно для того, кто всю жизнь провел в замкнутом пространстве родного дома или генетического центра. Оказалась на улице после развала или гибели клана. Возможно, сильна и опасна. Возможно, выживая согласно своим инстинктам и воспитанию, успела натворить злодейств. Но в это не хотелось верить. Те, кто в каждом незнакомце видит злодея, страшнее любого чудовища.

   "Едва ли ей больше восемнадцати. - Лианг прищурился. - Может, действительно зовут Акина, а не Объект Сто Двадцать или что-то в том же духе, но врет она не слишком убедительно. Еще один вопрос"...

   Художник широко улыбнулся, глядя на перепуганную девчонку, нервно тискающую в руках плюшевого львенка и пакет конфет.

   - Вы не голодны?

   - Что? - удивилась неожиданному вопросу Кицунэ.

   - Вот и я тоже хотел спросить о чем-либо подобном, - что-то острое, к ужасу девчонки, ткнулось ей в спину. Пока она разговаривала с торговцем, кто-то, наглый и бесцеремонный, подобрался к ней со спины. Шиноби? Самурай? Или... - Отвечайте, прекрасная леди, предо мною, великим и грозным тенгу, как смели вы столь жестоко похитить сердце моего друга, а затем и мое собственное?!

   Удар в лицо ребром ладони швырнул на снег болтливого врага. Кицунэ изготовилась удирать, но в изумлении застыла, увидев на сбитом с ног "злодее" актерскую красную маску с длинным носом и отлетевшую в сторону книгу, углом которой тот за пять секунд до удара необдуманно ткнул в спину боевой биоформе.

   - О умоляю, воительница из легенд, пощадите хилого и глупого тенгу! - заголосил актер, усаживаясь на снегу и стаскивая с лица маску. - Ох-хо! Я, конечно, виноват, но зачем так сильно бить-то? Больно же!

   - А... а... а чего ты меня пугаешь?! Я подумала, что ты с ножом на меня напал!

   - Ох, ну и девушки пошли. Нападать на них с ножами все опаснее и опаснее! - актер засмеялся.

   - Ринджи, тебя когда-нибудь убьют за твои шутки, - вмешался Лианг. - Акина-сан, прошу вас простить это ходячее недоразумение. Мой сосед, Ринджи, увидел как мы с вами мирно беседуем, и решил что мы хорошо знакомы, а значит, можно не стесняться и учинять неведомо что!

   - Но это же очень опасно вот так шутить с незнакомыми людьми! - вне себя от возмущения, заявила Кицунэ. Смотрела она на сидящего в снегу парня сверху вниз, со смесью гнева и недовольства. - Вокруг столько генетически измененных! А если бы я молнией ударила? Или "Разящим серпом"?

   - Вы можете метать "Разящие серпы"?

   - Нет, но не обо мне же речь! Вы, Ринджи-сан, в следующий раз, лучше подумайте о собственной безопасности, чем, получив по заслугам, ныть из-за боли и ран! - Кицунэ полностью отошла от шока и принялась самозабвенно врать, все еще надеясь перестать быть подозрительной для своих новых знакомых и убедить их, что звать самураев не нужно. - Я, между прочим, дочь благородного самурая и могу вас серьезно покалечить, если не рассчитаю своих сил!

   - А я тоже из семьи самураев, меня так просто не убьешь! - Ринджи поднялся, двумя ударами рук отряхнул штаны от снега, а затем подобрал валяющиеся у его ног книгу и маску, после чего устремил на Кицунэ взгляд еще более заинтересованный, чем прежде. - Согласен, глупая была шутка с моей стороны, но теперь, надеюсь, все в прошлом и вы, прекрасная благородная леди, позвольте ли мне загладить свою вину? Приглашаю вас в лучший из ресторанов этого города, в котором вы сможете совершенно бесплатно заказать любое блюдо, какое только сумеете отыскать в меню!

   - Спасибо за предложение, но я откажусь. С какой стати мне идти в ресторан с незнакомым человеком, да еще таким, кто мне совершенно не нравится? С грубым, наглым и совершенно невоспитанным!

   - Я... а... - актер смутился и растерялся, начиная густо краснеть. Девочка-то была не из стеснительных! Ну что за воспитание? Два слова -- боевая биоформа!

   - Лучше одна схожу! Я, между прочим, совершенно самостоятельная, храбрая и сильная! Банду из десяти горных разбойников разогнать - это тебе не в маске странной на девушку со спины наброситься! Никого не боюсь и сама о себе позабочусь!

   - А сколько вам лет, Акина-сан? - Ринджи косился на болтливую хвастунью с подозрением.

   - Двадцать пять! - Кицунэ гордо вздернула нос, уже надежно забыв о том, что врала десять минут назад.

   "В следующий раз будет двадцать три, так глядишь, и до настоящего возраста доберемся. Лет двенадцать... по крайней мере психологически", - подумал Лианг, но вслух произнес иное:

   - Стало быть, у меня тоже нет шансов пригласить столь самостоятельную и прекрасную юную леди разделить со мной обед?

   Но, к его удивлению, странная незнакомка обернулась и ответила улыбкой на его улыбку. Взгляды художника и принцессы из неведомой сказки встретились.

   - Как бы ни была я самостоятельна, мне понадобится время, чтобы найти хороший ресторан. Я была бы вам благодарна, торговец-сан, если бы вы поделились со мной своим знанием. Вы сопроводите меня?

   Она серьезно?

   Лианг не верил своим ушам. Даже самые наивные принцессы из погибших кланов не бывают столь доверчивы. Наоборот, им в доверие втереться тем сложнее, чем дольше они на улице.

   Девушка тем не менее ждала.

   - Подождите минуту, я сейчас закрою лавку, - сказал художник и начал краткие сборы.


   Ресторан был расположен недалеко и, как и весь город, переживал не лучшие свои времена, но людей в зале оказалось не меньше полутора десятков. Кицунэ почувствовала робость, когда многие из присутствующих, завидев сопровождающего ее Лианга и вошедшего следом Ринджи, подняли руки в приветственном жесте и выкрикнули, приглашая их присоединиться к компании. Больше половины присутствующих мужчин были крепки и сильны внешне, а женщина, кроме Кицунэ, в зале была только одна. Не ловушка ли это? Кицунэ знала, что в городах людей орудуют целые бандитские кланы, которые рады будут ограбить неосторожного чужака. А что если этот художник с угасшими глазами - один из таких бандитов и привел неосторожную жертву прямо в ловушку? Ведь у Кицунэ есть что отобрать!

   Девчонка, робея, теребила в руках сумочку с деньгами и думала о том, как спрятать недавно купленное золото. Глаза ее быстро нашли удобные пути отступления. Если кто-то начнет вести себя подозрительно, она... она ка-ак прыгнет в окно!

   Но хорошо бы у нее был защитник. Интересно, в сказках людей у кицунэ были какие-нибудь помощники или стражи? Или волшебные лисы сами были чьими-либо стражами? Жаль, что хозяин дал воспитаннику только немного общей информации о происхождении необычного имени. Но все равно у лисят, пока они совсем маленькие, должны быть защитники. Скорее бы вернуться к маме! Там и бабушка, и деды-самураи, и принц Кано с Мичиэ. Никому в обиду не дадут, а тот страшный черный человек больше не будет хозяину помогать. Он украл Кицунэ у друзей и исчез, может быть, навсегда. Кто же это был? Наверно, какой-нибудь высший демон, враждебный всему живому, не важно, злое это, живое или доброе. Не зря хозяин этого черного так сильно боится!

   Пока Кицунэ размышляла о разном, Лианг подвел ее к свободному столику и подвинул стул, чтобы девушке было удобнее сесть. Кицунэ села и вдруг, что понятно при столь резком недостатке женского присутствия в коллективе, столик окружило сразу человек десять мужчин и парней разного возраста.

   - Лианг, где же ты раньше был?! - воскликнул один из них. - Разве это не верх эгоизма - одному наслаждаться обществом столь красивой девушки?

   - Кто эта прекрасная леди? - сказал второй. - Родственница?

   - Сестренка, младшая, я уверен!

   - Как же ее зовут?

   - Где вы встретились? - возвышенным тоном воскликнул худосочный парень, которого более крепкие приятели оттеснили на второй план. - О, какое удивительное воссоединение! Я напишу об этом событии прекрасную пьесу для нашего театра! "Брат и сестра"! Как вам название?

   - Она актриса? Певица? Поэтесса? Художница?

   Под водопадом внимания со всех сторон Кицунэ съежилась, сидя на стуле, и стеснительно разрумянилась, пряча взгляд.

   - Ну же, Лианг, не томи, познакомь нас со своей сестрой!

   - А ну тихо! - рявкнул художник. - Расступитесь! Ведите себя как культурные люди! И что это за разговоры? Когда Ринджи кого-нибудь приводит, почему никто не думает что это его сестра?

   - Сестра, или не сестра, а ты прекращай секретничать! Представь уже нам ее, не томи!

   - Ладно, ладно! Угомонитесь только! - Лианг, оттеснивший толпу на полтора шага, отступил в сторону и демонстрационным жестом указав на сгорающих от интереса обитателей веселого квартала, произнес. - Акина-сан, позвольте представить вам моих друзей и знакомых. Это актеры, музыканты и работники занимающиеся декорациями для сцен. Сообщество довольно шумное и назойливое, но совершенно безобидное, смею вас заверить. Надеюсь, вы простите им излишнюю эмоциональность, в нашем квартале давно уже только среди зрителей появляются новые лица, а зритель и актер отделены невидимой ширмой и живут в разных мирах. Прошу у вас прощения за их поведение. - Лианг поклонился Кицунэ, и тут же вся разношерстная компания тотчас поклонилась следом.

   - Просим простить нас! - хором, нараспев, произнесли они, и рдеющая от смущения Кицунэ робко улыбнулась.

   - А теперь позвольте представить вам эту прекрасную незнакомку. - Лианг повернулся к толпе. - Перед вами леди Акина, благородная дочь семьи самураев и бесстрашная путешественница, способная обратить в бегство и рассеять по горам полусотню невежественных и грубых бандитов, вздумавших доставлять ей беспокойство своим неуместным вниманием! Так что учитесь на чужих ошибках и будьте строги к себе!

   - Акина? (Весенний цветок.) - воскликнул кто-то. - Красивое значение, но нужно более мягкое звучание! Нет, не подходит! Совсем не подходит!

   - Нами (Волна), - пробурчал рослый мужчина с густой черной бородой, очевидно, сын северного побережья великого океана. - Мягкая и ласковая дочь бескрайнего моря!

   - Кимико! (Вечно прекрасная.)

   - Хотару! (Светлячок)

   - Саюри! (Маленькая лилия.)

   Кицунэ смущалась все больше, а имена, все более милые и красивые, сыпались со всех сторон, пока вдруг толпа не расступилась, умолкая и пропуская к столику красивую высокую женщину в ярком кимоно. С истинно королевским достоинством она поклонилась Кицунэ и легкими взмахами ладоней обеих рук заставила толпу шарахнуться еще дальше.

   - Канаками Кейко, хозяйка этого заведения, к вашим услугам, юная госпожа, - сказала она. - Позволите ли вы мне навести здесь порядок? - один грозный взгляд, и окружившие столик люди, тихонько переговариваясь, разбрелись по своим местам. - Вот так. Теперь вы сможете отдохнуть в тишине и немного освоиться. Почитайте меню и, когда будете готовы сделать заказ, дайте мне знак. Ринджи, пойдем со мной, у меня есть для тебя пара поручений.

   - Но хозяйка...

   - Не заставляй меня повторять! Иди за мной.

   Актер, что осторожно сдвигал свой стул все ближе к Кицунэ, поник, поднялся и поплелся за направившейся на кухню Кейко. Кицунэ вздохнула с облегчением.

   - Ох, какой же он назойливый! - вздохнула девчонка. - И слов совершенно не понимает. Вы, Лианг-сан, говорили о девушках, которых он сюда приводил. И что, они шли по своей воле?

   - А почему бы и нет? Сын самураев, не из нищих. Живой такой, веселый. Кругом одни зануды и сумасшедшие, хорошего парня нельзя упускать, даже если он разок неудачно пошутит. Ты присмотрись.

   - Не буду! - буркнула Кицунэ и, взяв со стола меню, сделала вид, что углубилась в чтение. Ей повезло, что она уже бывала в ресторане целых два раза, знала, как себя вести и для чего нужна эта странная тонкая книжка. Вот только в прошлый раз с Кицунэ в ресторан ходила бабушка, а до того юная воспитанница благородной семьи была с мамой и делать заказ самой Кицунэ не приходилось.

   Девчонка проглядела список блюд и начала нервничать. Что же делать? Как выпутаться из сложившейся ситуации? И почему весь мир против нее? Только-только ведь удалось выдать себя за благородную леди, а теперь что? Выставить себя дурочкой при всех? Нет, люди недооценивают лисьей хитрости и коварства маленького оборотня!

   - Лианг-сан, - Кицунэ подала меню своему новому знакомому. - Не обращая внимания на цены, если бы вы захотели съесть что-нибудь сытное и вкусное, что бы вы заказали?

   Художник взял меню и посмотрел предложение ресторана. Самые обыкновенные блюда, сделать выбор среди которых элементарно для любого. В чем проблема?

   Лианг украдкой глянул на девушку, которая с независимым видом принялась разглядывать украшения зала. Она не может не знать, какое из блюд сытнее остальных и что ей больше по вкусу. Сделать выбор несложно, если... умеешь читать.

   Кицунэ знала, как пишется "рис", но ведь из риса делается много чего! Закажешь, а тебе вместо тарелки риса принесут сладости. Оборотница, могла написать "мясо" или "рыба", но как выглядят знаки "Нику-дзяга" и "Кирими"?

   Художник, не желая смущать спутницу, не подал вида, что догадался об этом. Вместо того он положил меню на стол так, чтобы девушке было видно список.

   - Думаю, что могу порекомендовать вам это, - сказал Лианг указывая на одну из строчек и принялся расписывать достоинства предлагаемого блюда. - Или это, - он перешел ко второй строчке и тоже в общих чертах обрисовал то, что скрывало за собой витиеватое название.

   Девчонка кивала головой и радовалась тому, как хитро провела всех вокруг. Теперь-то ей точно не придется стыдиться своей неграмотности!

   - Мы готовы сделать заказ! - выкрикнул Лианг, когда Кицунэ завершила выбор.

   Десяток секунд, и официант подошел к их столику. Оборотница недоверчиво посмотрела на него, ведь официантом был не кто иной, как Ринджи, надевший белый фартук и шапочку. Ну да, не зря же он назвал Кейко-сан хозяйкой? И девчонок водит в этот ресторан, наверное, потому, что для своих работников здесь неплохая скидка. Хитрый, как лис. Мелкий, пустынный лис, конечно. То ли дело Кицунэ! Самая настоящая, большая лесная лиса!

   - Что бы вы желали заказать, прекрасная леди? - с поклоном осведомился актер у Кицунэ, но прежде чем оборотница успела ответить, позади парня уже стояла гневная хозяйка ресторана.

   - Ринджи-сан, я слежу за тем, чтобы каждый в моем заведении исполнял свои обязанности! Вам ясно? Только свои! Вы повар, а не официант, и потому...

   Актера как ветром сдуло. Под добродушный смех со всех сторон он ушмыгнул обратно на кухню.

   - Ох уж эти студенты! - вздохнула Кейко. - Ни на минуту отвлечься нельзя!

   - Он еще и учится? - спросила Кицунэ, в глазах которой тоже сверкали искры веселья.

   - Да, в театральном. Не знаю, кого в нем больше, артиста или кулинара, но надеюсь, что он сделает правильный выбор и останется работать у меня. Итак, я слушаю вас, уважаемые гости. Что пожелаете?

   Лианг сделал заказ, Кейко поклонилась и поспешила на кухню, откуда вскоре принесла поднос с тарелками и кувшинчиками. Кицунэ при виде хороших, аппетитно выглядящих блюд проглотила голодную слюну и, приступив к еде, с трудом сдерживала себя, стараясь не спешить и вести себя за столом так, как учили мама и бабушка. Надо уметь выглядеть благородной леди всегда, даже если живот сводит от голода.

   Старания ее не пропали даром. Сообщество обитателей веселого квартала видели все и оценили вложенное в девчонку воспитание. Они не знали кто, но кто-то над ней в прошлом действительно хорошо поработал.

   - А теперь, - сказал Лианг, когда еда на столе была уничтожена и оба едока расслабились в ожидании сладостей и напитков, - если, конечно, это не большой секрет, вы, милая леди, не расскажете ли немного о себе? Я нисколько не настаиваю на этом, и если вы не желаете...

   - Нет, почему же? - Кицунэ подумала о том, что обидеть недоверием дружески принявших ее людей будет ужасно невежливо. Можно рассказать. Немножко. Утаивая демаскирующие факты и чуть-чуть присочиняя для красоты истории. - Я не буду таиться от людей, что были добры ко мне.

   Она начала говорить, не придавая особого значения тому, что все вокруг, а не только Лианг, навострили уши и начали потихоньку подбираться к ней. Просто она нравилась им и они хотели узнать больше о своей новой знакомой. Это совершенно естественно, Кицунэ сама бы сгорела от нетерпения узнать поближе человека, который показался бы ей интересным. Сейчас, чувствуя теплое внимание и доброжелательный интерес к себе, Кицунэ расцветала словно весенний цветок. Она нравилась им. Друзья. Люди, возненавидеть которых пытался заставить ее хозяин, но к которым Кицунэ испытывала совсем иные чувства. Победить ненависть было просто, ведь маленькая лиса прекрасно понимала, что люди делятся на два типа -- нормальные и сумасшедшие. Друзья и враги. Сейчас она была среди людей нормальных, и совершенно естественно, что между ними возникли теплые чувства. Сердце нормального человека всегда открыто для дружбы и любви. А она? Что бы ни говорили разные страшные тетки с перепончатыми крыльями, Кицунэ уверенно считала себя нормальной и, более того, человеком.

   Потому-то ей и доставалось столько внимания. Даже не из-за приятной внешности, только из-за доброжелательности и открытости этой девушки люди тянулись к ней, как в темной ледяной ночи усталый путник тянется к весело пляшущим на поленьях ало-золотым лепесткам живого пламени.


   Кицунэ не задумывалась об источнике внимания к себе, она просто радовалась общению. Нашлись люди, готовые слушать, и она плела рассказ, со всей эмоциональностью, на которую только была способна.

   - С самого раннего детства, - говорила оборотница, умалчивая только о том, что это раннее детство, о котором шла речь, было не десять и даже не пять лет назад, а в прошлом году, в начале декабря, - обо мне заботился дедушка. Он был артистом и меня тоже учил играть перед зрителями. Мы выступали, рассказывая сказки и устраивая представления в кварталах бедноты...

   - А как же разговоры о благородном происхождении? - напомнил Лианг, и на него тотчас зашикали со всех сторон, приказывая молчать.

   - Я расскажу, только не торопите меня пожалуйста, Лианг-сан, - девчонка обиженно надула губы, но через мгновение продолжила. - Дедушка никогда не рассказывал мне о моих родителях, и тому была причина. - Кицунэ начала привирать, выдавая полуправду, чтобы скрыть свою настоящую личность от слушателей. Она все-таки в стране Камней сейчас, и не нужно никому из слушателей догадываться, что перед ними златохвостая. - Когда я только-только родилась, в клане шла борьба за власть, и в этой борьбе погиб... погиб мой отец. Мама, опасаясь, что меня тоже могут убить, тайно отдала меня дедушке, и он воспитывал меня вдали от внутриклановой вражды. Я очень скучала по маме, но время жизни с дедушкой я вспоминаю с такими теплыми чувствами, что сердцу больно от того... от того, что это время закончилось.

   Слезы блеснули в глазах оборотницы. Старик-артист действительно существовал. Приютивший бездомную бродяжку, он открыл ей глаза на красоту мира и людских душ, а затем... был убит злейшими из врагов хозяина, воинами-шиноби селения Ветвей, пришедшими избавиться от творения безумного гения. От Кицунэ. Дедушка спас маленького монстра ценой своей жизни. Но об этом нельзя говорить сейчас.

   - Я была счастлива с дедушкой, но враги нашей семьи разузнали, где мама прячет меня от них, и пришли, надеясь расправиться со мной. Дедушка понял, что выбора больше нет, и вернул меня маме, а сам скрылся, уводя за собой врагов. Он увел их и где-то спрятался, но, конечно, скоро он вернется к нам, как говорила мама. Вот так я вернулась в клан и вступила в борьбу, пытаясь успокоить и примирить враждующие стороны. Мне это почти удалось, меж двух держащих власть семей был заключен договор, и я должна была выйти замуж за принца... то есть за сына главы семьи наших противников, и тогда бы наступил мир, но... но кто-то из наших врагов нанял шиноби, которые похитили меня и должны были убить. Они убили бы меня, но жадность в разбойниках победила. Они не убили, а продали меня в научный центр, на опыты. У меня же измененный геном, и им заплатили неплохие деньги. - Кицунэ вздохнула. - Потом посадили меня в клетку и приставили стражей, которые держали цепи, а по цепям пропускали электричество, если я совершала подозрительное движение. Пришлось мне потерпеть разряды, пока я била тюремщиков головами о стены! - Кицунэ, распаляясь и скатываясь в хвастовство взмахнула рукой, но мгновенно опомнилась и, засмущавшись, поникла. - Извините, - сказала она, краснея. - Я... я не злая и не жестокая. Просто выбора не было. И они не умерли, только сознание потеряли, я проверяла.

   - Клянусь, если бы я был там, - рыкнул тот самый бородач-моряк, что предлагал называть Кицунэ именем Нами, - эти ублюдки не отделались бы потерей сознания! Я готов принять наследие "Чистой Крови" ради того, чтобы уничтожить эти проклятые лаборатории, в которых людей называют "объектами" и помечают числовыми кодами!

   - Тебя в "Чистую Кровь" не возьмут, - хмыкнул кто-то. - Ты прибрежник, в тебе измененный геном.

   - Значит, организуем "Грязную Кровь" или что-то в этом духе, но терпеть то, что маньяки скупают и губят украденных из семей детей, тоже сил нет!

   Люди возмущенно зашумели, выражая гнев и ненависть в адрес палачей и маньяков из генетических центров. Настроения против ученых среди народа всегда были весьма угрожающи, ведь не раз и не два были найдены тайные могильники с "отходами" генных экспериментов. Видеть расчлененный трупик ребенка, изуродованного мутациями, но сохраняющего узнаваемые человеческие формы, было тяжело для всех, от крестьянина до самурая. Эксперименты терпели, ведь без модификации оружия любая из стран была обречена на поражение и гибель, но терпение не отменяет ненависти.

   - Значит, вам удалось бежать? - спросил Лианг для поддержания разговора.

   - Да, - Кицунэ кивнула. - И теперь я иду домой, к маме. Мне пришлось пару раз столкнуться с бандитами, но они оказались уязвимы для гендзюцу, и я напугала их иллюзиями. А потом я пришла в этот город и... и встретилась с вами, Лианг-сан. Простите... простите, что я не называю вам ни своего настоящего имени, ни названия клана. Дело в том, что кто-нибудь может неосторожно упомянуть их в непринужденной беседе, пойдут слухи, и мои враги, что ищут меня на востоке страны, могут понять свою ошибку и, преследуя меня, причинить вред вам. Только поэтому я скрываю свое имя, так мне будет немного спокойнее.

   - Не волнуйтесь об этом, прошу вас, - с улыбкой ответил Лианг. - Значит, Акина -- это не настоящее ваше имя? Я так сразу и подумал, если признаться честно.

   - И теперь мы можем придумать вам любое другое! - сочинитель пьес, обещавший потрясти мир творением под названием "Брат и сестра". - Например...

   - А какое из предложенных имен вам понравилось больше, юная леди? - обрывая болтовню писателя, прозвучал выкрик молодого музыканта, сидевшего за пару столиков от Кицунэ.

   - Все очень красивые, - смущаясь, пролепетала девчонка.

   - И все-таки?

   - Больше всего? Пожалуй... Саюри!

   - Значит, будем звать тебя Саюри-чан!

   - Добро пожаловать в нашу общину, прекрасная леди Саюри! Еще одна милая девушка в нашей компании!

   - Надо принести подношение богам за такой подарок!

   - Но... но я же должна идти дальше... и меня преследуют... вы не боитесь?

   - Нисколько! Ведь никто из нас вас не выдаст!

   - Оставайтесь с нами сколько пожелаете, Акина... Саюри-чан! Позвольте нашей общине показать вам свое гостеприимство!

   - Рада приветствовать вас, девушка-с-тысячей-имен, но за наше радушие придется заплатить. - Кейко, что стояла в стороне, но не меньше остальных прислушивалась к разговору, подошла ближе. - Вы воспитанница актера? Как вы воспримете просьбу показать нам свое мастерство? Это и будет вашей платой.

   - О, с удовольствием, Кейко-сан. Что бы вы хотели оценить? Мое пение, танец или, может быть, красочную иллюзию?

   - Не часто встретишь столь разносторонне развитый талант. Что угодно, девушка-с-тысячей-имен, на ваш выбор. - Кейко сделала приглашающий жест рукой. - Прошу вас!


   Слыша звуки музыки и людского веселья, в ресторан в тот вечер заглянуло немало посетителей. Зал быстро наполнялся, Кейко срочно вызвала на работу еще одного повара и подключила к действию пару знакомых, принявших на себя роли официантов.

   - Только один вечер и только сегодня юный цветок из южных регионов поет вам о любви и весне!

   Слух распространялся быстро, желающих послушать нашлось немало, и Кицунэ старалась как могла. Единство Культуры, стражи искусств и сосредоточие красоты, создали немало шедевров и воспитали певиц, способных звучанием своих голосов отогреть заледеневшие во тьме людские сердца. Кицунэ слышала голоса этих певиц, записанные на пленку магнитофона, и запомнила тексты песен. Запомнила звучание голосов и смогла воспроизвести их, убрав эффект электронного звучания и наполнив песни жизнью. Аудиосистема ресторана крутила кассеты с музыкой популярных песен, а Кицунэ пела, и слушатели в изумлении чувствовали в звуках ее голоса тревожащие душу нотки голосов лучших певиц мира -- поющей лилии, Сачи и радужной птицы, Аэри. Да, Кицунэ копировала, но делала это столь вдохновенно, что чужие песни становились ее песнями и эффект почти не отличался от того, что производили на слушателей богини Единства Культуры.

   - Никогда не поверю, что эта девочка выступала в кварталах бедноты, - ворчала Кейко, подсчитывая прибыль и пряча очередную пачку денег. - С такой малышкой можно шутя миллионы делать! Чтобы ее не заметили да не утащили в Единство Культуры?! Нет, девочка она хорошая, но через полслова врет, готова палец себе отрубить, если не так.

   Веселье нарастало и нарастало, без помех, пока вдруг в зал ресторана не вломился патруль из троих самураев, которых вел угрюмый, покрытый шрамами, бывалый боец. Кейко тотчас подбежала к ним и, низко кланяясь, проводила к спешно освобожденному столику.

   - Что за сборище вы тут учинили? - старший уселся за столик и с готовностью схватил кувшинчик с саке, поданный ему. - Уж не бунт ли какой затеваете, а? Любые крупные мероприятия не должны происходить без присмотра сил закона! Повезло вам, что мы были рядом и согласны следить за порядком, принимая в качестве платы еду и напитки. Но нужен аванс. Поспешите, хозяйка, не хотелось бы мне вспомнить о множестве важных дел и всех здесь разогнать по домам!

   Владелица ресторана, мысленно проклиная наглых паразитов, заверила в том, что любые заказы для благородных господ будут исполнены немедленно.

   - Кто эта девчонка? - спросил один из солдат, указывая в сторону Кицунэ, которая прервала свое выступление на время, пока волнения от вмешательства стражи не утихнут. Теперь запыхавшаяся от волнения юная оборотница с удовольствием принимала восторги слушателей. - Не припомню ее среди артисток веселого квартала.

   - Она из прибрежников, - ответила самураю Кейко. - Из диких северных районов, покинула родную деревню в поисках лучшей жизни. Полукровка, у нее в роду и самураи и шиноби. У меня не хватает рабочих рук, и я наняла ее официанткой, не подозревая о талантах этой девочки к пению.

   У редких прибрежников были удостоверения личности, а полукровок самураи, кичащиеся своей "чистотой", недолюбливали намного больше чем обычных шиноби. Может, побрезгуют?

   Но красота "дикарки" преодолела в самураях пренебрежительную неприязнь к полукровкам.

   - Если она официантка, то почему вы сами обслуживаете нас? - недовольным тоном произнес старший. - И почему она одета не по форме? Живо переодеть и пусть прислуживает нам!

   - Да, господин. - Кейко поклонилась и побежала к Кицунэ.

   - Это очень опасный человек! - зашептала она на ухо девчонке, которую торопливо оттащила от группы поклонников. - Если рассердить его, он может организовать множество проверок и направить в мой ресторан комиссии, что подобны саранче! Для него не проблема разорить кого угодно! Умоляю, помоги нам!

   - Что мне надо сделать? - с готовностью отозвалась Кицунэ.

   Кейко живо увела ее в подсобные помещения и вынула коробку с простым темным кимоно.

   - Надень это. Такую одежду носили мои официантки, пока из-за кризиса мне не пришлось освободить их от обязанностей. Работниц нет, только одежда осталась. Умоляю, поспеши, а я сейчас принесу свежий фартук.

   Вернулась хозяйка ресторана через минуту и принялась помогать Кицунэ переодеваться, попутно втолковывая ей новую легенду, разъясняя почему выгодно назваться прибрежницей и как следует себя вести. Кицунэ внимательно слушала и кивала, уверяя, что все понимает.

   Сделать так, чтобы клиенты ушли довольными? Но ведь они злодеи! Нет, радовать Кицунэ их не будет. Надо только отвадить понадежнее, и так, чтобы у них не возникло желания мстить владелице ресторана.

   Глаза девчонки злодейски сверкнули, когда догадка о том, как это сделать, пришла ей в голову.

   Дело свое Кейко знала хорошо, и нарядила оборотницу официанткой в кратчайшие сроки. Не успели самураи заскучать, как очаровательная девушка в темном кимоно и белоснежном фартуке подошла к ним.

   - Добро пожаловать в наш ресторан, уважаемые господа, - сказала оборотница, поклонившись. - Прошу вас не сердиться на меня за задержку. Что бы вы желали заказать из нашего меню?

   Зал притих, а самураи смотрели на девчонку с кривыми ухмылками. Им с первых взглядов понравилась эта пестрая бабочка, а теперь, в простой одежде официантки, она уже не выглядела как возвышенно-благородная леди, уважение и почтение к которым младшим самураям было на уровень подсознания вбито угрожающими взглядами элиты. Привлекательная девчонка низкого сословия, беззащитная и доступная. Достаточно протянуть руку и ухватить.

   - Побольше вина и мясных закусок, - рыкнул старший. - Выбери сама что-нибудь посытнее и постарайся не разочаровать нас! Мы любим расторопных, учти это.

   - Бегом! - самурай, сидевший ближе других к Кицунэ, от души хлопнул ее пониже спины. Девчонка даже подскочила на месте и взвизгнула.

   - Я... я сейчас, - покраснев, она ушмыгнула на кухню.

   Самураи рассмеялись, но смех неожиданно быстро утих. Солдаты поводили носами, одни из них вынул из кармана платок и шумно высморкался.

   - Сильный фон Ци, - пожаловался он. - У меня на такое аллергия.

   - Девочка переволновалась! Прибрежники народ грубый, эта красотка не может сдержать эмоций, впервые попав к цивилизованным людям!

   Стражи снова рассмеялись, довольные шуткой приятеля, и, отсмеявшись, вновь обратили внимание на Кицунэ, которая вернулась с подносом, уставленным бутылочками с саке и плошками с закусками. Ринджи знал, что придется по вкусу самураям, и приготовил все даже раньше, чем Кицунэ прибежала на кухню. Сноровисто расставив угощение, девчонка поклонилась и хотела ускользнуть, но, как она и ожидала, ей этого не позволили.

   - Куда же ты так спешишь, чудо прибрежное? - сказал самурай, ухватив ее за руку. - Сядь с нами и отдохни немного. Это приказ. Желание клиента -- закон, не так ли?

   - Да, господин, - смущенно пролепетала Кицунэ и, одолжив стул у сидящего за соседним столиком посетителя, подсела к самураями.

   Весь зал молча и напряженно наблюдал за происходящим. Стражи откровенно наслаждались этим. Жалкая чернь ничего не сможет противопоставить четверым самураям, даже если навалятся всей толпой. Да и не навалятся, побоятся. За стражами сила и закон. Они правят миром маленьких и слабых людей.

   - Выпей с нами и расслабься, - старший страж налил саке в плошку и поставил ее перед Кицунэ, но девушка отрицательно мотнула головой. Ей не нравился запах этого напитка, она чувствовала в нем примесь яда, именуемого "спирт", и не хотела лить в себя отраву. Зачем люди пьют эту гадость? Одна из тайн мироздания.

   - Неужели тебе еще нет двадцати, красавица? - хохотнул рядовой самурай, подвигая свой стул ближе к Кицунэ. - Это правило, пришедшее к нам со времен доледникового периода, уже безнадежно устарело! Миллионы людей умерли, так и не узнав вкуса саке, разве это не преступление мирового масштаба?

   - Пей, я разрешаю, - угрюмо произнес старший. - Пей и веселись. Расслабься немного, а затем ты пойдешь с нами и будешь прислуживать нам на небольшой вечеринке, которую я организую у меня дома. Не беспокойся о работе. Разумеется, мы тебе хорошо заплатим, и Кейко-сан не станет выговаривать тебе за отлучку.

   - Спасибо за предложение, добрый господин, но... я не могу пить не потому, что не хочу, - сказала Кицунэ, пряча взгляд и всем своим видом выражая робость. - И мне уже больше двадцати лет... просто от саке у меня начинается жар по всему телу и... и... только больше...

   Самурай, наиболее чувствительный к фону энергии Ци, снова шумно высморкался в платок.

   Старший страж, теряя самообладание, с силой грохнул кулаком по столу так, что подпрыгнули чаши и кувшинчики.

   - Ты что вытворяешь, маленькая дрянь? - рявкнул он на Кицунэ. - Смеешь шутить над нами? От тебя фонит, как от обожравшегося крепчака! Ты в своем уме? Я вправе снести тебе голову за это!

   Фон Ци, которой буквально лучилась Кицунэ, ударил во все стороны с еще большей яростью. Девчонка вскрикнула, закрыла лицо руками и съежилась, стараясь казаться как можно более маленькой и жалкой.

   - Простите меня, господин! Простите меня! Если я начинаю волноваться, Ци реагирует независимо от моей воли! Я не хочу излучать ее, но это происходит... это происходит каждый раз, когда я волнуюсь!

   - Ах, ты! - взревел в ярости покрытый шрамами мордоворот, а Кицунэ, испуганно вскрикнув, сжалась еще больше и, заливаясь слезами, подставилась под удар. Самурай замахнулся с явным намерением повалить ее на пол свирепой оплеухой.

   Все, кто был в зале, вскочили на ноги. Один из самураев тронул командира за руку.

   - Не слишком ли это -- бить за естественное физиологическое проявление измененного генома? - осторожно произнес рядовой страж. - Может, она и лжет, но ее слова могут быть и правдой. У нас нет доказательств того, что она излучает Ци преднамеренно.

   Старший быстрым движением глаз глянул по сторонам. Множество лиц, искаженных яростью и ненавистью. Едва ли хоть кто-нибудь из этих людей способен нанести серьезный вред самураям, но впервые с момента вторжения стражи задумались о том, что побоище здесь может перерасти в большие беспорядки и обрести серьезные последствия.

   - Простите меня, господин, - донельзя жалобно хныкала Кицунэ. - Умоляю, простите! Я не нарочно...

   Самурай выругался и отвернулся, так и не нанеся удар.

   - Пойдемте отсюда, - гневно сказал он своим солдатам и угрожающим взглядом заставил защитников Кицунэ отшатнуться. - Нам завтра на патрулирование. Если фон Ци не выветрится к тому времени, возникнут проблемы! Проклятье! Эта маленькая дрянь испортила мне настроение! Весь вечер придется чиститься от остатков ее страха!

   Гневно поругиваясь и рыча, как оставшиеся без добычи озлобленные псы, все пятеро направились к выходу. Кицунэ не прогадала. Сильный фон Ци для самурая страшен и невыносим. Он слепит, нервирует и оставляет беззащитным против любого враждебного действия. Да к тому же вызывает повышенное и весьма враждебное внимание других самураев. Попробуй оправдаться перед начальством, заявившись на службу сияющим, словно фонарик! Признаться, что тебя окатила волной Ци девчонка-прибрежница, которую ты утащил к себе домой чтобы потискать без лишних глаз? Командир точно будет в бешенстве, наорет и наложит взыскание.

   Кицунэ тайно ухмылялась.

   Конечно, самураи не выдержали. Понятно, что пить ядовитую гадость гораздо легче, если ее тебе будет наливать ее красивая девочка, но не создавать же себе ради этого проблемы на службе?

   Дверь захлопнулась, самураи исчезли, и Кицунэ, мгновенно сбрасывая образ несчастной плаксы, с восторженным взвизгом подскочила под потолок.

   - Обманула, обманула! - засмеялась она, оборачиваясь к двери и, оттянув пальцем нижнее веко глаза вниз, показала в след ушедшим стражам язык. - Получили, да?! Вот так вам! Больше не появитесь! - Кицунэ была счастлива от того, что ей удалось остаться здесь, ведь без посторонних самураи действительно могли заставить ее пить саке, а затем еще, наверно, и захотели бы, чтобы Кицунэ целовалась с ними, как влюбленные. Ха! Цепные псы не знают, какой хитрой и коварной может быть маленькая лиса!

   - Саюри-сан, вы... с вами все в порядке?

   - Конечно же! - ответила Кицунэ. - Я немножко испугалась, но уж лучше получить кулаком по голове, чем куда-нибудь пойти с такими людьми! Он, правда, чуть не ударил, но... - девчонка смотрела на окружающих ее людей с благодарностью. - Вы спасли меня! Спасибо, - она начала кланяться поочередно в разные стороны. - Спасибо, спасибо, спасибо!

   Толпа зашумела с благодушием и довольством. Это была правда. Самураи действительно испугались, когда поняли, что общество не станет терпеть их выходки. Испугались и пресекли собственный беспредел. Простые люди победили врага, все вместе!

   - Девочка-то умнее, чем кажется, - сказала Кейко с ухмылкой. - О великие боги, как я за нее испугалась!

   Бунт Чистой Крови опустошил обитаемые земли и стоил жизни миллионам, чистильщики творили жуткие вещи, но существовало знание причин начала восстания обычных людей против генетически измененных. Беспредел солдат и стражей, возомнивших себя богами нового мира. Обеим сторонам конфликта была оставлена память о том, на что способны слабые люди, когда терпение их ломается под давлением ненависти к угнетателям. Самураи вспомнили недавний урок и не стали избивать девчонку. Они даже присмиреют на некоторое время и начнут больше уважать горожан, показавших, что готовы защищать то, что им дорого.

   Если бы девочка выказала покорность и сдалась без боя, люди впали бы в уныние, отступили бы в сторону и финал происшествия был бы печален. Если бы ее сопротивление было яростным натиском и оскорблением для самураев, те восстали бы на защиту своей чести и пролилась бы кровь. Но самураи ушли, не оскорбленные, а лишь раздосадованные, никому не причинив и не замышляя причинить вред.

   - Ай да малышка! - выкрикнул кто-то.

   - Ловко же ты избавила нас от этих жестяных болванов! - зашумела и засмеялась толпа.

   Кицунэ улыбалась обступившим ее людям. Всеобщая радость наполняла дыхание каждого неповторимым сладким вкусом. Глаза, угасшие от отчаяния и невзгод, наполнялись жизнью. Завтра же молва об этом чуде разнесется по всему городу. Почему? Да потому что слишком долго ни с кем из присутствующих не происходило ничего по-настоящему хорошего. Завтра здесь соберется столько людей, что мешающие стены попросту разберут на кирпичи, а крышу выбросят, чтобы не упала на головы.

   Посмеиваясь над собственными мыслями, Кейко следила за тем, как Кицунэ скользит сквозь толпу к месту установки аудиосистемы, и, пошептавшись с артистом, меняющим кассеты, снова оборачивается к толпе.

   - Нам удалось спасти не только меня, но и наш праздник! - задорно выкрикнула она. - Позвольте же мне в благодарность подарить вам еще одну песню!

   Зазвучала музыка, и, плавно пританцовывая на месте, Кицунэ поднесла микрофон ко рту:

   - В день любой, млеет ли под жарким солнцем зелень кустов сирени у дома или блестят на окнах капли дождя, я, словно незримая тень, танцую по пустынным коридорам. Красота окружающего вас мира, мой господин, - чистота и уют, я их незримый страж. Не замечая меня, вы касаетесь свежего цветка в вазе, который я поставила для вас. Ступаете по мягкому ковру, что постелила я. Любуетесь игрой света, проникающего в чистые окна. Все это -- мои подарки вам. Это моя душа и любовь, наградой которым -- вашем счастье. В будничных делах мои руки творят волшебство красоты, ведь я знаю, что все это -- для вас.

   Песенка из кинофильма о служанке, простой работнице в доме композитора Единства Культуры. Стесняясь своего происхождения, она прячется при приближении хозяина, ускользает и пытается не попадаться ему на глаза. Она даже не подозревает, что, чувствуя ее любовь, композитор на волнах светлых чувств одну за другой пишет прекрасные мелодии, покоряющие сердца слушателей по всему миру. Талант и любовь -- творцы шедевров.

   Кицунэ легко вошла в образ. Когда она бросала взгляды в зал, каждому из слушателей казалось, что поющая девушка смотрит только на него, и каждый чувствовал себя важным и добрым господином, которого любит стеснительная, робкая служанка.

   Сияя улыбкой, Кейко осторожно выскользнула из ресторана и побежала к своей знакомой, что торговала концертными платьями.

   - Не позволите ли взять несколько вещей напрокат? - спросила она, перехватив уже собирающуюся уходить домой торговку. Та, ворча, взялась за работу.

   На приглашающий зов Кейко и тех, кто слышал пение Кицунэ, отозвалось немало народа. Нашлись и необходимые материалы. Из ящиков и досок быстро соорудили сцену, из кладовой ресторана извлекли высокие колонки мощной аудиосистемы, покрывшейся пылью, но по-прежнему способной воспроизводить музыку. Вдоль площадки для зрителей поставили бочки, в которых зажгли строительный мусор, обломки ящиков и дрова, что принесли со своих дворов добровольцы. Живой огонь заплясал, разгоняя тьму и холод, и у опустевшего ресторана зазвучали песни Кицунэ. Слыша музыку и чарующее пение, полное искреннего веселья, все больше людей подходило к площадке, и в этой толпе тот самый, встреченный утром, глава района издали любовался своим "Северным Ирисом". Очарованный дядька едва не плакал с досады, прекрасно понимая, что опоздал. Теперь у него не было ни единого шанса поближе подойти к порхающей по сцене девчонке.

   Кто-то притащил фейерверки, и спонтанно организованный концерт превратился в безудержные танцы, озаряемые разноцветными яркими вспышками огня в небе. Кицунэ кружила по сцене, и в ее душе в этот момент не было ни тени пережитых невзгод и страхов. Людское счастье в пыль развеивает духовную тьму, плоть демонов. Никто на свете в тот вечер не смог бы убедить ее в том, что она -- чуждое людям чудовище. Кицунэ своими глазами видела и всей душою чувствовала, кто она.


   Движение руки художника, когда он потянулся за кистью, передалось воздуху, и пламя свечи, одиноко мерцающей в полутемной комнате, затрепетало. Тени заметались по стенам и потолку. Художник выждал минуту, прежде чем игра света и тьмы завершилась. Кисть, которую взял Лианг из открытой коробки и макнул в краску, коснулась листа.

   Он рисовал уже больше трех часов, старательно прорисовывая каждую черточку. Девушка мирно вздыхала во сне, а художник, уступивший усталой певице свой футон, некоторое время полюбовавшись на лицо Кицунэ, ощутил тягу к рисованию, какой еще никогда не испытывал в своей жизни. Благо что девочка, боясь оказаться в кромешной тьме, попросила оставить свечу.

   Штрих за штрихом.

   Лианг с улыбкой смотрел на гостью из неведомой сказки и стремился как можно точнее запечатлеть образ спящей девушки. Волны блаженства накатывали на него, схожие с винным опьянением. Он сам не мог понять, почему это происходило, но наслаждался моментами абсолютного счастья и рисовал. Впервые в жизни, по-настоящему рисовал. Талант, таящийся в нем, испуганный серой жизнью и годами творчества ради денег, спрятавшийся так глубоко, что стал абсолютно невидим, вдруг был согрет наступившей в душе художника запоздалой весной и расцвел. Серый мир, который Лианг тихо ненавидел все время своего существования, вдруг преподнес ему невероятный подарок и преобразился вместе с оживающим человеком.

   Лианг рисовал с упоением, но вдруг девушка вздрогнула во сне и тихо застонала. Теплый свет ее лица начал угасать. Кошмар, рожденный причиняющим боль воспоминаем?

   Отложив кисть, художник оставил картину, подсел поближе к девушке и осторожно коснулся ее руки, желая ободрить спящую знаком своего присутствия. Кицунэ отреагировала, ее рука поднялась и пальцы тихонько сжали пальцы художника. Она не одна. Рядом есть друг, и его присутствие способно защитить от любых кошмаров.

   В тишине бесконечно тянулось время. Лианг сидел неподвижно, любуясь лицом девушки, и наслаждался этими минутами. Почему она подошла именно к нему? Услышали ли неведомые боги его молитвы? Или он что-то сделал, чтобы заслужить такую сказочную награду? Художник не мог грубо льстить себе и предполагать что-то наподобие того, что она отметила его личную красоту или художественное мастерство. Значит -- дар богов.

   Пламя в душе Лианга разгоралось все жарче. Он чувствовал присутствие девушки рядом всей душой. Девушки, которую с невыразимой силой хотелось заключить в объятия и прижать к себе. Осторожно, словно букет цветов, ведь подобное сказочное видение исчезнет при малейшем проявлении грубости. В старых сказках говорилось, что в малых горных долинах, куда не найти дороги смертным, живут робкие красавицы, преисполненные любовью ко всему живому и способные исцелять души людей добрыми снами. Встреча с этой девушкой способна пробудить талант в бездарности и сделать неудачника счастливчиком, но духи-стражи ревностно следят, чтобы ни один человек, никаким магическим способом не смог проникнуть в запретные сады и близко подойти к царицам снов, ведь даже легкое касание таящегося в людских душах зла губительно для приносящих счастье богинь. И потому сложнее работа стражей, что царицы снов сами тянутся к ищущим их и верят, что люди способны победить в себе зло. Верят, что ищущие счастья не причинят им вреда.

   Бессильный утаить в себе нежность, Лианг склонился и хотел коснуться губами губ девушки, но вдруг мягкая ладошка с тонкими пальцами накрыла его рот и остановила движение. Глаза Кицунэ открылись. Художник помнил что у его гостьи были карие глаза, но в этот момент ему почудилось, что глаза девушки сияют небесной синевой. Что это? Таинственная игра света и теней?

   Кицунэ мягко отстранила от себя Лианга, села и смущенно улыбнулась.

   - Лианг-сан, простите меня, но я ведь говорила, что дала обещание другому, правда? Я действительно люблю его и никогда не отступлюсь от своего слова. Поцелуй нельзя дарить без любви.

   Кицунэ засмущалась и умолкла. Лианг тоже смутился и густо покраснел. Неужели этот таинственный "принц" действительно существует? Жаль, что среди того вранья, что наворотила девчонка, все же есть какая-то доля правды.

   - Я не хотел обидеть вас, леди-с-тысячью-имен, - сказал художник. - Простите мне мой постыдный порыв.

   - Не беспокойтесь, Лианг-сан. - Кицунэ покраснела даже больше, чем Лианг. - Я не обижена. Глупо обижаться на теплые чувства другого человека. Я тоже очень хорошо к вам отношусь, Лианг-сан, но... но поцелуй можно дарить лишь тому, единственному...

   Воцарилось долгое неловкое молчание, которое Кицунэ прервала своим поспешным бегством.

   Поднявшись из постели, она поправила на себе недавно купленный банный халат и выскользнула в коридор. Лианг услышал мягкое шлепанье ее тапочек по полу -- девчонка, чтобы выиграть время, необходимое для преодоления неловкости, ушмыгнула в сторону туалетных и ванных комнат. Оставалось только поблагодарить ее и еще раз печально вздохнуть. Глупо было надеяться на любовь богини к серому обывателю. Нет, подобное бывает только в сказках. Они -- жители разных миров.

   Но если Лианг думал так, это не означало что все были согласны с ним. Ринджи, сосед Лианга по общежитию, слышал то, что девушка убежала, и на обратном пути подкараулил гостью в коридоре. Стены общежития были очень тонки, и Лианг прислушался к перешептываниям, доносящимся из коридора. Ринджи был галантен, но настойчив, девушка сначала плела то же самое, что и Лиангу, про своего неведомого жениха, но это не сработало, и Ринджи, не удержав желаний, начал атаку. Видя робость и смущение девушки, он попытался обнять и поцеловать ее. Большая ошибка. Лианг, подумывавший уже о необходимости своего вмешательства, вздрогнул, услышав звонкий шлепок оплеухи, а затем гулкий удар падения тяжелого тела.

   Хохот грянул со всех сторон. Оказывается, немало соседей, каждый из которых, конечно же, видел вечернее выступление Кицунэ, не спали этой ночью и, так же как и Лианг, прислушивались к возне в коридоре.

   - Ой-йо! - тихо завыл артист. - Сколько же в тебе жестокости? Синяк во все лицо будет! Как мне выступать теперь?

   - А ты в маске играй! - с фырканьем, возмущенно заявила Кицунэ. - Эй вы, тихо! Нехорошо смеяться над тем, что кому-то больно! Ночью спать надо, а вы шумите! Ринджи-сан, вам пора в свою комнату, и прошу вас, не сердите меня больше! Я очень не люблю сердиться.

   Лианг ухмыльнулся. Да, этой робкой и застенчивой богине не нужны грозные духи-стражи. Сама из кого угодно наглость выбьет.

   Еще парой возмущенно-укоряющих окриков Кицунэ навела порядок, и шум начал утихать. Артисты и музыканты укладывались обратно в постели.

   - Ладно, ладно, - добродушно ворча, Ринджи поплелся в свою комнату. - Вот подарю завтра целую корзину самых красивых цветов, и тебе сразу станет стыдно за ту боль и увечья, что ты мне причинила!

   Кицунэ только хмыкнула. Цветы - это хорошо, но от воспитательного процесса они грубияна не спасут и поцелуй ему подарить не заставят. Лисицы, они ведь неподкупные!

   Беспорядки улеглись, и Кицунэ скользнула обратно в комнату к художнику. Глаза ее, карие, виновато посмотрели на Лианга. Виновата? В чем?

   Словно порыв свежего ветра пронесся по комнате, и Лианг вздрогнул, когда Кицунэ возникла у него за спиной и обняла руками, положив голову ему на плечо.

   - Я обидела вас, Лианг-сан? - шепнула она. - Простите. Меня действительно ждет человек, которого я очень люблю, но как бы ни любила я его, это не означает, что мне безразлична грусть и пустота в ваших глазах. Я хочу видеть в них радость. Вы хороший человек, и... я не хочу, чтобы угасали глаза того, кто достоин счастья.

   Любовь.

   Душа Лианга вновь начала расцветать. Он чувствовал любовь и нежность, которыми буквально веяло от сказочной гостьи. Лианг понял все. Понял, почему эта девушка обратила на него внимание. Понял, почему доверилась и пошла за ним. Человек, достойный счастья? Она хотела, чтобы ожили его глаза.

   - Ты уйдешь, леди-с-тысячью-имен, - сказал он. - И я не стану удерживать, ведь там тебя тоже ждут, и я верю, что эти люди не меньше меня достойны твоей любви. Об одном прошу, - голос Лианга дрогнул, он прижал к себе обнимающие его ласковые руки девушки и из глаз художника хлынули слезы. - Приходи ко мне. Хотя бы в снах. Хоть иногда. Приходи...

   - Я не забуду тебя, - шепнула Кицунэ. - И буду приходить. В снах. В мечтах. Но минута расставания еще не настала. Будет новый день, а вечером я спою для тебя самую красивую песню. В благодарность за то, что мы встретились. За тепло, что ты подарил мне. Обещаю.


   День пролетел как сон, а вечером на перестроенной и расширенной самодельной концертной площадке собралось еще больше людей, чем вчера. Мероприятие было совершенно бесплатно, и восторженные отзывы тех, кто видел вчерашнее выступление Южного Цветка, заставили многих поменять планы на этот вечер. Никто не сетовал на то, что вчера врали про "только сегодня". Вернее, почти никто. Гейши и певицы веселого квартала, у которых Кицунэ увела клиентов, возмутились. Конечно, они не стали разбираться с возникшей из небытия выскочкой сами. Идти и скандалить, словно обиженные торговки в базарный день? Глупости какие! Уважаемые, благовоспитанные дамы так не поступают.

   Люди испуганно расступились, когда к сцене группой прошли угрюмые самураи в легкой броне, вооруженные копьями и мечами. Кицунэ надеялась, что ей позволят хотя бы завершить песню, но рука в латной перчатке ухватилась за провода и рванула, выдирая питание из аудиосистемы. Музыка утихла.

   - Что здесь за сборище? - выкрикнул старший самурай из отряда городской стражи, не забывший нанесенную ему обиду и обрадованный возможностью отомстить. - Кто разрешил данное мероприятие?

   - А почему нельзя? - достаточно отобрать у ребенка любимую игрушку, чтобы увидеть во всплеске эмоций всю глубину возмущения Кицунэ.

   - Вы дикий человек, Саюри-сан, и я не удивляюсь тому факту, что законы и правила цивилизованного мира вам неизвестны! Пункт тридцать два из уложения о предпринимательстве! Этот концерт не согласован с властями и потому является противозаконным! Праздник окончен! Расходитесь по домам!

   - Почему вы применяете здесь свод законов о предпринимательской деятельности? - выкрикнул кто-то из толпы. - Никто не собирал с нас денег ни за этот концерт, ни за прошлый!

   Началось гневное препирательство стражей против толпы, в которой нашлось немало людей, хорошо знакомых с законами и находящими ответы на каждое заявление стража, пытающегося обвинить певицу сначала в незаконном предпринимательстве, затем в организации массового митинга, затем в причиняющем беспокойство шуме и создании помехи для движения транспорта по улице.

   Денег с пришедших никто действительно не собирал, происходящее было не митингом, а спонтанно организовавшимися народными гуляниями. Время для шума было разрешенное, а из-за наметенных ледяными ветрами сугробов по этой улице последний транспорт проезжал месяц назад. Возмущение людей при заявлении о помехе транспорту было сложно описать словами.

   - Лучше бы заставили коммунальные службы снег убрать! Когда что-то надо сделать, власти делают вид что жутко заняты, а вот если можно в чем-то помешать, так сразу прибегают и начинают корчить из себя фигуры первой величины!

   На самураев со всех сторон посыпались обвинения в бессилии перед разгулом бандитизма, в лени и беспределе, из-за которого стражи закона сами стали похожи на бандитов. Толпа волновалась, все больше угрожающе сжималось кулаков.

   Кицунэ испуганно хлопала глазами, лихорадочно соображая, что можно сделать и как погасить вспышку злобы. Ей нисколько не нравилось происходящее, она могла бы успокоить людей, но вмешаться ей не позволяли здоровенные дядьки с мечами и копьями. Дрожь била тело девчонки, и Ци, которую она излучала в воздух, заставляла мечников морщить носы. Благо что они уже были осведомлены об особенностях организма "прибрежницы", иначе неизвестно как долго сторожевые псы сдерживались бы от устранения источника сильного фона Ци методом лишения сознания и свободы.

   Конфликт нарастал, гнев толпы столкнулся с железным упрямством самураев и вот-вот грозили вспыхнуть беспорядки, но вдруг один из рядовых мечников воткнул обратно питание аудиосистемы и, взяв микрофон, проорал:

   - Тихо! Опомнитесь, люди! Разве вы не видите, что происходит?! Нас же сталкивают лбами и заставляют ненавидеть друг друга! Злой умысел часто прячется за самыми красивыми образами! - закованный в металл, палец указал на Кицунэ. - Разве вы еще не поняли, кто это?! Дикая прибрежница, одаренная не меньше лучших певиц мира?! Да разве мыслимо такое в реальности? Неужели вы не узнали, кто играет с вашими душами?! После всех слухов, что ходили по городам в последнее время! Это же златохвостый демон, Кицунэ!

   Лицо девчонки побелело, она вытаращила глаза в ужасе и начала заикаться:

   - Т-ты что, с-сума сошел? - оборотница овладела собой и заявила более уверенно. - Разве ты не знаешь, что Кицунэ -- синеглазая блондинка?! Или похоже, что я покрасила волосы?

   - Не пытайся выставить нас дураками! - ответил самурай. - Кицунэ легко меняет свой облик! Тебе, проклятый демон, мало того, что рухнула наша империя?! Теперь ты ходишь по городам и своими демоническими чарами устраиваешь розни меж горожанами и представителями власти?! Хочешь, чтобы мы поубивали друг друга?!

   - Ты идиот? - прямолинейно, как всегда, заявила девчонка. Самурай даже словами подавился. - Какая еще розня? Я хотела спеть пару песен и повеселиться, а вы влезли и начали всех злить! Я теперь еще и виновата?!

   - Разве не таковы были твои намерения изначально? Всем известна хитрость и коварство демонов!

   - Я не демон! Ты просто сумасшедший!

   - Демоническая лиса? - старший страж внимательно присмотрелся к Кицунэ. - Это может быть правдой и прекрасно объясняет происходящее. Ты -- не она? Докажи!

   - Ты мне сам докажи, что ты не верховный палач Чистой Крови! Или что не крокодил-оборотень! А потом докажи, что не восстал из мира мертвых, чтобы утащить в него все живое! Вот фантазия-то у вас разыгралась!

   - Фантазия ли? - самураи обступили девчонку со всех сторон, а старший поднял руку и потянулся к ее запястью. - Сейчас проверим. У златохвостого оборотня была невероятная регенерация. Она могла восстановиться даже после смертельных для человека ранений и отращивала отрубленные конечности. Я не буду отрубать вам руку или ногу, уважаемая, лишь сделаю небольшой надрез на пальце...

   Не дожидаясь, пока самураи получат доказательства, Кицунэ нанесла удар.

   С гулким хлопком, над сценой расцвел огненный шар, в один миг поглотивший и девчонку, и самураев. Ци, которой напитала воздух вокруг себя оборотница, получила импульс и детонировала, обретая форму огня.

   - Разрыв! Разрыв! - не меньше десятка дестабилизирующих импульсов ударили в пламенную сферу, впрочем, без какого-либо эффекта. Ци продолжала никем не управляемую детонацию, и шар огня разбухал на глазах.

   Самураи, попавшие в зону поражения, с воплями выскочили и попадали с ног, начиная кататься с боку на бок, надеясь сбить с себя пламя. Им потребовалось мгновение для того, чтобы почувствовать -- огонь очень слаб! Его силы едва хватило, чтобы опалить одежду. Они поняли, что опасности жизни нет ни малейшей, но было уже поздно.

   Пламенная птица взвилась над истаивающим облаком жара и, приземлившись на крышу одного из зданий поблизости, распалась на множество огненных потоков, скользнувших по черепице крыши и бесследно истаявших. Ци, выгорая, не оставляет золы.

   - Получили лисьего огня, придурки? - задорно взвизгнув, Кицунэ показала яростно заоравшим на нее самураям язык и длинными прыжками помчалась прочь. Главное, удалиться метров на триста, чтобы мечники не успевали сбивать импульсы Ци из ее ног!

   - За ней! - выкрикнул старший страж. - Не дать уйти!

   Самураи устремились в погоню, но как бы ни были они проворны, девчонка мчалась еще быстрее. Хорошее питание позволило ей полностью восстановиться и укрепить мышцы ног до схожести со стальными канатами. С каждым рывком и импульсом Ци расстояние между ней и преследователями увеличивалось.

   Сказать, что начальник отряда был в ярости, значит ничего не сказать. Он и его люди упустили демона, поимка которого могла вписать их имена в историю!

   - Задержать всех! - выкрикнул он, указывая на толпу. - Отобрать фотоаппараты! Уничтожить пленки!

   Началась сутолока, Лианг, который принес с собой на концерт мольберт, краски и кисти, пытался защитить свой рисунок, но художника попросту отшвырнули в сторону, картину содрали с мольберта и разорвали на куски. Самураи ярились, надеясь отобрать и уничтожить все материальные свидетельства концерта. Немало людей даже в стране Камней верили, что волшебная лиса была послана богами чтобы остановить безумие эпохи Войн и восстановить Единую Империю. Каждый из этих фанатиков был бы рад получить фотографию или любое иное свидетельство реального существования своей "богини". Не допустить, чтобы нелепые сказки владели умами людей! Весь мир уже понял, насколько это может быть разрушительно.

   В хаосе и толчее удержать всех на площадке даже полусотне мечников было не под силу. Можно было бы удержать, если начать рубить мечами, но кто посмеет это сделать?

   Оцепление было смято, люди начали разбегаться, и одним из первых с места проведения концерта ускользнул актер Ринджи. Никто не придал его спешному бегству особого значения, но когда самураи ворвались в комнату Лианга, надеясь забрать личные вещи Кицунэ, там уже не было ничего.

   - А что вы хотели? - бубнил себе под нос таинственно ухмыляющийся актер, глядя на яростно суетящихся самураев. - Это же колдовство! Раз, и нету. Духи унесли вещи своей златохвостой хозяйки и картину прихватили. Так что валите по домам и расслабьтесь! Можете детям похвастаться, как героически испортили нам праздник.


   Может быть, старший страж и надеялся получить похвалу за свои решительные действия, но хозяин города принц Такао пришел в бешенство и, не стесняясь в выражениях, напомнил ему о том, что граница страны Водопадов находится всего в двухстах километрах к востоку от города. После развала империи городу необходимо было наладить торговые отношения с недавними врагами, но утаить произошедшее не удастся и соседи могли крепко припомнить обиду, нанесенную златохвостой. Прожить без полезных ископаемых, добываемых в недрах гор, жители Водопадов могли вполне, но выжить без продовольствия, выращиваемого на полях Водопадов, людям из горного города будет очень сложно. Да и поднятая среди горожан ярость против самураев тоже была далеко не положительным эффектом. Попробуй теперь выпросить займы у влиятельных лиц! Что же, силу применять? Ведь убийцу подошлют, да не к безмозглому железнолобому самураю, а к принцу Такао!

   Всю ночь и весь следующий день бушевала буря эмоций, и лишь под вечер кипящие страсти начали успокаиваться.

   Никто не верил, что Кицунэ вернется в город после того, что произошло, и все же она вернулась.

   Самураи на всякий случай приставили шпионов к людям, с которыми недавно общалась Кицунэ, но среди актеров и простого люда было немало генетически измененных. Соглядатаев заметили и с яростью изгнали, после чего присылать новых стражи уже не отважились. Покрутившись вокруг общежития актеров, Кицунэ убедилась в отсутствии врагов и постучала в двери. Пара минут, и во двор перед общежитием высыпала немалая толпа, почти все обитатели этого дома.

   - Простите за причиненное мною беспокойство, - виновато и робко сказала Кицунэ. - Я не хотела ничем вам навредить, честно. Самураи сами себе все придумали.

   - Никто им и не верит. - Ринджи передал Кицунэ ее вещи, заботливо уложенные в дорожную сумку, и плюшевого львенка, из-за потери которого Кицунэ больше всего переживала. - Паникеры и сумасшедшие могут что угодно говорить, но у нас свои глаза и разум есть.

   - Спасибо, - Кицунэ, благодарная актеру, ласково коснулась его щеки губами. - Это тебе за храбрость.

   - Так-то лучше, - благодушно улыбнувшись, Ринджи просиял. - Наконец-то получил то, что заслуживаю!

   Кицунэ, весело сверкнув глазами, погрозила ему пальчиком и обернулась к хозяйке ресторана, жившей в одном общежитии со своими работниками и основными клиентами.

   - Кейко-сан, я не знаю, как сказать, но так получилось, что... вот, - девчонка широким жестом руки указала на концертное платье, в которое была одета, и короткую шубку, без которой прыгать по сцене ей было просто холодно. Подпалины усеивали ее одежду, от ткани ощутимо тянуло гарью. - Все безнадежно испорчено. Я... я надеюсь, у меня хватит денег за все заплатить. Возьмите мои украшения...

   - Не беспокойтесь, Кицунэ-сама. - Кейко уверенно отказалась от платы. - Ваш концерт принесет нам столько денег, что мой ресторан без бед переживет тяжелые времена!

   Аудиоаппаратура, установленная на сцене перед вторым концертом, довольно сильно отличалась от той, что применялась в первый вечер. По просьбе Кейко ее знакомые из фирмы звукозаписи предоставили свою технику, и голос Кицунэ был сохранен на кассете, извлечь и спрятать которую хозяйка ресторана догадалась сразу, как только у импровизированной концертной площадки появились самураи. Всего шесть песен, но Кейко не сомневалась, что эти записи разойдутся солидным тиражом. Мир желал услышать голос златохвостой, даже в тех землях, в которых волшебная лиса официально считалась демоном. Мнение правительства -- не всегда мнение народа.

   После недолгих препирательств Кицунэ сдалась и перестала настаивать на возмещении убытков от испорченного наряда.

   Два дела были завершены.

   - Значит, пришла пора прощаться? - Лианг не смел протянуть руку и коснуться девчонки, стеснительно улыбающейся ему.

   Кицунэ кивнула.

   - Да, почти, - сказала она. - Еще не все исполнено, что я хочу сделать. Помнишь, я обещала тебе песню? Самураи помешали мне спеть ее на сцене, но теперь, если ты позволишь...

   Кицунэ протянула руку и коснулась виска Лианга пальцами. Хаотичные завихрения Ци ударили во все стороны, художник и оборотница замерли в абсолютной неподвижности.

   Минута, вторая. Никто не посмел потревожить их и помешать. Царила абсолютная тишина, пока Лианг с глубоким вздохом вдруг не упал на колени. Опираясь руками об истоптанный снег перед собой, он с трудом собрал силы и удержался от дальнейшего падения. Внешний вид его выдавал то, что художник испытал глубочайшее потрясение в своей жизни.

   Иллюзии. Волшебная лиса владела ими столь совершенно, что, по словам многих, способна была открыть сознанию человека путь в иные миры. Разумеется, это было не так. Кицунэ лишь вызывала зрительные, слуховые, вкусовые, обонятельные и осязательные галлюцинации, красота и яркость которых, впрочем, была ограничена лишь фантазией оборотницы и ее желанием творить чудеса.

   Кицунэ присела на корточки возле Лианга, убедилась, что с ним все в порядке, и ободряюще погладила художника ладошкой по плечу.

   - Мы еще встретимся, Лианг-сан, и я надеюсь, что в то время ваши глаза уже не будут печальны. До встречи, - она посмотрела на окружающих ее людей и улыбнулась им. - До встречи, друзья. И будьте счастливы.

   Толпа расступилась. Кицунэ, пройдя мимо людей, исчезла в ночи. Продолжила свой путь на восток.

   - Мы так и не сказали ей, - глаза Кейко затуманились печалью. - Несчастный ребенок... она даже не подозревает, что ждет ее.

   - Не сказали. И не нужно было. - Лианг поднялся и обнял себя дрожащими руками. - Пусть узнает все, когда рядом будут ее близкие друзья. Надеюсь, они найдут нужные слова...

   Ночь сгустила тени на склонах гор, посыпал снег, скрывший следы оборотницы, а утром Лианг начал собираться в дорогу и с особой тщательностью упаковал пока еще не законченный свой первый настоящий рисунок. Скоро подойдет торговый караван, идущий в страну Водопадов. Душа художника по-прежнему болела при воспоминании о том, как самураи рвали полотно его картины и топтали сапогами обрывки.

   "Возможно, время красоты еще не настало, - сказала художнику девочка-лисичка в красочной иллюзии волшебного мира. - Но оно обязательно наступит, и тогда никто не будет мешать нам петь и рисовать".

   Лианг не мог ждать. Желание рисовать прекрасные картины жгло его душу, и он намерен был отправиться туда, где ему не будут запрещать. Туда, где никто не станет уничтожать его работы. В страну, где златохвостую не называли демоном. Туда, где жили люди, увидевшие Кицунэ такой, какой ее узнал художник из мрачного и серого, засыпанного снегом города.


   - Вот такая история, - сказал принц Такао, завершая пересказ того, что знал о недавних событиях в его владениях. - Пришла, паршивка хвостатая, весь город перемутила и дальше побежала.

   - В каком направлении она ушла? - нетерпеливо воскликнула Таюра. - Брат, дай мне пару своих следопытов! Мы должны настичь этого демона и прикончить!

   - Угомонись, - рыкнул правитель города. - Я уже сказал стражам закона и повторю тебе -- оставьте ее в покое! Эта девчонка нам не враг. Что у нас, без нее проблем мало? Пусть уходит.

   - Но как отнесутся к нашей пассивности влиятельные люди в столице?

   - Им я скажу то же самое, что и тебе. У меня нет ни времени, ни людей, чтобы гоняться за каждой тенью, мелькнувшей за камнями! У нас такой кризис, что хоть за голову хватайся! Так что не занимайся глупостями, сестренка, лучше возвращайся в свои владения и задумайся над проблемой бандитов. Кицунэ в отличие от бандитских вожаков нашу стражу не подкупит и глотки нам во сне не перережет. Она идет домой, вот и пусть идет. Столица Водопадов от нас далеко.

   - Но она пыталась поднять против меня бунт!

   - Ты скажи мне лучше, зачем лица женщинам своего селения порезала? Из-за тебя теперь на всей семье клеймо изуверов! Народ против нас что, мало зла затаил? Появится новая сила, предложит им защиту, и за жизнь нашего клана никто медной рю не даст! Беженцев из долины Желтой реки помнишь? Хочешь такой же истории в наших землях? Проклятье, сестра, у нас под боком двадцатитысячная армия отчаянных головорезов под командованием мятежного генерала, а ты гоняешься за призраками и злишь людей, когда каждый самурайский меч и каждое копье ополченца на счету!

   Стук в дверь прервал гневную речь правителя города.

   - Что там еще?

   - Мой господин, - вошедший слуга упал ниц и поднял на развернутых ладонях небольшой свиток. - Это запись срочной радиограммы от великого генерала Соджиро.

   - От наместника? - недовольно проворчал Такао, разворачивая свиток и начиная читать. Минута, и лицо его начало наполняться пугающей мрачностью.

   - Плохие вести? - осторожно осведомилась Таюра.

   - Объявляется мобилизация всех сил из близлежащих регионов. Город на Серебряной Горе уничтожен.

   - Что?! Кто? Когда?!

   - Четыре дня назад. Неизвестной силой. Кроме этого города уничтожены две защищающие его крепости и шесть близлежащих малых поселений. Ценности не похищены. Дома попросту разрушены, а жители убиты. Шиноби сравнили время гибели жителей и определили направление движения врага. На северо-восток. Нас чуть-чуть не зацепило.

   - Но... но серебряные рудники защищает большой гарнизон! Это экономически важный объект, и наместник держит там регулярные войска!

   - Держал. Восемь тысяч самураев и больше ста тысяч гражданских лиц были убиты, не послав даже радиосообщения с предупреждением или просьбой о помощи. Шиноби нашли глубокие воронки от взрывов, пепелище, руины домов и следы огромных ног. Ступня метра в четыре длиной. Камни глубоко вмяты в землю непомерной тяжестью туши великана...

   - Брат, сколько мы можем выставить людей?

   - Пятьсот. Думаю, учитывая наших солдат, генерал соберет тысячи четыре.

   - Половина от тех, кого этот гигант уже убил! Он же ушел на восток, мимо наших земель!

   - Но где гарантия что он не вернется? Если он растоптал серебряные рудники, наши, оловянные, прихлопнет и не заметит. Собирайся, Таюра! В отличие от златохвостой этот монстр -- реальная угроза.


   Глава 3. Сильные и слабые


   Эпоха Войн, год 525, 7 марта


   Бескрайний простор, абсолютное ледяное безмолвие. Вдали от дорог, вдали от поселений, да еще там, где ни зверю, ни птице не найти корма, можно ли надеяться услышать что-либо, кроме тишины?

   Слишком много людей гибнет, поверив в обманчивое безмолвие пустыни.

   Путник, отягощенный немалой поклажей, пристально прислушивался в окружающее молчание. Врожденные сенсорные способности у шиноби и самураев чаще всего были направлены на зрение или чутье Ци, но воины, потомком которых был этот путник, во всем полагались на слух. Они могли слышать чужие разговоры, находясь на другом конце улицы. Могли следить за перемещением людей по дому, слушая их дыхание. Могли даже различать людей по стуку сердца.

   И все же о другом путнике в первую очередь его предупредил не слух.

   На снегу неровной цепочкой виднелись следы. Кто-то проходил тут совсем недавно. Даже не проходил, а...

   Путник склонился, принюхался и чихнул. От следов, меж каждой парой которых было по десятку метров, сильно фонило энергией Ци. Длинные прыжки, к тому же неумелые, с большим перерасходом энергии.

   Путник присмотрелся к самим следам и ухмыльнулся. Остроносые, маленькие дамские сапожки. Девушка. По размеру следа лет двадцати. И не куноичи. Куноичи не носят такую обувь в дальних переходах и столько Ци на прыжки не тратят. Эта же использует врожденные способности как может. Если все наблюдения сложить, то...

   Неужели в эту ледяную пустыню занесло благородную леди? Дочку самураев, что владеет кое-какими генетически заложенными способностями, но специального обучения не проходила.

   Что она делает здесь? Среди гор, да еще в смертельно опасном регионе? Заблудилась? Или, так же как и он, спасается от преследования?

   Путник, направив еще больше Ци на улучшение слуха, устремился в погоню. Он не сомневался, тем более что неведомая путница шла в том же направлении, что и он. Скоро должны начаться обжитые районы. Успеть бы настичь эту таинственную странницу, прежде чем ее следы потеряются в переплетении сотен других!


   Враги не отправились в погоню за Кицунэ, но оборотница в твердой уверенности, что ее в покое не оставят, решила обмануть мнимых преследователей и повернула на север, в долину Желтой реки. Поток мутной воды мчался меж склонами гор прямиком в низины страны Водопадов, про эту реку говорили, что она не замерзает даже в самую морозную зиму, и оборотница надеялась сесть на какой-нибудь корабль или купить лодку для быстрого и комфортного завершения пути.

   Наивная.

   Взглянув с обледенелых круч на воду, безумствующую среди острых скальных клыков, Кицунэ поежилась и попятилась. Плавание по этой реке было равносильно попытке пролезть через гигантскую мясорубку.

   - Придется пешком, - вздохнула девчонка и, стараясь следовать вдоль течения, побежала на восток. Она два дня искала дорогу и все-таки, уже совсем выбившись из сил, нашла ее. Заметенную снегом и заброшенную. Когда здесь проходил последний караван? Давным-давно.

   Но города и селения-то вдоль дороги должны сохраниться? Куда они денутся? Ночевать в них Кицунэ, конечно, не отважится, но еды купить можно будет вполне.

   Длинными прыжками оборотница продолжила свой путь сквозь бескрайний серо-белый мир, но уже на сотом прыжке ледяная пустыня показала, что расслабляться нельзя нигде и никогда. Взметнулись из-под снега человеческие руки, и Кицунэ громко взвизгнула, ухваченная за лодыжки обеих ног. Плюхнувшись навзничь, она попыталась брыкаться, но противник уже сидел на ней верхом и легким усилием ладони держал голову оборотницы вжатой в снег.

   - Попался, зайчонок? - прозвучал насмешливый голос нападающего. - А я-то думаю, кто тут скачет?

   Кицунэ напрягла все силы, рванулась, и вдруг давление исчезло. Она снова была одна в занесенных снегом горах.

   - Покажись! - Кицунэ вскочила и начала озираться по сторонам. - Покажись, тебе говорю!

   Тычок в спину снова бросил ее на снег. Враг засмеялся, но Кицунэ, сколько ни озиралась в ярости, не могла его увидеть.

   - Ладно, ладно! - молодой мужчина в добротной кожаной куртке, суконных штанах и высоких меховых сапогах возник слева от оборотницы. - Не злись. Ты откуда, зайка, прыгаешь? И чего одна, раз даже от простейшего гендзюцу защититься не можешь? Ладно на меня нарвалась, а если бы на бандитов? Ты представляешь, что может сделать десяток злобных изуверов с одинокой красавицей в безлюдном месте?

   - А ты кто такой? - пыхтя и сопя от злости, спросила Кицунэ.

   - Кто такой? - парень хохотнул. - Ну, секрета в этом нет. Пред вами, моя прекрасная леди, собственной персоной я! В прошлом великий и почти непобедимый армейский самурай Томинага Такеджи. Ныне, по разным причинам, бродяга-ронин, ищущий пристанища в нашем бурно кипящем мире. А как ваше имя, красавица из ледяной пустыни?

   - Юаса Нами, - буркнула Кицунэ не слишком-то приветливо. - Я из прибрежников, мою деревню разграбили и сожгли самураи страны Облаков. Теперь я ищу, где могли бы пригодиться мои таланты и умения. В поисках работы, так сказать.

   - Я так и понял, что ты из прибрежников, - глаза Такеджи были полны сарказма. Он с ухмылкой разглядывал кимоно и украшения Кицунэ. - Смотрю, и на суше навыки вольной жизни не забываете? С пепелища идешь, а уже нарядная, сытая и ухоженная. Прибрать к рукам чужое прибрежники всегда были мастера. Ну-ка постой смирно!

   Быстрыми движениями мужчина приблизился к девчонке и не обращая внимания на ее противодействие, принялся... обнюхивать.

   - Так, запаха крови нет. Гарь присутствует, - рассуждал бывший самурай. - В Ци следы сильных эмоций... горе, боль, страх. Следов смерти и убийства нет. Ясно. Ясно, ясно. Эх ты, такая молодая и красивая, а уже мародерством занимаешься? Или даже грабежом?

   - Отстань от меня! - Кицунэ отмахнулась от назойливого ронина, но тот играючи увернулся от ее удара. - Что ты пристал? Я тебе мешаю?

   - Да, собственно, нет. Прости за назойливость. Не сердись, я тебя ни в чем не обвиняю. Мне и самому ради выживания приходилось наносить обиды другим людям. Не умирать же от голода, верно? Хочешь, дальше вместе пойдем?

   - Нет! - Кицунэ гордо вздернула нос. - Я сама по себе. Отстань!

   - Ладно, - самурай пожал плечами. - Если не хочешь со мной, то, может быть, пойдешь вон с теми парнями? "Разрыв"!

   Удар Ци самурая точно в голову Кицунэ разрушил иллюзию, и оборотница замерла в испуге, увидев осторожно подбирающихся к ним людей в тяжелой меховой одежде. Вооруженные копьями, с уродливыми деревянными масками на лицах, они мгновенно поняли, что иллюзия отвода глаз разрушена, и с угрожающими воплями ринулись в атаку.

   - А ну, подходи! - Такеджи взмахнул мечом, эффектно выхватывая его из ножен, и бандиты, теряя уверенность, отпрянули.

   С первого взгляда на меч бывалые солдаты поняли, что это не обычное оружие рядового воина. Дорогой металл клинка с клеймом известного мастера, украшения на гарде и рукояти.

   Капитанская катана! Причем хранящая следы боев, которые прошла.

   Армейский капитан. Нападающие тоже были генетически измененными и прежде служили в армии, но ровней капитану себя не считали. Броситься на него и умереть? Вполне возможно, он один их всех перережет без особого труда. Зачем жертвовать собой? Ведь добыча никуда не денется.

   Бандиты оскалились со злобным торжеством. Деревянные личины скрыли их улыбки. Изготовившиеся к бою путники видели лишь то, что враги остановились, поколебались пару мгновений и начали отступать.

   - Жалкие гады! - торжествующе выкрикнула Кицунэ, когда бандиты скрылись за камнями. Все в порядке. Злодеи и могут быть только такими. Уж она-то знала. Нападают, когда кто-то беззащитен, а стоит беззащитному показать силу, сразу убегают. Исключения, вроде Алых Теней, которых нанимал черный воин-дракон для расправы над маленьким добрым лисенком, или такие как непобедимый монстр, что помогал хозяину похитить оборотницу из Инакавы, встречаются достаточно редко. Высшее зло -- не одиночки, оно ведь как эти, с деревяшками на лицах. Толпа трусливых и жестоких негодяев.

   - Просто в черепах у них есть немного мозгов. - Такеджи убрал оружие. - Нужно уходить, Нами-сан. Они неспроста отступили. Это просто разведчики. Долина Желтой реки захвачена бандитами, и сюда сейчас стекается отребье со всей страны. Вызвав лучников или несколько хороших мечников, они снова нападут. Лучше до наступления темноты добраться до какого-нибудь селения или крепости.

   Кицунэ кивнула парню с благодарностью.

   - Спасибо вам, Такеджи-сан. Если бы не вы, они бы на меня точно набросились. Не знаю, удалось бы им убить меня, или нет, но в опасности я была ужасной.

   - Счастлив помочь, - самурай ответил на улыбку Кицунэ своей улыбкой. - Надеюсь теперь вы поняли, Нами-сан, опасность одиночного путешествия? Придется научить вас приемам борьбы с гендзюцу, если вы действительно хотите представлять в этом мире хоть что-то в качестве воина. А до той поры, пока мы не окажемся в безопасности и пока вы не отразите иллюзию в боевых условиях, я беру вас под свою защиту! В оплату возьму только возможность любоваться вашей красотой и удовольствие слышать ваш голос. Но ничего лишнего! Меня в Агемацу невеста ждет.

   - Агемацу?

   - Крупнейший город этого региона. Километров семьдесят на северо-восток. Разве вы не туда шли?

   Кицунэ мотнула головой.

   - Нет, я просто так иду, наудачу.

   Возникла достаточно долгая пауза. Налетающий со склонов гор ледяной ветер гнал по твердому насту мелкую крупу поземки.

   - Нами-сан, - глаза самурая наполнились подозрением. - Вам сколько лет?


   Сумерки сгустились над горами, и Кицунэ, уставшая от долгого бега по ледяным склонам, увидев свет, льющийся из окон домов, ощутила прилив сил. Наконец-то можно будет отдохнуть и нормально поесть! Ронин за годы армейской службы, видимо, попросту забыл, что существуют люди, не способные выдержать безостановочный бег и лавирование у краев пропастей с обрушенными мостами. Причем подкрепляясь только на ходу и изрядно промороженной пищей. Кицунэ, помня о своем позорном провале в защите от гендзюцу, пыхтела и ворчала, но не желала признаваться спутнику в усталости. Иначе сочтет, что она совсем слабая, и еще выше нос задерет! Итак смотрит свысока, как на ребенка. Если узнает, что она -- грозный златохвостый демон Кицунэ, будет долго смеяться.

   - Это уже Агемацу? - спросила девчонка, когда они остановились, чтобы издали осмотреть поселение. - Я думала, большой город будет.

   - Это всего лишь придорожный поселок. До Агемацу еще километров тридцать. Не беспокойся, дальше дорога должна быть полегче. Где-то в этих ущельях бандиты карательную армию и остановили. Ту самую, задержать продвижение которой они пытались, обрушив мосты через пропасти и устроив завалы на дорогах. Так что часа за четыре до Агемацу доберемся. Но не сегодня. Ночью идти -- самоубийство. Бандиты ночью становятся не то что опаснее, но храбрее намного. Тот их патруль, на который мы напоролись утром, сигнал остальным послал, и нас ждут. Как рассветет, быстро соберемся и на максимальной скорости помчимся к городу. Прорвемся!

   Кицунэ кивнула, радуясь близкому отдыху, но Такеджи не спешил направляться к селению. Он критически осмотрел Кицунэ, обошел ее кругом, немного поразмышлял и тяжело вздохнул.

   - Нет, Нами-сан, прошу простить, но в таком виде вам в город, даже в это поселение, соваться нельзя.

   - В каком-таком виде? - обиделась Кицунэ.

   Такеджи быстро и безошибочно обрисовал все ошибки ее наряда. Девчонка залилась багрянцем глубокого стыда. Ну почему в простом ношении кимоно все настолько сложно?

   - И удостоверения личности, хотя бы детской гражданской карточки, у вас, конечно же, тоже нет? Плохо. А на основании всего вышесказанного любой образованный человек знаете кем вас сочтет?

   - Кем?

   - Воровкой или мародершей. Беглой рабыней. Не в меру глупой разведчицей бандитов. Вон, полюбуйтесь, в селении торговый караван стоит, а самураи, его защищающие, все три варианта мгновенно просчитают с самыми печальными для нас последствиями.

   Оборотница молчала несколько секунд, а затем виновато спросила:

   - Что же нам теперь делать? В горах ночевать?

   - Да, где бандиты зарежут. Ох, беда с этой молодежью... пойдем-ка со мной.

   Кицунэ и Такеджи зашли за выступы скал, и, притоптав снег, ронин стряхнул со своих плеч тяжелую поклажу, которой был навьючен не хуже иного вола.

   Рюкзак, хороших размеров чемодан, два больших тюка и пара притороченных к рюкзаку сумок. Куда там Кицунэ с ее скромным скарбом!

   - Вот, посмотри, - порывшись в одной из сумок, ронин извлек и протянул Кицунэ маленькую книжечку с цветами сакуры на обложке. - Можешь пользоваться.

   - Сайто Мицуми... - прочитала удивленная Кицунэ, взяв и открыв удостоверение личности, принадлежавшее, судя по данным и фотографии, двадцатидвухлетней гражданке Северной Империи. Цветы сакуры, привилегия аристократии, да еще и золотая кайма на страничках - значит владелица удостоверения приближена к высшему властвующему кругу. Дочь знатного землевладельца или городского главы, может быть, даже наместника?

   - Да, да. - Такеджи несколько раз кивнул с легкой улыбкой. - Поздравляю вас с повышением, моя госпожа. С этого момента вы больше не безродная прибрежница, а благородная леди Мицуми, дочь великого и грозного генерала Вейшенга из клана Сайто, что владеет землями недалеко к западу отсюда. Вот, взгляните-ка сюда.

   Такеджи снял с рюкзака один из тюков и раскатал его. Кицунэ обомлела, увидев зимние дамские сапожки на высоком каблуке, несколько юбок, украшенную бисером блузку, расшитую золотом жилетку и жакет. Здесь же лежал чрезвычайно модный в этом сезоне блондинистый женский парик. Во втором тюке оказалось шикарное дамское пальто, меховое манто и муфта.

   - Здесь у меня есть еще вот это... - Такеджи вынул из рюкзака слегка помятый зимний капор, отороченный натуральным мехом. - ...А в чемодане белье, чулки, шарфик и перчатки. Найдется даже сумочка с косметичкой и веер. Все в точности как нужно по сезону, социальном у статусу, возрасту и прочей дребедени. Вещи такие дорогие, что ужас просто, но тебе, так и быть, жертвую. Не бросать же такую молодую на верную смерть?

   - Такеджи-сан! - Кицунэ едва не захлебнулась собственным возмущением. - Где вы взяли эти вещи?!

   - Нашел! - сердито одернул ее ронин, но Кицунэ не поддалась.

   - Такеджи-сан, вы... вы... бандит?! Что вы сделали с девушкой, у которой все это забрали?!

   - Убил! И съел.

   Кицунэ в испуге попятилась и побледнела, губы ее задрожали, а на глаза несчастной девчонки навернулись слезы. Возможно ли, чтобы ее спутник оказался настолько жестоким чудовищем? Съесть человека! Даже тюремщики Хебимару, наверное, себе такого не позволяли.

   - Ух... - ронин вздохнул, прикрыв лицо ладонью. - Нет, ты явно не совсем нормальная. Нельзя же так серьезно относиться к каждому слову! Ладно, скрывать ничего не буду, все как было расскажу. Дело в том, что на мне лежит страшное проклятие. Не знаю, может быть, меня в детстве девочка покусала или в роду у нас были женщины, но уже много лет подряд каждый месяц, в полнолуние, я превращаюсь в девушку... - глядя на удивленно вытянувшееся лицо девчонки и ее вытаращенные глаза, Такеджи подавился своими шутками. - Да тьфу на тебя! Кто здесь над кем издевается? Ладно, слушай правду, нам шутить некогда. С полмесяца назад занесла меня судьба в один городок, отсюда к юго-западу. Хороший такой, ухоженный региональный центр тысяч на тридцать жителей. Надеялся работу найти. Вот только нищие ронины там никому были не нужны, как и везде сейчас. Деньги и запасы у меня уже к тому времени полностью иссякли, а голод для самурая -- хуже ножа. Побродил я по городу, подумал о том, что терять мне нечего, и, присмотрев хорошую гостиницу, проник в нее, как ниндзя, через окно. Повезло мне буквально сразу. Комната оказалась занятой богатой, и съемщица ее самым провокационным образом расслаблялась в ванной. Это по плеску воды и песням слышно было. Ну, я теряться не стал и по-быстрому в комнате ее прибрался.

   - Ворюга! - несмотря на все возмущение, оборотница все-таки испытала облегчение от того, что несчастная девушка осталась жива.

   - Да, ужас просто. Ну так что, Нами-сан, будем жизнь свою спасать или погибать от чрезмерной душевной невинности?

   Подняв расшитую бисером блузку, ронин бросил ее Кицунэ.

   От блузки пахнуло ароматами дорогих, изысканных духов. Такими сладкими, что у девчонки даже закружилась голова. Держа на руках роскошную вещь, она почувствовала, как возмущение и сомнения отступают.

   В конце концов другого выбора нет. Может, и грех не самый страшный? Ведь Кицунэ не собирается никому причинять зло, и настоящей леди Мицуми ничем не повредит то, что кто-то там, на другом краю страны, пару раз назовет себя ее именем?

   А после того как закончатся беды, Кицунэ обязательно разыщет леди Мицуми, расскажет все как было со слезами на глазах попросит прощения и возместит весь ущерб, нанесенный подлым ворюгой.

   Поклявшись себе в этом, оборотница глубоко вздохнула и начала сбрасывать с себя свой красивый, но ужасно неправильный наряд.


   Караван, отдыхавший в ту ночь на постоялом дворе, шел из Агемацу и направлялся в один из соседних городов, Кацуяму. Товаром служили предметы роскоши. Дорогие ткани, золоченые статуэтки, мебель, фарфор и картины. Все это новый глава долины Желтой реки, озаботившись угрозой голода в Агемацу, надеялся выменять на продовольствие. Кацуяма ведь торг ведет со странами Трав и Водопадов, там нет особых проблем добыть зерно и мясо. Этот караван был третьим, отправленным из Агемацу для торга, хотя первые два еще не вернулись.

   По разным причинам задержавшись с выходом из города, караван к вечеру добрался только до этого малого придорожного селения, и главный торговец решил переждать ночь здесь, где была хоть какая-то цивилизация. Люди и животные расположились на отдых. Стражи подогрелись небольшими порциями спиртного и встали на посты. Погонщики и торговцы, завершив дела, улеглись спать. Все было спокойно, и хозяин каравана, новый главный торговец Агемацу, Ириэ Масакадзу, неспешно листал бухгалтерскую книгу и делал вид, что изучает записи. Старательно поддерживая образ серьезного делового человека, мыслями он, однако, был далек от торговли. Бывший контрабандист и работорговец, провернувший в свое время немало рискованных афер, он думал о том, как немыслимо порой переворачивается судьба самого обыкновенного человека. Расчетливый проныра, мелкий жулик способен накопить деньжат и стать самым уважаемым богачом в крупнейшем городе региона. Самый уважаемый богач города может быть схвачен за шиворот сынком наместника, уличен в раскопанных спецслужбами преступлениях, ограблен и заживо похоронен в тюремных подземельях. Заживо похороненный в подземельях, обобранный и забытый, узник может дожить до смены власти в городе и выйти на свободу. Нищий, умирающий от голода бродяга может быть найден шпионами нового властителя и в один миг снова превратиться в торговца, который должен теперь вспомнить старое ремесло и спасти разоренный город от голодной смерти, продав в соседних регионах награбленные бандитами ценности и вернувшись обратно с продуктами питания.

   А заодно и распространить весть, что лорд Хуоджин, новый владыка долины Желтой реки, обязуется уберечь от нападений караваны, везущие продовольствие в Агемацу. Желающих поторговать немало, в голодном городе можно озолотиться, вот только после таинственной пропажи нескольких караванов на подступах к городу рисковать люди больше не хотят. Если будут гарантии безопасности -- другое дело.

   - Великий лорд-наместник Хуоджин... - проворчал Масакадзу себе под нос.

   Давно ли этот лорд-наместник был правителем всего одного захудалого замка где-то там, в захваченных Северной Империей землях? Давно ли сам скитался, потеряв последний клочок земли и собирая вокруг себя оголодавших, озлобленных ронинов из бывших оккупационных войск? А его ронины? Бывшие мародеры, изверги и убийцы всех мастей, творившие геноцид в захваченных южных землях. Их вышвырнули как мусор, но теперь они не просто сильная банда, а, подумать только, хозяева целого региона, от страха перед которыми трясутся все соседи!

   Как изменчива судьба и как крутит этот мир его несчастных обитателей, то окуная с головою в грязь, то по плечи засыпая золотом!


   Золото волос модного парика волнами скользнуло по пышному меховому манто. Такеджи сам поправил прическу Кицунэ, надел ей на голову капор и завязал ленту под подбородком девчонки. Кицунэ оказалась далеко не неопытна в одевании роскошных платьев, и зловредный ронин сноровисто ей помогал, выказывая подозрительно хорошие навыки для простого солдата. Усилиями обоих бродяг Кицунэ была упакована в новый наряд довольно быстро, и за это время никто их не потревожил.

   - Шикарно! - сказал Такеджи, отступая на пару шагов и любуясь своей преобразившейся спутницей. - Леди Мицуми сама бы ахнула, глядя на тебя. Какое потрясающее перевоплощение! О, какая честь мне выпала видеть перед собой самую благородную леди на сотни миль вокруг! Вы, уважаемая, случайно не волшебная златохвостая лиса?

   - Скажешь тоже! - сердито пробубнила Кицунэ. - Просто в таком платье любая бы превратилась в принцессу.

   - Платье лишь дополняет красоту женщины. В тебе, милая, моя есть немалый шарм, и появись ты в таком виде в обществе аристократов, сердца благородных кавалеров так и посыпались бы к твоим ногам! Ну, как ощущения, морская душа? Приятно быть благородной дочерью грозного самурайского генерала?

   - Не очень.

   - Что же не так, красавица моя?

   - Мне... мне просто не нравится носить ворованное, - Кицунэ краснела все гуще. - Как представлю, что было с леди Мицуми, когда она вышла из ванной и увидела, что ее ограбили, мне самой плакать хочется.

   - О-о-о, ясно. - Такеджи сначала тепло улыбнулся, а затем с грустью вздохнул. - Ну, тогда я просто вынужден признаться, что никакой кражи не было.

   - Что? Та... Такеджи-сан, вы что, опять мне наврали? Нравится вам смеяться над несчастной девушкой, да? - вид обиженно-сердитой Кицунэ был так умилителен, что зловредный ронин не выдержал и расхохотался.

   - Ты действительно нечто, Нами-сан! - Такеджи опомнился, глянул по сторонам и взял себя в руки. - Милая моя, верить надо фактам, а не чьей-то болтовне. Скажите, откуда могут у обычного вора взяться такие мечи? - ронин показал оборотнице свое оружие. - И такая добротная одежда, да еще со знаками клана? - бродяга указал на свой наряд.

   - Откуда-откуда... - сердито пробубнила Кицунэ, глядя на насмешника исподлобья. - Стащил!

   - Да? И это стащил? - Такеджи вынул из внутреннего кармана пальто и протянул Кицунэ серебристое удостоверение личности с двумя золотыми катанами на обложке.

   У Кицунэ даже глаза вполлица расширились от изумления. Удостоверение капитана армейской элиты! Перед ней что... аристократ?!

   - А если думаешь, что документы подделаны, то вот здесь у меня статьи из газет, с моей фотографией. О ком в статьях речь идет, можешь прочитать. Ну, что теперь думаешь?

   - Да кто ты такой в конце-то концов? - Кицунэ снова рассердилась. - Хватит мне голову морочить!

   - Хорошо, позвольте представиться вам, прекрасная юная леди, - ронин встал в полный рост и поклонился девушке с грацией истинных аристократов. - Отставной армейский капитан Томинага Такеджи, сто пятая пехотная тысяча, из южной группировки имперских войск. Не далее как четыре с половиной года назад служил под командованием грозного генерала Матсунага Санииро, но взгляды на ценность человеческой жизни у меня оказались вовсе не те, что требовались от капитанов армии в те времена, и потому ныне я полностью к вашим услугам.

   - Армейский капитан? Что вы делаете здесь, в горах, Такеджи-сама?

   - Совершаю тактический маневр. Армии в моем распоряжении больше нет, и враг, как ни банально, берет числом. Один не в меру грозный господин по имени Вейшенг спустил на меня всех собак за то, что я, безземельный и практически нищий самурай, посмел близко подойти к его дочери. - Такеджи глубоко и тяжело вздохнул. - Но об этом я расскажу позже, нам надо идти.

   - Дочь генерала Вейшенга? Это же, наверно...

   - Да. Прекрасная леди Сайто Мицуми, - глаза ронина наполнились глубокой грустью, он торопливо отвел взгляд и закусил губу. - Даже смешно. Я ведь действительно думал что наконец-то после стольких лет нашел свое счастье.

   - Что у вас случилось, Такеджи-сама? - при виде чужой боли Кицунэ сразу забыла про обиду за насмешки и с сочувствием тронула ронина за рукав.

   - Не переживай, все в порядке. - Такеджи взглянул на нее с печалью и добротой. - История долгая, и сейчас могу только сказать, что тебе не нужно беспокоиться за ее жизнь и здоровье. Я бы никогда... не причинил ей вреда. Даже после того, что она мне наговорила перед расставанием. Пойдем, и... спасибо тебе.

   - За что? - удивилась Кицунэ.

   - Не знаю, но... благодаря твоему появлению у меня есть о ком заботиться, и от этого почему-то становится немного легче. Может быть, ты одна из тех добрых ками, что жалеют одиноко странствующих ронинов и воплощаются в прекрасных девушек, чтобы исцелять их разбитые сердца?

   Под теплым и немного ироничным взглядом своего спутника Кицунэ торопливо развернула веер и спрятала за ним разрумянившиеся щеки. И после этого кто-то еще смеет удивляться -- зачем зимой веер? Нельзя же засмущавшейся леди ладонями лицо прикрывать!


   Глава каравана продолжал неспешно листать книгу, когда к нему подбежал капитан охраны и с легким поклоном доложил:

   - Господин Масакадзу, по дороге к селению приближаются путники.

   - Что? - торговец не стал скрывать удивления. - Какие, ко всем черным демонам, в долине Желтой реки могут быть путники? Сюда даже самурайские отряды больше не суются! Или... пополнение к генералу Хуоджину?

   - Нет, не похоже. Дамочка в модной шляпке и манто, а с нею самурай.

   - Да? Хорошо, пойдем, посмотрим, что там за самоубийцы. Мошенники какие-нибудь или воры. Приглядывайте, чтобы близко к товарам не походили.

   - Обижаете, господин. Мы свое дело знаем. А может, того... - глаза капитана жадно заблестели. - Развлечение пожаловало?

   - Остепенись. Вы же не бандиты, а стражи каравана. Не выходи из образа и разбойничьи повадки забудь, иначе нас всех в соседней области без разговоров на фарш пустят с конфискацией имущества. А с гостями бойцы лорда Хуоджина разберутся, не переживай.

   - Так я не за это переживаю.

   - Что тебе, девок мало? Я же обещал каждому из твоих ребят по хорошей юдзе? А сам со мной, к настоящим ойран, пойдешь. Или, может, лорда Хуоджина спросим, как поступить? - торговец указал на радиопередатчик.

   Капитан охраны вздохнул и с расстроенным видом покачал головой.


   Уже совсем стемнело, когда Такеджи, держа Кицунэ на закорках, вышел на занесенную снегом дорогу, уходящую от селения на запад. Дома были всего в нескольких метрах и манили сквозь грязные окна тусклым светом лучин.

   - Сможешь идти? - участливо спросил ронин, оглядываясь на Кицунэ, что неуклюже топталась и барахталась в снегу.

   - Сапоги неудобные, ужас! Кто же по снегу на высоких каблуках ходит? Караванщики подумают, что я совсем глупая.

   - Ничего, благородной даме легкое недомыслие не возбраняется. Так скажи, кто ты теперь?

   - Леди Сайто Мицуми, дочь генерала Вейшенга, что владеет землями к юго-западу отсюда. Если спросят, что я здесь делаю, брошу полный смущения и робости взгляд на вас, Такеджи-сама.

   - Все правильно. Но лучше бы вам в разговоры вовсе ни с кем не вступать. Говорить я буду, а вы, Мицуми-сама, стойте позади меня, делая вид, что ужасно устали и стесняетесь. Чем больше изобразите женской слабости и беззащитности, тем лучше.

   - Спасибо за заботу, Такеджи-сан, - Кицунэ присела в легком реверансе и с трудом сохранила равновесие. Обувь действительно была просто ужасно неудобна. - Не беспокойтесь обо мне, я не подведу.

   - Прекрасный настрой, - капитан-ронин еще пару мгновений полюбовался своей спутницей, снова заставляя Кицунэ краснеть и смущаться.


   Но постоялый двор, куда направились путники после краткой заминки у крайних домов, встретил их выбитыми дверями и окнами. Проломленными стенами, за которыми виднелись полы, изгаженные испражнениями животных, и покрытые снегом, который натащили в комнаты нынешние постояльцы, желающие присыпать им грязь.

   Кицунэ боязливо косилась на стражу каравана, что настороженно следили за вошедшими во внутренний двор путниками. Самураи были хорошо вооружены и выглядели донельзя грозно. Делать вид, что она стесняется? О каком стеснении может идти речь, если девчонка так напугана, что вот-вот напустит себе в кружевные панталоны?

   Однако стражи, поглядывая на оружие защитника перепуганной дамы, приближаться не спешили. Сами будучи ветеранами, они прекрасно знали, на что способен армейский капитан.

   Вместо солдат к Такеджи и Кицунэ подошел торговец, явно бывший здесь за главного. Позади торговца тенью маячил самурай в легкой броне и при оружии.

   - Ириэ Масакадзу, - сказал торговец, низко кланяясь новоприбывшим. - Я хозяин этого каравана, и вокруг мои люди. Позволите ли узнать, с кем удостоены мы чести встретиться посреди бескрайних заснеженных гор?

   - Лорд Такеджи, из клана Томинага, - сказал ронин и повторил почти слово в слово речь, что произнес для Кицунэ при открытии своей личности. - Сопровождаю леди Сайто Мицуми, дочь генерала Вейшенга, властителя селений и городов к юго-западу от долины Желтой реки. Вот наши документы, у меня нет возражений против вашего с ними ознакомления.

   Подчеркнутая вежливость, уважение к собеседнику с легким намеком на различия в социальном статусе и уверениями, что заострять внимание на этих различиях не стоит. Сразу видно, что разговор идет с благородным человеком. Но почему лицо капитана стражи каравана отражает глубочайшее изумление?

   - Великий лорд Томинага Такеджи? - положив копье на снег, бывший армейский самурай встал на колени и, низко склонившись, ткнулся налобником шлема в истоптанный снег. - Мое имя -- Йонэда Коджи. В битве при Хидаке я находился в центре правого фланга. Когда объединенные армии стран Птиц и Туманов почти полностью истребили наших солдат, клан Томинага подоспел на помощь и свирепым ударом опрокинул врага! Вы и ваши солдаты спасли всех уцелевших в том побоище, и меня в том числе, великий господин. Как говорили после боя, именно вы первым обратились к генералам с просьбой о разрешении ликвидации угрозы прорыва фланга, а значит, именно вам я обязан своей жизнью. Я видел вас в том бою, и это было незабываемое зрелище, после которого я проникся глубочайшим уважением ко всем воинам клана Томинага! Чудовищная несправедливость, проявленная командованием в отношении вас, лишила армию выдающегося командира и благороднейшего из всех самураев нашей эпохи!

   - Значит, вы полагаете, Коджи-доно, что я поступил правильно, когда пошел против приказов генерала Тамоцу?

   - У меня никогда не было в этом сомнений, господин, сомнения были только в том, что у меня хватило бы силы духа и храбрости поступить так же, как вы.

   - Простите, могу ли я спросить, о каком деле идет речь? - осторожно осведомился Масакадзу.

   - Вы не слышали о сожжении великого храма Ветра в стране Птиц? - удивился страж и, вспомнив, где находился торговец на момент тех памятных событий, сразу пояснил: - После череды кровавых восстаний на захваченных землях великий генерал Тамоцу приказал провести генетическую чистку. Солдаты империи истребили мужчин самурайских кланов страны Птиц, даже не участвовавших в восстании, а около сорока тысяч женщин и детей были согнаны из ближайших городов в комплекс строений храма. Вокруг храма было создано кольцо огня, и все, кто был внутри, были бы обречены на гибель, если бы лорд Такеджи не взбунтовался. Он приказал своим солдатам отступить и разбил стену храма, открыв людям путь для бегства. Многие успели спастись и рассеялись по лесам.

   Кицунэ едва хватило сил скрыть свое изумление и сделать вид, что все это ей давно известно.

   - Кто-то говорил, что я должен очистить свое имя ритуальным самоубийством, - продолжил за капитана стражи сам Такеджи. - Другие требовали моей казни, но обозленным генералам было мало моей смерти. Меня обрекли на пожизненное бесчестие, заклеймив предателем, изгнав из клана, лишив имущества и привилегий. Но... они просчитались, и многие, как и вы, добрый Коджи-доно, посчитали бесчестными и бесчеловечными деяния лорда Тамоцу, а не мои. Я сумел найти тех, кто поддержал меня и помог пережить тяжелые годы.

   - Нынешние годы тоже не из легких, - мрачно сказал торговец, мельком взглянув на бумаги и возвратив их владельцам. - Неосторожно было с вашей стороны, благородные господа, покинуть надежно защищенные крепости. В долине Желтой реки ныне очень неспокойно.

   - Да, мы наслышаны о том, что здесь произошло, и уже сталкивались с людьми угрожающего внешнего вида, - ответил Такеджи. - Но бывают ситуации, когда встреча с разбойником далеко не так опасна, как встреча с представителем закона.

   - Отец узнал о моих тайных встречах с лордом Такеджи, - робко подала вдруг голос Кицунэ. - И пришел в ярость, ведь у Такеджи-сама нет больше ни владений, ни влияния в высоких кругах. Солдаты отца получили жестокий приказ, и я едва успела опередить их, предупредив моего... моего друга об угрозе расправы. Такеджи-сама был вынужден бежать, и я вопреки его протестам и запретам последовала за ним.

   - Вы не должны оправдывать меня, Мицуми-сама, - с теплой нежностью в голосе сказал Такеджи. - Я действительно виноват, что не смог отговорить вас от побега.

   - Я ни о чем не жалею, - Кицунэ покачала головой. - Даже то, что отец отдал приказ и о моей казни тоже, совершенно не важно. Вы, Такеджи-сама, отбили уже два нападения, и я верю, что с вами я в полной безопасности, где бы мы ни были.

   - Преследователи окружили нас со всех сторон, словно диких зверей при облаве, и путь к спасению остался теперь только через долину Желтой реки. Мы собираемся пройти долину и продолжить путь на восток, чтобы выйти к границам страны Водопадов. Скажите, господин торговец, будут ли караваны из Агемацу уходить на восток?

   - Мы идем в Кацуяму, что как раз во владениях лорда Вейшенга, - ответил торговец. - Только туда дорога от Агемацу осталась в нормальном состоянии. На остальных тяжело пройти даже налегке, а тем более трудно было бы с животными и грузом. Так что вынужден разочаровать вас, пройти с караванами не получится.

   - Жаль, - вздохнул Такеджи. - Тогда запасы в городе пополним и, да помогут нам боги, продолжим путь своими силами. Кстати, о провизии. Здесь, в жилом поселении, есть ли у нас хоть какой-нибудь шанс найти хороший ужин?

   Ириэ призадумался и осторожно глянул на своих солдат, что, старательно создавая независимый вид, прислушивались к разговору. Слишком хороша и привлекательна девчонка. Капитана самураев они боялись, но защитник был один, а охранников каравана почти девять десятков. Капитан Коджи вступится за своего давнего спасителя? Могут и его тоже рубануть. А сколько этих идиотов поляжет, когда самый задиристый из них спровоцирует ссору и драку с настоящим армейским капитаном? Человек военный, лорд Такеджи уже сейчас почувствовал угрозу и ждет в полной боеготовности. Может быть, он даже сумеет прорваться и скрыться от преследования вместе со своей подругой и имуществом? На них уже дважды нападали, нельзя недооценивать элиту самураев. Лучше убрать зубастую добычу подальше от изголодавшихся хищников.

   - Мы уже отужинали, но я не стал бы с вашей стороны огорчаться по этому поводу, ведь пища была не очень хороша и годится только для грубых желудков бывалых бродяг. Можно ли добыть что-нибудь получше? Хм-м-м... постоялый двор давно заброшен, а местные свои припасы берегут. Зима жуткая, как бы весна поздней не оказалась. Но выше по склону есть небольшой храм Земли. Его мико у караванов припасы покупает, а затем путников подкармливает. Такой лапши, какую готовит она, едва ли можно найти даже в лучших ресторанах столицы. Добрейшей души человек. Приятную добавку к ужину нам она уже приносила, так что говорю я не с чужих слов. Искренне советую вам посетить храм и его прекрасную хозяйку. По склону вверх, там тропа. Только не забудьте сделать пожертвования, иначе в следующий раз ей будет нечем угощать усталых путников.

   - Храм не разграбили?

   - Что же там брать-то? Без роскоши живет. А чтобы бандиты не шалили, приплачивает им из пожертвований. Что-то вроде налога.

   - Понимаю. Как зовут эту добрую мико, не подскажете?

   - Ишикуно Мисаки. Не слышали о ней раньше? Лечила бедноту бесплатно, за что была изжита из города другими жрицами, защищающими свои доходы. Укрылась в заброшенном храме и заботится о жителях этого села.

   Такеджи поблагодарил словоохотливого торговца и поманил за собой Кицунэ, которая рада была убраться подальше от страшных людей и полуразбитого дома, в котором жутко пахло животными и испражнениями. Зимой запах еще можно было терпеть. Но что будет, когда растает снег? Заболеть же можно!

   Благодаря всех богов за спасение, Кицунэ поспешила за своим спутником. Надо же, как повезло! Такое маленькое поселение, но здесь есть настоящий храм! Мико всегда казались маленькой оборотнице персонажами из добрых сказок, и девчонка едва не захлопала в ладоши от восторга, радуясь возможности отправиться в гости к одной из них. Какая волшебная лиса не обрадуется общению с хранительницей духовной чистоты и храброй защитницей людей от всяческого зла? Разве что лиса злая, но себя к таким Кицунэ не относила и с восторженным замиранием сердца разыскала взглядом небольшое строение, притулившееся к бескрайнему горному склону довольно далеко от остальных строений.


   - Ох и удивили вы меня, Такеджи-сама, - сказала Кицунэ, смущенно поглядывая на своего спутника, когда они с ронином прошли полпути до храма. - Я даже и представить себе не могла, что вы... что вы... такой!

   - Да, пришлось в жизни дел натворить, - улыбаясь, вздохнул Такеджи. - Но и ты меня тоже удивила, горная богиня. Без всякой подготовки говорить взялась. Думал, вот сейчас-то нас и рассекретят! Но нет, все только больше уверились, что мы не врем. Могла бы предупредить, что не только красотой, но и воспитанием вполне можешь затмить любую знатную особу высшего света.

   - Да, вот такая я! - Кицунэ сияла от похвал. - Почувствовала, как можно сделать рассказ еще убедительнее, и сделала!

   - Но не только караванщики заметили, что манеры вам, моя леди, не чужды. Нами-сан, вам уже приходилось раньше блистать в высшем свете? Или судьба свела меня с настоящей потерянной принцессой великого клана самураев?

   - Кто знает? - Кицунэ, вся из себя загадочная, развернула веер и, галантно прикрывшись им, игриво стрельнула глазками на Такеджи.

   - Ха-ха! - ронин ответил на ее взгляд своим, полным пламенного интереса. - Что может сделать красивую девушку еще привлекательнее, если не чарующая и интригующая тайна? Могу ли я надеяться, Нами-сан, однажды заслужить столько вашего доверия, что вы расскажете мне свою историю?

   Сможет ли этот человек стать другом златохвостой лисе? Вопреки всему тому, что болтают о Кицунэ злобные дураки. Вопреки тому, что она объявлена врагом его родины. Один факт ссоры с негодяями ради спасения множества людей уже многое о человеке говорит.

   - Может быть, чуть-чуть позже, Такеджи-сан, но... наверное... обязательно, - смущаясь и краснея, не зная, куда девать взгляд, сбивчиво пролепетала Кицунэ.

   На этом разговор пришлось прервать, ведь опоясывающая храм невысокая каменная стена и деревянные ворота были от них уже на расстоянии всего нескольких метров.


   Кицунэ изнывала от желания познакомиться с доброй жрицей, но на стук долго никто не отзывался. Лишь после третьей серии ударов деревянного молоточка в дверь со двора храма послышался скрип снега под чьими-то ногами, а затем шорох сдвигаемого засова. Дверь медленно, со скрежетом приоткрылась. В щель выглянула молодая женщина, увидев бело-алое кимоно на которой, Кицунэ засияла от восторга. Настоящая мико, как в журналах манги! Такая же, как те, к которым они с дедушкой ходили в Сандзе!

   Только огненно-рыжие волосы ее, выдававшую в этой девушке дочь прибрежных кланов, вносили в образ дисгармонию. Жрицы храмов обязательно должны быть темноволосыми! На всех картинках так!

   Девушки замерли на пару мгновений, зачарованно любуясь друг на друга. Кицунэ с детским любопытством разглядывала наряд служительницы храма, а жрица, шалея от неожиданности, совершенно растерялась и уставилась на роскошный наряд Кицунэ. На шикарные меха, на золотые застежки и украшения. Богатая красавица-аристократка в этой глуши? Не сон ли это? Не галлюцинация ли?

   Кицунэ, почувствовав, что ею любуются с восхищением и завистью, не удержалась и приосанилась. Жрица тотчас опомнилась и сначала побледнела, а затем покраснела, понимая, что выказала постыдный для служителя храма интерес к вещам сугубо мирским.

   - Смиренно просим прощения за беспокойство в поздний час, мико-сан, - сказал Такеджи, прерывая неловкую паузу и низко кланяясь жрице. Особое уважение со стороны самураев к служителям храмов широко известно. - Позволите ли вы двум усталым путникам попросить в вашем храме убежища от ночного мрака и зимнего холода? Мы были бы рады счастливой возможности помолиться в святом месте и оставить добрым духам щедрые пожертвования.

   Дверь открылась шире.

   - Пришедшим с подобными намерениями, путь к храму всегда открыт, - мико поклонилась в ответ и сделала приглашающий жест рукой. - Уверена, боги и духи откликнутся на ваши молитвы.

   Служительница проводила гостей к небольшому строению из камня и дерева, толстостенному ввиду суровых зим, но сложенному в традиционном стиле -- с крышей-пагодой и резными деревянными фигурами, изображающими волшебных существ из легенд и сказаний.

   У входа в храм все трое совершили краткую молитву, и Такеджи отсыпал в ящик для пожертвований немного серебра, после чего мико благодушно улыбнулась и пригласила гостей следовать за ней.

   - Очаг моего дома с радостью обогреет вас и наполнит вкусом ужин, который я предлагаю вам со мной разделить, - говорила она.

   - От души благодарю вас, Мисаки-сама, - ответил ей Такеджи.

   - Вы знаете мое имя? Жители поселка сказали вам его?

   - Нет, мико-сама. Виноват торговец из каравана, восхищенный вашей лапшой.

   Жрица рассмеялась, в ее глазах мелькнули искорки лукавства.

   - Лапшу приготовить просто, и потому я часто подаю ее путникам. Рада слышать, что мои кулинарные способности высоко оценены даже на таких обычных и повседневных блюдах. Желаете, чтобы я приготовила вам лапши?

   - На ваше усмотрение, мико-сама.

   - А пока готовится еда, можно я осмотрю храм? - не выдержав, встряла Кицунэ.

   - Вам это интересно? Почему бы и нет? Я не стану возражать, только подозреваю, что вас ждет разочарование. Особых достопримечательностей у нас, к сожалению, никогда не было.

   - Ничего страшного, - Кицунэ кивнула и в одно мгновение ускользнула любоваться на храм, средоточие всего самого доброго и светлого, что только можно вообразить.

   Не прошло и минуты, как Кицунэ уже разыскала алтарь и, встав на колени, начала горячо молиться. Не только духам земли, но и всем добрым мистическим существам, которые могли не остаться равнодушными к ее словам.

   - Пожалуйста, прошу вас, если это не очень сложно, отправьтесь в страну Водопадов, найдите мою маму и сотворите для нее красивый волшебный сон, в котором сообщите, что я сбежала от хозяина и уже иду к ней! Сделайте это для меня, добрые духи, очень вас прошу, потому что я... я не хочу, чтобы мама плакала.

   Завершив молитву, Кицунэ вскочила и побежала к ящику для пожертвований. В одном журнале манги она читала, что для свершения чуда надо уплатить цену, равную тому, что получаешь. Что же, ради того чтобы мама стала счастлива, не жаль отдать все, что есть!

   Например, эти блестяшки.

   Кицунэ, покопавшись в сумочке, вынула аккуратно обернутые тканью три большие овальные монеты из чистого золота.

   - Это для вас, добрые духи, - сказала девчонка, уронив одну за другой, монеты в ящик для пожертвований. - В благодарность за то, что вы исполните мое желание.

   Игра света на золотых пластинках очень нравилась оборотнице, но жертвовала эту красоту она не задумываясь. Каждая мысль о том, что мама сейчас плачет и страдает от одиночества, жгла Кицунэ страшнее огня. Хватит ли отданного золота, чтобы отблагодарить духов за чудо?

   Не желая, чтобы духи сочли ее жадной и обиделись, девчонка перевернула сумочку и вытряхнула в ящик все деньги, что у нее были, и серебро и медь, до последней рю.

   - Вот так.

   Кицунэ помолилась еще немного у ящика для пожертвований, а затем, довольная, вернулась в храм. Неутолимое любопытство заставило ее устремиться на дальнейшее исследование, и, пробегая по коридору, она замерла у приоткрытой двери в жилую комнату. Расстеленная постель, шкаф для одежды, большой сундук. Личная комната жрицы, в которой мико укладывалась спать, когда в ворота храма постучали Кицунэ и Такеджи. Спеша к гостям, хозяйка неплотно затворила за собой дверь.

   Сюда нельзя без приглашения.

   Оборотница знала это и хотела уже уйти, но замерла, увидев на сундуке фарфоровую статуэтку кошки с поднятой передней лапкой. Манэки-нэко!

   Лицо Кицунэ озарилось восторгом, глаза вспыхнули ярче звезд. Не сводя взгляда с кошачьей мордочки, девчонка осторожно скользнула в комнату и, подкравшись к сундуку, сцапала игрушку.

   - Какая миленькая! - в восхищении мурлыкнула Кицунэ, погладив кошку пальчиком по макушке. - Здравствуй, нэко-чан! - оборотница взяла статуэтку за лапку и легонько повела вправо-влево, словно кошка помахивала ей. - Приве...

   Чпок!

   Фарфор, увы, неэластичен. Малолетняя боевая биоформа не рассчитала приложенных сил.

   Кицунэ испуганно подскочила на месте, глянула на отломленную лапку статуэтки, потом на искалеченную кошку и начала в панике озираться.

   - Тихо, тихо, нэко-чан! - зашептала она, хотя фарфоровая кошка, равнодушная к потере конечности, не издавала ни звука. - Сейчас все поправлю!

   Фарфор - это же камень? Наверно. Жесткий, значит камень.

   Кицунэ собрала Ци в ладонях и, приставив лапку на место, применила дзюцу с элементом земли. Начался процесс интенсивной диффузии, скол зарос и трещинка исчезла.

   - Вот! - Кицунэ, вздохнув с бескрайним облегчением, вновь улыбнулась. - Все в порядке!

   Но не успела она поставить кошку на место, как дверь позади нее распахнулась и в комнату с грозным видом ворвалась рассерженная жрица. Кицунэ с взвизгом подскочила под потолок, а мико наставила на нее руку, в пальцах которой была зажата напитанная энергией Ци бумажка.

   - Ты что здесь делаешь?! - выкрикнула хозяйка комнаты, прожигая нарушительницу гневным взглядом.

   - Я... я... я...

   - Говори внятно!

   - Дверь была приоткрыта...

   - ...И что с того?!

   - Я не хотела заходить, но увидела эту кошечку, - с виноватым видом начала оправдываться Кицунэ, указывая на статуэтку. - Она такая красивая! Мне ужасно захотелось на нее поближе посмотреть, я коснулась ее, а у нее лапка раз! И отвалилась. Наверное, заводской брак. Я обратно приделала, вот и все! Честное слово, я больше даже не касалась ничего, можете проверить!

   Мико смягчилась и даже приложила усилие чтобы сдержать улыбку. Она уже успела проверить ящик для пожертвований и ошалеть от ссыпанного туда богатства. Воровать, подарив перед этим храму почти двадцать тысяч рю драгоценными металлами? Глупости. Жрица подозревала в своих гостях и бандитов, добывших дорогие наряды грабежом, и шпионов правительственных войск, ловящих бандитов "на живца", но неужели эти двое на самом деле пара придурковатых аристократов, неведомыми причудами судьбы заброшенных в это гиблое место?

   - Могу ли я подозревать вас в каком-либо злом умысле? - сказала мико, расслабляясь. - Леди...

   - Сайто Мицуми, - мысленно прося у духов прощения за вранье, Кицунэ присела в изящном реверансе. - Младшая дочь генерала Вейшенга, владеющего городами и землями к западу от долины Желтой реки.

   - ...благородная леди Мицуми-сама. Но впредь, умоляю вас, сдерживайте свое любопытство. Хоть немного.

   - Обещаю, Мисаки-сан, - клятвенно заверила Кицунэ и тотчас, обрадовавшись что хозяйка комнаты больше не сердится, нарушила обещание. - Мико-сан, а что это у вас в руках за бумажка?

   - Это? Самая обыкновенная очищающая печать. Изгоняет демонов из нашего мира, а в людях усмиряет гнев и стремление к разрушению.

   - Ничего себе! Какая полезная и хорошая вещь! Можно посмотреть?

   Мико, вздохнув с обреченностью, протянула ей печать, которую Кицунэ жадно сцапала и принялась с энтузиазмом разглядывать.

   - А можно себе взять?

   - Зачем она вам, Мицуми-сама?

   - Но это же настоящая очищающая печать! Вдруг в горах на нас демон нападет? С людьми-то Такеджи-сан как-нибудь справится, а демона не ударишь, он же бесплотный!

   - Эта печать настроена на мою энергию Ци, и больше ее активировать не сможет никто, - не слишком-то дружелюбно ответила жрица. - Для вас, Мицуми-сама, она будет совершенно бесполезна. Верните ее, пожалуйста.

   Кицунэ разочарованно отдала бумажку обратно, но тут же пришедшая ей в голову мысль заставила оборотницу снова вспыхнуть энтузиазмом и подбежать к платяному шкафу, возле которого на стене висело большое овальное зеркало.

   - Мисаки-сан, а здесь хранятся ваши кимоно?

   - Да.

   - Можно мне померить одно? Любое! Ну пожалуйста! Я так восхищаюсь целительницами и защитницами душ! Мне ужасно хочется хоть один раз одеться как настоящая мико!

   - Мицуми-сама, смею напомнить вам, что этот храм -- не развлекательный отель для туристов, где за деньги могут быть исполнены любые капризы. О чем бы вы ни мечтали, начитавшись манги или сказок, я всегда была твердо убеждена, что одежду жриц должны носить только мико. Если хотите получить кимоно, подобное моему, я бы предложила вам поступить на службу храму.

   - Я обязательно так и сделаю, - сказала Кицунэ. Она действительно еще сомневалась, в качестве кого она сможет получить больше любви окружающих. Кем быть? Принцессой правящей семьи страны Водопадов? Всемирно известной певицей? Или прекрасной мико, служительницей великого храма Инари-но-ками? Это надо еще с мамой и бабушкой посоветоваться. - Но пока одно, пока другое... а померить хочется уже сейчас! - юная оборотница подумала пару мгновений и, вспомнив завистливые взгляды жрицы, кокетливо покрасовалась перед хозяйкой комнаты. - Может быть, вы согласитесь поменяться, Мисаки-сан? - проворковала она, соблазняя сердитую жадину блеском шелка и дорогим кружевом. - Вы так молоды и красивы! Вам очень к лицу будет модное платье!

   - Смею заметить, Мицуми-сама, что вы стройнее и изящнее меня раза в два. Любое ваше платье, если я попытаюсь его надеть, сразу разойдется на мне по швам.

   - Но... но мы обязательно что-нибудь для вас подберем! У меня есть косметика и украшения. Соглашайтесь!

   - Нет. Прошу вас, покиньте мою комнату, леди Мицуми.

   Время шло, и Такеджи уже начал подумывать о том что пора бы, наверное, отправиться на поиски скрывшихся девушек, но когда он совсем было собрался, в трапезную вошли сразу обе пропавшие.

   Оборотница плелась за мико с донельзя обиженным и сердитым видом. Очищающую печать не подарила, кимоно померить не дала, синтай никаких не показала, богов призывать отказалась. Пришли в храм, и никакого праздника! Эта женщина вообще жрица? Жмотина рыжая. Разве могут хорошие люди быть такими вредными?

   Кицунэ осторожно уселась на подушку у стола и насупилась. Она долго не произносила ни слова и только угрюмо поблагодарила, когда мико поставила перед ней глиняную плошку с лапшой. Оборотница даже не стала хвалить жрицу за умение, хотя можно было бы, если бы не обида. Торговец не обманул. Готовила мико действительно превосходно.


   Трапеза сопровождалась дружеской беседой, в которой Кицунэ и Такеджи очень убедительно притворялись парой влюбленных, сбежавших от ополчившейся против них родни. Жрица с интересом слушала историю, которую рассказывал Такеджи, а маленькая оборотница всеми силами старалась не краснеть от стыда, слыша в ответ на вранье слова утешения и поддержки. Но что она могла поделать? О возможности перестать прятаться и притворяться ей пока приходилось только мечтать.

   После окончания ужина, жрица проводила гостей к пустующей комнате, в которой можно было разместиться на отдых. Кицунэ блаженствовала, оказавшись в сухом и теплом, лишь немного пыльном, помещении. Она с ужасом вспоминала снег и грязь постоялого двора. Как там можно отдыхать? Вот здесь обязательно получится нормально выспаться!

   Вежливо выставив своего спутника в коридор, Кицунэ открыла чемодан с вещами леди Мицуми и после довольно продолжительной возни сумела самостоятельно сменить свою не в меру шикарную дорожную одежду на шелковое ночное платье с красивым узором из золотых цветов. Действительно, не спать же ей в корсете? И переодевание -- замечательный предлог избавиться от чужих глаз. Воспользовавшись тем, что за ней никто не наблюдает, маленькая лиса торопливо порылась в чемодане, надеясь отыскать какие-нибудь улики, проясняющие судьбу владелицы этих вещей. Просто так доверять чужим словам нельзя. Вдруг Такеджи на самом деле подлый вор и обманывает Кицунэ так же, как они только что вдвоем обманывали Мисаки-сан?

   Поиски были успешны, и Кицунэ осторожно извлекла с самого дна чемодана кожаный дамский кошелек, брошенный сюда, очевидно, при торопливых сборах. В кошельке обнаружились деньги, несколько не особо важных документов и... небольшая, но бережно хранимая, фотография. С этой фотографии на оборотницу смотрела та же девушка, что и с удостоверения личности, которое отдал Кицунэ Такеджи. Леди Мицуми. И рядом с ней на фоне цветущего летнего парка стоял бравый капитан Такеджи, собственной персоной. Молодой мужчина и красавица-девушка улыбались фотографу, а в улыбках их светилось неподдельное счастье. На обороте фотографии красовались нарисованные губной помадой стилизованное изображение сердца и пара иероглифов, в которых, наверное, были зашифрованы имена влюбленных. В самом низу, под иероглифами, была проставлена дата: двенадцатое августа, пятьсот двадцать четвертого года.

   Оборотница почувствовала себя так, словно сбросила с плеч тяжелый камень. Значит, Мицуми и Такеджи действительно были близки. Но что же между ними произошло? Нет, теперь-то господин капитан ни за что не отвертится! Уж Кицунэ-то, жадная до романтики, вытрясет из него рассказ!

   - Моя леди, ванная свободна, - сказал Такеджи, постучав в дверь.

   Кицунэ поспешно вернула фотографию на место и убрала кошелек обратно в чемодан.


   Была в жилой части храма и вполне цивилизованная уборная, и комната для умывания, с теплой водой, поступающей из бака над печью. Какое же это счастье умыться перед сном и почистить зубы! Было бы еще лучше принять ванну, но пришлось обойтись крайним минимумом.

   Зато в ванной было небольшое зеркало, и Кицунэ получила возможность немного полюбоваться собой. Ну разве она не красавица? Ни торговец, ни жрица этого храма даже всерьез не присматривались к удостоверению, сразу поверили, что она -- благородная леди. Даже Такеджи, что сначала смеялся над ней, теперь проникся нежными чувствами и называет принцессой! Это так приятно...

   Кицунэ встала к зеркалу вполоборота, любуясь своим платьем. Свет масляной лампы скользил по драгоценной шелковой ткани и искристо блестел на вышивке, красиво подчеркивая изящное сложение юной вертихвостки, радующейся обилию мужского внимания и всеобщему признанию ее привлекательности. Ах, какая красота! Когда она вернется домой и свяжется с леди Мицуми, надо будет обязательно выкупить это платье. Не будет же прежняя хозяйка этих вещей такой же жадной, как вредная мико! Хотя кто ее знает... вот Кицунэ бы ни за какие деньги такую красоту не отдала!

   Красуясь перед зеркалом, она не замечала одного -- в темном коридоре за отсутствующей дверью умывальни притаилась темная тень. Оборотница не беспокоилась, ведь мико скрылась в своей спальне, а ронин ждал в гостевой комнате. Кто за ней может наблюдать? Она не подумала о том, что хорошо смазанные петли на дверях позволяют тем открываться совершенно бесшумно. Преисполненная подозрений, жрица не вышла в коридор, чтобы тайком понаблюдать за гостьей, только потому, что хозяйку храма вспугнул ронин. Сейчас Такеджи смотрел на Кицунэ с улыбкой, полной снисходительности. Для него не составляло труда отличить радость аристократки, добывшей достойное платье, от восхищения простолюдинки, надевшей шикарный наряд и воображающей себя принцессой. Потерянная дочь могучего благородного клана? Нет. В лучшем случае она из давным-давно разорившейся семьи самураев с безнадежно устаревшим геномом, возможно, даже из первого поколения. Скорее всего, действительно разбойница и воровка. Эта девчонка явно что-то натворила и спасается бегством. Зачем иначе ей в одиночку пересекать гибельную долину Желтой реки?

   Кицунэ меж тем, полюбовавшись собой минуты полторы, обратила внимание на пару прямоугольных коробочек, лежащих на столике чуть в стороне от зеркала. Да это же пачка сигарет и зажигалка! Чувствительная к запахам, маленькая лиса давно поняла, что хозяйка храма покуривает. Умывальня вся пропиталась запахом дыма.

   Оборотница с вороватым видом глянула по сторонам и не заметила в темноте никого поблизости. Осторожно, боясь выдать себя лишним шумом, она сцапала обе свои находки со столика и, открыв пачку, вытянула одну из сигарет. Гуляя по Сандзе с дедушкой, а потом по столичным улицам с бабушкой и мамой, она не раз видела большие плакаты с рекламой табачных изделий, на которых с сигаретами в руках красовались в том числе и невероятно стильные женщины, гордо взирающие на прохожих. Кицунэ была очарована атмосферой гордости и успеха, исходящей от этих изображений, и тоже захотела однажды стать такой же, как они, но дедушка Такео наотрез отказался покупать ей сигареты и заявил, что курят только плохие девочки. А у мамы и бабушки просить купить сигареты маленькая лиса просто постеснялась.

   Запрети ребенку что-нибудь, и это тотчас станет для него тысячекратно привлекательнее. Он обязательно совершит запретное, пока никто не видит.

   Кицунэ прикурила украденную сигарету, осторожно втянув дым. Из опыта обращения с курительной трубкой она знала, как это неприятно, когда гарь попадает в горло. Сообразительности и живости ума ей хватило, чтобы догадаться как другие люди умудряются курить и не кашлять. Нужно просто ртом тянуть, а не легкими, и все будет нормально!

   Выдохнув облачко дыма, маленькая лиса приняла горделивую позу красотки с рекламного плаката и с надменной улыбкой высокомерно глянула на свое отражение.

   - Плохая девочка! - сказала Кицунэ и, наслаждаясь своей похожестью на "тех самых" теток, провела рукой вдоль своего тела.

   Вот аферистка и показала свое истинное лицо.

   Ухмыльнувшись, Такеджи осторожно отступил и все так же беззвучно вернулся в комнату. Он не видел, как поиграв и покрасовавшись с сигаретой всего чуть больше десяти секунд, Кицунэ засуетилась, уничтожая следы своего преступления. Затушила и спрятала в мусорном ведерке недожженную сигарету. Открыла маленькое окошко и попыталась ладонями выгнать в него рассеивающиеся клубы дыма. Несколько раз прополоскала рот, пытаясь избавиться от запаха и вкуса табачного дыма. Задержавшись еще хоть немного, Такеджи понял бы, насколько повстречавшаяся ему девушка еще ребенок, но он скрылся в комнате и остался в твердой убежденности правильности своих выводов.

   Бандитка. Но насколько преступница опасна?


   Задержавшись у входа еще на мгновение, чтобы последний раз прихорошиться, Кицунэ открыла дверь и шагнула через порог. Ронин, не раздеваясь, только сняв сапоги, сидел на своей постели и делал вид, что дремлет, обнимая катану. Держал оружие при себе он, конечно же, не из опасений по поводу спутницы. На храм в любой момент могут напасть. Бандиты или караванщики. Он был готов к такому повороту событий, а вот девчонка сплоховала. Куда она среди ночи побежит в одном тоненьком шелковом платье? В мороз, по снегу!

   Что это, недомыслие или тонкий расчет?

   Ронин повернулся, посмотрел на вошедшую девушку и, не сдержавшись, зарделся, любуясь ее стройной фигурой, по которой красиво струились шелка. Борясь с гормональной бурей, Такеджи передумал ругать девчонку за глупость, а Кицунэ, не понимая опасности, еще больше усугубила свое положение, игриво глянув на покрасневшего мужчину и в легком движении повернувшись на месте, чтобы покрасоваться перед зрителем.

   - Хорошо смотрится, правда? - сказала она, грациозно усаживаясь на одеяле и подбирая лежащего у подушки плюшевого львенка. - Когда увижусь с леди Мицуми, надо будет от души ее поблагодарить.

   - Не думаю, что она будет рада тебя видеть, - тяжело вздохнув, ответил Такеджи. - Пользуйся ее вещами сколько хочешь, но лучше встречи с ней не ищи. Добрых эмоций не будет никаких.

   - Но почему? Я же хочу ей все вернуть или компенсировать убытки.

   - Забирай, тебе говорю, все шмотье и не думай о ней. Она сейчас, будь уверена, наслаждается роскошью в главном особняке Сайто и, вспоминая об этих вещах, думает только, что дешево отделалась.

   - Я... - Кицунэ растерялась и крепко обняла плюшевого львенка. - Такеджи-сан, что между вами произошло? Теперь-то вы расскажете мне?

   - Почему бы и нет? Времени у нас до утра предостаточно, только не вини меня потом, что не выспалась. - Такеджи откинулся спиной на стену и, прикрыв глаза, неспешно продолжил: - Тем более что рассказывать почти нечего, наше с тобою "вранье" караванщикам правдиво почти полностью. Единственное, что в том рассказе неправда, это то, что леди Мицуми была приговорена к казни следом за мной и смогла выдержать тяжесть пути через горы. Единственным злодеем в той истории был выставлен я, а посланные в погоню самураи стремились не только казнить меня, но и спасти дочь своего генерала. Они гнали меня, как дикого зверя, перекрывая пути к отступлению, и я был вынужден уходить старыми горными тропами. Леди Мицуми, такая стойкая и решительная поначалу, без цивилизации продержалась всего пару дней. Истерики начались одна за другой. Она отказывалась есть пищу, которую я готовил на костре, требовала ванну и удобную постель. Каждые полчаса пути она принималась ныть и жаловаться, как ей неудобно и плохо сидеть у меня за спиной. А любая расщелина, встречающаяся у нас на пути, превращалась в настоящую проблему из-за того что леди Мицуми отказывалась закрыть глаза на три секунды длинного прыжка. Она проклинала свою глупость и меня, требовала вернуть ее обратно в родной дом и ни на мгновение не задумалась о том, какой прием ждет меня во владениях лорда Вейшенга. Вот так, моя прекрасная богиня гор, и закончилась наша романтическая любовь с леди Мицуми.

   - И... и что вы сделали, Такеджи-сан?

   - Повернул обратно, что мне еще оставалось? Скорое возвращение домой придало леди Мицуми сил, и кое-как мы добрались до большого поселения в горной долине, откуда неделю назад начали свое путешествие. Видела бы ты, как она расцвела! Цивилизация и удобства, наконец-то.

   Кицунэ тихо вздохнула, прекрасно понимая чувства леди Мицуми. Каждый раз, выбираясь из пустыни к обжитым местам, она сама чувствовала невероятное облегчение и млела от мечтаний о ванне, хорошей пище и мягкой постели.

   - И что, она так быстро побежала в город, что забыла у вас свои вещи забрать, Такеджи-сан?

   - Нет, что ты, - ронин рассмеялся, но веселье его было недолгим. - Я понимал, что меня уже "ведут" шпионы лорда Вейшенга, и, смирившись с необходимостью боя, проводил леди Мицуми до гостиницы. Там, в номере, между нами произошел последний тяжелый разговор, и моя недавняя возлюбленная, переодевшись в банный халат, отправилась принимать ванну перед ужином. Но люди лорда Вейшенга, что боялись открыто бросить мне вызов, воспользовались тем, что леди Мицуми осталась без присмотра, и... похитили ее.

   - Что? Как это? Она же домой возвращалась!

   - Но шпионы-то об этом не знали. Решили, видимо, что мы через заснеженные перевалы не прошли и ищем другие пути для бегства. Боясь, что Мицуми меня на помощь позовет, они не стали выходить с ней на контакт, а пустили снотворный газ в душевую комнату и тихонько умыкнули красотку, только халат в гардеробной остался.

   Кицунэ, представив эту нелепую ситуацию, не удержалась и прыснула смехом. Такеджи тоже улыбнулся.

   - Смешно тебе, да? Жестокая! Боюсь представить, какую взбучку устроила этим негодяям леди Мицуми, когда очнулась! Наверное, всю тайную базу разнесла!

   Кицунэ снова прыснула смехом и поспешно прикрыла лицо плюшевым львенком.

   - Да. - Такеджи развел руками. - Вот так и остался бродяга-ронин один, без девушки, с полным комплектом ее багажа и нарядов. Печально понурив голову, пришлось ему собрать вещи своей красавицы и опять в горы умчаться...

   - Зачем?

   - Как это зачем? Шпионы не напали на меня, потому что понимали нашу разницу в силе, но они не могли не вызвать себе самураев на подмогу...

   - Да, это я понимаю. Зачем вы забрали вещи леди Мицуми?

   Такеджи вытаращил на нее глаза в глубоком удивлении.

   - Знаете, сколько стоит ночное платье, в которое вы одеты, Нами-сан? - спросил он и, не дожидаясь ответа, назвал цену сам: - Тридцать тысяч рю, не меньше. У скупщиков за него тысяч пять получить можно. Остальные вещи не дешевле, а если взять в расчет драгоценности и меха, то постарайтесь представить, милая моя, какими сокровищами владеете. Зная свое бедственное положение, я подумал о том, что бросаться деньгами крайне глупо, и надеялся продержаться за счет этих вещей, пока не получу возможность обналичить часть банковского счета. Но они пригодились гораздо раньше, чем я думал.

   - Да, повезло мне, - лучезарно улыбаясь, оборотница кивнула. - Но что бы вы ни говорили, Такеджи-сан, я все равно обязательно разыщу леди Мицуми и компенсирую ей ущерб. Пусть даже она обругает меня и заявит, что вещи эти ей не нужны. Я сделаю это просто ради того, чтобы у вас, Такеджи-сан, не было памяти о том, что вы совершили преступление...

   - Ты что, сумасшедшая? - резко прервал ее болтовню ронин, и Кицунэ уставилась на него, удивленно хлопая глазами. - Вроде не ребенок, а соображение и речь как у десятилетней маминой дочки!

   Маленькая лиса обиженно насупилась, забралась под одеяло и улеглась, спиной к сердитому ронину. Сам дурак! Что такого особенного она сказала?

   - Прости, не сдержался, - ронин тяжело вздохнул. - Со временем начал забывать, что одних жизнь учит "правде" намного раньше, чем других. До инцидента с храмом Ветра и я ведь тоже запросто мог сделать что угодно, лишь бы мои руки и совесть остались чисты. Только хлебнув жизни настоящей, лишившись поддержки семьи и слуг, я понял как тяжела жизнь и как сложно прожить, ни в чем не запачкавшись. Кто добивается в жизни успеха? Добрый идеалист, готовый на все ради людей? Приведи хоть один-единственный пример из реальной жизни! А я приведу тебе другие примеры. Ты думаешь, генерал Тамоцу просто так, от нечего делать, сжег великий храм Ветра в стране Птиц? Он пытался быть милосердным с побежденными, отпустил по домам всех военнопленных и сделал налоговые послабления покоренной стране, но это было оценено как слабость. Ему отомстили бунтами, саботажем, убийствами наших солдат, бесконечными воплями о свободе. Ему пришлось поступить "не по-людски", и все сразу нормализовалось. А хорошую награду получил я за свой подвиг? Если бы я поступил тогда "не по-людски", то сейчас был бы генералом, а не отверженным изгоем.

   - Вы жалеете, что спасли тех людей, Такеджи-сан?

   - Нет. Это просто пример о том, как человечные и бесчеловечные поступки влияют на судьбу. Другие, менее человечные, получили награду, а я скатился в пропасть. Скажу прямо, тот удар... меня подкосил. Я начал думать о многом и... сильно изменился. Хочешь одну шокирующую правду? Только не пугайся. Знаешь, кем стал гордый и благородный капитан Такеджи? Я -- содержанец.

   - Что? - Кицунэ удивленно обернулась. Ей не показалось самоопределение Такеджи слишком уж страшным, но маленькая лиса почувствовала горечь от того, с каким внутренним надломом произнес бывший самурай это простое слово.

   - В войнах, которые вела Северная Империя, погибло великое множество, миллионы людей. Причем с нашей стороны это были в основном молодые мужчины благородных семей и самурайских кланов. Знаешь, к чему это привело? В каждом городе или крупном поселении не составит труда найти сотню-другую женщин и девушек, сходящих с ума от одиночества. Причем не пожилых самурайских вдов, а молодых и богатых красавиц, днем гордо задирающих нос, а по ночам плачущих в подушку от пустых мечтаний о любви и романтике. Они готовы платить даже за сиюминутное счастье, за иллюзию любви. Безумие какое-то. Прекрасно зная, что я не останусь с ними рядом долго, они не раздумывая засыпали меня дорогими подарками и отдавали деньги в качестве материальной поддержки. По-людски ли я поступал с ними? Конечно же, нет, но... именно отречение от жестких моральных принципов спасло меня от нищеты и голодной смерти.

   Кицунэ молчала. Что она могла сказать? Осудить, глядя на чужую беду из теплоты маминых объятий?

   - И знаешь, что бы ни было, - немного помедлив, продолжил Такеджи, - когда я дарил несчастным девушкам любовь и нежность, их счастье успокаивало мою совесть до самого момента расставания. Но все-таки, конечно же, я поступал как негодяй. Как один из тех подлецов, что пользуются чужим горем и добиваются успеха...

   - А нельзя было сойтись с одной из тех несчастных девушек и создать нормальную семью?

   - Не в моем случае. Думаешь, благородная семья допустит родство с изгоем? Хорошая попытка жить честно с моей стороны была в истории с леди Мицуми, я действительно верил в нашу любовь и мечтал о создании семьи, но ты уже знаешь, чем все закончилось. Увы, успеха в нашем жестоком мире достигают только негодяи.

   - Нет, это неправда!

   - Как минимум никаким кристально чистым и законным способом ни богатства, ни благополучия получить нельзя. Но, возможно, вы переубедите меня, Нами-сан? Я рассказал вам свою историю, всю, без утайки. Ваша очередь. Скажу честно, я сразу понял, что вы не прибрежница. Нами -- настоящее имя?

   Кицунэ вспыхнула, но, понимая, что скрытность будет выглядеть слишком подозрительно, начала говорить.

   - Я из страны Водопадов, - призналась она и, все еще не очень-то доверяя своему спутнику, принялась врать.

   Рассказала о том, что она якобы дочь служанки, с малых лет приставленная в услужение к дочери благородной леди, и, тенью следуя за своей юной госпожой, насмотрелась манер высшего света. Рассказала о том, что молодая хозяйка была ей настоящей подругой, практически сестрой. Война разлучила их, несчастная служанка попала в плен и была увезена в страну Камней, но сумела сбежать и теперь возвращается домой.

   Такеджи выслушал Кицунэ, иногда задавая уточняющие вопросы. Рассказ был весьма убедительным и объяснял буквально все, что он видел. Все-таки ему встретилась добропорядочная девушка? Лучше проверить.

   - Нами-сан, а вы никогда не мечтали о большем, нежели жизнь простой служанки?

   - Что?

   - Скажите, вы твердо намерены вернуться в страну Водопадов? Что если мы вдвоем отправимся чуть дальше, в страну Лесов? Туда, где никто нас не знает и где вас, моя прекрасная леди, легко могут принять за молодую аристократку, пусть даже и попавшую в затруднительную ситуацию. Мужчины обожают помогать очаровательным девушкам, попавшим в беду. С вашей красотой и манерами я удивлюсь если вы не найдете сочувствия и понимания у тамошних влиятельных лиц сразу после прибытия.

   - То есть вы хотите, чтобы я стала содержанкой, как вы?

   - Нет, что ты! - Такеджи тихо рассмеялся. - Я уже по самое горло нахлебался такой жизни и никого не собираюсь в нее втягивать. Я хочу начать новую жизнь. Эти документы, - он показал Кицунэ два удостоверения, свое и леди Мицуми, - придется выбросить, но я смогу найти нам новые. За взятку через особых людей нам изготовят даже не поддельные, а самые настоящие удостоверения личности, на любое имя, со всеми степенями защиты и нашими фотографиями.

   - Но зачем вам это?

   - Зачем? Я смертельно устал жить с клеймом слабохарактерного и неблагонадежного солдата, слышать за спиной насмешливый шепот и оскорбления. Чувствовать презрение, с которым все вокруг относятся к содержанцам. Материальная база создана, у меня есть немало накоплений на банковских счетах. Я начну новую жизнь, оставив в прошлой все грехи и пятна на репутации. Хочешь пойти со мной? Как насчет того, чтобы стать братом и сестрой из разоренной и распавшейся благородной самурайской семьи страны Водопадов?

   - Братом и сестрой?

   - Да. Мы можем очень даже хорошо помочь друг другу. Твое воспитание хорошо, но ты все еще допускаешь ошибки. Знание этикета и традиций нуждается в шлифовке. Я займусь этим и возьму на себя создание материальной базы. Буду заботиться о тебе как о настоящей родной сестре, а ты в благодарность не забудешь обо мне, когда обретешь влиятельного и богатого кавалера. Ты превратишься в истинную леди. Как тебе такое предложение? Скажу прямо, Нами, что шелковое платье Мицуми смотрится на тебе великолепно. Любому мужчине на моем месте, при одном взгляде в твою сторону, было бы сложно не потерять разум. Ты буквально создана для шикарных нарядов, драгоценностей и мехов. Зачем же тебе сохранять статус простой служанки и жить серой, незаметной жизнью? Мы можем воплотить сказку в жизнь и войти в высший свет, назло всем тем, кто смеялся над нашими бедами.

   Кицунэ задумалась, но размышления ее не были долгими.

   - У меня к вам встречное предложение, Такеджи-сама. Вы поможете мне вернуться к моей семье, в страну Водопадов, а я позабочусь о том, чтобы вы получили возможность искупить свои грехи, истинные и мнимые, верной службой на благо страны и людей. Можете изменить имя и отбросить прежнее вместе с пятнами на репутации, но лгать и строить новую жизнь на обмане вам не придется. Если действительно хотите снова стать достойным человеком и самураем, забудьте о желании брать пример с разных негодяев. Даже не думайте оправдывать собственные низкие поступки тем, что кто-то поступает гораздо хуже.

   - Уверена? Второго шанса обрести благородное имя может никогда не представиться.

   - Мое имя достаточно благородно. Такеджи-сама... лучше вспомните о том, насколько благородно имя ваше и подумайте, стоит ли его менять.

   Такеджи ухмыльнулся, но улыбка быстро исчезла с его лица. Кицунэ улеглась, покрепче прижала к себе плюшевого львенка и, повернувшись к ронину спиной, закрыла глаза. Усталость брала свое. Маленькая лиса, чувствуя себя в безопасности, уснула почти сразу и не могла увидеть как тени сомнения, граничащие с явной растерянностью, сменяются на лице ронина явным выражением глубокой, кровожадной ярости.

   Нет, эта девчонка -- не аферистка и не бандитка. Она нисколько не притворялась, болтая высокоморальную чушь, словно герой детской манги про самураев.

   "Служанка из благородной семьи? Верю, верю. Начиталась бредовых сказок и вздумала меня жизни учить? Глупая кукла, уж я покажу тебе правду жизни"!

   Потемневшими от злобы глазами, ронин глянул в сторону комнаты, где настороженно дремала жрица, а затем в сторону селения, где расположился на отдых караван с десятками стражей-самураев. Не здесь. Завтра, на полпути до Агемацу, эта наивная дурочка получит свое. Разбивать чужие иллюзии лучше всего без лишних свидетелей.


   * * *

   Дорога была изрыта воронками взрывов. Трупы солдат и торговцев, мертвые лошади и мешки с товарами лежали повсюду. Первый продовольственный караван из Агемацу, закупивший провизию в Кацуяме, полностью уничтожен. Выживших нет.

   - Что же это за тварь такая? - глухо и зло проворчал себе под нос лидер отряда шиноби, идущего по следу исполинского чудовища и выбравшегося на торговый тракт. - Всех подряд крошит. Разве не должны демоны от людей шарахаться?

   - Многохвостый зверь буйствует, точно вам говорю! - шепнул один из разведчиков.

   - Матриархи латные ботинки не носят и в пище не нуждаются, - сердито ответил лидер.

   Мешки с рисом и пшеницей были разбросаны по снегу, но тюки с колбасами и копченостями исчезли. Кости, обглоданные и расколотые зубами невиданного монстра, валялись повсюду. Ел гигант не уходя с поля боя.

   - Он где-то поблизости, - разведчик-связист демонстративно включил динамик громоздкой рации. Визг и треск помех резанул по ушам. - Шум -- его работа. В таком хаосе ничего передать не получится.

   Командир отряда кивнул.

   - Поэтому города погибли, не подав сигнала другим. И мы погибнем, если не будем осторожны. Вперед! После еды он наверняка залег где-нибудь на отдых. Нужно обнаружить врага и вернуться с точными координатами, тогда генерал Соджиро сможет ударить штурмовыми дзюцу и испепелить эту тварь.

   Пятеро шиноби помчались дальше. Они искали лежбище монстра и нашли его. Ближе к утру это же лежбище нашла еще одна группа разведчиков. Чудовище уже ушло, а в стороне от расщелины, вокруг которой снег подтаял от излучаемого гигантом тепла, обнаружены были несколько глубоких воронок от взрывов, куски тел и широкая кровавая полоса, такая, какая остается, если человека размазать по земле тяжелой стальной плитой. Пять нарукавных повязок со знаками скрытого селения Скалы, грязные и обожженные, были доставлены в лагерь и переданы в руки лидера шиноби. Уже четвертая группа погибла. Летуны на легких планерах и пешие разведчики, что находили монстра, обратно не возвращались. Самураи, не видя врага, лишь слыша визг и шелест помех из раций, ощутимо нервничали. На кого они охотятся? Враг не прячется и не убегает, он просто идет по горам и убивает всех, кто оказывался на расстоянии его удара. Догнать его не проблема, но... но восемь тысяч убитых самураев и разрушенные крепости серебряных рудников заставляли думать о последствиях.

   - Пока он шастает по малонаселенным районам, можно попытаться подстроить ему ловушку или ударить дистанционной атакой, - рассуждал Соджиро на совещаниях с другими командирами отрядов. - Но если он повернет к большому городу...

   - Мы уже отправили людей с предупреждением в Агемацу и другие поселения, но... группы были перехвачены бандитами. Нас никто не пожелал слушать, монстра сочли уловкой правительства с целью запугать местное население и вернуть его под законную власть.

   - Значит, пусть подыхают. Сколько бандитов в этой местности?

   - От пятнадцати до двадцати тысяч бывших солдат. Плюс бессчетное количество разбойников низкого уровня подготовки и, с ними множество "своих" в городах и селах. Все поселения в долине Желтой реки под их контролем.

   - Может быть, оставим им этот "большой подарок" и уйдем? - предложила Таюра, надеясь, что ей удастся убедить генерала, но тот, как и старший брат принцессы, лишь покачал головой.

   - Невозможно сказать, что движет монстром. Лаборатория, в которой он был выращен, и весь ее персонал сожжены в пепел. Его стремления, его цели не ясны. Могу лишь предположить, что он не остановится, даже полностью истребив людей в этой долине. Он вернется к нам или пересечет границу страны, после чего у соседей возникнет к нам масса вопросов о происхождении монстра. Чудовище нужно остановить, здесь и сейчас, защищая даже не грязь, что стеклась в этот регион со всех краев страны Камней, а наши собственные города и жизни.


   * * *

   Утром, когда на склонах гор засверкали солнечные блики, Такеджи не без труда растолкал беззаботно спящую Кицунэ и повел ее умываться, а затем завтракать. При виде солнечного света и блистающих снежных склонов девчонка повеселела. Забыв все обиды, за завтраком оборотница разговаривала со жрицей храма благодушно и приветливо. Мико выглядела достаточно бодро, если учитывать то, что она всю ночь не позволяла себе расслабиться и ждала от гостей подвохов.

   Подвохов не случилось, и теперь в знак раскаяния за подозрения гостей надо по-особому угостить.

   Понимая смущение хозяйки, Такеджи не удивился, когда мико подала на стол бутыль с теплым напитком, от которого при разлитии по чашкам пахнуло ароматами свежих фруктов и трав. Сделано жрицей по собственному, ужасно секретному рецепту? Интересно.

   Он успел выпить одну чашку, прежде чем его спутница, не стесняясь, опорожнила бутыль. Благо что бутыль была невелика, иначе жадному до вкусностей ребенку могло бы стать плохо.

   - Пора собираться в дорогу, - со вздохом сказал, завершив трапезу, Такеджи. - Благодарим вас за гостеприимство, мико-сама. Воистину подобные завтраки и ужины -- счастье для усталого путника!

   После кратких сборов и достаточно длительных раскланиваний ронин и оборотница снова отправились в путь.

   - Ох, странная парочка, - мико проводила их взглядом, покачала головой и спешно вернулась в свою комнату. - Подозрительная.

   Рука мико сжалась на статуэтке манэки-нэко. Женщина вышла во двор и, присев на корточки, подобрала камень. Она размахнулась и нанесла удар камнем по лапе кошки, затем по голове и туловищу. Она раскрошила фарфор на мелкие кусочки и нахмурилась. Ничего.

   - Ни подслушивающего устройства, ни силовой схемы с энергией Ци... что же эта паршивка делала в комнате? Странная пара.


   Странной в этой паре была только Кицунэ. Удобно устроившись на закорках у крепкого и выносливого мужчины, она могла бы путешествовать с комфортом, но попросила отпустить ее сразу, как только дома скрылись за поворотом.

   - Вы несете столько поклажи, Такеджи-сан! - сказала она с сочувствием, в котором явно слышалось восхищение мужской силой. - Мне будет стыдно, если вы будете нести еще и меня, когда я вполне могу бежать самостоятельно!

   Кицунэ сменила сапоги, вернув своему защитнику красивые и модные, с ужасно неудобным острым каблуком. Ее собственные, с плоской подошвой, казались для ног настоящим благословением.

   - Вот так, - Кицунэ улыбнулась с облегчением. - Теперь мы гораздо быстрее доберемся до города! Все-таки жаль, что оттуда не ходят караваны на восток, правда? Могли бы просто купить билеты и ехать в санях, как культурные люди!

   - Да, могли бы. Но придется пешком. Все-таки вы очень храбрая девушка, Нами-сан, раз решились на такое опасное путешествие через горы.

   - Выбора не было. Ох, что пришлось пережить! Никогда больше никуда одна не пойду!

   Порой вполне достаточно одного раза.

   Такеджи забросил поклажу себе за плечи и движением головы пригласил свою спутницу следовать за ним. Говорить, не выдавая себя дрожью в голосе, было все сложнее. Интересно, о чем думают эти пустоголовые дамочки, когда одни или с малознакомыми людьми сворачивают в темные переулки, пересекают лесополосы по безлюдным тропинкам, а то и выходят погулять в ночную пору? Неужели верят в свою неуязвимость и то, что беда может случиться с кем угодно, только не с ними?

   О чем думали те девушки, которых вспоминал Такеджи, сказать было сложно, но находясь в землях своих врагов да еще в захваченной бандитами области, в любой момент подвергаясь угрозе нападения, о чем думала Кицунэ? Об опасности меньше всего. Теперь рядом с ней есть невероятно сильный самурай. Бандиты побоятся напасть на армейского капитана и будут прятаться за камнями, а жители города к гостям отнесутся с уважением и дружелюбием. В любом случае об опасности и трудностях пусть думает Такеджи. Он же обещал заботиться о Кицунэ как о родной сестре? Всю ночь ее охранял и вещи на себя забрал, чтобы девушке легче бежать было. Ах, как приятно, когда рядом такой сильный и надежный мужчина! А когда они доберутся до страны Водопадов и маленький лисенок вернется к маме, добрый самурай получит большую награду, с которой навсегда забудет былые беды и мысли о смене имени! Ведь он станет настоящим героем, спасшим златохвостую богиню! И все будут счастливы, а Кицунэ -- больше всех! Ведь она вернется к маме и бабушке, к храбрым дедам-самураям и к своим лучшим друзьям! Наверное, первые дни, а может, и недели, она будет только сидеть у мамы на коленях и плакать от радости. А потом... потом... начнется нормальная жизнь! Кицунэ не нужно будет больше притворяться взрослой, и она снова станет маленькой девочкой, лет на шесть или восемь. В детский сад ведь уже, наверное, поздно идти? Но не все еще потеряно, мама обещала устроить свою дочь в школу, самое веселое место на земле, где много других мальчиков и девочек, с которыми будет очень интересно играть и общаться! Все мечты скоро станут реальностью! Кицунэ в новеньком школьном платье, в сопровождении учителя пройдет по коридору, остановится у дверей и, дождавшись когда учитель позовет ее, переступит порог просторного, светлого класса. Она улыбнется сразу всем своим одноклассникам, а мальчики и девочки, сидящие за партами, замрут от восторга, увидев какая очаровательная девочка будет учиться вместе с ними...

   Опять это чучело глупо ухмыляется.

   Такеджи хмуро глянул на Кицунэ, которая заметила его взгляд и покраснела, стесняясь своих неуемных фантазий о счастливом детстве. Ронин же, видя рядом с собой взрослую девушку, решил что краснеет она при мыслях о нем, и только больше обозлился. Избалованная кукла, привыкшая к всеобщей заботе и поклонению, радуется, что нашла себе нового лакея и уже контузила его бурей гормонов?

   Ронин слегка приотстал и теперь двигался чуть позади девчонки, которая, доверяя незнакомцу, подставила затылок под удар. Зачем ему бить, верно? Если бы он был врагом, то давно бы уже напал.

   Судьба тепличных растений, попавших в дикую природу, незавидна. От беспомощных и бесполезных надо вовремя избавляться.

   Жаль. Жаль, что эта девчонка совершенно бесполезна. Даже как жертва, ведь генетически измененная девушка на пике эмоций может ответить насильнику общей детонацией Ци в своем теле или еще каким-нибудь смертоносным сюрпризом. Подобные случаи бывали не раз. Женщин, не угрожающих превратиться в живую бомбу, вполне достаточно.

   Краткое нажатие пальцев, и из спрятанного в рукаве крепления выполз острый четырехгранный шип из каленой стали. Он был смазан ядом, но яд сейчас роли не играл. Убить надо одним ударом, чтобы жертва не успела активировать какое-нибудь дзюцу. Ударить в затылок. Пробить кость и вонзить шип в мозг. Она даже не успеет вскрикнуть, как все будет кончено.

   Сбить жертву парализующим дзюцу, сорвать с нее шляпку вместе с париком и ударить в голову...

   Такеджи изготовился к нападению и, внимательно следя за девчонкой, начал отводить руку с шипом за спину. При завершении прыжка, в одну долю секунды...

   Шип скользну обратно в крепление. При завершении прыжка Такеджи остановился и замер. Далеко в стороне, на пределе возможностей его сверхчуткого слуха, возникло вдруг сердцебиение бегущего человека. Еще одно и еще. Пять, восемь, десять, одиннадцать... две полные руки, с командиром! Шорохи ткани, поскрипывание ремней, скрежет металла. Солдаты! Металла маловато -- значит бывшие городские стражи!

   - Бандиты! - выкрикнул Такеджи. - Нами, шевелись! На них доспехи и оружие, нам просто нужно бежать быстрее!

   Оба путника сорвались с места и, удлиняя прыжки, помчались к спасительному городу, до которого оставалось еще не меньше двадцати-тридцати километров.

   Но всего одиннадцать солдат против элитного армейского капитана? Не слишком ли самонадеянны бандиты? Те, что пытались напасть под прикрытием гендзюцу, были в три раза многочисленнее, но отступили, не желая терять людей. Должен быть подвох.

   Такеджи прислушался к внутренним ощущениям. Головокружение и легкое онемение в кончиках пальцев. Возникшие подобно крохам тумана и будто почувствовав что их заметили, симптомы сразу усилились. Опытный бродяга, ронин побелел, мгновенно осознав, что они означают.

   - Нами! - выдохнул он. - Стой! Живо, содержимое желудков на снег! Та рыжая стерва... Эта проклятая мико... отравила нас!

   Не теряя времени, Такеджи остановился сам, скрючился и сжал желудок брюшными мышцами, в сильнейшем рвотном спазме выталкивая его содержимое себе под ноги.

   Яд?

   Кицунэ, белея не меньше спутника, тоже склонилась и исторгла из себя полупереваренные остатки завтрака.

   - Тварь! - ругал подлую отравительницу, утирая рот, дрожащий от страха ронин. - Ядовитая змея!

   - Но я ничего не чувствую... - пролепетала Кицунэ.

   - Помоги мне избавиться от поклажи! Если они отвлекутся на добычу, это даст нам еще десяток минут! Доберемся до города -- будем спасены!

   Такеджи оценивающе глянул на девчонку, что засуетилась, пытаясь ему помогать. Оставить бандитам еще и эту недотепу? Тогда уж точно преследователи отвяжутся от него. Оглушить ее ударом по голове или сковать парализующим дзюцу, и пусть лиходеи развлекаются! Хоть какой-то прок от "благородной леди".

   Такеджи попытался собрать Ци для применения гендзюцу, но с ужасом почувствовал что сил на это уже нет. Наркотический туман застилал глаза, сознание беспомощно барахталось в сладкой, теплой пелене.

   - Не бросай меня, Нами... - прошептал Такеджи. Колени его подломились, и на грани потери сознания ронин ничком повалился в снег. - Пожалуйста, не бросай...

   Действие препарата не похоже на смертельный яд. Ронин из последних сил скривил губы в слабой улыбке, успевая уловить как девчонка отчаянно дергает ремни, пытаясь стащить с него поклажу.

   Эта не бросит. Может, ей удастся донести упавшего "друга" до города? Последняя надежда. Подобные ей начитавшиеся сказок молодые идиоты ценят чужую жизнь выше своей.

   Кицунэ не бросила ронина. Бестолково дергая рюкзаки и сумки, умоляя Такеджи очнуться и испуганно озираясь, несчастная девчонка пропаниковала до самого последнего, критического мгновения, когда отряд бандитов, цепью растянувшись по склону, появился из-за гребня горы. Разбойники помедлили, оценивая ситуацию, а затем главный из них сделал командный жест рукой. Сильнейший из лучников отряда вскинул оружие.


   ...Человек, похожий на ходячий труп, сине-зеленый и разлагающийся, сел в кресло и протянул руку к бокалу с вином, в которое были подмешаны препараты, помогающие вывести токсины из его тела.

   - Лорд Томинага Такеджи? - прежде чем сделать первый глоток, произнес генерал бандитской армии, захватившей долину Желтой реки. - Я знал его лично. Это храбрый человек высоких принципов и моральных качеств. Подобные ему люди в наше суровое время редко доживают до зрелых лет. Леди Сайто Мицуми? Девушка, потянувшаяся за любовью, оставившая родной дом и семью ради глубоких сердечных чувств. Мило и романтично. Не будем разрушать эту сказку. Возьмите обоих живыми.

   - Шпионка просила награду, мой господин, - низко поклонившись, сказал советник генерала. - И одна из наград -- смерть девчонки.

   - Шпионка слишком много на себя берет, - взгляд генерала сверкнул гневом. - Леди Мицуми может быть полезна для установления дружественных отношений с кланом Сайто, а лорд Такеджи -- хороший солдат. Нам нужны подобные ему люди. Дайго-доно, отправляйся с нашими бойцами и лично проследи, чтобы ошибок не было.

   Отряд надежных бойцов, усиленный проверенным в деле армейским капитаном, получил приказ и сорвался с места, устремляясь к единственному действующему торговому тракту Агемацу...


   Стрела вонзилась в землю шагах в пяти от Кицунэ, и слабая взрыв-печать громко хлопнула, разбросав вокруг комья земли.

   Предупреждение, вся цель которого -- напугать, не нанося ранений.

   Кицунэ была напугана. У нее тряслись колени, а на глаза наворачивались слезы, когда оборотница смотрела на жутких людей в бесформенной одежде из шкур и кожи, что, быстро перемещаясь по снежному насту, взяли добычу в кольцо и угрожающе подняли оружие.

   Деревянные маски на лицах. А на поясах и за спинами -- самые настоящие, не из пластика или дерева, человеческие черепа. Мико помогает этим чудовищам? Как такое возможно?!

   - Не подходите! - заорала оборотница с нотками паники в голосе. - Вы слышите? Не подходите!!!

   - Ладно, ладно! - главарь бандитов поднял деревянную маску на затылок и вопреки собственным словам начал делать шаг за шагом, приближаясь к перепуганной девчонке и к ронину, лежащему под грудой рюкзаков. - Не нужно паники, очаровательная леди! У кого может рука подняться причинить обиду такой красавице? Конечно, если красавица не делает откровенных глупостей. Позвольте мне представиться: Йонэда Дайго, бывший армейский капитан оккупационных войск в стране Птиц. Ныне верный самурай и советник великого лорда Хуоджина. Прошу вас назвать ваше имя, леди.

   Благородный разбойник? В деревянной маске и с человеческими черепами на поясе? Но какой смысл ему врать?

   Кицунэ представилась именем леди Мицуми и, порывшись в карманах Такеджи, протянула бандиту удостоверение личности. Может, удастся сыграть на чувстве солидарности благородных господ?

   Но бандит, глянув в документ, почти сразу презрительно скривил губы и жестом руки отдал приказ. Еще двое ронинов в несколько прыжков приблизившись к центру круга оцепления, встали позади оборотницы.

   - Это не твое удостоверение, верно? - сказал Дайго, обращаясь к Кицунэ. - Вы похоже внешне, но отличия есть. Девушка на фото -- лет на шесть старше тебя! Кто ты такая и что с настоящей леди Мицуми? Отвечай живо, пока я не раскроил тебе голову, наглая воровка! А тот недоносок, что валяется в снегу, -- еще один самозванец, твой сообщник? Вы встретили в горах благородных господ, втерлись им в доверие, а затем убили и ограбили обоих?

   - Нет, все не так! - выкрикнула Кицунэ, чувствуя плохо скрываемую ярость в голосе бандита и понимая, что через мгновение запросто лишится головы. - Мы никого не убивали! Этот человек на самом деле лорд Такеджи, а я... у меня никогда не хватило бы духа причинить вред человеку, клянусь! Прошу вас, выслушайте!

   Разбойники помедлили, решив, что от краткой болтовни вреда не будет. Девчонка к бою не готовилась, это чувствовалось по ее Ци, и прийти ей на помощь некому.

   Кицунэ, хлюпая носом, рассказала им историю, которую уже опробовала на Такеджи, про похищенную из страны Водопадов несчастную служанку. Потом поведала, как Такеджи остался один и откуда у него оказались вещи его подруги.

   Ей поверят? Пощадят? Отпустят, подарив на дорогу конфет и пряников? Да, да, конечно. Нужно потянуть время еще немного и... избавиться от тяжелой одежды. Иначе шансов на побег нет ни малейших.

   - Пожалуйста, отпустите меня! - жалобно хныкала Кицунэ, снимая с себя драгоценные украшения и протягивая их бандиту, который с готовностью подставил руку и принял добычу. - Я все, все вам отдам!

   Капитан, вспоминая о просьбе шпионки, помял рукой край мехового манто, которое согревало плечи Кицунэ.

   - Не по статусу служанке так наряжаться.

   То, что надо! Девчонка послушно сняла с себя дорогие меха и отдала манто разбойнику. Тяжелое пальто, шелковый жакет, стягивающий руки, и жилетка, мешающая движению талии, тоже были уложены на руки капитана разбойничьего отряда. Кицунэ сняла капор и парик, мешающие обзору. Подозревают ли враги, что это подготовка к бою? Похоже, нет. Когда девчонка коснулась пояса, держащего ее юбку, глаза злодеев алчно засверкали, но их ждало разочарование. Юбка была лишь предметом, подчеркивающим женственность своей обладательницы. Под куполом из дорогой ткани у девчонки обнаружились теплые шерстяные штаны, без которых холодной зимой в горах выжить ей было бы просто нереально.

   - Дальше не обязательно, - с насмешкой сказал главарь бандитов, приняв вещи на руки и тут же сбросив добычу на снег. - В лагере отдашь остальное. Держи вот пока плащик...

   Стал ли сильнейший всплеск энергии Ци для злодеев неожиданностью? Едва ли, но, резво крутанувшись на месте, девчонка от души врезала капитану Дайго в правую скулу. Оглушить этого, а затем...

   Она уже начала оборачиваться ко второму бандиту, как вдруг капитан, лишь слегка покачнувшийся от ее удара, резко выпрямился и хлестко, со всего маху, влепил наивной лицедейке кулаком в зубы. Он ни на миг не ослаблял ток Ци по костям своего скелета, и сравнительно сильный удар девчоночьего кулака только слегка ушиб мягкие ткани его лица.

   Кицунэ не отделалась так легко, но, кувыркнувшись через голову и плюхнувшись в снег, сразу вскочила. Она сама не замечала, что боли почти не чувствует. Не задумываясь о причинах, просто осознавала факт, что все еще может сражаться.

   - Взять живой! - выкрикнул Дайго, когда двое его подручных ринулись к строптивой девчонке.

   Будь на месте Кицунэ мужчина, этот крик был бы необходим, но девочку убивать никто и не собирался. Сдерживающие психологические факторы работали. Бандит, что подскочил к Кицунэ спереди, перевернул копье тупым концом к жертве. Нужен лишь один удар в живот, способный вмиг выбить противнице дух.

   Почти одновременно с первым второй бандит зашел девчонке за спину и замахнулся копьем, словно палкой, намереваясь обрушить удар на голову оборотницы.

   Но не все так просто. Шиноби, пусть даже без желания, прошедший курс тренировок на базе Хебимару, физически не мог остаться абсолютно беззащитен.

   Рефлекторно, четко отработанными движениями рук, Кицунэ отвела оба удара и перешла в контратаку, изо всех сил влепив ногой в брюхо тому грабителю, что бил ей в голову. Враг попятился, но не упал и даже не охнул. Под шкурами его одежды скрывалась стальная броня.

   - Лежать! - подскочивший к месту стычки капитан Дайго шарахнул древком копья по плечу девчонки и сбил ее на снег.

   Кости выдержали. Кицунэ, снова не почувствовав боли, перекатилась сначала вправо, а затем влево, уворачиваясь от новых ударов, и, извернувшись, вскочила. Не трое, а уже пятеро бандитов окружили ее, посмеиваясь и вращая в руках копья, словно шесты.

   - А ты крепкая, малышка! - выкрикнул капитан. - Не бойся, мы не сердимся! Падай на колени, заложи руки за голову и замри! Хватит дурить, или таких синяков наставим, никакими тонерами не замажешь!

   Двое бандитов уже волокли прочь бесчувственное тело Такеджи, третий собирал разбросанное по снегу имущество Кицунэ.

   - Пошли прочь! - проорала оборотница, и снег вокруг нее взвихрился, сметаемый мощными потоками Ци. - Отстаньте от меня, гады!

   Восемь внутренних врат духа. Предохраняющая система, следящая за уровнем выработки и силой потока энергии в теле. Сдерживающий фактор, не позволяющий человеку разорвать мышцы в запредельном усилии при поднятии тяжестей, при прыжке, или рывке. Известно немало случаев, когда люди в моменты паники или при угрозе жизни непроизвольно открывали внутренние врата и творили чудеса скорости, силы и пластики тела. Монахи храмов стихий нашли способ искусственного открытия внутренних врат, и, как любое открытие, способное применяться в бою, это умение тотчас обрело статус боевого дзюцу.

   - Открытие врат! - взревел главарь банды. - Эта паршивка открывает внутренние врата! Вправить ей мозги! Быстро!

   Бандиты набросились на Кицунэ со всех сторон, и начался жаркий рукопашный бой. Копья мелькали, со свистом рассекая воздух, хлопки и сухой стук ударов звучали почти непрерывно. Нападающие были самураями, но даже их мастерства не хватило, чтобы сразу вырубить противницу, знакомую с рукопашным боем и открывшую третьи внутренние врата. Мощь, скорость, сила ударов Кицунэ возросли, и теперь она могла бы справиться с одним или даже парой самураев. Бандиты, в начале боя готовые засмеять вздумавшую сопротивляться им девчонку, теперь прониклись к ней уважением. Но уважение не меняло их намерений.

   Кицунэ ушла в оборону, отражая вихрь ударов со всех сторон. Она вертелась волчком, отводила копья врагов тычками рук и ног, пока один из бандитов, подгадав момент, не опустил древко копья ей на голову. С силой, с широкого размаха. Удар был такой, что череп обычного человека разлетелся бы на куски, но бандит справедливо понадеялся на укрепление костей потоками Ци. Кицунэ не погибла на месте, ее лишь швырнуло наземь.

   Готова!

   Разбойники торжествующе захохотали, и вдруг Кицунэ вскочила. Мозг ее был необыкновенно функционален, что позволяло Кицунэ соперничать интеллектом с обычным подростком, но размерами он был не больше, чем у любого другого полуторагодовалого ребенка. Остальное пространство занимали пластины костяной брони и амортизирующих жиловых прослоек. Вызывавшее смех высказывание, что у Кицунэ голова -- самая неуязвимая часть тела, тем не менее было правдой. Багровая муть лишь на миг заволокла сознание оборотницы и тотчас отступила. Регенерация тканей спасла ее от последствий сотрясения и восстановила поврежденные щитки.

   Оборотница, взревев в отчаянной ярости, всей мощью поднимающегося тела ударила самого опасного бандита снизу вверх. Кулак ее угодил под металлическую юбку капитана Дайго и врезался в, прикрытый только полотняными штанами, пах. Глаза бандита вылезли из орбит. Тяжелую тушу ронина подбросило на полтора метра вверх. Не издав даже звука, он перевернулся в полете на спину, грохнулся в снег и затих.

   Кицунэ же, продолжая движение, врезала кулаком в морду второго бандюги. В кровь разбила собственный кулак о твердое дерево маски и заставила противника отшатнуться.

   Броня. Враги покрыты броней. Но...

   Краем глаза Кицунэ отметила упавшего капитана.

   ...Есть одно уязвимое место!

   Поднырнув под удары троих врагов, Кицунэ плюхнулась на спину и что было сил пнула под стальную юбку нависшего над ней громилы. Полученная при открытии третьих внутренних врат скорость позволила ей провести прием, однако или удар получился слабее, или бандит был менее чувствителен к боли, но сознания он не потерял. Истошно вопя и воя, злыдень скрючился и упал, зажимая обеими руками промежность.

   - Ах ты, мелкая дрянь!

   Но Кицунэ не слушала ругательств изумленных и взбешенных бандитов. Вновь вскакивая на ноги, она в движении подхватила оброненное нейтрализованным врагом копье и, крутанувшись на месте, шарахнула древком в висок одного врага, а затем ткнула наконечником в живот другого. Копья разбойников, нанесших удары одновременно с оборотницей, вспороли девчонке живот и плечо. Лимит терпимости разбойников явно был превышен, и, атакуя, Кицунэ неизбежно открывалась для ударов.

   Наконечник копья завяз в шкурах и железе, злодеи не получили ран, только отступили, гася инерцию и силясь обрести равновесие. Надо бежать. Еще секунда, и...

   Бандит, о маску которого Кицунэ разбила себе кулак, резким выпадом ткнул копьем ей в голову. Он метил в висок, но скорость и реакция спасли оборотнице жизнь. Копье вонзилось ей в щеку и прошло между челюстями, вышибая зубы. Болевой шок должен был быть ей гарантирован, но оборотница почему-то даже не заметила раны, хлынувшей крови и безобразно отвисшей свернутой челюсти. Рывком сблизившись с врагом, она снова влепила в маску ронина кулаком, а затем еще и еще раз, не обращая внимания удары других бандитов, рвущих копьями одежду и кожу на ее спине. Раны были неглубоки, костяной панцирь, не убранный оборотницей после пыток в подвале замка Таюры, а лишь скрывшийся под кожей для маскировки, держался.

   - Берсерк! - выкрикнул кто-то, глядя на девчонку, залитую кровью, но остервенело бьющую бронированного ронина. Слово, вычитанное в книгах наследия древнего мира, было повсеместно принято к употреблению. - Разойдись! Покалечит!

   - Лучники, к бою! - выкрикнул лидер первой "руки", и копейщики отшатнулись, освобождая простор для работы стрелков.

   Кицунэ замерла, не зная, на кого из врагов ей бросаться, как вдруг в один момент растерянности что-то в ее мозгу переключилось. Боевое безумие вмиг исчезло, и девчонка ринулась на прорыв. Бандиты, опасаясь поймать стрелу, шарахались с ее пути, и только один замешкался. Кицунэ пригнулась на бегу, делая вид что целится ему в пах, и, когда напуганный перспективой бандит опустил оружие для защиты нижней части тела, совершила резкий рывок, прыгнув и в прыжке врезав каблуком сапога в голову вооруженного копьем великана.

   Сбитый с ног ронин опрокинулся на спину, а покрытая кровью и ранами неукротимая бестия помчалась вверх по склону.

   - Бей!

   Первая стрела угодила Кицунэ под правую лопатку, вторая - в плечо, третья - в поясницу. Каждая прошла навылет, но оборотница, истекая кровью, продолжила бег. Уже когда она прыгнула в прикрытие большого валуна, четвертая стрела настигла ее и вонзилась в тыльную сторону колена, раздробив сустав.

   Еще мгновение, и истерзанная жертва скрылась с глаз лучников.

   - Она что, бессмертна и неуязвима? - в изумлении воскликнул один из копейщиков.

   - Боли, похоже, действительно не чувствует, - главарь указал на бесчувственное тело Такеджи. - Пойло нашей доброй мико вырубило этого, а девчонку лишило чувствительности. Очень слабый эффект, как от крошечной чашечки, а ведь выпита была почти целая бутылка. Но насчет бессмертия... думаю, пробежать еще немного успела. Метров сто. Ты, ты, и ты. За мной. Заберем и притащим сюда труп.

   - Стойте! - рявкнул вдруг, приподнимаясь на дрожащих руках, капитан Дайго, единственный из всех бандитов, которого Кицунэ лишила сознания. - Вы не поняли? Она же из клана смертников!

   - Что?

   - Из клана Сейшинов! Не слышали никогда о ходячих бомбах? Если она умрет, ее Ци детонирует и взрывом разнесет половину скалы!

   Сейшины действительно существовали. Грабители, теряя энтузиазм к преследованию, переглянулись.

   - Вы уверены, капитан?

   Дзюцу контроля чужих тел. Шиноби, научивший Кицунэ плести псевдодуши, вселяемые в тела мертвых или потерявших сознание людей, мог превратить врага в марионетку и даже заставить его сражаться. Псевдодуша Кицунэ едва смогла приподнять бандита и заставить его говорить.

   - Я это почувствовал... в ее Ци... - Кицунэ потеряла контроль, и лишенный сознания ронин снова плюхнулся в снег.

   Разбойники, не ведая, что стали жертвами лисьей лжи и коварства, начали горячо спорить и переругиваться, а в это время Кицунэ, залитая кровью, теряющая сознание от головокружения и тяжело ковыляющая на криво сросшейся ноге, уходила все дальше от места боя. Ее будут преследовать? Измученная лисица, размазывая ладонями слезы и сопли по изуродованному лицу, в меру сил запутывала следы.


   Спаслась.

   Снег похрустывал под сапогами оборотницы, когда она, озираясь, подобралась к месту, где в начале дня произошла краткая стычка между ней и бандитами. Истоптанный снег, пятна и полосы крови. Ее крови.

   Тела Такеджи нет. Его бандиты утащили с собой. Хорошо. Значит, он, может быть, еще жив.

   Вещи тоже исчезли, но все-таки две находки ждали Кицунэ. Пренебрежительно выброшенная бандитами детская игрушка и опаленное, пахнущее гарью, концертное платье. Разорванное руками бандитов и втоптанное в снег. Остальное все унесли.

   - Хоть тебя пощадили, Хамачи, - сказала Кицунэ, крепко прижимая к себе плюшевого львенка. - Прости меня, - оборотница шмыгнула носом. - Я бросила вас и сбежала... испугалась... оставила бандитам. Но я не могла их победить, понимаешь?

   Ей хотелось, чтобы друзья простили ее за бессилие в том бою. Тем более что она их в беде не оставит. Львенок спасен, теперь нужно спасти из плена несчастного ронина и разгромить бандитов, чтобы они больше не смели ни на кого нападать.

   Набросив лохмотья концертного платья себе на плечи и накрыв пышной юбкой голову, оборотница как могла завернулась в ткань. Не шапка, конечно, и не пальто, но сразу до смерти замерзнуть уже не получится. Кое-как поддерживать температуру тела оборотнице пока удавалось, но запасы питательных веществ в ее теле были смешаны с зельем подлой жрицы, и потому надо было быть крайне осторожной, чтобы не отравить свою кровь чрезмерно. Иначе -- потеря сознания от головокружения и верная смерть.

   Вот так. Теперь в первую очередь надо найти убежище бандитов. Стражи закона ужас какие ленивые, могут и отказаться помогать, если за них бСльшую часть работы не сделаешь.

   Кицунэ очень самоуверенно кивнула своим мыслям и побежала по следу, оставленному ушедшими разбойниками.


   Грабители даже не пытались скрываться. Лавируя среди скал, Кицунэ ни разу не потеряла след и через пару часов пути вышла к долине, превращенной бандитами в одну огромную крепость.

   Сложно сказать, сколько здесь было солдат, но лагерь явно был не меньше, чем некоторые города. Не палатки и не землянки, а множество каменных домов, что были обнесены высокой стеной и неплохо охранялись.

   Стрела ударила Кицунэ в висок, срикошетила от костяных пластин и ушла в небо, а перепуганная девчонка пустилась наутек от пяти проворных фигур с луками и мечами, возникших справа и слева от нее, словно из небытия.

   - Ах ты, тварь бронированная! - бандиты, стреляя из луков и осыпая юркую бестию угрозами, устремились в погоню. Причем бросили преследование они только под вечер, окончательно выбившись из сил и не дождавшись подкреплений из лагеря. Легко одетая девчонка все-таки была намного шустрее могучих тяжеловесных увальней.

   Наполовину онемевшая от ядовитого пойла, полузамерзшая и полумертвая от усталости, Кицунэ разыскала расщелину в скалах, куда не залетал ледяной ветер. Приближаться к домам, даже под угрозой смерти от холода, она не посмела. Холод, может, ее и не убьет, но люди убьют наверняка. Трясясь и плотнее кутаясь в рваную одежду, оборотница прижимала к себе игрушечного львенка и тихо хныкала от обиды на судьбу, которая постоянно отправляла ее в жуткие земли, захваченные во власть чудовищ. Ну да, если она волшебная лиса, то обязана побеждать злых демонов, но ведь нельзя столько кошмаров сразу! Хоть иногда надо же устраивать краткие перерывы и жить счастливо?

   - К маме хочу... - шмыгала леденеющими на морозе соплями Кицунэ. - Мам... мама...

   А ведь мама, если та злобная мико присвоила все деньги, так и не увидела волшебный сон о том, что ее дочка спаслась. Или, может, это к лучшему? Что если добрые духи выполнят просьбу, а маленький глупый лисенок погибнет в бою с бандитами или до смерти замерзнет в ледяных горах? Ведь всю жизнь тогда мама будет ждать и надеяться на обещанную ей встречу, а Кицунэ... Кицунэ никогда не вернется.

   Из расщелины, осыпаемой колючей ледяной крупой и стегаемой порывами ветра, доносилось жалобное нытье и плач, но некому было услышать его. Даже добрые духи, которых просила маленькая оборотница прийти ей на помощь, существовали только в ее фантазии.


   Нова спал безмятежно. Толстый слой подкожного жира защищал великана от любого мороза. Сторожевое дзюцу разбудит его, если маленькие снова попробуют приблизиться. Они слабые. Невероятно слабые, даже если собираются в большие группы. Нова нисколько их не боялся. Он тихо урчал во сне. Ему снова снился Генерал. Тот, кто был для Новы выше маленьких во всех смыслах. Тот, кто лично забирался ему на спину и поливал водой из шланга во время мытья. Тот, кто учил одевать броню и заворачивать болты на доспехах. Тот, кто учил применять боевые дзюцу и рассказывал о внешнем мире.

   Тот, кто не боялся.

   Нова, играя с деревянными кубиками, сложил для него дом, и Генерал поселился в этом доме на несколько дней. Принес туда постель и стол, хотя маленькие трусливо просили его держаться подальше от довольно непрочных и неустойчивых конструкций, что складывал из кубиков Нова. Но Генерал только смеялся над их страхами. Потому что он не был маленьким.

   Бока гиганта мерно опускались и поднимались. Пластины доспехов, усеянные пятнами крови и шрамами от ударов мощных дзюцу, поскрипывали при движении. Нова не был ранен. Ни один из маленьких ни разу не пробил сталь, прочнейшим панцирем покрывающую все его тело.


   Утром и весь день продолжал сыпать снег. Проблуждав почти до вечера по горам, несчастная девчонка чудом выбралась на торговый тракт только с приближением сумерек и поняла, что снова оказалась у того самого придорожного поселения, с разоренным постоялым двором и маленьким храмом.

   В белой пелене, Кицунэ двигалась словно тень, совершенно бесшумно. Если, конечно, не считать хруста снега под ее ногами. Громкого. Такого, что у девчонки при каждом шаге от страха ныли зубы.

   Мысленно проклиная белого предателя, Кицунэ перебралась через стену храма и притаилась за его углом. Раз уж на пути к Агемацу снова пришлось проходить мимо, нужно поискать доказательства, что здешняя мико -- злодейка. Когда хозяйка покинет храм, можно будет проникнуть в ее комнату и поискать какие-нибудь улики. Грабители ведь должны поделиться с ней добычей?

   Жрица предоставила ей доказательства гораздо раньше, чем оборотница ожидала. Стоило Кицунэ сконцентрировать Ци в ушах и прислушаться, как девчонка услышала голос из-за стены дома. Мико говорила с кем-то по радиостанции.

   - Что значит не нашли? Вы вообще кого-нибудь на поиски посылали? Хуоджин, ты что, ничего не понимаешь? Если эта девка разболтает наш маленький секрет, то когда сюда придет очередной караван, самураи вместо того, чтобы пить мою отраву, скормят меня своим лошадям! Мне это надо? Что значит "не закатывай истерику"?! Смирно ждать, пока меня убьют из-за того, что вы упустили сопливую девчонку, да? Тоже мне самураи! Трудно было пробить ей голову стрелой? Вот уйду, и в следующий раз будете нападать на бодрую и веселую охрану каравана! Тогда получите по шее уже не от изнеженной девочки, а от воинов, в отличие от вас идущих в бой с четкой целью убийства!

   Прозвучал щелчок, а затем легкий стук, как будто тяжелый предмет бросили на что-то мягкое. Микрофон рации на постель? Наверное.

   Все так же бесшумно, разве что с зубодробительным хрустом снега под ногами, Кицунэ отошла от храма и, перескочив через стену, что было сил помчалась к Агемацу.

   Там были силы закона, которым она все о разбойниках расскажет и приведет их сюда, а затем после ареста коварной мико покажет им путь к бандитскому лагерю. Когда лагерь будет разгромлен, путникам на торговых трактах нечего станет опасаться! Караваны снова потянутся от города к городу, люди перестанут бояться и голодать! И всем станет хорошо.


   Пару раз Кицунэ пришлось прятаться, когда она замечала приближение людей. Мало ли кто это может быть? Тем более что следов бандитской деятельности на дороге было немало. Несколько окоченевших тел в ущелье, обломки каких-то ящиков, истоптанный сапогами снег и совсем свежая кровь. Утром кто-то пытался сбежать из окруженного разбойниками города и был перехвачен? Скорее всего.

   Спасли девчонку обострившиеся до предела слух, зрение и нюх или же просто повезло, но поздним вечером до города она все-таки добралась. Даже без каких-либо особых приключений.

   - Подожди меня здесь, Хамачи, - маленькая оборотница спрятала игрушечного львенка в расщелине и слегка присыпала снегом. - Мне, наверное, опять придется сражаться, и в суматохе большого боя я тебя точно потеряю. Не бойся, я очень скоро вернусь за тобой.

   Кицунэ на прощание помахала львенку ладошкой и побежала к городским воротам.

   Стражи, греющиеся в караулке, с недовольством выглянули посмотреть на ту, что принялась отчаянно колотить ладонями о ворота. Кто тут вздумал в темноте шастать?

   - Помогите! - Кицунэ, без труда входя в образ беззащитной обиженной девочки, принялась жалобно хныкать. - На меня и моего друга напали бандиты! Его захватили в плен, а мне удалось сбежать...

   Самураи переглянулись, и один из них, открыв дверь, махнул рукой, приглашая девушку в окровавленном рванье войти.

   Стражи напоили нежданную гостью горячим чаем, вызвали по рации еще пару солдат из города, и Кицунэ быстро проводили к начальнику сил закона.

   - Говорите, Нами-сан, - сказал хмурый воин в дорогом кимоно со знаками главы городской стражи. - Я вас внимательно слушаю.

   Кицунэ рассказала ему о недавней стычке с бандитами и о мико, которая подмешивает в еду путников ядовитые смеси, чтобы жертвы стали полностью беспомощны при нападении грабителей. Рассказала о большом бандитском лагере и даже выдала пару идей о том, как можно было бы построить атаку, если бы стражи собрали достаточно сил.

   - Не только мой друг попал в плен, уверена, бандиты захватили немало людей на дороге, в том числе и граждан Агемацу. Их, наверное, хотят продать в рабство. Мы обязаны их спасти, господин капитан!

   - Мы потеряли немало солдат в стычках с бандитами, но внезапной атакой если не покончить с разбойниками, то затихнуть и присмиреть мы их точно заставим! Спасибо вам за информацию, Нами-сан. Сейчас вас отведут в комнату, где вы отдохнете и наберетесь сил, а я займусь сбором армии. Желаете отправиться с нами, когда мы начнем операцию по ликвидации банды?

   Кицунэ кивнула и, радуясь, что нашла союзников, последовала за самураем, которого вызвал капитан.

   - Вызовите труповозку, - сказал начальник сил закона своему первому помощнику, когда Кицунэ ушла. - Это та самая принцесса, о которой нас просил позаботиться лорд Хуоджин. Заткните ей пасть без лишнего шума и сожгите тело в крематории.

   - Будет сделано, - с поклоном ответил самурай и торопливо вышел.

   - Сюда, - по пути в комнату отдыха Кицунэ и ее стража перехватил еще один солдат. - Нужно найти место побезопаснее. Вы слишком ценны, Нами-сан, чтобы оставлять вас в обычной комнате отдыха. Следуйте за мной.

   - Куда мы идем, самурай-сан? - спросила Кицунэ, когда ее вывели во внутренний двор базы сил закона.

   И тотчас, не теряя времени, шедший позади нее громила нанес девчонке удар в затылок.

   Только тихий хрип и краткий шум слабой борьбы прозвучали в ночной тишине. Через минуту самураи отступили от переставшего конвульсивно дергаться тела девушки, что с перерезанным горлом лежала в луже крови на снегу.

   - Жаль, - вздохнул убийца. - Красивая была.

   - Ублюдочные бандюги, - гневно процедил сквозь зубы его подельник. - Такую мерзкую работу за них выполнять приходится! Вызывай санитарную команду, пусть упакуют бедолагу, и кровь уберут.

   Самурай выкрикнул в рацию приказ. Санитары, двое тощих мужчин мерзостного вида, прибежали тотчас и начали сноровисто упаковывать тело оборотницы. Расстелили серое полотно, перетащили на него останки и начали заматывать.

   - В крематорий ее вне очереди, - глухо пробасил самурай. - Ясно?

   - Что же неясного? - ответил ему санитар. - Спалим и пепел развеем, не беспокойтесь, господин. Не пройдет и часа.

   - Что-то крови мало, - сказал второй работник морга. - Эй... - он взялся за руку Кицунэ и нащупал пульс. - Да она живая!

   Серое полотно в мгновение ока развернулось. Кицунэ, рана на горле которой уже полностью заросла, отбросила серую тряпку и вскочила. Оба санитара, получив свирепые удары в лица, отлетели от "ожившей" девчонки и повалились на спины.

   - Зараза! - стоявший ближе самурай подался к неугомонной соплячке и замахнулся кулаком. - Я тебя...

   Какую угрозу он хотел выкрикнуть, осталось тайной. Кицунэ, ринувшись навстречу врагу, в движении повалилась на спину и, упав под ноги склонившегося вперед стража, влепила ему пяткой в недавно определенное самое уязвимое место. Используя инерцию движения врага, она подняла тушу громилы на ноге и швырнула его через себя. С лицом, искаженным в гримасе дикой боли, самурай шумно рухнул на снег, а оборотница не медля вскочила и рванулась ко второму палачу. От импульсов Ци из ее ступней во все стороны полетел снег.

   Самурай выхватил катану, замахнулся, но не успел нанести удар, как противница сошлась с ним вплотную и прижала свое плечо к его груди. Прием, который часто использовали в бою самураи, накапливавшие Ци в плоскости и наносившие удар сокрушительным силовым импульсом. Вот только использовали они не ткань рваной блузки, а щит или в крайнем случае наплечник или латную перчатку.

   - Импульс!

   Это было похоже на взрыв. Кицунэ разорвало плечо, самурай же подавился кровью, когда сломанные ребра повредили ему внутренности. Оборотницу и стража закона швырнуло в разные стороны. Девчонка упала в снег и покатилась, солдат врезался спиной в стену здания и рухнул ничком. Он попытался подняться, закашлялся и исторг из рта кровь, заливающую его легкие.

   - Т-ты... мразь... - прохрипел он. - Ты...

   Кицунэ, покачиваясь на дрожащих ногах, поднялась. Рана на ее плече зарастала. Вывернутые кости вставали на место -- мышцы возвращали их в естественное положение. Боли оборотница не чувствовала, но, к ее ужасу, тяжкое онемение начало захватывать ее тело. При всплеске адреналина она потеряла над собой контроль и использовала слишком много ресурсов тела, забыв о том, что все ее запасы биомассы отравлены.

   Бежать! Бежать!!!

   Оборотница одним прыжком взлетела на крышу здания и ринулась прочь от базы сил закона. От стражей, ставших сообщниками бандитов.

   - Догнать ее! - проорал в рацию капитан сил закона, выскочивший во внутренний двор на шум и грохот краткого побоища. - Не дать уйти! Любой ценой!

   Завывание сирен раскатились по городу.

   - Генетически измененная куноичи, не ниже третьего уровня по общей классификации! - неслись сообщения по радиоволнам, приправленные целым ворохом особых примет злостной преступницы. - Не нападать в одиночку! При контакте немедленно вызывайте подкрепление! Особо опасна!

   Все силы города были подняты по тревоге. Отряды самураев хватали оружие из арсеналов и, образуя поисковые группы, начали прочесывать улицы.

   Кицунэ не видела всей этой суматохи. Наркотики снова гуляли по ее крови, и мозг, едва очистившийся от прошлой порции яда, новый удар выдержал гораздо хуже. При очередной попытке прыжка девчонка сорвалась с крыши и, крепко ударившись при падении, уже не смогла подняться. Теряя ощущение реальности, оборотница заползла в какой-то заброшенный переулок и, словно это могло ее спасти, забилась под гору лежавших там старых картонных коробок. Ее мутило, тело почти полностью онемело, головокружение и тяжелая дурнота путали мысли. Словно маленький ребенок, которого преследуют злые и страшные люди, девочка спряталась в самое темное место и затихла. Действительно надеялась, что ее не найдут? Нет, просто ей было очень страшно, а силы к сопротивлению полностью иссякли. Она смогла только слабо и жалобно захныкать, когда чьи-то руки грубо схватили ее за ногу и выволокли из укрытия.

   - Гляди-ка! - прозвучал чей-то донельзя довольный голос. - Что я тебе говорил? Мои сенсорные способности не обманешь!

   - Вот это везение!

   Кицунэ подняли и поставили на колени. Кто-то нанес ей удар в лицо, и голова оборотницы нелепо мотнулась.

   Вот и все. Ее нашли, и спасения нет. Они победили. Монстры победили...


   Свеча медленно догорала в фарфоровой чашке. Танако смотрела на огонь и не думала ни о чем. Она уже знала, что муж не вернется. Соседи рассказали о том, что видели его тело со следами побоев и пыток, висящее в петле над воротами дома судьи. Муж не вернется, так же как не вернулись сыновья. Танако жгла свечу, потому что не хотела верить в то, что дом, совсем недавно полный жизни, опустел навсегда. Все ложь. Соседи лгут. Муж и дети вернутся, а чтобы они нашли дорогу домой, в окнах должен гореть свет.

   Забывая о еде и питье, пожилая женщина жгла свечу.

   Муж был маленьким человеком. Чинил в домах электропроводку или водопровод, за что получал достаточно денег для содержания семьи. Сыновья ходили в институт, а по выходным охотились в горных долинах, принося домой добытых зверей, шкуры и мясо которых мать продавала на рынке. Дочь училась в школе, радуя родных своим старанием и высокими оценками, получаемыми на контрольных тестах.

   Когда рухнула империя, муж только гневно высказался в адрес правительства страны, оказавшегося неспособным удержать завоеванное. Он не верил, что отзвуки далекой беды докатятся до Агемацу.

   Когда начали бесчинствовать наследники погибшего в военном походе городского главы, когда начались погромы и побоища при дележе власти, муж только злобно ругал негодяев. Когда были разворованы деньги из казны, когда встали заводы Агемацу и тысячи людей остались без работы, когда начали вспыхивать разрозненные бунты, большинство горожан, живущих торговлей, сельским хозяйством, малым производством или занятых в сфере обслуживания, держались в стороне от беспорядков.

   Это была не их беда.

   Была не их беда, когда в горах начали собираться разбойничьи банды. Это была беда городского управления. Была не их беда, когда лазутчики бандитов проникли в город и вырезали правящую семью. Это беда слабых правителей. Не стало бедой для простых людей даже то, что подкупленная стража открыла ворота города бандитским группировкам и те вошли в жилые районы. Это была беда богатеев и купцов, которых начали грабить разбойники и потерявшие места службы, брошенные на произвол судьбы, солдаты. Маленькие люди сидели в стороне, довольные уже от того, что беда не зацепила их.

   Но в горящем доме, в каком бы дальнем углу ты ни сидел, нельзя верить в то, что огонь не дотянется до тебя.

   Пришел момент, и общая беда большой страны стала личной бедой семьи Танако. Семьи больше нет, но соседи спокойны. Танако прекрасно понимала почему. Это была не их беда. Их не коснулось, не опалило, не обожгло. Кто-то сгорел, но остальные продолжают надеяться, что пожар в доме -- не их забота. Они маленькие, бессильные люди, которым нечего противопоставить могучим самураям и страшным бандитам. Они будут сидеть по своим углам, и кто-то из них обязательно выживет. Но не все.

   Пожилая женщина роняла слезы, и вместе с ней плакала одинокая свеча, свету которой никому уже не суждено было указать дорогу домой.

   Вой сирен тревоги...

   Что это? Городская стража, кланяющаяся бандитам, напугана и взбудоражена кем-то? Что происходит? Может быть... появился их враг?

   Танако поднялась и, с трудом переставляя дрожащие ноги, начала сборы.

   По улицам пробегали отряды самураев, но мало кто из жителей вышел из домов. Напуганные, дрожащие, маленькие люди привычно прятались и даже не интересовались, что творится. Пришли каратели от правительства? Пожар? Лавина? Чужая беда. Кому какое дело, пока не начало трясти собственный дом?

   - Тварь убежала в этом направлении! - выкрикнул капитан самураев. - Обыскать все! Проверить все дома!

   Тварь? Кого могут называть тварью люди, готовые горло перерезать кому угодно за горсть паршивых монет?

   Кто же их напугал? Агент правительства? Шпион из соседней области? Или просто порядочный человек, не пожелавший умереть как овца под ножом мясника и попытавшийся сопротивляться?

   Танако прислушивалась к происходящему вокруг и обратила особое внимание на двух людей в темной одежде, с черными тряпичными масками на лицах. Соглядатаи. Шпионы и доносчики. Сенсорные способности у них обычно повыше, чем у самураев.

   Один соглядатай указал куда-то в сторону, второй кивнул, и оба, не обращая внимания на стоящую у дверей дома женщину, нырнули в переулок. Что-то углядели. Танако последовала за ними и затаилась в тени. Секунда, вторая, и женщина выглянула из-за угла, ища глазами шпионов. Они были здесь.

   - Вот это везение! - воскликнул тот, что стоял спиной к Танако. - Пусть только попробуют не включить нас в оперативную группу, после того как мы притащим на базу этот кусок мяса!

   Соглядатай замахнулся и ударил. Затем еще раз, вкладывая в удар свой восторг и наслаждение. Танако ясно видела, над кем эти двое измывались. Молодая девушка, залитая кровью, в разорванной одежде. Длинные темные волосы, руки, безвольно обвисшие вдоль тела и слабо вздрагивающие при ударах. Кровь. Много крови. Так же, наверное, выглядела Сачико, когда наделенные властью выродки мучили ее. Разве что волосы... волосы у Сачико были короче.

   Прежде Танако наверняка бросилась бы на изуверов с кулаками и закатила бы скандал. Но так она поступила бы раньше. В прежней жизни. Теперь она уже была не та и сил бессмысленно скандалить с подонками у нее уже не осталось. Она не могла больше сказать палачам ни единого слова.

   Женщина откинула полу плаща и, поднимая руки, крепко прижала к плечу приклад охотничьего арбалета. Плохо умеющая обращаться с оружием, Танако не знала даже, как правильно целиться. Она просто направила оружие в голову врага, и палец ее лег на спусковой крючок. Сухо щелкнула тетива.

   Соглядатай, что хвастался сенсорными способностями, заметил движение во тьме, отвлекся от добычи и даже успел открыть рот для предостерегающего крика, прежде чем стрела охотничьего арбалета ударила ему точно в правый глаз.

   - Что за... - второй шпион изумленно обернулся к падающему напарнику и потянулся за оружием, но в этот момент Кицунэ почти бессознательно потянулась вперед и вцепилась в его руки мертвой хваткой. - Ты! Пусти, тварь!

   Арбалет упал на землю. Танако ринулась на врага и выхватила из-за пояса широкий, остро оточенный кухонный нож. Шпион рванулся, пинком отбросил от себя Кицунэ, и в этот момент нож вошел в ему в бок, по самую рукоять. Крик, рождающийся в глотке соглядатая, захлебнулся кровью. Шпион вынул из ножен короткий меч, хотел ударить в ответ, но тело его наполнилось слабостью, и мир начал таять перед глазами. Меч выскользнул из пальцев и плюхнулся в снег. Соглядатай повалился следом, а женщина, обратившаяся в неистового демона, вдавила его коленями в грязный снег и принялась наносить один удар ножа за другим, беспощадно добивая упавшего бандита.

   Шпион хрипел и конвульсивно дергался. Он пытался подняться, тянулся к оружию, но тело почти уже не повиновалось. Сознание ускользало во тьму.

   - Держись! - оставив затихшего подонка, женщина бросилась к залитой кровью девушке. - Слышишь меня? Потерпи немножко, - она подняла Кицунэ и прижала ее к себе. - Я... я сейчас... ты только потерпи...

   - Ма... ма... - глаза Кицунэ были залиты кровью, она ничего не видела и, услышав женский голос, на грани потери сознания приняла его за голос той, кого увидеть и к кому прийти хотела больше всего на свете.

   - Потерпи, - шепнула Танако, и слезы хлынули из ее глаз. - Я не оставлю тебя, милая моя. Слышишь?


   Удары кулака в дверь заставили сотрясаться, казалось, весь дом.

   - Открывай! Быстрее, быстрее! Шевели ногами, или мы вышибем дверь!

   Танако выбежала в коридор и, сдвинув засов, впустила самураев в дом.

   - Что случилось, господин? - спросила она у командира отряда. - Умоляю вас, не гневайтесь! Мы простые люди...

   - Недалеко от вашего дома были убиты двое соглядатаев. Что-нибудь знаете об этом?

   - Нет, господин. Я выходила узнать причину переполоха, но быстро вернулась и никуда больше из дома не уходила. У меня больна дочь, и я не могу ее надолго оставить.

   Самурай, не утруждая себя снятием обуви, прошел в дом и открыл дверь одной из комнат.

   - Ваша дочь? - он посмотрел на темноволосую девушку с короткой стрижкой, что спала в кровати. - Документы есть?

   - Да, да, господин. Сейчас. - Танако засуетилась, вынула из комода два удостоверения личности, свое и своей дочери, и протянула их самураю. - Вот, пожалуйста.

   Страж закона мельком глянул на документы и вернул их женщине.

   - Сохраняйте спокойствие и не выходите из дома без большой необходимости, - сказал он. - И... что за вонь? У вас на кухне что-то горит.

   - Пока я узнавала причину переполоха, - Танако стыдливо поникла, - сгорела каша, которую я забыла на плите. Прошу простить меня за неудобства, господин.

   - Проветрите помещение. Больной человек не должен дышать гарью.

   - Я непременно так и поступлю, самурай-сама.

   Танако проводила стража до выхода и, закрыв за ним дверь, едва не упала на пол от нервного перенапряжения. Этот вооруженный мечом ублюдок... если бы он приподнял одеяло на "больной", то впал бы в ступор от вида разводов крови на теле девочки и на простыне. Крови, запах которой Танако маскировала гарью, устроив на кухне небольшой пожар. Обман удался. Как хорошо, что этот мордоворот в железном панцире из другого района города и не знает о недавних событиях в этом доме!

   Хозяйка дома бегом вернулась в спальню и встала на колени у постели. Девушка не спала. Лишение сознания, это не сон. Кто она? Откуда появилась в этом городе? Или она жила здесь всю свою жизнь?

   Танако не знала ничего о столь неожиданно появившейся из небытия девчонке, но была уверена в том, что рука не дрогнет, если вновь потребуется взяться за нож ради того, чтобы моральные уроды не дотянулись до этого ребенка.

   Женщина провела рукой по волосам Кицунэ. Спешно обрезанным до длины прически, которую носила Сачико. Чтобы эта девочка стала хоть немного похожа на образ, сохраненный фотографией в удостоверении личности.

   - Ма... ма... - шепнула сквозь болезненный бред девчонка.

   - Тише, тише, - Танако приложила ладонь к щеке оборотницы, пытаясь успокоить ее прикосновением, и сразу увидела, как девочке стало легче. Болезненно трясущиеся руки поднялись и обняли ладонями касающиеся ее пальцы женщины. Все страхи мира и даже физическая боль становятся меньше, если рядом есть сочувствующий человек.

   Весь остаток ночи, до самого утра, Танако не двигалась с места и позволяла девушке сжимать ее руку.

   Мерно тикали часы на стене. Приближался рассвет.


   Ощущение погружения тела в воду.

   Танако осторожно уложила девочку в большой деревянный чан и начала смывать с нее засохшие кровавые разводы, когда та шевельнулась и с тихим стоном открыла глаза.

   - Тише, тише, - сказала ей Танако, осторожно погладив оборотницу рукой по роскошным золотистым волосам. - Вы в безопасности, Кицунэ-сама.

   Услышав свое имя, девчонка испуганно дрогнула и села в воде.

   - Я... я...

   - Успокойтесь, прошу вас. Я не причиню вам зла.

   - Где я? Как вы догадались, что я -- Кицунэ?

   - Мне удалось избавиться от соглядатаев и обмануть самураев, представив вас своей дочерью. Сейчас вы в моем доме, Кицунэ-сама. А как я догадалась что вы -- это вы? Взгляните, - женщина взяла с умывальника небольшое зеркальце и протянула его оборотнице.

   Зеркальце отразило образ златовласой синеглазой девочки. Стройной и красивой, словно сошедшее с картины художника изображение богини.

   - Вот оно что... - Кицунэ смущенно покраснела.

   - Я видела, как вы превращались, Кицунэ-сама. - Танако приняла зеркальце, убрала его и села возле чана с водой, ласково накрыв ладонь оборотницы своей ладонью. - Вам грезилась мама, и вы подсознательно приняли тот облик, в котором она помнила вас. Не беспокойтесь. Вы немного напугали меня, когда с вашей головы осыпались темные волосы, но... но я не боюсь. И теперь мне понятна та суматоха, которая началась в этом городе после вашего появления. Как жаль, - слезы скользнули по щекам женщины, - как жаль, что вы не появились раньше, Кицунэ-сама. Теперь если и произойдут чудеса, то уже не для моей семьи...

   Девочка потянулась к Танако и обняла плачущую женщину. Оборотница не знала, какое горе мучило хозяйку этого дома и какая беда произошла у живших здесь людей, но сердце ребенка не могло не дрогнуть при виде чужих слез.


   Оставаться в образе юной камигами-но-отоме было смертельно опасно.

   Танако показала Кицунэ фотографию темноволосой девочки с короткой стрижкой и попросила сменить облик, затем помогла оборотнице помыться, подала ей полотенце и тапочки. Кицунэ внешность сменила, но, не желая ранить добрую женщину, не стала превращаться в ее дочь и вернула себе облик "Нами", скопировав с фотографии только прическу.

   Потом был завтрак, и женщина, не касаясь еды сама, полностью опустошила холодильник, стараясь сытнее и вкуснее накормить оборотницу, во время боев и на борьбу с ядом истощившую практически все запасы питательных веществ в своем организме. Кицунэ ела жадно, создавая запас на будущее. Кто знает, сколько еще впереди будет сражений и испытаний, прежде чем потерявшийся в горах лисенок вернется к маме?

   - Ваша одежда разорвана, Кицунэ-сама, - сказала женщина после завершения завтрака и проводила девчонку в комнату, простыня и одеяло на кровати в которой были замараны высохшей кровью. - Возьмите что-нибудь из вещей моей дочери.

   - А можно? - с сомнением спросила Кицунэ, открыв шкаф и оглядывая висящую в нем одежду. Жила эта семья не слишком богато, и вот так, без разрешения владелицы, забирать что-либо нисколько не хотелось.

   - Да, Кицунэ-сама. Уверена, Сачико не будет сердиться на меня. Ведь вы -- враг тем демонам, что захватили Агемацу? Вы пришли сотворить чудо для нашего несчастного города? Могу ли я вам не помочь всем, что только в моих силах?

   Кицунэ поискала в шкафу и начала одну за другой вынимать понравившиеся ей вещи. Она плохо разбиралась в золоте и драгоценных камнях, но хорошей ткани и фирменному покрою от ее глаза было не укрыться. То, что привлекало внимание Кицунэ, стоило немало. Семья потратила серьезную часть своего бюджета, чтобы девочка хорошо выглядела, отправляясь к кому-либо в гости или по делам в центральные районы города.

   - И это тоже можно, Танако-сан? - сомнение в голосе оборотницы зазвучали еще явственнее, когда она поняла, что забирает все самое лучшее.

   - Да, Кицунэ-сама, - женщина со слезами на глазах смотрела на извлеченные из шкафа наряды. Очевидно, вспоминала, как мило выглядела в них ее дочь, когда они всей семьей навещали родных или друзей.

   Оборотница замерла и несколько мгновений медлила, а затем не выдержала и задала мучивший ее вопрос:

   - Танако-сан... а что случилось с Сачико-чан? Я... она уехала из города? Но ведь она вернется, правда?

   Женщина покачала головой и в бессилии села на край кровати. Бледная и изможденная, она казалась лишь тенью живого человека.

   - Танако-сан... - Кицунэ, положив одежду на кровать, села рядом с хозяйкой дома и, не зная, как ее утешить, в великом сочувствии осторожно тронула ее плечо. - Танако-сан, Сачико... погибла?

   Женщина закрыла лицо ладонями, пряча слезы.

   - Ее убили, Кицунэ-сама. Неделю назад... вечером, похожим на этот, она ушла гулять с подругами и не вернулась. Той ночью мы... мы с мужем и сыновьями весь город обегали. Все больницы и базы сил закона проверили... все места, куда девочки могли пойти... но мы искали не там. На следующий день тело Сачико... и тела двух ее подруг... нашли в мусорных контейнерах недалеко от квартала гейш. Со следами побоев и издевательств... с жуткими дозами наркотиков и алкоголя в крови. Когда я увидела тело своей дочери на опознании, то... - женщина замолчала, бессильная продолжать. Руки ее судорожно нашарили на тумбочке у кровати предусмотрительно оставленную здесь коробочку с лекарствами, спасающими от инфаркта.

   Молчание длилось минут десять, Кицунэ терпеливо ждала, пока Танако хоть немного придет в себя.

   - Вы знаете, кто это сделал?

   - Да. Сын главного городского судьи в тот вечер праздновал свое совершеннолетие. Пьянствовал с друзьями-телохранителями самурайских кровей. Юдзе и распутниц, что на все готовы ради денег, они могли бы найти легко, но такие "подружки" им уже надоели. Школьницы из порядочных семей, они ведь совсем другие, верно? Многие видели, как пятеро пьяных самураев угрозами и силой уводили девочек буквально со двора дома одной из них. И никто не вмешался... не остановил... даже нам никто ничего не сказал, пока мы искали нашего ребенка...

   - Но... - Кицунэ представила себе картину похищения, и ей стало жутко от абсурдности происходящего. Люди, нападающие на людей? На девочек, гуляющих во дворе дома? И другие люди, соседи или прохожие, смотрящие со стороны. Из окон, из-за угла. Трясущиеся от страха люди. Никто не вмешался. Как это возможно? Даже если те, кто видел похищение, слабы или трусливы, ведь можно позвать...

   Кого?

   Самураев? Силы закона?

   Кицунэ познала на себе, как помогают попавшим в беду людям силы закона этого города. Темный холод окутал душу оборотницы от понимания, насколько ужасна здесь жизнь. Но как можно было допустить полную потерю сил и воли? Стать настолько слабыми, что позволить сумасшедшим издеваться над детьми? Девочек увели, замучили и убили. На глазах у всего города. Каким бы ни был слабым человек, как может он проявлять подобное безволие и равнодушие? Собрались бы все вместе, как тогда, в ресторане госпожи Кейко, и вышли против самураев! Но город тих, сер и неподвижен. Либо это был настолько дикий случай, что все впали в шок, либо... случай далеко не единичный и ставший частью обыденной жизни.

   - Неужели никто так ничего не сделал, Танако-сан?

   - Глава нашего района ходил в дом судьи. Он пробыл там часов шесть, вернулся пьяным и начал болтать нелепицу про то, что наши девочки сами пили вино, принимали наркотики и соблазняли самураев. Подонок... сказал бы еще, что побои и увечья они получили, когда сын судьи и его телохранители защищались от их домогательств... - прерывистая от рыданий, речь женщины утихла, и некоторое время она молчала. - Муж не выдержал, ударил главу района в лицо и был избит стражей. Самураи разогнали людей, показали им бронированные кулаки, и вскоре все соседи, как попугаи, начали повторять бред про падение нравов среди девушек. Еще день, и свидетели изменили свои показания, следствие было остановлено из-за отсутствия состава преступления. Наркоманки умерли от передозировки препаратов. Так и было написано в свидетельствах о смерти.

   Кицунэ не могла поверить в то, что услышанное -- реальность. Первую пару минут. А затем она вспомнила свирепую морду Таюры и самодовольные, полные высокомерия ухмылки самураев в ресторане Кейко. Если эти люди -- власть и закон, то кто же тогда изуверы и бандиты?

   - Танако-сан... а где ваш муж? И сыновья?

   - Сыновья ушли сразу после похорон Сачико, когда мы оплакивали нашу дочь. Они искали убийцу, хотели отомстить. Напали на дом судьи и были убиты стражей. Их тела сбросили в ров у особняка. Дети погибли, и муж отправился к особняку, чтобы забрать их тела. Он хотел похоронить их, а затем искать мести и смерти сам, но ему не позволили. Стража схватила его и повесила перед главными воротами особняка, чтобы запугать других, кто жаждал мести. Все убиты. Вся моя семья. Дочь... сыновья... муж... всего несколько дней, и я осталась одна. Не верю... не верю...

   Женщина залилась слезами и умолкла, но прошло время, и дрожащий голос ее прозвучал с глубокой, полный безумной надежды, мольбой:

   - Кицунэ-сама... вас называют богиней... я прошу... умоляю вас, свершите чудо! Сделайте так, чтобы я очнулась от этого кошмара и, открыв глаза, увидела, что просто видела страшный сон... увидела, что с детьми и мужем все в порядке... Кицунэ-сама... прошу...

   Оборотница обняла женщину, бессильная утешить. Бессильная пробудить ее от ужасов и избавить от горя.

   - Никто не властен изменить свершившееся, - сказала Кицунэ с тоской и болью. - Я могу только помешать монстрам и сумасшедшим творить новое зло. В меру сил... которые тоже небезграничны. Но я обещаю вам, что зло, сотворенное против вас, не останется безнаказанным. Если только вам станет хоть немного от этого легче, я заставлю негодяев заплатить за все. Нет, даже если вы запретите мне, я не останусь в стороне. Судья и его сын ответят за то, что натворили.

   - Нет, Кицунэ-сама. Уходите. Уходите из этого проклятого места. Я не хочу, чтобы вы погибли здесь, пытаясь совершить невозможное. Вас никто не поддержит. Не поднимется на борьбу, к которой вы призываете людей. Здесь все будут против вас. Пожалуйста, бегите. Я... я не должна была вам рассказывать. Вы не должны погибнуть так же, как мои сыновья и муж. Нет. Я не хочу... не хочу...

   - Я не умру. И не позволю бандитам держать людей в рабстве. Потому что... это невыносимо, понимаете? Просто невыносимо! Мир, в котором сумасшедшие наслаждаются властью и убивают детей, я не хочу, чтобы он существовал. И я его изменю. Клянусь вам, Танако-сан.

   Если бы ее слышали могущественные лорды-землевладельцы, генералы самураев и организаторы множественных силовых группировок, они бы хохотали до колик в животах, но Танако и Кицунэ не смеялись. Танако верила в силу богини-лисы, и Кицунэ тоже с откровенно детской наивностью верила в свои силы.

   Ребенок, решивший изменить мир. Одинокая и полная сочувствия к людям маленькая девочка.


   Оборотница покинула дом Танако поздним вечером, осторожно прокравшись во тьме и следя за тем, чтобы остаться незамеченной. Нельзя позволить врагам узнать, кто помог беглянке. Кицунэ пришла и ушла, как незримый фантом, и монстры никому не будут мстить, досадуя лишь на себя за то, что упустили ее.

   Первым делом оборотница разыскала особняк, принадлежащий главному городскому судье, и внимательно осмотрела стены, большие ворота и виселицы, на которых болтались окоченевшие тела казненных. Сложно было сказать, кто из этих бедолаг был мужем Танако, но Кицунэ ясно рассмотрела, что выглядели казненные вовсе не как разбойники. Это были горожане, чем-то вызвавшие неудовольствие новой власти. Власти бандитов, которых необходимо было свергнуть.

   Кицунэ обежала особняк по кругу, осмотрела стены, попала в капкан с сигнальной печатью и, удирая от всполошившейся стражи, поняла то, что в одиночку взять штурмом эту крепость никак не получится.

   - Чуть сапог не порвала! - досадливо бубнила Кицунэ, усилием рук сжимая пружины и размыкая зубастые челюсти смазанного ядом капкана. Кусок искореженного металла вместе с обрывком цепи был гневно отброшен и улетел в ночь, плюхнувшись в снег ниже по склону. - Сволочи! Понаставят всякой гадости, наступить никуда нельзя!

   Хорошо хоть стражи особняка быстро отстали. Вероятно, решили, что у стен бродил еще один недовольный горожанин. Быстроногий, но не слишком опасный. Разве может быть опасен тот, у кого хватило неуклюжести угодить в капкан?

   Девчонка помассировала ушибленную стальными челюстями ногу и задумалась. Никогда нельзя победить всех врагов только своими силами. Нужно найти союзников. Где?

   Решение пришло быстро и само собой.

   Ну конечно же, в бандитском лагере! Эти подонки, наверное, согнали туда много своих врагов, которых решили продать в рабство. Таких, как Такеджи. Если Кицунэ поможет рабам освободиться, то они в благодарность за спасение помогут справиться с судьей и навести в городе порядок! Такеджи, например, сможет подсказать, кто достоин доверия из влиятельных и сильных местных жителей. Может быть, Кицунэ даже удастся поднять весь Агемацу на борьбу против бандитов! Скоро придет весна, а как Кицунэ вычитала в одной из манг, весна -- начало новой жизни!

   Окрыленная радужными надеждами, оборотница сорвалась с места и длинными прыжками помчалась прочь от города по полузаброшенному торговому тракту.

   Своими действиями бандиты сами подсказали ей, что делать. Яд, после которого целую ночь будешь валяться в беспамятстве и мучиться от галлюцинаций? У злой мико должно быть его много! Надо украсть эту гадость и подмешать в еду бандитам. А когда те свалятся с ног, можно будет спокойно вывести пленников из их лагеря.

   Великое восстание началось!


   Скоро рассвет.

   Нова открыл глаза и грузно, не спеша, поднялся. Земля вздрагивала, пока гора плоти и металла переваливалась с ноги на ногу, потягивалась и зевала.

   Гигант чувствовал жар накопленной энергии в теле. Силовые печати заряжены, мышцы полны сил. Боеготовность сто процентов.

   Нова сдвинул вниз стальную заслонку, закрывающую его лицо. Тотчас активировалась сенсорная печать, линии от которой шли прямиком в мозг гиганта. Глаз у Новы не было от рождения, лицо закрывалось стальной броневой плитой, но монстр ясно видел и бесконечные пики гор и ледники, их украшающие. Видел бесцветными. Серый, безрадостный мир, населенный маленькими злобными человечками, к которым Нова прежде испытывал смешанные чувства. Страх, злобу и презрение, разбавленные снисхождением и отстраненностью. Теперь к этой смеси чувств добавилась жгучая, неутолимая ненависть и глубокое чувство одиночества. Нова искал, но не нашел ни одного большого в горах. Не было никаких следов их существования. Только пути снабжения, боевые базы и масштабные центры клонирования маленьких.

   Маленькие убили всех больших? Как они смогли? Такие слабые...

   Может, потому что у больших не было такой замечательной брони, как у Новы? Доспех, созданный последним из великанов, Генералом, для величайшего воина, который теперь отомстит злобной мелюзге за все! За то, что Нова -- последний, маленькие заплатят своей кровью! Морем крови! Больше, чем потеряли другие творения Генерала, когда их создатель по приказу с главной базы маленьких убивал своих детей. За братьев, которых Нова даже не увидел ни разу, и... и за Генерала. Великого, храброго и сильного, но порабощенного целой армией мелких выродков. Нова, что был выше Генерала на одиннадцать метров, выполнит то, что не смог сделать его отец. Маленькие будут уничтожены. Все, до единого.


   - Да что ты шумишь? - ругалась Кицунэ, осторожно перебираясь по снегу. - Как по тебе ходить-то? Я уже на четвереньках ползу, а ты все хрустишь и хрустишь. Враг ты, вот ты кто!

   Кое-как добравшись до храма, она перескочила через его стену и подобравшись к зданию, замерла. Сердце бешено прыгало в груди оборотницы. Страх, гнев на злодеев и азарт от желания одурачить множество сильных врагов выплескивали в ее кровь ударные дозы адреналина. Кицунэ была готова к бою, но попасться нисколько не желала и вся обратилась в слух, оценивая обстановку. В жилой комнате храма горел свет. Мико была там и, судя по звяканью посуды, завтракала.

   Раннее утро. Подождать, пока хозяйка вздумает сходить по делам в селение? А что если она вообще не уйдет? Нет, ждать нельзя, иначе пленников могут отправить из лагеря еще куда-нибудь, и найти их станет очень сложно! Надо действовать!

   Кицунэ прокралась в дом, влиянием Ци отомкнув замки и сдвинув засов на двери. Снега внутри здания, разумеется, не было, и девчонка смогла обратиться в подобие тени, совершенно беззвучно проскользнув к входу в погреб.

   Оборотница спустилась по короткой лестнице и оказалась в достаточно большом, прохладном помещении, заставленном бочками, ящиками, и множеством каких-то других твердых предметов. Каких точно, Кицунэ не могла узнать по причине кромешной тьмы, царящей в подвале храма. Никакая острота зрения не поможет, если нет ни малейшего лучика света. Девчонке приходилось только надеяться, что мико не услышит шум от столкновений ворюги с различными препятствиями. С посохом, увешанным какими-то бренчалками. С корзиной, в которой стояли звякнувшие бутыли. Со стопкой металлической посуды, заскрежетавшей и едва не упавшей, когда Кицунэ, шарящая во тьме руками, случайно зацепила ее.

   Когда зрение бессильно помочь, может выручить обоняние. Оборотница прекрасно помнила аромат напитка, которым мико угостила их с Такеджи по окончании завтрака. Кицунэ унюхала сладкий запах фруктов и разыскала целый ряд больших глиняных бутылей. Зачем столько? Запасы на год? Нет, наверное просто надо много, чтобы напоить целый торговый караван. А потом в подвал поступает новый запас дурмана.

   - Будем надеяться, эта злыдня не сразу заметит, что одна из бутылей пропала. - Кицунэ ухватилась за глиняные ручки и попыталась приподнять добычу. - Ух, тяжелая...

   Проблеск света.

   Оставив бутыль, Кицунэ метнулась в угол и затаилась. Мико, освещая себе дорогу простым масляным фонарем, заглянула в погреб и начала медленно спускаться по ступеням. Услышала шум?

   Оборотница замерла, боясь даже дышать. Посмотрит и уйдет... подумает, что тут бегают мыши!

   Ящики, бочки, бутыли. Ритуальный инвентарь. Абсолютная тишина.

   Мико осмотрелась по сторонам и повернулась, собираясь уходить.

   - Показалось, наверное, - сказала она.

   Не заметила.

   У Кицунэ отлегло от души, и оборотница едва удержала глубокий вздох облегчения.

   Наивная. Жрицу сюда привлек не шум, а сторожевые печати.

   Хозяйка храма узнала о вторжении сразу, как только воришка коснулась двери. Бандитка знала, куда лазутчица направилась и где сейчас находится. Видимость неведения -- обманка. Чтобы враг расслабился и подставился под удар!

   - Ха! - мико резко обернулась и метнула исписанный силовыми знаками листок бумаги точно в угол, где укрывалась Кицунэ. Девчонка едва успела инстинктивно заслониться рукой, и печать, вместо того чтобы прилепиться к ее лбу, врезалась в ладонь оборотницы. Связующие импульсы Ци коснулись кожи, и бумага пристала к ладони не хуже чем клейкая лента.

   Очищающая печать? Что за глупости? Кицунэ ведь на самом деле не демон! Наверное, мико ошиблась из-за...

   Шелест воспламенения и гулкий грохот взрыва. Облако огня и дыма поглотило оборотницу.

   - Умри! - мико взмахнула рукой, направляя пальцы на вскочившую из дымного облака воришку. Понимая, что выкрик был не зря, Кицунэ импульсом Ци швырнула себя в сторону. Незримая сила хлестнула по стене в том месте, где оборотница только что находилась, и, оставляя борозды на камне, рассекая ящики, метнулась за ринувшейся к выходу жертвой. - Не уйдешь!

   Кицунэ почти удалось сбежать. Она уже вырвалась в коридор и совершила первый прыжок прочь от погреба, когда незримая сила ударила ее по ногам. Словно огненное кольцо обхватило сразу обе лодыжки. Ноги были бы срезаны, если бы не костяной доспех, закрывающий все тело оборотницы. Получив первый удар, боевая биоформа бросила все силы на самооборону, и по доспеху из костяных щитков, заранее выращенному под ее кожей, бурными потоками хлынула Ци. Сила мико не лишила Кицунэ ног, лишь оплела и швырнула на пол, затем вздернула вверх и впечатала в потолок. Удар. Удар. Еще удар.

   Сила швыряла Кицунэ по коридору, лупила ею о стены, пол и потолок. Трещали доски, осыпалась штукатурка, камни смещались от силы столкновений. Сохранение целостности храма мико, судя по всему, не слишком волновало.

   Сама похожая на демона из древних легенд, женщина в растрепанном бело-алом кимоно буквально вылетела из подвала и взмахом руки швырнула пойманную лазутчицу через весь коридор, с сокрушительной силой вбив ее в противоположную стену. Новые жгучие петли уже охватили все тело оборотницы. Ноги, руки, сразу три петли на шее. Еще две на лице.

   Кицунэ, с трудом преодолевая давление, наклонила голову и поняла, что это была за сила. Шелковые нити! Самые обычные шелковые нити, пылающие синим огнем пропускаемой по ним энергии Ци.

   - Ха! - мико, укрутив жертву нитями, тянущимися от катушек на запястьях воительницы, выхватила из рукава кимоно и метнула в противницу сразу три испещренные силовыми линиями бумажки, прилипшие к животу, груди в области сердца и ко лбу оборотницы. - Ну, шпионка-сан, как тебе очищение от злых мыслей моими первоклассными печатями? Один взрыв... - хозяйка храма глянула на культю, оставшуюся от разорванной в клочья правой руки лазутчицы, - ...и вся агрессия в человеке куда-то чудесно исчезает! Я истинно великая мико, ты согласна?

   Бесстыдно виляя бедрами при ходьбе и победно ухмыляясь, она подошла к опутанной нитями Кицунэ и, протянув руку, рывком сорвала взрыв-печать с лица жертвы.

   - О, Нами-сан! А мы-то вас обыскались! Как мило, что вы заглянули в мой храм снова! Могли бы предупредить, что вернетесь, я не стала бы пинками гонять мальчиков по горам!

   - Ты... - задыхаясь от боли и ярости, прошипела Кицунэ. - Ты, подлая, гнусная тварь! Как ты могла стать союзницей бандитов?! Позор для всех мико! Я... я...

   Жрица замахнулась и ударила Кицунэ в лицо, заставив подавиться словами. Удар был подкреплен импульсом Ци, и выбитые зубы оборотницы вместе с кровью полетели в сторону.

   - Не трепыхайся, милочка! - мико ухватила оборотницу за волосы и крепко сжала пальцы. - Как я могла стать союзницей бандитов? Что же, не будет вреда, если ты это узнаешь и кое-что поймешь о жизни перед смертью. Мальчики говорили, что у тебя слабость к гендзюцу. В таком случае... - глаза жрицы глянули в глаза давящегося кровью монстра. - ...Я покажу тебе правду перед тем, как отправить прямиком в мир мертвых! Смотри и запоминай! Там, в стране теней, ты сделаешь сравнение и решишь, какой мир, тот или этот, страшнее для людей твоей породы! Смотри внимательно, сказочная принцесса! Это -- истина нашего мира!

   Глаза жрицы пылали темно-синим, ледяным огнем, которое начало распространяться и, окружая оборотницу со всех сторон, нахлынуло на закричавшую от боли жертву. Гендзюцу, мощное, способное пробить даже надежную оборону среднего самурая, захватило оборотницу, и перед ее взглядом поплыли картины прошлого.

   Чужого прошлого.


   Комнату легко было узнать.

   Небогатая обстановка. Шкаф, сундук, зеркало, еще один шкаф, с книгами. На сундуке -- фарфоровая кошка с поднятой передней лапкой. Личная комната мико, только вместо убранной постели стоит маленький обеденный столик. Такой, что есть за ним мог только один человек или максимум двое. Но второго никогда не было. Одна. Всегда одна. Почему? В тридцать пять лет ни мужа, ни детей. Почему так получилось? Может, была слишком скромна, чтобы заговорить с понравившимся мужчиной первой? Может, прослыла скучной из-за того, что не участвовала в шумных гулянках с подругами и слишком много времени уделяла учебе? А может, из-за того, что она принимала на себя много чужой работы, надеясь помочь подругам и заслужить их благодарность? Ведь вместо признательности она лишь понизила свой статус до "рабочей лошадки", на которую можно спихнуть заботы и уйти развлекаться. Кто подойдет к скучному человеку второго сорта, не способному возложить работу на кого-нибудь другого? Ведь есть другие девушки, веселые и не менее красивые. Те, что всегда свободны, готовы отозваться на знаки внимания мгновенно и не будут строить из себя недотрог.

   Или всему виной опала со стороны главенства храмов, которая тотчас была бы перенесена и на семью? Любовника Мисаки могла бы себе найти, возможно, даже среднего социального статуса, но мужа... с мико-изгоем опасались связываться даже те, из-за кого она оказалась в таком положении.

   Пора бы привыкнуть к тому, что она -- неудачница. Не раз и не два ей настойчиво твердили, что она не умеет жить.

   Мико поставила опустошенную глиняную плошку и положила палочки. Аппетита не было, еда казалось пресной и безвкусной. Неудивительно, при таком-то стрессе!

   Руки жрицы мелко вздрагивали, женщина была бледна и даже тайком, словно рядом был кто-то, кто мог видеть ее слезы, всхлипывала и утирала глаза платком, который быстро прятала за отворотом кимоно. Ей даже самой себе было стыдно признаваться в своей слабости, но... но так хотелось выплакать горе, обиду и страхи!

   Одна из лучших учениц главного храма Агемацу, она должна была бы стать известной и уважаемой мико, но, наивная и неопытная, совершила ряд действий, названных непростительными ошибками.

   Жалея бедноту из нижних кварталов, она не настаивала на оплате медицинских услуг и никогда не отказывала в помощи тем, кто к ней обращался. Как отказать матери, жалующейся на то, что ее ребенок плачет из-за болей в животике? Или рабочему человеку, из-за раздробленной кисти потерявшему трудоспособность и напуганному перспективой увольнения с завода? Или хотя бы ребенку, принесшему раненого щенка?

   Но, оказывается, как-то надо уметь отвернуться от них и изгнать из храма, если они не принесли с собой кошелек, полный монет. Всякий знает, что в нижних районах процветает пьянство и наркомания. Эти оборванцы желают получать медицинскую помощь бесплатно, а потом тратить деньги на всякую дрянь? А на что будут храмы обучать новых мико и проводить дорогостоящие ритуалы, если поступления денег иссякнут? Государство, увы, храмы не дотирует, так что зарабатывать золото приходится своими силами, и нарушать установленный порядок нельзя!

   Несколько раз Мисаки делали намеки, и она заверяла, что все понимает, но снова и снова уступала слезам бедняков, что живо прознали о нетвердой характером мико и валом валили к ней, умоляя о помощи.

   Терпение жрецов и жриц небезгранично. Решение было очень простым. Мисаки попросили покинуть город. Ей некуда было идти, но это мало кого волновало. Жители нижних районов получили угрозы полного лишения медицинской помощи в случае, если сами не изгонят слабую мико. Те, кому Мисаки помогала, затаились, а те, кто не был ей ничем обязан, ворвались в дом жрицы, побили женщину и, проклиная, вышвырнули за городские ворота.

   Маленький заброшенный храм у селения близ торгового тракта стал для изгнанницы последним убежищем. Сначала ей казалось, что жизнь закончилась, но пришла весна, и расцвела старая сакура возле ожившего с приходом мико маленького храма. Жрица оглянулась вокруг себя и, вдохнув воздух, наполнившийся теплом приближающегося лета, поняла, что стала... свободна. С ее плеч рухнул тяжкий груз давления общества, всех этих любителей дармовщины, использующих человека и бросающих его в беде. Свобода от них и навязанной необходимости быть жестокой.

   Постепенно, не за один день и даже не за месяц, мико привела в порядок храм. В коробке для пожертвований зазвенели монеты, но не они радовали жрицу, а то, что путники, заходившие молиться в ее обитель, уходили с улыбками на просветлевших лицах. Мисаки помогала жителям села, присматривала за детьми и лечила болезни. Простые теплые человеческие чувства, которых мико не нашла в городе, были дарованы ей здесь. Когда селяне кланялись ей с искренним дружелюбием, а не пытаясь подольститься, как к жрицам городских храмов, она чувствовала себя счастливой. Казалось, что теперь все будет хорошо, но...

   Пришла зима. Лютая, морозная, переполненная смертью. Рухнула империя, и ее обломки залила грязь, которая долго копилась под глянцево-блестящей коркой мнимого порядка и благополучия. Воспитанные рвать деньги и власть, люди рвали. Не считаясь ни с чем, любыми способами и побольше. Мисаки впала в состояние шока, когда в ее храм прибежал залитый кровью человек. Путник, на которого напали... селяне. Он искал в храме спасения, но два десятка его преследователей, каждого из которых Мисаки знала по имени, не стали слушать увещевания и просьбы мико. Они оттолкнули ее в сторону и, вытащив кричащего путника за ворота храма, забили дубинками до смерти. А потом один из грабителей, льстиво ухмыляясь, подошел к Мисаки и протянул ей руку, порезанную ножом, и не попросил, а потребовал исцеления.

   Вся их показная любезность и дружеское отношение исчезли в мгновение, стоило благодетельнице отказать.

   - Не надо портить с нами отношений, мико-сама, - сказал ей управляющий селения. - Мы кормим вас и даем вам жилье. Вы будете жить здесь и продолжите лечить нас. Даже не пытайтесь бежать, это наилучшая для вас судьба.

   На кого же она потратила свою жизнь? Кому и что пыталась доказать, всеми силами помогая просителям в час приходящей к ним нужды? Если бы она была как все, не обращала внимания на чернь и общалась с богачами, то купалась бы в роскоши, ела и пила только лучшее. Нашла бы себе богатого мужа из самураев или чиновников.

   Пожертвовать остатком благ и с риском для жизни бежать из селения, стать нищей бродягой ради того, чтобы не помогать бандитам? А ведь можно прекрасно устроиться и здесь. Селяне будут рады делиться с ней награбленным.

   Нервная дрожь бежала по спине Мисаки, когда генерал Хуоджин, потерявший после развала империи свои владения на юге и собравший вокруг себя группу головорезов, пришел к ней с деловым предложением.

   Грабежом маленьких групп или одиночных путников особого богатства не добудешь, а нападение на торговый караван -- очень опасное предприятие. Скоро через селение будет проходить один такой, и бандитам придется рисковать. Вот если бы кто-нибудь, к кому солдаты относятся с доверием и уважением, отравил охрану перед самым нападением бандитов...

   Мико обещала подумать и спешно выпроводила из храма этого воняющего табаком, вином и гнилью жуткого человека.

   Бандит ушел. После него приходил староста селения и говорил о том, что армия лорда Хуоджина каждый день увеличивается, что скоро он станет так силен, что сможет захватить власть в долине Желтой реки. Отказывать ему ни в чем нельзя.

   Что же теперь будет?

   Мисаки вошла в главный зал храма и села у переносного столика, установленного в самом центре пересечения силовых линий.

   На столике ждала неоконченная работа. Десятка два маленьких деревянных фигурок в виде человечков и животных лежали, ожидая, когда мико нанесет на их силовые схемы и наполнит положительно заряженным излучением биополя. Предметы, наполненные любовью, назывались "теплыми". Если испытываешь страх или беспокойство, "теплый" предмет поможет обрести душевное равновесие. Влиянием положительных биополей поможет скорее зарастить рану. Поставленный у постели больного, он отведет кошмары и навеет вместо них целебный спокойный сон. Но не каждый предмет может стать "теплым".

   Мисаки взяла в руку одну из фигурок. Дети селения вырезали эти смешные игрушки для нее, а мико готовила для детей сладости. Обычный растопленный на огне сахар, застывающий в виде полупрозрачных леденцов.

   Наполненные детской жаждой жизни и веселья, с оттенками предвкушения получения конфет и любовью к доброй мико, эти деревянные фигурки уже могли бы стать талисманами. Мисаки лишь усиливала и закрепляла эффект своим влиянием.

   Дети. Любовь детей и дружеские узы.

   Успела ли мико привить им сочувствие к другим людям и наполнить их сердца добротой? Взрослые селения легко отвергли свою человечность ради того чтобы завладеть чужим имуществом, но сделает ли общение с мико для детей этот выбор хоть немного сложнее? Будут ли они помнить ее доброту? И во что превратится эта память, если мико согласится губить людей? Какое мнение возникнет у них о людях и окружающее мире? Кем они вырастут после подобного предательства?

   Нужно уходить. Бежать, скорее и как можно дальше отсюда! Бросить храм, ставший за прошедший год родным домом, бросить прекрасную сакуру и детей, общение с которыми помогло изгнаннице снова почувствовать вкус жизни после тяжелых бед и лишений.

   Другого выхода нет.

   Мисаки поднялась и начала торопливо собирать деревянные фигурки. Это не бросовые вещи. Во времена бед они могут помочь многим. Нужно непременно забрать их с собой, ведь они -- настоящее сокровище.

   - Куда это вы засобирались, мико-сама? - ехидный голос прозвучал из пустоты, и тень пришла в движение, обретая облик женщины в серо-белом маскировочном костюме ниндзя. Гендзюцу скрывало шпионку от глаз мико, но теперь надобность в сокрытии отпала. - Вздумали сбежать? Нет-нет-нет! - куноичи подняла палец и покачала им из стороны в сторону в отрицающем жесте. - Это совершенно недопустимо. Мы ведь не хотим, чтобы вы рассказали кому-либо о нашей затее со жрицей-отравительницей? Правда?

   - Я не стану губить людей, - стараясь, чтобы ее голос звучал твердо, сказала Мисаки. - Что бы вы ни сделали, я не соглашусь на такое!

   - Именно это от вас и ожидалось, мико-сама, - сказала куноичи. - Поэтому я здесь. Но Хуоджин жалеет вас и до последнего колеблется. Предлагаю переселиться в лагерь и лечить раны наших солдат.

   - Нет.

   - Ну, тогда ты просто не оставляешь мне выбора, девочка, - глаза куноичи сверкнули угрозой, и она громко выкрикнула, призывая сообщников.

   Вошедших было шестеро. Мисаки похолодела, видя их лица, искаженные звериным торжеством, и алчный огонь в глазах. Те, кому мико не раз помогала, избавляла от желудочных болезней, ран и следов застарелых травм. Вспомнят ли они об этом?

   Жрица пятилась, называла окруживших ее мужчин по именам и умоляла их опомниться, но куноичи знала, что все будет бесполезно. Ничто так не выставляет напоказ истинную природу людей, как вседозволенность и уверенность в безнаказанности.

   Кицунэ, бесплотный дух, дернулась, пытаясь прийти на помощь мико, когда бандиты повалили женщину на стол. Деревянные фигурки, созданные дарить радость, сметаемые в пылу борьбы, посыпались на пол.

   Мир подернулся серой дымкой. Весь, кроме фигуры куноичи, которая сняла закрывающую ее голову тряпичную маску, открыв красивое молодое лицо и высвободив целые волны длинных, огненно-рыжих волос.

   - Все еще не поняла? - сказала она, глядя на то, как ее подельники измываются над умоляющей о пощаде жрицей. - Ты или с нами, или... ну где же твое гордое -- "я лучше умру"?

   - Зачем ты все это показываешь мне? - выкрикнула Кицунэ. - Хочешь разозлить? Ты, подонок и убийца, хвастаешься тем, что совершила ты и твои дружки?

   - Злость? Ярость? Гнев? - куноичи возникла перед Кицунэ и уставилась ей в глаза. - Нет. Мне нужно лишь понимание. А сейчас расслабься. Это еще не финал представления.


   Хуоджин ждал, сидя на корточках под ветвями сакуры. Смятая сигарета в его зубах, желтых и обломанных, рождала медленно поднимающуюся вверх струйку дыма. Генерал бандитов был мрачен и задумчив, но он ухмыльнулся, когда увидел вышедшую из храма куноичи.

   Кинджоу Хизако, разведчица, сбежавшая с поля боя при штурме Инакавы, направилась прямиком к генералу бандитов и, приблизившись к нему, повернулась на месте, позволив детально себя рассмотреть. Куноичи не получила в боях травм лица или тела, которые могли оставить шрамы или обезобразить ее. Она не была обделена красотой, и Хуоджин с искренним интересом полюбовался на свою подельницу, нарядившуюся в кимоно жрицы храма стихий.

   - Что скажете, Хуоджин-сама? - игриво спросила куноичи. - Правда же, на мне этот наряд смотрится гораздо лучше, чем на той, побитой жизнью, дурехе?

   - Ты само очарование, Хизако. - Хуоджин выбросил сигарету, поднялся и, сделав шаг к девушке, заключил ее в объятия. - Из рук такой красавицы-мико я не задумываясь принял бы самый страшный яд! Но мне, надеюсь, ты яда не нальешь?

   - Только самого сладкого, мой господин! - отозвалась куноичи. - И, пожалуйста, Хуоджин-сама, не называйте меня больше тем именем, - подняв руку, она игриво хлопнула генерала по щеке тонкой книжечкой с гербом страны Камней и золотыми знаками служителей храмов на обложке. - Вот доказательство того, что меня зовут Ишикуно Мисаки и я вовсе не дезертировавшая с поля боя куноичи, а добродетельная жрица храма. Можете спросить обо мне в Агемацу, там многие меня знают.

   - Как скажешь, красавица, - генерал отстранил девушку от себя и махнул рукой вышедшим из храма селянам, что несли на руках большой серый мешок. - Эй вы, тащите сюда!

   Хуоджин направил свою энергию Ци в землю и рванул руками в стороны, словно пальцами раздирая почву. Открылась глубокая яма, в которую селяне сбросили свою ношу. Повторив прием, генерал засыпал яму, скрыв следы преступления.

   - Дело сделано, - сказал Хуоджин. - Теперь, - он грозно глянул на павших перед ним ниц крестьян и указал на Хизако. - эта девушка -- ваша мико. Всюду прославляйте ее как добрейшую и благочестивейшую из женщин, упоминайте перед всеми, перед кем только можно, что она была изгнана из продажных храмов за свое милосердие! Репутация несчастной и благодетельной Мисаки-сан сослужит нам хорошую службу.


   - Теперь ты понимаешь, принцесса? - мир иллюзий снова подернулся серой дымкой. Весь, кроме фигуры куноичи. Хизако плавными шагами, словно видение сна, приблизилась к неспособной шевельнуться Кицунэ и, подняв руку, тронула ее за подбородок. - Ты понимаешь, почему я стала сообщницей бандитов? Не потому что я куноичи, нет. Потому что я не хотела закончить так же, как эта глупая мико. Я могла сохранить свою честь и доброе имя, если бы подчинилась приказу командования и продолжила самоубийственную атаку против ополчения Инакавы. Но я сбежала. Потому что я -- не овца. Люди, моя милая принцесса, делятся на два типа -- волки и овцы. Слабый человек -- овца. Сильный человек берет то, что ему нужно. Заставляет овец работать на него и кормить. Причем волки дают сообществу овец взамен за еду и удобства только возможность жить. Крестьянин горбит спину, а сборщик налогов пьет дорогое вино. Рабочие ворочают шестерни производственной машины, а хозяин ест экзотические фрукты на банкетах. Посмотри вокруг, все только и желают, чтобы ничего не делать, загребать деньги, есть и веселиться! Но не у каждого хватает сил. Ты думаешь, что эта мико была доброй? О великие боги, да она же просто была глупа! Нельзя видеть в овцах людей! Они никогда не оценят добро, примут улыбку за заискивание, нежелание повышать голос за страх, неспособность ударить -- за слабость! Они будут использовать дурака, пока он полезен, а затем просто забудут о его существовании, или даже прикончат его! Мне это надо?

   - Ты паршиво знаешь людей, плешивая волчица!

   - Я? Я плохо знаю людей? - куноичи захохотала. - Ты думаешь, судьба этой мико -- единичный случай? Я видела подобное тысячу раз! Такова правда мира, и...

   - И ты хотела самоутвердиться, показав мне эту чушь? - Кицунэ подалась вперед, и куноичи попятилась, изумленная тем, что противнице, якобы надежно обездвиженной и беспомощной, удалось сделать это. - Волки и овцы? У меня есть еще одно сравнение для твоих дружков, плешивая волчица! Свиньи! Свиньи, что лезут в кормушку с ногами, отшвыривая братьев и сестер, сминая и затаптывая тех, кто слабее! В обществе свиней тот, кто незлобив, нерешителен или слаб, действительно обречен на смерть! Свиньи не ведают пощады и только и могут, что наслаждаться кашей из корыта! И действительно смертельно опасно принимать свинью за человека! Свинья никогда не оценит добра! Она просто слишком тупа для этого!

   - Ты...

   - Но свиньи - это те крестьяне, что убили мико по вашей указке! А вы -- не свиньи. И не волки! В организме человека, бывает, заводятся черви! Они живут везде -- в мышцах, в легких, в печени, даже в мозгу! Они паразитируют на хозяине, пожирая и убивая живые клетки! Человечество больно вами! Уродами, разрушителями, губящими общество изнутри, отравляющими все вокруг токсинами злобы и глупости, но по какой-то нелепой причине возомнившими себя выше созидателей, что своим трудом позволяют всей нашей общности существовать! Бандит умнее крестьянина? Нахлебник -- хозяин жизни? Ты, безмозглая нечисть, утверждаешь, что живущие в печени черви -- правители печени? Ничего глупее я в жизни не слышала! Хвастай своим потрясающим знанием жизни, паразитический червяк, пока не начался курс очистки организма!

   Куноичи в смятении оглянулась по сторонам. Эта девчонка действительно одна? Жалкая принцесса, что должна была плакать от бессилия, смятения и страха, яростно атаковала и с железной уверенностью затыкала грозной бандитке рот!

   Гендзюцу рассыпалось. Собственная Ци кипела в Кицунэ, бешеными потоками сметая чужое влияние. Внутренние врата открывались, и шелковые нити, не выдерживая напряжения мышц, начали лопаться, раздираемые освобождающейся боевой биоформой.

   - Умри! - Хизако метнула несколько взрыв-печатей, девчонка исчезла в облаке огня и дыма. Во все стороны полетели куски камня, но среди обломков стены не было вырванных кусков тел. Завившийся вихрь разметал дым, и перед обомлевшей куноичи возник жуткий монстр.

   Почти вся кожа была сожжена и содрана. Глазам обомлевшей бандитки открылся сплошной костяной панцирь, укрытый жалкими клочьями кожи и одежды. Костяной монстр поднял щитки, защитившие его глаза, и небесная синева, озаренная объявшим фигуру Кицунэ пламенем Ци, засияла на ее радужках.

   - Что ты за...

   - ...Йокай, - Кицунэ подняла переднюю лапу и обнажила когти, выскользнувшие из-под костяных пластинок, защищающих кончики ее пальцев. - Ты, мразь, сражайся на пределе сил! Убей меня, или я вырву твою душу из тела! Вы убили мико? Теперь попробуй сама остановить демона! Я очищу общество от паразитов и начну с одного из самых мерзких! С тебя!

   Куноичи отпрыгнула, уворачиваясь от удара Кицунэ, и отделалась лишь рваной раной на боку, вместо того чтобы лишиться сердца. Когти чудовища обагрила человеческая кровь. Кицунэ, не давая врагу ни мгновения на подготовку к бою, крутанулась на месте и снова атаковала, пинком в живот швырнув бандитку через весь коридор. Оборотница бросилась добивать, но, прошибая стены ударами плеч и щитов, в коридор ворвались люди. Селяне, услышавшие грохот столкновения и прибежавшие на помощь своей союзнице, пока та пытала пленницу картинами мучения и гибели мико. Наставив топоры, вилы и грубо выкованные тесаки на чудовище, разбойники окружили Кицунэ, заслонили собой Хизако. Но они не атаковали сразу. Слишком угрожающе выглядел враг.

   - Среди вас полно генетически измененных, - констатировала оборотница факт, с презрением и злобой оглядывая бандитов. - Дети дезертиров, таких же как та гнида, что стоит за вам! Вы были счастливы истерзать и замучить мико в ответ на ее доброту? Мелкая, ничтожная мразь. Вас, ублюдки, спровоцировала ее духовная чистота? Идите сюда! Урою всех, до единого!

   Ненависть.

   "Ты очень скоро узнаешь, что это такое, малыш. Мне не потребуется даже тебя этому учить, люди сами научат".

   Кицунэ разинула пасть, и свирепый рык демона заставил селян шарахнуться в стороны.

   - Убейте ее! - проорала Хизако, подбадривая союзников. - Это же просто мутант! Не бойтесь! - куноичи вскочила на ноги и изготовилась к бою. - В атаку! Разорвем ее на куски!

   Крепче сжимая оружие, бандиты гневно заорали и ринулись на чудовище.


   Люди добились своего. Впадая в бешенство, оборотница сломила подсознательный блок на причинение увечий. Первый из врагов, что попал ей под удар, полетел прочь со свернутой челюстью и, ударившись головой о стену, мешком рухнул на пол. Кицунэ ломала щиты и оружие, выворачивала врагам руки, вышибала зубы. Один парень заорал, когда оборотница, ухватила вилы, которыми тот пытался ткнуть ее в живот, сломала черенок и, даже не переворачивая оружие зубьями к врагу, вонзила обломок острым сколом в плечо врага. Второй бандит шарахнулся, лишившись вырванного из его руки тесака, и заслонился щитом, но взвыл, когда молниеносно пригнувшаяся противница вонзила тесак, словно меч, ему в ногу.

   Да, большинство из нападавших несли в себе измененный геном, унаследованный от дезертиров или опустившихся до разбоя самураев, но никто из них всерьез не обучался бою и контролю Ци. Они были лишь немного сильнее обычных людей, и Кицунэ расшвыряла их, вбив в стены, переломав кости и нанеся тяжелые раны. Противостоять воину, способному открывать внутренние врата, эти бандиты попросту не были способны. Бросая оружие, самые умные обратились в бегство, пока Кицунэ была занята избиением остальных.

   Хизако тоже времени не теряла. Она не строила радужных иллюзий и, толкая союзников в заведомо проигрышный бой, улизнула сразу, как только дурачье ринулось в атаку.

   Однако и на то, что чудовище позволит ей просто так сбежать, надеяться было глупо. Спасти могла только победа, и путь к ней существовал. Шиноби страны Камней давно проиграли бы войну и исчезли как значимая военная сила, если бы не могли победить мастеров тайдзюцу, обосновавшихся на базе одного из главных врагов Скалы -- в селении Ветвей.

   Трясущимися руками куноичи открыла сундук и вынула оттуда простую бумажную коробку, наполненную медикаментами. Токсичные, вызывающие привыкание и галлюцинации...

   Хизако глотала и вкалывала их не раздумывая. Дозы, после которых не наступит смерть, она знала.

   Эта проклятая тварь... но кто мог знать, что миловидная и легкомысленная девочка, так похожая на избалованную богачку, таит в себе столь жуткого монстра? Надо было убить ее, без лишних разговоров. Хотя...

   Удары о стены не нанесли ей сколь-нибудь значительного урона, и даже выбитые зубы она спокойно проигнорировала. Усилив поток по костяной броне, девчонка не позволила бы себя убить и захватив ее в гендзюцу, Хизако лишь выиграла время, необходимое для прихода помощи. Продолжи атаку тогда, куноичи сейчас в лучшем случае была бы всего лишь искалечена и отвечала бы на вопросы монстра-победителя. В худшем варианте -- мертва.

   Не убив тварь первым ударом, Хизако обрекла себя на тяжелый бой.

   Медикаменты начали действовать. Мир вокруг замедлялся, и ворвавшаяся в комнату костяная тварь двигалась уже лишь немного быстрее обычного человека. Удар ее лапы Хизако спокойно и уверенно отвела от себя. Взрыв-печати полетели в сторону промахнувшейся и удивленно отпрянувшей боевой биоформы.

   Угол храма с грохотом и треском вывернуло наружу. Бревна и камни попадали в снег, а две стремительно движущиеся фигуры выскочили из облака пыли и дыма, заскользили вверх по склону, непрерывно маневрируя и атакуя друг друга.

   - Мерзкая нечисть! - Хизако хлестнула в сторону верткой противницы шелковыми лентами, что почти без сопротивления рассекли и снег, и скалу. - Я покажу тебе, на что способен элитный дзенин Скалы!


   Нова остановился, присел на корточки и замер. Он всегда так делал, когда замечал что-нибудь, вызывающее его любопытство.

   Далеко, на грани радиуса действия сенсорной печати, он почувствовал сильные всплески Ци. Битва? Но... маленькие что, сражаются между собой? Зачем им убивать представителей своего вида? Это же все равно, как если бы правая рука напала на левую!

   Хотя все может быть. Маленькие настолько злобны и агрессивны, что законы логики и здравого смысла к ним неприменимы. Нова готов был поверить в то, что даже волосы на их головах дерутся между собой, а язык вышибает ни в чем не виноватые зубы, если еда невкусна.

   Подумав об этом, гигант хмыкнул со злобной насмешкой и, теряя интерес к бою, начал отмечать цели. Сто пятнадцать живых душ, в домах и на склоне горы. Видны как на ладони.

   Гигант поднялся и, наращивая скорость, двинулся к селению. Земля тяжко вздрагивала при каждом шаге восьмитонной громады, еще больше утяжеленной непреподъемным доспехом, что закрывал тело штурмовой боевой биоформы словно прочнейшая скорлупа.


   Выдыхаемая Ци воспламенилась. Снежный покров был сметен лавиной огня и ураганным ветром, которыми хлестнула в сторону противницы Кицунэ. Перед куноичи вздыбился каменный щит, отразивший поток огня и ударивший ему навстречу полудюжиной гибких, подвижных каменных щупалец. Кицунэ не стала блокировать и отпрыгнула, экономя энергию.

   То, что надо!

   Удар за ударом Хизако загоняла ее в зону, которую заранее напитала своей Ци. Один малый импульс, и земля под ногами жертвы ударит вверх десятками тонких, острых шипов благодаря циркулирующей по ним Ци, обладающими мощной пробивной способностью. Даже если они не пронзят броню врага, костяная бестия будет сбита с ног и попадет под новые удары!

   Еще один рывок! Есть!

   Хизако уже хотела послать импульс, активирующий ловушку, как вдруг бестия крутанулась на месте и махнула рукой в сторону зоны, напитанной энергией Ци. Импульс из ее кулака, стремительно расширяясь, ударил в скалу и смял камень, словно ударом исполинского молота. Во все стороны побежали трещины, грохот заставил перепуганных селян в храме и ниже по склону в ужасе закрыть уши ладонями.

   Потоки Ци куноичи в скале были сбиты.

   - Сожри это! - выкрикнула взбешенная Хизако, взмахивая руками и пуская в дело то влияние на скалу, которое ей удалось сохранить.

   Склон горы содрогнулся от вершины горы до основания, и волна камня за спиной Кицунэ поднялась, словно цунами после мощного подводного извержения. Лавина рухнула на голову оборотнице, но вдруг раздалась надвое и, плавно обойдя костяное чудовище, обрушилась на свою хозяйку.

   "Она подхватила волну своей Ци? Огонь... ветер... и земля? Тройной элемент. Совсем как у златохвостого демона? Сколько же подобных тварей генетики наплодили"?

   Хизако рванула руками в стороны, и лавина камня вновь раздалась в стороны, буквально разодранная энергией Ци куноичи. Валуны покатились по склону, достигли храма, сокрушили внешнюю его стену и ударили в каменно-деревянную коробку, заставив стены и крышу-пагоду со скрежетом покоситься.

   Повреждения храма нисколько не волновали куноичи. Гневная и самоуверенная, она шла в атаку. Хлестала шелковыми нитями, била ниндзюцу с элементом земли и метала в противницу взрыв-печати. Может быть, у костяного демона и был неплохой потенциал, так напугавший Хизако, но он не был развит. Профессиональный солдат из спецвойск, куноичи селения Скалы начала уверенно теснить чудовище, ярость и стремление к победе в котором начали вытесняться сознанием превосходства противника, а затем страхом.

   Оборотница отступала, уворачиваясь и бросая все доступное на отражение вражеских ударов. Эта подлая злодейка... скорость и сила ударов, яростный напор... она же даже сильнее тех бандитов, с которыми Кицунэ недавно сражалась!

   Внутренние врата начали закрываться. Кицунэ теряла контроль над токами энергий, ее движения становились все медленнее.

   - Бей ее! - видя, что чудовище слабеет, несколько селян, набравшихся храбрости и подобравшихся к месту боя, выскочили из укрытий и бросились на Кицунэ.

   Оборотница отвлеклась на новую угрозу, и тотчас метнувшиеся к ней шелковые нити намотались на закрытое костяным щитком запястье.

   - Получай, тварь! - селянин, замахнувшись топором, обрушил на Кицунэ удар и угодил ей в плечо. Щитки с хрустом проломились, брызнула кровь.

   Но не это было наибольшей опасностью. Куноичи набрасывала все новые петли нитей на Кицунэ, стремясь опутать ее и лишить возможности двигаться.

   В атаку!

   Пользуясь тем, что ноги ее еще не были оплетены, Кицунэ ринулась к противнице и, получив свирепый пинок в лицо, упала на спину. Есть!

   Костяная броня головы спасла хитрую лису от повреждений, а вот Хизако...

   Тапочки были утеряны в самом начале боя, и пятка куноичи, закрытая только тонким носком, напоролась на острые кривые шипы, которые Кицунэ выдвинула из-под пластинок на лице за миг до удара. Хизако взвыла и отскочила, падая и хватаясь за ногу, из ступни которой потоком хлынула кровь.

   - Проклятье! Ах ты...

   Кицунэ уже удирала, прорвавшись мимо шарахнувшихся в стороны бандитов и сбрасывая с себя петли разорванных нитей.

   - За ней! - выкрикнул один из селян, но никто не стал преследовать убегающего монстра. Бандиты смотрели на куноичи, которая упала на снег и теперь, яростно ругаясь, перетягивала распоротую ступню поясом от хакама. Без поддержки куноичи справиться с противницей они не надеялись.


   Один из маленьких убегает!

   Нова изменил направление движения и бросился цели наперерез. Кто с кем воевал, его не волновало. Клятва, что ни один маленький не спасется, попав в поле зрения Новы, должна быть исполнена! Генерал говорил, что клятвы надо исполнять, какими бы они ни были. Все маленькие умрут!

   Около двухсот прыжков, и он настиг испуганно заметавшуюся жертву. Странный маленький с оторванной по локоть рукой и белой броней на теле. Нова хотел попросту прихлопнуть его и размазать ладонью по камням, но человечек оказался весьма шустрым. Он отскочил в сторону и потешно взвизгнул, когда ладонь Новы пропахала глубокую борозду в земле и камнях.

   Игрушка!

   Обрадованный, гигант хлопнул второй ладонью, соревнуясь с маленьким в скорости и быстроте реакции. Среди маленьких было немало тех, что назывались ниндзя и самураи. Быстрые и верткие, они здорово развлекали Нову, уворачиваясь от его ладоней или пропуская Ци через свои доспехи, когда гигант хватал их за руки да за ноги, и тянул в разные стороны. Наверное, в такие моменты маленькие очень жалели, что рядом нет Генерала, запрещавшего своему сыну играть с людьми в смертельные игры.

   - На! - Нова хлопнул рукой по земле. - На еще! Бегай же, бегай!

   - Чего пристал? - громко и пискляво выкрикнул маленький. - Ты -- бандит?

   - Не-а! Я -- большой!

   - Вижу, что большой! Отстань от меня! Совсем дурак? Большим маленьких обижать нельзя!

   - Что-о-о?! - Нова взревел так, что горы задрожали и камни сорвались с их склонов. - А маленьким, значит, можно обижать больших?!

   Взбешенный гигант дал волю своей мощи и по его доспехам побежали ломанные линии активирующихся силовых печатей. Воздух задрожал от жара, излучаемого броней гиганта, и одна из печатей выплюнула огненный шар, нацеленный точно на мелкую верткую бестию. Затем еще один и еще. С интервалом в доли секунды.

   Кицунэ, вспоминая после эти моменты, вздрагивала в ужасе. Теперь она знала, что такое пламенный кошмар.

   Земля взрывалась вокруг хаотично мечущейся оборотницы. Ударные волны швыряли ее из стороны в сторону, как пушинку, осколки камней били по костяной броне, а чудовищный жар немилосердно жег легкие при дыхании.

   - Сгори, ничтожество! - гиганту пришло приложить немало силы воли, чтобы не долбануть штурмовым дзюцу. Детонировав столь близко, большой сгусток Ци мог покалечить самого Нову. - Развею в пыль!

   Целые очереди пламенеющих сгустков хлестали землю, и, спасаясь от них, Кицунэ бросилась великану под ноги. Не будет же он бить себе по ступням?

   Бить себе по ногам Нова не стал, но пылающая Ци, растекаясь, волной захлестнула его латные ботинки и Кицунэ.

   Объятая огнем, обезумевшая от боли девчонка инстинктивно стремилась вырваться из убийственного жара и совершила прыжок вверх. В полете она коснулась стальной пластины, защищающей ноги гиганта, пустила в нее поток Ци чтобы удержаться, и сделала рывок, швыряя себя еще выше.

   Пламя осталось внизу, ледяной воздух охладил обугленную костяную броню. Мышцы и кожа, едва успевшая нарасти под броней, испеченные чудовищным жаром, моментально отслоились. Межмышцевый наполнитель хлынул на места ожогов, стимулируя деление клеток и отдавая все необходимые питательные вещества. Регенерация шла на максимальной доступной скорости.

   Чудовищная боль терзала Кицунэ, но оборотница все еще была жива и искала путь к спасению. Пробить броню гиганта не было никакой надежды, оставался только один шанс. Если он уязвим к гендзюцу...

   Оборотница вскочила на спину великана и, отталкиваясь ногами от его брони, побежала к голове.

   Враг на спине? Стандартная боевая ситуация.

   Нова презрительно скривил губы. Если эта мелочь надеется, что там он ее не достанет, то сейчас для нее будет большой сюрприз!

   Малые импульсы Ци ударили в скалы справа и слева от Новы. Меж пластинами брони, на стыках, заплясали электрические искры. Точки на скалах отмечены, камень напитан дополнительной электропроводимостью. Словно от аккумулятора в заземленный конур, из тела Новы сейчас ударят высоковольтные разряды, и точку выхода этого разряда Нова отметит точно под ногами врага.

   Та секунда, что требовалась для подготовки дзюцу и концентрации Ци, решила дело. Кицунэ нанесла удар первой.

   - Хей-йа! - она ткнула ладонью в затылок врага и, вложив остатки Ци, послала импульс. Захватить мозг в иллюзию! Ради успокоения и усмирения показать ему то, что он больше всего на свете желает увидеть! Что угодно, пусть сам вспомнит!

   Ци Кицунэ затерялась в структуре защитных схем, и под ногами оборотницы уже началось рождение смертоносного разряда, но крошечные отзвуки ее дзюцу все же прошли сквозь печати, защищающие сознание штурмовой биоформы. Подобная мощь гендзюцу была попросту не предусмотрена, и поглотить всю энергию удара защита не смогла. Ничтожные крохи просочились и вызвали галлюцинацию.

   - Нова... - прозвучал в сознании гиганта мужской голос. Твердый, но с оттенками доброты и легкой укоризны. - Остановись.

   Гигант мгновенно замер.

   Словно кто-то оборвал подачу энергии. Развеялись изготовленные к применению смертоносные дзюцу. Угасли боевые силовые структуры печатей на броне.

   - Генерал? - голова в стальном шлеме повернулась сначала вправо, затем влево. - Генерал, это вы? Где? Где вы, Генерал?!!

   Кицунэ, не вдаваясь в подробности и не мечтая даже повторить успех, уже соскочила наземь и улепетывала, вкладывая в бег последние силы. Ей удалось смутить врага, и теперь...

   Земля ушла из под ног, и скала раскололась, когда туша гиганта, сворачивая камни своей невероятной массой, приземлилась перед бегущей оборотницей.

   - Не принимай меня за идиота! - огромная лапа протянулась к вонзившей в скалу когти, гасящей инерцию движения и пытающейся отпрыгнуть, оборотнице. - Ты, мелочь!

   Лапа накрыла Кицунэ, и пальцы сжались, крепко хватая девчонку. Не обращая внимания на сопротивление оборотницы, Нова протянул вторую руку и поднял жертву перед собой, держа ее за руки и за ноги. Теперь достаточно только потянуть в разные стороны...

   - Не убивай меня! - ревела и визжала, заливаясь слезами, Кицунэ. - Не надо! Не убивай! Не убивай!!!

   - Как ты это сделал, мелкий?! - проорал Нова. - Как твое гендзюцу пробило мою защиту?! Ты... ты... жалкая тварь!!!

   - Не убивай меня!

   Нова вдруг поник и, положив жертву на землю, разжал пальцы.

   - Как ты это сделал? - прошептал гигант и накрыл лицевой щиток своего шлема ладонью. - Голос Генерала... я слышал его. Это был его голос, я уверен. Генерал запретил мне убивать маленьких. Он был бы недоволен мной, если бы увидел, что я натворил. Он не хотел, чтобы я сражался. Если бы Генерал был жив, он приказал бы мне остановиться. Как... как же я хочу... услышать этот приказ!

   Кицунэ с трудом поднялась на трясущихся ногах и взглянула на сникшего, вздрагивающего от рыданий исполина. Жива? Она все еще жива?

   Плечи гигантского монстра судорожно вздрагивали, и Кицунэ вдруг забыла о собственной боли, а затем и о том, что буквально минуту назад едва не была убита этим самым чудовищем. Разве это важно? Ведь великан остановился.

   - Не плачь, - сказала Кицунэ, делая шаг к бронированному гиганту и касаясь его пальца.

   - Молчи, маленький! - Нова поднял кулак и с силой ударил о землю левее Кицунэ. - Я -- солдат! Солдаты никогда не плачут! Так сказал Генерал.


   Старуха, местная знахарка-самоучка, омыла раны Хизако обеззараживающим раствором и наложила бинты. Все время, пока шел процесс оказания первой помощи, куноичи пыталась наладить связь с бандитским лагерем. Внешне рация не пострадала, но из наушников несся только пронзительный свист и треск помех.

   - Вам лучше показаться мико, моя госпожа, - сказала знахарка. - У вас немало ран, но две вызывают особое беспокойство. Обширные повреждения в области живота и глубокие порезы на ступне. В раны на боку и ноге попала грязь, может начаться воспаление.

   - Я знаю, - огрызнулась Хизако, нервно пожевывая сигаретный фильтр и выдыхая клубы дыма. - Когда свяжусь с Хуоджином, попрошу его прислать ремонтников в храм и хорошего лекаря. Помоги мне одеться.

   - Да, госпожа.

   Знахарка, кланяясь, засуетилась, подавая куноичи запасное кимоно жрицы. Прежнее, рваное и покрытое кровью, теперь годилось только на половые тряпки.

   Хизако поежилась от холода. Ветер, проникая через пробитые и покрытые трещинами стены, свободно гулял по храму.


   Кицунэ забралась сидящему гиганту на колено и устроилась, поджав ноги.

   - Какой же ты большой и сильный! - сказала она, нагло подлизываясь. - А как тебя зовут?

   - Штурмовая боевая биоформа номер двадцать четыре, живая мобильная крепость, Нова.

   - Нова?

   - Когда взрывается далекая звезда, кажется, что в небе зажигается еще одна маленькая световая точка. Когда-то давно люди думали что это действительно новые звезды. Но это не звезда, а взрыв колоссальной мощи от далекой и потому ранее невидимой звезды. Астрономы, разобравшись, что к чему, назвали такие взрывы вспышками Новы. Я взрываю и жгу все на своем пути с мощью, никому больше недоступной. Поэтому мне дали такое имя.

   - А я -- боевая биоформа номер четырнадцать, Кицунэ, - представилась оборотница, хоть великан ее ни о чем не спрашивал. - Кицунэ -- это такие лисицы, которые меняют свой облик, управляют огнем и творят разное волшебство чтобы обманывать врагов! Я совсем как они, и поэтому хозяин назвал меня Кицунэ. А Генерал -- это твой хозяин? Или отец?

   - Оба этих термина мне незнакомы. В твоей речи очень много незнакомых слов. Генерал... Генерал был руководителем проекта по моему созданию. Ему было приказано создать штурмовую боевую биоформу, способную разрушить стены вражеского города и расчистить путь для армии захватчиков. Генерал говорил, что потратил тридцать пять лет на эту работу. Он пробовал разные методы. Растил отдельно части тел и вмешивался в генетический код клонов для увеличения их роста. Применял сильнейшие мутагены, пытался использовать ДНК различных животных. Он вкладывал в работу все силы, но его постоянно преследовали неудачи. У Девятого было слишком слабое сердце, не способное выработать достаточное количество Ци для питания печатей на доспехах. Мышцы двенадцатого из-за врожденной патологии, не выдерживали веса тела. Пятнадцатый умирал от раковых опухолей. Интеллект шестнадцатого не понравился комиссии. Восемнадцатый был слишком агрессивен. Двадцатый был тяжело ранен при несчастном случае на полигоне. Двадцать первый попытался сбежать. Двадцать второй нашел могильник своих братьев и впал в апатию, а маленькие решили что пережив потрясение, он обязательно будет мстить. Двадцать третий оказался слишком миролюбив и добр. Всех их, Генерал ликвидировал по приказу с главной базы маленьких, которая называется Военный Совет. Он убивал нас, своих детей, своими же руками. Я -- двадцать четвертый объект работ. Последний и, как говорил Генерал, вершина технологий. Полностью готовый к боевому применению. Наверное, меня скоро должны были отправить на войну, но... но двадцать дней назад Генерал пришел в мой бункер и рассказал о моих братьях, которых он убил. Рассказал все, а потом сказал, что Военный Совет приказал остановить проект и уничтожить все материалы, вместе со мной. Сказал, что после поражения в войне на многих базах происходит ликвидация объектов работ, на которые больше не будут выделяться средства. Он назвал происходящее "разоружением". Мы, боевые биоформы, -- оружие, которое вдруг стало лишним. Понимаешь? Маленькие терпели нас и даже совершенствовали, пока нуждались в нашей силе. Пока мы были нужны им. А потом... потом необходимость в нашей силе исчезла, и терпеть соседство с потенциально опасными для них существами, маленьким стало больше не нужно. Нас тотчас начали уничтожать. Подло, боясь напасть открыто, присылая тех, кому мы доверяли, чтобы он убил нас введением дозы яда. Вот только Генерал не смог этого сделать. Я -- труд всей его жизни, я -- его сын и он, потерявший слишком много своих детей, взбунтовался против власти маленьких, потребовавших смерти последнего.

   - Он выпустил тебя?

   - Да. Снял сторожевые печати, открыл замки на кандалах и запрыгнул мне на спину, сказав, что где-то далеко есть земля, где мы могли бы укрыться от преследования. Другая Страна, так он ее назвал, должна была стать новой для нас с ним базой. Но... но маленькие ожидали, что Генерал может их предать и встретили нас на выходе, обрушив на меня удары множества мощных дзюцу. Мои доспехи выдержали. Но генерал меньше меня, всего метра три ростом, и его доспехи были гораздо тоньше моих. Он получил удар и сгорел. Сгорел так, что не осталось даже пепла. Он просто исчез во вспышке взрыва, а маленькие на стенах базы принялись кричать и размахивать оружием, радуясь, что убили его. Они думали, что сильнее меня. Думали, что я испугаюсь, что заплачу и буду просить пощады, как это сделал ты, когда я тебя поймал, но... но они не знали, что я сдерживал свою ярость только потому что мне приказал это Генерал. Генерал защищал маленьких от моего гнева, и, убив его, они не напугали меня, а потеряли своего единственного защитника! Я уничтожил их всех. Испепелил базу вместе с учеными, подсобными работниками и охраной. Расплавил и взорвал скалу так, чтобы даже от подземных убежищ не осталось ничего! Никто из маленьких не выжил, а я... а я сложил большой курган камней над местом гибели Генерала и ушел.

   Кицунэ жалостливо всхлипнула, утерла глаза и снова съежилась.

   Нова посмотрел на нее внимательно. Температура тела необычного маленького упала до опасных значений.

   - Тебе холодно? - спросил великан.

   - Холодно. - Кицунэ хлюпнула носом. - Та злобная тетка, в храме, разорвала взрывами всю мою одежду, а ты сжег последние лохмотья. Замерзла совсем. Так ведь и умереть можно!

   - Ты весьма уязвим для боевой биоформы. - Нова подставил Кицунэ ладонь и поднял указательный палец, на котором активировалась силовая печать и вспыхнуло, медленно вытягивая Ци из тела гиганта, жаркое пламя.

   - Я еще хорошо держусь, - обиженно проворчала Кицунэ и, благодарно кивнув Нове, перебралась ему на ладонь, поближе к огню. - Многие бы давно умерли, оказавшись в одном костяном доспехе на морозе. А ты хороший, Нова-кун. Жаль, что Генерал погиб. Я тоже... тоже потеряла близкого человека и видела смерть многих хороших людей. Это было ужасно.

   - Ты был на войне?

   - Да. Там множество боевых биоформ убивали друг друга. Друзья и враги гибли у меня на глазах... но все было не напрасно! Война закончилась, и теперь мы все сможем жить нормальной жизнью. Хочешь пойти со мной, Нова? В другую страну.

   - Ты знаешь, где она?

   - Да. Там все с радостью примут тебя, и нам больше ничего не надо будет бояться.

   - Я никогда ничего не боялся. Это маленькие меня боятся, а я их нет. Там, куда ты идешь, живут боевые биоформы? Среди них много больших?

   - Нова, ты немного неправильно представляешь себе мир, - сказала Кицунэ. - Маленькие и большие, боевые биоформы и обычные люди, все мы представители одной расы. Мы -- человечество. Ты -- человек, и я тоже. Наши способности не важны, главное то, каково сознание. Знаешь, я читала одну книжку...

   - Что такое "книжка"?

   - Ну... это такой нарисованный рассказ... - Кицунэ помедлила и, убедившись, что эти слова Нове знакомы, продолжила пересказывать вычитанную фантазию из манги. - Про то, как один мальчик нашел человекоподобную машину давних, которая выглядела совсем как девочка и вела себя как человек. Даже в школу потом с ним ходила...

   Нова слушал, относясь к словам собеседницы вполне серьезно. Это было очевидно, что маленькая боевая биоформа знает мир гораздо лучше него, и послушать ее будет полезно. Даже если половина слов незнакома.

   - Что такое девочка? - спросил он, ведь это понятие явно было важно для понимания сути сказанного.

   - А ты этого не знаешь? - удивилась Кицунэ. - Вот я, например, девочка.

   - Из-за костяной брони? Человек с такой защитой -- девочка?

   - Нет! Погоди минуту, я сейчас. - Кицунэ замерла, и сенсорная печать Новы показала великану многократное усиление тока Ци в голове собеседницы. Что еще она задумала? Если какая-нибудь ловушка...

   Кицунэ потребовалось почти пятнадцать минут.

   - Вот, смотри! - сказала оборотница, вставая на ладони Новы и снимая с себя отслоившийся костяной шлем.

   Каскад шелковистых золотых волос рассыпался по ее плечам. Кицунэ встала в горделивую позу и легким жестом провела ладонью по своей прическе. Донельзя кокетливый взгляд ее устремился на могучего великана. Смотри, мол. Вот какие мы, девочки!

   - И что? - с сомнением произнес Нова. - Девочки - это люди с длинными волосами?

   - Нет! Ты что, только волосы разглядел? Смотри на лицо. Разве я не красивая?

   - Хм-м-м... - Нова погладил свой закованный в сталь подбородок. - Я не присматриваюсь обычно к лицам. Для меня все маленькие одинаковы, как камни у дороги. Представь себе камни. У одного скол справа, у другого слева. Один мхом оброс, второй на солнце лежал и растрескался. Может, они и отличаются друг от друга, но для меня эти отличия несущественны. Понимаешь?

   - Вот ведь! - Кицунэ обиделась и насупилась. - Ну ладно, неудивительно, что трудно объяснить, ведь я в обгорелой и грязной броне! Было бы у меня красивое платье с кружевами и бантиками, ты бы все сразу понял! Эх, так как бы тебе объяснить... ты знаешь, что такое кошечка?

   - Нет.

   - А собачка? А зайка?

   - Нет. Это звери такие? Я знаю лошадь и корову.

   - Неудачное сравнение! Ну ладно, представь себе, кх-м... лошадь. У них тоже есть мальчики и девочки...

   - И чем же они отличаются?

   Кицунэ задумалась.

   - Ну... на вид, может быть, и не очень...

   Нова ждал. Кицунэ краснела и мялась, не зная, что сказать.

   - Еще и коровы есть, - с сарказмом напомнил великан.

   - Да! Есть коровы и быки. Ты знаешь, чем они отличаются?

   - Конечно. В корове мяса меньше. В тебе что, мало мяса?

   - Нормально во мне всего! Да что ты все не о том? А! Знаю как объяснить! Чтобы родился ребенок, почти каждому из видов живых существ нужно найти пару. Это сделано, чтобы геномы смешивались и рожденный ребенок отличался от своих родителей, создавая разнообразие! Вот когда такая пара создается, то один из этой пары -- мальчик, а второй -- девочка. Чтобы родился теленок, нужен бык и корова! Теперь понятно?

   - То есть ты -- вторичный донор генома для создания клона. Так бы и сразу и сказал, а не морочил мне голову длинной волос, горелой броней и прочими глупостями.

   - Почему вторичный? - Кицунэ обиделась еще больше. - Все равны!

   - Безразлично. - Нова не стал спорить, хотя был глубоко убежден что первичный донор генома для создания гигантов -- Генерал, а холодильник с образцами биоматериалов -- вторичен. - Ну, продолжай. Что там про железного донора? Не знаю, кто рисовал этот рассказ, но, по-моему, он сумасшедший. Металл и пластик не несут генома, и называть машину донором...

   - Ты так и не понял, что такое девочка! - выкрикнула Кицунэ и топнула ногой. - Девочка - это самое красивое, что есть в мире! Та машина была очень красивая и добрая, так что она -- девочка! Понял?

   Нова возвел сенсорную печать к небу и обреченно вздохнул.

   - Вот, раз теперь ты все понял, я тебе скажу то, что думаю о той ситуации. Я считаю, что та машина достойна отношения со стороны людей как к равному. Не важно, какой ты. Даже если из железа и пластика, если ты ведешь себя по-человечески, то ты -- человек!

   - Хочешь сказать, что, несмотря на все различия, ты и я -- люди?

   - Да.

   - Так же, как и маленькие?

   - Да. Я же тебе говорю.

   - И Другая Страна населена людьми? И среди них тоже нет больших?

   - Нова, рост не имеет значения.

   - Ты ошибаешься. Мой рост -- моя сила. Для поддержки огромного сердца, которое вырабатывает Ци для подпитки доспеха, необходимо большое тело. Увеличив меня в размерах, Генерал подарил мне сокрушительную мощь, напугавшую маленьких настолько, что они создали вокруг меня зону отчуждения, которую пересекал только Генерал. Моя сила мгновенно поставила меня в ряд иных существ, нежели маленькие. Даже если для моего создания использовался их геном, я больше не человек. Маленькие решили так. А раз я не человек, значит, меня можно посадить в клетку, навесить кандалы и сторожевые взрыв-печати. Значит, меня можно убить, если надобность во мне исчезнет! Я -- боевая биоформа. А люди -- трусливая мелочь, не способная к такому простому чувству, как доверие! Сенсорная печать, - Нова указал на пластину, закрывающую его лицо, - позволяет мне различать движение губ по току Ци меж живыми клетками. Даже если говорящий находится за стеной. Я научился читать эти движения и много что видел. Например, прочел слова, когда один из ученых говорил Генералу о том, что будет, если я взбунтуюсь. Они до дрожи в коленях боялись меня, и слова того ученого до сих пор звучат у меня в сознании. О том, что монстр слишком опасен и необходимо стереть мою личность, а затем внедрить управляющие телом силовые схемы в мозг. Генерал ударил того ученого и пригрозил убить его, если кто-то попытается превратить меня в безвольную куклу. Наверное, та машина, о которой ты говоришь, была безопасна для людей, и потому они приняли ее. А я... а я иной. Я -- сильнее их, поэтому маленькие безумно меня боятся. В этом страхе суть моего к ним отношения. Именно он заставляет меня глубоко презирать их. Они готовы на все, чтобы убить того, кто сильнее их, и стать самыми сильными. Даже если этот сильный не желает им зла, они не уживутся с ним, объявят врагом, монстром и уничтожат... или погибнут в попытках убить всех до единого.

   - Неправда! Вот я, например, сильнее многих людей, но они меня не боятся. Может быть, и боялись бы, если бы я не показала им, какая я хорошая! Хочешь, пойдем со мной? Среди людей много злодеев и сумасшедших, которые убивают и грабят всех вокруг. Если ты покажешь, что ты не бандит, что твоя сила направлена против злодеев, то хорошие люди не будут тебя бояться!

   - Хочешь сказать, что я должен доказать свою полезность, чтобы маленькие позволили мне жить? С какой стати я должен перед ними выслуживаться? Почему ни один из них не доказал свою полезность мне? Только Генерал, который сам был большим и сильным, понимал, как мне было плохо, и заботился обо мне искренне, с доброжелательностью. Он требовал от меня полезности только потому, что этой полезности от него требовал Военный Совет! Я подчинялся Генералу в ответ на его уважение и заботу. От маленьких я получал только ненависть и страх. Поэтому... не желаю считать их равными! Ненавижу их и никогда не смирюсь. Если правда то, что ты говоришь, и даже Другая Страна населена маленькими, я буду продолжать уничтожение их баз, пока они не убьют меня. Одна из моих целей утрачена, больших мне не найти, я верю в это, но маленькие... я слишком хорошо знаю их и не хочу жить в мире с этими чудовищами. Мое отношение к ним и стремления на их счет остались прежними.

   Кицунэ задумалась.

   - Ты говоришь, что подчинялся Генералу в ответ на его уважение и заботу? Я уважаю тебя. А что если я начну о тебе заботиться? Ты будешь мне подчиняться?

   Кицунэ представила перспективы и просияла, но...

   - Это что, попытка взять меня под контроль? - Нова несколько раз глубоко вздохнул, усмиряя свой гнев. - Ты что, равняешь себя с Генералом? Ты, приспособленец, готовый выслуживаться перед маленькими ради их снисходительного разрешения жить рядом с ними? Да я тебя! - не справившись с яростью, гигант поднял руку, угрожая прихлопнуть Кицунэ и растереть ладонями в кровавую кашу.

   - Стой, стой, стой! - Кицунэ вскочила и замахала руками. - Я просто неправильно выразилась. Ты же сам все так сказал, а теперь злишься! Никакой контроль над тобой мне не нужен! Давай я буду о тебе заботиться, а ты просто согласишься со мной дружить?

   - Дружить? Это еще что такое?

   - Ну, когда люди становятся друзьями, то они общаются и помогают друг другу почти как братья! А в нашем случае - ведь я девочка, - то как брат и сестра! Ты ведь знаешь, что такое братья, правда?

   - Хочешь, чтобы я считал тебя братом?

   - Сестрой! - терпеливо пояснила Кицунэ. - Это как брат, только девочка!

   - И за какие же заслуги я должен менять твой статус? - рыкнул Нова.

   - За то, что я буду считать братом тебя! Нова-кун, разве тебе не одиноко? Мне -- очень! В этих ледяных горах я все время одна, и если бы со мной рядом был ты, то мне точно не было бы страшно и грустно!

   - Страх? Я презираю его и никогда не испытываю. Грусть? Мне грустно из-за того, что рядом нет Генерала, и от того, что я не могу найти больших. Как ты, мелочь, можешь избавить меня от грусти по ним?

   Кицунэ пробежала ему по руке на плечо и, широко раскинув руки, прижалась к его шлему. Нова с подозрением покосился на нее, но не особо обеспокоился. Каким бы дзюцу она ни попыталась его ударить, шлем надежно защитит своего хозяина. Поглотит гендзюцу, отведет электричество, отразит огонь. Пусть только попробует что-нибудь сделать!

   Но Кицунэ не желала ему навредить. Она действительно верила в то, что говорила. В то, что человека определяет сознание.

   - Нова-кун, а тебе не бывает плохо от того, что ты всегда один? Что не с кем поговорить, поделиться радостью или горем? Что вокруг одни враги, а друзей нет совсем? От такого одиночества я могу тебя спасти! Я могу показать тебе много красивых иллюзий, и твое сердце оттает. Пожалуйста, позволь мне... пойти с тобой?

   - Нет.

   Кицунэ даже глаза выпучила в изумлении. Да что с этим парнем? Девочка так старается, а он как бесчувственное бревно!

   - Почему?!

   - Потому что ты -- раб маленьких и будешь пытаться заставить меня им служить.

   - Не служить, а жить в мире! Жить счастливо! Я могу тебя научить...

   - Жить счастливо надо учить? Прости, но счастье по шаблону мне не подходит. Я не собираюсь быть счастливым от того, что толпа грязных злобных ничтожеств считает меня полезным, не стремится убить и снисходительно позволяет с ними общаться.

   Кицунэ поникла, и вдруг что-то внутри нее изменилось. Даже голос зазвучал иначе.

   - А что насчет того, чтобы превратить грязных ничтожеств в достойных людей? - спросила она. - Люди тонут во тьме. Воистину, глядя на них, испытываешь изумление и отвращение, но я видела и других людей. Людей, что не причинят зла, отблагодарят за помощь и обязательно помогут в беде, если тебе будет плохо. Людей, способных на бескорыстные дружеские чувства. Я собираюсь открыть глаза всем людям на правду мира. Так, чтобы даже до самого упрямого дошло, что путь разрушителя, убийцы и параноика-защитника -- ошибочен. Я хочу всем доказать, что созидание интереснее и важнее, чем разрушение, и тогда... тогда весь мир станет иным. Изгоями станут не добрые и беззлобные, которых сейчас общество объявляет дураками и сумасшедшими, а злодеи, которые сами будут вынуждены уйти, встретив резкое непонимание и отрицание своих действий от окружающих их людей!

   - Ты действительно думаешь, что это возможно? - Нова был полон сарказма. - Ты людей вообще видел? Они тебя убить хотели! Наверное, ты им такую же речь про доброту завел, и они взбесились. Нет, спасибо. Погибай, пытаясь спасти маленьких, один. Я предпочитаю выжечь их базы и избавить мир от злобной заразы. Они назвали меня монстром-разрушителем? Я оправдаю их ожидания. Пусть сгорят в огне. Я не желаю выставлять себя на посмешище, пытаясь помогать тем, кто быть спасенными вовсе не желают. Зачем им нужен ты? Если они хотят измениться, пусть меняются! Они что, беспомощные малые дети? Нет, Четырнадцатый. Зло и разрушение -- их осознанный выбор, и они счастливы в своем мире. Пусть же насладятся плодами своего труда! А ты... не попадайся мне под ноги, странная биоформа, желающее помочь чудовищам. Еще раз встречу -- убью.

   Нова ухватил Кицунэ поперек туловища и, сняв ее со своего плеча, пренебрежительно уронил в снег.

   - Но ведь если ты будешь продолжать жечь базы, - выкрикнула Кицунэ на пределе своих сил, - чем ты станешь отличаться от маленьких? Разрушая и убивая без причины, ты ведь поступаешь точно так же, как худшие из них!

   Нова презрительно фыркнул, но задержался на пару мгновений, формулируя ответ.

   - Если громко крикнуть, звуковая волна отразится от горных склонов и вернется к тебе. Крикнув "привет", услышишь "привет". Крикнув "умри", услышишь "умри". Я -- гора, возвращающая людям звуки их голосов. Разрушения и смерть, огонь, которым я заливаю их жилые зоны, -- всего лишь эхо. Это самое обычное эхо, и гора не может вернуть "привет", если человек крикнул "умри". Пойми это и уходи. К несчастью, молчащий человек может услышать эхо чужого голоса. Уходи, пока эхо голосов людей не докатилось до тебя!


   Пренебрежительно поблагодарив старуху-знахарку, Хизако выставила ее за дверь и осталась в полуразбитом храме одна. Выждав несколько минут и убедившись что селянка ушла, куноичи торопливо заковыляла в жилую комнату.

   Больше двух недель это место служило логовом для затаившейся волчицы. Суетливое было время. Два нападения на караваны, принесших победителям богатство и славу. Захват и разграбление города. Разбой. Игры с лордом Хуоджином.

   Но теперь, похоже, пора заканчивать с опасным весельем. Ходят слухи о вторжении войск наместников из соседних регионов, появилась "защитница справедливости" в костяной броне, да еще и эта странная магнитная буря, мешающая радиосвязи. Хизако вовсе не была глупа или чересчур храбра. Инстинкт самосохранения, так же как перед штурмом Инакавы, яростно убеждал ее, что пора уносить отсюда ноги.

   Войдя в жилую комнату, куноичи сплюнула на пол недокуренную сигарету и, вскрыв нехитрый тайничок в углу, вытащила на свет довольно большую черную коробку.

   В коробке были аккуратно уложены стопки золотых монет и лежал мешочек с самыми лучшими драгоценностями из тех, что были добыты грабежом у жителей Агемацу или получены в качестве подарков от генерала Хуоджина. Стоимость сокровищ в этой коробке была запредельна, даже части из них хватило бы любому, чтобы обеспечить себе безбедную жизнь до самой старости. А что до проблем с законом и охотниками на дезертиров?

   Открыв коробку, Хизако вынула одно из шести лежащих поверх золота удостоверений личности.

   Мацуи Аянэ? Хороший вариант.

   Когда Агемацу захватили бандиты, многие обеспеченные граждане не стали дожидаться грабителей и попытались сбежать, прихватив с собой самое ценное имущество. Но вырваться из захваченного бандитами региона было совсем не просто. Многих убили, многих продали в рабство. Хизако не принимала непосредственное участие в массовых облавах на убегающих, но, отсыпаясь днем, ночами шастала по горам и выслеживала добычу. Ее бесконечно забавляло, когда беженцы, забившиеся в щели и норы в надежде переждать ночь, сначала начинали трястись от ужаса при ее приближении, а затем светлели лицами и вздыхали с облегчением, увидев кимоно мико. Куноичи, представляясь жрицей храма стихий, рассказывала им печальную историю Ишикуно Мисаки и предлагала свою помощь. Ночлег в храме, теплую пищу и целебный, восстанавливающий силы, напиток.

   Мацуи Аянэ была дочерью городского стража, что оказался слишком правильно воспитан, чтобы склонить голову перед бандитами. Встал не на ту сторону, и за это поплатилась вся семья. Другие самураи Агемацу, не такие упрямые, разобрались с проблемой, но сделали это непрофессионально, как это свойственно городским стражам. Старшей дочери строптивого самурая удалось сбежать от них. Выждав время, девушка даже вернулась домой, но обнаружила его разоренным и опустошенным. Она не нашла никаких ценностей и денег, соседи отказались ее прятать, и единственное, чем помогли - дали немного продуктов. Понимая, что может только погибнуть здесь, Аянэ покинула Агемацу. Она надеялась добраться до Кацуямы и попытаться как-нибудь наладить жизнь, но уже первые десятки километров показали ей, непривычной к тяготам девочке-горожанке, как тяжела и страшна одиночная дорога через заснеженные горы.

   Обо всем этом она, со слезами на глазах, рассказала доброй жрице, что отыскала полузамерзшую девушку под небольшим скальным карнизом и, подняв на руках, отнесла в храм. Крыша над головой, теплая еда и сочувствие человека. Допивая вкуснейший фруктовый напиток, который подала ей мико, несчастная девушка плакала, ей казалось, что она попала в сказку. Девочка говорила и говорила, рассказывая свои горести, не меньше чем в пище и тепле, нуждаясь в том, чтобы ее пожалели. Но когда блеяние беспомощного ягненка останавливало голодного волка? Изображая доброту и сочувствие, обнимая засыпающую под действием наркотиков девчонку, Хизако не чувствовала к ней ни малейшей жалости. С какой стати ей думать об этой избалованной слюнтяйке?

   Забота о неудачниках - удел идиотов.

   Слабые погибают, сильные выживают. Таков закон природы.

   Проверив карманы беженки, Хизако не нашла ни денег, ни ценностей, но пальцы дезертирши крепко стиснули пакет с документами. Теперь, когда Хизако покинет долину Желтой реки, натворившая темных дел бандитка волшебным образом превратится в Мацуи Аянэ, чудом спасшуюся дочь добропорядочного и честного самурая. Измененный геном? Крепкое телосложение? Все объяснит оранжевая кайма на страничках удостоверения личности. Беглая куноичи покрасит предательски-рыжие волосы в светло-коричневый цвет, притворится келькуруской, и пусть преследователи попробуют найти хитрую волчицу среди бескрайних толп беженцев и переселенцев!

   Можно будет даже покинуть промороженные склоны гор и перебраться в благодатную страну Лесов. Или, лучше, в страну Рисовых Полей, в которой живет немало прибрежников и с которой Северная Империя никогда не имела трений. Что там говорила та дуреха в костяной броне? Хизако - паразит? Между прочим, паразиты как раз всегда устраиваются лучше всех!

   И это - тоже закон, установленный природой.


   Бандитов, раненных в бою с костяным демоном, усадили на сани и отправили в город, где как союзникам Хуоджина им была обещана бесплатная медицинская помощь. Они успели преодолеть первый десяток километров, прежде чем были перехвачены. Шар огня, взлетевший над горными пиками и очертивший высокую дугу в сером зимнем небе, рухнул среди людей и ударной волной взрыва разметал их во все стороны.

   - Что это за... - заорали сразу несколько уцелевших бандитов, но и они онемели в ужасе, когда четырнадцатиметровая туша гиганта с грохотом приземлилась на дорогу недалеко от пылающей воронки и людей, мертвых, израненных и искалеченных.

   Нова не стал больше тратить на них энергию Ци. Не слушая панические вопли и мольбы о пощаде, он попросту давил врагов тяжелыми латными сапогами. Взрыв-печати и ниндзюцу, которыми пытались защититься бандиты, не нанесли даже малейшей царапины броне великана.

   - Надеялись сбежать, пока я был занят разговором? - злобно процедил сквозь зубы Нова и, брезгливо отерев ногу о снег, широкими шагами направился к вражеской базе. - Никто не уйдет. Всех вас, ублюдки, вобью в землю! - Он быстро приблизился к селению и окинув взглядом склоны гор, отметил множественные цели, что притихли в своих схронах, услышав отдаленный взрыв. - Умрите! Умрите, презренная мелочь!


   Руины храма затряслись от череды близких взрывов. Поврежденные и надломленные стены угрожающе накренились, с просевшего потолка посыпалась пыль и крошево черепицы.

   Хизако, к этому моменту вытянувшая из шкафа ворох гражданской одежды и начавшая стаскивать с себя одеяние жрицы, бросилась к пролому и остолбенела от ужаса на несколько бесконечных мгновений, увидев, как гигант в стальной броне яростными пинками опрокидывает и вбивает в землю дома. Как с его брони срываются малые огненные шары и дуги молний, настигающие и раздирающие в клочья убегающих людей. Совместив пальцы левой руки в щепоть, монстр направил руку на разрушаемое селение, и энергия Ци хлынула из кончиков его пальцев. Воспламенившись, она обрушилась на дома, словно поток бешено пылающего напалма.

   Что это за монстр? Откуда он взялся?

   Да какая разница?!

   Опомнившись от потрясения, Хизако метнулась к коробке с сокровищами и, схватив ее, стрелой выскочила из храма.

   На Хуоджина и его бандитскую армию плевать. На селян и прочую мелочь тем более. Вырваться отсюда, сбежать и, притворившись невинной женщиной, начать новую жизнь...

   Гигант, стоящий посреди пожарища, в облаках пепла, пыли и густого черного дыма, взглянул куда-то вверх, и с его наплечников в серые зимние тучи метнулось три пламенеющих сгустка Ци. Тучи озарились вспышками, и горящие обломки нескольких планеров полетели вниз.

   Планеры? Шиноби Коюмори? Великан убивает и разведчиков правительственных войск?

   Не важно. Важно то, что гигант видит их и бьет без промаха.

   Хизако, подстегиваемая страхом, побежала прочь от полыхающего селения. Она надеялась скрыться, пока неизвестное чудовище занимается истреблением селян, но сенсорная печать Новы тотчас отметила одинокую фигурку, удаляющуюся от поля боя. Импульсом из ступней, разметавшим в клочья несколько уже полыхающих домов, многотонная фигура исполина швырнула себя к небесам, чтобы через несколько секунд с лязгом и грохотом приземлиться перед отшатнувшейся куноичи.

   - Подожди! - закричала Хизако, роняя коробку в снег. - Не убивай меня! - она в жесте отчаяния указала на свое растрепанное одеяние. К жрицам храмов самураи часто проявляют милосердие. - Я мико! Меня зовут Ишикуно Мисаки! Твои командиры слышали обо мне? Пусть спросят в Агемацу, там меня многие знают! Я... я не бандитка, меня просто заставили лечить их!

   Болтовня, ничего не значащая для Новы. Он задержался с расправой только из любопытства, желая получше рассмотреть и оценить врага.

   - Ты сражалась с маленькой боевой биоформой? - это был риторический вопрос, сенсорная печать распознала энергию Ци по ее "оттенку", словно отпечатки пальцев, уникальному для каждого человека. - Ты заставила ее спасаться бегством? Какая же она слабая!

   Нова потянулся к куноичи, явно намереваясь схватить ее и раздавить одним нажатием могучей пятерни. Он не чувствовал в этом враге силы, способной пробить его доспех. Достойное лишь презрения, крошечное злобное существо.

   - Пошел прочь, демон! - Хизако махнула рукой, и несколько шелковых нитей намотались на стальную перчатку Новы. Пылая синим свечением, они сжались, скользя и пытаясь резать металл, но поток Ци, текущий по стали доспеха, был многократно сильнее того, что тек по нитям. - Убирайся! Пошел прочь!

   Сенсорная печать видела ток Ци и распознала идущие от мозга импульсы, активирующие дзюцу.

   Скопировано.

   Вытесняя влияние куноичи, Ци гиганта хлынула в нити.

   - Не пощажу никого. Ни одного из вас, никогда!

   Нити, переходя под контроль Новы, свились в петли, метнулись к Хизако и оплели ее. Огненные шары один за другим срывались с наплечников гиганта и, безошибочно находя в дыму мечущихся селян, сжигали их в пепел. Из ста четырнадцати маленьких в живых осталось всего восемь. Восемь самых удачливых, везения которым хватило для продления жизни на две минуты.

   - И такие как вы, хозяева жизни? - Нова крепко держал отчаянно извивающуюся в нитях куноичи. - На что вы надеялись, нападая на меня и убивая Генерала? На то, что я так же глуп и терпелив, как Кицунэ? Что я в благодарность за боль буду думать о вашем счастье и заботиться о вас? Вы действительно надеялись, вкладывая в меня ненависть, эхом получить добро? Логика и люди -- несовместимы!

   Хизако не понимала, о чем он говорит. Оглушенная болью, она даже не слышала его слов и лишь судорожно скребла шею, пытаясь подцепить пальцами петли, нещадно давящие ее горло. Ноги бандитки бестолково дергались, не доставая до земли.

   - Прощай. - Нова сжал пальцы в кулак и ударил, буквально вбив куноичи в землю. Переломанная, раздавленная и разорванная, плоть смешалась с грязью и снегом. Брызги крови густо запятнали все вокруг, стеганув и по ящику с сокровищами, на который великан обратил не больше внимания, чем на любой из скальных валунов вокруг. Золото и драгоценные камни? Вещи, порабощающие человеческий разум, не имели никакой ценности для существа, воспитанного вне общества людей. Металл был для Новы металлом, камень -- камнем, а ненависть -- ненавистью.

   Селение лежало в руинах. Не уцелела ни одна живая душа, даже дети. Различий по возрасту Нова тоже не понимал. Просто одни маленькие были еще меньше других.

   Гигант свысока глянул на Кицунэ, что, едва живая от холода и усталости, прибежала к пылающим руинам только теперь, когда дело было сделано и клятва исполнена. Да, полностью исполнена. Нова поклялся не щадить маленьких, но ведь Кицунэ -- не человек. Существо иное, нежели маленький, и потому Нова не обязан ее убивать. Если проявит благоразумие, то останется жива.

   - Будешь стыдить и упрекать меня? - спросил великан. - Попробуй!

   Кицунэ мотнула головой.

   - Не-а, не буду. Они заслужили то, что получили. Уничтожив их, ты спас многих путников от гибели. И мне очень помог.

   - Кажется кто-то говорил о спасении людей? Разве этих ублюдков ты не хотела спасти?

   - Нет. Это те самые люди, о которых ты говорил. Те, для которых зло -- осознанный выбор. Чудовища. Но не все такие же, как они. Нова, не надо считать, что все мы, люди, одинаковы! Вот ты и я, например...

   Ударная волна импульса из ступней Новы швырнула Кицунэ прочь, и оборотница закувыркалась через голову, катясь по снегу. Великан, поставив точку в разговоре, перепрыгнул на соседнюю скалу и начал быстро удаляться.

   В другой ситуации Кицунэ побежала бы за ним, но сейчас на это не было времени. Пленников из бандитского лагеря в любой момент могли отправить на рынок рабов. Нову она найдет и уговорит отказаться от безумной мести позже. Это будет несложно. Он ведь придумал отговорку, чтобы не убивать Кицунэ? Значит, готов слушать и придумает еще одну отговорку, чтобы больше не мстить. Надо только успокоить бедолагу и согреть добротой его большое сердце.

   Девчонка поднялась из снега, отряхнулась и благостно вздохнула, представив счастье Новы, которое великан почувствует, когда Кицунэ его спасет! Есть ведь много сказок про то, как девушка встречает заколдованного принца и помогает ему снять проклятье. Нова, конечно, не принц, и требовать свадьбы от него Кицунэ не будет, но снова превратить монстра в человека... ради этого можно постараться, правда?

   Чуть позже.

   Оборотница подошла к месту гибели Хизако, посмотрела на кровавую кашу, оставшуюся от подлой куноичи, и брезгливо ковырнув когтистой ступней снег, бросила его на мерзостные останки.

   - Получила, гадина? Это тебе не доверчивых путников всякой дрянью поить! Вот куда привела тебя твоя "мудрость" и знание жизни! Теперь лежи и думай о своем поведении! - Кицунэ присела на корточки, подобрала черную коробку и осторожно открыла ее. - О-ох, вот это да! - при виде сокровищ девчонка в изумлении вытаращила глаза. - Хизако-чан, это все мне? Ой, какая ты добрая, когда сплющена! Приму в качестве символической компенсации морального вреда! Но не думай, что так дешево от меня отделаешься. Теперь ты, хочешь или не хочешь, будешь помогать мне победить остальных бандитов и спасти моих друзей!

   Кицунэ поднялась, стащила со своей головы костяной шлем и провела рукой по рыжим волосам, украшающим ее голову. Золотистые локоны, вопреки надеждам оборотницы не впечатлившие великана, уже были сброшены и намотаны на шею Кицунэ вместо шарфа. Над кровавым месивом стояла девушка, словно зеркальное отражение похожая на Кинджоу Хизако. Впечатленная образом доброй мико, маленькая оборотница еще вчера хорошо запомнила внешность донельзя гостеприимной хозяйки храма. Скопировать облик подлой обманщицы теперь труда не составило.

   Костяная броня, спасшая жизнь Кицунэ в недавнем бою, нелепо болталась и готова была осыпаться. Эти щитки уже больше не нужны. Не станут же бандиты нападать на свою верную союзницу и помощницу? Куноичи даже ведь что-то там про любовь с бандитским генералом показывала. Это можно использовать!


   Техник, поковырявшись в устройстве, угрюмо буркнул:

   - Никаких неисправностей нет, я же сразу сказал! Магнитная буря какая-нибудь сигнал глушит, не иначе, - он закрыл кожух рации и принялся убирать инструменты. - Скорее всего, это не природное явление.

   - Все ясно. - Хуоджин кивнул, соглашаясь с техником. - Разведчики докладывали о маневрах войск правительства в наших районах. Отряд немногочисленный, но, видимо, пакостный. Как только завершим разговор с дипломатами, займемся этой проблемой.

   Глава бандитов отдал несколько приказов, усилив охранение на стенах и указав трем тысячам воинов нести дежурство в полной боеготовности на случай внезапного нападения врага.

   - Дипломаты так и не появились? - спросил он, завершив дела.

   - Нет, господин. Ни один из наших постов в горах и наблюдателей в селах не сообщал о дипломатической группе, приближающейся к районам Желтой реки.

   - Было бы удивительно получить сообщение при таких-то помехах! Ладно, как появятся, сразу их ко мне!

   Хуоджин уселся за стол и приступил к размеренному принятию завтрака, как вдруг в палатку, неся на спине громоздкое устройство радиопередатчика, вбежал техник.

   - Помехи пропали! - воскликнул он. - Есть связь!

   - Отлично. - Хуоджин продолжал жевать. - Переговорите с ключевыми постами, а как отзовется храм, дайте микрофон и наушники мне.

   - Да, господин.

   Техники работу знали, и вскоре Хуоджин услышал в наушниках легко узнаваемый голос своей давней подруги, шпионившей для склонного к бандитизму генерала еще задолго до развала Северной Империи.

   - Проклятье, Хуоджин, наконец-то удалось с вами связаться! Я думала рация повреждена, и уже бросила попытки, когда пришел ваш вызов!

   - Что-то случилось, Хизако?

   - Эта принцесса, которая сбежала от вашего отряда, напала на мой храм! Ты бы видел, что она натворила! Здесь жуткий бардак!

   - Спокойно, красавица моя, - рассмеявшись, отозвался генерал. - Я же обещал, что мои люди починят любые повреждения? Пришлю отряд строителей, они живо все вернут в первозданный вид или построят новый храм для тебя, моя богиня, если на месте прежнего остался только кратер. Эта мелкая нечисть... ты ее убила?

   - Нет. Она ранила многих из наших и скрылась. Тварь! Уверена, шустрая гадина - из элитных дзенинов Скалы и только притворяется наивной дурочкой. Хуоджин, она может быть не одна!

   - Возвращайся в лагерь. Эта принцесса наверняка разведчик той группы правительственных войск, что рыщет на западе моих владений. До поры побудешь с нами, а как разгромим интервентов и наведем порядок, отстроим твой храм.

   - Хорошо.

   - Забери радиостанцию с собой. Как будешь подходить к лагерю, сообщи. Выйду и лично встречу.

   - Как скажете, Хуоджин-сама, - в голосе девушки прорезались игривые нотки. - С нетерпением жду встречи, мой господин.

   - Я тоже, красавица, - приходилось быть сдержанным: подчиненные смотрят. - Конец связи.

   - Конец связи.

   Радио умолкло, и генерал, предвкушая бурную ночь после довольно долгого воздержания, откинулся на спинку кресла. Что поделать, только Хизако могла не обращать внимания на гной и язвы, покрывающие тело генерала. Она спокойно терпела вонь у него изо рта. Других девушек буквально выворачивало от омерзения, даже если они всеми силами старались сдержаться. Хизако была уникальна, поэтому Хуоджин столь высоко ценил ее, потакая любым прихотям и прощая то, что другим бы никогда не простил. Но всякому терпению есть предел.

   Хорошо, что Хизако возвращается. Так у нее возникнет меньше подозрений, и генерал сможет подарить ей еще одну бурную ночь перед тем, как навсегда избавится от гнусной твари.

   Не от желания быть полезной, куноичи придумала эту затею с отравлением охраны караванов, расправилась с несчастной мико и поселилась в храме. Глупо было надеяться, что правительство страны будет долго терпеть произвол разбойников в своих восточных землях. У законной власти было два пути -- заключить союз или начать войну. Хизако подстраховалась, не желая быть рядом со своим "возлюбленным", если черный воин-дракон пришлет убийц для расправы над командованием бандитов. Шиноби Скалы без малейших колебаний прикончили бы дезертиршу вместе с генералом и даже, скорее всего, выставили бы ее как одну из основных целей при планировании операции. Поэтому она стремилась отдалиться, скрыться под чужим именем в безопасном месте, откуда легче будет сбежать или где можно будет отсидеться, если на лагерь нападет армия правительства.

   Но теперь храм тоже стал небезопасен и трусливая волчица уже, наверное, бежит сюда, поджав хвост. Знает, что протравленный собственными токсинами монстр будет ее защищать! Она будет рядом с могущественным покровителем, пока нуждается в нем.

   И что же, он убьет ее за подобное отношение? Нет. Конечно же, нет. Верных солдат у Хуоджина достаточно, а вот девушка, способная целовать гниющие язвы, только одна, -- так думала Хизако.

   Но Хуоджин думал иначе.

   Пора заканчивать с бандитизмом. Власть его в долине Желтой реки установлена надежно, принц Рюджин едва ли захочет терять остатки войск в бою с теми, кто буквально стремится стать его верноподданными и начать платить налоги. Бандиты обратятся законной властью, а их генерал, лорд Хуоджин, наведет порядок в своих владениях, поселится в Агемацу и станет регулярно проходить курс лечения у мико, чтобы тело меньше разлагалось от выделяемых ядовитой железой токсинов. Мико могут удалять яд и исцелять гниющую плоть. Их сил хватит, чтобы поддерживать внешность генерала в приемлемом состоянии. С обретенным богатством наместник Хуоджин найдет себе лучшую из целительниц. А что же сделать с самодовольной и подлой Хизако, возомнившей, что она может вертеть боевым генералом как мальчишкой? С куноичи, убившей добрую жрицу маленького храма, несмотря на четкий приказ быть к ней терпимой и милосердной? Прикончить тварь собственными руками или отправить к мастерам пытки? Ах, какой сложный выбор! Нет, своими руками все же будет приятнее...

   Предаваясь мечтам, Хуоджин продолжал поглощение завтрака, как вдруг, заметив, как дрогнули его телохранители, вскочил и, отталкивая от себя стул, резко обернулся.

   Стена дома позади него исчезла, словно вырезанная из общей конструкции и выброшенная прочь. Вместо пола на месте вторжения возник рассыпчатый снег и камни, вырванные с горного склона, а на них стояли три фигуры в черных плащах с алыми подкладками.

   - Кто такие? - рявкнул Хуоджин, хватаясь за оружие. - Отвечайте!

   - Позвольте представиться, - стоящая к Хуоджину немного ближе остальных фигура сбросила плащ и оказалась высокой, стройной молодой женщиной в дорогой и элегантной бело-синей шубке из натурального песцового меха. - Такасэ Мей. Представитель и глава Кровавого Прибоя к вашим услугам, Хуоджин-сама. При мне бумаги, подтверждающие мое право говорить от лица великого принца Рюджина, нашего сильнейшего союзника и наследника трона Единой империи.

   - Обещанные дипломаты соизволили явиться? - генерал не убирал ладони с оружия. - Эффектно, эффектно. Дзюцу пространственных искажений?

   - Совершенно верно, Хуоджин-сама. В нашем селении есть личности с выдающимися способностями, которые способны избавить посольские миссии от неудобств дальних путешествий.

   Двое воинов, сопровождающих гостью, также сбросили плащи. Рослые и крепкие мужчины, очевидно, телохранители.

   - Могу я взглянуть на бумаги? - осведомился Хуоджин для порядка. Он, даже впервые встретив этих людей, узнал всех троих. Знаменитая боевая группа. Эта женщина -- первый советник и едва ли не опекун болезненно-слабого дайме своей страны. Весьма популярная в народе, милосердная к побежденным врагам и уверенная дипломатка, она к тому же была известна своей красотой и волевыми решениями. Те двое, что за ее спиной, -- элита Кровавого Прибоя. Воин с огромным тесаком -- мастер скрытного перемещения, способный ослепить целую армию врагов поднятием непроницаемой туманной завесы, Такасэ Сингэн. Второй, с закрытыми черной повязкой глазами, один из величайших сенсоров, для взгляда которого не существовало преград. -- таинственный Ао, которого одни называли шедевром, созданным в ходе эксперимента над генами, украденными из селения Ветвей, а другие -- беглым шиноби из того же селения, переметнувшимся на сторону врага. Кем бы он ни был, полезность его было трудно переоценить.

   Сингэн поднимал туман, столь плотный, что враг не видел даже собственных рук, Ао отдавал указания по радиосвязи, а Мей, следуя этим указаниям, наносила удары мощными ниндзюцу и уничтожала врагов целыми отрядами. Это был невероятно эффективный альянс троих воинов. Уничтожить их старались, разделив троицу, но вопреки надеждам нападавших, и поодиночке они многого стоили. Опасные противники.

   Хуоджин думал об этом, изучая документы и сопроводительное письмо, которые протянула ему Мей. Верховный совет страны Камней предлагал генералу Хуоджину и его армии поступить на службу союзной стране Морей. Флот для переброски войск будет предоставлен, переселенцам даруют земли и подданных. Конечно, Агемацу и долину Желтой реки придется вернуть. Не шутка ли? То, что страна Морей отчаянно нуждается в солдатах, не новость. Где же их взять, как не в стране Камней, где сейчас полным-полно оголодавших ронинов? Лазурный воин-дракон собственной персоной и двое элитных дзенинов здесь. Их появление может означать только одно: Кровавый Прибой действительно заинтересован в сотрудничестве!

   - Теперь все в порядке, Хуоджин-сама? - Мей одарила генерала бандитов такой улыбкой, что у того в жилах закипела протравленная кровь. Женщина потрясающей красоты, наделенная умом и властью. Сокровище своей страны. - Согласитесь ли вы принять нашу посольскую группу?

   - Это честь для меня, великий воин-дракон. - Хуоджин низко поклонился и, обернувшись к своим людям, проорал: - Что стоите?! Принесите кресло для леди, живо!


   Прекрасно понимая, чем грозит для нее разоблачение, Кицунэ подошла к делу максимально ответственно. Немало времени оборотнице потребовалось, чтобы избавиться от оставшихся на ней следов недавнего боя и, навестив погреб разрушенного храма, пополнить в организме запас питательных веществ.

   Запасное кимоно жрицы пришло в полную негодность после того, как Нова размазал Хизако по снегу и камням, а еще одного комплекта у Мисаки, жившей небогато, попросту не было. Кицунэ убедилась в этом, порывшись в шкафу. Зато позади нарядов крестьянок и горожанок, в глубине шкафа, обнаружился припрятанный костюм куноичи. Тот самый, в котором Хизако пришла в этот храм. В этом же костюме, скорее всего, она и под Инакавой воевала. Даже повязка со знаком селения Скалы сохранилась.

   Зачем она сберегла его? Наверное, рассчитывала при необходимости выдать себя за разведчицу правительственных войск. Так же, как выдавала себя за мико. Так же, как явно хотела выдать себя за законопослушную девушку после побега из банды Хуоджина. Кицунэ успела полюбоваться на удостоверения личности, лежавшие в ящичке сокровищ бандитки. Документы на разные имена, но в каждом была одна и та же фотография. Здесь, в жилой комнате, спешно оставленной прежней владелицей, лежало еще одно, которое маленькая оборотница сразу узнала. Маленькая книжечка с золотой каймой на страничках. Удостоверение благородной леди Мицуми из клана Сайто.

   Открыв эту книжечку, Кицунэ содрогнулась, увидев что разбойница попыталась поработать и над этой своей добычей, но высокая степень защиты документов аристократии стала для бандитки неприятным сюрпризом. Защитная пластиковая пленка на главной странице, которую Хизако попыталась осторожно отслоить, под воздействием энергии Ци помутнела и рассыпалась. Тонкий узор краски изменил свой цвет. Более того, вынимая прежнюю фотографию, Хизако порвала тончайшие золотые нити, протянутые сквозь бумагу для усложнения процесса подмены фото. Куноичи владела элементом земли, любая твердая материя легко поддается воздействию этого элемента, но бандитке не хватило опыта. Наверное, злыдня несколько часов корпела над удостоверением, пытаясь его восстановить, но только больше нанося документу ущерб. Ох и злилась она, наверное! Еще бы, ведь теперь не получится помыкать людьми, корча из себя даму высшего света! Вон на сундуке, где раньше стояла фарфоровая кошечка, лежит блондинистый парик, дорогущие пальто, жакет и юбка, которые грабители отобрали у Кицунэ. Швы на одежде не разошлись, но пострадали изрядно. Все-таки мерила, гадина. Мечтала, что вот сейчас поменяет фотографию в удостоверении, наденет шикарное платье и станет принцессой? Ха! Не всякому дано.

   Наверное, Хизако полжизни отдала бы за такие же способности, как у Кицунэ! Страшно подумать, что могла бы натворить бандитка, умея менять свою внешность. Как хорошо, что такая сила досталась лисенку, а не какой-нибудь из гнусных волчиц! Но все равно разве мало того, на что способны люди-волки? Что бы случилось, не пройди мимо этой деревеньки сердитый горный великан? Хизако понесла бы наказание за свои преступления? Хоть когда-нибудь? Едва ли.

   Защита на документах обычных людей была намного проще, и подменить фотографии бандитка сумела без особых проблем. Наверное, где-нибудь в южных регионах страны Камней месяца через три появилась бы донельзя скромная молодая девушка с хорошими сбережениями на банковском счете и всегда готовая предъявить документы на имя, совершенно чистое перед законом. С глумливой ухмылкой принимая людское радушие, Хизако жила бы украденной у другой девушки жизнью и с незыблемой уверенностью продолжала бы рассуждать о волках и овцах.

   - Овцы? - склонившись к выброшенной из шкафа одежде, Кицунэ коснулась пальцами белой блузки, когда-то принадлежавшей одной из жительниц Агемацу. - Суровой зимой волки нападают на людей и пожирают их. Одинокий человек слабее стаи волков. Но, даже погибая от зубов волка и становясь пищей для зверья, человек не превращается в овцу. Хизако... вы ели не овец. Вы -- людоеды.

   Шмыгая носом от горя по погибшим, девчонка принялась натягивать костюм куноичи на себя и, завершив одевание, сунула налобник со знаком селения Скалы в карман. Если бы только она могла появиться в этих местах раньше! Смогла бы она что-нибудь изменить? Смогла бы спасти хоть кого-нибудь? И ведь война закончилась буквально только что! Как же мало нужно времени людям, чтобы натворить леденящих душу ужасов!

   Прошло еще несколько минут, и в подвальное хранилище спустилась девушка, которую любой, встречавший ранее Кинджоу Хизако легко принял бы за свою знакомую. За дезертира, разбойницу и убийцу. Хебимару, если бы видел сейчас свою воспитанницу, непременно испытал бы чувство гордости.

   Кицунэ укрутила веревками сразу три большие глиняные бутыли с дурманом и, пыхтя от натуги, с трудом забросила их себе за спину.

   Пора идти. Она опоздала помочь многим, но разве можно бросить тех, кто нуждается в помощи сейчас?

   Оборотница прихватила громоздкую рацию и покинула разрушенный храм.

   Пахло смертью. Пепел и дым плыли по воздуху, уносимые прочь от храма едва ощутимым, ленивым ветром. Тела погибших, разбросанные у домов и на склонах горы, уже почти остыли. Тишина места, проклятого людской злобой и алчностью, нарушалась только треском догорающих бревен.

   Девчонка, поставив бутыли на снег, обернулась к храму и поклонилась, молитвенно сложив ладони.

   - Боги и духи, даже понимая, что, возможно, желаю слишком много, я все же попрошу вас... - произнесла она полушепотом, хоть и не было рядом никого, кто мог бы услышать ее голос. - Сделайте так, чтобы это безумие поскорее закончилось. Чтобы мне удалось спасти побольше людей и чтобы как можно меньше погибло. Прошу вас, боги и духи, сделайте так, чтобы больше их отвернулось от зла, когда я позову и попрошу помощи, а мне... а мне дайте сил спасать добрых людей и не судить обо всех, как Нова, по делам людей злых. Я хорошо помню желание, помутившее мой разум после того, как ядовитая тварь показала мне мучения и гибель жившей в этом храме мико, - слезы скользнули по щекам Кицунэ и упали на снег. - Желание убить всех этих подонков, живших в селении. Вместе с женщинами, выбравшими себе в мужья эту мразь, стариками, воспитавшими из детей бандитов, и с детьми, в любовь которых мико верила, но не дождалась того, что хоть кто-нибудь прибежал остановить своего отца. Я бы не сдержалась... я бы их убила, если бы хватило сил, а потому прошу вас, боги и духи, не вынуждайте меня больше испытывать столь сильные желания, ведь в следующий раз рядом с ними может не оказаться сильного злодея, который защитил бы остальных от моей ярости. Прошу вас, боги и духи, ведь если я сорвусь... все будет так, как того хотел хозяин, и я стану демоном, который перестанет мечтать о... счастье для людей... о счастье, для всех... нас.

   "Ты не человек", - говорил хозяин.

   "Для них мы -- чудовища", - вторила крылатая бестия Сумако.

   "Люди недостойны того, чтобы мы считали их равными", - гневно заявлял Нова.

   "Я не верю вам!" - упрямо кричала в ответ Кицунэ.

   Но надолго ли хватит ее сил?

   Скорее бы вернуться к маме, принцу Кано и к Мичиэ! Рядом с друзьями и родными можно будет побороть вспышки ярости против подонков и не впасть в крайность, как Нова. Как плохо и трудно без помощи! Мучительно больно и страшно.

   Но так, наверное, сейчас чувствуют себя все пленники в лагере бандитов. Они, наверное молят богов о помощи и оплакивают свою судьбу, пока Кицунэ медлит здесь! Надо спешить.

   Кицунэ поклонилась старой сакуре, у корней которой был скрыт прах мико.

   - Надеюсь, ваша душа найдет покой, Мисаки-сан, - сказала оборотница. - Простите меня. Простите за то, что не появилась рядом, когда вы во мне так сильно нуждались. Пусть боги и духи милостиво примут вашу душу, а мне... мне даруйте свое благословление, истинная мико-сама.

   Подхватив свою ношу, Кицунэ поспешила прочь от разрушенного храма и, взобравшись по склону, побежала. Между ней и Новой было одно важное различие -- Нова видел в людях прежде всего подонков, Кицунэ же во всей общности видела прежде всего добрых людей. Таких, как Мисаки, Танако и Лианг.


   Глава 4. Притвора против тьмы


   Обсуждение важных дел завершилось. Теперь дипломатической группе следовало дождаться решения лидеров бандитской группировки, и Хуоджин намерен был немного потомить их. Тем более что это было поводом задержать здесь и подольше пообщаться с весьма привлекательной молодой женщиной.

   - Нельзя позволить столь важным для нас гостям скучать или думать, что нам нет до них дела, - заявил генерал бандитов, обращаясь к своему главному советнику. - Передайте леди Мей, что я желаю продолжить с ней дружеское общение в более располагающей к беседе обстановке. Вино, красивая музыка... можно предложить ей взглянуть на нашу цветочную оранжерею или мою личную коллекцию картин эпохи Единой Империи.

   - Смею напомнить, господин, что одна хорошо известная вам дама скоро вернется в наш лагерь. Ее может не обрадовать ваше внимание к другой женщине. Во избежание ссор и недоразумений следует ли мне пригласить на эту дружескую беседу и госпожу Хизако?

   - Что? Ты правда это сказал, дружище? - Хуоджин расхохотался. - Какая она, к демонам, госпожа? Это же куноичи! Низкородная, трусливая шпионка, которая пускает голодную слюну при виде моих богатств! Даже не упоминай! В ближайшее время чтобы этой паршивой волчицы рядом не было! Я после решу, что с ней делать.

   - Но вы были благосклонны к ней, Хуоджин-сама, - спокойно отозвался советник.

   - Только за то, что она хорошо себя показала в постели, - генерал криво ухмыльнулся. - Эта чернь никогда не станет ровней дочерям самураев. Вот, например, в леди Мей присутствует самурайская кровь. Она, если мне не изменяет память, правнучка побочной ветви правящей семьи своей страны? Истинно благородная леди, хоть и смешавшая свою кровь с кланами шиноби.

   - Но согласится ли она занять место Хизако в вашей постели, мой господин? - с легким ехидством отозвался советник. - Мне кажется, совсем недавно вы что-то говорили об уникальности нашей куноичи. Разве она не особо ценна?

   - Была особо ценна. Только до того момента, как она предала нас, спрятавшись в храме под видом мико и ожидая, когда палачи из селения Скалы прикончат меня. Нет, друг. Хизако -- это кукла, которую я с радостью поменяю на живую женщину. Кукла и к тому же худшая из всех. Я буду использовать ее и делать вид что что-то дарю, но как только она мне надоест, сверну шею без долгих колебаний. Раздражающие вещи терпят, пока они необходимы, а после ломают и непринужденно выбрасывают.

   В гендзюцу Хизако Хуоджин ухмылялся, глядя на мертвое тело в сером мешке, но гендзюцу было лишь мнением и знанием куноичи, которое было во многом ошибочно.


   Кицунэ спешила как могла, но к лагерю бандитов она подобралась только ближе к вечеру.

   Оборотница ожидала, что ее встретит лично генерал Хуоджин, и внутреннее подготовилась к не слишком приятному знакомству, но вместо жуткого разлагающегося полутрупа из гендзюцу злобной куноичи ей навстречу вышел отряд из нескольких самураев, которые с поклонами забрали ношу Кицунэ и пригласили девчонку следовать за ними. Никто не попросил у нее пароля, опознавательных знаков или каких-нибудь бумаг. Один из бандитов только принюхался, желая убедиться, что от подошедшей к лагерю девушки не пахнет псевдокожей, да другой проверил, нет ли на ней каких-либо следящих печатей или контролирующих дзюцу. Они хорошо знали Хизако, но оттого только легче обманулись. Лицо, фигура и одежда подошедшей к лагерю девушки полностью соответствовали их памяти о той куноичи, так кто же это может быть, как не она? В существование биоформ, способных принять чужой облик, никто всерьез не верил. Даже Златохвостая, о которой столько говорили в средствах массовой информации в последнее время, была для людей лишенного магии мира не более чем легендой. Глупой сказкой, верить в реальность которой было откровенно смешно.

   - Наш господин просил нас позаботиться о вашем покое и безопасности, - сказал лидер отряда, пока они провожали обманщицу в лагерь. - Желаете вернуться в предоставленный вам для жилья дом? Ваша личная служанка содержит его в порядке и ждет вас.

   - Хорошо, сопроводите меня туда, - гордо заявила Кицунэ, игнорируя тень недовольства в глазах самурая, вынужденного слушать приказы куноичи.

   - Следуйте за мной... прошу вас, Хизако-сама.

   Отряд шел меж возвышающимися на склонах толстостенными каменными домами и входами в рукотворные пещеры. Город бандитов, окруженный высокими стенами, был наполовину подземным. Кицунэ видела людей на поверхности -- мужчин и женщин. Воинов и работников, среди которых вертелись женщины легкого поведения. Это действительно был не лагерь, а огромная крепость, и кто может сказать, сколько врагов укрывается в подземных галереях? Тысячи? Десятки тысяч?

   Внешне оставаясь спокойной и даже горделиво оглядывая уступающих дорогу людей, Кицунэ внутренне тряслась от страха. Хозяин, Хебимару, готовил ее именно к таким операциям. Проникновение на базу врага под видом одного из их союзников. Кицунэ морально настраивалась на такие операции с самого раннего детства, да и боевой опыт некоторый успела приобрести, но сейчас маленькая лиса просто цепенела от ужаса. Лишь предельным усилием воли она заставляла себя прятать истинные чувства.

   Хизако хорошо здесь знали. А вот Кицунэ знала Хизако очень плохо и в любой момент могла допустить оплошность, которая обратится для нее катастрофой. Что будет, если бандиты догадаются об обмане? В лучшем случае сразу убьют. В худшем -- будут пытать и издеваться. Замучают до смерти и повесят у ворот, как тот злобный судья горожан у своего дома вешал. Ох и вляпалась! Но выбора нет. От ее игры зависят жизни многих людей. Думать только о собственной безопасности -- стыдно и преступно.

   Подбадривая себя, Кицунэ шла за сопровождением, пока они не остановились у одного из домов, довольно большого в сравнении с остальными, и лидер отряда с небрежным поклоном приоткрыл перед ней дверь.

   Кицунэ, воспитанная девочка, тотчас сделала ошибку, благодарно кивнув самураю, чего гордая и прекрасно понимающая, что никаких дружеских чувств мечники к ней не испытывают, куноичи никогда бы не сделала. Но никто этой оплошности значения не придал. Ни мечники, ни Кицунэ.

   Оборотница, не вызвав подозрений у врагов, вошла в дом и закрыла за собой дверь.

   Первое испытание позади. Сколько их еще будет?

   Кицунэ новым усилием воли взяла себя в руки.

   Уже в прихожей нашлось что посмотреть. Ковры, резное кресло с мягкими подушками, большое зеркало в золоченой раме, зеленое растение в глиняном горшке. Все это было отобрано у жителей Агемацу, и Кицунэ не сомневалась, что в комнатах ее ждет императорская роскошь.

   Ждала в этом доме ее не только роскошь. Не успела Кицунэ толком осмотреться в коридоре, как к ней выбежала и, упав на колени, коснулась лбом ковра молодая девушка-служанка.

   - Хизако-сама, добро пожаловать домой! - воскликнула она с ярым желанием услужить. - Я ждала вас и содержала в порядке этот дом. Он полностью к вашим услугам!

   - Ты прекрасно справилась, - с легким высокомерием в голосе ответила Кицунэ, маскируя гордостью свое незнание имени служанки. - Ну, хватит валяться, поднимайся. Что скажешь? Есть какие-нибудь важные новости?

   - Да, госпожа, - отозвалась девушка, поднимаясь на ноги. Главный советник генерала, капитан Дайго, уже проинструктировал ее, и она излагала все в точности по его рекомендациям. - В лагерь прибыла дипломатическая группа страны Морей! Они с позволения принца Рюджина ведут переговоры с Хуоджином-сама о союзе со всеми нами!

   - О союзе? Мы что, отправимся на восток и станем пиратами?

   - Не сомневаюсь, что так и будет! И знаете почему, Хизако-сама?

   - Почему же?

   - Я видела гостей, когда подавала вино и фрукты. Знаете, кто во главе посольской миссии? Синий воин-дракон, Такасэ Мей, собственной персоной!

   - Женщина?!

   - Да! Лучшая из дипломатов страны Морей, красивая и гордая! Настоящая императрица. Хуоджин с нее глаз не сводил, и несложно представить его мысли!

   - Думай, что говоришь!

   - Все так и было, Хизако-сама, клянусь вам!

   Кицунэ весьма правдоподобно изобразила на лице затаенную жаркую ревность и глубокое волнение. Так, наверное, должна была отреагировать Хизако на известия о том, что ее возлюбленный заигрывает с другой.

   - А она? Эта женщина...

   - А она делала вид, что не замечает изъянов лица нашего гниющего дракона, - отозвалась девушка. - Похоже, решила воспользоваться своей красотой для заключения соглашений на выгодных условиях! Хочет купить нас всех за пару серебряных монет! Но ничего у нее не выйдет, правда?! Хизако-сама, хорошо, что вы вернулись! Если сейчас упустим момент, можем потерять влияние на генерала! Давайте покажем этой царице морей, кто хозяйка в наших горах? А я во всем вам помогу!

   - Я наслышана о талантах и силе синего воина-дракона, но сейчас она вторглась на чужую территорию. - Кицунэ извлекла из тайника в одежде золотую брошку и протянула ее служанке. - Вот, возьми. Это благодарность за верную службу. Будешь помогать мне и дальше - я подарю тебе немало богатств!

   Глаза служанки радостно вспыхнули, и она, взяв брошку, низко поклонилась. Хозяйка явно разволновалась и осыпает золотом за сущие пустяки! Неудивительно. Грязной куноичи, пригретой генералом самураев, есть отчего волноваться. Без Хуоджина она ничто, и если другая очарует гниющего дракона, Хизако могут попросту ограбить да прикончить. Хуоджин наверняка припомнит своей любовнице все ее выкрутасы.

   Но если генерала уведет иностранная дамочка, служанке прежней его подружки придется лишиться сладкой жизни и искать новые пути добычи денег.

   В качестве служанки вечно отсутствующей Хизако жить было легко, и потому девица старалась как могла, помогая Кицунэ. Ожидая прихода госпожи, она заранее приготовила ванну. Теперь, за несколько минут торопливо отмыв бродягу от пота и грязи, она подала ей полотенце и помогла расчесать длинные, огненно-рыжие волосы.

   - Я уже выбрала для вас платье, Хизако-сама, - служанка вертелась и кружила, не обращая внимания на то, что давняя знакомая так ни разу и не назвала ее по имени. - Вот, надеюсь вы согласитесь с моим выбором.

   Кицунэ с интересом осмотрела предложенное и скептически ухмыльнулась. Мама точно не была бы в восторге, если бы увидела, что дочка разгуливает в таких нарядах. Агрессивно-темное, выражающее властный и даже жестокий характер своей хозяйки. С острыми, высоко поднятыми плечиками из черного шелка, с белым лифом, контрастом цветов нахально выставляющим грудь. С короткой юбкой, соблюдающей крайний минимум приличий и пышными манжетами, которые обязательно соскользнут, обнажая запястья, стоит поднять руки выше пояса. Плюс несколько ремней, служащих для сжатия талии и нижней части грудной клетки. Этакий карнавальный костюм "Властная демоница"!

   Кицунэ, тщательно следя за реакцией служанки, бросила на нее взгляд, полный сомнения. Не шутит ли? Не издевается?

   - Не слишком ли откровенное?

   - Не сомневайтесь, госпожа, - глаза служанки пылали темным огнем. - Наша противница тоже не разыгрывает скромницу, и если сейчас сыграем в серые тени, то серыми тенями и останемся! Вот, смотрите, - она схватила со стола фотографию и протянула ее Кицунэ. - У одного из наших стражей в шлеме встроенная камера, и он гостью запечатлел. Делайте выводы, Хизако-сама!

   Открытые плечи, подчеркнутая грудь, фигура явно сформирована затаенным под платьем жестким корсетом. Улыбка повелительницы мужчин и коварно блещущие глаза. Легко понять, почему соратники Хуоджина забеспокоились о своем командире. Под взглядом этих глаз мужчина, не читая, подпишет любые документы и пойдет на такие уступки, что подчиненные потом за головы схватятся.

   Служанка обрадованно отметила, как потяжелело дыхание "госпожи". Бандитка восприняла его отражением гнева и жажды боя, но причины были иными. Фотография была черно-белой, но Кицунэ без труда узнала лицо этой женщины. С неуязвимым и непобедимым чудовищем в черном плаще, что украл Кицунэ из Инакавы незадолго до подхода к городу армий Северной Империи, были две соратницы. Одна -- худосочная скрюченная бестия, от которой воняло мертвечиной, а вторая... вторая была запечатлена на этом фото. Значит, вот кто она. Пятый лазурный воин-дракон, Такасэ Мей. Прислужница демона, которого боялся даже создатель и хозяин монстров, Хебимару. И теперь она, эта гадина, ведет переговоры с бандитами, набирая рядовых злодеев в армию своего повелителя! Не иначе готовятся к новым нападениям на мирные города. Кто-то должен убивать стражей, грабить поселения и угонять людей в рабство. Любому злодею нужно "мясо", которое будет делать грязную работу. За ним-то и пришла эта улыбчивая девица. За "мясом".

   Алые Тени. Хозяин говорил, что состоит в этой организации, и предостерегал Кицунэ от ссор с ее представителями, но в то же время утверждал, что Алые -- лишь мелкая фигура в руках сил мирового масштаба, центр которых находится в стране Морей. А что представляет собой страна Морей? Это группа островов, окруженная коралловыми рифами, что давно уже утратили свою красоту из-за устилающих их человеческих костей и обломков затонувших судов. Регулярная армия, состоящая из пиратов, и селение шиноби, Кровавый Прибой, растящий моральных уродов вместо воинов.

   Страна Морей. Сосредоточие зла. И сейчас Кицунэ предстоит встреча с ее эмиссаром.

   Пламя ярости и ненависти объяло душу оборотницы. Бандиты и продажные силы закона из Агемацу -- всего лишь марионетки. Сражаясь с куклами, победить невозможно. Пора взглянуть в лицо истинного врага, влияние которого над этими землями Кицунэ подорвет уже сейчас, а над всем остальным миром - немного позже, когда соберет в свою армию много хороших людей!

   Кицунэ сбросила с себя халат и полотенце, а затем уверенно потянулась к предложенному ей наряду. "Властная демоница"? Подходящий образ.

   Не зная, какие мысли вертятся в голове замаскированной под взрослую тетку наивной маленькой девочки, и полагая, что начинается борьба только за внимание генерала разбойников, служанка-бандитка помогала Кицунэ облачиться в платье своей госпожи. Завязала ленты и затянула ремни, уложила волосы оборотницы в аккуратную прическу. Вскоре Кицунэ с гордостью и самоуверенностью взирала на свое отражение в зеркале, представляющее ей царицу разбойников во всей красе.

   - Посмотрим, что собой представляет эта дракониха! - сказала лазутчица, набрасывая зимнюю куртку с меховой оторочкой себе на плечи, смыкая золоченые застежки и выходя к ожидающим ее самураям, что так же, как и служанка, были проинструктированы главным советником.


   Лазурный воин-дракон представляла собой весьма общительного человека.

   Не уделяя должного внимания картинам и цветам, она завязала с Хуоджином сначала дружескую, а затем и откровенно приятельскую беседу. Словно не замечая струпьев и гнойных прыщей на щеках собеседника, она спокойно общалась с ним и находила интересные для обоих темы разговора -- о политике и боевых дзюцу, о бедах многочисленных благородных семей рухнувшей Северной Империи. Генерал открыто наслаждался ее обществом, но вдруг вошел один из стражей и с поклоном доложил о том, что прибыла Хизако, куноичи из клана Кинджоу.

   - Что?! - Хуоджин вспылил. - Какой демон принес эту бестию? Я приказал, чтобы близко ее не подпускали!

   - Но мой господин, она услышала о прибытии к нам столь высокочтимых гостей и пожелала засвидетельствовать им свое почтение. Что передать ей?

   Хуоджин хотел приказать вышвырнуть куноичи вон, но вовремя опомнился. Он не был круглым идиотом и прекрасно понимал, что генерал, терзаемый токсикозом, лишенный земель и влияния, Такасэ Мей интересовал исключительно как военный союзник. Вышвырнуть Хизако сейчас и остаться в одиночестве? А как же бурная ночь и утро жестокой казни?

   Сомнения его решила посланница страны Морей.

   - Куноичи из клана Кинджоу? - сказала она. - Я слышала, что несколько дезертиров из селения Скалы примкнули к вашим отрядам, Хуоджин-сама. Рада слышать, среди них есть и воспитанники того знаменитого клана. О них идет слава как о первоклассных воинах ближнего боя, но ввиду удаленности наших стран друг от друга до этого дня мне не доводилось завести знакомство ни с кем из них. Я хотела бы переговорить с вашей подчиненной. Вы позволите мне?

   Хуоджин вздохнул, склонил голову и сделал жест рукой, приказывая впустить куноичи. Истаяла в ожидании пара минут, и Кицунэ, самым наглым образом притворяющаяся приближенной к генералу бандиткой, вошла в комнату. Хуоджин обернулся к ней и замер. Жар побежал по его телу, а глаза предательски заблестели, когда он смерил взглядом стройное тело молодой женщины, затянутое в черный и белый шелка провокационного наряда. Генерал, пытаясь внешне выражать суровость, вспомнил, почему столь многое позволял этой стерве. Он давно прибил бы Хизако, если бы не подаренная ей природой, жгущая мужские сердца, неотразимая привлекательность.

   Хуоджин таращился на Кицунэ, не замечая, что обеим дамам, которым он уделял внимание, абсолютно безразлично его существование. Для Такасэ Мей он был инструментом управления "мясом", а для Кицунэ -- омерзительным бандюгой, видеть в котором человека уже было сложно, а тем более сложно было возводить это гнусное чучело в ранг мужчины.

   Взгляды воина-дракона и лисы-оборотня скрестились. Казалось, сверкнула молния. В это мгновение все, кто находился в комнате, стражи и даже прислуга, без исключения, почувствовали мощный всплеск энергии Ци, что происходит, когда две самоуверенные красотки впервые сталкиваются и понимают, что нашли опасную противницу. Боевые дзюцу, контроль Ци и прочие глупости были истинной чепухой, крайними мерами, развитостью которых гордятся только неудачницы, пытающиеся доказать себе, что тоже что-то стоят в этой жизни. Покрытая шрамами куноичи, издевающаяся над захваченной в плен гейшей и хвастающаяся своей силой, - это как раз та самая неудачница, проигравшая великую войну женщин и способная теперь только безумствовать от тоски и зависти.

   Мей и Кицунэ улыбнулись друг другу и произнесли слова приветствия. Звучание голосов было сладко и улыбки приветливы, но почему-то ни у кого не возникло сомнений, что эти две кошки не обретут покоя, пока одна из них в клочья не разорвет другую.


   Трепетали огоньки на свечах, слышался плеск наливаемого в бокалы дорогого южного вина. Беседа продолжала плавное течение, усилиями троих людей огибая опасные камни с острыми углами. Воин-дракон и юная боевая биоформа, используя временами непрямое обращение, через Хуоджина, осторожно знакомились, словно два бойца, присматривающихся друг к другу перед нанесением первого удара.

   Со стороны все казалось достаточно безобидным, но Мей все больше чувствовала волнение. Привыкшая повелевать мужчинами и гордо возвышаться над женщинами, она впервые встретила девушку, не уступающую ей в силе духа. Принцессы правящих домов теряли уверенность и отступали в тень под грозным взглядом воина-дракона. Дочери самурайских кланов и семей шиноби мгновенно понимали, кто здесь главный, и не поднимали головы. Но эта куноичи...

   В ее глазах блестела сталь, выдающая волевого и бесстрашного человека. Сосредоточенна, быстро обдумывает каждую фразу и умело лицедействует, разыгрывая дружелюбие. Постоянно атакует, не оскорбляя и не унижая конкурентку, но позволяя ей увидеть свою силу, заставляя уважать и относиться серьезно к каждому произнесенному слову, своему или ее. Вне всякого сомнения, перед Мей была женщина-лидер. Такая же, как она сама.

   Ближайшая соратница Черной Тени легко уверилась в том, что эта куноичи сбежала из-под стен Инакавы во время штурма. Подчиняться чьим-либо приказам без обдумывания последствий она точно не была способна. Даже умелый командир не смог бы задавить ее авторитетом и превратить в серого исполнителя. Удивительно было только то, что Хизако в бандитском лагере ушла в тень, довольствуясь статусом наложницы генерала. Быть чьим-либо прикормышем для подобных людей совершенно несвойственно.

   - Приглашаете нас присоединиться к вашим людям? - переспросила Кицунэ, когда речь зашла о цели визита эмиссаров Морей. - Не смею говорить от лица господина генерала, но чтобы заставить согласиться лично меня, вам потребуется немало золота, Мей-сама. Я наслышана о происходящем в стране Морей, и меня нисколько не прельщает перспектива оказаться в центре гражданской войны. Широко известно, что пиратство в вашем регионе процветает только по той причине, что у большинства людей нет других средств выживания, кроме грабежа. Думаю, многие из подданных вашего дайме желали бы быть инженерами, земледельцами, техниками или поэтами, но под угрозой голодной смерти они вынуждены брать дубины и идти на украшенные черепами корабли. Страна Морей -- земля доведенных до крайности нищих. Что мне делать в земле нищих? Бороться с беспределом пухнущих от голода пиратов? Нет, спасибо. Предпочитаю воевать с теми, у кого есть что взять после победы. К тому же ходят слухи о том, что у вас снова поднимает голову Чистая Кровь. Может, они уже и не называют себя так, но простые люди до крайности озлоблены против генетически измененных. Как куноичи я не могу остаться равнодушной. Меня, прямо скажу, не прельщает перспектива получить в затылок пулю из ружья какого-нибудь озверевшего голодранца.

   - Вы полагаете, Хизако-сама, что вас ожидают радужные перспективы здесь, в этих ледяных горах? - Мей с опаской глянула на задумавшегося Хуоджина. Всем известно бедственное положение страны Морей, и откровенными словами проклятая куноичи разрушала паутину уверений и убеждений, которой опутала генерала воин-дракон. - Новый великий дайме Камней наводит порядок с железной уверенностью, и уже весной можно ожидать массовую зачистку территорий от любых сил, противодействующих правящему режиму. Я же предлагаю вам всем отказаться от статуса разбойников и поступить на государственную службу. Стать самураями страны Морей и помочь мне навести порядок на погибающей от хаоса земле! Я хочу спасти свою страну, призвать к порядку обособившиеся кланы самураев и подарить всем мирное соседство! Но для этого мне нужны солдаты. Мне нужна ваша помощь, за которую двор дайме готов платить золотом. А для занимающих высокие посты в согласившейся нам помочь армии, - Мей соблазнительно улыбнулась генералу Хуоджину, - подготовлены бумаги на предоставление земель и высоких титулов.

   "Заманчиво, - мысленно фыркнула Кицунэ. - Вот только почему ты к бандитам пришла? Нашла, так сказать, надежных и благородных наемников! Здесь ну просто каждый, на кого ни посмотри, будет днем и ночью и думать только о порядке и благополучии твоей страны!"

   Раз ей нужны бандиты, значит, речь идет о резне и обращении в рабство бунтующего населения. А против чего бунтуют те люди? Против нищеты и голода. И за это их убивать? Нет, красавица. Марай собственные руки, может, в процессе избиения бунтарей все-таки поймаешь пулю лбом.

   - Золото? Золото - это хорошо, - без энтузиазма отозвалась Кицунэ, хотя Мей действительно надеялась заинтересовать ее деньгами и титулом. - Но скажите мне, неужели вы стали воином-драконом, не пользуясь поддержкой воинской группировки? Где теперь те солдаты? Неужели потери были велики? Да, вероятно, погибло очень много ваших людей. А каково будет наше положение? Участие в чужой смуте -- опасное занятие, Мей-сама. Все будут нас ненавидеть. Могут убить и свои, и чужие. Если погибнет наниматель, о всех договорах могут с легкостью забыть. Откажутся от платы за службу и решат попросту перебить тех наемников, что к тому времени будут еще живы.

   - Хизако! - рявкнул Хуоджин. - Ты слишком много себе позволяешь! Не тебе принимать решения о согласии или отказе от сотрудничества!

   - Я не смела даже помыслить о том, что что-то решаю, мой господин, - Кицунэ низко поклонилась Хуоджину с ярко выраженным почтением перед владыкой. - Лишь позволила себе некоторые рассуждения на основе прочитанного в газетных статьях. Нижайше прошу меня извинить.

   - Как бы то ни было, - воин-дракон составила новый план действий, - я весьма заинтересована в привлечении лично вас, Хизако-сан, на сотрудничество с моей страной.

   - И в чем же причина? - отозвалась Кицунэ.

   - Вы владеете знаниями и умениями, которые клан Кинджоу держит в секрете с момента своего появления. За эти секреты мы готовы заплатить золотом и обеспечить вашу безопасность.

   - И что же именно вас интересует? - Кицунэ была рада узнать хотя бы названия дзюцу, которые применяла Хизако.

   - Стимуляторы и наркотики, которые могут помочь почти любому воину ближнего боя на равных сражаться с мастером тайдзюцу. Принятые мастером ниндзюцу, они повышают мощь завязанных на энергии Ци атак, а гендзюцу его становится очень трудно отразимым. Нам известны все минусы применения медикаментов клана Кинджоу, но в экстремальных ситуациях они были бы очень полезны и спасли бы немало жизней наших воинов.

   - Желаете приобрести их? - Кицунэ сощурилась, представляя, как вручает злодейке мешочек с меловыми таблетками и детскими витаминами, получая за него целый чемодан денег. Главное после такой сделки - быстро убежать, чтобы объевшиеся витаминов злыдни хитрого лисенка не догнали.

   - В идеальном варианте я хотела бы заключить соглашение о сотрудничестве, но если договориться не удастся, то мы готовы приобрести имеющиеся у вас стимуляторы.

   - Вам повезло, Мей-сама, - ответила ей оборотница, вспомнив, как сильно изменилась Хизако после того, как съела какую-то гадость в своей комнате. - У меня достаточно медикаментов, и я согласна продать их. Вернувшись в селение Прибоя, вы сможете всесторонне изучить образцы и наладить выпуск собственных стимуляторов.

   - Что желаете получить в оплату?

   - Деньги. Разумеется, деньги. Десять миллионов рю, думаю, будет достаточно.

   - Серьезная цена.

   - Для серьезного разговора. Цена предательства не может быть низка, не так ли?

   Мей и Кицунэ смотрели друг на друга, не отводя глаз. От улыбок обеих веяло холодом.

   Прекрасно. Эта жалкая выскочка из селения Скалы попалась в ловушку. Теперь вытрясти из нее спесь и добиться поставленных задач будет несложно.

   Воин-дракон понимала, что эта проклятая наложница обладает гораздо большей властью, чем можно предположить на первый взгляд. Полностью зависимая от хозяина, она тем не менее могла многое нашептать ему в постели. Некий теневой советник, к словам которого могут прислушаться даже внимательнее, чем к словам советников официальных.

   Вот, значит, ты какова? Спряталась за генералом, как за марионеткой, и дергаешь за ниточки, заставляя свою куклу плясать для тебя?

   Что же делать? Соблазнить полугнилую развалину? О боги, как омерзительно...

   Нет, есть другой вариант. Получить влияние на солдат, заставить их почитать свою нанимательницу. Заслужить авторитет среди людей, а затем выступить перед общим собранием командиров. Заверить, что великий синий воин-дракон никогда их не бросит, что будет заботиться о них и сражаться плечом к плечу. Прекрасная и храбрая леди, великая воительница, подобная мифической богине. Этот образ должен отложиться в сознании воинов, и они последуют за объектом своего обожания без раздумий и за хорошую плату. Нужно заставить их уважать ее как воина, а, для этого, необходимо показать свою боевую мощь. На ком еще показать силу, как не на наглой стерве из клана Кинджоу?

   - Но прежде чем приобрести товар, могу ли я попросить у вас продемонстрировать его?

   - Желаете, чтобы я показала эффект применения стимуляторов в боевых условиях? - отозвалась Кицунэ. - Тогда... может быть, вы согласитесь стать моим оппонентом в небольшом дружеском поединке?

   Мей почувствовала волну бешеного гнева, поднимающегося в ней. Да что эта девчонка о себе возомнила?! Считает себя равной воину-дракону? Надо постараться сдержать себя в руках и не покалечить ее чрезмерно, иначе эффект, произведенный на бандитов, будет весьма негативным.

   - Этот тест -- большее, что я желала бы увидеть. Благодарю вас за предложение, Хизако-сама, и принимаю его. Где бы мы могли провести испытание, Хуоджин-сама?

   Генерал, что не сводил взгляда с обтянутых белым шелком женственных форм Кицунэ, вздрогнул и глянул на воина-дракона.

   - У нас есть испытательный полигон, за стенами базы, ниже по склону горы, - сказал он, выныривая из розовых грез и выражая интерес к затее. По его мнению, Хизако без лишних хлопот прикончил бы любой армейский самурай в звании сотника, но на столкновение куноичи посмотреть желание было. Гораздо меньшее, конечно, чем утащить "властную демоницу" в личные покои немедленно, но все же было.

   - Очень хорошо, - сказала Кицунэ, поднимаясь со стула. - Тогда позвольте мне ненадолго удалиться. Нужно переодеться в боевой костюм. Не хотелось бы порвать или испачкать это замечательное платье, - хитрюга со вздохом приняла горделивую позу, позволяя всем присутствующим любоваться собой. Взгляды, полные огня со стороны охранников и генерала, а также ледяное веяние со стороны воина-дракона стали ей наградой. - А вы, Мей-сама, не желаете сменить наряд?

   - В этом нет необходимости, - самоуверенно отозвалась Мей. - Я готова преподнести вам в подарок эту вещицу, если вам удастся хоть один раз коснуться меня за время боя.

   Глава Кровавого Прибоя продемонстрировала всем присутствующим свой, изумительной красоты, алмазный браслет. Очень дорогая вещь, а стало быть, велика уверенность дарительницы, что расставаться с нею не потребуется.

   - О-о-о, вы очень щедры. - Кицунэ улыбнулась. - Что же, тогда, в свою очередь, я преподнесу вам в подарок эти серьги, - она коснулась тоже весьма не дешевых украшений из золота и бриллиантов на своих ушах. - Если ваша защита окажется на высоте и мне не удастся нанести вам удара!

   Кицунэ действительно не представляла, с кем столкнулась. Перед ней был одиночный враг, и сражаться с ней должно было быть легче, чем против целого отряда или боевой группы, как оборотница уже привыкла. Поклонившись и произнеся несколько вежливых фраз, она удалилась и поспешила в дом Хизако, чтобы подготовиться к предстоящему бою.


   Пока длилась беседа, ночь успела вступить в свои права, и на улицах царила тьма, из которой, словно привидение, возник крепкого телосложения мужчина в легкой броне. Судя по тому, что охрана не отреагировала с агрессией на его появление, Кицунэ это делать тоже не стоило. Она спокойно взглянула на подошедшего человека и поклонилась ему, узнав капитана Дайго.

   - Я слышал все до последнего слова, Хизако-сан, - сказал советник генерала, приглашая оборотницу следовать за ним и явно намереваясь проводить ее до дома. - Это было великолепно!

   - Вы согласны со мной в нежелании присоединяться к армии этой сине-коричневой бестии? - спросила Кицунэ, намекая на цветовую гамму волос и платья воина-дракона.

   - Воистину так. У нее аура интриганки, и мне не слишком хочется стать разменной фигурой в ее политической игре. Хоть она и посвятила свою жизнь благому делу наведения порядка в своей стране, мне ближе дела страны нашей. Она правильно намекнула на грядущую зачистку гор от бандитов, но есть один нюанс. Дайме не станет устраивать долговременную войну с бандами, а заключит соглашение и узаконит их власть, подчинив себе. Хуоджин-сама станет наместником долины Желтой реки, а я по-прежнему останусь его советником. Наши бандиты снова станут законопослушными самураями. И на что нам менять наше светлое будущее? На возню в грязи проклятых островов?

   - Такасэ Мей посвятила себя наведению порядка в своей стране? - Кицунэ надеялась узнать об этом побольше. - И в чем же выражается ее забота?

   - В борьбе с Черной Тенью или с его наследником, - ответил самурай.

   Кицунэ вспомнила лекции Хебимару на эту тему, которые слушала почти без интереса, но внимательно. Ведь хозяин хотел, чтобы маленький оборотень хорошо учился, и за успехи иногда даже дарил невообразимо восхитительное лакомство -- конфеты.

   "Страна Морей осталась в веке Мрака, что царил в нашем мире до появления и гибели клана Соратеки. Когда Соратеки, погибая, перебили почти всех солдат обитаемого мира, кланы ниндзя и самураев начали объединяться, а затем были подчинены своими дайме, вернувшими власть над странами в свои руки. Но в стране Морей этот процесс был остановлен вмешательством некоего Тайсэя из клана Хино. Создавая собственную военную организацию, ныне известную как Кровавый Прибой, он ревностно следил чтобы у него не возникло опасных конкурентов. Тайсэй вел грамотную политику разобщения, перессорив своих сильнейших противников и сохранив раздробленность внутри страны. Дайме Морей стал подставной фигурой в руках Тайсэя, и ходят слухи о том, что затяжная болезнь нынешнего дайме пиратских островов, превращающая правителя в безвольную и слабую куклу, тоже дело рук Черной Тени, не желающей упускать нити контроля окружающего его социума. Никто не может сказать, Тайсэй ли эта Черная Тень или же его наследник, но она существует, и угроза с ее стороны более чем реальна".

   - Мей открыто не заявляет об этом, - продолжал говорить советник. - Но за нее говорят другие. Взяв под контроль Кровавый Прибой, она ведет реорганизацию селения и кардинально меняет его политику. Делает все, чтобы темный след первого синего воина-дракона был стерт и дела его были забыты.

   - Да, но как это согласуется с тем, что ее видели в боевой группе Черной Тени?

   - Что? Разве существование Черной Тени подтверждено? Поговаривают, правда, что именно Хино Тайсэй выкрал златохвостую из Инакавы незадолго до начала побоища за страну Водопадов, но это только слухи. Какой-нибудь кретин, конечно же, услышав о Черной Тени, сразу приплел к ней Такасэ Мей.

   Вот так, взял и обозвал.

   Кицунэ сощурилась, не выдавая гнева и обиды. Если бы ты только знал, самоуверенный жестяной болван, что сейчас рядом с тобой та, кто своими глазами видел Черную Тень и Такасэ Мей, действующих в одной команде!

   Кицунэ похолодела от понимания грандиозности творящегося заговора. Такасэ Мей, маскируясь под добрую и справедливую руководительницу, соберет всех, кто готов сражаться против Тайсэя и его приспешников, а затем раз! - и выдаст повстанцев злодеям. А бандиты ей нужны как раз для того, чтобы попавших в ловушку бунтарей перебить! Все элементарно и просто!

   Нет, надо повстанцев срочно спасать! И пленников в бандитском лагере, и жителей Агемацу тоже... вот ведь сколько сразу забот, а? И все на одного маленького лисенка. Разорваться ей, что ли? И Нова, дурак такой, где-то бродит, помогать не соглашается.

   А как к маме-то хочется! На коленки да поплакать...

   Вся в невеселых думах, Кицунэ вошла в дом Хизако и командирским тоном приказала служанке подать боевой костюм куноичи. Что ни желай, как ни мучайся, а сначала надо наем разбойников сорвать. А уж потом... потом хитрая лиса будет думать, что ей делать дальше.

   Подойдя к зеркалу, Кицунэ развязала ленточку под воротничком и начала расстегивать крючки, заменявшие на платье пуговицы, но остановилась и с недовольством глянула на пожирающего ее взглядом генеральского советника. Выждав пару мгновений и убедившись что простых намеков тот не понимает, Кицунэ демонстративно кивнула на ширму, стоящую в углу. Капитан Дайго, очнувшись, прихватил стул и побрел в указанном направлении.

   Дождавшись, когда самурай скроется за ширмой, Кицунэ вернулась к расстегиванию крючков и с ехидным довольством глянула на свое отражение в зеркале. Что-то все-таки есть в этом наряде особенное! У мужчин при виде Кицунэ такие глупые лица становятся! Надо в процессе побега из бандитского лагеря платье это с собой утащить. Потом принцу Кано тайком от мамы такой вот как сейчас, показаться. Подразнить и похвастаться!

   Глаза оборотницы заблестели неукротимым весельем.

   - Радуетесь предстоящему бою с воином-драконом, Хизако-сама? - слова служанки словно вылили бочку холодной воды на разбаловавшуюся оборотницу и живо напомнили ей, где она находится.

   - Не терпится выбить из нее дух! - хохотнула Кицунэ.

   - Вы слишком самоуверенны, Хизако-сан, - произнес из-за ширмы капитан Дайго. - Такасэ Мей -- очень опасный противник. Вы должны быть крайне осторожны чтобы не получить увечий или не погибнуть в этом бою.

   - Я это понимаю, - сказала Кицунэ, напуская на себя невыразимую серьезность. - Может, поделитесь своими знаниями о ее способностях и дзюцу? Всем, что может быть полезно.


   Хуоджин подошел к организации развлечения достаточно серьезно. На полигон, представляющий собою овальное углубление в земле размером со средний спортивный стадион, притащили четыре прожектора, и техники уже разматывали электрические кабели. По всему полигону разожгли костры и поставили факелы, разогнавшие тьму и прогревшие воздух.

   Заметив эти приготовления, со всего лагеря к полигону начали стягиваться бандиты. На женскую драку всегда найдется немало желающих поглазеть.

   - Мей в ярости, - Сингэн спокойно наблюдал, как разминается перед боем воин-дракон. От малейших импульсов Ци главы Кровавого Прибоя содрогался камень и начинал трепетать от жара окружающий ее воздух. - Если та девчонка ниже уровня дзенина или будет неосторожна, легко может погибнуть.

   - Тогда союза с бандитами Камней нам не видать, - произнес Ао. - Но, может, и к лучшему. Я не одобряю решение Мей-сан привлечь к нашим делам иностранных головорезов. Тайсэй может перекупить их или привлечь на свою сторону демонстрацией силы. Кто знает, что в решающий момент могут сотворить наемники? Лучше действовать малыми силами надежных людей, чем большими силами ненадежных.

   Мей, завершая разминку, повернулась и направилась к своим телохранителям.

   - Ао, я говорила тебе, что наемники нужны нам именно для того, чтобы перекупить их в решающий момент! - сказала она, не намереваясь даже пытаться скрывать то, что слышала их разговор. - Внедрить в окружение Тайсэя наших людей не получится ни под каким видом, но как его правая рука я могу пополнить армию Черной Тени людьми нейтральными к нашей политике и политике Тайсэя. Платить им будет Первый, а мы станем теми, кто перекупит ядро его войск, когда наступит время восстания. Поэтому нам нужны именно наемники, и не просто наемники, а обязательно с плохой репутацией.

   - Эта затея очень рискованна, Мей-сан, но я привык доверять вашему гению и сделаю все, чтобы поддержать вас, - сенсор Кровавого Прибоя с благоговением поклонился лидеру. - Позвольте мне теперь только дать вам пару советов насчет этого боя. Держите себя в руках и будьте готовы к неожиданностям.

   - К неожиданностям? Клан Кинджоу немало участвовал в боях, и я прекрасно знаю, чего можно ожидать от их воинов. Взрыв-печати и напитанные энергией Ци нити на средней дистанции, тайдзюцу на ближней. Ниндзюцу низкого уровня, гендзюцу среднего.

   - Это справедливо для обычного воина Кинджоу. Но я хорошо рассмотрел вашу оппонентку...

   - И что же ты увидел, Ао?

   - Контроль и объемы запасов Ци в ее организме средние. Показатели мускулатуры тоже не на высоте. Я бы счел, что эта куноичи не выше уровня чунина, но...

   - Да не томи! Говори уже, что тебя в ней смущает?

   - Во-первых, я обратил внимание на скелет. Он резко отличается от обычного человеческого скелета. Многие кости видоизменены, присутствуют элементы, которых в скелете человека быть попросту не должно. На костях множество следов заращений после переломов. Даже у бывалых воинов такое количество травм наблюдается редко. Если воин получает много ранений, он обычно погибает, но эта куноичи до сих пор жива.

   - Может быть, побывала в пыточной? - предположил Сингэн.

   - Вполне вероятно, - согласился Ао. - Но из пыточной тоже не часто возвращаются живыми. Ладно. Вторая особенность -- мозг. У нее он очень мал объемом, не больше чем у годовалого ребенка, а ведет девушка себя вполне адекватно. Мозг гения в уменьшенном варианте? Сложно представить, как такое умудрились сотворить, но ученый, создавший эту боевую биоформу, должен быть истинно гениален. Едва ли его талант был истощен минимизацией мозга и не нашел отражения в способностях куноичи. Это весьма необычное творение лабораторий, и к этому мнению меня подталкивает третий факт. У Хизако-сан полностью отсутствуют органы деторождения. Канал от мочевого пузыря соединен с прямой кишкой.

   - По модели первых поколений?

   - Да. Кто-то, когда она была еще на стадии зародыша, счел, что эта биоформа может быть очень опасной, и пресек возможность рождения ее детей.

   - Но... - Мей то краснела, то бледнела, захлебываясь в потоке осмысления полученной информации и множественных выводов. Сомневаться в словах сенсора было нелепо. Они действительно столкнулись с существом, полным сюрпризов. - Но как же она могла стать наложницей генерала, не обладая половыми органами? Они что здесь... совсем рехнулись?

   - Скорее всего, она лишь играет роль наложницы, маскируя видимостью любовных утех свою бесполую сущность. Поэтому она не испытывает омерзения, уединяясь с заживо разлагающимся чудовищем. Никакого интима у них, по всей вероятности, нет. Генерал Хуоджин прячет похищенную из лабораторий боевую биоформу первого класса под видом обычной куноичи.

   Мей ругнулась и сжала кулаки. Что здесь вообще происходит? Лаборатории творят и творят все новых чудовищ, никогда нельзя быть уверенным, что не нарвешься на монстра первого класса в обычном, на первый взгляд, бою. Но не будет же Хуоджин срывать маскировку со своего цепного демона ради... того, чтобы отказаться от найма! Значит, демон будет себя сдерживать? Или не будет? Или...

   Вспыхнули прожекторы, и собравшаяся вокруг полигона толпа загомонила. Противница воина-дракона в полной боеготовности приближалась к месту назначенного поединка.

   Мей, чувствуя как руки подрагивают от нервного напряжения, сбросила с себя шубку и шапку, затем сняла с запястья алмазный браслет и передала эти вещи Сингэну на хранение. Она бы не волновалась, если бы могла видеть недавний бой Кицунэ против Хизако, но этого ей было не дано. Неизвестность, как и любого человека, пугала ее. Тайсэй, при всей своей ужасающей силе, был человеком, и Мори-но-сейрей Хаширама, едва не убивший первого синего воина-дракона много лет назад и заставивший легендарную Черную Тень спасаться бегством, был человеком тоже. Что если этот цепной демон в облике женщины равен им силой или даже превосходит?

   - Не беспокойтесь, Мей-сама, - сказал Ао тихо, словно беспокоясь о том, что кто-либо может их подслушать. - Если возникнет малейшая угроза, мы вмешаемся...

   Мей отвесила ему пощечину, хоть и понимала, что слова Ао продиктованы лишь заботой и любовью.

   - Не недооценивай воина-дракона! - воскликнула Мей и гордо вздернула подбородок. - Кем бы ни была эта нечисть, я заставлю ее пожалеть о проявленной наглости!

   Ао принял удар спокойно. Только улыбнулся лидеру и кивнул ей.


   Полигон украшали неровные каменные столбы. Когда-то украшали. Теперь большинство из них были разбиты испытываемыми здесь дзюцу, иссечены мечами и раздроблены ударами кулаков. Обломки камней похрустывали под подошвами сапог Мей, пока она направлялась на исходную позицию, в центре полигона.

   Противница не появлялась. Воин-дракон глянула по сторонам и в этот момент, прямиком с темно-серого неба, на каменный столб перед ней приземлилась стройная молодая женщина в классическом костюме куноичи. Словно героиня какого-нибудь фильма или телевизионного шоу, она припала на одно колено, гася инерцию прыжка, замерла на долю мгновения и поднялась, принимая горделивую позу. Ветер, гуляющий меж обледеневших склонов, услужливо всколыхнул ее волосы. Стройная и грациозная, молодая женщина вскинула руку привлекая к себе всеобщее внимание и призывая к молчанию.

   - Воины великой империи! - выкрикнула Кицунэ, и эхо ее голоса заметалось меж обледеневшими пиками. Кто-то помогал ей, усиливая звучание голоса с помощью ниндзюцу воздушного элемента. - Хочу поблагодарить вас за внимание к нашему поединку. Леди Такасэ Мей, пятый лидер Кровавого Прибоя, попросила меня продемонстрировать достижения ученых нашей страны в создании эффективных боевых стимуляторов, и я не нашла причин отказывать ей в этом! Я прекрасно понимаю силу моей оппонентки и сложности, с которыми мне придется столкнуться в бою с ней, но смею обещать, что не уроню чести нашей страны и покажу нашей почтенной гостье, на что способны куноичи страны Камней! Наблюдайте же за мной и поддержите меня!

   Зрители взревели, а Мей, запрыгивая на каменный столб перед Кицунэ, досадливо поморщилась. Мало того что эта показушница выбрала самый высокий столб на полигоне и теперь, к удовольствию зрителей, смотрела на воина-дракона сверху вниз, так разбойница еще и подняла национальный вопрос. Быстрое и болезненное поражение своей куноичи бандиты воспримут как прямое оскорбление каждому из них и озлобятся против гостей.

   Хитрая, сволочь! Ну, погоди...

   Воин-дракон выкрикнула приветствие и уверение в дружеских чувствах к собравшимся, затем поблагодарила свою оппонентку за согласие в демонстрации боевых умений, и обе куноичи соскочили на землю.

   Мей окинула взглядом собравшихся на вершине котлована бандитов, а затем присмотрелась к оборотнице. Сильный противник? Это даже интересно. Давно уже ей не доводилось встречать равных себе, может быть, хоть эта "девочка-сюрприз" чем-нибудь удивит? На ней не видно ни катушек с нитями, ни пачек со взрыв-печатями. Ао был прав. Этот воин не из клана Кинджоу.

   Кицунэ в стандартной боевой экипировке, оставшейся ей в "наследство" от Хизако, расслабленно повела плечами, вздохнула и одним рывком приняла боевую стойку тайдзюцу.

   - Для начала, - сказала она, - я продемонстрирую вам, дракон-сама, на что способна без стимуляторов. Готовьтесь защищаться по сигналу...

   - Защищаться? - воздух вокруг Мей задрожал от жара, земля у нее под ногами задымилась, камни начали плавиться. - К несчастью для вас, Хизако-сан, я...

   В небо взлетел и с громким хлопком взорвался шар огня, запущенный самураем по сигналу Хуоджина.

   - ...не привыкла сидеть в обороне! - Мей взмахнула рукой, и каменная плеть, метнувшаяся у нее из-под ног, хлестнула в сторону Кицунэ. В боевых условиях эта плеть состояла бы из расплавленного, а не просто прогретого камня, но удар лавовой плетью гарантированно прикончил бы ее противницу, а этого делать ни в коем случае не следовало.

   "Пятый лидер Кровавого Прибоя является шедевром генетических центров своей страны. Объединенные геномы двух сильнейших кланов Прибоя создали монстра, с ювелирной точностью контролирующего Ци и обладающего властью над тремя элементами стихий. Земля, огонь и вода подчиняются ей, словно пальцы на руках, но, более того, Такасэ Мей свободно комбинирует подвластные ей стихии, порождая ниндзюцу сокрушительной мощи. Лавовые дзюцу, комбинация огня и земли, и кислотные, комбинация воды и огня, -- ее излюбленное оружие".

   Осторожничает, чтобы не навредить?

   Кицунэ подскочила на месте и приземлилась на каменную плеть, которую импульсом Ци из ступней, тотчас вбила в землю. Этот же импульс бросил оборотницу к противнице, но даже прежде чем Кицунэ успела замахнуться, Мей метнула ей навстречу еще несколько щупалец, и куноичи, встретив удар раскрытыми ладонями, встречным импульсом Ци швырнула себя и оружие врага в разные стороны.

   Оборотница кружила вокруг воина-дракона, беспрестанно атакуя и уворачиваясь от атак. В первую же минуту боя Мей уже стояла на подобии каменной медузы, которая обрастала все новыми и новыми щупальцами, поднимающимися из земли у ног воина-дракона. Щупальца хлестали воздух и молниеносно отступали, блокируя возможность прорыва противницы к управляющей ими куноичи Прибоя. Обычного тайдзюцу было ничтожно мало для победы над воином-драконом.

   - Отлично! - Кицунэ отпрыгнула подальше от врага и, приземлившись на вершину покосившегося каменного столба, взмахом руки призывая воина-дракона остановиться. - У меня ни малейших шансов против вас, Мей-сама. А теперь, взгляните, сколь сильно влияние стимуляторов нашего клана на ход сражения!

   Оборотница вынула из кармана и, развернув фольгу, демонстративно подняла на вытянутой руке то, что выглядело обычной шоколадной конфетой.

   - Что скажешь, Ао? - спросил Сингэн у напарника.

   - Прости, не могу на взгляд провести химический анализ. Под верхним, твердым слоем жидкий наполнитель, больше ничего не скажу. Подозреваю -- конфета.

   И это действительно была обычная конфета. Не зная свойств препаратов, Кицунэ не рискнула принимать таблетки из аптечки Хизако. Глотая таблетки не разобравшись, и на цианистый калий нарваться недолго.

   Кицунэ раскусила конфету и проглотила ее. Хотела увидеть препараты, позволяющие на равных сражаться с мастерами тайдзюцу? Сейчас увидишь эффект, полностью подобный открытию внутренних врат!

   Первая пара врат открылась легко и привычно. Третьи отозвались тоже без особых проблем. Тело успело полностью восстановиться после боя с Хизако, и буйство адреналина в крови позволило Кицунэ все сделать быстро. Четвертые врата...

   Ци завилась вокруг ее тела, бесконтрольно и бестолково излучаясь в воздух. Выдержать силу многократно умноженного потока энергии тело попросту было неспособно и избавлялось от нее, как избавлялось бы от лишнего тепла.

   - Эффект от приема стимуляторов?

   - Нет, - Ао покачал головой. - Больше похоже на обычное открытие внутренних врат. Она не та, за кого себя выдает. Это мастер тайдзюцу.

   - Врата духа, уровня три... нет, явно четвертые. Нужны минимум шестые, чтобы доставить Мей проблемы.

   - Не только во вратах дело. Нужно уметь распоряжаться полученной силой.

   Дыхание Кицунэ стало быстрым и глубоким. Легкие молниеносно втягивали кислород, сердце, заходясь в бешеном ритме, несло перенасыщенную окислителем кровь к клеткам тела. Тело оборотницы буквально сгорало изнутри, выделяя массу энергии.

   - Я смету тебя, используя только один элемент! - хитро щурясь, Мей творила защитное ниндзюцу, с успехом применявшееся ею против мастеров рукопашного боя. - Ну же, демон, атакуй!

   Кицунэ не заставила себя долго ждать. Она сорвалась с места с такой скоростью, что человеческий глаз не мог за нею уследить, и, скользнув вокруг воина-дракона, атаковала ее слева.

   Фигура Кицунэ возникла вдруг, словно из небытия, в пяти метрах от лидера Прибоя и замерла. Ноги ее были пронзены сразу несколькими каменными клинками, выскочившими из земли навстречу атакующей оборотнице.

   "Но... как?.."

   Воин-дракон восторжествовала. Теперь остается только великодушно принять сдачу врага и с императорским благородством уверить, что способности куноичи произвели на нее впечатление.

   Не позволяя врагу увидеть, что она ранена достаточно серьезно для человека, Кицунэ рванулась, ломая каменные клинки, и отскочила. Зарастить раны... двигаться... сражаться!

   Снова скользнув вокруг воина-дракона, Кицунэ атаковала ее в лоб и снова замерла в буйстве собственной Ци, нанизанная на каменные клинки.

   Новый рывок, обломки камней, залитые кровью, разлетелись и попадали на землю. Кицунэ скользнула в сторону, оттолкнулась от земли и попыталась перескочить опасную зону, но каменные клинки поймали ее в полете и пронзили ноги прыгуньи, а затем и руки, когда оборотница упала в переплетение силовых линий.

   Рывок - и, оставляя за собой пятна крови, Кицунэ отскочила.

   Мей была удивлена, когда оборотница исчезла, вновь начиная кружить у цели.

   Все еще может двигаться? Клинки должны перебить ей кости, разорвать мышцы! Неужели ее скорости хватает на то, чтобы увернуться от клинков и отделаться легкими ранениями?

   Как бы то ни было, неважно. Силовая печать защитного дзюцу, которую сплела воин-дракон, пока противница готовилась к бою нового уровня, не позволит верткой бестии приблизиться для удара. Мей ведь даже успела настроить печать на то, чтобы клинки не били в туловище и голову. Трупы в этом бою не нужны, иначе...

   Воин-дракон усмехнулась, услышав шелест бьющих из земли клинков справа, как вдруг свирепый удар в бок подбросил ее вверх на несколько метров.

   Человеческий глаз не способен уследить за мастером тайдзюцу, движущимся в режиме открытых внутренних врат четвертого или пятого уровня. Значит, на землю наложена быстро и ловко сплетенная печать, которая реагирует на вторжение в защитную зону и наносит удар независимо от того, видит хозяйка врага или же нет. Но что активирует печать?

   Чужеродная Ци или тепловое излучение? Почему удары идут только в руки и ноги?

   Все теми же молниеносными движениями Кицунэ сформировала пальцами четко заученную череду печатей, и перед ней завился, сплетаясь из силовых линий, простейший энергетический двойник, недолговечная бесплотная фигура, состоящая из чистой Ци и практически бесполезная в бою. Но не в этом бою!

   - Пошел! - взревела оборотница, отправляя свое творение в полет. Энергетическая фантомная копия Кицунэ нырнула в зону защитной печати, и каменные клинки, с шелестом вылетая из земли, пронзали теперь не плоть оборотницы, а руки и ноги фантома.

   Миг, и, сметая каменную щетину на своем пути, Кицунэ подскочила к воину-дракону. Пылая жаждой мести, оборотница оскалилась и замахнулась.

   Нет, она не думала об убийстве. Обезумев от боли множественных ран, она просто замахнулась и просто ударила, не подумав о том, что удар в режиме открытых внутренних врат может запросто превратить человека в ворох переломанных костей и размозженной плоти.

   Спасла воина-дракона печать. Когда противник прошел половину охваченной печатью зоны, активировалась вторая защитная функция, и земля под ногами Мей взметнулась, прильнув к лидеру Прибоя и закрыв ее крепчайшим щитом, о который Кицунэ размазала бы собственный кулак, если бы ударила кулаком. Рефлекторно послав из кулака импульс Ци, она нанесла удар силовой волной и спасла себя от тяжелого увечья.

   Каменный щит с треском вырвало из земли и подбросило вместе с куноичи, которую тот защищал.

   - Получи! - Кицунэ крутанулась на месте и ударила в щит ногой, импульсом из ступни швырнув его вверх. - Получи! - новый удар, и воина-дракона, закутанную в потрескавшуюся каменную кору, подбросило еще выше. Кицунэ прыгнула следом. - Получи, получи!

   Зрители взревели с торжеством, когда Кицунэ ухватила противницу за плечи и перевернула, с явным намерением что есть сил впечатать ее в землю, но вдруг удар каменного щупальца отшвырнул Кицунэ прочь, и оборотница, очертив дугу в небе, закувыркалась по камням, завершив свое движение лишь при ударе об один из каменных столбов.

   Ни один из ударов оборотницы защиты воина-дракона не пробил. Обратив щит в щупальце, Мей отшвырнула противницу от себя и, мягко приземлившись, тотчас гордо выпрямилась.

   Кицунэ, давясь кровью и спешно сращивая переломанные ребра, поднялась и сделала вид, что нисколько не ранена. Подумаешь, получила слабенький тычок! Костюм немножко помялся да порвался...

   Все кончено.

   Буйство Ци вокруг тела мнимой куноичи Скалы утихало и не требовалось особых навыков, чтобы понять, какое усилие требуется той, чтобы стоять на ногах. Колени Кицунэ дрожали, дыхание ее было тяжелым и прерывистым.

   Камень у ног воина-дракона плавился, озаряя ночь багровым сиянием и начиная течь подобно густой патоке. Воздух, напитанный жаром и гарью, поднялся над полигоном. Бандиты подались вперед, во все глаза наблюдая за явлением истинной мощи воина-дракона. Лава.

   Лава растекалась по полигону, поднималась в воздух словно тела живых змей, и свивалась в кольца вокруг чудовища в женском обличии, что ею управляла. Белый кислотный туман поднимался над танцем огня и растекался по полигону, обжигая и изъедая камни при касании.

   - Вот это сила... - зашептались бандиты, глядя на синего воина-дракона с восхищением и почтением. - Редкий генерал сравнится с этой женщиной!

   Теперь поэффектнее подойти к противнице и дружески протянуть руку...

   Кусок скалы с треском и грохотом вонзился в величественный танец земли, воды и огня. Сшибая лавовых змей, пронзая туман, он ударился в каменный щит, выскочивший из земли перед воином-драконом, и разлетелся на несколько обломков.

   В буйстве вихрей Ци Кицунэ сорвалась с места и, подхватив с земли еще один кусок скалы, с той же свирепой яростью запустила им в противницу.

   Двигаться, двигаться!

   Игнорируя застилающую глаза багровую пелену, Кицунэ кружила вокруг воина-дракона и швыряла в противницу камни, которые та отражала каменными щитами. Продержаться еще минуту! Всего одну минуту!


   Нова остановился и устремил взгляд на восток. Там, где почувствовал отдаленные всплески энергии Ци. Очень сильные всплески, похожие на те, которые выдавала маленькая боевая биоформа при сражении с ее врагами. Да, это ее Ци. Болтливая мелочь снова сражается? Видимо, на нее опять напали те, с кем она пыталась мирно сосуществовать. Теперь-то она, наверное, многое поняла. Поняла, как ничтожны называемые людьми и что никакой диалог с ними невозможен. Теперь она точно присоединится к Новее, и вместе они очистят этот мир от чудовищ!

   На снегу был ясно виден след множества маленьких, убежавших при приближении великана. Тех, чьи разведчики досаждали Нове уже несколько дней. Рассерженный великан преследовал их, но маленькие убегали. Видимо, догадались судить о приближении смертельной угрозы по усилению помех в радиопередатчиках и уходят, боясь вступить в бой.

   Пусть бегут, жалкие слабаки.

   Великан повернулся на месте и, оставляя преследование армии Соджиро, поспешил на восток. Трусливая, презренная мелочь никуда не денется. Мститель вернется за их жизнями, когда спасет от гибели глупую маленькую биоформу. Но почему он должен заботиться о ней? Кто она для него?

   Нова сам не сознавал, насколько глубоко и мучительно для него было одиночество. Даже когда рядом с ним был Генерал, боевая биоформа чувствовала себя изгоем общества. А потом вокруг великана воцарилась абсолютная тишина. Он не говорил ни с кем с момента гибели генерала. Это было очень тяжело. Кровожадные и злобные враги таились повсюду, требовалось много сил, чтобы отогнать их и уверить себя, что страха перед ними нет. Но вдруг рядом возник кто-то, показавший что он -- не враг. И этот кто-то сейчас может погибнуть.

   Сотрясая тяжелой поступью склоны величественных гор, Нова все ускорял свое движение и постепенно перешел на бег. Импульс Ци из его ступней смял землю и швырнул исполина в первый из целой череды длинных прыжков.


   Куски скал, сталкиваясь со щитами или получая встречные удары каменных щупалец, отлетали от обороны воина-дракона и падали в кольцо лавы, окружающее ее. Мей плавила эти куски скал и, вкладывая все больше Ци в сотворяемое дзюцу, расширяла кольцо. Гораздо проще было бы осыпать брызгами лавы все поле боя или затянуть его кислотным туманом, но в таком случае противница ее точно погибла бы. Вытеснить врага, прижать к границе полигона и заставить сдаться. Мей избрала этот путь к победе, но, как она и ожидала, противница не стала дожидаться неизбежного поражения.

   Три рывка, и большие глыбы камня плюхнулись в лавовое кольцо, становясь в нем островами.

   Направление атаки?

   Воин-дракон, не успевшая восстановить защитную печать из-за постоянной отвлекающей бомбардировки камнями, направила все свое внимание в сторону этих трех островов и изготовилась. Противница потратила почти все своим силы и не могла больше двигаться на сверхскоростях. Увидеть и отразить ее атаку теперь не проблема, но... но за колеблющейся завесой жаркого воздуха не виднелось больше никакого движения. Неугомонная куноичи, которая должна была уже раз десять сдаться из-за тяжелых увечий, исчезла.

   "Сверху!"

   Мей вскинула руки, и громадный щит из основательно прогретого, дымящегося камня сомкнулся над ее головой, а через долю мгновения весь полигон содрогнулся от тяжелого удара.

   Кицунэ, метнув камни в лавовое кольцо, совершила прыжок и взлетела над буйством огня и кислоты на несколько метров. Новый импульс из ступней оттолкнул ее от воздуха и подбросил еще выше. Оборотница выдала еще несколько швыряющих ее вверх импульсов, а затем подняла руки и импульсами из ладоней начала придавать себе обратное ускорение, бросая себя на смыкающийся над воином-драконом каменный купол. Все силы на последний удар!

   Кицунэ достигла своего предела. Внутренние врата духа закрывались, и импульс Ци, которым она влепила в каменный щит, был ее последним резервом. Всем, что было не задействовано на укрепление скелета во избежание гибели при отдаче от удара.

   Отдачей Кицунэ подбросило вверх. Девчонка, несколько раз перевернувшись через голову, эффектно приземлилась на покрывшийся трещинами, оседающий купол.

   Мей выскочила из-под проседающего каменного щита. Она падала прямиком в лавовое кольцо, но из расплавленного камня вынырнула скала, и воин-дракон, без какой-либо опасности для здоровья приземлилась на нее. Лидер селения Прибоя выпрямилась, ища взглядом противницу, и нашла ее.

   Кицунэ стояла на разрушенном щите. Камни скатывались в лавовое кольцо, пыль поднималась над новообразовавшимся большим островом, а оборотница, не дожидаясь, когда утихнет рокот разрушения, галантно поклонилась стоящей на скале, замершей и вновь смотрящей на нее снизу вверх, воину-дракону.

   Бой окончен.

   Легко соскочив с разрушенного купола на один из лежащих в лаве камней, Кицунэ прыжками направилась к берегу.

   Вот зачем она бросила в лаву эти камни. Не линия атаки, а путь к отступлению, которым можно будет воспользоваться, даже если сил не останется на дальние прыжки. Все продумано, в том числе и произведенный на зрителей эффект.

   Соглашения о найме не будет. Воин-дракон впечатлила зрителей своей силой, но показать себя во всей красе ей не удалось. Не благородная воительница, повергающая противницу и горделиво хвалящая ее за усердие. Не великий лидер, взирающий на противников с недосягаемых вершин силы. Всего лишь очень сильный боец, у которой возникли проблемы с обычной куноичи, увеличившей свою силу с помощью каких-то паршивых препаратов.

   - Думаю, что у нас получилась достаточно убедительная демонстрация стимуляторов, - сказала Кицунэ, когда таящая лютое бешенство воин-дракон вышла с полигона следом за ней. - С ними или без них, разница ясно ощутима. Я начала опасаться что, поддавшись боевому азарту, мы сможем навредить друг другу. и потому решила остановиться, пока не поздно. Признаю ваше превосходство, Мей-сама, и в знак уважения дарю этот подарок.

   Кицунэ протянула недавней противнице коробочку, которую забрала у подбежавшей служанки. В коробочке лежали серьги, ставка в этом бою.

   Условие победы выполнено. Хизако ни разу не коснулась Мей, не пробила ее защиты. И все же...

   Истинно царственным жестом Мей подозвала своего телохранителя и, забрав у него алмазный браслет, с поклоном протянула его Кицунэ. Надо сохранить лицо и дать понять бандитам, кто перед ними.

   - Моя защита оказалась на высоте, Хизако-сан, - сказала Мей. - Но вы очень близки к тому, чтобы нанести мне серьезную рану. В знак восхищения вашим мастерством я желаю преподнести вам ответный подарок.

   Кицунэ поблагодарила дарительницу и приняла браслет. Руки их на миг соприкоснулись, а взгляды встретились. Глаза Кицунэ были полны сурового спокойствия и непоколебимой твердости. Почему она столь храбра? Почему столь яростно сопротивляется Мей и мешает ей на каждом шагу?

   - Скажите мне, Хизако-сан, - с прищуром разглядывая противницу, произнесла воин-дракон. - Мы никогда прежде не встречались?

   - Не думаю, Мей-сама, - отозвалась Кицунэ. - Иначе, несомненно, я бы запомнила вас.


   Большинство зрителей держались ближе к полигону, но две закутанные в черное фигуры, таились среди скал довольно далеко от остальных. Делали они это не из страха. Тот, что носил пластиковую маску, мог бы без особого труда перебить всех собравшихся у полигона, в том числе прихлопнуть генерала Хуоджина, пятого воина-дракона и ее телохранителей. Хино Тайсэй просто не желал раньше времени афишировать свое присутствие.

   - Что скажешь, Ями? - спросил он у своей спутницы, что сидела на корточках у камня и наблюдала за весело гомонящими у полигона разбойниками.

   - Забавный синий огонек, - произнесло чудовище голосом, шелестящим, словно потревоженные ветром сухие листья. - Теперь интерес Хебимару понятен. Хочу выпить ее боль. Разорвать. Уничтожить.

   - Не сейчас. Ей некуда сбежать, понаблюдаем еще немного. Еще есть шанс, что бандиты согласятся служить нам. - Черная Тень в задумчивости коснулся своего подбородка, закрытого пластиком прочной маски. - Итак, волшебная лиса снова на свободе. Теперь она решила изменить будущее страны Камней? Подобное заявление звучит смехотворно, но она уже сотворила несколько чудес и создала немало проблем для сильных людей нашего мира.

   - Нашего мира? "Нашего" -- правильное слово, - Ями тихонько засмеялась. - Златохвостая... Мы предупредим Мей?

   - В этом нет необходимости. Личность девчонки никакой роли не играет, и повлиять на что-либо она больше не в состоянии. Пусть играет в свои игры. Будущее бандитов теперь зависит от их решения, которое они примут, отдав должное внимание стараниям Мей и Кицунэ. Если откажут, то старания Златохвостой лишь подтолкнут меня к убийству большого количества людей. В любом случае порядок в этой области будет восстановлен, как того и пожелал принц Рюджин.

   - Но ведь на службе у вас они бы тоже прожили недолго?

   - Истинно так, Ями. Все люди смертны, вопрос лишь, насколько и кому они будут полезны перед своей гибелью.


   Советник генерала проводил Кицунэ до дома Хизако и помог сесть в кресло, когда оборотница закрыла за собой дверь и, лишившись последних сил, упала на четвереньки. Оборотницу трясло, разорванные и истощенные, мышцы пылали нестерпимой болью.

   - Руки и ноги в порядке? - заботливо поинтересовался Дайго из-за ширмы, пока служанка стаскивала с Кицунэ куртку и штаны.

   - В порядке, - соврала оборотница, останавливая жестом руки служанку, которая вознамерилась снять с нее рубаху и шерстяные чулки, насквозь промокшие от крови. Нельзя позволить бандитам увидеть, что раны уже заросли. - Клинки воина-дракона были слишком медлительны, и я успевала увернуться от них. Всего лишь два десятка порезов получила, причем не слишком глубоких. Я приняла медикаменты, которые стимулируют регенерацию и увеличивают свертываемость крови. Теперь мне нужны только бинты и вода, чтобы смыть грязь.

   Служанка принесла бинты и помогла Кицунэ добраться до ванной, в которой Кицунэ закрылась, выгнав свою помощницу.

   - Я буду творить тайные медицинские дзюцу, так что не вздумай даже подсматривать! - с угрозой заявила ей Кицунэ, перед тем как закрыться на засов. - Лучше приготовь мне пока что-нибудь поесть. Я потратила много энергии.

   Оставшись наедине с собой, Кицунэ стянула с себя окровавленную одежду, побросала ее на пол и забралась большой деревянный чан.

   Мази и медикаменты ей были не нужны. Используя запасы питательных веществ, хранящихся в виде межмышцевого наполнителя, истощенные клетки тела оборотницы восстанавливались и начинали деление, заменяя те клетки, что погибли. Боль отступала, организм быстро возвращался к нормальному своему состоянию. Лишь на месте сращений на переломанных костях остались небольшие шишки, но Кицунэ наивно надеялась, что никто их никогда не заметит. Заменять кости целиком было очень долго и трудно.

   Вдоволь отдохнув в теплой воде, она смыла с себя грязь и выбралась из чана. Теперь для маскировки намотать бинты на руки да на ноги, и все. Можно выходить.

   Ее ждала только служанка. Капитан Дайго куда-то убрался, потеряв к мнимой Хизако какой-либо интерес.

   - Вот и хорошо, - тихонько пробубнила Кицунэ. - От его присутствия у меня просто мороз по коже. Какие же они все здесь жуткие!


   Мей вернулась в выделенные ей и ее сопровождающим покои и, остановившись в центре комнаты, в глубокой задумчивости замерла. Как она ни рассыпалась в уверениях и лести, как ни сыпала обещаниями, привыкшие к сытой жизни в этих краях бандиты не пожелали ее слушать и не согласились с необходимостью перебраться в другую страну. Все было бы иначе, если бы не эта паршивка-куноичи не устроила представление, поднявшее в бандитах Камней самодовольство и заставившее их главаря очнуться от гормональной бури.

   Предложение отвергнуто.

   Воин-дракон посмотрела на свою сумку, лежащую на кресле. В этой сумке -- радиопередатчик. Теперь она должна взять его и, включив, передать короткую фразу.

   "Проблема решена".

   Два слова, и в лагере воцарится кровавый кошмар. Долгой ли будет агония живущих в здесь людей или все будет закончено за пару минут, зависит только от желания и настроения Черной Тени. Дайме Камней не интересовало, как будут устранены бандиты в этой области. Приказ был прост -- навести порядок. Мей хотела увести их, но благодаря одной наглой выскочке эти планы были разрушены. Теперь придется приговорить всех к смерти одним кратким радиосообщением.

   - Небольшая потеря, - равнодушно произнес Сингэн, легко понявший мысли и сомнения воина-дракона. - Этот сброд ничем не отличается от пиратской мрази, которой руководят жители тьмы и Тайсэй. Сомневаюсь, что нам удалось бы их перекупить.

   - Согласен, Сингэн-сан. Но одного человека, я думаю, мы должны спасти. - Ао подошел к лидеру Прибоя ближе. - Эту боевую биоформу, Хизако.

   Мей посмотрела на него с непониманием.

   - Почему ее?

   - Это сложно объяснить, Мей-сама. С момента, как я увидел эту девушку, то понял, что она...

   "...Моя любовь и судьба?" - левая бровь воина-дракона нервно дернулась.

   - ...Очень сильно нервничает, - завершил фразу Ао и удивленно посмотрел на Мей, которая с убитым видом прикрыла лицо ладонью. - Я... э-э-э... что-то не так сказал?

   - Нет, нет, не обращай внимания, - воин-дракон вздохнула и помахала ладонью. - Что ты там говорил про то, что наша новая знакомая нервничает?

   - Я говорил, что Хизако-сан проявляет все признаки сильнейшей нервозности. Подрагивание сердца, мышц и зрачков, повышенное излучение Ци. Она скрывает свой страх, но мои глаза сложно обмануть. По многим неразличимым для обычного человека признакам я могу уверенно заявить, что Хизако чувствует глубокую неприязнь к окружающим ее бандитам и, особенно к их лидеру, Хуоджину. К нам, кстати, еще большую, ближе к ненависти, но думаю, что это лишь оттого, что она не знает, кто мы на самом деле.

   - Значит, она считает врагами бандитов и тех, кто ведет переговоры с бандитами? - Мей задумалась. - Думаю, ты прав, Ао. Она довольно интересна, и я бы не отказалась разгадать все тайны, связанные с ней. Ее можно использовать...

   - Нет, использовать ее нельзя. Можно завернуть ей руки и заставить сдаться. Тайсэй заберет ее как военный трофей сразу, как только мы доставим Хизако в Кровавый Прибой. Так же, как когда-то забрал меня. И так же как меня когда-то спасли вы, Мей-сама, теперь мы должны будем спасти Хизако. Пока нельзя открывать наши истинные стремления перед ней и предлагать стать нашей союзницей, хотя я уверен, что она легко согласилась бы встать на нашу сторону и сражаться с союзниками Тайсэя. Тень, забрав ее, проведет всестороннее исследование своей добычи, и в том числе проверит память.

   - Захватить в плен и отдать чудовищу ради того, чтобы спасти? - губы воина-дракона украсила печальная улыбка. - Так мы и поступим. Эта девчонка сильно разозлила меня, но не настолько, чтобы бросать ее здесь на верную гибель.

   - Отдайте приказ, Мей-сама. Я обезврежу ее и доставлю сюда в течение десяти минут, - самоуверенно заявил Сингэн. - После боя бандиты проявляют удивительное равнодушие к Хизако, и охрана вокруг ее дома снята.

   - Зачем действовать столь грубо? После побоев наша необыкновенная подруга усиленно делала вид, что крепко стоит на ногах, значит, вполне способна прийти к нам сама. Ао, пригласи ее. Сообщи, что демонстрация стимуляторов произвела на меня впечатление... нет, лучше просто сообщи ей, что я хочу поближе познакомиться со столь храброй и сильной воительницей. Надеюсь, что она не откажется от небольшой дружеской беседы, после которой очнется уже в селении Прибоя.


   Кицунэ отдыхала, сидя в кресле, и пыталась придумать план следующих действий. Опоить стражу дурманом, и вывести пленников из лагеря? Да, хорошая идея. Просто замечательная! И дурмана много. Осталось только заставить стражей выпить его. А как?

   Оборотница, готовясь к проникновению в лагерь бандитов, намерена была подумать об этом, когда осмотрится на новом месте. Вот, осмотрелась. И что дальше? Подойти к охране и с милой улыбочкой протянуть бутылку? Все самураи, конечно же, тут же так и бросятся пить эту гадость.

   Цепким взглядом Кицунэ успела отыскать большое, хорошо охраняемое строение, которое, впрочем, могло оказаться чем угодно. Складом оружия или продовольствия, например. Даже где находятся загоны для рабов, она точно не знала и не могла представить себе, сколько в них может быть людей. Десять? Сто? Тысяча?

   Как незаметно вывести тысячу рабов из лагеря с двадцатью тысячами бандитов? Была бы Кицунэ действительно богиней, как ее представляют себе люди! Или хотя бы той девочкой из манги, которая творила волшебство одним взмахом волшебной палочки! Тогда все было бы просто. Но вместо волшебства у Кицунэ есть только... костяные когти, несколько родовых дзюцу, применение которых сейчас невозможно, да смертельно опасное желание помочь всем и сразу.

   Маленькая лиса безуспешно пыталась подавить мучающее ее отчаяние. Она обязательно что-нибудь придумает. Обязательно!

   Вот только почему сейчас, когда уже пора бы начать появляться идеям, ее затея все больше и больше кажется невыполнимой? Беда...

   Кицунэ расслабилась, пытаясь собраться с мыслями, но вдруг покой ее был нарушен.

   Раздался грохот ударов кулака о дверь, служанка поспешила в коридор и вскоре вернулась в сопровождении молодого бандита, принесшего от воина-дракона письменное приглашение на дружескую беседу. Еще и в классических стихах, плести которые Ао был большой мастер.

   Польщенная льстивыми рифмами, наврав себе, что полезно будет больше разузнать о Черной Тени и стране Морей, Кицунэ начала собираться. На самом деле это был лишь повод отсрочить неизбежное признание поражения, но хитрая лиса не давала упасть духом даже самой себе, находя все новые причины для принятия приглашения воина-дракона. Вот, например, тот молодой воин с завязанными глазами. Он так внимательно смотрел на собеседницу своей хозяйки, что сразу становилось понятно, что не просто из-за желания защитить свою госпожу в случае внезапного нападения.

   Кицунэ, одевая с помощью служанки все то же платье из черного и белого шелка, необоримо притягивающее мужские взгляды, лукаво улыбалась своим мыслям.

   Наверное, она очень понравилась тому молодому шиноби и он сейчас буквально сгорает от желания ее увидеть. Потому и написал письмо в стихах. Разве могут быть сомнения, что это его стихи? Не сине-коричневая змея же их написала? А второй, свирепый дядька с тесаком за спиной, вообще с поэзией несовместим. Вот с резней и пытками, как и всякий злодей, совместим. А со стихами нет. Значит, письмо писал тот, что с повязкой на глазах. Молодой, и довольно симпатичный парень. Наверное, он один из тех повстанцев, которых обманывает воин-дракон и ее бандиты. Или злодеи силой и угрозами заставляют сенсора работать на них. Наверное, держат в плену его маленькую сестренку или маму! Но парень не бандит, это по лицу видно. И если Кицунэ сможет ему помочь, то он сразу откажется от службы воину-дракону и станет другом волшебной лисы! А почему нет? Ведь он, похоже, сразу почувствовал что Кицунэ не злая и влюбился в нее, хоть и сомневается, пока волшебная лиса притворяется бандиткой!

   - Вам понравился кто-то из телохранителей воина-дракона? - весело щурясь, спросила служанка, глядя, как красуется Кицунэ перед зеркалом. - Да, тот, с тесаком, такой мужественный и сильный! Он -- один из семи непревзойденных мечников Прибоя! Хотела бы я взглянуть на него поближе! А вы, Хизако-сама?

   - Не говори глупостей! - Кицунэ покраснела и сердито посмотрела на служанку. - У меня с людьми Прибоя исключительно деловые отношения. И сама как думаешь, должна я отблагодарить воина-дракона за такой шикарный подарок?

   Оборотница взяла с кресла боевую куртку и вынула из кармана алмазный браслет, при виде которого служанка обомлела и вытаращила глаза. Почти минуту обе девчонки любовались игрой света на гранях камней. Зрелище было завораживающее. Кицунэ, гордая от того, что эта вещь теперь принадлежит ей, с удовольствием надела браслет на свое запястье.

   - Превосходная награда за проведенный бой! - сказала оборотница, наслаждаясь завистью, горящей в глазах молодой бандитки. Наверное, до смерти отобрать хочет, но боится! Вот так! Все самое хорошее -- у хороших! - А теперь воин-дракон приглашает меня для беседы и надеется купить стимуляторы моего клана. Принеси-ка аптечку. Пожалуй, я не буду заламывать за нее совершенно непомерную цену! Хотя нет... мы с Такасэ Мей, может, теперь и подруги, но не до такой же степени, чтобы дарить ей целую гору денег, верно?

   Кицунэ, стараясь быть больше похожей на разбойницу, злодейски рассмеялась.

   Через десяток минут она покинула дом Хизако и, сжимая в одной руке аптечку, а в другой - бутылку дорогого южного вина, следом за бандитом-посыльным направилась к апартаментам воина-дракона. Прямиком в ловушку, подготовленную людьми Прибоя для самонадеянной и недальновидной боевой биоформы. Как и предвидела Мей, добыча шла к ним своими ногами, избавляя от риска и лишних хлопот.


   Отряд из нескольких бандитов, которых Хуоджин направил разыскать тайники с сокровищами Хизако, в изумлении обозревал выгоревшие, серо-черные руины селения и развалины храма.

   - Еще утром горело, - сказал один из разведчиков, быстро осмотрев один из домов. - Но... почему Хизако доложила о короткой стычке и бегстве врага? От кого врагу бежать? Здесь же все убиты!

   - Ты еще не понял? Хизако предала нас! Самураи Камней учинили зачистку, и проклятая куноичи сразу переметнулась на их сторону, чтобы заслужить пощаду!

   - Надо доложить Хуоджину. Срочно!

   Связист включил рацию, но из наушников раздался вдруг сильнейший свист и шелест помех.

   - Проклятье! Это еще что?! Магнитная буря?

   Земля вздрогнула под ногами бандитов. Секунда, и дрожь повторилась, уже явственнее. Еще миг, и земля вздрогнула ясно ощутимо.

   - С-с-смотрите! - выкрик разведчика заставил остальных оставить возню с рацией и обернуться.

   Трясущийся палец бандита указал на фигуру закованного в броню исполина, что появился из-за скалы и быстро приближался к замершим в изумлении и ужасе людям.

   Нова не стал тратить Ци на столь малочисленную группу врагов. Не обращая внимания на их жалкие попытки атаковать и защищаться, гигант раздавил их, словно беспомощных мышей, отряхнул латные сапоги и поспешил дальше, оставив позади себя четыре свежих кровавых пятна на, грязной от сажи и копоти, земле.


   Не зная о двойной опасности, нависшей над жизнями всех его обитателей, лагерь бандитов частично мирно спал, а частично не слишком шумно веселился в ночной тиши. Многие отдыхали в постелях, но немало бездельников бродило по улицам, ища приключения и развлечений. На Кицунэ, принадлежность которой к группе немногочисленных в лагере женщин сложно было не заметить, обращали внимание и даже звали в компанию, но, узнавая в ней "женщину генерала", тотчас оставляли в покое. До большого дома, в которых были расположены апартаменты иностранных гостей, она и ее сопровождающий добрались без каких-либо неприятностей.

   У дверей дома стояла грозная стража из четырех ронинов, и еще несколько мечников держалось поблизости. Наверное, среди них есть и сенсоры, которые внимательно следят за чужаками. В случае любых сюрпризов они успеют среагировать.

   Полагая, что находится в полной безопасности, Кицунэ дождалась, когда ее сопровождающий войдет, доложит о ней и вернется.

   - Мей-сама ждет вас, Хизако-сан, и приглашает войти.

   Кицунэ поклонилась посыльному и, открыв дверь, шагнула в прихожую, большую неотапливаемую комнату, служащую для сбережения тепла во всем остальном доме при входе и выходе из него.

   Воин-дракон и двое телохранителей поклонились гостье, и Кицунэ ответила им столь же глубоким и уважительным поклоном.

   Обмениваясь вежливыми фразами с Мей, Кицунэ сняла с себя теплый плащ и сапоги, немного прихорошилась и вошла следом за воином-драконом сначала в коридор, а затем в гостиную дома. Все казалось обыденным и спокойным, но при входе в комнату Кицунэ нарушила спокойствие изготовившихся захватить ее агентов пиратских островов.

   Нет, оборотница не заподозрила подвоха и не попыталась сбежать. Она лишь один раз глянула на Ао, и тот удивленно замер, почувствовав в ее взгляде интерес и кокетство.

   Ао недовольно нахмурился. Бандитка явно красовалась перед ним. Что еще за глупости? Понравился? Ничего, это лечится. Один удар по затылку, и у вертихвостки сразу возникнет понимание, что ею выбран не самый удачный объект для флирта.

   Не желая получать новые заинтересованные взгляды, Ао теперь старался держаться позади и в отдалении от гостьи. Он лишь мельком переглянулся с Сингэном и увидел, что тот тоже заметил повышенный интерес со стороны разбойницы к угрюмому молодому сенсору. И Ао, и Сингэн явно были недовольны. Оба телохранителя терялись в догадках, не в силах даже представить что за каша мыслей и эмоций варится в голове этой крайне странной боевой биоформы.

   Следуя приглашению воина-дракона, Кицунэ тем временем села за столик и с легким непониманием взглянула на Сингэна, который, приняв принесенную бутылку вина, поблагодарил за подарок и спрятал ее в сумку. Разве пить эту гадость сейчас не придется? Наверное, шиноби боятся быть отравленными. Так даже лучше. И вообще они правы. Лучше Кицунэ тоже ничего не пить, даже если подадут. Отравят запросто!

   - Я так полагаю, вы заинтересовались стимуляторами клана Кинджоу и желаете заключить со мной сделку, Мей-сама? - удобно расположившись на мягком стуле, спросила Кицунэ у присевшей напротив нее Мей, не замечая, как Ао отступает к стене и осторожным движением касается пальцами расписного ковра, закрывающего серые камни.

   Под коврами, закрывающими все стены, побежали слабые вспышки начертанных на камнях силовых знаков. Барьер Ци установлен. Ловушка захлопнулась.


   Чудовище в облике женщины широко зевнуло, выражая скуку и усталость.

   - Мей не спешит, - как бы без особого интереса, произнесла она. - Сигнал от нее должен был уже поступить.

   - Ты куда-то торопишься, Ями? - ответил ей человек в черном. - Наслаждайся этой прекрасной ночью и миром, замершим в предчувствии большой беды.

   - Я наслаждаюсь, но вот мое тело уже основательно окоченело. Отмеченные печатью демонов очень уязвимы для холода, и даже шуба не помогает, если тело не выделяет тепла. Это не новость со времен последней войны Давних.

   - Но в чем проблема? Разведи костер.

   - Я беспокоюсь о том, что костер демаскирует наше местоположение, господин.

   - Сейчас принесу дров. - Черный поднялся, и пространство свернулось вокруг него в клубок, а затем почти сразу развернулось, вернув легендарную Тень на место. - Вот, держи, - на землю перед Ями упали обломки бревен и досок. Солидный кусок, вырванный искажением пространства из стены дома. Откуда это богатство? Вероятнее всего, из Агемацу. Там много пустующих домов. - Разожги сама и ни о чем не беспокойся. Свет отсюда в лагере не увидят, а если патруль заменит что-нибудь и сунется проверить, я о нем позабочусь.

   - Но простят ли нам согласившиеся на сотрудничество бандиты таинственное исчезновение своего патруля?

   - Им не потребуется ничего прощать. Уничтожив патруль, я начну зачистку лагеря. Истреблю бандитов, а Мей... Мей получит выговор за нерасторопность. Разжигай костер смело, Ями. Твое здоровье для меня важнее союза с двадцатью тысячами жалких подонков. Вся эта возня затеяна только по личной просьбе нашей красавицы.

   - Вы многое позволяете ей, Тень-сама. Подарили титул и власть, позволили создать собственную армию и заняться реорганизацией Кровавого Прибоя. Что если она предаст нас? Что если она действительно ведет против нас борьбу?

   - В таком случае я оторву ей голову, - алые глаза за черными прорезями маски насмешливо сверкнули. - Ями, не беспокойся на ее счет. Такасэ Мей -- умная девочка и уже не раз доказала, что достойна оказанного ей доверия.


   Мей с интересом посмотрела на аптечку, которую Кицунэ положила на край стола. Что там? Меловые таблетки? Какое-нибудь дешевое обезболивающее или тонизирующие средства? Что эта интриганка пытается продать ей под видом чудо-стимуляторов?

   - Нас не столько интересуют ваши стимуляторы, Хизако-сан, - сказала воин-дракон откровенно, - сколько вы сами. Мы все еще надеемся договориться о сотрудничестве.

   - Мне кажется, я уже все сказала на эту тему, дракон-сама.

   - Но не все было сказано мной. Вы видите страну Морей исключительно в темных тонах, но, как сказал бы поэт, после долгой ночи не сразу заметишь первые признаки приближающейся зари. Разрушение существующего строя, разобщение и ослабление кланов, погружение в хаос и бесправие было лишь первой ступенью на пути к созданию идеального государства. Скажите мне, Хизако-сан, кто такие люди?

   - Это риторический вопрос?

   - Да. Люди есть люди. Слабые, трусливые и падкие до удовольствий. Они -- ничто без сильного лидера. Но беда в том, что на место "сильного" постоянно претендуют весьма слабые личности, мотивируя свое право благородным происхождением, угрожая оружием или попросту обманывая людей. Низвергнув всех этих слабаков, мы создали в стране Морей абсолютный хаос, но он не продлится долго. Теперь, поняв истинную ничтожность своих прежних властителей, люди готовы пойти за истинно сильным лидером, который объединит их всех не в сообщество разрозненных кланов, а в единый народ!

   - И этот сильный лидер -- вы, Мей-сама? - Кицунэ не удержалась от сарказма.

   - Нет, что вы. В стране Морей есть личность гораздо более сильная, нежели я.

   - Дайте угадаю. Это первый синий воин-дракон? Черная Тень?

   - Хино Тайсэй. Сильнейший из людей и ныне истинный правитель страны Морей, диктующий свою волю даже великому дайме.

   - Позвольте, но... - Кицунэ задумалась. - Это тот самый Тайсэй, что лет сто назад пытался захватить власть над кланами Хино и Мори-но-сейрей? По официальной информации, он ведь был убит лидером Мори-но-сейрей, тем, что стал первым алым воином-драконом? А если Тайсэй спасся, то, простите... сколько ему лет? Вы что, хотите посадить на трон дряхлого, едва живого старикашку? Как долго, вы думаете, ваш сильный лидер сможет править своим осчастливленным народом? И что будет после его смерти? Еще одна эпопея с развалом и сплочением вокруг нового "божественного посланника"? Нет, спасибо, я лучше со стороны понаблюдаю за тем, как вы издеваетесь над своими людьми и сажаете на трон одного за другим самых обыкновенных диктаторов. Если бы Тайсэй действительно был героем, а не мясником, может быть, я и согласилась помогать вам, но средства, которые вы применяете для достижения своих целей, говорят сами за себя. Нет, спасибо. Я не хочу ввязываться в ваш кровавый кошмар!

   Эта девчонка действительно то, что надо повстанцам.

   Резкий выпад, и тонкая игла вонзилась в шею Кицунэ. Ничтожное по повреждениям ранение, но оборотница вдруг дернулась и, теряя сознание, упала лицом на стол.

   - А придется, - угрюмо произнес мечник Прибоя, выдергивая иглу из шеи девчонки. - Когда очнешься, сможешь лично побеседовать с Черной Тенью о диктаторах и героях. Надеюсь, что он будет заинтересован тобой, а ты не слишком сильно разозлишь его речами о кровавых тиранах. Иначе он прикажет отметить тебя печать демонов и...

   - Сингэн-сан! - выкрикнул Ао. - Биотоки ее мозга в норме! Она очнулась и пытается обмануть нас, изображая потерю сознания!

   Удар в болевую точку действительно вырубил Кицунэ, но повреждения шеи были устранены за долю мгновения, боль исчезла, мозг вошел в нормальное состояние, и сознание тотчас вернулось к оборотнице. Пираты хотят похитить ее? Вот гады!

   Стараясь обмануть врагов, Кицунэ обмякла и очень правдоподобно приложилась лбом о крышку стола. Теперь только выждать момент, и...

   Сенсор испортил все.

   Оборотница отчаянно рванулась к выходу, но Сингэн был быстрее. Мечник возник у нее на пути и свирепым пинком в живот сшиб девчонку на пол. Кицунэ упала, потратила мгновение на борьбу с болью и попыталась вскочить, но огромный тесак мечника Прибоя уже смотрел острым лезвием ей в лицо.

   - Не двигайся, - с угрозой произнес Сингэн, без особого труда удерживая на вытянутой руке свое жуткое оружие. Не иначе выпускал Ци в пол из ступней, чтобы не потерять равновесие. - Я не хочу тебя убивать, но прикончу, если вздумаешь создавать проблемы.

   - Вы сошли с ума?! Здесь кругом наши люди! - попыталась запугать врагов Кицунэ. - Среди них много сенсоров, и они... они...

   - Ваши сенсоры видят иллюзию того, что вы с Мей-сама все еще сидите за столом. - Ао присел на корточки возле Кицунэ и протянул руку к ней, начиная испускать Ци из кончиков пальцев. Гендзюцу, навевающее сон, окутало сознание оборотницы, словно тяжелая, сырая вата. - Наши перемещения сокрыты, а излучение Ци от ниндзюцу поглощает барьер. Все хорошо. А теперь расслабьтесь, Хизако-сан.

   Прошло секунд десять и Кицунэ, захваченная искусственно навеянным на нее сном, безвольно обмякла на полу.

   - Вот. Теперь успокоилась надежно, - вздохнул Ао. - Даже странно, что столь сильная в тайдзюцу и невероятно живучая боевая биоформа так уязвима для мастерства иллюзий. Думаю, благодаря этой уязвимости мы сможем познакомиться немного ближе.

   Сенсор подготовил сложное и весьма сильное гендзюцу, призванное открыть ему воспоминания цели. Решительным жестом Ао приложил ладони к голове Кицунэ и пустил целый поток Ци в ее мозг. Есть! Проникнуть было не сложнее, чем в память обычного человека. Ни защитных барьеров, ни силовых схем-обманок. Все настолько просто, что начинаешь подозревать подвох, но... похоже, проникновение действительно удачно.

   Ао словно сам погрузился в сон, и перед его глазами поплыли яркие видения.

   - Мей-сама, - сказал сенсор через минуту. - Скажите, зачем вы взяли в заложники мою милую маленькую сестренку или маму?

   - Что? - воин-дракон с подозрением посмотрела на него. - Ты сошел с ума, Ао?

   Сенсор рассмеялся.

   - Просто, по мнению нашей уважаемой пленницы, только шантажом такая отъявленная злодейка, как вы, могла принудить к сотрудничеству такого очаровательного парня, как я!

   - Поосторожнее со словами, - угрожающе произнес мечник Прибоя.

   Ао молниеносно обернулся к нему. Соседство с погрязшим в крови, весьма агрессивным головорезом действовало сенсору на нервы. Пусть даже он кровный родственник Мей, почему воин-дракон таскает с собой эту рычащую на всех подряд гориллу? Есть ведь в селении Прибоя и другие мечники! Вот и сейчас, абсолютно лишенный чувства юмора, полез в чужой разговор. Нет, дубовый шкаф с тесаком определенно нарывается на драку!

   - Успокойся, Сингэн, Ао не говорил ничего оскорбительного, - поспешила вмешаться Мей, давно уже различными уловками уводившая мужчин от открытой ссоры. Оба ее телохранителя точили зубы друг на друга и оба были сильны. Они терпели друг друга ради Мей, но если сцепятся, их уже будет не остановить, пока один не убьет другого. - Ну, Ао, что ты там выяснил?

   - Эта девочка считает нас вместе с Черной Тенью воплощениями зла, - ответил сенсор. - И неудивительно, ведь вы, Мей-сама, были с Тайсэем тогда, когда... произошла одна из самых глубоких трагедий в жизни нашей пленницы. Тогда, когда Черный буквально вырвал этого пушистого лисенка из рук ее приемной матери, леди Хикари.

   Лицо Мей вытянулось в изумлении.

   - Ао, ты уверен? Это... Златохвостая?!

   - Да. Хебимару не смог удержать на цепи своего неугомонного маленького демона, и лиса снова шастает по миру. Всюду сует свой любопытный нос, присматривается, а потом ломает расчеты и планы отъявленных злодеев. Вроде нас с вами и генерала Хуоджина. Настоящая Хизако попала под кулак какому-то великану, что бродит по горам, а Кицунэ воспользовалась моментом и под видом бандитки проникла в лагерь. Разумеется, с откровенно героическими стремлениями.

   - Недолго же продержал у себя желтоглазый змей эту вершительницу правосудия, - презрительно усмехнулся Сингэн. - Неужели Хебимару и его тюремщики совершенно ни на что не способны?

   - Кто знает? - ответил Ао. - Лиса уже много раз творила чудеса.

   - Чудеса? И какое же чудо спасет ее на этот раз? - слова мечника были полны сарказма.

   - Такое, например, что я не собираюсь отдавать ее Черной Тени. Подумай, долго ли она проживет, если попадет в селение Прибоя и наши враги прознают о том, кто она такая? Тайсэй зауважал ее после того, как страна Водопадов была спасена, а Северная Империя раскололась на десятки кусков. Златохвостую, попади она в лапы Черной Тени, прикончат или превратят в носителя печати сразу, не оставляя кому бы то ни было шанса на ее спасение.

   - Но если мы сдадим лису Алым Теням, то твердо уверим их в нашей лояльности. Это будет полезно.

   - Я не собираюсь отдавать кого бы то ни было на мучительную смерть ради того, чтобы выслужиться перед врагом. Это даже не обсуждается.

   - Отдав златохвостую, мы обретем весьма сильного врага, - привычно вмешалась в нарастающую ссору Мей. - Не хотелось бы мне встретиться в бою с той демонической тварью, в которую превратят лису обитатели подземелий. Это будет монстр пострашнее Кэндзо. Вы хорошо его помните? Пообщавшись с нашим главой пиратов, я готова жизнь положить за то, чтобы подобные ему шедевры из темных лабиринтов больше не выползали.

   - Убить ее?

   - Это тоже не вариант.

   - Но что же делать тогда?

   - Все очень просто. Сделаем ей пару намеков и попросим убраться подальше, пока резня в лагере не началась. Какие бы ни были у нее здесь дела, они закончатся при исчезновении бандитов.

   - Все ясно. - Ао снова склонился к Кицунэ и, положив ей руку на лоб, пустил Ци в мозг пленницы.

   Несколько минут истаяли в ожидании, а затем сенсор произнес со вздохом:

   - Проблема. Она говорит, что у нее здесь друг, захваченный бандитами в плен. Она пришла сюда спасти людей из рабских загонов и уходить, пока миссия не будет завершена, не хочет.

   Сингэн недовольно нахмурился и вздохнул. Мей, поколебавшись пару мгновений, развела руками:

   - Ну что же, выбора нет. Придется помочь. Выводи ее из гендзюцу. Поговорим.


   Кицунэ покинула апартаменты воина-дракона минут через двадцать. Смущенная, раздосадованная и сердитая.

   Смущенная оттого, что злодеи ни с того ни с сего, вопреки любой логике, решили ей помогать. Раздосадованная оттого, что выставила себя полной слабачкой в стычке с этими троими. А сердита она была на себя саму за то, что не смогла додуматься до такого простого решения своих проблем! Этому сенсору с завязанными глазами потребовалась всего пара минут, чтобы все придумать! Ну, конечно, у него же такие замечательные глаза! Он ими весь лагерь видит так хорошо, что даже схему для Кицунэ нарисовал с указанием всех важных мест и стрелочками, показывающими последовательность перемещений. Все из-за глаз. Были бы такие глаза у Кицунэ, она, совершенно точно, придумала бы хороший план действий и без этих негодяев! А то взялись учить да объяснять. Как маленькой!


   Брать с собой бумагу с нарисованной на ней планировкой лагеря не потребовалось. Схема словно отпечаталась в памяти Кицунэ, и нужное здание, путь к которому ей указал Ао, она нашла без особого труда.

   Охранники, по-прежнему принимая обманщицу за Хизако, доложили генералу о ее приходе и пропустили Кицунэ в дом, по богатству обстановки не уступающий многим дворцовым покоям. Кицунэ не могла не обратить внимания на окружающую ее роскошь, но полюбоваться вдоволь ей не позволил генерал, спешно вышедший навстречу и, ухватив Кицунэ под локоть, нетерпеливо увлекший оборотницу за собой в гостиную.

   Один взмах руки, и стража ретировалась, оставив генерала с его подружкой наедине, чем Хуоджин не преминул воспользоваться, тотчас обняв Кицунэ и попытавшись ее поцеловать. Безуспешно.

   От самой идеи целоваться с гниющим полутрупом у Кицунэ все внутри холодело, а Хуоджин к тому же забылся от страсти и сладко вздохнул, радуясь тому, что его мечты наконец-то становятся явью.

   Кицунэ показалось, что она заглянула в мешок, в котором неделю назад издохло что-то большое. От трупного зловонья закружилась голова, желудок сжался в нестерпимом позыве к рвоте, но Кицунэ колоссальным усилием воли подавила внешние проявления бесконечного отвращения и мягко накрыла губы Хуоджина ладонью.

   - Нет, милый, еще не время. Потерпи немного. Посмотри, что я принесла!

   Оборотница показала генералу глиняную бутыль, наполненную дурманом из кувшинов Хизако. Тем самым, которым подлая куноичи травила доверчивых путников.

   - Что же это? - Хуоджин глянул на бутыль с интересом. - Какой-нибудь наркотик?

   - О, это особый и секретный состав! - Кицунэ вывернулась из его рук и, завлекающее рассмеявшись, скользнула к столу, на котором стояли вино, ваза с фруктами, и большие фужеры. - Он усилит нашу чувствительность, придаст сил, и мы с тобой будем на вершине блаженства всю ночь! - оборотница открыла бутыль и налила солидные дозы дурмана в фужеры, а затем заговорщицки глянула на генерала и, покручивая на пальчике один из ниспадающих с ее висков шелковистых локонов, игриво добавила: - Я раньше его скрывала, боясь, что, выпив этого стимулятора, ты сотворишь со мной что-нибудь ужасное!

   Говорила она, не понимая смысла фраз, просто повторяя то, что ее заставил заучить Ао.

   - А сейчас не боишься? - изготовившись ухватить дразнящую его игрунью, генерал направился к Кицунэ. - Берегись, я готов сотворить с тобой много разных ужасов без всяких стимуляторов!

   Кто бы сомневался! Одно касание этих пальцев с отваливающимися ногтями -- уже как воплощение всех самых леденящих кошмаров!

   Кицунэ встретила приближение генерала выставленным вперед фужером, наполненным снотворящей смесью до краев.

   - Так все станет гораздо лучше!

   Хуоджин взял бокал, слегка коснулся им края бокала, который остался в руке Кицунэ, и, выпив его содержимое залпом, швырнул фужер в сторону.

   Разобьется же!

   Кицунэ, ужаснувшись судьбе красивой вещи, едва не прозевала атаку и с трудом увернулась от смыкающихся вокруг нее рук Хуоджина.

   - Ах ты, вертихвостка! - с широкой и донельзя глупой улыбкой, генерал принялся гоняться за взвизгивающей и удирающей от него девчонкой вокруг стола. - Поиграться решила, да? Ну, держись! - генерал схватил столик и попросту швырнул его в сторону.

   Загремела разбивающаяся посуда, фрукты и бутылки покатились по полу. Хуоджин рванулся к Кицунэ напрямик, но та, проскользнув у него под руками, снова увернулась и отскочила на другой край комнаты.

   - Хизако! - беготня генералу уже надоела, тон сменился с игривого на злой. - Хватит дурить! А ну, иди сюда!

   Надо было немедленно выполнять его приказ, но девчонка вдруг замешкалась. Генерал, сначала рассердившись еще больше, вдруг быстро успокоился и даже ухмыльнулся. Заметила, значит? Для того и положил.

   На тумбочке у стены, рядом с устройством радиосвязи, лежало удостоверение личности с золотой каймой.

   - Хуоджин-сама, это же... того капитана, лорда Такеджи, да? - Кицунэ взяла книжечку и открыла ее, сразу убедившись, что не ошиблась.

   - Да. Очень интересный молодой человек, - сказал генерал, приближаясь к девчонке. - Большая удача, что мы сумели захватить его живым. Человек с большим опытом, успевший познать тяжесть и горькую правду жизни. С ним было очень интересно общаться, я уже предложил ему службу в моих войсках и дал время подумать до утра. Спасибо тебе за работу, Хизако. Он -- ценнейшее приобретение за последние две недели. Утром я намерен познакомить вас, и мне кажется, что он очень тебе понравится.

   Понравится? Еще бы мог не понравиться гнусной бандитке благородный воин, стоящий на грани падения во тьму! Один из тех, кого паршивые волки уже почти убедили в своей "правде жизни" и почти заставили отречься от собственного имени. Тот, кто уже начал перерождаться в такого же, да пожалуй, и намного более страшного волка, нежели они сами. Нельзя этого допустить! Нельзя отдавать этим чудовищам никого, ни единого человека!

   Саму бы не забрали...

   Воспользовавшись тем, что девчонка отвлеклась на возвышенные мысли, генерал бандитов подобрался к ней и сцапал, стиснув в объятиях так, что у несчастной оборотницы все косточки захрустели.

   - Самые приятные сюрпризы будут утром, - прорычал Хуоджин, дыша на Кицунэ могильным смрадом. - У нас с тобою вся ночь впереди, так как же нам скоротать время, моя красавица?

   Кицунэ повернулась к нему лицом, осторожно высвободила руки, положила ладони на плечи генерала и принялась ласково массировать. Хуоджин сразу подобрел и заулыбался.

   - Еще чуть-чуть терпения, мой владыка, - проворковала коварная злыдня, подводя генерала к дивану и усаживая доверчивую жертву на подушки. - У меня тоже есть для тебя сюрприз! Подождите пару мгновений, а я сейчас!

   Оставив нахмурившегося Хуоджина на диване, Кицунэ ускользнула в ванную и закрылась изнутри. Ох, скорее бы дурман подействовал! Сколько еще удастся протянуть время?

   - Хизако, ты переигрываешь! - раздраженно выкрикнул Хуоджин после пяти минут ожидания. - Выходи, живо!

   "Ага, сейчас, так и выскочила!"

   - Уже иду! - отозвалась Кицунэ, стягивая с себя платье и оборачиваясь полотенцами. Про платье тоже Ао насоветовал, почему-то уверенный, что если Кицунэ из ванной выйдет такой же, как зашла, то генерал обязательно заподозрит подвох. Кицунэ замоталась в полотенца от колен до самой шеи. Так-то лучше! Выглядит, будто она в ванной действительно что-то делала, а не пряталась.

   - Овца паршивая, - злобно рычал себе под нос измученный ожиданием бандит. - Тридцать лет, а мозги в черепе так и не завелись. Сверну ей шею, если будет продолжать свои глупые фокусы!

   Кицунэ, прекрасно слыша это бормотание, продолжала отсиживаться в убежище. Еще немного! Еще чуть-чуть!

   Сыграло роль нервное состояние и повышенный пульс генерала, организм его был чувствительнее к дурману или просто всему виною принятая доза, но если Такеджи после приема напитка бегал еще минут двадцать, то Хуоджин почувствовал неладное всего через десять минут.

   Генерал помассировал немеющие пальцы, удивленно нахмурился и попытался подняться, но головокружение заставило его упасть обратно на подушки.

   - Хизако! Ты чем меня напоила? Проклятье!

   "Род Хуоджина очень стар, и его дзюцу уже больше четырех сотен лет, - вспомнила Кицунэ слова Ао. - Оно безнадежно устарело, но по-прежнему смертоносно. Яд, вырабатываемый специальными железами в его теле, может быть выпущен в воздух и, заполнив комнату, убьет тебя за пару секунд. Одно касание его ядовитого тумана, и ты будешь обречена. Если генерал что-либо заподозрит и активирует свою силу, беги не раздумывая!"

   Приняв крайне обеспокоенный вид, Кицунэ выбежала из ванной и склонилась к ядовитому чудовищу.

   - Вы в порядке, мой господин?

   - Й-а в порь-ядке? - Хуоджин был взбешен, но язык его начал неметь и заплетаться, выдавая вместо слов потешное бурчание. - Да фы... ота-аравила мениа!

   Кицунэ, суетясь с паническим видом, спешно подобрала бутыль понюхала ее и упала ниц перед пучащим глаза и собирающим силы для крика главой бандитов.

   - Мой господин, простите! Я не виновата, это глупая служанка перепутала бутыли! Вы выпили... тот дурман, которым я поила охрану караванов! Пожалуйста, простите! Но не беспокойтесь, он совершенно безвреден! Это снотворное, ничего более!

   - Хиса-а-ако... ты... ты... тупа-а-айа оф-фца! - так и не нашедший в себе сил позвать охрану, генерал поник и начал терять сознание. Ничего, он с Хизако еще разберется. Вот только очнется от действия дурмана...

   Кицунэ, увидев, что глаза генерала закрылись, выждала еще минуту и настороженно оглянулась по сторонам.

   Все тихо. Окружившие дом телохранители Хуоджина оставались спокойны. Сенсоров, опасаясь подглядывания с их стороны и последующего обсуждения среди подчиненных его любовных подвигов, генерал отослал. Отлично! А теперь...

   Идея вырубить генерала, принять его облик и отдавать приказы бандитам от его имени приходила в голову Кицунэ и раньше. Ради спасения жизни многих людей она была готова на время приять даже такой отвратительный образ, но воплотить подобную идею в жизнь было невозможно -- рядом с Хуоджином всегда были телохранители. При превращении, требующем полной трансформы тела, Кицунэ излучала такое количество Ци, что на этот маяк сбежалась бы не только стража этого дома, но и половина бандитов со всего лагеря.

   Ао подсказал, как обойти эти проблемы. Во-первых, Хуоджин, как и любой нормальный человек, предпочитал обниматься и целоваться со своей возлюбленной наедине. А во-вторых, превращаться в него было вовсе не обязательно.

   Способность к перевоплощению Кицунэ было подарком матери и отца, смешение генов которых дало столь необычный эффект. Но был у нее еще один подарок, полученный от деда, о котором не знал никто, кроме пары шиноби из селения Ветра, и просеявшего память пленницы сенсора-злодея.

   Оборотница, стараясь излучать из ладоней как можно меньше лишней Ци, принялась плести псевдодуши и, одну за другой вселять их в лишенное сознания тело генерала. Оборотница нервничала и ошибалась, умения удержать контроль над свитой в клубок энергией Ци не хватало, и псевдодуши развеивались бесследно. Лишь с шестой попытки "Захват" сработал, и Хуоджин, продолжая безмятежно спать, шевельнулся. Слабая, нестабильная псевдодуша расплеталась, вливаясь в биотоки чужого тела и захватывая его под контроль. Кицунэ улыбнулась, чувствуя успех. Да, в легендах есть рассказы об одержимых духом лисы. Чем же "Захват" не похож на подобную магию? А что слабый, так это потому, что она пока еще совсем маленький лисенок!


   Капитан стражи вошел, услышав громкий выкрик генерала и увидел того удобно расположившимся на диване, закутанным в покрывало и непринужденно пьющим вино из бокала. Девушки не было. Куда та подевалась, было легко догадаться, ведь из ванной слышался плеск льющейся воды. Небольшой перерыв в развлечениях, что тут непонятного?

   - Хизако напомнила мне об одном важном деле, - сказал Хуоджин охраннику. - До смены стражей на постах в главных башнях осталось полчаса?

   - Сорок минут, мой господин.

   - Сорок минут, - генерал кивнул. - Меня беспокоит присутствие сил дайме в наших землях, и я опасаюсь, что утром мы можем подвергнуться нападению. Хизако по моему приказу принесла с собой три бутыли со стимулятором, который должен обострить зрение и слух наших воинов, а также помочь им бороться с дремотой. Бутыли в доме Хизако. Когда наши солдаты заступят на посты, пусть выпьют по кружке этого стимулятора и будут предельно внимательны, наблюдая за подступами к лагерю! Чтобы ни одного шиноби-разведчика не пропустили, ясно? Или казню всех виновных! Так им и передай.

   - Да, господин. Привести в повышенную боеготовность войска?

   - Не помешает. Но пусть держатся в тени. И еще... я подозреваю, что среди захваченных нами пленников могут быть лазутчики и шпионы дайме. Выдайте стимуляторы и охране загона. Но только после того, как раздадите напиток стражам в башнях, чтобы хватило всем. Приказ понятен?

   - Да, господин.

   Получив необходимые наставления, капитан вышел и принялся отдавать приказы подчиненным, а Кицунэ, настороженно выглянув из ванной, выключила воду и вернулась в комнату. Враг ничего не заподозрил. Да и с чего бы ему подозревать неладное, если фон Ци в комнате на нормальном уровне, а генерал выглядит не вырубленным, а с довольным видом отдыхающим?

   - Будете потом всем рассказывать, как ловко вас обманула хитрая лиса! - Кицунэ, понимая что необходимо выждать время, подошла к зеркалу, поправила прическу и хотела заняться самолюбованием, но слезы хлынули из ее глаз и сопли потекли из носа. - А... а генерал у вас дурной совсем! Такой страшный, а все обними да поцелуй его! Был бы он хорошим и умным, пошел бы к мико, они ему живо вывели бы все токсины из организма и раны залечили. Стал бы нормальным человеком, тогда и любви добиваться можно было бы. А злодея, видимо, мико лечить отказались, и стал он страшным, как... как... как мертвец ходячий, вот! Лучше бы он раньше подумал над своим поведением, не творил зла, дружил с мико и вылечился, а уж потом надеялся поцеловаться с такой милой девочкой, как я! Нет, я понимаю, что "красавица и чудовище" -- классический сюжет, но не до такой же степени! Это... это же ужас! - Кицунэ потерла ладони, которые после прикосновений к Хуоджину уже несколько раз вымыла с мылом, но до сих пор ощущала их грязными. - Любое чудовище можно принять, но только если лицо его не является отражением демонической души! - несчастная девчонка обернулась к безмятежно спящему генералу. - Может быть, ты и одинок, но ты сам во всем виноват, и поэтому мне тебя совершенно не жалко! Понял, гад?

   Кицунэ была в истерике, слова лились из нее потоком все тридцать минут ожидания, а генерал в ответ на эти тирады, полные возмущения и обиды, только храпел, широко раскинув руки и пуская пузыри слюны.


   Время ушло, и Кицунэ, с трудом овладев собой, спешно привела свой внешний вид в порядок. Надо идти. Пусть страшно, пусть не хочется, но идти надо. Кто еще спасет тех, кто впал в отчаяние, если не волшебная лиса?

   Стражи у дверей взглянули на вышедшую оборотницу с удивлением.

   - Быстро вы сегодня, - буркнул один из бандитов.

   - Долгое воздержание никому на пользу не идет, - с ухмылкой и пренебрежительным взмахом руки произнесла Кицунэ странную фразу, смысла которой не понимала, но сказала точно так, как научил Ао. - Господин генерал утомился и уснул. Я пойду, пожалуй. Если проснется и позовет, вы знаете, где меня искать.

   Стражи кивнули и проводили уходящую девушку взглядами, а затем один из бандитов вошел в дом и проверил истинность сказанного. Беспокойство было напрасным. Генерал действительно спал, сотрясая громким храпом стены комнаты, разгромленной в любовных утехах. Все хорошо.

   Страж спешно ретировался, вспоминая истории о том, что иногда Хуоджин во сне непроизвольно активировал свое родовое дзюцу и выпускал в воздух страшный яд. Ему то что, только проснется, а прислуге и страже -- смерть. Потому-то Хизако и сбежала так спешно. Да и охране лучше побыть снаружи.


   Торговый караван, везший в соседний регион награбленные бандитами ценности из Агемацу, остановился на ночь в небольшой заснеженной долине, которой приходилось часто служить пристанищем подобным гостям. Ириэ Масакадзу проследил за тем, чтобы стражи хорошенько подлатали старые каменные стены, вместе с начальником охраны обошел расставленные посты и только после этого расположился на отдых сам. Человек привычный к опасности и несущий в себе измененный геном, он мог обходиться без сна несколько суток, поэтому, когда его потревожили, главный торговец каравана не выказал ни тени слабости и поспешил следом за позвавшим его капитаном.

   - По склону полз к дороге, - сказал один из патрульных самураев, что должны были ходить вокруг стоянки и высматривать бандитских шпионов. Места были еще свои, и нападений на караван ожидать было глупо, но служба есть служба и порядок должен соблюдаться.

   У стены сидел, слабо вздрагивая и тяжело дыша, искалеченный человек. Даже беглого взгляда на него было достаточно, чтобы понять, как близок он был к смерти. Ноги раздроблены, левая рука отсечена у самого плеча. Ранения не свежие, обработаны и перебинтованы основательно. Бедолаге кто-то помог после получения увечий.

   - Приведите его в чувство. Он был один?

   - Да. Мы проверили по следам, его укрытие выше по склону. Он лежал там с радиомаяком и несколькими печатями-сигналками, но бумага отсырела, и схемы не сработали. Поэтому пополз сам. Потерял сознание при нашем приближении, видимо, действие обезболивающего давно прошло и держался он на одном адреналине.

   Медик вколол раненому болеутоляющего, а затем щедро излил на него целебную энергию Ци. Когда бедолага шевельнулся, главный торговец поднес к губам полузамерзшего калеки флягу с горячим тонизирующим напитком, и калека с трудом открыл глаза.

   Несколько минут ушло на знакомство и объяснения.

   - Я из группы специальных агентов клана Томинага, - говорил искалеченный шиноби. - Моя группа преследовала особо опасного преступника, укрывающегося в этом регионе, но три дня назад мы столкнулись с патрулем... солдат лорда Хуоджина. Нам удалось скрыться от них, но я был серьезно ранен в бою и... мои товарищи продолжили выполнение задание без меня. Они должны были вернуться... день назад. Но... но судя по всему, что-то им помешало. Вынужден просить вас о помощи, или... или мое имя тоже будет внесено в списки погибших...

   - Вы преследовали опасного преступника? - задумчиво произнес Масакадзу. - Не о Томинага Такеджи ли идет речь?

   - Вы встречались с ним? - глаза шиноби немного расширились. - Где? И... он был один?

   - Мы пересеклись ненадолго в придорожном поселении недалеко от Агемацу. С ним была молодая леди, Сайто Мицуми.

   - Значит, перехватить его наш отряд не успел... - шиноби закашлялся и, тяжело дыша, закрыл глаза. - Но странно, что девушка все еще была с ним. Видимо, сообщница... проклятье...

   - Что натворили эти двое?

   - Прошу простить меня, господа, но... - сознание покидало раненого шпиона. - Огласка может повредить чести клана Томинага. Могу сказать лишь что этот человек... крайне опасен... особенно для... женщин.


   Ао указал Кицунэ последовательность смены постов в башнях, и потому оборотница подходила как раз ко времени, как начинало действовать зелье. Стражи принимали ее за подругу генерала и не удивлялись тому, что хозяйка "стимуляторов" пришла проверить действие препаратов, а когда начинали чувствовать неладное и пытались поднять тревогу, Кицунэ быстро и без шума обезвреживала их.

   Одну за другой оборотница зачистила башни и уложила спящих стражей в теплых комнатах, а затем что было сил помчалась к загону для рабов, едва успев пинком ноги отбросить трясущуюся руку теряющего сознание бандита от кнопки сирены тревоги.

   - Девчонка-то ураган! - с ухмылкой похвалил Ао, издали наблюдая за тем, как оборотница сдвигает металлический засов на двери и исчезает во тьме подземелья. - Сама все сделала, ни разу вмешиваться не пришлось. Ну, теперь только проводить ее вместе со спасенными до ворот и убраться отсюда самим.

   Прошла минута, вторая, пятая, и вдруг Ао громко выкрикнул, заставив Сингэна и Мей схватиться за оружие. Сенсор принялся отдавать указания, Сингэн уже устремился к загону для рабов, но вдруг все трое замерли.

   Стену загона с грохотом вывернуло наружу. Так, словно изнутри в нее ударил таран осадной машины. Камни со свистом полетели во все стороны и градом обрушились на близлежащие строения.


   Стражи у дверей дома Хуоджина удивленно отпрянули, а затем бросились на помощь своему господину, который, открыв дверь, буквально вывалился наружу.

   - Хуоджин-сама! - воскликнул один из бандитов, в числе остальных помогающий генералу подняться. - Что с вами?

   - Эта... проклятая стерва... - прохрипел Хуоджин. - Отравила меня! Где она? Где эта тварь?!

   Земля вздрагивала от отдаленного грохота, истошные вопли и лязг оружия было слышно даже здесь, пока, перекрывая этот шум, над лагерем не покатились завывания сирены тревоги.

   - Где сработала сирена? - выкрикнул генерал.

   - Похоже, у загона для рабов! - ответил капитан стражи. - Что происходит? На нас напали?

   - Откуда мне знать? Помогите мне добраться туда! Ноги отнялись, сам не дойду! Скорее! Да шевелитесь же!

   Двое охранников подхватили генерала под руки и понесли. Третий, забежав в дом, схватил шубу и шапку, а затем помчался следом за остальными.


   Загон для рабов представлял собой большое круглое помещение, созданное в теле скалы при помощи ниндзюцу элемента земли, о чем свидетельствовал неровный пол и отсутствие острых углов даже на колоннах, которые подпирали потолок. Загон строили с размахом, на тысячи рабов. Но в эту ночь людей здесь было не слишком много -- сотни две или три.

   Цепи или колодки для сдерживания людей от попыток побега в века повсеместного применения энергии Ци уже стали неактуальны. Их надевали только на особо опасных, разрыв цепей на которых мгновенно провоцировал охрану на нападение и казнь. Обычные рабы обходились ошейником. Простой полосой металла, дополненной взрыв-печатью. Печать активировалась при попытке снять ошейник без специального ключа или при чрезмерном удалении от "якоря" -- камня или металлического стержня, покрывающего своим излучением всю площадь, где обязан был находиться раб.

   - Вставайте! - выкрикнула Кицунэ, начиная отмыкать ошейники ключом, забранным у тюремщиков. - Вставайте, скорее!

   - Эй, что за шум? - раздалось из темноты возмущенное нытье. - Дайте поспать!

   - Я пришла помочь! Я выведу вас отсюда!

   - Что? Выведешь? - прозвучал в ответ чей-то не слишком дружелюбный выкрик. - Ты еще кто такая?

   - Тебя прислал наместник нашего дайме? - послышался другой голос, женский. - Войска императора пришли захватить долину?

   - Лагерь бандитов сейчас будут штурмовать?

   - Нет. - Кицунэ немного растерялась. - Не наместник и не император... а я... я не хочу, чтобы вас продали в рабство! Я сама пришла всех освободить! Я отведу вас в Агемацу! Или в другой город за пределами района, где у власти не бандиты, а силы закона! Сейчас, только сниму ошейники! Те, кто уже свободен, возьмите второй ключ и помогайте мне!

   - Ты что, одна? - с недоверием спросил из тьмы третий голос.

   - Что еще за защитник справедливости выискался? - донесся четвертый.

   - Кто ты вообще такая? - спросил пятый.

   - А какая разница? - с досадой воскликнула Кицунэ, чувствуя в звучащих из темноты голосах недоверие, насмешку и даже враждебность. - Я спасу вас от рабства и уведу отсюда...

   - Куда? - с обреченностью спросил усталого вида, тощий подросток, сидящий у колонны, с которого Кицунэ в этот момент намеревалась снять ошейник. - Ты, может быть, богатая принцесса и сможешь обеспечить нас жильем и пищей? Убери от меня руки! Я, между прочим, сам бандитам сдался, чтобы они меня в рабство продали. Ведь не в рудники продают. Станем крестьянами или слугами. Еда будет... в тепле будем спать...

   - Оставь в покое ошейники, спасительница! - рявкнул голос справа. - Тюремщики, когда заметят разомкнутые схемы, разозлятся на нас! Ты уже будешь далеко, а нас палками побьют за то, что ты натворила!

   - Кто тебя сюда звал, великая защитница справедливости? - раздался визгливый женский голос слева. - Где ты была, когда мой дом наизнанку выворачивали, вынося деньги и ценности? Думаешь, мне есть куда возвращаться?

   - Как нам выжить? Разбойники отвезут нас туда, где нужны рабы. А ты попробуй продаться в Агемацу! Никто же не купит!

   - Ни у кого из нас нет денег и документов! Куда мы без них пойдем?!

   - Сколько нищих и бродяг этой зимой насмерть замерзло, знаешь? Хочешь, чтобы и мы так же подохли, наслаждаясь подаренной тобою свободой?

   Кто-то во тьме засмеялся. Злобно, с ярко выраженной издевкой.

   - Что вы рычите на нее? Склонитесь с почтением, перед вами принцесса из обнищавшего самурайского рода, начитавшаяся сказок о благородных героях! Развила грозные родовые дзюцу и возомнила себя богиней правосудия, которая теперь идет по миру, верша добро и справедливость!

   - Я и не думал, что такие действительно существуют! Иди, дура, спаси весь остальной мир, а нас оставь в покое!

   Насмешки и ругань, становясь все более злыми, неслись к Кицунэ со всех сторон. Люди срывали накопленную за месяцы несчастий злобу на той, что пришла помочь им... слишком поздно.

   - Заткнитесь!!! - дикий крик Кицунэ заставил рабов подавиться собственной злобой и замолчать. Оборотница, тяжело дыша, держалась рукой за колонну и боролась с бьющей ее тело нервной дрожью. Она ведь действительно думала, что люди будут рады ее помощи, и очень старалась. Столько ужасов и опасностей перенесла, и ради чего? Только ради того, чтобы быть осмеянной? Нет, этого не может быть! - Кто-нибудь... кто-нибудь из вас хочет уйти со мной? Хоть кто-нибудь?

   Отзовитесь! Трое, двое, пусть даже всего один! Должен же найтись хоть кто-то, чье спасение станет наградой для Кицунэ и уверением, что все было не напрасно?

   Но рабы молчали, отворачиваясь и прячась в темноте. Ни одного отклика.

   - Понятно. - Кицунэ поникла и горько улыбнулась. - Пусть будет так. Лорд Такеджи из клана Томинага! Ты здесь?

   - А? - раздался удивленный голос от дальней стены. - Кто ты? Откуда меня знаешь?

   - Такеджи-сан, это я, Нами! Я пришла за тобой! Пойдем! Или ты тоже хочешь остаться рабом?

   Пару мгновений царило полное изумления молчание, а затем раздался шорох. Кто-то в абсолютной тьме поднимался на ноги.

   - Нами? Ушам своим не верю! Как ты сюда попала, маленькая глупыха? Я уже думал что никогда тебя не увижу!

   Кицунэ нашла ронина по голосу и радостно бросилась ему в объятия. Хотелось плакать, но, увы, на это не было времени.

   - Я намерен был сбежать, когда бандиты доставили бы меня в места получше и повеселее, чем эти ледяные горы, - говорил Такеджи, пока Кицунэ размыкала ключом силовую схему на его ошейнике. - Но раз ты пришла за мной, разве я могу оставить тебя одну? Теперь ничего не бойся, мы сможем прорваться, даже если стражи очнутся! Ты ведь их не поубивала там?

   В темноте он не мог рассмотреть лица Кицунэ и не заметил поразительного сходства ее с коварной мико. Кицунэ все ему объяснит. Чуть позже, когда они будут в безопасности. Далеко-далеко от этого страшного места.

   Не говоря ни слова, Кицунэ извлекла из кармана и вложила в руки Такеджи маленькую книжечку с золотой каймой, прикоснувшись к которой, ронин ощутимо вздрогнул. Генерал бандитов предлагал тебе служить ему? Вспомни, кем ты родился на свет, и никогда больше не забывай.

   - Спасибо, - опустив голову, сказал ронин. - И подожди еще мгновение, мне нужно оружие, - склонившись, Такеджи подобрал с пола разомкнутый ошейник, запустив в который энергию Ци, легко согнул и намотал себе на руку, превратив в подобие кастета. - Так-то лучше. Не катана, конечно, но тоже сгодится.

   - Меч можно забрать у одного из стражей, - подала резонную мысль Кицунэ. - Пойдем, нужно спешить! Уберемся подальше, пока другие бандиты не заметили, что их друзья напились того гадского дурмана и дрыхнут на постах!

   Все-таки она спасла одного человека. Такеджи никогда не станет бандитом!

   Взяв ронина за руку, волшебная лиса потянула его к выходу, но не успела она сделать даже один шаг, как ронин вдруг резко рванул ее на себя и замахнулся, вкладывая в удар всю свою мужскую силу, всю свою ненависть, презрение и злорадство.

   - Лови, принцесса!

   Удивленная и не успевшая ничего понять, Кицунэ начала оборачиваться к бандиту, и в этот момент стальной кастет с сокрушительной силой врезался ей в лицо.

   Мягкие ткани размазало в кашу. Кости с хрустом сломались и сместились.

   Вспышка боли поглотила для Кицунэ весь мир, и ощущение реальности вернулось к ней, уже когда она лежала на полу, а недавний друг сидел на ее спине и заламывал руку оборотницы в болевой захват. В болевой захват? Или...

   Суставы с громким треском вывернулись, жилы и мышцы полопались. Истошный вопль Кицунэ эхом заметался под сводами зала.

   - Она еще и орет после такого-то удара! - во тьме двигались, окружая Кицунэ, еще несколько черных фигур. Такеджи за время заключения с рабами нашел себе друзей. - Я бы с проломленной головой лежал и не дергался, а она вопить умудряется!

   - Живучая! - Такеджи ухватил Кицунэ за волосы и вжал ее лицо в окровавленный, грязный пол. - Настоящая благородная дочка самураев, это вам не крестьянка грязная! Защитница справедливости, как-никак! Сломайте ей вторую руку и обе ноги! Сдадим лорду Хуоджину эту благородную освободительницу рабов как доказательство нашей лояльности!

   - Как вы можете? - плача и кашляя, пытаясь вытолкнуть заливающую рот кровь, прохрипела Кицунэ. - Я... я же помочь вам пришла... ты... ты же просил меня... тебя не бросать...

   Неужели она опоздала? Неужели лорд Такеджи, пошедший против приказов начальства ради спасения детей и женщин, неужели благородный самурай, бросившийся на помощь девочке, которую едва не сцапали негодяи в деревянных масках, так легко поддался на уговоры бандитов? Как? Как такое возможно?!

   Не желая выдать себя перед союзниками, ронин не произнес ни слова вслух, но синий призрачный туман поднялся над пальцами, которыми он сжимал волосы девчонки, и воздействием Ци на мозг бандит создал для Кицунэ простейшую слуховую галлюцинацию.

   "Да за кого ты меня принимаешь, принцесса? - прозвучал в сознании Кицунэ ехидный голос бандита. - Впрочем, мне ли не знать, за кого? Думала, что нашла себе благородного принца, стоит которого чуть поддержать, и он для тебя наизнанку вывернется? Дура! Каждый раз, когда начинаешь обхаживать очередную приглянувшуюся дамочку, она ведет себя так, словно никогда не слышала об аферистах-любовниках! Мне удавалось порой в одном городе из трех-четырех идиоток разом подарки и деньги тянуть! Были даже и такие, что соглашались со мной, чужим человеком, из родного дома сбежать, собрав все драгоценности и деньжата из папиного сейфа! Вот как вам всем хочется крутого мальчика! А мне что? Если девочка поплоше, сразу ей ножом по горлу да в овраг, а если из элиты... можно потом с полгода по курортам мотаться, главное, чтобы мы со спутницей друг другу не надоели или чтобы она не начала агитировать за обустройство совместной жизни. Ведь если я работу начну искать, сразу всплывет, что крутой мальчик вовсе не миролюбивый и добрый самурай, а обычный неуч с измененным геномом, который с мечом только пару пафосных поз принять может!"

   Бандит на мгновение прерывал свою болтовню, когда Кицунэ заходилась в крике невыносимой боли. Новообретенные приятели Такеджи поочередно вывернули ей суставы на руках и ногах. Ронин даже не был уверен, что, агонизируя, жертва хоть что-то понимает из его слов. Он просто выговаривал, больше для самого себя, наслаждаясь своим мастерством и хитростью, торжествуя от того, как лихо проворачивал дела. Что поделать, людям его ремесла редко выпадает возможность безнаказанно похвастаться.

   Бандит хвалился, но Кицунэ слышала все, до последнего слова. Теряя сознание при каждой вспышке боли в ломаемых суставах, она восстанавливалась и приходила в себя так быстро, что даже не замечала кратких мгновений тьмы.

   "Последние четыре года были особенно удачными, - язвительно вещал бандит. - Мне приходилось уже притворяться и вольнонаемным слугой, и студентом, и даже ветераном-ронином... но прочитав статьи в газетах о несчастном капитане Такеджи, я чуть сна не лишился от мыслей о рыбе, которую можно поймать на такую наживку! Имя и история, разрекламированные газетами на всю страну! Благо что и искать его долго не пришлось!"

   Дзюцу бандита было плохо сбалансировано, а контролировалось еще хуже. Синий туман Ци резким всплеском охватил все его тело, накрыв голову и создав путь для передачи информации. В сознании Кицунэ вспыхнули чужие эмоции, яркими образами полыхнули самые яркие моменты чужой памяти, связанные с событиями, о которых ее мучитель говорил. Она узнала то, что произошло четыре года назад, тихой летней ночью в одном из городов на северо-западе страны Камней. Как назывался тот город? Этого память бандита не сохранила.


   Шиноби, отвечавший на вопросы хозяина каравана, терялся в мягко окутывающем сознание наркотическом тумане. Впадая в бред, он начинал верить, что говорит с заказчиком расследования, а не с совершенно посторонним человеком. А раз перед ним глава клана, таить нечего.

   - Боясь вашего гнева, мой господин, и солдаты, и слуги оставили лорда Такеджи, - вел доклад шпион. - Но, завершив все дела в родовых владениях, изгнанник прибыл в другой город уже не один. Его спутник, смею полагать, мой господин, сумел подольститься к опальному лорду, выразив свое участие чужой беде и уважение проявленному милосердию. Капитан Такеджи... доверился ему... - шиноби раскашлялся, отпил из чашки, которую поднес к его губам торговец, и продолжил. - Мы допросили хозяев гостиницы, в которой остановились лорд Такеджи и его спутник... называвший себя вольнонаемным слугой и предъявлявший документы на имя Яджима Кацухико. Мы применяли гендзюцу, под которым хозяева гостиницы вспомнили все детали... что лорд Такеджи был полностью безденежен, но у слуги откуда-то находились средства на выпивку. Они кутили вместе, заливая обиду на жизнь... и однажды утром слуга, вместо того чтобы привести хмельного господина домой, пришел один. Он сообщил, что лорд Такеджи встретил друга, готового принять капитана-ронина на службу. Слуга собрал вещи своего хозяина, расплатился за услуги гостиницы и исчез...

   - И с тех пор таинственного слугу больше никто никогда не видел, - задумчиво сказал хозяин каравана. - А благородный лорд из клана Томинага сильно изменился.


   Кицунэ была так потрясена, что даже боль в руках и ногах отошла для нее на второй план. Так вот что имел в виду генерал Хуоджин, когда говорил что капитан Такеджи должен понравиться Хизако! Да, конечно, они бы очень даже хорошо спелись дуэтом! Оба бандита были подлыми самозванцами, прячущимися под именами порядочных людей. Два людоеда, волк и волчица.

   "О, прошу прощения, - даже извиняясь, бандит не выглядел расстроенным. - Я же предупреждал, что не очень хорошо владею собственными силами?"

   - Лорд Такеджи... - прохрипела Кицунэ. - Ты... ты убил его!

   "Без колебаний. Кому во всем нашем огромном мире был нужен этот идиот и жалкий нытик? Спас каких-то визгливых недоносков, надо же! И чуть не загубил все, чем владел! Я буквально спас его имя, когда сбросил господина капитана в трубу мусоросжигателя и сам стал лордом Такеджи! Теперь его запомнят как покорителя женщин и сердцееда, разве это плохо? Сам он никогда не реализовал бы свои возможности, а я о таких возможностях мечтал всю свою жизнь! Кем бы я был, если бы упустил единственный шанс?! И, если хочешь знать, успех был грандиозен! Когда я в шелковом костюме, с мечами лорда Такеджи у пояса и с его удостоверением личности в кармане, вошел в вагон первого класса на железнодорожной станции того городка, все стоявшие в тамбуре красавицы-аристократки дружно повернулись ко мне, и то, что произошло, не передать словами! Взрыв чувств! Девочки едва сознания не лишились от буйства гормонов, ведь перед ними был самый лучший, самый желанный из всех самцов на планете! Перед ними был бог! И этим богом был я".

   - Убийца... гнусный выродок...

   "Спасибо, что вернула мне удостоверение того неудачника, хотя оно мне больше и даром не нужно, - все так же бессловесно сказал бандит потрясенной девчонке, поигрывая книжечкой с золотой каймой. - Но, может быть, ты хочешь узнать мое настоящее имя? Хокори. Так назвал меня хозяин, когда я был самым обыкновенным ребенком рабов. Хокори означает "пыль". Я был лишь щепотью пыли под ногами своего господина, понимаешь? Но жизнь сама расставляет по местам слабаков и сильных. Келькурусы мнили себя хозяевами? Тонко играя со смертью, я своими руками добыл себе свободу, высокий статус и богатство, которое могу сколько угодно тратить на свои собственные удовольствия! А что они, те, кто мнил себя сильнейшими? Такие, как тот не к месту милосердный лорд Такеджи, и все остальные гордые келькурусы, которых я убил? Эти неудачники подохли, как бараны на бойне. Кто же из нас пыль, скажи мне? Кто из нас грязь?! - бандит громко рассмеялся. - И знаешь что веселит меня больше всего? Не что иное, как внезапная сверхуспешность капитана Такеджи заставила главу клана Томинага заподозрить, что с его провинившимся сынком что-то не так, и отправить шпионов для проверки! Пришлось мне срочно срываться с места и спасаться бегством через регион, куда боятся соваться все законопослушные граждане страны Камней!"

   Лежа на полу, под коленом торжествующего бандита, Кицунэ обмирала от ужаса и стыда, понимая, какой идиоткой была, надрывая жилы, интригуя и рискуя ради... ради кого? Ради людей, нашедших теплое место в рабском загоне? Ради вот этого изувера?!

   - Леди Мицуми...

   - Что? - прерванный посреди рассуждений, бандит даже произнес это вслух.

   - Что с леди Мицуми? - выкрикнула Кицунэ. - Отвечай, подонок!

   "О, ты о той милой глупышке, что принесла мне деньги на дорожные расходы? Ее участь воистину печальна. Нет, ты скажи, чего девочке в жизни не хватало? Вроде и муж хоть какой-то есть, и богатство, и уважение в обществе. Живи и радуйся! Но нет, прослышала от подруг о пылком красавце-капитане, все сразу прочь, и перья распушила, как весенняя пташка! Такая красивая, такая жадная до любви, такая щедрая... само очарование!"

   - И ты... ты ведь не стал ее убивать, правда?! Только ограбил!

   "Мечтай, дурра, - от бандита повеяло таким злом, что душа несчастной девчонки начала покрываться кровоточащими язвами. Даже подельники ликующего чудовища испуганно шарахнулись прочь. - Прояви фантазию и представь сама, что я сделал с ней, когда мы углубились в горы, и изнеженная леди превратилась в тяжелейшую обузу! Я хорошо провел с ней время. Об одном жалею, что не успел так же хорошо провести время с тобой!"

   Кицунэ слушала и не могла поверить. Нет, это просто какой-то страшный морок! Это все бред и кошмар, ведь люди -- не демоны! Даже демоны в сказках не творят таких страшных злодейств.

   Все это -- правда. Даже гибель несчастной женщины, полюбившей подонка. Конечно, изверг мог бы просто обобрать и бросить ее, но тогда у людей не оставалось бы легенды о счастье Мицуми и Такеджи. Романтичные девочки будут обмениваться рассказами об этой любви и с еще большим нетерпением ждать тех, кто позовет их сбежать из родного дома. Они будут уходить за поманившим их счастьем и одна за другой погибать в руках лживых волков.

   Дрожа от рыданий, Кицунэ закусила зубами край каменной волны, одной из многих, составляющих неровный и грубый пол загона для рабов. Глаза ее, успевшие к этому времени сменить цвет на небесную синеву, теперь заполнялись пугающей тьмой. Менялся цветовой пигмент, ничего более, но эта перемена была лишь крошечным внешним проявлением безумия, застилающего сознание девчонки.

   - Обожаю, когда вы плачете, - дыхание монстра коснулось уха Кицунэ. - Эти слезы лучше всего доказывают, что сейчас, на самом краю, вы понимаете, какая на самом деле вы жалкая грязь, а кто вопреки вашим сказкам и мечтам НАСТОЯЩИЙ ХОЗЯИН ЭТОГО МИРА!

   Удар кулака обрушился на затылок Кицунэ, толкнув ее голову вперед, и каменный уступ выбил ей передние зубы, в кровь разорвал десны и губы.

   Боль... как больно... все внутри горит...

   Кицунэ давилась кровью и слезами, слабо корчась и хрипя на грязном полу.

   - Потащили! - Хокори убрал колено со спины Кицунэ и сделал пару шагов вперед, а один из его новоявленных приятелей ухватил Кицунэ за шиворот и поднял ее, словно сломанную куклу, но бандиты не знали, кто попал им в лапы, и до последнего момента были уверены в победе.

   Жилы вытянулись и соединились, мышцы рывком вернули руки и ноги в нормальное положение. Переломанные суставы встали на свои места, хрящи срослись.

   Кицунэ поджала ноги и, крепко упершись ступнями в землю, начала подниматься, одновременно отталкивая руку бандита, который держал ее. Это было началом движения, продолжая которое, девчонка развернулась на месте и влепила кулаком в брюхо бандита, стоявшего позади. Казалось немыслимым, чтобы щуплая девушка нанесла грузному и крепкому мужчине серьезный вред, но бандита буквально сложило пополам и швырнуло прочь на несколько метров, а Кицунэ, плавно переходя к новому движению, обрушила удар своего маленького кулачка на плечо бандита, из рук которого только что вырвалась. Удар сверху вниз, словно дубинкой. Кулак молодой женщины невелик, но синее свечение Ци окутывало руку Кицунэ, словно призрачное пламя, и бандиту показалось, что ему по плечу ударили тяжелым кузнечным молотом. С хрустом раздробились кости плеча и ребра. Разбойник, завопив, повалился на пол, а Кицунэ, обернувшись к третьему врагу, изумленно вытаращившему на нее глаза, со всех поднявшихся в ней сил врезала бандиту в зубы.

   Четвертый и пятый приятели Хокори очнулись от шока внезапного нападения и бросились на Кицунэ. По рукам обоим заструилась Ци, ладони их развернулись, и призрачное сияние низринулось с пальцев, обращая руки в подобие мечей. Ударить в бока и спину, пронзить насквозь, оставив жуткие раны, совершенно несовместимые с жизнью!

   Кицунэ встретила атакующего справа ударом ступни в коленный сустав. Ронин повалился на землю, завывая и хватаясь за вывернутую под неправильным углом, ногу.

   Атакующий слева так дешево не отделался.

   Кицунэ слегка отстранилась, пропуская его удар мимо себя и, ухватив врага за запястье, с силой рванула.

   Теряя равновесие, бандит пролетел мимо нее, а Кицунэ, с точностью повторяя прием, которому научил ее Хебимару, вывернула руку врага, своей силой и инерцией летящего тела ломая сразу локтевой и плечевой суставы. Но это было еще не все. Не выпуская запястье врага, Кицунэ снова рванула на себя и на подлете врага шибанула ему кулаком в глаз с такой силой, что верзила перевернулся через голову, прежде чем рухнуть на пол.

   Оставив позади пятерых бандитов, корчащихся на полу от боли или лежащих неподвижно, оборотница бросилась к Хокори.

   - Ах, ты... - бандит замахнулся кастетом, но двигалась оборотница слишком быстро. Нанести удар злодей попросту не успел.

   Кицунэ, метнув руки вперед, прижала ладони к животу и груди бандита. Пол под ногами рабов, изумленно смотрящих со всех сторон на озаренное сиянием Ци побоище, ощутимо дрогнул. Двойной импульс Ци из ладоней оборотницы смел Хокори и швырнул его через весь зал, с гулким ударом впечатав в стену.

   Отлетевший в сторону кастет зазвенел по каменному полу. Утопая в багровом тумане боли, обезоруженный и искалеченный, аферист-убийца беспомощно смотрел, как объятая синим пламенем бушующей Ци фигура "принцессы" буквально летит на него. В этот момент леденящий ужас проник в самые дальние уголки его души и сковал бандита предчувствием неминуемой смерти. Хотел бы он сейчас оказаться на месте одного из тех злодеев в детских историях, в которые так отчаянно верила Кицунэ. Хотел бы, чтобы герой, вместо того чтобы добить побежденного злодея, демонстративно отступил и произнес что-нибудь вроде: "Ты заслуживаешь смерти, но если я убью тебя, то стану таким же, как ты".

   Но он сам доказал оборотнице, что реальный мир -- не детские фантазии.

   Объятый буйством энергии, кулак устремился к Хокори, и в ярчайшей вспышке мир, в который этот подонок принес столько зла и боли, погас для бандита навсегда.

   Стену вывернуло наружу. Камни, разлетаясь во все стороны, с грохотом ударили в стены домов и попадали на, присыпанные снегом, улицы.

   Пыль серым облаком выплыла из пролома. Рабы с выражением страха на лицах отползали прочь от той, что мечтала их спасти. Серые тени укрывались за колонны и прятались во тьму как можно дальше.

   Кицунэ бросила в их сторону взгляд, полный горечи и слез.

   Идти. Надо идти.

   Пошатываясь на дрожащих ногах, густо запятнанная чужой кровью, оборотница выбралась из загона для рабов и огляделась, видя десятки бандитов, бегущих к ней со всех сторон.

   Наспех вооруженные и кое-как одетые, разбойники остановились, глядя на объятую синим огнем фигуру. Зрелище было внушительное. Бандиты заорали, организуя оборону и отсылая тех, что послабее, за подкреплениями. Весь лагерь встал на дыбы. Тысячи ронинов, подчинившихся приказу генерала о повышенной боевой готовности, в полном броневом облачении и вооруженные до зубов, устремились туда, где назревал нешуточный бой.

   Вот они. Хозяева жизни, сытые, довольные и самоуверенные. Они -- сила. Они -- власть. Стань злее, круши и души всех подряд на своем пути, внушай врагам страх, унижай слабых. Тогда станешь велик! И хуже всего, что люди действительно верят в это. Вся огромная общность их приняла этот закон, и над обитаемыми землями воцарилась ночь упорядоченного зла. Одиночки, желающие жить иначе, обречены на унижение и смерть. Ложь, злоба и угроза разрушения -- хозяева. Любовь, дружба и стремление помогать людям -- слабости, блажь и игрушки в руках злодеев. Как и говорил хозяин, таков порядок мира людей.

   - Я никогда не стану такой же, как вы! - прохрипела Кицунэ, и синее пламя взметнулось над ней еще выше. Слабый хрип превратился в крик, полный неистового гнева. - Даже если останусь одна во всем мире и все будут смеяться над моей глупостью, я никогда не приму вашу правду жизни! Слышите меня, ублюдки? Я! Никогда! Вам! Не поверю!!!

   Ураганы Ци ударили из тела оборотницы во все стороны. Беспримерная ярость воспламенила ее кровь, и внутренние врата духа открывались одно за другим.

   - Смейтесь, издевайтесь, - рычала Кицунэ, делая первый шаг навстречу попятившимся в смятении многочисленным врагам. - Называйте меня наивной дурой, но если мне удастся выжить, я разорву всю себя, до последней жилки, чтобы вытащить человечество из гибельной ямы и создать мир, в котором вам, ублюдкам, не будет места! Идите же сюда, стадо трусливых слабаков, и попробуйте убить меня, ради собственной самозащиты!

   Бандиты не слышали ее слов сквозь шум и рев беснующейся Ци, но собравшаяся толпа, прекрасно понимая, что сражение неизбежно, ощетинилась копьями и ринулась в атаку.


   Трое агентов страны Морей наблюдали за происходящим издали, с крыши одного из высоких зданий.

   - Мы сможем ее вытащить? - Сингэн вложил тесак в крепления за спиной. - Против нее уже сейчас две сотни врагов.

   - Тихо! - Ао сделал знак рукой, и все трое скользнули в укрытие.

   Мимо здания, на котором укрывались шиноби Прибоя, с лязгом и грохотом промчалась сплошная стальная лавина тяжеловооруженной пехоты. Не меньше трех тысяч самураев спешили к месту сражения, а над крышами ночного лагеря уже разносились завывания сирен тревоги, способные, казалось, поднять на ноги даже мертвых.

   - Если вступим в бой, только погибнем сами и ей ничем не поможем, - сказала Мей.

   - Значит...

   Лидер Кровавого Прибоя печально склонила голову.

   - Сказка о лисенке закончится здесь.


   Кицунэ тоже понимала, что долго ей не продержаться, но позволять врагам просто отрубить ей голову намерена она не была.

   Вихри Ци, хлещущие из ее тела во все стороны, сшибали и отметали прочь тех, что послабее, а более сильных, прорвавшихся сквозь ураган, Кицунэ встретила яростными ударами кулаков в щиты и шлемы.

   Кто-то заорал, роняя искореженный щит и хватаясь за размозженную руку, кто-то полетел прочь с переломанными ребрами, кто-то повалился со свернутой набок челюстью. Оборотница шла сквозь толпу, расшвыривая и калеча всех на своем пути.

   Открытые внутренние врата дарили Кицунэ невероятную скорость и силу, враги казались ей медлительными и неуклюжими, словно сонные осенние мухи, но в толпе неповоротливых увальней возник вдруг один, движущийся с нормальной скоростью, затем второй и третий. Ураганы излучаемой Ци сталкивались, порождая буйство энергии, уносящей прочь тела побитых и раненых бандитов. Сметая сопротивление безумствующих потоков, ронины устремлялись на Кицунэ и заносили оружие для удара. Оборотница подхватила с земли оброненное кем-то из врагов копье и ушла в оборону, ударами древка отражая выпады противников. Она продержалась несколько секунд и даже умудрилась ранить двоих бандитов, но пронзившая ураган стрела вонзилась ей в плечо, заставив на мгновение потерять равновесие и открыться для ударов.

   Запасы Ци быстро истощились. Ураган утих, и в окружении тысяч врагов Кицунэ упала на колени. Упасть полностью она не могла физически. Кровь текла по древкам коротких цельнометаллических яри, пробивших ее бока, спину и живот. Стрелы засвистели, легко поражая неподвижную мишень, но один из бандитов, со знаками капитана на шлеме, громко рявкнул, приказав стрелкам остановиться.

   - Глазам своим не верю! - сказал бандит, приближаясь к истекающей кровью оборотнице. - Вы посмотрите! Да это же подруга нашего генерала, Хизако!

   Ронин схватил девчонку за волосы, заставил ее поднять голову и слегка помял ей щеку пальцами, подозревая в ней мастера маски и излучением Ци пытаясь заставить отслоиться псевдокожу. Маски не было.

   - Предательница, - злобно ругнулся бандит, вынимая катану из ножен. - Спелась с законниками, да? Жаль, что ты уже ничего не можешь сказать, я бы с удовольствием послушал твои предсмертные визги. Прощай, гнусная тварь. Хуоджин все равно приказывал убить тебя.

   Ронин выпустил волосы оборотницы и замахнулся, намереваясь срубить ей голову, но в этот момент...

   Элемент огня преобладал в энергии Ци Кицунэ, и именно он отозвался отчаянный волевой импульс с ее стороны. Разом, в одно мгновение, вся Ци, излученная в воздух при открытии внутренних врат, детонировала.

   Пламя взметнулось до небес и покатилось по лагерю бандитов, окутывая людей и дома. Бандиты с воплями выскакивали из сияющего огнем облака и, падая на землю, принимались кататься с боку на бок в попытках сбить с себя пламя.

   Пламя, которое из-за разреженности Ци могло лишь опалить волосы или оставить легкий ожог. Враги бежали перед иллюзией опасности, перед феерично выглядящей обманкой.

   Огонь бушевал, а в самом эпицентре пожара Кицунэ начала подниматься на ноги.

   - Если сейчас соберет силы для бега и ринется на прорыв, то сможет сбежать! - Ао, сияя от восторга, даже подался вперед. - Это истинно лисий огонь! Напугала ублюдков! Вставай же, малышка! Беги сюда, а мы поможем тебе оторваться от врагов!

   Кицунэ подняла трясущиеся руки и вцепилась пальцами в древко копья, торчащего из ее живота. Только сильнейший стресс, воззвавший ко всем ресурсам ее организма, позволял оборотнице оставаться в сознании. Надо избавиться от этих штук, что мешают ходить. Избавиться от них, и бежать... иначе... иначе она уже никогда не увидит маму. Никогда... не вернется домой.

   Капитан бандитов, что едва не срубил оборотнице голову, очнулся от шока и, не веря себе, осознал, что все еще жив. Не сгорел до костей, не рассыпался пеплом. Этот огонь -- бессильная обманка!

   Яростно взревев, взбешенный великан замахнулся ногой и сильнейшим пинком в зубы повалил Кицунэ на землю. Мир вокруг истерзанной и избитой девчонки играл серебристыми искрами. Все кончено. С самого начала у нее не было ни единого шанса, и вот... все кончено.


   Двое охранников помогали генералу идти по усеянной обломками камней, улице. У стен в ожидании медицинской помощи сидели раненные бандиты.

   - Каковы наши потери? - спросил глава бандитской армии.

   - Подсчитываем, мой господин, - отозвался капитан его личной стражи. - Погибших нет, но около сотни воинов тяжело ранены.

   - Погибших нет? Неожиданно.

   - Ну, мы же самураи! Крепкая броня да обучены неплохо. Самурая сложно убить.

   - Что с рабами?

   - Из шести, что напали на свою спасительницу, двое убиты, четверо искалечены. Сомневаюсь, стоит ли тратить медикаменты на эту мразь...

   - А остальные?

   - Остальные невредимы. Что им будет? На некоторых ошейники разомкнуты, но они сами просят закрыть замки обратно.

   - Ясно. Проверьте ошейники на всех, и пусть продолжают смирно сидеть. Они убедительно показали, что достойны своей судьбы.


   Кицунэ стояла на коленях. Руки ее были связаны за спиной металлической проволокой, за один из концов которой держал рослый воин, демонстративно поигрывающий электрическими дугами, проскакивающими меж его пальцев.

   Бандиты были изумлены, осмотрев оборотницу и увидев, что истерзанное тело устроительницы беспорядков все еще подает признаки жизни. Раны на ее теле быстро затягивались, в груди взамен пронзенному копьем выросло и трепыхалось новое сердце. Удивление бандитов было столь велико, что добивать полумертвую лазутчицу они не стали.

   - А вот и наше чудо! - капитан, сопровождающий генерала, подошел к Кицунэ и пнул ее в живот. - Регенерация у нее дикая, но боль, похоже, чувствует так же четко, как любой человек. Смотрите, как трясется! Что, мразь, неужели и правда больно? Или ты за свои фокусы от нас другой награды ждала?

   Бандит пнул Кицунэ еще раз, прежде чем генерал остановил его.

   - Не думаю, что эти удары сделают ее разговорчивее, - сказал Хуоджин. - Ее живучесть поражает, но она явно на пределе и может умереть, получив еще пару ударов. Умрет, ничего нам не сказав.

   - А спросить ее есть о чем, - капитан, со вздохом, отступил на шаг. - Эй, ты! Защитница рабов! Кто ты такая? Отвечай!

   Кицунэ не могла ответить. Ее мутило, голова кружилась, а тело буквально горело изнутри -- организм вел отчаянную борьбу с бактериями и грязью, занесенными в раны оружием врага. Одно ранение в живот, разорвавшее кишечник и выпустившее в брюшную полость остатки пищеварения из желудка, стало бы смертным приговором любому обычному человеку. Кицунэ платила болью, дурнотой и жаром. Иммунитет героически боролся с заражением, словно был у верен, что у хозяйки есть хоть малейший шанс выжить.

   - Что значит "кто такая"? - удивился генерал. - Ты не узнаешь Хизако?

   - Я сильно сомневаюсь, что это Хизако, мой господин. В отличие от вас, Хуоджин-сама, я не был удостоен чести быть знакомым с названной куноичи Скалы до того времени, как она пришла к нам после боя под Инакавой, но уверен, что ни один воин клана Кинджоу не способен пробить стену ударом кулака. Действие стимуляторов, которые она якобы принимала, слишком похоже на открытие внутренних врат. Это мастер тайдзюцу, а не воин Кинджоу. Скорее всего, один из шпионов той группы войск, что маневрирует на западе нашего района.

   - Но как ты объяснишь ее внешнее сходство с Хизако? На ней нет маски.

   Быстро растущая толпа бандитов подалась вперед. Этот вопрос интересовал всех даже больше, чем невероятная регенерация куноичи. Регенерация - это понятно, раны у всех заживают, и даже в такой потрясающей живучести волшебного ничего нет. А вот способность принять чужой облик... это уже прямое свойство сказочных йокай.

   Механизм процесса представить крайне сложно, а, значит, произошедшее близко к магии. Манящей и завораживающей. Всегда интересной.

   - Хочу напомнить вам о волшебной лисе, мой господин. Рабы говорят, что "спасительница" особо обращалась к тому крикливому рабу, что хотел присоединиться к нам, и этот раб называл ее по имени. Нами. Нами... это ведь его спутница, которая сбежала от наших людей на дороге, а затем объявилась в Агемацу и снова скрылась? А теперь... - капитан указал Кицунэ. - Эта самая Нами здесь и в облике одной из наших куноичи? Как такое возможно? Ответ один. Это оборотень. Такой же, как златохвостый демон. Или кто-то повторил открытие того ученого, Хебимару, или же Хебимару украл материалы из наших генетических центров. Это оборотень, работающий на правительство нашей страны! Он убил Хизако еще в храме или перехватил ее на пути в лагерь, затем принял ее облик и проник к нам!

   - Оборотень! - покатился шепот по толпе. - Златохвостая! Легендарный йокай! Богиня!

   - Оборотень? Богиня? - генерал засмеялся, было, но быстро подавился смехом и закашлялся. - Не смешите, капитан, мне и без того дурно от того пойла, чем меня напоил наш добрый йокай. У меня есть другое объяснение, и, увы, гораздо более близкое к реальности. Златохвостая -- фикция! Она мастер маски, которого пригласили изобразить богиню перед серыми массами и поднять народ на борьбу! Как возможно столь фантастическое перевоплощение в реальной жизни, хоть кто-нибудь может мне сказать? Менять местоположение костей и мышц, да не просто так, а чтобы уподобиться внешне другому человеку?! Чушь какая! Откровенный бред. Эта куноичи, - Хуоджин указал на Кицунэ, - действительно Хизако. И верю, что она действительно дочь клана Кинджоу! Но все остальное -- ложь. Она не обычная куноичи. При дворе дайме существует особый отдел государственной безопасности, агенты которого проходят гораздо более жесткие тренировки, нежели рядовые солдаты армии и шиноби скрытого селения.

   - Особый отдел?

   - Да. Их шпионы входят в доверие к личностям, которые вызывают подозрения у дайме, и наблюдают за ними. Приставленные, чтобы обо всем доносить правителю страны и по его приказу убивать своих благодетелей, если те пойдут против воли владыки. Хизако -- одна из них. Давно она вокруг меня кружит... - генерал сделал легкую паузу и вздохнул. - Вынужден признать, что она нашла ко мне подход и сегодня сделала ставку на все свои прежние достижения. Отравила меня, сняла охрану на башнях и попыталась вывести верноподданных дайме за пределы лагеря. Глупейшие действия, если рядом нет группировки войск, готовых ее поддержать. Достаточно малочисленных, иначе они бы уже напали, и не испугались поднятой в лагере тревоги. Хизако -- элитный дзенин при дворе дайме. Особо приближенная цепная шавка!

   - Но... - капитан был в сомнениях, - почему она не сказала рабам об ожидающих их отрядах дайме?

   - Может быть, хотела увести в Агемацу без лишнего шума? Если бы кто-нибудь из рабов попался или побег пресекли, тайное стало бы явным.

   - Но почему она назвалась именем Нами?

   - Чтобы не терять времени на объяснения, - генерал слегка призадумался. - Нами, должно быть, это куноичи-связной, что должен был поднять верных людей в Агемацу на подмогу малочисленным силам дайме. Хизако не распознала ее и обошлась как с обычными путниками, в результате чего приятель той куноичи попал в плен. Этот Такеджи... мог назваться чужим именем, выдать себя за благородного самурая, чтобы войти в доверие нашим врагам, отчаянно ищущим союзников. Может, назвался командиром боевой группы или кем-либо из аристократии. Морда у него была вполне подходящая. В любом случае связная, выйдя на Хизако повторно и разобравшись, кто есть кто, попросила шпионку его спасти. Хизако же, чтобы пока не объяснять ничего спасаемому, назвалась именем его подружки.

   Бандиты зашептались между собой, обсуждая обе версии и принимаясь спорить. Хуоджин тем временем отдавал приказы, отправляя большие группы войск на поиски сил врага.

   - Златохвостая она или нет, но я уверен в одном, - сказал генерал, когда шум спорщиков вокруг него начал нарастать. - Кем бы она ни была, прежде всего она -- наш враг и за свое предательство заслуживает только одного наказания.

   - Убьем ее! - живо нашелся энтузиаст.

   - Разрубим на куски и разбросаем по ущельям! Пусть тогда попробует срастись!

   - Сожжем! Но сначала, хорошенько изувечим! - изуверов среди бандюг всегда хватало. - С ее регенерацией она может долго оставаться в живых под пытками!

   - Тихо! - генерал взмахнул рукой. - Да, вы правы. Оставлять эту бестию в живых нельзя. Едва она почувствует вернувшуюся силу, как тотчас попытается сбежать и искалечит еще несколько наших воинов. Меня нисколько не радует необходимость убить столь красивую девушку, - Хуоджин картинно вздохнул. - Но, увы, ничего не поделаешь. Буду к ней все же немного милосерден за все то приятное время, что мы провели вместе. Не будем рубить ее на куски или подвергать пыткам. Сегодня она получила много страшных ран и от болевого шока уже ничего не соображает. Будем же милосердны! Повесим предательницу! Пусть болтается в петле на страх шпионам и малодушным, если такие еще есть среди нас! Позорная смерть, как и должно, для подлой куноичи! На главную площадь ее!

   Толпа торжествующе взревела.

   Кицунэ повалили и потащили по улице. Бандиты направились в центр лагеря, где на пересечении нескольких улиц стояли виселицы, на веревках которых болталось несколько обледеневших трупов.

   - Снять остальных! - выкрикнул Хуоджин. - Пусть повисит одна!

   Веревки были перерезаны, и трупы со стуком попадали на землю.

   - Вздернуть, вздернуть! - монотонно рявкала толпа, потрясая кулаками, пока бандит, взявший на себя роль палача, вязал узлы на веревке и набрасывал петлю на шею Кицунэ.


   Любой сторонний наблюдатель похолодел бы от вида жестокой расправы над беспомощной пленницей, но Ао вдруг рассмеялся.

   - Ты что? - Мей посмотрела на него, как на сумасшедшего. - Что в этом смешного?

   - Для тех, кто ничего не видит, ничего смешного, конечно же, нет, - с загадочной улыбкой отозвался сенсор. - Ох и лиса! Еле живая, а все хитрит! И, похоже, провела ублюдков!

   - Ты о чем? Ао! Что там творится?

   - Дурман у Хизако качественный. Выпивший его не сможет прийти в сознание часов семь-восемь.

   - Что?!

   - Ты правильно поняла! Кицунэ не развеивала псевдодушу в теле Хуоджина, оставила ее для подстраховки и пустила в дело сразу, как только начались проблемы! Генерал все еще без сознания, и Кицунэ управляет им! То, что он не может ходить и с трудом говорит, списывают на отравление дурманом. Делая вид, что с их командиром все в порядке, лиса попросту дурит врагов и манипулирует ими!

   - Она что, сама попросила ее повесить?

   - Да, иначе бандиты изрубили бы ее на куски. Сейчас в шее Кицунэ уже завершаются активные процессы по созданию костяной решетки, которая защитит горло и артерии лисицы от петли! Она сыграет собственную смерть и, когда враги расслабятся, сбежит.

   Мей насмешливо фыркнула и покачала головой.

   - Да уж, в чем эту