Book: Затаившаяся змея



Затаившаяся змея

Джери Уэстерсон

Затаившаяся змея

Посвящается Крэгу и Грэму


Признательность автора

И снова первая благодарность моему неизменно терпеливому мужу Крэгу, моему чудесному сыну Грэму и моему Порочному кругу в составе Аны Брэзил, Бобби Госнелл и Лоры Джеймс. Также я выражаю благодарность моему агенту Джошуа Билмесу за то, что он продолжает меня поддерживать, и особую признательность — Джулии Спенсер-Флеминг и ее мужу Россу за их добрые слова и замечательную помощь! Особая признательность и Кевину Куперу и Карлу Витоло из «Инланд колор графикс». Они снова помогли мне своей поддержкой и сделали прекрасные рекламные материалы. Также благодарю Дианн Купер, генератора идей в «ИКГ». (Спасибо, друзья! С меня опять текила.) Пэж Виньола предложила помощь с латинским языком, а многие другие помогали мне с историческими аспектами и отвечали на бесчисленные вопросы о Средневековье. Я познакомилась с библиотекарями и продавцами книжных магазинов, которые любезно оказывали мне всяческую помощь. Я благодарю всех вас, где бы вы ни были. И последнее, но не менее важное: спасибо Кейт Кала из «Сент-Мартин-пресс» за великолепную редактуру и советы. Так держать!

Глава 1

Лондон, 1384 год


Прелестная, словно пастушка с растрепанными ветром волосами. Красивая, но немножко как будто не в себе. Это угадывалось по тому, как она поглаживала потрескавшимися пальцами правую руку, и по тому, с какой старательностью выговаривала каждое слово. Она поднимала подбородок и приоткрывала рот, даже когда молчала. Криспин подался вперед — девушка расплывалась перед глазами, но он постарался сосредоточиться.

— Еще раз расскажите о мертвеце, — попросил он. — Не спеша.

Она потерла руки, покорно, торопливо, как будто ее могли за это наказать.

Криспин понаблюдал за этими беспокойными руками и закрыл глаза. Голова трещала, как яичная скорлупа, а в глаза при малейшем звуке словно вонзались острые иглы. Криспин глянул на кувшин с вином на полке. Опохмелиться, что ли?

Девушка сидела на табуретке в его обиталище — маленькой комнатке над мастерской жестянщика на вонючей улице в Шамблзе с его мясными рынками и скотобойнями. Один из сломанных ставней хлопал на резком ветру, из-за которого очаг в комнате еще больше дымил. Стол, стул, еще одна табуретка, узкая кровать, сундук. Все хозяйское. Самому Криспину принадлежала только его одежда, да и та производила жалкое впечатление.

— В комнате у меня мертвый человек, — сказала девушка с сильным саутворкским акцентом.

Она чересчур старательно выговаривала слова, поэтому были видны зубы. Один нижний зуб был обломан и потемнел.

— Лайвит там не было. Я не могла спросить у нее. Она всегда все объясняет, но ее не было.

Криспин провел ладонью по лицу — голова болела слишком сильно. Он медленно опустился на табуретку.

— Кто такая Лайвит?

— Сестра моя. Она за мной присматривает. Когда я чего не понимаю, она всегда объясняет.

— Ясно, — отозвался Криспин, почти ничего не понимая.

Может, все же стоит выпить вина? Он направился к буфету, наполнил кубок, но не для себя, и подал его девушке. Она уставилась на вино, а потом подняла глаза на собеседника.

— Пейте, — подбодрил он. — Судя по вашему виду, оно вам не помешает.

Девушка дрожащими пальцами поднесла кубок к губам, выплеснув часть вина на выцветшее голубое платье и фартук. Выдавила улыбку, которая получилась жалкой из-за винных усиков.

Криспин присел на сундук и положил руки на колени, надеясь, что комната перестанет качаться.

— Почему вы пришли ко мне?

Она робко улыбнулась:

— Но вы же Следопыт. Я слыхала про вас от людей. Вы находите вещи. Говорят, когда-то вы были рыцарем и все такое.

Нахмурившись, он махнул рукой, но и это движение отозвалось болью в голове.

— Пустое. Дело прошлое. Сейчас меня интересует ваше затруднение. У вас неприятность, и я рад вам помочь. Но… я беру деньги за свои услуги.

— Я не могла разыскать Лайвит, поэтому пошла к вам. Не к шерифам. Я их боюсь. А я слыхала, что вы такой же умный, как она. Как Лайвит. Вы сумели разыскать разные вещи.

— Да, это правда. Но я делаю это за деньги. Вы понимаете?

— Лайвит не дает мне деньги.

Ничего удивительного.

— Где сейчас мертвец?

— В нашей комнате. В гостинице «Голова короля». Мы помогаем там на кухне. А из него торчит стрела, понимаете?

Стрела? Криспин выпрямился.

— Я его еще не видел. А вы его знаете?

— Нет. Никогда раньше не видала. Но сейчас он мертвый.

— Не бойтесь. Я постараюсь найти того, кто его убил.

Она наклонила голову и моргнула.

— Но я уже знаю, кто его убил.

У Криспина вырвался возглас удивления, но задать встречный вопрос он не успел: дверь распахнулась настежь. Криспин вскочил и заслонил девушку от незваного гостя.

В комнату влетел рыжеволосый паренек. Он захлопнул дверь, задвинул засов и, тяжело дыша, привалился к ней. Сквозь спутанные рыжие кудри, упавшие на лицо, он смотрел на Криспина, и множество веснушек ярче обычного обозначилось на бледной, словно фарфоровой, коже.

— Джек! — Криспин обхватил ладонями трещавшую голову. — Бога ради, что ты делаешь?

— Хозяин, — произнес паренек, метнул взгляд на девушку, выглядывавшую из-за спины Криспина, потом снова уставился на Криспина. — Ничего. Ничего особенного.

Криспин наградил своего подопечного сердитым взглядом. Джек Такер доставлял больше хлопот, чем имел на то право любой слуга. Вне всякого сомнения, больше любого из служивших у него прежде. Негодный слуга этот Такер. Редко оказывается рядом, когда нужен, почти всегда вызывает досаду — и лишний рот. Не хотел он иметь слугу! Больше не хотел. Особенно учитывая, что прислуги ему не полагалось.

Ах, если бы только семь лет назад Криспин не примкнул к изменникам. Если бы его не схватила королевская стража. Если бы его не лишили рыцарского звания и земель. Если бы… если бы. Тогда он не жил бы на вонючей улице в Шамблзе над мастерской жестянщика со слугой-воришкой и не принимал бы клиентку-дурочку.

— Боги тоже любят пошутить, — горько посетовал он.

Джек не сводил глаз с винного кувшина. Криспин уже готов был выбранить парня за несвоевременное появление, но тут дверь жестянщика внизу содрогнулась под градом глухих ударов. Криспин пересек комнату и распахнул ставни оконца, выходившего на улицу. В нос ударила вонь скотобоен и сжигаемой требухи. К соседнему дому, где жил торговец домашней птицей, спешил мальчик, тащивший в плетеной клетке кур; за ним шел мужчина, который нес убитых кроликов. Он шлепал по грязи, и длинные уши кроликов чиркали по земле при каждом его шаге.

Перегнувшись через подоконник, Криспин выглянул в окно. У входа в мастерскую жестянщика, как раз под ним, стояли двое мужчин и колотили в дверь кулаками.

Криспин повернулся.

— Джек, Бога ради, что ты натворил?

Тот пожал плечами, все еще глядя на девушку.

— Прошу меня простить, сэр, что помешал.

— Почему эти люди за тобой гонятся?

— Да вышло небольшое разногласие по поводу собственности — так можно сказать.

— Ты что-то у них украл.

Джек поднял брови.

— Вот интересно, как что — так сразу «украл»! — Он подбоченился. — Я попал в небольшую переделку, а вы думаете, что я взял и срезал кошелек.

— А что, не так?

— А при чем тут это?

Под окном Криспина ворчали дожидавшиеся мужчины, и Криспин снова выглянул, чтобы рассмотреть их. Хозяин Криспина, Мартин Кемп, приоткрыл дверь. Робкий жестянщик вежливо поинтересовался, в чем дело. Мужчины ответили. Слов Криспин не разбирал, но по мере обмена репликами голоса становились все громче. Присоединившийся к ним пронзительный голос мог принадлежать только жене Мартина — Алисе. Криспин поморщился, когда этот звук пробился сквозь деревянные перекрытия. Ее появление лишь ухудшило дело, и, несмотря на протесты Мартина, мужчины наконец протиснулись в дом. И все, по-прежнему споря, загрохотали по лестнице, поднимаясь в комнату Криспина.

Джек метнулся к другому окну, выходившему на задний двор.

— Простите, хозяин. Мне пора. Поговорим позже.

Он быстро толкнул ставень и виновато посмотрел на Криспина. Выбравшись из окна, Джек спрыгнул на крышу соседнего дома и засеменил по черепице, перелезая с крыши на крышу.

Криспин закрыл оба окна и сокрушенно улыбнулся девушке, которая то ли не поняла, что происходит, то ли отнеслась к этому с полным безразличием.

Дверь комнаты внезапно содрогнулась под ударами кулаков. Заставив себя успокоиться, Криспин отодвинул засов и распахнул дверь с крайне возмущенным видом.

— Что все это значит?

Компания опешила. Они явно не ожидали увидеть Криспина и услышать его выговор образованного человека. Два незнакомца — один худой, с золотисто-русыми волосами, другой — невысокий и крепкий, с темными кустистыми бровями — стояли на площадке позади, за ними маячили фигуры Мартина Кемпа и его жены.

— Прощения просим, добрый господин, — сказал блондин, коротко поклонившись, — но мы гонимся за вором, и у нас есть все основания полагать, что он прибежал сюда.

Криспин пинком распахнул дверь пошире, чтобы они могли увидеть скудно обставленное помещение.

— По-вашему, похоже, что он здесь?

Они уставились на девушку — вытаращив глаза и разинув рты, — а затем на Криспина.

— Нет, сэр, — произнес мужчина с кустистыми бровями.

Он еще раз окинул комнату беглым взглядом и сдержанно кивнул.

Жена жестянщика Алиса рванулась вперед.

— Он здесь. Могу поклясться.

Мужчина с кустистыми бровями, нахмурившись, посмотрел на Алису, потом на Криспина.

— Сэр, если этот парень здесь, мы требуем, чтобы вы его нам выдали. Он вор, и мы здесь для того, чтобы, он получил по заслугам.

— Чепуха. Вот все мое жилище. Вы полагаете, что он прячется в стенах?

Все как один наклонились, заглядывая под койку — единственное место возможного убежища. Под ней стоял одинокий ночной горшок.

Мужчина с кустистыми бровями разочарованно запыхтел, и все выпрямились.

— Будь моя воля, — начала заводиться Алиса, — он болтался бы на самой высокой виселице.

— Тихо, дорогая, — попытался успокоить ее жестянщик.

От волнения у него тряслась голова, так что подрагивала даже кожаная шапка.

Мужчины вполголоса посовещались, и обладатель кустистых бровей вынес вердикт:

— Не станем вас дольше беспокоить, сэр. Приносим свои извинения. Да хранит вас Бог.

Они поклонились ему и девушке, наградили Алису уничтожающим взглядом и медленно спустились вниз.

Мартин и Алиса остались на лестничной площадке.

Криспин оглянулся на девушку. Клиентов было мало, и появлялись они редко, а плату за комнату он — как всегда — задерживал. Если девушка способна, по ее словам, назвать имя убийцы, это сулит награду от шерифа. Вглядевшись в ее простодушное лицо, Криспин стиснул зубы.

Если вообще есть тело.

Он хотел закрыть дверь, но сделать это ему помешала упершаяся в дверь большая рука Алисы Кемп.

— Этот мальчишка уже третий раз за неделю нарывается на неприятности, — начала она, постепенно переходя на визг, достойный банши[1].

— Шерифа надо было вызывать, шерифа.

— Нет, дорогая, — сказал Мартин.

Худой жестянщик являл собой полную противоположность пухлой Алисе.

Криспин знал, что его хозяин сноровисто и даже изящно орудовал своим молотом, но справиться с женой, похоже, не умел.

— В этом нет нужды. Криспин уладит любую неприятность. Не так ли, Криспин?

В последних словах прозвучала мольба, и Криспин кивнул:

— Да, мистрис Кемп. Я сделаю все от меня зависящее.

— От тебя зависящее! Ха! Да что от тебя зависит? — Она посмотрела на девушку. — И хорошо, чтоб это была клиентка, Криспин Гест, потому что никаких шлюх под своей крышей я не потерплю.

— Мадам! — Он фыркнул и, расправив плечи, свысока посмотрел на нее. — Эта молодая женщина действительно клиентка, — проговорил он сквозь зубы, — но я могу ее лишиться. Если вы хотите вовремя получить плату за жилье…

Он указал рукой на дверь, предлагая Алисе покинуть помещение.

Мартин побледнел и рывком перетащил жену через порог. Криспин захлопнул дверь и задвинул засов. Глубоко вздохнул и прислушался к удалявшимся шагам. Досчитав до десяти, Криспин повернулся к девушке и попытался улыбнуться, но помешала головная боль.

— Прошу прощения, — коротко извинился он. — Это был мой хозяин… и его жена.

Последние слова он процедил сквозь зубы. Потом кивнул в сторону окна.

— А мальчик — Джек Такер. Он настаивает на звании моего слуга, но, боюсь, его настоящее призвание — вор-карманник.

Выражение лица девушки не изменилось. Она лишь подняла свой вздернутый носик. Глаза у нее были серые, но не серо-стальные, как у Криспина, а более светлые, и, несмотря на ровный взгляд, смысла в них было маловато.

Криспин сдался.

— Мы говорим о мертвом человеке, — спокойно сказал он. — И его убийце. Вы сказали, что знаете, кто это.

— Лайвит там не было, — повторила девушка.

— Да, ее там не было. Вы это сказали. — Он застонал и медленно закрыл и открыл глаза. На это уйдет целый день. — Кто-нибудь еще знает, что этот человек находится в вашей комнате?

Она покачала головой.

— Мне нужна ваша помощь.

— Я вам помогаю. Кто его убил?

— Не надо было мне говорить…

— Вы кого-то защищаете?

— Нет, не так это.

Она принялась сосать грязный указательный палец.

— Если вы знаете, кто это сделал, то должны мне сказать.

Лицо ее сморщилось, и по красным щекам потекли слезы. Она вытащила палец изо рта, уронила руку на колени и тихонько проговорила:

— Это я сделала.



Глава 2

Криспин изо всех сил постарался сохранить вежливое, благожелательное выражение лица. Он окинул взглядом хрупкую фигурку девушки, которая была всего на ладонь выше Джека Такера.

— Вы его убили?

— Ага. Я, а кто же еще? Я одна там была.

Она зашмыгала носом.

Криспин сел на стул и подвинулся к девушке, глядя ей в глаза.

— Из этого совсем не обязательно следует, что его убили вы.

— Да нет — я! — Ее взгляд перебегал с предмета на предмет, ни на чем не останавливаясь. — Должно быть, я.

— Он на вас напал?

— Нет.

Губы у нее задрожали, и по щеке скатилась слеза, оставляя за собой грязную дорожку.

— Думаю, нам лучше всего пойти к вам и все там осмотреть. Может, и ваша сестра вернулась.

— Ага! — Она вскочила и стремительно направилась к двери, оттолкнув с дороги Криспина. — Может, она вернулась.

Девушка отодвинула засов и выскочила из комнаты. Криспин посмотрел, как она спускается по ступенькам, накинул плащ, запер дверь и сбежал по лестнице следом за девушкой.

Утро еще не сменилось днем, и тени укрывали узкую улочку. В некоторых лужах отражалось голубое небо, другие все еще оставались серыми. Какой-то мужчина толкал по грязным колеям ручную тележку с вязанкой хвороста, цветисто при этом ругаясь. Собака понюхала было его следы, а потом побежала дальше и подняла ногу у нижней ступеньки крыльца, с которого спустился Криспин.

— Скорее! — Девушка, стоя рядом с лужей, подернутой по краям ледком, приплясывала от нетерпения. — Лайвит, наверно, вернулась; она страшно разозлится на меня.

— За то, что оставила в комнате мертвеца, — пробормотал Криспин. — Кто б сомневался.

Он шел за ней по Шамблзу, по грязным улочкам и темным переулкам, из которых несло плесенью. Облака, как будто бы разошедшиеся, опять сомкнулись, на улице потемнело, зарядил дождь. Криспину знакома была «Голова короля», постоялый двор чуть лучше его любимого пристанища — «Кабаньего клыка» на Гаттер-лейн. Хотя он-то предпочитал «Кабаний клык», ею держали друзья Криспина Гилберт и Элеонора Лэнгтон, умевшие создать там уют. «Голова короля» была погрубее, находилась рядом с доками, и туда заходили бедняги, которым срочно требовалось утопить свою печаль в разбавленном вине или еще более водянистом пиве.

Криспин и девушка двигались на юг. Прохожих в дорогой одежде и в отороченных мехом накидках попадалось все меньше, вместо них навстречу шли непонятные серые личности, хмурившиеся под грубыми капюшонами с оплечьями, сшитыми из кошачьих шкурок. По мере приближения Криспина и его спутницы к Темзе изменился даже вид лошадей. Гладкие верховые лошади в богатом убранстве сменились заморенными клячами, которые с трудом тянули повозки, раздувая тощие бока с торчащими ребрами. А вот крысы здесь были здоровые и лоснящиеся, некоторые размерами не уступали поросенку. Они беспрепятственно охотились, шныряя вдоль домов.

Криспин и девушка миновали узкий переулок, и постоялый двор медленно выступил из сумрака удушающего лондонского смога и солоноватого тумана, поднимавшегося с Темзы. Это было большое квадратное здание, его темные полукруглые бревна казались морщинами, а нависающая черепичная крыша походила на брови. Мальчик, не старше Джека, подметал перед входом в гостиницу, лениво орудуя облезлой метлой. Девушка с ним не поздоровалась, а он даже не поднял глаз. Она повела Криспина не в дом, а через двор за здание — на конюшню. Воздух здесь был пропитан запахом конского пота, гнилого сена и навоза. На Криспина посмотрела, шевельнув усами, крыса, развернулась и стала взбираться по стене, пока не исчезла под крышей.

Девушка разок обернулась на Криспина, чтобы убедиться, что он все еще идет за ней, спустилась по нескольким ступеням и открыла дверь в подвал.

В коридоре было темно, если не считать чуть более светлого контура двери впереди. Девушка открыла и эту дверь и посторонилась. Криспин вдохнул запах старого дыма и плесени. На каменных стенах виднелись коричневые потеки влаги. Полукруглое оконце под потолком, забранное железное решеткой, пропускало лишь несколько полосок голубоватого света и брызги дождя. Окно располагалось на уровне земли, и видна была только скользкая от дождя мостовая и ноги пешеходов.

Одна свеча и огонь в очаге — если эту кучку камней и палок в центре пола можно было назвать очагом — едва освещали комнату. Дым поднимался к низкому сводчатому потолку, клубился среди балок и тянулся к открытому окошку.

В этой кладовой, заставленной бочками и заваленной пухлыми мешками, едва оставалось место для кровати из охапки соломы, треснувшего ночного горшка, стола, скамьи, двух мисок и двух деревянных ложек на столе.

И для мертвого человека в углу.

Никаких признаков драки или взлома. Все на своих местах, ничего необычного. Мужчина, похоже, упал там, где его застрелили. Он как бы сидел, прислонившись к стене и вытянув перед собой ноги, голова склонилась набок. Деревянное древко стрелы торчало из его груди как раз там, где находится сердце. Прямое попадание. Над упеляндом[2], промокшим от крови, выступало всего шесть дюймов древка с ястребиным оперением. Криспин опустился на колени и приложил пальцы к шее мужчины, но посеревшая кожа и сухие невидящие глаза сказали ему, что пульса он не обнаружит. Если не считать сладковатого запаха крови, мужчина благоухал лавандовой водой.

Криспин взял безжизненную руку и в скудном свете осмотрел ладонь. Ногти чистые и подстриженные. Рядом с мужчиной лежала большая сумка, а в ней — деревянный ящичек.

Это не бандит, решивший поразвлечься. При виде его упелянда, разделенного на четыре поля — голубые и золотистые прямоугольники с геральдическими лилиями, — по спине Криспина поползли мурашки. Этот человек был не просто французом, его платье указывало на принадлежность к французскому двору.

Криспин оглянулся через плечо на девушку.

— Вы открывали сумку?

Она покачала головой. Сыщик вытер выступивший над верхней губой пот.

— Вероятно, курьер. Мертвый курьер.

Ничего хорошего в этом не было. Он услышал, как кто-то ахнул, и обернулся. В открытом дверном проеме вырисовывался женский силуэт.

— Яйца святого Катберта! Что тут происходит? — воскликнула женщина.

Слабоумная девица кинулась к ней в объятия и разразилась громким плачем. На квадратном лице женщины отразился ужас, и она потащила девушку в комнату, стараясь утихомирить ее, дрожащими руками закрывая ей рот.

Покачиваясь, Криспин поднялся.

— Вы — Лайвит?

Женщина прижала голову сестры к груди. Девушка успокоилась и затихла. Губы женщины приоткрылись, но не так, как у ее сестры с замутненным сознанием. Ее блестящие губы были красными, почти как красные пятна у нее на щеках. На угловатом, а не мягком и круглом, как у сестры, лице, обрамленном длинными прядями растрепанных пепельных волос, играли свет и тени. А ее глаза… Криспину понравились ее глаза — орехового оттенка, а не бледно-серые, как у младшей сестры. Даже сквозь явный страх в них светился ум.

— Кто вы, черт вас возьми? Что вы тут делаете?

— Мое имя Криспин Гест. Меня еще называют Следопытом.

Женщина подняла брови: она явно слышала это прозвище.

Криспин оглянулся на тело.

— Его убил не я. Меня привела сюда ваша сестра. Она считает, что это она убила этого человека.

Лайвит уставилась на осевшее в углу тело, древко стрелы блестело в свете падавшего на него луча солнца.

— Слезы Христовы! — прошептала она и, отстранив сестру, со злостью посмотрела ей в лицо. — Дурочка! Ты не могла его убить! Ты же знаешь!

— Но я была здесь одна, Лайвит, тебя же не было…

Девушка захлебнулась плачем и икнула.

— Теперь я здесь. — Прижимая к себе сестру, Лайвит повернулась к Криспину. — Да как она вообще могла застрелить его?

Криспин обвел взглядом комнату. Он не ожидал найти лук.

— Ваша сестра каким-то образом исказила то, что произошло. Но результат случившегося налицо. И это не шутки.

Лайвит посадила девушку на скамью и вернулась на прежнее место.

— Ее зовут Грейс.

Криспин, покачнувшись, поклонился.

— Прошу прощения. Она не представилась…

— А вы не потрудились спросить.

Спорить он не стал. Вместо этого кивнул и потер набрякшие глаза костяшками пальцев.

— Вы пьяны. Помощник из вас никудышный.

Вздернув подбородок, она подбоченилась. Даже пятно грязи на носу не портило ее внешность, хотя Криспину и не понравились ее резкие слова.

Он расправил оплечье капюшона, надетого поверх плаща.

— Я не пьян, женщина. Вчера вечером я был пьян. А сегодня… я страдаю от печальных последствий вчерашних возлияний.

Она фыркнула.

— Великий Следопыт.

Он устало вздохнул.

— Вы знаете покойника?

Обхватив себя руками, она бегло взглянула на мужчину и покачала головой:

— Никогда его раньше не видела.

— А я, пьяный или нет, знаю, что этот человек — французский курьер. Известно ли вам, какие вас ждут неприятности из-за такого мертвеца в вашей комнате?

— Начинаю понимать.

Она принялась грызть ноготь.

Криспин сунул за пояс большие пальцы рук.

— Ваша сестра призналась, что убила его.

— Но она не убивала! Господи!

— Похоже на то. Но вряд ли удастся убедить в этом шерифа.

Пренебрежительное выражение исчезло с ее лица.

— Тогда что нам делать?

— Я думаю. — Он посмотрел на мертвеца, а затем уставился в окно. — Зачем ему было приходить сюда?

— Он был пьян, — предположила Лайвит.

— Или, возможно, кого-то искал, но ошибся дверью.

Лайвит проследила его взгляд и указала пальцем на окно:

— Его могли застрелить оттуда.

Криспин прикинул угол.

— И все равно это не объясняет, что он здесь делал.

Лайвит подошла к Грейс и, присев на корточки, положила ладони на колени сестры. Резкий голос Лайвит смягчился.

— Ну же, Грейс, ты привела сюда этого благородного господина. Ты должна рассказать нам, что случилось.

Успокоившаяся было в присутствии Лайвит Грейс, ссутулившись, подалась вперед и поднесла к лицу ладони со скрюченными пальцами.

— Я уже ему сказала.

— Нет, милая, — проворковала Лайвит. — Ты ему не сказала. Ты только сделала какое-то нелепое признание. Ты же знаешь, что не могла его убить. Разве это не так?

Грейс вцепилась в свои волосы и растрепала их еще больше.

— Ты меня запутываешь.

— Ладно, тихо, Грейс. Расскажи этому господину, что случилось.

— Да, Грейс. — Криспин постарался улыбнуться. — Просто расскажи мне.

Грейс затравленно озиралась. Наконец ее взгляд остановился на теле.

— Я его убила, вот и все. Я его убила! Хватит меня спрашивать!

Лайвит схватила Грейс за плечи, открыла было рот, но ничего не сказала. Со вздохом разочарования она отпустила сестру и поднялась.

— Она ничего не может сказать. Когда на нее находит, из нее ничего не вытянешь.

Криспин пристально смотрел на девушку. Стиснув ладони, она раскачивалась и всхлипывала. Боже милостивый. Такой человек, как шериф Саймон Уинком, предпочтет сразу повесить их, не задавая вопросов. Впрочем, и рассказывать-то почти нечего. Если бы удалось прежде переговорить с другим шерифом, Джоном Мором… Нет. Он перекладывает всю грязную работу на Уинкома. Обойти его не удастся. Криспин вздохнул и еще раз посмотрел на мертвеца. Опустился рядом с телом на колени и отстегнул кожаные ремни курьерской сумки. В ней лежал резной деревянный ящик, напоминающий реликварий. Криспин вынул его и поставил на стол.

Заперт.

Криспин вернулся к покойнику и пошарил в других сумках и карманах. Обнаружил там золотые и серебряные монеты, сопроводительное письмо на французском языке и ключ. Криспин пробежал письмо глазами: ничего нового, он и так уже догадался, что этот человек, вместе с двумя другими, был курьером французского двора и ему обеспечивался безопасный проезд по Франции и Англии. Конечным пунктом их путешествия был Лондон.

— Что ж, — сказал Криспин, обращаясь к трупу, — ты прибыл.

Глава 3

Найденным ключом Криспин открыл замок и поднял крышку ящика. Внутри находился еще один — золотой, усыпанный драгоценными камнями. Лайвит подошла поближе.

— Благословенная грудь Марии! — прошептала она за его плечом. — Он цельнозолотой!

— Сомневаюсь, что он цельнозолотой, — ответил Криспин, однако он тоже почувствовал возбуждение, как вор, который заглянул в королевскую сокровищницу.

Двумя руками он вынул золотой ларец из деревянного ящика и поставил на стол.

— Его из-за этого убили? — спросила Лайвит.

— Если и так, то убили напрасно.

Криспин подумал о курьерах, которые упоминались в письме. Где они? Тоже мертвы? Или, возможно, виновны в убийстве.

— Возможно, его ранили на улице, а он потом забрался сюда?

Криспин посмотрел на земляной пол — ни следов крови, ни вмятин от неуверенных шагов там не было.

— Свидетельств тому нет.

Он поднял крышку ларца. Изнутри он был обит красным бархатом. В углублении в центре лежал венок, сплетенный из тростника; плетение было узорчатым — в виде ромбов и зигзагов. Из тростникового венка тут и там торчали большие черные шипы, причем некоторые до трех-четырех дюймов длиной. Криспин провел пальцем по одному из шипов.

— Любопытно.

— Что это?

— Представления не имею. Похоже на венок… с шипами. Очень неприятно.

— Терновый венец?

— Терновый венец? — Он посмотрел на Лайвит. — Может, вы и правы.

— Неужели тот Терновый венец?

Она отступила на шаг, подхватив растрескавшимися пальцами свои залатанные юбки.

— Да вряд ли. Возможно, это Терновый венец для праздничных дней.

Криспин опустил крышку и провел ладонью по золоту и драгоценным камням. Взял ларчик, положил его в деревянный ящик, убрал в курьерскую сумку и повесил ее себе на плечо.

— Постойте-ка! Что вы собираетесь с этим сделать?

Лайвит протянула к сумке руки, жадно шевеля пальцами. Столько золота — целое состояние для таких, как она. Да, собственно, и для него, Криспина, тоже.

— К вашему сведению, беру на сохранение. Что же до него… — Он взглянул на покойника. — Мне придется вызвать шерифа.

— Но ведь он арестует Грейс!

Девушка вскочила и обняла Лайвит.

— Она наверняка невиновна, — сказал Криспин. — Я могу убедить в этом шерифа.

— А я — не могу! — воскликнула сквозь рыдания Грейс. — Я его застрелила.

Лайвит сердито посмотрела на Криспина.

— Какой вывод сделает из всего этого шериф?

Криспин вздохнул, представил лицо Уинкома.

— Боюсь, он ее повесит.

Грейс взвыла, и Лайвит стала успокаивать сестру, нежно обнимая за плечи, уговаривая и покачивая.

Криспин размышлял, потирая покрывшийся щетиной подбородок. Первым делом надо увести отсюда Грейс, но он не мог привести женщин к себе. Эта ведьма, жена его хозяина, устроит скандал.

В горле пересохло, и он подумал, что в самый раз отправиться в «Кабаний клык».

Криспин покинул сестер, чтобы поискать во дворе какие-нибудь улики, но ничего не обнаружил. Женщины быстро собрали свои жалкие пожитки, вышли к нему, и они двинулись в Шамблз. Лайвит тащила Грейс за собой.

— Страсти Христовы, успокойся, Грейс! Ты меня мучаешь!

Грейс затихла, только изредка шмыгала носом. Оставив сестру самостоятельно тащиться по грязи, Лайвит догнала Криспина и с вызовом, оценивающе на него посмотрела.

— Куда мы идем?

Криспину не нравился ни тон Лайвит, ни ее постоянное сквернословие. Она была женщиной самого низкого пошиба, чуть лучше проститутки.

— У одного моего друга есть таверна, — ответил он. — Он даст вам работу и кров. На время, пока вся эта история не уляжется.

— Вот, значит, как. У нас не спросили. А может, мы не хотим туда идти?

Криспин внезапно остановился, и Лайвит налетела на него.

— Вы действительно такая неблагодарная? Забыли, что я спасаю ваши шкуры, практически не надеясь на вознаграждение за свои услуги.

Она кивнула в сторону висевшей у него на плече сумки.

— Но там-то у вас немало.

— Золотой ларчик? Это не моя собственность. И не ваша. Поэтому выбросьте эти мысли из головы.

Лайвит неподвижно смотрела ему в лицо и стояла так близко, что Криспин ощущал на своих губах ее жаркое дыхание. Он был зол, но, разглядев ее хорошенько, увидел то, чего раньше не замечал. Ее густые брови показались ему с первого взгляда непривлекательными, но их смелые очертания придавали лицу Лайвит выразительность и живость. Рот маленький, но пикантный, чего обычно недостает губам пухлым. Криспин поморщился: сейчас она снова откроет этот рот, и ему придется выдержать поток непристойностей.

— И настоятельно вас прошу придержать язычок, — сказал он. — «Кабаний клык», может, и стоит на Гаттер-лейн, но мне помоечный язык не по душе[3].

— В самом деле? — Ее губы изогнулись в хитрой усмешке. — Что ж, прошу прощения у его королевского величества.

Криспин нахмурился.

— Вы думаете, это игра? Вы рискуете жизнью своей сестры.

Лайвит опустила взгляд и ковырнула землю мыском заляпанного грязью деревянного башмака.



— Нам не нужен рыцарь-спаситель в сверкающих доспехах.

Глубокая морщина прорезала лоб Криспина.

— Ну а я и не рыцарь.

— Мы с Грейс прекрасно справлялись сами. Мы не виноваты, что какой-то несчастный ублюдок погиб в нашей комнате. Что нам делать? Мы там жили. И в одночасье вся наша жизнь пошла прахом.

— Я мало чем могу вам помочь. Возможно, вы и не виноваты в том, что в вашем жилище умер, человек, но признание вашей сестры в убийстве осложняет дело. Однако если моя помощь вам не нужна… — Он расправил плечи и одернул свой залатанный котарди[4]. — Я ухожу.

Он сделал вид, что уходит, но тут Лайвит схватила его за руку. Опустив голову, женщина кусала губу. Криспину показалось, что она просто не привыкла просить помощи.

— Я не то чтобы неблагодарная, — проговорила она. И на сей раз Криспин почувствовал ее искренность. — Простоя… я…

— Не умеете быть благодарной? — Он усмехнулся. — Я тоже.

Лайвит подняла на Криспина глаза. Ее лицо как будто смягчилось, потому, возможно, что она встретила родственную душу. Сколько лет она мучается со своей полоумной сестрицей? На вид Грейс не больше двадцати. Лайвит, может, всего несколькими годами старше, хотя морщина озабоченности, прорезавшая лоб, и темные мешки под глазами добавляли ей возраста. Женщина робко улыбнулась и сразу помолодела.

— Тогда ведите нас, — сказала она, жестом благородной дамы приказывая ему двигаться вперед.

Криспин спрятал улыбку и продолжил путь, помогая Лайвит перебираться через особенно большие лужи. Грейс шла за ними, таща тяжелый узел с добром сестер.

«Кабаний клык», вросший в землю на углу Гаттер-лейн, напоминал огромную спящую черепаху. Задолго до Криспина этой таверне покровительствовали рыцари и лорды, но это было давно, а теперь лишь разный сброд считал «Кабаний клык» своим пристанищем. Криспина это устраивало. Деревянные стены таверны посерели под воздействием природных стихий, облупившаяся штукатурка уже много лет как нуждалась в подновлении, однако большие дубовые двери были по-прежнему крепкими. Иначе и быть не могло, если вы хотели обезопасить себя от ночных воров.

Криспин толкнул дверь и оглядел сумрачное помещение с низкими потолками. Лишь масляные лампы потрескивали на столах да в большом очаге горели огромные поленья. Тяжелые потолочные балки казались старыми, как Мерлин, и Криспин часто спрашивал себя, способны ли они, такие изъеденные временем и потрескавшиеся, вообще поддерживать крышу.

Под этими ненадежными балками близко друг к другу стояли шероховатые прямоугольные столы, за некоторыми из них с роговыми кубками в руках сидели мужчины, прятавшие глаза в тени капюшонов.

Хозяева этой мрачной таверны, Гилберт и Элеонора Лэнгтоны, хотя и были добрыми и щедрыми людьми, имели дело с самыми грубыми обитателями Гаттер-лейн. Без них это заведение было бы еще более жалким.

Криспин углядел Элеонору, которая орудовала метлой из прутьев утесника и громко распекала слугу, уронившего поднос.

Криспин подошел поближе.

— Надеюсь, я не помешал.

Элеонора круто развернулась.

— О, Криспин! Какая неожиданность.

Она улыбнулась и обняла его. Волосы женщины были полностью убраны под белый полотняный вимпл[5], уложенный складками и сборками и оставлявший на виду только гладкий овал лица. Лица без возраста. Криспин подумал, что ей, наверное, лет тридцать, как и ему самому, неточно не знал.

— Да я вот объясняла этому мошеннику, — пояснила она, метлой указывая на слугу, — какой он никудышный, если роняет хорошую еду на пол.

Слуга поднял виноватый взгляд. Он собирал осколки и загубленную еду на поднос.

— Она ужасно громко мне «объясняла».

Криспин кивнул:

— Мне этот сердитый взгляд тоже хорошо знаком, Нэд.

— Поторопись, Нэд, — буркнула хозяйка и разгладила свой не слишком чистый фартук.

Она только теперь заметила Лайвит и Грейс, стоявших за спиной Криспина, и нахмурилась — ее головной убор опустился и превратил лицо в маленький горизонтальный овал.

— А это что такое?

Криспин отвел Элеонору в сторону:

— Нэлл, я хочу попросить тебя об одолжении.

— О нет, Криспин. Больше никаких одолжений. Почему ты превращаешь наше несчастное заведение в пристанище ненужных тебе женщин?

Криспин расправил плечи. Второй раз за утро его обвиняли в распутстве. Конечно, основания для этого есть, но не сегодня, а его искренние протесты, похоже, пропускают мимо ушей.

— Они не мои «ненужные женщины», — объяснил он. — Они мои клиентки. Им нужна моя помощь, а мне — твоя.

Элеонора закатила глаза и сложила руки на груди.

— Что скажет Гилберт? Говорю тебе, Криспин, ты слишком много себе позволяешь.

— Может, и так, но дело не терпит отлагательства.

Нэлл опять взялась за метлу и несколько раз, примирительно, провела ею по полу, заметая пыль.

— Как всегда.

Криспин хотел было предложить денег, но мысль эта надолго не задержалась. В данный момент денег у него не было, а он и так уже много задолжал Гилберту и Элеоноре.

— Нэлл. — Криспин улыбнулся. Нечестный прием, но обычно он срабатывал. — Их будет искать шериф, и им надо где-то спрятаться. У тебя доброе сердце, и ты не откажешься нанять их и подержать здесь. Я был бы очень тебе признателен. Это всего лишь на время, пока они не смогут вернуться в свое жилье и к своей прежней жизни.

— Ой, ладно, Криспин. — Она сердито глянула на женщин. — Ну, разве что назло Уинкому. Но только на время, ясно? Любому заведению за глаза хватит неприятностей в лице Нэда. Цены высокие, а платят — мало, — многозначительно заметила она, потерев пальцы характерным жестом.

Криспин официально поклонился.

— Спасибо, Элеонора.

Лайвит выступила вперед и гордо вздернула острый подбородок.

— Вы назвали нас вашими клиентками. Это означает, что мы должны вам платить. Сколько стоят ваши услуги?

У Криспина мелькнула мысль поступить благородно и от платы отказаться, но он уже давно не мог позволить себе роскоши быть благородным.

— Шесть пенсов вдень. И на расходы.

Лайвит тяжело вздохнула, но взялась за висевший у нее на поясе кошелек и высыпала на ладонь его содержимое. Четыре пенса один фартинг. Она посмотрела на Криспина.

— Это все, что у меня есть.

Но она многозначительно посмотрела на сумку на плече сыщика.

Криспин взял три монетки, чтобы отвлечь Лайвит.

— Я возьму сейчас три пенса. Вы сможете расплатиться со мной позже. Здесь вы будете работать за еду и жилье, поэтому сумеете кое-что сэкономить. — Опустив монеты в собственный кошелек, он откашлялся. — Стало быть, с вами решено. Я буду время от времени наведываться и сообщать, как идут дела.

— А когда мы сможем вернуться в «Голову короля»?

— Может, и никогда.

Сестры посмотрели на Элеонору. Криспин представил их.

— Это ваша новая хозяйка, Элеонора Лэнгтон. Нэлл, это Лайвит и ее сестра Грейс.

Элеонора нахмурилась.

— Очень хорошо. Ступайте на кухню.

Сестры пошли в указанном направлении, но Лайвит оглянулась на Криспина.

— А что будет с тем ящичком, а? За него можно получить столько золота, сколько тут никогда и не заработаешь.

Криспин крепче сжал ремень сумки.

— Повторяю: это не ваша собственность и не моя. По правде говоря, если ее найдут при ком-то из нас, это скорей всего будет означать нашу смерть. Вы этого хотите?

Лайвит еще раз посмотрел на сумку на плече Криспина и поежилась.

— Ну да, я понимаю, что вы имеете в виду.

Повернувшись, она исчезла в проходе под аркой. Прищелкнув языком, Элеонора покачала головой.

— Ты иногда поступаешь, как велит сердце, а не ум. Я знаю, что ты не признаешься, но ты мягкий как воск.

Криспин ничего не ответил. Учитывая, как мало потяжелел его кошелек от полученных монет, он понимал, что Нэлл права, но признаваться в этом ему действительно не хотелось.

— Ты посидишь у нас, Криспин? — Отставив в сторону метлу, Элеонора взяла кувшин с вином и обтерла фартуком его запотевший носик. — Выпьешь со мной?

Криспин еще раз посмотрел в сторону арочного прохода и подумал, что задержаться здесь было бы приятно. Но оттягивавшая плечо курьерская сумка не давала ему покоя. Как и внезапное появление и поспешное исчезновение этим утром Джека Такера.

— Я бы с огромным удовольствием, — сказал он, — но, боюсь, мне нужно заняться другим делом. — Возможно, тепло и знакомая обстановка подействовали расслабляюще, а быть может, ясные глаза Элеоноры и искреннее участие вырвали у Криспина признание. — У Джека неприятности. Не знаю, что делать.

— Опять? Ох уж этот мальчишка. Ему нужна твердая рука, Криспин. Ему так долго приходилось самому о себе заботиться, и он не разбирает, что хорошо, а что плохо. Все зависит от тебя. Он тебе как сын. Настало время так с ним и обращаться.

— Чепуха. Ему двенадцать лет. Он достаточно взрослый, чтобы о себе заботиться. В его возрасте я уже начал обучаться искусству боя и надзирал за лондонскими мельницами Ланкастера.

— Герцог был добр к тебе и вел себя как приемный отец, не так ли?

— Да.

Джон Гонт, герцог Ланкастер[6], постоянно присутствовал в мыслях Криспина. Он едва помнил родного отца — тот умер, когда Криспину было семь. При слове «отец» перед глазами у него вставало лицо Ланкастера, даже если теперь они и стали чужими друг другу.

— Говоришь, мне следует уделять этому мальчишке больше внимания?

— Я говорю, что ему нужен наставник. А кто лучше тебя?

Затылок Криспина сдавила боль.

— Я об этом не просил. Я никогда не хотел иметь слугу.

— Однако же сейчас он у тебя есть. — Нэлл положила руку ему на плечо. — Но разве юный Джек не больше, чем просто слуга?

Элеонора улыбнулась своей улыбкой почтенной женщины. Улыбка эта иногда раздражала, иногда успокаивала. Сейчас Криспин так и не определил, какое именно действие она на него оказала.

Что он мог ответить? Он не хотел себе признаваться, что все же отвечает за Джека Такера. С этим двенадцатилетним мальчишкой он познакомился всего несколько месяцев назад, когда юный воришка пытался украсть у Криспина кошелек. Это Джек втерся в жизнь Криспина в качестве слуги, а не Криспин ему навязался. Даже после многочисленных обещаний Джека покончить со своими делишками доверия ему не было.

Криспин поблагодарил Элеонору, но насчет Джека не обнадежил. Не хотелось бы, конечно, чтобы парня повесили, но если он не откажется от своих привычек, ничем другим дело не кончится.

Под мелким моросящим дождем Криспин потащился назад, в Шамблз. Поднявшись в свою комнату, он запер дверь и осмотрелся. Джека, как обычно, нет. Он положил сумку на стол и долил вина в кубок, который предлагал Грейс. Вино обожгло горло приятным теплом, и Криспин облизал губы. Он уже чувствовал себя лучше.

Не выпуская кубок из рук, Криспин подошел к столу и откинул верхний клапан сумки. Золотой ларчик, казалось, просвечивал сквозь деревянный футляр. Криспин поставил кубок и вынул золотой реликварий. Помимо инкрустации из драгоценных камней, его украшал шедший по кругу рельефный фриз, изображавший путь Христа на Голгофу, — все из чеканного золота. Криспин поднял крышку и уставился на лежавший внутри странный предмет.

— Терновый венец, — пробормотал он.

Кончиком пальца он погладил особо угрожающий на вид шип, а потом извлек Венец из ларца и, поворачивая, стал рассматривать. Посмеиваясь, он стрельнул взглядом по сторонам в явно пустой комнате, покачал головой, осуждая свою подозрительность, и надел Венец на голову.

— Страдающий слуга, — проговорил он без всякой радости. — Это я.

Он увидел свое отражение в медном зеркале, висевшем на крючке над тазом и кувшином для умывания. Красивым Венец не был и Криспину красоты не прибавил. Он вдруг почувствовал себя дураком и снял Венец, но, снова взглянув в зеркало, заметил что-то темное у себя на лбу и коснулся пятна пальцем. Кровь.

Криспин осмотрел Венец с внутренней стороны. Пока он был на голове, никакой боли Криспин не чувствовал, но внутри торчали колючие шипы и что-то похожее на остатки какого-то вьющегося растения — все почерневшее от времени. Он убрал Венец в ларчик и снова потрогал свои ранки. «Вероломная маленькая реликвия». Подойдя кокну, выходившему на улицу, Криспин открыл ставни, высунулся наружу и сделал глубокий вдох. Сегодня Шамблз не так вонял. Наверное, ветер дул в другую сторону. Как бы то ни было, Криспин внезапно почувствовал себя в комнате как в клетке. А кроме того, нужно было доложить шерифу о трупе.

Закрыв ставни, Криспин сбежал вниз по лестнице. Подумал о еде — он не ел со вчерашнего вечера, — но голода не ощутил. Достиг нижней ступеньки и опять сделал вдох, как будто впервые дышал полной грудью. И правда, воздух непостижимым образом действовал обновляюще. Настолько, что у Криспина возникло желание выскочить из двери и побежать по улице, как, бывало, бежал он по длинной тропе от сельского дома Ланкастера до большой дороги. Непонятное, но возбуждающее чувство.

Он как будто забыл о своих неприятностях — Джека Такера и его воровские привычки, косые взгляды, которые бросали на него люди его прежнего круга, когда он случайно сталкивался с ними на улице. Новые ощущения будто омыли его и, подобно стремительной реке, унесли далеко от этих подводных камней. В груди разлилось тепло, во всем теле бурлила энергия. Странное все же ощущение. Но нельзя сказать, чтоб приятное. О нет. Внезапно вспыхнувший в крови огонь перенес Криспина в те дни, когда он был рыцарем, когда, сжав меч, бросался в бой бок о бок с Ланкастером. Да! Очень похоже.

У него даже голова закружилась. Он выпрыгнул на улицу, чтобы вобрать ее в себя. Все его чувства обострились. Цвета одежд стали насыщеннее. Запахи улицы усилились, но не оскорбляли обоняние. Люди, торопливо шагавшие мимо с какими-то узлами, показались Криспину бесконечно более интересными, чем раньше. Он сделал шаг по грязной улице… и остановился.

Путь ему преградила пышная дочка Мартина Кемпа Матильда.

Девица окинула его взглядом, в котором сквозило не только высокомерие, и охвативший Криспина подъем угас — так вода стекает в канаву.

— Куда-то идете? — Она кокетливо сощурила и без того маленькие поросячьи глазки. — Вы постоянно куда-то уходите. Разыскивать что-нибудь, да?

Она хихикнула, и это было похоже на кудахтанье курицы.

— Именно так.

Ее широкие бедра по-прежнему заслоняли ему дорогу.

— О! Вы поранились.

Она указала на ранки у него на лбу. Криспин вытер капельки крови.

— Надо приложить какое-нибудь снадобье, — сказала Матильда. — Болит, наверное?

— Уверяю вас, нет.

— Я могла бы дать вам что-нибудь. Сделать отвар.

Криспин коротко, неискренне улыбнулся:

— Нет, благодарю вас.

И снова он попытался обогнуть ее, но она передвинулась, не давая Криспину пройти.

— Вы всегда такой занятой, вечно куда-то спешите, — проговорила девушка, теребя край передника.

— Я должен работать ради пропитания. Как делаете вы и ваша семья.

— Почему вы никогда не едите с нами? Вы живете здесь четыре года, но никогда у нас не столуетесь.

— Я не плачу за стол. Это удешевляет плату за жилье.

«И мне не приходится есть, глядя на тебя». Ему хотелось произнести это вслух. Слова так и рвались с языка.

Матильда пожала плечами, как будто деньги были делом несущественным.

— Вы не обязаны всегда есть здесь. Иногда я ужинаю со своими друзьями. Иногда у Роузов. А иногда на постоялом дворе «Голова короля», хотя мать выпорола бы меня как следует, если бы узнала. Может, и вы захотите прийти.

— Не советую вам сегодня ходить в «Голову короля». Там у вас могут быть неприятности.

Она снова хихикнула, издав неприятный гортанный звук.

— Вы всегда в поисках неприятностей, да? Мой отец говорит, что раньше вы были рыцарем, но, по-моему, это неправда.

Криспин положил ладонь на рукоятку кинжала. Очень хотелось его вытащить, но вместо этого он отрывисто спросил:

— О? И что же привело вас к такому заключению?

Оглядев улицу, Матильда наморщила нос.

— Никакой рыцарь не будет жить здесь, это уж точно. И еще вы помогаете отцу со счетами. Я никогда не видела, чтобы к вам приходил какой-нибудь важный господин. Сознавайтесь. Вы были управляющим, и вам просто нравится притворяться важной персоной. — Последняя фраза явно была повторением слов ее матери. Он слышал нечто подобное и раньше. — Меня это, конечно, не волнует. Можете притворяться кем пожелаете.

Криспин хотел, как обычно, поскорее пробраться мимо, пока с языка не сорвался какой-нибудь неподобающий ответ, но прилив самоуверенности снова наполнил его грудь, заставив поднять смиренно наклоненную голову. Сердце чуть не выпрыгивало из груди, и он вспомнил чувство, которое испытывал перед боем, перед самой атакой — копье на изготовку, кровь кипит, конь под ним роет копытом землю.

Злобно осклабившись, Криспин наклонился к девушке.

— Послушай, ты, дрянная девчонка. Я был рыцарем. С чего бы мне притворяться лучше, чем я был? Я потому только не перерезал тебе сейчас глотку, что ценю и уважаю Мартина Кемпа. Но не испытывай мое терпение.

Она разинула рот, схватилась дрожащими розовыми пальцами за горло, но не издала ни звука.

Криспин чувствовал себя восхитительно. Очень давно он хотел все это ей высказать, и что-то всегда его сдерживало. Но не сегодня. Он стиснул рукоятку кинжала, хотя приложил все усилия, чтобы не извлечь его из ножен.

— Отлично. Ты уберешься с моего пути, или мне придется тебя оттолкнуть?

Матильда взвизгнула и, спотыкаясь, бросилась прочь. Криспин увидел, как мелькнул синий чулок, прежде чем девушка скрылась в жилой части дома Кемпов. До него донеслось ее приглушенное верещание, обращенное к матери, и Криспин посчитал это идеальным моментом, чтобы удалиться.

Он ступил на грязную улицу горделиво, как петух. Ничто не могло принести такого удовлетворения, как грубая отповедь Матильде Кемп, за исключением, возможно, грубой отповеди Алисе Кемп. Бедный Мартин. Они сорвут злость на жестянщике. С раздраженным вздохом Криспин подумал, что в конечном итоге придется извиняться и обещать вести себя пристойно. Он нуждается в этом жилье. Только его он и может себе позволить.

Криспин улыбнулся. Но сейчас ему извиняться не нужно, а выражение ужаса на лице Матильды, вызванное его словами, доставило большое удовольствие.

Он шел уверенно, довольный собой, пока его случайно не толкнул крупный мужчина. Высокий, широкоплечий мужчина пошел было дальше, но Криспин развернулся, схватил его за руку и повернул к себе.

— Эй, милейший, — сказал он, наконец-то вытаскивая кинжал. — Вы не извинились за то, что толкнули меня. По-моему, вы должны это сделать.

Обладатель квадратной челюсти уставился на Криспина.

— Уберите руку. Я ничего вам не должен.

— Этот кинжал утверждает обратное.

— Вы мне угрожаете?

Мужчина обнажил свой кинжал и сверху вниз посмотрел на Криспина. Казалось, своими могучими руками он без всякого кинжала может переломить Криспина пополам, однако тот не испытывал страха и даже улыбнулся.

— Уже не меньше недели я никому не пускал кровь, и мой клинок томится от жажды. Вы извинитесь? — оскалился Криспин. — Попробуйте отказаться.

Возможно, уверенная манера держаться, а может, изысканная речь заставили мужчину помедлить. Но в любом случае здоровяк вернул кинжал на пояс и склонил голову.

— Прошу меня простить. Я вас не заметил. И не имел в виду ничего дурного.

Криспин разочарованно вздохнул. Фыркнув, он отсалютовал кинжалом и вложил его в ножны. Развернулся без дальнейших разговоров и зашагал по улице. По пути он заглядывал в магазины и лавки, проявляя повышенный интерес к происходившим там обычным делам: мясник вонзал нож в еще не ободранную свиную тушу, свисавшую вниз головой с крюка; торговец домашней птицей, привлекая возможных покупателей, поднял за ноги дергающихся кур, крылья у них были распростерты, как у ангелов; юный помощник мясника осторожно нес кадку, полную крови; рыбник ловко чистил пескаря, и чешуя взлетала в воздух как волшебная пыль.

Криспин впитывал все это — медный запах крови, кудахтанье кур, скользкое шуршание и плеск рыбы в ведре. На этой простой улице не было роскошных зданий. Здесь обосновались ремесленники и торговцы. Их многочисленные заведения, тянувшиеся вдоль Шамблза, были такими же усталыми и потрепанными временем, как и их обитатели. Узкие строения теснились друг к другу, их каменные фундаменты были забрызганы грязью, штукатурка выгорела, приобретя пергаментный цвет, а деревянные части сделались тускло-серыми под действием природных стихий. Сквозь покрывало облаков, затянувших осеннее небо, пробивались лучи солнца, окрашивая фасады чередующимися полосами света и тени.

— Мастер!

Голос издалека донесся до Криспина, но в Лондоне полно мужчин, к которым их ученики обращаются «мастер». Кто-то шлепал за ним по грязи, и тот же голос позвал снова — на этот раз Криспин узнал его и обернулся.

К нему бежал Джек Такер. Он остановился перед Криспином, упершись руками в согнутые колени и пытаясь отдышаться.

— Мастер Криспин, вы меня не слышали?

Криспин покачал головой:

— Нет. Боюсь, не слышал.

Он улыбнулся, вспомнив слова Элеоноры. Возможно, воровские замашки Джека и удастся исправить заботой о мальчишке. Видит Бог, родители Джека давно умерли.

— Джек! — Он сграбастал паренька, сжав в медвежьем объятии.

Джек изогнулся, словно на него напал сам дьявол, и вывернулся из рук Криспина.

— Господи Боже! — Отскочив в сторону, он приготовился бежать. — Вы напились?

Криспин раскинул руки, обнимая Лондон.

— Почему все думают, что я пьян? Мне просто радостно.

Джек съежился и уставился на Криспина.

— Радостно? Вы никогда не радуетесь. Что на вас нашло? Вы заболели? — Он потянулся пощупать лоб Криспина и заметил ранки. — Откуда это у вас? Теперь понятно. Кто-то дал вам по голове. Ну, ничего, хозяин. Я сейчас же отведу вас домой.

Он попытался взять Криспина за руку, но тот отмахнулся.

— Какая чепуха. Я отлично себя чувствую. Иду к шерифу. Должен сообщить ему о трупе.

— Ничего себе! Вас это, похоже, ужасно веселит.

— Ну, это не обычный труп.

— Конечно, необычный, если он вас так развеселил. Один из ваших врагов?

— Нет.

Джек нахмурился, и Криспин спросил себя, что кроется за внезапной заботой парнишки. Перевел взгляд на синюю куртку Джека, яркий цвет ее как будто поблек прямо у него на глазах. Криспин зажмурился и снова открыл глаза. Нет. Куртка Джека выглядела как обычно. Тогда, посмотрев по сторонам, он проследил взглядом ритмично шагавших в ногу двух францисканских монахов в серых рясах с черными капюшонами. Люди останавливались, кланялись духовным лицам и продолжали свой путь. Обычная сцена, он видел такое каждый день. Криспин поднял голову и принюхался. До этого на улице пахло как на кухне, где заняты приготовлением пищи: от нее веяло теплом, она манила, доносился запах мяса, подготовленного к жарке на вертеле, — но сейчас все вытеснил затхлый запах склепа.

Ощущение легкости, распиравшее грудь, прошло. Криспин поймал себя на том, что недоумевает, зачем привязался к мужчине на улице — без всякой на то причины, и едва не нарвался на поединок.

Он посмотрел в сторону своего жилища, хотя дом был скрыт изгибом улицы и неровной, разноцветной мешаниной фасадов магазинов и домов. Криспин дотронулся до ранок на лбу, но они больше не кровоточили. Его тело внезапно отяжелело. Так он обычно чувствовал себя после сражения, как только проходил порыв.

С глубоким вздохом он едва нашел в себе силы встретиться с Джеком взглядом. Мальчик уставился на него разинув рот.

— Почему ты так на меня смотришь? — спросил Криспин.

Джек захлопнул рот и покачал головой. Всколыхнулись его густые рыжие кудри.

— Да никак я на вас не смотрю. Если вам так уж надо идти к шерифу, тогда идемте и разделаемся с этим. Вы же знаете, как я не люблю Ньюгейт.

Криспин кивнул и, расправив плечи, стряхнул с себя непонятное чувство. Еще разок глянул назад и знаком велел Джеку следовать за ним.

Идя по улице, которая упиралась в Ньюгейтский рынок, Криспин молчал. Все те же лавки и дома, те же серые лица, которые он видел ежедневно. Почему всего несколько мгновений назад они казались ему другими?

Он посмотрел вперед. Перед ним, в конце улицы, высилась Ньюгейтская тюрьма, куда входили через ворота в огромной стене, опоясывающей большую часть Лондона. Джек вздрогнул за спиной Криспина, когда тот кивнул стражнику и прошел под Ньюгейтской аркой с ее зубчатой опускающейся решеткой.

Подгоняемый Криспином, Джек поднялся следом за ним в комнату шерифа Саймона Уинкома, которая располагалась в башне. С Ньюгейтом у обоих были связаны не самые лучшие воспоминания, но с течением лет Криспин научился отодвигать их в дальний угол сознания.

Помощник шерифа не глядя махнул рукой, разрешив им пройти: он привык к визитам Криспина. Они вошли в сумрачную комнату блюстителя закона. Не дожидаясь, пока сидевший за столом Уинком поднимет глаза, Криспин направился прямиком к пылавшему огню.

Шериф оторвался от документов и сердито воззрился на Криспина.

— Ха! — фыркнул он. — Я так и думал, что скоро тебя увижу. Ты, должно быть, имеешь какое-то отношение к убитому французскому курьеру.

Криспин вздохнул. Хорошие новости распространяются быстро, плохие — еще быстрее.

Глава 4

— К французскому курьеру, господин шериф? — Криспин поднес озябшие руки к огню и потянул носом в надежде вдохнуть душистого аромата трещавших поленьев, но учуял лишь дым. — Не знаю, о чем вы говорите.

Джек Такер постарался раствориться в тени.

— Не пытайся меня обмануть.

Шериф поднялся. Казалось, он наслаждается своим превосходством над Криспином — и в росте, и в ранге. Его темные усы и борода сливались с темным упеляндом с длинными, до пола, рукавами, отороченным темным же мехом.

Шериф, бросив взгляд на Джека Такера, потерял к мальчику интерес, подошел к очагу, встал рядом с Криспином, словно сравнивая свой богатый наряд с его убогой одеждой.

— Сегодня утром в гостинице «Голова короля» на Темз-стрит был найден мертвым французский курьер. Видели, как оттуда тайком уходил мужчина с двумя женщинами, которые жили в комнате, где обнаружили труп. Мужчина среднего роста, среднего телосложения, чисто выбрит, черные волосы, в сомнительного вида красном котарди. Тебе это ничего не напоминает?

— Это мог быть кто угодно.

Шериф посмотрел на красный котарди и черные волосы Криспина.

— Да, кто угодно.

Криспин не отрываясь смотрел на яркое пламя.

— Вы обвиняете этого человека, милорд?

— В убийстве? Не знаю. Но женщины, несомненно, с этим делом как-то связаны. И я узнаю, как именно.

— Но сначала вы должны найти этих женщин.

Шериф усмехнулся:

— Найду.

— Позвольте узнать, а что такого необычайного в этом курьере?

Уинком неторопливо прошел к буфету и налил в серебряный кубок вина. После секундного раздумья плеснул и в другой кубок, протянул его Криспину и жестом пригласил сыщика сесть на стул.

Криспин поневоле уже привык к более терпкому вину, особенно к тому резкому сорту, что подавали в «Кабаньем клыке». Он с жадностью глотнул вина шерифа, наслаждаясь тонким привкусом черной смородины и вишни, и сел на стул.

Шериф смотрел на Криспина, как ястреб, нацелившийся на мышь.

— А с какой стати мне отвечать на твои вопросы? — поинтересовался шериф. — Что я получу взамен за свою откровенность?

Криспин глотнул еще вина, облизнул губы и пристроил кубок на ляжке. Шериф обожал слушать звучание собственного голоса. Он усмехнулся, представив выражение лица шерифа, скажи он это вслух.

— Мне случилось помочь вам в решении одной-двух головоломок, господин шериф. Вы наверняка безболезненно можете поделиться со мной частью сведений. «Все люди от природы стремятся к знанию»[7].

Шериф зло заворчал и уперся руками в стол. Неотрывно глядя на Криспина, он сказал:

— Этот француз перевозил реликвию французского двора, данную на время королем Франции. — Шериф выпрямился, сдвинув в сторону кубок. — Ни за что не угадаешь, что это за реликвия.

— Не томите же меня.

— Благослови меня, Иисус, но это был сам Терновый венец.

— Венок из терниев?

— Нет, не венок из терниев! — с каким-то даже ликованием возразил Уинком, качая головой. — Тот самый Терновый венец.

— Господи Боже! — непроизвольно вырвалось у Криспина.

Он легонько дотронулся до лба, но не почувствовал ни крови, ни царапин.

— Вот именно, — откликнулся шериф. — Это было предложение мира французским королем Карлом нашему королю Ричарду[8]. Предполагалось, что его величество возьмет из Венца любой шип, какой пожелает. Но теперь вся эта штука исчезла.

Сочувственно крякнув, Криспин откинулся на стуле, утешаясь вином.

— Да, исчезла. Убивший курьера взял и реликвию. Слухи достигли двора, и говорят, что Ричард расценивает это происшествие как крайнее неуважение к своей особе. Но французский посол полагает, что Венец украден Ричардом.

— Насыщенное, однако, утро.

— Да. И к тому же долгое. У меня здесь указ короны начать во всем королевстве ежедневные упражнения в стрельбе из лука. Немедленно.

— Но об этом и так уже есть закон. «Всякий мужчина от шестнадцати до шестидесяти лет должен упражняться в стрельбе из лука по воскресеньям и праздничным дням». — Он посмотрел на Джека, словно ждал подтверждения столь хорошо известному факту. — Это было установлено дедом короля, королем Эдуардом Виндзорским[9].

Но сегодня не воскресенье и не праздник.

— В данном указе, — шериф глянул в документ, — говорится, что все мужчины должны практиковаться ежедневно.

Криспин выпрямился на стуле.

— Король ожидает вторжения?

— Такая возможность не исключена. Если только Венец не будет в скором времени возвращен.

Криспин снова откинулся на спинку стула и сделал глоток вина. Вдохнул его аромат, потом вытянул и скрестил ноги.

— Вы желаете нанять меня для поисков?

Уинком засмеялся.

— Ты самый невозможный человек из всех, кого я знаю, Гест. Хочешь быть затычкой во всех бочках?

— Я лишь предположил…

Шериф перестал смеяться.

— Я тебя не вызывал. Почему ты пришел?

Криспин криво усмехнулся:

— Я пришел сюда, чтобы сообщить о трупе. В «Голове короля».

Уинком вскочил.

— Я так и знал! — Он ткнул длинным пальцем в сторону Криспина. — Я знал, что ты в этом замешан. Только попробуй сказать, что ты не тот человек, который увел и спрятал тех женщин.

Нахмурившись, Криспин посмотрел на дно пустого кубка и поставил его на стол.

— А мне необходимо это говорить?

— Ну и влип же ты! — рявкнул шериф. Он со смехом потер ладони. — Давай выкладывай все, что знаешь.

Криспин неторопливо поднял на него взгляд.

— Да нечего особо и рассказывать. Эти женщины обнаружили в своей комнате покойника и пришли ко мне.

— Почему?

— Потому что я занимаюсь розысками, если вы помните, убийц, потерянных вещей. Мне платят за умственные усилия, господин шериф. Я знаю, вам этого не понять.

Шериф сграбастал его за оплечье капюшона и рывком поставил на ноги. Криспин ожидал чего-то подобного, поэтому подготовился и не удивился. Шериф со злобой в упор смотрел на Криспина, обдавая его горячим дыханием.

— Хватит с меня тебя и твоих насмешек, Гест. Это ты служишь мне, а не я — тебе. Не забывай об этом.

При каждой фразе он встряхивал Криспина, а затем толкнул на стул. Криспин сел как следует и оправил одежду. Шериф выхватил кинжал и со стуком бросил его на стол.

— Я задаю вопрос. За каждый неверный ответ ты чего-то лишаешься.

Криспин посмотрел на клинок, на медную поперечину и украшенную драгоценными камнями рукоять.

— Чего-то?

— Уха, пальца. — Шериф оскалился. — Чего-то.

Криспин оглянулся на Джека.

— Беседа принимает неприятный оборот.

— А я ничего хорошего и не обещал.

— А я-то пришел к вам по доброй воле, чтобы рассказать о покойнике…

— О котором я уже и так знаю. Давай, давай. Гест. Я жду твоего ответа.

— А что был за вопрос?

Схватив кинжал, Уинком приставил его к горлу Криспина.

— Черт побери, Гест! Ты смеешься надо мной?

Металл холодил шею.

— Говорят, что «остроумие — это дерзость, получившая образование».

Шериф помедлил, прежде чем убрать кинжал от шеи Геста.

— Опять твой Аристотель?

— Да, милорд. — Криспин сел чуточку свободнее, но расслабился не до конца. Потер шею. — Рекомендую его вам. У него имеется афоризм на любой случай жизни.

— Зачем его читать, — шериф поигрывал клинком, не возвращая его в ножны, — когда ты с такой готовностью цитируешь его при каждом удобном случае?

Закрыв глаза, Криспин кивнул:

— Совершенно верно.

— Но ты оттягиваешь неизбежное. — Уинком плашмя похлопал лезвием по ладони. — Расскажи мне об этих женщинах и о том, что ты обнаружил в их комнате. И следи за каждым своим словом.

Криспин исподтишка вытер пот, выступивший над верхней губой, украдкой бросил взгляд на Джека. Парнишка скорчился в углу. Очень правильно.

— Женщины испугались, что их обвинят в смерти этого человека, поэтому наняли меня, чтобы я нашел убийцу.

Шериф вяло похлопывал клинком по ладони. Криспин наблюдал за его движением.

— И что? Где теперь эти женщины? — Уинком поднес кинжал к лицу Криспина. — Следи за каждым своим словом.

— Да уж слежу как могу, милорд. Они… в безопасности. В надежном месте.

Шериф наклонился вперед и приставил кончик кинжала к носу Криспина.

— Где?

Криспин скосил глаза на лезвие и вздохнул, гадая, как будет выглядеть без носа. Сглотнул.

— Этого я вам сказать не могу, милорд. Они наняли меня и для того еще, чтобы я их защищал.

Уинком выпрямился и встал позади стула, на котором сидел Криспин. Он казался сыщику пауком, который ползет по его ноге, готовый укусить в любой момент. Криспин не смел шевельнуться.

— Это не ответ.

— Знаю, милорд. Но что вы от меня хотите? Предать доверившихся мне?

Уинком негромко прищелкнул языком, и у Криспина зашевелились волосы на затылке.

— Ни в коем случае, мастер Гест.

Клинок со свистом скользнул в кожаные ножны у самого уха Криспина. Он облегченно вздохнул.

— Давай-ка пойдем на место преступления, — сказал шериф, — и обсудим это там.

Глава 5

Криспин снова стоял в той комнате в «Голове короля», где жили сестры, и примечал, что изменилось, а что осталось без изменений. Джек пробормотал, что боится мертвецов, и попросил разрешения подождать на улице, вместе с солдатами шерифа. Криспин рассеянно кивнул, и Джек обвел комнату взглядом и исчез как тень.

Покойника перенесли на койку, на соломенный тюфяк. Над мертвым стояли два француза в точно таком же платье, что и погибший, — поделенный на четыре поля упелянд с французскими лилиями.

Криспин обратил внимание на их слегка порозовевшие лица и немилосердно зачесанные назад волосы. Где была эта парочка, когда убили их товарища?

— Французский посол приказал им явиться ко двору, — прошептал Криспину шериф, — но здесь по-французски никто не говорит.

Он посмотрел на писаря, стоявшего рядом. Тот покачал головой.

— Mes seigneurs, un mot avec vous?[10] — повернулся к французам Криспин.

Мужчина с темными, зачесанными назад волосами, отозвался:

— Oh oui. Enfin, un anglais qui yaut la peine[11].

— Вы путешествовали втроем? — продолжат Гест на их языке.

Мужчины закивали.

— Вы видели, что произошло?

Темноволосый пожал плечами:

— Мы были… заняты.

— Ясно. А он не проявил склонности к подобному «занятию»?

— Мы не знаем. Думаю, он нашел для себя добычу и, возможно, последовал за ней сюда.

— Насколько я понимаю, французский посол хочет, чтобы вы явились ко двору.

Мужчина сплюнул на пол.

— Он хочет посадить нас под замок за нашу беспечность. У нас нет никакого желания играть ему на руку.

— Если вы прибыли в Англию для того, чтобы попасть в Вестминстерский дворец, тогда зачем развлекались здесь, в этом сомнительном заведении?

Француз переглянулся со своим светловолосым товарищем.

— Мы… у нас были здесь дела. Мы должны были… подготовиться к появлению при английском дворе.

— Здесь? — скептически переспросил Криспин.

Шериф ткнул его локтем.

— Что он сказал?

Криспин знаком попросил шерифа помолчать.

— Могу я пересказать господину шерифу эту… историю?

Мужчина презрительно усмехнулся:

— Скажите ему что хотите. У нас есть еще один товарищ, который ищет реликвию. Мы в вашей помощи не нуждаемся.

Криспин повернулся к сгоравшему от нетерпения Уинкому.

— Они отказываются идти ко двору. Они чувствуют, что это ловушка.

— Проклятые французы, — пробормотал Уинком. — Узнай их имена.

Криспин снова повернулся к иностранцам.

— Господин шериф желает узнать ваши имена.

Темноволосый мужчина поклонился.

— Готье Ле Бретон. А это, — он жестом указал на своего компаньона, — Лоран Лефевр. Наш покойный друг, — он перекрестился, — это… был… Мишель Жирар.

Уинком кивнул своему писарю.

— Ты понял?

Писарь торопливо зацарапал пером по вощеной табличке. Шериф прищелкнул языком и, оставив в покое писаря и курьеров, переключился на покойника. Глубоко вошедшая стрела по-прежнему торчала из его груди.

— Что насчет стрелы? — спросил он у Криспина. — Можешь что-то сказать?

Поклонившись курьерам, стоявшим в центре комнаты, Криспин отошел к Уинкому.

— Стрела благородного человека. Ястребиное оперение дороже, чем более распространенное гусиное.

— Согласен. Где он находился, когда его застрелили?

Криспин прошел несколько шагов по земляному полу и остановился в нужном месте. Здесь все еще оставалась лужица крови, смешанной с землей, а вокруг нее — множество следов.

— Здесь, милорд.

Уинком подошел и уставился на указанное место.

— Борьбы не было?

— Его оружие осталось в ножнах.

— А что насчет выстрела? — Он посмотрел на окошко. — Из того окна без всякого труда можно выстрелить вниз.

— Посмотрите на угол, под которым торчит стрела. Француз должен был лежать на спине, чтобы его застрелили из того окна.

— Что? — Уинком вернулся к мертвецу и наклонился над ним. Потрогал стрелу и фыркнул. — Да. Угол не тот.

— Как я и сказал, милорд.

— Значит, он был застрелен здесь?

— Похоже на то, господин шериф. С близкого расстояния.

— Из-за этой проклятой реликвии.

Криспин помолчал. Что он мог сказать? Сыщик знал, что таинственный лучник убил не из-за реликвии, обладателем которой стал теперь он.

— Возможно. Но могут быть и другие, неизвестные нам мотивы.

Уинком поджал губы.

— А зачем ты это говоришь?

Один из солдат шерифа, растолкав французов, пробрался к Уинкому.

— Милорд, королевская стража собирает мужчин для упражнений в стрельбе из лука.

— Сейчас? — удивился Криспин.

— В его указе сказано — немедленно, если ты помнишь, — кивнул подчиненному Уинком. — Очень хорошо. Проследи там за порядком. — Он сердито повернулся к Криспину. — А тебе что, отдельное приглашение требуется?

Криспин поклонился, радуясь возможности удалиться.

— Слушаюсь, милорд.

Сказать ли больше? Криспин незаметно огляделся — французские курьеры с подозрением смотрели на солдат шерифа, на сырые стены, грязное месиво на полу— и решил оставить свои мысли при себе, подумал о доставшейся ему реликвии. Да, чем больше он утаит от шерифа, тем лучше.

Он бочком пробрался мимо солдат шерифа, выдержав их насмешки, и нашел на грязном дворе Джека. Криспин невольно оглянулся на подвал и подумал о курьерах. Зачем им, вместо того чтобы сразу идти в Вестминстер, понадобилось, как они сказали, «готовиться» в этой скверной гостинице? Готовиться к чему?

Они протиснулись мимо убогих кляч на гостиничном дворе и, не выходя за ограду, остановились, глядя на Темз-стрит.

— Ну и переполох, хозяин. Мужчины выскакивают из домов, на ходу доедая обед.

— Ты же слышал, что сказал господин шериф. Упражнения в стрельбе из лука — это закон. Благодаря лучникам выиграно множество сражений. Знаменитый английский большой лук нагоняет страх на всех наших врагов.

— Если это закон, почему вы никогда раньше туда не ходили?

Криспин улыбнулся:

— Иногда ходил. Но мне приходится одалживать лук. Своего у меня нет, хотя закон этого и требует. Я не могу позволить себе лук. — Он поднял голову, наблюдая за мужчинами, идущими по улицам с луками в руках. — Давай посмотрим, на что мы способны.

А зрелище было поистине впечатляющим. Мужчины всех возрастов и всех занятий тянулись из своих домов как пчелы из улья, заполняя улицы и тесня лавочников. Мальчишки-подмастерья проворно скрывались в мастерских, спасаясь от живого водоворота. То и дело вспыхивали словесные перепалки, потому что люди наступали друг другу на ноги, задевали луками чужие головы. Воплощенная мечта карманника, по мнению Криспина: столько людей теснится в одном месте. Он готов был побиться об заклад, что сегодня многие из них лишатся своих кошельков, и решил не спускать глаз с Джека Такера.

К толчее присоединились всадники: кто-то на великолепном боевом коне, остальные — на раздраженных мулах. Свежие лошади и старые, заезженные клячи. За отстающими следовали собаки, лаявшие лишь для порядка. Из окон верхних этажей высовывались женщины, покачивая головами. Все это напоминало проводы на войну огромной армии, только без обычных подбадриваний и прощальных взмахов, которые сопровождают такое событие: Криспин никогда ничего подобного не видел, да и Джек Такер, судя по его вытаращенным глазам, тоже.

Группы возбужденных мужчин под неусыпным взором королевской верховой стражи, расположившейся на каждом втором углу, присоединялись к идущей толпе. Лучники поневоле, мужчины шли по переулкам и извилистым улицам, направляясь на север, к равнинам за Лондоном.

Когда в людском потоке образовалось пространство, Криспин и Джек влились в него и пошли к Шамблзу, потом свернули на улицу Святого Мартина и двинулись к Олдерсгейту. Пройдя под аркой, они вместе с другими оказались на Олдерсгейт-стрит.

Сельский пейзаж вызвал у Джека неподдельный интерес.

— Я никогда раньше не был в Айлингтоне.

— Нам еще идти и идти.

Мальчик оглянулся на Лондон и вздрогнул.

— Я рад, что мы ушли от шерифа. У меня от него мороз по коже. Зачем вы вообще к нему пошли? Он всегда бьет вас или грозится побить. Мой вам совет: если вы еще когда найдете мертвеца, ничего не говорите, и пусть шериф помучается сам.

— Я был абсолютно уверен, что он не причинит мне особого вреда.

— Абсолютно уверены? Вот не думаю. Он угрожал вам кинжалом! Сказал, что отрежет что-нибудь.

Криспин пожал плечами:

— Ну не отрезал же, как видишь. А я всегда узнаю больше, чем сообщаю. Например, я знаю, что эта реликвия — действительно Терновый венец, который везли для передачи королю Ричарду. И я знаю то, чего не знает Уинком: где находятся эти женщины и реликвия.

— Вот это да! Откуда вы все это знаете?

Криспин остановился и толкнул опешившего Джека к невысокой живой изгороди. Джек посмотрел на ладонь Криспина, упиравшуюся ему в грудь.

— Потому что пока ты, несчастный воришка, был в бегах, я как раз выяснял все эти вопросы. — Криспин пристально смотрел на Джека. — Люди, что приходили ко мне сегодня утром… Я не хочу, чтобы это повторилось. Это марает мое доброе имя — какое уж ни на есть. Кроме того, из-за тебя у меня произошло столкновение с мадам Кемп. А ты знаешь, как я к ней отношусь! — У мальчика вытянулось лицо. — Джек, сколько раз я тебе говорил, чтобы ты не воровал?

— Я не хотел… то есть, ну, это были богатые люди. Дома у них, ясное дело, еще больше богатств. Что для них значат несколько монет, да и… в общем… мне трудно расстаться с этой привычкой.

Криспин сильнее нажал на грудь Джека.

— Я не стану играть твоим будущим, Джек. Если я снова поймаю тебя на воровстве, я выгоню тебя, и ты окажешься на улице, где я тебя нашел.

— Да ладно, мастер Криспин…

— Я не шучу, Джек. Я этого не потерплю. Меняй свои привычки, или я тебя выставлю.

Криспин не сводил с Джека сердитого взгляда — пусть знает, что он не шутит. Потом отпустил парнишку, развернулся и зашагал по дороге.

Джек следовал за ним на некотором расстоянии, молчаливый и угрюмый. Через какое-то время он рысцой нагнал Криспина и, опустив голову, потащился рядом.

— Ну я же пытаюсь, — тихо проговорил он.

— Пытайся усерднее.

— Ладно. Постараюсь.

Он произнес эти слова как школьник после краткого свидания с розгами. Криспин почти пожалел его. Джек быстро сменил тему.

— Терновый венец, — пробормотал он. — Если вы знаете, где находится этот Терновый венец, то почему не отдадите шерифу? Неужели вы станете причиной войны? Ведь шериф об этом говорил.

— Несмотря на это представление, — кивнув на мужчин на марше, ответил Криспин, — до войны не дойдет. Я уже играл в политические игры, если ты помнишь.

— Но тогда к вам обращались «сэр».

Криспин усмехнулся:

— Правила игры не забываются, а игра не изменилась. Даже спустя семь лет.

— Как скажете. Но я бы не хотел увидеть, как проклятые французы вступают в Лондон.

— Об этом не беспокойся.

Джек засмотрелся на зябликов, которые перелетали с изгороди на изгородь. Дома, стоявшие по обе стороны дороги, скоро сменились открытым пространством. Зеленые холмы вздымались в отдалении как волны зеленого моря.

— Тогда почему не отдать Венец шерифу? — спросил Джек, кутаясь в плащ под порывами ветра, налетевшего с лежавших в низине лугов. — Пусть он передаст его королю.

— Потому, Джек, что я сам хочу вернуть королевскую благосклонность.

— А я думал, вам на короля наплевать, — тихонько сказал мальчик, остерегаясь попутчиков, шагавших по изрытой колеями дороге.

Криспин стиснул зубы. Он многое дал бы, чтобы увидеть, как короля Ричарда рубят мечом на куски, или даже понаблюдать, как он медленно умирает от мучительной болезни.

— Кровь Господня! Как я устал от такой жизни, — проворчал он. Хотя и не собирался говорить это вслух, но все же приятно было побрюзжать. — Если я верну королю Венец, тогда героем буду я, а не Уинком. Я устал делать для него грязную работу. Устал жить в комнате на вонючей улице. И устал от…

— Меня?

Он посмотрел на встревоженное лицо Джека, такое еще по-детски гладкое. Криспин вздохнул и легко улыбнулся:

— Нет, не от тебя; Но от твоего воровства я действительно устал.

Джек скорбно поджал губы.

— Я услышал вас, хозяин, с первого раза.

Они пришли на стрельбище, где на другом конце поля, ярдах в шестидесяти, высились холмики-мишени. На травянистых склонах некоторых из них виднелись венки — цели для более искусных стрелков. Перед холмиками тянулась неглубокая канава, где валялись неубранными сломанные стрелы — торчали, как иглы ежа.

Зеленые луга рекой уходили к темневшим вдалеке деревьям. Холмы-мишени на другом конце поля поджидали, когда в их зеленый дерн полетят стрелы. Мужчины и юноши заняли свои обычные места; такого количества упражняющихся Криспин давно уже не видел. Но это неудивительно, когда в затылок тебе дышат королевские солдаты. Присутствие такого множества людей вспугнуло нескольких овец, щипавших траву на лугу, и они, заметавшись, выбрались на узкую тропку, уводившую со стрельбища.

Джек держался рядом с Криспином, пока мужчины выстраивались по краю поля в подобие ровной линии. Став лицом к мишеням, они втыкали стрелы в землю у своих ног, перекидывая за спину колчаны. Никто еще пока не стрелял — нужно было убедиться, что на поле между стрелками и мишенями никого нет. Многие начали натягивать луки.

Из-за такого скопления народа Джек перешел на шепот:

— А благодаря этой реликвии, думаете, король все простит и забудет и вернет вас ко двору?

Криспин вздохнул. Ветер взметнул его волосы и бросил концы прядей в лицо.

— Не знаю. Но надо попробовать.

Пахнущий сырой землей и овечьим пометом слой осеннего тумана завис над травой и потом исчез в лесу. За спиной у Криспина был Лондон, тянувшийся в серое небо шпилями и крутыми крышами, крытыми сланцем, свинцом и красной черепицей. Тусклый пласт дыма плыл над неровными очертаниями города, карабкаясь на крыши, как вор в ночи. Его город. Его дом.

Толкучка в поле, такое количество людей напомнило Криспину ярмарочный день, только веселья не наблюдалось. Один из мужчин, кажется, пекарь, учил сына, как держать большой, в рост человека, лук. Какой-то старик показывал юноше, как вкладывать стрелу в небольшой охотничий лук, и на лице молодого человека читалось раздражение.

Криспина не заботило, что у него нет лука. В списке необходимых вещей он стоял далеко не первым, к тому же он мог позаимствовать лук у своего хозяина Мартина Кемпа.

Едва подумав о Мартине, Криспин заметил его на привычном месте — он пытался натянуть тетиву. Криспин двинулся к Кемпу, не обращая внимания на окружающую суету. Он прокручивал в голове убийство французского курьера и гадал, почему Грейс решила, что убила его. Какой великий грех лишил ее разума, заставляя считать себя убийцей?

Он помахал Мартину Кемпу, который втыкал стрелы в мягкую землю и неуклюже пристраивал к ноге лук с ненатянутой тетивой. Но Мартин при виде Криспина нахмурился, и только тогда Гест сообразил, почему у жестянщика такое кислое лицо. «Боже милостивый. Я и забыл о Матильде». Он остановился как вкопанный.

— Мастер Мартин, — со всей серьезностью поздоровался он.

— Криспин. — Мартин произнес его имя коротко, официальным тоном, и поджал губы. Злость на лице Мартина сменилась растерянностью и даже страхом. Выставив вперед ногу, он сжал лук. — Я должен задать тебе вопрос, который у меня нет никакого желания задавать.

Криспин потупился. Теперь, когда он оказался лицом к лицу с Кемпом, его захлестнула волна стыда.

— Вам не нужно говорить, Мартин. Если вы имеете в виду мою грубость по отношению к вашей дочери, то, боюсь, это правда.

Мартин покачал головой.

— Святой Элигий, Криспин! Ты же знаешь мою жену! Не следовало тебе говорить…

— Знаю. И приношу свои искренние извинения. Я был немного не в себе… покорно прошу меня простить.

— Моей жене этого будет недостаточно. Криспин, мне неприятно тебе напоминать, но мы приняли тебя, когда все тебя сторонились. Я не беру с тебя плату за жилье, какую следовало бы. Уж во всяком случае, не столько, сколько брала бы моя жена. И теперь это… — Он махнул луком в сторону притихшего Джека. — Ты же знаешь, его она не одобряет! И я тоже, если он не перестанет причинять неприятности.

— Я стараюсь исправиться, мастер Кемп, — сказал Джек и судорожно запахнул на груди свой драный плащ.

Криспин пошел еще дальше:

— Если должен, то я извинюсь перед Матильдой и Алисой. Этого будет достаточно?

Мартин помолчал, размышляя. Наконец нехотя кивнул и оглянулся, словно ожидал, что его жена, будто гарпия, бросится на него с неба.

— В будущем поостерегись, Криспин. Я знаю, что Матильда не подарок, но она все, что у меня есть, помоги мне Бог.

Криспин стоял с самым покаянным видом, на какой был способен. Смягчившись, Мартин кивнул, восстанавливая тем самым отношения внутри их непростого союза.

Он поднял лук, одним концом поставил его на землю около свода стопы и стал натягивать тетиву. Мартин так и пришел сюда в своем кожаном фартуке и обтягивающей голову кожаной шапочке, завязки которой покачивались в такт каждому движению, пока он сгибал упрямый лук. Вне привычной обстановки жестянщик смотрелся жалко.

Наконец ему удалось справиться с оружием, и он наблюдал, как другие прицеливаются. Обернувшись через плечо, он прошептал:

— Что все это значит, Криспин? Война будет?

— Все может быть. Дело непростое.

— В политике всегда так. Но разумеется, тебе лучше знать.

Криспин, почти совеем как Джек, издал горлом неопределенный звук.

Над полем разнеслась команда о начале стрельб.

— Ну что ж, — проговорил Мартин, поднимая лук. — Выстрелим за это.

Он натянул тетиву и пустил стрелу. Та пошла неловко, с неблагозвучным треньканьем, и перелетела за мишень.

— Попробуйте еще раз, — сказал Криспин.

Он не понимал, как может человек столько лет упражняться и так ничего и не достичь.

— Оттягивайте сильнее. Сильнее! До самого уха.

С ворчанием покачав головой, Криспин встал рядом с Мартином. Положил свои пальцы на его и натянул тетиву, почувствовав, как задрожал в руках жестянщика лук.

— Я больше не могу его держать, — простонал Мартин.

— Тогда отпускайте, — проскрипел у него над ухом Криспин.

Стрела рванулась вперед и скрылась в канаве перед мишенями. Криспин расслабился и посмотрел на жестянщика.

— Это все из-за лука, — сокрушенно проговорил Мартин. — Он слишком мощный.

— Дайте-ка его мне.

Криспин взял протянутый лук и сжал в левой руке. Вытащил одну из стрел, торчавших из земли, и прижал оперенный конец к тетиве, а кончик стрелы подвел к месту согнутым указательным пальцем. Глубоко вдохнув, он поднял лук. Медленно стал натягивать тетиву, пока большой палец не оказался под скулой, прицелился и разжал пальцы.

Стрела со свистом вырвалась из плена и, вращаясь вокруг своей оси, понеслась к цели, где воткнулась почти в центр маленького кружка, очерченного сухим венком.

— Чтоб мне ослепнуть! — воскликнул Джек.

Мартин покачал головой.

— Отличный выстрел.

— Это достигается практикой.

Криспин осмотрел оружие — великолепный тисовый лук. Провел пальцами по навощенной льняной тетиве, вздохнул и, обернувшись к Мартину, передал лук ему.

Мартин взял лук и посмотрел на него уже не с тоской, а с тревогой.

— Ты же не думаешь, что нам действительно придется защищать Лондон?

Криспин пожал плечами:

— Всегда есть такая вероятность. Хотя со времен Вильгельма Завоевателя к нам никто не вторгался.

— Ты сражался во Франции вместе с герцогом Ланкастером, да?

Криспин выдернул из земли стрелу и протянул Мартину.

— Да. И во многих других местах.

Мартин оттянул тетиву, как научил его Криспин, и дрожащей рукой прицелился.

— Бьюсь об заклад, ты многих уложил такой штукой, — сказал он.

Криспин вздрогнул, но попытался скрыть это, вытянув из земли стрелу и воткнув ее назад. Проделал это несколько раз.

— Я не лучником был, — спокойно напомнил он Мартину.

Стрела улетела к лесу: Мартин посмотрел поверх лука и, запинаясь, произнес:

— О… Конечно… Ты же не мог быть лучником.

— Да. В самом деле.

Франция. Французские поля сражений, деревни, поместья в окружении лесов. Слава Богу, они там жили не только в грязных лагерях и сырых шатрах. Во Франции у герцога имелись владения, было там и множество других замков, принадлежащих англичанам, где их ждали постель и отличная еда. Криспин много бывал в деревнях, наблюдал за местными жителями, пробовал еду (особенно ему понравился сладковатый на вкус хлеб), нанимал французских портных и французских сапожников. Сшитые французами котарди больше расширялись книзу, расходились складками. Тамошняя обувь, особенно деревянные сабо, что у крестьян, что у дворян, имели более элегантную форму, чем непреложно практичные английские сабо.

Криспин покрутил стрелу в руке. Он скучал по тому времени. Оно казалось беззаботным, если смотреть на него из теперешних дней. Нечего и говорить, что деньги он тратил не считая. Что бы он сейчас дал за один из тех котарди…

Криспин поднял голову и посмотрел на других мужчин, стрелявших из плохо обтесанных луков — больших и обычных. Подошли и женщины, устроив себе пикник на природе, — а почему, собственно, и нет? Король издал указ о ежедневных стрельбах, но это не означало, что люди не могут сделать эту повинность приятной.

Мартин снова передал Криспину лук, и сыщик решил пустить в цель несколько стрел. Тетива натерла на пальцах мозоль, но ему было все равно. В давние времена тонкие перчатки или кожаные напальчники защищали его пальцы, а когда он вместе с Ланкастером выезжал поохотиться в его угодьях, кожаная перевязь оберегала руку, державшую лук. Но сейчас такого снаряжения у Криспина не было. Тем не менее приятно было почувствовать в руках покорное ему оружие, ощутить согнутыми пальцами тугую тетиву, древко стрелы, покоящееся, пока он прицеливается, на указательном пальце, дыхание ветра, когда оперение стрелы просвистит у самого уха, и удовлетворение от слабого глухого удара, когда стрела вонзится в цель.

— Я тоже пойду на войну, — заявил стоявший позади Криспина Джек — подбородок задран, ни дать ни взять молодой петушок, и внимательно следит за каждым движением хозяина.

— Да что ты говоришь?

Криспин снова натянул тетиву и тщательно прицелился повыше уже торчавшей в мишени стрелы.

— Чтобы увидеть гонфалоны[12] и знамена. И коней. Я буду биться с лучшими и завоюю добычу. Да, хотелось бы мне это увидеть.

Стрела полетела и вонзилась в мишень на дюйм выше первой. Джек подал Криспину новую стрелу, и тот прижал ее к тетиве.

— Хочешь, стало быть, повоевать, да? А ты когда-нибудь сражение-то видел?

— Только турнир. Рукопашную схватку. Было на что посмотреть.

Криспин прищурил левый глаз и прицелился.

— Ты так считаешь, да? — Он пустил стрелу, которая вонзилась в цель над предыдущей. Криспин опустил лук, поставив один его конец на землю, оперся на него и повернулся к Джеку. — А ты когда-нибудь видел, как сносят голову и выпускают кишки?

У Джека расширились глаза, непроизвольно открылся рот.

— Нет.

— Ну так не сомневайся, увидишь. Мечи сверкают, руки летят, к твоим ногам валятся человеческие внутренности. — Джек потупился и отступил на шаг. — Кровь брызжет тебе в лицо, когда ты машешь своим мечом. Кусочки костей летят в глаза. Люди кричат, а затем захлебываются в собственной крови. Вот это настоящая рукопашная схватка, а не то представление с деревянными мечами, которое называют турниром. — Он вытащил из земли последнюю стрелу и приставил к груди Джека. Мальчик отскочил и скосил глаза на кончик стрелы. Криспин наступал, покалывая и делая шаг вперед каждый раз, когда Джек отступал. — По всей вероятности, тебя сразят стрелой, прежде чем ты успеешь поднять оружие.

Он снова ткнул мальчишку, и Джек съежился и прикрылся рукой, словно пытаясь остановить зашедший не туда разговор.

— Все еще хочешь пойти на войну? — подначил Криспин.

Джек посмотрел на Мартина. Тот тоже побледнел.

— Ну, — тише, чем раньше, протянул Джек, — может, и нет.

Криспин опять взялся за лук, приладил стрелу и поднял оружие.

Джек вытер ладони о грязный плащ и облизал губы. Вновь обретя прежнее достоинство, он неторопливо занял свое место за спиной у Криспина и стал следить, как тот прицеливается.

— А как же вы, хозяин? Вы же были рыцарем, да? Если бы вы снова стали рыцарем, то пошли бы воевать за короля?

Криспин натянул тетиву и крепко прижал большой палец к щеке. Медленно моргнул в такт ровному дыханию.

— В промежутке между ударами сердца, — пробормотал он.

Позади них зашумели мужчины, послышался топот копыт тяжелого коня.

— Что там такое? — спросил Криспин, продолжая целиться.

Он не мог решить, то ли бить ниже, то ли выше сгрудившихся на мишени стрел.

— Это капитан королевских лучников, — сказал Мартин. — Благородный такой господин на лошади под яркой попоной.

— Все всадники кажутся благородными господами, — заметил Криспин.

Он пустил стрелу. Та воткнулась среди других его стрел и затрепетала. Из мишени торчали пять стрел, плотно севших в центре очерченного венком круга.

— Но не все они благородные.

Он поставил лук на землю и обернулся посмотреть на капитана лучников.

Конь был великолепен. Попона — край ее доходил до щеток лошади — развевалась на ветру, подчеркивая игривый шаг скакуна. На высокой луке седла висели лук и колчан со стрелами. Криспин поднял взгляд повыше.

Казалось, холодная рука сдавила его сердце, на мгновение прервав дыхание, ток крови, саму жизнь. Шок сменился слепой яростью, и Криспин заскрежетал зубами, чтобы тут же не закричать. Отбросив лук, он кинулся к всаднику. Никто не успел ничего ни сказать, ни сделать, а Криспин уже стащил мужчину на землю. Рывком посадил, выхватил кинжал и направил острие в изумленное лицо мужчины.

— Перерезать тебе горло или вспороть живот? — прохрипел Криспин. — Выбирай. В любом случае ты покойник!

Глава 6

— Криспин! Ты с ума сошел?

Мартин потянул сыщика за руку.

Криспин слышал его издалека, словно жужжание комара в мозгу. Он не подчинился. Двое подбежавших стражников действовали решительнее: они схватили его и бросили на землю. Криспин вскочил, и стража снова его схватила.

— Хозяин!

Джек, как овчарка, метался вокруг, пытаясь подобраться к Криспину.

Тот вырвался из державших его рук, пнул одного стражника в живот, другому нанес удар в челюсть. Первый, придя в себя, вытащил меч. Криспин пригнулся, проскочил под лезвием и схватил мужчину за руку с оружием. Крепко держа вырывающегося стражника за запястье, Гест плашмя ударил этим мечом по голове второго стражника, который все еще сидел на земле и стонал. Тот со всего маху опрокинулся на спину.

Криспин попытался разоружить обладателя меча, но стражник извернулся и ткнул Криспина коленом в грудь. У него перехватило дыхание, он выпустил руку стражника и, спотыкаясь, попятился. Стражник замахнулся мечом, но Криспин крутанулся и каблуком ударил противника в промежность. Мужчина сморщился и открыл рот в беззвучном стоне. Криспин нанес ему удар в челюсть и улыбнулся, когда стражник рухнул навзничь в грязь. Меч отлетел в сторону.

Криспин развернулся. К нему бежали еще два стражника, и он сгруппировался, сжимая окровавленные кулаки.

Капитан лучников с трудом поднялся на ноги с помощью Мартина.

— Стоять, я сказал! — повелительно крикнул он.

Стражники остановились и переглянулись, сжимая кулаки.

— Оставьте нас! — велел капитан.

Мужчины вопросительно посмотрели на злобно скалившегося Криспина и медленно отошли, хотя и не очень далеко.

Капитан лучников отвел в сторону упавшую на глаза прядь светло-русых волос, одернул запачканный бархатный сюрко[13] и поправил украшенную золотом рукоять меча. С замшевых, отороченных мехом перчаток с раструбами капала грязная жижа. На пальцах левой руки сверкнули надетые поверх перчатки золотые кольца. Капитан отер грязь с лица и уставился на Криспина с усмешкой узнавания.

— Криспин Гест? Будь я проклят! Я думал, ты умер!

— Вполне мог! — Криспин подхватил свой кинжал, упавший на траву. Джек попытался помочь хозяину, но Криспин оттолкнул мальчика. — А тебя точно проклянут, как только я расправлюсь с тобой.

Губы капитана растянулись в режущей, как лезвие ножа, усмешке. Он внимательно рассмотрел Криспина и покачал головой. Повернулся к Джеку и Мартину, как будто внезапно вспомнил о них, и мотнул в их сторону головой.

— Присутствие этих двоих обязательно?

Вытерев рот тыльной стороной ладони, Криспин покачал головой и, не глядя на своих спутников, сказал:

— Джек. Мартин. Оставьте нас, будьте так добры.

— Хорошо, Криспин, — пробормотал Мартин. — Идем, Джек.

Столпившиеся поблизости мужчины тоже отошли под пристальными и недобрыми взглядами стражи, оставив Криспина и капитана наедине.

— Я буду дома, хозяин. — Джек произнес это достаточно громко, чтобы капитан лучников ясно его расслышал. — Дожидаясь вас.

Криспин не обратил на Джека внимания и взмахнул кинжалом.

— Итак, Майлз Алейн. Как ты хочешь умереть?

Майлз приосанился, выставив вперед ногу, а руку в перчатке небрежно положив на рукоять меча. На его длинном сюрко красовался королевский герб — три желтых леопарда на красном поле, две другие четверти занимали красные стрелы на желтом поле. Майлз скривил розовые губы, слишком розовые для Мужчины. Темные глаза настороженно, как у хищной птицы, следили за каждым движением Криспина. По опыту Криспин знал, что эти глаза куда бдительнее, чем представляется по непринужденному виду Майлза.

— Все та же поза, — проговорил Алейн, приподняв бровь. — А я думал, ты перерос такие театральные приемы.

— Сукин сын. Ты меня обманул. А затем, как трус, отступил и бежал.

Майлз глубоко вздохнул, покосившись в сторону стоявших неподалеку стражников.

— Измена есть измена, Криспин, — тихо произнес он. — Даже я не мог тебя спасти. В любом случае ты сделал лишь то, что хотел сделать. Насколько я припоминаю, убедить тебя было куда проще других. У тебя тогда еще молоко на губах не обсохло.

— Я тебе доверял!

Майлз взмахнул рукой.

— Увы.

— Ты мог бы выступить в мою защиту!

— Чтобы мне выпустили кишки? Ну, уж нет.

— Зачем ты это сделал? Зачем подбил знать на заговор против короля Ричарда и обвинил Ланкастера?

— Тише, тише. Зачем же так громко?

— Я прокричу об этом с крыш.

— И ничего не добьешься. Одно твое слово, и я уничтожу тебя, ты и вздохнуть не успеешь.

— Если сможешь.

Майкл прищелкнул языком.

— Криспин, Криспин. Посмотри на себя. Живой. На свободе. Я думал, что к этому времени тебя уже не будет в Лондоне. А ты, как вижу, все еще мыкаешься здесь. Любой на твоем месте сдался бы и устроился бы где-нибудь в другом месте. Но только не ты, любитель наказаний. Или будущий мученик. Что именно? В конце концов, мой дорогой друг, это было сто лет назад.

— Сто лет назад? Как будто вчера.

— Но не для меня.

Майлз поправил перчатку на правой руке, но Криспин понял, что он прикидывает, как далеко его люди.

— И что? Зачем было нас предавать? Чего ты добивался?

— Сейчас и не припомню. Возможно, кто-то заплатил мне за это.

Криспин стиснул рукоять кинжала.

— Кто тебе заплатил? Какой трус посмел?

— Сколько вопросов.

Майлз оглянулся. Стражники стояли с мечами в руках, украдкой переговариваясь. Они смотрели на Майлза, ожидая его сигнала.

— Ты очень любознательный, не так ли? Тебе следовало проявить любознательность семь лет назад. Это могло бы спасти твою шкуру.

— Кто тебя нанял?!

Майлз лениво моргнул.

— Разве я сказал, что меня кто-то нанял? Не помню. — Он окинул Криспина взглядом с головы до ног. — А чего ты так разволновался? Ты процветаешь, разве нет? И Ланкастер заступился за тебя. «Умолял» сохранить тебе жизнь — так, кажется, сказал король. Как и подобает доброму приемному отцу.

Криспин фыркнул.

— А все остальные легли на плаху. Кроме тебя. Но я сейчас это исправлю.

— Убьешь дворянина? Твоя голова будет торчать на колу.

— Лучше так, чем жизнь изменника.

— О, успокойся, Криспин. Ты жив и здоров. И выглядишь неплохо.

— Ты не знаешь. Ты и понятия не имеешь, через что я прошел!

— Ну потерял несколько шиллингов…

— Ты же был там! Я потерял все, негодяй! Мое рыцарское звание, мои земли, титул! — Раскинув руки, Криспин рубанул воздух кинжалом. — Вот что оставил мне король!

Майлз внимательно рассмотрел заплатанный котарди Криспина, кожаный капюшон с оплечьем, ветхий плащ с обтрепанным нижним краем, из которого торчали нитки.

— И тем не менее тебе удалось пробить себе дорогу.

— Пробить себе дорогу?

Криспин решил, что удар в живот доставит большее удовольствие. Глубоко всадить кинжал, а затем рвануть вверх. И внутренности вывалятся как раз на блестящие, с золотыми шпорами сапоги Майлза.

Пальцы Криспина впились в рукоять кинжала.

— Вот ты, похоже, действительно преуспел. Капитан королевских лучников?

— Мне удалось. Я поехал во Францию, сражался там в армии Ричарда и завоевал его благосклонность.

— И ты ни разу не попытался меня разыскать, не потрудился узнать, что со мной? — Криспин задыхался. — Ты покойник.

— Одумайся. — Майлз высокомерно глянул на него. — Если ты попытаешься на меня напасть, тебя схватит моя стража.

— Но до этого я успею тебя убить.

— Не для того ты все это время боролся, чтобы просто взять и убить меня. Ты ведь даже не знал, что я жив. Наверняка ты очень дорожишь своей жизнью. В конце концов, ты выдержал королевский гнев. Не каждому это удается. Чем ты все это время занимался? Вероятно, работал переписчиком? Или с тебя достаточно церкви?

Криспин глянул через плечо. Слишком много стражи. Ему ни за что не удастся нанести достойный удар. Разочарование отозвалось в груди медленно нараставшей болью, и также медленно он убрал клинок в ножны. Вздернул подбородок.

— Нет. Меня называют Следопытом. Я нахожу потерянные вещи. Отыскиваю потерянных родственников. Провожу расследования для шерифа.

— Господи! Так это ты? — Майлз засмеялся. — Только вчера вечером, за ужином, я услышал об этом хитром парне. — Он снова рассмеялся, скрывая настороженность. — Ну что ж, в конце концов все хорошо заканчивается — ты защищаешь тех, кого невозможно защитить. Благородное призвание.

— Дьявол тебя побери, Майлз!

Криспин оглянулся на стражу. Может, один удар того стоит?

Майлз сделал безразличное лицо.

— Покорись, Криспин. Это все в прошлом. Теперь ты действительно ничем себе не поможешь. Кто сейчас поверит твоему слову против моего?

— Тем больше причин просто убить тебя.

— Это вызов?

Майлз взялся за меч и стал понемногу вытаскивать его из ножен.

Криспин застыл.

— У меня нет меча, мерзавец.

Майлз улыбнулся:

— Значит, нет. Тогда держи свой ножичек там, где он находится, и никаких трудностей не возникнет, понятно?

Майлз сделал взмах мечом и вернул его в ножны. Усмехнулся.

— Рад был снова повидаться с тобой, Криспин. Храни тебя Бог.

Повернувшись на каблуках, Майлз подошел к коню и вскочил в седло. Пристально посмотрел на Криспина и натянул поводья. Конь выгнул шею, Майлз развернул его, дал шпоры и ускакал галопом.

Стражники побежали за ним. Они враждебно посмотрели на Криспина, но оставили его в покое. Он с такой силой сжал кулаки, что затряслись руки. Выдохнув через стиснутые зубы, Криспин разжал похолодевшие пальцы, чтобы вернуть приток крови. Руки покалывало и жгло, пока они не согрелись, согрелись настолько, насколько позволил им холодный сентябрь на лондонском лугу. Криспин долго стоял на месте, так долго, что солнце пробилось сквозь туман, проложив на вытоптанной траве светлую дорожку, ведущую в город.

Криспин бросил взгляд на травянистый холмик, где в обрамлении венка торчали его стрелы. Если б это было сердце Майлза… Хотя у этого человека его наверняка нет. Неудивительно, что его так трудно убить.

Подняв с земли лук, Гест зашагал к мишени. Не обращая внимания на то, что по мишеням продолжали стрелять, он схватил все свои пять стрел разом и выдернул их. Поискал стрелы, пущенные Мартином мимо цели, и нашел только две — одна лежала за холмиком, другая в канаве перед мишенью. Улетевшая в лес пропала.

Покончив с этим делом, он пошел по широкому полю в сторону Лондона. Можно было не спрашивать, куда он сейчас направлялся.

Двери в «Кабаньем клыке» были распахнуты настежь, словно таверна вбирала в себя первое дуновение зимы, хотя до нее было еще несколько месяцев. Зияющая пасть готова была поглотить Криспина, и он вошел, занял свое обычное место — спиной к стене, лицом к двери — и бросил на стол лук и стрелы.

Мужчина, сидевший рядом на скамье, указал на оружие.

— Нехорошо, что король своим указом оторвал сегодня всех от дел. Ведь сегодня не воскресенье. Когда же человеку работать?

Криспин даже не взглянул на него.

— А было когда-нибудь, чтобы ты работал целый день?

— Не по-дружески это, мастер Криспин, — буркнул тот и натянул капюшон по самые брови.

Криспин потер ладонями горевшие глаза.

— Я никого не хотел обидеть.

Мужчина поднялся и, покачиваясь в пьяном возмущении, отошел, едва не столкнувшись с Гилбертом.

Гилберт обошел пьянчужку, потом окинул Криспина взглядом и знаком велел Нэду принести вино и кубки. Он сел напротив Криспина, сложив на груди руки, и после продолжительного молчания Криспин поднял глаза.

— Что?

— Ты не в настроении, только и всего. Я просто жду, когда ты мне расскажешь.

— Что расскажу? Что я нищий? Что я пустое место в глазах двора? Это ты и так уже знаешь.

Гилберт посмотрел на лук и стрелы.

— В чем дело? Тебя так допекают эти учения?

Криспин провел ладонью по подбородку, ощутив пропущенную при бритье щетину. Представил Майлза на земле, а себя над ним. Почему он не перерезал этому ублюдку горло, когда была возможность? И кого, Бога ради, выгораживает Майлз?

Криспин посмотрел на Гилберта.

— Сегодня я неожиданно встретил одного старого знакомого.

— Я так понимаю, этот старый знакомый вызвал у тебя неприятные воспоминания.

— Именно так. — Криспин непроизвольно понизил голос. — Этот человек, которого я сегодня встретил… я не видел его семь лет. Это он был зачинщиком того заговора.

Гилберт подался вперед, словно хотел заслонить себя и Криспина от любопытных взоров. Уточнять, что за заговор, нужды не было.

— Не может быть!

Впервые Криспин заговорил о Майлзе с другим человеком. Какое это имело значение? Майлз прав. Кто поверит Криспину после стольких лет?

Криспин посмотрел поверх плеча приятеля. Где же Нэд с вином? Такой разговор надобно сдобрить выпивкой.

— Получив деньги на организацию заговора, — продолжал Криспин, — этот человек остался в тени, никто из нас не выдал его даже под пытками.

Круглое, от природы добродушное лицо Гилберта вытянулось от ужаса.

— Под пытками? — пролепетал он. — Я не знал, что тебя пытали, Криспин. Ты никогда не говорил. Ты вообще мало об этом говорил.

При воспоминании о пытках у Криспина тревожно засосало под ложечкой. Страх, пахнувший потом и мочой, вонь горящей плоти. Он снова отогнал от себя это воспоминание, заслонив его ненавистью.

— За этим ничего не последовало. Оказалось, что это наименьшая из моих тревог.

— Но, Криспин, почему ты не заговорил? Почему не выдал тогда подлеца?

— Тогда я не сознавал, чем ему обязан. Я понял только через некоторое время, когда все было кончено. Возможно, даже если бы и знал, я все равно не назвал бы его имени.

— Бога ради, почему?

Кристин пожал плечами:

— Это был бы бесчестный поступок.

Гилберт фыркнул.

— Твоя честь. Не много тебе в ней проку.

— Если бы я ее лишился, что у меня осталось бы?

Вино принесли, но сделал это не Нэд. Перед Криспином возникла Лайвит, которая, ставя на стол кувшин, наклонилась гораздо больше, чем необходимо. Сыщик вдохнул пропитавший ее одежду запах дыма от очага и запах пота. Когда женщина наклонилась к нему, Криспин заметил испарину, выступившую на нежной коже меж грудей. Лайвит чуть помедлила, ставя кубок перед Криспином.

— Налить вам? — спросила она.

Мысли о пытках и Майлзе Алейне внезапно отодвинулись в дальний уголок сознания Криспина. Застенчивая улыбка стерла часть затаенной ненависти, которую принес этот день.

— Да, — сказал он.

Лайвит прижала кубок к груди и стала наливать вино. Гилберт, прищурившись, наблюдал за ней.

— Оставь-ка свои штучки.

Она бросила на Гилберта скучающий взгляд и поставила кубок на стол. Для этого ей пришлось сдвинуть в сторону стрелы и лук, и, прежде чем посмотреть на Криспина, Лайвит взглянула на оружие.

— Надо же, какие воспоминания, — сказала она, вызывающе ведя пальцем по изгибу лука. — Мой отец был лучником в королевской армии. Всегда возился с луком и стрелами. Ни о чем больше не говорил.

Криспин следил взглядом за ее пальцем, легко скользившим по оружию.

— И что с ним случилось?

— Умер от болезни, в своей постели. Не так, как ему хотелось бы. — Она со вздохом тряхнула фартуком. — И теперь все эти беспокойства со стрельбой из лука. Просто безобразие.

Она улыбнулась Криспину и удалилась, как бы невзначай оглядываясь через плечо, не поворачиваясь полностью, не встречаясь с Криспином взглядом, но тот прекрасно понял, на что намекает Лайвит.

— Неприятная она, — покачал головой Гилберт.

— Да, — уткнувшись в кубок, отозвался Криспин. — Может, я ищу именно таких неприятностей.

— Не путайся с ней, Криспин. Она чего-то хитрит, и меня это тревожит.

— Не беспокойся, Гилберт. Она вообще-то не в моем вкусе.

Но он следил, как она исчезает за отгораживающей арку занавеской, и представлял себе ее блестящие губы и тело в капельках пота. Гилберт что-то говорил ему, но он не слышал ни слова. С кубком в руках Криспин поднялся и направился в сторону кухни. Гилберт попытался его задержать, взяв за руку.

— Криспин, — предостерег он.

Тот лишь улыбнулся, и, когда двинулся снова, пальцы Гилберта разжались.

Дойдя до арочного проема, Криспин отдернул занавеску. В нише была дверь, ведущая в кухню, которая размещалась в маленькой пристройке, расположенной слишком близко к таверне, чтобы уберечь ее от огня в случае пожара. Криспин просунул голову в дверной проем и обвел взглядом крохотное, меньше его комнаты, помещение. Нэд и служанка жарили мясо, поливая его вытапливаемым жиром. Готовилось мясо в высоком сводчатом очаге. На крюках рядом с очагом висели чугунные котелки, сковороды и разная кухонная утварь, они покачивались от дыма, который поднимался от поворачиваемого на вертеле мяса. На металлическом пруте висел большой чайник, его крышка бренчала от валившего пара.

Грейс сидела у очага на табуретке и чистила репу. Кожура, как осенняя листва, кучкой ложилась на ее прикрытые фартуком колени. Девушка, похоже, делала свою работу не глядя, ее мысли где-то блуждали; Криспину подумалось, что она заглядывает много дальше, чем любой человек в здравом уме. В пылу работы Нэд чуть не споткнулся о Грейс и недобро глянул на нее.

Лайвит стояла у рабочего стола, занимавшего значительную часть помещения. Закатав рукава выше локтей, она месила большой ком теста. Ее грудь была присыпана мукой. Криспин хотел было смахнуть эту муку, но остался на месте, тихонько наблюдая и потягивая вино.

Наконец она подняла глаза — с некоторым торжеством, как показалось Криспину.

— Чего же такого вы хотите, мастер Криспин, что пришли за этим на кухню?

Он неторопливо сделал два шага вперед и оказался по другую сторону стола, напротив Лайвит. Служанка толкнула Нэда локтем в бок.

— Того, что не могу получить в зале таверны.

Она в последний раз ткнула тесто и подбоченилась, упираясь в бедра перепачканными в муке костяшками пальцев. Нос ее тоже был в муке. Прядь выбилась из-под косынки и болталась перед глазами, но Лайвит даже не моргнула. Криспин подумал, что трудно заставить эту женщину отвести глаза.

— И что же это такое?

Он улыбнулся ее дерзости. Угловатое лицо Лайвит показалось ему сейчас более привлекательным, чем вначале.

— У меня есть несколько вопросов, если вы не против.

— Вопросов? — Она наклонилась, опираясь локтями на стол и давая Криспину возможность без помех полюбоваться ее прелестями. — А я думала, что вы уже знаете все, что вам нужно знать.

Криспин не спеша рассмотрел все, что предлагалось его взору, прежде чем встретиться с Лайвит глазами.

— Можете это спрятать. Меня это не интересует.

Лайвит резко выпрямилась, и какое-то мгновение казалось, что она сейчас плюнет. Криспин улыбнулся:

— Мне бы хотелось знать, где вы были во время выстрела.

— На своем месте в гостинице, — напряженно ответила Лайвит.

— Лежа на спине?

Она взяла со стола нож. Криспин отклонился назад, увернувшись от ножа, который вылетел в дверь. Грейс вскочила, опрокинув табуретку.

— Это же Следопыт, Лайвит. Посмотри, это же он.

— Да, Грейс. Я его вижу. — Она сузила глаза. — Я с ним даже разговариваю. Занимайся своим делом.

— Я почистила всю репу.

— Тогда иди помешай в котле.

Широкая улыбка осветила лицо Грейс.

— Как скажешь, Лайвит. День добрый, Следопыт.

Криспин кивнул ей и проследил, как она забирается на табуретку и наклоняется над котлом, помешивая в нем под присмотром Нэда. Он задал себе вопрос, разумно ли подпускать эту девушку так близко к такому большому пламени, но решил, что Лайвит лучше знать. Лайвит вытерла руки о фартук.

— На тебе тоже висит голодный рот, Следопыт.

Слова ее просто сочились сарказмом.

Он наблюдал, как она вытирает о фартук руки.

— Почему Грейс призналась в убийстве того человека?

Нэд поднял голову, на его лице ясно читался вопрос.

Лайвит пожала плечами:

— Она не от мира сего, вот почему. Кто знает, почему она признается в каких-то поступках?

— Она всегда была… не в себе?

— Да. — Лайвит посмотрела на сестру, которая с отсутствующим видом помешивала в огромном котле. Лайвит еще раз потянула фартук и оставила его в покое. — Она всегда была такой. Кое-чему ее можно научить, и она это помнит, но что-то другое забывает, едва заканчивает это делать. Такая беда.

— Ваши обязанности в «Голове короля»…

— Не касались работы лежа на спине!

Криспин поднял бровь, показывая, что Лайвит его не убедила.

— Разумеется. Вы работали в «Голове короля»… сколько вы сказали?

— Я не говорила.

При этих словах ладонь, лежавшая на бедре Лайвит, стиснула ее бок. Криспин не стал дальше расспрашивать. Лайвит как будто бы смягчилась, переступила с ноги на ногу.

— Есть какие-нибудь новости об этом человеке и о том, кто его убил? Мы можем вернуться в «Голову короля»? — любезным тоном осведомилась она.

— Нет — на оба вопроса. Шериф ищет вас.

Ее спокойствие испарилось. Она наклонилась вперед, как изготовившийся к броску паук.

— Вы его видели? Вы не сказали ему, что Грейс призналась, нет?

— Конечно, нет. Но он знает, что это я помог вам спрятаться.

— Тогда что вы здесь делаете? Убирайтесь!

Спотыкаясь, она обежала вокруг стола и сильно толкнула Криспина в грудь, едва не повалив.

Криспин усмехнулся:

— Но шериф же не стоит у меня за спиной.

— Убирайтесь, пока он не пришел!

Криспин с ухмылкой позволил развернуть себя и вытолкать в открытую дверь.

— Убирайтесь! — кричала Лайвит.

Оказавшись в нише, Криспин снова усмехнулся. Он не мог объяснить почему, но все же подозревал, что Лайвит утаивает от него большую часть правды. Имело это отношение к убийству или к чему другому, он не знал. Возможно, она воровка и заманила курьера в ловушку… но нет. Если так, у кого был лук? И потом, Лайвит, похоже, отсутствовала в комнате в момент убийства и ничего не было украдено. А Грейс не способна на такой обман… Он так и не додумался, что там произошло на самом деле. Но убийство есть убийство, и кого-то должны за это повесить.

Он мысленно представил себе предмет, поджидавший его в доме жестянщика.

— Венец, — пробормотал он.

Венец не забрали — значит, охотились не за ним. Курьера убили, и Грейс пошла за Криспином. Это заняло самое большее полчаса. Еще с полчаса или чуть больше ушло на то, чтобы вытянуть из Грейс хоть какие-то сведения и вернуться в «Голову короля». В распоряжении убийцы было не меньше часа, чтобы взять, что он пожелает, однако когда Криспин осмотрел убитого, при нем находились кошелек, сумка и Венец.

Венец. Криспин постучал пальцем по губам. Надо бы спрятать реликвию, прежде чем Уинком решит нанести ему визит.

Он еще раз вошел в «Кабаний клык», помахал рукой нахмуренному Гилберту и покинул таверну через главный вход. Гаттер-лейн кишела народом: это были не только идущие со стрельб мужчины. Поскольку на окрестных полях недавно убрали зерно, работники несли по узкой улочке тюки соломы, смеясь и непринужденно, дружески перешучиваясь. Урожай почти собран. Горы плодов лежали на лотках у продавцов фруктов и у торговцев травами и овощами. Скоро изобилие уступит место скудости зимы, и тогда стол Криспина станет еще беднее, чем сейчас.

От «Кабаньего клыка» до его жилья в Шамблзе идти было совсем недалеко. Стараясь не столкнуться с козой, которую тащил на веревке мужчина, Криспин обошел его, — животное боднуло головой, натягивая веревку, крепко обмотанную вокруг рогов. Но Криспин замедлил шаг, когда заметил нервно расхаживающего перед своей мастерской Мартина Кемпа — за ним маячила Алиса.

— Кровь Господня.

Криспин пошел медленнее, перебирая лук и стрелы Мартина Кемпа. Извиниться перед Алисой Кемп надо, причем быстро. Ни к чему, чтобы разгневанная Алиса постоянно топталась у его двери. Криспин одернул мятый плащ и деревянной походкой приблизился к супругам. Но не успел он открыть рот, как Алиса набросилась на него коршуном.

— Да как ты посмел разговаривать с Матильдой в такой манере! И угрожать ей! Тебя надо посадить под замок, Криспин Гест! Рядом с тобой и стоять-то страшно.

— Мистрис Кемп, я приношу свои глубочайшие извинения за недостойное поведение. Я был немного не в себе и не сознавал, что делаю.

— Немного не в себе! Что только происходит в этой комнате! Говорю тебе, муж, это небезопасно.

— Успокойся, дорогая. Он же извиняется.

— Никогда не платит за жилье вовремя… да и маловато платит, с позволения сказать. Странные люди приходят и уходят во всякое время. А затем он угрожает плоду твоих чресл.

— Он извинился передо мной, дорогая. Весьма смиренным образом.

— Смиренным? Он? Да у него в теле нет ни одной смиренной косточки.

Криспин качнулся на каблуках. Горя нетерпением поскорее уйти, он знал, что не сможет этого сделать, пока не задобрит Алису.

— Ма-тиль-да! — заверещала жена жестянщика.

Криспин затаил дыхание. Появившись из тени, широкая фигура Матильды Кемп заслонила дверной проем. Девушка осторожно приблизилась и остановилась за спиной у матери, бросая злобные взгляды на Криспина.

— Ты извинишься перед моей дочерью. А в дальнейшем мы потребуем от тебя услуги, чтобы загладить твое обращение с ней.

— Услуги?

Голос его не дрогнул, хотя это далось ему нечеловеческим усилием.

— Да. Я потом решу, какой именно.

Взгляд Криспина перебегал с одной женщины на другую. Мартин был встревожен, а вот мать и дочь вид имели явно торжествующий.

Криспин пожалел, что не может воспользоваться луком. Он сглотнул, чтобы избавиться от кислого привкуса во рту, и наклонил голову в сторону Матильды.

— Барышня, простите меня за утреннюю выходку. Я приношу свои извинения за грубость и за все огорчения, которые я вам, возможно, причинил.

Матильда искоса посмотрела на мать и наконец присела в ответном реверансе.

— Я принимаю ваши извинения, мастер Криспин.

Криспин нахмурился. «Надеюсь, они не ждут, что я поцелую ей руку. Я уже поцеловал ее в зад».

Кемпы, казалось, были удовлетворены. Мартин забрал у Криспина лук и стрелы и спровадил жену и дочь, после чего сконфуженно посмотрел на Криспина.

Какой «услуги» потребует Алиса? Возможно, стоит предложить снова заняться счетами Мартина, прежде чем Алиса придумает что-то другое. Криспин содрогнулся при мысли о возможных вариантах.

По лестнице он взбежал с облегчением вырвавшегося на свободу узника, толкнул дверь и немедленно ощутил покалывание в затылке.

Терновый венец лежал на кровати, вынутый из ларца, а Джека нигде не было видно.

Глава 7

Криспин закрыл дверь и приблизился к кровати. Легко коснулся Венца, а затем подошел к выходившему на соседние крыши окну. Посмотрел на задний двор, на множество крыш, но не увидел никого, кроме голубей, осторожно переступавших по черепице. Криспин медленно закрыл ставни и задвинул засов. Снова посмотрел на Венец, и в душу закралась тревога.

Позади внезапно распахнулась дверь. Сыщик развернулся и увидел пошатывающегося в полутемном дверном проеме Джека.

— Джек? Где ты был? Ты трогал это?

Криспин указал на Венец, и Джек вытаращился на него.

— Я выпал из окна, — сказал он.

Криспин схватил Джека за плечи, торопливо ощупывая, нет ли переломов.

— Ты пьян?

— Нет. Я выпал из окна. Потрогав это!

Он резко выбросил вперед руку, обвиняя Венец. Криспин отстранил Джека, чтобы осмотреть его.

— Но на тебе нет ни единой царапины.

— Я не лгу, хозяин. Я надел это себе на голову. И как странно… Я почувствовал, будто… — Он взглянул на затянутые паутиной балки. — Я почувствовал, будто могу сделать что угодно. Я снял его, встал на вон тот подоконник, а потом выпал из окна. Я не помню, как падал. Я просто… оказался на земле. Он заколдованный, точно вам говорю.

— Чепуха.

Но Криспин кривил душой. Он тоже вспомнил ощущение неестественного восторга, охватившего его, когда он надел Венец, восторга, едва не приведшего его к поединку. Да, в том состоянии вполне можно вообразить, будто способен вылететь из окна. Гест уставился на Венец. Это, наверное, просто совпадение.

— Да ладно, Джек, — начал он, успокаивая себя легко срывающимися с языка словами, — тебе все это могло почудиться. Немножко вина…

— Я говорю вам правду, мастер Криспин. Не пил я вина!

Оставив Джека, Криспин повернулся к Венцу, взял его и провел большим пальцем по гладкому боку одного из шипов.

— В нем точно что-то есть…

Венец казался весомой вещью. Не особенно тяжелый, но плотный из-за плетеного тростника и острых шипов, которые не ранили — по крайней мере не так сильно, как должны были. Криспин глянул на Джека, а затем осторожно положил Венец в украшенный драгоценными камнями ларчик. Закрыл, задержав ладонь на опущенной крышке, и покачал головой:

— Нет, я не верю, что Божья сила может обитать в земной вещи. Это бессмыслица.

— Но Бог же и сам сделался человеком. Иисусом. Разве нет?

— Ты что, занялся теологией?

— Я не знаю, что это такое, но знаю, что произошло со мной. Я выпал из этого дурацкого окна и ничего не почувствовал.

Криспин поставил сверкающий драгоценными камнями ларец в деревянный ящик и огляделся в поисках места, куда бы его спрятать. В его жилище практически не было укромных мест — одна комната, и никакой ниши. И в его сундучок он не поместится. Разве что ворох соломы в углу, служивший Джеку постелью… Криспин отнес туда ящик и поглубже зарыл в солому.

— В мою постель? — воскликнул Джек. — Я не буду спать с этой штукой. Одному Богу известно, что взбредет мне в голову в следующий раз. Может, с крыши полечу.

— Мне больше негде его спрятать.

— Ну так отдайте его во дворец, ежели вам так хочется, чтобы король вас простил.

Криспин завалил желтыми клоками соломы ящик и отступил, чтобы посмотреть на дело рук своих. Солома вызвала в памяти постель, на которой он спал в камере Ньюгейтской тюрьмы, — чуть лучше этой охапки, а в самой камере было гораздо холоднее, чем в нынешней комнате. Там стояла полная тишина и почти полная темнота, пока ему не позволили иметь свечу. Лучше всего было одиночество, ибо он знал, что, когда дверь камеры откроется, возобновятся допрос и пытки. Он привык бояться визга петель и бренчания ключей. Всякий раз, когда дверь распахивалась, он надеялся, что стража отведет его к палачу. Но этого облегчения он не получил. Только в последний раз. В последний раз при дворе.

Он подумал о Майлзе. Какую комфортную жизнь вел он, должно быть, последние семь лет. Все товарищи Криспина казнены, и все оказались слишком мужественными, чтобы выдать Майлза Алейна. Даже Криспин ничего не сказал. Но теперь-то он скажет. Ничто не заставит его держать язык за зубами. Но он должен соблюдать осторожность. Нужно собрать достаточно доказательств. Оставался еще один, неизвестный заговорщик. Кто-то достаточно могущественный, чтобы нанять Майлза и желать смерти либо Ланкастеру, либо Ричарду. Кто при дворе осмелится на такое деяние? Он доставит Венец ко двору не раньше, чем сможет пригвоздить к позорному столбу Майлза и того, другого человека. Вот это будет награда.

Он посмотрел на Джека.

— Еще рано, — ответил он, с его губ не сходила презрительная усмешка. — Мне нужно еще много сделать, прежде чем я смогу.

— Я бы от такой вещи избавился. Что вы о ней знаете? В смысле… — Джек уставился на груду соломы, где был спрятан ящик. — Это взаправду Терновый венец, который был на голове нашего Господа?

— Так говорят. Но я знаю, к кому нам лучше всего обратиться, чтобы получить все ответы. Бери плащ.

Они отправились на западную окраину Лондона. Криспин был благодарен Джеку, что тот не расспрашивает о Майлзе. Слишком сильная злоба клокотала внутри. Говорить об этом человеке было невозможно. Криспин не понимал, почему он не убил Майлза на месте. Разумеется, тогда сидеть бы ему сейчас в камере, уже без шуток ожидая палача. На сей раз никаких топоров, а смерть от удушения на виселице.

Мысль эта не слишком его заботила.

— Куда мы идем, хозяин? — спросил Джек, когда они миновали Чариит-Кросс.

— Туда, — указал на большую церковь Криспин.

Ее круглая апсида была обращена к Темзе, как и длинные стены монастырского двора, примкнувшего к церкви со стороны южного трансепта, уютно, как прижавшийся к матери котенок. Обращенная к северу большая квадратная башня с окном-розой вздымалась над стенами двора и над крышей храма. Вестминстерское аббатство.

За плечом Криспина, дальше к востоку, возвышался Вестминстер-Холл. Королевский двор. Но сегодня он туда не пойдет. Нет. Его пока еще не ждут там с распростертыми объятиями. Несколько попыток пройти туда закончились печально. В следующий раз он появится при дворе не как триумфатор, возможно, но как спаситель.

— Почему туда? — поинтересовался Джек, стягивая на шее воротник.

— В аббатстве у меня есть старый друг. Если кто и может рассказать нам о Венце, так это он.

Вошли они не через главный вход, а через боковую дверь, которая вела в крытую галерею. Человека несведущего запертые ворота обескуражили бы, но Криспин ожидал этого и несколько раз дернул за цепочку колокольчика, уверенный, что на звон кто-нибудь да придет. И вскоре так и случилось. Из-за угла показался монах в рясе, черноволосый, с блестевшей на макушке тонзурой. Он подошел, опустив глаза, и негромко произнес: «Мир вам», — а потом поднял голову. Его бледное лицо с застывшим на нем выражением повиновения просияло.

— Криспин Гест! Как я рад тебя видеть!

— Брат Эрик. И я рад тебя видеть. Аббат не занят? Мне бы надо переговорить с ним.

— Конечно, Криспин. Для тебя всегда найдется время.

Криспин спиной чувствовал взгляд Джека, когда входил в открытые ворота. Парнишка следовал за ним нерешительно, глазея на монаха, который, в свою очередь, тоже весьма внимательно его разглядывал.

Они пошли по галерее, их шаги эхом отзывались под каменными сводами. Холодный воздух был еще холоднее в тени, как будто застаивался у застекленных арок. Через каждые несколько футов стояли жаровни, в них горели, потрескивая, поленья, и дым поднимался к закопченным сводам потолка.

Все трое наконец подошли к большим дубовым дверям на фигурных петлях. Брат Эрик постучал, но открыл дверь, не дожидаясь ответа.

За высоким столом у окна сидел молодой монах. Он поднял глаза, не выпуская из рук пера. Другой монах был постарше, остатки седых волос топорщились вокруг естественной теперь уже тонзуры. Он стоял перед большой Библией, раскрытой на аналое, и размышлял над текстом, прижав к губам указательный палец, над которым нависал похожий на клюв нос. Седые брови кустились над глазами с тяжелыми веками, и хотя седина и говорила о его преклонном возрасте, лицо оказалось не таким морщинистым, как можно было ожидать. Высокие, четко очерченные скулы отбрасывали тень на волевой подбородок. Лицо это подходило скорее рыцарскому шлему, чем монашескому капюшону.

Монах обернулся на звук шагов. Ему потребовалось мгновение, чтобы узнать вошедших, и тогда его лицо осветилось улыбкой.

— Криспин Гест! — Раскинув руки, он шагнул вперед и крепко обнял Криспина. Тот выдержал объятие. Монах отстранил гостя, держа его за руки. — Как же давно мы не виделись. Вы только на него поглядите. Вид у тебя здоровый. — Он кивнул. — Я доволен.

— А вы все не стареете, господин аббат.

Аббат махнул рукой и отступил.

— Господин аббат? Для тебя я Николас. — Повернув голову, он посмотрел сверху вниз на съежившегося Джека. — А это кто такой?

Криспин положил руку Джеку на плечо. Оно не расслабилось.

— Это Джек Такер. Он настаивает на звании моего слуги. — Криспин улыбнулся в сторону. — Джек, это аббат Вестминстерского аббатства Николас де Литлингтон.

Взгляд расширившихся глаз Джека судорожно перебегал с аббата на комнату, скользил по манускриптам в золотых футлярах, по серебряным подсвечникам. Мальчик неловко поклонился.

— Милорд!

Криспин улыбнулся:

— Несколько лет назад я оказал аббату небольшую услугу…

— Небольшую услугу! — Николас захохотал и от души похлопал Криспина по спине. — Меня обвинили в убийстве, и Криспин докопался до истины, восстановил мою честь. Небольшая услуга, что и говорить!

— Боже милостивый! — ахнул Джек и зажал рот рукой, когда оба монаха уставились на него.

Николас усмехнулся и, взяв Криспина за плечи, подвел к огню. Брат Эрик поклонился аббату, еще раз взглянул на Джека и удалился.

Криспин позволил аббату заботливо устроить его у очага. Он знал, что таковы его привычки. У огня было хорошо, от него даже запах шел приятный, лучше, чем от жалких щепок и торфа, которые обычно горели в очаге Криспина.

— Брат Майкл, — обратился аббат к сидевшему за столом монаху, — принеси нам, пожалуйста, вина.

Комната аббата была удобной, даже уютной. Высокие арочные окна с искусными витражами отбрасывали цветные пятна на стол аббата и на каменный пол. У огня лежала на полу гладкошерстная борзая с проступающими под шкурой ребрами, не обращавшая ровным счетом никакого внимания на все передвижения людей.

Брат Майкл предложил бокал вина Криспину, а Джека обошел. Вино было не просто хорошее. Густое, душистое. Криспин прикинул, что оно скорее всего из запасов лучших испанских вин аббата.

Криспин сделал глоток и осознал, что в последний раз виделся с аббатом год назад. Он бросил взгляд в дальний угол — между книжным шкафом и скамеечкой для молитвы — и улыбнулся, увидев там шахматную доску. Прищурившись, он двинулся к ней. Если он не ошибается, со времени их последней встречи ни одна фигура не покинула своего места.

Криспин взглянул на Николаса.

— Наша партия?

— Да, — ответил тот. — И, по-моему, твой ход.

Криспин прикинул диспозицию. Он уже забрал у Николаса королеву и несколько других фигур. Криспин двинул вперед черного рыцаря[14].

— Мой рыцарь угрожает твоему королю.

Николас, хмурясь, принялся рассматривать фигуры. Хмыкнул, поднес палец к губам. Посмотрел на Криспина.

— Да, в самом деле. Прошло столько месяцев; я надеялся, что ты не заметишь. Но от твоего внимания мало что ускользает, а, Криспин? — Аббат потянулся к фигуре, замер, а затем убрал руку. — Придется мне обдумать это положение. А пока…

Он указал на кресла у огня. Аббат сел в то, на которое было накинуто покрывало из лисьих шкур, а Криспину предложил другое, стоявшее рядом. Джек встал позади хозяина и вцепился в спинку кресла так, что пальцы побелели. Наклонившись, Николас почесал собаке голову. Она вяло стукнула хвостом по полу.

— Расскажи мне, почему ты здесь. Сомневаюсь, что это просто визит вежливости, хотя он и доставил мне большую радость.

— Нет, к сожалению. Мне интересно, можешь ли ты рассказать кое-что об одной особенной реликвии.

— Вот не ожидал. — Аббат улыбнулся и повернулся к брату Майклу. — Что касается реликвий, я обладаю богатейшими сведениями. Мой священник, брат Майкл, сопровождал меня во время многочисленных паломничеств.

— Тогда тебе нетрудно будет рассказать мне о Терновом венце.

— О Терновом венце? — Улыбка сошла с лица аббата, оно посерьезнело. — Почему ты желаешь узнать именно об этой реликвии?

Криспин рассеянно провел пальцем по краю бокала. Он внимательно рассматривал янтарное вино, которое, поблескивая, колыхалось в бокале.

— В последнее время она очень меня занимает.

Николас глубоко вздохнул.

— Терновый венец, — медленно, задумчиво произнес он. — Конечно, тот самый, который окаянные римляне надели на голову нашему Господу. Ранней его истории мы не знаем — кто унес его с места славной смерти Спасителя и сберег. Но я знаю из записей одного монаха… кто же это был?

Он поднялся, подошел к книжной полке и вытащил большой том. Положил его на аналой поверх Библии и принялся листать страницы.

— Ага! — Наклонившись над книгой, он стал читать: — Некий брат Бернард. Лет пятьсот назад. Он говорит, что Венец пребывал в храме на горе Сион в Иерусалиме. А через двести лет после этого Венец перенесли в Византию.

Он поднял глаза. Сначала Криспин подумал, что аббат ищет другую книгу, но монах смотрел значительно дальше. Он извлек из памяти нужные сведения и процитировал:

— «Устреми свой взор на Терновый венец, который затем лишь был возложен на голову нашего Искупителя, чтобы можно было собрать и сломать все тернии мира». — Из-под полуопущенных век он посмотрел на Криспина. — Императоры Восточной Римской империи дарили отдельные шипы разным христианским монархам. Я знаю, что один такой шип был послан нашему древнему королю Этельстану[15] — в давние времена, — пояснил он для Джека, который, похоже, не понимал, о чем говорит аббат, — и шип этот до сих пор находится в Малмсберийском аббатстве.

Он закрыл книгу, вернул ее на полку и снова сел. Сделал глоток вина и задумчиво наклонил голову набок, но следующие свои слова он обратил к Криспину:

— Как ты наверняка знаешь, сто лет назад или чуть больше империя Константинополя начала рушиться, и в отчаянной попытке заполучить поддержку — и деньги — император Болдуин Второй стал искать дружбы французского короля Людовика. Он предложил ему Терновый венец, хотя это стоило дорого — нужно было выкупить реликвию у нечестивой Венеции. Они держали Венец у себя в качестве гарантии займа. Итальянцы! — пробормотал он. — Уж кто-кто, а они в ростовщичестве толк знают. Какой позор! В любом случае Терновый венец был вскоре выкуплен и отправлен во Францию, где Людовик выстроил для него изумительную церковь Сент-Шапель. Там он находится и поныне.

— А как выглядит Венец? Можешь описать?

— О да, я видел его своими глазами. Как ты можешь догадаться, после того как многие десятилетия шипы раздавали императорам и королям, их осталось мало. Сейчас он представляет собой венок, сплетенный из тростника. Те, кто создавал узор, действовали очень осторожно, ведь оставшиеся шипы вплетены в тростниковый ободок.

Криспин залпом допил вино и не успел отказаться, как брат Майкл снова наполнил его бокал. Криспин решил, что от вина, в конце концов, большого вреда не будет, и сделал глоток.

— А что… — Он глотнул еще вина. Николас не сводил с него вопросительного взгляда. — А он… А он передает свои свойства… тому, кто… к нему прикоснется?

— Свойства? О, ты имеешь в виду силу реликвии? О да! Он действительно обладает силой. Эти шипы пронзали лоб Господа, пролили Его драгоценную кровь. Разумеется, они насыщены силой. Более мощной, чем другие реликвии, можешь быть уверен.

— Но что это за сила?

Николас поднялся. Прошелся по комнате, вертя бокал за ножку.

— Я спрашиваю себя, почему ты так любопытствуешь, друг мой. Похоже, у тебя здесь какой-то личный интерес.

И он пристально посмотрел на Криспина.

Криспин тоже встал и подошел к старому монаху. Поставил бокал на небольшой столик.

— У меня действительно к нему личный интерес. Но больше я ничего не могу сказать.

Николас еще мгновение испытующе смотрел на сыщика, потом пожал плечами.

— Воля твоя. Надеюсь, тобой движут благие побуждения. Я тебе доверяю, — сказал аббат без особой, впрочем, убежденности. Он его предостерегает? — Сила этой реликвии — как говорят — делает того, кто к ней прикасался, а особенно того, кто ее надевал, неуязвимым.

— Неуязвимым? Для чего?

— Для всего. Для страха, опасности. Даже для смерти.

Джек бросился к Криспину и схватил его за руку.

— Хозяин! Именно это и случилось со м…

— Помолчи, Джек. — Криспин, извиняясь, улыбнулся аббату, насторожившемуся при этом обмене репликами. — Думаю, милорд Николас хочет сказать, — произнес он, наклоняясь к мальчику, но глядя на аббата, — что человек может почувствовать себя неуязвимым.

— Нет, я не это сказал. — Николас внимательно смотрел на Криспина. — Неуязвимость настоящая. Возможно, ее сопровождает чувство восторга, но человек действительно неуязвим, пока носит Венец. Так говорят.

Джек потянул Криспина за руку.

— Хозяин!

— Постой спокойно, Бога ради! — Он серьезно смотрел на Николаса. — Король Франции на время передал Венец королю Ричарду в знак мирных намерений.

Николас поджал губы и кивнул:

— Я слышал об этом.

Криспин отступил.

— Да?

— Как ты знаешь, Криспин, я вхож во дворец. У меня есть родня среди высокопоставленных лиц.

— Да, — рассеянно отозвался Криспин. — Почему же король Франции желает отдать такую могущественную реликвию своему заклятому врагу?

Усмешка Николаса сменилась гортанным смехом. Аббат взглянул на брата Майкла, который шутки не понял, положил руку на напряженное плечо Криспина и тихо сказал:

— Потому, мой дорогой друг, что сила эта передается только тем, у кого чистое сердце.

Криспин захлопал глазами.

— Чистое сердце?

— Да. Люди, которые не замышляют зла против невинных. Люди, которые любят Бога. Люди, которым не побоится довериться самый простой человек. — Он похлопал Криспина по спине. — Чистые сердцем.

Криспин едва не улыбнулся.

— Стало быть, король не в состоянии получить эту силу?

Николас как бы невзначай оглянулся. Рядом не было никого, кроме брата Майкла.

— Я бы не стал так говорить. Это может быть расценено даже как измена. — Брат Майкл поднял брови, но ничего не сказал. — Та сторона, французская, точно так же на это не способна. — Аббат пожал плечами. — Правда есть правда.

Криспин улыбнулся Джеку и подмигнул.

— Чистые сердцем, Джек.

— Чтоб я ослеп, — прошептал мальчишка и зажал рот грязной ладонью.

— Еще я слышал, — сказал Николас, — что Венец будто бы пропал. Его величество полагает, что это французский заговор с целью поставить его в неловкое положение. Ты, случаем, ничего об этом не знаешь, а?

— До меня тоже доходят разные слухи, милорд аббат. И я Следопыт. Если он пропал, будьте уверены, я его найду.

— О, в этом я уверен. Если он пропал.

Криспин прищурился в ответ на многозначительную усмешку аббата, но ничего не сказал.

Криспин и Джек успели в Шамблз как раз до сумерек. Они шли молча, пока не свернули на свою улицу и в нос им не ударила скопившаяся задень вонь скотобоен и сожженной требухи.

— Мастер Криспин. — Сыщик посмотрел на мальчика, который казался необычно серьезным. Джек грыз ноготь. — Я знаю, что у вас какие-то свои мысли, но, может, лучше избавиться от Венца? Может, отдадим его аббату Николасу на сохранение? Не стоит шутить с Божьей силой. Очень возможно, что мы попадем в скверную историю. Может, даже отправимся за это в ад.

— Гораздо больше неприятностей, Джек, тебе принесет твое воровство.

Но Джек казался по-настоящему встревоженным. И Криспин признался себе, что и сам испытывает беспокойство, владея Венцом. «Чистые сердцем». Как далек он от этого. Особенно когда хотел убить Майлза Алейна. Однако же не убил. А возможностей было предостаточно. И не в страже дело. Он знал, что мог бы сунуть нож Майлзу между ребер и скрыться, прежде чем стража спохватилась бы, но не сделал этого. Он просто не мог убить человека таким образом. О, он знал, что Майлз-то был способен на такой бесчестный поступок, но не он, Криспин. Чистые сердцем.

— Вот беда-то, — пробормотал он.

— То же самое и я говорил, сэр, — подхватил Джек. — Мы должны побыстрее избавиться от Венца.

— Не болтай глупостей, Джек, — вздохнул Криспин. — Несколько стеблей тростника и несколько старых шипов не таят в себе никакой опасности…

Криспин услышал свист, а затем ощутил резкую вспышку боли. Он сильно ударился плечом о стену. Джек вскрикнул.

Мгновение Криспин недоумевал, что случилось. Но потом очнулся и посмотрел на свое плечо. Его одежда была пригвождена к стене стрелой, прошедшей на волосок выше плеча. Стрелой с ястребиным оперением.

Глава 8

— Душа Христова! Мастер Криспин!

Джек рванулся вперед, но помощи от него было мало.

Крепко сжав древко стрелы, Криспин вырвал ее из деревянной стены. Еще одна дырка в котарди, и сыщик выругался, глядя на прорванную ткань. Потрогал левое плечо, ощутил под пальцами влагу — кровь, и больше уже об этом не думал.

— Простая царапина, — сказал он Джеку и принялся рассматривать стрелу. — А вот что гораздо важнее… — Он обежал взглядом крыши. Ничего, кроме дымков и воронов. — Откуда она прилетела?

Нечего и говорить, что у каждого мужчины на улице был при себе лук.

— Это не шальная стрела, — заметил Джек.

— Да уж вряд ли. — Криспин указал на крышу стоявшего напротив дома. — Он должен был сидеть там. Возможно, прятался за фронтоном.

Криспин перебежал на другую сторону изрытой колеями улицы и поискал, за что бы ухватиться, чтобы взобраться на крышу строения. Из оштукатуренных стен выступали на разных уровнях деревянные балки, обеспечивая опору для ног. Криспин, цепляясь за балки, стал карабкаться по неровной стене. Поставив ногу на подоконник, где было больше места для опоры, Криспин дотянулся до нависающей крыши, задержался на несколько секунд, уцепившись пальцами за карниз. Стараясь не думать о слабых пластинках черепицы, он закинул ногу на крышу. Еще подтянулся, пока на крыше не оказалась вся рука, и сам заполз туда. Встав на краю, Криспин посмотрел вниз, на Джека.

— Наша реликвия не помешала бы, а?

— Не шутите так! — крикнул Джек.

Осторожно ступая по сланцевой черепице, Криспин дошел до фронтона. Ухватился за него и осмотрелся. Он не ожидал найти на сланце отпечатки ног, но надеялся на какие-нибудь другие улики, способные привести к преступнику. Он почти уже сдался, когда заметил кусочек земли в форме полумесяца. С пятки? Нет, слишком мал. Возможно, с мыска обуви. Криспин обследовал края фронтона и на шершавой поверхности его оштукатуренной части заметил еще кое-что. Должно быть, лучник опирался здесь, чтобы сделать выстрел. Криспин всмотрелся и двумя пальцами отцепил находку. Несколько волосков — золотистого цвета — и несколько ниточек. Белых. От рубашки, наверное.

— Что-нибудь нашли? — спросил снизу Джек.

Криспин не видел его из-за ската крыша.

— Да, но не много. Я спускаюсь.

Криспин бросил еще один взгляд в другую сторону вдоль конька крыши, ничего не увидел, спустился на карниз, перебрался на торчавшую балку, а с нее уже спрыгнул на землю. Там он показал Джеку свою добычу.

— Это всего лишь волосок да ниточка. Что вам это даст?

Криспин покачал головой, разжал пальцы, и находки упали на землю.

— Не знаю. Там еще осталась часть отпечатка обуви. Это доказывает только, что он был там, где, по моим предположениям, и должен был находиться.

Мгновение он стоял, размышляя и глядя на лавку жестянщика Мартина Кемпа, расположенную всего через два дома дальше по улице. У Криспина засосало под ложечкой.

— Джек. — Он хлопнул мальчишку ладонью по груди и с места бросился бежать. — Венец!

Криспин первым достиг лестницы. Взбежал, перепрыгивая через две ступеньки, нащупал ключ и попал в конце концов в замочную скважину. Повернул ключ и, оставив его в замке, рванул на себя дверь.

Все было как он оставил уходя. Ящик лежал зарытый и солому. Криспин опустился на колени, извлек его, вынул золотой ларец и откинул крышку.

По-прежнему на месте.

Криспин сел на пятки как раз в тот момент, когда в дверь, тяжело дыша, ввалился Джек.

— Ну? Украли?

— Нет.

Криспин медленно опустил крышку и водворил золотой ларец в ящик. Тщательно укрыл его соломой и поднялся, отряхивая с колен соломинки.

— К нему не прикасались. Комнату не трогали. Наверняка он знал, где я живу. Почему же он не взял Венец?

— Может, он сначала хотел убить вас.

Криспин посмотрел на Джека и увидел, что мальчик сжимает в кулаке стрелу.

— Я подумал, что она вам нужна. Доказательство.

Криспин улыбнулся:

— Молодец, Джек. Ты учишься. В свое время ты станешь настоящим Следопытом.

Лоб Джека собрался морщинками, брови взлетели к рыжим кудрям. Он подал Криспину стрелу для осмотра.

— Кто, я? Следопыт? Я не такой умный, как вы, хозяин. Да мне никогда в жизни не суметь…

— Ты еще юн. Держи глаза и уши открытыми — и сумеешь стать больше чем слугой.

— Чтоб мне ослепнуть. — Джек покачал головой и заметил прореху на котарди Криспина. — Ой, хозяин! Дайте-ка осмотреть вашу рану.

Криспин отмахнулся:

— Говорю тебе, это пустяки.

Криспин как завороженный смотрел на стрелу. Она как две капли воды была похожа на ту, что убила курьера. Ястребиное оперение. Дорогая. Такими стрелами по мишеням не стреляют. Стрела охотника. Стрела человека знатного. Такие же стрелы торчали из колчана капитана лучников.

Бросив котарди Джеку для починки, Криспин накинул плащ прямо на рубашку и пошел еще раз осмотреть фронтон здания напротив. Не обращая внимания на удивленные взгляды прохожих, Криспин снова вскарабкался по стене на крышу. Мелкий дождь смыл все следы и отпечатки. Да, собственно, все равно от этого отпечатка было мало толку. Помог бы потерянный башмак, но Майлз не проявил бы такой беспечности.

Криспин поднял голову. Мерещится ему, или он действительно услышал голос Майлза?

Криспин подошел к краю крыши и глянул вниз. Майлз был там, верхом на коне, и разговаривал с пажом. Майлз потрепал мальчика по плечу, отослал прочь и, цокнув языком, натянул поводья.

Криспин обратил внимание на свисающий с седла колчан со стрелами — на всех было ястребиное оперение.

Через мгновение Майлз будет далеко. Конь тряхнул большой головой, дожидаясь приказа хозяина.

Криспин осмотрелся. Паж исчез за углом, и больше — никого. Моросящий дождь прогнал пешеходов с вонючей улицы мясников. Криспин посмотрел на макушку Майлза… и прыгнул.

Он тяжело рухнул Майлзу на спину, выбив его из седла в грязь. Задохнувшийся от удара Майлз попытался подняться, но Криспин снова толкнул его на землю. Капитан лучников схватил противника за лодыжку, и Криспин тоже упал. Они катались по земле, пытаясь одолеть друг друга, а конь с болтающимися поводьями фыркал и отступал в сторону.

Криспин навалился на Майлза, ткнув его лицом в грязь. Затем сел на обидчика верхом, еще сильнее вдавливая его в мягкую землю. Вытащил кинжал и приставил его к шее Майлза.

Тот метнул свирепый взгляд через плечо и, когда наконец восстановил дыхание, прохрипел:

— Слезь с меня, черт тебя дери!

— И не подумаю. Я хотел бы поговорить, если ты не возражаешь.

Майлз попытался подняться, Но Криспин коленом надавил ему на спину.

Изогнувшись, Майлз оглянулся.

— Выбора у меня, похоже, нет.

— Знаешь, — со спокойствием, которого не ощущая, проговорил Криспин, — одно дело, что ты вовлек меня в заговор тогда, семь лет назад, но совсем другое — пытаться меня убить теперь. Мне это не нравится.

— Я не пытался тебя убить.

Стиснув зубы, Криспин надавил кончиком лезвия на шею Майлза, под самым ухом. Майлз застонал, когда Криспин надавил сильнее. Капля крови выступила, набухла и скатилась по шее капитана.

— Терпеть не могу лжецов. Давай-ка еще раз. Почему ты хотел меня убить?

— Черт возьми, отпусти меня! Я никогда не пытался тебя убить, негодяй, но теперь попытаюсь.

— У меня одна из твоих стрел, которая несколько минут назад ободрала мне плечо. Еще одна торчит из груди мертвого французского курьера. Не хочешь поведать мне об этих связанных между собой происшествиях?

Майлз перестал сопротивляться. Теперь уже красная струйка текла по его шее, напоминая ожерелье. Он дважды вдохнул через нос, еще раз вдохнул, а потом повернулся к Криспину, насколько позволяло лезвие кинжала.

— Отпусти меня, и мы поговорим.

— А зачем мне это делать?

— Мне есть что сказать.

— А мне так нравится давить тебе коленом в спину.

Майлз промолчал. Криспин посмотрел на затылок капитана лучников, понаблюдал, как поднимаются и опускаются его плечи при каждом напряженном вдохе, потом все же выпрямился, вытащил меч Майлза из ножен и поднялся.

— Вставай. Но без фокусов.

Майлз встал в грязи на четвереньки и медленно поднялся. Повернулся к Криспину, потом коснулся рукой в перчатке кровоточащей шеи. Посмотрел на кровь и грязь на перчатке и зло усмехнулся:

— Всегда любил представления, а? Объясни, что все это значит.

— Я тебе сказал. Ты убил французского курьера и пытался убить меня.

— Ни черта не понимаю из того, что ты говоришь. Какого французского курьера?

— Неужели надо притворяться? — Криспин поднял меч. Как приятно было держать в руках это оружие. — Французского курьера, из-за которого может начаться война с Францией. Того, который вез некий особый предмет, посланный французским королем нашему.

Майлз поднял бровь.

— Ты полагаешь, что его убил я?

— Как пытался убить и меня. Но, Майлз, стрелой? — Он покачал головой. — Разумеется, лук — оружие труса. Чего еще от тебя ожидать.

Уголок перепачканных грязью губ Майлза искривился в презрительной ухмылке.

— Уверяю, когда я захочу тебя убить, то нанесу удар в лицо, чтобы ты не усомнился.

— Расскажи мне о французском курьере.

При каждом слове Криспин постукивал кончиком меча по груди Майлза.

— Ты повторяешься. Я ничего не знаю ни об этом, ни…

Майлз прикусил губу и злобно посмотрел на Криспина и на приставленный к своей груди кончик меча.

— Ни о чем еще? — улыбнулся Криспин.

Майлз не очень убедительно улыбнулся в ответ.

— Ни о предмете, посланном французским королем. Узнал только от тебя.

— Ко всему, ты еще и неважный лжец.

— Эй!

Криспин обернулся. По улице с оружием в руках бежали несколько стражников. Криспин с улыбкой повернулся к Майлзу.

— Пора идти. Мы еще встретимся.

Он воткнул меч в землю и стал карабкаться по стене дома. Майлз спохватился секундой позже. Криспин повис на карнизе, раскачался и, закинув ноги на крышу, зацепился за край. Подтянулся и перекатился на скользкую черепицу, цепляясь пальцами, чтобы не съехать. Майлз стоял внизу, запрокинув изумленное лицо. Криспин попрощался с ним мрачной улыбкой, добежал до конька, перелез через него и стал спускаться по другой стороне крыши, оставив внизу стражу и брызгающего в ярости слюной Майлза.

Не нужен ему был ни Майлз, ни его лживые свидетельства. Ему нужна была только эта стрела. Одна у него уже имелась, но еще лучше заполучить вторую, убившую курьера. Это неопровержимо обличит Майлза.

Он съехал по крыше до края и упал в повозку с сеном. Перекувырнулся на сене и, спрыгнув на землю, одернул плащ, отряхнул рубашку от грязи и соломинок. Прислушался: никто как будто за ним не гнался — ни по крыше, ни по улицам. Вот тебе и королевская стража и капитан лучников.

Криспин сделал глубокий вдох и осмотрелся по сторонам. Итак, куда же Уинком отправил тело?

— Вопрос простой, господин шериф.

По крайней мере так думал Криспин.

— Я заключу с тобой сделку, Гест. Ага. Вот оно.

— Я скажу тебе, где тело, если ты скажешь мне, где находятся эти женщины.

— Но, господин шериф, я же сказал вам, что защищаю их…

— Ты что, всерьез хочешь снова оказаться в тюрьме?

Криспин вздохнул. Он стоял перед шерифом в его ньюгейтской комнате. Сесть Уинком не предложил, и поэтому он стоял.

— Если есть выбор, я предпочитаю оставаться свободным человеком.

— Выбор от тебя ускользает.

— Я же сказал вам, что защищаю их.

— От кого?

— От вас, милорд.

Уинком откинулся на стуле. Он побледнел, но не от недоверия к словам Криспина.

— А с какой стати тебе защищать их от меня?

Сказать ему? Никогда точно не знаешь, как воспримет шериф ту или иную новость. Криспин уставился на свои башмаки.

— Та, что нашла его, полупомешанная, милорд, и она… в общем, она думает, что это она его убила.

— Что! — Шериф вскочил и стукнул кулаком по столу. Свеча покачнулась, дернулось пламя. — Зубы Господни, Гест!

— Господин шериф, выстрелом из лука? Девчонка, которая помогает на кухне?

Уинком гневно смотрел на него. Сдвинул кустистые брови, так что на глаза упала тень. Потом хмыкнул и тяжело сел, брякнув мечом о стул.

— Мне нужна стрела из покойника. Думаю, я знаю, кто его убил.

Шериф снова воодушевился и подался вперед.

— И кто же?

Криспин мрачно улыбнулся:

— Пока не могу сказать.

Уинком медленно откинулся на спинку стула.

— Ты всегда вызывал чувство раздражения, Гест, или стал таким после королевского приговора?

— «Раздражения», господин шериф?

— Ничего. Очень хорошо. Идем со мной.

Шериф поднялся. Он повел Кристина по деревянной лестнице, снаружи опоясывавшей башню, где располагалась комната шерифа. Они преодолели несколько переходов, а затем спустились вниз, в темный подвал, освещенный несколькими смоляными факелами. Криспин увидел похоронные носилки с прикрытым простыней телом. Ткань мерцала в свете факелов бледным лунным светом.

— Французский посол хочет, чтобы тело отправили во Францию, — мрачно произнес шериф, — но король отказывается его выдать.

Криспин фыркнул. Политика.

Подойдя ближе, он увидел, что стрела по-прежнему торчит из трупа.

— Никто не вынул стрелу?

— А зачем нам это делать?

Криспин покачал головой:

— Действительно, зачем?

Он откинул простыню. Открытые глаза покойника смотрели в потолок. Ангелов или демонов он видит?

Криспин ухватился за древко стрелы, но та прочно сидела в мертвом теле. Сыщик выхватил кинжал и разрезал пропитанный кровью сюрко курьера от ворота до стрелы.

Уинком схватил руку Криспина, в которой был кинжал.

— Святая Мария! Что ты делаешь? Да почему просто не обломить ее?

— Мне нужна вся стрела. Вы не возражаете?

Заворчав, Уинком выпустил руку Криспина.

— Осквернение трупа? Ничуть не возражаю. Тебе все равно дорога в ад. Если ты хочешь попасть туда поскорее, я не буду мешать.

Криспин слой за слоем продолжал резать окровавленную ткань, задубевшую, бурую. Крови вытекло много, учитывая, что стрела попала курьеру в сердце. Разрезав рубашку, Криспин добрался до кожи убитого. Пальцами разодрал материю вокруг раны. Покойника, естественно, не обмыли, и запекшаяся кровь, как ржавчиной, покрывала грудную клетку и рану. Кожа вокруг была пепельно-серой в неярком свете факелов. Криспин потянул за стрелу, но она по-прежнему не поддавалась. Он глянул на Уинкома. Шериф неодобрительно покачал головой, наверняка зная, что собирается сделать Криспин. Тот вонзил нож в рану рядом с древком стрелы, прошелся кинжалом вокруг, взрезая тело. Он старался думать, что оно ничем не отличается от любого другого мяса, например, на обеденном столе, от мяса, которое не станет кровоточить. Но от сознания того, что это как-никак человеческая плоть, его слегка замутило.

Криспин взялся застрелу, подвигал ее, покачал, чтобы высвободить кончик. Тело немного приподнялось, когда Криспин потянул за древко, издало отвратительный чавкающий звук — и отпустило стрелу.

Гест осмотрел металлический наконечник и блестящую кровь на нем. Вытер кинжал о сюрко покойника и убрал в ножны.

— Что ты собираешься с ней делать? — спросил шериф, даже не пытаясь скрыть отвращение.

— Я знаю, кто ее изготовил. Хочу показать ему для опознания.

— Разве этим занимается не служба шерифа?

Криспин вытер стрелу о простыню и засунул за пояс.

— Только если вы будете настаивать.

Уинком посмотрел на стрелу, надежно упрятанную за ремень Криспина. Он наклонился вперед, на лицо шерифа упала тень.

— А что с Терновым венцом? Ты его еще не нашел?

— Пока нет. Вы можете не сомневаться, что, как только я его найду, все об этом узнают.

— Что это означает? Что ты замышляешь, Гест?

— Ничего, господин шериф. Вы позволите мне идти?

Уинком сердито на него посмотрел и глубоко вздохнул. От выдоха через ноздри у него зашевелились усы.

— Я знаю, что ты напрашиваешься на неприятности, и я прослежу, чтобы ты угодил на виселицу. Если только ты не утащишь меня за собой.

— Нет, милорд. Если меня повесят, то, вне всякого сомнения, я буду в одиночестве.

— Рад это слышать. Ну, ступай.

Криспин знал, что слукавил. Если уж его и должны повесить, то он хотел бы, чтобы рядом с ним корчился Майлз.

Глава 9

День закончился без особых происшествий. И стража не явилась арестовать его, и от этого труса Майлза не было ни слуху ни духу. Постепенно опустилась ночь, холодная и сырая, словно скорбевшая по ушедшему дню, и Криспин с Джеком, подчинившись тишине, которая окутала Шамблз, скудно поужинали у затухающего очага, а затем устроились на ночлег.

Следующее утро оказалось таким же промозглым. Криспин проснулся как от толчка, весь в холодном поту. Он отбросил одеяло и свесил с кровати босые ноги. Уставился в пол, темный в отсутствие лунного света и едва теплящегося в очаге огня.

Джек посапывал едва ли не под кроватью Криспина, свернувшись в клубочек и отодвинувшись как можно дальше от ларца с реликвией.

Криспин провел ладонью по влажным волосам. Давно ему не снился этот сон, хотя вовсе и не сон это был. Воспоминание, пробравшееся в ткань его сновидений. Криспин выпрямился и обвел взглядом сумрачную комнату, но полусон-полуявь не уходил. Он по-прежнему ощущал, как впиваются в запястья грубые веревки, чувствовал натертые ими волдыри — так сильно он бился в своих путах. Потом — горячие щипцы, раскаленные на углях и переливающиеся красным светом. Мучители подошли близко, так близко, что он услышал, как шипит, соприкасаясь со щипцами, влажный зловонный воздух.

«Скажи нам, — все повторяли они. — Мы больше не будем к тебе приходить, если ты сообщишь нам остальные имена».

Но он этого не сделал, да и не сделает. Поэтому они коснулись щипцами его тела. И затем кожа затрещала, запахло паленым, заструился дымок — изжаривалась его собственная плоть, это от нее шел едкий запах и уносимые вверх испарения.

Криспин поднялся и добрел до окна. Открыл ставень и высунул на улицу голову, вдохнул холодный туманный воздух. Даже сейчас он не мог справиться с тошнотой и сплюнул за окно, избавляясь от появившегося во рту кислого привкуса.

Он знал, откуда этот сон. Из-за Майлза. Майлз вызвал все эти воспоминания, нестерпимо отчетливые. Особенно тот последний день. День, когда его вывели из камеры. Криспин подумал, что идет на казнь, и возблагодарил за это Бога — наконец-то все закончится. Но вместо внутреннего двора, где стояла виселица, его препроводили в большой зал Вестминстера.

Король Ричард, тогда десятилетний и только что ставший монархом, восседал на мраморном троне, с которым его нескладное тело еще не освоилось. Ногами в длинноносых туфлях он еще не доставал до пола, а потому под ноги ему подставили мягкую скамеечку. На гладком лице не было ни бороды, ни шрамов. Маленький вялый рот, маленький подбородок, но молокососом его не назовешь. В глазах его горел огонь. Гнев. Король знал, что тот заговор означал его смерть. В живых никого из заговорщиков уже не было, всех до одного казнили различными отвратительными способами. Оставалось вынести приговор одному Криспину.

Криспин, едва пришедший в себя после неделями продолжавшихся пыток, пошатываясь, дотащился до возвышения, на котором стоял королевский трон. Железные кандалы оттягивали руки, ножная цепь волочилась по полу. Сюрко, порванный и окровавленный, болтался на ослабевшем теле.

Скованно, как деревянная кукла, он опустился на колени, оказывая почтение хотя бы короне, если уж не тому, на чью голову она была возложена.

Перед Криспином встал рыцарь в коническом шлеме, в наплечниках, защищающих и плечи, и шею. Он что-то держал в руках. Только приглядевшись, Криспин узнал этот предмет. Свой меч. Рыцарь извлек его из ножен и поднял.

Что происходит? Его казнят собственным же мечом?

Рыцарь размахнулся — и в воздухе свистнула сталь. Криспин в полной уверенности ждал, что сейчас в шею ему вонзится лезвие меча, однако ощутил лишь движение воздуха, когда рыцарь ударил мечом о каменный пол. Удар отозвался во всем зале. Неприятный звук и порожденное им эхо заставили Криспина вздрогнуть, и вместе с ним вздрогнули все находившиеся в зале. Но меч остался цел. Рыцарь снова взмахнул им, и только с третьего раза конец меча наконец отломился и заскользил по полу.

Повернувшись, Криспин наблюдал за жалким обломком, пока тот не замер в нескольких шагах от него. Криспин поднял голову и затуманенным взглядом обвел переполненный зал. Придворные кавалеры и дамы, все в пышных нарядах; знакомые мужчины, еще более знакомые женщины. Даже его невеста — бывшая невеста. Помолвку расторгли, как только его арестовали.

Все здесь: кто-то разглядывает его разинув рот, кто-то закрыл лицо руками.

Что это, если не казнь?

Рыцарь предъявил шпоры Криспина, сорванные с него задолго до того, как он шагнул во тьму Ньюгейта. Рыцарь бросил эти шпоры на пол, взял булаву и разбил их на части.

Тогда Криспин понял. Его лишают рыцарского звания. У него забрали знаки его статуса — меч и шпоры — и уничтожили у него на глазах, в присутствии королевского двора.

Поэтому он не удивился, когда рыцарь вынул кинжал и разрезал сюрко Криспина, на котором красовался его герб. Сорванное с Криспина яркое, цветов его герба одеяние грудой тряпок легло на пол.

Итак, он больше не рыцарь. И какая тогда разница, умрет он или нет? Его голова присоединится к остальным, насаженным на пики на Лондонском мосту. Части тела будут разметаны на все четыре стороны. Через несколько лет никто о нем и не вспомнит. Никто не произнесет его имени, разве что шепотом, рассказывая назидательную историю. Его разнесут на части, как те безобидные шпоры.

Но хуже всего, он знал, что получает по заслугам. Заговор. Он не сразу решился на это. Мучился несколько недель. Но он был верен Ланкастеру, верен до смерти. И теперь смерть стучалась в его дверь.

Король встал, неуклюже шагнул с мягкой скамеечки и подошел к краю возвышения. Зазвучал его чистый юный голос. Говорил он, презрительно улыбаясь, улыбка Ричарда была непохожа на улыбку его отца, славного воина Эдуарда Вудстокского[16], или его деда, великого короля Эдуарда Виндзора.

— Мы не рады видеть тебя при дворе, Криспин Гест.

Криспин прищурился, моргнул. Свечи, много свечей; за пять предыдущих месяцев он не видел столько света, сколько сейчас разом. Пот стекал с его поседевшей бороды. В большом зале было тепло. В его камере — холодно. Вонь, которую он ощущал, исходила от него.

— По правде говоря, нам было бы приятно увидеть, как тебя казнят вместе с другими изменниками королевства. Но, — Ричард поправил пояс, оттопырил его большими пальцами, — мой дядя, милорд Гонт, умолял сохранить тебе жизнь.

При этих словах стиснутые зубы Криспина разжались, он посмотрел туда, где позади короля справа, почти в тени, стоял Джон Гонт, герцог Ланкастер. С первого взгляда казалось, что он пристально смотрит на Криспина, но вскоре Криспин понял, что Ланкастер смотрит мимо него, поверх его плеча. Он даже отказывался смотреть Криспину в глаза! Это было гораздо хуже насмешек этого ребенка, этого юнца, отбиравшего у него меч. Ланкастер! Криспину страстно захотелось броситься к Гонту, рухнуть перед ним на колени. Разочарование Ланкастера было столь явным. Оно задело Криспина за живое.

Разумеется, Ланкастер принимал участие в заговоре — Криспин по крайней мере так считал. Заговорщики говорили, что Гонт, четвертый сын старого короля, стоял за планом низложения принца Ричарда и собирался сам сесть на трон. Наследником был брат Гонта, Эдуард Вудсток, но он заболел и умер. И тогда, по прямой линии, наследником стал сын Эдуарда Ричард. Однако Ричард был мал. Слишком мал. Ланкастер был лучшим политиком, более опытным, более могущественным, более умным.

А Криспин, который с восьми лет воспитывался в доме Ланкастера, любил этого человека как отца.

Криспин присоединился к заговорщикам, совершенно не думая, знает ли Ланкастер о заговоре, а потом думать уже было слишком поздно.

Он пришел в себя, когда с него сняли кандалы — с рук и ног. Затем рыцарь бросил к ногам Криспина его пояс с кинжалом. Криспин непонимающе посмотрел на них.

Ричард снова заговорил. Его юный голос срывался от усилия заполнить огромное пространство зала.

— Только благодаря нашему бесконечному милосердию ты остаешься в живых, Криспин Гест, только благодаря этому. Мы хотели сгноить тебя в тюрьме. А если не в тюрьме, то изгнать тебя из королевства.

Он глянул на своего дядю Ланкастера. Снова повернувшись к Криспину, он презрительно оттопырил губы. Эта улыбка точь-в-точь походила на гримасу шакала или стервятника, сидящего, приоткрыв клюв, в ожидании жертвы.

— Но если уж тебе суждено жить, тогда лучшее наказание — определить границы. Мы решили, что ты останешься в Англии. Даже в Лондоне, если захочешь.

Он насмешливо фыркнул. Король повернулся к своим придворным, приглашая разделить с ним веселье, но их бледные лица не соответствовали его хорошему настроению. Улыбка Ричарда сменилась усмешкой.

— Но не в тюрьме.

Кивком он приказал рыцарю продолжать и, откинув в сторону горностаевую мантию, вернулся к трону. Юный король забрался на него и уселся, барабаня пальцами в перстнях по подлокотникам и глядя перед собой со скучающим видом.

Рыцарь снова оказался перед Криспином.

— Криспин Гест, — провозгласил он. — Встань.

Криспин собрал всю волю и приказал своим мышцам подчиниться. Он поднялся, сгорбившись, последними расправив плечи, и встал, пошатываясь и разглядывая короля, толпу и рыцаря, который опять заговорил.

— По приказу его милостивейшего величества короля Ричарда, — объявил рыцарь, — ты больше не рыцарь. Мало того, у тебя нет звания, ты не имеешь ни земель, ни состояния. Ты ничто.

Он шагнул вперед и обеими руками толкнул Криспина. Тот, спотыкаясь, попятился. Рыцарь продолжал наступать.

— Ни один человек не смеет тебе помогать. Никто из родни не смеет тебя поддерживать под страхом монаршего гнева. — Он еще раз толкнул Криспина. — По милости короля, — сказал, опуская руки, рыцарь, — ты можешь идти с миром.

Криспин поднял голову. Один за другим, по кругу, как волна, присутствующие повернулись к нему спиной. Он видел вокруг себя одни спины со сгорбленными, напряженными плечами. Криспин услышал шелест юбок и шарканье обуви по полу. Затем — тишина.

— Что? — услышал он свой голос.

— Ты свободен и можешь идти, — сказал рыцарь, упираясь в бок кулаком. — Ступай.

И тут до него дошло. Слова, все слова сложились в одно целое. «Ты больше не рыцарь. Нет звания, нет земель. Никто из родни не смеет тебя поддерживать». Сердце у него упало. Он увидел повернувшихся к нему спиной друзей, товарищей. Он превратился в ничто. Его честолюбивые замыслы, годы под покровительством Ланкастера — все рассыпалось в прах, как старые кости.

С таким же успехом он мог и умереть.

Криспин посмотрел на лежавший у его ног пояс, к которому когда-то крепились ножны его меча, сорванные теперь, а сейчас на нем висел лишь жалкий кинжал. Он наклонился и взял пояс, таща ножны с кинжалом по полу. Он все никак не мог собраться с силами и поднять их выше бедра. Лишен — всего и всех. Как же он сможет жить? Он понял, что в этом-то все и дело.

— Но… сир?.. — прошептал он.

— Ты смеешь обращаться ко мне, Гест!

Ричард так далеко наклонился вперед, что чуть не свалился с трона. Его гладкое лицо исказилось гримасой, губы раздвинулись, обнажая неровные зубы, глаза вспыхнули диким огнем. Слова слетали с губ, разя словно огненные стрелы.

— Ты можешь оставаться в Лондоне, но не появляйся при дворе. Не дерзай обращаться ни к кому при дворе. Это ясно? Ты остров, Гест. Ты останешься один в море под названием Лондон. И если ты выживешь, можешь считать себя счастливчиком. Таким образом, я дарую тебе жизнь, да и то из любезности к моему дяде. Но никогда ни о чем меня не проси!

Ричард откинулся на спинку трона и вытер с губ брызги слюны.

— Такова королевская милость, — произнес рыцарь. Он вытащил свой меч и поднял его. — Именем короля — ступай!

Майлз был в той толпе. Смотрел пустыми глазами на Криспина, а затем послушно повернулся к нему спиной вместе со всеми остальными, ни слова не сказав в его защиту.

Криспин тоже ничего не сказал, только он-то молчал под пытками. Честью обязанный молчать, он так и поступил. Не назвал никого, ничего не зная о судьбе остальных участников заговора. «Как овца веден был Он на заклание, и как агнец пред стригущим его безгласен, так Он не отверзал уст Своих»[17].

Майлз стоял там, слившись с толпой, и ничем не заплатил за свое участие в заговоре.

Воспоминания потускнели, отдававшиеся эхом голоса смолкли. Перед глазами снова встала действительность — его жилье, состоящее из одной комнаты. Однако, даже вернувшись в настоящее, Криспин вздрогнул, когда услышал рядом с собой голос — тихий и застенчивый:

— Хозяин.

Криспин повернулся. Джек, плотно завернувшийся в рваный плащ, так что не видно было даже рук, смотрел на Криспина расширившимися, влажными глазами.

— Что тревожит вас, мастер Криспин? Снова ваш сон?

Стало быть, Джек знает.

Криспин провел языком по зубам. Во рту отдавало горечью.

— Иди ложись, Джек.

— Если вы не против, сэр, я постерегу.

Криспин вздохнул. Посмотрел в ночное небо, видневшееся между крышами. Густые облака поредели, разошлись, на небосклоне мерцали звезды.

— Просто я снова думал о том дне.

Джек покачал головой. Объяснять не требовалось. Джек знал, о каком дне он говорит.

— Не могу сказать, будто представляю, что вы чувствовали, когда весь мир словно бы ополчился на вас. Но я знаю, что в этом старом городе было бы гораздо больше жестокости без выходящего на охоту Следопыта. И где был бы я, а? За решеткой, вот где. Да меня, может, уже повесили бы. — Он потер шею. — Нет, пути Господни неисповедимы, и он неспроста поставил вас на ваше место, и хвала за это Господу, вот что я скажу.

Криспин чуть улыбнулся.

— Спасибо тебе за твои слова, Джек.

Мальчишка посмотрел на две стрелы, лежавшие на столе.

— Расскажите, пожалуйста, про капитана лучников.

— Майлз Алейн.

Имя это наполнило рот горечью. Криспин посмотрел на Джека и положил руку ему на плечо.

— То, что я тебе рассказываю, за пределы этой комнаты не выходит. Понятно?

— Да, хозяин. Пусть мне отрежут язык, если я хоть словечко скажу.

Криспин невольно уставился на Джека, пораженный полным неведением мальчика. Пытки не сумели заставить Криспина произнести эти слова, хотя он был близок к этому. Еще несколько дней мучений, и кто знает, чего он наговорил бы.

— Майлз, — хрипло сказал он, — человек, который задумал тот заговор.

Джек не замедлил высказать свое мнение:

— Вот мерзавец!

Криспин согласился.

— Он так и не поплатился за свое преступление. Подстрекаемый другим, пока еще неизвестным мне человеком, он сделал заговорщиками лучших молодых рыцарей Англии. Сделал он это не из соображений чести или по глубокому убеждению, а из алчности и тщеславия.

— А другие рыцари?..

— Все погибли.

— Вы знали, что он остался при дворе?

— Нет. На самом деле, думаю, его там не было. До недавнего времени. По-моему, его назначили месяца два назад, не больше. Бывший капитан умер в подпитии в День святого Суизина. Выпал из окна. Месяц назад был разговор о новом капитане, но имени его я не слышал.

— Откуда вы все это знаете?

— Потому что месяц назад на стрельбище не видно было капитана лучников, вот я и спросил. Видишь, Джек, я все еще хожу упражняться. Иногда.

От возмущения Джек сначала поднял плечи, а потом и сам вскочил. Он стал ходить по тесной комнате, размахивая руками, словно наносил удары врагу. В слабом свете, идущем от очага, он казался возбужденным бесенком.

— И все это время он, весь такой богатый и важный, служит капитаном лучников, а вы живете в Шамблзе! Да я бы своими руками перерезал ему глотку, если бы мог.

— Я ценю твои чувства, Джек, но сделай одолжение, сядь. Твои шаги разбудят Кемпов.

Джек опустился на табурет.

— Вы собираетесь его разоблачить, да, мастер Криспин? Чтобы он получил по заслугам?

— О да, Джек. Собираюсь. Но не только его. Я хочу поймать человека, который его нанял.

Джек снова оглянулся на стрелы.

— Как вы думаете, почему он застрелил того французского курьера? Из-за Тернового венца?

— Нет. У него было достаточно возможностей забрать Венец. Он убил того человека, как пытался убить и меня. Но почему, я пока не знаю.

Какое-то время они оба молчали. И только когда Криспин второй раз вынырнул из сна — в лицо ему бил солнечный свет из окна с открытым ставнем, — он понял, что спал.

Когда он пошевелился, сползло одеяло, которым он был тщательно укрыт до подбородка. Криспин распрямил спину, затекшую в неудобной позе на подоконнике, но в остальном чувствовал себя отдохнувшим. Джек сидел на табурете у огня, на коленях у него лежал котарди Криспина, и мальчик чинил его, ставя на плечо заплатку. Когда Криспин громко зевнул, Джек поднял глаза и улыбнулся:

— Утро доброе, сэр. Тут каша на огне. Подать вам?

Джек привстал, но Криспин знаком велел ему сидеть.

— Джек, почему ты меня не разбудил?

— Не помню, когда вы в последний раз так хорошо спали.

— Я тоже.

Захватив со стола миску со вчерашним ужином, Криспин подошел к очагу и вывалил остывшую еду в огонь. Положил себе густой ячменной каши с репой и горохом и, стоя спиной к огню в одной ночной рубашке, жадно принялся за еду.

Горячо, сытно и даже вкусно.

— Хорошо получилось, — с набитым ртом похвалил он Джека.

Парнишка кивнул и улыбнулся. Потом показал починенный котарди, чтобы Криспин принял работу.

— Тут уже заплатка на заплатке, ставить некуда, мастер Криспин, но зато и дырки от стрелы больше нет.

— Спасибо, Джек. Ты делаешь для меня больше, чем я заслуживаю. Мне действительно жаль, что я не могу платить тебе как следует.

Джек покраснел и, чтобы скрыть это, склонил голову, счищая кровь вокруг заплаты.

— Для такого, как я, вполне достаточно пищи и крона, так что не волнуйтесь.

Криспин доел, надел чистые брэ[18] и чулки и взял из рук Джека нагретый котарди. Надел его и застегнул — начав снизу и до ворота — на все двадцать три пуговицы. Было время, когда нижние тринадцать пуговиц он оставлял незастегнутыми, чтобы садиться в седло, но теперь коня у него не имелось.

Джек подал Криспину пояс с кинжалом, и сыщик обернул его вокруг бедер, застегнул пряжку. По привычке хлопнул по ножнам, взял со стола стрелы и сунул за пояс.

— Куда вы сейчас, хозяин?

— Я должен пойти к мастеру, который изготовляет стрелы, к человеку, который сделал именно эти стрелы. Он скажет мне, для кого их изготовил. Это и обличит Майлза.

— А как же стрельбы? Разве король не приказал ежедневно упражняться в стрельбе из лука?

— Приказал, но придется стрельбам подождать.

Послышались крики. Раздался топот — кто-то бежал по улице, несмотря на раннее утро. Кристин посмотрел на озадаченного Джека. Рыночные колокола еще не звонили. Криспин знал, что до их перезвона магазины должны оставаться закрытыми, но этот крик не запрещал открывать рынки.

Криспин метнулся к окошку, выходящему на улицу, и откинул ставень. По улице внизу пробежал и исчез в соседнем переулке мальчик. Мясники медленно выходили из своих лавок на немощеную улицу.

— Эй! — окликнул Криспин одного из мужчин, стоявшего перед сточной канавой, по которой, завихряясь, текла вчерашняя кровь. — Мастер Дикон!

— А? — Дикон поднял голову, заметил Криспина и показал на него пальцем.

— Что происходит, мастер Дикон? Что за крики?

— Да этот мальчишка, — ответил Дикон, указывая вслед пареньку, — сказал, что на сегодня всякая работа запрещается.

— Запрещается на сегодня? А с чего вдруг?

— Он сказал, что было покушение на жизнь короля и его величество укрылся в Вестминстере.

Глава 10

Путь Криспина лежал в «Кабаний клык», закрыт он или нет. Криспин знал, что Гилберт его впустит.

Джек упросил оставить его дома. Криспин понимал его состояние: парень слегка напуган и в растерянности не знает, что предпринять. Джек проведет день за уборкой их маленькой комнаты, и Криспина это устроило.

Улицы были непривычно пусты. Торговцы стояли в дверях своих лавок, бессильно глядя по сторонам. Группка философов собралась у жаровни и, качая головами, обсуждала новость. Невысокий мужчина с залысинами отирался возле их кружка. Когда собеседники начали горячиться, он подошел поближе.

— Ленни! — позвал Криспин коротышку.

Тот ругнулся, изо рта у него вырвалось облачко пара. Мужчины мельком взглянули на Ленни, но этого хватило: он перестал быть невидимкой.

Ленни трусцой подбежал к Криспину, покачивая головой, которую обыкновенно втягивал в плечи, совсем как стервятник. Криспин предполагал, что привычку эту он приобрел от долгого сидения в тюремных камерах.

— И зачем это вы мне всю игру испортили, мастер Криспин?

— Ты же не хочешь снова оказаться в тюрьме, а, Ленни? На этот раз ты мог наверняка лишиться руки.

— Вы же не упрячете старика Ленни снова за решетку, добрый господин? Неужто, трех раз недостаточно?

— Так пусть четвертого не будет. Вряд ли получится заморочить шерифу голову настолько, чтобы он не отнял у тебя в наказание руку. Тебе мало потери уха?

Ленни потер шрам на месте ушной раковины, прикрытый длинными тонкими волосами.

— А как такому человеку, как я, зарабатывать себе на жизнь, я вас спрошу? Я почти ни на что не годен, и это правда.

— Бери пример с меня. Ведь я все же нашел себе новое ремесло.

— Ну, вы — это вы, не так ли? — Ленни потер подбородок с трехдневной щетиной, глаза его сверкнули. — А у вас не найдется какой-нибудь работенки для старика Ленни?

— Не сейчас. Ты так и живешь рядом с «Чертополохом»?

— Меня там можно найти.

Криспин поразмыслил.

— Может, у меня и будет что-то для тебя. Ты ведь знаешь моего слугу Джека?

— Встречались раз или два.

— Он может зайти к тебе и принести от меня записку.

— И фартинг?

— И фартинг. Видишь? Не так уж и трудно заработать на жизнь честным трудом.

Ленин улыбнулся, обнажая почерневшие зубы, и затрусил прочь вдоль сточной канавы.

Криспин пронаблюдал, как он исчезает в серой лондонской дымке, почувствовал упирающиеся в бок стрелы и вспомнил о мастере по изготовлению стрел, с которым ему нужно было поговорить. Звали его Эдвард Пил. Криспин хорошо знал его по своей прежней жизни при дворе, в те дни Криспин постоянно охотился на оленей в королевском парке вместе с другими придворными. Пил делал самые лучшие, самые прямые стрелы. И на каждую ставил свое клеймо, которое Криспин увидел на древках обеих стрел. Также мастер ставил метку владельца стрелы. Все предельно просто: Пил узнает метки и изобличит Майлза.

Но для разговора с Пилом надо пробраться во дворец. Он, разумеется, проберется, как делал это и раньше, хотя задача не из легких. Во-первых, Криспину запрещено появляться при дворе. И во-вторых, из-за покушения на жизнь короля Вестминстерский дворец будет запечатан надежнее бочки французского вина.

При мысли о короле Криспин невольно спросил себя, насколько серьезным было покушение. Аббат Николас наверняка знает.

Криспин посмотрел на лежавшую впереди Гаттер-лейн и облизал губы. «Кабаний клык». находился поблизости, за углом, а до Вестминстера было идти и идти, мучаясь от жажды.

Криспин чертыхнулся.

Дело прежде всего. Он должен узнать, что случилось с королем.

Улицы вокруг Вестминстерского аббатства и Вестминстерского дворца бурлили. Солдаты сновали повсюду как муравьи и столь же беспорядочно. Они трижды останавливали Криспина со словами «какое у тебя дело?», прежде чем он сумел добраться до ворот аббатства.

Криспин позвонил в колокольчик. Пришлось ждать дольше обычного, пока появился монах и открыл ворота. Монах был незнаком Криспину, но отвел его в пустую комнату аббата, подал вина и торопливо вышел, оставив сыщика в одиночестве разглядывать разноцветные пятна света, падавшие на стол аббата через витражное окно.

Очень скоро дверь отворилась и в комнату поспешно вошел аббат.

— Прости меня, Криспин. Как ты понимаешь, день сегодня трудный.

— Да. За сведениями по этому самому делу я и пришел.

— Хорошо. Вино, я вижу, у тебя есть. Я и себе налью. Прошу, садись.

Аббат Николас повозился с графином, наливая себе вина, и припал пересохшими губами к бокалу. Горло с седой щетиной, оставшейся после торопливого бритья, двигалось при каждом глотке. Аббат плавно переместился к своему креслу, устроился на подушке и посмотрел на гостя.

— Тревожное утро.

— Не то слово.

В комнате наступило молчание, прерванное Николасом, который то ли вздохнул, то ли фыркнул.

— Король, слава Богу, в добром здравии. Спасибо, что поинтересовался.

Сардоническое выражение лица Николас спрятал за бокалом. Да, он, Криспин, не спросил. Ему, собственно, было совершенно наплевать на здоровье Ричарда, но разбирало любопытство.

— Его, значит, не убили?

Николас поднял руку. Благословляя? Призывая помолчать?

— Ты все же не должен так явно демонстрировать свои изменнические настроения.

— Разве спросить, не умерли король, — измена?

Поблекшие от времени глаза добродушно посмотрели на Криспина.

— Для тебя — возможно.

Криспин повертел в руках пустой бокал.

— Что случилось?

— Покушение было совершено ранним утром, когда его величество совершал прогулку в саду вместе со своими советниками.

— Не продолжайте. Стрела?

Глаза аббата расширились, вино блеснуло на приоткрытых губах.

— Как ты узнал? — прошептал он.

Криспин пожал плечами. Он поднялся, подошел с бокалом к столику, взялся за графин с вином, но передумал и лишь оставил там бокал. Повернулся к аббату. Тонзура монаха переливалась разноцветными пятнами света, лившегося сквозь витражное окно.

— По городу расхаживает убийца, который действует с помощью лука. Никого не ранило?

— Только слугу. Он чувствует себя хорошо, стрела попала ему в руку. Это он толкнул короля в сторону, прочь от опасности. Над стеной сада он увидел фигуру в плаще и с луком, приготовившуюся к выстрелу.

Криспин посмотрел на графин и кивнул. Простак. Вмешательство таких людей в королевские дела всегда приводит к пагубным последствиям. Пожалуй, еще немного вина отнюдь не помешает. Он плеснул себе в бокал и сделал хороший глоток. Утер рукавом край рта.

— Убийца скрылся?

— Помоги нам Бог — да. Исчез по ту сторону стены. Никто ничего не видел — ни стража, ни паж. Он словно растаял в тени двора.

— «В тени двора», — хмыкнул сыщик. — Интересно.

— Криспин, а откуда тебе известно про убийцу? Ты знаешь, кто это?

— Да, думаю, знаю. Но пока мало что могу рассказать.

Криспин заметил, что аббат разглядывает стрелы у него за поясом.

— Ты должен! Ты сообщил шерифу?

Криспин провел ладонью по стрелам, опустил руку.

— Нет. И не скажу.

— Раны Христовы! Почему же?

Бокал снова оказался у губ Криспина, и насыщенный вкус персика и цитрусовых обласкал его язык.

— У меня есть на то причины.

Николас опустил бокал и поднялся.

— Потому что ты хотел бы видеть короля мертвым?

Криспин прищурился поверх края бокала, допил вино, облизал губы и поставил бокал.

— Желал бы я видеть Ричарда погибшим от рук убийцы? Нет. Он мой король.

Николас покачал головой.

— Странное у тебя понятие о чести.

— Неужели странно защищать корону, а не того, кто ее носит? Если так, тогда… что ж, возможно, у меня действительно странное понятие о чести. «В основе управления обществом лежит справедливость».

— Аристотель мудр, как всегда. Намерения у тебя хорошие, но твоя философия неизменно причиняет тебе неприятности.

— Я не избегаю неприятностей, милорд аббат. «Неприятность» — так зовут моего небесного покровителя.

— В самом деле. Ты слишком много знаешь об этом деле, по моему мнению.

— Вы не доверяете мне, милорд?

— Доверяю, — Николас чуть задержался с ответом, и Криспин усмехнулся:

— Ясно. Даже мои друзья тушуются, когда речь заходит о моей репутации предателя. Что ж, мне и раньше доводилось с этим сталкиваться.

Широким шагом он направился к двери. Николас спросил вдогонку:

— А как твой французский курьер?

Криспин остановился и, не оборачиваясь, спросил:

— А что с ним?

— Ты, кажется, сказал, что его убили выстрелом из лука?

— Да. И между прочим, такой же стрелой. Я не считаю это совпадением.

Николас снова посмотрел на стрелы за поясом Криспина.

— Сын мой, не желаешь ли… не желаешь ли ты в чем-нибудь исповедаться? В чем-то… что таится глубоко в твоем сердце?

Криспин непроизвольно положил руку на стрелы, и жесткое оперение защекотало огрубевшую ладонь.

— Нет, господин аббат. Сегодня у меня нет в этом необходимости.

Он хотел было продолжить путь, однако аббат подошел к Криспину и положил ему на плечо крепкую ладонь. Криспин не поддался желанию сбросить эту руку. Николас желал ему добра. Но с другой стороны, ведь все желают добра…

Николас нетерпеливо запыхтел.

— Ты так просто и уйдешь, Криспин? Ведь ты, без сомнения, подвергаешься опасностям. Почему ты никогда не попросишь благословения, когда уходишь? Другие всегда просят. Это самое малое, что я могу тебе дать.

— Мне оно не нужно.

— Не нужно Божье благословение? Или ты в него не веришь?

— Разумеется, верю.

Криспин не договорил. Он не смог сказать, что не верит, будто заслуживает его.

Криспин слегка нагнул голову, и аббат благословил его без просьбы. Тень креста, начертанного в воздухе уверенной рукой монаха, осенила Криспина. Сыщик принял благословение молча и покинул комнату аббата.

Не оглянувшись на дверь, за которой скрылось озабоченное лицо монаха, Криспин целеустремленно зашагал по знакомой крытой галерее, мельком бросив взгляд на монастырский садик, где зелень пожухла, а трава пожелтела, — летнее цветение уступало место осеннему увяданию. Дойдя до конца галереи, Криспин увидел монаха у ворот, поблагодарил его кивком и покинул пределы аббатства.

Кристин до сих пор чувствовал во рту вкус аббатова славного вина, но не до конца утоленной жажде вполне был по силам бокал лучшей живительной влаги, какую подавали в «Кабаньем клыке».

После получасовой прогулки, потребовавшейся для возвращения в Лондон, Кристин свернул за угол у Гаттер-лейн и увидел таверну, что сразу подняло ему настроение. Но, несмотря на ранний час, оттуда выталкивали посетителей, и нелепость происходящего вызвала у Криспина сдавленный смешок.

Он понаблюдал за этим представлением, стоя на другой стороне улицы. Гилберт лично помог нежелающим преодолеть порог, сложил руки, огляделся и увидел Криспина.

— Эй! Криспин! — помахал он рукой, и сыщик перебежал к нему.

— Я испугался, что ты закрываешься.

— Не для тебя. Входи.

Криспин привык сидеть в пустой таверне, но так бывало обычно к середине ночи, а не дня. Нэд стоял в центре дымного помещения, со скорбным видом оглядывая пустые выщербленные столы. Он кивком поздоровался с Криспином, но улыбку выдавить не сумел.

Гилберт предложил Криспину его обычное место в дальнем от входа углу, и Криспин его занял.

— Судя по всему, ты о происшествии знаешь, — заметил Гилберт.

Тот кивнул. Когда Нэд принес полный кувшин и два кубка, то Криспин почувствовал себя как дома. Гилберт покачал головой, разлил вино по кубкам и подвинул один из них к Криспину.

— Как король?

— Он жив, — ответил Криспин, с жадностью выпил и налил себе еще. — Я начинаю бояться, что не смогу уделить преступнику достойного внимания.

Красный нос Гилберта навис над кубком.

— Ты уже знаешь, кто это сделал?

— Да. И вот у меня доказательство.

Он похлопал по стрелам за поясом.

Подошел, шаркая ногами, Нэд и положил на стол круглый хлеб. У Криспина заурчало в животе, и он понял, что не ел с тех пор, как рано утром позавтракал стряпней Джека. Он оторвал кусок хлеба и впился в него зубами. Прожевал, обмакнул остаток в кубок и принялся сосать сочащуюся вином мякоть.

— Тогда почему ты не пойдешь прямиком к шерифу?

— А я намерен идти иным путем.

— Я тебя не понимаю, Криспин. У тебя есть доказательство. Пусть шериф исполнит свой долг.

— Это моя добыча, — тихо проговорил Криспин.

Гилберт как-то странно на него посмотрел, и Криспин постарался улыбнуться.

— В смысле, я хочу сам до него добраться.

Гилберт покачал головой и провел пальцем по краю кубка. Губы у него были влажны от вина.

— После всего, через что ты прошел, почему ты никак не успокоишься?

Криспин осушил свой кубок, поставил на стол и взялся за кувшин.

— Я хочу победить, — жестко ответил он.

— Ты играешь в суровую игру.

— Она никогда не кончится.

Криспин выпил и увидел, что Гилберт чем-то опечален. Криспин похлопал здоровяка по спине, дождавшись, чтобы тот на него посмотрел.

— Не переживай из-за меня, Гилберт. Я могу о себе позаботиться.

— Ну да, ты все время так говоришь, однако нам с Элеонорой постоянно приходится тебя утешать. Боюсь, настанет время, когда король снова возьмется за тебя, и там тебя утешать не станут.

Криспин без улыбки усмехнулся:

— Король меня больше не пугает.

Гилберт открыл было рот, но так и не успел ничего сказать. Приподнявшись, он застыл с изумленным лицом. Смотрел он поверх плеча Криспина.

— Гилберт? Что…

Криспин проследил взгляд приятеля, обернулся и резко вскочил, выронив хлеб.

В общий зал таверны, пошатываясь, входила Грейс. Выражение лица у нее было страдальческим.

Гилберт первым оказался рядом с ней, Криспин отстал лишь на шаг.

— Что такое, девочка?

Она перевела взгляд с Гилберта на Криспина.

— О, помогите нам! Добрые господа, помогите.

Лайвит!

Она умолкла и закрыла лицо руками. Криспин встал по другую сторону от Грейс.

— Что с Лайвит?

Девушка подняла голову. Лицо ее было залито слезами. Она едва разлепила губы.

— О, Следопыт! Вы должны ей помочь! В нее стреляли!

Глава 11

— Уберите руки, это всего лишь царапина!

Лайвит оттолкнула Криспина, ощупывавшего ее бок. Стрела задела талию женщины, содрав до мяса кожу, и вырвалась наружу, оставив после себя зияющую дыру в платье. Криспин увидел в основном кровь, а не рану, и хотя смотреть было страшно, он по опыту знал, что это не смертельно.

— Вы что-нибудь видели? — спросил он, окидывая взглядом кухоньку.

Лайвит пожала плечами:

— Кажется, в двери, ведущей на задний двор, кто-то стоял, но сюда всегда кто-то приходит и уходит. Не уверена.

Элеонора, опустившись на колени перед Лайвит, вытирала рану влажной тканью.

— А ты, — обратилась она к Грейс, медленно и тщательно выговаривая слова, — пойди принеси мне кусок заплесневелого хлеба. Возьми совсем зеленый, будь умницей. Твоя сестрица будет как новенькая, не бойся.

Пожевав палец, Грейс побежала выполнять поручение. Элеонора, покачав головой, посмотрела на Криспина.

— Зачем кому-то стрелять в эту девушку, Криспин? Неужели этот негодяй не получил, чего хотел?

Криспин нахмурился.

— Хороший вопрос. Чего он хотел? Думаю, убить короля. Разумеется, не ради того, чтобы украсть…

Он осекся и уныло кивнул. Встретился глазами с Лайвит. Хоть раз та держала рот на замке. Хорошо. Может, наука шла ей впрок.

— Зачем ему на вас охотиться?

— Наверное, этот ублюдок думает, что мы что-то видели.

Криспин кивнул. Прикрыл рот ладонью, в задумчивости постучал по губе пальцем.

— Да, вполне возможно. А вы видели что-нибудь?

— Я же говорила. Меня там не было.

— Но Грейс-то была. Мы должны заставить ее рассказать, что произошло.

Вернулась Грейс с позеленевшим куском хлеба.

— Для чего он вам?

Элеонора взяла хлеб.

— Для раны, дорогая. Это поможет ей затянуться.

Она прижала овальный ломоть к открытой ране — Лайвит выдохнула сквозь зубы.

Тряся кулачками, Грейс пристально смотрела на сестру.

— О, Лайвит!

— Со мной все хорошо, говорю тебе. И будет хорошо. Сядь.

Грейс замотала головой и подчинилась. Криспин встал рядом с ней, прикидывая, как выжать из нее сведения с большим, чем при первой их встрече, успехом. Он присел, чтобы заглянуть ей в глаза, и улыбнулся:

— Грейс, с Лайвит все будет в порядке. А мне нужно поговорить с тобой о том дне, когда ты обнаружила мертвого мужчину.

Грейс шмыгнула носом и посмотрела на Криспина. Взгляд ее поблуждал по его лицу, замер на мгновение на его улыбке, потом — на глазах, а затем снова пустился в бесцельное странствие.

Криспин взял лежавшую на коленях руку девушки. Господи помилуй!

— Грейс, послушай меня. Ты должна рассказать мне все о том дне, с того момента, как ты встала утром, и до той минуты, когда, по твоим словам, ты убила француза.

Белки широко раскрытых глаз Грейс были испещрены красными прожилками. Девушка посмотрела на Лайвит, та ответила ей немигающим взглядом.

— Я встала, как обычно, раньше Лайвит, — начала Грейс. Посмотрела на руку Криспина, сжимавшую ее ладонь, и на ее лице появилась дрожащая улыбка. — Я умыла лицо и вымыла руки, как всегда велит мне Лайвит. Потом я выпила немного эля и поела хлеба. Пошла в уборную, а когда вернулась, Лайвит уже ушла.

Криспин повернулся к Лайвит. Элеонора похлопала по повязке, которую только что закрепила на талии женщины. Лайвит прикрыла повязку разорванным платьем.

— Куда вы ушли? — Криспин повернулся к Лайвит.

— Пошла за элем. Хозяин разрешает нам брать на кухне эль.

— Сколько вы отсутствовали?

— Хозяин уже встал и сразу же дал мне работу. В комнату я не вернулась.

— Что за работа?

— Не та, что вы думаете.

Криспин виновато улыбнулся:

— Прошу меня простить. То было неуместное замечание.

Лайвит расправила плечи и, потянув при этом рану, поморщилась.

— Да ничего, — отмахнулась она. Элеонора помогла ей скрепить булавками прореху в платье. — Хозяин заставил меня чистить очаг в зале. Потребовалось какое-то время, чтобы выгрести золу и развести огонь. После этого мне пришлось как следует отмываться, тогда-то я и вернулась.

Криспин кивнул и снова повернулся к Грейс.

— Ты поела, и что потом?

— Я собиралась идти в таверну, на кухню, пока хозяин не разозлился. По утрам он всегда жутко злой, если пил накануне вечером. Правильно, Лайвит?

— Да, приятный у него характер, что и говорить.

— Ага, — поддакнула Грейс. Она расправила юбку на коленях и, разглядывая ее, наклонила голову. — Мне не хотелось неприятностей.

— Когда ты увидела француза? Ты видела, как он пошел?

Грейс наморщила лоб. Потом посмотрела на Лайвит и приоткрыла рот, сразу сделавшись похожей на слабоумную, но ничего не сказала.

— Грейс. — Криспин покачал головой, но это не помогло привлечь внимания девушки. — Грейс! Когда ты увидела, что этот человек вошел к вам?

Она снова посмотрела на Криспина, нахмурилась и отняла у него свою руку.

— Я не помню!

— Ты должна! Ты же видела, что с ним случилось.

— Я его убила!

Элеонора ахнула и укрылась в объятиях Гилберта. Криспин схватил Грейс за плечи.

— Дуреха! Ты не могла этого сделать! Неужели не помнишь, что произошло?

Пальцы Лайвит впились в плечо Криспина, как когти ястреба. Она потянула его назад.

— Прекратите! Она не может вспомнить. Больше не может.

С долгим вздохом Криспин выпрямился.

— Да. Вижу, что не может.

Лайвит схватилась за бок, но, заметив, что Криспин смотрит на нее, убрала руку.

— Вам больнее, чем вы стараетесь показать, — мягко проговорил он.

— Нисколько не больнее.

Он взял ее за плечо.

— Позвольте проводить вас до кровати. Где она?

— Криспин, — позвал Гилберт.

Нахмурив брови, он метнул озабоченный взгляд на Грейс, которая раскачивалась и бормотала что-то, успокаивая себя.

— Минутку, Гилберт.

Лайвит оглянулась на Криспина.

— Мастер Гилберт поселил нас на конюшне. Наши вещи там.

— Тогда я отведу вас туда.

— Нет, не надо.

Лайвит попыталась вырваться, но Криспин лишь сильнее сжал ее плечо. Тогда Лайвит склонила набок голову и улыбнулась, легко, неторопливо. Оперлась на Криспина, который ничуть не возражал.

— Как вам будет угодно, — подчинилась она, и он довел ее до лестницы.

На конюшне было темно. Горела только одна свеча в подсвечнике на стене. Криспин взял ее и посветил вниз, при этом они увидели, что у подножия лестницы белело что-то бесформенное.

— Что это? — прошептала Лайвит.

— Похоже на одеяло.

Криспин вытянул вперед руку со свечой. Рядом с бочками лежит перевернутая миска. В дальнем углу валяется ложка. Брошены на каменный пол чулки, разорванные и потемневшие, так как попали в лужу вина.

Лайвит гортанно вскрикнула от удивления, Криспин инстинктивно загородил собой женщину и поднял свечу повыше.

Все пожитки сестер, порванные или разбитые, были раскиданы по полу подвала.

Поджав губы, Криспин с решительным вздохом сказал:

— Вы здесь не останетесь.

Глава 12

— Мне это не нравится, Криспин, — сказал Гилберт, поглядывая на тонувшую в темноте лестницу. Криспин оставил сестер внизу собирать уцелевшее добро. — Эта Грейс говорит, что убила человека.

— Она же как ребенок, Гилберт. Сама не знает, что говорит.

— И все равно…

— И все равно я должен найти для них безопасное место, пока не выясню, почему убийца хочет их уничтожить.

— А где может быть безопаснее, чем при дворе? — усмехнулась Лайвит.

С вызывающим видом она уже стояла на верхней ступеньке с ветхим мешком на плече.

Криспин уставился на нее. Насмешка не сходила с ее лица, а решимость делала ее глаза похожими на дымчатый кварц — просвечивающими и в то же время жесткими, словно бы затуманенными. Это были глаза, умеющие хранить тайны, и на мгновение Криспин позволил себе роскошь подумать о Лайвит как о человеке — откуда она, на что похожа ее жизнь, посвященная заботам о слабоумной сестре. Когда Криспин был господином, он никогда не задумывался о подобных вещах. Существа вроде Лайвит обитали где-то в недрах его поместья, их не было видно, редко слышно, но они были необходимы для исправного функционирования большого хозяйства. Она походила на тех женщин, что готовили ему еду и мыли полы. Прежде он никогда о них и не вспоминал, разве что с небрежностью молодого хозяина, мимоходом подумавшего о своих людях. Но в доме Ланкастера все было иначе. Криспин познакомился с поварами и слугами, чтобы лучше служить своему господину. Даже в Вестминстерском дворце он завел себе друзей на кухне, хотя с тех пор, как его изгнали из дворца, чем они могли ему помочь?

Что подумала о нем Лайвит, услышав его придворный выговор и простецкие выражения? Был он в ее глазах аристократом в лохмотьях или просто человеком, который спасет ее и сестру?

Но тут слова Лайвит наконец дошли до сознания Криспина, и он прикинул, чего они стоят. При дворе, говорите? Двор — место оживленное, похожее на лабиринт. Люди снуют во всех направлениях. На черных лестницах жизнь и вовсе бьет ключом. И разве ему не нужно найти способ повидаться с Эдвардом Пилом, королевским мастером по изготовлению стрел? И разве не проще всего проникнуть во дворец под видом слуги при кухне? Если стража ищет убийцу, она не заподозрит мужчину с парой судомоек. Он улыбнулся:

— По правде говоря, это удачная мысль.

— Что? — воскликнула Лайвит. — Я просто пошутила. Вы совсем спятили?

Ища подтверждения, она посмотрела на Гилберта.

— Да, — согласился тот. — Он сумасшедший.

— Да нет же. Это великолепная мысль. Убийце никогда и в голову не придет искать вас при дворе. Кто может быть незаметнее пары служанок при кухне?

Он потащил Лайвит через таверну, другой рукой он тянул за собой Грейс. Кивком через плечо Криспин поблагодарил Гилберта.

— Везде усиленные посты стражи, — успокоил он сестер. — Убийца не станет искать вас на кухне при дворе в любом случае. Он сосредоточится на короле.

— Но если все так надежно перекрыто, как мы туда попадем?

Криспин ступил на улицу, но тут же резко остановился и дернул своих спутниц назад, потому что мимо прогрохотала повозка, от которой во все стороны летели ошметки грязи.

— У меня есть знакомства во многих местах. Возможно, в придворные покои мне не попасть, но на кухне у меня остались верные друзья.

— У вас всегда наготове какой-нибудь сюрприз.

Криспин ничего на это не ответил. Когда путь освободился, он повел женщин по улице, думая, как ему осуществить невозможное. Он усмехнулся сам себе. Невозможные поступки были его отличительной чертой. В конце концов, пережить измену казалось невозможным, однако же вот он — живой и здоровый.

Криспин обогнал высокомерного вида мужчину, ехавшего верхом на великолепном белом жеребце. Отодвинув женщин подальше от подкованных копыт, он низко поклонился. Мужчина даже не посмотрел в его сторону.

Да, вот его жизнь.

Они молча миновали Лондонские ворота, пересекли Фл ит и долго шли в опускавшемся тумане до Темпл-Барра. Однако до Вестминстера было все еще далеко, и у Криспина оставалось достаточно времени подумать. Зачем Майлзу покидать двор ради того только, чтобы найти судомоек? Должно быть, затевается что-то гораздо более серьезное. Майлз без особого труда может приходить и уходить из Вестминстера. Криспин зубами заскрежетал от такой дерзости.

Он поправил стрелы за поясом — теперь уже три, считая и ту, которой едва не пронзили Лайвит. Она, видимо, заметила это, потому что вытащила одну из стрел.

— Что вы с ними делаете?

Криспин остановился, отнял у нее стрелу и сунул назад за пояс.

— Это стрелы, которыми пользуется убийца. Я знаю мастера, и по отметинам на древках он сможет сказать мне, для кого их делал.

Лайвит присвистнула.

— Вот черт! Так, выходит, вы не знаете, кто убийца?

— К сожалению, знаю. Но у меня будет надежное доказательство.

— И кто же это?

Он посмотрел на ее густые брови, темные у переносицы. Они шли вразлет, повторяя линию длинных ресниц. У нее были глаза феи, миндалевидные, лукавые. Полоса света из окна с открытыми ставнями упала на нижнюю часть лица Лайвит и невольно привлекла взгляд Криспина к маленькому рту женщины: верхняя губа с двумя острыми выступами и нижняя — округлая, надутая, словно ее прикусил некий страстный незнакомец.

— Полагаю, вы имеете право знать. Это капитан королевских лучников.

— Окровавленные руки Христа! А король знает?

— Пока нет. Теперь вы понимаете, почему я должен иметь неопровержимое доказательство? — Он положил ладонь на стрелы. — Поэтому мне и нужно показать их Эдварду Пилу. Он королевский мастер оружейник. Он их узнает.

— Вы не можете войти во дворец со стрелами у пояса. Особенно если они похожи на те, которыми стреляли в короля.

Криспин перебирал ястребиные перья.

— Возможно, вы и правы. — Он выхватил стрелы и переломил о колено, выбросил половинки с наконечниками в канаву, а оперенные концы сунул в пустой кошель, висевший на поясе. — Идемте.

Грейс остановилась.

— Вы собираетесь оставить эти наконечники в канаве?

— Идем, Грейс. — Лайвит схватила сестру за руку и обвела взглядом крыши ближайших домов, медленно исчезающие в серовато-белом тумане. — Поспешим теперь, мастер Криспин. Мне что-то не по себе под открытым небом.

Какое-то время они шли в молчании, неотличимые от других путников на лондонских улицах. Криспин чувствовал взгляд Лайвит и, дав ей насмотреться на себя, повернулся к любопытствующей женщине. Собственно, любопытства на ее лице не было, лицо это скорее скрывало, чем говорило. Едва заметная улыбка приподняла кончики губ Лайвит.

Она отбросила с глаз прядь светлых волос.

— Что за человек Следопыт? Странное на слух ремесло.

— Не более странное, чем любое другое.

— Вы как шериф, но вы ведь не шериф. Вы даже не служите у него. Нехорошо одному-то.

— Мне так нравится.

Она почесала повязку на боку, заворчала от боли и поудобнее пристроила на плече свой мешок.

— Вы думаете, я не знаю, кто вы, а я знаю. Да кто в этой части Лондона вас не знает… и что вы были рыцарем до того, как задумали измену.

— И?..

В его голосе зазвучали угрожающие нотки, но Криспину это было безразлично. Если она решилась заговорить на эту тему, то пусть не обижается на последствия.

— И вот вы здесь. Работаете на меня. Это вас не раздражает?

Он искоса глянул на нее, почти не поднимая век.

— Временами.

Это вызвало у нее улыбку, легкую и непринужденную.

— Да, вы такой. Сложно понять, что у вас на уме. А почему вы не пошли разбойничать на большую дорогу? Другие впавшие в нищету рыцари без особых колебаний туда идут.

— Это не по мне.

— «Это не по мне», — передразнила она. — Между прочим, я в жизни не соберу столько шестипенсовиков, чтобы с вами расплатиться… а теперь уже не меньше шиллинга. Зачем этим заниматься?

Он вынужден был с ней согласиться. Из своих скудных доходов Лайвит никогда не выкроит денег, чтобы рассчитаться с ним, а он на эти деньги живет или голодает. Криспин вздохнул, наблюдая за вылетевшим из ноздрей облачком пара.

— Чтобы испытать себя, — сказал он и сам удивился своим словам.

Лайвит залилась, весело, гортанно. Так смеется девушка, лежа у тебя на груди в постели. Криспин рукой откинул полу плаща, чтобы обеспечить приток холодного воздуха.

— Испытать себя? — Лайвит покачала головой. — Что за нелепость! Такие глупости можно услышать от благородных господ. А человеку нужно есть, только и всего.

— Но ведь вы не мужчина.

Она снова засмеялась этим гортанным смехом и ткнула Криспина локтем в бок.

— Я надеялась, что вы заметите.

Криспин поднял бровь.

— Я имел в виду, что именно мужчинам необходимы, испытания. У них потребность ощущать себя нужными, чувствовать, что они занимают в мире важное место.

— И ваше место — вот это? Помогать беднякам, у которых и ночного горшка-то нет? Так вы никогда не разбогатеете.

— Согласен, это не самое разумное ремесло — но мое.

— Вы странный человек, но мне нравитесь, Криспин Гест.

Он втянул носом холодный воздух. Вонь Шамблза осталась уже далеко позади. Они подходили к старому дворцу Ланкастеров, Савою, — не много осталось от него после восстания крестьян, они сожгли дворец дотла три года назад. В воздухе знакомо запахло королевским двором, его прежним домом.

Лайвит улыбнулась, и на одной щеке у нее обозначилась ямочка. Приятная улыбка, которая снова заставила Криспина распахнуть теплый плащ.

— Не такой уж вы простой, — сказала она. — Держу пари, эти придворные петушки на вас совсем не похожи.

— Да им это и безразлично.

— Ну и дураки, значит. Они не догадываются, чего лишились, когда прогнали вас. Думаю, в один прекрасный день они пожалеют. Вы заставите их пожалеть.

— Не понимаю, каким образом.

— Вы докажете свое превосходство — вот как. Так или иначе, вы утрете им нос. И они это поймут. И пожалеют.

Ее лицо пылало, решительный взгляд был устремлен вперед. Криспин спросил себя, чем вызвана эта горячность — недавней раной или каким-то событием из прошлого.

— Единственный, кто несет ответственность за мое отлучение от двора, — это его величество.

— Ну и он тоже когда-нибудь об этом пожалеет.

Криспин поймал ее взгляд и криво усмехнулся:

— Теперь вы ведете изменнические речи.

— Неужели? — Она перекрестилась. — Да сохранит меня Господь, хотя я не знаю, зачем ему это. Я столько кощунствую.

Остаток пути до Вестминстера они молчали. На подходе к дворцу Криспин насчитал слишком уж много вооруженной стражи, расхаживающей у начала улиц.

— Мы никогда туда не проникнем, — свистящим шепотом сообщила ему на ухо Лайвит.

Криспин тоже засомневался, но вслух ничего не сказал.

— Молчите, — велел он.

Криспин накинул на голову капюшон и, опустив его пониже на глаза, направился, опережая женщин, ко входу на территорию дворца. Их немедленно остановили два солдата в латах и шлемах с поднятыми забралами.

— Кому сказано, прочь с этой улицы! — рявкнул один из них, выставляя перед Криспином руку в латной перчатке.

Криспин поклонился и заговорил, бесподобно подражая Джеку Такеру:

— Ой, мой господин! А мы как раз возвращаемся на кухню, навещали далеко в деревне мою больную тетушку. А что случилось-то?

Солдат фыркнул.

— Так ты ничего не знаешь? Было совершено покушение на жизнь короля. Здесь вход запрещен.

Криспин изобразил подобающее изумление и повернулся к женщинам.

— Слыхали, какие дела? Ну, тогда его величество уж точно пожелает утешиться своими любимыми лакомствами.

— Это поварихи?

— О нет, мой господин. — Криспин добродушно усмехнулся. — Это судомойки. Я один из поваров. Вы только спросите у Онслоу Бланта. Он главный повар. Сходите. Спросите.

Солдат посмотрел на женщин и с презрительной усмешкой оглядел Криспина. В кои-то веки отсутствие меча сослужило Криспину добрую службу. Солдат посторонился.

— Очень хорошо. Тогда вам сюда. На кухню.

Криспин несколько раз поклонился и потащил за собой женщин.

— Спасибо, добрый господин. Благослови вас Бог, добрый господин. Боже, храни короля. — Отойдя на безопасное расстояние, Криспин выпрямился. — Ему это понадобится.

Лайвит повернулась к нему с улыбкой.

— Вот не знала, что у вас дар подражателя.

Он лишь поднял в ответ бровь и повел их по длинным переходам между дворцовыми стенами и самим дворцом, пока не дошел до маленького внутреннего двора, где стояли кухонные строения. Остановившись перед большой деревянной дверью, Криспин даже не потрудился взяться за ручку, понимая, что дверь будет заперта на засов. Он стал стучать. Несколько ударов — и ответил мальчик, помогающий на кухне.

— Кто стучится? — спросил он, а потом выглянул. — О! Это сэр Криспин! Что я сказал мастеру Онслоу? Я сказал: «Это гнусное дело с покушением на короля как раз для Криспина Геста. Он тот самый Следопыт и, бьюсь об заклад, найдет этого человека с луком». Вот что я сказал.

Криспин мрачно улыбнулся и переступил порог.

— И что же ответил Онслоу?

— Он поставил фартинг, что вы не придете. Стало быть, я выиграл.

— Стало быть, так.

Криспин прошел дальше, за ним последовали Лайвит и Грейс. Мальчик уставился на них.

— А это что такое, сэр Криспин?

Бесполезно было просить парня не называть его так.

— Где Онслоу, Фредди?

Фредди почесал свою каштановую гриву.

— У очагов. Я вас отведу.

Фредди повел их, все время оборачиваясь на помалкивающих женщин. Лайвит просто смотрела перед собой, а Грейс вертела головой по сторонам, знакомясь с новой обстановкой.

Навстречу им волнами поднимались запахи жарящегося мяса и ароматной похлебки. Когда они приблизились к огню, стало теплее. Высокий крепкий мужчина с огненно-рыжими волосами и такой же бородой, энергично размахивая руками, руководил царившим на кухне хаосом. Слуги сновали во все стороны, стараясь выполнить выкрикиваемые указания. Кипели на огне чайники. Клубы пара вырывались из-под железных крышек котлов на треногах. Два маленьких поваренка, не старше четырех лет, по очереди вращали огромный вертел, закрепленный в одном из самых больших очагов, на нем жарились три поросенка и четыре козленка. Всего здесь насчитывалось шесть очагов и несколько отдельных жаровен, над которыми на вертелах жарилась, истекая соком, разная птица.

Криспин, подбоченившись, встал за спиной у мужчины.

— И пошевеливайся, кому говорю! — проревел Онслоу.

Мальчик с грязным от сажи лицом тащил на вытянутых руках стопку больших блюд. Криспин испугался, что он уронит их и заработает колотушки, но мальчишка, по-видимому, уже не один год трудился на кухне и ловко шмыгнул мимо своего хозяина.

— Ты, Онслоу, вылитый надсмотрщик за рабами.

Онслоу стремительно развернулся. Нахмурился, готовый разразиться потоком брани… и тут морщины разгладились, радостная улыбка преобразила его лицо.

— Сэр Криспин! Во имя Божьей Матери, что вы здесь делаете? Давненько я вас не видел!

— Да, тогда я по праву именовался «сэр Криспин».

— Да будет вам. — Онслоу покраснел. Он сграбастал Криспина за плечи, но обнимать, по счастью, не стал. Уж слишком засаленным был его фартук. — Вы здесь не для того, о чем я думаю?

— И для чего же я здесь, по-твоему?

Онслоу шагнул поближе к Криспину и понизил голос.

— Вы знаете. Из-за короля? Кто-то пытался положить конец его страданиям.

— А я думал, ты ежедневно пытаешься сделать это с помощью своей стряпни.

Повар дружески хлопнул Криспина по плечу, и сыщик едва не пошатнулся от этого удара. Ладони у Онслоу не уступали размерами некоторым из его тарелок. Он засмеялся, но оборвал смех и посерьезнел.

— Это не смешная шутка, сэр Криспин. Если меня в чем-то таком заподозрят, я могу угодить в тюрьму.

— Но ведь этого пока не случилось, — заметил Криспин.

— Вы никогда ничего подобного не говорили, когда пробовали мои блюда, прежде чем отнести его светлости герцогу.

— Да, надо сказать, тогда я был лучше воспитан. — Лицо Криспина стало серьезным. — Я хочу попросить об одолжении. Этим женщинам, — он не оборачиваясь ткнул назад большим пальцем, — нужна работа.

Лицо Онслоу просияло.

— Вы пришли туда, куда надо. Лишняя пара рук нам никогда не помешает.

Криспин негромко продолжал:

— Для ночлега им нужно отдельное помещение. Подальше от других. Никаких коек в большом зале, и убирать они там не должны. Пусть работают только на кухне, больше нигде. Понятно?

Онслоу не понял, но Криспин знал его достаточно долго и рассчитывал, на это. Онслоу что-то прикинул про себя, подняв к потолку глаза, и в итоге кивнул в знак согласия.

— Я велю Фредди показать им комнату. Надеюсь, ты расскажешь мне обо всем за кувшинчиком в «Кабаньем клыке».

— Не замедлю. Лайвит. Грейс. Это мастер Онслоу, лучший королевский повар всех времен.

— Любые друзья сэра Криспина… — Он подтолкнул их вперед и свистнул, подзывая Фредди, который услышал свисток, несмотря на стук и звон. — Не пропустите ли со мной винца, сэр Криспин? — спросил Онслоу, обернувшись через плечо.

Криспин покачал головой:

— Меня это очень взбодрило бы, но сейчас нет времени. Если можно, я бы хотел тут осмотреться.

Добродушное выражение лица Онслоу сменилось напряженным.

— Э… сэр Криспин. — Оглядевшись, он поманил Криспина в сторону. — Прошло много лет, это правда. И последние четыре года вы хорошо известны своей исключительной честностью. Но, сэр… вас изгнали из королевского дворца, потому что… потому что…

— Я собирался свергнуть короля, — спокойно сказал Криспин.

— Ну вот, вы понимаете. Свергнуть или… — Он наклонился ближе и прошептал: — Убить.

Криспин кивнул:

— Я понимаю твои колебания. Возможно, поэтому я здесь, не так ли? Чтобы завершить дело, начатое семь лет назад.

— Никогда с этим не шутите! Это может стоить головы нам обоим. — Он быстро осмотрелся, но поблизости не было никого, кто смог бы подслушать их в кухонном шуме. — Но я-то знаю вас с той поры, когда вы были пажом в доме Ланкастера. Измена или нет, но вы человек с характером. И если вы поклянетесь мне Божьей Матерью, что не причините вреда королю, я вам поверю.

Криспин посмотрел прямо в серые глаза Онслоу, положил руку на сердце:

— Торжественно клянусь вам, мастер Онслоу, душой пашей преблагословенной Богородицы, что не причиню королю никакого вреда. Я здесь для того, чтобы защитить его.

Онслоу протяжно вздохнул, и его щеки вновь порозовели.

— Ну и хорошо. Это успокоило меня лучше всяких клятв священника. — Он махнул рукой в сторону лестницы, ведущей в большой зал. — Дорогу вы знаете.

Провожать Криспина взглядом Онслоу не стал. Он снова принялся громогласно отдавать приказы своей армии поваров, занятых у очагов и котлов.

Фредди проводил женщин в их третье за два дня пристанище. Теперь Криспин мог сосредоточиться на теснящихся в голове мыслях. Во-первых, Майлз Алейн. Еще Криспин вспомнил о французских курьерах. Где-то они сейчас? Добрались до королевского двора? Вернулись во Францию? Надо будет навести справки.

Майлз что-то знал об этих женщинах и проследил их до «Кабаньего клыка». Если он полагал, что Грейс его видела, то почему не попытаться убить ее? Если бы только она заговорила! Если бы ему удалось заставить ее рассказать, что она видела. Увы. С таким же успехом можно пытаться разговорить мула, хотя мул оказался бы более сговорчивым! Бедная Грейс. Бедная Лайвит. Снова подумав об этой крепкой на вид женщине, Криспин обернулся, чтобы хоть мельком увидеть ее в суматохе и толчее поваров и помощников Онслоу, но она затерялась среди людей и аппетитных запахов.

Криспин пересек небольшой внутренний двор и поднялся по ступенькам, ведущим из кухни в большой зал. Армия слуг устроила здесь почти такую же суету, какая царила на кухне. Одни ставили столы на козлах, расставляли вдоль них скамьи. Другие слуги тщательно накрывали эти столы скатертями, разглаживая чистыми руками морщинки. Подставив лестницы, мужчины вставляли большие восковые свечи в люстры, огромные, как кроны деревьев, а их помощники бегали туда-сюда, неся еще свечей. Часть слуг без устали работала метлами, выметая из всех углов пыль и грязь.

Никто не обратил на Криспина внимания.

Вот, значит, как. Этим праздником Ричард хочет показать своему двору, что не боится.

— А следовало бы, — пробормотал Криспин. — Убийца не довел свое дело до конца.

Сыщик окинул взглядом огромное помещение с высоким потолком и открытыми деревянными сводчатыми арками, которые поддерживались двумя рядами колонн. Большие арочные окна с прозрачными сетчатыми стеклами шли вдоль длинных стен, протянувшихся с севера на юг. В дальнем конце зала стоял на возвышении мраморный трон Ричарда, и с двух сторон по всей длине помещения на металлических прутьях висели геральдические знамена и гобелены: одни вдоль стен, другие — перпендикулярно им, выдвинутые вперед, как перед битвой.

Интересно, где может быть Майлз? — подумалось Криспину. Квартирует во дворце или в казарме? Спросить он, конечно, не мог, но знать все равно хотел. Ему столько требовалось узнать. Почему Майлз хотел убить короля? Не возобновился ли тот старый заговор? Но если убийство короля было единственной целью Майлза, то зачем тратить время на убийство французского курьера? Криспин снова посмотрел на трон и, словно мотылек, влекомый к огню, медленно пошел к возвышению. Никакой охраны. Глупо. Безрассудно. Но таким был Ричард. Сейчас ему семнадцать лет. Хотя за ребенка его больше не держат, пройдет еще четыре года, прежде чем Ричарда будут считать полновластным правителем. Поначалу решения, касающиеся управления государством, он принимал, полагаясь на своего дядю Ланкастера, и хотя парламент отказался сделать последнего регентом, герцог по-прежнему давал юноше советы, а следовательно, правил страной. Правда, как слышал Криспин, бывший наставник короля Саймон Берли и канцлер Ричарда Майкл де ла Поул взяли эти обязанности на себя. Ланкастеру это вряд ли нравилось. По слухам, исходившим из королевского двора, знать чувствовала себя отстраненной от принятия решений. Ричард все чаще обращался за советом к своим друзьям, а не к дворянам. А это уже никому не нравилось.

Криспин остановился перед возвышением. В последний раз так близко от него он стоял в тот день, семь лет назад. Трон источал какую-то силу, словно изгнанное из ада зловредное существо.

Ричард. Сегодня гнев Криспина по отношению к нему был даже сильнее, чем семь лет назад, когда Криспин всего лишь хотел увидеть на троне Своего наставника. Был ли аббат Николас прав в своем суждении о Криспине? Неужели он собирает сведения о Майлзе для себя — не для того, чтобы стать героем, а чтобы позволить ему убить короля?

Ему не понравилось шевельнувшееся в душе чувство вины. Несет ли он ответственность за то, что измена, стоившая ему места при дворе, снова поднимает голову? Презрительная усмешка изогнула губы Криспина. Нет. Такие мысли способны накрепко сковать человека. А Криспин был само движение.

Он поставил ногу на нижнюю ступеньку возвышения и облокотился на колено. Трон, мраморный, обтянутый мягкой тканью. Насколько же он отличается от обычного кресла. Некоторые люди страстно его желали. Возможно, даже кое-кто из вовлеченных в тот заговор. Может, некоторые из них представляли себя облаченными в горностаевую мантию и увенчанными короной, и Ланкастер был всего лишь орудием для возведения их на трон. Криспин с отвращением фыркнул. Какое теперь это имело значение? Немногие способны изменить ход истории. Он явно к таким не относится. Может, и относился когда-то, но не теперь. А вот герцог такой человек. Сын короля, он был рожден для величия и достиг его.

Ход истории менял Ланкастер, а не мелкая сошка, ибо хотя Криспин и занимал высокое положение, сам он никогда не стремился стать вровень с Ланкастером или его родней, да не был и создан для этого.

Жив Ричард или умрет — какая разница для нынешней жизни Криспина?

Но предположим, Ричард действительно умрет. Он женился немногим более года назад, и королева еще не забеременела. А если этого вообще не случится? Кто тогда будет наследником? Не Ланкастер ли в итоге?

Криспин закрыл глаза и глубоко вздохнул. Подобные мысли граничили с изменой. Непозволительно ими увлекаться. Нужно защищать трон, кто бы на нем ни сидел.

Двое слуг со скрежетом протащили по полу стол, и Криспин очнулся. Вокруг жаровен в центральной части зала было размещено множество столов. Расставили их, разумеется, так, чтобы все взгляды устремлялись к главному столу, который поставят на тронном возвышении, — то есть к Ричарду.

Раньше Криспин много раз бывал гостем за главным столом, в царствование деда Ричарда — Эдуарда Виндзора. Криспину вспомнилось, как он, сидя за тем столом, беседовал с дамами и высокопоставленными мужчинами, делил с ними мясо, пил дорогое вино, наслаждался развлечениями.

Этого больше нет.

Этого больше не будет из-за Майлза Алейна и его соблазнительной лжи.

Криспин взволнованно вздохнул. Он хотел возвращения той своей жизни. Даже если убийство Майлза ее не вернет, оно намного облегчит его страдания.

Он ощутил вес стрел, оттягивающих кошель. На лицо Криспина вернулась улыбка. Ему нужно нанести визит королевскому мастеру, который изготовляет стрелы.

Криспин накинул на голову капюшон и покинул зал. Стрелки размещались во внутреннем дворе гарнизона. Мастер по изготовлению стрел наверняка будет там.

Криспин направился на гарнизонный двор, как будто только вчера туда ходил. Ноги сами несли его в нужном направлении. Он прошел под аркой, спустился вниз по лестнице и вышел на открытую площадку.

В квадратном дворе, посыпанном галькой, было полно людей. Кузни, мастерские оружейников, плотников и колесников шли вдоль стен. Криспин обернулся на свист, который ни с чем нельзя было спутать: глухие удары стрел поражали мишень. Два лучника, оба в зеленых капюшонах с оплечьями — капюшоны имели вид длинных сужающихся колпаков, — упражнялись в стрельбе из лука по соломенным мишеням. На мужчинах были кожаные туники с нашитыми на них металлическими пластинами, но более широкоплечему стрелку туника была явно мала — могучие руки так и выпирали из узких рукавов. Темная бахрома волос свисала из-под капюшона, и маленькие темные, как у попугая, глазки пристально смотрели из-под тяжелых век.

Другой лучник, с широко расставленными глазами и тускло-рыжими волосами, которые падали ему на лоб длинными прядями, сосредоточенно прицеливался, и красоты ему это не прибавляло.

Идя вдоль стены, Криспин неспешно к ним приблизился и, прислонившись плечом к деревянному столбу, стал наблюдать, как одна за другой бьют в мишень стрелы. Стрелки они были отличные, как любой из королевских лучников. Достаточно хорошие, чтобы застрелить человека в подвале с близкого расстояния.

Стрелы у воинов закончились, и лучники принялись по-дружески непринужденно переговариваться, как люди, долго прослужившие вместе. Криспин вышел из тени.

— Прошу прощения, добрые господа.

Лучники повернулись к нему. Маленькие глазки здоровяка стали еще меньше. Он сжал свой бесполезный лук.

Криспин выдавил улыбку, не уверенный, что она получилась убедительной.

— Не знает ли кто из вас, где мне найти мастера по изготовлению стрел, Эдварда Пила?

Стрелки переглянулись.

— Иногда он бывает вон в том помещении, — сказал рыжеволосый и показал луком.

Криспин посмотрел туда и увидел пустую мастерскую.

— Но сегодня его там нет, — продолжал лучник. — Поищите его на оружейном складе.

На этот раз Криспин улыбнулся гораздо искреннее:

— Да. Я так и сделаю. Большое спасибо.

Он повернулся в сторону арсенала и удивился, почему здоровяк крепко схватил его за руку.

— Постой-ка! — сказал лучник. — А ты раньше не был кем-то другим?

Криспина бросило в жар. Ему очень хотелось вырвать руку из цепких пальцев стрелка, но он сдержался. Они узнали его, разрушив хитрый план. Может, они не вспомнят. Может, в конце концов он и выберется отсюда без унижения.

— Я знаю, кто это, — сказал другой. — Это Криспин Гест. Изменник.

Сегодня избежать этого не удастся. Слово было произнесено с намерением уязвить, и оно уязвило. Криспин направил ледяной взгляд на рыжеволосого.

— Ладно, ладно, Питер, — сказал другой.

Они отпустили Криспина и посторонились, но лишь для того, чтобы оценивающе оглядеть его, как разглядывают коня.

— Это было давно. Говорят, он тот самый частный шериф, о котором ходит столько слухов.

Говорил он насмешливым тоном. Будучи лучником, по рангу он стоял ниже Криспина. Скольким же людям, занимавшим более низкое, чем Криспин, положение, доставляло особое удовольствие ткнуть сыщика носом в изменение его статуса.

Питер недоверчиво посмотрел на Криспина и взялся за рукоятку своего кинжала.

— А зачем он тогда здесь, как думаешь, Уот? Предатель все же.

— Может, расследует покушение на его величество.

— А может, — вытаскивая кинжал, заявил Питер, — это он и пытался убить короля.

Уот тоже вытащил свое оружие, и лучники переместились, отрезая Криспину пути отхода. Криспин окинул быстрым взглядом двор. Открытые проходы в обе стороны. Он может оставить позади себя здоровяка Уота, но от долговязого Питера ему вряд ли удастся уйти. Криспин поднял руки и сделал шаг назад. Он прибег к единственному оставшемуся у него оружию: врожденному благородству.

— Я здесь действительно ради расследования. Но мне нужно срочно поговорить с мастером Пилом. Если у нас с вами возникли какие-то разногласия… — Двумя пальцами он вынул из ножен кинжал, перебросил его в руках и встал в стойку. Непринужденность и отработанность движений бросилась в глаза даже этим лучникам, и они заколебались. — В таком случае давайте разберемся.

Он сделал шаг вперед и улыбнулся, когда они подались на шаг назад. Двое против одного, и все равно они его боятся. Он усмехнулся — лишь бы не испортить дело.

— Но если это все…

Он вернул кинжал в ножны и стал отходить, не спуская глаз с подрагивавших клинков. Стрелки не стали его преследовать, но когда Криспип повернулся, то услышал слова Уота:

— Питер, ты лучше пойди найди мастера Майлза.

Криспин решил поторопиться.

Оружейный склад никто не охранял, потому, возможно, что сюда постоянно заходили люди. Криспин затесался среди них и превратился в одного из многих. Ряд за рядом он миновал копья, алебарды, топоры, ненатянутые луки и стрелы, охапки стрел, все наваленные на недосягаемой высоте. И каждую из них, похоже, проверял старик, склонившийся над восковой дощечкой с прилепленной к ней свечой. Он поседел еще больше, чем помнил Криспин. Может, рука потеряла чуточку уверенности, но, вне всякого сомнения, это был истинно королевский мастер по изготовлению стрел.

Криспин вспомнил о реакции лучников, но тут ничего не поделаешь.

— Мастер Пил.

Мужчина не прервал своего дела.

— А? Что такое? Разве вы не видите, что я занят?

— Мастер Пил. Мне нужна ваша помощь.

Мастер прервал работу и поднял голову.

— Этот голос мне знаком.

Он повернулся, и поблекшие глаза осмотрели Криспина. Веки совсем дряблые, кожа стала сухой, как колчан для стрел, губы потеряли цвет и сделались плоскими, обнажая длинные потемневшие зубы.

— Криспин Гест?

Он произнес его имя медленно, непривычные слоги слетали с языка так, как будто мастер говорил на чужом наречии. Губы, казалось, не поверили этим словам и повторили их словно беззвучное эхо.

Криспин вошел в очерченный свечой круг света.

— Да, это я.

Пил перекрестился.

— Да сохранит нас святой Себастьян. — Он еще раз смерил взглядом Криспина и отложил восковую дощечку. — Что привело тебя ко двору, Криспин Гест?

Едва уловимый страх сменился в его голосе подозрением, кустистые брови нависли над глазами.

— Я знаю, что давно здесь не был.

Криспин посмотрел в пол и выставил одну ногу вперед, другую назад, обе с изящным разворотом, — заученная поза придворного, которую вдолбили в него наставники Ланкастера за многие годы жизни в его доме.

«Как вы собираетесь стать настоящим придворным, мастер Криспин?» — спрашивал мастер Эдан, в тысячный раз исправляя его осанку во время урока танцев. Мастер Эдан обучил Криспина не только танцам, но и придворному этикету, всему, что полагалось знать ребенку его положения. Об этом позаботились бы его родители, будь они живы. «Своим умом», — отвечал Криспин.

Юная похвальба в детских устах. Тогда он не понимал, не мог представить, насколько сбудутся те его слова.

Криспин дотронулся до висевшего у него на поясе кошеля.

— У меня тут три оперенных конца от стрел вашего изготовления, мастер Пил. И мне бы хотелось, чтобы вы сказали, для кого их делали.

— Вот как?

Он потер узловатыми пальцами седой щетинистый подбородок. Бросил взгляд поверх плеча Криспина. Криспин тоже оглянулся. Там никого не было.

— В последнее время все очень интересуются стрелами.

— Не сомневаюсь.

Криспин достал из кошеля стрелы.

Пил на них и не взглянул. Все его внимание было сосредоточено на Криспине.

— Ты очень давно не показывался при дворе, если я не ошибаюсь. По правде говоря, я уверен, что король так и не изменил о тебе своего мнения, или нет?

Криспин ничего не ответил. Пусть старик думает что хочет, лишь бы помог ему добыть доказательства против Майлза.

— Все такой же упрямец, а? Не это ли в первую очередь навлекает на тебя неприятности?

— И грех гордыни, мастер Пил. Но помимо грехов я одарен и многими талантами. Даром ума и обостренным чувством справедливости.

— Да, я помню. Итак. — Его губы искривились в улыбке, прежде чем взгляд обратился на три предмета в руке Криспина. — И где ты раздобыл эти великолепные экземпляры, могу я узнать?

— Одну из трупа, другую из своего плеча — промах, а третью — из судомойки.

Он подал их Пилу.

— Из трупа, говоришь? Я знал этого человека?

— Нет. И я не был с ним знаком.

— А одна, ты заявляешь, была направлена в тебя.

— Неудачный выстрел, хотя другой был сделан чисто. Я даже думаю, что меня просто хотели вывести из строя, а не убить.

— А судомойка? Тоже погибла, я полагаю?

— Нет, едва ранена.

Пил поднес древки стрел к своей свече и повернул их на ладони. Осмотрел маленькие зарубки рядом с оперением.

— Да, это мои, никаких сомнений.

— Для кого они были сделаны?

Хмыкнув, Пил потер указательным пальцем свои зарубки и уставился в потолок.

— Интересно. Кажется…

— Пил! — крикнул кто-то у входа в оружейный склад.

Криспин узнал этот голос и, метнув отчаянный взгляд на мастера, нырнул в тень. Прижался спиной к стене и скользнул в тесное пространство в ряду широких топоров. Край острого лезвия оказался всего в каких-то дюймах от его носа. Криспин затаил дыхание.

Тень Майлза набежала на пол. Криспин еще сильнее вжался в стену.

— Пил, — сказал Майлз, — никто не приходил к тебе с расспросами о стрелах?

Пил был старым человеком, а старым людям часто извиняют и резкость тона, и невежливый взгляд. Пил, похоже, в полной мере воспользовался преимуществом своего возраста и, прищурившись, посмотрел на капитана лучников.

— Ко мне все приходят с вопросами о стрелах, юноша. Ведь я их делаю.

Последнее слово он выговорил очень четко, как будто говорил с человеком бестолковым. Майлз раздраженно нахмурился.

— Разумеется. Мне это известно. Я спрашиваю, не приходил ли к тебе какой-либо неожиданный посетитель? Человек, который не имеет права здесь находиться?

— Кто я такой, чтобы судить, кто достоин, а кто не достоин здесь находиться? Право слово, мастер Алейн, я что-то вас не пойму. Я должен знать обо всех стрелах. Да я даже вашими стрелами занимаюсь, мастер.

Криспин зажал рот ладонью, чтобы не прыснуть со смеху.

Майлз что-то пробурчал, а потом сказал:

— Черт бы тебя побрал, Пил. Строишь из себя дурачка, хотя я знаю, что ты далеко не так прост!

— Тогда и не обращайтесь со мной как с дурачком, мастер Алейн. Скажите, что вам надо, и покончим с этим.

— Очень хорошо. Я ищу этого подлеца Криспина Геста. Уверен, вы его помните.

— Криспина Геста? — Старик почесал в затылке, взъерошив седые волосы. — Я много лет его не видал. А что ему делать при дворе?

Майлз как будто его не слышал.

— Если он к тебе придет, немедленно сообщи мне. Он пробрался сюда незаконно, и об этом должен узнать король.

— Я обязательно постараюсь сообщить вам, мастер Алейн, — ответил Пил и кивком дал Майлзу понять, что разговор окончен.

Майлз фыркнул, осмотрелся вокруг и быстро покинул помещение. Криспин выбрался из своего убежища не раньше, чем услышал, как захлопнулась дверь.

Взгляд Пила, казалось, смягчился, когда он снова увидел Криспина.

— Он не очень-то вас жалует, мастер Гест.

— И никогда не жаловал. А вскоре и вовсе будет не в восторге. Стрелы, мастер Пил.

Пил вытянул руку. Стрелы он прятал за спиной. Кивнув, он вернул их Криспину.

— Это особые стрелы. Я сделал их для милорда Гонта, герцога Ланкастерского.

Хорошее настроение Криспина улетучилось. Он подался вперед.

— Для Ланкастера? Вы уверены?

Пил указал на зарубки.

— Это мои метки, молодой человек. А вот эти указывают на владельца. Это герцог. Ошибки быть не может.

Глава 13

Криспин уставился на стрелы, которые Пил положил ему на ладонь: Ланкастер.

Пил, склонив набок голову, спросил Криспина:

— Я так понимаю по вашему тону, что вы не ожидали услышать это имя?

— Да, не ожидал.

Это, верно, ошибка. Майлз виноват, а не Ланкастер. Криспин прислонился к связке копий, почти не обращая внимания на то, что их острые концы уткнулись ему в спину.

— Мастер Пил, а не можете вы ошибиться?

— Мои метки — это мои метки, молодой человек.

— Да, конечно, — рассеянно отозвался сыщик.

Он крепко сжал в руке стрелы. Возможно, если он их доломает, то сумеет утихомирить колотящееся сердце, терзающую его боль. Ланкастер не мог участвовать в таком заговоре. Это неслыханно. Какая связь между Майлзом и Ланкастером?

— Я благодарю вас, мастер Пил. — Он посмотрел в сторону входа. — За все.

Пил наклонил голову, а затем как ни в чем не бывало вернулся к своей работе.

— О! Еще одно, — вспомнил Криспин. Не поднимая головы, Пил продолжал что-то пересчитывать. — У вас была возможность осмотреть стрелу, направленную в короля?

Мастер по изготовлению стрел покачал головой:

— Нет. Глупцы. Они ее уничтожили. Они не так умны, как вы.

Он повернул голову, и Криспину показалось, что старый мастер подмигнул ему.

Криспин еще раз поблагодарил его и покинул оружейный склад. Остатки стрел он опустил в кошель и пошел, размышляя на ходу. Стрелял Майлз, Криспин в этом был почти уверен. Обследуя крышу, на которой затаился лучник, сыщик обнаружил светлые волосы — такие же, как у капитана.

Возможно, Майлз воспользовался стрелами Ланкастера. И ничего особенного в этом не было бы, если б не воспоминание о том, прошлом заговоре. Ибо Майлз мало что выигрывал от убийства короля, как и семь лет назад. Если только кто-то не заплатил ему за это. Кто-то, обладающий достаточными средствами и влиянием. Кто-то, кому было что выигрывать.

Криспин поднял глаза и увидел Майлза, который вышел из-за угла и направлялся в его сторону. Криспин попятился и прижался к стене. Сейчас ему совсем не с руки было встречаться с Алейном. Четко выстроенная схема обвинения против Майлза стала неожиданно рушиться.

Сыщик украдкой скользнул в боковой проход. Нужно выбираться из дворца. Он совсем забыл об опасности, а такая беспечность может стоить ему жизни.

Криспин вернулся в кухонный двор, опустив голову и низко надвинув на глаза капюшон. Уход его через кухню остался незамеченным. Никто не остановил его и на выходе из Больших ворот. Он благополучно проделал весь путь через Вестминстер до Лондона. И ближе к вечеру Криспин вернулся к себе.

При входе в комнату его встретил пьянящий аромат жарившихся на огне двух кусков свинины.

Джек ненадолго перестал поливать мясо стекавшим с него жиром и улыбнулся:

— Какие новости, хозяин?

Криспин снял плащ и капюшон, повесил на крючок и без сил упал на стул.

— Многое случилось, Джек, — со вздохом проговорил он. — Мне снова пришлось переселить девушек.

И он поведал всю историю.

Слушая, Джек снял с огня один кусок мяса, положил его на толстый ломоть плотного хлеба и подал Криспину., а затем взял на продуктовой полке кубок и налил из кувшина вина. Поставил кубок рядом с Криспином и только потом собрал поесть себе.

Криспин жевал мясо, не поднимая глаз от еды.

— Ну так как, — заявил Джек, устраиваясь рядом с Криспином, — когда вы расскажете мне остальное?

Проклятый мальчишка.

— Остальное?

— Нуда. Остальное, о котором вы старательно пытаетесь не проговориться.

Внезапно свинина утратила свой замечательный вкус. Криспин бросил кость в огонь. Сходил и вымыл над тазом для умывания руки, поливая себе ледяной водой из кувшина, стряхнул с рук воду.

— Я узнал, чьи это стрелы.

Джек хлебнул вина и поерзал в ожидании, поудобнее устраиваясь на табуретке.

— Ну?

Покачав головой, Криспин попытался изобразить улыбку.

— Это нелепость, — сказал он, садясь за стол. — Этому должно быть простое объяснение.

— Нуда. Вполне возможно. Если вы мне хотя бы расскажете.

Криспин воззрился на Джека, вгляделся в его лицо, которое как будто не казалось больше мальчишеским. Глаза Джека светились умом. Уж во всяком случае, сочувствием. И нетерпение в них не сквозило, как можно было подумать. Глаза эти только ждали. Кто этот мальчик? Такой же одинокий в этом мире, как и Криспин. Смышленый. Изобретательный. Просто родился не в том квартале.

Криспин вздохнул.

— Очень хорошо, Джек. Мастер Пил со всей уверенностью сказал, что стрелы были изготовлены для… герцога Ланкастера.

Никаких возражений, восклицаний и криков протеста. Джек остался спокоен, даже кивнул задумчиво.

Чертовски раздражающее поведение.

— Стрелы герцога, да? Ловкий трюк, ничего не скажешь. Украсть стрелы, чтобы свалить вину на него.

Простейшее объяснение. Переживания настолько затмили Криспину разум, что ему в голову не пришло такое несложное умозаключение.

— Так вот, — с набитым ртом изрек Джек, — тот, кто украл стрелы, и есть убийца.

Криспин небрежно кивнул.

— Вывод не хуже любого другого.

— Стало быть, вы говорите, теперь нет возможности проследить их путь до капитана лучников, так?

Со скрежетом зубовным Криспин сделал глоток вина, которое — быстро превратившись в уксус — обожгло горло.

— По правде, да. — Он хлопнул по столу ладонью. — Проклятие!

— Тогда нужно застукать его в момент стрельбы.

Он посмотрел на Джека. На лице мальчика читалась уверенность в Криспине, которой сам Криспин не испытывал. Джек сидел, гордо вздернув подбородок, — такую же гордость Криспину доводилось видеть на лицах оруженосцев, наблюдавших за своими хозяевами на турнирах или на поле боя.

Криспин откинулся на стуле. Провел пальцем по краю кубка.

— Вполне возможно, что он не нанесет нового удара. В скором времени.

Джек задумчиво жевал, потом его челюсти замедлили работу и замерли.

— Тут вы, может, и правы. С него станется залечь на дно на несколько месяцев!

Джек поскреб в затылке. Неспешный взгляд мальчишки уперся в спрятанный реликварий.

— Хозяин! А с этим что мы будем делать? Не можем же мы хранить его несколько месяцев.

Оба посмотрели на безобидный с виду ворох соломы.

— Чем дольше мы задерживаемся с возвращением, тем хуже будет, — сказал Джек.

— Для «нас»?

— Ну вы же заботитесь обо мне… а я — о вас.

Улыбка Криспина поблекла.

— Ты, конечно, прав. Я уже и так слишком долго держу его у себя. Полагаю, что могу не рассказывать, как он ко мне попал.

— А король его примет?

— Не знаю. — Он нахмурился. — Кровь Христова! Мне все больше и больше кажется, что следует отдать его шерифу.

— Это сняло бы с вас вину.

— И лишило бы доверия!

Вскочив со стула, Криспин заходил по маленькой комнате. Остановился в конце концов перед очагом. Наклонился над ним, уперевшись в стену руками, и стал смотреть на язычки пламени.

— У меня так мало возможностей… обстоятельства редко складываются так, чтобы я мог зарекомендовать себя благоприятным образом. — Он засмеялся, но смех получился невеселым. — Кого я обманываю? Что бы я ни сделал — даже если я лично объявлю о втором пришествии, — Ричард никогда не примет меня назад ко двору. Никогда не вернет мой… — Он негромко прищелкнул языком. — Мой титул и рыцарское звание.

С вымученной улыбкой Криспин покачал головой.

— Я — ничто, — спокойно произнес он. — Так они мне сказали, Джек. «Ты — ничто». А только Бог может из ничего сделать что-то.

Он опустил голову меж вытянутых рук и закрыл глаза. Что за глупая гордость заставила его думать, будто он сможет выйти из этого ада, просто вернув некий предмет? Криспин вскинул голову и сердито посмотрел на соломенную кучу. Подошел к ней и откинул солому и сторону.

— Что вы задумали? — раздался позади него встревоженный голос Джека.

— Почему эти вещи приносят мне несчастья?

Криспин открыл ящик, вынул золотой ларец и откинул крышку. Выхватил Терновый венец, повертел его в руках.

— Посмотри на него. Это такая почитаемая реликвия. Но посмотри, что она со мной сделала. Венец подарил мне надежду. Ведь я обещал себе, что никогда больше не позволю никому и ничему так меня увлечь.

Джек встал рядом и посмотрел на Венец. Неловко протянул к нему руки, как бы пытаясь защитить.

— Но ведь он касался головы Иисуса, хозяин. Я бы… вам не следовало бы его трогать.

Криспин сжал Венец в руке. Сухой тростник затрещал. Ему хотелось швырнуть Венец о стену, увидеть, как он разлетается в прах. И он не понимал, почему так разозлился на Венец. Уж конечно, не вина реликвии, что он, Криспин, оказался в таком положении. Он так долго мыкался без всякой надежды, что решение стать Следопытом стало для него спасением. Он мог применить свой острый ум, боевые навыки и понятия в борьбе с несправедливостью. Он гордился своими достижениями. Майлз был злом и обманул его, как обманул всех тех других рыцарей, теперь уже погибших. Но вины Венца здесь не было. Все из-за курьеров. Это через них он заполучил Венец.

Французские курьеры. Как они связаны с этим делом? Где они? — спросил себя Криспин.

Подрагивающими руками он со вздохом вернул Венец на место, закрыл крышку ларца и поместил его в деревянный ящик. Наваливая на ящик солому, Криспин резко втянул воздух и отдернул руку. На пальце выступила капля крови. Он укололся. Криспин поискал в соломе и увидел терновый шип — должно быть, отвалился, когда он стиснул Венец. Криспин извлек шип из соломы и опустил в кошель на поясе.

Он перенес всю свою ненависть на Майлза. Наверняка за всем этим стоит Майлз, а не Ланкастер. Джек был прав — так должно быть. Ланкастер не был замешан в этих играх.

Еще многое предстоит разузнать. Требовались ответы, а не новые вопросы. И прежде всего нужно выяснить, почему Венец не доставили немедленно во дворец, как следовало бы.

Нужно найти этих курьеров.

Глава 14

Золото вечернего света, заливавшего «Голову короля», лишь подчеркивало внешнее убожество постоялого двора— он был даже хуже «Кабаньего клыка». Когда Криспин вошел, над столами висел дым от очага. У огня сидели ссутулившись мужчины, они подняли головы, только чтобы бросить взгляд на Криспина, равнодушно моргнуть и отвернуться.

К Криспину направлялась женщина, Выбившиеся пряди волос безжизненно свисали на глаза, она вытирала о фартук руки. Жена хозяина гостиницы, должно быть, или просто прислуга, работающая в общем зале.

— Добрый день. Что желаете?

— Я бы поговорил с вашим хозяином.

Она вздохнула:

— Да, конечно. Он в заднем помещении.

Неторопливо ступавшая женщина провела Криспина за изодранную занавеску. Владелец заведения был там — наливал из бочонка в кувшины эль. Это был высокий мужчина, лысый, с крючковатым носом. На Криспина взглянули блеклые голубые глаза.

— Да? Что вам угодно?

— Мне нужны французы. Они здесь?

Мужчина вскочил.

— Это ты!

Он ткнул в лицо Криспину пальцем как кинжалом. Когда палец оказался в неприятной близости от лица сыщика, тот отступил на полшага и положил ладонь на рукоять своего оружия.

— Это ты увел моих кухонных служанок. А я их только-только нанял. Где они?

— Им требовалось безопасное место.

— Безопасное! — Мужчина фыркнул. — После того как они убили человека. Теперь я никогда не избавлюсь от этих чужеземцев.

— Значит, они здесь?

Хозяин таверны поморщился, пожевал губами и сплюнул в огонь, промазав при этом.

— Нуда, тут они.

— Где?

— Наверху. — Мужчина наклонился к Криспину. — Эй, никаких неприятностей, слышишь?

— Никаких неприятностей, — оскалился Криспин.

Он вышел из-за занавески и взбежал по лестнице на галерею второго этажа. Вежливо постучал. За дверью раздался шорох, скрипнул стул. Дверь чуть-чуть приоткрылась.

Криспин слегка наклонил голову.

— Mes seigneurs. Bonjour[19].

— А, это тот толковый англичанин, — сказал мужчина по-французски.

— Вы позволите войти? — продолжал Криспин на том же языке.

Мужчина закрыл дверь перед его носом, и Криспин услышал, как тот совещается со своим товарищем. Затем дверь снова открылась.

— Входите, — посторонился француз.

Криспина встретил хмурый взгляд другого француза.

Сыщик оценивающе посмотрел на двух мужчин, на стол, на нем стояли два бокала с вином, две миски, в которых еще оставалась еда.

— Вас было четверо. Где четвертый?

— Его здесь нет, — сказал тот, что открыл дверь.

Его темные волосы, блестевшие в свете очага, были по-прежнему зачесаны назад, открывая широкий лоб.

— Есть какие-нибудь догадки, почему вашего друга убили?

— Готье кое-что вспомнил.

Лоран повернулся к первому французу, темноволосому. Криспин посмотрел на него.

— Итак?

Готье передернул плечами.

— Он как будто сказал, что увидел кого-то знакомого.

— Где?

— Не знаю. Я был занят.

— С девушкой Лайвит?

— Я не знаю ее имени.

Криспин посмотрел на первого француза.

— А вы, мэтр Лоран?

— Я был занят подобным образом. И довольно долго не замечал отсутствия нашего товарища.

— Вы должны были охранять эту священнейшую реликвию вашего короля. Теперь ваша небрежность дорого вам обойдется. И нам.

Готье засунул большие пальцы рук за пояс.

— Что для нас еще одно сражение с Англией? Эта война идет не прекращаясь.

— Этот священный предмет знаменовал собой добрую волю, — сказал Криспин. — Он мог означать продолжение мира.

Возникла пауза, а затем оба француза расхохотались. На мрачном лице Криспина появилась улыбка, а затем он тоже рассмеялся. Французы показывали на него пальцами, а Лоран хлопнул Криспина по спине.

— Садитесь, — сказал Лоран и достал с полки кувшин. — Вино английское, но в нем хотя бы есть крепость.

Он наполнил три бокала и подал один Криспину, другой — Готье.

— За мир? — предложил Лоран, поднимая свой бокал.

Криспин поднялся.

— За короля Франции.

Его собеседники встали с поднятыми бокалами.

— За короля Англии, — произнес Лоран.

Мужчины улыбнулись и чокнулись. Выпили, сели, и Лоран снова налил всем вина.

— Разумный англичанин. Никогда не думал встретить хотя бы одного.

— О, среди нас есть такие. При дворе — мало.

Готье наклонился к нему, сжимая бокал, ногти у него были квадратные, плоские.

— Почему вы этим интересуетесь? Вы же не шериф.

Одним глазом Криспин постоянно поглядывал на дверь. Не годится оказаться к ней спиной, если вернется их четвертый компаньон.

— Нет. Мое призвание — решать загадки. Зовут меня Криспин Гест.

— Вы станете расследовать убийство француза? Какое вам до этого дело?

— Я расследую все преступления. Особенно если они связаны с покушением на моего короля.

— Sang Dieu![20] Кто-то пытался убить вашего короля?

— А вы не слышали?

Французы переглянулись, и только через несколько секунд Лоран пожал плечами.

— Полагаю, слышали, — ответил он по-английски, с сильным акцентом.

— Значит, вы понимаете мой язык, — так же по-английски заметил Криспин.

Готье потер гладкий подбородок.

— Когда это удобно.

Криспин почувствовал себя свободнее.

— Ясно. Ну что ж, давайте говорить откровенно. Почему вы завернули в «Голову короля», а не отправились прямо во дворец?

— Мы вам говорили, — нахмурился Готье. — Мы должны были подготовиться к появлению при английском дворе.

— И эта «подготовка» развела вас в разные стороны, чтобы вашего товарища убили, а реликвию украли?

Лоран пристально посмотрел на Криспина сузившимися темными глазами.

— Нас в этом обвиняют?

— Вы убили Мишеля Жирара?

Опрокинув стул, Лоран вскочил и выхватил меч.

— Он шпион английской короны!

Готье тоже вскочил. Криспин не шевельнулся и, поглядывая на обоих, облокотился на стол и сделал глоток вина.

— Если бы вы только знали, насколько смехотворно подобное предположение…

— Вставай.

Лоран помахал кончиком меча перед Криспином. Лезвие ходило на волосок от его лица, и ему очень хотелось оттолкнуть меч в сторону. Но вместо этого он, почти не двигаясь, выпил еще вина.

— И не подумаю. Я не шпион. Я хочу добраться до сути этого заговора.

Лоран крепче сжал меч, костяшки пальцев побелели и блестели от пота.

Криспин поставил бокал и повернулся на табурете так, чтобы видеть обоих французов. В грудь ему нацелились два меча. Криспин заставил себя дышать ровно. Лоран перекинулся с Готье едва уловимым взглядом, курьеры постепенно успокоились, перевели дыхание, а затем одновременно убрали от груди Криспина мечи и ловким движением вернули их в ножны.

— Что тогда? Зачем вы здесь?

— Мне нужна информация. Любая, какая мне поможет. Мне кажется неправдоподобным, чтобы вы завернули сюда лишь для «подготовки», прежде чем явиться ко двору.

Готье пожевал губами, Лоран сердито смотрел в пол.

— Я так и думал. Вы не скажете. Ваш товарищ мертв, и вы отрицаете свою причастность к убийству. Я верно излагаю?

Не глядя на Криспина, оба кивнули. Тот хмыкнул.

— Что ж, вам повезло, что я уже знаю, кто убийца. Когда вы обнаружили, что мэтр Жирар мертв?

— Только когда прибыл шериф, — ответил Лоран. — Мы удивились не меньше остальных.

И, судя по выражению его лица, так оно и было.

— Почему он убил вашего друга? — спросил Криспин.

Готье покачал головой и предположил:

— Из-за реликвии?

Настал черед Криспина опустить взгляд.

— Возможно.

— А может, они были знакомы, — высказал догадку Лоран. — Убийца и Мишель. Он сказал, что видел кого-то знакомого.

Готье прикусил нижнюю губу.

— Это кажется странным, не так ли? Что Мишеля убил его знакомый?

— Напротив, — сказал Криспин. — По моему опыту, большинство убийств совершается знакомыми. В основном в пьяных драках в тавернах. Но наш убийца хотел убить и короля.

Криспин произнес это, не отрывая взгляда от лиц собеседников. В глазах французов промелькнула какая-то искорка, но что она означала, сказать было трудно.

— Откуда Мишель мог знать того человека, англичанина?

— Не знаю, — ответил Готье. — Он никогда не бывал в Англии раньше.

— Тогда убийца, без сомнения, бывал во Франции.

Лоран кивнул:

— Похоже, что так.

— Вы знаете человека по имени Майлз Алейн?

Французы посмотрели друг на друга. Медленно повернулись к Криспину и ответили отрицательно.

Криспин пристально смотрел на них, и первым взгляд опустил Готье.

— Ну да, конечно. — Криспин посмотрел на свой пустой бокал, но вина себе подливать не стал. — А еще один ваш компаньон, который ушел на поиски реликвии? Как его зовут?

Последовала долгая пауза. Мужчины испытующе смотрели друг на друга. Лоран выпятил нижнюю губу.

— Боюсь, мы не можем ответить.

— Нет?

Криспин перевел взгляд на Готье, который переступил с ноги на ногу.

— Нам были даны инструкции, мэтр Гест. Мы… мы не должны отвечать.

— Понятно. — Он встал. — Благодарю вас, господа, за то, что уделили мне время, и за ваше… доверие, — закончил он чуть более резко.

— Но вы сделаете все возможное, чтобы найти убийцу Мишеля?

Криспин повернулся к Лорану.

— О, конечно. Но мне нет нужды говорить вам, что чем больше сведений вы мне дадите, тем легче мне будет изобличить преступника.

Они по-прежнему молчали, но смотрели прямо в лицо Криспину.

— Очень хорошо, — сказал он, поклонился французам, накинул на голову капюшон и вышел.

Он постоял у закрытой двери, глядя на нее. Какую интригу они плетут, почему не могут назвать ни причину своего пребывания в «Голове короля», ни имя четвертого спутника? Связано ли это каким-то образом с покушением на жизнь Ричарда? Однако они, казалось, искренне удивились этой новости. Странно. И Майлз Алейн. Судя по искорке, вспыхнувшей в их глазах, имя это им знакомо. Может, они и не убивали своего товарища, но очень многое скрывают. И Криспин не мог понять, что же это может быть такое.

Ситуация неоправданно осложнилась. Все должно быть гораздо проще. Сделал это Майлз. Он был во Франции. Он сам сказал об этом Криспину. Скорее всего он убил француза, поскольку тот мог его опознать. Просто.

А стрелы? Он украл их, чтобы отвести от себя любое подозрение.

Но оставался более важный вопрос. Если целью заговора было убийство короля, то зачем нападать на Лайвити Грейс? Если они что-то знали, что-то видели и могли обличить убийцу, тогда этим судомойкам грозит гораздо большая опасность, чем он думал.

Где же этот четвертый курьер?

Криспин выскочил из гостиницы и снова помчался в сторону Вестминстерского дворца.

Криспин без труда проник на дворцовую кухню и стремительно сбежал вниз по лестнице. Окинул взглядом помещение — суеты здесь прибавилось.

Ага, вот и Лайвит — отдает указания Грейс, которая с радостным видом повинуется. Они казались слишком занятыми, чтобы заметить его. Сестры даже не подозревали о грозящей им опасности. Криспин наклонился, упершись руками в колени, и постарался отдышаться. Он представлял их обеих мертвыми, с торчащими из шеи стрелами. Но теперь в колотящееся сердце закрадывалось раздражение. Если бы только эта чертова Лайвит позволила ему вытрясти информацию из неподатливого разума Грейс.

Он со вздохом распрямился. Лайвит, возможно, права: у Грейс чересчур помрачен рассудок. Она сказала, что не помнит, и, по всей вероятности, так оно и есть.

Велико было искушение схватить эту парочку и увезти в деревню, но куда он мог их отправить? За пределами Лондона он не знал никого, кто оказал бы ему подобную услугу.

Криспин постучал пальцем по рукояти кинжала. Выбирать не приходилось. Он сделал все, что мог. Самая большая кухня Лондона — наверняка самое лучшее убежище.

Служанка бесцеремонно отпихнула Криспина с дороги. Но он не обиделся — поскольку вторгся на чужую территорию. И не был больше господином, которого обслуживают.

В связи с предстоящим пиром работа на кухне кипела вовсю. В каждом очаге, на каждой жаровне соперничали друг с другом жарившееся мясо и булькающие кастрюли. Повара сновали от одного вертела к другому, а женщины стояли над котлами и, время от времени утирая голыми по локоть руками пот со лба, помешивали в этих котлах огромными деревянными ложками, держа их обеими руками. Другие женщины чистили, сидя на табуретках, лук и морковь. Заметил его Онслоу.

— Эй, сэр Криспин. Снова к нам?

— Какой чудесный пир вы готовите.

— Это уж точно. Мы никому не должны показать, что двор напуган. — Онслоу пристально посмотрел на Криспина и, видимо, что-то понял по его лицу. — Голодны?

Криспин нервно усмехнулся и потер живот.

— Так уж получилось, что — да, голоден.

— Посмотрим, как там каплуны.

Прихватив краем фартука конец железного прута, служившего вертелом, Онслоу смахнул своей здоровенной ладонью одного из, кажется, двадцати жарившихся на этом пруте каплунов на прямоугольный разделочный стол в центре кухни. Птица исходила паром и соком, быстро образовавшим на столе небольшую лужицу.

— Джефф, — остановил Онслоу мальчика, пробегавшего мимо с каким-то поручением. — Принеси нам кувшин вина. Возьми в моей кладовке, парень. И поживее.

Сам же Онслоу, среди шума и гама кухни, разрубил каплуна надвое подвернувшимся под руку мясницким ножом. Подтолкнул одну половину к Криспину.

— Приступайте. Давненько вы не ели моей стряпни, а?

— Слишком давно.

Каплун был обжигающе горяч, но Криспин умирал от голода. Небольшого куска свинины, что раздобыл где-то Джек, оказалось явно недостаточно. Криспин с нежностью отдавал должное дымящемуся мясу, которое просто таяло во рту. Он облизал перепачканные густым мясным соком пальцы.

— Но больше всего я скучаю по пирожным, — признался он с набитым ртом.

— О да. Сегодня я и по этой части приготовил кое-что особенное. Крохотный Лондон, весь сделанный из сахарной глазури и пирожных. Я создавал его не один день.

— Жду не дождусь увидеть.

— Вы остаетесь?

Криспин обсосал последнюю косточку и вытер руки о тряпку, как раз когда мальчик Джефф вернулся с порционными кувшинами. Мужчины отсалютовали друг другу емкостями. Вино было густым и пряным. Эль? Не может быть. Он нисколько не походил на напиток, который подавали в «Кабаньем клыке». Это вино, вероятнее всего, доставили из Испании или Франции.

— Я побуду здесь, но невидимкой, если вы меня понимаете, — сказал Криспин.

— На кухне?

— На кухне, в зале, в коридорах. Понимаете…

Он наклонился к Онслоу, и тот, в свою очередь, наклонился к нему. Криспин понизил голос до едва слышного шепота.

— Я думаю, что убийца совершит новую попытку.

Онслоу выпучил глаза.

— Господи Боже! Вы же не думаете, что это как-то связано с мастером Пилом?

Криспин не донес кувшинчик до рта.

— А мастер Пил здесь при чем?

Онслоу тоже перешел на шепот.

— А вы не слыхали? Уже больше часа назад его нашли мертвым.

Глава 15

Криспин поставил вино на стол. Пил мертв, а с ним и его тайны.

— Убит стрелой?

— Нет, — прошептал Онслоу. — Ему перерезали горло. Но об этом почти не говорят. Во дворце многие и не знают, и король желает, чтобы так и оставалось.

Горло перерезали?

— Это я виноват, — пробормотал Криспин. — Надо было осторожней себя вести. Следовало это предусмотреть.

— Как вы можете быть в этом виноваты? Никто не может возложить на вас вину.

— Я нисколько не скрывал, что собираюсь опознать стрелы. — И теперь нет никакой возможности доказать опознание. Совершенно никакой. — Теперь мое пребывание здесь тем более необходимо.

— Вы думаете, убийца нанесет удар сегодня вечером?

— Это представляется мне вполне вероятным. Мне лучше всего прислуживать в большом зале.

— Но, сэр Криспин! Вас узнают.

— Не узнают, если я надвину капюшон на глаза.

— Вы страшно рискуете.

— А что прикажете мне делать? Я слишком многим обязан Пилу.

Онслоу покачал головой.

— Вы будете прислуживать королю, а он об этом даже не узнает.

Криспин ничего не ответил, а взял свой кувшинчик, допил вино и вытер рот тыльной стороной ладони.

— А мои судомойки? Никаких неприятностей? Никакой угрозы?

Онслоу пожал плечами:

— Да ничего такого вроде бы. Работают они усердно, пожаловаться не могу. Вы хотите с ними поговорить?

— Нет. Не стану их волновать. Я привел их сюда ради безопасности. Пусть же они так и считают. А я поброжу тут вокруг, если вы позволите.

— Разумеется. Моя кухня — ваша кухня, сэр Криспин.

Криспин изо всех сил старался не путаться под ногами. И постарался не попасться на глаза Лайвитили Грейс. Он прикинул, что они с меньшей вероятностью привлекут к себе внимание, если не будут знать, что он за ними присматривает. Поэтому, надвинув пониже капюшон, Криспин стал обходить кухню, ступая медленно, держась стен и прячась, где мог, в тени.

По мере приближения торжественного обеда Криспин почувствовал нараставшее в кухне напряжение — здесь шли последние приготовления. В зале длинный стол на козлах уже практически накрыли: застелили белыми скатертями, разложили ложки, расставили солонки, ковшики на треногах и кубки. Сквозь стены доносилась музыка. Это означало, что приглашенные на обед собирались в зале. Скоро будут мыть руки, прочтут молитву.

Король с ближайшей свитой сядет за стол на возвышении, за остальные столы сядут придворные. На их столах и скатерти попроще, и столовые приборы не такие изысканные, как на королевском столе. Рядом с каждым местом помещается оловянный поднос с хлебом, но кувшины для вина глиняные, а не серебряные. Тем не менее места эти были близко к королю, а потому считались почетными.

Столы, самые дальние от королевского, и вовсе не были покрыты тонкими льняными скатертями, там не имелось ни своих солонок, ни даже личных кубков. Для этих мужчин и женщин, стоявших, на самых нижних ступенях придворной иерархической лестницы, пищу подавали на одном подносе, и вино они пили из одного кубка. Это могли быть пажи либо незнатные дворяне и богатые купцы, приглашенные на королевскую трапезу. Это могли быть и случайные люди, честолюбцы1, ищущие совета или милости у кого-то из придворных.

В былые дни Криспин сидел за средними столами, а иногда и за столом на возвышении, но только потому, что состоял при Джоне Гонте. Криспин помнил, как прислуживал в качестве пажа за столом на возвышении, когда был моложе Джека Такера. Резать для герцога мясо и подливать вино в его кубок было как-никак привилегией.

Криспин вспомнил о Пиле, который уже не примет участия в этом земном празднестве. Почему Майлз его убил? Чтобы помешать Криспину выяснить, кому принадлежат стрелы? Но если они принадлежали Ланкастеру, как это может повредить Майлзу?

Чувствуя, что от бесконечных мыслей начинает болеть голова, Криспин добрался до арки, ведущей в большой зал. Сюда уже ввезли похлебку в больших чугунных котлах. За ними следовали блюда с устрицами и жареными угрями.

Онслоу казался маршалом на поле битвы, выстраивавшим свои войска в боевые порядки. Повара, отвечавшие за жаркое, подготавливали к подаче свои мясные кушанья, выкладывая целые туши на устланные зеленью подносы. Часть птиц заново одели в перья, и все ставилось на специальные носилки, которые несли по два человека.

Криспин решил разносить вино. Так он мог подобраться достаточно близко к беседующим, но не слишком долго задерживаться, чтобы кто-то успел на него посмотреть.

Он поймал взгляд Онслоу, брошенный среди отчаянной жестикуляции. Выражение лица Онслоу как будто говорило: «Будьте осторожны».

Криспин совершенно искренне кивнул.

Пониже надвинув на глаза капюшон, он схватил кувшин с вином и пристроился за чередой мальчиков, несущих длинные вертелы с нанизанными на них отборными перепелами. Криспин наклонил голову и шагнул в зал, где уже царило большое оживление.

Криспин замедлил шаг и остановился на пороге. Тоска по прошлому накатила волной, сдавила грудь. Как давно он не видел большого зала во всей его красе. Большие круги-светильники, свисавшие с потолка, сияли множеством свечей. Горели факелы. Золотистый свет озарял все пространство зала. Света было столько, что пирующие и не заметили, как скрылось за облаками солнце, совершавшее свой долгий путь к горизонту.

А шум. Он и забыл этот шум — разговоры и смех обедающих. Музыканты перебирали струны, били в бубны и барабаны и весело наигрывали на дудках; их мелодии плыли над общим гулом, отражаясь от затянутых тканями стен. Переговаривались на условном языке акробаты и жонглеры, которые подбрасывали деревянные шары и неторопливо перемещались между множеством столов.

А запахи дыма, жареного мяса, растопленного масла, пряностей, свежеиспеченных пшеничных булочек, сахара, меда, людей и трав…

Это было невыносимо.

— Эй! Ты! Пошевеливайся.

Криспин буквально вылетел из дверного проема, чтобы другие слуги смогли внести новые кушанья. Он вошел в зал, не поднимая головы, но поглядывая по сторонам из-под надвинутого капюшона.

Он быстро окинул взглядом большой зал. Где же Майлз?

Вот он. Капитан лучников сидел на скамье за одним из дальних столов в компании нескольких мужчин, Криспину незнакомых. Они с удовольствием ели с одного блюда, беря еду руками или отрезая от перепела своим ножом. Что примечательно, все мужчины вокруг Майлза смеялись, вели беседу и ели — все, кроме Майлза. Облокотившись на стол, он пил из глиняного кубка и ни на мгновение не отводил глаз от королевского возвышения.

Криспин двинулся в дальний конец зала. Центральное место за столом на возвышении занимал Ричард, восседавший в красивом резном кресле.

Криспин подошел поближе, хотя разум говорил, что делать это не стоит.

Сыщик рассеянно наливал вино тем, кто знаком подзывал его, стараясь не поднимать головы и ничего не говорить. Переходя от скамьи к скамье, он оказался у края королевского стола.

Ричард, которому исполнилось семнадцать лет, был бледен, на круглом лице все те же глаза с тяжелыми веками, которые запомнились Криспину. Лицо обрамляли светлые кудри, не достающие до расшитого золотом воротника и красного бархатного котарди, по которому были вышиты круги из листьев. На голове у него красовалась корона — простой золотой обруч с зубцами в виде трилистника. Криспин заметил намечающуюся бородку и тонкие усики. Король слегка прислушивался к разговорам сотрапезников, но основное внимание Ричарда было приковано к его миниатюрной жене, мужем которой он стал уже более года, — Анне Богемской.

Шестнадцатилетняя Анна с ее простоватым лицом вполне могла быть купеческой дочерью. В ее облике не было ничего величественного. Вероятно, именно это так привлекало в ней Ричарда. Тяжело было находиться в окружении людей с такой царственной внешностью, как у его матери Джоанны Кентской, его дяди Джона Гонта, канцлера Майкла де ла Поула, казначея Роберта де Вера и наставника Саймона Берли.

Криспин постарался не таращиться на Гонта. На лице герцога играл здоровый, если только не от выпитого вина, румянец. Его жена Констанса сидела через несколько человек от мужа и не сводила с него заботливого взгляда. При виде приемного отца Криспина невольно охватило сложное чувство.

Он совершил глупость, так близко подойдя к королевскому столу. Криспин понимал, что напрашивается па неприятности. Ему следует находиться поближе к Майлзу. И Криспин уже было повернулся, когда Джоанна, королева-мать, окликнула его:

— Подай вина, любезный.

Будь у Криспина свободная рука, он отвесил бы себе оплеуху, но не мог же он взять и убежать.

Он медленно развернулся. С бешено колотящимся сердцем приблизился ровным шагом к помосту и, все так же опустив голову, стал подниматься по ступенькам, словно шел на эшафот.

Джоанна сохранила свою красоту, хотя теперь ее лицо покрылось морщинками, особенно в уголках глаз и рта. Она подняла свой кубок, даже не взглянув на Криспина. Еще несколько человек дали понять, что им требуется вино, и Криспин опустил голову так низко, что боялся споткнуться.

Он наполнил кубок королевы Джоанны, а затем свой кубок поднял Ричард.

Мгновение Криспин колебался. Где бы он ни находился, что бы ни делал, Криспин и помыслить не мог, что будет наливать вино королю. Он спокойно подумал о ядах, когда красная жидкость полилась в кубок его величества.

Криспин лишь тогда перевел дух, когда появилась возможность безопасного отступления. Вытирая носик кувшина пальцами, он развернулся на каблуках и в этот момент увидел, что его наставник герцог поднял кубок. Криспин замер. Нет. Не останавливаться! Он сделал вид, что не заметил жеста герцога, и собрался уходить, но его за руку остановил паж и прошептал на ухо:

— Эй, малый, герцог Ланкастер желает вина.

Криспин уставился широко раскрытыми глазами на мальчика, который вырос на его пути, мешая спастись бегством. Дерзкая хватка мальчишки становилась вес крепче.

— Ты глухой?

И без предупреждения он развернул Криспина и толкнул в сторону Ланкастера.

Криспин пошатнулся. Нельзя сказать, что он прирос к месту именно от страха, скорее от осознания собственной глупости, от понимания, что всего этого можно было избежать. С покорным вздохом он обошел трон сзади, чтобы обслужить Ланкастера, по возможности к нему не приближаясь. Криспин наклонил кувшин, приложил его носик к краю поднятого герцогского кубка. Вино лилось, казалось, целую вечность. Но как только кубок наконец-то наполнился, Криспин прижал кувшин к груди и испустил долгий вздох и даже усмехнулся. Не так уж и трудно это оказалось. Наконец-то. Он может идти, и никто ничего не узнает. Слава Богу.

Но затем герцог поднял глаза.

Глава 16

Глаза Ланкастера округлились, губы побелели.

Криспин ничего не сделал — ни улыбнулся, ни умолять глазами не стал. Если уж ему суждено умереть, так чего тянуть.

Ланкастер поднес к губам полный кубок и жадно припал к нему. Выпил до дна, но не попросил наполнить снова и отпустил Криспина, сжав кубок и облокотившись на стол.

Криспину хотелось задать ему несколько вопросов, хотелось бросить на его поднос стрелы и потребовать объяснений. Хотя, понимал он, в настоящий момент у Ланкастера есть свои собственные вопросы к Криспину.

И Криспин наклонил голову и воспользовался моментом, чтобы спуститься с возвышения и вернуться в основную часть зала. Он чувствовал на себе взгляд герцога, но беспокоиться об этом сил у него не было. Его занимали другие проблемы. Требовалось следить за Майлзом.

Он повернулся к самым дальним столам, и сердце у него замерло во второй раз.

Где Майлз?

Криспин поспешно прошел между скамьями и людьми и воззрился на то место, где перед этим сидел Майлз, зиявшее теперь пустотой, словно яма. Криспин рискнул поднять голову и оглядеться вокруг, но капитана лучников не увидел.

— Кровь Господня! — прошептал он.

— Вина сюда! — крикнул кто-то у него за плечом.

Криспин поморщился. Только не он! Он-то здесь зачем? Сыщик покачал головой — только этого не хватало. Опустив лицо так низко, что кожаный капюшон коснулся щек, Криспин повернулся.

Сидевший со своими друзьями за нижним столом Саймон Уинком поднял глиняный кубок в сторону Криспина. Увлеченный разговором с соседом, шериф даже не посмотрел в сторону сыщика. Криспин быстро налил ему вина и поспешил прочь, пока кто-нибудь еще не попросил его обслужить.

Он стал целенаправленно искать Майлза. Тот словно растворился. Как ему это удалось? Стоит ли спросить о нем? Нет, это опасно, и кто-нибудь наверняка его узнает. Со всей проворностью, на какую был способен, Криспин скользил по залу, глядя поверх голов, всматриваясь в лица.

Внезапно все встали.

Герцог поднялся со своего места и, высоко держа кубок, что-то провозгласил. Криспин в этот момент находился в другом конце зала, и голос Ланкастера сюда не долетал. Но он понял, что его бывший опекун предложил тост за короля. Все подняли кубки.

Криспин поставил кувшин с вином на стол. Ему больше недосуг отвлекаться на просьбы жаждущих. Ему нужно найти Майлза и побыстрее.

Жонглер перегородил проход, но Криспин оттолкнул жонглера в сторону и один из шаров упал и закатился под стол. Жонглер выругался, а Криспин поспешил вперед, продвигаясь в другой конец зала.

Ланкастер продолжал говорить.

Майлз должен где-то быть! Криспин расталкивал придворных. Уже не важно, если его увидят. Какая разница, если он не сможет остановить Майлза, ибо он нутром чуял, что в какой-то момент этим вечером Майлз повторит свою попытку.

Показалось ли ему? И мужчины и женщины блистали драгоценностями: у мужчин были богато украшенные ножны мечей, а у женщин — кинжальчики, усыпанные драгоценными камнями и закрепленные на поясе. Все эти мерцающие пышные наряды мешали понять, видел ли он какую-то вспышку. Криспин даже не был уверен, в каком месте он ее заметил. Что бы это ни было, оно не вписывалось в окружающую обстановку. Он лихорадочно осмотрелся, и на мгновение у него остановилось сердце.

Гобелены. На всем протяжении зала они колыхались от движений трапезничающих слуг и горячего воздуха, идущего от очагов и свечей, но этот, висевший на южной стене, на полпути между королевским возвышением и выходом, не колыхался, а надувался.

И медленно, все дальше и дальше, высовывалась из-за него стрела.

Все звуки: звяканье кубков, серебристый смех и грубый хохот, веселый наигрыш на дудке — вдруг оказались поглощены быстрым вздохом мироздания. Их заменил бешеный стук сердца Криспина, гулкие, все учащавшиеся удары.

Криспин бросился вперед.

Не извиняясь, он оттолкнул с дороги слугу. Тот уронил поднос, на котором красовался жареный павлин во всем великолепии своего птичьего убора. Голова павлина отлетела и покатилась к ногам купца, который, стараясь не наступить на нее, споткнулся и, в свою очередь, толкнул стоявшую позади женщину. Женщина вскрикнула, попятилась и навалилась на жонглера. Упали четыре шара. Один плюхнулся в большой котел с похлебкой. Два других покатились под ноги слугам, вносившим сладкое — славное сооружение Онслоу, Лондон из сахара и пирожных.

Слуга, державший носилки за передние поручни, покачнулся, но устоял, а вот второму повезло меньше. Стремясь сохранить равновесие, он взмахнул рукой, но при этом невольно выпустил один из поручней. Вес сместился, и передний носильщик качнулся назад. Носилки наклонились, все кондитерское изделие постепенно съехало с них и, ударившись об пол, разлетелось искрами глазури и хрустящего сахара. Первый носильщик беспомощно, с ужасом взирал на это безобразие, а второй поскользнулся на подвернувшемся под ноги пирожном и упал лицом в остатки сахарного города.

Криспин продирался сквозь толпу, думая только о том, чтобы не дать стреле вылететь. Но на его пути стояло столько людей! «Разойдитесь же!»

Краем сознания он отметил, что Ланкастер прервал свою речь. Вслед Криспину неслось неясное гудение толпы, прерываемое резкими возгласами удивления. Все это не имело значения. Криспин целиком и полностью сосредоточился на том гобелене.

Из-за гобелена показался край лука. Если он не успеет… Нет! Об этом он думать не станет. Не может. Криспин удвоил усилия, стремительно пробираясь между придворными.

Растолкав последних, кто оказался у него на пути, и выбравшись наконец из толпы, Криспин прыжком кинулся к гобелену, схватил выставленное оружие и ударил его о стену.

Стрела полетела, но, совершенно сбитая с прицела, ударилась в стену над королевским креслом.

Ричард вскочил, схватил жену за руку и заслонил собой. Кто-то закричал. Мужчины, находившиеся на возвышении, загородили собой короля и выхватили мечи, озираясь вокруг, ища противника.

К этому времени стрелявший отпустил лук и стал пробираться за знаменами и гобеленами, пытаясь скрыться. Взметнулся, надувшись как парус, гобелен. Послышался топот ног убегавшего человека.

Криспин бросился было за ним в погоню, но оказался в гуще напиравшей на него толпы. Он споткнулся, попятился. Капюшон откинулся, но было слишком поздно. Толпа снова сомкнулась вокруг него. Все в растерянности крутили головами. Женщины плакали, и, казалось, все кричали.

А затем кто-то ахнул. И не успел Криспин понять, в чем дело, как толпа расступилась, образовав вокруг него широкий круг пустого пространства. Внезапно и необъяснимо он оказался один.

Не так уж и необъяснимо. С обрывающимся сердцем он понял почему.

Криспин видел перед собой встревоженные и полные ужаса лица. По виску его сползла на щеку струйка пота.

— Это Криспин Гест! — произнес чей-то голос, от потрясения переходя постепенно на шепот.

В зале воцарилась тишина.

Криспин обнаружил, что продолжает сжимать в левой руке обличающий его лук.

— Господи Боже, — пробормотал он.

Глава 17

Насколько Криспин мог сообразить, у него было два выхода: остаться на месте, быть схваченным и казненным за преступление, которого он не совершал, — или бежать.

Криспин выбрал второе.

Он врезался в кучку женщин. В уши ему ударили крики, но у женщин хотя бы не было оружия. Он ощутил под руками струи шелка и атласа, почувствовал запах духов и пота и стал настойчиво продираться дальше, петляя в густой толпе. Внезапно он выскочил из толпы. С одной стороны к нему приближались мужчины с мечами, с другой — стража, вооруженная гизармами[21].

Толпа отхлынула назад.

Он глянул на лук, который так и остался у него в руке, и отшвырнул его. За спиной у Криспина находился гобелен и толстая стена.

Плохо.

Взгляд его метался по сторонам, мозг лихорадочно работал. Как спастись? Должен же быть выход. Какой-то выход всегда есть.

Он оглянулся на гобелен, поднял глаза выше — на прочный металлический прут, на окно над ним.

Мужчины приближались, выражение их лиц не сулило ничего, кроме смерти. Его уже приговорили. Ни суда, ни эшафота. Просто кровавая смерть прямо здесь, в большом зале.

Криспин развернулся, ухватился за край гобелена и, подтягиваясь, стал взбираться по нему вверх. Над ухом, шевельнув волосы, просвистело копье. Криспин на секунду замер, расширившимися глазами глянув на торчащее из штукатурки вибрирующее древко, и, напрягая все силы, продолжил подъем.

Металлический прут. Вот он ухватился за него одной рукой, затем другой. Теперь Криспин отважился посмотреть в сторону окна. Оно было дальше, чем он думал.

Еще одно копье ударилось в стену у самого его бедра. Криспин закинул одну ногу на прут. Чтобы добраться до окна, придется встать на этот металлический стержень.

Он почувствовал, что за гобелен потянули, и посмотрел вниз. Следом за ним лезли два стражника.

На раздумья времени не оставалось. Криспин закинул на прут вторую ногу, изловчился и скрючился на нем, сложившись вдвое, как лягушка, цепляясь потными руками за прут между ногами. Упираясь в стену для равновесия, Криспин выпрямился.

Его качнуло. Почему стержень вдруг наклонился? Слева от Криспина прут подозрительно криво торчал из крепления, уходящего в оштукатуренную каменную стену. Проклятая штука вылезает из стены! Слишком большой вес.

С крепления слетел кусок штукатурки. Оно еще вылезло из стены, и прут наклонился еще больше.

— Час от часу не легче, — пробормотал Криспин, качая головой.

Он посмотрел на окно. Подоконник там имелся, но не очень широкий, можно только ногу поставить. Он потянулся к нему.

Слишком далеко.

До Криспина донеслось ругательство, и он приказал себе не смотреть вниз, но в напряжении всех сил ума и тела не слишком внимательно к себе прислушался. Один из взбиравшихся по гобелену стражников почти дотянулся до Криспина. Сыщик подумал, не спихнуть ли его, ткнув ногой в лицо, но ему пришла идея получше.

Стражник уже схватился за стержень. Гобелен наклонился еще сильнее. Преследователь подтянулся и поверх прута посмотрел на расшатавшееся крепление. На лице его отразился страх — высота составляла добрых пятнадцать футов. Стражник взглянул на Криспина и вцепился в прут так, что побелели костяшки пальцев.

Криспин улыбнулся и скользнул по пруту в сторону стражника. Страх на лице солдата сменился ужасом, когда он увидел, что собирается делать Криспин, хотя неверно истолковал его намерения.

Криспин занес ногу, но не пнул стражника в лицо, а поставил ногу ему на голову. Башмак заскользил по волосам жертвы, и живая подножка разразилась потоком брани в адрес Криспина, ставя под сомнение его происхождение по отцу, равно как и естественные отношения с женщинами.

Криспин не обратил на это никакого внимания. Теперь ему хватало роста, чтобы дотянуться до подоконника. Криспин оттолкнулся от головы стражника и вцепился в подоконник. Кроме того, толчок помог скинуть преследователя: хватка у стражника ослабела, он попытался удержаться, но свалился вниз. По пути он сбил второго стражника, и вместе они упали на собравшихся внизу придворных. Затем крепление вылетело из стены. Мужчины внизу едва успели разбежаться в стороны, когда стержень с гобеленом, глухо звякнув, тяжело ударился об пол.

Криспин свисал с подоконника, как ощипанный гусь. Лезвия алебард застучали по стене, не доставая до его ног. Если ему не удастся забраться на подоконник, то он считай что мертвый гусь.

Стиснув зубы, Криспин закинул ногу, промахнулся, раскачался и закинул снова.

Есть! Он подтянулся и залез на узкий подоконник. Для разнообразия порадовавшись скудости своего питания, Криспин встал лицом к окну. Не в силах противостоять искушению, он обернулся и впервые окинул взглядом зал.

Хаос. В глазах всех собравшихся пылает злоба, с губ срываются проклятия. Подрагивают копья, сверкают мечи. Они жаждали его крови, сомнений в этом не было.

Прижавшись грудью к стеклу, Криспин стал ощупывать раму, стекла, свинцовые переплеты в поисках задвижки или петли.

Затем сердце вдруг обдало жаром. Окно не открывалось. Он погиб.

Криспин посмотрел вниз, прикидывая, на кого ему приземлиться ради пущего эффекта. Другого такого случая в этой жизни у него не будет, а посему надо не прогадать.

Увиденное показалось ему сценой, вытканной на гобелене. Мужчина внизу согнул руку, и прицелился в Криспина. Выписывая длинную изящную дугу, копье полетело прямо в него. Если он не шелохнется, оно как пить дать его пронзит, и за те несколько секунд, которые потребовались копью, чтобы оторваться от руки стражника, Криспин успел прикинуть, стоит или нет помешать копью выполнить свою работу. Прицел взят точный, и ему, без сомнения, разворотит всю грудную клетку. Нужно только стоять, где стоишь, и не двигаться. Очень просто. Лучше, чем смерть, которую Ричард изберет на сей раз. Криспин успел прикинуть, кто станет его оплакивать, где похоронят его несчастное тело, если его бренные останки удостоят столь благородного действа, как похороны. Но затем жажда жизни взяла верх, приняла решение и заставила Криспина отклониться в сторону как раз в тот момент, когда смертоносное орудие просвистело мимо него. Копье вылетело в окно, обрушив вниз дождь осколков и искореженных свинцовых переплетов.

Криспин взмахнул руками, стараясь удержать равновесие. Перед ним зияла внезапно появившаяся в окне дыра. Подойдет.

Закрыв глаза и отдавшись на волю Божию, Криспин бросился в окно.

Глава 18

Падал Криспин долго — во всяком случае, так ему показалось. Путешествие в неведомое, от которого все замерло внутри. Он не знал, ожидает его внизу травянистая лужайка или камень внутреннего двора. Падение в любом случае долгое, и повреждений не избежать.

Угодил же он прямиком в колючий кустарник — словно множество острых ножей вонзились в его кожу через одежду. Кустарник прервал падение, но затем Криспин по инерции продолжил движение вниз сквозь ломающиеся ветки и торчащие сучки. Треск веток лишь слегка заглушал стоны Криспина.

На землю он свалился плечом, услышал хруст и задохнулся отболи. По-видимому, плечо он вывихнул. Как ни хотелось Криспину остаться лежать, постанывая от боли, он понимал, что времени на это нет.

Поднявшись, Криспин осмотрелся. Он по-прежнему находился на дворцовой территории, откуда надо было немедленно убираться. Ох, вот бы ему меч! От взгляда на стены заныло вывихнутое плечо. Какой там меч. Тут больше подошли бы крылья.

Придерживая ноющую руку, Криспин обежал дворик вдоль стен и со стоном понял, что придется лезть по стене.

Прилегающая к дворцу территория — это еще не улицы города. Перебравшись через стену, ты не обязательно попадал в Лондон. Чей двор там, за стеной? Но какое это имеет значение? Ему лишь надо немного передохнуть. У Криспина начала кружиться голова, он чувствовал себя слегка оглушенным. Нужно побыстрее отыскать какое-нибудь укромное местечко. Криспин глубоко вздохнул и обнаружил, что боль в плече мешает как следует наполнить легкие воздухом. А не лучше ли остаться во дворце? Вряд ли его посчитают настолько глупым, чтобы остаться во дворце.

Забраться на стену поможет растущее рядом с ней дерево. Но это не славный развесистый дуб со множеством удобных веток, это высокая тонкая лиственница, узловатая, уходящая за стену, которая едва-едва выдержит вес человека.

Времени на сомнения нет.

Криспин обхватил лиственницу и стиснул зубы. Плечевой сустав действительно выскочил. И тут уже ничем не поможешь. Вопрос стоит так: или взобраться, или умереть. Подтягивая колени, Криспин начал осторожный подъем по шершавому стволу. Казалось, что с каждым рывком он продвигается всего на дюйм. Невозможно предугадать, когда появятся его преследователи, поэтому Криспин хотел перебраться через стену, прежде чем они добегут до этого двора. Если они не поймут, в каком направлении он исчез, у него больше шансов уйти без потерь.

Наконец-то! Он добрался до ветки, свешивающейся через стену, примерился и попытался закинуть на нее ногу. Плечо воспротивилось, отозвавшись резкой болью. Криспин впился ногтями в кору, крепче обхватил ветку и, перебирая руками, дюйм за дюймом стал по ней перемещаться. В какой-то момент, невзирая на боль, он открыл глаза и посмотрел вниз. Если б у Криспина были силы, он усмехнулся бы.

— Как всегда, на волоске, — пробормотал он.

Под ним были гравий, грязь и трава другого двора, но — далеко. Стена была густо увита плющом, его ярко-зеленые листья серебрились в свете угасающего дня. Если спрыгнуть на стену, то можно будет сползти вниз по плющу, значительно облегчив боль. Стоит попробовать.

Надо лишь точно спрыгнуть. А получится ли? Этим вечером почти все шло не так, хотя он все-таки помешал убийце. Но что завтра? Он никогда больше не сможет проникнуть во дворец. На самом деле ему, возможно, и в Лондоне нельзя будет оставаться после сегодняшнего вечера.

На время Криспин отогнал эту мысль подальше. Если он станет ее развивать, то может совсем пасть духом, а сейчас он к этому уж точно не готов.

Криспин сделал глубокий вдох и примерился к стене под собой. Раскачался, посмотрел вниз и разжал руки. На стену Криспин попал, но колени у него подогнулись и он перекатился не в ту сторону, вырвав длинную плеть плюща. Затем он выправился, спустился вниз по стеблям растения и только в самом конце спрыгнул на землю. Криспин очутился в тихом внутреннем дворе, который, как он увидел, располагался между часовней Святого Стефана и дворцом. Криспин сел, привалившись к стене. Вздрогнув, он понял, что сидит в той же позе, что и застреленный вчера французский курьер, но тут уж ничего не поделаешь. Надо перевести дух, прежде чем встать и идти дальше.

Криспин прислушался. Не слышно ни звука. Ни криков, ни топота бегущих ног. Сейчас он был в безопасности, но знал, что долго это не продлится.

Криспин с усилием оттолкнулся от стены и, тяжело дыша, встал. Плечо болело немилосердно, но сейчас некогда им заниматься. Криспин побежал по длинному двору. Добравшись до другой стены, он замедлил шаг. Он и не думал, что у него найдутся силы преодолеть еще одну стену. Вместо этого он посмотрел на жилые строения, увидел в одном из высоких окон мягкий огонек и, пошатываясь, побрел туда.

Возможно, Криспин проспал несколько минут, а возможно — и несколько часов. Он потерял счет времени, когда открыл глаза. Из своего укромного уголка в тени шахматного столика, где он лежал, свернувшись в комок, Криспин посмотрел на потемневшее окно. Лунный свет играл на оконных стеклах, и это было единственное различимое движение на фоне мелкого косого дождя, бившего в угольно-черное стекло. Комната казалась знакомой, но более точного определения в затуманенном мозгу Криспина не находилось.

Перекатывающаяся в плече боль запрещала двигаться. Во рту пересохло. На подносе Криспин разглядел графин, подсвеченный снизу единственной свечой и мерцанием углей в совсем не гревшем очаге. Плащ Криспина остался на кухне Онслоу. Видно, пройдет немало дней, пока он сможет забрать его, если вообще сможет. Придется обходиться капюшоном с оплечьем.

Шаги. Криспин съежился в темноте. Дверь открылась, и на пороге возникла фигура. В полумраке Криспин не мог понять, кто это, и дождался, пока человек подойдет к огню и, взяв кочергу, примется ворошить угли.

Криспин беззвучно поднялся и встал за спиной этого человека. Ему очень не хотелось так поступать, но он вытащил кинжал и приставил его к шее мужчины.

— Не оборачивайтесь.

Человек застыл. Криспин видел, что мужчине хочется нанести удар. Он увидел, как согнулась рука, сжались в кулак пальцы.

— Ты покойник, — прошептал мужчина.

— Да. Я уже семь лет живу под смертным приговором.

Мужчина полуобернулся.

— Не делайте этого!

И затем Криспин слишком поздно увидел знакомый профиль.

Ахнув, Криспин опустил руку с оружием и убрал кинжал в ножны. Отступил на шаг и поклонился.

— Ваша светлость.

Ланкастер гневно смотрел на него. Криспину захотелось сжаться, во всяком случае, он попытался, но из-за плеча дернулся и попятился.

Взгляд Ланкастера неуловимо изменился.

— Ты ранен.

— Я вывихнул плечо.

Он прислонился к стене.

— Я могу его вправить.

Криспин смотрел герцогу прямо в глаза. Какое-то время мужчины стояли неподвижно. В бою это было обычным повреждением. Упавший с лошади рыцарь считал себя счастливчиком, если отделывался всего лишь вывихнутым плечом.

Ланкастер усмехнулся. Блеснули обнажившиеся в гримасе зубы, обрамленные темными усами и бородой. Без сомнения, вся эта ситуация нравилась ему не больше, чем Криспину.

Боль и дурнота мешали Криспину продолжать, и если уж он должен скрываться, то хорошо бы вправить плечо. Он кивнул Ланкастеру, и герцог подошел и взял его руку.

— Эта?

Криспин снова кивнул.

— Будет больно. И, смею заметить, ты заслуживаешь того, что тебя ждет, за твою угрозу кинжалом.

— Простите меня, милорд.

Ланкастер презрительно усмехнулся:

— Приготовься.

Криспин выпрямился, прислонившись к стене. Ланкастер уперся ногой в оштукатуренную стену и одной рукой взялся за предплечье Криспина, а другой — за запястье.

— Готов?

— Давайте.

Ланкастер дернул. Еще раз… еще… пока оба они не услышали щелчок. Боль была невыносимой, но облегчение наступило мгновенно, лишь остались отголоски боли в спине и в груди. Криспин едва удержался, чтобы не начать баюкать свое плечо.

— Премного благодарен, — проворчал он и привалился к стене.

Ланкастер выпустил руку Криспина и отошел назад.

— Какого черта ты делаешь при дворе?

Криспин едва не усмехнулся, но ему было слишком горько, чтобы смеяться.

— Клянусь честью — как бы вы ни оценивали то, что было когда-то моей честью, — я не пытался убить его величество. Более того, я помешал это сделать. Убийца до сих пор на свободе.

Ланкастер опустил плечи, но в его осанке проступала тревога, по-прежнему сковывавшая тело.

— Слишком многое свидетельствует об обратном.

— Свидетельствует?

— Раны Господни, Криспин! — обрушился на него Ланкастер. — Тебе запрещено появляться при дворе, и в руке у тебя был этот проклятый лук! Ты думаешь, этого никто не заметил?

Криспин запустил грязные пальцы во влажные от пота волосы.

— Я понимаю, это выглядит неважно…

— Неважно? Убийственно!

— Теперь уже ничего не поделаешь. Моя задача — покинуть дворец. Живым.

— Тебе придется потягаться с королевской стражей.

— У меня нет намерения сдаваться страже. Если только вы не собираетесь отдать меня ей.

— Я пока не решил, потому что не понял, почему ты здесь, в моей комнате. От меня требуется спасти тебя? Сколько еще раз я должен тебя спасать?

Криспин попытался улыбнуться:

— «До седмижды семидесяти раз»*.

— Не дерзи.

— Ваша светлость, если вы меня выдадите, меня скорее всего станут пытать.

Ланкастер со вздохом повернулся к очагу. Устремил туда сердитый взгляд.

— Я это знаю.

Криспин подошел к очагу и встал позади Ланкастера.

— Но вы знаете, что мне не в чем сознаваться.

— Да, и это мне известно.

— А затем я умру.

— Да.

Криспин непочтительно фыркнул.

— Простите меня, ваша светлость, но пока что ваша логика мне недоступна.

— Нельзя, чтобы меня видели с тобой. Особенно сегодня. Если ты не понял, тебя обвиняют в государственной измене и убийстве. Я заступился за тебя однажды, когда ты был виновен, но теперь — нет.

Криспин встал по другую сторону очага и уставился на огонь.

— Ясно, — безжизненно произнес он. — Разумеется, на этот раз я не виновен. — Он оскалился. — Убийца — Майлз Алейн. Вас это удивляет?

Ланкастер не издал ни звука, поэтому Криспин посмотрел на него. На лице герцога сохранялось гневное выражение. Губы в обрамлении темной бороды и усов были плотно сжаты. Густые брови нависали над глазами, как угрожающие когти нечистой силы.

— Странно, — проговорил он. — Не удивляет. Действительно.

— Могу даже больше сказать, — произнес Криспин.

Он достал из кошеля и бросил на пол обломки стрел.

Ланкастер посмотрел на них. Некогда гладкие перья теперь поломались и погнулись.

— Что это?

— Части стрел, которые участвовали в нескольких преступлениях. Одна из них из трупа французского курьера. Другой хотели убить меня, а последней — ни в чем не повинную судомойку. Не сомневаюсь, что, если вытащить из трона стрелу, которой пытались убить короля, она окажется такой же.

— И что? Что общего между этими событиями?

— Ничего. За исключением стрел. Они принадлежат вам.

Ланкастер поднял на Криспина глаза. Ни досады, ни возмущения, как ожидал Криспин. Более того, поведение герцога ничем не напоминало Криспину того человека, которого он знал. Ланкастер лишь заморгал, отвел глаза и снова стал смотреть на огонь. Дрожащий желтый свет падал на его изборожденное морщинами лицо и бархатный котарди.

— Что у тебя на уме, Криспин?

Криспин внезапно почувствовал себя измученным. Огонь в крови, который гнал его вверх по гобелену и помог выпрыгнуть в окно, иссяк. Криспин полностью обессилел.

— Что у меня на уме? — Он вытер пот с лица и опустил руку. — Господи Боже! Каких только ужасов нет у меня на уме… Позволено ли мне будет задать вопрос?

— Ты поостерегись, знаешь ли. В течение только нынешнего вечера ты был застигнут с орудием убийства в руках и приставлял нож к моей шее. Что дальше?

— Милорд, я знаю, что время может изменить человека. Изменить его так, как никто и не ожидает.

— Да, — медленно согласился Ланкастер. — Пожалуй, может. Обстоятельства тоже могут изменить человека.

— Сделать его другим. Изменить его устремления.

— Да.

Криспин тяжело вздохнул.

— И поэтому я спрашиваю вас, ваша светлость, почему в последние несколько дней ваши стрелы использовались для столь гнусных целей?

— Чем ты докажешь, что это мои стрелы?

И правда, чем? Мастер, сделавший эти стрелы, теперь мертв. И кому понадобилось заставить его замолчать? Кому, кроме человека, скрывающего какие-то темные дела?

— Доказательство умерло вместе с мастером Пилом. Но он опознал при мне эти стрелы. Совершенно недвусмысленно.

Ланкастер повернулся к нему. По темным глазам герцога ничего нельзя было сказать. В них не проскользнуло ни искорки, ни усмешки. Его губы слегка дрогнули, потом раскрылись.

— Ты смеешь обвинять меня, Гест? В самом деле? — с угрозой спросил он.

Криспина даже затошнило.

— Я знаю только то, что знаю, ваша светлость. Что эти стрелы ваши. Что семь лет назад неизвестный человек нанял Майлза Алейна, чтобы составить заговор против короля, и что, вероятно, этот же человек нанял его и сегодня. Что этими стрелами убивали и пытались убить. И что Эдвард Пил мертв.

— Если это все, что тебе известно, тогда разумнее будет молчать об этом деле.

— Ваша светлость…

— Ты смерти ищешь, что ли? — Ланкастер сжал рукоять кинжала, но оставил его в ножнах. — Ты желаешь, чтобы тебя зарезали здесь и сейчас, в моей комнате? Кто меня обвинит? В смерти убийцы? Человека, который на глазах всего двора был застигнут с мерзким орудием убийства? Да я буду героем. Что может меня остановить, мастер Гест?

Криспин расправил плечи.

— Ничто. Можете поступать по своему усмотрению, милорд. Я в вашей власти. Я только хочу знать, противники ли мы. Мне бы не хотелось. Вы знаете мои чувства.

— А тебе мои неизвестны! Убирайся отсюда, пока я не взялся за меч.

— Однажды я принес вам клятву. Я поклялся, что буду верен вам до смерти, и никогда не нарушал этой клятвы. Но знайте, я не отступлюсь. Я разоблачу убийцу — и его помощников — и очищу свое доброе имя. А для этого мне нужно выбраться из дворца. Я знаю, что вы мне не поможете, но позвольте мне хотя бы уйти, не поднимайте тревогу.

— Я дам тебе четверть часа.

Криспин стоял, прислонившись к стене и в изумлении взирая на этого человека. Ему хотелось напомнить Ланкастеру, как он служил ему — домашним пажом все детские годы, оруженосцем, когда стал подростком, как герцог посвятил его в рыцари, ударив по плечу своим мечом, когда Криспину исполнилось восемнадцать лет.

Но он не мог. И не потому, что в горле встал ком. Он просто ничего этого не скажет. Глядя в пол, Криспин стиснул зубы.

Ланкастер закрыл глаза и уткнулся в кулак, водя им по губам. После долгого молчания сказал:

— Тебе ни за что не перебраться через стену. Там пятнадцать футов высоты. Есть выход, о котором мало кто знает. Потайной выход.

Криспин поднял глаза.

— Им по-прежнему иногда пользуются. Он может охраняться.

— Где он?

Ланкастер объяснил, как его найти и как избежать встречи со стражей. Криспин понял.

— Ты сможешь туда добраться?

— Да.

— Тогда иди.

Криспин повернулся к двери.

Ланкастер сделал шаг и, поколебавшись, остановился.

— Надеюсь, ты сможешь доказать свою невиновность. Это потребует огромных усилий.

— Я собственноручно брошу убийцу к ногам короля.

Ланкастер поднял бровь.

— Ну-ну. Нелегко тебе придется. Ты к этому готов?

Криспин кивнул, но на герцога не взглянул. Не мог себе этого позволить.

— Чего бы это ни стоило.

Криспин открыл окно и выглянул наружу, на залитый дождем внутренний дворик. Протиснулся в окно и спрыгнул, из-под ног на грязную траву полетели брызги. Криспин помедлил, скорчившись и причиняя тем самым боль вправленному плечу. Путь был как будто бы свободен, и Криспин устремился к кустам, росшим вдоль дворцовых стен, — ему требовалось попасть в западный угол. Ланкастер сказал, что там в садовой стене есть потайная дверь, которая открывается в длинный проход, ведущий к пристани.

Криспин надеялся, что это правда.

Неутихающий дождь барабанил по голове, мокрые волосы облепили голову. Криспин не рискнул надеть капюшон, чтобы не заслонять обзор. Протащившись через грязный двор и по сырой листве, Криспин приблизился к месту, где, как сказал Ланкастер, нужно было искать, и выставил вперед руки, ощупывая стену. Темнота упала неожиданно, словно на небесах перерезали шнурок занавеса. Криспин выругался, когда ударился пальцами о жесткий камень. Он шарил по стене руками, грязными, липкими от стен и неизвестно от чего еще. Затем он нащупал края двери, нашел секретный засов и коротко возблагодарил Бога, когда дверь бесшумно открылась.

Он скользнул в нее и побежал по длинному, расширяющемуся проходу. Запах причалов подсказал Криспину, где он находится, и он вышел в какой-то переулок. В нос ударила вонь гниющей рыбы и нечистот, но Криепину она показалось слаще всех ароматов на свете.

Выбравшись на улицу, Криспин побежал по скользким булыжникам. В свете факела, за косыми струями дождя, он увидел Темзу в ряби волн и заторопился вдоль берега реки, возвращаясь в Лондон. Он только надеялся, что попадет туда раньше людей короля.

Глава 19

— Джек!

Криспин распахнул дверь. В комнате было темно, только в очаге слабо тлели куски торфа.

— Джек! — Он услышал зевок и нашел спящего на соломе мальчика. — Джек… Ты еще здесь?

— Да, хозяин. Конечно, здесь. А что такое?

— Придется тебе встать. Мы идем в «Кабаний клык».

— Я не хочу пить, хозяин. Я просто устал.

Он хотел было снова улечься, но Криспин рывком поставил его на ноги.

— Поднимайся, я сказал! Нельзя терять ни минуты. Здесь небезопасно.

— Небезопасно? Черт! Во что вы ввязались, хозяин?

Криспин хотел зажечь свечу, но потом передумал.

— Я пошел в Вестминстерский дворец, чтобы предотвратить покушение на жизнь короля.

— И как, удалось?

Сна у Джека не было уже нив одном глазу, и он натягивал плащ.

— Ну… в некотором роде. То есть я его предотвратил, но…

Джек схватил Криспина за пострадавшую руку, и сыщик сморщился.

— Вы ранены. Что случилось?

— Да теперь меня обвиняют в попытке убийства. И я скрываюсь. Поэтому, если ты не против, давай-ка поторопимся!

Джек загородил дверной проем, не пуская Криспина.

— Подождите. Вы хотите сказать, что вас обвиняют в попытке убить короля? А вас кто-нибудь видел?

Криспин избегал встречаться с Джеком взглядом.

— Видел ли меня кто-нибудь? Только весь королевский двор. — Криспин горько усмехнулся. — Дело приняло скверный оборот, Джек. Мы должны идти.

Джек воздел руки к небу в горестной мольбе.

— Я оставил вас одного всего на несколько часов…

— Мы должны идти!

— Постойте! А как же Терновый венец?

Взгляд Криспина метнулся в угол.

— Кровь Господня!

Он подошел к соломе и достал оттуда деревянный ящик, открыл, извлек золотой ларец, открыл и его. Пальцы Криспина нащупали Венец, и он выхватил его из ларчика.

— Где был твой победный дар сегодня вечером? — обвиняюще вопросил он, глядя на реликвию.

Мгновение он стоял, сжимая Венец в руках. Какой смысл продолжать держать его у себя? Ну, Криспину он уже точно не поможет, но всегда есть Джек. Если Джек отнесет его во дворец, то, возможно, получит награду. Нет-нет. Лучше он отнесет его шерифу, когда получится. Шериф наверняка сообразит, что Джек не мог быть тем метким стрелком с луком. Уинком, возможно, найдет в себе мужество защитить мальчишку, но с другой стороны… Криспин провел ладонью по лицу. Думать он не мог. Плечо по-прежнему причиняло боль, боль затуманила мозг. Только одно было ясно. Нужно выждать благоприятный момент, и лишь тогда предъявить реликвию. А пока Венец получше припрятать.

Криспин посмотрел на очаг и направился к нему. Наклонился, терпя жар, засунул руку с Венцом как можно дальше в дымоход и пристроил его на внутреннем выступе.

Покончив с этим, он пошел к дверям.

— А ящики? — показал Джек на лежавшие на соломе ящики курьера.

— Накрой их, и будем надеяться на лучшее. И догоняй меня.

Он не стал дожидаться Джека — мальчик не потеряется. Криспин спустился по лестнице и вышел на улицу. Сигнал гасить огни уже прозвучал, но Криспину это не помешало. Широким шагом он направился к Гаттер-лейн и не успел завернуть за угол, как Джек уже семенил рядом с ним. Криспин ожидал увидеть улыбку на обычно веселом лице паренька, но тот шел встревоженный, насупив рыжие брови.

Криспин постучал в дверь таверны, и ему открыл заспанный Нэд.

— Мастер Криспин, уже давно погасили свет.

— Я знаю, Нэд, но нам нужно войти. Я должен поговорить с Гилбертом.

Нэд, всклокоченный больше обычного, уже пошел прочь. Криспин не понял, отправился он за Гилбертом или нет, поэтому оттолкнул его с дороги и закричал:

— Гилберт Лэнгтон! Проснись!

Послышался какой-то звук. Криспин обернулся и увидел в дверях Гилберта в ночной рубахе до колен. Гилберт чесал взъерошенную голову.

— Что случилось, Криспин? Ради любви Божьей Матери, что ты делаешь здесь в такой час?

Теперь, когда до убежища было рукой подать, Криспин готов был рухнуть на пол. Ему нужно отдохнуть. Еда подождет.

— Гилберт. — Как приятно опереться на дружеское плечо. Криспину без шуток хотелось привалиться к Гилберту. — Долго все объяснять, но если коротко — меня ищут люди короля. Мне нужно место, где я мог бы несколько дней отсидеться, прежде чем выберусь из Лондона.

— Из Лондона?

Теперь хозяин таверны проснулся окончательно. Схватив Криспина за руку, он торопливо повел его вниз по ступенькам в винный погреб. Нэд со свечой шел следом. Она едва осветила огромные бока покрытых испариной бочек, каменный пол, стол, два стула и койку, на которой недавно спали сестры-судомойки.

— Криспин! Что ты натворил?

— Только попытался спасти короля, и это не принесло мне ничего, кроме испытаний и неприятностей! — Он стукнул кулаком по стене. — Я его спас! А теперь меня обвиняют в том, что это я хотел его убить!

Гилберт посмотрел на Джека, на бледном лице которого ничего не отражалось.

— Надо выпить. — Гилберт отыскал кувшин и поставил его под кран. — Соломинки нам, ребята, не нужны. Джек, принеси кубки. Для всех.

Криспин опустился на стул и положил голову на руки. Нэд опасливо встал рядом с другим стулом, на который сел Гилберт. Джек принес кубки, и Гилберт их наполнил, в первую очередь для Криспина. Они молча пили, пока Криспин не покачал головой и не сжал кубок руками.

— На сей раз я угодил в серьезный переплет. Я действительно не понимаю, как выбраться из него живым.

— Штука в том, — сказал Гилберт, — чтобы найти настоящего убийцу.

— Я не смогу этого сделать, не находясь при дворе.

Криспин залпом допил вино, поставил кубок на стол и, пока Гилберт снова наполнял его, наблюдал, как играют на стенках глиняного бокала завораживающие рубиново-красные блики и желтоватый свет свечи. Гилберт допил свое вино.

— У короля на тебя зуб. Всегда был. Возможно, он завидует Ланкастеру — тому, как тот к нему относится. В конце концов, истинную симпатию можно отличить от раболепия.

Криспин потер подбородок, уже покрывшийся щетиной. Посмотрел на мрачные лица Джека, Нэда и Гилберта.

— Сегодня я уже больше не в состоянии думать. Дайте мне отдохнуть. Но, Гилберт, ты должен быть начеку. Разыскивая меня, шериф может прийти и сюда.

Когда Нэд и Гилберт ушли, Джек устроил Криспина на койке. Как только голова сыщика коснулась соломы, он забыл и о Джеке, и обо всем остальном.

Пока его не разбудили громкие мужские голоса.

Криспин вскочил с кровати и схватил кинжал. Джека он увидел на лестнице — он прислушивался к тому, что делалось за дверью. Мальчик знаком велел Криспину не шуметь и спрятаться.

Криспин осмотрелся в поисках подходящего места и укрылся за большой бочкой. Он втиснулся в узкое пространство, уткнувшись носом в сырое дерево. В нос ударил запах плесени и старого вина.

От голоса Уинкома дрожали балки.

— Я знаю, что он здесь!

Шериф пинком распахнул дверь, и Джек скатился на несколько ступенек вниз. Криспин стиснул кинжал. Если из-за него с мальчиком что-то случится…

— Принесите свечу! — проревел Уинком.

Один из его помощников сунул ему в руку свечу, и шериф осветил подвал.

— А, Джек Такер. Где собака, там и хозяин поблизости.

— Нет, мой добрый господин. Я не знаю, где мастер Криспин. Что такое происходит?

— Прочь с дороги!

Криспин услышал звук затрещины и затаил дыхание, готовый выскочить из укрытия.

Тяжелые шаги шерифа загрохотали вниз по лестнице. На нижней ступеньке он остановился, и наступила тишина.

Глупо было приходить в «Кабаний клык». Теперь Криспин подверг опасности всех дорогих ему людей. Нужно было попытать счастья в Шамблзе или совсем убираться из Лондона. Нуда что сейчас об этом говорить. Какой смысл прятаться? Другого выхода из подвала нет, и Уинком его поймает. Все кончено.

Шериф протяжно выдохнул через нос.

–. Идите в таверну и подождите меня там, — сказал он в сторону лестницы, обращаясь к своим людям, как предположил Криспин.

— Господин шериф? И оставить вас наедине с отчаянным преступником?

— Ему не выйти отсюда, кроме как по лестнице. Оставьте меня, кому сказано.

Криспин услышал, как мужчины поднимаются по ступенькам, и затем их шаги стихли в отдалении.

— Джек, — негромко и вкрадчиво сказал шериф, — закрой дверь.

— Господин шериф, я же говорю вам…

— Закрой эту проклятую дверь!

Джек медленно, уныло протопал наверх и закрыл дверь — слышно было, как она хлопнула.

— Его здесь нет, милорд, — безнадежно повторил мальчик.

Уинком не ответил. Он неторопливо, без всякой цели прошелся, слышался отзвук его шагов, обувь влажно поскрипывала по каменному полу.

— Криспин. — Голос шерифа отозвался гулким эхом. Все бочки повторили сыщику его имя. — О, Криспин, я знаю, что ты здесь. Лучше выходи и потолкуем. Это твой единственный и последний шанс.

Криспин знал, что не выдержит нового заключения в тюрьму. И мысль о новых пытках ничуть его не радовала. На этот раз они придумают что-то более изощренное, более длительное. А затем наступит казнь — долгая и мучительная. Может, взять шерифа в заложники? Стоит попробовать.

Криспин выбрался из своего убежища и встал перед шерифом. Свеча в руке Уинкома освещала блюстителя закона недобрым светом, придав ему демонический вид.

— Так-так. А вот и он. — Шериф положил ладонь на рукоять меча, потом подумал и убрал руку. — Славная погоня, она увенчалась успехом.

— Вы что-то хотели мне сказать, Уинком?

Тот с усмешкой тряхнул головой.

— Я что, должен постоянно тебе напоминать, Криспин, чтобы ты обращался ко мне «господин шериф»? Почему это так трудно запомнить?

— У меня нет времени на игры. Если вы пришли меня арестовать, предупреждаю: так просто я не сдамся.

— Я и не ожидал. Я буду рад увидеть тебя снова в тюрьме, где тебе самое место, и получить награду за твою поимку. — Он улыбнулся, его зубы сверкнули на свету костяным блеском. — Назови мне хоть одну серьезную причину, почему я должен поступить иначе.

Криспин повертел в свете свечи кинжал. Уинком посмотрел на оружие сыщика.

— Собираешься пустить его в ход?

Криспин стиснул рукоять.

— Еще не решил.

Улыбка шерифа стала шире.

— Я все еще жду твоих убедительных доводов.

Криспин попытался, уже не в первый раз, распознать, что стоит за взглядом этих темных глаз. Уинком был алчным, обладал большим самомнением, его переполняли злоба, жестокость и тщеславие. Но он всегда заключал с Криспином справедливые сделки, сдобренные, разумеется, угрозами и надменностью.

Похоже, шериф предлагал ему шанс — в чем бы он ни заключался. Остальные возможности были не столь привлекательны.

Криспин вздохнул:

— Подкупить я вас не могу, вы это знаете.

— Более чем.

— У меня есть только наше с вами совместное прошлое. Мы знаем друг друга уже год. В большинстве случаев я вам помог, наверняка вы это помните. И практически ничего не получил взамен. Обычно вы ставили себе в заслугу выполненную мной работу…

Уинком наклонился к нему.

— Нет нужды вдаваться в эти подробности, не так ли?

— Вы знаете, что я этого не совершал, лорд шериф.

— Ничего такого я не знаю. Я, между прочим, тоже там присутствовал. Лук был в твоей руке, и это видели все.

— И никто из них не видел, что произошло в действительности.

— Рассказывай сказки. Да как ты можешь оспаривать свидетельство стольких глаз? Если это сделал не ты, то я видел письмена на стенах.

— Я этого не делал.

— Обвиняемый всегда так говорит. Я уже много раз это слышал.

Криспин покачал головой:

— После всех этих месяцев вы так меня и не поняли?

Уинком открыл было рот, но осекся. Словно в первый раз, обвел взглядом темное помещение.

Криспин пошевелил пальцами, сжимавшими кинжал.

— Саймон… вы же не такой негодяй.

— А вот это зависит от тебя. Нет, ты на редкость загадочный тип, Гест. Ты влип. Может, ты пытался убить короля, а может, и нет. Виновен ты или нет, я все еще могу получить награду за твою поимку.

Криспин посмотрел на Джека. На лице мальчика был написан ужас, лицо побелело и осунулось сильнее обычного.

— Вы знаете, что у меня никогда не будет возможности доказать свою невиновность. Я погибну, едва вернусь во дворец.

— Ты не дал мне закончить.

Уинком неторопливо прошелся до бочки, за которой прятался сыщик, настороженно следя за движениями Криспина. Тот наблюдал за шерифом, не убирая кинжала, но опустив его.

Шериф презрительно усмехнулся и понюхал капающее из крана бочки вино.

— Я собирался сказать, — произнес Уинком, поворачиваясь к Криспину, — что хоть за тебя и обещана большая награда, такая же назначена и за Терновый венец. Думаю, что сейчас я нахожусь в более выгодном положении, чем ты. Полагаю, мне, против обыкновения, не понадобится выжимать из тебя сведения. Или я ошибаюсь?

— Вы уверены, что он у меня?

Уинком засмеялся.

— Теперь уверен. Будет тебе, Криспин. Неужели эта реликвия не стоит твоей жизни?

— Вы поможете мне отдать в руки правосудия настоящего преступника?

— Принеси мне Венец, и я подумаю.

— У меня нет времени на ваши раздумья. Да или нет?

Уинком кивнул с усмешкой:

— Очень хорошо. Пусть будет по-твоему. Принеси мне Венец, и я забуду, что видел тебя. И поищу преступника.

— Я знаю, кто он. Это Майлз Алейн, капитан королевских лучников.

Уинком поднял бровь.

— Неужели? Ты можешь это доказать?

Криспин издал звук, очень похожий на рычание.

— Нет.

Шериф посмотрел в сторону лестницы. Джек вытащил свой нож и, грозно сопя, бросал на шерифа убийственные взгляды.

— Тогда это будет нелегко. Так как насчет Венца? Принесешь его?

— Вы меня отпустите?

— Другого выхода у меня нет, не так ли? И забери с собой своего мастифа, пока он не поранился.

— А как насчет ваших псов? Вы меня отпустите, а наверху ваши герои загонят меня в угол.

Уинком продолжал улыбаться:

— Эй ты, Такер. Скажи моему человеку, что я хочу его видеть.

Джек помедлил, глянув на Криспина. Тот кивком велел ему подчиниться, и Джек открыл дверь и вышел.

— Вы бы лучше снова спрятались, мастер Гест, — заметил шериф.

В открытую дверь Криспин увидел слабый свет, упавший на верхние ступеньки. Улыбка Уинкома раздражала, но выбора не было. Криспин с неохотой опять забрался за бочку («Прячусь как крыса», — подумалось ему) — как раз в тот момент, когда на лестнице появился помощник шерифа.

— Милорд?

— Тут ничего нет. Вы все можете возвращаться в Ньюгейт. Я хочу еще немного потолковать с хозяином гостиницы.

Мужчина ушел, и Криспин выглянул из своего убежища. Джек стоял в дверях, наполовину освещенный огнем очага из зала таверны. Он пристально наблюдал, пока не ушел последний из людей шерифа, и только тогда кивнул Криспину, что путь свободен.

Криспин выбрался из тени, посмотрел на Уинкома и нехотя сунул кинжал в ножны.

— Благодарю вас, господин шериф. Доверять бывает нелегко.

— Я никогда не говорил, что доверяю тебе. Преимущество по-прежнему на моей стороне. Если ты не вернешь Венец, твой драгоценный хозяин таверны и его жена окажутся в тюрьме по обвинению в измене. — Уинком снова улыбнулся во весь рот. — Никакого риска. Как видишь, я прекрасно тебя понимаю. — Улыбка погасла. — Поторопись. Я устал от всего этого.

Гнусный негодяй. Криспин бочком проскользнул мимо шерифа, ожидая, словно какой-то непослушный школьник, тычка, и поднялся по лестнице.

— Идем, Джек.

Криспин увидел Гилберта и Элеонору, которые молча сидели в темном зале таверны, и Нэда, примостившегося на табуретке у двери. Нэд смотрел на Криспина, словно он был сам Спаситель. Ничего подобного. Если Криспин на что и способен, то обречь их всех на несчастья.

Задвинув подальше страх, Криспин сосредоточил все внимание на своей задаче. Он встал у двери и знаком приказал Джеку открыть ее. Он увидел, как Джек вышел на залитую лунным светом улицу и тщательно осмотрелся по сторонам. Повернув к Криспину бледное лицо, он сдержанно кивнул.

Криспин осторожно выскользнул на улицу и поежился от холода. В тысячный раз он пожалел об оставленном на кухне плаще, но поделать ничего не мог. Он был, однако, благодарен за темноту, потому что меньше любопытных глаз заметит его, когда ставни закрыты и можно спрятаться в тени.

Криспин перешел на бег, Джек трусил за ним, стараясь не отставать. Никто ничего не говорил. Ничего и не требовалось говорить. Оба они прекрасно понимали создавшееся положение. Возвращение Венца представлялось теперь ничтожной платой за жизнь их друзей. Криспин надеялся, что выкупит и свою жизнь.

Путь им освещала луна, сияющая над грязными улицами, как украшенный лентами маяк. Криспин и Джек свернули в Чипсайд и через него вышли к Шамблзу. Проходя по темным улицам мимо притихших лавок, Криспин внезапно почувствовал себя так одиноко, как давно уже не чувствовал. Окна в лавке торговца домашней птицей, примыкавшей к мастерской жестянщика Мартина, были закрыты ставнями. Из недр погруженного в тишину дома не донеслось даже тихого кудахтанья, когда они проходили мимо. У Мартина окна тоже были закрыты ставнями и заперты, хотя из-под нижнего края ставня пробивалась полоска света, где, судя по всему, оставили свечу.

Криспин достал из кошелька ключ. Как можно тише он поднялся по лестнице, стараясь избегать скрипучих ступеней. Джек молча следовал за ним. Если уж в чем этот парень и преуспел, так это в умении таиться.

Криспин достал ключ, но тот выскользнул у него из пальцев и звякнул об пол. Криспин, сморщившись, повернулся к Джеку, и они оба застыли, ожидая, что тени оживут и бросятся на них. Когда же ничего не случилось, Криспин опустился на колени и, ругаясь себе под нос, стал шарить в темноте по деревянной площадке, пока не наткнулся на металл. Потирая болевшее плечо, Криспин выпрямился, наконец-то сунул ключ в замок и открыл дверь.

Одного взгляда на груду соломы в углу было достаточно, чтобы понять — реликварий лежит на прежнем месте. Криспин направился прямиком к очагу. Торф прогорел до золы, но все еще источал тепло. Встав на одно колено, Криспин сунул руку в огневую коробку, провел пальцами по выступу, а затем полез в очаг, изогнувшись, вытягиваясь. Торфяные уголья поджаривали спину и душили клубами дыма и взметнувшимся пеплом. Пальцы скребли по кирпичам, а внутри медленно нарастала паника.

Все напрасно. Венец исчез.

Глава 20

— А не мог он сгореть?

Оттолкнув Криспина, Джек поискал сам и даже не заметил, как у него загорелся плащ.

Криспин вытащил парня из очага и затоптал огонь.

— Никому не поможет, если ты сгоришь. — Он сел на пол. — Кто-то его унес. Кто знал, что Терновый венец у меня?

— Вы. Я. Те девушки. Шериф. Кто еще?

— Кто еще? Никто. Кто мог догадаться?

Джек вскочил.

— Аббат Николас! Он догадался.

— Да, но он не стал бы его красть, не стал бы и подсылать кого-нибудь. Кто еще? Помоги мне, Джек.

— Не могу… больше никто о нем не знал. Ни мастер Гилберт, ни мистрис Элеонора не угадали бы, где тайник.

— Верно. Венец был спрятан. Только доведенный до отчаяния человек…

Доведенные до отчаяния люди. Кровь Господня!

Криспин встал и направился к двери, потом остановился. Если он задержится, проверяя свою догадку, Гилберт и Элеонора подвергнутся опасности.

— Джек, мне нужно, чтобы ты пошел в «Голову короля».

— Зачем это?

— Там живут французы. Мне нужно, чтобы ты за ними проследил. Хотя, может быть, уже слишком поздно.

— Понятно, хозяин. Это они унесли Венец?

— Это лишь догадка. Но их таинственный четвертый компаньон вполне мог рассказать им обо мне. Они мог ли прийти сюда для разговора и сами обнаружили Beнец. Во всяком случае, я не могу отбросить эту возможность, не проверив. Последи за ними, Джек. Не выпускай их из виду.

— А где будете вы?

Криспин обвел взглядом свою каморку. Увидит ли он ее еще когда-нибудь?

— Если повезет, то не в Ньюгейте. И в «Кабаньем клыке» я не останусь. Я уже и так причинил им столько неприятностей. — Он провел пальцем по рукояти кинжала, лаская ее гладкую поверхность. — Ты найдешь меня в «Чертополохе».

Джек уже двинулся к двери, но Криспин схватил его за плечо.

— Джек, если меня арестуют, не оставайся здесь. Уходи. Уходи из Лондона.

Криспин никогда не видел у Джека такого трагического лица. Он и сам прикусил губы, чтобы не выдать обуревавшие его чувства.

— Уйти из Лондона? Да куда же я пойду?

— Не знаю. Ты смышленый парень, справишься.

— Но, хозяин, я никогда вас не брошу.

— Джек, если меня арестуют, некого будет бросать. Тебе придется самому о себе заботиться.

— Ноя вас не покину. Я не дам вам умереть в одиночестве.

Глаза Джека наполнились слезами. Две крупные слезы скатились по грязным щекам.

Криспин закрыл глаза и ругнулся.

— Не надо, Джек. У нас нет времени. Просто пообещай мне, что ты покинешь Лондон. Это приказ!

— Я не дам такого обещания!

Он стряхнул с плеча руку Криспина и бегом кинулся вниз по лестнице.

Криспин тыльной стороной ладони вытер глаза и с судорожным вздохом отвернулся от двери. Взял сумку курьера с двумя ящичками и повесил на плечо. Поспешно спустился вниз, надеясь еще увидеть Джека в последний раз, но мальчишка оказался чересчур проворным. На улице, погруженной в серо-голубой сумрак, не было никого и ничего, кроме серебристых отблесков луны в лужах.

Криспин спросил себя, как он оказался в такой ситуации, не его ли грехи тому виной. Набожным он не был: по чести говоря, чаще всего его молитвы превращались в обращенные к Всевышнему кощунственные тирады, — но, подняв взор к небу и подумав о том, что хранилось в ящике, который сейчас лежал в курьерской сумке, висевшей на плече, Криспин в который уже раз спросил себя: «Почему я?»

Почему он снова и снова нарывается на неприятности? Он всегда думает, что поступает правильно, а получается наоборот. Разве в этот раз он не пытался помочь Ричарду? Неужели его намерение было недостаточно добрым, сердце недостаточно чистым?

Криспин остановился, когда завернул за угол и увидел «Кабаний клык». Дом замер во мраке, в окнах было темно, если не считать пробивавшегося сквозь ставни слабого мерцания свечи и огня в очаге. Криспин сглотнул комок в горле.

«Что ж, я хорошо пожил. Не могу сказать, что я выиграл эту гонку, но и не проиграл».

Поправив сумку курьера, он устремился прямо к двери. Она не была заперта, поэтому Криспин открыл ее и вошел. К нему повернулись четыре бледных лица. Поднялся только Уинком.

— Ага! — воскликнул шериф.

Он указал на стол, и Криспин положил сумку, куда велел шериф.

— Господин шериф, мне нужно вам кое-что сказать.

— Да?

Уинком занялся ящичками, особенно золотым. Он поставил его на стол и положил ладонь на крышку. Криспин положил руку поверх руки шерифа. Тот поднял на сыщика вопросительный взгляд.

— Милорд, это ящик курьера… целый, как вы видите. Но Венец, увы, исчез.

— Что? — Уинком откинул крышку и заглянул в ларчик. Выхватил кинжал и сгреб Криспина за оплечье капюшона. — Что за игрушки, Гест?

— Никаких игрушек. Его нет. Украден.

— Это ты его прячешь.

— Нет, милорд. Слово чести.

— Чести? — Он отшвырнул Криспина. — У тебя ее нет! Какой же я глупец, что поверил тебе.

— Я никогда не пожертвовал бы своими друзьями. Возьмите меня, если должны, но, ради святого креста, не причиняйте зла этим невинным людям.

Шериф метнул на Криспина гневный взгляд, повернулся к побелевшему от страха Гилберту, к Элеоноре, цеплявшейся за руку мужа, к Нэду, грызшему пальцы.

— Где этот карманник?

— Венец не у него. Клянусь Божьей Матерью.

— Где же мальчишка?

— Я его отослал. Если я не могу спасти себя…

— Ты благородный человек, да?

— Я же вернулся.

Криспин вызывающе вздернул подбородок, возможно, в последний раз в жизни бросая вызов.

Уинком наклонил голову и поджал губы. Повернулся к остальным.

— Я знал, что ты вернешься.

— Тогда вы должны знать и то, что я не лгу. Я в вашей власти. И это вам известно. Возвращение означало, что я сам иду на виселицу.

— Криспин, — едва ли не проворковал шериф, покачивая головой.

Черт бы побрал этого человека! Шериф хочет его арестовать. На самом деле хочет, чтобы его повесили… Или нет?

Шериф продолжал качать головой, пока улыбка не превратилась в раздраженную усмешку.

— Никогда не встречал такого пройдохи, как ты! — Он прошелся, остановился у очага, снова прошелся, затем остановился перед Криспином и наставил на него палец. — Ты найдешь Терновый венец для меня. Ты вернешь его только мне. Понял? — Шериф посмотрел на Гилберта и Элеонору. — В отношении того, другого вопроса я сделаю что в моих силах, но никаких гарантий не даю.

Сердце Криспина забилось чуть быстрее.

— Вы не станете за мной следить?

— Нет. Но помни, — он кивнул в сторону друзей Криспина, — я знаю, где живут они.

Глава 21

В «Чертополохе» было темно. Криспин потоптался под свесом крыши, прикинул, не пойти ли ночевать на конюшню, но передумал.

Затем он услышал то, что хотел услышать. Шаги. Увидел фигуру, двигавшуюся среди теней, и прижался к стене. Невысокий человек шел, стараясь держаться во мраке, совсем как это делает крыса, и Криспин положил руку на рукоять кинжала. Присел и, скользнув вдоль стены, пристроился позади человека. Когда оба они оказались в самом темном углу, Криспин произнес:

— Приветствую, Ленни.

Ленни подпрыгнул. Взмахнул прикрытыми плащом руками и стал похож на промокшую летучую мышь, па дающую с колокольни.

— Мастер Криспин! — Его приглушенный шепот, слетая с губ, заполнял пространство между ними мелкими клочками пара. Ленни приложил руку к сердцу. — Я чуть не обделался. Что это, да благословит вас Христос, выделаете?

— Пытаюсь остаться в живых.

Он прислонился к стене и посмотрел в сыплющее дождем небо. Луна исчезла за рваной пеленой облаков.

— А, да. Слыхал я. Рядом с вами и находиться-то опасно, прошу меня простить.

Ленни уже тронулся дальше, но Криспин коснулся его руки.

— Ты пока не сбрасывай меня со счетов. Я еще не совсем сдался.

— Ваша беда в том, что вы не знаете, когда нужно сдаться.

Криспин впервые за эту ночь улыбнулся:

— Верно.

— Возьмите хоть меня для примера. Когда вы велели мне оставить воровской промысел, разве я не оставил, а?

— Это было до или после того, как я тебя арестовывал? Трижды.

Ленни прищелкнул языком и потер то место, где было ухо.

— Нуда, меня пришлось убеждать.

— И сейчас ты на улице, хотя давным-давно дали сигнал гасить огни. Это, часом, ничего дурного не означает?

— Конечно, нет, конечно, нет.

Он взмахнул рукой, отметая подобное предположение, но из рукава выпал на землю какой-то предмет. И Ленни, и Криспин нагнулись за ним, Криспин оказался проворнее.

— Что это?

Криспин повертел маленький металлический кубок и рассеянном лунном свете.

— Ах это?

Ленни провел ладонью по скользкой от дождя лысой макушке. Длинные жидкие волосы висели сосульками. Он зашевелил бровями, с которых на щеки посыпались капли воды.

— Это… это…

— Подарок?

Криспин криво усмехнулся, подняв бровь, и бросил кубок в подставленную ладонь воришки. Длинные пальцы Ленни сомкнулись вокруг кубка и быстренько убрали его в кошель, висевший на веревочном поясе.

— Спасибо вам, мастер Криспин.

— Ленни, я прошу тебя об одолжении.

— О, все, что угодно, мастер Криспин. Все, что угодно. Уж помочь-то старик Ленни всегда может.

— Где ты живешь?

— О, да где придется.

— Я знаю, что здесь, рядом с «Чертополохом». Но где?

Где именно?

Ленни одернул свой рваный плащ.

— А зачем вам это знать, мастер Криспин?

Криспин перешел на едва слышный шепот.

— Потому что мне нужно какое-то пристанище. Такое место, где власти и не подумают меня искать.

— О нет, мастер! Нет, нет, нет. — Ленни яростно замотал головой. Влажные волосы взлетали, шлепая его по лицу и прилипая к коже. — Только не у меня. На вас охотятся все и вся. Нет, нет.

Он вырвался и побежал вдоль стены. Криспин последовал за ним.

— Ленни, у меня нет особого выбора.

Внезапно из темноты донесся голос ночного стража в соседнем переулке зазвучал его призыв всем находиться в своих постелях. Дозорный вот-вот появится из-за угла, и слабый свет его фонаря выхватит их из темноты За нахождение на улице после сигнала тушить огни полагался штраф, но в этой части города ночной страж скорее всего арестует их, подняв тревогу. Криспин не отставал от Ленни.

— Ленни, прикинь, насколько я тебе полезен. Подумай о возможных милостях.

— Да какие милости от покойника? — Ленни остановился, повернулся к Криспину и, состроив гримаску извинения, презрительно усмехнулся. — Прошу вашего прощения.

Он снова повернулся и побежал.

Криспин оглянулся. Отзывающийся эхом голос стражника приближался. Криспину показалось, что он уже видит свет его фонаря.

— Ленни, ради любви Христовой!

— Чего вы надеетесь добиться?

— Доказать свою невиновность.

Ленин остановился и повернул к сыщику свою втянутую в плечи голову.

— Вы что, хотите сказать, что не пытались убить короля?

— Именно так.

Недоверие на лице Ленни вызвало у Криспина нестерпимое желание кинуться на него, но он лишь стиснул зубы и вжался в стену. Бросил взгляд назад. Свет фонаря уже освещал начало переулка. Ночной страж приближался.

— А что я получу, если помогу вам?

В кошельке у Криспина было всего несколько пенсов. Несколько пенсов. Вот все его земное достояние.

— В следующий раз, когда я увижу тебя за твоей работой… я посмотрю в другую сторону.

Криспин был противен сам себе. От этих слов во рту остался гадкий привкус.

— Всякий раз?

Шаги стража заскрипели по неровной булыжной мостовой. Отблеск от фонаря упал на волосы Криспина.

— Да, да, — прошептал он. — Всякий раз, негодяй.

— Ну что ж. — Ленни накинул на голову капюшон. — Идемте.

Он пригнулся и исчез в темноте и дожде. Криспин оглянулся на стража и обругал Ленни, но вор потянул его за руку.

— Вниз! — прошептал Ленни, и Криспин различил каменную арку в стене на уровне земли.

Ленни исчез во мраке, и Криспин последовал за ним. Он ничего не видел, но пошел на звук шагов Ленни и стал куда-то спускаться. В воздухе пахло сыростью и затхлостью, как будто они находились где-то под Темзой. Вряд ли. Слишком далеко. Однако ощущение тесноты оставалось. Криспин поднял руку и потрогал потолок, скользкий от плесени. Это был какой-то туннель. Сооруженный, наверное, римлянами. Неудивительно, что Ленни так похож на крысу, живет он немногим лучше.

Наконец Ленни выдохнул. Криспин остановился, вглядываясь в темноту. Кремень дал ярко вспыхнувшую в темноте искру. Еще один удар, и слабым огоньком занялся кусок тряпья. Ленни зажег от него свечу и бросил горящую тряпку в очаг. Из темноты появилась комната, свет разогнал мрак, который хоть и отступил, но залег черными тенями по углам.

Комната была отвратительной. Темный и сырой подвал, давно заброшенный, потому что воды Темзы потихоньку просачивались сквозь его стены. Идеальное жилище для Ленни.

— Дом и очаг, — сказал Ленни, быстро потирая руки перед маленькой кучкой разгоравшегося торфа.

Криспин даже подумал, не лучше ли было бы согласиться на ньюгейтскую камеру, но затем отбросил эту мысль. Он, может, и скатился дальше некуда, но Ньюгейт означал страшную смерть.

Криспин встал в центре помещения и огляделся вокруг, брезгуя к чему-либо прикасаться.

— У меня никогда еще не было гостей, — сказал Ленни. — Гостей. Гость. Гест. Это вы и есть, не так ли?

Смеясь своей шутке, он поперхнулся и согнулся, закашлявшись.

— Ленни, мне нужно поспать. Найдется место?

Он старался не выказывать гадливости.

— В том углу куча отличной соломы. Не слишком сырой. Вы не возражаете, если я вас оставлю? Для меня ночь — самое лучшее время, ну вы понимаете.

Криспин дотащился до соломы и тяжело опустился на нее. Взмахом руки отпустил Ленни. Он слишком устал, слишком болело тело, чтобы спорить. Он устроился на соломе и заснул, чувствуя запах преющей травы.

— Как насчет чашечки доброй похлебки?

Голос принадлежал не Джеку. Криспин резко вскочил, сжимая кинжал.

Ленни отпрянул. Горячая похлебка выплеснулась, деревянная миска стукнулась об пол и перевернулась кверху дном.

— Мастер Криспин! Да вы словно туго натянутая тетива. — Ленни поднялся и просто растер потеки похлебки по своей и без того уже грязной одежде. — Чего еще было ожидать.

Он поднял миску и зашаркал к глиняному горшку, стоявшему на огне. Зачерпнул миской еще похлебки. С грязных краев посудины капала жидкость.

Криспин убрал кинжал в ножны и пригладил ладонью волосы.

— Прошу простить, Ленни. Я забыл.

— Да понятно.

Он подал Криспину миску.

Криспин взял ее и постарался ни нюхать, ни смотреть, что в ней, пока не поднес ко рту. Проглотил, не чувствуя вкуса, и утерся тыльной стороной ладони.

— Большое спасибо, Ленни. Который сейчас час?

— Раннее утро. Солнце еще не встало.

Криспин поднялся со своей постели и стал отряхивать налипшие на одежду соломинки.

— Люди короля уже вовсю вас ищут, мастер Криспин. Обещана награда.

— Да что ты говоришь. — Он потянулся, оберегая ноющее плечо, и прошелся по крохотной комнатке, разминая затекшие ноги. Увидел в углу ведро со свежей водой, поплескал ледяной влагой на лицо, потер пальцем зубы. — Видимо, достаточно большая награда, чтобы зажить безбедно.

— Ну да. Кругленькая сумма.

Ленни улыбнулся и потер руки, как занимающийся своим туалетом грызун.

Криспин сплюнул на пол и скосил глаза на воришку.

— Собираешься сдать меня, Ленни?

Ленни поднял взор к потолку и поскреб щетинистый подбородок. Остатки длинных сальных волос воротником легли на плечи.

— Надо подумать. Кругленькая сумма золотом или ваша паршивая шкура? Что выбрали бы вы?

Криспин сел на шаткую табуретку и, чтобы удержать равновесие, оперся руками о колени.

— Видит Бог, Ленни, думаю, я выбрал бы деньги. А ты?

Ленни улыбнулся шире, а потом захохотал.

— Ай, мастер Криспин! Совсем-то вы разуверились. Вы забыли, я же вас знаю. — Прищурившись, он погрозил Криспину пальцем. — От многих я ускользнул, но только не от вас. Нет, сэр. Человек, оказавшийся, как вы, на самом дне. И остались вы там? Нет же. На вашей стороне Бог или дьявол. — Ленни энергично помешал огонь в очаге. — Если я продам вас за тридцать сребреников, то и мне тогда висеть. Нет, сэр. У вас жизней больше, чем у Лазаря, Вы тот петух, который выиграет этот бой, помяните мое слово. Я, правда, не знаю как, но знаю, что вы справитесь. У вас всегда получается, разрази вас гром.

— Ну, Ленни, ты меня растрогал.

— Не надо распускать нюни из-за моих слов. Я вас знаю. Вы не возьмете назад свои слова и не станете меня губить. И я не стану.

Разглагольствования Ленни были бы забавными, если б не аховая ситуация. Криспин опустил голову. Впервые за долгое время он не знал, как действовать. Он сожалел, что напротив него сидит сейчас не Джек Такер, а лысеющий воришка Ленни.

— Что будете теперь делать, мастер Криспин?

Сыщик потер подбородок. Надо бы побриться, но когда еще удастся это сделать.

— Я как раз над этим и думал, Ленни. В настоящий момент самое важное отыскать и вернуть одну потерянную вещь, пока мои друзья не пострадали еще больше.

— А разве не самое важное разоблачить подлинного убийцу?

Криспин посмотрел на него.

— Ты не веришь, что я это сделал?

— Конечно, нет. Вы не такой пустоголовый.

— К несчастью, меня застигли с оружием в руках.

Ленни безуспешно попытался скрыть усмешку, прикрывшись рукой.

— Ну и ну, как все скверно-то обернулось.

— И в самом деле.

Ленни подобрался поближе к Криспину и сел на пол.

— А что за пропажу вы ищете? Я хорошо умею отыскивать разные вещи. Почти как вы.

Криспин вытер лицо руками.

— Какая разница? Гилберту и Элеоноре будет угрожать опасность со стороны шерифа, если я быстро ее не найду.

— Мастер и мистрис Лэнгтон? Ах, вот беда-то, навлекли на своих друзей опасность. Не следовало этого делать, мастер Криспин. Поосторожней надо было себя вести.

Льстивый тон Ленни напомнил Криспину, с кем он говорит. Ленни можно было доверять до известного предела. Если вообще можно.

Криспин встал.

— Я ничего не смогу сделать, прячась в этой крысиной норе… — Криспин оскалился в язвительной улыбке. — Прошу меня простить, Ленни.

Ленни улыбнулся в ответ. У него были неровные, слегка выступающие вперед длинные зубы.

— Да. Надо бы вам переодеться, по-моему. Вы же не можете идти в этом своем котарди. Все уже, наверно, знают, какой он на вид.

Криспин провел по одежде рукой, на ощупь чувствуя, где протерлась ткань. Материал теперь уже совсем истончился, латаный-перелатаный, чиненый-перечиненый, пуговицы облупились и потрескались.

— Переодеться?

Ленни суетился около очага, вороша торф, который давал скудное пламя и еще меньше тепла.

— Потому что если вас схватят, то вам конец. Король Ричард не питает к вам любви. Могут обойтись и без суда. В конце концов, вы больше не знатный человек… прошу прощения.

Криспин снова принялся мерить шагами комнатку.

— Переодеться — это хорошая мысль, Ленни. Тогда я, вероятно, смогу попасть во дворец.

— О, мастер Криспин. Вы точно сумасшедший. Да вам в жизни не пройти мимо стражи. Ну и ну. Ерунду вы говорите, право слово. А кто, кстати, виновный-то, негодяй этот? Какой-нибудь лорд небось?

— Мне доводилось решать задачи и посложнее. — Но Криспин знал, что лукавит. Его жизнь и раньше подвергалась опасности, но никогда до такой степени. — Если я сумею раз и навсегда это доказать, то, возможно, и полностью смогу очистить свое имя. Быть может, я вновь обрету доверие короля.

— Мечтаете снова попасть ко двору?

— У меня нет выбора, Ленни. Или это, или покинуть Лондон навсегда.

— А что хорошего в Лондоне? — проворчал Ленни. — Да я бы мигом смотался отсюда, если бы мог.

— А как ты будешь зарабатывать себе на жизнь?

Сердитый взгляд Ленни сменился улыбкой.

— А, тут-то вы меня и подловили, мастер Криспин. Какой же вы хитрец. Куда идти старику Ленни, а? Прямиком к дьяволу!

— Ленни, мне нужно от тебя еще одно одолжение.

— Еще одолжение от старика Ленни? — Вор повернулся к очагу и присел перед ним на корточки. Его тряпье висело на нем как огромный меховой плащ. — Приютил вас, накормил. Да я никому столько добра не делал, мастер Криспин, чистая правда. И то потому лишь, что я хорошо вас знаю. Даже если и познакомились-то мы в основном потому, что вы меня арестовали.

— Разумеется, я не имею права просить тебя о большем.

— Это верно. Я сделал даже больше, чем требует христианский долг. «Милосердие» — вот как это называется.

Криспин кивнул и полез в кошелек за монетой. Что-то сильно укололо его. Он выдернул руку. На пальце набухала капелька крови. Криспин осторожно вынул шип.

— Что это, мастер Криспин?

Криспин уставился на черную гладкую поверхность шипа, повертел его в руке.

— Безумие. Глупость. — Он сунул в кошелек другую руку и нащупал монету. Достал и протянул Ленни. — За твою доброту, Ленни. И за услугу.

— Что ж, хорошо. Очень щедро с вашей стороны. — Ленни схватил монету, которая исчезла где-то в складках его одежды. — Что за услуга?

— Я бы хотел, чтобы ты разыскал Джека Такера. Мне нужна его помощь. Я знаю, что этот дуралей остался в Лондоне, хоть я и приказал ему уходить. Но он будет где-то поблизости. Скажи, что я буду ждать его в Вестминстерском аббатстве.

Криспин погладил пальцами колючку. Ему не хотелось верить, но в том месте, где его кольнул шип, палец пощипывало, и Криспин чувствовал нараставшее в груди ощущение уверенности.

Криспин, сощурившись, глянул на хозяина комнаты.

— И еще, Ленни, мне нужна твоя одежда.

Глава 21

Солнце подсветило бледно-желтым сиянием пелену облаков, разгоняя утренние тени и предлагая пробуждающемуся Лондону очередное гнетуще хмурое утро. Криспин бежал вдоль домов и магазинов, не поднимая глаз, следя только за дорогой да за ногами лошадей и прохожих. Тряпье Ленни, в которое облачился Криспин, воняло потом, плесенью и тлением, как будто внутри этих складок кто-то издох.

Криспин отнюдь не исключал такой возможности.

В последний раз он увидел свой порыжевший котарди на сутулой фигуре Ленни. Лишь бы эта жертва того стоила. Он был не против задерживать дыхание на всем пути до Вестминстера, если в итоге удастся добраться туда никем не узнанным.

Люди короля были повсюду. Они по двое обходили все улицы. Чем ближе к Вестминстеру, тем больше стражи попадалось навстречу Криспину. Он заставил себя идти медленно, даже прихрамывать и постоянно держать лицо в тени кожаного капюшона.

Он проковылял к двери аббатства, где раздавали милостыню, и потянул за веревку звонка. Через несколько минут у зарешеченного окна появился монах.

— Сегодня мы не подаем, друг. Приходи завтра.

Криспин поднял голову и подмигнул; глаза брата Эрика расширились, когда он узнал просителя.

— Единственная милостыня, в которой я нуждаюсь, брат, это разговор с аббатом.

Брату Эрику потребовалось мгновение, чтобы взять себя в руки. Вытянув шею сколько мог, он выглянул за решетчатое окно и только потом повернул ключ в замке и открыл дверь.

— Мастер Криспин, — хрипло прошептал он. — Что, да благословит вас Иисус, вы тут делаете? Ищете убежища?

— Пока нет, брат. Мне просто нужно поговорить с аббатом.

— Он на заутрене, вместе с остальными.

— Могу я подождать у него в комнате?

Тяжелый дух, который распространяли лохмотья Криспина, как видно, дошел наконец до обоняния Эрика. Монах сморщил нос и окинул взглядом оскорбляющие его чувства одеяния.

— Обещаю оставить это непотребство здесь.

Эрик колебался еще секунду, но в итоге кивнул и открыл дверь. Криспин вошел и постоял на холодном крыльце, пока монах закрывал и запирал дверь, потом скинул хламиду Ленни на каменный пол и ногой отшвырнул в сторону. На Криспина налетел холодный ветерок, гулявший по галерее. Сыщик поежился и обхватил себя руками, растирая плечи. Ему было холодно, но он испытывал большое облегчение, расставшись с вонючей одеждой.

Следом за молчаливым монахом он прошел по галерее и поднялся в комнату аббата. Эрик открыл Криспину дверь, но сам не вошел.

— Господин аббат будет скоро, как только закончится заутреня. Я должен вернуться к своим обязанностям.

— Брат. — Криспин дотронулся до темного рукава монашеской рясы. Эрик поднял к сыщику бледное лицо с красными от недосыпа глазами, светлые волосы клоками падали на высокий лоб. — Я должен попросить тебя сказать неправду, если кто-нибудь поинтересуется, не видел ли ты меня.

Лицо Эрика на мгновение прояснилось.

— Кого видел? — переспросил он и, повернувшись, удалился по галерее.

Криспин улыбнулся и переступил порог. Он порадовался, что в комнате тепло, потому что остался только в рубашке и в капюшоне с оплечьем. Он встал у огня, тишину нарушало лишь потрескивание поленьев в очаге. Или он расслышал вдалеке пение монахов, которые возносили Богу свои молитвы?

Мир и покой должны были бы успокоить его, но вызвали только раздражение. Криспин принялся ходить перед очагом, поглядывая то на шахматную доску, на которой застыла на середине их с аббатом партия, то на большое распятие на противоположной стене. Фигура Христа оставалась в тени, несмотря даже на утренний свет, пробивающийся сквозь витражное окно. Сначала Криспин не обратил внимания на распятие и подошел к шахматной доске. Посмотрел на фигуры, мысленно просчитав партию на пять ходов вперед. Взял пешку и двинул ее навстречу белому королю.

— Ваш король все еще под угрозой, — прошептал он в пустоту комнаты.

Он увидел, как доиграть партию, увидел поражение белого короля, окруженного черными фигурами Криспина. Но его взгляд зацепился за великолепной работы черного рыцаря, вырезанного из эбенового дерева. Воин в полном снаряжении, копье направлено на врага, конь поднят на дыбы. Завороженный искусной работой, Криспин поднес фигурку к глазам, чтобы рассмотреть получше. Кольчуга и сюрко были воспроизведены в миниатюре с поразительной точностью. Криспин снова посмотрел на доску, на свои фигуры, смыкающие кольцо вокруг белого короля.

— Сколько осторожной стратегии, а короля побеждает пешка, несмотря на все усилия рыцаря.

Он повертел фигурку в руке и заметил след от укола у себя на пальце. Вернув рыцаря на место, Криспин стал рассматривать поблекшее пятнышко, потер пальцы. И повернулся к распятию.

Изображение на кресте натуралистично представляло муки смерти, этого обещания искупительной жертвы. Руки Спасителя были раскинуты почти до невозможности, ноги грубо прибиты. На голове — вырезанный из дерева терновый венец.

Криспин сунул руку в кошель и осторожно нащупал длинную колючку. Его пальцы исследовали, гладили, прихватывали ее, а затем выпустили.

— Неуязвимый? — пробормотал Криспин. — Да я никогда не чувствовал себя до такой степени беззащитным.

Если он не сумеет отыскать Венец и передать его шерифу, страшно подумать, что станется с Гилбертом и Элеонорой. Ему вспомнился насмешливый тон Ленни.

Да, он проявил неосторожность. Возвращение в «Кабаний клык» было верхом идиотизма. О чем он думал? Криспин сердито посмотрел на распятие.

— Мне нужна твоя помощь, — прошептал он. — Если Венец у этих негодяев французов, то я никогда не получу его назад и Уинком может заподозрить, что я его обманул. Я не позволю, чтобы мои друзья пострадали!

— Ты приказываешь Богу?

Криспин стремительно повернулся. В дверях стоял аббат. Его лицо под темным капюшоном монашеской сутаны было хмурым.

— Господин аббат, — поклонился Криспин.

— Криспин. — Отбросив капюшон, аббат подошел к очагу и протянул руки к огню. — Прости, если не говорю, что рад тебя видеть.

— Я понимаю. Но мне больше некуда было идти.

— Ты ищешь убежища?

Голос аббата звучал мягко, но, судя по выражению лица, он не собирался это убежище предоставить.

Криспин стоял в нескольких шагах от аббата и очага, но не приблизился к огню ни на шаг. Поежился.

— Нет. Я не смогу сделать то, что нужно, если попрошу убежища.

Николас устремил на него взгляд покрасневших глаз.

— И что же тебе нужно сделать?

— Найти настоящего убийцу. — Из-за сомнения на лице аббата Криспина окатило жаркой волной. Он сжал кулаки. — Я не убийца!

— Я слышал иное.

— Забудьте о том, что слышали. Чему вы верите?

Николас со вздохом опустился в кресло, натянул на ноги меховое покрывало.

— Я не знаю, что и думать. Но… — Аббат внимательно посмотрел на Криспина своими блестящими серыми глазами, заметил отсутствие верхней одежды и, наконец, сосредоточил взгляд на лице сыщика. — Я не верю, что ты убийца.

Криспин фыркнул.

— Какое облегчение это услышать, — пробормотал он.

— Так зачем ты здесь?

Криспин сел в кресло напротив аббата и ненадолго закрыл лицо руками. Неужели только вчера он пережил во дворце весь этот кромешный ад?

— Думаю, мне лучше рассказать вам все.

Николас откинулся в кресле и сложил руки на груди.

Прикрыл глаза.

— Я слушаю.

Криспин улыбнулся. Аббат сидел с таким видом, словно собирался выслушать у Криспина исповедь.

— Два дня назад ко мне пришла девушка, судомойка, не совсем в здравом уме, и сказала, что убила человека. Когда я пришел на место убийства, то понял, что она просто не могла этого сделать.

Николас поднял голову.

— Тот мужчина был убит выстрелом из лука, — объяснил Криспин.

Николас кивнул и снова откинулся на спинку кресла, хотя полностью закрывать глаза не стал.

— Оказалось, что этот человек — французский курьер, везущий некую реликвию, которая принадлежит французскому двору.

Николас резко открыл глаза.

— Терновый венец?

— Да. Он был там. Я его взял.

— Ты его взял? Зачем?

Криспин ударил кулаком в ладонь.

— Я хотел поторговаться, я хотел вернуться ко двору. Я предстал бы умным и преданным, если бы смог доставить Венец Ричарду.

Николас ничего не сказал, но лицо его выразило одновременно понимание и упрек.

— Где же он сейчас?

— В том-то все и дело. Шериф знает, что он у меня. Он отпустил меня, но в обмен я должен был отдать ему Венец. Но теперь его украли.

Николас все наклонялся и наклонялся вперед, пока едва не вывалился из кресла.

— Святые угодники. Ты кого-нибудь подозреваешь?

— Думаю, что его украли оставшиеся французские курьеры… ну или, лучше сказать, вернули себе. Но теперь в опасности мои друзья — их держит под домашним арестом шериф, а истинный убийца разгуливает на свободе.

— Ты знаешь, кто убийца?

— Да. Это проклятый капитан лучников Майлз Алейн. — Сильно нахмурившись, Криспин смотрел на огонь. — Но больше всего меня беспокоят стрелы — те, которыми убили курьера, пытались убить меня, а затем и короля. Они принадлежат милорду Гонту.

Вскочив с кресла, Николас принялся расхаживать перед очагом.

— Все это крайне неприятно.

— Есть еще кое-что.

— Еще?

Аббат повернулся к Криспину, от изумления у него глаза на лоб полезли.

— Венец. В шутку… потакая своей прихоти… я надел его на голову.

Взгляд Николаса обратился к распятию за спиной у Криспина. Криспин тоже невольно обернулся и подошел к кресту.

— Да! — воскликнул Криспин, потрясая кулаком перед распятием. — Я надел его на свою окаянную голову, и с тех пор конца нет моим бедам.

Голос Николаса прозвучал для Криспина как прикосновение прохладной руки к разгоряченному лбу.

— И что случилось?

Сначала он хотел ответить аббату, что ничего не случилось, но, не в силах отвести взгляд от деревянного распятия, вместо этого сказал:

— Не знаю. Меня охватило странное чувство уверенности. — Он потер пальцы, чувствуя покалывание в их кончиках. — Что я могу сделать все, что угодно, быть кем угодно.

— Понятно. Я слышал рассказы о том, как ты чудесным образом спасся, взобравшись по гобелену.

Криспин не сводил взгляда с деревянного венца.

— Венец тут ни при чем. Его действие к тому моменту закончилось.

— Ты уверен?

— Да, черт возьми! Мне пришлось делать это самому. Никакого божественного вмешательства не было. Я сам карабкался по этому треклятому гобелену, сам выпрыгивал из этого треклятого окна, все сам.

— Криспин, Криспин. Почему ты постоянно сомневаешься? Бог наблюдает за всем, что мы делаем. Он заботится о нас как о своих детях. Неужели ты не можешь довериться Господу, поручить свою судьбу его попечению?

Криспин покачал головой:

— Для меня это невозможно.

— Но почему? Ты стремишься делать добро. Взять хотя бы эту святую реликвию, попавшую в твои руки. Бог использует тебя через посредство Венца.

— Я ничего такого не заметил.

— Твои поступки будут вознаграждены. Поверь мне.

— Ни одно доброе дело не остается безнаказанным, да, отец аббат?

Криспин хотел засмеяться, но получилось что-то похожее на лай. Обвинив в этом пересохшее горло, он направился за лекарством к графину.

Наливая в бокал вино, Криспин чувствовал на себе взгляд аббата. Он знаком указал на другой бокал, и Николас кивнул. Криспин наполнил и второй бокал и подал его Николасу, но не раньше, чем отпил из своего.

Сделав глоток, аббат в задумчивости остался стоять с бокалом в руках.

— То, что Венец попал в твои руки, Криспин, не случайно. Ты испытываешь на себе его силу, но не хочешь в это верить.

Криспин осушил бокал.

— «Признак образованного ума — способность рассмотреть мысль, не принимая ее».

— Ты прекрасно цитируешь языческого философа, — заметил аббат. Криспин искренне улыбнулся и поднял кубок, салютуя Николасу. — Но я нахожу весьма символичным то, что ты обычно цитируешь язычника, а не святого.

— Очень хорошо. — Криспин поднял свой бокал. — Господи, «дай мне целомудрие и воздержание, только не сейчас»[22].

Ни тени смеха не промелькнуло в прищуренных глазах аббата.

— Августина ты, стало быть, знаешь. Но разве этот почтенный святой не сказал также: «Чудеса противоречат не законам природы, а лишь нашим представлениям о законах природы»?

Улыбка Криспина потухла. Он заглянул в бокал и с сожалением поставил его.

— Я здесь не для того, чтобы вести с вами богословские споры. Я снова должен попасть во дворец.

— Криспин, нет! Это будет глупо, опасно и неразумно. Я умоляю тебя выбросить это из головы.

— Венец может находиться там. Убийца-то уж, несомненно, там.

— Тогда зачем ты пришел ко мне?

— А где еще я могу получить монашескую рясу?

— Хочешь переодеться?

— Другого пути я не вижу.

Монах снова покачал головой.

— Опасно, — пробормотал он. — У тебя там нет друзей. Если, как ты говоришь, Ланкастер тоже замешан в этом деле, тогда и он тебе не поможет. Хотя мне не верится, что он с этим связан.

— Меня это тревожит.

— Ты принес ему клятву. Что, если тебе придется выбирать — ты или он?

Криспин с презрением посмотрел на отставленный бокал.

— Я присягал ему, но клятвы снова участвовать в заговоре не давал. Если до этого дойдет, я предпочитаю сражаться на своей стороне.

— Как все это огорчительно, — проговорил вполголоса Николас. Он снова сел в кресло, держа бокал обеими руками. Задумчиво посмотрел в него. — Терновый венец. Французские курьеры. Что-то мне все это напоминает.

— Да?

Криспин не слушал. Он вытащил кинжал и поигрывал им, думая, с каким наслаждением всадил бы его в грудь Майлза.

— Это было несколько лет назад, — сказал аббат, — в начале царствования короля Карла. Я вспоминаю, что были убиты два французских дворянина. Они стояли за договор с Англией. Странно, но оба они были убиты стрелами.

— А? Что такое?

— Да. Стрелами. Боюсь, это событие пришлось на самое тяжелое для тебя время, несколько лет назад.

— Вы имеете в виду, когда я потерял свое рыцарское звание.

Аббат не обратил внимания на сарказм в голосе Криспина.

— Убийца проник ко двору французского короля, освоился там, убил свои жертвы и так же легко скрылся.

Криспин подался вперед.

— Убийцу так и не нашли?

— Нет. Твоя история развивается очень похожим образом.

— Только этот убийца мажет. Он промахнулся, стреляя в меня и в короля. Дважды.

— Благодаря тебе.

— И в судомойку он не попал.

— В ту, которая думала, что убила француза? В слабоумную?

— Нет. В другую. Ее сестру.

— Зачем убийце, который собрался застрелить короля, тратить время на кухонную прислугу?

— Потому что она что-то знает. Что-то видела.

— Да, полагаю. Бедняжки. Мы действительно часто считаем наших слуг подручным материалом. Чем-то незначительным.

— Но если бы я решил убить простую судомойку… — Криспин посмотрел на аббата. Жар от очага согревал половину лица Криспина. — Я не стал бы тратить на нее стрелу. Я перерезал бы ей горло, тихо и спокойно. Подойти к ней я мог бы как угодно близко. В конце концов, слуга всего лишь одушевленная вещь. Я могу подходить к ним, когда и как мне заблагорассудится. Стрела — это оружие расстояния. Мне следовало бы воспользоваться кинжалом или удавкой.

Николас потер шею.

— В странных ты все же кругах вращаешься.

— Так почему стрела?

В дверь постучали. Криспин и Николас вскочили и переглянулись. Это мог быть брат Эрик, но если не он, то Криспин хотел, чтобы о его пребывании здесь знали как можно меньше людей.

Жестом он показал аббату, что спрячется за оконной шторой. Аббат, стоя у кресла, проводил его взглядом. И снова Криспин скрылся во временном убежище, отгородившись от комнаты тяжелой тканью. Она пахла ладаном и дымом. В щелочку между шторами он наблюдал за аббатом. Николас взял бокал Криспина, выплеснул остатки вина в огонь, поставил бокал на маленький столик, одернул сутану и спокойно позвал:

— Войдите.

С поклоном вошел монах. Его лицо было спрятано под капюшоном рясы.

— Там мальчик у ворот, господин аббат. Он настаивает на встрече с вами.

— Мальчик? Кто?

— Он называет себя Джеком Такером. Но одет как нищий, милорд. Он утверждает, что служит у рыцаря.

Николас бросил проницательный взгляд на шторы.

— Пришли его ко мне, брат Уильям. Я его приму.

— Но, милорд…

— Все в порядке, брат.

Монах поклонился и пошел к воротам. Николас повернулся к вышедшему из-за шторы Криспину.

— Откуда твой слуга узнал, что ты здесь?

— Я передал ему сообщение. Вы одолжите мне рясу, отец аббат?

Николас с тяжким вздохом покачал головой.

— Криспин, на этот раз я действительно за тебя боюсь. Это не просто какой-то уличный проходимец. Это король Англии. Он уже и так не питает к тебе любви. Ему и предлога-то особого не нужно, чтобы причинить тебе зло.

— Я знаю. Но если этого не сделать, я потеряю все. А я уже столько потерял, что не могу позволить себе новых потерь.

— А твоя жизнь?

— Наименьшая из моих забот.

Николас добрел до кресла и устало опустился в него.

— Конечно, я дам тебе рясу. И буду молиться, чтобы для тебя все хорошо закончилось.

Криспин сердито посмотрел на огонь.

— Хуже уже не будет.

Мужчины обернулись на стук. Криспин без напоминания снова метнулся за штору, но когда услышал виноватое бормотание Джека Такера, то немедленно вышел из укрытия.

— Джек! Я рад тебя видеть.

— О, мастер Криспин! А я-то как рад, что вы живы! Я поначалу не поверил Ленни. Что вы тут делаете? Вы же не собираетесь стать монахом, нет, сэр? Не настолько же все плохо, ведь правда?

Аббат расправил плечи.

— Юноша…

— Ой! Прошу меня простить, милорд. — Он поклонился аббату и перекрестился, а затем быстро снова повернулся к Криспину. — Мастер Криспин, я к вашим услугам, сэр. Что прикажете мне сделать?

— Ты поможешь мне пробраться во дворец.

Джек посмотрел на аббата.

— Он сумасшедший. Сколько раз я это говорил? Он спятил.

— Джек, я, может, и упрямый, но не сумасшедший. Расскажи мне о французах. Где они?

Джек запустил пальцы в податливую гриву рыжих волос.

— Я проследил за ними до дворца.

— Не знаешь, Венец при них?

— Не знаю. Но они несли что-то ценное. По крайней мере они очень бережно с этим обращались.

Криспин тяжело сел в кресло, свесил руки.

— Я понимаю, сэр. Мастер Гилберт и мистрис Элеонора. Но неужели шерифа не удастся уговорить? Неужели он не поймет, что у вас не было выбора в этом деле?

Криспин поник головой.

— Не знаю, Джек. Я сам жаждал обладать Венцом. Как я могу обвинять шерифа в том же грехе?

— Тогда, если вы снова идете во дворец, я иду с вами. И давайте побыстрее, пока я не передумал.

В черной рясе с капюшоном Криспин поспешно переходил улочку, направляясь к Вестминстерскому дворцу. Джека тоже одели монахом, несмотря на его бурные возражения.

— Не по душе мне это, — в тысячный раз бубнил Джек. — Это кощунство, вот что это такое.

— Успокойся. Это единственный способ проникнуть во дворец. Ты хочешь, чтобы тебя арестовали?

— Нет, но что мы будем делать, когда туда попадем?

— Ты найдешь Майлза, а я — французских курьеров.

— О, только и всего-то. И как я, по-вашему, найду капитана лучников?

— Спросишь.

— Чтоб меня схватили?

— Тебя же никто не знает, ты забыл? Они меня ищут.

Джек потянул себя за пояс и выпрямился.

— А ведь верно. Все поменялось, да? В кои-то веки гоняются не за мной.

— Да. Такого в твоей жизни, полагаю, еще не было.

Они дошли до ворот, и оба умолкли. Со времени последнего визита сюда Криспина — менее суток назад — стражу удвоили.

Криспин приблизился к воротам с опущенной головой, благословил подошедшего к нему солдата.

— Брат мой, — нараспев начал Криспин, — господин аббат Вестминстерский направил нас во дворец, дабы оказать помощь по мере наших сил.

Стражник окинул их взглядом и без дальнейших вопросов позволил войти.

Слишком уж легко получилось. Криспин оглянулся, но стражник остался на месте. Дворец казался пугающе тихим — ни обычного шума веселья и разговоров, ни грубого хохота и пьяного бахвальства. Такое впечатление, что все расползлись по своим углам в ожидании надвигающейся бури.

— А здесь тихо, — заметил Джек.

— Да, и я о том же подумал. Давай-ка займись своим делом, Джек.

— Где мы снова встретимся? «На небесах?»

— Когда все закончится, то аббатство будет, по-моему, самым безопасным местом. Ну, ступай.

Джек неуверенно кивнул, и Криспин остановил мальчика, тронув за руку.

— Удачи, Джек.

— Да благословит вас Господь, сэр.

Криспин смотрел, как Джек в монашеском одеянии легким шагом идет по проходу и исчезает за углом.

— Итак, будь я французский курьер, который вернул утерянную вещь, куда бы я пошел?

Криспин улыбнулся. К французскому послу, естественно.

Он окинул взглядом проход. Высокопоставленных иностранцев размещали в домах, стоявших вдоль Темзы. Во всяком случае, так было во времена Криспина. Он опустил пониже капюшон, затеняя лицо, и пошел по проходу.

Криспин обернулся, чтобы убедиться, что за ним никто не следит, свернул за угол и едва не врезался в целую компанию. Они говорили по-французски, обозвали его вполголоса ослом, а вслух извинились. Криспин поднял глаза и увидел двух французов-курьеров — Лорана и Готье, а с ними другого мужчину, постарше, в длинном гауне[23], с длинной седой бородой. Французский посол. Он хлопотал над сумкой, висевшей у Лорана на плече.

Рядом стояли два стражника, невозмутимые лица которых почти скрывались под шлемами с койфами[24].

Мужчина, которого Криспин принял за французского посла, повернулся к Криспину и сказал по-французски:

— Приносим наши извинения, брат. Но кажется, эта встреча — благоприятный для нас поворот колеса фортуны. Нам нужно, чтобы вы благословили одно счастливое событие.

— Конечно, — ответил Криспин, изменив голос.

Однако, не позволив Криспину «благословить» их и пробормотать что-нибудь по-латыни, посол сказал:

— Идемте. Нас ждет король.

Компания двинулась вперед, но Криспин замешкался.

Один из стражников обернулся.

— Ну? Идем же, брат.

Криспин посмотрел на удалявшиеся спины курьеров, посла и стражи и поднял глаза к небесам.

Путь этот был знаком Криспину — они направлялись в большой зал. «Ричард будет там, и я, без сомнения, попаду из огня да в полымя. Надеюсь, не слишком перепачкаю кровью рясу, которой снабдил меня аббат Николас».

Когда они дошли до арочного входа, Криспин по звукам голосов понял, что в большом зале присутствует далеко не один Ричард. Там собрались множество придворных, включая ближайших советников юного монарха, королеву и Ланкастера. Среди прохаживающихся по залу рыцарей и придворных стоял шериф, у ног его красовался реликварий. По хмурому виду Уинкома Криспин понял, что шериф ничуть не рад. В любом случае церемония докажет, что Криспин его не обманул. По крайней мере пока.

Криспин осмотрелся вокруг, ища Майлза. Неудивительно, что его нигде не было видно.

Посол со свитой приблизился к королю, который стоял на возвышении. Толпа смолкла.

— Ваше всемилостивейшее величество, — отвесив замысловатый поклон, начал посол. — Наконец-то мы вновь обрели священную реликвию. Мой суверен, милостивый король Карл Французский, поручил мне передать вам этот святой Венец на хранение.

Посол повернулся к сумке, висевшей на плече у Лорана. Медленно и, по мнению Криспина, с большой долей театральности он извлек Терновый венец и высоко поднял его, словно архиепископ в день коронации.

Затем он посмотрел на Криспина.

«Мой черед». Ступая медленно и осторожно — как должны, в его представлении, ходить монахи, — Криспин приблизился и встал между послом и королем. Не поднимая головы, он посмотрел из-под капюшона на Ричарда, поднял руку и начертал над Венном знак креста. Все присутствующие перекрестились. Едва слышно Криспин проговорил нараспев:

— Putresco in inferni, о taeter rex[25].

Ричард его не услышал, но посол искоса посмотрел на Криспина, и во взгляде его промелькнула неуверенность.

Криспин наклонил голову и снова изобразил знак креста.

— In nomini Patri, et Filio, et Spiritu Sancte[26]. Аминь.

На лице Ричарда почти ничего не отразилось, хотя Криспин и весь Лондон знали о его искренней вере. Странно, но сидел он с таким видом, будто предпочел бы оказаться в любом другом месте, только не здесь. Криспин предположил, что два покушения на его жизнь сделали свое дело. Неудивительно, что церемония совершается в спешке и в стенах дворца.

Ричард послушно протянул руки, принимая Венец, поклонился французскому послу, который поклонился в ответ. Затем король передал реликвию пажу, который принял ее, подставив бархатную подушку.

Дело сделано, Венец благополучно вручен Ричарду. Но только когда Венец вернется во Францию, все в Англии смогут вздохнуть спокойно.

Придворные обоего пола выступили вперед, приветствуя короля. Со всех сторон поспешили слуги, предлагая вино, чтобы отпраздновать такое событие. Криспин воспользовался моментом, чтобы раствориться в толпе, и стал отступать, в особенности сторонясь Уинкома. Сыщик решил наведаться на кухню, где надеялся вернуть свой плащ. Он шел к выходу, кланяясь всем, кто случайно бросал взгляд в его сторону, хотя мало кто обращал на него внимание. О нем забыли, как он и хотел.

Проход к кухне находился в противоположном от тронного возвышения конце зала, поэтому предстояло преодолеть довольно большое пространство. Но Криспину удалось ретироваться, почти не помешав сновавшим туда-сюда слугам, и оказаться у арочного прохода в кухню.

Когда он в последний раз окинул зал взглядом из-под капюшона, что-то привлекло его внимание.

На другом конце зала, почти напротив отсутствующего гобелена, который помог Криспину спастись, он увидел Майлза, притаившегося в тени колонны.

Напротив Майлза, не смешиваясь с толпой англичан, стояли французские курьеры, но Криспин уловил тот момент, когда они заметили Майлза и на их лицах промелькнуло узнавание.

Однако Майлз их не увидел и сделал шаг назад, заслоняемый от короля колонной. Он что-то держал в руке.

Не думая, Криспин потянулся к кинжалу, но ему помешала ряса и он принялся сражаться с непокорным одеянием, пытаясь высвободить оружие.

Не успел он обнажить клинок, как его плечо — то, которое он вывихнул накануне вечером, — ударилось о стену, словно припечатанное, пронзенное жгучей болью. Сдавленно ахнув, Криспин неуверенно шагнул вперед, чувствуя внезапную слабость. Затем он сделал шаг назад — один, второй, а потом нога уже не нашла новой ступеньки. В сгущающейся тьме Криспин потерял равновесие и покатился вниз по кухонной лестнице. Когда его голова стукнулась о нижнюю ступеньку, он был уже без сознания.

Глава 23

Криспин слегка приоткрыл глаза, и тут же будто весь мир навалился на него горячей волной боли. Голова… нет, больше всего болело плечо, то самое, которое он вывихнул; ощущение было такое, словно черт ткнул в него горячей кочергой.

Он попытался приподняться, но сильные руки толкнули его назад. Криспин пошире открыл глаза, силясь разглядеть, кто перед ним, но оставил эту затею.

— Даже не думайте шевелиться. — Женский голос. Знакомый. Ее руки разрывали рясу. — Я вам помогу.

Он узнал этот голос и разлепил пересохшие губы.

— Лайвит?

— Лежите смирно, я сказала. Я нашла вас внизу, у лестницы.

— Где я сейчас?

— Вы в моей комнате. Это всего лишь кладовка, но мы называем ее домом. Пока. — Она улыбнулась Криспину — какое приятное ощущение после стольких удручающих событий. — Вас, между прочим, подстрелили из лука.

Криспин повернул голову и увидел торчащее между плечом и ключицей древко стрелы. С ястребиным оперением.

— Будь проклят Майлз.

Криспин резко сел, во всяком случае, попытался. Жуткая боль заставила его снова лечь.

— Король! Он не пострадал?

— Нет. Ему не причинили никакого вреда. Вы должны беречь силы. Мне нужно вытащить эту стрелу.

Криспин хотел было запротестовать, но сообразил, что Лайвит никак не может привести к нему ни врача, ни даже цирюльника. Он вообще не должен находиться во дворце, а если его схватят, то стрела в плече станет наименьшей из его забот.

— Очень хорошо, — проворчал Криспин.

Все его тело покрылось испариной, где-то в желудке завозилась тошнота.

Лайвит кивнула и оглянулась. Криспин лежал на полу, и она потянула сыщика за здоровую руку, поднимая.

— Будет легче, если вы ляжете на стол.

Криспин приподнялся и встал, хотя собственные ноги казались ему чужими. Лайвит подвела Криспина к столу, он присел на него, а потом и лег.

— Плечо должно свисать над краем. Мне придется протащить стрелу насквозь.

— Кровь Христова.

— Меня сейчас не Христова кровь волнует.

Она помогла ему придвинуться к краю стола. Криспин почувствовал, что Лайвит расстегивает его пояс.

— Что вы делаете?

Женщина криво, бесстыдно усмехнулась.

— Да будет вам, мастер Криспин. Думаете, я хочу воспользоваться вашей беспомощностью? — По-прежнему улыбаясь, она забралась на стол и села верхом на Криспина. Сжала его бедрами. — Мне нравится, когда мои мужчины в полном сознании. И им это тоже нравится.

Криспин выдавил улыбку.

— Не сомневаюсь.

Она расстегнула пояс, расправила его и поднесла к лицу Криспина.

— Прикусите.

Кивнув, Криспин покорно открыл рот и закусил свой пояс, как принимает удила лошадь. На вкус кожа отдавала грязью, жиром и слабым привкусом дубильной коры. Он сильнее впился в пояс зубами, особенно когда Лайвит взяла в руки свой деревянный башмак и кинжал Криспина. Башмак она поставила Криспину на грудь и ухватилась за древко стрелы. Разрезала рубашку, обнажая рану, и принялась подпиливать стрелу.

— Я собираюсь как можно ниже обломить древко, — пояснила она.

Впервые Лайвит сняла свою неряшливую полотняную косынку, и Криспин увидел ее лицо в обрамлении густых пепельных завитков. Он протянул руку и коснулся конца одного из локонов, и движения Лайвит замедлились. Она следила, как он наматывает локон на палец, потом посмотрела ему в глаза, и Криспин снова улыбнулся и выплюнул пояс.

— Я благодарю вас за это.

— Ну вы же не можете ходить со стрелой в плече, верно?

С улыбкой она вернула пояс ему в рот.

Криспин опустил глаза, когда боль в плече стала нестерпимой. Он уставился на башмак у себя на груди, прошелся взглядом по его очертаниям, увидел грязь на подошве. Что-то в этом башмаке встревожило его, и Криспин попытался вытащить из глубины сознания связанные с этим мысли, однако новая волна боли вырвала у него стон сквозь прикушенный пояс, и сыщик забыл обо всем на свете.

Лайвит взялась за древко стрелы у самого плеча, другой рукой схватила оперенный конец и вдруг переломила стрелу.

Криспин выгнулся дугой и застонал сквозь зубы.

Лайвит поудобнее устроилась на Криспине и взяла башмак.

— Когда я досчитаю до трех, то протолкну ее внутрь башмаком. Затем мне придется вытащить ее снизу. У меня не получится вас привязать, и нет времени звать кого-то на помощь. Вы понимаете?

Криспин кивнул и стиснул зубами кожу. «Давай, делай свое дело».

Женщина уперлась рукой в его здоровое плечо, чтобы он лежал ровно, и подняла деревянный башмак.

— Раз… два… три!

Криспин закричал сквозь зубы. Кожаный пояс заглушил этот вопль. Криспину хотелось заметаться, выгнуть спину, но он сдержался, изо всех сил, сколько позволяли сухожилия, напрягая шею.

Когда Лайвит выдернула проклятую стрелу у него из спины, Криспина окутала чернота беспамятства. Последнее, что он почувствовал, была волна облегчения, и его голова стукнулась о стол.

Когда Криспин снова пришел в себя, он лежал уже на тюфяке, набитом соломой. На плечо была наложена надежная повязка, и рука висела на перевязи. Рясу с него совсем сняли, и она бесформенной кучей лежала у кровати. Криспин захотел сесть, но через мгновение отказался от этой мысли, когда боль приказала ему не двигаться. Он стал разглядывать пыльную паутину и балки потолка, вдохнул пахнущий плесенью воздух и облизал пересохшие губы, мечтая о вине.

Открылась дверь. Криспин поднял голову и увидел Лайвит, которая тщательно закрывала дверь, — она что-то держала в руке.

— Я принесла вам вина, — сказала Лайвит, поднимая повыше кубок. — Мне дал его мастер Онслоу, когда узнал, для кого это. Еще я принесла ваш плащ.

Она подала ему кубок и вместо одеяла укрыла плащом обнаженное тело Криспина. Потом помогла приподняться, чтобы Криспин смог напиться. Он жадно осушил кубок.

— Вот так. Это хорошо для крови.

Лайвит помогла ему лечь и села рядом на соломе.

— Лайвит, спасибо еще раз. Вы видели, что произошло?

— Я увидела, как вы скатились по лестнице к моим ногам с торчащей из вас стрелой. Больше я ничего не видела.

— Проклятый Майлз! Какая дерзость! Я должен остановить его, пока он не убил короля.

Криспин попытался подняться, но не стал спорить, когда Лайвит толкнула его назад.

— Сегодня вы не должны вставать. Крови вы потеряли немного, но для тела это все равно потрясение.

— У меня и раньше бывали раны.

— Да. — Женщина стянула плащ с обнаженной груди Криспина и провела пальцами по множеству шрамов от ударов мечом и кинжалом. — Здесь, можно сказать, карта всей Франции.

Криспин осторожно вздохнул, стараясь не потревожить плечо.

— Может, вы и правы.

— Но это… — Она опустила плащ пониже и провела пальцем по старым ожогам под ребрами. — Это получено не на войне. Откуда они у вас?

Криспин посмотрел в затуманенные глаза Лайвит. Она гневно сощурилась, но гнев этот был направлен не на него.

— Люди короля пытались вырвать у меня признание.

Лицо ее окаменело, но она не убрала руку.

— Я бы подумала, что вы должны желать Ричарду смерти.

— Но не от руки убийцы. Он все еще мой король.

Она вздела бровь.

— Вы также рассуждали, когда стали заговорщиком?

— То было тогда. А это — сейчас.

Лайвит негромко, гортанно рассмеялась. У Криспина этот смех отозвался несколько в иной части тела.

Он хотел разглядеть помещение, в котором находился, но было слишком темно. Виднелись смутные очертания полок и бочек, но и только.

— Вам не следует находиться здесь одной, со мной, — сказал Криспин. — Мне кажется, вам безопаснее вернуться на кухню, к людям.

— Никто нас здесь не потревожит.

— Но убийца охотится и за вами.

— А я говорю, что пока никто нас здесь не потревожил.

Лайвит не вернула плащ на место, а стала медленно водить пальцами по коже Криспина, путаясь в темных волосах на его груди. Поглаживая Криспина, она негромко что-то приговаривала, хотя теперь ее слова больше походили на вздохи ветра в кронах деревьев или на тихий лепет ручья. Может, из-за слабости, а может, из-за острой боли в плече, но Криспин как зачарованный смотрел на рот Лайвит, на эти надутые губки, привыкшие то кощунствовать, то дерзить. Криспин вспомнил, как она сдавила его бедрами, когда занималась его раной, и внезапно перестал ловить смысл ее слов. Он притянул к себе ее лицо и впился в эти упругие губы, думая заставить Лайвит замолчать, но она застонала от наслаждения, раскрыла губы и со всем пылом ответила на поцелуй.

Лайвит забралась на кровать и снова оседлала Криспина, окончательно сорвав с него плащ, который полетел в сторону.

— Ты хочешь извлечь из меня еще одну стрелу? — задыхаясь, спросил Криспин, когда она оторвалась от его губ.

Лайвит улыбнулась. Ее глаза, глаза феи, превратились в щелочки.

— Я ищу некое орудие, — проговорила она и начала стягивать с него штаны.

— Мне бы надо возразить, — спокойно сказал Криспин, поднимая бедра, чтобы ей помочь.

Она опустила глаза.

— Не вижу никаких возражений.

Улыбнулась и приподнялась.

Криспин закрыл глаза, разрешая ей действовать по своему желанию. В дальнем уголке сознания мелькнуло предостережение, но Криспин его проигнорировал, как проигнорировал и боль от раны в плече.

Лайвит задвигалась на нем, тихонько постанывая. А потом, нагнувшись, стала ласкать губы Криспина легкими, дразнящими прикосновениями.

— Mon péché[27], — выдохнула она и лизнула его раскрытые губы.

Криспин услышал вскрик, но не тот, которого ожидал. Он резко открыл глаза и повернул голову. В дверях стояла Грейс, прижав ко рту подол фартука, чтобы заглушить новый возглас, и качала головой, глядя на сестру безумными глазами. Затем бросилась бежать прочь — слышно было, как стучат по каменному полу ее башмаки.

— Грудь Марии! — воскликнула Лайвит и скатилась с Криспина.

Мелькнули ее белые ягодицы, потом все скрылось под опустившимися юбками. Лайвит посмотрела на дверь, потом, с виноватой улыбкой, на Криспина. Помогла ему натянуть штаны.

— Прости, милый. Надо узнать, куда она делась. И объяснить ей.

Она наклонилась и поцеловала Криспина, покачала головой, то ли прорычала что-то, то ли промурлыкала, и скрылась вслед за Грейс.

Криспин опустил голову. Проклятие! Но пронизывающий холод комнаты здорово отрезвил его. Штаны Лайвит на него натянула, а вот плащ не накинула. Криспин повернулся на здоровый бок и медленно сел. Нашел брошенный плащ и сполз за ним с кровати. Криспин решил надеть рубашку, даже окровавленную и рваную. Лучше, чем ничего. Лайвит очень кстати отодрала левый рукав, поэтому Криспин вдел руку в правый, натянул рубашку на плечо, а растерзанную половину накинул на перевязь. Набросил на плечи плащ, а затем надел капюшон с оплечьем. Это оказалось более трудной задачей, потому что кожаное оплечье было сшито строго по фигуре и перевязь мешала ему лежать на плечах ровно.

Криспин покачнулся от слабости и боли. Жаль, что она принесла так мало вина. Ему нужно было согреться, выбраться из дворца. Ему нужен был Джек Такер.

Криспин доплелся до двери и прислонился к ней, отдыхая. Потом приоткрыл ее, всмотрелся в темную лестницу и потащился вверх по ступеням.

На верхней площадке он огляделся. Совсем рядом слышались звуки кухни. Криспин открыл какую-то дверь и действительно обнаружил за ней кухню. Тяжело привалившись к косяку, он смотрел на снующих во все стороны слуг, повинующихся, без сомнения, приказам Онслоу. Они несли блюда, горшки и корзины, по всем направлениям пересекая просторную, со множеством закутков кухню. Но доведенный до совершенства рисунок этого танца, в котором слуги перемещались, не задевая друг друга и не сталкиваясь, внезапно был нарушен. Несколько слуг рядом с аркой, ведущей в большой зал, подались вперед, сталкиваясь с другими, пока все построение не пришло в полный беспорядок. Криспин вскоре увидел, что послужило тому причиной. Над толпой покачивались копья. Стража. И направлялась она к нему. Кто-то поднял тревогу. Грейс!

Криспин метнулся вперед, на долю секунды забыв о боли в плече. Споткнулся, вспомнив о ней, и оперся о стол.

Стража пробивалась вперед, и Криспин рванулся назад. Должен быть еще один выход. Еще дверь! Пошатываясь, он кое-как добрался до нее, распахнул и оказался во внутреннем дворе. Окровавленные пни служили здесь колодами мясника. Пустые бочки, перья и другие отбросы заполняли двор. Криспин взглядом поискал оружие. Его кинжал, конечно, по-прежнему висел на поясе, но с ним он от целого гарнизона не отобьется. Он воспользовался дверью в стене, там перепрыгнул через другую, низкую стену, пробежал несколько ярдов и с тревогой почувствовал, что место это ему знакомо. Когда же он поднял глаза, то увидел окно, в которое уже залезал. Окно Ланкастера. Осмелится ли он вторично испытать терпение герцога?

Криспин оглянулся и услышал возню стражи и бряцание копий. Они нашли дверь и скоро его догонят. Стало быть, выхода нет.

Криспин забрался на внешний подоконник и заглянул в комнату. Герцог был там. Он стоял перед ярким и манящим огнем и разговаривал с низеньким монахом.

Нет. Не с монахом. Криспин замер, не веря своим глазам. Это был Джек Такер в позаимствованной рясе, но его худенькая фигурка потерялась внутри широкого черного одеяния. Мальчик дрожал, низко склонив голову в полупоклоне, продиктованном почтением и страхом, и отвечал торопливо.

— Ты кто? — отрывисто спрашивал герцог. — Как ты сюда попал?

— Я слуга мастера Криспина, милорд. — Он откинул капюшон. — Джек Такер.

— Слуга Криспина? — Ланкастер отступил на шаг и посмотрел на дверь, но там никого не было. — Кто тебя сюда впустил?

— Сейчас это не важно, милорд. Сейчас важен мастер Криспин.

— Это он тебя прислал?

— О нет, милорд! Он вздул бы меня, если б узнал, что я вас беспокою.

Ланкастер нахмурился.

— Поди прочь, у меня нет на это времени.

— Милорд, прошу вас. Умоляю. Вы должны ему помочь. Ему грозит страшная опасность. Он пытается помочь стольким людям, а в ответ на него сыплются одни неприятности. Вы должны знать, что он не покушался на короля. Вы должны это понимать!

— Убирайся, я сказал. Или мне погнать тебя мечом?

Джек упал на колени и распахнул рясу, подставляя грудь.

— Делайте со мной что хотите, но я не перестану молить о помощи.

Ланкастер ударил Джека по лицу. Криспин тихо ахнул, когда мальчик упал навзничь. Но Джек поднялся и приложил ладонь к покрасневшей щеке.

— Ваш отказ для меня не ответ, милорд. Жизнь мастера Криспина в опасности. Он хотел спасти короля, а не убить его.

Ланкастер снова ударил Джека.

Криспин вцепился в подоконник. Что ему делать? Что он может сделать?

Джек приподнялся, только уже не так уверенно, и остался стоять на коленях.

— Хоть убейте, но я не перестану умолять. Мой хозяин пропал. Может, он погиб.

Ланкастер бросил на мальчика высокомерный взгляд и погладил рукоять меча.

— Он по-прежнему считает, что преступник — Майлз Алейн?

— Да, милорд.

— Он говорит почему?

Джек облизал разбитые губы.

— Да.

— Ну и почему?

— Он не велел мне ничего говорить, и я ничего не скажу.

Ланкастер отвесил Джеку еще одну пощечину, которая эхом прокатилась по комнате. Криспин услышал всхлипывания парнишки и сжал кулаки.

— Не скажу я. Мой хозяин велел мне помалкивать, и я не скажу!

Криспин толкнул окно с такой силой, что оно задрожало, и ввалился в комнату. Вскочив на ноги, он встал перед Ланкастером. Кинжал незаметно оказался у Криспина в руке.

— Если вы ударите его еще раз, я хоть и присягал вам на верность, но, клянусь, пущу этот кинжал в ход.

Потрясенный Ланкастер побелел. Он опустил руку и принял высокомерную позу.

— Глупец.

— Да? — Криспин посмотрел на Джека, который кое-как поднялся на ноги, и прижал мальчика к здоровому боку. — Ну, значит, глупец. Но тогда я глупец, имеющий самого преданного во всей Англии слугу. Сказать вам, о чем, храня верность, не сказал Джек? Майлз Алейн был последним участником заговора по свержению Ричарда. Именно он лгал и вовлекал молодых рыцарей Англии в тот смертельный заговор. Уцелели только он и я. Он — благодаря чести тех, кого обманул, а я — благодаря вашей милости.

Криспин и Ланкастер уставились друг на друга. Ни один из них не отводил взгляда, как борцы, не желающие уступить противнику. Так прошло какое-то время. Наконец Криспин опустил глаза и посмотрел на Джека.

— Ну, ты как, Джек?

Мальчик шмыгнул носом, вытер рукавом разбитый в кровь нос.

— Терпимо, хозяин.

— Налей себе вина. — Он подтолкнул Джека к графину. Джек замялся и посмотрел на герцога. — Налей себе вина, я сказал. Милорд Гонт не станет возражать.

Ланкастер презрительно усмехнулся:

— Не стану. Да и с какой стати? Я уже не хозяин в собственном доме. Так что уж говорить о толике вина для мальчишки-слуги?

Они смотрели, как Джек наливает себе вина, берет дрожащими руками бокал, подносит к разбитым губам и делает глоток. Вино потекло по подбородку.

Криспин пошатнулся и судорожно вздохнул. Сказались бросок в окно и стычка с Ланкастером. Он поддержал больную руку.

— Что теперь с тобой случилось? — спросил Гонт, указывая на перевязь.

— В меня выстрелили из лука.

— О, хозяин!

— Все обошлось, Джек. Пока. Мне просто хотелось бы знать, почему кто-то пытается меня убить. Мне бы хотелось знать, почему они используют ваши стрелы.

Ланкастер долго смотрел на руку Криспина. На повязке начало проступать красное пятно. Ланкастер стиснул рукоять меча, так что побелели пальцы.

— Семь лет назад Майлз Алейн украл мои стрелы, перед тем как отправиться в изгнание во Францию.

Криспин никак не ожидал, что Ланкастер заговорит, особенно таким усталым, покорным тоном.

— Я не знал, что он был в изгнании, — сказал Криспин. — При дворе об этом не говорили, и по городу слухи не ходили.

— Очень немногие об этом знали. Не знал даже король. Поэтому-то он и назначил Майлза капитаном лучников. — Герцог презрительно фыркнул. — Если бы со мной посоветовались по этому поводу, я бы, разумеется, нашел что сказать. Увы, было слишком поздно, когда я услышал эту новость. — Он посмотрел на Джека, который все еще пил вино. — Думаю, всем интересующимся Майлз говорил, что едет во Францию служить в армии короля, и отчасти это было правдой.

— Почему Майлза отправили во Францию и почему он украл ваши стрелы?

— Его отъезд устраивал всех. Но конечно, в первую очередь нужно было убрать его с дороги.

— Почему?

Ланкастер подошел к небольшому столику, посмотрел искоса на Джека, налил себе вина и осушил бокал большими глотками, которые зримо прокатывались по горлу. Закончив, герцог вытер темные усы.

— Потому что семь лет назад я нанял Майлза, чтобы составить заговор против короля.

Глава 24

Криспин пошатнулся. Словно железная рука сжала его сердце. Он не мог ни дышать, ни думать.

Майлза нанял Ланкастер? Но тогда это означает, что вся его, Криспина, жизнь была ложью. Все, что он знал и во что верил, — все ложь.

— У меня и в мыслях не было вовлекать тебя в это, — поспешил вставить Ланкастер.

Джек оказался рядом с Криспином.

— Вы побледнели, хозяин. Сядьте. Позвольте, я вам помогу.

Он подвел Криспина к креслу. Криспин сел, тогда как его господин стоял, — нарушение этикета, на которое он никогда не пошел бы, находясь в здравом уме. Но он понимал, что никогда уже не будет снова в здравом уме.

Ланкастер заложил руки за спину и выпрямился. Он был высокого роста, выше Криспина, и выглядел по-королевски величественно; Ричард никогда так не выглядел.

— Мне нужно было искоренить своих врагов, — продолжал Ланкастер. — В те дни их было чересчур много. Заговоры цвели пышным цветом. Целью многих из них была моя смерть, с помощью других меня стремились опорочить в глазах Ричарда. Уж этого я никак не мог допустить. И тогда я составил свой собственный заговор. Он призван был выявить негодяев, которые могли причинить неприятности в последующие годы. Однако… я и не представлял, сколько молодых людей захотят отказаться от своего принца в мою пользу. — Он сделал глоток и опустил бокал. Посмотрел на Криспина, и взгляд его смягчился. — И я никогда не предполагал, что у тебя хватит безрассудства к ним присоединиться.

У Криспина защипало в глазах. Он часто заморгал.

— Как я мог остаться в стороне? Да я бы в ад за вами пошел, если бы вы попросили.

— Знаю.

Криспину было тяжело дышать, мысли разбегались. У него кружилась голова, и он молился, чтобы потеря сознания избавила его от необходимости продолжать этот разговор. Он слышал, как шипели и щелкали дрова в очаге, чувствовал уютный запах горящих дубовых поленьев. Но тепло комнаты ощущалось им как нечто отстраненное, недосягаемое. Он томился в прозрачной холодной камере, пока остальной мир нежился в золотистом свете. Он спал? Если так, то жил он в ночном кошмаре.

Прошло несколько мгновений, прежде чем ощущения рассеялись и разум прояснился настолько, чтобы воспринимать все факты. Ланкастер сказал, что заговор выявил как его врагов, так и друзей.

— Ваш заговор удался на славу, — хрипло заметил Криспин. — Вы почти решили идти до конца.

— Его поддержало недостаточно нужных людей, и пришлось от него отказаться.

— И вместе с ним от меня.

— Когда я узнал, что ты к нему примкнул, было уже слишком поздно.

Криспин глубоко вздохнул.

— Почему вы не дали мне умереть?

Суровый взгляд Ланкастера смягчился, и в конце концов герцог отвел глаза.

— Я… не мог. Не мог.

Собравшись с силами, Криспин поднялся. Покачиваясь, он расправил плечи. Все тело болело: рана в плече, ушибленные ребра, — но больше всего сердце, в котором зияла черная рваная рана.

— Какой же вы мерзавец, — прошептал он, чувствуя, что этим словом наносит герцогу немыслимое оскорбление, но не смог сдержать справедливого негодования. — А я-то грешил на Майлза. Все эти годы я его ненавидел. Все эти годы, когда думал, что это он… а это были вы.

— И теперь ты ненавидишь меня.

Криспин оскалился.

— А вы как думаете?

— Полагаю, я не могу тебя винить.

Криспин посмотрел на разбитое окно, а за ним — на блестевший под дождем двор. Под окном проплыли копья, несколько из них покружились вокруг примятой травы, над подоконником появились головы. Ланкастер быстро пересек комнату и встал перед окном, загораживая помещение. Высунулся в окно и куда-то показал.

— Я слышал там шум. Посмотрите, что там такое.

Никто из стражи не посмел расспрашивать герцога Ланкастера, и солдаты ушли. Ланкастер задернул шторы, погружая комнату в бархатные сумерки, и повернулся к Криспину.

Тот смотрел в пол. Неужели он вот только что предавался любовным утехам с Лайвит? Вернуться туда, забыть ужасающую правду и утонуть в наслаждении, которое может доставить чувственная женщина! Какой смысл пытаться изобличить Майлза? Кому какое дело до убитого француза? Или до короля, коль уж на то пошло, если преданнейший друг короля не менее виновен? Какого же дурака он свалял! Все было ясно как белый день. Если бы только Криспин повнимательнее присмотрелся, то все понял бы. Ланкастер был безжалостным политиком. Он завоевывал. Он уничтожал. Он брал. Криспину следовало это знать. Но наивность и доверие помешали ему это увидеть.

— Скажите мне правду, — охрипшим голосом произнес Криспин, не глядя на Ланкастера, — вы пытаетесь убить короля? Вы стоите за этим новым заговором?

Ланкастер не пошевелился. Он сохранял свою величественную позу, которая так привлекала к нему людей, заставляла их служить ему, давать клятвы, идти с ним на войну, умирать за него. Вокруг губ герцога залегла скорбная складка.

— Нет, — только и ответил он.

Криспин собрался и все же посмотрел в лицо своему наставнику. Ланкастер не дрогнул, не моргнул. Он просто заявил о своей позиции. Он отрицал свою причастность. Криспину хотелось верить ему, но правда ли это? Криспин не в состоянии был отличить правду от лжи.

Словно прочитав его мысли, Ланкастер шагнул к нему и уже спокойнее сказал:

— Криспин, я совершенно непричастен к этому новому злу. А я принимал участие во многих заговорах и не боюсь тебе в этом признаться. Но тут я невиновен.

— Невиновен, — эхом отозвался Криспин.

Ланкастер кивнул. Оба они почувствовали, насколько не к месту прозвучало в данных обстоятельствах это слово.

— Хозяин, — окликнул Криспина Джек. Он оглянулся на герцога, темный силуэт которого вырисовывался на фоне очага. Лицо Джека было багровым от синяков. — Мастер Криспин, мы должны идти. Вы были правы: нам тут места нет. Мы должны уйти из Лондона.

Голос мальчика, полный усталой мудрости, звучал безжизненно.

— Какая теперь разница? — прошептал Криспин. — Когда Майлз убьет короля, обвинят все равно меня. Везде будет опасно.

— А давайте уедем во Францию. Вы всегда говорили о Франции. Может, нас там приютили бы.

— Убийцу английского короля? О да. Они встретят меня с распростертыми объятиями.

Джек посмотрел на герцога.

— Милорд. Скажите ему. Скажите, что он должен уйти. Велите ему забыть про Майлза и француза. Пусть этим занимается шериф.

— Мне следовало признаться семь лет назад, — вяло проговорил Криспин. — Я был бы уже мертв, опозорен, а моя душа бродила бы по чистилищу, но наверняка в чистилище лучше, чем здесь.

Ланкастер фыркнул.

— Значит, сдаешься?

Криспин поднял голову. Он не видел себя со стороны, но выражение его лица заставило Ланкастера отступить.

— Я, кажется, имею на это полное право.

— Разумеется. Ты заслужил это право. Но я ожидал, что после стольких лет ты научишься выживать и расстраивать планы своих врагов.

Криспин посмотрел прямо в лицо Ланкастеру.

— До этого момента мне казалось, что я знаю своих врагов.

— Я не враг тебе.

— В самом деле? Это верно. Вы мой спаситель. Конечно, мне не понадобился бы спаситель, если бы ваш приспешник обманом не убедил меня пойти на измену. Никогда не смогу себе простить!

— Ты не понимаешь своего положения.

— Отлично понимаю.

— Нет, не понимаешь.

Ланкастер поднял свою царственную голову. Только по случайности рождения он не был сейчас королем. Ричард. Сходство между дядей и племянником было незначительным, но в том, какая кровь течет в жилах Ланкастера, ошибки быть не могло.

— Никогда еще виновный в государственной измене не оставался в живых в этом королевстве, — сказал он Криспину. — Тебя пощадили не без причины.

— Кем вы себя считаете? Уж не пророком ли?

— Я тот, кто молил за тебя. Ричард с полным основанием мог мне отказать. Выбор был за ним, и он это знал. Его окружение как раз советовало ему отнять у тебя жизнь, но он решил этого не делать. Не знаю почему.

— Мне наплевать. Существование, на которое меня обрекли… Лучше бы я умер!

— Ну так почему не сдаться страже? Выйди в этот коридор и возопи к небесам. И очень скоро ты умрешь.

— Милорд! — Джек кинулся вперед, растопырив пальцы, словно пытался поймать последние слова герцога. — Пожалуйста, не говорите ему это. Скажите, что вы защитите его.

— Криспин, прикажи своему слуге молчать, а не то я ткну его мечом.

— Оба вы! Помолчите!

Криспин зажал уши, однако рана в плече помешала поднять руку. Тогда он схватился за нывшее плечо и прошел в полутемный угол, где стоял шахматный столик. Сколько партий они с герцогом сыграли на этой самой доске! Криспин вытер пот, выступивший над верхней губой.

— Не могли бы вы оба помолчать, — прошептал он, — и дать мне подумать?

Признание Ланкастера выбивало из седла и ужасало. Криспин смотрел на шахматную доску, чувствуя, как каждый мало-мальски глубокий вдох отдается болью в пострадавшем плече.

Шахматные фигуры блестели в желтоватом свете, гордые рыцари насмехались. Взмахом руки Криспин смел фигуры на пол. Один из рыцарей разломился надвое, навсегда отделившись от своего коня.

Надо было принимать решение. Однако оно, похоже, было уже принято.

— Джек.

Криспин произнес это так тихо, что даже и сам не понял, позвал он мальчика или нет. Он смотрел на разбитого рыцаря.

Джек шел к нему — слышно было, как он шаркает ногами по деревянному полу.

— Хозяин.

— Если я останусь, чтобы сделать то, что считаю своим долгом — не дать убийце лишить короля жизни, — меня затем схватят. Со мной будет покончено. Милорд Гонт уже не сможет за меня заступиться.

Джек нахмурился. Криспин заметил, что у мальчишки пробивается рыжая бородка. Нет, он еще слишком юн. Наверное, на подбородке проступили новые веснушки. Голос Джека дрожал, но говорил он уверенно, не сбиваясь.

— Лучше бы вам, конечно, остаться на свободе, сэр, но я знаю, так не получится. И если на этот раз вы умрете, то за благородное дело. Не за измену, пусть даже весь мир будет продолжать так думать. Я буду знать. И все ваши друзья узнают. Всякий, кто хорошо вас знает, поймет.

Последние слова он произнес, в упор глядя на Гонта. Герцог молчал, сжав губы в тонкую, тугую ниточку. Но Криспину показалось, будто подбородок герцога едва заметно дрожит.

Криспин коротко улыбнулся:

— Тогда ради тебя и ради моих друзей я должен постараться.

Выпрямившись, Криспин подхватил больную руку. Потом накинул плащ и поднял голову, хотя на герцога не посмотрел.

— Теперь я вас покину, ваша светлость. Больше я вас не побеспокою. Да и что мы еще можем друг другу сказать.

— Криспин…

Сыщик отвесил глубокий поклон.

— Я вас покидаю. С вашего или без вашего разрешения.

И направился к двери, тяжело опираясь на руку Джека, предложившего поддержать его. Только оказавшись за пределами герцогских покоев, Криспин перевел дух. Посмотрел направо, налево вдоль пустого коридора, потом на Джека. Мальчик ответил ему искренним и горестным взглядом. Криспин сжал плечо парнишки.

— Спасибо, Джек. За все.

Джек кивнул, изо всех сил стараясь не расплакаться.

— Ты нашел Майлза Алейна? — спросил Криспин.

— Нет, хозяин, — ответил он дрожащим голосом. — Я даже не уверен, во дворце ли он.

— Во дворце. Я его видел. Вообще-то… — Криспин вспомнил лицо Майлза, скрытое в тени колонны в большом зале. — Французские курьеры. Они его тоже видели. И узнали. Они его знают.

— Но ведь они сказали вам, что не знают.

— Они сказали, что не знают человека с таким именем.

«Так-то лучше. Займись делом, и все остальные печали на время отойдут. В головоломке можно было спрятаться. Трудная задача — это тихая гавань».

— Он был во Франции, — напомнил Джек.

— Да. — Криспин мысленно прошелся по деталям головоломки. — Да. Франция.

Криспин долго стоял так с непроницаемым лицом. Наконец Джек толкнул его локтем.

— Вас еще что-то тревожит?

— Да, но это подождет. Я не уйду отсюда, пока не найду Майлза.

И Криспин пошел по коридору, поддерживая висевшую на перевязи руку. Джек семенил рядом.

— Что случилось, мастер Криспин? С вашей рукой?

— Это все Майлз. Выстрелил из лука. Меня нашла Лайвит, она же и позаботилась обо мне.

Боль отдавала в левый бок, особенно болела сама рана под повязкой. Криспин посмотрел и увидел, что ткань намокла от крови. Зашить бы его самого, как старый котарди, да времени нет.

Глубоко вздохнув, Криспин перешел на бег. Он постанывал от боли, но не мог остановиться. Он не остановится. Если бы он убил Майлза в тот день, когда увидел в Айлингтоне, сейчас все было бы намного проще.

Криспин не знал, где искать, но ноги сами несли его в большой зал. У арочного входа он, задыхаясь, привалился к стене. Господи, как же болит плечо!

— Джек, пойди посмотри. Я не хочу, чтобы меня увидели.

Джек расправил рясу, накинул капюшон и выглянул из-за арки.

— Только небольшая группа придворных, — прошептал мальчик, — но Майлза среди них нет… Постойте-ка. Кто-то бежит.

Криспин услышал топот, крики, а затем послышалась размеренная поступь марширующих ног.

— Какого-то беднягу заловили! — свистящим шепотом доложил Джек. — Куча стражи, его прижали к полу. Ну и влип он. Со мной тоже так бывало.

Весь вытянувшись, Джек еще больше высунулся в холл. В черной рясе он больше походил на тень, а не на мальчика.

— Они его поднимают, — продолжал Джек. — Похоже… похоже…

Джек так и застыл, внимательно наблюдая, протер глаза, посмотрел на Криспина, потом опять в зал. Криспин прошептал:

— Что там такое, ради Бога?

Джек тряхнул годовой.

— Похоже, будто они схватили… вас!

Глава 25

Криспин ни на секунду не изменился в лице, а потом закинул голову и от души рассмеялся:

— Меня схватили, да? А почему ты решил?

— Ну… — Джек ухватился за край пилястра. — Я увидел человека в вашем котарди…

Криспин продолжал смеяться, несмотря на боль в плече, а потом резко оборвал смех.

— Прибыла моя подсадная утка. Что они сейчас делают?

— Уводят его прочь. В другую дверь. Все ушли. В зале никого нет.

Криспин осторожно шагнул в арку.

— Хорошо. Тогда мы пройдем здесь. Это сэкономит нам время.

— Кто был тот бедняга?

— Ленни.

Джек улыбнулся:

— И он согласился быть вашей подсадной уткой?

— Не совсем так. Я намекнул, что во дворце он может получить вознаграждение. Судя по всему, он его только что получил.

— Почему он в вашем котарди?

— Мне нужно было неузнанным пройти по Лондону. Мы поменялись одеждой.

— Мастер Криспин, вы не очень-то хорошо поступили со стариком Ленни. Ему это не понравится.

— Думаю, сейчас он выкладывает им все, что знает обо мне. Вот уж задаст он им всем работы. Я надеюсь.

Криспин еще раз проверил, не остался ли кто в зале, и ступил на каменный пол. Проход через этот зал — кратчайший путь во внутренний двор. Майлз может находиться там, а Криспину требовалось беречь каждый шаг.

Гобелен, по которому вскарабкался, спасаясь, Криспин, унесли, оставив пустое место между другими гобеленами и флагами. В оштукатуренной стене темнели отверстия от копий. Окно закрыли от непогоды наспех приколоченными досками.

— А что тут произошло? — спросил Джек. — Как будто вихрь промчался.

Криспин посмотрел наверх.

— Нет, только один отчаянный человек.

Джек уставился на Криспина. Рот у мальчишки открылся, в расширившихся глазах стоял вопрос, но Джек ничего не сказал.

Они дошли до середины зала, когда Криспин остановился. В тени, рядом с выходом на кухню, он уловил какое-то движение — мужская фигура с поблескивающим мечом.

Фигура вышла на свет и сделала несколько шагов им навстречу. Со своего места мужчина взмахнул мечом в сторону Криспина, его рука в перчатке крепко сжимала оружие.

— Да это же Криспин Гест! — натянуто проговорил Майлз. В голосе слышался смех, хотя на лице ничего не отразилось. — Это чудо. Разве не тебя только что увела дворцовая стража?

Криспин замер.

— Никаких чудес. Обман зрения, возможно.

— Ну, стало быть, теперь королю придется добавить к обвинениям против тебя еще и чародейство. Интересно, сколько раз и какими способами можно тебя казнить?

Криспин приподнял уголок рта, но усмешкой это назвать было бы неверно.

— Даже спорить не буду. Не меня скоро казнят, а тебя.

Угрожая Криспину мечом, Майлз подошел ближе.

— Меня? Думаю, нет. Потому что я ни в чем не виновен.

— Не заставляй ангелов лить слезы, Майлз.

Майлз улыбнулся какой-то змеиной улыбкой.

— Ты меня переоцениваешь.

Криспин пятился от надвигавшегося на него меча Майлза, меряя взглядом три фута стали.

— Майлз Алейн, — возвысил он голос, — именем короля ты арестован.

Майлз засмеялся.

— И какая же власть дала тебе право — или дерзость — молоть подобную чушь? Мы говорим о сказочном королевстве?

— Полномочия даны мне шерифом.

— Шерифом? Да плевал я на лондонского шерифа!

— Мы все уже сыты по горло твоими упражнениями с луком, Майлз. — Криспин показал на свою руку. — Особенно я.

Майлз подошел ближе, теперь их разделяли каких-то четыре шага.

— Я бы и рад подтвердить твои догадки, но, увы, не могу. Кроме того, я бы пустил стрелу тебе в сердце, а не в плечо.

— Лжешь до последнего.

Майлз с усмешкой поднял меч, собираясь преодолеть последний шаг.

Криспин снова посмотрел на клинок, со всей ясностью ощущая свое крайне невыгодное положение — меча нет и только одна рука действует.

— Каковы твои намерения, Майлз?

Майлз взмахнул мечом в остававшемся между ними пространстве. Сталь зазвенела в холодном воздухе.

— Изрубить тебя в куски, возможно. А каковы твои? Не соблаговолишь ли поделиться?

На этот раз Криспин широко улыбнулся:

— Вышибить из тебя дух.

Майкл мельком скосил пренебрежительный взгляд на Джека и опять посмотрел на повязку и перевязь Криспина. И засмеялся.

— Каким же образом?

— А вот таким.

И не успел Майлз отреагировать, как Криспин изо всех сил ударил ногой по руке Майлза, державшей меч. Меч полетел в сторону.

Кровь горячей волной прилила к, сердцу Криспина. Вышло даже лучше, чем он ожидал.

Майлз тряхнул рукой в перчатке и оглянулся на валявшийся вдалеке меч.

— Черт бы тебя побрал, Гест!

Но Криспин не закончил. Он пнул Майлза в коленную чашечку, и капитан лучников упал. Не колеблясь, Криспин нанес ему удар ногой в грудную клетку. Воздух с шумом вырвался из легких Майлза, и он повалился навзничь, раскинув ноги.

Тяжело дышавший Криспин встал над ним.

— Ну что, может, ты скажешь мне…

Кулак Майлза впечатался в живот Криспина. Сыщик невольно попятился, держась за живот здоровой рукой. Майлз попытался подняться, но разбитое колено не позволило выпрямиться как следует. Тогда, опираясь на здоровую ногу, он поволокся по полу, как выброшенный на берег кит, и вытащил кинжал.

Криспин отдышался и, увидев кинжал противника, выхватил свой и бросился на Майлза. Майлз нанес встречный удар.

Крепко сжав губы, Криспин отпрыгнул в сторону, уворачиваясь от клинка Майлза, и ударил его ногой в голову. Майлз упал вперед, кинжал заскользил по полу. Джек бросился к нему, схватил и выставил перед собой, направив на врага.

Опираясь на руки, Майлз с трудом приподнялся, втягивая воздух. Из раны на голове вытекала кровь, склеивая волосы и обводя губы красной полоской.

Сыщик посмотрел на поверженного противника, удовлетворенный нанесенным ущербом, и повернулся к Джеку.

— Приведи людей герцога.

— Слушаюсь, сэр!

Джек отсалютовал кинжалом Майлза, развернулся на пятках и побежал, громко топая по каменному полу. Криспин повернулся к Майлзу.

— А теперь, мерзавец, я задам тебе несколько вопросов.

— Иди ты к черту, Гест.

— Там я уже побывал. И скоро увижу там тебя. Побереги силы и постарайся не лгать. Я знаю все о твоей связи с Ланкастером.

Майлз вскинул голову, глаза его расширились. Он открыл было рот, но ничего не сказал. Струйка крови прочертила алую дорожку по его подбородку.

— Да, знаю. Расскажи, зачем ты украл эти стрелы. Чтобы подозрение пало на Ланкастера?

— Хватит тебе! Я украл эти проклятые стрелы. Но это было семь лет назад. Ты же не думаешь, что я собирался во Францию, не имея никаких доказательств причастности Ланкастера к заговору?

— Он же мог тебя убить. И надо было.

— Вместо этого он отправил меня в ссылку.

— Дав достаточно денег, чтобы хорошо там устроиться, полагаю.

— Все было прекрасно… до поры до времени. Но человек начинает тосковать по родине. Поэтому я вступил в армию короля.

— Лучником.

— Да, лучником.

— И ты употребил свое умение во зло, воспользовался им, чтобы совершить предательство — убить короля.

— Нет, черт возьми! Сколько раз я должен повторять?

— Почему ты лжешь сейчас? Ты уже покойник. Здесь скоро будут люди Ланкастера. Пытка вытащит из тебя остальное.

Брови Майлза полезли вверх, по лицу заструился пот.

— Говорю тебе, я не покушался на короля. Это невозможно.

— Не для таких, как ты. Ты лжец, шантажист, убийца. У тебя нет чести. В тебе нет ничего, кроме зла и смерти, их ты и получишь.

Майлз захотел подняться, но Криспин пинком помешал ему это сделать.

— Лежи там, где тебе и место, пес!

— Я же говорю тебе, что это невозможно! Я не пытался застрелить короля!

— И почему же это невозможно?

Майлз сморщился. Он оглянулся на арку, где скоро должны были появиться люди герцога. Капли пота блестели на его лице, туника от пота потемнела. Судорожно хватая ртом воздух, Майлз посмотрел Криспину прямо в глаза.

— Вот почему.

Зубами он стащил кожаную перчатку сначала с одной руки, потом с другой. Бросил перчатки к ногам Криспина.

Криспин посмотрел.

У Майлза были только большие и два последних пальца. Указательный и средний отсутствовали на обеих руках.

Глава 26

— Они схватили меня, — прохрипел Майлз. — Проклятые французы. И сделали то, что делают со всеми пленными английскими лучниками: постарались, чтобы я никогда не смог выстрелить из лука. И я не могу. Доволен?

Криспин присмотрелся к перчаткам. Да, теперь он видел. Нужные пальцы перчаток были искусно набиты, чтобы никто ни о чем не догадался. И если бы Майлз постоянно ходил в перчатках, что он и делал, то никто не узнал бы. Никто и не узнал.

Криспин ногой подвинул перчатки к Майлзу, но тот на них и не взглянул.

— Значит, ты не сам стрелял, а кого-то нанял.

— Нет.

— Тогда откуда тебя знают французские курьеры? Не отрицай этого. Я уже знаю, что им ты знаком.

Майлз понял, что попал в ловушку. Криспин прочел это по его лицу. Вот-вот должны были появиться люди Ланкастера. Майлз снова глянул на пустой арочный проход.

— Чем больше ты расскажешь мне сейчас, тем меньше пыток придется тебе терпеть.

Майлз вытер рот искалеченной рукой.

— После… после того как меня схватили, я приложил все усилия, чтобы оказаться при французском дворе. Тут-то и пригодились деньги Ланкастера. Я мог припеваючи жить на английские деньги и в то же время служить королю Франции.

— Ты — четвертый курьер.

С раздраженным ворчанием Майлз покачал головой.

— А ты очень хитрый, Гест. Как ты узнал?

— Их товарищ ни разу не появился. Когда они увидели тебя, то удивились — возможно, не ожидая встретить здесь. Я лишь сделал вывод из очевидного. Но вопрос остается. Почему ты заставил курьеров дожидаться тебя в «Голове короля»? Если ты так уж невиновен, зачем ты плел какую-то интригу? Кто приказал тебе привести их туда?

— Я должен был предупредить их. — Майлзу явно было не по себе — он прикусил нижнюю губу. — Они должны были не сразу явиться ко двору короля.

— Чтобы дать убийце время осуществить задуманное.

Майлз продолжал кусать губу. Кинул взгляд в сторону арки. Не глядя на Криспина, кивнул.

— Кто, Майлз? Кто велел тебе это сделать?

— Я… я не могу сказать.

— Не можешь или не хочешь?

Тогда Майлз поднял глаза, в которых читался слабый вызов.

— Ну, не хочу.

Криспин сузил глаза и уже занес кулак, но решил, что это не стоит разбитых костяшек пальцев.

— Когда стало ясно, что Ланкастеру больше нет до меня дела, — сказал Майлз, снова оглядываясь через плечо на арочный проем, — мне пришлось строить другие планы. При французском дворе чего только обо мне не рассказывали. Как и ты, они меня переоценивали, но я их не разубеждал. В моих интересах было казаться более хитроумным. Я сделался, так сказать, двойным агентом, служа при обоих дворах и шпионя в пользу Франции.

— Ты настоящий сукин сын, Майлз. Никогда не встречал большего негодяя. Ты очень низко ценишь свою честь.

— Я ее вообще ни во что не ставлю. Что мне дала эта честь?

Внезапно Криспину вспомнились слова Гилберта — он говорил то же самое. Что честь дала Криспину? Но Криспину не требовалось ставить это под сомнение, как, похоже, делали другие. Он не понимал таких, как Майлз. Дворянину с рождения прививали понятие бескомпромиссной честности. Это было столь же естественно, как дышать. Во всяком случае, Криспин всегда так считал.

— А как же самоуважение? — горячась, спросил Криспин. — А как же достоинство, гордость, благородство? Наша честь — это мы сами. Это мы и есть.

Майлз нервно засмеялся.

— И это говоришь ты. Ты, у которого не осталось ни крупицы чести.

— У меня гораздо больше чести, чем когда-либо было у тебя, мастер Алейн. Ты даже не понимаешь, о чем речь.

— Я понимаю золото. Вот это я понимаю. И понимаю соглашение при взаимных уступках. Я украл у Ланкастера стрелы, чтобы увереннее чувствовать себя при переговорах, но затем какой-то негодяй стащил их у меня. А затем где, по-твоему, я вижу их в следующий раз? А? Не при английском дворе. Не то, что ты подумал.

Криспин стиснул раненое плечо. Это не помогло. Снова накатила дурнота. Криспин понимал, что это следствие потери крови и изнеможения. Он снова посмотрел на арку. Люди Ланкастера явно не торопились.

— Ну и где же, если уж ты так хочешь мне сказать?

— Семь лет назад: В шеях двух французских дворян. Они, похоже, поддерживали договор с Англией, и это очень обеспокоило короля.

— Какого короля?

— Французского, разумеется. Они поддерживали договор с Англией против воли своего суверена. Наемный убийца их убрал. Вообрази мою досаду, когда я понял, что это мои славные английские стрелы. Вот зачем их украли. Во всяком случае, я так подумал. Поскольку стрелы английские, вина падет на Англию, если кто-нибудь удосужится их рассмотреть. Удосуживаются только такие, как ты.

— Убийцу так и не нашли?

— Нет. И это был не я.

— У меня нет причин тебе верить.

— Согласен. Но когда мальчик вернется с людьми Ланкастера, я ничего не утаю. Пытки мне никогда не нравились, особенно если пытают меня. — Он подполз поближе к Криспину. — Послушай, Криспин. В этом действительно нет нужды. Я сказал тебе все, что знаю. Ты докопался до правды о нас с Ланкастером. По-моему, вполне достаточно для удовлетворения твоего тщеславия. Помоги мне спастись, и ты не пожалеешь.

— Ты в своем уме?

— Посмотри на себя! Ты похож на нищего. У меня много золота. Ты никогда больше не будешь голодать.

— Ты слышал хоть что-нибудь из того, что я сказал?

Майлз дернул головой. Он тоже услышал приближающиеся шаги. Обратил к Криспину отчаянный взгляд.

— Криспин, у меня есть золото. Ты можешь его взять. Все. Только помоги мне спастись. Я никогда больше тебя не побеспокою. Ты справедливый человек, я это вижу. Позволь мне сделать это для тебя, если ты сделаешь это для меня. Гест! Я умоляю тебя.

Криспин отступил на шаг и вздернул подбородок.

— Я дам тебе один совет, Майлз.

Тяжело дыша, Майлз посмотрел на арку, потом на Криспина.

— Криспин, ради любви Христовой…

— Когда тебя будут прижигать раскаленными щипцами, как можно больше расслабь мышцы. Ощущение будет чуточку слабее. Но, правда, лишь чуточку. Ну, может, разница и не столь уж заметна.

Майлз протянул к нему дрожащую руку.

— Криспин! Помоги мне!

Тяжелая поступь раздавалась все ближе, и внезапно арочный проем заполнился людьми. Они направились прямиком к Майлзу, окружили и подняли сопротивляющегося лучника. Лицо Майлза исказилось гримасами и слезами. Его мольбы и причитания отдавались эхом от стен зала и затихли, когда Майлза утащили.

Криспин улыбнулся.

Но улыбка погасла. Даже если у Майлза и была склонность к преувеличению, его сделал преступником Ланкастер. Уже одно это вызывало беспокойство. Но Майлз еще и признался, что не имеет никакого отношения к покушениям на короля, и почему-то Криспин ему поверил.

Упоминание об английских стрелах, которыми воспользовались только потому, что они английские, дернуло за какую-то ниточку. И напомнило ему о башмаках.

Глава 27

Джек возник рядом с Криспином, и они вдвоем проводили взглядом уводивших Майлза людей герцога.

— Трус он, — сказал Джек.

Он произнес это тем же будничным тоном, каким сказал бы: «У меня чересчур горячий суп». Мальчишка вздернул подбородок и посмотрел на Криспина, ясные глаза Джека светились гордостью.

Гордился он, видимо, Криспином.

Сыщик оперся о Джека, и тот воскликнул:

— Ой, хозяин! Мы должны заняться вашей рукой.

— Нет времени, Джек. Надо еще остановить наемного убийцу. Более того, их по меньшей мере двое.

— Двое? Разве Майлз не один из них?

— Нет. У него были свои тайны, и они отвлекли меня, помешав увидеть то, что я давно должен был увидеть.

Джек хлопнул себя по лбу.

— Да это же французские курьеры!

Криспин сделал вдох, помогая себе плечами.

— Джек, сделай, что можно, чтобы вызволить Ленни из тюрьмы. Вот.

Он сунул руку в кошелек и сквозь зубы втянул воздух, когда укололся о шип. Он снова вынул его вместе с монетами и высыпал монеты в протянутую руку Джека.

— Эй! Мастер Криспин, — сказал Джек, указывая на предмет на ладони Криспина. — Это похоже на одну из тех колючек.

Криспин посмотрел на шип, потом на свой палец. В его теле насчитывалось уже столько дырок, странно, что еще не вся кровь вытекла.

— Это и есть один из шипов. Он выпал из Венца.

Джек попятился, отмахиваясь и качая головой.

— Пальцы Христовы! Вы должны его вернуть. Уберите его.

— Если бы я мог. Когда все закончится, я отдам его кому следует.

Джек охнул, прикрыл рот рукой, а затем показал на Криспина дрожащим пальцем.

— Это все сила. Этот шип вас защищает. Господней милостью.

И он несколько раз поспешно перекрестился.

— Хватит глупостей. Ступай давай, выручай Ленни. Ты по-прежнему похож на монаха. Это тебе поможет. А серебро поможет еще больше.

— Куда мне идти?

— К начальнику стражи. Или к шерифу, если придется.

Джек кивнул, осторожно поглядывая на Криспина, и, зажав монеты в кулаке, сорвался с места и исчез в арочном проходе, еще разок оглянувшись на своего хозяина.

Криспин снова сделал глубокий вдох, надеясь, что ему хватит сил для дальнейших действий. Но почти в тот же миг в груди Криспина разлилось, распространяясь по всему телу, успокаивающее тепло, словно его согрели неожиданно появившиеся солнечные лучи. Тепло достигло больного плеча, боли оно не притупило, но сделало ее гораздо более терпимой. Криспин почувствовал себя выше ростом, расправились, словно сами собой, плечи. По всем статьям, он должен был чувствовать себя измученным, не в силах сделать шага от боли во всем теле. Он уже должен был бы потерять сознание.

Криспин посмотрел на шип у себя на ладони и медленно покачал головой, отказываясь верить.

— Не может быть, чтобы это шло от тебя. Я не верю, что это твоя заслуга.

Шип лежал у него на ладони, похожий на все остальные шипы: черный, невыразительный, однако чем-то опасный.

Криспин посмотрел на свой палец, ранка от укола уже практически исчезла.

Сыщик обернулся на арку — откуда он пришел и которая вела назад, к Ланкастеру. Но мысль о герцоге не согрела Криспина, не принесла радости. С тех пор как Криспина лишили титула, рыцарского звания и богатства, им с Гонтом довелось переговорить всего несколько раз. Да и то Ланкастер говорил отстраненным тоном, чтобы оградить свое доброе имя от упоминания в связи с именем Криспина. Свое доброе имя. И Криспин чувствовал себя слугой, которого наказали должным образом, считал все это время, что получил по заслугам. Какой дурак! Куда подевалась его честь в этом деле? Даже Ланкастер подтвердил, что ради защиты собственных интересов готов пожертвовать своими самыми преданными сторонниками. Молодые рыцари-заговорщики отдали свои жизни. И Криспин, в каком-то смысле, тоже отдал свою жизнь. Существует ли что-нибудь или кто-нибудь, за кого стоит умереть?

Он сжал кулаки, но тут же быстро разжал. Острый шип по-прежнему лежал на ладони. Криспин прошептал:

— «Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих»[28].

Шериф видел, как Венец передали королю. Криспин надеялся, что теперь Элеоноре и Гилберту ничто не грозит. Шерифу нечего больше предъявить королю — за исключением самого Криспина, конечно.

Он вздохнул и убрал шип в кошелек. Устало обвел взглядом огромный и зловеще пустой зал. Сколько всего видели эти старые стены? Сколько чести? Сколько бесчестья? Сколько смертей? Криспин поежился и поплотнее запахнул плащ.

Позади оставались Ланкастер и французский посол, курьеры. Но он даже шагу не сделал в ту сторону, а направился на кухню.

Нырнув в тень арки, Криспин открыл дверь, спустился по ступенькам, и снизу, навстречу ему ударила волна тепла и ароматов, послышалось звяканье чугунных сковородок и медных чайников. Но сегодня это не принесло успокоения. Сыщик просто встал у подножия лестницы, наблюдая за множеством людей, проходивших мимо него; каждый со своей судьбой, они спешили выполнить свою работу, тщательно убрав под колпаки и косынки личные заботы. О чем думают такие люди? Вероятно, во многом о том же, о чем думал в последние дни и он: будет ли достаточно денег, чтобы пережить зиму? Можно ли отложить что-нибудь на приданое старшей дочери? Что будет с их семьями, если они заболеют? Обыденные мысли. Земные заботы.

Но по опыту Криспин знал, что в людских головах рождаются и другие замыслы, не столь обычные. Зреют алчные мысли. Беззаконные. Опасные. И подобные мысли рождаются во всех кругах общества — от короля до нищего. Но только король может заставить таких людей осуществить их злые намерения, поскольку лишь у короля есть власть и деньги, которыми он может распоряжаться по своему усмотрению. А другие, занимающие более низкое положение, легко поддаются искушению. Виноваты ли эти люди, что их, таких, какие они есть, искушает сатана? Так соблазнили Адама и Еву. Свобода может быть опасной. На одной чаше весов рай, на другой — грех и проклятие.

Криспин смотрел на лица: суровые, морщинистые, темные от копоти. Но не видел тех лиц, которые искал. Он прошел к другой двери, ведущей в маленькую темную кладовую, открыл эту дверь.

Там тоже никого не было. Криспин выдвинул из-под стола табурет, сел и стал ждать.

Прошло, наверное, не меньше часа, прежде чем в кладовую вошла Лайвит и закрыла за собой дверь. Женщина вздрогнула, заметив сидевшего в темноте Криспина.

— Вот это да! — воскликнула она, прижав руку к сердцу. — Помоги мне Господь! Ты напугал меня, знаешь ли. А я гадала, куда ты делся. Рука у тебя пока что не зажила.

— Да ничего, действует.

Он начертил пальцем какой-то узор на столе и медленно поднял глаза на Лайвит.

Она с улыбкой бросилась к Криспину, обняла за шею и уселась к нему на колени.

— Итак, — проговорила она, покрывая его губы легкими поцелуями, — на чем же мы остановились?

Криспин схватил Лайвит за руку и столкнул с колен. Женщина, покачнувшись, встала. И пристальный взгляд, и все лицо ее выражали недоумение.

— Для этого теперь нет времени, — сказал Криспин. — Настало время ответов.

Лайвит внимательно на него смотрела, склонив голову набок. Ее угловатое лицо скрывалось в тени, отбрасываемой неверным светом единственной свечи. Но эти нездешние глаза следили за ним, как следит из кустарника за добычей лиса.

— Что за чепуха? — Она положила руку на бедро и изогнулась всем телом, демонстрируя его выпуклости и изгибы. — Ты не хочешь закончить то, что мы начали? — негромко произнесла она и облизала кончиком языка свои пухлые губы, оставляя на них влажный, блестящий след.

— Время игр окончилось, Лайвит. Где лук?

Ее глаза слегка расширились, но она тут же опустила ресницы, скрыв все, что могли выдать глаза.

— О чем это ты?

— О луке. Я уверен, что у каждой из вас свой лук. Один, конечно, утрачен, но должен быть второй.

Все соблазнительные изгибы ее тела вдруг куда-то делись, и Лайвит выпрямилась, сложив на груди руки. Она покачала головой, и на губах, с которых так часто слетали колкие замечания, расцвела улыбка.

— Я знала, что ты слишком умен. Говорила я себе, что нельзя тебе доверять.

— Так где он?

— Что, черт тебя возьми, нас выдало?

Криспин устало опустил веки и перевел взгляд на ноги Лайвит.

— Твои башмаки.

— Мои — что? Мои жалкие деревяшки?

— Твои деревянные башмаки, они вырезаны на французский манер. В Лондоне их вырезают немного по-другому. Так я понял, что вы были во Франции. И у тебя вырвались французские слова. Не заметила, да? — Он видел, что она не помнит, но большого значения это уже не имело. — Никакого разумного объяснения вашему пребыванию во Франции я дать не мог, кроме как в качестве ловких наемных убийц. В конце концов, кто незаметнее работающих на кухне людей?

— Пары женщин, работающих на кухне, так точнее.

— Именно. Так где он?

Лайвит издала смешок, низкий, гортанный.

— О, Криспин, что мы тут обсуждаем? У нас есть все, чтобы прекрасно развлечься вдвоем.

— Зачем было нанимать меня, если ты собиралась меня убить?

Лайвит вздохнула, запрокинув голову.

— Ты забыл, я тебя не нанимала. У меня не было выбора, в дело уже вмешался прославленный Следопыт.

— Стало быть, Грейс действительно убила курьера.

Покачивая бедрами, Лайвит на шажок приблизилась к столу.

— Да. Он, должно быть, видел ее во Франции, при дворе. Ничего другого ей в голову не пришло.

Женщина обошла вокруг стола и снова оказалась рядом с Криспином. Она легко коснулась тыльной стороны его ладони, прочертила пальцами дорожку до запястья.

Криспин отдернул руку. Нахмурившись, Лайвит отошла, глядя на Криспина сверху вниз.

— А сделав это, она не знала, что делать дальше, и меня рядом не оказалось, чтобы помочь. Она пришла в замешательство, как у нее это бывает. Вот так эта дурочка и прибежала к тебе. Необдуманный поступок. Она была не в состоянии думать.

— Если бы на месте Грейс была ты, никто ничего никогда и не узнал бы.

— Да. И король был бы уже мертв, а я — на пятьдесят фунтов богаче. И разумеется, — она улыбнулась, — ты был бы жив.

— Но я не умер.

Она улыбнулась, обнажив зуб со щербинкой.

— Пока нет. Но умрешь. Я дважды попадала тебе в плечо. И дважды я не хотела тебя убивать. Если бы хотела, ты уже давно был бы на том свете.

— Почему же ты этого не сделала?

Лайвит улыбнулась:

— Не хотела. Но ты путался у меня под ногами здесь, во дворце, и меня это крайне тревожило. Я подстрелила тебя, чтобы вывести из строя. И чтобы поиграть с тобой. — Она облизала губы. — Немного беспомощный мужчина… почему бы не поразвлечься, а? И насколько мне помнится, ты ничуть не возражал.

Криспин отвернулся, чтобы не видеть ее похотливой усмешки.

— А покушение на короля в саду? Промазала нарочно, да?

Улыбка Лайвит потухла.

— Проклятый слуга. Он меня увидел и предупредил короля. Тогда я его ранила — впредь не станет соваться куда не надо. Не так-то легко было забраться на стену.

— Как же на тебя не подумали?

— Я уже сказала: никто не обращает особого внимания на женскую прислугу. А лук у меня достаточно маленький, чтобы спрятать под плащом.

— Невероятно, что женщина вообще умеет стрелять из лука. Хотя ты ведь говорила, что ваш отец был лучник…

— И, заметь, чертовски хороший. Но у него не было сыновей, и пришлось ему учить девчонок. Но мы хорошо усвоили его уроки.

Криспин пристально на нее посмотрел.

— У тебя настоящий саутворкский акцент. Значит, вы все же англичанки? — Она кивнула. — И вот так вы зарабатывали на жизнь? Притворяясь кухонными работницами, чтобы убивать за деньги? Если бы я не испытывал к вам такого отвращения, то, пожалуй, восхитился бы вашей смелостью. А так я считаю это прискорбной растратой таланта.

— Твое мнение меня не интересует. Я добываю золото. И это совсем не плохо. Да я больше тебя зарабатываю, это уж точно. — Она рассмеялась. — Я даже подумывала полностью расплатиться с тобой. Но не вижу, какой в этом теперь прок.

— Потом это представление в «Кабаньем клыке». Одежда, разбросанная по кладовке. Ранение стрелой. Все подстроено?

— Я не хотела, чтобы у тебя возникли какие-то подозрения. Выстрелила в меня Грейс. Я ей приказала. Боюсь, это окончательно повредило остатки ее мозгов. Но нам требовалось оттуда выбраться. Нам просто повезло, что ты отвел нас именно туда, куда нам было нужно — во дворец.

— А что насчет Майлза Алейна?

— Этого павлина? Он больше говорит, чем делает. У него было только одно задание, так он даже его не выполнил. Нет! Едва все не провалил из-за неосторожности с этими французами. И Грейс не виновата, что не знала, как поступить. Она строго держится плана, когда я рядом и направляю ее. — Лайвит покачала головой, словно тревожась всего лишь о подгоревшем тосте. — Впервые я увидела Майлза Алейна при французском дворе. Как он там красовался! Мой наниматель хорошо его знал и посчитал, что забавно будет воспользоваться иностранными стрелами для выполнения одной работы, за которую я взялась несколько лет назад.

— Ты имеешь в виду тех французских дворян?

Лайвит захохотала и хлопнула себя по бокам.

— Ну ты и штучка! Откуда ты об этом узнал?

— Вот так и получилось, что у тебя осталось несколько хороших английских стрел, которые ты и взяла в Англию?

— Да. Мой хозяин, похоже, кое-что знал об этих стрелах. Ему показалось занятным ими воспользоваться. Ты не знаешь почему? Все остальное ты знаешь.

— Знаю. Потому что Майлз украл их у герцога Ланкастера и на них стояли его метки.

Лайвит со смехом прикрыла рот рукой.

— Какая славная задумка. Кое-кто непременно хочет подгадить как можно больше.

— И не говори. Насчет этого «кое-кого». Кто же твой наниматель?

Лайвит приложила палец к поджатым губам.

— О нет. Я не должна говорить. Особенно таким, как ты.

— Ты знаешь, что в покушениях обвинили меня.

— Да. Это как раз смешнее всего.

Криспин скривился.

— Странно, я ничего смешного в этом не нахожу.

Женщина опустила поднятые в напряжении плечи и придвинулась к Криспину, покачивая бедрами.

— Ну хватит, Криспин. Давай забудем о наших разногласиях. Давай вернемся к началу. Кто узнает? Я не стану убивать бедолагу короля и исчезну, если ты этого хочешь, и ты сможешь заняться своими делами как ни в чем не бывало, и никто больше не пострадает.

— Я больше никогда не замараю о тебя рук.

Лайвит остановилась. Ее лицо помрачнело, глаза сузились.

— Очень хорошо, — проскрежетала она. — Пусть будет по-твоему.

Криспин ждал ее действий, но не ожидал удара кулаком. Лайвит с силой ткнула его в плечо, замолотила по ране. У Криспина перехватило дыхание от нестерпимой, пронзительной боли. Он протестующе вскрикнул, застыл и упал навзничь на пол.

Лайвит рывком перевернула стол, выхватила из тайника под столешницей небольшой лук и вложила в него стрелу. Затем села верхом на Криспина, натянула тетиву и стала прицеливаться, метя ему точно между глаз.

Криспин лежал на спине и смотрел, как прицеливается Лайвит. Думать было некогда. Он резко схватил ее ногами за талию. Стрела вылетела, задев самый верх его лба. Криспин рывком опустил ноги, опрокидывая Лайвит назад.

Тут же отпустил ее и перекатился на бок. Ему удалось подняться на колени, но в этот момент его ударили луком по голове. Искры из глаз, вспышка света и мрак. Голова раскалывалась от боли. Криспин упал, понимая, что если сдастся, то погибнет.

Лайвит замахнулась луком с другой стороны, и Криспин поднял здоровую руку, чтобы защититься. По крайней мере когда-то она была здоровой. Криспин сумел зацепить Лайвит, подсечь ее. Та тяжело упала назад и выругалась.

Криспин снова поднялся на колени, пытаясь перевести дух, сообразить, что и где находится. Голова у него кружилась. Потеря крови, удар по голове начинали сказываться. «Жаль, что я не сказал Джеку, куда иду». Забавно, как в последние дни это становится все более важным. Что Джек думает. Где Джек находится. Может, Элеонора и права: Джек для него больше чем слуга, но сейчас было уже слишком поздно заниматься его воспитанием. Впервые за долгое время Криспин подумал, что на сей раз ему не выкрутиться. Побежден женщиной! Это особенно уязвляло.

Нащупав кинжал, Криспин выхватил его. Крепко, сжал. Больше у него ничего не осталось. Сил для новых ударов и пинков не было. Только оружие. Если она выбьет кинжал у него из рук, тогда у Криспина хватит времени только на то, чтобы до середины прочитать «Аве Мария», и все будет кончено.

Криспин услышал какой-то звук и понял, что это плачет Лайвит.

— Как же больно, сукин ты сын! Из-за тебя я разбила весь зад. — Он беспомощно смотрел, как Лайвит, покачиваясь, поднимается. Она почесала зад и рукой вытерла распухший мокрый нос. — Я возьму стрелу и засажу тебе в плечо, в ту самую дыру. Тебе очень понравится, Криспин. Думаю, боль будет как от адского пламени.

Она пнула его по руке и выбила кинжал, который полетел куда-то в сторону. Криспин проводил его печальным взглядом. Лайвит дохромала до упавшего кинжала и подняла его. Повертела в руке.

— Прекрасно. Отличный ножичек. Сначала я, пожалуй, отрежу тебе ухо. Потом другое. Затем несколько порезов на шее — не по горлу, заметь. Я хочу, чтобы ты протянул подольше. Я хочу, чтобы ты видел, как из тебя уходит кровь.

— После всего, что между нами было, — сказал Криспин.

Лайвит негромко, коротко усмехнулась. Глядя на приближавшуюся убийцу, Криспин позабыл обо всех молитвах. В голове теснились только проклятия, и он даже облизал губы, чтобы высказать вслух несколько избранных.

И тут распахнулась дверь. Лайвит оглянулась. Криспину только это и нужно было. Собравшись с силами, он весом всего тела ударил ее головой в живот. Лайвит отлетела назад, натолкнувшись на Грейс.

Криспин упал на бок и теперь старался подняться — хоть как-то. Лайвит лежала на спине, колени у нее дергались, как у подыхающего краба. Криспин увидел улетевший в другой конец комнаты кинжал. Увидела его и Грейс. Обычно девушка соображала туго, но здесь моментально смекнула, что к чему. Грейс кинулась к оружию одновременно с Криспином.

Она успела первой, но Криспин схватил ее за руку, пытаясь отнять кинжал. Криспин оказался слабее, чем думал. Он не мог одолеть Грейс. Они катались по полу, и Криспин из последних сил пытался завладеть кинжалом. Раз, другой ударил руку Грейс о каменный пол. Девушка приподнялась и вонзила зубы ему в запястье.

Криспин вскрикнул, но он знал, что не может ее отпустить. Втянув сквозь стиснутые зубы ледяного воздуха, он снова перекатился по полу, увлекая за собой Грейс, и на этот раз стукнул ее головой об пол. Девушка ослабила хватку, Криспин повторил удар. Грейс выпустила нож, и Криспин без помех приподнялся и ударил ее кулаком в лицо. Теперь руки у него были в крови, но на этот раз кровь была чужая. Для верности он опять с силой ударил Грейс головой об пол. Еще раз. Он услышал треск, и под затылком девушки начала расползаться лужица крови. Растрепанные волосы упали на щеку, и несколько прядей прилипли к приоткрытому рту и горящим злобой глазам. Будь она жива, то убрала бы волосы, приставшие к языку и зубам. Криспин почему-то подумал, что она этого уже не сделает.

Вопль у него за спиной. Лайвит поднялась и, застыв, смотрела на мертвую сестру. Схватилась за голову и снова закричала. Затем перевела взгляд на Криспина. Боль в ее глазах сменилась яростью, изо рта вырвался какой-то звериный рык. Лайвит схватила самое тяжелое, что подвернулось под руку — табуретку, — и замахнулась, готовая обрушить ее на Криспина.

Он не совсем понял, что произошло дальше, но табуретка замерла на полпути, и множество рук схватили Лайвит и оттащили назад. Табуретка упала на пол и раскололась.

Криспин покачнулся. Никаких дел на его долю не осталось. Вполне можно упасть на пол и потерять сознание — что он и сделал.

Глава 28

Криспина очень быстро вылечили. Он был рад оказаться в своей комнате, хотя самого перемещения совершенно не помнил. Посетители приходили и уходили, почти не отпечатываясь в его сознании, хотя он смутно помнил Гилберта, который похлопывал его по руке, и Элеонору, которая плакала, закрыв лицо фартуком.

Еще приходил какой-то мужчина, ему незнакомый. Немолодой, в длинном черном одеянии. Он снял с Криспина рубашку и воткнул иглу в рану в плече. Криспин, кажется, заметил черную нить, почувствовал дергающую боль, а затем — опьянение или что-то похожее, но без вина. Мужчина, разумеется, был врачом и, словно портной, зашил Криспину плечо. Портной обошелся бы дешевле, но поскольку визит врача оплатил кто-то другой, Криспин не беспокоился. Единственное, что смутило его позднее, — это известие, что врача прислал Ланкастер.

На рану наложили чистую повязку, сделали новую перевязь. Одеяло прикрывало остатки целомудрия Криспина, на плечи был наброшен котарди — старый, вызволенный у Ленни, к большому облегчению последнего. Джек сидел в ногах постели и заполнял пробелы в памяти Криспина.

— Майлз Алейн рассказал все, как вы и предполагали, — возбужденно повествовал Джек. — Это он убил Эдварда Пила. Не хотел, чтобы узнали, что стрелы принадлежали Ланкастеру. Но ведь это же он сам и украл их, разве не так, хозяин?

— Да, Джек. Но я понимаю, почему теперь он не хотел примешивать Ланкастера. Это лишь привлекло бы внимание к нему самому. Он знал о заговоре с целью убийства короля?

— Да, — сказал Джек. — Хотя и не знал, что это были Лайвит и Грейс. Он должен был задержать курьеров, чтобы убийцы могли с ними встретиться и таким образом попасть во дворец. Он тоже не обратил внимания на служанок при кухне, ни во Франции, ни здесь. — Мальчик покачал головой, потом, просияв, посмотрел на Криспина. — О! Но самое-то главное — он признался, что вы не имеете к этому никакого отношения. И это было последнее, что от него услышали.

Криспин отхлебнул красного вина из деревянного кубка. Вкус был ему знаком. Вино прислали из «Кабаньего клыка» Лэнгтоны.

— А почему так?

Джек разгладил одеяло перед собой и, отнюдь не печалясь, ответил:

— Умер от пыток, вот почему. Он мертвый, мертвее не бывает, и никто по нем не плачет.

Криспин откинулся на подушку, поставив кубок на грудь. Улыбаться он не стал, но удовлетворенно закрыл глаза. Да. Хорошо. Майлз в итоге получил по заслугам. Криспин сожалел только о том, что не присутствовал при этом.

Глубоко вздохнув, он открыл глаза, посмотрел на Джека и наконец сумел улыбнуться.

— А что с Гилбертом и Элеонорой? У них все в порядке? Или шериф все еще их преследует?

— Нет. Господин шериф ушел после признаний Майлза и этой Лайвит, ни дна ей ни покрышки. Она пытки пережила, но толку-то ей от этого. На завтра назначена ее казнь. Все чин чином, кровищи будет… Хотите пойти?

Криспин поднял кубок, посмотрел на кроваво-красное вино и не стал пить.

— Нет. Но ты можешь сходить, если хочешь. А что с Грейс?

— Умерла. Ходят слухи, что их нанял король Франции. Но теперь мы, видимо, уже никогда не узнаем.

— Да, — пробормотал Криспин, — мы никогда не узнаем.

— Совсем туго нам пришлось в этот раз, мастер Криспин. Я начинаю думать, что мне по душе более спокойная жизнь.

— О? Подыскиваешь другое место?

— Да нет же, я не то имел в виду, хозяин. Просто… просто вы уже не такой молодой, как раньше.

Криспин прищурился.

— Ну, спасибо.

— Я за вас переживаю. Как клуша.

— Оставь это Элеоноре.

— Ничего не могу с собой поделать. Мне нравится за вами ухаживать. Чувствуешь себя… значительным.

— Что ж, Джек, — сказал Криспин, опуская подушку пониже. — Я знаю, что я в надежных руках.

Услышав топот на лестнице, они оба повернулись к двери. К ним кто-то поднимался.

— Опять посетители? — вздохнул Криспин. — Пожалуйста, Джек, скажи им, что я сплю. Скажи, что сегодня я никого не принимаю.

— Хорошо, хозяин.

Джек вскочил, побежал к двери и, не дав визитерам даже постучать, распахнул ее. Ничего не произошло. Он молча стоял на пороге и не двигался.

Приподнявшись, Криспин попытался заглянуть через плечо Джека.

— Кто там, Бога ради?

Джек в ужасе повернулся к нему, отступил, и в комнату вошли двое мужчин, оттолкнув парнишку с дороги. Сверкающие шлемы. Руки защищены кольчугой и латами. На поясе мечи. Но хуже всего было то, что на их плащах чередовались в шахматном порядке прямоугольники с желтыми леопардами на красном фоне и с желтыми геральдическими лилиями — на синем: эмблема короля Англии.

— Криспин Гест, — произнес один из пришедших. — Тебе приказано идти с нами.

Металлическая кольчужная сетка, спадавшая из-под шлема, обрамляла его лицо и закрывала шею и подбородок. Края усов тоже были прижаты кольчугой.

Криспин обрел дар речи.

— По какому обвинению?

Другой покачал головой.

— Тебе приказано идти с нами, — сказал он.

— Куда?

— Во дворец.

Долгое молчание. Криспин посмотрел на Джека. Мальчишка замер у двери. Значит, вот оно как. Криспин отбросил одеяло и опустил с кровати босые ноги.

— Джек, помоги мне одеться.

Одевшись и побрившись с помощью Джека, Криспин подождал, пока парнишка набросит ему на плечи плащ, и повернулся к мужчинам, бесстрастно его дожидавшимся.

— Я готов, господа.

Тот, который заговорил первым, что-то проворчал. Они насторожились, пропустив Криспина в дверь, и последовали за ним. Джек накинул свой плащ и устремился следом, но один из стражников обернулся:

— Ты остаешься.

Джек испуганно посмотрел в суровые лица.

— Но я слуга мастера Криспина. Я ему нужен!

— Он в тебе не нуждается. Пошел прочь, щенок!

И он замахнулся, чтобы ударить, но Криспин перехватил его руку здоровой рукой.

— В этом нет необходимости. — Он повернулся к Джеку, лицо которого побелело от ужаса. — Все хорошо, Джек. Я в любом случае хочу, чтобы тебя это не коснулось. Здесь ты будешь в большей безопасности.

— Но я думал, что все закончилось! Что они от вас теперь хотят, мастер Криспин?

— Не знаю. Но ты должен остаться здесь. Если я не вернусь… тогда иди в «Кабаний клык».

Джек сморщился и вытер ладонью неудержимо катившиеся по лицу слезы.

— Успокойся, Джек. Я надеюсь на лучшее.

Он хотел сказать мальчику, чтобы тот не тревожился, чтобы собрался с мужеством, но не мог заставить себя лгать. Слишком уж хорошо все закончилось, слишком удачно. Он все ждал логического завершения. И оно пришло.

— Прощай, Джек. Веди себя хорошо. И… спасибо за все, что ты для меня сделал.

— Мастер Криспин!

Крик Джека был последним, что он услышал, прежде чем стража захлопнула дверь перед носом паренька. В ответ на их грубость Криспин презрительно усмехнулся, потом закинул край плаща на плечо и стал спускаться.

За время длительного пути, который он проделал пешком, а стражники верхом, у Криспина было время подумать. Он смотрел на Лондон, на его пристани, таверны, жалкие улочки и лачуги. Когда он был богатым господином, то всегда воспринимал Лондон как нечто само собой разумеющееся. Этот город должен был обеспечивать его нужды, как физические, так и духовные. Многие из его домашних слуг были родом из Лондона. Он сам родился в Лондоне, хотя раннее детство провел в фамильном поместье в Шине[29].

Но Криспин знал, как, несомненно, знает каждый англичанин: ничто во всей стране не сравнится с лондонскими рынками и лавками. Ни в одной деревне не встретишь этой нутряной вони Лондона, улицы которого кишели попрошайками, ворами, проститутками и бандитами. Но жили здесь и люди, трудом добывавшие себе пропитание, а еще дворяне и короли, королевы и знатные дамы. Лондон являл собой Англию в миниатюре с той же точностью, с какой сам предстал в сахарном творении Онслоу Бланта.

Они дошли до Чаринг-Кросса. Наконец стали видны шпили Вестминстерского аббатства и дворец. Сердце Криспина заколотилось. Нет, он, конечно, был готов к неизбежному. И уже давно. Развязка даже как-то подзадержалась. Но Криспин успел направить свои устремления и ко многому другому. Прежде всего имелся Джек Такер. Мальчик ворвался в жизнь Криспина как ураган. Обыкновенный уличный воришка, жизнь которого должна была окончиться на виселице. Но в течение всего нескольких коротких месяцев он отшлифовался, как речной камешек, изо всех сил стараясь приспособиться к миру, в котором и сам Криспин чувствовал себя не очень-то уютно. Сколь многому хотел бы он научить Джека. Теперь уже времени не будет.

Гилберт и Элеонора тоже хорошо к нему относились. И делали это не ради выгоды. Криспин не был господином, от которого ждали милостей. Он был не в состоянии даже вовремя платить им и по-прежнему оставался должен немалую сумму за еду… но в основном за выпивку. Похоже, они подружились с ним просто потому, что сами того захотели, и для Криспина это было в новинку. Неужели не слишком благородное происхождение имеет свои преимущества? Неужели он постиг эту тайну лишь в конце жизни?

Криспин пребывал в полной уверенности, что войдет во дворец через конюшни или тюремные ворота, и слегка удивился, когда его ввели через главный вход в большой зал.

Сердце Криспина стучало так оглушительно, что он почти ничего не слышал.

Зал был ярко освещен и переполнен людьми. Шуршание одежды, гул разговоров. Недавно постиранный котарди Криспина от пота прилип к телу.

Толпа расступилась перед ним, и разговоры смолкли, сменившись шелестом шепотков. Взгляд Криспина неуверенно перебегал с одного лица на другое — он мало кого узнавал.

Стража подвела его к возвышению, на котором стоял королевский трон, и Криспин резко втянул воздух, почти ахнул. На троне перед ним сидел, опираясь на подлокотник, Ричард, по одну сторону трона стояли Майкл де ла Поул и Роберт де Вер, по другую — Джон Гонт.

Криспин наконец остановился перед возвышением и низко поклонился Ричарду. Приподняв бледные веки, король устремил на Криспина пристальный взгляд. На плечах Ричарда лежала горностаевая мантия, затканная золотом. Доходящие до плеч волосы были аккуратно подстрижены и завиты. Жидкая бородка и усы выглядели получше благодаря темной пудре. Король наклонил голову — не столько для того, чтобы принять поклон Криспина, сколько для того, чтобы лучше слышать. Сверкнула его золотая корона — это внушительное, с зубцами, украшение, усыпанное драгоценными камнями.

Криспин ждал. Что теперь должно произойти? Он обязан пасть ниц и молить о милосердии? Ричард может ждать до второго пришествия.

Король сердито на него посмотрел и оперся подбородком на украшенную драгоценностями руку.

— Ты спас нам жизнь, — произнес Ричард.

Криспин в любом случае чуть не рухнул на пол. Ровным голосом, отвесив еще один поклон, он ответил:

— Ваше величество.

Ричард наклонился вперед. Его глазки изучали Криспина.

— Когда же мы в последний раз разговаривали, Гест? А? Я тогда был совсем юным. Мальчиком.

«Спокойнее, Криспин».

— Семь лет назад, ваша милость.

Ричард откинулся на троне.

— Совершенно верно, — промурлыкал он. Аккуратная, как завитки уложенных волос, улыбка тронула губы короля. — Семь лет. Нас только что короновали. Мы пришли прямо из Вестминстерского аббатства. Тебя привели сюда, помнишь? В цепях. Мы хотели посмотреть на тебя, увидеть человека, который сверг бы нас ради нашего дяди.

Он повернулся к Гонту, который и бровью не повел. Ричард фыркнул в сторону герцога и снова повернулся к Криспину.

— Мы, разумеется, знали, кто ты, — продолжал Ричард. — Ты всегда был учтив, но… недружелюбен. Ты никогда не нравился нам прежде, и, безусловно, не понравился в тот день. Да, в самом деле. — Ричард наклонился вперед, сложив руки на коленях. — Ты никогда не задавался вопросом, почему мы тебя не казнили?

Присутствующие в зале, все как один, казалось, затаили дыхание. Криспин старался смотреть только на короля, в голове бились как заклинание слова: «Не смотри на Гонта, не смотри на Гонта…»

— Не один раз, сир, — ответил он вслух.

Ричард улыбнулся. На этот раз заученной улыбкой. Он явно наслаждался словами Криспина.

— Не один раз, — повторил он. — Однажды ты кое-что сказал. Я был совсем молод, но запомнил. Ты сказал: «Лучше уж дворянину потерять все, только не жизнь, ибо все и есть его жизнь». Ты помнишь, как ты это сказал?

— Не в стольких словах.

— Но это, несомненно, твоя философия, не так ли?

— Это… похоже на меня, ваша милость.

Король снова улыбнулся и поиграл золотой цепью, висевшей у него на шее. Криспин отметил размеры и узор цепи и прикинул, что на средства от продажи одного только звена этого украшения он сам смог бы прожить целый год.

— Сегодня, Гест, ты стоишь перед нами совсем иным человеком. Хотя, клянусь ранами Господа, одежда на тебе все та же!

Придворные вежливо посмеялись этим словам и так же быстро затихли.

— Не важно. Сегодня мы находимся здесь, чтобы признать тот факт, что ты спас жизнь своего монарха. Это, разумеется, достойно награды. Какая же награда здесь уместна, Гест? Ты спас жизнь королю. Ты спас Англию. Чего это заслуживает?

Он приложил палец к губам в притворной задумчивости.

Криспин метнул взгляд на Ланкастера. Лицо у Гонта было напряженное, губы поджаты так, что побелели.

— Я знаю! — Ричард встал. Сделал шаг вперед и посмотрел на Криспина. — Возвратить тебе твое рыцарское звание? Этого ты желаешь?

В зале воцарилась тишина.

Глаза Криспина расширились. Он сглотнул комок в горле и облизал губы. Что тут происходит? Он посмотрел на придворных, но они были сбиты с толку не меньше, чем он.

Внезапно охрипшим голосом Криспин тихо сказал:

— Как будет угодно вашему величеству.

— Ну уж не как нам угодно, — чуть громче, чем следовало бы, произнес Ричард. — Как угодно тебе, Гест. Сделать это сейчас?

Он повернулся к своему дяде и выхватил меч Ланкастера из ножен. Герцог настолько изумился, что попытался было помешать, прежде чем, видимо, понял, что происходит, и отшатнулся назад, подчиняясь.

Меч короля висел на бедре монарха. Он явно был недостаточно хорош для его намерений.

Ричард взмахнул мечом Ланкастера.

— Посвятить тебя сейчас?

Криспин смотрел на клинок не отрываясь. Свет свечей рассыпался по его блестящей поверхности золотыми бусинами. Сколько времени прошло. Не только сейчас, но за все эти годы. Ричард больше не был тем мальчиком. Он стал юношей, способным держать меч, готовым идти на войну. Уже совсем скоро ему больше не понадобятся советники и он объявит о своем совершеннолетии. Ждать оставалось не так уж долго. Ричард опустил меч.

— Но прежде чем мы это сделаем… нам кое-что понадобится. — Он медленно поднял меч, пока его кончик не нацелился точно в грудь Криспину. — Мы хотим услышать твою просьбу. Давай же, Гест. Попроси рыцарского звания, и мы даруем его тебе.

Ланкастер закрыл глаза. Фавориты короля, стоявшие по другую сторону трона, явно чувствовали себя неловко — один смотрел под ноги, другой разглядывал собственные руки.

Криспин ничего не сказал. И стоял, не опуская глаз под взглядом короля.

— Ты слышал меня, Гест? Твое рыцарское звание. И не только это! Ибо чего стоит титул без земель и богатств? Владения и титул тоже будут восстановлены. Все. И ты снова станешь собой, не так ли? Тебе нужно лишь встать на колени… и попросить. Ну, Гест?

Криспин чувствовал, что все ждут его ответа. Чувствовал на себе их взгляды, их тревогу, густую как дым.

«Тебе и нужно-то всего лишь упасть на колени, Криспин. Всего лишь проглотить свою проклятую гордость и сделать это! И снова иметь все, что ты хочешь. Что же с тобой происходит, черт возьми?»

Он смотрел в пол. Неужели всего неделю назад Майлз лежал у его ног, моля о пощаде? Майлз, который и понятия не имел о чести?

Криспину захотелось пнуть самого себя. Господи! Честь… Гилберт был прав. Честь стала проклятием его существования. Он, похоже, и помочиться уже не может, чтобы не задуматься о благородстве этого усилия. Неужели честь — это забытая доблесть? Неужели Криспин — пережиток собственного прошлого? Если так, тогда, возможно, жизнь придворного уже не та, что прежде.

Но — снова почувствовать тяжесть меча на бедре, сказать шерифу, чтоб отправлялся в ад, есть нормальную еду и пить хорошее вино. Чего это стоит? Нескольких минут на коленях? Нескольких слов, которые мало значат? Какова цена души человека?

Криспин украдкой взглянул на Ланкастера. Продал герцог свою душу, чтобы узнать, кто его друг, а кто враг? Он пожертвовал жизнями благородных людей и, в их числе, Криспина. Ланкастер рассматривал тот заговор как тактический ход. И возможно, только это он и значил. Если Криспину вернут его рыцарское звание и положение, не прибегнет ли он сам в один прекрасный день к тому же «тактическому» ходу, чтобы выявить своих врагов?

Он понимал, что должен как-то ответить. Что-то сказать или просто опуститься на колени? В итоге на ум ему пришло только одно. Охрипшим и севшим голосом он произнес:

— «Огонь испытывает золото, несчастье — сильных людей»[30].

Ричард нахмурился.

— Что ты сказал? Ты думаешь, тебя испытывали? Тебя, виновного в государственной измене? — Маска благодушия слетела с короля, сменившись гневом. Ричард стиснул зубы. — Мы возвращаем тебе твою жизнь. Тебе нужно только умолять. Умолять!

И благодаря этому слову решение было принято. Криспин сжал губы и вздернул подбородок.

Толпа замерла в болезненно-напряженной тишине. Ричард покраснел. Швырнул на пол меч. Оружие звякнуло у его ног, скатилось на две ступеньки вниз.

— Сукин сын! Именно поэтому ты никогда не получишь назад свое рыцарское звание. Упрямый, высокомерный негодяй! Ты никогда, никогда не обретешь нашего доверия. Никогда!

Тяжело дыша, король отступил к трону и, дойдя до сиденья, сел. Почувствовав под собой трон, Ричард, видимо, успокоился, убрал с лица пришедшие в беспорядок волосы, расправил плечи.

— Да, мне ясно, что ты хозяин своей судьбы. — Издав фальшивый смешок, он повернулся к де Веру. — Мученик до конца. Святой Криспин. Ты даже не башмачник. Ты сооружаешь доспехи из старой одежды, а мечи — из своих слов. Убогий рыцарь без владений. Так вот что ты такое? Сэр Криспин из сточной канавы? Тогда мы так тебя и посвятим.

Он плюнул и попал Криспину в щеку. Криспин медленно поднял руку и отер монарший плевок.

— Тем не менее, — спокойным голосом, но покраснев, продолжал Ричард, — ты все же заслуживаешь какой-то награды за свое бескорыстное служение.

Де Вер подал королю кошелек. Король взял его и швырнул Криспину. Кошелек перелетел через ступени и с громким звяканьем приземлился у ног сыщика. Сомнений не было — в кошельке находилось целое состояние.

— Полная оплата, — проговорил Ричард.

Криспин посмотрел на туго набитый кошелек. Золото. Он был уверен в этом. Достаточно, чтобы купить не одну мастерскую жестянщика, а может, таверну или две. Достаточно, чтобы до конца своих дней жить в достатке. В любом случае достаточно по меркам Шамблза.

Криспин поднял голову и посмотрел на короля. Ричард самодовольно усмехался. Он обернулся к своим фаворитам, которые улыбнулись, подражая своему суверену. А что им было делать?

Действительно. Криспин еще раз посмотрел на кошелек с деньгами. Он увидел, как отступает его будущее, обращается в прах сравнительно легкая жизнь. Сэр Криспин из сточной канавы, да? Так было в течение семи лет. Что ж, почему бы и нет?

— Я спас жизнь короля не ради золота, ваше величество, — отчетливо и ясно произнес он. — А желая искупить свою вину. И потому… что Англии требуется король.

Плотно сжав губы, Ричард не сводил с Криспина глаз.

Криспин в последний раз с тоской посмотрел на кошелек, низко поклонился Ричарду и круто развернулся.

Он услышал, как вскочил позади него Ричард, как зашептались в смятении присутствующие мужчины и женщины.

— Гест! Бесчестный ублюдок! Ты осмеливаешься поворачиваться спиной к твоему королю? Гест!

Криспина одолевало искушение обернуться подобно Лотовой жене, но у него не было желания превращаться в соляной столп.

— Никогда больше не смей показываться при дворе, Гест! Ты слышишь меня? НИКОГДА НЕ ПОЯВЛЯЙСЯ ПРИ ДВОРЕ!

Криспин беспрепятственно вышел через арку большого зала и только тогда решился перевести дух.

Глава 29

Криспин уселся на гребне крыши рядом с задним окошком своей комнаты и обхватил колени. Последний золотой свет дня исчез на западе час назад, поглощенный взбитыми сизыми облаками, несущими дождь. Плащ в общем-то согревал, но сейчас Криспина интересовал вопрос, удержится ли он на скользкой черепице в своих башмаках. Еще он спросил себя, волнует ли его это.

Он совершил или самый глупый, или самый смелый поступок в своей жизни. Даже сейчас он еще до конца не определил. Во всяком случае, на сей раз Ричард вел себя как избалованный ребенок, и весь двор стал тому свидетелем. И все же — быть на волосок от возвращения рыцарского звания… Так близко от возможности снова почувствовать в руке тяжесть меча…

— Мастер Криспин! Что, ради ран Господа, вы там делаете? Я вас повсюду ищу!

Из окна высунулся Джек. В темноте его бледное лицо казалось бледнее обычного, и неудивительно. В последний раз он видел Криспина, когда того уводили во дворец два стражника, и, как предполагалось, вели его на виселицу.

— Вылезай сюда, Джек.

Мальчик выбрался на внешний подоконник и, балансируя руками, поднялся на конек крыши и сел рядом с Криспином.

— Что вы делаете, хозяин, могу я узнать?

— Гляжу на город. Пожалуй, ночью он мне нравится больше. Он не такой темный, как думают.

Он обежал взглядом неровный, изобилующий шпилями силуэт города на фоне небосклона, усеянного звездами, до того яркими, что они, казалось, вспарывали своими огоньками покрывало ночи.

Джек обхватил руками колени и уткнулся в них подбородком.

— Я много ночей провел так, хозяин. Видны зажженные по всему городу свечи. Он никогда полностью не спит, правда? Город, я имею в виду. Я, бывало, смотрел на светящиеся окна и жалел… ай, ладно.

— О чем жалел?

— Ну, что я не внутри.

— Такие люди, как мы, Джек, всегда снаружи.

Джек затих. Они сидели в дружеском молчании, пока Джек не начал ерзать. Криспин наклонился к нему. Джек сидел поджав губы — размышлял.

— Ну? — спросил Криспин.

— А все же куда Грейс спрятала лук? Вы же обыскали их комнату в «Голове короля».

— Не так тщательно, как следовало бы. Должен сознаться, что я не ожидал найти лук, поэтому, по сути, его и не искал. Но, думаю, он все это время находился под столешницей. Во время нашей последней встречи Лайвит извлекла свой лук именно из-под столешницы.

Джек кивнул и больше ничего не сказал. Через какое-то время Криспин почувствовал на себе взгляд парнишки. Когда он повернулся к Джеку, глаза его блестели в темноте.

— До меня дошел глупый слух про вас, — сказал Джек. — Ведь это просто не может быть правдой, а?

Криспин потер нывшее плечо.

— И какой же это слух?

Джек сел верхом на гребень крыши, чтобы видеть лицо Криспина.

— Ну, я слыхал так: король предложил вам вернуть ваше рыцарское звание, а вы отказались. Я думаю, это ложь, вот.

— Неужели ты в самом деле думаешь, что король, человек, не проявляющий особого интереса к вопросам чести или справедливости, пожалеет меня и предложит рыцарское звание?

Криспин вздрогнул и едва не слетел с крыши: Джек неожиданно и энергично хлопнул его по плечу. Парень, похоже, начисто забыл, кто здесь хозяин. Криспин потер потревоженное плечо.

— Вот дурак! Значит, сделал! Он это сделал! Идиот! Стоило идти туда и воротить там нос, потому что он, видите ли, в золоте не нуждается! Какого черта вы так жутко сглупили?

Криспин криво усмехнулся:

— Жаль, что ты не видел этого своими глазами.

Уткнувшийся в колени и закутанный в накидку Джек заворчал:

— Вы всегда говорите мне, что я должен исправляться, но когда вам предоставляется такой случай, это, выходит, другое дело.

— Я действительно хочу, чтобы ты исправлялся.

Некоторое время Криспин слушал бормотание Джека, а потом усмехнулся. Джек не имел тех преимуществ, которые были у Криспина, но все равно мальчик очень на него, Криспина, походил, напоминая сыщику его самого в этом возрасте. Теперь это казалось таким далеким прошлым. Восемнадцать лет минуло. За восемнадцать лет с человеком многое может случиться. Много хорошего… или много плохого.

Криспин встал и локтем подтолкнул Джека к окну. Тот помог хозяину, оберегая его больное плечо. Снова оказавшись в своей комнатке, Криспин поднес здоровую руку к огню, посмотрел на единственную свечу, один стул, одну табуретку. Мгновение он раздумывал, а потом подошел к сундучку и достал оттуда письменные принадлежности. Положил на стол восковую дощечку и стило и жестом указал мальчику на табурет.

— Джек, не хочешь ли научиться читать и писать?

Стоявший у очага Джек обернулся к Криспину.

— Я? Вы будете учить меня?

— Да. А что?

— Просто я… я не могу научиться читать и писать.

— Не говори глупостей. Конечно, можешь. А теперь садись.

Джек стоял как вкопанный. Его лицо было серьезным и бледным. Криспин похлопал по табуретке, словно подбадривая бездомную собаку, которая боится подойти. Только через какое-то время Джек, по всей видимости, чему-то покорился и, шаркая, дотащился до стола. Медленно сел.

— Мы начнем с латыни. Затем перейдем к французскому. И естественно, будем учить английский язык. Если у тебя хорошо пойдет, то даже греческий. И тогда ты сможешь сам читать Аристотеля, а не слушать мои цитаты.

Джек так и сидел с открытым ртом, слушая Криспина.

— Вы серьезно? Ведь я… я же всего лишь карманник.

— Ты хочешь всю жизнь быть карманником? Ты мой слуга. И мой подопечный, если хочешь. Разве тебе не хочется тоже стать Следопытом? С этой целью я, пожалуй, буду со временем платить тебе, скажем, один фартинг с каждого расследования. Ну как тебе такое предложение?

Джек не пошевелился. Лицо его помрачнело. Более того, губы скорбно искривились, и внезапно из покрасневших глаз скатилась по бледной щеке одинокая слеза. Парнишка медленно развязал шнурки своей накидки, пошарил там внутри и извлек кошелек, сшитый из гладкой темной кожи коричневато-красного оттенка. Кошелек принадлежал явно не Джеку. Дрожащей рукой он протянул его Криспину.

— Я не знаю, кому его вернуть, — прошептал он.

Криспин со всей серьезностью его принял.

— Это твой последний… не так ли?

— О да, сэр. — Он перекрестился. — Не сомневайтесь!

— Тогда завтра мы отдадим его аббату Николасу, и ты сможешь исповедаться ему. Начнем с чистого листа.

— Да, хозяин.

— Вытри лицо и садись поближе к свече. Вот как твое имя пишется по-английски. — Проговаривая каждую букву, Криспин писал: — J-A-C-K. И на латинском языке… I-A-C-O-B-U-S. И по-французски… J-A-C-Q-U-E-S…

Передав Джеку стило, Криспин позволил себе улыбнуться. Вот этого не мог ни даровать, ни отнять никакой король.

Послесловие автора

Джон Гонт, герцог Ланкастер, был весьма впечатляющей фигурой в свое время. Хотя заговор, едва не стоивший Криспину жизни, целиком моя выдумка, я не сомневаюсь, что по поручению внушавшего страх герцога и им самим был составлен не один заговор.

Родившийся в 1340 году во Фландрии, в городе Генте (Гонте), герцог рано начал военную карьеру и удачно женился, расширив свои владения. Женился он на своей четвероюродной сестре Бланш Ланкастерской, и когда его тесть умер, Джон унаследовал титул, став графом Ланкастером и самым богатым человеком в Англии. Позднее отец Джона, Эдуард III, сделал его герцогом. Он участвовал в военных походах своего старшего брата Эдуарда Вудстока (Черного принца) и во многих сражениях Столетней войны, а также помогал своему союзнику Педро Кастильскому, прозванному Жестоким, хотя многие из его самых удачных битв велись скорее за кулисами событий, а не на поле брани.

Когда Бланш умерла, Джон Гонт женился на Констансе, дочери Педро, и предъявил права на кастильский трон. Он принял на себя командование армией, когдазаболел его брат Эдуард, и, по мере того как слабело здоровье его отца, Эдуарда III, с помощью закулисных и постельных сделок приобрел контроль над Англией. Если бы Эдуард Вудстокский умер, не оставив наследника, Джон непременно стал бы королем, но из-за причудливого порядка наследования этого не случилось. Эдуард мог оказаться вполне компетентным королем, его, несомненно, любили, но он умер незадолго до смерти собственного отца, и по порядку преемственности следующим оказался Ричард.

«Добрый парламент» 1376 года осадил герцога, лишив Гонта и его сторонников власти, но уже очень скоро он оправился, поставил на нужные посты своих друзей и собрал собственный, лично им подобранный парламент 1377 года. В это время его племянник Ричард II взошел на трон, и Гонт стал фактически управлять страной от имени племянника. Герцог снова сделался самым могущественным человеком в Англии. Он принимал решения, которые не всегда нравились, но поскольку не он являлся королем, то позволял Ричарду принимать на себя основной удар. Он приложил все усилия, чтобы его не связывали ни с какими слухами о том, что он хочет отнять власть у Ричарда. Если бы он захотел, то наверняка смог бы это сделать. Остается только гадать, почему он так не поступил.

При своем дворе Ланкастер привечал придворного поэта Джеффри Чосера, своего верного друга и слугу. Потому ли, что ему нравился поэт, или потому, что больше нравилась его свояченица? Ибо свояченица Чосера Кэтрин Суайнфорд на протяжении двадцати пяти лет была любовницей Ланкастера, и он даже женился на ней через год после смерти Констансы. Кэтрин была не первой любовницей герцога. В юности у него была связь с одной из придворных дам его матери, Мари де Сент-Ильяр, и она родила ему дочь, которую назвали Бланш Плантагенет. В общей сложности у него было около четырнадцати детей, как законных, так и незаконнорожденных, из которых девять дожили до взрослых лет. Побочные дети герцога от Кэтрин Суайнфорд были узаконены Ричардом, когда Гонт на ней женился, но им было запрещено наследовать трон.

Тем временем король Ричард II поссорился с законным сыном герцога Генрихом Болингброком и выгнал его из страны. Но последним все же посмеялся Ланкастер. К концу века Ричарда вынудили отречься от престола, а затем уморили голодом. Трон захватил сын Ланкастера Генрих, положив, таким образом, начало королевскому дому Ланкастеров. К сожалению, почтенный герцог к тому времени уже лежал в могиле.

В продолжение темы наследования: у старшего сына Гонта от Кэтрин Суайнфорд, Джона, была внучка Маргарита Бофорт, сын которой стал Генрихом VII, отняв трон у последнего Плантагенета, Ричарда III. А сам Генрих VII женился, в свою очередь, на Елизавете Йорк (которая являлась также и дальней родственницей Джона Гонта), положив тем самым конец длительной вражде между Йорками и Ланкастерами, известной как Война Алой и Белой розы.

Вот уж действительно — посмеялся последним.

Заговор с целью убийства Ричарда II — плод моей фантазии, но он, конечно, предвосхищает грядущие события. Правление Ричарда началось на волне надежд, связанных с молодым монархом, чтобы спустя годы окончиться трагедией. Криспин мог не любить Ричарда в тот момент (и Криспин, надо сказать, отражает это чувство в латинской фразе, которую использует, благословляя Венец), но в более поздние годы правления Ричарда жители Англии стали испытывать сходные чувства.

Следующая глава истории Криспина, столкнувшегося с новыми приключениями, начинается много позже описанных событий. На этот раз это серия убийств детей, тайны каббалы и разгуливающий на свободе опасный голем в «Тайне пергамента».

И в любом случае вы можете отследить некоторые мысли Криспина, посетив его блог на сайте www.CrispinGuest.com.

1

Банши — персонаж ирландского фольклора, женщина, которая, согласно поверьям, появляется возле дома обреченного на смерть человека и своими стонами и рыданиями оповещает, что час его кончины близок. — Здесь и далее, кроме особо оговоренных случаев, примеч. пер.

2

Упелянд — верхняя одежда с широкими длинными рукавами, часто достигавшими земли. — Примеч. авт.

3

Одно из значений английского слона «gutter» — «сточная канава».

4

Котарди — верхняя одежда, распространенная со времени раннего Средневековья до эпохи Возрождения. Длина мужского котарди достигала середины бедер, а иногда опускалась и ниже колен. Застежка на пуговицах шла по всей длине переда, иногда пуговицы нашивали и на рукава. Надевали котарди поверх камизы. Пояс носили на бедрах, реже — Наталии. Именно в такой одежде ходит главный герой романа. — Примеч. авт.

5

Вимпл — женский головной убор, состоящий из двух платов ткани, один из которых подвязывается под подбородком, закрывая драпировками шею и грудь, и закрепляется на затылке, а второй набрасывается сверху. — Примеч. авт.

6

Джон Гонт (1340–1399) — первый герцог Ланкастер.

7

С этой фразы начинается одна из главных книг Аристотеля «Метафизика». Пер. А.В. Кубинского.

8

Ричард II (1367–1400) — английский король в 1377–1399 гг., последний из династии Плантагенетов.

9

Эдуард Виндзорский, Эдуард III (1312–1377) — король Англии с 1327 г.

10

Господа, вы позволите к вам обратиться? (фр.)

11

О, да. Наконец-то англичанин, с которым можно иметь дело (фр.).

12

Гонфалон — средневековое знамя типа хоругви, всегда заканчивающееся несколькими лентами, вымпелами или полосами. — Примеч. авт.

13

Сюрко — средневековая мужская и женская одежда, которую в XIV в. мужчины надевали поверх рубахи, а женщины — поверх платья, поэтому мужское сюрко было коротким, женское — длинным. Женское сюрко часто делали без рукавов.

14

Рыцарем у англичан называется шахматный слон. Название сохранено, иначе непонятен столь пристальный интерес героя к этой фигуре на протяжении всего повествования.

15

Этельстан (ок. 895–939) — король Англии в 924/925–939 гг.

16

Эдуард Вудстокский, Черный принц (прозван так по цвету доспехов, которые носил в память о погибшей возлюбленной) (1330–1376) — принц Уэльский, герцог Аквитанский.

17

Исайя 53:7.

18

Короткие штаны в эпоху Средневековья.

19

Господа, здравствуйте (фр.).

20

Кровь Господня! (фр.)

21

Гизарма (гвизарма, бизарма) — вид алебарды с длинным узким, слегка изогнутым наконечником, имеющим прямое, заостренное на конце ответвление.

22

Цитата из «Исповеди Блаженного Августина, епископа Гиппонского». Пер. М.Е. Сергеенко.

23

Мужская и женская парадная одежда. У мужчин это была длинная или полудлинная широкая верхняя одежда без застежки, с откидными рукавами до локтя. Для особо торжественных случаев ее делали на меховой подкладке с большим меховым воротником.

24

Койф — кольчужный подшлемник, закрывающий затылок, шею и часть подбородка.

25

Чтоб ты сгнил в аду, презренный король (лат.).

26

Во имя Отца и Сына и Святого Духа (лат.).

27

Мой грех (фр).

28

Ин 15:13. (Евангелие от Иоанна, прим. скан.)

29

Шин — ныне Ричмонд, западное предместье Лондона.

30

Высказывание Л.А. Сенеки.


home | my bookshelf | | Затаившаяся змея |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 1
Средний рейтинг 1.0 из 5



Оцените эту книгу