Book: Семена бессмертия



Семена бессмертия

Астра Гранина

Семена бессмертия

Глава 1. Девочки верят в волшебство

— Мама, представляешь, в нашем классе только девочки верят в волшебство, а мальчики нет.

— То есть четыре девочки против шести мальчиков? И какие доводы у девочек?

— Мы верим, что можно загадать желание на падающую звезду. И вообще, если сильно-сильно чего-то хотеть, то обязательно получится. Помнишь, мы потеряли игрушечную собачку в театре, искали неделю, и она нашлась возле нашей двери в подъезде: словно сама пришла?

Только Лена не верит в драконов — на самом деле она их боится. А Даша верит в драконов. А я верю во всех — во всех мифических существ: и в единорогов, и в пегасов, и в вампиров, и особенно в драконов. Они такие красивые. — Вероника перепрыгивала через лужи, проваливалась в подтаявший снег и радостно пересказывала маме прошедший в школе день.

— Но почему? Почему Глеб такой глупый? — Вероника не могла успокоиться. — Остальные мальчики хотя бы с бакуганами играют. Он же всех отрицает.

— Мне Глеб кажется умным, он хорошо учится. Просто очень практичный и верит только в то, что можно потрогать своими руками. — Мама переложила тяжелый портфель в другую руку и обошла лужу, по которой Вероника прошлепала только что напрямую.

— Ага, такой умный, что даже не верит в бесконечность Вселенной. Я ему сегодня рассказывала, что Вселенная бесконечна и многомерна. И вполне возможно, драконы существуют в других мирах, в других измерениях. А Глеб считает это полной ерундой и абсурдом. Я так хочу увидеть настоящего дракона. А ты как считаешь: драконы существуют? — Вероника неожиданно остановилась и повернулась к маме.

— Про драконов ничего не скажу. Но волшебство существует, и дома тебя ждет твой любимый пирог с клубничным джемом. — Мама тоже остановилась и улыбнулась.

— Ура! А еще мы в выходные пойдем в торговый центр!

— О торговом центре мы не договаривались. Кто будет приглядывать дома за твоим щенком?

— Ну, мамулечка, пожалуйста. Мы договорились с Дашей. Я ей рассказала твою сказку про волшебные очки, а она говорит, что видела очки с разноцветными стеклами в одном отделе в торговом центре. Мы быстро-быстро купим очки и — домой, к Терри. — Вероника умоляюще сложила руки и жалобно посмотрела на маму.

— Хорошо, если папа разрешит, и если ты не задержишься на аттракционах.

Глава 2. Сказка про волшебные очки

Жил-был грустный мальчик. Ему казалось, что никто его не любит, никому он не нужен. Родители сами по себе, с утра до ночи на работе. Бабушка живет в другом городе, дедушки уже нет. А няня приходила, включала телевизор и почти не разговаривала с ним.

Мальчик часто сидел у окна и наблюдал за грустными людьми, снующими внизу. Под окном была маленькая детская площадка, окруженная запрещающими табличками: «По газонам не ходить». Детей на площадке было много, они толкались, ударялись лбами и часто плакали. А если какой-либо ребенок заходил на газон, взрослые делали страшное лицо и говорили «нельзя». Даже собаки были понурыми, потому что их выгуливали на маленьком пятачке неподалеку, где не было запрещающих надписей, и сажали на привязь подальше от площадки.

Мальчик совсем не любил гулять: не много радости подолгу ждать своей очереди на качели или лепить в песочнице, чтобы кто-то сразу затоптал твой куличик.

Однажды мальчик из окна заметил странного седовласого мужчину, подошедшего к детской площадке. Он был одет в необычайно яркий плащ и маленькую фиолетовую шапочку. Неожиданно незнакомец поднял голову и помахал рукой. И хотя мальчик не был уверен, что машут именно ему, его охватили волнение и желание немедленно спуститься во двор.

Няня была настолько удивлена просьбой мальчика выйти гулять, — это было впервые на ее памяти — что она безропотно согласилась, выключила телевизор, не досмотрев сериал, и повела его на прогулку.

Мальчик был скромный, даже боязливый, поэтому он остановился недалеко от мужчины в ярком плаще. Но казалось, что незнакомец ждал его: он обернулся и с улыбкой произнес: «Здравствуй. Хочешь посмотреть что-то интересное?» — «Да», — прошептал мальчик.

У незнакомца было удивительно молодое лицо, веселые глаза и широкая улыбка. «Посмотри в очки», — он протянул мальчику очки с желтыми стеклами.

Сначала мальчик ничего особенного не заметил: просто люди с желтыми лицами. Потом люди заулыбались, и мальчик тоже невольно улыбнулся. Шум на детской площадке не прекратился, только дети уже не плакали и кричали, а смеялись и повизгивали от удовольствия, качаясь на качелях и катаясь с горки. Одна девочка даже пела песенку про куличики, которые она печет, и никто не наступил на ее творение. И оказалось, что взрослые одеты не в серые и черные демисезонные пальто, а в яркие весенние одежды.

Мальчик снял очки и посмотрел на мужчину.

— Классно? Это волшебные очки. Дарю. На день рождения. — Незнакомец весело подмигнул и зашагал прочь, оставляя за собой блестящую разноцветную пыль, которая, мерцая, таяла.

— Но у меня день рождения уже был, зимой, — пролепетал мальчик. — Вы забыли, — крикнул он, увидев на лавочке разноцветный мешок. В мешке были очки с голубыми, зелеными и розовыми стеклами. Мальчик оглянулся: волшебника не было, только разноцветная пыль блестела в воздухе.

Мальчик посмотрел на площадку без очков: все было как прежде, но чуть-чуть интереснее. Появились яркие детали в серой одежде взрослых. И площадка оказалась свежеокрашенной в пастельные тона и как будто немного больше в размерах.

С этого дня мальчик смотрел в окно исключительно через разноцветные очки и частенько брал их на прогулку.

Желтые очки делали мир ярче и веселее.

В розовых очках мальчику казалось все вокруг красивым. Он мог часами умиляться, глядя на симпатичных карапузов, играющих на площадке. Собаки становились дружелюбными и весело махали хвостами. Взрослые добрели и исключительно хвалили детей. Однажды в порыве умиления мальчик вынес свои старые игрушки и раздарил малышам. Еще ему нравилось сесть на лавочке с кульком печенья и ждать, когда же малыши его заметят, окружат гурьбой, а потом со всеми вместе весело есть печенье. Так и повелось с тех пор, что кто-нибудь приносил угощение на площадку для всех, просто так.

Больше всего мальчику нравились голубые очки: все вокруг становилось легким и невесомым. Казалось, что люди плывут, а не ходят. И собаки проплывали мимо, весело помахивая хвостами. Как-то раз во время дождя мальчику даже показалось из окна, что взрослые и дети поднялись в воздух и множество зонтов, как в калейдоскопе, закружились в красивом медленном танце под музыку дождя. И здания меняли привычные очертания, становясь похожими на облака, спустившиеся на землю.

Опробовав зеленые очки в первый раз, мальчик слегка испугался. Он сидел в парке на скамейке и, увидев жука у своих ног, вдруг услышал его тихое бормотание. Затем в шелесте листвы мальчик услышал разговор деревьев, увидел, как ветер играет с облаками. Сквозь зеленые очки мир становился живым и упругим. А люди казались немного похожими на светящиеся мячики, движущиеся по дорожкам парка.

Постепенно мир вокруг мальчика изменился: краски стали ярче, а люди веселее. И он с радостью выходил гулять во двор, где познакомился со многими детьми. Родители стали меньше работать, и каждые выходные они проводили вместе. Появилась новая няня, знающая множество шуток, стишков и детских игр.

Прошел год. Следующей весной во двор вновь вошел тот самый волшебник. Мальчик радостно кинулся к нему, и они обнялись как старые знакомые. Потом они долго сидели на лавочке, мальчик благодарил и рассказывал, как все чудесно получилось.

— Ну что же, мои очки тебе больше не нужны. Ты изменил свой мир, а я пойду дальше, — волшебник, улыбаясь, попрощался и ушел, оставляя за собой блестящую разноцветную пыль.

— Спасибо, — еще раз прошептал мальчик, глядя, как тает в воздухе мерцающая пыль.

Глава 3. В торговом центре

«Офигенно», — хором сказали Вероника и Даша, выходя с аттракционов. Девочки наперебой принялись рассказывать тете Наташе, маме Даши, как было круто кататься на американских горках, а потом на каруселях вниз головой, и еще пятнадцатиминутный фильм 5D, и еще машинки.

Тетя Наташа тоже была в отличном настроении: пока подружки были на аттракционах с аниматором, она успела заглянуть в свои любимые отделы и приобрести несколько обнов к лету. Поэтому она легко согласилась перекусить в пиццерии, а затем пойти в отдел оптики за «обалденными детскими очками, без которых девочкам нельзя обойтись наступающим летом».

Тетя Наташа разглядывала витрины и не особенно вслушивалась в разговор подружек.

— Я бы хотела розовые очки, — мечтательно говорила Вероника, — в темно-фиолетовой оправе с розовыми стразами. Представляешь, я незаметно на перемене посмотрю в них на Оксану Алексеевну, и она в начале урока нам всем раздаст клубничный мармелад. Обожаю.

— А у меня будут желтые очки в леопардовой оправе. И представь, когда-нибудь Оксана Алексеевна придет в школу в костюме доброй феи, будет нас хвалить и ставить исключительно пятерки, — говорила Даша, которая в учебе немного отставала от Вероники.

— Точно. Потом ты посмотришь мои тетради, и записи в них станут красивыми-красивыми, — мечтала Вероника, единственной проблемой которой был корявый почерк.

— Еще, — продолжала Даша, — мне нужны голубые очки… м-м-м… в дымчатой серой оправе. Я в них посмотрю на Глеба перед хореографией. Может, тогда он перестанет мне оттаптывать ноги? Или хотя бы станет невесомым.

— Тогда мне зеленые, ведь я люблю животных и буду слушать их разговор. Или выучу свою собаку Терри фокусам, и мы будем показывать представления, — тут Вероника остановилась, приняв театральную позу.

Даша, которая одной рукой держалась за мамину сумку, а другой за Веронику, не удержалась и покачнулась назад. Тут же на Веронику сзади налетел подросток, уткнувшийся в планшет. В один миг все трое оказались на полу. Это отвлекло тетю Наташу от разглядывания витрин, и она, оглядев девочек, спросила:

— Вы уже не можете передвигаться без ваших обалденных очков? Мы полчаса кружим по торговому центру, и ничего похожего не встречали.

— Вот этот отдел с очками, — потирая ушибленный локоть, заметила Даша.

Тетя Наташа обернулась: они были у витрины «Оптика» с рекламной надписью: «Новый взгляд на старые вещи».

— Удивительно. Готова поклясться, минуту назад этого отдела не было. Или мне тоже нужны очки.

Девочки сразу бросились к витрине с разноцветными очками: «A-а…» И тут же понурились «У-у…» Очки были более чем странные: каждая линза была поделена по диагонали и выкрашена в два цвета. Всего было две пары очков: с розово-зелеными стеклами и желто-голубыми.

— Ладно, раз уж решили, — пожав плечами, сказала Вероника и купила розово-зеленые очки. Даша последовала примеру подруги и приобрела желто-голубые.

— Давай попробуем здесь посмотреть на мир, — предложила Даша, выйдя из магазина.

Обе девочки надели очки и посмотрели на размеренно прогуливающихся покупателей торгового центра. Результат оказался неожиданным: проходящая мимо девушка не смогла оторвать взгляд от наших подружек и наткнулась на супружескую пару с большим количеством пакетов. Какой-то толстяк разинул рот, уронил свой банан и сам же поскользнулся на кожуре. Кто-то задел тележку с мороженым, которая опрокинулась, обрызгав всех молочно-сладким разновкусием. И уже через минуту перед Вероникой и Дашей было столпотворение из ярких пакетов, праздничных упаковок и людей, покрытых разноцветными пятнами мороженого.

— Мое любимое клубничное, — растерянно произнесла Вероника, слизывая со щеки мороженое.

— А на меня попало ванильное, — произнесла Даша. — Наверное, пока не стоит надевать очки в школу, эффект у них разноцветно-разрушительный.

— Да, — добавила Вероника, — еще доска упадет на Оксану Алексеевну, и окрасится она разноцветными мелками.

Девочки вздохнули, убрали очки в сумочки и пошли за тетей Наташей на подземную парковку.



Глава 4. Золотое семя

Шли дни, апрель растаял вместе со снегом, май улетучился с первым цветом яблони и черемухи. Наступил июнь и пора желтых одуванчиков.

В этом году Вероника поехала на дальнюю дачу вместе с Дашей: девочки хорошо закончили второй класс, и после долгих уговоров родители согласились их отпустить, но с обязательным условием помогать бабушке Фаине по хозяйству.

Девочки сидели на крыльце маленького домика, разглядывали облака и привычно мечтали.

Домик был крайним в поселке. Сразу за забором был луг, за ним небольшая сосновая роща, а дальше колхозные поля. А за забором притаился Костя Комаров и наблюдал за девочками.

Костя был младше Вероники на год, в городе они жили на соседних этажах, и дача его родителей также была недалеко — всего через две улицы. Костя тайно завидовал Веронике и живо интересовался всеми ее увлечениями. А может, Вероника излишне восторженно нахваливала свои занятия? Но вслед за ней Костя посетил те же самые аттракционы, музеи, выставки, научился кататься на коньках и роликах, взял несколько уроков верховой езды, записался в бассейн и даже сходил к зубному врачу.

Костя пользовался случаем: любимицу Вероники, полугодовалого эрдельтерьера Терри, бабушка Фаина увела с собой на рынок. Не замеченный никем, Костя пытался подслушать разговор и узнать планы девочек на день.

— Совсем забыла. Смотри, что я нашла вчера в старых маминых книгах, — Вероника вскочила и убежала в дом. Через минуту она вновь была на крыльце, в руках у нее была маленькая тоненькая книжечка.

— «Алхимия бессмертия», — прочитала Даша. — Зачем тебе бессмертие?

— Я не для себя, а для бабушки. А уже потом для себя, — медленно говорила Вероника, листая книгу. — Ничего не понимаю:

Снадобье возникает в сокровенном отверстии.

После встречи дракона и тигра

В золотом жертвеннике рождается золотое семя.

Это отверстие — незаурядное отверстие,

Называется пещерой духа и ци.

Затем написано, что золотое семя нужно взрастить в себе. Съесть, что ли?

— Без вариантов. Как ты это представляешь? Мы едем в джунгли и отлавливаем тигра? А где найдем дракона? — Даша делает круглые глаза, уже воображая охоту на тигра. — И мы не сможем запереть их в пещере.

— Жаль, я уже размечталась сделать бабушке подарок на день рождения в августе: золотое семя бессмертия или даже золотой цветок, выросший из семени, — вздохнула Вероника. — Придется, как обычно, нарисовать открытку и сделать поделку.

— Но это же классный подарок своими руками: нарисовать тигра и дракона, между ними приклеить цветок из золотой бумаги, а внизу тыквенное семечко, выкрашенное золотой краской. Потряс! — Даша соскочила с крыльца. — Пошли на скакалке прыгать.

— Не хочу, — отмахнулась расстроенная Вероника, — так грустно, что хочется что-нибудь разбить.

— О, вспомнила: очки! Давай еще раз посмотрим в разноцветные очки, — воскликнула Даша, которой не сиделось на месте. — Только выйдем за калитку на луг, чтобы ничего не сломать у твоей бабушки.

— Ага. Я буду смотреть на навозную кучу, и разноцветные какашки посыпятся с неба, — сказала Вероника, у которой просыпался черный юмор в моменты плохого настроения.

— Нет, не надо. Какашки не мороженое, и даже разноцветные противны. Смотри на луговые цветы, и с неба посыпятся ромашки, одуванчики, незабудки.

— И какашки, — развеселилась Вероника. — Есть же такие цветы: маленькие бледно-желтенькие.

— Это кашки, а не какашки. Пошли за очками, — Даша потянула Веронику в дом.

Через несколько минут девочки выбежали из дома, надев на головы косынки и прихватив маленький рюкзак. В рюкзаке были две пары очков, вода, печенье, маленькая книжица и бутерброды.

Глава 5. На лугу

Девочки направились через луг в сторону сосновой рощи. За ними, маленькими перебежками, передвигался заинтригованный Костя Комаров, по-прежнему не замеченный подружками.

— Давай здесь, — остановилась Даша на середине луга. — Надевай очки, — сказала она, открывая рюкзак и протягивая Веронике ее пару. Вероника одела розово-зеленые очки, Даша желто-голубые.

— Как красиво, — протянула Вероника. И действительно, подул легкий ветер, и в воздухе закружились мелкие луговые цветы. — Похоже на большой калейдоскоп. Цветы сходятся и расходятся, узоры вдруг меняются. Надо потом нарисовать.

— Подержи мои очки, я воды попью, — попросила Даша через некоторое время.

Вероника взяла очки и машинально надела поверх своих очков.

— Ой, здесь, оказывается, есть дорожка из разноцветных кирпичей, — Вероника глядела себе под ноги.

— Ничего не вижу. Только трава и жук ползает, — возразила Даша.

— А ты посмотри, как я: сквозь обе пары очков, — Вероника протянула подруге очки.

— Да, наверное, очки волшебные, и нужно смотреть сквозь все четыре цвета. И радужная дорожка тоже волшебная. Страшно, — Даша быстро сняла очки и отдала их Веронике.

— Пойдем по дорожке, — Вероника обратно надела обе пары очков.

— Я не могу. Я же не вижу дорожку без очков. И ноги как будто прилипли.

— Закрой глаза и держись за меня, — Вероника потянула подругу за руку. И обе девочки медленно зашагали вперед: Вероника, внимательно разглядывающая дорожку и округу сквозь две пары очков, и вслед за ней Даша, закрыв глаза и крепко схватив подругу за руку.

Наблюдавший за ними Костя Комаров поднялся из травы и озадаченно оглянулся: никого вокруг не было.

Глава 6. Знакомство

Девочки медленно передвигались по разноцветной дорожке.

— Жаль, что ты не можешь видеть, — Вероника описывала окрестности, чтобы приободрить Дашу. — Весь мир становится радужным. А не только дорожка. Совсем другие яркие кусты и деревья. И цветов становится с каждым шагом больше. Ах, вдали показались красивые большие бабочки. Здесь невероятно красиво!

— Я чувствую сладковатые запахи. Но глаза я не открою, вдруг исчезну? Пожалуйста, пойдем обратно, — попросила Даша, которая чувствовала себя неуверенно и некомфортно.

— Ну, еще два шажочка и повернем обратно. Ой, а вместо сосновой рощи здесь холм. Давай дойдем до холма, а там я тебе очки дам посмотреть. — Веронике хоть и было страшновато, но любопытство перевешивало, и она тянула Дашу дальше.

— Добрый день, милые барышни. Глаза уже можно открыть и очки снять, — вдруг раздался голос рядом с девочками. — Вы уже переступили порог реальности, вашей реальности. Добро пожаловать.

Девочки замерли, прижавшись друг к другу. Вероника сняла очки и посмотрела в сторону голоса:

— Даш, — сказала она дрожащим голосом, — ты только не волнуйся. Это дракон. Маленький. Западный обыкновенный. Открывай глаза.

— Еще не успели поздороваться, а уже оскорбляют. Говорил мне папа, что современные люди исключительно невежливые. Я не маленький и не обыкновенный. Я чудесный. Позвольте представиться: Драгуша.

— П-почему Д-драгуша? — дрожащим голосом спросила Даша.

— Невоспитанность — неотъемлемая черта нынешней молодежи. Теперь я понимаю ностальгию папы по былым временам. Он съел пятьдесят рыцарей, и каждый из них четко и громко произносил свое имя, не забывал прочесть сонет в честь прекрасной дамы, а некоторые даже приносили свои извинения моему папе-дракону перед поединком, — высокопарно произнес дракончик.

— Ага, а потом твой папа-дракон отправлял обглоданные кости рыцарей прекрасным дамам, писал сонеты, и они долго обменивались взаимными любезностями? — начала горячиться Вероника. — Воспитанность — не всегда хороший помощник, или я чего-то не понимаю? А впрочем, милостивый сударь, меня зовут Вероника. Это моя подруга Даша. Мы не знаем, куда мы попали. Мы думали, что здесь никого нет, и вообще дракона видим впервые в жизни.

— Почтеннейшие извинения. Конечно, вы растеряны. Добро пожаловать в радужный мир, также называемый пограничным, поскольку он граничит со всеми мирами. — Дракончик слегка поклонился. — Мой отец — страж на пути в зеленый мир. Я — Драгуша, мне только сто пятьдесят лет. Не соизволите ли, милые барышни, отведать по чашке чая, кусочку чудесного пирога и отдохнуть у нас перед долгой дорогой?

— И отведать участи пятидесяти рыцарей? Спасибо, любезнейший Драгуша, — в тон ему ответила Вероника, — но нам пора обратно.

— Извините, забыл предупредить: вам не следует беспокоиться за свои жизни в радужном мире. Здесь каждый в безопасности. И мой отец давно уже сторонник поглощения энергии из неорганических источников. Клянусь всеми цветами этого мира, вы прекрасно проведете время в нашем доме, и затем я провожу вас обратно в ваш зеленый мир. — Дракончик галантно поклонился девочкам.

Дракончик действительно был небольшого размера, ростом со взрослого мужчину, оранжево-красного оттенка, с почти собачьей восторженностью глядевший на подружек. Наверное, ему давно не доводилось с кем-либо встречаться, поскольку болтал он без умолку, спеша рассказать девочкам все про себя, свою семью и радужный мир:

— Мы живем недалеко, в тех холмах, в пещере. Мой отец, как я уже упоминал, сторожит путь в зеленый мир. А сами мы из красного мира — мира драконов.

— То есть твой отец охраняет вход в радужный мир от людей? — спросила Вероника.

— Наоборот, от хищников из других миров, тех же драконов, поскольку не все наши сородичи столь гуманны, как мой отец. А от людей нет надобности охранять. За последние сорок лет, что мы здесь живем, вы первые, кто пришел из зеленого мира. И это весьма удивительно. Отец говорит, что люди не любознательны и ограниченны, не видят дальше своего носа. Простите за некоторую грубость. Хотя, — замялся дракончик, — в вашем мире есть чему поучиться. Например, мой отец, пользуясь близостью, порой питается энергией электроподстанции.

— А, вот почему не хватает напряжения в сети. Наш сосед по даче ворчит на нас: понаехало городских, электричества не хватает, — улыбнулась Вероника.

— Простите любезно. Ни в коем случае мы не хотели набросить и тени подозрения на вас, — дракончик остановился.

— Ничего страшного, сосед ворчит по любому поводу. А почему наш мир называется зеленым? — продолжала спрашивать Вероника.

— Это образное восприятие, и, чтобы различить все волшебные миры, их называют разными цветами, а пограничный мир для всех — радужный.

— Волшебные миры? Здорово! И наш мир тоже волшебный? Что-то не похоже, — засомневалась Вероника.

— Все миры волшебные, и жители с рождения обладают волшебством того мира, в котором живут. Это настолько естественно, что и учиться не надо, ну может быть, чуть-чуть для совершенствования мастерства. Например, мы драконы, умеем летать, питаемся солнечной энергией, изрыгаем огонь и можем жить необозримо долго. Для нас — это простое волшебство, при этом нам трудно учиться тому, что естественно для жителей других миров. И еще, — дракончик оценивающе посмотрел на девочек, словно размышлял, можно ли им довериться, и продолжил шепотом, — говорят, что жители зеленого мира забывают про свое волшебство, и детям даже запрещают развивать волшебные способности.

У Вероники роилось множество вопросов про бессмертие и волшебство зеленого мира. Но ее опередила Даша, которая немного осмелела и повторила вопрос:

— Что означает имя Драгуша?

— Драгуша, потому что ДРАкон. И моя матушка коллекционирует ДРАГоценные камни, и меня она иногда ласково называет драгоценнорубиновым птенчиком. — Дракончик немного засмущался от своей откровенности. — О, мы уже пришли. Позвольте представить вас моим родителям.

На пороге пещеры их встречала пара огромных, размером с двухэтажный дом, драконов. Мама Драгоценна, дракон кораллового оттенка с множеством браслетов из разноцветных драгоценных камней. Папа Дорогат, темно-красного цвета с коричневыми прожилками на коже и с книгой в руках.

Стол накрыли в саду. Чай и угощение радужного мира очень понравились девочкам: напитки, похожие на разноцветную газировку, и множество сладких фруктов. В свою очередь девочки предложили драконам свою еду: маме-дракону особенно понравилось сладкое печенье, а дракончику бутерброды с сыром. Подруги рассказали про волшебные очки и дорогу в радужный мир.

— Любопытно, любопытно, — басовито потягивал слова Дорогат. — А кто прислал вам волшебные очки? Кто проложил дорожку в радужный мир? Кто и зачем?

Глава 7. Тайная миссия

Все озадаченно молчали, поскольку никто не знал ответов на вопросы Дорогата. Вдруг подул легкий теплый ветер, он поднял разноцветные лепестки с цветущих деревьев в воздух, закружил в калейдоскопе узоров. Сквозь узоры стали проступать буквы и строчки:

Три юных сердца покинут свой мир,

Три юных сердца пойдут налегке.

В чужих мирах откроют свой дар,

В свой мир они вернут волшебство.

— Любопытно, любопытно, — как ни в чем не бывало, продолжил Дорогат. — Допустим, миссия ваша проясняется: вернуть волшебство в зеленый мир. Но каким образом? Пройти все миры? Но их бесконечное количество. И где искать волшебство зеленого мира? Какого рода волшебство? И кто третий?

— Я третий! — восторженно запрыгал Драгуша. — Наконец я смогу путешествовать. Я об этом долго мечтал. Радужный мир — чудное место, но невозможно сидеть долго без дела. Или, — он многозначительно посмотрел на отца, — или я сам покроюсь цветами и пущу корни. Я — дракон, а не дерево, и нужно действовать, сражаться, раскрывать секреты. Ура!

— Допустим, ты не третий, а четвертый, — Дорогат также многозначительно посмотрел на сына. — Третий — кто-то из мира девочек, так нам поведало послание. Кто же третий?

— Может быть, он? — Драгуша отступил на шаг назад, окутав себя туманом, а из тумана обратно шагнул Костя Комаров. — Он последний, кто был рядом с вами в вашем мире. Я чувствую его запахообраз, — сказал мальчик голосом дракончика. Тут же Костя исчез — это был Драгуша, умеющий принимать чужой облик.

— Костя Комаров? — удивилась Вероника.

— И как он пройдет в радужный мир? — спросила Даша.

— Позвольте мне вам помочь в этом маленьком вопросе. — Драгоценна зашла за цветущее дерево, а с другой стороны вышла молодая улыбающаяся женщина с огненно-красными волосами. — Я позову его выпить чашечку чая вместе с Вероникой и Дашей. Думаю, он не откажется, услышав твое имя, — Драгоценна подмигнула Веронике и скрылась за следующим деревом.

— Значит, я четвертый? — не унимался Драгуша. — Ура! Я повторю подвиги своего деда, великого путешественника.

— Милый сын, у тебя почетная миссия быть проводником. Ты неплохо ориентируешься в волшебных мирах и сможешь из любой точки доставить детей сюда, в пограничный мир. У тебя храброе сердце, но будь осмотрителен и защищай своих друзей.

Драгуша на радостях начал кувыркаться, затем снова окутал себя туманом, и перед девочками предстали образы различных животных, птиц, диковинных существ.

— Уймись, будь добр, — проговорил Дорогат, пытаясь прекратить феерическое представление дракончика, и вновь обратился к девочкам:

— Я по-прежнему не могу догадаться, кто вас направляет. По всей видимости, он могущественный волшебник. Он хочет с вашей помощью вернуть волшебство в зеленый мир. Это трудная миссия. Действительно, волшебство зеленого мира, как ткань, истлевает. Такое бывало с другими мирами — они становились серыми, скучными и постепенно исчезали. Волшебство — словно нервные клетки, делает мир единым, живым, упругим. Возможно, вам удастся познать себя, как сказано в послании, — то есть, я думаю, открыть свои природные волшебные способности. Это должно помочь вашей миссии.

— Что же нам делать? Куда идти? — растерянно теребя косу, произнесла Даша.

— Мы полетим вперед! Давайте в мой любимый желтый мир. Вам понравится, там весело! — подпрыгивая на месте, воскликнул дракончик.

— Драгуша, у тебя ответственное задание, а ты ведешь себя как… — Дорогат исподлобья посмотрел на сына.

— Я веду себя ответственно, — дракончик тут же сел ровно, слегка повиливая хвостом.

— Ну вот мы и пришли, — неожиданно из-за дерева появилась красивая рыжеволосая женщина, ведущая за руку Костю Комарова.

Увидев Дашу и Веронику в окружении двух драконов, Костя немного запнулся, но быстро оправился и как ни в чем не бывало сел за стол, обращаясь к Веронике:

— Что же вы меня раньше не позвали? Я люблю чай и пироги.

— Да, и этот туда же: ни здравствуйте, ни спасибо, не представился, уселся без приглашения. Пороть вас надо, — вдруг рявкнул дракончик.

Костя тут же вскочил, тараторя:

— Спасибо, здрасьте, извините, пожалуйста, добрый вечер.

Даша покраснела от стыда, а Вероника укоризненно посмотрела на Костю и произнесла:

— Прошу извинить нашего друга Костю, он смущен знакомством с вами. — И повернувшись к мальчику, продолжила: — Костя, это Дорогат, Драгоценна и Драгуша, они помогают нам, я тебе сейчас все расскажу.



— Вижу, волшебство радужного мира уже действует на вас: Даша превращается в красного дракона, а Вероника выучила некоторые правила приличия, — попытался пошутить Драгуша. Даша при этих словах начала ощупывать себя и бледнеть. — Извините покорнейше, это была неудачная шутка. Даже я так не умею, — пробормотал дракончик, озадаченно глядя на девочек.

— О, сейчас мы быстренько придем в себя. Это жевательный мармелад, волшебный, — Драгоценна все еще в образе женщины протянула всем детям разноцветные сладости. — Красный — Даше для возвращения храбрости, голубой — Косте для улучшения общения, желтый — Веронике для поднятия настроения. Угощайтесь.

И еще, — немного подумав, добавила Драгоценна, — я хочу дать вам в дар драгоценные радужные камни: семь камней семи радужных цветов. Волшебные камни тем и драгоценны, что их магия сохраняется в любом мире. Даша, — женщина долгим взглядом посмотрела в глаза девочке, — я передаю тебе знания и заклинания, чтобы пробудить каждый камень. Но использовать их можно по одному разу: помогая вам, камень расколется и превратится в песок.

А тебе, Вероника, — Драгоценна протянула кольцо с прозрачным камнем, — волшебный хрусталь. Переверни кольцо камнем на сторону ладони и, вглядевшись, ты сможешь узнать, что происходит в загаданном тобою месте, например в доме у бабушки или в нашем саду. Но увидеть можно только те места, где ты была — тебе нужно просто посмотреть в шар и детально вспомнить это место.

— Классная штука! — воскликнул Костя. — Это как видеокамеры наблюдения, о которых никто не знает. Можно подглядывать за кем угодно.

— Костя, мы не подглядывать идем, а искать исчезающее волшебство. — Вероника с укоризной посмотрела на мальчика, а потом обратилась к драконам: — Спасибо вам за помощь. А как же бабушка и родители? Они будут волноваться и искать нас.

— Они не заметят вашего отсутствия, — сказал Дорогат и выпустил из пасти три языка пламени. Соприкоснувшись с землей, языки пламени превратились в три копии детей. — Это очень хорошие образцы, прилежное поведение и послушность гарантированы.

Вероника, Даша и Костя удивленно проводили взглядом свои копии, прошагавшие и исчезнувшие за деревом.

— Спасибо, — только и смог пробормотать Костя, — сбудется мечта моих родителей увидеть послушного и прилежного меня.

— Кстати, вам нужно идти налегке и оставить здесь предметы из своего мира. — Дорогат, словно охранник на входе, проверил рюкзачок Вероники и вытащил маленькую книжицу. — Полистаю на досуге. — Затем забрал у Кости и Даши мобильные телефоны. — Ну что же, вам пора. Кажется, в начале пути вы хотели посетить желтый мир.

— Летим в желтый мир! — Драгуша подождал, пока дети сели на него, поднялся в небо и растаял в облаках.

Глава 8. Праздник каждый день

Драгуша и друзья летели высоко в облаках.

— Облака — это тени других миров, — говорил дракончик, показывая на меняющиеся причудливые очертания. — Здесь достаточно безопасно, путешественников почти нет: мало кто умеет ориентироваться в облачных тенях. Но есть одна ловушка: мир, пожирающий сны, мы его называем кисельно-белым миром. Это не настоящий белый мир ангелов, а вязкий и затягивающий в себя. И если сквозь облачные тени легко пролететь, то из кисельно-белого мира не возвращаются. Но вы можете не волноваться: мой нюх меня не подведет.

— Драгуша, расскажи, пожалуйста, про желтый мир. Почему он тебе нравится? — попросила Вероника, разглядывая удивительные облачные пейзажи, проплывающие внизу.

— О, это самый веселый мир! Там не прекращаются карнавалы, праздники, на улице множество артистов, дающих веселые представления. Все жители улыбаются, приветливые, всегда в хорошем настроении. И сами жители — удивительные существа. Я их вижу как драконов, сотканных из желтого света, но это мое восприятие. Вы, наверное, увидите их в образе прозрачных солнечных людей. Они умеют исчезать и быстро появляться в другом месте. Они всегда в хорошем настроении. Там только веселье!

— Быстро прыгающие солнечные люди? А может, солнечные зайчики? Вот будет смеху, если рассказать в школе: я видел уличное представление из солнечных зайчиков, — веселился Костя.

— Вот видите, вам уже весело. Значит, мы приближаемся к желтому миру.

— Дракончик от радости хотел перекувырнуться в воздухе, но вовремя спохватился, вспомнив о своих пассажирах.

Вероника тоже заулыбалась. Только Даша оставалась спокойной.

— Даша, расслабься, улыбнись. В первый раз вижу, чтобы ты так долго была серьезной. Даже, когда нас с урока выгнали за разговоры, помнишь: я расстроилась, а ты смеялась и говорила: «Здорово, конфеток поедим». Что с тобой? — Вероника взяла подругу за руку.

— Ничего, я себя хорошо чувствую. Просто у нас ответственное задание, и я стараюсь сосредоточиться. — Даша растянула губы, получилась гримаса, совсем не похожая на улыбку.

— Ладно, — пожала плечами Вероника и опять заулыбалась своим мыслям.

Между тем дракончик начал снижение и совершил посадку в центре огромной площади. Действительно, отовсюду играла музыка, в разных концах площади выступали жонглеры, канатоходцы, музыканты, фокусники, были передвижные театры. Здания вокруг были светлые, высокие и поблескивали на солнце.

У наших путешественников возникло ощущение, что они долгожданные гости: их окружило несколько полупрозрачных людей, которые их радостно приветствовали, приглашали вместе посмотреть то или иное представление.

— Я чувствую себя знаменитостью. Кажется, каждый житель хочет меня расцеловать и носить на руках. И я готов их всех расцеловать. — Костя шел вслед за дракончиком, широко улыбаясь и перекидываясь приветственными словами с солнечными жителями.

С противоположной стороны площади раскрылись ворота, на площадь выехала золотая колесница, запряженная шестеркой прозрачных струящихся лошадей. Колесница остановилась около путешественников, с нее сошел лучезарно улыбающийся мужчина. Он широко раскрыл объятия и произнес:

— Дорогие гости, видит солнце, мы бесконечно рады вашему приезду. Пожалуйста, отдохните в нашей лучшей гостинице, насладитесь игрой наших артистов и отведайте лучшие невесомые блюда, а вечером после заката я, Великий Магистр Смеха, приглашаю вас на праздник танцующих звезд.

Колесница доставила путников в лучшую гостиницу, во дворе которой также шло представление. Вокруг, на диванах за столиками, сидели местные жители и весело подбадривали артистов.

— Даша, улыбнись, ты же видишь, как на тебя здесь косятся и даже немного чураются. Ты единственная, кто не смеется. Что с тобою? Ты всегда была самой веселой девочкой в классе. Помнишь, как мы играли на физкультуре в футбол, ты стояла на воротах и пропускала все мячи, и тебе это казалось таким смешным, что даже физрук рассмеялся. Постарайся, улыбнись. Смотри, какие прикольные артисты. — Вероника, улыбаясь, усаживалась на диван и показывала в сторону сцены.

— Не могу, я уже и мармелад желтый ела для поднятия настроения. Не помогает, — натужно улыбалась Даша.

— Сделай что-нибудь, дорогая. Может, драгоценные камни испробовать?

— Вероника с широкой улыбкой посмотрела на подругу.

— Хорошо, — сказала Даша. Она достала синий мешочек из рюкзачка, на ощупь вытащила желтый топаз и, положив его на ладошку, шепотом произнесла заклинание. Камень раскололся и рассыпался в песок.

— Да, полегчало, — улыбнулась Даша и уже через минуту весело смеялась, глядя на артистов.

Время протекало незаметно. Великий Магистр Смеха, как и обещал, появился на закате и пригласил друзей подняться на башню, чтобы порадоваться танцующим звездам.

— Супер! — смеялся и хлопал в ладоши Костя Комаров. — Это, как цирк из фейерверка и лазерного шоу, только круче!

— Я вижу, ваша подруга выздоровела, — Магистр обратился к Веронике, показывая на Дашу.

— Разве она болела? — весело захлопала глазами Вероника.

— Да, мы жители струящегося желтого мира живем, пока радуемся и веселимся. Человек, утративший радость, растворяется. Поэтому мы всячески стараемся веселиться, чтобы не было места для грусти. Но и грусти мы рады в глубине души: мы считаем, что грусть помогает осмыслить прежнюю жизнь и настроиться на новую. Грусть для нас как болезнь, признак приближающегося исчезновения. И человек, которого посетила грусть, старается укрыться, чтобы не заразить остальных, и незаметно исчезнуть. Самое удивительное в вашей подруге, что она была близка к исчезновению днем, а теперь абсолютно весела. Может, вы нам откроете тайну вашего снадобья, возвращающего радость? — Магистр искренне улыбался Веронике.

— Что вы, нет тайного снадобья. До этого Даша устала с дороги, а вообще она может веселиться по любому поводу и без повода. — Вероника была счастлива за подругу и готова была делиться радостью с каждым. К тому же фейерверк из танцующих звезд будоражил воображение и хотелось летать, мечтать и веселиться.

— Но это же настоящее волшебство — умение радоваться жизни просто так, без повода. — Магистр восторженно поглядел на заразительно смеющуюся Дашу.

— Волшебство? Нет, это просто, — мимолетом заметила Вероника и продолжила смотреть представление.

Уставшие путники вернулись в гостиницу на ночлег. Девочки обосновались в одном номере. Ранним утром Вероника неожиданно проснулась и увидела, как у кровати Даши появились две блестящие фигуры и пропали. Вместе с ними исчезла Даша.

Вероника тут же кинулась в соседние номера будить Костю и Драгушу: «Дашу украли!»

Друзья незамедлительно направились в высокую башню Великого Магистра Смеха.

— Прошу не волноваться за вашу подругу, мы хотели бы попросить ее подольше задержаться у нас. — Магистр был радостен больше обычного.

— Никто в нашем мире не умеет радоваться просто так. Мы не можем жить без радости и веселья, это наша сущность. Поэтому мы устраиваем бесконечные карнавалы и праздники, чтобы жители веселились. А если кто-то теряет искру радости — он угасает. Ваша подруга — дар для нашего мира, она заразительно смеется и умеет радоваться просто так.

— Она дар для нашего мира! Радость — ее волшебство! — догадавшись, восторженно закричала Вероника.

В этот миг набежал легкий ветерок, и в чистом бледно-голубом небе заискрилась надпись:

Радость жизни — небесный дар.

Силы восполнит, надежду даст.

Легче ветра, сильнее грозы

Ярким цветом украсит миры.

— Великий Магистр, — вдруг заговорил Костя с сияющими глазами, — если грусть опасна для вашего мира, представь, сколь разрушительна для вас скорбь, тяжелая скорбь по утерянному другу. Мы не станем уединяться, а будем громко и тяжело рыдать на площади. Если Даша умеет радоваться жизни беспричинно, то Вероника — мастерица страдать по пустякам. Слышали бы вы, как она кричит по утрам перед школой, что волосы не расчесываются, колготки не надеваются, каша жидкая. Или рыдает: уберите от меня планшет… Эта дурацкая игра… Не получается… восемьдесят четвертый уровень, — Комаров безудержно хохотал.

— Костя, перестань смешить. Здесь так трудно плакать, — улыбалась Вероника. — Но чего не сделаешь ради подруги. Сейчас-сейчас вспомню что-нибудь грустное. — Вероника с усилием опустила уголки губ, сделала жалостливое щенячье выражение. Это еще больше насмешило окружающих. Но через пару минут настоящие слезы покатились из глаз Вероники. — Мне так жаль все игрушки, что мама отдала двоюродным братьям, они их сломают. А как мы с Дашей играли с паровозиком и игрушечным пылесосом. Даша-а-а, кто же будет со мной секретничать и играть с zoobles? Даша-а-а, — уже по-настоящему рыдала Вероника.

— Постойте. Мы отпустим человека из зеленого мира в благодарность за ваш секрет. — Магистр с торжественной улыбкой слегка поклонился друзьям. — Можно вспомнить что-либо из прошлого, грустное или веселое, чтобы изменить настроение.

И через четверть часа путешественники в полном составе покидали искрящийся город из белого камня. Внизу теплым желтым светом светились полупрозрачные фигуры, радостно машущие им вслед.

Глава 9. Замок на песке

— Здорово получилось, — все еще восторгался Костя, — прилетели, повеселились, разгадали секрет и на следующий день улетели. Мы супер-пупер-стар.

— Ты реально спас нас. Спасибо. — Вероника улыбалась. — Желтый мир и правда красивый. Не верится, что он может быть разрушен так легко. Представляю: тяжелые рыдания, и башня рушится.

— Прекрати, у тебя слишком живое воображение: облачные тени волнуются. — Дракончик повернул голову к Веронике. — Видишь, облако-башня покачнулась. Ты можешь и вправду нанести вред таким образом. Лучше смейтесь, мы еще близко от желтого мира.

— О, я могущественная колдунья, могу силой мысли разрушать города, — рассмеялась Вероника, и друзья долго еще веселились, сидя на спине Драгуши.

— А теперь куда мы направляемся? — немного успокоившись, спросила Даша.

— А может, в синий мир? Есть такой? Я представляю себе красивое-красивое синее небо и синее море, искрящееся в лучах солнца, — мечтательно произнесла Вероника.

— Да, есть синие миры. В одном из них, лазурно-синем, правит морской царь. Мощь его настолько велика, что она может проявляться и в других мирах. В вашем мире его называют Посейдон. Другой — темно-синий, мир каменных великанов. Синие миры чем-то похожи между собой и чем-то различны до противоположности. В обоих мирах есть армия могучих грозных воинов с жесткой дисциплиной и беспрекословным подчинением. Но великаны ведут простую жизнь, до сих пор живут в пещерах, их легко обмануть. Морские же существа — великие зодчие, они создали удивительные подводные города. К сожалению, я не смогу помочь вам ни в одном синем мире: каменные исполины закаляются и становятся тверже от дыхания драконов, а вода ослабляет мою огненную сущность, — подытожил Драгуша: — Какой из синих миров вы выбираете?

— Морской мир, — быстро произнесла Вероника, пока Даша и Костя ее не опередили. — Я обожаю океан. А каменные великаны не сказать чтобы очень привлекательны. А какое волшебство у жителей морского царства?

— Подводные города — это их волшебство. Никто из других миров не понимает, каким образом они их создают, — рассказывал дракончик. — И сами жители не совсем для нас понятны: они могут быть милыми и приветливыми и вдруг без видимой причины начинают сердиться. Опасайтесь Посейдона: он разрушителен в ярости.

Драгуша взмыл высоко в небо, облака вновь поменяли очертания. Через некоторое время дракончик опустился на берегу океана:

— Я подожду вас здесь и пока погреюсь на белом песке, а вам держать путь на морское дно. Удачи. — Он остановился, а трое детей вошли в воду.

Дети осторожно продвигались по морскому дну. Вокруг росли разноцветные кораллы, сновали маленькие рыбки, и солнечные лучи пронизывали водную толщу.

— Красиво-о, — восторженно протянула Вероника. — Смотрите, подводный город.

Впереди показались высокие здания, выделяющиеся чуть более глубоким синим цветом на фоне голубой воды. Вблизи здания были еще более красивы и величественны: множество башенок, колонн, спиральных лестниц стремились ввысь и образовывали единый ансамбль. Дети вошли в город, перейдя по ажурному мосту.

— Сложный фасад, сказал бы папа, — Костя потрогал колонны, покрытые богатым орнаментом. Внутри колонн струились разноцветные ручейки, пересекаясь, но не смешиваясь. Рука мальчика неожиданно вошла внутрь колонны. «Все сделано из воды, — догадался Костя, — только вода более плотная».

Внутри города были фонтаны, пускающие разноцветные пузырьки вверх. Пузырьки образовали картинки и тут же рассыпались. Здания были украшены бледно-мозаичными окнами, дававшими красивые блики на тротуар. Множество морских обитателей неспешно прогуливались вокруг. Больше всего было жителей, похожих на русалок и русалов, но были и осьминоги, один из них даже читал газету. Некоторые из жителей вели на привязи рыбок-питомцев. На страже высоких зданий стояли русалы с маленькими акулами в шипованных ошейниках. Были и существа, похожие на людей, и на наших путников никто не обращал внимания.

Дети устало сели на небольшую резную скамейку.

— Удивительно, — сказал Костя, — мы можем сидеть на этих лавочках, они держат наш вес, и в то же время я могу насквозь проткнуть ее рукой. — Костя всовывал руку внутрь и высовывал наружу.

— Не балуйся, еще что-нибудь сломаешь. И на нас рассердится кто-нибудь, — предупредила Даша.

Дети сидели на скамейке, с любопытством рассматривали окрестности и не знали, куда идти дальше.

В это время из ворот величественного здания вышел глашатай и объявил: «Многоуважаемые жители морского царства, приглашаем вас принять участие в конкурсе на лучший макет замка на песке.

Победитель получит щедрые дары, а также почетное приглашение на ужин с нашим милостивейшим повелителем».

— Поесть нам бы не помешало. Давайте примем участие в конкурсе. Я думаю, у меня есть шанс выиграть, — оживился Костя.

— Хорошо, все равно больше делать нечего, — согласилась с ним Даша.

Вероника присоединилась к друзьям, и все трое направились к месту проведения конкурса.

— Сделать замок из песка — ерунда, — говорил по дороге Костя, — мне нужны совочек, ведерко и парочка формочек. Помнится, я отлично лепил в детстве.

Дети подошли к огороженной песчаной площадке.

— Но здесь же ничего нет, только песок. Как мне лепить замок из песка? — возмутился Комаров.

— Лепи руками, я тебе помогу, — пожала плечами Даша.

Вероника немного отошла и стала наблюдать за пожилым осьминогом, творящим на соседней площадке. Он слегка поводил щупальцами, пробормотал что-то, и песок сам приподнялся, принял очертания округлого камня, затем из камня проступили выпуклые звезды-окна, по краю вырос волнистый забор.

— Красиво у вас получается. Вы читаете какое-то заклинание? — поинтересовалась Вероника.

— Просто мысленно придумываю и проговариваю то, что хочу увидеть, — не отрываясь от работы, произнес осьминог.

Вероника в задумчивости отошла, встала у пустой площадки. Повторяя за осьминогом, она стала легонько водить руками и шептать слова.

Через некоторое время перед нею красовался игрушечный замок в форме раскрытой ракушки. В центре ракушки выпускал пузырьки маленький фонтан. Внутренняя поверхность раковины-замка была покрыта чуть видимым мелким узором. Наружная волнистая поверхность раковины-замка была украшена крошечными яркими цветами. И напоследок перед замком-ракушкой появился миниатюрный тротуар, мощеный разноцветными стеклышками.

Когда время конкурсантов истекло, на осмотр песочных творений вышел сам Посейдон, сопровождаемый многочисленной свитой. Проходя мимо Вероники, морской царь слегка убавил шаг: «У тебя есть дар, девочка». И тут же кто-то из царской свиты тихо передал Веронике приглашение на ужин во дворце.

Во дворце Вероника с друзьями старались вести себя незаметно, они заняли места у дальнего края длинного стола. Трапеза шла своим чередом, Костя и Даша с аппетитом пробовали различные морские блюда, Вероника, как обычно, ничего не ела и только ковырялась вилкой в тарелке, разглядывая богато украшенные стены.

Все было спокойно до тех пор, пока Посейдон не поднялся с места:

— Да процветает наш город, краса морского пространства, включающий все мыслимые и немыслимые чудеса зодчества!

— Все, да не все, — тихо прошептала Вероника, не думая, что ее кто-то слышит.

— Что? Кто посмел? — Посейдон, встав, смотрел прямо на Веронику.

— Извините. Ваш город прекрасен. Но в других мирах есть сооружения, которых нету вас, — Вероника старалась быть вежливой и тоже встала.

— Как ты посмела? — не унимался Посейдон.

— Посмела, — девочка, поддавшись нарастающему гневу, с вызовом посмотрела на морского царя.

— Вероника, успокойся, пожалуйста, — тянула сесть ее Даша.

— Мне перечить? Раздавлю, как щепку, — взревел Посейдон.

Вмиг дворец и придворные исчезли. Дети остались одни перед разъяренным царем. Даша дрожащими пальцами на ощупь вытащила из мешочка синий сапфир и быстро прошептала заклинание. Благодаря магии камня Вероника успокоилась, внутренне собралась. Но было поздно. За спиной царя нарастала огромная темная волна. Посейдон поднял руку, чтобы обрушить всю водную мощь на маленьких героев.

Вероника посмотрела вверх на огромную волну высотой с двадцатиэтажный дом, подняла руку навстречу, и… водяной столб застыл. Затем с высоты столба спиралью полились вниз несколько потоков; некоторые из них, не достигнув дна, повернули вверх; сбоку хлынули водопады. Зазвучала музыка, в водных потоках закружились округлые лодки, в которых сидели морские обитатели.

— Водные американские горки, — произнесла Вероника. — Я только хотела сказать, что у вас нет аттракционов. А теперь есть.

Посейдон грозно сверкнул глазами, но промолчал, позволив путешественникам уйти из его царства.

Дети устало вышли на берег, где их поджидал Драгуша. Лежа на теплом песке, Даша и Костя поведали дракончику последние события.

— Если бы у меня было больше времени, я бы добавила парочку эффектов в водные горки, например водоворот внутри, — задумчиво произнесла в конце рассказа Вероника и, улыбнувшись, Косте, добавила: — И придумала бы красивый сложный фасад.

— Да, у тебя всегда была богатая фантазия, — признал Комаров.

— Не фантазия, а воображение, — поправил Драгуша, — фантазии могут быть бесплодны, а воображение Вероники преображает окружающий мир.

В этот момент на небе в белых облаках сверкнула молния, и, растаяв, облака превратились в строчки послания:

Сила творенья тебе дана,

Используй во благо чудесный дар.

Разрушить миры, создать города

Возможно одним движеньем ума.

Драгуша подождал, пока дети поднимутся к нему на спину, и поднялся в воздух.

— До свидания, синее-синее небо, синее-синее море и самый красивый город. Я хотела бы еще раз вернуться сюда. И если у меня была бы монетка, я бы обязательно ее кинула в море, — Вероника смотрела вниз на подводный город, который еле угадывался сквозь белые барашки волн и толщу воды.

— Кинь камешек и когда-нибудь вернешься, — предложил Драгуша.

Вероника озадаченно поглядела на друзей, взяла из рук Даши мешочек с драгоценными камнями, на ощупь вытащила зеленый изумруд и кинула вниз в море:

— Мне очень понравился твой город, Посейдон. Я хотела бы подружиться с тобой и еще раз посетить твой мир.

Глава 10. Битва

Костя первым нарушил молчание:

— Мне нравятся наши приключения. Круто было, когда Посейдон замахнулся на нас огромной волной. Теперь моя очередь совершать героические поступки и открыть свой дар. Каким волшебством я обладаю? Я — герой и всех побью в битве, — он горделиво выпятил грудь.

— Костя, пожалуйста, загадай что-нибудь спокойное и приятное. Ты же понимаешь, что желания сбываются, — уговаривала Даша.

— Нет, я хочу быть великим победителем, и мы летим в красный мир драконов, — Комаров сделал грозное лицо и вытянул руку с воображаемым мечом.

От такого неожиданного заявления дракончик потерял равновесие, и детям пришлось крепко в него вцепиться, чтобы не упасть.

— Красный мир драконов? Ты с ума сошел? Нас всех сожрут. — Вероника с удовольствием стукнула бы Комарова по голове, чтобы научить его уму-разуму, но в одной руке у нее был рюкзачок, а другой она держалась за спину дракончика.

— Выбор сделан, летим в красный мир драконов, — вздохнул Драгуша.

— Расскажи нам про драконов. У них есть какое-либо уязвимое место? — удрученно спросила Вероника.

— Существует множество драконов всевозможных мастей и видов: огромные и маленькие, крылатые и водяные, изрыгающие огонь или совсем безобидные. Не все драконы обладают волшебной силой, например, гидоны, похожие на ваших шакалов, питаются отбросами, и они унизительно услужливы, их можно убить обычным оружием. В красном мире главенствуют драконы моего вида, — дракончик прервался, пытаясь объяснить.

— Западные обыкновенные, мы их так называем, — подсказала Вероника.

— Да, под предводительством огромного черного дракона. Убить черного дракона практически невозможно, для этого нужен меч, смазанный ядом белого скорпиона. Хотя белого скорпиона никто до сих пор не встречал.

— Драгуша опять тяжело вздохнул.

— Но ты же говорил, что боишься воды? — недоумевал Костя.

— Нужно очень много воды, чтобы ослабить дракона моего вида, но не убить. И существуют другие драконы, для которых вода, наоборот, живительна, — дракончик извиняюще посмотрел на мальчика.

— Как ты собирался победить армию драконов? Выстроить их в ряд и плюнуть каждому в морду? Ты думал, жидкость твоего организма волшебным образом преумножится, и ты зальешь мир драконов водой? А еще можешь пописать на яйца драконов, чтобы уничтожить их в зародыше, — Вероника все больше распалялась.

— Вообще-то яйца представляют наибольшую ценность для драконов, — вспомнил Драгуша. — Дело в том, что драконы моего вида откладывают по одному яйцу раз в пятьсот лет. Яйцо возможно разбить, с силой ударив камнем. Но драконы тщательно оберегают гнезда, и пробраться в пещеру дракона почти невозможно.

— Ладно, что-нибудь придумаем на месте, — бодрился Костя, но и его задор понемногу угасал.

В мире драконов было раннее утро, когда Драгуша и путешественники приземлились на горном плоскогорье, окруженном остроконечными скалами. Зубчатые горные очертания темнели на фоне багряного восхода. На равнине не было ни одного дерева, ни травинки, лишь жесткая каменистая почва, местами покрытая красным песком. Вскоре над скалами взвились крылатые создания и устремились в сторону путников.

— Даша, читай заклинание, — попросила Вероника, глядя на приближавшихся хищников и застывшего Комарова.

Даша на ощупь вытащила из мешочка красный рубин и прошептала несколько слов.

Костя сделал глубокий вдох, в его глазах появилась решимость:

— Герои не сдаются, — мрачно сказал он, затем наклонился и, зачерпнув красного песка, нарисовал косые полосы на своем лице. — We will we will rock you, — тихо запел он. И еще раз, уже выкрикивая слова и подняв руку: — We will we will rock you.

Странников окружали со всех сторон. Небольшие гидоны, похожие на шакалов, хищно скалили зубы и рычали. За ними, приближаясь, нетерпеливо били хвостами с шипами тараски. Позади стояли мушуссу. Над головой кружили огромные крылатые драконы.

— Руками порву, — закричал Костя и, схватив близко подбежавшего гидона за хвост, стал им отбиваться от остальных.

Драгуша, защищая девочек, извергал огонь на хищников, нападавших с другой стороны.

Мелкие драконы отступили, уступая место крупным тараскам. Костя, подняв камень, метнул им в красный глаз дракона. Тот взревел и упал наземь. Девочки последовали примеру Комарова, стараясь попасть камнями в глаза огромных хищников.

С неба на детей пикировал крылатый дракон. Заметив его, Драгуша также взлетел и, кинувшись наперерез, сбоку вцепился в шею и смог оттолкнуть от детей. Оба дракона упали и кубарем покатились по земле.

— Взять их живьем. Я выпью их кровь капля за каплей, — взревел в небе черный дракон.

Несколько драконов спланировали к детям и дракончику и, схватив их когтистыми лапами, полетели в сторону гор.

Раненые, в ободранной когтями драконов одежде, путники лежали в пещере, куда их кинули. Руки и ноги были связаны веревкой.

— Где мы? — очнувшись после удара, простонал Костя.

— Мы в пещере черного дракона, — прошептал Драгуша. — Вернее, в скале черного дракона. У него здесь несколько пещер, в которых он хранит добычу, живет сам и прячет гнездо с яйцом.

Костя подполз к дракончику и, протянув связанные руки, попросил:

— Сожги веревки.

Дракончик посмотрел в глаза Комарова, наполненные решимостью, и тоненькой струйкой выпустил огонь из пасти. Кисти мальчика покраснели от ожога, но и веревка оборвалась. Костя помог друзьям освободиться от пут, и все четверо бесшумно двинулись по широкому каменному лабиринту в поисках выхода.

Проходя мимо одной из пещер, путники увидели слабое свечение. Костя осторожно заглянул внутрь. В глубине, прикрытое мелкими камнями, светилось черное с красными прожилками яйцо. Костя, вернувшись к Даше, забрал у нее рюкзак, а мешочек с оставшимися тремя камнями девочка переложила себе в карман. Костя вышел из пещеры, неся увесистый груз в рюкзачке.

Друзья вышли из пещер на солнечный свет. Вокруг на камнях грелись драконы.

— Садитесь на Драгушу, готовьтесь взлетать, — тихо приказал Костя. Затем подошел к краю уступа и, найдя взглядом огромного черного дракона, крикнул ему: — Эй, смотри, что у меня есть — черное драгоценное яйцо.

Мальчик расстегнул верх рюкзака, показывая яйцо, затем вытянул обожженную руку в пустое пространство над уступом.

— Одно неверное движение, и я скину яйцо на камни, — кричал Комаров.

— Пусть мои друзья беспрепятственно улетят, и я отдам тебе твою черную драгоценность.

— Я испепелю тебя, — медленно приближаясь, прорычал черный дракон.

— Я тебя не боюсь, я тебя сильнее, — глядя дракону в глаза, твердо сказал Костя. После его слов в небе заполыхали яркие молнии, образовав надпись:

Несокрушимая вера в себя

И цель впереди преломляют врага.

Слабый снаружи, сильный внутри

Победу одержит молве вопреки.

Драгуша с сидящими на нем девочками поднялся в воздух и, сделав круг, стремительно понесся к краю скалы, у которой стоял Костя. Мальчик прислонил рюкзак к камням и прыгнул в пропасть навстречу дракончику. Тот зацепил его когтями за плечи и взмыл в небо.

Глава 11. Подвиги на грядках

— Нам нужно отдохнуть и залечить раны. Возвращаемся в радужный мир, — сказал дракончик, быстро набирая высоту и все еще держа Костю когтями. Поднявшись в густые облака, он принюхался и, резко сменив направление, через некоторое время начал снижаться. Приземлились недалеко от знакомого холма с пещерой, в которой жила семья Драгуши.

Наутро выспавшиеся, умытые и в новой одежде, дети сидели за овальным столом напротив драконов. Под взглядом Драгоценны на столе появились блюда с пирогами, блинами, фруктами, сыр и бокалы с разноцветными напитками.

— Любопытно, любопытно, — комментировал рассказ друзей Дорогат.

— А есть другие красные миры? — спросила Вероника, заливая блины клубничным вареньем.

— Великое множество. Алый мир дурманящих цветов: безудержно красивый и опасный. Пурпурный танцующий мир, затягивающий в страстный танец. Или, — продолжал перечислять Дорогат, посмотрев на Драгоценну, — коралловый мир поющего ветра. Мы там познакомились. Чем-то похожий на мир драконов каменисто-песчаный пейзаж, но воздух наполнен тонким звучанием. Красные люди, живущие в этом мире, поклоняются поющему ветру. Они строят в пустыне медные и золотые трубчатые стены, на которых играет музыку ветер.

— Да, красиво там, наверное. А мы зачем-то сражались с драконами, — Даша посмотрела на Комарова.

Костя не сразу ответил, поглощенный дегустацией. Он вдумчиво пробовал различные варенья на вкус, расставив вокруг своей тарелки разноцветные вазочки.

— Значит, так нужно было, иначе бы мой дар не открылся, — растягивая слова, сказал Комаров, отставляя в сторону очередную пустую вазочку.

— Любопытный взгляд. Хотя смею заметить, — Дорогат обратился к мальчику, — это был твой выбор сражаться с драконами. Все могло быть иначе. К примеру, ты мог пожелать подружиться с драконами.

— Подружиться с драконами? С этими подлыми тварями? — воскликнул Костя и тут же осекся, глядя на семью драконов: — Извините, пожалуйста, я не имел вас в виду.

— В таком случае, возможно, тебе еще предстоит вернуться в мир драконов и подружиться. Когда-нибудь, в следующий раз, — Дорогат серьезно смотрел на Комарова.

— Ой, а как поживает бабушка? — пытаясь сменить тему, заговорила Вероника. — Давайте посмотрим в хрустальный камень. Мы еще ни разу им не пользовались.

Дети поблагодарили Драгоценну за завтрак и пересели на разноцветную лавочку под цветущим деревом неподалеку. Вероника перевернула кольцо камнем на сторону ладони и пристально вгляделась. Камень увеличился в размерах, превратившись в круглый прозрачный шар.

— Ого, с 3D-эффектом, — восхитился Костя, рассматривая сверху кухню и людей в ней.

— Бабушка, миленькая, — обрадовалась Вероника. — Ой, кажется, сидит и читает журнал. Обычно такого не бывает, бабушка все время занята по дому. Смотри, Даша, это ты моешь посуду. А я мою полы? — девочка удивленно посмотрела на подругу. — Я же никогда раньше этого не делала.

— Смотри, я пошла полоть грядки, — сморщилась Даша, глядя на свою копию. — Как же мы с тобою будем жить дальше после этого? Придется помогать по дому и работать на огороде.

— А это Терри. Странно, она рычит на меня, — продолжала вглядываться Вероника.

— Наверное, она чует, что ты не настоящая, — догадалась Даша.

Еще большее возмущение охватило Костю, когда рассматривали дачу его родителей:

— Чтобы я вязал шарф? Это же девчячье занятие. Ну, еще покрасить забор или наколоть дров для бани — это я понимаю. Но вязать? А если потом меня родители попросят связать свитер?

— А ты, наверное, уже все дела переделал. Ты же герой, — развеселилась Вероника, — и забор покрасил, и дрова нарубил, и пирожки напек, а теперь сидишь, отдыхаешь и вяжешь шарф. Что еще может делать победитель драконов на каникулах? Только вязать шарф. Или свитер.

Смеясь и продолжая обсуждать свои трудовые подвиги на грядках, дети вернулись к драконам.

На прощание Вероника зачем-то попросила шляпку:

— Как говорит моя мама, настоящая женщина может сделать три вещи из ничего: салат, шляпку и скандал.

— Салат и шляпка — это замечательно, — Драгоценна протянула Веронике фиолетово-розовую беретку с пером, взявшуюся из ниоткуда, — а скандал… тоже может быть замечательным, — подумав, закончила дракониха. — Вам пора в путь.

Глава 12. Совершенство

Дракончик неспешно летел над облаками, дети разглядывали меняющиеся белые очертания.

— Драгуша, а есть ли такой мир, самый-самый-самый красивый? — мечтательно спросила Вероника. — Чтобы красивее уже ничего невозможно было придумать?

— Пожалуй, есть такой мир. Вернее, был. Фиолетовый мир совершенства. Его жители, могущественные и благородные волшебники, всем сердцем стремились создать совершенный мир. В их мире царили доброта и красота. Они сотворили прекраснейшие города, окружили себя удивительными волшебными произведениями искусства. К примеру, смотрясь в зеркало, человек становился моложе и красивее. Пейзажи гор, рек, равнин дарили наслаждение и наполняли тонкой радостью. Дома угадывали настроение хозяев и могли менять домашнюю атмосферу игрой света и музыки. Сами волшебники были честны, открыты и жизнерадостны, поскольку иначе невозможно жить в мире, где каждый житель легко читает мысли и чувствует настроение. Они любили делать подарки и, словно фокусники, преподносили друг другу маленькие сюрпризы.

К сожалению, их могущество и волшебство обернулись против них самих. Однажды их мир достиг совершенства и застыл. Поскольку любое движение бабочки, любое слово, любое новое творение могли нарушить ту гармонию, ту абсолютную красоту, которые возникли в этот миг. И мир застыл. Все живое обратилось в камень: в красивый камень, сохранивший их формы.

Несколько волшебников в этот миг путешествовали в других мирах и остались живы. Но они не могут вернуться в родной дом, чтобы рассеять чары, иначе и они превратятся в камень. К счастью или сожалению, волшебство совершенства не действует на пришельцев из других миров. Мы с вами останемся целы, так же как и существа, заселившие застывший мир.

Эти существа называют себя богами царства мертвых. Действительно, они могущественны, но коварны и эгоистичны. Эти божества заселились в прекрасные дома и дворцы, а статуи застывших волшебников убрали за пределы города. Здания и предметы утратили свои чудесные свойства, но их красота осталась.

Дети несколько минут молчали, пораженные рассказом о застывшем мире совершенства.

— Неужели нельзя расколдовать фиолетовый мир? — Вероника задумчиво посмотрела на Драгушу.

— Оставшиеся в живых путешествующие волшебники надеются, что когда-нибудь произойдет чудо. Но уже прошла тысяча лет с того момента, как их мир застыл. Сами они не могут вернуться в фиолетовый мир, а сильных магов других миров не пускают божества царства мертвых, не желая покидать прекрасный уютный уголок мироздания, — дракончик тихонько вздохнул.

— Драгуша, я понимаю, это может быть опасно, но мне так хочется поглядеть на самый красивый мир. И хочется, чтобы жизнь вернулась в фиолетовый мир, — тихо добавила Вероника.

— Выбор сделан, летим в фиолетовый мир застывшего совершенства, — меняя направление, произнес дракончик.

Приземлились на небольшой круглой площадке, выложенной бледносиреневой в тон небу брусчаткой с белыми разводами, узорами или трещинами, напоминающие облака. Неподалеку были беседки и скамейки с волнистыми очертаниями и выпуклым цветочным орнаментом. Площадка была окружена застывшими бледно-фиолетовыми прозрачными деревьями с округлой кроной.

Дракончик и трое детей направились по аллее к большому зданию, выделявшемуся ярко-синим цветом крыши. Дворец с высокими витражными окнами был окружен широкими лестницами с ажурными перилами, балконами и террасами с клумбами фиолетовых застывших цветов.

Никого не встретив, путники вошли внутрь дворца. Они медленно продвигались по широким коридорам и просторным комнатам, разглядывая богатое убранство.

— Добро пожаловать в мое пристанище. Можете располагаться в любых комнатах. Через полчаса будет накрыт обед в большой столовой. Позвольте представиться, я — Сет, верховный бог царства мертвых, — навстречу друзьям выступило существо с человеческой фигурой и звериной головой.

— Боги древнего Египта? Я думала, это просто сказка или легенда, — Даша смотрела на хозяина дома широко раскрытыми глазами.

— Здесь только я, Сет, и мои последователи. Да, я некоторое время правил вашим миром, — величественно ответил Сет, — но маленькие люди в своей массе так глупы, невежественны и скучны. Мне надоела их тупая преданность, хотя порой и не хватает энергии страха, которую они источали. — Сет хищно улыбнулся. — Не волнуйтесь, сегодня вы мои гости и сегодня вы в относительной безопасности.

Друзья уединились в одной из комнат, которую можно было бы назвать диванной: несколько кушеток, диванов и кресел стояло вдоль стен и вокруг маленького стола на изогнутых ножках. По всей видимости, комната предназначалась для любования пейзажем: за высокими окнами открывались изумительные виды холмов, застывших прозрачно-фиолетовых лесов и синей полоски реки.

— Самое главное для нас — не бояться, — наставлял дракончик. — Если Сет почувствует энергию страха, он нас неизбежно уничтожит. И сразу после обеда улетаем, помните его зловещее «сегодня вы в безопасности».

— Но как его не бояться? Он кошмарный. Он жутко выделяется в этом мире красоты, и он давит своим взглядом, своими словами, своим присутствием, — недоумевала Даша.

— Но вы же не испугались злобных драконов и даже сразились с ними в бою. Постарайтесь взять себя в руки, поработать с дыханием, — предлагал Драгуша.

— Когда мы сражались с драконами, руки были заняты, и некогда было думать, — возразила Даша. — А здесь чем занять руки и голову? Кидаться вилками в Сета? Представляю, сажусь за стол, справа двенадцать ножей, слева двенадцать вилок. И я поочередно кидаю в него ножи и вилки, а чтобы отвлечь мысли от страшного зрелища, громко читаю стихотворение «Дама сдавала багаж», — уже улыбаясь, закончила Даша.

— Отличная идея, — воскликнул Драгуша, — не кидаться вилками, а смешить себя. Смех побеждает страх.

— Ага, буду сидеть и представлять, что у Сета появилась козлиная борода, и растут рога-деревья, — ухмыльнулась Вероника.

— Нет-нет, Сет читает мысли и если увидит, что мы над ним насмехаемся, растерзает на месте. Лучше представляйте, что у меня растут козлиная борода и рога-деревья, — и дракончик принял шутовскую позу, встав на одну ногу, и тут же с грохотом растянулся на полу.

Продолжая смеяться и представляя друга в смешных образах, друзья вошли в столовую. Наверное, это был самый нелепый обед, в котором они когда-либо участвовали. Хотя Веронике очень хотелось получше рассмотреть чудесную обстановку, инкрустированный позолотой стол и фарфор с тонкой росписью, все ее внимание было поглощено Дашей и Костей. Они исподтишка строили друг другу рожи, намеренно коряво обращались со столовыми приборами, подшучивали над выбором блюд. И, в конце концов, даже умудрились забыть о грозном хозяине дома, сидящем во главе стола.

— Что же, вы, как посмотрю, вполне довольны обедом и наслаждаетесь нехитрой игрой в моем доме, — Сет внимательно смотрел на своих гостей. — Осмелюсь предложить вам мою игру. Если я проиграю, то исполню любое ваше сокровенное желание. Если я выиграю, то и ваш дар будет равнозначным.

— Спасибо, Сет, обед был замечательный, но нам, пожалуй, пора отправляться в обратный путь, — Драгуша пытался напомнить друзьям о грозящей опасности дальнейшего пребывания в гостях у звериного бога.

— Вы сомневаетесь в моей способности исполнить любое сокровенное желание? — игнорируя дракончика, Сет обратился к детям: — Ты, Даша, мечтала стать великой путешественницей, и твое желание исполнилось: ты путешествуешь по волшебным мирам. Ты, Костя, мечтал показать всем свою храбрость, и, пожалуйста, ты великий победитель драконов. Я давно за вами наблюдаю, и это я помог вам в исполнении ваших желаний. — И медленно обведя гостей взглядом, Сет обратился к Веронике: — Ты мечтала о семенах бессмертия. Я могу их тебе дать. Ты сыграешь в мою игру?

— Да, я мечтаю найти семена бессмертия для своей бабушки и… — еще не закончила Вероника, как Сет перебил ее:

— Что же, сыграем, раз ты согласна. И если ты проиграешь, то отдашь мне нечто равноценное: сердце дракона.

— Нет, я не согласна, он мой друг. Я не буду играть! — воскликнула Вероника.

— Поздно, ты уже согласилась играть со мной. А впрочем, зачем нам играть? Ты в любом случае проиграла бы, — злобно рассмеялся Сет. — Я забираю дракона как свой трофей. — Сет щелкнул пальцами. И дракончик оказался опутанным металлической сетью.

— Забери мою жизнь. Ты предлагал играть мне, а не Драгуше! — закричала Вероника, но Сет уже не обращал на нее никакого внимания. В дверях появились два служителя, похожих на огромных крыс, чтобы утащить связанного дракона.

— Ты — повелитель мелких грызунов. И ничего ты не можешь, кроме как обманывать беззащитных детей. Ты давным-давно проиграл свою игру и был побежден своим братом Осирисом. — Вероника пыталась каким-либо образом остановить Сета: — Зачем тебе сердце дракона? Чтобы приобрести храбрости, которой у тебя нет? Ничего у тебя нет. Все равно ты — трусливое пустое пугало.

Разъяренный Сет развернулся в сторону Вероники и прошипел:

— Хорошо, я не съем сейчас твоего пресмыкающегося друга. А завтра, при ярком солнечном свете у вас на глазах я вырву сердце у дракона и съем. Затем по очереди растерзаю каждого из вас. И живые позавидуют мертвым.

Сет подошел близко к детям и, наклонившись к Даше, вытащил из ее кармана мешочек с драгоценными камнями:

— А это вам уже не понадобится и останется здесь. — По его приказу подле детей появились крысоголовые служители. — Бросить их в башню на кладбище, пусть любуются моим царством мертвых.

Маленьких путешественников вывели из дворца и пешими повели за резную ограду. Там было скоплено множество фиолетовых каменных статуй.

— Вот вы где, волшебники, — со слезами на глазах проговорила Даша.

Детей поместили в башне, окруженной каменными изваяниями.

Ночь прошла беспокойно, дети почти не спали, переживали за дракончика, старались подбодрить друг друга. И только звезды безмятежно светили в пустое окно темницы, освещая снаружи застывшие каменные фигуры.

Появился первый луч света, осветил окрестности и позолотил фиолетовые головы статуй.

— Как красиво. Как жаль, что так получилось, — Вероника смотрела в круглое отверстие-окно. — Я все равно не могу поверить, что это конец.

— Она начала прохаживаться поперек маленькой комнаты и с усилием уперлась лбом в стену. — Хотя бы волшебные камни были с нами, может что-нибудь получилось бы исправить.

В этот момент беретка с ее головы упала на пол и превратилась в розово-фиолетовую птичку.

— Ой, птичка-малышка, пожалуйста, лети во дворец, найди и принеси нам мешочек с волшебными драгоценными камнями, — Вероника взяла птичку на руки и выпустила в окно.

Ожидание было тягостным. Наконец маленькая птичка впорхнула обратно в окно башни. Она подлетела к Даше и бросила ей на раскрытую ладонь маленький мешочек. Даша на ощупь вытащила фиолетовый аметист и прошептала заклинание. В ответ Вероника ободряюще улыбнулась:

— Я не знаю как, но я верю, я чувствую, все будет хорошо. Выше голову.

Вскоре пленников вывели из башни и повели к месту казни. Медленно идя вдоль каменных статуй, Вероника нежно касалась их рук и с грустной улыбкой смотрела в застывшие лица: «Какие вы красивые. Вы создали прекрасный мир, самый красивый мир. Вы — великие волшебники. Как жаль, вы не видите, что в ваших домах поселились злобные чужие боги. Все, что вами было создано для добра, они используют для зла. Они оскверняют ваш мир. Мне так хочется, чтобы вы меня услышали. Только вы можете прогнать чужаков, никто, кроме вас, не может защитить прекрасный фиолетовый мир».

В этот момент Вероника увидела, что каменная рука, которой она касалась, начинает светиться изнутри. И вот уже вся статуя светится и оживает. Вслед за ней ожили ближайшие волшебники. И волна жизни, распространяясь вдаль, охватила все вокруг. Появились новые звуки: шум деревьев, далекое пение птиц, смех окружающих людей.

Волшебник, которого Вероника по-прежнему держала за руку, с широкой улыбкой повернулся к ней:

— Спасибо. Ты поверила в нас и смогла вдохнуть жизнь в наши сердца. Спасибо. — И, раскинув руки навстречу небу и земле, он радостно прокричал: — Здравствуй, мой любимый мир! — В ответ на его приветствие в небе фейерверком зажглись слова:

Силой слова зажечь сердца,

Вдохновив, совершить чудеса.

Поверить в себя люди должны,

Чтобы явить мира дары.

Вероника оглянулась в поисках служителей Сета: те превратились в темные тени и растаяли.

Вокруг все радостно улыбались, обнимались, многие подходили к детям, чтобы поблагодарить, пожать руки.

Пританцовывая в воздухе, появился дракончик. Он сделал несколько пируэтов, кувыркнулся, выпустил из пасти струю разноцветных конфетти и приземлился около детей, восклицая:

— Какое счастье! Какая прекрасная жизнь! — и спросил, немного успокоившись: — Я выучил новый фокус. Видели? Красиво?

— Да, это огромное счастье вновь дышать воздухом и видеть своих близких. Я, волшебник Глэдос, и мои друзья еще раз благодарим вас, — волшебник улыбался детям. И радостно обнимая их за плечи, произнес:

— Сет и его слуги покинули фиолетовый мир. А у нас теперь много работы, нужно навести порядок, починить волшебные вещи и, возможно, создать новые.

— Ой, а у вас ноготок обломился, — Даша показывала на руку волшебника.

— Чудесно. Я оставлю этот маленький изъян как напоминание о тысяче лет застывшего совершенства, чтобы не повторить того, что было. — Волшебник с улыбкой заговорщически подмигнул: — Мы поняли: пока в нас есть маленькие недостатки, нам есть куда расти и развиваться. И абсолютный покой совершенства нам не грозит.

— В благодарность от всех нас и от меня лично, пожалуйста, примите эти милые сувениры, — Глэдос протянул четыре маленькие коробочки, перетянутые разноцветными лентами. В коробочках были крохотные фигурки животных из прозрачного фиолетового стекла: дельфин для Даши, собачка для Вероники, жеребенок для Кости и ящерка для Драгуши.

— Вижу, тебя беспокоит один вопрос, — волшебник обратился к Веронике. — Существуют ли семена бессмертия на самом деле? В некотором роде да. Но, поверь мне, у тебя есть нечто большее.

Волшебники еще раз обняли детей, помогли им подняться на дракончика, и тот, сделав круг, скрылся в облаках.

Глава 13. Путаница

— Я все равно не поняла: в чем мой дар? Как он проявляется в моем родном мире? Вдохнуть жизнь в статуи? — Вероника размышляла вслух, сидя на спине Драгуши. — Представляю, придем на прогулку в усадьбу Архангельское. Я скажу пару ласковых слов сидящим статуям львов, и они оживут. Я давно прошу маму завести котенка, но таких котят мама точно не разрешит.

— Я думаю, вдохновить — значит найти правильные слова, чтобы человек поверил в себя и сделал то, что до этого ему было недоступно, — предложил свое объяснение дракончик.

— Точно, — воскликнула Даша. — Помнишь, я хуже всех по математике успевала в начале учебного года. И тебя попросили мне помочь. И ты не только объясняла задачки, но и хвалила за маленькие успехи. Говорила, что у меня прогресс и я уже правильно решила пять задачек из десяти. Или что я быстрее поняла объяснение, чем Леша. И перед каждой контрольной подбадривала. Помнишь? А сейчас у меня твердая четверка по математике. Если бы мне это сказали год назад, я бы ответила, что только чудо может мне помочь. Значит, чудо совершила ты, — радостно закончила Даша.

— Любопытно, любопытно, — рассмеялась Вероника. — Я и не подозревала, что совершила чудо. Скажи, Драгуша, а какие есть еще фиолетовые волшебные миры? — обратилась она к дракончику.

— Например, сиреневый мир бесцветных людей, — начал описывать Драгуша. — На самом деле они имеют плотное тело, но умеют становиться прозрачными. Их любимая игра — прятки-загадки: играющие оставляют воде записку с загадкой и становятся невидимыми. Иногда игра затягивается на очень долгое время, и люди продолжают быть бесцветными. В таком виде ходят по улицам, на работу. Поэтому не удивительно, если рядом с вами вдруг кто-то заговорит — просто его загадка еще не разгадана. А гостям из иных миров они дарят шапки-невидимки, чтобы те могли также принять участие в игре.

— А можно, мы полетим в мир, где бы нас окружали очень милые приятные люди? Никаких чудовищ, никаких злых существ? Только милые приятные люди, — Даша старалась сформулировать пожелание на следующее путешествие, зная, что оно сбудется. — И чтобы нам говорили исключительно приятные слова. Есть такой мир?

— Да, есть голубой мир благозвучных слов, — припомнил Драгуша. — Его жители — общительные и приятные люди, постоянно рассыпаются в комплиментах, готовы помочь и услужить. Волшебство этого мира таково, что там невозможно сказать слово «нет» или употребить частичку «не». Поэтому, если вы захотите уточнить дорогу у прохожего, спросив: «нам налево?», — он ответит «да». Если вы тут же спросите его: «нам направо?» — ответ снова будет «да». И волшебство таково, что, отвечая вам «да», прохожий сам начинает верить, что вам направо.

— Как же они живут? Так можно забыть все на свете, — удивился Костя Комаров.

— Да, и поэтому там много пришельцев из других миров, желающих забыть свои горести. Например, достаточно заранее подготовить табличку с надписью: «У меня все отлично». И, зачитав ее вслух, пришелец сразу же верит произнесенным словам. Есть туристы: они заранее готовят две таблички: одну с приятными словами, в которые они хотят верить, будучи гостями в мире благозвучных слов, а вторую табличку просят им отдать через определенное время, чтобы вспомнить себя и благополучно вернуться в свой мир.

— И можно на выходе зачитать табличку, так подобрав слова, чтобы немного скорректировать и улучшить себя? — Костя выглядел еще более удивленным.

— Можно и так, — подтвердил дракончик. — Но это большое искусство подобрать слова так, чтобы вспомнить нужное и скорректировать только некоторые черты. Нечаянно можно забыть что-то важное. Поэтому туристы задолго готовятся к посещению мира благозвучных слов и самым тщательным образом составляют надпись второй таблички.

— Лучше говорить только правду или молчать, — решительно предложила Вероника. — И давайте подготовим для себя таблички примерно с таким содержанием: «Меня зовут Вероника. Мы с друзьями из зеленого мира, ищем исчезающее волшебство, мы гости голубого мира».

— Договорились, — согласился дракончик.

— И все-таки я не совсем понимаю, как они живут, — продолжал спрашивать Комаров. — Если они все забывают, то так можно утром уйти из дома, а потом забыть, где живешь. И как они строят дома — ни один рабочий не проработает дольше нескольких дней?!

— Да, у них очень простой уклад, — подтвердил Драгуша, — живут в маленьких домиках, всего одна комната. И так как многие не помнят, где их дом, то можно переночевать в любом жилище. Еды вдоволь: местные жители ловят рыбу, собирают фрукты в ближних рощах и раздают еду всем желающим, просто чтобы был повод пообщаться. Делают нехитрые поделки: глиняную посуду, деревянную утварь, воздушных змеев — и тоже раздают. У них нет личных вещей, нет собственности, и жители, как листья на ветру: их легко увлечь разговором и увести в любую сторону.

— У детей нет своих собственных игрушек? Не представляю, — Вероника недоверчиво посмотрела на Драгушу. — И у них нет школ? Что же они умеют делать?

— Они просто приятные в общении люди. И, может быть, одни из лучших певцов и музыкантов. В час заката многие жители собираются на огромной террасе, и кто-либо из местных поет или играет. Их дар — чувствовать чужие внутренние переживания, даже скрытые, и передавать их в музыке. Поскольку их собственный внутренний мир довольно прост, то в полную силу дар раскрылся с появлением чужестранцев. Получаются настоящие музыкальные произведения.

Маленькие путешественники и дракончик приземлились на берегу моря поблизости от большого селения. Невысокие белые домики были расположены полукругом на ступенчатых террасах у подножия зеленых гор.

Зайдя в селение, первым делом подготовили таблички с короткой записью. Вероника пыталась управлять друзьями, чтобы держались вместе. Безрезультатно: уже через пару минут Даша весело щебетала с разносчиком фруктов, а Драгуша увлеченно разглядывал воздушных змеев. Только Костя, верный своей давней привычке, следовал за Вероникой.

Местные жители были невысокого роста, немного выше детей, с бледной кожей, светлыми волосами и чуть раскосыми глазами. Они приветливо улыбались, говорили комплименты всем прохожим; нахваливая, предлагали свой товар. Размеренно прохаживались пришельцы из других миров. Некоторые из них везли перед собой тележки, похожие на плетеные корзины на колесиках. В тележках были фрукты, глиняные бутылки с водой, нехитрые сувениры.

— Похоже на курорт в Азии. Ты была там? — обратился Комаров к Веронике.

Та открыла рот, чтобы утвердительно ответить, но тут же спохватилась, зажала себе рот руками и, подумав, сказала:

— На открытках видела. — И, приложив палец ко рту, спросила: — Помнишь про волшебство этого мира? Лучше говорить только правду, пока ее помнишь, или молчать.

— Да, — проговорил Костя и приложил руку ко рту.

Завидев Дашу возле разносчика сладостей на палочках, Вероника направилась к ней, ухватив Комарова за руку. До девочки донесся разговор:

— Меня зовут Даша. Мы с друзьями из зеленого мира, ищем утерянное волшебство, мы гости голубого мира.

— Как приятно, — послышался ответ разносчика, — пожалуйста, угощайся зелеными леденцами, такими же красивыми, как твои глаза и как тот мир, в котором ты гостила. Ты из голубого мира? Ищешь утерянное волшебство?

— Да, — Даша облизывала леденец и не задумывалась над ответом, — я ищу утерянное волшебство, я из голубого мира.

Вероника хотела догнать подругу, чтобы напомнить ей правду. Но Дашу заслонил какой-то высокий чужестранец, и она тут же затерялась в толпе. Вероника и Костя подбежали к улыбающемуся разносчику сладостей, девочка хотела что-то спросить, но передумала и только сокрушенно махнула рукой.

Вероника и Костя долго кружили среди разноцветных прилавков и улыбающихся жителей. Усталые, они сели под навес, чтобы передохнуть и решить, как искать Дашу и Драгушу.

— Сначала нужно найти Дашу, — рассуждала Вероника, — у нее мешочек с волшебными драгоценными камнями и лучше его забрать.

— Да, — подтвердил Комаров.

— Драгушу, возможно, тяжелее будет отыскать. Он, веселья ради, может принять любой понравившийся ему облик, — размышляла вслух Вероника.

— Да, — согласился Костя.

Вероника покосилась на мальчика и с ужасом произнесла:

— А вдруг и Даша поменяет облик, вдруг возможно подобное волшебство.

— Да, — снова произнес Комаров.

— Ты знаешь другие слова? — Вероника резко повернулась в сторону Кости. — Я волнуюсь. Даша пропала. Драгуша исчез. Что нам делать? Как их найти? Думай.

Костя хотел что-то сказать, но сдержался и только утвердительно кивнул головой.

Вероника и Комаров весь день бродили по поселку. Костя перепробовал все возможные сладости и угощения, Вероника же отведала лишь парочку фруктов, похожих на грушу. Дети не могли отказаться от предлагаемых игрушек, и мальчик тащил за собой маленькую тележку, наполненную деревянными куклами, кубиками, тряпичными мячами и воздушными змеями.

Близился вечер, со стороны гор послышалось пение, и дети присоединились к прохожим, направляющимся к верхней большой террасе. Тележка мешала в толпе, и Вероника впервые в жизни решилась отказаться от принадлежавших ей игрушек: тележку с игрушками оставили в стороне от тропинки.

Вероника и Костя слушали музыку, сидя на каменных ступенях. В центр площадки поочередно выходили невысокие светловолосые жители и исполняли музыку.

— Красивая музыка, — призналась Вероника, — только очень спокойная. Я люблю мечтать под тяжелый рок, — и, оглядывая присутствующих взглядом, вздохнула, — если бы я умела, я бы сыграла на музыкальном инструменте. Может, это помогло бы найти Дашу и Драгушу.

— Я умею играть тяжелый рок, — сам себя уверил Костя, вышел в центр, и, взяв в руки удлиненный деревянный инструмент с несколькими струнами, исполнил короткую композицию с быстрым ритмом. Затем отбросил инструмент, покрутился на голове и громко позвал: — Даша, Драгуша.

Откликнулся лишь кто-то из местных жителей:

— Какая прелестная манера исполнения. Душу переворачивает с ног на голову. Это, наверное, чтобы растрясти остатки дневных забот? У вас удивительно сложный внутренний мир и потрясающе прочная голова.

— Да, чтобы растрясти остатки дневных забот. И остатки дневной еды тоже, — подтвердил Костя и удивленно посмотрел на жителя, который пытался встать на голову.

— Пойдем, — Вероника потянула Костю к выходу, — я понимаю, ты хотел как лучше. — Но тут же остановилась, заслышав новую музыку. Было похоже на праздничный военный марш. Вероника оглянулась: мелодию играл обычного вида местный житель.

— Удивительно сложный внутренний мир, — пробормотала она, пытаясь понять происходящее, и потянула Комарова обратно к центру. Вероника внимательно проследила за взглядом исполнителя и заметила другого жителя, отличавшегося от остальных красно-оранжевым цветом волос.

— Драгуша, миленький! — закричала Вероника, дождавшись окончания музыки и подбежав к рыжеволосому молодому парню. — Как я счастлива тебя видеть.

— И я счастлив вас видеть. Я помню тебя, — улыбнулся рыжеволосый Косте и, встав на голову, перекувыркнулся. Затем посмотрел на растерянных детей и добавил: — Сегодня прекрасная погода. Вам понравились исполнители? По-моему, это самая чудесная музыка, которую можно услышать.

Вероника озадаченно переглянулась с Комаровым, потом поглядела в глаза рыжеволосого парня: — Повторяй за мной: «Я дракон по имени Драгуша».

— Я дракон по имени Драгуша, — отозвался рыжеволосый парень и тут же превратился в знакомого друзьям оранжево-красного дракончика.

— Я все помню, — воскликнул он и уже в свою очередь озадаченно смотрел на маленького оранжевого дракончика в одежде Вероники.

— Я дракон по имени Драгуша, — весело подмигнул дракончик поменьше.

Костя несколько секунд смотрел на двух драконов, потом сдавленно произнес:

— Извините, но это вынужденные меры, — и, засунув руку в карман фиолетовых шорт новоявленного дракончика, вытащил маленькую табличку: — Читай.

— Меня зовут Вероника. Мы с друзьями из зеленого мира, ищем исчезающее волшебство, мы гости голубого мира, — прочитал вслух маленький дракончик и тут же превратился в Веронику. — Спасибо. А я уже поверила, что я… — девочка прервалась и, не закончив фразу, зажала себе рот руками.

— Вот так сила слова, — ошарашено пробормотал Костя, — всего-то сказала, я — Вероника. Мы с друзьями из зеленого мира… Что вы на меня так смотрите?

— Ой, — хором сказали две Вероники, глядя друг на друга. Потом одна из них быстро сунула руку в карман синих шорт другой. — Где твоя карточка? Потерял? Как это на тебя похоже.

Обе девочки считали себя настоящими Верониками, Драгуша озадаченно наблюдал за их спором, попытался отвлечь игрушками и сладостями. На какое-то время это помогло, но спор начался снова, как только Вероника в синих шортах и голубой футболке закончила со сладостями. Единственным решением, по мнению Драгуши, было пойти поспать, а утром все решится.

На ночлег устроились в ближайшем свободном домике: девочки внутри, дракончик из-за большого размера снаружи. Вероника в розовой футболке наотрез отвергла идею Драгуши превратиться в кого-либо мелкого, чтобы уместиться с ними в домике:

— Лучше оставайся таким, как есть. Ищи потом мелкого жучка, забывшего себя. Жди нас снаружи. Рядом. Лежать.

Наступило яркое и многоголосое утро. Две одинаковые девочки в разной одежде и Драгуша вновь отправились искать Дашу. Дракончик был уверен в успехе, веселился, отвлекался на яркие товары, предлагаемые разносчиками. Одна из Вероник то и дело что-то пробовала из еды. Игрушки уже не брали, молча улыбаясь разносчикам.

— Я чувствую себя дрессировщицей драконов, — пожаловалась Вероника в розовой футболке. — Постоянно приходится одергивать Драгушу и напоминать, чтобы он был рядом. И поводок был бы весьма кстати. Наверное, исполняется еще одна моя мечта: быть дрессировщицей крупных хищников, — и тут же позвала: — Драгуша, иди к нам. Ко мне. Молодец, умница. Ты — умный, хороший, образованный дракон из радужного мира.

— А я себе кажусь психиатром, как наш сосед Сергей Палыч. Помнишь, как он заклинал нас, встретившись в лифте: «Хорошие дети. Умные дети. Уважают взрослых. Делают уроки», — рассмеялась, вспомнив, вторая Вероника.

— Да, а Даша ему один раз ответила: «Хороший дядя. Умный дядя. Любит детей. Делает подарки», — улыбнулась девочка, — она всегда легко находила что ответить.

Безрезультатно обойдя товарные ряды, обе Вероники и дракончик присели отдохнуть.

— Надо найти Дашу. Надо что-то придумать, — повторяла Вероника в розовом. — Может, она ходит где-то близко, а мы ее не видим в толпе. Если бы можно было взять след по запаху… — и, подпрыгнув на месте, подскочила к дракончику: — Драгуша, миленький, ты же чувствуешь запахообразы. Давай, мы будем идти, а ты принимать образ человека, который только что был здесь.

Втроем вернулись в разноцветье товарных прилавков. Драгуша менял облики, а девочки, держась за руки, внимательно за ним наблюдали, стараясь постоянно держать его в поле зрения.

— Даша, — воскликнула Вероника в голубом, — Драгуша, запомни этот образ. Ищи, где Даша.

И вскоре перед детьми стояли две Даши: настоящая и ее копия-Драгуша. Четыре девочки смотрели друг на друга: две Вероники и две Даши.

— Потряс! — сказала Вероника в розовом.

— Офигенно! — ответила ей Вероника в голубом.

— Новые слова в мире благозвучия, — весело заметила одна из девочек голосом Драгуши и превратилась обратно в дракона.

— Даша! — Вероники с двух сторон обнимали подругу, но та только улыбалась в ответ:

— Добрый день. Вы двойняшки? Какие вы красивые. Вы такие чудесные и милые девочки. Я думаю, вам понравится оранжевый фруктовый салат, у него превосходный освежающий вкус, восстанавливающий силы, — сказала Даша, протягивая миску с нарезанными фруктами, похожими на апельсин и манго.

— Тяжелый случай. Она все забыла, — вздохнула Вероника в голубом, пробуя салат. — Прошу меня извинить, но это единственный доступный нам способ, — и, сунув руку в карман девочки, достала мешочек с камнями и табличку: — Читай.

— Меня зовут Даша. Мы с друзьями из зеленого мира, ищем исчезающее волшебство, мы гости голубого мира, — прочитала Даша, по-прежнему глядя на друзей бессмысленными глазами.

— Хуже, чем мы думали, у нее глубокое забытье. Нужно тщательно составленное детальное напоминание, а не эта короткая запись, — Вероника в розовом смотрела на улыбающуюся Дашу и с надеждой спросила: — А заклинание драгоценных камней помнишь?

— Да, помню. Какие красивые разноцветные камешки, — заглянув в мешочек, сказала Даша.

— Только Даша знает заклинание. Пожалуйста, придумай, как ей помочь, — обе Вероники умоляюще обратились к дракончику.

— Может быть, так получится напомнить, — Драгуша превратился в Драгоценну. — Даша… — и долгим взглядом посмотрел в глаза девочки. — Я передаю тебе знания и заклинания, чтобы пробудить каждый камень.

Даша сунула руку в мешочек, на ощупь вытащила голубой целестит и прошептала заклинание. В ее руках остался голубой песок.

— Получилось, — хором закричали обе Вероники и, поглядев друг на друга, понурились: — Нас теперь всегда будет двое?

— Я настоящая Вероника, а ты Костя, — говорила одна.

— Мальчик с русой косой? Я — настоящая Вероника, — спорила вторая.

— Девочки, вы обе чудо как хороши. Девочки, давайте мириться. Вы обе прелесть, но чуть-чуть отличаетесь, — Даша взяла обеих Вероник за руку и обратилась к той, что была в голубой футболке: — Что бы ты предпочла: отказываться от любой новой еды, как от отравы, или пробовать разные вкусности?

— Конечно, пробовать новые вкусности.

— А во что интереснее играть: в Му little pony или «Звездные войны»? — продолжала Даша.

— «Звездные войны» намного интереснее.

— Ты пойдешь с нами на фильм про Winx? — Даша хитро улыбнулась и, видя отвращение на лице Вероники в голубом, сама же ответила: — Согласись, мальчиком Костей быть гораздо интереснее, чем девочкой.

— Да, пожалуй, интереснее. Ты хочешь сказать, что я — Костя? Я — Костя, — перед улыбающимися подружкам уже стоял Костя Комаров.

— Ура! — Драгуша покрутился на голове, схватил связку воздушных змеев у ближайшего разносчика и отпустил их в небо. Воздушные змеи, толкаясь, закружили в небе и, рассыпавшись на мелкие разноцветные кусочки, образовали надпись:

Услышать чужие чувства,

Понять другого мненье,

Восстановить отношения

Поможет дар чудесный.

Мир восстановит слово,

Утихнет конфликт напрасный,

И зазвучит гармония потерянного единства.

Глава 14. Поймать удачу за хвост

— Как я устала в мире благозвучных слов, — Вероника пыталась устроиться поудобнее на дракончике, летевшем в облаках.

— А мне — наоборот, до сих пор легко и приятно. И хочется петь и самой куда-то лететь, — Даша широко раскинула руки.

— Конечно, ты провела время легко и беззаботно, а мы беспокоились и постоянно тебя искали, — возразила Вероника. — Наверное, мир благозвучных слов подходит тебе больше. А есть другие голубые миры, где бы я чувствовала себя легко?

— Невозможно заранее предугадать, какой мир понравится, а какой — нет, — Драгуша замедлил полет, чтобы ответить девочкам. — К примеру, есть бледно-голубой мир забытых сновидений. В этот мир прилетают обрывки снов. Местные жители коллекционируют понравившиеся им сны, а плохие сжигают. Затем они пытаются связать вместе обрывки разных снов, чтобы получилось нечто красивое. Это как сшить лоскутное одеяло, но намного сложнее, так как нужно увязать сны не только разных людей, но и существ из разных миров. Порой получаются настоящие шедевры, которые выставляются для всеобщего просмотра.

Еще существует мир плачущих вампиров: они питаются не кровью, а слезами. И если не находится жертвы, то вампир плачет сам.

Или серо-голубой мир диких ветров. Дикие ветры безудержны, обладают огромной силой, и даже драконы не могут противостоять их напору. К счастью, маги этого мира научились укрощать дикие ветры.

— К счастью, к счастью, все к счастью. Драгуша, мне так хочется сойти в облака. Можно? — Даша погладила дракончика.

Тот неуверенно мотнул головой и остановился. Даша спрыгнула и оказалась по пояс в белом густом тумане. Она взяла в руки несколько больших хлопьев и подбросила вверх, затем рассмеялась и кинула облачным снежком в Комарова. Костя не заставил себя долго ждать, а вслед за ним спрыгнула и Вероника. Дети играли в облачные снежки, обсыпали друг друга белыми хлопьями и несколько раз прокатились по хвосту дракончика, как с горки.

Под конец игры Вероника обняла дракончика за шею:

— Огромное тебе спасибо, Драгуша. Спасибо, что ты помогаешь нам и показываешь сказочные миры. Спасибо.

— Драгуша, а мы можем встретиться с птицей счастья? — спросил Костя, когда дети уже спокойно сидели на спине дракончика.

— Да, но имей в виду, что птицу счастья нельзя поймать, она сама избирает счастливчика и садится ему на плечо. Также ее называют птицей удачи. В каком из миров обитает, не скажу, но наверняка ее можно встретить в оранжевом мире древа жизни. Это волшебное дерево, опавшие листья и ветки которого исцеляют, дают силу невредимым проходить через опасности.

Множество мифических птиц и пернатых созданий слетается сюда, чтобы свить гнездо из опавших листьев и отложить яйца. Это происходит в месяц, когда дерево сбрасывает листья. К растущим листьям, так же как и к дереву, невозможно прикоснуться. Накал живительной энергии в нем настолько высок, что можно сгореть. И только две птицы, феникс и симург, могут вить гнезда в кроне дерева.

В этом мире живут два враждующих друг с другом народа. Народ Тимургов считает симурга хранителем древа жизни. Народ Теник поклоняется фениксу, который, согласно их легенде, когда-то спас дерево и оранжевый мир. Вражда прекращается лишь в месяц, когда листья опадают с волшебного дерева.

Если нам повезет, мы прибудем в мир древа жизни в месяц листопада и перемирия, в месяц, когда прилетают гнездоваться мифические птицы.

Драгуша и друзья приземлились на равнине, в центре которой высилось огромное раскидистое дерево. Коричневый ствол светился изнутри желто-оранжевым светом, который растекался по толстым ветвям.

Легкий ветерок срывал редкие листья с дерева и разносил по равнине, покрытой невысокими кустами и травой. Широким кругом дерево было окружено опавшими листьями темно-оранжевого и багряного цвета.

Два небольших городка виднелись на противоположных сторонах равнины. Стены обоих городов были сложены из темного камня. Над одним городком развевался оранжевый флаг с голубой эмблемой, над другим — белый с позолотой.

— Пока удача на нашей стороне, — показывая на дерево, сказал дракончик. — Мы застали период листопада. Но будьте осторожны: в траве может оказаться гнездо какой-либо птицы, например маленькой синей птицы удачи. И иногда посматривайте на небо, чтобы вовремя спрятаться от хищных стимфалийских птиц, стреляющих стрелами-перьями, или от грифона. Хотя эти птицы не проявляют агрессию в период гнездовья, если только не почувствуют угрозу для своей кладки.

Смотря под ноги и оглядываясь по сторонам, друзья медленно направились к ближайшему городу с бело-золотым флагом. Прогулка прошла без происшествий. Птиц было мало: видимо, большая часть мифических птиц уже отложила яйца и покинула оранжевый мир. Лишь однажды Драгуша указал на трех птиц вдали, сидящих на низкорослом дереве: «Гамаюн поет. Признак счастья. А рядом с ней Сирин и Алконост». Все три птицы имели крылья, лапы с когтями, женскую голову и грудь. Голову каждой украшал вышитый разноцветными камнями головной убор.

Подойдя ближе к городу, Драгуша, чтобы не напугать местных жителей, обратился в красно-оранжевую птичку и сел на плечо к Даше.

Стражники пустили детей в город без расспросов, лишь покосились на красную птичку.

На центральной площади жрецы в белой с позолотой одежде проводили обряд оберега для детей: каждому ребенку на шею вешали цепочку с листом древа жизни. Кто-то подтолкнул наших путешественников, и они встали в очередь детей. Первым оберег надели Косте, затем Даше и Веронике. Но их обереги вместо того, чтобы остаться висеть на цепочках, как у местных детей, засветились и, превратившись в желто-оранжевый свет, исчезли внутри тела.

Толпа на площади расступилась, пропуская верховного жреца с золотыми украшениями.

— Мы приветствуем тебя, наш принц, — жрец склонил голову перед Комаровым. — Легенда гласит, что когда-либо к нам с равнины придет юный принц и знак будет подан светом древа жизни. Ты поведешь нас завтра в бой против народа Теник. И надеюсь, удача нам улыбнется, мы отвоюем золотое семя, которое появляется на древе жизни раз в сто лет. Этот год — год золотого семени. Мы каемся, что не смогли его найти для тебя раньше, в прошедший месяц листопада. Значит, оно у презренного народа Теник. Но завтра будет великая битва, и мы добудем золотое семя для тебя и для нашего народа.

Закончив пламенное приветствие Комарову, верховный жрец милостиво улыбнулся Веронике:

— Ты, по-видимому, друг нашего принца, также освещенная древом жизни, и можешь остаться. А ты и твой красный птенец феникса, символ презренного народа Теник, — жрец повернулся к Даше, — убирайтесь из нашего города. Сегодня последний день перемирия, и мы вас отпускаем, или завтра мы вас казним.

Вероника и Костя пытались заступиться за Дашу, на плече которой все еще сидела красная птичка. Но подошли воины и, схватив Дашу, выдворили ее за пределы города. Вероника последовала за подругой. Комаров, прельстившись званием принца, остался у Тимургов.

— Как они могли выгнать детей? — возмущалась Вероника. — На ночь глядя, к диким опасным птицам? И Костя, тоже принц нашелся. Предал друзей ради мифического трона.

Отойдя далеко от стен города, Драгуша принял свой обычный облик. На ночлег устроились в ближайшей роще. Несмотря на непонятные звуки, девочки быстро уснули.

Утром, по совету дракончика, укрылись за небольшими камнями вблизи древа жизни: враждующие не подойдут близко к священному дереву, и всю равнину видно как на ладони. На дереве не было ни одного листочка, и уже виднелись набухающие почки. Вероника облокотилась на прохладный после ночи камень и вдруг заметила высохший цветок, похожий на лилию. Раскрыв лепестки, девочка нащупала сухую коробочку. Внутри было светящееся желтым светом семечко.

— Золотое семя. Его нет у Тимургов, его нет у Теник, оно здесь, — растерянно произнесла Вероника. — Драгуша, а зачем нужно золотое семя Тимургам и Теник?

— Из золотого семени древа жизни можно приготовить целебный эликсир. Если его выпьет один человек, то он вылечится от всех болезней и сможет прожить еще сто лет до следующего цветения древа жизни. Это не бессмертие, но достаточно много. Если разделить эликсир на несколько человек, то их организм обновится, и они безболезненно проживут отведенные им годы. Здесь, в оранжевом мире, как правило, жрецы делят целебный эликсир между собой и семьей правителя.

— То есть я могу взять золотое семя для моей бабушки? — обрадовалась Вероника.

— Да, ты нашла семя и можешь им распоряжаться.

Радостная Вероника спрятала сухую коробочку с семенем поглубже в карман, но вскоре забыла о нем. Ворота обоих городов открылись, и две армии двинулись навстречу друг другу. Воины Теник были в темно-оранжевом одеянии, вооруженные копьями и мечами, отливающими темно-голубым серебром. Войско Тимургов — в белых одеждах с блестящим золотом оружием. Воины Теник шли под предводительством правителя. А в середине армии Тимургов на высоких неповоротливых животных сидели верховный жрец и Комаров, облеченные в белые одежды и вооруженные золотыми мечами.

Две армии встали друг против друга. На долю секунды Веронике показалось, что это оранжевый дракон и белый с золотыми полосками тигр. Дракон и тигр сошлись в схватке. Затем краски смешались. Вдруг оранжевая лапа дракона проникла вглубь армии Тимургов и схватила правителя.

— Костю пленили, — с ужасом прошептала Даша.

— Но почему, почему мужчины воюют? Почему из-за Кости мы опять попали на сражение? — простонала Вероника. — Почему они не могут довольствоваться тем, что есть? Ведь они имеют многое: опавшие листья древа жизни, дающие силу и защиту от опасности. Листьев так много, ими усыпана земля. Зачем они сражаются ради одного семечка, появляющегося раз в сто лет?

— Наверное, мужчины не чувствуют себя мужчинами без войны, — Драгуша с грустью смотрел на поле битвы. Оранжевые теснили белых.

К полудню сражение утихло. Народ Теник победил, остатки Тимургов укрылись за стенами своего города. Оранжевые разбили лагерь на месте битвы, залечивали раны, собирали золотые трофеи.

— Что нам делать? — тихо спросила Даша.

— Спасать Костю, — Вероника немного подумала. — Мы обменяем его на золотое семя. Идти нужно сейчас, пока он жив.

Дракончик опять обернулся маленькой красной птичкой и полетел позади девочек, которые взялись за руки и смело направились к лагерю Теник. Они осторожно обошли часовых и вошли в высокую палатку с оранжево-голубым флагом. Внутри палатки праздновали победу правитель и несколько воинов. В углу лежал связанный и все еще с оружием Комаров.

— Добрый день. Мы прибыли из другого мира и хотели бы вызволить своего друга в обмен на это, — Вероника достала из кармана и показала сухую коробочку со светящимся семенем.

— Приятный подарок, — рассмеялся правитель. — Дети воюют против великого народа Теник, — и, не дав возразить, приказал: — Мы получим все. Связать их.

Воины встали из-за стола и направились к девочкам. В это мгновение в палатку влетела маленькая птичка, обернулась драконом. Драгуша выпустил несколько струй огня, и палатка занялась огнем. Дракончик подхватил связанного Костю, девочки быстро сели ему на спину, и они полетели в сторону древа жизни. Но один из воинов успел метнуть меч, попав в крыло дракона.

Вдруг из одной из палаток Теник вышло огромное существо с человеческим телом и птичьей головой. Оно изрыгало огонь и быстро двигалось в сторону беглецов.

— Огнедышащий Карура. Его пламя убивает дракона, — Драгуша пытался набрать высоту, но не мог из-за раненого крыла. — Карура охотится на меня, а вы прячьтесь в кустах. — Он пролетел низко над землей, и дети, спрыгнув, укрылись в кустарнике.

Дракончик летел в сторону древа жизни. Карура его быстро догонял, и вот уже один из языков пламени опалил хвост дракона. Драгуша рванул из последних сил и рухнул на ветки древа жизни. Красное пламя охватило его тело, и дракончик исчез в огне.

Дети молча смотрели на угасающее красное пламя на ветвях древа жизни. В это время Карура развернулся и направился в их сторону, быстро приближаясь.

— Бегите, я отвлеку его, — Комаров выхватил золотой меч и вышел навстречу чудищу. Схватка была короткой: Карура дыхнул огнем на мальчика, посмотрел на его опаленное тело и ушел в сторону лагеря.

Даша и Вероника подбежали к Косте. Бездыханное обожженное тело лежало на траве в опавших листьях. Девочки заплакали и склонились над мальчиком.

— Даша, попробуй прочитать заклинание, — попросила Вероника.

Даша достала оранжевый сердолик и прошептала несколько слов.

Оранжевый песок осыпался с рук Даши на листья. Вдруг листья засветились, и оранжево-желтый свет от листьев распространился по телу Кости. Он открыл глаза.

— Я знаю, что нам делать, — поднимаясь, произнес Комаров. — Мы должны убедить народы Теник и Тимург посадить золотое семя и вырастить еще одно древо жизни.

Девочки вздохнули и пошли вслед за Костей. На земле остался лежать пустой мешочек. Легкий ветерок подхватил мешочек, который, кружась, превратился в маленькую птичку. Птичка догнала смелых путешественников и села на плечо к Комарову.

— Синяя птица счастья. Удача на нашей стороне, — грустно улыбнулся мальчик и нежно погладил ее крылья. Птичка вспорхнула в небо и закружилась, оставляя надпись:

Опалившись огнем, очистится сердце,

Открывая дорогу для нового знанья.

Опуститься на дно и познать пораженье,

Чтобы новая жизнь заискрилась из пепла.

Воины и правитель Теник удивились возвращению маленьких героев. Еще более они были поражены тем, что они сами принесли золотое семя.

— Мы отмечены светом древа жизни, — Комаров показал на себя и девочек. — Мне было видение, — и громко продолжил: — Мне приснились птицы феникс и симург. Они обе заклинали меня воззвать к народам Теник и Тимург с тем, чтобы они помирились и вместе посадили золотое семя. И последующие семена высаживать в землю. И через тысячу лет здесь, на поле битвы, будет роща тысячи деревьев жизни.

— Мы верим тебе, — подумав, ответил правитель.

На колеснице детей доставили к городу с бело-золотым флагом. Костя воззвал к народу Тимург.

— Мы верим тебе, — был ответ верховного жреца.

На следующее утро правитель народа Теник и верховный жрец народа Тимург торжественно посадили семя на поле битвы. Маленький участок земли огородили небольшой оградой и выставили охрану с двух сторон. Здесь же на поле произошло торжественное примирение двух народов.

Глава 15. Магнит любви

Вероника, Даша и Костя сидели недалеко от древа жизни на камне.

— У тебя все получилось. Ты молодец, — похвалила Вероника Комарова.

— Прости, я знаю, ты хотела сберечь золотое семя для бабушки, — извинился Костя.

— Ты сделал все правильно. Лучше из семени вырастить новое дерево, а не приготовить целебный напиток для одного или нескольких людей. А тысяча деревьев жизни через тысячу лет — это потрясающая награда для этого мира, — улыбнулась Вероника. — И тогда можно будет посылки рассылать во все миры с живительными опавшими листьями и целебными напитками.

— Да, представляю, армия мифических птиц разносит посылки в разные миры, — продолжил Костя.

— Я бы и сама в посылке домой улетела, — Даша смотрела на равнину, древо жизни, на котором уже появились крошечные оранжевые листочки и не осталось ни следа от сгоревшего в его ветвях дракончика. — Без Драгуши мы не сможем отсюда выбраться.

— Другого выхода, как ждать следующий сезон листопада, я не вижу. Может, мы сможем уговорить одну из птиц перенести нас в зеленый мир, — предположил Костя.

— Как бы я хотела увидеть бабушку, и маму, и всех-всех-всех, — вздохнула Вероника и тут же радостно воскликнула: — У меня же осталось кольцо с прозрачным хрусталем.

Быстро перевернув камень на сторону ладони, Вероника пристально вгляделась. Камень увеличился в размерах, превратился в круглый прозрачный шар.

Внутри шара проявилась фигура бабушки, стоящей во дворе. Возле нее весело прыгала собака. Потом показались зеленый луг, сосновая роща.

— Пусть существует много красивых миров, — произнесла Вероника, — но наш мир — самый-самый-самый красивый.

— Пусть много чудес в чужих мирах, — вторила Даша, — но самые милые чудеса происходят в нашем мире.

— Пусть много подвигов можно свершить в чужих мирах, — добавил Костя, — но есть место подвигу и в нашем мирном мире.

— Я так люблю своих родных, и наш дом, и луг, и рощу, и весь мир, — слеза скатилась со щеки Вероники на шар. Хрустальный шар засветился изнутри зеленым светом и рассыпался. На ладони у Вероники остался только зеленый песок. Озадаченные дети посмотрели на небо, где сияла надпись:

Любовь откроет красоты секрет,

Любовь подарит шкатулку чудес,

Любовь даст силу подвиг свершить,

Мир без любви рассыплется в прах.

Магнит любви укажет нам путь

Сквозь бури, шторма чужих миров.

Любовь дарует нам силы жить,

Дорога ведет в любимый дом.

Дети очнулись на зеленом лугу. В сосновой роще пели птицы. Рядом лежал их рюкзачок.

— Какое счастье. Мы дома, — улыбка на лице Даши становилась шире и шире. — Смотрите, наш рюкзачок. И все вещи на месте: книжица, мобильные телефоны, пустая бутылка из-под воды. И одежда на нас прежняя.

— Интересно, все произошло на самом деле или нам приснилось? — Вероника радостно оглядывала окрестности.

— Коллективных снов не бывает, — авторитетно заметил Комаров, — и стеклянных галлюцинаций тоже, — добавил он, доставая из кармана фиолетовую статуэтку жеребенка.

— Интересно, а Драгуша жив? — спросила Даша.

— Жив, жив, — эхом отозвалось из сосновой рощи.

Вероника взяла в руки книжицу:

— Ой, появились разноцветные страницы, — и, листая, начала читать.

«Вера в себя и целеустремленность, — было написано на красной странице с рисунком драконов на фоне зубчатых скал, — дар побеждать».

«Возрождаться, — на оранжевой странице с рисунком древа жизни, — дар открываться новым идеям и начинать все сначала».

«Жизнерадостность, — желтая страница с рисунком струящейся колесницы и верховного мага на фоне города, — источник неиссякаемой энергии».

«Любовь, — зеленая страница с рисунком домика и небольшой фигурки с собакой, — дар видеть красоту и чудо в окружающих и мире».

«Общаться и понимать, — голубая страница с рисунком разносчика сладостей на фоне гор, — дар возвращать гармонию в отношения».

«Воображение, — синяя страница с рисунком подводного города, — дар творить и созидать».

«Вдохновлять и воодушевлять, — фиолетовая страница с рисунком круглой беседки на фоне прекрасного пейзажа, — дар расширить границы возможностей».

«Вера в волшебство, — белая страница с картинкой радужного мира, — это спасение наших миров. Спасибо. Странствующий волшебник фиолетового мира».

— Потрясающе, какими дарами мы наделены, — Вероника закрыла книжицу, та засияла изнутри, и разноцветные страницы исчезли.

Дети встали и пошли в сторону домика на краю деревни, где их уже поджидала бабушка Фаина и собака Терри.

— Здравствуй, наш любимый мир! — распахнув руки навстречу небу и земле, Вероника, Даша и Костя побежали по лугу домой.

Конец первой части

Читайте продолжение приключений Вероники и ее друзей в волшебных мирах:

Часть 2. «Кристалл бессмертия».

Часть 3. «Пять жемчужин в день рожденья».


home | my bookshelf | | Семена бессмертия |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 1
Средний рейтинг 4.0 из 5



Оцените эту книгу