Book: Ненавидеть и… любить



Ненавидеть и… любить

OlieНенавидеть и… любить


Аннотация:


Стук в дверь. Кого нелёгкая принесла? Я тут развлекаться в город собралась, мне тааакой очаровашка свидание назначил. Пришлось надевать личину, прикинувшись женщиной в возрасте, и открывать. Увидев, кто там стоит, чуть дар речи не потеряла, вовремя челюсть поймала.


— Чего надобно? — не совсем любезно осведомилась я у позднего гостя, который оторвал меня от важных дел.


— Мне бы сонного зелья, да ещё для мужской силы, — озвучил свои желания посетитель.


— Хм, — я задумалась, в душу закрались сомнения. — А зачем? И для кого? Или ты собрался во сне любовью заниматься?


— Да нет, — отмахнулся тот. — Сонное зелье для жены, она проходу не даёт, а вот другое... — он мечтательно причмокнул. — Для одной молодой ведьмочки, которую я собираюсь покорить, и будет она у меня в качестве ручной золотой рыбки.


Вот тут я только огромным усилием едва сдержалась. Ну что же, покоритель женских сердец, устрою я тебе золотую рыбку...



Тяжела участь ведьмы, особенно когда приходится переезжать с места на место, чтобы не вызывать подозрений своим нестареющим видом. Но ещё хуже, когда становится всё тяжелее найти достойного любовника. Ведь сила ведьмы держится на сексе, а настоящие мужики нынче перевелись. Измельчал мужской пол. Женщинам всё приходится делать самим. И как быть бедной девушке?



От любви до ненависти — один шаг. А вот обратно — целые километры пути. Смогут ли ведьма и демон преодолеть их, если ни один, ни вторая не признают больше тёплых чувств, но силу могут получить только друг от друга?


Глава 1


— А-а-ах… Да-а-а… Милый, ещё… хр-р-р… Глубже, сильнее, — я стонала и извивалась под мужчиной, который пытался доставить мне удовольствие. Он пыхтел на мне, как паровоз, закидывал мои ноги себе на плечи, до боли сжимал мою грудь, теребил соски. Его глаза горели, тело блестело от пота. Он размашисто входил в меня, я подавалась ему навстречу, но… удовольствия не испытывала. С трудом дождавшись, пока мой любовник кончит, перекатилась на живот, потянулась, изогнулась, как кошка, демонстрируя мужчине себя во всей красе. Он зарычал, провёл рукой по моей спине, хлопнул по заднице и… лёг рядом, закрыл глаза и сразу захрапел.



Я несколько минут недоумённо смотрела на него. Пожала плечами. Встала, собрала разбросанную по комнате одежду, нацепила её на себя, после чего, бросив последний взгляд на мужчину, сверкнула глазами, стирая его память обо мне, и только после этого покинула квартиру.



Домой пришла злая, как тысяча чертей. Посмотрела в зеркало. Чертыхнулась, разглядывая лёгкую морщинку возле глаз. Такими темпами я скоро совсем состарюсь. Надо срочно что-то предпринять.



Всё дело в том, что я ведьма в пятом поколении. В свои триста пятьдесят восемь лет я выглядела не старше двадцати. И то только потому, что подпитывала свою силу сексом. Чем больше его, тем надольше сохраняется молодость. Да, приходилось часто переезжать, чтобы не вызывать подозрения окружающих. На одном месте я жила по десять-пятнадцать лет, потом меняла город и обстановку.



Заварив себе чай на травах, достала печенье и с удовольствием вгрызлась в песочное лакомство. Хоть какая-то отдушина после неудачного свидания. Я вспомнила прошлые века. Вот где были мужчины. Сильные, красивые, выносливые. Я улыбнулась, вспомнив королевский бал, на котором я отмечала своё двадцатилетие — вхождение во взрослую жизнь и открытие силы ведьмы. А так же своего первого мужчину, которого, как оказалось, любила до сих пор. Именно с ним я сравнивала всех партнёров, именно после него я не могла получать удовольствия в полной мере. Даже спустя три с лишним века у меня не получилось его забыть. Самым лучшим любовником и просто прекрасным человеком он запомнился мне на всю жизнь.

***


— Линара, что ты копаешься? Мы опоздаем на бал, и всех достойных кавалеров разберут! — влетела в комнату мамуля, которую многие считали за мою сестру. Мы их не переубеждали, пусть думают, что хотят. — Мы уже должны были выехать.



— Я готова, осталось только губы подкрасить, и всё, — я обернулась к матери, демонстрируя своё платье. Мама довольно улыбнулась, глядя на меня. Я и сама смотрела на своё отражение с восторгом. Длинное пышное платье светлого цвета, расшитое голубыми блёстками с вкраплением изумрудов под цвет моих глаз. Благодаря корсету, который мне затянули так, что дышать стало нечем, талия была настолько тонкой, что её, казалось, могли обхватить сильные мужские руки. А декольте — отдельный разговор. Глубокое, прикрывающее только соски. Я была уверена, что именно оно притянет к себе множество взглядов. Длинные каштановые с рыжинкой волосы я собрала в высокую причёску, открывая шею.



Мазнув по губам пальцем с блеском, я направилась к двери. Мама за мной. Остальные родственники, в тот момент жившие у нас: бабушка с сестрой, мамины две родные сестры и наши три племянниц, — отбыли раньше, чтобы успеть расхватать кавалеров.



Мы прибыли одними из последних. Подъехав ко дворцу, я поражённо застыла, разглядывая великолепие, открывшееся передо мной. Дворец сиял во множестве огней, карет было столько, что не протолкнуться. Дорожка к высоким ступеням была освещена мелкими огоньками и светилась изнутри. Слуги в расшитых ливреях чинно склоняли головы перед каждым прибывшим. Я посмотрела на мать, гордо задравшую голову, словно королева, и последовала её примеру. Народу в зале, куда мы вошли, было много. Мужчины в париках и без оных, в дорогих нарядах, женщины сверкали бриллиантами, как ёлки в Рождество, их платья оказались ещё откровеннее, чем моё. А я-то волновалась. Некоторые с укором посмотрели на нас за опоздание, но мы с мамой улыбались, так как получили столько внимания, от которого душа радовалась и пела. Мамуля сразу же подхватила под руку барона, с которым она несколько раз встречалась, а меня оставила в гордом одиночестве. Хм, ладно, не маленькая, справлюсь.



Весь вечер я танцевала с галантными мужчинами, выбирая партнёра. Но, несмотря наихлоск и внешнюю привлекательность, ни к одному из них не лежала душа. Хотя, надо признать, предложений я получила много, заставив нескольких девушек скрипеть зубами. Пока по залу не прошёл шепоток. Мне стало интересно, с чем связаны горящие взгляды женщин и полные презрения и страха — мужчин. Резко обернувшись, я едва не упала, запутавшись в длинном платье. И вскрикнула от неожиданности, когда меня подхватили сильные руки.



Ух! У меня жар прошёл по телу. Вот это мужчина! Красавцем его не назовёшь: скуластое лицо, тонкие губы, высокий лоб — вроде ничего особенного, но приковывали взгляд тёмные, как ночь, глаза и мужественный подбородок. От мужчины исходила сила, уверенность и чувство надёжности.



— Я польщён, что ко мне в руки падают такие красавицы, только, к сожалению, вам придётся поискать кого-то другого, не люблю лёгких побед. Я охотник, — низкий бархатным голосом прошептал мужчина, выравнивая меня и собираясь уходить.



— Помощь падающей девушке приравнивается к лёгкой победе? — язвительно произнесла я. — Тогда спешу вас разочаровать. Хотя нет, правила обязывают меня сначала поблагодарить вас за то, что не дали упасть, — я присела в реверансе, сверкнув глазами, после чего развернулась и направилась прочь от мужчины, сожалея только о том, что не узнала его имени.



— И где же моя благодарность? — легко догнав меня, поинтересовался спаситель, не сводя взгляда с моей груди.



— Я вас уже отблагодарила, сделала для вас реверанс. Этого вполне достаточно. А сейчас не мешайте мне развлекаться, — холодно ответила я, давая понять, что он может быть свободен. Но не тут-то было. Видимо, мои слова задели мужчину, он подхватил меня и закружил в танце. С каждым кругом его объятия становились всё теснее, дыхание более обжигающим, а страсть в глазах просто пылала. Я же старалась сохранить невозмутимость, хотя и давалось мне это всё труднее.



Чем-то притягивал к себе этот образчик мужественности, который сжимал меня в объятиях. В какой-то момент я начала волноваться за своё глупое сердце и предававшее меня тело.



Ближе к ночи, когда многие устали и разбрелись отдохнуть, мой кавалер, имени которого я так и не узнала, так же как и он не интересовался моим, пригласил меня выйти в сад и подышать свежим воздухом. Я согласилась. Мужчина что-то рассказывал, я слушала невнимательно, наслаждалась его близостью, ждала. Находиться рядом с ним было не только приятно, но и завораживающе, возбуждающе.



Мы остановились между деревьев. Он встал позади меня и показал на небо, начав рассказывать о звёздах. Машинально я подняла голову.



В тот же момент почувствовала обжигающее дыхание на своей шее и его руки на своей груди. Он медленно целовал, покусывал и тут же зализывал укус. При этом аккуратно вытащил мою грудь из декольте и сжал в своих ладонях. Наш стон раздался в унисон. Стоило ему прижаться ко мне, как я почувствовала его упирающийся член. В этот момент я пожалела, что платье такое длинное и пышное. Его и задрать-то толком нельзя было. А жар разгорался всё больше и сильнее.



— Хочу… — не то прошептал, не то рыкнул мой кавалер, резко разворачивая меня к себе и впиваясь поцелуем. Я готова была расплавиться в его руках. Грудь ныла, требуя ласки, внизу живота горело всё. — Поехали ко мне, — прошептал он, разворачивая меня к себе спиной и наклоняя немного вперёд, чтобы грудь повисла. — А-а-ах, шикарная грудь. Хочу её попробовать на вкус, хочу, чтобы ты меня приласкала ртом. Хочу тебя. Поехали!



Он уже не спрашивал, а подхватил меня на руки и понёс к карете. Сопротивляться смысла не было, я и сама хотела его так, что скулы сводило, а тело горело в предвкушении.



В его особняке никого не было, даже слуг. Он внёс меня в свои покои и стал медленно раздевать. Мне хотелось рычать и срывать с себя одежду, но я терпела. До того момента, пока мы не оказались полностью обнажены. Он несколько минут рассматривал меня, после чего с наглой усмешкой на губах подошёл ближе, провёл рукой по груди, задел соски, тут же взял их двумя пальцами и потеребил, вызвав у меня стон. Одной рукой он потянул вниз, не выпуская из руки мою грудь, а вторую положил мне на голову, направляя и указывая, чего он хочет. Я усмехнулась. Мальчик минет захотел? Он его получит.



От моих ласк любовник сначала опешил, наблюдая за мной горящим взглядом, потом запрокинул голову, насаживая мой рот на свой член. Как только я почувствовала приближение его оргазма, то отстранилась и пережала член у основания. Он разочарованно застонал, быстро подхватил меня, перевернул к себе задом и вошёл в меня. Он вбивался с такой силой, что его яйца бились о мои бёдра, но я сходила с ума. Он стискивал мои бока, хлопал по заднице, и я стонала, едва ли не кричала в голос.



До утра мы занимались сексом ещё три раза. Вот это выносливость и страсть. Я была довольна, как кошка, объевшаяся сметаны. Моя сила возросла от такой подпитки.



Я осталась с Райдем на целых десять лет. Это были самые счастливые годы в моей жизни. А потом он исчез. Никто не знал, куда он пропал, когда вернётся, что с ним стало. Наши с матерью ритуалы не дали результатов. Шар предсказаний светился тёмным и мутным, отказываясь сообщать правду о моём любовнике.



Мне тогда пришлось переехать, так как слухи о моём аморальном поведении распространились далеко вокруг. Мне, конечно, было плевать, но вот найти достойного кавалера уже не получалось. Пришлось менять место дислокации.

***


Стоило вспомнить Райда, и улыбка выползла на мои губы. Он действительно был шикарен. Не то что нынешнее поколение мужчин. Вот взять хотя бы сегодняшнего. Тьфу. Пыхтел-пыхтел, а толку ноль. Многие почему-то считают, что именно женщины должны их ублажать, а самим партнёршам всунул-высунул и достаточно. Фу, ну и теория у мужиков. И ведь с каждым годом всё труднее становится. Даже страшно представить, что будет через пятьдесят лет. Если за три с половиной века произошла такая деградация, то чем дальше в лес, тем толще будут партизаны. Точно скоро мужик закомандует девушке делать всё самой. А он будет только лежать, раскинув руки и ноги в стороны, и тащиться.



Чай был допит, печенье съедено, теперь пора и за работу. Дело в том, что я часто помогаю людям своими способностями. Кому-то порчу снимаю, привороты убираю, разлад в семье заменяю на покой и счастье. Несколько раз приходилось лечить смертельно больных. Это тяжело, но возможно. Правда, потом я чувствую себя отвратительно, словно древняя старуха, разваливающаяся на ходу. Именно после восстановления смертельно больных мне требуется много секса. А так как один мужчина не в состоянии мне этого дать, приходится за ночь менять нескольких партнёров. Это бывает весьма неудобно, особенно под утро. Где найти праздношатающегося мужика, когда все бары и рестораны уже закрыты? А по-другому силу восстановить невозможно, я пробовала.



Я задумалась, не сразу услышав стук в дверь. Жила я в небольшом двухэтажном доме на краю города. Интересно, кого ко мне нелёгкая занесла? Медленно и бесшумно подошла к двери, глянула в глазок и нахмурилась. Пришлось спешно обернуться вокруг себя, придавая образ бабульки-одуванчика. С этим типом я разговаривать не хотела, но любопытство победило.



— Чего надобно? Ночь на дворе, шляются тут всякие, — недовольно буркнула я, открывая дверь. За ней переминался с ноги на ногу молодой мужчина. Его холёное лицо давеча привлекло мой взгляд, я даже с ним познакомилась в ресторане. И едва не провела ночь. Вовремя поняла, что он женат. А с ними у меня табу. Никогда не занимаюсь сексом с семьянинами. Моя сила тогда не прибывает, а уменьшается. Один раз я нарвалась на такого. Больше не хочу. Думала, умру. Три дня пластом лежала, пока мне не сказали, из-за чего меня так выкручивает. Мать тогда меня еле спасла. Больше повторения своей ошибки я не желала, оттого так нелюбезно приняла этого гада — любителя погулять от жены налево.



— Дело у меня к тебе есть, — заулыбался мужчина, включая всё своё обаяние. — Мне нужно приворотное зелье. Очень-очень мощное.



— И для кого? Я вижу, у тебя жена есть. Ты её очаровывать собрался? Так она и так тебя любит, волнуется, переживает. Чего тебе не хватает? — сузила глаза от злости я.



— Да брось, эта клуша меня давно не возбуждает, бревно в кровати мне уже осточертело. Я вот недавно с ведьмочкой познакомился. Ух! Это просто нечто. От неё так и веет страстью, вот она должна быть просто огонь. Только не захотела девка иметь со мной никаких дел. Для неё и нужен приворот, чтобы стала она ручной, исполняла все мои желания да силу свою ведьмовскую тратила только на меня. Хочу себе ручную золотую рыбку, чтоб исполняла все мои желания, — на одном дыхании азартно выпалил изменник. Его глаза горели, он, видимо, уже предвкушал себя всемогущим и всесильным. Зато я едва не выругалась и не захлопнула дверь перед его носом.



— Жди здесь, — едва выдавив из себя, всё-таки оставила его за дверью, хлопнув ею так, что едва не прищемила его любопытный нос, который он собрался сунуть ко мне в дом. Меня душила злоба. Ишь, чего удумал, золотую рыбку из меня сделать. Я ему покажу исполнительницу желаний. Он теперь надолго забудет о других девицах, да и не сможет он больше ни с кем, кроме жены, любиться. Не встанет у него больше ни на одну девку. Только жена, только семья. Это святое.



— А долго ждать? — раздалось с улицы недовольно. — Могла бы и в дом впустить, тут зябко.



— Перебьёшься, — рявкнула я. — Зелье быстро готовится. Хочешь получить результат, жди. Не хочешь — скатертью дорога. Я не держу, но и в дом не пущу. Нечего тебе здесь делать.



— Ладно-ладно, не ворчи. Я жду, только поторопись, пока я не окоченел на твоём крыльце, — оставил-таки за собой последнее слово мужчина. Я ничего не стала отвечать, ехидно усмехнулась и пошла готовить зелье.



Впрочем, мне его и готовить не надо было, у меня оставалось одно, сильное и мощное, после девушки, приходившей ко мне за помощью по возврату мужа в семью. Только она за ним так и не пришла, не успела: муж ещё прежде ушёл к другой.



Единственное, что я добавила в готовое зелье, — это травку, повышающую потенцию. Усмехнулась. Взяла пузырёк и вышла к ожидающему меня парню. Протянула бутылочку.



— Вот, держи. Как придёшь домой, выпей три глотка, не больше, и ложись спать. А завтра увидишь результат. Он тебя, определённо, порадует, так же как и девушку, — какую именно девушку, я уточнять не стала, только усмехнулась про себя.





Мужчина схватил пузырёк и бросился бежать, даже поблагодарить забыл, не говоря уже о том, чтобы рассчитаться на зелье. Но я на это только плечами пожала: главное, что от себя я его наверняка отвадила.



Войдя в дом, приняла свой обычный вид, сходила в душ и завалилась спать, решив отложить работу на завтра. Она никуда не убежит, за утро как раз успею всё сделать.



А рано утром меня разбудил даже не стук, а грохот в дверь. Спросонья, забыв принять облик бабульки-одуванчика, злая и взъерошенная, я открыла, чтобы накостылять непрошенному гостю по шее. И открыла рот. Злость пропала, я расхохоталась. Передо мной стоял любитель золотых рыбок, взмыленный, со стоящим колом членом, рубашка застёгнута кое-как, штаны вообще держались на честном слове, точнее только на одном члене: он их застегнуть забыл. Волосы всколочены, на лице все муки ада.



— Ты? — опешил он. — А где бабка? Что она мне вчера подсунула? Старая всё напрочь перепутала. Я пришёл за новым зельем.



— Ничего она не перепутала, — скрестив руки на груди, строго выдала я. — С этого дня ты не сможешь больше изменять жене. Это во-первых, а во-вторых, — я хихикнула. — Тебе что сказано было? Три глотка, не больше. А ты, небось, весь пузырёк осушил? — он несмело и виновато кивнул. — Значит, сам виноват. А сейчас проваливай под бок к жене. Вам есть чем заняться, нечего мне тут трясти своим хозяйством, оно не для меня. Уходи и больше не являйся передо мной. Иначе превращу в козла, будешь всю жизнь блеять.



Мужчина и хотел бы что-то сказать, да мои горящие глаза отбили у него всякую охоту. Понурив голову, он двинулся прочь. А я вернулась обратно в кровать. Да только сон как рукой сняло. Пришлось вставать и заниматься делом. Как раз успела всё изготовить к приходу клиенток.



Целый день мне пришлось выслушивать жалобы девушек и женщин. Кто-то жаловался на мужей, кто-то печалился о женихах, которые никак не решались сделать предложение, кто-то костерил любовниц, пытающихся отбить хозяина семьи. Я с умным видом кивала, для каждой находила слова одобрения и поддержки. А вот сама к вечеру уже была выжата как лимон.



— Надо срочно развеяться, — решила я, закрывая за последней на сегодня клиенткой дверь. — Иначе рехнусь. Эх! Как же тяжела работа ведьмы. И ведь не помочь страждущим нельзя: сила отвернётся, перегорит, и стану я обычным человеком. А этого мне никак не хочется.



Принарядившись, я отправилась в гости к своему семейству, которое не видела лет двадцать. Мамуля жила на уединённом острове, занимаясь экспериментами. Она связывалась с клиентами через магический шар, проводила сеанс и могла отдыхать целую неделю. Мне до её уровня пока было далеко. Да и с шарами у меня проблемы были, не желали они меня слушаться.



Летела я на своей метле, создав отвод глаз, чтобы обычный смертный не смог меня увидеть. Всё-таки секретность — наше всё. Незачем открывать тайны, которые хранились веками.



Не успела приземлиться на другой половине острова, как увидела ожидающую меня мать. Ничего от неё невозможно утаить. Она, как всегда, заранее знала о моём прилёте.



— Наконец-то ты решила почтить меня своим присутствием, — тепло улыбнулась мамуля, делая приглашающий жест рукой. — Идём в дом, у меня уже всё готово. Я давно тебя жду. Разговор есть, серьёзный.



Мне ничего не оставалось, как последовать за ней. В доме уже был накрыт стол. Я почувствовала, насколько проголодалась. Быстро набив желудок, приготовилась внимать. Мать несколько минут посмотрела на меня, потом махнула рукой.



— Идём, пора тебе переходить на новый уровень. Как-никак, скоро четыре сотни лет будет. Нечего с мелочёвкой возиться. Да и любовник тебе нужен, постоянный и сильный. Мужчины нынче совсем не те пошли, — цокнула языком мама. — А у меня для тебя как раз сюрприз имеется.



— Не люблю я твои сюрпризы, — буркнула я. — Они ничем хорошим не заканчивались. Да и какой новый уровень? Чего я не знаю?



— Не знаешь ты ещё много, — отрезала мать. — Например, как демонов изгонять, баньши усмирять, домашнюю нечисть задабривать, чтобы не мешала людям жить. Только и можешь, что с семейными неурядицами разбираться. А этим занимаются все молодые ведьмочки, которые только вступают в свою силу. Ты же сильная и состоявшаяся ведьма, надо посерьёзнее дела брать.



— Ага, стану истребительницей нечисти, жаль только, вампиров в нашем мире нет, — съязвила я, на что мать посмотрела на меня таким взглядом, что я поперхнулась. — Что? Ты хочешь сказать, что и они имеются в наличии? Но почему я ничего не знала о них?



— Теневая сторона слишком рьяно хранит свои секреты, именно поэтому ты о ней не знала, — наставительно произнесла мать. — Зато они о тебе осведомлены. И сегодня мы приглашены на вечеринку. Своеобразный бал для избранных. Там ты познакомишься и с вампирами, и с оборотнями, и с Высшими демонами. Это и есть мой сюрприз. А сейчас тебя необходимо привести в порядок. На кого ты стала похожа? Не Высшая ведьма, а недоразумение какое-то.



Мама ещё долго возмущалась моим внешним видом, моим разгильдяйством и разбазариванием силы по пустякам. Я молчала и только улыбалась, осознавая, насколько по ней соскучилась. Но в то же время где-то внутри играл адреналин. Всегда мечтала о встрече с демоном или вампиром. Они представлялись мне идеальными мужчинами: холодными, властными, требовательными и… горячими и страстными любовниками. Насколько это правда, я скоро узнаю.



А пока можно позволить матери делать с моей тушкой всё, что душе будет угодно. Главное — результат. А мать явно плохого не посоветует и не сделает. Я закрыла глаза, позволяя ей меня мазать, крутить, делать причёску, готовить наряд.



Зато когда открыла глаза после её возгласа, что всё готово, то просто обомлела. Сейчас мне снова вспомнился мой первый бал. Только на этот раз я была намного красивее. А платье… м-м-м… Короткое, приталенное, с глубоким декольте. Надевать под него бельё мать запретила. Ощущения были весьма необычные. В данный момент я чувствовала себя королевой, не меньше. Высокий каблук довершил образ.



— Вот теперь мы можем идти, — протягивая мне маску и надевая сама похожую, довольно произнесла мать. — Сегодня наш девиз: покоряй и соблазняй. Именно этим мы и займёмся. Вперёд!



Подойдя к одной из стен, мама нажала рычаг. Стена отъехала в сторону, мы перешагнули её и оказались около огромного не то дворца, не то особняка. Огни горели только внутри, снаружи дворец был скрыт деревьями и кустами. Я огляделась вокруг. Мы находились в самой чаще леса. Ни тропинок, ни дорог к замку не было. Вот те раз. А как же другие прибудут? Ответ на свой вопрос я получила быстро. Сверху на землю опустилась фигура, махнула плащом-крыльями и направилась внутрь. Хм, теперь понятно. Каждый добирается своим способом. Мы с матерью переглянулись и направились к дверям, которые при нашем появлении широко распахнулись, пропуская внутрь.



Народу было уже прилично. И девушки, и парни изгибались под музыку, которая играла негромко. Но им и этого было достаточно. Я засмотрелась. У некоторых были аккуратные рожки, клыки, у кого-то я обнаружила длинные хвосты, которые обвивали и ласкали партнёра или партнёршу. Довольно необычная публика.



Нам навстречу вышел статный мужчина в длинном плаще. Несмотря на маску, я сразу определила: вампир. Причём не меньше Князя. Так и оказалось. Стоило мужчине подойти ближе, мать сделала лёгкий реверанс и поприветствовала хозяина:



— Вечера вам, Князь Владэк. Как и обещала, я прибыла вместе с дочерью. Познакомьтесь, это Линара, Высшая ведьма, до сих пор разменивающаяся по мелочам, — мать сжала недовольно губы, бросив взгляд на меня. Я же широко улыбалась, во все глаза рассматривая Князя. А он ничего, вот только не мой тип. Желания его соблазнять и покорять не было совершенно, хотя его красоте и стати я всё-таки отдала должное.



— Я рад, что вы пришли не одна, и надеюсь, что после сегодняшнего бала-маскарада ваша дочь перейдёт на новый уровень. А сейчас оставим её одну, думаю, она уже взрослая, справится, а сами… — Князь улыбнулся холодной и вежливой улыбкой, подставляя матери свой локоть. Та аккуратно взяла вампира под руку, подмигнула мне, и они отбыли в неизвестном направлении.



— История повторяется, — буркнула я, с нетерпением ожидая продолжения. — Осталось только снова свалиться к кому-нибудь в руки и прожить долго и счастливо десять лет.



— Я не против, чтобы такая прелесть свалилась ко мне, — раздался позади меня приятный голос. Обернувшись, я заметила мужчину с загнутыми назад рогами. Он лукаво улыбался. Приятная внешность, хорошо сложен, но… никаких чувств он не вызывал. Я вежливо улыбнулась, потрогала его рога и не удержалась от шпильки:



— Зато я против. Вас уже кто-то орогатил? Сочувствую, после меня вы точно ни в одну дверь не войдёте, рога не позволят, — оставив демона переваривать мои слова и недовольно рычать, я быстро сбежала.



Кто-то подхватил меня и увлёк в танец. Я не сопротивлялась, танцевать любила всегда. Меня закружил хоровод лиц. Они сменялись со скоростью ветра. Вечер проходил весело. Я смеялась, шутила, развлекалась, пила то, что подносили кавалеры. Я успела познакомиться с вампирами, оборотнями, парой демонов, даже с инкубом станцевала. Вот только ни с одним из них не было желания провести ночь.



Когда народ стал потихоньку исчезать, так как в окнах уже занималась заря, я, не дождавшись матери, хотела было отправиться домой. И тут…



— Ой, простите, я слишком неловкий, — услышала я, после того как столкнулась с кем-то и приняла на себя чужой бокал. Платье было безнадёжно испорчено. Подняв глаза на криворукого наглеца, застыла, поражённая до глубины души. Из-под маски на меня смотрели тёмные омуты глаз. Знакомая сила обдала меня с головы до ног. Язвительная усмешка на губах развеяла остатки сомнения.



— Райд? — выдохнула я, не имея сил пошевелиться. Меня сковало от желания, затопившего всё тело.



— Мы знакомы? — спросил мужчина. В его глазах я заметила удивление. Он действительно меня не узнал. От обиды я готова была разреветься, но вместо этого подняла голову повыше, нацепила на лицо ухмылку и ровно произнесла:



— Не так чтобы очень, всего лишь несколько лет были постоянными партнёрами в сексе. А сейчас мне пора.



Развернувшись, на негнущихся ногах направилась на выход. Но уйти мне не дали. Райд подхватил меня на руки, обдал горячим дыханием и прошептал:



— Значит, у нас есть возможность продолжить начатое.



И исчез вместе со мной в вихре переноса.


Глава 2


— Ты что творишь?! — прижавшись к сильному и такому знакомому телу, закричала я. — А моим мнением ты поинтересоваться не желаешь? По какому такому праву ты бесцеремонно утаскиваешь меня...



Договорить он мне не дал, заткнув рот поцелуем. Из портала мы вывалились прямо на кровать. Только в последнюю минуту перед отключкой всех мыслей я ещё успела подумать, что, оказывается, и в нашем мире существует магия, те же порталы, о которых я только в книжках читала. А потом мне стало не до мыслей.



Меня начали медленно раздевать. Хотя там и снимать-то было нечего, одно платье на голое тело. Но Райд сделал из этого целое представление. Целуя мои колени, он медленно поднимался всё выше, оголяя зацелованный участок тела. Я широко раскинула ноги, давая ему больше простора. Дойдя до влагалища, он лизнул его, пробуя на вкус, причмокнул и двинулся выше. Пощекотал языком пупок, прочертил дорожку по животу до груди, на которой немного застрял, целуя каждую по отдельности. Он щекотал языком соски, втягивал их в рот и с чпокающим звуком выпускал.



Я уже извивалась на кровати, комкала простыни, стонала. Наконец, он полностью освободил меня от платья, разделся сам и навис надо мной, разглядывая моё лицо. Потом, перевернув меня на живот, подхватил и приподнял, поставив в позу зю. Хлопнул пару раз по одной, потом по второй половинке. Склонился и поцеловал плечи, прошёлся языком по позвоночнику, выпрямился и одним резким движением вогнал в меня свой член. Я рвано выдохнула, едва не возмутившись грубости. Но потом поняла, что мне это нравится. Темп он сразу взял быстрый, сильный. Вбиваясь в меня, не забывал ласкать грудь, всё время выкручивая и сжимая соски.



Меня всё больше погружало в пучину желания и страсти, я просто сходила с ума, не веря своему счастью. Несколько резких движений, мой стон и его рык слились в один. Меня накрыло так, что потемнело в глазах. Как же давно я не испытывала такого удовольствия.



Кончив после меня, Райд не остановился. Перевернул меня на спину и сразу же поднялся выше, поднося к моему лицу член.



— Оближи его, — глухим, полным страсти и желания голосом приказал Райд. У меня и мысли не возникло сопротивляться, так как самой захотелось ощутить давно забытый вкус своего любовника.



Медленно обвела языком головку, пощекотала уздечку, провела по всей длине немаленького агрегата. Улыбнулась и резко заглотнула до середины. Даже с расслабленным горлом не получалось взять его на всю длину. Я сделала глотательное движение, всё это время не сводя глаз с Райда. Ему явно нравилось то, что я делала. Но потом ему наскучила моя медлительность. И он стал просто вгонять в мой рот свой член, толкаясь так, чтобы войти до конца. Несколько раз я чуть не подавилась, но его это мало волновало. У меня даже слёзы выступили на глазах, но он их не видел. В данный момент его волновали только собственные желания, собственное удовольствие.



Он даже выходить не стал, толкнулся как можно глубже и излился мне в рот, заставив всё проглотить. Я почувствовала, как сперма стекла по горлу, машинально глотая. Не успела я ему высказать свои претензии, как он быстро слез с меня, поднял с кровати, поставил к стене и снова вошёл. Обида тут же улетучилась, её место заняло желание, охватившее моё тело.



Мы занимались сексом в разных позах, в разных местах: около стены, на столе, на полу, даже в воздухе, что меня больше всего поразило. Несколько раз он заставлял меня делать ему минет, трахая меня в рот, как последнюю шлюху. А когда голод был окончательно утолён, он протянул мне платье. Сначала я не поняла, что это значит, но его слова прояснили всё:



— Одевайся, ты хорошо потрудилась, а сейчас можешь быть свободна. И не вздумай искать меня и навязываться наче убью. Как снова понадобишься, я найду тебя.



Гнева, подобного тому, что охватил меня в этот момент, я никогда в своей жизни не испытывала. Такого унижения я простить не могла. Посмотрев на мужчину с презрением, я быстро натянула на себя платье и направилась к выходу. Около двери обернулась и сквозь зубы процедила:



— Не вздумай меня искать. Когда тебе кто-то понадобится для тупого траха, поищи кого-нибудь другого. Как только я увижу тебя в радиусе пяти метров — убью. Спасибо за дополнительную силу, но на этом всё. Наши пути разошлись окончательно.



Я не стала слушать его ответ, молча вышла за дверь и попыталась сообразить, где нахожусь. К счастью, место оказалось знакомым. Мой собственный город. А в этом районе мне однажды довелось бывать, когда лечила тяжелобольного. Значит, до дома не составит труда добраться. Запрыгнула в маршрутку и прикрыла глаза. Я чувствовала на себе взгляды пассажиров, но смотреть на них никакого желания не было. Доехав до конечной, выскочила. Сняла шпильки и босиком отправилась домой. Тело ныло от полученного удовольствия. Голова раскалывалась от обиды. В душе зрели планы мести этой сволочи. Ничего, будет и на моей улице праздник.



В тот же день я получила вестника от матери. Он принёс мне письмо, в котором лежали две пары ключей: одни от нового дома, который для меня прикупили в другом городе за тысячи киллометров от того, где я жила последние десять лет, а вторые от автомобиля, который уже стоял около крыльца. Я улыбнулась. Смена места жительства сейчас была очень кстати. Так я буду уверена, что больше, даже случайно, нигде не столкнусь с Райдом.



Вещи упаковала быстро, закинула в багажник. Мебель потом мамуля доставит. Может быть, даже раньше, чем я приеду в новый дом. Я пока такой телепортации была не обучена. Бросив последний взгляд на дом, я вышла на крыльцо, отвесила низкий поклон, поблагодарила домовых за помощь и, сев в машину, направилась в новый дом.



Ехать пришлось долго. Вместе с перерывом на еду и отдых дорога заняла сутки. Иногда на меня находила такая тоска, что я останавливалась и утирала слёзы обиды. Вот же сволочь этот Райд. Мало того что не вспомнил меня, так ещё и принял за шлюху. Хрен с тобой, золотая рыбка, я сильная, справлюсь, но теперь наши дороги окончательно разошлись. В груди, как раз в том месте, где некогда был потаённый уголок для мужчины моей мечты, коим долгие столетия был Райд, сейчас образовалась пустота. Более того, я почувствовала к нему такую жгучую ненависть, что, будь он рядом, без зазрения совести снесла бы ему голову, ещё и станцевала бы на его останках. После его слов вся теплота ушла, сменившись холодом.





К концу пути слёзы высохли. Только иногда ещё щипало глаза. Но я была уверена, что вскоре я забуду об обиде. Ведь жизнь продолжается. Займусь делом, чтобы отвлечься. Это должно помочь.



В новый город я въехала к ночи следующего дня. Город утопал в огнях. Народу на улицах, несмотря на позднюю ночь, было много. Как оказалось, город был курортным, на берегу моря, потому и туристов-отдыхающих много. Спать никто не спешил, народ наслаждался тёплыми летними вечерами и ночами. Я улыбнулась. Море всегда меня успокаивало, навевало умиротворение. Напрочь смывало тоску и хандру.



В предвкушении я достала карту, присланную с вестником, и поехала по дороге. Моё новое жильё, как и все предыдущие, находилось на отшибе, почти на скале. Под ним бушевало море. Какая красота. Остановившись и задрав голову вверх, разглядывая новый дом, я счастливо рассмеялась. Моя мечта сбылась. Именно о таком жилище я мечтала несколько веков.



Оставив машину у подножия горы, я стала подниматься по тропке вверх. Ворота были распахнуты. Я вошла и огляделась. Плодовые деревья, небольшой огород, палисадник с цветами, чуть поодаль беседка, увитая плющом. Уютно. Подойдя к двери, я вставила ключ в замок. Он легко повернулся, и дверь распахнулась. Произнеся на пороге нужные слова приветствия, я вошла внутрь, включила свет и огляделась. Ну, мамуля, молодец. Мало того что мебель была уже расставлена, так и мои сумки из автомобиля оказались в холле. Осталось их только разобрать.



В кухне обнаружился большой холодильник, забитый под завязку продуктами. И тут мамочка подсуетилась, не дала дочурке умереть с голоду. Я поставила чайник, отыскала любимые печенюшки и села за стол, разглядывая вид из окна. А посмотреть было на что. Раскинувшееся море освещала лунная дорожка. Хотелось встать и пройти по ней, раскинув руки в стороны. На меня нашло умиротворение, я задумалась о своей будущей жизни. Чем я стану здесь заниматься, кому помогать? Как отнесутся ко мне местные жители?



От размышлений отвлекли сразу две вещи: свисток чайника и звонок в дверь. Хм, кого ко мне принесло? Я ведь только приехала, никто ж ещё не знает о моём существовании. Или уже знает? Выключив чайник, отправилась открывать. На пороге стояла заплаканная женщина. Я пригласила её войти. Она несмело покосилась на меня, поджала губы и процедила:



— Вы такая молоденькая... Мы думали, постарше будете. У нас проблема, с которой никто не мог справиться.



— А вы не смотрите на мою молодость, она не всегда показатель скудоумия. Выкладывайте вашу проблему, но сначала расскажите: откуда вы обо мне узнали?



— Так слух прошёл, что приезжает в ведьмин дом знахарка, способная справиться с нечистью, — ответила женщина. — Только никто не сказал, что вы такая молодая. Да и справитесь ли вы, если знаменитые знахарки не смогли нам помочь?



— Так, стоп, давайте по порядку. Для начала озвучьте вашу проблему, а я уже буду думать, как с ней справиться, — насупилась я, сверкнув глазами недовольно. Женщина ахнула и быстро-быстро заговорила:



— Непонятное что-то у нас творится. Горячий сезон, а мы не можем поселить в своих домиках туристов: они съезжают наутро, требуя обратно деньги. Сколько ни спрашивали, что происходит, они только лопочут что-то про монстра, но ничего толком не объясняют. Причём в пяти домиках одновременно. Как может один монстр всех жильцов изгонять? Приглашали знающих людей, но все только руками разводят, а жильцы продолжают съезжать. На вас была последняя надежда.



— Что ж, сейчас выпьем чаю, так как я только с дороги, и пойдём посмотрим, что там у вас, — улыбнулась я женщине. Та с сомнением посмотрела на меня, но говорить ничего не стала.



Чай я налила и себе, и ей. Она не отказалась. Пока чаёвничали, я на миг задумалась, получится ли у меня, справлюсь ли с новым для меня заданием. Да, прилив новых сил я хорошо ощущала, было внутри нечто необычное. Но изгонять нечисть я никогда не пробовала, даже её характер определять не умела, оттого и волновалась втройне, но вида старалась не подавать. Женщина и так мне не доверяет, это хорошо ощущалось и по её взглядам, и по разочарованным вздохам.



— Идём посмотрим, что там у вас, — допив чай и вымыв чашки, я прихватила сумку, в которой находились благовония, травки, соль и несколько зелий на все случаи жизни. Женщина встала и, удручённо покачав головой, не веря в успех затеи, пошла со мной к выходу.



Если честно, я и сама немного волновалась. Но ведьма всегда должна быть уверена в успехе, иначе её мысли материализуются и тогда точно ничего не получится. Да, червячок сомнений был, но я затолкала его поглубже.



Мы пришли к большому дому, огороженному высоким кирпичным забором. Войдя во двор, я едва не присвистнула. Теперь я понимаю, отчего она была удручена: столько денег терялось. Судя по роскоши, с которой было всё организовано: маленький бассейн, небольшое кафе, шезлонги, шашлычница, сцена с акустикой, — отдых у этой дамы стоил недёшево. И домиков здесь было не пять, а девять, причём двухэтажных, расчитанных как минимум на три-четыре семьи.



— Ждите здесь, за мной не ходите. Я пока проверю первый дом, — холодно отдала приказ я и вошла внутрь. — Ух! Как же тут... — я даже слов подобрать не могла. Аура угнетённости, тоски и какого-то горя так и витала в воздухе. Я села на пол, скрестив ноги. Достала соль и посыпала около себя. Закрыла глаза и попыталась отрешиться от всех мыслей, сосредотачиваясь только на одной: найти связь с духом дома.



Сначала ничего не получалась. Я звала его, просила показаться, но ответа не было. Ах так, ладно! Не желаешь по-хорошему, будем действовать по-другому. Я напряглась, выпустила немного силы и приказала:



— Я хочу тебя видеть и слышать. Явись ко мне! Властью, данной мне, я приказываю тебе предстать передо мной и изложить свои проблемы.



В ту же секунду воздух передо мной заискрил. Из лёгкого облачка стала формироваться смутная фигура девушки. Она появилась и зависла в воздухе: полупрозрачный печальный призрак с убитым горем взглядом. Девушка скрестила руки на груди и поджала губы.



— Говори! — потребовала я. — Зачем ты изгоняешь из этого места всех жильцов? За что мстишь хозяевам? Чем они тебя обидели?



— Они виновны в моей смерти, — продолжая сжимать губы, произнесла со злостью девушка. — У нас с Игорем была любовь, мы собирались пожениться. В этом самом доме мы любили друг друга, я забеременела. Они узнали и отправили его за границу. Там он женился. А я осталась одна и беременная. Такого я не смогла вынести.



— Вот дура, и ты, как все молодые да ранние, покончила жизнь самоубийством? — призрак кивнул. — А теперь винишь родителей парня? — ещё один кивок. — А тебе не приходило в голову, что они и знать не знали о вашей связи? А невеста у него была давно. Иначе так быстро он бы не женился. А ты, наивная дурочка, все его слова приняла за чистую монету. Наверняка ещё и забеременела специально?



— Я думала, — всхлип, — что он женится на мне, когда узнает о ребёнке. А он только посмеялся, сказав, что всегда занимается сексом с презервативом. Но он-то не знал, что я их все продырявила.



— Ты, определённо, дура, — сначала я зависла от её слов, а потом расхохоталась. — Это ж сколько мозгов надо иметь, чтобы продырявить презики. А главное — зачем? Привязать к себе мужика ребёнком невозможно, это аксиома. Поэтому, глупое создание, ты сама во всём виновата. И мстить другим за свою глупость — низко и подло. Поэтому сейчас ты отправишься туда, куда тебе дорога. Сначала в чистилище, а там уже определят, где тебе вечность куковать. Но дальше мстить я тебе не позволю.



Я достала зелье, травку, зажигалку и кисточки. Слова заклинания сами ложились перед глазами. Девушка выла, бросалась на меня, скалилась, но я для неё была недосягаема. На последних строчках заклинания я обрызгала весь домик и облила призрака, который, завыв раненым зверем, растаял в воздухе. Такие же манипуляции я для профилактики проделала и с остальными домиками. Только когда закончила и собралась уходить, я всё-таки не сдержалась и спросила у женщины:



— Скажите, вы в курсе, что ваш сын едва не стал отцом, но девушка, узнав о его свадьбе с другой, покончила с собой? Вы её знали? И как получилось, что Игорь так быстро женился?



— Что? Откуда вам всё это известно? — поразилась женщина. Но потом, махнув рукой, рассказала: — Светочка с самого детства с моего Игорька глаз не сводила, но она была не в его вкусе. К тому же, пока он был в армии, она пошла по рукам, стала шл... м-м-м... в общем, девицей лёгкого поведения. Как она его заманила в свои объятия, Игорь до сих пор не знает, ведь он не собирался изменять своей невесте, любит он её очень, она и с армии его ждала, и в гости к нему ездила. Тяготила Игорька эта измена. А тут ещё Светка эта явилась и сказала, что ждёт ребёнка. Игорь не выдержал, много плохих слов девице наговорил, а потом уехал. А через пару месяцев нас потрясла новость: Света выбросилась из окна в наркотическом угаре. После этого и началась напасть.



— Не будет больше ничего, смело приглашайте туристов, — улыбнулась я, собираясь уходить. — Деньги сможете принести после того, как сами убедитесь в снятии порчи с ваших домов. А сейчас удачи вам, мне пора домой, надо ещё вещи разложить.



Женщину мои слова не убедили, но она всё-таки решила проверить. Вышли мы с ней вместе. Я отправилась домой, а она на вокзал: искать туристов, которые прибывали каждый день в больших количествах.



От дома женщины я решила пройти по набережной, подышать свежим морским воздухом. Солнце припекало так, что я сняла рубашку, оставшись в одном топе. Медленно бредя среди толпы народа, я не сводила взгляда с моря. Оно завораживало своей красотой. Не давало отвести от него взгляда. Остановившись, облокотилась о каменные плиты ограждения и задумчиво уставилась вдаль.



— Я не нуждаюсь в услугах доступных женщин, — донеслось до меня. Властный и ледяной голос оказался слишком знаком. Я стиснула зубы и медленно обернулась. Вот чёрт! А этот что здесь забыл? Я увидела убегающую девушку. Видимо, этот хам оскорбил именно её. Переведя взгляд на мужчину, заметила, как пристально он разглядывает меня. Сделав надменное выражение лица, я отвернулась, боясь сорваться. Постояв ещё немного и чуток успокоившись, я, больше не смотря в ту сторону, где находился Райд, двинулась в сторону дома. Гулять по пристани резко расхотелось. Сейчас мне просто необходима была защита собственного дома. Тело, вопреки разуму, стало гореть от желания, требуя ласк и секса.



И что мне сейчас делать? Надо обязательно найти себе любовника. На курорте их много. Главное, проверить, чтобы оказался неженат. А с этим у меня проблем больше не было. Женатые мужчины светились по-другому, вокруг них просто пылала огненная аура занятых. О, как раз один из таких навострил ко мне лыжи.



— Какая девушка и одна, — мило улыбаясь, начал женатый холостяк. — Может, не дадим друг другу умереть от тоски?



— Не знаю, как вы, а я прекрасно себя чувствую в компании с одиночеством, — пожала я плечами, обходя мужика по кривой дуге. — Вы бы лучше жену с собой взяли, ей наверняка необходим отдых.



— Кто ж ездит на курорт с багажом? — хохотнул мужик, но я даже отвечать не стала, сделав ему ручкой.



— Что же ты не сняла страждущего? — меня бесцеремонно схватили за руку. Не выдержав затопившей ненависти, я выпустила силу и отшвырнула Райда от себя, перед этим успев поставить отвод, чтобы не привлекать чужие взгляды, а то меня бы не поняли, да и лишние слухи ни к чему. Его волосы вспыхнули огнём, шею сдавила удавка, которую Райд, как ни пытался, не мог снять или порвать. Я усмехнулась и слегка ослабила захват. Мужчина не ожидал от меня такого отпора, потому, зло и недоумённо уставившись мне в глаза, зашипел: — Ты что творишь, полоумная?



— Я тебя предупреждала? Увижу в радиусе пяти метров — убью. Я всегда держу своё слово. Это предупреждение. Церемониться с тобой я больше не стану. Ещё одна такая выходка, и я тебя развею, учти это, демон. Больше поблажек не будет. А как ты только что имел возможность убедиться, силы мне хватит, и в следующую нашу встречу удавка не ослабнет, а затянется потуже, — теперь я знала, кто он и что с ним тогда произошло. Даже причины его плохой памяти я узнала: Райда убили, и он превратился в демона благодаря одному из Высших, который оказался в нужное время в нужном месте. После обращения Райд потерял память человека, которым был со мной. Его жизнь началась с чистого листа. За три столетия он каким-то образом сам стал Высшим, хотя обращённые редко доходят до такого статуса. Его холодность я могла понять: демоны — злобные по натуре существа, практически не умеющие любить. Но если такое счастье кому-то и выпадает, то это на вечность, так как любят эти злобные существа один раз и навсегда. Несмотря на то, что я поняла его новую натуру, только его демоническая сущность не оправдывала его хамства и отвратительных поступков.



Я развернулась и быстро зашагала прочь, заставив бывшего любовника скрипеть зубами. Отпора с моей стороны он точно не ожидал. Впрочем, я сама от себя не ожидала, но гордость победила глупую привязанность и ностальгию. Не будет ничего, как раньше. Райд больше не тот человек, которого, как я думала, я любила. Сейчас это безжалостный демон, для которого нет ничего светлого. И женщины для него не больше чем способ увеличить силу. Мне пора распрощаться с призраками прошлого, оставить его там, где ему место — на задворках памяти. Отныне Райд — мой самый злейший враг.



— Ладно, ведьма, ты же сама ко мне приползёшь, — процедил он. Я усмехнулась и, не сдержавшись, показала средний палец.



— Гуляй, мальчик, и помни: в следующий раз ты так легко не отделаешься.



Покачивая бёдрами, я медленно двинулась по набережной. На меня бросали взгляды многие парни и мужчины, только мой зверский оскал и грозный злой взгляд не давали шанса приблизиться. Весь мой облик так и вопил: не подходи — зашибёт, возможно насмерть.



Лопатки прожигало от взгляда демона. Я уходила, оставляя его на набережной. Сейчас мне казалось, что я ухожу не от Райда, а от своего прошлого, которое осталось далеко позади. Боли больше не было, осталась только глухая тоска о несбывшихся надеждах. Но, уверена, скоро и она пройдёт. Главное, не дать ей благодатную почву и не вспоминать былые времена, это уже ни к чему. Пусть мой первый бал останется в том веке, покроется пылью. Сейчас другое время, другие люди и проблемы тоже другие.



Домой я пришла, полная решимости начать жизнь сначала, с головой уйти в работу, благо я была уверена, что её здесь мне хватит надолго. Я просто физически ощущала, какой тут разгул нечисти. Они с туристами прибывают, что ли? И не от всех исходит миролюбивая аура. Почувствовала я и баньши, и мавок, и банников, и даже русалок. Странно. Надеюсь, они не вознамерились мужиков топить? А то с этими барышнями сложно договориться будет. Это с остальными достаточно провести ритуал изгнания и дело с концом — площадь очищена, а русалки — они другие. У них свой менталитет, их магия неподвластна нам, ведьмам, и наоборот. А договариваться с ними зачастую себе дороже выходит. Много силы приходится отдавать, сама потом несколько дней пластом валяешься.



Домой я притащилась в раздумьях. И вот надо же было такому случиться, что опять мои мысли материализовались. Не успела я подойти к дому, как мне навстречу бросилась заплаканная девушка и начала быстро-быстро что-то тараторить. Я схватилась за виски.



— Подожди ты, не спеши. Давай помедленнее и внятно. Что случилось? Только без завываний. То, что у тебя горе, я уже поняла.



— Муж... к Чёрному Омуту... третьи сутки... — перемежая свою речь всхлипами, выдала девушка. До меня дошло.



— И ты только сейчас решила его искать? Да ты представляешь себе, что за трое суток произойти могло? Да и не хочу тебя огорчать, но факты очевидны, — начала я, но девушка замотала головой.



— Он там, но я не могу его достать. Он в омуте только наполовину. Я даже разговаривала с ним. Он талдычит одно и то же: что не отпускают его без платы, а какая плата — не говорит. Я не знаю, что мне делать, — снова зарыдала девушка.



— Да подожди ты ныть! — рявкнула я. — Дай подумать, — девушка резко замолчала и напряглась, ожидая моего решения.



Я перебирала в памяти, как договариваться с русалками. В памяти всплыли рассказы матери и бабки. Я улыбнулась, осмотрела девушку, только потом спросила:



— Он точные сроки называл? Говорил что-нибудь о том, сколько ему ещё отпущено? — девушка мотнула головой. — Ладно. У тебя есть дорогое и красивое украшение? Что-нибудь такое, на что мы сможем поменять твоего мужа?



Теперь пришла очередь девушки задумываться над моим вопросом. Наконец, её лицо осветила радостная улыбка. Она довольно закивала и потянулась внутрь водолазки. Достала подвеску и показала мне. Я восхищённо присвистнула, беря её в руку и разглядывая. На красивой золотой цепочке висела капля, внутри которой словно плавали человечки, обнимаясь между собой. Сама капля была под цвет морской волны, а тёмные человечки внутри на белом фоне. Выглядело завораживающе.



— Думаю, это как раз то, что надо. Жди меня здесь, не ходи за мной, если хочешь увидеть мужа живым и относительно здоровым.



Девушка уселась на крыльцо. Я подхватила сумку, которую успела бросить на землю, взяла снятую с шеи девушки подвеску и отправилась к Чёрному Омуту. Так называлась небольшая бухта между скал. Туда заядлые рыбаки часто ходили на рыбалку. Их не пугала даже дурная слава. Главное, что клёв там всегда был отменный. Вот и муж клиентки отправился на рыбалку, да ещё в кои-то веки один. За что и поплатился.



Стоило мне подойти к бухте, как я увидела мужчину. Он уже по шею был в воде. А девушка говорила, что он был по пояс. Значит, время на исходе. Ещё пару часов, и он бы исчез окончательно. Сейчас только от меня зависит, отпустит ли его русалка.



Я села на берегу, насыпала около себя соли. Достала зелье, поставила слева от себя. Положила на колени подвеску и начала читать заклинание призыва русалки. Я ещё не закончила, а она уже появилась. Злая и разъярённая. Дождалась окончания, только потом зарычала:



— Что тебе понадобилось, ведьма? Я не отдам тебе свою добычу. Она моя. Слишком долго я была одна. Теперь и у меня будет пара.



— Глупая ты. Разве не знаешь, что женатые мужики силу съедают? Тебе холостого надо было цеплять: и я бы не явилась, и пара у тебя была бы. А женатые для всех всегда были табу. Вот, смотри, что у меня есть, — я покрутила у неё перед носом подвеской. — Ты отдаёшь мне мужика, я тебе подвеску и часть своей силы. Думаю, обмен неравноценный, но ты это заслужила.



— Я не отдам... — зло сверкая глазами, русалка потянула мужчину в омут. Над водой осталась только одна голова. Я постаралась не выказать ни страха, ни недовольства. Состроила сочувствующее выражение лица, с жалостью глядя на нежить. — Что ты там говорила о женатых? — вдруг более спокойно спросила она, нахмурившись и не понимая моего сочувствия. Но спустя пару секунд неуверенно спросила: — Это правда?



— Если не веришь мне, можешь узнать у своих, они тебе расскажут. Горе жены, у которой ты увела мужа, скажется на твоей силе, она будет утекать к оставленной в одиночестве женщине. Она будет выпивать из тебя жизнь, пока ты не умрёшь. Ты этого хочешь? — гнула я свою линию, пытаясь застращать нежить. И у меня начало получаться. Зерно сомнения я в ней зародила. Теперь надо только сэкономить время и силу на её уговоры. Я уже физически начала ощущать слабость.



Русалка задумалась. Нырнула в воду, через несколько минут вынырнула. Дотащила мужчину до берега. Протянула руку.



— Давай украшение и забирай его, пока я не передумала, — произнесла она. Я протянула ей подвеску. Она схватила меня за руку, и... я едва не потеряла сознание от слабости, так как эта зараза урвала силы больше, чем мы договаривались. — Теперь мы в расчёте, — довольно облизнулась та и скрылась в воде. В ту же секунду мужчина моргнул. Раз, второй, взгляд его стал осознанным. Он вскочил на ноги и едва успел подхватить шатающуюся меня.



— Вам плохо? Простите, что доставил вам столько неудобства, — залепетал он, помогая мне идти. Сумку я вручила ему, так как моей силы не хватало даже для этого.



Как мы дошли до моего дома, ума не приложу. Со стороны наверняка выглядели как два пьяных, ведущих друг друга под руку. Завидев нас, девушка подскочила. Начала благодарить, но я только скривилась и отмахнулась от неё.



— Через три дня, не раньше, потом придёшь, рассчитаешься. А сейчас идите, мне надо отдохнуть.



Мужчина порывался в качестве благодарности довести меня до дома, но я отказалась, сказав, что сама доползу. Им ничего не оставалось, как покинуть меня. Довольные и счастливые, они отправились к себе. А я, сделав шаг, почувствовала, что падаю. Но меня успели подхватить сильные руки ненавистного демона.



— Что ж, ведьма, ты со мной сотворила? Моя сила возрастает только после тебя. К тому же сейчас ты мне ничего не сможешь сделать, опустошила себя. И из-за кого? Из-за человека, — демон усмехнулся, а у меня даже злиться силы не было. Я только с ненавистью смотрела на него, в мыслях расчленяя и разрывая на куски это самодовольно ухмыляющееся лицо, и придумывала ему все кары мира...



Закинув меня на плечо, небрежно, как куль с картошкой, Райд втащил меня в дом. Церемониться со мной он не стал. Но когда он достал наручники и небрежно нацепил их на меня, я выпустила в него такой поток брани, что портовые грузчики нервно курят в сторонке.



— Ведьма, тебе не идёт сквернословие, — усмехнулся этот гад. — А наручники нужны для удержания и блокировки твоей силы. Я не хочу на самом пике удовольствия быть поджаренным, как цыплёнок табака. После того как мы закончим, я оставлю тебе ключи, сама себя освободишь.



А дальше началось то, что я в самом страшном сне не могла себе представить. Райд, оказывается, любитель жёсткого секса.


Глава 3


Райд подошёл ко мне, бесцеремонно перевернул на живот, предварительно раздев догола, закрепил мои руки к кровати, развёл в стороны ноги и начал их связывать, приподняв меня под живот. Я оказалась в позе раскоряченной лягушки. Повернув голову, я наблюдала за его действиями. Внутри уже всё горело. Несмотря на ненависть, именно этого мужчину хотело глупое тело.



Когда на тумбочке появились свечи, лёд и несколько непонятных штук, среди которых я увидела небольшой кнут, странного вида лопатку — такими мы когда-то мух убивали, — и несколько прищепок с проводками, в душе появился страх. Демон его хорошо ощутил и утробно рассмеялся, довольный произведённым эффектом. Взял в руки «мухобойку», как я её окрестила для себя, и… начал хлопать меня по ягодицам. Я заскрипела зубами, пытаясь увернуться от хлопков. От близости демона физическая сила стала быстро возвращаться, а вот магическую этот гад заблокировал оковами.



— Итак, ведьма, сейчас я преподам тебе несколько уроков, — рыкнул Райд. — Начнём с простого — со спанкинга. Это в качестве разогрева и прелюдии.



Я зашипела, ругаясь, матерясь и насылая на голову демона кучу проклятий. Но ему всё было нипочём, он продолжал своё дело. Вдоволь наслаждался своей властью надо мной. У меня щипало глаза, но я старалась не разреветься: нечего давать гаду лишний повод позубоскалить.



Шлепки продолжались, и я уже не знала, куда себя деть от стыда. В голове сразу сформировались образы мести, убийства гада, посмевшего поднять на меня руку. Задница горела огнём. Я кусала губы, уткнувшись в подушку, чтобы не застонать от боли. Воздуха не хватало, но я продолжала лежать именно в такой позе. Даже пожалела, что я нестраус и не могу спрятать голову поглубже куда-нибудь.



В какой-то момент шлепки прекратились, но не успела я облегчённо выдохнуть, как ощутила запах свечей. А потом по спине стекла капля расплавленного воска. Несколько капель эта демоническая сволочь капнула на ягодицы. Я не выдержала и закричала. А он продолжал экзекуцию. Когтем подцеплял застывший воск, снимал его с кожи и бросал на пол, продолжая раз за разом развлекаться со свечой.



Сначала я бесилась, злилась, ощущала боль, а потом… решила, что я окончательно свихнулась, так как все эти пытки начали мне нравиться. Теперь я сжала губы, чтобы не застонать от удовольствия. Не дать демону повода потешить самолюбие. Но он, кажется, ощущал все мои эмоции как свои. Потому что в какой-то момент его действия изменились. Он провёл рукой по позвоночнику, дошёл до задницы, просунул руку под живот, пощекотал пупок. Погладил бугорок удовольствия. Меня подкинуло. Я была слишком возбуждена. Хотелось его внутри себя, хотелось быстрого темпа, жёсткости и резкости.



Но он отстранился. Я рвано и разочарованно выдохнула. Скосила глаза, когда его рука потянулась к короткой плети. Он хлопнул ею несколько раз по своей руке, а потом резко обрушил серию ударов сначала на многострадальные ягодицы, потом на спину. Стон сдержать я не смогла. Он вырвался из горла. Райд наклонился к моему уху, лизнул его, подул на шею, укусил, зализал укус, а потом шёпотом, от которого завибрировало всё моё тело, произнёс:



— Часть вторая — флагелляция. Сначала больно, потом приятно. Я уверен, тебе понравится, ведьма. Ты уже возбуждена, ты сама желаешь почувствовать мою власть над тобой, ты горишь, хочешь меня внутри. Я чувствую это.



Удары продолжились. Спина горела, так же как и задница. Я сжимала и разжимала кулаки, вырывалась, рычала, ругалась, обещая демону кастрацию, расчленение, натягивание яиц науши — всё что угодно. А он только посмеивался.



После порки я ощутила прохладу. Лёд. Демон водил им по тем участкам, где прошлась плеть. Я затаила дыхание. Когда он навис надо мной и отцепил наручники, я успела заехать ему в челюсть. Его голова мотнулась. Я получила моральное удовлетворение. Но ненадолго. Меня перевернули на спину.



— А-а-а-а… Придурок, больно же! — не сдержавшись, взвыла я. Избитая спина горела, соприкасаясь с простынью. По ягодицам, казалось, прошлись со всей дури наждачкой. Демон провёл над моим телом рукой. Меня обдало тёплой волной, боль притупилась, но не ушла.



— Терпи, ведьма, потом приятно будет. Ещё сама в ногах валяться будешь и просить добавки, — сощурился демон, продолжая свои манипуляции.



Только я рано порадовалась. Взяв прищепки, Райд закрепил их на сосках. Меня выгнуло. От удовольствия. Сволочь! Успел выучить мои эрогенные зоны. И пользуется этим. Тело уже не горело, оно полыхало от желания, несмотря на причинённую боль. Я сходила с ума, мучилась от возбуждения. Сейчас, казалось, дотронься до любой точки, и я взорвусь от оргазма.



Снова в ход пошли свечи. Райд капал воск на живот, стараясь не опускаться ниже, на особо чувствительные участки. Боль превратилась в наслаждение. За воском последовал лёд. Я извивалась, хотя и было неудобно. Плюнув на реакцию демона, я стонала в голос, не имея возможности сопротивляться желанию и возбуждению. О своих, как оказалось, извращённых вкусах я решила подумать позже. Сейчас было не до этого.



— Думаю, пока достаточно, в следующий раз мы продолжим. А пока… — Райд похабно усмехнулся и приставил член к моему рту. Я попыталась сжать губы и замотать головой, отказываясь делать минет. Но он надавил на мои скулы, заставляя открыть рот. А чтобы я его не укусила, так и продолжал держать и сжимать челюсть, пока вколачивался почти на всю длину. Кончил он быстро, заставив, как и в прошлый раз, глотать.



И только после этого, съехав вниз, вошёл в меня, именно так, как я и хотела, — резко, порывисто, жёстко. Несколько размашистых фрикций, срывание прищепок с сосков, и… я заорала от накрывшего меня удовольствия. Тело сотрясали судороги. Момент, когда меня отвязали от кровати и отошли подальше, я пропустила.



Словно сквозь туман до меня донёсся голос демона, стоявшего полностью одетым около дверей:



— Отдыхай, ведьма. Как только понадобишься снова, я приду. В следующий раз готовься: будет второй урок, чуть пожёстче. Но я уверен, что тебе понравится и он.



Райд успел скрыться за дверью, прежде чем я нашла, чем в него запустить. Но в данный момент злиться не было сил. По телу гуляла эйфория от полученного удовольствия. Боль ощущалась только слегка. Я с трудом дотянулась до ключей. В той позе, в которой я всё ещё находилась, ворочаться было сложно. А вот когда я сняла браслеты, то едва не заскакала от радости. Моя утраченная сила была не только полностью восстановлена, но и в разы увеличена. Так вот о чём говорил Райд. Выходит, только с ним у меня может быть полное восстановление и пополнение магии? И за что мне такое? Почему именно с тем, кого я ненавижу всем сердцем, я могу восстанавливаться?



Но вопросы пропали, когда я попыталась развязать узлы, которыми этот гад скрутил меня в позу зю. Руки не слушались, запястья ныли. Узлы поддаваться не хотели. И за ножом сходить я не могла. О, свечи. Райд оставил и их, и зажигалку. Поднеся огонёк зажигалки к верёвкам, я почувствовала запах палёной кожи. Чёрт, как больно. Ещё и себя подсмолила, не хватало только сжечься заживо. Пришлось поджигать свечу и ждать, пока верёвка сгорит. Подпалив её в нескольких местах, облегчённо выдохнула. Дальше дело пошло быстрее.



С наслаждением растянувшись на кровати после полного освобождения, я прислушалась к себе. Полностью восстановлена и готова к подвигам. Но первое, что я сделаю, — это сотворю амулет защиты от демона. Вдруг он меня снова застанет врасплох, так поможет артефакт, приложив сволочь рогатую так, что мало ему не покажется. Тогда посмотрим, кто из нас будет смеяться последним. Я ему не прощу его игры.



Встав с кровати, направилась в кухню. Подкрепиться не помешает. Потом надо сходить на море искупаться, а уж после, полной сил и энергии, можно творить. Я даже предвкушающе ухмыльнулась, представив реакцию демона на мой амулет. Снять он его не сможет, даже если очень сильно захочет. А как только прикоснётся… Я представила картинку полностью нейтрализованного рогатого, связанного и в моей полной власти. Вот тогда придёт мой черёд отрываться на нём. Только мне для подчинения необходим один из ингредиентов, который есть только у матери. Это редкая штука — волос зомби, без него не будет нужного эффекта. А сама я его точно не добуду. Не моя стихия.



Быстро перекусив, надела купальник, взяла полотенце и спустилась к морю. Хорошо жить в уединённой местности: никто рядом не толкается, можно хоть нагишом купаться, соглядатаев не будет, если только морские жители, но они к этому привычные, сами никогда не признавали одежды, поэтому голой грудью их не испугаешь.



Берег оказался каменистым, что порадовало вдвойне. Не люблю песок, он вечно везде забивается, выковыривай его потом. То ли дело камни. И массаж стоп хороший, и чисто. Я бросила полотенце на берегу, а сама вошла в тёплую воду. Море сегодня было спокойным, расслабленным. Вдалеке я заметила дельфинов. Улыбнулась. Говорят, хорошая примета. Значит, всё мной задуманное сбудется.



Радостно засмеявшись, я перевернулась на спину и поплыла, глядя в чистое, без единого облачка, небо. И тут позади меня раздалось пыхтение и рык. Уйдя под воду и резко перевернувшись, я вынырнула, отплёвываясь и отфыркиваясь. Передо мной застыли русал и русалка. Они с интересом разглядывали меня, принюхивались, а потом русал, спрятав девушку за спину, заговорил певучим и журчащим голосом:



— Ты ведь ведьма? Я чувствую в тебе силу, — я только кивнула в ответ. — Нам нужна твоя помощь. Впервые за триста лет одна из наших сестёр рожает от человека. Мы не знаем, как ей помочь. Только человеческая ведьма может справиться с этой задачей.



— Э? Русалка? Рожает? — опешила я, пытаясь представить, откуда у неё ребёнок вылезать будет. И это я не говорю о том, как она вообще умудрилась заняться сексом с человеком. Ведь насколько я знаю, у них нет… э-э-э… нижних дырок, там хвост. — Но как?..



— Наша физиология вполне позволяет заниматься сексом, — улыбнулся юноша, легко подпрыгивая на камень. Он сел, свесив хвост набок, после чего продемонстрировал мне своё хозяйство, которое показалось из раскрывшихся чешуек. Я сглотнула. Немаленький, однако, у него агрегат. Я думала, у демона он очень большой, но у русала он был в разы и больше, и толще. Такой бы в меня точно не влез. — У русалок то же самое. Но сейчас у нас проблема в том, что чешуйки не желают раскрываться, так как сестре больно, а раскрыть их можно, возбудив её. Но никому это не под силу.



— Постой-постой, ты хочешь, чтобы этим занялась я? Но я как бы к женщинам ровно отношусь, и возбуждать их у меня нет никакого желания, — офигела я от предложения русала.



— Нет, ты не так всё поняла, — замахал руками юноша. — Твоя помощь заключается в облегчении боли, а возбудить мы сами её должны. Но пока она страдает, у нас ничего не выходит.



— Ладно, тащите её сюда, — скомандовала я. В любом случае оставить бедолагу без помощи я не могла. Да и жалко стало малыша, он же может задохнуться, если она не разродится.



Юноша нырнул. Через несколько минут вынырнул с бессознательной сестрой на руках. Аккуратно разложив её на камнях, он с мольбой посмотрел на меня. Я произнесла заклинание, положила руку на живот. Сердечко малыша едва билось. Вот чёрт, времени совсем нет, он уже начал задыхаться.



— У нас слишком мало времени, — глянула я на юношу. — Начинай, боль я убрала. Приводи её скорей в чувство, и начнём. Счёт пошёл на минуты. Действуй!



И русал начал действовать. Он запел. Я, открыв рот от потрясения, слушала его мелодичный голос, сама уплывая в нирвану. Знакомый жар желания охватил тело. Я задышала чаще. Так же как и русалка. Её глаза распахнулись и подёрнулись поволокой. Чешуйки внизу живота разошлись, хвост разделился на две части, словно две ноги. Я подошла к девушке ближе, раздвинула полы хвоста, нажала на живот и крикнула, сама едва справляясь с собственным возбуждением:



— Тужься, выдавливай его из себя. Давай, милая, ты сможешь.



Русалка закричала, её согнуло пополам, глаза увеличились в размерах. Сколько могла, она тужилась. Но с первого раза не получилось. Чешуйки стали смыкаться.



— Пой, мать твою за ноги, не останавливайся, всё время пой, нельзя дать сомкнуться чешуйкам! — крикнула я замолчавшему парню. Он с болью в глазах смотрел, как мучается сестра. Но после моего окрика встрепенулся и снова запел. Русалка опять расслабилась, чешуйки уже не стремились быстро сомкнуться. Я нажала на её живот второй раз, заставив девушку пытаться освободить малыша. Снова неудача.



С меня уже пот катился градом, волнение пополам с возбуждением давало такую какофонию эмоций, что меня просто затрясло, как в лихорадке. Сердце малыша я уже не ощущала, но робкая надежда на успех не хотела покидать меня. Я верила, что всё получится.



— Давай, девонька, ещё, не останавливайся, осталось немного, ну же, тужься, милая, если ты хочешь этого малыша живым. Поехали!



Раз. Второй. Пятый… Ничего, а времени уже не осталось. Я физически ощущала, как утекает жизнь из нерожденного младенца. Недолго думая, схватила с земли камень, начала его точить о другой.



— Что ты делаешь? — слабо выдохнула русалка-роженица, заметив мои действия. Юноша пел не останавливаясь, но и в его глазах я заметила немой вопрос.



— Точу камень. Будем тебя резать, если ты сама не в состоянии родить собственного ребёнка. Он уже на последнем издыхании. Ещё немного, и мы не спасём ни его, ни тебя. Это последний выход, — ответила я слишком спокойно, хотя в душе бушевала буря. Хоть бы моя затея сработала.



— Не-е-е-е! Не хо-чу ре-за-а-а-ать! — надрывно закричала роженица, и… я от счастья засмеялась, подхватывая малыша. Русал перекусил пуповину. Следом за малышом вышло всё остальное. Вот только ребёнок не подавал признаков жизни. Хлопнув его по попке, я ещё и окунула его в воду. А когда вытащила, он зашёлся таким криком возмущения, что наверняка было слышно далеко вокруг. Чешуйки у русалки мгновенно сомкнулись. Я качала малыша, не замечая, как по щекам катятся слёзы радости.



— А он сможет жить под водой? — вдруг всполошилась я, заметив, что у ребёнка нет хвоста, а две ножки, как у обычного человека.



— Смотри, у него только тело человека, а всё остальное русала, — ответил юноша, показывая мне жабры, находящиеся за ушами малыша. Но чтобы окончательно убедить меня, он опустил ребёнка в воду, где тот… начал свободно дышать. Сомнения оставили меня. Я кивнула.



— Удачи вам, и больше не попадай в такие истории, — подмигнула я молодой матери, соскользнувшей в море и прижимавшей к себе своё сокровище.



— Не уходи никуда, я сейчас, — попросила роженица и нырнула с сыном в глубину. Я пожала плечами, но уходить никуда и не собиралась.



Не было её минут пятнадцать. Моя кожа слегка успела покраснеть под палящим солнцем. Наконец, она вынырнула, держа в руках шкатулку. Протянула мне. Так как отказываться нельзя, то и ломаться я не стала. Приняла дар, поблагодарила тепло и, дождавшись, пока она снова уйдёт под воду, быстро побежала к себе, чтобы рассмотреть дар подводной жительницы.



Влетев на всех парах в дом, поставила шкатулку на стол. Открыла и замерла от восторга. Таких украшений я никогда в своей жизни не видела. И подвески, и браслеты, и серьги. Даже тиара была, усыпанная драгоценными камнями. Я раскладывала драгоценности на столе, любуясь их блеском в солнечном луче, проникающем в окно.



На самом дне шкатулки лежал холщовый мешочек, завязанный тесёмками. Я аккуратно его пощупала. На первый взгляд он казался пустым. Но, развязав его, я вскрикнула от восторга. Там оказались необходимые каждой ведьме ингредиенты, которые практически невозможно достать. Прижав мешочек к себе, я довольно выдохнула. Драгоценности были забыты: содержимое мешочка порадовало намного больше, чем старинные и наверняка баснословно дорогие украшения.



Не став откладывать в долгий ящик изготовление амулета, я поскакала на кухню, где и занялась делом. Так как работа была тонкая и кропотливая, то провозилась я с ней до захода солнца, не отрываясь ни на еду, ни на чай-кофе. И только закончив, полюбовалась на дело рук своих. Пригодилась одна из подвесок из шкатулки. Вроде и дорогое украшение, но имеющее разрывную силу. Вот теперь я во всеоружии. Почувствовать демон мою защиту не сможет, а вот ощутить на себе — это да, причём в полной мере. Вот тогда он пожалеет, что посмел так со мной обращаться. Моя месть будет ой как сладка. Я предвкушала её всей душой.



Убрав драгоценности обратно в шкатулку и спрятав её в шкаф, надела на шею изготовленный амулет и собралась приготовить себе поесть. Желудок требовал накормить его. И желательно мясом. Пока я занималась приготовлением, то составляла планы мести и решала, как буду издеваться над Райдом.



Мои мечты были прерваны стуком в дверь. Крикнув, что открыто, я подождала визитёров на кухне, не отрываясь от готовки. Ко мне вошли обе женщины, которым я давеча помогла. Начав с благодарностей, они не стали затягивать, а просто протянули мне конверты. Я попросила их положить всё на стол. Смотреть и считать не в моих правилах. Сколько предложили, столько и нормально. Каждый клиент сам оценивает, сколько готов заплатить за мои услуги, фиксированной ставки у меня нет. Её устанавливают только шарлатаны. Причём делают это так, чтобы было и не сильно много — в случае неудачи особых возмущений не будет, — но и не слишком мало, чтобы не обидеть себя любимую. Я же всегда полагалась лишь на тех, кому помогала. Только они могут оценить мой труд и мою помощь.



— Вы даже не посмотрите? — удивилась жена спасённого от русалки мужчины. — Вдруг там мало.



— Не-а, не посмотрю, потому что требовать больше я всё равно не стану. Сколько вы сами оценили, столько и замечательно, — я подмигнула обеим женщинам. — Есть хотите? Я скоро закончу, — гостеприимно предложила я, но те, отговорившись срочными делами, поспешили покинуть меня. И я вполне могла их понять.



Одно дело — просить помощи у ведьмы, это мера вынужденная, и совсем другое — чаёвничать с ней или трапезничать. Нас всегда и во все времена боялись, уничтожали, но в случае нужды сами же первые и бежали именно к нам за помощью. Иногда я не понимала людей, но таков у них склад ума, менталитет. И изменить его просто невозможно.



Мне ничего не оставалось, как отнестись к быстрому бегству женщин философски. Ушли — и ладно, мне больше достанется. Организм требовал подпитку, слишком много энергии я потратила: сначала на секс с демоном, потом на принятие родов у русалки. Самым потрясающим было то, что мой магический запас после водных жителей не уменьшился. Хм, прав был демон: от него идёт потрясающая подпитка. Но мне предстоит найти кого-нибудь другого. С Райдом я больше не желала иметь никаких дел.



Остаток вечера и ночь я отдыхала. Взяла книгу, старую и ветхую, вышла на балкон, который как раз нависал над морем, села в шезлонг и, бросив сначала взгляд на море — там начинался шторм, — углубилась в чтение. Раньше написанные в древней книге заклятия мне плохо давались: буквы расплывались, строчки скакали. Я не только не могла их прочесть, но даже не различала слов. Сейчас чтение шло гладко. Более того, после каждого прочитанного заклинания я хорошо чувствовала покалывание на коже. Причём не одновременное, а частичное: то в районе шеи будто тысячи иголок впились одновременно, но без боли; то в области солнечного сплетения — там словно мурашки скопились и щекотали лапками; то по плечам будто ползали сороконожки. Интересный и необычный эффект, от каждого заклятия разный.



Но что оказалось самым неожиданным: я почувствовала, как всё прочитанное словно впитывается в мозг, прочно там фиксируясь. Меня среди ночи разбуди, я могу наизусть рассказать любое. Многое я знать не знала и не предполагала. В книге были обряды по изгнанию нечисти самых разных видов, обряды на счастливую жизнь для молодожёнов, очищение дома и прилегающих построек. Даже отыскала один из проверочных обрядов на совместимость. Или, как в старину говорили, истинная ли пара, собравшаяся пожениться. Я улыбнулась. Интересно, к какой категории относится наша с демоном связь?



Взаимная ненависть, но физическое притяжение и влечение. Ещё и магическая сила не только пополняется и восстанавливается, но и в разы увеличивается. Что бы это могло быть? Может, проверить?



Я стала читать обряд и нахмурилась. Не было у меня ни волос демона, ни его крови. Значит, ничего сейчас не получится, придётся ждать, пока этот гад явится за очередной порцией секса. А в том, что явится, я нисколько не сомневалась. И даже предвкушала этот момент.



Как только я подумала о мести, внутри стал разгораться жар. И я вспомнила, что не подготовилась ко встрече. Он-то пришёл со своими атрибутами. Значит, и мне необходимо запастись, только для начала изучить материал. Если мужчина любит БДСМ, он его получит, только ощущать будет всё на себе, а не издеваться надо мной. Уж я-то постараюсь доставить ему «удовольствие». Он его долго помнить будет.



Почти до утра я сидела над изучением материала, общалась как аноним на форумах, спрашивая совета у тех, кто давно в Теме. Мне советовали, подсказывали, направляли. Несколько человек даже видео скинули обучающее. Я посмотрела. Н-да, как там всё сложно, но в то же время жутко интересно. После видео, представив себе Райда в бондаже, с красными разводами на спине и ягодицах, с фиксатором на члене, с ошейником и кляпом во рту, я неимоверно возбудилась.



— Надо идти спать, пока я не отправилась искать его прямо сейчас. Он точно не поймёт моего рвения, — удручённо произнесла я вслух. — Так, осталось сделать заявку, и можно идти спать.



Я сделала на одном из сайтов заказ нужных мне девайсов и только после этого со спокойной совестью уползла спать.



Весь следующий день я гуляла по городу. Заказов мне никто не давал, я отдыхала на море, ходила в кафе, пытаясь попробовать найти партнёра и проверить, смогу ли я восполнить свою силу за счёт кого-нибудь другого. Да, интересных молодых людей было много, причём холостых. Но ни к одному из них не лежала душа, возбуждения и желания и близко не было. Да что ж такое? Может, попытаться так? Известно же, что аппетит приходит во время еды. К тому же всё будет зависеть отпартнера и того, насколько он искусен в ласках.



Я мило улыбнулась симпатичному молодому человеку немного простоватой, больше похожей на деревенскую, наружности. Сильный, плечистый, он уже с полчаса бросал на меня пламенные взгляды. Поймав ответный взгляд, парень быстро подсел ко мне за столик. Мы разговорились. Юноша приехал с севера, решил погреть косточки на берегу тёплого и ласкового моря. Говорил он много, взахлёб, я уже успела притомиться от всей его жизни, которую парень мне вздумал поведать. Я решила прибегнуть к классике соблазнения, пусть и устаревшей, но такой действенной во все времена. Разувшись, провела по его ноге пальцем. Парень запнулся на полуслове. Я мило улыбнулась, двинувшись выше. Ноги у моего потенциального партнёра затряслись, глаза округлились. Он открывал и закрывал рот, словно выброшенная на берег рыба.



Медленно, очень медленно, я гладила его ногу, пока не дошла до бедра, просунула свою ногу между его и аккуратно погладила бугорок. Мальчик уже готов. Размерчик у него что надо. Теперь необходимо брать за жабры и утаскивать подальше. Но только я собралась предложить ему уединиться, как молодого человека затрясло, он выдал сдавленный вздох-стон и… расслабленно откинулся на стуле. Это ещё что за номер? Скорострел? Я разочарованно застонала. Этого мне ещё не хватало. Мне не нужны такие. Всунул-высунул — это, определённо, не для меня. Если он только от одного моего прикосновения кончил, то что с ним будет, когда до ласк дело дойдёт? Не успеет даже войти в меня, как обкончается.



Злая и недовольная, я бросила на стол деньги, обулась, сделала парню ручкой, выдавив дежурную улыбку, и стремительно покинула кафе. Придётся всё начинать заново. Только где искать нового партнёра? Да и нужен ли он? Вот последняя мысль-вопрос напугала меня саму. Что значит, нужен ли? Конечно! Не могу же я всё время рассчитывать на демона. Я вообще собралась избегать его после того, как проучу.



Идя по набережной, я разглядывала туристов. Парочки чинно гуляли, держась за руки. И вот же сволочная мужская натура: идёт с симпатичной девушкой, а сам так и стреляет по сторонам глазами. Тьфу, кобель. Так и захотелось показать язык, как в детстве, если мне кто-то не нравился. Но меня точно неправильно бы поняли, поэтому я сделала зверский взгляд, задрала голову повыше и отправилась дальше.



На набережной я проторчала часа три-четыре. Никого подходящего не нашла. Решила, что моя затея бесперспективная, нечего тут ловить, надо идти домой и лучше почитать чего-нибудь, закрывшись на семь замков. Пока не придёт заказ, стоит держаться подальше от ненавистного демона. А ходить сквозь стены он, надеюсь, не может. Так же как и влететь в окно. Там охранка стоит на случай проникновения нежданных гостей.



Медленно бредя к дому, я вспомнила своё детство. Улыбнулась. Какая была безмятежная пора. Даже несмотря на средневековье, отсутствие гигиены, гонение ведьм. Но жизнь тогда была намного интереснее. Да и мужчины другие. Тогда не приходилось мучиться, чтобы выбрать партнёра. А сейчас одно недоразумение.



Задумавшись, не заметила, как дошла до дома. А там вздрогнула, когда ко мне метнулась тень и схватила меня за руку, утаскивая в тень козырька дома. Только разглядев гостя, облегчённо выдохнула.



— Князь? Что привело вас ко мне? — поражённо поинтересовалась я, открывая входную дверь и приглашая вампира войти. Тот молча переступил порог, огляделся и произнёс:



— Мне нужна твоя помощь…


Глава 4


— Я слушаю вас, Князь Владэк. Какого рода помощь требуется от обычной ведьмы? — меня так и подмывало спросить, почему он не обратился к матери, ведь она наисильнейшая ведьма, в разы больше меня знает и может. Но вместо этого он прилетел именно ко мне. На другой конец света, хотя в его стороне и бабка моя живёт, и две племяшки. Я нахмурилась.



— Я знаю, о чём ты думаешь, — усмехнулся Князь. — Пытаешься угадать, почему именно тебя я выбрал в помощницы? — я кивнула. — Потому что именно с тобой связан Высший Райд. И сейчас меня интересует, откуда ты его знаешь и где видела впервые.



— Князь Владэк, я, конечно, всё расскажу, в этом секрета нет. Но могу я спросить, зачем вам это? — осторожно поинтересовалась я, вжав голову в плечи.



— Мне нужен верный помощник, правая рука. Именно Райда порекомендовали как самого сильного Высшего, расчётливого, умного, в меру жестокого, — ответил вампир. Я непроизвольно скривилась. — Но самое главное, умеющего рационально мыслить и не подхалимничающего в угоду себе.



— Да, его точно описали. Только... — я на миг задумалась, как донести до Князя, что помощника он может лишиться, ещё не обретя. Я мялась, сомневалась, подбирала слова. Наконец, решилась: — В общем, может, вам кого другого поискать? Именно этого демона я планирую убить в особо извращённой форме.



Мои глаза загорелись. Я чувствовала в них жар, даже Князь отшатнулся и удивлённо уставился на меня. Приподняв одну бровь — единственное, что выдало эмоции на его холёном и идеально-красивом лице, — он спросил:



— Откуда столько ненависти? Мы с твоей матерью думали, что вы поладите. Что пошло не так? Ведь, кажется, ваши дороги пересекались раньше? Именно это я и хочу услышать.



Я вздохнула и поведала гостю о нашей первой встрече, исчезновении Райда, после чего сообщила, что встретились мы тогда у него на карнавале, но многое пошло не так. Из памяти демона мне удалось выудить только убийство и хорошую промывку памяти. Кому это понадобилось — не узнала, вся информация была скрыта. Если в тот момент меня это и удивило, то быстро прошло, так как место удивления заняла злость и жгучая ненависть, разбираться с провалами памяти врага мне ни к чему. Так же как и иметь с ним какие-либо дела. И когда он ко мне явится в следующий раз — а он обязательно явится, — я его сначала помучаю, а потом убью.



Вампир слушал меня, ни разу не перебив. Как только я закончила, он сдвинул брови. Подумал несколько минут, а потом, бросив мимолётный взгляд на мою персону, спросил:



— Ты не сказала «если», ты произнесла «когда». То есть ты абсолютно уверена, что он придёт? Почему?



— А-а-а... Э-э-э... Понимаете, его сила может увеличиться только за мой счёт, впрочем так же как и моя. Но это не отменяет его близкой смерти, — рыкнула я, забыв, с кем разговариваю.



Князь расхохотался. Хитро посмотрел на меня, встал и направился к выходу. Я семенила за ним, не совсем понимая, какого ляда он вообще приходил. Явно не только за информацией. Но клыкастый так и не соизволил ничего мне сказать, открыл дверь и вышел на улицу. Но только я собралась за ним закрыть, как он обернулся.



— Надо узнать, кто поработал над его памятью и зачем. В тот момент был убит не только Райд, но и один из вампиров, у которого украли артефакт. Именно его я ищу уже триста лет. А Райд мог видеть убийцу или вора. Постарайся узнать это в следующий раз, когда демон к тебе явится, — Князь выделил слово «когда», заставив меня покраснеть. Лицо заалело, шею обожгло. Я уже и не рада была, что всё ему рассказала.



Но оставалось одно: молча кивнуть головой и наблюдать исчезновение вампира. А как только он улетел, я задумалась над его словами. Получается, если их — и клыкастого, и Райда — убили в одно и то же время, значит... Чёрт. Убийцей может быть только Высший, обративший человека в демона. Осталось узнать, за какие заслуги. Да и убить вампира не каждый сможет. Какая же сила должна быть у демона? С этой загадкой предстоит разобраться, а для этого надо дождаться Райда, немного подправить ему мозги, совершить экзекуцию, а потом можно и убивать.



У меня аж скулы свело от азарта. Я уже ощущала под своими руками шею демона, которую с наслаждением сворачиваю.



Выйдя подышать воздухом, я заметила невдалеке тень, которая быстро приближалась. Сначала я нахмурилась, а потом обрадовалась. Только в душу закралась тревога. С чего вдруг ко мне в гости мамуля пожаловала, да ещё и в таком странном виде? Она же никогда не признавала брюк, а тут прям супергероиня в обтягивающем приталенном комбинезоне чёрного цвета, на поясе кинжал, волосы собраны в куксу. Макияжа самый минимум. Что же могло произойти такого, из-за чего мамуля встала на тропу войны — а именно об этом говорил её наряд.



— Мам, что случилось? — не скрывая тревоги, спросила я, как только она приземлилась на мой балкон. — Ты воевать собралась? С кем?



— Не спеши, дай отдышаться, — отмахнулась мать, к чему-то прислушиваясь. Потом грациозно опустилась в шезлонг, выдохнула и заговорила: — Демоны собираются объявить вампирам войну, чтобы забрать власть. Многие клыкастые уже сдались без боя и перешли на их сторону. Если уничтожат Князя, начнут охоту на ведьм. Двоих уже сожгли. Мы все находимся на пороховой бочке. На меня было два покушения, но они оказались безуспешными, я всегда предвижу опасность. На Князя рассчитывать больше нельзя. Он занимается сохранением собственной жизни и остатками преданного ему клана. Придётся выкручиваться самим. И мне понадобилась твоя помощь.



— В чём? — удивилась я. — Ты же знаешь, что моя сила намного меньше твоей, воевать я не умею, холодным оружием не владею. Чем же я могу быть полезна в этой войне?



— Информацией, милая, только информацией. Тебе предстоит разговорить твоего демона, он должен рассказать, кто скрывается в тени и дёргает за верёвки, натравливая демонов на вампиров, — выдала мать, заставив меня скривиться.



— Мам, как я могу добыть информацию у врага? — в ужасе отшатнулась я. — Да и не скажет он мне ничего. Он считает меня всего лишь мясом для удовлетворения своих потребностей и повышения силы. Откровенничать со мной этот гад не намерен.



— Милая, ты ведь для чего-то делала этот амулет? — мама улыбнулась, тыкнув пальцем мне в вырез блузки. — Я хорошо чувствую его силу. Вот с помощью этого артефакта ты и получишь все необходимые сведения. Я пока побуду в городе, навещу ещё нескольких знакомых, необходимо предупредить всех об опасности, которая их ожидает.



— Мам, этот амулет скорее защитный, чем... — попыталась объяснить я матери суть подвески, но она не дала мне договорить.



— Линара, с помощью тех составляющих, которые я в нём чувствую, он станет отличным оружием в твоих умелых руках. Я нисколько не сомневаюсь, что у тебя всё получится в лучшем виде. И ты прекрасно справишься с поставленной задачей. К тому же... — мать хитро улыбнулась. — Мысли об убийстве демона можешь отбросить: вы связаны, и ты не сможешь лишить его жизни, если только сама не собираешься на тот свет. А этого, я думаю, ты точно не планируешь.



— Подожди, я ничего не понимаю, — нахмурилась я, присаживаясь на перила балкона. — Может, ты мне объяснишь, откуда эта связь? Между нами же не было никаких обрядов, мы просто встретились и целых десять лет любили друг друга. А сейчас... Насколько сильна была любовь, настолько глубока ненависть. Если бы не необходимость в подпитке силы, я бы его и на пушечный выстрел к себе не подпустила.



— Это необъяснимо, но бывает. Видимо, в тот период, когда вы были вместе, успели как-то закрепить свою связь. Да, Райд больше не человек, но тут у меня есть только одно предположение: в момент смерти у него была твоя вещь, с помощью которой он и привязал тебя к себе. Пусть его память дала сбой, но вся его сущность слишком остро реагирует именно на тебя и ни на кого другого. И свою подпитку он может получить только с тобой. Чем чаще вы будете вместе, пусть не в любви, а в ненависти, тем глубже станете врастать друг в друга. Это неизбежно, — пояснила мать. Я закрыла лицо руками. Не о таких отношениях я мечтала. Совсем не так представляла своё будущее. И пусть ненависть — тоже чувство и довольно сильное, но оно разъедает внутри, меняя душу. А я не желаю становиться монстром.



— От такой связи только хуже становится, — печально выдохнула я. — Жгучая ненависть перемешалась с былыми чувствами. Разум твердит: бежать и подальше, растерзать, уничтожить. А тело... оно предательски слабеет, как только к нему прикасается Райд. И от этого становится хуже на душе. Больно и горько, что поддалась, покорилась. Начинается процесс самокопания, как итог — сомнения, потеря концентрации. Расслабиться не получается. Так зачем нужна такая привязанность?! — в сердцах воскликнула я, обхватывая голову руками.



— Сила сама знает, кого выбрать для подпитки, и ты с этим ничего не сможешь поделать, — заметила мать и встала. — Угостишь меня чаем? Лететь пришлось долго, обходными путями, минуя скопление демонов. Они сейчас зорко следят за всеми тропами, как наземными, так и воздушными. По дороге попала в грозу, продрогла немного. Я пока в ванну, а ты мне завари чайку, потом продолжим наш разговор.



Я кивнула и отправилась на кухню. В душе был полный раздрай. Перед глазами вставали два абсолютно разных образа Райда. Первый был его человеческий — тёплый, с лукавым взглядом влюблённого в меня мужчины, не утратившего своей мужественности, капельки цинизма, язвительности и ласки. А второй... О нём не хотелось думать. Равнодушный, холодный демон с ехидной усмешкой на губах, превосходством на лице, уничтожающим взглядом и полным отсутствием тепла и любви. Я поёжилась. Не хочу!



Машинально разложила на столе угощение, расставила чашки, варенье, любимый мамой мармелад. Присела на стул, поставила локоть на стол и подпёрла голову. Снаружи послышались шорохи, я прислушалась, но больше ни звука не донеслось до моего уха. Наверное, показалось, или ветер поднялся, качая ветви деревьев, которые и создавали шум.



Мама вышла в моём банном халате, свежая, румяная и распаренная. Я улыбнулась. Кто бы мог сказать, что у этой на вид двадцатилетней девушки такая взрослая дочь. Нас всегда принимали за сестёр, а мы никогда и не развеивали чужих заблуждений, чтобы не вызывать ненужных вопросов. На людях мы называли друг друга по именам. Только близкие были посвящены в наши отношения и родственные связи.



Полночи мы проговорили. Вспомнили средневековую инквизицию, былые времена, опасность, не сравнимую с той, которая нас ожидала сейчас. Крепкие и тесные связи всех теневиков, которые горой стояли друг за друга. И пусть дружбой это не назовёшь — её в принципе быть не могло, — но свои правила были для всех нелюдей. А сейчас, когда мир изменился, теневики решили устроить войну. Оборотни уже отделились, теперь жили особняком, никого не пуская в своё окружение, мавки, лешие, домовые и прочая нечисть больше не подчиняется всеобщим правилам, показываясь людям и доводя тех до нервного срыва. Вампиры уже не имеют той власти, которая у них была много столетий. Более того, они сейчас сами стали жертвами чужих интриг. Но кто же тот демон, который захотел прибрать к рукам всю теневую сторону мира?



— Владыку Дайара я прекрасно знаю уже несколько веков, — будто прочитав мои мысли, начала мать. — Он не стал бы плести интриги против вампиров. Это явно кто-то другой, получивший силу незаконным путём.



— Так не проще было бы поинтересоваться о происходящем у Владыки демонов, тем более если вы знакомы? — удивилась я тому, что никто до этого не додумался раньше.



— Не всё так просто, как кажется на первый взгляд, — вздохнула мама. — Я пыталась много раз, и Владэк его вызывал, но он не явился на наш зов. Объяснение может быть одно: его убили. Ну или он находится в месте, недоступном зову, потому и не смог ответить нам. Но тогда всё намного хуже, чем мы думали, и страшнее. Тот, кто посягнул на власть своего Владыки, определённо, намного сильнее.



— Идём спать. Утро вечера мудренее. Завтра постараемся со всем разобраться. Может быть, если нам повезёт, то удастся избежать войны, — посоветовала я, мать кивнула.



Рано утром меня разбудили крики снаружи. Я только успела накинуть на себя халат и сонная, взлохмаченная помчалась открывать. И сразу же попала под обстрел трёх пар глаз. Одна из женщин, вся в слезах, не раздумывая ни секунды, бухнулась на колени и, заламывая руки, завыла-запричитала:



— Спаси! Помоги! На тебя вся надежда. Умирает, никто не знает от чего. Врачи только руками разводят, ничего найти не могут. А мой сыночка чахнет на глазах, он уже и встать не может с кровати.



— Тихо-тихо, я сейчас, — попыталась успокоить я женщину. На двух других, прибежавших, видимо, как группа поддержки, я даже не глянула. — Только переоденусь и возьму всё необходимое.



Я скрылась в доме, а женщина, убитая горем, продолжила стоять на коленях, обхватив голову и раскачиваясь взад-вперёд. Пока я металась по дому, одеваясь и попутно складывая в сумку всё необходимое, мама подпирала косяк, наблюдая за моими метаниями. Когда я собралась выскакивать, подбежала к ней, чмокнула её в щёку и... была остановлена сильной хваткой матери за руку.



— Не спеши. Вот, возьми, тебе это пригодится. И научись открывать сознание, чтобы заранее знать, с чем тебе предстоит столкнуться, — я машинально протянула руку, в которую мама вложила старинный пятак с дырочкой посередине. — Не выпускай его из руки, пока будешь читать над парнем заклинание. Иначе можешь сильно пострадать. А сейчас иди. Ты сразу поймёшь, что с ним.



Я кивнула и вышла к ожидающим меня женщинам. Бедную мать, убитую горем, поддерживали две подруги под руки. Она едва стояла на ногах. Заметив меня, она отстранилась и едва ли не бегом бросилась показывать дорогу. Я за ней едва поспевала.



Очень быстро мы добрались до небольшого домика, затерявшегося среди других таких же — что можно взять с курортного городишки? — вбежали внутрь, где я резко остановилась. Я поняла, о чём говорила мать. Моя ладонь с пятаком сжалась сильнее. Я почувствовала спокойствие и уверенность.



На кровати лежал молодой человек, его глаза были закрыты. Дыхания практически не ощущалось. А всё из-за того, что на его груди сидело полупрозрачное существо небольшого роста с красным лицом и раздутыми щеками и ехидно скалилось, смотря на меня с вызовом и превосходством.



— Ваш сын мылся в бане? — не сводя взгляда с нечисти, задала я вопрос матери больного. — Как давно? И убиралась ли баня перед мытьём?



— А какая разница? — насупилась женщина. — Это играет какую-то роль? Вообще, бани редко досконально вымываются. Мы же в них паримся, откуда там грязи взяться?



Наивная простота. Я даже поразилась логике женщины. Неужели она считает, что достаточно пройтись одной водой и всё — чисто? А как же тот же доместос или хлорка на худой конец? Ведь всегда должна быть антимикробная обработка. А потом народ удивляется, откуда берутся грязуны и почему люди болеют. Сами виноваты: привлекают в дом всякую нечисть, а потом руки заламывают и бегут за помощью. Делали бы всё правильно и вовремя, многих бед можно было бы избежать. Я скривилась, глядя на мать больного. Неужто она и правда не понимает элементарных вещей? Мы даже в те времена, когда не было супермодных и эффективных средств, варили щелочное мыло и устраивали раз в неделю генеральную уборку. Видимо, сейчас уже мало кто знает, что это вообще такое. Народ помешался на деньгах, считая, что всё остальное и так сойдёт. Бр-р-р...



— Теперь понятно, откуда взялся банник-грязун. Это такой вид нечисти. Если он привязывается к человеку, то высасывает из него энергию до тех пор, пока тот не умрёт. Сейчас я его изгоню, но вы мне пообещаете, что больше грязь разводить не будете, чтобы не заводить больше всякую гадость, — зло ответила я, подходя ближе к кровати и хватая грязуна за шиворот. Хотя получилось это не сразу, пришлось повозиться. Изворотливый гадёныш попался, но и я не лыком шита. Он стал извиваться, шипеть, пытался меня укусить. Но я припечатала его в лоб той самой монетой, что дала мать.



Подвывая и зло зыркая на меня, банник затих, только его глаза нервно шарили по квартире. Сбежать он никак не мог, так как сам себя привязал к шее человека, вырваться от меня тоже не получалось: я держала его крепко, при этом ещё и заклинание прочла, которое заставило его присмиреть.



— А теперь вам лучше выйти, — приказала я женщинам, трясущимся на пороге комнаты. Только их страха мне сейчас не хватало. Им подпитывался грязун, становясь в разы сильнее. Ещё немного, и он бы, определённо, вырвался из моих рук. — Быстро, пока я его держу! — рявкнула я. Женщин как ветром сдуло. Ещё и дверь плотно закрыли за собой. Теперь усмехнулась я. Достала из сумки верёвку, обмотала ею шею банника и привязала к кровати. Он пытался впиться в тело юноши, но я не дала ему этого сделать, поднеся свой недавно сотворённый амулет к плечу нечисти.



От его вопля у меня заложило уши. На его полупрозрачном теле осталась дырка, а взгляд вдруг стал стеклянным, только щёки раздулись ещё больше, чем были. Я сузила глаза, провела амулетом вокруг головы нечисти, он уже никак не реагировал, только смотрел в одну точку.



Юноша продолжал лежать, не подавая признаков жизни. Но с ним я разберусь потом, сейчас главное — изгнать банника, да так, чтобы обратно возврата не было, а то будет шастать от дома к дому, мне работы лишней прибавится. Я усмехнулась. С одной стороны, работа — это хорошо, но с другой, однотипность утомляет и раздражает. Поэтому сделаем всё по совести.



На кровати появилась соль, моток холщовой верёвки, кисточка для зелья, пара капель утренней росы и чёрный камень с Горы Дракона, как иногда называли Лысую Гору. Теперь можно начинать.



Я запела заклинание, банник так и не отмер, хотя, по идее, должен был сейчас извиваться и корчиться в муках. А он просто застыл, его поза была расслабленной, словно он отдыхает. Я удивилась, но не прервалась ни на секунду. Ближе к концу заклинания грязун открыл рот, выставил клыки и зарычал. Я чуть не села на пол от ужаса. Что за монстр передо мной? Неужели я ошиблась, и это не банник? Ведь у них никогда не было клыков.



И тут из горла нечисти вырвался злобный смех, от которого у меня волосы зашевелились. Я продолжала дочитывать заклинание уже шёпотом.



— Ведьма, ты следующая на очереди, тебя не спасёт даже сотворённый Высший. Так что готовься, — прорычал нечистый и тут же рассыпался пылью в воздухе. С шеи парня исчезла невидимая удавка, которая давила и через которую банник высасывал жизнь человека.



На миг меня одолел ступор. Я пыталась осознать, что только что было. С кем я разговаривала. Голос, определённо, не принадлежал грязуну, это был утробный властный рык, которого я никогда прежде не слышала. Но подумать об этом решила позже, так как сейчас необходимо было спасать парня, пока его энергия не ушла в воздух, ведь канал после исчезновения нечисти оказался открыт.



Я взяла в руку чёрный камень, положила на основание шеи юноши. Росой побрызгала его глаза, растёрла по лицу. В рот смогла влить несколько капель зелья, настоенного на целебных травах с добавлением хвоста ящерицы. Это самое мощное средство при возвращении с того света. Кисточкой обрызгала всё тело юноши, сняв с него одеяло. Отдельно прошлась по ногам, области солнечного сплетения и по плечам. Теперь дело за малым. Вдохнуть в юношу жизнь.



Наклонившись над ним, я дунула ему в рот. Слегка провела языком по губам, делясь своей силой. Она ему сейчас была просто необходима, так как свой резерв у него закончился. Банник выпил его почти досуха.



Теперь осталось ждать, пока юноша придёт в себя. Я села на пол, прислонилась к кровати. Позвала женщину, которая наверняка дежурила под дверью. Так и оказалось. Она вбежала и застыла на пороге, осмотрев сына. На его щеках появился румянец, грудь мерно вздымалась и опадала.



— Сделайте мне крепкий чай, мне необходимо немного восполнить силу, — прошептала я, сожалея, что так и не научилась за столько времени правильно расходовать магию. Если что-то делаю, то с широтой души — на полную катушку. Вот и сейчас. Нет чтобы по капле восстанавливать человека, я вбухала в него почти весь свой запас. Хорошо, что ещё совсем не исчерпала себя, а то до дома бы не доползла. А Райд, определённо, уже поджидал бы меня там со своими плётками-кнутами. С него станется.



Женщина побежала выполнять мою просьбу. Вид почти здорового сына её не только порадовал, но и заставил поверить в магию и нечисть. Ведь она до последней минуты не верила, что я смогу спасти её сына от смерти. А я смогла. Теперь она засуетилась.



Чай мне подали быстро. Я сделала глоток и довольно зажмурилась. Она добавила внутрь мелиссу и мяту, словно зная мои пристрастия. Улыбка выползла на мои губы. После полчашки крепкого напитка я смогла встать и рассмотреть юношу. А он, оказывается, симпатичный. Интересно, какого цвета у него глаза? Как скоро он очнётся? В это мгновение мне показалось самым важным в мире узнать цвет глаз спасённого парня. И как по спецзаказу, он открыл глаза. Ух! Тёмно-синие, почти серые, как грозовое небо. Красиво.



— Ты кто? Что со мной? — прошептал молодой человек. Говорить ему было ещё сложно, как после асфиксии, но любопытство зашкаливало и он захотел сразу всё прояснить.



— Я твой доктор в данный момент, — улыбнулась я парню. — Расскажи мне, что последнее ты помнишь. А также о своих ощущениях тогда и сейчас.



— Ну... Я мылся. Потом меня будто кто-то схватил за волосы и накинул петлю. Начал сильно давить. Я стал задыхаться, но успел накинуть полотенце и выскочить на улицу. А дальше... Не помню. Только такое чувство было, будто из меня тянут что-то. Или как нитки по телу перетягивают. Больно, неприятно и мерзко, — юноша скривился, передёрнулся.



— Что сейчас ты чувствуешь? — положив руку ему на лоб, спросила я. Под ладонью забилась жилка. Сам лоб оказался горячий. Хм, странно. Почему он горит?



— Сейчас... Я в полной нирване. У меня ощущение, будто я парю, за моей спиной вырастают крылья и я могу взлететь, — мечтательно произнёс юноша, а я нахмурилась. Не может у человека быть таких ощущений, ещё и этот странный жар. Он начал меня пугать.



Я перестроилась на внутреннее зрение и застонала. Обращённый. Причём давно. Моя сила дала толчок к полному преображению. И только я могу его ускорить или замедлить.



Быстро достав пузырёк с очередным зельем, я приказала парню открыть рот и влила в него три капли. Пока ему рано обращаться, пусть хотя бы годик-два побудет человеком. А то мать его точно не перенесёт потрясения. Сына-вампира ей не хватало для полного счастья.



— Что это за гадость? — скривился юноша, чмокая губами, пытаясь распробовать вкус. — Ты что сделала? Чувство крыльев пропало. Зачем? Это было так приятно.



— Идиот, за эйфорией пришла бы ломка, которую ты в теперешнем состоянии точно не перенёс бы. Так что будь пока тем, кто ты есть, а дальше будет видно, что с тобой делать. Всё, выздоравливай, а мне пора, — я помахала ручкой, собрала свои вещи и двинулась к выходу.



— Подожди, ты не сказала, из-за чего ломка. Что со мной не так? Кто я? — парень засыпал меня вопросами, хотя в глубине его глаз я заметила, что он прекрасно знает правду, но мне не желает об этом говорить.



— Послушай меня, пока ещё не состоявшийся вампиреныш. Сейчас не то время, чтобы обращаться, да и сил после банника у тебя не хватит. Как придёт час, тебе помогут обратиться, но не сейчас. Усёк? — ему пришлось кивнуть, хотя мои слова вызвали у него досаду. Вот идиот. Добровольно на тот свет торопится. Зачем я тогда его спасала? Оставила бы подыхать, спустя пару дней встал бы нежитью-вампиром, как он и хотел. Но мне было жаль его мать, она бы рехнулась от горя.



Я вышла, поблагодарила за чай, повесила сумку на плечо и отправилась домой, где меня ждала мама. Необходимо было рассказать ей о странном баннике. Может, она знает, что это было и кто мне бросил предупреждение. Но матери в доме не оказалось. Я разочарованно вздохнула. Наверное, она, как и собиралась, ушла предупреждать знакомых, к которым, собственно, и прилетела. Ладно, дождусь её прихода, потом поговорю. А пока надо немного отдохнуть.



Я легла на кровать, вытянула ноги и отрубилась мгновенно. Сон — лучший лекарь. Именно во сне сила восстанавливается. Я даже не поняла, каким образом проспала почти сутки. Проснулась бодрая и отдохнувшая. Плотно поела, встретила почтальона, принёсшего мне посылку, улыбнулась довольно. Теперь я во всеоружии и готова к новым свершениям и познаниям. Вот только немного удручал факт отсутствия матери. Куда она запропастилась? Неужели так занята? Подожду её ещё пару дней, а потом отправлюсь на поиски.



Тревога, нет-нет, да закрадывающаяся в душу, мешала рационально мыслить. Но я всячески гнала её от себя, прекрасно зная силу матери. Её ещё никому не удавалось ни схватить, ни тем более убить. Именно так я себя успокаивала. Моя медитация помогла: с одной стороны, я немного успокоилась и меньше терзалась, а с другой — едва не проворонила демона и чуть не стала не хищником, а жертвой. Но мне повезло: за меня всё сделал мой амулет.


Глава 5


Я посетила нескольких ведьм, живущих в соседних городах, пыталась узнать о местонахождении матери, но ни у одной из девушек мамы не было. Возвращаясь обратно после четвёртой ведьмы, я задумалась. Как же мне узнать, где она? А вдруг... Мысль пронзила мозг. Я даже остановилась, чтобы ни во что не врезаться. Положила руки на руль. Нет, вряд ли. Или... Да не могли нас перепутать, мы совершенно не похожи внешне.



— А вдруг тот голос сообщал, что именно после матери я буду следующей? — я даже подпрыгнула на сидении. — И ведь она же сказала, что её по пути ко мне пытались поймать, но попытки не увенчались успехом. Может, она просто где-то затаилась и спряталась? Да, пока буду придерживаться именно этой версии.



— Девушка, вам плохо? — в стекло постучали. Я повернула голову. На меня смотрел интересный молодой человек. Я слабо улыбнулась. Открыла окно.



— Нет, уже всё нормально. Спасибо за беспокойство. Просто задумалась, — я быстро прикидывала, стоит ли мне с ним познакомиться. Но дальнейшее всё решило за меня.



— Вот, возьмите воду, вам легче станет, — ко мне подбежала девушка и с теплотой посмотрела на парня. Он бросил на неё такой же взгляд. Я про себя усмехнулась. Хоть раз моя медлительность сыграла мне на руку.



— Благодарю вас, — я сделала глоток и вернула девушке бутылку. При взгляде на этих двоих моя душа затрепетала. Они молоды и влюблены. У них впереди будет долгая совместная жизнь, наполненная счастьем. Как мне это удалось увидеть, ума не приложу, просто пришло такое знание. — Берегите друг друга, вы одно целое, а такое бывает редко.



Я завела машину, помахала молодой паре рукой и тронулась с места. В зеркало заднего вида бросила взгляд на пару. Они стояли, обнявшись, и смотрели мне вслед полным радости взглядом. Я улыбнулась, высунула руку в окно и помахала им. В ответ получила то же самое. На несколько минут на душе стало светло и радостно. Жаль, что ненадолго. Подъезжая к своему городку, я снова преисполнилась тревоги за мать. В этот момент я пожалела, что моя сила намного меньше, чем у неё, так бы смогла воспользоваться шаром, который пылился в одной из сумок.



В любом случае я решила попытать с ним счастья: вдруг на этот раз у меня хоть что-нибудь получится. Если он не заартачится, как обычно. Ведь когда-то же я должна найти с ним общий язык. Почему не сейчас, когда ситуация критическая?



Подъехав к дому, вышла из автомобиля и в полной задумчивости зашагала к дому. Я пыталась придумать, стоит ли беспокоить Князя сообщением о пропаже матери. Наверняка он сейчас занят другими делами и ему не до меня с моими проблемами. Да и вряд ли мне удастся его отыскать, ведь мама говорила, что он залёг на дно, разрабатывает стратегию войны. Тогда точно нечего его беспокоить. Как-нибудь справлюсь сама. Мне бы только понять, кто передавал мне предупреждение через банника и с какой стороны ждать неприятностей. Под подозрение может попасть любой, даже тот, кто когда-то был товарищем, хорошим знакомым или, что хуже всего, другом. Ради призрачной власти они подставят и сами же потанцуют на останках.



— Вот ты и попалась, ведьма, — меня схватили за руку, собираясь надеть антимагические браслеты. Я вздрогнула, чертыхнулась, что снова попалась как последняя лохушка, попыталась вырваться. Да только где мне тягаться с силой демона. Как я ни старалась, но он был намного сильнее. Ещё немного, и наручники бы застегнулись на моих запястьях, но тут мой амулет засветился.



Свет от кулона ударил по глазам демона. Он зарычал, завыл и застыл как вкопанный. Я не стала мешкать. Неизвестно, насколько силы артефакта хватит, чтобы удержать Райда в ступоре. Быстро выхватила у него наручники, защёлкнула на его руках и потащила несопротивляющегося демона в дом. Меня заполнило предвкушение и радость. Ну сейчас я на нём отыграюсь за всё. А заодно и поучусь на нём быть доминантом. Не всё коту масленица, а демону превосходство.



Затащив в комнату Райда, приковала его к стене, где заранее вбила кольца для этого случая. Вытащила коробку, которую недавно принёс почтальон. Предвкушающе усмехнулась. Первое, что я сделала, — надела ошейник на демона, пристегнула поводок и намотала его на свою кисть. Достала стэк, плётку и кисточку. Не забыла и кольцо для члена. Нечего ему расслабляться. Я заставлю его выть и просить меня дать ему кончить. Но позже. К его соскам сразу пристегнула прищепки, подключив их к аппарату с малой дозой тока. Он сильный, справится. А сдохнет — туда ему и дорога.



Все приготовления были завершены. Ожидая полной адекватности Райда, я начала водить кисточкой по его шее, лопаткам, подмышечным впадинам, медленно опускаясь по спине к пояснице и ягодицам. Я заметила, как его тело покрылось «гусиной кожей». Ага, нравится пока. И вроде приходит в себя. Я выдала широченную улыбку.



— Ты что творишь, ведьма?! — зарычал гневно демон, пытаясь извернуться. — Ты понимаешь, что я тебя потом разорву на части? Не боишься?



— Что ты, милый, после того, что я с тобой сотворю, ты вряд ли будешь в состоянии меня рвать, будешь мечтать совершенно о другом, — в доказательство своих слов я достала из коробки дилдо. Глаза демона округлились, ягодицы непроизвольно сжались. Я с диким восторгом хлопнула его от всей души по заднице. — Да-да, милый, сегодня ты испытаешь на себе все прелести секса. Не всё ж тебе меня трахать, должна же и я хоть раз это сделать, — я расхохоталась. Жаль, под рукой нет фотоаппарата: заснять бы растерянность на этом холодном жестоком лице.



— Только попробуй, ведьма, тебе не жить, — шёпотом, от которого у меня волосы зашевелились, произнёс Райд. — Я не посмотрю на нашу мистическую и нереальную связь, откручу твою дурную голову и скормлю её собакам.



— Ох, а ты шалунишка, — пропела я, нанося первый удар по заднице «мухобойкой». Демон дёрнулся, сжал зубы. Я нанесла ещё несколько ударов, пока его половинки не покраснели. После «мухобойки» в ход пошла кисточка. Сначала спина стала объектом ласки, потом я переместилась на его внутреннюю сторону бёдер. Пощекотала яички.



Член демона тут же дёрнулся. Он тоже не остался обделён вниманием. Но как только он окончательно встал, я застегнула на нём кольцо-фиксатор. Райд стал дёргаться, пытаясь освободиться. Ага, кто ж ему позволит.



Я подключила ток к прищепкам. Сама в это время взяла кнут и стала охаживать спину любовника, при этом слегка сжимая ошейник. Райд не выдержал, издав гортанный стон-рык. Но от боли или от удовольствия — этого я не поняла.



Отходив спину до красных разводов, выключила ток, ослабила цепь наручников и, нажав на плечи Райда, заставила его стать на колени. Провела пальцем по его губам, наклонилась и поцеловала, сразу почувствовав, как в меня потоком хлынула сила. Райд ответил на поцелуй. Как бы он ни сопротивлялся, а желание брало своё, против него он устоять не мог. Он кусал мои губы, вёл войну с моим языком, а я сгорала от желания и страсти, но понимала: рано переходить к основному действу. Пришлось отстраниться. Я облизнулась, нехотя отрываясь от его губ.



— А сейчас, милый, приласкай меня, — я развела ноги в стороны, встала перед его лицом, взяла за голову и притянула к себе. — Если не желаешь уйти неудовлетворённым, сделаешь, как я приказываю, — предупредила я.



Его взгляд разжёг огонь в крови. Чего в нём только не было: жгучая ненависть, желание, обещание всех кар мира, страсть и... томность. Он был нехило возбуждён. Потому, не став лишать меня и себя удовольствия, провёл языком по внутренней стороне бедра. Я застонала от удовольствия. Как же приятно иметь такого мужчину в своей власти. Пусть только сегодня и только один раз я поймала его в свои сети, но этого мне хватит надолго. Я уже ощущаю, как мой резервуар не только переполнен, но и избытки стали скапливаться и откладываться по всему телу.



Язык Райда оказался шершавым, но таким возбуждающим. Я запустила пальцы ему в волосы, схватила за них — как только клок волос не вырвала — и стала сильнее прижимать его голову к влагалищу, испытывая просто нереальное возбуждение.



Оргазм потряс настолько, что мои ноги подкосились. Я опустилась на пол, переводя дух и лукаво смотря на Райда, на губах которого блестели остатки моей страсти.



Отойдя от первого оргазма, я встала. Покрутила в руках дилдо, провела им по анусу Райда. Тот сжался весь и задёргался так, что я никак не могла попасть в его дырку.



— Только попробуй, тебя ничего не спасёт, — глухо, но холодно процедил демон. Да я и сама не собиралась. Просто очень хотелось напугать его, и мне это удалось.



Демонстративно облизав собственный палец, заставив при этом дёрнуться член Райда — наверняка представил совсем другое, — я раздвинула половинки демона и провела пальцем по звёздочке.



— Лучше бы сделала это языком, — выдал мужчина, но я мотнула головой, продолжая ласкать звёздочку ануса.



— Нет, сегодня это твоя прерогатива, — сладко пропела я, подставляя к его губам свою грудь. Демон не удержался и слегка укусил за сосок, за что получил порцию тока. Но не успокоился, продолжая то кусать, то посасывать мои соски. Я опустила руку вниз и провела пальцем по головке члена. Задницу пока решила оставить в покое. Может быть, потом и дойду до неё, но не сейчас.



— Сними это гребаное кольцо, — впервые попросил он, но я не удовлетворила его просьбу. Пока рано, я ещё не наигралась.



— Не спеши, а то успеешь. Ты скоро поймёшь все прелести кольца, к сожалению не обручального, — хохотнула я и занялась вплотную членом. Я гладила его, щекотала кисточкой, оттягивала мошонку, перебирала и ласкала яички. По телу демона уже струился пот. Хм, а я думала, что нелюди не потеют. А оказывается, очень даже потеют.



Своим длинным и острым ногтем пощекотала уретру, демон уже не рычал — он и стонал, и выл, и проклинал меня. Его и так тёмные глаза стали вообще чёрными. Запястья кровоточили, так он пытался вырваться из оков. Наивный. Он ведь сам их выбирал.



Когда пик моего желания достиг апогея, я села на сидящего на коленях Райда, вставила его член в себя и поскакала. Моя грудь колыхалась перед его лицом, я заставляла его целовать и ласкать меня, насаживаясь до конца и получая просто нереальное удовольствие, в отличие от самого демона.



Второй оргазм оказался сильнее первого. Я рвано выдохнула, уронила голову на плечи Райда и глубоко задышала, немного восстанавливая дыхание. Это нереальное ощущение — власть над мужчиной, она пьянит, она возбуждает, она даёт такую эйфорию, что просто уносит далеко и надолго.



Только я собралась перейти к третьему этапу, как почувствовала боль в сердце. Что это? Отстранившись от демона, быстро сняла с него кольцо. Ого! Кто-то открыл водопровод? Он кончал долго и обильно, из его груди вырывались рыки и хриплые стоны. На лице было блаженство. Глаза закрыты. Я решила этим воспользоваться.



Не дав ни минуты отдыха, приложила свой амулет ко лбу Райда. Мгновение. Он открыл глаза, которые в этот момент остекленели. Я пощёлкала перед его глазами пальцами. Никакой реакции. Итак, поехали, сейчас попытаемся всё узнать.



— Райд, ты помнишь своё обращение в демона? — монотонно поинтересовалась я, стараясь выровнять голос, что оказалось очень сложно из-за тревоги, всё больше охватывающей моё тело.



— Да, помню, — ответил он, после чего замолчал, ожидая дальнейшего допроса.



— Расскажи, как это было и кто тебя обратил, — потребовала я. Время неумолимо утекало сквозь пальцы, надо было торопиться.



— Я шёл к любимой, когда передо мной развернулась ужасная картина: сверху слетел раненый человек, на него упал ещё один. Нет, они оба оказались нелюдьми. Один был демоном, именно он быстро открутил голову вампиру, что-то у него забрал, а потом увидел меня и... а-а-а... больно-то как. Он вырвал моё сердце. Линара... Она меня не дождётся, — я вздрогнула. В голосе Райда было столько боли, что она передалась и мне. — Варгус забрал моё сердце, тем самым полностью подчинив себе. У него были большие планы, он создавал армию, поэтому и обращал людей в демонов, вырывая сердца, делая их безжалостными и беспощадными. Благодаря отсутствию человеческого сердца все обращённые стали Высшими.



— Зачем он убивает ведьм? — не удержалась я от вопроса, который в данную минуту волновал меня больше всего.



— Он не убивает, он их обращает. Ведьма, ставшая демонессой, непобедима в бою. А Варгусу нужна единоличная власть. К тому же только ведьме под силу вернуть сердце демона, — ответил Райд. Я заметила, что его взгляд начал преображаться. Надо торопиться. Ещё на один вопрос должно хватить.



— Где он держит ведьм, где сам обитает? Как его можно найти? — затараторила я, едва не сорвавшись на крик.



— Антаран — междумирье. Там его резиденция. Но проникнуть в неё сложно, хотя и возможно. Там находятся все ведьмы, которые ожидают своей очереди.



— Отлично, — я хлопнула в ладоши, отцепила Райда от стены, но оковы пока снимать не стала. Увидев кровь на его запястьях, поднесла одну руку к своему рту и слизнула. Гортань обожгло, но нечто необъяснимое тут же заполнило внутренности. Я слизала кровь со второго запястья. Зажмурилась. Зачем я это вообще делаю? Словно кто-то внутри подсказывает, направляет. Да и вкус у демона оказался необычный.



Подняв глаза на притихшего Райда, я едва не отшатнулась. На меня пристально смотрели тёмные омуты глаз. В данный момент я никак не могла понять, что означает его взгляд. Но одно поразило неимоверно: ненависти не было. В глубине затаилась боль. Но отчего?



Райд порывисто встал, кое-как с трудом оделся и выскочил вон, успев поймать ключи от наручников, которые я ему бросила. Ни слова не было сказано. Он элементарно сбежал, что совершенно не походило на того демона, которого я успела узнать. Но сейчас некогда об этом думать.



— Так, значит, Варгус и Антаран, замечательно. Осталось только сообщить Князю всю информацию. Знать бы только как. Эх! Придётся доставать шар, надеюсь, он не заартачится, — бубнила я себе под нос, роясь в сумке. — Нашла! Что ж, мой хороший, надеюсь, сегодня мы с тобой подружимся, очень-очень надо, — поглаживая округлые бока, ласково разговаривала я с этим монстром. Шар слабо засветился. Процесс пошёл. Вроде пока всё нормально.



Установив своего помощника на столе в специальную подставку, я достала книгу заклинаний. Первое, что я прочла, — это приветственную речь и заклинание единения с шаром. А дальше попыталась связаться с Князем. Несколько попыток оказались неудачными. Только когда я окончательно утратила веру в благоприятный исход затеи, появилось изображение измождённого мужчины, в котором я с трудом узнала статного Князя Владэка.



— Я узнала то, что вы хотели. Некто Варгус обращает людей, вырывает сердца, подчиняя их себе, делая Высшими демонами. Его резиденция на Антаране в междумирье. Там же сейчас, скорее всего, находится и... — я нервно сглотнула, — моя мать.



Лицо вампира исказила мука. Он схватился за голову. Прикрыл на миг глаза, в которых я успела заметить муку. Значит, безжалостный вампир тоже умеет любить? Это было для меня новостью. Но приятной и неожиданной. Подумав несколько минут, Князь Владэк глухо произнёс:



— Жди. Мы скоро будем. Сама ничего не предпринимай, иначе погибнешь, а так есть шанс спасти Иллиду, а тебе самой не сложить горячую голову.



Я кивнула. Шар потух. Я сидела, обхватив голову руками, и раскачивалась на стуле. В данный момент хотелось завыть в голос. Но надо было действовать. Некогда предаваться унынию. Нужно срочно отыскать информацию, которой вскользь поделился демон. «Только ведьма способна вернуть сердце». Как? Ведь стоит мне заставить Райда вспомнить меня, вернуть ему человеческое сердце, и у нас одним союзником будет больше. Пусть я продолжала ненавидеть его, но его сила и мощь были нам просто необходима.



Я попыталась использовать шар ещё раз. Связывалась с матерью. Вдруг мои предположения ошибочны, и она где-нибудь у знакомых, а я паникую раньше времени? Хотя интуиция просто вопила о моей правоте. Варгус успел добраться до неё. Главное, чтобы он пока ничего не успел с ней сделать. Но я бы почувствовала, если б с ней что-нибудь случилось. Все ведьмы связаны между собой родством крови. Мы очень остро и сильно, порой болезненно, ощущаем смерть родственника. Поэтому я знала, что мама пока жива. Но как надолго? Успеем ли мы её спасти?



Информацию по возврату сердца демону я не нашла, хотя облазила всё, что только можно было. Нигде ничего подобного не упоминалось. Я обращалась за помощью к древним книгам, которые стояли в моей библиотеке. Но и они не дали никакого намёка. Я готова была впасть в истерику, но мне не дали этого сделать первые прибывшие гости: прилетел Князь с четырьмя вампирами, примчались оборотни, которых тоже начал истреблять властолюбивый демон. Через несколько минут появился небольшой старичок весь в листьях и мхе. Ого! Даже леший пожаловал. Видать, достали и местную нежить, раз и они решились присоединиться к войне.



Мой дом постепенно заполнялся народом. Кого здесь только не было. Вся теневая сторона решила собраться у меня. Я наблюдала за решительными лицами гостей, их упрямо сжатыми губами, уверенными повадками, и меня залихорадило. Волнение охватило всё тело. В душу закрадывался страх. Я чувствовала, что не всё так просто, у Варгуса наверняка запрятан козырь в рукаве, иначе он не был бы убеждён в своей победе. А он не только уверенно идёт к цели, но и рассчитывает на успех. В чём же он может заключаться, этот козырь?



— Линара, о чём задумалась? Не переживай, мы вернём твою мать. Не можем не вернуть, — уже тише добавил Владэк.



— Я знаю, Князь Владек, главное — вера, а она всегда со мной. Но меня смущают несколько моментов, — поделилась я своими сомнениями. — Понимаете, чтобы затеять такую масштабную операцию, необходимо иметь гарантии успеха. У Варгуса они, определённо, есть. Какие? Что он может такого, чего не может ни один из нас? Райд сообщил, что Варгус, вырывая сердца, обращает людей и ведьм в демонов, да не простых, а сразу в Высших. Это невозможно. Я просмотрела множество информации. И нигде ни разу не упоминалось, чтобы обращённые могли дойти до ранга хотя бы среднего, не говоря о Высшем. Вот в связи с этим у меня и возник вопрос: как? Чем владеет этот демон?



Мою пламенную речь услышали гости. Вокруг нас столпились все прибывшие. Я дала им хорошую пищу для размышлений. Каждый пытался понять, чем пользуется демон. И тут одна из старых ведьм хлопнула себя по лбу. Она протиснулась ко мне, посмотрела в глаза, потом то же самое проделала с вампиром. И только тогда достала из сумки древнюю книгу, которая истрепалась из-за времени, её листы пожелтели. Очень аккуратно раскрыв на нужной странице, старуха начала читать:



«В сердце земли сокрыт двенадцатью заклятиями, тридцатью печатями и семнадцатью жизнями артефакт, который по силе своей равен Богу. Тот, кто достанет артефакт, приравняется к Отцу нашему. И сможет творить добро, какое творил Иисус: кормить страждущих, излечивать больных, оживлять мёртвых. Если сия вещь окажется в руках злых да охочих до власти, погибнет мир, придёт Диавол и станет он полноправным хозяином всего сущего. Артефакт даёт неограниченную силу и возможности».



— Это что получается, Варгусу удалось отыскать эту вещь? — поражённо выдохнули несколько гостей. — И как же теперь быть? Ведь демон стал неуязвим!



— Подождите, это ещё не всё. Книга эта древняя, ей больше полутора тысяч лет. Она досталась мне в наследство от матери. В ней должна быть запись, как уничтожить зло и вернуть печати на артефакт. Сейчас найду, — произнесла старуха. Все затаили дыхание, ожидая результата.



— Простите за нескромность, а сколько вам лет? — пискнула мавка, выглядывая из-за спины лешего.



— Много. Чуть больше тысячи, я сама уже не помню точно, — пожала плечами ведьма, не отрываясь от поисков. Народ рвано выдохнул. — Так, вот, нашла. Сейчас посмотрим, что тут можно сделать.



«Если артефакт попал в руки Диавола, то для его вызволения необходима незамутнённая душа, которая готова пожертвовать собой. Именно добровольная жертва может снять силу с артефакта в злых руках».



— А дальше? — раздалось со всех сторон, но старуха пролистала ещё несколько страниц и развела руками в стороны.



— Это всё, — пояснила она. — Больше ничего не сказано. Придётся соображать самим. Тут, я думаю, необходимо включить логику. Незамутнённая жертва — это, определённо, человек. Никто из нечисти не подходит под такое определение. Раз человек, то обязательно наделённый даром, чтобы мог проникнуть в межмирье. Ведьма. Больше некому.



Народ зашептался, стал переглядываться между собой, что-то бурно обсуждать. А я вдруг резко успокоилась. На меня снизошло умиротворение. Я поняла, о чём, а точнее о ком, говорила старуха. Словно в подтверждение моих мыслей, она вперила в меня взгляд слишком молодых и ясных глаз. Нескольких секунд хватило на то, чтобы прочесть в них то, что мне необходимо было знать. Я слабо кивнула. Она ответила таким же едва уловимым кивком.



— Вы мне поможете туда попасть? — одними губами прошептала я, так как у нечисти слух был просто отменный. Старуха ответила согласием.



— На рассвете, — словно ветерок прошелестел в голове. Больше мы этой темы не касались, в бурном обсуждении будущей кандидатуры не участвовали. Мы уже всё решили.



Страшно, конечно, мне было. Но я понимала, что ни одна ведьма не согласится на добровольную жертву, жить хотели все. Да, и я хотела. Очень я любила жизнь. Но умом понимала, что, во-первых, там моя мать, кроме меня, её никто не сможет спасти. И во-вторых, Райд. Он не простит того, что я с ним вытворяла. Так что мне терять нечего. Лучше уж добровольная жертва, чем просто быть убитой демоном.



Ближе к утру ко мне подошла старуха. Едва заметно кивнула головой, приглашая следовать за собой. Мы пробирались сквозь толпу гостей, как два партизана. На нас мало кто обращал внимание. Я бросила едва заметный взгляд на Князя, он что-то бурно обсуждал с оборотнями и лешим. Я постаралась исчезнуть, пока он мне не помешал. В том, что он попытается это сделать, я не сомневалась. Только покинув дом и поднявшись чуть выше на скалу, я перевела дух и обернулась к старухе-ведьме.



— Ты уверена, девочка? — спросила она, я кивнула. Единственный момент, который меня немного смущал, я поспешила уточнить:



— Что мне надо делать, когда я там окажусь? Что-то говорить? Чертить круг силы? Что?



— Ничего. Стоит тебе оказаться на месте, ты сама поймёшь, что надо делать. Сердце тебе подскажет. Главное, прислушайся к себе, время для этого у тебя будет. И ещё не спеши. Все вы, молодые, горячие. Поэтому, прежде чем что-то делать, подумай, а потом действуй. У тебя всё получится. Я уверена в этом. Иди, милая. Удачи тебе, и да хранит тебя Господь.



— Спасибо, — я поклонилась и вошла в замерцавшую арку, которую открыла передо мной ведьма. Махнула ей рукой и больше не оборачивалась. За мной сомкнулись створки арки. Я остановилась. Осмотрелась.



В междумирье я никогда не была, но много о нём слышала. И сейчас мне было интересно всё, что находилось вокруг. Здесь был такой же мир, как тот, в котором жили мы, с той лишь разницей, что природа здесь сама видоизменялась. Только что я находилась на равнине, раскинувшейся далеко вокруг, без единого деревца или кустика, а в следующую секунду ветви деревьев впились в кожу, зацепились за волосы, и я оказалась в дремучем лесу. В какую сторону двигаться, я никак не могла определить. Так и стояла на одном месте, пытаясь найти в себе подсказки, о которых говорила ведьма. Но их не было.



Тяжко вздохнув, я решила идти всё время прямо, никуда не сворачивая. Тропы не было, пришлось продираться сквозь кустарники, переплетённые между собой ветки. Но я упорно двигалась вперёд. Дыхание сбилось, кожу саднило, но останавливаться не было желания.



Несколько раз менялся ландшафт. Погода устраивала свои сюрпризы. Я успела и побывать под дождём, промокнув до нитки, и провалиться по колено в снег, едва не отморозив конечности, и поизнывать под палящим солнцем, и быть побитой градом. На меня валились всевозможные напасти, заставляя остановиться. Я пыхтела как паровоз, я сжимала кулаки, скрипела зубами, но упорно двигалась вперёд. Моё упрямство было вознаграждено. После очередной смены картинки передо мной вырос большой замок. Ворот не было, так же как и охраны.



Я вошла внутрь и только сейчас осознала, насколько мне страшно. Именно сейчас всё должно решиться. Главное, чтобы моя жертва оказалась не напрасной и больше никому не пришлось идти по моим стопам, прощаясь с жизнью.



— Сама явилась? — раздался откуда-то сбоку властный и холодный голос. — А я как раз собирался отдать приказ притащить тебя ко мне.



Я и ответить ничего не успела. Мысли хлынули в голову. Я вздёрнула подбородок и победоносно посмотрела на демона. Теперь я знала, что мне делать.


Глава 6


— Чему ты радуешься, ведьма? Ты должна трястись от страха, а не радоваться, — зло процедил Варгус. Он подошёл ко мне, втянул носом воздух, принюхался, к чему-то прислушался. Обошёл меня несколько раз по кругу. Я стояла в расслабленной позе и смотрела в одну точку. Кто бы знал, каких трудов мне стоило не показать страха. Он бы сразу его почувствовал. Пришлось заняться медитацией. Я начала рассматривать тёмного, пытаясь понять, каким образом он смог создать свою армию. Пусть пока и небольшую, но сильную. Попутно соображала, чем его можно задеть, зацепить, но при этом постараться остаться в живых, не дать ему себя убить раньше времени. И тут мысли сами хлынули в голову. Что он там говорил про долги? Я усмехнулась. Вдохнула глубоко, выдохнула рвано и выдала с самой милой улыбкой из своего арсенала:



— Демон, то, что я должна, написано в Налоговом кодексе, чего не должна — в Уголовном. А кому должна — я всем прощаю. Так что... Ты не по адресу обратился.



— Что-о-о?! — взревел Варгус. — Ведьма, ты с кем сейчас разговариваешь? Что несёшь? Да я тебя... Да ты... И вообще, тебе не мешало бы укоротить язык, много говоришь и не по делу!



— Зато ты слишком мало, — равнодушно пожала я плечами. Глядя на хозяина резиденции, я поражалась. Он отличался от многих демонов. Нет, его внешность как раз была демонической: мощное телосложение, загнутые рога, крылья, которые сейчас длинным плащом свисали с плеч, соответствующий взгляд — жестокий и пренебрежительный. Но удивляло другое — эмоции. Откуда они у тёмного? К тому же он слишком быстро вспыхивал. И в его глазах я видела страх. Словно он боялся даже самого себя или происходящего вокруг. Но если он тут хозяин, то чего ему бояться? Я присмотрелась к нему повнимательнее, и до меня дошло. Ему, определённо, не хватало лоска, присущего Высшим демонам. Было такое ощущение, будто бедняку дали миллион долларов и он возомнил себя крутым и богатым. То же самое сейчас я видела в Варгусе. Его Высший статус попал под подозрение. Хотя собственным ощущениям я не могла не верить. Остаётся только довести начатое до конца, а там будет видно, что он из себя представляет.



Я предвкушающе улыбнулась, эротично облизнулась и... Понеслась душа в рай, то есть началось доведение демона до бешенства. Мне нужна была его злость и агрессия для дальнейшего.



— Варгус, мне нельзя укорачивать язык, он мне просто необходим для дела, — я намеренно провоцировала тёмного. Провела языком по своим губам, которые тут же приоткрыла, и часто задышала.



— Ведьма, ты что творишь? Соблазнить меня удумала? Не выйдет! Ты мне нужна для другого, так что даже не пытайся, — предупредил демон. Я расхохоталась вполне искренне, заставив тёмного сдвинуть брови.



— Варгус, ты рехнулся? Соблазнять тебя? Ты в зеркало когда в последний раз смотрелся? Тебе только в фильмах ужасов сниматься, без грима, да и то народ хоть повеселил бы, а не напугал. Ты разве сможешь возбудить хоть кого-нибудь? Да на тебя глянешь, уже и секса не захочешь. Хоть в монастырь уходи... В мужской, — с каждым моим словом Варгус всё больше свирепел, его глаза налились кровью, в них полыхал огонь.



Я была довольна собой. Кулон на шее стал нагреваться, сигнализируя о подпитке и выкачивании энергии из демона. Сделать это можно было, только доведя тёмного до бешенства. Молилась я только об одном: чтобы он не убил меня раньше времени.



— Ты нарываешься? Так торопишься за грань? Я посмотрю, что ты запоёшь, когда я сделаю тебя демоницей. Тогда ты мне пятки лизать будешь и радоваться моему вниманию, — заметил Варгус. Я же посмотрела на него с жалостью, отчего он взбесился окончательно.



— А ты их хоть моешь? А то я девушка чистолюбивая и брезгливая, не тяну в рот что попало. К тебе я бы и на пушечный выстрел не подошла: дурно пахнешь. Тебе вообще знакомо слово «гигиена»? Нет? Я так и думала, — я успела вовремя отскочить в сторону, когда около моего лица пронеслась ладонь с когтями. — Хм, Варгус, да ты неправильный демон. Ты истеричка. Где твоя холодность, сдержанность, безэмоциальность? А ещё мир решил завоевать. Тебе и бой не надо устраивать: все твои враги от смеха над таким Владыкой скончаются. На что ты вообще рассчитываешь? Единственные, кто могут тебя слушать, — это твои обращённые. Ни одно существо добровольно не подчинится неадекватному и истеричному слабаку.



Варгус взревел. Мне пришлось крутиться как белка в колесе, чтобы не попасть под его удары, которыми он вознамерился меня наградить. Несколько раз его когти задели мою шею и плечо. Больно. Но терпеть было можно и нужно, так как необходимо ещё потянуть время: кулон не до конца зарядился.



— Демон, ты решил передо мной танцы устроить? Так ты эротичнее двигайся, а то топорно выходит. Так ты не только девушку не соблазнишь, но и всё желание отобьёшь на веки вечные, — падая на пол и уворачиваясь от его ноги, просипела я. Горло жгло. Этот гад, наверное, зацепил связки.



— Ведьма, я убью тебя прямо сейчас, — ревел белугой демон. А я радовалась. Ещё немного. Ещё больше энергии. Ну же, давай, гад, больше злись. Мне очень нужна твоя тёмная сущность, твоя сила. Её так легко качать. Будь ты действительно Высшим, ты не дал бы мне этого сделать. А так ты даже не имеешь представления, как надо закрываться. Я радовалась. — И не стану дожидаться... — он вдруг запнулся.



— ...пока украденный тобой артефакт Бога не даст разрешения? — закончила я фразу, которую едва не выпалил Варгус. — Ведь без него ты полное ничтожество, ни на что не способное.



На миг демон застыл. Из его глаз вырвался столп огненного света, едва не угодившего в меня. Я шарахнулась в сторону.



— Ого! А говорят, взглядом невозможно убить. Ты успешно опроверг сие мнение. Хотя я уверена, что это не твоя заслуга, а артефакта, — буркнула я, прижавшись к стене. Отступать было больше некуда, этот гад загнал меня в угол.



— Ты договорилась, ведьма, — самодовольно произнёс демон. — Я посмотрю, как ты запоёшь уже через час.



— Мне начинать разрабатывать язык? — съехидничала я. — Только, прежде чем ты меня убьёшь, я хочу узнать: моя мать здесь? Будем считать это последним желанием смертницы — получить ответ на один вопрос.



— Здесь я задаю вопросы, а все остальные отвечают на них, — рыкнул демон. Я с ужасом почувствовала, что он начал успокаиваться, а мой кулон-амулет был пока не наполнен. Что делать? Мысли вихрем закружились в голове.



— Ха, и что, тебя кто-то слушается? Не смеши мои тапки. Глядя на тебя, так и хочется поддеть посильнее такое ничтожество. В тебе же ни силы, ни воли, ни сдержанности. Или ты всех заставляешь подчиняться, махая перед носом артефактом?



О да! Цель достигнута! Он снова рассвирепел. Только на этот раз окончательно. Резкий и стремительный рывок, которого я не ожидала, и... я отлетела в сторону. Меня кто-то бесцеремонно отшвырнул от Варгуса, едва не вырвавшего мне сердце. Я мотнула головой, зашипела от боли, так как сильно приложилась головой об стену, и только тогда застыла с открытым ртом. И было отчего. По полу катались два переплетённых между собой тела, рыча и мутузя друг друга.



— Райд?! — выдохнула поражённо я, зажимая себе рот, чтобы не отвлекать внимание демона. Странно, с чего вдруг он решил меня спасать?



«Чтобы иметь удовольствие самому тебя убить, медленно, эротично и со вкусом», — пронеслась в голове мысль, с которой я склонна была согласиться, ибо другого объяснения не было.



Сначала меня поразил факт того, что Варгус не испепелил на месте Райда, а потом я заметила чуть в стороне небольшой кругляш.



Ага, значит, без артефакта Варгус полный ноль, впрочем, именно так я и думала. Такое ничтожество не может обладать силой. Он и на Высшего-то слабо тянет. Наверняка был мелкой сошкой, возомнившей о себе слишком многое. А чтобы пробиться наверх, как раз и отыскал артефакт. Только как ему это удалось? Ладно, сейчас некогда размышлять.



Не обращая внимания на боль в голове, на заливавшую глаза кровь — видать, хорошо меня приложило, — я собрала силы и метнулась у артефакту. Мгновение. Он вот-вот мог оказаться в моих руках. Но Варгус, вовремя заметив мой манёвр, двинул его ногой, а сам попытался сбросить с себя Райда и ухватить амулет. Только и Райд оказался не лыком шит. Разгадал манёвр демона и навалился на него всем телом, что дало мне возможность доползти до вещицы. Вот она! У меня в руках. И в этот момент в зале начало твориться небывалое светопреставление.



Мой кулон загорелся, причиняя мне немыслимую боль. Я закричала. Из моего амулета вырвалась тёмная энергия, а из артефакта Бога — светлая. Две энергии смешались, закружились в вихре. Варгус закричал — надрывно, словно раненый зверь. Райд сцепил зубы и, схватившись за грудь, где должно было быть сердце, скорчился на полу. Они откатились друг от друга в разные стороны и подвывали. Только Райд делал это тихо, сдавленно, из его прокушенных клыками губ сочилась кровь. А Варгус даже визжал, как девка-истеричка. Стало мерзко. Этот демон позорил всех Высших.



Несколько дверей разом распахнулись. Сквозь туман, застилавший мои глаза, я с радостью заметила Князя Владека с оборотнями, свою мать, бежавшую ко мне, и старуху-ведьму, которая довольно улыбалась. Мне даже показалось, что она помолодела.



Запахло палёным. Я перевела взгляд на свою руку, которой сжимала артефакт Бога. Ладонь горела, кожа плавилась, но я не выпустила его. От болевого шока сознание поплыло, и меня накрыла темнота.



— Линара, хватит притворяться, я знаю, что ты очнулась. Открывай глаза, не заставляй меня волноваться, — раздался над ухом голос матери. Я улыбнулась. Она жива, что может быть лучше?



Я открыла глаза, растянула губы в радостной улыбке. Которая тут же сменилась на оскал и ужас. Я попыталась произнести слова и не смогла, из горла вырвался только хрип, заставив не на шутку испугаться и вопросительно посмотреть на маму.



— Тихо, не пугайся раньше времени, — положила мне на лоб свою руку мать.



Спокойствие тёплой волной прокатилось по телу. Я на миг прикрыла глаза. Стало хорошо. Но куча вопросов в голове не давали покоя. Я снова широко раскрыла глаза.



— Ты хочешь знать, что произошло? — скорее утверждение, чем вопрос, но я кивнула. Чёрт! Лучше бы не двигалась. Даже лёгкий кивок причинил неимоверную боль. Я застонала, но вышло почти беззвучно, только бульканье и хрип.



— Как она? — около моей кровати появился Князь. Он осмотрел страдающую меня, повернулся к матери, обнял её за талию.



— Неплохо, жить точно будет, теперь уже долго и по возможности счастливо, — ответила мама, и я скривилась от её пророчества. — Вот только эта говорунья осталась без голоса. Варгус повредил ей связки, нам едва удалось их скрепить. Но пока девочке предстоит молчать.



— Молчание — золото, — показал клыки Князь. И этот туда же, во всём соглашается с матерью. Нет чтобы помочь бедной мне обрести голос, ему, вероятно, это пара пустяков.



Я нервно заёрзала на кровати. Любопытство разгоралось всё сильнее. Как я оказалась в своём доме? Куда делся демон? Где сейчас артефакт Бога?



— Не ёрзай, ты причиняешь себе боль, — наставительно произнесла мама. — Сейчас всё расскажу.



— Давай я изложу предысторию, чтобы было понятно, откуда вообще что взялось, кто такой Варгус и как он додумался до такого? — предложил Князь, мама кивнула.



— Когда-то давно, ещё лет триста назад, между демонами разгорелась война. Низшие устали от подчинения и помыкания Высшими. Они подняли бунт. Зачинщиком был, как уже становится понятно, Варгус. Он всегда пресмыкался перед Высшими в надежде на силу. Но демоны прекрасно видели его мелочную и трусливую натуру, он выдавал себя эмоциональностью и вечной истерией. С ним никто не желал связываться. А Варгус исходил злобой. Но однажды... — Князь сделал паузу, так как мать именно этот момент выбрала, чтобы влить в меня лекарство.



Я с укором на неё посмотрела, проглотила горькое зелье, передёрнулась от отвращения — редкая гадость оказалась — и нетерпеливо уставилась на вампира с вопросом во взгляде.



Дождавшись, пока я снова стану вся внимание, Князь продолжил свой рассказ:



— Однажды Владыка демонов обмолвился в разговоре со светлым, прибывшим для продления перемирия, об артефакте Бога, о котором многие забыли. Демон интересовался, надёжно ли тот сокрыт от страждущих, светлый ответил, что слишком надёжно, к нему не подобраться.



— А зачем Владыке вообще понадобилось упоминать об этом? — вторя моим мыслям, спросила мать.



— Видение было у демона, нехорошее видение, вот он и спросил, не зная тогда ещё, что сам же и спровоцировал привидившееся, — ответил вампир.



— А он что, не чувствовал, что за ними наблюдают? — не унималась мама. Её брови сдвинулись. Она, как и я, не осознавала, почему Владыка оказался настолько халатен.



— Если и чувствовал, то не придал значения. Он был слишком уверен в своей неограниченной власти, считая, что никто не сможет претендовать на неё. Силёнок не хватит. И недаром он так считал. Ведь Владыка демонов по праву считался самым сильным, — пояснил глупую самоуверенность демона Князь. — Ему невдомёк было, что низший — а именно его он и почувствовал — на что-то может быть способен. Только много позже он осознал свою ошибку.



— Да уж, излишняя самоуверенность ещё никого до добра не доводила, — вздохнула мама. — И что дальше было? Как Варгус смог не только узнать о местонахождении артефакта, но и украсть его?



— А в этом ему помог светлый, — пожал плечами Князь. Мы вытаращились на него недоумённо и поражённо. — Найдя в библиотеке, в которую Варгус пробрался тайком, старинную книгу мира, он всё нашёл и узнал об артефакте Бога. Сам бы он ни за что не добрался до него. Сил бы не хватило. И Варгус решил пойти на хитрость, а потом и подлость. Он отыскал Высшего светлого, притворился смиренной овцой и изъявил желание принять сторону светлых. Его проверяли, причём не один раз. Но вероятно, Варгус на несколько дней и сам поверил в свою сказку. И тогда Высший светлый решился. Изменить тёмную сущность на светлую способен только артефакт. Именно его и достал архангел.



— А дальше, как говорится, дело техники, — кивнула понятливо мать. — Этот низший развёл всех как лохов.



— Да, всё именно так и произошло, — согласился вампир. Я хотела узнать, где же сейчас этот гад. И Князь, угадав мой вопрос, всё сам рассказал, тем самым заканчивая рассказ: — Варгуса развеяли после того, как он остался без поддержки артефакта. Сейчас он никому не сможет причинить вреда. Все сотворённые им демоны уже принесли клятву Владыке. Так что жизнь снова входит в привычную колею.



Вампир с матерью оставили меня отдыхать и набираться сил. А я задумалась, насколько привычной будет эта колея. В душе царил полный раздрай. Я пыталась понять, откуда в зале тогда взялся Райд. Как он смог пойти против хозяина, сотворившего его? Ещё и вступить с ним в драку. Но самое главное, сейчас в моей душе всё перемешалось. Я никак не могла понять своего отношения к демону. Ненависть никуда не исчезла, я по-прежнему жаждала его смерти. Но вот тело, вспомнив о мужчине, предательски заныло, требуя своего. Кроме того, я понимала, что мне придётся поблагодарить Райда за своё спасение. Если бы он не отшвырнул меня в сторону, я сейчас была бы мертва. А если бы он при этом не сорвал с шеи Варгуса артефакт, то каюк пришёл бы многим.



От таких размышлений я скривилась. Как не хотелось мне идти на поклон с благодарностью Райду, но, видимо, придётся. Да и интересно было увидеть его сейчас. Уходя, мама обронила странную фразу: «Многие сотворённые вернули утраченное». Что она имела в виду? Неужели это то, о чём я думаю? Демонам вернули сердца? Но как это могло произойти? И ведь никто толком не рассказал. А любопытство гложет со страшной силой.



С такими мыслями я не заметила, как уснула. Боль стала отпускать, ведь недаром говорят, что во сне человек быстрее выздоравливает. Именно этим я и занималась несколько дней. Пила чай, иногда читала и спала. Есть пока не получалось. Было ощущение, что в горле стоит ком, не дающий пище проходить. Пришлось посидеть на вынужденной диете. Потому неудивительно, что через неделю я напоминала мечту патологоанатома. По мне можно было анатомию изучать. Анорексичка. Фу! Я сама на себя не могла смотреть в зеркало, страшно становилось. Мне бы чёрный плащ и косу — вылитая смерть.



За неделю моей отлежки у меня кого только не побывало: и оборотни прибегали справляться о моём самочувствии, и леший явился с дарами: принёс орехов, грибов, ягод. Я только облизнулась и тяжко повздыхала. Съела бы всё, даже в сыром виде, но не получалось. Заскакивал даже Владыка демонов, принёс в подарок именной кинжал. В тот момент я порадовалась, что у меня не было голоса. От силы Владыки у меня дыхание перехватило, я бы и с голосом ничего не смогла бы сказать, а тут вообще впала в ступор.



Вручив мне кинжал, демон удалился... Напоследок подмигнув. Всё. Я в полной прострации. Что это было? Мне уже начинать волноваться?



Но такое же игривое и предвкушающее выражение я заметила и на лице матери в один из дней. Чёрт! Чёрт! Чёрт! Скажет мне, наконец, кто-нибудь, что вообще происходит! Или они решили меня добить неизвестностью?



Несколько раз я физически ощущала знакомую силу Райда. Но он ко мне не заходил. Правильно, нельзя зря злить больную ведьму, она может наворотить таких дел, что потом никто не справится с последствиями. Даже я сама. Но, вопреки моему нежеланию видеть ненавистного демона, тело изнывало, томилось, требовало ласки. Иногда в голову даже закрадывались мысли спуститься в город и найти себе кого-нибудь, вдруг это поможет восстановиться быстрее. Я чувствовала, что мой резервуар пуст, оттого и процесс выздоровления значительно замедлился.



Несколько раз, уже на выходе из дома, я была остановлена матерью. И ведь всё время она появлялась в тот момент, когда я была у двери. Специально она это делает, что ли? Но ведь должна же понимать, что и я не железная.



— Вот скажи мне, ты жестами общаться с мужчинами будешь? — ехидно поинтересовалась мамуля, ловя меня в очередной раз на попытке побега.



Я нахмурилась и кивнула. Мать звонко расхохоталась. Не удержалась от реплики:



— Правильно, чего мелочиться, схватила за холку и в кровать. И фигня, если он не удовлетворит требованиям полностью опустошённой ведьмы.



Я скривилась и, не удержавшись, показала матери язык. Она покачала головой, вздохнула, подошла к входной двери, широко её распахнула и рявкнула:



— Иди! Всё равно нет смысла тебя держать. Подумаешь, танцевать на граблях ты привычная. Только каску не забудь надеть, чтобы лоб не расшибить.



Я вздохнула. Задумалась. Села на кровать. Вот же странная человеческая натура: всё делать наоборот. Меня удерживали — я рвалась в город. Стоило матери самой отправить меня туда — желание спускаться с горы пропало.



Подняв голову, чтобы посмотреть на маму, рвано выдохнула. Её не было, а в дверях, подпирая косяк, стоял Райд. Его-то какие черти притащили?



Он стоял, скрестив руки на груди. Его поза была расслабленная, он рассматривал меня, словно товар на рынке: скептически и с долей насмешки. Я вскинула голову, несколько раз открыв и закрыв рот. Только ни звука не получилось выдавить из себя. Райд усмехнулся.



— Как же непривычно видеть молчаливую ведьму. Только ради этого стоило заглянуть. Вот только твой вид... М-м-м... Не люблю кости. Ты и раньше-то особым шиком не отличалась, но тогда на костях хотя бы мясо было, а сейчас вообще жуть. Даже желания не вызывает.



Я задохнулась от гнева. Так и хотелось приложить его заклятием, только я была полностью пустая, нечем прикладывать. Ещё и амулет, настроенный на этого демона, без подпитки стал обычным украшением.



Но, приглядевшись повнимательнее к своему нежданному гостю, я поразилась. Несмотря на его ехидство и сарказм, а также желание ужалить побольнее, в глубине его глаз я заметила боль. С чего бы это? И почему его слова так разнятся с чувствами? Что и кому он пытается доказать?



Я широко улыбнулась, встала, покачивая тощими бёдрами, продефилировала к демону. Почувствовала, как он напрягся, хотя постарался не подать вида. Ага, милый, ты, кажется, забыл, что мы связаны? А я вот прекрасно тебя чувствую. Единственное, что удивило, — ощущения стали острее. Мне даже на миг показалось, что я могу прочесть его мысли.



— Я даже представляю, сколько «ласковых» слов ты хочешь мне сказать, но не можешь. Зато твои глаза лучше всяких слов, — продолжил ехидничать демон. — А вот вставать было необязательно. Ловить тебя я не стану, если ты вдруг начнёшь падать. Боюсь порезаться о твои кости или переломать ненароком. Я, конечно, лучше бы тебя добил, чтоб не мучилась, но ты мне ещё пригодишься. Должен же я поквитаться с тобой за прошлый раз.



Какая речь! Я в восхищении! Вот только мне стало интересно: он сам верит в то, о чём говорит? И почему я сомневаюсь? Райд очень сильно изменился. В нём появилась некая человечность. Он стал теплее. От него больше не веяло жутким холодом.



Моя рука непроизвольно потянулась проверить, не появилось ли у него сердце. Но демон, заметив мой жест и наверняка разгадав манёвр, резко отшатнулся от меня.



— Отойди, ведьма, а то ведь я могу и не сдержаться, разложу прямо тут, на пороге дома. И не посмотрю на твою болезнь, — глухо выдал Райд. Я отдёрнула руку, сделала шаг назад и жестом указала ему на дверь. Демон не сказал ничего на мой жест, просто развернулся и вышел, не забыв так грохнуть дверью, что она едва с петель не слетела.



Я разочарованно выдохнула. Лучше бы он не приходил, только разбередил душу. И почему я не могу больше получить нормальное удовольствие с другими? Ведь триста лет же как-то выкручивалась, находила партнёров. А сейчас, стоило снова появиться на горизонте этому гаду, и всё. Ни один партнёр больше не возбуждал.



Хотя вынуждена признать, что за все триста лет ни разу не удалось получить полного удовольствия, как с Райдом, до потери сознания, до прощания с рассудком. Всё было поверхностным, хватало на короткий промежуток. Я уже даже смирилась с таким положением вещей, считая, что так и должно быть. И тут несносный демон, явившийся из тьмы, показал, как оно должно быть. В данный момент замена или поиск лишь бы кого были сродни попытке заменить отличный кофе на низкопробный кофейный напиток. Эффекта ноль, только гадить во рту.



Обхватив голову руками, я села в кресло и начала раскачиваться. Так лучше соображалось, встряска для мозгов была. Только моя раскачка ничего не дала, мыслей не прибавилось.



Я спустилась к морю. Села на камень и уставилась вдаль. Море успокаивало. Баюкало. Тревожные мысли уходили. Я постепенно расслаблялась. Мои глаза начали закрываться. Когда я уже собралась растянуться на берегу и подремать чуток, из воды показалась русалка. Оглядевшись по сторонам, подплыла ближе к берегу и уставилась на меня. Я тоже села и показала на своё горло, давая понять, что не могу разговаривать.



— Я знаю. У тебя повреждены голосовые связки.И ещё ты слишком исхудала, не можешь есть, — кивнула мне русалка. — Подойди ко мне ближе. Я помогу тебе. Не бойся, ни один водный житель не причинит зла тому, кому обязан жизнью, — заметив мои сомнения, произнесла девушка. Я мотнула головой, пытаясь сообразить, как донести до неё мою полную бессильность. Я в данный момент даже двинуться не могла с места.



— Ты не можешь шевелиться? — догадалась русалка. Я кивнула. Даже этот нехитрый жест дался мне с трудом. Вот я идиотка. И как назад добираться буду? Мне и кивать-то сложно, не говоря о том, чтобы взбираться в гору.



Русалка нырнула. Через несколько минут над водой появились две головы: её и малыша, на первый взгляд лет восьми-десяти. Я открыла рот, когда ребёнок, взяв из рук матери ракушку, двинулся ко мне. По его человеческим ногам я поняла, кто передо мной. Заметив моё изумление — ведь малышу ещё и месяца нет, как он родился, — русалка пояснила:



— Наши дети вырастают за месяц, а потом процесс замедляется. И они развиваются очень медленно. Лет на восемнадцать по человеческим меркам он будет выглядеть к трёмстам годам.



Вот это да! Нам бы так. Мой поражённый вид заставил русалку улыбнуться. Она ещё раз кивнула уже подошедшему ко мне ребёнку, жестом показала, что делать. Малыш приложил ракушку к моему горлу.



Я едва не вскрикнула. По телу тут же разлился жар. А когда ракушка засветилась, мне показалось, что мою шею сжали удавкой и затянули посильнее.



— Терпи, ведьма, ты сильная, справишься. Сначала будет больно, потом почувствуешь результат, — начала увещевать меня русалка. — Верь мне, я не желаю тебе зла.



И я верила. Слёзы боли катились по щекам, но я продолжала верить. Хоть и было сложно, практически невозможно. Но я знала, что русалка мне точно зла не желает. Малыш присел рядом со мной поближе. Прижался ко мне теснее. А потом, не отрывая одной руки от ракушки около моей шеи, второй просто обнял. И вдруг... Боль схлынула так резко, что меня стала бить мелкая дрожь. Я физически ощущала, как она уходит. Сначала с шеи, прошлась по плечам, обтекла грудь, немного задержалась внизу живота и скатилась по ногам. На кончиках пальцев ног, словно не желая до конца покидать меня, боль задержалась. Но вскоре ей всё же пришлось уйти. Мне стало легко и хорошо. Я улыбнулась.



— Спасибо. Малыш, ты прелесть, в тебе очень много силы, — произнесла я и сама же открыла рот поражённо. — Ко мне вернулся голос? Так быстро? И горло больше не болит?



Не было бы слабости от голода, станцевала бы. Но не успела я ещё осыпать водных благодарностями, как малыш, чмокнув меня в щёку и улыбнувшись, убежал к матери, а потом они исчезли в водах моря. Я счастливо рассмеялась. Теперь можно бежать домой и есть. Всего и побольше. Хотя нет, бежать — это пока громко сказано, но дойти я уже точно была в состоянии.



Встав, ещё немного шатаясь, я побрела к дому. С трудом передвигая ноги, держась за скалу, чтобы ветром не унесло, я дошла. В доме сразу полезла в холодильник. Хорошо, что на ведьм не действует человеческая напасть. Голодному много давать есть нельзя — будет плохо. Мне было очень даже хорошо. Я заточила недельный запас. И блаженно растеклась по кровати. Вот теперь, демон, вторая серия начинается.


Глава 7


Целую неделю я занималась только тем, что ела и спала. Мой вес стал быстро восстанавливаться, к моей огромной радости. Да и мать улыбалась, глядя на меня. Через неделю, констатировав факт моего полного выздоровления, мама явилась ко мне с утра пораньше. Я как раз затеяла уборку, чтобы хоть чем-то себя занять, пока не издохла от скуки.



— Линара, я улетаю. Ты теперь полностью здорова, моя помощь тебе больше не нужна. А у меня скопилось дома много дел и заказов. Если вдруг я тебе понадоблюсь, ты всегда можешь обратиться к шару. Я так поняла, вы с ним нашли общий язык?



— Это была экстренная ситуация, может, поэтому он и не стал артачиться и сопротивляться, — удручённо ответила я. — Неизвестно, как он поведёт себя в обычной жизни, захочет ли сотрудничать.



— Вот как раз у тебя будет повод проверить, — подмигнула мать, поцеловала меня в макушку, взяла свою метлу и вышла на балкон. Огляделась вокруг, напоследок улыбнулась и взлетела.



Несколько минут я смотрела ей вслед. Про уборку было благополучно забыто. С отлётом матери словно некая ниточка оборвалась. И хотя мы давно уже жили отдельно, каждый раз при расставании на меня накатывала тоска.



Я вернулась в комнату, окинула учинённый мной разгром взглядом и быстро всё убрала. Не люблю жить в грязи. После окончания уборки включила ноутбук, чтобы проверить почту. Мне иногда скидывали на неё заказы. К моему удивлению, там было всего одно письмо, прочитав которое я плчувствовала, как моя кожа покрылась мурашками. И вроде ничего необычного в письме не было, но мне стало не по себе. Я несколько раз прочла письмо, пытаясь понять, что же меня насторожило.



«Здравствуй, ведьма! Мне очень нужна твоя помощь. Я не могу понять, что со мной происходит. На меня всё чаще стали нападать приступы. Если ты согласна мне помочь, то я жду тебя сегодня в полночь возле заброшенной бухты. Именно там я могу себя контролировать. Заранее благодарю за согласие!».



Я нахмурилась. Что же здесь не так? Моя интуиция просто вопила о том, что стоит отказаться. Но упрямый разум твердил, что необходимо помочь. Я заходила по комнате, рассуждая.



— Почему именно в полночь? Не днём, не вечером, а именно в полночь? Что собой представляют приступы, о которых написал неизвестный? Но самое главное — почему он не представился?



Вопросы накатывали один за другим. Я никак не могла найти нить. Были такие мысли, от которых бросало в дрожь. А вдруг он какой маньяк? Или заблудшая нечисть? Но с ними бы я справилась без труда. Тогда отчего же у меня по коже мороз шёл?



Решившись, снова подошла к ноутбуку, быстро настрочила ответ. Мне было интересно, кто этот неизвестный. Я предложила ему представиться и хотела перенести встречу на более ранний час. Но, к моему изумлению, выскочившее после попытки отправить сообщение окошко заставило напрячься.



— Что значит «адрес не существует»? Этот тип удалил почту? Всё страньше и страньше. И мне это, определённо, не нравится.



Я заметалась по комнате. Тревога охватила душу. Интуиция корчилась в предсмертных муках, понимая, что на неё решили забить. Прометавшись несколько минут, я решилась. Надо осмотреть заброшенную бухту, узнать, что она собой представляет. Там я ещё ни разу не побывала. Моё упущение. Заодно искупаюсь и позагораю. Совмещу приятное с полезным.



Надев купальник и накинув поверх него лёгкий сарафан, сложила в сумку со своими принадлежностями полотенце и отправилась на место будущей встречи.



Заброшенная бухта оказалась на другом конце города. В радиусе километра ни одной жилой постройки не наблюдалось. Точнее, нет, не так. Покосившиеся и обветшалые от времени домики были. С дверями, болтающимися на петлях, с выбитыми окнами, с заросшими бурьяном подходами. Люди покинули эти места. Почему? Что заставило их это сделать? И ведь никто ни разу не упомянул в разговоре о заброшенной бухте. Вот о Чёрном Омуте я наслушалась много чего. И ведь то место считается гиблым. А это?



Чем ближе я подходила, тем больше мурашек начинало бегать по коже. Меня стал бить озноб. Хм, температура воздуха за тридцать градусов, а меня подтрушивает от холода. Может, это элементарный страх? От самого этого места исходила угнетающая аура, напряжённая, тёмная и… смертоносная. И это при свете дня. А что будет в полночь?



Тем не менее я продолжала двигаться вперёд. Только упрямство гнало меня всё дальше, в саму бухту. Чем ближе я подходила к берегу, тем страшнее мне становилось. К воде я доковыляла на негнущихся ногах. Разделась и вошла в воду. Остановилась. Плыть не хотелось. Страх поглотил меня с головы до ног. Сейчас, смотря на любимое море, я его боялась. Я увидела там, внизу, чёрную бездонную яму. Возникло ощущение, что ещё один шаг и меня затянет внутрь, накроет толщей воды, из-под которой я уже не смогу выбраться.



Сбоку послышался мелодичный напев. Повернув голову, я заметила русалку. Её лицо было искажено мукой.



— Беги отсюда. Быстрее. Может быть поздно. Здесь смерть, — фразы были отрывистые, будто девушке тяжело оказалось говорить. Я кивнула и быстро вышла из моря, успев заметить странный всплеск воды как раз в том месте, где я только что стояла.



Вот теперь страх перерос в ужас. Волосы встали дыбом. Я подхватила полотенце, собираясь затолкать его в сумку, и тут шальная мысль прилетела в голову. А если провести очищение этого места? Пусть с первого раза не будет должного эффекта, но должно стать немного легче дышать и не придётся больше трястись от страха.



Я быстро очертила вокруг себя охранный круг и основательно посыпала его солью. В этот момент песок в паре мест вздыбился, словно несколько гейзеров решили прорваться наружу. Я достала кинжал, подаренный Владыкой демонов. Такое сильное очищение проводят на крови. Приготовила кисточку и зелье. Села в позу лотоса, закрыла глаза и начала читать заклинание.



О том, что творилось за пределами круга, мне было страшно даже думать. Поднялся сильный ветер. Я слышала грохот волн, ударяющихся о скалы. До меня долетали брызги, хотя расположилась я подальше от воды. На меня сыпался песок, и, если бы не круг, я бы уже была погребена под его толщей. Глаз я не открывала, продолжая читать. И только когда закончила, распахнула глаза и обомлела.



Я находилась словно в коконе. Вокруг круга всё было засыпано песком. Только сверху осталось пространство, которое и позволяло дышать. Видеть, что творится вокруг, я не могла из-за плотной стены песка.



Обмакнув кисточку в зелье, я брызнула на стену, и она мгновенно рассыпалась. Взяв кинжал, провела по ладони, обмазала кисточку в своей крови и тряхнула её так, чтобы брызги разлетелись далеко вокруг. Ещё раз так же сбрызнула зельем.



Из недр земли мне почудился стон. Я вздрогнула. Собрала свои вещи и, перешагнув через круг, но не став его стирать, а только запомнив место, бросилась бежать, не оглядываясь.



Дух смогла перевести, только оказавшись в городе. На меня, пока я шла, несколько раз оборачивался народ. Страшно представить, как я выгляжу.



В толпе заметила мелькнувшую фигуру Райда, но списала свои видения на галлюцинации после заброшенной бухты. Наверняка этот наглый демон уже далеко отсюда. Да и Князь вроде собирался сделать демона своим помощником, насколько я помню. Поэтому, однозначно, мне показалось. Вся нечисть покинула город. Оборотни подписали перемирие с вампирами, лесная и водная нечисть обязались не чинить вреда людям, чтобы не раскрывать теневую сторону. Сейчас вот уже около месяца было спокойно. Причём настолько, что я осталась без работы.



Денег мне, конечно, хватало, но бездействие убивало. Может, поэтому я и ухватилась за эту бухту. Будь я занята другими делами, просто выбросила бы из головы это письмо. А так...



Влетев в дом, глянула на себя в зеркало и поняла, почему некоторые от меня шарахались. Ещё бы. На теле и в волосах песок. Причёска растрепалась, волосы торчат в разные стороны, словно их пытались выдрать. Глаза блестят, как у полоумной. На руке застывшая кровь, на сарафане тоже красные пятна. Ноги грязные. Интересно, где я умудрилась грязь найти? Там же только песок был. В общем, из зеркала на меня смотрела бомжиха обыкновенная, одна штука, которая не мылась, может, год, а то и больше.



Мне стало ужасно стыдно. А вдруг меня знакомые видели? Вот позорище. И это я не говорю о демоне, если, по чистой случайности, это был именно он. Теперь насмешек не избежать.



Я отправилась в ванную — приводить себя в божеский вид. Необходимо было снять с себя усталость, смыть грязь и страхи. А вода — самое мощное средство для этого.



В ванне я отмокала часа полтора. Странная грязь никак не хотела оттираться, она будто въелась в кожу, создавая эффект трупных пятен. Тьфу-тьфу!.. Ну и мысли лезут в голову. До трупа мне ещё далеко. Я планировала прожить ещё очень долго и по возможности счастливо. Даже если счастье будет убегать от меня, найму яхту и поплыву догонять его.



Наконец, спустя полтора часа мучений, удалось очистить кожу. Правда, несколько едва заметных пятнышек осталось, но это уже не суть важно, они были не особо заметны.



Я вышла из ванной, сняла кулон и поднесла его к шару, начиная вызывать мать. Надо было узнать, как она долетела, и попросить помочь зарядить амулет. Раз моя сила на нуле, то в случае опасности воспользуюсь им.



Мама отозвалась сразу. Она словно знала, зачем я её беспокою. В её руках я заметила жезл. Она приставила его к боку своего шара и скомандовала:



— Подставь к нему свой амулет, я заряжу его. Отговаривать тебя от глупой и опасной затеи нет смысла, я так понимаю?



— Да, я уже всё решила. В любом случае необходимо очистить бухту, ведь зло может выйти из-под контроля и двинуться в город. И пока этого не произошло, его надо остановить, — произнесла я, хотя у самой поджилки тряслись, стоило вспомнить то страшное место.



— Хорошо. Удачи тебе, и будь осторожна, — пожелала мама, потом добавила: — Не забудь взять с собой заговорённую монету, она сможет выручить в самой, казалось бы, патовой ситуации.



Я кивнула. Шар потускнел. Изображение исчезло. Я оглядела кулон. Он оказался полностью заряжен. Надев его на шею, я почувствовала уверенность. Достала из шкатулки пятак с дырочкой, зажала его в руке. Теперь я готова. Осталось отдохнуть перед ночной вылазкой, и в путь.



Я прилегла на несколько минут. А открыв глаза, резко подхватилась. Одиннадцать вечера. Да уж, горазда я спать. Быстро перекусив, бросилась из дома, успев краем глаза заметить метнувшуюся в сторону тень. Но значения этому не придала. Может, птица шарахнулась от меня. Сейчас не время вдаваться в подробности. Опасности я не чувствовала, и ладно. А всё остальное ерунда.



Я сбежала со скалы. Замедлила шаг, чтобы особо не выделяться среди прогуливающихся парочек. Оживлённые места, полные народа, я прошла относительно спокойно. Вроде и быстро, но не привлекая внимания. А стоило подойти ближе к окраине города, как я перешла на бег. Время поджимало. На часах было без четверти двенадцать, а мне необходимо было преодолеть довольно приличное расстояние.



Как только я миновала покосившиеся дома, на меня напал безотчётный страх. Ноги затряслись, по спине стекла капля холодного пота. Я на миг остановилась, так как дыхание спёрло, в области солнечного сплетения появилась тяжесть. Стало трудно дышать. Даже в резиденции Варгуса такого безотчётного страха не было, как сейчас. Я сильнее сжала монету в левой руке, а правую положила на нагревшийся кулон.



Ещё не доходя до бухты и до спасительного круга, который я оставила днём, ощутила чужое присутствие. Затаив дыхание, ждала приближения субъекта. И он, видимо поняв, что раскрыт, появился передо мной будто из воздуха.



— Ведьма-а-а, ты всё-таки пришла, — протянул он. Его голос напоминал замогильный. — Я знал, что твоё любопытство сыграет мне на руку.



— Кто ты и что тебе нужно? — стараясь не сорваться на крик, спросила я. — Зачем ты меня звал?



Я старательно искала пути отступления. Умом понимала: бежать не выход. Он быстрее. Значит, надо попытаться вытащить зелье и вылить на собеседника. Заметив мой жест, парень сорвал сумку с моего плеча и отбросил подальше.



— А ты ещё не поняла? — я отчётливо ощутила в его голосе насмешку. Напрягая зрение, попыталась рассмотреть парня. Но смогла увидеть только силуэт. Его будто скрывал туман, не дающий разглядеть собеседника во всех деталях.



— Если бы я поняла, то не стала бы задавать тебе этот вопрос, — нахмурилась я. — Ты писал о приступах. С чем они связаны?



И тут, к моему огромному изумлению, юноша расхохотался. От его смеха волосы зашевелились. Страшный и ужасный смех сумасшедшего. Я поёжилась. Стало жутко.



— Приступы... Скорее, жажда, но писать о ней я не стал, ты бы не явилась. А заманивать сюда людей становится всё сложнее. Да и не хватает мне надолго человеческой крови и энергии. Ты думаешь, на берегу лежит песок? Нет, ведьма, это прах убитых и иссушенных людей, которыми я питался. Ты дашь мне силу и возможность покинуть бухту, переступить охранную черту, и я смогу выйти в город. А там полное раздолье, — я заметила, как этот гад облизнулся.



Его речь привела меня в ужас. Я ведь предполагала подобное, но всё равно потащилась в это проклятое место. И сейчас даже приблизительно не представляла, что мне делать, так как не могла понять, кто передо мной. На демона он никак не тянул, сила, конечно, мощная от него исходила, но не демонического происхождения. На вампира или оборотня он тем более не походил, их магию я хорошо знала, она была холодная, обволакивающая, но не несла запаха смерти, который исходил от моего собеседника.



Парень подошёл ко мне ближе. Я дёрнулась, в нос шибанул запах тлена и гнили. Епта! Трижды меня за ногу. Древнейший. И я без грамма силы. Я уже знала: ни кулон, ни монета мне не помогут. Сумка вообще валялась непонятно где. С древнейшим может справиться только Князь или Высший демон. Я против него — как моська против слона.



— Да, ведьма, я чувствую твой страх, он такой сладкий и вкусный. Ты уже поняла, кто я. Я рад, что ты не закатываешь истерики, не умоляешь меня о помиловании. Не хотелось бы слишком быстро убивать тебя. Я хочу растянуть удовольствие, — довольно произнёс Древний.



— Откуда ты вообще взялся? — игнорируя его реплики, но в то же время стараясь подавить в себе страх, чтобы не питать его, спросила я. Сейчас я постаралась представить, что передо мной не древнее зло, а обычный маньяк, которых не бояться надо, а пожалеть немощных и ущербных.



— Я всегда здесь был, но спал. Разбудил меня хозяин этого тела. Амбициозный юноша, он хотел много власти и денег. Наивный, так и не понял, что со злом договориться невозможно. Я поглотил его душу и занял тело. Вот только выйти отсюда уже двести лет не могу. Кто-то сильно умный поставил печати. И только благодаря тебе я смогу их разорвать, — ровно произнёс парень. — Ты так вкусно пахнешь. Хоть и пусты твои резервуары, но твоя суть никуда не исчезла. Идём.



Он взял меня за руку и повёл за собой. Его конечность оказалась скользкой. Меня едва не вывернуло от отвращения. Я вырвала свою руку.



— Я сама в состоянии идти, не прикасайся ко мне, если не хочешь, чтобы я тут заблевала всё вокруг, — с омерзением выдала я. Древний зашипел, рванул было ко мне, но сам себя затормозил.



— Ты пожалеешь о своих словах, я заставлю тебя валяться у меня в ногах и...



— Только не говори, что и тебе надо будет пятки лизать, я сразу скончаюсь от омерзения. И что ж вы все такие ограниченные? Не можете придумать ничего другого? Обязательно в ногах валяться? Представь, как было бы круто, например, на шесте поболтаться, стриптиз устроить. Не?



Куда меня несло, я и сама не знала. Но в данный момент я ни на минуту не могла заткнуться, чтобы снова не задохнуться от лавины страха. Более того, я пыталась пятиться назад. Всего-то и надо было преодолеть черту, которая не давала ему выйти. А там я смогла бы перевести дух.



— Стриптиз, говоришь? Это дельная мысль. Я видел в памяти тела такое. Но в натуральном виде не доводилось лицезреть. Вот и предоставится шанс. А вот тебе и шест, — я не заметила, как мы подошли близко к морю. Мне затуманили мозг? Я ведь, определённо, шла в обратном направлении. И как сейчас сбежать? Древний протянул мне... кость. Я взяла её в руки, покрутила и отшвырнула от себя.



— Маловата будет, шест должен быть длинным. А ты мне что подсунул? Палка есть какая-нибудь? — деловито поинтересовалась я и... бросилась бежать. Наивная. Нашла с кем тягаться. В следующую минуту меня схватили, будто клещами. Я дёрнулась и вот теперь увидела ввалившиеся глазницы, впалые щёки, почти сгнившие губы, отчего чуть было не заорала.



— Сбежать хотела? — зашипел Древний. Потом нахмурился. — Ведьма, мне не нравится, что я не чувствую больше твоего страха. Ты что-то задумала. Попытка к бегству уже была. Она провалилась. И у тебя ничего больше не получится. Я не дам тебе сбежать, — зашипел он и дёрнул меня за ногу. Я заорала от боли. В нос ударил запах крови. Нога тут же отказала. Сломал, гад.



Древний отбросил меня на песок. Я боялась пошевелиться, чтобы не потревожить сломанную конечность. Но язык мой — враг мой.



— Ты идиот, нахрена ногу ломать? Стриптиз ты теперь точно не увидишь, я встать не могу. Так что обойдёшься без него. Нет мозгов — считай калека.



— Обойдусь, — согласился древний. — Зато ты не сможешь сбежать. Сейчас я питаюсь твоей болью, она намного вкуснее страха. М-м-м... Ещё хочу, — он пнул меня ногой, я в очередной раз взвыла от раздирающей боли.



Древний опустился около меня на колени и провёл когтем по моему плечу. Выступившую кровь он стал слизывать языком. Я зашипела и от отвращения, и от новой раны, которая кололась, будто в меня вставили тысячи иголок и все методично поворачивали.



В голове шумело, тошнота накатывала волнами. В глазах рябило. Я держалась только за счёт силы амулета и пятака. Но и их энергия подходила к концу. Сколько ещё времени мне осталось? Час, два... На большее меня не хватит. Я уже на последнем издыхании.



Древний вошёл в раж. Его сила давила на меня, снова выполз страх. От блаженства этот гад стонал, будто в предоргазменном состоянии. А мне хотелось плюнуть в его изгнившую морду. Но на это не было сил. Из меня словно выкачали всё, что можно. Тело вдруг стало лёгким и невесомым. Боль исчезла, я на миг увидела себя со стороны: изломанная фигура, которую держит в руках чудовище, слабое свечение из одной фигуры переходит в другую. Я умерла? Тогда почему я всё ещё здесь?



И тут же мой взгляд уловил движение. Резкое и стремительное. Секунда. Голова древнего валяется на песке. Ого! Кого ещё нелёгкая принесла?



Но увидеть этого я уже не смогла. Видение исчезло, взгляд со стороны пропал. В глазах вспыхнули яркие огни, пошли разноцветные круги. А потом всё-таки накрыла темнота. Вернулась боль. Я закричала и окончательно вырубилась.



Я плыла в некоем мареве, липком и тягучем. Задыхалась. Пыталась выбраться, но не получалось. Тяжесть тащила на дно этой густой жижи, не давая даже глотнуть воздуха. Но я продолжала карабкаться наверх, стиснув зубы. Рано мне ещё умирать, я жить хочу. Мне ещё демона доводить. При мысли о Райде откуда-то взялись силы. Нет! Не видать ему такого счастья, как избавление от меня, я ещё должна попортить ему кровь. Зря, что ли, триста лет сходила с ума от любви, чтобы в ответ получить тонну презрения? Нет, дорогой, ты от меня так просто не отвяжешься. Я выкарабкаюсь. Обязательно. Назло врагам, на радость себе любимой.



Меня словно подкинуло вверх, я вынырнула. Вдохнула воздуха. И тут услышала, как кто-то надрывно воет, зовёт меня по имени. Это ещё кто? Зачем так выть? Барабанные перепонки полопаются. Да не умерла я, не надо меня хоронить раньше времени. Вот калеченая — это да. Интересно, ногу на место приладят? А то калекой быть... Лучше и правда издохнуть. Но надеюсь, мать поможет восстановиться. Только интересно, кто ж это так воет?



Понять, кто это, не смогла. От облегчения, что выкарабкалась из мутной и густой жижи, я расслабилась, и меня потянуло в сон. Благодать. Я потом обязательно спрошу, кто это был.



— Линара. Линара. Линара. Очнись, милая. Я же не смогу без тебя, моя вредная ведьма, — донеслось до меня, когда я только начала приходить в себя. Мою руку сжимали, даря блаженство и покой. Мне было настолько хорошо, я чувствовала в себе свою силу. Стоп! Откуда ей там взяться? Я же была полностью пуста. А зовёт меня... Всё. Галлюники начались. Кажется, я повредилась рассудком. Не может это быть Райд. Голос его, это однозначно, я могу узнать его из миллиона. Но интонация и слова... Его подменили? Верните мне моего демона. Это кто-то другой. Фантом Райда. — Линара, давай, открывай глаза, я же с ума без тебя сойду. Мне и жизнь не нужна, если рядом тебя не будет. Пусть издалека, но я буду за тобой наблюдать, только очнись.



— Как она? — голос Князя был обеспокоен. И он здесь? Зачем? С ним наверняка и мама прилетела. Где она? Я её пока не чувствую.



— Никак. Пока без сознания. Восьмой день пошёл. Я начинаю волноваться. И корю себя, что не успел раньше, — глухо выдавил из себя Райд.



— Без меча прародителя ты ничего не смог бы сделать с Древнейшим, он бы тебя выпил за мгновение, — ответил вампир. — Поэтому не стоит себя винить. Ты и так прибыл почти вовремя. И избавил город от зла, которое готово было выйти за черту, разорвать печати.



— А вы о нём не знали? — донёсся до меня голос матери. Оказывается, она всё время была здесь. Тогда почему не выдала, что я уже очнулась?



— Нет. Мы чувствовали, что где-то возродилось то, что было давно и надёжно спрятано. Но не могли понять, где именно. Я даже грешил на Варгуса. Но после его смерти понял свою ошибку. А местонахождение проявилось, когда он стал пить Линару, выпустив наружу свою настоящую силу в полную её мощность. Хорошо, что Райд неусыпно следил за твоей дочерью, иначе я даже боюсь предположить, что могло бы произойти, — с тоской сказал Князь.



— Вы не чувствуете, как она? — снова надрывный голос Райда. Видимо, он обращался к моей матери, так как с Князем они на «ты». У них нет обращения на «вы».



— Нет. Я её совсем не чувствую, именно этот факт удручает больше всего. Я боюсь, — честно призналась мама. Я едва не открыла себя. Что значит, она боится? Чего? Что её дочь станет монстром? Или что я умру? Эх, мама, мама, не веришь ты в мои силы. А зря. Меня не так-то просто извести. Это я кому угодно мозг вынесу и скажу, что так и было.



— И что это может означать? — уже взволнованно и испуганно начал было демон, но тут моя душа не вынесла. И я решила сама ответить на его вопрос:



— Только то, что я не доставлю тебе радости издохнуть, даже и не мечтай от меня избавиться.



В этот момент подпрыгнули от неожиданности все, и мама в том числе. На меня уставились как на привидение. Хотя нет, мать привидений не боится, она с ними чаи распивает. Тогда как на чудо света, построенное за пару минут.



— Линара? И как давно ты очнулась? — строго поинтересовалась мать. Я почувствовала себя так, будто меня застали за кражей любимых конфет, которые мама иногда прятала от меня в детстве, так как у меня была аллергия. Вот и сейчас я ощущала чувство вины.



— Пару минут назад, — пришлось соврать мне. Я ещё и не хотела признаваться в том, что слышала слова демона. И только я о нём подумала, как он сам вдруг подал голос:



— Ведьма, вот скажи мне, у тебя мозги есть вообще? Нет? Я так и думал. Какого рожна ты потащилась в заброшенную бухту ночью? Тебе дня оказалось мало? Ты должна была сразу понять, что там происходит. Так нет же, добрая душа, спасительница страждущих. Берите меня тёпленькой, — Райда несло. Я даже слова не могла вставить в его тираду. Кем я у него только не была: и безбашенной, и безмозглой курицей, и умалишённой, и отмороженной на всю голову. А мне так хотелось спросить, кто его подменил, ведь ещё несколько минут назад я вроде была «милой». Но я промолчала. Только смотрела на демона во все глаза, остро ощущая его волнение, страх и беспокойство. Выходит, этот надменный тип обо мне волновался?



Мама с Князем быстро покинули нас, оставляя наедине. Демон распалялся всё больше, пока... Стремительный рывок ко мне, и я почувствовала его горячие губы на своих. Сразу же в меня хлынула исцеляющая сила, от которой я застонала. Тело стало гореть и плавиться. Создалось ощущение, что я несколько веков не занималась сексом. Сейчас всё было словно в первый раз. Вернулись давно забытые чувства, когда Райд ещё был человеком. Он целовал меня жарко и неистово, осыпая поцелуями каждый сантиметр тела, я отвечала и подавалась навстречу под его губы, под его руки. Мне было несказанно хорошо, я готова была кончить только от его касаний, жаркого дыхания, давно забытого шёпота.



Демон старался не тревожить мою ногу, хотя сейчас боли я не чувствовала, всё было перекрыто волной желания и возбуждения, которое захлестнуло с головой. Райд провёл рукой по груди, наклонился и взял в рот сосок, подняв на меня глаза и наблюдая за моей реакцией. Я застонала. Мой рот приоткрылся, я то и дело облизывала пересохшие губы. Хотелось всё и сразу, да посильнее и поглубже. Демон не стал меня мучить, он вошёл медленно, стараясь не причинить боли. Только нежности я сейчас и не хотела. Мне нужна была жёсткость. Я дёрнула нетерпеливо бёдрами. Он меня прекрасно понял. Его движения стали быстрыми и стремительными. Резко входя до конца, он выходил почти полностью, чтобы в следующую секунду мощным толчком проникнуть до самых яиц. Ух! Да, именно так я и хотела...



Из кровати мы выползли только через двое суток, да и то только потому, что я захотела есть. Сексуальный голод был утолён, теперь мне нужна была другая пища.



Еду мне принесли в кровать. Ходить я ещё не могла. Только наевшись, напившись чая, я посмотрела на демона, на мать с вампиром и изрекла:



— Я вам всем весьма благодарна за спасение. А сейчас я бы хотела остаться одна. Мне необходимо переосмыслить себя. Понять, что во мне изменилось, — Райд дёрнулся было что-то сказать, сохраняя при этом язвительное выражение на лице. Но я подняла руку и добавила специально для него: — И ты проваливай. Я не хочу сейчас никого видеть.



Демон выскочил из моего дома, будто за ним черти гнались. Ну и фиг с ним. Я сейчас действительно никого не хотела видеть. После Древнейшего во мне умерла какая-то часть души. Я стала более спокойной, равнодушной и холодной. Да и к демону продолжала питать ненависть на уровне животной страсти. Я не знаю, как он сможет снова разбудить мою любовь, но это его трудности. А я посмотрю.


Эпилог


Прошёл год



Ресторан приморского городка забит до отказа. Я сидела за столиком с молодым человеком и усиленно соблазняла его. Тот откликался. Ещё бы немного, и мой объект был бы у меня в кармане. Но именно в этот момент в зал походкой хищника, заставив всех женщин томно завздыхать, вошёл Райд. Он окинул зал взглядом, остановился на мне. Оскалился. Подошёл. Резким рывком подхватил меня на руки, рыкнул на парня, которому я строила глазки:



— Отдыхай, студент, девочка тебе не по зубам, — после чего, не церемонясь, потащил меня на выход. Вот зараза демоническая. Каждый раз, как только я собираюсь снять себе парня на ночь, появляется он и всегда происходит одно и то же. Спорить и ругаться бесполезно. Пробовала. На него ничего не действует. Ни скандалы, ни крики, ни оскорбления. Он всегда всё выслушивает с улыбкой, от которой моё сердце готово выпрыгнуть из груди, а после мы занимаемся умопомрачительным сексом. Несколько раз он снова притаскивал с собой девайсы. Но и я в долгу не осталась.



Так мы и живём уже год. Демон пытается постепенно приучить меня к себе. Я всё ещё сопротивляюсь, хотя сердцем понимаю, что оборона начинает спадать. Сейчас он совсем другой. От него исходит столько тепла, что оно способно растопить и арктический лёд. Что уж говорить о моём глупом сердце. Ведь тело давно уже признало именно его, никого другого оно попросту не желает.



Все эти попытки отыскать парня на ночь — не более чем провокация демона. Да, мне хочется, чтобы он ревновал. В такие моменты Райд становится словно зверь, агрессивный, вероломный, и, самое главное, он даёт мне то, что необходимо.



Мои резервуары больше не пустели ни разу. Естественно, с такой-то подпиткой. Я теперь летала каждый день, как на крыльях, удивляя окружающих. Даже шар теперь стал слушать меня беспрекословно, признав во мне достойную и настоящую ведьму. Мама не могла нарадоваться. А уж как я сама млела от счастья.



Ну вот, сегодня снова меня забрали из ресторана, заставив всех женщин изойти слюной, а на меня смотреть как на врага народа. Ещё бы, такой мужик в моём доступе, а я на других заглядываюсь. Но ведь такова женская натура: какое бы совершенство ни было в руках, а всё на что-то тянет.



— Может, ты меня поставишь на землю? — поинтересовалась я, крепче прижимаясь к мощной груди демона. Тот только усмехнулся, но ничего не ответил и продолжил нести меня на руках до самого дома. А вот когда мы вошли, он опустил меня на пол и я изумлённо выдохнула, разглядывая сумки на полу. — И что это такое? Меня выселяют? И куда, позвольте спросить?



Но тут я заметила, что сумки совсем не мои. Я посмотрела на демона недоумённо, но в то же время вопросительно. Он ответил ехидным оскалом. Притянув меня к себе, приблизил свои губы к моим, и я уже их приоткрыла в надежде на поцелуй, но Райд не стал меня целовать, а вместо этого прошептал:



— Всё, ведьма, добегалась. Я пришёл к тебе с вещами. И теперь ни на секунду не оставлю тебя одну. Мне надоело ловить тебя где ни попадя. А так ты всегда будешь у меня под боком. Хочешь секса, ты его получишь. Но к другим ты больше не пойдёшь.



Первым порывом было устроить ему головомойку за такое самоуправство. А потом... Я только улыбнулась и поняла: в доме появился мужчина. Теперь я действительно буду как за каменной стеной. Да ещё и любимой стеной.


home | my bookshelf | | Ненавидеть и… любить |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 27
Средний рейтинг 4.0 из 5



Оцените эту книгу