Book: Нет розы без шипов



Нет розы без шипов

Тейлор Райан

Нет розы без шипов

Глава первая

Очередная весенняя буря бушевала над Лондоном с неутихающей яростью. Улицы превратились в непролазное болото. В залитых сточными водами трущобах Хеймаркета свирепствовали болезни, сотнями уносящие человеческие жизни. Однако бомонд тревожило лишь то, что непогода угрожала погубить великосветский лондонский сезон 1836 года.

Сезон начался около двух недель назад, и разочарованные матроны с дочерьми-дебютантками на руках оплакивали тщательно проведенную предварительную кампанию. Их не менее огорченные дочери, потерявшие надежду на удачный брак в свой первый сезон, рыдали над загубленной жизнью. Как прикажете скакать верхом по превращенной в море грязи Роттен-Роу или ходить по магазинам на затопленной Бонд-стрит? Как в такой ливень привлечь внимание потенциальных женихов к соблазнительным фигуркам, подчеркнутым восхитительно колышущимися юбками?

Подавляющее большинство аристократов предпочитало сидеть по домам, к бесконечной радости своих грумов и кучеров. В этот отвратительнейший день года только самый изобретательный ум мог найти предлог для невинной на вид прогулки подающей надежды на брак великосветской пары и добиться, чтобы затея принесла плоды. А именно это без особых усилий осуществила мисс Шэрон Бартли-Бейкон, да еще и представила дело так, будто идея зародилась в довольно пустой голове леди Лавинии Уайз, вдовствующей маркизы Эдерингтон.

В результате Джефри, лорд Уайз, трясся в тесном, душном фаэтоне, направлявшемся на Бонд-стрит, якобы по желанию матери. Дождь яростно хлестал по крыше и по несчастному кучеру, а маркиз сидел с суровым видом и в тысячный раз проклинал нелепое поручение. Подобный день более подходит для партии в пикет в клубе «Уайте» или сражения на рапирах с достойным противником в Королевской фехтовальной школе. Но вот он здесь, ублажает свою настырную матушку, сопровождая мисс Шэрон Бартли-Бейкон в бесконечно важной для нее поездке, цель которой — примерка в ателье мадам Говард.

Однако маркиз считал себя джентльменом, а джентльмен, по его понятиям, должен по мере сил выполнять желания матери. Правда, в данное время самым страстным желанием этой достопочтенной дамы — и, по-видимому, главным ее занятием — было женить сына, и не позднее конца года. А потом в кратчайший дозволенный природой срок он должен был оказаться привязанным к своевременно пополняемой детской.

Джефри прекрасно видел пока безуспешные попытки матери отправить его к алтарю именно с этой девицей и потому настороженно изучал ее из-под опущенных век. Мисс Шэрон Бартли-Бейкон начинала свой второй сезон и не была для него незнакомкой. Он сам никогда не искал ее общества, но не мог не заметить, как настойчиво она преследовала его при любой возможности. Размышляя над этим фактом, лорд Уайз сказал себе, что не выказывал мисс Бартли-Бейкон особого внимания в предыдущий сезон и не давал ей повода для ложных надежд.

Не собираясь пока жениться вообще, Джефри не мог не отдать должное мисс Шэрон, элегантной и аристократичной, от мысков грязных ботинок до промокшей шляпки. Ее наряд, несмотря на сырость, был безупречен, а подбитая мехом пелерина говорила о богатстве. Шэрон была единственной дочерью виконтессы Бартли-Бейкон и привыкла, что всем ее капризам потакают, стоит ей только открыть рот. Ни одна, даже самая высокопоставленная дама не могла позволить себе вычеркнуть Шэрон из списка гостей без риска немедленно оказаться предметом сплетен.

Джефри допускал, что мисс Бартли-Бейкон, с ее большими ярко-синими с зеленоватым оттенком глазами на маленьком сердцевидном личике, довольно хорошенькая. Вполне вероятно, в светских кругах, где они оба вращаются, ее считают красавицей. Однако ему хотелось бы видеть в ней больше искренности вместо тщательной продуманности поведения, подобающего, по ее представлению, кандидатке в супруги пэра. Ибо у Джефри не было никаких сомнений в том, что мисс Шэрон Бартли-Бейкон полна решимости преодолеть любые преграды, чтобы стать его женой… и следующей маркизой Эдерингтон. Он также совершенно не сомневался в том, что титул для нее важнее, чем муж.

— Должна признать, — капризно сказала Шэрон, откидывая со лба поля поврежденной бурей шляпки, — если бы не «тропический бал» у Таунсенда через две недели, я бы ни за что не отважилась выйти из дома в такую скверную погоду. Учитывая, как дорого стоят нарядные туалеты в наши дни, портниха должна была приехать ко мне, а не заставлять меня мокнуть под дождем.

Джефри скучающе приподнял брови, услышав лишенную всякой логики болтовню избалованной девицы.

— Я думаю, мисс Бартли-Бейкон, у мадам Говард слишком много заказчиков, чтобы оказывать такие услуги. Кроме того, неужели вы действительно предпочли бы, чтобы она, ради спасения от сырости ваших перышек, тащила под дождем бальное платье из шелка и атласа?

Шэрон не удостоила его ответом. Поскольку она не разделяет взглядов маркиза, лучше помалкивать, а не затевать спор. Сегодняшняя прогулка явно испортила настроение обычно невозмутимого лорда Уайза, которого и при благоприятных обстоятельствах нелегко соблазнить. Если бы не честолюбивые устремления и желание выгодно использовать любую возможность, Шэрон сама предпочла бы остаться в такой день дома. Да, решительно ни к чему выказывать раздражение перед мужчиной, которого домогаешься. Хотя ее ужасно раздражало, что он не соглашался ни с одним ее высказыванием.

Разглядывая элегантного мужчину, небрежно откинувшегося на кожаные подушки, Шэрон сложила губы в улыбку, так противоречащую ее настроению. Плохому настроению. Ну почему бы и ему не пожаловаться на скверную погоду?

Хотя плащ с двенадцатью модными пелеринами на плечах просто кричал о том, что его хозяин светский щеголь и бездельник, всякий, даже не слышавший об опасной ловкости маркиза в обращении со шпагой и о силе его кулаков, с первого взгляда заметил бы, что перед ним атлет и спортсмен. Всем также было известно, что, на зависть своим многочисленным приятелям, лорд Уайз владеет замечательной конюшней с чистокровными лошадьми.

Шэрон подавила раздражение, вызванное равнодушием маркиза, и изменила тактику. Изобразив более широкую и нежную улыбку, она отработанно захлопала ресницами, зная, что это ей очень идет, и жеманно произнесла:

— Я так благодарна вам за вашу доброту, лорд Уайз. Уверена, что никто другой не отважился бы сопровождать меня сегодня.

— О, полно вам, мисс Бартли-Бейкон. Я лично уверен в том, что лорд Карлтон или виконт Филпотс с готовностью предложили бы вам свои услуги. Но, увы, их не оказалось в доме моей матери, когда возникла эта срочная необходимость, — заметил Джефри, созерцая изящные золотые кисточки на своих высоких сапогах и ясно давая понять, что они интересуют его гораздо больше, чем дама, которую он сопровождает.

Шэрон не позволила себе ни отвлечься, ни злобно прищуриться, а мило надула губки.

— Теперь вы говорите так, будто сердитесь на меня, лорд Уайз. Там также не было никого, кто стал бы выкручивать вам руки, если бы вы отказались от поручения. Ни у кого просто не хватило бы сил.

Джефри пренебрежительно фыркнул.

— Мисс Бартли-Бейкон, это заявление заставляет меня усомниться в вашем близком знакомстве с моей уважаемой матушкой. Может, она и производит впечатление хрупкой женщины со слабым здоровьем, но я по собственному опыту знаю, что она способна отколотить меня шваброй по голове… даже если для этого ей придется взгромоздиться на табурет.

Прежде чем он прикрыл глаза, в них мелькнули теплые искорки, так несвойственные ему в обществе, особенно в обществе этой соблазнительницы.

Шэрон хихикнула в ладошку и склонила голову, чтобы бросить на предмет своих желаний взгляд, загадочный и скромный. Поймав ответный взгляд приветливых карих глаз, она решила, что правильно поняла их выражение, и ее сердце забилось от приятного сознания своей власти. Несомненно, в его глазах светится восхищение, уж что-что, а интерес в глазах мужчин Шэрон различать умела. В конце концов, разве не она весь последний год беспечно разбивала мужские сердца? Широко известно, что разбитые сердца отвергнутых обожателей только упрочивают влиятельность светской девицы. И наверняка это злополучное путешествие в промозглой сырости принесет результат. Решив продолжить обольщение маркиза, Шэрон многозначительно захлопала ресницами и заиграла лентами шляпки.

— Мисс Бартли-Бейкон, умоляю, перестаньте флиртовать, иначе, учитывая отсутствие вашей горничной, вы меня скомпрометируете, — посоветовал Джефри с нотками скуки и насмешки в голосе.

— Флиртовать? — выдохнула Шэрон, дернув плечиками. — Вы несправедливы ко мне. Я никогда не флиртую.

Поскольку маркиз не ответил, она взглянула на него из-под ресниц. Он так пристально и откровенно рассматривал ее, что ей стало не по себе. Возможно, хоть и маловероятно, этот мужчина окажется ей не по зубам. Она слегка пожала плечами. На ее пути, начиная с собственного отца, практически не встречалось мужчин, которыми она не могла бы вертеть, как хотела. А этого мужчину она решила заполучить себе в мужья. Причем решила настолько серьезно, что заставила собственную мать удалиться в деревню, если потребуется, на целый сезон, сославшись на слабость и болезнь. И под этим предлогом она попросила приюта и покровительства у — ни больше, ни меньше — матери лорда Уайза, леди Лавинии.

Весь свет знал о том, как маркиз предан матери, и Шэрон решила бесстыдно использовать эту преданность. Она задумала искусную интригу, а вдовствующая маркиза, жаждущая женить сына, охотно присоединилась к заговору, увлеченная идеей получить в невестки мисс Шэрон Бартли-Бейкон.

Экипаж с грохотом остановился перед одной из модных лавок на Бонд-стрит. Промокший лакей подскочил открыть дверь, и сильный порыв ветра окатил пассажиров потоками дождя. Раскрытый лакеем зонт оказался совершенно неспособным защитить господ от бури. Лорд Уайз вышел из фаэтона первым, придерживая свой касторовый цилиндр, чтобы его не сорвал ветер, и протянул руку Шэрон. Ветер раздул ее юбки, и они заполоскались, как парус шхуны в сильный шторм. Чуть не выругавшись, Джефри плотно укутал даму в пелерину и, решительно обняв за плечи, быстро провел в лавку.


Рабочая комната маленького ателье на Бонд-стрит вполне могла отправиться в плаванье, если бы некому было противостоять буре. Вода сбегала маленькими водопадами с ярусов цветочных клумб, ограничивавших крохотную, вымощенную камнями площадку, которая отделяла старый дом от улицы; вода бурлила грязными ручьями, пробивавшимися под порог, просачивалась сквозь потрескавшиеся кирпичные стены.

Помощница модистки ползала на коленях, прилежно сооружая запруды из шелковых, муслиновых и атласных лоскутков всех цветов и оттенков и затыкая ими трещины. Затем она откинулась на пятки и решительно уперлась кулачками в изящные бедра, с удовлетворением рассматривая разноцветный результат своих трудов.

— Ну, Рыжий Вилли, это на время удержит воду, — торжествующе заявила она.

Оранжевый пушистый кот, спасавшийся от воды на рабочем столе, выдвинутом в центр маленькой комнаты, устремил на хозяйку внимательный взгляд желтых глаз, но даже не попытался покинуть свой высокий пост. Девушка поднялась, отряхивая мокрые юбки и недовольно изучая нанесенный подолу ущерб. Пусть это всего лишь выцветшее тарлатановое[1] рабочее платье, но было бы жаль испортить его. Ее гардероб так скуден, что даже самые старые платья необходимо беречь. Поскольку неприятная работа, как и скверная погода, казалась нескончаемой, она аккуратно заткнула подол за пояс, подальше от воды и грязи.

— Проклятая погода! Ничего хорошего ни для дела, ни для здоровья, если уж на то пошло, — сказала она, переводя взгляд на лестницу.

Замечание насчет здоровья она могла подтвердить со всей ответственностью, так как в последние дни ухаживала за своей хозяйкой и подругой мадам Лафи Говард. Сейчас модистка лежала в крошечной квартирке, расположенной над мастерской, страдая от насморка и боли в горле. В такую скверную погоду ни одна дама не отважится отправиться за новыми платьями, так что портнихе представилась прекрасная возможность отдохнуть и поправить свое здоровье.

Именно поэтому звон колокольчика застал девушку врасплох. И именно поэтому она бросилась в лавку, совершенно забыв о мокрых, надежно заткнутых за пояс юбках, обнажавших прелестные ножки от матерчатых ботинок почти до колен. И в резкости произнесенных ею слов мог быть повинен только шок, вызванный появлением совершенно промокшей дамы, небрежно стряхивавшей воду со шляпки и пелерины. Брызги летели на прилавок с шелковыми лентами, плетеными кружевами и тонкими лайковыми перчатками.

— Прошу вас, осторожнее! Смотрите, что вы наделали, — крикнула девушка, бросаясь к прилавку, чтобы собственным телом и руками прикрыть прелестные вещицы. — От воды останутся пятна, и продать это будет невозможно.

Шэрон удивленно приподняла брови. Девица ведет себя совершенно неподобающе. Вот на нее-то можно безопасно излить накопившееся раздражение.

— А мне что до этого? Лучше вспомните о приличиях, обращаясь ко мне.

— Позвольте мне забрать промокшие вещи, мисс Бартли-Бейкон, — вмешался Джефри, невозмутимо освобождая Шэрон от шляпки и пелерины, явившихся причиной спора. — Они мешают вам и вызывают неприятности.

— Вы так любезны, лорд Уайз, — жеманно поблагодарила Шэрон, ласково улыбнулась маркизу и надменно повернулась к дерзкой девчонке. — Девушка, где ваша хозяйка мадам Говард?

— Простите, миледи. Мадам Говард совсем разболелась и прилегла отдохнуть. Не могу ли я помочь вам?

Смерив девчонку долгим надменным взглядом, Шэрон прищурила ярко-синие глаза, поджала губы и произнесла тоном, которым явно желала поставить нахалку на место:

— И как же вас зовут, девушка?

Выпрямившись во весь рост, пожалованный ей Богом и невысокими родителями, девушка представилась:

— Меня зовут Роза Лэм. Я буду рада помочь вам и показать здесь все, что вы пожелаете, миледи.

— Ну, во-первых, я желаю, чтобы вы немедленно позвали мадам Говард. Я должна примерить розовое с серебром бальное платье, и обязательно сегодня. А потом, Рози, — Шэрон язвительно улыбнулась, презрительно глядя на задранную юбку и выставленные напоказ ноги, — я бы попросила вас принять приличный вид передо мной и маркизом.

— О Г-господи! — пробормотала Роза, поспешно отворачиваясь и одергивая юбку. Огорченная своей оплошностью, она густо покраснела и готова была провалиться сквозь землю. — П-простите! Это вода… там, в мастерской… видите ли…

— Пожалуйста, не бормочите и не заикайтесь, как слабоумная. Позовите хозяйку. Сию же минуту!

Встревоженный Джефри подавил вздох и, шагнув вперед, попытался примирить враждующие стороны.

— Мисс Бартли-Бейкон, позвольте мне выступить посредником. Полагаю, добром вы добьетесь большего. Прежде всего, отойдем от стола.

Шэрон повернулась к нему с некоторым удивлением. Пожалуй, его поступок что-то доказывает. Ведь он бросился ей на помощь, не так ли? Она натянуто улыбнулась девице, как бы говоря: «Видите, как он беспокоится обо мне?»

— Ну конечно, лорд Уайз, — проворковала она. — Ваша помощь всегда желанна.

Холодно кивнув, Джефри аккуратно повесил мокрую пелерину Шэрон на стоячую вешалку у двери и накинул сверху шляпку. Затем он осторожно положил свой цилиндр подальше от лент и снял мокрый плащ, оставшись в безупречном черном фраке. Его широкие плечи и узкие бедра не требовали от портного никаких ухищрений. Справившись с мокрой одеждой, он повернулся к женщинам, беря руководство в свои руки.

— Теперь, мисс Лэм, — начал он и умолк, задумавшись. — Лэм? Это имя кажется мне очень знакомым. Позвольте спросить, кто ваш отец?

Роза широко раскрыла глаза, изумленная вниманием прекрасного аристократа. Обычно ателье посещали лишь дамы с горничными. Ей не хватало воздуха. Этот лорд с волнистыми темно-каштановыми волосами, казалось, заполнил всю маленькую комнату. Цвет отполированного орехового дерева, романтично подумала Роза. А еще у него карие ласковые глаза. Он просто великолепен. Воплощение девичьих грез.

Шэрон испустила вздох, подчеркивая, что ее терпение на пределе, и постучала ногой по грязному полу.

— Дорогой лорд Уайз, сейчас совсем неважно, кто родители этой девушки, даже если она их и знает, в чем я сомневаюсь. Давайте займемся нашим делом. Девушка, вы собираетесь звать мадам Говард или мы будем стоять здесь, пока не простудимся?

Роза посмотрела на раздраженную леди и сразу поняла, что не она спровоцировала подобную грубость, а потому и нет нужды извиняться. И она не станет поднимать с постели горящую в лихорадке и кашляющую Лафи лишь для того, чтобы ублажить избалованную великосветскую львицу. Изобразив на лице услужливость и полное простодушие, она вежливо ответила:



— Мне очень жаль, миледи. Мадам Говард действительно больна. И доктор боится, что ее болезнь заразна. Я, конечно, позову ее, как вы требуете, ибо уверена, что ради вас она поднимется с постели.

Джефри быстро шагнул вперед, чтобы вмешаться прежде, чем мисс Шэрон произнесет очередную грубость. Он с трудом подавлял желание улыбнуться смелой малышке. Мисс Бартли-Бейкон ни в коем случае не должна видеть его веселья. Безусловно, это лишь усилит ее раздражение. Кроме того, он подозревал, что миниатюрная портниха вполне может постоять за себя.

— Заразна! — воскликнула Шэрон. — Конечно, я не хочу видеть эту женщину! У вас что, совсем нет мозгов?

К полному удовлетворению Розы, капризная девица отскочила от нее.

— Тогда позвольте мне обслужить вас. Поверьте, как старшая помощница мадам Говард, я вполне способна провести примерку. И именно мне было поручено шитье вашего платья, — Роза невинно посмотрела на даму и отвела в сторону портьеру, указывая путь в мастерскую. — Прошу сюда, миледи.

Рассерженная Шэрон поспешно проскочила мимо, а Роза, которой пришла в голову неожиданная мысль, снова повернулась к спутнику дамы. Она крепко сжала руки и поклялась себе не заикаться перед светским красавцем, как робкая школьница.

— Простите, милорд. Не хотите ли чаю? Боюсь, у нас нет ничего более крепкого, так как мы редко видим у себя джентльменов.

Под оценивающим взглядом Джефри ее щеки порозовели. Однако, к его удивлению, она не опустила глаз. Наоборот, она посмотрела прямо на него. Очень соблазнительные глаза, решил он, светло-серые с сиреневым оттенком, опушенные изумительно густыми ресницами. Прямые волосы цвета воронова крыла свободно падали до талии. Малышка. На вид ей не больше четырнадцати. Ему захотелось успокоить ее, и он невольно нежно улыбнулся, как улыбался только детям и пожилым дамам. На правой щеке появилась глубокая ямочка, обычно покорявшая сердца тех немногих счастливиц, которым доводилось удостоиться этой улыбки.

— Благодарю вас, мисс Лэм, но я не хочу доставлять вам лишние хлопоты. Вы и так сегодня работаете одна, и… — Он кивнул на еще колышущуюся портьеру, — у вас достаточно забот именно сейчас. Скажите, сколько продлится примерка мисс Бартли-Бейкон, я просто подожду здесь.

— П-примерка займет не более получаса, — несмотря на свою решимость, Роза все-таки заикалась.

Она выросла вдали от света, под защитой любящих родителей, и никогда ей не приходилось бывать в обществе такого высокомерного лорда. Как ни страшно ей было иметь дело с капризной светской девицей, обслуживание вздорной женщины казалось намного безопаснее разговора с этим потрясающе красивым джентльменом.

Шэрон, оставшаяся в нижнем белье, вертелась перед зеркалом, любуясь своей стройной фигурой.

— Я уже думала, что умру от простуды, не дождавшись, пока вы закончите флиртовать с маркизом, — съязвила она. — Только вам это не поможет. Строить глазки тем, кто выше вас по положению, я имею в виду. Маркиз Эдерингтон не из тех, кто развлекается с продавщицами. Так что сосредоточьтесь на своих обязанностях и выкиньте из головы грезы о том, как свить уютное гнездышко с помощью своего тела. Это было неслыханное оскорбление, но Роза не стала пререкаться с мегерой. Она собрала юбку розового бального платья и бесцеремонно обрушила ее на белокурую голову Шэрон, не беспокоясь о прическе. Роза не могла себе позволить дать отпор, не могла произнести резкие слова, вертевшиеся у нее на языке, поэтому она лишь вежливо прошептала:

— Конечно, миледи.

Шэрон потянула швы, повертелась, чтобы увидеть, как сидит платье сзади. Это было сказочное творение: ярды серовато-розового шелка, подхваченного красивыми складками над стеганой юбкой из серебристого атласа. Шэрон несколько раз с явным неодобрением одернула юбку и повернулась к Розе.

— Очень плохо сшито, — спокойно заявила она. — Я его не возьму. Унесите.

— Ч-что вы сказали?

Роза не верила своим ушам. Платье само совершенство. Стежки крохотные и совершенно невидимые. Каждая кружевная оборка изящна и тонка, как паутина крохотного паучка. Безупречный лиф. Смело вырезанное декольте, представляющее худосочную грудь заказчицы в самом выгодном свете.

Юбка колышется при каждом шаге, обещая чувственные восторги. Красоту изумительно элегантного платья просто невозможно было описать.

— Разве я не ясно выразилась? — возмутилась Шэрон. Она с силой сдернула платье с плеча, разорвав в гневе тонкую ткань. — Снимите, я сказала! Платье испорчено. Тряпка! Кажется, вы не понимаете. Я мисс Шэрон Бартли-Бейкон! И я не ношу тряпок!

— О, пожалуйста, не рвите! В него вложены недели труда, — в отчаянии воскликнула Роза. Она попыталась собрать юбки над головой заказчицы прежде, чем та нанесет еще больший ущерб тончайшей ткани.

— А мне какое дело? — взвизгнула Шэрон. — Помогите мне одеться! И будьте уверены, я никогда больше не переступлю порог этого мерзкого заведения. Надо было прислушаться к тому, что мне говорили. Я слышала о вашей дрянной работе, но из сострадания решила своим покровительством принести известность второсортной портнихе. Несомненно, ущерб, нанесенный вашей глупостью и неумением, выше вашего ограниченного понимания, но я осталась без платья для следующего бала! Уж будьте уверены, я ославила бы вас на весь Лондон, но я не хочу, чтобы кто-то связывал мое имя с этим жалким заведением, и поэтому мне придется молчать.

Роза быстро помогла даме надеть ее мокрое платье, желая только одного: как можно скорее увидеть, как за ней захлопнется дверь, а до этого придется держать рот на замке, чтобы не навлечь на себя новые неприятности. Лафи рассердится из-за потери богатой заказчицы, но Роза, хоть убей, не видела, в чем ее вина. Не видела и способа исправить положение и успокоить вздорную девицу. Однако необходимо было попытаться.

— Извините, миледи, мне очень жаль. Я сделаю с этим платьем все, что вы считаете нужным, но я не вижу…

— Хватит! — крикнула Шэрон, замахиваясь на Розу. — Замолчите, невоспитанная девчонка! Еще одно слово, и я добьюсь, чтобы вас уволили и выбросили на улицу голодать. А теперь прочь с дороги!

Шэрон возмущенно подобрала мокрые юбки и, задрав нос, вышла из примерочной.

Когда она, пунцовая от гнева, выплыла из-за портьеры, маркиз напряженно стоял посреди маленькой лавки. Следом вышла бледная Роза с платьем — причиной скандала — в руках. Джефри слышал оскорбления Шэрон, и теперь его губы были крепко сжаты, он едва сдерживал гнев. Сняв с вешалки мокрую пелерину, он набросил ее на плечи Шэрон, сунул ей в руки шляпку и распахнул дверь.

— Мисс Бартли-Бейкон, пожалуйста, подождите меня в экипаже.

— Но…

— В экипаж, мисс Бартли-Бейкон.

Шэрон удивленно уставилась на маркиза, но суровое выражение его лица не располагало к спорам. Она выпрямилась и едва заметно кивнула.

— Как пожелаете, лорд Уайз, но не задерживайтесь слишком долго. Я вся дрожу от холода.

Сжимая в руке шляпку, она гордо удалилась, несмотря на ветер и дождь, свирепо обрушившиеся на ее непокрытую голову.

Решительно закрыв за ней дверь, Джефри повернулся к девочке. Ее лицо было серьезным и печальным, ровные белые зубки покусывали дрожащую нижнюю губу. Она была готова разрыдаться. Тронутый ее горем, маркиз подошел к ней совсем близко.

— Я считаю, что должен извиниться за мисс Бартли-Бейкон. И я хотел бы заплатить за это платье, так как уверен, что оно прекрасно сшито.

— Благодарю за добрые слова, милорд, но боюсь, что платье невозможно починить. Оно совершенно з-з-загублено, — всхлипнула Роза, показывая шелковый лиф, порванный от плеча до талии. Зашить его незаметно не было никакой возможности. Много часов труда ушло на это творение и много дорогих тканей — борющаяся за выживание Лафи редко когда могла себе позволить сшить такое платье. Но теперь все погибло безвозвратно. Крупные слезы заблестели на густых ресницах и скатились по щекам. Указательный палец Джефри скользнул под девичий подбородок и приподнял заплаканное личико. Ироническая улыбка заиграла на его чувственных губах, углубляя ямочку на правой щеке. Промокнув слезы белоснежным носовым платком, он попытался успокоить девочку шуткой:

— Уверяю вас, мисс Лэм, мне совершенно безразличен размер ущерба. Я не собираюсь надевать это платье в ближайшем будущем.

Его замечание оказалось таким неожиданным, что Роза не сдержалась и хихикнула сквозь слезы. Но, несмотря на его ошеломляющую и утешительную доброту, она отрицательно покачала головой. Щедрый жест, и очень своевременный, поскольку деньги необходимы, но, в конце концов, справедливость, прежде всего: не он разорвал платье.

— Нет, милорд. Я не могу принять деньги за испорченный товар. Мадам Говард мне за это голову оторвет. Достаточно и того, что я каким-то образом не угодила ее великосветской клиентке. Но я сердечно благодарю вас за вашу доброту.

Медленно, неохотно Роза отодвинулась от платка и волнующе теплых пальцев.

— Как пожелаете, дитя мое, — вздохнул Джефри.

Слегка поклонившись и неожиданно озорно подмигнув, он надел цилиндр на темно-каштановые кудри и вышел, оставив Розу в оцепенении.

Какие манеры! Какая элегантность! Абсолютное совершенство. Прекрасный принц, о каком грезит каждая девушка. Роза бросилась к окну и долго смотрела вслед фаэтону с красивым гербом на лакированной дверце.

— Не смей мечтать о нем, Роза Лэм, — одернула она себя. — Хоть мне совсем не хочется завидовать этой мисс Отвратительные Манеры, но как бы я желала, чтобы вы были влюблены в меня, мой прекрасный, безупречный маркиз!

Глава вторая

— Ну, что случилось, то случилось! Бесполезно плакать над тем, чего не вернешь, дорогая. Распори его, и посмотрим, что можно спасти! — приказала Лафи.

Бросив дорогое платье на колени Розы, она изящно вытерла руки розовым шлейфом. Даже столь небольшое усилие вызвало приступ душераздирающего кашля, согнувший пополам хрупкую фигурку.

— О, Лафи! Так дальше нельзя! — воскликнула Роза, швыряя розовый шелк на рабочий стол. — Вам не следовало вставать с постели. Что бы вы ни говорили, я думаю, необходимо послать за доктором.

Лафи затрясла головой, отказываясь от стакана воды, принесенного Розой. Опустившись в кресло, придвинутое почти вплотную к едва тлеющему очагу, она с трудом пыталась вдохнуть достаточно воздуха в измученные, наполненные жидкостью легкие.

— И ты думаешь, что он вылечит меня за спасибо вместо денег? — прохрипела она.

— Тогда позвольте мне послать счет, Лафи. Эта ведьма должна заплатить, если не за работу, то хотя бы за шелк, — возразила Роза. — Просто обратитесь к ее поверенным. Не сомневаюсь, эта штучка никогда не просматривает свои счета, и этот счет будет оплачен без всяких вопросов.

— Нет, дорогая. Я не требую денег за отвергнутую работу, — упрямо покачала головой Лафи. — И потом, прежде чем мы увидим эти деньги, я или выздоровею, или буду плясать в могиле.

— О, Лафи, вы невозможны! — Роза вскочила на ноги и вернулась к рабочему столу, чтобы извлечь Рыжего Вилли из-под розового шелка.

Лафи права. Аристократы, со всем их богатством, совершенно не тревожатся из-за ничтожных долгов портнихам. Они не понимают, как чья-то жизнь может зависеть от таких крохотных сумм. Деньги задерживаются на долгие месяцы, и, когда приходят, платье, которым успели похвастаться и навосхищаться, уже испачкано и убрано в глубину пыльного гардероба на радость мышам.

Нахмурившись, Роза стала с сожалением распарывать аккуратные стежки.

— Эта отвратительная погода пробила значительную брешь в наших финансах. Дамы очень практичны. Какой смысл заказывать новые платья, если некуда надевать те, что уже есть? Мы должны попробовать получить все, что нам должны.

Слегка передернув худыми плечами, Лафи Говард отмахнулась от тревог своей юной протеже. Бурная жизнь научила ее переносить лишения. В юности незнатная француженка имела несчастье без памяти влюбиться в сладкоречивого англичанина, однако, последовав за ним через Ла-Манш, с ужасом обнаружила, что он вполне доволен жизнью с законной женой. Лафи Тюрго приняла фамилию человека, разбившего ей сердце, чтобы, как она говорила, не повторять ошибку и не вести себя так глупо в любви. Теперь Лафи пристально смотрела на свою маленькую подругу, склонившуюся над розовым платьем и распарывающую аккуратные швы так же решительно, как она простегивала их последние две недели.

— Не забивай свою прелестную головку, дорогая. Если мы не соберем долги и не сможем купить ткани на наши очаровательные творения, придумаем что-нибудь другое. Чем бы мы ни занялись, не думаю, что мы будем голодать.

— Клянусь вам, Лафи, я не сделала ничего, что могло бы вызвать ярость этой высокомерной леди.

— Ах, дорогая, неужели ты еще ничему не научилась? Эти аристократы… — Лафи взмахнула руками, — им достаточно вообразить себе что-нибудь, чтобы ополчиться на нас.

Роза согласно кивнула, не отрывая глаз от работы. Пользуясь доверием своей хозяйки, она знала о сплетнях, лишавших Лафи великосветских клиенток. Похоже, сама Лафи вызвала гнев дамы более влиятельной, чем белокурая ведьма. Безобразные небылицы, распространяемые в высшем свете о маленькой французской модистке, обрекали ее на прозябание, несмотря на огромный талант.

Слабо звякнул колокольчик входной двери. Роза оторвала глаза от шитья, но Лафи взмахом руки приказала ей вернуться к работе. Роза с облегчением следила, как Лафи исчезает за портьерой. У француженки был такой дар добиваться заказов, что Роза тайно подозревала ее в колдовстве. Эмоциональная, жизнерадостная Лафи с цыганским чутьем проникала в глубину женских душ.

— Вилли, мой милый кот, после недавней катастрофы нам лучше сидеть в задних комнатах за иголкой, — вздохнула Роза. — Предоставим клиентов Лафи. Тогда, по крайней мере, у нас будет еда на столе, ведь если не будет еды на столе, то не будет объедков под столом для юных оранжевых котов…

Лафи ворвалась в комнату, задыхаясь и возбужденно взмахивая руками.

— Скорее, дорогая! — сказала она громким шепотом. — Там джентльмен. О ля-ля, какой джентльмен! Он желает заказать платье для юной леди. И, поскольку у тебя в точности ее размер, он хочет, чтобы ты послужила манекеном. Идем! Скорее!

Роза попыталась возразить, но Лафи отбросила розовый шелк с ее колен и поставила ее на ноги.

— Но Лафи! Я…

Несмотря на то, что Роза протестовала и упиралась, Лафи вытащила ее за портьеру, отделяющую мастерскую от лавки.

— Видите, месье? Вот она, — объявила Лафи, подводя Розу к окну, поближе к свету. — У вашей юной леди такая же фигура, как у моей протеже?

— Совершенно. И рост, и цвет лица и волос, и возраст. Да, мадам Говард, и она так же очаровательна.

Этот голос заставил Розу оторвать взгляд от мысков своих ботинок. Она поспешно откинула волосы с лица. Ни у кого другого не могло быть такого низкого, такого звучного голоса. Он улыбнулся той ласковой улыбкой с ямочкой, и сердце Розы затрепетало, глаза широко раскрылись от изумления.

— Вы… — выдохнула она, не веря своим глазам. — Почему вы здесь?

— Ну, это очень просто, дитя мое. Я хочу заказать платье. Видите ли, есть одна юная леди… с волосами, черными и блестящими, как звездная ночь, и серыми глазами с оттенком цветущей сирени… юная леди, не только прелестная, но, как я подозреваю, милая и добрая. Я убежден, у нее должно быть самое чудесное платье.

Странная мысль пришла в голову Лафи. Она повернула голову и пристально посмотрела на Розу, как будто в первый раз по-настоящему разглядела ее. Ах, вот как? Несомненно так.

— И ваша юная леди маленького роста? — спросила она. — Такого же, как эта?

— Да, она точно такая же, — признал Джефри, не сводя с Розы глаз. — Я хотел бы, чтобы платье подходило юной леди, такой, как эта. Платье должно быть… О, я думаю, голубым. Может, с сиреневым оттенком, гармонирующим с ее глазами, и уместное… скажем, для званого обеда. Это возможно, мадам Говард?

Было совершенно очевидно, что маркиз импровизирует на ходу. Несмотря на бушующую в теле лихорадку, Лафи стала быстро соображать, что к чему. Она учуяла зарождающуюся интрижку. Не такая уж редкость, когда скучающий аристократ ищет развлечения в лавках и тавернах. И из этого интереса можно извлечь деньги. Лафи громко хлопнула в ладоши, привлекая к себе внимание.

— Конечно! А другие? Как насчет платьев на каждый день из муслина в цветочек? А амазонка с коротким жакетом в черно-белую клетку с желтым кантом? Прекрасно подойдет к лицу и волосам. А бальное платье из гладкого кремового атласа с глубоким декольте, обнажающим плечи цвета слоновой кости? Ночные сорочки с кружевами и оборками? О, и нежные кружевные мелочи… — Лафи склонила голову к плечу, дерзко глядя на Джефри, — такие восхитительные для одинокого джентльмена?



— Лафи! Довольно! — воскликнула Роза. Она чувствовала, как заливается краской, и хотела лишь одного — провалиться сквозь землю. Никогда ее не ставили в такое глупое положение, да еще именно перед этим мужчиной.

Джефри усмехнулся. Ему нравилось, что она покраснела. Прелестный ребенок, а француженка ведет себя нагло. И сопротивляться обеим бесполезно. Он догадывался об их бедственном положении и, в отличие от большинства людей его круга, сочувствовал тем, кто еле сводит концы с концами. У него также не было иллюзий относительно губительных последствий сплетен, распространяемых желчными светскими дамами, и он не видел вреда в своей озорной проделке. У девочки будет гардероб, о котором она и мечтать не смела, портниха поправит свои дела, а его набитый кошелек совершенно не пострадает. Он с готовностью включился в заговор.

— Совершенно согласен! А почему бы и нет? Да, мадам Говард. Платья на каждый день, и бальное, и амазонка, и все нежнейшие вещицы, которые не принято упоминать… С кружевами и оборками. Сшейте полный гардероб для юной леди точно такого же возраста и внешности, как мисс Роза Лэм. Все, что может ей понадобиться… и самых ярких цветов… э… для светских приемов и тому подобного. И как можно быстрее.

— Конечно, месье! Мы начнем работу немедленно. Первое платье будет готово через две недели и послано по вашему адресу, — восторженно заявила Лафи, быстро делая заметки и складывая цифры.

Джефри неловко откашлялся. Такого осложнения он не предвидел. Только груды девичьих платьев не хватало в его холостяцком жилище!

— Ах… в этом нет необходимости, мадам Говард… — его лицо просветлело, — я сам зайду за платьем в третий четверг следующего месяца, и я хотел бы увидеть его на мисс Лэм. Чтобы удостовериться в его совершенстве, как вы понимаете.

— Да! Да! — воскликнула Лафи, краснея. Подумав с секунду, она постучала по блокноту огрызком карандаша. — Но я должна предупредить… Ваш выбор цвета платьев для такой юной девушки… Если она дебютантка, месье, ей непозволительны яркие цвета, и платья нельзя будет носить. Хотя, если она дама полусвета… — Лафи многозначительно умолкла, вопросительно подняв брови.

Ее прямота на мгновение ошеломила Джефри, затем он смущенно откашлялся.

— Вероятно, я внушил вам неверное впечатление о ней, мадам Говард, но она совершенно определенно не… э… дама полусвета. Я доверяю вашему опыту в выборе уместных тканей для юной девушки. Я уверен, что выбранный вами гардероб будет подобающим во всех отношениях, — сказал Джефри. Он был смущен и начинал чувствовать, что увязает в своей шалости. Внезапные порывы совершенно не в его характере, и, по правде сказать, он сам не очень понимал, почему делает все это. Просто он случайно оказался на Бонд-стрит, и… ну, после грубости мисс Бартли-Бейкон и огорчения девочки такой поступок показался ему логичным. Но никаких недоразумений. — Нет, мадам Говард! Совершенно определенно не дама полусвета! — подчеркнул он.

— Как пожелаете, месье, — согласилась Лафи.

Такая неожиданная удача в начале запаздывающего сезона! Она сама может выбирать фасоны, цвета и цены!

Она подмигнула Розе.

— Прекрасно, мадам Говард. Итак, я загляну к вам в третий четверг следующего месяца, — сказал Джефри, слегка поклонившись портнихе, и повернулся к Розе, намереваясь поклониться ей так же холодно, однако, увидев ее широко раскрытые глаза, расплылся в сердечной улыбке. Каждый раз, глядя на нее, он не мог подавить охватывавшую его нежность. В конце концов, она очаровательнейшее дитя и явно не избалована добротой.

— Благодарю вас, мисс Лэм, за помощь в этом деле, — сказал он.

Роза, удивленная его улыбкой, захлопала глазами, затем, вспомнив о хороших манерах, присела в реверансе.

— Да, милорд. Все для вашего удовольствия.

Джефри задумался над ее ответом, затем нахлобучил цилиндр, будто желая прогнать непрошеные мысли, вызванные ее словами.

— До свидания, дамы, — сказал он, стремительно вышел из лавки и отправился по своим делам.

Лафи засмеялась и возбужденно захлопала в ладоши.

— Вот видишь, дорогая! Бог не оставляет Лафи! А что ты обо всем этом думаешь?

Роза подбежала к окну и следила за элегантным маркизом, пока его лошадь не исчезла в плотном потоке экипажей и всадников на Бонд-стрит.

— Как вы думаете, кто она? — спросила Роза, прижимая лицо к стеклу. — Эта счастливая девушка, которой он заказывает целый гардероб?

— У меня есть несколько идей на этот счет, но не нам обсуждать их. Достаточно того, что прямо с этой минуты мы будем очень, очень заняты. Идем! Скорее! — Схватив Розу за руку, Лафи направилась к мастерской. — Работа будет легкой. Быстро снимай платье. Я посмотрю на твою фигуру!

— Лафи! — простонала Роза.

— Идем! — приказала Лафи, отмахиваясь от девичьей скромности.

Понимая, что жалобы не помогут, Роза разделась до льняного белья и встала перед зеркалом. Лафи изучала ее фигуру и снимала мерки. Лицо девушки порозовело под пристальным взглядом черных глаз, но мысли ее были с маркизом и его юной дамой.

— Должно быть, он очень любит ее, если столько денег тратит на ее платья. Как вы думаете, Лафи?

— Конечно. Повернись! Да-да. Прекрасное тело! Сколько тебе лет, дорогая? — спросила Лафи, продолжая быстро снимать мерки.

— Семнадцать! Вы же знаете, — упрекнула Роза.

— Да-да, но я забыла, — Лафи приподняла брови, оглядывая пышную грудь и стройные бедра. — Я забыла, потому что, видя тебя каждый день, не смотрю по-настоящему. Хм-м, возможно, ты полновата в груди для современной моды, но твой муж будет обожать тебя, не так ли?

— Лафи! — воскликнула Роза, скрещивая на груди руки.

— Не стыдись Божьих даров, дорогая, — рассмеялась Лафи и, бросив Розе ее платье, направилась к кладовой. — Идем, выберешь то, что тебе нравится, и начнем.

Махнув рукой на рулоны тканей, она объявила:

— Золотые, бронзовые, голубые… Все подойдет к твоей коже и волосам. Но только не белые! Нет! Белый — для бледных, бесцветных женщин. Для тебя — кремовый и слоновая кость.

— Эти платья не для меня, — напомнила Роза жизнерадостной портнихе. Осторожно погладив красновато-коричневый бархат, она с легкой завистью подумала о счастливой незнакомой девушке, которую полюбил прекрасный маркиз. — О, я не могу выбирать ткани, не зная той, кому они предназначаются. Это могла бы сделать мать девушки… или мать лорда Уайза…

— Только не эта! Толстая мымра никогда не знала настоящего мужчины, так что не станем доверять ей. У нее никогда не было хорошего вкуса, тем более она не смогла бы улучшить и без того прекрасное созданье.

— Лафи! — укоризненно пискнула Роза. Лафи бесцеремонно оборвала ее взмахом унизанной кольцами руки.

— Ты всему научишься, потому что у тебя есть я. Распрямись, дорогая! Платья не будут хорошо сидеть, если ты все время будешь стараться спрятать свое тело.

Роза невольно расправила плечи, но тут же рассмеялась.

— Лафи, вы совершенно невозможны, и я каждый день благодарю Бога за то, что нашла вас. Ладно, давайте притворимся, что эти платья — для меня.

Медленно идя вдоль полок, она касалась то одной, то другой прекрасной ткани, выбирая то, что ей нравилось. Блестящий атлас, легчайший шелк, изысканный муслин в цветочек и роскошный бархат.

— Мне нравится это… и это. И те три…

Лафи следовала за Розой, выдвигая выбранные рулоны и с удовольствием наблюдая за светящимся восторгом личиком. Если ее подозрения подтвердятся, то платья предназначены именно этой девушке, но не ей облекать свои мысли в слова. Пусть маркиз отрицает свои намерения, пусть пока не осознает их, но его непреодолимо тянет к этой юной девочке, в которой просыпается истинная красота.

Лафи остановилась, серьезно задумавшись о таком будущем для Розы. Полусвет не так уж страшен, пока ты молода и желанна. Но этот мир требует смелости, так как среди дам полусвета царит жестокое соперничество. Они борются за внимание и кошельки богатых мужей, которым наскучили их светские жены.

— Дорогая, скажи мне, ты ведь ничего не боишься? Я права? Может, ты и кротка на вид, но ведь ты никого не боишься?

Роза нахмурилась, обдумывая вопрос Лафи. Боится ли она? Тихая деревенская жизнь под защитой любящих родителей не подвергала ее опасностям. Однако все это было до того, как она осталась без крыши над головой и с неопределенным будущим. Только слепой счастливый случай привел ее к порогу великодушной мадам Говард.

— Да, Лафи. Меня иногда мучают сомнения и опасения, но я не пугаюсь по пустякам. Я чувствую, что пройду сквозь любые испытания, приуготовленные для меня жизнью.

Лафи взяла лицо девушки в ладони, вглядываясь в него.

— Прекрасно! Дорогая, ты из мира людей, рождающихся с серебряной ложкой во рту. Гордись тем, что ты победительница! Всегда помни, что мы — победители — не боимся работы. Шагай по жизни гордо и прямо, ведь ты пережила такое, о чем глупцы и не подозревают. Теперь за модные журналы и выкройки! У нас мало времени и много дел.

Волнение и суета не прошли бесследно для хрупкого здоровья портнихи. Она оперлась о полки с тканями и сильно закашлялась, обхватив пронзенную болью грудь.

Роза бросилась поддержать ее. Прижав ладонь к пылающему лбу Лафи, она скривилась.

— Как я и подозревала, вы вся горите!

— О, это волнение…

— Нет, Лафи! Это лихорадка, а не волнение. Хватит! Ложитесь в постель. Я принесу журналы наверх, и можете там играть со своими выкройками. А я иду за врачом, сколько бы это нам ни стоило!

Глава третья

Примерно две недели спустя маркиз Эдерингтон бурей ворвался в свой дом на Пэл-Мэл и, пройдя прямо в библиотеку, швырнул в угол трость. Поспешивший за ним лакей схватил сброшенный плащ и поднял трость с таким невозмутимым видом, будто отвратительное поведение обычно уравновешенного хозяина не было ему в новинку.

Виконт Милтон Филпотс, ближайший друг и наперсник лорда Уайза, удивленно поднял брови, наблюдая эту вспышку гнева у человека, редко бурно выражавшего свое настроение.

— Послушай, старина! Неужели все так страшно? — спросил он.

Готовый предложить сочувствие и совет, лорд Филпотс оторвал свое большое тело от кожаного дивана. При этом ему пришлось убрать с бедра голову огромного ирландского волкодава. Пес жалобно заскулил, выражая недовольство, и проводил грустным взглядом предмет своего обожания.

Мрачный Джефри налил себе бренди, удобно устроился с наполненным до краев хрустальным бокалом в кресле у камина и устремил взгляд на опечаленную собачью морду.

— Знаешь, Милти, ты балуешь собаку. Готов поклясться, что он страдает от любви. Вздор, а ну прочь с этого проклятого дивана!

— Балую! — Лорд Филпотс махнул рукой в сторону животного, распростертого на диване. — Вздор — один из лучших охотничьих псов, созданных Богом. Просто городская жизнь вызывает в нем тоску. Зверь с таким сильным инстинктом убийства должен охотиться, чтобы не потерять чутье.

С фамильярностью давнего друга виконт налил себе полный бокал и вернулся на диван. Собака перекатилась на спину, предложив его вниманию поджарое брюхо, которое великан тут же покорно почесал.

— Инстинкт убийства? — фыркнул Джефри, косясь на виконта и разомлевшего от ласки пса.

— Ну, Джефри, хватит оплакивать моего благородного друга, и объясни, наконец, причину твоего дурного настроения. Опять прекрасная мисс Бартли-Бейкон, как я полагаю?

Джефри снова фыркнул и закинул одну элегантную ногу на другую, разглаживая брюки тонкой изящной рукой.

— Это уже не смешно. По правде, говоря, это стало просто невыносимо. Шэрон так упорно меня добивается, что я не могу больше навестить собственную мать без назойливого присутствия этой жеманной девицы. Говорю тебе, Милти, мисс Шэрон Бартли-Бейкон охотится за титулом, и именно мой она намеревается заполучить, чего бы ей это ни стоило!

— Ты полная противоположность всему свету, Джефри. И единственный из моих знакомых, различивший скверный характер за очаровательным личиком мисс Бартли-Бейкон, — пошутил Милти. — Я точно знаю, что многие хотели бы оказаться сейчас на твоем месте. Может, продашь ее привязанность… — Круглое лицо Милти залилось румянцем, поскольку он осознал двусмысленность своего замечания. — Нет, нехорошо так говорить о даме.

Маркиз нежно посмотрел на друга. Белокурый и светлоглазый лорд Милтон Филпотс был прекрасным спортсменом, неудержимым наездником и охотником, хотя в течение великосветского сезона старательно прятал все это под павлиньими перьями праздного щеголя. Сильный молодой человек с круглым румяным деревенским лицом, мощным, как у медведя, телом и необычайно длинными ногами. Несмотря на ущерб, который он причинял фарфору и стеклу, теснившемуся на хрупких столиках гостиных, виконт был так же ласков, как и обожавший его огромный волкодав.

— Ну, может, ты и прав, только эта леди жестоко испытывает мое терпение, а ведь с начала сезона не прошло и двух месяцев, — процедил сквозь зубы Джефри, возвращаясь к причине своего дурного настроения. — Поскольку мисс Бартли-Бейкон обосновалась на Лестер-стрит, 1, ручаюсь, она втянула мою мать в заговор с целью заполучить мою шкуру. Этого вполне достаточно, чтобы изгнать мужчину на континент. Даже в разгар сезона.

— Джефри, я не очень силен в ухаживании, но, может, мне разыграть спектакль и пустить в ход свое очарование? — великодушно предложил Милтон. — У меня есть необходимый ей титул, а у тебя появится возможность вздохнуть свободнее. Как ты думаешь, ее устроит титул виконтессы?

— Что ж, Милти, внешность у тебя подходящая. Все эти кружева и оборки и высокие красные каблуки… Видишь ли, она обожает светских щеголей, — ласково пошутил Джефри. — И смею сказать, перспектива стать виконтессой вполне может привлечь ее внимание к тебе. Бери ее, если хочешь, ибо мне она точно не нужна.

Тактичное покашливание в дверях привлекло внимание джентльменов к лакею лорда Уайза.

— Да, Деминг? В чем дело?

— Э… там молодая леди, милорд. Я провел ее в заднюю гостиную, — длинный нос лакея неодобрительно подергивался. Благородные леди не посещают джентльменов в их домах. Или эта дама вовсе не благородна, или она потерявшая от любви голову великосветская девица, сбежавшая от строгой маменьки к предмету своих необоснованных страданий. Деминг не мог одобрить ни одну из этих возможностей, ибо лакеи джентльменов покрашены той же краской, что и хозяева. А Деминг гордился тем, что маркиз оберегает свою репутацию и держит свои связи в строгой тайне… и вне дома. Деминг откашлялся и добавил: — Мне кажется, это очень респектабельная юная дама, милорд. Хотя с ней нет горничной… и экипаж внизу не ждет.

— Боже милостивый! Что там еще? — взорвался Джефри. — Мало ей не давать мне покоя на Лестер-стрит, 1, так еще притащилась в мою берлогу! Извини, Милти. Я на минутку, выясню, в чем дело.

Роза Лэм чопорно сидела на диване в задней гостиной дома на Пэл-Мэл. Сняв шляпку, она нервно пригладила дрожащими руками рассыпавшиеся по спине волосы. Когда вошел лорд Уайз, она вскочила и крепко зажмурила покрасневшие глаза, чтобы не смотреть на это прекрасное доброе лицо и не растерять смелость, а потеря смелости привела бы ее к еще большему отчаянию. Вдохнув в легкие побольше воздуха, она громко объявила о своем намерении:

— Милорд Уайз, я пришла, чтобы стать вашей… вашей райской птицей.

После краткого мгновения полной тишины Роза открыла глаза. Маркиз стоял в дверях совершенно неподвижно, изумленно глядя на нее, будто не поверил своим ушам. Хотя Роза не знала точно, чего ожидать от мужчины, которому она предложила самое ценное, что у нее есть, она определенно не ожидала от него потери дара речи. Слезы вдруг хлынули из ее огромных выразительных глаз и покатились по бледным щекам.

Джефри откашлялся. Он видел один выход из создавшегося положения: постараться вежливо выяснить причину столь идиотского заявления. Дитя совершенно очаровательно, и потому мужчина имеет право на полет фантазии.

— Хм-м, понимаю. И чем же вызвано такое неожиданное решение, мисс Лэм?

— Ах, что теперь об этом говорить! — заплакала Роза и плюхнулась на софу, словно ноги отказались служить ей. — Я вам не нужна! Я это прекрасно вижу. Просто я слишком молода, чтобы стать г-г-гувернан-ткой, и я не знаю больше ни одного джентльмена…

Раскаиваясь, что причинил ей такое огорчение, Джефри присел у софы, взяв в ладони ее маленькую ручку.

— Ну-ну, хватит плакать, дитя мое. Давайте начнем сначала, — ласково сказал он. — И объясните мне, чем вызвана такая печаль.

Не успела гостья начать рассказ, как Деминг демонстративно внес в комнату поднос с серебряным чайным сервизом. Он не мог допустить, чтобы коварная девица, явившаяся без матери или дуэньи, скомпрометировала его хозяина. В конце концов, это его долг. Вид рыдающей девушки и маркиза, практически упавшего перед ней на колени, возбудил его любопытство, и он вытаращил глаза. Но вышколенный многолетней службой лакей быстро пришел в себя.

— Гм-м, я взял на себя смелость принести чай для юной леди, милорд.

— Да-да, прекрасная мысль. Спасибо, Деминг, — поблагодарил Джефри, не сводя глаз с заплаканного личика. — Ну, пожалуйста, скажите, мисс Лэм, какое несчастье постигло вас? В чем причина такого отчаяния?

— Я не могу вернуться д-домой. Мой родственник… двоюродный дядя… занял дом. Мой отец умер… От пьянства, если хотите знать ужасную правду… Хотя я думаю, что его убило одиночество. Он никогда раньше… то есть до смерти моей матери…

— Вот, возьмите чай и постарайтесь успокоиться, — предложил Джефри, жестом отсылая Деминга. — Может быть, это отвлечет вас, займет руки, и вы перестанете плакать и заикаться, от чего ваша история станет понятнее.

Роза взяла предложенный чай, но не стала пить, а только крутила чашку по блюдцу, скрежетом фарфора по фарфору еще больше расстраивая и без того натянутые нервы маркиза. Она подняла на него печальные глаза.

— Вы не понимаете, лорд Уайз. Видите ли, я думала, что платья, которые вы заказали… то есть, очевидно, что они для кого-то… кого-то моего размера. Я подумала, может быть, вы примете меня вместо… конечно, я многого не знаю… но я надеялась, что нравлюсь вам чуть-чуть… ну, достаточно, чтобы стать вашей райской птицей, я хочу сказать.

Джефри изумленно покачал головой, выслушав эту невразумительную тираду, встал и отошел от софы.

— Послушайте, мисс Лэм, что такой ребенок, как вы, может знать о подобных вещах? Умоляю, выпейте ваш чай и немедленно возвращайтесь к мадам Говард. Если кто-нибудь увидит вас в моем доме, ваша репутация будет погублена безвозвратно. Райская птица! Ну и идея! Дорогая, я не сплю с детьми!

— Нет! Нет, я не могу вернуться! В том-то и дело. Лафи… мадам Говард умерла сегодня. От воспаления легких. И домовладелец — он знаком с доктором, который лечил ее, — приказал мне выехать к утру. И… и… мне некуда идти! Совсем некуда! — И она снова зарыдала.

— Кому это некуда идти? — раздался бодрый голос.

Лорд Филпотс вошел в гостиную с горящими жадным любопытством глазами и обнаружил рыдающую женщину и Деминга, топчущегося у дверей с выражением явного неодобрения на лице.

Джефри снова жестом приказал Демингу удалиться и попытался преградить дорогу Милтону.

— Милти, мой друг, ты должен извинить нас. Это личное дело, и очень деликатное…

К полному удивлению Джефри, его слова остались без внимания, так как доверчивая мисс Лэм, на которую большой дружелюбный джентльмен с веселыми глазами произвел благоприятное впечатление, тут же повторила свой печальный рассказ. Ее слова и на этот раз были не намного яснее, чем в предыдущий, хотя любезный лорд Филпотс очень старался понять смысл сумбурной истории.

— Должен сказать, что положение действительно неприятное, — признал Милти, когда Роза, наконец, закончила свою душераздирающую повесть.

— Вот именно… я… ну, я подумала о полусвете, — прошептала девушка, снова обращая огромные глаза на маркиза. — И вы были так добры в тот день, и…

— И вы вспомнили обо мне! — изумленно воскликнул Джефри. — За какого же распутного негодяя вы меня принимаете, если думаете, что я соблазняю детей!

Роза вскочила и распрямилась во весь свой маленький рост, топнув ножкой.

— Я не ребенок! То, что я невысокого роста, вовсе не означает… — Она снова топнула. — Я хочу, чтоб вы знали — мне семнадцать лет… и это вовсе не детский возраст!

Мужчины с сомнением смотрели на нее, на ее слишком короткое поношенное тарлатановое платье, на крохотные матерчатые ботиночки. Оба мужчины были ростом в шесть футов и возвышались над девушкой, как башни, заполняя маленькую гостиную. Целый мир отделял двух аристократов в безупречных фраках, замысловатых галстуках и сверкающих сапогах от бедной помощницы модистки.

Роза закусила нижнюю губу маленькими зубками. Принятое решение еще утром казалось таким логичным в ее бедственных обстоятельствах, теперь же она видела все его безумие. Она глубоко восхищалась лордом Уайзом и не возражала против того, чтобы стать его райской птицей, хотя и не совсем понимала все скрытые значения этих слов. Но, может, нельзя было напрямик просить его об этом?

— Послушай, Джефри, семнадцать лет действительно не так уж мало, и девчушка чертовски хороша. Пожалуйста, представь нас… — начал Милтон.

— Милтон Филпотс! — взорвался Джефри, разъяренный неприличным намеком друга.

Роза присела перед Милти в реверансе, как будто маркиз действительно представил их друг другу.

— Рада познакомиться с вами, милорд. Мое имя Роза Лэм… из Сассекса, — объявила она, поднимая на Милти большие глаза.

— Господи! — пробормотал Джефри. — Неужели я единственный нормальный человек в этой комнате? Вдвоем вы меня доконаете. Я это чувствую.

Милти задумчиво постучал пальцем по своим сжатым губам.

— Лэм! Послушайте, вы не дочь моего соседа графа Шенстона? Правда, сам я вряд ли когда-либо отважусь стать помещиком. Непозволительно пренебрегаю своей собственностью, видите ли. Не могу найти надежного управляющего… но я знал графа. Вполне приличный человек…

— Вы знали моего отца? — спросила Роза, не веря своей удаче.

— Ну конечно, знал! Я даже охотился с графом. Как я и сказал, вполне приличный человек, — уточнил Милтон, к превеликому замешательству Джефри. — И прекрасную конюшню содержал.

Джефри нахмурился, затем обошел диван и подошел к другу.

— Ты сказал, что отец этой девушки граф? Шенстон?

— Был. Полагаю, он уже умер. Ну да, граф Шенстон. И кстати, он твой дальний родственник, — проговорил великан так спокойно, как будто его новости давно были всеобщим достоянием. — Очень дальний, конечно. Очень, очень дальний.

— Родственник! — хором воскликнули Джефри и Роза.

— Ну да. Именно так. Я уверен, — сказал Милтон, весело переводя взгляд с Джефри на Розу, затем лицо его озарилось. — Послушай, старина, это может быть твоим спасением.

Джефри заморгал и сурово уставился на друга. Он был совершенно сбит с толку, и растерянность его все усиливалась.

— Прошу прощения, лорд Филпотс, но мне кажется, что вы совершенно потеряли разум. У меня нет ни малейшего интереса к тому, что вы собираетесь сказать.

Джефри зашагал по комнате: четыре шага от дивана до двери, четыре шага обратно.

— Мало того, что юная девица — моложе просто некуда! — водворяется в моей гостиной и объявляет о намерении стать моей райской птицей — ну и словечки! — так ты теперь говоришь, что она моя родственница и дочь графа? И, будучи ее родственником и тоже аристократом, я оказываюсь вдвойне ответственным за ее сомнительное благополучие, хочу я этого или нет. И все началось с одной злополучной поездки к чертовой модистке! — В конце тирады голос Джефри сорвался на крик.

Лорд Филпотс нерешительно попытался потрепать друга по плечу. Маркиз, обычно такой невозмутимый, вышел из себя, потерял самообладание и выказал все признаки несдержанности. Но этот факт, казалось, совершенно не встревожил его давнего друга. Напротив, из состояния благодушия Милти перешел к беспардонному веселью. От смеха он еще удерживался, но не мог согнать с лица расплывавшуюся все шире и шире усмешку, что мало способствовало облегчению тревоги маркиза и очень усиливало его дурное настроение.

— О, полно, Джефри. Сейчас ты поймешь…

— Что пойму, Филпотс? Немедленно выкладывай, а не то я…

— Спокойно, старина. Я говорю о проблеме, которую мы обсуждали перед появлением на сцене этой восхитительной юной леди. Твоя матушка настойчиво пытается тебя женить — и не позже конца года — и выбрала в качестве кандидатки настоящую змею, а ты, наоборот, желаешь мирно и спокойно продолжать жить, как заведено. Что сможет лучше обеспечить тебе мир и спокойствие, чем объявление о помолвке с другой леди?

Джефри посмотрел на Милтона так, будто тот и вправду свихнулся, затем покачал головой, сдаваясь.

— Не могу уследить за ходом твоей мысли, Милти. Объявить о помолвке. Ну ладно, допустим. Но какое это имеет отношение… к данной ситуации? — Он махнул рукой в сторону Розы, которая, как и он, явно потеряла нить разговора.

— Посмотри на дело с другой стороны, — спокойно объяснил Милти. — Вот персонаж — юная, впечатлительная, нуждающаяся в поддержке и крыше над головой девушка, к тому же еще и твоя родственница. Леди Роза. Загляни в настольную книгу своей матери, украшающую библиотеку на Лестер-стрит, 1. Там ты найдешь все сведения о своей родне. Уайзы, Ливены, Лэрды, Сьюэллы, Лэмы, если память мне не изменяет, а это случается крайне редко.

— Сьюэлл! Элмо Сьюэлл — мой двоюродный дядя! — воскликнула Роза; ее передернуло от одной мысли об этом человеке. — Три года назад, после папиной смерти, он унаследовал титул и наш дом… Документов сохранилось очень мало, из-за пожара в аббатстве. Почти все сгорело, видите ли. И его признали наследником, а меня отдали на его попечение. Но… — она снова вздрогнула, — я сбежала.

— Да, не удивляюсь, — согласился Милтон, нежно гладя ее плечо. — У вас не было другого выхода, дорогая. Я слышал, что этот человек — прохвост. Большой любитель соблазнять юных девушек, если вы позволите мне так выразиться.

Указав Розе на кресло и опустившись на диван, Джефри внимательно смотрел на своих гостей. Он не ожидал ничего путного от побасенок Милтона, но, во всяком случае, обрадовался тому, что из глаз девушки исчезли слезы.

— Гм-м-м… — громко откашлявшись, Джефри напомнил другу, что пора продолжать, час уже был поздний, а дело не двигалось.

— Ах да, на чем же это я остановился? Так вот, что может быть лучше, чем объявить о твоей помолвке с вновь обретенной и совершенно очаровательной, позвольте добавить, — он поклонился Розе, — родственницей? Мама, в конце концов, смягчится, а мисс Бартли-Бейкон, разозлившись, бросится искать себе титул в другом месте. А ты получишь свой душевный покой.

— Душевный покой? Душевный покой, говоришь? А что будет с этой юной леди, которой я теперь обещан? Неужели ты забыл о ней? — спросил Джефри, указывая на Розу. Он не знал, смеяться ли ему или сердиться, не решил даже, следует ли вернуться к первоначальной проблеме или удовлетворить свое любопытство и дослушать занимательную историю друга-шута.

— Ну, конечно, посели ее в доме твоей матушки. Матери это обожают, Джефри. Пусть леди Уайз подготовит леди Розу к выходу в свет, соответственно ее оденет…

Роза ухватила суть идеи лорда Филпотса и прервала его восклицанием:

— О, у меня есть полный гардероб модной одежды… ну, почти полный гардероб… он еще немного не дошит… то есть я думаю, что могла бы использовать его… — Роза умолкла, неожиданно вспомнив, что все те платья, вообще-то, предназначаются другой девушке. Девушке, в которую маркиз, вполне вероятно, влюблен. Эта мысль сильно ее расстроила. Она не хотела, чтобы маркиз был влюблен в другую.

— …и представит ее обществу, — закончил Милти, как будто Роза и не встревала в разговор. — Матери это любят. Тебе придется только сопровождать ее на несколько светских приемов. Некоторое время поиграете в эту игру, а потом тихонько разорвете помолвку. Или, черт побери, женись на девочке. Она очень мила, и, естественно, она станет старше. Это не худший вариант. Так или иначе, когда-нибудь все равно придется жениться.

Джефри изумленно поднял брови, затем задумчиво свел их к переносице. Наклонившись вперед, он длинным пальцем поднял подбородок Розы и повернул к себе ее лицо. В ее выразительных глазах читалась тревога и неуверенность, как будто она еще не понимала, во что ее вовлекают.

— Интересно, — подумал вслух Джефри, — устроит ли это всех затронутых лиц? — Затем, как будто мгновенно приняв решение, произнес: — Пожалуйста, оставьте нас, лорд Филпотс.

— Что?.. — начал было Милти, и тут же осекся. Хотя он сам придумал изумительный план, разрешавший обе проблемы Джефри, ему и в голову не могло прийти, что надменный маркиз воспримет его слова всерьез. Ну конечно, затея не самая умная и решительно не в духе Джефри. — Здорово же напугала тебя мисс Бартли-Бейкон, гораздо больше, чем я себе представлял. Может, следует обдумать все получше?

— Оставьте нас, лорд Филпотс, — повторил Джефри более твердо.

Виконт взглянул на Розу и подмигнул ей, как человек, начавший какое-то дело и потерявший над ним контроль.

— Джефри, она такая крохотная. Пожалуйста, будь поласковее…

— Буду, буду, — нетерпеливо сказал Джефри. Вскочив с дивана, он вытолкал своего большого друга из комнаты и решительно закрыл дверь. Вернувшись к Розе, он постарался объяснить ей, в чем дело: — Не знаю, как много вы поняли из этого бреда, дорогая леди Роза, но так случилось, что мне тридцать лет, и все матроны, включая мою собственную мать, решили, что в этом году я обязан непременно обзавестись женой. Поймите меня! Я совершенно не хочу жениться, на что этим энергичным дамам абсолютно наплевать. Говорю вам, я в осаде со всех сторон. Они все время суют мне под нос своих дочек. Это очень неловкое положение, и, похоже, что единственный выход — сдаться и жениться. Верьте мне, я серьезно обдумал этот вопрос. Когда я действительно решусь жениться, то предпочту остаться свободным в своих действиях, и моя жена, безусловно, при щедром содержании, будет предоставлена своим собственным капризам. То есть я считаю наилучшим выходом для себя своего рода фиктивный брак. С другой стороны, вы… э… леди Роза, также нуждаетесь в разрешении своей столь же неприятной проблемы.

Роза опустила глаза. Сравнение голодной смерти на улице с преследованием энергичных мамаш с дочерьми на выданье показалось ей несколько странным.

— Мне кажется, обстоятельства вовсе не равны… — начала она.

Джефри снова зашагал по комнате, пропустив мимо ушей ее замечание.

— Если лорд Филпотс прав, а я должен признать, что у него прекрасная память на такие сведения, вы дальняя моя родственница и леди. Поскольку мне необходима жена, пусть даже временная, мы могли бы помочь друг другу.

— А как же мисс Бартли-Бейкон? Если я правильно поняла лорда Филпотса, ваша матушка выбрала ее… — Роза запнулась, содрогнувшись от мысли о мести ведьмы, когда та узнает, что бедная помощница модистки украла из-под ее высоко задранного носа главный приз сезона.

Лицо Джефри стало суровым, он свирепо посмотрел на Розу.

— Я не желаю жениться на девице, которую интересует только мой титул, — он присел перед Розой на корточки и взял ее маленькие ручки в свои большие ладони. Его голос смягчился, он улыбнулся ей, сверкнув ямочкой на щеке. — Видите ли, я не принуждаю вас. Вы вполне можете сказать мне «нет». Я помогу вам в любом случае. Вы не окажетесь на улице. Но… не хотите ли вы стать моей женой? По крайней мере, объявить помолвку?

Роза посмотрела на свои руки, утонувшие в его теплых ладонях, и неожиданно осознала, что если упустит этот шанс, то навечно затеряется на обочинах лондонского общества. Она подняла взгляд на прекрасное лицо, на глаза, пристально следящие за ней, и с трудом подавила вздох. Да, она очень хотела бы стать его женой. Во всех смыслах этого слова. Но он предлагает не это. Он предлагает возможность остаться в обществе, в котором она родилась. Но, может быть, когда-нибудь маркиз начнет хоть немного любить ее. И более странные вещи случаются в жизни, не так ли?

Роза постаралась заглушить внутренний голос, напоминавший, что это лишь временный выход и на самом деле она никогда не станет настоящей женой лорда Уайза. Ему вообще не нужна жена! И сколько бы раз он ни сопровождал ее на балы и приемы, сколько бы раз ни улыбался ей этой чудесной улыбкой, он никогда в нее не влюбится. Ее практичный ум ясно понимал это, но романтичная натура подсказывала, что всегда есть возможность чуда. Если только она не упустит этот шанс.

Она улыбнулась ему отчаянной улыбкой, и смело ответила:

— Я хочу этого больше всего на свете. Но что скажет ваша матушка?

Джефри пожал плечами, как будто его это совершенно не тревожило.

— Насколько я знаю свою мать, она скажет очень многое. Но она примет вас под свое крыло и будет оберегать, как оберегает все маленькие, беспомощные существа. Объявление о помолвке, несомненно, явится потрясающим сюрпризом для очень многих, но я думаю, что мы оба выгадаем. Предлагаю объявить о бракосочетании как можно скорее.

— Как хотите, — прошептала Роза.

— Хорошо, — Джефри погладил ее руку. — А теперь сообщим наши новости Милти. Наверняка он сейчас стоит на коленях, прижимая ухо к замочной скважине, и выглядит очень глупо.

Маркиз распахнул дверь, и Роза хихикнула, поскольку лорд Филпотс хотя и стоял совершенно прямо… но улыбался во весь рот. Озабоченный Деминг выглядывал из-за его плеча.

— Решил, что торжество вполне уместно, — весело объявил Милти, отходя в сторону, и Деминг внес поднос с бутылкой охлажденного шампанского и тремя высокими хрустальными бокалами. Милти бесцеремонно прошествовал мимо ошеломленного маркиза, уселся напротив Розы и от чистого сердца поздравил ее.

Глава четвертая

Мисс Шэрон Бартли-Бейкон зевала над поздним завтраком на Лестер-стрит, 1, когда явно возбужденная вдовствующая маркиза Эдерингтон быстро вошла в столовую. Ее напряженное лицо раскраснелось, а руки беспомощно порхали, будто выискивая в углах комнаты что-то, забытое их хозяйкой. Шэрон вздернула брови, но предпочла дождаться, пока маркиза по собственной воле не объяснит причину своего огорчения. Ей не пришлось долго ждать.

— Дорогая, ты не видела Хэмфри? Необходимо срочно найти его. Я просто вне себя, — провозгласила леди Лавиния и, демонстрируя, насколько она вне себя, тяжело опустилась на чиппендейловский стул напротив своей юной гостьи и забарабанила пальцами по столу.

— И в чем же причина вашего дурного настроения, дорогая мама Лавиния? — спросила Шэрон, лениво слизывая мед с большого пальца.

Ее интерес был притворным, ибо на самом деле неприятности со слугами ей были абсолютно безразличны. А волнение леди Лавинии и причина ее поисков грозного мажордома не могли быть связаны ни с чем иным. Что касается самой Шэрон, ее занимало другое: почему непокорный маркиз не появился сегодня к завтраку, как обычно по средам? Именно по этой и только по этой причине она встала с постели ни свет, ни заря и надела свое лучшее домашнее платье, голубое, разумеется, чтобы подчеркнуть потрясающую синеву своих глаз.

Леди Лавиния понизила голос, огляделась, убеждаясь, что никто не подслушивает, и процедила сквозь зубы:

— Этот невозможный человек привел в мой дом девочку, и, более того, он настаивает, чтобы я представила ее обществу по всем правилам!

Горячая, облитая медом булочка замерла на полпути к открытому рту Шэрон. Это уже интересно!

— Кто, Хэмфри? — недоверчиво спросила она.

— Конечно, не Хэмфри. Ну что ты, Шэрон! Я ищу Хэмфри, чтобы подготовить для нее спальню. Давно пропавшая из виду родственница, как он говорит, и он прав. Это есть в Семейной родословной книге. Написано черным по белому. Лэм!

— Лэм! Я уже слышала это имя, — Шэрон задумалась, и дрожь дурных предчувствий пробежала по ее позвоночнику. — Кто ее привел? Где она?

— Ну конечно, Джефри. Кажется, девочку выгнал из дома кузен с сомнительной репутацией… или что-то в этом роде… она зарабатывала на жизнь швеей… да еще у мадам Говард! У той самой мадам Говард! Если об этом узнают в свете, сплетен не оберешься! — предупредила леди Лавиния, подчеркнув свое предостережение выразительным кивком и причмокиванием.

— Эта девчонка! Она здесь? — спросила Шэрон, резко выпрямляясь. — Родственница? Не может быть. Вы сказали, что лорд Уайз привел ее в ваш дом, чтобы вы представили ее в свете? Возмутительно!

— Ну, если быть точней, это его дом, но не единственный, кстати сказать. Эдерингтон-Харроу был бы гораздо уместнее в данном случае. На мой взгляд, она слишком молода для дебюта в свете, но меня, конечно, никто не спрашивает. И к чему такая щедрость… Ну, она явно бросилась ему на шею. Похоже, он тоже увлечен ею. Леди Лавиния умолкла, пораженная своей странной мыслью, затем продолжила:

— Что заставляет меня задуматься. Трудно судить, когда на ней такое бесформенное платье… и эти распущенные волосы. Но я думаю, что, если ее приодеть, она могла бы взять штурмом Лондон и, возможно, покорить Джефри. Удивительно, но он с ней так ласков, — она попыталась сосредоточиться. — Я должна подготовить ее к балу у лорда Таунсенда, а это всего через две недели! Наверное, у нее есть какие-то платья, но вряд ли они приличны. Ведь они, — леди Лавиния с отвращением передернулась, — от мадам Говард!

— Но она здесь… — Шэрон ткнула в стол указательным пальцем, — прямо здесь? В этом самом доме?

Сумбурный лепет леди Лавинии быстро истощил ее терпение.

— Да, расселась в гостиной. Прощается с Джефри, а потом я должна устроить ее…

— Джефри тоже здесь! И мне не сообщили? — Шэрон вскочила со стула и бросилась по коридору, забыв о леди Лавинии. Она была вне себя от гнева. Проклятые слуги! Она не раз приказывала извещать ее, как только маркиз появится на пороге. Ну, сегодняшняя оплошность им даром не пройдет!

— О Господи, — вздохнула леди Лавиния, глядя вслед Шэрон, затем покорно вздохнула, оторвала свое пухлое, похожее на чайник тело от стула и отправилась за раздраженной гостьей. Она ожидала от нее поддержки в этом деликатном деле, а не такого сумасшедшего взрыва. И хоть бы извинилась!

Роза тихо сидела на атласном диване, нервно теребя поношенную юбку. У нее не было никакой уверенности в том, что ее примут в этих роскошных апартаментах. Леди Лавиния казалась такой чопорной, встретила ее совсем не так радушно, как она ожидала со слов Джефри. Но она постарается поправить дело. Роза отважилась взглянуть на лорда Уайза. Он небрежно облокотился о камин, скрестив ноги, и выглядел полностью равнодушным к тому, как его мать приняла новости. Будто он каждый день сдавал на ее попечение совершенно незнакомых девиц!

Этот человек оставался для Розы загадкой, он был выше ее понимания. Правда, опыта у нее было мало или не было совсем. С некоторым облегчением она заметила, что, несмотря на предложение стать райской птицей маркиза, он на нее не сердится. И менее достойный мужчина не стал бы представлять ее своей матери, не правда ли? И он так старался объяснить их родственную связь! Даже принес из библиотеки огромную Семейную родословную книгу, чтобы доказать свою правоту. Ясно одно — он самый замечательный в мире человек, и — в этом она была совершенно уверена — она с радостью отдала бы за него жизнь.

Шэрон стремительно пролетела под аркой и остановилась, театрально выразив приятное удивление, как будто не ожидала, что в гостиной кто-то есть.

— Лорд Уайз! — восторженно выдохнула она, склонив золотистую головку, и прижала ладони к груди, как бы привлекая к себе всеобщее восхищенное внимание.

— Доброе утро, мисс Бартли-Бейкон, — сказал Джефри с легким кивком и прикрыл глаза. Именно ее он не имел ни малейшего желания видеть сегодня. — Я уверен, что вы помните мисс Розу Лэм, хотя, как выяснилось, она леди Роза. Леди Роза, позвольте представить вам мисс Шэрон Бартли-Бейкон.

— Да-да, — сказала Шэрон, пренебрежительно отмахнувшись от Розы, и повернулась к ней спиной. — Милорд, ваша матушка и я так скучали без вас за завтраком. Обычно вы раннее… и, смею сказать, самое желанное добавление к нашему маленькому семейному кругу. Ваше отсутствие омрачило начало моего дня.

Роза окаменела от столь вопиющего пренебрежения к себе и демонстративно-хозяйского обращения с маркизом. Ее глаза прищурились и холодно засверкали. Если бы взгляды могли замораживать, у блондинки уже свешивались бы с носа сосульки.

Тяжело дыша, вошла леди Лавиния.

— Вот ты где, Шэрон. Позволь представить тебе леди Розу… О, Джефри, дорогой, ты еще здесь?

— Да, мама, я еще здесь, — шутливо подтвердил он, затем выпрямился и подошел к Розе, протягивая ей руку. — Но теперь я должен уйти. Леди Роза, я немедленно пошлю Деминга на Бонд-стрит за вашими вещами. Все уже сложено и упаковано?

Роза вложила ручку в его большую ладонь и улыбнулась, глядя в приветливые карие глаза. Как же она раньше не заметила золотистых искорок в этих глазах цвета хереса? И крохотных веселых морщинок в уголках улыбающихся губ? Сверкнула ямочка на его щеке, и ее сердце чуть не разорвалось. Она не смогла не ответить на танцующее в его глазах веселье заговорщика.

— Да, все готово.

Тут из плетеной корзинки у ее ног раздался жалобный недовольный вопль.

— О Господи! Кто-то умирает! — взвизгнула леди Лавиния.

Ее рука взметнулась к горлу, и она завертела головой в разные стороны, как бы ожидая обнаружить бедное страдающее существо, раздираемое в клочья в ее собственной гостиной.

— Тише, Вилли, — приказала Роза, стукнув по корзинке. — Прощу прощения, леди Уайз. Это всего лишь мой кот. Я не знала, будут ли ему рады, но не могла выбросить его на улицу голодать.

— Кошка! — фыркнула Шэрон. — То есть у нас уже пара бездомных.

Джефри резко выпрямился и бросил на Шэрон недобрый взгляд.

— Я уверен, что это очень милая кошка… — он повернулся к Розе, — и, конечно, вы не могли ее выбросить.

— Но зачем нам кошка, Джефри? — спросила леди Лавиния, взглянув на сердито вытянувшееся лицо Шэрон.

Будет очень нелегко. Чертов упрямец Джефри! Заварил в ее доме такую кашу. Похоже, он безвременно сведет ее в могилу своим непредсказуемым поведением.

— Ну, мама. В конце концов, этот дом такой большой мавзолей. Какая беда от одной маленькой кошки? Леди Роза, давайте выпустим ее из корзинки. Пусть она тоже со всеми познакомится.

— Это кот, и его зовут Рыжий Вилли.

Уверяю вас, он умеет очень хорошо себя вести, — сказала Роза, моля Бога, чтобы Вилли продемонстрировал свои лучшие манеры именно сейчас.

Она вынула раздраженного кота из корзинки и положила себе на колени, придерживая за шкирку, чтобы озорник, не дай Бог, не решил удрать от незнакомцев.

Шэрон быстро подобрала юбки, как будто животное могло осквернить ее одним своим присутствием.

— Я, например, всегда считала кошек угодливыми. И зловредными. Я предпочитаю собак.

Роза несколько сурово подняла голову, но заговорила сладким голоском.

— Ну а я, — она выдержала секундную паузу, непреклонно глядя в злые синие глаза, — всегда замечала, что собак обычно предпочитают те люди, с которыми отказываются иметь дело кошки.

В комнате воцарилось гробовое молчание. Целую минуту Джефри озадаченно смотрел на малышку. Именно столько времени ему понадобилось, чтобы осознать смысл услышанного. Затем на его губах заиграла восхищенная усмешка, от которой он помолодел лет на десять. Девочка кажется таким кротким созданьем, но дерзости ей не занимать. От души, рассмеявшись, он махнул рукой на вырывающееся животное, решив быстро сменить тему разговора и удержать грубые слова, готовые сорваться с языка Шэрон.

— Итак, у нас один маленький кот. Мама, неужели вас расстроит Рыжий Вилли? И это после всех буйных волкодавов, которыми ваш собственный сын заселял дом? Не говоря уже о жабах и змеях, которых он прятал в спальне.

— О, полагаю, ты прав. Мы отнесем его на кухню. Повариха даст ему молока, а вы, Роза, можете держать его корзинку в вашей комнате. Не такое уж это свирепое животное, — согласилась леди Лавиния. В конце концов, разве она не придерживается мнения, что забота о домашних животных развивает в детях чувство ответственности?

Шэрон прищурилась. Ей все это явно не нравилось. Такое заботливое отношение к маленькой нахалке и ее блохастой уличной кошке не вписывалось в ее планы. Если уж девчонка останется в доме, а, похоже, так оно и есть, необходимо каким-то образом повернуть это к своей выгоде. Что, если взять на себя роль покровительницы? Поможет ли ей это подняться в глазах ускользающего лорда Уайза? Она задумчиво погладила атласную щеку указательным пальцем. Надо хорошенько все продумать.

Джефри явно был очень доволен собой.

— Ну, леди Роза, все устроилось. И теперь я ухожу. До свидания, мама, — он чмокнул мать в щеку. — Мисс Бартли-Бейкон, леди Роза. Я вас оставляю.

— Лорд Уайз, — проворковала Шэрон, по-хозяйски кладя ладонь на его рукав. — Вы уверены, что мы не сможем убедить вас остаться? Нет? Тогда я провожу вас до двери.

Джефри ловко убрал руку из-под ее ладони.

— Можете не сомневаться, мисс Бартли-Бейкон: родившись и выросши в этом доме, я изучил дорогу до парадного входа. — Запоздалая мысль заставила его снова повернуться к Розе. — Послушайте, леди Роза, вы ездите верхом?

Лицо Розы засветилось энтузиазмом.

— О да. Меня посадили на лошадь чуть ли не раньше, чем я научилась ходить.

— Прекрасно. Постараемся обеспечить вас подходящим конем в ближайшем же будущем.

— Это было бы замечательно. У меня был лучший скакун в Шенстоне. Чудесный и выносливый. Но… — она помедлила, и ее лицо омрачилось, а зубки впились в нижнюю губу, — это было дома.

— Понимаю, — выразил сочувствие Джефри, с серьезным видом кивая. — Ну, мы поищем другого. Я снова прощаюсь, дамы, и, кажется, наконец, ухожу.

Свирепо глядя на спину удаляющегося лорда Уайза, Шэрон кипела от негодования. Какая наглость! Он не обращал на нее внимания, танцуя на задних лапках перед маленькой лавочницей. Медленно повернувшись, она лениво обошла диван, изучая девицу. Неопрятная, немодная и неинтересная — таков был ее приговор. Ее взгляд презрительно скользнул по отвратительному коту, по крохотной фигурке — от распущенных волос до маленьких поношенных ботинок.

— Вот как! Вижу, в конце концов, вы нашли способ свить себе гнездышко, девушка. Но, поскольку вас никто сюда не звал, вам это пользы не принесет. Вы меня понимаете? — сказала Шэрон, агрессивно уперев руки в бока.

— Я совершенно не понимаю, о чем вы говорите, мисс Бартли-Бейкон… — начала Роза, но Шэрон оборвала ее самым грубым образом.

— Откуда такое замешательство, мама Лавиния? — спросила она, широко зевая. — Вы же не думаете, что эта Рози затмит меня.

— О Господи, конечно, нет. Конечно же, нет, — ответила леди Лавиния, тщетно пытаясь подобрать утешительные слова для раздраженной девицы. У нее не было никакого желания еще больше омрачать свое утро спорами с Шэрон Бартли-Бейкон. Кроме того, предстояло устроить в доме неожиданную юную гостью, а потом еще бал у Таунсенда…

— Ничто не может огорчить меня, потому что я прекрасна, — сказала Шэрон скучающим голосом. — В Лондоне нет никого красивее меня. И не будет. — (Со стороны наблюдать такое тщеславное самовосхваление было довольно противно.) — Завейте девчонке локоны, и я одолжу ей одно из своих старых платьев для бала у Таунсенда. Она сможет завлечь какого-нибудь младшего сына, не имеющего шансов жениться более удачно.

— Мне говорили, что у нее есть платья… — Голос леди Лавинии замер, затем зазвучал с новой силой: — Хотя я сказала Джефри, что он не должен оставлять ее с пожилыми женщинами. Он должен проявить к ней некоторое внимание, иначе я вложу ему ума!

— Вряд ли у вас найдется что вложить, мама Лавиния, — сказала Шэрон, но неприкрытое оскорбление пролетело мимо ушей леди Лавинии. — Ничто не отвлечет Джефри от меня… тем более это маленькое ничтожество.

Роза стиснула зубы. Какая грубость — говорить о ней так, будто ее здесь нет! Как будто она… вещь! Поднявшись с дивана, она сбросила Вилли с колен.

— Напрасно вы так в этом уверены, — заявила она, распрямляясь.

Как ей хотелось швырнуть новость о помолвке в лицо этой избалованной девице, но, зная, что помолвка всего лишь обман, она прикусила язык. Будь это настоящая помолвка, она бы выпалила свою новость и рассмеялась в самодовольные глаза нахалки.

— Послушайте только эту девчушку, — язвительно сказала Шэрон и больно ущипнула Розу за щеку. — Вы такая робкая, Рози. Начнете заикаться и краснеть каждый раз, как какой-нибудь джентльмен только взглянет в вашу сторону. Предупреждаю, держитесь поближе к леди Уайз. Маркиз не удостоит вас… — она резко щелкнула пальцами под носом Розы, — своим вниманием. — Шэрон развернулась и выплыла из комнаты, чуть не наступив на Вилли. — Прочь с дороги, дрянной кот!

— О Господи, помоги нам всем, — фыркнула леди Лавиния, с ужасом глядя вслед Шэрон, затем повернулась к Розе и стала внимательно ее изучать. Она не боялась, что эта маленькая наивная девочка затмит Шэрон, но что-то в поведении Джефри вызвало ее тревогу. Конечно, ее сын не наделает глупостей в отношениях с этой девочкой, просто не хотелось, чтобы он отвлекался от намеченной ею цели. — Роза, подождите здесь, я найду кого-нибудь, кто проводит вас в вашу комнату.

Разъяренная Роза молча стиснула зубы. Ей все было ясно. До боли ясно. В этом доме ей не будет покоя. Леди Лавиния не скрывает своего недовольства навязанной гостьей и не станет заступаться за нее перед своей любимицей мисс Бартли-Бейкон. А эта ведьма, чтобы заполучить маркиза, готова растоптать всех, кто попадется на ее пути. Подобрав Вилли, Роза снова села на диван ждать, пока кто-нибудь вспомнит о ней и покажет ее комнату.

Она погладила пушистую голову кота.

— Надо подумать, Вилли. Это всего лишь временный выход из нашего бедственного положения. И еще следует позаботиться о моем бедном сердце. Оно уже рискует разбиться, ибо я по уши влюблена в человека, который вполне может оказаться самым худшим из повес.

Глава пятая

Дом номер один на Лестер-стрит принял Розу в свои объятия, как любящая мать — дитя. Совсем не гулкий и не грозный, как можно было бы ожидать от такого большого особняка, будто смягчившийся с годами, он радушно принял бездомную девушку.

Два крыла дома, построенного в форме буквы X, предназначались для гостей и слуг, а два крыла — для семьи. Большое внимание уделялось и надлежащему обрамлению: тщательно распланированные сады с вымощенными дорожками дополняли на редкость обширную для города резиденцию. Каменный фасад был увит плющом. Высокие окна по бокам огромных дверей выходили в самую удивительную часть дома — парадный вестибюль. Купольная цветная фреска изображала Диану-Охотницу, а бесчисленные зеркала в массивных резных рамах многократно отражали свет и пространство, превращая вестибюль в роскошный театральный зал.

Высокие колонны, украшенные золочеными гроздьями фруктов и гирляндами цветов, стояли, как часовые, у входов в четыре коридора. Бесчисленные двери, резные и задрапированные, будто маршировали вдоль длинных коридоров. Похожие на сказочные пещеры гостиные, восхитительные маленькие салоны, романтичные альковы, встречающиеся тут и там, — все приглашало к исследованию. Если же гость уставал от архитектуры, можно было провести время в обширной портретной галерее, названной «Галереей славы» в напоминание о многочисленных предках, посвятивших себя служению короне. Именно здесь юная младшая горничная, приставленная к Розе, нашла свою подопечную.

— Леди Роза! Леди Роза!

Различив настойчивость в голосе горничной, Роза отвернулась от картины, которую изучала, и крикнула:

— Я здесь, Летти!

Летти в развевающихся юбках и фартуке ворвалась в галерею и чуть не столкнулась со спешившей к двери Розой.

— О, мисс, я уж думала, что никогда не найду вас. Мистер Хэмфри сказал, что его светлость ждет вас в библиотеке! — воскликнула Летти, тяжело дыша и обмахиваясь фартуком. — Говорит, что вы должны одеться для верховой прогулки, и поскорее.

— Верховой? О нет! Я еще не закончила амазонку! — Роза распахнула дверь и выбежала в коридор. — Ах, Летти, мне не следовало бездельничать здесь и разглядывать портреты. Еще не подшит жакет и не отделаны петли.

— Я уже все продумала, мисс. Мы выкрутимся, — объявила Летти, подгоняя свою подопечную вверх по лестнице. — Я нашла вполне подходящую коричневую юбку. Вместе с белой блузкой и зеленым коротким жакетом получится прекрасный костюм. Я еще завяжу вам галстук, какие носят джентльмены. Хороший камердинер из меня получится, мисс. И мы приколем перо к той кокетливой коричневой шляпке… и еще у вас есть полусапожки…

Вскоре, облаченная в импровизированный костюм для верховой езды, Роза легко сбежала по лестнице. Представив хмурого лорда Уайза, нетерпеливо меряющего шагами комнату, она поспешно прошла через обширный вестибюль. Завернув за угол к библиотеке, она поскользнулась на натертом полу и, чтобы не упасть, схватилась за дверную ручку.

Выходивший из комнаты Хэмфри испуганно ударил массивным жезлом об пол.

— Хм-м! — проворчал он и суровым взглядом выразил неодобрение такой детской неугомонности.

— Простите меня, Хэмфри, пожалуйста, — сказала Роза, тяжело дыша и едва удерживаясь от реверанса перед внушительным мажордомом. Поскольку он явно был не склонен к снисходительности, она осторожно прошмыгнула мимо него в библиотеку.

— Ну-ну, к чему такая спешка? — весело сказал Джефри и подошел к Розе, улыбаясь своей изумительной теплой улыбкой и протягивая ей руку.

Он был ошеломляюще прекрасен в облегающих лосинах, потертых сапогах для верховой езды и черном тончайшем сюртуке. На фоне темных стенных панелей из красного дерева он казался еще великолепнее.

Роза вдруг застеснялась и неуверенно вложила ладошку в его ладонь.

— Прошу прощения за то, что задержала вас, милорд, но у меня пока нет настоящего костюма для верховой езды, и пришлось импровизировать, — извинилась она, оглядывая свой костюм.

— О, не имеет значения, дитя мое, — успокоил он. — Мы же едем размяться, а не поразить бомонд. Ну, как? Вы смелая девочка?

Он нежно улыбнулся и легко коснулся указательным пальцем кончика ее носа.

— Да, конечно, — сказала Роза, осторожно высвобождая руку. Он обращается со мной, как с годовалым малышом, только начинающим ходить, с разочарованием подумала она, распрямляясь и поднимая голову, чтобы прибавить себе роста и, может быть, пару лет. — Да, лорд Уайз, я ужасно хочу отправиться на эту прогулку. Но… — После короткой паузы она добавила более решительно, как подобает взрослой: — Я должна позвать горничную.

— Перед домом ждет Милти, то есть лорд Филпотс. И с нами будет не менее двух грумов. Полагаю, если мы будем придерживаться главных аллей и останемся на виду у всех, кто захочет наблюдать за нами, вы будете в полной безопасности. Безусловно, мы вчетвером сможем оградить вас от любой атаки.

Роза засмеялась, туг же представив себе, как четверо огромных мужчин бросаются защищать ее от маленьких пухленьких матрон, шепчущихся, чуть не прижимаясь, друг к другу лбами, под прикрытием вееров из золоченых перьев.

— К сожалению, лорд Уайз, даже смелость, о которой вы упоминали, не спасет меня от сплетен, если я нарушу светские правила.

— Никогда не слышал более верных слов, леди Роза, — согласился Джефри, словно разделяя ее печаль. — Но как ваш родственник и покровитель, я исполню свой долг и прослежу, чтобы вы всегда были на высоте положения. Никакого сумасшедшего галопа! Вы слышите, мисс? — Он сурово нахмурился и погрозил ей пальцем.

Роза снова рассмеялась и отошла, натягивая лайковые перчатки.

— Я учту ваши инструкции. Не пора ли нам отправляться, а то лошади покроются пеной, еще не сойдя с места? Мне не терпится увидеть, какое создание из плоти и крови вы приготовили для меня в это великолепное утро.

Надев цилиндр, маркиз быстро пошел к парадной двери, звонко стуча каблуками по мраморным плитам.

— Должен предупредить вас. Хоть он и прекрасный гунтер[2] и, похоже, настоящий джентльмен, я несколько шокирован тем, что привел такого шута горохового из собственной конюшни, — бросил Джефри через плечо и, подойдя к двери, отступил, с поклоном пропуская Розу.

Роза быстро поравнялась с ним, озадаченно хмурясь и пытаясь понять смысл его слов… и шутливую манеру. Выйдя на крыльцо, она широко распахнула глаза при виде своего детского любимца, мирно стоящего под седлом на подъездной аллее рядом с одним из упомянутых грумов. Лорд Филпотс, придерживавший Вздора за ошейник, шагнул вперед, страстно желая увидеть ее реакцию на сюрприз.

— Недоразумение! Неужели это правда? — ахнула Роза и, забыв о лорде Уайзе, бросилась вниз по ступенькам к черно-белому и в пятнах еще каких-то невообразимых цветов гунтеру. Мерин высоко вскинул голову и затанцевал на месте, тщетно пытаясь увернуться от бурных объятий.

— Ну конечно. А кто же еще? Во всей Англии не найдется второго такого, — поддразнил Милти, просияв от восторга при виде ее явной радости, и коснулся полей цилиндра, салютуя маркизу. — Ну, старина, отличная работа. Юная леди счастлива, как послушный ребенок в рождественское утро.

Джефри принял похвалу с усмешкой и тоже коснулся указательным пальцем цилиндра. Он тоже был доволен. Роза вела себя именно так, как он надеялся, когда принимал решение попытаться купить эту лошадь. Он спустился по широким гранитным ступеням и подошел к девушке.

— Я впервые увидел его сегодня утром и испытал настоящий шок. Я купил его и организовал переезд в Лондон через агента, а потому представления не имел о его замечательной окраске. Как вы назвали его? Недоразумение?

— Да, конечно, — подтвердила Роза, как будто ее выбор был единственно правильным. — Когда я в первый раз увидела его, мне сразу стало ясно, что невозможно решить, какого он цвета, и затем вдруг… — она пожала плечиками, — оказалось, что все уже решено.

Милти, быстрее схвативший смысл шутки, расхохотался, качая головой.

— О, отлично, леди Роза! Оказалось, что все уже решено! В самом деле, отлично.

Роза перевела взгляд с лорда Филпотса на строгое лицо лорда Уайза.

— Но я попрошу вас не смеяться над ним, у него от этого появляется чувство неполноценности. Хотя за такой долгий срок он и должен был бы привыкнуть, боюсь, что этого не случилось.

Джефри еще некоторое время стоял, нахмурившись, затем до него дошел полный смысл ее замечания, он откинул голову и разразился раскатистым смехом, что было для него совершенно нехарактерно.

Милти удивленно поднял брови и задумчиво поджал губы. Никогда, за всю более чем двадцатилетнюю разгульную дружбу, он не видел, чтобы маркиз Эдерингтон так открыто радовался кому-нибудь или чему-нибудь. Это их самый лучший сезон, и благодаря всего одной маленькой девушке.

Роза запоздало вспомнила о хороших манерах и повернулась к Милти.

— Доброе утро, лорд Филпотс. Искренне рада видеть вас снова.

— И я счастлив видеть вас, дорогая леди Роза, — сказал Милти, приподнимая цилиндр и сияя самой ласковой улыбкой. — Вы хорошо устроились?

— Вполне прилично, — честно ответила она. — Правда, прошло еще слишком мало времени.

— Хватит болтать, — добродушно сказал Джефри. Обхватив руками тоненькую талию Розы, он легко поднял ее в седло. — Пора отправляться в парк, пока там еще мало народу и есть возможность поскакать галопом. Держу пари, вам не терпится дать вашему недоразумению размять ноги после столь долгой разлуки. Я прав, дитя мое?

— О да! — воскликнула Роза, наклоняясь, чтобы сунуть ногу в стремя.

На мгновение их глаза встретились, а лица оказались так близко, что Джефри почувствовал ее легкое дыхание на щеке, нежное и теплое. Желание, неожиданное и настойчивое, охватило его, окрасив румянцем лицо. От удивления он судорожно перевел дух. Но воздух, который он вдохнул, был напоен теплом ее тела и легким ароматом сирени, что только усилило его чувство. Он отпрянул, как будто подступил слишком близко к огню. Беспокойство отразилось на его лице, и он хлопнул пегого по крупу, чтобы скрыть замешательство. Что случилось с ним, если он краснеет, как школьник, из-за невинной девчушки, только недавно носившей короткие платьица?

Лорд Филпотс, хоть сам он и пользовался довольно скромным успехом у женщин, заметил, как участилось дыхание Джефри, и понял, в чем дело. Вполне возможно, подумал он с усмешкой, что его непогрешимый друг не так уж и непогрешим, в конце концов. Наблюдая, как элегантный маркиз взлетает в седло своего чистокровного жеребца, он решил, что влюбиться в такое очаровательное дитя, как крошечная леди Роза Лэм, — не самое страшное для его друга. На самом деле, если хорошенько подумать, это даже очень здорово.

Роттен-Роу была, слава Богу, безлюдна, когда туда прибыла маленькая компания. Воспользовавшись этим, они пустили лошадей в бодрящий галоп по утоптанным дорожкам, превратившийся вскоре в состязание. И в этом состязании легко победила Роза, оказавшаяся бесстрашной наездницей и легко берущая барьеры, высота которых вызывала в обоих джентльменах тревогу за ее безопасность.

Когда они оказались в дальнем конце Гайд-парка, Милти подскакал к Розе.

— Леди Роза, вы великолепны. Лучший всадник в юбках из всех, кого я видел, — воскликнул он.

Давая передохнуть своему коню, он вытащил огромный белый платок, чтобы протереть влажный лоб.

— Благодарю вас, лорд Филпотс. Я счастлива снова скакать на Недоразумении. Разве он не прекрасный прыгун? Он ни перед чем не струсит, так как его сердце самое храброе в мире.

— То же самое можно сказать и о его неукротимой наезднице, — пошутил великан. — Великолепное зрелище. Тот последний барьер был не ниже пяти футов.

Джефри натянул поводья своего сильного пегого жеребца и пронзительно свистнул, подзывая Вздора.

— Я бы в этом случае прописал немного здравого смысла. Послушайте, Роза, вы слишком рискуете, — строго пожурил он. — А теперь пора возвращаться.

Счастливое лицо Розы чуть вытянулось. Это наказание за неразумное поведение? Неужели ее отправят домой, словно провинившееся дитя, как он ее постоянно называет?

— Простите, лорд Уайз. Впредь я буду себя сдерживать. Неужели наша прогулка закончилась?

Джефри удивленно взглянул на нее. Разве он был настолько суров?

— Не надо извинений, Роза. Вы не сделали ничего дурного, — сказал он, с удовольствием видя, как ее лицо проясняется и возвращается улыбка. — Просто скоро здесь будет полно народу, а большинство дамских лошадей шарахаются от Вздора.

— Я их прекрасно понимаю. Он, пожалуй, крупнее многих из них, — объявила Роза, указывая на пса, сидящего перед ними, свесив из гигантской пасти язык. — И я не желаю больше слышать насмешек над именем Недоразумение… особенно от человека… — она шутливо нахмурилась на лорда Уайза, — который наградил собаку таким именем. Вздор, надо же было такое придумать!

Джефри усмехнулся и галантно приподнял цилиндр.

— Как пожелает леди. Я никогда больше не унижу ваше дорогое Недоразумение, но вы должны знать, что волкодав назван в честь моего уважаемого дедушки.

Роза не нашла слов и пристально посмотрела на него. Ей не хотелось оскорблять его смехом, но, безусловно, он пошутил, хотя ничем себя не выдал. Однако любопытство не позволило ей долго молчать, и, наконец, она сказала как можно вежливее:

— Очень мило… э… вашего дедушку звали Вздором? Очень необычное имя.

Милти разразился громким смехом и хлопнул себя по ляжке. Джефри усмехнулся и развернул лошадь, предлагая компании следовать за ним. Они поехали шагом, Роза между двумя джентльменами. Поскольку лорд Филпотс никак не мог успокоиться, объяснять пришлось Джефри.

— На самом деле моего дедушку звали лорд Нелсон Честерфилд Уайз. После смерти отца мы с матерью временно поселились в Эдерингтон-Харроу, где мои дедушка с бабушкой жили постоянно. Дедушка был очень высокого роста, величественный, с длинными, свисающими, как у моржа, усами и голубыми строгими глазами, которые, казалось, могли видеть сквозь стены и заглядывать в мысли, если они были недостаточно чисты, — сказал он, озорно улыбаясь Розе. — Он тяжело топал по Харроу, опираясь на трость, поскольку сильно страдал от подагры. Некоторые считали, что своим пессимистическим взглядом на жизнь он был обязан болезни, но были и другие, кто говорил, что виновата в этом моя прелестная, любящая пофлиртовать бабушка. Однако какова бы ни была причина, в детстве я ужасно боялся его. Не помню, был ли я в действительности хулиганом, может, и был, но совершенно ясно помню, как дедушка яростно колотил тростью по полу и громко ревел «Вздор!» всякий раз, как я пытался придумать оправдание какой-нибудь непростительной выходке.

— Как ужасно для маленького мальчика, — посочувствовала Роза.

Ее сердце настолько преисполнилось нежности к малышу, напуганному страшным дедушкой, что она натянула поводья и порывисто положила ладонь на руку Джефри.

Джефри нежно улыбнулся, поднял ее руку и поцеловал покрытые перчаткой пальчики.

— Ах, я вполне оправился. А, став чуть старше, понял, что так же он кричит и на слуг, и на собак, и на бабушку всякий раз, как ему что-то не нравится. Но мы очень сблизились перед его кончиной. Мне даже нравится думать, что его призрак обитает в Эдерингтон-Харроу, а при определенном направлении ветра можно слышать, как он топает взад-вперед по длинным коридорам, — Джефри наклонился к Розе, притянув ее поближе, и понизил голос до шепота, — и кричит: «Вздор! Вздор!»

К его полному восторгу, Роза содрогнулась при мысли о затаившихся призраках.

Милти снова разразился веселым смехом. Вид лучшего друга, забавляющего юную леди, доставлял ему истинное удовольствие. И от смеха Розы его нежное сердце радостно пело.

— Изумительное представление, старина. Джефри освободил руку Розы и отсалютовал Милти.

— Пожалуй, прежде чем мы вернемся на Лестер-стрит, 1, или окажемся в толпе, что исключит уединение, нам следует обговорить наш план. Хорошенько подумав, я решил, что бал у Таунсенда — подходящий случай объявить о помолвке.

— Помолвка? — вскрикнула Роза.

Она так наслаждалась прогулкой, что совершенно забыла о причине своего появления на Лестер-стрит, и это слово, спокойно произнесенное при свете дня, подействовало на нее, как ведро ледяной воды. И лорд Уайз, и лорд Филпотс удивленно посмотрели на девушку. Она быстро взяла себя в руки. Нельзя давать им повод для тревоги, она не собирается изменить данному обещанию. Однако она не могла не думать о том, как чудесно было бы, если б помолвка была настоящей. Но, желая настоящей помолвки больше всего на свете, Роза прекрасно понимала, что этого никогда не будет, а следовательно, нет смысла и мечтать. Она погладила пальцы, к которым прижимался губами Джефри. Хотя мечта эта все равно никогда не оставит ее, печально подумала она.

— Очень подходящий случай, — согласился Милти. — Одно маленькое объявление, и все твои неприятности закончатся. Никто больше не сможет заставить тебя жениться, пока ты сам не захочешь. И никому не известно, сколько продлится помолвка. Вы можете оставаться помолвленными годами и не жениться вообще, если пожелаете!

Роза резко вскинула голову и уставилась на Милти, будто не поверила своим ушам. Какое бессердечие!

— Что я слышу? Вы хотите, чтобы я состарилась и поседела с одним кольцом на руке? И когда обман закончится, вы просто отшвырнете меня, будто я вам не угодила? Ни один приличный человек не сделает предложение девице не первой молодости, да еще так долго помолвленной с другим. — Роза переводила взгляд с одного ошеломленного лица на другое. Что с ними происходит? Неужели они такие толстокожие? — А как же мое будущее? Что будет со мной? — пылко воскликнула она.

Джефри резко натянул поводья, пораженный ее вспышкой. Хотя он действительно не имел желания жениться и впутался в этот безрассудный заговор, видя в нем всего лишь средство избежать неприятной ситуации, он никогда не думал о бесконечной помолвке. Один взгляд на потрясенное лицо Розы вызвал поток утешительных заверений с его стороны:

— Не отчаивайтесь, дитя мое. Я не позволю вам зачахнуть на корню. Вы будете вознаграждены за роль в этом фарсе. Я прослежу, чтобы вы появились в высшем свете с большой пышностью и торжественностью. Я буду пылко плясать перед вами на задних лапках на всех приемах. И я обещаю не очень злиться, если вы будете чрезмерно флиртовать с юными денди, когда представится такая возможность. — Он подвел своего жеребца ближе и ласково улыбнулся. — А если вы обнаружите, что у вас появились к кому-то нежные чувства, только скажите мне, и я немедленно освобожу вас от обязательств… — он потянулся и похлопал ее по руке, — продемонстрировав всему свету, как страдаю от безвозвратной потери. Это вас удовлетворит?

Роза молчала. Да, это должно бы ее удовлетворить. Однако почему она не испытывает удовлетворения от мысли, что он освободит ее от себя самого? Она опустила голову и прошептала:

— Полагаю, я должна быть довольна, не так ли?

Взгляды Милти и Джефри встретились над ее опущенной головкой, друзья удивленно подняли брови. Милти слегка покачал головой, признавая, что у него нет ответа на этот вопрос. Он не мог понять, что вызвало девичьи слезы.

Джефри наклонился и поднял головку Розы за подбородок.

— Роза, уверяю вас, когда придет время порвать помолвку, я разыграю величайшее горе. Я буду громко рыдать и рвать на себе волосы, чтобы бомонд понял: вы бросили меня, а не я вас, — тихо пообещал он.

Поскольку лорд Уайз был без перчаток, Роза чувствовала тепло его пальцев. Одной его близости было достаточно, чтобы вызвать в ней дрожь. Она опустила глаза и с трудом удержала желание повернуть голову и прижаться губами к его ладони. Но вместо этого она выпрямилась и отодвинулась, чопорно объявив:

— Благодарю вас, милорд, это меня вполне удовлетворит.

Лицо Милти прояснилось, и он испустил долгий вздох облегчения, поскольку настроение Розы явно улучшилось.

— Ну и прекрасно! Теперь, когда вы успокоились, Роза, давайте улыбнемся и продолжим развлечение, согласны?

Тронув каблуками круп Недоразумения, Роза слабо улыбнулась джентльменам и проскакала вперед. Итак, сколь это ни прискорбно, она стала развлечением для двух лордов. Что будет с ней, когда она им наскучит?

Глава шестая

Дождь снова поливал Лондон, омрачая настроение великосветской элиты. Однако, если ливню не удалось умерить энтузиазм Розы, с нетерпением ожидавшей своего первого бала, нельзя было сказать того же о Шэрон или леди Лавинии. Обе дамы задыхались в каменных стенах, страсти накалялись. Чайные церемонии стали скорее похожи на бои без правил, чем на приятное развлечение, и Роза, хотя и считала своим долгом посещать в это время хозяйку, страшилась часа, проведенного в компании одной или обеих женщин.

— И скажите мне, Роза… — леди Лавиния умолкла и уставилась поверх своей чашки и довольно длинного носа на девушку, — как так получилось, что ваш отец не обеспечил ваше будущее перед своей кончиной? Я имею в виду, не устроил ваш брак…

Брак, брак, брак, раздраженно думала Роза. Неужели ей никогда не избежать этой темы? Казалось, что все вокруг только о браке и говорят, особенно леди Лавиния и Шэрон. Тема замужества, так или иначе, возникала каждый Божий день. Розу эти разговоры крайне утомляли и раздражали, но она мило улыбнулась леди Лавинии.

— Возможно, отец не осознавал, что конец его жизни так близок, леди Лавиния, — ответила она.

— Вам было, сколько вы сказали… четырнадцать, когда он скончался? Едва ли подходящий для брака возраст, однако, чем раньше начать приучать девушку к обществу, тем лучше. Он должен был понимать это… будучи лордом и образованным человеком. Я имею в виду, он понимал, что вы вряд ли станете моложе, не так ли? — скорбно заметила леди Лавиния.

Шэрон хихикнула, с удовольствием наблюдая, как леди Лавиния пощипывает выскочку. Она не собиралась прощать Розу за то, что та пролезла в дом на Лестер-стрит со своей печальной сказочкой. Девчонка посмела сунуть нос не в свои дела и отвлекала внимание лорда Уайза каждый раз, как он оказывался поблизости. И вообще она взбаламутила и без того мутную лужу.

Роза поставила свою чашку и пригладила очаровательную муслиновую оборку на запястье. Ей очень хотелось вернуться к шитью. Еще так много надо было сделать.

— Роза, вы слышали меня? — напомнила леди Лавиния.

— Да, леди Лавиния, и я согласна с вами, вряд ли папа ожидал от меня невозможного. Вряд ли он думал, что я стану моложе, — подтвердила она, пытаясь отыскать какой-нибудь способ увести разговор от своей семьи. Слишком болезненная тема, чтобы делать ее предметом светской болтовни.

Но отвлечь леди Лавинию от намеченной цели было не так-то просто.

— Я полагаю, я даже уверена, что он оставил вам, своей единственной дочери, ту часть состояния, которая не переходит к наследнику титула, — она выдержала паузу, пока не дождалась утвердительного кивка Розы. — Правда, я сомневаюсь, что этого достаточно, чтобы обеспечить ваши преклонные годы.

Роза даже в самые грустные минуты едва ли считала свои семнадцать началом преклонных лет, но покорно ответила:

— Да, леди Лавиния, я получила небольшое наследство, но не думаю, что смогу прожить остаток своей жизни на эту скромную сумму.

И это совершенная правда, ибо если оставленные ей деньги были основной частью состояния отца, то он жил на грани бедности.

— Неужели он не учил вас хоть немного поощрять молодых людей вашего графства? Не мог же он ожидать, учитывая смерть вашей матери, что вы покорите лондонское общество… без покровительства какого-либо родственника или друга семьи? — продолжала разведку леди Лавиния, не дожидаясь ответов Розы. — Хотя сомневаюсь, что он рассчитывал на что-то лучшее для вас, чем местный священник или деревенский сквайр. Бесприданница, и в вашей внешности нет ничего особенного.

— Полно вам, мама Лавиния. Я думаю, вы не очень добры. Видите? Она совсем побелела, — пожурила Шэрон с хитрой улыбкой, противоречащей ее видимой заботе о чувствах Розы.

Роза гордо вскинула голову. Уж с этой стороны ей защита точно не нужна. И какой бы невзрачной ее ни считали, она наверняка может найти лучшего мужа, чем одетый в черное, поучающий с кафедры деревенский священник. Что ей делать — другой вопрос. Поскольку в наследство ей досталось только то, во что она была одета, и несколько вещиц, ценных лишь воспоминаниями, выбор ее весьма ограничен.

Ей хватило денег заплатить за проезд до Лондона, но желудок ее урчал от голода, когда счастливая судьба привела ее к порогу Лафи. Из маленького ателье фортуна швырнула ее в неизведанный мир, приняв образ доброго маркиза, пытавшегося сбежать от мегеры-матери и нежеланного внимания дебютантки той же сварливой породы.

— Искренне не понимаю, какое все это имеет значение сейчас. Я действительно разорена и вынуждена жить, полагаясь на великодушие совершенно чужих людей, пусть даже дальних родственников, — бесцеремонно ответила Роза. — Я могу только пообещать вам, леди Лавиния, что сделаю все от меня зависящее и, несмотря на прискорбную непримечательность, постараюсь прилично выйти замуж как можно скорее. Тогда кому-то другому придется думать о моем содержании в преклонные годы, не так ли? А теперь, если позволите, я удалюсь наверх, чтобы продолжить работу над платьем, скроенным для меня мадам Говард. Всего через два дня лорд Уайз заедет за мной ровно в девять часов вечера, и он просил, чтобы я была полностью готова к этому времени. Я также думаю, что он ожидает увидеть меня подобающим образом одетой.

Леди Лавиния нахмурилась и поджала губы, не одобряя ни дерзости ответа, ни напоминания о том, что Джефри, против желания матери, сопровождает на бал Розу, а не Шэрон. Прося Джефри проявить внимание к бедной девушке, она не думала, что ее просьба будет принята так близко к сердцу. Она также не ожидала, что Джефри предложит себя в качестве кавалера Розы на весь вечер. Что подумает высший свет, увидев, как маркиз Эдерингтон опекает никому не известную девицу? Милая улыбка Розы в ответ на хмурый взгляд лишь усилила неудовольствие леди Лавинии.

Шэрон насмешливо улыбнулась и с громким стуком поставила свою чашку на блюдце.

— Вы так важничаете, пытаясь представить себя тем, кем не являетесь. Бесхарактерная тряпка — вот кто вы такая. Как бесстыдно вы ходите на задних лапках перед лордом Уайзом! Скажите мне, Роза, вы не заменяете лакея его светлости? Вы не чистите ему сапоги?

— Нет, но только потому, что он пока еще не просил меня об этом, — мило ответила Роза, поднимаясь. — И на вашем месте, дорогая мисс Бартли-Бейкон, я бы постаралась более умело скрывать свои чувства. Иначе в свете поползут слухи, что вы ревнуете к девушке, которую некоторые считают ничем не примечательной.

— Ревную? К вам? Какая нелепость! — И Шэрон разразилась фальшивым смехом. — Мне нет нужды ревновать к кому-либо. У меня есть прекрасный кавалер на этот бал.

— Вот именно, — заявила Роза и вышла из комнаты с высоко поднятой головой, оставив обеих дам с раскрытыми ртами и вытаращенными глазами.

Роза пробежала три лестничных пролета, чтобы разрядить напряжение ярости. Удалившись в швейную комнату, она собрала бальное платье из шелка приглушенного розового цвета и опустилась на коврик перед камином. Пусть сейчас они мучают ее жестокими словами, но скоро все изменится… когда они поймут, что она, и никто другой, будет женой Джефри и маркизой Эдерингтон. Увы, если бы только это было на самом деле! Если бы только… Она погладила пальцы, вспоминая поцелуй маркиза, и отогнала непрошеные мысли.

Наслаждаясь прикосновением к тончайшему шелку, Роза прилежно заработала иголкой, подшивая, казалось, бесконечный подол пышной юбки, и потихоньку успокоилась. Все платья, заказанные маркизом, были аккуратно перевезены из мастерской мадам Говард. И никто до сих пор не вспомнил о воображаемой особе, для которой они первоначально предназначались. Те несколько платьев, что уже были закончены, теперь висели в гигантских шкафах ее гардеробной. Розу должны были представить обществу через ужасающе короткое время, и леди Лавиния предлагала нанять швею, чтобы закончить оставшуюся работу. Однако Роза постоянно отказывалась, пока леди Лавиния, наконец, не отчаялась и не отстала, назвав ее упрямой, как ослица. Роза не могла объяснить свой отказ, не нанеся хозяйке оскорбления, но, в память о Лафи, не могла позволить, чтобы прелестные платья дошивала другая портниха. Бомонд пренебрегал милой Лафи большую часть ее жизни, и Роза чувствовала, что, заканчивая эти платья, отдает покойной подруге последний долг.

— Так и думала, что найду вас здесь. Почему мне кажется такой естественной ваша любовь к иголочке? — подколола Шэрон, входя в комнату.

Она поцокала языком и покачала головой при виде Розы, сидящей на ковре в ворохе шелка.

Роза подняла голову, бесконечно раздраженная вторжением в свое убежище. Неужели им мало оскорблений за чаем? Роза нахмурилась и тут же подумала, что Шэрон явилась как раз затем, чтобы испортить ей настроение еще больше. Блондинка прошлась по комнате, трогая ткани, перебирая пакетики с кружевами, лежащие на столе. Роза следила за белокурой ведьмой, хотя ничего нового не видела. Она прекрасно понимала, что Шэрон ничем не угодишь, а потому и не собиралась ничего предпринимать в этом направлении.

— И что же привело вас в швейную комнату, Шэрон? Или вы забыли посчитать этажи, когда поднимались по лестнице?

— Мяу. — Шэрон изогнула пальцы наподобие кошачьих когтей. — Вообще-то, я пришла по дружбе. Не могу не посочувствовать вам. Когда у девушки нет ни дома, ни денег, она легко может попасть в беду, не так ли?

— Пожалуй, — согласилась Роза, снова склоняясь над шитьем. — И какой же совет вы хотите мне предложить?

— Я не уверена, что мое положение позволяет советовать вам, Рози, — признала Шэрон с очаровательной улыбкой. — Но думаю, это мне следует спросить: с какой целью вы сюда явились?

Роза подняла глаза на Шэрон. Вряд ли что-то хорошее получится из этого разговора, ибо она не могла поверить в то, что Шэрон Бартли-Бейкон способна проявить интерес к кому-то кроме себя.

— Целью?

— Ну да. Неужели вы собираетесь поселиться здесь навечно? Я хочу сказать, не ожидаете же вы, что леди Лавиния прижмет вас к груди, как вновь обретенную любимую родственницу?

Роза снова опустила голову. Неужели Шэрон явилась сюда по просьбе леди Лавинии? Эта мысль оказалась мучительной. Итак, совершенно ясно, что они обе считают ее нахалкой, посягнувшей на чужие права, колючкой под седлом лошади. Лошадью, естественно, следует считать лорда Уайза, которого они пытаются подчинить себе.

— Безусловно, я не думаю ни о чем подобном.

— В любом случае, какую тактику вы выбрали?

— Тактику?

— Да. Наверняка в вашей головке вертятся какие-то мысли?

— Я не тупая, и мысли у меня, конечно, есть, — ответила Роза и задумалась.

Что говорит ее сердце? Что она собирается делать? С какой целью она пришла к лорду Уайзу? Стать его любовницей? Найти в нем защитника? Обрести крышу над головой, одежду и средства к существованию, поскольку не смогла в такой ужасно короткий срок придумать ничего другого? Что бы она сделала, если бы у нее было больше времени? На это, казалось, был единственный ответ.

— Я воспользуюсь предоставленным мне временем и убежищем, чтобы получить приемлемое брачное предложение, — прямо сказала она. — Если мне не удастся выйти замуж, я стану искать место гувернантки или что-нибудь в этом роде и соответственно поселюсь в другом месте.

— Прекрасно изложено. Но получить предложение руки и сердца не так-то легко без длительной предварительной подготовки, — Шэрон отступила, рассматривая Розу и как бы прикидывая ее цену на брачном рынке. — Хотя я не возражаю, чтобы вы жили со мной и Джефри после того, как мы поженимся…

Роза подняла глаза, изумленная этим пренеприятным заявлением. Жить в одном доме с лордом Уайзом, женатым на другой женщине, особенно на этой женщине! Правда, учитывая, что ее помолвка с лордом Уайзом — обман, такая вероятность всегда оставалась. Растерявшись, Роза лишь пробормотала, заикаясь:

— Б-благодарю вас.

— Однако имейте в виду, что рады вам не будут, — лукаво улыбнулась Шэрон, явно не замечая в своих тирадах никаких противоречий. — Джефри очень великодушен, как вы уже заметили, но я уверена, вы понимаете, что я не могу требовать от него слишком многого.

Роза смотрела на нее, не веря своим глазам. Какая наглость! Намекать, что великодушием лорда Уайза она будет обязана лишь этой девице!

— Я думаю…

— Следовательно, — продолжала Шэрон, как будто ее не прерывали, — к концу сезона вы должны убраться из этого дома. Я ожидаю помолвки с Джефри со дня на день и хочу, чтобы свадьба состоялась до конца года. Даже леди Лавиния великодушно согласилась переехать, чтобы к январю я могла занять законное место хозяйки Лестер-стрит, 1.

Роза уже была сыта по горло наглостью блондинки. Она откинула шелк с колен и встала. Рыжий Вилли воспринял это как удобный повод для озорства и бросился в розовый ворох.

— Нельзя! Вилли, нельзя! — вскрикнула Роза, пытаясь вытащить кота, пока он не успел нанести ущерб тонкой ткани.

Шэрон повернулась к двери.

— Ну, поскольку я все разъяснила, мне больше нечего здесь делать. Желаю вам удачи в ваших поисках, — она снова нахмурилась. — Если хотите… если вам не удастся получить приличное предложение, я могла бы попросить моих друзей найти вам место… — Она явно не могла придумать, на какую должность у Розы хватило бы способностей. — Ну, вы знаете.

— Благодарю. Но от вас мне ничего не нужно.

Шэрон, удовлетворенная тем, что семена брошены в плодородную почву, выплыла из комнаты, предвосхитив язвительный отпор, который Роза явно была готова дать. Вообще-то, атака Вилли пришлась, кстати, поскольку Роза чуть не выпалила новость о своей помолвке с лордом Уайзом. Просто, чтобы заткнуть рот белокурой ведьме… слова которой так больно ранили — потому что в них было слишком много правды.


Сидя в фаэтоне, громыхавшем по Вестминстерскому мосту к особняку лорда Таунсенда, Джефри с искренним удовольствием и нежностью наблюдал за игрой чувств на возбужденном личике Розы. Она казалась старше, возможно, из-за строгой прически — черные блестящие волосы были скручены на затылке в изысканный узел, открывая совершенный овал лица и подчеркивая изумительный сиреневатый цвет глаз, опушенных густыми ресницами. Платье из дорогого розового шелка с замысловатыми складками лифа и глубоким декольте, обнажавшим нежные плечи, было произведением искусства. Глядя на ее оживленное лицо, он снова задумался над сомнительным положением, в которое ее поставил. Не ведет ли он себя по-скотски, вовлекая ее в подобный обман? После ее вспышки в парке он много размышлял над этим. До той минуты ни он, ни Милти не ожидали, что в ее прелестной головке могут зародиться несбыточные надежды, и она станет грезить, что, в конце концов, он действительно женится на ней. Мысль о том, что он попал из огня да в полымя, побуждала его бросить всю затею, пока не поздно. Пристальный взгляд Розы отвлек его от раздумий. Она изучала его так же, как он изучал ее.

— Что-то не так, дорогая? Надеюсь, мой галстук не развязался? Деминг потратил не один час, чтобы завязать его «a la sentimentale».[3]

Он криво усмехнулся, не давая Розе никакого повода покраснеть, но она покраснела. Ее щеки разгорелись, и она опустила взгляд.

— Просто я думала, что вы сегодня очень красивы. Я… я понимаю, что леди не должна говорить такое своему кавалеру, но… — она подняла глаза на него и улыбнулась, слегка пожав плечами, — ваш костюм просто изумителен.

— Благодарю вас. Может, это и не принято, но всегда приятно слышать комплименты, — согласился Джефри. — Правду говорят, что сочетание черного с белым в официальном костюме и свинью превращает в щеголя.

Роза склонила головку к плечу и рассмеялась, в ее сиреневых глазах загорелись веселые искорки. Счастливое озорство, заигравшее на ее лице, убедило его в правильности своего великодушного порыва. И следует признать, что счастье этой девочки заразительно, оно рождает в нем давно забытую радость веселого приключения. Да, он совершенно прав — и подтверждением тому блеск ее изумительных глаз, — представляя ее обществу как свою будущую жену. Это очаровательное дитя должно быть всегда счастливо так, как сегодня.

В новом порыве великодушия он поклялся себе — и он скажет ей об этом при первом же удобном случае, — что сделает все возможное, чтобы эта счастливая улыбка никогда не сходила с ее лица. Он также убедит ее не бояться, что он станет добиваться физической близости, ибо у них просто фиктивный брак, удобное для всех соглашение. На его слово можно положиться.

— Роза, я очень хочу успокоить вас. Вы не должны бояться меня…

— Боже милостивый! — воскликнула Роза, удивленная его заявлением. — Я никогда не смогу вас бояться. Ведь вы сама доброта…

Джефри снисходительно улыбнулся.

— Однако вы очень молоды и находитесь в чрезвычайно уязвимом положении. Возможно, у вас недостаточно опыта, чтобы понять это. Я просто хочу уверить вас, что никогда не воспользуюсь…

— Никогда не воспользуетесь моим уязвимым положением, лорд Уайз, — снова прервала она. — Вы очень добры и великодушны, и…

— Пожалуйста, Роза, — он поднял руку, останавливая ее похвалы. — Выслушайте меня. Я хочу, чтобы вы поняли: я смотрю на эту помолвку просто как на выход из затруднительного положения для нас обоих, ибо моему положению действительно не позавидуешь.

— Да, пожив под одной крышей с мисс Бартли-Бейкон, я вполне понимаю, почему вы желаете избежать… — Роза осеклась, в ужасе осознав, с какой готовностью принялась поносить человека за глаза. Пусть даже такого отвратительного, как Шэрон.

— Но дело не только в Шэрон. Здесь семья, имя и долг… — проговорил Джефри, отворачиваясь к окну фаэтона. Когда он снова заговорил, его слова зазвучали необычайно отчетливо, как будто он повторял что-то, внушаемое ему с детства. — Наследники Эдерингтон-Харроу до сих пор представляли неразрывную линию старших сыновей, умевших достойно носить титул маркиза и имя Уайза. В семье давно сложилось мнение, что наследник, оставивший меньшее богатство, чем то, которое он получил, обесчестит имя.

— И вы боитесь, что станете таким наследником? — ласково спросила Роза, желая выяснить причину его задумчивости и по возможности помочь ему.

— Нет. Я давно превзошел так называемые «требования к успешному наследнику», но…

— Но? — отозвалась эхом Роза. Она никак не могла понять его затруднения. — Вас так тревожит настойчивое желание матери женить вас? Я уверена, что, если вы просто изложите ей свои взгляды на брак, она…

Джефри сухо рассмеялся.

— У моей матери, несмотря на деликатное здоровье, как бы помягче выразиться… сильный характер.

— Да, я заметила, — согласилась Роза, сочувственно кивая, и скорчила гримаску, не успев подумать, что он может обидеться.

Джефри рассмеялся и, наклонившись к ней, легко ущипнул за носик.

— Ну, как бы то ни было, я просто хочу, чтобы вы поняли: я не опасен для вас, милая Колючка. У меня нет в отношении вас никаких тайных замыслов.

— Да, я понимаю. Я все понимаю. Благодарю вас, — прошептала Роза.

Невидящими глазами она уставилась в окошко кареты и быстро замигала, пытаясь удержать грозившие пролиться слезы. Итак, он продолжает убеждать ее в том, что совершенно не заинтересован в каком бы то ни было постоянном союзе. Однако он ее явно любит, правда, всего лишь как ребенка или комнатную собачку. Она глубоко вздохнула. Может, это глупо, но она решительно влюбилась в этого замечательного маркиза. И ей было очень больно всей душой желать того, что никогда не будет принадлежать ей.

Глава седьмая

Лорд Таунсенд избрал для своего бала тропическую тему и, чтобы превратить бальный зал в роскошные джунгли, приказал выкопать в собственном саду все пальмы, папоротники и лилии и опустошить все близлежащие коммерческие оранжереи. Музыканты играли мелодии, напоминающие о нежных волнах прилива и морских бризах. Лакеи лавировали между гостями с плетеными, выложенными пальмовыми листьями подносами, уставленными бокалами с ароматным, приправленным специями чаем и пикантными фруктовыми напитками. Альковы бального зала были оклеены обоями с океанскими видами. Повинуясь внезапному порыву, лорд Таунсенд велел насыпать песка в углах, имитируя манящие пляжи, и теперь горько сожалел об этом. Бальные туфли гостей разносили песок по всему залу, эффективно стирая блеск с натертых полов.

Шэрон легко перебирала ножками, исполняя замысловатые фигуры первого танца, и бросала нетерпеливые взгляды из-под поднятой руки в надежде отыскать лорда Уайза. Когда прибыл кавалер Шэрон, Джефри еще не приезжал за этой малявкой Рози, но, уж конечно, ей недолго осталось ждать. Даже когда Роза появится на балу, убеждала себя Шэрон, ее не допустят к танцам, пока не представят ко двору и не выдадут рекомендации трех патронесс «Алмака». До завершения всех формальностей эту выскочку усадят рядом с леди Лавинией и другими матронами, а она, белокурая Шэрон, будет царицей бала, как всегда.

Бедняжка, с насмешливой снисходительностью подумала Шэрон, слегка касаясь молодого человека, которому выпало счастье танцевать с ней, и великодушно награждая его видом полуобнаженной груди. Девчонка получит по заслугам. Пусть не думает, что сможет пролезть в высший свет благодаря дальним родственным связям. И самая непростительная ошибка девчонки в том, что она посмела тягаться с ней, красавицей Шэрон. Неужели эта чудачка Роза думает, что сможет отвлечь от нее внимание маркиза? Какая глупость!

Почти истощив силы танцующих, музыка стихла, и пары разошлись в поисках партнеров, записанных на следующий танец. Как раз в эту минуту с верхней площадки лестницы прогремел голос гофмейстера:

— Его светлость маркиз Эдерингтон и леди Роза Лэм.

Все присутствующие повернули головы. Все взгляды обратились к лестнице. Шэрон развернулась и недоверчиво вытаращила глаза. Почему лорд Уайз решил устроить такое грандиозное появление с этим маленьким ничтожеством? По всем правилам он должен был просто подвести ее к своей матери и оставить там. Она ведь еще не преклонила колени перед королевой!

В торжественной тишине красивая пара спускалась по лестнице: маркиз в черном фраке с белоснежным галстуком, невероятно прекрасный, и маленькая Роза, эффектная в блеске свечей. Платье из шелка с золотыми и серебряными нитями волновалось, обольстительно ловя и отражая свет. И сама Роза была соблазнительна. Слишком соблазнительна, будь она проклята! Губы Шэрон злобно скривились.

— Эдерингтон и его маленькая Роза — прекрасная пара, не правда ли? — раздался шепот за ее спиной.

Шэрон повернулась, чтобы выяснить, кто посмел обратиться к ней с таким замечанием. Невзрачный джентльмен хрупкого сложения, незнакомый ей, стоял неприлично близко. Шэрон приготовилась дать язвительный отпор, но, выпустив стрелу, наглец отошел к своей компании прежде, чем она успела осадить его. Что-то было неладно сегодня вечером.

Сначала Роза умудрилась появиться в модном и абсолютно безупречном бальном платье, честно говоря, затмившем ее собственное. Но, что еще оскорбительнее, лорд Уайз выказывал излишнее внимание к этой выскочке, почтительно, но слишком нежно прижимая к себе. Можно сказать, с видом собственника! Что-то здесь не так. Глубоко задумавшись, Шэрон погладила кончиками пальцев нежную щеку. Откуда эти дурные предчувствия?

Не найдя ни одной разумной причины, она легким пожатием плеч освободилась от охватившего ее напряжения. Что могло случиться? Маркиз всего лишь демонстративно представил бомонду Розу как свою родственницу и таким образом как бы поставил на нее печать одобрения. Конечно, он, как и мама Лавиния, заинтересован в том, чтобы она скорее убралась из его резиденции. Более того, только благодаря его положению и прекрасным отношениям с королем и королевой, он мог без рекомендаций ввести эту маленькую дурочку в танцевальный зал… что он сейчас и делал. Она не станет верить изводящему внутреннему голосу, нашептывающему, что после торжественного появления лорд Уайз должен был бы подарить первый танец ей. Однако она не могла отвести завистливых глаз от Розы, в блаженном трансе легко кружащейся с лордом Уайзом под звуки нежного вальса.

— Вы танцуете, мисс Бартли-Бейкон? — спросил лорд Филпотс, неловко склоняясь перед ней.

— Мне кажется, ваше имя не украшает мою бальную карточку… э… лорд Филпотс, не так ли? — презрительно фыркнула Шэрон и довольно грубо отвернулась прежде, чем он смог ответить.

Милти пожал плечами и отошел, но недалеко. Он хотел ясно видеть ее лицо, когда объявят о помолвке. Всегда приятно посмотреть, как злобной кошке подрезают когти. Правда, подумал Милти, она могла хотя бы взглянуть на меня. Восхититься, к примеру, прекрасным покроем нового фрака, к тому же такого изумительного абрикосового цвета. Самый последний писк моды.

Он любовно погладил рукав, очень довольный собой и своей внешностью, почему-то вызывавшей такое неприятие у дам.

Закончился первый тур вальса и второй. Шэрон стала бояться, что маркиз так никогда и не подойдет к ней. Уж слишком прилежно он следовал материнским инструкциям, фланируя по залу и почтительно представляя девчонку своим знакомым. Теперь он и сияющая Роза готовились к контрдансу. Но и Шэрон не унывала. Она была мастерицей в светской интриге. Быстро выбрав партнера из всегда окружавших ее кавалеров, она присоединилась к танцующим. Применяя давно изученные приемы, она умудрилась довольно убедительно поскользнуться, схватиться за руку лорда Уайза и упасть на него всей своей тяжестью. Ему пришлось обнять ее, чтобы не плюхнуться вместе с ней на пол.

Со стороны все выглядело так, будто маркиз с готовностью воспользовался шансом страстно обнять красивую девушку. У Розы перехватило дыхание, сердце будто ушло в пятки… или в крохотные вышитые бальные туфельки. Долгожданный вечер теперь был испорчен. И всего только одной сценой: лорд Уайз обнимает другую. Роза крепко зажмурилась и позволила своему партнеру увести ее в танце прочь. Она не могла смотреть, как маркиз заботливо склоняется к другой, особенно если эта другая — высокомерная, язвительная Шэрон. Но, когда она открыла глаза, мрачная надувшаяся Шэрон сидела рядом с леди Лавинией. Танец продолжался, как будто ничего не случилось, и лорд Уайз возвращался к ней вдоль танцующих пар. Лицо Розы вновь засияло.

Как раз когда Джефри подошел к ней, ухмыляясь и явно подмигивая, раздался гром фанфар. Лорд Таунсенд взошел на маленький помост, где сидели музыканты, и, подняв руки, призвал всех обратить на него внимание. Он важно пыхтел и отдувался, уговаривая благородную толпу утихомириться, явно довольный тем, что ему выпала честь сделать самое интересное объявление сезона. Лорды и леди зашевелились, зашептались, склонив головы, друг к другу.

Как только лорд Таунсенд убедился, что его слушают, он откашлялся и громко объявил свои новости:

— Леди и джентльмены, друзья, сегодняшний вечер полон сюрпризов. Похоже, назревает важное событие, и… э… я счастлив, что мне выпала честь… э… хотя я и очень удивился, когда услышал…

— Давай, Джордж! Выкладывай! — раздался грубый голос.

Кто-то хихикнул.

Лорд Таунсенд снова поднял руки.

— Хорошо. Успокойтесь, и я продолжу.

Леди и джентльмены, с превеликим удовольствием я сообщаю вам это еще до официального оглашения. Один из нас, достойнейший из достойнейших, выбрал себе невесту. Маркиз Эдерингтон собирается жениться!

Глубокий вздох вырвался у всех присутствующих. Затем воцарилась ошеломленная тишина, после чего в унисон щелкнули и яростно замелькали веера из золоченых перьев. Свистящий шепот сменился гулом голосов. Затем разразилась буря оваций. Многие хлопали лорда Уайза по спине, и многие легонько щипали Розу за подбородок, верно предположив, что именно ее следует поздравлять, а она прелестно краснела и застенчиво улыбалась маркизу.

Шэрон протестующе взвизгнула. Этого не может быть! В нарастающем гудении толпы она уже подумала, было попросить стул, так как боялась упасть в обморок. Но затем, как всегда, на помощь пришло ее тщеславие. Ей не о чем беспокоиться. Кого, если не ее, могла подразумевать эта старая жаба лорд Таунсенд? Маркиз не выбрал себе невесту в прошлый сезон и ни одну даму не выделял в этом сезоне. И, безусловно, если бы он стал питать к кому-то нежные чувства, она сразу бы узнала, ибо у нее были шпионы повсюду. Несмотря на сегодняшнее прискорбное поведение, он просто решил удивить ее, подарив кольцо и упав на колени перед всеми ее друзьями. Маркиза! В конце концов, она получила титул.

Шэрон обладала завидным талантом верить собственным выдумкам. Устремив на лорда Уайза взволнованный выжидательный взгляд, она стала грациозно пробираться к помосту. Ей уступали дорогу неохотно, не раз приходилось проталкиваться сквозь плотную толпу, отчего ее улыбка становилась еще более натянутой.

Лорд Таунсенд громко захлопал в ладоши, привлекая к себе внимание.

— Леди и джентльмены, друзья… позвольте представить вам будущую маркизу Эдерингтон. Леди Роза Лэм! — воскликнул лорд Таунсенд, протягивая руку лорду Уайзу, который в свою очередь протянул руку Розе. Под удивленные возгласы и энергичные аплодисменты залившаяся румянцем Роза шагнула к жениху, но ее тут же схватили за руку и отдернули назад.

Протиснувшись мимо Розы, Шэрон вцепилась в руку лорда Уайза, ее пальцы, как когти, впились в рукав его фрака.

— Что за глупая ошибка, лорд Таунсенд? — пронзительно крикнула она. — Все знают, что я невеста лорда Уайза. Эта… эта женщина — никто. Вы, конечно же, понимаете!

Лицо Джефри выражало нечто среднее между изумлением и брезгливостью.

— Мисс Бартли-Бейкон, вы устраиваете неприличную сцену, — он оторвал ее пальцы от своего фрака. — Возьмите себя в руки, или я потребую, чтобы вас удалили из зала. Роза! — Он протянул руку Розе и бесцеремонно отвернулся от Шэрон.

Роза поднялась на помост вместе с лордом Уайзом. Его друзья — она не могла считать их своими друзьями — хлопали и свистели так же вульгарно, как простой люд на деревенской ярмарке. Свистом и скабрезными замечаниями они оплакивали маркиза, попавшегося, наконец, в сети брака, и не один муж пострадал от удара золоченым веером, нанесенным притворно оскорбленной женой. Буйство было прервано прибытием короля Вильгельма с придворными. С легкостью, выработанной многолетней практикой, присутствующие быстро образовали два длинных церемониальных ряда, расположившись согласно рангу.

Как дочь виконта, Шэрон стояла в середине, а в самом начале стояла Роза. Его величество засмеялся, поздравил лорда Уайза, похлопав по спине, и погладил кончиками пальцев порозовевшую щечку Розы. Шэрон корчилась от горя и ревности. Но его королевское величество, безусловно, отметит ее. Всем известно, что король любит красивых женщин, а разве не она здесь самая красивая? Однако ей предстояло еще одно разочарование. Королевская чета не отправилась вдоль ряда, а сразу завернула в игорный зал, не заметив белокурую красавицу.

Шэрон испила свою горькую чашу до дна и затаила в душе мысли об убийстве. Да, убийстве, но не раньше, чем увидит соперницу обесчещенной. Она увидит Розу униженной так же, как сама была сегодня публично унижена лордом Уайзом. Она дождется дня, когда все с презрением отвернутся от Розы. Шэрон задрожала от бушующих в ней чувств. Все видели ее выходку и теперь сурово смотрели на нее. Матроны перешептывались, прикрывшись веерами, и даже ее кавалеры отступили, потупившись. Шэрон понимала, что вела себя безобразно, но в ту минуту не могла остановиться.


— Сдержите свой гнев и следите за выражением лица, мисс Бартли-Бейкон. Вы ничего не добьетесь, став предметом сплетен во всех салонах, — посоветовал веселый голос за ее спиной, точно сформулировав ее собственные мысли.

Шэрон резко обернулась и увидела то же самодовольное неприметное лицо. И решила выместить на этом человеке свою обиду и гнев.

— Кто вы? — мрачно спросила она. — И что у нас с вами общего?

— Месть, я думаю. Нам обоим надо расквитаться. Сладкая месть, дорогая мисс Бартли-Бейкон.

— Я снова спрашиваю, кто вы? — Наглость этого мужчины, посмевшего обратиться к ней, не будучи представленным, заинтриговала ее. К тому же он высказал то, что горело в ее сердце.

— Элмо Сьюэлл, граф Шенстон, к вашим услугам, — сказал он, насмешливо поклонившись.

Шэрон раскрыла веер, яростно замахала им и окинула быстрым взглядом маленького, модно одетого джентльмена. Очевидно, он недавно прибыл в Лондон, поскольку раньше она его не видела. Он не был неприятен на вид, просто невзрачен и скучен. Красноватая кожа, редеющие рыжеватые волосы и водянисто-голубые глаза делали его неприметным. Однако, когда он пристально и нагло смотрел на нее, в его глазах появлялось что-то грубое и опасное.

— Мне вас не представляли, — огрызнулась Шэрон.

— Да, к несчастью, не правда ли? — самодовольно ухмыльнувшись, грубо прервал ее лорд Сьюэлл. — Но, учитывая некоторые обстоятельства, полагаю, можно обойтись без формальностей. Если объединить наши усилия, результат окажется внушительнее, поскольку я, как и вы, горю желанием отомстить этой парочке.

Шэрон судорожно вздохнула и быстро огляделась. Казалось, никто не обращал на них внимания, и впервые она была совершенно одна — положение, к которому она не привыкла и которое ей сразу не понравилось. Она сложила веер и зевнула, демонстрируя скуку.

— Я совершенно не понимаю, почему вы обратились с этим ко мне. Вы заблуждаетесь. Будучи ближайшим другом обоих, я желаю маркизу Эдерингтону… и леди Розе всего самого лучшего. Но мне любопытно услышать вашу печальную повесть. Пожалуйста, продолжайте. Только не сердитесь, если я потеряю терпение и предпочту прервать наскучивший разговор.

Лорд Сьюэлл усмехнулся, — значит, он не ошибся, увидев в этой особе ревнивую стерву, — и снова чуть поклонился.

— У меня свои причины желать несчастья этому браку.

— И что же вы собираетесь делать? — спросила Шэрон. — Остановить венчание? Покалечить одного из них или обоих?

— Нет, моя маленькая кровожадная мисс. Я просто хочу, чтобы этот союз был бездетным. Видите ли, если у них появится сын, это будет стоить мне титула и наследства.

— Я не понимаю. Как сын лорда Уайза может повлиять на ваше положение? — спросила Шэрон, снова бросая взгляд через плечо. Не привлекла ли их долгая конфиденциальная беседа нежелательного внимания? Но бал продолжал кипеть за ее спиной, увы, не затронутый ее отсутствием.

— Не буду объяснять. Вам достаточно знать, что я хочу сделать их брак несчастливым. Я хочу, чтобы они как можно скорее стали жить раздельно, — ответил лорд Сьюэлл, беспечно разжигая ее любопытство своим нежеланием объясниться.

Он следил, как она гладит щеку кончиками пальцев, и прекрасно понимал ход ее мыслей. Правильно оценив Шэрон, он не прерывал ее размышлений. Он быстрее добьется своей цели, позволяя ей думать, что она контролирует ситуацию. Наконец она хмуро и с оскорбительным пренебрежением посмотрела на него.

— Итак, лорд Сьюэлл, вы собираетесь жить год за годом, надеясь, что они так и не помирятся? Будете ждать, пока упадет топор, занесенный над вашей головой? По-моему, не лучшее решение. Оно не принесет ни удовлетворения, ни безопасности.

— Но в затянувшейся мести есть сладость. Я желаю сохранить свое положение, и сделать это относительно просто. Мое место в жизни вполне безопасно, пока новоявленная маркиза Эдерингтон безмерно несчастлива на своем. И тут вступаете в игру вы, мисс Бартли-Бейкон.

— Я? А что я могу сделать? Даже если предположить, что я вообще вступлю в союз с таким, как вы, — Шэрон прищурилась.

Ей до сих пор не верилось, что она поддержала этот разговор. Сьюэлл решительно опасен или просто дурак. Роза — ничтожество, но лорд Уайз — совсем другое дело. Замышляя несчастье Розы, Сьюэлл интригует против лорда Уайза. А лорд Уайз очень влиятельный человек.

— Право же, от вас мне нужно очень мало. Просто начните налаживать отношения с этой девушкой. Предложите ей свою поддержку… дружбу. Вы же не хотите, чтобы вас отправили домой к маме, не правда ли?

— И это все? — Шэрон подозрительно посмотрела на него.

Она поверить не могла, что возможна такая легкая месть, что кто-то возьмет всю грязную работу на себя. В этом человеке есть что-то неприятное, почти зловещее. Она не знает его и может нанести своей репутации непоправимый ущерб одним разговором с ним. Она снова огляделась, проверяя, не привлекли ли они чьего-либо внимания.

Лорд Сьюэлл ухмыльнулся, заметив ее предосторожности.

— Это первая часть плана, — сказал он. — Дальше вам останется просто наслаждаться моей игрой. Позвольте пройтись с вами по залу… — он увидел, как она упрямо вскинула голову, — чуть-чуть. Чтобы не давать повода для сплетен. — Он внимательно следил за ее лицом и читал на нем алчность, оскорбленную гордость, безграничный эгоизм. Эта девица никого не любит, кроме себя, а таких всегда легко использовать в своих интересах.

— И это все? Больше ничего? — продолжала упрямиться Шэрон.

У нее было дурное предчувствие, что ей придется сделать гораздо больше, и умнее было бы отступить прямо сейчас. Может, даже сообщить лорду Уайзу, что против него затевается заговор. Одно это помогло бы вернуть его расположение.

Видя, что девушка нелегко поддается уговорам, лорд Сьюэлл вдруг схватил ее за руку и резко повернул лицом к танцующим, указав на маркиза, вальсирующего со смеющейся Розой.

— Видите, с какой любовью они смотрят друг другу в глаза? — прошептал он ей на ухо. — Как он прижимает ее к себе? Это вами он должен был так открыто восхищаться. Но не вы будете маркизой Эдерингтон. Она!

Шэрон чуть не задохнулась от боли, гнева, беспомощности.

— Да, это все должно было стать моим! — процедила она сквозь зубы и перевела взгляд с ослепительной пары на Элмо Сьюэлла. — Хорошо. Я сделаю то, что вы предложили. Но не смейте ко мне прикасаться!

И она выдернула руку.

Пряча победный взгляд, лорд Сьюэлл отвесил ей легкий поклон и вежливо удалился.

Глава восьмая

Рыжий Вилли притаился за горшком с пальмой, покачивая хвостом в предвкушении атаки. Его добыча приближалась по коридору, не ведая о неминуемой опасности. Вилли прижался грудью к полу. Хвост завертелся быстрее… еще секунда… Задние лапы нетерпеливо затанцевали перед прыжком. Блеснув оранжевым мехом, он ринулся через гостиную к дверям, промчался под пеной нижних юбок, куснул лодыжку и успешно выскочил с другой стороны. Безупречное нападение.

— А-а-а-а! — взвизгнула леди Лавиния, разворачиваясь и успев заметить полосатый оранжевый хвост, исчезающий за углом. — Роза! Роза, идите сюда немедленно!

— Я здесь, леди Лавиния, — крикнула Роза. Поспешно выйдя из библиотеки и увидев хозяйку, нервно обмахивающую лицо, она уронила книжку на столик и бросилась на помощь. — Вам плохо? Я здесь. Только скажите, чем я могу помочь…

— Этот ваш кот! — пропыхтела леди Лавиния, прижимая руки к груди. — Он снова напал на меня! О Господи, я теряю сознание. Мое сердце! Мое сердце!

Роза заботливо усадила пожилую даму на диван в холле и, опустившись перед ней на колени и бормоча утешения, погладила ее руку. Однако ее больше беспокоила судьба Вилли, чем здоровье леди Лавинии. Она давно обнаружила, что леди Лавиния крепка, как лошадь, хотя за долгие годы и выработала привычку драматизировать свои воображаемые болезни. Необходимо каким-то образом умиротворить мадам и серьезно заняться воспитанием Вилли, пока его не отправили на живодерню.

— Леди Лавиния, позвольте мне извиниться за Вилли. Он всего лишь подросток, а кому, как не вам, знать, что мальчишки любят поиграть… — начала она, но быстро сменила тактику, поскольку леди Лавиния нахмурилась и недовольно уставилась на нее. — Но вы совершенно правы, считая, что его следует наказать за неприличное поведение. Если вы оправились от испуга, я немедленно найду и, обещаю, примерно накажу его. Вызвать вашу горничную? Может быть, чашка чаю поможет вам прийти в себя?

— Да-да, вызови ее, — прошептала леди Лавиния, неодобрительно следя, как Роза идет к звонку.

Трудно сердиться на эту девочку, маленькую и всегда готовую услужить. Но не такую невестку она желала и потому не могла радоваться открытому неповиновению сына. К счастью, помолвка еще не свадьба, и, значит, есть время исправить ужасную ошибку. Если бы только Джефри прислушался к ее мнению. Но, как ни прискорбно, страшная правда состоит в том, что в последнее время Джефри ведет себя в высшей степени неразумно.

— Леди Лавиния? — окликнула Роза. Маркиза очнулась и увидела, что Роза смотрит на нее с милой озабоченностью. Взмахом руки она отпустила девушку.

— Да-да, беги и найди свою кошку. Такое волнение… — Она прикрыла глаза рукой. — И, видишь ли, в моем возрасте это может быть очень опасно.

Роза вздохнула с облегчением, когда появилась горничная леди Лавинии, и, захватив книжку, побежала в свою комнату. Откинувшись на шелковые подушки диванчика под окном, она стала рассеянно теребить узорчатую вышивку. Рыжий Вилли самодовольно прошествовал в комнату и улегся рядом с хозяйкой.

— Ты очень плохой кот, Вилли, — пожурила Роза, постучав указательным пальцем по кошачьей голове. — И, если не прекратишь изводить леди Лавинию, я буду вынуждена запереть тебя в этой комнате, и тогда ты станешь очень несчастным котом. Что ты на это скажешь?

Вилли замурлыкал и перекатился на спину, шаловливо ударив хозяйку по руке. Роза не удержалась от смеха.

— Правда, это не такая уж плохая тюрьма. Есть где развернуться охотнику. Все эти купидоны и завитушки на мебели. Ладно, мой милый котик. Давай прогуляемся по саду, ты устанешь и утихомиришься.

Дом номер один на Лестер-стрит мог похвастаться прекрасным садом с аккуратными дорожками, изящными клумбами, подстриженными деревьями и главной достопримечательностью — круглым прудом с карпами. И все это содержалось в необыкновенной чистоте.

Закутавшись в темно-синюю шерстяную накидку, Роза бродила по саду. Вилли то и дело бросался в кусты, атакуя своенравные листья, осмелившиеся весело колебаться на ветру. Сегодня девушка была тиха и задумчива. Вдруг, по какой-то необъяснимой причине, ее охватило беспокойство, хотелось закричать, но она не отважилась нарушить упорядоченность и покой, присущий лондонскому аристократическому дому.

Она совершенно не могла объяснить свои чувства. Причина не во вчерашнем бале у Таунсенда, ибо он оказался ее триумфом. Счастливое волнение, вызванное объявлением помолвки, головокружительный трепет вальсов в объятиях лорда Уайза. Буря поздравлений, встреча с королем… все это наполняло ее ликованием. Ее восторг не омрачила даже необходимость оживлять леди Лавинию, упавшую в обморок от неожиданности. Но сегодня утром Розе было холодно и одиноко: ведь все это было притворством.

Факт остается фактом. У нее нет ни денег, ни друзей. Стоит маркизу сказать одно сердитое слово и сурово указать на дверь, и она снова окажется на улице. А самое худшее — несмотря на разрешение жениха влюбиться в кого угодно, она начинала бояться, что это будет не так-то легко. Ее сердце уже занято. Занято полностью человеком, который устроил этот грандиозный обман, желая избежать как раз того, что ей больше всего нужно от него — брака!

Живя дома, в Шенстоне, под опекой любящей, преданной семьи, она часто в беседах с отцом осуждала пассивность женщин, которые, как правило, ничего не предпринимают для изменения своей жизни. Однако теперь, когда ей пришлось зависеть от щедрости чужих людей, она поняла, как велика роль обстоятельств, роль судьбы, постоянно вмешивающейся и связывающей ей руки. Ее выбор ограничен. Служить в чужом доме, продаться какому-нибудь стареющему аристократу, желающему иметь юную жену, или поселиться в работном доме. Она печально улыбнулась. До конца жизни носить старые платья и подшивать серые шерстяные больничные одеяла от зари до зари? Если уж зарабатывать на хлеб шитьем, то лучше бы открыть собственное ателье.

— Ты должна что-то делать, Роза Лэм, — сказала она себе. — По крайней мере, строить планы на будущее, ведь то, что у тебя есть сейчас, — только временная затычка в очень сильно протекающей плотине.

— Какие злодеяния вы замышляете, малышка?

Роза вздрогнула и вскинула голову. Лорд Уайз шел к ней широким шагом. Вот человек, уверенный в своем месте в жизни. Как она завидует ему в этом! И как гордо и решительно он идет, будто ничто не может заставить его свернуть с выбранного пути.

— Доброе утро, лорд Уайз! — крикнула она, не в состоянии удержать восторженную улыбку, расплывавшуюся по ее лицу.

Сегодня он был одет во все коричневое, заметила она. Темно-коричневые панталоны, тонкий, бронзового цвета фрак, светло-коричневый жилет с желтовато-коричневым кантом и серовато-бежевый, просто повязанный галстук. И все это прекрасно подчеркивало цвет его лица, волос, глаз.

— И вам утро доброе. Мы все так поздно легли, я думал, что вы еще спите, натянув на голову одеяла, — пошутил он, щекоча ее подбородок кончиками пальцев.

Он был так близко, его присутствие было, чуть ли не ошеломляющим. Роза чувствовала лесной аромат туалетной воды и тепло, зовущее прижаться к нему. Она отступила и попыталась умерить улыбку, которую — она была уверена в этом — он счел бы улыбкой по уши влюбленной женщины.

— Такие волнения не способствуют спокойному сну, милорд, — сказала она. — Кроме того, боюсь, Вилли будет изгнан из приличного общества, и я не могу оставить его одного.

— Ах, милая Колючка, вы очень преданный человечек, — заявил Джефри.

Отставив локоть, он вынудил ее взять его под руку и повел по дорожке, чтобы она не замерзла без движения.

— Почему вы так называете меня? Почему милая Колючка? — спросила Роза.

В том, что он наградил ее прозвищем, было что-то снисходительное, но и ласковое тоже.

— Потому что, дорогая леди Роза, вы нежны и ароматны, как приоткрывшийся розовый бутон, но в вашем характере есть что-то взрывчатое и агрессивное. Больше напоминающее розовые шипы, на мой взгляд.

Она рассмеялась.

— Кажется, я слишком прозрачна. Отец часто говорил, что назвал меня Розой, так как уже при моем рождении почувствовал: я буду такой же красивой, как мать, но отращу шипы, если унаследую его характер.

Джефри улыбнулся и наклонил голову.

— О, проницательное наблюдение для счастливого отца новорожденного ребенка. Расскажите мне о нем. Что вам запомнилось больше всего?

Роза взглянула на Джефри, удивленная его явной заинтересованностью.

— Папочка? Он был милый, простой человек. Очень любил лошадей и охоту. И книги. Он читал все… всегда что-нибудь изучал. За обедом — а мы перенесли стол в мамину комнату — рассказывал о самом разном. Он был очень любящим мужем и полностью посвящал себя маме во время всей ее болезни, — после некоторого колебания продолжила Роза тихим от воспоминаний голосом. — Он тяжело переживал ее смерть. Так и не оправился от потери, хотя, сколько я помню ее, она всегда болела. Он не переставал верить в ее выздоровление, несмотря на то, что врачи никогда его не обнадеживали. Он скончался вскоре после ее смерти.

Роза отвернулась от маркиза, не желая, чтобы он видел, как остро она чувствует свое одиночество. Невозможно объяснить свои чувства человеку, у которого много преданных друзей и обожающая мать.

Маркиз, ощутив ее печаль, откашлялся и попытался отвлечь ее от печальных воспоминаний.

— Дочь человека, столь увлеченного книгами и учением, должна была впитать в себя много знаний. Вероятно, отсюда и шипы. Вы более образованны, чем, по мнению света, прилично юной девушке.

— О, мамочка согласилась бы с вами. Она была в отчаянии и настояла на том, чтобы меня послали в пансион, где я приобрела бы приличные манеры… и подобающих друзей. Она не могла себе простить, что из-за ее болезни я прикована к Шенстону, а не готовлюсь к появлению в высшем свете. Но, поверьте, меня вполне устраивала жизнь деревенского сорванца, дружившего с детьми слуг. Я ловила рыбу и плавала в реке. Я гуляла по лесам, а зимой каталась на санках и коньках. И вертелась под ногами, мешая всем, в мастерских и конюшнях. Весной я по утрам отправлялась со слугами за еще мокрой от росы клубникой. У меня было счастливое детство, — со смехом признала она.

Джефри наслаждался быстрой сменой выражений на ее лице. Она была прелестна. Атласные волосы, вырвавшись из узла и лент, развевались вокруг головы в очаровательном беспорядке. Он поймал один локон и нежно убрал его за ее ушко.

— И потом вас послали в пансион для юных леди? — подсказал он.

— Да. Как вы легко можете себе представить, после всего этого пансион оказался несколько тесным, — ответила Роза, чуть задыхаясь от его внимания. — Хотя должна сказать, что получила там очень полезное образование. Вышивка, рисование акварелью, и все такое. Вы не поверите, какую картину я могу нарисовать без кисточки, всего одним перышком. И еще светская беседа. Очень нужный предмет. Но боюсь, милорд, я была мятежницей, как вы, вероятно, и подозреваете.

Джефри повел ее по дорожке к пруду с карпами. Во всяком случае, он никогда не подозревал, что может найти столько удовольствия в обществе такой юной девицы, или так увлечься ее образными описаниями жизни деревенского ребенка, или что ее чувства меняют оттенки этих изумительно выразительных глаз. И почему-то ему очень нравилось, что ее щеки то бледнеют, то очаровательно розовеют, когда она улыбается ему, иногда открыто и восторженно, а иногда застенчиво, как будто остро реагируя на него как на мужчину.

— Похоже, не очень приятное место, — сказал Джефри, ободряя ее.

Ему нравилась эта доверительная беседа, и он хотел продолжить удовольствие.

— Думаю, по-своему не лучше и не хуже, чем любое другое, — возразила Роза. — Я помню в основном запахи — тушеного мяса и гороховой каши, духов, меловой пыли. О, и звуки — пронзительно-визгливые, сплетничающие голоса.

— У вас поразительный дар. Я как будто вижу все своими глазами. Сомневаюсь, что вы, с вашей жизнерадостной натурой, хорошо вписались в школьную обстановку, милая Колючка.

— Я, милорд? Жизнерадостная? — снова возразила Роза, скорчив гримаску при воспоминании о себе в школьном возрасте. — Боюсь, я была застенчивой, серьезной девочкой с прямыми, непослушными волосами, когда в моде были кудри и локоны, и тратила все свои карманные деньги на неподобающие книги.

Джефри откинул голову и искренне расхохотался. Ему вдруг захотелось схватить ее в объятия, и закружить, и услышать ее визг.

И ему хотелось поцеловать ее. С нею он тоже чувствовал себя молодым. О да, он очень хотел поцеловать ее.

Откинув голову, он обнажил сильную шею, и у Розы захватило дыхание. Как она желала, чтобы лорд Уайз влюбился в нее, и чтобы эта помолвка закончилась свадьбой! Чтобы он смотрел на нее этими нежными карими глазами так, как отец смотрел на ее мать. Если это случится, ее жизнь наполнится долгим счастьем — с любовью, детьми, защищенностью. О, как же ей хотелось, чтобы он поцеловал ее!

Но он не поцеловал, хотя улыбнулся ей очень нежно и еще ближе притянул к себе.

— Идемте. Надо двигаться, чтобы не замерзнуть. Расскажите мне о вашей матери. Мне очень интересно.

Тепло его руки согревало Розу, достигая самого сердца. Если бы он никогда не отпускал ее! Если бы всю жизнь был так близко! Она боролась с желанием прижаться к нему, судорожно вспоминая, что бы еще рассказать ему, чтобы удержать рядом.

— Н-несмотря на то, что папочка называл ее красавицей, мама была простой, милой женщиной с бледным, худеньким лицом. Таким худеньким, что подбородок казался острым. Я всегда думала, что он продолжает видеть ее такой, какой она была до болезни. Вот как велика была его любовь.

Лучше всего я помню запах лаванды. Мама была очень женственной и одевалась, как юная девушка: рюши, воланы, пышные рукава и кружева, всегда пахнущие лавандой. Папа обожал ее и обращался с ней как с бесценной фарфоровой статуэткой. Они очень много времени проводили вместе. Болезнь уносила ее силы, и она легко уставала, так что все мои воспоминания — это обрывки разговоров и упреки за мое неподобающее поведение. Она была бы счастлива, если бы видела меня вчера, так элегантно одетую и с манерами настоящей леди.

— Ах да, бал. Чертовски скучный был вечер.

Розе показалось, что она получила пощечину. Сверкающий бал, ее роскошное платье, встреча с королем Вильгельмом — все упало ей под ноги, рассыпавшись стеклянными осколками. Ее сказочный вечер был для него скучным и утомительным? Она высвободила руку и, быстро отойдя, склонилась над прудом. Может, если притвориться, что ее очень интересуют карпы, он не заметит ее боли и разочарования.

Удивленный внезапным побегом, Джефри задумчиво смотрел на свою мнимую невесту. Казалось, она увлеченно разглядывает карпов, но почему тогда она так напряжена? Он совершенно растерялся и не знал, что сказать. Огорчили ли ее воспоминания? Или, обсуждая столь близкие отношения родителей, она расстроилась из-за своей фальшивой помолвки? Он ясно высказал вчера свое мнение. Правда, они говорили об этом лишь в общих чертах. Вероятно, ему следует еще раз успокоить ее. Он искренне не хотел, чтобы ей было неловко в его присутствии. Честно говоря, он хотел совершенно противоположного.

— Роза, — начал он, смущенно откашлялся, однако решил, что должен продолжить, — Роза, я очень хочу успокоить вас. Вы не должны бояться, что я буду навязывать вам свое нежеланное внимание. Как я говорил вчера вечером, я не забуду, что у нас всего лишь деловое соглашение, и, можете доверять мне, буду держаться на расстоянии. Вы можете дружить и развлекаться с кем хотите, и я обещаю не вмешиваться. Я искренне повторяю: если хотите, вы можете искать постоянного защитника.

Он умолк, но Роза никак не показала, что слышала его или собирается ответить.

Роза была достаточно взрослой, чтобы понять: она не в состоянии ничего сделать, чтобы этот человек влюбился в нее. Она может лишь вести себя беспечно и весело и надеяться, что когда-нибудь разверзнутся небеса и случится чудо. Ибо действительно должно случиться чудо, чтобы этот мужчина перестал обращаться с ней как с ребенком и увидел в ней женщину, желанную женщину, которую он хотел бы сделать своей настоящей женой.

— Милая Колючка! — окликнул Джефри.

Роза выдавила сияющую улыбку и повернулась к нему.

— Какие серьезные слова, милорд! Может, ласка короля Вильгельма для вас обычное дело — чертовски скучное, кажется, так вы сказали, — но для меня это было сказочное событие. Вы ведь помните, я всего лишь деревенская девчонка.

Джефри мысленно обругал себя за бестактность. Он обидел ее, хотя желал лишь одного: чтобы ей было легко с ним.

— Я не хотел… Пожалуйста, Роза, поймите меня правильно. Мы будем друзьями, правда, милая Колючка? Самыми лучшими друзьями?

— Конечно. И, пожалуйста, не сердитесь на меня, милорд. Может, я часто веду себя как сорванец, но охотно сознаюсь, что мечтаю так же романтично, как большинство женщин. Хотя, уверяю вас, я приложу все усилия, чтобы обуздать подобные мысли и чувства. Как никто другой, я сознаю, что это просто первый акт захватывающей драмы.

Ей даже удалось храбро улыбнуться ему.

Джефри вздохнул свободнее, увидев, что печаль покинула ее и она снова в хорошем настроении. Такая милая малышка, и он чувствует такую странную ответственность за нее.

— Итак, у нас всего лишь деловое соглашение, — объявил он, затем, как будто ему в голову пришла новая мысль, добавил: — Но я хотел бы, чтоб вы знали, дитя мое: если бы я действительно должен был жениться, я бы с большим удовольствием женился на вас, чем на ком-либо другом во всем Лондоне.

Не услышав обычного саркастического ответа, Джефри повернул ее лицом к себе. Приподняв ее голову за подбородок, он попытался разгадать выражение ее лица.

Роза тихонько стояла под его пристальным взглядом, изо всех сил пытаясь погасить страстное желание, наверняка светившееся в ее глазах. Он смотрел на нее испытующе, и она не могла сдержать слезы. Кончики его пальцев шевельнулись, лаская ее щеку. Прикосновение легкое, как крылышко мотылька. Несмотря на недавнее обещание обуздывать романтические фантазии, связанные с Джефри, ее сердце билось о ребра, а ноги подкашивались.

Глаза Джефри потемнели, став шоколадно-коричневыми, затем почти черными, как будто он тоже был охвачен сильными чувствами. Он нежно откинул непокорный локон с ее лица, затем со вздохом, будто прощаясь с праздными фантазиями, ласково погладил щеку и отпустил ее. Она с улыбкой положила пальцы на его рукав и игриво потянула его к дому.

— Теперь пойдемте. Я должна найти Вилли прежде, чем он осквернит чем-нибудь клумбы вашей матери, и мы снова окажемся в немилости. А это нам совсем ни к чему.

— Да, думаю, вы правы, — согласился Джефри, следуя за ней.

Он впал в задумчивость, и Роза не стала его больше беспокоить.

Притворившись, что приводит в порядок волосы, Роза коснулась своей щеки в том месте, где гладили его пальцы, и снова одернула себя. Нечего и мечтать о том дне, когда он увидит в ней женщину. Однако, хоть он и считает ее ребенком, она — женщина, женщина со всеми женскими чувствами и желаниями. И, если когда-нибудь он поймет, как страстно она желает его, может быть, он тоже полюбит ее всем сердцем…

Глава девятая

— Мама, я уже понял твою точку зрения. Мисс Бартли-Бейкон — гостья в этом доме, и, поскольку ее мать больна, у нее нет покровительницы. Я также допускаю, что леди Маргарет Бартли-Бейкон — твоя давняя подруга, и восхищаюсь твоей готовностью приютить ее дочь на целый сезон! — Джефри раздраженно повысил голос.

— Джефри! Не смей кричать на меня, — возмутилась леди Лавиния, глядя сыну прямо в глаза и настойчиво призывая подчиниться.

Джефри не отвел взгляд и не ощутил мальчишеского чувства вины. И отказался подчиняться оказываемому на него давлению.

— И, хотя, мама, во всем этом я с тобой согласен, я решительно заявляю, что мисс Шэрон Бартли-Бейкон чертовски никчемная девица. Более того, она проявляет такую агрессивность, что мужчине, желающему покоя, как я, например, приходится прикрывать пах обеими руками.

— Джефри! Не смей говорить со мной, как со своими пьяными приятелями! И не смей так ужасно отзываться о Шэрон, — упрекнула леди Лавиния. — Просто она очень нежно к тебе относится. Твоя прискорбная помолвка, совершенно неожиданная и с абсолютно незнакомой девицей, помолвка, которую ты держал в секрете от собственной матери, разбила ее сердце. Я просто прошу тебя быть с ней особенно внимательным.

Джефри совсем нехарактерным для него нервным движением взъерошил волосы, растрепав кудри и заставив мать удивленно поднять брови.

— Мама, я очень сильно сомневаюсь в том, что у мисс Бартли-Бейкон есть сердце, которое могло бы разбиться. И я всегда добр к ней. Все светские матроны подтвердят, что доброта — самая очаровательная моя черта. И уверяю тебя, излишнее внимание с моей стороны только вдохновит ее на дальнейшие чрезмерные полеты фантазии насчет меня, моего титула и моего состояния. Готов держать пари!

— О, Джефри, не надо драматизировать. Я просто сказала, что сейчас она ужасно несчастна.

— Ну, это я могу себе представить. Действительно ужасно видеть, как твой план проваливается, а титул ускользает сквозь жадные пальчики. Она очень несчастна, и ты должна согласиться, что, когда Шэрон Бартли-Бейкон несчастна, она никогда не бывает, несчастна одна.

— Ох, Джефри, сегодня утром ты очень утомителен. Если ты не можешь найти способ удовлетворить простейшую просьбу собственной матери, я не смогу надеяться на тебя в будущем. Что с тобой стало в последнее время? Сначала ты приводишь девочку, о которой никто не слышал… — она окинула сына очень суровым взглядом, — затем объявляешь о своих планах жениться на ней, а теперь это. Не могу выразить словами, как я встревожена!

Шелест юбок в дверях столовой освободил Джефри от необходимости отвечать раздраженной матери. Будучи уверен, что настырная Шэрон Бартли-Бейкон явилась еще больше омрачить его и без того неприятное утро своим нежеланным присутствием, он напустил на себя самый неприветливый вид, какой только мог изобразить, и поднял глаза… на Розу.

Роза резко остановилась.

— Ах, извините. Я просто не знала, что кто-то пришел так рано. Я не хотела помешать…

Леди Лавиния обратила к ней каменное лицо, такое же неприветливое, как у сына. Она не желала, чтобы ее столь важную беседу с сыном прерывали, тем более эта девчонка. Необходимо найти очень веские слова — и найти именно этим утром, — чтобы Джефри пересмотрел свое опрометчивое решение. Он должен, просто должен разорвать эту помолвку.

— Извините, дорогая, но лучше бы вам позавтракать в другом месте, — посоветовала леди Лавиния. — Здесь сгустились тучи. Гром и молния разразятся в любой момент.

— Я вижу, — сказала Роза, глядя на мрачное лицо лорда Уайза. — Но, пожалуйста, не извиняйтесь, леди Лавиния. От этой печальной болезни страдали многие и в моей семье.

— Болезни? Какой болезни? — спросила леди Лавиния, смущенная и раздраженная собственным смущением.

— Ну, утренняя хандра, миледи, — заметила Роза, многозначительно указывая взглядом на маркиза. Затем, сделав шаловливую гримаску и весело помахав рукой, она вышла из комнаты и исчезла в холле.

— Утренняя хандра? Что бы это значило? — спросила леди Лавиния, нахмурившись. — Эта девочка! Как странно, она не делает ничего дурного и тем не менее умудряется раздражать меня. Вероятно, мне просто действует на нервы ее кипучая юность. Сколько энергии в такой маленькой девушке!

Леди Лавиния не стала бы признаваться даже самой себе, что вымещает на Розе недовольство решительным отказом сына подчиниться ее планам.

Джефри пристально смотрел на дверь, совершенно оглушенный, не в состоянии вымолвить ни слова. Его лицо просветлело, затем расплылось в восхищенной улыбке.

Дерзкая девчонка! Всегда готова колким замечанием выявить нелепость ситуации. Вдруг он ударил ладонью по столу, откинул голову и разразился смехом.

Его мать дернулась и повернулась к нему, схватившись рукой за горло.

— Джефри! Что с тобой? — спросила она. — Я просто не знаю, как тебя понимать! Ты словно стал другим человеком.

— Боюсь, мама, что я еще никогда в жизни не был настолько самим собой. Пожалуйста, извини меня, — объявил он, отодвигаясь от стола.

Он встал, швырнул салфетку в почти нетронутую тарелку и, весело помахав рукой, решительно вышел из столовой искать Розу, оставив мать с разинутым ртом и вытаращенными глазами.

Рыжий Вилли вошел в спальню Розы, гордо выпятив грудь. Он тащил добычу: истерзанное пурпурное перо. Пряжка, украшенная драгоценными камнями, громко стучала по деревянному полу. Роза в ужасе раскрыла глаза, узнав перо, украшавшее самое новое бальное платье Шэрон. Именно это перо с прошлого вечера считалось таинственно исчезнувшим и вызвало жуткую суматоху во всем доме. Роза в оцепенении смотрела, как могучий оранжевый охотник, готовый уничтожить добычу, исчезает в своем логове под кроватью.

Очнувшись, она нырнула под кровать, закричав:

— Вилли! Ох, ужасный, ужасный кот! Ты хочешь сделать из меня врунью! Ведь я перед всеми отстаивала твою невиновность!

— Гм! Хм! — смущенно прокашлялся Джефри, появившийся в открытых дверях. Он обыскал все главные комнаты, затем сад и, наконец, разузнав о местонахождении Розы у горничной, отправился наверх. Теперь, когда он увидел ее наполовину скрывшейся под кроватью, так что на обозрение были выставлены лишь попка и ноги, он не мог решить, предложить ли ей помощь или удалиться незамеченным.

— О, не стойте там. Пожалуйста, помогите мне! — простонала Роза из-под кровати.

Поскольку его присутствие обнаружили прежде, чем он успел принять решение, Джефри весело спросил:

— И в чем же требуется моя помощь? Я должен присоединиться к вам под кроватью или попытаться вытащить вас оттуда за ноги?

— О, лорд Уайз! — выдохнула Роза. Высунув голову, она не могла больше произнести ни слова и только таращилась на его прекрасное лицо. Его улыбка была так нежна, так искренна и ямочка на правой щеке сверкала так весело, что она почти забыла, какое неблагородное зрелище представляет. — Я думала, это Летти.

— Нет, я не Летти, но, может, вы примете мою помощь в ее отсутствие?

— Ох, опять этот Вилли! Он украл у Шэрон — я хочу сказать, у мисс Бартли-Бейкон — перо, и я не могу дотянуться до него. Он все время ускользает от меня.

— Ну, я могу напасть с другой стороны, и мы быстро загоним негодника в угол. Согласны? — великодушно предложил Джефри. Быстро обойдя кровать, он встал на одно колено и поднял покрывало. Вилли сгорбился над добычей как раз посередине, оставаясь вне досягаемости с обеих сторон. Он пригнулся еще ниже и прикрыл перо лапами, в то же время готовясь избежать новой угрозы.

— О, Вилли, — упрекнула Роза, протискиваясь дальше под кровать. — Ну, неужели обязательно так безобразно вести себя?

Джефри упал на оба колена и сунул голову под кровать, затем лег на живот и заполз поглубже. Вилли, чувствуя реальную угрозу с его стороны, быстро отскочил от протянутой руки и попал прямо в объятия Розы.

— Ага! Попался! — воскликнула она, быстро выхватывая у него перо и победно размахивая им.

Джефри невольно улыбнулся, он не мог устоять против ее детской неугомонности.

— Господи, Роза! Что вы там делаете? — спросила леди Лавиния, останавливаясь в дверях и заглядывая в спальню. Роза поспешно выползла из-под кровати и вскочила на ноги. Спрятав мокрое испорченное перо в складках юбки, она мило улыбнулась пожилой даме. Маркиз поднялся с другой стороны кровати, невозмутимо отряхивая пыль с колен. Шокированная до глубины души видом сына, вылезающего из-под кровати Розы, растрепанного, со съехавшим набок галстуком, леди Лавиния прижала руку к груди и воскликнула:

— О Боже! Джефри! Как ты оказался под кроватью Розы?

— О, мама, ничего особенного. Я просто помогал Розе. Видишь ли, Вилли… — смущенно начал он, понимая, что сейчас у него явно виноватое выражение лица.

— О… — вздохнула Роза и предостерегающе замотала головой, надеясь сохранить в тайне проделку Вилли. Хотя бы до тех пор, пока Летти не попытается как-нибудь привести перо в порядок.

— Я хотел сказать, гм, то есть… — забормотал Джефри.

Бесподобно красноречивый в парламенте, он никак не мог подобрать слова, чтобы объяснить необычную ситуацию.

— Ах, ладно! Но я действительно боюсь за твой разум, Джефри. И если бы твой отец был жив, клянусь, я обвинила бы его во лжи: в день свадьбы он поклялся, что в его семье не было сумасшедших. Или ложь, или… — леди Лавиния сурово посмотрела на Розу, — дурное влияние. В любом случае, Джефри, если ты не извинишься за свою утреннюю непростительную грубость, я умываю руки. Я буду ждать у себя, а ты обдумай свои поступки и их последствия.

Ошеломленное молчание воцарилось в комнате после ухода леди Лавинии. Роза беспокойно терзала нижнюю губку маленькими белыми зубами, затем рискнула бросить взгляд из-под ресниц на наказанного сына. Лицо лорда Уайза выражало такое полное недоумение, что Роза с трудом подавила неожиданное желание рассмеяться. Неужели у него никогда раньше не было разногласий с матерью? Их взгляды встретились, затем озорная усмешка осветила его лицо, заиграла ямочка на правой щеке. Роза восторженно хихикнула.

Быстро подойдя к двери, чтобы закрыть ее — не дай Бог, мать услышит их веселье, — Джефри предостерегающе покачал головой. Роза больше не могла сдерживаться и рассмеялась по-настоящему. Он подошел к ней и погрозил пальцем.

— Вы возмутительны, милая Колючка. Поссорили меня с матерью и должны за это заплатить, — предупредил он, хватая ее за руки и шутливо встряхивая. — Теперь успокойтесь, или она вернется и отшлепает нас обоих за непослушание.

Роза лишь беспомощно хихикала, представляя, какие неприличные образы витали в голове добродетельной леди, когда она увидела их, вылезающих из-под кровати. Она еще громче захихикала, быстро выворачиваясь из его рук. Озорные искры засверкали в глазах лорда Уайза, и он стал угрожающе приближаться, заставляя ее отступать, пока ее ноги не ударились о кровать.

— Вам следует преподать урок. И это единственное, что я могу придумать для воспитания непослушного ребенка, мисс Роза Лэм, — пригрозил он и, схватив ее запястье, медленно притянул к себе.

— Нет, вы не… — взвизгнула Роза, подумав, что он собирается шлепнуть ее, и снова захихикала.

Вначале Джефри действительно собирался отшлепать ее, как того заслуживает любой непослушный ребенок, но, притянув ее к себе, вдохнул нежный аромат сирени и увидел веселый розовый ротик, такой соблазнительный, что он не мог сопротивляться. Его крепкие прохладные губы прижались к ее рту легким поцелуем. Ее губы были теплыми, податливыми и совершенно неопытными. От этого украденный поцелуй сделался еще слаще. Он крепче сжал ее в объятиях, продолжая поцелуй, пока она чуть не задохнулась. Джефри поднял голову, но лишь затем, чтобы с изумлением взглянуть на нее.

Роза, также изумленная, попыталась отступить и плюхнулась навзничь на кровать. От ее резкого движения Джефри потерял равновесие и упал на нее, прижав к подушкам и впившись в ее губы долгим чувственным поцелуем. Желание обожгло его, и он очень осторожно и ласково лег поудобнее, наслаждаясь прикосновением к ее груди. Он страстно желал обнять ладонями ее грудь и чувствовать, как возбужденно твердеют соски под его пальцами. Он хотел показать своей маленькой Колючке, что такое мужчина в пылу страсти. Он хотел сорвать одежду с ее тела и ласкать нежную плоть, разбудить ее чувственность и довести ее до сладких слез. Он хотел услышать ее мольбы о том, чему она не знала названия. Он хотел… Неожиданно он отпустил ее губы и, отстранившись от нее, встал.

— Роза, я поступил гнусно и прошу у вас прощения. Говорил, что не буду навязываться вам, и тут же обманул ваше доверие. Роза, простите меня. Мое поведение достойно порицания, если не сказать больше, — извинялся он, взъерошивая кудри и виновато откашливаясь. О чем он думал, так набросившись на это дитя? Черт побери, возможно, мать права. Возможно, он действительно лишается разума.

Роза быстро села и смущенно пригладила волосы.

— Нет, это я… м-мне следует извиниться. Мне так жаль, что я причина ваших разногласий с матерью. И потом, я смеялась над вами…

— Ах да, еще это, — он быстро поправил одежду и снова провел рукой по волосам. — Полагаю, я должен поступить как послушный мальчик и извиниться перед матерью. Получить нагоняй и все такое.

Джефри прошел к двери и, тихо открыв ее, оглянулся на Розу. В его глазах светилось такое напряженное размышление, что она покраснела и поспешно встала с кровати. Он заметил, как ее дрожащие руки бессознательно разглаживают юбки. Затем, будто не в состоянии унять дрожь, она прижала пальцы к припухшим от поцелуев губам, и это движение заставило его взгляд задержаться на них. Ему очень хотелось вернуться и снова вкусить сладость ее губ. Но он лишь кивнул и вышел, прикрыв за собой дверь.

Роза опустилась на кровать, сжав сложенные на коленях руки. Ее сердце бешено колотилось, казалось, что не хватает воздуха для дыхания. Никогда, даже в самых смелых своих мечтах, она не представляла, что поцелуи лорда Уайза могут быть… такими совершенными, такими обворожительными, такими…

Вдруг дверь снова распахнулась, и Роза испуганно вскрикнула. Джефри, большой и властный, заполнил дверной проем. Он ошеломленно глядел на нее несколько секунд, затем, как будто решение пришло к нему давно и просто оставалось невысказанным, спокойно заявил:

— Милая Колючка, я думаю, что мы должны использовать эту помолвку. Пройти до конца, понимаете? Что вы скажете?

Роза лишь удивленно смотрела на него. Неужели он предлагает ей выйти за него замуж? По-настоящему? Без обмана? Настоящий брак с детьми и всем, всем? Пожалуйста, милый Боже, пусть это будет так, молча взмолилась она.

— Я н-не уверена, правильно ли понимаю вас, лорд Уайз, — сказала она, боясь надеяться, однако не в силах подавить вспыхнувшую надежду.

— Просто, если логически подумать, я же должен когда-нибудь на ком-нибудь жениться. Невозможно же откладывать это на конец жизни, не так ли? И я полагаю, что лучше жениться на вас, чем на любой другой из моих знакомых. Мы прекрасно подходим друг другу, вы не согласны? — спросил Джефри. Он следил за ее лицом, затем, в замешательстве от ее молчания, откашлялся и отступил в коридор. — Э… подумайте, а я подожду, в столовой, например. И вы дадите ответ до моего ухода.

— Нет, — воскликнула Роза, вскакивая с кровати и протягивая руку, чтобы остановить его.

Джефри обернулся и недоверчиво уставился на нее, явно изумленный столь резким отказом.

Роза нерешительно подошла к двери, потянулась к его руке, охватившей блестящую медную дверную ручку, но одернула себя.

— То есть, нет, мне не нужно время на размышление. Я выйду за вас замуж, лорд Уайз. В любое время и в любом указанном вами месте.

Лицо Джефри счастливо вспыхнуло, широкая улыбка углубила ямочки на щеках. Он облегченно выдохнул, только сейчас заметив, что все это время сдерживал дыхание.

— Вот и прекрасно. Просто чудесно. Я скажу матери, чтобы она начинала приготовления к свадьбе. Мы поженимся так скоро, как только позволят великосветские правила. Я уверен, что придется выдержать некоторое время. Чтобы избежать сплетен и все такое. Значит, договорились?

— Договорились! — согласилась Роза, довольная его счастливым видом.

Джефри протянул руку и взъерошил ее волосы, как поступают обычно с любимым ребенком.

— Договорились, милая Колючка. Теперь я должен пойти к матери и замолить свои грехи, пока она еще не вычеркнула мое имя из Семейной родословной книги.

Тихо прикрыв за ним дверь, Роза прижалась к ней лбом и вслушивалась в звуки его легких шагов, пока они не затихли. Она прижала пальцы к губам. Лорд Уайз поцеловал ее. Он прижимал ее к кровати и целовал очень настойчиво. Потом он попросил ее стать его женой. Может ли это значить, что в его чувствах есть глубина, которую он пока не осознает? Правду сказать, не очень лестно, что, по его словам, она нравится ему, как любая другая. И то, что он ерошит ей волосы, как ребенку, — не самая желанная для нее ласка, но приходится принимать такие выражения чувств, какие предлагаются. Остается лишь признать, что это гигантский шаг к тому, чего она желает всем сердцем.

— Сегодня его жена, завтра мать его детей, — поклялась она себе, кружась по комнате и затем падая на кровать. — Вилли, я заставлю его полюбить меня!

Глава десятая

— Я просто не понимаю вас, Шэрон. Месяцами вы жаловались мне на разбитое сердце. А теперь, когда свадьба состоялась, вы заявляете, что вам не хватает общества маленькой Розы! — недовольно объявила леди Лавиния. — Мне казалось, что она последний человек на свете, по которому вы могли бы скучать.

— Вы должны признать, что теперь, когда она уехала, дом решительно опустел. И грустить о потерях можно лишь до тех пор, пока не начнешь новую жизнь. Я все еще молодая и красивая женщина, не так ли? Я же не говорю, что мое сердце разбито навечно, и не собираюсь идти в монахини из-за свадьбы маркиза. Я просто подумала, что визит в Эдерингтон-Харроу был бы вполне уместен, — Шэрон надула губки и уставилась на совершенный овал ноготка, пожимая плечами, как будто ее просьба не имеет для нее большого значения. — В конце концов, вы ее свекровь, а она так юна. Вероятно, вам следует посмотреть, подходит ли эта девчонка вашему сыну. Сомневаюсь, что, несмотря на длительную болезнь матери, она научилась управлять большим домом, а вы как думаете?

— Ах, в этом-то и дело. Никто не должен знать, но они вовсе не в Эдерингтон-Харроу, — победно объявила леди Лавиния. — Они в Шенстоне. Джефри посетил поверенного, и, похоже, он, а не тот двоюродный дядя унаследовал титул графа Шенстона, отца Розы. И совершенно не подозревая об этом! Удивительно, как все получилось, ты согласна?

Шэрон повернулась к леди Лавинии спиной и прошла к камину. Она-то давно все знает. Разве не по этой причине теперь мистер, а не граф Элмо Сьюэлл посылает ее в проклятую провинцию? Он в ярости оттого, что маркиз лишил его титула и поместья. И Шэрон боялась, что он готов причинить кое-кому даже физический ущерб, чтобы вернуть потерянное. Сьюэлл приказал ей вбить клин между новобрачными и заставить их вернуться в Лондон. Такое отвратительное задание и такое несвоевременное. Кому понравится ссылка в провинцию, когда все общество находится в городе? У Шэрон не было никакого желания покидать бомонд в сезон, но, конечно, при таком состоянии дел у нее не было выбора и приходилось подчиниться Сьюэллу.

Отвратительный человек этот Элмо Сьюэлл, и она непременно избавится от него при первой же возможности. Правда, то, что он добьется временного разъезда новобрачных, возможно, даже расторжения брака, — это ее единственная надежда на выигрыш, пусть даже если этот выигрыш сведется лишь к тому, что она увидит Розу опозоренной.

Леди Лавиния правильно поняла смысл окаменевшей спины Шэрон — предвестник ее знаменитых и утомительных вспышек раздражения — и решила, что лучше сдаться. Все равно она уже начала уставать от светского сезона, и короткий отдых в провинции не принесет никакого вреда. И, вероятно, в словах Шэрон есть доля правды. Долг свекрови, раз уж у невестки нет матери, проследить, чтобы девочка начала замужнюю жизнь с верной ноты.

— Хорошо, Шэрон. Если ты так хочешь, мы погостим в Шенстоне и посмотрим, что к чему. Не думаю, что мой сын или общество неправильно поймут наш визит. Я хочу сказать, что, по словам Джефри, его собственный визит в Шенстон — скорее инспекционная поездка по новому поместью, чем медовый месяц.

Шэрон обернулась и довольно захлопала в ладоши. Она и не надеялась так легко заставить пожилую даму бросить лондонский комфорт и отправиться в провинцию.

— О, благодарю вас, мама Лавиния. Я бесконечно счастлива.

Счастье Шэрон испарилось бы, знай она, что в эту самую минуту ее жертва охвачена беспредельным восторгом. Не зная тонкостей наследования Шенстона, Роза, естественно, считала свой дом потерянным для себя навсегда. А теперь вот она — выходит из экипажа на подъездной аллее, начиная новую жизнь маркизы Эдерингтон с возвращения в любимый родной дом.

— О, Джефри, вы представить себе не можете, как я счастлива. Во всем мире не найти более чудесного свадебного подарка.

— Еще бы! Поверенные в «Бэйли, Бэнкс и Биддл» рассыпались в извинениях за свою оплошность, но, как вы и говорили, из-за пожара сохранилось слишком мало необходимых документов. Никогда больше я не буду подшучивать над дотошным вниманием матери к Семейной родословной книге и подкалывать Милти за его проклятое пристрастие к мелочам, — согласился Джефри, с интересом разглядывая старый дом.

Тщательно восстановленный после пожара семнадцатого века, Шенстон представлял собой огромный готический замок из сочно-желтого камня, с массивными зубчатыми стенами и многочисленными башнями. Первый этаж главного здания был занят в основном жилыми комнатами, предназначенными для семьи, гостиными, столовыми и библиотекой. Размеры помещений должны были подавлять обитателей титулом ниже маркиза, заставляя их чувствовать себя маленькими и незначительными. Огромный зимний сад вел на запад от столовой к часовне, скрывая служебное крыло от подъезжающих по главной аллее. Северо-западное крыло предназначалось для личных апартаментов семьи, и, представив мужа слугам — от главного дворецкого до последнего поваренка, — именно туда Роза повела Джефри отдохнуть и освежиться после путешествия. Спальни хозяина и хозяйки были отделены друг от друга царственно украшенной пурпуром и золотом гардеробной.

Предоставив Летти очень мало времени — только чтобы снять с нее дорожный костюм и причесать, — Роза бросилась через гардеробную в спальню супруга и обнаружила, что его там нет. Испуганный Деминг не по-мужски взвизгнул, но после слишком усердных извинений Розы нахмурился и проводил ее неодобрительным взглядом, хотя она и удалилась грациозно, как подобает леди.

Джефри нашелся в библиотеке. Роза улыбнулась, увидев, как он сосредоточенно изучает бухгалтерские книги. Она остановилась на мгновение, глядя на него, сидящего в кресле отца, освещенного последними золотистыми лучами заходящего солнца. Если чуть прищуриться, можно вообразить, что это папочка, такой, каким она его помнит. Но, как ни тосковала Роза по отцу, она была счастлива видеть здесь мужа. Окинув взглядом комнату, Роза покачала головой. С первого взгляда было ясно, что это библиотека джентльмена, но с высокого, как в соборе, потолка свешивалась паутина. Явно заброшенный в последние три года зал был сыроват для библиотеки, и кожаные переплеты приобрели зеленоватый оттенок. Но все это скоро изменится. Роза снова перевела полный любви взгляд на Джефри. В ее глазах мелькнуло озорство, она решила отвлечь его.

— Неужели именно так маркизы проводят медовый месяц, милорд? Погрузившись в гроссбухи и игнорируя красивую, талантливую, очаровательную жену?

Джефри взглянул на нее с улыбкой.

— Дорогая жена, я понятия не имею о том, как маркизы проводят медовый месяц, поскольку никогда лично не принимал в этом участия. Полагаю, нам придется изобретать на ходу, если только на этих многочисленных полках не найдется том, содержащий перлы мудрости по данному вопросу.

Роза приблизилась к нему, покачивая бедрами, имитируя, как она надеялась, опытную соблазнительницу. Платье из тафты цвета морской волны с декольте, украшенным изысканно вышитыми морскими раковинами, подчеркивало ее нежные кремовые плечи и шею. Она надеялась хотя бы на какое-то подобие комплимента, но ее муж казался слишком занятым учетом своего нового имущества. Роза сморщила носик, обиженная его пренебрежением, и сменила тактику.

— Не могу представить, чтобы за три года дом пришел в такое запустение, — сказала она. — Или вы думаете, что он всегда был в таком плачевном состоянии, а я просто не замечала?

Джефри со вздохом перевел взгляд на новобрачную. Придется заняться делами позже, подумал он, с сожалением закрывая гроссбухи. Он не любил беспорядка — а дела поместья были очень запутаны, и работа предстояла большая.

— Какая теперь разница… Мы быстро исправим положение, а наши спальни, если и не совершенны, по крайней мере, вполне пригодны для жилья. Только эти заброшенные помещения требуют особого внимания, — он усмехнулся, заметив ее сморщенный носик. — Пойдемте в столовую. Там вам будет гораздо удобнее.

Столовая была обставлена так, как помнила Роза. Роскошная мебель из красного дерева, парча, ковры из бледно-лиловой, оранжево-розовой, кремовой и бежевой шерсти. Воспоминания нахлынули на Розу с такой силой, что ее глаза наполнились слезами. Не желая показаться Джефри глупой, она вышла через створчатые застекленные двери на террасу. Строго распланированные сады с аккуратно подстриженными живыми изгородями расстилались перед домом. В парке за цветниками были тут и там разбросаны павильоны и обелиски. Каменные скамьи вокруг искусственного озера, питаемого извилистым ручьем, манили отдохнуть. Роза помнила все укромные уголки для купания и идеальные места для ловли рыбы. Она глубоко вдохнула свежий воздух, напоенный ароматом свежескошенной травы. Ее охватило чувство гордости и неожиданно сильное желание наполнить цветники и парк счастливыми лицами и оживить чопорные залы музыкой и танцами. Она так увлеклась своими видениями, что бросилась к Джефри, вышедшему на террасу, и пылко обхватила руками его шею. Этот порыв был замечен поваренком, который пересказал все третьему лакею, а тот — помощнику дворецкого, который в свою очередь поделился новостями с поварихой. Повариха только улыбнулась, представив себе старый замок, оживленный смехом, любовью и детьми.

— О, Джефри, — воскликнула Роза. — Давайте устроим прием!

Джефри рассеянно взъерошил ее волосы и отошел, нахмурившись.

— Посмотрим, милая Колючка. Сначала придется нанять целую армию, чтобы вычистить и проветрить дом от подвала до чердака. Необходимо также составить список самого необходимого. Белье и все такое требует замены. Счетами также долгое время пренебрегали. Боюсь, что дворецкого… как его имя? Джессупс? Боюсь, что его придется сменить.

— Ах, Джефри, — вздохнула Роза. — Неужели всем этим надо заниматься прямо сейчас?

Джефри обернулся, расслышав тоску в ее голосе, и внимательно посмотрел на молящее личико, такое несчастное, что его кольнуло чувство вины.

— Полагаю, не с этой минуты. Идемте, выпьем по стакану хереса, милая Колючка. Не очень-то романтичный медовый месяц для юной девушки, но, возможно, как только дом будет подновлен, и вы устроите свой прием, нам удастся повеселиться.

Роза последовала за мужем в гостиную. Удастся повеселиться? Ей и сейчас было достаточно весело. Ее печалило лишь то, что невесело ему. Печаль господствовала и за легким ужином в огромной столовой. Нарушая традиции, Роза приказала поставить свой прибор справа от Джефри. Ей не улыбалось сидеть в дальнем конце стола, не имея возможности поговорить с ним. Но, к ее ужасу, он, явно сосредоточенный на делах поместья, быстро поел, не замечая искусства повара. Не так она представляла себе ужин в медовый месяц. И не так представляла себе брачную ночь. Она не думала, что он отправит ее в постель одну, как непослушного ребенка, заслуживающего наказания, а сам вернется в библиотеку к бухгалтерским книгам.

Роза прошла за Джефри в библиотеку, послонялась по большой комнате, затем решительно сдвинула книги и уселась на край стола.

— Джефри, неужели вы должны заниматься делами поместья именно в сегодняшнюю ночь из всех ночей?

Джефри откинулся в кресле, изучая Розу. Она так юна, нежна и беззащитна, лавандовые глаза, дразнящие губы. Его жена. Жена, которую он поклялся любить, почитать и лелеять до конца своей жизни. Обдумывая слова клятвы и глядя на Розу, он не испытал стесняющего дыхание желания. Он почувствовал прилив нежности.

Роза, озадаченная его изучающим взглядом, но ободренная тем, что он, по крайней мере, оторвался от дел, наклонилась дразняще близко, приглашая его к поцелую. Она так хотела увлечь его и повторить тот миг, когда он лежал на ней и целовал до потери дыхания. Разве не это делают все женатые люди? И разве не от этого бывают дети? Ей хотелось иметь много детей.

Усмехнувшись, Джефри покорно чмокнул ее в губы и, когда она разочарованно сморщила носик, засмеялся и притянул ее к себе на колени.

— А теперь, милая Колючка, не будьте сварливой женой в самом начале нашего брака, а то нам не к чему будет стремиться, не так ли? — пошутил он, снова легко поцеловав ее. Затем еще раз, уже значительно крепче.

Роза таяла в его объятиях, подставляя губы для более глубокого поцелуя. Его объятия вызвали чудеснейшее чувство защищенности и волновали так, что казалось, сердце вырвется из ее груди.

— Я никогда не буду браниться и изводить вас, мой супруг. Обещаю быть самой идеальной женой, — нежно прошептала она.

Джефри глубоко вдохнул аромат сирени, увидел мелькнувшие в ее глазах искры, исчезнувшие под опустившимися густыми ресницами, провел указательным пальцем по легко обижающимся губкам. Соблазнительное дитя, манящее и так много обещающее, как едва раскрывшийся розовый бутон. Он понимал, что она его жена и по закону принадлежит ему, но… Он неловко заерзал, ощутив пробуждение своего тела… и немедленно сурово упрекнул себя за похотливые мысли. Какой бы соблазнительной она ни была, она еще слишком юна и нуждается в покровительстве, а не обольщении. Возможно, когда-нибудь, позже, ибо, в конце концов, она будет его женой долго-долго. Да, когда-нибудь, и очень скоро, пообещал он себе, он овладеет ею, как требует его тело… но не сегодня. Этой ночью он должен вести себя как джентльмен.

Джефри быстро чмокнул ее в очаровательный вздернутый носик и поднялся, поставив ее на ноги.

— Идите, малышка, — он взял ее за плечи и повернул к двери, — день был длинным, и пора вам спать. Увидимся утром за завтраком.

Легонько вытолкав ее в коридор, он решительно закрыл за ней дверь и, глубоко вздохнув, пробежал рукой по каштановым кудрям. От всего сердца он хотел последовать за нею в спальню и открыть все восторги, которые, как он чувствовал, таятся в глубине ее души и тела. Но нет. Поскольку вся ответственность лежит на нем, безопаснее не видеть ее. Только так здравый смысл сможет восторжествовать над неистовым желанием владеть ею как настоящей женой, полностью и бесконечно.

Летти уложила маркизу в огромную кровать с балдахином, принадлежавшую когда-то ее матери. Этой ночью Роза чувствовала себя очень маленькой и одинокой. Положив рядом Рыжего Вилли, она уткнулась лицом в теплый мех. Она не очень страдала, когда муж избегал ее постели в первые три недели после свадьбы, ибо сама чувствовала себя стесненно на Лестер-стрит, 1. Шэрон подавленно слонялась по дому, глядя на всех тоскливыми глазами. Новая свекровь хмурилась и обрушивалась на нежеланную невестку при любой возможности. Но Роза думала, что здесь, в Шенстоне, все изменится. Она справедливо считала эту ночь своей настоящей брачной ночью. И она так желала своего мужа!

Роза печально размышляла, думает ли сейчас о ней Джефри, глядя в камин, как она думает о нем. Или, избавившись от жены, тут же забыл о ней и уткнулся носом в счета? Он казался таким невероятно красивым в свете свечей, мечтательно подумала она и поморщилась. Неужели он всегда будет обращаться с ней как с младшей сестрой?

— Нет! — страстно прошептала она. Завтра будет новый день, и она заставит его любить себя. Ничто не должно помешать ей. Они будут одни… совсем одни. Отправятся на верховую прогулку по имению. Она покажет ему любимые уголки своего детства. Все будет чудесно. Так чудесно, что даже невозможно себе представить.

Их свадьба, хотя и прекрасная, не была такой, о какой Роза грезила. Несмотря на то, что она просила оказать честь лорду Филпотсу, леди Лавиния решила иначе. Дальний родственник лорда Уайза неохотно вел Розу к алтарю. Очень старый и совершенно глухой, он ковылял рядом с ней, громко и пылко выражая неодобрение этому союзу, считая, что невеста слишком юна и неопытна. А он никогда в жизни не видел, чтобы брак между школьницей и зрелым повесой оказался удачным. Роза, прежде не слышавшая, чтобы лорда Уайза называли повесой, сильно сомневалась в правильности этого суждения и, кроме того, от всей души удивлялась, сколько же лет нужно вращаться в обществе, чтобы тебя сочли достаточно взрослой для замужества.

Единственный памятный момент короткой церемонии наступил, когда Джефри повернулся и смотрел, как она идет по проходу, сияющая и прекрасная в платье цвета слоновой кости. Он одарил ее одной из тех нежных улыбок, что вызывали ямочку на его щеке и смягчали взгляд. Этот взгляд расплавил ее сердце, и ей стало трудно дышать. И об этом взгляде она мечтала каждый день, каждую минуту. И с этой мечтой и надеждой на ее осуществление она погрузилась в сладкий сон.

Завтрак воздвиг перед Розой новую преграду. Джефри уже сидел за столом, когда она вошла. Он казался рассеянным и невыспавшимся, как будто провел ночь за письменным столом, а не в постели. Он очень хмуро взглянул на Розу, затем кивнул на листок бумаги, прислоненный к его хрустальному бокалу.

— Похоже, что сюда едет моя мать, — сказал он без всякого выражения.

— О, Джефри! — воскликнула Роза. — Неужели никак нельзя ее остановить? Сейчас у меня нет никакого желания развлекать гостей.

— Думаю, нельзя. Это срочное письмо. Скорее всего, она уже выехала из Лондона. Мы можем только надеяться, хотя это слабая надежда, что она едет одна… — он многозначительно поднял брови, — а те, кому лучше бы оставаться в Лондоне, действительно остались в Лондоне.

— О, безусловно, но… — начала Роза, кипя от негодования, но осеклась.

Если она станет порочить свекровь перед ее сыном, это ей все равно не поможет. Но как эгоистична и глупа леди Лавиния, если думает, что в медовый месяц им нужны гости, болтающиеся под ногами! Скользнув на свой стул, Роза облокотилась о стол и оперлась подбородком на руку. Джефри вернулся к завтраку, уткнувшись носом в бумаги, прислоненные к вазе с розами. Очевидно, слуга решил, что цветы вполне уместны в медовый месяц.

Но, вероятно, это необычный медовый месяц, если у новобрачного нет никакого желания залезть под юбки жены, размышляла она. Да, это испытание характеров и силы воли. Он намерен не замечать ее, а она полна решимости заставить его думать только о ней. А что касается неминуемого приезда леди Лавинии, остается лишь признать, что ее свекровь груба и назойлива и привыкла заставлять сына ходить перед ней на задних лапках, когда она только пожелает.

Джефри отодвинул тарелку и допил чай.

— Полагаю, местные дворяне приедут с визитами сегодня утром. Поскольку мне лучше использовать это время для осмотра поместья, предоставляю вам принять их и договориться об удобном времени для моей встречи с ними. Вероятно, на этом деревенском балу, который вам хочется устроить, — заявил он. — Не ждите меня к ленчу. Повар даст мне что-нибудь с собой. Увидимся за ужином, милая Колючка.

И с этими словами он удалился, погладив ее по голове, как послушного спаниеля.

Роза резко оттолкнула тарелку. Настроение ее совершенно испортилось. Ну, ему лучше поостеречься, или она начнет кусаться! Действительно, сегодня утром здесь появится половина графства, и она так мечтала встретить знакомых своего детства вместе с красивым мужем. Однако, будучи оптимисткой, Роза принялась обдумывать романтичный ужин, решив надеть соблазнительное платье травянисто-зеленого цвета с бесстыдно низким декольте. Вряд ли леди Лавиния прибудет в Шенстон уже сегодня. Если, конечно, не загонит лошадей на всех перегонах между почтовыми станциями. Итак, по меньшей мере, сегодняшний вечер Роза проведет наедине с Джефри. И как только ее цель будет достигнута, он сам отправит назойливую мать обратно в Лондон и будет слоняться за женой по дому, как томящийся от любви юнец.

Глава одиннадцатая

Роза бродила по мощеным дорожкам сада. Вечерний воздух был тих и прохладен. Лишь слабый свет остался от умирающего дня, и роскошная луна обещала превратить зеркальную гладь озера в чеканное серебро. Роза подняла глаза к небу и считала застенчиво появляющиеся звезды, пока их не стало слишком много. Деревенская тишина нарушалась энергичным стрекотанием кузнечиков и кваканьем лягушек. Из дома доносилась тихая музыка. Отдаляя свое возвращение, Роза облокотилась о садовую ограду. Она представляла эти обширные лужайки залитыми солнечным светом, оживленными множеством смеющихся пухленьких детишек с темно-каштановыми локонами — ее с Джефри детишек.

Она не видела Джефри с самого завтрака и не знала, спустился ли он в гостиную. Желая разделить с ним восторг этого вечера и, решив, что в ее интересах поймать его, пока какой-нибудь новый проект не отвлек его внимание, она обогнула дом и подошла к веранде. Оберегая пышные юбки от кустарников, окаймлявших дорожку, она поднялась на веранду по широким каменным ступеням и подошла к ярко освещенным окнам с отдернутыми бархатными шторами. Бросив взгляд в гостиную, она ошеломленно остановилась, и мучительная гримаса исказила ее лицо.

Ее красивый муж стоял перед камином, увлеченный беседой не с кем иным, как с мисс Шэрон Бартли-Бейкон. Роза прижала пальцы к губам, унимая их дрожь. Итак, те, кому лучше бы оставаться в Лондоне, в конце концов, покинули его.

Бриллианты сверкали на белой груди Шэрон и в ее ушах, подмигивали с изысканной вышивки лифа платья. На менее красивой женщине это выглядело бы вульгарно, но Шэрон была ослепительна. Она засмеялась какому-то, видимо, очень забавному замечанию Джефри и игриво подняла руки, поправляя его и без того безупречный галстук. Леди Лавиния царственно восседала на атласном диване, одобрительно глядя на красивую пару. Роза резко отвернулась, сжимая кулаки, зашелестели юбки из жесткой тафты.

— Эта старая ведьма, должно быть, загнала до смерти не одну упряжку, чтобы поспеть в Шенстон к ужину, — проговорила она. — Ну, мне можно не спешить: Джефри точно в гостиной! И совершенно явно не занят документами! Ему также совершенно безразлично, что его жена еще не появилась.

Слезы жгли ее глаза. Неожиданно она почувствовала себя ребенком, играющим взрослую в платье из травянисто-зеленой тафты, надетом совсем недавно для обольщения мужа. Она застенчиво поддернула лиф повыше, прикрывая полуобнаженную грудь. Ох уж эти лорды и леди бомонда! Они все так уверены в себе и своих правах, данных им обществом и титулами! Так уверены, что не находят времени взглянуть с высоты своих аристократических носов на тех, кого считают ниже себя! Роза кипела от негодования и обиды.

Растеряв собственную уверенность в себе, со свинцовой тяжестью в сердце, она прошла по веранде к маленькой боковой двери и незаметно вошла в дом. Вот и разрушены все надежды на сладостный медовый месяц и редкий шанс побыть наедине с Джефри. Вот и украдено время, отведенное ей на то, чтобы зародить и укрепить в муже любовь и преданность. В сопротивляющемся муже, необходимо добавить. Он может сколько угодно повторять, что ему ненавистно общество Шэрон, но его поведение в отсутствие жены говорит о другом. Он просто хотел, чтобы мать оставила его в покое. И чтобы Шэрон не претендовала на его титул и богатство. Но ее пылкие проявления страсти были ему весьма приятны.

Роза медленно поднялась по лестнице в свою спальню. С каждым шагом ее гнев разгорался.

— Ну и пусть получает ее, если хочет. У меня есть все, чего хотела я: мне гарантировано имя, титул и богатство. И он дал слово, что наш брак — всего лишь деловое соглашение и ничего больше. Что ж, мы оба можем играть в эти игры. Он сказал, что я имею право жить своей жизнью, поступать, как мне нравится. Я так и сделаю!

Все это она заявила себе, не подумав, что муж может и не одобрить ее независимости.

Не вызывая Летти, Роза медленно разделась, швырнув раздражавшее ее теперь платье на стул, и забралась в постель, прихватив Вилли. Она лежала в темноте, прислушиваясь к доносившемуся из гостиной смеху. Поздно вечером, так и не сумев заснуть, она услышала, как с тихим скрипом открывается и мягко захлопывается дверь гардеробной. Из темноты словно выплыло лицо мужа, освещенное слабым светом свечи. Увидев, что глаза жены открыты, Джефри поставил подсвечник на ночной столик.

— Ну, Роза, — мрачно заговорил Джефри назидательным тоном школьного учителя, — не могу считать ваше сегодняшнее поведение приличным. Вы оскорбили мою мать, отказавшись спуститься к ужину в вечер ее приезда.

Неожиданно все горести Розы смыла волна удушающей ярости. Ярости, порожденной беспомощностью перед силой любви к человеку, который явно не желает ее. Ярости от наглости его матери, посмевшей явиться к ним в такое время. И неужели Джефри не понимает, что подобная бестактность оскорбляет его жену?

— А разве меня не должно оскорбить то, что мой муж даже не заметил моего отсутствия? Или что мой — НАШ медовый месяц нарушен этим вторжением почти сразу же после принесенных нами клятв?

Изумление на лице Джефри сменилось недоверием.

— И по этой причине вы спрятались в своей комнате, как надувшееся дитя?

Не успев осознать, что она делает, Роза схватила подушку и швырнула в ошеломленного маркиза.

— Как вы смеете! — взвизгнула она, стуча по покрывалу кулаками, отчего Вилли нырнул в укромное место за кроватью. — Я не позволю обращаться со мной как с невоспитанным ребенком. Я хозяйка в своем собственном доме, и я буду приглашать гостей только тогда, когда захочу! И по-другому не будет.

Джефри швырнул подушку обратно на кровать и поправил галстук. Он спокойно стоял перед сидящей в кровати разъяренной юной женой, разглядывая ее из-под опущенных век. В тонкой льняной с кружевами ночной рубашке, обнажившей одно нежное кремовое плечо, с соблазнительно рассыпавшимися черными волосами, она и взъерошенная была очаровательна. Ее прерывистое дыхание привлекло его внимание к полной груди, и его тело немедленно откликнулось. Нет, он возмущен ее вспышкой раздражения и не поддастся низменным инстинктам, но это соблазнительное зрелище будет преследовать его всю ночь, не давая заснуть.

Сейчас же он просто ответил тем непростительно холодным тоном, какой у него иногда появлялся:

— Роза, пока вы будете вести себя как избалованный ребенок, с вами будут обращаться как с избалованным ребенком.

Никогда еще в своей жизни Роза так не злилась.

— Вы… вы игривый грубиян!.. — закричала она, сбрасывая одеяла. Выскочив из постели и подбежав к туалетному столику, она схватила первую тяжелую вещь, попавшуюся под руку — как оказалось, довольно большой флакон духов, — и изо всей силы швырнула его. Флакон разбился о дверь.

Джефри успешно нырнул под безошибочно направленный снаряд и в три решительных шага настиг жену. Он схватил ее за запястья и вывернул руки за спину, чтобы она не бросила ему в голову еще чем-нибудь. Он был так раздражен ее ребячьей выходкой, что не знал, как поступить. Тем более что просил ее всего лишь разумно объяснить свое поведение.

— Роза, я очень огорчен вашей вспыльчивостью, — процедил он сквозь сжатые зубы, — и считаю необходимым напомнить, что вы теперь моя жена и, как моя жена, должны научиться вести себя прилично.

Роза только свирепо глядела на своего столь же разгневанного мужа. Затем, прищурившись, она сказала спокойнее:

— Могу ли я, как ваша жена, напомнить вам, что, по вашему же собственному желанию, наш брак является в некотором роде фиктивным? И, следовательно, в соответствии с вашими собственными условиями вы собирались жить своей жизнью, позволяя мне жить своей. Что ж, милорд мой супруг, лично я очень огорчена тем, что вы вынуждаете меня заявить вам: я буду жить своей жизнью, и пусть ваши грубые руки никогда не прикасаются ко мне.

Джефри тут же отпустил ее запястья, но не отступил. Он пристально смотрел сверху вниз на эту удивительную злючку, свою жену. Не так он представлял себе брак с ней. До того, как они обменялись клятвами, она была так мила! Неужели под внешностью проказливой девочки пряталась расчетливая натура вроде Шэрон? Неужели она вышла за него замуж ради титула и положения в обществе? И теперь, достигнув цели, она говорит, что не хочет иметь с ним никакого дела? Даже считает возможным оскорблять его мать. Ему совершенно не понравились эти мысли. Он неожиданно понял, что не хочет верить в это. Он сжал зубы и прищурился. Но неприятная правда состояла в том, что они поженились на его условиях и, если она действительно хочет жить своей жизнью, он ничего не может с этим поделать.

— Как скажете, миледи, — холодно проговорил он. — Пусть так и будет. Но позвольте предупредить вас. Прежде чем вы пуститесь в эту так называемую «вашу жизнь», запомните, что я не буду закрывать глаза на вашу неверность. Таким образом, вам придется в любых обстоятельствах вести себя, как подобает маркизе Эдерингтон, то есть так, как должна вести себя моя жена. Я не потерплю скандала. Я ясно объяснил?

Роза продолжала свирепо смотреть на него, в ее лавандовых глазах сверкали золотистые искры. Вовсе не этого хотела она от него, но гордость не позволила ей отступить. Слишком хорошо она помнила, как ее муж улыбался, глядя в глаза жеманной Шэрон, и слишком сильно болело от этого ее сердце. Слишком интимно Шэрон на людях поправляла его галстук. И то, как его мать без возмущения взирала на это, красноречиво говорило об истинных чувствах пожилой дамы к той, на которой женился ее сын.

Джефри, не видя смысла в том, чтобы находиться в комнате Розы, раз уж он не может взять ее за плечи и встряхнуть, как следует, непреклонно направился к двери гардеробной. Обернувшись, он указал рукой на груду разбитого стекла и ароматную лужу.

— Позовите кого-нибудь, чтобы убрали эту грязь, — приказал он. — Здесь пахнет, как в ковент-гарденском борделе.

Роза насторожилась.

— Позвольте спросить, милорд маркиз, что именно вы знаете о ковент-гарденских борделях?

Джефри хмуро посмотрел на нее с высоты своего роста и тем же проклятым отчужденным тоном вежливо ответил:

— Уверяю вас, это всего лишь выражение. Но я согласен, что им не следует пользоваться при даме. Пожалуйста, простите мою дерзость, миледи. А теперь позвольте пожелать вам спокойной ночи.

Роза вздрогнула, когда он хлопнул дверью гораздо громче, чем было необходимо, и застыла, покусывая нижнюю губу. Его лицо было так сурово, тон так холоден, что она не посмела бы даже дернуть дверную ручку. Наверняка замок роскошной двери надежно заперт, а оба засова с другой стороны задвинуты. Учитывая раздражение Джефри, вполне вероятно, что он еще и приставил к двери комод.

Эта закрытая дверь точно отражала облик ее мужа: отчужденный и замкнутый, холодный и недоступный. Роза тихо зарыдала от жалости к себе. Ее так неправильно поняли! И она не представляла, как можно исправить положение. В порыве отчаяния она бросилась на кровать, и очень скоро ее подушка промокла от слез.

Через две недели дом один на Лестер-стрит снова встречал маркиза и его маленькую юную жену. Джефри с готовностью уступил просьбе Розы вернуться в общество и отвез трех неестественно чопорных дам в Лондон. Одной тесноты и напряженной атмосферы в экипаже хватило бы, чтобы создать подавленное настроение по меньшей мере у троих из четверых путешественников. Только Шэрон была очень довольна, но маскировала свое ликование выражением скуки. Несмотря на то, что отчуждение новобрачных произошло явно еще до ее встречи с новоявленной маркизой, в беседе со Сьюэллом она припишет эту заслугу себе.

Устроившись на Лестер-стрит, 1, Джефри, бесконечно измученный напряженным молчанием и холодными взглядами трех подопечных дам, счел необходимым немедленно удалить из своей резиденции вдовствующую маркизу и ее юную гостью. С соответствующей помпой его мать и Шэрон Бартли-Бейкон переехали в дом на Гросвенор-сквер, в самом центре богатой части Лондона. Хотя их новое жилище — дополнение к бесчисленным титулам лорда Уайза — было прекрасно обставлено и содержалось в полном порядке, Лестер-стрит, 1, оставался жемчужиной его городских владений. Естественно, леди Лавиния не считала его подходящим для юной, не очень знатной маркизы. Мучительно сознавая, что это мнение широко распространено среди ее новых знакомых, Роза немедленно утвердилась в роли царствующей хозяйки. Поскольку Хэмфри управлял армией слуг железной рукой, они были проворны, вежливы и предупредительны и отлично выполняли свою работу без ее вмешательства.

Бомонд не без удовольствия наблюдал, как маркиз возвращается к прежнему образу жизни, явно не обремененный добавлением жены к кругу своих домочадцев. Однако своевременно и с огромным интересом было замечено, что он пристально следит за тем, как маркиза порхает с одного великосветского приема на другой, и мрачнеет, когда она кружится по бесчисленным бальным залам в объятиях разных кавалеров. Затем, нарушая свой обычный распорядок в это время года, маркиз собрался в Ирландию, предположительно для осмотра своих владений и охоты. И, как он позже сообщил Милтону, предполагал, что Роза без возражений поедет с ним. Когда же она небрежно объявила, что намерена остаться в Англии… одна, он не смог скрыть своего удивления.

— Боюсь, что не совсем понял вас. Вы решились остаться здесь? — спросил Джефри, крепко сжимая отточенное перо.

Испытующе глядя на нее с другого конца обширной библиотеки, он горестно отметил, как мало осталось от порывистого ребенка с обезоруживающей жаждой жизни, которого он спас от работного дома. Дни, проведенные в прогулках по магазинам в обществе утонченных приятельниц, и ночи, наполненные лихорадочным весельем балов и приемов, превратили Розу в лощеную великосветскую даму.

— Да, я решила остаться здесь, — ответила Роза, аккуратно расправляя на пальчиках лайковые, лимонного цвета перчатки и демонстрируя тем самым свое нетерпение отправиться на следующую запланированную встречу.

— И как это понимать, милая Колючка? Как еще один акт неповиновения? — спросил Джефри. Он никак не мог подобрать слова, которые вернули бы деревенского сорванца, спрятавшегося в этой элегантной, ослепительной и отчужденной светской даме.

— Неповиновения? Да ничего подобного! Просто мне не улыбается таскаться по ирландским дебрям, — возразила Роза, опершись на зонтик обеими руками и подавляя желание обругать мужа. Он все это время пренебрегал ею, иногда не разговаривая целыми днями, а теперь, даже не посоветовавшись с ней, деспотично уверен, что она отправится с ним в длительную поездку. — Я не думала, что придется снова напоминать вам, милорд, что наш… — она элегантно взмахнула рукой, будто подбирая слово, — союз является фиктивным браком. Я успешно устроила свою жизнь в кругу друзей, ревностно претендующих на мое время. Месяцы бы ушли на то, чтобы отменить все договоренности. — Она снова умолкла и посмотрела ему в глаза. — Даже если бы я и хотела поехать с вами.

Перо в руках Джефри разломилось с громким треском. Он удивленно вздрогнул, затем встал из-за письменного стола и подошел к камину. С горькой усмешкой он швырнул две половинки пера в разные углы очага, повернулся и долго задумчиво смотрел на нее.

— Как пожелаете, миледи, — Джефри скованно поклонился и повернулся к ней спиной, давая понять, что разговор окончен. Он услышал шелест юбок, тихий звук аккуратно закрывающейся двери.

Положив руку на каминную полку, Джефри пристально смотрел на огонь. Ему не надо было оборачиваться. Он и так знал, что ее больше нет в комнате. Кроме тонкого аромата ее духов воздух, казалось, потерял и большую часть тепла. Джефри чувствовал гнев и обиду, но был вынужден признать, что условия проклятого соглашения, о которых она так искусно напомнила ему, его собственная идея. Поскольку она своим поведением не давала никаких поводов для сплетен, ему не в чем было ее обвинить. Она просто устроила свою жизнь, и пока он никак не мог изменить положение, которое находил совершенно нетерпимым. А почему — в этом ему еще предстояло разобраться.

Итак, лорд Уайз, маркиз Эдерингтон погрузился в дорожную карету и покинул Лестер-стрит, 1, совершенно не подозревая о том, что, как только карета завернула за угол, леди Уайз, маркиза Эдерингтон бросилась лицом вниз на свою кровать и рыдала до изнеможения и, в конце концов, заснула в слезах.

Не прошло и двух недель после того, как маркиз покинул резиденцию и семейный очаг, и мистер Элмо Сьюэлл, лишенный и титулов и поместий, явился с визитом к Шэрон Бартли-Бейкон в дом на Гросвенор-сквер. Она грубо и, пожалуй, неразумно заставила его довольно долго ждать в гостиной, затем спустилась по лестнице уверенно и неторопливо. Она больше не видела причин щадить чувства мистера Элмо Сьюэлла. Однако какой бы беспечной она ни казалась, ее сердце дрогнуло, когда она увидела, как отвратительный ей человек меряет шагами гостиную, словно зверь в клетке, явно кипя от ярости и нетерпения.

Почувствовав ее присутствие, он резко повернулся и злобно взглянул на нее.

— Наконец-то явились! Послушайте, мы должны закончить наше дело, пока маркиз в отлучке, — процедил сквозь зубы Сьюэлл, не тратя времени на приветствия и предисловия. Схватив Шэрон за руку, он подтащил ее к креслу перед камином.

— Мы? — еле слышно спросила Шэрон, потирая руку в том месте, где теперь наверняка останется синяк.

Она до сих пор отказывалась считать себя участницей этого злосчастного сговора. Конечно, она всем сердцем желала увидеть Розу опозоренной и лишенной положения в обществе, но месть мистера Сьюэлла не могла принести лично ей никаких выгод. Только безвременная смерть Розы вернула бы Джефри, лорда Уайза, на брачный рынок, но Шэрон, как ни больно сознавать, была далеко не уверена в том, что сумеет приручить его. И с исчезновением Розы не изменится положение Элмо, так как все законные права на Шенстон и титул останутся у маркиза.

— Ладно, не мы, а только вы, — сказал Сьюэлл, презрительно усмехаясь и наклоняясь слишком близко к ней. — Поскольку Роза отказывается принимать меня, приходится оставить все вам.

— Мне? — взвизгнула Шэрон, отстраняясь как можно дальше от Сьюэлла. — Я ничего не могу сделать!

— Просто выслушайте, и выслушайте внимательно. Я знаю одного француза, Анри Бонэра, не знатного, но достаточно обаятельного, вполне подходящего для участия в спектакле, который я задумал. У него нет ни денег, ни моральных устоев, что всецело предоставляет его в наше распоряжение. Мы скажем, что он дальний родственник той портнихи, Лафи Говард, которую Роза так обожала. Это обеспечит ему незамедлительный и теплый прием.

Шэрон раздраженно фыркнула и разгладила юбки, а Элмо вновь заметался по комнате.

— Ха! Совершенно идиотская идея! Как родственник мадам Говард, он покажется… слишком простого происхождения. Если это и не помешает Рози броситься ему на шею, высший свет никогда его не примет.

— Вы попали в самую точку. Что может лучше послужить нашей цели? Маркиза Эдерингтон связалась с неизвестно откуда взявшимся французиком! Какое смертельное оскорбление для высокомерного лорда Уайза! Мы снабдим Бонэра необходимой суммой, чтобы он смог произвести впечатление. Ему понадобится соответствующая одежда… экипаж, вероятно, верховая лошадь. Не должно быть никаких преград для их совместного появления в обществе.

— У меня нет таких денег! — воскликнула Шэрон, в ужасе от требуемой от нее суммы. — Кроме того, я не понимаю…

— Глупая гусыня, — Сьюэлл раздраженно перевел дух. — Месье Бонэр завоюет сердечко Розы. Она молода, неопытна и не имеет никакой возможности установить нежные отношения с маркизом, поскольку они редко видят друг друга. Кстати, вы уверены, что они действительно мало общаются после возвращения из Шенстона? — грозно спросил он.

— В последнее время не общаются. В этом я совершенно уверена! — прошипела Шэрон. — Его мать говорит, что они не спят вместе и почти не разговаривают. И даже вы должны были понять это, когда Роза отказалась ехать с ним в Ирландию. И потом, что мне делать с этим французом? Я должна была флиртовать с лордом Уайзом, что в настоящее время невозможно. Так что я ничего больше не могу для вас сделать и не буду.

— Неужели вы не понимаете? Именно вы познакомите Розу с Анри. И вы сделаете это быстро… и как подобает, или я заставлю вас пожалеть о том злосчастном дне, когда вы родились на свет. Просто представьте его. Дальше он будет играть свою роль. Но будьте осторожны! Лорд Филпотс вернулся в Лондон и рьяно опекает Розу. Я не хочу возбуждать его подозрений. Может, он и выглядит шутом, но не стоит его недооценивать.

Шэрон презрительно фыркнула. В душе она уже покончила со всей этой грязью и с этим выскочкой.

— Я в этом больше не участвую, — заявила она.

Ее спокойный отказ окончательно вывел Сьюэлла из себя.

— Вы, безмозглая дура! — проревел он, хватая ее за плечи и грубо встряхивая. — Черт побери, вы сделаете все, что я прикажу!

Шэрон оттолкнула его и вскочила.

— Нет! Я не считаю себя обязанной делать то, что вы прикажете. Мне не нравится, что вы меня обзываете, и я не позволю ни одному мужчине, особенно вам, прикасаться ко мне грязными руками. Кроме того, для меня здесь нет никакой выгоды. — Шэрон надулась, отвернулась от Сьюэлла и отошла, но тут же снова повернулась и пронзительно завизжала, безжалостно подчеркивая отсутствие у него титула: — Мистер Сьюэлл, убирайтесь вон! О Господи! Что вы делаете?

Элмо прибегнул к крайнему средству: вытащил из кармана пистолет и направил его прямо на нее. Он целился ей в сердце.

— Я думаю иначе. Снимайте лиф.

— Нет! — взвизгнула Шэрон, побелев от гнева и страха. Она отскочила от него, как будто расстояние могло ее спасти.

Но он приближался к ней… шаг за шагом. И вместо ответа прижал пистолет к ее лбу. Шэрон задрожала, почувствовав холодную сталь, и невольно скосила глаза на длинное тускло-серое дуло. Слезы страха потекли по ее щекам, она судорожно вздохнула.

— Нет, пожалуйста! — вскрикнула она, все еще пытаясь пятиться. — Зачем вы делаете это? Разве я до сих пор вам не помогала?

— Но даже с вашими куриными мозгами пора понять, что этого недостаточно. Я лишен дома. Я лишен титула. У меня нет денег. И все из-за этого мерзавца Эдерингтона. У него тысячи и тысячи фунтов, а мне нужны какие-то сотни. Но вы же не думаете, что он отдаст мне хоть самую малость? Отдаст Шенстон? Нет, черт побери! Но, клянусь Богом, я получу его! Повторяю, снимайте лиф, или я сорву его с вас.

Шэрон взглянула в блеклые безжалостные глаза и поняла, что он выполнит свою угрозу или сделает что-нибудь похуже. Повернувшись к нему спиной, она дрожащими пальцами затеребила застежки. Стянув лиф с плеч, она позволила ему упасть до талии.

— Что вы собираетесь делать со мной? — взмолилась она.

— И это тоже, — потребовал он, указывая пистолетом на ее сорочку. — Оголитесь передо мной. И повернитесь!

Сорочка последовала за лифом, и Шэрон скромно прикрыла руками обнаженную грудь. Медленно повернувшись, она униженно склонила голову. Никогда она не думала, что первым мужчиной, увидевшим ее обнаженное тело, будет вор и убийца.

Его холодный взгляд рыскал по ее телу.

— Ага, именно то, на что я надеялся. Родимое пятно! И очень характерные родинки, там и там, — дуло пистолета, холодное и смертоносное, коснулось каждой отметинки, заставив Шэрон вздрогнуть и отшатнуться. — Теперь слушайте меня и запоминайте. Вы выполните все мои приказы, или я раструблю всему свету, что вы были со мной в самых близких отношениях. Я смогу обрисовать каждую из этих особых примет, — его пистолет снова ткнулся в упомянутые пятнышки на нежной коже, — а ваша мать не посмеет отрицать их существование. Вас заклеймят как хеймаркетскую шлюху, каковой вы, собственно, и являетесь, насколько я знаю. Если моя история станет всеобщим достоянием, не видать вам титула как своих ушей. Теперь одевайтесь!

Шэрон стремительно отвернулась и натянула сорочку, пока он не передумал и не набросился на нее. Элмо Сьюэлл обошел дрожащую девушку, с отвращением оглядывая ее с ног до головы. Затем он покачал головой и, грубо расхохотавшись, ушел, хлопнув дверью. Лицо Шэрон горело от унижения и ярости. Она медленно застегнула лиф дрожащими заледеневшими пальцами.

— Будь ты проклята, Роза Лэм! Если бы ты осталась в своей жалкой портняжной лавке, я бы теперь была маркизой Эдерингтон, — прошептала она. Слезы бессилия катились из ее глаз. Она промокнула их носовым платком и торжественно поклялась, глядя в зеркало на свое отражение: — Клянусь, как только я покончу с тобой, Рози, то выйду замуж за первого же богатого человека, который сделает мне предложение. Затем, с помощью его денег, я сотру Элмо Сьюэлла с лица земли и сделаю это как можно мучительнее для него.

Глава двенадцатая

Опера уже началась, когда Роза вошла в свою ложу. Расправив юбки из тафты, она со вздохом опустилась в парчовое кресло. Довольная тем, что избавилась от шумной компании, обычно окружавшей ее в новой жизни, она надеялась обрести покой в звуках музыки. Милти, сопровождавший ее, казалось, чувствовал ее меланхолию и молча сел рядом. Ему было мучительно больно видеть ее печальное личико и неулыбающиеся розовые губки. Не будучи искушенным в запутанных сердечных делах, он тем не менее ясно видел то, к чему был слеп Джефри. Эта милая девочка безнадежно влюблена в мужа и чахнет от его пренебрежения. И, Милти был почти уверен, Джефри тоже влюблен в нее, только не хочет признавать это.

Вначале маркиз повел себя так легкомысленно, что даже самые близкие ему люди были ошеломлены. Однако то, что казалось веселой шумной игрой, обернулось очень печально для всех. Милти не знал, что произошло между Джефри и Розой, что привело к такому взаимному непониманию, но он готов был держать пари на свой новый роскошный жилет на лебяжьем пуху, что только недоразумение разделило эту пару. И, как только Джефри вернется из своей несвоевременной поездки в Ирландию, Милти собирался разрядить атмосферу, каким бы назойливым его ни сочли. Ирландия! Охота! В это время года? Упрямый дурень наверняка сидит сейчас перед дымящим камином, дрожа на сквозняке, но упрямство не позволяет ему вернуться к комфорту Лестер-стрит, 1, поговорить напрямик с женой и разгрести, наконец, неразбериху, в которую превратилась его жизнь после свадьбы.

Больше всего Милти тревожило то, что малютка Роза может перенести свои нежные чувства на одного из бесчисленных кавалеров, непрерывно вертящихся вокруг нее. Он перевел взгляд со сцены на Розу в потрясающем темно-синем платье, усыпанном блестками. Никогда еще в высшем свете не было столь популярной женщины, тем более такой, которая не замечала, что привлекает всеобщий интерес. Роль ее кавалера повышала статус самого Милти. В благодарность за это — кроме всего прочего — он с радостью взял на себя миссию отвлекать внимание Розы от других мужчин до той поры, когда Джефри образумится, вернется к семейному очагу и начнет заботиться о счастье жены.

В зале зажегся свет, и начался антракт. Роза, еще зачарованная музыкой, рассеянно смотрела на толпящихся внизу людей.

— Послушайте, Роза, не присоединиться ли нам к этому сборищу, чтобы узнать последние новости? — предложил Милти.

Как больно ему было смотреть на ее тоскливое одиночество! Сегодня она выглядела очень печальной малышкой.

— О, Милти… — Роза подняла на него огромные молящие глаза, — вы не очень обидитесь, если я просто посижу здесь? Честное слово, сегодня мне не хочется ни с кем общаться. Вероятно, мне следовало остаться дома, но…

— Сидеть в четырех стенах? Ни в коем случае! — воскликнул Милти, содрогаясь от одной этой мысли. — Надо появляться в свете, деточка. Хотя у меня тоже бывают дни, когда… э… не хочется никого видеть. Ну, хорошо, я принесу нам шампанского, а вы пока посидите здесь. Я мигом вернусь и расскажу обо всех, на кого наткнусь по дороге.

Болтовня Милти рассмешила Розу, что бесконечно обрадовало его.

— Прекрасно, Милти, — она нежно положила ладонь на его рукав, — и благодарю вас. Вы самый замечательный друг, какого только может пожелать женщина.

Расплывшийся в улыбке, возбужденный Милти, спотыкаясь, вышел из ложи. Роза только головой покачала: ну до чего же неуклюжий! Да уж, он наткнется на множество людей, и в самом буквальном смысле слова. Как убедить его отказаться от этих нелепо высоких каблуков и того, что она называла боевой раскраской? На самом деле он очень привлекательный мужчина и пользовался бы успехом у дам, если бы только умел преподнести себя в более выгодном свете.

— Леди Уайз, я вижу, вас бросили. Ваш кавалер сбежал? Или просто потерялся в этой толпе?

Неприятный голос Шэрон Бартли-Бейкон проник в сознание Розы. Вот уж с кем ей меньше всего хотелось встречаться! Но, увы, ее соперница уже усаживалась в кресло, только что покинутое лордом Филпотсом. Роза удивленно подняла брови, увидев, что жеманную блондинку сопровождает весьма привлекательный молодой человек. Она никогда раньше его не встречала, хотя могла бы поклясться, что знает всех мало-мальски заметных представителей бомонда.

— Нет, мисс Бартли-Бейкон, я сама выбрала уединение… сегодня музыка для меня важнее светской болтовни, — заявила Роза, надеясь этим прозрачным намеком отправить Шэрон втыкать словесные иголки в другую несчастную жертву. Однако Шэрон только уселась поудобнее, как будто намереваясь оставаться в ложе весь антракт. Роза смирилась, подавив вздох.

— Позвольте представить вам месье Анри Бонэра. Насколько я понимаю, он был знаком с вашей подругой из ателье. Когда я об этом услышала, то сразу решила, что и вы захотели бы с ним познакомиться. — Раскрыв веер, чтобы использовать его как ширму, она наклонилась к Розе и доверительно зашептала: — Боюсь, он еще не получил трагических известий о кончине мадам Говард, и я думаю, такое лучше услышать не от совершенно посторонних людей.

Роза пристально посмотрела на Шэрон, но не смогла различить ни насмешки, ни злобы на красивом лице. Неужели это правда? Повернувшись к джентльмену, Роза увидела самые невероятно синие глаза, какие ей когда-либо доводилось встречать. Белое тонкое лицо было почти женственным, густые черные ресницы оттеняли нежную кожу под глазами.

— Месье Бонэр, я рада познакомиться с вами. Пожалуйста, садитесь. Это правда, что вы знакомы с моей дорогой Лафи?

Анри Бонэр откинул фалды безупречного фрака и элегантно уселся под настенным канделябром, считая, что свет свечей очень выгодно подчеркивает его напомаженные черные локоны.

— Да, именно так. Она моя родственница с материнской стороны. Мама послала меня убедить Лафи вернуться на родину.

— О Боже! Тогда вы действительно не знаете, — сказала Роза, печально качая головой. — Мне очень жаль, месье Бонэр, но… — она порывисто положила ладонь на его руку, — дорогая Лафи скончалась… от воспаления легких… в самом начале этого года.

— Какое горе, — сказал Анри, печально отводя взгляд и опуская голову, и сжал ладонь Розы, словно скорбь разрывала его сердце.

Роза озабоченно склонилась к столь явно страдающему юноше. Говорят, что французы более чувствительны, чем уравновешенные англичане. Она не знала ни одного француза, кроме Лафи — а Лафи, бесспорно, была весьма эмоциональна. Роза могла помочь юноше лишь сочувственными словами.

— Она мучилась недолго. И я была с ней до самого конца. Мне очень, очень жаль, месье. Она была для меня самым дорогим другом.

Анри поднял на Розу полные слез глаза.

— Я плачу не из-за себя, мадам. Когда Лафи уехала, я был очень мал. Я плачу при мысли о маме. Представляю ее отчаяние, когда я должен буду рассказать, что Лафи умерла и лежит в чужой земле, и она не сможет даже положить цветы на ее могилу.

— Увы, — прошептала Роза. — Это ужасно!

Шэрон подняла глаза к небесам. Какое трогательное зрелище! Не знаешь, что смешнее: бездарное лицедейство Анри или доверчивость Розы.

Ей было очень скучно. Когда все общество весело прохаживается по фойе и вестибюлю, приходится сидеть здесь и притворяться, что ее огорчает смерть какой-то паршивой портнихи. Так бы и убила их всех: Элмо, Розу и Джефри! По ее мнению, все трое были равно ответственны за ее несчастья.

— Вы так добры к скорбящему незнакомцу, мадам, — сказал Анри, стараясь придать как можно больше скорби своему голосу и умоляющему взгляду. — Позвольте просить вас об огромном одолжении. Я должен все узнать о нашей Лафи. Чтобы рассказать маме, как вы понимаете. — (Свечи стали гаснуть, предвещая начало второго акта и прерывая доверительные излияния.) — Могу ли я просить позволения нанести вам визит, мадам?

— Конечно, месье Бонэр. Я буду очень рада поговорить с вами о Лафи, — поспешила заверить его Роза.

— Ах, благодарю вас. Благодарю вас, добрая мадам.

Милти ввалился в ложу и, увидев, что его место занято, резко остановился, плеснув охлажденным шампанским, предназначенным Розе, на свои панталоны из серебристого атласа. Роза поспешно, громким шепотом представила всех присутствующих. Месье Бонэр приподнялся и, слегка поклонившись, сел на прежнее место за Розой. Поскольку Шэрон захватила кресло лорда Филпотса в первом ряду, тому пришлось усесться в глубине ложи, где он и выпил залпом шампанское. Заметив, что французишка совершенно открыто держит за руку жену Джефри, он нахмурился.

Благодарность переполняла юношу, и горе было так ясно написано на его красивом лице, что Роза сделала исключение и оставила свою руку в его. Однако теперь, остро ощущая присутствие нового и очень красивого мужчины, она не могла сосредоточиться на музыке. Она также осознавала, что месье Бонэр внимательно изучает ее в полумраке. И пока шел второй акт, музыка, его восхищение и тепло его руки согревали ее одинокую душу.

Когда опера закончилась, и вновь зажегся свет, Роза мягко высвободила руку. Анри нежно улыбнулся ей и чуть поклонился. Смеющиеся глаза и улыбка усиливали его обаяние и создавали неуловимо интимную атмосферу. Роза не могла противиться ей и, улыбнувшись в ответ, мельком подумала, что, если бы не глубочайшая любовь к Джефри, ее сердце могло бы сейчас оказаться в опасности.

Она скрыла смущение, вызванное этой мыслью, под лихорадочной деятельностью: с помощью хмурого лорда Филпотса надевала пелерину, убеждала Шэрон в том, что не может проехаться с ней и французом по самым популярным среди театралов местам. Затем Милти в свою очередь убеждал мило уговаривающую Шэрон: он вынужден отклонить ее приглашение, так как ни при каких условиях не может пренебречь своим долгом кавалера леди Уайз. Даже если месье Бонэр так любезно предлагает безопасно доставить маркизу на Лестер-стрит, 1.

— О, лорд Филпотс, вы так… — Шэрон положила ладонь на его широкую грудь, зазывно глядя на него и хлопая ресницами, возмутительно пользуясь его слабостью к женскому полу, — надежны. Это внушает девушке ощущение безопасности и защищенности.

— Ну, теперь… — Совершенно сбитый с толку Милти отступил и зацепился за кресло. Лишь целая серия почти танцевальных па спасла его от падения. Обретя равновесие, он хмуро повернулся к Анри Бонэру, открыто смеющемуся над его неуклюжестью.

Шэрон смотрела, как краска заливает напрягшуюся шею виконта и поднимается к его щекам. За все время своего знакомства с лордом Филпотсом она едва удостаивала его вниманием. Но теперь, с тревогой наблюдая, как виконт грозно хмурится, глядя на бедного месье Бонэра, она решила исчезнуть поскорее, пока он открыто не проявил свои чувства. Элмо особенно подчеркивал необходимость избегать лорда Филпотса, а она умудрилась столкнуться с ним лицом к лицу, и за это еще получит выговор. Пропади все пропадом!

Роза ободряюще улыбнулась великану.

— Лорд Филпотс, месье Анри Бонэр лишь недавно приехал из Франции. Он дальний родственник моей благодетельницы мадам Говард, — разъяснила она, поскольку в антракте успела лишь назвать имена.

— Милорд, — Анри прижал изящную, украшенную кружевами руку к груди и поклонился так галантно, как только позволяло ограниченное пространство театральной ложи.

— Месье, — поклонился Милти с гораздо меньшей фацией. — А теперь, леди Уайз, вы готовы? Я точно знаю, что ваш супруг, — он особенно подчеркнул последние слова и, снова устрашающе нахмурившись, перевел взгляд на Анри, — оторвет мне голову, если я позволю вам стоять так долго на сквозняке. Можно простудиться, как вы понимаете.

— Ну, если невозможно вас уговорить… — сказала Шэрон, пробираясь к выходу и желая уйти как можно скорее. — Мы прощаемся.

— Аи revoir,[4] моя прекрасная леди, — сказал Анри, склоняясь над рукой Розы и надолго приникая губами к ее пальцам. — С вашего позволения, я заеду к вам завтра днем.

Роза прелестно покраснела и кивнула. Лорд Филпотс нахмурился еще сильнее.

По прибытии на Лестер-стрит, 1, лишь непреклонный отказ Розы помог ей избавиться от защиты великана. Он, казалось, был полон решимости держать ее взаперти и стоять на посту, отражая воображаемые атаки некоего француза. Наконец распрощавшись с ним, Роза легко впорхнула в особняк и прислонилась спиной к двери, защитившей ее от потока его упреков. Не обращая внимания на удивленно вздернутые брови Хэмфри, она поднялась по лестнице в глубокой задумчивости.

Вечер принес больше развлечений, чем она надеялась. И кто поспорит, приятно иметь такого предупредительного, очаровательного кавалера во время танцев. Он явно принадлежит к ее кругу и, кроме того, имеет дополнительное преимущество, являясь родственником, хоть и дальним, очень дорогого ей человека. В некотором смысле он представляет семью, следовательно, на него вполне можно положиться. Анри будет вести себя по-джентльменски во всех обстоятельствах… и Роза была почти уверена, что именно этого хочет от него.

Вздохнув, Роза позволила Летти помочь ей раздеться. Да, никуда не денешься, она одинока. И невозможно сосчитать, сколько раз и с какой мучительной болью сожалела она о том, что не поехала с Джефри. Но его холодность, его пренебрежение, невнимание ко всему, что и с кем она делала, тоже причиняли боль. Она скользнула в постель в привычной компании кота и уютно свернулась под одеялом. Нет, никогда она не будет молить Джефри о любви, однако она не могла не задаваться вопросом, думает ли он о ней когда-нибудь.


Джефри думал о ней. Сидя поодаль от дымящего камина в довольно убогой и промозглой гостинице, он без аппетита ковырял вилкой холодную баранину с вареным картофелем под застывшим соусом и серьезно разговаривал сам с собой, пытаясь найти действенный способ завоевать любовь и преданность — чьи бы вы думали? — собственной жены. Предстояло вытерпеть еще две суровые недели путешествия, и он наконец-то будет дома. Как ему хотелось домой!

По правде, говоря, он был сильно расстроен, когда Роза неожиданно отказалась поехать с ним. Более того, ее категорический отказ подлил масла в огонь его и без того растущего раздражения, в котором он пребывал все последнее время. Но теперь, после долгой разлуки, его настроение изменилось. Он осознал, что никогда не выказывал знаков внимания Розе. Она просто захватила его врасплох… ошеломила своей необычностью, очаровала необыкновенной, безудержной жаждой жизни и, сама того не сознавая, соблазнила своей свежестью… А потом он и оглянуться не успел, как она уже была его женой.

Тогда ему казалось, что он хорошо знает ее, но за то время, что он пренебрегал ею, она изменилась, и он уже не мог сказать, что ей нравится, а что нет. Что ж, сам виноват, сам невольно загнал себя в ловушку, дурак чертов! Джефри отбросил мысли о прошлом и попытался выработать тактику на будущее. Он не был новичком в обольщении слабого пола, но даже если теперь он начнет ухаживать за Розой, это еще не гарантирует того, что она с готовностью бросится в его объятия. Особенно если вспомнить, что вся идея фиктивного брака с самого начала принадлежала именно ему. Какая глупость! Если бы он не поленился приглядеться к Розе как следует, ничего подобного не пришло бы ему в голову. Правда, если быть честным, он всегда с готовностью признавал, что она ему нравится, и не раз подавлял физическое влечение, ссылаясь на ее юность и неопытность. Но, черт побери! Может, она и юна, но не пуглива и не возражала против его близости. Он с неловкостью вспомнил, как она сидела на краю его письменного стола, явно желая и призывая его к поцелуям. Да, фиктивный брак был очень глупой идеей, и эту глупость он хочет исправить немедленно.

К черту это все! Он хочет, чтобы его жена была его женой! Как только он приедет в Лондон, он все начнет сначала. Он будет ухаживать за ней, как никто никогда ни за кем не ухаживал. Мысль о том, что за его отсутствие она могла полюбить другого, привела его в ужас. Разве не он практически толкнул ее на поиски любви, где угодно, только не с ним? И девочка, такая нежная и неопытная, может влюбиться в совершенно неподходящего человека. Он прекрасно понимал, сколько безнравственных мужчин сочли бы такую неопытную девушку, как его Роза, лакомым кусочком.


Знай Джефри, как обстоят дела в действительности, его покой был бы окончательно нарушен, но он находился в блаженном неведении насчет того, что подобный человек действительно появился в обществе, и деловито строит козни, желая погубить его жену. За две недели его отсутствия Анри Бонэр стал привычным обитателем гостиной на Лестер-стрит, 1. Между Розой и юным французом быстро крепла дружба, подпитываемая воспоминаниями и общим горем по Лафи, женщине, которую Анри никогда даже не видел. Лорд Филпотс с неодобрением взирал на происходящее и не упускал случая появиться на Лестер-стрит в роли усердного сторожевого пса, веселя Розу и раздражая Анри.

Перед тем, как навестить Розу в тот решающий день, Анри отправился к Элмо Сьюэллу. Лениво развалившись перед едва теплившимся камином в дешевых меблированных комнатах, прихлебывая коньяк и прикрывая от наслаждения глаза — Анри был из тех, кто безоглядно наслаждается вином, хорошей едой, музыкой и женщинами, — он в сотый раз объяснял Сьюэллу, что увезти леди Розу Уайз в ее последнее загородное путешествие не удастся, поскольку она на сегодня уже приглашена.

— Уже приглашена! И твоего обаяния не хватило, чтобы затмить этот чертов концерт у леди Стэндифорд? — вскипел Элмо Сьюэлл, волнение которого граничило с отчаянием. Он прекрасно понимал, что времени мало. Разделаться с маркизой необходимо до того, как вернется ее муж, и до того, как он сам лишится крыши над головой. Сьюэлл метался по комнате, нахмурившись и возбужденно бормоча под нос. Вдруг лицо его прояснилось. — Я знаю, что делать! Пошлю записку — будто бы от леди Стэндифорд — о том, что концерт отменяется. А тут появишься ты и снова пригласишь леди Розу на прогулку. В конце концов, было бы непростительно провести такой замечательный солнечный день в душном доме, не так ли?

Анри лениво потянулся и с отвращением посмотрел на Элмо Сьюэлла.

— Никак не могу понять, почему вы стараетесь погубить такую милую леди, как малютка Роза. Безобидную. Простодушную.

Хотя… — Он благоразумно сменил тему, поскольку Элмо Сьюэлл в ярости бросился к нему. — Это, конечно, не мое дело, и я ценю щедрость, с которой вы воплощаете свой замысел, но иногда, уважаемый сэр, меня одолевает любопытство.

Элмо выхватил стакан с янтарной жидкостью из руки Анри. Нахмурившись, с опасным блеском в глазах, он процедил сквозь сжатые зубы:

— Что, правда, то, правда. Мои дела тебя не касаются. Делай, что говорят, или перебивайся с хлеба на воду в своей жалкой дыре до конца жизни. Обойдусь без тебя.

— Нет, нет! Все будет, как пожелаете, — быстро исправился Анри. — Пишите записку, и я готов уничтожить вашу милую маленькую маркизу. Просто жаль, что ее, а не ту, другую. Вот с той девицы я бы с удовольствием сбил спесь. Наша мисс Бартли-Бейкон порядочная стерва.

Элмо Сьюэлл сел за шаткий письменный стол и взялся за перо. Тщательно выбирая слова, он написал записку и, как он надеялся, с женским росчерком расписался: М. Жанна Стэндифорд. После лихорадочных поисков он вытащил из стола печать, довольно похожую на герб Стэндифордов, и приложил ее к горячему воску с такой силой, будто это была шея маркизы Эдерингтон. Оглядев свое произведение, он решил, что Роза, даже если станет исследовать печать, не заметит подлога.

Убедившись, что записка отправлена, и тщательно рассчитав время, Анри распрощался со Сьюэллом и неохотно, однако без дальнейших протестов, отправился выполнять то, что считал последним шагом к завершению интриги.

Элмо Сьюэлл продолжал метаться по комнате. Заговор должен удаться. Обеспечив отсутствие наследников титула, Элмо выиграет время, необходимое для того, чтобы убить маркиза. И тогда титул графа Шенстона и, вероятно, гораздо больше достанется ему. Одной мысли о том, что львиная доля состояния маркиза может оказаться в его власти, было достаточно, чтобы довести Сьюэлла до исступленного бреда.

Как он вообще мог допустить, чтобы такой известный человек, как маркиз Эдерингтон, оказался ближе его к титулу! Он тщательно годами изучал родословную, следил, как один за другим уходят с его дороги наследники: некоторым приходилось помогать в этом больше, некоторым меньше. Пока, наконец, не настал день, когда он смог выступить со своими притязаниями. Никто ни о чем не спросил его, не потребовал предъявить какие-либо документы… пока этот маркиз, к своему же несчастью, не взял Розу под свое покровительство, а потом еще и женился на ней.

Элмо снова вытащил печать из стола и повнимательнее рассмотрел ее. Сходство было почти полное, и он не тревожился о том, что Роза заподозрит нечестную игру… даже если ей придет в голову присмотреться.


Роза ничего не заподозрила и ни к чему не присмотрелась. Она просто прочитала записку и приняла ее содержание как факт. Однако, явившись на Лестер-стрит, 1, Анри обнаружил там неожиданную и очень неприятную преграду. Гигант лорд Милтон Филпотс, удобно устроившись в гостиной в кресле у камина, громко выражал удивление по поводу того, что леди Стэндифорд отменила концерт. Когда Анри вошел, Роза держала пресловутую записку в руке.

— Я видел леди Стэндифорд вчера вечером, — протестовал Милти. — Она наверняка сказала бы мне что-нибудь, если бы по каким-то внезапно возникшим причинам собиралась отменить развлечение. Послушайте, Роза, позвольте мне взглянуть на эту записку…

Когда Роза охотно протянула записку Милти, Анри ловко перехватил ее.

— Ах, мой довольно большой друг, вы просто ревнуете, потому что я появился в подходящий момент и собираюсь увезти леди на прогулку в Беллингем. Вы же видите, отмена этого концерта — дар небес, которые сжалились надо мной и моей печальной, печальной долей, ибо я буду в полном отчаянии, если лишусь общества леди Розы в такой неожиданно теплый день.

Розу рассмешила эта тирада, а Милти раздраженно запыхтел и требовательно щелкнул пальцами протянутой руки. В ответ на хмурый взгляд лорда Филпотса Анри мило улыбнулся, чем привел Милти в ярость, решительно скомкал тонкими пальцами записку и бросил ее в камин. Повернувшись к Розе, он умоляюще протянул к ней руки.

— Поехали, миледи. Солнце светит, и мы зря теряем время. К вашим услугам приличнейший кавалер. Я достал открытую коляску, чтобы можно было обойтись без вашего грума. Быстрее, — шутливо приказал он, — пока не вернулся неверный муж, злорадствуя, что его печальная женушка сидит дома в такой день и изнывает от тоски по нему.

Анри точно угадал, какие слова могут подстегнуть Розу. Она быстро побежала переодеваться. Надев новый темно-синий костюм с изобилием изысканных воланов и оборок, она решительно сжала губки. Не так уж ей и хотелось ехать на эту прогулку, но Джефри не должен думать, что она изнывает по мужу, который не желает даже замечать ее… или послать хотя бы одну вежливую записку за время такого долгого отсутствия.

Оставшись наедине с неприветливым виконтом, Анри непринужденно облокотился о камин, не желая заводить разговор с таким типом, как лорд Филпотс, щегольски разодетым и раздраженно пыхтящим. Его взгляд скользнул по земляничного цвета жилету виконта. Если бы его спросили, он признал бы, что восхищен искусством портного, но отдавать должное самому виконту не собирался, разве что его набитому кошельку, — судя по одежде, хорошо набитому. Как многие другие, Анри слишком увлекся своими презрительными мыслями о фатовстве виконта, чтобы заметить его необычайно проницательный и вдумчивый взгляд.

Милти неодобрительно поджал губы. Ему не нравилось, что Роза отправляется на прогулку, да еще без грума, в компании этого парня. Он, конечно, не знал наверняка, но полагал, что Джефри не одобрит этого. Предположение быстро превратилось в уверенность и заставило его спросить:

— И куда же вы везете маркизу?

Анри намеренно пропустил вопрос мимо ушей, тщательно изучая свои ногти. Милти как раз открывал рот, чтобы спросить снова, и на этот раз более решительно, когда в комнату быстро вошла Роза. Анри бросил на виконта насмешливый взгляд и галантно предложил Розе руку. Бедному Милти оставалось лишь склониться над ее рукой и пожелать приятной прогулки.

Несколько минут спустя маркиз Эдерингтон решительно вошел в изысканный вестибюль своего дома на Лестер-стрит. Он выслушал приветствие Хэмфри и освободился от шляпы и перчаток.

— Ее светлость дома?

Хэмфри явно неодобрительно покачал головой.

— Нет, милорд. Ее светлость отправилась на прогулку. Кажется, джентльмен упоминал Беллингем.

Джефри не понравилось это заявление, но он ничем не выдал себя. Вообще-то, он надеялся удивить Розу неожиданным возвращением, но теперь понял, что сделал глупость, не предупредив ее.

— Кто ее сопровождает? — спросил он, пересекая холл.

— Хм! Месье Бонэр, милорд, — мажордом чуть не фыркнул.

— Никогда не слышал о нем, — невыразительно заметил Джефри.

Неужели он настолько запустил свои домашние дела, что его жена ездит за город с мужчинами, с которыми он даже незнаком? Джефри повернул к библиотеке, намереваясь просмотреть корреспонденцию в ожидании жены.

Хэмфри быстро предупредил его:

— Лорд Филпотс в гостиной, милорд.

— Милти здесь? Странно, — сказал Джефри, меняя направление. Господи, что все это значит?

Он быстро прошел в гостиную и обнаружил друга на коленях перед камином, вооруженного кочергой и что-то бормочущего под нос.

— Что ты там делаешь, Милти?

— О, Джефри! Слава Богу! — воскликнул Милти, резко выпрямляясь. — Я так рад, что ты, наконец, вернулся. Жены — такая ужасная обуза! Требуют столько сил и времени! А ведь эта — даже не моя! — Он снова повернулся к камину и принялся ковырять кочергой пепел. — Вряд ли я захочу жениться, узнав, как много им требуется внимания. Я не думаю, что твоя леди хуже других, конечно, — во всяком случае, мне так говорили…

— Милти, я тебя не понимаю! — Джефри вскинул руки и усмехнулся. — Почему ты ползаешь на коленях и ворошишь пепел в моей гостиной? Да еще когда Роза уехала! Она должна скоро вернуться? Возможно, ты ожидаешь ее возвращения?

— Видишь ли, я встревожился, — признался Милти, поднимаясь с пола и пытаясь распрямить обуглившийся клочок бумаги. — Я думаю о нашей Розе, о том, что она уехала с этим подозрительным французишкой и…

— Подозрительный французишка! — воскликнул Джефри, вдруг замечая, что лорд Филпотс действительно очень озабочен.

— Да, некий месье Бонэр. Не думаю, что ты имел удовольствие его знать, если, конечно, это можно назвать удовольствием, — сказал Милти, вертя бумажку, чтобы на нее падало побольше света. — Нет, ведь он появился на сцене после твоего отъезда…

— Черт побери! Объяснись, — Джефри взял себя в руки и подошел к другу. — И говори медленно и ясно!

— Ладно, ладно, — успокоил его Милти, похлопывая по плечу и оставляя черные отпечатки пальцев на дорогом коричневом сюртуке. — Не надо показывать мне свой характер.

— Милтон Филпотс!

Милти быстро протянул мятую бумажку Джефри.

— Ну вот, я был прав! Ничего не могу сказать о печати, потому что воск растаял, но готов поклясться: это не подпись леди Стэндифорд.

Джефри озадаченно схватил бумажку. Покрутив ее, он разобрал некоторые слова, затем осмотрел растаявшую печать.

— Да, это не ее подпись! — объявил он, чувствуя, как страх сжимает его желудок.

— Вот видишь! — победоносно выкрикнул Милти. — Я знал, что с этим парнем не все в порядке. Конечно, насчет французов ничего нельзя знать наверняка. На мой взгляд, все они проклятые шпионы. Сплошь да рядом подозрительные типы.

— Милти, — медленно, размеренно сказал Джефри. — Как ни странно это может показаться, но я всерьез волнуюсь за безопасность моей жены. Думай, Милти, думай. Как она познакомилась с этим французским щеголем?

Милти сосредоточенно нахмурился.

— Насколько я помню, это было в опере. Я вошел в ложу, и мисс Бартли-Бейкон… — Его лицо просияло, и он щелкнул пальцами. — Точно. Его представила мисс Бартли-Бейкон.

— Шэрон! Я немедленно еду к ней. Ты, Милтон, как хочешь, но я еду! — сказал Джефри, выходя в холл.

Как ни удивительно, но Хэмфри уже стоял там с плащами и шляпами наготове. Джефри изумленно поднял бровь, но не стал тратить время и силы на расспросы. Неужели все окружающие заботятся о его жене… все, кроме него?

— Я буду драться вместе с тобой! — грустно сказал Милти, беря из рук Хэмфри свой цилиндр. — В такую минуту друг не может оказаться лишним!

Джефри оглянулся на него с огромной нежностью.

— И ты настоящий друг, Милти. Но должен напомнить, что ты не обязан ехать со мной.

— В некотором роде обязан, — добродушно сказал Милти. — Видишь ли, я очень люблю эту малышку. Кроме того, я перед ней в долгу. Твоя жена — сенсация сезона, и я бесконечно счастлив прогуливаться с ней назло всем светским щеголям. И Роза меня любит, — простосердечно добавил он.

— Как и я, мой друг, — признал Джефри, хлопая Милти по плечу и подталкивая его к двери. — Теперь мы должны помочь ей.

К счастью, Шэрон Бартли-Бейкон оказалась дома, и, также к счастью, матери Джефри дома не оказалось, и он избежал долгих объяснений. Он отбросил любезности и перешел прямо к делу, несмотря на радушие, с которым его встретила Шэрон.

— Кто этот француз, с которым вы познакомили мою жену? И куда он увез ее?

Шэрон отпрянула, притворившись, что испугана таким резким обращением, а на самом деле выигрывая время. Ее мозг лихорадочно работал. Насколько она знала, Розу должны были увезти на восток от Лондона в какую-то безызвестную гостиницу в Элленсберге и продержать там ночь или по крайней мере до тех пор, пока не пройдет достаточно времени, чтобы она была скомпрометирована. Конечно, Шэрон могла это лишь предполагать, поскольку Элмо Сьюэлл никогда не вдавался в детали. Сейчас главной ее задачей было использовать встречу с Джефри в своих интересах и отвести от себя подозрения. По хмурому лицу лорда Уайза Шэрон поняла, что ей не позволят долго думать. Может, просто рассказать то, что она знает о заговоре? Или заявить, что она вообще ничего не знает?

Джефри свирепо смотрел на молчащую женщину.

— Мне не нравится, что вы так долго обдумываете ответ, Шэрон. Если что-то случится с Розой, я буду считать, что во всем виноваты вы. И я использую все свое немалое влияние, чтобы о вашей роли в этом деле стало известно.

Шэрон в страхе закусила губу. К этому она была не готова. Ее мысли метались, то, быстро предлагая возможную ложь, то так же быстро ее отвергая. Вдруг она поняла, что можно выпутаться, попутно замарав Розу.

— Они уехали в Элленсберг. Говорили что-то о больной тете Анри. Но они мне мало рассказывали… — Она умолкла, обратив молящие глаза на лорда Уайза. — О, Джефри, простите меня. Я не хотела участвовать в обмане, но Роза взяла с меня клятву, что я никому не скажу, и я подумала… — Ее голос замер, прелестная головка опустилась, словно Шэрон осознала свою вину.

Разъяренный этой явной ложью, Милти бросился в бой.

— Черт побери, Джефри, она намекает… Я клянусь тебе, Роза никогда не поступит так! Слышишь, Джефри? Не Роза! Ни в жизнь! Роза никогда не поступит так!

Джефри вдруг почувствовал себя круглым идиотом. Он ничего не знает о собственной жене и ее делах, и это, как ни крути, очень печальное положение для мужа. Не сказав больше ни слова Шэрон, он повернулся и вышел.

— Идем, Милти. Скачем в Элленсберг. Они опередили нас на добрый час.

Оба всадника сломя голову понеслись по английской провинции.

— Надеюсь, мы успеем вовремя, — выкрикнул Джефри, когда они скакали ноздря в ноздрю через деревню Норт-Бенд, распугивая гусей, цыплят, детей и поднимая пыль.

У Милти душа ушла в пятки. Значит, его друг думает точно так же… то есть что больная тетя просто предлог. Хоть бы Роза поняла, что они едут не по северной оживленной дороге в Беллингем, пока еще не будет слишком поздно. Он заскрежетал зубами и пришпорил своего ретивого коня.

Глава тринадцатая

Роза, не знакомая с окрестностями Лондона, находилась в блаженном неведении относительно того, куда катилась коляска, на самом деле уносящая ее все дальше от Беллингема — предполагаемого места назначения. Она наслаждалась быстрой скачкой и ветром, обдувающим ее лицо. Какой чудесной оказалась эта прогулка за пределами города! Чистый бодрящий воздух напоминал ей о том, что в душе она осталась деревенской девчонкой. Наслаждаясь в последнее время городской жизнью, она все же чувствовала себя счастливее среди обширных лугов с буйно разросшимися полевыми цветами, чем в ухоженных розариях с садовыми скульптурами.

Вырвавшись из плотного потока экипажей, заполнивших улицы Лондона, Анри не тратил времени на вежливую беседу, уделив все внимание наемной упряжке. Он был рад, что дама не жаловалась на скорость, с которой он гнал лошадей, ибо у него осталось одно желание: поскорее покончить с этим делом, получить остаток платы, которая теперь казалась ему мизерной, и сбежать на безопасный континент. Он с нарастающей неловкостью думал о том, что придется сделать с этой ни в чем не повинной леди… и все больше сомневался в честности Сьюэлла.

Примерно после двух часов путешествия Роза заправила выбившийся локон под шляпку и повернулась к Анри.

— У вас сегодня нет настроения вести беседу, месье Анри? Ваши мысли интереснее моей компании? — пошутила она.

— Нет, нет! — поспешил уверить ее Анри. — Просто я забочусь о вашей безопасности. Для меня это новые лошади… — Он улыбнулся ей. — И поскольку они также дамы, боюсь, требуют пристального внимания.

Роза вдруг почувствовала усталость и легкую скуку, и ее немного укачало, поскольку легкая коляска непрерывно подскакивала на ухабах. Она уже хотела попросить Анри замедлить бешеную гонку, когда он сам осадил лошадей и свернул с большой дороги.

— Так, где же мы, месье Бонэр? Я уже сыта по горло этой утомительной скачкой. Если бы я знала, что наша цель так далека, а дорога так ухабиста, я бы предложила поехать верхом, — пожаловалась Роза.

— Ах, леди Уайз! Это было бы невозможно, поскольку я не умею ездить верхом на этих упрямых животных, — доверительно сказал Анри и успокоил ее улыбкой. Прежде чем Роза успела возразить, он остановил упряжку перед маленькой гостиницей, которая, по мнению Розы, видала лучшие дни. Анри закрепил поводья и собрался спрыгнуть на землю.

— Неужели это она? — Роза недоверчиво огляделась. — Это та сказочная гостиница, которую вы так расхваливали?

Ей показалось, что крыша ходит ходуном, угрожая свалиться на голову любому, кому вздумается войти в это заведение. Холодок дурного предчувствия пробежал по ее позвоночнику. Она вдруг осознала, что находится очень далеко от дома с мужчиной, о котором почти ничего не знает.

— Да, именно она. Вы удивлены?

Роза быстро взглянула на него. Господи, что она делает здесь, когда на самом деле ей хочется только одного: сидеть дома с любящим, заботливым мужем?

— Анри, я хочу немедленно вернуться в Лондон.

— О нет, дорогая, — проворковал красивый француз. Он обошел коляску и протянул ей руки, чтобы помочь спуститься. — Для этого мы забрались слишком далеко.

Роза не потянулась к нему. На самом деле она еле сдержалась, чтобы не отшатнуться как можно дальше от его приглашающих рук. Вдруг он ей совсем перестал нравиться, и особенно перестала нравиться вольность его обращения с ней.

— Я плохо себя чувствую. Меня растрясло, — язвительно сказала она. — Где же Беллингем? Мне казалось, что он расположен на берегу, а я не вижу здесь реки. Что же вы задумали, Анри?

К ее удивлению, Анри улыбнулся ей, нимало не смутившись. Его улыбка была веселой, очаровательной. Облокотившись о высокий борт коляски, он покачал головой.

— Уверяю, вы ведете себя как испуганный крольчонок. Ну же! Признайтесь: вы сейчас удивляетесь, почему этот странный француз завез вас в такое Богом забытое место? Вы думаете, что я, Анри Бонэр, собираюсь соблазнить вас? Не так ли? Ничего подобного! Просто здесь прекрасно кормят. Французская кухня. Не то, что ваша пресная английская. Вот и все.

Глядя в его знакомое улыбающееся лицо, Роза смущенно покраснела. Этот молодой человек не казался больше опасным, в его синих глазах мелькали озорные искорки, а ветер ерошил черные локоны. В конце концов, она же его знает. Разве не с ним провела она непомерно много времени в последние недели? И разве он не вел себя по-джентльменски?

— Прошу прощения, Анри, — извинилась Роза, чувствуя себя очень глупо. — Просто игра воображения и своевольных инстинктов. Я уверена, что, как только тошнота немного пройдет, мне захочется есть. И… — Она позволила ему помочь ей сойти с коляски и подвести к двери гостиницы. — Я не думаю, что вы способны на что-то дурное по отношению ко мне.

— Ах, вероятно, следует прислушиваться к инстинктам, — он печально улыбнулся, открывая дверь и пропуская ее.

Роза вошла в темную, с низким потолком пивную и тут же остановилась, ошеломленная резким запахом мышей, гниющего дерева, прокисшего эля и экскрементов. Она сморщила нос и хотела поспешно выйти, но Анри сильно толкнул ее в спину. Роза упала лицом вниз на шаткий стол и осталась лежать, пытаясь понять, что случилось. Вдруг она осознала угрожающую ей опасность, и внутри у нее все сжалось.

Роза выпрямилась, бросив на пол шляпку и приглаживая волосы, чтобы успокоиться. Сердце билось так громко, что казалось, оно грохочет в ее ушах. Сделав глубокий вдох, она быстро оглядела мрачную, сырую комнату, отыскивая путь к побегу.

— Но почему, Анри? Что вы надеетесь приобрести от этого мерзкого поступка?

— Что я могу сказать? — пожал он плечами, как будто говорил о чем-то от него не зависящем.

Роза не приняла такой ответ.

— Анри, пожалуйста, обдумайте свое поведение. Мы могли бы уехать прямо сейчас, и это было бы самое разумное.

— Ах, дорогая, боюсь, что это невозможно, хотя я бы хотел…

— Если вы сами ничего не можете изменить, значит, кто-то другой стоит за вами. Кто приказал вам так поступить со мной? Кто, Анри? — настойчиво спросила она. Необходимо узнать, кто так сильно ненавидит ее и желает зла.

Прежде чем Анри успел или захотел ответить, в глубине пивной открылась криво висящая на разболтанных петлях дверь, и вошел хозяин этого сомнительного заведения. Анри вяло поднял в приветствии изящную руку.

— А вот и наш хозяин.

Крупный мужчина подошел, ухмыляясь и с издевкой кланяясь.

— Добро пожаловать, ваша светлость. Не часто мы принимаем благородных господ, — он сплюнул на пол прямо у ее ног и вытер рот тыльной стороной мясистой ладони. Когда Роза отскочила, чтобы защитить туфли и подол, он грубо рассмеялся.

— Прошу туда, сэр, — обратился он к Анри, указывая на вторую дверь в глубине отвратительного помещения.

— Идемте, дорогая, — ласково сказал Анри. — Не надо создавать лишние трудности. Любезный хозяин приготовил комнату к нашему приезду.

— Сукин сын! — выкрикнула Роза.

Оттолкнувшись от стола, она стремительно рванулась к двери. Еще секунда, и ее попытка, возможно, удалась бы, но Анри проворно ухватился за ее летящую одежду и грубо дернул назад. Он схватил ее в объятия, надежно прижав руки к телу, и оторвал от пола. Она бешено заколотила каблуками по его голеням, но он только хрюкнул и понес ее из пивной.

— Ах, любезный хозяин! — весело крикнул француз. — Мы подрезали птичке крылья. Прошу вас, показывайте дорогу.

— Сюда, ваша светлость, — ухмыльнулся хозяин, распахивая дверь и отступая.

Когда Анри резко поставил Розу на ноги, мерзкий громила низко поклонился ей и с насмешливой почтительностью дернул себя за вихор. Сильный толчок в поясницу бросил Розу в комнату головой вперед. Дверь за ней захлопнулась, и скрежет засова с тошнотворной окончательностью возвестил о невозможности побега.

Вскочив на ноги, Роза бросилась к двери и дернула ее. Как она и ожидала, дверь не поддалась. Роза прижала ухо к щели, надеясь узнать, что ей предстоит. Она услышала звон монет, переходящих из рук в руки, а затем обиженный голос хозяина:

— Неужто вы не позволите мне посмотреть, как разделаетесь с ней? Может, позабавимся сначала? Не часто подворачивается такой случай.

Это грубое предложение было встречено резким ударом (очевидно, пощечиной) и такими быстрыми французскими фразами, что Роза не поняла их смысла. Очевидно, ругательства. Затем вдали раздался звук перебираемых поленьев, и сердито хлопнула дверь. Передышка, хотя и очень короткая. Положение оставалось ужасным. Роза в отчаянии оглядела свою мрачную темницу. Кроме железной кровати, покрытой грязным лоскутным одеялом, и деревянного стула в углу, никакой мебели не было. Скудный свет проникал лишь из маленького окошка в дальней стене, покрытого коркой грязи. С возгласом надежды Роза подбежала к стене и потянулась к раме. Окно светилось высоко над ее головой, и, даже встав на цыпочки, она едва смогла коснуться пальцами подоконника. Отступив, Роза увидела, что в раме остались лишь осколки стекла и кто-то, вероятно хозяин, забил окно досками в ожидании пленницы.

Скрежет отпираемого засова заставил Розу вернуться на середину комнаты. Она лихорадочно искала какой-нибудь предмет, который можно было бы использовать как оружие. Увы, ничего не было. Она повернулась лицом к человеку, захватившему ее в плен.

Анри осторожно открыл дверь. Увидев, что пленница стоит в добрых десяти футах от него, он прислонился к косяку и серьезно посмотрел в ее испуганные глаза.

— Мне действительно очень жаль, Роза, — напрямик сказал он. — Но очень тяжело жить без денег, и… — он так смиренно пожал плечами, что Розе захотелось заорать на него, — революция, вы понимаете, отняла все. Мой отец… ну…

Он снова пожал плечами.

— Кто платит вам за это? — спросила Роза. — Сколько бы вам ни посулили, я заплачу больше… вдвое, нет, в три раза больше!

— Я с радостью взял бы ваши деньги, но боюсь, это привело бы к моей смерти. Так что вы понимаете…

— Нет! Неужели вы собираетесь убить меня? — воскликнула Роза. — Но почему? Кто ненавидит меня так сильно, что жаждет моей смерти?

— Дело не в ненависти, дорогая. Просто печальный факт. Вы встали на чьем-то пути. Сначала собирались лишь запятнать вашу репутацию, но теперь… — он снова пожал плечами, — просто кое-кому выгоднее избавиться от вас, чтобы вас вообще не было.

— В-вы еще омерзительнее, чем негодяй, придумавший такой гнусный план… Отнять чью-то жизнь лишь для того, чтобы набить карманы? Анри, мой друг… — Она умоляюще протянула к нему руки. — Как вы можете убить меня?

Анри не ответил на мольбу, стыдливо отводя глаза.

— Я ненадолго уезжаю. Не могу это сделать при свете дня… и с ясной головой. Полежите, отдохните. Помолитесь, примиритесь с судьбой… это все, что вам остается.

— Нет! — снова взвизгнула Роза, бросаясь к двери, захлопнувшейся прямо перед ее носом.

Она прислонилась к шершавому дереву, в отчаянии прислушиваясь к удаляющимся шагам.

При свете дня, он сказал. Означает ли это, что до наступления темноты ей даровано время на поиски выхода из столь бедственного положения? Судя по тому, когда они покинули Лестер-стрит, можно рассчитывать на два-три часа. Так мало осталось жить! Но она не станет покорно лежать и ждать его возвращения.

Роза стояла неподвижно и глубоко дышала, пытаясь отогнать охватившую ее панику. Думать, думать! Борясь с непреодолимым желанием выть и скрежетать зубами, она опустилась на стул. Боже милостивый, неужели ей действительно ничего не остается, кроме как молиться небесам и надеяться на быструю смерть?

Она подняла глаза. Скудный драгоценный свет подмигнул ей из заколоченного окна, маня надеждой на освобождение. Если бы только добраться до окна! Она бы оторвала доски и вылезла. Правда, окошко крохотное, но она и сама маленькая. Если окно заколотили недавно, вряд ли она сумеет отодрать доски, но, если это сделано давно и доски прогнили и пострадали от непогоды, как все остальное, тогда…

Роза вскочила и уставилась на окно. Подтащив стул к стене, она осторожно зажгла свечной огарок, чтобы иметь как можно больше света. Затем, встав на стул, она высоко подняла руку, чтобы осветить разбитое стекло. Доски не выглядели очень новыми, и это дало ей надежду. В поисках какого-нибудь инструмента она провела пальцем по гнилой раме. На ее плечи посыпались осколки. Усердно работая, она смогла очистить отверстие от разбитого стекла. Теперь необходимо найти что-нибудь, чтобы отодрать доски.

Спрыгнув со стула, Роза вцепилась в кровать. Колотя железной рамой по полу, она пыталась разбить ее на части. Рама оставалась невредимой. В гневе Роза схватила стул и изо всех сил бросила его в окно, но все кончилось тем, что, отлетев от стены, он чуть не размозжил ей голову. Отскочив, Роза поскользнулась и больно ударилась плечом о раму кровати. Опустившись на колени, она расплакалась от отчаяния, но быстро подавила слезы.

— Нет! Не время жалеть себя!

Вскочив на ноги, она снова швырнула стул в стену с таким изобретательным ругательством, что ей самой стало стыдно. Стул, будто устрашенный, подчинился. Схватив отвалившуюся ножку, Роза подтащила кровать к стене и вскарабкалась на изогнутую спинку. В таком опасно неустойчивом положении она усердно и, как ей казалось, невообразимо долго колотила по доскам, лишь изредка прерываясь, чтобы прислушаться, не возвращается ли кто к ее тюрьме. Наконец, отчаявшись в успехе, она вцепилась в доски и откинулась назад всем телом в надежде оторвать их. С оглушающим треском доски вырвались из гнилой рамы. Захваченная врасплох, Роза тщетно пыталась схватить руками пустоту, но тут же свалилась на пол. Как будто весь воздух вырвался из ее легких, из глаз посыпались искры. Когда, наконец, боль в груди немного ослабла, Роза осознала, что смотрит на небо через очистившееся окно. И тогда она, шатаясь, поднялась на ноги.

С силой, порожденной отчаянием, Роза подняла железный остов кровати и стоймя прислонила его к стене, затем осторожно встала на изголовье, вцепившись в нижнюю раму окна. Дважды она вместе с кроватью соскальзывала на пол с ужасным грохотом. Но с третьей попытки ей удалось, присев, прыгнуть на окно как раз в то мгновение, когда кровать снова обрушилась на пол. Высунув наружу верхнюю часть тела, она вцепилась в раму и, извиваясь, просунула бедра в тесное отверстие.

Вся в поту, едва сдерживая рыдания, бедняжка в ужасе уставилась на стену и крутой склон. Ее сердце чуть не перестало биться. Гостиница была построена на краю оврага. Она казалась одноэтажной со стороны входа, но с задней стороны имела не менее трех этажей. Побег оказался более тяжким испытанием, чем Роза рассчитывала. Перегнувшись через узкий наружный подоконник, она обдумывала следующий шаг. Невозможно было спрыгнуть с такой высоты, тем более что в данный момент она висела головой вниз.

Соломенная кровля щекотала ей шею. Роза повернула голову и посмотрела вверх. Между крышей и стеной вился узкий карниз, едва достаточный для опоры, если встать на цыпочки. Если бы удалось вытянуть ноги из окна, не упав в овраг, она смогла бы забраться на крышу и перелезть на скат, спускавшийся к фасаду гостиницы.

Там можно было бы легко спрыгнуть на землю.

Вороша пальцами скользкую солому, Роза искала опорную балку. Найдя прогнившее бревно и проклиная изобилие юбок своего дорожного костюма, она вытащила из окна одну ногу и осторожно поставила мысок на узкий карниз, не переставая молить Бога, чтобы опора не оказалась слишком гнилой и удержала ее небольшой вес. Хотя лучше уж сломать себе шею, чем умереть от рук наемного убийцы.

Затаив дыхание, Роза медленно поворачивалась, пока не оказалась лицом к стене. Теперь уже было не сложно встать на наружный подоконник и подтянуться на крышу. Лежа на животе, она осмотрелась. За полями, над домами городка, который она считала Беллингемом, вились струйки дыма. Где-то в вышине заливался любовной песнью дрозд, явно не подозревая о ее бедственном положении. И как раз тогда, когда она, скребя ногами по желобу, прикидывала путь через соломенную крышу, послышался стук лошадиных копыт по утрамбованной дороге. Анри вернулся! У Розы душа ушла в пятки, и она вцепилась зубами в руку, подавляя вопль ужаса.

Охваченная паникой, Роза повернула голову и посмотрела вниз. Земля казалась ужасающе далекой от высокой крутой крыши. Совершенно невозможно было спрыгнуть с этой стороны без риска сломать себе шею. Кроме того, наверняка Анри уже будет поджидать ее. Нет, необходимо пробираться к боковой стене и молиться, чтобы там оказалось не больше двух этажей.

Все еще лежа на животе, Роза начала подтягиваться вперед, хватаясь руками за соломенную кровлю. Солома, изъеденная червями и прогнившая, предательски подавалась под весом ее тела, создавая новую, на первый взгляд непреодолимую преграду. Роза боялась, что провалится сквозь крышу прямо в тюрьму, из которой только что бежала. Однако у нее не было времени на предосторожности. Она должна добраться до стены прежде, чем Анри снова схватит ее. К своему ужасу, она услышала торопливые шаги в комнате внизу, затем наступила тишина — видимо, Анри быстро понял, в чем дело, — и шаги удалились. Почти сразу он окликнул ее, оказавшись уже прямо под ней на улице.

— Роза, вы меня удивляете. Не думал, что у такой малышки сердце льва, — он явно напился и говорил невнятно. — Но вы не убежите от судьбы, дорогая. Не надо осложнять положение.

С упавшим сердцем Роза услышала стук прислоняемой к стене лестницы. Она вывернула шею и взглянула через конек крыши, ожидая в любой момент увидеть его голову. Что он намерен делать? Схватить ее или пристрелить на месте? Нет, к черту судьбу! Она не примет с покорностью то, что жизнь уготовила ей. Если она должна умереть, то умрет в борьбе. Вцепившись в кровлю, она обнаружила, что солома подается, не так легко, если не ползти, а перекатываться. Именно таким образом она добралась до боковой стены и лестницы.

Забыв о приличиях лондонских салонов, осторожно перекатившись на спину и усевшись на крыше, ее светлость маркиза Эдерингтон подобрала юбки и подтянула колени к подбородку. Отогнав все страхи, она сосредоточила внимание на лестнице и в тот самый миг, когда над карнизом появилась голова Анри, изо всех сил ударила его в лицо обеими ногами. Даже не успев удивиться, он зашатался, отпрянул, его руки заколотили по воздуху, чувственные губы изогнулись в беззвучном крике, и он исчез из виду.

В тишине, воцарившейся после оглушительного грохота, было слышно лишь судорожное дыхание Розы. Не теряя времени, она подобрала юбки выше колен и бросилась по карнизу, венчающему стену. Ей казалось, что вот сейчас ее схватят за лодыжку и сдернут вниз, но она пыталась не думать об этом. С резвостью деревенского сорванца она скатилась по лестнице. Только когда ее ноги коснулись земли, она посмотрела на упавшего француза. Он лежал среди разбросанных поленьев, вывернув голову под таким углом, что было ясно: он сломал себе шею.

Почти не испытывая угрызений совести, Роза бегом обогнула гостиницу. К несчастью, Анри не торопился и распряг лошадей, надежно привязав их. Очевидно, осмелев от поглощенного алкоголя, он собирался помучить ее прежде, чем убить. Роза быстро накинула уздечку на лошадь, показавшуюся ей более быстрой, и подвела ее к парадному крыльцу, опасаясь, что вот-вот ее схватит омерзительный хозяин гостиницы. Подоткнув юбки за пояс, она вскочила на спину лошади и погнала ее к видневшемуся вдали городу.


Отъехав довольно далеко от гостиницы, Роза остановилась у высокого дорожного столба и дала лошади отдышаться. Одна стрелка указывала на маленький городок — Элленсберг, а не Беллингем, как предполагалось. К счастью, вторая стрелка показывала на Лондон, обозначая если не расстояние, то хотя бы направление. Роза повернула лошадь и подстегнула ее.

Какой же она оказалась дурочкой! Доверчивой дурой. Такой доверчивой, что чуть не рассталась с жизнью, не успев даже начать жить. Кто-то очень хочет, чтобы она умерла и сгнила в могиле. Но кто? У Розы как будто бы не было врагов. Кто выиграет от ее смерти? Шэрон Бартли-Бейкон? Нет, она может ныть и жаловаться, но ей не хватит смелости пойти на убийство. Кроме того, она ничего не приобретет. Джефри! Ему с самого начала не нужна была жена. И он подтверждал это неоднократно после свадьбы самыми разными способами. Но убийство! Чем же она так мешает ему?

Неужели, наконец, он уступил зову сердца и полюбил другую женщину, на которой действительно хочет жениться? Если это правда, тогда нелюбимая жена действительно препятствие. Но неужели он может убить ее? Хотя, если честно, что она знает о человеке, которого называет своим мужем? Возможно, он совсем не такой, каким кажется. Они почти не оставались наедине в короткие месяцы своего союза. А когда оставались, он, словно не замечал ее. Но, если муж так упорно хочет избавиться от нее, ей лучше всего бежать.

Слезы наполнили ее глаза и полились по грязным щекам. Куда ей бежать на этот раз? Все, кто когда-то любил ее, мертвы. Она мечтала лишь о собственном доме с любящим мужем и множеством детей. Неужели она слишком многого просит? Очевидно, многого. Факт остается фактом. Она совершенно одинока, и кто-то всерьез намерен лишить ее жизни. Только она сама может спасти себя. Роза решительно смахнула слезы. Ну, значит, именно этим она и займется! Она себя спасет, даже если для этого придется превратить жизнь Джефри в ад. Лучше его гибель, чем ее.

Распаляя себя гневом, чтобы побороть страх и горе, Роза еще быстрее погнала лошадь. Планы стремительно складывались в ее голове. Надо отпустить лошадь на приличном расстоянии от Лестер-стрит, 1. Чтобы не было ни вопросов о лошади, ни обвинения в краже лошади и убийстве. Затем она вернется домой в наемном экипаже, молясь только, чтобы никто из знакомых не заметил ее, когда она в таком жутком виде. Она просто скажет, что ей наскучила прогулка, и она попросила отвезти ее на Бонд-стрит. Никто не посмеет расспрашивать юную замужнюю даму, почему она отправилась по магазинам без горничной. Но это еще не все. Вечером ее ожидают на балу в «Алмаке», и, несмотря ни на что, она будет сегодня танцевать там… с кольцами на пальцах и колокольчиками на туфельках, чего и ожидает бомонд от веселой, ослепительной маркизы Эдерингтон. Только теперь она будет гораздо более мудрой маркизой.


Джефри и Милти обыскали всю дорогу на Элленсберг. Их изнурительные расспросы ни к чему не привели. В ответ люди лишь качали головой и пожимали плечами. Некоторые говорили, что слишком много экипажей проезжает мимо них, и у кого есть время обращать внимание на господ и их дам? Встречались и такие, кто радовался возможности посмеяться над лордом, безуспешно разыскивающим жену и расспрашивающим о ней чужих людей. Запыленные и усталые, друзья, наконец, остановились на почтовой станции, чтобы дать отдых усталым лошадям и подбодрить себя двойным пуншем.

Глядя на осунувшееся лицо друга, лорд Филпотс покачал головой и рискнул:

— Знаешь, о чем я подумываю, старина?

— Понятия не имею, Милти. Может, скажешь? — спросил совершенно павший духом Джефри. Осушив стакан одним глотком, он знаком приказал принести второй.

— Я думаю, что наша Роза никогда не была в Элленсберге, — объявил Милти и, подчеркивая свою мысль, стукнул кулаком по стойке бара. — Вот что я думаю! Готов держать пари, что она сейчас сидит дома. Или покупает ленты в Графтон-хаузе. Наши ханжеские мысли погнали нас на бесплодную охоту.

Суровое лицо Джефри просветлело, поскольку друг высказал его собственные мысли.

— Я начинаю думать, что ты прав, — медленно проговорил он.

Как же ему хотелось, чтобы это оказалось правдой! Он очень хотел верить, что Роза ни в чем не виновата и, вероятно, гораздо разумнее в выборе кавалеров, чем кажется со стороны. Ему совсем не нравилась мысль о ее возможном увлечении сладкоречивым французом, и именно потому, что собственный муж так пренебрегает ею.

— И, — продолжил Милти с крепнущей верой в свою правоту, — французишка мог подделать письмо от леди Стэндифорд, чтобы получить возможность увезти нашу Розу на прогулку. Вероятно, у него в мыслях не было ничего более зловещего.

— Ну, письмо — фальшивка. Это совершенно точно, — согласился Джефри. — Но его труды кажутся мне излишними. К чему столько усилий ради одной прогулки?

Милти странно посмотрел на друга.

— Ну же, Джефри, раскрой, черт побери, глаза! Наша Роза прелесть. Сенсация сезона, если хочешь знать. Только о ее нарядах и говорят. Если бы мадам Говард была сейчас жива, у нее бы отбою не было от светских дам. Все копируют стиль Розы. Если бы она появилась в лохмотьях, дамы бросились бы в лондонские трущобы и немедленно обчистили бы всех старьевщиков. Наша Роза — любимица бомонда, я тебе говорю.

Джефри выпрямился и изумленно посмотрел на Милти.

— Милая Колючка? Я согласен, что… — он нахмурился, — ну, я хочу сказать, что она иногда действительно выглядит довольно хорошо, но…

— Довольно хорошо? Боже милостивый! — фыркнул Милти, поднимая глаза к небесам и печально качая головой. — Что за странный брак у вас!

Джефри вновь сосредоточился на пунше. Действительно странный брак! Но он всем сердцем готов его изменить и не позволит этому фарсу продолжаться. Он рисовал в воображении завтраки вдвоем, обсуждение планов на день, включая совместные прогулки… и интимные ужины перед камином с доверительными беседами. И часы… нет, дни напролет в постели… слуги будут скромно вносить в спальню подносы с едой. Пора узнать свою жену, любить… но, черт побери, он должен как можно скорее увидеть ее. И сделать своей настоящей женой. Только сначала надо убедить ее в искренности его намерений.

— Ах, Милти, — проговорил он. — Ты и представления не имеешь, какие мучения скрываются внутри обручального кольца.

Войдя в дом на Лестер-стрит, 1, Роза узнала от Хэмфри о возвращении Джефри из Ирландии. Ей не надо было смотреть на сурово поджатые губы дворецкого, чтобы знать, как ужасно она выглядит. Но что бы он там ни думал, она считала себя счастливой, оставшись в живых. Роза бросилась наверх в свои комнаты, не обращая внимания на изумленные взгляды слуг, и приказала приготовить ванну. Она была полна решимости показаться на балу во всем блеске. Длинные перчатки спрячут царапины на руках, а румяна скроют бледность щек. Только с болью в сердце ничего нельзя сделать. Отныне и до тех пор, пока она не обнаружит человека, решившего лишить ее жизни, надо быть начеку.

Лежа в горячей воде, Роза отдалась своим грустным мыслям. Она боится… ужасно боится… и так одинока. Ей вдруг показалось, что в ее теле живет очень старая, очень усталая душа. И только собрав всю свою волю, сможет она вынести сегодняшнее веселье.

Глава четырнадцатая

Если парадный вход «Алмака» и был довольно невзрачен, и внутреннее убранство не отличалось особой роскошью, то все это с лихвой возмещалось сверкающими нарядами бомонда, заполнившего его залы. Веселье собравшихся отражалось и в безудержной энергии танцоров, и в стремительности лакеев, разносящих подносы с прохладительными напитками, и в быстром мелькании вееров пожилых матрон, сидящих на диванах вдоль стен бального зала. Взволнованный шепот уже донес новости о возвращении маркиза Эдерингтона до самых дальних уголков зала, и не один любопытный взгляд следил за маркизой, с бесшабашным блеском в глазах порхающей в бесконечных танцах от одного кавалера к другому.

Некоторых удивило ее появление в «Алмаке» под руку с лордом Абернети вместо лорда Уайза. Другие, ухмыляясь и приподняв брови, размышляли о том, почему она вообще появилась на балу, а не ублажает дома столь долго отсутствовавшего мужа. Защитники же Розы, напоминая компании о раздельном образе жизни маркиза и маркизы, возражали, что для брака, который многие считали обреченным с самого начала, дела идут очень неплохо. Элмо Сьюэлл одним из первых заметил эффектное появление Розы и, будучи скромнейшим из гостей, незаметно улизнул из собрания, совершенно не опечаленного его отсутствием.

Роза узнала бы об отчаянных поисках мужа, если бы лорд Филпотс прибыл в «Алмак» раньше Джефри. Однако ее преданный друг заскочил в «Уайте» поболтать с приятелями и похвастаться своим новым роскошным жилетом, а когда наконец появился в «Алмаке», обнаружил, что бальная карточка Розы уже заполнена и для него не осталось ни строчки. Более того, она пользовалась таким успехом, что невозможно было урвать и минутку, чтобы поговорить с ней. Однако Милти был счастлив просто видеть ее в зале, словно согретом ее присутствием. Роза не казалась встревоженной, и Милти сделал вывод, что Джефри, вернувшись на Лестер-стрит, 1, удовлетворительно справился со всеми недоразумениями.

Не имея возможности поговорить с Розой, лорд Филпотс покачивался взад-вперед на своих нелепо высоких каблуках на краю бального зала. Теснота была ужасной, и он усердно выискивал взглядом Джефри среди самозабвенно кружащихся пар, радуясь, что друг вернулся в Англию. В конце концов, заметив элегантную фигуру Джефри, входящего в зал, Милти облегченно вздохнул. Теперь уж он узнает, как разрешилась дневная проблема. Стремясь как можно скорее приблизиться к Джефри, Милти рванулся вперед, поскользнулся на натертом: полу и растянулся у ног одной из патронесс «Алмака» — Салли, леди Джерси.

— Ни к чему впадать в такие крайности, лорд Филпотс, — проворковала леди Джерси. — Уверяю вас, простого поклона было бы вполне достаточно.

Она покинула Милти и запорхала от одной группы гостей к другой. Ее пронзительный голос явственно доносился до разгоревшихся ушей несчастного Милти:

— И тогда, моя дорогая, я сказала: «Простого поклона было бы вполне достаточно…»

Бедный Милти, совершенно униженный, быстро поднялся. Ему отчаянно хотелось провалиться сквозь пол, чтобы избежать насмешек, или излить свои беды в дружеское ухо. Однако четыре уха самых близких к нему людей были вне его досягаемости, поскольку маркиз уже вальсировал со своей женой. Милти проводил их тоскливым взглядом. Оба танцевали прекрасно, оба ослепительно улыбались друг другу, и оба явно были в ярости. Подобное наблюдение огорчило Милти еще больше, чем унизительное падение перед леди Джерси.

Джефри, вернувшись, домой после поисков Розы, узнал, что его жена преспокойно сидит дома. Вернее, сидела до того, как упорхнула с лордом Абернети. Это сообщение, естественно, не улучшило его настроения. Он отправился в «Алмак» и, отыскав Розу в толпе, чуть ли не силой вырвал ее из объятий упиравшегося огорченного кавалера. Теперь он уже кипел от гнева.

— Итак, дорогая. Вы решили, что необязательно ожидать меня дома? Разве Хэмфри не доложил о моем возвращении?

Роза продолжала натянуто улыбаться и глядеть в другую сторону.

— Доложил, но я не думала, что мое присутствие для вас важно, поскольку вы не соблаговолили написать мне и сообщить о приезде, — огрызнулась она.

Джефри стойко принял выговор. Он не пропустил ни шага в сложном танце, хотя из-за чувства вины, вызванного ее репликой, разозлился еще больше.

— Я точно помню, что сообщил вам продолжительность своего путешествия. Наверняка на Лестер-стрит, 1, есть календарь. Любой заинтересованный человек мог бы отметить дату отъезда и рассчитать — с большой точностью — дату приезда.

— Вероятно, вы слишком много ожидаете от этого человека, милорд.

Слишком много ожидает? Может ли муж ожидать слишком много от своей жены? Джефри прищурился и свирепо посмотрел на блестящую макушку. Роза все еще упорно отводила глаза.

— И что это за француз, с которым вы появлялись в обществе?

— Ах, Анри, — еле слышно ответила Роза.

Она вдруг явственно увидела Анри Бонэра, лежащего на поленнице с неестественно повернутой головой и чудесными синими глазами, уставившимися в пустоту, и задрожала. Страшная правда сжала ее сердце ледяными пальцами. У нее есть опасный враг, который непременно нанесет новый удар, поскольку первая его попытка не удалась. И мысль о том, что, вероятнее всего, этот враг — ее собственный муж, была еще невыносимее. Он так долго отсутствовал, а теперь было очевидно — и любой находящийся в зале мог это заметить, — что ему неприятно находиться рядом с женой. Роза вдруг почувствовала себя очень юной, очень одинокой и очень уязвимой. Смертельно побледнев, она покачнулась и пропустила очередное па танца.

Руки Джефри удержали ее от падения.

— Роза, в чем дело?

Роза вцепилась в него, на мгновение, прислонившись к его груди. Его сила, его аромат нахлынули на нее, вызвав ужасное страстное желание. Ужасное — потому что он хотел ее смерти. Отпрянув, она заставила себя выпрямиться.

— Джефри, я не очень хорошо себя чувствую, я собираюсь домой, — заявила она.

Джефри прикусил язык, сдерживая сердитое замечание, готовое сорваться с его губ. Почему упоминание о французе так расстроило ее? От него не ускользнуло, что, говоря о французе, она назвала его по имени. А вдруг он опоздал? И сердце Розы уже занято другим, не мужем? Но, как бы ни мучили его эти вопросы, она действительно выглядела совершенно больной. И так же очевидно было то, что она не хотела иметь с ним никакого дела. Горечь оттого, что его брак умер, фактически не начав жить, тяжестью легла на его сердце. Он молча вывел жену из бального зала.

— Я провожу вас домой, — сказал он. Набросив на ее плечи пелерину, он крепко взял ее за руку.

Роза высвободилась. В эту минуту она меньше всего хотела остаться наедине с Джефри.

— В этом нет необходимости.

Джефри не ответил, просто приказал подать свой экипаж и жестом предложил ей войти в него. Поскольку Роза не могла найти способ избежать совместного отъезда, разве что устроить отвратительную сцену, — она уселась, расправив юбки так, что они заняли все сиденье. Если Джефри и заметил это красноречивое движение, он не подал виду и сел напротив. Они ехали по темному Лондону в покачивающейся карете, погруженные каждый в свои мысли.

Роза искоса поглядывала на суровое, задумчивое лицо Джефри, обращенное к окну, размышляя, действительно ли муж способен нанять головореза, чтобы заманить ее в ловушку и убить. Джефри явно не рад был ее видеть и сразу заговорил о ее знакомстве с Анри Бонэром, вероятно удивляясь, где нанятый им убийца и почему не выполнил свою миссию. Она почувствовала себя еще несчастнее.

Джефри смотрел в ночь, его мысли были такими же темными, как проулки между зданиями, и такими же опасными. Роза так очевидно не питала к нему никаких чувств, она лишь проявляла терпимость, требуемую для того, чтобы оставаться маркизой Эдерингтон. Он не видел никакой возможности заговорить о том, что жгло его сердце. Казалось, он невольно вступил именно в такой брачный союз, какого всеми силами пытался избежать.

Его обманула девчонка с дерзким языком и лавандовыми глазами. Вероятно, лучше ему оставаться там, где он чувствует себя уверенно… в парламенте… в деловой жизни… Управлять своим имением. К черту супружество и жен! Хотя придет день, когда он потребует от нее исполнить долг и произвести на свет наследника рода Эдерингтонов. Но как удостовериться в том, что в ребенке действительно будет течь его кровь, а не кровь одного из ее кавалеров? Ни при каких условиях он не потерпит скандала и будет бдительно ожидать первого же его признака!

Прибыв на Лестер-стрит, 1, они молча разошлись. Роза удалилась в свою спальню рыдать до изнеможения, пока сон не сморит ее, а Джефри снова покинул дом, отправившись в клуб. Они не могли бы оказаться дальше друг от друга, даже если бы удался план Элмо Сьюэлла отправить Розу на шесть футов под землю.


Прошло долгое лето, и Маленький сезон начался, недосчитавшись трех заметных персонажей. Весь бомонд обратил внимание на то, что маркиз Эдерингтон ушел с головой в работу парламента и снова завтракает по средам у матери, а вечера проводит в одном из своих клубов.

Однако почти никто не заметил, что лишенный титула и поместья мистер Элмо Сьюэлл помчался в вечер бала в «Алмаке» в Элленсберг. Месье Бонэр лежал на столе в полуразвалившейся гостинице, а хозяин жадно шарил по его карманам. Сьюэллу оставалось лишь вернуться в свои жалкие меблированные комнаты обдумывать следующий шаг. Затравленная, в страхе перед разоблачением, Шэрон Бартли-Бейкон хоть и неохотно, но дважды в неделю письмами информировала его о продолжающемся отчуждении в доме Эдерингтонов.

А Роза, обнаружив на третьем этаже еще одну маленькую библиотеку, предъявила права на восхитительную комнату, обновив ее по своему вкусу. Красный китайский шелк и светло-коричневая золотистая мебель оживили обшитые красным деревом стены. Теперь вместо коробок от модисток и галантерейщиков еженедельно прибывали ящики с книгами из магазина Хатчарда на Пиккадилли.

Таившиеся в книжных переплетах миры на время отвлекли Розу от горькой реальности одинокого существования и брака без любви. Время шло, и постепенно кошмар нападения Анри уходил в прошлое, она потихоньку расслаблялась. Нечастые встречи с мужем убедили ее по крайней мере в том, что он не испытывает к ней ненависти. Правда, раза два он выказал крайнее раздражение, но, казалось, наличие жены не слишком отягощает его жизнь. Он редко обращал на Розу внимание, и вскоре ей стало ясно, что она совсем не нужна ему… никоим образом не нужна.

У Розы возникло, было, желание рассказать Джефри о случае с Анри, но она уже успела понять, что великосветские дамы не принимают приглашений на прогулки без надлежащего сопровождения, если только не затевают новый флирт. В ответ на свою доверительность она могла ожидать лишь суровой нотации. В самом начале их брака Джефри детально объяснил ей все условия и ограничения их брака, так что не стоило привлекать его внимание к совершенной оплошности. Кроме того, чем больше она размышляла над случившимся, тем более невероятным казалось ей покушение на ее жизнь. Скорее всего, не было никакого заговора, и Анри просто плел небылицы. Скорее всего, гнусное похищение было всего лишь неловкой попыткой соблазнить ее. Она все больше утверждалась в этой мысли.

Теперь Роза жила в собственном тихом мире: спала, ела, читала и подолгу скакала на Недоразумении под охраной грумов. Она почти никого не видела, только иногда лорд Филпотс, явно опечаленный отсутствием ослепительной маркизы в обществе, заглядывал к ней на чай. И в один холодный день именно он невольно разрушил ее душевный покой.

Милти никак не мог поверить, что Роза вполне довольна своим заточением в маленькой библиотеке, проводя дни напролет перед пылающим камином в компании книг. Хватая то одну изящную безделушку, то другую, задумываясь над заглавиями книг на ее полках, он метался по комнате в таком беспокойстве, которое, как он заявил, должна испытывать она.

— Вы, конечно, знаете, что от чтения портятся глаза, — предупредил он. — Кроме того, вы станете изгоем в обществе. Ваши мысли и беседа станут слишком серьезными. Никто не поймет, о чем вы говорите, а люди не любят выглядеть дураками. Так с кем же вы будете разговаривать?

— О, Милти, — Роза нежно улыбнулась своему большому, неуклюжему другу. — Просто ничто в эти дни не может отвлечь меня от домашнего комфорта.

Милти с минуту смотрел на задумчивое личико, затем щелкнул пальцами.

— Придумал! Никуда не уходите! Я мигом вернусь. Да, конечно, вы не уйдете. Вы только что сами сказали, что не имеете никакого желания…

Его слова уже затихли в конце коридора, а Роза еще пристально смотрела ему вслед. Покачав головой, она взяла книжку и со вздохом устроилась в кресле. Не прошло и часа, как Милти ворвался в комнату, победоносно размахивая двумя билетами.

— Теперь вам придется отказаться от своего уединения, — воскликнул он. — Я купил — и очень дорого, имейте в виду — два билета в ложу! Вы увидите баронессу Катс!

— И кто же такая эта баронесса Катс? — спросила Роза, неохотно опуская книгу на колени. — Судя по вашему энтузиазму, она участвует в кулачном бою?

Милти в ужасе воздел руки.

— Господи! Вы слишком долго не были в свете. Баронесса Беатрис Катс — единственная актриса, которую все в наши дни считают украшением театральной сцены. Вы не знаете баронессу Катс? Очаровательную француженку? Талантливейшую дилетантку? Всеобщую любимицу?

— Сколько восторженных эпитетов для одной бедной женщины! — заметила Роза, мило улыбаясь своему взволнованному другу.

— Роза, я в отчаянии! Она последний писк моды. Она сегодня играет в Хеймаркете. «Ромео и Джульетта»! И вы обязательно должны пойти. Ну же, Роза, я с таким трудом достал эти билеты. Вполне вероятно, последние два билета во всем Лондоне… и они стоили мне больше нового жилета…

Роза колебалась. Милти был похож на ни за что побитого щенка. И она никогда не видела Шекспира на сцене, хотя за последние несколько месяцев прочитала почти все его пьесы. Возможно, стоит освежить одну из них в памяти.

— Уж и не знаю, принимать ли мне ваше приглашение. Джефри, кажется, дома, и…

— Ах да, — вспомнил Милти. — Совершенно вылетело из головы. Я встретил Джефри, когда шел сюда, и сказал ему. Он не возражает против того, чтобы я пригласил вас. Тем более он как раз уходил.

— Неужели? Я точно самая счастливая из женщин, имея такого милого и понимающего мужа, — ехидно сказала Роза. Она вскочила, отбросив книжку, — воплощение сдерживаемого раздражения. — Хорошо, лорд Филпотс. Я оденусь к девяти и буду ждать вас. Сегодня мы поставим на уши весь город.

Лорд Филпотс, казалось, остался глух к ее сарказму.

— Чудесно! Решено. У меня есть совершенно изумительный новый наряд для этого случая. Вы глазам своим не поверите.


Он был прав. Роза не могла поверить своим глазам, когда он в тот вечер появился в гостиной. Одетый с головы до ног в огненно-оранжевый шелк, он напоминал осыпанную драгоценностями тыкву, но сказать это значило бы зря обидеть этого милого, чуткого человека. Так что Роза лишь покачала головой и позволила ему усадить себя в экипаж. В сравнении с его ослепительным нарядом ее собственное платье из лилового атласа казалось немодным и блеклым. Очень печально для великосветской дамы ее положения оказаться в тени кавалера.

Однако при всей ослепительности наряда лорда Филпотса лондонское общество не сильно от него отстало. Маленький театр, забитый до отказа, сверкал драгоценностями, украшавшими как женщин, так и мужчин. Роза с удивлением отметила присутствие большинства самых шумных светских прожигателей жизни. Всего через пять минут после первого появления на сцене баронессы Катс, встреченного бурными аплодисментами и свистом, Роза начала понимать причину ее славы. Эта женщина — шутиха, очень смешная, хоть и роскошно разодетая. Толстуха с множеством подбородков, задрапировавшая свое тело ослепительно серебристым шелком, усыпанным бриллиантами, казалось, была в восторге от собственных ног. Она обтянула их чулками из розового шелка и вызывающе выставила напоказ. Поддерживая в публике интерес к пьесе, она выходила к рампе, демонстрируя ноги в самом выгодном свете. Те строчки, что удавалось расслышать сквозь свист и смех, были Розе совершенно не знакомы, как, вероятно, и Шекспиру.

Актрису безжалостно перебивали, и, выбрав самого шумного из своих мучителей, она указывала на его ложу и обращалась со следующими репликами прямо к нему, таким образом, подстрекая всех остальных. Роза уже сожалела, что пришла в театр. Шум стал оглушительным: в партере хором закукарекали. Гнилые фрукты полетели в таком изобилии, что актерам пришлось отступить в глубину сцены и прервать спектакль, пока не убрали грязь.

Лорд Филпотс, полагавший, что публика слишком вульгарна, не позволил Розе выйти из ложи в антракте.

— Просто не понимаю, что происходит сегодня. Боюсь, я не должен был приводить вас сюда. Какая грубая толпа! Баронесса Кате — одна из лучших актрис… — Милти вытащил шелковый зеленый платок и вытер пот со лба. — Ее прекрасно принимали на континенте. О, посмотрите-ка туда! Джефри. Нет, я ошибся. Это просто не может быть он… То есть после того как…

Бедный Милти спохватился слишком поздно, ибо Роза успела заметить мужа в одной из нижних лож. И с белокурой красоткой, повисшей на его руке.

При виде мужа с другой женщиной сердце Розы прыгнуло к самому ее горлу, затем метнулось вниз живота. Девушка была не старше Розы, но красива и белокура, как Шэрон. Компания Джефри была очень шумной и, похоже, больше всех повинной в страшном гаме, наполнившем театральный зал. Роза поспешно отодвинула свой стул в глубину ложи, страстно желая, чтобы Джефри не заметил ее. Поскольку он прекрасно знал, куда она направляется, его оскорбительное появление здесь не могло быть нечаянным. Огни погасли, занавес безжалостно поднялся снова, и Роза слепо уставилась на сцену, хотя ее мысли были далеки от невнятных реплик актеров.

Милти чувствовал себя виноватым. Пытаясь развлечь Розу, он только усугубил ее горе. И он искренне не мог понять, почему Джефри привел свою любовницу в тот самый театр, где, как он точно знал, находилась его жена. Если, конечно, эта белокурая девица действительно его любовница, ибо за все годы их знакомства Джефри никогда не афишировал своих райских птиц.

Пьеса, как ни странно, дожила до шестого акта, когда зрелище возмутительно переигранной баронессой сцены смерти истощило терпение публики. Некоторые женщины так истерически смеялись, что их пришлось вывести из зала. Милти, увидев, что Розе все это не нравится, настоял на том, чтобы они покинули театр до того, как зажгутся огни и окончательно опустится занавес. Ему хотелось чистосердечно покаяться, но он не знал, как начать. Непреднамеренно он причинил боль одному из тех немногих людей, которыми восхищался больше всего на свете.

Роза была в ярости, и не столько из-за того, что Джефри появился в театре с другой женщиной, сколько от публичной демонстрации его пренебрежения… Какой эгоизм! Он даже не задумался о ее чувствах. Как будто она для него не существует. Она вспомнила, с каким трудом приходила в себя после похищения и почти неминуемой гибели от рук Анри, долгие беспокойные ночи, наполненные кошмарами, в которых ее преследовали синие глаза француза. Она смолчала, чтобы защитить дом Эдерингтонов от сплетен… все выстрадала в одиночестве. И теперь ей хотелось задушить своего красивого мужа. Добравшись до Лестер-стрит, 1, она коротко попрощалась с бедным, страдающим Милти и бурей промчалась по особняку в поисках Хэмфри.

— Пожалуйста, сообщите маркизу, что я буду ждать его в библиотеке.

Она приказала разжечь огонь и, не сняв выходного платья, села перед камином, готовая ждать хоть всю ночь, если понадобится, чтобы напрямик поговорить с мужем. Не такой жизни она желала. Да, ее окружает необыкновенная роскошь, но лучше жить в лачуге с любящим мужем и кучей шумных ребятишек, чем быть погребенной заживо в таком одиночестве. Правда, у нее полно знакомых, но они занимают лишь небольшую часть ее сердца. Она хочет… ей необходима любовь. И если любви нет в собственном доме, она готова искать ее в другом месте.

Уже светало, когда Джефри ощупью пробрался в вестибюль своего дома. Хэмфри, не доверив послание маркизы лакею, встретил хозяина в дверях и тихо сообщил, что его ожидает ее светлость. С тревогой в глазах он следил, как его светлость неуверенно лавирует по вестибюлю, с трудом сохраняя направление на библиотеку. Когда хозяин без приключений исчез за дверью, Хэмфри отправился на кухню и велел сварить кофе. Даже если маркиз откажется от отрезвляющего напитка, старому усталому мажордому кофе пойдет на пользу.

На исповеди Джефри пришлось бы признать, что никогда в своей жизни он не был так пьян и так зол. В тот вечер у него не было намерения отомстить юной жене за то, что она вовлекла его в брак без любви, но огромное количество спиртного, поглощенного в клубе «Уайте», подсказало ему эту мысль. И в ту минуту план возмездия показался прекрасным. Появление мужа в театре именно с той белокурой девицей — прекрасное наказание для Розы за холодное молчание и пренебрежение. Но один взгляд на ее потрясенное лицо отрезвил его. Оскорбив ее, он не испытал радостного удовлетворения, как ожидал. Но, черт побери, не думает же она, что он будет жить как монах! Однако его мучила совесть. Роза его жена и имеет полное право ожидать от него соблюдения приличий. Он не должен публично демонстрировать свои любовные связи. Вероятно, именно чувство вины сделало его таким агрессивным.

Джефри распахнул дверь библиотеки и вошел. Роза спала в кресле перед камином.

Ее личико казалось во сне очень юным, а следы высохших слез, размазанных по щекам, придавали ей еще более уязвимый вид.

— Новый обман, — пробормотал он. — Уязвима, как гремучая змея.

Джефри взял кочергу и разворошил поленья.

Шум разбудил Розу, она открыла воспаленные глаза и увидела Джефри. Он был красив и изящен, как в ее снах, и она сонно улыбнулась ему, потянулась, как ленивая кошка, потом резко выпрямилась. Ее взгляд стал сосредоточенным, она вспомнила, почему сидит здесь, почему провела такую неуютную ночь, ожидая его. Откинув с лица спутавшиеся волосы, она сурово посмотрела на мужа.

— Я жду, чтобы вы объяснили ваше недавнее поведение, милорд, — потребовала она. — И мне необходимо знать, чего ожидать в будущем. Очень неловко наблюдать, как вы щеголяете своими девками в общественных местах.

— Да, возможно, — небрежно согласился Джефри, легко постукивая пальцами по каминной доске и изо всех сил пытаясь произносить слова отчетливо. — Но, несмотря на ваше решение жить монахиней, дорогая, должен сказать, что я лично не собираюсь жить как монах.

Роза на мгновение потеряла дар речи. Ей стало невыносимо больно. Монахиня, он сказал? А разве он предоставил ей выбор? Она задрожала от гнева и постаралась овладеть своим голосом. Бесполезно визжать и ругаться.

— Однако нет, худа без добра. Хорошо, что я вовремя узнала о вашем… — она постаралась подобрать слова поточнее, — ваших полетах фантазии, Джефри. Подумать только, что могло бы случиться со мной, если бы я решила разделить с вами постель.

— О чем вы говорите? Что могло бы с вами случиться?

— Сифилис!

Шокированный Джефри мгновенно протрезвел и возразил:

— Да будет вам известно, дорогая жена, что дамы, с которыми я общаюсь, — бриллианты чистейшей воды и, следовательно, здоровы. И… кроме того, вы не имеете права знать о подобных вещах!

— Ха! — усмехнулась Роза. — Хорошо, что я знаю!

— И смею ли я спросить, кто из ваших поклонников побеспокоился о вашем образовании? — сказал совершенно растерянный Джефри, не зная, как отразить ее атаку. — Ибо я не имею никаких дел с хеймаркетскими шлюхами.

— Вздор! — ответила Роза, презрительно оглядывая его с головы до ног. — Только с ними вы и умеете обращаться! Что вы и продемонстрировали сегодня вечером.

Резкие, обидные слова воздвигали между ними стену, но каждый был слишком горд, чтобы попытаться смягчить другого. Маркиз слегка пошатнулся и вцепился в каминную доску, ища поддержки.

— Вы пьяны, — брезгливо сказала Роза.

Она встала перед ним, и в ее взгляде была смесь омерзения и жалости. Джефри продолжал свирепо глядеть на нее, красные отблески пламени мелькали в его глазах. Или они покраснели от пьянства? Что же произошло с ее красивым, воспитанным лордом Уайзом?

Джефри не нравились чувства, охватившие его в тот миг. Чувство вины за то, что оскорбил ее… сожаление о былом детском восхищении в ее глазах… и жажда ее любви — более сильная, чем он мог себе представить. Роза была необходима ему. Она одна могла бы освободить его от безразличия почти ко всему в жизни. Безразличия, ставшего для него тюрьмой. Но сейчас казалось невозможным объяснить ей все это, и он нашел выход в упрямом неповиновении и мужском хвастовстве.

— С другой стороны, — заявил он, — я мог бы показать вам, что вы теряете из-за своей холодности и отчужденности.

Не успела Роза понять, что он имеет в виду, как он резко притянул ее к себе и грубо поцеловал в губы. От него несло вином и табаком. Роза высвободилась и вытерла губы тыльной стороной ладони. Отвернувшись к двери, еле сдерживая готовые хлынуть слезы, она сказала:

— Я иду спать! Вы слишком пьяны, чтобы отвечать за свое поведение.

— Лучше бы я принял ваше первое предложение… — фыркнул Джефри.

— Какое предложение? — обернулась Роза.

— Как моя райская птица, вы, возможно, проявили бы хоть чуточку нежности. Во всяком случае, больше, чем будучи моей женой.

Розе показалось, что она получила пощечину. Боль и гнев усилили резкость ее слов.

— Возможно, вы добрее к вашим райским птицам, чем к вашей жене, милорд. А теперь я желаю вам спокойной ночи!

— Вы всегда убегаете, черт побери! — воскликнул Джефри, бросаясь за ней.

Он хотел схватить ее в объятия. Почувствовать ее рядом с собой снова… и не отпускать, пока хоть как-нибудь не наладятся их отношения.

Роза увернулась от него и бросилась вверх по лестнице. Миновав собственные комнаты — ибо она была уверена, что именно там он станет искать ее в первую очередь, — она взлетела на третий этаж. Запершись в маленькой библиотеке, она опустилась в роскошное кресло перед угасшим огнем в камине. Он громко звал ее по имени. Хлопали, открываясь и закрываясь, двери на втором этаже. Затем наступила благословенная тишина.

Роза сидела очень долго, пока не стало ясно, что он не собирается возобновлять поиски. Она дрожала от холода и страха и еле добрела до звонка. Появился зевающий лакей, и она приказала развести огонь. Закутавшись в шерстяную шаль, она подошла к окну. Из разговоров светских дам за чаем, она поняла, что пьяный муж — обычное дело в этом сильно пьющем обществе. Ее знакомые дамы элегантно пожимали плечами: мужчины — не мужчины, если не приползают домой к утру на четвереньках. Однако раньше Роза считала, что Джефри не способен на такое. Вероятно, она совершенно не знает человека, за которого так поспешно выскочила замуж. Может, чувство, которое она считала истинной любовью, всего лишь мимолетное девичье увлечение? Ну, одно она знает точно: она переболела болезнью под названием «любовь». Завтра ее холодность к Джефри не будет притворной. Эта холодность станет частью ее души.

Глава пятнадцатая

Следующий день Роза встретила смело и равнодушно. Уверенная, что не увидит мужа за завтраком после его возмутительного поведения накануне, она оделась и спокойно спустилась в столовую. Но, к ее ужасу, Джефри уже сидел за столом и явно ждал ее, чтобы поговорить. Он был очень тщательно одет: светло-коричневый дорогой сюртук и панталоны более светлого оттенка, яркий, с коричнево-шафрановым узором жилет, безупречно завязанный галстук.

Неужели до конца дней она обречена тоскливо мечтать о человеке, которому совершенно не нужна? С тихим вздохом она села на отодвинутый для нее лакеем стул, сожалея о заведенной ею же глупой традиции сидеть справа от мужа. Сейчас ей очень хотелось, чтобы их разделял длинный стол.

Джефри откашлялся и расправил плечи. Ему необходимо было так много сказать ей, но не в присутствии слуг. Ожидая подходящей минуты, он изучал свою юную жену, пока ей наполняли тарелку, изысканно раскладывая еду.

Роза больше не была похожа на ребенка, которого он когда-то знал, и он печально размышлял о том, кто же эта элегантная юная дама. Волосы, раньше свободно спадавшие до талии, уложены в гладкую строгую прическу, какую носила лишь она одна. Модные платья восхитительно сидели на стройной девичьей фигурке. Возможно, впервые Джефри осознал, что если раньше Роза была хорошенькой, очень хорошенькой, то теперь она стала ослепительной красавицей. Наконец ее завтрак был подобающим образом сервирован, и Джефри резким взмахом руки велел слугам покинуть столовую. Оставшись наедине с женой, он снова откашлялся, вдруг растерявшись и не зная, что сказать.

Роза с трудом проглотила кусочек тоста. Не желая начинать утро со взаимных упреков и обвинений, она с нетерпением ждала, когда муж уйдет. Однако когда она потянулась к вазочке с джемом, его длинные пальцы сомкнулись на ее запястье, заставив посмотреть ему прямо в глаза. Роза не смогла выдержать его напряженный взгляд и опустила глаза на изящные пальцы, ласкающие тыльную сторону ее ладони.

— Пожалуйста, взгляните на меня, Роза, — тихо сказал Джефри, чуть притягивая ее к себе. — Я должен извиниться… Я искренне сожалею о моем вчерашнем поведении. Если это вас хоть немного утешит, сегодня я очень страдаю от похмелья. Я… я понимаю, что это не оправдание, но вчера в клубе я связался с сильно пьющей компанией и выиграл проклятые билеты на тот фарс в Хеймаркетском театре. Некоторые выпили гораздо больше и начали подшучивать надо мной из-за большого количества поклонников моей жены. Они даже начали намекать, что я рогоносец, и со стыдом признаюсь, что вызвал их на дуэль. Не волнуйтесь, — Джефри поднял руку, увидев, как Роза охнула от ужаса, — мой вызов не приняли, поскольку я очень меткий стрелок.

— Полагаю, это несколько облегчает положение, — согласилась Роза и мягко высвободила руку из ласкающих пальцев. Их прикосновение слишком волновало ее, а ведь она полагала, что больше не любит мужа.

Джефри неохотно отпустил ее ладонь, нервно повертел чашку на блюдце и возобновил свою покаянную речь.

— Я решил пройти до театра пешком, надеясь, что свежий воздух прочистит мозги, но алкоголь окончательно лишил меня рассудка. Иначе это объяснить невозможно. Я пришел в ярость и обозлился на вас, дорогая, незаслуженно обвиняя в пренебрежении и неприличном поведении. Счел вас причиной испытанного мною унижения. И… полагаю, захотел в ответ вас унизить. Я заглянул к некоей даме полусвета, которую знал прежде, и привел ее в театр. Однако этот поступок лишь усилил мое чувство стыда и унижения. Я распрощался с дамой, не прикоснувшись к ней, клянусь вам, но вместо того, чтобы вернуться домой, в собственную постель, как продиктовал бы здравый смысл, отправился к «Бруксу». Там я вел себя крайне предосудительно и оскорбил всех собравшихся…

— О, Джефри… — начала Роза, но он жестом остановил ее.

— …после чего Милти силой отвел меня в сторону и велел ехать домой. Я вызвал его на дуэль, на что он ответил: «Боже милостивый, конечно же нет!» — и я понял, что большее унижение уже невозможно. Но потом… — Джефри печально покачал головой, — что же я сделал, придя домой? Оскорбил вас совершенно непростительным образом. Слава Богу, в конце концов, я настолько вывел из себя нашего невозмутимого, величественного Хэмфри, что он отправил меня спать, как непослушного мальчишку. Понимаю, что не имею права просить вас о прощении, но я очень, очень сожалею о случившемся. Пожалуйста, скажите, что прощаете меня, милая Колючка.

Суровые серые глаза встретились с нежными карими, и бедная Роза влюбилась в своего мужа еще больше, чем когда-либо. Видя нежность в его глазах, она подумала, что обвиняла его в холодности и черствости несправедливо. Просто он очень сдержан. В глубине его глаз пряталось… что? Тоска?

Искреннее сожаление о том, что сделанного не воротишь? Сейчас Джефри был похож на маленького мальчика, понимающего, что вел себя плохо, и искренне раскаивающегося в этом.

— Конечно, я прощаю вас, — сказала она и добавила, не удержавшись от легкого упрека: — Но, знаете ли, вы ужасный человек.

— Как я и сам понял, к своему глубокому сожалению, — признал Джефри, лишь немного успокоенный ее прощением. Затем, пытаясь хоть как-то наладить отношения, спросил: — А каковы ваши планы на сегодняшний день?

Роза заглянула в ласковые карие глаза с золотистыми искорками, безотрывно смотревшие на нее с выражением… чего? Что бы там ни было, это выражение сильно отличалось от обычного.

— Я собиралась на прогулку с лордом Филпотсом, — она заколебалась, — но, если вы возражаете, я не…

— Нет-нет, — рассмеялся Джефри. — Милти — самый прекрасный человек на свете и истинный друг нам обоим. Еще раз умоляю, простите мою вчерашнюю ревность.

Ревность? Роза взглянула на мужа с искрой надежды.

— Да, но…

— Вы же знаете, каковы мужчины, — пошутил Джефри. — Когда дело доходит до их жен, они ведут себя, как собака, у которой отнимают кость.

— Ах! — тихо сказала Роза. Не на такое объяснение она надеялась, но все же, если подумать, в нем можно найти что-то хорошее.

— Мы поедем вместе на сегодняшний бал?

Роза утвердительно кивнула, и Джефри поднялся из-за стола. Он потянулся к ней, собираясь нежно взъерошить волосы, но застыл сконфуженно, его рука повисла над аккуратно причесанной головкой. Он неожиданно наклонился и легко поцеловал ее в щеку.

— До вечера, — сказал он, выходя из столовой.

Когда прибыл Милти, ошеломленная маркиза все еще прижимала пальцы к щеке и мечтательно смотрела на дверь. Поспешно извинившись, Роза побежала одеваться и вскоре вернулась в бордовом бархатном пальто с капюшоном, отороченным мехом, и огромной муфтой на лебяжьем пуху. Потрясенный Милти разразился восторженными комплиментами.

Мрачный, черно-серый Лондон почти целиком погрузился в клубящийся туман, гораздо более стылый и промозглый, чем ожидала Роза. Милти усадил ее в коляску и надежно укрыл их обоих меховой полостью.

— Такой ужасный холод. Что, если мы ограничимся короткой прогулкой по Сент-Джеймскому парку? А затем вернемся на Лестер-стрит к камину и пуншу с печеньем? — предложил Милти, лавируя в плотном потоке экипажей. — Боюсь, Джефри оторвет мне голову, если я позволю вам простудиться. Именно этим он пригрозил мне, когда выходил из дома.

— Мне вполне тепло, благодарю вас, — с улыбкой успокоила его Роза.

Джефри высказал заботу о ее здоровье! Надежда, вспыхнувшая после утренних признаний мужа, охватила ее с новой силой. Неужели ее грезы станут явью! Она снова коснулась щеки, улыбаясь своим мыслям.

Лорд Филпотс раздраженно фыркнул и подстегнул свою беспокойную упряжку, освобождая место для маневра большой дорожной карете.

— Черт побери, в Лондоне тьма народу, а сегодня, словно половина его обитателей решила переехать с места на место. Остается только удивляться, почему в такую погоду им не сидится дома у камина.

Роза подумала, что, вероятно, глядя на них, пассажиры других экипажей говорят то же самое, но только с улыбкой кивнула Милти. Ее мысли были заняты другим. Она вспоминала каждое слово, каждую перемену на лице Джефри, отыскивая подтверждение своим надеждам. Когда они, наконец, достигли Сент-Джеймского парка, Милти погнал лошадей быстрее, срезая углы. Пока лошади еще не вспотели, Роза потянула Милти за рукав.

— Нельзя ли на минутку остановиться? Может, вон там? — спросила она, указывая на небольшой холм над парком. — Мне бы так хотелось просто посидеть тихонько.

— Конечно, но только на минутку. Чертовски холодно здесь, — согласился Милти, повернув упряжку к холму и взглянув на спутницу. Роза сидела тихо, погрузившись в свои мысли. Ему не хотелось ее тревожить, но он промерз до костей и мечтал о согревающем пунше. Милти окинул взглядом пустынный парк. Туман приближался к ним, бледными клубящимися призраками выползая из-за деревьев. Унылые лужайки тянулись от холма до серого королевского дворца в дальнем конце парка, таинственно прекрасного в сгущающейся пелене.

Роза глубоко вздохнула. Милти вздрогнул и повернулся к ней.

— Послушайте, Роза, вы еще не нагулялись? Не могу вспомнить другой такой скверный день… впрочем, нет, постойте… да, я вспомнил денек похуже. Действительно ужасный! Полагаю, вы слышали, как я кувырнулся и упал ничком к ногам леди Джерси? Это была последняя капля… а началось все с бешеной скачки в Элленсберг. Но добрая старушка Мэри… даже Джефри похвалил ее выносливость. Подозреваю, он не думал, что моя старушка…

— Что? — бесцеремонно прервала его Роза. Слово «Элленсберг» дошло до ее сознания. Резко повернувшись, она посмотрела на лорда Филпотса. Уж не ослышалась ли она?

— Мэри. Вы помните мою серую кобылу? Она у меня с детства… конечно, обычно я не беру ее, когда предстоит долгая, тяжелая скачка. Просто так случилось, что в тот день я был на ней. Но, как я уже упомянул, Джефри глазам своим не поверил, когда она взлетела на тот последний холм перед Элленсбергом… во время нашей погони за вами.

Словно ледяная рука сжала горло Розы.

— Вашей погони за мной?

— Разве я не сказал вам? Наверное, нет, хотя собирался… — Милти задумчиво погладил подбородок. — Должно быть, вылетело из головы, когда я распластался перед леди Джерси. Будь я проклят, мог совсем памяти лишиться. Такие неловкие случайности очень ранят самолюбие…

— Да, но, Милти, — Роза дернула его за рукав, — объясните, почему вы отправились в Элленсберг?

— Вас искали, — удивился Милти. — Когда Джефри вернулся из Ирландии, он спросил: «Где моя жена?», и я сказал: «Не знаю. Кажется, отправилась в Беллингем с тем французом». Джефри сказал: «С каким французом?» Я ответил: «С месье Бонэром». Он сказал: «Никогда не слышал о нем». Я сказал…

— О, Милти, говорите по существу! — вскрикнула Роза, резко ткнув его кулаком в плечо.

Милти озадаченно посмотрел на нее, затем на его лице появилось выражение несправедливо обиженного щенка.

— Я и говорю по существу, но, если вы будете кричать на меня…

— Я не кричу! — закричала Роза, но тут же с явным усилием взяла себя в руки. — Дорогой Милти, это очень важно. Расскажите мне просто и ясно, почему вы с Джефри отправились в Элленсберг.

— Ну, искать вас, конечно, — неторопливо продолжал Милти. — Я сказал Джефри, что месье показался мне повесой, и я подумал, уж не подделал ли он то письмо от леди Стэндифорд, где она отменяла приглашение, помните? И мы помчались сломя голову в Элленсберг, но не смогли найти вас.

— Откуда вы узнали об Элленсберге, если только что сказали, что я отправилась в Беллингем? — тихо спросила Роза, желая скрыть от Милти свою тревогу и заинтересованность, которые он мог бы счесть неуместными. Необходимо как можно больше выудить из него, хотя это нелегкая задача.

— Не могу припомнить. Вероятно, Джефри каким-то образом догадался, — сказал Милти, содрогнувшись. Пронизывающий холод вышиб из его головы воспоминание о визите к Шэрон Бартли-Бейкон.

Роза окаменела. Если ее муж знал об Элленсберге, значит, он должен был знать об Анри… вероятно, даже заплатил Анри…

— Но видели бы вы старушку Мэри, — вернулся Милти к своему рассказу, затем встревожено посмотрел на Розу. — Эй, туман сгущается. Неужели вы не чувствуете эту дьявольскую сырость? Не пора ли нам ехать домой? — Он заметил слезы, блестевшие на щеках Розы, и сокрушенно вздохнул. — Что я такого сказал? Мне казалось, вы любите лошадей.

Роза с трудом улыбнулась сквозь слезы.

— О, Милти, вы такой милый. Но давайте ненадолго задержимся здесь. Пожалуйста. Я еще не хочу возвращаться домой. Правда.

Милти дрожал от холода и сырости, но, будучи джентльменом и глубоко уважая спутницу, не стал возражать. Белая пелена тумана уже скрыла деревья, и руки Милти, несмотря на теплые перчатки, казалось, примерзли к поводьям. Однако он поклялся себе сделать все от него зависящее ради ее удовольствия. Вдруг он заметил колеблющиеся огни, зловеще приближавшиеся к ним в тумане, и тихо выругался про себя. Не следует произносить, даже мысленно, опрометчивых клятв, ибо обычно они подвергаются испытанию.

Разобрав поводья, Милти попытался повернуть упряжку, чтобы удобнее хлестнуть ее и послать в быстрый галоп, но через мгновение пятерка самых омерзительных головорезов, каких он когда-либо видел, обступила коляску. Один из вооруженных дубинами бандитов схватил лошадей под уздцы. Факелы освещали их жестокие лица, глаза сверкали свирепым ликованием. Милти почувствовал, как Роза прижалась к нему, и пожалел, что ему не за кем спрятаться. Он не был трусом, но невысоко оценивал свои шансы на победу в этой схватке. Он вооружен только шпагой, а противников слишком много. Но они доберутся до Розы только через его труп.

— Какая чудесная парочка благородных господ! Так и ждут, чтобы их обобрали! — крикнул рябой вожак, сверкая красными глазами. Как и остальные негодяи, он был одет в лохмотья, скрепленные, казалось, лишь многолетней коркой грязи.

— Сначала избавимся от толстяка, а потом позабавимся с леди, — сказал другой, хватаясь за рукав роскошного пальто лорда Филпотса.

Милти храбро стряхнул его руку.

— Посмотрите получше, добрый человек, — спокойно сказал он. — Очевидно, вы за всю свою несчастную жизнь не видели ничего подобного. Полагаю, в вашем невежестве вы и представить не можете, какое это теплое пальто. Но я могу позволить себе быть щедрым. Пожалуйста, проверьте сами.

Не ожидая ответа, Милти начал безмятежно освобождаться от пальто с шестнадцатью пелеринами. Чернь недоверчиво следила за ним. Они не ожидали проявления здравого смысла от человека, который должен был бы завизжать, моля о пощаде, и от страха намочить штаны. Милти резко встал в коляске и, закрутив пальто высоко над головой, запустил им в толпу. Бандиты, кроме высокого вожака и отвратительного носатого негодяя, державшего лошадей, бросились ловить пальто. Завязалась драка. Милти был слегка разочарован, поскольку надеялся, что пальто отвлечет всех. Он быстро вытащил шелковый кошелек и швырнул монеты. Носатый бандит бросился в свалку, и Милти попытался хлестнуть упряжку.

Ловкий вожак вспрыгнул на подножку, выдернул из рук Милти вожжи и резко натянул их. Лошади остановились.

— Нет, господин. Мы с вами еще не закончили.

— А кто сказал, что я закончил с тобой, ублюдок? — заорал Милти.

Двигаясь невероятно стремительно для такого крупного человека, он выхватил шпагу, бросился на вожака и без особых усилий проткнул его насквозь. Роза в ужасе смотрела, как привлеченные воплем остальные бандиты бросились на виконта, пытавшегося высвободить тонкое лезвие. Она понимала, что даже такой великан, как Милти, не сможет противостоять целой шайке. Факел убитого вожака слабо горел на земле. Спрыгнув с коляски, Роза схватила его обеими руками и стала размахивать им. Пока огненная дуга удерживала сжимающееся вокруг них кольцо, Милти удалось сильно ранить еще двух головорезов, но затем жестокий удар дубиной по голове свалил его с ног.

Потеряв защитника, Роза храбро махала факелом перед двумя оставшимися бандитами. Она прижалась спиной к коляске, неустойчивой, поскольку лошади нервничали. Головорезы приближались, как пара волков. Было ясно, что надолго ей их не задержать, ее руки уже дрожали от тяжести факела.

— Милти! — крикнула она, отчаянно надеясь, что он в сознании, и взглянула на него.

Головорезы только этого и ждали. Один быстро нырнул под огненную дугу и, обхватив Розу за шею, пригнул к земле. Роза завизжала, и он так сдавил ей шею, что она почти перестала дышать. Смрад его тела был невыносим, но, как только он чуть ослабил хватку, она резко повернула голову и впилась зубами в его ладонь. Вопль, полный боли и гнева, прорезал туман. Роза висела на его руке с упорством терьера. Только зажав ей ноздри вонючими пальцами, ему удалось освободиться.

Раздался топот копыт, Роза почувствовала, как земля затряслась у нее под ногами. Из тумана, в сопровождении двух грумов, как сказочный принц, спешащий на помощь своей даме, вылетел Джефри. Он спрыгнул с коня со шпагой в руке, но пара оставшихся негодяев оказалась трусоватой и опрометью бросилась в туман. Джефри метнулся к Розе и нежно поднял ее на ноги. Его сердце перестало биться, когда он увидел кровь на ее щеках и губах. Вытащив из рукава носовой платок, он нежно приложил его к ее губам.

— Роза, куда вы ранены? — спросил он, страшась ответа.

— Н-никуда, кажется, — заикаясь, ответила она и умолкла, увидев окровавленный платок. — О, это кровь негодяя, не моя, — заявила она и, брезгливо скривившись, схватила платок и начала яростно оттирать язык.

— О, Роза, я должен был это предвидеть, не так ли? Слава Богу, вы не пострадали, — облегченно вздохнул Джефри, прижимая ее к себе. Затем чувство облегчения сменилось гневом, и он осторожно встряхнул ее. — Какая беспечность! О чем только вы с Милти думали? В такой туман отправиться в Сент-Джеймский парк! Я бы даже не знал, где искать вас, если бы Хэмфри случайно не услышал пару слов.

— Я сидела… э… и думала, — начала объяснять Роза, но тут тихий стон заставил их обоих обернуться.

Грумы с трудом подняли грязного лорда Филпотса на ноги, и теперь он покачивался, прижав руку к голове. Затем с вежливым «прошу прощения» он, шатаясь, обогнул коляску, где, судя по звуку, его вырвало.

— Мы во всем разберемся дома перед камином, — объявил Джефри, затем приказал грумам: — Помогите виконту сесть на мою лошадь. Я отвезу жену домой.

Джефри вскочил в коляску, дернул вожжи, и лошади помчались на Лестер-стрит, 1. Проявив удивительное самообладание, он начал допрос, лишь, когда Роза переоделась, а виконту промыли рану и перевязали голову.

— Теперь соблаговоли объясниться, — сурово обратился он к Милти, сунув ему в руку полный стакан бренди.

— Ничего особенного, Джефри. Наша Роза просто сказала, что хочет о чем-то подумать, — ответил Милти, выглядевший очень виноватым даже с белой повязкой на глазу. — И она плакала. Надеюсь, не из-за моих слов. Я просто болтал о лошадях. Знаю, что многим дамам это скучно до слез, но наша Роза такая наездница, как ты знаешь…

— Милти, пожалуйста, переходи к делу, — довольно ядовито попросил Джефри.

— Послушай, — вдруг возмутился Милти. — Ты совсем как твоя жена, черт побери! Ну, вот я и объясняю, если, конечно, ты слушаешь. Роза хотела подумать, и мы просто сидели в тумане, пока на нас не набросилась банда негодяев, и… — он восхищенно повернулся к Розе, — клянусь, Роза, вы были великолепны! Как смело вы бросились в драку! А то не сносить бы мне головы.

— О нет, Милти, — возразила Роза, глядя на него сверкающими глазами поверх чашки с чаем. — Это вы были неповторимы. Как храбро вы бросились на того мерзавца и проткнули его!

— Позвольте мне прервать эти обоюдные восхваления, — холодно сказал Джефри. — Я бы хотел подчеркнуть, что вы оба вели себя так, будто у вас ветер в голове. Я понимаю, что Роза легкомысленна и неопытна, но ты, Милти! Должен сказать, что от тебя я ожидал большего здравомыслия. Будь на твоем месте любой другой мужчина, я бы подумал, что он слишком влюблен, чтобы заметить опасность.

Милти замер, пораженный, затем задумался и, наконец, довольно жалобно спросил:

— Но ты же не думаешь так обо мне?

Джефри посмотрел на вытянувшееся лицо друга и сдался. Улыбаясь и качая головой, он покорно вздохнул и положил руку на плечо великана.

— Милти, милый друг, клянусь, что очень скоро кто-нибудь именно это и подумает, ибо не все так слепы. Спасибо тебе за то, что ты сделал. Я всегда знал, что ты человек действия, и за это я тебя уважаю.

Роза следила за друзьями без всякого умиления. Получается, Милти человек действия и достоин похвалы за храбрость, а она пустоголовая женщина, которая вела себя именно так, как и ожидается от легкомысленного создания! И в лучшем случае ее снисходительно погладят по головке? Ну, уж нет! С нее достаточно!

— Если бы я умела завидовать, я бы позавидовала мужчинам. Они так мудры и так сильны… — она мило вздохнула и, опершись локтями о стол, в показном смирении положила головку на руки, — и, если позволите, эта пустоголовая женщина, измученная приключением, удалится в свою комнату нюхать соли. Пожалуйста, простите мои женские слабости.

Она говорила с таким сарказмом, так надменно выплыла из комнаты, что мужчины не только не успели ответить, но так и остались сидеть с раскрытыми ртами.

Гнев Розы утих, еще, когда она поднималась по лестнице в свою библиотеку, и сменился смертельной усталостью и полным смятением. В глубине души она никогда не верила в то, что Джефри желает ее смерти. Если бы он хотел избавиться от нее, разве стал бы так нежно целовать за завтраком? Если бы он был двуличен, то сделал бы это перед свидетелями, которые смогли бы постом подтвердить его любовь к жене, не так ли? Свидетелей не было, значит, она имеет право принять этот поцелуй за искреннее выражение нежности. Опустившись перед камином, Роза натянула на колени плед вместе с потревоженным, зевающим Рыжим Вилли.

— А как насчет его столь своевременного появления в парке, чтобы спасти меня от банды убийц? Как насчет этого, Вилли? — спросила она, лениво почесывая оранжевую головку. Конечно, если подумать, что еще он мог сделать в присутствии двух грумов? Но ведь он вообще мог меня не искать. Нет, он помчался в такую мерзкую погоду, потому что тревожился за мою безопасность.

Роза решила сохранить воспоминания о крепких объятиях Джефри и утреннем поцелуе до конца дня как талисманы.

Глава шестнадцатая

Туман, в котором Милти и Роза пережили утреннее нападение, казался пустяковым по сравнению с густой удушающей пеленой, окутавшей к вечеру Лондон. Только после долгой дискуссии маркиз и маркиза Эдерингтон покинули особняк на Лестер-стрит и отправились на бал к графине Аттаберри. Роскошно одетые, они сидели друг против друга в осторожно пробиравшемся сквозь туман экипаже. Лакей резко выкрикивал предупреждения на перекрестках прежде, чем двигаться дальше. Наружные фонари отбрасывали теплый, золотистый свет внутрь экипажа, но рожок, в который, как это положено в туман, каждые пять минут трубил форейтор, звучал зловеще.

Роза задрожала и поплотнее закуталась в горностаевую пелерину, не отрывая взгляда от красивого лица мужа. Ей очень хотелось каким-то образом вернуть их прежнюю близость, но начало их отношений казалось таким далеким.

Время от времени Джефри неловко поводил шеей, заключенной в высокий накрахмаленный галстук, и проклинал предстоящий прием.

— Чертов туман! Отвратительный будет вечер.

Он сунул палец за галстук.

— Джефри, как Деминг называет это сооружение? Оно такое сложное и выглядит крайне неудобным, — спросила Роза, желая успокоить его и надеясь затеять разговор, который привел бы к доверительным признаниям, смеху и быстрому возвращению к собственному домашнему очагу и настоящим супружеским отношениям. Конечно, слишком многого она ждет от такого простого вопроса, но надежда умирает последней.

Джефри улыбнулся одним уголком рта.

— Дорогая, это дьявольское изобретение — гибрид между ирландским и математическим узлом. Видите — две косые складки и две горизонтальные, и это чертовски неудобно, если только не держать подбородок совершенно неподвижно. Ах, без моды жизнь была бы гораздо легче, как вы думаете?

— Совершенно согласна. Мода властвует над высшим светом. И над теми, кто ему служит. — Она вспомнила Лафи и отвернулась к окну. — Надо было остаться дома! В такую погоду и собаку на улицу выгнать жалко.

— Действительно досадно. Но… видите ли, нас очень просили приехать… — он снова пробежал пальцем по шее, — вот мы и едем. Остается лишь терпеть. Мы уже совсем близко.

Роза повернулась к мужу, удивленно приподняв брови, и решилась на дерзость.

— По крайней мере, там будет избранное общество, — небрежно сказала она. — Полагаю, мы не увидим никого из ваших райских птиц?

— Возмутительная маленькая Колючка, — так же беспечно ответил Джефри. — Мои занятия орнитологией определенно канули в Лету, уверяю вас.

Розе очень захотелось спросить, кто же теперь удовлетворяет его физические потребности, но скромность ей не позволила. Да она и не сумела бы сформулировать такой вопрос. К тому же они подъехали к особняку графини Аттаберри.

Поскольку очередь экипажей перед парадным входом была довольно длинной, Джефри вывел Розу из кареты, и они быстро преодолели маленькое расстояние до виллы. Под стать скверной погоде в вилле на Кингз-роуд было холодно и сыро. Недальновидные дамы, разодетые в легкий муслин и батист, представляли стороннему взгляду огромные пространства гусиной кожи. Роза, всегда предпочитавшая удобство моде, выбрала темно-синий искусно задрапированный шелк, скрывший фланелевые панталоны — неизящные, зато очень теплые, — и оказалась единственной дамой, предусмотревшей промозглость и сквозняки бальных залов.

Хотя Роза впервые после долгого перерыва появилась на балу, ее немедленно окружили поклонники, и у нее не было недостатка в партнерах для танцев. И она танцевала без устали, ибо только так можно было согреться. Во время одного из недолгих перерывов она вдруг обнаружила рядом с собой Шэрон Бартли-Бейкон. Не желая подавать повод для разговоров о заносчивости маркизы Эдерингтон, Роза выдавила подобие улыбки и повернулась к сопернице.

— Добрый вечер, мисс Бартли-Бейкон. Полагаю, вы наслаждаетесь балом? — спросила она чрезвычайно вежливо.

Шэрон слегка наклонила голову, соглашаясь, и лениво махнула веером в сторону маркиза, увлеченного разговором с Милти.

— Я так рада, что Джефри последовал моему совету и приехал сюда сегодня, — сказала она и, раскрыв веер, доверительно склонилась к Розе. — Конечно, он сообщил мне, что вы собирались провести вечер дома, — продолжала она громким шепотом, — но я сказала: «Мой дорогой, дорогой Джефри, весь бомонд там будет. Вы просто обязаны приехать». И он ответил так мило: «А вы там будете?» И когда я сказала, что обязательно… — Шэрон скосила большие голубые глаза, чтобы удостовериться, что Розу действительно задевают ее слова, — он ответил: «Тогда ничто меня не удержит!». Не правда ли, очень забавно?

Роза замерла и попыталась ничем не выдать себя. Нельзя показывать этой стерве, как она потрясена. Слишком хорошо она помнила виноватый взгляд Джефри, когда он объяснял, что необходимо посетить этот бал по чьей-то настойчивой просьбе. Подразумевалось, что по просьбе графини Аттаберри, но хозяйка бала не уделяла им чрезмерного внимания. Роза увидела, как Джефри наклонил голову, чтобы лучше слышать Милти. Нет, эта злобная кошка не лишит ее самообладания. Роза окинула оценивающим взглядом тонкий голубой муслин, слегка увлажненный, чтобы подчеркнуть изящные округлости Шэрон, и ловко сменила тему разговора:

— Вы не боитесь, что это мокрое платье сведет вас в могилу, Шэрон?

— Нет, вовсе нет, — возразила Шэрон, не сумев скрыть дрожи, и с оскорбительной бесцеремонностью отвернулась и направилась к Джефри.

Роза, приглашенная следующим партнером, с тяжелым сердцем вновь окунулась в танцы.

Джефри слегка поклонился Шэрон и отошел прежде, чем она успела вовлечь его в беседу. Оглядевшись в поисках жены, он не удивился, когда обнаружил ее танцующей в объятиях нового кавалера. Вначале он взирал на ее успех с веселой терпимостью, но вскоре она сменилась все растущим раздражением: Роза явно избегала его. При всем желании он не мог отогнать мысль о том, что жена его не выносит. Гордость не позволяла ему смиренно ожидать у стены вместе с пожилыми матронами, когда его жена навеселится.

Он быстро нашел Милти.

— Милти, я вспомнил еще об одном приглашении, — сказал он. — Ты не мог бы передать мои извинения маркизе и проводить ее домой?

Когда Милти согласно кивнул, бесстыдно подслушивавший Элмо Сьюэлл бросился искать Шэрон.

— Вы должны исчезнуть одновременно, — сказал он. — Я прослежу, чтобы все узнали о том, что вы уехали вместе с маркизом.

— Но я еще не хочу уезжать, — заныла Шэрон, в гневе топнув ногой. — Гадко заставлять меня!

— Вы уедете! Или будьте готовы к последствиям, — предостерег он. — Я сообщу матери лорда Уайза о вашем отъезде и о том, кто именно вас проводит.

Раздраженная его властным тоном, однако, не смея ослушаться, Шэрон быстро покинула зимний сад и бросилась за Джефри.

— Милорд Уайз, — окликнула она. — Не окажете ли вы мне небольшую услугу? Не отвезете ли меня домой? Я боюсь простудиться здесь. Ужасно болит голова, и я не могу найти вашу мать.

Он обернулся и безразлично взглянул на нее.

— Полагаю, я могу сделать крюк. Я сообщу матери. Пожалуйста, найдите ваш плащ, я вернусь через минуту.

— Я уже все объяснила, и это… — она указала на воздушную муслиновую пелеринку в тон платью, — это все, в чем я приехала.

Джефри устало кивнул и вывел ее к карете. Только почему-то ему казалось, что каким-то образом эта невинная любезность отрастит зубы и укусит его в самый неподходящий момент.

Всю поездку маркиз хранил полное молчание, и Шэрон искусно пересказывала ему сплетни, подливая масло в огонь его гнева.

— Забавно, вам не кажется? Наша маленькая Роза так расцвела. Вы заметили, каким успехом у мужчин она пользуется? О, вероятно, не заметили. Вас ведь не было в стране… — Шэрон взглянула на маркиза, пытаясь в тусклом свете оценить его реакцию, и увидела, как крепко сжаты его челюсти. Он явно скрежетал зубами от раздражения. Довольная, она продолжила: — Должна сказать вам, хотя мы с Розой никогда не были особенно близки, я пыталась образумить ее. Иметь такое количество обожателей просто неприлично!

— И что же она ответила? — не удержался Джефри.

— Ах, вы же знаете Розу, — со звонким смешком сказала Шэрон. — Она просто расхохоталась и сообщила, что у вас очень современный брак. Это меня несколько удивило, поскольку я не представляла вас в роли мужа в подобном браке. Но, в общем-то, что я знаю?

Джефри уставился на унылый пейзаж за окошком кареты. В самом деле! Современный брак! В первый раз он увидел свою жену в совершенно новом свете. Вся ее невинность и стыдливый румянец теперь показались ужимками расчетливой кокетки. Только высадив Шэрон на Гросвенор-сквер и приказав кучеру везти его в «Уайте», он вспомнил те долгие дни, что Роза провела в своей маленькой библиотеке. Он также вспомнил, как Шэрон ненавидит Розу, как явно завидует ей, как отправила его на дурацкие поиски в Элленсберг, хотя Роза спокойно сидела дома, и почувствовал угрызения совести. Вероятно, ему следует просто вернуться домой, и подождать возвращения жены. Они должны откровенно поговорить. Он, во всяком случае, хочет иметь настоящую жену. И он хочет, чтобы этой женой была Роза.

Однако Роза, несмотря на ноющие, как и сердце, ноги, отчаянно танцевала всю ночь и вернулась домой лишь в шесть часов утра, когда маркиз уже заснул в библиотеке. Слухи о совместном отъезде Шэрон и Джефри переполнили чашу ее терпения, и она решила объясниться с мужем. Пройдя через смежную гостиную в спальню Джефри, она с ужасом обнаружила, что комната пуста, а в кровати явно никто не спал. Она была слишком оскорблена и разгневана, чтобы плакать, и только поклялась, что больше не предоставит Джефри возможности разбить ее сердце. У нее достаточно приглашений, чтобы полностью занять свое время. Это брак по расчету. Ничего больше. И чем скорее она свыкнется с этим, тем лучше.

Проснувшись поздно утром с ломотой во всем теле от сна в кресле, Джефри отправился на поиски жены и узнал, что она уехала на Бонд-стрит за покупками и вернется только после ленча. Не оставалось никаких сомнений, что Роза прекрасно устроила свою жизнь, в которой для мужа нет места. Джефри решил погрузиться с головой в управление своими владениями, только чтобы не видеть, как жена порхает по светским салонам и бальным залам, всегда на виду и всегда вне его досягаемости. Он приказал спешно собрать багаж и уехал в Эдерингтон.


Шли недели, и о происходящем в Лондоне Джефри узнавал лишь из писем матери и язвительных записочек Шэрон. Мать сообщала, что жена ведет веселый образ жизни и не пропускает ни одного бала и приема, а Шэрон предлагала разнообразные мудрые советы. В конце концов, маркиз послал в Лондон письмо, намереваясь вызвать жену в Эдерингтон-Харроу на Рождество, и обнаружил, что она уже уехала в Чандлер-Холл, загородный дом Филпотсов в Хартфорде. Впервые он серьезно задумался о разводе.

Чандлер-Холл, массивный каменный особняк, был построен по старинным чертежам, найденным в аббатстве и датируемым началом пятнадцатого века. Не имея величественного фасада, снаружи дом не представлял ничего особенного, но, как объяснял лорд Филпотс, был настоящим английским домом, очень уютным в дождливую погоду. Роза не думала об удобствах, радуясь тому, что заботливые друзья пригласили ее, избавив от одиночества в праздники, ведь семьи у нее не было.

В противоположность внешней скромности внутреннее убранство особняка было богатым и элегантным. Разумно спланированные, главные комнаты первого этажа плавно перетекали одна в другую. Из спален можно было спуститься вниз, не блуждая по лабиринту лестниц и переходов, как в Шенстоне. Милти решил отпраздновать Рождество в традиционном английском стиле, и галерея была украшена венками из ветвей остролиста с красными ягодами, наполнявшими воздух рождественскими ароматами. В центре стояла огромная елка, украшенная апельсинами, конфетами и имбирными пряниками в разноцветной глазури. В рождественское утро планировалось пустить к елке детей арендаторов.

Даже среди множества гостей Роза чувствовала себя одинокой, и, хотя она старательно скрывала свою боль и тоску, ей не удавалось обмануть самых близких друзей. Милти в своих стараниях быть хорошим хозяином и подбодрить Розу научил ее играть в карты и чрезмерно хвалил ее способности. Долгими зимними вечерами Розу уже тянуло к карточным столам. Азарт игры позволял на время забыть все печали. Милти по-дружески поддразнивал ее и предостерегал, что у нее может развиться дурная привычка, но Роза лишь пожимала плечами. Ведь, в конце концов, ставки были мизерными.

В рождественское утро из-за оттепели и сильного ветра с дождем пришлось отменить катание на коньках. От маркиза Эдерингтона пришла посылка, и Роза дрожащими от волнения пальцами разорвала обертку. Внутри оказалось изысканное ожерелье из жемчуга и рубинов, которое она нетерпеливо отбросила. Затаив дыхание, она раскрыла крохотный клочок тисненой бумаги, исписанный аккуратным почерком.


«Его светлость маркиз Эдерингтон поздравляет свою жену маркизу Эдерингтон и желает ей приятных праздников».


Внизу стояла подпись неизвестного ей поверенного из фирмы «Бэйли, Бэнкс и Биддл». Роза уронила записку на колени и закрыла лицо руками. Она послала Джефри чудесную табакерку из севрского фарфора и надеялась, что он поймет смысл ее подарка, ведь его коллекция была обширна. Ее горю не было предела.

Шумные рождественские праздники неслись мимо нее. Она оставалась в своем маленьком пространстве одиночества и отчаяния. Только сложности пикета и виста отвлекали ее от мучительных мыслей. Обнаружившийся азарт вернулся с ней в унылые комнаты Лестер-стрит, 1. Однако, к бесконечному разочарованию Элмо Сьюэлла, маркиза не посещала игорные дома, даже избранные. Шэрон также страдала, поскольку Сьюэлл изливал на нее свою ярость, как будто в ее власти было изменить положение. Роза объясняла свою сдержанность тем, что ставки в игорных домах слишком высоки, и она не имеет права рисковать, поскольку у нее нет собственных денег. Она довольствовалась дамскими играми — вистом и мушкой, когда после обеда в домах ее друзей расставлялись карточные столы.

Элмо Сьюэлл, отчаявшись вырвать свою жертву из безопасного круга друзей, начал распространять слухи о неразрешимых проблемах, возникших у маркиза и его ослепительной жены. Перемывание косточек своим ближним было любимым времяпрепровождением бомонда, и уединение Джефри в Эдерингтоне лишь подкармливало сплетни. Шепотки о разводе носились по бальным залам и, в конце концов, достигли ушей Милти. Привыкший идти напролом, он, не теряя времени, бросился в особняк на Лестер-стрит и прямо спросил Розу, насколько правдивы эти новости.

— Я лично не думала о разводе, — заявила Роза. — Если начали распространяться слухи, то об этом думает ваш друг.

— Тогда это просто досужие сплетни, — объявил Милти с явным облегчением. — Если бы вдруг Джефри задумал подобное, никто бы никогда не узнал. Он никогда не обсуждает свой брак. Даже со мной. Убежден, кроме меня и вас самих, никто не знает, что это брак по расчету. И вы вполне терпимо уживаетесь. Я хочу сказать, что вы не устраиваете друг другу сцен!

Возможно, если бы Милти не был таким уверенным и прозаичным, Роза доверилась бы ему и рассказала о своей любви к Джефри и несчастье в браке. Но ее так много оскорбляли и унижали после свадьбы, что она внутренне сжималась, боясь нового отпора. В конце концов, Милти, прежде всего друг Джефри. И. потом, он только бы указал ей на очевидное: она не должна была выходить замуж за Джефри, если не готова была выполнить его условия.

Роза снова окунулась в круговорот светской жизни и, когда Джефри вернулся в город, принимала не менее трех-четырех приглашений в день, только чтобы не попадаться ему на глаза. Маркиз занялся парламентской деятельностью и спортом: боксировал, участвовал в гонках на колясках и тому подобном, проводя много времени в своих клубах. Так и продолжал существовать этот несчастливый союз.

Поскольку пара жила под одной крышей, плоды усердных трудов Элмо Сьюэлла умерли тихой смертью, и общество нашло новые темы для сплетен. Хотя бездетность злосчастного брака и, следовательно, отсутствие наследников у маркиза были весьма вероятны, Элмо Сьюэлл все еще оставался без денег и титула. Как бы ему ни хотелось, бесполезно было отправлять в ад ненавистного лорда Уайза. Леди Уайз, здоровая и полная сил, наследовала все. И, несомненно, чтобы досадить ему, она снова выскочит замуж и нарожает дюжину ублюдков, которые преградят ему путь к титулу и состоянию. Нет, первой должна умереть Роза, затем, вполне вероятно, скорбящий вдовец с небольшой помощью покончит жизнь самоубийством.

Наконец однажды утром, совершенно отчаявшийся Сьюэлл отправился навестить свою упрямую сообщницу. К его огромному раздражению, ему бесцеремонно заявили, что мисс Бартли-Бейкон нет дома, хотя он прекрасно слышал ее глупое хихиканье, доносившееся из гостиной. Элмо вернулся в свой экипаж и стал нетерпеливо ждать. Полчаса спустя с парадной лестницы спустился толстый и очень богатый лорд. С большим трудом грумы запихнули его в карету. Сьюэлл испытал мстительное удовольствие. Похоже, в лихорадочных поисках желанного титула милая мисс Бартли-Бейкон скатилась на самую последнюю ступеньку брачной лестницы, злорадно подумал он. Когда карета исчезла за углом, Элмо снова постучал в дверь особняка. Проскочив мимо изумленного дворецкого, открывшего дверь, он хладнокровно и решительно направился в гостиную. Шэрон и леди Лавиния, возбужденно что-то обсуждавшие, повернулись и уставились на него: Шэрон с высокомерным недовольством, а леди Лавиния — испуганно вскрикнув при виде незнакомца, ворвавшегося в ее гостиную без доклада.

— Должен поговорить с вами наедине, мисс Бартли-Бейкон, — объявил Элмо Сьюэлл, придерживая открытую дверь и тем самым прозрачно намекая леди Лавинии, чтобы та удалилась.

Дама начала было негодовать и протестовать, но Шэрон оборвала ее прежде, чем та успела высказаться и, вероятно, отказаться покинуть собственную гостиную по распоряжению неизвестно кого.

— Пожалуйста, сделайте, как он просит, мама Лавиния. Я вполне способна справиться с этим… ммм… джентльменом.

Шэрон и Элмо молча ждали, когда разгневанная пожилая дама исчезнет за дверью, которую гость довольно громко закрыл за ней.

— Как я понимаю, вас можно поздравить? — спросил он, насмешливо кланяясь.

— Да, — проговорила Шэрон, высокомерно вскинув голову. Она была сыта по горло этой безрезультатной игрой.

— Ах, Шэрон, Шэрон, — Сьюэлл покачал головой, будто сильно разочаровавшись в ней. — Должен ли я напомнить, что ваша свадьба никогда не состоится, если вы будете так холодно встречать меня?

— Делайте что, хотите, я вас не боюсь. Лорд Абернети слишком увлечен мыслью о юной красивой жене, чтобы поверить вашим сказкам.

— Может, вы и правы, но лондонский бомонд поверит. И как бы лорд Абернети ни жаждал юной плоти, ему приходится защищать честь очень древнего рода. Уверяю, если я за вас возьмусь, вы не дойдете до алтаря.

Шэрон побледнела как смерть и упала в кресло, прижав дрожащие пальцы к губам.

— Вы не посмеете, — прошептала она.

— Вы прекрасно знаете, что посмею. Но я снисходителен и прошу лишь еще об одном маленьком одолжении.

Шэрон опустила голову, не только признавая поражение, но и скрывая ненависть, светящуюся в ее глазах.

— Что теперь?

— Вы должны поехать к маркизу и продемонстрировать заботу о вашей новой подружке. Вы скажете ему, что малышка Роза связалась с дурной компанией и часто посещает заведение некоей Марты Раффл. И как решающий довод выложите, что она будет там сегодня вечером. Поздно вечером. Остальное предоставьте мне.

— Вы очень глупы, — процедила Шэрон. — Ничего не выйдет. Неужели вы не видите? Ему абсолютно безразлично все, что она делает! Вы ничего не выиграете, а мне эта грязь до смерти надоела.

— Не тренируйте на мне свой ядовитый язычок, — грубо оборвал ее Элмо. — Приберегите его для своих кавалеров. Или вы это сделаете, или никогда не станете леди Абернети. Я ясно выразился?

Шэрон не ответила, только в ярости смотрела на него.

— Отвечайте, — приказал он, сжимая ее запястье и выкручивая руку.

— Да… да, — прошептала Шэрон. — Но, клянусь Богом, я ненавижу вас больше, чем кого бы то ни было на этой земле.

— Как будто мне важно ваше мнение, — ухмыльнулся он, отбрасывая ее руку. — Просто выполните приказ. Помните: Марта Раффл, сегодня поздно вечером. Поедете к маркизу немедленно.

Сквозь слезы Шэрон смотрела, как он уверенно выходит из комнаты. Мысли ее лихорадочно метались. Да, она нанесет этот неприятный визит, пока не прошли гнев и страх. Джефри очень чуток и прекрасно различает притворство.

— Если я когда-нибудь выберусь из этой мерзости, — поклялась она себе, — Джефри может жениться хоть на королеве Аделаиде! Мне плевать!

Шэрон взбежала по лестнице, чтобы взять верхнюю одежду, и чуть не столкнулась в коридоре с леди Лавинией.

— Минуточку, дорогая, — остановила ее леди Лавиния с непривычной строгостью. — Я хочу обратиться к твоему здравому смыслу. Ты принимаешь этого человека — мистера Сьюэлла — без компаньонки. Неужели ты хочешь расстроить свою помолвку с лордом Абернети?

— Да что вы, мама Лавиния, он старый друг, — проворковала Шэрон.

— Ха! — отмахнулась леди Лавиния от ее слов. — Неженатый мужчина, который шепчется по углам с незамужней девушкой, не может быть другом. У меня есть обязательства перед твоей матерью. Так зачем же он приходил? И я не потерплю лжи.

— Лжи? — возмущенно повторила Шэрон, пытаясь выиграть время, чтобы подумать. — Я никогда вам не лгу! Просто именно мистер Сьюэлл способствовал моей помолвке с лордом Абернети. Вот и все.

— Неужели? И это все? — воскликнула леди Лавиния, обрадовавшись, что стычка прошла так гладко и ей представлено правдоподобное объяснение. — Тогда я понимаю, почему ты так ему признательна. Господи! Хотела бы я видеть лицо Джефри, когда он поймет, что потерял тебя навсегда. Как бы сильно ни любила я своего сына, не послушавшись меня, он совершенно запутал свою жизнь. Все эти сплетни о его жене!

Шэрон удивленно посмотрела на пожилую даму. Неужели леди Лавиния не понимает, что ее сыну все равно, станет Шэрон леди Абернети или не станет? Ну что ж. Кампания по завоеванию маркиза Эдерингтона закончилась полным поражением, помолвка с лордом Абернети вот-вот будет объявлена. Можно не церемониться со старухой.

— Знаете, леди Лавиния, — как бы, между прочим, заметила Шэрон, — вы потрясающе глупая женщина.

— Как ты смеешь! — задохнулась леди Лавиния, и обе дамы начали выяснять отношения с энтузиазмом уличных кошек. Вдруг Шэрон вспомнила о своей миссии и покинула возмущенную леди Лавинию, не дослушав очередного вопля.


Джефри еще не уехал в клуб, и Шэрон провели в роскошную гостиную: мебель и стены — ореховое дерево, обивка и шторы — малиновый шелк. В камине весело потрескивал огонь, отбрасывая блики на золоченую решетку и пилястры. К счастью, маркиза в гостиной не было. Шэрон взглянула в окно на низкое свинцовое небо. Цель визита стала казаться нереальной, и ей страстно захотелось просто встать и уйти и забыть обо всем. Но, поскольку это было невозможно, она сильно ущипнула себя за локоть, чтобы вызвать слезы.

Дверь открылась, и вошел Джефри. На нем был синий облегающий фрак, полосатый жилет, лосины и высокие начищенные сапоги с синими кисточками. Лицо еще сохранило загар после длительного пребывания в Эдерингтон-Харроу, и все же в глазах таились печаль и усталость. Или так казалось из-за сурового выражения лица. Как будто он хотел побыстрее отделаться от незваной гостьи и отправиться по своим делам. Шэрон он показался грозным противником. Вернулись дурные предчувствия, и она разразилась очень убедительными слезами. Несмотря на ее очевидное горе, Джефри не чувствовал ничего, кроме скуки, пока в неразборчивом лепете не уловил имя своей жены.

Он быстро подошел к Шэрон и резко поднял ее со стула.

— Роза! При чем тут Роза? — спросил он, держа рыдающую девушку за плечи и подавляя желание встряхнуть ее и заставить говорить яснее.

Усилием воли Шэрон взяла себя в руки. Лучше поскорее разделаться с неприятным делом и исчезнуть.

— Бедняжка Роза, — выдавила она, прижимая к глазам крошечный носовой платочек. — У нее появились дурные привычки и дурная компания. Она проводит ночи напролет в самых грязных игорных притонах.

Джефри отпустил ее так внезапно, что она плюхнулась обратно на стул.

— Абсолютная чушь, — холодно заметил он.

Шэрон вдруг испугалась, что он ей не поверит. Тогда Элмо Сьюэлл разрушит ее помолвку, и ей придется увядать в старых девах, поскольку репутация ее будет безвозвратно испорчена.

— Это правда! Клянусь! — воскликнула она. — Я точно знаю, что сегодня ночью вы сможете найти ее за ее привычным столом… в заведении М-Марты Раффл.

— Марта Раффл! Ну-ну. Вы принимаете меня за круглого идиота? Моя жена, может, и не всегда придерживается общепринятых норм поведения, но, безусловно, не станет посещать этот игорный ад. Там одни шулера и дамы полусвета.

— Но это правда! — заныла Шэрон. Отчаяние заставило ее чуть ли не поверить в собственную ложь.

Джефри сел, закинув ногу на ногу, и холодно оглядел гостью.

— Мне кажется, что, если бы Роза действительно позорила себя посещениями подобного заведения, вы бы радовались этому, а не огорчались. Вы можете сколько угодно притворяться передо мной, но я убежден, что во всем этом вздоре нет ни капли правды. Шэрон, откуда вдруг такая забота о бедной маленькой Розе?

Шэрон пустила в ход свое последнее средство. Она вытерла щеки и широко раскрыла прекрасные глаза.

— Я вижу, что не могу одурачить вас, Джефри. Дело в том, что этим самым утром я обручилась с лордом Абернети, и малейшая тень скандала, связанного с вами, ляжет и на меня. Ведь я живу у вашей матери и…

Ей можно было и не продолжать. Джефри живо вспомнил, как она жаждет титула и готова пойти на что угодно, лишь бы заполучить его. Ее эгоистичное заявление сразу сделало всю историю правдоподобной. Он угрожающе наклонился к ней.

— Ладно, Шэрон. Я поеду к Марте Раффл сегодня вечером. Если Роза окажется там, да поможет ей Бог, если же нет… тогда пусть Бог поможет вам, Шэрон.

Шэрон внутренне сжалась от его угрозы. Его глаза метали молнии, и она с ужасом осознала, что этот мужчина, вполне вероятно, может стать более грозным врагом, чем Элмо Сьюэлл. Как же она была права, когда думала, что с ним ей не справиться! Ее охватил неожиданный порыв рассказать ему правду, но он уже встал и звонил в колокольчик, чтобы ее проводили, и она не успела собраться с духом.

Глава семнадцатая

Карета Розы завернула на Лестер-стрит как раз в ту минуту, когда щегольская желтая коляска ее мужа исчезала за углом в другом конце улицы. Может, и к лучшему. Когда им случалось сталкиваться, он или обращался к ней с леденящей вежливостью, или просто смотрел на нее с озадаченным выражением лица, которое она не могла понять.

Когда Роза осторожно выходила из кареты, со свинцового неба посыпался легкий снежок. Она подняла голову и с глубоким вздохом подставила лицо освежающим хлопьям. Как же она устала от лихорадочного кружения по светским салонам! Ее поддерживала лишь надежда на чудо: вдруг Джефри появится там и улыбнется ей или обнимет, чтобы закружить в танце по бальному залу. Но в свои редкие появления на балах он лишь холодно кланялся жене и сразу исчезал в игорном зале. Конечно, Роза не знала, как отвратительна мужу толпа ее поклонников и как отчаянно он желает вырвать ее из их круга. Если бы она знала, может, и поговорила бы с ним начистоту и положила бы конец этим ненужным мучениям.

Хэмфри подал ей записку, сложенную в виде треуголки. Роза решила, что это еще одно приглашение, и, медленно сбросив манто на руки лакея, взяла записку. Она открыла послание, и каллиграфические строчки словно вцепились ей в мозг.


«Если Вы хотите знать, где и с кем Ваш муж проводит вечера, нанесите визит сегодня поздним вечером в игорный дом Марты Раффл, Кокли-стрит, 333».


Подписи не было. Роза так стремительно набросилась на Хэмфри, что он удивленно отступил на шаг.

— Кто принес это, Хэмфри?

— Лакей, ваша светлость, в простой ливрее, и я не знаю, какого дома.

— Вот как. Ну, спасибо, Хэмфри, — тихо сказала Роза, комкая записку и глядя в пространство.

Она не пойдет. Очередной любовнице мужа не удастся оскорбить ее. Но вслед за этой мыслью пришла другая. Ей не вынести долгие зимние месяцы в этом мучительном отчуждении. Она должна узнать худшее, она должна все выяснить сама. Потом можно будет принять обоснованное решение: продолжать эту жизнь или избрать другой путь. Хотя какой другой путь открыт ей? Удалиться в Шенстон и жить в одиночестве? Развод? Она не хочет развода. Она хочет любви, детей… дружеского общения. Она хочет настоящего брака. И только с одним-единственным мужчиной, хотя он так бездумно играет ее чувствами.


Мрачный день, казалось, никогда не кончится. Упорно падавший снег превратил Лондон в черно-белую гравюру. Роза пообедала у себя в комнате в компании Вилли, затем вызвала Летти и долго и тщательно занималась своим туалетом, пока не заметила, что горничная смотрит на нее с удивлением. Однако Роза не спешила начинать этот вечер, так как в глубине души чувствовала, что он заставит ее принять решение, которое она принимать не хотела. Не раз ей приходила в голову мысль не ехать к Марте Раффл. Просто лечь в постель и накрыться с головой одеялом. Но, как ни соблазнительна была эта мысль, она продолжала одеваться.

В теплом платье из золотистой мериносовой шерсти, украшенном тонкими атласными ярко-красными полосками, искусно вплетенными в шерсть, в ярко-красном бархатном манто, подбитом горностаем, она медленно спустилась по лестнице… и столкнулась лицом к лицу с Джефри в черном фраке с ослепительно белым галстуком. Он также не собирался провести вечер дома. Свет свечей золотил его шоколадные кудри, и ее сердце заныло. Ей до боли хотелось подойти к нему и прижаться щекой к его сильной груди. Но как он ответит на это? Что он сделает, если она будет молить его о любви? Возможно, просто отодвинет в сторону, взъерошив ей волосы. В это мгновение Роза чувствовала себя такой одинокой и так боялась открытий, которые, вероятно, сделает сегодня вечером, что рада была бы и этой отеческой ласке.

Джефри осмотрел ее элегантный наряд и сердито нахмурился.

— Позволите сопровождать вас, миледи? Вопрос застиг врасплох охваченную нежными чувствами Розу.

— Я не хочу обременять вас. Я… я должна заехать за подругой и боюсь, это причинит вам неудобства.

От ее виноватого заикания Джефри еще больше нахмурился.

— Ах, я и забыл. Моя жена предпочитает других кавалеров.

Он еще мгновение внимательно разглядывал ее, затем, чуть кивнув, исчез за парадной дверью.

Роза позволила гневу заглушить обиду. Значит, он хотел точно выяснить, где будет его жена, чтобы потом отправиться к любовнице? Ну, сегодня его ждет сюрприз. Она накинула на голову капюшон, и Хэмфри открыл перед ней дверь. В это вечернее путешествие она предусмотрительно захватила двух рослых и сильных лакеев. Элленсбергский случай никогда не повторится! Однако когда она садилась в карету, ее настроение чуть улучшилось. Конечно, это все розыгрыш! Она появится на одном-двух приемах, затем заглянет в этот игорный дом. Марта Раффл! Какие глупости! Скорее всего, Джефри проведет вечер с приятелями в одном из своих клубов.

Вечер томительно тянулся, и Роза чувствовала, как напряжение сковывает ее тело и ползет вверх по шее, принося с собой дикую головную боль. Она улыбалась и кивала друзьям и знакомым, однако почти не помнила, кого видела и что слышала всего несколько минут назад. В половине двенадцатого она снова накинула горностаевое манто и села в карету, удивив кучера указанным в записке адресом.

Игорный дом Марты Раффл занимал трехэтажный дом с опрятным фасадом из красного кирпича и полированной темно-зеленой дверью с начищенным медным молотком. Для Розы такой внешний вид не ассоциировался с полусветом, хотя, если бы ее попросили описать, как выглядит игорный дом, она вряд ли смогла бы это сделать. Собираясь с силами, она глубоко вздохнула и приказала лакеям сопровождать ее, затем осторожно поднялась по парадному крыльцу, только что очищенному от снега.

Миссис Раффл в щелку между портьерами следила, как хрупкая фигурка поднимается по ступеням к ее двери. Брови женщины удивленно поднялись.

— Герб, — прошептала она, оглядывая карету. — Какой-то лорд с шиком прислал свою птичку.

— Это не птичка, дорогая Марта. Это сама маркиза Эдерингтон.

— Вздор! — Миссис Раффл повернулась слишком резко для своей массивной фигуры и уставилась на Элмо Сьюэлла поверх нескольких подбородков и огромного бюста. — Какого черта надо здесь ее светлости?

— Вы недооцениваете привлекательность вашего заведения, — вкрадчиво сказал Сьюэлл. — Не обманывайтесь юностью маркизы и ее невинным видом. Она азартная картежница.

— Ну и что? Многие джентльмены и их дамы любят риск карточной игры. В Мэйфере к их услугам есть и более изысканные клубы. Благородные господа действуют мне на нервы, но, клянусь Богом, на них можно неплохо заработать.

— Маркиза, — продолжал Элмо Сьюэлл, — питает мало кому известное пристрастие к юным повесам. Пожилой муж очень строг, поэтому она не может удовлетворить свои… э… довольно эксцентричные запросы в близком окружении. И она чрезвычайно богата и без состояния мужа.

— О-го-го! — Марта радостно потерла руки. — Ну, если она знает, что делает, моя задача — обеспечить ее пухленькими цыплятками… за изрядную цену, конечно!

Миссис Раффл быстро обошла столы, останавливаясь тут и там, чтобы поговорить с определенными молодыми людьми. Затем она щелкнула пальцами, и как раз в ту минуту, когда вошла Роза, был поставлен новый стол. Элмо Сьюэлл быстренько исчез из виду. Миссис Раффл царственно поплыла навстречу, окутав Розу облаком въедливого запаха дешевых духов. Когда хозяйка заведения опустилась в низком реверансе, потребовалась помощь одного из крупье, чтобы та смогла подняться. Тяжело дыша, она прохрипела:

— Огромная честь, миледи. Я к вашим услугам.

Роза не стала расспрашивать о муже и, окинув взглядом, тускло освещенный зал, убедилась, что его нет. Тогда она решила сыграть одну партию, чтобы провести здесь полчаса. Если Джефри не появится, она уйдет. Сделав знак лакеям ожидать ее у дверей, Роза последовала за миссис Раффл в глубь помещения. Ее волнение усилилось, поскольку все присутствующие прекращали игру и с интересом следили за ее продвижением. Декольте многих женщин были такими глубокими, что выставляли на всеобщее обозрение верхнюю часть сосков, а прозрачные платья демонстрировали столько тела, что это вряд ли можно было назвать приличным.

— Вот сюда, дорогая, — сказала миссис Раффл, отодвигая для Розы стул.

Вокруг стола в непринужденных позах расположились пять юных щеголей, одурманенных алкоголем.

— Я не хочу присоединяться к этой компании… — начала Роза, но тут все стало происходить с головокружительной быстротой.

Один из юных денди притянул Розу к себе на колени и схватился за лиф ее платья, а его дружки завопили и заулюлюкали. По возмущенному лицу маркизы миссис Раффл немедленно поняла, что произошла какая-то ужасная ошибка, но была не настолько глупа, чтобы в одиночку извлекать Розу из рук пяти юных аристократов. Она громко позвала на помощь своих вышибал, и в тот же миг оба лакея Розы бросились к ней. От струи холодного воздуха пламя свечей бешено заплясало, и все взгляды обратились к открывшейся двери. Все движение в комнате замерло, как будто художник поймал мгновение и запечатлел его на своем полотне.

В дверях стоял грозный маркиз Эдерингтон, его карие, сурово сверкавшие глаза быстро окинули взглядом все помещение. Миссис Раффл, протянувшая одну руку к Розе, а другую к маркизу, помогла ему немедленно отыскать глазами жену. Юбка Розы задралась до самых подвязок, и Джефри, вспоминая потом происшедшее, осознает: он потерял самообладание именно потому, что впервые увидел ноги собственной жены… в зале игорного дома… и под рукой другого мужчины.

Оттолкнув изумленных лакеев, Джефри бросился вперед и с размаха ударил по лицу щеголя, державшего Розу. Затем сдернул жену с его колен, как тряпичную куклу, и поставил на пол.

— Пора уходить, миледи, — рявкнул он.

Розе все происходящее казалось кошмарным сном. Она открыла рот, чтобы возмутиться его грубым обращением, или поблагодарить за спасение, или спросить, почему он сам оказался в подобном месте, но не смогла издать ни звука. Ее бесцеремонно вытащили из комнаты, завернули в манто и выволокли на снег.

Эта страшная сцена, словно выжженная раскаленным железом, надолго осталась в ее памяти: маркиз с перекошенным от гнева лицом… огромный белый бюст миссис Раффл, свесившийся с подоконника… а позади столпились все находившиеся в комнате… и все таращились на них в окно. Она была так унижена… но дар речи не возвращался.

Джефри грубо повернул ее к себе.

— Вас немедленно увезут из Лондона в Эдерингтон-Харроу. Вы останетесь там, пока я не представлю королеве соответствующие основания для развода. Слуги в Эдерингтон-Харроу будут извещены о том, что вы не смеете покидать поместье ни по какой причине, а также никого принимать. Я проклинаю тот день, когда женился на вас, Роза Лэм. И, будьте уверены, никогда больше не желаю вас видеть.

Повелительно махнув рукой двум лакеям, сопровождавшим Розу, он сел в свою коляску и исчез в клубящемся снегу, оставив ее на их попечение.

— Джефри, подождите. Вы не понимаете! — простонала Роза, но слишком поздно она обрела голос. Ей оставалось лишь взобраться в карету и безутешно рыдать всю дорогу до дома. К ее приезду весь особняк уже был охвачен волнением. Джефри добрался до Лестер-стрит, 1, раньше ее и отдал точные приказания, а ведь именно ее муж был здесь хозяином и господином. Никто не будет слушать ее объяснения, никто не будет противиться его воле.

Хэмфри, хоть и с увлажненными глазами, хоть и все время, отворачиваясь и сморкаясь, с педантичной учтивостью распоряжался подготовкой ее багажа. Летти совершенно расклеилась и рыдала, поспешно отбирая и пакуя самое необходимое. Ей приказали сопровождать хозяйку, и она вопила так, словно и на нее пал позор маркизы. Розе даже не позволили дождаться утра или хотя бы улучшения погоды. Как только она переоделась в дорожный костюм, ее вывели к ожидавшему у дверей экипажу. Сундуки уже были привязаны сзади, а лошади сопровождающих верховых фыркали и взрывали копытами снег. Розу бесцеремонно запихнули в экипаж, и он с грохотом покатился по улице.

Роза смахнула слезы с глаз. Вынув жалобно мяукающего Вилли из корзинки, она вместе с ним поплотнее закуталась в свои меха. Другого утешения эта ночь не могла предложить ей. Она подумала о слугах в Эдерингтон-Харроу, которые будут встречать свою опозоренную госпожу. Как ей хотелось приказать кучеру повернуть в Шенстон! Но она понимала, что ее никто не послушает. Она всецело в их власти. Ощущение полной беспомощности напомнило о покушении на ее жизнь в Элленсберге. Теперь ей стало совершенно ясно, что Джефри, лорд Уайз, и вправду намерен избавиться от нее. У нее возникло ужасное чувство, что она едет навстречу собственной смерти.

Если бы только у нее была возможность объясниться! Однако, отдав приказы, Джефри не стал присутствовать при ее изгнании. Гордость не позволила ей написать ему. Он не верит ей. И, главное, она не могла приложить записку, заманившую ее к Марте Раффл. Она искала письмецо в ридикюле, но его там не было. Оно исчезло.


Синевато-серый рассвет уже вставал над заснеженным городом, когда миссис Раффл, тяжело переваливаясь, обходила опустевший игорный зал и гасила свечи. Она встала на цыпочки и безуспешно попыталась дотянуться медными щипцами до последнего и самого высокого канделябра. Обернулась в поисках ближайшего стула, хотя при ее весе взгромождаться на стул было небезопасно. И тут она заметила на полу скомканный клочок бумаги. Тяжело дыша, она нагнулась за ним. Никогда нельзя оставлять бумагу, подумала она. Это может быть долговая расписка. Марта разгладила клочок отекшими пальцами, поднесла его к единственной еще горевшей свече и стала читать вслух:

— Если Вы хотите знать, где и с кем Ваш муж проводит вечера, нанесите визит сегодня поздним вечером в игорный дом Марты Раффл, Кокли-стрит, 333.

Миссис Раффл покачала головой. Наверное, это как-то связано с маленькой маркизой, ибо записка лежала под стулом юного щеголя, притянувшего леди на колени. Марта задумчиво поджала губы. Эта история может привлечь внимание властей, игорный дом закроют или потребуют штраф, так или иначе это пахнет денежными потерями для старой Марты. Когда имеешь дело со знатью, надо быть осторожной.

А Элмо? Если память ей не изменяет, он не должен ей денег, а значит, у него нет причин желать ей зла. Очевидно, существует какая-то связь между Элмо и маркизой. А значит, здесь может быть неожиданная прибыль для бедной старой женщины. Она широко зевнула. Мысль о деньгах оказалась очень приятной, и Марта позволила себе сладостно зевнуть, а затем решила, что слишком стара и устала, чтобы решать эту проблему немедленно. Встав на жалобно заскрипевший стул, она загасила последнюю свечу и вразвалку отправилась спать.


Малиновый рассвет пробудил Розу от ее прерывистого сна. Она продрогла до костей, и все тело ломило. Экипаж, покачиваясь, повернул на подъездную аллею Эдерингтон-Харроу. Когда они приблизились к дому, лучи солнца исчезли за тучами, оставив на фоне свинцового неба угрожающий каменный силуэт.

Мажордом в роскошной малиновой ливрее с жезлом, символом своего положения, вышел на парадные ступени встречать экипаж. Увидев маркизу вместо маркиза, он не успел стереть с лица озадаченное выражение. Отвесив Розе низкий неловкий поклон, он выдавил улыбку, больше похожую на гримасу и не коснувшуюся его глаз.

— Миледи, Эдерингтон-Харроу счастлив приветствовать, наконец, новую госпожу. Я мистер Грэшем, миледи.

Один из лакеев, прибывших с Розой, нерешительно прошел вперед, тщательно отворачивая от нее лицо.

— Простите, мистер Грэшем, его светлость лорд Уайз приказал мне сразу по прибытии передать вам это послание и… э… инструкции.

Роза, прекрасно понимая, что содержится в письме, прошла мимо мажордома в большой промозглый холл. Дрожащая Летти скользнула за ней. В холле не выстроились, встречая госпожу, слуги; никто не ждал ее, чтобы проводить в комнаты. Конечно же, Джефри не послал вперед верхового предупредить прислугу о ее приезде. Одно это объясняло прохладный прием Грэшема. Считалось неприличным являться в собственный дом, не предупредив заранее. Роза устало вздохнула, поскольку стало ясно: придется ждать здесь на сквозняке, пока кто-нибудь не обратит на нее внимание. Не ожидают же от нее, что она будет бродить по этому огромному особняку в поисках хозяйских апартаментов!

Что-то в сгустившейся тишине заставило Розу обернуться. Грэшем в упор смотрел на нее. Он только что закончил читать письмо с инструкциями маркиза, и его лицо скривилось в злорадной гримасе. Роза взяла себя в руки, но почувствовала, как бледнеет. Усилием воли ей удалось принять высокомерный вид.

— Мистер Грэшем, извольте проводить меня в мои апартаменты. Я желаю освежиться. И, пожалуйста, принесите чай. Две чашки. И я, и моя горничная совершенно продрогли.

— Боюсь, это невозможно, — сказал Грэшем, насмешливо поклонившись. — Слуги еще спят.

Роза слишком устала, чтобы спорить. Подхватив корзинку Вилли, она отвернулась и стала подниматься по лестнице.

— Очевидно, раз маркиз содержит здесь такую ленивую прислугу, мне придется самой искать дорогу. Летти, захвати мой саквояж. Когда мы отдохнем, то принесем остальное. Вы этого от меня ждете, мистер Грэшем?

Щелкнув толстыми пальцами, мажордом подозвал маленького лакея, дежурившего ночью, вероятно, занимавшего самую низкую ступеньку в домашней иерархии, и жестом приказал ему сопровождать маркизу. Благоговейно склонив голову, щуплый юноша собрал столько багажа, сколько мог донести, и бросился вверх по лестнице, обогнав Розу. Хотя он был сама вежливость и пытался как можно лучше выполнить свои обязанности, он натыкался на все столы, и вскоре его извинения слились в один сплошной поток.

— Ну, Летти, мне не нравится, как нас здесь встретили. Совсем не нравится. И я не ожидаю, что будет лучше, а ты? — спросила Роза, откалывая шляпку.

— Я тоже, миледи, — всхлипнула Летти. Роза повернулась к девушке и строго сказала:

— Знаешь ли, Летти, это мое изгнание совершенно не затронет твоего положения в доме. Пожалуйста, перестань плакать.

— Да, миледи.

Утерев глаза и шумно высморкавшись, горничная попыталась улыбнуться сквозь слезы. Она искренне любила маркизу и просто не могла поверить тому, о чем перешептывались слуги.

— Вот так-то лучше, — сказала Роза. Открыв корзинку Вилли, она выпустила его на свободу. — Думаю, мы все трое просто устали. Посмотри, есть ли удобная кровать в гардеробной. Если есть, давай отдохнем немного. После отдыха все будет выглядеть по-другому.

— Да, миледи.

Роза забылась тяжелым сном и через три часа проснулась голодной, несмотря на подавленное настроение. Она позвонила в колокольчик и ждала… и ждала. Ее нетерпение росло, и она послала Летти к слугам на разведку.

Разъяренная Летти вбежала в комнату через четверть часа.

— Ну, миледи, — возмущенно сказала она, — этот жирный слизняк Грэшем говорит, что слуги слишком заняты, чтобы прислуживать вам. Я сказала, что маркиз узнает о его поведении, а он сказал… он сказал… — И Летти разрыдалась. — О, миледи, он говорит, что его светлости совершенно наплевать, что станет с вами или как с вами обращаются.

Роза стала белее снега, засыпавшего террасу. Должно быть, письмо Джефри было крайне оскорбительным. Что же ей теперь делать? Она задрожала и натянула покрывало повыше. Однако гнев, охвативший ее из-за несправедливости Джефри, превозмог все горести. Она не позволит так обращаться с собой. Роза прищурилась и стиснула зубы.

— Значит, он собирается уморить нас голодом? Где управляющий?

— Уехал в Лондон повидать маркиза, — ответила Летти. — О, что же нам делать?

Роза скинула одеяла и вскочила с кровати. Она не допустит, чтобы над ней издевались до конца жизни. Хорошенького понемножку! Она закуталась в малиновый бархатный халат и сунула ноги в вышитые домашние туфельки.

— Подожди, Летти! Сейчас увидишь! Сейчас увидишь!

Рыдающая горничная последовала за юной госпожой в холл и вверх по парадной лестнице до первой площадки. Роза вцепилась в веревку пожарного колокола и потянула изо всех сил. Звон разнесся по всему огромному дому. Раздались испуганные крики: «Пожар! Пожар! Пожар!», сопровождаемые топотом бегущих ног. Фигуры замелькали внизу в холле и на лестнице.

— Эй, вы! — крикнула Роза.

Один за другим слуги подняли головы, чтобы посмотреть, кто звонит в пожарный колокол и окликает их. Маленькая маркиза в ярком халате стояла на лестничной площадке, вцепившись в балюстраду, и смотрела на них сверху вниз. Мало-помалу они перестали суетиться и замолчали. Роза дождалась, когда практически вся прислуга Харроу собралась в холле, и только тогда заговорила. Грэшем поднялся на три ступеньки и теперь возвышался над остальными. Он перевел оскорбительно веселый взгляд с Розы на лакеев и сделал грубый жест. Те, кто стоял ближе к нему, гоготнули, но остальные ждали в молчании. Роза могла лишь догадываться о слухах, долетевших до Харроу утром, но, что бы там ни было, она должна покончить с этим здесь и сейчас.

Ее голос был таким же холодным, как и оказанный ей прием, и властно разносился в промозглом воздухе холла:

— Вы все ведете себя крайне оскорбительно и недружелюбно. Каковы бы ни были в настоящее время отношения между мной и моим мужем, я думаю, вы достаточно хорошо знаете, что он не потерпел бы подобного обращения ни с одним членом его семьи.

Грэшем только усмехнулся и подмигнул лакею, стоявшему рядом с ним. Роза решила не обращать внимания. Этого человека она не испугает своими угрозами, но есть надежда на других. Она заметила, что несколько человек стыдливо отводили от нее взгляды.

— Я убеждена, однако, что кое-кто из вас осознает чудовищность вашего поведения. Уверяю вас, многие должности в этом доме скоро освободятся и будут предложены тем, кто будет счастлив, получать хорошую плату в эти трудные времена. Если есть среди вас те, кто готов служить мне, как подобает моему рангу, и как желал бы маркиз… отойдите в одну сторону, чтобы я знала, кто здесь мои друзья.

Воцарилась напряженная тишина. Сначала Роза испугалась, что никто не тронется с места. Затем, под градом насмешек и свист, маленький лакей, провожавший ее в комнаты, отошел далеко вправо и встал, заложив руки за спину и глядя вверх на нее. Затем помощник дворецкого Боннер подошел к нему. За ним медленно последовали несколько горничных и шесть лакеев, среди них и те двое, что приехали с Розой из Лондона и знали ее лучше остальных. Улыбка начала сползать с лица Грэшема. Вдруг служанка из буфетной перебежала на сторону Розы. Хорошенькая озорная девушка с копной льняных кудрей, видимо, была всеобщей любимицей, потому что еще три молодых лакея перешли направо.

Когда ряды разделились, и никто больше не двигался с места, Роза снова заговорила:

— Я ценю вашу верную службу. Все те, кто сегодня утром выказал преданность маркизу и мне, будут щедро вознаграждены. Остальные… — она умолкла и, не скрывая презрения, усмехнулась им, — будут уволены, как только мой муж узнает об этом происшествии.

Роза замолчала, легко сбежала вниз и остановилась на одну ступеньку выше притихшего Грэшема. Она быстро выхватила его жезл, и он от неожиданности отшатнулся.

— Мистер Грэшем, много хороших, работящих людей лишились сегодня места, и это ваша вина. Вы просто тупой, никому не нужный толстяк…

И прежде, чем кто-либо осознал ее намерение, она ударила жезлом по пальцам его ноги, затем, когда он быстро отдернул ногу, ударила по пальцам другой ноги и, продолжая это занятие, заставила толстяка танцевать по холлу.

— …поскольку с этой самой минуты вы освобождаетесь от своих обязанностей, мистер Грэшем…

Роза замерла. Огромные парадные двери распахнулись с такой силой, что ударились о стену. Мужчина и женщина, оба высокие и худые, стояли на пороге. Одежда мужчины выдавала в нем местного пастора, и Роза догадалась, что женщина — его жена. Еще вопрос, кто удивился больше: Роза или эта пара, от изумления раскрывшая рты при виде маркизы Эдерингтон в малиновом халате, гоняющей мажордома его собственным жезлом.

Жена пастора, веселая душа, оправилась первой, искренняя улыбка расплылась по ее лицу.

— Бунт на корабле, ваша светлость? — пошутила она и обрадовалась, увидев, как смягчается лицо молодой женщины.

Ее муж, священник, неожиданно смутившийся, постарался сгладить впечатление от их неожиданного появления:

— Мы услышали пожарный колокол и поспешили на помощь. Пожалуйста, извините нас за вторжение, миледи…

Роза подошла и протянула руку милому человеку и его жене. Вполне можно было считать, что ей на помощь пришла королевская гвардия.

— Извиняться должна я — за то, что подняла ложную тревогу. Пожалуйста, входите, не стойте на холоде.

Пасторша взяла ладонь Розы обеими руками.

— Мистер и миссис Санди — вот мы кто. Приходский священник и его жена, миледи.

Завершив ритуал знакомства, миссис Санди повернулась к собравшимся слугам и приказала громко и строго:

— Оставьте нас и отправляйтесь выполнять свои обязанности. И принесите нам горячего чаю, слышите?

Слуги робко удалились гуськом. Те, кто выбрал сторону Грэшема, чувствовали, что совершили ужасную ошибку.

После завтрака, поданного спокойным, уверенным в себе мистером Боннером, Роза оказалась в гостиной наедине с женой пастора. Сам пастор, будучи человеком чутким и добрым и с готовностью признававший, что его грозная жена лучше умеет обходиться с попавшими в беду прихожанами, тактично удалился в библиотеку. Роза совершенно не собиралась доверяться новой знакомой, но вскоре поймала себя на том, что изливает свои печали сочувствующей миссис Санди. Таким облегчением было поговорить с кем-то, тем более с женщиной, что Роза не могла остановить ни слов, ни слез.

Миссис Санди, привыкшая к скорбным историям, слушала внимательно и только цокала языком, поражаясь глупости молодежи. Когда Роза закончила свой длинный рассказ и промокнула слезы, миссис Санди откинулась на спинку кресла и с изумлением оглядела ее.

— Брак по расчету, как бы не так, черт возьми! — воскликнула она и быстро оглянулась, проверяя, не был ли муж свидетелем ее оплошности. — Мне кажется, что вы два дурачка, по уши влюбленные друг в друга, и даже сами не понимаете этого. И гордость, дорогая. Такая гордость! Не рассказать мужу о вашем ужасном случае с тем французом и потом думать, что бедный Джефри имел к этому какое-то отношение! Это просто невероятно. Видите ли, я знаю его с детства.

Роза вздохнула.

— Вам легко говорить. Но тогда все было совсем не так просто. Если верить месье Бонэру, кто-то действительно хотел убить меня и сейчас хочет. И… и я думала, что Джефри… ну, что он влюблен в другую.

— Ха! — фыркнула миссис Санди. — Он никогда ни о ком не говорил так, как о вас. И сейчас не говорит.

— Обо мне?

— Да, о вас! По-моему, каждый наш разговор, пока он был здесь, в основном сводился к словам «Роза то…» да «Роза это…».

— Ах, если бы это была правда! — воскликнула Роза.

— Ну, еще бы! — заявила миссис Санди. — Я жена пастора. Нам не разрешается лгать.

— О, как же я была глупа! Что, если я потеряла его навсегда? Что мне теперь делать? — взмолилась Роза. Ее глаза снова налились слезами.

— Подождите, пока очистятся дороги, — посоветовала миссис Санди. — И напишите письмо… длинное, подробное письмо… и пошлите его в Лондон. Поставьте на конверте мое имя, если опасаетесь, что ваше послание он вернет нераспечатанным. Объясните ему все. Ничего не утаивайте. Все расскажите… особенно о вашей глубокой любви к нему. Все уладится, вот увидите. Один из вас должен разрушить стену, воздвигнутую оскорбленной гордостью, и боюсь, дорогая, что даже в современном мире это удел жены. Кроме того, маркиз уже наверняка осознал свою ужасную ошибку! Запомните мои слова! Джефри не дурак, хотя в последнее время очень убедительно играет эту роль.

Глава восемнадцатая

Кое в чем миссис Санди была не права. Маркиз еще не осознал свою ошибку, хотя беспокойство его росло. В данный момент он распластался на диване в библиотеке на Лестер-стрит, 1, и пытался прийти в себя после утомительного завтрака с матерью. Леди Лавиния больше часа мучила его жалобами на прискорбное поведение, строптивость, злобность и невероятную лживость Шэрон Бартли-Бейкон. В довершение она торжествующе объявила, что отправила лживую девчонку домой к матери. И самое удивительное и совершенно нетипичное для пожилой дамы: она заявила, что сын проявил в этом деле недюжинный здравый смысл, а она заблуждалась и в будущем станет внимательнее прислушиваться к его мнению.

Несколько утешенный ее признанием и комплиментами, Джефри никак не мог закончить беседу, устало, увиливая от бесконечных вопросов о местонахождении Розы. В конце концов, совершенно раздраженный, Джефри выложил матери всю запутанную историю, и, надо отдать ей должное, она проявила изумительную ясность мысли, которую он редко наблюдал в ней. Мать совершенно ошеломила его, с присущей ей прямотой заявив:

— Боже милостивый! Джефри! Ты что, слепой? Девочка по уши влюблена в тебя. И всегда была влюблена.

Когда доложили о приходе лорда Филпотса, Джефри уже метался по библиотеке, преследуемый по пятам встревоженным Вздором. Рассеянно взглянув на заполнившую дверной проем огромную фигуру друга, маркиз нахмурился, недовольный бодрым видом Милти. Не самое подходящее время для веселья. Вздор с раскатистым приветственным лаем прыгнул к гостю, но тут же трусливо отскочил, жалобно заскулив.

Что касается лорда Филпотса, то он сиял бодростью и здоровьем, очень сильно напоминая большую кошку, только что проглотившую необыкновенно вкусную канарейку.

— Послушай, что случилось со Вздором? — спросил он, махнув рукой на обеспокоенного пса. — Как будто его только что побили.

— Его запугала эта проклятая кошка Розы, — проворчал Джефри, раздраженно глядя на собаку.

— И это все? Знаешь, так бывает с добрыми собаками. Одна охота, и все встанет на свои места. Но где же наша Роза? У меня потрясающие новости! — воскликнул Милти.

— Она в деревне и, уж будь уверен, проживет там некоторое время, — снова проворчал Джефри, возобновляя свою бесцельную ходьбу по комнате.

Лицо Милти заметно вытянулось.

— Какое разочарование! Она пришла бы в восторг от моих новостей. — Он с надеждой взглянул на маркиза и, когда тот не проявил любопытства, вздохнул и жалобно спросил: — А ты, Джефри, не собираешься поинтересоваться моими новостями?

Джефри остановился и с досадой посмотрел на Милти.

— Ну ладно. Что у тебя за новости? Милти даже отступил, услышав раздраженный тон.

— Уж и не знаю, хочется ли мне рассказывать тебе, — сказал он, слегка надувшись. — Я пришел сюда счастливый, а ты мечешься тут, как рассвирепевший бенгальский тигр.

Джефри невольно улыбнулся и покорно опустился в кресло.

— За свою жизнь я получал много прозвищ, Милти, но никто еще не называл меня рассвирепевшим бенгальским тигром. Выкладывай свои новости, старина.

— Проведя в своем имении больше месяца, я пришел к историческому решению. Как ты сам видишь, я сбросил перья денди! — гордо объявил Милти. — Я устал от злорадства этих щеголей. Они бывают ужасно грубыми. Никогда не щадят твоих чувств.

Виконт гордо распрямился, демонстрируя маркизу результаты своего решения. Дни, проведенные в занятиях спортом, уменьшили пухлый живот до вполне приличных размеров, а загорелое лицо сияло здоровьем. Посетив магазин Уэстона и Мейера на Конджуит-стрит, он навсегда освободился от корсета и высоких каблуков. И чувствовал себя, выглядел и действовал как совершенно новый человек.

— Милти, ты действительно прекрасно выглядишь. Думаю, что ты нашел, наконец, свой стиль. И, как настоящий друг, я ни разу не скажу: «Я же тебе давно советовал», — рассмеялся Джефри, поднявшись и хлопнув друга по спине. — Я всегда говорил, что ты спортсмен. Ты так прекрасно держишься в седле!

— Дело в том, что мне не терпелось рассказать об этом Розе. Почему она в деревне? Дьявольски неподходящее время года, ты согласен?

— Потому что я отослал ее туда, — устало признался Джефри. Он упал обратно в кресло и во второй раз за это утро рассказал всю свою печальную историю.

Милти смотрел на него, выпучив глаза.

— Наша Роза? Связалась со щеголями в заведении Марты Раффл? Полнейшая чушь! За всем этим кроется что-то другое. Роза — сама миссис Пристойность! Вот почему она так любила меня в качестве кавалера. Знала, что я безопасен, и никто не воспримет меня всерьез, потому что я твой друг. Да еще эта смешная одежда.

Казалось, Джефри не слышит его. Милти поджал губы, прищурился, затем высказал то, что было у него на уме:

— Джефри, послушай меня. В том элленсбергском деле было что-то очень подозрительное, — Милти сел напротив маркиза и пылко подался вперед. — Помнишь тот день, когда Роза плакала в Сент-Джеймском парке, а я подумал, что довел ее до слез рассказами о старушке Мэри? Видишь ли, некоторые дамы не любят лошадей. Конечно, нам с тобой это может показаться очень странным, но некоторые женщины…

— О, Милти, — вздохнул Джефри, — не отвлекайся. Говори по существу.

— Ах да! О чем это я? Ну вот, я думаю, что она плакала из-за нашей поездки в Элленсберг, а не из-за лошадей.

— Мне от этого не легче, Милти! Наоборот, я начинаю думать, что ее отношения с тем французом были более серьезными, чем меня заставляли верить.

— Ну что вы за парочка! — раздраженно воскликнул Милти. — Никогда не видел подобного брака!

Джефри уже открывал, рот, чтобы сердито возразить другу, когда в дверях появился Хэмфри. Он откашлялся — причем не один раз, а трижды — и явно пытался придать своему лицу безразличное выражение прежде, чем доложить:

— Пожалуйста, простите меня, милорд. Но там… э… э… женщина… к вам, — он снова откашлялся, прозрачно намекая, что он прежде не видел такой женщины и был бы рад никогда больше не видеть.

— Леди, Хэмфри?

— Особа, которая называет себя… э… миссис Раффл.

— Она? Она! — мрачно сказал Джефри, затем обратился к другу: — Ну, Милти, вот и шантажистка… держу пари, она пришла требовать деньги за молчание. Раз уж она здесь, можете проводить ее сюда, Хэмфри.

— Слушаюсь, милорд, — ответил Хэмфри, явно недовольный принятым решением. Он лично предпочел бы показать ей на дверь, а затем отправить не менее трех горничных отдраить холл кипятком, как палубу корабля.

Миссис Раффл протиснулась мимо несчастного Хэмфри и вплыла в библиотеку. Прежде, чем кто-либо успел остановить ее, она опустилась в глубоком реверансе, из которого ей неохотно помог подняться лорд Филпотс, так как Хэмфри даже не шевельнулся, увидев ее затруднения.

Мощная волна едкого запаха духов накрыла комнату, отчетливо напомнив Джефри о позоре Розы.

— Зачем вы пришли? — спросил он, устремив мрачный взгляд на неуклюжую владелицу игорного дома.

— Я пришла из-за вашей бесценной супруги, — прохрипела Марта Раффл. — У меня здесь кое-что есть… — она похлопала по огромному ридикюлю, — что, как я полагаю, докажет вам существование заговора с целью очернить маркизу.

— Дайте сюда! — рявкнул Джефри.

— Не так быстро, — миссис Раффл крепко прижала ридикюль к объемистому бюсту. — Я вышла на улицу в этот отвратительный грязный снег ради доброго имени леди. Я заплатила за тот наемный экипаж, что ждет снаружи. Я…

— Вы будете щедро вознаграждены. Теперь отдайте то, что принесли.

— Тысяча гиней, — мадам собиралась запросить в два раза меньше, но, быстро прикинув стоимость мебели и размеры дома, решила поторговаться.

— Пятьсот, и ни пенни больше.

— Я бедная женщина, милорд…

— Четыреста…

— Восемьсот, милорд, и письмо ваше.

— Триста…

— Вы жестокий, жестокий человек. Такому богатому аристократу следовало бы раскошелиться, чтобы защитить этого милого ангела.

— Вон!

— Я возьму пятьсот, — быстро сказала миссис Раффл, открывая ридикюль и вытаскивая письмо.

Джефри схватил его, разгладил складки и прочитал. Затем медленно, аккуратно сложил.

— Кто написал это? — Поскольку мадам заколебалась, он подошел к ней угрожающе близко. — Кто написал это, вымогательница? Говорите, или я вытрясу из вас его имя.

Миссис Раффл, всю жизнь, общавшаяся с головорезами, невольно отшатнулась.

— Клянусь вам, я не знаю, кто это написал, но ручаюсь, это как-то связано с Элмо Сьюэллом. Он был там тогда вечером, и, когда я спросила, что такая дама делает в моем заведении, он сказал, что она азартный игрок и питает склонность к юношам. Я только пыталась удовлетворить запросы богатой клиентки, когда вы ворвались.

Джефри отвернулся и подошел к окну, чтобы оказаться как можно дальше от этой женщины.

— Можете идти, миссис Раффл.

— Но, ваша светлость, такой холодный день, и я надеялась хотя бы смочить губы, — взмолилась миссис Раффл, с вожделением глядя на хрустальные графины, подмигивавшие с буфета янтарным содержимым.

Быстрый, как кошка, маркиз повернулся к ней.

— Хэмфри! — крикнул он, прекрасно понимая, что дворецкий болтается за дверью, затем сурово взглянул на женщину. — Я никогда не бил женщин, миссис Раффл, но, если вы немедленно не исчезнете, я смочу ваши губы вашей собственной кровью. Хэмфри, проводите эту особу и проследите, чтобы она ушла. Если она обронит хоть слово, вызовите полицию, и пусть ее арестуют. Обвинение — вымогательство и похищение.

— И это совершенно справедливо! — мрачно поддержал Милти.

Еще один внушительный противник! Миссис Раффл поспешно вылетела из комнаты.

Джефри отошел к камину и молча смотрел в огонь, пока не захлопнулась входная дверь за миссис Раффл.

— Я убью его, — просто сказал он.

— А потом его убью я, — согласился Милти. — Идем. Возможно, мы найдем его в «Бруксе».

Знаменитый клуб был почти пуст, но, как и ожидалось, Элмо Сьюэлл сидел у одного из окон в компании шумных приятелей. Эти личности, подобно Сьюэллу, еле удерживались на самых задворках общества и всегда были готовы повеселиться за чужой счет.

Без всяких предупреждений лорд Уайз в сопровождении лорда Филпотса подошел к их столу. Все умолкли, некоторые отпрянули, увидев грозное лицо маркиза, снявшего перчатку и влепившего Элмо Сьюэллу пощечину.

— Вы плели отвратительные заговоры против моей жены и распространяли о ней сплетни, Элмо Сьюэлл, — заявил Джефри. — Я требую сатисфакции.

— Вы сошли с ума, — возразил Элмо с натянутой улыбкой. — Я отказываюсь разговаривать с вами. Вы потеряли рассудок. У меня есть свидетели.

Джефри схватил стакан Элмо и выплеснул все содержимое ему в лицо.

— Что еще я должен сделать, чтобы вы приняли мой вызов, трус?

Элмо поднял руку, чтобы вытереть глаза. Даже теперь он не собирался принимать вызов маркиза, но тут один из его приятелей фыркнул, и самолюбие Элмо, наконец, было задето.

— Ладно, принимаю! И, если есть Бог на небесах, я вас убью! — проревел Элмо Сьюэлл, вскакивая.

Джефри ударил Элмо в грудь, бросив его обратно на стул, и с отвращением поджал губы.

— Полагаю, вы в некотором роде мой родственник, Сьюэлл, что лишь усугубляет оскорбление. Вы позорите имя Эдерингтонов.

Элмо содрогнулся от ненависти.

— Как вы смеете говорить, что я недостоин Эдерингтонов! Если б не вы, я сохранил бы и поместье и титул. Неужели вы поверили в то, что я буду спокойно смотреть, как вы с этой девчонкой плодите ублюдков? Позор, вы говорите? Назовите ваших секундантов, и, Богом клянусь, вы отправитесь в ад раньше меня!

В желающих стать секундантами с обеих сторон недостатка не оказалось хотя бы потому, что многим хотелось увидеть, как проливается кровь. Дуэль назначили на рассвете в глубине Гайд-парка на Чок-Уок. Покинув «Брукс», Джефри приказал груму вести лошадь, поскольку надеялся, что пешая прогулка поможет ему умерить свою ярость. Преданный Милти потащился за другом по засыпанному сажей лондонскому снегу. Минуты казались ему часами, новые сапоги превратили прогулку в тяжелейшее испытание.

Наконец Милти заговорил:

— Я слышал, Элмо Сьюэлл хорошо владеет шпагой.

— И я не хуже, — заметил Джефри, и оба снова погрузились в молчание.

Снежинки слезами таяли на лице Джефри и поблескивали на ослепительно белом галстуке. Страх и тревога за маленькую жену охватили его. Он вспоминал все ее робкие попытки сблизиться с ним и то, как грубо он обрывал их, пряча за пренебрежением и официальностью свои оскорбленные чувства. Как он мог быть так слеп! Как мог думать, что она связалась с таким подозрительным заведением, как игорный дом Марты Раффл! Он думал и об Элмо Сьюэлле. Как мог человек, и человек, вращавшийся в том же обществе, что он и Роза, так умело провести столь сложную интригу? Вдруг он остановился как вкопанный, поглощенный своими мыслями. Милти, как комнатная собачка, бесцельно топтался вокруг него.

— Шэрон! — воскликнул Джефри. — Она должна была участвовать в этом заговоре. Подумай, друг мой. Ведь это она сообщила мне о карточной игре Розы… и послала меня к Марте Раффл!

Джефри обернулся и сделал знак груму подвести лошадь. Вскочив в седло, он помчался на Кларенс-сквер, куда, по словам матери, переехала Шэрон после того, как ей отказали от дома на Гросвенор-сквер. Милти покорно последовал за другом.

Шэрон Бартли-Бейкон сидела в гостиной с лордом Абернети. Когда маркиз Эдерингтон решительно вошел в комнату, а следом за ним — хмурый, внушительный лорд Филпотс, она вскочила. Виновность и страх отпечатались на ее лице.

— Я должен поговорить с вами наедине, мисс Бартли-Бейкон, — сказал Джефри, придерживая открытую дверь и явно предлагая насупившемуся пожилому лорду удалиться. — Если вы позволите, лорд Абернети.

Лорд Абернети тяжело поднялся и встал перед Шэрон.

— Послушайте, Эдерингтон, вы не можете приказывать мне. Ваше поведение возмутительно. Эта дама — моя невеста, и, если вы собираетесь скомпрометировать ее, мой долг — вызвать вас на дуэль.

— Как пожелаете, лорд Абернети, — процедил сквозь зубы Джефри. — Поскольку завтра на рассвете я намерен встретиться с другим джентльменом на Чок-Уок, то могу удовлетворить ваше желание, как только улажу свои дела с ним. Лорд Филпотс — мой секундант. Договоритесь об удобном для вас времени. Мисс Бартли-Бейкон?

Шэрон взглянула на суровое лицо лорда Уайза и поняла, что ее игра проиграна. Еще возможно спасти ее помолвку, но если только она избавится от лорда Абернети. Повернувшись к напыщенному жениху, она слегка наклонилась к нему и положила ладонь на его руку.

— Пожалуйста, простите меня, милорд. Это совсем не то, что вы подозреваете. Ну, это чисто семейное дело. Вы просто посидите здесь, и я вернусь не более чем через минуту.

Похлопав его по руке и мило улыбнувшись, она вышла. Джефри и Милти последовали за ней.

Проведя лорда Уайза и преданного лорда Филпотса в библиотеку, Шэрон крепко закрыла за ними дверь.

— Вы должны простить милорда Абернети. Боюсь, что ему необходима жесткая узда, и он ее получит, как только мы поженимся.

— Вам также необходима жесткая узда, — сказал разъяренный Джефри, надвигаясь на нее, и Шэрон отпрянула. — Я только что обнаружил, что Элмо Сьюэлл составил заговор с целью опорочить репутацию моей жены. Он послал ей записку, чтобы заманить в некий игорный дом. Затем мне вспомнилось, что именно вы так трогательно сообщили мне, что там я найду Розу. У вас есть правдоподобное объяснение этому?

Шэрон лихорадочно соображала. Маркиз явно не знает об ее участии в заговоре, иначе он не спрашивал бы, а обвинял. Она выдавила дрожащую улыбку и запричитала, пытаясь выиграть время:

— Как ужасно! Мне никогда не нравился этот человек. Ах, бедняжка Роза!

Джефри не так легко было обмануть.

— Да, действительно: бедняжка Роза. Вас не раз видели в обществе Сьюэлла, Шэрон.

— Ну да… — Шэрон постаралась сделать вид, что его заявление освежило ее память. — Конечно, дорогой Джефри, именно мистер Сьюэлл рассказал мне о том, что Роза посещает все эти ужасные места. Теперь я вспоминаю, что это он предложил мне поговорить с вами о ее поведении. Он вел себя так естественно, что я ничего плохого не заподозрила.

Джефри свирепо смотрел на нее, пытаясь понять, говорит ли она правду или снова лжет.

— И это все?

— О, Джефри, — наклонилась к нему Шэрон. — После всего, что было между нами, вы должны мне верить.

Ее губы дрожали, а большие глаза сверкали слезами. Джефри не видел в ее лице обмана.

— Ладно, Шэрон, — устало сказал он. — Кажется, вас обвели вокруг пальца, как и меня. — Он неприязненно отодвинулся от нее. — Идем, Милти. Здесь дурно пахнет.

У Шэрон подкосились ноги, и она упала в кресло, хоть и понимала, что необходимо немедленно вернуться к лорду Абернети. Еще секундочку — чтобы собраться с мыслями. Она вытерла вспотевшие ладони об юбку и судорожно вздохнула. Только что ей едва удалось избежать позорного изгнания из светского общества.

Однако ее проблемам не суждено было легко разрешиться. Без доклада в библиотеку ворвался Элмо Сьюэлл, преследуемый возмущенным дворецким.

— Вы не видели Эдерингтона? — спросил он, нависая над ней и оставляя на ковре лужицы от таявшего на его пальто снега.

Шэрон отослала дворецкого, затем оскорбительным движением подобрала юбки.

— Видела. Вы только что разминулись с ним. Если поспешите, успеете настичь его на углу.

— Прекратите нести вздор! Он знает о вашем участии? — (Шэрон отрицательно покачала головой.) — Хорошо! Вы сделаете для меня еще кое-что. Этот ублюдок собирается драться со мной на Чок-Уок в пять часов утра. Вы должны сообщить властям и остановить дуэль.

Шэрон окинула его презрительным взглядом.

— Вы боитесь Джефри?

— Делайте, что вам говорят, и избавьте меня от ваших оскорблений, — рявкнул он.

— Хорошо, — вздохнула Шэрон. Элмо удалился, она подошла к окну и следила, как он садится в экипаж. Ее губы медленно сложились в кривую улыбку. — Нет, я не сделаю этого. Я не сообщу властям, мистер Сьюэлл. И я молю Бога, чтобы Джефри убил вас. Убил. Убил. Убил!

— Мисс Бартли-Бейкон, я должен поговорить с вами начистоту, — раздался голос лорда Абернети за ее спиной.

Шэрон постаралась изобразить на лице любезность и повернулась к жениху.

— Да, дорогой лорд Абернети. Заходите, присаживайтесь к огню. Вы же знаете, как вреден вам холод.

Пожилой лорд не обратил внимания на ее заботливое замечание и остался стоять в дверях. Он прищурился и сказал без всякого выражения:

— Мисс Бартли-Бейкон, я искренне принял ваши объяснения насчет отъезда из дома леди Уайз и безоговорочно поверил в то, что с вами там несправедливо обошлись. Я предложил вам свою защиту в браке, безопасность моего дома и заботу моей сестры до нашей свадьбы. Однако, тесно пообщавшись с вами последние несколько недель, не говоря уж о событиях сегодняшних, я пришел к выводу, что вы не та женщина, которая могла бы сделать счастливыми мои преклонные годы.

— Но… но, Чарлз, — заикаясь и с мольбой протягивая к нему руки, воскликнула Шэрон. — Если вы отвергнете меня, как это будет выглядеть? Вы запятнаете мою репутацию.

— Нет, дорогая. Вы сами запятнали свою репутацию. Видите ли, я все слышал. На вас приятно смотреть, и, боюсь, я позволил вашей красоте ослепить меня. Но, увы, вы красивы лишь внешне.

Шэрон оставалось лишь с притворным стыдом опустить голову. Будь прокляты все мужчины! Что же дальше? Единственно возможный ответ пришел ей в голову, ибо она знала слабости этого старика. Она медленно подняла руки и начала расстегивать пуговицы корсажа, чтобы оголить грудь. Слезы навернулись ей на глаза. Вот до чего она дошла! Долгая жизнь расстилалась перед ней, и в этой жизни она не могла увидеть ничего хорошего.


Вернувшись на Лестер-стрит, 1, лорд Уайз первым делом приказал Джею Маршу, управляющему имением Эдерингтон-Харроу, взять с собой двух сильных лакеев и на рассвете отправиться в трудное путешествие домой. Необходимо было как можно скорее сообщить Розе, что сам он прибудет в Харроу, как только позволят погода и дела. Он также уполномочил Марша немедленно и публично восстановить маркизу во всех правах и привилегиях, принеся ей его искренние извинения. Затем он удалился в библиотеку и закрыл дверь перед самым носом протестующего Милти.

Подойдя к письменному столу, Джефри вынул несколько листов пергаментной бумаги. Он взял перо, но не мог писать и пристально смотрел на чистую бумагу, видя перед собой милое личико Розы. Что, если она не любит его? Что, если он ждал слишком долго? Что, если она никогда не простит его гнусное обращение с ней? Часы шли, и он мучительно подыскивал верные слова, чтобы объяснить свои чувства на случай, если он не вернется с Чок-Уок. Лист за листом комкались и летели в камин. Джефри трудился до изнеможения, пытаясь объяснить жене, что влюблен в нее по уши и, если оглянуться назад, вероятно, любит ее давным-давно.

Наконец, когда уже ночной сторож обошел дом, гася огонь в каминах и свечи, Джефри с удовлетворением и душевным покоем поставил свою печать на письмо. Положив объемистый пакет на стол для Джея Марша, он поднялся в свою спальню. На душе у него было теперь немного легче. Оставалось лишь лечь в постель и молиться о том, чтобы с честью пройти завтрашнее испытание.

Когда бледная заря поднялась над зимним городом, Джефри встал с диванчика перед окном. Он совсем не спал, но не испытывал ни усталости, ни дурных предчувствий. Не вызывая лакея, он быстро оделся и спустился в холл, где уже ждал его лорд Филпотс. В сопровождении молчаливого друга Джефри отправился верхом сквозь густо падающий снег к Чок-Уок. Ярость, кипевшая в нем накануне, ничуть не утихла.

Виконт также провел бессонную ночь, но его мучили другие мысли. Он боялся за безопасность своего самого дорогого друга и страшился последствий дуэли. Ибо по правилам именно ему придется сообщить Розе о смерти мужа, если удача отвернется от маркиза. Мысль о том, что, возможно, ему придется разбить сердце Розы, подсказала Милти идею вызваться заменить Джефри в предстоящей дуэли. Любое оскорбление, нанесенное Розе или Джефри, было оскорблением ему самому. Однако, глядя на высокую атлетическую фигуру маркиза, скачущего перед ним, он понимал, что, вряд ли ему удастся добиться права убить Сьюэлла.

Белые поля Чок-Уок раскинулись в сонном молчании под снежным одеялом. Когда часы на соседней колокольне пробили пять раз, в наемном экипаже прибыл хирург, но не было никаких признаков противника Джефри.

Он и не собирается приезжать сюда, с огромным облегчением подумал Милти.

— Джефри, этот трус не появится, — сказал он, подводя лошадь поближе к лошади маркиза. — Я знаю одну уютную маленькую гостиницу, где мы могли бы перекусить. А потом отправимся в Эдерингтон-Харроу. То-то будет сюрприз для нашей Розы!

Джефри не шевельнулся в седле и не ответил. Его прищуренные глаза не отрываясь оглядывали заснеженное поле. Вместе прибыли секунданты Сьюэлла. Самого Элмо все не было. Часы на колокольне скорбно пробили четверть шестого, и горизонт слабо засветился.

— Этот ублюдок не объявится, — сказан секундант Сьюэлла, сплевывая на землю, чтобы продемонстрировать свое презрение. — Поехали, лорд Уайз, отыщем его в Лондоне и пристрелим, как трусливую собаку, каковой он и является!

— Подождем! — грозно скомандовал маркиз.

Секундант быстро отошел, явно испугавшись, что милорд обрушит на него всю силу своего гнева, и затопал, согревая застывшие ноги. В ту минуту, когда он решился снова обратиться к маркизу, послышался стук копыт. К ним медленно приближался одинокий всадник.

Элмо Сьюэлл отчаянно искал взглядом представителей закона. Он оставил им достаточно времени, чтобы прибыть сюда. И только пересекая поле, он вдруг отчетливо осознал, что Шэрон Бартли-Бейкон, надеясь избавиться от него, никого не предупредила. Смирившись с судьбой, он медленно спешился. Даже будучи метким стрелком и ловким фехтовальщиком, он не испытывал удовольствия от предстоящей дуэли. Гораздо приятнее и удобнее строить козни против женщин. Тем не менее, по заведенному порядку, пальто были скинуты, шпаги выбраны, дуэлянты встали лицом друг к другу… а лорд Филпотс повернулся к ним спиной.

— Эй! Вы же секундант. Обернитесь, — сказал ему хирург.

— Я не могу смотреть, — признался Милти со слезами на глазах. — Видите ли, это мой лучший друг.

— Полноте, милорд. Ваш долг — следить, чтобы дуэль шла честно, — настаивал хирург, успокоившись, только когда Милти утер глаза и покорно повернулся к дуэлянтам.

Очень скоро стало ясно, что оба противника жаждут крови. Сьюэлл оказался опасным фехтовальщиком, и маркиз временами попадал в затруднительное положение. Однако ненависть и ярость слепили Сьюэлла. Высокий маркиз ловко парировал все удары и ускользал из всех ловушек. Сьюэлл совсем обезумел. Он яростно размахивал шпагой и делал выпады, его ноги скользили по предательской смеси талого снега с землей.

Вдруг маркиз поскользнулся и упал на колени. Элмо Сьюэлл прыгнул вперед и с размаху ткнул шпагой. Милти закрыл глаза руками. Он не увидел, как Джефри увернулся от сверкнувшего острия и нанес удар снизу вверх. Раздался громкий вздох, затем воцарилась долгая тишина. Виконт открыл глаза. Элмо Сьюэлл лежал на земле, белый снег рядом с ним краснел от крови. Лорд Уайз стоял, прижав конец шпаги к горлу Элмо, затем презрительно фыркнул и отвернулся.

— Эдерингтон! — прохрипел Элмо. Маркиз обернулся. Элмо приподнялся на локте. — Шэрон Бартли-Бейкон, — прошептал он, быстро слабея от потери крови. — Она участвовала в заговоре с самого объявления вашей помолвки на балу у Таунсенда. Не дайте этой ведьме ускользнуть от наказания.

Его голос затих, и хирург поспешил осмотреть рану.

— Он будет жить, джентльмены. Рана глубока, но не смертельна.

— Хорошо, — сказал Джефри. — Он не стоит того, чтобы из-за него бежать из страны. Сьюэлл, если вы когда-нибудь подойдете к моей жене, я затравлю вас, как хищного зверя, и добьюсь повешения за преступный сговор. Вы слышите меня?

Элмо только кивнул, его взгляд сверкал гневом и ненавистью. Он отмахнулся от хирурга и оперся на руку секунданта, не сводя глаз с удаляющегося маркиза. Не думай, что я отстал от тебя, Эдерингтон. Не рискуй поворачиваться ко мне спиной. Пока я жив, не будет тебе покоя!

Милти протянул Джефри пальто, не переставая улыбаться от облегчения.

— Прекрасная работа, Джефри. Теперь в гостиницу! Лучший завтрак в городе, обещаю тебе.

Джефри надел пальто.

— Прежде всего, я должен нанести визит мисс Шэрон Бартли-Бейкон.

Милти потер урчащий живот, но покорно последовал за Джефри к лошадям.

— Встреча с этой дикой кошкой ни к чему не приведет. Ты не можешь дать ей пощечину, не можешь бросить в лицо перчатку. Ты можешь лишь отказаться принимать ее в своем доме и игнорировать публично. И это действительно будет для нее самым страшным наказанием.

Джефри подумал с минуту и признал справедливость слов Милти. Кроме того, крюк на Кларенс-сквер только отсрочит его встречу с Розой.

— Ты прав, Милти. Давай позавтракаем на Лестер-стрит, 1, затем я отправлюсь в Эдерингтон-Харроу. Если хочешь, можешь поехать со мной, мой друг, но предупреждаю, никакого отдыха, пока я не окажусь лицом к лицу с Розой.

После короткого раздумья Милти объявил:

— Я чувствую, что должен поехать с тобой. Наша Роза никогда не простит меня, если я позволю тебе в одиночестве нестись во весь опор по почти непроходимым дорогам.

Джефри вскочил в седло.

— Скажи мне, Милти, дружище, когда это она из моей Розы превратилась в нашу Розу?

Во взгляде Милти мелькнуло негодование. Может, пора сказать горькую правду?

— Ну, полагаю, тогда, когда ты перестал замечать ее, старина, — уверенно заявил он. — Я тебе уже говорил, что Роза чертовски хорошенькая малышка и, если о ней не заботиться, может попасть в беду. Я и решил, что должен присматривать за ней, пока ты не очухаешься.

— Понятно, — рассмеялся Джефри, несколько обескураженный чистосердечным заявлением друга. — Успокойся, Милти. Отныне я буду сам заботиться о моей Розе. Остается молить Бога, чтобы больше ничья кровь не пролилась.

Милти легко взобрался на своего скакуна.

— Ты прав. Постараемся побыстрее добраться до Харроу. Мне не терпится показаться Розе в новом виде. Она будет очень довольна. Она никогда ничего не говорила, но теперь, когда я вспоминаю… Черт побери! Вероятно, ей было чертовски неловко появляться со мной в обществе, как ты думаешь?..

Джефри, боясь, что этот монолог окажется слишком длинным, пришпорил коня и помчался на Лестер-стрит, 1. Слова лорда Филпотса летели мимо его ушей. Он думал лишь о том, как быстрее увидеть Розу.

Глава девятнадцатая

Пробираясь на север сквозь глубокий снег и пронизывающий холод по непроходимым дорогам, сгорающие от нетерпения всадники думали каждый о своем. Несмотря на изматывающую скачку, Джефри радовался тому, что они отправились верхом, ибо ни один экипаж не проехал бы по глубоким колеям, занесенным высокими сугробами, расстилавшимися до самого горизонта. Пустынная дорога была еле различима и местами казалась незнакомой. В такое время благоразумные люди не покидали домашний очаг. Уже в сумерках Джефри и Милти, скакавшие вслед за Вздором, с трудом преодолели поворот дороги и остановили лошадей рядом с бешено лающим псом. В канаве вверх колесами лежал легкий экипаж.

Джефри узнал свой собственный герб на дверце.

— Должно быть, что-то случилось с Маршем. Они не могли далеко уйти пешком. Возможно, не дальше постоялого двора «Котел и бочонок» на следующем перекрестке.

Продрогший Милти неловко спешился, успокоил собаку и осмотрел землю.

— Здесь полно следов: ноги, колеса. Похоже, кто-то наткнулся на них и увез отсюда, — заявил он.

— На всякий случай смотри по сторонам, — предупредил Джефри.

Они медленно поехали дальше, обводя взглядом поля и канавы в поисках управляющего и лакеев. К счастью, из-за снега темнота не была кромешной, и они наверняка заметили бы раненых. За последним поворотом у реки показался маленький постоялый двор, чуть ли не по самую крышу заваленный снегом. Они облегченно вздохнули, обнаружив это убежище и убедившись, что никто не замерз по дороге. Спешившись, они вошли в пивную, и Джефри громко позвал хозяина.

На крик с лестницы спустился один из его собственных лакеев. При виде маркиза его лицо прояснилось.

— О, милорд Уайз! — воскликнул он. — Мы перевернулись. И мистер Марш сломал ногу. Он лежит наверху в лихорадке, а Джим и я… мы побоялись оставить его.

— Вы правильно поступили, — сказал Джефри, ободрительно хлопнув парня по плечу. Он быстро поднялся по лестнице и вошел в комнату, где лежал Марш, перевязанный и бледный как смерть.

Джим, второй лакей, вскочил.

— Ваша светлость…

— Как он, Джим? — спросил Джефри, кладя ладонь на пылающий лоб старика.

— Лихорадка, кажется, спадает, и я думаю, ему полегче. Утром, когда дороги немного очистятся, хозяин пойдет за врачом.

— Дороги очистятся? Ха! — проворчал Джефри. — Это будет весной. — Он повернулся к молодому лакею и положил руку на его плечо. — Молодцы, что доставили его сюда. Это хорошее, чистое место. Ты останешься ждать врача. Джим поедет со мной. Я должен немедленно скакать в Эдерингтон, так как очень беспокоюсь о жене. Как только позволят дороги, я пришлю Джима назад с прочным экипажем. Когда врач разрешит, привезешь мистера Марша в Эдерингтон. Он скорее поправится в собственном доме.

— Да, милорд, — сказал парень, с серьезным видом кивая.

Встревоженный и усталый маркиз вернулся в пивную. Милти сидел перед очагом с большой кружкой пунша, вытянув ноги к огню. Вздор растянулся рядом с ним.

— Успокойся, Джефри. Мы не можем двигаться дальше ночью. Даже днем дорогу легко потерять. Лошади устали, и, смею добавить, я тоже.

Джефри опустился на стул напротив виконта. Хозяин принес ему такую же огромную, как у Милти, кружку с подогретым виски.

— Я знаю, что ты прав, но чертовски раздражен этой задержкой. Мне не следовало отсылать Розу в Эдерингтон-Харроу, тем более с таким язвительным письмом. Я сильно сомневаюсь в том, что с ней хорошо обращаются. Ты знаешь, каким бывает Грэшем.

Милти рассмеялся.

— Да, ты сделал большую ошибку. За которую тебе придется дорого заплатить маленькой злючке. Дьявольский характер для такой малышки. Жаль бедного Грэшема.

Джефри несколько расслабился и тоже засмеялся.

— Боюсь, ты прав. Ну, поскольку деваться все равно некуда и придется провести здесь ночь, с тем же успехом можно хорошо поесть и отдохнуть. Завтрашний день будет не лучше. Проклятая погода!

— В этом ты прав, — согласился Милти. Вдруг его осенило. — Послушай, старина, у тебя случайно нет браслета или еще чего-нибудь в этом роде? Не помешало бы задобрить ее. Дамы, знаешь ли, любят такие вещицы. Особенно если все сверкает бриллиантами или…

Джефри ошеломленно уставился на друга, затем усмехнулся.

— Нет, браслета нет. Но я придумал кое-что получше. Если без взятки не обойтись, я поднесу ей на блюде голову Вздора. Роза так трясется над этой своей кошкой…

Теперь ошеломленно вытаращил глаза Милти. Притянув к себе голову волкодава, он свирепо посмотрел на маркиза.

— Как ты, конечно, понимаешь, Джефри, только через мой труп! — пылко заявил он.


Элмо Сьюэлл вцепился в дверную ручку и потянул изо всех сил. Боль пронзила его грудь, заставив задохнуться и упасть на колено в снег.

— Будь ты проклят, Эдерингтон! Клянусь, я еще увижу тебя мертвым.

— Ваша правда, хозяин, но давайте лучше я займусь дверью. А то вы еще потеряете сознание прямо сейчас, — заявил головорез. — Эта чертова ночная скачка чуть не убила вас.

Элмо поднялся и отбросил поддерживавшую его руку.

— Ладно, держи рот на замке и толкай эту проклятую дверь.

К счастью, дверь в ледник открывалась внутрь, иначе пришлось бы разгребать сугроб перед входом. Вскоре она тихо распахнулась, открыв длинный, низкий, похожий на пещеру коридор.

Головорез поежился.

— Мне это место не очень нравится, хозяин.

— Ты там недолго пробудешь. Просто сделай, что я сказал, и глазом моргнуть не успеешь, как мы уберемся отсюда. Ты поймал кошку?

— Вот она, — сообщник приподнял мешок с комочком на дне и встряхнул. Комочек сердито замяукал. — Когда та леди выпустила свою кошку в боковую дверь, мадам Удача улыбнулась нам, а, хозяин?

— Заткнись. Просто делай, что я говорю и когда я говорю. Слышишь? — приказал Элмо и, схватившись за грудь, оперся о стену. От мучительной скачки рана его открылась, и теперь кровь сочилась через повязку и рубашку. Может, это и несмертельно, как сказал хирург, но очень болезненно. И за это Эдерингтон заплатит долгими, долгими страданиями.

— Вилли-и-и, — послышался голос из боковой двери.

Мужчины поспешили ко входу в ледник и затаились в темном проеме.

— Вилли-и-и, где ты?

На снегу показался прямоугольник света, хлынувшего из открытой двери, но никто не вышел. Элмо наклонился к уху головореза и прошептал:

— Ты остаешься здесь. Спрячься за дверью, я буду ждать снаружи. Время от времени встряхивай мешок, чтобы она слышала кошку. Когда она войдет, толкни ее в коридор и удирай. Запрешь за ней дверь на засов. Я буду ждать там. Понял?

— Да, хозяин, понял, но… — Бандит колебался, явно думая, что и его могут запереть в этом жутком месте и оставить замерзать.

— Я сказал, что буду снаружи. Какая мне выгода оставлять тебя с ней, идиот? Делай, что приказано, и все! — рявкнул Элмо. Оттолкнувшись от стены, он вышел из погреба и завернул за угол дома. В эту самую минуту из боковой двери вышла Роза.

— Вилли, иди сюда! — нетерпеливо крикнула Роза. Совсем рядом с ней раздался придушенный крик испуганного кота. — Вилли!

Крик повторился, и, потуже запахнув халат, Роза осторожно ступила в снег и пошла по дорожке. Когда она проходила мимо ледника, мешок снова встряхнули, и Вилли услужливо взвизгнул.

— Вилли! Что ты там делаешь?

Пригнув голову, Роза переступила порог низкой двери. Взяв в нише свечу, она поднесла шведскую спичку к фитилю и медленно пошла по коридору. Вдруг к ее ногам упал визжащий и шипящий мешок, и чья-то сильная рука толкнула ее в спину. Свеча упала и погасла, дверь захлопнулась, коридор снова погрузился в кромешную тьму.

Роза подавила крик и затаилась на полу, не зная, где находится человек, напавший на нее: внутри или снаружи. Удостоверившись, что звуки раздаются только из мешка, она поднялась на колени. Прижавшись к холодной стене, она зашарила по полу в поисках свечи, затем, поднявшись, на ощупь добралась до двери. При каждом шаге ей казалось, что вот-вот кто-то схватит ее и придушит. В висках стучало, она задерживала дыхание, пока не закружилась голова. Быстро нащупав полку, она схватила другую свечу и спичку, в спешке сбросив остальные свечи.

Боясь получить удар по голове, она согнулась и, чиркнув спичкой, высоко подняла ее. С облегчением убедившись, что никого рядом нет, она осторожно зажгла свечу и дернула дверь. Надежно запертая на засов снаружи, дверь не поддалась. Быстро осознав, что побег невозможен, Роза зажгла все свечи, расставила их на полу у двери и только тогда поспешила к мешку.

— Вилли? — прошептала она.

Возня внутри мешка прекратилась, и раздалось тихое, скорбное мяуканье. Роза быстро развязала не очень тугой узел и достала Рыжего Вилли. Его глаза чуть не вылезли из орбит, но она быстро убедилась, что он не пострадал, а просто раздражен. Успокоив кота, она поцеловала пушистую головку и поставила Вилли на пол у своих ног.

— Я не знаю, в какую историю мы влипли, Вилли, но пользы нашему здоровью она не принесет.

Роза пошла по коридору в поисках другого выхода. Становилось все холоднее, и ее пробрала дрожь. Коридор заканчивался огромным погребом, уставленным до потолка сверкающими блоками льда, переложенными соломой.

— Лед! Вилли, мы в леднике. Я помню рассказы о таких погребах в поместьях. Зимой ледяные блоки вырезают из озера и хранят в погребе, чтобы летом был лед.

Вилли вертелся вокруг ее ног, явно озабоченный тем, как покинуть это место, и совершенно не заинтересованный его назначением. Роза подняла свечу повыше.

— Вряд ли в этом конце есть другая дверь. Должно быть, мы очень глубоко под домом…

Вдруг длинный сталактит, свисавший с потолка, замигал множеством красных глаз, и Роза услышала тихое шуршание кожистых крыльев. Летучие мыши! Она слабо вскрикнула и повернулась. Уронив свечу и подхватив Вилли, она метнулась в коридор. Потревоженные мыши с писком закружились по погребу. В середине коридора Роза упала на колени и накинула полы халата на головы себе и Вилли. Крепко держа вырывающегося кота, она как можно ниже пригнулась к холодному каменному полу, глубоко дыша и приказывая себе не падать в обморок от страха.

Прошли часы, пока летучие мыши снова не успокоились. Только тогда Роза скинула с головы халат и отпустила Вилли. Она сильно дрожала от холода и страха. Кто мог так поступить с ней? Миссис Санди убедила ее, что Джефри не способен замышлять убийство, но кто же еще может так сильно ненавидеть ее? Она ползком преодолела оставшуюся часть коридора и прижала ухо к наружной двери, но не услышала ничего, кроме завывания ветра. Этот звук доносился словно из другого мира. Роза не посмела закричать, боясь снова потревожить спящих летучих мышей, и, кроме того, возможно, единственный человек, находящийся поблизости, — это как раз тот, кто заточил ее сюда.

— Думай, Роза, думай! — сказала она себе. Рыжий Вилли заполз ей на колени, тоже дрожа от холода и страха. — Вилли, давай подумаем вместе, хорошо? Кто бы ни запер нас, он знает, что это очень незаметное место, и найти нас здесь нелегко. Итак, раз нам придется пробыть здесь довольно долго, необходимо поберечь свечи.

Смочив слюной большой и указательный пальцы, она погасила все свечи, кроме одной, завернула Вилли в складки халата и прижала его к груди.

— Я выпустила тебя перед рассветом, то есть никто не заметит моего отсутствия, пока Летти не решит, что я слишком разоспалась. Это будет ближе к ленчу, так как мы ждем миссис Санди. Конечно, нельзя замерзнуть насмерть за такое время, а ты как думаешь?

Она задрожала еще сильнее и прижала ухо к щелке в двери. Не слышно было, чтобы ее кто-нибудь искал. Роза заплакала от отчаяния. Никому в целом мире нет дела до того, жива она или мертва.


Джефри, Милти и Джим прибыли в Эдерингтон-Харроу к ленчу. Поручив лошадей старшему конюху, лорды ввалились в вестибюль, громко требуя еды и бренди, того и другого в изобилии и как можно ближе к огню.

— Боннер, где Грэшем? Он не заболел, я надеюсь? — спросил Джефри, радостно принимая бокал бренди.

— Нет, милорд, — торжественно ответил Боннер. — Леди Уайз освободила его от обязанностей… э… вскоре после своего прибытия. Вполне вероятно, он захочет поговорить с вами позже.

Джефри повернулся к Милти и многозначительно поднял бровь.

— Боюсь, своей чрезмерной глупостью я вызвал бунт на корабле.

— Похоже, — со смехом согласился Милти. — Очень похоже.

— Боннер, будьте добры передать ее светлости, что я жду ее в библиотеке.

— Конечно, ваша светлость. Я скажу ее горничной, так как ее светлость еще не спускалась.

Джефри только кивнул, но Милти удивленно поднял брови.

— Наша Роза никогда долго не спит, — задумчиво сказал он, затем его лицо прояснилось. — Хотя такие мерзкие дни лучше проводить под одеялами, а? И потом, мы ведь в деревне. Я тоже не прочь удалиться ненадолго в деревню.

— Ну и ну, мой лучший друг знает о привычках моей жены больше меня. Однако мне не терпится увидеть ее, — сказал Джефри, облокачиваясь о каминную полку и глядя в огонь. — Я могу лишь надеяться, что она захочет меня выслушать. Не стал бы винить ее, если б она вышвырнула меня на снег после того, как я с ней обращался.

— И я бы не стал. Ты вел себя отвратительно, — сказал Милти, осушив бокал одним глотком и причмокнув. Затем он огляделся, нет ли кого поблизости, чтобы наполнить ему бокал, и потому не заметил озадаченного лица маркиза.

Дверь снова открылась, и появился Боннер в сопровождении Летти. Джефри в нетерпении обернулся, и Боннер неловко поклонился.

— Ваша светлость, здесь горничная ее светлости. Если позволите, она хочет поговорить с вами.

— Конечно, — сказал Джефри. — Что случилось?

Боннер смущенно откашлялся и ответил вместо рыдающей Летти.

— Миссис Санди пришла к ленчу, а… э… ее светлость пропала, милорд.

— Пропала! — воскликнули Джефри и Милти одновременно. В два шага Джефри подскочил к Летти и грубо схватил ее за плечи. Он едва сдержался, чтобы не встряхнуть ее. — Когда?

Испуганная Летти схватила подол фартука и с воплем засунула его вместе с пальцами в рот. Лицо маркиза было таким свирепым, что она съежилась и невнятно забормотала. Из ее глаз выкатились огромные слезы. Мало того, что пропала хозяйка, и миссис Санди ждет в гостиной, теперь еще этот грозный маркиз накинулся на нее и требует ответа. А она до смерти его боится, особенно после того, как он прогнал с глаз долой бедную, невинную жену.

— Послушай, Джефри, позволь мне, — сказал Милти, оттаскивая рыдающую горничную от Джефри и усаживая ее в ближайшее кресло. — Теперь… э…

Милти не знал имени горничной и взглянул на Боннера в ожидании подсказки.

— Летти, милорд.

— Послушай, Летти. Успокойся. Бояться нечего. Просто расскажи мне все, что знаешь. Когда ты заподозрила, что госпожи нет там, где она должна быть? — ласково спросил великан.

Джефри отошел к камину и снова уставился в огонь, с трудом сдерживаясь, чтобы не вмешаться в допрос. Если что-то случилось с Розой, он позаботится о том, чтобы Сьюэлл умер самой мучительной смертью.

Нервно поглядывая на маркиза, Летти отерла фартуком слезы и с готовностью ответила:

— Ах, м-милорд, с-сразу после десяти.

— Умница, — похвалил Милти, поворачивая сияющее лицо к спине Джефри, как бы говоря: видишь, чего можно добиться добротой?

Воодушевленная похвалой Милти, Летти попыталась рассказать все по порядку:

— Я пошла будить ее в десять часов, так как к ленчу ожидали миссис Санди и я знала, что миледи захочет встать пораньше.

— Да, да. Ты была права.

— Но ее там не было, — простонала Летти.

— Ну-ну, перестань плакать. Только скажи мне, куда она могла пойти? Дом обыскали?

— Я искала повсюду, но она просто как сквозь землю провалилась.

— Никто не может провалиться сквозь землю. Мы немедленно начинаем поиски, — сказал Джефри, подгоняемый тревогой. — Боннер, позовите всех. Женщины обыщут дом, а мужчины — парк. Подумай, Летти, можешь ли ты еще что-нибудь вспомнить? Хотя бы мелочь…

— Мне кажется, что она не оделась, милорд. Ее красный халат вечером лежал в ногах кровати, но он тоже пропал… — Тут Летти осенила новая мысль, ее глаза засияли. — И Вилли! Я не видела Вилли! Она первым делом выпускает по утрам кота!

— Прекрасно, теперь мы знаем, что делать. Осмотрите все места, куда она могла пойти искать кошку. Вероятно, она упала, ушиблась и лежит где-нибудь без сознания, — приказал Джефри, быстро выходя в холл и натягивая пальто. — Поторопитесь! Все, кто в силах, должны отправиться на поиски.

Милти догнал друга и тоже стал надевать мокрое пальто.

— Вероятно, ты прав, Джефри. Скорее всего, наша Роза искала кошку и ударилась обо что-нибудь головой или упала. Наверное, только и всего, — бормотал он, пытаясь унять тревогу не только маркиза, но и свою.

На Джефри было страшно смотреть. Он представил Розу, лежащую на морозе без сознания, или еще того хуже. Жертва грязной игры. Казалось, словно судьба вступила в сговор со случаем, чтобы не дать ему соединиться с женой. Что ждет их еще? Он постарался не думать о худшем.

— Молись Богу, чтобы на этом все кончилось, Милти. Молись Богу, — сказал он.

Глава двадцатая

День казался бесконечным. Сначала Роза рыдала, затем звала на помощь в дверную щелку, пока не охрипла. Наконец, совершенно обессиленная и дрожащая, она свернулась на полу в обнимку с Вилли и провалилась в беспокойный сон. Время от времени она заставляла себя вставать и ходить по коридору, чтобы хоть чуть-чуть согреться и размять затекшие ноги. Боясь снова потревожить летучих мышей, она старалась держаться поближе к двери. Сначала закончились спички, затем одна за другой догорели свечи, на каменном полу замигал в оплывшем воске последний огарок. Розе пришлось, преодолевая страх, прокрасться в ледник, чтобы найти свечу, которую она там уронила. Вернувшись ко входу, она осторожно поднесла фитиль к мерцавшему огарку и снова опустилась на пол, прижимая к себе Вилли.

— Нам хватит света не больше чем на три часа, Вилли. А потом мы останемся в темноте с летучими мышами. Мне это совсем не нравится, — прошептала она в теплый мех. — Нам нужны свет и тепло, не правда ли, Вилли? А если мы подожжем солому, то не задохнемся ли в дыму прежде, чем согреемся? — Роза снова огляделась. — Чего-то я здесь недоглядела. Я сбежала от Анри, не так ли? И отсюда я смогу выбраться. Давай подумаем. Дверь? Заперта на засов снаружи и слишком массивна. Даже если бы у меня был таран, я не смогла бы ее расколотить, и тому есть подтверждение — эти щепки и занозы, — она широко зевнула, — может, устроить из них фейерверк? Но опять же будет много дыма, ему некуда отсюда выходить… — Она затрясла головой, отгоняя сонливость. — Кажется, я замерзаю, Вилли. Я уже не чувствую холода и хочу спать.

Роза снова зевнула, подтверждая свои слова.

Обнимая кота и опираясь о стену, она снова встала.

— Мы должны двигаться, даже рискуя потревожить этих мышей. Знаешь, что надо бы сделать, Вилли? Хорошо бы как следует напугать их. Тогда они вылетят наружу, а мы не дадим им вернуться…

Она запнулась на полуслове, осознав смысл того, что сказала. Как будто в насмешку над ее внутренним озарением, свечка с шипением вспыхнула и погасла. Роза взвизгнула и так крепко сжала Вилли, что он обиженно заорал.

— Извини, Вилли. Все хорошо, правда, хорошо. Ведь ты можешь видеть в темноте, не так ли? Расскажи мне, что ты видишь. Ты видишь, как попадают сюда летучие мыши? Откуда бы они взялись, если бы не было какого-то отверстия? — Мысли в ее голове вертелись все быстрее. — Летучие мыши ночные твари. Как все удивятся, если сотни мышей вдруг вылетят из ледника днем. Давай сходим на разведку, Вилли? — Роза прервала свой монолог, шаря по полу. Наконец найдя мешок, она осторожно запихнула туда возмущенного Вилли. — Это только на минутку, Вилли. Я положу тебя у двери, и ты первый выйдешь на волю, когда они откроют дверь, чтобы выяснить насчет мышей. Обещаю тебе, Вилли, ты первый выберешься отсюда. Пожалуйста, перестань вопить.

Сорвав халат с дрожащего тела, Роза на ощупь пробралась по коридору к леднику. Глубоко вдохнув воздух для храбрости, она начала размахивать халатом над головой и кричать так громко, как только позволяло ее измученное горло. И тут же все вокруг зловеще зашуршало. Мыши в страхе взлетели, с пронзительным писком задевая крыльями девушку, оставшуюся в одной тонкой ночной рубашке. Естественно, Роза завизжала еще громче…

Джефри, Милти и лакеи, растянувшись длинной цепью, прочесывали занесенные снегом изысканные сады, крича во весь голос. Они бродили так уже несколько часов. Никто не смел высказать вслух свои сомнения, хотя многие перестали надеяться найти госпожу живой в такую жуткую погоду. Вряд ли она могла выдержать столько времени раздетая. Вдруг небо над их головами потемнело от кружащихся с визгом летучих мышей.

— Боже милостивый! — вскрикнул Милти, поплотнее натягивая цилиндр. — Что бы это могло значить? Никогда не видел столько… и днем… Наверняка что-то встревожило их.

Повернувшись к Боннеру, Джефри схватил его за лацканы пальто.

— Летучие мыши! Боннер, где в доме могут быть летучие мыши? Именно там мы должны искать! Темные глубокие помещения. Винный погреб…

— Ледник, милорд! — воскликнул Боннер, указывая на темную каменную стену. — Бьюсь об заклад, ледяной погреб!

Роза, лежащая у двери с халатом на голове, почувствовала, как ее толкают. Сначала она не поняла, что кто-то пытается открыть дверь, но, когда поняла, обезумела от страха. Хорошо, если это помощь. А если вернулся негодяй, решив покончить с ней, пока ее не нашли?

— Кто там? — крикнула она охрипшим голосом, дрожащим от слез, и налегла на дверь всем телом. — Пожалуйста, ответьте. Кто там?

Джефри, навалившийся на дверь снаружи, услышал ее крик.

— Роза, это мы. Отойдите от двери. Вы слышите меня, Роза? Отойдите от двери.

Роза с трудом поднялась и отошла, волоча мешок с несчастным Вилли. Не сдерживаемая ее телом, дверь легко открылась, и в коридор хлынул дневной свет. Прикрыв рукой глаза, Роза замигала и уставилась на людей, сгрудившихся в дверном проеме. Разрумянившееся лицо лорда Филпотса было первым, что она разглядела.

— О, Милти! Никогда в своей жизни я никому не была так рада! — Она бросилась в его объятия и зарыдала.

Милти обнял ее и крепко прижал к себе, глядя в темный коридор поверх ее головы.

— Послушайте, Роза. Чертовски неудобное место в такой холодный день.

Роза прыснула, страх выпустил ее из своих цепких когтей, но тут же она снова зарыдала от радости и облегчения. С плачущей женщиной на руках, Милти почувствовал себя как рыба, вынутая из воды, и с мольбой посмотрел на маркиза. Джефри нежно отцепил руки Розы от шеи друга, чувствуя себя очень одиноким оттого, что жена бросилась не к нему. Действительно, он позволил их отчуждению зайти слишком далеко.

— Милти, продолжайте поиски. Обыщите весь парк, найдите ключ к разгадке всего этого, — приказал Джефри. — Я позабочусь о моей Розе.

Милти усмехнулся во весь рот, услышав, как по-хозяйски говорит Джефри о малышке Розе. Он коснулся полей цилиндра и повернулся к столпившимся слугам.

— Идемте. Кто-то запер маркизу в этом сыром и холодном погребе, явно желая причинить ей вред. Рассыпьтесь цепью и ищите любую зацепку, которая может привести нас к прохвосту.

Джефри подхватил рыдающую, дрожащую Розу на руки и решительно направился к ближайшему входу в дом.

— Вилли! Не оставляйте Вилли! — воскликнула Роза, отчаянно вырываясь.

— Боннер! Захватите кошку! — крикнул Джефри через плечо.

Широким шагом он быстро дошел до лестницы и, перепрыгивая через ступеньки, взбежал наверх, крича на ходу, чтобы приготовили теплую ванну и бренди, и оставляя за спиной снующих во всех направлениях слуг. Летти встретила его в дверях спальни, ломая руки и рыдая почти так же громко, как Роза.

— Летти, быстро приготовь одежду. Что-нибудь теплое. Разожги огонь. Она промерзла до костей. И проследи, чтобы за этой кошкой тоже поухаживали, хорошо?

Предусмотрительная Летти провела маркиза прямо в гардеробную, где уже поднимался пар над приготовленной ванной. Просторный шенилевый халат и пушистые теплые шлепанцы согревались перед камином. Маркиз поставил Розу на ноги, поддерживая ее рукой, пока не удостоверился, что она способна стоять сама. Не ожидая помощи горничной, он поспешно стянул мокрый грязный халат и сдернул липкую ночную рубашку с безудержно дрожащей Розы. И увидел синяки, покрывшие безупречное тело. Нежно подняв жену, он усадил ее в ванну, и она тут же сжалась в комочек, подтянув колени к подбородку.

Скинув пальто, Джефри присел рядом с ванной и взял исцарапанные, в занозах руки Розы, лаская их и горестно качая головой. Его красивое лицо исказилось гримасой. Роза дрожала теперь еще сильнее, чем когда ее нашли, и он подозревал, что это последствия сильного шока.

— Ну-ну, милая Колючка, теперь все будет просто замечательно, я обещаю, — прошептал он. — Я здесь, чтобы всегда защищать тебя.

С долгим судорожным вздохом Роза высвободила свои руки и откинула волосы с лица.

— О, Джефри, если бы только я могла в это поверить, — пробормотала она, сжимая зубы, чтобы остановить их стук.

— Я сделаю все, что угодно, чтобы заставить тебя поверить, Роза, — сказал Джефри, приподнимая ее подбородок и глядя в глаза. Он провел кончиком пальца по бледной щечке, измазанной грязью и залитой слезами. Ему стало грустно от недоверия, которое он увидел в глазах жены.

В спальню бесцеремонно ворвался Боннер, в спешке принеся бутылку бренди и два бокала без подноса. Найдя комнату пустой, он крикнул в гардеробную:

— Милорд!

— Милая, я сейчас вернусь, — быстро встав, пообещал Джефри и оставил ее на попечение Летти. — Я здесь, Боннер!

Подойдя к камину в спальне, он устало провел ладонью по лицу. Трудная скачка, тревога и холод не прошли даром и для него.

— Милорд, я взял на себя смелость принести второй бокал для вас, — сказал дворецкий.

— О, прекрасно, Боннер. Вынесите бутылку людям, ведущим поиски. Им бренди также пригодится, — сказал Джефри, беря бутылку и бокалы. — Они нашли что-нибудь?

— Я сейчас же узнаю… Пожалуйста, передайте ее светлости, что Вилли в кухне… лакает молоко с бренди и громко сетует на свои несчастья, а жалостливая повариха слушает его.

— Я скажу ей, — Джефри улыбнулся, но улыбка не коснулась его глаз.

Боннер опомнился и поклонился.

— Я прослежу, чтобы всех обеспечили бренди. Если я могу сделать что-нибудь еще…

— Все прекрасно, Боннер, — перебил его Джефри, не отворачиваясь от камина. — Скажите лорду Филпотсу, что я скоро спущусь.

Джефри залпом выпил большой бокал бренди и снова задумчиво уставился в огонь. Похоже, что кошмар еще не закончился. Однако он не мог поверить, что кто-то из его собственных слуг мог причинить вред госпоже, даже если учесть, с каким ядовитым письмом он прислал ее в Харроу. Нет, он готов поклясться своей жизнью — это Сьюэлл. Джефри не знал, каким образом, но покушение на Розу могло быть лишь продолжением заговора Сьюэлла. Он поймает этого негодяя и разделается с ним.


Уютно закутанная в халат, с заколотыми на макушке волосами и свежеумытым личиком, вошла Роза. Джефри подошел к ней, притянул к огню, усадил в кресло и, вложив бокал в ее пальчики, поднес к ее губам, заставляя выпить.

— Пей медленно, дитя мое. Это поможет тебе согреться и вернет румянец на твои щечки. Ты очень замерзла?

— Не очень, — прошептала Роза, потягивая обжигающую жидкость, и закашлялась. Она скривилась, но не могла не наслаждаться теплом, охватившим ее.

Джефри снова поднес бокал к ее губам.

— Мне велено передать тебе, что Вилли в кухне и окружен заботами поварихи.

Это сообщение заставило Розу улыбнуться и вздохнуть с облегчением.

— Благодарю вас, — прошептала она, не отрывая взгляд от бокала в своих руках.

Маркиз подтянул скамеечку и сел перед Розой. Они с минуту сидели в молчании, затем он нежно взял ее за подбородок и приподнял голову.

— Роза, вы можете рассказать, что случилось с вами? Кто мог совершить такое?

— Я не знаю. Я искала Вилли… он был в мешке в ледяном погребе… кто-то толкнул меня сзади и запер дверь на засов.

Джефри не мог больше сдерживаться. Он опустился перед Розой на колено и притянул к себе, шепча в ее волосы:

— О, милая Колючка, когда я подумал, что не найду вас…

Охваченная теплом его тела, Роза перестала дрожать. Она вдруг почувствовала себя в полной безопасности. Именно так должно было быть с самого начала. Она хотела навсегда остаться в его объятиях. Слезы снова подступили к ее глазам и потекли по щекам.

— Там было так темно, и никто не отвечал на мои крики. Бедняжка Вилли испугался… — прошептала она сквозь слезы.

— Ах, бедняжка Вилли! А как же бедняжка Роза? — нежно засмеялся Джефри и, вытащив платок, промокнул ей слезы. Затем он снова стал серьезным. Сев на скамеечку, он нагнулся и поднял ее головку за подбородок, заставляя смотреть на себя. — Роза, пожалуйста, выслушайте меня. Я был не прав. Я был не прав во всей этой истории с Мартой Раффл… и в других вещах тоже. Видите ли, это Элмо Сьюэлл все время пытался встать между нами.

— Элмо Сьюэлл! Но почему?..

— Из-за Шенстона, конечно. Но это неважно. Важно то, как ужасно я обращался с вами. Я так сердился и ревновал, когда вы избегали меня, ну, потому что… ну, потому что я очень сильно люблю вас.

Роза вдруг замерла. Испуганный ее неподвижностью, Джефри схватил тонкие руки и бросился успокаивать ее.

— Ах, милая Колючка! Выслушайте меня. Я знаю, что мы договорились о своего рода фиктивном браке, и это была моя идея… Пусть так и останется, если вы этого желаете. Я торжественно клянусь, что не буду навязываться вам, но… я был так наивен, я не предвидел… то есть я никак не думал, что полюблю вас, но так случилось, — он откашлялся. — И я буду очень сильно возражать, если вы полюбите кого-то другого… несмотря на то, что говорил раньше.

Они сидели неподвижно. Джефри боялся взглянуть на ее лицо. Уронив голову, он смотрел на свои руки, накрывшие ее маленькие ладошки. Его сердце ныло. Он действительно не знал, как переживет ее отказ… если она прогонит его прочь.

Огонь трещал в тишине, бросая яркие блики на его блестящие каштановые кудри. Роза наклонилась и прижалась лбом к его голове, как усталый ребенок.

— О, Джефри! Как вы могли не понять, что я люблю вас с того дня, когда вы предложили заплатить за порванное Шэрон платье! Я думала, что вы никогда не полюбите меня. Вообще-то я начала думать, что вы меня ненавидите…

— О, моя любовь! — простонал Джефри, схватив ее в объятия и притянув к себе на колени.

Летти на цыпочках прошла через спальню, чтобы ответить на осторожный стук в дверь. Там стоял лакей. С жадным интересом он попытался заглянуть в комнату через приоткрытую дверь.

— Этот второй лорд просит его светлость спуститься в библиотеку, — передал он то, что ему велели. — И как можно быстрее, он сказал.

Джефри услышал и неохотно отпустил Розу.

— Ах, моя любимая! Я должен идти. Вероятно, нашли что-то, о чем я должен знать. Я вернусь через минуту. Ты будешь ждать меня?

— Всю жизнь, Джефри, — прошептала она. — Всю мою жизнь.

Решительно поднявшись, Джефри потянулся и ласково взъерошил ей волосы, и на этот раз Роза совсем не обиделась.

В библиотеке Джефри был радушно встречен лордом Филпотсом. Согретый огнем камина, с обожающим Вздором у ног, Милти поднял бокал, наполненный лучшим бренди маркиза, и бодро воскликнул:

— Игра закончена, Джефри. Мы схватили его.

— Вы кого-то поймали? Кого и где этот ублюдок? Я хочу поговорить с ним! — воскликнул Джефри, гневно сверкая глазами.

— Это невозможно, мой друг, — заявил Милти, качая головой. — Он уже готов.

Зная, что виконт так же устал, как и он, и, понимая, что в долгу перед ним, Джефри опустился в кресло напротив и мысленно попросил у Бога терпения.

— А теперь, Милти, расскажи самую суть, не отвлекаясь, хорошо? А то я сгораю от нетерпения вернуться к жене.

Милти просиял и сделал знак Боннеру принести бокал его светлости.

— Мы нашли его неподалеку, в небольшой рощице к северу отсюда. Ты знаешь это место?

— Конечно.

— Хорошо! Не могу сказать, что он далеко ушел… видишь ли, он был уже мертв.

— Мертв!

— Так что мы положили его в ледник. Справедливо, тебе не кажется? — Милти фыркнул.

— Милти! — угрожающе произнес Джефри. Его терпение готово было вот-вот лопнуть. — Имя, пожалуйста!

— Сьюэлл! Удивительно, какую силу придает ненависть, не так ли? Тяжело раненный — и, однако умудрился опередить нас.

— Боже милостивый, — проговорил Джефри. — Сьюэлл…

— Судя по его виду, скачка не пошла ему на пользу. Истек кровью прямо среди деревьев. И там есть еще следы. Я послал парней и ожидаю, что рано или поздно они приведут сообщника. Хорошие ребята.

— Какие ребята? — раздался голос от дверей. Одетая в просторный розовый халат и пушистые шлепанцы, с блестящими волосами, схваченными розовой ленточкой, Роза была очень похожа на озорную девчонку, сбежавшую от няни. Вдруг в складках халата мелькнула любопытная оранжевая мордочка. Вздор вскочил и с раскатистым лаем бросился вслед за метнувшимся в коридор Вилли.

— Вздор! — проревел Джефри, тоже вскакивая. Поскольку охота за парочкой была ему уже не по силам, он обратился с упреками к Розе, в то же время нежно привлекая ее к огню. — Роза, вы не должны быть здесь! Почему вы не в постели?

— Я прекрасно себя чувствую, — сказала Роза, отмахиваясь от его заботы. — Милти, так кто эти хорошие ребята?

— Ну, парни, которые служат у Джефри здесь, в Харроу, вот кто, — сообщил ей Милти, восхищенно улыбаясь. — Роза, вы обратили внимание на мой новый стиль? Джефри говорит, что я очень похудел.

Роза улыбнулась и отошла, чтобы осмотреть всю большую фигуру, одетую очень уместно для загородного медвежьего угла.

— Да, Милти, я бы сказала, что вы потрясающе красивы. Эта одежда прекрасно подчеркивает вашу мужественность. Я аплодирую вашему выбору и уверена, что многие юные дамы оценят его в новом сезоне.

— О, ну, это будет еще один плюс, поскольку главная награда — это удобство, — доверительно сообщил Милти. — Я больше не спотыкаюсь, хотя, должен сказать, скорблю о моем роскошном жилете на лебяжьем пуху.

Джефри, страстно желая остаться наедине со своей вновь обретенной женой, взял лорда Филпотса под руку и вытащил из кресла.

— Милти, дружище, могу ли я попросить тебя отвлечь Вздора от его охоты… и… э… может, проверишь, как там дела у хороших ребят? Может, они вернулись, пока мы беседовали. Я бы хотел узнать об их находках.

— Вряд ли парни могли вернуться так быстро, и думаю, как только Вздор загонит эту кошку в угол и как следует поработает челюстями, он придет сюда… Ох, понимаю! — воскликнул Милти, хлопая себя по лбу. — Хочешь остаться наедине с нашей Розой, а? Конечно, это так естественно. Замечательно, поскольку вы оба…

Джефри решительно закрыл дверь библиотеки за Милти, не дожидаясь конца фразы, и повернулся к Розе.

— Ну, юная леди, почему вы не в постели? У вас был довольно мучительный день, и я не удивлюсь, увидев какие-нибудь неприятные последствия.

Роза задрала свой маленький носик и отчетливо произнесла:

— А вы, милорд мой супруг, так и будете обращаться со мной как с ребенком, когда сами прекрасно понимаете, что хотели бы обращаться со мной совершенно иначе?

Ее откровенность захватила Джефри врасплох, но затем он широко улыбнулся, сверкнув ямочкой, которую Роза так любила.

— Вы совершенно правы, милая Колючка. В свою защиту я могу сказать только то, что обращался с вами как с ребенком… потому, что только таким образом мог держаться от вас на расстоянии.

— Но, Джефри, — изумилась Роза, — я никогда не хотела, чтобы вы держались от меня на расстоянии.

Опустившись рядом с ней на диван, он прижал ее к себе.

— Ах, Роза! Как мы запутали свою жизнь, не правда ли?

Роза кивнула и потерлась щекой о его подбородок, за день, покрывшийся щетиной. Ей хотелось всю жизнь провести в его объятиях. Наконец она слегка отстранилась и дрожащим голосом начала рассказывать свою историю: о том, как избежала гибели в Элленсберге, о том, как боялась, что он хочет развестись с ней и жениться на Шэрон Бартли-Бейкон.

— Шэрон! — взорвался Джефри, снова притягивая ее к себе. — Мне казалось, что я с самого начала прояснил, как отношусь к ней. И ведь эта ведьма была в сговоре со Сьюэллом.

Роза вздохнула от счастья. Осмелев в его любящих объятиях, она подняла голову, подставляя ему лицо. Сначала его поцелуи были нежными. Затем, ободренный ее сладким невинным желанием, он стал целовать ее сильнее, пока они оба не задрожали от страсти. Его руки скользнули под розовый халат к желанному, податливому телу, которое он лишь мельком видел в ванне. Опьянев от его ласк и потеряв чувство времени, Роза целовала его шею и лизала мочку уха, восхищенная его стонами.

Джефри чуть отстранился, потерся губами о ее нежные губы, затем поцеловал по очереди безупречные розовые соски.

— Хм-м, милая Колючка, я совсем лишился разума. Давай найдем какое-нибудь менее общедоступное место. Я очень хочу заняться любовью со своей женой, и как следует.

— Да, идем, — прошептала Роза, не желая прекращать поцелуи, однако страстно желая начать свой брак так, как должны начинаться все браки.

Джефри поднялся и с нежной, любящей, зовущей улыбкой протянул ей руку. Роза застенчиво положила свою ладошку в его большую ладонь. Он потянул ее за руку и поднял с дивана, снова в свои объятия. Она встала на цыпочки, ловя его губы, и их уход снова задержался.

В коридоре, спиной к двери библиотеки, сурово скрестив руки на массивной груди, стоял на страже верный лорд Филпотс. Перед ним — разгневанный Грэшем и несколько его сообщников.

— Я требую пропустить меня к маркизу, — бушевал Грэшем, брызгая слюной. — Я должен поговорить с ним немедленно. Мне наплевать на то, что вам кто-то что-то сказал, и я не стану принимать увольнение от… гостя!

— Полагаю, сама маркиза Эдерингтон уволила вас, не я, — возразил Милти. Ничто не могло заставить его отойти в сторону и позволить потревожить Джефри и Розу.

— Ха! Эта! — сплюнул Грэшем. — Маркиз был абсолютно точен в своих инструкциях относительно нее. Он не станет слушать слезливые жалобы жены, которую презирает.

— Вы заходите слишком далеко! — пригрозил Милти, недвусмысленно освобождая руки.

Дверь библиотеки распахнулась, и Джефри провел застенчиво улыбающуюся, излучающую счастье Розу мимо просиявшего лорда Филпотса. Покровительственно обнимая ее за плечи, маркиз улыбался ей, и, как два лунатика, они медленно пересекли холл и поднялись по лестнице в свои апартаменты.

Когда они исчезли из виду, Милти ухмыльнулся сконфуженному мажордому:

— Мистер Грэшем, вот вам ответ. Я уверен, маркиз хочет, чтобы вы и ваши приспешники убрались из Эдерингтон-Харроу до наступления ночи.

Грэшем, смирившись со своей судьбой, неловко поклонился и отправился собирать вещи.

Вечером Милти пообедал в одиночестве. Ни Джефри, ни Роза не появились в столовой. Позже, направляясь по коридору в свою комнату, Милти остановился у хозяйской спальни. Из-за двери донесся громкий голос Джефри, затем серебристый смех Розы. Милти улыбнулся и пошел дальше. Никогда еще он не слышал, чтобы Роза так счастливо смеялась. Слезы блеснули в его глазах, и долгий сентиментальный вздох вырвался из огромной груди. Ему очень захотелось найти счастье, подобное тому, что нашел Джефри.

Рыжий Вилли появился в коридоре и стал тереться о ноги Милти.

— Оказался лишним, кот? Ну, полагаю, в моей комнате найдется удобное местечко на диванчике под окном, и Вздор тебя не потревожит. Его сослали на конюшню за неджентльменское поведение. В конце концов, мы, холостяки, должны заботиться друг о друге.

Кот охотно принял любезное приглашение и вскочил на диванчик у окна.

— Ты, конечно, знаешь, что я собираюсь сделать, — сообщил Милти, готовясь ко сну. — Странно, что я не подумал об этом раньше… но завтра утром я первым делом попрошу у Розы помощи. Пусть немедленно начинает искать мне жену. Разве она сама не сказала, что я совершенный образец мужественности? — Милти аккуратно разложил свою одежду и провел рукой по лацканам сюртука. — Дамы, они такие, ты знаешь… или, может, не знаешь. Ты же кот, и все такое… но все же…

Вилли решительно повернулся спиной и свернулся в клубочек среди подушек, предоставив лорду Филпотсу продолжать свой бесконечный монолог.

Примечания

1

Тарлатан — жестко накрахмаленная кисея. — Прим. перев.

2

Охотничья лошадь.

3

В романтическом стиле (франц.).

4

До свидания (франц.).


home | my bookshelf | | Нет розы без шипов |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 1
Средний рейтинг 1.0 из 5



Оцените эту книгу