Book: Чары воительницы



Чары воительницы

Сара Маккерриган

Чары воительницы

Глава 1

Пограничная территория между Англией и Шотландией

Лето 1136 года


Хелена была пьяна. Пьянее, чем когда-либо в жизни. Именно поэтому, несмотря на все ее попытки бороться с проклятым нормандским болваном, который волок ее по лестнице замка, ей никак не удавалось вырваться из его рук.

— Перестань, девчонка! — прошипел тот, кто волок, спотыкаясь в темноте о ступеньку. — Проклятие, ты убьешь нас обоих.

После этого Хелена стала бы отбиваться еще сильнее, но ее правое колено вдруг превратилось в желе. Надо заметить, что, если бы норманн не прижимал ее к своей широченной груди, она бы рухнула головой вперед, катясь вниз по каменным ступеням.

— Дьявольщина, — пробормотал норманн ей в ухо, его массивные руки как тисками сжимали ее.

Хелена вытаращила глаза, чувствуя, как головокружение волной накатило на нее. Если бы только мышцы могли подчиняться ей, подумала Хелена, она могла бы вывернуться и столкнула бы проклятого ублюдка с лестницы.

Но она была абсолютно и основательно пьяна.

Хелена не осознавала, насколько она пьяна, до тех пор, пока не обнаружила себя в спальне жениха сестры — Пейгана Камелиарда — с кинжалом в руке, готовой убить его.

Если бы она не была пьяна, если бы не наткнулась в темноте на человека Пейгана, спящего в изножье кровати, подобно проклятому верному псу, Хелена могла бы преуспеть.

Боже, это была отрезвляющая мысль! Хелена, дочь лорда и достопочтенная воительница Ривенлоха, едва не убила человека весьма непочетным способом — во сне.

Но это не только ее вина, решила Хелена. Она поздно не ложилась, отдавая должное чаше, точнее, нескольким чашам, вместе со старшей сестрой Дейрдре, сокрушаясь о судьбе Мириел, их бедной младшей сестры, обрученной против ее воли с чужеземцем. И под влиянием излишне выпитого сестры поклялись убить этого человека, если он даже прикоснется к Мириел.

В тот момент эта идея казалась такой благородной. Но как она от произнесенной пьяной клятвы могла дойти до того, что реально блуждала по спальне жениха с ножом, Хелена не могла понять.

Она и вправду была потрясена, обнаружив в своей руке кинжал, впрочем, потрясена несколько меньше, чем сэр Колин дю Лак, мускулистый прислужник, на которого Хелена наткнулась, и который сейчас отчасти толкал, отчасти тащил ее вниз по лестнице.

Вот опять Хелена стала жертвой своей собственной импульсивности. Дейрдре часто упрекала Хелену за ее склонность сначала действовать, а потом задавать вопросы. И все же быстрая реакция Хелены не однажды спасала ее от злоумышленников, убийц и мужчин, которые ошибочно принимали ее за беспомощную девицу. Пока Дейрдре тратила бы время, размышляя, какие последствия могут ожидать ее, если она накажет мужчину за оскорбление, Хелена не медля вытащила бы меч и оставила на его щеке шрам, который он носил бы до самой могилы. Ее принцип был абсолютно ясен. Никто не связывался с Воительницами Ривенлоха. Но на этот раз Хелена боялась, что зашла слишком далеко.

Человек Пейгана хрюкнул, поднимая ее на последнюю ступеньку. Будь проклят этот прислужник! Несмотря на свою дурную нормандскую кровь, он оказался сильным и решительным, как бык; последним рывком он поставил Хелену на порог главного зала.

В слабом свете догорающего огня покои казались похожими на пещеру, высокий потолок скрывался в тени, стены исчезали в темноте. Днем это был величественный зал, украшенный оборванными знаменами поверженных врагов. Но ночью потрепанные, флаги висели в воздухе, как привидения.

Кошка зашипела и бросилась в сторону камина, ее удлиненная тень, словно злой дух, пробежала по стене. В углу закопошилась разбуженная собака, коротко заворчала и снова положила голову на лапы. Но все остальные обитатели большого зала, многочисленные храпящие слуги, притулившиеся на вязанках тростника и у стен, продолжали безмятежно спать.

Хелена снова стал отбиваться, надеясь разбудить кого-нибудь из них. В конце концов, это же ее слуги! Любой, кто увидит, как хозяйку замка похищает норманн, поднимет тревогу.

Но через кляп из мехового одеяла, который ее злобный похититель засунул ей в рот, невозможно было издать хоть какой-нибудь звук. Но даже если бы Хелене это удалось, вряд ли кто-нибудь бы проснулся. Замковые слуги были в изнеможении после спешных приготовлений к утренней пародии на свадьбу.

— Перестань, девчонка! — рявкнул сэр Колин, предостерегающе толкая ее в ребра. — Или я сейчас вздерну тебя.

Хелена невольно икнула.

С его стороны это точно была пустая угроза. Этот норманн не мог повесить ее. Только не в ее собственном замке. Только не тогда, когда единственным преступлением Хелены была защита ее сестры. Кроме того, она ведь не убила Пейгана. Она только пыталась убить его.

И все же Хелена почувствовала горький привкус сомнения.

Эти норманны — вассалы короля Шотландии, и это король приказал Пейгану жениться на одной из дочерей Ривенлоха. Если бы Хелена преуспела в убийстве королевского вассала… это было бы государственной изменой — кара за нее — повешение.

Эта мысль заставила ее неловко покачнуться в руках Колина.

— Тпру! Осторожно, адский огонь, — шепнул он прямо ей в ухо, отчего по спине Хелены пробежала неожиданная дрожь. — Только не падай на меня в обморок.

Хелена нахмурилась и снова икнула. Адский огонь! Да Колин и половины всего не знает! И как он смеет предполагать, что она упадет в обморок? Воительницы не падают в обморок. Просто ее ноги запутались в покрывале, когда они пробирались через главный зал.

Потом, когда они шли, пошатываясь, вдоль знамен к лестнице в погреб, иное, слишком знакомое Хелене ощущение встревожило ее.

Пресвятая Мария, ее сейчас стошнит.

Ее желудок сжался раз… второй. Глаза Хелены расширились от ужаса.

Один только взгляд на лоб, покрывшийся каплями пота и ее пепельную бледность Хелены — и Колин понял, почему она вдруг замерла на месте.

— Вот черт! — прошипел он.

Ее тело снова волнообразно содрогнулось, и он выдернул кусок мехового одеяла из ее рта и очень вовремя перегнул ее через руку, подальше от себя.

К счастью, здесь никто не спал.

Придерживая ее за затылок, пока Хелена расставалась с ужином, Колин не мог не сочувствовать несчастной маленькой убийце. По всей вероятности, она не стала бы пытаться зарезать Пейгана во сне, если бы не напилась как сапожник.

А он совершенно точно не собирался вешать ее за измену, и не так важно, что он заставил ее в это поверить. Казнь сестры невесты Пейгана разрушила бы союз, который они старались заключить с шотландцами. Хелена явно сделала то, что сделала, чтобы защитить младшую сестру. Кроме того, кто бы набросил петлю на такую нежную и очаровательную шейку, как у нее?

И все же Колин не мог позволить этой девице думать, что она может нападать на королевского приближенного без последствий.

Но Колин и представить себе не мог, почему три сестры Ривенлоха так возражали против его начальника. Да, сэр Пейган Камелиард был яростным воином, человеком, которому не было равных в бою. Но с дамами он был добр и благороден. Более того, девицы часто теряли голову, глядя на красивое лицо капитана и его прекрасные формы. Любая женщина, даже не имея и половины мозгов, была бы в восторге заполучить Пейгана в мужья. Колин ожидал, что сестры, которые так долго жили изолированно в шотландской глуши, станут активно соперничать за право выйти за такого прославленного аристократа, как Пейган Камелиард.

А они вместо этого спорили, кому нести бремя брака с ним. Это было более чем странно.

Бедняжку Хелену перестало рвать, и теперь хорошенькая, но несчастная девица слабо дрожала, как отбившийся от дома и попавший в бурю котенок. Но Колин не мог позволить сочувствию возобладать над осторожностью. Это котенок уже показал свои когти. Он позволил Хелене выпрямиться и сразу же вытащил кинжал и приставил его к ее горлу.

— Теперь мы обойдемся без кляпа, девочка, — сказал Колин сурово, но тихо. — Но предупреждаю тебя, не кричи, иначе я буду вынужден перерезать тебе горло.

Разумеется, если бы Хелена знала Колина лучше, то рассмеялась бы ему в лицо. Действительно, он без промедления убил бы мужчину и единственным точным ударом казнил бы врага-рыцаря. Он был силен, и прекрасно владел мечом, и обладал сверхъестественной интуицией находить самые уязвимые точки в противнике. Но когда дело касалось красивой женщины, Колин дю Лак становился таким же диким, как новорожденный щенок.

К счастью, Хелена поверила в его угрозу. Или, скорее всего, она была слишком слаба, чтобы сражаться. Так или иначе, но она нетвердой походкой подошла к нему, вздрогнув, когда он плотнее накинул меховое одеяло ей на плечи и повел ее вперед.

Рядом со входом в кладовую стояла чаша и кувшин для умывания. Колин подвел Хелену туда и прислонил к стене, чтобы она не упала. Ее веки смыкались, но глаза все еще горели немым гневом, когда она посмотрела на Колина, но ее жалостное икание совершенно портило впечатление. И к счастью, у Хелены не было сил дать волю своему гневу.

— Открой рот, — пробормотал он, беря свободной рукой кувшин с водой.

Хелена сжала губы, сопротивляясь, как ребенок. Даже сейчас, с огнем в глазах и мятежно сжатыми губами, она была самым удивительным созданием, которое Колин видел в своей жизни. Пряди ее волос ниспадали по плечам, как горный водопад, а изгибы ее тела были соблазнительнее, чем силуэт наполненного вином кубка.

Хелена смотрела на Колина с сомнением, как будто подозревала, что он может попытаться прямо тут утопить ее.

Наверное, она права, что сомневается в нем. Всего несколько минут назад, в спальне Пейгана, что он угрожал с ней сделать? Утащить Хелену туда, где никто не услышит ее криков и кнутом выбить из нее всю дурь? Колин поморщился, вспоминая свои опрометчивые слова.

— Послушай, — доверительно произнес он, опуская кувшин, — я сказал, что не буду наказывать тебя, пока не совершится бракосочетание. Я человек слова. В этот вечер я не сделаю тебе ничего плохого, если ты не вынудишь меня.

Медленно, неохотно Хелена приоткрыла губы. Колин осторожно влил воды в ее рот. Когда она выплюнула воду сквозь зубы, у него было твердое убеждение, что ей ужасно хотелось выплюнуть эту воду ему в лицо. Но с клинком у горла она просто не осмелилась. Нагнувшись, Хелена выплюнула остатки на пол.

— Хорошо. Идем.

Когда они только приехали, нареченная Пейгана устроила им экскурсию по шотландскому замку, которому предстояло стать их новым домом. Ривенлох был внушительным строением, в былые дни, наверное, даже величественным, немного изношенным, но это можно исправить. Внешняя стена окружала огромный парк, фруктовый сад, конюшни, псарни, скотный двор и голубятню. В середине внутреннего двора стояла маленькая каменная часовня, а вдоль внутренних стен теснилось более дюжины мастерских. Большое турнирное поле и поле для тренировки находились в дальней части владения, а внушительное строение в самом центре включало главный зал, многочисленные спальни, гардеробные, кладовую, буфетную и несколько погребов. В одну из этих кладовых под цитаделью Колин и вел сейчас свою пленницу.

Он держал Хелену перед собой, спускаясь по грубым каменным ступеням в свете свечи, торчавшей в настенном канделябре. Внизу под ними бросились врассыпную маленькие создания, спешившие по своим ночным делам. Колин почувствовал короткий укол угрызений совести, подумав, что, если в кладовой водятся мыши, будет жестоко запирать там Хелену, тем более, если она боится мышей. Но столь же быстро его посетила мысль, что, вооруженная ножом, она, пробравшаяся в спальню Пейгана, чтобы заколоть его во сне, скорее всего, мало чего боится.

Они почти добрались до нижней ступени, когда Хелена издала слабый стон и, как будто ее кости вдруг растворились, обмякла в объятиях Колина.

Потеряв равновесие из-за веса, вдруг обрушившегося на его грудь, он врезался плечом в каменную стену, продолжая удерживать Хелену за талию, чтобы она не упала. Чтобы случайно не поранить ее или себя, он отбросил свой нож, и тот с лязгом полетел вниз по ступенькам.

Тут Хелена качнулась вперед, и Колина потянуло вслед за ней. Только благодаря неимоверной силе ему удалось удержать их от падения на холодные твердые камни, лежащие внизу. Даже несмотря на это, пока Колин преодолевал последние несколько шагов, меховое одеяло зацепилось за его ногу и сползло с тела. Его хватка на талии Хелены ослабла, и он опять отчаянно попытался схватить ее, когда колени Хелены подкосились.

Соскользнув с последней ступеньки и, наконец, твердо встав на ноги, рука Колина наткнулась на что-то мягкое и податливое.

Колин ласкал немало грудей, а потому сразу узнал нежную плоть, прижатую к его ладони. Но он не осмелился убрать руку, боясь, что Хелена рухнет на пол.

В следующее мгновение она снова выпрямилась, возмущенно втягивая воздух, и Колин понял, что у него неприятности. К счастью, поскольку в прошлом за ласки он уже получил свою порцию пощечин, он был готов.

Когда Хелена замахнулась, не с раскрытой ладонью, а с яростно сжатым кулаком, Колин отпустил ее и нагнулся, уклоняясь от удара. Она замахнулась так сильно, что ее развернуло, когда удар пришелся в пустоту.

— Вот дьявол… — выдохнул он.

Если бы Хелена не была пьяна, такой удар наверняка сбил бы его с ног.

— Ты сукин… — заплетающимся языком произнесла она. Хелена заморгала, пытаясь сфокусироваться на Колине, ее кулаки сжались, готовясь к новому удару. — Убери от меня свои руки. Я дам пинка твоей мерзкой нормандской заднице. Клянусь, я это сделаю. Су…

Ее руки начали обвисать, глаза затуманились, она качнулась влево, потом вправо, нетвердо шагнула назад. После этого весь боевой дух покинул Хелену, словно сдувшийся мешок. Колин бросился вперед и в последний момент успел подхватить ее.

Прижатая к его боку, когда вся ярость и стремление драться покинули Хелену, она выглядела не как воительница. Больше всего она напоминала ту простодушную Хелену, которую Колин впервые случайно увидел купающейся в ривенлохском пруду — очаровательную сирену с нежно-загорелой кожей и буйными темно-золотыми кудрями, женщину, которая соблазнительно приходила к нему в снах.

Неужели это было только сегодня утром? За последние несколько недель столько всего произошло.

Две недели назад сэр Пейган получил приказ от короля Давида Шотландского двинуться на север в Ривенлох, чтобы жениться на одной из дочерей лорда Геллира. Тогда намерение короля было загадкой. Но сейчас стало ясно, что он задумал.

Смерть короля Генриха оставила Англию в смятении, Стефан и Матильда боролись за право на трон. Эта смута спровоцировала беззакония вдоль границы, где жадные до земель английские бароны почувствовали свободу и стали нападать на незащищенные шотландские замки.

Король Давид даровал Пейгану невесту и таким образом и управление Ривенлохом в надежде на охрану ценной крепости от английских мародеров.

Несмотря на санкцию короля, Пейган продвигался с осторожностью. Он приехал вместе с Колином раньше всех своих рыцарей, чтобы заручиться поддержкой клана Ривенлоха. Может быть, норманны и союзники шотландцев, но он сомневался, что они окажут сердечный прием, если они нагрянут в полном вооружении, как армия завоевателей, и потребуют у них дочь лорда.

Как выяснилось, его опасения оправдались. Прием, оказанный им, по крайней мере, со стороны дочерей, был мало похож на сердечный. Но, по милости Божьей, к завтрашнему полудню, когда союз будет скреплен свадьбой, воцарится мир. И шотландцы, развеселившиеся от выпивки и празднества, наверняка будут рады оказать все почести рыцарям Камелиарда в Ривенлохе.

Хелена всхрапнула во сне, и Колин печально улыбнулся, глядя на нее. Уж она-то точно не станет приветствовать его. Вероятнее всего, Хелена предпочла бы перерезать Пейгану горло.

Колин нагнулся, чтобы подсунуть руку под колени Хелене, и легко поднял ее на руки.

Одна из небольших кладовых, судя по виду, нечасто использовалась. В ней хранились только сломанная мебель и инструменты, груды тряпья и разнообразные пустые емкости. Снаружи у нее был засов и узкое пространство под дверью для доступа воздуха, что означало, что однажды кладовую наверняка использовали именно для такой цели — как временную тюрьму. И правда, идеальное место, чтобы запереть на ночь своенравную девицу.

Колин расстелил меховое одеяло поверх импровизированного тюфяка из тряпья, чтобы сделать Хелене постель. Она могла быть убийцей, но она ведь еще и женщина. Хелена заслуживала, по меньшей мере, хоть каких-то удобств.

Подоткнув одеяло вокруг ее плеч, Колин не удержался и отвел выбившуюся прядь ее непокорных золотисто- каштановых волос, чтобы поцеловать Хелену в лоб.

— Сладких снов, маленькая чертовка.



Колин закрыл и запер за собой дверь, потом сел, опираясь на нее спиной, скрестил руки на груди и закрыл глаза. Может быть, ему удастся урвать часок сна до наступления утра.

Если все пройдет хорошо, к полудню дело будет сделано и прибудут остальные воины Камелиарда. Когда Пейган будет бесповоротно женат, можно будет безопасно выпустить Хелену.

Колин снова удивился этой любопытной шотландской девице. Она была не похожа ни на одну из женщин, которых он встречал в своей жизни, — дерзкая и самоуверенная и в то же время невероятно женственная. За ужином Хелена похвалялась тем, что прекрасно владеет мечом, и никто из ее друзей-шотландцев это заявление не оспорил. И еще она повеселила Колина рассказом о местном преступнике, пытаясь потрясти его ужасными подробностями, которые женщину послабее лишили бы присутствия духа. Когда отец Хелены объявил о браке Мириел, она продемонстрировала самый необузданный темперамент, грязно ругаясь и стуча кулаком по столу. Ее вспышку смогли укротить только уговоры старшей сестры. А ее аппетит… Колин усмехнулся, вспоминая, как наблюдал за ней, когда она облизывала жир с пальцев. Эта девица ела столько, сколько хватило бы на двух взрослых мужчин.

И все же Хелена сохраняла более чем женственную форму. Чресла Колина напряглись при воспоминании о ней, обнаженной в пруду, — как мелькнули ее выпуклые ягодицы, когда Хелена нырнула под воду, нежное колыхание ее грудей, когда она брызгалась с сестрами, ее стройные бедра, узкая талия, сверкающие зубы, беспечный взмах ее золотистых волос, когда она резвилась в воде, как игривый жеребенок…

Колин вздохнул. Бесполезно надувать штаны из-за девицы, которая сейчас спала в пьяном беспамятстве с другой стороны двери.

И все же он не мог заставить себя перестать думать о ней. Хелена была уникальна. Пленительна. Энергична. Он никогда не встречал женщины такой упрямой, такой неукротимой. Свежей и дикой, как сама Шотландия. И такой же непредсказуемой.

Действительно, счастье, что Пейган выбрал в невесты тихую, милую, податливую Мириел, а не Хелену. С этой девицей точно были бы проблемы.

Более чем проблемы, подумал Колин, цинично ухмыльнувшись и вспоминая случайную ласку, которой наслаждался всего несколько минут назад. Господи Иисусе, какое же у нее восхитительное тело! Может быть, в конце концов, ему удастся очаровать Хелену и позволить себе другие вольности. Чресла Колина завибрировали от этой мысли.

Ранее, когда он расстроил ее план убийства Пейгана, заключил ее в тюрьму своих объятий и в гневе угрожал свернуть ей шею, Хелена пронзила его зеленым взглядом, таким же обжигающим, как раскаленная кочерга. Но тогда она была одурманена, в отчаянии и не совсем в своем уме.

К тому времени, когда Хелена проснется утром и осознает, что натворила в пьяном угаре, она наверняка будет краснеть от стыда и плакать, сожалея. И когда в свете дня она поймет, какую милость оказал ей этот норманн — его терпение, его доброту, его сочувствие, — она может более благосклонно посмотреть на его ухаживания. Так и будет, решил Колин, на его губах играла довольная улыбка, когда он, погружаясь в сон, подумал, что, может быть, Хелена будет даже рада его ласкам.

Глава 2

Хелена ненавидела Колина дю Лака. Всем своим сердцем. Всеми фибрами своей души. Без сомнения, если бы она так сильно не страдала сегодня утром — вся эта ненависть вдобавок к ужасной головной боли, — она бы проявила эту ненависть, колотя кулаком по дубовой двери и крича во всю силу своих легких.

Но сегодня злобе Хелены пришлось быть молчаливой, тлеющей, потому что переизбыток вина оставил у нее во рту кислый вкус и тупую головную боль, угрожавшую расколоть череп.

Она уронила голову на согнутые колени и сжала ноющие виски, сидя на куче тряпья, которую ее тюремщик, видимо, собрал в качестве грубого ложа для нее.

Почему же она так напилась вчера вечером? И почему была такой чертовски импульсивной? Если бы она только дождалась благоприятного момента, она могла бы придумать лучший способ предотвратить свадьбу Мириел. Способ поумнее. Такой, в котором не было бы попытки убить жениха во сне.

Но сейчас, когда Хелена томилась, бессильная, в этой проклятой кладовке, бедняжка Мириел, без сомнения, стояла, дрожа, рядом со своим деревенщиной-женихом, робко бормоча клятвы, которые навсегда сделают ее его имуществом.

Хелена содрогнулась. Вчера вечером она мельком видела Пейгана Камелиарда голым, когда тот встал с постели. Он был раза в два крупнее Мириел, широкий в кости и очень мускулистый. Конечно, он поклялся не брать Мириел против ее воли, но Хелена не доверяла норманну. А когда она представляла, как ее невинную сестру терзает такое животное, к горлу подступала тошнота.

— Черт! — в отчаянии рявкнула она, поморщившись, когда ругательство резкой болью пронзило ее голову.

Если бы только она не выпила столько вина.

Если бы только она не напоролась на этого надоедливого Колина дю Лака.

Если бы только, подумала она с мрачной злостью, она не промахнулась кинжалом.

Хелена прижала ладони к закрытым глазам. Конечно, она знала, что не смогла бы осуществить хладнокровное убийство, будучи пьяна или трезва. Может быть, она и яростная воительница, но не убийца. Даже если бы Хелена не споткнулась и не рухнула с размаху на кровать Пейгана, она нашла бы какой-то предлог не закалывать его.

Но норманны поймали ее с ножом в руке и жаждой крови в глазах. Теперь Хелена никогда не убедит их, что и неспособна на это, и невиновна.

Она содрогнулась, вспомнив слова Колина. «Это измена. За такое тебя следует повесить».

Рука Хелены невольно сжала горло. Конечно, это была пустая угроза. Чужеземец не может просто приехать в шотландский замок, жениться на дочери лорда, а потом казнить ее сестру. Правда, как только Пейган женится на Мириел, он станет управляющим Ривенлоха, если к тому же учитывать слабеющий в последнее время рассудок лорда Геллира. Но трем сестрам удавалось неплохо справляться и без помощи отца. Так что помощь Пейгана им тоже не нужна. И им уж точно не нужно, чтобы он в качестве первой своей обязанности управляющего вешал Хелену за измену.

Но даже если Пейган и не потащил ее на виселицу, он оставил ее в лапах своего приспешника, Колина дю Лака.

Этот человек уже угрожал Хелене телесными повреждениями. Уже намекал на длительные наказания. А вчера вечером, силой волоча ее по лестнице, этот пес нагло облапал ее, схватив за грудь, как будто она какая-то всем доступная шлюха.

Хелена не доверяла этому мошеннику с того самого момента, когда увидела его за ужином: в его зеленых глазах угадывалась порочность, черные волосы были так же неприлично длинны и непокорны, как и его характер, его губы едва заметно кривились от постоянного веселья. Он был самонадеян, этот норманн, дерзок и хитер — из тех, кто считает, что имеет право на все, чего пожелает. Он уже беззастенчиво угостился ривенлохским вином и гостеприимством.

Будь она проклята, если позволит ему «угоститься» ею. Хелена сощурилась, глядя на дверь, как будто могла прожечь в ней дыру и испепелить Колина за дверью. Разумеется, его там не было. К этому времени все собрались в часовне во внутреннем дворе, чтобы присутствовать на свадьбе.

Бормоча ругательства, Хелена медленно встала на ноги, чтобы обыскать полутемную кладовку в надежде найти хоть что-нибудь, что можно использовать, чтобы освободиться.

Комната, в которую Колин привел ее, естественно, была забита самыми бесполезными вещами — сундуки со сломанными петлями, табуреты с отломанными ножками, пыльные бутылки, глиняная посуда и пустые пузырьки, треснутые горшки, порванный пергамент и лоскутки ткани, такие маленькие и потертые, что их невозможно использовать иначе, как полировать кинжал или подтирать зад.

Ее желудок жалобно заурчал, и Хелена сердито нахмурилась, потирая живот рукой.

Одна из дальних дверей в коридоре вела в кладовую, заполненную сыром и ветчиной, овсом и соленой рыбой.

Дальше находился погреб с сахаром, специями и сладостями. Но, конечно же, норманн запер ее в комнате без всякой еды.

Может быть, угрюмо подумала Хелена, он планирует уморить ее голодом до смерти.

Хелена уставилась на широкую щель под дверью, откуда сочился слабый свет, маня ее. Потом она нахмурилась. Если она сможет просунуть руку в эту щель… как-нибудь приподнять щеколду из ее ложа…

Конечно, ей нужен меч или длинная палка, которые, возможно, найдутся.

Ободренная надеждой, Хелена бросилась на пол, чтобы заглянуть под дверь, потом просунула руку в щель. Но как она ни старалась и ни протискивалась, ей не удалось протолкнуть локоть в щель.

— Дьявольщина!

Хелена вытащила руку и попробовала сделать то же самое в другом месте. Пол ведь неровный. Может быть, где- то щель окажется шире.

Но ее рука опять застряла.

Она повторила попытку дважды, получив в результате всех своих усилий только красную и ободранную руку.

Потом, пристально взглянув на дальний левый край двери, Хелена заметила какой-то маленький предмет, лежащий на полу. Было слишком темно, чтобы определить, что это, или хотя бы понять, можно ли до него дотянуться. Но надежда, что это может оказаться съедобным, убедила ее попытаться действовать.

Используя на этот раз левую руку и прижимаясь щекой к холодному полу кладовой, Хелена тянулась как могла, шаря по полу растопыренными пальцами в попытке нащупать этот предмет, но безуспешно.

Стеная от боли и старания ей удалось преодолеть еще один дюйм, и ее средний палец дотронулся до чего-то холодного и твердого. Задохнувшись от восторга, Хелена стала цепляться за предмет, пока не смогла придвинуть его ближе. В конце концов, череда толчков и рывков приблизила предмет настолько, что возникла возможность его схватить. И когда ее рука, наконец, сомкнулась на знакомых контурах, она улыбнулась, напрочь забыв о головной боли.


Колин качал головой, спускаясь обратно по лестнице к кладовой. Этот день оказался воистину странным. Проснувшись рано, он проверил засов на двери кладовой и пошел помогать Пейгану готовиться к свадьбе. И что это была за свадьба! Гром и молнии рассекали небо, проливной дождь, яростно хлестал землю, служанка невесты оказалась сморщенной грубой старухой с востока, отец невесты — свихнувшимся стариком, который держался с достоинством викинга-завоевателя, а невеста…

Это был самый большой сюрприз из всех возможных. И к удивлению Колина, Пейган, похоже, ничуть не возражал, что женится не на той сестре.

Как будто бы всего этого было недостаточно для одного утра, стражники Ривенлоха заметили на горизонте приближающуюся армию. Как была убеждена Дейрдре, армию англичан. Разумеется, Колин и Пейган знали, что к чему. Это были не кто иные, как рыцари Камелиарда. Но Пейган предпочел не сообщать об этом факте шотландцам. Он решил использовать их прибытие как тренировку, проверку обороноспособности Ривенлоха.

А теперь Колина отправили привести Хелену, которая, как сообщила ему Дейрдре, была заместителем командующего стражи.

Женщина, командующая стражей… Колин передернул плечами. Что еще придумают эти шотландцы?

Разумеется, он не собирался освобождать Хелену. Не будет же он отдавать оборонительные силы Ривенлоха в руки девицы, которая пыталась зарезать его капитана. Она-то наверняка прикажет лучникам открыть огонь по рыцарям Камелиарда.

Но, хотя в планы Колина пока что не входило освобождать кровожадную сестрицу, он не мог оставить ее томиться в этой неуютной темнице. В конце концов, Хелена всего лишь девушка, молодая и глупая. Кроме того, этим утром она, без сомнения, страдала от приступов похмелья, раскаяния и голода. Он улыбнулся, разворачивая еще теплую ароматную буханку хлеба со смородиной, которую прихватил в кухне. Он может избавить Хелену, по крайней мере, от одного из ее неудобств.

Размышляя над тем, что его сострадание может принести ему в качестве благодарности, он постучал в дверь кладовой.

— Доброе утро, маленькая чертовка. Ты проснулась?

Никакого ответа.

Колин прижал ухо к дубовой створке.

— Леди Хелена?

Она вдруг с глухим ударом бросилась на дверь.

Испуганный, он отпрянул.

— Помогите, — прохрипела Хелена через щель двери. — Помогите… пожалуйста… я не могу дыша… не могу ды…

Встревоженный Колин уронил хлеб на пол и бросился вперед, откидывая щеколду и распахивая дверь. С сердцем, сжимающимся от ужаса, он быстро осмотрел комнату.

Хелена распласталась у стены, и, когда Колин вошел, раньше чем он успел пожалеть о том, что был недостаточно осторожен, она бросилась на него и пригвоздила к стене ножом, приставленным к горлу.

— Только пикни, и я зарежу тебя, — бросила она. — Только пошевелись, и я зарежу тебя. Даже если у тебя появится мысль о сопротивлении, я выпущу всю твою вонючую нормандскую кровь на пол этой кладовой.

Все еще вибрируя от потрясения, Колин пробормотал:

— Где ты взяла…

Он почувствовал острое жжение, когда кончик кинжала погрузился в его плоть. Он поморщился.

— Это твой собственный кинжал, дурачок, — промурлыкала Хелена.

Кинжал, который Колин уронил на лестнице прошлой ночью! Каким-то образом она добралась до него.

Свободной рукой Хелена непочтительно обыскивала его, похлопывая по талии и бокам, нашла и отобрала его нож для еды, но оставила ему монету, которую он вчера выиграл у ее отца. В других обстоятельствах Колину могло даже понравиться такое агрессивное поведение женщины. Но в прикосновении Хелены не было ничего соблазнительного или нежного, и, к своей досаде, он начал чувствовать, что как бы это не могло казаться невероятным, но он действительно оказался во власти этой девушки.


Мужчины могут быть такими глупыми, подумала Хелена, засовывая торопливо нацарапанное письмо за корсаж и тыча норманна ножом в ребра — подталкивала его вперед. Они всегда считают женщин беззащитными созданиями, лишенными мускулов и медленно соображающими. Хелена была совсем не такой. Да, как многие женщины, она была импульсивна, но на этот раз импульсивность принесла свои плоды.

— Медленно, — приказала она Колину, когда он стал подниматься по лестнице.

Ей нужно было время, чтобы оценить ситуацию в главном зале, прежде чем они там появятся.

К удивлению Хелены, когда она выглянула из-за перил лестницы, то увидела, что во всем доме кипит жизнь. Мужчины вооружались. Мириел собирала женщин и детей. Слуги сновали туда-сюда с охапками свечей, сыра и одеял. Приготовления явно были предназначены для чего- то более серьезного, чем простое свадебное празднество.

Действительно, все выглядело так, будто замок готовится к осаде.

Прежде чем норманн успел оповестить о своем присутствии, Хелена схватила его за тунику и дернула назад, прижав его к стене и приставив кинжал к вене, пульсирующей на его шее. Она приблизилась настолько близко, чтобы прошипеть ему в лицо:

— Что случилось?

Несмотря на то, что Хелена держала в своих руках жизнь Колина, его глаза блестели каким-то странным весельем, а уголок рта постоянно стремился вверх, как будто бы он наслаждался каждым мгновением, что привело ее в ярость.

— Говори! — рявкнула Хелена.

Колин повиновался.

— Приближается армия.

Ее сердце учащенно забилось.

— Армия. Какая армия?

Он помедлил.

— Что за армия? — повторила она.

— Рыцари Камелиарда.

Хелена нахмурилась. Может ли это быть правдой? Неужели Пейган действительно командует отрядом рыцарей? Они с Дейрдре предполагали, что его титул — это всего лишь уловка, что Пейган простой странствующий рыцарь без земли и денег, который каким-то образом убедил короля женить его на шотландке, у которой есть и то и другое.

— Рыцари Пейгана? — не веря себе, переспросила Хелена.

— М-м… — только и смог выдавить из себя Колин.

Но Ривенлох готовился к сражению. Зачем рыцарям Камелиарда атаковать крепость, в которой находится их командир? Если только…

Возможно, Пейгана не удовлетворяет просто управление Ривенлохом. Возможно, этот дьявол намеревается сделать замок своей собственностью.

Осознав правду, Хелена выругалась себе под нос и произнесла:

— Они готовятся к осаде.

Колин молчал, но его глаза поблескивали.

Это смешало все планы Хелены.

Она собиралась тайном увести Колина и держать его в заложниках в лесном коттедже, пока Пейган не согласится аннулировать свой брак с Мириел. Но если люди Камелиарда атакуют Ривенлох, Хелена будет нужна там, чтобы командовать воинами.

С другой стороны, она могла бы использовать своего заложника для еще большей цели.

Насколько ценен Колин дю Лак для людей Камелиарда?

Хелена бросила на него оценивающий взгляд. Он был безусловно крепок и силен, высок и широк в плечах, наверняка умелый воин. Но он был также красивым, самоуверенным, бормочущим стишки лакеем, прислужником, над которыми надсмехались шотландцы. Может быть, норманны измеряют ценность мужчины другими качествами. Если так, то стоит ли Колин дю Лак того, чтобы возвращаться в Ривенлох?



Это был рискованный шаг, но Хелена вынуждена пойти на него.

— Нам предстоит путешествие, — решила она.

Колин вскинул брови:

— Сейчас? Но…

— Тише! — Она чуть приподняла лезвие клинка, заставляя его поднять подбородок. — Ты не произнесешь больше ни слова, пока я не разрешу тебе. Мы пройдем через главный зал и по двору выйдем через главные ворота. Позаботься о том, чтобы никаким образом не привлечь к нам внимание, потому что я воткну этот кинжал тебе в ребра. А я предупреждаю тебя: если ты не подчинишься, ты будешь не первым, кто почувствовал, как мой кинжал прорезает его плоть.

Посреди всеобщего хаоса оказалось довольно легко пробраться незамеченными вдоль стены главного зала. Колин не доставлял ей проблем, если не считать тихого ворчания от боли, когда ее клинок иногда чересчур вонзался в его бок. Даже пересечь двор было несложно, однако Хелена испугалась, увидев, что погода не благоприятствует путешествию. От дождя земля размокла, а нависшие тучи выглядели такими же порывистыми, как мальчишка с окровавленным коленом, решающий, заплакать ему или нет. Ни у кого из них не было плаща, и Хелена пожалела, что не догадалась захватить из кладовой меховое одеяло.

Труднее всего было выбраться за ворота. Поскольку стража Ривенлоха была натренирована готовиться к осаде, то как только всех коров и овец собрали в стенах крепости, ворота надежно заперли. Быстро приняв решение, Хелена позвала стражника, который поднимал и опускал решетку ворот, и приказала:

— Откройте ворота! Три коровы Лаханберна забрели на нашу землю. Их мы тоже заведем внутрь.

Стражник кивнул. Лаханберн был ближайшим соседом Ривенлоха, и отношения между двумя кланами были на одну треть союзом и на две трети соперничеством. Но было то, за что они сражались с почти мальчишеским задором, — это скот. Поэтому стражник был, вполне понятно, рад поднять решетку в надежде заполучить еще нескольких коров Лаханберна.

Оказавшись за воротами, Хелена торопливо повела своего пленника к лесу. Внушительное количество норманнов уже поднялось на холм. Она не смела рисковать, потому что могла быть обнаружена. Малейшая потеря бдительности с ее стороны, и она может так же легко стать заложницей норманнов.

Только оказавшись под кровом густых сосен и дубов тенистого ривенлохского леса, Хелена почувствовала себя в безопасности.

Было так соблазнительно остаться на этой выигрышной позиции на краю леса, чтобы следить за армией Камелиарда и наблюдать за происходящим. Но чтобы достичь своей цели, ей надо было зайти глубже в лес, к месту, которое знали только ее сестры. Она подтолкнула норманна вперед.

— Шагай.

На его лице промелькнула хитрая улыбка.

— А, теперь я понимаю. — Он прищелкнул языком. — Знаешь, если ты хотела изнасиловать меня в чаще леса, единственное, что тебе нужно было, — это…

— Тихо!

Вот кто не нужен был Хелене, так это напыщенный норманн, считающим себя божьим подарком для любой женщины. Возможно, пляшущие глаза и притягательная улыбка Колина дю Лака и соблазняли других девушек, но Хелена была не из тех женщин, которых легко одурачить такими примитивными уловками.

Она подтолкнула Колина вперед.

Тропинку, которая вилась через лес, сестры тщательно скрывали. Опадающие листья прятали след, а местами переросшие ветки закрывали проход. Но сестры Ривенлох пользовались ею столько, сколько Хелена помнила себя.

Заброшенный фермерский коттедж в конце тропинки, милях в пяти, годами служил в качестве и места для встреч, и убежища.

Они прошли, наверное, ярдов двести, когда Хелена вдруг остановила своего пленника. Нужно было осуществить еще одну предосторожность.

— Ложись.

Глаза плута сверкнули озорством, когда он вопросительно выгнул бровь в ответ на ее приказ. К чести Хелены, она устояла перед желанием врезать по этой его наглой физиономии.

— На живот, руки за спину.

Колин посмотрел на нее с явным весельем:

— Как пожелаешь.

Пока он, беспомощный, лежал на земле, Хелена пошарила у себя под плащом и отрезала ножом две полоски от подола нижней юбки. Одну из них она скрутила в жгут и связала пленнику запястья, достаточно грубо, чтобы заставить его поморщиться.

— Полегче, девочка. Нет нужды в жестокости, — укорил он и добавил вкрадчиво: — Я вполне сговорчив, к твоему удовольствию.

— Тут, любезный, дело в не в удовольствии.

На этот раз в голосе Колина проскользнул намек на сарказм.

— В таком милом обществе кто бы не нашел удовольствия?

Наплевать ей на любопытный блеск в его глазах. Вторым куском ткани Хелена надежно обвязала его голову, абсолютно ослепив его. На случай, если норманн сбежит, она не хотела, чтобы он нашел дорогу домой.

Он прищелкнул языком.

— Теперь ты лишаешь меня и возможности лицезреть тебя. Увы, ты отобрала у меня…

— Вставай!

У нее не было времени на его цветистую чепуху. То, что Хелена слышала о норманнах, оказалось правдой. Они такие же нежные, как младенцы, со сладкими языками, мягкими кудрями и надушенными щеками.

Хелена рывком заставила Колина подняться и украдкой понюхала его. Он и, правда, пах не так, как мужчины в ее стране, но это не было ни женоподобно, ни неприятно. На самом деле от его кожи исходил приятный пряный аромат, вроде корицы, которой Мириел посыпала яблочные рулетики.

— Если бы ты только позволила мне узнать твое желание… — жеманно пробормотал он.

Этот человек просто неисправим.

— Если ты продолжишь свою болтовню, моим желанием будет еще и заткнуть тебе рот, — резко прервала его Хелена.

— Прекрасно, — сказал он с покорным вздохом. — Я дам отдохнуть моему языку.

Что он и сделал, хотя многозначительная улыбка так и не покинула лицо Колина.


Колин был озадачен. Нормандские женщины никогда не просили его замолчать. Они любили разговаривать. И их всегда очаровывал его флирт. Все придворные дамы, за которыми он ухаживал, от морщинистых старух до младенцев в колыбели, хихикали и ворковали в ответ на льстивые речи Колина.

Что же не так с этой девицей?

Она вонзила пальцы в его плечо, подгоняя вперед, и он неловко пошел, шурша ветвями деревьев.

Это все шотландцы, решил Колин. Они наверняка все сумасшедшие. Их мужчины носят юбки, а их женщины носят мечи. А у этой девицы, очевидно, сердце такое же непроницаемое, как доспехи.

Она не только не раскаивалась в насилии, которое собиралась совершить прошлой ночью, но, похоже, была склонна продолжить его. Колин заворчал, когда она снова ткнула его в ребра кинжалом. Кровь Христова, неужели эта девица задумала для него медленную смерть от тысячи порезов?

Пока они продвигались все дальше в лес, Колин обнаружил, что другие его чувства стали острее. Теперь он слышал затрудненное дыхание Хелены, ее легкие шаги, тихий шорох ее юбок. Он вдохнул прохладный, чистый после дождя воздух. Поверх сильного запаха сосен ощущался слабый аромат его захватчицы, едва уловимый запах, который был просто чистый и женственный, такой же скромный, как сама девушка. Место, где она держала его руку, стало горячим от прикосновения, такого же обманчиво интимного, как прикосновение возлюбленной.

Не произнося ни слова, они прошли, казалось, несколько миль, так что Колин стал задумываться, не собирается ли она довести его пешком назад до Нормандии.

То, что Хелена похитила его, сначала удивляло, потом стало забавлять. Но теперь эта девица что-то зашла слишком уж далеко. Если они продолжат идти, люди Ривенлоха и Камелиарда наверняка начнут беспокоиться о них, и абсолютно оправданно. В конце концов, связанный и незрячий Колин был неспособен защитить даму от банд злодеев, скрывающихся в шотландских дебрях.

Решив, что с него достаточно, Колин вдруг попытался выдернуть руку и остановился на полном ходу, чем заработал случайный укол кинжалом.

— Господи!

— Что? — спросила она.

— Я хочу сказать.

Хелена тяжело вздохнула:

— Говори.

Шарм на нее не действует. Быть может, поможет искренность.

— Что именно вы собираетесь сделать, миледи?

— Это не твое дело.

— Напротив, это же я нахожусь на острие кинжала. Моего кинжала.

— Верно.

— Итак?

Ее самодовольство было почти осязаемым.

— Ты, любезный, будешь моим заложником.

Если бы эти слова прозвучали в другое время, они бы всколыхнули его кровь. Похитительница и заложник. Это звучало как одна из игр соблазнения, которые нравились Колину, — конюх и молочница, морской разбойник и зарытое сокровище, викинг и девственница. Но он подозревал, что это не игра.

— Твой заложник?

— Ага! — злорадно подтвердила Хелена. — Если так случится, что рыцари Камелиарда захватят Ривенлох, я собираюсь предложить твою жизнь в обмен на возврат замка.

На мгновение Колин потерял дар речи, переваривая ее слова. Потом понял ее ошибку.

— Ты думаешь, что рыцари пришли, чтобы захватить замок?

— Что это значит — я думаю? — резко бросила она. — Ты сам сказал, что они нападают.

— Я этого не говорил.

— Ты сказал!

Он покачал головой:

— Я сказал, что они приближаются. Это ты решила, что они нападают.

— Что? — прошептала Хелена.

Колин почти услышал, как ее шотландская кровь начинает закипать.

— Любопытно. Твоя сестра тоже сделала такую же ошибку. Это ведь она отдала приказ готовиться к осаде.

Кончик кинжала вдруг кольнул его подбородок, и Колин вздрогнул от неожиданности. Возможно, подумал он, чувствуя, как его вена пульсирует под холодной сталью, ему не следовало говорить воительнице правду.

Глава 3

В голове Хелены снова появилась пульсирующая боль.

— Они не нападают, — повторила она.

— Едва ли, — подтвердил Колин с ухмылкой. — Зачем им нападать? Они пришли заключить союз.

Хелена стиснула зубы. Норманны были здесь всего день и уже перевернули ее мир с ног на голову.

Она сощурила глаза, ее мозг яростно работал. Если норманны не нападают, то ей не нужен Колин дю Лак в качестве выкупа за Ривенлох.

Но это не означало, что она не может продолжить свой первоначальный план спасения Мириел. Записка о выкупе, которую она нацарапала в кладовой, все еще лежала у нее за корсажем. Единственное, что ей нужно, — это посланец.

— Иди сюда. — Хелена опустила кинжал и потянула его за руку. — Я использую тебя по-другому. — Уголки его губ приподнялись в многозначительной улыбке, но прежде чем он успел открыть рот для непристойного предложения, она толкнула Колина вперед. — Ни слова!

Им нужно было спешить. Лишний крюк прибавит час к их пути, но если повезет, Хелена найдет доверенного посланника для своей задумки.

В маленьком домике на западной окраине леса жил одинокий монах, смиренный слуга Господа, который делал ежедневные обходы окрестных арендаторов, заботился о больных, благословлял бедных, жил на то, что давали ему крестьяне. Хелена знала, что может положиться на него, он доставит ее записку.

Они быстро пересекли лес, идя по узкой оленьей тропе, вьющейся между елей и папоротников к хижине монаха. Хелена стремительно шла вперед, обратив внимание, что ее разговорчивый пленник стал странно подавленным. Возможно, он смирился со своим положением пленника. Типичный норманн. Господи, неужели они все такие бесхребетные? Если бы такое случилось с ней, да она бы всю дорогу брыкалась и орала во всю мочь.

Оглядываясь на прошлое, Хелене следовало бы заподозрить, что в его молчании что-то кроется.

Как раз в тот момент, когда они достигли маленькой прогалины в чаще, где под лучами солнца расцвела лужайка фиалок и примул, пленник подставил Хелене подножку и попытался сбить ее с ног.

Она оказалась достаточно проворной, чтобы не упасть. Но Колин успешно увернулся от ее кинжала и теперь вертел головой, пытаясь сбросить повязку с глаз и неловко продвигаясь подальше от нее в сторону зарослей.

Хелена уперла руки в бока.

— И куда это ты, черт возьми, собрался?

Колину удалось сдвинуть повязку настолько, чтобы выглянуть из-под нее одним блестящим зеленым глазом.

— Назад.

Она покачала головой:

— Тебе придется пройти через меня.

Он фыркнул, согнул колени, готовый к броску, и сказал:

— Я бы посоветовал тебе отойти в сторонку.

В следующее мгновение он бросился вперед.

Хелена стояла твердо до самого последнего момента, а потом резко отскочила в сторону и ткнула Колина в бок, когда он проносился мимо.

Его бросок невозможно было не остановить. Он споткнулся о кустарник и упал, врезавшись в дерн плечом с таким звуком, что даже Хелена поморщилась.

— Проклятый… а-а! — вскрикнул Колин и поморщился, поворачивая плечо.

Хелена нахмурилась. Господи, неужели он поранился? Хелена надеялась, что нет. Не то чтобы она волновалась, что норманн получит пару синяков. Но вот что ей совсем не нужно, так это заложник, которому требуется доктор.

Колин перевернулся на бок и охнул:

— Моя рука, я думаю, она…

Хелена настороженно взглянула на его руку:

— Сломана?

На вид вроде бы нет. Во всяком случае, его локоть сгибался правильно. К тому же он падал с завязанными сзади руками. Он мог просто вывихнуть плечо из сустава. С ней однажды такое случалось. Это ужасно больно.

Колин попытался сесть и, извергнув отвратительное ругательство, снова рухнул на землю.

Хелена вздохнула от отвращения к себе. Может быть, она и беспощадная воительница, но она не любила бессмысленные страдания. Наверное, надо развязать его и сделать повязку на руку или что-то еще. Пока Колин стонал от боли, она приблизилась, невольно сочувственно сморщив лоб и засовывая нож за пояс.

— Лежи спокойно. Я посмотрю, не слома…

Прежде чем Хелена успела опуститься на корточки рядом с Колином, его ноги вдруг описали круг и захватили ее сзади под коленями, сбив с ног, и она упала спиной на ковер полевых цветов. Когда ее локти врезались в землю, а юбка взметнулась выше головы, от шока у нее перехватило дыхание.

Господи, как же она ненавидит этого норманна!

Мгновение Хелена лежала ошеломленная, пытаясь понять, как же она попала в его ловушку, а потом стряхнула с себя абсурдность этого момента, как собака стряхивает с себя воду. Зло молотя руками, чтобы выпутаться из мешающих ей юбок, она вскочила на ноги, выплюнула прядь волос изо рта и вытащила кинжал.

Колин видел, что она приближается, но у него не хватило времени подняться на колени. Его единственный зрячий глаз расширился, когда Хелена пошла на него с явным желанием убить, что читалось в ее глазах, и он торопливо попытался найти точку опоры.

Прежде чем Колин успел подняться, Хелена поставила ногу на его ягодицы, заставляя снова лечь на землю.

— Сломанная рука? Я сама устрою тебе сломанную руку!

Он крепко зажмурил глаз и приготовился к удару.

Разумеется, Хелена не собиралась ломать ему руку. Она не относилась к тем воинам, кто может ранить поверженного врага, что бы Колин ни думал о ней. Кроме того, хотя она и была в ярости, что он перехитрил ее, еще сильнее Хелена злилась на саму себя, что позволила себя перехитрить.

— Ладно уж, — пробормотала она. — Я терпеть не могу трусливых воплей. Кроме того, это сделало бы тебя как заложника совершенно бесполезным.

Колин нахмурился, униженный тем фактом, что эта чертовка поставила свой сапог на его задницу, как охотник, торжествующий над своей добычей. Он ведь почти перехитрил ее. Почти.

Если бы ему только удалось полностью стряхнуть повязку с глаз! Если бы только у него было время согнуться и припасть к земле. Если бы только, печально думал Колин, он не был парализован видом длинных, обольстительных ног Хелены, когда она упала, обнаружив соблазнительный факт, — под ее юбкой не было даже нитки.

Пока Хелена продолжала унижать достоинство Колина, он услышал, что кто-то идет по тропинке. Может быть, это Шед — гнусный горский преступник, о котором Хелена рассказывала за ужином, — он двигался с дьявольской скоростью, оставляя своих ошеломленных жертв без гроша в кармане. Или может быть, это был один из тех пресловутых горцев, полуголых дикарей, которые приходили, чтобы насиловать и грабить. Кто бы это ни был, притаившийся в чаще леса, вероятнее всего, он замыслил недоброе.

Рыцарские инстинкты Колина взяли верх над обстоятельствами. Несмотря на их теперешнее положение, несмотря на вероломство Хелены, несмотря на то что неблагородные чувства, обуревавшие его, требовали перегнуть ее через колено и поркой выбить из нее эту надменность, Колин был во-первых и в главном рыцарем, поклявшимся защищать женщин.

— Развяжи меня! — прошипел он. — Кто-то приближается. Развяжи меня.

Хелена в сомнении подняла бровь.

— Это не уловка, я клянусь, миледи. Развяжите меня, и я защищу вас.

— Защитишь меня? — с издевкой переспросила она. — Ты защитишь меня?

— Скорее, — торопил Колин. — Ты что, не слышишь? Кто-то идет сюда.

— Я слышу, — заверила его Хелена с неуместным, на взгляд Колина, спокойствием.

Возможно, ему удастся угрозами заставить ее развязать его.

— Что, если это Шед?

Хелена пожала плечами:

— Слишком шумно. — А потом она очень разозлила его, присев рядом с ним на корточки и подмигнув: — Не беспокойся, малыш. Со мной ты будешь в безопасности.

Вот уж кого Колин никак не ожидал увидеть, был монах, который шел по оленьей тропе. Но как только он увидел грубую коричневую рясу и голову с тонзурой, он понял, что прибыли не неприятности, а спасение.

Быстро, пока Хелена не успела открыть рот и выдать его, Колин выпалил:

— Брат! Слава Богу, мои молитвы услышаны!

Молодой монах замер на тропинке, в тот момент больше всего похожий на испуганного оленя.

— Умоляю, добрый брат, освободите меня! — взмолился Колин. — Я боюсь, что эта бедная, заблуждающаяся женщина приняла меня за другого и собирается… — он остановился и драматически сглотнул, — убить меня.

Монах нервно смотрел то на него, то на нее, быстро моргая.

— Прошу про…

— Она, похоже, — шепотом признался Колин, — помешалась.

Он ожидал взрыва неистовых протестов со стороны Хелены.

Она этого не сделала. Наоборот, она снисходительно улыбнулась Колину и встала, чтобы посмотреть в лицо монаху.

— Брат Томас. Как приятно видеть вас.

Надежды Колина рухнули, и плечи его опустились.

— Я знаю вас, — сказал монах, качая головой на тонкой шее. — Леди… леди…

— Хелена.

— Ну да. Вы одна из хозяек крепости. Но что…

Рот монаха открылся, как будто он хотел сказать еще что-то, но не мог подобрать слова.

— Мне нужна ваша помощь, — промурлыкала Хелена.

Ее просьба, казалось, вернула монаха к жизни, как будто она произнесла какое-то колдовское заклинание. Он расправил свои узкие плечи.

— Я слуга Господа и ваш, миледи.

Колин вытаращил глаза, молча проклиная власть, которой обладают красивые женщины даже над священниками.

Хелена сунула руку за корсаж и вытащила клочок пергамента.

— Я бы хотела, чтобы это доставили в Ривенлох, моей сестре, леди Дейрдре.

Монах протянул руку за письмом.

— Не делайте этого, — предостерег Колин.

К его радости, монах остановился в нерешительности.

— Идите, — продолжила уговаривать Хелена, помахивая бумагой, как косточкой перед собакой.

— Если леди не желает мне никакого зла, зачем она связала меня? — спросил Колин. — И зачем она завладела кинжалом?

Монах в смущении нахмурился. Колин использовал это преимущество.

— Говорю вам, она собирается убить меня.

Он ожидал, что Хелена будет вводить священника в заблуждение, изображая невинность, рыдая фальшивыми слезами или жалуясь на больную голову Колина. Последняя его надежда была на то, что она скажет правду.

— Да, я убью его, — спокойно произнесла Хелена, — если это письмо не дойдет до моей сестры.

Монах выглядел таким же потрясенным, каким чувствовал себя и Колин.

— А если вы вынудите меня совершить убийство, брат Томас, — сказала ему Хелена, — и моя душа будет навеки проклята, боюсь, это будет на вашей совести.

Колин открыл рот. От ее запутанной логики кружилась голова. Довольно долгое время никто из мужчин не знал, что ответить.

— О н-нет, миледи, — наконец пробормотал монах. — Я возьму его. Вам не н-нужно… у… у… причинять ему никакого вреда.

Он взглянул на Колина с беспокойной улыбкой, которая была какой угодно, только не ободряющей.

Колин скривился, когда монах взял пергамент из руки Хелены.

— Господь… Господь благослови вас, миледи, — произнес монах, нервно наклоняя голову. Проходя мимо Колина, он пробормотал: — И спаси вас Господь, милорд.

После чего тощий бесполезный священник поспешил по узкой тропинке, унося с собой все надежды Колина.

Когда Колин, не веря своим глазам, смотрел вслед брату Томасу, Хелена почти пожалела сбитого с толку норманна. В конце концов, он ведь сделал героическую попытку. Что ж поделаешь, если его мозги не ровня ее мозгам.

— Дело сделано, — сказала она, довольная, что брат Томас доставит ее послание. Хелена наклонилась, чтобы взять Колина за плечо. — Идем.

— Нет, — ответил он, отстраняясь. — Не раньше, чем ты ответишь на мои вопросы.

Она нахмурилась. Неужели он действительно считает, что может торговаться с ней? Почему он не может смириться с мыслью, что находится в абсолютной ее власти? Может быть, она недостаточно ясно выразилась. Острием кинжала Хелена слегка пощекотала мочку его уха.

— Знаешь, я ведь могу вернуть брата Томаса, — задумчиво произнесла она. — Еще не поздно отправить подарочек вместе с письмом. — Стало заметно, как Колин окаменел. — Ухо… или палец, или…

Хелена сделала вид, что размышляет, скользя взглядом по его телу.

Потом Хелена заметила, что Колин пристально смотрит на нее своим единственным открытым глазом, как будто оценивал ее, судил, делал ставку на ее душу. И, хотя он лежал беспомощный на земле, весь в ее власти, вдруг показалось, что он смотрит этим блестящим, пронзительным, всевидящим глазом прямо в ее сердце.

Смущенная Хелена протянула к Колину руку и дернула повязку вниз, на глаза.

Он гордо вскинул подбородок — не самое легкое дело для человека, лежащего на животе.

— Разумеется, ты поступишь так, как захочешь. Но я думаю, тебе следует знать, что я не терплю никакой боли, так что наверняка буду кричать, как свинья, которую режут.

Хелена подняла бровь.

— А кровотечение? — продолжал Колин. — Я однажды уколол палец о колючку, так кровь текла три дня.

Она никогда в жизни не слышала ничего более абсурдного.

— Три дня… — протянула она.

— Ага. Но я готов заключить с вами сделку, миледи, и избавить нас обоих от трудов уродовать меня.

Более жестокая женщина тут же отрезала бы ему ухо, чтобы показать ему, как мало тут труда. Но Хелена бывала дикой только тогда, когда ее к этому вынуждали. И в данный момент, когда норманн был связан, как гусь, она могла позволить себе быть милосердной. Кроме того, как ни ненавистно ей было признавать это, она была заинтригована хитростью Колина. Ей редко встречались такие сообразительные мужчины.

— Неужели?! — воскликнула Хелена, снова наклоняясь к нему.

Она не заметила раньше, отвлеченная блеском глаз Колина, какой приятной формы у него рот. Его губы выглядели мягкими и в то же время твердыми, а там, где они открывались, она видела белые края его зубов, — один передний был немного кривой, что придавало мощному рыцарю немного ранимости. Его нос тоже был превосходно вылеплен — не слишком узкий и не слишком широкий, с ноздрями, которые трепетали, пока он ждал ее ответа.

— Миледи?

Хелена резко тряхнула головой, отгоняя разбегающиеся мысли.

— Ты, любезный, находишься в таком положении, когда едва ли можно торговаться.

— Тем не менее, вы кажетесь благоразумной женщиной.

Хелена вскинула брови. Никто никогда не называл Хелену благоразумной. Она была какой угодно, только не благоразумной. Этот норманн либо слабоумный, либо бесстыдно врет.

— Продолжай, — приказала она.

— Если вы ответите на один вопрос, миледи, я перестану сопротивляться и охотно пойду с вами.

— Один вопрос?

— Да.

— Спрашивай.

— Если вы не собираетесь обменивать меня на Ривенлох, что вы собираетесь делать? Что говорилось в письме?

Хелена заморгала. Какое ему дело? Это не изменит его участь. Что с ним будет, решать Пейгану. С другой стороны, не такой уж это секрет. И если Колин действительно собирается выполнить то, что сказал, если он будет сотрудничать…

— Если я дам тебе ответ, ты добровольно пойдешь со мной? — спросила Хелена.

— Да.

— И ты больше не будешь использовать никакие уловки?

— Никаких уловок. Я клянусь в этом моей рыцарской честью.

Хелена самодовольно ухмыльнулась. Похоже, Колин не так умен, как она думала. Эта сделка слишком хороша, чтобы упускать ее. Она не даст ему ничего, а он даст ей все.

— Очень хорошо, — сказала она, убирая кинжал в ножны. — В записке говорится: «Я взяла норманна в заложники. Я не верну его до тех пор, пока брак не будет аннулирован».

— Что!

Хелена повторила:

— «Я взяла норманна в…»

— Да, я слышал тебя, но что… как… а, проклятие…

Она самодовольно хихикнула:

— Теперь ему придется вернуть мою сестру.

— Он этого не сделает.

— О, я думаю, сделает.

Уголки красивого рта норманна опустились.

— Ты не знаешь Пейгана Камелиарда.

— А ты не знаешь Воительниц Ривенлоха.

Колин покачал головой, как будто над ним сыграли какую-то невероятную шутку, но ничего не сказал.

Хелена помогла ему подняться на ноги, и они молча пошли вдоль по тропинке. Верный своему слову, Колин шел покорно, но для Хелены его молчание бросало мрачную тень на ее бурную авантюру.

По мере удаления от Ривенлоха Хелена все сильнее чувствовала беспокойство. Вдруг Колин прав? Что, если он не так ценен для Пейгана, как она думала? Что, если Пейган посчитает потерю своего человека разумной ценой за женитьбу на девушке по своему выбору? Что, если он порвет письмо раньше, чем Дейрдре успеет прочитать его? Что, если, Боже упаси, она не получит ответа от сестры? Как долго ей придется ждать в лесу? Как долго она сможет удерживать Колина в заложниках?

И самое важное, как долго они смогут продержаться без еды?

В животе Хелены урчало, когда они, наконец, добрались до рощицы шишковатых дубов, в которой прятался коттедж. Он так зарос плющом, мхом и папоротником, что стены коттеджа казались сделанными из листьев, и в глубокой тени раскидистых деревьев его практически не было видно. Дверь хижины провисла, и пара прогнивших ставней болталась на единственном окне так, что, казалось, они отвалятся при малейшем дуновении ветерка. В крыше было больше дыр, чем соломы, но разросшийся плющ закрывал прорехи, кое-как защищая коттедж от стихий.

Когда-то, очень давно, коттедж принадлежал какому-то фермеру, и рядом было расчищено место, где выращивался ячмень. Но его тоже давным-давно заполонили разнообразные сорняки и вереск. Неподалеку бил родник, стекающий по склону холма, превращаясь в ручей, потом в поток, потом в речушку, впадающую в одно из двух смежных озер, в честь которых был назван Ривенлох.

— Мы пришли, — объявила Хелена, останавливаясь на пороге, чтобы снять с глаз Колина повязку.

Колин не знал, что он ожидал увидеть. Возможно, древний храм. Или соседний замок. Или скромное жилище одного из союзников Хелены.

Но он совершенно точно не ожидал увидеть настоящий шалаш посреди густой чащи леса, обветшалый коттедж, который выглядел как жилище гоблинов и отвратительных жаб, прячущихся от света.

— О, тут очаровательно, — протянул Колин.

Раздраженная его сарказмом, Хелена подтолкнула его вперед.

— Когда придут волки, приятель, ты будешь рад хоть такому убежищу.

Он внимательно осмотрел гирлянды плюща, листы папоротника и пятна мха, покрывающие стены, и усомнился, есть ли вообще стены за всей этой зеленью.

— Сомневаюсь, что волки польстятся на этот шалаш, — пробормотал Колин.

— Они могут уже быть там, — сказала Хелена, а потом сделала нечто чрезвычайно героическое, то, что поразило его.

Схватив Колина за рубашку, она потянула его за собой и встала так, что оказалась между ним и дверью хижины. Если внутри прятался какой-то зверь, он сначала напал бы на нее, что чрезвычайно обеспокоило Колина.

— Подожди! — воскликнул он. — Позволь мне.

— Я так не думаю. — Хелена покачала головой. — Я не собираюсь отдавать своего заложника какому-то бешеному кабану.

— А я не собираюсь терять свои шпоры из-за недостатка благородства, — настаивал Колин. — Кроме того, много ли у тебя опыта в борьбе с дикими животными?

Уголок ее рта приподнялся в хитрой усмешке.

— Включая тебя?

В других обстоятельствах эта улыбка показалась бы ему завлекающей. Тот факт, что Хелена назвала его животным, ничуть не беспокоил Колина. Женщины называли его разными словами — плутом, мошенником, животным — и всегда с любовью. Но сейчас не время и не место для флирта. За дверью могут прятаться опасные создания. И он не собирался использовать даму как щит от них.

— Разрежь мои веревки и дай мне нож. Я могу…

Без предупреждения, совершенно игнорируя его приказ, Хелена изо всех сил резко толкнула дверь. Дверь распахнулась и с громким стуком и взметнувшимся облаком пыли ударилась о внутреннюю стену.

У Колина отпала челюсть. Если внутри действительно дикое животное, после этого удара оно нападет на них.

К счастью, изнутри доносились только шорохи мелких зверьков, разбегающихся от света. И кроме пары пауков, которые безумно носились по своей порванной паутине, натянутой ими по дверному проему, из тени не появилось больше никаких животных. Но когда Хелена обернулась к нему, чтобы заверить, что тут безопасно, Колин был так потрясен и бледен, что не мог говорить.

Заметив его паралич, Хелена вопросительно подняла бровь:

— Ведь вы, норманны, не боитесь мышей, не так ли?

Колин был слишком потрясен, чтобы ответить. С того момента как Хелена втащила его в коттедж, у него была только одна мысль: «Эта женщина сплошная неприятность».

Хелена была беспечной, необузданной и слишком дерзкой, что доставляло ей большое удовольствие. Такая импульсивность однажды убьет ее. И вероятно, убьет и его тоже.

— Вы, норманны, не привыкли к таким условиям с вашими надушенными подушками и шелковыми простынями, — произнесла она с едва прикрытым отвращением, пока Колин разглядывал внутренности лачуги, — но для нас сойдет.

Надушенные подушки? Шелковые простыни? Колин понятия не имел, о чем она говорит. Его постель была сделана из льна — грубого, простого льна, — если он не был на войне, а если был, то тогда он считал себя счастливым, если спал на ровном месте на своем плаще и подстилке из листьев. Откуда эта девица нахваталась своих познаний о норманнах, Колин не знал.

Внутри коттеджа было на удивление прибрано. Хотя тонкий слой пыли покрывал все вокруг, утрамбованный земляной пол был устлан желтым тростником, несколько веток плюша проросли в трещинах оштукатуренных стен, а немногочисленная мебель в комнате выглядела крепче, чем само строение.

В камине лежали наколотые дрова, на железном пруте над очагом висели три железных котелка. Рядом с камином стояли ведро, кувшин, моток веревки, три чашки и глиняная миска, полная разнокалиберных ложек. Перед маленьким сосновым сундуком стояла трехногая табуретка, а на вбитом в стену крюке висел пустой фонарь с кремнем. Придвинутая к одной стене, стояла деревянная кровать с относительно чистым тюфяком. Снаружи эта лачуга, может быть, и выглядела заброшенной, но ее внутренностями кто-то недавно пользовался.

— Ты приводишь сюда всех своих заложников? — спросил Колин Хелену.

Она притворно улыбнулась и кивнула в сторону тюфяка:

— Ложись на кровать.

Он бросил на нее плотоядный взгляд:

— Если ты настаиваешь.

Пока Колин со связанными руками неловко укладывался на спину, Хелена взяла лежавший у камина моток веревки и отрезала четыре куска в ярд длиной.

Она схватила одну лодыжку Колина и стала привязывать ее к деревянной ножке кровати. Хотя он и понимал ее желание держать его как пленника, Колину не нравилась идея оставаться беззащитным.

— Миледи, неужели это так уж необходимо?

— Я не могу позволить моему заложнику сбежать.

— Но что, если случится пожар? Что, если нападут волки? Что, если…

— Я уже говорила тебе, — ответила Хелена, затягивая узел, — ты нужен мне живым. Я не позволю, чтобы с тобой что-то случилось.

Колин стиснул зубы, когда она принялась привязывать другую его ногу. Его воспитывали рассчитывать только на себя. Ему было достаточно трудно полагаться на своих собратьев-рыцарей. Но довериться женщине, к тому же такой импульсивной, как эта…

— Что, если я дам тебе мое слово, что не сбегу?

Хелена смерила его презрительным взглядом:

— Твое слово? Слово норманна?

— Я же сдержал свое слово добровольно прийти сюда, — парировал Колин.

— Ты сдержал свое слово только потому, что у меня оставался нож.

Хелена была не совсем права. Давая ей клятву, он даже не думал пытаться убежать, хотя, вероятно, для этого было много возможностей. В конце концов, он человек чести.

Колин повернулся на кровати, пытаясь разогнать онемение в руках, сдавленных телом. Хелена схватила его запястья и разрезала веревку, освободив его руки. Но она была осторожна и сразу же приставила нож к его горлу.

— Руки вверх! — приказала она.

— Надеюсь, ты права, — проворчал Колин, покорно раскидывая руки. — Надеюсь, твоя сестра придет раньше воров.

Она привязала его правую руку к деревянной раме.

— Давай, норманн, о ворах буду беспокоиться я.

Когда Хелена наклонилась над Колином, чтобы схватить его левое запястье, ему пришлось бороться с желанием попытаться освободиться. Один неожиданный удар его кулака наверняка вышиб бы из нее дух.

Его остановили две вещи.

Первым было рыцарство. Колин всегда благородно обращался с женщинами. Он никогда в гневе не поднимал руку на женщину. Да он даже голос редко повышал на даму. Мысль о том, чтобы намеренно причинить боль женщине, для него совершенно неприемлема.

Но было второе, что заставило Колина остановиться: когда Хелена наклонилась над ним, она поскользнулась на соломе и упала к нему на грудь. Он замер, уверенный, что почувствует, как кинжал вонзается в его горло. К счастью, ее инстинкты были молниеносны. Она убрала лезвие раньше, чем оно успело нанести вред.

Но на одно мгновение, пока Хелена лежала там, на его груди, их глаза встретились, и между ними возникло осознание взаимной уязвимости. Хелена могла зарезать его. Колин мог разоружить ее. Вместо этого оба оставались парализованными в каком-то непонятном тупике. И в этот момент, когда он смотрел в ее испуганные зеленые глаза, не в силах пошевелиться, не в силах дышать, разглядел за ее бравадой и дерзостью нежное сердце.

В следующее мгновение все исчезло. Хелена закрыла глаза и спрятала от него свою душу, с мрачным видом оттолкнувшись от его груди.

После чего привязала и другую руку Колина.

Колин попытался побороть нарастающую неловкость. Не впервые женщина привязывала его к кровати, но Хелена первая сделала узлы непреодолимыми. Если что-то случится, он не сможет защитить себя… или ее.

Хелена, завершив работу, удовлетворенно кивнула. Убрав кинжал в ножны, она сделала четыре шага и опустилась на табурет. Она все еще трепетала из-за того, что чуть не зарезала своего заложника. Во всяком случае, она пыталась убедить себя в том, что именно это причина ее затрудненного дыхания. Тот факт, что взгляд Колина на мгновение перестал быть насмешливым и в нем как будто появилось восхищение, не имел никакого отношения к тому, что ее сердце быстро забилось.

— Миледи, это неблагоразумно и…

— Цыц.

Хелена не хотела слушать его аргументы. Сейчас, когда ее пленник был надежно привязан, она могла быть уверенной, что сегодня уже не будет ничего интересного.

Колин подчинился ее приказу, и, казалось, был поглощен мыслями, пристально глядя в потрескавшийся потолок коттеджа. Теперь Хелене оставалось только сидеть и ждать.

И ждать.

И ждать.

Ее желудок громко заурчал, и Хелена с досадой взглянула на Колина, чтобы понять, не слышал ли он этот звук. Он слышал. Хотя его глаза ни на секунду не оторвались от потолка, уголки его рта весело приподнялись.

Хелена сердито нахмурилась:

— Может быть, если бы ты запер меня в кладовой с едой…

— Мои извинения, — сказал Колин.

Хелена прикусила нижнюю губу. Боже, как же она голодна! Многие смеялись над ее волчьим аппетитом, но они не понимали, сколько горючего требуется ее воинственному существованию.

— Дейрдре должна прислать письмо до наступления ночи, — сказала она, больше обращаясь к себе, чем к Колину.

— А если нет?

Хелена не хотела думать об этом. Будучи импульсивной, она не подумала взять с собой никакой провизии. Если они будут вынуждены остаться на ночь, утром ей придется серьезно пересмотреть свои планы.

Она продолжала ждать, беспокойная, как дикая кошка в клетке, шагая из угла в угол по маленькой комнате, временами садясь на табурет и снова подбегая к окну, чтобы заглянуть за провисшие ставни, только чтобы увидеть, что тени становятся все темнее.

В свой двенадцатый подход к окну Хелена увидела только смутные силуэты деревьев на фоне сумеречного неба. Воздух стал тяжелым от вечернего тумана, и по ее спине пробежал озноб. Теперь уже никто не придет. Если Хелена была бесстрашна, когда дело касалось леса, то осторожная Дейрдре никогда не пойдет в лес после наступления темноты.

Она вздохнула и отвернулась от окна. Видимо, им придется провести ночь в коттедже.

Хелена порылась в содержимом соснового сундука. В нем оказалось проеденное молью одеяло, и она набросила его на Колина. Ему пришлось выплевывать край одеяла изо рта, но оно успешно накрыло его от плеч до голеней. Она вытащила еще пару одеял, таких же ветхих, как первое, и из одного сделала для себя подстилку на полу рядом с тюфяком, напихав под него соломы.

Какая ирония, подумала Хелена, спать на земле, когда ее заложник занимает кровать. Но деревянная рама кровати была более надежным местом, чтобы привязать Колина, чем стены хижины, которые могли рухнуть, если он потянет с достаточной силой.

Вытянув ноги в направлении головы Колина, Хелена натянула на себя оставшееся одеяло и стала смотреть, как коттедж постепенно превращается из серого в темно-серый и потом угольно-черный.

Как раз в тот момент, когда она уже была готова поддаться подступающему сну, в темноте Колин прошептал:

— Ты не спишь?

Больше всего Хелене хотелось не отвечать ему. Она не хотела слышать, как он глумится над тем, что он оказался прав: никто не ответит на ее письмо.

Но она была раздражена, голодна и скучала. Разговор был бы приятной передышкой от тоски. Даже если это разговор с норманном.

— Чего ты хочешь?

— Скажи мне, чертовка, ты боишься хоть чего-нибудь?

Хелена ощетинилась, услышав это прозвище, которое Колин дал ей.

— Не считая вынужденного торчания всю ночь в хижине с болтливым норманном?

Он рассмеялся:

— Ну да, кроме этого.

— Страх — это бесполезная трата времени.

— Но ведь чего-то ты наверняка боишься?

Хелена пожала плечами:

— А чего нужно бояться?

— Диких зверей. Темноты. — Колин помолчал, потом добавил многозначительно: — Голода.

Она фыркнула:

— Не беспокойся, норманн. Я не позволю нам голодать. — Хелена ухмыльнулась в темноте. — Хотя тебе, возможно, придется потерять немного жирка по бокам.

— Жирка?! — выпалил он. — На мне нет ничего, кроме мускулов, наглая девица, и ты знаешь это.

— Тогда как же это я смогла победить тебя в кладовой?

Его смех как будто согрел комнату.

— Это был умный трюк, маленькая хитрюга, заманить меня в твое логово таким способом.

Хелена нахмурила лоб — ей хотелось почувствовать раздражение, но вместо этого она втайне была польщена похвалой Колина, которая на этот раз казалась ей искренней.

— Где ты научилась таким приемам?

— Приходилось часто сталкиваться с недоумками, — сухо ответила Хелена.

— Понятно.

Сразу же, как только Хелена произнесла эти слова, она пожалела о них, потому что ее резкий ответ заставил Колина замолчать. Хоть она и делала вид, что презирает его, беседа с ним не была неприятной. Он был человеком незаурядного ума, даже если и большую часть его тратил на раболепную лесть. За ужином Колин показался ей образованным, много путешествующим и даже в каком-то смысле интересным. А в такую холодную и пустую ночь, как эта, занимательный разговор был очень кстати.

Так что после продолжительного молчания Хелена смягчилась и дала ему более благосклонный ответ.

— Мы с моей сестрой всегда сражались с мужчинами крупнее и сильнее нас. Мы научились рассчитывать на мозги не меньше, чем на мускулы.

Когда Колин сначала не ответил, она подумала, что он уже заснул.

В конце концов, он дал ей тихий ответ:

— Если ваши мускулы хотя бы вполовину так же сильны, как ваш разум, миледи, вы должны быть достойным противником.

Хелена была рада темноте, потому что от его комплимента у нее заалели щеки. Конечно, это всего лишь еще один образец пустой нормандской лести. Взволнованная, она почувствовала, что тишина снова становится напряженной, и попыталась найти слова, чтобы заполнить ее. Наконец Хелена неохотно ответила:

— Этот трюк с твоим плечом… это было… это тоже было умно.

Хихиканье Колина разрядило напряжение.

— Что? Это было вдохновение, порожденное отчаянием. Само падение было случайным.

Хелена улыбнулась. Бедный дурачок, наверное, и правда, сильно поранился.

Снова наступила тишина, и на этот раз Хелена была уверена, что ее пленник заснул. Когда ночь сгустилась и в небесах стали медленно зажигаться звезды, мысли Хелены стали возвращаться к Ривенлоху.

Получила ли Дейрдре ее письмо вовремя? Смогло ли оно отсрочить консуммацию? Или бедняжка Мириел прямо сейчас страдает в своей брачной постели?

— Ты не можешь заснуть? — пробормотал Колин, напугав ее.

— Возможно, потому, что кто-то постоянно будит меня.

— Что тебя тревожит?

Как он догадался, что она беспокоится, и почему она должна открывать свои самые тайные мысли своему врагу? Она и помыслить об этом не могла. Но правда словно рвалась соскользнуть с ее языка, как масло с горячего ножа.

— Если он причинит ей боль… если он хоть как-то повредит ей…

— Пейган? Господи, миледи, он не насильник женщин. Да, у него репутация яростного воина, но все дамы утверждают, что он нежнейший из любовников.

— Все дамы? — Хелена криво усмехнулась. — Так, значит, моя сестра вышла замуж за волокиту?

— Нет! — торопливо возразил Колин. — Отнюдь нет. Бог свидетель, у Пейгана было вполовину меньше женщин, чем у меня.

Хелена вытаращила глаза — жест совершенно бесполезный в темноте.

— A-а… Так ты еще больший бабник.

— Нет. Я только хотел сказать…

— И сколько же женщин у тебя было точно? Ты делаешь зарубку на седле каждый раз…

— Проклятие! Речь сейчас не обо мне. Мы говорим о Пейгане. — Колин вздохнул в отчаянии, пытаясь выкарабкаться из ямы, которую сам вырыл. — Он хороший человек, гораздо лучше, чем я. И он человек слова. Вчера вечером он поклялся, что не возьмет твою сестру против ее воли. И он этого не сделает.

Хелене ужасно хотелось верить в это.

— Я клянусь в этом моими собственными шпорами, — добавил Колин. — Ее ни к чему не будут принуждать.

После этого неубедительного заверения Хелена перекатилась на бок и натянула на плечи тонкое одеяло. Но теперь не беспокойство о Мириел не давало ей заснуть. Ей не давал покоя образ Колина, пересчитывающего всех женщин, с которыми он спал, и тот ужасающий факт, что она об этом думает.

В конце концов, когда ночные животные вылезли из своих нор, мыши забегали по стенам коттеджа, за окном заухали совы, где-то вдалеке завыл одинокий волк, Хелена положила свой кинжал рядом с головой и заснула, держа руку на рукоятке.

Глава 4

Колин проснулся задолго до рассвета от звука дыхания Хелены. Это был и не храп, и не вздрагивание, а что-то среднее между ними. В комнате все еще было темно, как в могиле, и настолько холодно, что дыхание превращалось в пар.

Его рыцарское сердце жалело дрожащую девушку. Вытянув голову как можно дальше вперед, Коли поймал зубами край своего одеяла и дюйм за мучительным дюймом стянул его с себя, пока оно в конце концов не упало на Хелену. Раздалось фырканье и шуршание, когда она проснулась настолько, чтобы укрыться поудобнее, и вновь заснула.

Тем временем Колин лежал и дрожал, гадая, что принесет ему день.

Он был уверен, что, если Пейган перехватил, письмо Хелены, ему покажется отличной шуткой, что Колин оказался на попечении девицы. Пейган не станет торопиться бросаться на его спасение, и Колин может протомиться тут несколько дней. Что, учитывая привлекательность его похитительницы, может оказаться не так уж и ужасно.

Но у них едва ли есть провизия, чтобы оставаться здесь хоть немного времени. Хелена не принесла с собой еды, а ее единственным охотничьим оружием был его кинжал. У Колина были деньги, но в лесной глуши от них никакого толку.

Пересмотрит ли Хелена свои требования? Сможет ли он убедить ее, что Пейган никогда не согласится на них? Что Пейган не только не безрассудный, но и решительный. Что он мудрый вождь, которому дороги интересы Ривенлоха.

Любую другую женщину Колин уже давно заставил бы есть у него с рук, стоило только подмигнуть. Но эта девица была настоящим вызовом. Она не какой-то там жеманный бутон, расцветающий от его прикосновения. Хелена была больше похожа на шотландский чертополох, яркий и очаровательный на вид, но полный коварных шипов.

Несмотря на холод, Колин снова задремал, и ему снилось, как он ищет классический пурпурный чертополох на просторном поле бледных маргариток.

Он проснулся через несколько часов, когда закрылась дверь. Это была Хелена, вернувшаяся с улицы. Она, должно быть, выходила, чтобы удовлетворить зов природы, то, что ему тоже скоро придется сделать.

Солнечный свет сейчас уже пробился сквозь листву деревьев, струясь через дырявую крышу и заливая комнату золотистым светом. Возникшая в туманном сиянии, одетая в шафранную тунику, шотландская красавица была так же великолепна, как Аполлон, все еще горячий после колесницы солнца. Хелена подошла ближе, и Колин заметил, что у нее что-то в руках.

— Доброе утро, — пробормотал Колин, щурясь, чтобы привыкнуть к дневному свету.

— Я нашла земляничную поляну, — сообщила она. — Тебе понадобятся силы, чтобы дойти обратно.

От этого он совершенно проснулся.

— Они пришли?

— Нет. Но они придут. Скоро.

— Хм.

Ему бы ее оптимизм.

— Открывай! — приказала Хелена, поднося руки близко к его рту.

От соблазнительного аромата спелых ягод рот Колина наполнился слюной.

Они были настолько же сладки, насколько ароматны. Когда Хелена роняла крохотные ягодки одну за одной в его рот, как обожающая наложница арабскому принцу, потребовалась вся воля Колина, чтобы устоять и не слизать сладкий сок с ее пальцев.

— Дейрдре должна прибыть к полудню, — предсказала Хелена.

Колин так не думал. Если Пейган успешно соблазнил женщину, в чем Колин был уверен, она лежит с ним в постели много часов.

Хелена протолкнула еще одну ягоду между его губ, и он игриво прикусил кончик ее пальца, заслужив мрачный взгляд. Раздавив ягоду между зубами, он вдруг заметил, что его одеяло вернулось к нему. Она, должно быть, снова накрыла его уходя. Маленькая чертовка была совсем не так бессердечна, как хотела казаться.

Когда Хелена предложила Колину следующую ягоду, он отвернулся и сказал:

— Съешь остальное. Ты наверняка умираешь от голода.

Она не тратила времени и с жадностью всыпала оставшиеся ягоды в рот.

— Позвольте мне кое-что спросить у вас, миледи. — Теперь, когда ее голод был временно утолен, возможно, она прислушается к голосу разума. — Если вы победите, если брак аннулируют, чего вы надеетесь этим добиться? В конце концов, ведь этот союз предписан вашим собственным королем.

Хелена слизнула сок с большого пальца.

— Я считаю, что моя младшая сестра не должна быть пешкой в королевской игре.

— Это не игра. Это истинный союз. Знаешь ли, норманны и шотландцы действительно союзники.

— И, тем не менее, Мириел не должна становиться жертвой. Она слишком молода и слишком…

— Подожди. — Колин заморгал. — Мириел. Ты сказала — Мириел?

— Да, моя сестра.

Он покачал головой:

— Но не Мириел вышла за Пейгана.

Глаза Хелены расширились.

— Что?

— Она не вышла за него.

— Что ты хочешь сказать?

— Она. Не. Вышла. За. Него.

Наконец в глазах Хелены забрезжило понимание, и она со всей силы толкнула его.

— Почему ты не сказал мне этого? Ты позволил мне похитить тебя зазря?

— Позволил тебе?

— Так, значит, Мириел нетронута и Пейган не управляющий Ривенлоха?!

— Не совсем так.

— Что ты этим хочешь сказать — «не совсем»?

— Пейган действительно управляющий. — Колин приготовился к еще одному точному удару. — За него вышла Дейрдре.

— Что?

— Дейрдре выдала себя за Мириел и вышла замуж за Пейгана.

На лице Хелены появилось странное выражение — сначала шок, потом негодование, потом гнев.

— Вот коварная лиса! Она спланировала это с самого начала. Она специально напоила меня и…

— Ты недовольна?

— Нет, я недовольна!

— Но ведь Мириел спасена от свадьбы с Пейганом.

— Ведь это я должна была выйти за этого ублюдка, — раздраженно проворчала Хелена.

— Ты?

Колин разразился хохотом, что было серьезной ошибкой.

В глазах Хелены вспыхнул огонь, и она, выхватив кинжал, взмахнула им у него перед глазами.

— Да, я. А что такого?

— Ничего, — ответил он, безуспешно пытаясь сдержать смех. — Только…

— Только — что? — резко бросила Хелена.

Колин мог бы польстить ей, сказав, что она слишком красива и мила, чтобы тратить себя на Пейгана. Он мог бы. Ему даже следовало это сделать, учитывая то, что она держала, острое лезвие меньше чем в трех дюймах от его подбородка. Но Хелена умна. Она сразу же почувствовала бы его обман. Ему придется сказать ей правду, или, по крайней мере, дипломатическую версию правды.

— Пейгану нравятся более… покладистые женщины. Слабовольные. Малодушные. Не слишком умные.

— Хм.

— Ни одна из вас не была бы довольна таким браком.

— Не так уж важно быть довольным. Я уверена, что Дейрдре не будет довольной. — Хелена сунула кинжал в ножны и снова отступила. — И если Пейган хоть на мгновение подумает, что она слабовольная…

Колин нахмурился. Последний раз, когда он видел Пейгана и Дейрдре вместе, они спорили из-за обороны замка. Возможно, Хелена права. Возможно, у них будет несчастливый брак. Но он так не думал. Нужно совсем немного, чтобы эта искра соперничества разгорелась в пожирающее сердца пламя.

Внезапно Колин осознал, что, если Мириел спасена, Хелене больше не нужен заложник.

— Означает ли это, что мы теперь можем вернуться? — спросил он.

— Вернуться? Нет. Я все равно хочу аннулировать брак, — заявила Хелена.

— Но зачем?

Колин начинал понимать, почему король Давид послал рыцарей Камелиарда принять на себя управление замком. Он сомневался, что три соперничающие сестры смогут прекратить взаимные придирки настолько, чтобы договориться, каким образом опускать решетку ворот.

— Потому что я сама собираюсь выйти за него. — Хелена фыркнула. — Это должна была быть моя жертва.

— Жертва. — Колин покачал головой. — Там, откуда мы пришли, Пейган Камелиард считается наградой.

— Для наивной крестьянской дочери — может быть.

Колин вздернул уголок губ и прищурился, немилосердно подстрекая Хелену.

— О нет, — сказал он, кивая. — Теперь я понимаю. Ты втайне влюбилась в воинственного капитана, и хочешь его для себя.

То, как она оскорблено передернулась, было так забавно.

— Ты сошел с ума. Зачем мне по своей воле выходить за… за…

— За норманна?

Хелена снова содрогнулась.

— Скажите мне, миледи, почему вы так ненавидите норманнов?

Она самодовольно ухмыльнулась:

— Мы пробудем здесь недостаточно долго, чтобы успеть перечислить все причины.

— Жестокая ты девица, — сказал Колин, прищелкнув языком. — Ну, хорошо, назови мне только три вещи, которые ты ненавидишь в норманнах.

Хелена вздохнула.

— Норманны слабые. Они избалованные. — Ее глаза злорадно сощурились. — И они жалкие трусы.

Хелена ожидала, что ее слова уж точно пробьют благодушное настроение норманна. Может быть, хоть теперь она увидит, как его спокойствие рухнет.

Хелена ошибалась.

Колин усмехнулся:

— Да неужели? И со сколькими норманнами ты знакома?

Ее брови сошлись на переносице.

— Ваша репутация идет впереди вас.

— Значит, на самом деле ты никогда не встречала норманнов. — Его глаза искрились весельем. — До меня.

— Что ты этим хочешь сказать?

— Ты ведь знаешь, что норманны завоевали саксонцев?

Хелена стала еще мрачнее.

— И что ваш король Давид призывает норманнов сражаться за шотландцев?

Она буквально кипела от гнева.

— Ах да, — продолжал Колин, — мы довольно известны своими…

— Надушенными собаками, — выпалила Хелена.

— Что?

После потрясенного молчания смех просто выплескивался из него, и, хотя смеялся Колин над ней, сумрачный коттедж стал казаться ему светлее.

— Я все знаю о норманнах, — раздраженно проворчала Хелена.

Она слышала рассказы шотландских путешественников, которые говорили, что норманны настолько нежные, что не могут вырастить нормальной бороды, что они едят только сладости и цукаты и что они обрызгивают духами все, от подушек до животных. В это было нетрудно поверить, учитывая благодушные манеры Колина, хотя Хелена заметила, что темная щетина, покрывшая этим утром подбородок Колина, противоречит, по крайней мере, одной из сплетен.

Когда плутовской смех немного поутих, Колин мягко улыбнулся ей:

— Ах, миледи, вы очень мало знаете о норманнах и ничего не знаете обо мне.

Его улыбка обезоруживала. Хелена гордо вскинула подбородок.

— Я знаю, что ты заносчивый и тщеславный и, ах да, бабник, — сказала она, напоминая ему его хвастовство.

Он поморщился:

— Я, правда, не бабник. И мне очень нужно развеять этот миф для вас, моя милая. — Колин нахмурился. — Сейчас, однако, боюсь, у меня есть более насущная необходимость.

Хелена с воинственным видом скрестила руки на груди. Она не собирается снова поддаваться на эти его уловки!

— Да неужели?

— Насущная необходимость, — многозначительно повторил он, поднимая свои густые брови.

Хелена выжидательно смотрела на него.

— Проклятие, девчонка, — пробормотал Колин. — Мне надо пописать.

Руки Хелены безвольно упали, и она почувствовала, как румянец заливает щеки. Ну конечно. Вот еще одна вещь, которую она не предусмотрела, когда становилась похитительницей. Она-то ожидала, что просто привяжет его и сможет забыть о нем до прибытия Дейрдре. Ей не приходило в голову, что она будет ответственна за его человеческие нужды. И что же ей теперь делать?

Как будто прочитав ее мысли, Колин сказал:

— Ты могла бы принести мне горшок, но поскольку ты связала мне руки, мне может понадобиться… — он подмигнул ей, — помощь.

К еще большему раздражению Хелены, ее румянец стал еще жарче. Не то чтобы она никогда в жизни не видела голого мужчину. Господи, да она практически жила в арсенале, где мужчины находились в различной степени наготы. Но мысль об этом незнакомце, этом норманне…

— Может быть, — пригрозила она, — я просто разрешу тебе пописать в штаны.

Колин выгнул бровь:

— Думаю, ты могла бы. Но я с содроганием думаю о том, какое наказание наложит на тебя Пейган, если ты так жестоко обойдешься с его любимым рыцарем.

— Это не ему решать. Он уже не будет управляющим.

— Хм. Это ты так говоришь.

Хелена недовольно скривила губы. Вот еще одна вещь, которую она не предусмотрела в захвате заложника, — ей приходится выслушивать его мнение.

— Дейрдре обязательно придет. И брак аннулируют.

— Мне все равно нужно пописать, — сухо произнес Колин.

Хелена сердито воззрилась на него, как будто он намеренно спланировал это неудобство. Но она знала, что это не так, и вынуждена была что-то предпринять.

Она вытащила кинжал.

— Видишь вон ту дырочку от сучка в сундуке?

Озадаченный Колин осторожно ответил:

— Ага.

Молниеносным движением запястья Хелена отправила кинжал в полет, и он вонзился в самый центр отверстия. После этого она взглянула на него, чтобы оценить реакцию.

Колин тихонько присвистнул:

— Впечатляюще.

Хелена прошла к сундуку забрать оружие.

— Я могу пригвоздить кролика с пяти ярдов, — предупредила она его. — Ты будешь не так далеко и все время у меня на виду.

Она разрезала веревки на запястьях Колина и позволила ему самому развязать ноги, стоя над ним с занесенным кинжалом. Потом она заставила его медленно выйти из коттеджа к островку кустарника.

Хелена встала в двух ярдах сзади, пока Колин отвернулся, чтобы развязать штаны и спустить их достаточно, чтобы облегчиться. Ее заставил покраснеть не громкий звук струи, бьющей по земле. И не тот факт, что норманн писал на шотландскую землю. Щеки Хелены горели из-за маленькой полоски бедра, которую Колин обнажил, делая это крепкой, мускулистой рукой, такого же смуглого цвета, как все остальное его тело, и из-за того, что она мельком увидела его член в гнезде черных кудряшек, когда он снова завязывал штаны. И что действительно лишало Хелену присутствия духа, так это тот факт, что от этого запретного зрелища у нее учащенно забилось сердце.

Раздраженная из-за такого смятения чувств, она подтолкнула Колина назад к коттеджу острием кинжала.

— Я благодарен, миледи, — произнес он с сардонической улыбкой, когда они входили в дверь. — Уверен, Пейган будет снисходителен к вам за вашу доброту.

С мрачным видом Хелена усадила Колина на пол, чтобы связать руки за его спиной, после чего привязала его ногу к основанию кровати, чтобы он не мог далеко уйти.

— Возможно, если вы найдете для меня еще какую-нибудь еду, — предположил он, — Пейган будет еще более милосерден.

Хелена не сказала ему, что именно это она и планировала. Ей не нравилось его манипулирование. И ей совсем уж не нравилось думать о возможности, что он окажется прав, что Пейган все-таки не будет платить за него выкуп. Этот негодяй посеял семена сомнения в ее голове, и теперь она не могла отделаться от подозрения, что им придется проторчать в этой хижине гораздо больше, чем она ожидала. Хуже того, Дейрдре могла быть вынуждена рассказать Пейгану, где они находятся, и он сам явится за ней.

Такие вот тягостные мысли погнали Хелену из коттеджа к зарослям кустарника ярдах в пятидесяти, где она затаилась около узкой полоски примятой травы, с кинжалом в руке ожидая появления кролика.

С точки зрения Пейгана, Хелена была предательницей короля. А сейчас она еще больше осложнила дело, удерживая в заложниках его человека. Если все пойдет не так, как она планировала, если коварная Дейрдре откажется аннулировать брак, что вполне вероятно, учитывая, что она пожертвовала собой ради Мириел, тогда Хелену заставят отвечать за ее проступки. И одним из ее проступков была измена.

Несмотря на то, что ее пальцы дрожали от сомнений, Хелене удалось за час поймать завтрак. Когда дело касалось кроликов, она была лучшим охотником в Ривенлохе. И теперь, подумала она, забрасывая на плечо тушку кролика и поднимая ведро с водой, которое набрала в ручье, по крайней мере, одна из ее проблем решена.

В коттедже, пока Колин наблюдал за ней со своего места на полу, Хелена развела огонь в очаге, ободрала и выпотрошила кролика и насадила его на сухую ветку, которую подобрала в лесу. Вскоре комнату наполнил аромат жареного мяса, и ее желудок настойчиво заурчал.

Держа кролика над огнем, Хелена снова стала размышлять об имеющихся у нее вариантах относительно Колина, Пейгана и короля. Даже если случится худшее из возможного, если Дейрдре откажется аннулировать брак, а Пейган не откажется от должности управляющего, он же ведь не совершит такого опрометчивого шага — не казнит сестру своей невесты. Кости Христовы! Она же была пьяна. Это же очевидно. И она сделала то, что сделала, чтобы защитить сестру, а не ради предательства короля. Разумеется, никто даже с половиной мозгов…

— Прости меня.

Она бросила взгляд на Колина. На его лбу появились морщины тревоги.

— Кролик, — сказал он, — он слишком близко к огню.

Колин был прав. Хелена рассеянно опустила ветку слишком низко. Она снова подняла ее выше.

Все еще глядя на огонь, она пробормотала:

— Той ночью, когда я пришла в вашу спальню, ты же знаешь, что я была пьяна.

— О да, я бы сказал, вдрызг пьяна.

— Настолько пьяна, что меня нельзя судить за мои действия.

Когда Колин промолчал, Хелена подняла на него глаза. На его лице медленно расцвела расчетливая улыбка.

— Это зависит… — Тут он взглянул на огонь. — Осторожно!

Хелена резко подняла кролика с углей. Он был немного закопчен с одной стороны, только и всего. Жир с шипением капал в огонь. Она попыталась сосредоточиться на очаге.

— Ты не казнил бы меня.

Колин смотрел на поразительную шотландскую воительницу, зачарованный странной смесью силы и ранимости в ее поведении. Хелена не задала вопрос. Это было утверждение. Но в нем явно сквозила неуверенность.

У нее были причины сомневаться в нем. В ночь, когда Колин поймал Хелену в ловушку, он ведь жестоко угрожал ей, например, грозился держать ее на поводке до тех пор, пока не будет готов повесить ее за измену.

Как же хотелось развеять ее страхи, признаться, что он тогда говорил в сердцах, заставить ее понять, что он может быть каким угодно, только не жестоким, когда дело касается женщин. И все же для целей Колина сейчас, когда он находился в полной власти Хелены, было бы лучше, если бы она считала его способным на что угодно.

— Тебя следует казнить, — заявил он, — если ты отказываешься выполнять волю короля.

— Но ты меня бы не повесил.

Он не ответил, очарованный ее красивым профилем на фоне мерцающего пламени.

— Не так ли? — спросила Хелена, поворачиваясь к нему и сверкая глазами, как жидкие изумруды.

Колину всеми фибрами своего существа хотелось прокричать «нет!» и развеять ее тревогу. Но ее неуверенность была лучшим инструментом для торга, который сейчас был ему подвластен.

— Мне бы пришлось взвесить доказательства, — ответил он. — Учесть все обстоятельства. Измерить глубину твоего раскаяния. Вычислить будущие угрозы. — Фыркнув, Колин добавил: — И многое зависит от того, как со мной обращаются, пока я нахожусь в твоих руках.

Хелену, похоже, рассердил его ответ. Колин подозревал, что ей не слишком хочется проявлять доброту к норманну: Но сейчас от этого зависела ее собственная судьба.

— Я не обращалась с тобой плохо, — сказала она в свою защиту. — Я не ранила тебя. Я дала тебя тюфяк, тогда как сама спала на полу. Я выводила тебя в лес пописать. И я готовлю тебе завтрак.

— Сжигаешь, — поправил Колин, когда от мяса потянулся серый дым.

— Что?

— Сжигаешь мой завтрак.

Кролик ярко вспыхнул.

Хелена обернулась как раз вовремя, чтобы увидеть, как сухая ветка переломилась пополам и тушка плюхнулась на угли, вспыхнув, как греческий огонь.

— Вот черт!

Прежде чем Колин успел выкрикнуть предостережение, Хелена сунула руки в огонь и вытащила мясо. В спешке, выпустив его из рук, чтобы не обжечься, она уронила тушку на пол, после чего погасила пламя одним из одеял.

Тушка обгорела до неузнаваемости.

И все же, когда она остыла, Хелена подняла ее и оторвала ножку, предложив ему откусить.

Колин не был уверен, что должен быть благодарным. В конце концов, эта пища была едва ли приемлема. Но он же джентльмен. Вежливость не позволяла ему сказать ей, когда он оторвал кусочек зубами, что горелый верх горький, а внутренность жилистая и почти сырая.

— М-м.

Но Колин боялся, что его лицо выдало правду, поскольку он, жуя и давясь жестким куском, не смог сдержать дрожь отвращения.

Хелена пренебрежительно фыркнула и оторвала ножку для себя, и, хотя она пыталась сделать вид, что все очень вкусно, она тоже давилась мясом.

— Полагаю, ты приготовил бы лучше.

Голос Хелены сочился сарказмом.

Колин улыбнулся про себя. Из всех абсурдных характеристик, которыми Хелена наделила его, она упустила эту одну, которая, на удивление, оказалась правдой.

— А ты не знала? Норманны лучшие повара в мире.

Глава 5

Хелена смотрела на него с таким скептицизмом, что Колин громко расхохотался.

— Да ладно тебе. Ты считаешь, что я — как ты говорила — обрызгиваю духами мою собаку и сплю на шелковых простынях, и, тем не менее, не думаешь, что я умею готовить?

— Это, кажется, нормандская черта, — ворчливо признала Хелена.

— Я заключу с тобой взаимовыгодную сделку. Раз уж ты такая ловкая в охоте, ты приносишь мне дичь, а я должным образом приготовлю ее для нас.

Хелена взглянула на обугленного кролика в своей руке, обдумывая его предложение.

— Это не уловка?

— Я так же зверски голоден, как и ты.

В следующую секунду она бросила горелое мясо в огонь и стряхнула следы угля с рук.

— Очень хорошо. — Хелена резко повернулась, чтобы выйти, остановилась и обернулась, чтобы предупреждающе погрозить Колину пальцем. — Но знай. Я не глухая. Если кто-то придет, я узнаю об этом. У тебя не будет времени поплакаться кому-то о том, как плохо я с тобой обращаюсь.

— Плакаться? Я не плачусь.

Хелена недоверчиво вскинула бровь, отвернулась и пошла к выходу.

— О, — окликнул он ее, — мне понадобится немного дикого лука для блюда.

Она замерла на месте.

— И розмарин, если ты сможешь найти его.

Хелена окаменела.

— А золотых ниток тебе не надо, пока меня нет?

Колин проигнорировал ее выпад.

— И если ты наткнешься на кустик огуречной травы или мяты…

Она бросила через плечо:

— Тебе же лучше, чтоб оно того стоило.

Колин ухмыльнулся. Хелена будет поражена тем, что норманн может сделать при помощи каких-то нескольких травок. В конце концов, колеся по самым диким уголкам Англии и Франции, воюя и довольствуясь малым, любой научится творческому подходу.

Когда Хелена захлопнула за собой дверь, Колин в первый раз с момента прибытия сюда понадеялся, что спасение будет не слишком скорым.

Хелена отсутствовала около часа, и в это время Колин развлекал себя: сначала рассматривал все внутренности коттеджа до тех пор, пока не запомнил каждый сучок и трещинку, потом мурлыкал себе под нос баллады, которые оруженосец Пейгана, Бонифас, частенько пел за ужином, когда вдруг странное ощущение, охватившее его, заставило умолкнуть на полуслове. Молча изучая комнату, Колин не заметил никаких перемен, и все же по спине его бежали странные мурашки — он чувствовал, что что-то не так. Как бы ни странно это казалось, но он был почти уверен, что дырка от сучка передвинулась или паук вдруг исчез из своей паутины. В какое-то мгновение он даже подумал, не водятся ли здесь приведения.

Когда воздух вокруг Колина уже, казалось, искрился от напряжения, ему показалось, что он увидел, как что-то промелькнуло мимо щели в ставнях. Но когда он наклонил голову набок, чтобы посмотреть, все исчезло.

Колина охватил внезапный страх: может быть, это волк, рыщущий в поисках входа, а может быть, Хелена в опасности. Он попытался избавиться от веревок, мысленно проклиная девчонку, которая оставила его таким беспомощным.

Но изучая узкую полоску света в ожидании, что кто-то, кто был снаружи, снова пройдет мимо, он так и не заметил фигуру, таинственным образом материализовавшуюся внутри коттеджа. Когда Колин, наконец, посмотрел в сторону очага, он потрясенно втянул воздух и неуклюже попятился, наткнувшись на тюфяк.

— Иисусе!

Как этот человек попал в коттедж, Колин не знал. Он появился словно по волшебству. И теперь Колин понял, почему вор получил свое прозвище.

Шед.

Он был худощавого телосложения и с головы до ног одет в черное. Черные штаны. На руках черные кожаные перчатки. Даже голова замотана черным — оставлены только узкие прорези для носа и глаз. Он не держал в руках оружия, но вполне возможно, что оно спрятано где-то в складках его плаща.

Может быть, Колин и был поражен, но не испугался незваного гостя. Их всех ужасающих историй, которые Хелена рассказывала о пресловутом преступнике, ни в одной из них не упоминались смертельные ранения. И хотя Шед проскользнул в коттедж со сверхъестественной ловкостью, он явно был человеком.

Когда сердце Колина успокоилось, он спросил:

— Чего ты хочешь?

Шед не ответил ему, разглядывая интерьер хижины, почти так же, как это делал Колин весь прошедший час. Так что Колин воспользовался этим временем, чтобы тоже изучить своего противника.

Этот человек двигался по полу без единого звука. Его сапоги, должно быть, были сделаны из очень тонкой кожи, потому что его шаги были такими же плавными, как у кошки. Как хорошо тренированный воин, он держал руки слегка вверх и в стороны от тела, готовый в мгновение ока схватить или броситься в сторону.

Шед вернулся к догорающему огню и положил рядом с очагом черную сумку. Он нагнулся рядом с трехногим табуретом, разглядывая горелое мясо, потом поднял что-то с пола — длинный светлый волос Хелены. Поворачиваясь и поднимаясь одним грациозным движением, Шед растянул волос в руках и вопросительно показал его Колину.

Чтобы защитить Хелену, Колин ответил:

— Она ушла. Она не вернется до ночи.

Удовлетворенный Шед выпустил волос из пальцев.

После этого он, не тратя больше ни минуты, приблизился к Колину, чтобы найти кошелек с монетами, который тот носил на боку, серебро, выигранное им у лорда Геллира.

Но Шед, очевидно, не учел того факта, что одна нога Колина свободна. Как только вор начал отвязывать кожаный мешочек, Колин выставил ногу, чтобы поймать его в ловушку.

То, что произошло потом, Колин помнил как в тумане. Каким-то образом Шед перескочил через его ногу и схватил его за лодыжку, резко вывернул ногу Колина и мгновенно перевернул его на живот. Когда он поставил ногу ему на спину, Колин взвизгнул, колено его согнутой ноги грозило вот-вот сломаться.

Потом, к его удивлению, пока он чертыхался от боли, Шед наклонился ближе и укоризненно погрозил пальцем у него перед носом.

— Ну, хорошо, — прохрипел Колин. — Хорошо.

После этого вор поднял ногу и отпустил вывернутое колено. Пока Колин с облегчением выдыхал, Шед вытащил из плаща крошечный нож и отрезал кошелек с деньгами. Может быть, и хорошо, что Колин не смог побороть грабителя. Его нож был острым как бритва.

Колин был готов поклясться, что Шед издевательски подмигнул ему, прежде чем засунуть кошелек куда-то в складки одежды. Потом ловким движением кисти он метнул крошечный нож в стену напротив. Колин проследил глазами за ножом, который с глухим стуком вонзился в ставень, его черная рукоять продолжала дрожать, тогда как лезвие крепко сидело в дереве.

К тому моменту, когда взгляд Колина оторвался от ножа, грабитель снова исчез. Только едва заметное изменение освещения в комнате и быстрое движение теней на полу дали ему понять, что, каким-то образом презрев земное тяготение, вор, должно быть, исчез через дыру в крыше.

Несколько мгновений Колин только и мог просто озадаченно таращиться в пустоту. Слушая рассказы Хелены о неуловимом Шеде, он думал, что это преувеличение. Но сейчас он сам стал свидетелем того, насколько юрок этот вор. Неудивительно, что его ни разу не поймали.

Но испытания еще не закончились. Хелена все еще была где-то за пределами их жилища. Если Шед нашел ее… Господи, даже думать страшно, что может сделать негодяй, столкнувшись с бесстрашной шотландкой. Не говоря уже о том, что может сделать безрассудная Хелена, подвергая себя опасности.

Колин с новой силой стал пытаться освободиться. Но, несмотря на то, что он старательно выкручивал запястья, ему удалось только ободрать кожу о тугую веревку.

К тому времени, когда он услышал шум у двери, его лоб был покрыт потом, а руки горели от покрывающих их ссадин.

Дверь распахнулась, и появилась Хелена, невредимая, слава Богу, с тушкой кролика на плече и охапкой трав в руке.

— Святая Мария, ты цела! — выпалил Колин, задыхаясь от облегчения. — Ты видела его? Он все еще там?

— Кто?

— Шед.

— Шед?

— Да. Он только что был здесь.

Хелена ухмыльнулась:

— Да неужели?

И движением бедра захлопнула дверь.

— Был! Он украл мое серебро! Если ты отпустишь меня, я, может быть, еще смогу догнать его.

Она покачала головой:

— Это несерьезно.

Если бы не веревки, он бы схватил Хелену за шиворот и показал, насколько он серьезен.

— Будь все проклято, девчонка, это правда! А теперь развяжи меня, пока он не ушел далеко.

Хелена многозначительно улыбнулась Колину и с безразличием, которое еще больше разъярило его, направилась к очагу.

Внутри его кипело отчаяние.

— Ты не веришь мне!

— Действительно не верю.

— Тогда как ты объяснишь это?

Колин показал подбородком в сторону сумки, которую случайно забыл вор.

Хелена проследила за его взглядом и нахмурилась, глядя на черную холщовую сумку. Медленно она бросила травы в один горшок, а кролика в другой.

— Откуда это взялось? — бросила она взгляд в сторону сумки.

Колин зарычал:

— Я только что рассказал тебе!

— Шед? — Хелена быстро взглянула на него. — На самом деле?

— Да!

— Ты уверен, что это был он?

Колин страдальчески выдохнул:

— Весь в черном? Маленький? Гибкий? Быстрый как молния?

Наконец, к его величайшему облегчению, Хелена, похоже, поверила ему. Она кивнула, вытаскивая кинжал.

— Хорошая девочка. Разрежь веревки. — Колин повернулся, чтобы ей было удобнее дотянуться до веревок. — Оставайся в коттедже! — приказал он. — Он не будет искать тебя здесь. Если я не вернусь…

Но Хелена, похоже, не слушала. И не двигалась с места. Колин нахмурился. Что происходит в ее своенравной голове? Она все еще сжимала кинжал в руке, но, похоже, не спешила разрезать его путы.

— Умоляю, миледи. Время не ждет. Сейчас он, наверное, на полпути к…

Хелена уставилась на дверь, ее глаза сузились от мрачной решимости. Колин вдруг отчетливо понял, о чем она думает.

Проклятие! Она же не собирается…

— Подожди! — Он чувствовал себя как рыцарь, вдруг обнаруживший, что его конь мчится прямиком к пропасти. — Подожди!

— В какую сторону он пошел? — спросила она, сжимая пальцы на рукоятке кинжала.

— О нет. Ты не выйдешь отсюда од…

— В какую сторону?

Колин закрыл рот, не желая отвечать. Да будь он проклят, если поможет ей убить себя.

— Прекрасно, — процедила она. — Я сама выслежу его.

— Нет! Подожди!

— У меня нет на это времени, норманн. Как ты сам сказал, время не ждет.

— Но я… — он выпалил первое, что пришло в голову, — я солгал.

— Что?

Колин вздохнул и уставился в землю.

— Я солгал, — пробормотал он, пожимая плечами. — Это вообще был не Шед.

Хелена колебалась, взвешивая его слова.

— Ты солгал?

Он кивнул.

— Ты солгал? — Она бросила взгляд на оставленную сумку. — Тогда кто…

— Вор действительно был, — поправился Колин, — но он… он ушел час назад. Я надеялся…

Ее взгляд медленно наполнился презрением.

— Да? — не без иронии спросила она.

Боже, как же ранил его гордость такой взгляд, как будто он был бесхребетным червяком. Но насмешка Хелены была малой ценой за ее безопасность.

— Я думал…

— Ты надеялся, — закончила она за него, — что я разрежу твои веревки, чтобы ты мог сбежать. — Она убрала кинжал в ножны, и Колин незаметно вздохнул с облегчением. — Как я и сказала, норманн, — презрительно усмехнулась она, — вы жалкие трусы.

Колин мрачно скривился. Как же мучительно разыгрывать из себя труса! Кровь Христова, ведь он как-никак рыцарь де Уэр! И даже среди этого прославленного класса сэр Колин дю Лак был известен своим бесстрашием. Он руководил битвой при Морее. В турнирах он завоевал бесчисленное количество призов за свою отвагу. Однажды он даже бросился в горящий дом, чтобы спасти горстку шлюх. Действительно, жалкий трус.

Хелена вздохнула, странно разочарованная. Она уже было начала думать, что этот норманн не такой, как все, что он может обладать какой-то крупицей смелости. Но нет, он оказался таким же малодушным, как остальные его соплеменники.

Может, и хорошо, что он оказался трусом, подумала Хелена. В конце концов, с пленниками-трусами гораздо легче управляться, чем с героями. И все же она почему-то чувствовала разочарование.

С неодобрительной ухмылкой она нагнулась над черной сумкой, которую оставил преступник, и развязала шнурок. Ей следовало догадаться, что норманн лжет. Шед был скрупулезно осторожен. Он не забыл бы сумку. На самом деле единственными свидетельством, которое когда-либо оставлял после себя Шед, была его «подпись» — черный нож, который он иногда втыкал в стену после совершения преступления.

Хелена открыла сумку. Внутри лежало несколько маленьких свертков. Возможно, вор забыл что-то ценное. Она осторожно развернула один из тряпичных свертков. В нем лежали два куска сыра. В другом лоскуте была завернута дюжина овсяных лепешек. В третьем свертке был увесистый кусок соленой свинины. И спелые вишни в кульке. Вор невольно устроил им настоящее пиршество.

— Может быть, твои монеты пропали и не зря! — крикнула она Колину. — Тут достаточно провизии как минимум еще на день.

— Провизии? Так он это оставил?

— Да, и в наказание за его преступление сегодня вечером ему придется страдать от пустого желудка.

— За ту цену, что я заплатил, это должны быть, по меньшей мере, инкрустированные золотом лебединые яйца, — сердито проворчал Колин. — У меня при себе было шесть шиллингов.

Хелена вскинула бровь:

— Без сомнения, шиллингов, выигранных у моего отца.

Лорд Геллир имел слабость к азартным играм и предавался им почти ежевечерне. У людей в Ривенлохе уже вошло в привычку тайно передавать основную массу своих выигрышей сестрам, чтобы они вернули их в казну замка. В таком случае частые проигрыши лорда не влияли на сундуки. Однако чужеземцы — дело другое. Они забирали свой выигрыш с собой, иногда только для того, чтобы проиграть его Шеду.

— В любом случае, — сказала Хелена, раскладывая свертки, — теперь мы не будем голодать.

— Если ты развяжешь меня, я начну заниматься кроликом.

— Развяжу тебя? После того как ты пытался сбежать? — Она покачала головой: — Нет, я тебе не доверяю.

— Но я даю тебе слово…

— Твое слово? Слово лжеца?

Его челюсть напряглась от стыда, и Хелена почти пожалела Колина, но, будь прокляты его глаза, он сам вызвал к себе недоверие.

— Ты должна освободить меня, — настаивал он. — Ты уже оставляла меня беспомощным, на милость вора. А что, если бы это был убийца? Что, если бы он решил убить меня?

Хелена напряглась. Вот об этом она не подумала. Что, если бы Колина действительно убили? Что, если бы она вернулась и нашла его мертвым? Зловещие картины — Колин в луже крови и Пейган рядом с виселицей, требующий обрушить месть на ее голову, — проползли в ее мозг, как страшная змея.

— Послушайте, миледи, это правда, что я лгал вам раньше, — признался он, — но больше — никогда. Я клянусь моей честью рыцаря Камелиарда.

Хелена колебалась. Обычно рыцари не клянутся своей честью направо и налево. И все же тот дурак, кто доверяет лжецу.

— Миледи, когда по лесу бродят воры, мы должны — оба — иметь руки и ноги свободными.

— Зачем? Чтобы я могла отбиваться от них, пока ты убегаешь?

Колин мрачно опустил взгляд, бормоча:

— Я не трус, которым вы меня считаете. Я никогда не оставлю женщину беззащитной.

Хелена самодовольно ухмыльнулась. Пока что она видела этому мало доказательств. И все же в словах Колина был резон. Они двое были противниками, но против общего врага лучше объединиться и защищаться вместе. Так или иначе, но после некоторого размышления она все-таки решила освободить его.

— Кинжал останется у меня, — сообщила ему Хелена, садясь на корточки, чтобы разрезать веревку на его лодыжке.

Когда она обошла его сзади, чтобы освободить запястья, то увидела, что он до мяса содрал кожу о веревки, пытаясь высвободиться. Хелена помрачнела от чувства вины. Бедный, несчастный трусишка, должно быть, испугался за свою жизнь, когда пришел вор. И частично это была ее вина, потому что она не подумала, что оставляет его таким уязвимым.

Когда веревки упали, Колин пошевелил пальцами и бегло осмотрел свои ободранные запястья.

— Тут в сундуке может быть мазь, — предложила она.

Он пожал плечами:

— Это всего лишь царапины. У меня бывало и похуже, в бою. — Колин встал и потер ладонью о ладонь. — Ну, а теперь давай сюда кролика. Я обещаю вам пир, миледи, — сказал он с легким поклоном и блеском в глазах, — такой, что ваш рот захлебнется слюной; а язык станет воспевать хвалы норманнам.

Хелена покачала головой в ответ на эту чепуху. Честно говоря, она была так голодна, что воспевала бы хвалы и коровьим лепешкам.

Пока Колин осваивался с кастрюлями и раздувал угли в очаге, Хелена караулила его, полулежа на тюфяке и медленно вертя в руках кинжал. Она смогла найти ему розмарин и мяту, но не нашла лука. Похоже, он не слишком огорчился. Если верить ему, норманн может сварить суп даже из камня.

— Мне нужен нож, — сказал Колин.

Хелена перестала вертеть кинжал. Единственный нож, который у нее был, она держала в руках. Разумно ли отдавать свое единственное оружие?

— Не беспокойся. Я верну его тебе, когда закончу. — После чего добавил многозначительно: — Даже если это и мой кинжал.

Она колебалась, ее живот урчал в предвкушении пира, а сердце было не на месте от мысли вооружить Колина.

Как раз перед тем, как ее живот победил в споре, он предложил:

— Если ты не доверяешь мне, почему бы тебе не позаимствовать нож вора? — Он показал в сторону окна. — Он оставил его вон там, в ставне.

У Хелены упало сердце, когда она взяла в руки знакомый черный клинок с его острым, как бритва лезвием и тонкой рукоятью. В Ривенлохе было три таких странных ножа. Все они пришли из одного источника — конфискованы у жертв Шеда.

Глава 6

Хелена сдвинула брови в глубокой задумчивости, водя пальцем по гладкой, как шелк, рукоятке кинжала Шеда. Если пресловутый преступник действительно был здесь, то почему Колин изменил свою историю? Почему он заявил, что тут был другой вор?

Был только один возможный ответ.

Он говорил правду.

И Колин изменил свой рассказ только тогда, когда Хелена пригрозила, что пойдет за Шедом. Он солгал, чтобы защитить ее.

Ей следовало бы обидеться. Его вмешательство означало, что он считает ее неспособной защитить себя.

Но как Хелена ни старалась, единственной эмоцией, которую ей удалось вызвать, было невольное восхищение. Чтобы защитить ее, Колин выставил себя трусом, когда совершенно явно таковым не был. Он пожертвовал своей гордостью, чтобы уберечь ее от беды. Такой поступок мог совершить только чрезвычайно галантный рыцарь.

Она искоса поглядывала на этого загадочного норманна, пока он занимался кроликом, медленно поворачивая его над огнем. Был ли он действительно малодушным слабаком, которым она его считала? Или его цветистая речь и сверхъестественные умения в кулинарии не имели ничего общего с мужским естеством? Возможно ли, что он до такой степени рыцарь, что солгал, чтобы защитить даже своего врага?

— Жаль, что у нас нет репы и гороха, — пробормотал Колин, отвлекая ее от размышлений. — К этому нужна хорошая крепкая медовуха. И персиковые пироги на сладкое.

Закончив с кинжалом, он вернул его ей, рукоятью вперед, и Хелена засунула его за пояс.

Аппетитный аромат жареного мяса, насыщенный розмарином с легким оттенком мяты, коснулся ее носа. Как и предсказывал Колин, от этого запаха ее рот наполнился слюной. Хелена бросила на него взгляд, полный сомнения:

— Ты умеешь готовить все это?

Его улыбка излучала уверенность.

— О да. Нет такого нормандского рыцаря, если он достоин своих шпор, который не умел бы готовить. Это у нас в крови.

Хелена нахмурилась. Она не умела готовить, ну, во всяком случае, хорошо. Готовка требовала слишком много терпения, слишком много внимания. Ее импульсивная натура не позволяла ей усидеть на месте так долго, чтобы следить за приготовлением блюда.

— Если ты докажешь, что умеешь это, возможно, я позволю тебе продолжать заниматься кухней.

Колин спрятал улыбку. Эта девчонка никого не одурачит. Она так же знакома с кастрюлями, как монах с палашом. Позволит ему продолжать… Да уж. Да после того как Хелена попробует его еду, она будет умолять его готовить для нее. Он уже дважды заметил, как она облизывала губы.

Колин снова собрал сок, который вытопился, и полил кролика душистой жидкостью, с шипением разбрызгивая ее на угли внизу.

— Жалко, что у нас нет белого хлеба, чтобы пропитать в соусе, — сказал он.

— У нас есть овсяные лепешки.

Колин с презрением скривился:

— Овсяные лепешки? Те самые бесформенные гадости, которые вы, шотландцы, всегда берете с собой? Те, которые высасывают всю слюну у вас изо рта?

Хелена с достоинством выпрямилась, ее изумрудные глаза возмущенно вспыхнули.

— Нет ничего лучше этой еды, когда едешь на битву. Шотландец может испечь овсяную лепешку на своем щите, съесть ее на завтрак, и к полудню у него все еще будут силы, чтобы уложить врага этим самым щитом.

Ее гордость достойна восхищения, но сейчас Колина больше поразила ее страстность.

— Мир, чертовка. Мы не на войне.

— Не называй меня так, норманн.

Он улыбнулся, поднимая вертел с огня и оглядывая мясо.

— Не называй меня норманном.

«Шах и мат», — подумал он, когда Хелена молча насупилась.

— Уже готово? — в конце концов, ворчливо поинтересовалась она.

Колин улыбнулся:

— До совершенства.

Несмотря на то, что он тоже чувствовал голод, когда они сели вместе у очага, Колину приходилось заставлять себя глотать, пока он смотрел, как Хелена наслаждается едой. Она ела с удовольствием, причмокивая губами, облизывая пальцы и, хотя она пыталась скрыть это, даже постанывала от удовольствия. Он вдруг подумал, издает ли она такие же звуки в постели.

— Почему ты не ешь? — спросила она, перестав есть, чтобы вытереть соус с уголка губ.

Колин не ел потому, что, глядя, как Хелена поглощает мясо, ему вдруг захотелось чего-то более аппетитного, чем еда. Его чресла ныли от голода, который он не утолял несколько недель. Но он не осмеливался сказать ей об этом.

— Я просто гадал, — уклончиво ответил Колин, отрывая кусочек мяса от кости, — как долго ты планируешь держать меня здесь.

Хелена задумчиво сдвинула брови, потом сунула в рот большой палец и с чувственной неторопливостью слизала остатки соуса. Это зрелище разбудило зверя в штанах Колина.

— Столько, сколько потребуется, — протянула она, бросая свою половину объеденного скелета в огонь.

«Столько, сколько потребуется». Вот интересно, сколько времени потребуется, чтобы укротить такую дикую кошку, как Хелена? Сколько времени пройдет, прежде чем он заставит ее есть с его рук?

— Ну как, — спросил Колин, — тебе понравился кролик?

— Это было… — ее ответ был осторожным, — съедобно.

— Съедобно?

Он уныло кивнул. Наверное, это высочайшая похвала, которую Хелена может предложить врагу. Но он знал, что кролик был великолепен. И раньше, чем закончится срок его плена, Колин был полон решимости завоевать свою тюремщицу если не красноречием, то кулинарными изысками.

— Среди рыцарей Камелиарда мои умения высоко ценятся.

Он не стал упоминать, что большинство его умений не имеют никакого отношения к готовке, а больше касаются фехтования.

— Если тебя так почитают, то почему никто не пришел тебя выкупить?

Колин открыл рот, чтобы ответить, потом снова закрыл. Как ей объяснить, что его капитан, скорее всего, посчитал все это дело с выкупом отличной шуткой.

— Нет, — продолжала Хелена, — я думаю, ты, должно быть, никчемный.

— Никчемный! — Он прищелкнул языком. — О нет, маленькая мегера, — поддразнил Колин. — Никто не приходит, потому что никто не хочет этого. Поверь мне. К этому времени Пейган окончательно и бесповоротно соблазнил твою сестру. Я готов поспорить, что они все еще в постели — хозяин, — сказал он, промокая соус с уголка рта, — и его укрощенная невеста.

Если бы в следующее мгновение Колин моргнул, удар кулака Хелены отправил бы его прямиком в огонь. Но к счастью, его рефлексы были молниеносны. Он вовремя выставил руку, чтобы отвести удар, потеряв в процессе свою половину кролика, и инстинктивно схватил Хелену за запястья.

Она тут же стала вырываться из его рук.

— Никто, — процедила она, — не укротит Воительницу Ривенлоха.

Для ушей Колина гордое заявление Хелены прозвучало как вызов, а страсть ее слов дала его крови новый жар. Поистине он был так поражен ее внезапной атакой и ее неистовой клятвой, что ему понадобилась минута, чтобы осознать, что теперь он держит ее в своей власти. И еще минута, чтобы она осознала это.

Глаза Хелены расширились, и она начала сражаться всерьез.

Колин легко мог пересилить ее. Он мог бы триумфально злорадствовать и спросить, ну и кто теперь тюремщик? Он мог бы связать ее и привязать на ночь к кровати, чтобы посмотреть, как ей это понравится.

Это было соблазнительно.

Но он же благородный рыцарь Камелиарда. Он человек чести и благородства. А самое главное, он Колин дю Лак.

— Отпусти меня!

Хелена пыталась вырваться из его сильных рук.

Он держал крепко.

— Отпусти меня!

— На одном условии.

Колин знал, что у нее нет козырей. Хелена тоже это знала. Он видел это в ее отчаянном взгляде.

Она процедила сквозь зубы:

— Назови его.

— Сегодня ночью ты не будешь привязывать меня к кровати.

Хелена не без грусти усмехнулась:

— И ты зарежешь меня во сне, или я проснусь и обнаружу, что трусливый голубок упорхнул?

— Ни то ни другое. Ты можешь доверять мне.

— Доверять тебе, — презрительно усмехнулась она. — Норманну?

— Норманну.

Хотя Хелена и была стойким бойцом, она знала, когда проигрывала. Сузив глаза от ненависти, она выдавила:

— Хорошо.

Тогда Колин отпустил ее.

Хелена упала на спину, потрясенная внезапной свободой, но когда она снова стояла на ногах, каким-то чудом в ее руке оказался нож Шеда.

«Святые угодники, — подумал он в невольном восхищении, — какая же она проворная. Почти такая же проворная, как сам Шед».


«Боже, а он быстрый», — подумала Хелена, и ее сердце колотилось, когда она стала осторожно приближаться к нему с ножом. Он блокировал ее удар чуть ли не раньше, чем она осознала, что ударила. Он поймал ее запястья одним молниеносным движением. И долгое, ужасающее мгновение он, казалось, держал ее в своей власти, его все понимающий взгляд прожигал ее душу, как будто говоря: «Ты моя».

Это тревожило.

Колин смущал Хелену, он застал ее врасплох, использовал ее импульсивность против нее же самой, отчего она одновременно чувствовала и стыд, и ярость.

И все же — так же быстро — он отпустил ее. Его злорадная улыбка победителя поблекла. Теперь он держал руки ладонями вверх, демонстрируя миролюбие.

Хелена нахмурилась, не зная, что делать, и крепче сжала кинжал. Что это еще за новая уловка? Она чувствовала, что Колин ведет торг не только об условиях сна.

Одно было очевидно: Колин дю Лак — загадка.

— Спрячь коготки, котенок, — сказал он, мимоходом поднимая упавшего кролика с пола и вытирая с него грязь рукавом. — Теперь ты доверяешь мне, помнишь?

Хелена насупилась. Она была женщиной, которой нравилось ощущать холодную сталь в своей ладони и железную кольчугу на плечах. Это были вещи реальные, физическое доказательство силы, власти. Клятвы чести и доверия Колина казались такими же невещественными, как туман, и изменчивыми, как луна. Она просто не могла доверять ему… доверять в полном смысле слова. Нет, она будет полагаться на нож, потому что он дает ей уверенность, которой никогда не дадут смутные обещания.

Колин пожал плечами, а после этого, к удивлению Хелены, вытащил кинжал из-за своего пояса и стал резать кролика, отправляя в рот кусочки с ножа. Хелена похлопала себя по поясу, куда, как она думала, надежно спрятала кинжал. Проклятие! Как ему удалось завладеть им?

Хелена решила, что он, должно быть, выхватил его, когда она падала на спину, это означало, что теперь они на равных.

Хелена нехотя опустила свой нож.

— Ты любишь форель? — вдруг спросил Колин.

— Что?

— Рыба. Форель. Эти вертлявые создания, которые плавают в…

— Я знаю, что такое форель.

Господи, какой же он доставучий. Как будто ему нравится приводить ее в замешательство. Она сунула за пояс нож Шеда.

— Ну, так как? Любишь?

— Да. Наверное.

— Хорошо.

Несколько минут Колин продолжал есть в тишине, как будто это был конец их разговора.

— А зачем тебе это знать? — наконец спросила Хелена.

— Знать что?

— Про форель, — пробормотала она. — Почему ты хочешь знать, люблю ли я форель?

Он пожал плечами:

— Я не стал бы готовить ее, если ты ее не любишь.

У Хелены сложилось четкое впечатление, что он буквально наслаждается ее замешательством.

— Ты собираешься приготовить форель?

Колин доел мясо и выбросил кости в огонь, где они вызвали снопы искр.

— Да. А почему бы и нет? Утром мы с тобой пойдем на рыбалку и поймаем несколько форелей. Я пожарю их на ужин. Может быть, мы найдем немного полевой горчицы или портулака для…

— Утром, — твердо заявила ему Хелена, — мы будем на пути назад в Ривенлох.

— Ты передумала насчет своих планов о выкупе?

— Нет. — Потом она добавила с уверенностью, которую чувствовала только наполовину: — Сегодня придет Дейрдре.

— А-а.

Оно прозвучало снисходительно — это «а-а», что и укололо ее самолюбие.

— Она придет. Вот увидишь.

— Очень хорошо. — Колин скрестил руки на груди и посмотрел на Хелену, склонив голову набок: — Но если она не придет, завтра утром ты должна мне рыбалку. Договорились?

Она раздраженно вздохнула:

— Договорились.

Хелена не могла решить, что же есть такое в Колине дю Лаке, что делает ее такой… вспыльчивой. Возможно, его самодовольные взгляды или многозначительные улыбки, его медоточивый голос или гибкость, с которой двигалось его тело. Было такое ощущение, что каждый раз, когда он говорил, ее окутывало его страстное, теплое дыхание, так что волоски на коже поднимались дыбом. Не самое приятное ощущение. Оно оставляло у нее чувство раздражения, настороженности и неуравновешенности.

Хелена будет рада, когда придет Дейрдре, даже если та и откажется отдавать ей своего нового мужа. Хелена нервничала, когда думала о возвращении к жизни в Ривенлохе, где она была заместителем командующего стражей, мужчины боялись ее меча и никто одними только словами не вызывал у нее ощущения, что по ее телу бегают мурашки.

К несчастью, предсказания Колина оправдались. Дейрдре так и не пришла. Пока Колин потчевал ее рассказами о подвигах Пейгана, а она поведала ему о некоторых знаменитых сражениях ее отца, прошло несколько часов и тени удлинились. Когда они ужинали своими запасами сыра и вишен, запивая их водой, последние лучи солнца погасли.

Во всяком случае, когда лес окончательно погрузился в непроглядный мрак, у Колина хватило такта не насмешничать над надеждами Хелены.

— Ну, давай, — проворчала она, заворачивая оставшийся сыр и укладывая его назад в сумку. — Скажи это.

— Что?

— Она не пришла, — напряженно проговорила Хелена. — Ты оказался прав. Я ошибалась.

Тут Колин мог бы позлорадствовать, но не стал. Он только пожал плечами:

— Может быть, утром. — Он зевнул. — Ну, а я пока что ложусь спать. Если встанем рано, к полудню мы, возможно, будем наслаждаться форелью. — Колин потер руки и подмигнул ей. — Может быть, мы даже поделимся с твоей сестрой, если она подоспеет вовремя.

Надо признать, что мальчишеский энтузиазм Колина немного смягчил ее разочарование. Хелена действительно любила форель. И если бы не тот факт, что Колин был ее заложником, и она была в центре политического торга, а кроме того, время играло существенную роль, Хелена могла бы действительно с удовольствием выловить рыбку-другую.

Колин взял обгорелое одеяло и постелил его перед очагом.

— Сегодня ночью ты можешь лечь на кровати.

Она выгнула бровь, даже не на его предложение, а на его дерзость. Он что, уже диктует ей условия? Не то чтобы она была против этих условий. Кровать, безусловно, предпочтительнее пола.

— Ты уверен, что твои хрупкие нормандские кости выдержат сон на полу?

Его губы изогнулись в презрительной усмешке.

— Несомненно, я предпочел бы шелковые простыни и надушенные подушки, но и это сойдет.

После этого Колин закрыл глаза, и Хелена стала собирать оставшиеся одеяла на кровать, чтобы постелить себе постель. Несмотря на долгожданное удобство набитого соломой тюфяка, она приготовилась к бессонной ночи, незаметно вытащив маленький нож из-за пояса и зажав его в руке.

Хелена могла согласиться не привязывать Колина к кровати, но она ведь не обещала не бодрствовать всю ночь и следить за ним. Что, собственно, она и собиралась сделать.

Действительно, подумала Хелена перед тем, как ее слипающиеся веки опустились, она будет гораздо бодрее, если позволит себе всего лишь на мгновение закрыть глаза.

Глава 7

— Хелена, — прошептал Колин сквозь темноту комнаты.

Ее негромкое посапывание продолжилось.

— Хелена, псс!

Никакого ответа.

Рассвет уже высветлил небо. Им пора вставать. Хороший улов вероятнее всего ранним утром, когда форель голодная.

— Хелена, просыпайся.

Все равно никакого ответа. Господи, эта женщина спит, как камень. Неудивительно, что она привязывала его. Он легко мог выйти за дверь, радостно прокричать слова прощания, а она продолжала бы блаженно спать.

Колин потер сонные глаза, потом откинул одеяло и вскочил на ноги. Он выгнул спину, разминая затекшие после сна на земле мышцы, потом пригладил рукой растрепанные волосы.

— Эй, маленькая мегера, — поддел он Хелену, — думаю, твой заложник убегает.

Она все еще спала.

Колин улыбнулся, потом сделал шаг ближе, глядя на нее сверху вниз. Какой невинной она выглядела! Густые ресницы касались щек, губы приоткрыты, как у ребенка, пальцы безобидно сжаты около лица.

— Это не вишневые ли пироги так чудно пахнут? — прошептал он. — И копченая ветчина? Смородиновые булочки с пылу с жару и сладкий сырный пирог?

Хелена чуть наморщила лоб, но, к его удивлению, она не пошевелилась.

— Просыпайся, девица! Норманны пришли! Торопись, пока они не заставили тебя мазаться духами и спать на шелковых простынях.

К его удивлению, даже это не разбудило ее. Покачав головой, Колин решил, что раз уж она так спит и никто не узнает, он мог бы воспользоваться ее беспомощным состоянием. Он долго смотрел на ее рот, такой нежный, такой притягательный, и наконец, опустил голову, чтобы попробовать вкус ее нежных губ.

Как только он коснулся Хелены, она проснулась, ударив ножом, который был зажат у нее в кулаке. Колин отпрянул и в шоке резко втянул в себя воздух, когда тонкое острие вонзалось в его щеку. Кости Христовы! Если бы его реакция была чуть медленнее, он мог остаться без глаза.

— Иисусе!

Хелена выглядела такой же потрясенной, как и он.

— Назад!

— Проклятие!

Колин прижал палец к краям раны. Она горела просто адски. Ну почему эти маленькие порезы всегда переносятся больнее?

— Назад!

Хелена взмахнула перед собой ножом.

— Я только…

— Назад!

Он повиновался, сделал шаг назад, и Хелена села, откинув волосы с лица свободной рукой. Господи, по ее затуманенным глазам он видел, что она еще не окончательно проснулась. Она напала на него чисто автоматически.

— Святые угодники, ты что! Убери оружие. Я только пытался разбудить тебя. — Колин посмотрел на следы крови на своем пальце. — Люциферовы яйца, ты спишь как мертвая.

— Если я сплю так крепко, то почему у тебя кровь от моего ножа?

Колин сдвинул брови:

— Тебе, должно быть, снилось, как ты убиваешь норманнов.

Очевидно сочтя, что он безобиден, Хелена сунула нож за пояс.

— В следующий раз попробуй позвать меня по имени.

Колин только покачал головой.

— Ты должна мне рыбалку, — проворчал он.

Его порез оказался неглубоким. От него не останется даже шрама. Но воспоминание о нем будет навсегда высечено в его памяти. Никогда больше он не попытается разбудить спящую шотландскую змею поцелуями.

Солнечные лучи пробивались сквозь сосновые ветви, когда Хелена вела Колина вдоль ручья с удочками на плечах. Шотландия и вправду прекрасная страна, решил Колин, с ее каменистыми утесами и величественными водопадами, просторными вересковыми пустошами и заросшими папоротником долинами. Но Ривенлох был жемчужиной среди всей этой красоты, богатый лесом и лугами, питаемый множеством речек и ручьев, испещряющих пейзаж, как серебряные нити, искусно вышитые на тунике. Теперь Колин понимал, почему король хочет защитить эту землю.

Похоже, Хелена хорошо знала окрестности. Она привела его к месту, где ручей расширялся в глубокое озеро, идеальное для рыбалки.

Колин заранее вырезал из дерева примитивные крючки и теперь прикреплял их к удочкам, связывая вместе волокна из тростника, растущего рядом у воды, чтобы сделать леску.

Когда Хелена наживляла свой крючок, без единого содрогания насадив на него извивающегося червяка, Колин улыбнулся. Интересно, все ли шотландки такие бесстрашные?

Вскоре они уже сидели у кромки воды бок о бок на большом валуне, как старые добрые друзья, лески их удочек подрагивали от ленивого течения. Никто никогда не догадался бы, кто тут похититель, а кто заложник.

Через четверть часа Хелена поймала первую рыбу. С довольным видом она жестом опытного рыбака вытащила форель и бросила ее на травянистый берег.

Колин не мог не рассмеяться от удовольствия.

— Так ты уже рыбачила раньше?

— Раз или два, — ответила Хелена, поднимаясь, чтобы забрать свою рыбу.

— Ну, я пытался быть галантным, позволив тебе выловить рыбу первой, — поддразнил он. — Но теперь я вижу, что тебя нельзя сбрасывать со счетов. Думаю, можно устроить соревнование.

— Соревнование?

Хелена, держа извивающуюся форель одной рукой, небрежно вытащила крючок, как будто делала это каждый день.

— О да, соревнование! Посмотрим, сможешь ли ты сравниться со мной, — рыба за рыбу.

— Сравниться с тобой? Да ты уже далеко позади.

— Это ненадолго, — пообещал Колин.

— Я всю жизнь ловлю рыбу в этих реках, — похвасталась Хелена, бросив свой улов на траву и возвращаясь на место. — Что может норманн знать о повадках шотландской форели?

Колин задумчиво почесал подбородок.

— Я подозреваю, что они очень похожи на шотландских девушек.

— Хмм.

— Юркие. Неуловимые. Упрямые. Импульсивные. — Он завел свою удочку над темной тенью, грациозно кружащей под водой. — Но примани их правильной наживкой…

И в это же мгновение, к ужасу Хелены, форель попалась на его удочку, и Колин выдернул извивающуюся рыбину из воды.

— Видишь? — спросил он, широко улыбаясь. — Это так же легко, как соблазнить девицу.

Хелена открыла рот от удивления. Потом она его захлопнула.

— Да, если девушка так же глупа, как рыба, — парировала она.

Колин хихикнул, снял с крючка рыбину и бросил ее рядом с ее форелью.

— Ну, теперь мы на равных.

Хелена поймала еще двух, хотя Колин утверждал, что их нужно посчитать за одну, потому что уж очень они маленькие.

Несомненно, Колин не мог пожелать для себя более приятного времяпрепровождения, чем провести утро в соперничестве с красивой девушкой. Он исподтишка наблюдал за очаровательной девицей с изумрудными глазами и пухлыми губами и непокорной гривой каштановых волос. Она и правда была наградой, красавицей, которая украсит постель любого мужчины. Хелена в сосредоточенности покусывала нижнюю губу, а Колин продолжал наблюдать за ней, как ее соломенного цвета юбки развеваются вокруг босых ног, а когда она склонилась над камнем, ее платье немного развязалось, открывая верх груди, и после этого он стал думать о другом. О да, было что-то, что сделало утро даже еще более приятным, что-то, без чего истосковался оголодавший зверь в его штанах.

— Ты собираешься вытаскивать ее, — спросила Хелена, — или ты просто дразнишь бедняжку?

Учитывая поворот мыслей Колина, вопрос поразил его. Минуту он мог только смотреть на Хелену, не понимая, как она может быть так откровенна. Потом он проследил за ее взглядом в сторону воды. Крупная форель поймалась на его удочку, плавая восьмерками у поверхности. Смутившись, Колин быстро вытащил ее из воды. Чтобы вернуть свои мысли к рыбалке, ему потребовалось гораздо больше времени.

Тем временем нахальная девчонка, пока он снимал с крючка рыбину и наживлял нового червяка, выловила еще двух форелей.

Когда Хелена отправила еще одного червяка в водную могилу, Колин спросил:

— Может, сделаем соревнование еще интереснее?

Хелена ухмыльнулась:

— Звучит как отчаянная попытка мужчины, который вот-вот проиграет.

— Может быть, — согласился он. — Но как насчет вот этого? Тот, кто поймает больше форелей к тому моменту, когда солнце достигнет верхушек деревьев…

— И что?

Тысячи грешных возможностей заполонили его мозг, но он не озвучил ни одну из них. У Хелены все еще оставался нож Шеда, а ему совсем не хотелось быть зарезанным.

— Выигрывает хвалебную песнь со стороны проигравшего.

— Песнь?

— Да, нечто победоносное и воодушевляющее.

Хелена покачала головой:

— Я не пою.

— Если ты выиграешь, тебе и не придется, — сказал Колин улыбаясь.

— Верно.

— Ну, так, значит, спорим?

— Ну, хорошо. — На ее губах появился намек на улыбку. — Но тебе лучше не распугивать шотландскую форель нормандским пением.

— Когда я пою, миледи, — хвастливо произнес Колин, — лесные создания собираются, чтобы послушать.

Хелена рассмеялась, и Колину вдруг захотелось снова услышать ее смех. Есть несколько песен, которые вызывают у женщин сердечный беззаботный смех.

Несомненно, надо устроить это испытание, оно даже пробудило в нем чувство соперничества. Возможно, к концу утра Колин будет должен Хелене песню, но, в свою очередь, она вознаградит его смехом.


Колин дю Лак действительно забавный, это Хелена вынуждена была признать. Даже несмотря на то, что он прислужник. И норманн. И бабник.

Он также был верен своему слову. Разумеется, она ожидала этого от рыцарей Ривенлоха. Но честь Колина оказалась сюрпризом, учитывая, что он иностранец и ее заложник. Он не делал попыток сбежать, хотя и мог бы это сделать, когда она беспечно заснула прошлой ночью в коттедже. И он не причинил ей вреда. На самом деле это Хелена поранила его от неожиданности сегодня утром. Колин явно собирался поцеловать ее, и той части ее сущности, которая была порочной, очень хотелось узнать, насколько поцелуй норманна отличается от поцелуя шотландца.

И все же Хелена не могла позволить себе чувствовать то, что она начинала чувствовать. Контакт. Сопереживание. Сочувствие. Человечность.

Она вынуждена была напомнить себе, украдкой поглядывая на красивого плута с широкими плечами, буйной черной гривой и танцующими глазами, что он ее враг. Сейчас они могли проводить часы в благодушном безделье, но когда придет Дейрдре, Колину дю Лаку предстоит стать жертвенной пешкой в ее игре, не более того.

К тому времени, когда солнце добралось до верхушек деревьев и их состязание закончилось, Колин выловил еще две форели. Но это все равно было меньше, чем Хелена выловила за утро, что и сделало ее победителем.

Он шутливо проворчал:

— Я все равно настаиваю, что тех двух считать нельзя. Их не хватит насытить даже ребенка.

— Если ты не хочешь петь…

— Нет, нет, нет. Я человек чести. Я должен тебе песню, и эту песню я тебе спою.

Колин отложил удочку и задумчиво нахмурил лоб. Сидя нога на ногу рядом с Хеленой на валуне, тогда как она беспечно болтала ногами, он задумчиво смотрел на воду.

— А, вот оно.

Он откашлялся и начал петь. Голос его не был неприятным, хотя Колин явно не был менестрелем. Но где ему не хватало мелодии, он с лихвой восполнял громкостью.


Все хвалы Хелене форелевой,

Которая доказала сегодня свою силу!

Она дерзко взяла удочку в руку,

И никто не мог сказать ей «нет».

И отважно победила неумолимую глубину,

Морские чудища поражены…


У Хелены вырвался смешок.

— Морские чудища?

Колин умолк, чтобы посмотреть на нее с наигранным укором, и продолжил песню:


Первая рыбина нашла свою судьбу,

Лежа в укрытии на мелководье.

Но Хелена, премудрая дева,

Знала, как насадить наживку,

Пока Колин томился без форели,

Потому что ни одна мамзель не тронула его удочку.


Хелена укоризненно толкнула его за эту очевидную пошлость.

— Форель, — поправился он, хотя глаза его горели откровенным озорством. — Я имел в виду форель.

Губы Колина подрагивали, когда он продолжил:


Вторых двух она гордо поймала,

Рыбача со скалы.

Хотя Колин убеждал, что они,

Должно быть, из стаи поменьше.

Потому что они две, составленные вместе,

Были не длиннее, чем его…


Хелена возмущенно вздохнула, прежде чем он успел сказать это, и снова толкнула его.

Он улыбнулся и игриво толкнул ее в ответ.

Потом с мстительным блеском в глазах Хелена толкнула Колина со всей силы, так что он свалился с камня в воду.

Он упал с громким плеском. Когда Колин вынырнул, ее шокировало его шипение, но было лучшей наградой.

Хелена встала, триумфально возвышаясь над ним.

— Это должно укротить твой отвратительный язык, норманн.

Он стряхнул с себя воду и с прищуром посмотрел на нее:

— Не называй меня «норманн».

Потом без предупреждения Колин стал брызгать в Хелену водой.

Она открыла рот и замерла с благоговейным трепетом, глядя на него сквозь мокрые пряди волос. Да как он посмел! И все же вместо гнева она чувствовала только веселье.

Обычно мужчины отвечали на ее агрессию одним из двух способов. Они уходили от битвы, боясь или повредить ей, или проиграть женщине. Или они нападали с невероятной яростью, стараясь убить то, что было выше их понимания. А этот норманн… «Колин», — мысленно поправилась она. Он не старался просто показать лучшее, на что он способен. И что-то было в этом… притягательное.

Так он хочет посоревноваться? Хелена посоревнуется с ним. С удовольствием.

На ее лице расцвела улыбка, и она согнула колени, готовясь прыгнуть в воду.

Но как раз в этот момент Хелена услышала, как позади нее хрустнула ветка — тишайшее шуршание сосновых игл, хотя достаточное, чтобы она почувствовала чужака. Ее рука инстинктивно потянулась к ножу, и Хелена резко обернулась с оружием наготове.

Глава 8

Проклятие!

Это был не чужак. Это были пять чужаков.

Беглый взгляд сообщил Хелене, что это незнакомцы. Иностранцы. Злодеи. Они были тяжело вооружены, а их кожа была темной от грязи, как будто они давно находились в пути.

— Смотрите, парни, — протянул один из них, внимательно разглядывая Хелену с головы до ног. — Это мокрая крыса.

— Нет, — вступил в разговор другой. — Она одна из сирен, русалка.

Они все грубо захохотали. Разглядывая их всех по очереди, Хелена подумала, что у них едва ли наберется двадцать зубов на всех.

Англичане. Это были англичане. Какого черта англичане делают в Ривенлохе?

Вид их доспехов — булавы, мечи и цепи, свисающие с их поясов, — говорил о том, что это были наемники. Не только поэтому Хелена точно могла сказать, что они не из тех, кто попытается избежать боя… даже с женщиной.

Просто с пятью мужчинами она бы справилась. Но эти звери зарабатывали на жизнь войной. Вооруженная одним только ножом Шеда, Хелена не имела против них почти никаких шансов.

Она быстро оглянулась на озеро. Оно было пусто.

— Ты тут совсем одна, красотка?

Ее глаза превратились в холодные щелки. Очевидно, да. Проклятый норманн Колин спрятался! Трусливый прислужник сбежал, оставив ее в одиночестве сражаться с англичанами.

— Она не обычная девица, — заметил один из чужаков. — Посмотрите на нее. Она настоящая леди.

— М-м, — протянул первый. — Думаю, ты прав. Настоящая леди тут одна-одинешенька. — Он с любопытной задумчивостью посмотрел на нее, почесывая свою седеющую бороду. — Ты заблудилась?

Может быть, у Хелены и не было преимущества в вооружении, но у нее была смелость, а по ее опыту это дорогого стоило. Она мрачно посмотрела на них, на каждого по очереди, и заговорила сквозь зубы:

— Послушайте меня хорошенько, вы, английские ублюдки. Я не заблудилась. Я одна из Воительниц Ривенлоха, и я здесь с моей армией. Если вы немедленно не уберетесь с моей земли, я призову их прикончить вас.

На мгновение уловка Хелены сработала. Англичане окаменели, благоговейно глядя на нее.

Потом седоватый спросил:

— Воительницы чего?

Они обменялись нервными смешками, а потом дружно расхохотались. Все, кроме одного человека в черном, который вдруг, оказалось, корчился на острие кинжала.

— Ривенлоха, — отчетливо произнес Колин, прижимая острие ножа к горлу англичанина.

«Очень вовремя», — с облегчением подумала Хелена. Она не знала точно, почему почувствовала облегчение, от того ли, что ее шансы только что возросли, или от того, что Колин все-таки оказался не трусом. Хитрец! Должно быть, проплыл по ручью и выбрался из воды, чтобы пробраться за спины чужаков.

— Делайте то, что говорит дама, — предложил Колин. — Уходите тихо мирно, и мне не придется убивать вашего приятеля.

Хелена нахмурилась. У нее не хватало терпения слушать переговоры Колина. Это не те люди, с которыми нужно торговаться. Кроме того, теперь, когда норманн здесь, у них были отличные шансы сразиться с наемниками.

Поэтому, крикнув: «Вперед!» — и чтобы подать сигнал Колину, Хелена схватила свою удочку левой рукой и махнула ею по широкой дуге перед собой, отгоняя чужаков.

— Что? — отозвался Колин.

— Вперед! Давай!

Да что с ним такое? Разве он не понял, что предстоит сражение? Хелена шагнула вперед и взмахнула снова, на этот раз попав одному из англичан по голове.

— Проклятие! — воскликнул Колин, присоединяясь к ней.

Он оттолкнул от себя своего пленника, но сначала выхватил его меч. После чего, широко раскинув руки, с мечом и кинжалом бросился на наемников.

К этому времени англичане уже выхватили свое разнообразное оружие. Даже тот, кого задела Хелена, оправился. Он выдернул из-за пояса цепь и стал наступать на Хелену, размахивая ею над головой.

Хелена торопливо сунула палку под мышку и, сделав выпад, использовала ее, как копье, чтобы ткнуть англичанина в живот. Это был бы сокрушительный удар, если бы кожаный нагрудник не смягчил его. Наемник только замедлил продвижение.

Тем временем Колин сражался с четырьмя остальными.

Хелена краем глаза заметила, что он вполне достойный фехтовальщик. И все же она не осмелилась полагаться на его умения в борьбе сразу с четырьмя.

Снова занеся палку, Хелена ударила другого англичанина в спину.

— Вот тебе, вонючая английская свинья! Повернись и сражайся со мной!

Это сработало. Ее удар отвлек англичанина от Колина. Теперь он стоял лицом к Хелене, в его глазах читалась решимость убить.

Когда Хелена закричала «Вперед! Давай!» и начала размахивать удилищем, первой мыслью Колина было: она сошла с ума. Если бы у нее было хоть немного терпения, они могли бы только с помощью слов выбраться из затруднительного положения.

Второй его мыслью, когда он смотрел на безумную женщину, вооруженную лишь хрупкой палкой и крошечным ножом, противостоящую гиганту с цепью и другому, размахивающему мечом и булавой, была та, что, если Хелена переживет эту драку, он устроит ей грандиозную порку.

А потом Колин больше не видел ее. Трое оставшихся набросились на него одновременно, вооруженные полным набором мечей, кинжалов и цепей.

Колин нанес один широкий удар мечом, вынуждая противников отступить, и быстро понял, что у этой битвы не может быть хорошего конца ни для него, ни для Хелены. Эти англичане явно были наемниками, так же хорошо тренированные, как рыцари, но с гораздо меньшим понятием о чести. Лучшее, на что Колин мог надеяться, — это что с ними удастся договориться, как он это пытался сделать, пока импульсивная Хелена не вынудила его драться. К сожалению, подумал он, блокируя меч одного и уворачиваясь от булавы, пролетевшей всего в дюйме от его головы, ему придется делать это, отбиваясь от них.

— Чего вы хотите?! — прокричал он, отводя кинжалом острие меча одного и фехтуя с другим.

— Все, что есть в твоем кошельке! — ответил наемник со шрамом через глаз, бросаясь на него с булавой.

Колин остановил оружие рукоятью кинжала, и от удара завибрировали все кости его руки до самого плеча.

— У меня нет кошелька!

— Ну да, а у меня нет оружия! — усмехнулся один из них, нанося удар мечом.

Занятый парированием двух кинжалов, Колин получил порез, когда попытался отразить меч рукой. Он резко вдохнул от боли и отступил на шаг.

Хелена закричала:

— Вы опоздали, полудурки!

Боковом зрением Колин увидел, как она поворачивается и наносит удар удилищем, попадая размахивающему цепью противнику прямо в пах. После этого она молниеносно взмахнула ногой и ударила другого нападавшего в ребра.

— Другой вор опередил вас! — сообщила она им.

Это заявление всего на мгновение остановило нападавших на Колина, после чего они снова пошли в атаку. Колин был вынужден снова взяться за оружие и отражать нападение с двух сторон. На этот раз ему удалось кинжалом отколоть кончик меча. Но второй клинок ударил ниже, зацепив его бок. Сталь прорезала его тунику и остановилась у самой кожи, но синяк останется внушительный, в этом он был уверен.

— Вы благородные! — выкрикнул седой, сражающийся с Хеленой. — Кто-нибудь заплатит хорошие деньги за ваше благополучное возвращение!

Колин сделал выпад вперед мечом и ранил в плечо одного англичанина, который выругался. Но тот наемник, чей меч он только что укоротил, теперь вытащил устрашающего вида палицу, утыканную стальными шипами. Если и было время для переговоров, оно наступило сейчас.

— Вы не можете требовать за меня выкуп! — воскликнул Колин, неотрывно следя за наемником с палицей. — За меня уже требуют выкуп… вот эта леди. — Когда нападавший с мечом снова ударил, Колин шагнул навстречу и мощно ударил головкой эфеса по его запястью. Меч зазвенел по земле. — За меня нельзя требовать выкуп дважды!

— Да! — выкрикнула Хелена. — Он мой заложник! Уберите от него свои проклятые руки!

— Твой заложник? — презрительно усмехнулся седой. — Это мы еще посмотрим!

Палица летела прямо в голову Колина, и он выставил кинжал, чтобы отразить ее. Клинок никак не мог соперничать с тяжелым весом палицы, и он сломался от удара, но все-таки отвел смертоносное оружие от Колина. Теперь у него против них троих остался только меч.

Средний из нападавших выбросил меч вперед, и Колин очень вовремя увернулся. Но кинжал первого попал за лопатку Колина. Колин стиснул зубы от боли и отскочил в сторону.

Он оглянулся, чтобы посмотреть, как справляется Хелена. По ее руке с кинжалом текла кровь, но порез был не настолько глубоким, чтобы стеснять ее движения. Она снова сделала выпад палкой, но на этот раз удилище сломалось о кожаный нагрудник ее противника, оставив в ее руках палку не длиннее короткого меча и гораздо менее угрожающего вида. Тем не менее, Хелена размахивала ею, как будто это была прекрасная толедская сталь. Разумеется, она сломалась под ударом палицы.

Колин собирался наброситься на противника Хелены, чтобы защитить ее от страшного оружия, которое могло размозжить ее череп так же легко, как сломало палку. Но из-за одного мгновения невнимательности — он оглянулся, чтобы посмотреть на Хелену, — когда Колин бросился вперед, то наткнулся на клинок одного из наемников.

Меч глубоко вонзился в его незащищенное бедро, и на мгновение не было даже боли, только что-то мешало движению. Колин попытался двигаться дальше, направляя свой меч на англичанина, который уже замахнулся, чтобы снова ударить Хелену. Но тут наемник резко выдернул свой меч из ноги Колина, и Колин почувствовал, будто с такой же силой вырвали воздух из его легких. Он покачнулся, пытаясь перенести свой вес на здоровую ногу и удержать меч.

— Люцифер! — выругалась Хелена, бросая остатки своей палки в описывающую круги цепь, запутывая ее и обезвреживая. — Вы ублюдки!

Она на мгновение прекратила сражаться, чтобы посмотреть на Колина, который чувствовал, как воздух как будто уплывает из него. Его глаза расширились, когда он увидел, как наемник с палицей занес свою руку позади Хелены, но она отразила нападение так же небрежно, как будто прихлопнула муху, повернувшись вокруг своей оси и вонзив нож в его запястье. Нападавший закричал и выронил оружие, зажимая кровоточащую рану на руке, и Колин даже не знал, это его больше впечатлило или ужаснуло. Но прежде всего Колин испытал облегчение, ненадолго — до тех пор, пока Хелена не окинула злым взглядом оставшихся англичан и не произнесла:

— Что вы сделали с моим заложником?

— Он больше не твой, красавица.

Наемник, ранивший Колина, теперь держал кинжал у его горла, а Колин шатался. Будь прокляты его глаза! Остатки сознания постепенно покидали его.

— Черта с два не мой! — прокричала Хелена. — А теперь вы, болваны, изувечили его. Сколько, по-вашему, я получу за хромого нормандского рыцаря?

Колину еще хватало сознания, чтобы почувствовать себя совершенно преданным. Он рисковал своей жизнью, чтобы помочь этой неблагодарной девице, а ей глубоко наплевать и на его жертву, и на его боль. Единственное, что ее волновало, пока его кровь монотонно капала на землю, — это его цена, которая стала намного меньше.


Хелена прикусила изнутри щеку и заставила себя не смотреть на Колина, приказывая себе держаться. Она надеялась, что наемники не заметят, как она дрожит. Вид благородного норманна, раненного так жестоко, повлиял на Хелену гораздо глубже, чем она осмеливалась показать, а от зрелища крови, вытекающей из Колина, кружилась голова. Перед глазами уже замелькали черные точки.

Господи, как же она ненавидела сдаваться! Она ненавидела это больше, чем проигрывать. Как учил ее отец-викинг, лучше страдать от тяжелой раны и упасть на землю с мечом в руке, чем опустить клинок и с позором склонить голову. Но когда Хелена увидела, как холодная сталь вонзается глубоко в бедро Колина, это было так, как будто меч пронзил ее собственную плоть. Ее сердце замерло, и Хелена поняла, что, если она не прекратит сражаться, Колин умрет.

Поэтому, подавляя всякое желание продолжить битву и приняв бравый вид, несмотря на внутренний трепет, Хелена сложила свое последнее оружие, воткнув его в запястье нападавшего, и повернулась к наемникам с вызовом в глазах.

— Вы проклятые свиньи! Что хорошего в мертвом заложнике, — прошипела она, — для любого из нас?

— Он не мертвый, — возразил тот, что держал Колина. — Он даже не ранен. Не так уж сильно.

Но Колин действительно был тяжело ранен. К горлу Хелены подступала тошнота, когда она смотрела, как кровь вытекает из его раны. Но она не осмеливалась показать, что беспокоится о Колине, потому что это могло погубить ее.

Когда наемники схватили Хелену, потребовались все ее инстинкты, чтобы не сопротивляться. Даже сейчас, подумала Хелена, она еще могла бы одолеть их, ударив ногой по яйцам. Сейчас очень удобно размахнуться ногой. Сильно ударить кулаком в толстый нос вожака. Но пока жизнь Колина висит на волоске, она не могла рисковать.

Она говорила себе, что все это из эгоизма. Если Колин вернется в Ривенлох раненым или, Боже упаси, мертвым, Пейган Камелиард будет винить в этом ее.

И все же где-то в глубине души что-то поселилось в Хелене, какая-то маленькая частичка уважения к норманну, уважения, которое опасно граничило с эмоциональным родством.

Хелена почти не сопротивлялась, когда они связали ей руки за спиной, а потом повели через лес, хотя ей ужасно хотелось как можно больше осложнить им продвижение, цепляясь ногами и выворачиваясь из их рук. Но ее внимание было приковано к Колину, который не издавал ни звука, словно мертвый.

— Если он умрет… — выдавила Хелена.

— Не умрет.

— Но его нога…

— Заживет.

— Нет, если не остановить кровь…

— Господи! Ты квохчешь, как моя чертова мамаша!

Один из наемников хихикнул:

— Ты хочешь сказать, твоя чертова покойная мамаша?

— Ну да.

Второй наемник наклонился к Хелене и радостно сообщил по секрету:

— Это Отис, он устал от постоянной бабской болтовни и заткнул ее навсегда.

Видимо, он надеялся шокировать ее. Но Хелена ничуть не удивилась. У таких людей, как эти, рыщущих по деревням, нанимающихся к тому, кто больше заплатит, преданность была так же изменчива, как ветер, — они делали это не по выбору, а подчиняясь обстоятельствам. Большинство из них имели преступное прошлое, слишком тяжелое, чтобы можно было их простить.

И в этом у нее с ними есть что-то общее, печально подумала Хелена: возможно, Пейган Камелиард сейчас как раз готовит для нее виселицу.

Несколько часов англичане заставляли их идти. Они прошли, наверное, миль десять на запад, глубоко в лес, мимо границы Ривенлоха, туда, где начиналась земля Лаханберна. К концу дня желудок Хелены рычал, как дикий кабан. Наемники забрали выловленную ими утром рыбу, но не похоже, что они собирались есть ее. Хелена, конечно, думала только о еде, несмотря на то, что говорил ей ее желудок.

Все ее мысли сконцентрировались на Калине.

Его лицо стало белым как мел. На лбу выступили капли пота и стекали на рубашку. Слава Богу, кровотечение, из его раны, похоже, остановилось. Но он как будто спал на ходу, морщась всякий раз, когда наступал на раненую ногу.

Хелена достаточно хорошо разбиралась в ранах и потому понимала, что Колин может потерять эту ногу, если не получит должного лечения. Совершенно ясно, что эти наемники не знают даже, как элементарно лечатся раны.

У одного из них была кривая рука, которая когда-то была сломана и неправильно срослась. У другого был широкий шрам на щеке — он даже не удосужился зашить порез от ножа. У Отиса не хватало кончика пальца. Они не будут перевязывать рану Колина, если она не вмешается.

— Вы что, не собираетесь ничего делать с этой раной? — спросила Хелена, когда они остановились на поляне, где они, видимо, собирались разбить импровизированный лагерь.

— Что за вздор ты там несешь? — проворчал Отис.

— Норманн. С каждой минутой вашего промедления он теряет цену.

— Тебе-то какое дело? Он больше не твой заложник.

Хелена притворно улыбнулась:

— Ах, да. Ну, тогда удачи. Вы даже не знаете, у кого требовать за него выкуп.

Может, это и не поможет, подумала она. Но ей уж точно не повезло с требованием выкупа за Колина.

Отис растянул губы в ухмылке, демонстрируя три передних зуба.

— Я уверен, ты скажешь нам все, что нам нужно знать.

— Да ну? — Хелена демонстративно сплюнула на землю. — И какой мне от этого прок?

Ей следовало бы ожидать жестокости, но дальнейшее застало ее врасплох. Отис кивнул негодяю, стоящему рядом с ней, — тому, запястье которого Хелена покалечила своим ножом, и, прежде чем она успела моргнуть, он ударил ее здоровым кулаком, так что у нее из глаз посыпались искры, когда он попал ей в верх скулы.

Хелена покачнулась, изо всех сил стараясь устоять на ногах, когда вдруг вокруг нее все померкло. Голос Отиса доносился как будто откуда-то издалека, из длинного коридора.

— Вот какой тебе от этого прок, моя милочка. Больше никаких нежных ласк Доба, если ты расскажешь нам то, что мы хотим знать.

Дикая ярость — единственное, что не дало ей потерять сознание, ярость на себя за то, что не предвидела удар Доба. Щека Хелены пульсировала от боли. Хотя кость не треснула, к утру там точно будет здоровенный синяк.

— Ну, а пока что, — сказал Отис с фальшивым великодушием, — давай отставим в сторону наши обиды, а? Мое брюхо пустое, как чрево монашки.

Хелену и Колина привязали к стволам соседних деревьев на краю поляны, примерно в шести футах друг от друга, пока англичане разожгли огонь и начали готовить ужин. Колин дремал в забытьи, но рот Хелены наполнился слюной от соблазнительного аромата жарящейся форели, наполняющего поляну.

Разумеется, заложников не надо было кормить. Не важно, что Хелена поймала большую часть этой форели. Жадные английские ублюдки забрали все для себя. Когда в сгущающихся сумерках наемники сгрудились у костра, их лица выглядели дьявольскими в отблесках пламени. Хелена смотрела на них в угрюмом молчании, ее глаза горели.

— Она все равно невкусная, — вдруг произнес Колин слабым шепотом. — Они ужасные повара.

Хелена резко повернула голову — в уголках глаз заиграла улыбка. Голос Колина был тихий и задыхающийся, но то, что он очнулся и способен шутить, — это хороший знак. Может быть, надеялась Хелена, он не так тяжело ранен, как она подозревала. И все же в слабеющем свете она видела, что Колин устал, его рот напряжен от усилия. Привычный блеск в его глазах потух, как звезды, едва просвечивающие сквозь туман.

— Что случилось с твоим глазом? — пробормотал он.

Хелена покачала головой. Синяк — это ведь такая мелочь.

— Ты сам в порядке?

Колин вздохнул, уголки его рта печально опустились.

— Если ты спрашиваешь, потерял ли я… в цене… нет, А так не думаю. Пока.

Хелена нахмурилась. Она совсем не это имела в виду.

— Или ты хочешь знать, проживу ли я достаточно долго, — продолжил он, — чтобы сказать Пейгану, что не твоя рука убила меня?

— Нет, не это. Я спрашиваю, потому что…

— Тихо там! — рявкнул Отис от костра. — Хватит строить козни. Пора пообщаться с врагом.

Он усмехнулся своей собственной шутке и встал, чтобы прогуляться туда, где сидела Хелена. Доб, как верный пес, последовал за ним.

Отис явно ждет, что сейчас она назовет имя того, кто заплатит за них выкуп, или получит «угощение» от Доба. Несмотря на набухающий синяк под глазом, доказательство жестокости кулака Доба, все инстинкты Хелены требовали отказать ему. В конце концов, никогда нельзя давать врагу то, что он хочет.

Но впервые в жизни Хелена сначала подумала, а потом стала действовать.

— Послушай, — сказала она ему, — я дам тебе то, чего ты хочешь.

Отис самодовольно ухмыльнулся ей, как будто именно этого и ожидал.

— Вот и умница.

— Но только если ты окажешь мне услугу.

Лицо Отиса сразу скривилось, а Доб, который стоял позади него, ухмыльнулся и помассировал костяшки на кулаке, готовый ударить ее снова.

Мрачность Отиса сменилась презрительной усмешкой.

— Услугу? С чего это ты решила, что можешь просить меня об услуге?

— Я окажу тебе услугу, — вступил в разговор Доб. — На этот раз я врежу тебе там, где не будет видно следов.

— Заткни пасть, Доб! — приказал Отис. — Что за услуга? — спросил он Хелену.

— Позволь мне обработать его раны, — ответила она, кивая в сторону Колина. — Его покровители не станут платить за хромого воина. Калека не нужен никому из нас.

Отис почесал седеющий подбородок, поглядывая на Колина, который сидел, тревожно хмурясь.

— Так, значит, я позволяю тебе обработать его раны, и ты даешь мне то, чего я хочу?

— Да.

Колин услышал достаточно. Хелена могла быть самой худшей из предательниц. Она могла быть эгоистичной. Она могла быть достойной осуждения больше, чем все остальные. Но все же она была женщиной, заслуживающей его защиты. И у Колина было неприятное предчувствие, что она отдаст то, о чем потом может пожалеть.

Проклятие, если она пообещала переспать с этим ублюдком…

— Подождите! — крикнул он, вызвав острый прилив боли в бедре от усилия. Он повернулся к Хелене: — Не надо, миледи!

— Молчи, норманн! — рявкнул главарь. — Это только между мной и девчонкой.

— Оно того не стоит, — сказал Колин Хелене. — Ты только пожалеешь…

Следующие его слова были прерваны внезапным ударом в челюсть рукой Доба. Голова Колина больно ударилась о ствол дерева, отозвавшись сильной болью, и в темной ночи взорвались снопы золотых искр.

— Продолжай, девчонка! — приказал главарь.

— Нет! — вскричал Колин, превозмогая боль.

— Ты позволишь мне перевязать его раны? — спросила Хелена.

— Нет! — из последних сил выкрикнул Колин.

— Да, — согласился главарь.

Хелена согласно кивнула. Но она не разделась, как боялся Колин. Вместо этого голосом, чистым, как церковный колокол, она ответила:

— Ривенлох. Те, что заплатят за него выкуп, находятся в Ривенлохе.

На мгновение Колин онемел. Хелена все-таки торговала не своим телом. Она только сообщила англичанам о тех, к кому обратиться за выкупом.

Господи, она сказала им о Ривенлохе! Она даже не удосужилась солгать. Она вела врагов прямо к воротам.

Колин не мог придумать ничего лучше, чем попытаться запутать ответ Хелены, выкрикнув:

— Макинтош!

Она зло воззрилась на него:

— Ривенлох.

— Ты должна сказать ему правду, — сказал Хелене Колин, стараясь запутать наемников. — Иначе нас так никогда и не выкупят. Это Макинтош, милорд. Макинтош.

Ее глаза горели недоверием.

— Какого черта ты пытаешься…

— Макинтош, — повторил Колин. — Это к северу отсюда, милях в двадцати. В горах.

— Макин…

Хелена отрицательно покачала головой, не желая участвовать в его обмане.

— Он лжет, Отис. Выкуп заплатят в Ривенлохе, это в десяти милях к югу.

Колин стиснул зубы. Если бы его руки были свободны, он бы задушил проклятую шотландку. Как могла она быть такой легкомысленной? Хелена открыла единственное место, где англичане могут получить деньги. Пейган никогда не торговался с вражескими наемниками, даже когда дело касалось его людей, а рыцари Камелиарда прекрасно понимали свое положение и свой долг. Но люди Хелены — это совсем другое дело. Они вполне могут сдаться, чтобы обеспечить благополучное возвращение дочери лорда Геллира, что было бы неприемлемой жертвой и к тому же предательством Камелиарда и короля.

И ради чего? Чтобы Хелена могла обработать его рану и, может быть, сохранить его ценность как заложника, ее заложника.

Колин нахмурился. Этого никогда не случится. Сейчас, когда англичане знают название и месторасположение людей, которые заплатят выкуп, они помчатся туда на всех парусах. А как только они увидят размеры богатства Ривенлоха, наемники наверняка не удовлетворятся, пока не получат огромный выкуп за Хелену. Что до Колина, ему повезет, если удастся сохранить жизнь. То есть если манипуляции Хелены не убьют его раньше.

Глава 9

Хелена надеялась, что приносит больше пользы, чем вреда. Она промыла рану Колина чистой водой, убрав ткань, которая прилипла к разрезу. Он не произнес ни слова, но по тому, как он иногда быстро дышал, она видела, что это для него болезненно.

Много лет Хелена занималась своими многочисленными ранами, так что знала все о том, как зашивать и перевязывать, использовать пастушью сумку, чтобы останавливать кровотечение, посыпать укропным семенем и тысячелистником открытые раны, чтобы ускорить их заживление. Но лечение иностранца могло обернуться совершенно по-иному. То, что излечивало шотландку, могло отравить норманна.

К худшему или к лучшему, но никто из англичан не отличал болиголов от чемерицы, да и не стали бы они искать травы в ночной тьме. Так что Хелене для работы оставались вода, лоскут, немного эля и иголка с ниткой, которую один из наемников носил с собой, чтобы чинить одежду.

— Вот, — сказала она, вдев нитку в иголку и протягивая Колину эль.

Он сделал большой глоток, собираясь с духом, потом вернул ей эль.

Хелена сделала глоток. Потом еще один. Потом третий.

— Разумно ли это? — озабоченно спросил Колин, глядя, как зловеще иголка поблескивает в свете костра.

Хелена сглотнула.

— О да. — Она вытерла рот тыльной стороной дрожащей ладони, потом встряхнула головой, набираясь смелости. — Ты ведь не упадешь в обморок, да?

— Нет.

— Ты не будешь всхлипывать и ныть?

Колин отрицательно покачал головой.

— И кричать?

— Я не кричу.

Хелена помедлила.

— Если ты начнешь брыкаться, ударишь меня ногой или…

— Господи Иисусе! Имей милосердие, женщина! Давай уже, начинай.

Каким-то образом Хелене удалось сделать это. Она старалась представлять, что просто занимается штопкой.

Очень помогало, что Колин за все время не проронил ни слова. Он прерывисто дышал, и с его лба струился пот, но он ни разу не дернулся, несмотря на то, что это наверняка было для него настоящей пыткой.

После того как Хелена завязала последний стежок, ее пальцы начали дрожать — отсроченные последствия сурового испытания. Она вытерла влажный лоб рукавом и с облегчением вздохнула.

Колин выглядел бледным даже в теплом сиянии костра. Его глаза были полузакрыты от усталости, челюсть обмякла. По его щекам молча текли невольные слезы боли, и теперь они высыхали на его лице. Грудь Колина поднималась и опускалась вместе с быстрыми, неглубокими вдохами, волосы влажными прядями прилипли ко лбу. Он напоминал героя из саги викингов, которую любил рассказывать Хелене отец, той саги, в которой многострадальный Один девять дней висел, прибитый копьем к ясеню.

Но, глядя на Колина, Хелена видела не только физическое проявление страдания и не только мужественную красоту, которую теперь она была вынуждена признать. Она чувствовала внутреннюю смелость, его силу, которая заставила ее пересмотреть все, что она когда-либо слышала о норманнах. Колин дю Лак не был ноющим, падающим в обморок слабовольным трусом. Он был так же храбр, как любой рыцарь Ривенлоха, может быть, даже храбрее.

Хелена молилась только об одном — чтобы Колин прожил столько, сколько необходимо для того, чтобы вернуться в боевую форму.

Когда она внимательно рассматривала его усталое лицо, ей ужасно хотелось убрать волосы с его мрачного лба, омыть его потную кожу мокрой тканью, стереть следы его слез. Это желание приводило Хелену в замешательство. Она едва знала этого человека и совершенно точно не питала к нему большой любви. Прежде чем руки могли выдать ее, она заняла их — отрывала полоски ткани от своей нижней юбки и перевязывала раны Колина.

Когда Хелена закончила, то почувствовала на себе его взгляд, горячий и пронзительный.

— Я знаю, что должен быть благодарным, — хрипло произнес Колин, — но я подозреваю, что тебе доставлял удовольствие каждый прокол иголки.

Она бесстрашно встретила его взгляд:

— Тогда ты подозреваешь ошибочно.

На мгновение в воздухе повисло что-то напряженное, изогнувшись между ними, как молния. Их взгляды встретились, и как будто их души слились, образовав таинственную связь, такую же мощную и вечную, как сплав стали и железа.

Даже когда через минуту их взгляды разошлись, остался след этого единения, понимание и истинность такие глубокие, что Хелене было трудно говорить и снова смотреть на Колина.

— Утром, — наконец пробормотала она, собирая свои принадлежности, — мне надо будет сменить бинты.

— Хорошо. — После этого неисправимому норманну удалось вставить последние непристойные слова, сломав напряжение своим грубоватым юмором. — Еще несколько дней перевязок, и на тебе не останется ни клочка одежды.


Колин спал урывками. Частично из-за ноющей раны. Частично потому, что его чувства были в полной готовности, учитывая, что он спал среди врагов в шотландской глуши. И частично из-за его чувств к прекрасной, коварной шотландской похитительнице, спящей в нескольких ярдах от него, которые бурлили в его душе, как кипящее масло.

Ангел Хелена или демон? Заботится ли она о его благополучии или ее заботит только его ценность? Колину казалось, что он раскрыл ее истинную натуру, что она помогала ему исключительно из эгоистичных соображений. В конце концов, если он умрет, Хелена не только потеряет своего заложника и таким образом возможность торговаться, но и Пейган заставит ее отвечать за его смерть. Естественно, она хотела заняться его раной. От этого зависело ее собственное благополучие.

Но потом Хелена зашивала его, и хотя Колина отвлекало болезненное испытание, приходилось сдерживать стоны боли и непрошеные слезы, которыетекли по щекам. Он смутно осознавал, что для Хелены это тоже тяжелое испытание.

А после этого, когда он поймал ее взгляд и она сказала, что не чувствовала удовольствия от его боли, Колин никогда не видел лица более невинного, более честного, более ранимого. В глазах Хелены читалась искренность, и в то мгновение Колин почувствовал такое же родство духа, которое он иногда испытывал, занимаясь любовью с женщиной.

Это абсурдно. Хелене из Ривенлоха нельзя доверять, не важно, что он там увидел в ее глазах. Она импульсивна, коварна и непредсказуема. И она ненавидит норманнов. Хелена начала это рискованное предприятие, но на уме у нее было предательство, и, хотя все зашло гораздо дальше, чем она намеревалась, все же это ее вина, что они оказались здесь. Она скажет что угодно и сделает что угодно, если это будет в ее интересах.

Включая, печально подумал Колин, околдовывание его этими ее огромными зелеными глазами.


Хелена проснулась раньше остальных. Земля была влажной от росы, ее желудок болел от голода, а запястья онемели из-за того, что были связаны за спиной. Она осторожно взглянула на Колина. Слава Богу, никакие волки не сожрали его за ночь. Он вроде бы дышал, и кровь не сочилась сквозь повязку на его ноге. Значит, она все- таки не убила его своим лечением.

Стрелы солнечного света пробились сквозь сосновые ветки, и Хелена поняла, что наемники скоро проснутся. За это время ей нужно успеть проработать стратегию, которая начала прорисовываться у нее в голове.

Колин посчитал ошибкой сообщать англичанам название и местоположение Ривенлоха, но Хелена знала лучше, что делать. Она не настолько глупа, чтобы привести врагов прямо под стены замка. И все же, чем ближе она будет к союзникам, когда одолеет своих захватчиков, тем больше их шансы на выживание, и тем больше вероятность, что отряд рыцарей из Ривенлоха сможет потом преследовать англичан. Это риск, да, но, как и ее отец, Хелена считала, что невозможно не рисковать. Остается надеяться, что удача будет к ней более благосклонна, чем к лорду Геллиру.

Хелена снова взглянула на Колина, лоб его был нахмурен во сне. Этот норманн не доверял ее суждению. Вопреки всему, что Хелена делала, чтобы спасти его ногу, не говоря уже о спасении его шеи, он все равно не верил в нее. Это больно ранило ее чувства.

Хелена тихонько вздохнула. С другой стороны, может быть, и лучше, что Колин не понимает ее планов. По крайней мере, когда придет время для обмана, он не выдаст ее.

Лагерь постепенно просыпался. Наемники поделились завтраком из черствого хлеба и разбавленного вина со своими пленниками не из доброты, а чтобы они смогли выдержать предстоящее длительное путешествие.

Путешествие действительно оказалось долгим, особенно когда Хелена соразмерила его с хромым Колином, пепельной бледностью его лица, каплями пота, блестевшими на его горле, — он с трудом ковылял по тропинке между двумя наемниками.

К концу дня стало ясно, что Хелене придется начать действовать раньше, чем она рассчитывала, хотя они все еще находились в нескольких милях от Ривенлоха. Колин мог не вынести этого путешествия. Кровь опять начала сочиться из его раны, проступая через повязку. Пока что единственной хорошей новостью была та, что выбранная наемниками тропинка, ведущая на юг, привела их близко к коттеджу в лесу. Когда Хелене удастся обеспечить их побег от этих дикарей, им не придется долго добираться до укрытия.

— Ему нужно сменить повязку, — сказала она Отису, когда они вышли на поляну посреди густых зарослей белых кленов. — И мне нужно найти травы, чтобы остановить кровотечение.

Отис нахмурился:

— Мне это не кажется таким уж серьезным.

— Если кровь не остановить, вам придется нести его.

Как будто в подтверждение ее слов колени Колина подогнулись, и только быстрая реакция наемников рядом с ним спасла его от падения.

Отис сплюнул, явно раздраженный задержкой.

— Ну, хорошо, — пробурчал он. — Доб и Хик, отведите ее искать эти чертовы травы.

Хелена долго искала пастушью сумку, хотя она буйно росла вдоль тропинки. Англичане все равно не поймут разницы, а отсрочка даст ей время осуществить ее стратегию. После долгих поисков Хелена наконец сделала вид, что обнаружила нужное растение, и сделала Дику знак срезать для нее несколько веточек.

Когда она вернулась на поляну, Колин дремал, прислоненный к дереву, а Отис нетерпеливо ходил из угла в угол, поглядывая на заходящее солнце.

— Что задержало тебя, женщина? — огрызнулся он. — Мы бы сейчас уже были на месте.

Сотни ядовитых ответов пронеслись в голове Хелены, но она прикусила язык.

— Я так же недовольна этим, как ты, — дружески ответила она ему. — К этому времени я уже надеялась опустошить сундуки Ривенлоха.

Брови Отиса взлетели вверх.

— Неужели? И почему это ты хочешь опустошить его сундуки? Ты же сказала, что принадлежишь Ривенлоху.

— Вот именно, — пренебрежительно фыркнула она, — я принадлежу Ривенлоху. Он много лет держит меня рабыней. — Хелена задумчиво посмотрела в сторону. — Это был мой шанс отомстить, захватив в заложники его любимого рыцаря. — У нее вырвался горький смех. — А теперь вместо этого вы получите выкуп за нас обоих и вернете меня в рабство.

Брови Отиса сошлись на переносице, пока он обдумывал ее слова. Хелена отвернулась, довольная. Она посеяла семена сомнения. Хотя обман только начался, но пока хватило и того, что она заставила англичанина задуматься.

— Теперь ты развяжешь меня, чтобы я могла перебинтовать его рану?

Отис разрезал веревки, но зорко присматривал за Хеленой, пока она меняла Колину бинты.

Хелена сглотнула, с трепетом разворачивая то, что делала вчера. Хотя наложенные ею швы не разошлись, из раны все равно сочилась кровь. Она растерла в пальцах пастушью сумку и, осторожно прижав траву к разрезу, оторвала еще одну полоску чистой ткани от своей юбки для бинта. Возможно, Колин был прав. Меньше чем за неделю она извела бы всю свою нижнюю юбку ему на бинты.

Как раз когда Хелена завязывала концы бинта, глаза Колина приоткрылись.

— Воды, — прохрипел он.

Она кивнула.

— Отис, у вас есть чистая вода?

Хелена увидела, что Отис вздрогнул, когда она назвала его по имени, но тем не менее бросил ей неполный бурдюк с водой, которую недавно набрал в ручье.

Хелена наклонила бурдюк так, чтобы Колину было удобнее пить. Их глаза встретились, и Хелена снова почувствовала то странное единение, ощущение, что они могут читать мысли друг друга, что они знают друг друга вечно. Но сейчас она не могла позволить себе поддаться своим ощущениям. Сегодня вечером ее успех в огромной степени зависел от обмана, и она не смела позволить проницательности Колина встать на ее пути. Поэтому Хелена отвела взгляд прежде, чем он успел украсть ее мысли.

Когда он закончил пить, Хелена вернула бурдюк Отису. Она намеренно коснулась пальцами пальцев англичанина, подавляя невольную дрожь, когда дотронулась до его грязных мозолей. Пока остальные занимались разжиганием костра, Хелена завела с ним разговор, надеясь, что их близость сможет обезоружить Отиса и заставит его забыть снова связать ее.

— Так сколько ты планируешь запросить за норманна? — пробормотала она.

Отис пожал плечами. Было ясно, что он об этом не думал.

— Он лучший рыцарь Ривенлоха, — призналась Хелена.

— Пятьдесят фунтов? — предположил он.

— Пятьдесят? — Она тихонько хихикнула. — О, он стоит гораздо больше этого, уверяю тебя. Сундуки Ривенлоха могут предложить гораздо больший выкуп.

Отис заговорщически прищурился:

— Ты и вправду хочешь насолить лорду Ривенлоху, да?

Хелена изобразила убийственный взгляд:

— Больше всего в жизни.

Он бросил на нее хитрый взгляд, как будто понимая ее мотивы слишком хорошо, и она так же хитро посмотрела в ответ.

— Ха! — воскликнул Отис, выискивая в лице Хелены признаки обмана. Она старалась, чтобы он этого не заметил. — И сколько бы ты запросила за него?

— Сто пятьдесят.

— Сто пятьдесят!.. — заорал Отис. Потом заговорил тише: — Ты действительно могла бы получить так много?

— Да.

Господи, Хелена надеялась, что он поверил ей. Она знала, что шотландцы не заплатят и шиллинга за нормандского рыцаря.

Отис почесал покрытый щетиной подбородок.

Хелена хотела дать ему время подумать и поэтому потерла руки и спросила:

— У тебя есть выпить что-нибудь покрепче, а, Отис?

Он подозрительно посмотрел на нее:

— Может быть.

— Я бы выпила чего-нибудь покрепче, после того как изображала няньку для этого презренного норманна.

Она содрогнулась.

Но Отис был не так глуп, как казался.

— Раньше ты сражалась рядом с ним. Тогда он, похоже, не был таким презренным.

Хелена скромно опустила глаза, копируя младшую сестру, которая была единственной из трех, кто честно проявлял женские добродетели.

— В тот раз, Отис, я думала, что вы собираетесь убить меня. — Она прижала руку к груди, как будто от этой мысли даже сейчас у нее прерывалось дыхание. — Я хочу сказать, когда я увидела ширину твоих плеч, и мрачное лицо, и… и длину твоего меча…

Отис выпрямился, очевидно, довольный ее льстивыми речами.

— Что еще я могла сделать, — продолжила Хелена, — кроме как рассчитывать на рыцаря, который поклялся защищать меня?

Она небрежно провела пальцами по краю корсажа, заставляя его посмотреть туда.

Отис так и сделал, и Хелена увидела, что в его глазах появился похотливый блеск.

— Ну, тебе не нужно волноваться, красавица, — промурлыкал он. — Не думаю, что мне придется убивать тебя.

— Правда? — Хелена позволила своему взгляду скользнуть по его груди, изображая интерес к тому, к чему на самом деле чувствовала отвращение. — Я буду так… благодарна… если ты этого не сделаешь.

С кривой улыбкой, обнажившей беззубые десны, Отис наклонился, чтобы вытащить из своей сумки кожаную бутылку. Хелена могла бы ударить его ногой в лицо, пока он наклонился, но она сдержала этот порыв. Он выдернул пробку и, вытерев горлышко рукавом, предложил ей выпить. Она взяла бутылку с кокетливой улыбкой, стараясь не поморщиться, когда поднесла грязную бутылку к губам.


Колин поморщился, разминая связанные запястья. Черт его знает, что эта девчонка задумала сейчас? Он не мог слышать, что Хелена говорила англичанину, но было ясно, что они явно нашли общий язык.

Это было плохо. Очень плохо.

Хелена из Ривенлоха явно была самой глупой девушкой во всей Шотландии. Она не только связалась с шайкой бесчестных наемников, но и, похоже, собиралась соблазнить их главаря.

Колин стиснул зубы. Он прекрасно знал, что нельзя верить девушке, будто ее искренне привлекает седой беззубый болван. И, тем не менее разочарование затуманивало его взор, когда он смотрел, как Хелена подбирается к истекающему слюной англичанину. Ее груди вот только что не вываливались из корсажа.

А потом она совершила свою самую жестокую ошибку. Она начала пить.

Он уже видел, что делает с Хеленой выпивка. Если она сегодня напьется до бесчувствия, даже предсказать страшно, что может случиться.

Но Колин никак не мог вмешаться. Привязанный к дереву, он мог только наблюдать, как с каждым часом она напивается все больше и больше. К тому времени, когда небо потемнело, и появились звезды, Хелена сидела с наемниками у огня и рассказывала непристойные истории. Вскоре они уже пели вместе, произнося пьяные тосты за своих любимых шлюх, а Хелена за прислужников на конюшне.

Колин кусал изнутри щеку, гадая, действительно ли она переспала с той дюжиной парней, которых перечисляла по именам. Он скривился. Подумать только, и это у нее еще хватило наглости называть его бабником.

В результате их пирушка приобрела слишком уж предсказуемый поворот. Когда Хелена, пошатываясь, закружилась в стихийном танце под аплодисменты мужчин, Отис позволил себе вольность — чересчур фамильярно схватил ее за задницу.

Колин мрачно улыбнулся, зная, что теперь девушка развернется и отвесит ему тяжелую оплеуху. В конце концов, именно такой была реакция Хелены, когда Колин случайно схватил ее за грудь. Но к его неудовольствию, проклятая девица только хихикнула и игриво шлепнула Отиса по руке.

Кровь Колина мгновенно закипела от гнева. Да что с ней такое? К нему, норманну, ее союзнику, она не проявляла ничего, кроме презрения. А теперь пьянствовала, нет, любезничала с англичанином, ее врагом. Неудивительно, что король хотел, чтобы Пейган взял на себя командование Ривенлохом. По крайней мере, эта шотландка точно не имела никакого представления о верности.

В мучительном молчании Колин смотрел, как Хелена вьется вокруг наемников, покачивает бедрами перед их жадными лапами и наклоняется вперед, чтобы продемонстрировать им свои соблазнительные груди. Колин стиснул зубы. Он надеялся только, что она будет готова к тому, чем неизбежно закончится ее соблазнение. И он надеялся, что ему не придется стать свидетелем предстоящей оргии.

— Подождите! — воскликнула Хелена, хихикая и выворачиваясь из рук одного из негодяев, который сидел на бревне около огня.

Она зажала между грудей полупустой бурдюк вина и подняла руку, призывая к тишине. Мужчины подчинились, насколько могли, сведя звуки к пьяному ворчанию и похотливому пыхтению.

— Прежде чем мы слишком… — сказала Хелена, распутно улыбаясь, — …отвлеклись…

Мужчины взорвались грубыми одобрительными возгласами, а Доб многозначительно почесал пах.

Хелена бочком подошла туда, где сидел Отис, откупорила бурдюк, прижатый к груди, и наклонилась вперед так, что вино полилось прямо в его открытый рот. Ладони Отиса поднялись, чтобы облапать грудь Хелены, и она жеманно взвизгнула, уворачиваясь от его рук.

Колин не желал смотреть, но ничего не мог с собой поделать. Он и сам играл в такие игры, игры соблазнения и уклонения, которые распаляли желание до высшей точки. Но совсем другое дело смотреть, как в них играет Хелена. У него горела кожа, и он не знал точно, от желания это или от отвращения, от зависти или гнева, от вожделения, разочарования или стыда. Но все эти эмоции, приводящие в замешательство, клубились в нем, когда он пытался отвести свой взгляд.

— Слишком поздно, миледи, — заплетающимся языком произнес Отис. — Мы уже отвлеклись.

Хелена присела, чтобы нахально похлопать его по штанам.

— Это я вижу.

Отис зарычал.

Хелена улыбнулась:

— Но сначала нам нужно убедиться, что наш милый голубок не упорхнет. — Она встала, покачиваясь, потом посмотрела на Колина. — Я только проверю узлы.

Колин опустил глаза. Он не мог видеть ее нетвердую походку. Сейчас все его эмоции слились в одну. Единственное, что он чувствовал, — это отвращение. Ему нечего было сказать Хелене. Нечего.

И все же он ничего не мог с собой поделать.

— Надеюсь, ты понимаешь, что делаешь, — пробормотал Колин.

Он чувствовал запах вина в ее дыхании, но Хелена не показалась ему такой уж пьяной, когда прошептала «О, да», обходя вокруг него.

— Потому что они не будут ласковы с тобой, — предостерег он. — Такие никогда не бывают.

Хелена усмехнулась, колдуя над его веревками.

— Я и не ждала, что они будут ласковы.

Колин нахмурился. Может быть, она одна из тех странных созданий, которым нравится, когда с ними грубо обращаются?

Хелена покровительственно похлопала его по руке.

— Но я думаю, что смогу с ними справиться.

Колин зарычал от отвращения. Никогда еще его суждение не оказывалось таким ошибочным. Он ведь искренне считал, что Хелена была достойной уважения леди, которая обладала принципами, честью и добродетелью. Теперь стало очевидно, что она совсем не такая женщина, какой он ее воображал.

— Эй, девка! — взревел Отис. — Мне кажется, ты слишком долго задержалась с пленником. Ты там не трахаешь его, а?

Остальные наемники зафыркали от смеха.

— Что? И смешать нормандское бланманже с доброй шотландской похлебкой?! — крикнула она в ответ, вызывая их громкий хохот. — Нет, любимый. Я берегу себя для тебя.

Колин холодно смотрел в землю. Кровь Христова, да у этой девицы язык хуже, чем у портовой шлюхи. Теперь он точно знал, что не желает быть свидетелем непристойностей, которые сейчас произойдут.

Как будто прочитав его мысли, Хелена шепнула ему:

— Держи глаза открытыми.

«Ни за что, даже за гору серебра», — подумал Колин, когда она оставила его, чтобы вернуться к костру. И все же он не мог не поглядывать время от времени, как девушка начала завлекать добровольных жертв ее соблазнения.

— Отис, дорогой, — промурлыкала она, — куда ты положил свой длинный стальной кинжал?

— Он прямо тут, красавица, — ответил он, развязывая шнурки штанов.

— О Боже, но я имела в виду не этот кинжал, любимый. Я имела в виду вот этот.

В одно мгновение Хелена протянула руку мимо распахнутых штанов к его портупее и выхватила кинжал из ножен. Пока Отис моргал в смятении, она с размаху ударила его ногой прямо между ног. Колин, на мгновение ошеломленный, даже вздрогнул. Но когда Хелена повернулась к другому наемнику, вдруг совершенно протрезвев, Колин выпрямился в изумлении. А когда он это сделал, то обнаружил нечто удивительное. Веревки вокруг его запястий были развязаны.

Глава 10

— Беги! — крикнула Хелена Колину. — Беги!

Господи, ну что же он так долго? Да, он ранен, но она же дала ему уйму времени подготовиться. Она потратила больше часа, чтобы напоить мужчин. А сейчас один из них отошел в лес отлить. Это была идеальная возможность для нее оказать сопротивление, а для Колина сбежать. Господи Иисусе! Ну, разве она не сказала ему держать глаза открытыми?

Левой рукой Хелена столкнула Хика с бревна, на котором он сидел, и он рухнул на опавшие сосновые иглы. После этого она перескочила через костер, едва не опалив юбки, и набросилась на Доба с кинжалом.

Уголком глаза Хелена видела, что Колин наконец-то поднялся на ноги, хотя сильно хромал.

Его болезненный вид только распалил ее жажду мести — она взмахнула кинжалом и воткнула его глубоко в бедро Доба.

— Вот, — бросила она ему, — это за то, что ранил моего заложника.

Он закричал и схватился за рану, но Хелена не чувствовала никакого раскаяния, выдергивая кинжал. Ведь он-то не проявил к ней никакого милосердия. Он подбил ей глаз и изуродовал ногу Колина, весьма вероятно, оставив благородного рыцаря хромым на всю жизнь.

Хелена подняла глаза, надеясь увидеть хромающего Колина, который уходил прочь, в безопасное место, но вместо этого он нетвердой походкой приближался к ним.

— Уходи! Уходи! — выкрикнула она.

Колин проигнорировал ее и с голыми руками набросился на четвертого англичанина. Он нанес ему мощный удар кулаком прямо в челюсть, а потом в живот, от которого тот сложился пополам.

Тем временем Хик вскочил с дальнего конца бревна. Он вытащил кинжал и приближался к Хелене с плотоядной ухмылкой.

— Так ты хочешь грубой игры, да?

Она сощурилась.

— О да, — заверила его Хелена.

Она шагнула назад, чтобы подготовиться к нападению, не осознавая, что Отис оправился настолько, что смог протянуть руку, схватить ее за лодыжку и резко дернуть. Хелена потеряла равновесие и упала на спину, едва не угодив в огонь. Случилось худшее — оружие выпало у нее из руки, когда запястье ударилось о землю.

Хик все еще наступал, а когда Хелена перевела дыхание, то и Отис уже нависал над ней со звериным видом. Усилием воли собрав все силы, Хелена с размаху кулаком врезала Отису в нос, услышав тошнотворный треск. От удара Хелена почувствовала сильную боль в костяшках пальцев, хотя явно не такую сильную, как нос Отиса.

Когда она обернулась, Хик уже был рядом, размахивая ножом Шеда. Он промелькнул, явно целясь прямо в ее грудь. Хелена удачно увернулась, так что клинок пролетел у самых ее ребер и воткнулся в землю. Тогда она схватила пригоршню горячих углей и швырнула их Хику в лицо.

Хик завизжал и отпрянул, отчаянно протирая глаза. В этом хаосе Хелена перекатилась и встала на четвереньки, чтобы посмотреть, убежал ли Колин.

Ей пришлось признать, что для хромого дворянина он впечатляюще сражался. Вместо того чтобы драться как настоящий рыцарь, он сделал очень умную вещь. Колин использовал кулаки, ноги и даже плевки, чтобы изводить своего противника.

Но это не могло продолжаться долго. Хелена уже видела, что на его бинтах проступила свежая кровь. И если его враг нанесет хотя бы один удар в это уязвимое место…

Хелена выдернула нож Шеда из земли и приблизилась к дерущимся мужчинам. Но в ее вмешательстве не было необходимости. Как раз в тот момент, когда она встала и уже приготовилась использовать нож, Колин нанес мощный удар, от которого голова нападавшего запрокинулась назад и он на некоторое время отключился.

Что встревожило Хелену раньше — тихий шорох позади или расширившиеся глаза Колина, — она не знала, но вдруг поняла, что противников больше. Пятый вернулся.

Не было времени защищать себя, не было времени поворачиваться, не было времени даже взглянуть. Самое лучшее, что Хелена могла сделать, это ударить ножом назад наугад и молиться, что попадет в какой-то орган.

Но когда она ударила ножом кого-то, кто был за ее спиной, нож только просвистел по воздуху.

— Ложись! — закричал Колин.

Не раздумывая, Хелена бросилась на землю. В то же самое мгновение рука Колина сделала выпад, метнув кинжал, который пролетел в каких-то дюймах от Хелены. Позади себя она услышала хрип, потом нетвердые шаги и поняла, что кинжал попал в цель.

Не оглядываясь, она схватила упавший кинжал и полный бурдюк, оставленный у огня, вскочила на ноги и бросилась к Колину.

— Бежим!

Они бросились с поля боя в лес и бежали в темноте как могли быстро. Хелена помогала Колину, обхватив за плечи и принимая на себя часть его веса. Может быть, англичане преследовали их. Может, нет. Но после мили или двух они оторвались от преследования, если оно было, не думая о том, что они могли заблудиться.

Легкие горели огнем, и, в конце концов, Хелена вынуждена была остановиться. Она согнулась, упираясь руками в колени и судорожно глотая ртом воздух. Колин, тоже запыхавшийся, прислонился к дереву. Их тяжелое дыхание грохотом отдавалось в тишине леса.

Когда они перевели дыхание, Колин сказал:

— Дай мне клятву.

— Да?

— Никогда больше так не делать.

— Не делать чего?

— Не рисковать так глупо. Не бросаться на врагов, которые превосходят тебя числом и вооружением. Не лезть в драку с подлыми наемниками.

Хелена нахмурилась:

— Да, пожалуйста.

— Не планировать побег, — с нажимом добавил Колин, — не посоветовавшись со своим союзником.

— Я советовалась с тобой. Просто ты оказался слишком тупоголовым, чтобы понять.

— Беги, ты сказала? Беги?

Он покачал головой.

Хелена пожала плечами:

— Ты норманн.

Колин сердито сдвинул брови:

— Я рыцарь.

— Кроме того, — сказала Хелена, когда они уже не так быстро шли по знакомой дубовой роще, — все ведь обернулось к лучшему.

— Но что, если бы нет? Что, если бы ты проиграла битву? И что, если бы один из них… или все они… решили взять то, что ты предлагала?

Хелена резко остановилась.

— Святая Мария, ты и правда считаешь меня настолько беспомощной? Каждая женщина знает, что мужчина наиболее уязвим, когда у него спущены штаны.

Господи, так вот почему она полвечера соблазняла наемников!

Колин мрачно сдвинул брови и вздохнул.

И все же в одном он был прав. Хелена действительно не думала о последствиях поражения. Она вообще редко это делала. Но надо признать, что если бы она слишком много думала о возможном исходе, она так никогда и не подняла бы меч.


Штаны Колина не были спущены, во всяком случае пока, но это не означало, что он не чувствовал себя точно таким же уязвимым, как английские наемники. В конце концов, он наблюдал ту же самую соблазнительницу, что и они, и он едва ли был невосприимчив к ее чарам.

Обхватив его рукой за талию, так что ее грудь слишком уж уютно прижималась к его груди, Хелена помогала ему хромать назад к коттеджу. Это чудо, что они нашли его, учитывая, сколько она выпила за вечер, но она казалась устойчивой и уверенно ориентировалась. Оказавшись в укрытии, Хелена постаралась устроить его как можно удобнее и настояла, чтобы Колин занял кровать.

— На полу тоже хорошо, — возразил он.

— Глупости.

Хелена толкнула его на кровать и старательно укутала одеялом, подтыкая его вокруг плеч, забыв о том, что ее платье очень открыто у шеи. Ее груди выпирали над краем корсажа и в мерцающем свете очага выглядели такими же золотистыми и восхитительными, как булки медового хлеба.

Борец по натуре, Колин заставил себя отвернуться. И все же его голос был хриплым, когда он сказал:

— Я настаиваю.

Хелена скрестила руки под грудью, что только усугубило его проблему.

— И как же это ты собираешься настаивать, если едва можешь стоять прямо?

Он, может быть, и не мог стоять прямо, но вот другая часть Колина не имела с этим никаких проблем. Несмотря на болезненное пульсирование в ране, другая, более насущная боль требовала его внимания.

— Нет, — продолжала Хелена, — ты ляжешь на кровати. Я не хочу, чтобы этот твой жалкий капитан сказал, что я плохо о тебе заботилась.

Это немного убавило его желание. На мгновение он успел забыть о мотивах Хелены. Да, она хотела, чтобы он выздоровел, но только потому, что это лучше послужит ее целям. Эта женщина такая же алчная, как наемники.

— Ты зря тратишь время, — прямо сказал Колин. — Он не заплатит за меня ни фартинга.

Хелена прищелкнула языком.

— Ну же, сэр Колин, даже я знаю, что ты не настолько никудышный.

То, что она назвала его по имени, застало его врасплох. Ему нравилось то, как это слетало с ее языка.

— Кроме того, — продолжила она, — я же не прошу фартинг. Я прошу мою сестру.

Колин покачал головой:

— Сэром Пейганом нельзя манипулировать.

— Любым можно манипулировать.

— А-а, — протянул он. — Ты имеешь в виду то, как ты манипулировала наемниками?

Хелена только хитро улыбнулась ему и отошла, чтобы заняться его ногой.

— И это ты называла меня бабником, — проворчал он.

— Я не распутница.

Колин притворно ухмыльнулся:

— Что-то я не припомню, сколько там было конюхов?

Она хихикнула, осторожно разматывая бинты.

— Ты поверил мне?

— Откуда еще ты могла узнать все эти… эти…

Образ потрясающей красавицы, которая покачивала бедрами, хлопала ресницами и демонстрировала свои бархатные груди, снова врезался в его мозг, разжигая кровь.

— О да, — произнесла Хелена голосом, полным сардонического юмора, — я спала со всеми теми конюхами. И со всеми рыцарями Ривенлоха я тоже переспала.

Она могла считать это забавным, но Колину так не казалось. Не казалось сегодня. Не тогда, когда Хелена продемонстрировала такие познания в соблазнении. Не тогда, когда она рисковала своим телом, чтобы освободить его. И тем более не тогда, когда он начал чувствовать опасную симпатию к этой шотландской девушке.

Хелена поставила ногу на край кровати и стала отрывать от нижней юбки еще одну полосу ткани. Если бы он не знал ее другой, Колин подумал бы, что она делает это, чтобы спровоцировать его, потому что его взгляд никак не мог оторваться от соблазнительной длины обнаженной лодыжки Хелены.

Колин нахмурился:

— К тому же Пейган никогда не отдаст свою невесту.

— А это почему же?

Хелена опустила ногу. Смочив лоскут ткани в ведре с водой, она стала промывать его рану. Ее прикосновение было на удивление нежным для женщины, которая только что не моргнув глазом зарезала пару негодяев.

— Ты бы долго не протянула быть его женой, — заметил Колин.

— Неужели?

— Сэр Пейган потребовал бы верности.

— Ах, — Хелена нахмурилась, делая вид, что обдумывает его заявление, — так у него не хватило бы терпения на моих конюхов?

Он сдвинул брови. Эта девчонка явно не воспринимает его всерьез.

— Он бы убил их.

— Жаль. — На ее губах играло подобие улыбки. — Конечно, мне бы пришлось, в свою очередь, убить всех его любовниц. И кто бы тогда остался работать в замке?


Хелена физически ощущала неудовлетворенность, исходящую от Колина, как жар от только что выкованного меча. Ей его отношение казалось одновременно смешным и раздражающим. Почему это мужчины считают, что могут спать с любой женщиной, которую пожелают, а вот женщины должны быть верными? Едва ли это справедливо.

Не то чтобы ее интересовала постель с любым мужчиной, включая того, которого она планировала сделать своим мужем. Воистину если Пейган хочет быть бабником и спать с каждой горничной в замке, то ее это вполне устраивает.

— Вот, — сказала Хелена, завязывая бинт и отряхивая руки. — Ну, а теперь, где та сумка с едой? Я умираю с голоду. — Она заметила сумку у огня. Подняв ее, Хелена похлопала по ней, чтобы проверить, не забрался ли туда кто. — А как ты? Голоден?

В глазах Колина действительно был голод, но голод совершенно другого сорта. Его глаза горели желанием, как теплящиеся угли, готовые разгореться от малейшего дуновения. Кровь Христова, на него тоже подействовало ее соблазнение. Раньше Хелена этого не замечала. И, разумеется, никак не помогло то обстоятельство, что она только что провела несколько долгих минут, занимаясь его раной, расположенной всего в нескольких дюймах от…

Хелена взглянула на штаны Колина. Никакой ошибки. Он был такой же твердый, как копье, готовое к поединку. И по какой-то странной и непонятной причине это вызвало трепет возбуждения в ее венах.

Это же абсурд. Она давно привыкла к таким видам. Почти всю свою жизнь она провела среди мужчин и видела разнообразные мужские проявления — от громкой отрыжки до чесания задницы, от гордого пуканья до отвратительных ругательств. Хелена была свидетельницей того, как мужчины фыркают, писают и даже трахаются, да.

Но что-то в проявлении желания Колина и сознание, что это для нее одной, давало Хелене пьянящее ощущение власти и игривости.

Она медленно подошла к нему с сумкой с едой, на ее губах играла улыбка распутницы.

— Так ты не думаешь, что я могу завоевать преданность Пейгана?

Колин выглядел смущенным, как будто ему не хотелось думать об этом. Хелена уселась рядом с ним на тюфяк и сунула ему в рот вишню.

Он пожевал немного, потом заговорил с косточкой в зубах:

— Пейган не такой легковерный, как та шайка наемников.

Она импульсивно наклонилась вперед, чтобы прошептать:

— Все мужчины легковерны, когда дело доходит до их штанов.

И легонько похлопала его по паху.

Быстро, как сокол, бросающийся на свою жертву, его рука метнулась вперед и схватила Хелену за запястье. Колин повернул голову и выплюнул вишневую косточку на пол. Она ожидала, что он покраснеет от стыда и отбросит ее руку.

Но никак не ожидала от него мрачной улыбки. И этого затуманенного взгляда. И того, что, ничуть не смутившись, Колин прижмет ее ладонь к своему копью и удержит там против ее воли. Во всяком случае, Хелена считала, что против ее воли. Она не слишком пыталась сопротивляться.

Колин посмотрел на нее из-под полуопущенных век:

— Не начинай того, что не готова закончить, маленькая соблазнительница.

Сердце Хелены билось в груди, как дикая птица, пытающаяся вырваться из клетки. Боже, его член был твердый и толстый, и она чувствовала его жар через ткань штанов. Но во взгляде Колина было что-то, отчего у нее перехватило дыхание. В его глазах было приглашение к невероятным приключениям, обещание невообразимого наслаждения. Ее собственное лоно завибрировало в ответ, кожа вспыхнула, кровь застучала в ушах. И вправду, если бы Хелена не обратила внимания на голос, прозвучавший в ее голове, очень похожий на голос Дейрдре, который напомнил ей, что она опасно импульсивна, она наклонилась бы вперед, чтобы попробовать, каковы на вкус губы норманна.


Колин почти физически ощущал желание Хелены. Оно было интенсивное и мощное. Воистину если бы он знал, насколько оно мощное, он бы никогда не заставил ее трогать его пах.

Колин думал, что это будет для Хелены строгим предупреждением, заставит ее испугаться последствий ее откровенных заигрываний, даст ей понять, что, хотя он и благородный рыцарь, он еще и мужчина.

Но Хелена не обратила на его предостережения никакого внимания. Наоборот, ее как будто тянуло к Колину. Ее изумрудные глаза сверкали яростной жаждой, веки опускались, словно вес желания было слишком тяжело нести. Ее губы, соблазнительнее, чем вишня, приоткрылись, когда она опустила страстный взгляд на его рот. И ее рука осталась там, где лежала, — на его чреслах. Более того, большой палец Хелены дерзко гладил вдоль члена Колина, вызывая у него стоны наслаждений.

Каждый нерв его тела вдруг стал требовать ее прикосновения. Но Колин знал, что этого не может быть. Она была слишком пьяна, а он был слишком уязвим. Если они осуществят это желание, то он будет не лучше тех наемников.

Приложив всю силу воли, Колин отпустил ее запястье и отвернулся.

Хелене потребовалась минута, чтобы очнуться от оцепенения и понять, что он отпустил ее. Подняв руку, она моргнула, чтобы прогнать туман вожделения, и неловко попятилась, столкнув сумку с кровати.

Пока Хелена собирала рассыпавшуюся еду, она выглядела взволнованной, и Колин подумал, что, может быть, ему наконец-то удалось потрясти ее. Он надеялся, что это так. И без того трудно бороться с его собственными страстями, а тут еще надо сдерживать ее страсти.

Наконец, не глядя ему в глаза, Хелена сунула сумку Колину в руки:

— Вот. Тебе нужны силы.

— Но как же ты? Ты наверняка…

— Я не голодна.

Сказав это, Хелена устроила себе постель на полу и забралась под одеяло, намеренно отвернувшись от него.

У Колина тоже вдруг пропал голод, во всяком случае, к сыру и вишням. Он отставил сумку в сторону. В свете догорающего очага он смотрел в потолок, не в силах выбросить из головы провокационные воспоминания о Хелене: ее горящие глаза, ее кокетливая улыбка, ее пышные груди, нежный изгиб ее бедер.

Может быть, утром, подумал Колин, когда Хелена будет менее пьяна, а он будет лучше контролировать свой аппетит.

Когда мерцающий свет замедлил свой танец на потрескавшихся балках, Колин закрыл глаза и позволил сладостному предвкушению убаюкать его.

Всю ночь ему снилась Хелена — она резвилась в озере вместе с сестрами, вырывалась из его рук на лестнице замка, триумфально улыбалась, когда поймала форель, сражалась с наемниками, соблазнительно кружилась в свете костра, нежно перевязывала его рану.

К утру Колин думал, что устал от ее образа, но он ошибался. Особенно если учесть, что первым, что он увидел, когда открыл глаза, была героиня его снов, совершенно и беззастенчиво обнаженная, купающаяся у очага при помощи тряпки и ведра.

Очень долго он смотрел молча, боясь издать какой-то звук и тем более оторвать свой взгляд от этого изысканного наслаждения. Хелена водила тряпкой по плечу и вниз по руке, потом также мыла другую руку. Когда она наклонилась, чтобы снова смочить тряпку в ведре, ее груди мягко качнулись вперед, и чресла Колина ответили на это зрелище, наполняясь желанием. Хелена мыла шею, потом грудь, вздрагивая, когда холодная вода попадала на твердеющие соски. Колин тоже затвердел, и внизу его живота нарастала знакомая ноющая боль, которую он не удовлетворял уже много дней.

Когда Хелена стала мыть между ног, Колин едва не застонал вслух. Господи, как он завидовал ее рукам! Она проделывала это с безразличием. Но он знал, как надо там трогать женщину, чтобы она всхлипывала от страсти.

Хелена с тряпкой в руке водила ниже по ногам, по этим длинным шелковистым ногам, и Колин подумал, какими они будут, когда обовьются вокруг его талии, ее пятки упрутся в его ягодицы, когда…

— Доброе утро, — будто мимоходом произнесла она, словно не была обнаженной, и очаровательной, и соблазнительной.

И голой.

Колин почти никогда не терял дар речи. Он мог соблазнить самую неприступную девушку удачным поворотом фразы. Он мог вспомнить подходящие стихи так же быстро, как жонглер. Он с легкостью мог словами проложить себе путь из спальни ревнивого мужа. Но это — это завязало его язык в узел.

Глава 11

Хелена думала, что она, наверное, самая порочная женщина в Шотландии. Она прекрасно знала, какой эффект производит на мужчин, и сегодня утром она намеренно провоцировала Колина.

Почему она дразнит его, Хелена не знала. Может быть, чтобы восстановить контроль, который она потеряла вчера вечером. Близость Колина тревожила ее, оставляла ее в растерянности, а она была женщиной, не привыкшей чувствовать себя уязвимой.

Сегодня Хелена докажет, что она хозяйка своих эмоций.

— Когда я закончу, если хочешь, я принесу свежей воды и для тебя, — предложила она, ставя ногу на табурет, чтобы смыть грязь с лодыжек и продемонстрировать стройные ножки.

Колин не ответил, но Хелена чувствовала, что его взгляд скользит по ее телу. Действительно, пьянящее ощущение.

Всегда, с самого детства, она с сестрами купалась на улице, в озере недалеко от замка. Они никогда не стыдились своих тел и не понимали своей привлекательности. Но последние несколько лет, купаясь так открыто, Хелена открыла один секрет. Она могла получить больше власти тогда, когда была в природном состоянии, чем будучи полностью одетой. Мужчины теряли дар речи и заикались, когда видели ее во всей обнаженной красе.

Хелена вымыла другую ногу и бросила вопросительный взгляд на Колина через плечо.

— То есть если ты хочешь помыться.

Выражение его лица, как и следовало ожидать, было ошеломленным. Теперь он у нее под каблуком. Вчера вечером он, может быть, и заставил ее пульс биться чаще, но сегодня утром в игре доминирует она.

Улыбаясь про себя, Хелена взмахнула головой, перебрасывая волосы вперед, и стала расчесывать их пальцами.

— Вы за ночь потеряли голос, сэр Колин?

— Нет. — Он откашлялся. — Нет.

Через минуту он спросил хрипло:

— Тебе не… холодно?

— О да, немного. Надо бы подбросить полено в огонь. — Хелена снова откинула волосы назад и почувствовала, что его взгляд прикован к ней. — Или, может быть, ты хотел бы подойти ближе к очагу?

Какое-то время Колин продолжал ошеломленно смотреть на нее, а она наслаждалась его смятением, вытягивая руки над головой, зная, что так лучше видно ее грудь.

Но триумфу Хелены не суждено было продлиться долго. Когда Колин смотрел на нее, его глаза постепенно сузились, и на губах появился намек на улыбку. Хитрец разгадал ее уловку.

— О да, — пробормотал он, — я хочу подойти ближе.

Хелена попыталась оставаться безразличной, но его внезапная уверенность смутила ее. Она привыкла, что мужчины несут чепуху и пресмыкаются у ее ног. Колин дю Лак не делал ни того ни другого. Хотя сначала он что-то там бормотал, но теперь он был уверен в себе и безразличен к ее красоте. И в первый раз в своей жизни нагота Хелены заставила ее чувствовать себя не всесильной, а ужасно уязвимой.

Когда Колин спустил ноги с кровати и сел, на мгновение поморщившись от боли, она прижала тряпку к горлу, прикрывая грудь руками.

— Я бы и правда помылся, — решил он. — Смыл с себя вонь тех наемников.

Без предисловий Колин стянул с себя через голову обе рубашки и отбросил их в сторону.

Хелене трудно стало дышать. Она и раньше видела обнаженные мужские торсы, но ни один не мог сравниться с этим. Святые угодники, как же он хорошо сложен! Его руки и плечи покрывали выпуклые мускулы. Тонкий белый шрам пересекал живот, а ниже пупка тонкие черные волосы спускались изящной полосой к тому, что лежало ниже. Сердце Хелены затрепетало.

Это не вожделение, сказала она себе. И уж совершенно точно не паника. Хелена все еще владела собой. Но она вдруг устала от этой игры и пожалела, что не одета. Оторвав взгляд от великолепного тела Колина, она схватила свою сильно укротившуюся нижнюю юбку с камня у очага и быстро надела ее.

Колин осторожно встал, стараясь беречь раненую ногу, и начал развязывать шнурки на штанах. Глаза Хелены расширились. Боже, он собирается раздеться, здесь и сейчас! Невольно пискнув, она схватила свою тунику и натянула ее на голову, так чтобы ткань закрывала обзор. Но, будь проклято ее любопытство, она не могла не подглядывать.

Колин был прекрасен. В отличие от светлокожих мужчин ее клана кожа его тела была золотистой. Он был идеально пропорционален — длинные и крепкие ноги и стройные бедра. Хотя тело Колина было телом воина — большое и покрытое мощными мускулами, — не все части его выглядели угрожающе, а скорее интригующе. Гнездо кудряшек у сочленения его бедер казалось мягким и густым, а твердый жезл, торчащий из него, был будто бархатным.

Хелена обнаружила, что ее рот открылся, и быстро захлопнула его. Быстрый взгляд в глаза Колина сказал ей, что он прекрасно осознает, что делает. Каким-то образом этому плуту удалось победить ее в ее собственной игре. Теперь уже она пресмыкалась у его ног. Это просто невыносимо!

С недовольным видом Хелена туго затянула шнуровку своей туники и стала завязывать ее. Она была так взвинчена, что порвала шнурок.

— Тебе нужна помощь? — как бы мимоходом спросил Колин.

— Нет! — рявкнула Хелена.

Она не хотела, чтобы он приближался с этим своим телом, которое несло опасность для нее.

Такой же невозмутимый, как она недавно, Колин неторопливо подошел к Хелене, мышцы на его ногах перекатывались, а его… Она прикусила губу. Он не столько демонстрировал эту часть своей анатомии, сколько размахивал ею. Теперь Хелена не могла отрицать, что ее учащенное дыхание вызвано именно паникой. Чего она боялась, трудно было сказать, но прежде чем Колин успел подойти еще ближе, она схватила ведро и бросилась к двери.

Ее голос прозвучал высоко и тонко:

— Тогда я пойду и принесу тебе чистой воды.

Колин усмехнулся, когда она выскочила за дверь, босиком и в перекошенной тунике. Когда Хелена ушла, он прислонился к камину и скривился от пронзительной боли в бедре. Ему потребовался весь его самоконтроль, чтобы подойти к Хелене, не морщась от боли, но это стоило того — он увидел потрясение в ее глазах.

Дрянная девчонка думала, что она единственная, кто может сыграть соблазнение. Она не знала, с кем связалась. Колин славился у дам за его умение в любви, за его изобретательность, терпение и преданность. Он знал, как, когда и где трогать женщину, чтобы она умоляла о большем.

Хелена могла думать, что научилась многому у конюхов и рыцарей, с которыми спала, но Колин знал о женщинах такие вещи, которых не знает большинство мужчин. До того как они вернутся в Ривенлох, он собирался научить проказливую шотландку, какими именно талантами обладает ее нормандский заложник.

Но к тому времени, когда Хелена вернулась, старательно не глядя на него, мысли Колина вынужденно обратились к его ране. Она болела больше, чем следовало бы, и он подозревал, что его состояние ухудшилось.

— Я проверю твои бинты, когда ты закончишь, — пробормотала Хелена, ставя ведро на пол и засовывая за пояс кинжал. — А тем временем я пойду поймаю кролика.

После торопливого мытья Колин снова надел нижнюю рубашку, подбросил дров в огонь и забрался на кровать.

Он осторожно приподнял повязку на своей ноге. Как он и опасался, плоть вокруг зашитой раны покраснела и распухла. Колин тихонько выругался.

Тут он мало что мог сделать. Ему придется разрезать швы и выдавить гной или, хуже того, прижечь рану. Один вариант хуже другого. Но чем дольше он ждет, тем хуже будет рана.

Взяв острый нож Шеда, Колин сделал глубокий вдох и подсунул острие под первый шов. Как раз в тот момент, когда он дернул вверх, разрезая, на пороге появилась Хелена с большим пучком травы в руке и кроликом на плече.

— Что ты делаешь? — спросила она, складывая свою ношу на сосновый сундук.

— Рана загноилась.

— Нет! Перестань!

Сейчас, когда он уже начал, Колин не собирался останавливаться, даже ради женщины, которая старательно наложила все эти швы. Он разрезал еще один.

Но Хелена не могла допускать этого. Она подскочила и выбила нож у него из рук.

— Эй!

— Не смей портить мою работу. — Она принесла бурдюк вина, который украла у англичан. — Есть способ лучше.

— Правда? — Колин вопросительно посмотрел на бурдюк. — И что это за способ? Напоить меня так сильно, чтобы я больше не думал о боли?

— Едва ли, — сказала Хелена, вытаскивая пробку.

Потом она остановилась, как будто вспомнив о чем-то.

— Может быть, тебе лучше зажать что-то в зубах?

— В зубах?

— Это жжет просто ужасно, — предупредила Хелена.

Колин нахмурился. Разумно ли полагаться на методы лечения шотландки? Насколько он знал, Хелена использовала порошок из лягушек и вороний коготь.

— Не беспокойся. Когда-то я уже делала себе это. — Она оттянула ворот рубашки и показала Колину неровный шрам около плеча. — Выглядит уродливо, но вино убило инфекцию и спасло мне руку.

Колину это совсем не казалось уродливым. Наоборот, ему пришлось подавлять в себе желание поцеловать полоску бугристой плоти. Но если Хелена вытерпела боль, и результат был положительным, то сможет и он.

— Ну, хорошо. Сделай это.

— Если ты хочешь кожаный ремень…

Колин отрицательно покачал головой.

— Тогда ложись, — скомандовала Хелена.

Когда жидкость пролилась на рану, обжигая как огонь, едва не заставив его согнуться пополам, он почти пожалел, что отказался от ремня. У него вырвался стон, сопровождаемый самым грязным ругательством, какое только Колин знал.

— Прости, — пробормотала она.

— Проклятие, ты пытаешься убить меня?

— Я пытаюсь тебя спасти.

Вино обжигало, как кислота, разъедая его плоть, и он с трудом мог дышать от боли.

Хелена снова заткнула бурдюк пробкой.

— В следующий раз я дам тебе в зубы ремень.

— В следующий раз?

— Это нужно проделывать каждые несколько часов.

— Ни черта это не нужно.

— Ты хочешь, чтобы это зажило, или нет?

Колин смерил Хелену взглядом, полным отвращения:

— Думаю, тебе это доставляет удовольствие.

— Ты ошибаешься.

Наверное, действительно несправедливо обвинять ее в намеренном причинении ему боли. В конце концов, Хелена как могла заботилась о нем, даже если в конечном счете это было ради ее собственных целей. Но трудно судить беспристрастно, корчась от боли, пока она спокойно встала, чтобы взять кролика. Интересно, сколько времени она выдержала бы такую агонию.

Пока Колин ждал, когда утихнет жжение, Хелена ободрала и разделала кролика. Колин почти простил ее, когда она спросила через плечо:

— Тебе еще что-нибудь нужно?

Он вскинул брови. Неужели она чувствует вину за боль, которую причинила? Старается загладить вину? Колин улыбнулся. Доктор и пациент. Это игра, с которой он хорошо знаком. Большинству дам нравилось, когда он играл доктора, но он был готов охотно подчиниться желаниям Хелены.

— Когда я был мальчишкой, — тихо произнес Колин, — моя мама всегда целовала мои порезы. Она говорила, что это прогоняет боль, и они так быстрее заживают.

Хелена обернулась — на лице ее было написано недоумение.

— Я имела в виду, нужно ли тебе еще что-то, чтобы приготовить ужин? Я нашла дикий лук и розмарин.

Улыбка на лице Колина померкла. Она что, может думать только о еде? Он предполагал, что ему придется создать какое-то особенное блюдо из этого маленького зверька. Для которого, лукаво подумал он, понадобятся остатки того проклятого вина.

— Нет. — Колин шмыгнул носом. — Но мне все равно очень помог бы исцеляющий женский поцелуй, нежный и трепетный, и сладкий на моей плоти.

— Я не собираюсь целовать твою рану, — Хелена укоризненно подняла бровь, но он заметил намек на улыбку на ее губах, — независимо оттого, насколько жалостливо ты просишь.

Он сделал вид, что надул губы.

— Это самое меньшее, что вы могли сделать, миледи, учитывая, сколько боли вы уже причинили.

— Хм.

— Воистину, — заявил Колин, скрещивая руки на груди, — я считаю, мне следует получать поцелуй всякий раз, когда ты льешь на меня этот дьявольский огонь.

Хелена прищелкнула языком.

— Ты действительно жулик.

Колин изобразил обиду.

— А теперь ты обзываешься. Неужели нет конца вашим издевательствам, миледи?

Она пожала плечами:

— Я не заставляю тебя есть то, что я приготовила.

Колин улыбнулся. Хелена пошутила. А ведь он считал, что она слишком серьезна, чтобы сравниться с ним в остроумии.

С ее помощью он добрался до очага и готовил, сидя на трехногом табурете. Колин положил кролика в воду и добавил в горшок дикий лук и щедрую порцию розмарина. Пока Хелена не видела, он добавил немного вина. Вскоре на огне забулькало густое рагу.

Хелена ела с удовольствием, хотя так и не сказала ему слов похвалы, а потом они доели оставшиеся вишни. Но в сумке Шеда остался только маленький кусочек сыра, и ей придется найти что-то на ужин. Колин предложил Хелене помочь, но она настояла, чтобы он оставался в постели, угрожая привязать его, если он сдвинется с места.

Хелене удалось поймать в силок пару перепелок и набрать полный горшок ежевики, но между вылазками за провизией она возвращалась, чтобы продолжить свое мучительное лечение его раны.

Каждый раз был такой же адский, как первый, а ругательства Колина такие же неистовые. После ужина из жареной перепелки с ежевичным соусом и салата из трав она сделала ему последнюю вечернюю процедуру. Но на этот раз Хелена сделала то, что заставило его забыть о боли. Она наклонилась над ним и с любовью, очень ласково и очень нежно поцеловала его бедро.

Колин смотрел на нее с благоговением, но ее лоб нахмурился, как будто она удивилась, почему сделала это.

Он закрыл глаза и поймал руку Хелены.

— Я уже чувствую, что мне стало лучше.

Колин так и уснул, держа ее за руку, со слабой улыбкой на губах и приятной усталостью. И он бы мирно проспал до утра, но в середине ночи он услышал звуки, явно говорящие о том, что женщине плохо.

Хелена сильно дрожала в темноте. Казалось, что в эту летнюю ночь внезапно вторглась зима. От того, что последние несколько часов она сжимала зубы, у нее болела челюсть, и она дула на руки, стараясь согреть онемевшие пальцы.

Хелена отдала Колину два одеяла. Это казалось ей правильным, учитывая, сколько боли она заставила его перенести. Кроме того, ему нужен полноценный ночной отдых, чтобы быстрее выздороветь. Но сейчас она расплачивалась за свою доброту.

От огня не осталось ничего, кроме слабого свечения. Хелена совершила ошибку, позволив сжечь все дрова. Сейчас стало так холодно, что она всерьез подумывала о том, чтобы начать жечь мебель.

Хелена сжалась в тугой комок и испустила долгий дрожащий стон.

— Кровь Христова, женщина! — донеслось раздраженное ворчание от кровати. — Почему ты ничего не сказала?

Она слышала, как Колин шуршит одеялом, но слишком окоченела, чтобы двигаться или говорить.

— Святые угодники, да тут холоднее, чем в монашкином… просто мороз, — поправился он. — Идите сюда, миледи.

— Я в порядке, — выдавила Хелена сквозь зубы.

— Глупости. Я даже отсюда слышу, как стучат твои кости.

— Эт-то ничего.

— Ну же, леди. Я поделюсь кроватью. Мы можем согреть друг друга.

— О да, тебе бы это понравилось, не так ли? Б-б-баб-ник.

Боже, даже спросонья этот негодяй мог думать только о том, чтобы переспать с ней.

Минуту Колин молчал, и Хелена уже подумала, что он, наверное, опять задремал. Когда он заговорил снова, его голос был серьезен:

— Я рыцарь, миледи, человек чести. Я буду спать рядом и согревать вас, вот и все.

Его предложение было таким соблазнительным. Она так замерзла, что ее дыхание превращалось в пар.

— Иди сюда, дикая кошка. Кто получит за меня выкуп, если ты замерзнешь до смерти?

Хелена задумалась, может ли она действительно замерзнуть до смерти. Она не могла припомнить, чтобы замерзала так сильно, даже когда купалась в озере на День святого Мартина[1].

— Я клянусь своим мечом, что буду джентльменом. Иди сюда.

С большим трудом Хелена смогла разогнуться и доковылять до кровати. Колин поднял одеяло, чтобы освободить для нее место. Она забралась на кровать, изо всех сил стараясь не дотрагиваться до него. Но все ее усилия были тщетны. В одно мгновение он обнял Хелену властной рукой и прижал ее спиной к своей груди, окутывая ее восхитительным теплом.

— Конечно, — пробормотал Колин в ее волосы, — если ты захочешь, чтобы я согрел тебя другим способом…

Хелена попыталась ткнуть его локтем, но его рука крепко держала ее.

— Ш-ш, дикая кошка. Со мной ты в безопасности.

Хелена действительно чувствовала себя в безопасности. Она должна была бы ощущать себя в ловушке, задыхаться в объятиях Колина. Но вместо этого в его руках был спокойный уют, необычное удовлетворение, как будто ее защищали и… лелеяли.

Хелена спала так крепко, что солнце было уже высоко, когда ее глаза, наконец, с трудом открылись. Первое, что она заметила, это ладонь Колина, лежащую на ее груди. Второе — его чресла прижимаются к ее заду. Третье, то, что спасло его от ее гнева, — Колин крепко спал. Из его приоткрытых губ вырывалось тихое похрапывание, а его тело было расслабленным и тяжелым, как кольчуга.

Хелена знала, что должна отодвинуться. Это было совсем не по-джентльменски, то, как он касался ее, окружал ее, осквернял ее. И она сразу же отодвинулась бы. По крайней мере, она собиралась отодвинуться. Но опять же, раз он спит…

Рука Колина там, где лежала, ощущалась довольно приятно. Она идеально подходила ей, как будто была создана для того, чтобы обнимать ее грудь. Удивительно, как она упала так точно, тогда как его локоть лежал на ее боку. Хелена глубоко вдохнула, и это слабое движение создало сладостное трение между ее грудью и его ладонью. Это было так, как будто он погладил ее там, и она почувствовала, как ее сосок набухает, пока грудь поднимается и опускается под его ладонью. Волна тепла хлынула в ее кровь, а ноздри затрепетали от ощущения наслаждения.

Хелена чувствовала дыхание Колина, его грудь расширялась и опадала за ее спиной, тогда как чресла прижимались к ее ягодицам. Святая Мария, он был такой горячий там, как уголь, готовый вспыхнуть от малейшего дуновения. Интересно, что произойдет, если она потрется о него?

Колин, должно быть, прочитал ее порочное намерение, потому что поднялся во сне и, откатившись от нее, перевернулся на спину. И хотя она никогда раньше не лежала с мужчиной — всегда спала одна, — ее тело мгновенно почувствовало себя обделенным без его прикосновения.

Хелена осторожно повернулась к Колину, чтобы не разбудить его, и легла на бок, разглядывая его профиль. Он был довольно красивым мужчиной. Для норманна. Его лицо не было таким грубым, как у ее соотечественников. Их лица были иссечены ветром и битвами, у них была красная кожа, а волосы такие же коричневые, как пустошь зимой. В сравнении с ними черты Колина были почти изящными, и все же в нем не было ничего женственного. Грива его волос была гораздо более сочного цвета, не совсем черная, но темная, как влажный дуб. Его кожа была золотистой, как будто его окунули в мед.

Лоб суровый, но ресницы, падающие на щеки, были тонкими, как молодая трава.

Хелена поднялась на локте, чтобы получше разглядеть Колина. Что-то случилось с его носом, может быть, драка, может быть, несчастный случай, но поперек переносицы была крошечная зазубрина, там, где, должно быть, была сломана кость. Челюсть у него была широкая и сильная, покрытая легкой порослью жесткой черной щетины — доказательство того, что у норманнов действительно растет борода.

Хелена посмотрела на его губы. Даже они отличались от губ шотландцев. У мужчин Ривенлоха рты были мрачные, созданные для хмурости, еды и криков во время битвы. Рот Колина дю Лака выглядел таким же мягким и соблазнительным, как свежевыпеченный хлеб, еще теплый после печи. Она видела, как его губы кривятся от недовольства, изгибаются от веселья и поджимаются от боли. Но сейчас, пока он спал, они слегка приоткрылись, придавая ему вид милый и невинный, как у ребенка.

Это был рот, созданный, чтобы смеяться, пить вино, читать стихи — для беззаботных наслаждений жизни. Это был рот, подумала Хелена, созданный для поцелуев.

Наверное, это имеет смысл. В конце концов, он же был бабником. Нет сомнений, что он использовал всякие снадобья и бальзамы и каждую ночь мазал ими губы, чтобы они оставались мягкими для всех этих поцелуев.

Вот интересно, насколько же они мягкие? Хелена прикусила губу. Осмелится ли она попробовать? Она целовала много шотландских парней, в основном на спор или чтобы отвлечь, а потом как следует ударить кулаком. Однажды, когда ей было двенадцать лет, один поваренок поспорил, что она не сможет поцеловать его спящего друга, не разбудив его. Хелена выиграла пари. Но тогда губы парнишки были обветренные и сухие, как песок. Она сомневалась, что он почувствовал бы что-то, даже если между губ засунули соску.

Она провела языком по своей нижней губе, гадая, сможет ли поцеловать Колина, не разбудив его.

Подчиняясь порыву, прежде чем успела передумать, Хелена наклонилась над Колином, держась всего в паре дюймов от него и чувствуя его дыхание на своих губах. Потом она закрыла глаза и, затаив дыхание, легко, как перышко, прижалась губами к его губам.

Глава 12

На этот раз Хелена бы проиграла пари, потому что в то же мгновение, когда их губы встретились, Колин проснулся, схватил ее за плечи и швырнул спиной на кровать. Моргая, чтобы прогнать сон, он нахмурился, глядя на нее:

— Что ты делаешь?

— Ничего.

Она сглотнула. Она забыла, что он воин, натренированный спать одним глазом, человек, привыкший сначала реагировать, а потом уже рассуждать. Она также забыла, насколько Колин силен. Кровь Христова, он перевернул ее на спину быстрее, чем она успела вдохнуть. И все еще держал, прижимая к кровати.

— Что ты делала? — спросил он снова.

Его угрожающий тон отрезвил Хелену. Благоговейный трепет превратился в гнев, и она презрительно произнесла:

— Я пыталась высосать из тебя жизнь.

Колин вздохнул:

— Ты что, не знаешь, что нельзя будить спящего солдата?

— Я не думала ничего та… — Она схватила его за предплечья, пытаясь оттолкнуть. Это было безнадежно. Он был силен, как боевой конь. — Такого незначительного, как по…

Как только эти слова сорвались с ее губ, она пожалела о них.

— Как что?

Тишина казалась оглушительной.

Потом в уголках его глаз медленно появились морщинки, а мрачность на лице сменилась улыбкой. Колин прищелкнул языком.

— Маленькая похотливая дикая кошка. Ты пыталась поцеловать меня.

— Нет.

— О да.

— Я пыталась по… пнуть тебя.

— Да неужели? — Колин опустил взгляд на ее рот, и, Боже помоги ей, ее губы затрепетали почти так, будто он коснулся их. — И тебе понравилось это? Этот пинок?

Ничто не разъяряло Хелену больше, чем насмешки. Уж она покажет ему пинок. Она высвободила левую ногу, намереваясь ударить его в голень.

Но Колин разгадал ее намерение и закинул на нее свое тяжелое бедро раньше, чем она успела пошевелиться.

— Осторожнее, миледи. Я все же раненый человек.

Кипя от гнева, Хелена все же послушалась его предостережения. Единственное, что ей нужно, — это нанести ему удар, который замедлит его выздоровление.

И все же Колин как будто специально продолжал испытывать ее терпение.

— Знаешь, если тебе так хочется поцелуй, — обратился он к Хелене, озорно блестя глазами, — тебе лишь нужно это просто попросить.

— Не хочу я, ты, переросший, озабоченный сукин…

— Миледи! — воскликнул Колин, изображая шок. — Это же вы хотели поцелуй от меня. Я безмятежно спал, когда вы набросились на меня с…

— Набросилась на тебя? Да я не делала ничего подобного…

— Святые угодники, да ты практически прыгнула на меня и…

— О!

Хелену распирала ярость, ярость, которая заставляла ее говорить, не думая, но она не могла остановить свою тираду, как нельзя остановить поток эля, льющегося из треснувшей бочки.

— Я хотела только проверить, правду ли говорят, — огрызнулась она, — что целовать норманна — это то же самое, что целовать жабу!

Большинство мужчин пугались ее вспышек гнева. Колин же только рассмеялся.

— И много жаб ты поцеловала?

Гнев буквально ослепил Хелену. Она не могла подобрать слов. Единственной реакцией, на которую она была способна, был крик абсолютной ярости.

Но прежде чем она закончила, губы Колина опустились, чтобы оборвать ее крик, заглушая звук в глубинах его рта.

Кровь Хелены кипела, и она боролась с ним, пытаясь увернуться от его настойчивых губ. Но она никак не могла стряхнуть его, как не может собака стряхнуть с себя клеща. Колин пытался вторгнуться в ее рот, но ей удалось крепко сжать губы и не впускать его. Его тяжелое дыхание овевало ее щеку до уха, вызывая в ее теле непрошеный трепет. Его поцелуй был таким неистовым, что Хелена не могла даже укусить его.

Но она могла использовать кулаки. Это было неловко, потому что руки Колина сковывали ее, но она стала изо всех сил молотить с боков по его плечам. С тем же успехом можно было похлопывать лошадь. Внешне он ничем не показал, что хоть что-то почувствовал. Наоборот, его поцелуй стал даже более неумолимым.

Колин собирался остановиться. Хоть он и был мастером соблазнения, но он же не насильник. Если только, разумеется, это была не игра, в которую пожелала играть его любовница.

Он собирался только заглушить ее крик.

Но сейчас, когда он вступил в эту игру, когда ощутил сладостный дикий мед ее губ и почувствовал жар ее гнева, так похожий на страсть, было трудно отстраниться.

Желание охватило его между ног, посылая волны страсти сквозь его тело. Колин отстраненно отметил, что Хелена колотит кулаками по его плечам, но это было ничто в сравнении с тем, как колотилось его сердце от захлестнувшей его страсти. Он углубил поцелуй, стараясь уговорить ее раскрыть губы, и из его горла вырвался стон наслаждения.

Слабый протестующий стон Хелены наконец-то пробудил его совесть, и он заставил разбушевавшегося внутри его зверя успокоиться. Крест Господень, подумал он, он же джентльмен. Не важно, насколько велико искушение, Колин дю Лак никогда не подчинял женщину своей воле.

Но в следующее мгновение весь его мир перевернулся. Когда он смягчил свой поцелуй, Хелена стала слабее колотить по его плечам и, к его потрясению, робко начала целовать его в ответ.

Где-то в середине своего гнева и сопротивления Хелена перестала думать. Это была единственная причина, объясняющая ее слабеющую волю и превращение ее членов как бы в кисель. Она действовала, или, точнее, реагировала, руководствуясь не разумом, а инстинктом.

Боже, его губы были такие нежные и теплые, теплее, чем она представляла. Там, где они касались ее губ, плоть оставалась горячей и трепещущей. Отросшая щетина Колина царапала ее щеку, но она едва ли замечала это, когда его язык касался ее губ. Его дыхание ласкало ее лицо, а его тихие стоны удовольствия пробуждали что-то примитивное внутри Хелены.

Было ощущение, что нервы ее тела собрались в одной этой точке контакта. Ее груди болели, живот трепетал, чресла горели. Поцелуй Колина как будто возрождал ее к жизни. Это было вдохновляющее чувство, дававшее Хелене ощущение почти всемогущества.

Но когда он уменьшил давление и ненадолго отстранился, давая ей передышку от его стремительной атаки, чувственный туман немного рассеялся, и Хелена стала почти способна рационально мыслить. Это случилось, когда Колин самодовольно произнес:

— Тебе ведь это тоже понравилось, не так ли, дикая кошка?

Так что ее зрение прояснилось. Ее гордость мгновенно встала на защиту, и она стиснула зубы, взбешенная его мужской надменностью.

Он что, считает, что ее так легко завоевать? Что он мечта каждой женщины? Что теперь она превратился в глину в его руках? Ну, уж нет, такого удовольствия она ему не доставит. Стараясь изобразить как можно более скучающий вид, Хелена безразлично пожала плечами.

Колин тепло усмехнулся и потерся носом о ее щеку.

— Лгунья. Открой рот, и я сделаю лучше.

Стараясь делать все наперекор, она плотно сжала губы.

Его поцелуй мог быть потрясающим опытом, высочайшим возбуждением, гораздо более приятным, чем все, что Хелена испытывала раньше. Но она не позволит своим эмоциям управлять ею. И она, несомненно, не позволит самоуверенному норманну превзойти себя.

— Ты боишься?

Колин выгнул бровь.

— Я ничего не боюсь, — ответила она, вскидывая подбородок.

Его взгляд опустился на ее губы.

— Тогда открой рот.

— Нет.

— Я думаю, что ты боишься, что тебе нравится поцелуй норманна.

— Едва ли.

— На самом деле ты предпочитаешь его неловким чмоканьям твоих шотландских парней. — Его глаза блеснули. — Или всех тех жаб, которых тебе пришлось перецеловать.

Хелена самодовольно усмехнулась:

— Ты собираешься позволить мне встать?

— Со временем.

— Я никогда не знала, что норманны такие тираны.

— Я никогда не знал, что шотландки такие упрямые.

— Мы упрямы только тогда, когда под угрозой наша добродетель.

Колин расхохотался:

— Я не угрожаю твоей добродетели. Все, что я предлагаю, — это еще один поцелуй.

— Я не стала бы целовать тебя снова, даже если бы ты был последним мужчиной на земле.

— И все же это именно ты разбудила меня, маленькая распутница.

Хелена почувствовала, как вспыхнули ее щеки.

— Я не распутница.

— О да, правильно. — Губы Колина изогнулись в хитрой улыбке. — Ты боишься.

Ее темперамент, никогда не отличавшийся устойчивостью, был в опасной близости к взрыву.

— Я не боюсь ничего, — процедила Хелена сквозь стиснутые зубы, — ни мужчин, ни сражений, ни смерти, ни тебя.

— Докажи это.

— Я не обязана ничего доказывать.

— Правда. — В его глазах блестело веселье. — Но в глубине души я всегда буду знать, что ты боишься поцеловать меня.

После этого Колин улыбнулся и отпустил Хелену. Откатившись от нее, он улегся на спину и закинул руки за голову, с довольным видом глядя в потолок.

Ей бы следовало чувствовать удовлетворение. В конце концов, она же победила. Он отпустил ее. И все же блеск в его глазах сказал ей, что он почему-то считает победителем себя.

— Подожди! — воскликнула Хелена, даже зная, что, произнося это слово, ее ждут неприятности.

И, тем не менее, она сосредоточила взгляд на потолочной балке, резко выдохнула и собралась с духом, как для мощного удара.

— Продолжай.

— Продолжать что?

Она содрогнулась.

— Целовать меня.

После минутного раздумья Колин фыркнул:

— Нет.

Хелена резко повернула голову.

— Что это значит — нет?

Он пожал плечами:

— Нет. Не в моих привычках пугать слабонервных дам.

— Я не слабонервная!

— Это ты так говоришь.

Она зарычала от гнева:

— Проклятие! Целуй меня, надоедливый лакей!

— Только если ты вежливо попросишь.

— Сукин… — Хелена откинула одеяло, бросилась к нему и, нависая над ним, процедила: — В последний раз говорю. Я. Не. Боюсь. Тебя.

И чтобы доказать это, она наклонилась вперед и обрушилась на его губы в жестком, бесстрастном поцелуе.

Во всяком случае, начинался он бесстрастным. Но когда Колин запустил пальцы в волосы Хелены, лаская ее ухо и затылок, потом обхватил рукой ее спину, притягивая к себе, ее тело начало таять в его объятиях, как железо в тигле.

Колин, казалось, окружал ее, гладил ее, баюкал ее, бормоча что-то ласковое. И медленно, постепенно, неизбежно она отозвалась на его игру, как лютня на прикосновение менестреля.

— Откройся для меня, — тихо попросил он Хелену.

И, проклиная себя за глупость, она повиновалась.

Она думала, что его губы мягкие, но они не шли ни в какое сравнение с нежными, влажными исследованиями его языка. Его вторжение было нежным, но Хелена обнаружила, что желает большего. Она погрузилась дальше в поцелуй, позволяя ему обвивать языком ее язык в томном танце, от которого ее мысли кружились в вихре.

Ладонь Колина скользнула ниже, легла на ее ягодицы, притягивая ее ближе к его очевидному желанию. Твердый жезл уперся в ее лобок, и у Хелены вырвался вздох от пронзившего ее наслаждения.

Он поймал ее вздох ртом и ответил своим стоном. Этот звук, как эффект грома, послал по ее спине трепет возбуждения. Только наполовину осознавая, что делает, Хелена запустила руки в его волосы, погружаясь пальцами в наслаждение, и углубила поцелуй.

Рука Колина обхватила ее подбородок, удерживая неподвижно, и его пальцы мягко вдавились в ее щеку. Хелена чувствовала, как его грудь быстро поднималась и опускалась, и мысль о том, что они испытывают одну и ту же бурю ощущений, усиливала ее возбуждение.

Его большой палец дразнил уголок ее рта, и она повернула голову, чтобы прикусить его губами. Скользнув им глубже, Колин развел пальцем ее губы. Хелена слегка царапнула его зубами, потом, сомкнув губы, взяла весь палец в рот и стала сосать.

Колин сделал судорожный вдох и вздрогнул, и ода взглянула на него сквозь полуопущенные веки, наслаждаясь тем влиянием, которое оказывает на него. Его рог открылся в откровенном желании, а лоб нахмурился, как будто он испытывал нестерпимую боль. Что заставляло его так возбуждаться, Хелена не знала, но ей ужасно нравилось повелевать.

Это ощущение власти продолжалось всего несколько мгновений. Колин, как новообращенный рыцарь, решивший, что его превосходят, взревел и выдернул свой палец из ее рта.

— Люциферовы яйца, ты порочная девчонка, — задыхаясь, пробормотал он.

Хелена нахмурилась, не уверенная, что он имел в виду. Но когда Колин оттолкнул ее от себя, мягко, но решительно, очевидно, отказавшись от нее, она почувствовала себя оскорбленной и неудовлетворенной. Как будто он вызвал ее на битву, а потом отступил, когда она уже была готова победить.

Поистине недовольство Хелены было сильнее разочарования. Это было физически ощутимое беспокойство. Все ее тело трепетало от ожидания, так же как нос, перед тем как чихнуть. Ее сердце билось чаще от предвкушения, а кожа была такой же чересчур горячей, как в то мгновение, когда летом она решалась нырнуть в холодные воды Ривенлоха.


Когда Хелена спрыгнула с кровати, Колин закусил изнутри щеку, приказывая своему желанию утихнуть. Святая Мария, да что с ним такое? Неужели он до такой степени долго не был с женщиной, что потерял всю сдержанность?

Кровь Христова, это же были всего несколько поцелуев. Он целовал сотни женщин — дам, служанок, дочерей мельников, шлюх. Но никто из них не влиял на него так глубоко. И так быстро.

С момента первого контакта кровь Колина закипела в венах быстрее, чем противень с бланманже на огне, уходя из-под контроля и угрожая выкипеть. Но когда Хелена взяла его палец в рот и сосала в откровенном предложении, как будто это был…

Боже, он не смел позволить своим мыслям идти дальше. Его чресла уже раздулись от желания, требуя удовлетворения. Только рассудок спасал Колина от отречения от рыцарства.

Проклятие, маленькая кокетка знала, что делает. В ее горящих глазах был явно виден триумф. Хелена мучила его, расточая своим телом сладострастные обещания, которые не собиралась выполнять.

Колин подумал, мучает ли она так же своих конюхов. И овладевали ли Хеленой против ее воли, когда она делала это.

К счастью для нее, Колин был экспертом в обуздании своих страстей, так же как и в обуздании диких лошадей. Но когда он смотрел на нее, как она в возбуждении мечется по комнате, с пылающими щеками, учащенно дыша, волосы соблазнительно разметались по плечам, было трудно не пожелать вернуть ее в его постель.

— Я иду на рыбалку, — вдруг объявила Хелена.

— Одна? — Колин поднялся на локте. — Разумно ли это?

— Я хочу побыть одна.

Ее ответ, вероятно, имел более глубокий смысл, но в тот момент он не обратил на него внимания.

— Я не думаю, что тебе следует идти одной.

— Я сказала тебе, — ответила Хелена, засовывая оба клинка за пояс, — я ничего не боюсь.

— Это безрассудно.

Она распахнула дверь.

— Нет. Вот позволить тебе целовать меня было безрассудно.

Хелена захлопнула дверь за собой прежде, чем Колин успел вставить слово.

Бормоча самые грязные ругательства, он откинул одеяло и спустил ноги с кровати. Может быть, он и ранен, но это не удержит его от выполнения рыцарских клятв. Колин поклялся защищать дам. Даже если это означало защищать их от их собственной глупости.

К тому времени, когда он натянул сапоги и, хромая, вышел за дверь с тяжелой железной кухонной ложкой, зажатой в кулаке, — единственным оружием, которое смог найти, Хелена была уже далеко. Но, судя по ее четким следам, она вернулась к тому же самому месту рыбалки.

Проклятие! Неужели эта женщина сама ищет неприятностей? Или она просто притягивает их? Если англичане действительно бросились за ними в погоню, где еще они будут искать их, как не на том месте, где впервые встретили их?

Колин захромал быстрее, гадая, окажется ли ложка в борьбе против наемников лучше, чем удочка.

К тому времени, когда он прорвался через кусты и увидел Хелену, осторожно забрасывающую удочку в воду, его нога пульсировала от боли, со лба капал пот и он был совсем не настроен реагировать на ее вызывающее поведение.

— Женщина, ты что, напрашиваешься, чтобы тебя убили?

— Цыц.

— Не цыкай на меня!

— Вокруг крючка кружит рыба, — прошептала Хелена. — Вот она. Вот…

— Мне наплевать, даже если все русалки набросятся на крючок! Мы должны убраться отсюда.

— Ш-ш!

Колин, хромая, шел вперед. Он может быть ранен, а Хелена может быть упряма, но он в два раза тяжелее ее, и, если придется тащить ее силой, он это сделает.

— О, будь ты проклят, норманн! — Она опустила удочку. — Теперь она уплыла.

Хелена обернулась и в гневе посмотрела на Колина:

— И что, по-твоему, ты делаешь? Ты должен был лежать в постели. Возвращайся в коттедж!

— Это ты возвращайся в коттедж!

— Не приказывай мне!

— Это ты мне не приказывай!

Хелена резко вздохнула:

— Ты ранен. Тебе не следует напрягать рану.

— А ты женщина. Тебе не следует приманивать наемников.

Она театрально вытаращила глаза.

— Проклятие, женщина! — У Колина на шее задергался мускул. — Что, если англичане вернутся?

— Не вернутся. — Она вытащила леску и проверила, держится ли крючок. — Мы не стоим их беспокойства. — Хелена улыбнулась мрачным воспоминаниям. — Мы оставили им об этом несколько неприятных напоминаний. Кроме того, я никогда раньше не видела здесь англичан, они не заходят так далеко на север. Мы вряд ли увидим их снова.

Ее беспечность просто сводила с ума.

— Послушайте меня хорошенько, миледи, теперь все не так, как раньше. В Англии новый король, а в стране смута.

— Это не Англия. Это Шотландия. Мы все еще под властью короля Давида. Только из-за того, что мы нарвались на банду английских разбойников…

— Английских разбойников, — заметил Колин, — которых здесь раньше никогда не было.

Хелена пожала плечами, потом взяла пару форелей, которых поймала раньше, и стала заворачивать их в траву.

Колин вздохнул. Он не привык докучать женщинам разговорами о том, как работает правительство. Но его нога вряд ли выдержит, если он потащит своенравную упирающуюся девицу назад в хижину. Может быть, ему удастся заставить Хелену понять опасность и она согласится сотрудничать.

— Этого нового короля поддерживают не все дворяне. У несогласных отобрали их богатства и земли, их замки передали фаворитам Генриха. Эти лишенцы, которым некуда идти, стали искать земли в других местах. Многие из них направились на север. Они осаждают замки, шотландские замки.

Теперь Колину удалось привлечь внимание Хелены.

— Но король Давид не позволит им завладеть шотландскими землями.

— Вот именно. И по этой причине сэр Пейган и был послан в Ривенлох.

Она в сомнении выгнула бровь:

— Чтобы отобрать мои владения прежде, чем это сделают англичане?

— Нет. Чтобы помочь защитить твои владения от англичан.

— О-о.

Хелена выглядела умеренно удивленной. Потом более глубокий смысл его слов дошел до нее, и Колин практически увидел, как у нее на затылке волосы поднялись дыбом.

— Но Ривенлох вполне способен сам защитить себя.

Хелена была гордой женщиной, а Колин не хотел вступать в долгие споры.

— Я в этом не сомневаюсь, — уклончиво заметил он, — но твой король, видимо, думает иначе.

Она нахмурилась.

Колин продолжил:

— То, что мы наткнулись на банду английских наемников, означает, что они уже здесь, проникают в шотландские земли. Теперь для девушки небезопасно ходить одной по лесу.

К его удивлению, вместо того чтобы разразиться язвительными протестами, после недолгих раздумий она кивнула:

— Так же небезопасно, как для раненого норманна. — Хелена собрала свой улов и удочку. — Я, по крайней мере, вооружена, — сказала она, засовывая нож за пояс. — Что это? — Она кивнула на длинную ложку и язвительно вскинула брешь. — Ты собирался зажарить англичан до смерти?

Глава 13

Хелена дала Колину нести удочку, зная, что он сможет использовать ее как костыль. Хотя гордый воин никогда не признает этого, она была уверена, что он перенапрягся, гоняясь за ней.

Что до англичан, Хелена действительно не боялась нарваться на них. Она бродила по этим лесам еще с тех пор, как была совсем малышкой, сражалась с преступниками и дикими кабанами и с олухами из непокорного клана Лаханберна. Англичане ее не пугали.

Но она должна вернуть Колина в коттедж до того, как он растравит свою рану. И если единственный способ был изобразить взаимодействие и пойти туда вместе с ним, она готова сделать это. Она все равно уже поймала парочку увесистых форелей на ужин.

Что касалось лечения Колина, Хелена надеялась, что его самочувствие не ухудшилось. У нее заканчивалось вино, и, более того, ей становилось все труднее проделывать эту неприятную процедуру.

Вот это было странно. Она никогда и глазом не моргнула, когда надо было ранить врага. Хелена могла быть беспощадной, кровожадной, решительной воительницей. Но почему-то, когда она лила вино на рану Колина, слушая его вымученные вдохи сквозь стиснутые зубы, зная, что причиняет ему ужасную боль, она все меньше хотела быть жестокой.

Пока они ковыляли по тропинке назад к коттеджу, Хелена все размышляла над тем, что сказал Колин. Может ли такое быть правдой? Неужели английские наемники действительно положили глаз на шотландские владения? Что, если они уже нашли дорогу в Ривенлох? Возможно ли, что они осадили замок?

Это казалось немыслимым. И все же в последнее время произошло много чего немыслимого. Ее сестра вышла замуж за чужеземца. Шед в первый раз в жизни оказался небрежен. А Хелена позволила норманну поцеловать ее. Дважды.

Может быть, перемены витали в воздухе, сдувая опавшие листья прошлого. Может быть, для Ривенлоха наступает новая эра — время войны и кровопролития, эра новых врагов и новообретенных союзников. От этих мыслей по спине Хелены побежали мурашки — предчувствие авантюрных планов.

Но до тех пор, пока она не исправит то, что натворила с лучшим рыцарем, правой рукой сэра Пейгана, ее авантюризму придется подождать.

Вернувшись в коттедж, она обнаружила, что бедро Колина, слава Богу, начало заживать. Плоть вокруг зашитой раны снова выглядела здоровой.

Никто не был счастлив так, как Колин, услышав эти новости.

— Больше никакого твоего проклятого вина?

— Больше нет.

Он улыбнулся:

— Давай выпьем за это.

Хелена улыбнулась в ответ.

— Ты больше пострадал от этого вина, — сказала она, протягивая ему бурдюк. — Ты пей первым.

Колин сделал большой глоток и вернул ей бурдюк. Всего несколько дней назад Хелена презрительно вскинула бы бровь и вытерла бы горлышко рукавом. Сколько же всего изменилось за прошедшую неделю! Они делили еду, битву, боль, смех и даже поцелуи. Поэтому, приподняв бурдюк в знак тоста, она опрокинула его и сделала щедрый глоток.

Ужин был такой же вкусный, как и предыдущие. Колин был прав. У норманнов настоящий дар к кулинарии. Каким-то образом при помощи всего нескольких веточек розмарина и дольки чеснока ему удалось сделать из форели настоящий пир, достойный короля. Хелена собрала пару пригоршней гороха, видимо, оставшегося от фермерского огорода, и Колин сварил его с мятой. Даже пара унизительно мелких яблок, которые она нашла на старом засохшем дереве, смогли превратиться в восхитительное угощение, когда он завернул их в толстые листья папоротника и запек на углях, пока они не стали мягкими и сладкими.

Воистину Хелена была так довольна, сидя вечером у очага и слушая потрескивание жарко горящего огня в камине, что даже не моргнула, когда Колин позвал ее в постель.

— Иди сюда, — позвал он, похлопывая по матрасу рядом с собой. — Уже поздно. Думаю, нам надо встать пораньше и ограбить гнездо на завтрак.

— Гнездо?

— В лесу я видел перепелок.

Хелена встала от огня и покачала головой:

— Нужно очень много перепелиных яиц, чтобы насытиться.

— Вот почему мы и должны рано встать.

Почему она охотно легла с ним в постель, Хелена не знала. В конце концов, сегодня было не так холодно, и огонь в очаге горел ярко. Может быть, Колин подлил ей в еду какое-то нормандское зелье, чтобы сделать ее послушной и уступчивой. Или может быть, это просто ее наконец-то утоленный аппетит смягчил ее настроение. Как бы то ни было, казалось самой естественной вещью в мире нырнуть в кровать рядом с Колином и позволить ему укутать ее одеялом.

До тех пор пока он не прошептал:

— Сегодня ночью, миледи, пожалуйста, уж постарайтесь обуздать свои страсти.

Хелена окаменела.

— Мои — что?

— Не заигрывайте со мной, по крайней мере, до тех пор, пока я окончательно не проснусь.

Она резко ударила его локтем в живот и с удовольствием услышала, как он охнул, но ничего не могла поделать с румянцем, который вспыхнул на ее щеках.


Рассвет тонкими лучами прорывался сквозь густые ветки так же, как утром шлюха расчесывает пальцами волосы после свидания. Но не яркий свет разбудил Колина, когда он лежал рядом со спящей красавицей на кровати, а ее нога была собственнически закинута на его бедро.

Что-то шуршало в листве около самого коттеджа. Что-то намного большее, чем мышь, белка или перепелка. Что-то, что могло стать даже лучшим завтраком, чем яйца.

Осторожно, чтобы не потревожить Хелену, он позаимствовал ее нож, который она держала за поясом, и попытался выбраться из ее невольных объятий. Это оказалось невозможно. Как только она почувствовала, что он пошевелился, Хелена проснулась.

— Что такое? — сонно пробормотала она.

— Я пытаюсь встать.

Она пристально посмотрела на него. Потом, вдруг осознав, что одна часть его тела уже освободилась из-под ее бедра, она быстро убрала ногу.

Колин тихонько усмехнулся и сел.

— Распутная девчонка.

Зевок не позволил Хелене испепелить его мрачным взглядом.

— Куда ты идешь?

Он прищелкнул языком:

— Вы такая ненасытная, миледи. Не волнуйтесь. Я очень скоро вернусь в вашу постель.

Колин откинул волосы со лба.

— Самоуверенный нахал. — Хелена легонько ткнула его кулаком в плечо. — Я имела в виду, куда ты идешь с моим ножом?

Колин встал, проверяя раненую ногу. Она быстро заживала. Еще неделя, и он будет как новенький.

— Я иду охотиться на то животное, которое бродит снаружи.

Сдвинув брови, Хелена прислушалась. Тяжелые глухие шаги по земле и вслед за ними звук срываемой и пережевываемой травы.

— Это корова.

— Корова? — Колин покачал головой. — Нет, это коза или овца.

— Говорю тебе, это корова.

Он пожал плечами:

— Ну, тогда у нас точно будет роскошный обед.

— Подожди. — Хелена потерла глаза и отбросила с лица волосы жестом одновременно очаровательным и детским. Потом она встала, сонно подошла к окну и выглянула сквозь ставни, почесывая бок. — Ты не можешь убить эту корову.

— Конечно, могу. — Он взмахнул ножом, как будто прорезая воздух. — Один разрез на горле и…

— Нет, ты не убьешь эту корову.

— Что ты хочешь этим сказать?

— Это корова Лаханберна.

— Лаханберна?

— Да. Видишь вон то клеймо у нее на боку?

Колин тоже подошел к окну. У косматого, рыже-коричневого цвета животного с длинными рогами на боку около хвоста действительно был выжжен круг.

— Это знак Лаханберна, — объяснила Хелена. — Соседнего с Ривенлохом клана.

— А-а. — Колин прижал большой палец к лезвию ножа, проверяя его остроту. — Тогда он не будет против поделиться со своими голодающими соседями.

Хелена схватила его за запястье:

— Не делай этого.

— Подожди минуточку. Мне говорили, что шотландцы постоянно устраивают вылазки, чтобы украсть скот. Разве это не что-то вроде игры между кланами — красть друг у друга коров?

— Красть — да. Убивать — нет.

— Я уверен, лорд Лаханберн не поскупится для леди Ривенлоха и отдаст ей эту корову. Мы зарежем ее, а ему взамен отдадим корову из Ривенлоха, когда вернемся.

Хелена отрицательно покачала головой:

— Без его согласия — нет.

Колин вздохнул. Он был голоден, а животное снаружи могло кормить их двоих несколько недель. Просто позор позволить этому мясу пропасть зря.

Возможно, ему удастся пробудить ее ненасытный аппетит.

— Знаешь, я могу приготовить роскошное жареное мясо на медленном огне. Сочное. Жирное. Такое нежное, что оно будет таять у тебя на языке.

Но упрямая девчонка не поддавалась на уговоры. Вместо этого Хелена задумчиво посмотрела сквозь ставень:

— Ты не можешь зарезать ее. Однако…

— Да?

— Полагаю, не будет никакого вреда, если подоить это животное.

Рот Колина все еще был наполнен слюной от мысли о сочном жарком. Но ее предложение звучало многообещающе. С молоком он мог приготовить множество нежных соусов к любой дичи, которую они поймают. Если приложить немного терпения, Колин мог бы даже сбить масло или сделать мягкий сыр. И пока они не вернутся в Ривенлох, он мог бы привязать корову поблизости, давая им ежедневный доступ к ее щедротам.

— Миледи, это блестящая идея, — сказал он, протягивая Хелене кинжал рукоятью вперед. Потом потер руки. — Давненько это было, но я думаю, что справлюсь. Я возьму ведро и табурет и сяду на него.

Он уже видел перед собой восторженное лицо Хелены, когда она попробует одно из его любимых блюд — взбитые сливки с дикими ягодами.

Если бы он только знал, какое озорство она задумала, Колин бы взбил ее маленький порочный мозг тотчас на этом самом месте.

Хелена наблюдала за ним широко раскрытыми невинными глазами, когда он уверенно вышел из хижины с ведром и табуретом в руке, чтобы выполнить невыполнимую задачу. Это был старый трюк, который разыгрывали, подрастая, все шотландские дети. Она улыбнулась в греховном предвкушении и забралась назад под одеяло ждать его возвращения.

Несколько минут спустя, когда Колин вошел в хижину, Хелена притворилась спящей, лежа неподвижно на кровати, спиной к двери.

Ведро с грохотом ударилось о пол, за ним последовал табурет.

— Очень смешно, — протянул он.

Хелена приготовилась, сдерживая смех. Его шаги приближались, пока Колин не навис над ней.

— Ты испорченная маленькая дикая кошка.

Он поставил колено на кровать, пришпилив ее под одеялом. Ее глаза распахнулись, и он поставил другое колено с противоположной стороны, поймав ее между ног.

— И ты должна заплатить за свою выходку.

Любого другого мужчину Хелена сбросила бы с кровати одним мощным рывком. Но Колин уже изучил ее уловки. Он знал, что она рассчитывает на внезапность и увертки, поэтому был готов противостоять каждому ее движению.

— Отстань от меня, — проворчала Хелена, стараясь высвободить руки, которые так же оказались зажаты под одеялом.

Но было трудно бороться с Колином, когда она одновременно боролась со смехом. Каждый раз, когда она представляла его с ведром и табуретом, пытающегося найти вымя у лаханбернского быка, хихиканье поднималось в Хелене, как пузырьки в бочке с элем.

— О, ты думаешь, что это смешно, да?

Голос Колина был суров, но глаза весело блестели.

Она прикусила подрагивающую губу.

— Как я полагаю, ты смеешься надо мной, — укорил он.

Хелена замотала головой, но у нее вырвался визг, когда она представила себе удивление быка.

— Ага! Так ты смеешься!

Она снова отрицательно замотала головой, на этот раз еще сильнее.

А потом Колин раскрыл один из ее тщательно хранимых секретов, тот, который она старалась скрыть любой ценой. Его пальцы легко пробежали по ее ребрам, и он начал щекотать Хелену.

У нее было время прокричать «Нет!» один раз, прежде чем она растворилась в потоке хихиканья, а ее тело содрогалось в беспомощных спазмах.

Несколько минут он беспощадно изводил ее, потом остановился, чтобы дать ей перевести дыхание.

— Ты сожалеешь о своем поступке?

Хелена изобразила свой самый серьезный взгляд — не самое простое дело посреди хохота — и отрицательно покачала головой.

И тогда Колин начал снова. Он как будто знал все самые чувствительные места, от подмышек и ребер до ложбинки у шеи и ягодиц.

Она вертелась, хохотала и мотала головой, пока от смеха не закружилась голова.

Колин снова дал Хелене передышку, озорно улыбаясь ей сверху вниз.

— Извиняйся, пленница, и тогда я прекращу твою пытку.

Она улыбнулась в ответ:

— С чего это я должна извиняться? Это была твоя собственная глупая ошибка, что…

Хелена взвизгнула, когда Колин коснулся пальцами местечка над ее бедром, которое было особенно чувствительно к щекотке.

— Ты должна извиниться, — сказал он сквозь смех, — потому что я мог погибнуть. — Он прервал пытку, чтобы театрально содрогнуться. — Ты бы видела дикие глаза этого зверя, когда я начал тянуть его за вымя.

Сдавленный смех Хелены взорвался хохотом от его вульгарности, и Колин возобновил ее наказание, щекоча ее до тех пор, пока она не ослабела, задыхаясь. В конце концов, она уже не могла больше терпеть.

— Я сдаюсь! — выдохнула она.

Колин остановился.

— Что это было? — Он повернулся к ней ухом, чтобы лучше слышать. — Что ты сказала?

— Ты слышал меня. — Хелена сдула растрепавшиеся пряди с лица. — Я сдаюсь.

— A-а. И просишь прощения?

— Я прошу прощения, — согласилась она.

Колин слез с нее, победоносно улыбаясь.

— Я прошу прошения, — повторила Хелена, поворачиваясь на бок, и лукаво добавила: — За твою глупость.

Он смачно шлепнул ее по попе, прежде чем она успела увернуться.

— Идем, дикая кошка. Нам надо искать яйца.

Ей следовало бы рассвирепеть. Никто не смел шлепать Воительницу Ривенлоха. И все же как она могла обидеться, когда он смотрел на нее с таким веселым блеском в глазах?

Когда точно произошло это превращение Колина из врага в друга, Хелена не знала, но что-то между ними определенно изменилось. То ли из-за трюка, который она так успешно проделала над ним, то ли просто от долгого хохота весь остаток дня у нее было прекрасное настроение. Хелена больше не чувствовала себя похитительницей, а его заложником. И действительно, у нее было ощущение, что они с Колином соратники по оружию, которые вместе переживают это захватывающее приключение в лесу.

Хелена нашла несколько кладок перепелиных яиц, спрятанных в густой траве, и Колин взбил их и приготовил омлет с щепоткой тимьяна и остатками сыра Шеда. Он даже нашел несколько грецких орехов на старом дереве в фермерском саду, и они раскололи их камнем и с удовольствием съели сердцевину. Когда они доели последние крошки омлета со сковороды, Хелена стала задумываться, сможет ли теперь она когда-нибудь есть сухие овсяные лепешки.

После еды Колин взял удочку и при помощи волокон молочая переделал ее в силок для птиц. Вместе они отправились в ту часть леса, где гуще всего росли кусты. Пока Колин прятался за дубом, выставив палку с петлей над самой землей, Хелена пробралась за соседние кусты и встряхнула листву. Пара перепелок в панике вылетела из кустов, но Колин был недостаточно быстр, чтобы поймать их, и они убежали по тропинке.

Это заняло почти весь день, но, в конце концов, им удалось поймать пару куропаток, а по пути домой Колин срезал несколько побегов горчицы и собрал несколько горстей дикой зелени и фиалок. Хелена занялась ощипыванием птиц, приказав ему дать отдохнуть ноге, потому что было понятно, что он перенапрягся. К ее удивлению, Колин не стал спорить с ней, и вскоре она услышала, как он храпит на кровати.

Хелена улыбнулась, на мгновение перестав работать, чтобы посмотреть на Колина.

Пока она смотрела на него, он проснулся, и в этот момент она догадалась: он знал, что она наблюдает за ним, потому что его глаза самодовольно блестели.

— Вы позволили мне спать слишком долго, миледи.

— Кто мог бы разбудить тебя? — поддразнила его Хелена, возвращаясь к ощипыванию куропатки. — Ты спишь как мертвый.

— Напротив, — возразил Колин, томно потягиваясь, как кошка. — Я проснулся только от взгляда восхищения в женских глазах.

Хелена почувствовала, что краснеет.

— Я не… восхищалась.

Он улыбнулся и осторожно сел. Боже, даже растрепанный и насмешливый, Колин был красив, как Люцифер!

— Боже мой, миледи, а не румянец ли это на ваших щеках?

Она заметно вздрогнула:

— Нет.

Он медленно поставил ноги на пол.

— Знаешь, тебе не обязательно ждать, пока я усну. Ты можешь свободно восхищаться мной в любое время…

— Я не восхищалась тобой. Я… рассчитывала стоимость твоего выкупа, фунт за фунт.

— Фунт за фунт, да? — Колин встал и неторопливо подошел к Хелене, широко улыбаясь. — И я был одетый… или раздетый?

Ее румянец стал еще гуще. Проклятие, даже в битве остроумий он, похоже, превосходил ее на каждом шагу.


Колин пожалел бедную взволнованную девушку и позволил оставить свой вопрос без ответа. Точно так же как со щекоткой, которой он изводил Хелену все утро: он знал, когда надо остановиться, значит, надо остановиться.

Ее румянец удивил его. В конце концов, ведь перед наемниками Хелена говорила с бесстыдной откровенностью, используя всевозможные намеки и пошлости. Она покачивала бедрами и демонстрировала груди с беззастенчивым энтузиазмом. Почему ее беспокоит, что ее застали разглядывающей его? Колин не знал. Может быть, Хелене казалось, что он не привык к пристальным взглядам женщин.

Колин улыбался, думая о странной противоречивости Хелены, занимаясь жаркой куропаток в горчичном соусе и приготовлением салата из зелени и фиалок.

Он обнаружил, что ему нравится впечатлять Хелену своей готовкой. Она казалась такой благодарной, мгновенно доедая все до крошечки, облизывая пальцы, издавая чувственные звуки наслаждения. Он почти с сожалением думал об их возвращении в Ривенлох, когда Хелене больше не потребуются его кулинарные способности.

Жаль, что у него нет запаса получше. Кое-какие добавки сделали бы еду идеальной. Чашка бодрящего холодного грушевого сидра. Пухлые, сладкие булочки только что из печи, щедро смазанные маслом. И те ягоды со взбитыми сливками, о которых Колин мечтал недавно. Вот тогда глаза Хелены округлились бы в экстазе.

Колин решил, что, видимо, придется предложить ей экстаз другого рода. Он озорно улыбнулся. Вчера она позволила ему поцеловать себя. Интересно, какие вольности она позволит сегодня вечером?

Несколькими часами позже он узнал это. Колин лежал на кровати, приподнявшись на локтях, пока Хелена осматривала его рану.

— Швы нужно оставить еще на одну неделю, — заявила она, протирая рану влажной тряпкой.

Она могла бы сказать, что ему придется жить с ними вечно, и это не имело бы никакого значения. Мозг Колина занимали гораздо более интересные мысли, когда рука Хелены остановилась в опасной близости от его паха. Раньше, когда она использовала вино, он был способен только концентрироваться на боли в ране. Сейчас он чувствовал касание ее рукава на своем бедре, нежность ее пальцев на его плоти, теплоту ее тела, когда она сидела рядом с ним на кровати.

Когда Хелена готовилась перебинтовать повязку, Колин грустно вздохнул. Хелена вопросительно посмотрела на него.

— Никакого поцелуя? — спросил он.

Она с сомнением подняла бровь. Он смотрел на нее — сама невинность.

— Я уверен, что именно поэтому она зажила так быстро.

— Неужели?

— О да. — Колин добавил серьезно: — Нет ничего могущественнее поцелуя красивой женщины.

— О, теперь я красивая, да?

Может быть, она и произнесла это сардонически, но румянец выдал ее. Хелене понравился его комплимент.

— Прекраснее английского утра. Очаровательнее цветущей розы. Грациознее голубя на…

— Если я поцелую твою рану, ты перестанешь изрыгать на меня поэзию?

Колин изобразил обиду, потом медленно кивнул.

Хелена наклонилась, чтобы быстро чмокнуть его в рану, и ее мягкие волосы коснулись внутренней стороны его бедра. Он задрожал, гадая, знает ли она, что делает с ним.

Когда, она перебинтовала рану, Колин показал на свой кулак, ободранный в драке с наемниками.

— Здесь у меня тоже рана.

Она многозначительно посмотрела на него:

— Полагаю, ее тоже нужно поцеловать?

Он кивнул.

Хелена притворно улыбнулась, но сделала ему одолжение.

Потом Колин постучал пальцем по своей скуле, оцарапанной английским кулаком.

Покачивая головой, она поцеловала его и там тоже.

Тогда Колин показал на свои губы.

Хелена погрозила ему пальцем:

— Отважная попытка, но нет.

Он пожал плечами:

— Во всяком случае, я не предложил тебе синяки на моей заднице.

Хелена укоризненно ткнула его в грудь, так что Колин упал на кровать.

Он ответил легким толчком в ее плечо.

Она изумленно открыла рот и снова толкнула его.

Он потянул ее за волосы.

Она схватила его за запястье, борясь со смехом.

Он поднялся, чтобы быстро чмокнуть ее в губы.

Она зарычала на него.

Он поцеловал ее снова.

— Прекрати это, ты…

Он прервал ее еще одним поцелуем.

— Ты жулик, что ты…

Потом еще одним.

— Перестань!

Ее слова опровергала улыбка.

И еще одним.

Хелена попыталась крепко сжать губы, но смех все равно вырывался сквозь них.

Шестой поцелуй был почти невозможен, так сильно она смеялась. Вместо этого Колин коснулся ее шеи. Но хитрая девчонка отомстила, когда он зарылся лицом в сладкую кожу под ее ухом. Ее озорные пальцы нашли его ребра и начали щекотать.

Руки Колина тут же прижались к бокам, и он безуспешно попытался поймать запястья Хелены, выдохнув в ее шею. Он снова попытался поймать ее руки, но она была проворна, как пчела, жаля его там и тут, находя его самые уязвимые места. Вскоре его задыхающийся смех присоединился к ее смеху, пока ему, наконец, не удалось поймать ее запястья. Он перекатил Хелену на спину и просиял, торжествуя победу.

— Ты, — сказал Колин, улыбаясь, — плохая, очень плохая девочка.

Хелена попыталась вывернуться из его рук, но без особых усилий, и вот тут он понял секрет ее удовольствия. Хелена не любовница. Она воительница. Что горячило кровь Хелены, так это битва. Ключ к завоеванию ее сердца был в том, чтобы сражаться с ней, и словами, и действиями. Она любит драться, любит возбуждение и агрессию. Колин улыбнулся. Он может подарить ей битву всей ее жизни.

Глава 14

Хелена, пьяная от смеха, не могла достаточно долго гневаться на этого мошенника за то, что он целовал ее против ее воли. Верно, она уже нашла свою месть, когда обнаружила, что Колин так же боится щекотки, как она. Но сейчас, запыхавшаяся и с кружащейся головой, она обнаружила, что его авансы не так уж нежеланны. Действительно, какая-то часть Хелены, вероятно, та самая «плохая, плохая» часть, капризно мечтала устроиться как можно ближе к нахальному прислужнику.

Ее кровь закипела, сердце забилось чаще. Хелена улыбалась, чувствуя себя так же, как после хорошей драки на мечах, — как будто она сияла светом сотни свечей.

Она могла бы сбежать от Колина, если бы захотела. Но она хотела только наполовину. Ничто в жизни Хелена не любила так сильно, как сражение с достойным противником.

Она заерзала, когда он опустил к ней голову и его влажное дыхание коснулось ее уха.

— Ты, — пробормотала Хелена, — отвратительное животное.

Колин ответил рычанием и укусом в ее шею.

Она удивленно вздохнула.

— Да, я животное, миледи, — согласился он, — и я тебя сожру.

Колин игриво стал делать вид, что грызет ее горло. Хелена извивалась под ним, захваченная в странном положении между смехом и желанием, и была не совсем уверена, что ищет избавления.

— Я разнюхаю твои самые прелестные места. — Колин стал шумно нюхать ее шею и уши, заставляя Хелену визжать. — И наемся твоею трепещущей плотью. — Он прикусил мочку ее уха, распаляя ее желание, как искра атакующего меча. — Я погружусь зубами в твою нежную шею и выпью из тебя саму жизнь.

Колин провел языком по пульсирующей вене под ее ухом, и Хелена затрепетала, когда искры мгновенно разгорелись в пламя.

— Нет, — выдохнула она.

— О да, — возразил он, легко водя языком по краю ее уха.

Хелена окаменела от пламени, мгновенно хлынувшего в ее кровь.

Тогда она стала с ним бороться, или, по крайней мере, она думала, что борется. Она извивалась под ним, сжав руки в кулаки. И все же, когда Колин отпустил ее запястья, и она смогла бы оттолкнуть его, она вместо этого толкнула его в грудь с силой, равной ребенку, отодвигающему занавеску.

— Нет.

— Да. — Пальцы Колина вплелись в волосы Хелены, а он продолжал целовать ее щеку. — Ах, вот еще отборное местечко.

Он жадно прильнул к уголку ее рта, как будто упиваясь ее вкусом. Потом он нежно поймал ее нижнюю губу зубами.


Хелена не собиралась целовать Колина. Это было случайно. Она робко коснулась губами его губ, один раз, второй, достаточно невинно. Но потом ее язык вынырнул, чтобы попробовать его рот, и Колин коснулся ее рта в ответ. И вдруг Хелена уже не могла остановиться. Если он был голодным зверем, то она была такой же ненасытной. Она набросилась на его рот, прижималась губами, сосала и лизала, требуя его ответа с такой страстностью, что невольно укусила его.

Колин отпрянул.

— Полегче, миледи, — с усмешкой заметил он. — Ну и кто теперь животное?

Его замечание на мгновение оглушило Хелену. Матерь Божья, что с ней такое? Она же должна бы отбиваться от него. Что, ее кулаки запутались в его рубашке?

А потом рот Колина снова опустился на ее губы, нежный, приглашающий, и все беспокойства Хелены растаяли в тумане желания.

Как будто прикосновения его губ было недостаточно, чтобы все ее чувства пошатнулись, его рука стала скользить по ее шее, по плечу, вниз по рукаву. Везде, где Колин касался Хелены, ее кожа как будто оживала, как мех кошки в метель. Он ласкал изгиб ее талии, и даже через рубашку она чувствовала жар его ладони. Она задержала дыхание, а его рука стала медленно пробираться вверх по ее ребрам, пока его палец не коснулся груди.

Хелена оторвалась от его поцелуя.

— Нет, — выдохнула она, чувствуя его намерение.

— Да, — заверил он ее.

И все же Колин остался там, глядя в ее глаза, улыбаясь, нарочно водя взад-вперед у нее под грудью, дразня Хелену, пока она не подумала, что сойдет с ума от желания, потому что ее сосок начал болеть от жажды его прикосновения.

И, Боже помоги ей, в конце концов, она выгнулась навстречу ему, жаждая этого контакта.

Только после этого Колин продолжил. Нежной рукой он приподнял грудь Хелены снизу, взвешивая в ладони ее податливую тяжесть.

— Такая аппетитная, — пробормотал он.

Потом он наконец-то провел пальцем по ткани над ее напрягшимся соском.

Хелена вдохнула, когда желание взорвалось в ее теле дождем искр, целящихся в ее грудь и в обжигающее место между ее бедер.

И все же это было только начало. Колин опустил голову, чтобы прошептать ей в ухо:

— Ах, еще одно восхитительное местечко.

Он все еще водил большим пальцем по ее соску и нырнул кончиком языка в ее ушную раковину, и это было похоже на то, будто бы Хелена коснулась меча, только что вынутого из тигля. Она вздрогнула от этого потрясения. Она крепко зажмурила глаза, страстно желая и в то же время ненавидя это сильное ощущение, корчась и качаясь в волнах наслаждения между отчаянием и экстазом.

Не думая ни о чем, Хелена стонала, и наслаждалась, и страдала, и все равно отчаянно жаждала чего-то большего. Дыхание Колина, нежно обдувающее ее ухо, посылало пьянящий трепет сквозь все ее тело. Ее сосок набух, достигнув почти болезненного напряжения. А ее кожа стала такой горячей, что Хелена стала срывать с себя одежду, желая поскорее расстаться с ней.

Колин, должно быть, прочитал ее мысли, потому что в следующее же мгновение его рука оставила свою пытку, чтобы развязать шнурки ее платья.

— Нет! — запротестовала Хелена, хватаясь за корсаж, хотя ее своевольные пальцы помогали развязывать шнурки.

— О да, миледи.

Раньше Хелена считала его прикосновение теплым, но ничто не могло сравниться с тем жаром прикосновения плоти к плоти, когда рука Колина ласкала ее. Хотя его ладони были мозолистыми от меча, его ласка была поразительно нежной, когда он гладил ее грудь, а потом чувственно сжал сосок.

Пальцы Хелены цеплялись за его рубашку, и она льнула к нему, как к дикому боевому коню, утопая в волнах желания.

Колин прошептал в ее губы:

— О, миледи, там вы прелестнее всего.

Она хотела сказать ему «нет», но это слово никак не хотело слетать с ее губ. Хелена смогла только выдавить слабое протестующее мяуканье.

— Да, прелестнее всего.

Колин проложил дорожку поцелуев по ее шее и вниз на грудь, стягивая вниз расстегнутую тунику. Хелена задрожала от скольжения грубой ткани по ее коже. Она думала, что уже не сможет вынести большего восторга, когда Колин вдруг легонько лизнул ее сосок, а потом поймал его губами и начал сосать.

Хелена всхлипывала, скользила руками по его затылку, как будто хотела удержать его у своей груди вечно. Волны наслаждения накатывали на нее, а он губами и языком сосал в ритме, который одновременно успокаивал и возбуждал ее.

Вскоре ее другая грудь тоже потребовала волшебства его прикосновения. Инстинктивно Хелена подвинула его голову туда, задрожав, когда распутное хихиканье Колина коснулось, щекоча, ее живота, и застонала, когда его рот завладел этим соском, погружая ее в новый шок эйфории.

И все же Хелена не была полностью удовлетворена. Она ерзала под ним, извивалась, чувствуя себя такой же беспомощной, как необстрелянный воин, неспособный выбрать оружие, которым можно победить своего врага.

Но Колин выбрал за Хелену, и выбрал со знанием дела.

С последним прикосновением языка он оставил ее грудь и поднялся, чтобы снова целовать ее рот. Если это было возможно, его губы стали даже еще мягче. Но может быть, это ее собственный пылкий ответ заставил их казаться такими. Их губы соединялись, а их языки сплетались, и все это время огонь между ее ног разгорался все жарче. Хелена тихонько всхлипнула в его рот.

— Я знаю, любимая, я знаю, — прошептал Колин.

Он стал собирать ее юбки в кулак, медленно поднимая подол вверх, обнажая ноги. Хотя это было именно то, чего Хелена хотела, ее руки попытались помешать ему.

— Ш-ш.

Колин мягко поднял ее руки к своим губам, успокаивающе целуя костяшки пальцев.

Вопреки своим инстинктам Хелена позволила ему продолжать. Он скользнул рукой под ее юбки, лаская внутреннюю сторону бедра. Ее мускулы конвульсивно сократились, непривычные к такому контакту, пока его успокаивающие поглаживания не расслабили их.

И все же это возбуждающее прикосновение ничуть не уменьшило жажду Хелены. В ее лоне нарастало такое мучительное желание, что рука Колина почему-то не вполне удовлетворяла ее.

Хелена разочарованно застонала и подвинулась бедрами вперед, желая, чтобы его пальцы оказались… там. И все же они незаметно ускользнули. Она выгнулась вверх, пытаясь заставить руку Колина сделать это.

— Такая страстная, — поддразнил он.

Обжигающая жажда пересилила ее гордость. Хелена испуганно всхлипнула, когда он отказал ей в том, чего она больше всего желала.

В конце концов, Колин поддался ее невысказанным желаниям.

— Это то, чего ты хочешь? — прошептал он.

Его пальцы прошлись по кудряшкам на ее женском холме и опустились ниже, погружаясь во влажные складки и прижимаясь к самому центру ее желания. Она вскрикнула и прижалась к его ладони, инстинктивно качнувшись к его руке.

Тогда рот Колина вернулся к губам Хелены, и он нежно поцеловал ее, начиная своими пальцами самый изысканный танец на ее теле.

— О, Хелена, моя милая, — выдохнул он в ее губы, как будто страдал вместе с ней. — Такая теплая. Такая влажная.

Слова Колина пришпорили ее к новой страсти. Вскоре, как поднимающийся прилив, вожделение захлестнуло Хелену сильнее, чем она могла плыть. Задыхаясь, она пыталась найти точку опоры, хватаясь за его плечи, а прилив поднимался все выше и выше.

— О, моя леди, — тяжело дыша, проговорил он, — теперь я проглочу тебя целиком.

Хелена не смела даже думать о том, что Колин имел в виду.

Но он не дал ей времени на раздумье.

— Нет! — вскрикнула она, широко распахнув глаза, когда он скользнул вниз по ее телу.

— Да, — тихо пробормотал он.

В панике Хелена вцепилась в волосы Колина, отчасти пытаясь не пустить его. Но он неумолимо двигался вниз, пока его дыхание не коснулось мягких кудрей, охраняющий центр ее женственности.

Слово «проглотить» и близко не могло описать то, что Колин стал делать. Губами и языком он пробовал ее вкус, смаковал ее, наслаждался ею, нежно сося самый центр ее желания, пока Хелена не подумала, что умрет от этого наслаждения. Из ее горла вырывались звуки, каких она никогда раньше не издавала, — звуки первобытного голода, женского страдания. Она крепко зажмурила глаза и стиснула зубы, а он продолжал доводить ее желание до все более и более высокой точки.

А потом волна невероятного жара захлестнула Хелену, мощная, как пожар, сладостная, как победа. Она схватила пальцами его волосы, боясь, что Колин может покинуть ее в нужный момент. Но он остался с ней, подсунув руки под ее бедра, чтобы поднять ее для финальной ласки. Когда сладостное высвобождение пронзило Хелену, она выгнулась вверх, отдаваясь Колину полностью, позволяя ему упиваться ею, пока она содрогалась в спазмах капитуляции.

Потом, с выпитой до дна силой, волей и гордостью, Хелена в полудреме лежала на кровати. Голова Колина тяжело лежала на ее животе, а его рука накрывала кудри внизу, как бы защищая их.

Но защищать было уже слишком поздно.

Он уже вторгся в нее.

Хелена тяжело вздохнула и крепко закрыла глаза. Нет, подумала она. Это неправда. Она хотела этого также сильно, как Колин. И это было наслаждением, невероятным наслаждением.

И все же почему-то, когда день стал клониться к вечеру, и они вернулись к своим обычным занятиям, Хелена чувствовала себя так, будто проиграла турнир. Они сражались, и она пала. Ей было больно сознавать, что она покорилась так легко.

Слава Богу, Колин, похоже, тщательно старался не злорадствовать из-за своей победы. Всякий раз, когда их взгляды встречались, его взгляд смягчался, как будто он смотрел на нее новыми глазами. Ушла его беспощадная насмешливость. Исчезли его похотливые ухмылки и хитрые взгляды. Воистину если бы она не знала Колина так хорошо, Хелена бы стала подозревать, что видит в его лице любовь. И все же она не могла отделаться от мысли, что оставила себя в полном его распоряжении.

К сумеркам она решила, что есть только один способ смыть позор. Так поступил бы любой превзойденный рыцарь, чтобы вернуть свою честь. Хелена собиралась снова встретиться с Колином на поле битвы. Но на этот раз она планировала выйти победителем.

Она подошла к нему после ужина, когда Колин прилег на кровать, наблюдая, как она убирает оставшуюся посуду. Хелена заметно нервничала, размышляя о том, что задумала. Даже сейчас она вытирала влажные ладони о юбку.

У Хелены было мало опыта в том, что касалось свиданий. Все, что было ей известно, она узнала, наблюдая за служанками и конюхами. Но Воительница Ривенлоха никогда не уклонялась от вызова, и поэтому она преисполнилась решимости довести до конца свою миссию.

Собравшись с духом, как перед сражением, Хелена расправила юбки, выпрямилась во весь рост и пошла прямо к кровати. Она кашлянула. Колин вопросительно поднял брови. Она открыла рот, чтобы заговорить, и вдруг забыла, что собиралась сказать.

— Да? — спросил он, явно забавляясь.

— Я хочу…

— Ты хочешь… — поощрил Колин.

Проклятие, как же трудно разговаривать с ним, когда он лежал там, такой красивый, желанный и восхитительный.

— Я хочу…

Взгляд Хелены невольно метнулся к его паху.

Уголок рта Колина изогнулся вверх.

— Ты хотела, чтобы я снова насытился твоей плотью?

— Нет!

— Потому что вам нужно только попросить, миледи.

— Нет, это совсем не то.

Господи, ну почему это так трудно? Наемников Хелена могла бы соблазнять всю ночь. Так почему же один жалкий норманн доставляет ей столько неприятностей?

— Может быть, ты хотела бы поиграть в другую игру? — предположил Колин — его глаза поблескивали в свете огня.

— Да. Нет! То есть…

Она тяжело вздохнула. Ну, это же просто смешно! Она Воительница Ривенлоха. Дерзкая. Сильная. Бесстрашная.

— Я хочу… отплатить за услугу.

Колин нахмурил лоб:

— Услугу?

— Да.

Через мгновение его лицо прояснилось.

— A-а. Ты хочешь, — произнес он хрипло, — ты хочешь сожрать меня?


Член Колина мог мгновенно восстать от смущенного кивка Хелены, но самому Колину еще хватало рассудка, чтобы думать головой. С трудом.

Весь день Колин наслаждался вкусом Хелены на своих губах. Весь день он представлял, какие еще удовольствия они могут разделить сегодня вечером. Весь день он оживлял в памяти ее прекрасное высвобождение, такое сладостное, такое чистое, такое мощное. Поистине он никогда не был так одержим женщиной.

Но что-то было не совсем так. Во время ужина Хелена была взволнованной, как невеста перед первой брачной ночью. И все же это была та же самая женщина, которая откровенно выставляла себя напоказ целой компании наемников. Это было необъяснимо. Поэтому, несмотря на жгучее желание к ней и, несмотря на ее пьянящую близость, Колин должен был узнать мотивы Хелены.

— Почему? — прохрипел он.

— Почему?

— Почему ты хочешь… отплатить мне за услугу?

— Потому что… потому что это справедливо.

— Справедливо?

Колин нахмурился.

Хелена опустила взгляд на свои беспокойные пальцы.

— Ты… доставил мне удовольствие. Я хочу доставить удовольствие тебе.

Колин очень хорошо знал женщин, а потому безошибочно догадывался, что их глаза говорят правду, когда их губы лгут.

— Неужели?

Хелена вскинула глаза, и он встретился с ней взглядом, ища ответа. Она одарила его мимолетной улыбкой, такой же убедительной, как у шлюхи в наряде монахини. Потом Колин стал думать об этой женщине. Она была воином. Она думала как воин. С ее точки зрения, она проиграла их первую любовную схватку, сдавшись ему. Ей нужен второй шанс, чтобы победить его.

— Ты не хочешь доставить мне удовольствие, дикая кошка. — Колин покачал головой. — Ты ищешь только возмездия.

Он заставил Хелену заикаться и бормотать что-то в оправдание. Ее румянец стал еще гуще, подтверждая его подозрения. Маленькая хитрюга жаждала мести.

Губы Колина тронула улыбка.

— К счастью, я не из тех мужчин, кто спорит из-за мотивов. — Его улыбка стала шире, и он раскинул руки приглашающим жестом. — Осуществите свою месть, миледи.

Несмотря на мучительно ноющие чресла, несмотря на похотливые мысли, терзавшие Колина весь день, несмотря на почти невыносимое предвкушение, его не могло не забавлять поведение Хелены, когда она начала его соблазнение. Интересно, это была какая-то новая игра, которую она придумала, ублажая своего любовника, к которому не испытывала вообще никаких эмоций? Или может быть, это был просто прием выживания, который Хелена приобрела, встречаясь со столькими конюхами?

Она осторожно развязала его штаны, как будто на шнурках были колючки, и без особых церемоний стянула их вниз. Потом Хелена посмотрела на то, что открыла, ее лицо стало серьезным, как будто она готовилась сразиться с опасным драконом. Но когда она сделала глубокий вдох, плюнула на правую ладонь и мрачно посмотрела на его гордо торчащий жезл, Колин остановил ее.

— Могу я… я не знаю… может быть, сначала поцелуй?

Она как будто удивилась.

— О! Да.

Хелена наклонилась и скромно чмокнула Колина в губы.

— Нет, дикая кошка, я имел в виду настоящий поцелуй. Поцелуй, который говорит «я хочу ублажить тебя».

Хелена попробовала снова. На этот раз он почувствовал возвращение страсти, которую она демонстрировала прежде. Ее губы смягчились на его губах, и она расслабилась в его объятиях. Она вздохнула в его рот, и Колин раскрыл губы, позволяя Хелене войти. Ее поцелуи начались робко, потом ее язык стал соперничать в энтузиазме с его, извиваясь и кружась в соблазнительном танце. Через минуту Колин мог почти убедить себя, что она действительно ищет его наслаждения, а не своей мести.

Потом, слишком быстро, Хелена оборвала поцелуй. Без всякой дальнейшей суеты, как будто ей надо было начать пугающее дело прежде, чем ее оставила сила духа, Хелена вдруг схватила его член своей влажной рукой и стала играть им. Если бы Колин не был в таком отчаянии, если бы не то обстоятельство, что у него так долго не было женщины, он бы мог и не ответить на такое обращение. Колин был мужчиной романтики и стиля. Он наслаждался неторопливым ходом соблазнения. Он редко устраивал торопливые свидания на сеновале.

Но это действительно было очень давно, и его естеству было наплевать, гладят его медленно или быстро, мягко или жестко, красивая это женщина или беззубая карга, — главное, что его ласкали.

И все же Хелена ласкала Колина так, как будто это была гонка, и он боялся, что не продержится долго, если она будет продолжать в таком же духе.

Он мягко накрыл ее руку своей и стал направлять ее движения, замедляя темп, содрогаясь от сладостного трения ее плоти вокруг него. Колин чувствовал на себе взгляд Хелены, наблюдающий за его лицом, и он посмотрел на нее в ответ из-под полуприкрытых век, делясь своим разгорающимся наслаждением.

Сердце Колина уже громко стучало и дыхание участилось, когда Хелена осторожно опустила голову. Ее волосы щекотали, падая на его бедра и живот. В то мгновение, когда она коснулась языком его головки, Колину показалось, что его пронзила молния. Он замер, стараясь не рвануться вверх.

Но когда Хелена взяла его целиком в рот, эта заботливая сдержанность потребовала всей его силы воли. Колин застонал в экстазе, когда она скользнула вниз по его жезлу — дюйм за сладостным дюймом. Святые угодники, это было божественно. Рот Хелены был горячий и влажный и скользкий и мягкий, требующий и в то же время щедрый, когда она начала двигаться. Ноздри Колина трепетали, а кулаки сжимали одеяло, пока она творила над ним свое волшебство. Его голова металась по подушке от волн желания, грозивших утопить его.

А потом Колин сделал серьезную ошибку. Завеса волос скрывала лицо Хелены, и Колин отвел их, чтобы насладиться провокационным зрелищем. Но как только он увидел ее нежные розовые губы, так интимно окутывающие его, его самоконтроль испарился, а страсти хлынули подниматься скорее, чем пузырьки пены в эле.

— Иисусе! — выдохнул Колин, борясь с невыносимым желанием войти.

Хелена бросила на него взгляд абсолютного триумфа, но ему уже было все равно. Он знал только, что хочет ее, хочет отчаянно, а ее рот был слишком деликатен для дикого освобождения, которого он хотел.

Используя грубую силу, он поднял Хелену с себя и перекатил на спину. Ее глаза расширились, когда Колин задрал ее юбки. Но она не сопротивлялась ему. Наоборот, она нашла его рот своим, и его солоноватый вкус на его губах довел Колина до безумия от желания.

Но он был не настолько примитивен, чтобы использовать женщину только для своего собственного удовольствия. Пока они целовались, Колин пробрался рукой сквозь ее женственные кудри и погрузился в тайные складки под ними, лаская пальцами нежно, умело, доводя желания Хелены до уровня своей жажды. Ее страсть возросла так быстро и с такой силой, что у него перехватило дыхание и не осталось сил сдерживаться.

— Ах, Боже, Хелена, я хочу тебя.

— Да! — выдохнула она.

И все же, боясь, что он взорвется в момент, когда войдет в нее, Колин дождался, пока Хелена окажется на грани высвобождения. Ее пальцы вонзились в его плечи, и она трижды резко вдохнула. Тогда он толкнул вперед, погружаясь полностью в ее горячее, влажное, гостеприимное лоно.

Хелена резко вскрикнула.

Но это было не от восторга.

Это было от боли.

Колин замер в потрясенном неверии, глядя на нее сверху вниз.

— Иисусе, — выдохнул он в ужасе, — Господи Иисусе.

Глава 15

Это было невозможно. То, как Хелена разговаривала, как двигалась, с какой готовностью взяла его в свой рот. Как могла она быть девственницей? И все же Колин точно почувствовал, как она рвется, когда толкнул вперед. Кровь Христова! Если бы он только знал. Если бы он только мог остановиться.

У Колина раньше были девственницы. На самом деле он славился своей нежностью и заботливостью по отношению к ним. Многие девушки приходили к нему с единственной целью — расстаться со своей девственностью. Но с Хеленой он не использовал ничего из своей прославленной искусности. Он причинил ей боль.

Колин отвел пальцем волосы с ее лба.

— Милая Хелена, почему ты не…

Нельзя исправить то, что уже сделано. Нет никакого способа возместить то, что он забрал. Но, по крайней мере, он может улучшить для нее это испытание.

Хотя лоб Хелены был нахмурен, в глазах ее все еще теплилась страсть. Во всяком случае, он не убил все ее желание.

— Через минуту боль утихнет, и тогда я обещаю, что все будет лучше, — пробормотал Колин, прижимаясь щекой к ее щеке. — Воистину я унесу тебя на небеса, на которых ты еще никогда не бывала.

Хелена все еще учащенно дышала, остановившись в каких-то мгновениях от оргазма, и Колин так же завис над краем. Но его отрезвляющее открытие немного укротило его желание. Что, несомненно, было полезно.

— Расслабь свои мышцы вокруг меня, — прошептал он. — Это уменьшит боль, если ты…

Хелена гордо тряхнула головой.

— Это ничего, — пробормотала она. — Твой кинжал не такой уж острый.

Если бы ситуация не была такой серьезной, ее слова заставили бы его улыбнуться.

— Я вообще не собирался причинять вам боль, миледи. Если бы я только знал…

— Поцелуй меня.

Колин моргнул.

— Что?

— Поцелуй меня, — повторила Хелена.

Осторожно, пытаясь разгадать ее намерение, Колин прижался губами к ее губам. Она ответила на его поцелуй и постепенно стала как будто таять от нежности его рта. Она пошевелила бедрами под ним, приноравливаясь к его вторжению. Колин чувствовал, как Хелена расслабляется, и с облегчением вздохнул, зная, что с этого момента для нее все будет только лучше.

Он позволил своей руке скользнуть вниз между ее грудей, потом по слабому изгибу ее живота и к нежным кудряшкам под ним.

— Можно?

Хелена посмотрела на Колина затуманенными изумрудными глазами:

— Я настаиваю.

Колин улыбнулся. Боже, какая же она притягательная, даже посреди этой неудачной ситуации. Ее отвага и боевой дух делали ее еще более соблазнительной. Хелена не была беспомощной девицей, которая разрыдается, чувствуя свой позор. Она была настоящей воительницей, достойной восхищения Колина. И, постепенно возрождая к жизни угли ее желания, он начал думать, что то, что он чувствует к ней, может быть, больше, чем просто вожделение, больше, чем восхищение.


Может быть, кинжал Колина и не такой уж острый, думала Хелена, но он внушительного размера. Он как будто наполнил ее до краев. Это не было неприятное ощущение, просто непривычное. Когда его пальцы начали творить над ней свою божественную магию, она подвинула бедра вперед и назад, ища… чего-то. Вначале Колин повторял движения Хелены, оставаясь неподвижным внутри ее. Но вскоре, когда его поцелуи углубились, а ее сердце грохотало в груди и кожу покалывало от желания, она выгнулась назад, рассчитывая на его движение, вынуждая его частично выйти.

Колин вздохнул, и Хелена тоже сделала дрожащий вдох от этого очаровательного трения. Но он все равно не спешил двигаться.

— Ты готова? — прошептал Колин.

Вместо ответа она потянулась вверх, снова вбирая его в себя, наслаждаясь полным ощущением и стоном удовольствия, который она вызвала у Колина.

— О, миледи, чего вы просите?

Колин нахмурил лоб, и глаза плотно закрылись, как будто он страдая от какой-то мучительной пытки.

И все же Хелена не проявила к нему милосердия. Она выгнулась назад и снова толкнула бедрами вперед, и он резко втянул воздух сквозь стиснутые зубы.

«Это победа», — подумала Хелена, чувствуя головокружение от власти. Вскоре она заставит Колина поддаться страсти, так же как недавно сдалась она. Это было пьянящее ощущение.

Может быть, если бы все так и продолжалось, она бы одержала эту победу. Но Колин вдруг перестал повиноваться ее манипуляциям. Он схватил удила ее неудержимого желания и стал направлять его по своему собственному курсу.

Он погрузился вперед, сначала медленно, потом отступил, и с каждым рассчитанным движением он шептал ей на ухо слова ободрения.

— Да, — выдохнул он. — Медленно. Вот так. Нежно.

С каждым толчком голос Колина становился все более хриплым, пока не превратился в рваные слоги, которые уже больше не были словами, и Хелена испытала что-то вроде удовлетворения от того, что он, похоже, потерял контроль. Но, будь проклято ее податливое тело, она теряла контроль столь же быстро.

Внутри Хелены нарастала пульсирующая боль, более глубокая и всеобъемлющая, чем все, что было раньше. Она застонала, когда ее бедра стали двигаться по собственной воле, подстраиваясь под его толчки. Теперь кончики пальцев Колина ласкали ее настойчивее, поднимая Хелену на все более высокие уровни ощущений, и он сам поднимался вместе с ней. Она вонзила ногти в его плечи, цепляясь за что-то, что ей казалось самым надежным в мире. Потом огонь разгорелся так яростно и распространялся быстрее, чем Хелена могла тушить его, обнаружив, что ее самоконтроль сгорает.

Как раз когда она достигла самого края беспомощности, она услышала, как Колин задержал дыхание, раз, другой. Она открыла глаза и увидела самое совершенное выражение страсти, и предвкушения, и чистого желания на его лице. И именно это выражение катапультировало Хелену из земной страсти в сферу такого блаженства, такой эйфории, такого абсолютного удовлетворения, что она закричала от восторга, дрожа, как сокол, вынырнувший из высочайших небес.

Колин застонал вместе с ней, зарываясь лицом в ее волосы и лелея ее во властных объятиях, выталкивая без остатка свое семя.

А потом единственным, что осталось от их сумасшедшего путешествия, был звук их смешанных вздохов. В конце концов, их тела перестали дрожать. После такого хаоса тишина казалась сокрушительной. Хелена никогда не чувствовала себя такой опустошенной, даже после самой яростной битвы. Она лежала на кровати, как увядшая водоросль, выброшенная волной на берег.

Колин говорил правду. Он унес ее на небеса. Никогда в жизни она не испытывала такого экстаза. Никогда не чувствовала такого огня в своих венах. Даже в самой горячей битве ее кровь не бежала так быстро.

Но, самое любопытное это то, что Хелена не могла бы сказать с уверенностью, кто вышел победителем в этой битве. Часть ее праздновала триумф. В конце концов, Колин ведь лежал на ней, распластавшись, как мертвый, одна нога заброшена на ее ноги, руки раскинуты, тело обмякло — враг, поверженный ее рукой. И все же другая часть ее чувствовала, что он снова победил ее. Колин заставил ее поддаться своим страстям, и у Хелены не было силы сопротивляться его соблазнению.

Нет, поправилась она, соблазнение вовсе не было его идеей. Оно родилось из ее собственной жажды мести и ее проклятой импульсивности.

Только на этот раз она заплатила за эту импульсивность своей девственностью.

Хелена была не настолько наивна, чтобы считать, что это вина Колина. Эта ноша лежит на ней. Она поощряла его, нет, искушала его. Он даже не подозревал, что она девственница. Его нельзя винить за то, что он взял то, что она с такой готовностью предлагала ему.

Кроме того, философски размышляла Хелена, нежась в теплом ореоле их совокупления, даже лучше, что дело сделано. Для нее не имеет значения, была ли она девственницей. До прибытия Пейгана она все равно никогда не планировала выходить замуж. Она была девой-воительницей.

Воистину ей даже мог бы понравиться такой способ развлекаться, так же сильно, как ей нравится фехтование. В конце концов, не зря же говорят, что свидания — это второе любимое упражнение рыцарей. Даже сейчас Хелена чувствовала, что ее чресла пробуждаются вокруг него, ее соски затвердели, упираясь в его твердую грудь, напряженная вибрация предвкушения пела в ее крови, когда она готовилась снова сразиться с ним.


Голова Колина была наполнена противоречивыми эмоциями — вина и удовлетворение, стыд и экстаз, ужас и желание, не говоря уже о его чреслах. Они уже снова жаждали ее.

Но он совершил серьезную ошибку.

Может быть, Колин и имел много любовниц, но он не был ни бабником, ни соблазнителем. В самом деле, его мораль всегда была безупречна. Он никогда не принуждал женщину против ее воли. Он никогда не встречался с замужними женщинами. И он никогда не принимал дар девственности, предварительно не договорившись об этом.

Вопреки тому, что Хелена могла думать о норманнах, Колин был человеком принципов. Он забрал девственность благородной дамы, дочери лорда. Рыцарство требовало от него поступить правильно.

Но он не настолько груб, чтобы говорить об этом сейчас, не когда он все еще находился в ней, как захватчик, а она лежала под ним, как падший ангел. Такой серьезный разговор требовал, чтобы он сидел напротив Хелены, держа ее за руку, глядя ей в глаза.

Колин приподнялся на локтях и начал выходить из нее. Но она издала тихий протестующий звук и подвинула бедрами, чтобы снова завладеть им. Он опять попытался выйти, и она снова расстроила его попытку.

— Миледи, — пробормотал он с печальным смешком, — вы должны отпустить меня.

— Еще нет.

Хриплая просьба Хелены потянула его к ней, как бабочку к огню. Боже, как же ему хотелось остаться внутри ее, чувствовать, как ее страсть снова нарастает, совокупляться с этой восхитительной дикой кошкой всю ночь напролет! Но он не позволит своему члену руководить его совестью.

— Миледи, — Колин вздохнул, — мы должны поговорить.

Но когда он попытался выйти из нее на этот раз, Хелена обвила его своими шелковистыми бедрами, вонзила пятки в его ягодицы и вцепилась в него с удивительной силой.

— Так говори, — выдохнула она, ее глаза горели страстью.

Колин задрожал. Господи, эта женщина даже не представляет, что она с ним делает. Проклятие, он едва ли мог думать.

Губы Хелены изогнулись в самой расчетливой улыбке, и она качнулась под ним, медленно, намеренно, дразня его своими движениями.

Он громко мучительно застонал, зная, что должен сделать еще одну последнюю попытку урезонить ее.

— Миледи, разве я причинил недостаточно вреда?

— Да, — промурлыкала Хелена, — но сейчас вред уже причинен.

И с этим невнятным заверением и влажным, страстным, задыхающимся поцелуем Колин обнаружил, что уносится в вихре ее мощного искушения.

Для девственницы Хелена обладала сверхъестественным инстинктом соблазнения, природным талантом, который указывал ей двигаться самым соблазнительным образом, трогать Колина там, где он был более всего чувствителен. Она стянула с него одежду, и он одобрительно застонал, когда ее руки прошлись по его плечам, сжимая мускулы на его предплечьях. Но когда пальцы Хелены легли на его грудь, а потом скользнули вниз, чтобы щипать его соски, вожделение пронзило его тело, как огненная стрела.

Из-под полуприкрытых век Колин наблюдал за лицом Хелены. Ее ноздри трепетали от возбуждения, а глаза горели триумфом. Ее улыбка была порочной, беззастенчиво порочной, и, как будто он мог читать ее мысли, Колин вдруг понял, чего она хочет. Он ответил ей слабой улыбкой и был слишком счастлив ей угодить.

Колин быстро перекатился, увлекая ее за собой и сохраняя их единение, и уступил Хелене господствующее положение. Тогда он лег на спину и позволил деве-воительнице делать с ним все, что ей заблагорассудится.

Нависая над ним, она сползала вниз, пока не села верхом на его бедра, а потом, стянув с себя платье, гордо мотнула головой. Святые угодники, Хелена была даже прекраснее, чем он помнил! Ее тело было крепким и гибким, руки тонкие, но мускулистые, живот плоский, а ее груди… Колин одобрительно вздохнул. Ее груди были пышными, и теплыми, и притягательными, как буханки сдобного хлеба. Но то, что сводило его с ума больше всего, что соблазняло его до безрассудства, было не ее сладострастное тело, а сочетание самодовольной победы и горящего желания в сияющих зеленых глазах Хелены.

Она хотела его безоговорочной капитуляции.

И он с радостью даст ей ее.

В то время как Хелена двигалась на нем верхом, Колин закрыл глаза и наслаждался чувственным ритмом. Ее руки исследовали его тело, скользили по ребрам, гладили его грудь, ласкали скулы, зарывались в его волосы. Он протянул руки, чтобы нежно ласкать ее грудь, но после легкого вздоха наслаждения Хелена убрала его руки и прижала их к кровати, удерживая за запястья.

Колин улыбался, утопая в наслаждении, а она смотрела на него сверху вниз глазами, темными от желания, ее волосы щекотали ему шею, ее груди мягко покачивались взад и вперед, соблазнительно близко от его рта.

Дважды, пока Хелена сидела на нем, Колин порывался отбросить ее руки, чтобы он мог ласкать ее лицо, ее груди, ее ягодицы. Но ее руки крепко держали его запястья. Было ясно, что она желает полного контроля. И поэтому он удовлетворился тем, что услаждал свой взгляд видом ее кремовой плоти, воображая ее текстуру под своими ладонями.

Слишком скоро, слишком быстро, раздутый ее пылким взглядом, огонь его желания превратился во всепожирающее пламя. Крепко сжимая кулаки, чтобы сопротивляться желанию обнять ее и сильно прижать к своей груди, Колин запрокинул голову назад и ждал неминуемого взрыва.

А потом маленькая колдунья сделала невообразимое.

Она остановилась.

Пока он извивался на грани оргазма, Хелена прекратила все движения.

— Нет! — закричал он, дрожа от желания.

Колин пронзил ее взглядом и обнаружил, что она с любопытством смотрит на него, затаив дыхание. Как рыцарь, который никогда раньше не ездил на боевом коне, Хелена проверяла его пределы.

Она подошла к ним очень близко.

Он страдальчески поморщился и грязно выругался.

Она сдвинулась совсем чуть-чуть, и он задрожал от ощущения.

Она мягко качнулась вперед, и его бедра по своей собственной воле толкнули вверх.

Она резко втянула воздух, и ее мускулы сжались вокруг него, вознося его на новые высоты агонии.

— Проклятие, — выдавил Колин сквозь зубы, — имей же милосердие. Прикончи меня сейчас.

Хелена могла быть порочной, но она не была жестокой. В ответ на его просьбу она возобновила свои чувственные движения. Так же быстро, как растут сорняки, желания Колина скакали во весь опор, оставляя его неспособным ни пошевелиться, ни остановиться, а только сражаться за точку опоры. В конце концов, когда Хелена наклонилась над ним в конвульсиях победы, его отбросило на собственные небеса — место, которое было выше, чище и гораздо приятнее, чем все, в которых Колин бывал раньше.

Воистину когда Хелена рухнула на него, а он лежал, обессиленный, под ней, его наполняло нечто вроде благоговения.

Первый раз Колин переспал с женщиной в шестнадцать лет. Он быстро учился и стал прославленным любовником. С тех пор он встречался со столькими женщинами, что и не сосчитать, и все же невероятно, но Хелена вознесла его на такие высоты, о каких Колин и не мечтал.

Теперь руки Хелены ослабли на его запястьях, и он смог обнять ее, наслаждаясь теплом ее кожи на своем теле и громким биением ее сердца. Ее дыхание овевало его голое плечо, а ее волосы мягко лежали на его щеке.

Кто была эта соблазнительница в ангельском обличье? Эта загадочная женщина, которая была одновременно сильной и ранимой, мудрой и наивной, холодной и страстной? Как могла она знать так много, имея столь мало опыта?

Инстинкт, решил Колин. Тот же самый инстинкт, который делает мужчину талантливым воином. Тот же самый врожденный талант распознавать слабости противника, которым обладал он сам.

Колин улыбнулся, склонив голову к голове Хелены и чувствуя, как она поднялась, пробегая робким пальцем вокруг его уха, прижимаясь губами к его плечу, подталкивая свои бедра вперед на дюйм. Маленькая колдунья снова хотела испытать его.

Он усмехнулся в добродушной усталости:

— Нет, любовь моя. Не сейчас.

Колин почувствовал, как Хелена вздохнула в его грудь, что заставило его снова усмехнуться.

— Вы как рыцарь с новым мечом, миледи, — укорил он, — желаете сражаться даже затемно.

— Это не… неприятно, — призналась Хелена.

Тут Колин громко расхохотался, раскачивая ее так, что она чуть не свалилась с него.

— Не неприятно? И это лучшее, на что ты способна?

Она уперлась кулаками в его грудь и положила сверху подбородок, сердито глядя на него сверху вниз.

— А это лучшее, на что ты способен?

Колин схватил ее за руки и развел их, вынуждая ее наклонить голову настолько, что он мог поймать поцелуй.

— Тебе, моя нетерпеливая дикая кошка, придется подождать.

Хелена выпятила нижнюю губу, и он нежно поймал ее зубами, превращая этот жест в нежный поцелуй.

— Скоро, — пообещал он.

Колин сдержал свое обещание, и на этот раз их соединение было сладостным и нежным. Исчезла яростная девчонка, и ее место занял изысканный цветок. Он убеждал ее лепестки раскрыться, ловя ее тихие вскрики в его плечо, прежде чем погрузился в ее гостеприимные глубины, где их нектары могли смешаться.

А когда после Колин баюкал Хелену в своих объятиях, слушая, как она спит, наслаждаясь ее шелковым весом на своем теле, купаясь в мускусном аромате их любви, он подумал, что эта ночь, в конце концов, может оказаться не такой уж и трагедией. Брак из чувства долга, который он собирался заключить, может быть… как она назвала это? Не неприятным. Колин улыбнулся. Действительно, он легко мог представить себе целую жизнь, полную удовлетворения в объятиях Хелены.

Глава 16

— Нет?! — взорвался Колин. — Что ты хочешь этим сказать — нет?

Хелена почти почувствовала к нему жалость. На его лице были написаны, кажется, искренние шок и боль, когда он стоял на коленях перед ней.

— Не то чтобы я нахожу тебя…

Хелена пыталась подыскать подходящее слово.

— Неприятным? — мрачно подсказал Колин.

Это было не то слово. Совсем не то. В действительности она находила Колина дю Лака опьяняющим, притягательным, совершенно неотразимым. И именно поэтому она и должна была отказаться от его предложения.

На самом деле сегодня утром от одного только взгляда на него с этими его искрящимися глазами и соблазнительной улыбкой и всем этим восхитительным телом сердце Хелены учащенно забилось. Она не хотела ничего, кроме как соединяться с ним снова и снова.

Но брак…

До появления Пейгана она вообще не думала о замужестве. Только отчаяние и необходимость спасти сестру от несчастливого союза сподвигли ее предложить себя в качестве жертвы.

Хелена не хотела быть женой. Она хотела быть воином.

Все лучшие воины не сковывают себя браком. Воину нужно холодное сердце, сердце, свободное от бремени. За Пейгана она могла выйти, чтобы спасти сестру, потому что не чувствовала к нему ничего. Но Колин…

Хелена с трудом сглотнула, высвободила руку из его рук и отошла к камину. Эта привязанность, которую она начала чувствовать к норманну, опасно граничила с любовью, а она не осмеливалась позволить ему увидеть, насколько она уязвима.

Она заговорила через плечо с безразличием, которого на самом деле не чувствовала.

— Ты прекрасный человек и, я уверена, стал бы хорошим мужем, но…

— Но я норманн, — пробормотал Колин.

— Нет, дело не в этом.

— Это потому, что ты считаешь меня бабником?

Хелена слышала, как Колин встал и сделал три широких шага к ней. Он схватил ее за плечи и развернул лицом к себе. Его лицо было мрачным и искренним. И, Боже помоги ей, красивым, как у ангела.

— Если мы поженимся, — поклялся он, — я никогда не возьму в мою постель другую женщину. Я клянусь в этом моим мечом и перед лицом Господа.

Хелена любила и ненавидела те чувства, которые внушал ей Колин, будто она была драгоценным серебром, тающим в его взгляде. И именно поэтому она должна отказать ему. Под его заботой она чувствовала, что превращается из воительницы в ручного котенка Колина.

Хелена утешила себя тем, что он, наверное, чувствует то же самое, что и она, относительно брака. Она слышала достаточно много, чтобы знать: не важно, что Колин говорил, но он не из тех мужчин, которые довольствуются одной женщиной. Нет, Колин чувствует обязанность жениться на ней только потому, что он рыцарь, потому что он верен своим клятвам и потому что это требуется, когда скомпрометируешь даму.

Но для Хелены это ничего не значило. Она не чувствовала себя скомпрометированной. И Колин больше не был ее заложником. Ради одной только чести она не станет заключать его в тюрьму брака, которого не хочет ни один из них.

Поэтому она заставила себя изобразить на лице легкомысленную улыбку.

— Боюсь, я не смогла бы дать такое же обещание.

Он недоверчиво посмотрел на нее:

— Ты наставила бы мне рога?

Хелена пожала плечами, но не смогла сохранить безразличие, когда Колин смотрел на нее этими своими притягательными глазами, поэтому она вывернулась из его объятий и отвернулась, схватив палку, чтобы помешать потухшие угли в очаге.

— Это совокупление — новое развлечение для меня. Я могу захотеть… больше.

Голос Колина был соблазнительным и угрожающим одновременно.

— Я заверяю вас, миледи, я дал бы вам все совокупления, какие вам потребуются. — Он проскользнул ей за спину и прошептал на ухо: — Я могу держать тебя в постели всю ночь, моя распутная девчонка, и удовлетворить тебя так тщательно, что утром ты не сможешь встать.

Хелена закрыла глаза, чтобы устоять перед мощной волной желания. Она верила ему. Он уже оставил ее слабой и задыхающейся, как новорожденный щенок.

Но она не произнесла тех слов, которые завлекут в ловушку их обоих. Независимо оттого, насколько велико было искушение, они оба оставались неукрощенными животными, которым нужно бегать на воле, — Колину к его множеству любовниц, а Хелене на ее поле славы.

Он откашлялся.

— Я благородного происхождения, миледи. Честно говоря, я второй сын, а потому не наследник земель моего отца. Но, уверяю вас, я получаю богатую компенсацию от…

Хелена резко обернулась в гневе.

— Мне не нужны ничьи деньги. Если я когда-нибудь выйду замуж, это будет не из-за серебра.

— Тогда почему ты отказываешь мне?

Это почти заставило ее улыбнуться. Самоуверенному плуту не приходило в голову, что он может оказаться недостаточно привлекательным и очаровательным. Даже если бы она использовала этот предлог, Хелена знала, что он ей не поверит.

— Ни один мужчина не заставит меня выйти замуж, — уклончиво заявила она.

Колин покачал головой.

— Проклятые шотландки, — пробурчал он себе под нос. — Мне следовало бы догадаться в тот самый момент, когда вы трое боролись за унижение выйти за Пейгана Камелиарда…

Хелена навострила уши.

— Да, мы боролись, — ответила она, хватаясь за его слова. — И все еще боремся.

— Что?

— Я все еще могу выйти за Пейгана Камелиарда.

— Ты не можешь говорить об этом серьезно. Прошло больше недели. Твоя сестра уже…

— Он поклялся, что не возьмет ее против ее воли. Их брак все еще может быть неосуществленным.

Колин расхохотался:

— О да!..

Хелена прикусила губу. Будь он проклят! Даже когда он смеялся над ней, он был прекрасен, как сам дьявол.

— Даже если это и произошло, если Дейрдре хоть чем-то недовольна, я собираюсь занять ее место.

Она говорила это всерьез, хотя и сомневалась, что по прошествии времени Дейрдре можно будет уговорить на такое.

— Неужели? А если Пейган не захочет брать тебя в жены?

Хелена знала, на что Колин намекает. Она больше не девственница. Что об этом подумает Пейган? Но она гордо вскинула подбородок и вернула Колину частичку его самодовольства.

— Я могу заставить его захотеть меня.

На этот раз он не рассмеялся. Более того, Колин выглядел так, будто почти поверил ей. Сияние в его глазах померкло, превратившись в разочарование, потом в молчаливый гнев и, наконец, в смирение. Он отвернулся и похромал к кровати, чтобы закончить одеваться.

После этого Хелена почувствовала себя несчастней, потому что видела, что ее отказ причинил ему боль. Она печально вздохнула. Дейрдре гордилась бы ею. Впервые в своей жизни Хелена сдержала свою импульсивность и все обдумала.

Наступила долгая и неловкая тишина, в которой Колин зашнуровывал свои сапоги. Хелена расчесывала руками спутанные волосы и искала в голове те слова, которые можно было произнести.

Вдруг он поставил ноги на землю и резко встал.

— Идем!

Пораженная Хелена запуталась пальцем в локоне.

— Идем? — переспросила она.

— Назад в Ривенлох.

— Сейчас? — Она нахмурилась. — Но твоя нога…

— Она достаточно здорова.

— Но ведь она только-только начала заживать.

Сердце Хелены начало необъяснимо трепетать, что было очень похоже на панику.

— Я не могу бегать, но идти могу довольно хорошо.

Ее мозг пытался найти отговорку.

— Что, если англичане снова нападут на нас? Ты вряд ли сможешь сражаться.

— Я смогу защитить тебя, если понадобится.

— Ты слишком спешишь.

Хелена повернулась к Колину спиной и начала рассеянно переставлять горшки на столе, сбитая с толку своим нежеланием уходить. Да что с ней не так? Почему она не желает возвращаться домой? Ведь дело не в том, что эта хижина в лесу такое уж идиллическое место.

И все же в каком-то смысле она была именно такой.

Они вдвоем делили здесь многое — истории, ужины, поцелуи, — и часть ее не хотела, чтобы это приключение заканчивалось. Если они вернутся в Ривенлох, Хелена вернется к своей предсказуемой жизни из пресных овсяных лепешек, пререканий с сестрами и оберегания отца от бед.

— Пора, — отрывисто бросил Колин. — Мы и так уже слишком задержались. А чем дольше ты ждешь, тем меньше вероятность, что Пейгана удастся уговорить на твои… планы.

Хелена прикусила губу, жалея, что вообще упомянула о намерении выйти за Пейгана. Сейчас, как неуклюжий сокол, она попалась в свои собственные путы.

— Тогда утром. Уж точно еще одна…

Ее слова замерли на устах, когда Колин пронзил ее взглядом таким яростным и холодным, как зима в горах.

— Я не буду спать еще одну ночь с женой другого мужчины.


После первой мили в промозглом тумане каждый шаг превратился для Колина в пытку. Боль пронзала его бедро, как будто тот меч ранил его снова и снова. И все же это не было и вполовину так болезненно, как удары ножом в его сердце всякий раз, когда он думал о том, что Хелена будет спать с другим мужчиной.

Неужели он был для нее только игрушкой? Приятным времяпрепровождением? Неужели у нее нет к нему вообще никаких чувств?

Колин вспомнил свое собственное первое свидание. Это была судомойка, женщина на восемь лет старше его. И все же, когда он лежал на ее груди, приходя в себя от потрясения своего первого соития, его сердце было так переполнено, что много недель спустя он был уверен, что солнце встает и садится только ради нее.

Именно поэтому он никогда не спал с девственницей, не оставив ее после этого в благоговении. Благодарной. Обожающей. Честно говоря, иногда Колину даже приходилось отлучать влюбленных девушек от своего внимания, потому что они часто путали физическое наслаждение с сердечной склонностью.

Но не Хелена.

Она, очевидно, не чувствовала к нему ничего. Ни изумления. Ни благодарности. Ни даже нежности.

Он нахмурился. Может быть, насчет нежности он и ошибался. В конце концов, она ведь обнимала его одной рукой и помогала ковылять по тропинке.

Может быть, утешал себя Колин, это все только из-за того, что Хелена оставалась твердой в своем решении выйти за Пейгана. Возможно, ее чувство долга пересиливало все остальные эмоции.

И это он собирался узнать. Именно по этой причине, несмотря на жгучую боль в ноге, он решил немедленно вернуться в Ривенлох. Несомненно, как только Хелена увидит, что Пейган и его невеста счастливы — а он был готов поставить половину своего серебра на то, что это так, — она по-другому отнесется к его предложению брака.

Колин на это надеялся. Прошлой ночью он провел много времени, думая об этом, когда девушка лежала, свернувшись калачиком, у него под боком.

Его неосторожность была всего лишь крошечной частью его решения просить ее руки. В конце концов, была, по меньшей мере, дюжина благородных дам, нормандских и английских, которые с радостью ухватились бы за возможность стать его женой.

Колин не понимал этого до сего момента, но ему наскучили женщины, которые вздыхали над его комплиментами и падали в его объятия. Хелена из Ривенлоха была экзотическим островом в море на все готовых девиц, женщиной, такой яростной и в то же время такой женственной, невинной и в то же время уверенной в себе, жестоко честной и обладающей силой духа. Она поражала и удивляла его на каждом шагу, держа его в постоянном напряжении. Как шишка, брошенная в огонь, Хелена горела в яркой вспышке огня и страсти, рассыпая проклятия, как искры, угрожая спалить весь мир. Но когда угли погасли, и пламя остыло, у нее оказалось нежное сердце ангела.

Только такая особенная женщина, скомпрометировал он ее или нет, могла убедить Колина оставить свою любимую холостяцкую жизнь, и он это знал.

Поэтому он заснул с улыбкой на лице и видел сны об их счастливой совместной жизни: ужинах, которые он приготовит для Хелены, детях, которых она ему подарит, и историях, которые он будет рассказывать дюжине маленьких воинов, играющих у их ног.

Но сегодня утром Хелена прогнала все эти видения одним только словом. Нет.

Колин поморщился от боли, наступив на торчащий на тропинке корень, и был вынужден тяжело опереться на Хелену. Огненная молния пронзила его ногу от колена до бедра.

— Давай отдохнем, — сказала она, напрягаясь под его весом.

— Я в порядке.

— А я нет, — возразила Хелена, хотя Колин знал, что это ложь ради него.

У этой девчонки выносливость боевого коня. У нее даже дыхание не сбилось.

— Очень хорошо. Но только на минутку.

Она помогла ему сесть на поваленное дерево. Они устроились на его мшистой стороне, и хотя Колину ужасно не хотелось признавать это, было огромным облегчением снять вес с больной ноги.

— Почему, черт возьми, ты так торопишься вернуться? — напрямую спросила его Хелена.

— А почему ты не торопишься? — Разочарование и дискомфорт сделали Колина раздражительным. — Мне кажется, что ты должна стремиться поскорее завоевать сердце Пейгана.

Хелена стала ковырять кору дерева.

— Это не та вещь, с которой надо спешить.

— Что, соблазнение? — Он невесело усмехнулся. — Ты не много времени потратила, когда очаровывала наемников.

Она сердито нахмурилась:

— Я же не пыталась выйти за них замуж.

— О да. Ты хотела только переспать с ними.

— Да не хотела я! — огрызнулась Хелена. — Я старалась отвлечь их, чтобы можно было спасти твою неблагодарную задницу.

— Спасти меня? — ухмыльнулся Колин. — Ради чего? А, выкуп!

— Это неправда!

Горечь развязала ему язык.

— Но прежде чем обменять меня на твоего нового жениха, ты решила попробовать то, от чего отказываешься.

У Хелены отпала челюсть.

— Я полагаю, прошлая ночь была исключительно моей виной?

— Может быть, если бы ты сказала мне, что ты девственница…

— Может быть, если бы ты не решил, что я не…

Ее голос прозвенел в тихом лесу, вспугнув птицу с ветки.

— Откуда мне было это знать, — презрительно усмехнулся Колин, — после того как ты кокетничала, танцевала и выделывалась перед этими английскими ублюдками?

Хелена схватила его спереди за плащ и притянула к себе.

— Я не выделываюсь, ты, бабник.

— Раз и навсегда, — огрызнулся Колин, — я не бабник!

То, что случилось потом, произошло так быстро, что у Колина не было времени пошевелиться. Пока он зло смотрел в глаза Хелены, ее взгляд метнулся куда-то поверх его головы, глаза расширились, а потом одним плавным движением она выхватила кинжал у него из-за пояса и дернула Колина вниз, к своим коленям, чтобы метнуть оружие через его голову.

Он услышал глухой удар, когда лезвие вонзилось в дерево, а потом грубый мужской голос.

— Проклятие…

Когда Колин вывернулся из рук Хелены, он увидел, что она за рукав пригвоздила к дереву руку с мечом мужчины, который был не более чем в пяти футах от них. На минуту тот не мог взмахнуть мечом, но он уже раскачивал кинжал, пытаясь вытащить его, и, судя по блеску в его глазах, он не замедлит использовать оба эти оружия против них.

— Вот дерьмо! — прошипел Колин.

Хелена только что разоружила его, и единственное оставшееся оружие было у нее. Он протянул руку за спину.

— Дай мне твой нож.

— Нет.

Колин, проклиная Хелену себе под нос, завел руки назад, намереваясь, по крайней мере, держать ее позади себя, подальше от опасности. Но ее там уже не было. Она вскочила на ноги и уже наступала на обидчика.

— Нет!

Несмотря на жгучую боль в ране, Колин попытался подняться на ноги.

— Где ты взял этот меч? — спросила Хелена нападавшего.

Мужчина не ответил, а только быстрее стал выкручивать кинжал из дерева, видя, что она приближается.

— Отвечай!

— Скажи ей! — крикнул Колин, боясь, что это единственный способ удержать ее на безопасном расстоянии, пока Колин сможет добраться до нападавшего.

Взгляд злодея переместился на Колина, и он глумливо произнес:

— У одного из твоих земляков. Я не спрашивал его имя, просто убил его и забрал его меч.

Матерь Божья, это был еще один англичанин. Неужели вся английская армия вторглась в Шотландию?

Хелена подошла близко, слишком близко.

— Это меч Мохри, ты, сукин сын!

Сердце Колина замерло в горле.

— Хелена, вернись!

— Не раньше, чем я заберу эту добрую шотландскую сталь у английского ублюдка.

Колин понятия не имел, кто такой Мохри, но, очевидно, для Хелены это было делом чести, которое лишило ее всякого рассудка. Она выхватила нож Шеда и приставила его к горлу англичанина.

— Брось его!

Англичанин тут же схватил Хелену за запястье свободной рукой, отталкивая нож от своего горла. Колин хотел вмешаться, обхватить ее за талию и потянуть назад, и черт с ним, с этим мечом. Но прежде чем он успел сделать шаг, Хелена резко ударила англичанина коленом прямо в пах, и со слабым стоном тот отпустил и меч, и ее запястье.

— Сукин сын… — пробормотала она, забирая меч.

Этот Мохри, должно быть, был ее другом, потому что в глазах Хелены к злости примешивалась печаль. Она повернулась к англичанину.

— Сколько вас здесь?

Нападавший корчился, сложившись пополам, слишком мучаясь от боли, чтобы ответить.

Тогда она посмотрела в глаза Колину:

— Бьюсь об заклад, это разведчик.

Колин кивнул. Одежда англичанина была слишком хороша для разбойника. Он явно был из благородных.

Со строгим взглядом, который сказал Хелене, что он не потерпит никаких возражений, Колин выхватил у нее из руки нож Шеда и подошел к англичанину. Свободной рукой он схватил его за волосы и дернул его голову назад, приставляя нож к горлу.

— Как твое имя?

— Уот. Уолтер.

— И кто твой хозяин, Уолтер?

Тот только поморщился в ответ.

Колин чуть сильнее нажал ножом, так что на острие появилась капля крови.

— Его имя.

— Лорд Морпет.

— Сколько человек в твоем отряде?

Тот пожал плечами, насколько это было возможно с одной рукой, пришпиленной к дереву, и ножом у горла.

— Я не знаю.

Большинство солдат не умели считать дальше десяти.

— Столько, сколько у тебя пальцев?

У англичанина вырвался смешок.

— Больше? — спросил Колин.

— Да.

— Столько, сколько пальцев у пяти человек?

Англичанин презрительно усмехнулся:

— Столько, сколько звезд на небе.

Колин сомневался в этом, но тот факт, что лорд Морпет выслал вперед разведчика, означал, что у него должен быть внушительный отряд. А если это была хоть сколько-нибудь заметная армия, ее предводитель должен был слышать о Камелиарде.

— Послушай меня внимательно, Уот, — резко произнес Колин, — эта земля находится под протекцией сэра Пейгана Камелиарда. Если твой хозяин побеспокоит хотя бы камушек в каком-то из замков этого королевства, ему придется сразиться с рыцарями Камелиарда.

Глаза англичанина расширились от полученных знаний. Теперь Колин отпустит его, рассчитывая на то, что он передаст угрожающее предупреждение своему английскому хозяину, таким образом избежав войны.

Колин не рассчитывал, что англичанин запаникует.

Когда он опустил нож, Уолтер протянул руку и наконец-то выдернул нож из дерева и ударил им назад, так что Колину пришлось увернуться, чтобы он не попал в него. Но, отпрянув назад, Колин вывернул лодыжку и упал на колено. Швы на его ране разошлись, и жгучая боль пронзила его ногу. Когда Уолтер махнул кинжалом назад, Колин вскинул нож, чтобы блокировать удар, но тонкое лезвие не могло соперничать с более мощным клинком.

Третий удар Уолтера был направлен Колину прямо в сердце.

Глава 17

Когда Хелена увидела, что Колин упал на колено, время замедлилось, как будто невероятно устало. Вздох ужаса наполнил ее легкие. В горле стоял крик. В одно мгновение на нее нахлынула тысяча ошеломивших ее мыслей.

Колин не мог умереть. Не здесь. Не сейчас.

Не после того, как она с таким усердием занималась его раной.

Не после того, как он всю ночь сжимал ее в своих объятиях.

Не когда именно по ее вине все это вообще случилось.

Святая Мария, он не мог умереть.

Она его любит. Боже, помоги ей, она его любит.

Внезапный, яростный, импульсивный инстинкт защитить Колина вырвал Хелену из оков летаргии и заставил каждый мускул возродиться к жизни. С колотящимся сердцем и мрачным лицом она подняла меч Мохри.

К тому времени, когда Уолтер бросился вперед, ее клинок уже поджидал его. Прежде чем острие его кинжала успело коснуться груди Колина, английский разведчик наполовину нанизал себя на ее оружие.

Иррациональная и решительная, как мать, защищающая своего ребенка, Хелена без колебаний завершила наводящую ужас работу. Резким движением плеч она воткнула меч до конца.

Глаза Уолтера округлились, жизнь покидала его тело, но казалось, что прошла целая страшная вечность, пока он наконец-то упал с хрипением и тошнотворным глухим стуком в лужу собственной крови.

Колин с усилием поднялся на ноги. Не тратя времени даром, он выдернул меч из живота мертвеца и вытер клинок о траву, чтобы очистить его. Потом он вытащил кинжал из безжизненного кулака. В конце концов, когда Колин посмотрел на Хелену, его рот был приоткрыт от удивления.

— Ты спасла мне жизнь.

Но у Хелены не было времени выслушивать его благодарность. Она, пошатываясь, отошла к кустам и расставалась там со своим завтраком.

К тому времени, когда она оправилась настолько, чтобы вернуться на сцену, Колин уже оттащил жертву в кусты и засыпал землей кровавый след.

— Нам надо быстрее добраться до Ривенлоха, — сказал он.

Хелена кивнула, благодарная ему за то, что он не стал больше говорить об убийстве. Она все еще дрожала. Не так уж часто ей приходилось убивать человека.

Колин застегнул меч Мохри на ремне. Потом протянул Хелене кинжал, рукояткой вперед.

Она сдвинула брови, презрительно глядя на маленькое оружие.

— Меч мой по праву!

— Так и будет, как только мы окажемся в безопасности за стенами замка. А до этого момента орудовать им буду я.

— По какому праву? — В волне поднимающегося гнева у Хелены даже немного утихла дрожь. — Я спасла тебе жизнь. Ты сам это сказал.

Взгляд Колина был мягким и искренним.

— Тебе не следовало сражаться за мою жизнь.

Он протянул руку и мягко сжал ее плечо.

Не важно, насколько искренна была забота Колина, но его прикосновение казалось снисходительным. Хелена отбросила его руку, не веря своим ушам.

— Ты сомневаешься в моих силах?

Его лицо стало жестче.

— А ты сомневаешься в моих?

Хелена уже видела его с мечом. Она знала, что он умелый воин. Но она не доставит ему удовольствия услышать это из ее уст.

Когда она не ответила, Колин грязно выругался, расстегнул портупею и бросил ее на землю. Он дохромал до упавшего дерева и сел, скрестив руки на груди.

— Теперь он твой. Иди. Оставь меня.

Хелена заморгала, не зная, как ответить на это.

— Если ты не можешь доверить рыцарю Камелиарда твою защиту, — оскорблено произнес Колин, — тогда тебе лучше идти одной. Я только помешаю тебе.

— Я не оставлю тебя в лесу.

Он каменным взглядом смотрел в чащу леса.

— Я не даю тебе выбора. Я никуда не двинусь с этого места.

В Хелене начало разрастаться отчаяние. У нее нет времени на всю эту чепуху. Колин пойдет с ней, нравится ему это или нет. Она выдернула упавший меч из ножен и угрожающе направила на него.

— Ты пойдешь со мной. Сейчас же, — заявила она, со свистом разрезав мечом воздух.

Он, не дрогнув, продолжал смотреть на Хелену:

— Нет.

— Не будь дураком. У меня меч.

Он фыркнул:

— Тогда тебе просто придется убить меня.

Долгое мгновение они смотрели друг на друга, понимая, что это тупик.

По его неподвижным глазам Хелена поняла, что Колин говорит серьезно. Он позволит ей отрубить ему голову, но не пойдет с ней безоружным и наверняка даже не вздрогнет, готовясь к удару. Будь проклята его шкура, он действительно не оставил ей выбора.

— Вот дерьмо!

Хелена швырнула меч к ногам Колина и повернулась к нему спиной, не желая видеть победный блеск в его глазах. Но когда она пошла прочь, рядом с ней в землю что-то воткнулось с глухим стуком. Колин бросил ей кинжал. Раздраженно фыркнув, Хелена подняла его и сунула за пояс. Потом она молча кипела от злости, слушая, как за ее спиной Колин застегивает на себе ремень с мечом, ее мечом.

Именно поэтому она и не хотела никогда выходить замуж, напомнила она себе. Вместе с браком приходит компромисс и иногда уступки, а Хелена не желала делать ни того ни другого. Она была сама себе хозяйка и прекрасно могла сама принимать свои решения без вмешательства мужчины, который возомнил себя способнее и мудрее только потому, что он мужчина.

Лучше б он шел в пятидесяти шагах позади нее, подумала Хелена, когда они снова отправились в путь.

Колин, должно быть, прочитал ее мысли.

— Вам не нужно помогать мне, миледи. Но не отходите дальше пары шагов, просто ради безопасности.

— Я буду помогать тебе, — настойчиво заявила Хелена, ныряя ему под руку, чтобы принять на свои плечи его вес. Потом, чтобы Колин не обольщался насчет ее мотивов, она проворчала: — Если я этого не сделаю, мы и к ночи не доберемся до замка.

Чем ближе они подходили к Ривенлоху, тем тяжелее для Хелены становился ужасный груз того, что им предстоит. Всю жизнь, сколько она помнила, единственной угрозой ее землям были периодические набеги соседских кланов, редкие пришлые разбойники: Шед, чьими жертвами обычно становились путешественники. Ривенлох казался неприступной крепостью.

Но сейчас эта безмятежная эра закончилась. Вопреки ее надеждам Хелена сердцем чувствовала, что над землей нависла угроза, такая же плотная, как плесень на годовалом сыре.

Тот разведчик победил лорда Мохри. А ведь Мохри был гигантским мужчиной, а его широкая грудь была как бочка. Чтобы уложить его, потребовался бы не один разведчик! Более того, если четверо крепких сыновей Мохри были вместе с ним, потребовалась бы как минимум дюжина англичан, чтобы продержаться в битве с ними.

Что еще хуже, владения Мохри находились всего в половине дня пути от Ривенлоха. Если он был убит на своей собственной земле, то английская армия уже близко, опасно близко.

Когда Хелена к полудню залезла на верхние ветки высокого дуба, чтобы осмотреть туманные окрестности, она без сомнения узнала, насколько близко. Хотя их ряды исчезали в густеющем тумане, английских рыцарей на холмах было как блох на собаке — они мелькали повсюду, насколько видел глаз.

С белым как мел лицом и колотящимся сердцем Хелена спустилась с дерева.

— Что такое? — спросил Колин.

Она покачала головой. Ее рот слишком пересох от страха, чтобы говорить.

— Сколько их там?

Хелена сглотнула:

— Сотня. Может быть, больше.

Колин схватил ее за плечи и потребовал посмотреть ему в глаза.

— Послушай меня хорошенько, Пейган не позволит захватить Ривенлох. Это надежная крепость, а рыцари Камелиарда лучшие в стране. Клянусь тебе, я умру, но не позволю английским ублюдкам взять твой замок.

Его слова, прочувствованные и решительные, вернули Хелене силы. Через минуту она кивнула.

— Приближается гроза. Мы должны поспешить. Ты можешь бежать?

— Смогу.

Когда наконец-то показался Ривенлох, все, что Хелена могла сделать, — это помочь Колину спуститься с холма. Искушение стремглав вбежать в ворота было велико. Но она не оставит его, — во всяком случае, не после того, как он загнал себя до полусмерти, чтобы опередить англичан по дороге к замку. Поэтому они ковыляли к навесной башне, и Хелена постаралась взять на себя как можно больше его веса.

Разумеется, как большинство мужчин, как только Колин оказался в присутствии своего командира, он заявил, что его ужасная рана не более чем царапина. А вот Хелена не скупилась на подробности, рассказывая Дейрдре об угрожающем вторжении. Она сообщила ей примерное количество врагов, их направление движения и пророчество о зловещем цвете неба.

Приготовления к осаде начались немедленно, и приказы полетели, как брошенные перчатки вызова.

К удовольствию Хелены, хотя Пейган действительно принял на себя контроль над Ривенлохом, Дейрдре, похоже, все еще обладала какой-то властью над норманнами. Она назначила Хелену командовать лучниками и Ривенлоха и Камелиарда, к большому раздражению Колина, который хотел, чтобы она спряталась в укрытии вместе с другими женщинами и детьми.

Вначале Хелену привело в замешательство количество норманнов Камелиарда, снующих в коридорах. Лица, которых она не узнавала, окружали ее, нормандские рыцари, дамы и слуги, которые, казалось, наводнили ее шотландский замок, как мыши. И все же все они, кажется, хотели защищать Ривенлох, поднося припасы, помогая воинам готовить оружие, собирая скотину за замковые стены. Для людей Ривенлоха приготовления к осаде были привычным делом, но, судя по всему, и люди Камелиарда хорошо знали свое дело.

И еще Хелену впечатлила дисциплина лучников Камелиарда. Они ни разу не подвергли сомнению ее приказы, когда она выстроила их вдоль крепостной стены, и выполняли они их быстро и четко. Это было пьянящее ощущение — командовать такой мощной силой. Может быть, этот нормандско-шотландский союз и не такая уж ужасная штука.

Действительно, даже Дейрдре и Пейган, похоже, наладили сотрудничество, во всяком случае, когда дело касалось защиты замка. Простирается ли этот союз до их спальни, Хелена не знала. Но казалось, что, в то время как Пейган безусловно командовал воинскими силами, он делал это, советуясь с Дейрдре.

Если бы только, подумала Хелена, все мужья были такими сговорчивыми.


Колин был уверен, что ему дали бессмысленное поручение. Дейрдре потребовала, чтобы он нашел ее отца. Хромающий, как сейчас, Колин едва ли был тем, кого стоило отправлять карабкаться по замковым лестницам в поисках сумасбродного лорда. Своенравная девица, без сомнения, дала Колину это задание, только чтобы убрать его с ее дороги.

Почему Пейган позволял женщине командовать собой, Колин не знал. До этого момента он был уверен, что его капитан укротил упрямую девицу. Но, похоже, Пейган подпал под очарование Воительницы Ривенлоха, и теперь он склонился под ее властью. Это было в высшей степени неприятно и неразумно.

Но больше всего глодало Колина изнутри, когда он ковылял вверх и вниз по каменным лестницам со своим бесполезным заданием, то, что Хелена сейчас была на внешней стене, на первой линии обороны замка, полностью открытая врагу.

Просто пародия, что Колин согласился на это. Господи, ну она же женщина! Разве они не клялись своими шпорами защищать дам? И все же Пейган послал ее в самое уязвимое место замка. От этой мысли ему становилось плохо.

И как только он закончит это поручение Дейрдре, он поднимется на крепостную стену и уведет оттуда Хелену, если понадобится — даже силой.

Вдруг окружающие Колина стены содрогнулись от мощного удара, сотрясшего даже фундамент башни. На него посыпался дождь камешков, Колин споткнулся и упал на одно колено. Поднялось густое облако каменной пыли от известкового раствора старинных каменных стен.

Люциферовы яйца! Если это не молния ударила в замковые стены, значит, у англичан есть какая-то военная машина. Катапульта. Или требюше. Значит, эти ублюдки не собираются осаждать замок. Они хотят атаковать.

Колин поднялся на ноги и стал карабкаться вверх по лестнице. Понимая по внезапному току влажного воздуха, что значительная часть башни разрушена, он спешил завершить свое задание до того, как враг превратит ее в груду камней.

Непредвиденное стечение обстоятельств, но лорд Геллир поднялся именно на эту башню. Когда Колин поднялся на площадку, он обнаружил, что крыша снесена, полностью открытая небесам, в которых началась мощная гроза. И сквозь сильный ливень, смывающий дубовые щепки, он заметил седовласого викинга, потерянного и сбитого с толку, который с трудом пробирался по остаткам пола собственной башни.

— Проклятие! — выругался Колин.

Внезапно это бессмысленное поручение превратилось в дело жизни и смерти.

— Лорд Геллир! — прокричал он, перекрывая нарастающий рев бури.

Старик, похоже, не слышал. Или может быть, голоса в его голове заглушили слова Колина.

— Лорд Геллир! — снова крикнул он. — Идите сюда!

Но, такой же упрямый, как его дочери, лорд отвернулся и начал подползать к рушащемуся краю башни.

— Нет! — заорал Колин.

Но старик не слышал его. Или не хотел. Что означало, что Колину придется принимать более суровые меры. Молясь о том, чтобы устоять на ногах, он осторожно похромал вперед по скользким от дождя доскам.

— Милорд! — позвал он. — Отойдите от края!

Но лорд Геллир, похоже, был глух к его мольбам. Колин медленно продвигался вперед, лихорадочно подыскивая в голове нужные слова, которые дошли бы до старика.

— Милорд! Спускайтесь вниз! — звал Колин. — Мы садимся играть в кости!

Лорд замер и наклонил голову набок.

— У меня есть шесть шиллингов! — продолжал он. — Серебро, которое я выиграл у вас неделю назад! Вы помните?

Мир как будто замер, если не считать непрекращающегося дождя, пока поврежденный мозг лорда пытался распугать слова Колина. Он повернул голову, щуря свои пронзительные голубые глаза на Колина.

— Да, это я, Колин дю Лак, рыцарь Камелиарда, — с надеждой произнес Колин, убирая мокрые от дождя волосы с лица. — Вы нужны норманнам для игры в кости, милорд.

Но как только лицо лорда прояснилось, оно тут же снова затуманилось, и старик продолжил свой опасный путь.

— Нет, милорд!

Колин в отчаянии выругался. Он не смел идти за ним. Пол уже и так опасно накренился. Если он добавит свой вес к весу лорда Геллира…

— Умоляю вас, милорд, ради ваших дочерей… — попытался он, но старый викинг опять ничего не слышал.

А потом лорд совершил немыслимое. На самом краю башни он попытался подняться на ноги. Колин замер, боясь пошевелиться, когда старик воздел руки к небу, как жертву Тору.

Тут боковым зрением Колин уловил какое-то движение позади лорда, на холме. Сквозь плотную стену дождя он увидел людей, приводящих в боевую готовность требюше. В следующее, мгновение будет удар по башне.

Чисто инстинктивно Колин нырнул вперед, поймав лорда за лодыжки. Но, как он и боялся, от их соединенного веса пол накренился, и вместо того чтобы отшатнуться назад, лорд Геллир бросился за край.

Колину потребовалась вся сила, чтобы удержаться самому и удержать лорда Геллира от падения. Воин-викинг был большой и тяжелый, когда свисал с края башни. Но Колин мертвой хваткой держал его лодыжки, даже чувствуя, что неуклонно сползает, дюйм за дюймом, к краю.

Казалось, прошла целая вечность, прежде чем наступило облегчение, и руки Колина дрожали от напряжения. Но когда он, наконец, услышал долгожданный голос Пейгана, кричащего ему держаться, Колин понял, что победил. Лорд Геллир был спасен.

Прежде чем он успел обрадоваться, раздался ужасающий грохот и треск раскалывающегося дерева. Невидимая рука швырнула Колина назад. Последнее, что он запомнил, — это что его голова ударилась обо что-то твердое. После этого весь мир стал черным.


Хелена никогда не слышала таких ужасающих звуков. Второй удар сотряс весь замок, даже восточную стену, где она стояла с лучниками. Быстро выкрикнув им приказ следить за подрывниками, она бросилась вниз по лестнице оценить повреждения.

Дейрдре тоже услышала шум и бежала через двор к западной башне, когда ее встретила Хелена. Она никогда не видела Дейрдре такой бледной, и когда увидела разрушенную башню, поняла почему.

Перекрытия были полностью разбиты, оставив каменную башню пустой скорлупой с грудой камней. Верх башни и часть стены обрушились. Но это было не самое худшее. Лорд Геллир был в башне, когда она рухнула, и Дейрдре не знала, жив ли он.

Они вдвоем взобрались по разбитым ступеням и пробирались через груды обломков в решимости найти отца, когда Дейрдре открыла Хелене ужасающую подробность. Очевидно, Колин, стараясь спасти лорда, поднялся на башню за минуту до удара по ней.

У Хелены замерло сердце, и ее решимость превратилась в отчаяние. С невероятной скоростью она взлетела по лестнице на верхний этаж, который теперь лежал, открытый небу.

Распластанный на покосившихся балках башни, как сломанная безжизненная кукла, лежал Колин дю Лак. Его колено зацепилось за обломок каменной кладки, не давая ему сползти к верной смерти на камнях внизу. Но это ничего не значило, если он был уже мертв.

Отрывисто вскрикнув, Хелена бросилась вперед и упала рядом с ним. Красивое лицо Колина было белым, как бумага, мокрые волосы лежали прядями на щеке, как разрезы. Она убрала волосы с его лица и взяла голову Колина в ладони, приказывая ему очнуться.

— Ну же, Колин, очнись, — бормотала она, тряся его голову. — Очнись, будь ты проклят.

Но он молчал. Дождь хлестал по его лицу, стекая струйкой между приоткрытых губ. Хелена подсунула руку под его затылок. Когда она ее вынула, рука была в крови.

— Не умирай у меня на руках, норманн, — бросила она.

С бешено бьющимся сердцем Хелена попыталась нащупать его пульс. Горячие слезы гнева и отчаяния текли по ее щекам, смешиваясь с холодным дождем.

— Ну, очнись же, сукин ты…

Наконец-то она нашла его — слабое биение, пульсирующее на горле Колина. Он был жив. У нее вырвался невольный всхлип облегчения.

Но пытаться оживить его не было времени. С края башни Дейрдре звала на помощь.

Лорд Геллир свалился с башни за наружную стену. Каким-то образом, милостью Божией, он остался жив, и Пейган спустился, чтобы спасти его. Но англичане наступали, как яростные тиски, и к тому времени, когда Пейган обвязал веревку вокруг талии лорда Геллира, Хелене и Дейрдре пришлось работать с головокружительной скоростью, чтобы вырвать его из их когтей.

Но для Пейгана было уже слишком поздно. Враги набросились на него все сразу. Пока Хелена и Дейрдре беспомощно смотрели сверху, не в силах спасти его, англичане захватили его в плен.

Хелена никогда не видела такого горя в глазах Дейрдре, когда они потащили Пейгана прочь, и никогда не слышала такого отчаяния в ее голосе, когда она кричала вслед Пейгану.

Тогда Хелена поняла правду. Ее сестра влюбилась. Она любит своего нормандского мужа.

Когда Пейган и его захватчики исчезли из виду, Хелена сжала дрожащую руку сестры.

— Я обещаю тебе, Дейр, мы вернем его непременно. Мы найдем способ. И мы не позволим Ривенлоху пасть.

Это были поспешные слова, Хелена знала, но в тот момент она сказала бы все, что угодно, только чтобы стереть безнадежность из глаз Дейрдре.

Дейрдре напряженно кивнула.

— А сейчас, — продолжила Хелена, пожимая руку сестры, — ты можешь отвести отца вниз?

Она снова кивнула. Потом ее взгляд упал на Колина.

— Он…

— Жив. — Голос Хелены дрогнул. — Едва.

Бросив на нее сочувственный взгляд, Дейрдре отвернулась и, взяв лорда Геллира под руку, повела, его к лестнице.

Хелена не теряла времени даром. Колин, может быть, и жив, но он не приходил в себя. Его сердце, может быть, и билось, но это не означало, что его тело здорово. Может быть, он еще дышал, но трещина в черепе могла оставить его слабоумным.

От этой мысли по щеке Хелены скатилась слеза.

Она злобно стерла ее. Не в ее характере плакать о таких вещах. Ее дело воевать, а не тревожиться. Это просто была еще одна битва, которую ей нужно выдержать. А если и было что-то, что Хелена умела делать, — это вести войну.

Яростно чертыхаясь, она подошла туда, где лежал Колин, и сердито посмотрела вниз на его бледное и молчаливое тело.

— Послушай, ты, переросший громила, сукин сын! — закричала она. — Ты будешь жить! Ты слышишь меня?

Резко выдохнув, Хелена села рядом с ним на корточки, подхватила его под мышки и, как могла, подняла его.

— Я зашивала тебя… и нянчила… тащила тебя через пол-Шотландии, — выдавила она сквозь стиснутые зубы, с огромным трудом волоча его по скользким доскам, — …не для того, чтобы ты мог… умереть… от дурацкой шишки на голове.

Глава 18

Никогда в жизни Хелена не чувствовала себя такой несчастной. Она кусала ноготь большого пальца, дежуря около Колина, лежащего рядом с очагом в главном зале. Проклятый норманн все еще не отвечал, несмотря на подстрекающие оскорбления, которыми она осыпала его. Теперь Хелена молча смотрела, ожидая увидеть трепет век или движение пальца. Но в основном она, не веря своим ушам, слушала, как мятежные настроения распространяются в рядах норманнов.

Много лет она тренировала рыцарей Ривенлоха на защиту замка. Десять лет она обучала население замка готовиться к осаде. И все это время Ривенлох был благословлен только миром и спокойствием.

Сейчас, когда замок был в самом центре настоящего нападения, когда эти навыки были больше всего нужны, кучка нормандских чужаков узурпировала командование замком. Даже Дейрдре, потерявшая рассудок из-за похищенного мужа, но героически старающаяся сохранить свое влияние на рыцарей, не могла добиться от норманнов сотрудничества. Они были упрямым трусливым сборищем, которое отказывалось противостоять англичанам. Как могли они называть себя мужчинами, когда не хотят пошевелить и пальцем, чтобы спасти своего собственного командира, которого прямо сейчас наверняка пытают?

Хелена достаточно наслушалась их малодушного нытья. Если норманны слишком трусливы, чтобы вести войну, тогда она соберет людей Ривенлоха. Она вскочила на ноги, чтобы созвать мужчин своего клана.

К несчастью, она недооценила своеволие рыцарей Камелиарда, в особенности сэра Роува д’Оноре — громилу, оставленного командовать. Даже когда она пыталась мобилизовать военные силы, он угрожал смертью каждому, кто подвергнет осаде стены Ривенлоха. Когда Хелена выразила сомнение в том, что у него есть право командовать, он заявил, будто следует приказам самого Пейгана. Похоже, Камелиард настаивал, что не может быть никаких переговоров по поводу заложников. Долгом Роува была защита замка, даже если это означало, что необходимо пожертвовать его собственным лордом.

Кровь Хелены кипела от отчаяния. На самом деле она видела, что Роуву так же не хочется следовать приказам Камелиарда, как и ей самой. Когда она окинула взглядом зал, ей стало очевидно, что норманны, как и она, жаждут битвы. Но, все до единого, они были верны Пейгану. Они не станут перечить своему командующему.

В другое время Хелена восхищалась бы такой преданностью. Но когда она видела лицо сестры и знала, что англичане сделают с Пейганом, она не могла не проклинать норманнов. Может быть, те, кто остался, довольны тем, что слоняются без дела, но Хелена не собиралась позволять Дейрдре страдать от горя. Она дала обещание сестре, и она собиралась его сдержать.

Хелена поклялась, что до наступления этой ночи найдет способ спасти Пейгана, защитить Ривенлох и уничтожить то громадное деревянное чудовище, которое напало на замок, — машину, которую норманны называли требюше.

Но без ведома Хелены такая интрига уже затевалась. И когда она узнала о ней, где-то около полуночи, Хелена была потрясена до глубины души: во-первых, из-за того, что в ней был задействован тайный проход под замком, о котором она понятия не имела, и, во-вторых, что этот план был организован не кем иным, как ее младшей сестрой, милой, невинной, послушной Мириел.

Это была блестящая схема. Уже сейчас Дейрдре и ривенлохские рыцари пробирались по туннелю Мириел, чтобы подстеречь англичан, пока они спят. Единственным изъяном, как считала Хелена, было то, что сама она не сможет присоединиться к сражению за крепостными стенами. В течение часа, если план провалится, от нее потребуется надзирать за защитой замка.

Естественно, сестры не открыли свои планы норманнам. Сэр Роув, без сомнения, стал бы возражать, что это слишком большой риск. И возможно, так оно и было. Но это был риск, на который Хелена и Мириел были готовы пойти ради Дейрдре.

В камине шишка взорвалась дождем искр, осветив лицо Колина, когда Хелена опустилась рядом с ним на колени. Святые угодники, даже сейчас, бледный, осененный тенью смерти, он прекрасен, как темный ангел.

Она уже в сотый раз прижала пальцы к его горлу. Пульс Колина был слабый, но ее ободрял тот факт, что он вообще все еще бьется. А когда Хелена коснулась его приоткрытых губ, между ними все еще ощущалось дыхание. Это вселяло надежду.

Она причесала пальцами его мокрые волосы. Потом, убедившись, что никто из спящих неподалеку от нее рыцарей не видит, Хелена нежно поцеловала Колина в лоб.

Хелена не могла бы точно сказать, когда она влюбилась в этого норманна. Может быть, это случилось, когда они вместе ловили рыбу на берегу ручья. Или когда он в первый раз поцеловал ее. Или когда он забрал ее девственность. Или, может быть, это все те восхитительные ужины, которые Колин готовил. Как бы там ни было, теперь она знала, что неразрывно связана с ним сердцем и душой.

Если она потеряет его…

Хелена закрыла глаза. Мысль об этом была ей невыносима. Может быть, она и не хотела выходить за Колина замуж, но она не могла вынести мысли о его отсутствии. Никогда больше не слышать его беззаботный смех. Никогда больше не таять под его жадным взглядом. Никогда больше не ощутить уют его объятий и прикосновение его губ…

— Дикая кошка.

Хелена подумала, что этот шепот ей послышался. Но когда она открыла глаза, Колин смотрел на нее, его глаза были тонкими щелками отраженного света под тяжелыми веками.

— Колин? — выдохнула она.

Каким-то чудом ему удалось поднять уголок рта в улыбке, хотя она была уверена, что это единственный мускул, в котором осталась хоть капля силы.

Сердце Хелены замерло, и в кровь хлынула радость. Потребовалась вся ее воля, чтобы не броситься обнимать Колина, осыпая его лицо поцелуями. Но она не осмелилась. Слеза уже угрожала сорваться с уголка ее глаза. Она вытерла ее большим пальцем.

— Давно пора, ты, ленивый норманн.

Он заморгал, сбитый с толку окружением.

— Где твой отец?

— В безопасности. — Боже, как же она хотела прижать его к своей груди. — Ты спас его.

Колин удовлетворенно кивнул и тут же поморщился от боли:

— Моя черепушка?

— Получила большую шишку. — Хелена хмыкнула. — Повезло, что ты тупоголовый норманн, а то все могло быть гораздо хуже.

Он улыбнулся, потом закрыл усталые глаза.

— А Пейган?

Хелена помедлила.

— Ты, наверное, хочешь пить. Принести тебе?

Колин облизал пересохшие губы.

— Да.

Она стащила бурдюк у спящего норманна, откупорила его, потом просунула руку под спину Колина и приподняла его достаточно высоко, чтобы тот мог пить. Хелена поддерживала бурдюк, чтобы он пил маленькими глотками, потом по его кивку отодвинула его. Но прежде чем она успела снова заткнуть бурдюк, Колин схватил ее за запястье.

— Где Пейган? — повторил он.

Выпытать у Хелены всю историю оказалось нелегкой задачей. Во-первых, им приходилось говорить шепотом, потому что была ночь и вокруг них спали люди Камелиарда. Во-вторых, Хелена, казалось, не слишком стремилась открывать то, что ему казалось довольно важными деталями. И в третьих, его мозг был все еще в тумане после удара по голове, Колин был не совсем уверен, что понимает ее правильно.

— Она что сделала?

Из вопроса Колина стало понятно, что он думает, будто Дейрдре выскользнула из замка по потайному туннелю, чтобы в одиночку спасти Пейгана от англичан. Но, считал он, это неправильно. Это было бы дурацкой затеей.

— Не беспокойся, — успокоила его Хелена. — Мы с Мириел послали вместе с ней людей Ривенлоха.

Колин замотал головой. Ну конечно, он неправильно расслышал. Никто, даже шотландец, не мог быть так безрассуден.

— Ты видела, сколько там англичан?

— Мы захватим их, когда у них будут спущены штаны, — гордо заявила Хелена.

— Со спущенными штанами или нет, но численно они превосходят нас два к одному, — заметил Колин.

— Три к одному.

Он снова опустил голову на солому и уставился в потолок. Теперь он понимал, почему король назначил Пейгана руководить защитой Ривенлоха. Учитывая импульсивность Хелены, напускную храбрость Дейрдре и озорство Мириел, сестры потеряли бы замок в мгновение ока.

— И как только Роув позволит рыцарям Камелиарда присоединиться к драке… — продолжала Хелена.

— Он этого не сделает, — уверенно сказал ей Колин. — Ни в коем случае, если Пейган приказал ему другое. Роув серьезно воспринимает приказы.

— Я не так уверена в этом. Моя младшая сестра умеет быть чрезвычайно убедительной.

— Тьфу! — только и мог сказать он.

То, что Хелене удалось соблазнить целый лагерь наемников, не означало, что на всех мужчин так легко влиять.

Но, как будто в подтверждение слов Хелены, в дальнем конце большого зала возник какой-то шум. Сэр Роув начал выкрикивать приказы, будить людей и готовить их к битве.

Роув заявлял, что приказ исходит от лорда Геллира, но Колин знал иное. Лорда Геллира нигде не было видно. Кроме того, старый викинг едва ли мог командовать собственными мозгами, а тем более армией.

Когда Хелена улыбнулась с самодовольной уверенностью, Колин приподнялся на локтях. Это же самоубийственная миссия. Они идут на смерть, все они. Это безрассудно. И безответственно. И плохо продумано. Но если все остальные рыцари Камелиарда собираются бросить свои проклятые туши на поле боя, наверное, он бы тоже мог умереть вместе с ними. С мечом в руке. С боевым кличем на устах. В славной битве.

— Мне нужен мой меч, если я хочу присоединиться к ним, — пробурчал он.

— Но… — в глазах Хелены на мгновение промелькнул страх, — ты не можешь. Ты ранен. Ты…

Колин отрицательно покачал головой, твердо добавив:

— Я не оставлю своих товарищей.

— Мне нужен… мне нужен заместитель командующего.

Он, сдвинув брови, посмотрел на Хелену.

— Заместитель командующего?

— Кто-то должен остаться, чтобы защищать замок, — объяснила она.

Ничего на свете он не хотел больше, чем сказать ей «нет», запереть ее где-нибудь, может быть, в кладовой под замком, где-нибудь далеко и в безопасности.

Но теперь Колин знал Хелену достаточно хорошо, чтобы понимать, что никакие споры не заставят ее передумать. Отбирать у нее меч тоже было бессмысленно. Коварная девица уже забрала у него меч Мохри, и отобрать его у нее было бы так же трудно и жестоко, как украсть хлеб у голодающего. Хелена из Ривенлоха была воительницей. Битва кипела в ее венах. А ее страсть не остывала, пока она не чувствовала вкуса крови своего врага. Единственное, что он может сделать, — это изо всех сил попытаться защитить ее.

Колин считал, что ему повезло, что Хелена, по крайней мере, не пожелала присоединиться к воинам за стенами крепости. Так она хоть на время останется под защитой замка. Пока англичане не выстрелят из требюше. И тогда замок падет.

Он вздохнул:

— Я буду твоим заместителем при одном условии.

— Да?

— Ты будешь дежурить на восточной стене.

Хелена нахмурилась.

— Сражение у западной стены?

— Вот именно.

— Ты не можешь сослать меня в…

Колин сел.

— Тогда я пойду вместе с моими товарищами на поле.

— Подожди! Подожди.

Хелена пронзила его недовольным взглядом.

Боже, подумал он, даже когда она злится, она прекрасна. Так хотелось похитить ее в ее спальню, и к черту сражение.

— Хорошо, — неохотно согласилась она. — Я возьму восточную стену.

К тому времени, когда Колин поднялся по лестнице на площадку западной стены, сражение уже шло полным ходом. К счастью для них, дождь прекратился. Под чернильно-черным небом в свете дюжины полыхающих подожженных английских палаток он увидел людей Ривенлоха, сражающихся бок о бок с рыцарями Камелиарда. Лязг мечей и щитов, крики раненых, рев мужчин, подстегивающих свою отвагу, гремел над полем битвы, отражаясь от стен Ривенлоха.

На таком расстоянии невозможно было сказать, кто побеждает, и Колин усомнился, было ли разумно с его стороны соглашаться оставаться в тылу. Потом он вспомнил Хелену, которая благодаря его выбору безопасно патрулировала покинутую восточную сторону замка. И понял, что спасение ее от опасности стоило любой цены.

Колин на мгновение отвернулся от поля битвы, чтобы взглянуть на темный внутренний двор у восточной стены, надеясь увидеть ее. Но, хотя он мог на таком расстоянии пересчитать головы лучников, стоящих между зубцами, Хелены нигде не было видно. Может быть, подумал он, она спустилась вниз, чтобы проверить женщин и детей.

— На холме! — закричал один из лучников на западной стене.

Колин резко обернулся, увидев новое ужасное зрелище. На гребне северных холмов появилась новая линия факелов, линия, неумолимо приближающаяся к полю битвы.

— Проклятие!

Он ударил кулаком по зубчатой стене. Сколько еще подлых английских армий собралось вместе, чтобы осадить Ривенлох? Они все?

Колин наблюдал за приближающейся линией, за тем, как они собирались на вершине холма. Они несли дюжину факелов, но людей было, по меньшей мере, втрое больше. Разглядывая освещенные светом факелов фигуры, Колин заметил, что маленький солдат впереди имеет поразительное сходство с морщинистой старой служанкой Мириел, Сан Ли. Он моргнул несколько раз. Удар по голове, должно быть, повлиял на его мозги. Когда Колин посмотрел снова, она исчезла, растворилась в тени.

Неожиданно невероятный рев расколол ночь, когда люди на холме дружно издали яростный боевой клич. Колин стиснул зубы, глядя, как эта новая угроза спускается со склона.

— Подождите! — выкрикнул один из лучников, опуская свой лук. — Это не англичане! Это Лаханберн!

— Да! Лаханберн! — радостно крикнул другой.

Лучники Ривенлоха весело загалдели.

Колин прищурился. Могло ли это быть правдой? Неужели это соседи Хелены, которые менялись скотиной с Ривенлохом?

Действительно, они, похоже, объединили силы с шотландцами и норманнами, когда столкнулись с англичанами в реве яростных криков и лязге мечей.

Может быть, начал думать Колин, надежда все-таки есть. Может быть, победа была у них в руках.

Мускулы Колина напряглись, сокращаясь в инстинктивном желании сражаться, когда он смотрел на эту потрясающую битву.

Внизу под ним разлетались искры от сталкивающейся стали. Факелы освещали искаженные яростью лица жаждущих крови воинов. Мертвые в горящих туниках валялись на земле, как пылающие факелы. И оранжевый дым поднимался к небесам от горящих палаток. Это было настоящее видение из ада.

Потом, как будто сам дьявол материализовался на поле брани, ревущий от гнева и брыкающийся от ярости, раздался мощнейший взрыв на вершине холма, там, где стоял требюше. Ослепительная вспышка как молния осветила небо, и воздух расколол сокрушительный гром. Искры и щепки дождем обрушились на землю, засыпая сражающихся воинов и опаляя землю.

Сквозь пелену дыма, окутавшего требюше, Колин разглядел руины английской боевой машины. То, что осталось от ее деревянных балок, было похоже на сломанную мачту побитого бурей корабля. Что вызвало ее взрыв, Колин не знал. Но лучники на стене не тратили время на предположения. Радостный клич становился все громче, захлестывая, как волна, все бойницы, и вскоре Колина тоже захватило всеобщее ликование.

Англичане, подавленные и разгромленные, начали отступать, ковыляя прочь в южном направлении, что, как подозревал Колин, могло довести их назад до самой Англии. Когда победившие рыцари Ривенлоха, Камелиарда и Лаханберна праздновали на поле битвы, сердце Колина переполняли ликование и гордость. Единственное, о чем он жалел, что тут не было Хелены, чтобы разделить с ним сладость победы.

Битва была окончена. Англичане бежали. И рассказы об их ужасающем поражении от рук диких шотландцев и нормандских защитников будут преследовать их годами, надолго охраняя Ривенлох и окрестности от вторжения.


Тем временем ворота Ривенлоха распахнулись, чтобы впустить домой героев. Они хлынули в главный зал, как волна, их тела были избиты, доспехи грязны, но их окровавленные лица сияли улыбками.

Все вокруг Хелены смеялись и радостно кричали, и пели, и пили. Норманны одобрительно хлопали Лаханбернов по спине. Девушки Ривенлоха строили глазки рыцарям Камелиарда. Мальчишки жадно слушали рассказы старых воинов о битве. Слуги разносили сыр и эль и зашивали раны солдат. Пейган, избитый почти до неузнаваемости, несмотря ни на что, смог ободряюще улыбнуться, разговаривая с восхищенными оруженосцами. Мириел кружила в толпе, следя, чтобы все были довольны, в то время как Дейрдре сидела с нормандским менестрелем Бонифасом, который обрабатывал ее раны. Даже лорд Геллир, разум которого сейчас прояснился, присоединился к шумному празднованию, поздравляя победителей и разговаривая с лордом Лаханберном.

Но, несмотря на окружающее Хелену веселье, несмотря на избавление Ривенлоха от бед, несмотря на то что они успешно обратили в бегство неприятеля, она была не в настроении праздновать. По нескольким причинам. Не последней из которых был тот факт, что та коварная служанка, Люси Кэмпбелл, незаметно подобралась к Колину дю Лаку и нашептывала что-то ему на ухо. Пока Хелена смотрела, взгляд Колина опустился на чересчур пышные груди Люси и на его губах появилась улыбка.

В ее вены хлынула необузданная ярость. Чертыхнувшись, Хелена стиснула зубы и кулаки и пошла к тому месту около буфетной, где Люси расставляла свои сети.

Не говоря ни слова, Хелена схватила Колина за руку и силой потянула прочь.

К ее удивлению, он, похоже, спокойно отнесся к тому, что его разговор прервали. Он даже приветствовал Хелену нежным «дикая кошка».

Однако за его плечом Люси выглядела такой же довольной, как мокрая кошка.

Колин улыбнулся:

— Я везде тебя искал.

— Да неужели? — пробормотала Хелена. — Ну, между сисек Люси я точно не устроилась.

— Что? — переспросил Колин усмехаясь.

Покачав головой, она потянула его в тихий уголок зала.

— Ты порезался, — объяснила она, хотя это была всего лишь царапина на его щеке, которую он сразу же нащупал пальцем.

Колин пожал плечами, но сел на скамью, позволяя Хелене заняться его раной.

— Тебе надо было видеть это, дикая кошка, — сказал он, и его лицо просияло.

— Да, — проворчала она, — надо было. — Она смазала его порез. — Но я не видела, не так ли?

Колин схватил ее за руку.

— Ты сердишься?

— Нет, — процедила Хелена сквозь зубы. — Это просто отлично, что меня отправили на стену, противоположную сражению. — Она выдернула руку из его руки и снова начала промокать его щеку. — Просто прекрасно, что, пока мои земляки внизу сражались в славной битве, я должна была ходить взад-вперед по крепостной стене, как…

— Эй! — Колин вздрогнул от ее манипуляций, которые стали резче от гнева. — Ты не просто ходила взад-вперед. Ты караулила. Если бы линии обороны не устояли, если бы наши силы пали…

— Если, если, если… — Она злобно выдохнула. — Я почти всю свою жизнь готовилась к войне, и ради чего? Проклятие, я не смогла даже увидеть битву.

— О, дикая кошка, — вздохнул Колин и взял Хелену за подбородок, — я так благодарен, что ты была в безопасности за стенами замка. Я не вынес бы, если бы…

Слова застряли у него в горле.

Хотя часть ее была польщена и довольна его признанием, ее кровь все еще кипела от гнева. Наверное, она сама виновата. Хелена пообещала остаться в замке, только чтобы не позволить Колину уйти. Она боялась, что, будучи раненым, если бы он попытался участвовать в битве, то мог бы стать первым павшим. А этого она бы не пережила.

Хелена мотнула головой, освобождая свой подбородок из его пальцев. Были еще и другие проблемы, которые беспокоили ее.

— Я слышала, что твой капитан теперь властитель замка.

— Да. Этого пожелал твой отец.

Она взглянула на отца, который сидел у камина и пил эль с лордом Лаханберном. Недавнее падение, видимо, вернуло ему долю разума. Но относительно его решения у Хелены были смешанные чувства.

— По наследству командование должно было перейти к Дейрдре, — пробормотала она.

— Мне кажется, так оно и есть. — Колин улыбнулся. — Я никогда не видел, чтобы Пейган был настолько без ума от женщины. Нет сомнений, он всецело в ее распоряжении.

Хелена мрачно посмотрела в сторону Дейрдре. Сейчас она уже отмахнулась от помощи Бонифаса, и в ее глазах зажегся решительный огонь, когда она вскочила на ноги. Хелена проследила за ее взглядом в сторону кладовой. К ее удивлению, Люси теперь тянула свои похотливые ручонки к Пейгану. Хуже того, он, видимо, был не против.

— Без ума, — презрительно повторила она. — Да неужели?

Хелена кивнула головой в сторону Люси.

Глаза Колина заискрились. Он поднял палец, предлагая ей подождать, пока смотрел, как Дейрдре приближается к парочке. К разочарованию Хелены, через мгновение Дейрдре успешно похитила Пейгана.

— Действительно. — Колин приблизился, чтобы прошептать на ухо: — Ты видишь, как счастливо они женаты? Ты все еще думаешь, что можешь украсть его у нее?

Хелена сказала бы что угодно, лишь бы стереть это самоуверенное выражение с его лица. В конце концов, негодяй сравнил ее способности с умениями какой-то простой судомойки. Она мотнула головой:

— Могу, и я это сделаю.

Глава 19

Хелена стиснула зубы и поправила на руке щит. Повсюду, куда бы она ни бросила взгляд сегодня утром по дороге к тренировочной площадке, она замечала, как изменился Ривенлох. За какие-то две недели норманны на всем оставили свой след. Половина надворных построек была заново обшита досками. Обрушавшаяся каменная кладка колодца восстановлена. На траве лежали, как гигантские сломанные зубы, свежевытесанные камни, подготовленные для постройки какой-нибудь новой стены или башни. Голуби, как ни странно, заселили голубятню, незнакомые слуги сновали по главному залу, и чужие собаки спали среди собак Ривенлоха.

Все эти перемены Хелена переживала в молчании. Наверное, можно сказать, что все они поспособствовали улучшению замка. Но когда дело касалось командования рыцарями, тренировки, приказов и организации, что всегда было ее делом, она не могла молчать. В ее отсутствие защита крепости быстро перешла от шотландцев к норманнам. Что приводило Хелену в ярость.

Разумеется, эта ярость подпитывалась тем, что один норманн, которого она полюбила, стал к ней вдруг холоден, как северный ветер.

Хелена знала, что это ее личная вина. Если бы она не настаивала, что все еще хочет завоевать Пейгана, она могла бы провести прошедшую неделю в гораздо более приятных занятиях, чем угрюмое торчание на тренировочной площадке и обругивание слуг. Но нет, она приговорила себя к аду безответного желания.

Казалось, что все вокруг было коварным напоминанием о том, чего Хелена лишена. Благовонные масла находили путь в ее спальню. Новая льняная нижняя юбка таинственным образом появилась на ее кровати, многозначительная замена той, которую она порвала на бинты. Даже блюда за ужином подозрительно напоминали кулинарные шедевры Колина. Все, казалось, вызывало воспоминания о Колине. И к ее полнейшему отчаянию, она слишком живо помнила тепло его кожи, ласку его взгляда, вкус его рта.

Господь милосердный! Да что с ней такое? Она должна была прогнать его из своих мыслей. Если она не может контролировать свою собственную реакцию на одного только мужчину, как она собирается вернуть себе командование армией Ривенлоха?

Обозлившись на себя, на Колина, на Пейгана, на всех норманнов и на все вокруг нее, Хелена позволила гневу усилить свои удары, когда начала тренировочный бой с Дейрдре. Стиснув зубы, она крутилась и размахивала мечом, заставляя сестру отступать по пустому полю от ее все более жестоких ударов.

Дейрдре, в конце концов, прижатая к изгороди, быстро поднырнула под ее финальный удар, и клинок Хелены вонзился в стойку плетня, расщепив ее надвое.

— Эй, там! — прогремел голос Пейгана с другой стороны поля. — Не ломайте изгородь моего тренировочного поля!

Хелена снова стиснула зубы. Его изгородь? Ее кровь закипела. Ей хотелось изрубить изгородь в щепки из одного только чувства противоречия.

Но Дейрдре ответила ему с игривым негодованием:

— Не ломать изгородь? А как же я?

Он ласково усмехнулся:

— О да, поосторожнее и с моей женушкой тоже.

Хелена ощетинилась. «Моя изгородь». «Моя жена».

Пейган, наверное, думает, что владеет всем чертовым Ривенлохом?

Она раздраженно махнула мечом:

— Мы будем драться или хлопать челюстями?

Дейрдре кивнула ей и подняла свои меч и щит. Хелена немедленно бросилась в бой. С каждым ударом она молча проклинала Пейгана за то, что он разрушил всю ее жизнь.

Удар! Это за то, что отобрал у нее командование. Укол! Это за то, что отобрал замок у лорда Геллира. Удар! Удар! Удар! А это за то, что превратил ее сестру во влюбленную корову.

Но, как обычно, страстность Хелены ее же и сгубила. Когда она яростно бросилась вперед, Дейрдре уклонилась от ее меча, оттолкнув с такой силой; что она врезалась в изгородь.

Дейрдре рассмеялась и протянула ей руку.

— Спокойнее, Хелена.

Сегодня утром Хелена была слишком разгневана и раздражена для выговоров или благотворительности. Она оттолкнула руку сестры и вскочила на ноги.

— Еще раз, — огрызнулась она.

Дейрдре вскинула бровь, но снова сразилась с ней; и Хелена попыталась контролировать свою ярость, приняв оборонительную позу.

— Вот удар, которому меня научил Пейган, — объявила Дейрдре, нанося режущий удар по диагонали справа, а потом резко меняя направление и ударяя вперед слева.

Это было умно. Силы в ударе было немного, но его компенсировал элемент неожиданности. Если бы Дейрдре не остановила свой меч, она пронзила бы ее грудь насквозь.

В обычной ситуации она бы одобрительно закричала. Хелена любила узнавать новые приемы. Но знать, что этот пришел от него, от Пейгана, нового господина и повелителя Дейрдре, отравлял ее энтузиазм.

— Хочешь выучить его? — спросила Дейрдре.

Хелена отрицательно покачала головой и продолжила нападать, кипя внутри. Она рассекала мечом воздух, воображая, что кромсает Пейгана на куски. Дейрдре отступила от меча, придвигающегося все ближе и ближе. Наконец Хелена повернулась вокруг своей оси и скрестила свой меч с ее, всего на несколько дюймов не попав в горло Дейрдре. Дейрдре отскочила назад, потом вернулась с укоризненным ударом щитом.

— Это всего лишь тренировка, Хелена! — проворчала она. — Оставь мне мою голову еще ненадолго.

Хелена нахмурилась. Она не собиралась выплескивать свой гнев на Дейрдре. Это Пейгана она ненавидела. Но ее сестра, похоже, не видела, что теперь она, как преданная собака, жмется у ног Пейгана. В ночь той великой битвы Хелена верила, что он испытывает к Дейрдре уважение. Он прислушивался к ее советам и дал ей управление частью армии. А сейчас он даже не позволял ей тренировочных боев со своими собственными воинами. И она, похоже, не возражала. Что же случилось с ее сильной, решительной, властной сестрой?

Хелена снова подняла меч, полная решимости на этот раз сохранить контроль над своими эмоциями. Она ждала, пока Дейрдре нанесет первый удар.

— Вот еще один хитроумный прием от Пейгана, — сообщила ей Дейрдре.

Если Хелена, в конце концов, потеряла терпение, ее вряд ли можно в этом винить. Пейган. Пейган. Пейган. Дейрдре с тем же успехом могла сыпать соль на ее рану.

Пока Хелена кипела, крепче сжимая рукоять меча и скобу щита, Дейрдре начала быструю атаку, которая застигла защиту Хелены врасплох. Когда Дейрдре заставила ее отступить к изгороди, она вдруг сделала выпад, оттолкнула меч Хелены щитом и ударила ее снизу по запястью рукоятью своего меча. Быстрый удар выбил меч из ее руки, и он со звоном упал на землю.

Даже когда Хелена стала нападать с единственным оставшимся у нее оружием, щитом, Дейрдре была готова к этому. Она оттолкнула его локтем и закончила прием тем, что острие ее меча оказалось у горла Хелены.

— Ага! — победоносно крикнула Дейрдре.

Хелена кипела от гнева. Будь проклят этот норманн! Это уже не ловкость. Это нечестность. Именно такими коварными действиями и был захвачен Ривенлох. Она была в ярости.

— Давай! — закричала она. — Закончи это!

Улыбка Дейрдре поблекла и превратилась в сердитый взгляд. Она моргнула.

— Что?

— Закончи это, — огрызнулась она. — Избавь меня от моих страданий.

— Хелена, какого черта…

— Просто убей меня сейчас, чтобы мне не пришлось больше выносить это.

— О чем, черт возьми, ты говоришь?

— Вот об этом! — выкрикнула Хелена, в гневе вскидывая руки. — Об этом медленном и неуклонном вторжении в Ривенлох! Люциферовы яйца! Крепость с каждым днем выглядит все более и более нормандской. Это проклятая пародия.

Взгляд Дейрдре стал мрачным.

— Продолжай.

— И это животное, которое ты называешь мужем, Дейрдре, он приказывает тебе, как какой-то служанке! Это омерзительно.

Глаза Дейрдре опасно заблестели.

Хелена взглянула вниз, на сталь, зависшую около ее горла.

— Или убей меня, или убери меч. Я не твой враг.

— Я не так уж в этом уверена.

Хелена изумленно открыла рот. Никогда в жизни ее сестра не говорила таких вещей.

— О, Дейрдре, — грустно сказала она, — что этот дьявол сделал с тобой?

Взгляд Дейрдре стал твердым, как алмазы. Она отбросила меч и схватила Хелену за ворот туники, притянув ее к ледяному холоду своих глаз.

— Он не дьявол, и я не позволю тебе называть его так, ты меня слышишь?

Хелена ответила на ее взгляд своим огненным, но его было недостаточно, чтобы растопить ледяную ярость Дейрдре.

— Ты меня слышишь? — повторила Дейрдре, встряхивая ее. Прежде чем Хелена успела ответить, она продолжила: — И это не то, что он сделал со мной. Это то, что он сделал для меня. И для тебя тоже, неблагодарная девчонка.

От шока у Хелены пропал дар речи.

— Ты была там во время битвы. Разве ты не видела его синяки? Его раны? Его сломанные кости? — сурово спросила Дейрдре. — Он перенес все это ради Ривенлоха. Он бы… — Она захлебнулась словами, переполненная эмоциями. — Он бы умер за тебя, Хелена.

Хелена стояла, ошеломленная, а глаза Дейрдре наполнились непокорными слезами.

— Единственное, о чем ты можешь думать, — продолжала она, — это твои собственные эгоистичные желания. Да, многое изменилось. Да, я прислушиваюсь к тому, что говорит Пейган. Не потому, что я его служанка, а потому, что он мудрый человек.

— Он вбил клин между нами, — пробормотала Хелена.

— Если между нами и есть клин, то вбила его ты, а не Пейган.

Хелена сглотнула. Слова Дейрдре причиняли боль. И, будь прокляты ее оголенные нервы, к ее глазам подступили жгучие слезы.

Дейрдре вздохнула и, выругавшись себе под нос, отпустила ее. Потом она стала разглаживать смятую тунику Хелены.

— Послушай, Хел, — сказала она уже мягче, — я прошу только, чтобы ты попыталась поладить с ним. Ради меня.

Мятежность Хелены восстала. Почему это она должна под кого-то подстраиваться?

Тут Дейрдре выгнула бровь, и на мгновение Хелена увидела беспощадную воительницу, которой та когда-то была.

— На самом деле, — сказала Дейрдре, — я приказываю тебе это.

Хелена нахмурилась, но, в конце концов, неохотно кивнула. Не такого исхода она хотела. Но, наверное, в одном она могла быть уверена. Дейрдре все еще была таким же трудным и упрямым противником, как всегда. Значит, в ней еще остался боевой дух.


Целую неделю Хелена держала свое обещание. Хотя она не пыталась подружиться с Пейганом, она уже больше не жаловалась на него. Ей даже удавалось отвечать на его улыбки вежливыми кивками. И она перестала пытаться противоречить его приказам при каждой возможности.

Целую неделю она была уважительной и вежливой.

Целую неделю она не попадалась у него на пути.

Потом, на восьмое утро, пришли плохие новости.

— Проклятие!

Хелена бежала вниз по башенной лестнице, колотя кулаком по каменной стене. Наверное, любой другой был бы счастлив, услышав такую новость. Действительно, Мириел буквально засветилась от радости, на лице Сан Ли появилась глубокомысленная улыбка, а Дейрдре… Дейрдре просто сияла.

Но для Хелены тот факт, что ее сестра весной родит ребенка, не означал ничего, кроме неприятностей.

Дейрдре и так уже согнулась, как прутик, под влиянием Пейгана, выслушивала его идеи, руководствовалась его советами, шла на компромиссы, меняясь и подчиняясь его воле.

А теперь еще и это…

Разумеется, беременность сломает Дейрдре, уничтожит все, что осталось от ее лидерства, и низведет ее до воркующей мамаши, которая предпочтет кормить грудью ребенка, чем размахивать мечом.

Хелена снова ударила по стене, на этот раз ободрав кожу на костяшках пальцев. В ее глазах стояли слезы, слезы не от боли, а от утраты, от эгоистичного осознания, что теперь Дейрдре не будет ее соперницей на тренировках. Дейрдре, беспощадная сестра-воительница, которую она уважала, ушла навсегда.

Зализывая окровавленную руку, Хелена дала себе клятву. Она никогда не позволит мужчине изменить ее так, как Пейган изменил Дейрдре. Никогда.

Ристалище было шумнее, чем весенняя ярмарка в разгар дня, в нос бил запах пыли, соломы и пота людей и животных. Лошади фыркали, как бы насмехаясь над приказами своих хозяев. Грубые мужчины кричали, распекая оруженосцев, которых должны были превратить в воинов. Совсем юные мальчишки репетировали самые отвратительные ругательства, сражаясь с соломенными мишенями и кожаными чучелами.

Хелена шла по двору в сторону Пейгана и подумала о нескольких ругательствах, которые ей хотелось бы выучить.

Все это только потому, что она расстроена из-за состояния Дейрдре. Дело только в этом, говорила она себе. Ее отвратительное настроение не имеет никакого отношения к тому, что, проходя мимо кладовой, она заметила Люси с рукой, засунутой спереди в штаны Колина.

Хелена поравнялась с Пейганом, который стоял, прислонившись к изгороди, скрестив руки на груди, и напряженно наблюдал за тренировкой.

— Сражайся со мной, — натянуто произнесла она.

Он как будто не слышал ее. Его взгляд был прикован к бою на поле.

Она сказала громче:

— Сражайся со мной.

— Что? — рассеянно бросил Пейган, все еще глядя на поле, — все его внимание было приковано к бою.

— Роув! Пусть Кеннет держит щит выше!

Хелена проследила за его взглядом.

— Я сказала, сражайся со мной.

— Не так! — закричал он. — Работай плечом!

Не утратив смелости, Хелена протянула руку к его животу и стала вытаскивать его меч. Только тогда он схватился за рукоять и обратил на нее внимание.

— Что?

— Сражайся. Со. Мной.

Пейган окинул ее внимательным взглядом, с ног до головы, как надоедливого ребенка.

— Хелена.

Даже в этом одном слове она услышала снисходительность. Но с нее уже хватит. С тех пор как приехал Пейган, он надзирал за тренировками, запрещая Дейрдре и Хелене сражаться с кем-то другим. Дейрдре позволяла это, а Хелена держала свое обещание — пытаться сотрудничать. Но сейчас, когда Дейрдре была беременна и вообще отказывалась сражаться, Хелена не могла больше молчать.

Сегодня утром она испробовала все способы. Оскорбляла рыцарей Камелиарда. Подкупала людей Ривенлоха. Даже нарывалась на драку с норманнами. Но никакие насмешки, дерзости, посулы и унижения не могли заставить их сразиться с ней.

— Ты боишься сражаться с женщиной? — презрительно усмехнулась она. — Так вот почему ты сделал моей сестре ребенка? Чтобы избавить себя от риска проиграть женщине?

Пейган выглядел ошарашенным, и Хелена подумала, не сказала ли она слишком много. Но потом воспоминание о Колине и Люси снова нахлынуло на нее, и гнев с новой силой хлынул в ее вены.

— Какие же вы, норманны, трусливые бараны!

Он нахмурился, но явно не от злости. Скорее ему было неловко. Ее слова доставили ему неудобство, не более того.

— Хелена. Сестра. Не нужно…

— Не называй меня сестрой! — огрызнулась она.

Соперники на поле постепенно остановили свои поединки, отвлеченные этим новым любопытным зрелищем. Хелене было все равно. Она могла бы бросить вызов им всем.

— Я Воительница Ривенлоха, — заявила она, смерив его презрительным взглядом, — и я вызываю тебя на поединок!

Она выхватила меч. Пейган не вытащил свой, а только поднял руки в миролюбивом жесте, что привело Хелену в смятение.

— Я… — Он откашлялся, явно чувствуя себя неловко от ее вызова. — Послушайте, миледи, — мягко сказал он, — я знаю, что вы скучаете по ристалищу, по фехтованию, по тренировочным боям. Но я не могу быть вашим… тренировочным партнером.

— Никто больше не будет сражаться со мной. — К ее унижению голос изменил ей на этих словах. — Благодаря тебе и твоим проклятым новым правилам.

Пейган, похоже, так и не оскорбился. Он почесал подбородок, тщательно обдумывая ее слова. Потом решительно скрестил руки.

— Колин, — сказал он. — Колин сразится с вами.

Глаза Хелены вдруг наполнились непрошеными слезами, и это было все, что она могла сделать, чтобы удержать их.

— Он… он размахивает своим мечом в другом месте, — смогла выдавить она, вызывающе вскинув подбородок.

Хотя она не сказала ничего больше, Пейган понял ее намек. После долгой задумчивой паузы он кивнул.

— Ну, хорошо, — произнес он со вздохом. — Я буду драться с тобой, но…

Она нахмурилась.

— Но что?

— Ты не должна говорить сестре. Ты знаешь, что Дейрдре будет завидовать. — Он вытащил свой меч. — Я не хочу, чтобы ей хотелось сражаться. Это подвергнет опасности нашего ребенка.

Хелена посмотрела ему в глаза, как будто видела его в первый раз, — в них была врожденная доброта, которая делала его действия почти простительными.

Что до его умения фехтовать, он оказался превосходным бойцом. Когда Хелена рубила, кружилась, уклонялась и делала выпады, когда ее кровь закипала от битвы, а кожа горела от возбуждения, ей начала нравиться их схватка. Пейган не старался сдерживаться, и все же ей удалось раз или два застать его врасплох при помощи приемов, которые заставили его посмеиваться и хвалить ее изобретательность.

Действительно, Хелена так хорошо проводила время, что почти смогла забыть о флиртующем норманне, которого заметила в кладовой. Почти.


Всю дорогу до ристалища Колин проклинал эту нахальную девицу, Люси Кэмпбелл. Коварная служанка, должно быть, специально дождалась, пока увидит Хелену, чтобы сунуть руку ему в штаны. Ему следовало догадаться, что она не замышляет ничего хорошего, когда она позвала его помочь ей делать цукаты.

Частично это была и его вина. Он взял за правило заходить к Люси, чтобы показывать ей, как готовить его любимые нормандские блюда, — еду, которая, он знал, напомнит Хелене о нем. Вполне естественно, что пустоголовая девица начала видеть в этих визитах нечто большее. И сейчас она выбрала самый худший момент, чтобы позволить себе вольности.

Разумеется, Колин немедленно вытащил ее руку, мягко, но решительно, но к этому времени вред уже был нанесен. Он услышал, как дверь зала распахнулась, и заметил промелькнувшую рыжеватую косу Хелены, прежде чем дверь захлопнулась.

Он подозревал, что Хелена направится к ристалищу. Много дней она бродила по замку, такая же беспокойная, как лев в клетке. Он знал, что она чувствует. Возможно, она не знала названия своему беспокойству, но он его прекрасно знал. Это было неудовлетворенное желание.

Такая болезнь лечится всего двумя способами. Одним, предпочтительным, лекарством было удовлетворенное желание. Вторым было яростное, кровопролитное сражение. А учитывая, что она только что обнаружила мужчину, который предлагал ей брак, в объятиях другой женщины, Колин вполне резонно был уверен, что она предпочтет ристалище. Что чрезвычайно его раздражало.

Проклятый жребий, он надеялся вскоре заполучить Хелену в свою постель.

Он ожидал, что к этому времени она уже оставит свою идею выйти замуж за Пейгана, что она смирилась с тем фактом, что ее сестра счастливо замужем. Пресвятая Мария, Дейрдре как раз сегодня утром объявила, что она беременна. Не может же Хелена думать, что может теперь узурпировать место сестры.

В ту минуту, когда Колин увидел ее на ристалище, его сердце бешено забилось. На лице Хелены играла довольная улыбка, когда она ударила Пейгана по плечу. Пейган изобразил, что тяжело ранен ее ударом, зашатался, и Хелена рассмеялась над его кривлянием. Они выглядели такими же веселыми и близкими, как давние любовники. Потом Хелена напала на него с мечом, и они стали сражаться всерьез.

Она прыгала, кружилась, ныряла и уклонялась, как настоящий акробат. А Пейгану, похоже, нравилось наблюдать ее уникальный стиль. Он зачарованно смотрел на нее, хотя и отражал каждое движение Хелены.

Почти каждое движение, поправился бы Пейган, когда рухнул на землю в громадных клубах пыли.

В оседающей пыли он сердечно расхохотался, когда Хелена триумфально поставила ногу ему на грудь. Потом она протянула руку, чтобы помочь ему подняться. Одно ужасное мгновение Колин думал: вдруг Пейган сейчас потянет ее и повалит на себя?

Колин так бы и сделал. Девушке, такой красивой, и страстной, и горячей, как Хелена, было бы невозможно сопротивляться.

Смотреть на это было больно. Он попытался оторвать взгляд, но не смог.

Он подозревал, что это нечто большее, чем просто дружеская схватка. Пейган сам признавался Колину, рассказывая ему, как сражение горячит кровь его жены, как это оказалось более эффективным средством соблазнения, чем вино, поцелуи и комплименты. И теперь казалось, что Хелена нашла нужную комбинацию очарования и невинности, которая обманула и Пейгана тоже.

В конце концов, Пейган устоял перед искушением. Но все же, поднявшись на ноги, он игриво похлопал Хелену по щеке.

Сердце Колина глухо билось в груди. Он повернулся спиной и тяжело пошел прочь, не в силах больше смотреть на это. Он знал, что Хелена собирается соблазнить Пейгана. И он знал, что, если она твердо решила сделать это, она это сможет. Но он не ожидал, что ему так больно будет наблюдать ее успех.

Колин стиснул зубы и пошел целенаправленно в замок. Он должен быть доволен. В конце концов, Хелена, очевидно, не хочет выходить за него замуж. Это означало, что он больше не связан никакими узами чести. Он свободен спать со всеми, с кем пожелает.

И чем скорее он начнет, сказал себе Колин, тем скорее пройдет его боль. Он собирается встречаться со столькими девушками, сколько часов в сутках, переспать со столькими женщинами, что любимые черты Хелены растворятся в море женских лиц.

И начнет он с Люси.


Хелена выбивала пыль из своей туники, широко шагая по двору к замку. Все ее чувства обострились, а сердце стучало так же радостно, как бубен менестреля. Святые угодники, она не чувствовала себя такой восхитительно живой с тех пор, как…

С тех пор как она спала с Колином. Это воспоминание добавило краски к ее щекам.

Поистине участие в схватке очень помогло рассеять ее злость на Колина за его… неверность. Сейчас, когда кровь Хелены бурлила, а разум был ясен, она могла смотреть на вещи с более рациональной точки зрения.

Уже почти целый месяц она не прикасалась к Колину. Не то чтобы ей этого хотелось. Боже, иногда ей так хотелось его поцелуя, что она облизывала губы, когда он был рядом. А подглядывая за ним на ристалище, когда на его груди была только тонкая рубашка, Хелене ужасно хотелось прикоснуться руками ко всем этим влажным выпуклостям мускулов.

Но она поклялась, что не закончит, как Дейрдре, укрощенная мужчиной.

Что до Колина, он отказывался встречаться с Хеленой, пока она все еще настаивает, что может стать женой Пейгана. Но это не означало, что он не склонен спать с другими женщинами, пока ждет. И какое есть у Хелены право мешать ему? Она же не владеет его телом.

Если Колин решил встречаться с этой пустоголовой грудастой Люси, то так ему и надо.

Хелена нахмурилась, вдруг остановившись около голубятни и похлопывая себя перчатками по бедру.

Проклятие, ну кого она пытается обмануть? Она не может вынести мысли, что Колин делит свое великолепное тело с другой женщиной. Особенно с женщиной, которая никогда не оценит другие его качества — его интеллект, его остроумие, его доброту, его честь.

С решительным вздохом Хелена снова пошла по дорожке мимо мастерских и часовни. К тому времени, когда, она дошла до замка, решение созрело. То, что она решила не выходить замуж за Колина, не означало, что она не может спать с ним. Она надеялась только, что еще не слишком поздно.

— Люси! — крикнула она, как только распахнула двери.

Несколько слуг, убиравших главный зал, подняли головы, так же как и собаки в углу, но Люси нигде не было видно.

— Люси! — снова выкрикнула она. — Иди сюда немедленно!

Как и следовало ожидать, Люси, спотыкаясь, появилась из кладовой, волосы растрепаны, глаза затуманены, рубашка спущена с одного плеча.

— Да, миледи? — задыхаясь, проговорила она.

— Иди убери на голубятне.

Глаза Люси превратились в узкие щелки, и она пробормотала что-то себе под нос, но не осмелилась дерзить хозяйке замка.

— Да, миледи, — выдавила она, тайком взглянув на кладовую, прежде чем подобрала юбки и направилась к выходу.

Скрестив руки на груди, Хелена наблюдала за кладовой, ожидая появления Колина. Но к ее удивлению, парень, который вышел через минуту, был одним из слуг Пейгана.

— Вы хотите, чтобы я тоже пошел чистить голубятню, миледи? — с надеждой спросил он, завязывая штаны.

— Едва ли. — Хелена окинула зал мрачным взглядом. — Скажи мне, ты видел Колина дю Лака?

— Нет, миледи. — Он робко улыбнулся ей. — Но я был… э… занят.

Хелена мрачным жестом отпустила его и осмотрелась. Ну куда же он мог деться?

Ее взгляд упал на лестницу, ведущую к кладовым. После тренировочного боя она умирала от голода. Может быть, она стащит кусок сыра, прежде чем идти искать Колина.

Начав спускаться по лестнице, она услышала шорох с площадки внизу. Наверное, это Мириел. Она много времени проводила в своем кабинете, ведя счета. И все же, спускаясь по лестнице, Хелена положила руку на рукоять меча.

Было темно. Факелы вдоль стены не горели. Мириел зажгла бы их.

Второй шорох заставил ее вытащить меч. Кто там внизу? Уж точно тот, кто замыслил что-то хорошее, не стал бы таиться там в темноте.

Крадучись, как кошка, она спустилась по оставшимся трем ступеням в темноту.

Внезапно Хелену схватили за запястье. Ее сердце бешено забилось. Она подняла свой меч, но в тесном помещении не могла сделать ничего иного, как ударить головкой эфеса по плечу нападавшего.

Он, застонав от боли, сразу же отпустив ее.

— Иисусе!

Хелена нахмурилась:

— Колин?

— Хелена? — выдохнул он.

— Какого черта…

— Господи, женщина! Что ты тут делаешь?

— Тебе повезло, что я не проткнула тебя. Что ты делаешь здесь, один в темноте?

В ответе Колина проскользнула горечь.

— Кто сказал, что я один?

, — Я…

Хелена нахмурилась. Возможно, он и не был один. Возможно, одна из его любовниц была с ним там, в темноте, прямо сейчас.

Это не важно, сказала она себе. Ей есть что сказать, и она это скажет. Бог свидетель, Хелена — Воительница Ривенлоха и не собирается убегать от какой-то хихикающей горничной только потому, что она прервала их свидание.

Кроме того, она была почти уверена, что Колин блефует.

— Послушай. Я пришла, чтобы сказать тебе, что я… — Она убрала меч. — Я приняла решение. Я не собираюсь выходить за Пейгана.

Хелена услышала, как Колин ухмыльнулся:

— Неужели?

Его холодный тон застал ее врасплох.

— Да, действительно. Я думала, ты будешь доволен.

— Доволен?

Теперь он приблизился. Она все еще не видела его, но чувствовала аромат корицы от его кожи — темный, мужественный и экзотичный.

— Да, — сказала Хелена, вдыхая этот приятный аромат.

— И почему же я должен быть доволен?

Она чувствовала жар его дыхания на своей шее.

— Ты сказал, что не будешь спать с женой другого мужчины.

Она закрыла глаза. Боже, она забыла, какой Колин соблазнительный… его голос, его запах, его тепло.

— Но теперь все в порядке. Я не собираюсь быть женой Пейгана.

— Жена? Любовница? Какая разница? — пробормотал он, глубоко втягивая носом аромат ее волос. — На тебе запах Пейгана.

Волна желания охватила Хелену, кружа голову, и она прильнула к нему.

— Это запах фехтования, не более того.

Она повернула голову, пытаясь поцеловать его, но Колин отстранился.

— Фехтования или свидания?

Она проигнорировала его вопрос, сказав нежно:

— Ах, Колин, я так скучала по тебе. Разве ты не помнишь вкус моих губ? — Хелена взяла его за подбородок, бормоча: — Вот. Позволь мне напомнить тебе.

Он напрягся от ее прикосновения.

— Я не буду делить тебя с другим.

Судя по тому, как трепетала ее кожа и рот жаждал его рта, она не примет ответ «нет».

— Господи ты Боже мой, — выдохнула она, — ты что, не слышал меня? Нет никакого другого.

Хелена обхватила его за шею и поцеловала обманчиво нежным поцелуем.


Добрых три мгновения Колин отказывался становиться жертвой манипуляций Хелены. Но как только он ощутил мед ее рта, почувствовал странно притягательный запах пота и металлической кольчуги на ней, солоноватый жар ее желания, он пропал.

Он застонал, отвечая на ее поцелуй. Его чувства кружились вокруг него, как осенние листья, гонимые капризом Хелены, когда она прижала свои настойчивые губы к его губам.

Вдруг стало не важным, что Колин поклялся не любить ее, что спустился по этой лестнице, чтобы дождаться Люси. Все его рациональные намерения улетели прочь в облаке похотливых воспоминаний. О да, он помнил вкус ее губ. Он помнил вкус всей Хелены.

— Есть только ты, — прошептала она.

Боже, помоги ему, он действительно верил ей. Ее слова звучали нежно и чисто, как клятва от самого сердца.

Воздержание обострило желание Колина, а ее тихие стоны, когда она запустила пальцы в его волосы, лишили его остатков самоконтроля. Он обхватил голову Хелены ладонями и набросился на ее рот, углубляя поцелуй, погружаясь внутрь языком, чтобы вкусить ее сладостный нектар.

Тут ее руки опустились, чтобы схватиться за его ремень, и Колин одобрительно застонал. Через мгновение кожа соскользнула с его пояса. Потом без прелюдии она провела рукой по его животу и ниже, дерзко прижимая к нему ладонь. Он изумленно вдохнул, и Хелена, желание которой вспыхнуло огнем от этой демонстрации его желания к ней, застонала от наслаждения. Ее поцелуи стали жадными, потом неистовыми, пока она неосторожно не укусила его за губу.

Колин отпрянул, и Хелена пробормотала извинения. Но его аппетит к ней не уменьшился ни на йоту.

Схватив ее за плечи, он прижал ее к холодной подвальной стене. Удерживая ее там одной рукой, он другой стал расстегивать пряжку ремня, на котором висел ее меч.

— Возьми меня! — настойчиво попросила она.

Колин усмехнулся.

— Терпение, — выдохнул он, хотя не знал, сколько еще сможет продержаться сам.

Ее желание сводило его с ума.

— Но я хочу тебя сейчас, — настаивала Хелена.

Он задрожал от желания.

— Твои доспехи…

— О, черт возьми!

Его губы изогнулись в слабой улыбке. Если бы он сам не был в таком же отчаянии, ее нетерпение было бы забавным. Но потребуется довольно много времени, чтобы вытащить ее из металлической кольчуги. Еще дольше искать подходящее место для занятия любовью. Если только…

— Сними лосины, — пробормотал Колин.

Раньше, чем он даже успел закончить предложение, она уже шарила под панцирем.

Он отступил назад, чтобы торопливо развязать шнурки штанов, позволив им сползти на щиколотки. Он никогда раньше не занимался любовью с женщиной в кольчуге, но Колин овладевал женщинами у стены, когда времени было мало, а очень хотелось.

— Держись за меня, — приказал он ей, когда Хелена избавилась от нижнего белья.

Она с готовностью обвила руками его шею, а он прижал ее к стене. Потом он подхватил ее ногу под коленкой и закинул ее себе на талию. Кольчуга поползла вверх по ее поднятому бедру. Колин поднял ее вторую ногу, и Хелена ошеломленно открыла рот, когда поняла его намерение, живо обхватив его ногами. Кольчуга легко соскользнула, открывая ему доступ к самой желанной части ее тела.

А потом он толкнул вперед, погружаясь в ее гостеприимную мягкость. Хелена вскрикнула от удивления и вонзила пятки в ягодицы Калина, принимая его в себя глубоко и абсолютно.

Они танцевали с дикой грацией, под звяканье металлической кольчуги, быстрее и быстрее, пока Колин не почувствовал, как непрерывный жар разливается по его венам, как будто трение разожгло дремавший в нем огонь.

Хелена прильнула к нему, как мох к камню, ее доспехи царапали каменную стену. Ее вздохи и стоны наполняли воздух — сладостная музыка для его ушей, — когда она вонзила ногти в его плечи. Она зарывалась лицом в его шею, терзая его горло, как волк свою добычу. И раз или два он даже почувствовал ее зубы, когда она боролась с первобытным желанием насытиться им.

Сколько еще он сможет подавлять свое желание, Колин не знал. Его ноги дрожали от усилия, и он с трудом выдыхал, стараясь сдержать прилив желания. Наконец Хелена резко вскрикнула и замерла, найдя свое высвобождение, и Колин последовал за ней на гребне волны. Он содрогался, пока они снова и снова ударялись о подвальную стену. В конце концов, она обмякла на нем, и он тоже сдался, выплеснув всю свою силу и семя.

Пока они плыли в послевкусии страсти, Колин опустил голову и поцеловал Хелену в лоб.

— Теперь я вспоминаю, — прошептал он.

Потом как гром среди ясного неба на стене заплясали тени. Кто-то спускался по лестнице со свечой. Проклятие!

— Пс-с! Сэр Колин! — раздался сверху шепот.

Хелена напряглась в его объятиях.

— Вот дерьмо! — пробормотал он.

Это была Люси.

— Я… занят! — выкрикнул он.

Но Люси, ревность которой подхлестывала перспектива соревнования, уже почти спустилась. К тому времени, когда Колин мягко снял с себя Хелену и опустил ее на землю, все, что он успел до появления Люси, это натянуть штаны.

Люси появилась в проходе с язвительной миной на лице. Она прищурилась.

— Занят? И сейчас тоже? — Она подняла свечу выше. — И какая же это…

Ее рот превратился в идеальный круг, когда она увидела свою хозяйку. Люси тут же залопотала в мерцании свечи, как потревоженная белка.

— Прошу прощения, миледи, милорд. Я пришла только сказать вам, Колин… сэр Колин, что я не смогу встретиться с вами для… для того… того поручения, которое вы дали мне, потому что… потому что я сейчас занята, чищу голубятню… как приказала моя госпожа.

Люси несколько раз торопливо поклонилась и взбежала по лестнице, забрав с собой свечу.

Колин уже видел, как эта болтушка треплет языком каждому, кого встретила, сплетничая о похотливой леди Хелене и ее свидании в подвале.

— Прости, — сказал Колин, завязывая шнурок штанов. — Я пойду за ней, позабочусь, чтобы она не распускала сплетни.

Но руки Хелены накрыли его руки, останавливая Колина.

— Она не будет. Она знает, что я заставлю ее чистить голубятню каждый день целый год. — Потом, к его удивлению, она отвела его руки и развязала шнурок, который он только что завязал. — Ну, а теперь придут еще девицы, — пробормотала она, — или подвал в полном нашем распоряжении?

Колин улыбнулся.

Сейчас желание Хелены было не таким жарким, и поэтому он не спешил, снимая с нее кольчугу, целуя ее нежно, растянувшись на каменном полу, чтобы она могла удобно лежать на нем. Ослепленный темнотой, Колин обнаружил, что обострились другие его чувства. Его кожа загоралась от ее прикосновения, его уши слышали каждый ее шепот и вскрик, нос трепетал, чувствуя ее запах. А когда они воспарили вместе, как светящиеся ангелы, избежавшие ада желания, высоко в небеса, он готов был поклясться, что почувствовал саму душу Хелены.

Глава 20

Хелене казалось, что она танцует по воздуху. И правда, каждый раз, когда они с Колином занимались любовью, у нее оставалось это мощное, вибрирующее, возбуждающее ощущение. Было трудно поверить, что не прошло и трех месяцев с тех пор, когда они впервые любили друг друга в лесном коттедже. За это время они встречались везде — на голубятне, в конюшнях, в пруду, в ее спальне, в его спальне, в лесу, а однажды даже в уборной. В это свежее сентябрьское утро восходящее солнце встретило их на вершине западной башни, где они занимались любовью на мягких шкурах, расстеленных на душистых досках восстановленного пола.

Пока Колин лениво развалился в мехах, Хелена кокетливо улыбнулась ему и встала, чтобы одеться. Она никогда не уставала от его внимания, даже когда оно приходило в самое неподходящее время и место. А Колин как будто был готов исполнить каждый ее каприз, когда дело касалось любви.

Если иногда Хелена замечала его выходящим из темного угла с Люси Кэмпбелл, она старалась игнорировать ревность, снедающую ее сердце. Она знала, что не имеет права быть эгоистичной, требовать, чтобы Колин принадлежал только ей, поскольку она все еще не собиралась выходить за него замуж. Но в глубине души, в самом потайном ее месте, она молилась, чтобы он не находил радости с другими женщинами, и мечтала, чтобы он принадлежал только ей одной.

Для Хелены же не существовало другого мужчины. Колин был ее первым. Он будет ее последним. Она не могла представить, что делит себя с кем-то другим.

Хелена скользнула в платье, чувствуя на себе его жадный взгляд.

— Тебе обязательно уходить? — прошептал он.

— Ненасытный.

— О да.

Колин медленно прошелся по ней взглядом, вызывая трепет в душе Хелены. Боже, как же соблазнительно остаться с ним еще на час! Но утро стремительно наступало.

— Может быть, сегодня днем, — предложила она, — в пруду.

Его глаза расширились.

— Пруд? Да он покрылся льдом!

— Тонкокожий норманн, — поддразнила она.

— Бессердечная викингша, — парировал он. — Где все те пахнущие розами подушки, которые ты все время обещаешь мне?

Хелена хихикнула:

— Ты не согласишься на кипу соломы в конюшне?

Колин улыбнулся:

— Да. Ты знаешь, что соглашусь.

Она повернулась, чтобы уйти, и подмигнула ему у двери:

— Ну, тогда увидимся позже… конюх.

Весело порхая вниз по лестнице, она думала обо всем, чему научилась у этого норманна. Для Колина занятие любовью было путешествием, полным приключений и исследований, с моментами напряженной концентрации и временами спокойного размышления.

Он мог быть яростным, как волк, в одно мгновение, а в следующее становился нежным, как ягненок. Иногда он соединялся с Хеленой, как будто они сходились в скорой и неистовой битве. В другие разы Колин часами изводил ее страстными поцелуями и нежнейшими прикосновениями. Однажды он позволил ей связать ему руки, чтобы она могла делать с ним все, что ей заблагорассудится. А однажды он завязал ей глаза, так что каждая его ласка становилась чувственным сюрпризом.

Он делал ее довольной, как кошка, наевшаяся сметаны, и самым большим ее желанием было, чтобы все между ними оставалось как есть.

Но пока Колин ублажал ее в постели, Хелена нашла удовольствие другого рода в ее тайных баталиях с лордом Пейганом, и именно туда она и направлялась сейчас.

Пейган поклялся Хелене, что сохранит в тайне их встречи. Дейрдре, неповоротливая из-за своего деликатного положения, разрыдалась бы, если бы узнала, что Хелена продолжает упражняться в фехтовании, тогда как она вынуждена томиться в заточении. Поэтому, чтобы защитить чувства Дейрдре, они договорились встречаться каждое утро на поляне в лесу. Они не говорили никому — ни людям Ривенлоха, ни рыцарям Камелиарда, ни даже Колину. Каждый день Хелена приносила свои доспехи в большой корзине, а всем говорила, что носит припасы брату Томасу.

Там, под густой тенью сосен, она встречала Пейгана, который помогал ей вооружиться и работал над совершенствованием ее боевых навыков. Он тренировал Хелену, укреплял ее мускулы, оттачивал ее технику, превращал ее в еще лучшего воина, чем она была раньше. Ужасно, думала она, что ее сестра не может сражаться, потому что Хелена была уверена, что теперь она без труда победит ее.

Но что побуждало ее даже больше, чем мысль превзойти Дейрдре, — это предстоящий турнир, который Пейган планировал провести в Ривенлохе. Хотя они с Дейрдре часто сражались, чтобы продемонстрировать образец фехтования, Хелена никогда раньше не дралась с мужчинами в настоящем турнире. От мысли посоревноваться с рыцарями со всей страны, выигрывать почет и призы, принести славу Ривенлоху ее охватывал радостный трепет.

Разумеется, ей придется выступать неузнанной. Как только узнают, что она женщина, большинство мужчин либо откажутся сражаться с ней, либо смягчат свои удары. Пейган будет особенно недоволен. Но ведь часто бывает, что рыцари выходят на турнир в доспехах без герба. Иногда они делали это, чтобы скрыть свою прославленную репутацию, иногда чтобы скрыть свое незаконное положение. Иногда молодые неопытные воины предпочитали оставаться неизвестными, пока не смогут завоевать себе имя. Но что бы люди ни думали, глядя на нее на турнире, Хелена мечтала о моменте, когда триумфально снимет шлем под потрясенные крики зрителей.

Тщательно укрывая тканью свою корзину с доспехами и готовясь выйти за ворота, она улыбалась, мечтая об октябре и почете, который она принесет клану Ривенлоха.


Колин стоял голый у окна башни и смотрел, как солнце один за другим золотит нежные листья молодого дуба. Сладкий, женственный аромат Хелены оставался в воздухе, но он был таким же ускользающим, как сама эта женщина. Три месяца прошло, и все же он не услышал от нее ни слова об обязательствах.

Придется ему признать это. Он был ее любовником. Ее наложником. Пленником любви.

Это был ее выбор. Он предлагал Хелене замужество столько раз, что уже потерял счет. Но своевольная девчонка отказывала ему снова и снова.

Чего Хелена хотела, он не знал. Колин сомневался, знает ли она сама это. Она казалась вполне довольной их частыми встречами, так же как и он. И все же он лелеял надежду, что однажды она откроется его сердцу, увидит преданность в его глазах и согласится скрепить их любовь священными узами брака.

Но даже Колин, когда-то убежденный холостяк, понимал, что их связывают особые узы. Действительно, временами они много спорили. Но их слова никогда не были грубыми. Просто они с Хеленой были самоуверенными людьми, которые страстно отстаивали свое мнение и без колебаний озвучивали свои противоречия.

Кроме того, все их споры неизменно заканчивались на совсем другом поле битвы, там, где крики и топанье ногами уступали место ласкам и вздохам, и они оба выходили победителями.

Колину было ясно, что они созданы друг для друга. Несмотря на отсутствие между ними брачных клятв, он оставался ей верным и подозревал, что она тоже верна ему. Тогда почему же она так не хотела доверить ему свое сердце?

Когда он задумчиво смотрел на покрытый росой дерн, гадая, как же заслужить ее доверие, какое-то движение среди деревьев привлекло его взгляд.

Это был Пейган, полностью одетый и вооруженный, — он входил в лес.

Колин нахмурился. Пейган редко вставал до рассвета. И все же вот он появился, готовый к новому дню. Возможно, подумал Колин, он поднялся рано по просьбе леди Дейрдре. Может быть, она высказала одно из тех странных пожеланий, обычных для беременных женщин, — попросила какой-то особенный фрукт или траву, которую можно найти только на определенной полянке в строго определенный час. И Пейган, как послушный муж, отправился выполнять ее желания.

Колин печально улыбнулся. Интересно, будет ли у него когда-нибудь шанс выполнять такие же капризы Хелены?

Несколько минут спустя, когда он закончил одеваться и натянул сапоги, Колин заметил вторую фигуру, входившую в лес на том же самом месте.

Хелена.

Он заморгал.

Полдюжины низменных мыслей пролетели в голове Колина — отвратительные, болезненные, невозможные мысли. Но он отбросил их, тряхнув головой. Это совпадение, не более того. Хелена ходила к брату Томасу каждое утро. А Пейган просто случайно зашел в лес в то же самое время.

И все же, когда он отвернулся от окна, его продолжала снедать неуверенность. Было ли это совпадение? Он был бы дураком, если бы игнорировал возможность, что Хелена…

«Хелена что?» — с горечью подумал Колин. Наставляет ему рога? Ба! Она ничего ему не должна. Он не владеет ею. Ни ее телом, ни ее сердцем, и уж точно не ее верностью. Она ясно дала понять, что не желает никаких обязательств.

Возможно, в этом была причина, почему она не давала ему никаких определенных клятв. Возможно, она была влюблена в Пейгана. Это была мучительная мысль, разрывающая его сердце.

Остаток дня стал для него настоящей пыткой. Он не смог заставить себя пойти на встречу с Хеленой в конюшню. Господи, он едва мог смотреть на нее, не мог говорить с ней, зная, что она, возможно, предала его. Не важно, как Колин пытался убедить себя, что ошибся в том, что видел, и что сделал опрометчивые выводы, не важно, как старался убедить себя в том, что то, что происходит между ним и Хеленой, всего лишь развлечение, легкое приключение, ничего не значащее веселье, — в глубине души он знал, что это не так.

Колин и Хелена были так же созданы друг для друга, как Адам и Ева. И теперь он боялся, что она позволила убийственной змее вползти в их рай.

Следующие несколько дней он колебался на острие ножа неуверенности. Он не хотел спрашивать ни Хелену, ни Пейгана и не желал шпионить за ними, боясь того, что может узнать. Он держал себя в состоянии неведения, которое было если и не блаженным, то хотя бы давало утешение. Он отвлекал себя тяжелыми долгими тренировками на ристалище. И приучал свое сердце к болезненной возможности, что его Эдем вот-вот разрушится.

Но Колин не мог вечно выносить неведение, и неделю спустя ядовитая змея снова подняла свою злобную голову.

Новости ему принесла Люси вместе с бутылкой эля, когда он стоял около конюшни, отдыхая после изнурительной тренировки на ристалище.

— Есть кое-что, Колин, что, я думаю, тебе нужно знать, — сообщила она, когда он потягивал напиток.

Колин вздрогнул. Люси почему-то вообразила, что только потому, что он однажды планировал встретиться с ней, она может обращаться к нему по имени.

— Сэр Колин.

Она пожала плечами.

— Твоя любовница…

Он зло посмотрел на нее.

Она самодовольно ухмыльнулась:

— Это все знают.

Колин нахмурился, делая большой глоток эля. Наверное, Люси права. Возможно, весь Ривенлох знает, что он был любовником Хелены. Интересно, знают ли они также, что он уже неделю не спал с ней?

— Что? — переспросил Колин.

— Я боюсь, — ответила она, делая театральную паузу и оглядываясь, не слышит ли кто, — твоя шустрая маленькая курочка обслуживает двух петухов.

Колин с трудом сглотнул.

— У меня нет времени на твою болтовню, — пробормотал он. — Мне надо готовиться к турниру.

Он допил остатки эля и сунул пустую бутыль в руки Люси.

— Подожди! — воскликнула она, хватая его за рукав. — Ты не хочешь узнать, кто это?

— Нет, — решительно ответил Колин, сбрасывая ее руку.

Но как опытный жонглер, она не остановилась, пока не выложила всю новость.

— Это сам лорд Пейган, — прошептала она.

Когда Люси подтвердила то, что он и так уже знал, Колин похолодел. Но он закрыл глаза, пряча боль. Ничего хорошего, если первая сплетница замка узнает глубину его горя.

Несмотря на маску притворной жалости на лице, ее глаза жадно блестели. Она обожала разносить сплетни и сеять смуту. Одной этой новостью Люси, похоже, делала и то и другое.

— Она ходит к нему почти каждый день, твоя леди, — сообщила Люси. — Они встречаются в лесу.

Колин почувствовал, что его сердце смерзлось в твердый ледяной узел. Но ему удалось сохранить безразличное лицо.

Не получив реакции, которую она ожидала, Люси пожала плечами:

— Думаю, его нельзя винить. В конце концов, его собственная жена растолстела из-за ребенка. — Тут она наклонила голову набок и выжидательно посмотрела на Колина. — Но если тебе когда-нибудь понадобится утешение, немного пообжиматься на сеновале или теплое местечко, куда преклонить голову… — Она опустила глаза на свою пышную грудь. — Ты знаешь, где меня найти.

Какой бы реакции она ни ожидала после этих слов, Колин был абсолютно уверен, что она никак не ожидала, что он схватит ее за горло и прижмет к стене конюшни. Она взвизгнула, выпучила глаза и залепетала, как вспугнутый цыпленок.

Он ничего ей не сделал. Он только напугал ее. Но он хотел убедиться, что Люси ясно поняла его.

— Кому еще ты рассказала? — рявкнул Колин.

Она сглотнула и пискнула:

— Никому.

— Ты уверена?

Она быстро закивала.

— Ты никому больше не скажешь. Ни единого слова. Если я узнаю, что ты хотя бы прошептала их имена на одном вдохе, я сверну твою костлявую шею. Ты меня поняла?

Люси снова кивнула. Когда он отпустил ее, она зашаталась, подобрала свои юбки и убежала, словно курица, убегающая от лисы.

Когда она ушла, Колин обмяк, упираясь в стену. Ему казалось, что из него вырвали душу.

Предательство горело в его венах, как кислота. Воздух вылетел из легких. Его дух раскололся, как стекло под башмаком. Он был прав насчет Хелены. Но он был слишком поражен, чтобы поверить в это. Она одурачила его так же легко, как тогда давно обвела вокруг пальца английских наемников. И как моряк, завлеченный сиреной, Колин слепо следовал к своей погибели.

Какая-то часть Колина действительно умерла. Это было легче, чем выносить боль предательства. В конце концов, он начал снова дышать, его вдохи были такими же резкими, как мороз в теплом весеннем воздухе. И с каждым грубым вдохом новая пластина доспехов защелкивалась на его сердце.


— Нет, нет, нет! — ругался Пейган. — Ты опять заваливаешь кисть. Если бы ты сражалась с Фарамоном ле Бланом, он бы отрубил тебе голову.

Хелена кивнула. Она не знала, что с ней такое в последнее время. Руки и ноги будто не слушались ее, и она словно не могла сосредоточиться на фехтовании. Наверное, это связано с тем, что до турнира осталось меньше недели.

Конечно, в последние недели она была захвачена той же суетой в замке, как и все слуги и оружейники, готовящиеся к предстоящему грандиозному событию. Возбуждение было предельным, нервы почти сдавали, и Хелена чувствовала трепет в животе всякий раз, когда думала о грядущих легендарных битвах. Рыцари в замке ходили в полном боевом вооружении, все время тренировались, а в главном зале Бонифас репетировал песни, которые будет петь на пиру после турнира.

Колин, похоже, тоже свихнулся на предстоящем турнире. Он с рассвета до заката тренировался на ристалище. Соответственно все эти дни он не спал с Хеленой.

Не то чтобы она не могла это понять. Большинство рыцарей считали, что слишком частые занятия любовью уменьшают мужскую силу. Но иногда Колин казался совсем другим человеком. Очерствевшим воином, у которого не было ни сердца, ни души. Этот новый Колин никогда не смеялся и практически не улыбался. Он как будто совершенно замкнулся в себе. Если он проходил мимо Хелены, то почти никогда не заговаривал. А если и говорил, то отрывисто, как будто его мысли были где-то в другом месте.

Его мрачность, надо сказать, отравляла ее предвкушение великого события в Ривенлохе. Ей оставалось только утешать себя тем, что после турнира он снова станет тем же Колином, которого она знала и любила. И Хелена развлекала себя тем, что использовала каждую свободную минутку для тренировки.

— Фарамон любит нападать сверху, — продолжал свои советы Пейган. — Твое запястье должно быть крепким, чтобы блокировать его удары.

Хелена улыбнулась сама себе. Пейган как будто и не помнил, что она не должна будет участвовать в турнире. Во всяком случае, пока все вокруг знали, что она не участвует. Но сейчас, когда она стала гораздо опытнее — быстрее, сильнее, подвижнее, — она не собирается упускать возможность проверить свои способности в противостоянии с лучшими рыцарями королевства.

Если бы еще ей удавалось удерживать еду в своем нервном желудке хотя бы на час…

Живот Хелены снова сжался, и ее вырвало в ночной горшок.

Сан Ли скрестила руки на груди, ее мудрое лицо задумчиво наморщилось.

— Я знаю, что с тобой такое, — заявила она.

Зачем надоедливая служанка Мириел пошла за ней в спальню, Хелена не знала. Старуха обычно ходила по пятам за Мириел, как преданный утенок. Но по какой-то причине сегодня утром она оставила Мириел и очень заинтересовалась недомоганием Хелены.

— Это ничего, просто волнение из-за турнира, — пробормотала Хелена.

— A-а. И давно это с тобой?

Хелена смерила нахальную служанку испепеляющим взглядом и рассталась с остатками завтрака.

Сан Ли прищелкнула языком.

— Это не турнир. — Она протянула Хелене мокрую тряпку и объявила со своей обычной решительной прямотой: — Ты носишь ребенка.

Хелена чуть не подавилась. Но она оправилась, взяла тряпку и вытерла лоб дрожащими руками.

— Это невозможно.

Но, даже отрицая это, она понимала, что это было не только возможно. Это было вполне вероятно. Они с Колином спали столько раз, что можно было зачать целый выводок детишек.

— Невозможно? — Тонкие седые брови старухи взлетели вверх. Потом она подозрительно сощурилась. — Ты ведь знаешь, как делаются дети?

Хелена потеряла терпение.

— Вон!

Совершенно не испуганная приказом Хелены, Сан Ли медленно направилась к двери.

— Ты должна сказать отцу. — Прежде чем выскользнуть из комнаты, служанка не смогла удержаться от одного последнего удара. — Если знаешь, кто он.

Хелена швырнула ей вслед мокрую тряпку, но она только шлепнулась в закрывающуюся дверь.

Тут она бросилась на кровать, кусая ноготь большого пальца. Что, если Сан Ли права? Что, если она действительно беременна? У старухи был настоящий дар пророчества. Она провела ладонью по животу. Неужели ребенок Колина растет в ней?

Странная пара эмоций, радость и ужас, соперничала в голове Хелены.

Часть ее была в восторге от мысли носить ребенка Колина. Она уже представляла себе миниатюрную копию Колина с темными волнистыми волосами и светящимися зелеными глазами. Или, может быть, горячую девчушку с рыжеватыми локонами, как у нее. Каким чудесным отцом стал бы Колин! Он бы учил их ребенка удить рыбу и скакать верхом, петь глупые песни и рассказывать захватывающие истории о приключениях. Он делился бы своим смехом и своей любовью, и вместе они бы вырастили из своего ребенка лучшего рыцаря, какого только знал Ривенлох.

Но другая часть Хелены восставала против покорности материнства. Она уже давно решила, что не хочет обременять себя мужем. И уж тем более она не хочет обременять себя ребенком. Она уже видела, во что это превратило Дейрдре. Теперь ее бедная сестра бродила по замку с глупой улыбкой на лице, как будто была совсем не против, что с ней обращаются как с балованной изнеженной собачкой. Но Хелена — создание дикое, свободное, ничем не скованное. Она не позволит укротить себя и не позволит растолстеть себе, как свинья.

Она снова провела руками по животу. Если она и носит ребенка Колина, этого еще не видно. И еще как минимум месяц или два никто ничего не заметит. Никто не попытается заставить ее выйти замуж и не уложит в кровать, как больного ребенка.

После турнира, после того как Хелена покажет себя на поле битвы, она подумает о том, чтобы объявить о своем положении. А тем временем она будет продолжать тренироваться, как будто ничего не изменилось.

В конце концов, ничего действительно и не изменилось. Если не считать приступов дурноты. И никто не знает об этом, кроме Сан Ли.

Сан Ли.

Хелена испуганно открыла рот. Старая сплетница уже наверняка бегает по замку и везде треплет своим языком. Она вскочила на ноги, сжимая головку эфеса кинжала.

Волна тошноты нахлынула на нее, подкосив колени и угрожая падением. Ее голова как будто плыла в мутных водах, а перед глазами мелькали черные точки.

— Дьявольщина.

Хелена покачнулась, стараясь встать прямо. В конечном счете, гордость вынудила ее снова сесть на кровать, прежде чем она рухнула на пол в обмороке.

«Через минутку, — сказала она себе. — Через минуту это пройдет». Тогда она пойдет за этой маленькой старой ведьмой с большим болтливым ртом.


— Я занят.

Колин снова сделал выпад и проткнул соломенную мишень, лезвие вошло до половины.

— Это важно, — настаивала старуха.

Он искоса взглянул на Сан Ли. Она, похоже, совершенно не боялась его жестокости, несмотря на то, что он мог проткнуть мечом ее высохшее тело так же легко, как мишень. Колин выдернул меч и приготовился ударить снова.

Но как раз в тот момент, когда он направил оружие вперед, Сан Ли каким-то образом с молниеносной быстротой схватила его за запястье и вонзила ногти между сухожилий его руки. К ужасу Колина, меч выпал из его онемевших пальцев.

— Какого черта?..

Она отпустила его руку, и он стал трясти кистью, чтобы вернуть чувствительность.

— Очень, — повторила она, — важно.

Колин ошарашено уставился на нее. Как она это сделала? Возможно, это был какой-то старушечий фокус, вроде того, как его бабка, когда он был мальчишкой, легко могла поставить его на колени, дернув за ухо.

— Может быть, нам нужно и тебя записать выступать на турнире, — проворчал он.

Сан Ли улыбнулась ему одной из этих своих загадочных улыбок.

— Рыцарям будет стыдно, что победительницей турнира окажется служанка.

Колин покачал головой. У Сан Ли нет недостатка в самоуважении, это точно. Интересно, как она вообще оказалась служанкой?

— Чего ты хочешь?

Ее ответ был таким же быстрым и прямым, как удар. И таким же ошарашивающим.

— Хелена беременна.

Его сердце замерло. Целое долгое мгновение Колин не мог дышать. Но мысли метались в его голове, как листья, гонимые ветром.

Он будет отцом? Теперь она выйдет за него замуж? Когда должен родиться ребенок? Рада ли она? Волнуется? Расстроена? Почему она не сказала ему сама?

А потом вторглась мысль, поглотившая все другие, мысль, настолько омерзительная и невыносимая, что он почти почувствовал ее горечь в своем горле.

— Неужели? — проскрипел Колин. — И она знает, кто отец?

Сан Ли нахмурилась:

— Ты единственный…

Он прервал ее невеселым смешком:

— Не будь так уверена.

Она прищурила свои и без того узкие глаза:

— Ты дурак, если думаешь, что есть кто-то еще.

Колин был слишком подавлен, чтобы сделать выговор Сан Ли за ее дерзость. Да, он дурак, не потому, что он верил, что есть другой, а потому, что так долго не верил в это. Он был мазохистским дураком, который каждое утро смотрел из окна, как они уходят в лес для своих свиданий. И он был проклятым дураком, потому что все еще любил Хелену, несмотря ни на что.

— Ребенок твой, — заявила Сан Ли с решительным кивком, прежде чем уйти.

Как бы Колин хотел быть столь же уверенным. Он поднял меч и вытер глаза. Это просто пот, уверял он себя. Ведь его сердце давно уже умерло.

Глава 21

Хелена никогда не видела более славного турнира, и Ривенлох тоже. Воздух наполняли звуки звенящих мечей и бренчание лютен, топот копыт и дребезжание бубнов. Гостям подавали шотландский эль и нормандские пирожные. Слуги стояли наготове с травами и бинтами, иглами и нитками для раненых, и шарфы многих кокетливых девушек трепетали на доспехах храбрых юных рыцарей.

Дюжины шатров раскинулись на соседнем поле, как гигантские цветы, расцветшие на травяном холме, их флаги гордо реяли на ветру, золотые и синие, алые и черные, издалека объявляя имена рыцарей, которые сражались ради чести на ристалище Ривенлоха.

На вершине помоста, в ложе, украшенной цветами, сидели Мириел и Дейрдре по бокам лорда Геллира, тогда как место Хелены оставалось пустым, потому что она рано оставила их общество, сославшись на головную боль. Их окружали дамы из местных кланов, играющие дети и лорды, слишком старые, чтобы сражаться. А под этим избранным благородным собранием толпились крестьяне со всех окрестных земель, которые ободрительно кричали, и попивали эль, и поглощали мясные пироги с буйным энтузиазмом.

Разумеется, для Хелены самой интересной частью турнира была сама битва. Все были в своей самой лучшей форме. Сэр Адрик ле Гри победил пятерых противников подряд. Молодой Кеннет отличился в схватке на мечах с более опытным противником. Совершались достойные упоминания рыцарские поступки — один победивший норманн отказался брать любую компенсацию со своих поверженных противников, кроме буханки хлеба, — и поступки чрезвычайно романтичные — сэр Малькольм попросил всех, кого он победил, оставить цветы на могиле его жены. Двое рыжеволосых Лаханбернов первый раз сражались в рукопашной. А четверо сыновей Мохри сражались во славу своего отца, так недавно убитого англичанами. Даже Колин, к удовлетворению Хелены, уложил двух первых своих противников почти сразу, хотя, кажется, победа доставила ему мало радости.

Но самый большой восторг Хелена испытывала оттого, что она уже дважды сразилась и победила в своих схватках, и никто не заподозрил, кто она и что она вообще не мужчина. Ее первый соперник, из Лаханбернов, оказался слишком неуклюжим и медленным для ее быстрых ударов и поворотов. Она использовала его вес против него, направляя его атаку, а потом совершила обманное движение, так что соперник грохнулся на землю. Второй рыцарь, норманн высоченного роста, оказался соперником потруднее, но когда Хелена проскользнула в круг его длинных рук, ей удалось заставить его запутаться в своих собственных долговязых ногах, и кончилось тем, что он беспомощно рухнул на спину с ее мечом у горла.

А вот третий противник Хелену беспокоил. Не то чтобы она сомневалась в своих силах. Две первые битвы убедили ее, что она достойный противник. И к ее невероятному облегчению, тошнота, мучившая ее все последние несколько дней, прошла. Но она продвигалась выше в ранге, и соперничество становилось жестче.

Хелена смотрела сквозь узкие щели шлема, как Бонифас вышел на середину ристалища, чтобы объявить следующую схватку.

— Сэр Роув д’Оноре сражается за лорда Пейгана из Ривенлоха, — объявил Бонифас, — против рыцаря в синей тунике.

Толпа зрителей предвкушающе загудела. Но Хелена была слишком занята, думая о предстоящей битве, чтобы обращать на них внимание. Она резко выдохнула, набираясь мужества. Это будет сложная схватка. Сэр Роув был тяжелым противником, в два раза больше ее, отважный и выносливый. Но она не должна позволить страху победить ее. Как любил повторять Пейган, Давид сразил Голиафа без помощи трех футов доброй испанской стали.

Поэтому Хелена отважно вышла на середину поля и начертила мечом угрожающий крест в воздухе перед собой. Она выиграет этот поединок. Ради себя. Ради своего отца. Ради славы Ривенлоха.

С первого же удара она поняла, что это будет нелегкая победа. Меч Роува скрестился с ее мечом с такой силой, что задрожали кости. Рука Хелены упала, обессиленная, и она попятилась от шока.

К счастью, она смогла уклониться, прежде чем соперник занес руку для следующего удара. Стряхнув онемение с руки, Хелена прикинула, что с ним делать. Если она сможет проникнуть в круг ближе чем на расстояние его вытянутой руки, он не сможет нанести ей удар…

Она быстро нырнула вперед и рубанула по плечу Роува. Но, хотя он отступил на шаг, ее меч как будто отскочил от его эполета, словно градина от шлема. Его следующий удар, направленный ей в грудь, сбил ее на землю, так что она задохнулась.

Роув благородно подождал, пока Хелена поднимется. Через мгновение она восстановила дыхание и поднялась на ноги. Поднырнув под его руку, ей удалось сильно ударить его по затылку. Но мощный рыцарь стряхнул этот удар, как лошадь стряхивает мух.

Хелена увернулась от его следующего удара, направленного ей в бок. Тогда Роув вернулся с новым рубящим ударом, в который вложил всю свою силу. Вначале единственное, что почувствовала Хелена, — это мощный удар по бедру, достаточно сильный, чтобы сломать звенья ее кольчуги. Потом лезвие быстро проскользило по ее лосинам, разрезая ткань, кожу и мышцы. Она, шатаясь, шагнула вперед, морщась от обжигающей боли. Она прикусила губу, заглушая крики. Господи, боль была такой сильной, что ей показалось, что ее стошнит.

Стоя в стороне от ристалища, Колин бросил быстрый взгляд на участников состязания, потом фыркнул, отряхивая свои пыльные перчатки о колено. Это будет короткая схватка — противник Роува был вдвое меньше его размером. После него снова выступать Колину. Ему предстоит сразиться с Горцем, неким диким зверем, в котором, как он слышал, больше мускулов, чем грации.

Громкий радостный гул поднялся над трибунами, и Колин снова поднял глаза. Как он и ожидал, сэр Роув пустил кровь и свалил своего противника в пыль.

Потом среди всей этой какофонии Колину показалось, что он услышал свое имя. Он пристальнее вгляделся в толпу.

— Колин! — донесся далекий крик.

Он не видел ее, но узнал голос Дейрдре.

Толпа взорвалась еще одним радостным криком, и взгляд Колина упал на центр ристалища. Было что-то пугающе знакомое в этом рыцаре в синей тунике — поворот меча, то, как удерживает равновесие, то, как нырял щит, и…

Кровь застыла в его жилах. Господь милосердный, нет!

Колин отшвырнул перчатки и с обнаженным мечом бросился вперед, чтобы остановить схватку. Но меч сэра Роува уже начал свое смертоносное движение.

— Хелена! — закричал он.

Время ужасающе замедлилось. Воздух стал странно немым. На краю ристалища он теперь увидел ее, Дейрдре, ее рот был открыт в беззвучной мольбе. Пейган бросился на помощь с противоположной стороны поля. Колин поднял свой тяжелый меч, как будто мог отразить удар оттуда, где стоял. Но было слишком поздно. Меч Роува обрушился на шлем Хелены с ужасным металлическим звуком, который Колин будет помнить до конца своих дней.

— Нет!

Он перескочил через ограду и с грохотом побежал.

Полуслепой от ужаса, он подбежал к ним раньше, чем осознал, что Пейган уже достиг Хелены и снимал ее помятый шлем дрожащими руками. Ее лицо было белым как молоко, а когда ее длинные волосы рассыпались по земле, по толпе, как гром, прокатился изумленный ропот.

Горе вонзилось в живот Колина, словно нож.

Сэр Роув сбросил свой шлем и потрясенно вдохнул, тяжело опираясь на рукоять своего меча.

— Бог мой! — со слезами в голосе воскликнул он. — Нет!

Пейган опустился на колени рядом с Хеленой. Он гладил ее лоб, поднимал ее безвольную руку, искал в ее бледном лице признаки жизни.

— Ах, Хелена, нет, не сдавайся, — молил он.

Колин не двигался. Боль парализовала его. Его губы были сжаты так крепко, что онемели. Он чувствовал себя так, будто за одно мгновение постарел на десять лет.

— Очнись, — прошептал Пейган, сжимая ее руку. — Ты слышишь меня? Очнись.

Из бедра Хелены медленно сочилась кровь, беззвучно капая на землю. Ни птица, ни ветерок, ни шепот толпы не вторгались в умоляющее бормотание Пейгана. Пытка ожидания продолжалась, и Колин подумал, что сойдет с ума от ужаса.

Наконец веки Хелены дрогнули — раз, другой. Потом она вздохнула. Этот звук, как камень, брошенный в неподвижный пруд, отлетел в толпу. Все началось с радостных вздохов облегчения и, в конце концов, превратилось в восторженный рев.

Колин, в его глазах стояли слезы, подбородок дрожал, несмотря на стиснутые, как железные тиски, челюсти, наклонил голову и пробормотал что-то, что было наполовину молитвой, наполовину проклятием.

И все же, когда он посмотрел на Хелену, которая вытряхивала паутину из своего мозга и моргала, чтобы прояснить зрение, было видно, что она, похоже, не осознает, насколько близко подошла к смерти. Упрямая девчонка уже пыталась встать.

Она приподнялась на локтях, посмотрела на Колина, который был слишком потрясен, чтобы двигаться, и взяла протянутую руку Пейгана. С его помощью она поднялась, кусая губу, когда перенесла вес на раненую ногу. С ее лба катились капли пота, но Хелена мужественно не издала ни звука.

Более того, когда она увидела Роува, уныло опирающегося на свой меч, она окликнула его с наигранной легкостью:

— Сэр Роув, я никогда не испытывала таких ударов, как ваши! Такая радость иметь вас в союзниках.

Пейган, кипящий гневом, но старающийся избежать сцены, тоже принял ее легкомысленную манеру.

— Он и правда грозен, миледи, — объявил он, — и это только подтверждает ваши собственные умения, ведь вы достойно противостояли ему.

Толпа радостно приветствовала этот рыцарский разговор, и Роув и Хелена пожали друг другу руки. Потом, пока Колин стоял, ошеломленный, она робко улыбнулась ему и похромала прочь с поля.

Что вытворяет эта маленькая дурочка? Она сильно ударилась, когда упала. Эта резаная рана на бедре должна нестерпимо гореть. И все же она вела себя так, будто это был блошиный укус, как будто всего несколько минут назад она не стояла на пороге смерти. Легкомыслие Хелены даже сейчас распаляло его гнев.

Будь она проклята! Он чуть не подавился своим собственным сердцем, когда увидел ее падение. Как смеет она не придавать значения своим ранам? И как она вообще посмела пробраться на турнир? Получается, что импульсивная девчонка забыла о своей безопасности и безопасности своего ребенка ради мимолетного удовольствия скрестить мечи с норманном. Выходило, что ребенок в ее животе никак не обуздал ее безрассудство.

Колин грязно выругался себе под нос. Если от него это хоть как-то зависит, Хелена никогда больше не будет сражаться. Никогда. Будь он проклят, если позволит ей снова подвергнуть опасности их ребенка.

Ее ребенка, поправился он.

— Вот, Колин, — тихо сказал Пейган. Он поднял забытый шлем Хелены и сунул его ему в руки. — Иди к ней. Ей очень больно, хотя она и отрицает это. Займись ее ранами.

Колин посмотрел на Пейгана, стоящего там со складками тревоги на лице, и ему стало тошно. Теперь, когда Хелена была вне опасности, появилось место для других, более мрачных эмоций — ревность, гнев, боль, — и они все бурлили в нем, когда он попытался блокировать болезненно живой образ друга и его любовницы, сплетенных в страстных объятиях.

— Возможно, это тебе следует заняться ею, — наконец раздраженно бросил он, отталкивая шлем. — Судя по тому, что я слышал, она предпочитает твое общество.

Колин резко отвернулся и пошел прочь, боясь того, что может сделать с Пейганом, если останется, боясь уязвимости, которая может открыться ему.


Каждый шаг был настоящей пыткой, но когда Хелена шла по полю, то знала, что должна высоко держать голову и для спасения своей гордости, и чтобы смягчить вину Роува. Поэтому она заставила свои ноги шагать как можно ровнее, пока не нашла убежище в стенах шатра Пейгана.

Когда прибыл Пейган, она тяжело опиралась на внутреннюю распорку, ее руки были сжаты от боли, но она повернулась, чтобы встретить его с вымученной улыбкой.

— Роув очень хорош, — чуть слышно произнесла она.

— Боже мой, Хелена, — выдохнул он, увидев ее пропитанную кровью тунику. Он бросил ее шлем на землю. — Ложись немедленно.

Она жадно посмотрела на постель, но гордость заставила ее помедлить.

— Ты тяжело ранена, — настаивал Пейган. — Ложись.

— Я в порядке. Мне не нужны…

Это все, что она смогла сказать, прежде чем ее веки затрепетали, и она пошатнулась, заваливаясь набок.

Следующее, что Хелена помнила, — это Пейган, поднимающий ее на соломенный тюфяк на земле и подсовывающий подушку под ее голову. После этого он откинул полог палатки и крикнул:

— Эй, там! Приведи Колина дю Лака! Живо!

Она закрыла глаза и слабо улыбнулась, когда он вернулся к ней.

— У нас будут одинаковые шрамы, у Колина и у меня.

— И полагаю, ты считаешь это замечательным? — Пейган вынул кинжал, чтобы разрезать ее окровавленную тунику. — Хелена из Ривенлоха, ты дурочка, — пробормотал он, — почти такая же пустоголовая, как твоя сестра. А я еще больший дурак. Мне никогда не следовало…

— Не вини себя. Ты прав. Я и правда пустоголовая.

Она подняла голову, чтобы взглянуть на рану. Там, где кольчуга на бедре была прорезана, из раны текла кровь. От этого вида ее замутило.

Пейган расстегнул широкий ремень, удерживающий ее кольчужные лосины, и осторожно стянул кольчугу поверх раны. Потом он разорвал тонкую ткань ее белья, обнажая бедро.

— Там все в порядке, да? — робко спросила Хелена.

— Разрез глубокий, но чистый. Заживет.

— Значит, я снова смогу сражаться?

Он скривился и свернул в тампон кусок ткани, чтобы остановить кровь.

— К сожалению, да. — Потом он добавил: — Но не в этом турнире, попомни мои слова!

Но, несмотря на его зловещее предупреждение и пульсирующую боль в бедре, она уже планировала следующую схватку. Ни один норманн не будет указывать Воительнице Ривенлоха, можно или нет ей участвовать в ривенлохском турнире.


Колин, стиснув зубы, ходил вдоль поля, ударяя кулаком по ладони. Боже! Ожидание разрывало его на части. Но будь он проклят, если позволит кому-то узнать об этом. Он продолжил свои схватки, как будто его сердце не рвалось из груди, так что было трудно дышать.

Тревога сделала его фехтование мучением. Он даже уронил щит в последней схватке. Если он не будет внимательнее, он может погибнуть.

Погибнуть…

Что, если Хелена умерла?

Безрассудный страх сжал сердце Колина. Он задушил его проклятием. Кровь Христова! Она же сама ушла в поля боя. Она не умрет, попытался убедить он себя.

По крайней мере, не сразу. Если в ране не осталось металла. И если часто менять повязку. И если…

Он снова стал ходить взад-вперед.

Паж, примчавшийся к нему со стороны шатров, заставил его замереть на месте. Еще до того, как парнишка заговорил, Колина охватила паника. Что-то случилось. Хелена в беде. Он должен пойти к ней.

— Где она?

— В шатре лорда Пейгана, милорд.

Колин бросился прочь от ристалища, шаря между палатками, пока не нашел шатер Пейгана. Полог шатра распахнулся под его рукой, словно крыло гигантской испуганной птицы.

— Хелена! — хрипло крикнул он.

Слава Богу, она была там. Живая, целая, она морщилась от резкого луча солнца, упавшего ей на лицо. Но там был и Пейган. И пока он смотрел на них, самые ужасные страхи Колина обрели форму. Они были любовниками. В этом не было сомнения. Хелена лежала полуголая на тюфяке, ее лосины спущены, чтобы открыть один шелковистый бок и окровавленное бедро.

Пейган склонился над ней. Его руки и глаза двигались по ее плоти, фамильярно касаясь ее. Трогая те части ее, которые когда-то принадлежали Колину. Она ушла к Пейгану, ища того, в чьих объятиях познает успокоение. И он дал ей это. Их вина была такой же явной, как багровый шрам на заклейменной шлюхе.

Боль и ярость ослепили Колина. Он издал дикий, собственнический рев. Схватив Пейгана за ворот кольчуги, он швырнул его в другой угол шатра, как кошка мышь. Потрясенный Пейган приземлился бесформенной грудой у тканевой стены.

— Ты проклятый ублюдок!

Это яростное ругательство принадлежало Дейрдре. Она только что вошла в палатку и увидела, как ее муж летит на пол, как куча грязного белья. Не надо быть мудрецом, чтобы провидеть, кто отправил его туда. Она тут же бросилась на спину Колина, молотя его своими слабыми кулачками.

Колину показалось, что на него приземлился дикий котенок, шипя и фырча на него в бессильной ярости. Это раздражало и отвлекало. Не думая, он протянул руку через плечо и мягко оттолкнул свою мучительницу.

Низкий рык донесся со стороны Пейгана, который медленно поднимался на ноги. Он вдруг стал таким же опасным, как загнанный в угол волк.

— Убери свои руки от моей жены, — произнес он смертоносным шепотом, его глаза были мрачны, как грозовой шквал.

Колин еще хмурился, но, обернувшись, он на мгновение метнулся назад на беременную женщину, которую он только что оттолкнул. Но ведь он не повредил Дейрдре. Он же не собирался вредить ей.

Но нет, она все еще смотрела на него с нескрываемой ненавистью.

Потом все сожаления, которые он чувствовал, быстро поглотил гнев.

— Твоей жены? — бросил Колин. — Которой, Пейган?

— Что?

— Дейрдре или Хелены?

Горечь и боль сжали его горло, когда он встал лицом к лицу с человеком, которого когда-то называл братом.

— Что? — хором воскликнули Дейрдре и Хелена.

Колин перевел печальный взгляд на Дейрдре.

— Почему ты не скажешь ей, Пейган? Расскажи ей, как ты и Хелена каждое утро встречались в лесу.

Хелена испуганно вдохнула:

— Ты знаешь?

Предательство сжало сердце Колина. Слышать признание из уст самой Хелены было самой страшной болью.

— Пейган? — ошеломленно спросила Дейрдре. — Это правда?

— Нет, — решительно ответил он.

— Да, — в то же мгновение признала Хелена.

Колин разразился резким невеселым смехом.

— Если вы собираетесь спать вместе, вам следует, по меньшей мере, лгать одинаково.

— Колин, — сказал Пейган, — послушай меня. Эго не то, что ты думаешь.

— Это не важно, Пейган. — Отчаяние сделало его злым и безрассудным. — Как ты сказал раньше, одна сестра так же хороша, как другая. Когда эта выздоровеет, — сказал он, кивая на Хелену, — клянусь, ее губы будут такими же сладкими, как эти.

Колин схватил Дейрдре за руку, притянул к своей груди и набросился на нее с поцелуем, который был настолько же жестоким, насколько бесстрастным. Может быть, у нее был вкус меда. Может быть, вкус лука. Он не знал. Он знал только, что, когда отстранился, его жажда мести не уменьшилась ни на йоту.

У Пейгана не было шанса ударить его. Последнее, что Колин видел перед тем, как все смешалось, был взмах светлых волос, пара горящих зеленых глаз и женственный кулак беременной женщины, приближающийся к его лицу.

Глава 22

Первым инстинктом Хелены, когда кулак Дейрдре врезался в переносицу Колина, было защитить его. Забыв о своей ране, она попыталась встать, чтобы броситься на сестру. За поцелуй, который он подарил Дейрдре, на Колина она бросится потом, но это может подождать. К несчастью, когда она подняла кулаки, на ее глаза упала серая пелена. Она замотала головой, пытаясь стряхнуть этот туман и при этом сохранить равновесие.

Пейган и Дейрдре орали друг на друга, но их голоса звучали приглушенно, как будто через очень толстую ткань. А Колин, шатаясь, стонал, прижимая руку к разбитому носу.

Тут вдруг распахнулся полог палатки, и слепящий свет затопил царящий внутри хаос.

— Какого дьявола…

Это была Мириел. Она изумленно открыла рот. Следом за ней в палатку просунула голову Сан Ли и мрачно нахмурилась, увидев происходящее.

Пейган и Дейрдре дружно обернулись к ним и сразу же продолжили свой спор.

— Ты делаешь поспешные выводы, — укорял он.

— Так же как ты! — парировала она. — Ты считаешь, что я настолько глупа, чтобы поверить тебе!

— Ты упрямая девчонка! Ну почему ты даже не слушаешь…

— Что? Слушать твою ложь?

— Прекратите, вы, двое!

Все обернулись в удивленном молчании. Неужели этот громкий вопль издала малышка Мириел?

— Ну, а сейчас, — сказала она уже спокойнее, скрестив руки на груди, и Сан Ли позади нее сделала то же самое, — кто-нибудь скажет мне, что здесь происходит?

— Недопонимание, — ответил Пейган.

— Ага, — холодно бросила Дейрдре. — Похоже, ты недопонял наши брачные клятвы.

С этими словами она оттолкнула Пейгана и вышла из палатки.

Пейган пнул ногой кусок дерна и грязно выругался.

— Кровь Христова! Я знал, что это было ошибкой. — Он бросил на Хелену взгляд, полный гнева и самоосуждения. — Мне жаль, что мы вообще начали все это.

— Нет! — Хелену на мгновение охватила паника. — Не говори так, — продолжала настаивать она, цепляясь за тканевую стену, чтобы удержаться на ногах. — Мне не жаль. Я благодарна.

— Благодарна, — сказал Пейган, качая головой. — За что? Ты едва стоишь на ногах. У Колина разбит нос. А Дейрдре… — Он уныло посмотрел в пол. — Господи, она больше никогда не поверит мне.

Хелена медленно проковыляла вдоль стены палатки к нему. Да, она отчаянно хотела продолжать тренировки с Пейганом, но не ценой брака Дейрдре.

— Это все моя вина.

Пейган покачал головой:

— Нет, моя. И я должен все исправить. — Он выпрямился и кивнул Мириел: — Ты можешь заняться их ранами?

— Конечно, — ответила Мириел.

— Конечно, — эхом повторила Сан Ли.

После этого Пейган пошел искать свою жену.

Хелена надеялась, что она послушает его. И она надеялась, что Колин послушает ее. Как этот негодяй мог поверить, что она совершает прелюбодеяние с Пейганом?

— Ас тобой-то что случилось? — спросила Мириел Колина.

Между его пальцев, прижатых к носу, сочилась кровь.

— Ничего, что не исправит свежий воздух, — угрюмо бросил он и порывисто пошел к выходу.

— Иди за ним, — сказала Сан Ли Мириел, подталкивая ее. — Я займусь Хеленой.

Мириел побежала за Колином, а Сан Ли помогла Хелене вернуться на тюфяк на земле. Какое-то время служанка работала молча, касаясь ее раны своими маленькими ловкими пальцами и посыпая разрез какими-то странными травами из мешочка.

Палатка не могла обеспечить уединение. Кучка оруженосцев прошла мимо, когда Сан Ли бинтовала ее ногу. Но скромная служанка набросила плащ на ногу Хелены и бросила на юношей высокомерный взгляд.

Хелена схватила одного из оруженосцев за плащ.

— Соревнование лучников уже началось?

— Еще нет, миледи.

— Тебе придется дождаться дня, когда заживет твоя рана, — напомнила ей Сан Ли.

«И утихнут страсти, — подумала Хелена. — Слава Богу, что Мириел и Сан Ли вошли именно в тот момент. Иначе при безосновательной ярости Колина, злобной мрачности Пейгана и драчливости Дейрдре могло произойти что- то ужасное».

Но она не собиралась упускать ни мгновения ривенлохского турнира.

— Со мной все будет в порядке.

— С тобой-то да, а вот что будет с ребенком?

Хелена нахмурилась. Она не хотела об этом думать.

— Если ты подвергнешь опасности ребенка, — упорствовала Сан Ли, — он будет недоволен.

Хелена знала, что Сан Ли имеет в виду Колина.

— Он ничего не знает. — Тут она подозрительно сощурилась. — Если только ты ему не сказала.

Сан Ли удивленно вскинула брови:

— Ты что думаешь, что я хочу… как ты там сказала? Быть связанной моей косой и поджаренной на медленном огне?

Хелена высказала эту угрозу вскоре после того, как Сан Ли приходила к ней. И все же у хитрой старой служанки было достаточно времени до этого, чтобы сообщить новости Колину.

С другой стороны, если Колин знал о том, что она носит его ребенка, он бы наверняка сказал что-нибудь.

Ба! Да какое ей дело, будет Колин доволен или нет? Ей все еще было больно от его необоснованных обвинений. Как мог он поверить, что она способна на измену? Кровь Христова, Дейрдре же беременна! Какой коварной стервой он ее считает?

Кроме того, какое он имеет право вдруг изображать из себя ревнивого любовника или предъявлять права на нее? И как он смеет требовать от нее верности? Уж он-то точно не отвечает ей тем же. Она отдала всю себя Колину — тело, сердце и душу, — и как он отплатил ей? Слишком часто, чтобы сосчитать, она видела его выходящим из подвала после встреч с Люси Кэмпбелл.

Мысль о самодовольной ухмылке Люси, ее пышной груди, ее похотливом взгляде застряла у Хелены в горле, наполняя гневом.

— Это мой ребенок, — прохрипела она, — не его.

— Понятно. — Сан Ли хитро выгнула бровь, заканчивая завязывать бинт. — Значит, ты умудрилась сделать этого ребенка совершенно одна.

Хелена смерила язвительную служанку холодным взглядом.

— Послушай, ты, назойливая старая карга, мне наплевать, что он думает. Колин дю Лак не может указывать мне, что я могу делать и что не могу, куда я могу ходить, а куда нет. Или с кем я буду и не буду спать. И уж совершенно точно он не помешает мне сражаться в моем собственном турнире.

Морщинистое лицо Сан Ли стало мрачным, и она схватила Хелену за руку на удивление крепкими пальцами, щуря свои темные всевидящие глаза.

— Этому ребенку предначертано быть великим воином. Не подвергай ее опасности.

Ее? От предсказания старухи по спине у Хелены пробежал холодок, лишая ее дара речи. Она сглотнула. Может ли это быть правдой? Она и Колин зачали воительницу, которая принесет славу Ривенлоху? От этой возможности ее сердце учащенно забилось. Даже после того, как Сан Ли отпустила ее, Хелена ощущала странное покалывание во всей руке.

Воистину она почти пожалела о своих резких словах.

— Я не причиню ребенку никакого вреда, — заверила она служанку. — В конце концов, на сегодня осталась только стрельба излука.

Хотя она надеялась на другое, Хелена знала, что не раньше чем через день, она поправится настолько, чтобы снова участвовать в фехтовании. Ее нога немилосердно болела. Разрез окружал багровый синяк. Она не могла ходить, не хромая. Даже от долгого стояния нога начинала мучительно пульсировать.

Но она не могла оставаться здесь. Все только ухудшится, если она будет праздно лежать. Незанятый мозг притягивает ненужные мысли. Мысли о неверных норманнах и беспричинной ревности.

Час спустя, одетая в темно-зеленую тунику, Хелена нервно завязывала шнурком волосы, выглядывая между лошадей, привязанных около ристалища. Наверное, разумнее дождаться последней минуты, чтобы объявить о своем присутствии. Ни Пейган, ни Колин, ни Дейрдре не одобрят ее участия. Но вряд ли они будут протестовать публично, когда соревнование уже началось.

Протрубили в рог, объявляя начало состязания лучников. Глубоко вдохнув, Хелена забросила колчан на плечо, натянула потрепанные перчатки для стрельбы, взяла лук и похромала вперед.

Двадцать или больше лучников стояли вдоль линии стрельбы в нескольких ярдах от двух соломенных тюков, разминая руки и плечи, примериваясь к мишеням. Колин был среди них, его нос выглядел на удивление целым, несмотря на удар Дейрдре. Как только Хелена ступила на поле, их взгляды встретились. На мгновение она замерла, не в силах дышать.

От нее потребовалась огромная сила, чтобы пересечь поле под презрительным взглядом Колина, но она была уверена, что тут он не устроит сцену. Игнорируя горящие глаза, прожигающие ее затылок, она поставила стрелу на тетиву и натянула ее, проверяя балансировку лука и свою силу.

Состязание потребует всей ее концентрации. Хелена знала, что если хотя бы на мгновение она позволит только одному желанию, одному сожалению, одной мысли о Колине дю Лаке проникнуть в ее голову, гнев обрушится на нее, мешая целиться.


Нос Колина все еще болел после удара, нанесенного сестрой Хелены. И все же это было не так болезненно, как боль его разбитого сердца.

Естественно, что Пейган будет лгать, чтобы спасти свой брак. Колин ожидал этого. Но Хелена… Хелена даже не удосужилась отрицать свои свидания с Пейганом. Господи, она даже сказала, что была рада им, благодарна. Она вела себя так, будто их связь не имеет никакого значения.

Никакого значения? Колин не настолько глуп. Ребенок, растущий в ее животе, запросто может быть от Пейгана.

Когда состязание началось, взгляд Колина неумолимо тянулся к Хелене. В одном она не лгала — она действительно была одной из лучших лучников Ривенлоха. Хотя у нее не было силы некоторых ее широкоплечих противников, на близком расстоянии она была невероятно точна. Он даже начал подозревать, что у нее есть шанс выиграть состязание.

Колин, напротив, под влиянием своего мрачного настроения загонял стрелы больше чем наполовину в соломенные мишени, но они очень редко попадали в яблочко. Он не продержался и до третьего круга.

Покинув поле, он стянул перчатку с руки и ударил ею о колено, отряхивая.

— Она молодец, — пробормотал Роув рядом с ним, добавив с облегчением: — Тот удар по голове не повлиял на ее меткость.

Колин фыркнул в ответ. Хелена действительно была хороша. И поэтому смотреть на нее было еще больнее. Часть его все еще страдала от ее предательства. Но другая часть его пусть и неохотно, но восхищалась ее талантом. Стоя, крепко расставив ноги, и недрогнувшей рукой выпуская стрелы, она выглядела как настоящая Воительница Ривенлоха.

Какая-то подлая часть Колина хотела, чтобы она позорно провалилась. И все же он чувствовал, что его собственная рука стискивает лук всякий раз, когда Хелена стреляет. Он хотел простить ее. Но не мог. И все же, несмотря на поверженный дух, несмотря на острое чувство потери, он действительно чувствовал прилив гордости, глядя, как она одну за другой пускает стрелы в центр мишени.

И когда в состязании остались двое — Джон Уайт, коренастый лучник из нормандского эскорта, и Хелена, — его сердце затрепетало от возбуждения. Каждый выпустил по две стрелы так, что они попали на равном расстоянии от центра. Последний выстрел определит Победителя.

Джон махнул рукой, призывая к тишине шумную толпу. Он широко расставил ноги и натянул лук, его бородатое лицо было мрачно от сосредоточенности. Добрых несколько ударов сердца он стоял неподвижно. Когда он, наконец, отпустил тетиву, стрела вонзилась в мишень всего в полудюйме от центра.

Толпа вскочила на ноги, громко аплодируя. Колин медленно вдохнул. Если Хелена не будет торопиться и выпустит стрелу под нужным углом…

Джон Уайт серьезно кивнул Хелене.

Толпа затихла, Хелена посмотрела на мишень, разгоняя онемение в руках. Она вытащила стрелу из колчана и установила ее на место. Стало так тихо, что Колин услышал, как растягивается сухожилие, когда она натянула тетиву тремя пальцами, прижимая их к своей щеке. Он напрягся вместе с ней, пока она прицеливалась, целясь, целясь…

Потом она отпустила тетиву.

Стрела вонзилась точно в центр мишени. Зрители обезумели от восторга. Хелена радостно рассмеялась. Колина охватила странная гордость. Он чувствовал ее восторг как свой собственный.

Потом он вспомнил. Это ведь женщина, которая бросила его. Та самая, которая недрогнувшей рукой пустила свою жестокую стрелу в его сердце.

— Пойдем, — неловко бросил он Роуву, засовывая перчатку за пояс и поворачиваясь к трибунам.

Он не мог быть свидетелем сладостной победы Хелены, произошедшей так скоро после ее горького предательства.

Колину никогда не следовало поворачиваться к ней спиной.


Хелена кивнула и помахала толпе в восторге от своего триумфа. Она победила! Что бы ни случилось в будущем, она выиграла битву! Этого ничто не изменит. Она всегда будет помнить то теплое сияние, которое согревало ее сейчас, когда она гордо повернулась лицом к своему клану. По их воодушевленному ответу она поняла, что многие поколения в Ривенлохе будут рассказывать историю о Хелене, Воительнице Ривенлоха, которая своим луком победила целый отряд нормандских рыцарей.

Она была так поглощена своей победой, что не обратила внимания на стену пыли, поднявшуюся у нее за спиной.

Течная кобыла оторвалась от привязи. Уилли, младший помощник конюха в Ривенлохе, со всех ног бежал за лошадью по полю.

К несчастью, раньше, чем он успел догнать ее, два жеребца, привязанных у ристалища, учуяли запах кобылы. Они зафыркали и стали рваться с привязи.

Кобыла пробежала мимо, мотая головой и взвиваясь на дыбы.

Глаза жеребцов вылезали из орбит. Они ржали, вытягивая шеи, натягивали путы и били копытами. Сильно мотнув головой, один жеребец вырвал из земли столб, к которому был привязан, и взвился на дыбы. Боясь соперничества, другой тоже сразу же вырвался. Оба коня помчались, вырывая копытами дерн, вертя головами в поисках кобылы. Даже земля задрожала, когда два огромных жеребца неслись по полю.

Пара рыцарей бросились за ними, свистя и крича, чтобы отвлечь их.

Сквозь взвившееся облако пыли Хелена заметила Уилли. Он попал в самую гущу этой страшной гонки. Боевые кони буйствовали вокруг него. В любое мгновение парнишку могли затоптать их огромные копыта.

Несколько оруженосцев выстроились в широкий круг по краям поля и продвигались вперед, стараясь успокоить разбушевавшихся животных. Но они двигались слишком медленно. К тому времени, когда они доберутся до жеребцов, Уилли уже может быть мертв.

Хелена бросила лук и уронила колчан с плеча. Она повернулась к Джону, лучнику, стоящему рядом с ней.

— Дай мне твой меч!

Он сделал, как она просила. Глубоко вдохнув, она повернула меч в руках. Потом, не обращая внимания на натянувшиеся бинты, Хелена прорвалась сквозь ряд окружающих оруженосцев, и бросилась в самую гущу свалки на середине поля.

В этот момент кобыла пробежала мимо нее, выпучив глаза от ужаса, с пеной на морде. Камешки и грязь осыпали ноги Хелены, когда она увернулась от жесткого удара хвоста кобылы, и в ее ране вспыхнула жгучая боль, как будто она снова открылась.

Жеребцы преследовали кобылу по пятам — всего мгновение отделяло их от этой добычи.

Между ними, крича, бежал Уилли, попавший в ловушку между мелькающих копыт и летящих камней. Хелена нырнула к нему, чуть не упав, и изо всех сил оттолкнут его к плетеной изгороди, где он был в безопасности.

В этот момент жеребцы налетели, их ноздри раздувались, уши были прижаты. Их головы мелькали над облаком пыли, и на короткое мгновение Хелена увидела безумие в их глазах, не видящих ничего, кроме кобылы. От грохота приближающихся копыт земля вибрировала у Хелены под ногами. Она сощурилась от удушающей пыли, поднявшейся перед ней, и высоко подняла меч, чтобы сразиться с огромными животными.

В самое последнее мгновение жеребцы испуганно отпрянули. Они заржали, запрокинув головы назад, их ноги беспорядочно били по земле, ища опоры. Пыль стояла столбом. Кони были так близко, что она чувствовала их горячее дыхание. Их копыта взрыли всю землю вокруг. Дикое, злое ржание пронзило воздух. Последнее, что увидела Хелена, была пара огромных лохматых копыт, взметнувшихся в небо перед тем, как обрушиться на нее.

Глава 23

Что-то ударило Хелену о землю. Падение выбило из нее дух похлеще, чем удар на турнире. Мгновение она лежала такая же беспомощная, как прибитая муха. Но она не привыкла проигрывать. Она быстро опомнилась и закрыла голову рукой, защищаясь, а другой вслепую нащупывала меч.

Как раз когда ее пальцы сомкнулись на рукояти, грубые руки рывком подняли ее на ноги, потащили сквозь град камней. Длинные юбки мешали ей, но зверь, бросивший Хелену на землю, не пощадил ее. Она перевернулась и упала на одно колено — жгучая боль пронзила ее раненое бедро. И все же похититель тянул ее вперед.

Наконец Хелена вырвалась из клубов пыли в безопасность. Выплюнув прядь волос изо рта, Хелена посмотрела на того, кто ее вытащил. Пейган. Его странное выражение лица — как будто ему одновременно хотелось плакать и свернуть ей шею — остановило слова негодования, рвавшиеся из ее горла. Он выглядел разъяренным, испуганным и потерянным одновременно.

Через несколько минут кобылу поймали и увели с поля. Несколько рыцарей успокаивали жеребцов ласковыми словами и мягкими жестами. Уилли подняли на край помоста, где он сидел, опустив голову между колен. И все же Пейган продолжал держать Хелену, но дрожал так сильно, что она подумала: он может взорваться от гнева. Даже после того как жеребцов поймали и осела пыль, он отказывался отпустить ее.

— Колин! — взревел Пейган.

Хелена заметила Колина на противоположной стороне поля, с обнаженным мечом в руке и выражением ужаса и гнева на лице. Он подошел на зов Пейгана, но Хелена обратила внимание, что он так и не убрал меч в ножны. Кровь Христова, может быть, он намеревается убить Пейгана.

Разумеется, она ему не позволит. Дейрдре при всех ее недостатках обожала Пейгана. Самое малое, что Хелена могла сделать, — это защитить его ради сестры. Поэтому когда Колин подошел со сверкающим мечом, Хелена вырвалась из рук Пейгана, бросилась между ними и предстала перед Колином со своим оружием.

Прежде чем Колин успел атаковать, Пейган рявкнул:

— Убери ее с поля! Свяжи ее. Запри ее. Закуй ее в цепи, если придется. Но сделай так, чтобы сегодня она больше не появилась на моем ристалище.

У Хелены отпала челюсть. Она не могла поверить, что услышала это. Его ристалище? Люциферовы яйца! Она только что выстояла на этом ристалище со своим мечом. Она только что выиграла состязание лучников. И это она спасла жизнь Уилли.

Как же Хелене хотелось повернуться и атаковать Пейгана. Но у Колина все еще был меч.

Тут Колин прорычал:

— С удовольствием!

И Хелене показалось, что у нее из легких исчез весь воздух.

Кровь Христова! Неужели норманны объединились против нее? В ее собственном замке?

Колин схватил ее, и она оттолкнула его руку правой рукой, давая понять, что не потерпит его тирании.

— Не устраивай из этого сцену, Хелена, — проворчал Пейган позади нее.

— Если ты хотя бы на мгновение подумал, что я уйду без шума, ты ничего не знаешь о Воительницах Ривенлоха, — возразила она.

— Проклятие, женщина! — прошипел Пейган. — Это для твоей же собственной безопасности.

— Не будь сме…

— Убери свой меч! — приказал Колин.

— Не приказывай мне, что делать! В моем собственном замке…

— Брось его.

Взбешенная Хелена взмахнула мечом, приставив кончик к открытому горлу Колина. Она услышала издалека, как ахнула толпа.

Глаза Колина были такими же темными и холодными, как могила, но под их ледяными глубинами таилась глубокая и горькая меланхолия, эмоция, которая заставила ее руку дрогнуть.

Когда его меч с лязгом упал на землю, это испугало ее.

— Колин? — спросил Пейган, не веря своим глазам.

— Я не могу сделать это, — объяснил Колин. — Я не скрещу мечи с… с беременной женщиной.

Хелена удивленно вдохнула.

— Что? — изумился Пейган.

Взгляд Колина был пустым, когда он посмотрел на Хелену, и он произнес четко:

— Я не подвергну опасности ребенка лорда Пейгана.

— Моего… — начал Пейган, совершенно ошарашенный. Потом он шагнул между ними, скрестив руки на груди. — Это правда, сестра? Ты беременна?

Хелена хотела это отрицать. В конце концов, мужчина, которого она любит, мужчина, который в ответе за этого ребенка, даже не верил, что он его. Но ее глаза вдруг непонятно почему наполнились слезами, а в горле застрял комок, так что она не могла говорить.

— Господи, Колин! — воскликнул Пейган. — Я знаю, что ты думаешь, но это невозможно.

На лице Колина все равно было написано недоверие. Это разбивало ее сердце, и Хелена проклинала все свои недавние чувства, с которыми не могла совладать. Она почувствовала, как непослушная слеза побежала по щеке.

С угрожающим звуком она опустила меч. Потом, собрав всю свою гордость, она повернулась к толпе, вздернув подбородок, ее глаза блестели.

— Я благодарю вас, люди Ривенлоха, за вашу поддержку. Но сейчас моя рана досаждает мне и я должна вернуться в замок. — В ответ на их разочарованные крики она добавила: — Не бойтесь. Я клянусь, что вернусь завтра для еще более великой победы.

После этого Хелена вернула меч его владельцу и зашагала прочь с поля, улыбаясь сквозь слезы и маша зрителям.

Сердце Колина трепетало в груди, как колени девственницы. Господи Иисусе! Когда он увидел, как Хелена стоит перед мчащимися жеребцами с мечом в руке, испепеляя их взглядом, как будто они были драконы, а она святой Георг…

У него мучительно сжалось сердце от мысли, насколько близко была беда, ее милое тело могло быть растоптано, сияющий свет этих изумрудных глаз мог погаснуть. И Колин понял ужасную правду. Несмотря на ее грехи, несмотря на ее предательство и несмотря на все доводы рассудка, Хелена из Ривенлоха была для него драгоценна даже более, чем сама жизнь. Да, она своевольна и упряма. Она безрассудна, мятежна и неуправляема. Она глубоко ранила его, глубже, чем любая женщина в его жизни. Но она также зажгла пламя в его сердце и воспламенила его кровь своей страстью, гордостью и импульсивностью.

И теперь Колин был проклят, стал заложником сердца Хелены.

— Иди за ней, — сказал ему Пейган.

— Это ты иди за ней, — мрачно ответил Колин.

— Черт! — прошипел Пейган.

Он схватил Колина за руку, и они спокойнее, чем могли, ушли с поля в относительно уединенное место за конюшней.

— Я не прикасался к ней. Клянусь.

Колин не хотел этого разговора. Было слишком больно слышать ложь Пейгана. А он лгал. Дейрдре знала это. Хелена призналась в этом. Господи, да Колин видел их своими собственными глазами!

— Колин, послушай меня, я люблю Дейрдре. И только ее.

Колин закипел гневом. Достаточно мерзко, когда тебя обманывает женщина. Но когда тебя предает лучший друг…

— Может быть, ты и любишь только ее, — презрительно протянул он, — но это с Хеленой ты спал в лесу каждое утро.

— Не оскорбляй меня необоснованными обвинениями!

— Необоснованными? Я видел вас, ты, ублюдок! Я видел вас.

— Что, Колин?! — рявкнул Пейган. — Что ты видел?

Это было слишком больно рассказывать. Рот Колина скривился в болезненной гримасе, и он хотел отвернуться.

Но Пейган не позволил ему. Он схватил его за грудки.

— Что ты видел?

Горечь захлестнула Колина.

— Ты знаешь, что я видел.

Пейган покачал головой:

— Ты не видел ничего.

— Я видел достаточно, — огрызнулся Колин, вызывая Пейгана возразить ему. — Вы каждое утро ходите в лес вдвоем.

К его удивлению Пейган кивнул:

— Да. Ходим.

Очень долго эти двое только зло смотрели друг на друга, и на скуле Колина задергался мускул.

Наконец Пейган спросил:

— А потом?

Отвратительная сцена предстала перед глазами Колина, и он зло отшвырнул руки Пейгана со своей туники.

— Ты, сукин…

— А потом? — повторил Пейган.

Через плечо Пейгана Колин увидел, что приближается Дейрдре. Несмотря на ее недавнюю жестокость к нему, он понимал, что она тоже всего лишь жертва. Он должен уберечь ее от подробностей греха Пейгана. Колин пробормотал тихо:

— Ты позволил своим желаниям возобладать над тобой.

— Нет, я позволил ее желаниям возобладать надо мной.

Быстро, раньше, чем Дейрдре могла услышать, Колин прошипел:

— Ты сваливаешь все это на Хелену?

— Да, — заявил он, потом поправился, — в основном. Это она настояла, чтобы мы встречались каждое утро. Но это было не для свидания, болван ты эдакий. Это было для фехтования.

— Что?

— Для фехтования. Мы тренировались орудовать мечом. Вот и все.

— И ты ждешь, что я поверю…

Дейрдре подошла достаточно близко, чтобы услышать его.

— Для фехтования? — переспросила она через его плечо.

Пейган съежился.

Ее рот открылся от изумления.

— Ты… фехтовал… с моей сестрой?

Колин нахмурился. Судя по гневному выражению лица Дейрдре, можно было подумать, что фехтование — это худшее преступление, чем прелюбодеяние.

Пейган испустил дрожащий вздох:

— Колин, ты назойливый болван. Теперь видишь, что ты наделал?

Глаза Дейрдре наполнились слезами, и Колин еще мрачнее сдвинул брови. Неужели все шотландки такие сумасшедшие? Возможность измены Пейгана довела Дейрдре до раздражения, но тот факт, что ее муж фехтовал с другой женщиной…

— Как ты мог? — с несчастным видом спросила Дейрдре.

Плечи Пейгана виновато опустились, когда он повернулся к ней.

— Я не хотел, любовь моя. Я потерял голову. Она застала меня в момент слабости.

Колин смотрел то на него, то на нее. Это настоящее безумие. Но пока они продолжали разговор, Дейрдре обиженно, Пейган заискивающе, крошечный бутон надежды начал распускаться в груди Колина.

Может быть, они действительно говорили правду.

Может быть, Пейган и Хелена действительно только фехтовали. Но ради Дейрдре, неспособной сражаться из-за своего состояния, они держали свои тренировки в секрете, чтобы поберечь ее чувства. Может быть, Пейган действительно не спал с Хеленой, а только дрался с ней на мечах. Что означало…

С бешено бьющимся сердцем Колин оставил пару выяснять отношения. Он должен найти Хелену прежде, чем она сделает еще какую-нибудь глупость. В конце концов, она сейчас носит ребенка… их ребенка.

Проклятая девчонка! Она должна была все время знать это и, тем не менее, ничего ему не сказала. Вместо этого она фехтовала с Пейганом, сражалась на турнире, бегала между взбесившихся лошадей, зная, что подвергает опасности ребенка. Неужели этой безрассудной девице наплевать на свою собственную плоть и кровь? Пресвятая Мария, неужели Хелена надеялась потерять ребенка?

Боль и гнев захлестнули Колина. Бог свидетель, он сделает так, как приказал Пейган, — свяжет ее, запрет, закует ее в цепи, сделает все, что потребуется, только бы быть уверенным, что она не сможет повредить себе и ребенку.

Найти Хелену не составило труда. Хотя она покинула ристалище широкими гордыми шагами, теперь она берегла раненую ногу, медленно хромая по двору замка. Это зрелище смягчило его гнев, хотя и ненадолго. Хотя, с одной стороны, он хотел высечь ее за безрассудство, а с другой — мечтал схватить ее на руки и заключить в объятия.

Бурные эмоции нахлынули на него со всем неистовством грозовой тучи. Облегчение, и ярость, и нежность. Отчаяние, и нетерпение, и обожание. Вожделение, и гнев, и вина. Но больше всего, Боже, помоги ему, страстная любовь. Колин любил Хелену. И не важно, означало это нежно заключить ее в объятия или жестоко забросить на плечо, он знал, что любовь была краеугольным камнем всех остальных эмоций, пульсирующих в его венах.

Когда он нагнал Хелену и пошел рядом, она зло вытерла остатки слез со щеки и бросила:

— Я не хочу твоих извинений. Оставь меня в покое.

— Я не буду извиняться.

Колин наклонился и подхватил ее под колени. Одним мощным взмахом он поднял ее на руки.

Она попыталась вырваться:

— Поставь меня на землю!

Колин пошел к замку.

— Ты жалкий норманн!

Хелена заерзала в его руках.

Он продолжал идти.

— Отпусти меня! — Она стала колотить кулаком по его плечу. — Или я позову рыцарей Ривенлоха!

Колин продолжал идти. Наплевать, если даже вся ее армия примчится убивать его с пиками и копьями. То, что он делал, было для ее же блага и для сохранения его рассудка. Он нес Хелену всю дорогу, не обращая внимания на ее протесты, по зеленой траве к замку, через главный зал, вверх по лестнице к ее спальне. И ни одна ривенлохская душа не посмела остановить его.

К тому времени, когда они переступили порог ее спальни, Хелена оставила несколько синяков на его теле, и все же Колин знал, что не способен отшлепать ее. Наверное, это и к лучшему. Он все равно сомневался, что порка произведет на нее хоть какое-то действие. Только не после того, как, рискуя быть затоптанной лошадьми, она не потеряла своего безрассудства.

Но его ярость ничуть не утихла. Он поставил Хелену на ноги и с удовлетворением с грохотом захлопнул дверь.

— Здесь ты проведешь весь остаток турнира, — объявил Колин, повелительно тыча пальцем ей в нос. Его голос был хриплым от эмоций, но ему удавалось говорить сдержанно. — Ты можешь заниматься здесь рукоделием или спать, или смотреть в окно, мне до этого нет дела. Но ты не выйдешь на ристалище.

Она смотрела на него, не веря своим глазам:

— Ты не смеешь указывать мне! Ты мне не муж, не мой господин и не начальник.

— Это очень скоро исправится, — заверил ее Колин. — Ну, а сейчас мне нужно приковать тебя к кровати цепями или ты останешься здесь, дав слово чести?

— Что ты хочешь этим сказать — исправится?

— Я не собираюсь позволять тебе носить ребенка-безотцовщину.

Хелена стиснула зубы. Вот именно поэтому она не хотела никаких обязательств. Только потому, что она носила его отпрыска, властолюбивый норманн возомнил, что может диктовать ей.

Все еще страдающая от недоверия Колина и ревности, она заговорила с небрежной жестокостью:

— Что заставляет тебя думать, что ребенок будет безотцовщиной? Ты сам это сказал. Отец ребенка Пейган.

К ее удивлению, он покачал головой:

— Отец ребенка я. И ты знаешь это.

Хелена прикусила губу.

Почти неразличимая грусть проникла в его горящие глаза.

— Или ты вообще не собиралась говорить мне?

Она с трудом сглотнула и отвернулась от Колина. Она не хотела, чтобы он видел ее нерешительность. Она вцепилась пальцами в раму окна. Если бы только она не любила его… Если бы только она могла ожесточить свое сердце против него… Проклятый норманн! Он поставил ее именно в то положение, в каком она меньше всего хотела быть, — загнанной в угол, уязвимой, бессильной.

— Меня не заставят выйти замуж, — предупредила его Хелена. — Я Воительница Ривенлоха. Я отказываюсь быть имуществом какого-то мужчины.

— Я не какой-то мужчина. — Он схватил ее за локоть и развернул лицом к себе. — Я мужчина, который любит тебя. Который внес ребенка в твое лоно. Который просил твоей руки бессчетное количество раз. Который был более верен тебе, чем муж.

— Верен! — издевательски усмехнулась она. — А как же насчет того, что вы с Люси Кэмпбелл все эти дни встречались в подвале?

— Я не спал с ней.

Она фыркнула.

— Я клянусь моими шпорами. Я учил ее готовить. Чтобы угодить тебе.

Хелена подозрительно сощурилась. В последнее время ужины в Ривенлохе действительно стали вкуснее.

И все же это ничего не меняло. Может быть, когда-то Колин и заботился о ее удовольствии, но сейчас он хотел контролировать ее. Она вырвалась из его рук и принялась возбужденно ходить взад-вперед, беспокойная, словно волк в клетке.

— Сейчас ты не хочешь угодить мне, — обвинила она. — Ты забрал у меня мой меч. Не пускаешь меня на мое собственное ристалище. Превращаешь меня из беспощадного воина в… хнычущую жену.

— Нет.

— Мужчины хотят только укротить женщин, подчинить их, победить их.

— Нет.

— Ты даже сейчас угрожал приковать меня к кровати. — Хелена не собиралась перечислять все, но, уже начав, она не могла остановить поток своих обид. — Вы, мужчины, не успокаиваетесь, пока не лишите женщину силы духа, сделав ее покорной и слабовольной, созданной только для вашего удовольствия, вы низводите ее до ленивой и послушной диванной собачки. Точно так, как Пейган сделал с Дейрдре.

Она испуганно открыла рот, осознав, что только что выпалила.

— Я бы не стал называть Дейрдре послушной или слабовольной. — Колин дотронулся до своего носа, морщась от синяка, который она оставила там. — Во всяком случае, не сказал бы ей это в лицо.

В чем-то он был прав. Дейрдре еще не совсем покорилась. Но ведь он не знал ее до того, как брак изменил ее.

— Она была яростной, — вспоминала Хелена, — независимой, бескомпромиссной. Пейган изменил ее.

— И ты думаешь, что она, в свою очередь, не изменила его? — усмехнулся Колин.

Хелена прищурилась.

— До того как Пейган женился на Дейрдре, — сказал он, — он был сильным, властным, всегда уверенным в себе. — Он быстро улыбнулся. — Иногда довольно усталым. — Колин покачал головой. — Сейчас он податлив, как свинец. Это твоя сестра укротила своего мужа.

Хелена нахмурилась.

— И все же это Пейган захватил контроль над Ривенлохом, — возразила она.

— Только по приказу короля и по просьбе твоего отца.

— Он запретил Дейрдре сражаться.

Она самодовольно скрестила руки на груди.

Он кивнул:

— Как запретил бы любому из своих рыцарей, находящемуся в неподходящей для сражения форме.

Она мятежно вскинула подбородок:

— Она не может даже принимать свои собственные решения, не спросив его позволения.

— А он не принимает никаких решений, не спросив ее.

Хелена стала еще мрачнее. Она ни на мгновение не поверила в это. Мужчины, привыкшие к власти, никогда не отказываются от нее. Колин не понимает. Как ей заставить его понять?

— Это как битва, — сказала она. — Всегда есть две стороны. Одна проигрывает, а одна побеждает. Один победитель, а другой жертва. Только в битве, называемой браком, победитель всегда мужчина.

Она посмотрела ему в глаза, не зная, удалось ли ей достучаться до него.

Произошло то, чего Хелена никак не ожидала — Колин разразился хохотом.

— Битва, называемая браком?

Она окаменела от его насмешки, стиснув зубы, чтобы сдержать желание врезать кулаком по этой его ухмылке.

А потом он сделал ошибку, покровительственно положив руки ей на плечи, пока пытался подавить смех. Хелена сбросила его руки и с силой толкнула его в грудь, заставив отшатнуться на шаг.

После этого его смех исчез, но в глазах все равно осталось веселье.

— Дикая кошка, милая моя, брак — это не сражение врагов. — Взгляд Колина смягчился. — Это союз.

Хелена подняла кулаки, защищаясь. Даже если она и была свободна от его объятий, часть ее ощущала себя загнанной в угол, пойманной в капкан его искристых, знающих, соблазняющих глаз. Битва уже началась, и у него уже было преимущество.

Прежде чем она успела занести руку для удара, он схватил ее за запястья.

— Здесь нет ни победителя, ни побежденного, — мягко произнес Колин. — Разве ты не помнишь?

Руки были в ловушке, так что Хелене оставалось превратить в оружие ноги. Но он слишком хорошо знал ее. Прежде чем она успела поднять колено, он бросился вперед, прижав ее с волнующей близостью к каменной стене.

Хелена молча проклинала свое непослушное тело, которое согрелось даже от этого враждебного контакта. Его запах, запах кожи, дыма и пряностей наполнил ее ноздри. Его голос рокотал, как отдаленный гром. А его бедра собственнически прижимались к ее бедрам.

— Иногда мужчина тот, кто обладает большей силой, — пробормотал Колин, его дыхание шевелило локоны у ее щеки, щекотало ухо, вызывая трепет в ее душе.

Потом, как раз когда Хелена почувствовала, что ее ноги начинают таять, как железо в тигле, он вдруг отпустил ее. Она, шатаясь, отступила к стене, стараясь восстановить дыхание. Он попятился и поднял руки, как будто сдаваясь. Его глаза были туманными от вожделения, рот жадно приоткрылся, а штаны красноречиво вздулись.

— А иногда, — прошептал он хриплым от желания голосом, — он отдается на милость женщины.

Голова Хелены кружилась в смятении. Она смотрела на Колина дю Лака, стоящего перед ней в трепетном ожидании, охваченного желанием, — все эмоции были написаны на лице. Он крал у нее поцелуи, использовал ее страсти против нее, овладевал ею снова и снова. И все же так же часто она соблазняла, и околдовывала, и побеждала его. В их любовных встречах никогда не было явного победителя. Может быть, робко надеялась она, в браке будет так же.

— Покоряй, — выдохнул он, — или покоряйся. Для меня это не важно, дикая кошка. Только не лишай меня своей любви.

После таких нежных слов капитуляции Хелена не могла сделать ничего другого, кроме как проявить к нему милосердие.

Когда она оттолкнулась от стены, ее кровь уже кипела от предвкушения, кожа горела, ожидая его прикосновения, ей удалось прошептать:

— Сэр Колин дю Лак, я вызываю тебя на любовный поединок.

Им как-то удалось найти кровать. Но вскоре их битва превратилась в вихрь податливости и доминирования, желания и удовлетворения. По спальне полетели предметы одежды, и нежные стоны наполнили воздух, когда их тела сплелись в чувственной битве. Сначала Колин направлял колесницу их желания, потом Хелена захватила вожжи, направляя ее по выбранному ею пути. Какое-то время он возвышался над ней как герой-завоеватель, потом она поднялась победоносно, командуя им со своего возвышения. Он стонал от желания к ней, и она стонами высказывала свою страсть к нему, пока их голоса не слились в один, и они издали крик в совместном блаженном несомненном триумфе.

Потом, мирно пробудившись после их бурной войны, Хелена лежала, прижавшись сбоку к Колину, его руки и ноги окружали ее, как корни дерева, пряди ее волос вились по его телу, как плющ, обвивающий дуб.

— Предупреждаю, я не буду твоим имуществом, — пробормотала она, водя пальцем по его груди.

Он тихонько усмехнулся:

— А я не буду твоим заложником.

— Я не отдам тебе мой меч.

Он улыбнулся:

— А я не отдам тебе мою кастрюлю.

За окном Хелена слышала отдаленный топот копыт, восторженные крики с турнирного поля и невнятные голоса спорящих любовников, приближающиеся все ближе и ближе. Но Хелене казалось, что она плывет где-то далеко над всем этим.

Колин провел пальцем по спинке ее носа.

— Но я действительно брошу волочиться за женщинами.

— Тогда я брошу… — Она на мгновение задумалась. Как ни трудно было давать обещание с застрявшим в горле комом, она знала, что это разумный поступок. — Я не буду фехтовать, пока не родится ребенок.

— Ба! Ты не будешь фехтовать с Пейганом до того, как ребенок родится.

Она повернула голову, чтобы посмотреть на него.

Он поднял ее руку для поцелуя.

— Сан Ли сообщила мне, что наш ребенок станет великим воином.

— Да? Тогда ему будет нужно привыкать к сражениям. А для этого ты заслуживаешь наилучшего партнера по тренировкам, — хвастливо сказал Колин. — Как ты сказала? Каждый день на рассвете?

Глаза Хелены наполнились влагой, когда она посмотрела на него с невыносимой нежностью в глазах. Значит, он все-таки не попытается изменить ее воинственные привычки. Может быть, их брак действительно буде счастливым.

— Разумеется, — предупредил он, — это будет только после того, как заживет твоя нога.

— Разумеется.

— И только тупыми мечами.

Ее губы изогнулись в улыбке.

— Что?

— Она.

— Что?

— Она. Сан Ли сказала, что это будет девочка.

— Девочка? — На лице Колина отразилась вся радуга эмоций, но в основном это было изумление. — Еще одна воительница…

Тут их нежный и интимный разговор был прерван со всей утонченностью слона, вломившегося в посудную лавку, внезапным громким стуком в дверь.

Глава 24

Хелена сразу же вскочила и стала глазами искать оружие. Колин бросил ей тунику.

— Колин дю Лак! — раздался приглушенный рев. — Ты там, внутри?

Хелена нахмурилась. Голос, несомненно, принадлежал Дейрдре, и она явно была в ярости.

— Внутри? — пробормотал Колин, натягивая штаны. — Увы, уже нет.

Он фривольно подмигнул Хелене.

— Ты дикарь, трусливый негодяй! — заорала Дейрдре. — Если ты поднял руку на мою сестру, Богом клянусь, я…

За дверью к Дейрдре присоединился более спокойный голос Пейгана:

— Он не сделал ей ничего плохого, любовь моя.

— Ты так думаешь? — огрызнулась она. — Ну, он сделал ей ребенка, разве не так? — Она снова заколотила в дверь. — Не говори мне, что это была ее идея.

Хелена сглотнула. Очевидно, вот этого Дейрдре о ней не знала. Учитывая обстоятельства, наверное, лучше, если она оденется.

— Если ты тронул хотя бы волос на ее голове, ты, бесхребетный слизняк…

Колин натянул через голову рубашку.

— Тебе не нужно беспокоиться! — крикнул он в ответ. — Скажи ей, Пейган. Ей не нужно беспокоиться.

— Вот, — сказал Пейган. — Видишь? Тебе не нужно беспокоиться. А теперь, я думаю, будет лучше, если мы оставим их…

— Я не уйду, пока не увижу ее. Ты слышишь меня, ублюдок? — Дейрдре снова заколотила в дверь. — Открой эту дверь сейчас же!

Хелена выругалась себе под нос, сражаясь с завязками туники. Она лихорадочно расправила юбки, стараясь придать им некое подобие порядка.

— Я приказываю тебе! — заорала Дейрдре. — Открой эту дверь немедленно!

Колин поднял бровь, молча спрашивая у Хелены позволения впустить ее. Боже, подумала она, какой же он невероятно красивый. Его штаны были помяты, а шнурки рубашки развязаны. Его волосы, торопливо приглаженные руками, были такими же непокорными, как грива дикого жеребца, а его распутные глаза и испарина на коже не оставляли сомнений в том, чем они здесь занимались. И все же не может же Хелена вечно прятаться от сестры.

Особенно теперь, когда она собиралась выйти замуж за этого норманна. Она выдохнула, набираясь мужества, и кивнула.

— Будь ты проклят, мерзавец! Открой…

Колин распахнул дверь так быстро, что Дейрдре почти ввалилась в комнату.

— Дейрдре, — беспечно сказала Хелена, как будто та просто зашла поболтать о погоде.

На лице Дейрдре была написана тревога. Она оттолкнула Колина и бросилась к Хелене.

— Ты в порядке? Он не…

Тут она увидела состояние платья Хелены, и ярость стала буквально выплескиваться из нее. Она резко повернулась к Колину, который обменивался дружескими приветствиями с Пейганом.

— Ты!

Колин инстинктивно закрыл рукой нос.

Пейган встал между ними.

— Дейрдре, нет нужды…

— Ты женишься на ней сегодня же, — заявила Дейрдре, сверкая своими голубыми, как лед, глазами. — Ты понял?

Тут уже Хелена разъярилась:

— Ты не можешь приказывать мне выйти замуж!

Дейрдре бросила ей через плечо:

— Я могу и буду. Хелена, это к лучшему. Я не позволю тебе носить незаконного ребенка.

Хелена была просто в ярости. Похоже, ее сестра все-таки не утеряла свою властную натуру.

— А что, если я хочу носить незаконного ребенка?

— Не говори глупости.

— Не называй меня глупой.

— Но ты ведешь себя глупо.

— Нет.

— Я всего лишь забочусь о тебе, Хелена.

— Мне не нужно, чтобы ты обо мне заботилась. — Она подбоченилась. — И мне уж точно не нужно, чтобы ты выбирала мне жениха. Особенно после того, как ты украла жениха у Мириел.

Дейрдре возмущенно открыла рот, потом сощурилась:

— Это было для ее же блага, и ты знаешь это. Мы с тобой договорились. Мы сделали бы все, что угодно, лишь бы спасти ее от боли…

Пейган кашлянул. Несомненно, его гордость все еще была уязвлена тем, что сестры спорили о том, кто принесет жертву, выйдя за него.

— Хелена, — сказал он, — постарайся быть разумной. Это действительно лучшее решение. Ты не можешь растить ребенка одна. Ты не можешь…

Колин выпрямился во весь рост и ткнул пальцем в грудь Пейгана.

— Она может делать все, что ей, черт возьми, захочется!

— О да, Колин! — закричала Дейрдре. — Боже упаси тебя быть обремененным женой! Лучше просто спать со всеми женщинами подряд, сея детей, как семена цветов, разносимые ветром!

Колин изумленно воззрился на нее, открыв рот:

— Я такое говорил?

Пейган сурово сощурился, глядя на Калина:

— Ты женишься на ней.

— Не смей ему приказывать! — закричала Хелена, отталкивая Пейгана плечом. — Это наш ребенок, и только нам решать, что делать с ним.

— Ты не думаешь, Хел, — сказала Дейрдре. — Твое положение делает тебя неразумной.

От ярости Хелена буквально онемела.

Колин стиснул зубы.

— Не называй ее неразумной! Она самая мудрая женщина, которую я знаю!

Дейрдре язвительно приподняла бровь:

— Тогда почему же она переспала с тобой?

Хелене ужасно хотелось дать своей невоспитанной сестре пощечину, но на этот раз она не позволила своим порывам возобладать над ней.

— Дейрдре! — укорил Пейган. — Хватит.

Хелена скрипнула зубами. Одно дело, когда она собачится со своей сестрой. Но ей резануло слух, что Пейган отдает приказы.

— Видишь? — обратилась она к Колину. — Видишь, как он приказывает ей?

Колин покачал головой:

— Ужасно.

— Вот именно, — согласилась Хелена.

— Я бы никогда такого не сделал, — заверил он.

— Думаю, нет.

— Но опять же, — добавил Колин, — ты бы не прибегла к таким оскорблениям.

— Нет, — признала она. — Я бы скорее ответила мечом.

— А я пришел бы тебе на подмогу.

— Как всегда.

Они одновременно скрестили руки на груди и повернулись к Пейгану и Дейрдре, которые потрясенно смотрели на них в молчании.

Пейган был первым, кто нарушил затянувшуюся паузу.

— Я говорил тебе, что лучше оставить их в покое, — пробормотал он, качая головой.

Дейрдре вздохнула с отвращением:

— Они уже раньше решили пожениться, да?

— О да, я бы так сказал.

— Значит, все это было впустую?

— О нет. Я бы сказал, они устроили забавную сцену, о которой будет весело рассказать за свадебным ужином.

— Дьявольщина!..


Так случилось, что эта история действительно была рассказана на свадебном ужине в виде невероятно длинной и подробной баллады, которую исполнил Бонифас под аккомпанемент лютни, Хелена считала, что Дейрдре заслуживает не меньшего.

Главный зал Ривенлоха гудел от музыки и шуток, столы ломились от роскошной смеси сытных шотландских блюд и нормандских изысков. В воздухе витали ароматы имбиря и горчицы, корицы и эля. Новые трофеи с турнира украшали стены, захваченные знамена, серебряные шпоры и золотая стрела, выигранная Хеленой в состязании лучников.

Теперь она уже могла назвать имена большинства окружающих ее лиц Камелиарда и уже стала думать о них как о постоянных жителях Ривенлоха. Воистину единственным незнакомцем среди них в этот вечер был сэр Рэнд Морброх, красивый дворянин, который заявил, что очарован Мириел. Хелена не могла не улыбаться, наблюдая, как он пытается завязать разговор с ее младшей сестрой. Мириел могла казаться милой, робкой и учтивой, но она не была легковерной дурочкой. Хелена подозревала, что на самом деле в жилах ее сестры течет гораздо больше воинственной крови — она сама готова была это признать. Сэру Рэнду, очевидно, предстоит гораздо более серьезная битва, чем он ожидал.

Что до Хелены и его любимого соперника, она знала, что лежащий перед ними путь может быть каменистым. Иногда Колин будет пользоваться своим влиянием и бороться за власть, но иногда она будет брать верх, требуя, чтобы все было, как хочет она. С терпением и любовью они уладят все разногласия, в конце концов, оба окажутся победителями.

Она была не против немного подчиниться воле Колина, если он тоже будет подчиняться ей.

Когда Хелена доела второй яблочный пирог под бренчание Бонифаса, она вдруг почувствовала пальцы Колина, нахально схватившие ее ногу. Она затаила дыхание, когда они продолжили свой тайный непреклонный путь между ее бедер. Она замерла, гадая, заметит ли кто-нибудь. Ее щеки покраснели от самодовольной улыбки, появившейся на его губах.

Но в эту игру могут играть двое. Очень робко она скользнула рукой под стол и, проведя рукой по его бедру, осуществила свою месть — дерзко сомкнула пальцы на его члене. Резкий вдох Колина был для нее лучшей наградой.

Оправившись от шока, он посмотрел на Хелену потемневшими от желания глазами и сказал с напускным спокойствием:

— Любовь моя, ты устала? Не хочешь ли удалиться в нашу спальню?

— Да, — ответила она, прижимая пальцы к виску. — Думаю, сегодня вечером ребенок вытянул из меня все силы.

Их безобидная беседа не обманула никого. Тут же раздались смех и шутки. Компания шумных пьяных доброжелателей последовала за ними, когда они торопливо поднялись по лестнице, и удалилась, только когда Колин захлопнул перед ними дверь спальни.

Оказавшись в спальне, Хелена обнаружила, что Дейрдре отомстила ей за песню Бонифаса. Это была изысканная, но все же месть. Их брачная постель была застелена не льном, а сияющим бледным шелком. В камине кипел котелок, распространяющий аромат жасмина. А одна из замковых собак сидела с несчастным видом у кровати, без сомнения, униженная тем, что вокруг ее шеи было привязано столько специй, что хватило бы на целый год выпечки сладостей.

Колин усмехнулся и покачал головой, потом нагнулся, чтобы почесать собаку за ухом, пока Хелена взяла лежавшую на кровати записку.

— «Хел, — прочитала она вслух, — может быть, ты научишься покоряться привычкам твоего нормандского мужа. Дейр».

Колин хихикнул, проводя рукой по кровати.

— Шелк? Думаю, я смогу найти ему применение.

Хелена отбросила записку и одарила его озорной улыбкой:

— А я уже думаю о твоих привычках, которым могу покориться.

— Да неужели?

Он одобрительно заурчал и встал перед ней, наматывая прядь ее волос на палец, чтобы притянуть ее ближе.

Но резкий запах котелка вдруг стал невыносимым, и прежде чем Колин успел прижаться губами к ее губам, он наморщил нос и отвернулся, чтобы громко чихнуть.

— Когти сатаны! Это варево воняет!

— Мы можем вылить его в уборную.

Он кивнул:

— Я это сделаю. — Со страстным обещанием в глазах и еще раз чихнув, он попросил ее: — Подожди здесь. Не двигайся.

Хелена повиновалась, бесцельно водя пальцем по гладкой ткани простыни и поглядывая на собаку, которая уныло смотрела на нее.

Колин вернулся в мгновение ока, закрыл дверь и в спешке почти швырнул пустой горшок через комнату.

— Вот так. Ну и на чем мы остановились?

Она улыбнулась:

— Я подчиняла тебя моей воле.

Он хитро улыбнулся в ответ и приблизился.

— Теперь это уже твоя воля?

— М-м.

— И вот это ваша воля, миледи? — Колин провел рукой по ее скуле, лаская щеку и притягивая Хелену к себе, чтобы нежно поцеловать в губы один раз, потом другой, — Вот это?

— Да.

Она вздохнула в его губы.

— А как насчет вот этого? — спросил он, скользя кончиками пальцев по ее шее и вниз на грудь, дразня кожу под вырезом туники, потом нырнул глубже, посылая трепет предвкушения по ее коже. — Это твоя воля?

— О да, — выдохнула она.

Тогда Колин распустил шнурки ее туники и стянул вниз корсаж, чтобы обнажить одну грудь. Она закрыла глаза и прикусила губы, ожидая восхитительного шока от его прикосновения.

Но оно так и не случилось. Вместо этого он рявкнул:

— Проклятие!

Глаза Хелены распахнулись.

— Что?

Колин нахмурился:

— Я не могу ничего делать, пока эта псина смотрит за каждым моим движением.

Хелена спрятала улыбку.

— Подожди, — сказал он, — Прямо здесь.

— М-м-м.

Она была совсем не так нетерпелива, как Колин. В конце концов, у них впереди целая жизнь.

Он на мгновение бросил взгляд на ее обнаженную грудь, и от желания, промелькнувшего в его глазах, ее чресла затрепетали.

— Прямо здесь, — хрипло повторил Колин.

После этого он схватил собаку за ее ароматный ошейник, потащил к двери и вытолкал прочь.

Когда он прислонился к закрытой двери, водя жаждущим взглядом по ее телу, сердце Хелены забилось от желания.

— Иди сюда, муж, — сказала Хелена. — Мне холодно.

Он пришел на ее зов, согревая ее взглядом. И своими поцелуями. И вскоре она уже думала, что сгорит от желания соединиться с ним.

А потом она услышала, как что-то скребется за дверью.

Хелена попыталась не обращать внимания на этот звук. В конце концов, любой, кто помешает жениху и невесте в их брачную ночь, либо дурак, либо сумасшедший. Она зарылась лицом в шею Колина, осыпая его поцелуями.

Шкряб. Шкряб. Шкряб.

Она вздохнула в его ухо, надеясь заглушить звук. Но по тому, как напряглись его плечи, она знала, что Колин тоже его слышал.

— Ну что еще? — прошипел он раздраженно.

Царапанье стало настойчивее, и на этот раз к нему присоединилось подвывание.

Губы Хелены задрожали от сдерживаемого смеха.

— Это собака.

— Люциферовы яйца! Чего еще она хочет? — Он раздраженно бросился к двери и распахнул ее. — Чего ты хочешь?

Собака смотрела с виноватым видом, и Хелена не смогла сдержать смех от этого комичного зрелища.

— О, Колин, избавь бедное животное от страданий, пока оно не умерло от стыда.

Колин вытащил кинжал и разрезал ароматную вязанку на шее собаки. Пес встряхнулся всем телом, избавляясь от остатков запаха, радостно завилял хвостом и убежал.

Колин сунул кинжал в ножны и снова закрыл дверь.

— Ну вот. Это все?

Хелена окинула взглядом комнату.

— Остались еще шелковые простыни.

— Эти? — Уголок его рта приподнялся в соблазнительной улыбке, когда он приблизился и заключил Хелену в объятия. — Эти можно оставить.

Примечания

1

11 ноября.


home | my bookshelf | | Чары воительницы |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 5
Средний рейтинг 2.8 из 5



Оцените эту книгу