Book: Гробница Фараона



Гробница Фараона

Виктория Хольт

Гробница Фараона

ПРОКЛЯТИЕ

Смерть сэра Эдварда Трэверса, последовавшая внезапно и при таинственных обстоятельствах, вызвала ужас и породила домыслы не только среди его ближайшего окружения, но и по всей стране.

Заголовки газетных статей гласили: «Смерть видного археолога», «Стал ли сэр Эдвард Трэверс жертвой проклятия?».

Статья в нашей местной газете сообщала:

«Со смертью сэра Эдварда Трэверса, который не так давно покинул Англию и отправился заниматься раскопками на месте усыпальниц фараонов, возникает вопрос: справедливо ли древнее поверье, что нарушивший покой усопших навлекает на себя их гнев? Скоропостижная кончина сэра Эдварда послужила причиной резкого свертывания экспедиции».

Сэр Ральф Бодреан, наш местный сквайр и ближайший друг сэра Эдварда, постоянно оказывал финансовую поддержку экспедиции. Поэтому когда через несколько дней после получения известия о кончине сэра Эдварда у сэра Ральфа случился апоплексический удар, это дало пищу для дальнейших пересудов. Однако несколько лет тому назад сэр Ральф уже перенес подобный недуг, от которого вскоре оправился. Пережил он и второй удар, но одна рука и нога остались парализованы и в целом здоровье его резко пошатнулось. Как и следовало ожидать, поползли слухи, что все эти беды навлечены проклятием.

Тело сэра Эдварда привезли на родину и похоронили в ограде нашей церкви на маленьком кладбище. Тибальт, единственный сын сэра Эдварда, блистательный молодой человек, уже добившийся определенного признания в той же области, что и его отец, очень болезненно переживал постигшую его утрату.

Заупокойная служба и похороны были самыми грандиозными из всех, которые когда-либо совершались в нашей церкви, построенной еще в XII веке. Присутствовали ученые мужи, друзья семьи и, естественно, представители прессы.

В то время я служила компаньонкой у леди Бодреан, супруги сэра Ральфа. Работа вовсе не соответствовала моему характеру, но мое финансовое положение вынудило меня поступить на это место.

Я сопровождала леди Бодреан в церковь на заупокойную службу и там не могла оторвать взгляда от Тибальта.

Я любила его глупо и совершенно безнадежно со времени нашей первой встречи, но разве был шанс у бедной компаньонки привлечь внимание такого незаурядного человека? Мне он казался воплощением всех мужских достоинств. Он ни в коей мере не соответствовал общепризнанным стандартам мужской красоты, но выглядел весьма привлекательно — высокий, худой шатен; его лоб выдавал ученого, а рот был не лишен чувственности; нос длинноват и чуть-чуть заносчив, а серые, глубоко посаженные глаза затенены ресницами. Никогда нельзя было с уверенностью сказать, о чем он думает. Тибальт казался таким одиноким и таинственным. Я часто говорила себе: потребуется целая жизнь, чтобы его понять. А какое это было бы занятное открытие!

Сразу же после похорон я вместе с леди Бодреан вернулась в Кеверал Корт. Госпожа сказала, что она утомлена, да и на самом деле, больше, чем обычно, жаловалась и раздражалась. Ее самочувствие не улучшилось, когда ей доложили, что в имении побывали репортеры и разузнали о состоянии здоровья сэра Ральфа.

— Они словно стервятники! — негодовала она. — Надеются на самое худшее, потому что еще одна смерть подтвердила бы их глупую теорию о проклятии!

Через несколько дней после похорон я повела собачек леди Бодреан на их ежедневную прогулку, и мои ноги по привычке привели меня к поместью Гиза, где жили Трэверсы. Не в первый раз я стояла у резных железных ворот и смотрела на тропинку, ведущую к дому. Теперь, после похорон, когда подняли жалюзи, дом больше не выглядел печальным. Его по-прежнему окутывала атмосфера таинственности, которую я всегда ощущала; этот дом постоянно привлекал меня, даже когда Трэверсы еще не поселились в нем.

Я смутилась, потому что из дома вышел Тибальт, и было слишком поздно повернуться и уйти, ведь он видел меня.

— Добрый день, мисс Осмонд, — сказал он.

Я мгновенно придумала причину, по которой оказалась возле его дома:

— Леди Бодреан желает знать, как вы себя чувствуете.

— О, достаточно хорошо, — ответил он. — Входите, пожалуйста.

Он улыбнулся мне, и я почувствовала себя беспричинно счастливой. Смешно и абсурдно. Практичная, рассудительная, гордая мисс Осмонд может испытывать такие сильные чувства к другому человеку! Мисс Осмонд влюблена! И как это меня угораздило влюбиться так сильно и тем не менее безнадежно?

Он вел меня по тропинке мимо разросшихся кустов. На двери вместо колокольчика была прикреплена голова с кольцом во рту. Сэр Эдвард привез ее из какой-то заморской страны. У этой головы на лице застыло довольно злобное выражение. Интересно, может быть, сэр Эдвард прикрепил ее на входной двери, чтобы отпугивать посетителей…

В доме Гиза полы устланы толстыми коврами, поэтому совсем не слышно шагов. Тибальт провел меня в гостиную, где тяжелые шторы из темно-синего бархата, отделанные золотыми кистями, украшали окна, а на полу лежал ковер с синим толстым ворсом. Говорили, что сэр Эдвард не любил посторонний отвлекающий шум. Находясь в гостиной, можно было определить интересы хозяина. Я знала, что некоторые из странных фигурок, расставленных здесь, обнаружены при раскопках. Это была китайская комната, но концертный рояль, занимавший в ней центральное место, вносил атмосферу викторианской Англии.

Тибальт жестом пригласил меня присесть и сел сам.

— Мы планируем еще одну экспедицию туда, где скончался мой отец, — объяснил он.

Я сказала, что не верю в историю о проклятии, но все же меня пугает его намерение вернуться на то место.

— Вы думаете, это мудрое решение? — спросила я.

— Не может быть, что вы придавали значение этим слухам, порожденным кончиной моего отца. Не так ли, мисс Осмонд?

— Конечно, нет.

— Он был здоровым человеком, это правда. И внезапно его не стало. Я считаю, он стоял на пороге великого открытия. За день до смерти он мне сказал: «Я уверен, что в скором времени сумею доказать всем, что эту экспедицию стоило предпринять». Больше он ничего не добавил. Как я жалею об этом.

— Проводили вскрытие?

— Да, здесь, в Англии. Но не сумели определить точную причину смерти. Его гибель окутана тайной. А вот теперь еще сэр Ральф.

— Вы не верите в связь между смертью отца и болезнью сэра Ральфа?

Он отрицательно покачал головой.

— Я думаю, что неожиданная смерть моего отца сразила его старого друга. Сэр Ральф всегда был склонен к апоплексии, у него уже случился небольшой инсульт некоторое время назад. Мне известно, что врачи уже на протяжении нескольких лет призывали его к умеренности. Нет, болезнь сэра Ральфа не имеет ничего общего с тем, что случилось на раскопках в Египте. Что ж, я отправлюсь туда и постараюсь найти то, что чуть было не обнаружил мой отец… и выясню, не стало ли это открытие причиной его смерти.

— Будьте осторожны, — невольно вырвалось у меня прежде, чем я сумела сдержать себя.

— Я уверен, что отец пожелал бы мне того же, — улыбнулся он.

— Когда вы уезжаете?

— Нам понадобится три месяца, чтобы все подготовить.

Открылась дверь и вошла Табита Грей. Как и все обитатели дома Гиза, она меня интересовала. Она была по-своему красива. Правда, эта красота не сразу открывалась посторонним. Но, увидев ее несколько раз, можно было проникнуться очарованием ее черт, привлекательностью ее манер и тем, как она принимала жизнь. Я никогда точно не знала, кем же она была в имении Гиза, вероятно, привилегированной экономкой.

— Мисс Осмонд пришла передать наилучшие пожелания от леди Бодреан.

— Не хотите ли чаю, мисс Осмонд? — спросила меня Табита.

Я поблагодарила ее и отказалась со словами, что мне нужно без промедления отправляться назад, иначе меня станут разыскивать. Табита сочувственно улыбнулась, она понимала, что леди Бодреан не отличалась мягким характером.

Тибальт вызвался проводить меня. Всю дорогу он говорил о готовящейся экспедиции. Меня завораживали его слова.

— Мне кажется, вы были бы не против поехать с нами, — сказал он.

— Меня бы это очень обрадовало.

— А вы готовы встретиться с проклятием фараонов, мисс Осмонд? — спросил он с иронией в голосе.

— Да, конечно.

Он улыбнулся мне и серьезным тоном добавил:

— Как бы я хотел, чтобы вы поехали с нами.

Ошеломленная, я вернулась в Кеверал Корт. Я почти не слышала упреков леди Бодреан и двигалась, как во сне. Он хотел, чтобы я поехала с ним. Но только чудо могло мне помочь в этом.

Когда скончался сэр Ральф, снова заговорили о проклятии. Человек, возглавлявший экспедицию, и человек, помогавший ее финансировать, — оба они мертвы! Все это неспроста.

А потом… случилось чудо. Это было невероятно, непостижимо, но моя заветная мечта осуществилась. Это оказалось чарующе, как сказка. Только Золушка отправлялась не на бал, а с экспедицией в Египет.

Я могла только изумляться свершившемуся чуду и постоянно думала обо всем, что предшествовало этому.


…Все началось в день моего четырнадцатилетия, когда я нашла кусочек бронзы в могиле Джошуа Полгрея…

БРОНЗОВЫЙ ЩИТ

День моего четырнадцатилетия стал одним из самых знаменательных дней моей жизни, потому что в тот день я не только нашла кусочек бронзового щита, но и узнала правду о себе.

Но сначала о кусочке бронзы… Стоял жаркий июльский полдень. В нашем доме было тихо, все куда-то разбрелись: Доркас, Элисон, повариха, две служанки — и никого. Я подумала, что служанки на чердаке секретничают о своих ухажерах, повариха задремала на кухне, Доркас в саду, Элисон что-нибудь штопает или вышивает, а его преподобие Джеймс Осмонд сидит в кабинете и делает вид, что готовит воскресную проповедь, а фактически спит в кресле, время от времени просыпаясь от собственного храпа, дергая головой и бормоча: «Спаси, Господи», — притворяясь перед самим собой — ведь он один в кабинете — что неустанно трудится над проповедью.

Но я ошиблась по крайней мере в отношении Доркас и Элисон, они оказались в спальне, обсуждая, как лучше рассказать ребенку — мне — правду: теперь, когда девочке исполнилось четырнадцать лет, пора ей все узнать.

Я бродила по кладбищу и наблюдала, как могильщик Пеггер копал могилу. Меня привлекало церковное кладбище. Иногда я просыпалась ночью, и выбираясь из постели, усаживалась на подоконник и смотрела вниз, на могилы. В тумане казалось, что там бродят призраки, а могильные плиты — словно фигуры, воскресшие из мертвых. В яркую лунную ночь было отчетливо видно, что это всего лишь памятники, но от этого зрелище не становилось менее жутким. Иногда темнота казалась кромешной, если шел дождь, в ветвях дубов шелестел ветер, и я представляла, что мертвые вышли из своих могил и разгуливают по церковному двору как раз под моим окном.

Эти странные фантазии начали одолевать меня несколько лет тому назад. Видимо, после того, как Доркас отвела меня на могилу Лавинии возложить цветы. Потом мы делали это каждое воскресенье. А теперь посадили в цветник куст розмарина.

— Это на память, — сказала Доркас. — Он будет зеленеть круглый год.

В тот жаркий июльский день Пеггер перестал копать, вытер лоб красным носовым платком и сердито посмотрел на меня — так он смотрел на всех.

— Вот стою я здесь, копаю землю и думаю, кто будет покоиться в этой глубокой темной могиле. Как будто я не знал всю свою жизнь, что это удел каждого из нас.

Пеггер говорил загробным голосом, наверное, из-за того, что он готовит людям их последнее пристанище. Всю жизнь он работает могильщиком, а до него могильщиком был его отец. Пеггер даже внешне похож на одного пророка из Ветхого Завета: у него копна белых волос и седая борода, он испытывает законное негодование ко всем грешникам, но, кажется, в эту категорию не входит только он сам и несколько избранных. Даже его речь изобилует библейскими словами.

— Здесь завершит свой путь Джошуа Полгрей. Он прожил отпущенный ему срок и теперь предстанет перед Создателем, — Пеггер сердито покачал головой, словно он невысоко оценивал шансы Джошуа на хорошее место в ином мире.

— Господь, может быть, не такой сердитый как вы, мистер Пеггер, — сказала я.

— Вы близки к богохульству, мисс Джудит, — проворчал он. — Вам надо следить за своими словами.

— А зачем, мистер Пеггер, какая от этого польза? Ангел-хранитель знает, о чем я думаю, говорю я об этом или нет — ведь даже мысли иногда бывают такие же грешные, как и слова, но что с этим поделаешь?

Пеггер поднял глаза к небу, словно считал, что я вызвала на себя гнев Господа.

— Ну, ладно, — примирительно произнесла я. — Вы ведь еще не обедали, а уже скоро два часа.

На соседней могиле лежал такой же красный платок, каким мистер Пеггер вытирал лицо, но в тот платок, я знала, была завернута бутылка с холодным чаем и булочками, которые миссис Пеггер испекла накануне вечером.

Он вылез из могилы и уселся на соседний холмик, развязал платок и достал еду.

— Сколько могил вы выкопали за свою жизнь? — поинтересовалась я.

Он только покачал головой.

— Больше, чем я могу сосчитать, мисс Джудит.

— А после вас могилы будет копать Мэтью. Подумать только. — Мэтью не был старшим сыном в семье, которому надлежало унаследовать сомнительную привилегию рытья могил для тех, кто жил и умер в деревне Святого Эрна. Старший сын, Люк, убежал из дома и стал моряком, чего ему не могли простить.

— Будет воля Божья, и я выкопаю еще несколько, — ответил Пеггер.

— Должно быть, вы роете могилы разных размеров, — размышляла я. — Ведь для маленькой миссис Эдни не нужна такая большая могила, как для сэра Ральфа Бодреана, правда?

Я недаром заговорила о сэре Ральфе. Я знала, что грехи соседей — любимая тема мистера Пеггера, а так как сэр Ральф был гораздо богаче остальных жителей деревни, то значит, и грехов у него должно накопиться больше, чем у других.

Меня очень интересовал наш сквайр. Я всегда проявляла любопытство, когда он проезжал по дороге в коляске или верхом на лошади. Я делала реверанс, как меня научила Доркас, а он кивал головой, поднимал руку в быстром императорском приветствии, и мгновение его глаза под тяжелыми веками смотрели на меня. Некоторые говорили о нем также, как в древние века говорили о Юлии Цезаре: «Прячьте дочерей, когда он проезжает». Да, он был Цезарем в нашей деревне. Большая ее часть принадлежала ему, все близлежащие пастбища являлись его собственностью; те, кто работал на сэра Ральфа, считали его добрым хозяином, он и оставался добрым, пока мужчины не забывали склонять головы, проявляя должное уважение и помня, кто здесь хозяин, а девушки не отказывали ему в услугах. Да, он был добрым хозяином, что означало: у его людей есть работа и крыша над головой, а последствиям его забав с молодыми девицами оказывается особое внимание. В нашей деревне подрастало много таких «последствий» и они пользовались гораздо большими правами по сравнению со многими другими незаконнорожденными детьми.

Но для мистера Пеггера сквайр был само воплощение греха.

Оберегая мое юное воображение, он не мог подробно квалифицировать, за что сквайр предстанет пред адским огнем, поэтому довольствовался упоминанием лишь мелких грехов, каждый из которых тем не менее, по мнению мистера Пеггера, служил пропуском в ад.

В имении Кеверал Корт каждую неделю проводились балы; также регулярно гости отправлялись на охоту и в зависимости от времени года охотились на лисиц, оленей, выдр, стреляли фазанов, которые выращивались в имении специально для этих целей, или просто беззаботно веселились. Гости отличались богатством, элегантностью, вели себя очень шумно. Сюда приезжали из Плимута и даже из самого Лондона. Я всегда наблюдала за гостями, их присутствие, на мой взгляд, оживляло имение, но, по мнению мистера Пеггера, эти люди лишь оскверняли природу.

Я бывала в имении ежедневно, кроме субботы и воскресенья, и считала свои посещения Кеверал Корта большой удачей. Это было особое одолжение: дочь и племянник сквайра занимались с гувернанткой, кроме того их обучал наш кюре, Оливер Шримптон. Бедный пастор не мог позволить себе нанять для меня гувернантку, и сэр Ральф милостиво согласился — или не возражал на сделанное предложение — чтобы я училась у него в доме вместе с его дочерью и племянником и набиралась ума. Это означало, что каждый день, кроме субботы и воскресенья, я входила мимо старых колонн во двор, глубоко вдыхала запах конюшни, трогала для удачи подкову, шла в большой зал с галереей, поднималась по широкой лестнице, представляя себя гостьей из Лондона: на руках у меня сверкали бриллианты, а сзади тянулся длинный шлейф; проходила по галерее, где с портретов на меня смотрели умершие предки Бодреанов с выражениями недовольства, насмешки или безразличия на лицах, а я входила в классную комнату, где уже сидели Теодосия и Хадриан, а мисс Грэхем, гувернантка, разбирала книги.



Безусловно, жизнь стала более интересной с тех пор, как мне позволили обучаться вместе с Бодреанами.

Именно в тот июльский полдень я с любопытством узнала о последнем грехе сквайра.

— Сует свой нос туда, куда Бог не велит, — заявил мистер Пеггер.

— А куда же это?

— В долину Картера, вот куда. Он хочет проводить там раскопки. Тревожить землю. Все из-за этих людей, которые приезжают к нему со своими языческими идеями.

— Что они собираются выкопать? — спросила я.

— Червяков, наверное, — это, видимо, означало шутку, так как лицо мистера Пеггера исказила гримаса, служившая ему улыбкой.

— Так они все отправятся копать? — Я сразу же представила себе дам в шелках и бархате, джентльменов в белых галстуках и фраках — и все они бредут по долине с маленькими лопатами в руках.

Мистер Пеггер отряхнул крошки с пиджака и снова завернул бутылку в красный платок.

— Я говорю о том, что они пытаются раскопать прошлое. Надеются отыскать всякие кусочки предметов, оставленные древними людьми.

— Неужели здесь?

— Да, в деревне Святого Эрна. Ведь раньше язычники проживали здесь. А зачем богобоязненным джентльменам ковыряться в прошлом — не могу понять.

— Может быть, они не богобоязненны, но все это весьма респектабельно. Это называется археология.

— Не имеет значения, как это называется. Если бы Господь хотел, чтобы кто-то обнаружил эти вещи, он не стал бы закрывать их толстым слоем земли.

— А может быть, это сделал не Господь.

— А кто же тогда?

— Время, — отвечала я глубокомысленно.

Он покачал головой и продолжил копать, выбрасывая землю на одну сторону, где уже образовался небольшой холм.

— Сквайра всегда интересовали такие фантазии. А я не одобряю это занятие. Пусть мертвые хоронят своих мертвецов. Вот так.

— Кажется, кто-то сказал это много лет тому назад, мистер Пеггер. А я думаю, было бы интересно найти что-то важное здесь, в нашей деревне. Может, останки римлян. Мы бы сразу стали знаменитыми.

— Нам не суждено быть знаменитыми. Нам предназначено быть…

— Богобоязненными, — подсказала я. — Итак, сквайр и его друзья ищут поблизости останки римлян. Это не внезапная прихоть. Он всегда интересовался археологией. Знаменитые археологи часто приезжают в имение Кеверал Корт. Может быть, поэтому его племянника и назвали Хадрианом.

— Хадриан! — прогремел Пеггер. — Это языческое имя. Да и у молодой леди тоже.

— Хадриан и Теодосия.

— Это не христианские имена.

— Конечно, в отличие от Мэтью, Марка, Люка, Джона, Исаака, Рубена… и остальных. А Джудит упоминается в Библии. Так что у меня с именем все в порядке.

Я стала размышлять об именах.

— Доркас! Элисон!.. Вы знаете, мистер Пеггер, что Теодосия означает «данная Богом». Поэтому получается, имя это христианское. А что касается Хадриана, то так называли стену в древнем Риме и звали римского императора.

— Это не христианские имена, — повторил он.

— А Лавиния? Интересно, что означает это имя.

— О, мисс Лавиния… — проговорил Пеггер.

— Не правда ли, очень печально умереть такой молодой?

— Вместе со всеми грехами.

— Думаю, у нее их было не слишком много. Доркас и Элисон говорят о ней с большой любовью.

Фотография Лавинии висела на стене как раз над первым лестничным пролетом. Ночью я боялась ходить по лестнице. Я представляла себе, что Лавиния сходит со снимка и бродит по дому. Я думала, что когда-нибудь, проходя мимо, увижу на стене пустую рамку, так как она не успеет вернуться на место до наступления рассвета.

Доркас говорит, что я выдумщица. Она сама весьма практичная особа и не понимает игру моего воображения.

— У каждого смертного есть грехи, — объявил мистер Пеггер. — А что касается женщин, то у них грехов раз в десять больше, чем у мужчин…

— Но не у Лавинии, — возразила я.

Он облокотился на лопату и почесал свою белую гриву.

— Лавиния! Она была самая красивая из дочек священника. Если бы я не видела ее фотографию, я бы не поверила, ведь ни Доркас, ни Элисон не отличались красотой. Они всегда носили скромную одежду — юбки темных тонов и жакеты, грубые ботинки, вполне подходящие для сельской местности. А Лавиния на фотографии — в бархатном жакете и в шляпке с пером.

— Как жаль, что она оказалась в том поезде!

— Она ехала и не ведала, что случится… секунда — и она уже перед Создателем.

— Вы думаете, все произошло так быстро? Ведь ей нужно было еще туда добраться…

— Бог взял ее в грехе, не оставив времени на покаяние.

— Никто не обходился жестоко с Лавинией.

Пеггер не был уверен. Он покачал головой.

— У нее могли быть легкомысленные поступки.

— Доркас и Элисон любили ее, его преподобие тоже. Это сразу видно по их лицам, когда они называют ее имя.

Пеггер опустил лопату и снова вытер лицо.

— Сегодня самый жаркий день, который нам послал Господь. — Он вылез из могилы и сел на соседнюю, так что мы оказались напротив друг друга, а между нами зияла яма. Я встала и заглянула в нее. Бедный Джошуа Полгрей, который бил свою жену и отправил детей в пятилетнем возрасте работать на соседнюю ферму. Я прыгнула в могилу.

— Что это вы задумали, мисс Джудит?

— Просто хочу почувствовать, что значит находиться в могиле. — Я взяла лопату и стала копать.

— Пахнет сыростью, — заметила я.

— Вы перепачкаетесь.

— Уже перепачкалась, — крикнула я. Мои ноги скользнули по сырой земле. Было ужасное ощущение заброшенности, я стояла одна в глубокой узкой яме. — Ужасно быть похороненным заживо, мистер Пеггер.

— А ну-ка, вылезайте оттуда.

— Я еще немножко покопаю; хочу почувствовать, что такое работа могильщика. — Я вонзила лопату в землю, а потом выбросила землю наверх, как это делал мистер Пеггер. Я проделала это несколько раз, как вдруг лопата ударилась о что-то твердое.

— Здесь что-то есть, — крикнула я.

— Ну-ка, вылезайте, мисс Джудит.

Я проигнорировала его слова и продолжала исследование.

— Я что-то нашла, мистер Пеггер. — Я нагнулась и подняла какой-то предмет. — Что это, вы не знаете?

Пеггер взял у меня находку.

— Это старинный металл. — Он за руку вытянул меня из могилы.

— Я не знаю, но думаю, это что-то необычное.

— Грязная старая штука.

— Но вы посмотрите. Что же это было? А тут что-то выгравировано.

— Я бы лучше выбросил… эту железку, — проворчал Пеггер.

Ни за что не выброшу, решила я. Возьму домой, почищу. Мне понравился этот кусок металла.

Пеггер взялся за лопату и принялся снова копать, а я попыталась отчистить с туфель землю. Меня огорчило, что подол юбки загрязнился.

Я еще немного побеседовала с мистером Пеггером, а потом вернулась в дом священника, унося с собой кусок старинной бронзы. Предмет имел овальную форму и был около шести дюймов в диаметре. Интересно, как он будет выглядеть, когда я его отчищу. Он мне для чего-нибудь пригодится. Но в тот момент я больше думала о Лавинии. Наверное, все плакали, узнав, что любимая дочь его преподобия отца Джеймса, сестра Доркас и Элисон, погибла в железнодорожной катастрофе по дороге из Плимута в Лондон.

— Она умерла мгновенно, — рассказывала мне Доркас на могиле Лавинии, когда мы подрезали в цветнике кусты роз. — Это даже к лучшему, иначе она осталась бы инвалидом до конца дней, если бы выжила. А ведь ей исполнился только двадцать один год. Ужасная трагедия.

— А почему она собиралась жить в Лондоне? — спросила я.

— Она хотела пойти работать.

— Кем?

— М-м… гувернанткой, кажется.

— Разве ты не знала точно?

— Она жила у двоюродной сестры.

— У какой?

— Боже, какая ты любознательная. У одной нашей дальней родственницы. Мы с ней теперь не общаемся. Лавиния жила у нее, поэтому она ехала из Плимута, и потом произошло это крушение. Тогда погибло много людей. Это была самая большая трагедия на моей памяти. Мы ужасно переживали.

— И тогда вы решили взять меня и воспитать вместо Лавинии?

— Никто не может заменить Лавинию. У тебя свое место, дорогая.

— Значит, я не занимаю ее место. Наверное, я совсем на нее не похожа?

— Ничуть.

— Она была нежная, спокойная, много не разговаривала, не задавала вопросов и не поступала сгоряча, не приказывала людям… как я.

— Да, она совсем не похожа на тебя, Джудит. Но она могла быть твердой в некоторых ситуациях, хотя всегда оставалась вежливой.

— Значит, потому, что она погибла, а я была сиротой, вы и решили взять меня к себе. Я стала вашей родственницей.

— Можно сказать, кузиной.

— Дальней, конечно. Все ваши кузины — дальние родственники.

— Мы знали, что ты сирота. Мы тебя пожалели. Мы решили, так будет лучше для всех… и для тебя, конечно.

— Значит, я оказалась у вас из-за смерти Лавинии.

Принимая все это во внимание, я чувствовала, что Лавиния сыграла решающую роль в моей жизни, и часто раздумывала, что бы случилось со мной, если бы Лавиния не поехала на том поезде в Лондон.

В каменном холле дома священника было холодно и темно.

На столике стояла ваза с розами, лавандой и златоцветом. Несколько лепестков роз уже осыпались на каменный пол. Дом священника был очень старый, почти ровесник имения Кеверал Корт, построен в первые годы правления Елизаветы, и в течение трех веков в этом доме жили священники. Их имена высечены на доске в церкви. Комнаты в доме просторные, некоторые из них красиво украшены панелями, но окна маленькие и поэтому в доме темно. Дом всегда такой тихий, что особенно заметно в такие жаркие летние дни, как тот, о котором идет речь.

Я поднялась по лестнице в свою комнату и принялась отчищать орнамент. Я налила в таз воды и терла тряпочкой свою находку, когда раздался стук в дверь.

— Войдите, — ответила я. В дверях стояли Доркас и Элисон. У них был настолько торжественный вид, что я, забыв о находке, закричала: — Что случилось?

— Мы слышали, как ты пришла.

— Боже, неужели я наделала столько шума?

Они переглянулись и улыбнулись:

— Мы тебя ждали, — сказала Доркас.

Наступила пауза. Это было необычно.

— Что-то случилось? — настаивала я.

— Нет, дорогая, все по-прежнему. Мы решили поговорить с тобой, а сегодня твой день рождения, четырнадцать лет — определенная веха в жизни… Мы подумали, наступила пора…

— Все так таинственно, — прервала их я.

Элисон перевела дух.

— Джудит… — Доркас кивнула, подбадривая ее. — Джудит, ты всегда думала, что являешься дочерью одной нашей дальней родственницы, кузины.

— Да, очень дальней, — подтвердила я.

— Это не так.

Я перевела взгляд с одной женщины на другую.

— Тогда кто же я?

— Ты наша приемная дочь.

— Я знаю. Но если мои родители не ваши родственники, то кто же они?

Они молчали, и я воскликнула в нетерпении:

— Вы же пришли мне рассказать.

Элисон откашлялась.

— Ты была в том же поезде, где и Лавиния.

— Когда произошло крушение?

— Да, тебе было около года.

— Мои родители тогда погибли?

— Видимо.

— Кто они были?

Элисон и Доркас обменялись взглядами. Доркас слегка кивнула Элисон, что означало: скажи ей все.

— Ты не пострадала.

— А мои родители погибли?

Элисон кивнула.

— Но кто же они были?

— Они… видимо, сразу погибли. Никто тебя не разыскивал.

— Значит, неизвестно, кто я такая! — воскликнула я.

— Так как мы потеряли сестру, мы решили удочерить тебя, — объяснила Доркас.

— А что случилось бы со мной, если бы вы меня не удочерили?

— Может быть, тебя удочерили бы другие люди.

Я смотрела на них и вспоминала, с какой добротой они всегда относились ко мне, а я досаждала им бесконечной громкой болтовней, часто приходила в перепачканных платьях, а сколько было разбитой посуды… Я бросилась к ним и обняла обеих.

— Джудит, — улыбнулась Доркас, слезы блестели в ее глазах, у нее всегда слезы близко.

— Ты стала нашей отрадой. После смерти Лавинии нам так необходимо было утешение, — сказала Элисон.

— Ну, значит не о чем плакать, — объявила я. — Может быть, я — потерявшаяся наследница несметных богатств. Мои родители повсюду разыскивают меня…

Доркас и Элисон снова заулыбались. Теперь у меня появилась новая пища для моих фантазий.

— Это же гораздо лучше, чем быть дальней родственницей. Но все же интересно, кто я такая.

— Очевидно, твои родители сразу погибли. Это была такая ужасная катастрофа… Многих погибших не смогли опознать. Папа ездил и опознавал Лавинию. Он вернулся такой расстроенный.

— Почему вы сначала сказали мне, что я ваша дальняя родственница?

— Так нам казалось лучше, Джудит. Мы считали, ты будешь довольна, узнав, что ты наша родственница.

— Вы думали, раз меня не искали… я была никому не нужна и это могло меня расстроить и омрачить мое детство.

— Можно найти много объяснений, почему тебя не искали. Может, у тебя были только родители и никаких других родственников. Это вполне вероятно.

— Сирота, родившаяся у двух сирот.

— Вполне вероятно.

— А может, твои родители только приехали в Англию.

— Я иностранка! Может, француженка… или испанка. Я ведь смугленькая. А волосы вообще кажутся черными при свете свечей. Хотя глаза светлые… светло-карие. Но вообще-то я похожа на испанку, впрочем, многие жители Корнуолла похожи на испанцев. Потому что испанцы потерпели поражение возле наших берегов, когда мы разгромили Армаду.

— Ну, все закончилось удачно. Ты стала нам родной, и я не могу тебе передать, сколько радости ты нам доставила.

— Не знаю, почему ты такая мрачная, Доркас. Это довольно волнующе… не знать, кто ты есть на самом деле. Такое может открыться! Может, где-нибудь у меня есть брат или сестра… Или дедушка и бабушка. Может, они приедут за мной и увезут в Испанию. Сеньорита Джудит — звучит довольно привлекательно. Или мадемуазель Джудит де… какая-нибудь. Подумайте только, я еду к своей семье, которая меня давно потеряла, они живут в чудесном старинном французском замке!

— Ой, Джудит. Вечно ты все придумываешь, — покачала головой Доркас.

— А я рада, что она так ко всему относится, — добавила Элисон.

— А как еще я должна относиться? Мне никогда не нравились дальние родственники.

— Значит, ты не чувствуешь, что тебя бросили… что ты не была нужна никому… за тобой не пришли.

— Нет, конечно. Они же не знали, что мои родители погибли. Так как они находились в чужой стране, то их не разыскивали, а что касается грудного ребенка… меня… они часто обо мне думают. «Интересно, какой теперь стала девочка», — говорят они. «Сегодня нашей дорогой Джудит исполняется четырнадцать лет»… Хотя нет, ведь это вы меня так назвали.

— Тебя крестил наш отец вскоре после того, как мы принесли тебя в дом.

— Да, это все очень волнующе, — сказала я. — Милый сюрприз ко дню рождения. Посмотрите на мою находку. Я ее почищу, наверняка окажется что-то необычное.

— А что это?

— Понятия не имею. А как ты думаешь, Доркас? Здесь какие-то царапины, посмотри.

— Где ты это нашла?

— В могиле Джошуа Полгрея. Мистер Пеггер рыл могилу и я попробовала копнуть. И вдруг лопата наткнулась на это. Я сейчас почищу свою находку, а потом придумаю, на что она может мне пригодиться. Вроде подарка от Джошуа Полгрея.

— Что ты такое говоришь! Я видела раньше что-то подобное, — продолжала Элисон. — А вдруг это важная вещь?

— Что ты хочешь сказать? Что значит «важная»?

— Сэр Ральф наверняка знает.

Доркас и Элисон переглянулись. Элисон медленно проговорила:

— Я думаю, Джудит, тебе следует отнести эту находку в Кеверал Корт и спросить прислугу, не могла бы ты показать ее сэру Ральфу.

— Зачем?

— Потому что он интересуется подобными вещами.

— Вещами, которые выкапывают из земли?

— Некоторыми из них. Естественно, это может оказаться заурядная вещица… но мне кажется, в ней что-то есть. Это очень древняя вещь. А вдруг ты наткнулась на нечто весьма значительное?

Я волновалась. Ведь шли разговоры о проведении раскопок в долине Картера. Как чудесно, если мне первой удалось найти что-то стоящее.

— Я сейчас же отправлюсь туда!

— Я бы сначала вымылась, переодела платье и причесалась.

Я улыбнулась тетушкам. Как я их любила, хотя они такие неромантичные. У меня день рождения, вот они приходят и объявляют, что родители мои погибли, меня никто не искал, а я ничья, и могу оказаться кем угодно. Сегодня я нашла что-то важное, предмет, которому несколько веков, а они беспокоятся, чтобы я переоделась и предстала в приличном виде перед сэром Ральфом!

* * *

Мимо колонн — во двор, вдохнуть запах конюшни, потрогать подкову на счастье и наконец войти в огромный зал. Тяжелая, обитая железом дверь скрипнула, когда я ее толкнула. Как здесь тихо! Я замерла на секунду, посмотрела на два военных костюма, висевших по обеим сторонам лестницы, и коллекцию оружия; на длинном узком обеденном столе лежали оловянные предметы домашнего обихода и стояла большая ваза с цветами.

Интересно, чем занимаются сейчас Хадриан и Теодосия, как будет здорово рассказать им завтра о своей находке. Я уже считала ее бесценной реликвией. Величайшие археологи всего мира будут пожимать мне руку. «Мы так благодарны тебе, Джудит. Мы ведем раскопки всю свою жизнь, но до сих пор нам не удавалось найти ничего подобного».



Я услышала за своей спиной поскрипывание. Я и не заметила Дервента, швейцара, дремавшего на стуле.

— О, это вы, — приветствовал он меня.

— Мне надо немедленно повидать сэра Ральфа. По очень важному делу.

Он высокомерно взглянул на меня.

— Так, мисс, это ваш очередной трюк, я полагаю.

— Никакого трюка. Я кое-что нашла, и весьма ценное. И мои тетушки (я называла Доркас и Элисон тетушками, что упрощало дело) сказали, что я должна немедленно отнести свою находку к сэру Ральфу, и горе падет на голову того, кто попытается не пустить меня к нему.

Я прижала к груди кусочек металла и смело уставилась в лицо Дервенту.

— Они с их сиятельством пьют чай.

— Пойди и доложи, что я пришла, — повелела я.

Так как уже повсюду говорили о долине Картера, и всем был известен интерес сэра Ральфа к раскопкам, я сумела убедить Дервента доложить о моей ценной находке. Минут через пять меня провели в библиотеку… какая замечательная комната, полная экзотических вещей из коллекции сэра Ральфа.

Я положила свою находку на стол и с этого момента знала, что произвела неизгладимое впечатление.

— Бог мой, — произнес сэр Ральф (он употреблял слова, которые не одобрил бы его преподобие отец Джеймс). — Где ты это нашла?

Я ответила, что этот предмет находился в могиле. Он поднял брови.

— А что ты делала в могиле?

— Помогала копать.

Он смеялся по-разному: ревел диким хохотом или заливался внутренним смехом, когда трясся только его подбородок, вот именно тогда он испытывал истинное удовольствие. Сейчас он развлекался, было видно, что он доволен. Говорил он всегда отрывисто, не заканчивая фраз, словно спешил.

— Так, — сказал он. — Значит, на кладбище?

— Да. Это ведь ценная находка, не так ли?

— Бронза. Доисторического периода.

— Это должно быть интересным.

— Хорошая девочка. Если найдешь еще что-нибудь, приноси мне.

Он кивнул таким образом, что я поняла, он меня отпускал, но я не собиралась уходить так скоро.

— Вы хотите, чтобы я оставила вам мою… бронзу? — спросила я.

Он сузил глаза, его подбородок слегка задергался.

— Твоя! — заревел он. — Она не твоя.

— Я же ее нашла.

— Найдем — оставим себе, да? Нет, с такими находками так не поступают, моя девочка. Это же реликвия.

— Очень странно.

— Узнаешь еще больше странного, когда подрастешь.

— Эта бронза представляет интерес для археологов?

— А что ты знаешь об археологах?

— Я знаю, что они проводят раскопки и находят различные вещи. Разные чудесные вещи. Римский водопровод, красивый кафель и всякое такое.

— Но ты не считаешь себя археологом, потому что нашла эту бронзу?

— Я ведь сделала то же, что делают и они.

— А ты бы хотела этим заниматься?

— Конечно. Я знаю, что была бы хорошим археологом. Я бы находила чудесные вещи, о которых другие даже не подозревали, что они у них под ногами.

И тут он засмеялся — диким хохотом.

— Ты думаешь, археологи постоянно находят драгоценности и дворцы римлян. Тебе надо много учиться. Большая часть времени уходит на кропотливую работу, они ищут мелкие вещи. Не имеющие ценности, наподобие вот таких.

— Но я бы не стала заниматься пустяками, — доверительно поведала я. — Я бы находила прекрасные важные вещи.

Он положил ладонь на мое плечо и повел меня к двери.

— Ты бы хотела знать, что нашла?

— Конечно, ведь это моя находка.

— Я тебе скажу, когда получу подтверждение. А пока… если найдешь еще что-нибудь, ты знаешь, что делать с находками, правда?

— Приносить их вам, сэр Ральф.

Он кивнул и закрыл за мной дверь. Я медленно пошла по коридору во двор. У меня больше не было кусочка бронзы, но все-таки приятно сознавать, что я внесла свою лепту в сокровищницу мировых знаний.

* * *

Установили, что найденный мной кусок бронзы — это часть щита, вероятнее всего бронзового века. Оказалось, много подобных находок уже сделано и теперь можно реконструировать целый щит.

Прежде всего, это событие подняло мой престиж на занятиях. Когда я пришла в классную комнату на следующий день, то Хадриан и Теодосия стали относиться ко мне с большим уважением, чем прежде, а ведь Хадриан был старше на несколько лет. Правда, Теодосию, хрупкую светловолосую девочку с невинными голубыми глазами и несколько впавшим подбородком я всегда считала довольно глупой малышкой — хотя она и старше меня на год. Я была выше ее, почти вровень с Хадрианом. В действительности я не ощущала разницу в возрасте, и хотя они жили в имении, а я приходила к ним на уроки из дома священника, мне удавалось задавать тон и постоянно верховодить в наших занятиях.

Сэр Ральф сообщил им, что я сделала довольно важную находку, и у меня хватило ума, чтобы отнести ее ему. Он бы желал, чтобы его дочь и племянник тоже проявляли такой интерес к археологии.

Все утро я рассказывала, как копала могилу для Джошуа Полгрея и нашла кусочек бронзы, чем довела до полного отчаяния бедную мисс Грэхем. Я нарисовала для них свою находку. Она несколько выросла в размерах в моем воображении и сверкала, как золото, а принадлежала (естественно!) королю, который зарыл ее в землю, чтобы по истечении веков я могла бы найти это сокровище.

Я шептала, что нам троим надо обязательно раздобыть лопаты и вести раскопки в долине Картера, потому что все знают, там зарыты главные сокровища. В полдень мы нашли лопаты в сарае у садовника и отправились на раскопки. Нас обнаружили и сделали нам внушение, но в результате сэр Ральф решил, что нам пора узнать кое-что об археологии и приказал мученице, мисс Грэхем, давать нам уроки по этому предмету. Бедняжка мисс Грэхем была вынуждена взяться за изучение археологии и выходила из сложившейся ситуации наилучшим образом. Больше других учеников в восторге от нового предмета была я. Сэр Ральф это заметил, и его интерес к моей особе вырос еще больше со времени моей находки.

Потом в старый дом Дауэр приехал сэр Эдвард Трэверс с семейством. Трэверсы уже дружили с Бодреанами, они часто посещали имение Кеверал Корт, и сэр Эдвард стал организатором планов раскопок в долине. Моя находка подкрепила его интерес к долине и, может быть, явилась основной причиной, почему сэр Эдвард выбрал дом Дауэр для летней резиденции.

Сэр Эдвард был каким-то образом связан с Оксфордским университетом, но он постоянно пропадал в экспедициях. Его имя часто упоминалось в газетах, он имел широкую известность в академических кругах, но сэру Эдварду нужен был летний дом, где он мог бы в тишине обрабатывать свои записи и трудиться над книгой после возвращения из очередной поездки в дальние страны.

Всеобщее возбуждение охватило нас при известии об их приезде. Хадриан сообщил мне, что его дядя в восторге, и теперь-то обязательно начнутся раскопки в долине, возражает его преподобие или нет.

Я чувствовала, что именно так и будет — ведь бедный отец Джеймс никак не служил примером борца. Он лишь выражал мнение большинства влиятельных прихожан. А сам он желал вести спокойную жизнь, и главной обязанностью Доркас и Элисон являлось ограждать его от волнений. Думаю, он все-таки был доволен, узнав о приезде сэра Эдварда, ведь никто из его прихожан не осмелится выступать против такого важного джентльмена.

Итак, приехали Трэверсы, и отныне дом Дауэр стал называться домом Гиза.

— Они назвали дом в честь какой-нибудь пирамиды, — сказала Доркас. Мы подтвердили ее догадку, посмотрев энциклопедию.

Старый, темный дом Дауэр с заросшим садом стоял пустым долгие годы, и вот в нем поселились люди. Теперь мне не удавалось так легко напугать Теодосию историями о том, что в доме живут призраки и спорить с Хадрианом, кто осмелится пробежать по тропинке к дому и заглянуть в окно. Но дом по-прежнему оставался странным.

— Если в доме поселились призраки, — просвещала я испуганную Теодосию, — то уж на веки вечные.

Довольно скоро до нас дошли слухи, что в доме полно сокровищ со всего мира. Некоторые из них весьма древние, слуги боятся даже до них дотронуться. Благодаря всем этим странностям дом считался «страшным». Если бы не тот факт, что сэр Эдвард слыл важным и знаменитым господином, чье имя постоянно мелькает в прессе, слуги вряд ли остались бы в доме.

Итак, в долине Картера начались раскопки, а в доме Гиза поселились важные обитатели. Мы узнали, что сэр Эдвард вдовец и имеет двоих детей: сына и дочь. Тибальт учится в университете, а Сабина — почти нашего с Теодосией возраста, поэтому мы стали заниматься вместе.

Первое время мы не виделись с Тибальтом, и я решила невзлюбить его еще до нашей встречи только лишь потому, что Сабина всегда говорила о нем с благоговением и почтительно. Она не столько любила его, сколько преклонялась. По ее словам, он всезнающий и всемогущий и красив, как бог.

— Я не верю, что можно быть таким хорошим, — презрительно сказала я и поглядела на Хадриана, призывая его согласиться со мной. Теодосия не могла решить, на чью сторону встать; в любом случае, ее мнение роли не играло.

Хадриан посмотрел на меня, на Сабину и решил поддержать меня.

— Конечно, нельзя, — подтвердил он.

— Никто не может, а Тибальт может, — настаивала Сабина.

Эта девчонка болтала постоянно, ей было все равно, слушают ее или нет. Я объяснила Хадриану, что это происходит от того, что она живет в том странном доме с рассеянным отцом и слугами, двое из которых казались весьма своеобразными — оба египтяне, одного звали Мустафа, другого Абсалам, они ходили в длинных белых одеждах и носили сандалии. Я слышала от нашей поварихи, что они наводят страх на остальную прислугу, а вместе со всеми странными предметами, находящимися в доме, эти две неслышно передвигающиеся фигуры (никогда не знаешь, следят они за тобой или нет) довершали таинственную атмосферу, царящую там.

Сабина была симпатичная девочка с белокурыми локонами, с большими серыми глазами, осененными длинными золотистыми ресницами, и маленьким треугольным личиком. Теодосия не блистала красотой и вскоре сделала Сабину своим кумиром, я быстро поняла, что их дружба укрепляет мой союз с Хадрианом. Порой я думала, что жизнь была лучше до приезда Трэверсов, тогда мы составляли неразлучное маленькое трио. Признаюсь, я ими немного командовала. Доркас постоянно твердила, что мне пора перестать поучать других, ведь они могут не соглашаться с моими прекрасными идеями и придерживаться иной точки зрения. Хотя Хадриан и Теодосия жили в этом большом доме, а я — в доме священника, и мне позволяли учиться вместе с ними в качестве большого одолжения, я вела себя так, словно была хозяйкой в Кеверал Корте, а остальные приходили ко мне в гости. Я объясняла Доркас, что так происходит из-за нерешительности Хадриана, а Теодосия слишком молода и глупа, мало что понимает, и вообще не имеет собственного мнения ни по какому вопросу.

И вот появилась Сабина: добрая, всегда аккуратно причесанная (локоны ей очень шли). Мои густые прямые волосы не слушались и постоянно выбивались даже из-под ленты, которой я их завязывала. Серые глаза Сабины сверкали весельем, если она болтала о шалостях или светились от восторга, если рассказывала о Тибальте. Она была очаровательна, и ее появление в нашей классной совершенно изменило учебную атмосферу.

От нее мы узнавали о жизни в доме Гиза. Ее отец занимался в кабинете целыми днями, а молчаливые Мустафа и Абсалам на подносах приносили ему еду. Сабина обедала в маленькой столовой рядом с нашей классной комнатой в Кеверал Корте, как и я, ежедневно, кроме суббот и воскресений. Дома девочке часто приходилось обедать в одиночестве, так как отец работал, а иногда компанию ей составляла Табита Грей, их экономка. Табита также обучала Сабину игре на рояле. Сабина называла ее Тебби, а я называла ее Грей Тебби (Серая петелька), всех забавляло ее прозвище. Я представляла ее женщиной среднего возраста с седеющими волосами, она носит серые юбки и блузки скучных грязноватых тонов. Как же я удивилась, увидев привлекательную молодую женщину.

Я сказала Сабине, что она совершенно не умеет описывать людей. Ведь именно по ее словам я представляла Грей Тебби мрачной старушкой и была уверена, что ее чудесный брат, герой Тибальт, окажется худосочным, бледным юношей в очках — ведь он испортил зрение долгим чтением непонятных манускриптов (должен же читать старинные манускрипты такой мудрец) — сутулым, не разбирающимся ни в чем, кроме давно умерших людей и древнейших орудий, которыми они сражались между собой.

— Посмотрим, что ты скажешь, когда увидишь моего брата, — смеялась Сабина.

Мы с трудом могли дождаться этой встречи. Она настолько распалила наше воображение — особенно мое, которое, по словам Элисон, не знало удержу, — что этот ее чудесный брат никогда не покидал моих мыслей. Я с нетерпением ждала нашей встречи. В своем воображении я настолько ярко нарисовала портрет сутулого молодого ученого в очках, что заставила и Хадриана думать о Тибальте так же. Теодосия стояла на стороне Сабины.

— В конце концов Сабина его видела, а ты нет.

— Люди погружаются в собственные представления, она же видит его сквозь розовые очки, — спорила я.

Мы с трудом могли дождаться времени, когда он приедет из Оксфорда. Сабина радовалась.

— Вот теперь вы увидите его своими глазами.

Однажды утром она явилась на занятия в слезах.

— Тибальт не приедет. Все каникулы он проведет на раскопках в Нортамберленде. И отец присоединится к нему.

Вместо Тибальта приехал его друг Эван Каллум. Желая заработать немного денег, он приехал знакомить нас с основами археологии, а потом должен был продолжить учебу в университете.

Вскоре я забыла о своем разочаровании по поводу отсутствия Тибальта и лихорадочно принялась изучать новую науку. Я проявляла к предмету значительно больший интерес по сравнению с остальными учениками. Иногда днем я с Эваном ходила в долину Картера, и он объяснял мне, как проводятся практические работы и что еще предстоит сделать.

Однажды мы встретили там сэра Ральфа. Он подошел и заговорил со мной:

— Интересно?

— Очень.

— Не нашла больше бронзовых щитов?

— Нет, ничего больше не попадалось.

Он легонько меня подтолкнул.

— Находки случаются не часто. — Его подбородок задвигался, словно ему стало весело, и мне показалось, что он очень рад встретить меня на месте раскопок.

Один из рабочих показал мне, как из найденных кусочков собрать глиняный горшок. Он называл это «первой помощью», а потом специалисты аккуратно склеят части, и горшок может оказаться в музее. Он показывал, как упаковывать эти глиняные кусочки, оказывая «первую помощь» найденной глиняной посуде, и посылать их экспертам, а они иногда узнавали с помощью этих находок мельчайшие подробности о людях, живших здесь более четырех тысяч лет назад.

Я мечтала найти что-нибудь в долине, например, золотые украшения — я слышала, их находят в гробницах. Здесь же все было иначе. Сначала я испытала разочарование, а потом пыталась направлять свой бурный энтузиазм на саму работу. Я не могла думать ни о чем другом, только о раскопках каменных пещер.

Эван Каллум проводил с нами уроки в полдень, потому что по утрам мы занимались с мисс Грэхем или с Оливером Шримптоном, мы изучали три науки: чтение, письмо и арифметику. Кроме этого, Теодосия, Сабина и я должны были еще заниматься рукоделием. Три раза в неделю по утрам мы с мисс Грэхем по часу трудились над своими вышивками. Нужно было вышить весь алфавит, пословицу, наши имена и дату. Естественно, мы выбирали самые короткие пословицы из книги, но даже тогда работа была не из легких. Крестики на ткани выходили ужасно неровными, а если один получался больше другого, приходилось распускать нитку и начинать заново. Я возмущалась подобным времяпрепровождением, и так страдала, что результаты этих переживаний отражались и на моей вышивке. На уроке музыки мы колотили по клавишам под наблюдением мисс Грэхем, но потом было решено, что музыкальные уроки будет вести Грей Тебби. Принимая во внимание и занятия по археологии, можно с уверенностью сказать, что наше образование осуществлялось нетрадиционным методом. Наши учителя были из трех мест: мисс Грэхем из Кеверал Корта, Грей Тебби и Эван Каллум из дома Гиза, а Оливер Шримптон из церкви. Доркас была в восторге и считала прекрасным, что три семейства объединили усилия и обеспечили прекрасное образование молодежи. Она уверяла нас — нигде в других семьях девочки не получают такой обширной квалифицированной подготовки. Она надеялась, что я не упущу свой шанс и буду учиться хорошо.

Меня завораживали уроки Эвана. Я сказала ему: когда вырасту, обязательно поеду в экспедицию в дальние страны. Он ответил, что для женщины это не слишком легко, если только я не выйду замуж за археолога, но все равно, всячески поощрял мой интерес к предмету. Приятно иметь увлеченных учеников. Нас занимала археология, но мой природный энтузиазм был сильнее и очевиднее, чем у других.

Особенно меня очаровывали рассказы о Египте. Там столько еще не открыто. Я обожала слушать о древних цивилизациях, о богах, которым поклонялись, о царствовавших династиях, о найденных дворцах. Эван заражал меня своим воодушевлением. «В пустыне таятся огромные сокровища, Джудит», — часто говорил он.

Естественно, я представляла себя там, на пороге великих открытий, меня поздравляют такие знаменитости, как сэр Эдвард Трэверс.

Мысленно я вела с ним долгие беседы, но должна признаться, он меня разочаровал. Казалось, что он никого из нас не замечает. Его глаза странно смотрели сквозь нас, его взгляд обращен в прошлое.

— Думаю, что этот ужасный, старый Тибальт точь-в-точь как его отец, — сказала я Хадриану.

«Тибальт» стал новым словом, которое я ввела в наш активный словарь. Оно означало «противный, презренный». Мы с Хадрианом дразнили этим словом Сабину.

— Мне все равно, — говорила она, — от ваших слов Тибальт не станет хуже.

Но мне нравился дом Гиза и хотя как пианистка я была безнадежна, все равно с радостью ходила на уроки. Едва войдя в дом, я начинала трепетать. В нем было много необычного.

— Зловещий дом, — говорила я Хадриану. А он, как всегда, соглашался со мной.

Прежде всего, в доме всегда темно. Может быть, из-за высоких кустов, окружавших его; в доме повсюду висели тяжелые бархатные шторы — не только на окнах, но и на дверях, и они создавали странные образы. Пол устлан такими толстыми коврами, что никогда не слышно приближения людей, поэтому мне всегда казалось, что за мной подсматривают.

В чердачной комнате жила странная старая женщина. Сабина называла ее няней Тестер.

— Она была няней моей мамы, потом нянчила нас с Тибальтом, — рассказывала Сабина.

— Что она делает там, наверху? — спрашивала я.

— Она там живет.

— Но ведь теперь тебе не нужна няня.

— Мы не выгоняем старых слуг, если они прожили у нас много лет, — надменно объясняла мне Сабина.

— Думаю, что она колдунья.

— Можешь думать, что хочешь, Джудит Осмонд. Это наша старая няня Тестер.

— Она шпионит за нами и всегда выглядывает из окна, а если посмотришь вверх, то сразу уходит.

— Не обращайте внимания на Джудит, — говорила Сабина.

Каждый раз, подходя к дому, я смотрела наверх, на окно няни Тестер. Я убедила себя, что это странный дом и в нем может произойти все, что угодно.

Самой нормальной комнатой была гостиная, но даже она выглядела по-восточному. В комнате стояли несколько ваз и статуэток, привезенных сэром Эдвардом из Китая. Стены украшали прекрасные картины пастельных тонов, на них изображены драконы и толстые будды с хитрыми выражениями лиц, некоторые фигурки, довольно худые, сидели в позе лотоса, я безуспешно пыталась скопировать эту позу; на картинах также изображены таинственные леди и жестокие мандарины. Но концертный рояль придавал комнате обычный вид, вот на нем мы и барабанили свои уроки под наблюдением Табиты Грей, она тоже казалась не менее загадочной, чем китайские женщины на картинах.

При малейшей возможности я заглядывала в соседние комнаты и заставляла Хадриана следовать моему примеру. Хадриан делал это с неохотой, но он боялся ослушаться меня, ведь тогда я назвала бы его трусом.

Эван Каллум поведал нам о знаниях, которыми обладали жители Древнего Египта. Я замирала от восторга. Он также сообщал нам о последних открытиях, сделанных в Египте, в которых принимал участие сэр Эдвард Трэверс, потом он немного знакомил нас с историей этой страны.

Слушая Эвана, я легко перемещалась из классной комнаты в храмы богов. Затаив дыхание я внимала рассказам о саморожденном боге Ра, известном под именем Амон-Ра, о его сыне Осирисе, который вместе с Айсис произвел на свет великого бога Хоруса. Эван показывал нам изображения масок, которые надевали священники при выполнении религиозных обрядов, каждая маска изображала бога.

— Идея заключалась в том, что великие боги Египта наделены всеми добродетелями и могуществом обычных людей, но кроме того они обладают и одним качеством животного, и это животное служит их отличительным знаком. Хорус считался ястребом, потому что его глаза все видели.

Я не могла отвести взгляд от тех рисунков. Я была прилежная ученица.

Но больше всего меня интересовали рассказы о захоронениях богатых людей: как их бальзамировали, клали в усыпальницы и оставляли там на вечный отдых. Часто вместе с хозяевами хоронили и слуг, специально убивая их для того, чтобы они могли сопровождать своих господ в новую жизнь. Сокровища умерших помещали рядом, чтобы они не бедствовали в иной жизни.

— Из-за этого обычая, — объяснял нам Эван, — многие захоронения разграблены. В любые века любители легкой добычи грабили усыпальницы. Они обладали определенной смелостью, ведь существует поверье, что проклятие фараонов падет на тех, кто осмелится нарушить их вечный покой.

Мне было любопытно узнать, как тело человека может сохраниться в течение веков.

— Процесс бальзамирования достиг своего совершенства за три тысячелетия до рождения Христа. Хранился он в строжайшей тайне и до сих пор современные ученые не знают точно, как он осуществлялся, — рассказывал нам Эван.

Меня манила эта наука, я не уставала говорить обо всем этом. Без конца рассматривала картинки в книгах, мне не хотелось посещать другие уроки, я жаждала слушать только Эвана.

Сабина похвасталась, что видела у них в доме мумию. Эван расспрашивал девочку об этой мумии, а я ей завидовала. Она равнодушно отнеслась к такой редкости, вот я бы воспользовалась выпавшим шансом.

— Она лежала в таком особом гробу, — говорила Сабина.

— В саркофаге, — поправил Эван.

— Он до сих пор находится в нашем доме. А вот мумию увезли. — Сабина передернула плечами. — Я так рада. Она мне ужасно не нравилась. Кошмар.

— Ты что, это же так интересно, — закричала я. — Представь себе, ведь это тело человека, жившего тысячи лет до нас!

Я не могла освободиться от этой мысли и через несколько дней, когда мы пришли в дом Гиза на урок музыки, решила посмотреть саркофаг. Теодосия сидела за роялем. Она играла лучше всех нас, и Грей Тебби занималась с ней дополнительно.

Я скомандовала: «Пора», — и Сабина повела нас в ту странную комнату, от которой у слуг «мурашки бегали» и куда они не заходили поодиночке.

Саркофаг я увидела сразу. Он стоял в углу комнаты и напоминал каменный желоб, по верху высечены ряды иероглифов.

Я наклонилась и стала изучать надпись.

— Отец старается расшифровать их, — объяснила Сабина. — Поэтому саркофаг и находится здесь. Потом его отправят в какой-нибудь музей.

Я с волнением дотронулась до него.

— Подумайте только… тысячи лет назад люди сделали эти надписи, потом кого-то забальзамировали и положили в саркофаг. Неужели вы не понимаете, ведь это чудо? Как жалко, что здесь нет мумии!

— Ты можешь увидеть их в Британском музее. Мумия напоминает труп, только весь перевязанный.

Я выпрямилась и огляделась. На одной стене висели полки с книгами. Я посмотрела на переплеты. Многие книги были на иностранных языках, неизвестных мне.

— В этой комнате странно себя чувствуешь. Вам не кажется? — спросила я.

— Нет, — покачала головой Сабина. — Ты просто хочешь нас напугать.

— Это из-за темноты, — начал объяснять Хадриан. — Деревья за окном не пропускают света.

— Прислушайтесь, — прошептала я.

— Это ветер, — сказала Сабина недовольно. — Пойдемте отсюда. Нас не должны здесь видеть.

Она успокоилась, лишь закрыв за нами дверь. Но я была не в состоянии забыть ту комнату.

В течение нескольких дней я старалась прочитать все, что могла найти о древнейших обрядах захоронений. Мои друзья стали терять терпение, их раздражало, что я уже не могла говорить ни о чем другом, меня преследовала только эта мысль. Сабине моя болтовня надоела, а Теодосия теперь во всем соглашалась с ней.

Сабина заявила, что ей докучают эти разговоры о мумиях. В них нет ничего особенного, это просто мертвые люди. Она слышала, что если их развернуть и подвергнуть воздействию воздуха, то они сразу же превратятся в пыль. А что интересного в горстке пыли? Из-за чего волноваться?

— В свое время это же были живые люди. Пойдем и еще разок взглянем на саркофаг.

— Нет, — заныла Сабина. — Это мой дом, и если вы пойдете без меня, то нарушите правила приличия.

— Думаю, ты просто боишься идти в ту комнату, — сделала я вывод.

Она с негодованием отрицала это.

Меня все больше захватывала мысль о мумиях, мне хотелось знать, что испытываешь, когда тебя бальзамируют и кладут в саркофаг. Я заставила Хадриана поддержать меня. Мы нашли старые простыни, одну из них разорвали на полоски и, когда направились в дом Гиза на урок музыки, мы с Хадрианом пошли заниматься первыми, а потом отправились в сад, где в летнем домике спрятали простыни и бинты. Взяв их, мы пошли в комнату с саркофагом. Я накинула на голову простыню, предварительно проделав дырки для глаз, а Хадриан стал опутывать меня бинтами. Потом я влезла в саркофаг и улеглась там.

Я была молода и глупа, только это могло послужить мне оправданием. Эта выходка казалась мне чудесной шуткой, волнующим трюком. Я считала себя ужасно храброй и мужественной, потому что лежала в саркофаге, но промелькнула и тень сомнения, что моя наглость может вызвать гнев фараонов. В комнате никого не было.

Казалось, прошло много времени и вот открылась дверь. Послышался голос Сабины: «Зачем ты хочешь опять на него смотреть?» Я поняла, что Хадриан привел девочек в комнату, как мы и договаривались.

И тут они увидели меня. Раздался душераздирающий крик. Я постаралась встать из каменного желоба, в котором к тому же чем-то пахло и было очень холодно. Но это оказалась не самая удачная мысль: Теодосия смертельно испугалась. Увидев, как мертвец поднимается, она закричала.

Я слышала голос Хадриана: «Да это Джудит». Поднявшись, я увидела белое лицо Сабины, оно было цвета моей простыни, а Теодосия рухнула на пол, потеряв сознание.

— Все нормально, Теодосия, — закричала я. — Это я, Джудит, а не настоящая мумия.

— Кажется, она умерла. Ты ее убила, — констатировала Сабина.

— Теодосия! — захныкала я. — Ты же не умерла, люди так не умирают.

В тот момент в дверях я увидела незнакомца. Он был высоким и не похож ни на кого из виденных мною прежде! Я решила, это явился один из богов для возмездия. Таким он выглядел сердитым.

Он уставился на меня. Да, я представляла собой живописное зрелище: бинты и обрывки простыни свисали со всех сторон, а целая простыня еще закрывала мою голову.

Он перевел взгляд с меня на Теодосию.

— Боже мой, — воскликнул он и поднял ее на руки.

— Джудит нарядилась в мумию, — визжала Сабина, — и напугала Теодосию.

— Как глупо! — Незнакомец посмотрел на меня с таким глубоким презрением, что я обрадовалась простыне, скрывавшей мою голову от позора.

— Она умерла, Тибальт? — спросила Сабина.

Он не ответил и вышел, унеся на руках Теодосию.

* * *

Я сорвала с себя лохмотья и свернула их в узел. В комнату прибежала Сабина.

— Все собрались вокруг Теодосии, — оповестила она нас. — И на вас очень сердятся.

— Это я придумала, правда, Хадриан? — спросила я.

Хадриан согласно кивнул.

— Нечем гордиться, ты могла убить ее, — сердито упрекнула Сабина.

— С ней все в порядке? — озабоченно допытывалась я.

— Она уже сидит, только очень бледная и задыхается.

— Она просто немного испугалась, — сказала я.

— От страха можно умереть.

— Ну, она-то не умрет.

В комнату вернулся Тибальт. Он все еще сердился.

— Вы соображаете, что делаете?

Я посмотрела на Хадриана. Он, как всегда, молча ждал, что скажу я.

— Я просто изображала мумию.

— Тебе не кажется, что ты уже довольно взрослая для таких игр?

А я почувствовала себя маленькой и жестоко униженной.

— Видимо, ты не подумала о других людях, о том, что может с ними случиться, ведь они не знали о твоей шутке.

— Я и правда не подумала.

— Думать — неплохая привычка. Я бы на твоем месте иногда пробовал.

Если бы это сказал мне кто-то другой, я бы сразу нашлась с ответом. Но он так не похож на других. Я с первого взгляда это поняла.

Он обернулся к Хадриану.

— А ты что скажешь?

— То же, что и Джудит. Мы не хотели причинить ей вред.

— Однако вели вы себя очень глупо, — сказал он, повернулся и вышел.

— Так это великий Тибальт, — выдохнул Хадриан, когда Тибальт не мог его слышать.

— Да, великий Тибальт, — как эхо вторила ему я.

— Но ты же говорила, что он сутулый и носит очки.

— Я ошибалась. Ладно, пойдем отсюда, — неохотно выдавила из себя я.

Спускаясь по лестнице, я услышала донесшийся голос Тибальта.

— Кто эта наглая девчонка?

Естественно, он имел в виду меня. Сабина присоединилась к нам в коридоре.

— Теодосию отвезут домой в экипаже, — сообщила она. — А вам двоим пора уходить. Вас ждут неприятности.

Она казалась весьма довольной.

* * *

Неприятностей мы не избежали. В классной комнате нас ждала мисс Грэхем.

Она выглядела обеспокоенной, но она часто так выглядела. Позже я поняла, она жила в постоянном страхе, что ее обвинят в чем-нибудь и она потеряет место.

— Молодой господин Трэверс приехал в экипаже с Теодосией. Он все рассказал сэру Ральфу о твоей выходке. Вас обоих сильно накажут. Теодосию отправили в постель. Ее светлость очень обеспокоена и велела послать за доктором. У Теодосии такое слабое здоровье.

Я не могла отделаться от мысли, что Теодосия пытается наилучшим образом воспользоваться ситуацией. Ну чего ей было бояться? Я же крикнула, что это не настоящая мумия.

Мы прошли в библиотеку, в этой комнате вдоль трех стен тянулись полки с книгами, а всю четвертую стену занимало окно с тяжелыми зелеными шторами. В комнате ощущалась гнетущая атмосфера, с потолка свисала тяжелая хрустальная люстра и здесь находилось слишком много предметов. Стояли маленькие деревянные столики, украшенные изысканной резьбой работы индийских мастеров, а на них красовались деревянные фигурки, выполненные в той же технике. Вот стол с орнаментом периода Луи XV, вместо ножек у него позолоченные херувимы, на нем расставлены старинные китайские вазы. Сэр Ральф обладал несметными богатствами, привезенными со всех стран мира. Многие вещи, хранившиеся в этой комнате, нарушали единство стиля, но все это я заметила значительно позже. В тот момент я видела лишь двух мужчин в комнате: сэра Ральфа и Тибальта.

— Так что это все значит? — потребовал объяснений сэр Ральф.

Казалось, что Хадриан всегда терял дар речи в присутствии своего дяди, поэтому говорить пришлось мне. Я постаралась все объяснить.

— Вы не имели права ходить в ту комнату! Не имели права так по-дурацки шутить! Вас обязательно накажут. И вам это не понравится.

Мне не хотелось показывать Тибальту свой испуг. Я представила для себя самое суровое наказание: меня лишат уроков археологии у Эвана Каллума.

— Что ты можешь сказать в свое оправдание? — сэр Ральф сверкал глазами на Хадриана.

— Мы только… притворялись, играли.

— Говори, говори.

— Это я придумала.

— Пусть ответит мальчик… если может.

— Мы решили: интересно нарядить Джудит мумией…

Сэр Ральф от нетерпения повернулся ко мне:

— Так это ты заводила?

Я согласно кивнула и успокоилась, потому что заметила, как у сэра Ральфа задрожал подбородок.

— Ну ладно, скоро увидишь, что происходит с людьми, которые вытворяют такие шуточки. Возвращайся домой и узнаешь, что тебя ожидает. — Он обратился к Хадриану. — А вы, сэр, отправляйтесь в свою комнату. Вы получите самую серьезную порку, потому что на этот раз пороть вас буду я. Прочь отсюда.

Бедный Хадриан.

Какое он испытал унижение, да еще в присутствии Тибальта.

* * *

Хадриана сильно выпороли, а это нелегко пережить в шестнадцать лет.

Вернувшись домой, я увидела встревоженных Доркас и Элисон. Им уже сообщили о моей греховной провинности.

— Джудит, а что, если сэр Ральф не позволит тебе больше приходить к нему в дом?

— Он так сказал?

— Пока нет, но он приказал наказать тебя и мы не осмелимся поступить против его воли.

Его преподобие отец Джеймс удалился в свой кабинет, бормоча под нос о срочной работе. Ведь в доме неприятности, а он, как всегда, не собирался вмешиваться.

— Итак, что вы собираетесь со мной делать?

— Тебе придется пойти в свою комнату и читать книгу, которую прислал тебе Эван Каллум. Потом тебе надо написать обзор о прочитанном. Пока не закончишь работу, будешь сидеть на воде и хлебе. Останешься в своей комнате, пока не выполнишь работу, даже если тебе понадобится целая неделя.

Для меня это было не наказание. Дорогой Эван! Он выбрал для меня книгу «Династии в Древнем Египте», она меня всегда привлекала. А наша повариха, находясь в безопасности своей кухни, заявила, что не собирается подчиняться приказам из Кеверал Корта и не позволит держать меня на хлебе и воде. Никто в мире не заставит ее морить голодом маленьких детей. Меня позабавили слова поварихи, ведь она часто называла меня сатанинским отродьем, а сейчас я превратилась в маленького ребенка. Во время моего заточения она посылала мне наверх мои любимые кушанья, паштет и маленькие пирожки с мясом.

Я весьма приятно провела два дня и закончила работу в рекордный срок. Позже Эван мне сказал, что сэр Ральф не только не выразил недовольства, но, наоборот, ему очень понравилось мое эссе.

* * *

Мы подрастали, менялись, но так постепенно, что почти не замечали в себе перемен.

Тибальт часто приезжал в Гизу. В то время я больше всего мечтала сделать какое-нибудь открытие. Все равно какое. То я нахожу предмет невероятной ценности на месте раскопок, то вдруг умудряюсь расшифровать самый важный иероглиф на саркофаге в кабинете сэра Эдварда, мое открытие буквально потрясает археологический мир и даже Тибальт не скрывает восторга. Он делает мне предложение руки и сердца, и мы с ним отправляемся в Египет, где до конца наших дней живем счастливо, не переставая удивлять ученые круги нашими открытиями. Мы приобретаем мировую известность. «Всем этим я обязан тебе», — говорит Тибальт в финале моей мечты.

Но в действительности он почти не замечал моего существования. Думаю, если порой он и вспоминал обо мне, то как о глупой девчонке, нарядившейся в мумию и напугавшей Теодосию.

К Теодосии же он относился иначе, и не только не презирал ее из-за обморока, а наоборот — она понравилась ему именно своей слабостью. Теодосия имела возможность узнать его лучше, я же была лишена этого. После уроков я возвращалась домой, а она обедала вместе с семьей и гостями, а гостями часто бывали Тибальт и его отец.

Хадриан поступил в университет изучать археологию. Эту специальность выбрал для него дядя, а не он сам. Хадриан открылся мне, что зависит от дяди, так как его родители находятся в затруднительном материальном положении. Отец Хадриана, брат сэра Ральфа, женился против воли своей семьи. Хадриана, старшего ребенка из четверых, сэр Ральф предложил взять на воспитание и дать ему хорошее образование, ведь у него не было своих сыновей, вот поэтому Хадриан и вынужден подчиняться сэру Ральфу.

— Как тебе повезло, — вздыхала я. — Как бы я мечтала изучать археологию.

— Ты всегда с ума по ней сходила.

— Археология этого стоит.

Я скучала по Хадриану, теперь некем стало командовать. Он всегда отличался послушанием и поступал так, как я велела.

Даже Эван Каллум больше не читал нам курс археологии. Он завершил учебу и стал преподавателем университета. Нас по-прежнему учили мисс Грэхем и Оливер Шримптон, а уроки музыки давали Табита Грей, но перемены в нас и с нами становились все заметнее.

Доркас попыталась обучить меня некоторым домашним делам: как ставить тесто, печь хлеб, варить варенье. Я не могла похвастаться успехами.

— Тебе все это пригодится, когда у тебя будет свой дом, — говорила Доркас. — Джудит, ты понимаешь, что тебе почти восемнадцать лет? Некоторые девушки уже выходят замуж в этом возрасте.

После этих слов ее брови нахмурились. Думаю, мои тетушки всерьез беспокоились о моем будущем. Они надеялись, что я выйду замуж — и я даже знала, за кого.

Мы все любили Оливера Шримптона. Это приятный молодой человек не отличался амбициозностью, но работал с энтузиазмом. Он помогал священнику в церкви, а за последние два или три года, когда отец Джеймс стал быстро утомляться, Оливер — как признавали Доркас и Элисон, практически тащил на себе весь приход. Он наладил тесный контакт с пожилыми прихожанками, а не очень пожилые открыто симпатизировали ему. В приходе насчитывалось несколько старых дев, активно помогавших Оливеру в церкви, мне кажется, они выражали свои чувства к нему рвением в работе.

С Оливером я всегда дружила. Я не блистала на его уроках, но мы жили под одной крышей так долго, и я воспринимала его как брата. Порой я размышляла: если бы не встреча с Тибальтом, то со временем можно было бы примириться с мыслью о замужестве с Оливером и по-прежнему жить в доме священника, своего мужа. Ведь все знали: если его преподобие отец Джеймс отойдет от дел или скончается, то на его место заступит Оливер.

Ни с кем я не могла говорить о своих чувствах к Тибальту. Все равно они были абсурдны: смешно испытывать такую страсть к человеку, который вряд ли вспоминает о твоем существовании.

Но все-таки наши взаимоотношения претерпели некоторые изменения к лучшему, он стал иногда замечать меня. Табита Грей поняла, что я нахожусь в подавленном состоянии после того, как нас перестал учить Эван Каллум. Я становилась старше, а вот Табита, казалось, молодела с годами. Видимо всем в четырнадцать лет кажется, что человек, которому двадцать четыре года, — почти глубокий старик. В свои восемнадцать лет я воспринимала двадцативосьмилетний возраст Табиты как молодость. Табиту звали миссис Грей, значит, она замужем. Называть же ее «Серой петелькой» вообще неуместно. Она отличалась высоким ростом, у нее чудесные черные волосы и большие светло-карие глаза; когда она играла на рояле, выражение ее лица менялось, оно становилось неземным и в тот момент можно было с уверенностью назвать ее красавицей. У нее мягкий характер, но не слишком общительный, в лице чувствовалась какая-то печаль.

Я попыталась выяснить у Сабины, какое положение она занимает у них в доме.

— О, она всем занимается, — ответила Сабина. — Она присматривает за мной, когда отец и Тибальт уезжают, руководит слугами и няней, хотя няня ни за что в этом не признается. Она многое знает о работе отца. Он подолгу с ней беседует, Тибальт тоже любит с ней делиться.

Общий интерес сближал нас. После урока музыки я несколько раз разговаривала с Табитой. Она весьма оживлялась, беседуя о работе сэра Эдварда. Она вспомнила, как однажды была членом его экспедиции в Кенте, проводившей раскопки древнего поселения римлян.

— Когда Сабина выйдет замуж, я опять буду ездить, — сообщила она. — Жаль, что ты девушка. Если бы ты была мужчиной, то смогла бы выбрать себе профессию археолога.

— Не думаю, что у нас, в семье священника, есть для этого деньги. Говорят, мне повезло, что я получила такое образование. Теперь мне надо зарабатывать. Что я буду делать, пока не знаю… видимо, придется работать гувернанткой.

— Никогда не знаешь, что ждет впереди, — произнесла Табита. Потом она одолжила мне несколько книг. — Нет причин, чтобы ты перестала углублять свои познания в археологии.

Однажды днем я направилась в дом Гиза вернуть книги и услышала звуки музыки. Я догадалась, что играет Табита. Заглянув в окно, я увидела за роялем Табиту, а рядом с ней Тибальта, они исполняли дуэт. Доиграв, они повернулись друг к другу и улыбнулись. Я с завистью подумала: как бы я желала, чтобы он мне так улыбнулся.

Они почувствовали, что за ними наблюдают, одновременно повернулись к окну и увидели меня.

Я смутилась — меня застали в положении подглядывающей, но Табита успокоила меня:

— Входи, Джудит. Ты принесла книги… Тибальт, я даю Джудит книги. Она интересуется археологией.

Тибальт взглянул на книги, и его лицо осветила нежная улыбка.

— Что ты о них думаешь?

— Они очень мне понравились.

— Дай ей что-нибудь еще, Табита.

Мы вошли в гостиную и стали разговаривать… Как же мы разговаривали! Впервые после отъезда Эвана Каллума я вновь почувствовала вкус к жизни.

Тибальт проводил меня до дома: он нес книги, а по дороге рассказывал о своих приключениях. Как же он радовался, если им удавалось найти что-то во время раскопок.

Я жадно слушала его.

— Тебя это действительно интересует? — спросил он у дверей моего дома.

— Да, — с чувством ответила я.

— Ну конечно, я же давно знаю, что ты интересуешься мумиями.

Мы рассмеялись. Он попрощался и добавил, что нам надо еще поговорить.

— А пока читай больше. Я скажу Табите, какие книги для тебя приготовить.

— О, большое спасибо, — искренне поблагодарила я. Из окна нас увидела Доркас.

— Это был Тибальт Трэверс? — спросила она, когда я поднималась по ступенькам.

Я ответила, это он. Она ждала объяснений, и я продолжила:

— Я ходила в Гизу, он проводил меня и донес книги.

— О! — больше она ничего не добавила.

На следующий день она опять о нем заговорила.

— Я слышала, что Тибальт и Теодосия собираются пожениться.

Меня затошнило. Но, надеюсь, никто не заметил.

— Ну, этого следовало ожидать, — осторожно продолжала Доркас. — Трэверсы и Бодреаны дружат много лет. Я уверена, это желание сэра Ральфа — породниться семьями.

Нет, подумала я. Ни за что на свете. Глупышка Теодосия! Это просто невозможно.

Но в душе я понимала, что этот брак весьма вероятен.

* * *

Оливеру Шримптону предоставилась возможность получить приход в Дорсете. Доркас и Элисон очень расстроились.

— Что мы будем без тебя делать, Оливер? Я просто не представляю, — сетовала Элисон.

— Ты так замечательно со всем справлялся, — добавила Доркас.

Он отправился на аудиенцию к епископу. Никогда я не видела Доркас и Элисон такими счастливыми, как в день его возвращения.

Я читала в своей комнате, когда они вошли.

— Он отказался, — сообщили они.

— Кто?

— Оливер.

— От чего?

— Да ты, наверное, не слушаешь.

— Невозможно мгновенно переключиться с Древнего Египта на проблемы прихода Святого Эрна.

— Ты слишком погружена в эти книги. Это не принесет тебе пользы. Оливер беседовал с епископом и отказался от предложенного места. Он выразил желание остаться здесь. Договорились, когда отец перестанет работать, на его место священника заступит Оливер.

— Какие хорошие новости, — согласилась я. — Теперь нам нечего беспокоиться, что мы его потеряем.

— Должно быть, мы ему не безразличны. Он столько для нас делает, — сказала Доркас.

— Некоторые из нас ему не безразличны, — со значением произнесла Элисон.

* * *

Теперь я редко встречалась с Теодосией. В Кеверал Корте часто проходили вечеринки, на которые меня, естественно, не приглашали. В Гизе тоже частенько бывали гости, но там, по словам Табиты, все происходило иначе: за праздничным столом гости оживленно беседовали о прошедших веках.

Моя жизнь совершенно изменилась. Вместе с Доркас и Элисон я стала посещать прихожан. Носила больным цветы из нашего сада, читала вслух тем, кто плохо видел; кормила лежачих больных, ходила для них в город за покупками, вернее, ездила в бричке, запряженной нашей маленькой лошадкой, напоминавшей пони.

Я становилась типичной дочерью священника. На Рождество мы с Оливером принесли полено. Я с помощью Доркас и Элисон сделала рождественский куст. Это украшение состояло из двух деревянных обручей, закрепленных один в другом под определенным углом, эту основу мы украсили зелеными ветками — такова древняя корнуоллская традиция встречи Рождества, которой мы следовали. Елку не наряжали, так как это считалось иноземным обычаем. Потом мы ходили по домам петь рождественские песни. В Кеверал Корте нас пригласили зайти и отведать горячих пирожков и сделать глоток из знаменитой чаши, из которой пили вино с пряностями, лишь прославляя Христа. В общем зале я увидела Теодосию и Хадриана и окунулась в ностальгические воспоминания.

Вскоре после Рождества ударили морозы, что совершенно не характерно для наших мест. Ветки деревьев покрылись белым инеем, а ребятишки даже могли кататься на коньках по замерзшему пруду. Отец Джеймс простудился, после простуды последовал сердечный приступ, он немного оправился после него, но через две недели скончался.

Доркас и Элисон безутешно страдали. Я разделяла их горе, но меня оно так не потрясло. Я не была близка с отцом Джеймсом. Он много времени проводил в кровати, а если и находился в комнате вместе с нами, то почти не разговаривал.

Повариха назвала это счастливым избавлением, потому что его преподобие не смог бы выздороветь полностью после сердечного приступа.

Итак, наступил день, когда жалюзи на окнах дома священника не подняли утром, зазвонили колокола, и тело отца Джеймса опустили в могилу, вырытую для него мистером Пеггером, потом мы вернулись в дом есть холодную ветчину и скорбеть.

Страх перед будущим соседствовал с горем, но Доркас и Элисон посматривали на меня и на Оливера, надеясь, что мы найдем естественный выход из трудного положения.

Я закрылась в своей комнате и стала думать. Тетушки хотели, чтобы я вышла замуж за Оливера. Он станет настоятелем нашего прихода вместо отца Джеймса, тогда мы по-прежнему сможем жить все под одной крышей.

Но как я могла выйти за Оливера? Я не хотела выходить замуж ни за кого, кроме Тибальта, но как сказать им об этом? Кроме этого, мое замужество осуществлялось лишь в моих самых смелых и невероятных мечтах. Я хотела объяснить им: мне нравится Оливер, я знаю, он хороший человек. Но вы не понимаете. Стоит мне только произнести имя Тибальта, и мое сердце начинает биться сильнее. Мне известно, они считают хорошей партией брак Тибальта и Теодосии — но мне-то от этого не легче.

Оливер сильно изменился с того времени, как стал его преподобием. Он по-прежнему относился к нам с добротой, но, как Доркас сказала Элисон, если ничего не устроится — нам придется съехать из дома священника.

И неожиданно что-то устроилось! Бедная Доркас! Бедная Элисон!

Разговор завела Элисон, Оливер несколько раз начинал говорить на эту тему, но так ничего определенного и не сказал. Он ведь добрый, не хотел, чтобы мы подумали, будто он нас выгоняет из дома.

— Теперь у нас новый священник, и нам пора уезжать, — произнесла Элисон.

У Оливера гора свалилась с плеч, и он сказал:

— Я хочу поговорить с вами о моей женитьбе.

Глаза у Доркас засияли, словно невестой была она.

— Естественно, раньше я не говорил даме своего сердца о моих чувствах, но теперь у меня есть, что предложить ей, и я открылся. Мне очень повезло, она приняла мое предложение и будет моей женой.

Элисон с упреком посмотрела в мою сторону. Могла бы и нам сказать, было написано в ее взгляде. Поэтому я не могла показать ей, что тоже удивлена и нахожусь в полном неведении.

— Мисс Сабина Трэверс оказала мне честь выйти за меня замуж, — закончил Оливер.

Мы поздравили его — я от чистого сердца, Доркас и Элисон несколько озадаченно.

Я поднялась в свою комнату, зная, что они тут же последуют за мной. Обе женщины смотрели на меня с огорчением и раздражением.

— Все это время мы считали… Он нас обманывал.

— Вы несправедливы, — запротестовала я. — Как это он нас обманывал?

— Он заставил нас думать… мы решили…

— Он не делал ничего подобного. Сабина! Да, конечно, между ними было какое-то взаимопонимание, общность. Она, конечно, не поражала успехами в латыни и греческом, как и я, но она такая милая и женственная. Она будет хорошей женой священника.

— Она слишком вольно себя ведет. Не думаю, что эта девушка способна вести серьезную беседу.

— Сабина будет иметь успех у прихожан. Она никогда не теряется, всегда знает, что сказать, она будет выслушивать все жалобы и не слышать их. Это замечательная способность.

— Джудит, кажется, что тебе все равно, — воскликнула Элисон.

— С нами ты можешь не притворяться, дорогая, — добавила Доркас.

Я рассмеялась.

— Послушайте меня. Я бы не вышла за Оливера, даже если бы он сделал мне предложение. Он мне как брат. Он мне нравится, и я люблю Сабину. Поверьте мне, я бы никогда не стала его женой, хотя это было бы удобное решение всех наших проблем.

Потом я подошла к ним, и мы все обнялись, как когда-то, в дни моего детства.

— Дорогие Доркас и Элисон, мне так жаль. Наша прежняя жизнь закончилась. Нам придется уехать из этого дома. Но даже если бы и согласилась, у Оливера имелись свои планы на этот счет, не так ли?

Их тронула моя привязанность.

— Да мы не об этом. Мы же хотим тебе счастья, — сказала Доркас.

— А здесь я не буду счастлива. Подумать только. Оливер и Сабина! Да он теперь будет родственником Тибальту!

Они с удивлением смотрели на меня, словно спрашивая, ну и что с того?

— Нам необходимо составить план действий, — предложила Элисон.

* * *

И мы составили план.

Его преподобие отец Джеймс оставил нам очень мало денег — минимальный доход для своих дочерей, но если бы они сумели найти маленький скромный коттедж, то им хватило бы средств сводить концы с концами.

Я же зависела от них материально. Они с радостью делились со мной тем немногим, что имели.

— Я всегда готовилась к тому, что буду зарабатывать, если возникнет такая необходимость, — сказала я.

— Это и было одной из причин, почему мы старались дать тебе хорошее образование, — призналась Доркас.

— Может, подвернется подходящее место, — предложила Элисон. — А пока подождем.

Но я дала слово себе и им, что не буду ждать. Как только они обустроятся в своем новом доме, я пойду искать работу.

Я чувствовала себя неуютно — не из-за того, что придется работать, а из-за необходимости покинуть приход Святого Эрна. В воображении я рисовала картины своей жизни где-то далеко от дома Гиза, и его обитатели вскоре забывают меня. И что же мне тогда делать? Стать гувернанткой, как мисс Грэхем? Для этой работы я подходила больше всего. Может быть, из-за того, что мне дали хорошее классическое образование, значительно лучшее, чем другим девочкам нашей деревни, я смогла бы преподавать в школе для девочек. Это гораздо лучше, чем служить у кого-то в доме, где на меня будут посматривать свысока. И все же я буду занимать положение несколько более высокое, чем слуги, из-за этого и они станут сторониться меня. Чем может заняться в наше время молодая, хорошо образованная женщина?

Мне не хотелось думать о будущем. Я начала придумывать: если бы я не нашла кусок бронзового щита, то Трэверсы не переехали бы в дом Гиза. Я никогда не познакомилась бы с Тибальтом, а Оливер не встретил бы Сабину. Со временем мы с Оливером пришли бы к мысли, насколько удобно для нас пожениться, да так и поступили бы. Мы жили бы мирно, достаточно счастливо, так живут многие семьи, мне не пришлось бы с болью в сердце расставаться с дорогими моему сердцу местами.

На выручку неожиданно пришел сэр Ральф. На его земле находился пустой коттедж, и он позволил двум мисс Осмонд переехать в него за символическую плату.

Мои тетушки обрадовались. Часть проблемы оказалась решена.

Сэр Ральф решил стать нашим спасителем. Леди Бодреан нуждалась в компаньонке: читать ей, когда она желает послушать, помогать в благотворительных акциях и когда в доме бывают гости. Фактически ей нужна была секретарь-компаньонка. Сэр Ральф считал, что я пойду для этой роли, и леди Бодреан решила дать мне шанс попробоваться на эту должность.

Доркас и Элисон от души радовались.

— После нашего разочарования все стало так удачно складываться, — причитали они. — Теперь у нас есть дом и как чудесно, что ты будешь совсем рядышком. Представь себе, мы сможем частенько видеться. Все будет так чудесно, если э… ты сможешь поладить с леди Бодреан.

— О, «существуют трения», — процитировала я с легким сердцем. Но чувствовала я себя совсем не безоблачно.

И на то имелись основания. Я знала, что леди Бодреан постоянно выступала против моего обучения вместе с ее дочерью и племянником в Кеверал Корте. В редкие моменты наших встреч я ощущала на себе ее ледяной взор.

Она всегда напоминала мне корабль, ведь ее многочисленные юбки шуршали, когда она проходила мимо, и я представляла, что это проплывает корабль, ничего не замечая на своем пути. Поэтому я никогда не пыталась ей понравиться, невольно чувствуя ее антипатию. Но теперь я оказалась в ином положении.

Она приняла меня в ее личной гостиной, маленькой комнате — маленькой, по сравнению с другими комнатами имения, но она раза в два превышала размер коттеджа «Радуга», где жили Доркас и Элисон. Гостиная изобиловала мебелью. Над камином в темноте стояли вазы и различные статуэтки, на этажерках красовался китайский фарфор и серебро, чего там только не было — множество фарфоровых штучек. Стулья покрыты гобеленами, это работа самой леди Бодреан. Две табуретки и железные каминные решетки тоже покрыты вышивками. Возле ее стула стояла рамка с натянутой тканью, леди Бодреан выполняла новый узор, когда я вошла.

Она не сразу оторвала взгляд от вышивки, показывая, что работа занимает ее гораздо больше, нежели новая компаньонка. Такой прием смутил бы робкую девушку.

Потом последовало:

— О, мисс Осмонд. Вы пришли справиться о месте. Можете садиться.

Я села, выпрямив спину, на щеках играл румянец.

— Вашей обязанностью будет помогать мне во всем, в чем возникнет необходимость, — начала она.

— Да, леди Бодреан.

— Вам придется напоминать мне о встречах: я веду активную светскую жизнь и большую филантропическую деятельность. Ежедневно будете читать мне газеты. Станете заботиться о двух моих собачках: Апельсине и Лимоне. — Услышав свои имена, две собаки, лежавшие на подушках по обе стороны от стула хозяйки, подняли головы и посмотрели на меня с презрением. Я не заметила их, когда вошла. Апельсин (или Лимон) залаял, а второй пес фыркнул. — Мои дорогие, — обратилась к ним с нежной улыбкой леди Бодреан; но ее лицо вновь стало ледяным, когда она повернулась ко мне.

— Естественно, вы должны делать все, о чем я вас попрошу. Сейчас мне бы хотелось, чтобы вы почитали.

Открыв страницы «Таймс», она протянула ее мне. Я начала читать об отставке Бисмарка и о намерениях присоединить часть Голландии к Германии.

Я чувствовала, что она оценивающе смотрит на меня. У талии на золотой цепочке у нее лорнет и она рассматривала меня, совершенно не стесняясь. Видимо, надо быть готовой к подобному обращению, когда приходишь наниматься на работу.

— Так, достаточно, — оборвала она на середине фразы, чтобы я сразу поняла: брать или нет компаньонку для нее гораздо важнее судьбы Голландии.

— Я хочу, чтобы вы немедленно приступили к работе… если вам подходит это место.

Я ответила, мне нужно пару дней, чтобы все подготовить, хотя и не знала, что именно. Я только понимала, что жажду оттянуть вступление на место компаньонки, ведь меня ждали нерадужные перспективы.

Она милостиво позволила мне заняться своими делами весь остаток дня и следующий день. Через день она будет ждать от меня исполнения моих новых обязанностей.

По пути в коттедж под названием «Радуга» (его назвали так, потому что раньше в саду вокруг дома росли цветы всевозможных цветов и оттенков) я попыталась думать о преимуществах моей новой должности и успокаивала себя тем, что даже если мне ненавистна мысль работать на леди Бодреан, я буду иметь возможность видеть Тибальта.

БРЕМЯ СТРАСТЕЙ

Мне отвели комнату в Кеверал Корте рядом с будуаром леди Бодреан, ведь я могу понадобиться ей в любое время суток. Комната приятная, как и все комнаты в имении, даже самые маленькие. А из окна я могла видеть крышу дома Гиза. Глупо, но меня успокаивал этот пейзаж.

Не успев пробыть в доме долго, я пришла к заключению, что леди Бодреан недолюбливает меня. Она часто звонила в колокольчик даже после того, как я ложилась спать. Вызвав меня, она сварливо сообщала, что не может заснуть. Мне приходилось готовить ей чай или читать вслух до тех пор, пока она не начинала дремать. Часто я дрожала от холода, потому что хозяйка любила свежий воздух и держала открытыми окна, прекрасно чувствуя себя под теплым одеялом, а я была лишь в халате. Как бы я ни старалась, я не могла ей угодить. Если она не знала, к чему придраться, на что пожаловаться — то хранила молчание, а уж если находилась хоть малейшая причина для недовольства, она без конца повторяла свои упреки.

Личная служанка леди Бодреан, Джейн, выражала мне сочувствие.

— Ее светлость всегда вымещает на тебе плохое настроение, — откровенничала она. — Я это часто вижу, так бывает. У постоянного слуги есть чувство собственного достоинства. В любом доме требуются служанки. А вот компаньонки и тому подобное — совсем другое дело.

Думаю, имея другой характер, я бы легче переживала свое положение. Но я просто не выношу несправедливости, в прежние дни я приходила в этот дом и чувствовала себя на равных с Теодосией. Очень нелегко было свыкнуться с новым положением, но мне не оставалось ничего другого, разве только уехать из деревни, а это совершенно неприемлемо.

Обедала, завтракала и ужинала я всегда в одиночестве в своей комнате. Обычно во время еды я читала книги, которые брала из библиотеки в доме Гиза. Тибальта я не видела, потому что они с отцом уехали в экспедицию в Шотландию, но книги мне постоянно давала Табита.

Она говорила:

— Тибальт считает, тебе это понравится.

Книги, мои визиты к Табите и мысль о том, что Доркас и Элисон счастливо устроены, — все это делало мою жизнь терпимой.

Иногда я встречала Теодосию. Она бы относилась ко мне хорошо, если бы ей позволила матушка. В Теодосии не чувствовалось ни злобы, ни гордыни. Она отличалась пассивностью, ее отношение зависело от мнения окружающих людей; она не была недоброй по характеру, но и не делала ничего, чтобы хоть как-то облегчить мое положение в доме. Может быть, она не забыла наше детство, когда я командовала и запугивала ее.

При встречах с сэром Ральфом — а он всегда интересовался, как я поживаю, — по мимике его лица было видно, он развлекается. Я не могла сказать ему: мне не нравится ваша супруга, и я бы тотчас ушла от нее, если бы не была уверена — в другом месте еще несчастнее.

При малейшей возможности я навещала Доркас и Элисон в коттедже «Радуга». Этому дому было около трехсот лет, построили его в те времена, когда можно было претендовать на землю, если сумеешь построить дом за одну ночь. Существовал такой обычай: подготовить камни и черепицу и с наступлением темноты в течение одной ночи строить дом. Если к утру стояли четыре стены и крыша, то земля считалась твоей, потом можно было достраивать и совершенствовать здание. Коттедж «Радуга» был построен именно так. После того, как Бодреаны приобрели коттедж, в нем жила прислуга, домик неоднократно перестраивали, но в нем сохранилась старинная лежанка под самым потолком, туда можно было влезть лишь по лестнице, раньше там спали дети. Сейчас в коттедже имелась современная кухня с плитой, в ней Доркас пекла вкуснейший хлеб, а в медном горшке она готовила топленое молоко, из которого потом делала ряженку. Вокруг дома рос маленький красивый сад, и хотя моим тетушкам не доставало того простора, как в доме при церкви, они были счастливы.

С неохотой уходя от них в Кеверал Корт к своим обременительным обязанностям, я утешала себя, гротесково изображая леди Бодреан — маршируя по комнате и разглядывая предметы в воображаемый лорнет.

— А как сэр Ральф? Ты его часто видишь? — робко интересовались мои тетушки.

— Крайне редко, я ведь не член семьи, как вам известно.

— Какой позор… — начала Доркас, но Элисон ее остановила.

— Вот когда ты ходила туда на уроки, все было иначе, — жаловалась Доркас.

— Да, в то время я не считала себя человеком не их круга. Но ведь тогда я не работала на них. Просто поразительно, в то время я почти не видела леди Бодреан, к счастью.

— Все может измениться, — рискнула предсказать Элисон.

По своей природе я была оптимистом и даже в тот нелегкий период своей жизни не переставала мечтать. Но мои мечты не отличались разнообразием: вечеринка в Кеверал Корте, одна из приглашенных дам не может прийти, но тринадцать человек за стол не садятся. Очень хорошо, можно пригласить компаньонку — она вполне респектабельна, ведь она получила образование в нашем доме. И вот я иду к столу, надев одно из платьев Теодосии (все равно оно ей никогда не шло, а меня очень даже украшает), и вот меня усаживают… «Да ты его знаешь», — шепчет Теодосия. «О, — восклицает Тибальт. — Как я рад снова вас видеть». Мы беседуем, и все замечают, что он не отрывает от меня взгляда, а потом не отходит ни на шаг от своей соседки по столу.

«Как я рад, что леди А… или леди В… (разве имеет значение имя?) да, как я рад, что она не смогла принять приглашения леди Бодреан».

Мечты, мечты! Но что еще мне оставалось в не самый счастливый период жизни?

* * *

Я читала вслух до хрипоты.

— У вас сегодня что-то с голосом, мисс Осмонд. Как неприятно. Ведь одна из ваших основных обязанностей — читать мне вслух. Собственно, я и наняла-то вас ради чтения.

Она сидит поблизости, иголка с красной, голубой или фиолетовой ниткой мелькает в ее руке, но я совершенно уверена, меня она совсем не слушает. Если бы только я осмелилась читать вслух те книги, которые одалживает мне Табита из дома Гиза. Иногда у меня мелькает озорная мысль подменить книги и посмотреть, заметит ли она разницу.

Иногда она откладывает свое рукоделие и закрывает глаза. Я продолжаю читать, потому что не знаю, спит она или нет. Иногда я смолкаю и жду, что будет. Конечно, она спит, но мгновенно просыпается и спрашивает, почему это я прекратила читать.

— Мне показалось, вы задремали, — робко говорю я. — Мне не хотелось нарушать ваш сон, леди Бодреан.

— Глупости, — парирует она. — Продолжайте, я сама вам скажу, когда следует закончить.

В тот день она заставила меня читать, пока глаза не заболели и голос не охрип. Я начала подумывать, как бы мне сбежать, но мысль о Тибальте снова приковала меня к месту.

Как чудесно, что у хозяйки жили две собачки. Ведь каждый день их требовалось выводить на прогулку. Я имела прекрасную возможность улизнуть в Гизу и поболтать с Табитой.

Однажды я зашла к ней и сразу же почувствовала — произошло что-то волнующее. Она провела меня в гостиную и торжественно объявила, что сэр Эдвард планирует провести экспедицию в Египет. Этот проект станет одним из основных в его жизни. Она надеется, что ее тоже зачислят членом экспедиции.

— Теперь, когда Сабина замужем, мне можно покидать дом на время, — добавила Табита.

— У вас будут какие-то обязанности?

— Неофициальные, но я смогу быть полезной. Если нужно, буду готовить. Я многое узнала об археологии, смогу быть подручной при раскопках, там требуется много непрофессионалов.

— Как же я вам завидую! — я с восторгом смотрела на нее.

Она ласково улыбнулась.

— Я понимаю, что леди Бодреан не самый легкий человек.

Я вздохнула.

Она опять заговорила об экспедиции.

— А Тибальт поедет с отцом?

— Конечно. Это будет одна из крупнейших экспедиций. В данный момент весь археологический мир только и говорит о готовящемся проекте. Тебе, разумеется, известно, что сэр Эдвард является одним из известнейших археологов в мире.

Я кивнула.

— И Тибальт продолжает его дело, — добавила она. Табита, внимательно взглянула на меня и я подумала, а не выдала ли я своих чувств?

— Он пошел в отца. У таких мужчин, как они, есть только одна величайшая страсть в жизни… их работа. И об этом всегда следует помнить тем, кто находится с ними рядом, — сказала она.

Я никогда не могла удержаться от разговора о Тибальте.

— Сэр Эдвард кажется более отстраненным от жизни. Он как будто никого не замечает вокруг.

— Иногда он спускается с облаков… или вернее, поднимается с земли. Таких людей невозможно узнать за несколько лет знакомства. Их приходится изучать всю жизнь.

— Да, — согласилась я. — От этого они становятся еще более интересными людьми.

Она мягко улыбнулась.

— Иногда я думаю, что таким людям лучше бы жить жизнью отшельников или монахов. Работа заменяет им семью.

— Вы знали леди Трэверс?

— Да, перед самой ее смертью.

— И вы считаете, что сэр Эдвард более счастлив, будучи вдовцом, нежели женатым человеком?

— Я заставила тебя так думать? Я пришла к ним в дом на положении привилегированной экономки. Я знала их семью много лет… И когда возникла необходимость, я заняла это место, как и ты свое.

— И вскоре после твоего прихода скончалась леди Трэверс?

— Да.

Мне хотелось узнать, какая мать была у Тибальта. Как часто повторяли Доркас и Элисон, я не страдала от избытка тактичности, поэтому выпалила:

— Их супружеская жизнь была вовсе не счастливой?

Табита вздрогнула.

— Ну, у них было мало общего… И как я уже сказала, из таких мужчин, как сэр Эдвард, редко получаются идеальные мужья.

Я поняла, что она меня предупреждает.

Табита продолжала:

— Ты помнишь Эвана Каллума?

— Конечно.

— Он приезжает к нам в гости. Я слышала, что Хадриан тоже возвращается, так что оба скоро будут здесь. Они интересуются готовящейся экспедицией сэра Эдварда.

Я затянула свой визит, говорила и говорила, хотя понимала, что мне давно пора возвращаться. Мне хотелось узнать как можно больше. Табита оказалась весьма разговорчива.

— Как было бы хорошо, если бы ты смогла поехать с нами. Я уверена, тебе больше бы понравилось работать там, чем угождать не слишком сговорчивой леди.

— Если б только я смогла.

— Ничего. Может, когда-нибудь…

Я возвращалась в Кеверал Корт как во сне. Я снова мечтала. Это ведь мое единственное утешение. Табита заболела, она не может ехать. Кто-то должен поехать вместо нее, думает сэр Эдвард. Да, говорит Тибальт. Может, с нами поедет мисс Осмонд? Она всегда проявляла интерес к археологии.

Нелепо и жестоко желать болезни Табите!

— Я поражена, мисс Осмонд, — возмущалась леди Бодреан. — Я звоню уже добрых полчаса.

— Извините, я совсем потеряла счет времени.

— Вы здесь не для того, чтобы забывать о времени, мисс Осмонд. Вам не за это платят.

Боже, как же я желала сказать этой неприятной даме, что я у нее больше не служу!

Но логика подсказывала мне, что после этих слов мне надо будет искать другое место. Придется уехать куда-нибудь, а как в таком случае я смогу видеть Тибальта?

* * *

Каким-то неведомым мне образом я выдала, что не могу уйти с данного места, а леди Бодреан, видимо, решила заставить меня поступить именно так.

Чаще, чем это было необходимо, она напоминала мне, что я всего лишь прислуга, получающая жалованье. Она всячески старалась ограничить мою свободу, отправляла меня с поручением и отмечала время. Она брала меня с собой в сад: она срезала цветы, я носила за ней корзину. Леди Бодреан приказывала мне составлять букеты. Мои художественные усилия на этом поприще всегда забавляли Доркас и Элисон. Они говорили, если кто-то и сможет составить из цветов нечто, даже отдаленно не напоминающее букет, то только Джудит. В нашем доме это звучало как шутка. Здесь это воспринималось как серьезная провинность. Если хозяйка хотела унизить меня, она так и делала, находя для этого неограниченные возможности.

По крайней мере, говорила я себе, жизнь у леди Бодреан научила меня ценить, какой счастливый дом создали для меня Доркас и Элисон. Я должна быть им бесконечно благодарна.

Никогда не забуду тот день, когда хозяйка сообщила мне, что в имении состоится бал.

— Несомненно, что молодая леди, занимающая соответствующее положение в обществе, такое, как моя дочь, должна воспитываться сообразно этикету. Вы же это понимаете, мисс Осмонд. Хоть вы и находитесь на другой ступени общественной лестницы, но вас знакомили с жизнью благородного семейства, когда позволяли учиться в нашем доме.

— В настоящее время благородства мне явно недостает, — съязвила я.

Она не поняла.

— Вам посчастливилось взглянуть на такую жизнь, но я всегда считала ошибкой давать людям из нижних слоев хорошее образование.

— Иногда наше образование помогает лучше служить более достойным членам общества.

— Я рада, что вы придерживаетесь подобной точки зрения, мисс Осмонд. Должна признаться, вы далеко не всегда проявляете надлежащую вам покорность.

Она все-таки поразительно глупа. Говорили, что сэр Ральф женился на ней из-за денег. Я не понимала, зачем он так поступил, обладая огромным состоянием, зато теперь мне было ясно, почему он приобрел репутацию мужчины, ищущего утешения на стороне.

— Теперь, — добавила леди Бодреан, — у вас будет много дел. Нужно написать и разослать приглашения. Вы и понятия не имеете, мисс Осмонд, как утомительно устраивать балы.

— Вряд ли мне это пригодится, ведь я принадлежу к другому слою общества.

— Да что вы! Вы узнаете столько нового. Такой опыт весьма ценен для девушки вашего положения.

— Я сделаю все, что только в моих слабых силах, — ответила я.

Но леди Бодреан не воспринимала иронию.

* * *

Джейн, личная служанка леди Бодреан, подмигнула мне.

— Хотите чашку хорошего чая? Я уже приготовила.

В ее комнате на столе стояла маленькая спиртовая лампочка, создававшая уютную атмосферу. Я села за стол, и она разлила чай по чашкам.

— Боже мой, она на вас все зло вымещает.

— Я понимаю, что мое общество не доставляет ей особой радости. Удивительно, почему она не избавится от меня.

— Я ее знаю. Она испытывает удовольствие, ей нравится мучить людей. Она всегда так поступает. Я служила у нее еще до ее замужества. Теперь она стала еще хуже.

— Думаю, вам не слишком приятно работать у нее.

— О, я знаю, как с ней ладить. Хотите сахару?

— Да, спасибо, — произнесла я задумчиво. — Кажется, меня она особенно не любит. Допускаю, что я не слишком хорошо исполняю свои обязанности. Не понимаю, почему же она не сделает то, на что постоянно намекает, — не выгонит меня.

— Она не собирается вас выгонять. Кого же она тогда станет мучить?

— У нее большой штат прислуги, есть из кого выбрать. Безусловно, среди вас можно найти подходящую жертву.

— О, вы все шутите, мисс Осмонд, но иногда мне кажется, вы готовы взорваться.

— Мне тоже так кажется.

— Я помню, как вы приходили сюда на уроки. Мы всегда говорили: у этой девочки больше характера, чем у всех остальных учеников, вместе взятых. Настоящий огонь. А когда случались неприятности, мы всегда знали, что заводила наверняка Джудит Осмонд.

— А теперь вы видите, какие метаморфозы произошли с Джудит Осмонд.

— Такое случалось и прежде. Например, с гувернанткой, которая служила здесь до мисс Грэхем. Она была хорошенькая и с характером. Но с самого начала ее работы у нас стали случаться странные вещи. Сэр Ральф положил на нее глаз, и леди Бодреан начала действовать… Да, сейчас она переменилась. В былые дни сэр Ральф… Вот это был мужчина. От него не спаслась бы ни одна женщина. А теперь он тоже переменился. Стал тише. У него неладно со здоровьем, это его утихомирило. А раньше часто случались скандалы. — Она склонилась ко мне, и ее живые карие глаза засветились от удовольствия. — Женщины… он не мог равнодушно пройти мимо симпатичной девушки. Перья летели. Но это вначале. Я часто слышала… ведь моя комната находится рядом. Даже если не желаешь, все равно слышно.

Я ярко представила ее у замочной скважины, когда молодого Дон Жуана, сэра Ральфа, отчитывала за неверность супруга.

— Через некоторое время она решила, что ничего не поделаешь. Он пошел своим путем, а она — своим. Естественно, он желал иметь сына. А у нее после мисс Теодосии не было детей. Поэтому сюда приехал молодой хозяин Хадриан. А она… ее светлость… день ото дня становилась все злее; она когда-нибудь ударит кого-то ножом… уж точно, такая фурия.

— Видимо, мне придется отсюда уходить, — сказала я.

Джейн еще ближе наклонилась ко мне и доверительно прошептала:

— Вы можете найти себе другое место. Я уже думала об этом. Как насчет мисс Теодосии?

— А что насчет нее?

— Ну, этот бал… это же вроде выхода в свет. Пригласят всех подходящих молодых людей, живущих по соседству. Вы же знаете, к чему приводят такие балы и все такое…

— Мисс Теодосию будут демонстрировать во всем ее блеске, и не самое меньшее из ее достоинств — золотое приданое, сверкающее у нее на шее. Молодой человек, покажите ваши документы и делайте ставку.

— У вас на все есть готовый ответ, не так ли? Я всегда говорила мисс Грэхем: этой крошке палец в рот не клади. Но я вот что имею в виду: очень скоро для мисс Теодосии найдут мужа, а вы ее подруга, поэтому…

— Я! Ее подруга! Пожалуйста, постарайтесь, чтобы леди Бодреан не услышала от вас этих слов. Она будет негодовать.

— А вот теперь вы язвите. Так уж получается, сначала к вам относятся, как к равной, а потом работаешь в том же доме и получаешь деньги. Нужно быть мудрой. Вы с Теодосией вместе росли. Тогда вы командовали ею. Но Теодосия не похожа на свою мать. А вы бы могли напомнить ей о вашей детской дружбе.

— Постараться понравиться молодой хозяйке?

— Вы могли бы вновь с нею подружиться, а когда она выйдет замуж… Понимаете мою мысль? Мадам Теодосии понадобится компаньонка, а кто лучше старой подруги подойдет на эту должность? Что вы на это скажете?

— Макиавелли!

— Можете смеяться. Но я бы не хотела всю жизнь ухаживать за такой фурией, как наша хозяйка.

— А если Теодосия не выйдет замуж?

— Конечно, выйдет. Для нее уже выбрали жениха. Я случайно слышала разговор сэра Ральфа с ее светлостью. Она сказала: «Тебя просто околдовали эти люди. Я думала, ты хотел женить Хадриана на Сабине».

— Неужели? — тихо спросила я.

— Могу спорить с вами, мисс Осмонд, еще до конца года они объявят о помолвке. Ведь на карту поставлен титул. А денег мисс Теодосия получит предостаточно. После смерти отца она ведь получит все. Да она будет самой богатой женщиной в округе. Конечно, нельзя сказать, что жених беден, но деньги-то никогда не помешают. А говорят, он потратил целое состояние на свою работу. Забавный способ швыряться деньгами, доложу я вам. Подумать только, что можно было сделать на все эти деньги… а их тратят на раскопки в чужих странах. А еще говорят, в некоторых странах так жарко, что нельзя даже выносить эту жару.

Я сказала, хотя уже знала ответ:

— Итак, они выбрали для Теодосии…

— Конечно, сына мистера Трэверса, Тибальта. Да, да, его выбрали.

Мне стоило большого труда продолжать слушать ее болтовню.

* * *

Сэр Эдвард и Тибальт вернулись в Гизу, их пригласили на обед в Кеверал Корт. Я дожидалась их приезда, делая вид, что поправляю цветы в гостиной.

Тибальт сказал:

— Да это мисс Осмонд, не так ли? — Как будто ему надо было получить подтверждение. — Как поживаете?

— Я теперь компаньонка.

— Да, я слышал. Вы по-прежнему читаете?

— Много. Мисс Грей мне помогает.

— Отлично. Папа, это мисс Осмонд.

Сэр Эдвард посмотрел на меня невидящим взглядом.

— Это та девочка, которая нарядилась в мумию. Ей хотелось почувствовать, что значит быть забальзамированной и лежать в саркофаге. Она прочитала несколько твоих книг.

Теперь сэр Эдвард впервые посмотрел на меня с интересом. Его глаза заблестели. Думаю, моя выходка с мумией развеселила его. Теперь он стал больше походить на Тибальта.

Мне очень хотелось постоять и побеседовать с ними. Но на лестнице появилась леди Бодреан. Видимо, она услышала мой голос.

— Мой дорогой сэр Эдвард… и Тибальт? — Она ринулась вниз по ступенькам. — Я слышала, кто-то разговаривает с моей компаньонкой.

Я ушла в свою комнату и оставалась там весь вечер, отдыхала от своего тирана, потому что она занималась гостями. Я представила их за обеденным столом, Теодосия прекрасно выглядит в розовом шелке, она такая нежная, дружелюбная, имеет огромное наследство, которое будет кстати при финансировании экспедиции в дальние страны.

Никогда я не чувствовала себя такой беспомощной, как в тот момент, а после нынешней встречи с Тибальтом, подтвердившей все мои представления о нем, убедилась вновь — он мужчина моей мечты. Я вновь задумалась, не следует ли мне немедленно уйти от леди Бодреан.

Но это не свойственно моему характеру. Пока они с Теодосией не поженятся, я буду продолжать мечтать… и надеяться.

* * *

Я повела собачек на прогулку, направляясь к дому Гиза и вдруг услышала:

— Джудит!

Обернувшись, я увидела Эвана Каллума.

— Джудит, — он протянул мне руку. — Я очень рад видеть тебя.

— Я слышала о вашем приезде. И тоже рада тебя видеть.

— Как у тебя дела?

— Все изменилось.

— К лучшему?

— Его преподобие скончался. Ты знаешь, Оливер женился на Сабине, а я теперь компаньонка у леди Бодреан.

Он сделал кислую мину.

— Вот видишь, ты представляешь, что это такое, — вздохнула я.

— Я же работал когда-то учителем у них в доме, к счастью, не под ее юрисдикцией. Бедняжка Джудит!

— Я говорю себе по пятьдесят раз в день: не жалей себя. Поэтому и ты меня не жалей, пожалуйста.

— Но все же тебя жалко. Ты была моей лучшей ученицей. У тебя столько энтузиазма, интереса — а ведь это главное в нашей профессии. Без этого ничего не добьешься.

— Ты едешь с ними в экспедицию?

— К сожалению, нет. У меня нет достаточного практического опыта. Между домом Гиза и Кеверал Кортом пройдут серьезные переговоры, я уверен. Сэра Ральфа убеждают в необходимости финансировать данный проект.

— Он всегда живо интересовался раскопками. Я уверена, они сумеют его уговорить.

— Тибальт сомневается. — Он оглянулся. — Словно старые дни вернулись. Ты, Хадриан, Теодосия, Сабина. Меньше всего интересовалась археологией Сабина, как это ни странно. Они переменились?

— Сабина стала женой священника. Я вижусь с ней очень редко. У меня мало свободного времени, а когда выдается момент, я навещаю Доркас и Элисон и захожу к мисс Грей, она одалживает мне книги.

— По археологии, конечно.

— Конечно.

— Хорошо. Надеюсь, ты не слишком утомляешься. Я слышал, Хадриан приезжает в конце недели.

— Не знаю, мне не сообщают такие вещи.

— Бедняжка Джудит, жизнь порой бывает несправедлива.

— Видимо, я уже израсходовала свой запас удачи. Ты знаешь, что меня нашли в поезде?

— Брошенный ребенок?

— Не совсем. Там случилось крушение. Мои родители погибли, меня никто не искал. Меня могли бы отправить в детский приют… и я не познакомилась бы ни с кем из вас… не нашла бы кусочек бронзового щита и не брала бы книги из дома Гиза.

— Я всегда считал, что ты дальняя родственница священника.

— Так многие думают. Доркас и Элисон решили, будет лучше, если люди станут считать меня их дальней родственницей. А на самом деле неизвестно, кто я такая… Мне очень повезло, что именно они взяли меня к себе, до настоящего времени жизнь у меня была замечательная. Видимо, теперь мне надо расплачиваться за ту удачу, которая сопутствовала мне в начале жизни. Как ты думаешь, так всегда происходит?

— Нет, это просто такая полоса. У всех жизнь идет полосами. Но в Кеверал Корте живет Теодосия, а она твоя подруга. Она не может быть недоброй, я в этом уверен.

— Нет, конечно, но я ее редко вижу. Я все время кручусь вокруг ее матери.

Он с состраданием посмотрел на меня.

— Бедняжка Джудит, может, это продлится недолго. Когда-то все мы были вместе, и теперь вот опять собираемся — это какая-то определенная схема или рисунок.

— Жаль, что я не оценила яркость красок этого рисунка, когда его чертила судьба, если только я могу воспользоваться твоей метафорой.

— В этом заключена вся трагедия жизни, не правда ли? Мы не ценим хорошее, когда оно происходит с нами.

— Я буду делать это в будущем.

— Надеюсь, что в твоей жизни наступят перемены к лучшему. Мы должны чаще видеться.

— О, между нами воздвигнут социальные барьеры, ведь ты же будешь приходить в Кеверал Корт в качестве гостя.

— Я перепрыгну через любой барьер, который попытаются воздвигнуть между нами, — уверил он меня.

Он пошел меня провожать. Я обрадовалась, что Эван снова будет жить в нашей деревне.

* * *

В конце недели приехал Хадриан. Я находилась в саду, меня послали нарезать роз, он увидел меня и окликнул:

— Джудит! — он взял меня за руку и мы изучающе посмотрели друг на друга.

Хадриан стал красивым юношей — или он всегда был таким, просто я не замечала прежде. Его густые темные волосы низко опускались на брови (или мне казалось, что слишком низко, ведь у Тибальта высокий, открытый лоб). От него исходил природный шарм и хотя порой он говорил с горечью в голосе, в его серо-голубых глазах в любой момент готова блеснуть веселая искра. Он был высокого роста, широкоплечий; когда он здоровался со мной, его глаза всегда светились приятным светом и это меня успокаивало. Я знала, Хадриан один из тех, на кого я могу положиться.

— Ты стал ученым, Хадриан.

— А ты начала льстить. И стала компаньонкой, да еще у моей тети. Как ты могла, Джудит?

— Это легко объяснить. Если деньги не наследуют, их надо зарабатывать. Я это и делаю!

— Но в качестве компаньонки! Срезаешь розы… Могу поспорить, ты всегда срезаешь не те.

— Как ты прав! Эти красные, которые я нарезала, должны быть желтыми. А если бы я принесла желтые, мне сказали бы, что нужны красные, это меня утешает.

— Моя тетя — тиран. Я это знаю и считаю ошибкой, что ты исполняешь такую работу. Кто тебе предложил это место?

— Твой дядя. И мы ему искренне признательны. Если бы он не пригласил меня работать в его доме, вполне вероятно, что я срезала бы розы и была компаньонкой другого тирана, вдобавок где-нибудь очень далеко отсюда, не смогла бы поболтать с тобой, увидеть Эвана или…

— Это позор. Именно ты, которая всегда командовала…

— Я знаю. Я плачу долги. Теперь командуют и помыкают мной. Но все же приятно знать, что некоторые члены семейства не считают меня парией, когда я вынуждена заниматься унизительным делом — зарабатывать себе на пропитание.

— Мы опять все вместе. Эван, ты, Теодосия, я… а как Сабина?

— Отлично исполняет роль жены священника.

— Не могу поверить.

— Жизнь оборачивается иначе, чем ожидаешь.

В сад вышла Теодосия, на ней было белое муслиновое платье в голубой горошек и белая соломенная шляпка с голубыми лентами. Она стала такая симпатичная, ревниво подумала я.

— Я только что говорил Джудит, что вернулись старые времена, мы снова вместе, — сказал Хардиан. — Эван, Тибальт…

Я заметила, что Теодосия слегка покраснела и снова слова Джейн вспомнились мне. Значит, это правда. Но этого не может быть! Тибальт и Теодосия, как бы не так! Немыслимо! Однако она вполне симпатичная, выгодная партия, наследница. Но Тибальт не женится из-за денег! Еще как женится. Это естественный порядок вещей. Сабина вышла замуж по любви, Оливер в должности священника получает немного денег. Как же мы изменились, все мы. Легкомысленная Сабина становится женой священника, неприметная Теодосия выходит за моего Тибальта, чудесного принца. А я, гордая девица, главенствовавшая в классе, стала компаньонкой, прислуживая и унижаясь зарабатываю себе на хлеб.

— Эван, Тибальт, я, ты, Джудит, Сабина и Оливер, — говорил Хадриан.

— Да, — ответила Теодосия, она робко смотрела на меня, словно извиняясь, потому что мы почти не виделись с того времени, как я поступила к ним на работу.

— Очень приятно, что Джудит с нами.

— Неужели? — спросила я.

— Конечно. Ты всегда была одной из нас.

— А теперь я только компаньонка.

— Ну, ты слушаешь маму.

— Приходится, это входит в мои обязанности.

— С мамой не всегда легко.

— Тебе же не надо находиться при ней постоянно, — успокоил меня Хадриан.

— У меня почти нет свободного времени.

— Нам надо это исправить, не так ли, Теодосия?

Теодосия кивнула и улыбнулась.

Эти встречи подбодрили меня. Некоторым образом это все-таки напоминало давние времена.

* * *

О грядущем бале говорили все.

— Это будет самый грандиозный бал за последние годы, — сообщила мне Джейн. — Мисс Теодосия выходит в свет. — Она мне подмигнула. — Так приурочили время, чтобы все молодые люди собрались. Леди Бодреан надеется, что они объявят о помолвке до отъезда экспедиции в Египет.

— Вы думает, мистер Тибальт возьмет с собой невесту?

— На это не останется времени. У нас будет такая свадьба, к которой придется готовиться несколько месяцев, я-то знаю. Ее светлость не согласится на скромную свадьбу для своей дочери. Ничего такого, как было у Сабины и его преподобия. Леди Бодреан не позволит выдать единственную дочь таким образом.

— Они ведь еще не помолвлены.

— Это случится со дня на день, попомни мои слова.

Я начала верить в правоту предсказания Джейн после разговоров с Теодосией. С ней мы стали видеться гораздо чаще со времени приезда Хадриана. Казалось, она стремится загладить прошлое, когда мы неделями не встречались.

Единственный раз леди Бодреан беседовала со мной приветливо — когда она говорила о готовящемся бале для Теодосии. Я сразу поняла, она старается вызвать у меня зависть. Теодосия может ходить на балы сколько хочет, только пусть оставит мне моего Тибальта.

— Вы могли бы пойти к портнихе и помочь ей. На бальное платье Теодосии надо пришить пятьдесят ярдов кружев. А через час я буду готова послушать ваше чтение и не забудьте перед этим вывести Апельсина и Лимона.

Сара Слоупер была слишком хорошей портнихой, чтобы позволить мне сделать хоть стежок в ее произведении портновского искусства. Платье лежало на столе — бледно-голубой шифон и пятьдесят ярдов небесно-голубых кружев.

Теодосия пришла на примерку. Я помогла надеть платье, которое ей очень шло. Она будет в нем красавица, подумала я с завистью. Я уже видела ее кружащейся по залу в объятиях Тибальта.

— Нравится, Джудит? — спросила она.

— Тебе к лицу этот цвет.

— Я так люблю танцевать, — сказала она и закружилась по комнате.

Я почувствовала, словно мы снова стали детьми в классной комнате. Я подошла к ней и поклонилась.

— Мисс Бодреан, позволите ли вы мне иметь удовольствие пригласить вас на танец?

Она сделала глубокий реверанс. Мы обнялись и закружились по комнате, а Сара с улыбкой наблюдала за нами.

— Вы сегодня восхитительно выглядите, мисс Бодреан.

— Благодарю вас, сэр.

— Как великодушно с вашей стороны благодарить меня за то, чем наградила вас природа.

— Ну, Джудит, ты совсем не изменилась. Как жаль, что…

Сара вскочила со стула и почтительно поклонилась: в дверях стоял сэр Ральф и наблюдал за нашим танцем.

Мы сразу же остановились. Я подумала, что он скажет, увидев, как компаньонка фамильярно танцует с его дочерью.

Но он явно не рассердился.

— Довольно грациозно, правда Сара? — спросил он.

— Да, сэр, безусловно, — заикаясь, промолвила Сара.

— Значит, это твое бальное платье?

— Да, папа.

— А у мисс Осмонд есть бальное платье?

— Нет.

— А почему нет?

— Потому что человеку моего положения не часто требуются бальные платья.

Я заметила знакомое подрагивание подбородка.

— Ну конечно, вы же теперь компаньонка. Я слышал о вас от леди Бодреан.

— В таком случае, боюсь, вы слышали обо мне мало хорошего.

Не знаю, почему я заговорила с ним таким образом. Просто не смогла сдержаться, хотя понимала, что мои слова звучат дерзко, ведь я служу в их доме, к тому же меня могут легко уволить.

— Очень мало, — заверил он меня, тряся головой. — Фактически ничего.

— Я боялась этого.

— Неужели? Вот так перемена. У меня сложилось о вас впечатление как о бесстрашной юной леди. — Его лохматые брови сошлись на переносице. — Я совсем вас не вижу. Где вы пропадаете?

— Я не вращаюсь в ваших кругах, сэр, — ответила я, почувствовав, что он совершенно не сердится на меня, а мои дерзкие слова его забавляют.

— Я начинаю сожалеть об этом.

— Папа, тебе нравится мое платье? — спросила Теодосия.

— Очень милое, голубенькое, да?

— Да, папа.

Он обернулся ко мне.

— А если бы у вас было бальное платье, какой цвет вы бы выбрали?

— Она выбрала бы зеленый, папа, — ответила за меня Теодосия. — Это любимый цвет Джудит.

— Но зеленый считается несчастливым цветом, — ответил сэр Ральф. — Или так думали только в дни моей молодости? Мы говорили: зеленое в понедельник, черное в пятницу. Но уверен, что мисс Осмонд не суеверна.

— В отношении цвета — нет, — ответила я. — Хотя в чем-то и суеверна.

— Не годится считать себя невезучей, — сказал он. — Иначе на самом деле перестанет везти.

Он вышел, подрагивая подбородком.

Теодосия взглянула на меня, удивленно подняв брови.

— Зачем сюда заходил папа?

— Ты должна больше знать о его привычках, чем я.

— Видимо, он волнуется о бале… Джудит, миссис Грей говорит, что ты прочитала несколько книг, написанных сэром Эдвардом Трэверсом. Значит, теперь ты много знаешь об археологии.

— Достаточно, чтобы понять, насколько я невежественна. У нас обеих поверхностные знания, правда? Их мы получили от Эвана Каллума.

— Жаль, что я знаю так мало. — Она оживилась. — Я тоже стану читать. Ты должна мне посоветовать, с чего начать.

Я сразу все поняла. Она отчаянно стремилась научиться вести разумный разговор с Тибальтом.

* * *

Приглашения были разосланы, я составила список гостей и после подтверждения, что они прибудут на бал, стала подписывать карточки. Я помогала составлять композиции из цветов для украшения бального зала. Цветы приносили из теплиц, ведь стоял октябрь, и в саду цветов почти не осталось. Я составляла программки танцев, вкладывала в них розовые и голубые карандаши и вклеивала закладки из шелкового шнура. В первый раз леди Бодреан казалась довольной, она хотела, чтобы я поняла, как сложно выпускать в большой свет хорошо воспитанную юную девушку. Она не могла не заметить, что порой я стояла с понурым лицом, от этого ее настроение улучшалось еще больше. Мне хотелось закричать: не интересуют меня ваши светские мероприятия, пусть ими занимается Теодосия, а грустно мне по другой причине.

Когда выдавался свободный час, я уходила в коттедж «Радуга». Доркас и Элисон всегда поднимали вокруг меня такую суматоху, они старались поддерживать мой дух, угощая меня моими любимыми пирожными, которые я с жадностью поедала в детстве.

Они все хотели знать о готовящемся бале.

— Какой позор, что они не пригласили тебя, Джудит, — сказала Доркас.

— А почему они должны меня приглашать? Прислугу не зовут на семейные балы.

— В твоем случае все по-другому. Ты же училась вместе с ними.

— Леди Бодреан объяснит тебе, что за это следует благодарить их до конца дней, а не искать новых поблажек и одолжений.

— О, Джудит, все на самом деле так невыносимо?

— Дело в том, что она настолько противная, я даже получаю удовольствие от борьбы с ней. Она к тому же очень глупа, поэтому я могу вставлять колючки, а она не замечает.

— Если все так плохо, тебе следует уйти от них.

— Меня и так могут попросить. Предупреждаю вас, что я готова к извещению об увольнении каждый день.

— Ну, дорогая, не стоит волноваться. Нам хватает на жизнь. А ты найдешь себе другое место.

Иногда они сообщали мне деревенские новости. Они много делали для прихода, ведь они занимались этим всю жизнь и хорошо исполняли эту задачу. Они шептали, что Сабина не слишком практична, чересчур болтлива, а это не подобает жене священника. Что касается Оливера, то он вполне компетентен.

Я напомнила им их слова о том, что он нес приход на своих плечах, когда болел отец Джеймс.

С неохотой они согласились. Я понимала, они все еще не могут простить Оливеру, что он женился не на мне, а еще больше Сабине за то, что Оливер выбрал ее. Мне приятно думать, что мое детство прошло рядом с ними.

Сэр Ральф плохо себя чувствовал, поэтому Тибальт с отцом часто его навещали. Они обсуждали детали предстоящей экспедиции. Я бесстыдно лезла им на глаза. Теперь даже сэр Эдвард узнавал меня и слабо улыбался мне рассеянной улыбкой, вспоминая, что я — та девочка, которая нарядилась мумией.

Тибальт перебрасывался со мной парой слов — обычно он спрашивал, что я читаю. Мне хотелось услышать от него об экспедиции, но, естественно, я не осмеливалась его спрашивать.

За два дня до бала случилось невероятное.

Выйдя из комнаты леди Бодреан, я собиралась отправиться по своим делам, но в коридоре меня ждала Теодосия. Она выглядела весьма взволнованной.

— Привет, Джудит.

— Ты меня ждешь?

— Да, мне надо тебе кое-что сказать.

Мое сердце забилось чаще, настроение пропало. Значит, свершилось: Тибальт сделал ей предложение, а объявят об этом на балу.

Она взяла меня под руку.

— Пойдем в твою комнату. Никогда не догадаешься, о чем я скажу.

Мелькнула мысль: я не смогу этого вынести. Сколько раз я представляла себе это событие… Мне придется уйти… немедленно… Пойду к Доркас и Элисон, сообщу им о своем решении, найду место где-нибудь подальше отсюда и уеду.

Я запнулась:

— Знаю. Ты… обручилась.

Она остановилась и вспыхнула. Стало ясно, если сегодня она хочет мне сказать что-то другое, то и это событие не за горами.

— Ты всегда считаешь, что знаешь все. Но на этот раз умная Джудит ошиблась.

Умная Джудит была счастлива ошибиться.

Теодосия распахнула дверь в мою комнату и вошла, я брела за ней. Она подошла к шкафу и открыла его. Там висело зеленое вечернее платье из шифона.

— Что это? — закричала я в изумлении.

— Твое бальное платье, Джудит.

— Мое? Откуда? — я подошла к нему, потрогала нежный, тонкий материал, сняла платье и приложила его к себе.

— Оно должно тебе подойти, — объявила Теодосия. — Примерь, я умираю от нетерпения увидеть тебя в нем.

— Как оно здесь оказалось?

— Я его повесила.

— Откуда оно взялось?

— Сначала примерь, потом я тебе все расскажу.

— Нет, я должна все знать.

— О, ты сведешь меня с ума! Я хочу убедиться, что платье твоего размера. Папа велел сшить его для тебя.

— Но… почему?

— Он сказал: «Золушка должна пойти на бал».

— То есть компаньонка.

— Ты же помнишь, он видел, как мы с тобой танцевали. В тот день он мне сказал, что Джудит Осмонд должна пойти на бал. Я сказала, что мама об этом и слушать не станет. А он ответил: «Тогда ничего ей не говори».

Я рассмеялась. Представила, как танцую на балу с Тибальтом.

— Но это невозможно. Леди Бодреан никогда не позволит мне.

— Здесь отец хозяин, ты же знаешь.

— Но я состою на службе у твоей матери.

— Мама не осмелится противоречить папе.

— Я буду незваным гостем.

— Только для моей мамы. Все остальные хотят, чтобы ты пошла на бал: я, Эван, Хадриан, Тибальт…

— Тибальт!

— Естественно, он пока не знает об этом, но я уверена, он будет рад. А Хадриан уже знает. Он так развеселился. Будет так забавно прятать тебя от мамы.

— Я не думаю, что вам удастся. Она прикажет мне выйти вон в течение первого часа.

— Нет, ведь ты будешь гостьей моего отца.

Я засмеялась.

— Ну вот, я знала, тебе понравится этот план.

— Расскажи мне, что произошло.

— Ну, папа сказал, что ты всегда была хорошей девочкой и он хотел бы, чтобы у меня был такой же сильный характер, как у тебя. Папа боялся, что тебе трудно приходится на службе у мамы и решил пригласить тебя на бал. Поэтому он и спросил, какой цвет платья тебе нравится. Секрет знала только Сара Слоупер. Я выбирала ткань, а Сара шила на меня, мы учли, что ты повыше меня и тоньше в талии. Я уверена, платье тебе подойдет. Примерь сейчас же.

Я надела платье. Произошла разительная перемена. Да, это мой цвет. Я распустила свои темные, густые волосы. С блестящими глазами и розовыми от волнения щеками меня можно считать привлекательной, если бы не мой длинный нос. Хадриан всегда посмеивался над моим носом. «Это признак сильной воли. У человека со слабым характером не может быть такого носа. Твоя сила не в расположении звезд, Джудит, а в длине твоего носа». Я захихикала. В таком чудесном платье я могла и забыть про длинный нос.

— Ты похожа на испанку, — сказала Теодосия. — Нужно собрать волосы высоко на затылке и заколоть их испанским гребнем. Ты будешь просто неотразима. Жалко, что это не бал-маскарад. Тогда было бы легко спрятать тебя от глаз мамы. Но она узнает, что это желание папы, и ничего не скажет… на балу, по крайней мере. Она не захочет скандала.

— Шторм наступит потом.

Но меня это не беспокоило. Я переживу. Я иду на бал. В руке я буду держать маленькую программку с розовой закладкой и карандашом. Я сохраню ее навсегда, потому что на ней наверняка останутся инициалы Тибальта.

Я схватила Теодосию, и мы закружились по комнате.

* * *

Наступил день бала. Как хорошо, что леди Бодреан слишком занята и не обращает на меня внимания.

— Боже, — сказала Джейн. — Ну и гостей у нас соберется. А мне еще надо уложить ей волосы и помочь надеть платье. Потом она будет выбирать украшения и сразу же менять решение. Как хорошо, что я умею с ней ладить.

Поэтому у меня выдалось свободное время. Я могла спокойно надеть облегающий чехол из зеленого шелка, а сверху прозрачное платье из шифона. Оно сидело на мне прекрасно. Одевшись, я увидела на столе испанский гребень — Теодосия сдержала слово. Хадриан тоже находился поблизости для оказания поддержки. Я почувствовала, что мое положение изменилось со дня его приезда. Теперь у меня в доме есть настоящие друзья.

В тот вечер я решила наслаждаться балом.

Сэр Ральф и леди Бодреан стояли наверху главной лестницы и принимали гостей. Естественно, я не пошла доложить о своем прибытии. Но как весело смешаться с толпой гостей, их так много, наверняка леди Бодреан не заметит меня. Да и вряд ли она сразу узнает меня в таком роскошном наряде.

Я танцевала с Хадрианом, он сказал, это похоже на один из трюков, которые мы проделывали в детстве.

— Мы всегда были союзниками, Джудит, ты и я.

Это была правда.

— Мне очень жаль, что тебе приходится служить у моей тети.

— Не больше, чем мне. Все же это дает мне возможность находиться в Кеверал Корте.

— Ты любишь этот старый дом, правда?

— Здесь прошла часть моей жизни. Не забывай, я приходила к вам почти каждый день.

— Теодосии повезло, она будет здесь хозяйкой.

— Кажется, ты завидуешь, Хадриан.

— Так и есть. Видишь ли, я тоже нахожусь здесь из милости.

— Нет, Хадриан. Ты племянник сэра Ральфа… вроде сына.

— Не совсем.

— Тогда я тебе скажу, как исправить положение: женись на Теодосии.

— Но она моя двоюродная сестра!

— Ну и что? На кузинах часто женятся. Это прекрасный способ сохранить деньги в семье.

— Ты же знаешь, что она не выйдет за меня. Думаю, ее взгляд устремлен в другом направлении.

— Неужели?

— Разве ты не замечала, что она проявляет напряженное внимание всякий раз, когда речь заходит об одном предмете?

— О каком?

— Об археологии. Она взволнована по поводу готовящейся экспедиции. Можно подумать, что она сама туда отправляется.

— Пытается произвести впечатление. Может, даже на тебя. Ведь это твоя специальность.

— Ну нет. Ничего подобного, выбрали не меня.

Я не могла говорить о Теодосии и Тибальте и поэтому спросила:

— А ты разве не хочешь отправиться в Египет?

— Я бы с радостью, но я слышал, что сэр Эдвард — одинокий волк. Он держит в секрете состав экспедиции, так поступают некоторые люди. Я разговаривал с Эваном, мы были бы польщены, если б нас пригласили принять участие. Но пока мы с ним можем играть лишь второстепенные роли.

— А Тибальт?

— Он же сын великого человека и наверняка знает больше нас.

— Думаю, настанет день, когда он станет таким же великим как и его отец.

— Он также страстно увлечен этой профессией.

— Я видела, как он танцевал с Теодосией, но не видела сэра Эдварда.

— Видимо, он придет позднее.

Оркестр смолк, танец окончился, и Хадриан отвел меня на место, скрытое пальмами.

— Я чувствую себя лисом в норе, — сказала я.

— Лисицей, — поправил меня Хадриан.

— Я признаю сходство в наших характерах в определенных обстоятельствах, но в данный момент я добродушна и сговорчива.

Подошли Эван и Теодосия и сели рядом. Теодосия любовалась мной в зеленом платье.

— Ты довольна балом, Джудит? — озабоченно спросила она.

Я уверила ее, что довольна.

— Если бы и Сабина пришла, то вернулись бы старые дни.

Появился Тибальт. Я подумала, он пришел пригласить на танец Теодосию, но он сел рядом со мной. Он не выглядел удивленным моим присутствием на балу.

Эван пригласил на танец Теодосию, Хадриан ушел, и мы остались вдвоем с Тибальтом.

— Вам нравится танцевать? — спросила я.

— Я не слишком привык к танцам.

— Я видела, вы недавно танцевали.

— Вероятно, неуклюже.

— Приемлемо, — успокоила я. — Вы скоро уезжаете, наверное, с нетерпением ждете отправления.

— Это самый волнующий проект.

— Расскажите мне о нем.

— Вас на самом деле это интересует?

— Очень.

— Мы поплывем на корабле в Порт-Саид, а оттуда по суше доберемся до Каира, пробудем там недолго и отправимся в древнее местечко Фивы.

Я хлопнула в ладоши.

— А потом? Вы ведь направляетесь в усыпальницы?

Он кивнул.

— Отец давно готовил этот проект. Он ездил туда несколько лет назад и понял, что находится на пороге великого открытия. Он давно мечтал об этом. Вот теперь осуществляется задуманное.

— Великолепно, — воскликнула я.

— Это самый волнующий проект, в котором я приму участие.

— Вы бывали там прежде?

— Да, с отцом. Тогда у меня совсем не было никакого опыта, я благодарен, что отец берет меня. Экспедиция обнаружила гробницу, в которой похоронен представитель знати. Несколько веков назад ее ограбили. Естественно, мы все огорчились по понятным причинам. Столько тяжелой работы, раскопки, надежды… и потом увидеть, что усыпальница полностью ограблена, не осталось ничего, что могло бы рассказать нам об обычаях и привычках древних жителей Египта… О, я кажется увлекся, но это ваша вина, мисс Осмонд. Вам это интересно?

— Ужасно интересно.

— Очень мало людей за исключением небольшого числа специалистов разбираются в археологии.

— Я не чувствую себя посторонней. Мне посчастливилось брать уроки в Кеверал Корте, а вы знаете, что сэр Ральф всегда интересовался археологией.

— К счастью, он много нам помогает.

— Он пригласил Эвана давать нам уроки. А потом раскопки в долине. Я иногда помогала там… Конечно, непрофессионально, любительски.

— Но вы почувствовали, как это захватывает. Я слышу это по вашему голосу и вижу по выражению ваших глаз. Я помню, с каким волнением вы приходили в наш дом за книгами. И я уверен, мисс Осмонд, что вы — не одна из тех романтических натур, которые надеются при любых раскопках находить только драгоценности и остатки древних дворцов.

— Я знаю, это редко выпадает на долю археолога.

— Верно. Я уверен, вы хотите танцевать. Вы не против такого неуклюжего партнера?

Я засмеялась.

— Я стерплю.

И вот я танцую с Тибальтом. Моя мечта осуществилась. Я любила его еще больше, потому что он постоянно ставил ноги не так, как требовал танец. Он извинялся, а мне хотелось крикнуть: можешь наступать мне на ноги, это такое блаженство.

Я так счастлива. Доркас и Элисон говорят, что я умею отрешаться от всего и наслаждаться определенным моментом. В тот вечер я радовалась этой способности. Я не могла думать ни о чем, лишь о чудесном мгновении, когда я находилась в объятиях Тибальта, так близко я с ним еще не бывала.

Я желала, чтобы музыка продолжалась бесконечно, но танец закончился, и мы вернулись на свое место под пальмами, где уже сидели Теодосия с Эваном.

Я танцевала с Эваном. Он сказал, что рад видеть меня на балу. Я рассказала, как нашла в своем шкафу бальное платье: сэр Ральф пожелал и меня пригласить на бал.

Мы смеялись, вспомнили детство, потом пошли ужинать, где к нам присоединились Теодосия, Хадриан и Тибальт.

Я так веселилась, словно в тот вечер вернулось мое детство, я блистала остроумием и не позволяла, чтобы кто-то другой находился в центре нашей беседы. Теодосия не возражала (она ведь такая милая), что я привлекала всеобщее внимание.

Тибальт был несколько в стороне от нашей легкомысленной болтовни. Он старше всех нас и мне бросились в глаза его превосходство перед Хадрианом и Эваном, они казались такими незначительными по сравнению с ним. Когда Тибальт говорил об археологии, мы ощущали его глубокий интерес к предмету, единственную страсть его жизни. Мне пришло в голову: если Тибальт полюбит женщину, он будет любить ее с такой же неизменной привязанностью как и свою профессию. Я хотела вовлечь Тибальта в беседу, чтобы он страстно говорил и зажигал меня своим энтузиазмом, поэтому я задала вопрос об археологии и мгновенно он превратился в пламенного оратора, а мы внимали ему, затаив дыхание.

Во время паузы Теодосия вставила:

— О, вы все такие умные… даже Джудит! Но не кажется ли вам, что эта лососина просто превосходна?

Хадриан рассказал, как он ездил ловить рыбу на Спрей в Шотландию, там водится лучший в мире лосось. Ему пришлось войти в воду и вытаскивать сопротивляющуюся рыбину. Он развел руки, показывая нам, какой она была большой. Мы рассмеялись, не веря рассказчику. В этот момент в сопровождении нескольких гостей мимо нашего стола прошествовала леди Бодреан.

Я говорила:

— Мы все знаем, что рыбаки всегда удваивают свой улов, когда рассказывают о нем, но мне кажется, что Хадриан его утроил.

И вот она передо мной, брови поднялись от удивления и постепенно на лице проступила ярость.

Все замолчали, казалось, тишина никогда не прервется, потом леди Бодреан шагнула к нам. Мужчины встали, но она смотрела лишь на меня удивленным взглядом. Я попробовала улыбнуться.

Один из гостей сказал:

— О, это мистер Трэвис, я думаю.

Тибальт подтвердил.

Леди Бодреан сумела взять себя в руки и представила гостей друг другу, оставив меня напоследок.

— Мисс Осмонд. — Она произнесла мое имя словно это неприличное слово.

Никто ничего не заметил, и несколько минут длилась вежливая беседа, потом леди Бодреан отправилась дальше.

— О, Господи, — воскликнула Теодосия.

— Я знала, этого не миновать, — я попыталась сделать вид, что спокойна.

— Ну, сэру Ральфу придется нести ответ за своих гостей, — сказал Хадриан.

— Что случилось? — не понял Тибальт.

Я обернулась к нему.

— Мне не следовало быть здесь.

— Конечно, не следовало. Ваше общество сделало этот вечер слишком запоминающимся, — сказал Тибальт.

Из-за этих слов стоило прийти на бал.

— Завтра утром меня могут отправить упаковывать вещи.

Тибальта обеспокоили мои слова, а я выглядела счастливой. Теодосия пустилась в объяснения:

— Папа решил, что Джудит должна быть на балу и мы с ним вместе осуществили задуманное. Я выбрала ткань для платья, а Сара Слоупер сшила… Но мама ничего не знала.

Тибальт засмеялся.

— Мисс Осмонд всегда оказывается в центре какой-нибудь драмы. Если она не наряжается мумией и не ложиться в саркофаг, то надевает чудесное платье и приходит на бал; никто не предполагает ее увидеть, она всегда появляется неожиданно.

Хадриан взял меня за руку.

— Не беспокойся, Джудит. Завтра ты переживешь грядущий шторм.

— Мама может быть жестокой, — предупредила Теодосия, — но Джудит пришла как папин гость.

— Не понимаю, как может леди Бодреан возражать против этого, — удивился Эван.

— Ты не знаешь маму, — сказала Теодосия.

— Уверяю тебя, знаю. Но Джудит пришла как гость сэра Ральфа, — успокаивал Эван, — и, следовательно, не сделала ничего плохого.

— В любом случае, шторм наступит завтра, — сказала я. — А сейчас прекрасный вечер. Вот лосось, которого поймали в Шотландии и шампанское из лучших погребов. Компания собралась чудесная, чего еще желать?

Тибальт наклонился ко мне и сказал:

— Вы живете одним днем, вернее моментом.

— Так и следует жить. Сегодня я, в некотором роде, Золушка. Завтра я вернусь к своей золе.

— А сегодня я стану сказочным принцем, — воскликнул Хадриан. — Музыка играет, пошли танцевать.

Мне не хотелось оставлять Тибальта, но что оставалось делать?

— Поздравляю, — сказал Хадриан. — Ты очень хладнокровно себя вела, спокойнее всех нас.

— У меня такое чувство, что очень скоро я буду сидеть за столом в коттедже «Радуга» и писать умоляющие письма работодателям.

— Ах, Джудит. Как ужасно быть бедным!

— А что ты знаешь об этом?

— Многое. У меня тоже проблемы, нужно заслуживать благосклонность дяди. Кредиторы преследуют меня. Придется поговорить с ним завтра. Поэтому, как и ты, сегодня я хочу есть, пить и веселиться.

— О, Хадриан, ты действительно в долгах?

— По самые уши. Как бы я хотел быть на месте Теодосии.

— Думаю, ей на расходы дают гораздо меньше денег, чем тебе.

— А кредит! Ты знаешь, что мой дядя фантастически богат? И все его богатство унаследует Теодосия.

— Ненавижу эти разговоры о деньгах.

— Да, это огорчает. Вот поэтому я хотел бы стать богатым, чтобы не говорить о деньгах и даже не вспоминать о них, а это возможно, лишь будучи богатым.

Мы смеялись, танцевали, шутили, но все же оба думали о том, что готовит для нас новый день. Я могла забыть обо всем лишь в обществе Тибальта.

Я надеялась еще увидеть его на балу, но безуспешно, и решила уйти с бала прежде, чем разойдутся все гости.

Мы неверно рассчитали, что буря разразится утром. Леди Бодреан не собиралась так долго ждать.

Яростно зазвонил колокольчик, я еще не успела снять бальное платье и очень обрадовалась, потому что платье придавало мне уверенности.

Я отправилась в комнату к леди Бодреан. Она была в бальном наряде — фиолетовом платье из бархата с великолепным шлейфом, отороченным мехом. Она выглядела, как королева.

— Итак, мисс Осмонд, что вы можете мне сказать в свое оправдание?

— А что вы ожидаете услышать, леди Бодреан?

— Я не ожидаю наглости. Вы были сегодня на балу. Как вы осмелились явиться и находиться вместе с моими гостями?

— Чтобы принять приглашение, не нужно слишком много смелости.

— Приглашение? У вас хватает нахальства сознаться, что вы сами отправили себе приглашение?

— Нет, сэр Ральф распорядился, чтобы я была на балу.

— Я не верю вам.

— Может быть, ваша светлость пожелает, чтобы я его пригласила? — Прежде, чем она успела раскрыть рот, я схватила колокольчик и зазвонила. Вбежала Джейн. — Леди Бодреан просит тебя узнать, не сможет ли сэр Ральф прийти сюда.

Леди Бодреан разбирала ярость, но Джейн уже умчалась к сэру Ральфу.

— Как вы смеете распоряжаться в моей комнате? — потребовала она объяснений.

— Мне показалось, я исполняю приказ. Я подумала, что ваша светлость желает видеть сэра Ральфа для подтверждения моих слов, ведь вы же мне не верите.

— Никогда в моей жизни я не встречала такую… такое…

— Такое неподчинение? — подсказала я.

— Такое нахальство.

Меня еще окутывал флер счастья, ведь я же танцевала с Тибальтом, он говорил со мной, я сумела показать заинтересованность к его работе. Он сказал: «Ваше общество украсило этот бал», — и он подразумевал именно это. Он говорил то, что думал. Разве я могла бояться эту старую мегеру, которая через несколько минут увидит своего супруга, а он наверняка подтвердит мои слова.

Сэр Ральф остановился в дверях.

— Что за… — он замолчал. Увидев меня, его подбородок задрожал, словно сэр Ральф изо всех сил старался не засмеяться.

— А что это мисс Осмонд здесь делает? — спросил он.

— Я посылала за ней. Она сегодня осмелилась находиться среди наших гостей.

— Она была одной из них, — парировал он.

— Думаю, вы забыли, что она моя компаньонка.

— Сегодня она была вашей гостьей. Я пригласил ее на бал, этого достаточно, я полагаю.

— Вы пригласили эту особу, не посоветовавшись со мной?

— Вам это отлично известно.

— Эта юная особа считает, раз ей было позволено получить образование в нашем доме, то она может рассчитывать на особое к себе отношение. Заявляю вам, я этого не потерплю. Она пришла к нам в дом в качестве компаньонки и к ней будут относиться соответственно.

— Что означает, вы сделаете ее жизнь невыносимой, вы будете с нею предельно жестоки, а вы это отлично умеете, мадам.

— Вы навязали мне эту девицу, я этого не потерплю.

— Она останется у вас, как и раньше.

— Заявляю вам, я не допущу, чтобы вы принуждали меня терпеть нежелательную прислугу, как эта… в моем доме.

— Мадам, вы будете поступать так, как я вам велю, — сказал сэр Ральф.

Он схватился за спинку стула, я увидела, как кровь прилила к его лицу, он слегка качнулся.

Я бросилась к нему и поддержала за руку. Он смотрел вокруг невидящим взглядом, я помогла ему сесть на стул.

Он тяжело дышал.

Я сказала:

— Нужно вызвать камердинера. Сэр Ральф плохо себя чувствует.

Я взяла на себя смелость и приказала Джейн привести камердинера.

Джейн поспешила уйти и вскоре вернулась с Блейком, личным слугой сэра Ральфа.

Блейк отлично знал, что делать. Он ослабил воротник сэра Ральфа, достал из коробочки таблетку и положил ему под язык. Сэр Ральф откинулся на стуле, его лицо, ставшее багровым, немного побледнело, но вены на лбу по-прежнему сильно выступали.

— Так-то лучше, сэр, — сказал Блейк. Он обратился к леди Бодреан: — А теперь я отведу его в кровать, миледи.

Сэр Ральф с трудом поднялся и тяжело облокотился на Блейка. Он кивнул в мою сторону и тень усмешки появилась на его лице. Потом Блейк увел его.

Дверь за ними закрылась и леди Бодреан повернулась ко мне:

— Вот видите, что вы наделали.

— Это не моя вина, — ответила я многозначительно.

— Убирайтесь в свою комнату, я поговорю с вами позже.

Я ушла. Что за ночь! Хозяйка меня не выгонит, она не осмелится. Да она и не хочет этого. Кто же другой предоставит ей эту возможность — позволит издеваться над собой и делать свою жизнь невыносимой. Теперь я смогу с ней справиться. Но в такую ночь я не хотела думать о ней. У меня столько приятных впечатлений, о которых стоит подумать и пережить их заново.

* * *

В конце месяца экспедиция сэра Эдварда, в которую входил и Тибальт, отправилась в Египет.

Эван вернулся в университет, где он временно читал лекции по археологии. Хадриан уехал в Кент проводить какие-то работы на погребальном судне викингов, которое недавно обнаружили у нашего побережья. А я вернулась к своим обязанностям — прислуживать леди Бодреан. Монотонность моего существования нарушалась лишь попытками хозяйки унизить меня каким-нибудь новым способом. Но меня утешала мысль, что сэр Ральф и Теодосия — мои друзья. Я больше не посещала дом Гиза, ведь Табита уехала с экспедицией, но много раз проходила мимо. Казалось, он снова стал домом, где обитают призраки, как в дни моего детства. Жалюзи были опущены, мебель покрыта чехлами, в доме осталось лишь несколько слуг. Двое египтян, Мустафа и Абсалам, сопровождали сэра Эдварда.

Я с нетерпением ожидала возвращения экспедиции и Тибальта.

Я чаще заходила в коттедж «Радуга», потому что не могла ходить в Гизу, меня там всегда тепло принимали Доркас и Элисон, они с восторгом выслушали мой рассказ о бале, о моем чудесном зеленом платье, которое я обнаружила в своем шкафу.

С самого начала меня удивил их энтузиазм, когда они узнали, что мне дали место в Кеверал Корте. Я молода; хотя из-за своего длинного носа я не могу считать себя красавицей, но меня вполне можно назвать симпатичной. За последние месяцы я часто сравнивала себя с Теодосией. В ней нет моей жизненной энергии. Мои живость и воодушевление привлекают людей, в этом я уверена. Хотя у меня взрывной характер, я быстро успокаиваюсь, я умею смеяться над жизнью, а значит, смеяться над собой. У меня густые темные волосы, с ними приходится трудно — они прямые и непослушные; у меня большие карие глаза, а ресницы густые и черные, как и волосы. К счастью, у меня ровные здоровые зубы. Я выше и стройнее Сабины и Теодосии. Правда, у меня нет привлекательной пухлости Теодосии, грациозности Сабины. Моя молодость способна привлечь стареющих ловеласов. А репутация сэра Ральфа не слыла незапятнанной. Я слышала, как кузнец разговаривал с крестьянами о былых днях и узнала, что в молодости сэр Ральф соблазнил немало девиц. Они увидели меня и прекратили разговор, щадя мою юность. И, несмотря на все это, Доркас и Элисон радовались, что меня взяли на работу в Кеверал Корт.

Я решила, что они уверены: сэр Ральф бросил свои дикие привычки. Он слишком стар, чтобы вести распутную жизнь. Все же меня удивляла готовность Доркас и Элисон отпустить меня в логово греховодника.

Они хотели знать все подробности о бале.

— Платье! — восклицали они. — Какая чудесная мысль!

Я снова удивлялась: один из законов общества гласит, что молодые девушки не могут принимать одежду в качестве подарка от джентльменов.

Но в моем случае произошло по-другому. Благодаря Теодосии. И я пришла к выводу, что нравлюсь сэру Ральфу: я его забавляла, чего не могла Теодосия.

Я была рада пойти на бал и наслаждаться происходящим. Если бы мне не подарили платье, я бы не смогла веселиться на балу.

Гораздо проще принять удобную точку зрения обитателей коттеджа «Радуга», нежели доискиваться до истинных причин такого странного поведения сэра Ральфа. Безусловно, слуги любили его больше, чем его супругу. Я же ощущала в себе силы сладить с любой сложной ситуацией, которая может возникнуть. Как удобно, что я могла бегать из коттеджа прямо в Кеверал Корт.

Итак, я дала тетушкам отчет о бале. Доркас спрашивала, чем нас угощали, Элисон интересовали букеты, и обе жаждали знать, с кем я танцевала, что говорила.

Я закружилась по маленькой гостиной коттеджа и в результате произошло два несчастья — я разбила китайскую чашку Доркас, и у фарфоровой цветочницы, статуэтки XVIII века, треснула рука.

Тетушки немного посетовали, но не рассердились на меня. Они радовались моему счастью. Чашку можно склеить, а трещина на руке почти незаметна. Так с кем же я танцевала?

— Тибальт?! Он странный молодой человек. Сестра Эмили, которая у них служит, говорит, что он и его отец наводят на нее страх.

— Страх! Да слуги в их доме помешаны на страхе, — сказала я.

— У них странный дом и странная профессия, — не унималась Доркас. — Занимаются вещами, которым тысячи лет.

— Доркас, ты рассуждаешь, как какая-нибудь деревенщина.

— Я знаю, ты интересуешься археологией. Но должна сознаться, что от некоторых картинок в книгах, которые ты приносила сюда, испытываешь ужас. Я все думала, не отнести ли их назад.

— Какие картинки?

— Черепа, кости… потом мумии. Такая гадость. А сэр Эдвард…

— Ну и что сэр Эдвард?

— Я знаю, что он знаменит и его ценят, но он довольно странный.

— Просто потому, что он не похож на других… не ходит по деревне и не соблазняет деревенских девушек в отличие от сэра Ральфа… Вы поэтому считаете его странным?

— Джудит, откуда тебе известны эти вещи?

— Из окружающей меня жизни, дорогая Элисон.

— Ты становишься неистовой, стоит только заговорить о Трэверсах.

— Они занимаются полезным делом…

— Думаю, ты была бы не прочь поехать с ними и ковыряться в этих мертвых мумиях.

— Это мое самое большое желание, не то, что прислуживать сварливой даме.

— Бедняжка Джудит, может быть, это будет продолжаться всю твою жизнь. Знаешь, нам вполне хватает на жизнь. Здесь большой сад, мы можем выращивать овощи и продавать их.

Я посмотрела на свои руки и скривилась:

— Не думаю, что у меня для этого подходящие руки.

— Кто знает, может что-нибудь подвернется. А тот молодой человек, который учил вас, он ведь тоже присутствовал на балу?

— Ты говоришь об Эване Каллуме.

— Он мне всегда нравился. Такой воспитанный. Ты всегда много о нем рассказывала. На его уроках ты училась лучше всех.

Я улыбнулась им. Они решили, что мои проблемы решит замужество. Мне не удалось выйти за Оливера, теперь в качестве следующей кандидатуры они выбрали для меня Эвана.

— Думаю, он опять приедет сюда, ведь об экспедиции много говорят.

— А почему же он не наводит страх на людей? — потребовала я объяснений. — Он ведь занимается той же профессией, что и сэр Эдвард, и Тибальт.

— Он более… нормален.

— Ты же не собираешься сказать, что Трэверсы ненормальные?

— Они другие, — повторила Доркас. — Да, мистер Каллум вернется, ведь сэр Ральф тоже занят в этом египетском проекте. Я слышала, он финансирует экспедицию, потому что его дочь выходит замуж за Тибальта.

— Где ты это слышала?

— От Эмили.

— Сплетни слуг.

— Дорогуша, кто больше знает о семейных делах, нежели слуга?

Естественно, они правы. Слуги постоянно слышат обрывки разговоров. Я представила Джейн у замочной скважины. А некоторые из них складывают кусочки разорванных писем, которые хозяева выбросили в мусорную корзину. Они всегда внимательны ко всем семейным скандалам.

Без сомнения, все считают, что Тибальт предназначен для Теодосии.

В задумчивости я направилась в Кеверал Корт.

Он не любит ее, успокаивала я себя. Я бы знала, если бы он ее любил. Ему понравилось танцевать со мной гораздо больше, чем с Теодосией. Разве мог такой человек, как Тибальт, влюбиться в Теодосию!

Но Теодосия — богатая наследница. С такими деньгами, которые принесет ему Теодосия, Тибальт сам сможет финансировать свои будущие экспедиции.

Для сэра Эдварда ничего не имело значения кроме его работы, а Тибальт сильно похож на отца.

Вот поэтому слуги в их доме боятся своих хозяев.

В день свадьбы Тибальта и Теодосии я уеду. Уеду как можно дальше от нашей деревни Святого Эрна и постараюсь создать себе новую жизнь на обломках старой. Он страстно любит работу, а я люблю его. Я знаю, если потеряю его, то вся моя жизнь станет пустой.

Доркас говорила: «Если Джудит проявляет к чему-нибудь энтузиазм, то делает это всем сердцем. Она ничего не делает наполовину».

Она права. И вот теперь я испытываю такой энтузиазм как никогда прежде, просто маниакально влюблена в одного мужчину, обожаю его образ жизни.

* * *

Теодосия, словно желая наверстать упущенное, часто приходила ко мне. Он любила рассказывать о прочитанных книгах. Я видела, что она старается лучше изучить археологию.

Часто она приглашала меня в свою комнату и мне казалось, что она хочет поведать мне свою заветную тайну. Она была слегка рассеянной, иногда казалась счастливой, а иногда напряженной. Однажды она открыла ящик стола и я увидела в нем стопку писем, аккуратно перевязанных голубой лентой. Очень характерная для нее деталь — перевязывать голубой лентой любовные письма. Мне очень захотелось узнать, что в них написано. Я не могла вообразить себе Тибальта, пишущего любовные письма, тем более к Теодосии!

«Дражайшая Теодосия!

Я с нетерпением жду дня нашей свадьбы, потому что планирую несколько экспедиций, а для этого требуется много средств. Как хорошо, что у тебя богатое приданое…»

Я посмеялась над собой, пытаясь убедить себя, что Тибальт желает получить от Теодосии только деньги. Но если и так, он ведь не напишет этого в письме!

— Как мама ведет себя с тобой? — задала мне однажды праздный вопрос Теодосия.

— Как всегда.

— Думаю, со времени бала она стала еще нестерпимее.

— Ты правильно думаешь.

— Бедная Джудит!

— Ну, у всех нас свои проблемы.

— Верно, — вздохнула она.

— Но не у тебя, Теодосия.

Она замялась, а потом спросила:

— Джудит, ты когда-нибудь влюблялась?

Я не к месту покраснела. К счастью, ее слова означали не вопрос, а служили вступлением к признанию.

— Это чудесное чувство, но все же… я немного напугана.

— Почему?

— Я ведь не слишком умна, ты же знаешь.

— Если он тебя любит…

— Если! Конечно, любит. Он признается мне в любви всякий раз, когда мы видимся… всякий раз, когда он мне пишет.

Меня терзало двойственное чувство: хотелось найти предлог и убежать — и одновременно хотелось остаться и испытать до конца душевную муку.

— По правде говоря, Джудит, я считаю археологию очень скучной наукой. Это правда. Но ведь в ней его жизнь. Я старалась заинтересоваться ею, я читала книги. Я рада, когда им удается найти что-нибудь замечательное, но ведь в книгах главным образом описывают инструменты для проведения раскопок, типы земли и так далее… всякие скучные вещицы, горшки…

— Если тебе это не интересно, то не надо притворяться.

— Я не думаю, что он ждет от меня интереса к его работе. Я просто буду заботиться о нем. Ему это необходимо. Это будет прекрасно, Джудит. Но меня беспокоит папа.

— Почему ты волнуешься о нем?

— Он не одобрит мой выбор.

— Не одобрит! Думаю, он будет счастлив узнать, когда ты выйдешь за Тибальта.

— За Тибальта? Но я говорю не о Тибальте.

В моих ушах зазвенело, словно я услышала божественный хор. Я закричала:

— Что? Не о Тибальте? Да ты шутишь!

— Тибальт! — закричала она в ответ, а потом с ужасом повторила его имя. — Да я боюсь его до смерти. Я уверена, он считает меня глупой пустышкой.

— Он серьезен, но это не хуже, чем быть легкомысленным человеком.

— Эван не поступает легкомысленно.

— Эван? Так значит, это Эван?

— Конечно, Эван. Кто же еще?

Я начала смеяться.

— А эти письма, перевязанные голубой ленточкой… все эти вздохи и покрасневшие щеки! — Я обняла ее. — О, Теодосия, я так счастлива… — мне хватило ума добавить: — за тебя!

— Да что это нашло на тебя, Джудит?

— Я не знала, что ты влюблена в Эвана.

— Конечно, ты думала — в Тибальта. Так все считают, потому что этого хочет папа. Он мечтает породнить наши семьи, потому что всегда был почитателем таланта сэра Эдварда и интересовался его делами. Он хотел, чтобы я была похожа на тебя и смогла бы выучить все эти премудрости из археологии. Но я другая! Как можно полюбить Тибальта, когда есть Эван!

— Некоторые могут, — спокойно ответила я.

— В таком случае, они просто сумасшедшие.

— Настолько сумасшедшие, что они считают безумной тебя, потому что ты предпочла Эвана.

— Как приятно с тобой разговаривать, Джудит. Давай ничего не будем говорить папе. Семья Эвана очень бедная, и он сам зарабатывает себе на жизнь. Один родственник помог Эвану получить высшее образование, а теперь Эван хочет вернуть ему затраченные на него деньги. Ему делает честь, что он получил образование и нечего стыдиться своего положения. У Тибальта были все преимущества, а Эван сам пробивал себе путь наверх.

— Это похвально, — вставила я.

— Джудит, тебе правда нравится Эван?

— Конечно, я считаю, вы идеально подходите друг другу.

— Прекрасно. А что скажет папа, как ты думаешь?

— Есть только один способ узнать это: спроси его.

— Ты думаешь, это возможно?

— А почему же нет?

— А если он будет против?

— Мы устроим тебе побег. Подставим лестницу к твоему окну. Будущая невеста спустится по ней и уедет в Гретну Грин, это очень далеко от Корнуолла. Может, другая форма брачного свидетельства будет надежнее.

— О, Джудит. С тобой всегда так весело. Ты из всего умеешь сделать шутку. Как я рада, что все рассказала тебе.

— Я тоже, — искренне проговорила я.

— А что бы ты сделала?

— Я бы пошла к твоему отцу и сказала: «Папа, я люблю Эвана Каллума. Более того, я собираюсь выйти за него замуж».

— А если он скажет «нет»?

— Тогда мы займемся планом побега.

— Хорошо бы сделать это сейчас.

— Сначала надо спросить твоего отца. Вдруг он будет в восторге?

— Не будет. Ему нравятся Трэверсы. Он хочет, чтобы я, как ты, сходила с ума по всем этим раскопкам. Я уверена, он бы поехал с ними в Египет, если бы чувствовал себя лучше.

— Может, он поедет туда с Эваном.

— С Эваном я бы поехала куда угодно.

— А что говорит Эван?

— Он говорит, что мы все равно поженимся, что бы ни случилось.

— Отец может лишить тебя наследства.

— Ты думаешь, меня это беспокоит? Лучше буду умирать с голоду вместе с Эваном.

— До этого не дойдет. У него же хорошая должность в университете, тебе нечего бояться. Даже если ты лишишься богатого наследства, ты станешь женой профессора.

— Конечно, мне не нужны деньги отца.

— Значит, ты в хорошем положении. Нужно сражаться за свою судьбу: чем раньше, тем лучше.

Она снова обняла меня. Какое блаженство! Как приятно участвовать в судьбе другого человека, если твое участие способствует твоему собственному счастью!

Теодосия оказалась права в своих предчувствиях. Ее отец не обрадовался грядущей свадьбе. Когда она призналась отцу, разразилась буря.

Теодосия вошла в мою комнату в слезах.

— Он не хочет об этом слышать. Он в бешенстве. Он сказал, что положит этому конец.

— Нужно твердо стоять на своем, если действительно хочешь выйти замуж.

— Ты бы так поступила, Джудит?

— А ты сомневаешься?

— Ни на мгновение. Как бы я хотела иметь твой характер.

— Ты можешь.

— Но как?

— Твердо стой на своем. Никто не сможет выдать тебя замуж против твоей воли, если ты не произнесешь на церемонии венчания необходимых слов.

— Ты поможешь мне, Джудит?

— От всего сердца.

— Я сказала папе, что он может лишить меня наследства, мне все равно. Я люблю Эвана и выйду только за него.

— Значит, ты сделала первый шаг.

Она успокоилась и осталась в моей комнате, потом мы начали строить планы. Я сказала ей: нужно написать Эвану и все рассказать. Потом подождем, что он нам посоветует.

— Я ему напишу, что ты знаешь нашу тайну и мы можем на тебя рассчитывать.

Я удивилась, когда меня вызвал сэр Ральф. Я вошла в его комнату, он сидел в кресле, на нем был халат, а Блейк слонялся рядом. Он отпустил Блейка и сказал:

— Садитесь, мисс Осмонд.

Я подчинилась.

— У меня создалось впечатление, что вы вмешиваетесь в личные дела моей дочери.

— Мне известно, что она собирается выйти замуж. Не понимаю, как я могу вмешиваться.

— Неужели? Разве не вы посоветовали ей прийти ко мне с ультиматумом?

— Я действительно сказала, если она хочет выйти замуж, нужно сказать об этом вам.

— И, может быть, спросить моего разрешения?

— Конечно.

— А если я не дам согласия, то обойтись без него?

— Как она поступит в данном случае — ее личное дело.

— Если б вы были на ее месте, вы бы подчинились своему отцу?

— Если б я решила выйти замуж, я бы это сделала.

— Несмотря на то, что поступили бы против воли отца?

— Да.

— Так я и думал. Вы и в самом деле поддерживаете ее. Знаете, мисс Осмонд, вы слишком высокого мнения о себе.

— Я вас не понимаю, сэр Ральф.

— Ну, по крайней мере допускаете некоторое незнание со своей стороны. Я рад, что в вас имеется хоть толика смущения.

Я молчала. Он продолжил:

— Вы знаете, что моя дочь, Теодосия, желает выйти замуж за парня, у которого нет ни гроша?

— Я знаю, что она собирается выйти за профессора Эвана Каллума.

— Моя дочь будет богатой женщиной в свое время, если подчинится моим приказам. Вы все еще считаете, что ей следует выйти за этого парня?

— Если она его любит.

— Любит! Да я и не подозревал, что вы сентиментальны, мисс Осмонд.

Я опять смолчала. Я не понимала, зачем он меня вызвал.

— Так вы советуете моей дочери выйти за этого человека?

— Я? Она сделала свой выбор прежде, чем я узнала о ее намерениях.

— Я уже подобрал ей партию… гораздо более подходящую.

— Теодосии следует решать самой, что ей больше подходит.

— У вас современные идеи, мисс Осмонд. В мое время дочери подчинялись воле отца. Но вы это не считаете правильным.

— В большинстве случаев. Я считаю, что вопросы супружества должны решать заинтересованные стороны.

— А я, значит, не заинтересованная сторона в вопросе замужества моей дочери?

— Вас это касается в меньшей степени, нежели вашу дочь и ее избранника.

— Вам следовало выучиться на адвоката. Но вместо этого вы проявляете интерес к профессии того парня, которого выбрала в мужья моя дочь… если я дам согласие.

— Справедливо.

Я заметила, как задвигался его подбородок, и у меня сразу поднялось настроение. Значит, я его забавляю.

— Думаю, вам известно, что я желал другого мужа для своей дочери.

— Ходили определенные разговоры, слухи…

— Нет дыма без огня, а? Буду откровенен: я хотел ей другого мужа и вы знаете, кого, я уверен.

— Я слышала намеки.

— И вы считаете, как хорошо, что моя дочь выбрала другого… Так-то. Вы даже очень довольны ее выбором.

— Я вас не понимаю.

— Неужели? Уже во второй раз вы признаетесь в неведении. На вас это не похоже… Это притворство. Итак, вы будете помогать моей дочери в неподчинении отцу. Вы будете рады, когда она станет женой этого парня. У вас на это имеются личные причины.

Он откинулся в кресле, его лицо покраснело.

Я увидела, что он смеется. Меня смутили его намеки. Он понимал, что я в восторге, ведь Теодосия любит Эвана, потому что я сама люблю Тибальта.

Он махнул рукой, позволяя мне уйти. Я была рада убежать.

Через несколько дней сэр Ральф объявил, что дает разрешение на помолвку своей дочери Теодосии и Эвана Каллума.

* * *

Теодосия находилась на седьмом небе от блаженства.

— Кто бы мог поверить, Джудит, что все так обернется.

— Я думаю, твой отец — сентиментальный человек, он понял, что ты влюблена.

— Странно, как мало мы знаем людей, с которыми живем всю жизнь.

— Думаю, ты не первая, кто открыл эту истину.

Свадьбу назначили на Рождество, и Теодосию захлестнул водоворот приготовлений.

Леди Бодреан не одобряла выбора своей дочери. Я слышала, как она спорила с сэром Ральфом по этому поводу. Я поспешила скрыться в своей комнате, но позже Джейн сообщила мне подробности, я внимала им с интересом, а ведь это так же плохо, как и непосредственное подслушивание.

— Боже мой, ну и перья летели. Ее светлость считает его недостаточно хорошим выбором для дочери. Она так и сказала: «Да вы просто выжили из ума»… «Я сам решу судьбу своей дочери, мадам», — отвечает он. «Она и моя дочь». — «И, к счастью, у нее характер совсем не похож на ваш, иначе мне было бы жаль этого молодого человека». — «Значит, вам и себя жаль». — «Нет, мадам, о себе я умею позаботиться». — «Вы умели разбрасывать своих ублюдков по всей округе». А сэр Ральф ответил: «Мужчина должен развлекаться».

— Конечно, он в доме хозяин, ничего не скажешь, — прокомментировала Джейн. — Если бы ей попался слабый человек, она бы сделал из него подкаблучника. Но не из нашего сквайра. Потом леди Бодреан продолжила: «Но вы же говорили мне, что она выйдет за Тибальта Трэверса». — «Я изменил свое решение». — «Какой резкий поворот». — «Она любит этого парня». — «Любовь!» — фыркнула она…. «Я знаю, вы не верите в любовь, мадам, но говорю вам, что наша дочь выйдет за того парня, которого она выбрала». — «Быстро же вы меняете свое решение, только недавно говорили, что она выйдет за сына вашего друга». — «Я передумал, и все». — И они продолжали опять и опять, оскорбляли друг друга. Да, мы видим жизнь.

Я много думала о сэре Ральфе. Я его полюбила. Когда Доркас и Элисон услышали от меня новости, они остолбенели.

— Теодосия выйдет за Эвана? Как странно. Ты гораздо больше разбираешься в той работе, которой он занимается.

Я видела, что они вновь в замешательстве. Еще одна надежда выдать меня замуж не оправдалась.

* * *

Эван и Теодосия поженились в канун Рождества, их венчал Оливер Шримптон. В церкви я сидела на последнем ряду между Доркас и Элисон, рядом с нами Сабина. Когда молодые проходили мимо нас, Сабина прошептала:

— Следующей будешь ты.

Я заметила, как она указала глазами на Хадриана, сидевшего в первом ряду. Боже мой, неужели некоторые думают именно так?

Я же всегда считала Хадриана братом. Про себя я посмеивалась: что бы сказала об этом леди Бодреан, если бы узнала. Немыслимо! Компаньонка леди Бодреан считает племянника сэра Ральфа своим братом.

Рождество молодые проведут в Кеверал Корте, а потом отправятся в Девон на медовый месяц, один из преподавателей университета одолжил Эвану свой дом. А мне позволили целый день провести в коттедже «Радуга». Я размышляла над такой уступкой, потом сообразила: леди Бодреан решила, что сэр Ральф, который стал моим защитником, может пригласить меня на празднование Рождества и свадебный ужин — поэтому она предпочла дать мне выходной день.

Я спокойно провела весь день, а вечером Доркас и Элисон пригласили пару своих подруг и мы разгадывали ребусы.

Через два дня счастливая молодая парочка отправилась в путешествие. Я скучала по Теодосии. Волнение свадебных приготовлений осталось в прошлом, и теперь все мне казалось слишком пресным. Леди Бодреан капризничала еще больше и без конца жаловалась и придиралась по мелочам.

Выпала возможность поговорить с Хадрианом, который, как обычно, находился в затруднительном финансовом положении.

— Единственное, что я могу сделать, — найти себе богатую невесту, как Эван, — сказал он.

— Уверена, что он об этом не думал, — сердито заметила я.

Хадриан улыбнулся.

— Имея самые благородные намерения в мире, он не может не испытывать облегчения. Деньги — деньгами, а наследство еще никогда никому не мешало.

— Ты просто помешан на деньгах!

— Я объясняю это их полным отсутствием в моих карманах.

В конце января Хадриан уехал, а леди Бодреан плохо себя чувствовала. Мне представилась полная свобода.

Сэр Ральф вызвал меня и сообщил, раз леди Бодреан пока не нуждается в моих услугах, я должна читать газеты для него.

Итак, каждое утро я сидела в его кабинете и в течение часа читала ему «Таймс», но мне никогда не удавалось прочитать статью до конца. Я понимала, что он хочет поговорить со мной.

Он рассказал мне об экспедиции.

— Я должен был поехать с ними, но мне запретил врач. — Он похлопал себя по сердцу. — Не могу допустить, чтобы оно сдало, это будет такая беда. А жара меня бы доконала.

Я отвечала ему со знанием дела, ведь я не зря посещала уроки археологии.

— Как жаль, что мы не послали вас учиться в университет. Вы бы хорошо учились, я уверен, у вас есть чувство предмета. А это абсолютно необходимо — чувство. Во мне это тоже есть, но я так и остался дилетантом.

Я сказала, что можно получать радость от науки и будучи любителем.

— Для сэра Эдварда археология — это страсть. Я считаю его одним из величайших представителей этой профессии, а может, и самым великим.

— Я согласна с вами.

— И мистер Тибальт такой же.

Он стрельнул глазами в мою сторону, и я почувствовала, что краснею. Мне вспомнились его недавние намеки о нас.

— Он будет точной копией отца. Сэр Эдвард — крайне трудный для жизни человек. Его семейная жизнь не сложилась. Есть такие люди, которые выбирают подругой жизни профессию, а не жену. Их никогда не бывает дома, постоянно в отъезде. А если он и находится дома, то погружен в книги или работу. Его жена не видела его целыми днями, даже если он бывал дома. Но еще чаще он пропадал в экспедициях.

— Думаю, она не проявляла интереса к его работе.

— Работа для него стоит на первом месте, это всегда так бывает с подобными людьми.

— Ваша дочь вышла за археолога.

— Этот парнишка! Я знаю ему цену. Всю жизнь он проведет в аудитории, читая лекции… теоретизируя о том и другом… а когда закончится его рабочий день, он отправится домой к жене и сразу же забудет о работе. Есть и такие люди — но они вряд ли достигнут вершин выбранной ими профессии. Не хотите ли вы взглянуть на отчеты, присланные из Египта?

— О, с удовольствием.

Он посмотрел на меня, и его подбородок затрясся от сдерживаемого смеха.

Я читала отчеты вслух, мы их обсуждали. Как незаметно пробегал час!

У меня установились новые отношения с сэром Ральфом, я и сама удивлялась этому, но все произошло так незаметно. Тот интерес, который он всегда проявлял ко мне, стал основой дружбы, о которой я прежде и не мечтала.

В начале марта пришло сообщение о загадочной смерти сэра Эдварда и начались разговоры о том, что подействовало проклятие фараонов.

СУПРУГА ТИБАЛЬТА

Сэр Ральф пережил глубокий шок, в результате которого с ним случился второй приступ, он не мог разговаривать. Пошли слухи и о его болезни: якобы она тоже результат проклятия, ведь Ральф финансировал экспедицию. Он не смог присутствовать на похоронах своего друга, но примерно через неделю послал за мной. Войдя к нему в спальню, я удивилась, увидев там Тибальта.

Когда-то энергичный, полный жизненных сил сэр Ральф теперь представлял собой жалкое зрелище.

Он показал рукой, чтобы мы сели по обе стороны его кровати.

— Джу… Джу…

Он попытался произнести мое имя.

— Я здесь, сэр Ральф, — сказала я и накрыла его ладонь своей.

Он взял меня за руку и не отпускал. Посмотрел на Тибальта и пошевелил рукой. Тибальт понял, что он хочет и его взять за руку и он накрыл своей рукой правую руку сэра Ральфа. Сэр Ральф улыбнулся и соединил наши руки. Тибальт держал меня за руку, сэр Ральф кивнул головой и снова улыбнулся. Он этого хотел.

Я посмотрела в глаза Тибальта и почувствовала, как мое лицо заливает краска смущения.

Желание сэра Ральфа было совершенно очевидно. Я убрала свою руку, но Тибальт продолжал смотреть на меня. Сэр Ральф вздохнул и закрыл глаза. На цыпочках вошел Блейк.

— Я думаю, сэр, вам обоим лучше сейчас уйти, — сказал он.

За дверью Тибальт спросил:

— Вы пройдете со мной в дом Гиза?

— Я должна идти к леди Бодреан, — ответила я.

Я находилась в большом потрясении, не понимала, почему сэр Ральф поставил нас в такое неловкое положение.

— Я хочу с вами поговорить. Это крайне важно.

Мы вышли из дома и, пройдя немного, Тибальт сказал:

— Он прав. Мы должны.

— Я не понимала вас.

— Что такое, Джудит? Что с вами случилось? Обычно вы откровенны.

— Я не знала, что вам многое обо мне известно.

— Мне известно о вас очень много. Прошло немало лет с тех пор, когда я впервые увидел вас одетую мумией.

— Вы никогда этого не забываете.

— Невозможно забыть первую встречу с будущей женой.

— Но…

— Он это имел в виду. Сэр Ральф хотел нам сказать, чтобы мы поженились.

— Он не в себе.

— Не думаю. Я полагаю, он хотел этого уже в течение некоторого времени.

— Я поняла, он принял меня за Теодосию. Он хотел поженить вас. Вы ведь знали об этом.

— Думаю, они обсуждали это с моим отцом.

— Вот видите. Он забыл, что Теодосия замужем. Он принял меня за свою дочь. Бедный сэр Ральф. Боюсь, он очень болен.

— Боюсь, он умирает, — ответил Тибальт. — А вы всегда живо интересовались моей работой, не правда ли?

— Да.

— Ну вот, мы будем ладить. Моя мама скучала, потому что не интересовалась работой отца. Их супружество оказалось неудачным. У нас все будет иначе.

— Я не понимаю, вы женитесь на мне потому, что этого хочет сэр Ральф?

— Это не единственная причина.

— Назовите мне другие.

— Например, когда я поеду в Египет, вы сможете поехать со мной. Я уверен, что вы не против.

— Даже это не является достаточно веской причиной брака.

Он остановился и посмотрел на меня.

— Есть и другие, — добавил он и притянул меня к себе.

— Я не хотела бы выходить замуж для того, чтобы быть полезным членом экспедиции.

— Тем не менее, вы будете полезны.

Он поцеловал меня.

— Вот если бы речь шла о любви… — начала я.

Он засмеялся и крепко меня обнял.

— А вы сомневаетесь?

— Пока не решила, но мне хотелось бы услышать признание.

— Сначала позвольте мне услышать его от вас, потому что я не уверен, что у меня получится лучше, чем у вас. Вы всегда знаете, что сказать в любой ситуации. А у меня часто не хватает слов.

— В таком случае, я окажусь для вас еще более полезной. Например, буду писать за вас письма, из меня выйдет хорошая секретарша.

— Это ваше признание?

— Думаю, вам известно, что я люблю вас уже много лет. Даже сэр Ральф знал об этом.

— Я не знал, что мне так повезло. Жаль, что не догадался об этом раньше.

— А что бы вы сделали?

— Задал бы себе вопрос: если вы узнаете меня лучше, то не измените ли вы свое решение. И тогда я бы не допустил этого.

— Вы действительно настолько скромны.

— Я стану самым высокомерным человеком в мире.

— Для меня нет других, которые значили бы столько… и никогда не было. Я всю жизнь буду убеждать вас в этом.

— Вы согласны разделить со мной жизнь?

— Я скорее бы умерла, чем согласилась на другое.

— Моя дорогая Джудит! Разве я не говорил: вы так чудесно выражаете свои мысли.

— Я сказала вполне откровенно, что люблю вас. Мне хотелось бы услышать, любите ли вы меня.

— Разве я не дал вам это понять?

— Мне хотелось бы услышать.

— Я вас люблю.

— Скажи еще раз. Повторяй без конца. Я так долго мечтала услышать от тебя эти слова. Не могу поверить, что это правда. Неужели я не сплю? И не проснусь через секунду от звонка леди Бодреан.

Он взял меня за руку и страстно поцеловал.

— Моя дорогая Джудит. Мне так стыдно, я тебя не стою. Не думай обо мне слишком хорошо. Я тебя разочарую, ты же знаешь, как я поглощен своей работой, тебе это может наскучить.

— Никогда.

— Я не смогу быть хорошим мужем. Во мне нет твоего веселья и непосредственности… всего того, что делает тебя привлекательной. Я скучный и излишне серьезный.

— Невозможно относиться излишне серьезно к важнейшим вещам в жизни.

— У меня бывает плохое настроение, я постоянно занят и буду оставлять тебя ради работы.

— Я собираюсь делить ее с тобой, равно как и твое плохое настроение и занятость, так что это возражение не принимается.

— У меня не получается адекватно выразить свои чувства словами, это для меня крайне трудно. Я буду забывать говорить тебе о своей любви. А ты меня тревожишь. Тебя постоянно уносит куда-то твой энтузиазм. Ты так высоко меня ценишь и считаешь идеальным.

Я засмеялась и положила голову ему на плечо.

— Ничего не могу поделать со своими чувствами. Я так долго любила тебя. Я просто хочу быть рядом, жить с тобой одной жизнью, делать тебя счастливым, постараться, чтобы жизнь стала приятной и гладкой… все, как ты хочешь.

— Джудит, я постараюсь сделать тебя счастливой.

— Если ты меня любишь и позволишь мне жить твоей жизнью, я буду счастлива.

Он взял меня под руку и крепко прижал мой локоть к себе. Мы пошли дальше, и он говорил о будущем. Он не видел причин, чтобы откладывать нашу свадьбу, наоборот, сказал, что нам надо пожениться как можно скорее. Нам предстоит обдумать наши ближайшие планы. Не буду ли я против, если после брачной церемонии мы поживем в Гизе и сразу же начнем подготовку к экспедиции?

Не буду ли я возражать? Мне все равно, я только мечтаю быть рядом с ним. Самая большая радость для меня — жить с ним общими интересами.

* * *

В коттедже «Радуга» Доркас и Элисон несказанно удивились моим новостям. Они радовались моему предстоящему замужеству, но сомневались в правильности выбора супруга. По их мнению, Оливер был гораздо более подходящей партией, ведь в деревне ходили слухи, что эти Трэверсы такие странные. А теперь еще и сэр Эдвард скончался при таинственных обстоятельствах. Им совсем не хотелось, чтобы я ввязалась в эту тайну.

— А ведь ты будешь леди Трэверс, — заметила Элисон.

— Я не думала об этом.

Доркас покачала головой.

— Я вижу, что ты счастлива.

— О, Доркас. Элисон! Я и не знала, что можно быть такой счастливой.

— Ну, ну, — сказала Доркас. Она всегда говорила таким тоном, когда я была ребенком. — Ты ничего не делаешь наполовину.

— Нельзя же о браке говорить «наполовину».

Я засмеялась.

— В нашем браке все будет превосходно.

В Кеверал Корте я ничего не сказала о нашей помолвке. Мне казалось это неудобным, ведь сэр Ральф серьезно болен. На следующий день он скончался.

* * *

Кеверал Корт находился в глубоком трауре, но не думаю, чтобы кто-то в доме жалел о смерти сэра Ральфа больше, чем я. Великая радость моей помолвки омрачена. Но по крайней мере, думала я, он был бы доволен. Он стал моим другом, а за последние недели его жизни наша дружба значила много не только для меня, но и для него. Я в этом абсолютно уверена. Как бы мне хотелось зайти к нему в кабинет и рассказать о моей помолвке, о планах на будущее. Я постоянно думала о сэре Ральфе и вспоминала эпизоды из прошлого — когда я принесла ему кусочек бронзового щита и он впервые обратил на меня внимание, как он подарил мне бальное платье и потом встал на мою защиту.

Леди Бодреан надела маску печали, но было ясно, что смерть мужа стала для нее облегчением.

Она рассказывала Джейн и мне о добродетелях сэра Ральфа, но я чувствовала, что затишье в ее враждебности по отношению ко мне временное. Теперь, лишившись защитника в лице сэра Ральфа, я целиком оказалась в ее власти. Она ничего не знала об ударе, который я подготовила для нее. Я выйду замуж за человека, за которого она хотела выдать свою дочь. Каким шоком для нее окажется эта новость: ее бедная компаньонка вскоре станет леди Трэверс.

Приехал Хадриан, и я поделился с ним новостью.

— Мы еще официально ни о чем не объявляли, — предупредила его я. — Пока подождем, а объявим после похорон.

— Повезло Тибальту, — мрачно сказал Хадриан. — Опередил он меня.

— Но ты же искал жену с деньгами.

— Если бы у тебя было состояние, Джудит, я бы положил к твоим ногам свою голову.

— Физически невозможно, — парировала я.

— Ну, желаю тебе счастья. И я рад, что ты будешь подальше от моей тети. Твоя жизнь рядом с ней была адом.

— Все не так плохо. Ты же знаешь, я не выношу покоя.

Вечером я получила странное послание от адвокатов сэра Ральфа: они приглашали меня присутствовать на оглашении завещания.

Когда я пришла в коттедж и рассказала эту новость, Доркас и Элисон повели себя весьма странно: они сразу же вышли и оставили меня одну в гостиной. Очень странно, ведь я пришла на минутку. Я уже собиралась крикнуть им, что ухожу, когда они вернулись.

Обе были с красными лицами и странно смотрели друг на друга. Зная их, я поняла, каждая пыталась заставить другую заговорить о теме, которую они считали огорчительной или неприличной.

— Что случилось? — спросила я.

— Нам надо кое-что тебе рассказать, — ответила Доркас.

— Да, ты должна быть готова.

— Готова к чему?

Доркас закусила губы и посмотрела на Элисон, та одобрительно кивнула.

— Хочу сказать тебе о твоем рождении. Ты — наша племянница, Лавиния была твоей матерью.

— Лавиния? А почему же вы сразу не сказали?

— Мы считали, что так лучше. Положение довольно щекотливое.

— Для нас ее беременность была шоком. Лавиния — наша старшая сестра, отец дышал на нее. Она была такая красавица, очень похожа на нашу маму… а мы пошли в отца.

— Дорогая Доркас! Расскажи мне, в чем же дело.

— Нас шокировало известие о ее беременности.

— Это я должна была родиться?

— Да. Мы тайком отправили Лавинию к нашей кузине… пока еще не стало заметно. А соседям мы сказали, что Лавиния нашла место гувернантки. Потом родилась ты. Наша кузина жила в Лондоне, у нее были свои дети. Лавиния могла бы присматривать за ними и за своим ребенком. Мы хорошо обо всем договорились. Она привезла тебя показать нам. Но ведь она не могла приехать в деревню с ребенком, поэтому мы встретились в Плимуте. Мы чудесно провели время с ней и с тобой, а потом посадили ее на тот поезд.

— Это был несчастный случай, она погибла в катастрофе, а я осталась жива.

— Возникла проблема — что делать с тобой. Мы решили сказать, что ты — ребенок нашей кузины, и мы привезли тебя сюда. Потом мы тебя удочерили.

— Значит, вы на самом деле мои тети: тетя Доркас и тетя Элисон. А зачем вы рассказали мне историю, что меня никто не искал?

— Ты всегда задавала вопросы о нашей кузине, ее родственниках, поэтому мы и решили сказать, что у тебя нет родственников.

— Вы всегда делали для меня то, что считали лучшим. Я это знаю. А кто мой отец, вы знаете?

Они переглянулись, а я мгновенно выпалила:

— Неужели? Сэр Ральф.

Вот тогда все становится понятно. По их лицам я прочла, что догадалась правильно.

— Он был моим отцом… Я рада… Я его любила. Он всегда относился ко мне по-доброму. — Я подошла к ним и обняла. Теперь-то я знаю, кто мои родители.

— Мы думали, что ты будешь стыдиться своего рождения… Ведь ты незаконнорожденная.

— Знаете, я думаю, он по-настоящему любил Лавинию. Должно быть, это единственная настоящая любовь в его жизни. По крайней мере она дала ему утешение, в котором он так нуждался, будучи супругом леди Бодреан.

— О, Джудит! — закричали они снисходительно.

— А со мной он всегда был добр. — Я вспомнила, как он смотрел на меня, в глазах таился смех, подбородок подрагивал от сдерживаемого веселья. Он говорил себе: это дочь Лавинии. Как жаль, что он умер. Я бы хотела сказать ему, что очень его люблю.

— Джудит, — сказала Доркас, — ты должна подготовиться. Тебя пригласили на оглашение завещания потому, что он и тебе что-нибудь оставил. Теперь все узнают, что ты его дочь. Мы хотим, чтобы и ты все знала и была готова.

— Я буду готова, — пообещала я.

Они оказались правы. Сэр Ральф отметил меня в своем завещании. Он завещал четверть миллиона фунтов на проведение археологических исследований, при определенных условиях сэр Эдвард или Тибальт Трэверс могли использовать средства по собственному усмотрению; своей супруге он оставил пожизненную ренту; Хадриан получал по 1000 фунтов ежегодно; Теодосия, наследница, получала имение после смерти матери и половину всего состояния, вторую половину он завещал своей фактической дочери Джудит Осмонд, а в случае смерти одной из дочерей ее часть наследства переходит к другой.

Поразительно!

Я, не имеющая ни пенни, никому не нужная при рождении, теперь обрела родителей, и от отца получила такое состояние, что даже не могла себе представить.

За последние недели произошли драматические события. Я выхожу замуж за человека, которого люблю, и я оказалась не нищей. Теперь я владею огромным состоянием.

Я вспомнила, как сэр Ральф соединил мою руку с рукой Тибальта. Интересно, рассказал ли он Тибальту о наших с ним взаимоотношениях и о том, что он собирается оставить мне наследство.

Тогда в мою душу впервые закралось сомнение.

* * *

Правда о моем рождении теперь стала известна всей деревне. Тот факт, что сэр Ральф мой отец, удивил не многих: люди давно шептались, как это мне позволено получать образование вместе с законной дочерью сквайра и его племянником, а потом мне дали место в Кеверал Корте. Мы, конечно, догадывались, говорили прихожане. Доркас и Элисон то радовались, то смущались. Элисон заявила, она рада, что их отец не дожил до этого скандала: их сестра, дочь его преподобия, любовница сэра Ральфа, да к тому же родила от него ребенка. Это настоящий скандал. В то же время я, о которой они пеклись гораздо больше, нежели о репутации умершей сестры, превратилась теперь в богатую женщину. Я настолько очаровала своего отца, что он показал всему миру: я ему дорога так же, как и его законнорожденная дочь.

О скандале скоро забудут, а состояние останется при мне.

Мои тетушки жаждали выдать меня замуж! А теперь, когда я была на пороге этого события, я чувствовала: они не слишком довольны. Будучи молодой и богатой, я больше не нуждалась в финансовой поддержке супруга, а ведь именно из-за этого они выбирали для меня сначала Оливера, а потом Эвана. Теперь, прежде чем я узнала, что стала богатой наследницей, я обручилась со странным человеком, к тому же его отец недавно умер таинственной смертью. Не этого они хотели для меня.

Когда я пришла к ним после чтения завещания, они смотрели на меня странно, словно на чужую. Я засмеялась над ними.

— Вы глупые, старые тетушки, вы ведь мои настоящие тетушки. Теперь я стала богатой, но я осталась такой же. И знаете, теперь в этом доме больше не будет грошовой экономии. У вас будет постоянный доход, чтобы вы могли вести удобную жизнь, к которой привыкли.

Это был трогательный момент. Лицо Элисон скривилось от чувств, а у Доркас потекли слезы. Я обняла их.

— Подумайте только, вы можете переехать из коттеджа, продать его (сэр Ральф завещал коттедж им), можете купить хороший дом, завести служанку или двух…

Элисон засмеялась.

— Джудит, у тебя, как всегда, разыгралось воображение. Нам здесь очень хорошо, а теперь это наш собственный дом. Здесь мы и останемся.

— Отныне вам не надо беспокоиться, как свести концы с концами.

— Ты не должна потратить все деньги, прежде чем их получишь.

Я рассмеялась.

— Их так много, а если вы сомневаетесь, что теперь я буду о вас заботиться, то вы совсем не знаете Джудит Осмонд.

Доркас вытерла глаза, а Элисон спросила серьезным голосом:

— Джудит, а как насчет него?

— Кого?

— Ну, этого мужчины, за которого ты собираешься замуж.

— Его зовут Тибальт.

Они обе озабоченно смотрели на меня.

— Теперь, когда у тебя… — начала Элисон. — Теперь, когда у тебя такое наследство…

— Боже мой, — воскликнула я. — Не думаете же вы, что я…

— Мы думаем, может ему было известно…

— Что известно? — потребовала уточнить я.

— Что ты наследница огромного состояния.

— Тетушки! Вы совершенно не правы. Мы с Тибальтом предназначены друг для друга. Меня страстно увлекает его профессия.

Элисон произнесла резким тоном, что было ей совершенно не свойственно:

— Надеюсь, что он страстно не интересуется твоими деньгами.

Я рассердилась на них.

— Это чудовищно. Разве он может… Кроме того…

— Джудит, мы просто беспокоимся о тебе, — сказала Доркас.

Моя злость сразу прошла. Это правда. Они всегда беспокоятся обо мне, о моем благополучии.

— Слушайте! — начала я. — Я люблю Тибальта… Люблю… Люблю! Вам понятно? Я всегда его любила и всегда буду любить. Мы будем вместе работать. Мы идеально подходим друг для друга. И не говорите мне ничего больше. Не смейте думать ничего дурного.

— О, Джудит! Тебя всегда заносит. Я только надеюсь…

— Надеешься? Зачем надеяться, когда я знаю наверняка.

— Значит, ты действительно любишь его?

— Вы еще сомневаетесь?

— Нет. Мы сомневаемся в нем.

— Конечно, он не демонстрирует своих чувств, как я. А кто из мужчин это делает?

Они согласились, что немногие.

— Он кажется одиноким, бесчувственным, находится от всех в стороне… но это не так.

— Если ты не будешь счастлива, мы будем страдать.

— Нечего бояться. Я не разобью ваших сердец.

— Ты и на самом деле счастлива? — спросила Элисон.

— Я люблю Тибальта. И он хочет на мне жениться. А при таком стечении обстоятельств, разве я могу быть несчастливой?

* * *

В доме священника все выглядело по-другому. Меня тепло приветствовала Сабина.

— Джудит, как весело! Вся наша старая команда опять вместе, мы с тобой породнились. Интересно, правда? Вот только бедный Хадриан остался один, но ведь нас было нечетное число: три женщины и четверо мужчин. Замечательное соотношение и довольно редкое. Тибальт не был одним из нас, я имею в виду в классе. И дорогой Эван и мой любимый Оливер… Они же были нашими учителями. Как я довольна. А ты командовала всеми нами, правда, Джудит? Вот тебе и подойдет Тибальт. Я всегда говорила Оливеру, тебе нужен кто-то, кто бы мог командовать тобой. А теперь у тебя есть Тибальт. Конечно, он будет приказывать не так, как ты нам, но все же станет настаивать на своем. Невозможно представить, чтобы кто-то мог командовать Тибальтом, правда? О, Джудит, ты такая везучая. Я не хотела бы другой избранницы для моего дорогого брата.

Все-таки это более благоприятная точка зрения, чем у обитательниц коттеджа «Радуга». Сабина продолжала:

— Все произошло настолько стремительно. Сэр Ральф… все это… и деньги. Ты сможешь повсюду путешествовать с Тибальтом. Моему отцу всегда приходилось заинтересовывать людей… чтобы они финансировали его поездки. Конечно, он и сам много тратил на них. Моя мама всегда говорила, что мы были бы сказочно богаты, если бы не маниакальная страсть отца.

Выходит, где бы ни говорили о моей грядущей свадьбе, повсюду обсуждали мое неожиданное наследство.

* * *

Я не могла лишить себя удовольствия поговорить с леди Бодреан.

После оглашения завещания я предстала перед ней. Она посмотрела на меня, как на что-то отвратительное, видимо, такой я и была.

— Значит, вы пришли сообщить мне о своем уходе.

— Безусловно, леди Бодреан.

— Я ожидала, что это вскоре произойдет. Следовательно, мне опять причинили неудобство.

— Если я являюсь для вас таким ценным человеком, а этот факт вы успешно скрывали, я могла бы остаться еще на неделю, чтобы за это время вы смогли найти мне замену.

— Теперь-то вы знаете, что вас мне навязали. До вас у меня никогда не было компаньонки.

— Следовательно, вы не будете возражать, если я покину вас немедленно.

Очевидно, она пришла к выводу: после такого поворота судьбы, когда я получила наследство, я перестала быть достойным объектом угнетения, поэтому она решила незамедлительно расстаться со мной, только делала вид, что раздумывает.

То, что я дочь сэра Ральфа, ее не удивило. Скорей всего, его доброе ко мне отношение подтвердило ее подозрения относительно моего происхождения и именно из-за этого она относилась ко мне предвзято. А моя помолвка с Тибальтом и вовсе ее озадачила. Она хотела поженить Тибальта и свою дочь Теодосию, но приз достался мне, и она была весьма раздражена.

— Я слышала, вы скоро выходите замуж, — сказала она, поджав губы.

— Вы совершенно правы.

— Должна заметить, что немало удивилась, пока…

— Пока что?

— Мне известно, что сэр Ральф полностью доверял сэру Эдварду. Они были близкими друзьями. Без сомнения, он поведал ему о положении дел и именно вследствие этого…

— Прежде вы отличались предельной откровенностью, леди Бодреан. Нет необходимости не договаривать теперь, когда мы с вами оказались на равных. Вы хотите сказать, что сэр Тибальт Трэверс сделал мне предложение только потому, что я являюсь дочерью сэра Ральфа?

— Сэр Ральф мечтал породниться с Трэверсами. Естественно, он предпочел бы, чтобы его законная дочь вышла за Тибальта, вместо этого нищего учителя.

— Возьму на себя смелость указать вам на вашу ошибку. Я бы не смогла сделать этого раньше. Профессор Эван Каллум далеко не нищий. Он преподает в одном из лучших университетов нашей страны и не является обыкновенным школьным учителем, он — лектор по археологии.

— Не за такого человека сэр Ральф желал выдать свою дочь. Она глупа, насмехалась над ним, поэтому он предложил вам воспользоваться ее шансом.

— Мой будущий муж — не приз, который подают на блюдце.

— Можно сказать, что именно ему предложили приз. Удивительно, как мой супруг распорядился своим состоянием. Это торжество безнравственности и экстравагантности.

Я не могла допустить, чтобы она увидела свою победу. Ее предположение, что Тибальт женится на мне из-за денег не отличается новизной.

Я попрощалась и ушла, показав тем самым, что наши взаимоотношения хозяйки и компаньонки отныне закончены. Я поселилась в коттедже, где предполагала прожить до свадьбы.

* * *

Мы скоро поженимся. На этом настаивал Тибальт. Доркас и Элисон считали неприличным играть свадьбу сразу после похорон, тем более — напомнили они мне — похорон моего отца. Когда я заговорила об этом с Тибальтом, он ответил:

— Глупости! Ведь при его жизни ты же не знала, что он твой отец.

Я согласилась с ним. Я была готова соглашаться с ним по любому поводу. Находясь с ним рядом, я забывала обо всем дурном. Он торопил нашу свадьбу, хотя внешне не проявлял своих чувств, но иногда так смотрел на меня, что я чувствовала себя словно на седьмом небе. Я знала, он с радостью строит планы нашей будущей совместной жизни. Он поделился со мной своими замыслами. Оставить на исследования столько денег — величайшая милость со стороны сэра Ральфа. Если эти деньги удачно вложить, то доходы мы будем полностью тратить на исследования, которые всегда восхищали сэра Ральфа.

Он много говорил об экспедиции, которая так внезапно прервалась из-за трагической гибели сэра Эдварда.

Из его слов я представляла сухую, бесплодную землю, чувствовала обжигающее солнце пустыни. Я понимала, какое волнение они испытали, когда нашли вход в гробницу и обнаружили ступени, ведущие в подземелье.

Он говорил о Древнем Египте с глубокой страстью. Ничто не могло увлечь его больше, чем работа, но я старалась успокоить себя, думая, что наш брак станет главным событием в его и моей жизни, а семейная жизнь отодвинет на второй план даже его работу. Уж об этом я позабочусь.

Часто я приходила в Гизу. Дом казался другим, ведь вскоре он станет и моим домом. Меня тепло встречала Табита. При первом удобном случае она сказала, что очень рада выбору Тибальта.

— Какое-то время я боялась, что это будет Теодосия, — прошептала она.

— Так все думали.

— Очень много судачили, видимо из-за дружбы сэра Эдварда и сэра Ральфа. Они и умерли-то почти одновременно, — она выглядела очень печальной при этих словах. — Думаю, ты подойдешь Тибальту. — Она пожала мне руку. — Никогда не забуду, как ты приходила к нам за книгами. Боюсь, те дни были не самыми счастливыми в твоей жизни.

Я сказала, что прошлое не имеет значения. За последние недели я получила от жизни все, на что только смела надеяться.

— А ты такая мечтательница, Джудит.

— Я всегда мечтала и фантазировала, теперь я буду жить.

— Тебе надо понять Тибальта.

— Думаю, я его понимаю.

— Порой тебе станет казаться, что он забывает о тебе из-за своей работы.

— Нет, нет. Это будет и моя работа. Я буду заниматься тем, чем и он. Я тоже волнуюсь о предстоящей экспедиции, как и он.

— Так и должно быть, — сказала она. — Надеюсь, когда ты станешь хозяйкой дома Гиза, ты не попросишь меня уехать.

— Как я могу? Ведь мы же друзья.

— Я всегда была близким другом Тибальта и его отца. Если ты оставишь меня по-прежнему в должности экономки, я буду очень счастлива. Но если ты…

— Ерунда! Я хочу, чтобы ты жила у нас. Ведь ты и моя подруга.

— Спасибо, Джудит.

* * *

Тибальт сказал, что покажет мне дом, но мы не пошли дальше комнаты, где когда-то находился саркофаг, потому что Тибальт стал показывать мне книги, которые написал его отец, планы осуществленных раскопок. Я не возражала. Мне так радостно находиться радом с ним, слушать его, подавать разумные реплики.

Дом мне показала Табита и познакомила с прислугой. Эмили, Эллен, Джейн и Сара работали служанками, были обыкновенными девушками и я не сразу научилась различать их. Но в доме жили и трое странных людей.

Я видела двух слуг — египтян, Мустафу и Абсалама, странных, враждебных и (как до меня дошли слухи) зловещих. Я с интересом слушала о них рассказы в деревне.

Табита объяснила мне, что сэр Эдвард любил держать их возле себя, они заботились о нем, готовили ему экзотические блюда, о которых она и понятия не имела. Он нанял их на службу во время одной из экспедиций в Египет. Он привязался к ним, никогда не расставался с ними и привез их в Англию.

Она сказала, что Мустафа и Абсалам с отчаянием переживали смерть хозяина, но они были фаталисты. Они совершенно уверены, что его смерть наступила в результате действия проклятия фараонов.

— Они очень волнуются из-за планов Тибальта продолжить работы в том месте, где остановился его отец. Думаю, они хотели бы отговорить его от продолжения раскопок, если бы смогли.

Меня представили им как будущую леди Трэверс, они настороженно осмотрели меня. Ведь они уже видели меня несколько лет назад, когда я носилась по тропинке вокруг дома. Скорей всего, им известен и случай с мумией.

Но я была готова к встрече с ними. А вот Джанет Тестер — совсем другое дело. Это старушка была няней Тибальта и Сабины, а еще раньше служила у их матери, она осталась в доме и после смерти леди Трэверс. Я помню, Сабина рассказывала о няне Тестер, у которой случаются забавные случаи «выпадения памяти», но Сабина обо всем болтала без умолку, и я не особенно обращала внимания на ее реплики о няне, ведь в их доме было столько интересного. Я видела няню Тестер всего пару раз и подумала, что она странная, но там на каждом шагу встречались странности.

Я слышала истории, что дом наводит страх на прислугу и приписывала этот факт экстраординарным предметам, хранящимся в доме — саркофагу или мумии. Мустафа и Абсалам тоже внесли свою лепту в атмосферу таинственности, а позже я поняла, что не обошлось и без няни Тестер.

— Я должна рассказать тебе о няне, — сказала Табита, прежде чем она повела меня к ней в комнату. — Она очень старая. Она поступила работать няней к супруге сэра Трэверса, она была ей предана всем сердцем. Потом она ухаживала за Тибальтом и Сабиной. Когда леди Трэверс умерла, няня чуть не лишилась рассудка. Ты же знаешь, это иногда бывает со старыми нянями. Они относятся к своим воспитанникам, как к собственным детям. К ней нужно относиться осторожно… с добротой. Иногда она ведет себя необычно. Сэр Эдвард собирался дать ей денег и отослать из дома, но она пожелала остаться. Сказала, что всю жизнь прожила в их семье и ей некуда идти, она хочет остаться. Наверху в доме есть отдельная комната. Она понравилась Джанет, ей разрешили там поселиться. Она почти не выходит оттуда, но мы за ней присматриваем, конечно.

— Как странно.

— Ты увидишь, что вошла в необычную семью. Тибальт тоже весьма своеобразен, как и его отец. Сэр Эдвард ничего не хотел слышать о повседневных делах. Он отстранялся от всего, выбирая самый легкий путь. Тибальт во многом похож на отца. Вопрос стоял так: либо оставить няню в доме, либо отправить ее в какое-нибудь специализированное заведение. Но она была бы там несчастна. Тибальт заходит навестить ее… когда вспоминает о ее существовании. Приходит и Сабина. Няня радуется, ведь Сабина ее любимица. Сначала она больше любила Тибальта, но с годами он стал точной копией отца.

— Видимо, няня не любила сэра Эдварда.

— Ты же знаешь этих старушек. Она ревновала к нему свою мисс Рут — леди Трэверс считала ее своей дочерью. Она не одобряла ее супруга. Бедная Джанет. Она сильно постарела. Ей около восьмидесяти лет. Пойдем, познакомишься с ней.

Мы поднялись по лестнице. Какой тихий дом, наши ноги утопали в толстых коврах, покрывавших весь пол. Я сказала об этом и Табита пояснила:

— Сэр Эдвард не выносил постороннего шума, когда работал.

Дом был высоким, и комната, которую занимала няня Тестер, оказалась под самой крышей.

Я удивилась, увидев седую, тихую старушку, открывшую нам дверь, когда мы постучали. На ней была надета накрахмаленная шелковая блузка и черная юбка из бомбазина.

Табита сказала:

— Джанет, я привела к тебе мисс Осмонд.

Старушка смотрела на меня влажными от сдерживаемых чувств глазами:

— Входите, входите.

Она обитала в милой комнате с хорошей мебелью, ковриками ручной работы на полу и вышитыми подушками на диване. Горел камин и закипал чайник, готовясь засвистеть.

— Выпейте со мной чаю.

Я с удовольствием согласилась.

— Значит, вы уже слышали обо мне? — спросила я.

— Конечно. Тибальт мне рассказывал. А я его попросила: «Ну-ка опиши мне ее». А он только и смог сказать: «Она любит нашу работу». Очень для него характерно! Но я знала. Я часто видела тебя, когда ты болталась по саду. С тобой всегда случались всякие неприятности!.. Я приготовлю чай.

— Может, я займусь чаем, а вы пока побеседуете?

Выражение мягкости на лице старушки внезапно пропало: глаза стали злыми, она поджала губы.

— Я сама, спасибо, — сказала она. — Я сама приготовлю чай в моей собственной комнате.

Пока она готовила чай, Табита выразительно посмотрела меня. Думаю, она намекала мне на странности, присущие няне Тестер.

— Чай готов. Я его всегда размешиваю, — объяснила мне старушка, — и настаиваю пять минут. Только так можно получить настоящий вкус чая. Да не забудь нагреть чайник, я всегда напоминала об этом мисс Рут…

— Она говорит о леди Трэверс, — пояснила Табита. И ее слова снова вызвали жесткое выражение на лице няни.

— И чай нужно насыпать в сухой чайник, это очень важно, — закончила та.

Она мурлыкала, разливая чай.

— Надеюсь, ты будешь счастлива, дорогая. Тибальт был хорошим мальчиком.

— Был? — переспросила я.

— Когда он был маленьким, он всегда находился при мне. Этакий маменькин сынок. А когда вырос и пошел в школу, он стал ближе к отцу.

Она печально покачала головой.

— У Тибальта с детства склонность к археологии, — пояснила Табита. — Это восхищало сэра Эдварда, у Тибальта было столько преимуществ при таком отце.

Джанет Тестер, не переставая, помешивала в чашке чай. Я почувствовала, что атмосфера накаляется.

— А теперь он женится. Как летит время! Кажется, только недавно я играла с ним в прятки.

Мысль о том, как Тибальт играет в прятки, показалась мне забавной и я засмеялась.

— С тех пор он прошел долгий путь, — сказала я.

— Надеюсь, не по дороге к руинам, — ответила няня, яростно помешивая чай.

Я посмотрела на Табиту, та пожала плечами. Я решила, что лучше не говорить о профессии отца и сына и спросила о детстве Тибальта. Тема доставила явное удовольствие няне.

— Он был хорошим мальчиком. Он доставлял мало хлопот. Мисс Рут обожала его, он был ее любимцем. У меня есть фотографии.

Я не могла оторвать от них глаз. Тибальт сидит на ковре голышом, Тибальту два года, а вот Тибальт и Сабина.

— Разве она не милашка? — спросила няня Тестер.

Я согласно кивнула.

— И такая болтушка! Никогда не замолкает.

Я заметила, что это свойственно ей и сейчас.

— Маленькая шалунья, — сказала няня с любовью.

Я увидела на фотографии Тибальта рядом с красивой женщиной со взбитыми волосами, она держала на руках ребенка.

— Это они с мамой. А вот Тибальт пошел в школу.

На другой фотографии он держит в руках ракетку.

— Мальчик не слишком преуспел в спорте, — разочарованно прокомментировала няня. — Он только учился. Не то, что Сабина. Все говорили, что она не умеет концентрировать внимание. Конечно, все награды доставались Тибальту и вот тогда сэр Эдвард, который почти не обращал внимания на детей раньше, вдруг навострил уши.

Она подкрепляла свои слова выразительной жестикуляцией, интонацией голоса, поворотом головы, мимикой.

Я провела в обществе няни мало времени, но поняла, что та не любит Табиту и сэра Эдварда. Она обожала мисс Рут и Тибальта, когда тот был ребенком. Но я не очень разобралась, как она относилась ко взрослому Тибальту.

Мне было так интересно с няней. Я поняла: если бы я пришла одна, без Табиты, то узнала бы гораздо больше о няне Тестер.

Мы собрались уходить, и я услышала вздох облегчения, который вырвался у Табиты. Она пошла вперед, а няня неожиданно задержала меня у двери, ее пальцы оказались сухими и сильными.

— Приходите еще, мисс Осмонд, одна, — прошептала она.

Мы спустились по лестнице, и я сказала:

— Какая странная старушка.

— Почувствовала?

— Думаю, она на самом деле не такая, какой кажется. Иногда она такая мягкая, а порой совсем наоборот.

— Иногда у нее туман в голове.

— Она постоянно говорит о мисс Рут.

— Все старые няни такие. Они относились к чужим детям как к своим собственным. И были к ним ближе, чем родители. Она не любила сэра Эдварда, ревновала к нему мисс Рут и обвиняла его в том, что он не интересуется своей женой, и ей скучно с ним. Мать хотела, чтобы Тибальт стал священником, но он совершенно не подходил к этой профессии. Мальчик с ранних лет решил заниматься археологией, как и отец. Восторг отца возместил разочарование матери и няни Тестер. Леди Трэверс была истеричной женщиной, она откровенничала с няней, та ее обожала и не видела в ней никаких недостатков. Во многом супружеская жизнь Трэверсов не удалась, хотя леди Трэверс принесла с собой значительное состояние.

— Опять деньги, — вздохнула я. — Странно, об этом постоянно твердят.

— Это полезная вещь, ты должна это признать.

— При заключении некоторых браков деньги играют далеко не последнюю роль.

— Так устроен мир, — с легкостью в голосе ответила Табита. — Как хорошо выйти из комнаты Джанет: я у нее задыхаюсь.

Позже я много думала о той встрече. Я понимала нелюбовь старой няни к сэру Эдварду, но меня озадачила (а в этом не было ни малейших сомнений) ее неприязнь к Табите.

* * *

Две недели, оставшиеся до моей свадьбы, пролетели незаметно. Доркас и Элисон хотели устроить мне грандиозную свадьбу. Больше им не надо скрывать тайну моего рождения, и они испытывали такое облегчение, словно дети, которых впервые отпустили в школу. Даже перед будущим они не испытывали страхов. Дом, в котором они жили, теперь принадлежал им. Я обещала выделять им ежемесячную сумму на жизнь, мое будущее тоже решено, хотя они и не одобряли мой выбор. Тибальт не умел с ними разговаривать, между ними всегда существовала неловкость. Если я была рядом, то поддерживала беседу, но стоило мне выйти из комнаты, возвратясь, я заставала напряженную тишину. Им нечего было сказать друг другу. Они легко беседовали с Оливером о делах прихода, с Эваном вспоминали прошлое.

Тибальт чувствовал себя свободно, когда мы оставались наедине. Я так сильно его любила и не замечала его сдержанности. Часто мы просто рассматривали чертежи, сидя рядом. Одной рукой он обнимал меня, но говорили мы только о его работе.

Однажды он сказал:

— Как хорошо, что ты рядом, Джудит. Ты так быстро все схватываешь. Мне еще не встречались люди, которые проявляли бы такой же энтузиазм как ты.

— А ты сам и твой отец.

— Мы значительно сдержаннее.

Он поцеловал меня в лоб.

— А ты так сильно выражаешь свои эмоции. Мне это в тебе очень нравится.

Я обняла его и воскликнула:

— Я так счастлива.

Потом я рассказала ему, как решила возненавидеть его, еще не видя, потому что Сабина всегда говорила о нем в превосходной степени.

— Я представляла тебя бледным, сутулым, в очках, с жирными волосами. А потом ты ворвался к нам… в комнату с саркофагом… злой и мстительный, как разгневанный египетский бог, пришедший наказать меня за надругательство над древней святыней.

— Неужели я показался тебе таким?

— Именно. И я с того самого момента обожаю тебя.

— Мне надо не забывать иногда выглядеть мстительным и злым.

— Какое чудо, что ты выбрал меня.

— О, Джудит, ты такая скромная.

— Вовсе нет. Знаешь, я мечтала о тебе… что ты вдруг узнаешь, чего я стою на самом деле.

— Я и узнал в свое время.

— Когда?

— Когда узнал, что ты приходишь к нам за книгами и проявляешь интерес. А может быть, когда увидел, как ты поднялась из саркофага в развевающихся простынях. Ты выглядела так, словно побывала в аварии, но ничуть не походила на бальзамированную мумию. Но ты сильно старалась.

Я взяла его за руку и поцеловала.

— Тибальт, я буду заботиться о тебе всю жизнь.

— Как это успокаивает.

— Я постараюсь стать для тебя такой незаменимой, что ты будешь ненавидеть время, которое проводишь вдали от меня.

— Я уже достиг этого этапа.

— Правда? Неужели правда?

Он взял меня за руку.

— Пойми, Джудит, я не умею выражать словами свои чувства так же хорошо, как ты. Ты умеешь точно высказать самые заветные свои надежды.

— Я знаю, что говорю, не раздумывая, в отличие от тебя.

— Будь со мной терпелива.

— Скажи мне одну вещь. Ты счастлив?

— Неужели ты думаешь обратное?

— Не совсем.

— До того, как в моей жизни появилась ты, я потерял самого близкого человека, — медленно проговорил Тибальт. — Мы думали одинаково, мы понимали друг друга без слов. Он умер внезапно. Еще сегодня он здоров, а на следующий день его не стало… при непонятных обстоятельствах. Я переживаю эту утрату и долго еще буду печалиться. Поэтому постарайся быть со мной терпеливой. Я не способен проявлять жизнелюбие и восторг в той же степени, как ты… Моя дорогая Джудит, когда мы поженимся, я стану понемногу забывать о той ужасной трагедии.

Я положила голову ему на грудь и крепко обхватила его руками.

— Сделать тебя счастливым, дать тебе взамен то, что ты потерял… это будет целью моей жизни.

Он коснулся губами моих волос.

— Я благодарю Бога за тебя, Джудит, — сказал он.

* * *

Тибальт поссорился с тетушками из-за свадьбы. Свадьба не может состояться, твердо заявила Элисон, пока не пройдет «разумное время» после смерти сэра Эдварда и сэра Ральфа.

— Отцы жениха и невесты только недавно скончались, — причитала Доркас. — Нужно подождать по крайней мере год.

Никогда прежде я не видела, чтобы Тибальт так настойчиво выражал свои желания.

— Это невозможно! — закричал он. — Через несколько месяцев мы уезжаем в Египет. Джудит должна поехать в качестве моей жены.

— Представьте, как отнесутся к этому люди, — скромно высказалась Доркас.

— Меня это совершенно не касается, — ответил Тибальт.

Доркас и Элисон потерпели поражение, но позже я услышала:

— Ему-то это может и безразлично, но не нам. Мы здесь прожили всю жизнь и здесь же останемся до смерти.

— Тибальт не такой, как все, — успокаивала их я. — И совершенно не нужно переживать, что скажут соседи.

Они не возражали, но качала головами, не одобряя моего поведения. Мои тетушки считали совершенно неприличным позволять мужчине видеть до свадьбы, как сильно его любишь. Потом — пожалуйста. Потом жена обязана думать также как и муж, подчиняться ему во всем — естественно, если он не преступник — но до свадьбы не стоит «понижать себе цену», мужчина обязан находиться на коленях перед женщиной до свадьбы. Я смеялась над ними.

— Вы же знаете, что моя супружеская жизнь будет не такая, как у других. И я не буду вести себя, как другие.

Порой все мы волновались по какому-либо поводу, но ведь свадьба — знаменательное событие для любой семьи. Тетушки постепенно заполняли для меня нижний ящик комода разными вещами, обсуждали, какой будет прием после венчания. Переживали, что коттедж слишком мал, а, по обычаю, гостей следует встречать в доме невесты.

Я смеялась, но понимала их беспокойство. Они хотели, чтобы я подождала год не из-за соблюдения законов приличия, а чтобы у меня было время «увидеть все в реальном свете», как они говорили. Ведь в первый раз они выбрали мне в мужья Оливера, потом Эвана, а Тибальт им совсем не нравился.

Доркас простудилась — она неизбежно заболевала, когда тревожилась о чем-нибудь, за ней пришлось ухаживать, так как простуда перешла в бронхит.

* * *

Тибальт пришел к нам в коттедж, его глаза светились от возбуждения. Сначала я подумала, он рад меня видеть, но вскоре услышала истинную причину.

— Случилось волнующее событие, Джудит. Недалеко от нашей деревни, в Дорсете. Рабочий рыл канаву и обнаружил римскую кладку. Мне прислали приглашение сделать заключение о целесообразности проведения раскопок. Завтра я уезжаю и хочу, чтобы ты поехала со мной.

— Как чудесно, расскажи мне все подробно.

— Мне пока мало известно. Но такие находки настолько редки. Никогда не известно заранее, что можно найти.

Мы гуляли по саду и говорили. Он пробыл недолго, ему нужно возвращаться домой и приготовиться к отъезду. Я вернулась в дом сообщить тетушкам, что завтра уезжаю.

Меня удивил их запрет.

— Дорогая Джудит, — закричала Элисон. — О чем ты думаешь? Да как ты — незамужняя девушка — можешь поехать с мужчиной?

— С мужчиной, за которого я собираюсь выйти замуж.

— Но пока не вышла, — прохрипела Доркас.

Мне было совершенно ясно, что она не желает нашего с Тибальтом брака.

— Так не полагается, — твердо заявила Элисон.

— Дорогие тетушки, говоря словами Тибальта, эти маленькие условности не имеют значения.

— Мы старше тебя, Джудит. Известно много случаев, когда девушка собирается замуж, доверяется своему жениху, едет с ним, а потом узнает, что свадебные колокола будут звучать не для нее.

Я взорвалась.

— То вы предполагаете, что Тибальт женится на мне ради денег, то он собирается соблазнить меня и бросить. Вы ведете себя абсурдно.

— Ничего такого мы не говорили. А если у тебя появляются подобные мысли, то нужно все тщательно обдумать. Разве можно сомневаться в женихе?

Ну как можно спорить с ними? Я пошла к себе и начала упаковывать вещи к отъезду.

Вечером Элисон постучала ко мне. У нее было испуганное лицо.

— Я беспокоюсь о Доркас, нужно вызвать врача!

Я отправилась за врачом. Он подтвердил диагноз, что у Доркас бронхит. Всю ночь мы с Элисон ухаживали за больной.

Наутро я знала, что не смогу уехать и оставить Элисон одну ухаживать за Доркас. Я пошла в Гизу рассказать Тибальту, почему я не смогу поехать с ним.

Не успела я раскрыть рот, как он начал рассказывать о новых находках. Я прервала его:

— Я не еду, Тибальт.

Выражение его лица изменилось, он смотрел на меня с недоверием.

— Не едешь?

— Моя тетя Доркас тяжело заболела. Я не могу оставить ее на одну Элисон.

— Может что-нибудь придумать. Например, послать к ней служанку.

— Тетя Элисон не согласится. Это не одно и то же. Я должна быть с ней, если…

Тибальт молчал.

— Пойми меня, Тибальт. Я очень хочу поехать… всегда находиться рядом с тобой, просто сейчас я не могу оставить их.

— Конечно, — он выглядел разочарованным.

Мы разговаривали в саду, вскоре там появилась Табита.

— Я пришла сказать, что не могу поехать. Моя тетя заболела, и я вынуждена остаться.

— Я тебя понимаю, — ответила Табита.

— Ты поедешь вместо Джудит? — спросил ее Тибальт. — Я уверен, там необыкновенно интересные находки.

Необыкновенно интересные находки. Это упрек? Он чувствовал, что это для меня невероятно заманчиво.

— Ну, если Джудит остается, вместо нее поеду я, — согласилась Табита. — Ей нельзя сейчас оставить своих родственников.

Тибальт сжал мою руку.

— Мне так хотелось показать тебе эти чудесные находки. Ну, у нас будет еще время.

— Вся жизнь, — ответила я.

* * *

Через несколько дней Доркас начала поправляться. Она растрогалась, узнав, что я осталась ухаживать за ней и успокаивать Элисон.

Я услышала, как она сказала Элисон:

— Хотя наша Джудит импульсивная натура, у нее есть сердце.

Я знала, что они постоянно обсуждают мою грядущую свадьбу. Мне хотелось успокоить их, но они вбили себе в голову, что Тибальт женится на мне, так как заранее узнал о моем наследстве.

Я с нетерпением ждала дня, когда уеду из коттеджа, потому что хотела стать женой Тибальта и кроме этого желала убежать из этой атмосферы недоверия. Я им докажу, что Тибальт — самый чудесный супруг в мире.

Тибальт и Табита отсутствовали две недели, вернувшись, они говорили только о раскопках, так их переполняли впечатления. Я испытывала глубокое разочарование, потому что не могла участвовать в их беседе. Тибальт веселился.

— Ничего, после свадьбы ты повсюду будешь ездить со мной.

Приближался день нашей свадьбы. Сабина предложила устроить прием гостей в доме священника. Доркас больна, коттедж «Радуга» не вместит всех гостей, я же прожила в доме священника столько лет, кроме того, она сестра Тибальта.

— Я настаиваю на этом, Джудит, — воскликнула она. — Ты самая счастливая женщина в мире, но все же даже Тибальт не может сравниться с моим дорогим Оливером. Тибальт слишком совершенен… то есть он все знает… все про древний мир, а Оливер знает латынь и греческий. Конечно, Тибальт тоже знает эти языки, но невозможно представить себе, чтобы Тибальт читал проповеди или выслушивал рассказы крестьян о засухе или падеже скота, истории прихожанок о их детях.

— О чем ты говоришь, Сабина? Мы же собирались договориться о свадьбе.

— Конечно. Она состоится здесь, у нас. Я настаиваю. Оливер тоже настаивает. Он вас обвенчает, и потом соберутся несколько близких друзей… Как странно, ты дочь сэра Ральфа, а мы ничего не знали все это время. Хотя я не удивляюсь… Ты помнишь бал?.. О чем это я? Ах, да, свадьба состоится в нашем доме.

Мне понравилось ее предложение, даже мои тетушки сразу согласились, им тоже хотелось, чтобы свадьба была скромной.

Когда я заговорила об этом с Тибальтом, он не сказал ничего определенного. Я видела, что ему все равно, будет прием после венчания или нет, сколько гостей мы пригласили.

Тибальт женится на мне, а где и как, по его словам, не имеет значения. Он приготовил для меня сюрприз:

— У нас будет медовый месяц. Ты же не захочешь сразу переехать в Гизу.

— Мне это не важно. Единственное, чего я хочу, — быть с тобой, — заверила его я.

Он повернулся ко мне, очень нежно приподнял мой подбородок и сказал:

— Джудит, не жди от меня слишком многого.

Я засмеялась, меня переполняло счастье.

— Я ожидаю от тебя всего.

— Вот это и пугает меня. Видишь ли, я довольно эгоистичен, во мне нет ничего восхитительного и я маниакально поглощен своей работой.

— У меня тоже есть эта мания. Есть и вторая — ты, — засмеялась я.

Он обнял меня.

— Ты меня пугаешь.

— Боишься? Но ведь ты никого и ничего не боишься.

— Меня пугает твое высокое мнение обо мне. Что ты себе напридумывала?

— Ты и на самом деле такой.

— Ты слишком много фантазируешь, сочиняешь. Тебе придет в голову какая-нибудь идея и потом ты все делаешь, подгоняешь под нее, чтобы все вышло, как ты ожидала.

— Так и надо жить. Я и тебя научу жить так же.

— Надо видеть реальность.

— Я мечту сделаю реальностью.

— Вижу, что совершенно бесполезно уговаривать тебя не смотреть на меня сквозь розовые очки.

— Абсолютно бесполезно.

— Тебя вылечит время.

— С годами мы станем еще ближе. Мы будем все делить на двоих. Никогда не думала, что можно быть такой счастливой как сейчас.

— По крайней мере у тебя был момент счастья.

— Что ты говоришь! Потом будет еще лучше.

— Дорогая Джудит, ты так не похожа на других.

— Конечно, я есть я: безрассудная, импульсивная — так тебе скажут мои тетушки. Командирша — это добавят Сабина и Теодосия, а Хадриан подтвердит. Они знают меня дольше других. Ты не должен иметь обо мне слишком хорошее мнение.

— Я рад, что в тебе есть эти маленькие недостатки. Я буду любить тебя из-за них и, надеюсь, что ты будешь любить меня за мои недостатки.

— Мы будем так счастливы, — заключила я.

— Я пришел сказать тебе о нашем медовом месяце. Мы отправимся в Дорсет. Там все так взволнованы из-за последних находок, я хочу показать их тебе.

Я согласилась, что это будет чудесно, но меня кольнула мысль: ведь там наверняка много народу, а медовый месяц наедине был бы более желанным.

Но ведь Тибальт будет рядом — а мне и не нужно ничего другого.

* * *

Так много надо подготовить даже для «скромной» свадьбы, включая бесконечные примерки в доме Сары Слоупер. Я стояла перед нею в своем белом шелковом платье, а Сара ползала вокруг меня на коленях, держа булавки во рту. Как только она освобождалась от всех булавок, она болтала без умолку:

— Подумать только! Вы, мисс Джудит… и он! Его же прочили Теодосии, а она вышла за профессора, а вы выходите за него.

— Ты говоришь так, словно это лотерея.

— А так и считают, брак — это лотерея. А вы к тому же оказались дочерью сэра Ральфа. Я всегда это знала. Он вас любил. И мисс Лавинию. Она была красавица, а вот вы больше похожи на сэра Ральфа.

— Спасибо, Сара.

— О, я имела в виду совсем другое. Вы будете очень красивой в свадебном платье. Все невесты красивы. Поэтому больше всего я люблю шить свадебные платья. А что будет сверху, флёрдоранж? Нет ничего лучше флёрдоранжа для невесты. У меня тоже было платье с флёрдоранжем, когда я выходила замуж за Слоупера. Оно у меня хранится в шкафу, я его вынимаю иногда и вспоминаю молодость. Вы тоже сможете так делать, мисс Джудит. Очень приятно, когда все выходит так, как мечтаешь. А ведь мы все мечтаем перед свадьбой, правда?

— Я смотрю на платье как на начало счастья, а не как на его кульминацию.

— О, вы умеете красиво говорить. Но я просто хочу сказать, приятно вспомнить свою свадьбу, если она хорошо прошла. — Она вздохнула и закончила: — Я думаю, вы будете счастливы. Что ж, надо надеяться. Помолимся, чтобы в день свадьбы вам светило солнце. Ведь существует поговорка: счастливой невесте и солнце светит.

Я засмеялась, но ее намеки, что мое замужество окажется опасным приключением, начинали меня раздражать.

* * *

Октябрьским туманным днем состоялась наша свадьба в церкви, которую я так хорошо знала. Странно, но когда я шла по проходу под руку с доктором Ганвеном, который «отдавал» меня мужу (больше никого не нашлось для выполнения этой важной роли), я вспомнила, как в детстве у меня болели колени от долгого моления. Нелепая мысль в день свадьбы с Тибальтом!

Археолог, друг Тибальта, был его шафером. Его звали Теренс Гелдинг, он поедет с нами в Египет. За день до свадьбы я не виделась с Тибальтом, он уезжал на вокзал встречать своего друга. Табита рассказала мне утром, что друзья долго не ложились спать, разговаривали. Я почувствовала уколы ревности, которую начала замечать в себе по отношению ко всем, кто общался с Тибальтом в мое отсутствие. Это глупо, конечно, но я так долго мечтала о браке с Тибальтом и теперь, когда это событие свершалось, я не могла поверить, что это не сон. С разных сторон до меня доходили мнения, почему Тибальт женится на мне, и даже мой природный оптимизм начал сдавать. Я не могла не чувствовать беспокойства и недоверия, получая такой заветный подарок от судьбы.

Я произнесла слова клятвы, а Тибальт надел мне на палец кольцо, тут меня охватило чувство огромного счастья.

Когда мы выходили из церкви, к сожалению, закапал дождь.

— Нельзя выходить в такую погоду, — сказала Доркас.

— Ничего страшного, это мелкий дождик и идти совсем близко.

— Придется переждать.

Мы остановились под навесом, пережидая дождь, я смотрела на капли и думала: я действительно вышла замуж за Тибальта. Сзади доносился шепот:

— Какая жалость!

— Это плохое предзнаменование!

— Да уж, погодка совсем не свадебная.

Со стороны кладбища показалась сгорбленная фигура. Я узнала мистера Пеггера, он согнулся и прикрылся от дождя мешком. В руке он нес лопату, к которой прилипла глина. Значит, он кому-то рыл могилу и пришел спрятаться от дождя.

Увидев нас, он резко остановился, надвинул мешок поглубже до самых глаз, которые фанатично блестели. Он смотрел прямо на меня.

— Ничего хорошего не выйдет, если женятся так неприлично скоро. Это против Бога.

Он кивнул и прошел мимо с решительным видом, желая исполнить свои обязанности, хотя бы и неприятные.

— Кто этот старый дурень? — спросил Тибальт.

— Это мистер Пеггер, могильщик.

— Он ведет себя нагло.

— Видишь ли, он знает меня с детства и до сих пор принимает за ребенка.

— Он против нашей свадьбы.

До меня долетел шепот Теодосии:

— О, Эван, как неприятно. Это словно… дурной знак.

Я ничего не ответила. Внезапно я рассердилась на всех этих людей, которые почему-то не верили в наше супружеское счастье. Я смотрела на потемневшее небо и слышала голос Сары Слоупер: счастливой невесте и солнце светит.

* * *

Через несколько минут дождь перестал, и мы пошли в дом священника.

Знакомая гостиная украшена маргаритками и хризантемами всевозможных оттенков. У одной стены поставили стол со свадебным тортом и шампанским. Мы с Тибальтом разрезали торт, все зааплодировали. Неприятный инцидент на улице забылся.

Хадриан поздравил нас очень остроумной речью, в ответ выступил Тибальт. Я повторила про себя: это лучший момент моей жизни. Видимо, я говорила это слишком настойчиво. Никак не удавалось забыть глаз мистера Пеггера, смотрящих на меня из-под нелепого мешка. Снова пошел дождь, теперь уже настоящий ливень.

Рядом со мной стояла Теодосия.

— О, Джудит, я так рада, что мы с тобой сестры. Какая странная жизнь. Вот ты вышла за Тибальта, а собирались отдать за него меня. Но желание отца все-таки исполнилось. Все великолепно уладилось. — Она смотрела на Эвана, разговаривающего с Тибальтом. — Я так благодарна тебе…

— Благодарна?..

Она молчала. Теодосия не умела сразу говорить о сути дела.

— За то, что ты вышла за Тибальта. Теперь меня не мучает совесть, что я не послушала отца, пошла против его воли.

Она сказала это так, словно, выйдя за Тибальта, я даровала благословение всем остальным, спасенным от него.

— Я уверена, ты будешь счастлива, — продолжала она. — Ты всегда много знала об археологии. Мне так сложно соответствовать Эвану, но он говорит, чтобы я не волновалась. Он доволен мной такой, какая я есть.

— Ты счастлива, Теодосия?

— Безумно, поэтому я так… — она замолчала.

— Благодарна мне, что я вышла замуж за Тибальта и все так хорошо устроилось. Но я уверяю тебя, я вышла за него не по этой причине.

К нам подошла, Сабина.

— Как весело. Мы трое снова вместе. И мы все замужем. Джудит, ты любишь цветы? Мисс Крив сделала аранжировку. Большинство цветов из ее сада. Она всегда украшает церковь. Вот и опять мы вместе. Помните, как мы болтали в классной комнате? Конечно, Джудит еще предстоят трагические события. Ну, как всегда. Ведь с раннего детства с ней случаются неприятности. И ты оказалась дочерью сэра Ральфа… Незаконной, конечно… Но это не важно. А теперь у тебя есть муж, Тибальт. Какой он красивый. Выглядит, как римский бог… Он всегда отличался от других, как и ты, Джудит… Но теперь мы родственники, Джудит. И ты сестра Теодосии. Как чудесно! — она смотрела на Тибальта с обожанием, как в детстве. — Подумать только, Тибальт — жених! Мы думали, он никогда не женится. Няня Тестер говорила, что он женат «на всей этой чепухе». И она часто повторяла, что моему отцу «надо было жениться на своей археологии». Я ей объясняла, тогда не было бы меня и Тибальта… А вы помните тот день, когда Джудит нарядилась мумией? Ну и денек выдался тогда! Мы думали, что Теодосия умрет от страха.

Мы все засмеялись. Я знала, что Сабина улучшит мое настроение.

— А ты утверждала, что Тибальт сутулится и носит очки, а когда увидела его, то потеряла дар речи. Ты стала обожать его с того самого момента. Да, да. Ты не можешь отрицать.

— Я и не пытаюсь, — сказала я.

— Теперь он твой муж, твоя мечта осуществилась. Разве это не чудесный счастливый конец, как в сказке?

— Это не конец, — рассудительно вставила Теодосия. — Это самое начало. Эван так рад, что его пригласили принять участие в экспедиции.

— Правда? — воскликнула Сабина. — Это большая честь. Когда он уедет, приходи пожить в нашем доме.

— Я еду с ним, — с чувством объявила Теодосия. — Ну не думаешь же ты, что я отпущу его одного?

— Тибальт разрешил тебе поехать? Папа всегда возражал против участия жен в экспедициях. Он говорил, они суетятся, отвлекают… разве что они сами участвуют в раскопках… а ведь ты не можешь работать. Значит, Тибальт разрешил тебе поехать. Естественно, он теперь сам женат и понимает женатых друзей. Ты составишь компанию Джудит. Табита тоже едет. Ну, она такая опытная. Вон она беседует с Тибальтом. Могу поспорить, что они говорят о Египте. Какая Табита красивая, правда? Она всегда так модно одевается. Природная элегантность, в отличие от меня. Сегодня она в сером, очень ей к лицу. Иногда я думаю, что она самая красивая женщина, которых я встречала. Тебе надо быть осторожной, Джудит, — игриво добавила Сабина. — Меня удивило, что ты позволила ей поехать с Тибальтом в Дорсет… О, я знаю, тебе пришлось остаться… но она такая молодая. Всего на два года старше Тибальта. Правда, она всегда такая спокойная, сдержанная… но ведь в тихом омуте… так, кажется, говорят. Ой, что это я болтаю невесте в день свадьбы. Ты волнуешься, я полагаю. Не слушай меня, я только пошутила. Тибальт будет самым верным супругом на земле! В любом случае, он слишком занят работой. Удивительно, как он вообще-то женился. Я уверена, ты будешь счастлива. Вы превосходная пара. Ты так интересуешься его работой, ты богата, у вас не будет проблем с деньгами, кроме этого, сэр Ральф оставил средства и на проведение археологических исследований. Чудесно! Хотя это звучит ужасно, словно мы рады, что он умер. Нет, вовсе нет. Он мне нравился… Я хочу сказать, что все так замечательно устроилось, и я знаю, вы будете счастливы. Ты вышла за лучшего человека в мире, за одним исключением, конечно. Но даже дорогуша Оливер не так знаменит как Тибальт, хотя с ним спокойнее и я его обожаю и не променяю ни на кого на свете…

— Она закусила удила, — сказала я Теодосии. — Никто другой не может и слова вставить.

— Это тебе в отместку за то, что ты командовала нами в детстве, а ты молчишь, потому что это день твоей свадьбы. Если бы ты не думала о Тибальте, то не позволила бы мне болтать так долго.

— Пользуйся моментом. Смотрите, вот Хадриан.

— Вся семья в сборе, я тоже решил присоединиться.

— Мы говорили об экспедиции, — сказала Сабина. — Среди прочих вещей.

— А кто сейчас о ней не говорит?

— Ты знаешь, Эван и Теодосия тоже едут.

— Я слышал, что существует такая вероятность. Будет как в старые, добрые дни. Мы снова будем все вместе… кроме Сабины и Оливера.

— У Оливера церковь и приход… он священник, а не археолог.

— Значит, ты тоже едешь, Хадриан?

— Мне пошли навстречу: дали шанс убежать от кредиторов.

— Ты постоянно говоришь о деньгах.

— Я уже объяснял тебе раньше, я не настолько богат, чтобы абсолютно игнорировать деньги.

— Глупости, — сказала я.

— А теперь и ты, Джудит, вошла в банду плутократов. Тибальт говорит, мы приобретем ценный опыт, участвуя в этой экспедиции. Нам надо держаться вместе, если вдруг разгневанный бог встанет из логова и решит напасть на нас.

— Разве у богов логово? — спросила Сабина. — Я думала логово у лисиц. Возле фермы Брентов крутится большая рыжая лисица. Брент с ружьем устраивает на нее засаду…

— Кто-нибудь, остановите ее, — взмолился Хадриан.

— Да, — поддержала его я. — Мы не хотим слушать о лисицах. Для нас гораздо интереснее экспедиция. Я жду ее с нетерпением. Скоро мы отправляемся в Египет.

— Что и послужило причиной поспешного бракосочетания, — добавил Хадриан. — А что вы думаете о странном персонаже, которого мы встретили?

— Это просто могильщик Пеггер.

— Если говорить о знаках судьбы, он не мог появиться в более неподходящий момент. Но, видимо, он считает как раз наоборот. Кажется, он в восторге от того, что является предвестником несчастья.

— Мне бы хотелось, чтобы вы все перестали намекать на несчастье, — возмутилась я. — Это совершенно неуместно.

— Конечно, — согласился Хадриан. — А вот идет твой муж, Сабина. Он помолится, и все злые духи, вызванные появлением могильщика, будут уничтожены.

— Ничего такого он не будет делать, — сказала Сабина и взяла мужа под руку.

— Как раз вовремя, а то твоя непоследовательная жена прочтет нам лекцию об обязанностях приходского священника, а куда она может отклониться — знают только небо и Сабина. Я собираюсь увести от вас невесту на небольшой тет-а-тет.

Мы стояли одни в углу, и Хадриан качал головой.

— Ну, Джудит, это так неожиданно.

— И ты туда же, — запротестовала я.

— Я имею в виду не Пеггера, я говорю о получении наследства и замужестве. Не успели мы и глазом моргнуть — и все свершилось.

Я улыбнулась. Хадриан всегда поднимал мое настроение.

— Если б я знал, что ты унаследуешь такое состояние, я бы сам на тебе женился.

— Упущенный шанс, — хихикнула я.

— Вся моя жизнь состоит из них. Серьезно, кто бы мог подумать, что старик оставит тебе половину своего богатства, а мне оставил ничтожную подачку.

— Хадриан, 1000 фунтов — неплохие деньги, кроме того, ты еще будешь зарабатывать.

— Серьезно, Джудит, Тибальту чертовски повезло. Ты и столько денег впридачу, да еще такая сумма для дела.

— Как бы мне хотелось, чтобы люди перестали говорить о деньгах хоть на минуту.

— Деньги движут миром… или любовь? А у счастливой Джудит есть и то и другое!

— Я вижу, что мои тетушки делают мне страшные знаки.

— Видимо, тебе пора уезжать.

— Да, мы поедем на вокзал. Поезд через час, а мне еще надо переодеться.

К нам поспешила Доркас.

— Джудит, ты знаешь, который час?

— Я как раз говорила об этом Хадриану.

— Тебе пора переодеваться.

Вместе с Доркас и Элисон я улизнула в комнату, которую отвела мне Сабина. Там висело пальто серебристо-серого цвета из шелковистой ткани и юбка в складку из этой же ткани, белая блузка с маленьким серым галстуком-бабочкой.

Серебристо-серый цвет. Так элегантно. Да, если он украшает такую женщину, как Табита.

— Ты прекрасно выглядишь, — запричитала Доркас.

— Потому что ты смотришь на меня любящими глазами, — ответила я.

— Кто-нибудь еще будет смотреть на тебя также, — вставила Элисон и мгновенно добавила: — Мы надеемся.

Я вышла на веранду. Экипаж стоял наготове, и Тибальт ждал меня.

Все вышли нас провожать, хлыст стегнул по спине лошади, и мы отправились в наше свадебное путешествие.

* * *

Что же рассказать о моем медовом месяце? То, что он оказался короче моих ожиданий и, чудо, длился всего две ночи и один день? Вот тогда Тибальт принадлежал только мне. Мы были так близки в это время. По дороге в Дорсет мы остановились в маленькой гостинице.

— Прежде, чем прибудем на раскопки, нам следует отдохнуть в этом убежище.

— Замечательная мысль, — одобрила я.

— Мне казалось, ты с нетерпением ждешь встречи с мозаичной кладкой, которую там обнаружили?

— Я с нетерпением жду, чтобы остаться с тобой наедине.

Мое откровенное признание умилило и одновременно смутило его. Он вновь повторил, что не умеет так же непосредственно выражать свои чувства.

— Ты не должна думать, Джудит, если я без конца не говорю тебе о своей любви, то я ее не испытываю. Мне трудно говорить о том, что творится в душе.

Эти слова удовлетворили меня.

Я никогда не забуду маленькую гостиницу в деревне — вывеска скрипела как раз над нашим окном, а самому зданию было около трехсот лет, — шум водопада, расположенного в миле, и большую кровать, в которую мы легли вдвоем.

В камине горел огонь, и я наблюдала за отблесками, играющими на обоях с красными розами. Тибальт обнимал меня. Счастье переполняло мою душу.

Завтрак подавали в гостиной. На полках стояла посуда из меди и олова. Принесли горячий кофе, свежий, только что из печки хлеб, ветчину и яйца с ближайшей фермы, печенье с изюмом, клубничный джем домашнего изготовления и миску девонширских сливок. Тибальт сидел напротив и смотрел на меня удивленными глазами. Если я когда-то и была красивой, то именно тем утром.

После завтрака мы отправились в долину и долго бродили по вересковым зарослям. Хозяйка гостиницы приготовила нам с собой еды и мы устроили пикник у ручья. Мы видели диких пони, но они не осмелились подойти к нам. Единственный человек, встретившийся нам на дороге, — фермер, который вез телегу с урожаем яблок и груш; он поднял руку с кнутом и прокричал приветствие. Счастливая идиллия. Потом мы вернулись в гостиницу, ели утку с зеленым горошком, а вечером снова пылал огонь в камине, и нас ждала теплая кровать.

На следующий день мы сели в поезд на Дорсет.

Естественно, мне было интересно увидеть находки римского периода, но тогда мне хотелось одного: любить Тибальта и быть любимой. В гостинице, в которой мы остановились, жили главным образом рабочие из археологической партии, и она разительно отличалась от предыдущего деревенского рая. Мне льстило уважение, с которым все относились к Тибальту. Хотя я была любителем среди профессионалов, моя жажда знаний не иссякала, и это радовало моего мужа.

Через день после нашего приезда прибыл Теренс Гелдинг, друг Тибальта, высокий, худой, с тем же сосредоточенным выражением лица, которое я часто наблюдала у коллег Тибальта. Он держался от меня в стороне и относился с некоторым подозрением. Я поняла — он не одобряет женитьбу Тибальта. Я рассказала о своем наблюдении мужу, но он рассмеялся.

— У тебя странные идеи, Джудит.

Я вспомнила, как часто Доркас и Элисон говорили мне то же самое.

— Теренс — первоклассный специалист, надежный, преданный. С ним приятно работать.

Тибальт часами оживленно беседовал с Теренсом, мне было нелегко поддерживать их профессиональный разговор.

Возникла идея, что поблизости может оказаться и амфитеатр. Все участники раскопок оживились и создали несколько групп, которые занялись пробными раскопками. Меня не пригласили.

Тибальт объяснил извиняющимся тоном:

— Видишь ли, Джудит, это работа для профессионалов. Если я возьму тебя, то и другие участники возьмут с собой посторонних.

Я поняла его и твердо решила выучиться за кратчайшее время и стать полезным членом экспедиции.

Перед уходом Тибальт нежно меня поцеловал.

— Я вернусь через несколько часов. Чем ты будешь заниматься?

— Почитаю книгу о находках римского периода. Очень скоро я стану такой же, всезнайкой, как и ты.

Он рассмеялся.

Весь день я провела в одиночестве. Я напоминала себе, что следует быть готовой к таким ситуациям. Но хотя я и любила археологию, я была молодой женой, справляющей медовый месяц, и даже пол, покрытый римской мозаикой, не шел ни в какое сравнение с валунами и ручейками вересковой пустоши.

С того дня Тибальт часто пропадал на раскопках вместе с рабочими. Иногда я ходила с ним и беседовала с самыми скромными участниками экспедиции. Я изучала карты местности, и мне даже разрешили немного покопать, как в долине Картера. Я видела, как из найденных кусочков собрали пластину с изображением головы Цезаря. Мне очень понравилось, но я предпочла бы остаться наедине с Тибальтом.

На раскопках мы провели две недели. Тибальт уезжал с неохотой. В наш последний вечер перед отъездом он заперся с начальником экспедиции. Я лежала в кровати, когда он пришел. Было далеко за полночь.

Он сел на кровать, его глаза блестели.

— Мы почти уверены, что найдем амфитеатр. Какое редчайшее открытие! Это будет чудесная находка для Англии. Профессор Браунли не может поверить своему счастью. Ты знаешь, что нашли пластину с выгравированной головой Цезаря? Если определят, кому она принадлежала, это будет ценная находка.

— Да, я видела, как ее собирали.

— К сожалению, отсутствуют несколько кусочков. Но напольная мозаика еще более ценное открытие. Я считаю, что этот черно-белый кафель относится к семьдесят четвертому году до нашей эры.

— Я уверена, что ты не ошибаешься, Тибальт.

— Нельзя быть уверенным… без неопровержимых доказательств. А почему ты улыбаешься?

— Улыбаюсь? — Я протянула к нему руки. — Видимо, потому, что подумала: а в жизни есть вещи более волнующие, нежели римские кладки.

Он подошел ко мне, и мы обнялись. Я смеялась:

— Я знаю, о чем ты думаешь. Конечно, есть волнующие вещи, например, гробницы фараонов.

— О, Джудит, как замечательно, что мы вместе, я хочу повсюду ездить с тобой.

— Естественно. Потому ты и женился на мне.

— Были и другие причины.

— Вот сейчас давай обсудим другие причины.

Я развлекала его. Мое откровенное наслаждение нашей любовью, несомненно, шокировало бы Доркас и Элисон. Многие люди сочли бы меня наглой и бесстыдной.

Интересно, что думал Тибальт по этому поводу. Я спросила его.

— Видишь ли, мне никогда не удавалось притворяться, — объяснила я.

— Я не заслуживаю тебя, Джудит, — ответил он.

Я засмеялась от счастья:

— Ну, всегда можно постараться стать достойным.

Мы купались в нашем счастье. Он ведь был счастлив со мной не меньше, чем когда нашли фарфоровую пластину или разрушенный амфитеатр. Или нет?

С моей стороны глупо сомневаться. Хотелось бы мне забыть лица Доркас и Элисон, которые намекали и предрекали несчастье. Они ведь не Кассандра. Или фанатично блестящие глаза могильщика Пеггера. Лучше бы сэр Ральф не оставлял мне наследства, вот тогда бы я могла быть уверена, что Тибальт женился на мне, а не на моих деньгах.

Но об этом лучше пока не думать… А со временем я научусь вообще не вспоминать про это.

Мы вернулись в дом Гиза.

* * *

Темным, мрачным вечером в начале ноября мы приехали домой. Октябрьские ветры почти полностью обнажили деревья. Мы ехали со станции, было необычно тихо, даже ветер прекратился. Стояла типичная осенняя погода — сырая и теплая. Экипаж остановился у чугунных резных ворот Гизы, встретить нас вышла Табита.

— Не слишком удачный день, вы, наверное, замерзли. Быстрее входите и будем пить чай, — сказала она.

Она испытующе посмотрела на нас, словно догадываясь, что медовый месяц не удался. Почему мне постоянно кажется, что все считают нас неподходящей парой?

Это просто мое воображение, сказала я себе. Я посмотрела на дом. Дом с привидениями! Я вспомнила, как пугала Теодосию и заставляла ее пробегать по тропинке. А няня Тестер, видимо, выглядывает в окно.

— Дом Гиза всегда меня интриговал, — созналась я, войдя в холл.

— Это теперь твой дом, — напомнила мне Табита.

— Когда мы вернемся из Египта, Джудит, возможно, захочет что-то изменить в доме, — сказал Тибальт и взял меня под руку. — А пока нам придется ограничиться подготовкой к экспедиции.

Табита проводила нас в нашу комнату. Она располагалась на первом этаже рядом с комнатой, где раньше стоял саркофаг. Комнату отремонтировали, пока мы находились в отъезде.

В тени стояли Мустафа и Абсалам. Я почувствовала на себе их внимательный взгляд. Конечно, они помнили смелую девочку, а потом компаньонку из Кеверал Корта, приходившую за книгами. Теперь же я стала их новой хозяйкой. Или это титул Табиты?

Как было бы хорошо, если бы люди не сеяли подозрений в моей голове и не делали неприятных намеков.

Я осталась в комнате привести себя в порядок, а Табита с Тибальтом ушли в гостиную. Служанка принесла горячей воды, я умылась и подошла к окну. В саду много переросших кустарников и деревьев, поэтому он кажется мрачным. Там, где пробивался свет, на ветках блестела паутина. На окнах шторы темно-синего цвета, на них золотым шнуром вышиты греческие мотивы. Большая двуспальная кровать под балдахином. Толстый ковер на полу. Я вспомнила рассказы Табиты, что сэр Эдвард не выносил постороннего шума, поэтому когда он работал, все говорили шепотом. По одной стене — полки с книгами. Некоторые из них я читала. Все они по одной тематике. Мне пришло в голову: ведь это спальня сэра Эдварда, — и прошлое словно надвинулось на меня. Лучше бы нам отвели другую комнату. Потом меня осенило — теперь я здесь хозяйка, и если мне не понравится комната, можно прямо об этом сказать.

Я переоделась и вышла в гостиную. Тибальт и Табита сидели рядом на диване, просматривая какие-то бумаги.

Как только я вошла, Табита вскочила с места.

— Чай сейчас подадут. Вы, наверное, хотите чаю. Путешествовать так утомительно, — сказала она.

Эллен ввезла столик на колесиках, Табита разливала чай. Она спросила, как мы провели медовый месяц, и Тибальт принялся подробно рассказывать о римской кладке.

— Ты интересно провел время, Тибальт, — улыбнулась Табита. — Надеюсь, Джудит тоже не скучала.

Она вопросительно взглянула на меня, и я подтвердила, что мне было интересно в Дорсете.

— А теперь нам предстоит детально разработать наши планы. Так много надо успеть, а время летит быстро, я хочу уехать не позднее февраля.

Мы говорили о будущей поездке, сидя в тепле у пылающего камина, за окном было совсем темно. Я вспомнила, как мечтала делить свою жизнь с Тибальтом.

Я счастлива, уверяла я себя. Моя мечта сбылась.

* * *

Первая ночь в Гизе. Служанка затопила камин в спальне, на стенах играли отблески, но совершенно другие, не такие, как в деревенской гостинице. Эти выглядели зловещими, готовыми взять чью-то жизнь. Как тихо в доме! За голубой ширмой — дверь. Я открыла ее и оказалась в комнате, где раньше стоял саркофаг.

Я пришла в комнату раньше Тибальта, на столе горели две свечи в высоких подсвечниках, комнату населяли тени.

Я начала вспоминать сэра Эдварда и его жену, она умерла раньше, чем семья переехала в этот дом. А на чердаке жила няня Тестер. Интересно, что она делает сейчас и почему Тибальт так долго не приходит.

Он рассказывает Табите о чем-то, что не положено знать мне? Какие мысли приходят в мою голову! Нечего ревновать его к Табите, она его друг, она почти его мать. Мать! Она старше его всего на два года.

Это дом виноват, что-то в нем такое… зловещее. Я сразу почувствовала это в воздухе, когда впервые пришла сюда с Теодосией.

В комнату вошел Тибальт, и зловещие блики присмирели, огонь, в камине ровно горел, свечи красиво освещали стол.

— Что ты здесь делаешь? — спросил он.

— Я увидела дверь и вошла… здесь стоял саркофаг.

Он засмеялся.

— Ты не собиралась нарядиться мумией и напугать меня?

— Разве ты боишься мумий? Я знаю, ты их обожаешь.

— Не так сильно, как тебя.

В редких случаях, когда Тибальт говорил мне подобные вещи, мое счастье было полным.

* * *

— Тебе нравится комната, которую я вам приготовила? — спросила наутро Табита. Тибальт работал в кабинете, ему приходилось вести большую переписку в связи с экспедицией.

— В ней призраки.

— Дорогая Джудит, что ты имеешь в виду? — улыбнулась Табита.

— Мне всегда казалось, что в Гизе полно призраков.

— Это из-за кустов и деревьев в саду. Я выбрала для вас лучшую комнату в доме, она принадлежала сэру Эдварду.

— Я догадалась, а дверь из нее ведет в другую комнату, где стоял саркофаг.

— Он всегда работал в той комнате, часто до глубокой ночи. Хочешь занять другую комнату?

— Нет.

— Джудит, ты можешь делать все, что хочешь. Теперь ты здесь хозяйка.

— Я не могу привыкнуть нигде быть хозяйкой.

— Привыкнешь со временем. Ты счастлива, правда?

— У меня есть то, о чем я всегда мечтала.

— Немногие могут этим похвастать, — вздохнула она.

— А ты, Табита?

Мне хотелось, чтобы она была со мной откровенна. Наверняка в ее жизни есть секреты. Она молода, видимо, вдова. Жизнь для нее не окончена и все же в ней чувствовалась какая-то отстраненность, тайна; может, это и делало ее привлекательной.

— У меня были счастливые мгновения. Не стоит требовать от жизни большего.

Наверняка Табиту окружает какая-то тайна.

* * *

Приближалось Рождество. Сабина пригласила нас в свой дом, добавив, что позовет и Доркас с Элисон.

Мне показалось, что тетушки не слишком рады. Они несколько консервативны и предпочли бы, чтобы я пришла к ним в коттедж или они в Гизу.

Я отвергла все сомнения, принимая во внимание, насколько удобно всем нам собраться в старой гостиной в доме священника, где мы много раз встречали Рождество.

Дни летели быстро. Нужно думать о Рождестве и, конечно, об экспедиции. Мы с Табитой украсили дом остролистом и белой омелой.

— Раньше дом не украшали, — сказала Табита.

Служанки были в восторге. Эллен заметила, что со времени моего приезда дом выглядит жилым. Вот это настоящий комплимент, подумала я.

Служанки любили меня, им нравилось называть меня «миледи», а я неизменно вздрагивала, приходилось постоянно успокаивать себя, ведь я теперь настоящая леди. На этот раз я не фантазировала. Моя самая заветная мечта осуществилась.

В середине декабря произошел неприятный инцидент.

Я никогда не понимала Мустафу и Абсалама и неловко чувствовала себя в их присутствии. Стою в комнате, обернусь — а они за моей спиной. Они всегда ходят парой и я никогда не слышу их приближения. Если резко подниму глаза, то вижу, что они смотрят на меня. Мне кажется, они хотят заговорить со мной, но потом не решаются. Я не могла различить, кто из них Мустафа, а кто Абсалам, и, видимо, часто путала их имена. Табита легко могла сказать, кто Мустафа, а кто Абсалам, но ведь она знала их давно.

Я начала думать, что из-за присутствия этих двух арабов и няни Тестер дом казался таким зловещим.

Было за полдень, начало смеркаться. Я пошла в свою спальню, но увидела открытую дверь в смежную комнату и заглянула туда. Я подумала, может, Тибальт работает там. У окна стоял Мустафа (или Абсалам?).

Я вошла в комнату, второй араб оказался у меня за спиной. Не знаю, почему, но у меня по спине побежали мурашки.

— Мустафа, Абсалам, что случилось?

Тишина. Тот, который стоял у окна, кивнул второму.

— Абсалам, говори ты.

Я повернулась к нему.

— Миледи, мы твои покорные рабы.

— Не говори так, в нашей стране нет рабов.

Они согласно закивали. Теперь заговорил Мустафа:

— Мы хорошо тебе служим, миледи.

— Конечно, — подтвердила я.

Я увидела, что дверь за моей спиной закрыта, а дверь в нашу спальню приоткрыта, но сейчас там нет Тибальта.

— Много раз мы хотели сказать тебе.

— Скажите сейчас.

— Это нельзя делать, — Мустафа печально покачал головой. Абсалам тоже покачал головой.

— Что делать?

— Останься здесь, миледи. Скажи сэру Тибальту, ему нельзя ехать. Скажи ему.

Я начала понимать, они боятся возвращаться в Египет, туда, где произошла трагедия с их хозяином.

— Боюсь, что это невозможно. Все планы завершены, их нельзя изменить.

— Надо, — твердил Мустафа.

— Уверена, что сэр Тибальт не согласится.

— Там смерть. Это проклятие…

Естественно, подумала я, они боятся предрассудков.

— Вы говорили сэру Тибальту?

Они покачали головами.

— Нет пользы. Говорить его великому отцу нет пользы, и он умер. Проклятие настигло его и настигнет других.

— Это только легенда, ничего больше.

— Легенда? — засомневался Мустафа.

— Значит, это придумали люди. Все будет хорошо. Сэр Тибальт позаботится об этом.

— Его отец не смог позаботиться. Он умер.

— Это произошло не из-за его работы.

— Нет? Это проклятие. И проклятие убьет еще.

Абсалам подошел ко мне. Он сложил ладони рук и поднял глаза:

— Миледи, надо говорить, надо убеждать. Миледи — новая жена. Муж слушает свою возлюбленную.

— Это невозможно, — сказала я.

— Там смерть… Смерть.

— Мне приятно, что вы беспокоитесь, но я ничего не могу поделать.

Они смотрели на меня большими печальными глазами. Я проскользнула в спальню. Для них естественно верить в предрассудки, сказала я себе.

* * *

Вечером в постели я сказала Тибальту:

— Сегодня со мной говорили египтяне. Они очень напуганы.

— Чем напуганы?

— Они называют это проклятием и уверены, если мы поедем в Египет, случится непоправимое.

— Если они так настроены, им следует остаться.

— Египтяне просили меня поговорить с тобой. Они сказали, что муж любит свою возлюбленную и послушает ее.

Он засмеялся.

— Я говорила им, это бесполезно.

— Они крайне суеверны.

— Иногда я немного боюсь.

— Ты, Джудит?

Я прижалась к нему.

— Боюсь за тебя, — уверяла я его. — Что, если с тобой произойдет то же, что и с ним?

— Почему это случится со мной?

— Вдруг в этом проклятии что-то есть?

— Дорогая Джудит, ты не можешь верить в это.

— Если б кто-то другой возглавлял экспедицию, я бы смеялась над всеми страхами.

Он засмеялся в темноте.

— Дорогая моя…

На этом разговор закончился.

* * *

Скорей бы проходили эти дни. Какие они короткие перед Рождеством. Часто шел дождь, ели блестели от капель, дул мягкий юго-западный ветер, он шелестел ветвями и стонал за окнами. Всякий раз при встрече с египтянами я ловила на себе их пристальный и печальный взгляд, одновременно в нем читалась надежда. Няню Тестер я встречала только в обществе Табиты, ведь она почти не выходила из своей комнаты наверху.

Теодосия и Эван приехали в Кеверал Корт на Рождество. Сабина и Оливер пригласили их и нас с Тибальтом. Хадриан тоже приехал, он собирался пробыть с нами до отъезда в Египет.

Было давней традицией петь рождественские песни в бальном зале Кеверал Корта накануне Рождества. Собиралось много соседей. Оливер прочитал молитву, как раньше это делал отец Джеймс, и процессия отправилась из церкви в имение.

Пропев славу рожденному Иисусу, почетные гости леди Бодреан прошли в комнату, где их ждал праздничный ужин. Он состоял из пирогов с разными начинками, булочек, которые запивали медовухой, и напитком под названием «Кеверал пунш» — его готовили в огромной оловянной миске по древнему рецепту, напиток довольно крепкий.

Меня веселило отношение леди Бодреан. Когда она думала, что я не вижу, то подозрительно и с удивлением взирала на меня, но когда мы встречались глазами, она была сама воспитанность.

Отведав пирожков и пунша, мы пошли в церковь на ночную службу и вернулись домой на рассвете. Все было как в прежние годы. Я радовалась, что друзья детства собрались в это время.

Мы приятно отпраздновали Рождество и в доме священника. Теперь вместо Элисон за столом главенствовала Сабина. На столе красовалась рождественская индейка, фаршированная каштанами, и бренди, из-за которого всегда так волновались Доркас и Элисон. Сабина не проявляла никакого беспокойства. Она болтала без умолку, мы подшучивали над ней. Сливовый пудинг внесли торжественно, с горящими свечами по краям, предварительно погасив свечи на столе.

Теодосия, Эван и Хадриан справляли праздник в имении и мы впервые говорили не об экспедиции, чему я очень радовалась, иначе мои тетушки чувствовали бы себя неуютно.

Потом мы играли в шарады, исполняли пантомимические сценки, решали ребусы. Это лучше всех удавалось мне, мои тетушки аплодировали.

Ранним утром я, Тибальт и Табита отправились в Гизу. Я подумала, неужели мы всегда будем ходить втроем? Мне нравилась Табита, но в определенных ситуациях мне все чаще казалось справедливой поговорка: двое — компания, а трое — толпа. Неужели потому, что в присутствии Табиты отношение ко мне Тибальта начало меняться? Порой он был таким официальным! Неужели он при ней боялся показать ту любовь, которую проявлял ко мне, когда мы оставались наедине.

Мы шли от ворот по тропинке, по обе стороны которой росли кустарники и деревья, в молчаливый дом, где жила странная няня Тестер и спали два араба. А спали они или снова обсуждали проклятие?

В холле с люстры свисала ветка белой омелы, она казалась неуместной в этом доме теней.

* * *

Наступил январь, он принес заморозки, и обледеневшие ветки в саду выглядели сказочно красиво.

За завтраком Тибальт просматривал почту, хмурился, возмущался.

— Ох, уж эти адвокаты, — жаловался он.

— В чем дело?

— Понадобится некоторое время, чтобы завещание сэра Ральфа вошло в силу. Вот пример волокиты и проволочек.

— Неужели это так важно? — спросила я.

— Ты же знаешь, он оставил деньги на исследования. Мы на них рассчитывали. Можно было не так ограничивать расходы. Увидишь, как быстро тают деньги во время экспедиций. Придется нанять около сотни рабочих, да еще разных специалистов. Поэтому нельзя начинать такое большое дело, не заручившись финансовой поддержкой.

— Значит, ты не можешь воспользоваться этими деньгами или дивидендами?

— Могу, но придется выполнить ряд формальностей. Мне надо поехать в Лондон.

— Следовательно, это незначительная неприятность.

— Верно, но мелкие неприятности означают задержку, — он улыбнулся.

Потом он заговорил со мной доверительным тоном, который я так обожаю, и сообщил, что он верит: его отец обнаружил вход в неразграбленную гробницу.

— Я хорошо помню, отец был так возбужден, когда вошел в дом. Он снял дом у одного из влиятельнейших людей в Египте, заинтересованного в исходе нашей экспедиции. Тот даже позволил нам пользоваться своим дворцом, а это большая любезность. Дворец — величественная резиденция с прекрасными садами и целой толпой слуг, которые нам прислуживали. Он называется дворец Шефро. Мы платили символическую плату, чтобы быть независимыми, но паша действительно интересуется нашей работой и жаждет нам помочь. Мы снова воспользуемся его дворцом.

— Ты говорил мне о своем отце.

— Он вернулся с раскопок ночью. Светила луна и было светло, как днем. В жаркие дни невозможно работать, и мы копали лунными ночами. Отец приехал на муле, и я сразу догадался: что-то случилось. Вообще-то он редко проявлял свои чувства, но в ту ночь казался довольным. Я решил подождать, пока он помоется, переоденется и поужинает, потом я спущусь к нему, и он мне расскажет, в чем дело. В первую очередь он всегда делился со мной. Я никому ничего не сказал, может, отец пока хотел держать новость в секрете. Дело в том, что к этому времени мы совсем отчаялись. Несколько месяцев назад мы нашли дверь в скале, проникли в коридор, который привел нас в гробницу, но ее ограбили две тысячи лет тому назад. Тогда казалось, это конец наших поисков: вся работа и все расходы оказались напрасны. Но у отца возникло странное чувство, он не хотел сдаваться. Он был уверен, что мы нашли далеко не все. Тем вечером я решил, что он сделал величайшее открытие.

К нам присоединилась Табита.

— Я рассказываю Джудит о смерти отца.

Табита серьезно кивнула, она села за стол, поставила локти и положила на ладони подбородок. Ее глаза затуманились, а Тибальт продолжал:

— Я спустился вниз, надеясь увидеть отца отдохнувшим, но понял, что он болен. Я не думал, что это серьезно. Он был очень силен физически и духовно, энергичен. Отец пожаловался на боль, и я увидел, как дрожат его руки и ноги. Мустафа и Абсалам отвели его в постель. Я подумал, что утром он мне все расскажет, но ночью он умер. Перед самой смертью он позвал меня, я наклонился к нему, видя, как он пытается что-то мне сказать. Губы едва шевелились, но мне показалось, он сказал: «Продолжай». Вот поэтому я и решил продолжать.

— Но почему он умер именно в тот момент?

— Пошли разговоры о проклятии, какой-то бред. Почему вдруг он проклят за то, что другие делали задолго до него? Он не грабил гробницы, мы просто вели раскопки.

— Но он мертв.

— Там очень жарко, может, он съел испорченную пищу. Такое частенько случается.

— Но умереть так внезапно.

— Это величайшая трагедия моей жизни. Но я собираюсь выполнить желание отца.

Я сжала его ладонь, совсем забыв о Табите. В ее красивых глазах стояли слезы. С раздражением, должна сознаться, мне подумалось: почему мы всегда втроем?

* * *

Во время заморозков няня Тестер простудилась и заболела бронхитом, как Доркас. Я ухаживала за ней, так как уже имела опыт. Старушка лежала в кровати и смотрела на меня живыми бусинками глаз. Мне казалось, ей нравится мое присутствие, а вот Табиту она не любила. Это, конечно, несправедливо, потому что Табита внимательна и заботлива, но старушка явно нервничала, когда та приходила к ней в комнату.

В феврале Тибальт поехал в Лондон договориться о снаряжении экспедиции и проконсультироваться с юристами. Я надеялась поехать с ним, но он мне отсоветовал, сказав, что у него совсем не будет свободного времени для меня.

Я проводила его до Плимута и невольно вспомнила о Лавинии, отправившейся в Лондон с ребенком на руках, ее провожали Доркас и Элисон. А через час она погибла.

Сильная любовь — сложное чувство, решила я. Есть минуты экстаза, за которые потом приходится расплачиваться беспокойством. Испытываешь полное счастье лишь в присутствии любимого. Если же его нет рядом, то воображение живо рисует различные ужасы, которые могут произойти с ним. Теперь я представляю перевернутые вагоны, стоны раненых, молчание мертвых.

Глупо! — приказываю я себе. Сколько людей ездят по этой железной дороге? Тысячи. Сколько происходит несчастных случаев? Единицы.

Я вернулась домой и с новой энергией бросилась ухаживать за няней Тестер.

Вечером я сидела с Табитой и делилась с ней своими страхами.

Она слабо улыбнулась:

— Иногда сильная любовь доставляет сильную боль.

Говорила она со знанием дела, и я снова задумалась о ее личной жизни. Почему она ничего не рассказывает о себе? Может, расскажет, когда узнает меня получше.

Няня Тестер поправлялась.

— Но эти недомогания никогда не проходят бесследно. Всякий раз после болезни она становится все слабее, часто забывается, — сетовала Табита.

Я замечала странности в поведении няни Тестер. Я видела: она успокаивается в моем присутствии. Я носила ей еду и иногда сидела у нее, читала или шила. Часто приходила Сабина, я видела, как она увлеченно болтает с няней, ее визиты неизменно радовали старушку.

Однажды я сидела у ее кровати и услышала:

— Следи за ней. Будь осторожна.

Я решила, что она снова бредит и сказала:

— Здесь никого нет, няня, — так она просила меня называть ее.

— Я могла бы рассказать тебе кое-что. Я всегда держала глаза раскрытыми, — пробормотала она.

— Отдохните.

— Отдохнуть! Когда я вижу, что происходит в этом доме. Он и она. Обхаживает его. Экономка? Друг семьи? Кто она? Ответьте мне.

Я поняла, что она говорит о Табите, и мне захотелось узнать, о чем она меня предупреждает.

— Он и она… — подсказала я.

— Ты ничего не видишь, ты слепая. Так часто случается. Те, кого непосредственно касается, не видят, что происходит у них под носом. А кто смотрит со стороны, тот все видит.

— Что вы видите, няня?

— Я вижу, что между ними. Она хитрая. Конечно, такая дружелюбная. Друг семьи! Экономка! Мы можем обойтись и без нее. Она не делает ничего такого, чего не смогла бы я.

Это было не так, но я не стала возражать.

— Никогда не видела таких экономок. Всегда садится ужинать с семьей… Потом он уезжает и что же? Ее вдруг тоже вызывают. По семейному делу. По какому семейному делу? Ее вызывают, когда он уехал… Я вижу, что происходит.

Она явно была не в себе.

— Приглядись, миледи, — бормотала она. — Присмотри за ней. Ты пригрела змею на груди, вот что ты сделала.

Сравнение вызвало у меня улыбку, я подумала обо всем, что делала для дома Табита, насколько она приятна. Я решила: у старушки не все в порядке с мозгами. У нее мания, может, она просто ревнует.

Без Тибальта дом казался чужим, в спальне поселились тени. Горел огонь в камине, и я, лежа в постели, наблюдала за игрой теней. Часто мне слышался шум в смежной комнате, я вставала и шла смотреть, есть ли кто там. Комнату слабо освещал лишь лунный свет, книги, стол, за которым работал когда-то сэр Эдвард, а вот там стоял саркофаг. Я чувствовала, что сейчас из воздуха материализуется Мустафа или Абсалам. Я возвращалась в спальню, засыпала и мне снилось, что я вхожу в комнату, а саркофаг стоит на прежнем месте и из него поднимается мумия. С нее спадают покрывала, и я вижу двух арабов. Они смотрят на меня темными глазами, указывают пальцем, я отчетливо слышу их голоса:

— Останови его. Мужчина слушает свою возлюбленную. На него падет проклятие царей Египта.

Я кричу и просыпаюсь. Сижу в постели. Камин погас, только угли тлеют. Из окна просачивается лунный свет. Я встаю и открываю дверь в соседнюю комнату, ожидая увидеть саркофаг, таким живым был мой сон. Но комната пуста. Быстро закрываю дверь и возвращаюсь под одеяло.

Когда мы вернемся из Египта, я обязательно все поменяю в доме, решаю я. Темные заросли вырубим, посадим цветущие кусты, красные фуксии, голубые и розовые гиацинты. Заменим темноту яркостью красок.

В таком настроении я заснула.

Да, без Тибальта все иначе, а может просто я позволяю себе думать о неприятном, что находится в моем подсознании, и нет Тибальта, чтобы развеять мои сомнения.

Мрачный дом, намеки относительно Табиты, бесшумные египтяне, неотрывно сопровождающие меня взглядом и бессловесно говорящие мне одно и то же: останови эту экспедицию, либо встретишься с проклятием и будут еще мертвецы.

О, Тибальт, возвращайся скорее, и все будет хорошо.

* * *

Каждое утро я с надеждой выходила к завтраку, ожидая увидеть письмо от Тибальта с сообщением, что он на пути домой. Никаких писем.

Я спустилась к столу. Табита держала в руках письмо.

— О, Джудит, мне необходимо уехать на несколько дней.

— Что-то случилось?

— Да. Мой родственник болен, мне надо ехать.

— Конечно, только раньше я не слышала, что у тебя есть родственники.

— Этот живет в Суффолке, туда долго добираться. Мне придется выезжать немедленно.

— Сегодня?

— Да. Я успею на лондонский поезд, отправляющийся в 10 часов 30 минут. Сначала мне придется поехать в Лондон, а оттуда в Суффолк. Ты обойдешься без меня?

— Конечно, — сказала я.

Табита поспешно встала из-за стола. Она смущена, показалось мне. Наш кучер отвез ее на станцию.

Я смотрела на отъезжающую Табиту и думала о словах няни Тестер. Что она говорила? «Он уезжает, и ее вызывают».

Как же она могла предвидеть? Но именно это ей и удалось.

Я поднялась в комнату няни. Она стояла у окна, завернувшись в старомодный фланелевый халат.

— Значит, она уехала, — сказала она. — Да, миледи, она уехала. Разве я не говорила тебе?

— Откуда вы знали?

— Есть вещи, которые я знаю. У меня еще есть глаза, они далеко глядят за теми, кто мне небезразличен.

— Так я вам небезразлична?

— Неужели ты сомневалась? Ты мне понравилась с первой секунды, когда я тебя увидела. И я сказала себе: буду присматривать за этой до конца своих дней.

— Спасибо, — поблагодарила я.

— Но мне неприятно видеть, как к тебе относятся. У меня болит здесь. — Она постучала там, где должно находиться сердце. — Он уезжает… и она едет к нему. Рассказывает сказки, что ездит к родственникам… Почему ее вызывают, только когда его нет? Он послал за ней. Сегодня ночью они будут вместе…

— Прекратите! Это вздор, вы несправедливы.

— Ты всегда так говоришь, дорогуша.

— Всегда? Но вы впервые высказали мне эти ужасные подозрения.

— Я видела, все к тому идет. Теперь и ты увидишь, если присмотришься. Он всегда хотел ее… Он женился на тебе из-за денег… только из-за денег. А для чего ему эти деньги? Чтобы поехать и выкапывать умерших. Как нехорошо. Неестественно.

— Няня, вы не в себе.

Я посмотрела на ее дикий взгляд, пылающие щеки. Не без удовлетворения заметила, что у нее заплетается язык.

— Разрешите, я помогу вам лечь.

— Почему лечь? Это я должна укладывать тебя, дорогуша.

— Вы знаете, кто я?

— Как же не знать. Разве не я растила тебя с трех недель отроду?

— Вы меня с кем-то спутали. Я — Джудит, леди Трэверс… супруга Тибальта.

— Да, миледи. Я знаю, вы — моя хозяйка. И много хорошего вам это дало? Я бы хотела, чтобы вы вышли замуж за какого-нибудь простого, хорошего джентльмена, кто больше думает о своей жене, а не о том, как выкапывать мертвых.

— Я сейчас принесу вам горячего молока, и вы заснете.

Я спустилась в кухню и велела Эллен согреть молока.

— Надо отнести его няне, она плохо себя чувствует.

— Мы думаем, теперь ей будет лучше, ведь миссис Грей уехала. Боже, миледи, как она ненавидит миссис Грей.

Я ничего не ответила. Когда я отнесла молоко няне, она засыпала.

* * *

Табита вернулась с Тибальтом. На обратном пути она вновь заехала в Лондон. Тибальт закончил свои дела, и они вместе вернулись домой.

Я ощущала неловкость. Мне хотелось задать ему столько вопросов, но как приятно, что он вернулся и рад встрече со мной.

Он очень доволен. Финансовые проблемы решены, и мы уезжаем в марте, а не в феврале, как он надеялся, но мы задержимся всего на пару недель.

— Теперь мы будем очень заняты, — сказал он. — Мы должны все подготовить к отъезду.

Он прав. Нужно думать лишь об экспедиции.

В марте мы отправились в Египет.

ДВОРЕЦ ШЕФРО

Величественный дворец Шефро возвышался в стороне от деревни, сверкая золотом. Меня удивило, что могущественный Хаким-паша передал все это великолепие в наше распоряжение.

К моменту нашего приезда во дворец я была совершенно очарована непривычной, засушливой, экзотической землей фараонов. Действительность ничуть не уступала самым смелым ожиданиям, которые зародились в моем сердце после просмотра нескольких картинок в книге. Я очень мало знала об этой стране.

Несколько членов экспедиции отправились раньше остальных, взяв с собой основную часть снаряжения. Они подготовят площадку для проведения раскопок.

Хадриан, Эван и Теодосия, Теренс Гелдинг и Табита отплывали из Саутгемптона вместе с нами, но мы с Тибальтом задержались в Каире на несколько дней и должны были приехать во дворец Шефро позже остальных.

За день до отъезда я отправилась в коттедж «Радуга». Доркас и Элисон прощались со мной словно навсегда. На ужин мы пригласили Сабину с Оливером. Я видела, как жалеют мои тетушки, что я не вышла замуж за Оливера.

Я обрадовалась, когда вечер подошел к концу, а на следующий день на борту парохода началось мое грандиозное приключение.

Чудесно плыть на корабле, жаль только, что мы не одни. Бедная Теодосия первые несколько дней не выходила из каюты, хотя море не слишком штормило. Все разговоры шли только об экспедиции. Я удивлялась, как много знает Табита.

Залив проплыли спокойно и, когда достигли Гибралтара, Теодосия уже могла выходить на палубу. Эван оказался внимательным и заботливым мужем, почти все время он проводил с Теодосией, когда она болела. Я невольно задумалась, как поступил бы Тибальт, если бы я также плохо переносила качку, как и моя сестра.

Мы приятно провели день в Роке, ездили на коляске по городу, любовались окрестностями. Потом остановка в Неаполе. Стоянка продолжалась два дня, и мы отправились в Помпеи. Раскопки шли полным ходом, но уже можно было видеть значительную часть погребенного города. Я шла под руку с Тибальтом по каменным мостовым, которые до 79 года после Рождества Христова были оживленными улицами. Меня охватило волнение, и я сказала Тибальту:

— Как хорошо, что ты выбрал профессию, которая возвращает человечеству эти сокровища.

Его радовал мой интерес, он показывал мне руины зданий, где до извержения Везувия жили люди, рассказывал об их укладе. Несколько веков город оставался погребенным под землей. Только сто лет назад археологи впервые обнаружили его.

Вернувшись на корабль, мы до полуночи говорили о трагической судьбе города. В Порт-Саиде мы сошли с корабля и поехали в Каир, где у Тибальта были дела.

Я много читала о Египте. В коттедже «Радуга» или потом, в Кеверал Корте, я часто в воображении переносилась на эту непонятную, странную землю. Однако мои фантазии не шли ни в какое сравнение с действительностью, меня волновала и возбуждала эта страна.

Страна золотого песка, где царствует солнце и порой весьма безжалостно. Здесь сразу же ощущаешь дыхание веков. Впервые увидев пастуха в белых одеждах со стадом коз, я подумала, что нахожусь в эпохе Ветхого Завета. Страна очаровала меня. Я чувствовала: здесь может произойти, что угодно, — либо удивительное, либо ужасное. Здесь прекрасное сочеталось с уродливым, и я постоянно испытывала приливы энергии, волнения и страха.

Мы остановились в маленькой гостинице, выходившей окнами на Нил, из моего окна виден берег реки и золотые горы Мокаттам, они совершенно не похожи на буйную зелень и туманную сырость Корнуолла. Здесь повсюду царствует солнце — оно неумолимо жжет землю. Если доминирующей краской Англии можно назвать зеленый цвет, то главный цвет в Египте — желтый. На каждом шагу сталкиваешься с древностью, это поражает. Люди ходят в белых одеждах и сандалиях, отовсюду доносится запах приготавливаемой пищи, гордые верблюды пренебрежительно вышагивают по улицам. Меня удивил крик муэдзина с минарета, призывавшего людей к молитве. Люди становились на колени и возносили хвалу Аллаху. Тибальт водил меня по лавкам и магазинчикам, они казались глубокими пещерами: там интересно, но страшновато. Темные глаза людей внимательно наблюдали за нами. Мы шли по узким улочкам, булочники пекли хлеб и обсыпали его орешками или семечками, работали ювелиры. Продавец воды привлекал к себе внимание, бряцая медными кружками, а за открытыми дверями, скрестив ноги, сидели мужчины: они ткали или шили. В воздухе пахло ароматизирующими маслами и верблюжьим навозом (им топили печи).

Я никогда не забуду тот день — толпы толкающихся людей на шумных улицах, запах духов и навоза, быстрые взгляды черных глаз, призыв к молитве и мгновенный отклик людей.

— Велик Аллах и Мохаммед — пророк его.

Как часто предстоит мне слышать эти слова, и они неизменно волнуют меня.

Мы остановились у одного магазинчика, который представлял собой хижину с открытой дверью. Внутри сидел мужчина, он делал огранку камням, рядом лежали образцы колец и брошек.

— Надо купить тебе кольцо с жуком-скарабеем, — сказал Тибальт. — Он принесет удачу в Египте.

На подносе лежало несколько таких колец, и Тибальт выбрал одно.

— Это турмалин. Видишь, на нем выгравирован скарабей, он считался священным в Древнем Египте.

Человек встал со стула и быстро подошел к нам. Он поклонился, его глаза заблестели при виде потенциальных покупателей. Продавец начал торговаться с Тибальтом, подошли несколько ребятишек и стали наблюдать. Они не отводили глаз от меня и Тибальта. Видимо, мы казались им странными.

Тибальт подал мне кольцо. Жука обрамляли мелкие иероглифы. Тибальт перевел надпись: «Благослови тебя Аллах».

— Это кольцо на счастье. Каждый мужчина должен купить такое своей возлюбленной, если они приехали в эту страну.

Я надела кольцо на палец. Дети восторженно закричали. Мы распростились и отправились дальше, нам вслед неслись благословения торговца.

— Торговаться необходимо, иначе они огорчаются, — объяснил Тибальт. — Сегодня ты выглядишь счастливой, Джудит.

— Я так счастлива, что меня это пугает.

Он сжал мою ладонь.

— Если бы ты загадала желание, то какое?

— Чтобы я была такая же счастливая все дни.

— Ты просишь от жизни очень многого.

— Почему? Мы вместе… у нас общие интересы. Не понимаю, почему мы не можем всегда быть счастливы, как сегодня. Разве жизнь не такая, какой мы ее делаем?

— Существуют и посторонние факторы.

— Они не испортят нашего счастья.

— Дорогая Джудит, я верю, что ты в состоянии справиться даже с ними.

Назад в гостиницу, в теплую ночь, напоенную ароматами Египта, в небе огромная луна, от которой светло, как днем.

Это самые счастливые дни моей жизни, потому что сейчас мы одни в экзотической стране. Мне бы хотелось оставаться наедине с Тибальтом, а не ехать к остальным. Абсурдная мысль, мы за тем и приехали в Египет, чтобы провести экспедицию.

* * *

На следующий день мы поехали к пирамидам — последнему чуду древнего мира. Вид сфинкса привел меня в неописуемый восторг. Мне нравилось ехать на верблюде. Тибальт с улыбкой наблюдал за мной. Сто тысяч человек в течение двадцати лет создавали это чудо, рассказал Тибальт, камни добывали в горах Мокаттам и доставляли сюда через пустыню. Я молча взирала на чудо, созданное руками человека.

Мы слезли с верблюдов и пошли в пирамиду Хеопса. Согнувшись, мы вошли в усыпальницу, где стоял саркофаг из красного гранита.

Затем вновь верхом на верблюдах. Мы вернулись в гостиницу в приподнятом настроении.

Думаю, что вечером я выглядела потрясающе. Мы ужинали за отдельным столиком в ресторане, отгороженные от других посетителей пальмами. Я уложила волосы в высокую прическу и надела зеленое бархатное платье, которое к моему отъезду сшила Сара Слоупер. Я постоянно трогала розовый турмалин на кольце, помня слова Тибальта, что это подарок любящего мужчины, и в чужой стране он принесет удачу его возлюбленной.

Сидя напротив Тибальта я не переставала удивляться чуду, свершившемуся со мной, и неожиданно меня поразила мысль: если Тибальт женился на мне только ради денег, то меня это не тревожит. Я заставлю его полюбить себя. Я вспомнила разговоры, будто наш покойный лорд Биконсфилд женился на Мэри Энн из-за ее огромного состояния, но в конце своей жизни он сказал, что теперь женился бы на ней по любви. Так будет и у нас. Но я глупая и романтическая натура и надеюсь, что все-таки Тибальт женился на мне не из-за наследства.

Тибальт наклонился ко мне и взял за руку.

— О чем ты думаешь, Джудит?

— Как все удивительно.

— Вижу, что пирамиды произвели на тебя большое впечатление.

— Я даже не мечтала, что когда-нибудь увижу их. Сколько всего нового и волнующего происходит со мной! А ты что-то опечалился, Тибальт?

— Я подумал, что тебя скоро перестанет волновать новизна. Ты будешь воспринимать действительность как должное, мне бы этого не хотелось.

— Мне не верится, что так будет.

— Знакомство порождает пренебрежение… или по крайней мере безразличие. Я чувствую: пока мы с тобой находимся в Каире, мне все представляется в новом свете, ведь я смотрю на мир твоими глазами.

Какая восхитительная, волшебная ночь.

Бесшумные официанты в белых костюмах подали вкусный кебаб. Невозможно поверить, что это всего лишь баранина на гриле. Я сказала Тибальту, что приправа тахения имеет вкус божественного нектара. (Позже я выяснила, что ее готовят из кунжутного семени, растительного масла, белого соуса и чеснока.)

Он прозаически ответил, что я просто проголодалась.

— Голод придает вкус всем блюдам без исключения.

Но я подумала, что все оттого, что я счастлива.

Потом мы ели еш ес серайя — великолепную смесь из меда, теста и сливок. Мы пили розовую воду и напиток из фруктов и ореха под названием кхосаф.

Да, невозможно забыть этот вечер. После ужина мы сидели на террасе и смотрели на Нил, пили кофе по-восточному и лакомились десертом.

Звезды казались очень близкими в небе цвета индиго, у наших ног нес свои воды Нил, по которому когда-то царица Клеопатра торжественно проплывала на барке. Мне хотелось сохранить в памяти подобные мгновения и переживать их заново.

— У тебя способность быть счастливой, Джудит.

— Если так, то мне повезло. Это значит, я умею сполна наслаждаться своим счастьем.

Я подумала, но если я в полной мере могу наслаждаться счастьем, значит, и горе буду переживать с такой же силой. Кажется, эта мысль осенила и Тибальта.

Но я не буду думать об этом на берегах Нила в эту романтическую ночь.

* * *

Когда мы приехали во дворец Шефро, остальные участники экспедиции там уже обосновались, и Табита стала хозяйкой.

— Хаким-паша — один из богатейших людей Египта, — сказал Тибальт, — нам повезло, что он благодушно относится к нашей работе. Он мог бы помешать сотнями способов, но вместо этого помогает нам. Он сдал нам дворец за мизерную плату, просто чтобы мы чувствовали себя независимо, и это большая помощь с его стороны. Я уверен, ты с ним встретишься. Когда отец здесь работал, то паша часто навещал нас.

Я стояла в холле дворца и с восторгом смотрела на прекрасную лестницу из белого мрамора. Пол был выложен мозаичными узорами пастельных тонов, а на цветных стеклах окон изображены картины путешествия умерших по морю и страшные опасности, ожидающие их на пути, пока они не доберутся до бога Солнца.

— Я тебе потом расскажу эту легенду. А вот и Табита идет к нам, — сказал Тибальт.

— Наконец-то вы приехали! — она смотрела на Тибальта смеющимися глазами. — Уж думала, что не дождусь вас.

— От Каира сюда долго добираться.

— Я уже начала думать о всяких неприятностях.

— А вот это зря. Правда, Джудит?

— Я покажу вам вашу комнату. Потом ты сможешь познакомиться с дворцом, а Тибальт, я знаю, захочет посмотреть на состояние работ на раскопках.

— Ты права, — согласился Тибальт.

— Тогда пообедаем сначала. Мустафа и Абсалам работают на кухне, я думаю, они подадут нам не только египетские, но и английские кушанья, что нам более придется по вкусу. Но давайте пройдем в вашу комнату.

Табита повела нас по величественной лестнице, мы прошли по галерее, где стены были украшены в том же стиле, что и пол в холле. Главный мотив рисунков — фараоны, они всегда изображены в профиль, они преподносят дары богам. Я остановилась полюбоваться этими фигурами и великолепием красок. На потолке изображен бог Солнца Амон-Ра, его символы — ястреб и баран, мне вспомнился рассказ Тибальта, что египетские боги обладают не только всеми человеческими достоинствами, но дополнительно каждый из них наделен одним качеством животного. А бог Амон-Ра даже двумя. Под ним изображен его сын Осирис, бог подземного царства, он судил мертвых, приплывших к нему по реке жизни, рядом Айсис, возлюбленная Осириса, и их сын Хорус…

— Как красиво изображены фигуры, — сказала я.

— Иначе это было бы святотатством над богами, — ответил Тибальт.

Он взял меня под руку, и мы пошли в комнату, приготовленную для нас. Я уставилась на огромную кровать, стоявшую на возвышении. С потолка над ней свисала сетка от комаров.

— Это спальня паши, когда он останавливается в этом дворце, — объяснила Табита.

— Как можно здесь спать?

— Нужно. Мы пользуемся всеми комнатами дворца и вполне понятно, что наш руководитель займет лучшую спальню. Помнишь, твой отец тоже здесь жил.

В смежной комнате — мраморная ванная, в центре статуя, на стенах рисунки обнаженных фигур. По одной стороне комнаты — зеркала, напротив стоит туалетный столик, занавешенный золотыми шторами, а зеркальная оправа сделана из халцедона, розового кварца, аметиста и лазурита. Эти камни применены и в убранстве спальни.

— Здесь слишком роскошно. Мы почувствуем себя царственными особами.

— Паша предупредил слуг, что за малейшее наше недовольство они понесут суровое наказание. Они все трясутся от страха.

— Он такой властный?

— Он правит на своих землях, а слуг считает рабами и требует от них абсолютного подчинения. Мы его гости, а если они будут относиться к нам без должного уважения, он сочтет это личным оскорблением.

— А что случается с теми, кто нарушит его волю?

— Их тела находят в Ниле. Иногда их лишают руки или уха.

— Великолепно, — сказала я, скрывая дрожь, — здесь красиво, но страшновато. Очень зловеще.

— Это Египет, — сказала Табита и положила руку мне на плечо. — Приводи себя в порядок и спускайся обедать. А потом ты, Тибальт, наверное, захочешь провести совещание?

Она ушла.

— Ну, что ты думаешь? — спросил меня Тибальт.

— Я не могу разобраться в своих ощущениях. Мне бы больше понравилось, если б здесь не было такого великолепия. А паша… как будто дьявольская натура.

— Он милейший человек и так подружился с моим отцом! У него в этих краях огромная власть. Ты скоро его увидишь.

— А где он живет, если отдал нам свой дворец?

— Дорогая, это всего лишь один из его дворцов. Вероятно, самый роскошный, но он посчитал бы дурным тоном не отдать лучшее своим гостям. Ты должна познакомиться с этикетом, это крайне важно. Не грусти, узнаешь со временем. Давай умоемся, и я горю желанием узнать, что тут у них происходит на раскопках.

Все изменилось. Вторая любовь — его профессия — одержала верх.

* * *

Гостиная с тяжелыми шторами освещалась люстрой, в которой горело не менее ста свечей. Солнце зашло, но здесь не было сумерек, почти сразу наступала ночь. Вся компания собралась поздороваться с нами. Их присутствие создавало во дворце более благоприятную обстановку. Я усмехнулась, представив себе, как слуги из дома Гиза сказали бы, что от этого дворца у них мурашки бегают по спине.

Мы расселись за большим столом — Хадриан, Эван, Теодосия, Теренс Гелдинг и другие археологи, которых я не знала. Тибальт сидел на одном конце стола, я — на противоположном.

— Наконец-то ты приехала, Джудит, — приветствовал меня Хадриан. — Как тебе нравится это кушанье, куфта? Лично я предпочитаю ростбиф из доброй старой Англии, но никому об этом не говори. Осирис может не впустить меня в рай, когда придет время.

— Хадриан, ты очень непочтителен, держи свои мысли при себе. Как знать, кто может их услышать?

— Узнаю нашу Джудит, — обратился Хадриан к Эвану. — Не успела приехать и уже говорит нам, что делать, а что нет.

— В данном случае она права, — улыбнулся Эван. — Никогда не знаешь, что именно услышат и как поймут. Наверняка слуги все слушают и докладывают паше. И, без сомнений, твой юмор по ошибке могут расценить как непочтительность.

— Чем вы занимались, пока ждали Тибальта? — поинтересовалась я.

— Изучали местность, собирали рабочих, — в общем, подготовились к работе. Подожди, пойдешь на площадку и сама увидишь, какую деятельность мы там развернули.

— Да, немного отличается от раскопок в долине Картера, — вставил Эван.

— И у нас много сложностей, — продолжал Хадриан. — Многие рабочие помнят смерть сэра Эдварда и считают: он умер потому, что так пожелали боги.

— Встречается противодействие?

— Думаю, да. Как ты считаешь, Эван?

Эван сурово кивнул.

Я посмотрела через стол на Тибальта, он оживленно беседовал с сидевшими рядом мужчинами. А с другой стороны от него сидела Табита. Я с ревностью заметила, что она время от времени делает справедливые замечания, ее с уважением слушают.

Я почувствовала, что уже потеряла Тибальта.

После обеда Тибальт пошел осматривать площадку раскопок, мне позволили его сопровождать. Несмотря на поздний час, работа шла полным ходом. Луна хорошо освещала землю, воздух свежий, поэтому рабочие предпочитали работать ночью, чем днем под лучами палящего солнца.

Огромные холмы в лунном свете выглядели скорее зловещими, чем красивыми. Маленькие колышки отмечали район поиска, рядом стояла хижина, тут и там инструменты землекопов; в рабочих совершенно не чувствовалось романтики.

Тибальт оставил меня на попечении Хадриана. Тот улыбнулся и цинично произнес:

— Ну что, ты ожидала другого?

— Именно так я себе все и представляла.

— Ну конечно, ты ведь ветеран долины Картера.

— Мне кажется, есть много общего. Просто там искали бронзовые предметы, а здесь пытаются отыскать вход в гробницу.

— Может, мы находимся на пороге ценного открытия в археологии.

— Вот будет радость, когда мы его сделаем.

— Но мы пока ничего не открыли, и тебе надо научиться вести игру осторожно. Вообще-то тебе придется многому научиться.

— Чему именно?

— Быть хорошей, послушной женой археолога.

— А что это означает?

— Не жаловаться, когда ваш лорд и повелитель отсутствует в течение нескольких часов кряду.

— Я собираюсь участвовать в его работе.

Хадриан рассмеялся:

— Мы с Эваном археологи, но уверяю тебя, даже нам позволено делать только не слишком ответственную работу. А ты надеешься, что тебе позволят?

— Я жена Тибальта.

— В нашем мире, дорогая Джудит, существуют только археологи… мужья и жены — это между прочим.

— Я знаю, я всего лишь дилетант… пока.

— Но ты будешь недолго терпеть, да? Вскоре ты нас всех пристыдишь, даже великого Тибальта?

— Безусловно, я научусь у вас всему, чему возможно, и буду интересоваться…

Хадриан смеялся.

— Не сомневаюсь. Но кроме интереса проявляй не меньшую осторожность. Это мой тебе совет.

— Мне не нужны твои советы, Хадриан.

— Еще как нужны. Вот сейчас ты ждешь Тибальта, я же вижу. Он будет занят еще несколько часов. Конечно, он мог бы подождать до утра и посвятить первую ночь во дворце Шефро новобрачной. Будь я на его месте…

— Ты не на его месте, Хадриан.

— Да, я упустил свой шанс, но запомни мои слова: Тибальт останется таким, какой он есть. С твоей стороны будет бесполезно стараться его переделать.

— Кто сказал, что я собираюсь сделать его другим?

— Поживем — увидим. Давай я отведу тебя во дворец, ты ведь не против погрузиться в ванну, сделанную из халцедона?

— Так называется этот камень?

— Да. Величественно, правда? Интересно, что сказала бы леди Бодреан о дворце. Она бы не одобрила, что ее бывшую компаньонку сравнивают с ней хотя бы в разговоре.

— Я хотела бы, чтобы она видела, какую комнату я здесь занимаю.

— Это твой мстительный характер, кузина Джудит. Ведь ты моя кузина, знаешь?

— Мне это только что пришло в голову. Как твои дела?

— Дела, какие? Романтические или финансовые?

— И те и другие.

— Ужасно. Финансовые всегда в таком состоянии, а любовные… ведь я не знал в свое время, что ты богатая наследница и упустил свой шанс в жизни.

— Не слишком ли много ты о себе воображаешь? Не думаешь же ты, что я позволила бы жениться на мне из-за денег?

— Женщины, на которых женятся из-за денег, не догадываются об этом в момент свадьбы. Не думаешь ли ты, что жених, падая на колени перед богатой невестой просит оказать ему честь разделить с ней ее богатство?

— Да, они действуют более тонко.

— Конечно.

— Но ты все-таки думаешь, что тебе было бы достаточно и пальцем пошевелить, как мое состояние перешло бы к тебе.

— Я просто поделился с тобой секретом, ведь уже ничего не изменишь. Пойдем, я доставлю тебя во дворец.

На мулах мы доехали до берега реки, там нас ждала лодка. Мы переплыли на ней реку и оказались у дверей дворца.

Мы вошли во дворец, и в холл пришла Теодосия.

Она сказала, что Эван на раскопках, и Хадриан заметил, что ему тоже пора возвращаться.

— Можете быть уверены, мы не вернемся до утра. Тибальт — суровый начальник: сам работает, как черт, и ждет такого же рвения от других.

Хадриан ушел, и мы остались с Теодосией.

— Джудит, пойдем ко мне в комнату, поговорим, — предложила она.

Я пошла за ней по галерее. Комната Теодосии и Эвана была не такая роскошная, как наша, но тоже большая, темная, на полу бухарский ковер. Теодосия закрыла дверь и обернулась ко мне:

— Джудит, мне здесь не нравится. Я возненавидела это место, как только мы сюда приехали. Я хочу домой.

— Почему? Что случилось?

— Я чувствую, здесь страшно, мне это не нравится. Я не могу сказать Эвану, ведь он работает здесь. А может, он даже не поймет меня. Мне так неспокойно. Ну, ты-то никогда ничего не боялась… А я хочу вернуться домой. Почему они не могут оставить фараонов в покое в их гробницах. Ведь так и следует. Они ведь и не подозревали, на какие трудности будут обрекать себя люди, чтобы попасть туда, куда им не следует.

— Но, дорогая моя, цель археологии — открыть секреты прошлого.

— Это совсем другое, одно дело — находить орудия труда или оружие, кафель римского периода или водопровод. Но мне не нравится, когда они лезут к умершим. И мне это никогда не нравилось. Вчера ночью мне приснилось, что мы нашли гробницу, а в ней саркофаг, точно такой, как стоял в Гизе. И кто-то поднялся из саркофага, срывая с себя повязки. Я закричала: «Прекрати, Джудит». А потом всмотрелась, там была не ты.

— А кто же?

— Я. Думаю, это было предупреждение.

— Теодосия, ты становишься мнительной и даешь работу своему воображению. Обычно этим занимаюсь я.

— Когда здесь живешь, поневоле разыгрывается фантазия. Тут повсюду тени прошлого. Этому дворцу несколько сот лет. Всем храмам и гробницам — тысячи лет. Как я рада, что ты приехала, Джудит. Теперь будет лучше, потому что ты рядом. Эти люди так преданы своей профессии, да? Но тебя я хорошо знаю и могу с тобой поговорить.

— Ты беспокоишься об Эване?

Она кивнула:

— Я постоянно думаю, что с ним может случиться то же, что и с Эдвардом.

Чем я могла успокоить ее? Разве я не боюсь за Тибальта?

— Естественно, что мы волнуемся. Просто мы любим своих мужей, а если любишь, то глупеешь. Если бы мы могли взглянуть на все рационально, спокойно, со стороны, мы бы поняли, насколько беспочвенны наши страхи.

— Да, Джудит. Скорей всего, ты права.

— Почему ты не ложишься? Неужели будешь ждать возвращения Эвана?

— Видимо, нет. Кто знает, когда они вернутся. Мне стало намного лучше после твоего приезда.

— Так и должно быть. Не забывай, что мы сестры, хотя и наполовину.

— Да, я рада этому, — сказала Теодосия.

Я улыбнулась ей, пожелала спокойной ночи и мы простились.

Я шла по галерее. Как тихо. Тяжелые бархатные шторы отгораживают меня от окружающего мира, ноги тонут в толстом ковре. Внезапно я остановилась, почувствовав, что не одна на галерее. Оглянулась — никого. Но меня не покидало чувство, что за мной следят.

По спине пробежал холодок. Я поняла, почему боится Теодосия. Она более робкая и впечатлительная.

Теперь я явно слышала тихие шаги. Кто-то у меня за спиной. Я резко обернулась.

— Абсалам! Мустафа! — крикнула я.

Они поклонились и одновременно сказали:

— Миледи!

Их темные глаза внимательно смотрели на меня и я спросила:

— Что-нибудь случилось?

Они переглянулись:

— Да, но еще не слишком поздно, миледи.

— Не поздно? — переспросила я.

— Возвращайтесь домой. Уезжайте. Так лучше. Требуйте, вы молодая жена. Он не может отказать своей возлюбленной.

Я покачала головой.

— Вы не понимаете. Это работа сэра Тибальта… его жизнь.

— Его жизнь… Это была жизнь сэра Эдварда… а потом его смерть.

— Не беспокойтесь, все будет хорошо. Они найдут, что ищут, и вернутся домой.

— Тогда… слишком поздно, миледи, — твердил Абсалам (или Мустафа).

Второй смотрел на меня печальными глазами.

— Пока не слишком поздно.

— Спокойной ночи, я пойду в свою комнату, — сказала я.

Они ничего не ответили, но продолжали мрачно смотреть на меня.

* * *

Я лежала без сна и в мигающем свете свечей рассматривала рисунки на потолке. Теперь я узнала фигуру Амона-Ра, великого бога Солнца — он принимал дары от роскошно одетого человека, видимо, фараона. По краю изображены иероглифы — странные значки, полные смысла. Интересно, пока я нахожусь здесь, не смогу ли я хоть немного выучить их язык. Я знала, что много ночей буду лежать вот так, одна.

Нужно быть готовой. Я ведь ожидала этого, но мне хотелось бы, чтобы Тибальт понял, мое самое большое желание — жить с ним общей жизнью.

Он вернулся в два часа ночи. Я вскрикнула от радости и села в кровати. Он подошел и взял меня за руки.

— Почему не спишь, Джудит?

— Я слишком взволнована, чтобы спать. Я представляла себе, чем ты занимаешься на площадке.

Он засмеялся.

— Пока ничего волнующего не происходит. Мы просто делали разметку, где будем копать и все подготавливали к началу работ.

— Вы будете продолжать с того места, где остановился сэр Эдвард?

— Я все подробно расскажу потом. А сейчас тебе пора спать. — Он поцеловал меня и пошел в ванную.

Но я не могла уснуть, Тибальт тоже. Мы проговорили еще час.

— Да, мы исследуем тот же район, где работал отец.

Он был уверен, что там находится еще одна гробница, еще никем не тронутая. Ты же знаешь, что мы главным образом находим гробницы, которые разграбили тысячи лет тому назад.

— Я считала, что при захоронениях старались засекретить эти места.

— До определенного момента так и поступали, но при строительстве было занято так много рабочих. Представь себе, надо сделать секретные ходы в скале, построить усыпальницы. А потом, сколько требуется транспорта, чтобы перевезти все сокровища в гробницу.

— Секрет становился известным, и приходили грабители. Странно, что их не останавливало поверие о проклятии.

— Из-за сказочных богатств, найденных в усыпальницах, они готовы были согласиться на проклятие после смерти. Может, они надеялись и в другой жизни оказаться такими же удачливыми и избежать наказания.

— Сэра Эдварда, который трудился ради потомков, рассчитывая поместить находки в музей, покарали, а грабители, алчущие личной наживы, выходят сухими из воды.

— Прежде всего, смерть моего отца не имеет ничего общего с проклятием. Она естественна.

— Но причину так и не установили.

— Перестань, Джудит, ты же не станешь суеверной?

— До необходимой степени. Все должны немного верить в приметы, когда их возлюбленные в опасности.

— Опасность. Что за глупости? Это всего лишь сказка.

— А все же… он умер.

Тибальт поцеловал меня в лоб.

— Глупая Джудит, ты меня удивляешь.

— Я тебя научу, не думать слишком высоко о моей проницательности, если дело касается тебя. Мудрые мужчины глупеют в любви. Будь уверен, это касается и женщин. — Мы немного помолчали, потом я добавила: — Я видела Мустафу и Абсалама. Они просили, чтобы я убедила тебя вернуться домой.

Мои слова рассмешили его.

— Какие глупости. Сказку о проклятии придумали, чтобы отпугнуть грабителей. Но ты видишь, они не боялись и разграбили гробницы: почти все, найденные до сих пор разграблены. Поэтому заветная мечта каждого археолога — найти гробницу в таком же виде, в каком ее закрыли примерно четыре тысячи лет тому назад. Я хотел бы первым ступить в такую усыпальницу. Представь, как волнующе увидеть след ноги человека, уходившего оттуда последним или цветок, брошенный родственником в последний момент перед тем, как замуровали дверь в скале, а умершего оставили лежать в мире в течение нескольких веков. Это будет чудо.

— Мы должны постараться осуществить твою мечту.

— Дорогая, ты говоришь так, словно я маленький мальчик, которого следует наградить игрушкой.

— Люди многогранны и порой даже величайшие археологи кажутся своим обожающим их женам маленькими мальчиками.

— Я так счастлив, Джудит, что ты со мной. Мы пройдем с тобой весь путь. Ты будешь идеальной женой.

— Странно, что ты так говоришь. Знаешь, Дизраэли посвятил одну из своих книг своей супруге Мэри Энн. Посвящение гласит: «Идеальной жене».

— Я не знал. Я невежествен во всем, кроме моей профессии.

— Ты отличный профессионал. Если так много знаешь об одном предмете, нельзя знать и об остальных. Он женился на ней ради денег, а в конце жизни сказал, что теперь женился бы на ней по любви.

— Значит, их брак стал по-настоящему идеальным, — согласился Тибальт.

Я подумала, если это же случится и со мной, я буду довольна.

Потом он начал рассказывать мне о древних обычаях, рисуя экзотические картинки жизни древних людей. Он назвал предметы, найденные в частично ограбленной гробнице. Я спросила, почему у древних египтян было так развито искусство захоронения.

— Древние верили, что душа продолжает жить после смерти. Осирис, царь подземного царства, судья всех умерших, был первым, подвергшимся бальзамированию, и этот обряд исполнил бог Анубис. Осириса убил его брат Сет, бог тьмы, но он поднялся из мертвых и воспроизвел бога Хоруса. Когда человек умирал, его отождествляли с Осирисом, но чтобы избежать тления, ему предстояло успешно проплыть по мифической реке Туат; заканчивалась река там, где всходило солнце, в царстве бога Солнца Амона-Ра. Плыть по этой реке крайне опасно и ни один человек не мог одолеть этого препятствия без помощи Осириса. Утлое суденышко с душой умершего плыло по реке, темнота все сгущалась, вскоре оно попадало в такое место, которое называлось Аментат (место, где рождаются сумерки), и опасности усиливались. Со дна реки поднимались чудовища и угрожали умершему. Закипала вода в реке, течение становилось бурным и лодку могло опрокинуть. Только те, кто праведно жил на земле, могли надеяться уцелеть с помощью Осириса. И если они успешно достигали последнего пункта путешествия, то представали перед судом бога Осириса. Если Осирис решал, что умерший того заслуживал, он отправлял его к Амону-Ра, а недостойные гибли. Для тех, кто достоин другой жизни, усыпальница становилась домом. Их дух под названием Ка, который невозможно разрушить, беспрепятственно путешествовал по земле и возвращался к мумии, лежавшей в гробнице, поэтому считалось необходимым делать гробницы приличествующими их почетным жителям, чтобы они ни в чем не нуждались, как и при земной жизни.

— Можно понять, почему они будут недовольны, если кто-то нарушит их сон.

— Они? Ты имеешь в виду давно умерших людей прошлых цивилизаций?

— Сегодня живут много людей, продолжающих верить в существование этих богов.

— Велик Аллах и Мохаммед — пророк его. Теперь ты будешь часто слышать эти слова.

— Но многие ассоциируют древних богов с Аллахом. Аллах всесилен, равно как и Хорус, Осирис и остальные. Я думаю, что люди, как Мустафа и Абсалам, верят, что Осирис встанет и поразит любого, осмелившегося войти в его подземное царство.

— Предрассудки. Дорогая Джудит, мы наняли около сотни рабочих. Подумай, что значит для них эта работа. Многие из них бедны, эти раскопки — возможность заработать, посланная Богом.

— Ты рассуждаешь слишком практически, Тибальт.

— Тебе тоже следует так думать.

— Я бы так и делала, если бы это не касалось лично тебя.

Он засмеялся, а потом сказал странную вещь:

— Ты слишком сильно любишь меня, Джудит. Это не мудро.

Я приникла к нему, и мы занялись любовью.

Потом я заснула.

* * *

Наступило время «запаха бриза», праздник первого дня весны. В Англии в это время справляют Пасху. Я представила, как Доркас, Элисон и мисс Крив украшают нашу церковь нарциссами и другими весенними цветами, в основном желтого цвета. Мы всегда говорили, что это цвет солнца.

Сабина без умолку трещит о приходских делах, Оливер терпеливо улыбается, а мои тетушки думают, как было бы хорошо, если б я вышла замуж за Оливера, а не за человека, увезшего меня в экспедицию в заморскую страну.

Со времени моего приезда я несколько разочаровалась, потому что очень редко видела Тибальта. Почти все дни он проводил на месте раскопок. Я мечтала сопровождать его, но он сказал, что пока еще мне рано туда ходить, я не смогу быть полезной.

Мы обедали в банкетном зале дворца за длинным столом. Тибальт сидел во главе стола, рядом с ним — старшие члены экспедиции. Хадриан и Эван не считались опытными, а вот Теренс Гелдинг, который на несколько лет старше их, был правой рукой Тибальта. Теренс участвовал в нескольких раскопках на территории Англии. Он стал знаменит, когда раскопал один из прекраснейших римских тротуаров, он также верно определил принадлежность найденных предметов к началу каменного века, а некоторые реликвии относились к бронзовому веку. Домашним хозяйством успешно занималась Табита. Мы с Теодосией много времени проводили вдвоем, часто ездили в фаэтоне, запряженном арабскими скакунами. Жители знали, что мы жены участников экспедиции, поэтому мы могли ездить по городу относительно свободно.

Иногда мы уезжали за город и видели крестьян, работавших в поле на быках и буйволах. Они выглядели гордыми независимыми людьми, несмотря на длинную, не слишком чистую одежду из хлопка и маленькие шапочки на затылках. Часто мы наблюдали, как они обедают в поле. Еда их состояла из хлеба и фасоли.

Вместе с Теодосией мы заходили в магазины и иногда делали покупки. Наше появление всегда вызывало возбуждение среди продавцов, они надеялись продать нам что-нибудь, но не навязывали свой товар.

Особенно нас привлекал один магазин, где работала молодая девушка, одетая в яшмак. Она делала вышивку на кожаных изделиях.

Мы останавливались, она поднимала голову от работы и смотрела на нас огромными черными глазами. Она прилично знала английский язык:

— Нравится, леди?

Я ответила: нам интересно, как она вышивает. Девушка пригласила нас зайти и посмотреть. Она очень ловко справлялась с рисунком.

— Хотите? — она показала нам на полку с комнатными тапочками, сумочками, кошельками, — все изделия выполнены из кожи.

Мы мерили тапочки, смотрели сумочки. В итоге я купила пару тапочек белого цвета с голубым рисунком, а Теодосия сумочку на шнуре в виде мешочка, тоже белого цвета, но с красной вышивкой.

Девушка выглядела довольной, потому что мы купили ее товар. Она спросила:

— Вы с англичанами? Они копают в долине?

Я сказала, что наши мужья археологи и нам выпала удача сопровождать их.

— Я знаю, знаю, — кивнула она.

После той встречи мы часто заходили в ее лавку и иногда покупали что-нибудь. Мы познакомились, девушку звали Ясмин, ее отец и дед выделывали кожу, и два ее брата сейчас изучали это ремесло. Ее друг работал на раскопках, поэтому мы ее интересовали.

Проходя мимо лавки, я всегда видела ее хрупкую фигурку, склоненную над вышивкой или обслуживающую покупателя. Она стала для меня привычной частицей жизни лавки.

Мы не ходили в город в одиночку, чувствуя себя вдвоем более уверенно. Но стоило одной задержаться у витрины или заглянуть в лавку, вторая сразу чувствовала неловкость на улице в окружении враждебных людей. Теодосия боялась больше, чем я. Однажды ей показалось, что она потеряла меня, и я увидела в ее глазах панический страх. Мы старались держаться вместе, хотя уже хорошо знали город. Думаю, и местные жители привыкли видеть нас на улицах. Но дети не переставали глазеть на нас, а взрослые проходили, не глядя в нашу сторону, хотя я чувствовала: они прекрасно нас видят.

Слепые попрошайки оживлялись, когда мы проходили мимо. Не знаю, почему, ведь они слепые. Мы никогда не забывали бросить им монетки и всегда слышали в ответ:

— Да вознаградит тебя Аллах!

Страх Теодосии напоминал мне восторженный трепет детей перед неизвестным. Она лихорадочно держала меня за руку, боясь потеряться; в то же время ей нравились яркие краски и шум рынков, когда мы проходили мимо торговцев с коричневыми лицами, высокими скулами, благородным профилем — они напоминали мне рисунки, виденные на стенах храмов. Женщины, как правило, носили черную одежду и чадру, были видны только сильно накрашенные глаза. За городом мы видели женщин, которые помогали мужчинам в поле. Рано утром или перед вечером мы катались на лодке по Нилу, видели женщин, стирающих на реке белье и разговаривающих друг с другом. Нас поражал вид этих хрупких существ, несущих огромные кувшины с водой на голове. Они шагали грациозно и гордо и не проливали ни капли.

Вскоре я привыкла к местному пейзажу, но меня огорчало, что мне не позволяют участвовать в главной работе.

Тибальт улыбался моим постоянным вопросам: неужели на площадке нет работы для меня?

— Раскопки здесь совершенно не похожи на работу в долине Картера, Джудит.

— Я знаю. Но мне хочется участвовать, делать хоть что-нибудь.

— Позже, — обещал он. — А пока не могла бы ты написать несколько писем за меня и вести бухгалтерию? Тогда ты будешь в курсе дел. Нужно много знать, кроме выполнения практических работ на площадке.

Я была рада помогать, но мне так хотелось принимать участие в раскопках.

— Дорогая Джудит, какая ты нетерпеливая.

Мне пришлось довольствоваться этим, но я решила, что мое бездействие будет продолжаться недолго.

Приближался народный праздник Шем эль Нессим, Тибальт был очень недоволен.

— Только потому, что наступила весна, нам приходится останавливать работу, — ворчал он.

— Ты нетерпелив, — поддразнила его я.

— Джудит, это сводит меня с ума. Расходы ужасные, а мы потеряем целый рабочий день. И отец всегда говорил, что после праздника люди плохо работают. Они медленно приходят в себя. Фактически мы потеряем несколько дней.

Однако он не хотел терять времени и, как всегда, отправился на место раскопок. А я с Теодосией пошла в магазин.

Магазины оказались закрыты, улицы выглядели иначе без движения, звуков и запахов. Мы проходили мимо маленькой мечети; дверь, как всегда, была открыта, и мы заглянули внутрь. В просторной комнате фигуры в белых одеждах стояли на коленях на особых ковриках и молились. Мы быстро ушли, потому что легко обидеть людей, проявляя любопытство или неуважение к их религии.

В тот день люди направлялись в мечеть. Они надели праздничную одежду; хотя женщины по-прежнему носили черное, на мужчинах появились яркие цвета.

Мы остановились возле заклинателя змей, во рту он держал дудочку. Как только начинала звучать музыка, из корзины, раскачиваясь, поднималась змея. Мелодия смолкала, и успокоенная змея возвращалась в корзину. В тот день мы впервые увидели предсказателя судьбы.

Мы проходили мимо и услышали:

— Да будет с вами Аллах. Велик Аллах и Мохаммед — пророк его.

Я сказала Теодосии, он хочет предсказать нам будущее.

— Я люблю гадать, — сказала Теодосия.

— Тогда пойдем, узнаем, что нас ждет.

По обе стороны от предсказателя лежали коврики, мы уселись на них. Я почувствовала на своем лице внимательный гипнотический взгляд.

— Английские леди, приехали из-за моря.

Ничего особенного, все об этом знают, подумала я. А Теодосия раскраснелась от волнения.

— Приехали сюда в сопровождении многих людей. Пробудете здесь месяц… два месяца.

Я взглянула на Теодосию. Это тоже всем известно.

— Вы ведь знаете, что мы приехали с экспедицией, которая проводит раскопки в пустыне.

Предсказатель посмотрел на Теодосию:

— Вы замужем, у вас хороший муж.

Потом он обратился ко мне:

— Вы тоже замужем.

— Мы обе замужем, иначе мы не смогли бы приехать сюда.

— Из-за моря вы приехали… и за море должны уехать. — Он опустил глаза. — Я вижу зло. Вы должны вернуться… назад, за море.

— Кто из нас?

— Вы обе должны уехать. Я вижу плачущих мужчин и женщин… Вижу мужчину, он лежит неподвижно, с закрытыми глазами… Над ним тень. Это ангел смерти.

Теодосия побледнела и начала подниматься.

— Сядь, — скомандовал предсказатель.

— Что за мужчина? Опишите его, — попросила я.

— Мужчина… или женщина… там много мужчин и женщин, они под землей… нарушают покой умерших… а над ними тень. Она перемещается, но не уходит. Она постоянно над ними. О, я ясно вижу ангела смерти. Леди, он рядом с вами… ждет приказа, кого взять.

Теодосия дрожала.

— Сейчас посветлело. Над головой ярко сияет солнце. Над вами свет, ангел смерти исчез… Вы на большом корабле. Ангел смерти не может жить на солнечном свете. Да, я вижу две картины. Выбор должны сделать вы. Аллах добр, можете выбирать.

— Спасибо, — поблагодарила я его и опустила в миску несколько монет.

— Леди, приходите еще. Расскажу вам больше.

— Возможно, — сказала я. — Пойдем, Теодосия…

Он протянул руку, чтобы достать из миски деньги, рука обнажилась и я увидела на ней татуировку: голова шакала. Это знак одного из богов, про которых я читала, только не помнила его имени.

— Да благословит вас Аллах, — пробормотал он, снова уселся на коврик и закрыл глаза.

* * *

— Может показаться, что многие местные жители не одобряют нашу работу, — говорила я Теодосии по дороге домой.

— Ему известно, кто мы такие, — ответила она.

— Естественно, не надо обладать проницательным зрением, чтобы определить, что мы из Англии. Или что мы приехали сюда с археологической партией. Многие видели нас в магазине, наконец, нас просто могли ему показать.

— Но весь этот разговор об ангеле смерти…

— Так вещают все гадалки.

— Меня это беспокоит, Джудит.

— Не надо было тебе гадать. Ты ожидала услышать то, что обычно говорят цыганки: о темноволосом кавалере, о путешествии за моря, о наследстве, троих детишках, которые успокоят тебя в старости.

— Я надеялась услышать что-нибудь интересное, ведь он египтянин. А вместо этого…

— Входи, я заварю мятный чай. Мне очень нравится этот напиток.

Мне было немного не по себе. Слова об ангеле смерти мне тоже совсем не понравились.

Тибальт находился на раскопках, я не знала, когда он вернется, поэтому рано легла и почти сразу заснула. Примерно через час я проснулась от ужаса: надо мной склонилась тень.

— Все в порядке, Джудит.

— Табита!

Свеча, с которой она вошла, стояла на столе и слабо горела.

— Что случилось? — воскликнула я, не переставая думать о словах прорицателя об ангеле смерти.

— Теодосии приснился страшный сон, она кричала. Я прошу тебя пойти к ней и успокоить ее. Она совершенно расстроилась.

Я вскочила с кровати, надела новые тапочки, купленные у Ясмин, и накинула халат.

Мы пошли в комнату Теодосии и Эвана. Она лежала в кровати и смотрела в потолок. Я подошла и села у одной стороны кровати, Табита устроилась с другой.

— Что случилось, Теодосия?

— Мне приснился кошмарный сон. Предсказатель, а над ним огромная черная птица с человеческим лицом. Это был ангел смерти и пришел он за кем-то из нас.

— Этот старик-прорицатель виноват, — объяснила я Табите. — Нам не следовало у него гадать. Он нас просто пытался запугать.

— Что он нагадал? — спросила Табита.

— Он много болтал об ангеле смерти, который кружит над нами.

— Над кем именно?

— Над всей экспедицией, надо полагать. Теодосия отнеслась к его словам слишком серьезно.

— Не думай об этом, Теодосия. Они всегда так говорят. И могу спорить, он добавил, что Аллах предоставляет вам выбор.

— Именно так он и сказал.

— Видимо, он ревниво относится к кому-то из состава нашей экспедиции, это часто случается. Во время предыдущего приезда сюда один предсказатель постоянно предсказывал нам неприятности. Мы узнали, что его враг работает у нас и получает гораздо больше, чем он. Он говорил это из-за обычной зависти.

Ее слова успокоили Теодосию.

— Я буду рада, когда они найдут, что хотят, и мы сможем уехать домой.

— На тебя так действует окружающая обстановка, — предположила Табита. — Люди часто чувствуют себя также как ты. Те, кто не участвует в непосредственной работе на раскопках.

Она начала рассказывать интересные вещи, точно так же, как когда я приходила к ней в Гизу за книгами. Теодосия понемногу успокоилась. Табита рассказала нам, что видела празднование дня рождения Мохаммеда.

— В магазинах и лавках украсили все витрины. Главным украшением служили белые куклы из сахара в платьях из цветной бумаги. По улицам шли толпы народа, люди несли лозунги со словами из Корана. Ночью освещались все минареты, это было восхитительное зрелище: они выглядели светящимися кольцами в небе. На улицах певцы распевали хвалу Аллаху, рассказчики в окружении толпы слушателей рассказывали истории, пришедшие к ним через века.

Она продолжала рассказывать, что обычно происходит во время торжеств. Я заметила, как Теодосия закрыла глаза. Бедная, ее так измучил ночной кошмар!

— Она заснула, — прошептала я Табите.

— Тогда пойдем.

За дверью она спросила меня:

— Хочешь спать?

— Нет.

— Пойдем ко мне в комнату, поболтаем.

Я пошла за ней. У нее красивая комната, на окне жалюзи, она открыла их, чтобы впустить ночной воздух.

— Я смотрю из окна во двор, как красиво. Там кактусы растут и дикие яблони. Это самые полезные растения в Египте, их семена для аромата добавляют во все кушанья, а если плоды сварить и полученным отваром обработать кожу козы, она станет водонепроницаемой.

— Ты так много знаешь, Табита.

— Не забывай, я ведь раньше здесь бывала. А если интересуешься, то можно многое узнать.

Она отвернулась от окна и зажгла несколько свечей.

— Наверное, налетят насекомые, но со светом лучше. Скажи мне, Джудит, оправдались твои ожидания?

— Во многом.

— Но не во всем?

— Я ожидала, что буду работать… помогать…

— Для этого требуются опытные люди, а пока они используют только рабочих.

— А если найдут неразграбленную гробницу, то меня, наверное, и близко к ней не подпустят.

— Это будет важнейшая находка. Туда допустят только экспертов. Но Тибальт мне говорил, ты отлично справляешься с бумажной работой, от тебя большая помощь.

Мне не понравилось, что Тибальт обсуждает с ней меня. Потом мне стало стыдно.

Она почувствовала мою реакцию и добавила:

— Да, Тибальт часто со мной советуется, ведь я друг их семьи. Ты теперь член семьи, и я сказала Тибальту, что тебе надо сообщить правду.

— Правду? — воскликнула я.

— Обо мне.

— Что такое я должна знать о тебе?

— То, что знает Тибальт и знал его отец. Когда я пришла к ним в дом в качестве компаньонки жены сэра Эдварда, мы решили, будет лучше, если меня сочтут вдовой. Но это не правда, Джудит. У меня есть муж.

— Но… где же он?

— В сумасшедшем доме.

— О… понятно, извини.

— Ты помнишь, меня внезапно вызвали как раз перед самым отъездом в Египет.

— Это когда ты вернулась вместе с Тибальтом.

— Да, я ездила в Лондон, мы там с ним встретились и вместе вернулись домой. Меня вызвали потому, что моему мужу внезапно стало хуже.

— Он умер? — спросила я.

В ее глазах появилось безнадежное выражение:

— Он поправился.

— Для тебя это большое беспокойство.

— Постоянное беспокойство.

— Ты часто его навещаешь?

— Он меня не узнаёт. Это бесполезно. Ему все равно, а я переживаю. О нем там заботятся… Он в хороших руках, а я ничего не могу для него сделать.

— Мне очень жаль.

Она просветлела:

— Говорят, у каждого свой крест. Мой — очень тяжелый. Но есть и приятное в моей жизни. Со времени моего приезда к Трэверсам я даже чувствую себя счастливой, а я уж и не надеялась.

— Уверена, ты и дальше будешь счастливой.

Она печально улыбнулась:

— Я решила рассказать тебе правду, Джудит, потому что теперь ты — Трэверс.

— Спасибо за доверие… Давно это с ним случилось? Со времени вашей свадьбы? Но не может быть, чтобы ты долго была замужем, ты ведь молодая.

— Мне тридцать лет. Я вышла замуж в восемнадцать. У меня не было денег. Мои родственники считали моего мужа удачной партией, по сравнению с ними он был богат. Но он неизлечимый дипсоманьяк. Ему становилось все хуже, а когда он стал буйным, его отправили в сумасшедший дом. Я познакомилась с сэром Эдвардом на лекции, он читал для любителей археологии. Мы подружились. Он предложил мне место компаньонки у его супруги. Я согласилась.

— Трагическая история.

Ее глаза немигающе смотрели на меня.

— Но всякая жизнь состоит не только из трагедий. У меня были счастливые дни, недели… но закон жизни: ничего не остается без изменений; перемены неизбежны.

— Я рада, что ты доверилась мне.

— А я знала, что ты мне посочувствуешь.

— Ты останешься у нас?

— Пока мне разрешат.

— Сколько ты пожелаешь.

Она подошла ко мне и поцеловала в лоб. Меня тронул ее жест. Я обратила внимание на брошку на ее воротнике. Жук-скарабей из лазурита.

— О, я вижу у тебя брошку.

— Да, это талисман от злых духов. Мне подарил… друг… во время моего первого приезда в Египет.

— Это во время той… фатальной экспедиции?

Она кивнула. Ее пальцы дрогнули, когда она погладила брошку.

— Пожалуй, пора спать. Интересно, когда они вернутся с раскопок.

— Никогда не знаешь наверняка. Я рада, что рассказала тебе. Я не хотела тебя обманывать.

Я вернулась в свою спальню. Тибальт еще не пришел. Мне не спалось. Я лежала и думала о Табите. Вспоминала прошлое, когда я пришла в Гизу и увидела за роялем Табиту и Тибальта. Вспомнила, как они вместе приехали из Лондона, и снова в моих ушах зазвучали признания няни Тестер.

Интересно, кто подарил Табите брошь. Неужели Тибальт?

Потом меня осенила страшная мысль: если бы Табита была свободна, женился бы Тибальт в таком случае на мне?

* * *

Спустя несколько дней мы с Теодосией отправились в храм, поехали на повозке, запряженной осликом. Мы тряслись по земляной дороге. Здесь в древние времена находился город Фивы, когда-то центр цивилизации, от которой остались лишь могильники и гробницы фараонов, создающие лишь отдаленное впечатление о былом величии.

Храм был без крыши, но все равно внутри оказалось гораздо прохладнее, чем на улице. Мы восторгались изумительной резьбой на колоннах, каждая включала в себя цветы и бутоны, на некоторых колоннах изображены фараоны, приносящие дары богам.

Мы бродили от колонны к колонне и встретились с мужчиной, явно европейцем, видимо, туристом, пришедшим осмотреть обновленный храм.

В такой ситуации вполне прилично заговорить с дамами. Он поздоровался с нами. У него глаза рыжевато-карего цвета, а кожа загорелая, светло-коричневая, на глаза надвинута панама, словно он спасается от солнечного света.

Мы с удовольствием узнали, что он англичанин.

— Какое восхитительное место. Вы здесь живете? — спросил он.

— Нет, мы приехали с археологами, ведущими раскопки в пустыне. А вы путешествуете?

— Некоторым образом. Я купец и по делам часто приезжаю в эту страну. Мне очень интересно узнать, что вы имеете отношение к археологической партии.

— Мой муж руководит этой экспедицией, — с гордостью объяснила я.

— Значит, вы леди Трэверс.

— Да. Вы знакомы с моим мужем?

— Я наслышан о нем. Он известен в археологических кругах.

— Вы интересуетесь археологией?

— Очень. Я покупаю и продаю произведения искусства. Я остановился в гостинице недалеко от дворца Шефро.

— Надеюсь, что здесь хорошие гостиницы.

— Вполне, — он снял панаму и раскланялся. — Может быть, мы еще встретимся.

Он ушел, а мы продолжали осматривать колонны в храме.

— Приятный молодой человек, — сказала Теодосия.

* * *

Утром Теодосия чувствовала себя плохо и встала только к полудню. Мы сидели на террасе, смотрели на Нил и болтали.

— Джудит, мне кажется, у меня будет ребенок.

Я обернулась к ней:

— Какая замечательная новость.

— Так всегда говорят те, кому не надо рожать, — нахмурилась она.

— Придется немного потерпеть, но потом, подумай, какое тебя ждет вознаграждение.

— Представь себе, рожать здесь.

— Но мы уже будем дома. Если ты не уверена, значит, еще не скоро.

— Иногда мне кажется, что мы останемся здесь навсегда.

— О, Теодосия! Что за мысль! Самое большее через несколько месяцев мы уедем.

— Но, предположим, они не найдут то, что ищут?

— Все равно придется возвращаться. Это дорогостоящее дело. Если они ничего не найдут в запланированный срок, значит, они не найдут вообще и вернутся домой.

— Ну, а вдруг…

— Зачем заранее беспокоиться? Все будет хорошо. У тебя чудесные новости, ты должна танцевать от радости.

— Ты такая рассудительная, Джудит, — она засмеялась. — Смешно, правда? Я — маменькина дочка, ты ведь знаешь, как она всеми руководит. Я должна быть похожа на нее.

— Она руководит всеми, но такие люди не всегда знают, что делать с собственными проблемами.

— Мама считает, что она знает. А твоя мама, Лавиния, видимо, была очень робкой. Это я в нее, а ты похожа на мою маму.

— Ну, ладно. У тебя все будет замечательно.

— Я напугана, Джудит, с самого нашего приезда. Мне страшно, и я хочу домой. Как я мечтаю увидеть дождь. Здесь совсем нет зелени, я хочу находиться среди нормальных людей.

Я засмеялась:

— Знаешь, а Ясмин, девушка из магазина, считает всех своих посетителей нормальнее нас. Для нее мы странные. Дело в географии. Ты просто скучаешь по дому, Теодосия.

— Как бы я хотела, чтобы Эван читал лекции в университете и не участвовал в раскопках.

— Так и будет, когда, мы вернемся. Правда, Теодосия, перестань беспокоиться.

Но она продолжала сетовать, а когда убедилась в своей беременности, ее тревоги удвоились.

РАМАДАН

Наступило время Рамадана — время поста и молитв. Я узнала, что в исламе это самый важный период, его начало менялось в зависимости от лунного календаря. Каждый год Рамадан наступал на 11 дней раньше. Тибальт сказал, что в течение 33 лет Рамадан проходит по всем временам года, а в Древнем Египте его отмечали в жаркий период, потому что слово «рамада» в переводе с арабского означает «жаркий».

Рамадан начинался в день новолуния и, пока луна не состарится, нельзя ничего есть с рассвета до заката солнца. Лишь немногим разрешалось нарушать обет: можно кормить детей и инвалидов. Во дворце мы старались придерживаться правил, плотно ели перед рассветом и после захода солнца, а в промежутке подкрепляли силы особой едой — «хериш» (кусок хлеба с медом, орехами и ананасом), очень вкусно, но быстро надоедает, еще мы пили много освежающих напитков и мятный чай.

В период Рамадана изменился ритм города — на узких улицах воцарилась тишина. Весь пост длился 28 дней, но во время поста три праздничных дня посвящались молитве. Пять раз в день по 20 залпов стреляли пушки. Так призывали к молитве. Я всегда испытывала благоговение, видя, как мужчины и женщины прекращают все свои дела, склоняют головы, складывают руки и молятся Аллаху.

Рамадан означал, что я буду чаще видеть Тибальта.

— Нельзя оскорблять их по религиозным поводам, — объяснял он мне. — Но вот досада — мне сейчас так нужны эти рабочие. — Мы просматривали с ним бумаги. Он обнял меня и добавил: — Ты такая терпеливая Джудит. Но я знаю, что ты ожидала другого.

— У меня были романтические мысли. Я представляла, как найду вход в гробницу, отыщу драгоценности, саркофаги.

— Бедная Джудит, боюсь, в жизни так не бывает. А тебе станет легче, если я скажу, что ты мне очень сильно помогла?

— Это большое утешение.

— Слушай, сегодня вечером я поведу тебя на место раскопок, покажу кое-что особенное.

— Значит, ты сделал открытие! То, ради которого и приехал сюда!

— Все не так просто. Я уверен, мы находимся на верном пути к открытию. Или я ошибаюсь. Можно работать месяцами, надеясь отыскать вход в гробницу, а потом окажется, что мы снова зашли в тупик. Требуется везение, как в карточной игре. Я собираюсь открыть тебе один секрет, который известен немногим. Мы спустимся в подземелье после захода солнца. Луна во время Рамадана почти полная, будет достаточно светло, и мы пойдем одни.

— Тибальт, я так волнуюсь.

Он поцеловал меня:

— Я обожаю твой энтузиазм. Жаль, что твой отец недостаточно подготовил тебя, мне очень не хватает тебя в критические моменты.

— Может, я еще выучусь.

— Сегодня ты увидишь, чем мы занимаемся.

— Не могу дождаться вечера.

— Никому не говори ни слова, иначе они подумают, что я не умею хранить тайну или хочу во что бы то ни стало угодить жене.

Меня переполняло счастье. Когда я рядом с ним, мне не приходит мысль сомневаться в искренности его чувств. Он обнял меня:

— Сегодня вечером мы улизнем от всех.

* * *

Луна светила высоко в небе, когда мы вышли из дворца. Какая волшебная ночь. Звезды такие крупные на фоне темно-синего небесного бархата, веет слабый ветерок, жара спала. Как приятно вместо обжигающего солнца видеть в небе луну.

Я чувствовала себя заговорщицей; рядом со мной Тибальт, и это удваивало мою радость. На лодке мы переплыли Нил, а потом на бричке доехали до места раскопок.

Тибальт вел меня мимо холмов насыпанной земли к открытому входу в гору. Он взял меня под руку:

— Ступай осторожно.

— Значит, ты нашел, что искал?

— Нет, этот туннель обнаружен во время предыдущей экспедиции, его открыл мой отец. — Тибальт снял со стены фонарь и зажег его. Я увидела перед нами туннель футов восемь в длину и пошла за Тибальтом.

— Подумать только, эти ступени высекали несколько веков тому назад, — заметила я.

— Две тысячи лет до Рождества Христова, если говорить точно. Представь себе чувства моего отца, когда он обнаружил этот туннель. Пойдем, сама увидишь.

— Какое чудесное открытие.

— Но этот туннель, как и многие другие чудесные открытия, привел к гробнице, которую грабители опустошили три тысячи лет тому назад.

— Значит, через три тысячи лет первым сюда пришел твой отец.

— Вероятно, но он нашел мало нового. Дай руку, Джудит. Вот по этому ходу вошел он в ту пещеру, посмотри на стены. Видишь символы? Это священный жук, а человек с головой барана — Амон-Ра, бог Солнца.

— Я его узнала, и сейчас у меня на пальце кольцо, которое ты мне подарил. Оно спасет меня в час смертельной опасности.

Тибальт остановился и посмотрел на меня. В свете фонаря он казался почти незнакомым человеком.

— Сомневаюсь, Джудит. Скорей всего, это сделаю я. Надеюсь оказаться не менее полезным, чем букашка скарабей.

Я задрожала.

— Тебе холодно?

— Нет… но здесь прохладно.

Как говорят у нас в Англии, в тот момент я почувствовала, что кто-то прошел по моей могиле. Тибальт увидел, что мне страшно.

— Тут все испытывают страх. Человек, похороненный здесь, принадлежал к цивилизации, достигшей своего расцвета в то время, когда в Британии люди еще жили в пещерах и охотились в лесах ради пропитания.

— Я чувствую, словно вхожу в подземный мир. Кто был здесь похоронен, мужчина или женщина?

— Мы этого не выяснили, мало что осталось от захоронения. Даже мумию не оставили в покое. Грабители знали, что самые лучшие драгоценности кладут между слоями ткани, когда пеленают мумию. В этой гробнице отец нашел лишь саркофаг, мумию и домик для души умершего.

— Я никогда не видела домик для души.

— Надеюсь тебе его показать. Это модель дома, обычно ее делают с колоннами из белого камня. Считали, что там поселяется душа после смерти человека. Вернувшись после долгого путешествия, она должна иметь удобное жилище.

— Как интересно, каждый день я узнаю что-нибудь новое.

Мы подошли к следующим ступеням.

— Видимо, мы находимся очень глубоко под горой.

— Посмотрим на эту комнату, здесь самая изысканная резьба, а из нее вход ведет в другое помещение, где нашли саркофаг.

— Как здесь величественно!

— Все же в этой гробнице был захоронен не фараон. Богатый человек, без сомнения, но украшения при входе говорят, что он не принадлежал к высшему слою общества.

— И эту гробницу нашел твой отец.

— Месяцы тяжелейшей работы, ожидания, волнения… и вот его находка. Мы обнаружили вход в скале, раскопали подземный туннель… Можешь представить себе, как мы волновались… а потом в очередной раз нашли лишь пустую гробницу.

— Потом умер твой отец.

— Он что-то обнаружил, Джудит. Я уверен в этом, поэтому я и вернулся сюда. Он пытался мне сказать, чтобы я вернулся. Значит, здесь есть еще одна гробница, нам только надо найти в нее вход.

— Разве его трудно увидеть?

— Входы тщательно маскировали. Но в этих комнатах должна находиться подсказка. Смотри, здесь стена неровная, за ней может что-то находиться. Будем работать… и держать в секрете, насколько это возможно. Может, зря потратим время, но я так не думаю.

— Ты считаешь, твой отец что-то нашел и поэтому его убили?

Тибальт покачал головой:

— Это совпадение. Может, он умер из-за волнений. Умер и не успел рассказать никому… Не хватило времени.

— Странно, что он умер в такой момент.

— Жизнь — странная штука, Джудит. — Он поднял фонарь и посмотрел на меня. — Кто из нас знает, когда наступит наш последний миг на земле?

Неожиданно у меня по спине пробежал холодок.

— Какое жуткое это место, — сказала я.

— А что ты ожидаешь от гробницы?

— Даже ты кажешься здесь другим.

Свободной рукой он слегка провел мне по шее.

— Другим? Что ты имеешь в виду?

— Как будто я тебя совсем не знаю.

— Разве можно хорошо знать другого человека?

— Пойдем, — сказала я.

— Тебе холодно. — Он стоял близко ко мне, и я чувствовала его теплое дыхание на моем лице. — Чего ты испугалась, Джудит? Проклятия фараонов, гнева богов или меня?

— Я не боюсь, — солгала я. — Я просто хочу на воздух. Здесь душно.

— Джудит…

Он шагнул ко мне. Я не понимала себя, я чувствовала опасность. Все мои инстинкты кричали во мне и велели бежать отсюда… Бежать от чего? От этой мистической, фатальной ауры? От Тибальта?

Я собралась заговорить, но он зажал мне рот.

— Слушай, — прошептал он.

В тишине я услышала легкие шаги.

— Кто-то вошел в гробницу, — тихо проговорил Тибальт. Он отпустил меня и стоял, не двигаясь, слушая.

— Кто здесь? — спросил он. Его голос прозвучал неестественно и страшно.

Никто не ответил.

— Держись за мной, — сказал Тибальт.

Мы поднялись по ступенькам в гробницу. Тибальт держал фонарь высоко над моей головой, мы шли медленно, подавляя в себе желание побежать, ведь это может быть опасно. Я следовала за ним по пятам. Мы вошли в туннель. Там никого не было.

Мы поднялись наружу, и теплый ночной воздух окутал меня, я испытала облегчение и радость.

Ноги мои плохо слушались, я вспотела и дрожала. Мы никого не увидели. Тибальт обернулся ко мне:

— Бедная Джудит, ты здорово испугалась.

— Там довольно страшно.

— Кто-то там был.

— Может, один из твоих рабочих.

— Тогда почему он не отозвался?

— Он мог подумать, ты рассердишься, потому что он там бродит ночью.

— Пойдем к бричке и вернемся во дворец.

Теперь все выглядело обычно — красивая река, источающая экзотические запахи, дворец и Тибальт.

Я не понимала своих чувств. Что случилось со мной в той гробнице? Странная атмосфера подействовала или сознание того, что четыре тысячи лет там пролежала мумия. А может, это боги имеют такую силу, что заставили меня испугаться Тибальта?

Тибальта, выбравшего меня в жены. Но выбор свой он сделал довольно внезапно, и обожающие меня тетушки обеспокоены, ведь я теперь богатая женщина. Мне надо это помнить. А Табита… Я вижу ее вместе с Тибальтом, они всегда беседуют, он обсуждает с ней свою работу больше, чем со мной. Мне не достает знаний и опыта, которые есть у нее. У Табиты жив муж…

В той гробнице поселился злой дух, это он навеял такие мысли. Куда девался присущий мне здравый смысл? Я всегда готова взяться за трудное дело, меня не страшит неизведанное и вдруг я испугалась.

Идиотка — сказала я себе. Ты ничуть не умнее Теодосии.

* * *

С одной стороны дворца терраса выходила на реку. Я любила сидеть там и наблюдать за жизнью реки. Найду место в тени (жара стоит невыносимая), сажусь и смотрю вниз. Кто-нибудь из слуг приносит мятный чай, иногда ко мне присоединяется кто-нибудь из наших. Я наблюдаю за женщинами в черных платьях, стирающими белье в реке и оживленно беседующими. Я понимаю, что река для них — центр общественной жизни. Я слышу их высокие голоса, смех. Интересно, о чем они говорят? Я взволнованно смотрю, когда мимо проплывают лодки под парусами, изогнутыми словно восточные сабли.

Луна на ущербе — наступило время Байрама. К весне в домах делают уборку, на плоских крышах сохнут выстиранные половики, там же, на крышах, режут домашних животных, это тоже часть ритуала, потом будут праздновать, а часть мяса засолят, чтобы его хватило на целый год.

Меня интересовали местные обычаи, я никак не могла привыкнуть к ним.

Однажды после полуденной сиесты ко мне подошел Хадриан.

— Давно мы с тобой не болтали, — сказал он.

— Где ты пропадаешь?

— Твой муж не дает нам отдыха.

— Так и надо поступать с ленивыми учениками.

— Кто это говорит, что я ленив?

— Иначе ты бы не жаловался, а находился в напряженном ожидании, как и Тибальт.

— Он руководитель, дорогая Джудит. Когда наступит великий день, ему достанется почет и слава.

— Глупости. Вы все прославитесь. А когда наступит великий день?

— Пока неизвестно, ведь на нашем пути встретились трудности. Эта новая траншея тоже может привести в тупик.

— Траншея?

— Тибальт сказал, ты знаешь про нее, иначе я бы не говорил об этом.

— Да, он водил меня туда.

— Мы надеемся. И если найдем что-то замечательное, это принесет славу археологическому миру, а нам никакого дохода.

— Ты опять беспокоишься о деньгах, Хадриан?

— Можешь быть уверена в этом.

— Значит, ты слишком экстравагантно их тратишь.

— У меня есть грешки.

— Неужели их нельзя уменьшить?

— Постараюсь, Джудит.

— Рада слышать. А почему ты стал археологом, Хадриан?

— Потому что этого хотел мой дядя, твой отец.

— Мне не верится, что тебе нравится эта профессия.

— Почему же, мне интересно, просто я не фанатик, как некоторые.

— Без фанатиков не было бы открытий.

— Между прочим, ты слышала, сюда прибудет паша?

— Нет.

— Он сообщил, что окажет нам честь своим посещением.

— Интересно, принимать его придется мне… или Табите?

— Ты льстишь себе. В этой стране женщинам отведена незначительная роль. Будешь сидеть, сложив руки и опустив глаза, а говорить, когда к тебе обратятся, — довольно трудное дело для нашей Джудит.

— Я не арабская женщина и не собираюсь вести себя, как они.

— Я и не надеялся. Но ведь в чужой монастырь со своим уставом не ходят… и, мне кажется, это относится не только к этой стране.

— Когда же прибывает великий человек?

— Скоро. Вам сообщат.

Мы вспомнили детство, в его голосе чувствовалась ностальгия.

— Тесное у нас общество: Сабина и священник, Теодосия и Эван, ты и Тибальт. Один я лишний, — вздохнул Хадриан.

— Ты один из нас и всегда таким будешь.

— Я один из невезучих.

— Удача! Она не в расположении звезд, а в нас самих. Так я слышала.

— Я тоже это слышал. И уверен, что вы с Шекспиром наверняка правы. Разве я тебе не говорил, я никогда не умел воспользоваться шансом.

— Начать никогда не поздно.

Он посмотрел на меня серьезными глазами.

— При определенных обстоятельствах я бы смог. — Неожиданно он похлопал меня по руке: — Старушка Джудит. Ты всегда была командиром. А Тибальтом ты командуешь? Уверен, что нет. Это я такой человек, которому нужен командир.

Я ощутила неловкость. Неужели он хотел сказать, что в прошлом надеялся — мы будем с ним вместе?

— Ты часто на меня жаловался.

— Это от радости. Обещай, Джудит, что не перестанешь командовать мной.

— Я буду с тобой откровенна… как и прежде.

— Этого я и хочу.

С минарета раздался голос муэдзина.

Женщины на берегу встали на колени и склонили головы, нищий остановился на дороге и застыл в молитве.

Мы молча наблюдали.

* * *

В связи с приездом паши во дворце происходили некоторые изменения. На кухне атмосфера становилась более напряженной, слышались возбужденные голоса, полы мылись с большей тщательностью, чем раньше, медь натирали так, что она блестела лучше золота. Слуги знали, что нетребовательное правление гостей подходит к концу.

Тибальт предупредил, чего нам следует ждать.

— Паша правит в этих местах. Почти вся земля в округе принадлежит ему. К нам хорошо относятся, потому что мы живем в этом дворце. С помощью паши мы легко наняли рабочих. И те знают, если они хорошо работают для нас, значит, они хорошо работают для своего повелителя. Они не осмеливаются идти против его воли. Паша много помогал и моему отцу. Ты увидишь, он прибудет как могущественный властелин.

— А мы сумеем развлечь этого властелина так, как он привык?

— Сумеем, ведь его слуги знают, чего он от нас ждет. Помню, прежний его визит прошел успешно, это было за три недели до смерти моего отца.

— Нам повезло, что он интересуется археологией.

— В этом нет ни малейшего сомнения. Помню, отец водил его на место раскопок. Увиденное поразило его. Я поступлю также.

— А я что должна делать?

— Веди себя естественно. Он много путешествовал по миру и знает, что в нашей стране другие обычаи. Я уверен, он тебе понравится. Табита расскажет тебе о своих впечатлениях о прежнем визите паши.

Табита повторила, что они очень волновались перед первым визитом паши, но он оказался сама любезность и старался угодить им не меньше, чем они ему.

Мы с Табитой пошли в лавку. Обратно возвращались мимо гостиницы и увидели Хадриана, Теренса Гелдинга и человека, которого мы с Теодосией встретили в храме. Хадриан подозвал нас.

— Познакомьтесь с мистером Леопольдом Хардингом, — представил его Хадриан.

— Мы уже встречались, — сказала я.

— Да, мы в храме осматривали достопримечательности, — подтвердил Хардинг.

— Вам надо освежиться, — предложил Теренс.

— Я с удовольствием выпью стакан мятного чая.

Табита поддержала меня.

Мистер Хардинг сообщил нам, что ездит в Египет по делам и интересуется раскопками, так как его бизнес непосредственно связан с античными предметами, он покупает и продает их.

— Это очень интересно, — заверил он нас.

— Мы не сомневаемся. И вы, должно быть, много знаете.

— Приходится. Ведь так легко попасть на крючок. На днях мне предложили маленькую головку — камею в профиль, выполнена из черепашьего панциря и лазурита. Вещь прекрасная, только специалист определит в ней подделку.

— Вас интересует археология? — спросила я.

— Как дилетанта.

— Мы в большинстве своем такие, я убедилась в этом, приехав сюда. Ты согласна, Табита?

— Миссис Грей уже не дилетант.

— Что касается Джудит, она очень старается, — вставил Хадриан.

— Женщины всячески нам помогают, — заметил Теренс.

— Можно считать нас дилетантами с профессиональными наклонностями.

— Видимо, и я отношусь к вашей категории, — сказал Хадриан.

— Иметь дело с предметами, среди которых встречаются вещицы из гробниц фараонов (что чаще всего неправда), весьма интересно. Я хотел бы знать, не позволят ли мне посетить место раскопок.

— Никто не помешает вам совершить экскурсию по долине, — подсказал ему Хадриан.

— Вы увидите несколько сараев с инструментами, копающих людей, кучу земли, — добавил Теренс.

— Я слышал, что сэр Тибальт надеется найти неразграбленную гробницу.

— Все археологи приезжают сюда за этим, — уклончиво ответил Хадриан.

— Естественно.

— Работа будет трудная и долгая. Я костями чувствую, мы ничего не найдем, — продолжал Хадриан.

— Глупости, — резко возразил Теренс.

— Дело не в костях, а в работе, — вставила я.

— У меня надежные кости. Пусть мы будем упорно трудиться, но если там нет захоронения фараона, оно там не появится.

— Не думаю, что Тибальт ошибается, — с горечью возразила я.

— Ты преданная жена, — согласился Хадриан.

Мне не понравился тон Хадриана, и я поспешно сменила тему.

— Вы на самом деле торгуете вещами из захоронений?

— Никогда нельзя быть уверенным. Вы же понимаете, сколько легенд вокруг этих предметов. Тот факт, что вещь находилась в гробнице фараона за три тысячи лет до рождения Христа, придает ей огромную ценность. Будучи бизнесменом, я не против всяких слухов.

— Поэтому вы и прибыли в Египет.

— Я езжу по многим странам, но Египет — просто лавка древностей. Приходите ко мне на склад. Он чуть больше сарая. Я снимаю помещение и храню там свои покупки до отправки их в Англию.

— Сколько вы пробудете здесь? — спросила я.

— Я никогда не знаю наверняка. Может, завтра уеду. Если услышу, в Александрии или в Каире появилась интересная вещь, немедленно отправлюсь туда. Это делает мою жизнь интересной. Равно как и вы, я в восторге, если удается встретить нечто ценное. Несколько недель назад я испытал огромное разочарование. Увидел красивую доску, явно со стены гробницы — на ней изображена похоронная процессия. Четверо человек несут гроб, перед ними и за ними слуги несут различную утварь и мебель. Доска отделана серебром и лазуритом. Очень красивая, но подделка, сделана лет триста назад. Прекрасная подделка.

— Как обидно, — воскликнула я, а Хадриан рассказал им, как я нашла кусок бронзового щита.

— Вот поэтому она с нами и приехала, — заключил он.

— Ей здесь явно по душе, — заметил Леопольд. — Окажите мне честь и посетите мой склад. Там есть несколько стоящих вещиц.

Мы обещали непременно зайти, попрощались и оставили его на террасе гостиницы, а сами вернулись во дворец.

* * *

Паша сообщил, что отобедает с нами по пути в один из своих дворцов и выслушает наши рассказы о раскопках.

Я, Табита и Теодосия наблюдали за его прибытием из верхней комнаты дворца. Какое величественное зрелище предстало перед нами. Медленно въехал экипаж, запряженный четырьмя прекрасными белыми лошадьми. За экипажем шел караван верблюдов, на шее у каждого из них висели колокольчики и тренькали при движении. Некоторые верблюды несли на себе багаж — красивые сундуки, украшенные драгоценными камнями.

Властитель сошел с экипажа у ворот во дворец, его приветствовали Тибальт и несколько старших участников экспедиции. Они прошли во внутренний дворик, пашу усадили на специальный стул с высокой спинкой, украшенной полудрагоценными камнями. Скорее всего, сидеть на таком стуле неудобно, но смотрелся он, как трон.

Слуги принесли сладости, большие медовые пироги и чай. Каждый обязан выпить три стакана: первые два — с очень сладким чаем, а третий — с мятным. Каждый стакан наполнялся до самых краев, и чай нельзя было разлить, это считалось грубейшим нарушением этикета. Страшно подумать, что случилось бы, если б слуга пролил чай. В тот раз, к счастью, все обошлось.

Табита объяснила: на эту церемонию женщины не допускаются, но из-за уважения к нашим европейским обычаям нам позволили присутствовать за столом во время обеда, а меня даже усадили рядом с пашой.

Паша очень полный, его жирные пальцы украшены драгоценными камнями. Он был доволен оказанным приемом и радостно оглядывал женщин, смотрел на нас внимательно, словно оценивая. Уверена, что все мы сдали экзамен: Табита прошла по красоте, Теодосия благодаря женственности, а я? Во мне нет красоты Табиты и хрупкого очарования Теодосии, но во мне есть энергия, живость. Видимо, это привлекло пашу, и я понравилась ему даже больше других. Я меньше всех походила на восточную женщину, и мое своеобразие заинтересовало пашу.

Он хорошо владел английским, так как, занимая пост в руководстве страны, часто встречался с нашими соотечественниками.

Обед длился несколько часов. Слуги знали порядок подачи блюд и аппетит своего хозяина. К несчастью, мы должны были есть вместе с ним. За кебабом подали кифту, никогда прежде блюда не готовили с таким количеством пряностей. Я видела страх на лицах слуг, когда они подносили новое кушанье хозяину, ему подавали первому, как почетному гостю. Меня поразило количество съеденной им пищи. Женщинам разрешалось брать меньшие порции, но я жалела наших мужчин.

Паша направлял беседу. Он говорил о нашей стране, о буме в торговле с Египтом после открытия Суэцкого канала.

— Это великое достижение, канал длиной сто миль от озера Тимза до Горьких озер, от Порт-Саида до Суэца. Кроме всего прочего англичане усилили свое влияние в Египте. — Его маленькие глазки хитро блестели. — А разве это не приятно? Что мы имеем с открытием канала? Никогда прежде столько людей не приезжали в Египет. Ваш Томас Кук привел свои корабли на Нил. Развитием торговли мы обязаны вашей стране.

Я сказала, что в Египте существуют остатки древних цивилизаций, которые любят посещать туристы — ведь это одно из чудес света.

— Кто знает, что еще найдут здесь. Будем надеяться, что Аллах улыбается вам.

Тибальт поблагодарил пашу от имени всех участников экспедиции за содействие.

— Рад помочь. Это правильно, что я дал вам свой дворец. Мои предки накопили огромное богатство. Существует легенда, откуда пошло наше богатство. Хотите послушать? — обратился он ко мне.

— С удовольствием.

— Вас шокируют мои слова. Говорят, что мои предки грабили усыпальницы.

Я засмеялась.

— Этой легенде больше ста лет. Тысячу лет назад мои предки ограбили гробницу и разбогатели. Теперь мы должны замаливать грехи наших предков и оказывать всяческую помощь тем, кто открывает гробницы для потомков.

— Надеюсь, что когда-нибудь весь мир будет вам благодарен, как мы сейчас, — сказал Тибальт.

— Поэтому я умиротворяю богов. В качестве знака для своего рода я выбрал голову Анубиса, который бальзамировал тело Осириса, когда его убил брат Сет. Осирис восстал, и я чту того, кто его бальзамировал, на моем доме его знак.

Потом заговорили об экспедиции, что очень интересовало пашу.

— Добрейшего сэра Эдварда постигла великая трагедия. Это меня сильно огорчает. Но вы, сэр Тибальт, я уверен — найдете то, что ищете.

— У меня нет слов, чтобы поблагодарить вас за ваше сочувствие.

Паша похлопал Тибальта по руке.

— Ну что, найдете то, за чем приехали?

— Я пытаюсь, — ответил Тибальт.

— В этом вам поможет ваш дух, а потом покинете нас и уведете своих прекрасных дам.

Паша улыбнулся мне и на этот раз похлопал меня по руке. Потом наклонился ко мне:

— Я бы хотел, чтобы вы не преуспели.

— Мы уедем в любом случае, — засмеялся Тибальт.

— Значит, мне надо найти способ, чтобы задержать вас здесь. Как вы думаете, я сумею? — шутил паша.

— Ну, конечно. С помощью вашего духа.

За столом воцарилась тишина. Видимо, я сказала не то, что нужно. Но паша находился в благодушном настроении и засмеялся. Это был знак для всех, включая слуг. Засмеялись все.

Потом он спросил меня о моих впечатлениях о стране, о дворце, довольна ли я слугами. Мы оживленно беседовали. Хотя мои ответы были нетрадиционны, я произвела на него хорошее впечатление.

Когда говорили о раскопках, мне нечего было добавить, ведь я не принимала участия в работах. Паша отщипывал десерт (дома мы называем это кушанье «турецкий восторг»).

С восходом луны паша собирался продолжить свой путь в другой дворец, днем жарко путешествовать, но прежде Тибальт отведет его на раскопки.

Перед их уходом со двора раздался душераздирающий крик. Один из слуг извивался на земле в агонии.

Я узнала, что его укусил скорпион. Нас предупреждали, чтобы мы были осторожны особенно возле нагромождения камней, там жили скорпионы, а их укусы смертельны. Я часто видела, как на камнях грелись на солнце ящерицы и хамелеоны, но никогда еще не видела скорпионов.

Слуге старались помочь его товарищи, я никогда не забуду выражение ужаса на его лице — то ли от укуса скорпиона, то ли потому, что он привлек внимание к себе во время визита паши.

Я собралась помочь тому человеку, так как Элисон перед отъездом снабдила меня многочисленными лекарствами собственного изготовления против всех опасностей, которые подстерегали меня в жарком пустынном краю.

У меня имелось противоядие и от укусов оводов и ос. Я предполагала, что оно вряд ли поможет при укусе скорпиона, но все-таки решила попробовать.

Я смазала рану пострадавшего этой мазью и на предплечье у него увидела татуировку, уже знакомую мне. Слуга сразу успокоился. Видимо, он был уверен, что заморское снадобье спасет его, и смотрел на меня с таким благоговением, что на какое-то время я почувствовала себя знахаркой или целительницей.

Паша подошел посмотреть на мои действия, одобряюще кивнул и улыбнулся. Он поблагодарил меня за заботу о его слуге.

Через полчаса паша в сопровождении свиты уехал. Мы смотрели на процессию из верхних окон. Паша направился к лодке, чтобы переплыть на другой берег. Лодочник украсил ее флажками и цветами. На берегу собралась толпа проводить пашу и выразить ему свое уважение. Не только слуги, но и феллахи боялись господина.

— Точно также он приезжал и в первый раз. Думаю, ему понравился оказанный прием и ты, Джудит, — сказала Табита.

— Паша все время улыбался, но ужас не сходил с лица слуг. А что нам теперь делать? Ждать его возвращения? — поинтересовалась я.

— Он не вернется сюда. Караван встретит его, он направился вверх по течению реки.

— Тогда я пойду спать. Нелегкое дело ублажать пашу, — вздохнула я.

* * *

Тибальт вернулся только ранним утром. Я сразу же проснулась. Он сел на стул и вытянул ноги.

— Устал? — спросила я.

— Да, но спать не хочу.

— Ты столько съел и выпил, я думала, тебя быстро сморит сон.

— Я заставлял себя бодрствовать. Следил, чтобы все прошло на должном уровне, чтобы никто не обиделся.

— Надеюсь, я тебя не подвела.

— Я ждал, что он предложит мне за тебя выкуп. Думаю, он посчитал тебя замечательным дополнением к своему гарему.

— Если бы он предложил за меня достаточно крупную сумму, ты бы с готовностью передал меня ему, а деньги израсходовал на раскопки?

— Естественно.

Я захихикала:

— Вообще-то я не доверяю такому великодушию с его стороны.

— Он интересуется нашей работой, внимательно осмотрел место раскопок.

— Ты показал ему недавно обнаруженный туннель?

— Пришлось объяснить, почему мы роем изнутри, невозможно долго хранить эти новости в секрете. Он попросил держать его в курсе наших дел.

— Скоро ли мы найдем, что ищем?

— Не знаю. Знаю только, что за стеной гробницы что-то находится. Гробницы строили анфиладой, сначала не главная, чтобы грабители, если найдут одну, ушли и не догадались, что за ней расположена главная усыпальница. Я думаю, отец собирался открыть ту гробницу. — Тибальт нахмурился. — Во время нашей экскурсии произошел один инцидент. Помнишь, когда мы с тобой спускались в гробницу, то слышали шаги?

— Да, разве можно забыть тот пережитый ужас?

— Это случилось опять. Там ходит кто-то из посторонних.

— Вы никого не встретили?

— Нет, они могли спрятаться в нишах. Паша ничего не сказал, но насторожился. Мы спускались в гробницу целой группой: я, паша, Теренс, Эван и двое слуг, с которыми паша никогда не расстается.

— Охрана?

— Видимо.

— Ему же нужно беречься от возмездия богов, ведь он нажил состояние за счет разграбления могил.

— Это легенда.

— А что случилось с молодым слугой, которого укусил скорпион?

— Ему лучше благодаря тебе. Ты приобретешь славу колдуньи, если будешь вести себя неосторожно.

— Какой успех! Паша предлагает место в гареме, еще я обладаю неземными свойствами, которые прячу в баночке с мятной настойкой. Надеюсь, мой законный хозяин окажет мне такое же внимание.

— Могу тебя полностью в этом заверить.

— До такой степени, что когда-нибудь в обозримом будущем даже позволит выполнять настоящую работу на раскопках?

— Ты и так работаешь.

— Письма, бухгалтерия, а я хочу настоящей работы.

— Я боялся этого. Ты всегда хочешь находиться в центре событий, это невозможно.

— Я такой безнадежный дилетант?

— Это ответственная работа, мы действуем крайне осторожно, но так будет не всегда, ты быстро учишься.

— А Табита?

— Что Табита?

— Ты говоришь о работе с ней, а не со мной.

— Она много работала с моим отцом.

— Она не дилетант?

— У нее есть опыт…

— Которого нет у меня.

— Который ты приобретешь со временем.

— Как? Если мне не разрешают непосредственно участвовать.

— Всему свое время, ты должна понять.

— Я стараюсь, Тибальт.

— Будь терпелива, дорогая моя.

Когда он говорил ласковые слова, а это случалось редко, мое счастье преобладало над огорчением. Я согласна ждать. Все логично. Пока я не могу работать с ним бок о бок.

Он поцеловал меня:

— В свое время, Джудит.

— Сколько мы здесь пробудем? — неожиданно спросила я.

— Ты уже устала?

— Нет, с каждым днем становится все интереснее. Я подумала о Теодосии. Она хочет домой.

— Ей вообще не следовало приезжать сюда.

— Ты хочешь сказать, что Эван должен был оставить ее дома?

— Она слишком робкая, чтобы участвовать в подобных экспедициях. В любом случае, она может уехать в любое время, когда пожелает.

— А Эван?

— У него есть работа.

— Он незаменимый член экспедиции?

— Да. Он хороший археолог, хотя более склонен теоретизировать, чем заниматься практической работой.

— А ты делаешь и то, и другое?

— Естественно.

— Я знаю и восхищаюсь тобой, Тибальт. Ничуть не меньше, чем Хаким-паша восхищался мной.

Я заснула; не знаю, спал ли Тибальт. Думаю, он мечтал о славе, которая его ждет, когда он отыщет неразграбленную гробницу и первым ступит в нее, после того как прошло четыре тысячи лет.

* * *

Рано утром мы с Теодосией пошли в лавку. Теодосия плохо переносила жару и думала только о возвращении домой и о предстоящих родах.

Я старалась успокоить ее. Говорила, что местные женщины рожают в поле, а потом продолжают работать. Она немного успокаивалась, но, я знала, ненадолго. Полностью она успокоится, лишь когда мы начнем готовиться к отъезду. Теодосия разрывалась между желанием уехать в Англию и остаться с Эваном.

— Куда ты поедешь, к матери?

Она скривила лицо:

— Но по крайней мере там нет такой жары и Сабина рядом.

Сабина тоже ждала ребенка. Но ее отношение к своему положению отличалось от реакции Теодосии, если судить по ее письмам. Это были длинные письма, бессвязные, как и ее болтовня. Она вместе с Оливером радовалась будущему ребенку.

«А Доркас и Элисон просто чудесные, они все знают о детях, хотя своих им Бог не послал, но ведь они растили тебя. А ты была чудесным ребенком, умным, сообразительным, красивым, послушным — так говорят о тебе твои тетушки, но я, естественно, им не верю».

Я представляла Сабину, вспоминала нашу зеленую округу, голубые колокольчики, дикие орхидеи. Я скучала по Доркас и Элисон, мне хотелось зайти в дом священника и послушать болтовню Сабины.

Я подняла глаза и посмотрела в лазурное небо, потянула носом воздух, приносящий запахи рынка, — местная экзотика не переставала привлекать меня.

Мы остановились у магазина, где обычно работала Ясмин, склонившись над вышивкой. Но тем утром вместо нее мы увидели мальчика, который трудился над кожей.

— А где Ясмин?

Он взглянул на нас и отвел глаза, покачав головой.

— Она не заболела? — спросила я.

Но мальчик не понимал меня.

— Наверное, у нее сегодня выходной, — предположила Теодосия.

Мы пошли дальше. К сожалению, предсказатель судьбы сидел на своем месте на тротуаре. Он посмотрел на нас:

— Да будет с вами Аллах, — пробормотал он.

Он с надеждой смотрел на нас, и я не смогла пройти мимо, потому что миска, стоявшая перед ним, была пуста.

Я бросила в нее несколько монет и сразу же поняла свою ошибку. Он ведь не нищий, он гордый человек, занимается своим делом. Я заплатила — он должен предсказать мне судьбу.

Во второй раз мы уселись на коврики по обе стороны от него. Он покачал головой:

— Леди, тучи сгущаются.

— Да, вы уже говорили нам об этом, — легкомысленно сказала я.

— Тень черная, словно большая летучая мышь.

— Как неприятно, — он меня не понимал, но я говорила, чтобы успокоить Теодосию.

— Леди благословенна, ждет ребенка. Уезжай в зеленую страну, там будешь в безопасности.

Боже, ничего хуже, чем погадать, мы не могли придумать. Теодосия встала, а предсказатель наклонился надо мной. Его коричневые пальцы, как когти, вцепились мне в запястье.

— Великая леди. Скажешь: езжайте и тебя послушают. Хорошая леди, летучая мышь очень близко.

Я опустила глаза и на его руке увидела знакомую татуировку — голову шакала. Такой же рисунок украшал и руку слуги, которого укусил скорпион.

— Вы мне ничего не говорите, все только о летучей мыши. А что еще?

— Аллах добр к тебе. Он много предлагает. Великую радость, много сыновей и дочерей, большой дом… но в зеленой стране. Не здесь. Тебе решать. Летучая мышь приближается. Можно опоздать… Будет слишком поздно для тебя и для этой леди.

Я положила ему в миску еще несколько монет и поблагодарила. Теодосия дрожала, я взяла ее под руку.

— Напрасно мы слушали эти глупости. Он всем говорит одно и то же, — успокаивала ее я.

— Всем?

— Да, Табите он тоже говорил о летучей мыши.

— Она одна из нас. Значит, нам всем угрожает опасность.

— Перестань, Теодосия. Нельзя ему верить.

— Зачем ему запугивать нас?

— Потому что мы здесь чужие.

— Но мы гадаем на улице, покупаем товары в лавках. Они ведь довольны, что мы приходим.

— Да, но этот думает, что нам нравится слушать страшные слова. Это волнует.

— Я не люблю, когда меня запугивают.

— Не стоит бояться, Теодосия. Никого и ничего.

ПРАЗДНИК НИЛА

Тибальт нервничал. Теперь он был уверен, что находится на верном пути: за стеной, где они вели раскопки, наверняка есть еще одна гробница.

Мы прожили в Египте уже несколько месяцев, и нас пора вознаградить за наши труды.

— Какое будет горькое разочарование, если во второй гробнице тоже кто-то побывал, — сказал Тибальт.

— Но если та гробница спрятана за первой, как туда можно проникнуть?

— Может, есть другой вход. А у нас будет еще одна задержка из-за праздника Нила. Беда с этими праздниками, у них нет определенной даты. Этот праздник зависит от уровня воды в реке.

— Почему?

— Эта церемония посвящается умиротворению реки, возникла она тысячи лет назад, когда египтяне обожествляли реку и считали, что ее надо задабривать, иначе будут наводнения, которые затопят целые деревни.

— Неужели они думают, что если исполнят эту церемонию, то река не выйдет из берегов?

— Теперь это стало традицией, праздником реки. Но в прошлом в дар реке приносили человеческие жертвы. Теперь они бросают в Нил куклу, сделанную в рост человека, прекрасно одетую. Она олицетворяет собой девственницу, которых прежде бросали в реку.

— Бедные девственницы! Тяжелые были для них времена. Их либо отдавали на съедение драконам, либо цепями приковывали к скалам или делали что-то не менее ужасное. Совсем не весело быть девственницей в древнем мире.

— Я уверен, тебе понравится эта церемония, но мы опять задержим работу.

— Я не могу дождаться, Тибальт, когда ты ступишь в найденную гробницу. Я буду так счастлива. Все исполнится, как мы мечтали. Ты увидишь в пыли след последнего человека, который вышел из гробницы перед тем, как замуровали вход. Ты заслужил это, дорогой мой.

Он засмеялся надо мной.

От всего сердца я желала ему успеха.

* * *

Мы узнали, что на следующий день состоится праздник Нила. Уровень воды в реке быстро поднимался, значит, в Центральной Африке шли сильные дожди.

С раннего утра на берегах Нила собрались толпы людей. Повсюду стояли повозки, верблюды тренькали своими колокольчиками. Они гордо направлялись к реке, словно знали, что они самые важные животные в Египте. Их копыта устроены так, что могут с одинаковой легкостью идти по песку и по камням. Из верблюжьей шерсти ткали ковры, делали бурнусы — это любимый вид одежды многих арабов, навоз использовали как топливо.

В тот день всех волновала одна мысль: как поведет себя река? Если она выйдет из берегов, праздник будет испорчен. Если дождей выпадет не слишком много, то уровень воды в реке поднимется и ожидаемое красивое зрелище состоится.

Наступил день праздника, а праздники любят все люди. Большинство магазинов и лавок закрылись, отовсюду доносился запах приготовляемой пищи, на улицах продавали сладкие пирожки, на открытом огне жарили баранину и продавали на палочках, как шашлык, торговцы лимонадом в красных полосатых халатах носили кувшины и стаканы, на улицах продавали также мятный чай. Со всех мест собрались нищие: слепые, калеки без рук или ног, они расселись и поставили перед собой миски, прося у прохожих бакшиш, и благодарили Аллаха, если им подавали монеты.

Улицы представляли собой живописное зрелище, мы наблюдали за происходящим с верхней террасы дворца. Оттуда мы могли все хорошо видеть, оставаясь в стороне.

Я сидела между Тибальтом и Теренсом, рядом с ним Табита, Эван и Теодосия.

Тибальт сказал, что река не выйдет из берегов. Все надеялись на это, ведь если случится наводнение, то его рабочие уйдут помогать в районы бедствия, и раскопки снова остановятся.

К нам присоединился Хадриан, он был не в лучшем расположении духа, видимо, сказывалась жара или переживания из-за работы, с которой пока ничего не ясно. Тибальт тоже нервничал. Каждое утро он просыпался и говорил, что сегодня они найдут вход в гробницу, но ничего не происходило, и вечером он возвращался огорченный.

Вода в реке казалась красной, потому что дожди смыли часть плодородной земли. Люди указывали на красный цвет Нила и содрогались, ведь это цвет крови. Неужели река хочет отомстить?

С минарета раздался голос муэдзина.

— Велик Аллах и Мохаммед — пророк его.

Мгновенно установилась тишина, люди склонили головы в молитве.

Мы тоже замолчали на террасе. Люди молились Аллаху и многие верили, что богов нужно ублажить и бросить куклу в реку, сердитый бог успокоится, и река не разольется.

Процессия направилась к Нилу. На знаменах что-то написано, видимо, выдержки из Корана.

В центре процессии ехал экипаж, в нем сидела кукла, ростом с девушку. У самого берега ее поднимут и бросят в воду.

Я смотрела на куклу. Она похожа на живую девушку, ткань закрывает нижнюю часть лица, на руках блестят серебряные браслеты, одета она в чудесное белое платье.

Процессия проходила как раз под нами, и я хорошо рассмотрела лицо куклы. Мне не верилось, что это не живая девушка, и она мне почему-то показалась знакомой.

Она сидела, откинувшись, с закрытыми глазами. Процессия миновала дворец.

— Кукла как живая, — сказал Хадриан.

— Почему они сделали куклу с закрытыми глазами? — спросил Эван.

— Ведь она знает, что с ней произойдет, — вставила я. — Разве ей хочется смотреть на толпу?

— Но это же кукла, — возразил Хадриан.

— Она должна выглядеть, как живая. Знаете, она мне напоминает Ясмин, девушку, которая продает кожаные изделия, — вспомнила я.

— Правильно! Я тоже ее узнала, — согласилась Теодосия.

— Ваша знакомая? — поинтересовался Хадриан.

— Мы покупали у нее тапочки. Она очень милая и говорит по-английски.

— Нам здешние жители кажутся на одно лицо. А мы — им, — сказал Хадриан.

— Но ты совсем не похож на Тибальта, а Эван на Теренса, — возразила я.

— Не спорь в такой ответственный момент. Смотри!

Куклу высоко подняли на руках и бросили в реку. Мы видели, как она несколько раз перевернулась в быстром течении и затонула. Раздался всеобщий вздох: сердитый бог принял девственницу. Теперь река не выйдет из берегов и не затопит землю. Странно, но в тот год не было наводнений.

* * *

Паша прислал во дворец подарки — знак его хорошего к нам отношения. Я получила орнамент, его легко превратить в брошь: раскрывшийся цветок лотоса, очень красивый, из жемчуга и лазурита. Теодосия и Табита тоже получили по украшению, но мой подарок — самый красивый.

Тибальт смеялся, разглядывая подарки паши:

— Джудит, он выбрал тебя. Лотос — священный цветок Египта и знаменует пробуждение души.

— Я должна поблагодарить его письмом, — сказала я.

У Теодосии тоже цветок из полевого шпата и халцедона.

— Лучше бы он не присылал его мне. В нем заключено какое-то зло, — прошептала она.

Бедная Теодосия страдала. Каждое утро ее тошнило и она все больше тосковала по дому. Эван переживал за нее. Он признался мне, что больше они не будут принимать участия в экспедициях. Спокойная жизнь в университете больше подойдет для Теодосии. Она часто пребывала в меланхолии и даже обычный сувенир казался ей воплощением зла.

По дороге в магазин она рассказала мне, что Мустафа ужаснулся, увидев ее подарок.

— Боже, надеюсь он опять не завел свою песню: «Леди, уезжайте домой».

— Он побоялся дотронуться до украшения и сказал, что оно означает пробуждение души после смерти.

— Ерунда! Эти двое слуг хотят вернуться в Гизу. Поэтому они запугивают нас, чтобы мы уговорили Тибальта уехать. Они просто недоумки, если считают, что это возможно.

— Твой Тибальт скорее увидит нас всех мертвыми, чем бросит поиски входа в гробницу.

— Твои слова несправедливы и нелепы.

— Неужели? Он жестокий руководитель. Ненавидит любые праздники и выходные. Только и думает о работе… копать, дальше копать… он продал душу дьяволу.

— Ты говоришь глупости!

— Все говорят: нет там никакой гробницы. Эти дальнейшие раскопки — пустая трата денег. Но Тибальт никого не слушает. Он будет продолжать. Сэр Эдвард умер, так? Перед смертью он понял, что ничего не найдет. А Тибальт ни за что не признается в поражении.

— Не знаю, откуда ты черпаешь эти сведения?

— Если бы ты не была так слепо в него влюблена, ты бы тоже так думала.

— Послушай. Они нашли доказательства, что там есть вторая гробница. Может, их ждет величайшее открытие.

— Как я хочу домой, — она обернулась ко мне и, видя ее бледное лицо, я сразу перестала на нее сердиться из-за несправедливого отношения к Тибальту.

— Уже недолго осталось, — успокаивала я ее. — Скоро вы с Эваном вернетесь в университет. Ты родишь хорошенького ребеночка, и вы будете жить спокойно. Пока постарайся не жаловаться, Теодосия. Эван беспокоится о тебе. Ведь ты можешь вернуться в Англию хоть завтра. Твоя мама с радостью примет тебя.

Она вздрогнула:

— Я вовсе не хочу ехать к ней. Представь, она сразу начнет командовать. Нет, я спаслась от мамы, выйдя замуж. Я не хочу возвращаться к своей прежней жизни.

— Тогда потерпи. Прекрати жаловаться и повсюду видеть зло. Наслаждайся местной экзотикой.

— Мне не понравилась эта церемония на Ниле. Мне все казалось, что они утопили Ясмин.

— Как это возможно? Это была кукла.

— В рост человека.

— Ну и что? Они сделали ее похожей на девушку. Сейчас зайдем в лавку, и ты скажешь Ясмин, что кукла была похожа на нее.

Мы подошли к лавке кожаных изделий. На стуле вместо Ясмин сидел мужчина. Мы остановились, и он встал, увидев в нас покупателей.

Я догадалась, это отец Ясмин.

— Да будет с вами Аллах.

— И с вами, — ответила я. — Мы пришли к Ясмин.

На его лице промелькнул ужас.

— Извините.

— Ясмин ваша дочь?

— Не понимаю английский.

— Мы давно не видели Ясмин.

Он качал головой и старался выглядеть растерянным, но было ясно, он прекрасно понимает каждое наше слово.

— Где Ясмин?

В ответ он лишь качал головой.

Я взяла Теодосию под руку, и мы ушли. Я не замечала людей на улице, не слышала голосов, не чувствовала запахов еды. Я думала о кукле, которую бросили в воды Нила и которая напоминала нам Ясмин. И настоящая Ясмин исчезла.

* * *

Вернувшись во дворец, мы увидели письма из дома. Это всегда радостное событие. Я взяла свои письма и пошла в спальню, чтобы спокойно их прочитать.

Сначала от Доркас и Элисон. Как я любила их письма! Они писали несколько дней, и их письма напоминал дневники.

«Погода хорошая. В этом году будет хороший урожай. Джек Полгрей нанимает приезжих крестьян, чтобы поскорее убрать его.

Много яблок и груш, надеемся, осы не попортят сливы.

Сабина хорошо выглядит. Она часто к нам заходит. Доркас помогает ей шить пеленки, хотя ребенок родится не скоро. Как она шьет и вяжет! Доркас все за ней переделывает. Почему бы сразу не отдать все делать Доркас? Просто Сабина любит делать вид, что готовится к родам».

Доркас писала:

«Как давно мы не виделись с тобой. Ты знаешь, ведь это первая наша разлука. Когда ты вернешься? Мы очень по тебе скучаем.

Старый Пеггер умер на той неделе. Миссис Пеггер теперь немного отдохнет без него. Он был суровым отцом и мужем, хотя нельзя говорить плохо об умерших. Его хорошо схоронили, теперь могильщиком стал Мэтью. Он вырыл могилу отцу, некоторые считают, что так не положено, нужно было попросить кого-то другого.

Оливер скоро станет кюре. У него много работы в приходе, но он хорошо со всем справляется».

Следующее письмо сообщало:

«Урожай оправдал все ожидания. Джек Полгрей после сбора плодов устроил танцы под скрипки. Из стеблей пшеницы связали кукол и повесили в кухне, чтобы следующих год снова выдался урожайным».

Я так ярко все представляла, и мне захотелось быть рядом с ними. Дом есть дом.

Сабина прислала письмо без начала и конца, как и вся ее болтовня; в основном описывала, как ей помогают мои тетушки, что она с нетерпением ждет ребенка, да и я тоже не должна отставать от нее и Теодосии. Я должна сразу же сообщить ей, когда это случится. Тетушки хотели бы ухаживать за ребенком.

Я читала, когда в дверь комнаты постучали. Вошла Табита с письмом в руке. Она смотрела на меня невидящим взглядом:

— Тибальт… — начала она.

— Он на раскопках.

— Я думала…

— Что случилось?

Она не отвечала, руки ее дрожали.

— Плохие новости?

— Плохие? Вряд ли. Скорее, хорошие.

— Ты хочешь мне рассказать?

— Я надеялась, Тибальт…

— Ты можешь пойти на раскопки, если это так важно.

— Джудит, это наконец случилось.

— Что?

— Он умер.

— Кто?.. О, твой муж. Садись, ты перенесла большое потрясение.

— Это письмо из санатория, где он жил. Он умер.

— Думаю, это называется «счастливым избавлением»?

— Он был неизлечим. О, Джудит, ты не понимаешь, наконец-то я свободна.

— Понимаю. Может, ты выпьешь немного бренди?

— Нет, спасибо.

— Тогда я пошлю за мятным чаем.

Я позвонила в колокольчик. Вошел Мустафа, я попросила принести нам чай. Мы пили освежающий напиток, и она рассказывала мне о годах, когда была замужем и не имела мужа.

— Более десяти лет назад его поместили в дом для умалишенных. Наконец-то я свободна, Джудит.

* * *

Ей хотелось поговорить с Тибальтом, но в тот день все поздно вернулись с раскопок, поужинали, и Тибальт сразу же собрался вернуться на работу. Я наблюдала за Табитой, она хотела сообщить ему новости наедине.

Ночью она ждала его возвращения. Я слышала, как он вернулся, но не пришел в нашу комнату, его задержала Табита.

Я ждала. Прошел час. Тибальт не приходил.

Я спрашивала себя, неужели надо так долго сообщать о случившемся? Меня грызли сомнения. Я вспомнила страшные слова няни Тестер, вспомнила, как они смотрели друг на друга за роялем, их вполне можно было принять за любовников. Нет, это просто мое воображение. Если Тибальт любит Табиту, зачем он женился на мне? Потому что Табита была несвободна?

Теперь она свободна.

Письмо оживило мои воспоминания о доме. Я представила, что сказала бы Элисон: «Не говори, не подумав, Джудит. Если хочешь выпалить что-то, неплохо сначала посчитать до десяти».

Я посчитала до десяти, но мне не помогло. Мне надо следить за своим языком. Нельзя сказать ничего такого, о чем я потом пожалею. Интересно, как Тибальт отнесется к ревнивой жене? Почему они так долго вдвоем? Отмечают ее освобождение?

Во мне закипела ярость. Он женился на мне, потому что знал, я — дочь сэра Ральфа. Но откуда он мог узнать? Он женился на мне, потому что знал — я унаследую много денег. Он женился на мне, потому что Табита была несвободна. Это он точно знал.

Я ничего не могла доказать, но эти мысли не оставляли меня. Его предложение прозвучало неожиданно. Я всегда знала, что у него с Табитой особые отношения. Ему нужны были деньги для проведения этой экспедиции.

Я безоговорочно любила Тибальта. Без него моя жизнь не имела смысла, но я так не уверена в нем, я подозревала, что он любит другую женщину, связанную жестокими узами брака. А теперь она свободна.

За дверью послышались шаги. Тибальт возвращался. Я закрыла глаза, потому что не знала, сумею ли сдержаться, если заговорю с ним. Я боялась выяснять отношения, вдруг мои страхи и подозрения подтвердятся.

Я лежала и сделала вид, что сплю.

Он сел на стул и задумался. Сидел так долго, может, целый час, а я притворялась спящей.

Почему все воспринимается по-другому с восходом солнца? Здесь это обжигающий белый свет, на который невозможно смотреть, а дома — редкая радость и появляется на небе далеко не каждый день. Но стоит только солнцу выглянуть, и все ночные страхи исчезают.

Какая же я глупая! Тибальт любит меня. Это ясно. Но ему нравятся и другие люди, в том числе и Табита. Она появилась у них в доме раньше меня, она друг семьи и ее проблемы тревожат Тибальта. Няня Тестер глупа, это очевидно. Она беспричинно возненавидела Табиту, а я выстроила свои подозрения на ее ненависти.

Днем я все понимала. Смеялась над собой. Я ничуть не лучше Теодосии.

Я поняла, беспокойство поселилось во мне со дня праздника Нила. Если б я увидела Ясмин и поговорила с ней, мне стало бы спокойно. Не нравятся мне тайны.

Теодосия плохо себя чувствовала, и мы пошли в магазин с Табитой.

— Нехорошо, что я так рада, но ничего не могу с собой поделать. Все равно мой муж не жил, а существовал. Большую часть времени он даже не осознавал, кто он.

— Тебе не стоит оправдываться, — успокоила я ее.

— Я порой думаю, а все ли было сделано для него.

— А что ты могла сделать?

— Не знаю. Но я была счастлива, лишь забывая о его существовании, а это нехорошо.

Я посмотрела на нее. Она действительно выглядит теперь по-другому: моложе, красивее, глаза блестят.

В лавке на месте Ясмин сидел старик. Он поднял глаза и взглянул на нас. Узнав меня, он продолжил работу. Мы пошли дальше.

Предсказатель судьбы заговорил с нами. Табита села погадать.

— Большое бремя упало с твоих плеч. Недавно. Ты теперь счастлива. Тебя любят, тебе нужно уезжать в страну дождей. Уезжай… Будешь жить в радости… Тебя крепко любят… Нет больше бремени.

Табита покраснела.

У меня возникла мысль: он говорит о Тибальте. Тибальт ее любит, и она свободна… Хотя теперь он не свободен. Почему они не подождали? Не стоило ему жениться ради…

Предсказатель устремил взгляд на меня.

— Уезжай, леди, летучая мышь машет крыльями над твоей головой. Она, как ястреб, выжидает…

— Спасибо, — поблагодарила я. — Мое будущее всегда одинаково. Может, когда-нибудь вы мне предскажете жизнь без летучих мышей.

Он не понял меня. Мы положили ему деньги и ушли.

— Конечно, они все похожи. Гадают, как у нас цыгане. Они говорят слова, чтобы только произвести впечатление.

— Я равнодушна к его предсказаниям, а вот Теодосия расстроилась.

— Эти люди отличаются от нас. Они фаталисты и любят воображать опасность, чтобы суметь избежать ее с помощью мудрости. Он тебя тоже готовит к этому.

— Как негостеприимно! Он всегда мне говорит, чтобы я уезжала. Интересно, почему. Ведь я его постоянная клиентка. Он же перестанет получать от меня деньги, если я испугаюсь его слов и уеду.

— Да, это странно.

— Но он угадал относительно твоего бремени. Скорей всего, все слухи о нас быстро расходятся, и он пользуется ими в своих предсказаниях.

— Это неудивительно, — согласилась Табита.

* * *

Я сидела на террасе, когда ко мне подошел Эван. Я любила наблюдать за заходом солнца. Меня завораживало происходящее: вот на небе светит солнце и почти внезапно наступает ночь. Я вспомнила, как в Англии сумерки длятся долгое время, темнота постепенно сгущается и нехотя приходит вечер.

— Хорошо, что ты одна, Джудит. Хочу поговорить с тобой о Теодосии.

— Как она себя чувствует?

— Она в депрессии.

— Думаешь, ей надо поехать домой?

— Мне не хочется отправлять ее, но я начинаю склоняться к этой мысли.

— Она не захочет уехать без тебя. А разве ты не можешь поехать с ней?

— Не уверен, что Тибальт готов отпустить меня.

— О… понятно.

— Климат ей не подходит, а теперь, когда она ждет ребенка…

— Я знаю, но мы вернемся в Англию задолго до ее родов.

— Да, но ей становится все хуже. Это место оказывает на нее какой-то странный эффект.

— Может, ей стоит вернуться домой и ждать тебя там?

— Она не захочет вернуться в нашу квартиру в университете. Она могла бы поехать к матери, но ты ведь знаешь леди Бодреан, она не одобряет наш брак. Боюсь, Теодосия не будет счастлива в Кеверал Корте.

— А может, ей поехать в коттедж «Радуга»? Мои тетушки с радостью примут ее. Или к Сабине, в дом священника.

— Это идея, но, боюсь, она не захочет расстаться со мной… а я с ней.

— Все равно, спроси ее.

— Обязательно, — Эван немного повеселел.

* * *

На следующий день я находилась во дворе, когда раздался шепот:

— Леди…

Сначала я никого не увидела, потом из кустов вышел молодой араб. Я видела его впервые.

— Леди, у вас есть чудесное снадобье в баночке.

Он протянул мне руку, на ней слегка кровоточила ранка.

— Конечно, я перевяжу вам руку. Но сначала надо промыть. Идите за мной.

Я провела его в комнату, где Табита составляла букеты. Здесь стояла спиртовка, можно вскипятить воду. Я промыла ему рану, и юноша сказал:

— Леди, я пришел поговорить.

В его темных глазах затаился страх.

— Я пришел сказать о Ясмин. Вы очень добрая леди.

— Где она?

— Она умерла. Я молюсь Аллаху, чтобы он благословил ее душу.

— Как она умерла? Почему?

— Ее забрали.

— Кто?

Он с трудом подбирал английские слова.

— Я любил Ясмин.

— Вы работаете на раскопках у сэра Трэверса?

Он утвердительно кивнул.

— Хороший хозяин и хорошая леди… Большой секрет.

— Ты можешь доверить мне свой секрет. Как тебя зовут?

— Хусейн.

— Расскажи, Хусейн, что ты знаешь об исчезновении Ясмин. Я никому ничего не скажу.

— Леди, мы любили друг друга, но ее отец сказал «нет». Она для старика, у которого много коз, он продает много кожи.

— Понятно.

— Но любовь сильна. Мы встречались. Мы оскорбили фараонов.

— Нет, Хусейн. Двое влюбленных не могли оскорбить мертвых фараонов. Они тоже любили в свое время.

— Нам негде было встречаться. Но я работаю в гробнице, хорошо работаю. Хозяин предупреждает, когда будут работать, когда не будут работать. Когда нет работы, мы встречались… в гробнице.

— Ты смелый, Хусейн. Мало людей пожелали бы встречаться в таком месте.

— Это единственное место, а сильная любовь не ждет. Где еще мы в безопасности? Отец узнает и отдаст ее старику с козами.

— Я поняла, но где Ясмин?

— Ночью, когда приехал паша, у нас свидание. Но сэр Трэверс говорит: «Хусейн, отнеси записку Али-мусса. Он делает инструменты. Принеси мне, что я напишу по списку». Я подчиняюсь… Ясмин идет в гробницу одна. Больше я ее не видел.

— Но ты говоришь, словно она умерла.

— Она умерла. Ее бросила в реку в праздник Нила.

Я с трудом перевела дыхание.

— Я боялась этого. Но почему, Хусейн?

Он посмотрел мне в глаза:

— Леди мудрая. Скажи мне, почему Ясмин бросили крокодилам?

— Крокодилам?

— Священным крокодилам. Я видел священных крокодилов. У них в ушах бриллианты, а на лапах драгоценные камни, — внезапно он обернулся, словно испугался, что его ударят сзади.

— Кто это сделал? Кто бросил Ясмин в реку?

— Большие люди, у них власть. Она оскорбила их, потому что была в священном месте, в гробнице. Это проклятые фараоны.

— Хусейн, фараоны не могли это сделать. Кто-то другой убил ее, и должна быть причина.

— Она пошла одна в гробницу, леди.

— Она смелая.

— От любви смелеешь.

— Ты считаешь, что ее обнаружили в гробнице?

— Не знаю.

— Когда ее бросили в реку, она не подавала признаков жизни. Она казалась куклой.

— Может, Ясмин была уже мертва или одурманена зельем, не знаю. Я только знаю, что она мертва.

— Но почему ее убрали таким диким образом?

— Леди, видишь картинки на стенах. Здесь нарисовано то, что случается с теми, кто оскорбляет фараонов. Иногда отрубают руку или ногу и оставляют в живых. Иногда бросают на съедение крокодилам.

— Не понимаю, как Ясмин могла оскорбить фараонов.

— Она ходила в гробницу, в запретное место.

— А как же все мы, остальные?

Он вздрогнул.

— Хусейн, а ты уверен, что в реку бросили Ясмин?

— Разве влюбленный не знает свою возлюбленную? Это была Ясмин. А я тоже ходил в гробницу…

— Ты боишься, что они и тебя убьют?

Он кивнул.

— Я так не думаю, Хусейн. Они уже давно убили бы тебя. Видимо, кто-то встретил ее в гробнице и убил. Ты никому не рассказывай о ваших отношениях.

— Наша любовь — наш секрет. Поэтому мы выбрали такое место для свиданий.

— Никому не говори о Ясмин, Хусейн. Не показывай своего горя.

Он кивнул. Меня тронула его доверчивость. Он показал мне на свою рану:

— Это пустяки. Я пришел повидать мудрую леди.

— Я рада, что ты пришел. Если что-нибудь узнаешь, приходи опять.

Он кивнул:

— Я знаю, ты мудрая леди. У тебя волшебное снадобье.

* * *

Я с нетерпением ждала Тибальта, мне хотелось рассказать ему о несчастной девушке.

Но моего мужа просто невозможно застать одного! Лишь вечером он вернулся во дворец в удрученном состоянии и сразу поднялся в нашу комнату. Я поспешила за ним. Он сидел на стуле, разглядывая свои ботинки.

— Тибальт, мне надо тебе кое-что рассказать.

Он поднял голову, я поняла, что он меня не слышит.

— Ясмин умерла, — выпалила я.

— Ясмин? — переспросил он.

— Ты ее не знаешь. Она работала в лавке кожаных изделий. Ее бросили в реку в день праздника Нила.

— О?

— Это убийство.

Он странно смотрел на меня и явно не слышал.

— Девушка умерла… ее убили, а тебе безразлично. Она находилась в гробнице в ту ночь, когда туда ходил Хаким-паша, — сердито сказала я.

— Что?

Я в отчаянии подумала, стоит только заговорить о гробнице и он начинает слушать. Для него важнее, что девушка спускалась в гробницу, а не то, что ее убили.

— Один из твоих рабочих приходил сегодня ко мне. Он напуган, поэтому не ругай его. Они назначали свидания в гробнице, и вот девушку убили.

— Свидания в гробнице? Они не осмелились бы.

— Я уверена, что он говорил правду. Но дело в том, что девушку бросили в реку в праздник Нила.

— Теперь они бросают кукол.

— На этот раз бросили Ясмин. Мы с Теодосией сразу узнали ее. А теперь я знаю наверняка. Тибальт, что ты собираешься делать?

— Моя дорогая Джудит, ты волнуешься о том, что тебя совершенно не должно касаться.

— Мы будем спокойно наблюдать, когда убивают людей?

— Тебе рассказали сказку. Кто к тебе приходил?

— Один из твоих рабочих. Он страдает, он любил Ясмин и потерял ее.

— Ты стала жертвой мистификации, Джудит. Этот народ обожает трагедии. Они сами сочиняют истории с трагическим финалом, рассказывают и выдают за правду.

— На этот раз он сказал правду. Что нам делать?

— Ничего… даже если это правда.

— Мы должны покрывать убийц?

Он устало посмотрел на меня:

— Мы не можем судить этих людей. Главное правило — не вмешиваться. Их обычаи кажутся нам странными… порой варварскими… но мы пришли сюда в качестве археологов и должны быть благодарны, что нам позволили находиться здесь. Главное правило: не вмешиваться.

— Но это не обычное дело.

— Это абсурд. Даже в Древнем Египте в реку бросали девственниц. А твоя Ясмин вряд ли подходит под эту категорию, если она встречалась с любовником в гробнице.

— Кто-то хотел от нее избавиться.

— Есть много простых методов, чтобы избавиться от тела. К чему прибегать к такому изощренному способу, да к тому же на глазах у тысячи людей?

— Я думаю, это было предупреждение.

Он устало провел ладонью по лбу.

— Тибальт, ты не обращаешь внимания на мои слова.

Он посмотрел на меня и сказал:

— Мы закончили раскапывать у той стены, там нашли ход и он привел нас в тупик. Дальше пути нет. Видимо, этот туннель прорыли, чтобы ввести в заблуждение грабителей. Мы окончательно одурачены.

— Тибальт!

— Вся работа последнего месяца концентрировалась вокруг этого хода. Можно сказать, что все наши усилия и деньги выброшены на ветер.

Мне хотелось его успокоить, обнять и прижать к себе, как огорченного ребенка. И в тот момент я поняла, что в действительности мы с ним не так близки, как я думала в минуты страсти.

Он держался от меня в стороне. Что бы я ни сказала сейчас, все покажется банальным. Я поняла, что для него нет ничего важнее работы.

— Итак, это конец, — сказала я без эмоций в голосе.

— Это окончательный провал.

Я молчала, было бы глупо говорить, как мне жаль. Он пожал плечами, и ужасная тишина сгустилась.

Я видела, он забыл о Ясмин, он даже и не думал о ней. Тибальт почти не чувствовал, что я рядом. Он думал только о провале экспедиции.

ТРАГЕДИЯ НА МОСТУ

Весь следующий день говорили о возвращении домой. Экспедиция была дорогостоящая, и она ни к чему не привела, отрыли лишь очередной туннель из гробницы в тупик.

Тибальт ошибся. Таинственная смерть отца заставила его думать, что он находится на пороге величайшего открытия. Другие тоже обманулись в своих ожиданиях, их постигло горькое разочарование, крушение надежд, пустая трата денег.

Теодосия не скрывала своей радости. Мысль о возвращении домой подбадривала ее.

— Естественно, мне жаль Тибальта. Он глубоко разочаровался. Но как приятно вернуться домой, — говорила она.

— Все закончено, — заметил Хадриан. — Скоро все мы будем дома, наше грандиозное приключение подошло к концу. Ты вылечилась, Джудит? Ты так стремилась приехать сюда. Но все закончилось не так, как ты надеялась. Я же знаю Джудит, она видела в мечтах, как приведет всех нас к открытию. Собиралась найти гробницу могущественного фараона, в которой не побывали грабители. А реальность получилась иная.

— Мне понравилось в Египте.

— И ты не против быть вдовой археолога? Некоторые дамы против, уверяю тебя. И тебя не раздражало, что ты в стороне? Думаешь, я не слышал, как ты скрипела зубами? Кому понравится отдавать пальму первенства куче старых набальзамированных костей?

— Я быстро смирилась со своим положением, и хотя все так закончилось, могу искренне признать, что приобрела ценный опыт.

— Вот это хорошая, послушная жена, которая мужественно примирилась с недостатком внимания со стороны мужа ради общего дела.

— Я была готова к этому. Я знала, что Тибальт будет все время работать.

Хадриан подошел ко мне и сказал:

— А я бы не бросил тебя надолго, Джудит. И ради чего?

Я рассердилась:

— Хорошо же ты поддерживаешь своего руководителя.

Он усмехнулся:

— Мы с тобой всегда дружили.

— До этого момента, — рявкнула я.

Он развеселился. Потом вдруг посерьезнел:

— Что ты, мы всегда были и останемся друзьями. Если когда-нибудь я тебе понадоблюсь…

— Ты мне понадобишься?

— Да, моя дорогая кузина. Даже самые самостоятельные и независимые иногда нуждаются в поддержке.

— На что ты намекаешь?

Он пожал плечами и криво усмехнулся, он всегда так поступал в серьезные моменты, когда хотел притвориться, что ему все безразлично.

Меня осенила мысль: он что-то знает. И он меня предупреждает. О Тибальте?

— Лучше объясни все толком.

Он понял, что зашел слишком далеко.

— Да нечего объяснять…

— Но ты намекал…

— Очередная глупость с моей стороны.

Но ему удалось посеять зерна сомнения в моей душе.

* * *

Спустя несколько дней во дворце переживали всеобщее возбуждение. Тибальт торжествовал. В течение нескольких месяцев он шел по ложному пути, но теперь нашел другой след.

Волнуясь, он рассказал мне:

— У меня было подозрение, что мы ищем не там. За другой стеной тоже что-то спрятано.

— А если там очередной тупик, ложный ход?

— Не может быть два тупика. Мне надо попробовать.

— И сколько еще мы здесь пробудем?

— Пока не знаю.

Известие произвело на всех членов экспедиции поразительный эффект.

Теренс Гелдинг и другие опытные археологи находились в состоянии эйфории. Табита тоже радовалась. Бедная Теодосия сильно разочаровалась, Эван тоже не ликовал, но главным образом из-за нее. Он такой добрый и внимательный, сначала муж, а уж потом археолог.

Я знала, что мысленно сравниваю его с Тибальтом.

* * *

Теодосия загрустила. Ее надежды на скорое возвращение в Англию не оправдались. Табита заявила:

— Она расстраивает Эвана. И Тибальт нервничает, потому что Эван думает не о работе, а о жене.

Мне стало неприятно. Почему Тибальт обсуждает с Табитой Теодосию? Я догадываюсь, он о многом беседует с ней. Я часто видела, как они секретничают.

Табита попыталась помочь Тибальту. Ей пришла идея, что нужно как-то заинтересовать Теодосию в происходящем. Нужно собрать несколько человек и совершить экскурсию на место раскопок, обязательно взяв с собой и Теодосию. Леопольд Хардинг, который несколько раз приходил во дворец, попросил разрешения пойти с нами.

— Пусть Теодосия своими глазами увидит, насколько это интересно, — предложила Табита. — Экскурсия поможет ей преодолеть панический страх.

Тибальт дал согласие, и Табита организовала группу. К моему удивлению, Теодосию не пришлось уговаривать. Она стремилась не причинять лишнего беспокойства Эвану и попыталась вести себя храбро, несмотря на все свои страхи.

Леопольд Хардинг живо интересовался работой археологов. Он не раз спрашивал Хадриана, как идут у них дела. Он выразил нам сочувствие, когда Тибальт едва не свернул экспедицию и был рад, узнав, что решено продолжать раскопки.

— Хардинг хочет все посмотреть и очень доволен, что Тибальт разрешил ему присоединиться к нашей экскурсии. Он пригласил меня на свой склад, составишь мне компанию, Джудит?

И мы пошли.

Склад размещался в маленьком здании за тяжелыми засовами. Видимо, там хранятся весьма ценные вещи, подумала я. Внутри находилось множество предметов. Леопольд Хардинг стал нам все показывать.

— Обратите внимание на этот стул. Он украшен резьбой, главный мотив — цветы и переплетенные листья, наверху львиные головы, а ножки заканчиваются в виде лап. Я обнаружил этот стул в Египте, но считаю, это скандинавская работа.

Хадриан разглядывал настенную доску. На ней в профиль изображен фараон, подносящий дары Хорусу.

— Я бы поклялся, что она настоящая.

— Да, она очень красива и наверняка одурачит многих, — сказал Хардинг. — Она старая, но не настолько, чтобы быть из гробницы. Ей не более трехсот лет.

— А вот шкатулка для украшений, — продолжал он. — Посмотрите на внутреннюю отделку, выполненную из слоновой кости. Эта шкатулка — одно из самых ценных моих приобретений.

Мы рассматривали вещь за вещью, а Хардинг сетовал, как трудно стало переправлять товар в Англию. Мне понравилось ожерелье в виде воротника и серьги из лазурита и панциря черепахи, выполненные в египетском стиле. Одна статуя особенно меня заинтересовала. Это бог Хорус с лицом ястреба, а у его ног согбенная фигура фараона. Статуя не больше пяти футов в высоту, удивительно пропорциональная, от нее невозможно отвести взгляда.

Кто-то тронул меня за плечо, и я вздрогнула. Леопольд Хардинг улыбнулся мне.

— Правда, чудесная копия?

— А каков же оригинал?

— Я его никогда не видел. Но он определенно находился в одной из гробниц фараона. Такие статуи ставили для устрашения грабителей. — Хардинг повернулся к Хадриану. — Ну, об этом вы знаете лучше меня.

— Сомневаюсь. Пока мне не довелось увидеть неразграбленную гробницу.

— А что вы скажете об этом украшении? Сфинкс. Очень тонкая работа. Ценная вещь.

Мы переходили от одной вещи к другой, но время от времени я поворачивалась и смотрела на каменную фигуру Хоруса. Мне казалось, что его глаза наблюдают за мной с угрозой.

Уходя, мы тепло поблагодарили Хардинга.

— Долг платежом красен. Не забудьте, что я иду с вами на экскурсию в гробницу.

* * *

Руководил нашей группой Теренс Гелдинг, пошли Хадриан, Эван, Леопольд Хардинг, Табита, Теодосия и я. Мы отправились вечером, когда рабочие ушли.

Беременность Теодосии стала заметна, она тяжело опиралась на руку Эвана, но с готовностью пустилась в это приключение.

План составили замечательный, и мы надеялись, что Теодосия отбросит свой страх и, по выражению Табиты, станет «хорошей женой археолога».

Первым шел Теренс с фонарем в руке, замыкал группу Хадриан.

В каменной гробнице было холодно, но Теренс предупредил нас и мы взяли с собой накидки. Теренс освещал фонарем настенные рисунки, изображающие фигуры фараонов и богов, и объяснял их содержание. Я узнала бога Солнца Амона-Ра. А вот Хорус-ястреб, Анубис-шакал (я вспомнила изображение головы шакала на руке слуги, которого перевязывала после укуса скорпиона, и на руке предсказателя судьбы).

— Это гробница не слишком знатного человека, — рассказывал Теренс. — Рисунки на стенах такие же, как в нашем дворце. Но похороненный здесь человек наверняка был богат, потому что двойная гробница строилась далеко не для всех и стоила очень дорого. Возможно, здесь находились мумии нескольких людей. Гробницы начинали строить задолго до смерти человека. А если ее готовили для фараона, то работы продолжались много лет и прекращались лишь в момент его кончины.

— То есть чем дольше они жили, тем изысканнее убранство гробницы, — добавил Хадриан. — Не слишком-то справедливо по отношению к тем, кто умер в молодом возрасте. Одновременно лишались и жизни и красивой гробницы.

Мы осторожно спускались все ниже, долго шли по узкому проходу, который привел нас в комнату.

— Это еще не усыпальница, она расположена чуть дальше. В яме, которую вы здесь видите, находились какие-то предметы, но их унесли грабители. Мы перекинули через яму деревянный мост, чтобы быстрее переходить в другие помещения, но давайте сначала рассмотрим рисунки на стенах.

Он высоко держал фонарь, и Теодосия первой шагнула на деревянный настил. И тут произошло ужасное: мост прогнулся, Теодосию подбросило вверх, а потом она рухнула в яму вместе с досками моста.

Казалось, что установилась долгая тишина, но она длилась лишь несколько секунд.

Потом раздался крик Хадриана:

— Боже!

Эван начал спускаться в яму, это было нелегко. Теренс принял командование на себя:

— Принесите носилки и пойдите за врачом. Держите фонарь, я буду спускаться и помогу Эвану.

Вместе с Эваном они склонились над распростертой фигурой Теодосии.

* * *

Это было, как кошмарный сон: мерцание фонаря в гробнице, притихшие люди, неподвижное тело Теодосии, убитый горем Эван.

Все происходило слишком медленно: нелегко поднять человека из ямы на носилках и продвигаться к выходу из гробницы по узким переходам. Теренс оказался умелым руководителем, ему помогала Табита. А я лишь успокаивала Эвана, который повторял:

— Это я виноват, не надо было вести ее сюда.

Наконец мы доставили Теодосию во дворец. Ночью она преждевременно родила мертвую девочку. Мы переживали за ее жизнь: она по-прежнему не приходила в сознание.

Я повторяла Эвану:

— Все будет хорошо. Вы потеряли ребенка, но у вас будут еще дети.

— Если только она выживет, я больше никогда не увезу ее из дома. Она была напугана и предчувствовала опасность. Это я виноват.

— Глупости. Ты не виноват. Теодосия поехала с тобой, потому что ты ее муж.

— Она хотела вернуться… а я ее удерживал. Она старалась привыкнуть. Почему только я не уехал с ней домой?

— Ты же не мог бросить работу, — убеждала я его.

— Я просил Тибальта, но он не мог отпустить меня без замены.

Пришла Табита и позвала нас к Теодосии. Мертвенно-бледное лицо на подушке можно было узнать с трудом. Внезапно я поняла: вот моя сестра и она умирает.

Эван встал на колени у кровати. По его щекам, не переставая, текли слезы.

Теодосия открыла глаза:

— Эван.

— Моя любовь… дорогая моя.

— Я не боюсь, Эван.

Она увидела меня.

— Джудит, сестра.

— Я здесь.

— Она сейчас надо мной, Джудит… большая черная летучая мышь. Но я не боюсь, Эван.

— Господи, — прошептал Эван.

Табита коснулась моего плеча.

— Все кончено, Джудит, — прошептала она.

Я встала.

Трудно поверить. Еще вчера Теодосия была здорова и пару дней назад мы ходили с ней по магазинам.

Теодосии больше нет.

* * *

Смерть Теодосии произвела эффект разорвавшейся бомбы. Разве не умер таинственной смертью сэр Эдвард? И вот новая смерть. Это сбывается проклятие фараонов!

Мустафа и Абсалам тоскливо смотрели на меня умоляющими глазами. «Уезжайте, леди, — говорили эти глаза. — Уезжайте, пока проклятие не сбылось снова».

Тибальт переживал:

— Табита огорчена. Это она предложила организовать экскурсию. Мы понимаем, что она хотела, как лучше.

Я никогда не видела, чтобы он так сильно переживал. О Табите!

Что со мной? Я раздражена и меня терзают подозрения. Он беспокоится, как это переживет Табита, а не мы с Эваном, ее сестра и муж.

— Я начал расследование. Необходимо выяснить, как это могло случиться. Мы постоянно пользовались мостом, перевозили по нему тяжелое оборудование. Почему он сломался, едва на него ступила молодая женщина? Если нам не удастся это выяснить, то вновь пойдут нелепые слухи, — сказал Тибальт.

Многие поверили в проклятие фараонов и ничего с этим не поделаешь. Боги рассердились.

Но почему жертвой стала Теодосия, она никого не оскорбила и не работала в гробнице? Она впервые спустилась в усыпальницу. Она хотела вернуться домой. Если боги рассердились, почему они решили отомстить самой слабой из нас?

Некоторые из рабочих отказались спускаться в подземелье и вести раскопки. Работа вновь приостановилась.

Я сочувствовала Эвану, который тяжело переживал утрату жены. Он не мог сосредоточиться, из его глаз лились слезы. Он постоянно говорил о Теодосии, о том, как она мечтала иметь ребенка.

Это было невыносимо.

— Тибальт, Эван должен вернуться в Англию. Он не может здесь оставаться.

— Он нам нужен, — ответил мне Тибальт.

— Но не в теперешнем его состоянии.

— Да, сейчас он бесполезен.

— Он схоронил жену и ребенка, — резко сказала я.

— Знаю. Я думал, ему будет легче, если он займется работой.

Я горько рассмеялась.

— Ему все здесь напоминает об утрате. Он должен уехать и как можно скорее.

— Что он будет там делать? Переживать и все. А работа поможет ему забыться.

— Тибальт, ты понимаешь, как сильно Эван любил свою жену?

— Знаю, он любил преданно.

— Боюсь, ты не в состоянии понять чувства Эвана к Теодосии.

Он странно посмотрел на меня.

— А мне понятны его чувства. Он в шоке от горя. Ему необходимо помочь. Он потерял самое дорогое, что у него было. Работа не спасет его. Ему надо уехать отсюда. Здесь слишком тяжелые воспоминания.

— А дома?

— А дома другие воспоминания. Здесь он вспоминает, как она упала… все ее страхи. Он упрекает себя. Он на грани срыва. Если б ты только видел его лицо, когда Теодосию выносили из гробницы… и у ее изголовья, когда она умирала…

Мой голос сорвался, Тибальт похлопал меня по плечу. Я посмотрела на него и рассердилась: он думает, кого поставить на место Эвана.

— Дело не в археологии, а в приличии и доброте. Если другим все равно, об Эване позабочусь я, — продолжала я.

— Естественно, мы поступим, как лучше…

— Я знаю, что работа должна продолжаться, независимо от того, что случилось. Но Эван в теперешнем состоянии бесполезен для тебя. Я напишу тетушкам, что случилось. Спрошу, не смогут ли они принять у себя Эвана. Они будут за ним ухаживать и вернут его к жизни.

Я написала:

«Дорогие тетушки, примите Эвана и позаботьтесь о нем. Вы уже знаете об ужасном несчастье. Бедный Эван в шоке. Вам известно, как сильно он любил Теодосию. Я до сих пор не могу поверить в ее смерть. Мы с ней здесь очень сблизились. Мы по-настоящему стали сестрами…»

До того момента я не плакала, а тут слезы неожиданно полились на бумагу. Мои тетушки тоже всплакнут, когда получат мое письмо.

Бедная печальная Теодосия, боявшаяся жизни! Все время ее пугала смерть, а когда она подступила к ней, то последние ее слова были: «Я не боюсь».

Лучше бы она не ступала на тот мост. Но тогда умер бы кто-то другой. Тибальт! У меня защемило сердце. А что если бы это случилось с Тибальтом? Со времени приезда в Египет мои идиллические грезы наполнились сомнениями, страхами, даже подозрениями. Слишком часто я вспоминала, как люди реагировали на нашу свадьбу. Некоторые сомневались в искренности чувств Тибальта, даже Доркас и Элисон, ведь я стала наследницей.

Я всегда чувствовала, что Тибальт не раскрывается до конца. Я же полностью доверилась ему. Он знал о моих порывах, моем энтузиазме, недостатках и достоинствах. Я не умела скрывать свою любовь к нему, я испытывала к нему маниакальную страсть, которая началась в тот момент, когда он вошел и увидел меня, поднимающуюся из саркофага. Хотя теперь мы супруги, некоторые стороны его характера по-прежнему неизвестны мне. Есть ли в нем теплота, нуждается ли он в других людях? Насколько я нужна ему?

Меня мучили сомнения, а ведь я всегда была уверена, что сумею стать хозяйкой своей судьбы. Почему же сейчас, когда у меня есть все, я терплю неудачу? А у меня есть все, о чем я когда-то мечтала. Ответ напрашивался сам собой: потому что я не знаю человека, которому безоглядно отдалась. Я догадывалась о его чувствах, когда он женился на мне. Я знала: для него на первом месте его работа, она важнее меня… А важнее ли Табиты?

Вот я и сказала. Я ревную, я не знаю, каковы его отношения с Табитой и почему он женился на мне. Я выдумала свой кошмар, а теперь он принимал реальные очертания.

Я взяла ручку и продолжала писать:

«Эван нуждается в особом отношении, вы сумеете ему помочь. Научите его жить снова. Сабина и Оливер помогут вам. Я уверена, что спокойная атмосфера коттеджа, ваша жизненная философия, смогут его излечить. Дорогие Доркас и Элисон, постарайтесь».

Вскоре пришел их ответ.

Эван не протестовал и не удивлялся. Он жил, как во сне или в кошмаре.

Он уехал в Англию, в коттедж «Радуга».

* * *

После смерти Теодосии Леопольд Хардинг стал неизменным членом нашего общества. Он часто приходил на раскопки, беседовал с рабочими. Хадриан приглашал его на обеды во дворец. Он задавал массу вопросов, его интересовало, как продвигается работа.

Тибальт разрешил ему спускаться в гробницу. Хардинг задавал разумные вопросы, видимо, много читал. Он часто находился в обществе Хадриана.

У Тибальта прошла депрессия. Он был уверен, что теперь находится на верном пути: за стеной первой гробницы был проход во вторую, его искусно скрыли, но Тибальт обязательно отыщет его.

Часто приходили письма от Доркас и Элисон.

«Мы ждем твоего возвращения. Как долго тебя нет. Эван стал понемногу разговаривать о Египте. Ему значительно лучше.

Сабина счастлива, скоро у нее родится ребенок. Мы все его ждем и волнуемся.

Леди Бодреан заказала панихиду по Теодосии в нашей церкви. Люди говорят также, как и о смерти сэра Эдварда. Как мы хотим, чтобы ты вернулась домой.

Леди Бодреан пригласила нас на чай в Кеверал Корт. Говорила о тебе: как странно, что ее компаньонка стала богатой женщиной. Она сказала, что теперь часть наследства Теодосии переходит к тебе».

У меня учащенно забилось сердце. Удивительно, но я не вспомнила об этом условии в завещании сэра Ральфа раньше. Теперь денег у меня будет в два раза больше, а после смерти леди Бодреан Кеверал Корт перейдет в мое распоряжение.

Деньги не имели для меня значения. Иногда мне хотелось, чтобы их у меня не было и тогда я смогла бы быть уверенной: на мне женились по любви, а не из-за наследства.

Правы мои тетушки. Теперь я очень богата.

«Ее больше волнует то, что ты получаешь теперь все деньги, а не смерть дочери. Удивляемся, как ты сумела проработать у нее так долго. Она не слишком сговорчивая и приятная. Ты смелая, Джудит».

Как их письма напомнили мне родную деревню и любимую природу!

* * *

Тибальт сказал: нам надо вести себя так, словно ничего не произошло. Это лучший способ погасить возникающие сплетни. Однако люди странно смотрели на нас, когда мы ходили по городу. Они считали нас безумцами, которые не боятся проклятия фараонов. Сколько еще нам надо предупреждений? Сколько еще смертей ждет нас?

— В последнее время ты редко ходишь в магазины, — сказала мне Табита.

— Мне не хочется, мы часто ходили в город с Теодосией.

— Люди заметят, что ты стала редко там бывать.

— Это имеет значение?

— Я думаю, нам надо вести себя, как всегда.

— Я не хочу ходить туда одна.

— Иногда я буду ходить с тобой.

Итак, мы отправились в лавку и по дороге говорили о Теодосии.

— Не грусти, Джудит. Я и себе это повторяю. Вспомни, ведь это я предложила организовать экскурсию… Она была бы жива, если бы…

— Умер бы кто-то другой. Мост разрушился, откуда ты могла это знать.

— Все равно, не могу забыть, что это была моя идея.

— Но почему сломался мост? Не мог ли кто-то…

— Нет, Джудит, нет.

— Кто мог бы это сделать?

— Это был несчастный случай, ничего другого.

Я подумала: а если не несчастный случай? Предположим, кто-то решил убить Теодосию. Кому выгодна ее смерть? Только мне, я стала вдвое богаче.

— Она была моей сестрой по отцу. Я ее любила, командовала ею, но все равно любила, а теперь…

Табита пожала мне руку.

— Не надо, Джудит. Ничего не поделаешь. Нужно это пережить.

Мы дошли до рыночной площади. Повсюду шум и буйство красок. Пожиратель огня начинал свое выступление в окружении толпы ребятишек; заклинатель змей сидел, словно в трансе, его змеи отдыхали в корзине; жонглер пытался привлечь зрителей. Мы шли по знакомому лабиринту улиц мимо лавок кожаных изделий, где больше не работала Ясмин, мимо огня, на котором на прутьях жарили мясо… а вот и предсказатель судьбы.

Он хитро взглянул на нас.

— Да будет с вами Аллах, леди.

Я собиралась пройти мимо него, но Табита остановилась. Естественно, ему известно о гибели Теодосии.

— Маленькая леди не обратила внимания на мое предупреждение.

На моих глазах выступили слезы. Я четко представила Теодосию, сидящую возле него с широко раскрытыми от ужаса глазами.

— Я вижу. Она все еще летит над вами, — он выжидательно смотрел на меня.

— Я не хочу слушать.

Он повернулся к Табите.

— Бремя упало с твоих плеч. Тебя ждет счастье. Преграда преодолеется и будет вознаграждение, если у тебя хватит мудрости взять его.

Я собиралась заплатить ему, но он покачал головой.

— Нет, не сегодня. Не надо бакшиш. Я беру деньги за работу. Говорю тебе, леди, берегись.

Мы пошли дальше. Я дрожала.

— Он прав. Относительно Теодосии.

— Иногда и он бывает прав.

— Но он меня предупреждает.

— Он всегда предупреждает.

— Тебя ждет удача. Преграда уйдет с твоего пути и тебя ждет вознаграждение. Или ее уже убрали?

— Они всегда так гадают. Не надо показывать, что мы встревожены. Так мы только дадим повод для слухов.

Но я встревожилась… сильно встревожилась.

* * *

Как мне не хватало Теодосии. Я испытывала угрызения совести, ведь при ее жизни я не говорила ей, как много для меня значит — иметь сестру. Я сидела на террасе, грустила и вспоминала наши беседы. Табита не могла заменить мне Теодосию, я ей не доверяла.

Я постоянно ощущала ее дружбу с Тибальтом. Однажды, вернувшись с работы, Тибальт подсел ко мне на террасе.

Он рассказывал мне о раскопках, и я с интересом слушала. Но к нам присоединилась Табита. Она многое помнила о предыдущей экспедиции и начала вести беседу с Тибальтом, я осталась в стороне. Мне стало неприятно, я обиделась. Опять вспомнила сомнения Доркас и Элисон относительно моего брака, предсказания могильщика Пеггера и слова няни Тестер.

Мое отношение несправедливо, раньше я не поверила бы в плохое, но теперь я начала сомневаться в Тибальте. Я стала подозрительной и ревнивой. Я начала видеть в нем безжалостного человека, готового всем пожертвовать ради работы. А только ли в отношении работы он может проявлять безжалостность?

Тибальт становился чужим человеком.

Однажды пришел Леопольд Хардинг. Он часто общался с нашими археологами. Его интерес к археологии привлекал Тибальта, он всегда поощрял любителей. Хардинг даже обедал с нами во дворце и часто ходил на раскопки.

Он сел рядом со мной и вздохнул.

— Какой чудесный вид. Представьте, что было здесь на реке три тысячи лет назад.

— Здесь проплывали царские барки… люди занимались необычной для нас работой, например, обрабатывали камни для постройки пирамид или приносили жертвы богам.

— Почему фигуры всегда изображены в профиль?

— Наверное, потому, что у них красивые профили.

— Ваш муж доволен результатом работы?

— Каждое утро он полон надежд, что это непременно случится. Но пока ничего не найдено.

— Я сожалею о смерти миссис Каллум. Такая молодая, только начала жить и такой ужасный конец. Люди в гостинице только о ней и говорят.

— Я знаю. Об этом везде говорят.

— Они считают, что это действует проклятие фараонов.

— Абсурд, — я говорила так, как ответил бы Тибальт. Он так мечтал, чтобы эти разговоры затихли. — Если это проклятие, то почему оно пало на Теодосию, самого невинного члена экспедиции?

— Но она все равно член экспедиции.

— Едва ли. Она жена одного из археологов.

— Но ходят разговоры… Общее мнение таково, что данная экспедиция, как и предыдущая, обречена на провал, потому что древние фараоны рассердились.

— Конечно, говорить будут… Я получила письмо из дома. О смерти Теодосии писали в газетах. «Еще одна смерть» и вновь упоминание о проклятии. Людей привлекают подобные тайны. Они верят в них, потому что хотят верить.

— Пожалуй, вы правы, — согласился он. — Я скоро уезжаю. Большинство приобретений уже отправлено в Англию, у меня осталось мало незавершенных дел. Как вы думаете, ваш муж не против, что я повсюду сую свой нос?

— Он бы прямо так и сказал. Он доволен, когда люди интересуются его работой. Лишь бы только не мешали.

— Постараюсь не мешать. Я вижу, вы много знаете об археологии.

— Находясь в обществе профессионалов, постоянно ощущаешь недостаток знаний. До замужества я много читала, Эван Каллум давал нам уроки… Хадриану, Теодосии. Вы ведь знаете, мы родственники.

— Да, я слышал, вы сестры. Вы, видимо, сильно пережинаете утрату миссис Каллум.

— Да, как и Хадриан.

— Он вас обеих очень любит… особенно вас.

— Мы с детства дружим с Хадрианом.

— Значит, вы с детства изучали археологию.

— Любительским образом, но меня всегда интересовали гробницы.

— Волнующий предмет.

— Идея бальзамирования тела жуткая и одновременно мудрая. Древние египтяне довели искусство бальзамирования до совершенства. Но после 500 года они перестали этим заниматься. Интересно, почему? Отвратительный процесс… Удалить органы и наполнить тело различными благовонными травами. Потом они держали тело в содовом растворе около трех месяцев, а потом заворачивали в льняную ткань и обмазывали каким-то липким веществом.

— Да, интересно побывать в гробнице. А вы как думаете, что произошло с мостом?

— Может, прогнил.

— А если его испортили намеренно?

— Но кто? И зачем?

— Чтобы убить кого-то.

— Теодосию? Почему? Что она сделала?

— Может быть, хотели убить кого-то, причастного к экспедиции, не важно, кого именно.

— Вы хотите сказать, что хотели убить одного из нас в качестве предупреждения?

— А возможно, это трагический несчастный случай. Беременность миссис Каллум способствовала трагическому исходу, но вы в этом разбираетесь лучше меня. Я так рад, что мне позволяют наблюдать, как продвигаются раскопки. Я никогда не забуду эту поездку в Египет.

— Думаю, никто из нас ее не забудет. То же и с предыдущей, когда умер сэр Эдвард, ее пришлось свернуть, ведь они не могли продолжать без руководителя.

— А что он нашел?

— Ничего. Но Тибальт верит в удачу и продолжает дело отца.

— Большое вам спасибо за беседу. Мне пора возвращаться в гостиницу, поэтому придется вас покинуть.

Становилось все жарче, и я вернулась во дворец. Вспомнив, что оставила баночку с мазью в маленькой комнате, я направилась туда. Услышав голоса, я остановилась.

До меня донесся голос Табиты:

— Да, такое счастье быть свободной… но если б это случилось раньше. А теперь, Тибальт, слишком поздно.

Я стояла, не дыша. В ушах у меня зазвенело, я едва не потеряла сознание.

Слишком поздно! Я отлично поняла, что это означает. Я долго их подозревала, а теперь знаю наверняка. Повернувшись, я бросилась в свою комнату.

* * *

Я лежала в кровати. Тибальт ушел на раскопки. Я рада, мне не хочется его видеть, по крайней мере сейчас… пока я не решила, как мне поступить.

Вспомнились многочисленные моменты, как он смотрел на нее за роялем, предупреждения няни Тестер… Она красивая, опытная, элегантная. По сравнению с ней я заурядная и неуклюжая, не отличаюсь терпеливостью. Я сержусь и страдаю, потому что у него на первом месте работа, а не я. Она его прекрасно понимает. Он ее любит и женился бы на ней, если бы был свободен.

Но зачем он женился на мне? Почему не подождал ее? Его предложение было неожиданным, оно меня удивило. Он выбрал меня, потому что я наследница сэра Ральфа. Все становится понятным и неутешительным.

И здесь она постоянно рядом с ним. Интересно, сколько раз он был с Табитой, когда я думала, что он находится на раскопках? Я представила их вместе, кажется, мне доставляет радость мучить себя.

Я чувствую себя молодой и неопытной. Не знаю, что делать. У кого спросить совета? Теперь нельзя поговорить с Теодосией. Но разве она разобралась бы в моей беде? Она такая наивная и неопытная, Эван просто дышал на нее и преданно любил. Доркас и Элисон не знакомы с такими чувствами, они закивают клювами и скажут: «Мы тебя предупреждали. Он нам никогда не правился. Мы всегда чувствовали, что-то здесь не так». Нет, это не выход. Может, Сабина? Я тут же услышала ее голос: «Тибальт замечательный. Он не похож ни на кого. Ты должна быть счастлива, что он женился на тебе… Но ты плохо разбираешься в делах, а Табита разбирается, она красивая… она давно у нас в доме, относится к нему, как жена, но у нее был муж и она не могла выйти за Тибальта. Ведь это ты стала леди Трэверс и женой Тибальта. Разве этого мало?»

Как глупо вести разговоры в своем воображении. Но я уже не в силах остановиться. Кому же довериться?

С кем посоветоваться?

Я подумала о Хадриане. Мы тепло относимся друг к другу, как брат и сестра, хотя он намекал, что испытывает ко мне более сильные чувства. Я ему верю. Мы всегда были союзниками, защищали друг друга в детстве. У меня лучше получалось защищать его, его чаще наказывали, потому что он мальчик, а мне многое сходило с рук. Дорогой незакомплексованный Хадриан!

Но даже ему я не могла признаться в своих страхах. Ни с кем я не могу обсуждать Тибальта. Ужасно и то, что в воображении я уже сфабриковала против него жуткое обвинение… А теперь, после смерти Теодосии, мое состояние ухудшилось. Нет, я не поверю в такие жуткие мысли. Любой из нас мог ступить на мост первым. Но первой стала Теодосия и после ее смерти жена Тибальта получила состояние своей сестры. Тибальту нужны деньги для работы. Не поэтому ли он выбрал в жены обеспеченную женщину, наследницу… Если бы Табита была свободна, но ее освобождение пришло слишком поздно…

Я слышала ее голос, полный печали и сожаления. Я стою между ними. Не будь меня, Тибальт женился бы на Табите, а кто унаследует состояние, принадлежавшее покойной супруге, если не вдовец?

Мои мысли абсолютно вышли из-под контроля.

ПРЕДЧУВСТВИЕ

Не знаю, придумала я это или нет, но с того времени мне стало казаться, что за мной постоянно следят. Я нервничала. Боялась оставаться одна во дворце, мне слышались осторожные шаги и я постоянно оглядывалась. Как же это непохоже на меня. Ведь я смеялась над рассказами о летучей мыши, посмеивалась над Теодосией, но, кажется, я унаследовала не только ее деньги, но и опасения.

Все же я ощущала неистребимое желание встретиться лицом к лицу со своими страхами. Мне хотелось знать наверняка. Меня не оставляла мысль, что Тибальт желает от меня избавиться. А рядом противоположная мысль — это ложь. Он беспокоится о своей профессии больше, чем о тебе, естественно, ведь ему нравится другая женщина. Но он никогда не причинит тебе вреда. И ты это знаешь.

Я не была уверена, какая из моих мыслей правильная, и не находила себе покоя, ведь от этого зависит мое будущее. Я не могла отказаться от соблазна пугать себя.

Вот в таком настроении я взяла бричку и одна поехала в храм.

В храме неправдоподобно тихо. Видимо, я здесь одна.

Мне вспомнилось, как мы ходили сюда вместе с Теодосией.

Я постаралась сосредоточиться на настенной живописи, рассматривала картинки из истории Египта, но постоянно прислушивалась, не раздастся ли звук шагов, не зашуршит ли одежда. Меня не покидало чувство, что я нахожусь в храме не одна, что-то злое совсем рядом со мной.

Я любовалась изысканной резьбой на колонне. Вот царь Сет с сыном, который станет Рамсесом Великим. А на другой колонне царица Хатшепсут.

Кто-то совсем рядом… Я уже слышу дыхание за своей спиной. Сейчас он протянет руку и схватит меня.

Мое сердце лихорадочно забилось. Необходимо выбраться из этого лабиринта колонн, их так много, как деревьев в лесу. За ними легко спрятаться. В любой момент меня настигнут руки убийцы и закопают тут же, в песке. Если местную девушку бросили в реку вместо куклы, от меня еще легче избавиться. Да, но я жена руководителя экспедиции. Они легко придумают объяснение… Он равнодушно выслушал известие, что Ясмин убита. Но на этот раз жертвой будет его жена… от которой хорошо бы избавиться?

Эта мысль давно сверлила мою голову, а в этом древнем храме я не могла избавиться от своих страхов. Может, сейчас я встречусь со своим убийцей.

Да. Кто-то находится рядом. Передо мной упала тень… Кто-то подкрался совсем близко, спрятавшись за колоннами, но скоро его руки схватят меня за горло и тогда я увижу его лицо. Лицо Тибальта? Нет, нет. Я зашла слишком далеко, это дикая мысль. Кто-то попытается инсценировать еще один несчастный случай… тот, кто стремится заставить нас уехать отсюда… тот, кто подпилил мост и убил Теодосию. Но будет гораздо эффектнее убить жену руководителя экспедиции.

Я стояла, не шевелясь, стараясь успокоиться. Я просто все драматизирую, глупо веду себя, позволяю своему воображению заходить слишком далеко. Разве мои тетушки не говорили мне об этом?

Но в одном я была уверена. Мне страшно. Я бросилась бежать мимо колонн на открытое пространство. Солнце обожгло меня и осветило.

Я едва не упала в объятия Леопольда Хардинга, шедшего мне навстречу.

— О, леди Трэверс, что случилось?

— Ничего… я вас не заметила.

— Я видел, как вы выбежали из храма, а я собирался пойти туда.

— Я рада встретить вас здесь.

А в голове пронеслось: возможно, мой убийца услышал приближение брички и не стал нападать на меня. Вслух я добавила:

— Сюда стоит сходить несколько раз.

— Прекрасное древнее место. С вами в самом деле все в порядке?

— Наверное, на меня подействовала жара.

— Нельзя бегать в такую погоду. Не хотите ли прогуляться со мной?

— Спасибо за приглашение, но мне пора возвращаться во дворец.

— Я вас провожу.

Я радовалась обществу Хардинга. Он помог забыть о моих нелепых страхах, рассказывал о практических делах, например, как он переправляет товары в Англию.

— На этот раз у меня была удачная поездка. Так случается далеко не всегда. Настоящие находки редки.

— На этот раз вам посчастливилось?

— Думаю, да. Но прежде нужно найти покупателя для каждой вещи. Это бизнес. А вот и дворец. Вы хорошо себя чувствуете?

— Прекрасно, спасибо. Скорее всего, это последствия жары.

— Рад, что смог помочь вам.

— Спасибо вам за вашу доброту.

— Вы не причинили мне никакого беспокойства.

Я поднялась в свою комнату и легла. Что это за предчувствие, от которого мурашки бегут по спине? Неужели мне угрожала реальная опасность? Неужели надо мной летала большая черная летучая мышь, как говорит предсказатель? Или я все напридумывала, потому что мой муж любит другую женщину?

Минут через десять в дверь постучали. Я села, дверь приоткрылась, темные глаза смотрели на меня.

— Леди желает мятного чая? Леди устала. — Мустафа с жалостью смотрел на меня.

Я поблагодарила его. Он поклонился и вышел.

* * *

Дневная жара спала. Я надела соломенную шляпу и вышла на улицу. Люди просыпались, открывали ставни и выходили на воздух. Рыночная площадь гудела. Я слышала звук дудочки заклинателя змей.

Остановилась возле рассказчика, его слушала небольшая толпа. Лица людей выражали напряженное внимание, но когда я подошла, они стали смотреть на меня. Рассказчик даже сделал паузу в повествовании. А потом сказал по-английски:

— А на ее могиле выросло прекрасное дерево и цветы на нем были цвета крови.

Я опустила ему в руку несколько монет.

— Да будет с вами Аллах, — поблагодарил он.

Люди расступились, давая мне дорогу.

Я шла по узким улочкам мимо лавок и магазинов, оттуда доносились знакомые запахи. Я не могла не чувствовать, что за мною искоса наблюдают. Они причислили меня к тем, кто дважды испытал гнев мертвых. Я — одна из проклятых.

Я вернулась во дворец.

Несколько дней я не занималась работой с документами. Мне не хотелось, чтобы Тибальт заметил это. Все должно быть в порядке, как и раньше.

Он оставил мне записи; надо все переписать в хронологическом порядке, чтобы можно было легко найти требуемые сведения о работе. Эта папка из тюленьей кожи раньше принадлежала его отцу, внутри подкладка из черного шелка.

Я заметила, что в одном месте подкладка отпоролась и решила ее подшить. Приготовила иголку с ниткой, вытащила из папки все бумаги и начала зашивать, но вдруг почувствовала, что под подкладкой что-то лежит. Я вытащила смятый кусок бумаги. Это было письмо, вернее, часть письма сэра Ральфа.

«… дорогостоящий проект даже для вас. Я окажу вам финансовую помощь. Жаль, что по состоянию здоровья не могу поехать с вами. К чему вам брать с собой инвалида? А жаркий климат наверняка меня прикончит. Приходите ко мне завтра. Я хочу обсудить наш план, как давно я мечтаю объединить наши семьи. Ваш сын и моя дочь. Он так сильно похож на вас, порой я слушаю его и думаю, что это вы говорите. Я даю вам приличную сумму при условии, что ваш сын женится на моей дочери. Таково мое условие. Не будет свадьбы — не будет денег. Я давно мечтаю об этом. Мои адвокаты уже оформили необходимые документы и в день свадьбы моей дочери и вашего сына деньги незамедлительно поступят на ваш счет. Объясните мальчику, все зависит от него. Мой дорогой друг! Моя дочь и ваш сын, моя энергия и ваш ум! Достойное сочетание для наших будущих внуков.

До встречи завтра, Ральф Б.»

Я смотрела на письмо. Слова плясали перед глазами.

«Ваш сын и моя дочь». Он имел в виду Теодосию. Тибальт знал условия завещания. Естественно, когда сэр Ральф заинтересовался мной, а Теодосия пожелала выйти за Эвана, тогда он предложил меня в качестве невесты. Поэтому он и послал за Тибальтом. «Джудит — моя дочь. Завещание останется в силе, если ты женишься на ней». Сэр Ральф любил меня и знал, что я влюблена в Тибальта. И он дал мне Тибальта, пусть даже за взятку.

Все становилось понятным.

Теодосия вышла замуж по любви. Бедная Теодосия, недолго она наслаждалась семейной жизнью. Я вышла за Тибальта, и договор вступил в силу.

А теперь деньги находятся у Тибальта, и Табита свободна.

Табита всегда вела себя странно, у нее столько тайн. А Тибальт… а что я знаю о Тибальте?

Я любила его много лет. Да, как мечту. Но и сейчас я люблю его не меньше. Но я узнала, что он становится безжалостным, если дело затрагивает его профессию. А если речь пойдет о его семейной жизни?

Да что это со мной?

Я подошла к окну и открыла ставни. Посмотрела на реку. Мужчины в белом, женщины в черном, в город входит караван верблюдов, пастух гонит трех коз. Река сверкает в ярком солнечном свете, жаркий воздух наполнил комнату. С минарета раздался голос муэдзина. Сразу же стих шум и прекратилось всякое движение, будто все окаменели.

На этой мистической земле может произойти что угодно. Как мне захотелось увидеть родные зеленые поля, почувствовать нежный юго-западный ветерок, ласкающие капли дождя. Хотелось обрести покой и защиту в объятиях Доркас и Элисон.

Я чувствовала себя одинокой, незащищенной, черная зловещая тень подползает ко мне все ближе.

Я слишком импульсивная и эмоциональная. «Не делай поспешных выводов, — слышу я голос Элисон. — Ты придумываешь драматические обстоятельства, а потом подгоняешь все под свою схему. Пора это прекратить». Элисон права.

«Взгляни на вещи трезво… Оцени реально. Постарайся увидеть самое плохое и найди выход из положения».

Да, я ревную, потому что люблю Тибальта любовью собственницы. Я хочу, чтобы он принадлежал только мне. Не хочу делить его ни с кем, даже с его профессией. Я старалась приобрести больше знаний, с детства интересовалась археологией. Но я дилетант и не могу рассчитывать, что большие профессионалы будут разговаривать со мной на равных. Я ревную, потому что он проводит больше времени на раскопках, чем со мной.

Это логично и объяснимо, но я забыла кое-что. Голос Табиты, сказавший: «Слишком поздно, Тибальт».

И я прочла письмо сэра Ральфа сэру Эдварду. Предлагалась взятка, чтобы выдать замуж дочь: четверть миллиона фунтов для проведения экспедиций.

Деньги перешли в другие руки, которые используют их по назначению. А теперь и Табита стала свободной. Я сыграла свою роль.

Нет, мои рассуждения смехотворны. Многие женятся из-за денег. Но они не убивают.

Вот. Я назвала вещи своими именами. Неужели я могу подозревать Тибальта и Табиту в таком страшном преступлении? Нет. Табита добрая. Она мне сочувствовала, когда я вынуждена была работать у леди Бодреан, Табита давала мне книги. Как же я могу подозревать ее? А Тибальт. Я подумала о нашем браке, нашей любви, нашей страсти. Он не мог так притворяться. Он любит меня не так сильно, как я люблю его, но я это объясняю разницей наших темпераментов.

Но права ли я? Что я знаю о Табите и Тибальте?

И вновь нехорошие мысли закружились в моей голове. Я унаследовала страх Теодосии. Теперь я понимаю, что она чувствовала, когда слушала слова гадания. Теперь мне знаком тот ужас, который охватывал ее.

Мы приехали в незнакомую страну. Страну тайн, непонятного вероисповедания, где боги живы отмщением. Все, что дома воспринимается как странное или забавное, здесь вполне реально.

Предчувствия Теодосии о грозящей беде оправдались. А мои предчувствия? Не могу находится в своей комнате. Лучше выйду на балкон.

Спускаясь по лестнице, я встретила Табиту.

— О, Джудит, где ты была? Я тебя искала.

— Гуляла по рынку, а потом вернулась. Очень жарко.

— Я тоже там была. Знаешь, что мне нагадали сегодня? Скоро у меня появится жених. Видишь, не сегодня-завтра мне повезет.

— И на этот раз никакой летучей мыши?

— Нет, только нагадали мне мужа.

— Я хочу вас поздравить… обоих. А кто жених?

Табита засмеялась.

— Пока рано говорить. Еще никто не сделал мне предложения. Видимо, придется подождать.

Она улыбнулась и пошла вверх по лестнице. Меня трясло, как в храме в тот день. Я вышла на балкон, но и на жаре продолжала дрожать.

* * *

Я не сказала Тибальту, что прочла письмо. Я спрятала его в кожаную коробочку, которую купила в лавке у Ясмин. Подкладку в папке я зашила и уложила все письма по порядку.

Зашел попрощаться Леопольд Хардинг.

— Мне было очень приятно беседовать с вами. Даже сейчас мне не хочется уезжать.

Тибальт пригласил его посетить наш дом в Англии.

В гостинице назначили конференцию. Я поняла, что деньги, ассигнованные на данную экспедицию, подошли к концу и нужно решать, что делать дальше.

Тибальт беспокоился, что большинство выступит за свертывание экспедиции. Он не мог согласиться с таким решением.

— Остановиться на данном этапе… огромная ошибка. Это все из-за нелепых разговоров, — досадовал Тибальт.

Он, Теренс, Хадриан и остальные ушли совещаться. Во дворце без них стало тихо.

Слуга сообщил, что пришел рабочий с раскопок и просит перевязать ему рану. Мое лекарство стало знаменитым.

Во дворе я увидела друга Ясмин.

— Леди, — он показал мне ладонь, из которой слегка сочилась кровь. Я поняла, что это лишь предлог поговорить со мной, рана совсем несерьезная. — Ясмин мертва. Ясмин бросили в реку.

— Да, я знаю.

— Но леди не знает, почему.

— Скажи мне.

— Ясмин нашли в гробнице, меня не было рядом, иначе меня тоже убили бы. Ее нашли, где ей не положено быть, поэтому ее убили. Мне признался человек, который совершил убийство. Ему приказали, и он не осмелился не подчиниться. Потом второй приказ: должен произойти несчастный случай. Это предупреждение, чтобы вы уезжали.

— Понятно, а кто отдал эти приказы?

Юноша задрожал и оглянулся.

— Можешь сказать мне, я сохраню тайну.

— Не могу сказать. Меня убьют за это.

— Но откуда он узнает?

— Его слуги повсюду.

— Повсюду, но не здесь.

— Здесь, леди. Много в этом доме. Вы видели их знак.

— Голова шакала?.. Паша?

Ужас на лице юноши был таким неподдельным, что мне стало понятно, я угадала.

— Значит, паша приказал убить Ясмин и испортить мост. Но зачем?

— Он хочет, чтобы вы уехали. Он боится… — Но юноша не осмелился договорить.

— Умерла моя сестра.

— Она ваша сестра?

Я кивнула. Внезапно он сказал:

— Ясмин ждала меня в секретном месте в гробнице. Недалеко от моста есть маленькая ниша, мы там не копаем. Это было место наших свиданий.

Я перевязала ему руку.

— Я рассказал вам, леди, потому что вы были добры к моей Ясмин… Есть еще приказ — сделать больше несчастий. Люди должны говорить, что это проклятие фараонов. Они сердятся на тех, кто оскверняет их вечный покой.

— Спасибо тебе за правду.

— Скажите хозяину. Но не говорите, что приходил я. Если вы уедете, то останетесь живы.

— Я ему передам.

— Он согласится уехать, ведь следующей жертвой можете стать вы, его возлюбленная.

Меня затошнило от страха. Необходимо все обдумать. Я хотела рассказать Тибальту, но он на конференции. Я заставлю его выслушать меня. Когда исчезла Ясмин, он остался равнодушным.

Итак, паша хочет вынудить нас к отъезду. Почему? Я вспомнила, как он сидел за столом, ел, пил, говорил комплименты. Он позволил нам жить в его дворце. Почему? Ведь он не собирался нам помогать? Чтобы мы были под присмотром. Его слуги следили за нами и сообщали ему обо всем. Все прояснилось.

Чем провинилась малышка Ясмин, что заслужила смерть? Ее нашли в гробнице, она ждала своего возлюбленного.

Внезапно я вспомнила, что и у предсказателя судьбы на руке татуировка в виде головы шакала. Значит, он тоже слуга паши. Ему дали задание предсказать нам смерть и несчастье… чтобы вынудить нас уехать?

Необходимо срочно все рассказать Тибальту, но он еще не освободился. Придется ждать его возвращения.

Дворец становился по-настоящему зловещим. Откуда нам знать, кто подсматривает за нами и сообщает о каждом нашем слове? Все слуги принадлежат паше. У каждого из них свои обязанности. Мы привезли с собой лишь двоих: Мустафу и Абсалама.

А они?

Мне необходимо выяснить о них. Я пошла в свою комнату и позвонила в колокольчик. Пришел Мустафа, и я попросила мятного чая.

Он накрывал на стол и я сказала:

— Что-то ползет у тебя по руке.

Прежде, чем он успел отойти, я подняла рукав его рубашки и на руке увидела рисунок головы шакала.

— Сейчас не видно, наверное, улетело. Насекомые могут быть опасны. Ко мне часто приходят за мазью. Хорошо, что оно улетело.

Мустафа поблагодарил меня и удалился.

Я решила, если он слуга паши, значит, Абсалам тоже.

Потом я подумала о сэре Эдварде. Он умер во дворце. Он съел еду, приготовленную Мустафой или Абсаламом, и умер. Если его и осмотрел врач, он наверняка человек паши.

Тибальт в опасности, как и его отец. Все мы в опасности.

Сэр Эдвард что-то обнаружил в гробнице, что ускорило его смерть. Видимо, Тибальт этого пока не нашел, ведь на его жизнь еще не покушались. Но как только он это найдет…

По спине пробежала дрожь. Мне необходимо увидеть его и заставить выслушать меня. То, что я узнала, крайне важно.

В ГРОБНИЦЕ

Как тихо во дворце. Сколько же будет продолжаться конференция? Поблизости никого. Можно поискать Табиту, но мне не хотелось говорить с ней, я ей больше не доверяла. Я теперь не знала, кому вообще можно доверять.

Я сидела на террасе на своем любимом месте, кто-то поднимался по ступенькам. С удивлением я увидела Леопольда Хардинга.

— Я думала, вы уже уехали, — сказала я.

— Вышла небольшая задержка. Бизнес, знаете ли. Я только что из гостиницы с сообщением от вашего мужа.

Я встала.

— Он хочет, чтобы я пришла туда?

— Нет. Он хочет, чтобы вы пошли на раскопки.

— Сейчас?

— Да. Немедленно. Он уже там.

— Конференция уже закончилась?

— Не знаю. Но он просил меня передать вам его слова, так как у меня есть еще несколько часов до отъезда.

— А он сказал, где именно на раскопках?

— Да, он все подробно объяснил. Я вас отведу.

Я взяла шляпу и сказала:

— Я готова. Можем идти.

На лодке мы переплыли реку и он повел меня на раскопки. Долина казалась мрачным местом в отблесках предзакатного солнца. Хотя было безветренно, в воздухе летали мельчайшие пылинки.

Работы в тот день не проводились. Было безлюдно.

Мы подошли к входу, ведущему в гробницу, но Леопольд повел меня дальше.

— Но ведь…

— Нет, вчера ваш муж показал мне одно место.

Он подвел меня к небольшой пещере, а в ней оказался ход.

— Позвольте, я вам помогу пролезть туда.

— Вы не путаете? Я здесь прежде не бывала.

— Нет. Ваш муж сделал открытие.

— А что там?

— Сами увидите. Дайте мне руку.

Я шагнула и с удивлением заметила, что стою на верхней ступеньке.

— Я помогу вам спуститься вниз.

— Тибальт уже там?

— Увидите. Внизу есть фонарь.

— Странно. Вы здесь новый человек и уже знаете…

— Леди Трэверс, я провел некоторое исследование местности с помощью вашего мужа, — улыбнулся он.

— Значит, им известно это место. Оно соединяется с гробницей?

— Да, но, думаю, до сегодняшнего дня они не считали нужным проводить исследования в этом месте.

Он протянул мне фонарь, и я увидела земляные ступени, ведущие к приоткрытой двери.

— Вон туда. Я пойду впереди.

Тибальт никогда не рассказывал мне об этом месте. Наверное, это новое открытие.

Мы оказались в маленькой комнате не более восьми футов высотой, еще несколько ступеней вели вниз. Я спустилась по ним и сказала:

— Тибальт, я здесь.

Я вошла во вторую комнату, там темно и сыро. Впервые я ощутила тревогу и мой голос дрогнул:

— Тибальт… Но здесь никого нет. Мистер Хардинг, это какая-то ошибка…

Мне никто не ответил.

— Мистер Хардинг, где же вы?

Я вернулась к двери. На ней не было ни ручки, ни гвоздя. Я толкнула ее, но она не поддавалась.

— Мистер Хардинг, где вы?

В ответ только эхо от моего голоса. Вот тогда я поняла, что значит, когда по спине бегут мурашки. Словно тысячи мелких муравьев поползли по моей спине. Даже волосы поднялись от страха. Наконец-то я поняла: я здесь одна и только Леопольд Хардинг знает, где я.

Почему он завел меня сюда и оставил? Кто он? Зачем он это сделал? Нет, он обязательно вернется за мной. Зачем простому туристу закрывать меня в гробнице?

Я постаралась успокоиться, осветила стены фонарем. Тибальт где-нибудь поблизости. Сейчас он выйдет ко мне.

Вернулись мои подозрения. Неужели Тибальт велел ему привести меня сюда… чтобы избавиться от меня? Но зачем он послал за мной Хардинга? И кто такой этот Хардинг?

Остаться одной в гробнице — такое не каждый выдержит. Я поставила фонарь на ступеньку и забарабанила в дверь. Она не шевельнулась. Как же ее открыть?

Он, должно быть, решил подразнить меня. Глупая шутка. Вдруг я вспомнила, как встала из саркофага в доме Гиза, и почти услышала пронзительный крик Теодосии.

Боже, пусть кто-нибудь придет сюда. Тибальт где-то рядом… Надо поискать, пока меня полностью не парализовал страх.

Я подняла фонарь и пошла по лабиринту ходов. Отсюда должен быть другой выход. Я осмотрела стены, на них не было рисунков. Я вышла в следующий коридор и очутилась в комнате. На стенах были нарисованы стервятники с распростертыми крыльями, Я внимательно осмотрелась. Конец пути, дальше хода нет. И никого.

У меня подкосились ноги и я опустилась на пол. Подобного страха я никогда прежде не испытывала. Меня привели сюда специально. Меня предупреждали, и я предчувствовала опасность. Почему я не обратила внимания?

Но почему Леопольд Хардинг обманул меня? Я вспомнила, как выбежала из храма и столкнулась с ним. Ведь это он преследовал меня за колоннами… хотел убить. Но оставить меня в гробнице — лучшая идея.

Неужели Тибальт приказал ему сделать это? А почему он будет подчиняться Тибальту?

Что-то задвигалось над моей головой. Я подняла фонарь. На потолке вырезана огромная летучая мышь с распростертыми крыльями. Ее глаза в свете фонаря сверкали, как живые.

В ушах зазвучал голос предсказателя судьбы:

— Летучая мышь вьется… собирается спуститься.

У нее такой злобный вид. Что же со мной будет? Зачем меня привели сюда, почему? Мне холодно. Я дрожу и не в силах унять дрожь. Зубы стучат… ну и звук. Или это от страха?

Вижу рисунки на стенах. Вот фараон приносит жертву богине. Это Хатор[1], богиня любви, женщина с рогами коровы.

Как холодно. Надо двигаться. Я стала внимательно исследовать стены. Отсюда должен быть выход. На стенах нарисованы корабли с привязанными к ним людьми. Это пленники. Рядом с ними люди без руки или ноги, а под ними крокодил хитрый, безобразный с ожерельем вокруг шеи, а в ушах у него серьги.

Где я? Это вход в гробницу? Значит, есть ход, а где-то впереди усыпальница с саркофагом, а в нем мумия.

Ко всему можно привыкнуть, даже к страху. Да, я боюсь, но сейчас я чувствую себя спокойнее, чем в первые минуты, когда оказалась замурована в подземелье.

Я сделала несколько шагов. Если и есть отсюда выход, он приведет меня всего лишь к мумии. А мне надо выбраться наружу, на воздух.

Меня пронзила мысль: здесь мало воздуха. Мне его хватит ненадолго. Скоро я задохнусь и умру, буду лежать здесь, пока какой-нибудь археолог не решит исследовать это место в надежде на великое открытие… его открытием будет мое мертвое тело. Глупости, сказала я себе, надо что-то делать. Не буду сидеть и ждать смерти.

Я взяла фонарь. Снова посмотрела на стены. В рисунках есть какой-то смысл. Здесь изображен путь души по реке Туат. Вот из воды поднимаются морские чудовища, змеи с двойными головами, огромные волны захлестывают судно, а над всем царит Осирис, бог подземного мира и судья мертвых. Это означает, он поможет путешественнику и приведет его по бурным водам в царство Амона-Ра.

А вот и открытое пространство в стене, это всего лишь небольшая ниша, такая же, в какой встречались Ясмин со своим возлюбленным. Я шагнула в нее и наступила на какой-то предмет. Что-то блестящее. Золотой спичечный коробок. Странная находка в таком месте, это современная вещица. Я повертела коробок и увидела гравировку: «Э. Трэверс».

Спичечный коробок сэра Эдварда! Значит, он был здесь.

Я едва не потеряла сознание от своего открытия. Сэр Эдвард был здесь, но когда? В день, когда он умер? Или он умер, потому что приходил сюда? Но он вернулся во дворец. Он никому не сообщил, что нашел, но Тибальт заметил, как он взволнован. Потом он поужинал. Кто готовил еду для него? Мустафа и Абсалам, у которых татуировки головы шакала, слуги паши.

Сэра Эдварда убили. Убили потому, что он нашел это место. Наверное, по приказу паши. Паша хотел заставить нас уехать ни с чем. Почему? Есть что-то такое, чего он никогда не позволит нам обнаружить. Если паша интересуется археологией, почему он готов убивать и не позволяет делать открытия?

Потому что он сам желает их сделать.

Я вспомнила пухлое лицо паши, его масляные губы, жующие челюсти: «Существует легенда, которая гласит, что мы разбогатели, грабя усыпальницы».

Неужели он продолжает увеличивать свои богатства таким противозаконным путем?

Тогда становится ясным, что археологи, которые могут разоблачить его, совершенно нежелательные для него люди. Поэтому он предоставил нам свой дворец, его слуги прислуживали нам, его люди запугивали нас.

Я знала, что это правда. Но я не знала ответа на другой вопрос: зачем он приказал привести меня сюда?

Видимо, Леопольд Хардинг тоже его слуга. В газетах появится статья: «Исчезновение супруги археолога. Леди Трэверс, супруга сэра Тибальта, вышла из дворца, где проживали участники экспедиции, и ее не видели уже два дня… три дня… неделю. Предполагается, что она умерла. Почему она исчезла? Это вновь действует проклятие фараонов. Мы не забыли, что несколько месяцев назад супруга другого археолога умерла в результате несчастного случая».

Статью прочитают Доркас и Элисон. Я уже вижу их несчастные лица. Они будут страдать.

Этого нельзя допустить, Надо найти выход. Я зажала в ладони спичечный коробок сэра Эдварда как счастливый талисман.

* * *

Какая темнота! Или фонарь стал хуже светить? Что делать, когда он совсем погаснет? Сколько можно прожить в таких обстоятельствах?

У меня онемели ноги, не знаю, от холода или страха. Перед глазами возник рисунок летучей мыши…

— Господи, помоги мне, — начала я молиться. — Скажи мне, что делать. Пусть меня найдет Тибальт. Пусть он захочет найти меня живой, а не мертвой.

Когда нам нужна помощь, мы всегда обращаемся к Богу. Но зачем говорить ему, что делать. Будет его воля — и я выйду отсюда живая, только в этом случае.

Мне послышались шаги, но это только стук моего сердца, он отдается молотом в ушах.

Я заговорила вслух:

— Тибальт, ищи меня — и найдешь. Ты найдешь ту дверь. Зачем здесь та дверь? Что-нибудь приведет тебя ко мне… Если ты захочешь найти меня… Ты хочешь найти меня? Или это твой приказ?.. Нет, я не верю и никогда не поверю в это!

Я вспомнила нашу старую церковь и маленькое кладбище. Некоторые могильные плиты настолько старые, что на них невозможно прочитать имена. Звучит голос Элисон: «Нужно бы их убрать… но нельзя тревожить мертвых».

Нельзя тревожить мертвых! Нельзя тревожить мертвых! Словно запел хор голосов. И вот я плыву в лодке, а вода в море кипит, словно в большой черной сковороде, когда Доркас и Элисон готовят ирландское рагу.

Я понимаю, что брежу, но я не противлюсь видениям. Я уношусь из этого темного страшного места в наш класс, где все мне подчинялись, а вот я на кладбище, где старый Пеггер копает могилу.

— Для кого эта могила, мистер Пеггер?

— Для вас, мисс Джудит. Вы всегда влезали не в свои дела, вот видите, куда это вас привело… в могилу… в гробницу.

Я очнулась и снова оказалась в гробнице.

— Господи, помоги мне. Пусть меня найдет Тибальт. Пусть он любит меня.

Раздался голос Доркас:

— В церкви свадьба, пойдем с нами, Джудит. Возьми горсть риса, осторожно брось его.

Новобрачные идут по проходу… их обвенчал преподобный Джеймс Осмонд. Тибальт и Табита…

— Нет! — закричала я и вернулась в свою темницу. Ноги задеревенели. Надо попытаться выбраться.

Я встала и наступила на что-то. О, это спичечный коробок, он выпал из моей ладони. Я нагнулась, чтобы его поднять, и мне показалось, что стена содрогнулась. Наверное, я опять брежу. Но нет, открылась дверь, и я оказалась в узком коридоре, и впереди еще одна дверь.

Я начала колотить в эту дверь.

У меня появилась малая надежда на спасение, одновременно меня охватила паника: я в ловушке. Меня специально привели сюда и оставили здесь умирать. Я теряю силы. Фонарь скоро погаснет. Отсюда невозможно выбраться.

Я стучала в дверь, била ногами, но она не двигалась. Я рухнула на колени и закрыла лицо руками. Ничего нельзя поделать… только ждать смерти.

* * *

Я потеряла сознание. Снова пришла в себя. Сижу в темнице, а надо мной летучая мышь. Свет от фонаря стал совсем слабым, скоро совсем погаснет. Что мне делать, когда станет темно? Будет очень страшно, я ведь ничего не увижу в темноте.

В бессильной панике я вскочила на ноги и закричала:

— Помогите! Господи, Аллах, Осирис… кто-нибудь… помогите!

Я то рыдала, то смеялась, колотила в дверь изо всех сил. И вдруг… о чудо. Я услышала ответ.

Стук-стук… с обратной стороны двери.

Я забарабанила с удвоенной силой. Опять ответ. Теперь я даже слышала голоса. Кто-то знает, что я нахожусь здесь. Кто-то идет ко мне.

Я села на пол. Я слышала шум и понимала, они идут ко мне. Дверь затрещала и подалась.

Тибальт идет. Он меня нашел. Он меня освободит…

Я счастлива. Испытывала ли я раньше подобный восторг? Лишь находясь на пороге смерти понимаешь, как хороша жизнь…

Дверь подалась. Меня подхватили руки.

— Джудит…

Это Тибальт. Он держит меня на руках, а я думаю: я не умерла от страха, но умру от восторга.

— Любовь моя, Джудит!

— Все хорошо, Тибальт, — успокоила я его. — Теперь все хорошо.

ВЕЛИКОЕ ОТКРЫТИЕ

В течение следующего дня я жила в каком-то сне. Иногда я не понимала, где нахожусь… но всегда рядом со мной был Тибальт, успокаивал меня.

Я пережила сильнейшее нервное потрясение, Тибальт мне постоянно твердил, что теперь все будет в порядке и мне надо помнить это. Он освободил меня и больше мне ни о чем не надо тревожиться.

Я лежу, не шевелясь, держу его за руку, но, засыпая, всегда кричу от ужаса и снова просыпаюсь от собственного крика.

Это тяжкое испытание. Немногим довелось оказаться заживо погребенными в гробнице фараона и выйти оттуда живыми.

* * *

Кто так поступил со мной? Мне хотелось это знать. Где Леопольд Хардинг? Почему он отвел меня туда и бросил? Тибальт сказал:

— Мы все узнаем со временем. Хардинг исчез, но мы его разыщем.

— Почему он это сделал, Тибальт? Он ведь говорил, что отведет меня к тебе, говорил, что ты меня зовешь.

— Я не знаю. Мы стараемся его найти, но он исчез. Сейчас тебе надо думать только о том, что ты в безопасности, и я больше не позволю тебе потеряться.

— О, Тибальт, я так счастлива.

* * *

У моей кровати Табита.

— Мне надо сказать тебе, Джудит… Ты разговаривала в бреду. Мы были шокированы, услышав твои слова. Как ты только могла подумать такое… Я и Тибальт… Я люблю его, как сына. Я пришла к ним в дом, когда моего мужа поместили в клинику для умалишенных. Супруга сэра Эдварда еще была жива, но уже болела. Я понимаю, это нехорошо, но мы с сэром Эдвардом любили друг друга. Няня Тестер знала это и шпионила за нами, она была предана жене сэра Эдварда и ненавидела нас. Когда умерла леди Трэверс, няня обвинила меня. Она даже заявила, что это я ее убила. Я бы вышла замуж за сэра Эдварда, если б была свободна, но у меня был муж… а потом стало слишком поздно…

— Теперь мне понятно.

— Дорогая Джудит. Ты всегда любила Тибальта. Он понимает, как ему повезло. Ты ничего не делаешь наполовину, как говорят твои тетушки. Поэтому ты любила Тибальта, как собственница. Тибальт доверил мне свою тайну, что он собирается сделать тебе предложение, когда ты еще служила у леди Бодреан. Ведь ты не слишком подходила для роли компаньонки, в тебе отсутствует покорность, а это же неотъемлемое качество при подобной должности.

— Я вижу, что мое дикое воображение выстроило глупейшую ситуацию.

— Все жило только в твоем воображении, запомни. В действительности ничего не было, И еще одно… Теренс Гелдинг сделал мне предложение.

— Ты приняла его?

— Пока нет, но приму.

— Наконец-то ты будешь счастлива, Табита.

— Знаешь, никогда прежде я не видела, чтобы Тибальт работал так самоотверженно, как когда пробивал ту стену, за которой находилась ты… я не видела в нем такого отчаяния, такой целеустремленности, даже когда он считал, что находится на пороге величайшего открытия…

Я засмеялась.

— Оказывается, все-таки я значу для него больше, чем неразграбленная усыпальница фараона.

— Не сомневаюсь в этом.

* * *

У моей кровати Тибальт.

— Как только тебя осмотрит врач, мы отправимся в Англию. Я хочу, чтобы тебя осмотрел доктор Ганвен.

— Мы едем домой? Экспедиция завершена?

— Да, для меня по крайней мере.

— Бедный мой Тибальт.

— Бедный? Когда ты рядом… жива и здорова.

Он обнял меня.

— Я никогда не мечтала, что смогу быть такой счастливой.

* * *

— Где Хадриан? Почему он не приходит ко мне?

— Хочешь видеть Хадриана?

— Конечно. С ним все в порядке?

— Да. Я пришлю его к тебе.

Я сразу заметила перемену в Хадриане. Никогда прежде он не был таким серьезным.

— Хадриан!

— Джудит! — он взял меня за руки и поцеловал в обе щеки. — С тобой такое случилось! Наверное, ты здорово испугалась?

— Ужасно.

— Какой мерзавец этот Хардинг. Лучше бы он сразу тебя застрелил, чем бросить там одну. Ну ничего, со временем ты все забудешь.

— Почему он так поступил, Хадриан?

— Кто знает. Может, он ненормальный.

— Он казался нормальным… обычным торговцем, который интересовался экспедицией, потому что это имело отношение к его бизнесу. Из каких соображений он действовал?

— Нам необходимо это выяснить. Хорошо, что наша конференция рано закончилась. Договорились, что будем продолжать раскопки еще несколько недель… Тибальт спешил рассказать тебе об этом. Но во дворце тебя не было. К счастью, один из слуг подслушал твой разговор с Хардингом. Мы пошли на раскопки, искали тебя повсюду, думали, что не найдем, но Тибальт не сдавался. И наконец мы услышали твой стук.

— Какие у него были причины? Знаешь, накануне, в храме, он пытался убить меня.

— Но какая ему выгода от твоей смерти?

— Все так таинственно.

— А смерть Теодосии? Ты думаешь, это тоже работа Хардинга?

— Нет, это приказал паша, а исполнили его слуги.

— Паша?

— Один из рабочих с раскопок предупредил меня… Ясмин увидели в гробнице и убили в тот самый день, когда паша приезжал во дворец. В праздник Нила.

— Джудит, да мы просто в лабиринте интриг.

— Смерть Теодосии — случайность. Мост подпили, и любой из нас мог умереть. Паша приказал, чтобы была жертва, все равно кто.

— Но он помогал нам!

— Паша хочет, чтобы мы убрались отсюда. Вполне вероятно, что он попытается убить еще кого-нибудь из нас.

Вошел Тибальт и с тревогой посмотрел на меня.

— Ты утомил Джудит, — обвинил он Хадриана.

Я купалась в его заботливых словах, но сказала, что мы пытаемся разобраться в мотивах поведения Хардинга.

— Прежде всего очевидно то, что он прекрасно знал местность, — сказал Тибальт.

— Определенно Леопольд Хардинг выдавал себя не за того, кем является на самом деле. Интересно, может, тот юноша, друг Ясмин, знает о нем. Юноша предупредил меня о паше.

— Я пошлю за ним, — предложил Тибальт.

— Только придумай какую-нибудь причину. Никто не должен знать, что он нам помогает, это может быть опасным для него. Мы ведь не знаем, кто следит за нами.

* * *

Юноша пришел, и разговор с ним поручили вести мне, так как мне он доверял.

— Что ты знаешь о Леопольде Хардинге? — спросила я.

— Он приезжает иногда в Египет, леди.

— А что еще?

— Он друг паши. Паша дарит ему чудесные вещи.

— Какие вещи?

— Все красивые вещи. Камни, драгоценные украшения… Всякую мебель. Хардинг уезжает и снова приезжает к паше.

— Так он служит паше?

Юноша кивнул.

— Большое тебе спасибо, ты мне помог.

— Вы хорошая леди. Вас закрыли в гробнице, — в его темных глазах застыл ужас.

— Но я вышла оттуда.

— Мудрая леди. Вы и сэр Тибальт уезжайте в страну дождя. Там вы будете жить в мире и радости.

— Спасибо, ты сослужил мне хорошую службу.

* * *

Из Англии приехал доктор Ганвен. Я спросила его о Доркас и Элисон.

— Они готовятся встречать тебя.

Я засмеялась.

— Да, я пропишу тебе немедленное возвращение в Англию. Я уже говорил с твоим мужем. Тебе надо пожить в Англии… хорошенько отдохнуть на родине. Помогать супруге его преосвященства проводить благотворительные базары.

— Как прекрасно! Я согласна.

— Да, тебе лучше уехать отсюда на время. Вот тогда я смогу вскоре сказать, что ты абсолютно здорова. Ты не больна, но твое заключение в подземелье еще может сказаться на здоровье. Но я уверен, у тебя сильная воля и ты избежишь тяжелых последствий.

— Спасибо, доктор. Я постараюсь оправдать ваше доверие.

* * *

— Тибальт, мы едем домой.

— Да, это приказ врача.

— Экспедиция окончена?

— Да.

Я прижалась к нему и стала мечтать о зеленых полях. Сейчас осень, деревья становятся золотисто-коричневыми. Яблони в плодах, груши тоже поспели. Доркас и Элисон собирают сливы.

Как мне захотелось домой. Я превращу Гизу в свой родной дом. В нем не останется темноты. У меня повсюду будут яркие цвета.

— Как хорошо оказаться с тобой дома, — сказала я.

* * *

Я поправилась. Мы готовились к отъезду домой и узнали новые сведения о том, что случилось.

Мустафа и Абсалам исчезли. Может быть, они слышали, что я подозреваю пашу. Но была еще одна причина. Тот узкий коридор, в котором меня нашли, когда сломали стену, вел не в тупик. За ним что-то находилось.

То место обнаружил сэр Эдвард в день своей смерти.

Руководство экспедицией взял на себя Теренс Гелдинг, потому что Тибальт едет вместе со мной.

«Нельзя допустить этого», — решила я.

Я ворвалась в комнату, где Тибальт разбирал бумаги.

— Тибальт, ты остаешься.

— Я думал, мы едем домой, — нахмурился он.

— Ты знаешь, они сейчас, может быть, сделают величайшее открытие в археологии?

— Как начинающему археологу тебе надо научиться считать цыплят по осени.

— В археологии цыплят считают значительно раньше. И заранее делят шкуру неубитого медведя. Как бы ты мог продолжать эту работу, если бы не верил в ее успех? Тот ход куда-то ведет, и ты это знаешь. Он ведет в гробницу, наверняка в важную. Иначе древние люди не трудились бы так и не построили столько ложных ходов вокруг одной гробницы.

— Ты преувеличиваешь, Джудит. Всего три хода ведут в тупик.

— Три — это много. Значит, за этим ходом скрывается вход в новую гробницу. Признайся.

— Может, мы и сделаем открытие.

— Это цель нашей экспедиции.

— Конечно.

— Ты мечтал об этой экспедиции со времени смерти твоего отца.

Он кивнул.

— Твой отец умер, потому что подобрался к ней слишком близко. Он был в том месте, где оказалась я. Тибальт, ты должен остаться здесь.

— Доктор Ганвен советует, чтобы ты как можно скорее выехала в Англию.

— Я не поеду.

— Но ты должна.

— Одна я не поеду, а ты остаешься.

— Я готовлюсь к нашему отъезду.

— Я этого не потерплю. Не позволю тебе уехать сейчас. Ты будешь продолжать работу. Это твоя экспедиция. Когда ты наконец обнаружишь гробницу, когда увидишь в ней пыль веков… ты должен войти в нее первым. Неужели ты думаешь, что я позволю Теренсу Гелдингу…

— Нет, — твердо прервал он меня. — Мы уезжаем. Я поклялась, что сделаю по-своему.

Это битва характеров. Я возбуждена. Все так нелепо. Я хочу, чтобы он мне уступил. Я любила и люблю. Просто откажусь уехать. Нельзя отступать на таком этапе, я уговорила доктора Ганвена и выиграла день.

* * *

Увы, надежды не сбылись. Открытие века не состоялось.

Экспедиция Тибальта вышла к гробнице на несколько дней раньше людей паши, которые пробивались к ней с противоположной стороны горы.

В свое время там должно быть находились несметные богатства. Это явно усыпальница могущественного царя!

Паша давно пытался проникнуть в ту гробницу, он знал, что она находится за анфиладой комнат. Когда об этом догадался Эдвард, ему пришлось умереть, а когда Ясмин застали в укромной нише рядом с коридором, он испугался, что девушка могла что-то увидеть. Ее смерть стала предупреждением для всех рабочих, чтобы они не смели заходить в другие туннели и не исследовали лабиринты подземных ходов.

Величайшее желание Тибальта не осуществилось. Они нашли только саркофаг с мумией, а грабители — может быть, предки Хаким-паши — опустошили гробницу примерно две тысячи лет тому назад, они оставили только высеченный из камня домик для души. Посчитали, что он не представляет для них никакой ценности.

* * *

До нас дошли слухи, что паша отбыл в Александрию. Он не приехал попрощаться с нами. От своих слуг он узнал, что мы раскрыли тайну смерти сэра Эдварда и Теодосии.

Мы вернулись в Англию.

Как радовались обитательницы коттеджа «Радуга»! Я попросила Тибальта не рассказывать тетушкам о моем приключении в подземелье. Ведь мы поедем с ним в другие экспедиции, и мне бы не хотелось, чтобы они беспокоились обо мне понапрасну.

Через несколько дней после нашего приезда мы прочитали в газете маленькую заметку об англичанине, преуспевающем бизнесмене, который занимался торговлей предметами антиквариата — в основном египетскими, — он утонул в Ниле. Звали его Леопольд Хардинг. Помог ли кто-нибудь ему утонуть — осталось неизвестным. На его голове обнаружены серьезные раны, но он мог разбить голову и о лодку, когда та перевернулась. Так как этот бизнесмен занимался раритетами, то его клиентура главным образом состояла из частных коллекционеров.

Мы знали, что он слуга паши, как и предсказатель судьбы на рыночной площади, как Мустафа и Абсалам. Хардинг продавал редкие вещи, которые семейство паши награбило из гробниц. Конечно, они продавали вещи, предварительно разделив их на части, например, если в украшение входили драгоценные камни, их вынимали и продавали отдельно, так как продажу и перевоз предметов нужно было осуществлять в рамках закона.

Паша тоже надеялся найти неразграбленную гробницу. Мустафа и Абсалам убили сэра Эдварда, когда он догадался о существовании второй, главной, гробницы. Теодосию убили, пылясь заставить нас бросить работу и уехать. Но мы остались, и Леопольд Хардинг получил приказ убить меня. Он не сумел это сделать. Паша не любил неудачников, кроме того он боялся, что Хардинг, будучи англичанином, а не человеком его вероисповедания и расы, может рассказать кому-то о полученном приказе. Поэтому Хардинга тоже убили. Как и Ясмин.

Я пережила большое приключение. Леопольд Хардинг попытался забрать мою жизнь, а вместо этого избавил меня от страхов. Я стала лучше разбираться в происходящем.

Тибальт тоже. Естественно, не в его характере демонстрировать свои чувства. Я знаю, когда затронуты самые сокровенные струны его души, он становится еще более сдержанным.

Если бы не египетская экспедиция и не случай с Леопольдом Хардингом, я бы еще долгие годы могла сомневаться в любви Тибальта. Он так и не умеет объяснить словами, что он сделал, чтобы спасти меня и почему был готов отказаться от мечты всей своей жизни, лишь бы скорее увезти меня в Англию.

— Мой бедный Тибальт, как я хотела, чтобы ты совершил это величайшее открытие.

— Я сделал больше.

— Знаю. Но прежде ты больше всего на свете мечтал найти величайшее сокровище.

— Но я это сделал. Я открыл, что ты значишь для меня. Поэтому что еще я могу испытывать, кроме благодарности?

И как мне не радоваться, когда я думаю о нашей дальнейшей жизни вместе с моим мужем?

Примечания

1

Хатор — богиня неба. Древние греки отождествляли Хатор с Афродитой. Хатор связана с заупокойным культом.


home | my bookshelf | | Гробница Фараона |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 3
Средний рейтинг 3.0 из 5



Оцените эту книгу