Book: Банк



Банк

Василий Викторов

БАНК

Пролог

Жизнь непредсказуема, и на одной из ступенек лестницы, по которой движется человек и имя которой — действительность, обязательно окажется дырка как раз по размеру его ноги, и ничего в осмыслении окружающего не достиг ни один философ, начиная от легендарных Фалеса и Гераклита до Жака Дерриды и Кьеркегора, — все так и осталось загадкой, так и не нашлось ответа на главный вопрос — почему тонет корабль, среди пассажиров которого помимо грешников есть и праведники, а тираны и злодеи отличаются завидным долголетием, почему гражданину N упала на голову деталь фигурной лепки балкона старого дома именно в девять сорок пять утра, когда он шел на работу, а не тремя часами раньше или пятнадцатью позже, когда улицы совершенно безлюдны, и кто все-таки могущественней — Зевс или мойры? Человек тщетно пытается устранить непреодолимые преграды вокруг, пытается лишь обмануть себя, перешагивая через препятствия, им же самим построенные, а перепрыгнув своей же лопатой выкопанную яму, кричит — вот какой я молодец, вот какой смелый и умелый, лучшее творение божественного промысла.

Почему все так получилось — бестолково, необъяснимо, чудовищно? Что за сила выхватила его из общего котла, подцепила ноготком, вынула из толпы, подкинула в воздух да шмякнула что есть мочи о каменную стену? Упал человек после удара на жесткую землю, отлежался, поднял голову — жив! Но огляделся — а где я? Что вокруг? Ничего из того, что являло собой составные части его жизни, все чужое, новое, пугающее. Сломан механизм, разбросаны в разные стороны шестеренки, валики, винтики и колесики — и как собрать их вместе без подробного чертежа? Можно попытаться, но заработают ли они, соединенные между собой иным способом, чем раньше, и если все-таки — да, то каков будет результат сей работы? А то — потратишь на воссоздание уничтоженного годы и так в полном объеме ничего не восстановишь, — это каково? Да, мир большой, интересный, но как жить с сознанием того, что ты в нем — чужой, и чужой у себя дома, потому как путь туда тебе теперь закрыт? И что стоит жизнь, которая возносит выше только для того, чтобы больнее ударить о землю? Что есть судьба? Умудренная опытом справедливая женщина, направляющая и указывающая верный путь оступившимся? Злая старушка Шапокляк, играющая жизнями для своего удовольствия? Или юная девица, получившая вдруг в свои руки огромную власть и заставившая по недомыслию человечество рассчитаться на «первый-второй-третий» и отведя одним такую участь, другим — иную, а третьим — так и вовсе на первые две непохожую? Да, он, Влад, шел по жизни одной дорогой, он не бросался в стороны, не менял направление, он смотрел под ноги и все вроде бы делал правильно, но почему с ранней юности его любимым стихотворением являлся Лермонтовский «Челнок» —

По произволу дивной власти

Я выкинут из царства страсти,

Как после бури на песок

Волной расшибленный челнок.

Пускай прилив его ласкает —

В обман не вдастся инвалид,

Свое бессилие он знает

И притворяется, что спит.

Никто ему не вверит боле

Себя иль ноши дорогой… —

это что, предупреждение, ощущение необратимости беды на подсознательном уровне? Но если беда необратима, то чему служит предупреждение? Зачем оно, если ничего изменить нельзя? Если твое будущее, с одной стороны, определено на небесах, а с другой — тебе дарована свобода воли, пусть лишь видимая, то, что мешает тебе убить, украсть, солгать, — если финал все равно предопределен? О нет, — все-таки, как бы ни был человек мелок, мерзок и слаб, как бы ни был зависим от расположения звезд и божественного промысла, вряд ли он произведен и впущен в свет Божий только для того, чтобы в этом убедиться, значит, челнок рождается не только затем, чтобы умереть, значит, у него есть цель и предназначение, значит, он должен жить, он должен идти, его толкают, он падает, но скатиться в канаву и остаться в ней или же встать и, стиснув зубы, идти дальше, идти вперед, зависит уже от него. Судьба не в том, что тебя неминуемо толкнут или неминуемо помешают твоему продвижению, а в том, что ты должен достигнуть своей цели, выполнить свое предназначение. Для того тебе и свобода воли, чтобы выбрать или существование в канаве, пусть плохое, но гарантирующее продолжение жизнедеятельности, и тогда твоя судьба плюнет на тебя в сердцах и оставит вовсе, или дальнейший путь по ведущей вперед дороге, хотя тебе и не ведомо, что буквально через два десятка метров на тебя свалится высохшее дерево, через три — ограбят и изобьют разбойники, а еще дальше произойдет еще какая-нибудь большая неприятность. Что ж, он, Влад, получил подножку, крепко упал и ушибся, благодаря этому он не сможет остаться банковским служащим, обсуждать по воскресеньям с друзьями в «Невских банях» различные проблемы, есть щи в ресторане «Санкт-Петербург» и вообще предаваться всем тем милым заботам, равно как и развлечениям, к которым за несколько лет уже так привык. Значит, он будет кем-то и чем-то иным, значит, суждено ему быть новым — и кто знает, не станет ли он более рад себе в этой ипостаси. Что ж, страшное или доброе завтра, приходи быстрее, посмотрим, пощупаем, что ты нам уготовило: если могилу, то проверим, так ли она холодна, как нас пугают, если счастье — то наконец узнаем, что это такое: воздушное и прозрачное, что нужно заключать в сосуд и бережно хранить в тщательно охраняемом месте, либо же его можно потрогать, оно твердо и незыблемо, как скала, — просто его нужно найти, до него необходимо дойти, а отыскав, устроить поблизости свое жилище — чтобы оно всегда было рядом.

* * *

— …Алкоголик! Алкоголик! — вдруг сквозь сон услышал Влад. Веки были тяжелыми, поднимать их было трудно, но необходимо. Поэтому он схитрил и не широко распахнул глаза, а лишь приоткрыл их, но даже в столь малую щель хлынул яркий дневной свет, который заставил его вновь зажмуриться. Однако и в одну секунду он успел заметить склонившуюся над ним Жанну, уже с наложенным макияжем и одетую. В ответ ей он хотел сказать «Да!», но язык не шевелился, и получилось просто нечто среднее между «А-а» и «У-у».

— Я пошла на работу, — сказала Жанна. — Ты, если хочешь, досыпай, если нет — на кухне завтрак. Не будешь есть сейчас — потом просто подогреешь. Пива советую — только советую — много не пить, к Михалычу в гости не ходить. Сегодня пятница, я, в принципе, могу освободиться пораньше. Ты нам планы на вечер строил какие-нибудь?

— Не-ет, — выдавил он.

— Ладно, позвоню к обеду, а то что-то ты не очень разговорчив.

— Угу.

Жанна развернулась — через секунду он услышал, как закрылась дверь, — покрепче обнял подушку, попытался задремать, но сон уже не шел. Он приподнялся, сел на кровати, покачал из стороны в сторону головой — да, она явно потяжелела. Широко зевнул, надел тапочки и пошлепал в ванную. Под душ не полез, просто подставил голову под струю воды из крана, причем холодную, подержал чуть-чуть, растер мокрые волосы полотенцем, взглянул в зеркало, тотчас отвернулся, прошел на кухню, открыл холодильник. Пива имелось достаточно, он было потянулся к ближайшей бутылке, но, с секунду подумав, захлопнул дверцу, повернулся к плите, потрогал чайник — тот был не совсем горячим, и потому он зажег под ним газ. Открыл рядом стоящую сковороду — обнаружил там говядину, картофель и яйца с помидорами. Влад с трудом понимал людей — вернее, совсем не понимал, но не выказывал этого, — которые, проведя вечер или ночь не забывая о бутылке, при пробуждении брались за сигарету или просто жаловались на отсутствие аппетита. Лучшая помощь в подобной ситуации — плотный завтрак и много жидкости, желательно минеральной воды без газа. Переложил пищу в тарелку, налил чаю. За завтраком он начал обдумывать, как ему выйти из того ужасного положения, в котором он оказался. Рассмотрение причин, по которым это произошло, он решил оставить на потом, да и они наполовину были ясны. Вот что ему делать — вопрос действительно сложный, если не сказать вообще неразрешимый. Коль попытаться предопределить грядущие события, то выглядеть они могут следующим образом. а) Он пытается в течение двух недель набрать необходимую сумму — квартира плюс собственные сбережения — тысяч восемьдесят, может быть, девяносто, еще взаймы можно насобирать полтинник, — но, во-первых, то, что возьмешь в долг, нужно будет за определенный срок вернуть, а как это сделать, не имея постоянной работы и других источников дохода, — непонятно, во-вторых, все равно даже половины не получается, — отпадает. б) Ноги в руки — и бегом. Бегом — куда? И как быть с Жанной, ее сыном, отцом? — глупо. в) Пойти в РУОП, к родной милиции — ох, дорогие мои, обижают меня нехорошие, помогите! Первая информация через людей Хозяина к нему же и попадет. А что Владу ответят? Да известное: вот когда в тебя стрелять начнут, тогда и жалуйся. Если жив останешься. И попробуй докажи, что ты действительно эти деньги не брал. г) Было бы не так смешно, если бы не было так грустно. Действительно дерьмо. Мало того, что предыдущие варианты не подходят, так и следующие отсутствуют. Хотя — стоп. Зачем же просто милиция? Есть Михаил, восемь лет в одном классе проучились, и все то время тащился он от книжек и от фильмов о тяжелых буднях советской милиции, да так сильно, что сделал оперативную работу своей мечтой и вскоре ее осуществил. Нравилось в детстве ему бегать с деревянным пистолетом и ловить «бандитов» из числа участвующих в игре ребят из его двора, вырос — и пистолет стал настоящим, равно как и преступники. С приходом нового времени, правда, занялся он организацией охранных мероприятий каких-то коммерческо-финансовых структур, то есть получил место сродни должности Борисыча, только чуть помельче, но опыт должен остаться, а знания — так стать еще шире. В свое же время и синяков под глазами друг другу немало набито было, а попозже — и водки под нехитрую закуску выпито, так что на какую-то его помощь или совет вполне можно рассчитывать — может, что дельное и скажет.

Не откладывая в долгий ящик, сразу, закончив завтрак, позвонил по единственно известному — домашнему — телефону — авось и дома. Но поднявшая трубку жена сообщила, что он, как обычно, на работе, и дала тамошний номер, по коему Влад мгновенно перезвонил и попросил Дегтярева Михаила. Спустя некоторое время раздался знакомый голос:

— Слушаю!

— Привет, это Влад Друбский.

— О, салют, сколько лет, сколько зим! Давненько не слыхивал. Что случилось — у твоей бабушки корова сдохла или просто молоко исчезло?

— Не подкалывай, я по делу.

— Понятно — просто так старому другу звякнуть, конечно, недосуг. Что за дело?

— У меня проблемы, хотелось посоветоваться.

— Проблемы моего профиля?

— Отчасти.

— Ты откуда звонишь?

— Из дома, конечно.

— Выйди на улицу, позвони из автомата.

Влад был несколько удивлен, но ответил:

— Хорошо, через полчаса.

— Давай.

Он принял душ, почистил зубы, причесался, оделся и вышел на улицу. Жетончика, естественно, не было, пришлось пилить к метро; когда позвонил, линия была, как назло, занята, но наконец он пробился, позвал Михаила и вскоре услышал его голос:

— Ну, рассказывай, что стряслось?

— Банк, в котором я работаю, вернее — работал до сегодняшнего дня, киданули на триста с лишним тысяч, руководство считает, что это я их прикарманил.

— Триста тысяч долларов?

— Ну не тугриков же.

— Круто. Начальство думает, что ты украл деньги, и пускает тебя спокойно гулять?

— Ну да, дали две недели на возврат, только уволили и все.

— «И все»! Раз не держат, значит, пасут и телефон слушают, а у тебя ума не хватило из автомата позвонить!

— Извини. Я все никак не могу поверить в реальность происходящего — как страшный сон все это. Встретиться со мною можешь?

— Могу, но только вечером. У тебя получится, осмотревшись по сторонам, определить, есть у тебя хвост или нет?

— Да хрен его знает — я же не Джеймс Бонд!

— А зря. Ладно, ни у тебя, ни у меня пока видеться нельзя, на нейтральной площади вроде тоже: если за тобой смотрят, то и меня заметят, а мне что-то не очень хочется глаза кому-то мозолить… Хотя почему у тебя нельзя? Ну, зашел мужик в подъезд да вышел через час, — может, я там живу? Так, ладно, в шесть часов я перед твоей дверью. Ты на старом месте?

— На старом.

— Напомни — первый подъезд, восьмой этаж…

— Квартира направо.

— Ага, ну ладно. Пивка возьми. Да, ты по-прежнему один, али как?

— Не один — с будущей женой.

— Серьезно?

— Ну да.

— Поздравляю — последний из могикан. Пошли-ка ты ее куда-нибудь — по магазинам там, в гости, — чтоб мы спокойно поговорили.

— Хорошо.

— Давай.

Влад повесил трубку, пошарил по карманам куртки, обнаружил кой-какие деньги и пошел к ларьку. Сегодня, решил он, подойдет «Гессер». «Однако, — подумал он, — я теперь безработный, так что можно смело начинать экономить — наливать в канистру у ближайшей точки разливуху, какое-нибудь там „Жигулевское“ в лучшем случае суточной давности, потому прокисшее, разбавленное водой, естественно, не родниковой, и пить его на лавочке у дома, в качестве кружки используя литровую банку из-под соленых огурцов — напоминание о прошлой широкой жизни, под сухую желтую рыбешку, выловленную из Невы уже дохлой, сильно, с придыханием затягиваясь „Беломором“ и кляня жизнь-злодейку». Нарисованная воображением картина вызвала улыбку, но очень и очень грустную. «Гессером» все же пакет набил, потащился домой.

У себя в квартире, маясь от скуки, попытался смотреть телевизор, перебрал все видеокассеты в надежде обнаружить еще не знакомый ему фильм, полистал книжку — но ничто его не занимало — назойливые мысли лезли в голову и мешали ему остановить свое внимание на чем-либо конкретном. Ближе к обеду раздался звонок Жанны, которая хотела узнать о его физическом состоянии и моральном настрое. После того как будущие супруги перебросились обычными, ничего не значащими фразами, она сказала:

— Я сегодня в половине пятого приду.

— Хорошо. Впрочем, можешь с равным успехом прийти и в полвосьмого, или же тебе придется часиков с шести походить по магазинам или просто погулять.

— Ты меня уже домой не пускаешь?

— Нет, почему же? Но меня посетит старый товарищ, у нас будет важный разговор, и провести его желательно тет-а-тет.

— А почему тет-а-тет — «товарищ» что, женского поля?

— Нет, но у нас будет эдакая деловая беседа…

— «Деловая» — значит, не для моих ушей? Что-то странное происходит, не находишь? У тебя какие-то секретики появляются… По магазинам я не пойду — у нас всё есть, на выходные, во всяком случае, хватит. Поеду сразу домой — к себе домой, к отцу — или к Марине зайду поболтать, вернусь в восемь. Все, пока.

— Ты не дуешься?

— Дуюсь.

— Тогда можешь прийти на четверть часа раньше — скажем, в девятнадцать пятнадцать.

— Он еще и издевается! Я тебя когда-нибудь задушу во время сна.

— Лучше утром, с похмелья, после сильной пьянки — тогда смерть я приму как избавление от мук. К тому же — как приятно умирать, чувствуя на своей шее такие прекрасные, ласковые, нежные пальцы…

— Не подлизывайся. Ладно, до встречи.

— Пока.

Влад походил по квартире, посмотрел на часы — тринадцать тридцать, времени — масса, чем себя занять? Взял компакт «Slade», включил систему, сделал звук погромче, прошел на кухню — решил от нечего делать приготовить обед, и вполне этим увлекся: когда он закончил чистить, резать овощи, рыбу, метаться от холодильника к плите, а от нее — к раковине, то с удовольствием рассмотрел результаты своей работы — кастрюльку тушеной капусты, сковородку с сазаном под сметаной, миску с салатом, футболку с белыми от муки пятнами и ожог от кипящего масла на указательном пальце правой руки. «Больше отходов, чем пригодной к употреблению пищи, — подумал Влад. — Видимо, отвык за время хозяйничанья за плитой Жанны».

Пообедал с пивом, оставшееся до шести вечера время провел перед телевизором. Наконец раздался звонок в дверь — пришел Михаил. Влад провел его на кухню, где обычно и принимал гостей, благо что она была для этого достаточно большой, достал бутылки, откупорил, разлил по кружкам, спросил:

— Есть хочешь?

— Не откажусь.

Влад положил на тарелку свою стряпню, отрезал ломоть хлеба, сам удовольствовался холодной горбушей, по случаю приобретенной в ближайшем продуктовом магазине в большом количестве и потому всегда имеющейся в холодильнике.

— Ну, однокашничек, — отхлебнув пиво, сказал Михаил, — давай-ка свою туманную историю подробней изложи.

Влад поведал ему о касающихся злополучного кредита событиях, произошедших за последние две с лишним недели.

— Да, неплохие денежки ребята срубили, — произнес слушатель. — А ты — раззява.

— Согласен.

— А толку с того, что ты согласен? Хозяин же ваш, кстати, может, и не совсем уверен в твоем участии в этом деле — просто ему своих средств жалко, и он надеется их вернуть, а у тебя, вероятно, такая возможность есть, и она ему известна.



— Да нет, вряд ли.

— Почему?

— Как-то это слишком… странно, что ли, нереально.

— А ты пораскинь мозгами — в твоем деле нельзя упускать ни одного предположения, в том числе и того, что совместно с этим твоим фальшивым Бойковым и его людьми действовал кто-то из сотрудников банка, который их именно на тебя и навел, что облигации поменяли, когда они находились в сейфе, и много еще чего другого, — если посидеть, подумать, могут возникнуть всякие предположения. Поразмысли — ты можешь достать где-нибудь такие деньги, например, так же, как эти ребята, украсть, хотя бы в своей системе — ты же в ней дока?

— В принципе, могу, но опять-таки в подразделениях нашего банка, в его, скажем, низших звеньях.

— Ну и отлично! Раз твой главный на тебя несправедливо наехал — у него же и возьми и ему же и отдай.

— Хе, здорово ты придумал. Во-первых, принести ему деньги — лично признать то, что я действительно взял их. Во-вторых, даже если у меня получится, то через некоторое время это станет известно, и представляешь — Друбский приносит триста штук, которые должен, а через пару дней все узнают, что похожая сумма исчезла в другом филиале или отделении! Ну и в-третьих, и это самое главное, — на настоящее воровство я никогда не пойду. — Он допил, не отрываясь, свое пиво, откупорил новую бутылку и вновь наполнил кружку.

— М-да, — произнес Михаил, — с этим, значит, все ясно. Однако попытайся придумать себе иную альтернативу. Конечно, если ты за оставшееся время наткнешься на чемодан с «гринами», в котором будет находиться похожая сумма, или выиграешь столько денег в казино — то, вполне возможно, многое в твоей жизни менять не придется. Но, как ты сам знаешь, чудес не бывает, и в твоей ситуации ждать их ни к чему — надо подходить к проблеме реалистично. В любом случае тебе надо линять, но сможешь ли ты оторваться от своих визави — уже вопрос. А если тебя поймают во время попытки сбежать, то уже гулять не пустят, отведут куда-нибудь на обшарпанную квартиру или в подвал и просто, если нет фантазии, начнут ломать ребра по одному, задавая вопросы о местонахождении денег и о именах соучастников, если уж они действительно уверены, что именно ты украл эти триста штук. А раз ты на самом деле не виноват, то сказать им ничего не сможешь и забьют тебя до смерти. Хотя, по правде говоря, трогать именно тебя, а тем более убивать им особенного резона нет, им нужны свои деньги, а не твое наказание — они же деловые люди, а не юнцы из мексиканской уличной банды. Есть гораздо более эффективные способы воздействия — например, выкрасть твою будущую жену или ее сына и объявить: везешь деньги — получаешь их обратно.

— Как-то даже в голове не укладывается. Ну а, например, милиция, РУОП. Я читал, будто у них ловко получается такие дела раскрывать, а преступников обезвреживать.

— Очень даже верно, совершенно с тобой согласен, и опыт уже накоплен, и процент успешных операций большой. Но посмотри, где они более успешны: в провинциальном городке N двое неработающих похитили дочь главы коммерческой фирмы и требовали выкуп десять тысяч, удерживая ее на личной квартире, вот их и поймали. Если же за дело возьмутся профессионалы, то ой-ой-ой — держись тогда. Так что у монетки две стороны, а у палки — два конца. Все подобное кажется нам чем-то далеким, к нам не относящимся, взятым из газетной хроники и телевизионных репортажей, из другой, криминально-мафиозной жизни, пока нас непосредственно не коснется, хотя бы краешком. Я тебе советую постараться полностью осознать весь ужас своего положения и как можно серьезнее к нему отнестись — а я на такие советы имею право, ибо за время работы довелось мне видеть жертвы и после недели, проведенной прикрученными к батарее колючей проволокой, и со следами на телах от пыток паяльником, утюгом, тлеющими сигаретами, раскаленными на огне ножами, гвоздями, просто шилом, щипцами и, наконец, избитых в кровавое месиво обыкновенным способом — кстати, это к вопросу и о фантазии, сейчас тебе идти в милицию не с чем — что ты им скажешь? Что тебе угрожают? Даже если они примут это к сведению, то твой Хозяин узнает об этом одним из первых и просто сделает большую паузу, чтобы возникло убеждение, будто твои страхи напрасны, но от тебя все равно не отстанет и вновь примется за тебя несколько позже. Если же, не дай Бог, ты пойдешь туда, когда процесс выбивания денег уже начнется, то помимо успешного — если считать успешным возвращение твоих близких со следами побоев — существует и другой вариант, думаю, тебе понятно какой. И в любом случае твой Хозяин выйдет сухим из воды — скажут, что после исчезновения полутора миллиардов поползли слухи, будто это ты их присвоил, вот некие преступники и попытались этим воспользоваться, получить выкуп, а в произошедшем обвинят каких-нибудь вымышленных кавказцев, коих никто и в глаза не видел. Правда торжествует только в американских фильмах, когда простой полицейский выводит на чистую воду какого-либо внешне благообразного сенатора или там еще кого, а на самом деле члена верхушки преступного клана. У нас если простой мент куда сунется, то его в лучшем случае в зад пнут, чтоб не лез, в худшем — два выстрела в грудь, контрольный — в затылок, и поминай, как звали. Да и, честно сказать, не особенно и суются. Если большой человек падает, то только потому, что его другой большой толкнул, мелких туда же просто не пускают, а если вдруг и запищит там кто-то, вернее, даже «что-то» внизу, то наступят — и все. Закона у нас нет, как таковой демократии нет, прав всегда сильный. Я-то в работу свою целиком погружался, полностью отдавался, но жить всем хочется хорошо, зарплата же маленькая, значит, надо брать взятки — если, конечно, есть такая возможность, а есть она далеко не у всех. Мне же все это осточертело, и я ушел, теперь же получаю нормальные деньги за то, что работаю, но работа тоже «интересная» — опыт плюс связи и знакомства. Иногда одним звонком за неделю решаешь вопрос, на который обычным бюрократическим путем ушло бы полгода. Правильно ли это? Не знаю, по-моему, везде так, а уж в нашей стране — в гораздо большей степени, у нас, как известно, любое явление гипертрофируется до уродливых размеров. Ладно, что-то я заболтался, достань-ка еще пивка, — и Михаил принялся за уже успевшую остыть еду.

Влад вынул из холодильника четыре бутылки, откупорил все сразу, разлил пиво по кружкам.

— Ну и какой из всего этого вывод? — спросил он.

— Только один: аккуратно подумать, как тебе незаметно исчезнуть, и исполнить задуманное, причем сделать это как можно быстрее. Мне тебя хоронить не хочется — полжизни еще не прожили, рано пока погибать.

— Да, — протянул Влад. Помолчав с секунду, сказал: — Иногда думаю, даже странно как-то — вокруг такие деньги гуляют, миллионы, миллиарды долларов — а тут сраные триста тысяч — стоимость большой хорошей квартиры с ремонтом. Дерьмо какое-то.

— Это, мой любезный, у «них» гуляют. Ты триста тысяч «сраными» назвал, а в моей практике был такой случай: в пригороде женщина имела мужа, которого не любила, но у него по тамошним меркам было все круто — машина, дача, квартира, и любовника, от которого была без ума, но который обладал только одними штанами, да и то потрепанными. Свою проблему она решила просто: наняла студента и, зная, что супруг любит порыбачить в одиночестве, сообщила будущему специалисту с высшим образованием место и время предполагаемой рыбалки. Ну, студентик мужа сначала задушил, потом порубал топориком на шесть частей, зашил их в мешочки и с того же откосика, где рыбачье место было оборудовано, в реку их и покидал. И стоило это сделать всего-то четыре тысячи. Четыре! А ты говоришь: триста. Да иногда на улице в минуту плохого настроения кого-нибудь пошлешь подальше, а он вынет дуло и сразу тебе — в лоб. Так что, — Михаил подлил себе пива, — жизнь — штука странная, надо быть ой каким в ней осторожным: один неверный шаг — и твоя нога уже в дерьме, когда по щиколотку, а когда и по бедро. А четыре, триста, миллион — уже не суть. За что — не за сколько, а именно за что — погиб Листьев, за что мочат банкиров пачками или бандиты друг друга? Я ответа не знаю, и никто не знает.

Михаил отодвинул тарелку с недоеденным ужином — было видно, как он захмелел, — встал со стула, спросил:

— Где тут у тебя то самое место?

Влад улыбнулся:

— Уж не во дворце живу, думаю, найдешь. Из кухни направо вторая дверь.

Через некоторое время гость вернулся, произнес:

— А все-таки интересные мысли в подобных местах приходят. Я вот подумал: а ведь существует лотерея, «Лотто-Миллион» там, «Русское лото», или вот еще есть такие штучки — «потри монеткой, увидишь приз».

— Клад забыл.

— Да, точно, еще клад. М-да… И после того как обнаружилось, что эти типы растворились в воздухе с кредитом, который ты им дал, никто из вашего руководства в милицию не обращался?

— Ты что, у нас обращаются только в суд, когда нужно отсудить у более слабого конкурента миллион-другой баксов. А так — своя служба безопасности есть, не в малой степени специально для подобных случаев ее и держат.

— Ах, ну да, своя служба. И никто из нее не брал у тебя, у операционисток, у прочих показания, как выглядели «клиенты», как себя вели, не собирали все относящиеся к делу документы?

— Нет, никаких шагов в этом направлении.

— Странно. Очень странно. То ли они глупы, то ли ты на самом деле забрал эти деньги — иначе с чего они так в твоей вине уверены? — либо тебя кто-то очень грамотно и крупно подставил.

— Ума не приложу, кому это нужно, почему таким жестоким способом и, главное, зачем?

— А ты приложи. Решение любой загадки надо начинать с вопроса: кому это выгодно? Ну, понятно, во-первых, тому, кто остался с деньгами. А еще кто с этого что-нибудь мог поиметь, пусть и не материально?

— Даже не знаю. Пожалуй, что никто. Ну, может, Косовский — ныне не я, а он претендент на пост начальника отдела. Но куда ему до таких дел… Еще управляющий — теперь ему не надо переходить в другой, не очень успевающий, филиал.

— То есть?

— Ну, управляющий, Юрий Анатольевич — я же тебе говорил о нем, — который фактически дал добро на то, чтобы я деньги предоставил, а потом вроде он и ни при чем оказался.

— Ну-ну, а что за переход?

— Если бы все шло нормально, то через месяц я бы занимал место своего начальника, он, соответственно, получал место Анатольевича, а того, в свою очередь, послали б «поднимать» одно из отстающих подразделений банка, и такое назначение в случае, если б ему во вверенной работе ничего не удалось изменить, было бы чревато если и не для его дохода, то для карьеры — точно.

— Ага. Понял. То есть получается, что в связи с твоим уходом для него ничего не меняется и он по-прежнему сидит в своем кресле?

— Ну да.

— Интересно. Приходит заемщик, просит денег под обеспечение кредита ОВВЗ, — у вас как, кстати, без обеспечения кредиты принято давать?

— Только с личного разрешения Хозяина — если большие, если же мелкие — то с разрешения управляющего, и то только постоянным, уже испытанным клиентам.

— Ну ладно. Итак, приходит посетитель с облигациями, ты идешь к управляющему за советом, тот сразу и открещивается от ответственности принимать решение, и как бы одновременно подталкивает тебя к тому, чтобы это решение принял ты, причем вроде как единолично.

— Будто так.

— Интересно, интересно. Дай подумать… Слушай, я, конечно, могу ошибаться, но что, если предположить, будто этот твой Анатольевич все это и подстроил? Приходят люди, каким-то образом с ним связанные, — сразу после того, как действительный начальник отдела уходит в отпуск, — просят бабки, управляющий твоими устами говорит им «да», подписывает кредитный договор, после чего, во-первых, делит с ними полтора миллиарда, во-вторых, остается на насиженном хлебном месте. С другой стороны… Влад! А ну-ка еще раз расскажи, как вы там вместе рассматривали эти облигации.

— Сейчас вспомню… Так, этот мнимый Бойков сам отнес их в отдел ценных бумаг, вернулся ко мне, мы с ним начали оформлять всякие документы, потом из того отдела пришел сотрудник, сказал, что все нормально, положил пакет с ОВВЗ на стол — там они и лежали, пока мы считали-подсчитывали их стоимость, проценты по кредиту и прочее. Так… Ну да, я взял пакет со стола, положил его в сейф, потом пожал клиенту руку, и он ушел. Все. Слушай, Миш, да этот пакет все время был в поле моего зрения, я даже не знаю, когда этот черт успел его подменить!

— А ты уверен, что он его менял?

— Что?

— То! Вот смотри, какая мысль ко мне пришла: ну какой дурак потащится с фальшивыми ценными бумагами в банк оставлять их под залог живых денег?! Нужно быть полным идиотом! Ну представь, допустим, он их удачно подменил, но вдруг за то время, пока он ездил готовить платежку, ты еще раз решил взглянуть на них или еще раз — ну, на всякий случай — перепроверить, выясняешь, что они фальшивые, мужик приезжает, а ты его — иди сюда! — ручки за спину и сдаешь ментам: принимайте мошенника. Ну кто будет так рисковать?! Не подменивал их он, их потом поменяли!

Эта вдруг во всей полноте открывшаяся Владу истина придавила, сжала его. Вот, оказывается, где собака зарыта, свои, милые-родные, его подставили, друзья-приятели, с кем здоровался каждый день, а иногда и водку пил! Воистину неисповедимы пути Господни. Но кто, кто? Влад поднял на собеседника отрешенный взгляд — тот был весьма доволен своим открытием, его лицо выражало искренний энтузиазм, чувствовалось, что заработали его профессиональные качества — он напал на след и хочет найти жертву. Влад не почувствовал никакого облегчения от этого открытия, наоборот, ему даже стало еще хуже: вот как, оказывается, бывает. Но кто же его так подставил? Он спросил вслух:

— Но какая ж сука это сделала?

— Давай подумаем вместе. Ты кладешь пакет в сейф, пока облигации нормальные. В банке они находятся две недели. Где они были все это время — в разных местах или в одном?

— Мы такие вещи храним в кассе. Пакет у меня пролежал где-то с полдня, а потом я его туда и отнес.

— Ну вот! — Михаил даже вскочил с места, сам достал из холодильника следующую бутылку, откупорил, быстро наполнил кружку и сел обратно на место. — Там их кто-то и заменил.

Влад покачал головой:

— Исключено. Наличные там — да, навалены в здоровых сейфах почем зря, хотя кассиры в этих кучах и находят какой-то одним им известный порядок, то же, чем обеспечиваются кредиты — будь то ценные бумага, всякие золото-бриллианты или что иное, — хранится в специальных выдвижных ящичках. Я тот пакет принес, его приняли, в такой ящичек положили, особой печаточкой запечатали, мне квитанцию выписали — все. Я квитанцию принес, ящичек открыли, точное время и наименование процедуры в компьютер внесли, облигации мне отдали, квитанцию подшили — с этим строго, так что вряд ли.

— Ну а все-таки, допустим, тот же кассир своей печатью ящик и распечатал да пакет и поменял.

— Нет, Михаил, это нереально. Он там не один, полно охраны, другие его коллеги, — нет, абсолютно невозможно.

— Ну, невозможного, — пена в кружке уже осела, и гость отпил пиво, — в нашей жизни ничего нет. Но придется признать, что их поменяли в другом месте. Ты говоришь, что положил эти ОВВЗ в свой сейф, а в кассу отнес только спустя полдня. А ключ от него у тебя одного?

— Да там и ключа никакого нет, сейф кодовый — набрал определенный порядок цифр, покрутил колесико туда-сюда необходимое количество раз — Сезам и отворился.

— Ну, надо полагать, код не один ты знаешь?

— Нет — еще начальник отдела, Косовский и, естественно, управляющий — у нас такие сейфы в каждом отделе стоят, и код каждого у него в особой книжечке записан.

— Ну вот! Вот! — Михаил опять вскочил и заходил по кухне широкими шагами. — Вот тебе и отгадка, вот и решение проблемы! Начальник — в отпуске, твой Косовский, как ты уверен, на подобное неспособен, остается этот Анатольевич. Все на нем сходится! Я так думаю — все ушли на обед, в том числе и сотрудники вашего отдела, он заходит в твой кабинет, открывает сейфик, меняет облигации, закрывает его и спокойно уходит. — Гость громко рассмеялся: — Все, Влад, не дрейфь, вычислили мы недруга, все, решена твоя проблема! Думаю, тебе надо в понедельник с утра прямо к своему Хозяину отправиться и все ему обстоятельно рассказать — я так понял, мужик он не глупый, должен тебя понять. А этого управляющего, Анатольевича, мать его, — по заднице! Так, не грех и еще пивка выпить! Влад? Что с тобой? Все нормально, улыбнись!

Влад действительно улыбнулся, но улыбкой кривой, будто насмешливой:

— Нет, Миш, нет, нечему тут особенно радоваться.

— Кто? — гость даже опешил. — Почему?

— Потому что, — Влад откинулся на спинку стула, — облигации с таким же успехом мог поменять и я.

— Но ты же их не менял!

— Да я это и до твоего дедуктивного расследования знал. Но попробуй объяснить это Хозяину. Кому он скорее поверит — мне, рекомендованному наемному работнику, или Анатольевичу, которого сам в банк и привел, да к тому же еще и являющемуся приятелем Ивана Борисовича? Нет, управляющий — настоящий лис, он просчитал и то, что я могу о его роли в этом деле догадаться, и то, что мне все равно поверят в гораздо меньшей степени, чем ему. Если я начну излагать руководству этот вариант с заменой пакета уже после перевода денег, они еще и скажут: «Ах вот как оно было, господин Друбский, вы, оказывается, сами облигации подменили!»



— Влад, да ты что! Да мы этого твоего Анатольевича возьмем, прижмем к стене, дадим пару раз в морду, так он нам сам все на бумаге напишет и подпись поставит!

Влад опять усмехнулся, молча отпил пива и только опустив руку с кружкой сказал:

— То есть ты предлагаешь действовать тем же методом, который десять минут назад так осуждал?

— Да при чем здесь осуждение?!

— Действительно, ни при чем. Но ты представь: попугал я Анатольевича, он свое признание, даже письменное, дал, но потом не только к Хозяину, а еще и в милицию сходит: мне угрожали, меня били-истязали, признания добивались, вот он, этот негодяй, — меня и посадят. Нет, Михаил, все карты на его стороне, он действительно все варианты просчитал, в том числе и этот. Вот придем к тебе я и еще какой-нибудь крендель с улицы и начнем один и тот же случай, будто виденный нами, описывать по-разному — ты кому скорее поверишь — мне или ему?

— Тебе, но не только потому, что ты мой друг, но и потому, что знаю тебя как честного и порядочного человека.

— Правильно. А у Хозяина тоже ни единожды не было повода усомниться в положительных качествах своего управляющего. Так что скажет он мне: «Ах ты, такой-сякой, мало того, что ты деньги у меня увел, ты еще и на моих личных знакомых, полностью мне преданных, клевещешь!»

Михаил задумчиво водил донышком уже пустой кружки по поверхности стола, потом произнес:

— Это же как называется: нет пророка в своем отечестве?

— Очевидно, по-другому: нет в жизни счастья. Я как спортсмен, пробежавший марафонскую дистанцию и разорвавший финишную ленточку первым, — весь путь я мечтал о медалях и цветах, а вместо этого за финишем оказалась большая выгребная яма, в дно которой головой я и встрял.

— Нет, Влад, давай еще подумаем — неужели ничего нельзя сделать?

— В обсужденные нами варианты не попал лишь один — намылить веревку и повеситься. Но я этого делать не буду — хотя бы ради людей, которых я люблю. Пусть они долго не увидят меня, быть может вообще никогда, но зато они будут знать, что я живой и здоровый. Боже, но до чего же жизнь — говно! Понимаешь, Миш, все, чем я жил до сегодняшнего дня, — коту под хвост и еще глубже. Раньше, оценивая свои ощущения, я мог сказать: вот я валяюсь, нежусь среди цветов и густой травы на широком лугу, обнимая красавицу с упругой грудью и плоским животом, над собой я вижу голубое небо и яркое солнце в нем, невдалеке поет соловей, сейчас же — все, я лежу в грязной канаве с тяжелого похмелья, небо заволокли грязно-свинцовые тучи, идет нудный мелкий дождь, у меня вывихнута нога, и я не могу подняться. Раньше я мчался на «мерседесе» по широкому проспекту, ныне же передвигаюсь в инвалидной коляске по узкой улочке. Короче, чувствую я, что всему тому, что было до сегодняшнего дня, — конец, а завтра меня ждет одна пустота.

Михаил долго молчал, потом посмотрел на Влада, спросил:

— У тебя есть куда уехать?

— Мир большой, что-нибудь придумаю. Пока ничего конкретного нет.

— Ладно, Влад, — расстроенным тоном сказал гость. Было заметно, что уж в чем-чем, но в жизни старого школьного товарища видеть подтверждение своим словам о невозможности маленького человека на что-то влиять, даже на собственную судьбу, он не хотел. — Я пойду домой — хоть жену и предупредил, что задержусь, да расстраивать слишком долгим отсутствием не хочу — она у меня на сносях — уж на седьмом месяце, ей волноваться нельзя. Знаешь, что?

— Что? — переспросил хозяин.

— Будет мужик, я его Владиславом назову — в твою честь.

— Ну, — улыбнулся Влад, — спасибо, это действительно большая честь. Но не торопись, может, еще передумаешь.

— Зачем передумывать? Красивое имя. Но ты погоди еще чуть-чуть, я тут за выходные покумекаю, может, что новое в голову придет, заодно, не называя имен, с коллегами посоветуюсь — глядишь, что и подскажут.

— Ну, — хозяин поднялся, — спасибо, что откликнулся на зов о помощи и пришел поговорить.

— Да что там, — Михаил тоже встал с места, — не стоит, всегда к твоим услугам.

Вдвоем они направились к двери, Михаил быстро обулся, выпрямился, снял с вешалки куртку и, протянув руку, сказал:

— Время, во всяком случае, есть, так что еще будем думать. Надежды, что удастся как-нибудь выкрутиться, не теряй.

Влад стиснул его ладонь, произнес:

— А может, ты еще на моей свадьбе водки напьешься — кто знает?

— Очень хотелось бы верить. Ладно, я пошел.

— Пока.

Хозяин вернулся к столу, окинул его взглядом, потянулся было к пиву, но резко отдернул руку, недоверчиво покачал головой, открыл холодильник, достал бутылку водки, порылся в шкафчике, вынул самую большую, стограммовую, стопку, наполнил ее, выпил, поднес кусочек горбуши к носу, подержал перед ним с секунду и отправил в рот.

Зазвонил телефон. Влад взял трубку, выкрикнул:

— Прачечная!

— Сказала бы я тебе, — услышал он голос Жанны. — Ты еще занят со своим «товарищем»?

— Нет, моя милая, он уже ушел.

— Жди тогда меня с минуты на минуту.

— Ты откуда звонишь?

— От Ильиных. Ну все, до встречи.

— Давай.

Влад вдруг подумал, что у него в голове витала еще какая-то невыраженная мысль, попытался вспомнить, хлопнул себя по лбу — ну как же! — открутил пробку у «Пятизвездной», налил следующую рюмку, опять-таки залпом выпил и закусил салатом прямо из миски.

Телефон снова заверещал.

— Прачечная! — так же выкрикнул Влад.

На том конце послышалось покашливание, и только потом он услышал голос начальника службы безопасности его банка:

— Шутишь? Наверное, есть чему радоваться, раз настроение хорошее?

Влад сразу остыл и произнес:

— Да особенно нечему.

— Ну-ну, тут я с тобой соглашусь. У тебя загранпаспорт есть?

— Ну, если во время работы в банке в отпуск за границу ездил, значит, есть, — думаю, уж кто-кто, но вы должны знать.

— А я для протокола спрашиваю. Ты его еще на оформление выездной визы куда-нибудь не отдал?

— Что? Я не понял.

— Это теперь я шучу. Ну, раз никуда не отдал, занеси его в банк в понедельник или передай мне через кого. Особенно не переживай — это моя личная инициатива — так, скажем, на всякий случай. Ну, пока, звони, если что, — и он отключился от связи.

«Нет, молодцы, — подумал Влад, — теперь и паспорт отбирают. „На всякий случай“. Козлы! А „Звони, если что“ — чем не издевка? Скоро еще членов семьи Жанны в заложники начнут брать. Ой, ужас, ох, твою мать. Нет, нужно срочно линять. А с чем? Наличных не так уж и ахти сколько — надо бы квартиру сначала продать, да и все, что в ней есть, не мешало бы спихнуть. Паспорт, впрочем, ерунда, дал четыреста — пятьсот долларов, за трое суток сделают. Но три дня — это тоже три дня… А что еще скажет Жанна, ее отец? Замкнутый круг. Жуть».

Через некоторое время раздался дверной звонок, он открыл, вошла Жанна, цветущая, улыбающаяся, и с порога принялась скороговоркой щебетать, пересказывать услышанное в гостях об отдыхе на Карибах.

— Есть хочешь? — перебил ее вопросом Влад.

— Ой, нет, спасибо, меня Марина закормила, еле от ее яств отбилась.

— А я проголодался, пойду подогрею себе.

— Я попью с тобой чаю, — только переоденусь.

Он пошел на кухню, поставил чистую сковороду на огонь, вылил на нее чуть-чуть масла, положил большой кусок рыбы и капусту, налил в чайник воды, также поставил его на плиту. Вошла Жанна, села за стол и опять защебетала:

— И представляешь, они так креветками объедались, и приготовленными всякими разными способами — такими, как рассказывал Буба в фильме «Форест Гамп», — что и смотреть на них уже не могли. А Марина все время на водном мотоцикле переворачивалась — свалится с него, а обратно влезть не может — смех! Сгорела в первый же день, но там у них кремов всяких — куча, намазалась, и все в порядке — опять под солнце. А Настенька — ну та вообще негритенок, такая смугленькая, разве что волосы выгорели, выдают местное происхождение. А мы с тобой в медовый месяц на какое море поедем, ты еще не решил?

Влад, перекладывая в тарелку подогретую пищу, мрачно произнес:

— На Баренцево.

— Да ну тебя!

Влад уже успел спрятать в холодильник водку, однако взял чистую кружку, открыл бутылку, налил пива и принялся за ужин.

— Ну как, поговорил с приятелем?

— Угу, — жуя, буркнул он.

— Долго вы сидели?

— Он буквально перед твоим звонком ушел.

— А что за товарищ?

— Одноклассник.

— Да? Он из Колпино приезжал?

— Нет, он здесь живет. Жанна! — Влад вдруг положил вилку и нож на тарелку, внимательно посмотрел в ее глаза: — Ты бы пошла за мною на край света?

— Ну конечно! — широко улыбнулась она. — Как же иначе?

— Нет, ты, видимо, не поняла вопрос. Он ставится не в переносном, а в прямом смысле. Еще раз: ты пойдешь за мной на край света?

— Ну-у, — протянула несколько озадаченная Жанна, — наверное, пойду, если будет надо.

— Нет, — покачал головой Влад, — «наверное» не годится. В последний раз ответь на этот вопрос.

— А что, — она явно выглядела растерянной, — ты собрался на край света?

— Ты не ответила.

— Да, пойду, — твердо сказала.

— Даже если придется все бросить?

— А что нужно бросать? — вдруг напряглась она, видимо, никак не могла взять в толк, с чего это вдруг ее жених заговорил о таких вещах.

Закипел чайник, из носика вырывалась плотная тугая струя пара, но ни она, ни он не обращали на него никакого внимания.

— Бросать? — переспросил Влад. — Дом, друзей, работу, страну и то, что для тебя важнее всего, — семью.

Жанна смотрела на него с недоверием и в то же время с испугом.

— Я не пойму, это что, какой-то дурацкий тест, или… или… Я ничего не понимаю. Что-то случилось?

Влад ковырнул вилкой рыбу, отпил пиво и только после этого ответил:

— Случилось.

Часть первая

I

День был хмур, сер и, как обычно, скучен. Весна явно запаздывала — по небу гуляли свинцово-тяжелые тучи, и редкий луч солнца пробивался сквозь них лишь на минуту, да и то только затем, чтобы осветить грязь и мусор вокруг. Уже минут пять Влад стоял перед остановкой, вытянув в сторону правую руку, но тщетно — автомобили проносились мимо, поднимая в воздух мельчайшие пылинки той мерзкой смеси льда, снега и песка, которая покрывает петербургские дороги от конца октября до начала апреля. Обыкновенный день, ничем особенным от остальных не отличавшийся, разве что он был последним в череде будних, потому маячившие с понедельника возможные радости уик-энда приобретали все более четкие очертания. Мало того, в эту пятницу он был приглашен на день рождения Марины, жены начальника кредитного отдела Саши Ильина, большого человека в их филиале и его, Влада, непосредственного руководителя, поддерживающего с ним также и дружеские отношения.

Вдруг скрипнул тормозами старенький «москвичок», водитель сам открыл дверцу и, не спрашивая «куда?» и «сколько дашь?», крикнул: «Садись!» Влад сел, назвал улицу, мысли побежали дальше. Когда с подобным событием поздравляли самого Александра, то делали это прямо на работе — устраивали нечто вроде шведского стола, созывали народ, всех сотрудников до единого, пили-ели-веселились.

Кто, выказав должное почтение, после двух-трех рюмок укатывал по своим делам, кто, напротив, оставался чуть ли не до ночи, потом, пьяные, усталые от разговоров, отправлялись по домам — вот и весь праздник. День рождения супруги, однако, был для Саши пуще Рождества — сам созывал гостей, помогал Марине готовить всяческие блюда, бегал по квартире мокрый, взъерошенный, но гладко выбритый и в галстуке, в непременном фартуке в цветочек — точно положительный герой из американского сериала. Влад знал, что и нынешнее торжество вряд ли будет отличаться от предыдущих — так же придет человек двенадцать-пятнадцать (половина из них добросовестно напьется), Александр с его отрицательным отношением к никотину разрешит курить только на тесной кухне, куда поочередно будет выходить сплетничать то женская, то мужская часть общества, в разгар праздника Марина, как обычно, позовет к гостям дочку и заставит ее петь или читать стихи. Четыре года назад, когда он впервые побывал у них в семье, зрелище это казалось умилительным и интересным, но тогда девочке было чуть больше трех лет, и при виде Настеньки, стоящей на табуретке, принесенной из кухни, и звонким голосочком читающей четверостишие из букваря, каждый готов был расплакаться. Сейчас она уж во втором классе, высокая — верно, в школе «дылдою» зовут или «шпалою», табуретка уже не надобна, — а все равно ведь выведут, поставят перед столом и заставят что-нибудь продекламировать. Потом все, причем одновременно, вскочат, и кто по домам начнет разъезжаться, кто — дальше выпивать-закусывать. Влад относился к последним, ибо, несмотря на подходящий возраст, своей половины не имел, ввиду чего в действиях был волен, а выпив, становился весел и подвижен, потому и тянуло если не на подвиги, так на приключения. Маршрут подвергнувшихся влиянию алкоголя участников компании был однообразен — отправлялись они или во Дворец молодежи, играть в бильярд, или же в «Минотавр», на площадь Мужества, танцевать. Со следующего утра — головная боль, пиво, сон, в воскресенье — баня, приводящая общее самочувствие в должный порядок, в понедельник — на работу. Скучно? Кому — да, кому — нет. Для Влада слова «лучше водку пить, чем воевать» были естественной житейской мудростью. Скука лучше катаклизмов, а неспешное шествие жизни — резких рывков, после которых нужно непременно останавливаться, чтобы отдышаться. К тому же события, нарушающие монотонность будней, ценились особенно. Например, Косовский — его коллега, сотрудник того же отдела — обещал, что сегодня в качестве гостьи должна появиться давняя подруга хозяйки, с которой Косовский с детства знаком — весьма интересная дама, симпатичная и привлекательная, раньше не являвшаяся на день рождения к Марине, потому что не любит публичные сборища, да и вообще ввиду неудачного замужества зла на мужчин и на людей и мир в целом. Косовский с неведомо откуда взявшимся энтузиазмом в течение всей недели активно рекомендовал ее Владу, выводил его «подымить», хотя и знал, что тот не курит, подмигивал заговорщицки и не упускал случая о ней упомянуть. С чего это вдруг коллега начал сводничать, Влад не понимал, однако заинтересовался — всегда интересно пообщаться с новой женщиной, тем более приятной, умной и свободной, как рекомендовал ее Косовский. Правда, несколько смущало предполагаемое присутствие на торжестве Ларисы — его подруги в течение последних двух лет, пусть и не постоянной, пусть и встречи их были периодическими, а отношения часто прерывались, но женщиной она являлась эксцентричной и непредсказуемой, посему, тем паче выпив, была способна на любой поступок, и Влад совершенно не исключал той возможности, что она вновь предпримет попытку к сближению. Они оба видели, что не подходят друг другу, часто ругались, расставались, она заводила себе новых любовников, появлялась с ними на людях, но ей ничего не стоило позвонить, сказать: «Я сейчас приеду» и бросить трубку, зная, что он будет против на словах, но вряд ли сможет прогнать, когда она уже появится в дверях. Потом они любили друг друга, жадно, ненасытно, но утром или он накричит на нее за следы крема для обуви на полу, или же она на Влада за то, что, шубку с крючка снимая, вешалку оторвал. Опять разрыв, опять расставание, будто навеки, но через некоторое время почему-то вновь, почти всегда случайно, пересекались. В конце концов подобная трепка нервов надоела, перестал видеть ее совсем. С момента последнего свидания прошло уже два месяца. Однако нынче им встретиться придется — как-никак Лариса была Сашиной родственницей, он их и познакомил, с Мариной она накоротке, так что сегодняшним вечером появление ее было неизбежно.

«Человек — раб привычек, — подумал Влад. — Но если сегодня она напьется и начнет приставать — пошлю к черту».

Но вот и приехали. Влад дал водителю две купюры — десятку и пятерку, тот, как принято у представителей этого рода занятий, заплакал о дороговизне бензина, о семье на его содержании, пришлось добавить еще пять тысяч. Он почти не опоздал: на больших часах, висевших непосредственно напротив входа в банк — видимо, для лишнего напоминания сотрудникам о времени, — стрелки указывали на три минуты одиннадцатого. Влад кивнул охранникам, быстро прошел по длинному коридору, зашел в свой отдел, сбросил пальто, повесил его на плечики, сунул в шкаф, уселся за свой стол, открыл его и начал поочередно вынимать из выдвижных ящиков визитницу, еженедельник, текущую документацию и прочие бумаги, сразу просматривая их и раскладывая на поверхности стола. Вошел Косовский:

— A-а, здравствуйте, здравствуйте, Владислав Дмитриевич! Опоздали-с?

Влад поднял руку и посмотрел на часы: десять часов девять минут. За опоздания никто особенно замечаний не делал, а уж этот коллега на то права явно не имел, ибо должность занимал идентичную, но его шутки-прибаутки были настолько колкими, если не сказать — злыми, что послать его язык не поворачивался и спорить с ним о чем-либо не хотелось. Скользкий, хитрый, лезет ко всем в друзья, а сам, поговаривают, бегает к начальству с докладами. Посему никто с ним ругаться не решался, а у Влада же и причин на то особенных не было.

— Да, — ответил он, — тачку не мог долго поймать. Впрочем, тебе-то что за дело?

— Нет, ничего, — обнажил тот зубы в улыбке, — считай, что разговор пытался завязать. Ты идешь сегодня к Ильиным?

— А как же — ты ведь знаешь.

— Знаю, знаю. Что дарить будешь?

Влад пожал плечами и сказал:

— Теряюсь. В обед заскочу в какой-нибудь магазин, куплю что-либо — очевидно, духи.

— Да ты ей все время парфюмерию преподносишь, — всплеснул руками его собеседник, — так, глядишь, через десять лет у нее составится вполне приличная коллекция. Да и мужа у нее нет, что ли? Съезди на Невский, купи ей косынку в любом бутике — сейчас модно, будет довольна.

— Хорошо, — ответил Влад, — спасибо за совет.

Вошел Саша Ильин — стройный, подтянутый, одет с иголочки, в плечах косая сажень, видно — спортсмен, чего никогда не скрывал, не пил, не курил, вроде как четырежды в неделю посещал спортзал и бассейн, хоть все знали, что на самом деле доходил до них только два раза, остальные проводя у любовницы. Все, естественно, знали, кроме жены. В работе был исполнительным до рьяности и, благодаря богатому опыту, считался крупным специалистом, занимал место начальника одного из самых важных отделов их филиала и, как шутил Косовский, акционеров устраивал целиком и полностью. «Акционеров» — то бишь хозяина банка.

— Ну, что у нас сегодня? — обменявшись рукопожатием с коллегами, спросил он. — Никто еще не обратился с предложением взять у нас кредит под залог фальшивых бриллиантов? — (Это была любимая шутка Ильина, с неизменным успехом им ежедневно повторяемая и неизбежно, несмотря на ее кажущуюся избитость, вызывающая смех у Наташи, юной, но весьма томной девицы, которая в их отделе занималась выполнением различных мелких поручений, отвечала на звонки — то есть являлась, по сути, секретарем-референтом. Весь ее вид красноречиво говорил, что она в Александра Николаевича страстно влюблена, но, зная ее характер, Влад понимал, что сие она демонстрирует специально, вероятно надеясь на Сашину протекцию для получения в будущем более высокооплачиваемой должности. Ильин это тоже замечал, но, смеясь, всегда повторял, что первым делом самолеты, а девушки — потом. Эта шутка была у него второй и последней.) Вместо ответа они привычно рассмеялись.

Время до вечера, включая обед, пролетело быстро. Влад свою трапезу променял на путешествие в центр, в магазин «Бабочка» на Фурманова, где долго выбирал косынку и остановился, как ему показалось, на вполне приличной. Девочка же, стоявшая за прилавком, так ее изящно и красиво упаковала — обернула красной бумагой, обвязала крест-накрест прелестной золотой ленточкой, — что подарок получился весьма и весьма занимательным. Саше показывать не стал — несмотря на давно установившиеся между ними дружеские доверительные отношения, боялся, что окружающие сочтут, будто он подлизывается, — Косовским быть не хотелось. Когда стрелки часов приближались к трем пополудни, Ильин вдруг вскочил, быстро оделся, сказал:

— Так, ребята, у меня сегодня короткий день — а вас жду в восемнадцать тридцать. Наташа, пока!

— До свидания, Александр Николаевич! — повернувшись к нему, ответила Натали, в один миг вдруг вся вспыхнув, расцветая, — казалось, сейчас она вскочит, бросится к нему на шею. Однако, как только дверь за Сашей захлопнулась, она так же быстро потухла и со скучающим видом стала раскладывать на компьютере пасьянс.

В конце рабочего дня, когда за окном уже смеркалось, в комнату вихрем ворвались операционистки Аня и Света, две жизнерадостные неразлучные подруги, одинаково неопределенного возраста, одинаково склонные к полноте, одинаково подвижные, одинаково неунывающие, — казалось, они разговаривают и даже думают одинаково. Они тоже были приглашены на празднество, посему принарядились, в руках у Светы был огромный букет роз. Перебивая друг друга, они скороговоркой с ходу заверещали:

— Мальчики, а, мальчики, ну что же вы не собираетесь! Опоздаем ведь! Серж, давай быстро, заводи «аутомобиль» свой, и вперед!

Косовский, который еще утром пообещал, что они поедут вместе, засуетился, оделся, все спустились вниз, кое-как разместились в его «семерке», Влад впереди, дамы — сзади, поехали. Семья Ильиных жила не так далеко, на Мориса Тореза, рядом с гостиницей «Спутник», так что Влад не боялся опоздать. Вскоре они уже поднимались на лифте. Дверь в квартиру была, конечно, открыта, но все равно позвонили, дабы возвестить о своем приходе.

Навстречу им выбежала Марина, виновница торжества, раздались крики радости, начались лобызания, будто они лет десять не виделись. Гости были уже в сборе, Влад, войдя, мгновенно обратил внимание на Ларисину шубу на вешалке, усмехнулся. Но как только он вошел в комнату, понял, что опасения напрасны — бывшая подруга пришла сюда с очередным женихом, который обладал, чувствовалось, развитой мускулатурой и целеустремленным взглядом. Было ясно: такой — не отпустит. Ну и к лучшему.

Влад поочередно поздоровался с гостями. Знаком он был со всеми, исключая кавалера Ларисы, еще одного парня, устроившегося в углу, и ту самую женщину, о которой ему ранее поведал Косовский. Он же ей Влада и представил. «Ой, недурна, ох, весьма недурна!» — подумал тот и вдруг почему-то смутился. Даму звали Жанной, она предложила ему сесть рядом, а на Сергея даже не взглянула. Тот мгновенно ретировался и пристроился между Аней и Светой, которые уже весело над чем-то хохотали.

Теперь все были в сборе, музыку заглушили, встал Саша, поднял рюмку, начал говорить тост — о том, как он счастлив быть мужем столь прекрасной женщины, любящей супруги, внимательной и нежной матери, заботливой хозяйки и пр., и пр., и пр. Говорил долго, светящаяся счастьем Марина, казалось, вот-вот прослезится, наконец закончил, все чокнулись, выпили (сам хозяин только пригубил), бросились закусывать. Несмотря на пост, блюда были преимущественно мясные — говяжий студень с хреном, говядина копченая, так называемый салат «оливье», опять-таки с говядиной, но присутствовала и рыба — семга, белуга и столь любимая Владом селедка — маслицем полита, лучком посыпана, а к ней вареный картофель с укропчиком. За долгое время своей одинокой, холостяцкой жизни Влад приспособился довольно сносно готовить, но соревноваться с Сашиной женой ни за что бы не стал. Все у нее выходило так замечательно, что сомневаться в словах Ильина о том, что она и женщина прекрасная, и хозяйка отличная, не приходилось. «Почему же он от нее к другой бегает?» — мелькнул в голове вопрос.

К такой закуске одной рюмки было мало, и Влад, не дожидаясь следующего тоста, налил себе еще водки, одним глотком выпил и продолжил заниматься сельдью.

— Ого, — вдруг, повернувшись к нему, заметила Жанна, — ловко это у вас получается.

— А вам разве не говорили, что я по этой части мастер? — сказал он, опять смутившись.

— Мне о вас ничего не говорили, кроме того, что вы работаете у Александра в отделе и что будете здесь помимо прочих. А кто, по-вашему, мог мне нечто, рассказать о вас?

— Да вот, например, Косовский — будто бы ваш друг детства.

Губы ее вдруг сжались, в это мгновение Влад рассмотрел ее лицо внимательно — черты, может, не совсем правильные, но чрезвычайно милые. Способствовал этому впечатлению то ли умело наложенный макияж, то ли общее обаяние, от нее исходившее. Глаза, однако, огромные, черные, бездонные. «Да, почти красавица», — заметил он про себя. Может, действительно за ней приударить? Ну хотя бы сегодня?

— Это он вам сообщил? — спросила Жанна.

— Да. Разве что-то не так?

— Да, не так. Мы с ним знакомы с детства, но другом он мне никогда не был.

— Ну-ну, не сердитесь — откуда мне знать? А с Ильиными вы давно общаетесь? — постарался он переменить тему.

— Марину, кажется, уж знаю всю жизнь, а Сашу — с момента их знакомства, на свадьбе их гуляла, за Настенькой помогала ухаживать, еще раньше видела вон ту леди, что сидит на диване слева, — она двоюродная сестра хозяйки, — и вот теперь мне представили вас. Все.

— Странно. Вы так долго знаете Ильиных, а с их друзьями незнакомы.

— Так это друзья в основном Саши, не Марины ведь. Я тут у нее, поди, единственная подруга. А раньше я ни на какие празднества сюда не приходила.

— Почему же?

— Не знаю. Я домоседка по натуре и шумных сборищ не люблю. Но на этот раз меня Марина так сильно уговаривала, что отказаться было просто неприлично. Впрочем, кушайте, а то со мною заговоритесь, голодным останетесь.

— Ну уж нет. Что-что, а плотный ужин, да еще такой, я никогда не упущу.

Его собеседница улыбнулась. Тут как раз застучал вилкой о рюмку Косовский, быстро произнес тост, видно, заранее подготовленный, выпили. Сказала тост Аня. Выпили. Поднялся культурист — ухажер Ларисы. Говорил на кавказский манер, долго, скучно, но его слушали с напускным вниманием из уважения. Наконец, опять выпили. Влад уже чувствовал влияние алкоголя, легкое-легкое, потому приятное. Девочки встали с мест, сходили на кухню, покурили, обсудили последние новости, вернулись, поднялись мальчики, покурили, поговорили, тут и горячее подоспело — натертая чесноком жареная курица с прочими специями, картофельное пюре, овощное рагу, грибы — все как обычно. Если бы не новая знакомая, то, доев, можно было и собираться — скучно до одури, ну а с ней вроде интересно, продолжили беседу.

— Кстати, — обратился к ней Влад, — вы где работаете?

Она вздохнула и ответила:

— Косметологом в институте пластической хирургии я работаю — делаем старых молодыми, страшных — красивыми, изменяем детали лица. Хотите, вот, например, исправим форму вашего носа.

Он сел к Жанне в профиль, сделал паузу, вновь повернулся:

— Вам не нравится форма моего носа?

Она засмеялась:

— Да нет же, я к примеру.

— Вы мне лучше волосы нарастите. А то, чувствую, на затылке уже плешь образуется.

— Ой, не печальтесь — вспомните древних: лысина есть не порок, а свидетельство мудрости.

Опять засмеялись. Продолжали беседовать, расспрашивать друг друга, чувствовали взаимную симпатию. Влад рассказал чуть-чуть о себе — как жил раньше, где учился, как попал в банк, а затем к Саше в отдел, что живет один в небольшой однокомнатной квартире, в основном сидит дома, как медведь в берлоге, иногда куда-нибудь выбирается, чаще всего к друзьям — как сегодня. Работа — дом, работа — дом, как у всех. Нет, женат не был, детей нет, хоть и влюблялся по уши в свое время. Что случилось? А ничего не случилось. Прошла любовь, отцвели хризантемы в саду. Быт нынешний вошел в привычку, звезд с неба не хватает, да не так уж и хочется — возраст не тот. Что-то поведала о своей жизни и она — о том, что живет с отцом, отставным генералом, которого очень любит и уважает, и с почти уж взрослым сыном, во всяком случае внешне, которого тоже любит и уважает. Было и у нее сильное увлечение, но оно прошло, зато остался сын. Посвятила себя целиком его воспитанию и считает, что результаты очень хорошие.

— Ой, а что это я вам все так просто рассказываю, — вдруг спохватилась Жанна, — взяла, разоткровенничалась, алкоголь, наверное, подействовал с непривычки.

— Мало пьете?

— Отчего же мало? Редко!

— Так ведь часто, говорят, вредно.

— Может быть, но я не люблю устоявшиеся истины: то — плохо, это — полезно. Скучно. Не курю не потому, что вредно, а потому, что не нравится, свинину не ем потому, что невкусная, пиво не пью потому, что горькое, а вот пирожное или торт — для женщины чрезвычайно вредно! — я люблю, за один присест штук пять пирожных могу одолеть или полторта, — нравится, и все тут!

— То есть вы против того, что полезно, и за то, что нравится?

Сморщила лоб, подумала.

— Нет, пожалуй, я просто за то, что нравится. Если это еще и полезно — замечательно, если вредно — ну что же, пусть так!

— По-моему, — сказал Влад, — мы с вами единомышленники. Во всяком случае, мое отношение к жизни похожее.

— Не напрашивайтесь ко мне в союзники так сразу, — сказала она, кладя в рот ягоду винограда, — а то я подумаю, что вы шпион.

— Чей же? И почему? — спросил Влад.

— Сразу в союзники напрашиваются лишь шпионы, насколько же знакомый тебе человек является твоим единомышленником, становится известно лишь по прошествии известного количества времени.

«Ого! — подумал он, — наверное, предупреждает, чтоб слишком быстро в друзья не лез. Хорошо, не буду».

Тут подошел уже крепко выпивший Косовский, уселся на свободный стул через стол напротив, обвел их мутным взглядом и, указывая на рюмку в своей руке, произнес:

— Ничто не сравнится с настоящим виски из Кентукки! Но это — не «Джим Бим»!

— Что же это? — спросил Влад, подыгрывая ему.

— Это — водка! — ответил Сергей и залпом выпил. Закусил сельдью «под шубой», встал. — Ну, не буду вам мешать! — и пошел на кухню — вероятно, курить.

Жанна усмехнулась, кивнула в сторону уходящего Косовского:

— Непревзойденный ловелас, не найдя достойной пары, позволил себе напиться!

Подбежали вдруг Аня со Светой:

— Так, мальчики, девочки, собираемся, едем танцевать! Кто с нами? Саша, Марина — вы как?

Хозяйка пыталась что-то сказать, уж набрала воздуху в легкие, но, взглянув на мужа, сразу потухла и только легко выдохнула, а за обоих ответил Александр:

— Вы же знаете — мы не любители, уж извините.

— Так, — продолжили набор в свое войско бойкие толстушки. — Влад, ты, и вы… Жанна, да?

— Не знаю, — ответил он. Чувствовал, что устал за день, но домой не хотелось, оставаться здесь — тем более, повернулся к собеседнице: — А вы как на это смотрите?

— Я, пожалуй, как все. В принципе, раз уж выбралась погулять, так надо гулять, а не совой сидеть. Едем!

Желающих набралось примерно еще столько же. Оделись, стали громко прощаться, целоваться, пожимать руки. Саша напомнил приятелю:

— В воскресенье — баня. Шестнадцать ноль-ноль, не забудь.

— Ну, как можно! — ответил Влад. Посещение в последний день недели «Невских бань № 1» было давней сложившейся традицией в их компании, и нарушалась она чрезвычайно редко — лишь в силу особых обстоятельств.

Вышли на улицу, выпившие, веселые. Вдруг увидели, как их группу догоняют и присоединяются к ней Лариса со своим спутником:

— Мы тоже с вами!

Естественно, никто не был против. Света и Аня оживленно договаривались, куда отправиться.

— Я хочу в «Планетарий»! — плаксиво говорила Света.

— Ты там была? — спрашивала ее Аня.

— Нет, не была, но я по телевизору видела!

— «По телевизору»! — передразнивала ее подруга. — Там одни малолетки, что ты среди них будешь делать, калоша старая?!

— Сама ты калоша!

— Хорошо, пусть я «калоша», но там нам делать нечего!

— Ага, опять в «Минотавр»?

— А что? Замечательное место! Во-первых, вход в десять раз дешевле, во-вторых, нас там знают, посему, даже если все забито будет, впустят, — убеждала Аня Свету.

— Твой «Минотавр», — в ответ на, казалось бы, убедительные аргументы, сказала та, — у меня уже вот где! — и выразительно провела ребром ладони по горлу.

— Так, народ! — ко всем обратилась первая подружка. — Имеется два варианта: первый — «Планетарий», что в Александровском парке, езды — минут сорок; если какой-нибудь именитый калека с двумя песнями выступает, то стоимость билетов — сто пятьдесят тысяч штука, толпа дергающихся под какофоническую музыку обнюхавшихся малолеток, ну разве что испытаешь радость от одного дармового бокала «кока-колы»; второй — «Минотавр», площадь Мужества, путь туда займет пять минут, вход — вообще двадцать тысяч, нас туда в любом случае впустят, средний возраст мужчин — тридцать, женщин…

— У женщин возраста нет, — крикнул кто-то, — едем в «Минотавр»!

— Ну и езжайте, — Света обиженно надула губки, казалось, еще секунда, и она заплачет.

— А ты отправляйся в свой «Планетарий»! — ехидно бросила ей Аня.

— Ну и стерва ты! — сказала та и пошла вместе со всеми.

Пытались остановить автобус, но ничего не вышло, разбились на три группы, дабы поочередно добраться до места назначения, как-то так получилось, что Влад с Жанной и Лариса со своим парнем оказались в последней вместе. Остановили «Волгу», культурист договорился, сел впереди, Влад же пропустил перед собой на заднее сиденье дам, и, так как его новая знакомая устроилась на нем первой, получилось, что он сидит рядом не с ней, а с Ларисой, оказавшейся между ними. Ехали быстро, «качок», вполоборота повернувшись назад, о чем-то рассказывал, в салоне было темно, и Лариса, как ни в чем не бывало, стала своей ладошкой поглаживать его ладонь и тереться ногой о его ногу. Влад бросил на нее удивленный взгляд. Она, чуть наклонившись вперед, казалось, увлеченно слушала повествование своего нового друга, изредка прерывая его возгласами: «Да ну!», «Не может быть!», «А она?», «А он?» и «Вот это да!». Влад попытался высвободить руку, но бывшая подруга крепко сжала ее своими пальцами — если бы он продолжал сопротивление, это заметили бы в салоне, — пришлось смириться. Так до «Минотавра» и доехали. Спокойно вышли из машины, заплатили за вход, протиснулись внутрь. Охрана поочередно проверила всех, включая дам, у Влада спросили:

— Оружие есть?

Не зная зачем, сказал:

— Пистолет!

— Зарегистрируйте, пожалуйста! — вежливо предложил охранник.

— Шучу я, но мы же здесь не в первый раз — для чего спрашивать?

— У нас почти все не в первый, проходите.

Поднялись наверх, вовсю гремела музыка, народу была тьма, компания находилась уже там, каким-то образом ей удалось заполучить столик, вновь прибывшие подошли, присели на мягкий диван. Влад на сей раз постарался устроиться с Жанной рядом, а между собой и Ларисой усадить культуриста. Получилось.

Заказали спиртное, чокнулись, выпили. Несмотря на работающие кондиционеры, всюду витал табачный дым. Владу вдруг нестерпимо захотелось пива. Вполне отдавая себе отчет о возможных последствиях и помня главный постулат пьющего: «Не смешивай напитки!», тем не менее заказал. Болтали о всякой всячине, вспоминали различные истории, внезапно протрезвевший Косовский — чувствовалось, что попал в свою среду, — то вставал из-за столика, направлялся к стойке бара, присаживался к скучающим там девушкам, разговаривал с ними, то опять возвращался, то бежал танцевать.

Влад пытался вести с Жанной обычную в подобных случаях беседу — спрашивал о занятиях на досуге, кинофильмах и прочей ерунде, но понимал, что не то, что не о том; она же на все вопросы отвечала старательно, но большей частью односложно, с интересом оглядывалась по сторонам — было заметно, что ей здесь нравится, хоть и несколько непривычно. Зазвучала медленная музыка, Влад предложил ей:

— Танец?

— Что — танец? — спросила она.

— Ну, может, потанцуем?

— A-а, это сейчас так даму на танец приглашают? «Танец! Ну-ка, быстро!»

Влад с готовностью вскочил с места, склонился перед Жанной, сделал шаг назад, помахал перед собою рукой, будто в ней была шляпа с пером, затем выпрямился и подал ей руку.

— Это совсем другое дело! — отреагировала она на эти действия.

Мелодия была старой, знакомой, он пытался вспомнить автора, но не смог. Пробрались к площадке, на шли свободное место перед рядом зеркал, он бережно положил ей руку на талию, другой взял ее ладонь, начали танцевать.

— Я, впрочем, не слишком умелый партнер, — наклонился к ней Влад, — но на ноги обещаю не наступать.

— Ну-ну, не скромничайте, — улыбнулась она, — у меня складывается впечатление, что вам приходится не в первый раз вести даму в танце, да и здесь вы частый гость, верно?

— Захаживаю периодически. Во-первых, этот клуб не такой огромный, как прочие, что я очень ценю, во-вторых, неподалеку от дома.

— Да, мне здесь нравится. Шумно и… весело.

— Ну, может, вокруг и есть некая атмосфера веселья, но она сформирована в основном алкоголем и внутренним настроем людей на праздник. Стоит же выйти на улицу, вдохнуть сырого воздуха — и вновь наваливаются серые будни, проблемы…

— Но для того, наверное, подобные места и существуют, чтобы человек отдыхал, отвлекался от своих мыслей, пил, танцевал и веселился, пусть и осознавая, что радость его достаточно искусственна?

— Пожалуй, вы правы. Кстати, существует особая категория людей, коих иная жизнь не привлекает, — как мы ходим на работу, так они приходят сюда, проводя здесь каждый вечер. Вон, на маленькой сцене, на возвышении, танцует в одиночестве девушка — я ее встречаю каждый раз, как сюда прихожу, и всегда она танцует одна — впрочем, может быть, она «работает» — уж больно похожа на проститутку, но за стойкой бара другие сидят, видите — только курят, даже не пьют ничего? Каждый вечер здесь. Я у бармена спрашивал — что, проститутки? Он мне: «Нет, что ты, нормальные девчонки. Правда, не заказывают ничего — деньги экономят, видно, не очень тех денег много, но один раз к нам Николай Роменко зашел — так они встрепенулись, по „кока-коле“ попросили — застеснялись, видно».

— Так, очевидно, — сказала Жанна, — это их образ жизни: видя, как другие чему-то радуются и веселятся, окунаться в эту атмосферу и чувствовать себя частицей праздника. Впрочем, это такой же самообман, как многое другое.

— Что именно?

— Ну, тот же алкоголь: выпил — тебе и весело. Или захотел погрустить, выпил — и вот, как в море, погружаешься в огромное горе, а протрезвел — и все как обычно. Может быть самообманом и любовь, и счастье, и, наоборот, страдание и печаль. Мы многое себе придумываем, хотя, кажется, что проще — быть самим собой?

— О-о, — покачал головой Влад, — это-то и есть самое трудное. Это целая наука, поиск самих себя иногда затягивается на всю жизнь.

— Возможно. И хватит спорить — давайте просто потанцуем.

Жанна нравилась ему все больше и больше. Все, что она делала, получалось у нее естественно и просто, ни тени жеманства, кокетства, притворства. Под легкой тканью блузки чувствовалось упругое тело, от волос и открытой шеи приятно пахло, двигалась она легко, свободно. Но танец закончился, пришлось возвращаться. Влад про себя отметил, что делает это с сожалением, что с удовольствием танцевал бы с ней еще и еще.

Из-за стола слышался смех — Косовский рассказывал анекдоты. Но зазвучала быстрая музыка, все поочередно встали, первыми Аня и Света, вновь, забыв недавнюю перепалку, подруга — не разлей вода, пошли танцевать. Жанна и Влад остались вдвоем.

— Под такой ритм вам, — спросил новоиспеченный кавалер, — потанцевать не хотелось бы?

— Нет, это для меня чересчур, — отмахнулась она.

Он ощутил, что ему жарко, что испытывает жажду, поэтому, заметив стоящее перед ним ранее заказанное пиво, выпил полбокала сразу.

— Как насчет последующего самочувствия? — указала Жанна на ополовиненный бокал. — Водка с пивом до добра не доводят.

— Ой, на сей счет не беспокойтесь, — ответил Влад, — дойдет очередь и до коньяка:

Ведь я вам — не младенец хилый,

Я и по этой части — сила,

Магистр всех пьяных степеней!

— Все понятно, — протянула она, — апофеоз пьянству. Это откуда?

— Неточная цитата Гете.

— Так, а еще цитату можете?

— Пожалуйста:

Немного надо для веселья —

Давали б в долг из кабака,

Да оставалась бы легка

Наутро голова с похмелья.

— Оч-чень интересно. Опять Гете?

— Опять.

— Хорошо, давайте все, что помните, с указанием имен авторов, а я подготовлю резюме.

— Запросто. Опять Гете, чтоб не сбиться:

Рождаются светлые мысли

От жгучих глотков золотого вина.

Так выпьем же крепкие вина до дна,

Покамест они не прокисли!

Далее:

Но и чурбан с душой пока

Был все ж получурбаном.

Тут Ной наставил простака:

Снабдил его стаканом.

Хлебнул облом — и хоть летай!

Пошло тепло по коже.

Вот так же всходит каравай,

Едва взыграли дрожжи.

И еще:

Дальше вспомним звон стаканов

И рубин вина багряный —

Кто счастливей в целом мире,

Чем влюбленный или пьяный?

Ну, прочие его замечания, например:

Пока ты трезв, тебе

И дрянь по нраву,

А отхлебнул вина —

И судишь здраво;

или

Я пью и буду пить, а тот, кто пьян,

Смелее бога зрит — я так считаю;

и самое главное:

Кто не умеет пить,

Любить не может.

Теперь Пушкин, отрывочно:

Вдовы Клико или Моэта

Благословенное вино…

Наливай же, где же кружка —

Сердцу будет веселей! —

последнее, боюсь, неточно.

Лермонтов:

Я рожден с душою пылкой,

Я люблю с друзьями быть,

А подчас и за бутылкой

Быстро время проводить.

Бернс:

Была б миска не пуста,

Да в кружке было пиво!

И еще целое стихотворение о пиве «Джон — ячменное зерно», его-то я вовсе не помню. Однако были поэты и с негативным отношением к спиртному, вот, Саша Черный например:

Пальцы тискают селедку,

Водка капает с усов,

И сосед соседу кротко

Отпускает «подлецов».

Цель одна — скорей напиться,

Чтоб смотреть угрюмо в пол

И, качаясь, колотиться

Головой о мокрый стол…

Впрочем, это он, наверное, с похмелья написал.

В общем, дай вы мне возможность подготовиться, я гораздо больше бы привел примеров, в том числе и в прозе. Но каким же будет ваше резюме?

— Простым, как любая истина. Вы — алкоголик!

— Неправда. Выпиваю разве что в уик-энд. А на работе у нас с этим строго. Года три назад бокал пива за обедом летом или стопочка водки зимой считались обычным явлением, а в коридоре стоял большой холодильник, куда складывался принесенный благодарными клиентами алкоголь, и ни у кого не вызывало удивления, если перед перерывом кто-то вынимал из него бутылку и брал с собой. С течением времени порядки ужесточились, и если теперь кто появится на своем месте с явными признаками похмелья, премии лишается, а то и половины ожидаемой зарплаты, в холодильнике же сейчас хранятся только «пепси-кола», да минеральная вода.

— Значит, вы — потенциальный алкоголик. Во всяком случае, у вас для оправдания тяги к спиртному даже существует некая умозрительная основа, идеологический фундамент.

— Нет, я с вами не согласен. Я просто не отказываю себе в некоторых удовольствиях, в данном случае — чувственных, даже если они и вредны, кстати, как и вы, только у вас это пирожное, а у меня — алкоголь. Вот и все.

— Хорошо, считайте, что убедили. Вы — не алкоголик, вы — просто пьяница. Впрочем, тогда и я выпью вместе с вами, тем более что тост уже готов — за удовольствия, которые нам приносят пусть и вредные вещи!

Чокнулись, выпили — он закончил с пивом, она сделала глоток своего то ли «Кампари-джус», то ли «Мартини-Бьянко». Опять зазвучала медленная музыка.

— Танец? — повернулась к нему Жанна.

— Так теперь мужчин на танец приглашают? — переспросил Влад.

— Вы, значит, против?

— Нет, я согласен на приглашение в любой форме!

— Тогда идем?

— Конечно!

Взявшись за руки, спустились на площадку. Медленно кружась с Жанной в танце, он чувствовал к ней уже не только симпатию, но и нечто большее. Только что именно? Да, она волновала его, возбуждала, с ней было интересно разговаривать, с ней нравилось танцевать, он представил, как он ее целует, гладит, расстегивает ей блузку… «Да, — усмехнулся он про себя, — прекрасная картина! Ну а что я, собственно, теряю? Почему бы и не предложить ей поехать ко мне или же еще куда-нибудь? Да, если ответит решительным отказом, буду выглядеть глупо. А если окажется, что она не против?» — и вслух произнес:

— Жанна!

— Что? — подняла она на него глаза.

— Можно, я вас украду? — выпалил Влад.

— И куда же это?

— Ну, это уж вам решать. Впрочем, например, мы могли бы поехать ко мне…

— Ага, пить кофе и смотреть телевизор, да? — насмешливо произнесла Жанна.

— Нет, — он пожал плечами, — можно найти занятие поинтереснее.

— Понятно. Скажите, а женщины всегда ложатся с вами в постель спустя лишь несколько часов после знакомства?

Он понял, что допустил оплошность, что не надо было ей этого предлагать, разозлился сам на себя, что так получилось, ответил резко:

— Почему несколько? Иногда хватает и получаса.

— Так вы молодец. Тем не менее вас не слишком расстроит, если я откажусь от вашего приглашения?

— Вообще-то, достаточно сильно, но не до самоубийства.

— Я вижу, вы злитесь, не пойму только, на кого больше — на меня или на себя. Не надо. Я, очевидно, чересчур старомодна. Не знаю, может быть, в наше время все должно делаться быстро, решения приниматься спонтанно, по настроению, но мне кажется, мужчине, прежде чем тащить даму в постель, ничуть не мешает хотя бы недолго за ней поухаживать, пригласить на свидание, подарить какие-нибудь цветочки, пусть скромные, посетить, например, театр, поужинать в ресторане — нет, это отпадает, это далеко не в первую очередь, — просто, наконец, погулять по бульвару. Поймите меня правильно, вы мне симпатичны, но я никоим образом никуда не напрашиваюсь, меня ваш наскок, налет, несколько мне непривычный, может, смутил, может, расстроил. Однако, если ваше желание видеть меня не пропадет с наступлением завтрашнего дня, я могу оставить вам номер своего телефона — будем считать, на всякий случай.

Влад действительно злился и на нее, и на себя, но листок, на котором она быстро записала несколько цифр взятой у бармена ручкой, все же взял, засунул в карман, вместе они возвратились к столу. К компании прибавилась молодая девица, которую Косовский обнимал за талию, — видно, только познакомились, он ее пригласил за стол, она и не отказалась. Все громко смеялись, Сергей отшучивался от настойчивого предложения культуриста. Когда подошли ближе, Влад понял от какого.

— Армрестлинг? — поставив руку локтем на стол, видимо, уже не в первый раз произнес приятель Ларисы.

— Нет! — смеялся Косовский. — Ну ты на меня посмотри — какой я тебе соперник? Да меня же любое дуновение ветерка на землю, как былинку повалит, а ты хочешь своею ручищей мою ладошку пять, — еще, не дай Бог, инвалидом сделаешь! Во! — заметив подошедшего Влада, закричал он. — Вот тебе спарринг-партнер!

— Армрестлинг? — Культурист повернулся к нему, очевидно, в чем-то он чувствовал себя задетым, наверное, Сергей его как-то уколол, и он желал реабилитироваться, причем самым доступным ему способом.

— О нет, — усаживая Жанну на свободное место, ответил Влад, — я не по этой части. И года уж не те, и регулярные тренировки тела отсутствуют, образ жизни нездоровый… Вот выпить — это я могу, — пытался отделаться он от предложения.

— Хо! — хлопнул себя по коленям «качок». — А это чем хуже? Я — так с удовольствием! Пить будем водку, проигравший платит!

Влад понял, что вляпался. В своих силах он был уверен, но заканчивать вечер таким образом не собирался. Однако тут была возможность какого-то озорства, актерства; последующих планов после отказа Жанны он себе не составил, и ничто не мешало, собственно, ему напиться.

— Хорошо! — ответил Влад. — Как пьем — кто больше за один присест или по стопке, по очереди, пока кто-то не откажется или же там чувств лишится, не говоря о чем похуже?

Его соперник, подумав, сказал:

— По стопке, пока кто-нибудь сам не закончит!

Было видно, что ему нравится участвовать в каких бы то ни было соревнованиях, что в течение вечера среди незнакомых людей был он не в своей тарелке, теперь же попал в привычную обстановку, и это доставляло ему удовольствие.

— О’кей! — согласился Влад. — Пьем так: по пятьдесят граммов в минуту, запивать можно водой, причем в любом количестве. Сергей будет следить за временем. Ужин у Ильиных был плотный, так что осторожней, туалет — аж у входа на первый этаж. Проигравшим считается тот, кто скажет об этом вслух, или лишится, не дай Бог, чувств, или же покинет свое место. Какую водку пьем?

— «Абсолют»! — выпалил культурист.

Влад подозвал официанта, попросил принести литровую бутылку шведского варианта любимой белой, шесть бокалов минеральной воды без газа, без льда. За столом царило оживление, возбужденно ожидали потехи, но, когда бутылка оказалась посредине, все вдруг притихли, ибо размеры ее действительно выглядели внушительно.

Четвертый парень в их компании — Влад так и не запомнил, как его зовут, настолько он был тих и неразговорчив, — открыл емкость, разлил в маленькие стопки, Косовский, глядя на часы, махнул рукой:

— Начали!

И один и другой выпили без особого труда. Влад мысленно корил себя за пиво — ведь в течение вечера он пил только водку, пиво же могло внести коррективы и дать о себе знать в самый неподходящий момент. К тому же он привык закусывать, а не запивать — но тут оставалось надеяться на то, что желудок не успел еще переварить всю поглощенную на дне рождения пищу.

Выпили по второй.

Выпили по третьей.

Влад почувствовал, как организм сопротивляется спиртному, постарался отвлечься, взглянул на культуриста — тот смотрел на свои часы — видимо, вел счет времени самостоятельно.

— Пошел! — скомандовал Сергей.

Выпили по четвертой. Все молча следили за «поединком». Прошла минута.

Выпили по пятой. Подошел официант, остановился поодаль — догадался, в чем дело, с интересом наблюдал. «А он и радуется, — пронеслось в голове у Влада. — Чем компания более пьяная, тем на большее количество бабок он ее обсчитает…»

Шестая. Седьмая.

«Боже мой, — подумал он, — это сколько уже получается вместе с теми, что у Марины и Саши? Ма-амочки! Так, а я уже пьяный. Берем себя в руки».

Водку Влад запивал маленькими глоточками, знал, что с большим количеством воды пьянеешь сильнее, соперник же после каждой стопки опустошал полстакана.

Восьмая.

Культурист, опуская рюмку на стол, выронил ее, громко закашлялся, но справился с собой, оглядел сидящих вокруг стеклянным взглядом.

«Все — поплыл», — решил Влад.

Когда Косовский крикнул: «Следующая!» и он уже поднес стопку к губам, приятель Ларисы вдруг вскочил с места и, сметая всех и вся на своем пути, помчался на первый этаж — видимо, в туалет. Сергей встал, продекламировал:

— Младой певец

Нашел безвременный конец!

Дохнула буря, цвет прекрасный

Увял на утренней заре,

Потух огонь на алтаре!

Его соседка, смеясь, захлопала в ладоши. Позднее Косовский, поведавший, естественно, всем, кому мог, об этом случае, заканчивал свой рассказ фразой: «Для Влада четыреста граммов — только начало, а для того оказались концом. В общем, не успел он стартовать, как тот уже финишировал».

Радостного, однако, оказалось мало. Влад ощутил острый голод, подошел к стойке бара, попросил Витька — так звали одного из барменов — что-нибудь принести поесть, только быстро. Витек поставил перед ним на стойку тарелку с большим бутербродом, Влад жадно на него набросился. Как-то успокоив желудок, подумал, что неплохо было бы умыться, каким-то образом привести себя в порядок, спустился вниз в туалет. Там Косовский и этот, четвертый, парень, поддерживая культуриста под руки, пытались вывести его на улицу, тот, несвязно что-то бормоча, вяло сопротивлялся. Наконец они кое-как с ним справились, вышли. Влад долго умывался холодной водой, постепенно пришел в себя, повернулся к висящей на стене белой коробке, но она была пуста — бумажные полотенца отсутствовали. Достал из кармана платок, развернул его, тщательно вытер лицо, подтянул, стоя перед зеркалом, галстук.

Когда он поднялся наверх, Сергей сообщил, что парня усадили в такси, отправили домой. Согласно кивая головой под хихиканье Косовского, Влад вдруг почувствовал себя опустошенным, разбитым. Недавнее приключение казалось уже не смешным, а, напротив, мерзким, противным. Поискал глазами Жанну, но ее нигде не было.

— Что высматриваешь? — спросила у него Лариса. — Ушла твоя красавица.

— Когда? — удивился он тому, что не заметил этого.

— Как соревнование завершилось, так и ушла. Пойдем, у стойки посидим. Ты не против?

— Не против, — ответил он.

Уселись. Витек поинтересовался, не хотят ли они чего-нибудь выпить, Влад отрицательно замотал головой, Лариса же что-то себе попросила.

— Что, облом у тебя вышел? — обратилась она к нему.

— Облом, — согласился Влад. — А тебе-то что? Лучше б за женихом своим следила. Кстати, почему ты его домой не повезла?

— Я-а?! — подскочила со стула Лариса. — Да я его видеть не могу! Я, понимаете ли, приглашаю его в приличное общество, знакомлю с людьми, он как свинья нажирается, а я вокруг него еще, как бабочка вокруг фонаря, порхать должна?! Пошел он! — и уже спокойнее: — Расскажи лучше, как ты живешь.

— Зачем спрашиваешь? — устало произнес Влад. — Все ведь и так знаешь.

— Нет, не все. — Она затянулась, потом медленно выдохнула табачный дым. — Я, например, не знаю, к тебе мы сегодня поедем или ко мне? — И Лариса, положив ладонь ему на колено, вопросительно посмотрела в его глаза.

— У тебя есть повод решить, что я куда-то хочу с тобой ехать? — неожиданно зло переспросил Влад.

— В принципе, нет, — она повертела между пальцами сигарету, — но почему бы нам и не провести время вместе? Я-то, как увидела, на предмет чего вы сошлись в схватке, сразу решила, что в эту ночь окажусь вместе с тобой. А ты против?

— Ну, прежде чем что-то решать, неплохо бы было сначала посоветоваться со мной. — Он почувствовал, как откуда-то снизу, из глубины, поднимается желание, как оно вырастает, набирает силу, но подумал и о том, чего стоило их бурное расставание, какой ценой оно достигнуто, — неужто для того, чтобы заново начинать все эти дрязги, мучения, ссоры? О нет, нет, нет ни в коем случае! Вслух произнес:

— Я поеду домой, я устал и хочу спать.

— Ну так, — Лариса придвинулась к нему ближе, — давай спать вместе.

— Нет, извини. Рад был тебя видеть, но — до свидания. — Влад подошел к Косовскому, нежно шепчущему что-то своей новой подруге, спросил, сколько денег он должен внести в общий котел, услышав, достал бумажник, вынул из него несколько купюр, положил на стол, попрощался со всеми, спустился вниз, стоя перед гардеробом, долго не мог найти номерок, наконец отыскал, оделся, вышел наружу, жадно вдохнул в себя воздух.

— Такси? — услышал от прохаживающегося перед крыльцом парня.

— Такси! — ответил, сел в автомобиль, назвал адрес, через десять минут уже был дома. Пока ехали, свежий ветерок, врывающийся в салон благодаря чуть опущенному стеклу со стороны водителя, заставил протрезветь его еще сильнее, посему, зайдя в квартиру, достал из холодильника пиво, выпил на сон грядущий, разбрасывая одежду по комнате, разделся, упал на кровать и сразу же погрузился в глубокий сон.

II

Пробуждение было нелегким. В мозгу мелькали обрывки сновидений, члены онемели. Несмотря на это, Влад все-таки нашел в себе силы оторвать голову от подушки, перевернуться на другой бок, окинуть взглядом комнату — обычно на полу рядом он составлял пластиковую бутыль с минеральной водой, но на сей раз она отсутствовала. Голова была тяжелой, как чугунный горшок, мало того, этот горшок до краев был наполнен кипящим варевом, которое при каждом движении, казалось, выплескивалось наружу. Руки были похожи на рельсы, ноги — на бетонные сваи.

Он поднялся, надел тапочки, тут в голове заработала электрическая дрель, на самых высоких оборотах, пытающаяся с помощью двенадцатимиллиметрового сверла пробиться к свету. В такие минуты хотелось приложить к виску холодное дуло пистолета и без сомнений спустить курок. «Как жаль, что кончились патроны, и пистолета, жалко, нет», — вспомнился стишок. Оружие, впрочем, было, но газовое. Правда, говорили, будто с близкого расстояния убить из него можно, но Влад им не пользовался ни разу и даже не знал, как это правильно делается. С тайной надеждой отправился на кухню, раскрыл холодильник и мрачно начал исследовать его содержимое, с ужасом видя, что припасенная для подобных случаев поллитровая бутылка «Гессера» куда-то пропала. «Когда же это я?» — только и подумалось. Сделал над собой усилие, опустил голову еще ниже, увидел пустую бутылку, издал стон, который включал в себя все страдания мира, захлопнул дверцу, пошел в душ, включил воду, встал под тугие струи, простоял так несколько минут, кое-как оклемался. Пытался вспомнить предыдущий вечер, но картина не складывалась — только на миг вспыхивали какие-то его части, как будто из ленты вырезаны отдельные кадры, эпизоды, общее же содержание фильма неизвестно.

— О-о, черт! — простонал он, надел футболку, натянул спортивные трусы, вышел на лестничную площадку, позвонил в соседнюю дверь. Спустя несколько секунд она отворилась, и веселый седовласый мужичок, щупленький, низкого роста, поприветствовал его:

— A-а, сосед! Заходи!

— Не зайду, Михалыч, — стуча зубами, сказал Влад и почувствовал, как тяжело далась ему эта фраза, — я по делу.

— Понял, Владик, понял! Тебе как — покрепче или послабже?

— Как считаешь нужным.

— Считаю нужным, чтобы зашел, — и, не выслушивая ответа, крикнул, повернувшись в сторону комнаты: — Маша! Ты одета?

— Одета! — послышалось из глубины квартиры.

— А ну заходи, герой-молодец! — втащил его за руку внутрь старикашка, провел в одну из комнат, усадил за стол. — Пять минут! — и опять исчез.

Через указанное время перед гостем появились маринованные опята, соленые огурцы, холодная говядина и бутылка «Столичной».

— Двести граммов разом можешь? — спросил хозяин.

Влад вспомнил вчерашний вечер, неуверенно кивнул головой. Михалыч достал граненый стакан, наполнил почти доверху, протянул гостю, не забыл плеснуть чуть и себе в рюмку:

— Ну, с Богом!

Глоток за глотком затолкнул в себя эту жидкость гость, ухнул, поочередно отправил в рот закуску из разных тарелок, после секундной паузы ощутил, как жадно стенки желудка впитывают в себя алкоголь, как быстро разносится он кровью по всему организму, как замедляет свой, казалось бы, неумолимый ход дрель, как остывает кипящее варево в чугунном — нет, каком уже чугунном — алюминиевом горшке, как по всему телу бегут чудесные токи, возрождающие его к жизни.

— Вот, правильно, молодец, так вот, вот так! — глядя на него, приговаривал Михалыч.

Вошла хозяйка, пристально посмотрела на Влада, сказала:

— Ой, не бережешь ты себя, соседушка! Так и до лиха недалеко! Взглянуть на тебя больно!

— Это обстоятельства, — пытался оправдаться гость, — вчера с одним громилой пришлось соревноваться насчет того, кто больше выпьет.

— Ну, судя по твоему виду, — со смешком произнес хозяин, — ты не только победил, но тебе еще и мало было.

— Точно! — рассмеялся Влад.

— Женить тебя надо, сосед, женить! — сказала супруга Михалыча. — Тебе через десять лет уже внуков можно иметь, а ты у нас все холостой да бездетный. Вот найти тебе такую, чтоб и любила, и в кулаке держала, — тут тетя Маша, сжав пальцы, продемонстрировала крепкий кулак, — тогда и сам бы за ум взялся! Говорила я тебе, Петя, — обратилась она к мужу, — давай с Таниной дочерью познакомим, а ты мне все «нет» да «нет»! Так ведь и красавица, и хозяйка какая!

— Тебе все, кто круглощекие да пышногрудые, — красавицы! Полно сватать, чай, не мальчик, сам себе отыщет! Правильно, Влад?

— Да что-то не ищется никак, — сказал он.

— Это ты, сосед, зря. Ты, наверное, ждешь, что вдруг придет к тебе какая-нибудь Клаудиа Шиффер и скажет: будь, мол, моим! — ехидно предположил Михалыч, ловко орудуя ножом, приготавливая себе бутерброд.

— Клаудиа Шиффер, — ответствовал гость, — между прочим, мне не нравится.

— Ох! — всплеснула руками хозяйка. — Петь! Ему и Шиффер не нравится! Так ты никого не дождешься!

— А черепиц-ца тебе нравится? — повернулся к нему с вопросом сосед.

Рассмеялись вдвоем, ибо это был намек на шутку из программы «Городок», которую недавно вместе смотрели. Влад уж и не помнил, как так получилось, что подружился он с Михалычем, что послужило тому причиной, — как приобрел квартиру, год прошел, прежде чем узнал по именам соседей по лестничной площадке, да и то не всех. С ним же сошлись без натуги, спокойно, как тот выразился, «органично». Петр Михайлович был человек интересной судьбы, впрочем, не многим отличавшейся от судеб других представителей его поколения, — и повоевать успел, и поучаствовать в строительстве новой жизни, естественно, «сидел» — как же без этого? — к своим годам пришел бодрым, внешне здоровым (хоть и любил иногда жаловаться то на ревматизм, то на сердечные боли, однако самым любимым и надежным лекарством была стопочка крепкой водки) мужичком со множеством — Влад даже не знал их точного количества — детей и внуков, которые иногда, в дни особенно важных юбилеев, собирались в квартире главы семьи, и тогда весь подъезд гудел и сотрясался. За свою многолетнюю жизнь сосед выстрадал единственное кредо: «от добра добра не ищут» — и строго его придерживался. Любил выпить. Хотя вроде бы всегда знал меру, случались иногда запои, краткосрочные, но сильные. Говорил, что от скуки, а после оных и вовсе пить прекращал, иногда до месяца, так что тетя Маша в такие периоды их жизни нарадоваться не могла — был Михалыч тогда и «голубком», и «соколиком», хотя стоило ему употребить «двести пятьдесят», как сразу делался «змеем», «иродом» и «алкашом проклятым». Сосед был умным, интересным человеком и обладал той житейской мудростью, которая приходит только вместе с жизненным опытом, посему Влад всегда внимательно выслушивал его замечания и советы, хотя тот давал их редко и весьма неохотно.

— Ну вас, черти! — махнула рукой хозяйка. — Пошла-ка я обед готовить, а ты смотри, старый, больше ему не наливай, опохмелился — и хватит, часок-другой пусть соснет, будет как огурчик! А то нажретесь с утра вдвоем — ходи за вами потом весь день, следи, как чего не вытворили бы!

Как только тетя Маша вышла, собутыльники понимающе переглянулись. Как быстро Михалыч по стопкам разлил, так же быстро и выпили.

— Ты мне скажи, молодежь, — обратился к Владу сосед, — как там настроение у нового поколения?

— Какая же я тебе молодежь, Михалыч! Вон твоя благоверная говорит, что мне через десятилетие внуков иметь пора, а ты меня в «новое поколение» зачисляешь! «Новое» — это которое в бейсболках козырьком назад по улицам на роликовых коньках бегает и под афроамериканскую музыку пляшет!

— Ой, неправ ты, соседушка! Вот ты — и есть новое. Кто у нас был у власти до этого, да и есть сейчас? Коммунисты! Ты же ко времени так называемой «перестройки» сформировался уже вполне зрелым мужчиной и потому мог правильно осмысливать все то, что происходило все последние годы, и ближайшее будущее принадлежит таким, как ты: через лет так десять — пятнадцать, когда этот смутный период в истории России, дай Бог, закончится или хотя бы начнет угасать, люди твоего поколения будут делать политику и вершить судьбы нации, а эти, как ты говоришь, «в бейсболках», только начнут постигать истины жизни, а я уж, поди, буду лежать в земле сырой, а если Бог простит, — и тут хозяин перекрестился, — и Царство небесное обрящу, хотя нельзя мне на это надеяться, недостойному! — и опять перекрестился.

— Может быть, и есть тут твоя правда. Но, ты знаешь, меня вся эта суета мало занимает — я, наоборот, поменьше об этом думать стараюсь.

— Ага! — Чувствовалось, что соседу подобный ответ только и был нужен. — Страна летит к черту, земли по республикам распихали, в Чечне наших мальчиков убивают, американцы нами командуют, по Питеру спокойно ходить нельзя — а тебе по фигу?

— Михалыч, — попытался отмахнуться от него Влад, — отстань, не начинай, у меня голова еще не прошла, и, ты же знаешь, спорить я на такие темы не люблю.

— Вот они, нынешние! — сказал хозяин. — В стране бардак, а им — хоть бы хны! Маша! Иди на нашего аполитичного соседа полюбуйся!

— Да ну вас! — донеслось из кухни. — Пили бы меньше, а политический, не политический — мне все одно.

— Михалыч, — вдруг осенила гостя внезапная догадка, — а ты тоже, что ли, на старые дрожжи…

— Тс-с! — поднеся палец к губам, предостерег его от продолжения фразы сосед. — Не выдавай! И действительно, шел бы ты спать: час-другой — и оклемаешься.

— Твоя правда. — Влад поднялся, подал хозяину, как бы благодаря его за прием, руку. — До свидания, теть Маш! — крикнул.

— До свидания, соколик! — услышал в ответ, еще раз махнул Михалычу да отправился к себе. Конечно, поспать было бы совсем неплохо, но прежде решил собрать раскиданную вокруг одежду, поочередно повесил на плечики пиджак, брюки, убрал носки, на всякий случай — ничего не потерял? — пошарил по карманам пиджака, вынул вдруг скомканную бумажку, расправил — аккуратным женским почерком на ней были выведены семь цифр и имя: «Жанна». «Позвонить, что ли? — пронеслась мысль в голове. — Хотя: зачем? Взяла вчера, отправила куда подальше, как мальчика. И для чего телефон дала? Из вежливости? А, возьму да позвоню — за спрос денег не берут».

Подошел к телефону, снял трубку, стал набирать номер, но сбился. Набрал опять. После двух длинных гудков услышал.

— Здравствуйте, вас слушают!

Голос был женский, но явно не походил на голос новой знакомой, а Влад знал, что живет она с отцом и сыном, других дам у них в семье не было, так что вполне уверился в том, что просто не туда попал, но на всякий случай сказал:

— Добрый день! Будьте любезны, Жанну!

— Это я, — послышалось в трубке.

— А это — я, — не будучи подготовлен к тому, что это именно она оказалась у телефона, произнес он.

— «Я» — это замечательно, но может быть, вы сможете еще и представиться?

— Вам, Жанна, звонит Влад — ваш вчерашний кавалер.

— A-а, еще раз здравствуйте. Только для меня вы теперь не кавалер, а чемпион по употреблению водки. Кстати, знаете, ваше чудесное приветствие напомнило мне один известный анекдот: наркоман, находясь дома, только что принял дозу, и вдруг раздается стук в дверь. Подойдя к ней, он спрашивает: «Кто там?» — «Я!» — раздается снаружи. «Я?!» — удивляется наркоман.

— Смешной анекдот.

— Да, смешной. Сын в школе наслушается, а потом мне пересказывает. Как ваше самочувствие?

— Уже лучше.

— «Уже» — понятно. А было?

— Было — не очень.

— Немудрено. Чем закончился столь чудесный вечер?

— Ничем особенным. Потихоньку разошлись, я — один из первых.

— Почему так?

— Вы неожиданно исчезли, и мне стало скучно.

— Ну, прежде чем я неожиданно исчезла, вы неожиданно напились, и, надо полагать, вам-то под влиянием алкоголя все ж было несколько веселее.

— Я напился? Я вполне бодро себя чувствовал.

— Да? Значит, я мало вас знаю. Раньше мне почему-то казалось, что если человек за восемь минут выпивает четыреста граммов водки, а когда после этого встает из-за стола и его пошатывает, то бодрости здесь мало.

— Да, вы меня знаете плохо. Я достаточно быстро реанимировался.

— Ну, все равно уж было поздно, мне надо было домой.

— Я бы вас проводил.

— Ой ли? Мне почему-то показалось, что вы на меня обиделись.

— Нет, обижаться — не моя прерогатива. Может быть, был чуть сердит, и то одну секунду, но нет, не обиделся, ни в коем случае.

— Правда? — Казалось, это сообщение ее обрадовало.

— Правда. Кстати, вы уже составили себе план на сегодняшний вечер?

— Интересно вы задаете вопрос. Хорошо, если план уже составлен, что вы скажете?

— Я скажу, что мне жаль, потому что я вас хотел сегодня куда-нибудь пригласить.

— Ну, и при чем здесь какой-то план? Я всегда его могу изменить.

— О-о, значит, вы непостоянны — это не может не тревожить.

— Вы глубоко заблуждаетесь. Нет существа, более постоянного, чем женщина. В мои планы на вечер входило приготовление пирога — но я с таким же успехом могу сделать это и завтра днем. Но вы еще не передумали?

— Насчет приглашения?

— Да.

— Не передумал. Куда вы хотели бы пойти?

— Фу, какой официоз. Полагаюсь на ваш вкус.

— Чудесно. В девятнадцать ноль-ноль — нормально?

— Чем же плохо? Но где?

— Вы скажите, где живете, я за вами зайду.

— Ой, боюсь, как бы вы не заблудились. А живу-то я не так далеко от Ильиных — давайте у их подъезда внизу.

— Ровно в семь?

— Ровно в семь.

— Ну что же, тогда — до встречи!

— До встречи!

Положил трубку на место. «Получилось! Хотя — что получилось? Пройтись под руку под луной? Ладно, поживем — увидим».

Сбросил тапочки, упал на постель. Взял с тумбочки будильник — половина первого, времени еще — масса, но на всякий случай завел на пять пополудни — мало ли? Положил голову на подушку, опустил потяжелевшие веки и уж собрался предаться сладкому сну, как заверещал телефон, мелькнула мысль не поднимать трубку, но ведь все равно сработает автоответчик, и сразу вспомнилось, как Семеныч в последний раз кричал: «Если спишь — проснись и сними трубку, а если тебя просто нет дома, то где же ты тогда лазаешь, черт возьми!», потянулся и снял ее с аппарата.

— Привет! — послышался голос Косовского.

— Здравствуй, — ответил.

— Как состояние?

— Поправил уже.

— Ага, ясно. А классно ты того качка вчера уделал!

— Пиррова победа. Принес в жертву здоровье.

— Да ладно пургу гнать! Дай тебе волю — ты еще бы столько выпил.

— Ну, — сказал Влад, — если к водке еще и закуску — то, может быть, и выпил.

— Ты знаешь, я, вообще-то, просто так звоню. Но меня один вопрос свербит — ты что вчера с Ларисой сделал?

Влад попытался напрячься и вспомнить, делал ли он что-нибудь вчера с бывшей подругой. Не получилось.

— А я с ней что-то делал?

— Ты с ней пять минут в баре посидел и смылся, а она вернулась к столу и как давай на всех наезжать! Я и то еле ноги унес. Что ты ей там наговорил?

— Не помню. Но, пожалуй, вряд ли нечто особенное.

— Ну, понятно. Ладно, извини за беспокойство.

— А как там у тебя, нормально? Что с твоей девицей стало?

— С ней все хорошо. Лежит рядом, жует яблоко и передает тебе привет.

— Хе! Ну и ты ей от меня передай.

— О’кей! Ладно, пока!

— Пока!

Положил трубку, подумал-подумал, выдернул шнур из розетки, зарылся в подушку и спокойно уснул.

III

Тетя Маша была права — проснулся бодрым и свежим, насколько можно быть бодрым и свежим после пьянки с раннего вечера до глубокой ночи и последующего опохмела. Потянулся, вскочил, сделал несколько движений руками — чуть размялся. Подошел к полочке с компакт-дисками, провел по ним пальцами — не то, не то, хотелось что-нибудь быстрое, зажигательное, взгляд на «Motorhead» — нет, слишком громко, лучше «AC/DC». Поставил сборник, включил сразу с «Thunderstruck». Побежал в ванную, пустил воду.

Настроение было прекрасным, хотя, казалось, повод к тому не столь уж и замечательный — свидание с дамой, давно уж не первое в жизни И, дай Бог, не последнее. Но, во-первых, дама была интересная, а во-вторых, это все одно лучше, чем провести вечер у телевизора, поочередно переключая каналы, или за бутылкой водки с Семенычем.

Вернулся в комнату, включил телефон. Раскрыл шкаф, с удовлетворением отметил, что имеется не просто свежая, но и выглаженная рубашка, — вести домашнее хозяйство не любил, больше всего — стирать и гладить, далее — пылесосить и мыть полы, затем — убирать утром постель, еще дальше — мыть посуду. Однако к посещению продуктовых магазинов, тем паче — к приготовлению пищи относился терпимо, ибо иногда любил почревоугодничать, посетить же в Санкт-Петербурге ресторан, преследуя эту цель, по затраченным средствам — то же самое, что сделать покупку средней дороговизны в какой-либо европейской столице. Сделать же в питерском бутике покупку средней дороговизны — все равно что оплатить тур за границу без учета стоимости перелета, живя потом в довольно приличном отеле. Провести два дня на море в Сочи, живя в приличном, но далеко не шикарном отеле (четыре звезды) «Рэддиссон-Лазурная», — все равно что две недели на Кипре или на Канарах в собственных апартаментах с обильным питьем и сытным питанием, или же дорогая покупка в «Бабочке» на Фурманова или «Валентино» на Пионерской, уж не говоря о любых бутиках на Невском.

Вода в ванной набралась быстро, он осторожно опустился в горячую воду, с наслаждением расслабился. Полежал с закрытыми глазами минуты три, потом встал, растерся шампунем — мыло не любил, — нырнул опять. Выдернул пробку, вылез из ванной, стоя у умывальника, почистил зубы, тщательно побрился, стал под душ, омылся, схватил полотенце, на ходу вытираясь, зашел в комнату. Звучала «Highway to hell». Настроение было уже не то, потому выключил, поставил Брайана Ферри. За окном смеркалось, шел мокрый снег, сейчас он оденется, возьмет зонт и попрется к дому Ильиных, где, очевидно, простоит минут пятнадцать, дожидаясь новую знакомую, на ветру — жуть! — а затем поведет ее в ресторацию «Санкт-Петербург» на набережную канала Грибоедова, где они проведут часа два, ведя никчемный разговор, и потом она заявит, что ей пора домой — конечно, заявит, иначе что мешало ей поехать к нему вчера ночью? Слова, цветы, прогулки, свидания, полунамеки, полутона… Э-эх! Но возвращаться домой — опять четыре стены, книжка или видеофильм на сон грядущий — нет, не хотелось. На всякий случай решил обеспечить возможность не заканчивать вечер одному — набрал номер Семеныча, тот оказался дома. Поздоровавшись, Влад спросил:

— Ты какие себе планы на сегодняшний вечер составил?

— Никакие. Сижу, смотрю телек. Обещали ребята зайти — так, на полчасика, чисто пивка попить — значит, гудеть до утра.

— У меня там дельце одно, если обломится, я к тебе часиков в одиннадцать-двенадцать подойду.

— А если не обломится?

— Тогда извини.

— Договорились. Ну, пока.

— Пока.

Положил трубку, начал собираться. Старательно почистил туфли, хотя, учитывая погоду и грязный снег, смешанный с песком, под ногами, оставаться в таком состоянии им было от силы минуты три после выхода на улицу, натянул брюки, надел рубашку, аккуратно повязал галстук, накинул пиджак и внимательно посмотрелся в зеркало. «А что? — подумал. — Внешне ничего. Да под хорошую закуску…»

Вспомнилось:

Ведь я еще не сдан в архив,

И в женщинах еще разборчив,

И, рожу надлежаще скорчив,

Бываю весел и игрив.

Решил, что вполне про него.

Вышел на улицу. До цели можно было дойти пешком, но — взглянул на часы — стрелки уже приближались к семи, потому взял такси.

Опоздать, в принципе, все же не боялся — на его памяти женщины всегда задерживались. Однако, когда подъехал к дому Ильиных, сразу увидел одиноко стоящую фигуру Жанны, мокнущую под снегом-дождем, — маленький козырек над крыльцом не спасал от непогоды. Пулей выскочил из машины — водитель сразу развернулся и уехал, — подбежал, начал извиняться.

— Ну-ну, хватит, — остановила она Влада. — Теперь я знаю о вас еще чуть-чуть больше. Вчера я узнала, что вы пьяница и не любитель ухаживать за дамами, сегодня — что вы не педант. А что еще предстоит узнать?

— Что я агент международного империализма и реставратор старого режима.

— Это лучше, чем быть педантом, — засмеялась она. — Куда мы держим путь?

— На набережную канала Грибоедова, в ресторан под названием «Санкт-Петербург».

— Чудесно. А что там такое?

— Там отличное заведение с замечательным интерьером, вкусной едой и тихой музыкой.

— Очень хорошо. Ну, так идем?

— Идем. — Он подал ей согнутую в локте руку, постарался поднять зонт таким образом, чтобы укрыть их обоих, не получилось, посему наклонил его ближе к Жанне.

— Что же вы в такую погоду — и без зонта? — спросил.

— Так торопилась — в отличие от некоторых, — что даже в окно не выглянула, а возвращаться — сами знаете, примета, да и опаздывать не хотелось.

— Еще раз простите великодушно. Искренне каюсь.

— Ладно, я вас уже простила, хватит об этом. А я, — и она посмотрела ему в глаза, — не думала, что вы позвоните, — такой у вас вчера был грозный, насупленный и надутый вид. Вы были похожи на обиженного ребенка, у которого только что отняли игрушку, съели его шоколадку и отправили спать, не дав дождаться передачи «Спокойной ночи, малыши!», — смотреть было больно.

— Пожалуй, если бы я был трезв, то смог бы скрыть свое расстройство, но благодаря алкоголю у меня, наверное, действительно все на лице было написано. А что же вы все-таки отказались, раз так меня жалели?

— Ну, во-первых, я считаю, что всегда женщина решает, когда ей лечь в постель с мужчиной, и в человеческой истории был только один период — первобытный, когда мужчина просто брал ее за волосы и тащил к себе в пещеру, но, конечно, если женщина свободна, а не принадлежит представителю сильной половины физически — то есть она не является его рабыней-наложницей, женой (в арабских странах) и не отдается за деньги — и в прямом, и в переносном смысле. Во-вторых, у меня вполне взрослый сын для того, чтобы не рассказывать ему сказки, а общаться с ним откровенно. Поэтому что он мог обо мне подумать, если я вечером сообщаю ему, что иду на день рождения к Марине и вернусь не очень поздно, а сама, выпив много вина, забываю о своей семье и еду на ночь к человеку, которого до того ни разу не видела?

— Уж, как вы меня!.. А я только собирался предложить на «ты» перейти, но теперь уж боюсь.

— Не бойся. «Ты», так «ты» — давно пора.

Вышли на дорогу, быстро перешли ее, так как их путь лежал в направлении центра. Машину поймали быстро, забрались на заднее сиденье.

— Грибоедова, ближе к Спасу? — спросил водитель. — О, места моей молодости, мы всегда там с моей нынешней женой гуляли, когда она еще в школе училась, даже особый маршрут у нас для прогулок по центру выработался. А время-то какое было! Вроде и в коммуналках жили, и на демонстрациях маршировали — а народ был счастлив, не то что сейчас… Я курю — ничего?

— Ничего, — ответил Влад. Водитель попался разговорчивый, ладно еще бы не назойливый. Один раз его подвозил рыжебородый крепыш, который так разошелся, осуждая Ельцина, что забыл, куда им ехать, а сам дошел чуть ли не до исступления — Влад тогда даже испугался.

— Ну и что мне с того, что в Казанском был музей атеизма, а теперь церковные службы проводятся? Я и раньше туда не ходил, и сейчас не пойду, а вот, сидя перед ним летом на лавочке, на солнышке погреться, пивка попить да на архитектуру полюбоваться — это с удовольствием. Но пиво-то нынче дороже!

Влад повернул голову направо, посмотрел в окно. На стекле оседали крупные снежинки и сразу таяли, сбегая вниз тонкими струйками, мелькали огни, лилась болтовня таксиста, монотонно скрипели дворники — раз-два, раз-два… Все и в жизни идет монотонно, тихо, спокойно, скучно — не бурный ледоход, а тихое течение. Раз-два, раз-два… Хорошо ли это, плохо ли? Кто его знает…

— …Или сменщик мой — вот такую щуку вытащил. Ну, выпили за улов-то, домой рыбу приносит, жена нет похвалить — давай, понимаешь, его пилить: чего напился. Вы женаты-то?

— Нет, мы этот вопрос еще не обсуждали, — сказала Жанна столь серьезно, будто они знакомы очень долго, но данной темы еще не касались. Наверное, не хотела вступать с водителем в диалог.

«Нас уже принимают за устоявшуюся пару, — подумал Влад. — С другой стороны, откуда ему знать, в первый раз мы видимся, второй или пятидесятый? Мужчина и женщина, нарядные, улыбающиеся, субботним вечером едут отдыхать — чем не супруги?»

— …Такую команду развалить, шесть матчей — шесть побед! А перед решающими играми тренера меняют, ведущих футболистов отпускают — как с «Нантом»-то сражаться будем? Нет, здесь не все чисто. Я иногда слушаю того же Жириновского: а ведь вправду выгодно американцам было, чтобы развалился Союз и единственной супердержавой остались они? Выгодно! Значит, без всяких там ЦРУ дело тут не обошлось. Кому в Европе нужно, чтобы наши кубок лиги выиграли? Да никому. Вот, стало быть, и строят нам козни… Где тут на Грибоедова?

— Да вот, прямо здесь. Спасибо, до свидания! — ответил пассажир, отдал деньги, вышел сам, помог выбраться спутнице.

«Санкт-Петербург» — довольно уютный ресторан, несмотря на подчеркнутую помпезность обстановки, излишне громкую иноземную речь, неудобное расположение столов и иногда появляющихся здесь крикливо одетых дам, видимо заскакивающих сюда из расположенного рядом клуба «Конюшенный двор». Всегда мягкий, ненавязчивый, неяркий свет, тихая музыка в исполнении тапера Марка, можно, однако, здесь услышать и русские классические романсы — вокруг множество различных посольств-консульств-представительств, посему иностранцы тут — частые гости, и они от всего русского тащатся — как же, экзотика! — впрочем, если Марка и его коллег попросить, исполнят они и «С чего начинается Родина», и «Не думай о секундах свысока». Кухня — русская национальная, тут тебе и поросенок с кашей, и борщ с кулебякой, готовят замечательно, напитки все подряд — наряду с «Пятизвездной» водкой можно выбрать тончайшие французские вина, равно как и не совсем приятное немецкое или голландское пиво в бутылках. Цены, как и везде сейчас в Петербурге, к сожалению, высокие.

На входе гостям, с улыбкой их поприветствовав, помогли раздеться и предложили пройти в конец зала, Влад, собственно, так и хотел. Мэтр проводил их к столику на двоих, вручил меню и удалился.

Усевшись, Жанна осмотрелась вокруг и произнесла:

— А здесь хорошо, мне нравится.

Подошел официант в неизменном жилете и бабочке, спросил, что они желали бы на аперитив, — он попросил томатный сок, его спутница — «Мартини».

— Ты в этом заведении завсегдатай? — спросила она.

— Не совсем. Сюда прихожу, однако, чаще, чем в иные места.

— Так, — сказала она, листая меню, — тогда, может, не будешь заставлять меня терпеть муки выбора, а, как знаток, подскажешь, что мне взять на ужин?

— Как человеку, посещающему «Санкт-Петербург» в первый раз, для того чтобы у тебя сложилось наиболее полное и адекватное впечатление о местной кухне, советую: раз, — и он начал загибать пальцы, — холодная закуска: сельдь с отварным картофелем, альтернатива: маринованные грибы с луком, два: несмотря на вечер, советую отведать щи со сметаной — безумно вкусно! — три: горячее — ты вроде бы говорила, что мясо не очень любишь?

— Да, не очень, — подтвердила Жанна.

— Тогда, — продолжил он, — лучшее, что можно предложить, — карп, запеченный в духовке, — в сметане, с шампиньонами и рассыпчатой гречневой кашей — объедение! — но можно и жареную лососину под соусом. Ну и, конечно, перед каждым блюдом необходимо выпить стопочку холодной «Пятизвездной» или «Синопской» водки.

Она засмеялась:

— Ты так вкусно рассказываешь, что мой аппетит необыкновенно окреп, но все равно недостаточно для того, чтобы осилить ужин из трех блюд. Я, пожалуй, остановлюсь на карпе.

— Это значит, что первые два я буду поглощать в гордом одиночестве?

— Хорошо, — сдалась Жанна, — закажи для меня еще грибы. Кстати, водке я все-таки предпочла бы вино, лучше — белое.

— Вино, так вино, только его здесь подают бутылками, придется опорожнить всю, тогда как водку можно пить по пятьдесят граммов до нужного тебе состояния.

— Бутылка, конечно, многовато, но тут доза определяется настроением, а оно зависит от тебя.

— Хорошо, договорились. Где-то, где-то здесь, — он провел пальцем по карте вин, — я видел «Шабли» — а, вот. Я, правда, совсем не разбираюсь в винах и не знаю, насколько данное сочетается с карпом, однако, если ты против, выбирай сама.

— О нет. Я с алкоголем вообще общаюсь редко, а ты, как пьяница, мог бы и знать, какой напиток к чему подходит.

— Правильно: я не ценитель и гурман, я — пьяница. А из своего богатого опыта я вынес по этому поводу только одно: водка ко всему подходит. А будешь чаще общаться со мной, придется общаться и с алкоголем, так что станет он тебе скоро хорошим знакомым.

— Нет, нет, — засмеялась она опять, — я не согласна.

Подошел официант, принял заказ, забрал меню и ушел на кухню.

— Так, — расправила она салфетку на поверхности стола, — а теперь расскажи мне о себе немного.

— Родился семнадцатого января одна тысяча девятьсот шестьдесят третьего года в городе Колпино Лениградской области, единственный ребенок в семье, мать…

— Ну зачем ты утрируешь? Раз уж мы находимся здесь, значит, в чем-то интересны друг-другу, и чем же плохо мое желание об интересном мне человеке знать больше того, что он пьяница и не педант?

— Ага, значит, ты не веришь в свою интуицию и в то, что можешь составить правильное мнение о ком-либо после одной-двух встреч? Мне так вполне достаточно поговорить с кем-нибудь пять минут, дабы выяснить, приятен он мне, просто скучен или явно не симпатичен.

— Ого! — удивилась Жанна. — Гипноз, биополя?

— Вполне может быть. Как любовь с первого взгляда: щелк! — и зажглась. В ранней молодости я замечал за собой: приходишь на вечеринку один, без пары, вдруг видишь девушку — и понимаешь, что она будет сегодня с тобой, как токи бегут какие-то, тут и много слов не нужно, и много времени.

— Извини, — возразила она, — но по-моему, это просто глупости. Как можно определить человека за пять минут? Да иногда за годы не поймешь, а тут — за столь небольшой отрезок времени. Да, мне, возможно, кто-то хотя бы не неприятен, я могу знать, что он надежный, верный товарищ, но если вдруг спустя несколько дней после знакомства выясняется, что его любимое музыкальное произведение — песня дочери Зосимова «Подружки мои, не ревнуйте», любимая книга — письменное изложение содержания «Рембо-2», а фильм — какой-нибудь «Яростный кулак» или «Тропиканка», то я теряю к нему всякий интерес. Да, пусть он отличный семьянин, патриот, способный на героический поступок, ценный работник — но мне уже все это не нужно.

— В таком случае мне повезло, — вздохнул Влад, — мой любимый фильм — «Санта-Барбара».

— Не притворяйся! Ты же понимаешь, что я имею в виду?

— Не понимаю. То есть если вынуть из библиотеки покрытого сантиметровым слоем пыли зачуханного очкарика и поставить рядом мускулистого красавца, весельчака, душу любой компании, однако твердо уверенного в том, что американцы говорят на американском языке, а Чои Ду Хван — это особое ругательное слово, ты предпочтешь первого?

— Из них не предпочту никого. Я считаю, что должна быть гармония, сочетание… — Тут официант принес вино, повертел, демонстрируя, в руках бутылку, после кивка головой Влада плеснул чуть-чуть на донышко специального маленького бокала, Влад отпил, опять кивнул, гарсон налил вино Жанне в уже нормальный бокал, а перед ее кавалером поставил стопку водки.

— Так что там насчет гармонии? — спросил тот, предлагая возобновить беседу.

— Я за гармоническое сочетание разных качеств — не обязательно в превосходной степени, то есть, вот, некто должен быть самым умным, ответственным, образованным, в то же время обладать обостренным чувством юмора и не бояться шагнуть в огонь, дабы вытащить оттуда ребенка, — просто, чтобы все качества человека, которыми он обладает, сплетаясь вместе, делали его обаятельным, интересным. «Качок» с куриными мозгами и, как ты выразился, «зачуханный» очкарик ничем не лучше друг друга. Что же касается внешности, то для мужчины она и вовсе неважна: руки-ноги на месте — уже красавец.

— Я все равно тебя не пойму. То я думал, что ты говоришь о каком-то идеале, теперь, оказывается, о гармоничном сочетании чего-то…

— Не «чего-то», а необходимых качеств. Для меня вкус в музыке или начитанность — важные качества, нужные, то есть если человек их имеет, но не научился совершать прыжки на батуте или плохо знает тригонометрию — ничего страшного, если же он прекрасный акробат, но не имеет первых качеств — мне он уже не интересен, — и она отпила вино из бокала. — О-о! Мне нравится! — и взглянула на Влада, как бы предлагая ему сказать что-либо.

— Теперь мне все понятно. Дух, интеллект, вкус, чуть здоровья — чтоб руки-ноги на месте были, — и чтобы это гармонировало: вкус не вредил интеллекту, а наоборот. А как же быть с народной мудростью — любовь зла, полюбишь и козла?

— А никак. В козла-то можно влюбиться, но надолго ли?

Официант принес холодные закуски, Влад взглянул на них, почувствовал, что голоден — как-никак без обеда, поднял рюмку:

— За знакомство и общение!

— Поддерживаю! — сказала она, чокнулись, выпили.

Он с жадностью накинулся на еду, некоторое время молчали, пока он ловко отправлял в рот кусочек за кусочком сельди, не забывая о картофеле и запивая все это томатным соком; Жанна же вяло пыталась разобраться с грибами. Наконец Влад закончил, вытер губы салфеткой, сказал:

— Знаешь, ты меня все-таки пугаешь. Почему не принять человека таким, какой он есть, по принципу «нравится — не нравится», и не подгонять его под какую-то планку? Я вот то ли читал, то ли слышал — среди немецких женщин был проведен тест, что их более всего привлекает в мужчине-спутнике, и шестьдесят процентов поставили на первое место успех в делах, потом шли отношение к своей жене, детям, и уж совсем в конце — все остальное.

— Правильно, — согласилась дама со своим кавалером, — стабильность в семейной жизни, пожалуй, и главное. Но если спутник жизни обладает еще чем-то, что может радовать его жену, — нешто это хуже?

— Лучше, — кивнул Влад. — Все выяснили: у тебя подход к людям умозрительный, у меня чувственный. Ты, пока не подгонишь человека под свои представления, не можешь лечь с ним в постель. Я же считаю, что в постели, в основном, фильмы и книги не обсуждают, посему — какая разница!

Про себя же подумал, что она потому до сих пор одна, не замужем в свои годы, что, вероятно, придумала себе некоего принца на белом коне — он представил себе этого отпрыска королевской крови: молодой, в одеянии, расшитом золотом, на голове — шляпа с пером и кокардой, на боку — шпага с золоченым эфесом, на щеках легкий румянец, конь храпит, бьет копытом, сбруя богатая, — и ждет его не дождется. «Эх, пить мне сегодня у Семеныча пиво», — решил он. Принесли щи, к ним сметану, опять чокнулись, выпили, он занялся блюдом, а Жанна продолжила свои рассуждения:

— Ты знаешь, как ни странно, мне слышать это даже не обидно, хотя и понятно, что ты имеешь в виду. Но ведь после ночи наступает утро, а раз уж у людей есть способность и стремление к общению, то им придется о чем-то разговаривать. Тебе хватает пяти минут, чтобы распознать человека, у тебя, может, развита интуиция, но если бы я вчера была вульгарно накрашена, волосы у меня стояли дыбом, в носу — серьга, на ногах — цветные колготки, в разговоре я бы каждую свою фразу заканчивала нецензурным словом, а докурив сигарету, смачно сплевывала на окурок, прежде чем положить его в пепельницу, позвонил бы ты мне сегодня и пригласил куда-нибудь?

— Ужасную картину ты нарисовала. — Он даже поморщился. — Конечно, нет!

— То есть ты должен понимать, что я не особенно требовательна и планка моя не слишком-то и высока. По тому, как ты вчера цитировал поэтов или вел беседу, у меня нет нужды убеждаться в наличии у тебя вкуса и интеллекта, юмора, кстати. Но вдруг ты не любишь детей или считаешь женщину низшим существом по сравнению с мужчиной, вдруг ты какой-нибудь сексуальный извращенец? Поэтому мне и хочется выяснить о тебе больше того, что я знаю, прежде чем… — и не закончила.

— Прежде чем что? — мгновенно переспросил Влад.

— Прежде чем предпринимать какие-то шаги, — и внимательно посмотрела ему в глаза.

«Странно, — подумал он, — а ведь она весьма интересна и умна. Как вдруг Жанна показалась мне занудой? Просто более требовательно подходит к выбору мужчин, чем иные, — очевидно, знает себе цену». Далее спросил:

— А почему ты считаешь, что я буду с тобой откровенен?

— Ну ты же был вчера откровенен — и в словах, и в поступках. Я уже знаю, что нравлюсь тебе, если учесть и то, что ты мне предложил вчера, — она сделала паузу, отпила вино, — ты мог сделать под влиянием алкоголя или чтобы вечер получился совсем уж запоминающимся, то сюда пригласил сознательно, находясь в здравом уме и отдавая себе отчет и в желаниях, и в поступках. Теперь у тебя есть шанс понравиться мне, вернее, что-то прибавить к первоначальному, вполне приятному, впечатлению, — всесторонне не узнав человека, я не могу ему довериться.

— Хорошо. Детей я люблю — в свое время даже был пионервожатым в летнем лагере, и дети после смены мне письма писали. Секс практикую традиционный, ибо считаю, что человека отличает от приматов только хождение на двух ногах и «homo sapiens» — определение для него ненормальное, женщине тут особой роли не отвожу, равно как и мужчине перед нею.

— Ого! Это уже интересно. То есть человек — такой же примат, животное?

— Совершенно верно. Классики марксизма не зря же указывали, что «человек — прежде всего животное». Прежде всего, в основании, а потом уже все остальное. Фраза Анатоля Франса, например: «Я сказал бы, что человек — нелепое животное, и воздерживаюсь от этого только потому, что Господь наш Иисус Христос пролил за него свою бесценную кровь». Но через некоторое время он не выдерживает и все-таки устами своего героя говорит: «Человек по природе своей — очень злое животное, а человеческие общества потому так скверны, что люди созидают их согласно своим наклонностям». Цицерон: «Как бы ты ни был мудр, если тебе будет холодно, задрожишь». Человек в мыслях своих пытается сделать себя равным Богу, хотя прежде всего хочет есть, и голод гонит его вперед, плюс еще похоть, это и есть прогресс. Так же как и животное, он ест, спит, сношается для воспроизводства потомства, так же убивает, — хищник делает это ради того, чтобы насытиться, человек — из-за денег или из стремления к власти:

…человек таков,

Каким и был он испокон веков.

Он лучше б жил чуть-чуть, не озари

Его ты Божьей искрой изнутри.

Он эту искру разумом зовет

И с этой искрой скот скотом живет.

Да, я не отрицаю наличия у человека какого-то практического мышления — потому он сражается с другими с помощью самолетов и танков, а не клыков и когтей, — но это не разум.

— Странно. А как же тогда культура — искусство, градостроительство, научно-технический прогресс? Вот ты сейчас цитировал нечто — а поэзия? Живопись? Человек, создавший этот отрывок, по-твоему, животное?

— Конечно. Ведь «сначала жить, а уж затем философствовать». Весь этот полет духа ничего не стоит для определения человечества в целом — принадлежит он единицам. И не зря создано столько антиутопий: вполне возможно, что все наше научное развитие доставит нас к такой катастрофе, какая приведет в негодное состояние все, и человек опять схватит палку и побежит убивать другого из-за куска хлеба. Да, существовало некоторое количество святых, которые смогли приблизиться к истине и обрести себе Царство небесное, — но что они по сравнению с остальным человечеством? И не называем же мы всех людей святыми? Почему же всех их именуем разумными на основе того, что были Платон, Марк Аврелий, Ньютон, Кант, Эйнштейн, Пушкин и Достоевский? Да и был бы Платон с детства рабом, киркой добывающим руду в карьере, а не ежедневно пирующим знатным мужем, — о чем бы он тогда думал: о царстве идей или о лишней миске похлебки? Неизвестно! Волк не убивает сразу нескольких зайцев, а убивает одного, и не потому, что он такой злой и нехороший, а потому, что ему самому есть хочется, и природа так устроена, что с помощью заячьей тушки он свою жизнедеятельность поддерживает. Убивает же одного, а не многих, потому как если сразу всех перебьет, скоро никого не останется, соответственно, быть ему голодным. Человеку же всегда мало, и я лично не раз наблюдал факты, как банкир, пусть не самый богатый, но обладающий стабильным доходом, все равно не упускает случая, дабы подставить другого — когда для того, чтобы заполучить его клиентов или какие-то фонды, а когда просто для профилактики, — чтобы тот, другой, в будущем его подобным образом не подставил. Человек придумал заморозку, научился коптить и засаливать впрок — ему все мало. Некоторые умы, желающие общего счастья, создали благородную мечту о равенстве, когда же ее начинали осуществлять, то топили все и вся в морях крови, ибо человек не хочет быть равным другому, ему все мало. Волк редко когда убивает другого волка, человек с себе подобными делает это постоянно, и вся его история — история убийств. Если уж все-таки предположить, что человек отличается от животного потому, что он «разумный», то тогда в понятие «разумный» надо вкладывать не привычное нам: «добрый, светлый, нравственный, стремящийся к знаниям», а «злой, расчетливый, хитрый, изворотливый, подлый, лживый, полученные знания использующий для личной выгоды», а величайшим достижением человеческой мысли считать не создание письменности, литературу и полеты в космос, а отдачу денег в рост как способ обогащения, атомное и биологическое оружие.

— Да, — покачала головой Жанна, — не жалуешь ты венец вселенной.

— Не жалую.

— Ну а ты сам — плох или хорош в таком случае?

— Плох настолько, насколько плох человек, что, однако, не наводит меня на мысль об искуплении с помощью ношения вериг, самоистязаний и исступленных молитв. Если допустить, что человек обладает свободой воли — в чем я сильно сомневаюсь, — то направить ее он может только на то, чтобы не стать еще хуже, — ибо исправиться ему уже не суждено.

— Ну а как же возможность искупления грехов путем праведной жизни? Покаяние? Страшный суд, наконец?

— Праведники — направо, грешники — налево? А много ли тебе известно праведников? А много ли людей ты встречала чистой, искренней веры? Каждый из нас — кто прямо, кто косвенно — участвует в том, что мир летит в тартарары, и если некто регулярно по воскресеньям ходит в церковь, читает молитвы на сон грядущий, соблюдает пост, исповедуется и причащается, не лежит ли и на нем вина в том, что происходит вокруг, пусть самым-самым краешком, самой малой частицей?

— Как-то все это эфемерно, обще, неконкретно — я не понимаю…

— Хочешь конкретности? Пожалуйста: вот, например, в Эфиопии в результате плохих природных условий, голода, войн и эпидемий ежегодно гибнет огромное количество детей. Однако, если ты — лично ты — продашь все свое имущество, добавишь кое-какие сбережения и передашь это все нескольким эфиопским семьям, ты спасешь их детей от голодной смерти. Согласна? Молчишь? Я знаю, что ты можешь ответить: на это есть их правительство, международное сообщество, независимые гуманитарные организации и прочие, у тебя же свой ребенок имеется, и ты сначала ему будущее должна обеспечить, а не думать об африканцах. Это только добрый доктор Айболит на их континент из Питера отправился, потому что у бегемотиков заболели животики. А так каждого свои проблемы беспокоят. А посему — не надо петь дифирамбы человеческому разуму. Искусство, культура — это все прекрасно, но в них гораздо больше от вдохновения, этого неуловимого эфира, духовного экстаза, шаманского камлания, чем от разума. Наверное, потому для меня гораздо важнее то, что я к человеку чувствую, а не думаю о нем, потому я предпочитаю в определении «симпатичен — не симпатичен» опираться на невидимые нити, связывающие нас, на исходящие от человека импульсы, а не пытаться втиснуть его в какие-то рамки и отбрасывать прочь, если у него оказалось на два сантиметра чего-то больше, чтобы пролезть в правый угол.

— Во всяком случае, в мои рамки ты себя втиснул. Однако тебе не кажется, что ты очень страшные вещи говоришь?

Тут подошел официант, принес горячее, два одинаковых блюда — Влад заказал себе карпа тоже, — подлил даме вина, поставил перед кавалером следующую стопку водки, тот поднял ее, повертел в руках, сказал:

— Ты извини, что я разошелся, — может, спиртного выпил, может, давно на эти темы не разговаривал. Но наша беседа гораздо менее страшна, чем наш свет. «Свет»! — с равным успехом можно было сказать и «тьма»! Мы себе создали отдельный мирок, пытаемся как можно уютней его обустроить и боимся высунуться наружу. И не надо! Я как раз за это — за жизнь для себя, своих любимых, близких, — раз уж мир так устроен, что о тебе в тяжелую минуту никто не позаботится, то незачем и жертвовать собой ради того, что тебя не касается непосредственно и не может оказать влияние на ход твоей жизни, — эфиопов, доктора Хайдера или испытаний ядерного оружия на атолле Мороруа.

— Нормальные герои всегда идут в обход? — усмехнулась Жанна.

— Да, совершенно верно. Ты же отказалась распродать свое имущество ради эфиопских детей?

— Но это ведь уже чересчур…

— Правильно, чересчур, хотя святой Франциск раздал все, что у него было, бедным, — правда, он преследовал несколько иные цели, чем просто спасение от голодной смерти пары нищих. Вот если вдруг устроят какую-нибудь кампанию по сбору средств в помощь эфиопам — сродни той, что была лет десять назад, когда в восточном полушарии Боб Гелдоф собрал кучу музыкантов на «Уэмбли», а в западном Джексон с друзьями спел «We are the world, we are the children», и даже наши отметились — послали самолет с медикаментами, впрочем, через два года сами уже принимали одноразовые шприцы и сухие галеты в качестве гуманитарной помощи, — то ты честно отнесешь туда десять тысяч рублей, а может и все пятьдесят, и этим свою совесть успокоишь. То есть реально ты никому не поможешь, твои деньги по дороге разворуют сначала наши чиновники, потом чиновники какого-нибудь фонда, в который они стекаются, потом местные африканские распределители помощи — зато себя ты успокоишь. Так чем успокаивать, лучше и не расстраиваться, заботясь о судьбах мира, а беспокоиться о своей.

— Но почему же мои деньги не помогут? Десять тысяч я, десять — еще кто-то, и так — миллиарды! Та же акция, о которой ты говорил, с концертами рок-звезд, принесла же денег, оказала помощь?

— Оказала. По одним данным, было собрано пятьдесят миллионов, по другим — около двухсот. По два или по восемь долларов на каждого эфиопа. Крутая помощь, а? Съезди туда сейчас, посмотри на их жизнь — все то же самое: с миру по нитке собирая, всем бедным рубашки не сошьешь. Если задаваться целью реально помочь, то надо вливать денег гораздо больше, надо прекращать межплеменные войны, основывать развитую инфраструктуру, вводить новую систему образования, строить жилье, создавать рабочие места, — кому это надо? Никому — ни тебе, ни немецкому бюргеру, ни представителю американского среднего, а тем более высшего или низшего класса, — пусть третий мир выживает как хочет. Организаторы гигантских концертов десять лет назад больше создали себе рекламы, чем оказали реальной помощи. Вот если ты все свои деньги разделишь на три части и раздашь трем семьям, они смогут ими правильно распорядиться. А собирать по десятке — рублей, марок, долларов — без толку.

— Это чистейшей воды эгоизм, — утвердительно произнесла Жанна.

— Эгоизм — когда ты вокруг не видишь никого, кроме себя. Гордость, бахвальство, скупость и самовлюбленность. Я же просто соглашаюсь с поговоркой «своя рубашка ближе к телу» — у тебя есть родные, близкие, друзья — помогай им, делись с ними, не думай о братстве и единстве всех людей — этого никогда не будет. Действительные герои и вправду идут в обход. Да, героизм — закрыть своим телом амбразуру дзота. Но для меня более приемлемо просто метко бросить гранату — это тоже героизм, и телом закрывать ничего не надо. Так что я вполне нормальный герой, рассудительный, — идти в обход лучше, чем переть напролом. Если бы я был военным и меня послали бы ликвидировать последствия чернобыльской катастрофы, я бы не отлынивал и подчинился приказу, но я никогда бы не вызвался туда добровольцем. Если бы я шел по берегу реки и заметил тонущего в ней ребенка, я бы бросился его спасать, потому что отлично плаваю, и не боялся бы и сам утонуть, и ребенка утопить, но я бы никогда не стал бы разнимать пьяную драку — пусть лупят друг друга себе в удовольствие!

— А если бы ты видел тонущего ребенка, но сам не умел плавать?

— Тогда б я побежал звать на помощь, а пока она прибывала, пытался бы найти веревку или длинную палку.

— А если пьяная толпа забивает человека до смерти?

— Когда я вмешаюсь, толпа вместо одного забьет двоих. Юношеский альтруизм я оставил в юношеском же возрасте. Из примеров, которые помню, могу привести такой: как-то я, идя покупать цветы девушке на Восьмое марта, увидел лежащего в снегу мертвецки пьяного мужика, для которого праздник давно начался. Мне его стало жалко, я его поднял, привел в чувство, выяснил, где он живет, взвалил на себя и потащил по указанному адресу. По дороге нас чуть не забрали в милицию, а своего спасителя благодарный страдалец, могший к следующему утру оказаться замерзшим трупом, покрывал по дороге таким изощренным матом, о коем филологическая наука еще и не ведает. К девушке я пришел все-таки с цветами, но опоздав на час и мокрый до нитки. А мы ведь собирались на вечеринку, девушка была принаряжена и настроена на праздник, но ввиду того, что мы заехали ко мне — надо было переодеться, — пришли мы туда, когда уже веселье пошло на убыль, все было съедено и выпито, в общем, вечер не удался.

Второй пример: на танцах, выйдя подышать свежим воздухом, увидел следующую картину: две девушки дрались между собой, ухватив друг друга за волосы, визжа и достаточно умело пинаясь коленками. Обалдев от такого варварства, я бросился к ним, дабы прекратить этот ужас, но был остановлен дюжими молодцами, которые с вниманием следили за развитием событий, — во-первых, такая драка много интересней мужской, во-вторых, происходила она «из-за мальчика», и победившая должна была завладеть правом на оного. Я продолжал настаивать, так что закончилось тем, что эти ребята начали уже драку со мной, и если бы не вовремя подоспевшая помощь, то мне точно сломали бы ребра. Спрашивается, достойны ли были эти дамы подобной жертвы — как там, интеллект, вкус? — вспоминаешь свои слова?

— Но тебе все же пришли на помощь?

— Пришли мои друзья, с которыми я вместе рос с первого класса, с которыми в первый раз выпил водки, первый раз познал женщину и познакомился с другими явлениями окружающего мира, доселе неведомыми. На тот момент они были моими близкими, мы зависели друг от друга, были взаимно преданны.

За товарища я бы всегда заступился, как и за члена своей семьи, потому что это — твое, а не незнакомый тебе безличностный эфиоп, — что-то я слишком часто их упоминаю, — все равно кто: американец или русский из двора через улицу. Твой дом, твоя семья, твои друзья — вот истинные ценности, которым можно служить и ради которых можно жить.

— Значит, Антанта нам не поможет?

— Не поможет.

Пока Влад длил свой монолог, Жанна пыталась расправиться с карпом, и мало-помалу ей это удавалось.

— Вкусно, — сказала она, указывая на тарелку, — только костей много.

— Видишь, — произнес он, — все мало. Тебе недостаточно того, что рыба просто вкусна, тебе нужно, чтобы она была еще и без костей, а если бы кости у нее отсутствовали, тебе бы захотелось, чтобы она была и без головы, плавников и хвоста, да еще бы в жареном виде в природе и существовала. В этом — весь человек, он не умеет наслаждаться тем, что есть! Если бы он умел находить радость в уже существующем, тогда, может быть, не было прогресса, но человек был бы счастлив.

— Счастлив именно чем? Или почему?

— Как сказал кто-то известный, по-моему Карамзин, «счастье — есть отсутствие зол», и советовал довольствоваться тем, что Бог послал, и благодарить его за то. Человеку же все мало, отсюда все войны — когда кто-то у другого нечто хочет отнять, и прочее, и прочее. Только наслаждаясь каждой секундой, каждой частицей бытия, он может быть счастлив. Посему и надо больше думать о себе и близких, а не о всем мире. О всех вместе — означает ни о ком конкретно. Нужно любить какого-то определенного человека, оказывать добро ему, а не всем подряд, тогда, доставив ему радость, ты и сам будешь счастлив.

— Теперь я совсем запуталась — человек плох, зол, но его можно полюбить?

— Конечно, почему нет? Если он не дает разрастаться всему тому мерзкому, что уже заложено в него природой, если не стучит себя кулаками в грудь и не кричит, что он венец вселенной, если он не одержим гордыней и снобизмом по этому поводу, не возвеличивает на самом деле весьма ограниченные возможности своего разума, то его вполне можно полюбить, тем более что в любви нуждается прежде всего любящий, а уж потом любимый, без любви его съест ненависть, изгрызет изнутри. Любовь и вера — только это и может поддерживать то хорошее, что, пусть и в небольшом количестве, все-таки есть в человеке. Умение любить, умение радоваться только и могут помочь не отдаться своей природе, не подчиниться жестоким животным импульсам полностью. А иначе в нашем злом, жестоком мире не выстоять. Люби кого-то, радуйся тому, что у тебя есть, и ты не испытаешь сердечных болей и не проведешь бессонных ночей в думах о том, где и каким образом приобрести излишнее. Если твоя судьба сочтет, что тебе это излишнее необходимо и ты его достоин, она сама тебе его дарует.

— Резюме: живи как живется, люби и радуйся?

— Совершенно верно.

— Хорошо. Мне нужно переварить все сказанное тобой, а потом мы об этом еще поговорим. А пока, значит, тост за любовь?

— За любовь.

Выпили. Влад уже был рад, что она сама закрыла обсуждаемую тему — можно и поесть теперь. Да, карп, конечно, готовится здесь на славу. Прекрасна русская кухня! Взять хотя бы в «Амбассадоре» на Фонтанке рубленую куриную печень — подается в виде эдакой цилиндрической фасочки, в центре которой — жареные грибы, а по краям блюда — четыре небольших блинчика. Маленькой ложечкой кладешь печень и грибы на такой блин, с помощью вилки заворачиваешь его в трубочку, рюмку водки — хлоп! — и этой трубочкой закусил. Прожуешь и подумаешь: и вправду есть в жизни смысл. Для сравнения: в «Афродите», ресторане на Невском, оцененном критиком газеты «Коммерсант» Дарьей Цивиной в пять звезд, Владу довелось отведать язык то ли рыбы лу-лу, то ли просто морской, — экзотическое блюдо стоимостью в тридцать долларов. В меню читалось красиво, когда же принесли, оказалось — белая тоненькая полоска чего-то без соуса и гарнира, по вкусу напоминающая отечественную жевательную резинку, на рубеже семидесятых — восьмидесятых годов производимую в городе Армавире. В «Свири», находящемся в отделе «Палас» и получившем от той же госпожи те же пять звезд, он впервые узнал вкус лобстера, уже долларов за пятьдесят; когда разделывал его, думал о том, что в «Санкт-Петербурге» на эту сумму можно съесть три порции пельменей, да еще рюмкой водки запить, а так — ни желудку, ни сердцу. А китайская лапша, папоротник и жирные кусочки свинины в тесте в многочисленных «Драконах», раскинувшихся по всему Питеру, а мексиканские фахитос и прочая острая дребедень в «Ля-Кукараче», не говоря уже об итальянской пицце и американских гамбу… Все-все-все, тьфу! К русской кухне можно добавить разве что еще всякие грузинские сациви-харчо-хинкали-хачапури под «Цинандали», некоторые блюда с трудно выговариваемыми названиями в индийском «Тандуре» да пару-тройку французских кулинарных произведений, хотя Анатоль Франс свою кухню, будучи истинным патриотом, именовал не иначе как «самой изысканной».

Горячее поглощалось быстро. Задержав проходившего мимо официанта и предварительно посовещавшись со спутницей, Влад заказал два чая.

— Вот в чём — жизнь, — подцепив вилкой достаточно большой кусок рыбы, сказал он, — а не в борьбе за прекращение ядерных испытаний. Еще чуть-чуть здравого смысла и толику везения — и что мне все богатства мира?

— Для тебя счастье, — отреагировала на это замечание Жанна, — в любви и домашнем уюте. Ну а если для человека счастье в славе, в богатстве, во власти, он же не может его реализовать, сидя дома и с довольной улыбкой поливая цветок в горшке на подоконнике?

— Меньше бы людей находило счастье в перечисленных тобою вещах, меньше было бы Лениных-Сталиных-Гитлеров. Я не за то, чтобы люди не пытались чего-то добиться, как им кажется, для них необходимого. Если ты хочешь богатства большего, чем имеешь, и пытаешься достигнуть его способами, тебе доступными, то подумай, стоит ли тебе, например, продать свою квартиру, а полученные за нее деньги вложить в какой-либо перспективный, на твой взгляд, бизнес, с тем чтобы они через год удвоились, и в результате через указанное время остаться ни с чем ввиду его развала; или же решить, что вот, твоя квартира, тот уют, который тобой в ней создан, и есть твое богатство?

— Мы долго говорим о вещах слишком серьезных. — Она кивком головы поблагодарила официанта за чай.

— Ты же сама завела этот разговор, — удивился Влад.

— Сама, не сама — серьезного на первый раз хватит. Давай о чем-нибудь отвлеченном.

— Давай. О чем?

— Что ты больше всего ценишь в женщинах?

— То есть женщины — это отвлеченное и несерьезное?

— Это несколько отличное от предыдущей темы и более мне в данную минуту интересное.

— Ну, внешность — лицо там, фигура — и ненавязчивость.

— И все, так мало? А ум?

— Ум женщине ни к чему.

— Вот так новость! То ты говоришь, что не ставишь мужчину выше женщины, то заявляешь, что ум ей ни к чему.

— Ну так и мужчине ум ни к чему. Радоваться жизни можно и не зная, что Чон Ду Хван — бывший южнокорейский глава.

— Все равно, что-то слишком мало получается.

— Хорошо, можно добавить: умение чувствовать настроение мужчины. Умение нравиться и быть всегда желанной. Умение соглашаться и не спорить в каких-то мелочах, но отстаивать свое мнение в глобальных вопросах, впрочем, не до громких ссор. Быть хозяйкой, хранительницей очага. Ей должно нравиться заниматься любовью не только при выключенном свете после двадцати двух ноль-ноль, не больше двух раз в неделю, а всегда и везде, лишь бы с любимым мужчиной. Она не должна долго болтать с подружками по телефону в моем присутствии и любить телесериалы. Походы к моим друзьям она не должна воспринимать только как необходимость, а к своим подругам — только как праздник. Она должна понимать, когда мужчине необходимо работать, а когда он может отдыхать. Она…

— Все, все, мне ясно. Это уже, наоборот, слишком много. Ты говоришь, что не готовишь человеку рамки, а сам рисуешь какой-то суперидеал, причем, вероятно, основываясь на печальном опыте, — мне почему-то кажется, что твои предыдущие женщины этим требованиям не удовлетворяли.

— Ну-ну, зачем же так. Мне не нужен идеал, мне и наличия вместе трех из этих качеств вполне достаточно, но ты спросила, каким именно я отдаю предпочтение, — вот я и стал объяснять. А опыт был всякий — и положительный, и отрицательный.

— Расскажи! — попросила Жанна.

— Не сейчас. Как-нибудь потом.

Допили чай, Влад попросил чек.

— Хорошо, — сказала она. — Судя по тому, что ты назвал, для тебя важнее то, что она занимается с тобою любовью в любое время, что она убирает твою квартиру и чувствует твое настроение, чем то, что она умна, образованна и имеет тонкий вкус?

— Гораздо важнее! На что мне интеллектуалка, которая может правильно подобрать цветовую гамму, разговаривать на иностранном языке и отличать Шуберта от Штрауса, а Листа — от Шопена, если она фригидная неряха, не умеющая понять и принять моих желаний?

— А если она сочетает и то и другое?

— То это — женщина-мечта.

— Спасибо за комплимент.

— Здорово! — Влад аж подпрыгнул.

— Ты — дремучий феодал. Но ты мне все равно нравишься.

— Ты мне — тоже.

— Идем? — наклонив голову к плечу, спросила она.

— Сейчас, — ответил он, — гарсон-вэйтер появится со счетом, да и покинем сие гостеприимное место.

Официант ждать себя долго не заставил, подошел с папочкой, положил ее на стол и опять удалился. Влад открыл, изучил цифру, нашел ее невысокой, щедро прибавил чаевых, положил купюры рядом с чеком.

Оделись, попрощались, вышли на улицу. Холодный воздух казался уже не сырым и мерзким, а, напротив, бодрящим и освежающим. Кавалер обнял свою даму за талию, она не отстранилась.

Спросил:

— Куда сударыне угодно отправиться теперь?

— А что сударь может предложить?

— Даже не знаю, говорю искренне. Если ты любишь играть в бильярд, то можно поехать в два примечательных места — работают допоздна. Если хочешь потанцевать — можем отправиться в какой-нибудь клуб.

— Это все?

— Можно пойти в гости, — стараясь найти еще что-либо, придумывал он про себя возможные варианты, — или поехать играть в боулинг.

— Так, — произнесла Жанна и бросила на него лукавый взгляд, — а если даме хочется попить кофе, послушать приятную музыку, на худой конец — посмотреть телевизор?

Влад внимательно всмотрелся в ее глаза и ответил:

— Запросто! Ловим такси!

— Хорошо. Станем по разные стороны дороги, так быстрее поймаем. Кто первый — загадывает желание, второй — исполняет.

— Считай, — сказал Влад, — что ты мое уже исполнила.

— Тогда, — она громко засмеялась, — у меня одно уже остается, а в худшем для тебя случае их будет два.

— Согласен и на три.

— Ой, молодец, не спеши!

— Хорошо, — ответил Влад.

Они быстро дошли до проспекта, и, пока Жанна, стоя на своей стороне, высматривала огоньки фар какого-нибудь автомобиля, он перебежал Невский, махнул рукой мимо проезжающей машине, она и затормозила. Влад жестом позвал спутницу, а когда она подошла, шепнул ей на ухо:

— Получилось одно!

Она засмеялась, забралась на заднее сиденье, он вслед за нею, хлопнул дверцей, кинул взгляд на женщину и взял ее ладонь в свою. Суббота, поздний вечер, машин мало, дороги свободные, автомобиль не старый, ехали быстро, уж вот-вот должны были быть на месте, но Жанна вдруг предложила:

— Давай не сразу к тебе — я хочу еще чуть-чуть прогуляться.

— О’кей! — ничуть не удивился Влад, обратился к водителю: — Тормози, командир!

Вышли на перекресток Политехнической улицы с Курчатова — грязно, сыро, мокро. Весело. Счастливо.

— Смотри, — вдруг указала она на небо, — сколько звезд!

— Это, наверное, потому что ветер сильный, вот облака и прогнал, — предположил он. — Но думаю, нам недолго радоваться: как прогнал, так и нагонит. Впрочем, у природы нет плохой погоды.

И на самом деле, в эти минуты обычно серая улица благодаря искусственному освещению, непривычной тишине, могучим деревьям вдоль улицы, ветру, усыпанному звездами небу казалась загадочной, интересной, красивой. Что-то его изнутри толкнуло, и, даже не успев понять, зачем он это делает, — очевидно, потому, что это как нельзя лучше отвечало создавшемуся настроению, Влад начал читать:

— Наш час настал. Собаки и калеки

 Одни не спят. Ночь летняя легка.

Автомобиль проехавший навеки

Последнего увез ростовщика.

Близ фонаря, с оттенком маскарада,

Лист жилками зелеными сквозит.

У тех ворот — кривая тень Багдада,

А та звезда над Пулковом висит…

Прошла секундная пауза.

— Красиво, — сказала Жанна. — Кто это?

— Набоков.

— А, понятно. Раз ты столько всего помнишь, поэзию, наверное, любишь. Посему вопрос: а сам-то не пишешь?

— Ой, что ты! — отмахнулся он от нее. — В юности, правда, пытался из-за избытка лирических чувств по поводу, как казалось, обретенной или утерянной любви бумагу марать, но скоро обратил внимание на то, что все мои рифмы в основном сводятся к типу: «пошел — не пошел» и «встал — упал», да и прекратил.

— Хорошо, но хоть что-то можешь сейчас вспомнить?

— Ой, — Влад попытался напрячь память, — это уж сколько лет назад было? Разве что-либо без рифмы?

— Давай-давай! — обрадовалась она так, будто он сейчас откроет ей главную тайну бытия или изречет какую-нибудь полезную истину. Заметив это, Влад внезапно почувствовал волнение, сродни тому, что испытывал в давние времена, выводя в качестве командира свой 2-ой «А» на конкурс строя и песни. Действительно хотел припомнить что-либо стоящее, но на ум ничего не приходило, и вдруг что-то такое всплыло.

— Ну вот, допустим:

Он жил как жил — не разбавлял вина,

Не слушал докторов, не сторонился женщин…

— И все? — удивилась Жанна.

— Но это же отрывок. Далее следует бестолковая рифма, потом появляется некто следующий:

Другой не пил, не видел сигарет,

Ходил к врачам, от дам бежал раз всякий…

Он опять замолчал.

— И все? — уже осторожнее спросила спутница.

— Что — все? — Влад вдруг ощутил невесть откуда взявшуюся злость. Не надо было поддаваться на ее просьбу — вышло глупо, как и можно было предположить.

— Хорошо, — Жанна шла на шаг впереди него, повернув голову в его сторону, — пусть без рифмы, но хоть чем твое «произведение» заканчивается?

— А чем все заканчивается? Померли оба. В один день.

— Печальная история. — Она вдруг ойкнула, ибо не заметила лужу и чуть в нее не вступила. — Да, ты не поэт. Но помнишь стихи других…

— Не так уж и много, как хотелось, — сказал Влад. — Я, конечно, могу читать по поводу и без оного, но мой запас быстро кончится. Как набрал стишков в детстве, так они и остались в памяти, затем уж ее не пополнял.

— Почему?

— А чем? Все, что могло понравиться, проглотил, сейчас же на меня вряд ли нечто сможет произвести такое сильное впечатление, что заставит учить наизусть. Да и недосуг. Кстати, вот мой дом, — и указал на него.

— Да это же совсем рядом с моим! — словно обрадовавшись сему факту, проговорила она. — Минут десять — пятнадцать ходьбы! А мы во дворе Ильиных встречались — смех!

Влад, соглашаясь с нею, кивнул.

Дорогу до подъезда преодолели молча. У крыльца он сказал:

— Этаж — восьмой. Дама согласится на лифт или будет требовать, дабы я отнес ее туда на руках?

Жанна, услышав это, стала смеяться столь заразительно и громко, что он уж не был рад своей неожиданной шутке.

— Что-то не так? — спросил он.

— Почему же? Все идет замечательно! — продолжала смеяться она. — Но как ты себе это представляешь? По-моему, если ты чуть ли не каждый день пьешь водку, донести тебе женщину наверх все же будет нелегко, а если и донесешь, то все оставшееся время у тебя мы не чай и кофе будем пить «под музыку», а я просижу с нашатырем у твоего носа.

— И вовсе я не каждый день водку пью, — обиженно пробурчал кавалер, но сразу же расслабился и улыбнулся. — Ну зачем ты так, прекрасная Даная? А как же потенциал, во мне заключенный?

— Давай просто не ставить экспериментов. Доберемся на лифтике, как порядочная пара.

— На лифтике, так на лифтике.

Доехали. Влад заметно волновался, посему долго копошился с ключами и замками. Наконец вошли, Жанна осмотрелась.

— А ничего. Уютно.

— Ну я же не зря хвалил тебе домашний уют, — ответил он. — Маленькая, но своя квартира — и мне уже хорошо.

— Ничего себе маленькая! С такой-то кухней!

— Кухня — предмет моей особенной гордости. Каждая вещь в ней несет на себе печать нужности, она не только внешне сочетается с другими, но и имеет постоянное практическое применение — будь то разделочная доска, на гвоздике висящая, кружка, половник или вот эта полочка для приправ. А комбайн у меня — просто как выставочный образец. Если находит вдохновение, с радостью готовлю борщи-супы, баклажаны с орехами жарю, тушу телятину в помидорах…

— Серьезно? Как интересно! А ну-ка поделись рецептом блюда из телятины!

— Да ничего особенного. Мясо молодого бычка разрезается на равные, сантиметра по два-три, части, после чего в сковороду за ним поочередно отправляются репчатый лук, чеснок, укроп, петрушка и, наконец, измельченные на моем замечательном комбайне помидоры. Пятнадцать минут — и все готово!

— Понятно. Ну а кофе-то даме сумеешь сварить?

— Для такой дамы я и звезду с неба достану, не то что кофе сварю.

— Это намек на симпатию?

Влад приблизился к ней, хотел обнять, но постеснялся, просто взял ее за руки, сказал серьезно:

— Более чем намек. А для кофе у меня даже есть настоящая бронзовая турка.

Жанна внимательно посмотрела на него, сказала:

— Ну вот и прекрасно. Ты пока готовь сей чудесный напиток, я же, с твоего позволения, отправлюсь в ванную. У тебя есть халат?

— Ты знаешь, нет, — только и ответил он, чувствуя, что кровь ударяет ему в голову. — А большое, огромное такое полотенце не устроит?

— Из двух зол… — И, развернувшись к нему, она тихо произнесла: — Можно я тебя поцелую?

— Целуй, — зная, что все к тому шло и тем более идет, однако сам не ведая почему, оторопел от ее вопроса.

Она приблизила свое лицо к нему и нежно-нежно, легким движением губ прикоснулась к его щеке.

— Я быстро, — сказала Жанна. — Не забудь тут о кофе и о музыке, — и отправилась в ванную.

Влад бросился к шкафчику, отыскал ту самую турку, быстро бросил в нее две ложки кофе, аккуратно залил водой, поставил на огонь, помчался в комнату. Так, музыка, музыка… Какая? Может, «Radiohead» — там есть несколько замечательных медленных песен… Какой, к черту «Radiohead» — там других песен еще штук шесть — и все с «элементами концепции», как говорит Семеныч. Так вот же, Том Петти — «ай, нет, не хочу» — подумалось. Ну что ж, старый друг Брайан Ферри, альбом «Taxi» — чем не музыка для вечера с женщиной, тем паче такой? Поставил. Вернулся на кухню, кофе как раз подошел. Разлил в две маленькие чашечки, установил их на маленькие же блюдечки, подошел к двери в ванную, крикнул:

— Тебе сколько сахару?

— Что? — и она высунула голову, судя по обернутому вокруг тела полотенцу, тому самому, большому, будучи уже совсем готовой.

— Сахару в кофе — сколько? — переспросил он уже тише и отметил про себя, как любуется ее голыми плечами, шеей, выдающейся из-под полотенца грудью.

— Ложечку. Да я уже готова. А ты — давай на мое место.

— Так? — удивился Влад. — А кофе с кем ты будешь пить?

— С тобой, — спокойно отреагировала она. — Ты забирайся в ванную — я уж и воды тебе набрала — и пей свой кофе, хочешь — я буду пить рядом, нет — в одиночестве на кухне.

— Нет, конечно, лучше с тобой, вместе, но я же, э-э, должен обнажиться перед тем, как залезть в ванную, не так ли?

— А как ты собирался обнажиться потом?

— Все, тихо, тихо, мне все ясно. Лезу в ванну.

Быстро разделся, покидав всю одежду на стул, прошел в ванную комнату, бухнулся в воду, которая приятно радовала его тело своей теплотой. На время выходившая Жанна вернулась с чашечками, подала ему еще не успевший остыть кофе, сама уселась на стиральную машину и, сделав глоток, спросила:

— У тебя еще и для кофе свой рецепт? Весьма вкусно.

— Да, и очень мудрый, — ответил Влад. — Берешь молотый кофе, бросаешь в турку, заливаешь холодной водой, ставишь на огонь, доводишь до кипения.

— Да, действительно мудрено. Но все равно вкусно. Ладно, домывайся сам, а я пойду в комнату. Постель ты разобрал?

— А она, э-э, и не собиралась с утра. Там рядом шкаф, в нем свежее белье, можешь перестелить.

— Хорошо, — сказала она и вышла.

Владу, едва за ней закрылась дверь, захотелось, как тупому герою какого-нибудь тупого американского фильма, победоносно вскинуть вверх руку с растопыренными в форме буквы «V» пальцами и закричать: «Yes!»

Однако это было не кино, и Жанна — живая, настоящая, манящая, дразнящая — находилась здесь, в его квартире, сейчас она поменяет белье и будет ждать его уже в постели. С невероятной жестокостью минут десять тер себя мочалкой, соскоблил всю возможную и невозможную грязь, вытерся, решил, что время для стеснения прошло, и как был голышом, так и отправился в комнату.

Жанна лежала на кровати, слегка прикрытая краешком одеяла, верхний свет был потушен, но в углу горела настольная лампа. Влад прилег рядом и осторожно, медленно стал водить рукой — то всей ладонью, то одними кончиками пальцев — по ее шее, плечам, груди, животу, бедрам. Она приподнялась и прильнула к его губам долгим, жадным, влажным поцелуем. Все завертелось-закружилось у Влада в голове: если бы он позже постарался вспомнить очередность своих действий этой ночью, то, конечно бы, не смог. Он упивался Жанной, нырял в нее, как в самое глубокое море, пил, как самую восхитительную воду из журчащего источника, он парил с нею над землей, спускался в самые темные пещеры и горел на самом жарком жертвенном огне. Вдруг он услышал голос, будто бы незнакомый, громкий крик, но этот крик был его, Влада. Наконец он откинулся в сторону, тяжело переводя дыхание, лег на бок, положил ей руку на талию.

— Ты — мой герой, — прошептала Жанна.

— Как Геркулес? — спросил он.

— Какой там Геркулес, он несовершеннолетний мальчик по сравнению с тобой. Впрочем, — тут вдруг она улыбнулась, — я это могу утверждать только в теории — он тебе давно уже не конкурент.

— Почему же? Его ведь приравняли к богам, а боги, как известно, вечны. Вот спустится со своего Олимпа и отобьет тебя у меня.

— Ну-ну, сладкий, мой золотой, не отобьет. Пока, во всяком случае.

— Пока? — удивленно вскинул он брови. — И надолго ли?

— Это от тебя тоже зависит.

— Это от нас обоих зависит…

— Тогда, — Жанна повернулась и склонилась над ним, — расскажи мне о тех женщинах, которые у тебя были, а я себя с ними сравню и подумаю, есть ли у меня шанс с ними посоревноваться.

— Что, о всех? — усмехнулся Влад. — Так и ночи не хватит.

— Ну зачем о всех?

— Ну, — Влад приподнялся и сел на постели, поджав под себя ноги, — если так уж хочешь, расскажу. Была, конечно, и любовь, как же без нее, до стольких лет дожил, нельзя за такой долгий срок от ранней юности до зрелого возраста без нее обойтись. Была до боли, до мучений. Переживал, страдал, казалось, что мир рушится, в прах рассыпается, ночами не спал, все во мне вызывало слезы: стоило прослушать какую-нибудь глупую песенку, не говоря уже о происходящих более серьезных вещах, — и катились они градом по щекам — только успевал размазывать. Но ничего, прошло. Любовь — то же быстрое течение реки: можно нестись по этому потоку на плоту и разбиться о каменистые пороги, а можно и вовремя выскочить на берег.

— Да, — заметила Жанна, — но можно попасть и в море.

— Можно, — согласился Влад, — мне не удалось. Не знаю, действительно ли это было столь сильное чувство, — наверное, нет, иначе бы не прошло, скорее, я себе сам все придумал, благо была долгая разлука и, соответственно, масса времени, вот и намечтал себе несуществующее, тем паче фотографии, письма, звонки…

— Фотографии? Покажешь?

— Увы, — развел он руками, — как отказ обидный услышал, все фотографии и письма собрал вместе, связал веревочкой и — в мусоропровод.

— А что же случилось? — Насколько его тяготила эта беседа, настолько, казалось, ее занимала.

— Да ничего. Уехала на год, я ее прождал почти честно — ну, всего пару раз изменил, но по пьяной лавочке, ничего серьезного, так что это не в счет, — а она, возвратившись, заявляет: извини, мы друг другу не подходим. А я ее с розами встречал — ну так этими розами по морде и отхлестал.

— Молодец, — рассмеялась Жанна. — А потом?

— А потом помучился с месяц, да все и прошло. Как прошло — так прибежала: прости, мол, дорогой, любимый, только ты, никто другой, ты — смысл моей жизни, ты — навсегда, и так далее. Но я ведь сознательно уже убил все внутри себя, что было, и реанимировать это, честно говоря, не хотелось. Так подобру-поздорову и разошлись.

— А что, оказывается, — она с удивлением взглянула на Влада, — любовь можно сознательно убить?

— Если выбор заключается только в том, чтобы осуществить свое стремление быть вместе с другим человеком или же разрезать себе вены, то лучше отыскать иной выход.

— Понятно. А больше никто след не оставил?

— Ну почему же. Если напрячься и вспомнить, то многих можно помянуть добрым словом. Иногда я думаю, что мне в определенном смысле повезло — у меня были все женщины, о которых мечтают мужчины, — самая совершенная и красивая, далее — самая изощренная в сексе, нет, термин несколько неправильный, наверное, та, с которой в постели мне было необыкновенно хорошо, пожалуй, это и называется «полной сексуальной совместимостью», и, наконец, третья, которая меня очень сильно любила.

— Ого! — сказала она. — Так это более чем достаточно. Чего же тебе не хватало?

— Как ты говоришь, гармонии, очевидно. Если ты спрашиваешь меня об идеале, то он будет, пожалуй, таким: красивейшая женщина, которая меня до безумия любит и которой очень нравится заниматься со мной сексом. Или нет, скорее — та женщина, которая меня любит, обладает волшебной красотой и которой нравится заниматься со мной сексом больше, чем с иными.

— Так, значит, любовь все-таки на первом месте?

— Да, правильно, на первом. Красота с годами увядает, секс с одним и тем же человеком приедается, любовь остается.

— Но, как видно по твоему рассказу, любовь тоже проходит, не так ли?

— Не так. Значит, это не была любовь. Может быть, увлечение, только очень сильное. Но не любовь. К тому же если с течением времени истощается пылкая страсть, обожание, то остается уважение, внимание, забота. Катать подругу на раме велосипеда нормально в шестнадцать лет, оставлять в вазочке на тумбочке у ее кровати первые подснежники, чтобы она, проснувшись, увидела их, вполне хорошо и в двадцать, и в тридцать, но вряд ли ты в шестьдесят будешь развлекать свою старуху таким образом, а в семьдесят с рассветом попрешься в лес за цветами — достаточно подать ей за чаем печенье или сказать теплое слово. Все это — любовь, но по-разному выражающаяся.

— Хорошо, три женщины — три типа. К которому же относилась та, о которой ты мне поведал?

— Ха! — мотнул головой Влад. Пошарил рукой у кровати, нашел-таки бутыль с минеральной водой, отпил, закрутил пробку, поставил на место. — Эта относилась к типу самой сексуальной.

— Ого! Понятно! А что случилось с остальными двумя? Ну, вот с той, «красивой», как ты говоришь. Действительно была так хороша?

— Да, действительно. Если у женщины единственный изъян — немногословие, кое, впрочем, многие почитают за достоинство, — о чем можно говорить? Лицо прекрасное, фигура стройная, зубки ровненькие, губы нежные, грудь упругая, глаза огромные, походка, стан, плюс еще высшее образование и правильная речь.

— Столько замечательных качеств… Ну а она чем не устроила? Или ты ее?

— Да я ее вроде устраивал, но, понимаешь, вот у Пушкина есть: «Скучна, как истина, глупа, как совершенство», и наоборот. Все настолько правильно, настолько друг к другу подобрано, настолько гладко — не за что ухватиться, нет изюминки, нет того, что могло бы будоражить, волновать и влечь.

— Извини, Влад, я сама этот разговор завела, но я на самом деле удивлена — мне казалось, что мужчины именно таких и ищут, и желают — совершенных, красивых…

— Ну, мужчины на самом деле сами не знают, кого и что они ищут. На все воля случая, или, иначе, судьбы. У всех у нас была так называемая «первая любовь» — обычно она приходится на период от пятнадцати до восемнадцати лет. Попробуй любому сказать, что она не была сильной, — еще в лоб даст, но у кого она закончилась свадьбой и, более того, — долгой счастливой супружеской жизнью? У единиц.

— Ты знаешь… — Жанна подняла руку, как будто хотела что-то сказать, но передумала. — Ладно, к теме первой любви мы еще вернемся. Ну и?

— Что «ну»? Есть легенда о половинках, прежде бывших единым целым, есть теория о совпадающих или исключающих друг друга натурах, есть Конфуций и даосизм с терминами «ин-янь», есть-правило физики, гласящее, что тела с одинаковыми зарядами отталкиваются, а с различными притягиваются, есть фраза Достоевского о том, что «человек — очень сложная машина», и его совершенно не понять, особенно «если этот человек — женщина», а есть пьяное замечание одной моей знакомой: «все мужики — козлы». Не притяжение полов, вполне могущее быть объяснимым дарвинистами и прочими, а именно любовь и есть главная загадка мироздания. Вот выбери с помощью компетентного жюри внешне совершенную женщину и самого внешне совершенного мужчину — столкни их вместе и проследи, смогут ли они нечто, кроме внешней привлекательности, в друг друге найти? Да и сочтут ли они друг друга привлекательными? Один мой знакомый, весьма собою недурен, любит полненьких — хоть убей! А одна оч-чень симпатичная девушка — та и вовсе предпочитает великовозрастных женщин. Поди разберись! Посему человек всегда в поиске, и в большинстве случаев любовь — главное, потому и есть истории о рае с милым в шалаше, о бегстве из отчего дома на край света, лишь бы быть с любимым рядом, а не только о том, как некая красавица ставит себе цель разбогатеть, тем самым добившись положения и независимости, и поэтому жертвует единственным у нее имеющимся достоянием — своим телом. Ну, об этом нам рассказывают в основном американские фильмы. Любовь — вот что должно быть главным в отношениях мужчины и женщины, да и всех людей вообще, любовь, в принципе, наверное, и есть главная, конечная цель жизни — любовь к своим ближним, к Богу. Но, к сожалению, на свете пороки всегда преобладали над добродетелями, а в нынешнем мире, бодро шагающем к Апокалипсису, и подавно.

— Ладно. — Жанна легла на спину, натянула на себя одеяло. — Так, а как же третья, та, которая тебя сильно любила? Ты же говоришь, что это главное?

— Главное, — Влад забрался к ней под одеяло и обнял ее, — любить взаимно. Не только брать, но и давать. Да, она любила меня, я это видел, и мне это было приятно. Но, соедини я с ней свою судьбу, сам не испытывая подобных чувств, смог бы я ее сделать счастливой, да и себя тоже? Вряд ли. С течением времени ее назойливое внимание ко мне стало бы меня раздражать, я бы ее ругал и провоцировал на ссоры, в коих ее же потом и обвинял, и она б себя чувствовала плохо, и я — не лучшим образом. Зачем брать на себя заботу о человеке, если знаешь, что ты ни ему не сможешь дать того, что он требует, ни себе доставить.

— Влад! — Жанна придвинулась к нему еще теснее. — Я мало тебя знаю и была склонна принять твои слова за позерство, что ли, но ты так верно рассуждаешь обо всем, в том числе и обо мне…

— Что ты имеешь в виду? Говори!

— Ну, у меня была та самая любовь, которую ты назвал «первой» и которая все-таки закончилась, в моем случае, свадьбой. Был одноклассник, встречались — совместные вечеринки, танцы, туда-сюда, в общем, «избаловался молодец — вот и девичеству конец». Но любила так, что скажи он — прыгни в омут, я и прыгнула б, лишь бы ему лучше. Но любовь была взаимной, гуляли в обнимку поздними вечерами, целовались у моего подъезда по часу-полтора — не могли расстаться. Такая мы были пара — вся школа завидовала, локти пыталась укусить. Но как учеба уже к концу подходила, стала чувствовать себя — ну, не совсем нормально. Пошла, проверилась — беременна! И как ни тяжело было такую мысль допускать, она явилась первой — аборт. Хоть раньше и не те времена были, что сейчас, — нынче все гораздо проще, — но возможность это сделать имелась. Пошла к врачу, он мне и сказал, что организм нормальный, здоровье, в принципе, хорошее, но существует вероятность того, что, если сделать эту операцию, детей у меня вообще уже не будет — процентов так на восемьдесят. Проплакала с недельку, взяла с собой своего кавалера да пошла к маме с папой — так, мол, и так. Как водится, покричали-покричали они — и успокоились. Встретились с его родителями, поговорили, все остались довольны, короче — честным пирком да за свадебку. Пора была, наверное, счастливая — тут тебе и выпускной, тут и свадьба, сразу вступительные в медицинский сдала — и мама настаивала, да и я была не против, по конкурсу прошла, муж новоявленный в иняз попал — все было замечательно. После первого семестра Кешеньку и родила — роды прошли хорошо, настолько, что врачи даже удивились. Ухаживала за ним, маленьким, супруг всегда рядом, родители на внука не нарадуются — идиллия полнейшая. Естественно, никакой учебы — взяла академку, но думала, пока Никифор чуть вырастет. Но, как у мужа наступил второй курс, его родителей — а подвизались они по дипломатической части — работать в Англию послали, и у него появилась возможность полгода там постажироваться без прерывания учебы здесь. Ну, он и спрашивает — отпустишь или нет? Но не могу же я ему все портить, тем более шесть месяцев всего, да и никто против не был. Уехал. Писал сначала каждые три дня, потом — неделю, после — две. Когда срок пребывания там уже к концу подходил, звонит, говорит: «У меня тут параллельное обучение, студент я здесь стал заметный, просят еще на семестр остаться. Разрешаешь?» Ну как же я могла быть против, хоть и скучала страшно? Отец, правда, ворчал, но что поделаешь. В общем, история длинная, не хочу тебя утомлять, закончилось тем, что примчался летом. «Люблю другую, не могу, — говорит, — дай развод, а алименты аккуратно буду присылать». Послала я его, конечно, с его алиментами, хорошо, отца в тот момент не было дома, а то бы точно убил. Оказалось, что какая-то англичанка его очаровала, плюс возможность гражданства местного — это в восемьдесят втором-то году, — в общем, там и остался. Полное подтверждение твоих слов — видимо, любил меня не по-настоящему и, наверное, сделать меня счастливой не мог. И не хотел. Мама и так болела, а это событие ее и вовсе добило — слегла. Как мы с отцом за ней ни ухаживали, вскоре умерла. Не знаю, как мы с папой этот период пережили, — если бы не Кешенька, руки бы на себя наложила. Мужчин возненавидела, никуда не выходила, видеть никого не хотела, посвятила себя целиком сыну. Однако время лечит все, оклемалась да свыклась с этим состоянием. Получается, что и не выбирала я ничего, а судьба мне все предоставила, да потом и отняла.

— Ну-ну, Жанночка, — Влад обнял ее крепче, — жизнь состоит из множества событий, бегут они друг за дружкой поочередно. Видишь, зато нас вместе свела.

— Надолго ли? — прошептала она.

— Поживем — увидим, — только и ответил он. Полежали молча с минуту. Она вдруг встрепенулась:

— Люби лишь то, что редкостно и мнимо,

Что крадется окраинами сна,

Что злит глупцов, что смердами казнимо,

Как Родине, будь вымыслу верна, —

так, что ли?

— Да ты, поди, знала это стихотворение? — удивился Влад.

— Пока ты в ванной был, нашла в шкафу книжку Набокова да отыскала его:

О поклянись, что веришь в небылицу,

Что будешь только вымыслу верна,

Что не запрешь души своей в темницу,

Не скажешь, руку протянув: стена.

У тебя ручкой было обведено, я сразу увидела. У нас с тобой небылица, вымысел, на один раз, одну ночь? Нет, ты не подумай, я не глупая дурочка и потому задаю такие вопросы. Если хочешь, можешь вообще ничего не отвечать.

— Ну почему, — произнес он, — отвечу. Я очень рад тому, что мы с тобой встретились, что ты захотела продолжить наше знакомство, что ты лежишь со мною рядом, здесь, обнаженная, такая сладкая, влекущая к себе, горячая, вкусная…

— Тс-с! — приложила она палец к губам. — Не все комплименты сразу, оставь на будущее. Лучше иди ко мне…

* * *

Проснулся Влад от больного удара в живот. Охнув, вскочил. Солнце сквозь опущенные шторы нахально пробивалось в комнату, нашло-таки себе лазейку, и яркий луч падал на его постель, на одеяло, под которым, съежившись и положив кулачки себе под голову, лежала Жанна. Видимо, она ворочалась во сне, потому он и получил коленом в живот, потому и ее подушка валялась на полу. Он потянулся, зевнул, встал с кровати, посмотрел на часы — восемь ноль-ноль. «Ради воскресенья, — подумал он, — можно и еще пару часов соснуть». Но спать не хотелось, чувствовал себя бодрым, здоровым — хоть надевай кроссовки и отправляйся в пробежку, километра так на три, или поднимай двухпудовую гирю. Но на улице было грязно, мокро, текли сугробы, повсюду лужи, а гири не то что двух-, но и пудовой, и вообще никакой не было, посему только еще раз потянулся, надел тапочки и тихо-тихо пошел на кухню. Поставил чайник, отправился в душ. Включив воду, долго стоял, ловя ртом струю, вдруг почувствовал прикосновение к плечу — оно было столь неожиданным, что он вздрогнул. Рядом стояла Жанна — то ли от избытка света, то ли потому, что еще к Владу не привыкла, обернувшая себя тем самым полотенцем.

Он освободил ей место, Жанна подставляла под воду плечи, спину, грудь, поэтому он имел возможность насладиться всеми прелестями ее фигуры.

— Мадам! — вдруг обратился к ней Влад. — Позвольте покорному слуге омыть ваше прекрасное тело!

— Ой, что вы! — притворно испугалась она. — Омыть? Но вы же в таком случае будете касаться меня руками!

Влад взял шампунь, выдавил некоторое количество себе на ладонь и медленно-медленно стал гладить ноги Жанны, подниматься все выше и выше, наконец, она не выдержала, схватила его за голову обеими руками и притянула к себе…

* * *

— Какие у тебя планы на сегодня? — маленькими глотками отпивая чай из любимой Владом керамический чашки, вид коей, правда, чрезвычайно портила недостающая, отбитая, часть ручки, спросила Жанна.

Небритый — ибо по выходным он позволял отдохнуть коже — хозяин, старательно размешивая сахар у себя в толстостенном чайном стакане, поднял на нее глаза и ответил:

— Вообще-то, я бы хотел пригласить тебя на обед, но я обычно в конце недели хожу в баню с коллегами — традиция настолько сложившаяся, что нарушать ее не следует. Впрочем, если ты настоишь, я могу притвориться больным.

— Нет, нет, что ты! Еще не хватало, чтобы я вмешивалась в распорядок твоей жизни. Что ты! Когда у тебя баня?

— В четыре. Я бы действительно с удовольствием с тобой пообедал, но…

— Не оправдывайся, не надо. У меня только один вопрос, и, на данный момент, последний. После бани ты хотел бы меня увидеть? Но только отвечай «да» или «нет».

— Да, но ты же говорила, что твой отец…

— Во-первых, я просила отвечать односложно. Во-вторых, тебе не нужно придумывать отговорки, если ты действительно не хочешь меня видеть.

Влад взял со стола лимон, вернее, его половину, поднял его над чашкой Жанны и с силой сдавил. Сок большими каплями побежал из плода.

— Вот тебе за твои слова! — сказал он. — Сначала ты меня убеждаешь в одном, а когда я пытаюсь сделать все, лишь бы оставить тебя довольной, пытаешься убедить в обратном. Я хочу тебя видеть, да! Из бани я вернусь в семь.

— Значит, — отодвинув в сторону чай, произнесла Жанна, — в двадцать ноль-ноль я у тебя.

— Договорились. Еще чайку?

— С лимоном?

— Можно без.

— Хорошо, спасибо.

— Жанна! — Он встал со стула, сел перед ней на корточки. — Только не дуйся! Но ты сама…

— Ти-хо! — Она наклонилась к нему. — Тихо! Я буду в восемь. Надеюсь, что ты не задержишься.

Влад встал, произнес:

— Обещаю… постараться!

— Договорились!

— Договорились!

IV

«Невские бани № 1 высшего разряда» — таково их полное название — находятся на улице Марата, в самом ее начале, непосредственно рядом с Невским проспектом. Сетований друзей-автомобилистов по поводу неудобного их расположения — дескать, в самом центре, пробки и прочее — мобильный Влад, «колесами» не обладающий, не разделял: во-первых, такой парилки, что понимали, собственно, и его товарищи, как здесь, не было во всем Питере, во-вторых, имеющийся рядом паб «Джон Булл», прозванный в народе «Джамбулом» — по имени родного города одного из героев «Джентльменов удачи», и бар «Кэт», весьма достойный, в отличие от своего старшего подвального собрата, позволяли заранее пропустить рюмочку-другую, если вдруг случалось прибыть на место раньше времени или же, наоборот, «догнаться», если в самой бане оказывалось «недостаточно».

У входа в сами «Невские» вечно теснятся иномарки, иногда весьма и весьма дорогие, место для парковки автомобилей архитектором здания, естественно, предусмотрено не было, потому двигаться по переулку из-за нагромождения машин по обеим его сторонам можно только медленно и осторожно, ввиду чего иногда возникают непроизвольные пробки, которые, впрочем, быстро рассасываются. Влад вспомнил, как прошлым летом они, уставшие и обленившиеся после сытного обеда, сняли кабинку, дабы вздремнуть полчасика в мягких кожаных диванах, вдруг вбежал банщик, крикнул: «Ребят, не ваш там синий „мерседес“ (Колин хоть двухсотвосьмидесятый и не новый, но все равно жалко) стоит?» — «Да, вроде наш», — отвечали. «Ну так быстрей, его стукнули, а наши того мужика задержали!» Выскочили в одних простынях вокруг бедер да тапочках на ногах, посмотрели — не смертельно, но существенно — задний бампер прямо вовнутрь вмят, фара вдребезги, рядом стоит виновник — молодой парень, неподалеку в его машине, старой ржавой «копейке», сидит подружка, со страхом ждет развития событий.

— Что же ты, я говорю, — суетился рядом поношенного вида мужичок, из тех, которые подбегали к каждому паркующемуся автомобилю и предлагали его «поохранять» за десятку, правда, неизвестно от кого, но им редко кто отказывал — то ли из жалости, то ли из-за «понтов», — разъехаться-то не мог в трех соснах?!

«И на четвертак заработал», — подумал тогда Влад.

— Да так вышло, — вздохнул парень.

Вся компания стояла около, выпучив голые животы, Коля же, здоровый, крепкий, с огромным крестом на массивной золотой цепи (любил побрякушки всякие) — ни дать ни взять преступный авторитет — ощупал смятый бампер, встал, обратился к виновнику столкновения:

— Ну, ты тут, братишка, влетел на две с половиной штуки, не меньше!

— На сколько?! — Тот чуть ли не подлетел.

— А что же ты хотел, милый? — продолжал Коля. — Это «мерседес» двухсотвосьмидесятый, ударь ты шестисотый — там подобный ремонт стоил бы штук шесть, а стукни «бентли-континенталь» — и пятнадцатью не обошелся бы, так что «попал» ты! Давай-ка ты свои данные!

Пока сердитый обладатель в четвертый уж раз битой машины — иногда смеялись, что за ее ремонт он отдал едва ли не больше денег, чем когда покупал, — переписывал номер техпаспорта владельца ржавых «Жигулей» на заботливо предоставленный банщиком листок, записывал домашний телефон и адрес, у Влада появилась мысль, что вряд ли Коля эти бабки выцепит — по всему виду того парня было ясно, что денег у него таких нет, были бы — тогда если б и ездил на «единице», то не на покрытой коррозией, а то, пожалуй, и на «пятерке» трех-пяти лет. Позже выяснилось, что оказался тогда прав, — к указанному телефону никто не подходил, заплатил Николай сам.

Сама баня радовала не только тело, но и глаз. Прекрасная отделка, кабинки с мягкой кожаной мебелью, парилка обшита свежими сосновыми досками, и печка-зверь, не сравнить с маломощными в «Удельных» или же «Гражданских» банях, хоть те и были расположены к дому Влада ближе. Один недостаток — огромное количество посетителей, причем самых разных, — приходили сюда не только «простые» петербуржцы, но и какие-то цыгане, все в золоте, да с такими цепями, что толщина их чуть ли не превосходила толщину руки ребенка, арабы, вьетнамцы — все из «крутых» представителей своих диаспор (Влад со смехом любил рассказывать, как старый, седой то ли «дядя Миша», то ли «дядя Жора» — запамятовал уж, — который просиживал в бане целыми днями, умело обрабатывая тела посетителей вениками, за что получал от кого пятерку, от кого червонец, но чаще ему просто наливали рюмку, отчего он был все время вдрызг пьян и весел, так вот, этот мужичок забежал в парилку после того, как туда вошла группа вьетнамцев, подскочил к одному из них, встряхивая вениками: «А давай я тебя постучу!» Тот кивнул головой, и «дядя Миша-Жора» вдруг с внезапной яростью стал хлестать бедного азиата по спине, приговаривая: «Я тебе покажу Хо-Ши-Мина! Я тебе покажу, твою мать!»

Была у них парилка в спортзале, который иногда посещали толпой, дабы размять становящиеся вялыми от малоподвижного образа жизни мышцы, были так называемые «частные» парилки, в основном финские сауны, ни в какое сравнение, естественно, с русскими парными не идущие, так что как-то само собой, постепенно, повадились в «Невские», вроде как традиция сложилась — раз в неделю компанией в баню. Долго выбирали день для посещения, остановились наконец на воскресенье, хоть Владу более нравилось приходить по понедельникам: народу — вообще никого, но приятели его предпочитали последний день недели — выпарить накопившуюся за нее усталость, а за уик-энд — алкоголь в организме, дабы со свежими силами приступить с завтрашнего дня к работе. Но, алкоголь — не алкоголь, Влад, как и другой входящий в их компанию человек — высокий широкоплечий полный мужчина, Иван Семенович из центрального офиса, тоже никогда не бывший за рулем, — всегда выпивал две-три бутылки пива «Дос-Экуос», хотя рядом сидел Саша и гневно вращал глазами («О, ужас! — пить перед рабочим днем!»), но Семеныч — «начальнее начальник», посему Александр обычно помалкивал. Иван выпить был не дурак, однажды затащил Влада и своего друга по студенческим временам в баню в субботу, предложил «шмякнуть разок по пятьдесят», получилось несколько по сто, так и бегали с места в буфет и обратно, пили «все, по последней», но опять бежали в буфет, пока парень за прилавком не взмолился: «Ребята, надоело считать, боюсь, собьюсь, — возьмите сразу бутылку „ноль-семь“, да и дело с концом!» — «Не-а, — отвечали ему приятели, — вот сейчас выпьем по последней и больше не будем». В общем, как добрался домой, Влад уж и не помнил.

Впрочем, вот и приехали. Он расплатился, вышел из автомобиля. Неподалеку стояли машины Саши и Коли — значит, они уже здесь. Вошел внутрь, разделся в гардеробе, приобрел билет, отдал его банщику, ребята его увидели, замахали руками — иди, мол, сюда! Подошел, поздоровался с каждым за руку. Все уже были в сборе: естественно, Саша, Коля, Иван Семенович, отсутствовал, правда, Кочетков — был в отпуске, зато прибавился только что прибывший из командировки Лобченко. Иногда тут появлялся Косовский, но, обладая удивительной способностью не нравиться людям, не прижился и здесь, появлялся все реже и реже, пока не исчез совсем.

— Влад, мы тебе простынь взяли и веник уже замочили, так что раздевайся сразу, — сказал Семеныч.

— Сейчас, только бумажник и ключи на хранение сдам.

Сдал, расписался на квитанции, вернулся. Лобченко, только вчера прилетевший из швейцарского Давоса, куда его посылали на мировой экономический форум — в качестве наблюдателя, продолжал рассказ, видимо, прерванный приходом Влада:

— …Вот тебе и свершившаяся мечта основоположников марксизма. Домики чистенькие, ухоженные, одинаковые. Хозяева сами же и дворники, и садовники — кустики подрезают, газончик подстригают, тротуарчик метут. Главный принцип — будь достойным членом своего общества, не высовывайся, не пытайся выделиться среди остальных. Богат, есть у тебя деньги — храни их в банке, а не выстраивай себе дом больше и лучше, чем у остальных. На работу, будь добр, добирайся на общественном транспорте, а не в автомобиле, который ухудшает состояние окружающей среды.

— Да неужели совсем машин нет? — спросил Коля.

— Ну конечно есть! Но очень мало. Все в основном передвигаются в трамваях — самом экологически чистом транспорте. Так что легенды о швейцарских банкирах-миллиардерах, добирающихся в свои офисы в трамваях, выросли не на пустом месте. Во всем нужно выдерживать вкус и изысканность, свидетельствующие о твоей скромности. Если на званый вечер твоя супруга явилась увешанная жемчугом и бриллиантами, считай, карьера твоя закончена: жена — проститутка!

— Прямо социализм какой-то, — вставил Семеныч.

— Ошибаешься, Иван, — продолжил Лобченко, — не социализм, а уже настоящий коммунизм. Казино одно на всю страну, да и то за тридцать километров от Женевы, в лесу, от главного шоссе еще ехать надо. Проститутки — только у «Хилтона», больше нигде нет, стоит одна триста долларов в час, причем на твоей территории, и пока ты ее обрабатываешь, у дверей дежурит ее амбал — как бы чего не вышло. Час прошел, минута в минуту, в дверь стучит — собирайся, достаточно.

— Ого, триста в час! — удивился Николай. — Это сколько будет за ночь?

— Да на ночь она, пожалуй, и не поедет, а впрочем, не знаю. Дорого все, но так и уровень жизни чрезвычайно высокий. Преступности так и вовсе нет, разве что какой иностранец, типа нашего брата, бутылку водки из ихнего супермаркета стащит, и то больше по привычке, чем от нужды, хотя таких в страну стараются вовсе не пускать, ко всем чужим вообще жестко относятся — будь то американец или японец, не говоря уже об африканце или арабе. Когда же слышат, что ты из России, то сразу же отправляются в обморок, русский для них — обязательно «мафия». Но преступность есть, конечно, в финансовой сфере. Ведь в этой стране такой капитал сконцентрирован, что постоянно у кого-то возникает желание хоть сколько-нибудь да украсть. Вот какой-то поляк в течение пяти лет около трехсот миллионов баксов увел, не выходя из дома, через компьютер.

— Поймали? — спросил Коля.

— Так если б не поймали, кто б о нем знал? Интерпол поймал.

— А какие там женщины? — задал Николай следующий вопрос, — вероятно, это интересовало его более всего.

Лобченко, будто нечто вспоминая, задумался, помолчал, потом сказал:

— Да никакие! Я там несколько дней провел и все дивился — вот улица, на ней дома — все из одинакового красного кирпича, все поверх него одинаково серо отштукатурены — ну, разве у кого фантазии хватит во дворике иметь пять аккуратно подстриженных кустов, когда у соседа их три. Так и женщины — все одинаково носатые, страшные и некоммуникабельные. Сначала дел было по горло — я на них и внимания не обращал. Когда же чуть-чуть растряслось, стал подумывать и о досуге. Ну а какой там может быть досуг? Только в кабак сходить да попытаться бабу снять, — ну, естественно, не в дорогое заведение, куда приходят с женами, деловыми партнерами и так далее, а именно в кабачок — глядишь, кого и ухватишь у стойки. Но как там с ними разговаривать? Семен Степанович, мой коллега, с которым я там и был, тот на немецком шпрехает как на родном. Надо по-французски, он тебе и на этом языке историю мира от Рождества Христова расскажет, я же по-английски — пожалуйста, а на немецком языке только и знаю «Гутен таг», «Ауфидерзейн», да, благодаря советским фильмам о войне с фашистами, «хенде хох!». Все! Да, еще «Гитлер капут!» и «Айн, цвай, драй!». Я и здесь-то не очень процесс завлечения женского сердца в свои сети люблю — все эти разговоры, перемигивания, намеки. Необходимость следовать всем этим дурацким правилам ухаживания на меня слишком тяжело действует, я не выдерживаю. Мне понятно следующее: приезжаю я в магазин за микроволновкой, продавцы меня слишком долго мурыжат, я начинаю разговаривать на повышенных тонах, вызывают менеджера, им оказывается симпатичная молодая девушка, быстро конфликт уладила, перекинулась со мною парой фраз, мило улыбнулась и сказала: «Кстати, я освобождаюсь в восемь». Все! Не надо бродить по ночному клубу, напуская на себя важный вид, бряцать ключами от джипа, периодически откидывать полу пиджака, демонстрируя «Мотороллу» на ремне, или куда-то по ней звонить; заехал — забрал — и довольны оба. По этой причине мне гораздо проще, чем весь вечер поить какую-нибудь, ждать, пока она размякнет и согласится с тобой поехать, если уж приспичило, купить себе проститутку — вон их в «Доменикосе» сколько, и получше, чем на обложках журналов иногда попадаются. И года-то идут! Мне ведь не перестали нравиться молоденькие девочки в коротеньких юбочках и маечках с голенькими животиками, но, когда одна из подобных, хлеща мое пиво, сообщила, что я похож на ее папу, я понял — все. Таких уже веселым разговором и дармовой выпивкой не увлечешь. Сейчас я нравлюсь в основном молодым мамам-одиночкам, а лет через пять на меня внимание будут обращать только сорокалетние тети. Так вот, это в Питере, а там? О проститутках я уже сказал, что же касается обычного знакомства, то если мне на русском тяжело с ними разговаривать, то на немецком или французском каково?

Собрался я все-таки на прогулку с данной целью, а вдруг, думаю, и повезет? Степаныч со мною не захотел, говорит: «Я старый уже для таких штучек». Ну и ладно. Зашел я в один кабачок, подсел к двоим девчонкам у бара — и что толку? Я им по-английски, они мне — по-немецки плюс пара фраз из британского разговорника. Так никто никого и не понял. Но тут не только языковой барьер виноват. Оказывается, если женщина там не замужем, значит, у нее есть «бойфренд», причем этот «френд» появляется лет так с пятнадцати, а потом просто периодически меняется. То есть выпить с тобой, закусить — это пожалуйста, я не знаю, откуда взялся миф о женской эмансипации в нынешнее время: при мне еще ни одна баба не отказалась, чтобы в баре-ресторане за нее заплатили. Но — ничего больше. «Бойфренд», — говорят. Спрашивается, если у тебя «бойфренд», что же ты с другим бухаешь? Но этого не объясняли. В целомудренности женщин, впрочем, угадывается жизнеспособность нации, к которой они принадлежат, — если бы они бросались на шею каждому, сколько бы времени понадобилось, чтобы их народ смешался со встречным? Века два-три, не больше. А так лица просто черные или восточного типа попадались мне довольно редко. А в соседней Франции или той же Англии — уже их процентов тридцать от всего населения, не меньше.

— Ну, — вставил Влад, — швейцарцы не нация. Там и немцы, и французы, и итальянцы, и австрийцы, и евреи, есть славяне также. Что касается Франции, то в данной ситуации виноваты не любвеобильные местные дамы, а старое правительство, которое сдуру даровало французское гражданство жителям всех своих бывших колоний — вот они и обрадовались.

— Ну, неважно, — сказал Лобченко. — Короче, почти все женщины там страшные, хотя, конечно, как и везде, попадались экземпляры превосходные. Например, встретил я как-то на улице блондинку с голубыми глазами. Вот такие ресницы, — и он приставил к глазам ладони с растопыренными пальцами, — фигура — смерть! То ли я от двухнедельного воздержания так ею восхитился, то ли действительно в подобных женщинах что-то есть. Сам-то я люблю кареглазых да темноволосых, в особенности с природными каштановыми, на худой конец крашеными, но где я тут настоящих блондинок встречал? Да нигде.

Лобченко большими глотками допил свою кружку, поставил ее обратно на столик, продолжил:

— В общем, в конце концов попал я на тамошнюю дискотеку. Боже мой! Народу — тьма, и прямая противоположность тому, что снаружи. На улице — тишина и спокойствие, там — шум и бедлам, обстановка — примерно как у нас в «Кэндимэне», но, естественно, цивильнее, музыка — такая же, как у нас по радио. И девочки — конечно, в большинстве тоже носатые, но есть та-акие!.. На груди у нее болтается то ли четвертая, то ли пятая часть обычной, в моем представлении, футболки и так, чтоб только соски прикрыть, вместо юбки — набедренная повязка. По улице так пройдется — ни дать ни взять шлюха. Но мне объяснили, что я неправ, ведь это дискотека, значит, надо быть раскованным и соответственно одеться. Если идти в консерваторию, коих, кстати, там полно, нужно быть в длинном вечернем платье, если на работу — в строгом деловом костюме, а на танцульки — вот так. Ну, насмотрелся я на них, напился да пошел к себе в гостиницу, а по дороге подумал, что, наверное, нигде в Европе не найти женщины, которую можно было бы сравнить с русской, и миф о чрезвычайной страстности, например, французских дам придуман ими же самими. Любой француз-мужик, побывавший в Харькове, проведший несколько дней в городе Черкассы или посетивший Саратов, поймет, что лучше наших баб нигде не найти.

— Харьков и Черкассы — это Украина, — заметил Семеныч.

— Боже мой, Иван, я Россию с Украиной не разделяю, но, если хочешь, пусть вместо этих городов будут Тула, Курск, Екатеринбург, Астрахань, Сочи… Да, Сочи! Ну в каком европейском городе женщина метрдотель подойдет к столику, с посетителями и, выслушивая заказ и пожелания, с невозмутимым видом в это же время будет пощипывать спину понравившемуся ей мужчине, хотя тот пришел ужинать с дамой и к тому же похож на отцов первокурсниц петербургских вузов? А в Сочи мне местная аудвайзер таким образом внимание уделяла. Или в Москве завалились в два часа ночи в пивнуху, работающую до раннего утра, народу — ни души, стоит только за стойкой девушка-бармен, по виду ясно — хочет быстрей все закрыть да домой спать идти. Слово за слово, поговорили, глаза засверкали, не дожидаясь должного времени, закрыла все к черту да с нами отправилась! А будь я помоложе и посимпатичней, а?

— Ну, — произнес Саша, — видишь, получается, судя по твоим рассказам, что эти девушки и есть шлюхи.

— Милый мой! — покачал головою Лобченко. — Шлюхи спят со всеми подряд, часто — за деньги. Если же женщина спит с тем, кто ей нравится, тут вывод: неважно, спит она все время с одним и тем же или каждый день с новым, — значит, ей хочется любить, делает это она с удовольствием и выбирает сама. «Любить не ставит в грех та — одного, та — многих, эта — всех», — Михаил Юрьевич. Все мы, мужчины, хотим иметь целомудренных жен по отношению к окружающим, но требуем, чтобы они были как можно более раскованными в сексе с нами. По-моему, только нашим бабам это и удается. А все европейские дамы — есть, я понимаю, исключения, но в общей массе — сухие и непривлекательные. Говорят, правда, что горячи азиатки, еще более — негритянки, сказывают, что-то есть и в арабках. Думаю, «что-то» есть в любых женщинах, но все лучшие качества собраны вместе и особенно чудесным образом сочетаются именно в русских.

— Сколько людей — столько и мнений, — подытожил Влад, — ты лучше расскажи, как и что они пьют.

— В смысле? — переспросил Лобченко.

— Ну вот считается, что русский спиртной напиток — водка, шотландский — виски, французский — вино…

— Ерунда все это, — перебил его собеседник. — Где бы я ни был, везде пьют пиво и вино. В Швейцарии алкоголик — это тот, кто, сидя за стойкой бара, делает глоток какой-нибудь крепкой настойки, а запивает пивом. Рюмка — одна на весь вечер, и разглядеть, что они в основном пьют, я не смог. В той же Германии чуть ли не месяц провел, шнапса так и не увидел. Пиво-вино. А в Америке, помнится, в крутом таком кабаке сидючи, спросил вдруг «Столичной» — так на меня посмотрели с таким удивленным и понимающим видом, будто признали во мне знатока, заказывающего какое-либо вино тысяча восемьсот пятидесятого года, покачали головой и извинились за отсутствие. Нету водки там, не держат ввиду отсутствия спроса.

— Да-а, — протянул Семеныч. — Пить, но не водку — для меня удивительно. Я, конечно, все что угодно в организм принять могу, но водка — лучше всего.

— Может, пойдем парнемся? — предложил Влад.

— Идем, идем, — поднялись все, потянулись в парилку, перед входом в нее взяли из тазиков мокрые веники, Влад свой оставил. Лобченко спросил:

— А ты что?

— Я в первый раз без него. Просто прогреться надо.

Зашли в парилку, поднялись по лесенке, присели на лавочки. Было многолюдно. Влад заметил, что ее только что просушили, теперь заслонку закрыли, а у печи мускулистый парень поддавал парку, часточасто зачерпывая воду ковшиком и прямо-таки швыряя ее на камни.

— Тише ты, черт, зальешь печку! — крикнул кто-то рядом.

— Я знаю, я по капельке, — ответил тот.

Присутствие пара становилось ощутимей, опускаясь вниз, он приятно обжигал кожу, но некоторые тут были по пятому-шестому заходу, им было мало.

— Давай-давай, не ленись! — крикнули с одного конца.

— Да хватит! — закричали с другого. — Сваришь!

Парень захлопнул дверцу, снял рукавицы, вбежал наверх, осмотрелся, спросил:

— Опустить парок, мужики?

— Опускай! — ответили.

Все втянули головы в плечи, наклонились ближе к полу. Парень взял в руки простыню, и она быстробыстро, как лопасть вертолета, завертелась у него над головой. Народ заохал, закряхтел. Кто-то тихонько похлопывал себя веником по плечам, потом шлепки послышались чаще, и вот уже вовсю народ одаривал друг друга ударами, Влад почувствовал, что больше не может, бочком-бочком, не делая резких движений, вышел, молнией влетел в бассейн с ледяной водой, вынырнул — как будто миллион маленьких иголок вонзили в его тело и вынули. Взял свой веник, вернулся обратно, сразу согрелся, начал потихоньку им похлопывать по ногам, ступням, плечам.

— Влад, давай-ка я тебя постучу, — предложил Семеныч.

— Нет уж, спасибо, ты уже так настучал, что я неделю оправдывался, — отказался тот.

Иван рассмеялся и начал вновь рассказывать историю, которую и так все знали, но все равно слушали, так как она с каждым разом обрастала все более интересными подробностями.

— С месяца два назад пришли мы сюда внепланово, среди недели, да я что-то хватил лишку, да и начал лупить веником Влада изо всех сил, да еще после захода пятого, да еще он сам был в дюпель — я не чувствовал, что бью сильно, он не чувствовал боли — так все плечи в рубцах и оказались!

— Вот именно, после пятого, — добавил жертва садизма Семеныча, — веник уже обтрепался, остался без листьев, одни только ветки в стороны торчали, как пучок розог получился, а он привык к своей толстой, непробиваемой коже, которую то эвкалиптовым, то можжевельниковым насилует, и давай меня, как себя, лупить, если не сильнее. Ну, я спьяну ничего не почувствовал, помылись мы да пошли по домам. Прихожу я к себе, меня там моя тогдашняя подруга дожидается, ужин на столе — совет да любовь! Раздеваюсь я — а она как давай орать: «Так вот ты в какую баню ходил, сволочь!» Я в недоумении, а она меня к зеркалу подводит. «Вот, — кричит, — вот!» Я смотрю — а у меня все плечи и полспины в синих полосах, да еще ровно по пять в ряд с каждой стороны. Успокаивал, оправдывался — да она ни в какую, шубу в охапку и бегом вон. Впрочем, я отчасти Семенычу благодарен — все не знал, как от нее избавиться, тут он на помощь и пришел.

— Настоящий товарищ всегда вовремя придет на помощь, — резюмировал историю второй ее герой, — за это надо выпить. Пошли!

Народ согласился, стали спускаться вниз. Влад выскочил, опять нырнул в ледяную купель, задержался в ней на пару секунд, вылетел пулей, опять по телу забегали иголочки. «Господи! — подумал он. — Что может быть лучше? Какой кайф! Или благодать? И термин не подберешь».

Затем подошел к другому бассейну, побольше, где-то пять на три, с водой потеплее, поплавал чуть, расслабился, вышел, обернулся простынею, представил, как осушит сейчас бокал пива — ах, как замечательно!

Оно уже было разлито по кружкам — заботливый Семеныч постарался, ребята слушали Колю, который скороговоркой вещал:

— Ну, сидим мы с Олегом на диванчике, пьем коньяк потихоньку, а на баб этих ноль внимания. А они, мол, сами в знакомстве с нами не заинтересованы — играют в лесбиянок: гладят друг друга, за ручки держатся, влюбленно в глаза смотрят, в щечки целуются — я, конечно, понимаю, что у девчонок сейчас это модно, но здесь все так напоказ, что Олег рукой махнул, домой засобирался — мол, толку не будет, и ушел. А мне интересно, что дальше, — я остался. Чем бабы сильнее пьянели — а жрали они нещадно — бакарди с колой, джин с тоником, стакан за стаканом, — тем меньше друг другу внимания уделяли и больший интерес проявляли ко мне…

Николай никого не удивлял своими похождениями — был высок ростом, широкоплеч, строен, лицо правильное, взгляд прямой, брюнет опять-таки, — в общем, из категории «женщинам такие нравятся», — удивляло то, что он о всех них рассказывал приятелям, причем с таким упоением, как будто это произошло с ним в первый раз в жизни. Влад перебил:

— Извини, Коль. Ребят, креветки кто будет?

— Будем, будем, — за всех ответил Семеныч, — а мне еще мясо в горшочке захвати — что-то я проголодался.

Влад поднялся, пошел в буфет, поздоровался, заказал, напомнил, чтобы не забыли о майонезе да еще добавили пивка, вернулся обратно, рассказчик продолжал свое повествование:

— …В общем, вечер еще в разгаре, а я их уже на себе на улицу тащу. Наташа мне: «А у тебя какая машина?» — «Как какая? — отвечаю. — „Мерседес“, конечно!» Она мне: «Все, я точно еду. Светка, а ты?» Та еще из роли не вышла: «Куда ты, Натали, туда и я». Привез я их к себе домой, вторая мгновенно заснула, уложил я ее кое-как на диванчик, так мы сразу с первой к делу и приступили. Через несколько минут эта Света вдруг вскакивает и как давай рыдать, кричит, чуть ли не в истерике: «Ты мне с мужиком изменила!» Я офонарел. А Наташа мне: «Давай ее к нам, третьей, не хочу подругу терять». Ну, не цинизм ли? Ну, кое-как успокоили, раздели, к себе уложили, а потом уже, когда первая уснула, я эту Свету до утра в ванной…

Влад поднялся, предложил сделать заход.

— Так мы уже по два сделали, а ты один. Сходи сейчас, а следующий уж вместе, — сказал Саша.

Влад согласился, взял свою войлочную шапку, пошел в парилку, думая по дороге: «А что, рассказывать обо всем этом — не цинизм ли? Впрочем, а чего стесняться? Жизнь есть жизнь, а своей Коля вполне доволен, он в колее, посему все, что ни делает, ему и в кайф. Назовем склад его характера „особым менталитетом“. Вот если бы Саша вдруг с живостью поведал о том, чем он со своей любовницей во время их встреч занимается, — народ бы действительно удивился, потому как ему такая открытость не свойственна. А для Коли-балаболки — весьма естественна. Хотя назови его балаболкой, обидится, пожалуй».

В парилке находился всего один человек, пара не было. Влад надел рукавицы, открыл дверцу печи, на него дохнуло жаром, обожгло. Он брал в руку ковшик, зачерпывал как можно меньше воды, старался как можно дальше ее забрасывать, другой рукой прикрывал лицо. Набросал пятнадцать маленьких ковшиков, решил — хватит, закрыл дверцу, поднялся наверх. Пока возился с печкой, в парилку вошло еще четыре человека — двое постарше, оба эдаких пузатых бородатых колобка, двое других помоложе.

— …А на прошлой неделе, — услышал Влад обрывок разговора толстяков, — я познакомился знаешь с кем? С бароном фон Витте!

— Уж не того ли самого потомок?

— Того, того! Он один из директоров «Finnair», любитель русской водки и финской сауны. Я ему говорю: какая там сауна? Вот вы зайдите к нам в «Невские», это — да, это — баня…

Столбик термометра приближался к ста десяти градусам, пот сначала выступал на коже маленькими каплями, они постепенно полнели, а потом стекали быстрыми струйками.

— Ну и сколько у тебя супермаркетов — два? — спрашивал один другого из второй парочки.

— Да нет, уже четыре, — отвечал тот.

— Ну и какой из них лучше?

— В принципе, они все одинаковые.

Влад удивился — парень не старше его, а уже четыре супермаркета. Круто. Молодец, однако. Ребята тем временем беседу продолжали.

— Мне, — сказал первый, — все-таки восемьдесят четвертый больше нравится: и музыка интереснее, а заглавную песню перевел — так и текст весьма приличный.

«Ух, — усмехнулся про себя Влад, — как тут не воскликнуть: о времена, о нравы! Раньше бы сразу догадался, что речь идет о музыкальной группе „Супермаркет“, бывшей популярной в начале прошлого десятилетия, ныне же мозги в одну сторону направлены — деньги, бизнес, — вот и попал впросак». Чуть-чуть побил себя веником, после нырнул поочередно в оба бассейна, вернулся к ребятам.

На столике стояли креветки, майонез в блюдце, хлеб. Семеныч добивал горшочек с жарким.

— Мы без тебя не начинали, так что присаживайся быстрей, — сказал Николай.

— Не спеши, Владик, ой, не спеши! — возразил Иван. — Если бы ты был здесь, то, пока я ковырялся в горшке, вы бы уж все креветки съели, а так — как раз вовремя, закончил с мясом — принялся за морепродукты!

— Так вот, выступал посредником в решении проблемы неплатежей между предприятиями, — рассказывал последнюю новость Саша две недели отсутствовавшему Лобченко, — работал так полтора года, заимел себе репутацию, все были довольны, вдруг — раз! — и нет ни его, ни шести миллиардов у одного завода.

— Ни проблемы неплатежей, — засмеялся Семеныч.

— А почему ты думаешь, что он исчез именно с этими деньгами? — возразил Лобченко, бережно разделывая креветку и обмакивая ее в майонез. — Вдруг они пропали без него, и ему ничего не оставалось, как сматываться?

— То есть что значит «без него»? — спросил Александр.

— А то, — Лобченко сделал большой глоток пива, — что он мог быть просто одним из звеньев цепи, просто поддерживал контакты между предприятиями, был посредником, его подставили, эти миллиарды выцепили, а он в дураках и остался. Вон, например, руководители «Эрлана» слиняли — что, вместе со всеми теми средствами, которые должны остались? Нет, просто взяли кредиты у банков, вложили их в нерентабельное строительство, вбухали в рекламу — короче, обанкротились, вот и пришлось бежать, и я не думаю, что с миллионами долларов.

— Насколько я помню, «Эрлану» вообще фатально не везло, — вытирая испачканные пальцы прямо о простынь, вставил Семеныч, — они даже когда кому-то решили долг отдать, валюту на ММВБ в «черный вторник» купили, тут уже сама судьба — а не их злой умысел — всем руководила. Если же мы вспомним, как у «Глория-банка» ценностей на миллион выкрали, и одни клиенты сразу, как узнали об этом, сбежали из него, в некоторой степени в ущерб другим, которым ввиду всего этого пришлось столкнуться с «временными трудностями», или как у какого-то, уже не помню названия, двух охранников-инкассаторов с водителем замочили, забрали девятьсот штук, а сами скрылись на темно-зеленом «БМВ», по отзывам свидетелей, — то в чем здесь господа банкиры виноваты, не пойму. Или тот же «Национальный кредит» с «Индустрия-сервисом», «Мытищинский коммерческий», «Автоваз», «Югорский» и прочие? Люди хотели работать, зарабатывать деньги и себе, и своим, клиентам, но не вышло, — кого подставили, кого кинули…

— Я знаю, если не брать во внимание различную мелкоту типа «Первой финансово-строительной компании» и иже с ними года три-четыре назад, — подхватил Лобченко, — только двух феноменальных кидал: Мавроди, обувшего всю страну, и Долгова, который, исчезая, не позабыл десять миллионов баксов с собой прихватить, но если первый с кем надо поделился и в дураках оставил в основном простой народ — не пойдет же какая-нибудь бабушка за своими пятьюстами тысячами из Хабаровска к нему в Москву, верно? — то второй, видно, решил все себе оставить — иначе зачем бросать отечество и бежать? У него одна квартира в столице под «лимон» стоила, с мраморными полами, комнатой для прогулок с собакой…

— Это все из-за фамилии, — жуя, произнес Коля, — я на них всегда обращаю внимание и уже знаю, что если банкир — Долгов, футболист — Косолапов, а мент — Хватов, то хорошего тут не предвидится.

Все засмеялись. Креветки быстро были съедены, встали на новый заход.

— Да-а, были времена, — протянул Семеныч, продолжая разговор по дороге, — выехал из Москвы в какой-нибудь Иркутск, Владивосток или Тюмень, расклеил объявления типа «Принимаем вклады от населения под шестьсот годовых», собрал денежки, расплатился с местными бандитами и обратно — квартирку себе приобрел в центре, домик в Шувалово да официальный бизнес открыл — живи себе, поживай.

— Ну а коли башку пробьют? — спросил Влад.

— Так, во-первых, я к примеру, а во-вторых, я же говорю «у населения» — а оно не пробьет. Вон, писали, какой-то простой инженер, для игры в «МММ» квартиру продавший и все, соответственно, потерявший, доведен был этим до отчаяния, — так не Мавроди пошел поджигать, а себя облил бензином на Красной площади да начал орать, размахивая спичками. Ничего, уняли.

В парилке под стук веников продолжили о Мавроди.

— Он слишком высоко замахнулся, — сказал Лобченко, — начал с государством соревноваться, а оно этого не любит. Эмэмэмовские акции ничем не обеспеченные бумажки — те же самые нынешние КО и ГКО — купил за восемьдесят процентов от номинала, а тебе через несколько месяцев сто возвращают, да еще проценты сверху платят, а в руках ничего и не подержал: деньги — воздух — деньги. Пока наши умники в Минфине до этого додумывались, Мавроди уж всю страну в свое АО вовлек — да и остальным понравилось, все эти «Доки-хлебы», «Телемаркеты» — а потом хлоп! — и народу шиш вместо репки.

Саша, выпрямившись во весь рост, похлопывая себя по плечам и груди веником, сделал замечание по поводу народа:

— Мне кажется, русскому человеку приятно то, что его обманывают. Объявили коммунизм и всеобщее благоденствие через двадцать лет — поверили, гурьбой побежали; в семидесятые, когда уж было видно, что ничего не получится, рабочие в цехах водку пили с утра до вечера, но все равно верили, что вот где-то есть образцовые заводы и примерные работники, они и вытянут к всеобщему счастью; в начале девяностых объявили капитализм, люди сразу решили разбогатеть, ничего не делая, — купил акцию, продал акцию — вот и сапоги жене, и дом в Париже. Но не бывает же такого!

— Нет, — возразил Коля, — бывает. Это если клад найдешь или в лотерею выиграешь. Правда, всеобщим благоденствием здесь и не пахнет.

Заговорили о Чечне.

— Смысл происходящего здравым людям непонятен, — сказал Саша. — Изутюжили всю Чечню танками, изрыли воронками — и все равно воюют, воюют. Складывается впечатление, что Ельцин с Дудаевым заранее договорились — первый предложил второму: я из тебя национального героя делаю, память о тебе на века остается — а ты мне войну до последнего чеченца, пока мои люди, высшие чиновники, все деньги не отмоют!

— Чеченца, — с восточным акцентом произнес Семеныч, — можно убить, но поставить на колени нельзя!

— Никто, — вступил в разговор Лобченко, — чеченца на колени ставить не собирался, равно как и заставлять присягать мятежного генерала на верность нашему президенту, как в свое время Шамиля русскому царю; а в силу своей профессии мы знаем, что деньги отмывать можно и менее болезненными способами.

— Столько — нельзя, — вставил Коля.

— Можно сколько угодно, — возразил Лобченко. — Если же, что безуспешно пытается вдолбить народу правительство, речь идет о защите национальных интересов России, то вряд ли стоимость украденной Дудаевым нефти покрывает то огромное количество средств, затраченных на ведение войны. Если же речь идет о сохранении территориальной целостности страны — то развалить огромную державу, и мало что отрезать Прибалтику, Среднюю Азию и Закавказье, но и разделиться с Украиной и Белоруссией — это же надо додуматься! — нормально, спокойно взирать на существование «независимых» республик в составе федерации — Татарстана там, Калмыкии с чудесным ее президентом, который настолько близок к народу, что живет в обыкновенной трехкомнатной квартире в обыкновенном панельном доме в Элисте, правда, зачем-то держит в сейфе в швейцарском банке корону с бриллиантами, купленную у шахматиста Каспарова то ли за сто, то ли за двести тысяч долларов, — и продолжать дробить Россию, уже даруя всевозможные самостоятельные полномочия областям, — это нормально, а вот термин «независимая» отдать Чечне — невозможно. Но есть же на Кавказе «независимые» Абхазия, Северная да Южная Осетия, Ингушетия — и была бы Чечня, черт с ней! Я еще могу предположить, что все делается ввиду возможной экспансии фундаментального исламизма на Кавказ с юга и, соответственно, усиления в этом регионе позиций всяких радикально настроенных арабских стран, да и вполне ныне мирной Турции тоже, но об этом никто даже не упоминает, посему, полагаю, сие не является причиной. А что есть истинная причина — никому не известно, и, дай Бог, может, это и откроется через десятки лет, а может, и нет — никто же до сих пор не знает, кто стоял за убийством американского президента Кеннеди или шведского премьера Пальме.

— Фу-ух! — выдохнул Влад и поднялся с лавочки. — Пойду окунусь.

— Да и мы пойдем, — сказал Семеныч.

По очереди побывав кто в одном бассейне, кто в другом, вернулись в зал. Там эту тему продолжили.

— Воевать с чеченцами было вообще ни к чему, — заявил Николай. — Достаточно было эфэсбешникам взорвать Дудаева к чертям, если уж он так не устраивал, объявить, что это сделала оппозиция, — и дело с концом!

— Да, — подтвердил Семеныч, — чеченцы фанатичны до безумия. Тем более, как ребенок любит играть в игрушки, так им нравится играть в войну. Тот же самый Радуев, что ли, заявил, что если бы не все эти события, был бы он то ли простым инженером, то ли служащим, а так — национальный герой, борец за свободу.

— За какую свободу?! — хлопнул руками себя по бедрам Лобченко. — От кого и для кого? Дудаев, считай, поддерживает геноцид против своего же народа, если ведет борьбу «до последнего чеченца»! Так ведь действительно может дойти «до последнего» — и что, им радостна такая свобода?

— Хе, а ирландцы, а баски? Сколько лет уж борются, теракты устраивают и прочее? — спросил Семеныч.

— Это, милый мой, — ответил ему Лобченко, — Европа, там все пытаются продемонстрировать наличие демократии в своих государственных образованиях или же хотя бы изобразить ее подобие, поэтому там начинают обвинять тебя, когда ты бомбу уже взорвал, а не когда только начал собирать ее из деталей. У нас же такого быть не может. Когда мировое сообщество ужаснулось происходящему в Чечне и стало что-то там жалобно лепетать о гуманизме и демократии, Ельцин смачно плюнул на мировое сообщество, и спустя некоторое время все уж настолько привыкли к происходящему на Кавказе, что стали упоминать об этом лишь в исключительных случаях. Ну, воюют, и ладно. Привыкли и у нас: «Обстановка относительно спокойная, с российской стороны пятеро раненых, двое убитых». А то, что у этих «убитых» есть мамы-папы, братья-сестры, жены-дети, а «раненые» — это может означать, что человек наступил на мину и ему оторвало обе ноги и он теперь калека до конца жизни, — об этом уж не говорят. Самое интересное — за что? За что умирают офицеры — хотя и это ужасно, — еще кое-как можно понять: они посвятили себя воинской службе, но за что — я видел как-то по пятому каналу передачу — остался мальчик девятнадцати лет с пулей в почерневшем животе и с выеденными собаками глазами лежать на обочине дороги в Грозном — вот этого мне никак не понять.

— Да, — покачал головой Влад, — в принципе, правительству нашему думать о солдатах и вовсе некогда. Едят помои, спят в поле. Когда все начиналось — помню, первые пленные появились, еще до штурма нашими войсками Грозного, — забросили взвод десантников куда-то в горы, да забыли о них. Походили они, полазили с неделю, припасы кончились, а кушать хочется. Послали нескольких бойцов в ближайшее селение чего-нибудь добыть, там их и сцапали. Где, мол, остальные? — спрашивают. Те говорят: там и там. Сбежалось сотни две чеченских мужиков — нет, еще не боевиков, просто людей с «Калашниковыми», — кричат: «Сдавайтесь, а то всем вам хана!» Посовещались лейтенанты, решили: сдаемся. А двое ребят — ни в какую: «Идите, — говорят, — сами. А мы — хрен». Так вдвоем и остались — отстреливались, пока их не прикончили. Так ни фамилии их никто не знает, ни имени, а чем тебе не герои? Басаев или там Радуев, объявивший: «Мы чисто вертолеты хотели взорвать, а больница — это чисто так», — всем известны, имена на устах, и Геростратом быть не надо. И что ни говори, а воевать им нравится и всегда нравилось. Чеченцы с давних времен что делали? Землю пахали, виноградники возделывали? Дудки. Шли мимо караваны, они их и грабили. Это и в литературе отразилось, вон, у Саши Черного, князь, следующий на свадьбу с богатыми дарами, увидел, что до ночи не успевает в крепость, и дал команду сделать привал, но мужчинам спать по очереди и глядеть в оба, ибо — цитирую — «вдруг гололобый чеченец набежит?» В какой-то передаче по телеку показывали дискуссию в студии, и там в числе прочего сказали о том, что на московских рынках засилье продавцов с Кавказа, «чеченцев всяких», и вдруг один вскакивает: «Чеченцы — гордый народ! Они на рынках никогда не торговали! Это азербайджанцы торгуют!» — «Хорошо, — говорит ему кто-то, — но раз вы не торгуете, на что тогда живете?» Думал-думал, чесал в затылке. «Так, — отвечает, — дела делаем». Дела! То есть провел пару фальшивых авизовок или взял кредит из банка да не вернул, — зачем торговать? Если чеченец кого-то ограбил или что-то украл — сие совершенно не стыдно. Стыдно — если ты мужчина, а семью содержать не можешь. А каким способом это делаешь — уже неважно. Потому и народ — воин, грабить-убивать — тоже искусство, веками оно у них и выкристаллизовывалось. У Пушкина в «Путешествии в Арзрум» приводится описание любопытного случая: был на Кавказе какой-то период мира, никто ни с кем не воевал, но тут взял один чеченец да застрелил русского солдата. Поймали, спрашивают: «зачем ты это сделал?» Отвечает: «А, ружье было давно заряжено, на стене висело, боялся, порох отсыреет — чего добру пропадать?»

— Насчет того, что десантников в горы забросили да забыли о них, — произнес Семеныч, — могу сказать, что войска наши подставлять — это наше правительство делает умеючи: вспомните Гудермес перед выборами: бросили своих людей — «воюйте, чем Бог послал, но артиллерию и авиацию — извините, выборы через несколько дней, в Чечне вроде как бы мир — а мы опять бомбить? Увы, выживайте сами — как у вас получится».

— С другой стороны, — поправив простыню, на которой лежал, и придвинувшись к беседующим ближе, вставил Саша, — мы вот удивляемся ненависти со стороны чеченцев, ну а если бы они к нам завалились с «Градом» да вертолетами — кто бы здесь им обрадовался?

— Полно, Александр! — Семеныч был не согласен. — Завалились! Вон и Буденновск был, и уже Кизляр. Я понимаю, что дико звучит — российские войска выпустили из какого-то селения всех женщин и детей, но ни одного мужчины, а потом двое суток бомбили его. Но это ведь только вначале в «Московском комсомольце» боевиков называли «симпатичными бородачами с зелеными повязками», а как по Буденновску они на «Нивах» покатались да вокруг постреляли — видел я, как шестнадцатилетнюю девочку, прошитую очередью, хоронили, — так средства массовой информации заткнулись. И вообще — можно решить вопрос миром — так давно надо было решать, а нельзя — так воюйте так, чтобы быстрей закончить! А то с одной стороны — переговоры, а с другой — ежедневный обстрел блокпостов, захват заложников, убитые да раненые! — Иван побагровел, надулся, махнул рукой да принялся за пиво.

— Нет, «относительное спокойствие», — сказал Влад, — может, и будет, но «мира» — уже нет. Какой может быть мир, если у каждого чеченца теперь есть погибший родственник. Теперь, как ирландцы в Ольстере, чеченцы будут играть в партизан и «народно-освободительную борьбу». А народу борьба не нужна — ему необходимы мир и спокойствие. И какой бы там у тебя ни был зов крови, каким бы бесстрашным ты ни являлся, а пулька в косточку попадет — больно, и каким бы ты смертником ни был, жить все равно хочется. Но, видно, к сожалению, мир еще долго не наступит. Хотя мои встречи с чеченцами особенно приятными не назовешь, у меня особенного зла на них нет. И нынешний конфликт я не стал бы определять как национальный — он сложился на властном уровне, каждая из сторон преследует свои интересы, жертвуя жизнями: Ельцин — наших молоденьких солдат, Дудаев, прикрываясь знаменем борьбы за свободу, — всех чеченцев. Если бы второй на самом деле беспокоился о народе, а не о своем положении в Чечне, войну бы не затеял — вон Александр Невский не стеснялся в Орду с дарами ездить, лишь бы новгородцы жили спокойно, — а не сказать, что был труслив — шведов и немцев еще как гонял! Дудаев же то атомную бомбу на Москву хотел сбросить, то — как Абдулатипов, думский депутат, рассказывал — предлагал Дагестану объединиться и «весь мир на колени» поставить. Маленький Гитлер, неудавшийся Наполеон — мечты о мировом господстве под прикрытием интересов нации.

— Ну, — подвел черту Лобченко, — будем надеяться, что все это каким-нибудь образом да закончится — вон, скоро президентские выборы, Ельцин должен к ним постараться, чтобы выглядеть чистеньким, войну прекратить.

— Дай Бог, — согласились все и вместе выпили — кто пиво, кто минеральную воду.

— Влад! — хлопнул его по плечу Николай. — Ты у нас вроде свободная птица, как и я, у меня тут две девчонки мировые на примете, требуют для свидания друга, — может, договоримся на пятницу? Ты ничем не занят?

«Я всегда ничем не занят», — подумал тот про себя и вспомнил Жанну. Ответил:

— Ой, не знаю, но вполне возможно. Созвонимся еще.

— Да, созвонимся, только давай так: среда — крайний срок. Если откажешься, мне другую кандидатуру надо будет подыскать. Идет?

— Идет.

Скинулись, расплатились за пиво и креветки, стали прощаться, расходиться. Саша, являясь Владовым соседом, всегда довозил его до Институтского, откуда тот добирался иногда на такси, если спешил, иногда — пешком, если было настроение прогуляться.

Они вместе сели в автомобиль Ильина, Александр завел его, чуть прогрел двигатель, поехали.

— Да, — начал он, — хороша парилочка сегодня была! Жаль, мало заходов сделали.

— Это потому, — поддакнул Влад, — что болтали много, не до парилки.

— Ну, считай, совместили приятное с полезным.

— А что «приятное», а что «полезное»?

Саша нахмурил лоб, задумался, вдруг улыбнулся:

— Да ну тебя к лешему! Расскажи лучше, как ты с Жанной? Раза тебе достаточно, или у вас теперь ро-ман? — произнес он по слогам последнее слово.

— Николаевич, это ты грубо: «Раза — достаточно?» Скажи лучше, откуда ты знаешь?

— Грубо, зато по-мужски. А знаю, естественно, от жены: Жанна с ней поделилась, Марина — со мной.

— И как же она меня живописала? В хорошем свете или не очень?

— Вот подробностей не было. Факт, однако, известен. Ты смотри, Влад, как друг и соратник советую: баба — замечательная, умница, красавица, к возрасту известной Шерон Стоун не хуже ее будет выглядеть, а главное, если уж полюбит, не обманет. Благородна и верна! Для нынешних женщин качества редкие.

Ильин, который в присутствии третьего человека называл собеседника только по имени-отчеству, по фамилии — в редкие приступы гнева, и то с обязательным «госпожа» или «господни», а просто по именам — только близких друзей, оставшись наедине, позволял себе говорить развязно, грубо, отпускать нецензурные шуточки, наверное, для того, чтобы видели — как начальник он строгий только потому, что справедливый, а так — свой парень в доску. Разговор подобный, однако, он никогда бы не начал, видно, жена, обеспокоенная судьбой подруги, подговорила.

— Поживем — увидим, — только и ответил Влад.

— Смотри-смотри, не упусти! Тьфу, черт!

Гаишник, уже перед площадью Мужества, отмахнув жезлом, приказал им прижаться к обочине. Пока он просматривал у вышедшего Саши документы, Влад вспомнил, что у Ильина стойкая репутация несговорчивого водителя — он никогда не давал сотрудникам ГАИ денег, разве что был явно неправ. Была известна история, как Александр с женой ехал по Московскому, их остановил милицейский джип с включенными мигалками, сидели в нем четыре человека с автоматами, проверили документы, облазили всю машину, осмотрели двигатель и сказали: «У тебя машина ворованная, номера перебиты, давай пятьсот баксов, а иначе на экспертизу заберем, экспертиза же — до трех месяцев, а за время, пока твоя „бээмвуха“ у нас на стоянке будет находиться, ее на запчасти растащат». Саша закипел, «забирай», — ответил, вытащил из машины Марину и пошел с нею ловить такси. Тачку взяли да увезли. Но Ильин не просто такой смелый — у него отец являлся зам. начальника какого-то там районного ГАИ, так что через день он автомобиль забрал, тем более что он «чистый», и никакие номера в нем перебиты не были. «У ментов рэкет основательный, данный им властью, а у бандитов — любительский, самодеятельный, так что первых я боюсь больше», — любил повторять Семеныч. Но это у Саши близкий родственник в их системе, поэтому ему можно их не бояться, а что было делать ему, Владу, когда, еще во время частого общения с Ларисой, они с Колей за рулем направлялись в модный тогда «Континент», милиция их остановила, Николай с правами и прочими бумажками вышел и случайно запер двери на центральный замок, и тут появился какой-то в гражданском, постучал в стекло — выходите и вы, мол. Лариса пытается дверь открыть — а она заперта на ключ, считай! Тот уже пистолет вытащил, размахивает им, «Открывай!» — орет. Коля подбежал, отпер, мент на Лару сразу накинулся, заорал: «Да я тебя, сука, проститутка, прямо здесь сейчас раком поставлю, я тебя научу власть слушаться — поедем в отделение личность устанавливать!» и прочую дребедень, от самого спиртным разит, рядом кодла с короткоствольными автоматами стоит, ухмыляется. К счастью, документы у нее с собой оказались, да свои же его успокоили, объяснили значение термина «центральный замок», который произнес Коля, вроде притих, отстал, а они поехали дальше. С Ларисой была истерика, рыдания не прекращались, пока она в «Континенте» двести граммов виски не выпила — только тогда перестала дрожать. Это уж почище рэкета.

Вернулся Александр, рассказал:

— Рассмотрел он документы. «Нарушаем»? — спрашивает. Я ему в ответ: «Что нарушаем?» Он мне: «Да вот, хотя бы, — номера грязные». Я ему: «Так дорога грязная, мокрая, снег идет». Он: «Ничего не знаю, будешь платить штраф». Я разозлился, говорю: «Ни хрена я платить тебе не буду!» Он мне: «На „БМВ“ ездишь, а двадцатки не найдешь?» — «Тебе, — говорю, — не найду, а чтоб свою машину купить, я два с половиной года пахал, ты же по „лимону“ в день такими „двадцатками“ делаешь. За год ударной работы две моих „бээмвухи“ купишь». Короче, отстал он от меня.

Влад вслух подивился Сашиной стойкости, а про себя подумал: «А как его батюшка, интересно, начинал?» Доехали до Институтского, он попрощался, вышел на свежий воздух. С неба падал мокрый снег, было сыро, грязно и мокро. Но мысль о предстоящей встрече с Жанной согревала ему сердце. Не сказать, что он сильно задумался над словами Ильина, но ведь он и не собирался расставаться с нею, по крайней мере сейчас. Им еще предстоит узнать друг друга, выяснить возможные точки Соприкосновения, увидеть, смогут ли они привыкнуть быть вместе, — да, поди, вдруг он ее чем-либо не устроит — что ж тут заранее загадывать?

Рядом тормознула «Волга»:

— Куда?

— Да недалеко, до Жака Дюкло, там налево, и чуть дальше — во двор, пятерочка!

— Садись!

Тяжело ходившие по лобовому стеклу «дворники» не столько протирали его от снега, сколько размазывали грязь, скрипели, но, как ни странно, скрип этот его не раздражал, скорее, убаюкивал своей размеренностью, монотонностью. Он вдруг поймал себя на мысли, что с нетерпением ждет встречи и даже чуть-чуть ее боится, как будто назначил девочке свидание первый раз в жизни, и вот — не может решить, прийти с цветами, или же он с ними будет выглядеть глупо. Улыбнулся, повернулся к водителю:

— Знаешь, шеф, тормози, я к метро.

— Зачем? — удивился перемене настроения пассажира водитель.

— За цветами! — ответил Влад.

Деньги он все-таки отдал — договор есть договор. Быстро перескочил дорогу и пошел обратно к Тореза, вернее — даже побежал, полетел…

V

С того воскресного дня прошел почти месяц. Влад и Жанна виделись чуть ли не ежедневно, сближаясь с каждой встречей все сильнее и сильнее. Однажды, когда у ее сына вдруг поднялась температура и она, позвонив, извинилась и сообщила, что ввиду этого не придет, он вдруг, весь вечер проведя перед телевизором, понял, как сильно она ему нужна. Рядом с нею чувствовал себя так, как ему нравилось, — спокойно. Но несмотря на это, все ее настойчивые приглашения к себе домой «на обед» или «на ужин» для знакомства с отцом и сыном отвергал. Она уверяла, что Влад поступает глупо, что она давно им о нем поведала, но что-то его удерживало, что именно — и сам не понимал. Может, смущало то, что сын примет его за устаревший музейный экспонат ввиду музыкальных или иных пристрастий — что-то ведь придется с ним обсуждать, — а отец, наоборот, сочтет юнцом — выскочкой, пытающимся украсть у него «его девочку».

— Да ты можешь мне приятное сделать, непосредственно мне, а не кому-то? Съесть мой борщ, сидя за моим столом, можешь? Что ты все нос воротишь? — спрашивала Жанна.

— Все, — наконец сдался Влад, — приду.

— Неужто? — всплеснула она руками. — Наверное, солнце упало на землю, а Дунай остановился в своем течении. И когда изволите?

— Да хоть завтра!

— А завтра, между прочим, четверг!

— Ну, раз ты сама не хочешь…

— Нет, нет, договорились: сразу после работы — ко мне!

— Все, хорошо.

На следующий день, аккурат в половине седьмого, Влад стоял перед ее подъездом с букетом цветов — не простым набором роз, а таким, какой любил, которые собирают из разных сортов в различных цветочных магазинах, — и бутылкой «Шабли». Лифт не работал, поэтому путь наверх пришлось преодолевать пешком. На четвертом этаже он встретился взглядом с сидящим на корточках, прислонившимся к стене человеком в какой-то грязной, драной майке, спортивных штанах с отвисшими коленками. Человек был небрит, взглядом обладал мутным, а вокруг распространял клубы вонючего табачного дыма, куря то ли «Беломор», то ли «Север», то ли вообще махорку. Алкоголик в период абстиненции — решил про себя Влад. Из далекого детства вспомнилась одна из любимых шуток отца, когда они, гуляя, натыкались на подобных личностей. «Вот не будешь маму слушаться — будешь таким, как этот дядя». Причем родитель повторял ее и тогда, когда Владу было уже под тридцать. «Эх, — подумал он, — папа, мама, как давно я не был дома! Стоп — так вот тебе и повод — отвезти Жанну к ним, показать, познакомить». Но не рано ли? Он что, совсем определился в отношениях с ней? Нет, нет и нет! Нужно еще время, вот сейчас он совершает интересный шаг — приперся с цветочками, пижон, франт! Так, но что бестолку стоять перед дверью? Позвонил, его встретила Жанна, нарядная, цветущая, — он чуть не упал в обморок, так прекрасно она выглядела. Совершенно искренне припал на одно колено, вручил букет и бутылку, она аж зарделась — было видно, как ей это приятно.

— А я вас хочу обрадовать, молодой человек, — сказала она. — Сын отправился с друзьями на какой-то рок-концерт, а отец у соседа пивком балуется — так что мы с вами будем абсолютно одни, и ваши опасения по поводу возможной встречи, выходит, совершенно напрасны.

— У меня ощущение праздника, — только и ответил гость, после того как вошел в комнату и увидел стол с нагроможденными на нем блюдами, стоящими свечами. — Будто у тебя день рождения и мы решили отметить его у тебя дома, вдвоем, с вином и свечами. Будет ужин, потом мы потанцуем, после — постель, так, не сердись, не хмурь брови, я понимаю, папа-сын, я просто говорю о своих ощущениях.

— Ну, день рождения у меня осенью, постель, как ты правильно заметил, отменяется, но все остальное можно осуществить в полной мере. Так, мой уважаемый кавалер, мой ручки и усаживайся за стол, а я сейчас приду.

Когда Влад вернулся из ванной, Жанна расставляла блюда на столе в ином порядке, плюс к тому же на нем появилась бутылка «Пятизвездной» водки, уж начавшей запотевать. Он сел на стул.

— Так, — произнесла хозяйка, подняв вверх правую руку с зажатою в ней ложечкой, — сейчас я буду за тобой ухаживать. Что ты скажешь по поводу сельди под шубой и говяжьего студня в качестве холодных закусок?

— Я могу только сказать, как я тебя люблю! И как хорошо ты меня уже знаешь — все обожаемые мною блюда, моя любимая водка!..

— Истины, если они истинны, не стареют. Путь к сердцу мужчины лежит через желудок. Стоило мне усадить тебя за стол — и я сразу услышала слова, которые ты не произносил уже несколько дней. А пить с тобой чуть ли не постоянно и не знать, какое именно спиртное ты любишь, — уже странность. Ладно, вот я тебе положила, принимайся за еду.

— М-м, как вкусно. Дай я тебя чмокну в благодарность.

— Прожуй сначала, — засмеялась она.

— Если бы я был поэт, я бы написал о тебе оду. Начиналась бы она так:

О, как прекрасна «сельдь под шубой»!..

— Так это ты оду сельди пишешь, а не мне.

— Нет, не говори, написал бы обязательно. Да, наверное, интересно было бы быть поэтом — особенно эдаким восточным, и писать витиеватые арабские стихи. Я себе даже представляю — сижу я в расшитом золотом халате, курю себе кальян, на голове у меня феска с кисточкой, вокруг бегают рабы с обнаженными торсами. Передо мной стол, ломящийся от яств, а в голове складываются в дивные строки слова, обращенные к какой-нибудь прекрасной черноокой царице или хотя бы принцессе.

— Да, и что бы ты написал?

— А что-нибудь вроде этого, — и Влад стал читать, пытаясь имитировать восточное произношение:

— У моей Зулейки-ханум

Губы — как рахат-лукум!

Щеки — как персики из орбината!

Глаза — как сливы из шахского сада!

Азербайджанской дороги длинней

Зулейкины черные косы,

А под рубашкой у ней

 Два… абрикоса!

И вся она — ва! —

Как халва!

— Как здорово… Это ты сам?

— Да нет же, в который раз повторяю, что не пишу стихов. Это наш русский поэт начала века, но я его фамилию даже не помню. Как-то на «А», но не помню. Но чем плохо для автора — его произведения переживают его самого? Однажды я приболел, сидел дома, пялился в ящик, и тут вдруг целая передача по четвертому каналу, днем, и я вот так случайно на нее напал. Посвящена она была этому поэту, вел ее наш местный актер, читал замечательно, особенно сей «персидский цикл», или «мотивы», не знаю, как правильно. Запомнилось еще одно четверостишие:

Постучал он ей в окошко:

«Добрый день! Фатима здесь?

Целоваться вы немножко

Не интересуетесь?»

— Ну скажи, что класс!

— Скажу, но почему так получается: пишет человек такие смешные и, на мой взгляд, замечательные стихи, они даже поселились в твоей голове, закрепились в памяти того актера, еще, может, в чьей-то, а от фамилии его осталось только начальное «А».

— Ну, пожалуй, чтобы твою фамилию помнили полностью, надо быть уже Пушкиным или Лермонтовым. Но ведь это чрезвычайно сложно. А сколько замечательных произведений вообще существует на свете, любых — литературных, музыкальных, сколько прекрасных, так называемых «малобюджетных» фильмов, да еще к тому же всяких польских, чешских, о которых мы ничего не знаем! Зато «Бэтмен-3» знаком каждому, хотя бы только по названию. Если бы не одна девочка, писавшая мне проникновенные письма в армию, я, может, и вообще не узнал бы о том, кто такой был Саша Черный, и не загорелся желанием прочесть у него все, что смог найти. И кто знает, наткнулся бы я когда на эти чудесные строки:

Тишина. Поля глухие.

За оврагом — скрип колес.

Эх, земля моя Россия,

Да хранит тебя Христос!

— Да… — задумчиво произнесла Жанна. — Борщ будешь?

— Твой борщ — да за величайшее благо почту! Кстати, я еще одно восточное стихотворение того поэта вспомнил, голова — как мешок с цитатами, валяются они там в беспорядке, руку в него опускаешь — никогда не знаешь, на что наткнешься, вот и попробуй тебя сейчас уверить, что все запомнил за раз.

— Не уверишь, — наливая первое ему в тарелку, сказала она, — три стихотворения за одну телепередачу — слишком много.

— Ну и ладно. Спорить не будем. А слушать будешь?

— Буду с удовольствием.

— Ну, слушай:

Много есть персиянок на свете,

Но собою их всех заслоня,

Как гора Арарат на рассвете,

Лучше всех их Зулейка моя!

Почему? Потому:

Много персов есть разных на свете,

Но собою из всех заслоня,

Как гора Арарат на рассвете,

Больше всех ей понравился — я!

Почему? Потому:

Много есть ишаков в нашем месте,

Сосчитать их не хватит ста лет,

Но глупее их сразу всех вместе

Муж Зулейки — Гасан-Бен-Ахмед.

Почему? Потому! —


и тут актер пальцами выстроил у себя на голове рога.

— Ха! — Жанна громко засмеялась. — Вот это да, ну, здорово. Класс! Борщ нравится?

— Конечно да.

— А то ты совсем не ешь.

— Так я стихи тебе читал.

— Хватит читать, ешь давай. Слушай, а может, создадим с тобой дуэт, эдакую литературную группу, типа куртуазных маньеристов, и будем стихи писать? Раз ты чужие любишь, у тебя и свои должны получиться — а я буду твоей моральной поддержкой, твоей боевой подругой.

— Нет, лучше мирной.

— Не поняла.

— Мирной, мирной. Я слишком боевых и задиристых не люблю.

— Хорошо, мирной. Ну, как тебе предложеньице?

— Никак.

— Почему?

— Читать их будет некому — публика отсутствует. Да и какой-никакой банковский служащий пригодится тебе куда больше самого интересного поэта. Ты часто читаешь?

— Редко, но читаю.

— Да! Вот! И в основном, наверное, классику. Сейчас и в кино-то редко ходят, все сидят дома за видиками да крутят тупые фильмы. В девятнадцатом веке что тебе? Литература, живопись-скульптура, театр-балет-опера. Все. И люди читали. Сейчас кино, видео, радио, телевидение, аудио. Какие книги? А с главным идеологом куртуазных маньеристов господином Степанцовым я даже общался, честно пожал ему руку за его чудесные — ей-богу, очень нравятся — стихи, и однажды я попал на концерт его группы «Бахыт-компот». Ребята просто отдыхают. Туфельки на нем стоптаненькие, старенькие, аппаратура у них вшивенькая. Да, он написал:

Вдруг приходит телеграмма:

«Я теперь люблю Гурама», —

Это Будда Гаутама,

Злостный Будда Гаутама…

Но как хороший парень — не профессия, так и поэт — уже не профессия. Может быть, чье-то призвание — вот мы с тобой разговариваем сейчас, а где-нибудь в тесной общежитьевской комнатушке сидит растрепанный гений и кропает, царапает бумагу быстрыми движениями руки, исписывает горы листов, но их, кроме как его близкие друзья, в руки никто не возьмет, а кусок хлеба он себе ими не добудет. Да и, кстати:

Давно описаны, воспеты,

Толпу ругали все поэту,

Хвалили все семейный круг.

Все в небеса неслись душою,

Взывали с тайною мольбою

К NN, к неведомой красе…

И страшно надоели все.

Это господин Лермонтов. А вот господин Гете:

Собою упоенный небожитель,

Спуститесь вниз на землю с облаков!

Поближе присмотритесь: кто ваш зритель?

Он равнодушен, груб и бестолков.

Он из театра бросится к рулетке

Или в объятья ветреной кокетки.

А если так, я не шутя дивлюсь:

К чему без пользы мучить бедных муз?

— Я в шутку, а ты ерепенишься, — обиженно пробурчала Жанна. — Налетел: господин Гете, господин Лермонтов! Я все и сама понимаю.

— Нет, ну что ты, мы же не спорим. Мы просто разговариваем.

— Хорошо. Ты борщ доел? А то я ведь тоже есть хочу — а там горячее ждет не дождется.

— Доел, доел. А что на горячее?

Встала, громко объявила:

— Телятина с помидорами! — и пошла на кухню.

Возвратилась с блюдом, так же ели-пили-веселились, разговаривали о других вещах, и важных, и бестолковых, за беседой, легкой и непринужденной, время летело быстро, Влад хвалил хозяйку за умение готовить, но робко намекал, что и сам, оказавшись на кухне, будет не лыком шит, да Жанна столь грозно восприняла эту его попытку, что он мгновенно сдался. Вскоре все допили, доели, сошлись во мнении, что танцевать не стоит, и продолжали увлеченно друг с другом болтать.

Вдруг послышался звук хлопнувшей двери, затем шаги, в комнату вошел пожилой мужчина, Влад понял, что это отец Жанны, встал со стула.

— A-а, вот он, наш долгожданный гость, — произнес тот вместо приветствия, — наслышан, наслышан. Как живете-поживаете, как здоровье?

— Да нормально… — начал было Владислав, но тот, недослушав, вновь заговорил, опускаясь в кресло:

— А мое вот стало уже не то: до тридцати лет не пил, до шестидесяти не курил, кстати, — сказал он, достал из кармана пачку сигарет, вынул одну, щелкнул зажигалкой, сильно затянулся, — а теперь вот на старости лет бросился наверстывать упущенное, да разве уж все наверстаешь? В молодости вон, шесть раз на одной руке подтягивался в полном обмундировании, чуть ли не весь полк сбегался смотреть, был горд этим чрезвычайно, щеки надувал, грудь колесом — а теперь думаю, может, и вправду нужно было пить-курить в удовольствие, дом обустраивать, детей растить, а не скакать с места на место по полям да по долам…

— Папа! — перебила его Жанна сердито, — ну что ты опять рассказы свои начинаешь, — вдруг Владиславу неинтересно…

— Отчего же, — сразу возразил гость, — я с вниманием слушаю…

— Ты, дочка, цыц! Поужинали — марш на кухню посуду мыть, — сказал отставной генерал, стряхивая пепел, — да заодно чайку нам завари свеженького: пива сегодня было мало, так что для чая место в желудке найдется, а мужчины тут о мужском покалякают.

Жанна вздохнула, встала, начала собирать посуду. Влада удивила та легкость, с которой она согласилась, — видно, бывший военный привык, чтобы его слушались не только на службе, но и в семье, вот должным образом дочь и воспитал.

— Кстати, — продолжил он, — мы хоть явно заочно знакомы, но для протокола, — он протянул руку, — Игорь Николаевич.

— Владислав, — сказал гость, отвечая крепким рукопожатием.

— А как поживают ваши родители? Здоровы ли? — спросил отец Жанны.

— Спасибо, здоровы.

— А где они живут?

— Под Питером, в Колпино.

— Ну и как они, довольны нынешней жизнью?

— Да, в принципе, не очень…

— Ага, понятно. Сейчас все «не очень», старики особенно недовольны. Я вот протаскался по долгу службы полжизни по всему Союзу, да и по кой-какой загранице, а ради чего, спрашивается? Ни дома своего не было, ни пристанища. Вот со Светланой Васильевной, покойницей, Царство ей небесное, все не решались ребеночка завести, наконец, мне уже тридцать два было, собрались, поняв, что не скоро постоянное жилье будет. После второго никак не собрались, тут и за одного боялись — переезды, перелеты, жизнь кочевая, так Жанночка единственным ребенком и осталась. А так бы построил домик, обзавелся бы хозяйством, нарожал бы детей — не менее троих, да и жил бы в счастье и покое. И пил бы, и курил, хоть на одной руке, может быть, и не подтягивался. А вы как, довольны нынешней жизнью?

— Не знаю, — ответил Влад, с удивлением отмечая, что старику весьма быстро удалось расположить его к себе, — наверное, не многим лучше, но не многим и хуже предыдущего…

— Да, да, вот мой сосед, кандидат наук, историк, преподаватель, — мы с ним почти каждый вечер играем в шахматы, пьем пиво и спорим о различных предметах, — как настоящий философ заявляет, что «нынешнее время не хуже и не лучше прочих, это такой же период в истории человечества, как и другие, а история, — и тут он всегда поднимает руку с вытянутым указательным пальцем, — знает не только взлеты человеческих обществ, но и падения оных». — Тут хозяин засмеялся, видно, вспомнив еще какое-нибудь изречение соседа, затем продолжил: — А вам, молодым, поди, и нравится: в свое время люди по десять лет на машины собирали, за границу раз в пять лет ездили, а тут — год-два поработал, сразу тебе и «мерседес», и Кипр на каждые выходные, не так ли?

— Ну уж нет, — возразил Влад, — смотря на каком поприще этот год-два подвизаться. По нынешним временам, если за год-два на новый «мерседес» да на домик на Кипре вдруг насобиралось, то на третий, вероятней всего, голову продырявят, так уж лучше не спеша.

— Да, да! Это ли не ужасно! Самый распространенный способ соревнования с конкурентом — «заказать» его, и дело с концом! Стреляют, взрывают, убивают, из окон людей выбрасывают — за примером далеко ходить не надо, вон у нас в доме напротив один алкаш квартиру продал, а на следующий день после продажи с девятого этажа — вниз, будто бы напился. Да разве в наше время такое было?! Мужики сказывали — один старичок на «Жигулях» в джип въехал, «пострадавшие» вышли, застрелили его и поехали дальше как ни в чем не бывало! И на хрена мне лично «демократия» такая? Выйти на улицу иногда противно — грязь везде непролазная, вокруг эти бритоголовые в одинаковых кожаных куртках, как их, «пилот», а с другой стороны — милиция с автоматами, лица, скажу, не многим бандитских симпатичнее, где я ни бывал, в какие переделки ни попадал, но и мне уж не по себе становится — где тут «простому человеку» вытерпеть?!

Игорь Николаевич тяжело вздохнул, махнул рукой:

— Вы уж простите меня, старика, очевидно, пива все же было достаточно — во как разошелся. А впрочем, можно и еще по маленькой. Давайте-ка, молодой человек, по коньячку-с, за знакомство, так сказать. Сделаем с вами «нормандскую дыру»!

— Что это — «нормандская дыра»? — вскинув брови, спросил гость.

— Ай-яй-яй, Владислав, вы уж не юнец, пора бы знать: если после окончания плотного ужина человек выпивает рюмку, это тем самым термином и именуется.

— Так это не дыра получается в обычных случаях, а сито!

— А-а, — засмеялся отставной генерал, — это у кого как! — Быстрыми шагами подошел к буфету, достал бутылку армянского коньяку — вроде бы нормальному внешне, видно, из старых еще запасов, — налил две рюмки, поставил на стол. Тут вошла Жанна с чаем.

— Вот, как раз и наша красавица, весьма кстати, — сказал он. — Как насчет коньячку на сон грядущий, для сна того крепкости?

— А вот возьму и не откажусь, — ответила она. Заметно было, что вечером Жанна довольна, особенно тем, что Влад с ее отцом все же встретились.

Появилась третья рюмка, чокнулись за знакомство и дальнейшее его продолжение. Видя, что уж поздно, гость понимал, что пора уходить, но Игорь Николаевич не давал даже малейшего намека на это и продолжал свои расспросы:

— Скажите, Владислав, — в продолжение беседы — вы сами-то, случаем, не из этих?

— Из каких «этих»? — Глядя в хитро прищуренные глаза хозяина, Влад почувствовал подвох.

— Ну, этих, «новых русских»?

— Папа! — встрепенулась Жанна. — Хватит!

— Дочка, не переживай — мы с твоим другом отлично ладим, — успокоил ее отец, — я из чистого любопытства.

— Да какой же я «новый русский», — ответил Влад, — у меня даже мобильного телефона нет, не говоря об иномарке. Если же серьезно, я не делю русских на новых и старых, русский — он и есть русский.

— Ну а как же эти, с «Мотороллами» да с «Нокиями»? — казалось, искренне удивился отставной генерал.

— Пап, и все-то ты знаешь! — вставила Жанна.

— А как же, дочь, пенсионер у нас нынче — человек самый осведомленный, делать нечего, сидит весь день перед телевизором да газеты читает — тут тебе и все покажут, и обо всем напишут.

— Те, что с «Мотороллами», — сказал гость, — просто выскочки, большей их части они-то если для дела и нужны, то только в рабочее время, — но это вполне такой же важный элемент «крутости», как и джип, как и поездки за границу на отдых. Кстати, реже на Кипр — предпочитают Лазурный берег да Карибы — там гораздо дороже, а дороже, значит, круче. Впрочем, когда-нибудь это пройдет, называется этот процесс «периодом первоначального накопления капитала», — накопят, может, перестанут «Мотороллы» из карманов в «бутиках» доставать. В Швейцарии, говорят, например, общественное сознание достигло такого уровня, что, имея деньги, строить на них, допустим, дом, сильно отличающийся от того, в котором живут соседи, просто неприлично — есть у тебя средства, храни их в банке, а на работу добирайся не на лимузине, а на трамвае — выхлопные газы автомобилей ужасающим образом влияют на окружающую среду, и так далее, — глядишь, и у нас до того дойдут.

— Да? Ну, во-первых, то Швейцария, в Америке, как мне известно, и виллы себе люди покупают за несколько миллионов долларов, и на лимузинах ездят, а во-вторых, когда же дойдут?

— Думаю, если исходить из того, что на построение превосходных шоссе в России Пушкин в своем «Онегине» отвел пятьсот лет и они ожидаются где-то так к две тысячи триста двадцать шестому году, то изменение отношения русского человека к соседу и природе, полагаю, должно прийтись на окончание первой половины третьего тысячелетия.

— Нет, — вступила в разговор Жанна, — я не смотрю на будущее столь пессимистично: к тому времени, мне кажется, надобность в шоссе и вовсе отпадет, ибо все будут передвигаться по воздуху на каких-нибудь «планах».

— В Швейцарии, дочь, может, и будут. Как Гагарин в космос полетел, все думали, что через десять лет на Марс попадем, а к концу века станем передвигаться по Вселенной со скоростью света, а по Земле — минимум телепортироваться. На самом же деле старикам да старушкам в России к концу века жрать нечего — дожили! У меня-то хоть пенсия вроде приличная, а каково бывшим прядильщицам, да что прядильщицам — учителям, например? Ой, опять я за свое, — ладно, давай спать. — Тут Игорь Николаевич поднялся со стула — с таким же трудом, как давеча опускался в кресло, взял Влада за руку. — Приятно было, молодой человек, познакомиться, одобряю выбор дочери, да и поговорили славно. А знаете что? Вам непременно нужно в нашей компании с Константином Сергеевичем — ну, соседом моим, я вам о нем говорил — пивка попить, вот кто болтун, так болтун, мы с вами объединимся и задавим его в споре, я — торжеством логики, а вы — молодостью и напором, ха-ха. Как вы, к пивку-то с рыбкой?

— Я? Замечательно! — ответил гость.

— Так завтра, значит, и ждем!

— Завтра? Так сразу? Я, в принципе… — начал было Влад.

— Дочь! — крикнул хозяин, и сразу в нем стал заметен военный, хоть и бывший, было к тому же видно, что он пусть и не сильно, но все же опьянел. — На помощь!

— Я бы, конечно, не стала тебя, Влад, принуждать… — хитро улыбнулась она и перевела взгляд с него на отца. Гость понял: придет. А впрочем, почему бы и нет? Какая разница: завтра или позже?

— Приду, — произнес он. — В котором часу?

— Вы когда работу заканчиваете?

— В восемнадцать ноль-ноль.

— К семи вечера успеете.

— Так я отсюда неподалеку, успею и раньше, к половине.

— Ну, так вновь ждем. Ждем Жанночка?

— Да, папа.

— Ну и отлично. Ладно, молодежь, пошел я готовиться ко сну. До встречи, Владислав.

— До свидания, Игорь Николаевич.

Отставной генерал ушел, они остались стоять в коридоре вдвоем. Жанна прильнула к нему, он обнял ее, прижал еще крепче, волосы ее приятно пахли, и от нее всей веяло такой добротой, домашним уютом, предвкушением предстоящего счастья, что у Влада сердце защемило. «Вот еще, дурак, растрогался, — подумал он, — еще не хватало слезу пустить. Ладно, надо идти».

— Жан, пора, — сказал он, поцеловал ее в уголок губ, начал одеваться.

— А ты знаешь, — Жанна посмотрела на него снизу вверх, — что мне вдруг захотелось тебе сказать на прощанье?

— Что?

— До свидания, мой милый! Про себя так хорошо звучит, а вслух — глупо.

— Словами всегда труднее выражать, чем сердцем чувствовать.

— Ты правда завтра с интересом придешь, а не только потому, что я так хочу?

— Нет, твой отец — удивительный человек. Думаю, что еще с этим третьим, соседом, у нас получится взаимообогащающая, что ли, дискуссия.

— О, наш сосед — вообще уникум. Но столь любит шутить, что никогда не поймешь, серьезно он говорит или подкалывает собеседника. Ну да ладно, поздно, беги. Как домой доберешься, сразу позвони — а то я буду волноваться.

— Да что ты! Отца звонком разбужу.

— Нет-нет! Я телефон под подушку положу, а говорить буду шепотом — никто ничего не услышит. Позвони, позвони!

— Хорошо, обещаю. Я пошел, пока.

— Пока!

Влад подошел к лифту, нажал кнопку вызова, она залилась ярким светом, видно, его успели починить, повернулся — Жанна стояла, приоткрыв дверь, и махала рукой. Кабина подошла, он помахал в ответ, зашел внутрь, нажал кнопку, поехал вниз. Выйдя на улицу, вдруг ощутил ветер, колкий, пронизывающий, противный, поднял воротник плаща, быстрым шагом направился к дороге, вспомнил, как она просила его позвонить — как маленькая девочка. Что ж тут, впрочем, плохого? Все влюбленные женщины становятся похожими на маленьких девочек — капризничают, требуют ласки, внимания, конфетку выпрашивают, но счастливые, жизнерадостные — того и глядишь, идя по улице, вдруг поскачут на одной ноге, играя в эти, как их? Салочки? Нет, что-то другое, вот и забыл, как эта детская игра называется. А мужчины влюбленные? Похожи ли они на мальчиков? «На дураков похожи», — внезапно разозлился он сам на себя за согласие прийти «на пиво». Возьмет бывший вояка и начнет его на дочери, чего доброго, женить, а он даже об этом и не думал. Нет, думал, но не слишком серьезно. Что-то изнутри поднималось, какой-то сложный вопрос, но Влад опускал его обратно, ставил на место. Рано, рано, еще это обсуждать с самим собой. А куда ж рано? Тридцать три года, возраст Христа, пора в жизни что-то сделать. Пусть не о глобальных переменах в мире, но о женитьбе можно и задуматься, а Жанна — хуже ли его прежних увлечений? Едва ли. Лучше, лучше! Так что останавливает? Страх неизвестности? Боязнь возложить на себя обязанности по уходу за жизнью другого человека? Даже двоих людей — у нее ведь сын! А как? Тут и свою не обустроил, куда уж заботы о других на плечи взваливать?

Но вдруг оказалось, что он у дома. Так задумался, что раздвоился — один Влад шел быстрым шагом, переступал лужи, другой предавался думам о любви. Полноте! А и любовь ли? Но что тогда? Глупо устроен человек — вот есть в руках счастье, вроде то, что всю жизнь искал, а не понимает того, и лишь упустит когда, бьет себя кулаком в грудь, кается, но поздно — упущенного не вернешь. Было ли с ним ранее такое, пусть и не только отношений с женщинами касающееся? Было. Так что теперь раздумывать? Вспомнил анекдот о чукче, который приехал в Россию на бурого медведя охотиться, лютой зимой неделю в лесу просидел без еды, без питья, все медведя ждал, зайца пропустил, лису пропустил, волка пропустил, а косолапого все нет и нет, так бы и замерз, да лесник нашел, отогрел в своей избушке и объяснил: бурый медведь — не белый, он зимою спит. Так бы чукча был и с зайцем, и с лисой, и с волком, но, медведя ожидаючи, без ничего остался. Не тот ли Влад чукча?

Разулся, не снимая плаща, прошел в комнату, снял трубку, набрал номер.

— Привет! — послышалось с того конца провода.

— А откуда ты знаешь, что это я? — лукаво спросил Влад. — Вдруг кто иной?

— Нет, — шепотом говорила Жанна, — я знаю, знаю — ты! Но — целую, спокойной ночи. Спасибо, что позвонил!

— Спокойной ночи! Еще крепче, чем ты, целую. До завтра!

— Хорошо, пока!

— Пока!

Положил трубку, размышления ушли, уплыли куда-то, на сердце стало хорошо, тепло, спокойно. Торопливо разделся, быстро почистил зубы, лег. В постели было холодно, свернулся калачиком, чтобы быстрей согреться; вспомнил, что, когда рядом Жанна была, под этим же одеялом, жарко становилось до пота, улыбнулся, так с этой улыбкой и заснул.

VI

В банке приближалось время обеда. Народ быстро собирался, потом разбегался в разные стороны: кто жил поблизости — домой, кто жил далече и денег было не жалко — в близлежащие заведения, кто и проживал не рядом, и деньги экономил — те обычно спускались перекусить вниз, в буфет, где заодно можно было и покурить, и посплетничать. Жилище Влада находилось неподалеку, но путешествия домой на обед были невозможны по нескольким причинам: во-первых, отсутствие личного автомобиля, а такси еще нужно поймать, с водителем договориться, да еще обратно, во-вторых, отсутствие жены-домохозяйки, которая бы к его приходу заботливо этот обед приготовила и стол накрыла; в-третьих, даже если бы он сам заранее жарил-парил, пока разогреешь, пока… В общем, он принадлежал к последней, самой немногочисленной категории из определяющихся по этому признаку служащих банка — жил поблизости, денег на ресторацию не жалел, но обедал в буфете.

Влад уже спускался по лестнице, когда столкнулся на ней с Колей — должность у того была столь же забавная, сколь и ответственная, — он был курьером, — казалось бы, ничего особенного, но курьером весьма непростым — ему для передачи вверялись самые важные документы, которые ни факсом не пошлешь, ни содержание коих по телефону не передашь, мало того, он часто перевозил из различных учреждений банка — отделений, филиалов, пунктов обмена валют и прочих — печати, клише подписей ответственных лиц, которые в обычное время хранились в сейфе у управляющих, однако ему вверялись без каких бы то ни было опасений. Одним словом, он был «свой», «приближенный», доверенное лицо — чему соответствовали и его положение в общей неформальной иерархии организации, и надлежащая зарплата. Человек на подобной должности, безусловно, был необходим начальству, а в силу склада его характера и имеющегося образования представить Колю сидящим где-либо в отделе за столом, который пусть и из настоящего ореха, было невероятно сложно, посему такой расклад весьма устраивал обе стороны.

Коля, как обычно, держал под мышкой свою ярко-красную папку и, как всегда, спешил — то есть поднимался наверх чуть ли не бегом, переступая через две ступеньки, однако на сей раз он не просто поздоровался и поинтересовался, как дела, а, увидев Влада, весь как бы засиял, схватил его ладонь своей ручищей:

— Митрич, ты! Салют! Слушай, ты где обедаешь?

— Здесь, внизу, в буфете…

— Фу, нашел где. Давай мотанемся куда-нибудь, я тебя и обратно отвезу.

— Премного благодарен, — ответил Влад, чувствуя, что это, вроде бы случайное, предложение звучит все же неспроста. Было время, когда они с Николаем являлись если уж и не закадычными друзьями, но приятелями-собутыльниками точно, частенько он присоединялся к Коле, когда тот окунался в ночной Петербург, и выныривал лишь спустя несколько дней, с больной от похмелья головой и твердым намерением начать жизнь заново, но эта пора прошла, и в последние месяцы виделись они в бане и, еще реже, на работе, изредка же пересекаясь — как положено — на различных всеобщих празднествах, как-то: свадьбах, торжествах по поводу появления на свет детей, юбилеях каких-либо событий, днях рождения сыновей и дочерей, новосельях, сборищах ввиду чьей-то вынужденной или добровольной эмиграции и пр., и пр., и пр., но никогда — по взаимной договоренности. Правда, в бане после дня рождения жены Саши Николай пытался пригласить его с собой к девчонкам, но тогда у него уже появилась Жанна — новых подобных предложениях от Коли не исходило. — Только куда?

— А давай в пивной «Стародеревенский», на Дибуновскую мотанемся? А то у меня местные «Визави» и «Харлей-Дэвидсон» уже в печенках сидят.

— Да с удовольствием. Мне, правда, кухня больше в «Старой деревне» на Савушкина нравится, но там днем не наливают — а вдруг мне спонтанно захочется?

— Короче, договорились! Сейчас бумажки только отдам и спущусь — жди меня возле машины, — и Коля помчался вверх своими шажищами.

По дороге в этот ресторанчик с немецкой кухней и вполне приличным разливным пивом болтали они о том о сем, то есть, короче, ни о чем, и только когда уже устроились за столиком и официант принес Коле бокал минеральной воды, а Владу — кружку «Килкене» (да, он знал, как отрицательно относится начальство к алкоголю у них на работе, наиболее ярко проявляющееся у Саши, но тяжело было устоять перед соблазном, находясь в подобной атмосфере — в окружении деревянных лакированных лавочек и столиков, витающих, из разных сортов пива смешанных запахов под пучками кукурузных початков и сухих колосьев ржи), Николай заговорил о том, что, по-видимому, его серьезно заботило и что он наконец решился доверить стороннему человеку, коим по случайности оказался Влад.

— Ты знаешь, когда это все начиналось — ну, банк этот, мне казалось, что все мы одинаковые — вот вся наша компания, интересы наши — ну, бухали там вместе, или помнишь, как с толпой проституток к Семенычу притащились — вот повеселились-то! — когда я и по плечу мог хлопнуть любого, и послать подальше; потом все как-то начали разделяться, сначала не очень заметно, но уже дальше — сильнее и сильнее. Нет, я все понимаю — люди взрослели, детство закончилось, нужно было в жизни определяться, я и сам включился в работу — а что? — мне она нравилась, нравится и сейчас, — если бы не ребята, чтоб я сегодня делал-то, без специального образования и прочего, в банке этом? Не-е, ну, ладно, я ведь это понимаю, как и все остальные, но меня мое положение устраивает, я ни с кем не спорю и дорогу никому, как некоторые друг другу, не перебегаю. Но ладно там Косовский ляпнул, мол: «Колюха только на то и способен, чтобы баранку крутить и баб трахать!» — ну, так я его взял на следующий день после того, как мне это передали, за горло, приподнял так сантиметров на пять от земли и спрашиваю: «Кося, ты что, поссориться со мной хочешь?», а он глаза выпучил, дрожит: «Нет, нет, я не то имел в виду, больше не буду!» — так то Косовский, а ведь уж и ребята некоторые говорят, что нельзя мне, дескать, печаточки-то одному возить, пусть, мол, как водитель ездит, а документы возить будет новый сотрудник, сидя вместе с ним в машине, — вместо одного курьера два, зато спокойнее.

— Да кто же это говорит так? — Влад сильно удивился. — Да кому и в голову-то пришло? Нет, а что, может, ты повод дал какой — тогда хоть объяснить можно!

— А повод один и тот же, — сказал Коля, даже не взглянув на принесенную ему закуску, — я, мол, только и делаю, что бухаю да баб снимаю. Человек без корня, фундамента, основы, — увидит, мол, новую юбку и продаст за нее.

— Коль, — обратился к нему Влад, — ты знаешь, если бы ты не был сейчас за рулем, в рабочие часы, и я не видел, что ты пьешь минералку, я подумал бы, что ты пьян, — иначе чем объяснить то, что ты какую-то чушь несешь?

— Видишь, — хмыкнул Коля, — и ты туда же. Я понимаю, будь у меня семья, жена-ребенок, да еще я где-нибудь заочно на финансиста-экономиста учился, тогда да — мол, парень перспективный — например, как Саша, — ну, такой положительный, не подкопаешься, видно, далеко пойдет, а так я перелетная птица, все кабаки да бабы. Но ведь это же мне нравится, это — мое. Вот сидеть, Ницше цитировать или о проблемах нынешней власти спорить — не мое, а бабы — мое. Ну не могу я режиссеров фильмов запоминать, а потом выяснять, кто лучше, вот у меня спроси, какой мне фильм запомнился больше из тех, что в последнее время смотрел, и почему, так я отвечу: в последнее время — не помню, а вообще запомнился «Терминатор-2». Я так в одной компании, куда меня девушка привела, сказал, и все давай ржать — мол, как замечательно парень пошутил, — а я действительно их не запоминаю — что толку?

Такой длинный монолог Коле и вправду не был присущ, вероятно, что-то на самом деле произошло, но это «что-то» явно не имело отношения к работе, во всяком случае, к возможной конкуренции Коле — уж его-то заменить явно было некем, — ну, ляпнул кто-то что-то, и то, наверное, походя, не со зла — вот эмоциональный Николай и впечатлился.

— Может, поедим все-таки? — вставил Влад.

— Да, поедим, — и Коля торопливо стал отделять шкурку у аккуратно нарезанной, им столь любимой копченой скумбрии. — Так вот, — разделавшись с этим блюдом, продолжал он, — бабы так бабы. Ну, не нашел я ту самую единственную, ради которой всех остальных бы забыл, не нашел. Но сколько их нужно перетрахать, прежде чем тебе просто кто-то запомнится, по-настоящему запомнится, — десять? двадцать? Так сколько же тогда нужно, чтобы найти «ту самую»? Вот потому и считайте, что я просто ищу. Я моложе многих в компании, так что мне спешить? — я ищу. Думаешь, мне не хочется найти ту, которая во всем бы подходила мне? Очень хочется. Но я их, баб, много перевидел, у меня уж образ идеальный своей избранницы сложился: внешность, фигура, секс, отношение к хозяйству, внимание ко мне, любовь к животным, — что ты улыбаешься? У меня мечта: огромная злая немецкая овчарка. Но только после того, как с кем-то начну вместе жить, — один, боюсь, не справлюсь.

— Классное у тебя представление о лучшей женщине в мире: когда тебе хочется — спит с тобой, когда тебе хочется — стирает, гладит, с собакой гуляет, и всегда хорошо выглядит, — так это робот какой-то, а не человек.

— Да нет, не понял ты меня. Я просто о том, что такая мне спутница по жизни нужна, чтобы мы с ней совпадали во всем — ну, как детальки детского конструктора: вот одна деталь вся змееобразная, а другая — вроде бы угловатая, но составил вместе — хоп! — совпали. Вот ночью, в сексе, все замечательно — лучше, кажется, и быть не может, — а утром попросишь посуду помыть, в ответ: «Я что тебе, посудомойка?» Или, допустим, я захотел, э-э, близости в ванной, а она мне: «Я люблю комфорт, пошли в постель». Эх, не понимаешь!

— Нет, ну почему же, понимаю. Но нельзя же требовать всего. Допустим, можно многого, но нельзя же — всего!

— Можно! — громко возразил Коля, и глаза его, казалось, загорелись. — Можно! Я всегда ждал, ждал той самой, да, были времена, казалось, влюблялся, но год-другой прошел — забыл. Вот ты помнишь, когда, как тебе казалось, ты сильно влюблялся?

— О, мало того! — сказал Влад. Уж принесли горячее, он с аппетитом поглощал еду, беседа его занимала все сильнее, но закончилось пиво. Эх, была не была! Подозвал официанта: — Парень, давай-ка еще кружечку!

— А мне сто граммов «Синопской»! — выпалил Коля.

«Разошелся, — подумал Влад, — видимо, что-то действительно его гложет». Вслух произнес:

— Мало того, помню, как любил, как страдал, как переживал. Но — помню, да, но уже не люблю, было — прошло.

— Хе, видишь разницу в ситуации: у тебя было — но прошло, а у меня ничего серьезного, считай, что и не было. Но… — Тут выражение лица Николая приняло обычно не присущую ему напряженность, так что «сто» водки, мгновенно поднесенные обслуживающим их парнем, пришлись весьма кстати, — Коля выпил, закусил до сих пор не законченной скумбрией, черты размягчились, складки на лице разгладились, — раз, и стало!

«Все ясно, — подумал Влад. — Ну-ка, что будет дальше».

— Была у меня некая Ле-да, — именно по слогам произнес Николай, очевидно, желая обратить внимание товарища на необычность имени, — считал я, что вроде любовь. Шла пьяная из «Планетария» — а там, знаешь, пока на дорогу выберешься тачку поймать — долго, короче, ну а я еду рядом, стекло опустил, разговариваю, то да се, вижу — не в духе, ну, и даже приглашать ее к себе не стал, спросил, где живет, да домой и отвез. Обалдела, говорила мне потом, что я первый мужик, который не пытался при такой замечательной возможности затащить ее в постель. Я ответил, что при ее нетрезвом состоянии в той постели толку от нее было бы немного. Понравилось. Начали встречаться. Переспали — казалось, что не в этом мире, а где-то далеко за звездами, — а потом выясняется, что живет она с мужиком, мужик «бизнес» делает, но я сразу понял, что бандит, там тачки туда-сюда, квартира в центре — с камином! Представляешь, еду я мимо, обычный дом вижу — а в нем квартира с камином! Да и сама хата в кучу комнат. А я не люблю, чтобы меня женщины оставляли, да и роль любовника претит. И знаешь, бабы — напьется, расчувствуется, расплачется, возьмет ему да все и расскажет, а он приедет с братвой — хоп, и пара ребер сломана. Я ей говорю: «Давай, мол, возвращайся к своему мужику, не выделывайся», — а то он уедет на месяц за кордон — она ко мне, приедет — она к нему, ну на кой она мне нужна? Так вот, думалось — любовь, оказалось замена. С тех пор вообще к бабам стал зло относиться, но улеглось, прошло. А три недели назад зашел в «Нику» на Сампсониевский, не то что необходимость была — так, мимо ехал, от нечего делать. Увидел там девчонку продавщицу — вроде как ничего, вернее, очень-очень ничего. Без всякой задней мысли, просто так, завязал разговор — как зовут, где живет, — да и предложил поужинать вместе. Отвечает: «Если что-нибудь у нас купите, то, может, и поужинаем». Короче, я за девять дней три пары обуви у них купил — на кой черт мне столько? — я за год столько не сношу. Но как магнитом тянуло, не знаю, что я тогда в ней рассмотрел, наконец взмолился: «Не издевайся, — говорю, — надо мной, давай встретимся». Смеялась-смеялась — и отвечает: «Ладно, в пятницу». Заехал я к ней на работу, поужинали, как водится, потом отвез к себе домой — и мы трахались до утра, весь субботний день. Уставшие, проспали до раннего вечера, потом до воскресенья время опять в постели провели, с утра — опять секс, после я ее домой отвез, она переоделась, съездили пообедали — и опять в постель до понедельника. Слушай, Влад, — тут Коля перегнулся через стол, чтоб быть к нему еще ближе, — тебя женщины за щеку кусали?

— За щеку? — пытался вспомнить Владислав, — нет, за щеку, пожалуй, не кусали.

— А меня она в первую же ночь во время оргазма как хватанула за щеку, через пять минут спрашиваю — ты зачем же меня увечишь, кусаешь? А она: «Прости, мой хороший, но ничего не помню, что делала, прости, любимый». Во какая женщина! Ну, я каждый день к ней являлся, иногда с цветами, подруги по работе ее — сам слышал — переговариваются: вот повезло, и красавец, и на иномарке каждый день заезжает, — а я и впрямь думаю, что герой… И кстати: если девушка, красотой такой обладая, в обувном магазине работает, значит — все в порядке, с такой внешностью при желании можно куда угодно полезть, а раз не хочет — значит, и понятие какое-то о жизни имеет, и гордость, решил я, в общем, что некий клад разыскал, и доволен был всем этим до чрезвычайности.

Тут Коля опустил голову и стал ковырять вилкой свое горячее.

— Ну и?.. — Влад попытался подтолкнуть его к тому, чтобы он сам сказал самое важное.

— А три дня назад заезжаю — брелок ей купил, думал — обрадую, — а мне говорят — нет ее, мол, с самого обеда ушла. Я удивился — как так, ведь договаривались? Но ладно. Звоню домой — извини, говорит, что все так глупо получилось, но ко мне муж вернулся, так что — увы… Каково?

Одним глотком Коля допил воду, поставил стакан на стол, поднял глаза на собеседника. Тот подумал: «Ничто не вечно под луной — вот и наш герой влюбился». Вслух произнес:

— И ничего тебе ранее о муже не говорила?

— Ничего!

— А тебе что, в первый раз с замужними женщинами пришлось общаться?

— Да нет, но я как с ней в первый раз, так… Да я на других и смотреть не могу!

— Значит, влюбился.

— Ну, может быть, и так.

— Коля! Ну и черт с ней — не первая, не последняя.

— Правильно, я вот умом все понимаю, а сам чуть не плачу, ложусь спать — до утра заснуть не могу. И все думаю о ней, думаю!

— Эх, Николай, плохи дела. Но что ж ты, такой известный сердцеед, и вдруг как рыбка на крючок? Ты проверял, у нее муж действительно есть?

— Что ты этим хочешь сказать? — выпрямился вдруг Николай, приобретя обычную осанку. Сейчас он и впрямь был похож на человека, способного кого-то взять за горло и приподнять на несколько сантиметров от земли.

— Коля! Женщин всегда трудно понять. Ты не допускал ли мысли, что, наоборот, ей настолько понравился, что она сама общением с тобой дорожит и сама боится, что ты в будущем окажешься человеком, который «поматросил — и бросил», вот и прибегает ко всяким ухищрениям, чтобы заставить тебя в нее влюбиться еще сильнее?

Данная фраза явно произвела на Колю должное действие. Он вертел в руках уже пустой стакан с таким увлечением, будто это и есть главная цель его посещения «Стародеревенского», наконец, глядя в стол, сказал:

— Ну, Митрич, ты даешь! — хотя было заметно, что предположение это несколько его состояние облегчило.

— Далее, — продолжал Влад, — ты этого мужа видел? Есть ли он вообще, а если есть, то кто таков? Допустим, он существует. Но раз жену то бросает, то возвращается к ней — значит, непостоянен и, вполне возможно, вообще проходимец какой-то, так он ее опять завтра оставит, и она к тебе снова прибежит. Наоборот, допускаем, что парень он неплохой — просто жизнь не сложилась, вот и бегает туда-сюда, — но кто он такой? Явно не «крутой» — был бы крут, супруга обувь бы не продавала. Значит, кто? Обычный человек. Что тебе мешает подъехать на своем сверкающем «мерседесе» — предварительно его помыв — и сказать: «Слышь, мужик, я вижу, играешь ты женой своей как игрушкой, то уйдешь, то придешь — не пошел бы ты… восвояси?» Вид у тебя такой, что любой умчится, лишь бы дел с тобой не иметь. За женщин, тем более любимых, надо бороться. Ну и борись. Дай Бог, тебе с нею повезет, так кто за тебя не будет рад? Вообще-то, в таких делах никто не советчик, но считай, что совет ты уже получил. Хотя, мне думается, она тебя просто разводит.

— Да нет, — произнес Коля, весьма, однако, довольный замечаниями Влада, — не разводит.

— Но это не столь уж важно. Придумай предлог, встреться с ею, поговори. Помнишь фильм с Белуши «Как разобраться с делами», ну, где парень из тюрьмы сбежал за несколько дней до освобождения только для того, чтобы посмотреть финал бейсбольного чемпионата?

— Это где он нашел чужую записную книжку, себя за другого выдавал?

— Вот-вот. Есть там момент такой: включил он случайно телевизор, и там бабушка-ведущая отвечает на вопросы телезрителей, он ее речь запомнил, и при встрече с красивой девушкой, отвечая на ее вопрос, слово в слово повторяет услышанную фразу: «Попробуй поговорить с ним откровенно. Забывая о собственном положении, ты лжешь сама себе» и так далее, это производит на девушку впечатление, и она оставляет ему свой телефон. Ну и ты подготовься перед встречей, придумай заранее, чем ее сразить, — глядишь, что и получится. Да и мне ли тебя учить — у тебя, поди, баб в три-четыре-пять раз было больше, чем у меня, — должен и сам научиться, как на них влиять.

— Верно, верно. Ты мне словно бальзам на рану вылил. Если у меня с ней что выгорит — с меня бутылка.

— Спасибо. Ты еще скажи — на вашей свадьбе шафером сделаешь. Но о бутылке я не забуду.

— Все равно я тебе очень благодарен.

Подошел официант, принес счет. Николай взглянул на чек, заметив, что Влад полез в пиджак за бумажником, сделал останавливающий жест рукой, заплатил сам. На удивление, за всю дорогу обратно он не проронил ни слова, видимо, напряженно размышлял над произошедшим разговором. Только когда доехали до места, произнес:

— А как бы там ни было, получится — не получится, зашел бы ты кто мне где-то так через недельку, пивка попить, что ли, пассию свою новую захватил, поболтали б о том о сем.

— Если получится, зайду, если нет, то нет, — искренне сказал Влад. На том и простились.

Обед уж двадцать минут как закончился. Как назло, Ильин был в отделе, к тому же не у себя в кабинете. Увидев вошедшего, не преминул заметить:

— Задерживаемся… — и опять уткнулся носом в бумаги. Вдруг поднял голову, сказал громко: — Кстати, господа! — покосившись в сторону Наташи, добавил: — И дамы! Я понимаю, пятница, туда-сюда, конец недели, но прошу не расслабляться — сегодня задержимся на полчасика, будет планерка, Юрий Анатольевич выступит с важным сообщением.

— Ну, как всегда… — почти захныкала Наташа, видно, уж было назначено свидание с очередным женихом, но сразу взяла себя в руки: — А что за новость-то?

— Услышите, Наталья Валентиновна, несколько позже, — сухо, начальственно произнес Саша и опять занялся документацией.

— Александр Николаевич, — обратился к нему Влад, можно вас на минутку?

— Отчего ж нельзя, — отреагировал тот, — пожалуйста.

Зашли в кабинет.

— Саш, не могу я сегодня задерживаться — обещал быть у отца Жанны в полседьмого, как штык, — неудобно получится, если опоздаю, тем более знаю я эти планерки — разведут канитель часа на полтора, а ты сиди и слушай.

— Вообще-то, я к таким инициативам отношусь, сам понимаешь, негативно, однако, учитывая, куда ты собираешься, я тебя отпускаю, посидишь минут пятнадцать для приличия, встанешь и уйдешь. Но планерка планеркой, ты скажи, чего это от тебя спиртным средь бела дня несет?

«Унюхал», — только и мелькнула мысль у Влада.

— Так вышло, — ответил.

— Ой, гляди, Владик, как бы хуже не вышло! Я-то, со своей стороны, тебя покрою, но как дойдет до кого выше — тут и пшик может приключиться. Дела, сам знаешь, тьфу-тьфу, идут хорошо, перспектив — масса, и у меня, и у тебя, — не порть себе карьеру, тем более что таких специалистов, как ты, немного и впереди у тебя — широкая дорога. А все эти штучки-дрючки — пьянка днем, бабы вечером, и все прочее — вырисовывают определенный образ, — слышал, Колю тут собрались приструнить — мол, элемент аморальный?

— Слышал, — удивился Влад тому, как быстро весть о возможной смене должности Николая распространяется между всеми.

— Так что подумай на досуге. А если вдруг решишь на Жанне жениться — обещаю, что на вашей свадьбе выпью не менее пятидесяти граммов, а то, глядишь, и сто.

— Да, — Влад широко улыбнулся, — ради такого, пожалуй, можно обручальное кольцо на палец надеть.

— Вот и надевай. Ладно, пошли работать.

Время до конца рабочего дня пролетело незаметно.

Косовский бегал по отделам, хлопал в ладоши, привлекая к себе внимание:

— Так, в конференц-зал, быстро, быстренько…

«Конференц-залом» именовал он операционный, это было самое большое помещение в филиале, там обычно и собирались для обсуждения различных вопросов.

Ровно в восемнадцать ноль-ноль уселись, Саша откашлялся, начал:

— Уважаемые дамы и господа! Жаль задерживать вас перед выходными, так сказать, в конце рабочей недели, но дело того требует. Юрий Анатольевич сделает вам важное сообщение, но сначала, с вашего позволения, я отниму у вас пять минут. А отниму вот для чего. Не секрет, конечно, что успех нашей с вами совместной деятельности зависит в первую очередь, и я не устаю это повторять, от сплоченности всего коллектива, от осознания каждым того, что чем лучше будет работать он сам, тем легче будет работать его товарищу, и наоборот. Потому я и стараюсь, чтобы мы вместе проводили время не только в банке, но и за его пределами. Многие, к сожалению, не понимают этого, называют меня массовиком-затейником, — тут послышались смешки, — а мне жаль, между прочим, что мы вместе редко собираемся в нерабочее время. У всех семьи, дела… Ну, и у меня семья! Так я все успеваю. — Это была правда. С понедельника по четверг он два раза посещал спортзал, два вечера проводил у любовницы на им же для нее снимаемой квартире, в пятницу ребенка отвозил к родителям, а жену вел в ресторан, ночью занимался с ней любовью, в субботу с утра они с Мариной делали покупки, затем забирали дочку и то вели ее в зоопарк, то просто гуляли, вечером ходили в гости, в воскресенье утром они посещали церковь, потом обедали у его родителей, во второй половине дня он парился в бане. И следующая неделя — такая же. — Вот осенью я вас на Суздальские озера возил — кто остался недоволен?

— Все довольны! — выкрикнул кто-то.

А ведь и вправду в конце сентября Александр настоял на том, чтобы субботний день все вместе провели, — народ пришел кто с женами-мужьями, кто с детьми, кто с друзьями-подружками, людей собралось — тьма. Гуляли по озерам, охали-ахали, была та самая прекрасная пора, которую именуют «бабьим летом», под ногами уж шуршала листва, деревья рядились в желтый и бордовый цвета, Ильин гонял людей по берегу Нижнего озера, демонстрируя осенние красоты, кои не портили даже особняки новых разбогатевших, равно как и старых богатых, имевшихся там в изрядном количестве. Влад же зашел в Спасо-Парголовский храм на Шуваловском кладбище и простоял там около получаса. Потом сидели на склоне холмика, на травке, глядели на тихую водную гладь, бегущую куда-то по ней маленькую яхту с ослепительно белым парусом. Лучшим, что нашлось в ларьках у метро, была «Зубровка», замечательная такая «Зубровка» с толстым травяным стеблем в бутылке, и мужчины пили эту водку из пластмассовых стаканчиков, закусывали «хот-догами», громко о чем-то спорили и наслаждались бытием. Дамы, многие из которых до сей поры даже не были друг с другом знакомы, сошлись вместе — курили, разговаривали, смеялись. День был чудесный, все шло хорошо, но Влад постепенно напился, за вечер успел побывать и в «Дэддисе», и в «Дог Энд Фоксе», и в «Доменикосе». Проснулся с необыкновенной тяжестью в голове, прошедшие события восстанавливал по частям и, как всегда, себе удивлялся. Слава Богу, в воскресенье полагалась баня, она его и вылечила. За эту экскурсию все были весьма Саше благодарны. Обрадовавшись, он предложил зимой съездить в Петродворец, Пушкин. «Дивная, — говорил он, — красота, когда снег под ногами, небо ярко-синее, и солнце светит, и ни единого облачка! А вокруг пруды замерзшие — чудо! Бродишь-бродишь, нагуляешься, с мороза щей горячих хряпнешь — и жизнь прекрасна!» Но однако, когда он вновь бросил клич и пытался собрать народ, у такого большого количества людей нашлись причины не участвовать в путешествии, что оное пришлось сначала перенести, а потом и вовсе отменить. Так никуда зимой и не отправились. Все зимние выходные и праздники, включая Новый год, прошли в скучном пьянстве и потому совершенно не запомнились.

— Я всегда за коллектив, — продолжал Ильин, — и меня о-очень беспокоит, когда в него вдруг вносятся раздор и смятение.

«Так, — подумал Влад, — что-то случилось».

— Я бы хотел, — продолжал Александр, — чтобы каждый из нас понимал, что мы не в бирюльки играем, а с деньгами работаем. Миллиард — туда, миллиард — сюда, привыкли, расслабились. С похмелья на работу являться — дело уже привычное. Я, ребята, предупреждаю: кого с красными глазами увижу — половину зарплаты в конце месяца сниму, а кто два раза подряд попадется — вообще придется распрощаться!

— Александр Николаевич! — вдруг бойко произнес Косовский. — А что это вы все время на меня смотрите? Ну ладно, из-за фамилии мои глаза иногда косыми называют, ну а красными-то за что?

— Вы просто ближе всех сидите, Сергей Иванович, — немедленно отреагировал Саша, в то время как все смеялись. — Ну так вот, и чрезвычайно неприятно, когда некто не согласен с волей коллектива… и с указаниями руководства. Захожу я сегодня в операционный зал — Анна Петровна опять в шкаф бутылки ставит, коробки с конфетами складывает. А кому говорили: не брать, от греха подальше?

— Да как же не брать, Александр Николаевич! — вскочила с места крепко сбитая, здоровая «Аннушка», которая была настолько жива, обаятельна, говорлива и весела, что в том, что клиенты носят ей бутылочки-конфетки, не было ничего удивительного. — Я же ему обратно в «дипломат» шоколадки не запихну!

— Правильно, Анна Петровна, — продолжал Саша, — всегда, то просто так, то к какой-то дате, клиенты с презентами стекаются. Но вы, по-моему, сами усердствуете, если не сказать, провоцируете их на это. Каждый день на столе свежие цветы, а сегодня захожу — коньяк, уже распечатанный, на полочку устанавливает! Я спрашиваю: «Что — пьем средь бела дна?» А она мне: «Ой, нет, с девочками в кофе по капельке добавили — и все». По капельке! А известно ли вам, Анна Петровна, что мы уж полгода по телефону клиентам ни остатки на счетах не сообщаем, ни тем более поступившие суммы не называем?

— Известно… — ответила Анна Петровна, и по лицу ее было заметно, что она несколько этим вопросом смущена и даже испугана.

— Так что же вы представителю уважаемого АОЗТ «Эльм-плюс» ежедневно с утра все говорите?

— А вы что, Александр Николаевич, — нижняя губа у Анны задрожала, — телефон, что ли, слушаете?

— Эх, расстраиваете вы меня, Анна Петровна! Да, находится у меня в верхнем ящике стола центр управления телефонными разговорами, захотел — раз! — и послушал, кто что болтает! На самом деле пришел он — и давай вас хвалить: «Все операционистки такие мегеры, слова у них не вытянешь, а Анечка такая замечательная — все тебе и расскажет, и покажет; я на том, чтобы за выписками утром не ездить, каждый день полтора часа экономлю, а модема у меня, извините, нет».

— Во дурак клиент! — негромко произнес кто-то.

«И вправду, — подумал Влад. — Она ему добро делает, а он ее бессовестно подставляет. И ей, и себе хуже».

— А я хочу, чтобы вы все помнили, с чем и с кем мы работаем. Не бутылки принимаем — деньгами оперируем. Сегодня вы, Анна Петровна, клиентские винишко-коньячишко попиваете, завтра ему платежки задним числом проводить начнете.

— А послезавтра, — вскочил с места Косовский, — через подружку в РКЦ платежку на миллиард подделает и наличными у нас же в банке их и снимет, а потом — тю-тю!

Шутка удалась, народ заулыбался.

— В отношении Анны Петровны таких подозрений у меня, конечно, нет, хотя аналогия у Сергея Ивановича получилась интересная — сегодня верхнюю пуговицу на гимнастерке не застегнул, завтра винтовку не почистил, а послезавтра Родину продал. Однако подобный случай действительно имел место — некоторые ребята, не знаю как, операционистку в РКЦ подговорили — может, поделиться обещали, — она из-за большой любви на это пошла, но подделала с помощью заместителя начальника своего отдела документы не на один, а на три миллиарда, те ребята их в валюте наличными сняли и, как изволил выразиться господин Косовский, — «тю-тю»! Тело того замначальника в Неве выловили, операционистке же десять лет дали, как все открылось. Главных же организаторов по сей день ищут. Думаю, еще долго не найдут… Анна Петровна! Я знаю вас как замечательного специалиста, но, пожалуйста, больше ответственности, и ко всем остальным обращаюсь — больше ответственности и, так сказать, трудовой дисциплины. У меня все, сейчас Юрий Анатольевич возьмет слово. Так, да, кто по важным делам отпрашивался — может идти.

Помимо Влада, со своих мест поднялись еще два человека. Пока надевал пальто, через открытую дверь слышал, как Анатольевич, который являлся управляющим их филиала, руководителем достаточно умелым, когда надо — жестким, когда надо, — либеральным, досконально знающим все тонкости своего дела, потихонечку, с постепенно нарастающим давлением, как получалось только у него одного, начал распекать все отделы по очереди. Речь шла о том, что в некоторых из них объем работы увеличился и сотрудники с ним уже не справляются, в других же некоторых сидят без дела и маются от скуки.

— Сергей Сергеевич говорит: мне нужно еще два человека, у меня люди на полчаса раньше приходят, на час позже уходят — все равно не успевают. Я ему и отвечаю — бери, мол, Валентину из рекламного, все равно только и делает, что в коридоре курит.

— Юрий Анатольевич, — захлопала ресницами Валя, красивая стройная девица, — да я и полпачки-то в день не выкуриваю!

— Замечательно! Но почему как я не выхожу из банка, так вижу вас на лестнице с сигаретою в руке? Как возвращаюсь, вы опять на том же месте? Руководство считает, что людей у нас и так уже достаточно, так что, если будем штат увеличивать, деньги новым сотрудникам на зарплату брать я могу только, допустим, из ваших премиальных, а кое-кому и зарплату сократить придется!

Послышались пусть и достаточно робкие, но все же недовольные возгласы.

— Не нравится? Так давайте не курить через каждые двадцать минут, а работать, и тогда все будем успевать!

Влад попрощался с охраной, вышел на улицу, быстрым шагом направился к дороге ловить такси. Конечно, Анатольевич этот вопрос уже обсудил с начальниками отделов и решение уже принял, причем наверняка проблема спущена сверху, но специально разговор при всех завел: поговорят и придут к очевидному, что в одних отделах штат надо сузить, за счет освободившихся же другие расширить, и будет выглядеть так, будто решение приняли все вместе, коллегиально. Никто не обидится, все останутся довольны, а об управляющем скажут — вот какой у нас замечательный начальник! Другой бы издал приказ по филиалу: того — туда, этого — сюда, а не согласен — до свиданья, уволен! Наш же строгий, но справедливый, собрал всех, вместе обсудили, вместе и решили — эдакая мини-демократия.

Но вот уже и подъезд Жанны. Лифт, как и вчера, не работал — видимо, часто ломается, а может, у какого-то лифтера дяди Вани очередной запой, — пришлось подниматься пешком, и, как в предыдущий вечер, он встретил на четвертом этаже небритого субъекта. На сей раз взгляд его был более осмысленным, и он даже кивнул Владу как старому знакомому. Тот буркнул в ответ нечто вроде «Здр!..», поднялся на пятый, позвонил в дверь квартиры Жанны. Она открыла ему сама и с порога, не дав сделать и шага вовнутрь, сказала:

— Нет-нет-нет, иди к Константину Сергеевичу — отец давно там, они тебя заждались. Но три часа, не больше, а потом меня заберешь и поедем куда-либо, да?

— Ну конечно же, да, — развел руками Влад с таким видом, будто они заранее об этом договорились.

— Вон та дверь, — указала Жанна ему пальцем.

Он кивнул, подошел, позвонил.

— Три часа! — напомнила ему она. Влад опять кивнул. Не то чтобы он пребывал в сильном волнении, но общение с незнакомыми ранее людьми почему-то заставляло его чуть-чуть нервничать, несмотря на то что сам он считал себя человеком общительным и коммуникабельным. Открыла ему довольно-таки молодая женщина, не старше его во всяком случае. Завидев гостя, она сразу затараторила:

— Ой, проходите, проходите — вы и есть Владислав, да? А я — Зинаида, — и, не дождавшись, пока он что-нибудь скажет, схватила его за руку и втащила внутрь, продолжая быстро говорить: — Мы вас давно ждем, вот тут вешалка, раздевайтесь, можете обувь не снимать, но если разуетесь — вот тапочки. Костя, Игорь Иванович — к вам гость, а я побежала!

Вся она на вид была какая-то кругленькая, мягкая, гладкая, впрочем, не лишенная определенной привлекательности, ладошка, которой она пожала ему руку, была пухленькая, с ямочками на тыльной стороне, — если бы Владу задали вопрос, какая, по его мнению, должна быть идеальная женщина — хранительница домашнего очага, он, пожалуй, нарисовал бы такой образ. Войдя в комнату, сразу обратил внимание, что все предметы, вещи, в ней имеющиеся, — огромный старый диван, массивные кресла, буфет с рюмками и бокалами, тяжелые шторы, абажур с бахромой вокруг лампы — вполне соответствовали его представлению о тихом, спокойном мещанском уюте и, очевидно, попали сюда не без влияния хозяйки. Тем большим диссонансом выглядел стол посередине комнаты, заставленный бутылками пива, с большим белым блюдом, на котором лежал огромный, уже очищенный, разделанный лещ, и с сидящими за ним двумя мужчинами, пускающими в потолок — нет, не струи — облака табачного дыма. Между ними находилась шахматная доска с расставленными фигурами, по правую руку от каждого стояли большие литровые кружки с пивом. Хозяин, мужчина лет пятидесяти, худощавый, в очках, из-за стекол которых сверкали полные энергией живые глаза, в белой рубашке с длинными рукавами, жилете, поднялся ему навстречу:

— Здравствуйте, здравствуйте, молодой человек! Меня зовут Константин Сергеевич!

— Здравствуйте, я Владислав! — ответил вошедший и пожал протянутую ему руку. — Добрый вечер, Игорь Николаевич! — обратился он к оставшемуся за столом отцу Жанны.

— Добрый! — отреагировал тот. Судя по тому, как напряженно, нахмурив брови и сморщив лоб, он смотрел на доску, было заметно, что в этой партии ему не очень везет.

— Игорь Николаевич у нас не в духе, — пока мы вас ждали, уж сыграли две партии, а это — третья. В первых двух, безрассудно ринувшись в атаку, он попал в умело расставленные мною ловушки, а в этой ладью зевнул, так что дело близится к очередному проигрышу. А играем, между прочим, на пиво, партия — бутылка, так, глядишь, и без питья останется сегодняшним вечером. Но может, вы, Владислав, к нам присоединитесь — будем играть на вылет?

— Ой нет, увольте, — поднял тот руки вверх, — я, конечно, в отличие от Остапа Бендера, умею различать фигуры и, помимо хода е2 — е4, знаю еще е2 — е3, но игрок, ввиду отсутствия должной практики, я, надо признаться, слабый.

— Жаль, — произнес Константин Иванович, — думал провести с вами партию, а то уж надоело выигрывать.

— Вы-и-грывать! — подражая голосу хозяина, передразнил его отец Жанны. Влад подумал, что сердитость старого генерала — напускная и оба приятеля находят свое удовольствие и в игре, и в привычном между собой общении. — Ты бы лучше гостю пива налил, а то уселся пень пнем, я, что ли, вместо тебя за ним ухаживать буду? У себя дома — поухаживаю, а здесь ты хозяин! — сказал бывший военный.

— То, каким образом вы, Игорь Николаевич, — двинув вперед фигуру и отведя взгляд от доски, произнес Константин Сергеевич, — изволите изъясняться, — грубо, зло, — в смятение меня приводит великое и душу мою тревожит до чрезвычайности. А что пива не предложил — так склероз, старею. Как вы, молодой человек, насчет «Балтики», троечки? Али вы, как вся нынешняя молодежь, иностранное предпочитаете?

— Отчего ж, выпью и «Балтику», троечку.

— Ну и славненько, — хозяин стал наполнять такую же большую, как и у себя, кружку, — а вот у меня студенты пьют всякие «Хейнекены» и «Тюборги», а если водку — так «Абсолют» или «Финляндию». Я б этих названий и не знал вовсе, если б не несли, черти, «в подарок», — студентам нынче учиться некогда, на лекции никто не ходит, все в заботах о хлебе насущном, но как только сессия начинается — так бегут, и все с коробочками, пакетиками, — я, впрочем, не ханжа и строго к ним не отношусь, для меня, вы знаете, иногда некий прогульщик-двоечник интереснее рафинированного отличника, если я в нем что-то полезное и доброе разгляжу. А что не учатся, так я их понимаю — сейчас на стипендию не проживешь.

— А ты, — вставил отец Жанны, допив свою кружку и платком вытерев губы, — жил на одну стипендию?

— Нет, но мне родители чуть помогали, а если духи собирался на день рождения любимой девушке подарить — полночи вагоны поразгружал — вот тебе презент и готов. Нынче детям самим впору своим родителям помогать, а на вокзалы уж никого не загонишь, они по-другому зарабатывают, — вон, у меня половина ребят на иномарках экзамены приезжают сдавать — на разгрузке вагонов, пожалуй, столько не соберешь.

— Вы знаете, я рос и учился все-таки в другое время, — сказал Влад, — и к водке нашей успел привыкнуть раньше, чем попробовал «Абсолют». Но когда попробовал — от отечественной не отказался.

— Вот — наш человек, — отхлебывая из вновь наполненной кружки, произнес отставной генерал, — а вам известно, Владислав, что рецепт нашей водки, исходя из соотношения воды и спирта по весу, а не по объему, изобрел великий русский ученый Дмитрий Иванович Менделеев, а не абы кто?

— Да, — ответил гость, — и что при изготовлении русской водки используется не дистиллированная, а живая вода.

— Так поднимем тост за науку на службе у человека! — подытожил Константин Сергеевич. — Кстати, вам, Игорь Николаевич, мат!

— Уже? — спросил тот.

— Да, уже. Я, правда, думал, что это произойдет несколько позже, но вы зачем-то съели своим конем специально подставленного вам моего слона. А еще, называется, военный генерал, стратег!

— Это специальная тактика. Сейчас ты расслабишься от успеха и от большого количества пива, тут я тебя и побью. Реванш?

— Хорошо, Игорь Николаевич, дерзайте! Как вам, кстати, пиво, Владислав?

— Водку, — решил тот ответить честно, — люблю я нашу, а вот пиво, простите, буржуйское. Не знаю, чем именно, но очень мне с друзьями нравилось иногда попить его в баре «Вена» «Невского паласа» — может быть, из-за обстановки, атмосферы, — около сорока сортов имеется в «Сенат-баре» на Галерной, неплохо в «Корсаре» на Большой Морской — маленький, уютный, и пиво самое разное. Но это по праздникам. А обычно мы его в «Харлей-Дэвидсоне» берем, который здесь рядом, на Институтском.

— Так там и цены, полагаю, соответствующие, — скорее не вопросительно, а утвердительно сказал Константин Сергеевич.

— А мы поступаем хитро — приносим с собою емкости, наполняем их и отправляемся к кому-нибудь в гости, в самом же заведении особенно долго не задерживаемся, на закусках экономим, получается дешевле.

— «Вена» в «Паласе» — это не та, в которой недавно стрельба произошла, — по тому поводу какой-то шум был?

— Та самая, — ответил Влад. — Теперь, правда, там настолько охрану усилили, что уже и сам туда идти не захочешь.

— А толку-то что? Людей положили, не вернешь. Везде стрельба, убийства… Эх, а ты, Константин Сергеевич — пусть все идет как идет, ничего менять не надо. Да сейчас бы каждому по автомату — и на Кремль!

— Правильно, — подтвердил хозяин, — я, если процитировать Анатоля Франса, предпочитаю, «чтобы заведенные порядки изнашивались и приходили в негодность сами собой, а не опрокидывались и ниспровергались сокрушительными ударами». Любая революция, любое сопротивление власти с использованием насилия приводит к крови, и не всегда к крови виновников существующих порядков, даже если эти порядки и злы. В мировой истории люди лучше жили в те периоды, когда не было ни войн, ни революций.

Перемена власти никогда ничего, собственно, не меняла, в обществах всегда существовала дифференциация, всегда люди делились на богатых и бедных, в результате же менялась только властная верхушка, правда, после такой перемены народы недосчитывались то тысячи-другой, то десятков миллионов человек. Что касается похода на Кремль, то Белый дом уже брали. «Ельцин расстрелял демократию!» Ну не расстреляй он Дом правительства из танков — кто знает, к чему бы мы пришли, во сколько раз крови больше бы пролилось? И опять-таки: Руцкие-Хасбулатовы-Константиновы кашу заварили и — на свободе, радуются жизни, в «политической борьбе» участвуют, а пара сотен человек, которые их призывам поддались, — те лежат в земле сырой!

— Ну ладно, — в знак согласия кивнув головой, сказал Игорь Николаевич, — может, твои замечания и справедливы, но… Ты, ладно, ездил за кордон, а вот, Владислав, бывал за границей?

— Да, когда я институт заканчивал, как раз эти обмены начались, учился я хорошо, так что два раза съездил, побывал в гостях у бывшего однокурсника, по вызову, а совсем недавно — в качестве туриста.

— Кстати, — обратился к нему Константин Сергеевич, — какое заведение вы оканчивали?

— Экономический факультет тогда еще Ленинградского университета, — ответил Влад.

— О, как сегодня говорит молодежь, «круто». Кто-то составил протекцию, или же сами?

— Да как-то самостоятельно, правда, не с первого захода.

— Погоди, Костя, — отец Жанны явно был недоволен тем, что его перебили, — дай мысль завершить! Ну и где ты бывал, Влад? — горячась, перешел он на «ты», и это казалось вполне нормальным.

— В Польше, Германии, и — даже назову не страны, а города, ибо дальше них продвинуться не удалось, но полученного впечатления вполне хватило — в Париже и в Амстердаме.

— Замечательно! Вот Константин Сергеевич в Англии полгода провел, в Америке стажировался, я в свое время побывал в Монголии, Венгрии и ГДР. Ну, Монголия не в счет, там люди сидят в своих юртах да баранину едят, а больше им ничего не надо — о чем говорить, если у них за изнасилование пятнадцать суток дают, — еще слышал, что Либерия очень бедная страна, но я в Либерии не был, а где был — многое видел и запомнил и потому могу спросить: где еще в мире, ну пусть не во всем, а в той части, которую можно назвать «цивилизованной», люди так по-свински живут, как мы?

— Господи, Игорь Николаевич! — опять заговорил хозяин. — Ну а ведь разве во власти тут дело? Вон у Мережковского слова Пущина приводятся: «Особое русское свойство — любовь к свинству» и уже свои собственные — о том, что слишком долго русские были рабами — татарское иго, крепостничество — и потому к рабству привыкли. То есть, я продолжаю, по природе доверчивый и обладающий способной к бунту душой русский человек верил различным посулам, обещаниям, тому, что сейчас принято называть «пропагандой», — устраивал восстания и революции, а сам из одного рабства переходил в другое. Какое иное, как не рабское, то состояние, в котором Россия оказалась после октябрьского переворота? И того ли все хотели, участвуя в гражданской войне на стороне красных? Был царь Николай — добрый, но слабовольный, хотевший по-своему счастья для своего народа, но не знавший, как его устроить, а появился новый, который знал как и устроил — вырезал пару десятков миллионов голов на строительстве нового общества, еще пару на войне положил, и не справедливы ли слова, что «когда людей хотят сделать добрыми, умными, свободными, умеренными, великодушными, то неизбежно приходят к тому, что жаждут их перебить всех до одного?»

— Вот так всегда, — апеллировал отставной генерал к Владу, — я ему о Ельцине, о Чечне — а он мне о мировой истории с цитатами.

— Правильно, а как же иначе? К двадцатому веку не осталось ни одного общественного события, которого он не повторил бы впоследствии, только в большей, более ужасной форме, — да, летать в космос — но человек-то человеком и остался, и до Октябрьской революции была такая же кровавая французская, так же некоторые нации и некоторые личности рвались к мировому господству, так же распадались империи, так же убивали царей и министров, так же боролись за власть — что и называлось прогрессом. Но может, хватит прогрессировать, и прогресс пусть проявляется не в попытках смены общественных систем, а, ну, росте научного знания, что ли? Хотя и это беспокоит — человек так бесцеремонно вторгается в природу, что она ему мстит, — сколько природных катастроф в последнее время — землетрясения, наводнения, да тут еще и самолеты падают, корабли тонут; вокруг войны, кои мы уж привыкли именовать «территориальными конфликтами», убийства, дети умирают от голода, — иногда христианская легенда о втором пришествии Спасителя и о Страшном суде кажется мне вполне вероятной: если поглядеть на события в мире, Апокалипсис надвигается. Нет, если и должны существовать прогресс и революции, то только в области духа. Самую справедливую форму правления и существования общества на основе исторического опыта нашли, то, что для здоровья полезнее есть меньше, а не больше, выяснили — все, хватит исканий на этом поприще — пусть человек изменяет себя внутри — там ой как много чему есть совершенствоваться!

Тут он остановился, сделал сильную затяжку. Дым сгущался все сильнее, казалось, вспоминая известную поговорку, что если топор кверху подкинуть — он до потолка не долетит, повиснет в воздухе. Влад только тут обратил внимание на то, что Константин Сергеевич курит трубку — большую, но размеры на ее изящность не влияли.

— Да, — произнес гость, — страшную вы картину нарисовали. Может, вы мне позволите окно приоткрыть — дымно чрезвычайно?

— Конечно, откройте, но картина сия — та самая объективная реальность, а Игорь Николаевич еще и свое восстание решил поднять.

— Нет, Кость, уговорил, на Кремль не пойду. Но разве можно жить так, как мы живем, если считаем себя великой державой, великой нацией и людьми цивилизованными?

— Величие нашей державы в последнее время сильно пошатнулось, да и державой-то страну после распада Союза назвать довольно трудно, лучшие представители нации давно сложили свои головы, а нас окружают в основном потомки Шариковых и Эллочек-людоедок, а где ты видел тут цивилизацию — так мне и вовсе непонятно. Наш человек отделен от нее пропастью. Законы не уважаем, потому что считаем их плохими, дай лучше — все равно не будем уважать, потому как и эти плохими впоследствии окажутся. Всем вечно недовольны — например, грязно вокруг, — но вот выхожу я из института и вижу — какой-то молодой парень, сидя в автомобиле, вынимает пепельницу, открывает дверь и гору окурков вытряхивает на асфальт; я ему, что ж ты, мол, делаешь — твой же город, здесь ты живешь, здесь детям твоим жить — зачем же ты так? Он мне в ответ — мол, все равно грязно, и покатил дальше в своем авто. Еду в машине, из окна впереди идущего транспортного средства пустая пивная бутылка вылетает — бух! — на тротуар, и вдребезги. Это уже вообще распущенность ужасающая, хулиганство какое-то! Я бы в ГАИ вместо того, чтобы взятки с нарушителей собирать, специальный отдел открыл, допустим, мотоциклетных патрулей: увидел, как из окна ожидающего зеленого сигнала светофора автомобиля вылетел окурок, подъехал — штраф сто тысяч рублей, а еще лучше — пятьсот, глядишь, окурков бы на улицах поубавилось. Какая тут у нас цивилизация! Я, однако, видел, как в Плимуте на побеленный фасад чистенького, ухоженного здания мочился местный «пролетарий», но у них я на такое за полгода один раз наткнулся, а у нас, если по улицам гулять, ежедневно можно видеть. Так что, уважаемый соседушка, не думайте, что если Зюганов или кто иной вместо Ельцина появится и издаст приказ быть городам чистыми, производству — безотходным и экологически безвредным, а людям — вежливыми и законопослушными, так все сразу изменится. Можно поставить к каждому дому дворника, но заставить его ежеутренне мести тротуары и не уходить в недельные запои нельзя. Измениться должен сам человек. Не будь у нас в нынешнем веке коммунистической катастрофы — глядишь, и эволюционировали бы до надлежащего уровня. А так — православную веру у народа отняли, ведущие умы эмигрировать заставили, тех, кто остался, в лагерях сгноили, после мировой войны водкой народ планомерно спаивали, и новые поколения росли в атмосфере тотальной лжи, лицемерия и хамства. Так что вот вам и результат. Нынешнее состояние государства — и экономическое, и политическое, а также общественного сознания — следствие, а не обдуманный противовес коммунистическому периоду.

— Ну, уж тут, уважаемый Константин Сергеевич, я с тобой не соглашусь, — встрепенулся отставной генерал. — Союз развалили, из армии посмешище для всего мира сделали — и это все не демократы нынешние?

— Нет, конечно, коммунисты, а кто же? И Горбачев, и Ельцин — все они члены КПСС, да и с каким стажем! А государства, тем паче империи, всегда рушатся, если ослабевает власть, — тут примеров много. Как армию до уровня лесных партизан времен Отечественной низвели — действительно горько вспоминать. Но опять-таки сами виноваты! На волне счастья от дарованной свободы перековали меч на, действительно, орало. Но не вы ли сами, военные, аплодировали разоружению, конверсии?

— Мы — не аплодировали. Были, конечно, дураки — но ведь приходилось слушаться партию, Политбюро…

— Вот и дослушались. Когда находился на большой должности в Министерстве обороны — тогда бы и спорил, доказывал, а после драки кулаками, сам понимаешь…

— Эх, — вздохнул отец Жанны, — да кто же тогда знал!

— Верно, никто не знал. Сколько раз калачиком, маком посыпанным, народ манили — и всегда жестоко обманывали. Хрен редьки не слаще. Ну а вы, Владислав, как себя по отношению к миру в нынешнее время ощущаете — как часть целого, или у вас нет с ним гармонии?

Молчавший в течение всего разговора Влад пожал плечами и после некоторой паузы ответил:

— Живу сообразно судьбе, хотя предпочел бы, чтобы юность моя пришлась на царствование Александра Первого, молодость и зрелость — Николая Первого, а старость — Александра Второго, пусть народ тогда, по отзывам современников, и стонал от рабства, но Александр Первый ходил один по улицам и никого не боялся, правда, за ним следовал адъютант, но на почтительном расстоянии, и что это по сравнению со множеством телохранителей нынешних правителей!

— Ну, может быть, это и показатель некоторого состояния общества, — произнес бывший военный, — но знаешь, как в аракчеевских военных поселениях парней с девками женили? Ставили в шеренги друг напротив друга, кидали в шапку бумажки с именами женихов и невест и тянули по очереди, пара за парою, — эдакий жребий, а если кто заупрямится, резолюция: «согласить». Не рабство ли? А Александра Первого твоего, по некоторым версиям, будущие декабристы отравили, так что тут хоть один гуляй, хоть с охраной — результат неизменен.

— Да Бог с ним! — вставил хозяин. — Но почему именно тогда?

— Не знаю, не смогу доходчиво объяснить. Я бы уютнее себя чувствовал в том времени, что ли. Я не в восторге от нынешней цивилизации, упрощения отношений между людьми, техногенности, безликости… Ну и, конечно, с Пушкиным бы разговаривал, видел бы Лермонтова, Гоголя, Достоевского…

— О, а вы к этим господам почтение испытываете?

— Спросить, не любите ли вы Пушкина, — отламывая от леща маленький кусочек и бережно кладя его в рот, заметил Игорь Николаевич, — все равно что спросить, нравится ли вам дышать! — и, повернувшись к Владу, обратился к нему с вопросом: — Ты мне лучше скажи — что значит «живу сообразно судьбе»?

Гость поставил обратно на стол кружку с пивом, из которой только что собирался отпить, сморщил, что-то обдумывая, лоб, чуть наклонился вперед и сказал:

— Я полагаю — не до мистики, конечно, нет, но в общем, — что каждый человек имеет свое предназначение, угодно это ему или нет, и всем ведает судьба, но не слепая, бестолковая — вот должен ты во вторник упасть в яму и ногу сломать, и все тут, — не рок, не фатум, а судьба вполне осмысленная: да, ты можешь пойти во вторник по дороге, на которой вдруг образовалась яма, но тебя толкает именно твоя судьба, твой добрый ангел — и ты решаешь посетить то место в понедельник, когда в земле еще не появилось трещины, или в среду, когда ее уже засыпали, а во вторник вдруг взял и заболел, или оказывается, что твой знакомый должен следить за состоянием этой дороги, а ты ему как раз и сообщил, что в путешествие собрался, он и проверил свой участок, обнаружил непорядок и дал указание все исправить. Но чтобы у тебя оказался такой знакомый или чтобы тебе в этот день именно непоздоровилось, ты должен слушать свою судьбу, верить в нее, ибо изначально она не желает тебе зла, откликаться на ее подсказки, предупреждения или, наоборот, подталкивания к чему-то. Да, если ты совершишь преступление, то, безусловно, будешь наказан, рано или поздно, тем способом, которым сам совершил, или же каким-либо иным — но будешь. Но если ты не слушаешься своей судьбы, она тебя оставит и впредь уж не придет на помощь. Это и есть главное преступление — против самого себя. «Судьбы ведут желающего, нежелающего же тащат», — говорил Сенека, и я с ним согласен.

— Интересно, интересно, — протянул хозяин, вытряхивая пепел из трубки и готовясь забить, вероятно, новую порцию табаку. Заметив взгляд Влада, на нее обращенный, сказал: — Курить папиросы, сигареты — просто курить. Курить трубку — это уже ритуал. Это символ, традиция — то, что так важно было раньше и к чему так поверхностно относятся сейчас, что не может меня не тревожить — и как радетеля исторической науки, и просто человека. Да и тот далеко не самый лучший табак, который в «Мальборо» и «Кэмел», — действительно вредно. А этот, голландский, табачок — прелесть, а если и вредит, то только чуть-чуть. Что касается вашего Сенеки, то, как известно, он много чего говорил — о мудрости, простоте, аскезе, терпимости, об особом состоянии духа — атараксии, однако воспитал самого страшного и безумного правителя Рима, а весьма значительную часть своей жизни провел в богатстве и роскоши, правда, грустно кончил. Тем не менее — оставим древних — попробуйте расшифровать ваши замечания, ну, скажем, более подробно осветите нам, что имели в виду.

В данный момент Константин Сергеевич, вероятно, был наиболее похож на самого себя — в студенческой аудитории, когда его озадачил своим высказыванием студент-выскочка и ему захотелось поставить учащегося на место.

— Цель каждого человека в жизни — достичь счастья, — стал говорить гость, — но мало кто изначально, с детства или юности, знает, в чем оно для него заключается. Главное — найти самого себя, свое предназначение, свое место в нише бытия; у некоторых это получается сразу, у других процесс поиска растягивается на десятилетия, иные же не находят себя вообще — и потому надо слушаться судьбы и, тем более, не спорить с ней. Когда человек начинает метаться, биться из стороны в сторону, искать — он иногда совершает ошибки, подчас непоправимые, и вместо того чтобы постепенно приближаться к счастью, он, наоборот, отдаляется от него. Нельзя определиться в этой жизни, не почувствовав себя. Сказка о Диогене и Александре Великом не зря дошла до нас сквозь тысячелетия — один с войском прошел от Македонии до Индии, покоряя государства, — и, видимо, был этим счастлив, — другому было достаточно, чтобы ему не заслоняли солнце. Вы же не станете вдруг упрекать тракториста в том, что он тракторист, а не преподаватель-историк, как вы, Константин Сергеевич, или генерал, как вы, Игорь Николаевич, или, тем более, не новый Наполеон, личность которого была столь популярна в свое время. «Мы все глядим в Наполеоны, двуногих тварей миллионы для нас — орудие одно, нам чувство дико и смешно», — так писал Лермонтов, потому что, может быть, и хотелось ему быть вершителем судеб мира. А вот тракторист, которому очень нравится на своем тракторе пахать или засевать землю, на свежем воздухе, под ласковым светилом, после работы заменить в своей машине какую-нибудь деталь, хряпнуть с механиками стакан крепкой водки, прийти домой — а там уж стол к ужину накрыт, и жена холодный квас из погреба принесла, детишки рядом суетятся, ты же умылся как следует, сел за стол — и семья рядом с тобой, поужинали, посмотрели по телевизору сериал, уложили детишек спать, а потом сами легли, и любит тракторист свою супругу, и спят они до утра в обнимку. Но тут, допустим, появляется некто и предлагает: давай-ка, Вася (Федя), собирайся — приедем в Санкт-Петербург, дадим тебе квартиру, оденем посолиднее, ну, поучим чуть-чуть, не без этого, — будешь ты историю молодым людям преподавать да по заграницам ездить, однако про хозяйство свое и прочее забудь — что он вам ответит? Естественно, откажется. Если же какой комбайнер, например, чтоб не путаться, матом свой комбайн кроет, ногами пинает, на работу идет как на каторгу, а вечером не гулять с девчонками из соседнего села и под гармонику петь частушки спешит, а, запершись у себя, читает Плутарха и Тита Ливия, так должен бросить все здесь и хоть пешком отправиться туда, где сможет целиком посвятить себя любимым книгам и полноценно их изучать, тем паче в свое время Ломоносову это сделать было сложнее.

— Пример твой, Владислав, занимателен, — сказал отец Жанны, — хотя в деревне тракторист и комбайнер — одно и то же, пахота — на трактор, уборочная — на комбайн, но мысль твоя мне понятна, правда, больно искусственна; меня вот не сказать, что ничто иное не увлекало, но посвятил себя службе — и могу утверждать, что, несмотря ни на какие проблемы, особенно трудности первых лет, выбором своим я доволен.

— Нет, пример мой не надуманный, — возразил гость, — а взят из жизни. Мой товарищ детства жил неподалеку от Колпино, в своем доме, с папой-мамой. В ранней юности было у него увлечение, и он страстно ему предавался — составлял генеалогические древа различных европейских королей, японских императоров, русских фамилий, причем все делал самостоятельно, на основе имеющейся литературы, коей, сами понимаете, было немного, вел переписку с каким-то московским профессором, ездил к нему в столицу, возил туда-сюда книги. Пытался после школы на учебу поступить — не вышло, затем — армия, вернулся из оной — пьянки-гулянки на радостях — соседка от него беременеет. Поселок — как деревня, нравы строгие, женили, причем не сказать, что у них любовь была или даже привязанность, — так вышло. Ну, а как женили — и ребенка рожать надо, и хозяйство — коровы да свиньи — вести, ведь родители уже старенькие, слабенькие, потом за ребеночком нужно ухаживать было — в общем, спился он от такой жизни: выгонит себе самогону, позовет друга, напьются, песни попоют — и спать до следующего дня.

— Так, Влад, а тебе Жанна историю своей жизни рассказывала? — спросил Игорь Николаевич, и по тому, каким тоном этот вопрос был задан, чувствовалось, что он рассержен.

— В общих чертах — да.

— Так ты считаешь, что этот козлик-попрыгунчик малолетний, который ее тогда с ребенком, коему и полгода не исполнилось, оставил и поехал в дальние страны жизнь свою устраивать, правильно поступил? Судьбу свою, что ли, послушался? Правильно, да?

— Конечно, — невозмутимо отреагировал Влад. — Иначе сейчас, встреть я Жанну, мне пришлось бы ему морду бить, а ей из-за этого страдать, а так — все довольны, во всяком случае я и Жанна.

Черты отставного генерала размягчились, он вдруг рассмеялся. Улыбнулись и гость с Константином Сергеевичем. Последний встал, собрал пустые бутылки, отнес их на кухню, принес новые, охлажденные.

— А, наверное, если говорить серьезно, — продолжил Влад, — не всегда голос судьбы совпадает с голосом совести. И человек, который жертвует своей жизнью ради счастья другого, заслуживает огромного уважения. Будем надеяться, что таким людям в той жизни зачтется, а еще лучше — и в этой успеется. Что же касается, я вспомнил, Игорь Николаевич, вашего выбора воинской профессии — так ведь какое тогда время было? Сколько вам в сорок пятом году исполнилось? Пятнадцать? Успели повоевать?

— Да нет, конечно. Убегал, правда, два раза, но оба возвращали.

— Ну вот, хотелось вам сражаться с фашистами, с империалистами, принять участие в защите Родины — вот вы и реализовали свое желание в выборе специальности. А что было лучше — это уж вам с высоты прожитых лет решать, а не мне.

— Может быть, может быть, — задумался отец Жанны.

— В общих чертах, Владислав, — сказал хозяин, — мне ваша теория понятна. Но а как она действует на вас, на вашу жизнь?

— О нет, это не теория, — ответил тот, — я противник всяких схем, но сторонник того, что именуется просто жизнью. Если то, что я здесь сказал, теория, то вся она сводится к простой народной мудрости: «Все, что ни делается, — к лучшему». Есть и еще замечательные слова: «Не было бы счастья, да несчастье помогло». Мне-то самому особенными успехами похвастаться нельзя, но помнится, как тут один друг жаловался: «Хотел, — говорит, — многого, но всегда откладывал на потом, находя занятия более важные. Чуть-чуть играл на фортепьяно, мечтал заняться музыкой, быть актером, да и ставить фильмы тоже, хотел похудеть, думал заняться спортом, и вот — мне уж тридцать пять, у меня отвисший толстый живот, после десяти минут ходьбы появляется одышка, на фортепьяно играть я уже и вовсе разучился, а актерствую только на вечеринках, когда произношу тосты. У меня злюка-жена и непонятные перспективы в работе». Значит, так мечтал, так хотел, так думал. Но вы бы видели его дочку — шесть лет, такая лапочка! Наслаждайся жизнью, бери ее такой, как есть, помни, что рядом не только многие, коим лучше, чем тебе, но и многие, кому хуже. Я сам получил ту профессию, которая нужна всегда, при любой власти и строе, и которая всегда принесет мне кусок хлеба, а иногда и с маслом. Все идет своим чередом, через полгода, может раньше, я получу отдел, еще через два-три — отделение или филиал, и так далее, потом поменяю однокомнатную квартиру на двух- и приобрету хороший автомобиль, на котором буду отвозить жену на работу и встречать ее вечером, буду растить детей, — маленькое мещанское счастье, ну и что ж? Если я буду счастлив, я и не хочу желать большего, не то что затрачивать силы на его достижение. С одной стороны, тридцать три — возраст Христа, Лермонтов и до тридцати не дожил, а Пушкин к этим годам уж был Пушкиным — не кем иным. Но с другой, я не музицирую, стихи сочинял в юности, судя по любимым рифмам — «делать — не делать» и «думал — передумал» — немного напоминают высмеянную Евтушенко «студентка — веревка», — не то что Пушкиным, но и Демьяном Бедным стать мне не было суждено. Спортсменом был посредственным, ни власть, ни слава меня не прельщали. Посему живу той жизнью, какой живется, и не ропщу. Да, в юности хотелось, по Достоевскому, «что-нибудь зажечь, разбить, расстроить, пронестись вихрем над всей Россией, а потом скрыться в Северо-Американские Штаты», но со временем это прошло, да и помнится мне, что один нобелевский лауреат, вам, Константин Сергеевич, он, кажется, нравится, Анатоль Франс, впервые достиг известности романом «Таис» в возрасте пятидесяти пяти лет, а другой, не знаю, как вы к нему относитесь, Герман Гессе, свои более-менее известные произведения стал публиковать после сорока, так что жду-с — вдруг к творчеству и потянет, хотя главное, что после себя мы должны на этом свете оставить, — не литературные, архитектурные или какие иные памятники, не научные или спортивные достижения и совсем уж не абзац в Книге рекордов Гиннеса, а своих детей, причем обязаны достойным образом их воспитать и подготовить к самостоятельной жизни. В общем, я «судьбу свою не обгоняю, а с ней в спокойствии живу» — как сказал поэт.

— Ну, Владислав, спасибо за апофеоз мещанским радостям, все мы им приверженны — я свое житье-бытье с Зинаидой на призрачные возможности обладать какими-то неведомыми богатствами мира ни за что не променяю, а борения духа на то и борения духа, что происходят не снаружи, а внутри каждого из нас, — я, например, как пишу статью против какого-то оппонента, ох, и замечательно же тогда себя чувствую! Но мне с вами все ясно, в хорошем смысле этого слова, а вам, Игорь Николаевич?

Отставной генерал оторвался от леща, сказал:

— Мне с ним давно все ясно. Любитель порядка и стабильности, сухой реалист с временными полетами мысли, стимулируемыми алкоголем. — И, сам себе подивившись: — Слышь, сосед, хорошо сказал! А ну-ка запиши!

— Ты — не Цезарь, я — не твой писарь, а молодого человека судить не будем, слишком для того мы мало его знаем. «Не суди, да не судим будешь». И давайте переменим тему! Смотрите, какое у нас прекрасное пиво, Николаевич еще не уделал всего леща, да и резервы еще имеются!

— Да, — жуя, произнес бывший военный, — резервов у нас — масса. Армейское содружество — едва ли не самое крепкое, я в любой российский город приеду, в артиллерийскую часть зайду и скажу: «Я такой-то, такой-то», и всем, чем могут, мне помогут, а один мой давний подчиненный до сих пор на Сахалине служит и все мне рыбу шлет. Какие тут осетра, какая кета! Так там свою островную рыбу засушат, выделают, что ее даже к разливному отечественному пиву, что в ларьках с надписью «Квас» продается, приложишь — и можно пить! Сергеич, правда, лещей предпочитает, но в случае чего — у меня той рыбы на балконе тьма хранится — можно каждый день ее с пивом употреблять, и все равно за год не съешь!

— Ну, это ты, соседушка, — произнес хозяин, — хватил — за год. Если пить целенаправленно, размеренно, то управимся.

— Да, такие-то орлы, как мы, — управимся!

Разговор принимал уже более простой характер, алкоголь делал свое черное дело, мысли становились быстрее, беседа — оживленнее. Заметив, что Влад поглядывает на часы, Константин Сергеевич спросил:

— Сколько у вас времени осталось?

— Да есть еще, — ответил тот.

— Тогда, думаю, о Гессе успеем поговорить. Я так понял, что со многими авторами вы знакомы, ну а вот к нему какое у вас отношение?

— Неадекватное.

— Это естественно, он и сам весь неадекватный — Абраксас, Бог и дьявол в одном человеке, — но подробнее?

— Не хочу подробнее, уж извините, Константин Сергеевич. Почитаешь его — и жить не хочется. Все этот суицид, из произведения в произведение, то муки полового созревания, то страстная жажда убийства, кажется, вот-вот, и крыша поедет.

— Ну, Владислав, все это самокопание и сделало его известным писателем. Люди, которые боялись признаться себе в каких-то злобных желаниях, видели их реализацию у Гессе, и это их забавляло и успокаивало.

— Ну уж, тут нет. У меня, например, никогда не было желания пырнуть ножом любимую женщину или с головой нырнуть в омут.

— У вас не было, у многих появлялось — пусть и только в мыслях. Но насчет «почитаешь — жить не хочется» — ой, как вы, уж извините, неправы! Да, чтоб не быть голословным, — и тут хозяин вскочил, подбежал к огромному, во всю стену, книжному шкафу, недолго поискал — «а, вот!», — достал из него книгу, полистал, раскрыл на нужном месте, сказал: — Это он — о живописи, — и начал читать: — «Пишут только за неимением лучшего, дорогой. Если бы у тебя всегда была на коленях девушка, которая тебе как раз сейчас нравится, а в тарелке суп, которого тебе сегодня хочется, ты не изводил бы себя этой безумной чепухой. У природы десять тысяч красок, а нам втемяшилось свести всю гамму к двадцати. Вот что такое живопись. Доволен никогда не бываешь, а приходится еще подкармливать критиков. А хорошая марсельская уха, дорогой мой, да к ней стаканчик прохладного бургундского, и потом миланский шницель, а на десерт груши да еще чашечка кофе по-турецки — это реальность, сударь мой, это ценности!» И скажите — что, как не любовь к жизни, двигала автором этих строк?! Так что вы немножко к нему несправедливы. Что вам наиболее у него симпатично?

— Может быть, «Нарцисс и Гольдмунт».

— Ну, тоже недурно. А «Игра в бисер» — главное произведение?

— Не читал и не хочу.

— О-о, здорово! — Удивленный Константин Сергеевич хотел продолжить свою мысль, но тут встрепенулся отец Жанны, сказавший:

— Ребят, давайте обсуждать тему, мне знакомую. Вашего Гессе, как и многие другие из имеющихся у моего соседа книг, я пытался осилить, но не впечатлил он меня нисколько.

— Игоря Николаевича впечатляет поэзия, причем самая разнообразная, — подмигнул Владу хозяин. — Кстати, а вас?

— Меня впечатляет Пушкин, в детстве впечатляли Лермонтов, Блок, немножко — Юрий Кузнецов, в юности было не обойтись без Гете, в меньшей степени — Шекспира, сейчас — не знаю. Да и вообще читаю ныне чрезвычайно мало. Ну, вот с французскими поэтами познакомился недавно — понравились и Андре Шенье, и Матюрен Ренье, Гюго не люблю.

— Ой, не густо, — произнес Константин Сергеевич.

— Так, а Есенин, а Маяковский? — закурив новую сигарету, всмотрелся во Влада генерал.

— А что вы хотите, Игорь Николаевич, услышать? — только и спросил гость, не зная, подвох ли это, искренний ли интерес, или уж, ввиду количества выпитого спиртного, поддержка начатой беседы.

— Он хочет услышать, — сказал хозяин, — что Есенин — часть народа, а Маяковский — глыба.

— Просто глыба? — переспросил Влад.

— Да, просто глыба.

— Хорошо, тогда с него и начнем. Просто цитирую: «А в Зимнем, в мягких мебелях с бронзовыми выкрутами, сидят министры в меди блях, И пахнет гладко выбритыми…» — по-моему, язык сломать можно, не так ли?

— Нет, — чуть ли не возмутился бывший военный, — а как же, например, его ранние творения, или, я там не трогаю поэмы «В. И. Ленин» или «Хорошо!», но «Стихи о советском паспорте» — тут же все, и пафос, и ритм зажигательный, и четкая рифма, пусть и вещь, как нынче скажут, «тоталитарная» или еще там какая, но он сын своего времени, тут я странностей не вижу, — но как ведь звучит, как за душу трогает!

— В детстве, — сказал Влад, — я, читая книги и встречая новые слова, которые обычно не употребляли у нас в семье или в школе, иногда ставил неправильные ударения, глотал слоги, а порой придавал словам не присущие им значения. Так, например, «молокосос» у Буссенара в «Капитане Сорвиголова» был для меня «молососом», «щиколотка» — «щиколоткой», а когда я впервые ознакомился с обсуждаемым стихотворением поэта Маяковского, то, прочитав: «…И я достаю из бездонных штанин дубликатом бесценного груза…», решил, что «дубликат» — это такое особое приспособление, вроде больших металлических щипцов, которым в исключительных случаях — ну, например, когда на тебе слишком широкие, «бездонные» штаны, — пользуются, чтобы доставать советский паспорт и другие нужные вещи — носовой платок или бумажные деньги. Остановили тебя на границе, а ты берешь в руки дубликат, роешься им в штанах — хоп, ура! — зацепил и достаешь на белый свет, показываешь вражьим пограничникам — «на, морда буржуйская! читай, завидуй!». И вообще — горячо мною любимый Саша Черный, например, отзывался о нем так: «Гениальный, как оглобля, от Нью-Йорка до Гренобля мажет дегтем шар земной!».

— Ты сейчас меня разозлишь, — твердо, но, впрочем, беззлобно сказал Игорь Николаевич. — А Есенин?

Влад, видя, что, несмотря на произнесенную фразу, отставной генерал настроен весьма миролюбиво, решил продолжить:

— Раз столь многие его искренне любят, значит, что-то в нем есть. Но мне вполне достаточно было услышать:

Небо — как колокол, месяц — язык,

Мать моя — Родина, я — большевик!

а также:

И во все корабли, поезда

Вбита красная наша звезда! —

дабы уж не спешить с дальнейшим чтением.

— И все?. Это что, причина? — удивился Константин Сергеевич.

— Да нет, — ответствовал гость, — может, душа не лежит. Хотя:

Жизнь моя, иль ты приснилась мне?

Словно я весенней гулкой ранью

Проскакал на розовом коне.

Это, конечно, хорошо, это ярко, это впечатляюще.

— Я понял, — утвердительно, как будто произносил последнюю, конечную истину, сказал Игорь Николаевич, — Владислав противник всякого пафоса в поэзии, выставления напоказ внутреннего мира и тайных движений души автора в прозе и резких перемен в жизни.

— Верно, — поддакнул хозяин, — нивелирование всего, отрицание взрыва, возможности самостоятельного полета человека…

— Позвольте, позвольте, — перебил его гость, — пусть вы меня низведете до уровня самого тихого и пугливого мещанина, но какого полета? Даже если человек и отправляет в полет то немногое лучшее, что есть в его душе, — он уже рискует разбиться, ибо, увидев, что может летать, захочет отправиться выше и дальше, а это весьма рискованно. Но человек стремит ввысь весь свой дух, да еще прибавляет к нему разум, однако эти крылья склеены из перьев птиц, они ему не помогают, и, пытаясь прыгнуть с утеса и воспарить над землею, он неминуемо разбивается — на этом все и заканчивается. Вы же, Константин Сергеевич, сами против революций?

— Я, молодой человек, против революций в государствах, неминуемо порождающих кровь, но ничего не имею против революции духа, которая служит прогрессу духовному и которая только и оставляет после себя вечную память. Все люди, оставившие след в истории, — гении, и именуются они так именно потому, что не были похожи на других, что были новаторами, и тот же Пушкин, тот же Лермонтов, те же Гессе, Есенин, Маяковский, Достоевский, Толстой!..

— Да-да, и Наполеон, и Гитлер, и Сталин — тоже новаторы. Кто сейчас против того, чтобы Сталин всю свою жизнь тачал сапоги, а Гитлер писал пейзажи? Любая революция, служащая для перемены власти, прежде подготавливается «не такими, как все» людьми, перед французской были гуманисты-атеисты Вольтер, Дидро, Монтескье, перед русской — Некрасов, Добролюбов, Чернышевский и тот же Толстой как ее «зеркало», и не зря был церковью предан анафеме. А чего стоит нынешний «прогресс» — оглядитесь вокруг, и сразу же вам станет ясно. Что касается имен, то Пушкина и Лермонтова застрелили, Гессе и Достоевского лечили от психических расстройств, Есенин и Маяковский покончили с собой, о Толстом я уже сказал. Можно быть новатором, но не агрессивным, не каким-то революционным, а спокойным, и ладить с окружающей жизнью, как не менее гениальный Гете.

— То есть вы, Владислав, за полнейшую стагнацию, за отсутствие развития, прогресса; вы отрицаете, что гении рождаются в результате постоянного борения духа, что только мучительная борьба внутри себя и позволяет ему воспарить над самим собой и остаться в истории?

— Да, я не вижу пользы для индивидуума в прогрессе и ничего не имел бы против того, чтобы думать, будто Земля стоит на трех слонах, а не знать, что она движется вокруг Солнца, — разве отсутствие этого знания изменило бы мою собственную жизнь, будь я современником Галилея? Да не изменило бы и сейчас. А гении рождаются в результате того, что встретились и полюбили друг друга их родители, вот и все. Может быть, мучения духа, богоборчество, сопротивление, трение разных сторон души просто служат большим импульсом к творчеству, нежели ежедневные походы на службу, потому мы и запомнили Лермонтова, с юношеских лет искавшего смерти и нашедшего ее в пуле, пущенной из пистолета противника на дуэли, Толстого, искавшего нового Бога внутри себя и так его и не нашедшего, Есенина и Маяковского, из-за внутренних страданий покончивших с собой, — хотя тут вопрос гениальности весьма спорен, — но где, в чем вы видите борение духа у Пушкина? В каждой строке, в каждом слове — счастье, радость бытия, и муки любви для него в конечном счете не страдание, а наслаждение. Он любил жизнь — природу, Отечество, друзей, женщин, — он упивался ею, пил вино, играл в карты и бумаге доверял энергию свою, бьющую из него фонтаном, которую он не мог в себе сдерживать. Вы, Константин Сергеевич, с таким удовольствием цитировали Гессе — почему именно эти строки, а не другие, где его герои предаются мыслям о самоубийстве? Потому что вам, вероятно, ближе именно радость жизни, а не томление духа! Вы же не променяете свой дом, жену, работу на уединенный скит, где вдруг в результате внутренних борений достигнете просветления и воспарите над остальным человечеством? Гениями не становятся, гениями рождаются, гениальность — печать Божья, а не итог духовных мучений и страданий. Так что давайте радоваться жизни, наслаждаться ею и благодарить судьбу!

— Да, говорим, говорим, а рациональное зерно не нашли — хотя, право, оно здесь и не нужно, — задумчиво произнес хозяин.

— Кстати, Влад, а с чего ты взял, что Лермонтов смерти искал, — потому что Мартынова задирал? — спросил бывший военный.

— И поэтому тоже. На сей счет много есть и свидетельств, и догадок, мое же мнение основывается на его собственных стихах, например, представляете, мальчик шестнадцати лет пишет — я помню недостаточно хорошо, так что могу цитировать не совсем точно:

И я сошел в темницу, темный гроб,

Где труп хранился мой, здесь

Мясо кусками синее висело,

Жилы там я примечал с засохшею в них кровью,

Червяк то выползал из впадин глаз,

То вновь скрывался в безобразный череп.

Отчаянно сидел я и взирал, как быстро

Насекомые роились и жадно

Поедали пищу смерти…

Холодок по коже пробегает!

Или вот…

Тут послышалось щелканье замка, смех, вошли Жанна и Зинаида, жена хозяина сказала:

— Так, Костя, Игорь Николаевич! Жаннет своего кавалера забирает, а то уж вы засиделись!

— Да, папа, — обратилась к отставному генералу дочь, — мы еще обещали к Ильиным зайти и вместе с ними дальше отправиться, а ведь скоро совсем поздно будет, — отпускайте Влада!

— Мы его, уважаемая Жанна Игоревна, собственно, и не держим, произнес Константин Сергеевич, — хотя с удовольствием поговорили бы еще. Но знаете, Владислав, заходите к нам как-нибудь — поболтаем, поспорим, мы тут аргументы против ваших высказываний подыщем, тезисы подготовим, — как вы, согласны на новую встречу?

— Конечно, я не против! Да я теперь, пожалуй, часто стану приходить, если Игорь Николаевич не будет прогонять.

— Ага! — прищурился тот. — Может, и не буду, если начнешь со мной соглашаться! И что за дела — договаривались с тобой против Константина Сергеевича единым фронтом выступить, а получилось — он со мной против тебя коалицию составил!

— Хорошо, по рукам! — сказал гость, обменялся с мужчинами рукопожатием, попрощался с хозяйкой, быстро оделся и вышел с Жанной наружу. Пошли по тротуару вдоль дороги, она взяла его под руку, прижалась плечом:

— Так, и кто кого больше замучил — они тебя или же ты их?

— Пожалуй, все друг друга. Однако мужики приятные, чувствуется — старой закваски, «не то что нынешнее племя!» А жена хозяина, Зинаида, — у тебя была?

— А чем мы хуже мужчин? Вы, значит, пьянствуете, а мы отставать должны? Нет уж, нет уж — мы белого винца бутылочку употребили. Мы с нею одного почти возраста, соседки — так что, считай, близкие подруги. Когда нечего делать, или от скуки, бегаем друг к другу поболтать, чайку попить.

— Я заметил, что она молодая. Ну и какая у них разница?

— Пятнадцать лет. Она — его бывшая аспирантка, преподаватель — студентка — история обычная. Конечно, любовь до гроба — дураки оба, с женой прежней развелся, с Зиной браком сочетался, отец с ним полгода не разговаривал, но потом ничего, привыкли, да и Зина по сравнению с его предыдущей избранницей — даже не небо с землею, а запредельный космос. Детей, тем более, у них не было, а жизнью с ней он явно тяготился. С нынешней же — душа в душу, детей, правда, так же нет.

— Так бывает. Кстати, солнышко, а зачем нам к Ильиным?

Она расхохоталась:

— Вот глупый! Ну должна же я придумать какой-то предлог для отца, не могу же я ему сказать: «Папа, извини, нам с Владом пора в постель!»

Он высвободил руку, обнял ее, приблизил губы к уху, прошептал, будто удивившись:

— А нам действительно пора в постель?

Она оттолкнула его, притворилась возмущенной:

— Ах так! Ну, если ты против…

— Почему же? Не совсем.

— А, «не совсем»! — Она сжала свой маленький кулачок, ткнула им Влада в плечо. — Ах, «не совсем»! Ну, поросенок, сейчас ты у меня получишь!

Жанна сделала вид, будто собирается ударить его еще раз, но он обхватил ее обеими руками, прижал к себе, поцеловал ее щеку, затем веко, лоб, губы, медленно, осторожно. Она вдруг отстранилась:

— Идем?

— Конечно, и как можно скорее! — И, взявшись за руки, они быстрым шагом направились к его дому.

Пока поднимались в лифте, Влад достал ключи, мысленно готовился к тому, как они войдут в квартиру, как он ее разденет, как они вдвоем станут под душ, как… аж зажмурился.

Едва кабина открылась, одним прыжком достиг двери и уж поворачивал ключ в замке, как вдруг обратил внимание на чрезвычайно громкие, непривычные даже для иногда беспокойной соседской пары крики. Подумал: «Милые бранятся — только тешатся», открыл дверь, пропустил вперед спутницу, хотел уже сам войта, но передумал, сказал:

— Жанна! Ты устраивайся пока, я быстро.

Подошел к двери Михалыча, прислушался. Кричали настолько громко, что он отчетливо различал все слова:

— Да чтобы я тебя, изверга, когда-нибудь еще послушалась! Ой, мамоньки, да за что же мне такое наказанье! Да ты же меня в могилу сгонишь! Ой, да куда ж ты один, убьют дурака, ой, мама!

Явно не все было в порядке. Помедлил секунду, но надавил все-таки кнопку звонка. Голоса за дверью вдруг смолкли, открыл сам Михалыч. Выглядел он вполне трезвым, но волосы были растрепаны, а в руке он держал огромных размеров гаечный ключ. Влад на мгновение испугался за соседа, поставил ногу за порог, схватил его за руку и спросил:

— Михалыч, ты чего, тронулся? — и, пытаясь вырвать ключ: — А ну-ка отдай!

— Пусти, дурак! — свирепо крикнул сосед. — Мою старуху только что ограбили!

— Как? — опешил Влад.

— Вот так! — состроил гримасу Михалыч. — Подержи! — и сунул ему в руку ключ.

Был он в одном ботинке, пытался натянуть другой, но тот не поддавался, хозяин чертыхался, но кое-как обулся. Тетя Маша, мгновение молчавшая, опять заголосила.

— Не ори! — сам закричал на нее старик. — Так, трое, один здоровый, другие как выглядели? Ну, быстро!

— Второй, — всхлипывая и размазывая слезы по щекам, говорила соседка, — в куртке такой, красной, с белыми полосками, а тот, который кошелек забрал, — в синей шапочке с бубенчиком, ой, Петенька, у него но-о-ож! — опять зарыдала она.

— Тихо! — закричал на нее Михалыч. Взглянул на Влада, не задавая вопросов, кивнул на выход: — Пошли!

Выбежали на площадку. Пока старик вызывал уже успевший опуститься вниз лифт, Влад заскочил к себе, громко сказал:

— Жанна! У меня дело, я скоро, не волнуйся!

Она выбежала:

— Что случилось?

Но мужчины уже были в кабине, и он только успел махнуть ей рукой.

— Так, — пока спускались, скороговоркой говорил Михалыч, — послал я старуху за пивом, зачем-то сунул ей свой бумажник, а там — две последних пенсии. Обычно ей отдаю, она деньги в платочек и — в укромное местечко. А здесь — склероз — зачем-то в бумажник сунул. Вчера бабки дома не было, а как раз принесли, я их в бумажник и сунул. У ларька подошли трое алкашей, пригрозили ножом, отобрали. А до ларька-то — всего тридцать метров! Ну, суки! Если у ларька нет — где искать?

Дверь лифта открылась, выбежали на улицу.

Ни души.

— Так, — сказал Влад, — если алкаши, значит, перед тем как домой идти, выпивку должны купить, тем более на радостях. Вряд ли здесь — опасно. А другие ближайшие ларьки — у метро. Сколько времени прошло?

— Пять минут, — ответил старик, — они-то и дойти еще не успели, наверное.

— Бежим, — произнес Влад.

Развернулись, помчались, причем сухонький Михалыч обгонял своего напарника.

— Если найдем, — на бегу говорил он, — берешь на себя здорового, я — того, что в шапочке, с ножом, а третьего как-нибудь уделаем. Алкаши — они хилые.

Подбежали к метро, осмотрелись.

— Вот они! — выкрикнул старик. У одного из ларьков стояли трое, явно — те, громко ржали, один из них уже хлестал пиво, в руке держал большой пакет, вероятно, с тем же напитком.

— Вперед! — скомандовал Михалыч, вынимая из кармана куртки ключ.

Побежали. Заметив несущихся к ним людей, троица замерла в нерешительности, Влад что есть силы, со всего, что называется, маху двинул в челюсть огромного — на голову его выше — детину, да так удачно приложился, что тот всей своей массой влип в стенку ларька и начал медленно по ней оседать. Потом — в этом уже не было необходимости, но он сначала мысленно прокрутил свои возможные действия, посему делал все по инерции, — пнул здоровяка ногой в область чуть повыше живота, тот охнул и обмяк. Быстро развернулся — заметил, что другой, в шапочке, успел выхватить нож, но Михалыч нещадно бил его ключом по руке, в которой он тот нож держал, алкаш заголосил, оружие выпустил, сосед отбросил его ногой в сторону и начал наносить удары уже по голове, по плечам противника, третий бросил бутылку, кинулся бежать, Влад пустился вдогонку, метров через тридцать настиг его, повалил на землю, упав вместе с ним, больно ударился коленом, изловчился, перевернулся, оказался сверху, ударил раз, другой…

— Убьешь, убьешь! — орал тот.

Влад поднял его, обхватил сзади за шею, заломил руку, подвел к ларьку. Михалыч, стоя между двумя недвижимыми телами, держал в руке бумажник, пересчитывал деньги. Вокруг сновали прохожие, делая вид, что ничего не замечают.

— Все на месте? — спросил Влад.

— Как же, — ответил старик, — видишь, что пьют на халявные деньги, козлы, — «Холстен», мать их! Что, — обратился он к дрожащему мужику, которого держал Влад, — погуляли?

— Ой, отец, прости, Богом кляну! — закричал тот.

— Богом клянешь, Бог и простит, — ответил Михалыч и резко, видно не в первый раз в жизни приходилось ему это делать, ударил его в лицо. — Отпускай! — скомандовал сосед. Влад отпустил руки, несостоявшийся грабитель развернулся, пустился наутек.

— Ну, не было бы счастья, да несчастье помогло, — сказал Михалыч, поднимая пакет, — зато хоть пивка хорошего попьем.

— Нет, — протянул Влад, — по такому поводу и чего получше не грех употребить.

— По какому такому? — спросил сосед, жестом предложил пройти обратно и продолжил: — Я этой мрази на своем веку повидал знаешь сколько? Это вы росли в тепличных условиях, меня же наш вождь Сталин на зону отправил с ле-егкой душой. Недели там не провел, пять дырок в теле заточкой такие, как эти, сделали — но, слава Богу, зажило, оклемался.

Минуту прошли молча.

— Михалыч! — вдруг обратился к нему Влад.

— Что?

— А у меня дома ведь пистолет газовый есть!

Переглянулись, засмеялись.

— Куда нам пистолеты, — сказал старик. — Булыжник — вот орудие пролетариата!

— Ты так лупил того, в кепке, — не убил ли? — спросил Влад.

— Нет, — ответил Михалыч, — уж в этом деле я толк знаю. Руку, может, и сломал, ключицу — вполне возможно. Но жить будет — ты уж мне поверь, такие быстро не умирают.

Зашли в подъезд, поднялись наверх.

— Зайдешь? — предложил сосед. — А то с бабкой истерика.

— Конечно, зайду.

Тетя Маша открыла дверь, на лице, красном и мокром от слез, появилась улыбка.

— Ой, мои дорогие! Ой, живы! А я уж думала, лучше бы промолчала, старая, — на смерть мужа дорогого да соседушку послала! — и запричитала дальше.

— Ты нас, бабка, погоди хоронить, — заметил Михалыч, протягивая ей бумажник с деньгами, — мы еще на многое сгодимся. Ты лучше стол накрывай, что в печи — то на стол мечи, видишь, гость у нас, Геракл, пока я с одним справиться не мог, он двоих обработал!

— Ох! — только и выдохнула хозяйка. — Не рассказывайте мне ничего, а то ноги отнимутся. Батеньки! Славочка!

— Что такое? — посмотрел на нее Влад.

— Ой, да что же с тобой, милый, изверги-то сделали?

Влад, уловив направление ее взгляда, опустил голову — на уровне колена в штанах зияла огромная дыра. «Сто долларов», — подумал он про себя.

— Пойду-ка я, пожалуй, соседи, переоденусь, — только и сказал.

— Ты, Владушка, давай обязательно возвращайся, — прошептал ему на ухо Михалыч, — не бросай меня одного. Видишь, бабка в себя еще не пришла, но потом замордует ведь, старая! И эту с собой бери — ничего, полчасика посидишь, да пойдешь обратно.

— Михалыч, — также шепотом обратился к нему Влад, — а что это ты таким огромным ключом у себя в квартире откручиваешь-закручиваешь?

— Струмент, — назидательно произнес сосед, — в хозяйстве вещь важная!

— Понял, — согласно кивнул Влад и пошел к себе.

Позвонил, Жанна открыла, охнула:

— Ты где был? Как ты выглядишь! Что с тобой случилось?!

— Да так, — ответил, — оказывал гуманитарную помощь соседу. Ладно, не переживай, дай лучше переоденусь.

Прижав ладони к груди, Жанна испуганно смотрела, как Влад раздевается, как снимает разорванные брюки.

— Ничего были штанишки, — заметил он.

На коленке красовалась большая ссадина, он взял вату, смочил ее перекисью водорода, протер ушибленное место.

— Что с ногой? — спросила Жанна.

— Ерунда. Выбегают двое, вертят в руках нунчаки, а я их коленом — раз! раз!

— Дурак! — обиделась она. — Я за него переживаю, а он…

— Не злись. Кстати, нам соседей надо посетить, — не сердись, всего на полчасика, — нужно их чуть успокоить, да и мне выпить не мешало бы.

— Как скажешь, — согласилась она.

Чтоб не было видно раны, вместо привычных спортивных трусов натянул штаны от приобретенного когда-то костюма «Найк» — для утренних пробежек, коих всего случилось общим количеством две, — да так и заброшенного в шкаф. Вот, пригодился.

Взял из холодильника бутылку шампанского, пошли к Михалычу. Тот, понуро склонив голову, сидел на диване, а уже успокоившаяся тетя Маша его отчитывала.

— Сам-то, дурак старый, на рожон лезешь, а молодежь куда тянешь? Ему — жить да жить, а ты его — в драку! А вдруг бы ножом пырнули, а вдруг бы — милиция?

Влад кашлянул, дабы возвестить о своем приходе, а про себя подумал, что хозяйку за жизнь сумели запугать — для нее что хулиган с ножом, что милиционер — одинаково опасны.

— Ой! — обернувшись на кашель, обрадовалась она. — Вот и наши гости дорогие! Присаживайтесь, присаживайтесь!

— Вы уж извините, теть Маш, что мы поздно, но так вышло, — сказал Влад.

— Сосед, ты что, рехнулся? — прикрикнул на него Михалыч. — Чего извиняешься? Давай-ка лучше знакомь!

— Это — Жанна! — сделал паузу и вдруг сказал: — Моя невеста.

Она недоуменно, но с едва заметной искоркой в глазах взглянула на него и приняла такое выражение лица, которое словно бы говорило: «Ну — невеста, так невеста!»

— Ох! — схватилась за сердце хозяйка. — Да неужто?

— А это — тетя Маша, а это — ее супруг, Петр Михайлович.

— Приятно познакомиться, — вскочил с места хозяин и вдруг чмокнул гостье руку, повернулся к жене: — Не ревнуешь?

— Да кому ты нужен, хрыч старый! — ответила она, и все весело, непринужденно засмеялись.

— Так, за стол, за стол, — суетился хозяин. Было уже выставлено пиво, бокалы, приготовлена кое-какая закуска. Влад рядом поставил свое шампанское.

Михалыч присвистнул, произнес:

— Видишь, бабка, вот тебе и праздник, а ты плакала!

— Ой, муженек, да если б я знала, что после такого нам шампанское будут приносить, — да я каждый бы день с раскрытым кошельком на улицу выходила!

Все опять засмеялись. Михалыч ловко откупорил бутылку, разлил по бокалам, себе, однако, налил пиво.

— Уж извините, — развел руками, — мой желудок к благородным напиткам не приучен.

— Ой, брешешь, старый, — гневно сверкнула глазами тетя Маша, — просто за один вечер все пиво вылакать хочешь.

— Отчего же все, — возмутился хозяин, — пару бутылок на утро оставлю.

— Михалыч, — вступил Влад, — ты на это не рассчитывай. Я шампанское для дам принес, а то что же — я весь вечер пиво пил, а теперь буду его шипучим вином полировать? Да это смесь самая гремучая из всех, хуже, чем пиво с водкой, чем виски с джином, чем ром с вином! Нет, отец, придется тебе делиться.

— Что взъерепенился? Да хоть все забирай! — оторопел от неожиданного напора соседа хозяин.

— Нет, все не заберу, пополам разделим.

Но гости, как и положено, не засиделись, и как их ни уговаривал Михалыч — тетя Маша на их уход реагировала не столь сильно, — распрощались и пошли к себе. Как только захлопнулась дверь, за нею послышался голос хозяйки, но уже не плачущий и рыдающий, как час назад, а громкий, строгий, властный.

«Сейчас Михалычу достанется», — подумал Влад. Но как бы там ни было, досталось бы старику в любом случае, так что спасти он его не мог.

Вошли в квартиру, Влад, не раздеваясь, плюхнулся на кровать, с наслаждением вытянулся, пощупал кулак, не выбиты ли пальцы? Нет, все было в порядке. Жанна присела рядом, сказала:

— Влад, у меня вопрос. Что это ты там выдал насчет невесты?

Он приподнялся на локте:

— А что? Выходи за меня замуж!

Она смотрела на него во все глаза, удивленно хлопая ресницами.

— Ты хорошо подумал?

— Знаешь, вообще не думал. Вот как к Михалычу зашли — так в голову и пришло.

— Нет, ты действительно серьезно?

— Вполне. А ты против?

— Да нет… Но ты так неожиданно… Так вдруг получилось — взял, что ли, и сделал предложение?

— Ну да, взял и сделал. А тебе сватов бы хотелось, с цветами, или, как в старые времена, я сначала должен у Игоря Николаевича твоей руки просить?

— Не кипятись, — и она наклонилась к нему: — Я согласна.

Влад резко встал, сходил на кухню и вернулся с еще одной бутылкой шампанского.

— Что-то много отмечаний за сегодняшний вечер, — сказал он. — Но я строго пиво.

— Да хоть воду из-под крана! — звонким, веселым голосом закричала Жанна и бросилась к нему на шею. Они обнялись, крепко-крепко, и так же крепко поцеловались.

— Завтра пойдем к отцу, — строго сказала Жанна.

— Ну, милая, ну, радость моя…

— Завтра пойдем к отцу. — Она была неумолима. — Да порадуй человека на старости лет — тем более он тебе вроде как понравился. К тому же сделать это все равно придется. Раньше, позже — какая разница?

— Вот я и говорю: раньше, позже — какая разница?

— Владислав! — повысила она голос.

— Ты ведешь себя уже как жена, — возмутился он.

— Да, дорогой, и теперь ты в моих сетях, — и Жанна силой повалила его на кровать.

VII

Влад собирался долго — брился, одевался, не доверил Жанне погладить ему рубашку — впрочем, ее это не сильно расстроило. Волновался — ведь у нее-то второй, а у него первый брак в жизни — ой, жуть!

Завтракал вяло, без аппетита, наконец вышли. По дороге размышлял — как же это так лихо у него с предложением получилось? Боже мой, там же еще ее ребенок, с которым он и не знаком-то, — как он его примет? Что все-таки скажет ее отец, хотя с ним вроде бы и сошлись? Множество мыслей роилось в голове, теснилось в ней, переползало из одного полушария в другое, Жанна же шла бойко размахивая в такт движению рукой — выглядела довольной и радостной.

Путь был близкий, дошли быстро. Когда они оказались перед дверью, мысли уже превратились в протоны, нейтроны, со скоростью света перемещающиеся у него в голове. Позвонили. Открыл им долговязый парень, в глубине квартиры гремела музыка. Влад узнал «Oasis».

— Кешенька! — громко и как-то даже торжественно (или ему почудилось?) сказала Жанна. — Это Владислав Дмитриевич, мой, — Влад толкнул ее локтем в бок, Жанна посмотрела на него, повернулась к сыну, — друг!

— Зачем же Дмитриевич, просто Влад, — протянул гость руку.

— Кеша! — равнодушно произнес в ответ юнец и вяло ее пожал. — Я пойду тише сделаю.

— Почему ты меня толкаешь, больно ведь? — прошептала Жанна.

— А вдруг сразу скажешь? — так же тихо сказал он.

— Ну и что такого?

— Ты с ума сошла! Эдипов комплекс, ревность ко мне, возненавидит еще сразу. Не спеши, успеешь.

Зашли в комнату, сели за стол. Через некоторое время появился юноша, молча уселся.

— Кеша, а где дедушка? — спросила Жанна.

— Дед в магазин пошел, я думаю, за пивом — он с утра жаловался на плохое самочувствие. Вы мне сразу скажите, сколько мне для приличия полагается посидеть, — у меня дела.

«Да, фрукт», — подумал Влад. Вслух сказал:

— Так если не хочешь со мной разговаривать, тебя никто и не принуждает.

— Нет, Владислав Дмитриевич, меня мама воспитывала, значит, воспитание у меня хорошее, а приличия требуют, чтобы я с вами посидел немножко, а после вы меня отпустите.

— Мы же договорились — просто Влад, — начал нервничать новоявленный жених. Парень с характером, демонстрирует несогласие с присутствием чужого мужчины в доме. Лицо вытянутое, нос заострен — совсем на мать не похож. Но лоб — высокий, открытый — ее. Волосы густые, зачесаны назад, уши чуть оттопыренные. Худ и высок. Одет в майку «Чикаго буллз». Все с ним ясно. Еще бейсболку, кроссовки и баскетбольный мяч в руки — портрет нового поколения.

— Нет, извините, я к старшим отношусь с уважением и разницу в возрасте чувствую. Дмитриевич, значит, Дмитриевич.

— А тебе кто больше нравится: Шакил О’Нил или Майкл Джордан? — закинул Влад удочку.

— Мне больше нравится О-Кил-О-Лам-Джу-Он, — с легкой усмешкой ответил парень, всем своим видом демонстрируя, что наживку глотать не собирается.

— А мне, знаешь, — сказал Влад, — нравится стритболл, хоть это уже не спорт, а физкультура. Я был как-то в Германии, в Гамбурге, и там прямо на центральной площади разбили площадок так пятнадцать — двадцать. Поставили щиты, толстые палки по углам, натянули меж ними ленты; и проводят там чемпионат города. Народу — тьма, лето, туристы, на каждом огороженном участке сражение, трое на трое играли, а на крайнем справа все желающие разыгрывают приз какой-то, телевидение снимает, и задача — как можно больше мячей забросить одному человеку. У меня, конечно, руки чесались тоже попробовать, но там все было по записи: буржуи — они аккуратные, чтоб один человек несколько попыток не сделал, — так что я не смог, ибо не успел записаться. В конце концов осталось трое участников, и мячи один в один так и сыпят, только на двадцать первом — представляешь результат? — хоть в NBA с ним, — сразу двое засыпались, а третий победил. У нас времени навалом было, так мы аж до общего финала досидели, потом, правда, к сожалению, нужно было идти. Хотелось бы тебе попасть туда, хотя бы на полчасика, и сыграть там?

— Конечно! — ответил Кеша. Глаза у него не засверкали, но что-то все ж в них мелькнуло, слушал он с интересом.

— Когда мы вошли, «Oasis» у тебя играл?

— Да, — с легким удивлением сказал юноша.

— Покажешь мне свою коллекцию?

— А я пока пойду чайку приготовлю, — предложила Жанна, все это время с интересом следившая за развернувшимся сражением.

Вошли в комнату — набор техники был стандартный — телевизор «Сони-тринитрон» с диагональю пятьдесят четыре сантиметра, также «Сони» видеоплеерок, и уж не новая, видавшая виды, но с «CD» громоздкая аудиосистема «Панасоник».

— Компактов у меня мало, — сами понимаете, нормальный пятнадцать баксов стоит, а по нынешним временам… — начал Кеша.

— Мне все равно нравится. Так, что тут у тебя — Оззи, «Van Hallen», «Radiohead»! Мне, знаешь, с этого, второго, очень четвертая песня, «Fake plastic trees», нравится — как там: «If I could be who you wanted» — класс! Боже мой! Эдвин Коллинз — все, брат, мы похожи с тобой на сто процентов — у меня все то же самое.

— Правда? — спросил Кеша, и раздражающие Влада нотки в его голосе уже отсутствовали.

— Та-ак. А это видеотека? Она пообширнее.

— Ну, видеокассета тысяч двадцать — двадцать пять стоит, легче купить, чем по друзьям бегать, в прокат обращаться — морока, к тому ж и чужих полно — возьмешь, а пока отдашь…

— Замечаю хороший вкус — «Полуночный экспресс» и «Миссисипи в огне» Алана Паркера, а это что? — целая подборка Де Ниро — «Бешеный пес и Глория», «Ночь и город», новый вижу, как же — «Схватка», так, Аль Пачино пошел — Боже мой, «Море любви»! Так, а «Франкенштейн» что здесь делает?

— Так его Брэна снимал, а Брэну я люблю.

— Слушай, но у тебя все фильмы — замечательные, никаких «Рокки-4» и «Пули в башке». Ты что, сам их выбираешь, по «Видео-ассу» какому?

— Да нет, журналы на тематику видео я, конечно, почитываю, но есть у меня подружка, Даша, сложные у нас отношения — но это неважно, — ну, короче, мы дружим, или как это там сейчас называется, в гости друг к другу ходим и все такое. Как-то с ее отцом разговорились, он у меня все спрашивал, что я читаю, что слушаю, что смотрю. Ну, в музыке он динозавр — «Black Sabbath» старый, с Оззи еще, «Led Zeppelin», «Uriah Heep» и прочее, но когда я ему на вопрос, что я люблю смотреть, ответил, что все подряд и особо не выбираю, даже расстроился как-то и сказал, что мозги засорять нельзя, что хороший фильм — как умная книга, что смотреть можно максимум один фильм в три дня, смотреть желательно одному и внимательно, а к выбору кассет подходить очень строго. Ну, и начал он меня потихоньку снабжать — тут и сейчас половина его кассет, — если у самого нет, то посоветует. Меня сейчас к фильмам пустым и никчемным, типа некоторых боевиков, ни калачом, ни чем иным не заманишь. У меня теперь и мать видак смотрит, и дед, а раньше плевался да ругался.

— Да, повезло тебе с отцом подружки.

— С отцом-то повезло, но с подружкой…

— А что такое?

— А, — махнул рукой Кеша, — ничего…

Тут раздался звонок в дверь.

— Дед пришел, — сказал юноша, — пойду встречать. Влад протянул ему руку:

— Так все-таки без «Дмитриевич»?

— Без, — ответил Никифор и крепко ее пожал.

В коридоре, звеня бутылками, разувался хозяин.

Завидев Влада, он заметно обрадовался:

— О, так ты к нам каждый день приходить будешь? Я — не против, но пиво теперь за тобой.

— Я, в принципе, по другому поводу.

— Так ты еще и по поводу? Интересно. Ладно, подожди чуть, я тут с пивом разберусь, — и проворно поскакал на кухню. Там, долго бряцая бутылками — видно, складывал их в холодильник, — выкрикнул: — Гость, пить будешь?

— Нет, спасибо, сегодня нет.

— А я вчера перебрал малехо — после твоего ухода мы еще долго сидели, — вот мне и худо. Но ничего, сейчас вылечусь, — и он зашел в комнату с уже доверху наполненной кружкой.

— Папа, — обратилась к нему Жанна, — надо поговорить.

— Поговорить? Давай поговорим, — и он уселся за стол. — Присаживайтесь. — Отставной генерал указал на свободные стулья, и они устроились с ним рядом.

Прошла длинная пауза.

— Папа… — начала Жанна и осеклась. Повернулась к Владу: — Слушай, ты мужчина, ты и говори. Что меня заставляешь?

— Хорошо-хорошо, ничего я тебя не заставляю. Игорь Николаевич! В общем, мы с Жанной решили пожениться, и я… прошу руки вашей дочери.

Хозяин оторопело уставился на них обоих, перевел поочередно взгляд с Влада на дочь и обратно.

— Детушки мои, — вдруг тихо произнес он, — давайте я вас расцелую, — и троекратно поцеловал и невесту и жениха. — Благословляю. Перекрестить, правда, я правильно не умею и в лоб целовать. Все равно благословляю. Господи! Здорово ж то как! Ну, Жанка, ну, молодец — какого мужика отхватила! Так какое, к черту, пиво! Где, где мой лучший коньяк, старый-престарый армянский коньяк? — Он вскочил, засуетился, забегал по комнате, от буфета к шкафу и обратно, затем на кухню, вдруг вернулся, сел на свой стул напротив по-прежнему сидящих на своих местах Жанны и Влада, сказал: — Ну, ребятки, вы даете! Ну, зятек! — и неожиданно хлопнул его по плечу. — Сейчас коньяк принесу.

— По-моему, он удивился, — шепнул Жанне Влад.

— А что же ты хотел, — так же шепотом ответила она. — Четырнадцать лет дочь замуж выдает, а тут тебе — раз! — и принц.

— Принц, точно ли?

— Да, ты ему очень понравился.

Вошел Игорь Николаевич с бутылкой и четырьмя рюмками.

— Внук! — закричал он. — Внук, иди сюда!

Вошел Кеша и произнес:

— Слушаю внимательно.

— Вот, — сказал отставной генерал, указывая на гостя, — знакомься, твой отчим. Э-э, будущий.

— Влад! — произнес тот, протягивая руку.

— Кеша! — ответил ему юноша, без тени удивления, но с улыбкой.

— Внук! — позвал его Игорь Николаевич. — Коньяк пить будешь? Только чуть-чуть!

— Ну, а можно ли? — с сомнением спросил тот.

— Сегодня можно!

— Отец, — обратилась к хозяину Жанна, — ты что мне ребенка спаиваешь, а?

— Во-первых, — бывший военный насупился, — он уже не ребенок, во-вторых, в сегодняшний день я разрешаю, в-третьих, выпьет совсем чуть-чуть, в-четвертых, думаю, я не спою его настолько, что он вдруг с дружками начнет хлестать дешевый портвейн по подъездам. Да и дорогой тоже, — добавил он после паузы и сам засмеялся своей шутке. — Ну, дети, — поднял Игорь Николаевич кверху рюмку, и все последовали его примеру, — пью за то, чтобы брак ваш был долгим и счастливым, чтобы жили вы мирно и богато, чтобы дом ваш любая беда обходила стороной, а радость и веселье стремились в него, чтобы… и чтобы детишек нарожали, минимум двоих. Это мой вам завет.

Выпили.

— Так, — продолжил хозяин, — начинаем гудеть? Зовем Костю, Зину и — вперед?

— Нет, вы извините, — ответил Влад, — но, пожалуй, гудеть нам пока не стоит.

— И точно — не свадьба же, отец, — вставила Жанна, — только решение приняли. Чего гудеть?

— А что, будет свадьба, такая, ну, чтобы все по уму?

— Да, — ответил Влад, — все будет по уму — и фата, и смокинг, и «мерседесы», и пир горой. А сейчас, вы извините, мы еще к Ильиным хотим на пять минут заскочить, а потом где-нибудь в тихом уголке пообедать, так сказать, самим, вдвоем, отметить, да потом еще кой-какие дела поделать.

— Хорошо, но коньяк-то добьем? — спросил отставной генерал.

— Добьем, но без закуски как-то… — еще напьемся с утра пораньше.

— Так я принесу, — сказала Жанна, — сейчас на кухне быстро соберу — у меня там много чего есть — и принесу.

— Давай, дочка, молодец, — похвалил ее отец.

— Ну, зятек, пока остались одни, — Кеша уже ушел в свою комнату, Игорь Николаевич придвинулся ближе, — давай поговорим по-мужски. Как, где, на что вы собираетесь жить-поживать да добра наживать? Сам понимаешь, я отец, и мне нужно знать.

— Поживать собираемся дружно. «Где» — у меня однокомнатная квартира в доме в десяти — пятнадцати минутах ходьбы от вас с кухнею в пятнадцать квадратных метров, — так что, думаю, разместимся. Я — банковский служащий, должность у меня хорошая, банк крепкий, не развалится. Сейчас вместе со всеми премиальными и прочими выходит около двух тысяч долларов в месяц. Но через месяц-полтора я получаю должность начальника отдела, будет больше. Ну, плюс дополнительные возможности проведения удачных финансовых операций.

— Не понял, — спросил хозяин, — а это что?

— Ничего страшного и криминального. Допустим, у вас есть друг, организации которого нужен кредит. С моим банком он договаривается на одни проценты, своим людям объявляет чуть больше. Разницу мы делим.

— A-а, понятно. А в твоем банке тебя за это не пожурят?

— Так ведь он не теряет ни копейки — за что журить?

— Так, ага. Еще ничего не скажешь?

— Ну, что еще? Перспективы по работе — года два, может больше, поработать начальником отдела, потом мне дадут филиал, может, этот, может, другой — людей со стороны у нас руководить не берут, а мы постоянно расширяемся. По жизни — обменять однокомнатную квартиру на двух-, желательно в этом районе — уж больно он мне нравится, — и приобрести автомобиль, какую-нибудь подержанную, но не слишком старую иномарку. Все пока.

— Ну что, — сказал Игорь Николаевич, — вроде нормально. Но смотри, не оступись, не ошибись нигде — дочь тебе вверяю. Кстати, как думаешь, будет она работать, или оставишь дома сидеть?

— Так если детишки пойдут, какая может быть работа?

— А вы сразу думаете?

— А чего ждать? Нам давно за тридцать — уж побыстрей бы, пора.

— Ну, добро. Молодец, зять. Дочка! — в нетерпении позвал он Жанну.

— Бегу, бегу! — Она зашла в комнату с огромным количеством тарелок, неизвестно, как они все у нее в руках помещались и каким образом удерживались. Быстро их расставила, села сама. — Ну, папа, давай теперь за тебя.

— Да, Игорь Николаевич, давайте за вас.

— Дети, помилуйте, я-то здесь при чем?

— При том, — сказал Влад, — что вы родили и отдали мне такую прекрасную дочку, к тому же второй тост — всегда за родителей.

— Уболтали.

Выпили, набросились на еду. Влад был рад, что почти не завтракал дома, — столько здесь было вкусностей. Быстро насытился, тут хозяин опять разлил коньяк, и так удачно получилось, что и бутылка закончилась, и рюмки были полны до краев.

— А теперь, — и Игорь Николаевич сделал паузу, — выпьем за маму Жанны, за мою дорогую Светлану Васильевну, Царство ей небесное, как жалко, что не дожила она до этого момента! — Хозяин вдруг замолчал на минутку, взгляд его сделался неподвижным. Не чокаясь, выпили.

Закончив этот, второй, завтрак, Влад поднялся из-за стола:

— Игорь Николаевич, вы нас простите великодушно, нам пора.

— Да что уж там, идите, — и он устало махнул рукой.

— Папа, да ты не расстраивайся, твой «зятек», как ты выразился, сюда еще не раз придет, правда; Влад?

— А как же, — отреагировал тот. — Буквально через несколько дней, на следующей неделе — пивка попить да с Константином Сергеевичем поспорить.

— Правда? — оживился генерал. — Ну что, это дело. Позвони мне только предварительно.

— Обязательно. Идем? — обратился он к Жанне.

— Идем. С Никифором только попрощайся.

— Хорошо. — Влад постучал в дверь другой комнаты, но ответа не последовало. Он толкнул ее — юноша лежал на кровати в наушниках и болтал ногой, видимо, в такт музыке. Заметив вошедшего, сорвал их и вопросительно посмотрел на него.

— Кеш, — сказал Влад, — мы пошли, так что — пока!

— Приходите… приходи еще.

— Ну а как же! Ладно, давай! — и закрыл дверь за собой.

Жанна была уже в плаще и обута, рядом с ней стоял отец и что-то со строгим выражением лица шептал ей на ухо. Дочь, это было заметно, слушала невнимательно. Увидев Влада, отставной генерал улыбнулся, попрощался, сам открыл дверь и захлопнул за ними.

Теперь уже на площадке между нижним и их этажом сидел запомнившийся Владу неприятный субъект, все так же небритый, помятый и нечесаный. Как только они вышли из квартиры, сей господин вскочил и поприветствовал их:

— Здравствуйте!

— Привет, Василек! — ответила Жанна, Владу даже показалось, что в ее голосе прозвучали приветливые нотки. Это его удивило — вид мужчины симпатий вызывать не должен был явно. Лифт, однако, на сей раз работал, так что шествовать мимо «субъекта» (Влад его так уже мысленно называл про себя) им не пришлось. В кабине он произнес:

— Кстати, давно хотел спросить, да все забывал — что это за неприятная личность? Как к тебе иду, так его встречаю!

— А, это милейший и добрейший человек, наш сосед Василий — спившийся, потому бывший, студент — то ли филолог, то ли философ, не помню — университета. В свое время золотой был мальчик, но произошло у него горе, вот и спился. Но слишком грустная история, не для сегодняшнего радостного дня, потом как-нибудь расскажу. — Двери лифта раскрылись, и пара вышла наружу. — Сейчас пишет какие-то стихи, носит к Константину Сергеевичу, тот с одобрением читает, еще картинки всякие рисует, но так — в основном пьет. Где работает, на что живет — непонятно. Кстати, а чего это ты вздумал к Ильиным идти — они же по субботам в магазинах пропадают или гуляют где-нибудь вместе?

— Я специально сказал, чтобы твой гостеприимный дом быстрей покинуть. Так-то у нас дела поважнее есть.

— Какие именно?

Они, взявшись под руку, медленно двигались по направлению к дороге.

— Сейчас, — сказал Влад, — мы с тобой берем такси и едем на Невский, в магазин «Мономах».

— Зачем? — с легким удивлением спросила Жанна.

— Как зачем? Раз мы решили вступить в брак, все у нас должно быть по-настоящему. Если у нас с тобой сегодня помолвка или, там, обручение — я тебе должен подарить золотое колечко с бриллиантом.

— Ах! — вздохнула его спутница. — Но это точно обязательно?

— Я, — продолжал Влад, — понимаю, что, может, было бы лучше преподнести этот подарок самому, да еще в виде сюрприза, но, представляешь, я приношу тебе кольцо, а оно тебе на палец не налезает или, наоборот, на нем болтается, а что еще ужаснее — и вовсе не нравится! Я бы тогда удавился.

— Нет, — пыталась возразить она, — я на твой вкус полностью полагаюсь. Часики подарил, — и Жанна задрала рукав, — мне же понравились?

— Часики — они и есть «часики». А кольцо, я думаю, ты должна выбрать сама.

— Да я, — засмеялась она, — в принципе, и не против. Поехали!

— Поехали!

В магазине Жанна очень долго и тщательно выбирала покупку — просила показать то одно, то другое кольцо, примеряла, наблюдала, как смотрятся они на руке, наконец остановилась на одном — решила не наглеть, кольцо было далеко не самым дорогим из имеющихся, но, конечно, и не самым дешевым, — с какой-то непонятной Владу рельефной резьбой на поверхности и небольшим бриллиантом в центре, окруженном совсем малюсенькими. Раскрывая бумажник, основной покупатель невольно вздохнул, но, глядя на счастливое, сияющее лицо Жанны, постыдил себя за это. Расплатился. Она сразу надела кольцо на палец и, как только они вышли на улицу, начала им любоваться.

— Нравится? — спросил Влад.

Вместо ответа она чмокнула его в щеку.

День выдался ярким, солнечным, казалось, природа решила от себя преподнести им подарок тоже, потому Влад предложил, прежде чем отправиться «отмечать», немного прогуляться и, ввиду недавнего плотного завтрака с коньяком, тем самым нагулять аппетит.

Жанна была, естественно, не против, и они пошли вдоль проспекта по направлению к Дворцовой. Конечно, это не лучшее место для прогулки — по широкой дороге на большой скорости проносились автомобили, обдавая пылью и выхлопными газами. Есть, конечно, в Питере и тихие скверики, и парки, но ведь грязь и пыль — везде; если хочешь действительно погулять, надо выбираться за город или хоть чуть-чуть подальше от центра, это же в их планы на сегодня не входило. Впрочем, идя рука об руку по излюбленному месту иностранных, да и отечественных также туристов в общем потоке праздной субботней толпы, они замечали только друг друга и ничего больше вокруг.

— Мне, — говорил Влад, — твой сын очень понравился. Интересный, смышленый. С хорошим вкусом.

— Ну, — сказала Жанна, — теперь я действительно верю, что ты в пять минут угадываешь людей. Я и сама на него не нарадуюсь, но иногда беспокоюсь — какой-то он у меня слишком, что ли, «правильный». С дедом иногда, видно, хочет поспорить, но молчит; я ему начну за что-нибудь выговаривать — выслушает до конца, чмокнет в щеку и уйдет к себе в комнату. Но не подлиза, нет, — если заупрямится — ни за что не поддастся. Ругаешь — молчит, а начнешь выпытывать причины его поступка — так все по полочкам разложит, что и придраться не к чему — настолько все верно и правильно. В школе учится вроде на «отлично», а двойки тем не менее — не редкость. Наверное, за упрямство. Спрашиваю, чем после окончания школы собирается заниматься, — отвечает, что не знает, времени еще много, успеет подумать. А как много — всего-то год с лишним! Ой, боюсь я за него! Да еще эта его подружка…

— Даша? — быстро спросил Влад.

— Да, — удивленно взглянула на него Жанна, — а ты откуда знаешь?

Он уж пожалел, что проговорился.

— Ну… — замялся Влад, — мне Кеша о ней сказал. Но без подробностей.

— Ух, — произнесла она, — хорошо же ты его обработал, если он тебе при первой же встрече хотя бы имя ее произнес. Да, Даша. Она чуть постарше его — ей семнадцать, — но уже такая стерва, вернее, я бы сказала, маленькая стервочка, — представляю, какой большой она станет, когда вырастет. И родители, по рассказам сына, вроде у нее нормальные, откуда это?..

— Что «это»? — переспросил он.

— Ты бы ее видел! Длиннющая, ростом с Кешу, ноги — от шеи, грудь блузку распирает, волосы длинные, прямые, а лицо! — хоть сейчас садись и пиши портрет, красавица, одним словом, коих свет не видывал. Не удивительно, что сын от нее без ума. А она видит это и крутит-вертит им, как хочет, а сама все свое свободное время со взрослыми мужиками проводит — барчики, ресторанчики, любезные словечки, тонкие сигареты — а она и кайфует, придет к нам в гости, ногу за ногу закинет, чашечку кофе к своим пухленьким губкам поднесет, ма-а-аленький глоточек сделает, на стол обратно поставит, и пошло-поехало: «апперитив», «ягуар», «кегельбан», «найтклаб», «найтпати», «Реми Мартен» — я, правда, хоть в ее возрасте и рожать уже собиралась, но слов таких и знать не знала. Работает там в каком-то агентстве, «фотомоделью», вроде как уж во Францию звали, но родители не пустили, закончит школу, говорят, и езжай куда хочешь. Конечно, хочет! Зачем ей Кеша, — ведь ни любви, ни привязанности, просто, что ли, ей радостно видеть, как он страдает, переживает, носится за нею, просто ей нравится его мучить?

Но мучит-то ведь как интересно — сидит у нас три дня кряду, гуляет с ним по улице под ручку, потом — раз! — и исчезла на неделю. Ни слуху ни духу. Сын сам не свой, ходит, мается, тут вдруг она так же неожиданно, как пропала, появляется: «Кешенька, солнышко, на лыжный курорт ездили сниматься, надо было быстро собраться, не успела предупредить, прости, дорогой!» Как же! Вроде как с того курорта позвонить нельзя! А он уши растопырит и лапшу на них навешивает, после ее звонка пропадает на двое суток — «я к друзьям, там буду ночевать», — а я-то знаю, что у нее родители — любители выходные на даче у себя проводить, значит, к ней. После возвращается, довольный, счастливый, шутит, болтает, а она — хоп! — и опять куда-то делась. Зачем он ей нужен — может, для того, чтоб на молодежных дискотеках, всяких «рэйв пати», где взрослому дяде в галстуке появиться неудобно, плясать вместе? Приходит — вся в побрякушках — «золотишко-брилики», костюмчик баксов так за шестьсот-восемьсот. «Ой, — ехидно спрашиваю, — какие прелестные вещички! Откуда?». «Да… — так небрежно бросает, — на съемках деньги заработала, купила». Тоже мне, Брук Шилдс! На съемках! Вот именно, на «съемках»! На руке браслет золотой — сантиметра четыре шириной! А мой слепой, ничего не видит, у него, видите ли, муки первой любви! Я уж отца попросила — пойди к нему, поговори! Я думала, будет упираться, но внук его слушает, папа встал и пошел.

— Ну и как — помогло?

— Куда там! Отец просидел у него час, вышел, пот со лба утирает. «Что?» — спрашиваю. «А, — отвечает, — молчит». Вот и все. Ой, ты меня извини, что я в такой день да про свои проблемы! — вдруг сказала Жанна.

— Милая моя, — он обнял ее за плечи, — теперь это наши общие проблемы! Но обещаю тебе, что если мне удастся у твоего сына завоевать авторитет, я ему все объясню так, что он поймет. Должен понять. Хотя, помнишь, я тебе говорил — любовь зла… А тут — красавица писаная-переписаная! А он молод, опыта никакого…

— Да причины проблемы, дорогой, я-то и без тебя знаю. А вот как ее решить?

— Даст Бог, решим. Кстати, я уже проголодался.

— А я пить хочу страшно. Куда ты меня приглашаешь?

— Дорогая, но мы же на Невском, не абы где, тут кабаки на каждом шагу. Ради такого дня нужно выбрать что-нибудь покруче, но у нас круче и дороже, к сожалению, не всегда означает лучше. Можно в «Амбассадор» — но там долго и скучно, можно в «Европу» — но там невкусно, можно в «Литературное кафе» — но там тебя, если ты не слишком шикарно и важно выглядишь, таким взглядом встречают, что кусок в горло не лезет.

— Интересно ты предлагаешь, — засмеялась Жанна. — Ты говоришь как бедный студент, который, надув щеки и выпятив грудь колесом, приглашает однокурсницу в ресторан, она вдруг соглашается, и он теперь ищет причины, как бы поход туда заменить бутылкой водки плюс хлеб и сало в комнате общежития.

— Ба! — хлопнул себя по лбу Влад. — Что мы ищем? Идем в ресторан «Вена» на Малую Морскую.

— Что сие есть? Какая такая «Вена»? — с интересом переспросила она.

— Ну-у, словами не сказать, пером не описать, дойдем — увидишь.

Через указанное время, когда они к нему подошли, Жанна подумала, что ничего особенного — ресторан как ресторан. По узенькой лесенке они спустились в маленькое полуподвальное помещение. Окинув взглядом зальчик, в котором сочетались только два цвета — белый и золотой, аккуратные столики и огромный рояль, стоявший в центре, она понимающе кивнула спутнику. «Правда, — подумала она, — несколько тесно». Но тем не менее действительно было хорошо. Время субботнее, обеденное, но столик для них все же нашелся.

— Не знаю мнения остальных посетителей, — сказал Влад, когда они устроились и Жанна углубилась в изучение меню, — но для меня коньком кухни этого заведения являются вареный говяжий язык с хреном и нефильтрованное пиво. Язык я возьму — кстати, и тебе советую, — а вот пиво придется отложить.

— Почему же? Пей, если хочется.

— Сегодня мне хочется шампанского, причем дорогого, — ответил Влад, но, пробежав глазами карту вин и обратив внимание на такие цифры напротив французских названий, как «1890 USD» и «1450 USD», попытался было отказаться от этой мысли, но слово было сказано, посему у подошедшего официанта он спросил:

— Дружище, а нет ли у вас такого французского шампанского, чтобы, с одной стороны, оно не было слишком дешевым, а с другой — не сумасшедше дорогим?

Парень закатил глаза ко лбу, сделал пару жевательных движений челюстью, подвигал губами, наконец, опустив голову, вперил свой взгляд во Влада и произнес:

— За восемьдесят три доллара устроит?

— Как ты думаешь, милая, за восемьдесят три доллара — это приличное шампанское? — обратился жених ко своей невесте.

— Думаю, чересчур! — не сдержалась Жанна.

— О’кей, мы его берем, — сказал он официанту.

— Заказ будете делать? — спросил тот.

— Две минуты спустя, хорошо?

— Прекрасно, я скоро подойду.

«Вежливый, — мелькнуло в голове у Влада, — качество, для подобной работы необходимое, но столь редко у наших встречающееся. Впрочем, здесь много зависит не только от умения руководства обучить набранный персонал, но и от характера самого человека. Если он гордый и неприступный, то будет грубить посетителям и слишком явно их обсчитывать. Таким людям невозможно находиться на этой работе — им самим на ней тяжело дышать. Если же человек хитрый и изворотливый, то его обсчет останется незамеченным, а за старательность, быстроту и услужливость он еще получит неплохие чаевые. В хорошем ресторане за смену можно спокойно добывать сто — сто пятьдесят баксов да еще таскать домой дорогие спиртные напитки. Этот, наверное, „делает“ побольше ста пятидесяти за день работы». Как бы подтверждая мысли Влада, спустя ровно две минуты парень появился вновь, достал блокнот, ручку и весь обратился во внимание.

Жанна по совету жениха заказала себе язык и еще телятину с сыром.

Влад попросил также язык, но еще суп с клецками и почему-то ромштекс — очевидно, не успел выбрать нечто другое. Через некоторое время гарсон появился опять, торжественно толкая перед собою тележку, на которой было водружено полное льда ведерко с торчащим из него горлышком бутылки шампанского. Ловко ее вынув и так же ловко обернув салфеткой, официант без брызг и пены открыл ее, разлил им по бокалам и так же степенно, как подошел, удалился.

— За жениха и невесту? — предложил Влад тост.

— За невесту и жениха! — ответила Жанна.

— Борьба за первенство в семье в момент, когда брак еще не состоялся?

— Нет, борьба за уважение к женщинам.

— Я уважаю некоторых женщин, больше всех — тебя. Но ведь тост этот стар, как мир, и всегда произносится так: сначала — за жениха, потом — за невесту.

— Неправильно.

— Почему?

— Невеста — будущая мать, ей носить, рожать… Она — продолжение жизни!

— Жених — будущий отец, а главное — кормилец. Ему хоть и не носить, но кормить и ставить на ноги. Ему к тому же принадлежит главная роль в воспитании.

— Ой, — с видимым возмущением произнесла Жанна. — Опять это вечное противостояние полов. Я не хочу тебе противостоять, я тебя люблю, а в будущем постараюсь, если не захочешь, не докучать.

— Хочу, — ответил Влад и поставил бокал на стол. — Докучай! Что может быть приятнее внимания любимой женщины? Разве что футбол или стопка холодной водки!

— Вот, — видимо, обиделась она, — а я ведь тебя действительно люблю!

Влад вдруг весь напрягся, на секунду опустил веки, вновь открыл глаза:

— Если серьезно, а не шутя, я тебя тоже люблю. Очень люблю. Как — не знаю, попросишь примеров, сравнений — не отвечу. Известно мне только, что такое чувство ко мне еще никогда не приходило. И не должно прийти. Да, что-то было и раньше, но то были взрывы, экстатичность, беготня, суета, сейчас же мне настолько ровно, спокойно, как никогда. Ты знаешь, я нашел сравнение! Был я как-то на море, и есть там такое развлечение — надевают на себя парашют, цепляют канатом к катеру — и тот понесся! Ты же, соответственно, воспаряешь — метров так на сто двадцать над водою. Меня подняли, и как я увидел слева бескрайнейшую, до дальнего — не такого, как с земли, — горизонта, водную гладь, а справа — горы, сплошь покрытые лесом, маленькие домишки, и так мне стало хорошо, да что там хорошо — великолепно, что заорал я во весь голос какую-то песню, уж не помню, потом еще, еще одну… Когда я прыгал с «Тарзана», а высота-то там поменьше, я, честно говоря, боялся, здесь же — с одной стороны, покой и безопасность — даже если канат оборвется, все равно на тебе жилет с деревяшками, не дающий утонуть, к тому же я хорошо плаваю, — с другой — полнейшее ощущение радости и счастья, распирающее грудь. Так у меня и с тобой. Спроси — за что я люблю, почему, как, — начну вяло квакать, что, вот, ум, красота, сексуальность, ква-ква-ква, а объяснить толком не сумею. Ощущение же — покой и счастье.

— Спасибо, — сказала Жанна, когда он закончил, перегнулась через стол и громко его поцеловала — так, что сидящие рядом даже обернулись. Пара ответила им сияющими улыбками, так что все вновь принялись за еду.

Тут подоспел их официант, поставил перед каждым по овальной тарелке с языком, шаркнул ножкой и исчез.

— Ну а что это все-таки за штука — любовь? — спросила Жанна. — Дай объяснение, охарактеризуй. Почему она вдруг возникает?

— Ого-го-го-го! — вскрикнул Влад. — Ты у меня спрашиваешь так, как будто мне известна абсолютная истина, потому я с готовностью отвечаю на все вопросы. Если бы люди знали, что такое любовь, откуда и почему она берется, разве посвятили бы ей столько поэм, романов, музыкальных произведений, разве бы гибли из-за нее? Вряд ли. А так — сколько мук, страданий, смертей — если любовь не разделена или не осуществлена, и сколько счастья, экстаза — если она взаимна и настолько рядом, что ее всегда можно пощупать руками. Это — главная загадка мироздания, важнее, чем есть ли жизнь на других планетах, или нет. Конечно, всякие фрейдисты-материалисты могут объявить ее простым влечением полов, но, во-первых, как тогда объяснить любовь к близким, к Богу, а во-вторых — значит, они сами никогда не любили. Ибо любовь — это не только заложенное природой стремление к продолжению рода, это — дух.

— Я любила два раза, — тихо сказала Жанна. — В первый раз по-детски, наивно, так, как, наверное, сейчас любит мой сын. Во второй — более осмысленно, но так же иногда дрожу и переживаю.

— Это я? — с довольной улыбкой спросил Влад.

— Ты, дурачок, — ответила она.

— За любовь? — и он поднял бокал.

— За любовь, — сказала она, и каждый чуть отпил.

— Покушаешь?

— Да пора уж, — кивнула Жанна, и они принялись за еду.

Подошел официант, молча достал бутылку из ведерка, подлил им в бокалы. Благодарно кивнув, они отпили еще.

— Все-таки дрянь это шампанское, — сказал Влад. — Лучше бы я нефильтрованного пива шмякнул.

— А кто тебе мешал?

— Так то ж! — ответил он и вновь отпил из бокала. — А расскажи-ка мне секрет.

— Какой это? — удивилась она.

— Чем ты зла на Косовского — я это заметил.

— А, — отмахнулась она, — вздумал как-то за мной ухаживать. А у меня тяжелый период был — чуть не поддалась.

— Ты — ему?! — опешил Влад.

— А что ты глаза округляешь? Рядом — никого, все только в кулачки хихикают, а тут — настойчивый кавалер!

— Да я ему морду набью!

— За то, что он меня восемь лет назад в щечку поцеловал?

— И все?

— И все. А ты думаешь, если я с тобой со второй встречи в постель легла, так я себе всегда это позволяла? Ты меня просто победил, а чем — не знаю.

— И ты меня тоже победила, и тоже не знаю чем, — сказал Влад и вдруг задумался. Оцепенение, впрочем, продолжалось недолго, он очнулся и ехидно спросил:

— А где это твоя телятина?

— А где твой ромштекс? — так же ехидно ответила она вопросом на вопрос.

Тут словно из-под земли вырос гарсон с двумя блюдами в руках, поставил их на стол, не ошибившись, как это часто бывает, кому именно — что, подлил шампанского и мгновенно растаял в воздухе.

Влада это позабавило. «Умеет, — подумал, — парень работать».

— Как по щучьему велению, — сказала Жанна.

— Как по приказу золотой рыбки, — поддакнул ей жених.

Увидев такое великолепие перед собой, оба почувствовали голод и с удовольствием набросились на еду, не забывая о шампанском. Официант все так же вовремя подходил, наливал им и удалялся, пока бутылка не закончилась, а тарелки не опустели.

— Какие у нас планы дальше? — спросила невеста.

— Бильярд, прогулки, пьянка у Семеныча, потом ночной; клуб — мало ли что можно придумать?

— Ты знаешь, — склонив голову набок, взглянула на него Жанна, — я почему-то чувствую себя усталой. Давай поедем домой и ляжем спать.

— «Спать» — в каком смысле?

— В прямом. Я устала.

— Поехали, — ничуть не удивился Влад.

Рассчитываясь с гарсоном, они наградили его максимально возможными чаевыми, но тот и бровью не повел, сказал только «спасибо» и «до свидания».

Вышли они из ресторана в обнимку, перебрались на другую сторону дороги, поймали такси, через некоторое время добрались домой. Сразу «лечь спать в прямом смысле», конечно, не удалось, но кое-как заснули. Очнувшись уже поздним вечером, тем не менее собрались, отправились в «Минотавр», пили-танцевали, но им вдруг стало скучно, и они, предварительно созвонившись, поехали к Семенычу, где, как обычно, гуляла большая компания. Ничуть не стесняясь, с порога объявили себя женихом и невестой, в хмельной радости все их бросились обнимать, целовать — в общем, поздравлять, каждый по-своему. В конце концов, к утру с трудом оказались дома, где Влад проявил горячее желание заснуть в одежде, чему яро воспротивилась Жанна, сама раздела его и в буквальном смысле отнесла в кровать. «Супружеская жизнь началась», — подумалось ей.

Почти все воскресенье он провалялся в постели, маясь муками похмелья, она же занималась обедом — отправляться куда-либо в таком состоянии было бессмысленно. Пара заходов к Михалычу плюс горячая закуска, приготовленная заботливыми руками невесты, чуть подлечили его, однако не настолько, чтобы можно было говорить об улучшении самочувствия в общем, ибо коктейль шампанское-водка-еще водка — еще водка-пиво-пиво-еще водка-коньяк был непобедим. Баню, естественно, он пропустил, правда, на то и другая причина была — торжество по поводу предполагаемой женитьбы. Вечером, однако, Жанна собралась и объявила, что ей надо домой. Несмотря на ноющую боль в затылке, он вскочил с постели и почти заревел:

— Что-о-о?

— Милый мой, но мне же завтра на работу, и я третий день в одном и том же, не хочешь же ты, чтобы твоя будущая супруга страшилой выглядела?

— Не хочу, — согласился Влад.

— Ну так вот, я пойду домой, отдохну как следует, переоденусь.

— От меня отдохнешь? — сдвинул он брови.

— Да ты никак опять пьян. Зачем к соседу ходил — выпил бы аспиринчику, да и все.

— Да, — усмехнулся он, — аспиринчик здесь поможет.

— Ну, — сказала она, — тогда постарайся просто заснуть. Тебе ведь завтра на работу.

— С каких это пор ты стала беспокоиться о моей работе? — неожиданно громко даже для самого себя спросил Влад.

— С тех пор, милый, — и она ласково потрепала его по щеке, — как ты сделал мне предложение.

— А до тех пор тебе было все равно?

— Мы что, ссоримся? — спросила Жанна.

— О нет, нет, прости, — и он накрыл голову подушкой. — Просто плохое самочувствие.

— Пей меньше — будет хорошее.

Влад вскочил с постели, сел, произнес:

— Если! Я! Хоть раз в своей жизни! Услышу! Подобные! Слова!.. — и не закончил.

— Нет вопросов, — спокойно отреагировала она. — Не услышишь.

— Все, пока, — сказал Влад. — Давай поцелуемся.

Чмокнулись.

— Да, — обернулась Жанна перед выходом. — Мне самой хотелось бы поскорей к тебе переехать, но у меня столько вещей… Так что только к концу следующей недели соберусь, не раньше.

Он кивнул.

— Да, кстати, — подытожила она, — рубашку я на завтра тебе погладила, висит в шкафу. Брюки вычистила. Туфли, уж извини, чистить будешь сам.

— Ты — золото, — сказал Влад.

— А до бриллианта недотягиваю? — с улыбкой спросила она.

— Ты — космический корабль, несущий меня в заоблачные дали, — ответил он на ее вопрос.

Она кивнула ему, послала воздушный поцелуй, развернулась и ушла.

Влад, кряхтя, зарылся в подушки, поворочался минут с десять и благополучно заснул.

VIII

— Опять опоздал, — вместо приветствия сказал Владу Ильин. Тот было открыл рот, но Саша приложил палец к губам: — Тс-с! — и подмигнул товарищу. — Знаю, знаю, поздравляю. Хотел было встретить тебя с бутылкой, но подумал, еще тебе придет в голову «раздавить» ее за обедом, так что пока воздержался. Подарок с меня, но много спустя — извини, дорогой, оставляю все на тебя, а сам — «фью»!

— То есть, — не понял Влад, — что значит — «фью»?

— В отпуск я ухожу, в отпуск. Ты ведь знаешь, сколько я уже не отдыхал, — два года. Пора бы уж. Время, правда, Не очень удачное — апрель, в северном полушарии еще весна, в южном — уже осень, но раз предложил — надо ехать, тем более что у нас предложение об отпуске поступает или перед увольнением, или перед очередным повышением. Увольнять меня пока не за что, значит… Значит, Влад, быть тебе через месяц начальником отдела, а мне — управляющим филиала, правда, не знаю, этого или какого другого, — может, и расстаться придется. Но это ничего.

— Месяц? — спросил Влад. — А почему так много?

— Ха! Что, ждешь не дождешься?

Да нет. Почему отпуск такой длинный?

— Так я ж тебе говорю — два года не отдыхал. Две недели — за один год, две — за другой. Получается месяц. Кстати, природу я все равно обманул — поеду на Карибы, на остров Барбадос, — там вечное лето.

— А как муссоны, циклоны-антициклоны? Должен же там быть какой-нибудь сезон дождей?

— Нет, я справки наводил — там сейчас как раз самый кайф. Тем более в Карибском бассейне я проведу только половину отпуска, а где вторую — еще не знаю. Ну ладно, я до обеда — и «чао!», а мне еще надо дела тебе передать.

Зашли в кабинет Александра, там, склонившись над столом, долго просматривали кипу всевозможных бумаг, что-то считали-пересчитывали, куда-то звонили, сверялись, опять считали, опять звонили. Так прошло часа два. Вдруг раздался стук в дверь. Не переходя через порог, а только наполовину втиснувшись в кабинет, показалась Наташа, поздоровалась с одним Владом — видимо, с Ильиным уже сегодня виделась, сообщила, что пришел Николай Петрович, и спросила, пускать — не пускать его.

— Наталья Валентиновна! — Саша даже бросил с силой ручку на стол, так, что она, ударившись о него, отлетела далеко в угол. — Я вам тысячу раз объяснял, кого можно пускать в любое время, кого — только в определенное, а кого — вообще никогда! Конечно, пусть заходит.

— Да я только так, на всякий случай спросила — вдруг вы сильно заняты, — с дрожью в голосе сказала Наташа, как обычно, надула губки — и юркнула обратно за дверь.

В помещение ураганом влетел Коля, держа в руках большой пакет.

— Я эту вашу крысу когда-нибудь задушу, — вместо приветствия сказал он, да так громко, что, вероятно, в соседней комнате было слышно, — в третий раз меня уже не пускает, коза!

— Николай Петрович, — с укоризной произнес Саша, — тише, тише, вспомните, где вы находитесь. Лучше бы сначала с друзьями поздоровались.

— Все, понял, — ответил гость и пожал им руки, после чего бухнулся на стул. — Ты почему вчера в бане не был? — спросил он у Влада.

— Да так, — замялся тот. — Дела были.

— Какие дела могут заменить баню, ты что?

— Ох, — вздохнул Влад, — важные. Женюсь я, понимаешь, женюсь! Не до бани пока…

— Да-а-а? — протяжно произнес Коля и присвистнул. После из пакета, который так и не выпускал из рук, достал до боли знакомую Владу коробку и поставил ее на стол. — Поздравляю!

— Что это? — вытянул шею Александр.

— «Hennesy V.S.O.P.», объем — литр, — с гордостью сказал Коля, — я ее, правда, Митричу по другому случаю нес, — оказалось, я с ней очень вовремя. Да, пойдут, значит, скоро, свадебки…

— Что, еще кто-то? — спросил Ильин.

— Да, еще. И, угадайте, кто?

— Не интригуй. Кто?

— Я!

— Ты-ы?! — в один голос воскликнули Саша с Владом.

— А что, я до конца жизни должен всяких дешевых баб из ночных заведений на своей тачке катать? Все — хватит! Надоело. К тому же влюбился без памяти.

— И позвольте полюбопытствовать, в кого? — с нескрываемым интересом спросил Александр. — Насколько же должна быть прекрасна и очаровательна та Цирцея, чтобы тронуть ранее непобедимое сердце нашего героя, состоящее из камня и льда?

— Ты не ехидничай, — ответил Коля. — А о ней, — когда он произнес «о ней», Влад уловил в его голосе странные нотки, ранее Николаю неведомые — это была нежность, — я вон Митричу уже рассказывал, после чего он этот пузырь и заработал. Если хочешь, расскажу и тебе.

— Я весь внимание, — сказал Саша. — Только быстро, нам еще работать надо.

— Тогда вообще ничего говорить не буду, — отвернулся к окну Коля, широко улыбаясь.

— Ладно, ладно, колись, — не выдержал Ильин.

— Хорошо. — Николай, опять повернулся к ним и вкратце пересказал то, что Влад уже знал, — историю знакомства со своей возлюбленной, внезапно возникшего к ней чувства, о счастливых днях, проведенных с ней, о неожиданном появлении некоего «мужа» и беседе с «Митричем». Далее пошли новости. — И тут я подумал, — продолжал он, — что мне обязательно нужно этого мужика — ну, ее мужа, увидеть, — во что бы то ни стало. Если он действительно достойный человек и причины, по которым он ее то оставляет, то возвращается, лежат не в нем, а в ней, я развернусь и уйду, если же он козел какой — то просто возьму и пошлю подальше, пусть он и боксер-каратист или еще кто. Начал я свою Свету вызванивать — трубку все время мужик поднимает — верно, тот — и отвечает, что ее нет. А вчера в бане, думаю, дай позвоню еще раз — и к телефону подходит она сама. Ну, я ей кучу всяких причин наплел, по которым нам необходимо встретиться, она согласилась, «только, — говорит, — ненадолго, муж скоро придет».

Заехал я за ней, отвез ее в «Дэддис», сели мы там за стол, сначала говорили о том о сем, и я так потихонечку, потихонечку стал ее подводить к тому, чтобы она о своем супруге рассказала. Света сначала ни в какую, «это мое, мол, личное дело», но мало-помалу раскололась. Выяснилось, что этот муж — настоящий козел, приживала какой-то. Хоть они на самом деле расписаны, ходит где ему нравится, то сам неделями пропадает, то ее из дома выгоняет. А квартира-то — ее, а он Свету из этой квартиры выгоняет! Постоянно на нее орет, чем занимается — неизвестно, мало того, что денег не дает, еще иногда и сам у нее берет. В общем — полный капут, я же говорю — приживала. У меня, как я все это выслушал, аж слезы на глаза навернулись. «А зачем же, — спрашиваю, — тебе такой супруг нужен?» Ну она начала там что-то про любовь-морковь, а потом и говорит: «Все-таки какой-никакой, а он — мой муж». Если бы между нами стола не было, я бы в тот момент на колени перед ней упал, ей-богу! «Красавица моя!. — говорю. — Сладкая, ненаглядная! Посылай-ка ты этого козла на хрен скорей, разводись с ним, а замуж выходи за меня!» Она так вперилась в меня взглядом, — уж насколько я не труслив, и то коленки задрожали. «Правда?» — спрашивает. «Клянусь!» — отвечаю. «И как ты думаешь все это обставить?» — опять задает вопрос. «Да очень просто, — говорю, — сейчас же едем к тебе, я ему сам все объясняю — думаю, он поймет, — а тебя забираю к себе». — «Лучше его прогони», — она мне. «Хорошо, — соглашаюсь я, — прогоню». Беру ее в охапку и — в машину. По дороге расплакалась, прям разрыдалась, я, как мог, ее успокоил, и тут она как набросилась на меня с поцелуями, даже остановиться пришлось. Еле оторвались друг от друга. Поехали дальше, смотрю — уже повеселела. «Ну, — думаю, — парень, держись!» Тогда ну хоть стальную стенку передо мной поставь, я бы ее прогрыз и прошел сквозь нее, лишь бы этого «мужа» достать. Короче, приехали, заходим — а он там сидит, жрет на кухне, ужинает, видите ли! У меня сразу мысль в голове пронеслась, что и продукты, наверное, Света покупает за свои деньги, и готовит сама, а этот приживала только жрет. Как это подумал, так в груди аж закипело, — там и так горячо было, а тут аж закипело. Она было нас представлять-знакомить, я ее останавливаю: «А ну-ка солнышко, — говорю, — пойди в комнату, посмотри телевизор, а нам побеседовать надо». Она ушла, а у этого пня кусок в горле застрял, глаза на меня выпучил, я же напротив него присел и молча принялся его рассматривать. Не сказать, что он там худ или немощен, но вид у него весь такой, что сразу определенное впечатление создается, которое можно выразить одним словом — противно. Весь какой-то плюгавенький, скользенький, волосики реденькие, в разные стороны торчат, маечка на нем мятая, тапочки стоптанные — ну противный до омерзения. Что она в нем нашла — не пойму. Ну да женщины, их никто никогда не поймет. «Слышь, Вася! — говорю, — мы с твоей женой давно встречаемся, я ее люблю и у тебя забираю. Ты немедленно даешь ей развод и — на все четыре стороны. А сейчас ты быстренько собираешься и идешь гулять. Понял?» И тут — ну что сделал бы нормальный мужик, если бы ему в глаза объявили, что у него бабу уводят, тем более если он ее любит, пусть даже где-то там внутри, в глубине, подсознательно? Ну, если видит, что для драки физически несостоятелен, то хотя бы выяснил что-нибудь, постарался объясниться. А этот пентюх так спокойно мне и отвечает: «Понял», встает из-за стола и идет одеваться. Не, ну вы представляете? Собрался, у порога разворачивается и говорит: «У меня тут кое-какие вещи, можно я завтра вечером приду, заберу?» — «Можно!» — отвечаю. Спокойно так дверь за собой закрывает и уходит. Я у Светы спрашиваю: «И этот прокрученный через соковыжималку недоносок и есть грозный крикун и деспот?» А она мне только молча головой кивнула. Ну, бабы, не разберешь их! В общем, я ее к себе забрал и там… — тут Коля закатил глаза, не закончив фразу. — А сегодня вечером поедем его встречать, чтобы при нас собирался, а то еще утащит чего, да и детали их развода обсудим.

— Молодец, настоящий герой! — сказал Саша. — Голиаф таки одолел Давида. Поздравляю!

— Я присоединяюсь, — произнес Влад. — А когда продемонстрируешь нам будущую жену?

— Ну я же тебя приглашал в гости? Приходи в субботу вместе со своей красавицей, заодно и мою посмотришь. Света нам такой обед состряпает — пальчики оближешь! Она у меня замечательная кухарка!

— Кухарка или повар? — спросил Ильин.

— Повар, — смутился Николай. Тут же поднял голову: — Да ну тебя к черту! Кстати, приходи и ты, если хочешь.

— Увы! — развел руками Александр. — Я с сегодняшнего дня в отпуске, а с завтрашнего — в Атлантическом океане.

— В океане или на острове в океане? — задал вопрос Влад, и они громко вместе с Колей рассмеялись.

— На острове, — сам улыбнулся Саша.

— Ладно, мужики, я помчался, — сказал Коля и уже тише, почти шепотом, обращаясь к Ильину: — А своей крысе передай — еще раз меня не пустит, я ей башку отверну. Пока!

— Пока! — хором попрощались Александр и Влад.

Когда дверь закрылась, Саша, сложив руки на груди, произнес:

— До каких все-таки высот поэзии может подняться влюбленный человек! Наш Коленька то все «бе» да «ме», а тут тебе и «подсознательно», и «физически несостоятелен», и «деспот».

— И «соковыжималка», — подтвердил его мысль Влад. — Ладно, давай закончим, а то так и до обеда не успеем.

— Кстати, об обеде, — и Александр пальцем указал на стоящую на столе коробку, — коньячок-то в шкафчик спрячь. И без меня, очень тебя прошу, особенно не расхаживайся.

— Ты сегодня какой-то чересчур добрый, — сказал ему Влад. — Видимо, мыслями уже в полете?

— Наверное, — улыбнулся Ильин. — Давай работать.

Опять считали-пересчитывали, сравнивали, вспоминали всех кредиторов-дебиторов — к обеду все-таки управились. Саша теперь уже минимум на две недели со всеми распрощался и, раздав последние наставления, уехал. Оставшись в кабинете один, Влад померил его шагами, посидел в широком кожаном кресле, похлопал ладонями по поверхности стола, вскочил, подошел к шкафу, достал оттуда коробку и рюмочку — рюмочки у Ильина все-таки были — так, на случай прихода важных гостей, которым вполне прилично и даже нужно было предложить одну-другую, — вынул бутылку, распечатал, налил, заткнул пробкой и опять поставил на полку. Примерился, одним глотком выпил и рюмку тоже спрятал в шкаф. Взглянул на часы — пора было обедать. Только собрался выйти, заверещал телефон. Он поднял трубку.

— Владислав Дмитриевич, — обратилась к нему Наташа, — вас приятный женский голос. Представляться не хочет. Соединять?

— Соединяй. Вас слушают, — произнес он в трубку.

— Влад? — Он узнал голос Жанны.

— Пушкин, — ответил. — Ты почему себя не называешь?

— Да я как голос этой вашей девицы слышу, во мне от ревности все переворачивается — он такой сахарный, сю-сю-сю!

— Но ты же знаешь, что для ревности у тебя нет поводов?

— Знаю, но все равно… Слушайся сегодня приду часов в девять, ужинай один.

— Хорошо. А в чем причина задержки?

— Как в чем? Начну вещички собирать.

— А когда переезд?

— Давай в воскресенье — я еще в субботу по шкафам пороюсь. Машину найдешь?

— Конечно. Только в субботу мы идем в гости.

— Но вечером, не днем?

— Вечером, — подтвердил Влад.

— Я успею, — пообещала она. — Ну ладно, я тебя целую.

— А я тебя — восемь тысяч восемьсот восемьдесят восемь раз!

— Оставь лучше на вечер, — засмеялась Жанна.

— Понял! Кстати, новость — ровно через месяц меня повышают.

— Поздравляю! Ну ладно, пока!

— Пока!

Обедал он в полупустом буфете, запивая бутерброды с сухой колбасой и сыром минеральной водой. Вернувшись к себе, стал вынимать из своего стола нужные бумаги, чтобы перенести их в кабинет и переложить уже в другой стол. Рылся в них, перебирал, что было совсем лишним — отправлял в «уничтожитель». За этим занятием его и застал управляющий.

— Добрый день, Владислав Дмитриевич!

— Здравствуйте, Юрий Анатольевич!

— А что же не на новом месте?

— У меня пока переезд.

— Ага, понятно. — Анатольевич прошелся по комнате, остановился и сел прямо на стол Наташи, болтая одной ногой, а другой опираясь о пол. — Вы знаете, что означает отпуск господина Ильина?

— Да так, в общих чертах.

— Ясно. Вы, говорят, скоро у нас в законный брак вступаете?

— Раз говорят, значит, вступаю. Правда, что-то слишком быстро заговорили.

— Ну, Владислав Дмитриевич, в такой структуре, как наша, любые новости разносятся со скоростью света, а сплетни — еще быстрее. — Он помолчал с секунду и продолжил: — Вы знаете, я ведь так, для протокола зашел — дать наставления, так сказать. Но что вам их давать — вы не меньше моего здесь проработали, все вам и так известно. Так что я лучше пойду. А с вашим намерением жениться поздравляю. Давно, как говорится, пора. Ну, удачной вам работы. — Он пожал Владу руку и вышел.

«Странный человек, — подумал тот, — никогда не поймешь, что у него на уме. Говорит то длинно и гладко, то кратко и урывками. Выражение лица всегда одно и то же — как маска, ни радости, ни печали на нем, всегда холодно-равнодушное, как будто ему ни до чего нет дела. А на самом деле — есть, ходит-бродит по банку, везде сует свой нос, смотрит бумаги, что-то спрашивает, — дотошный, вредный, педантичный — но таким, наверное, и должен быть управляющий, здесь он вполне на своем месте. Интересно, куда его денут после замены Сашей? Вряд ли пошлют на какое-нибудь суперповышение, это — его предельные возможности. Скорее всего, поручат какой-нибудь отстающий филиал поднимать. А с этим — сложности: поднимешь, начнет он приносить ощутимую прибыль — молодец, а останется по-прежнему убыточным — извини, и обратно уж никто не вернет — свято место пусто не бывает, отправят еще куда-нибудь на должность пониже. Но такой, как Юрий Анатольевич, справится».

Наконец, разобрав всю свою документацию — хорошо, что повод появился, а так неизвестно еще, когда бы собрался, — и перенес необходимую в кабинет.

Этот рабочий день мало чем отличался от остальных, разве что кресло поменял, а так — обычная рутина, текучка. Как всегда, помимо юридических, звонили так называемые физические лица и просили денег на время, звонили люди, представляющиеся священниками, и просили денег насовсем на восстановление храмов, звонили «воспитательницы из детского сада» или «детдома» и просили денег «детям на колготки», при этом ни наименования церквей, ни номера детских садов и домов не назывались, от личной же встречи эти граждане отказывались, мотивируя сие отсутствием времени, — но с этим легко справлялись Наташа и Косовский. Звонили из банков и иных финансовых учреждений, внесенных в так называемый «черный список», — то есть они или уже являлись фактическими банкротами, или агонизировали и до полного разорения им оставалось совсем чуть-чуть — этих уже отшивал сам Влад. Позвонил один крупный клиент банка, предложил, чтобы его деньги «с месячишко» у них полежали, и всего-то под сорок восемь процентов годовых, и.о. начальника отдела с радостью согласился, дал реквизиты, и клиент еще до окончания операционного дня — а он был у филиала до шестнадцати ноль-ноль — привез платежку. Влад поздравил себя с почином и засобирался — уж было пора — домой. Достал из шкафа коробочку, аккуратно положил ее в пакет, оделся, объявил Наташе и Косовскому об окончании рабочего дня и отправился к себе.

Вечер прошел, как никогда, тихо, спокойно. Ужинал один, не забывая о подаренной ему бутылке, посмотрел телепередачи «Час пик» и «Акулы пера», потом пришла Жанна, на предложение поесть ответила отказом, и до глубокой ночи они просидели перед ящиком, она — с чаем, он — с коньяком. Она напомнила ему об обещании попить пива с отцом и Константином Сергеевичем, он согласно кивнул головой, тут же позвонил Игорю Николаевичу и договорился с ним на среду, не забыв добавить, что на сей раз пиво с него, Влада. Затем Жанна намекнула на то, что неплохо бы отнести заявление в загс, вдвоем решили, что пойдут в четверг. Постепенно тема развилась, появились новые вопросы — дата свадьбы, где она будет проходить, кого следует на нее приглашать, будут ли они венчаться и так далее, — но Влад предложил перенести их решение на потом, ибо сейчас все это казалось каким-то далеким и эфемерным — как то, что непременно должно произойти, но так нескоро, что было совершенно неосязаемо, пощупать руками и рассмотреть это с различных сторон было невозможно. Жанну его нежелание обсуждать столь интересную тему расстроило, но не очень сильно — для себя она уже успела решить, каким будет ее свадебное платье и кого со своей стороны она пригласит. Так, тихо, спокойно, без лишних споров, они закончили вечер и легли спать.

Следующий день выдался пасмурным, уже с ночи моросил мелкий нудный дождь, стуча по стеклам окон, сильный ветер качал карниз, и тот настороженно скрипел. Влад проснулся слишком рано, и как ни переворачивался с левого бока на правый и с живота на спину, заснуть не мог, посему эти звуки он явственно слышал. В голову лезли различные глупые мысли, которые он тщетно пытался отогнать, сон никак не шел. Влад обвинил во всем проклятый алкоголь, откинул одеяло и босыми ногами пошлепал в ванную. Там он принял душ, почистил зубы, побрился, быстро растер себя полотенцем, выбрался наружу и сделал несколько движений торсом, разминаясь. Внутри что-то хрустнуло. «Пора спортом заняться», — подумал Влад. Пожалуй, это была самая глупая мысль из всех пришедших утром. Решив сделать Жанне сюрприз, он принялся за приготовление завтрака. Не мудрствуя лукаво, он нарезал соломкой ветчину, положил ее в сковородку, накрошил туда помидоров и залил все взболтанной смесью яиц и молока, не забыл поставить на огонь и чайник. Достал из холодильника бутылку воды «Evian», с удовольствием отпил из горлышка, поставил на место. Пока готовилось его блюдо, похожее на омлет, поставил на стол хлеб, масло и сыр, потом пошел будить. Жанну.

Она сладко спала, положив под голову, как обычно во сне, кулачок, и трогать ее Владу было даже жаль. Он тихонько поцеловал ее в щеку и зашептал на ухо:

— Солнышко встало, маленьким девочкам пора просыпаться, открывать глазки и идти умываться.

Но Жанна никак не реагировала. Тогда он выпрямился и громко прокукарекал.

Она сразу проснулась, открыла глаза, потянулась и спросила:

— Что это с тобой?

— Ничего, — ответил Влад, — просто хорошее настроение. Я тебя так бужу.

— А-а, — произнесла она и зевнула. — Я пошла умываться.

— А я пойду закончу приготовление завтрака.

— Ого! — удивилась Жанна. — Энтузиазм похвальный. Тогда я быстро, — и, накинув халат, она пошла в ванную.

Омлет удался, Влад выключил газ, накрыл сковороду крышкой, чтоб еда не остыла, быстро нарезал хлеб и сыр, зашел в комнату, поставил «Outside» Дэвида Боуи и вернулся. Вскоре показалась невеста, села за стол и произнесла:

— Ну, раз начал, так и заканчивай. Поухаживай за дамой, дай ей чашку, налей туда чаю, результат своей стряпни положи ей в тарелку…

— Немедленно исполню, моя царица! — сказал он и встал по стойке смирно, взяв под козырек.

Жанна, смотря, как он дурачится, засмеялась и положила кусочек сыра на ломтик хлеба — таким образом у нее получился бутерброд. Сливочное масло не ела: читала, что вредно. Влад налил ей чаю, подал лимон, провел ножом по диаметру сковородки, поочередно аккуратно поддел половинки омлета и положил их в тарелки, достал вилки и столовые ножи, налил себе чаю тоже и, поерзав на стуле, поудобнее устроился сам.

— Что заставило нашего юного богатыря взяться за выполнение столь сложной задачи, как приготовление завтрака? — спросила Жанна, попробовав его блюдо.

— Раннее пробуждение, — ответил он, жуя.

— Что не спалось?

— Дождь, ветер — на ногах не стоит человек. Магнитные бури, сырость, сквозняк, коньяк — целый набор причин. Дурная погода — дурное самочувствие.

— Ты уже как старушка: температура изменилась — и у тебя поясницу схватило.

— Человек и природа — единое целое. Когда чувствуешь себя ее составной частью, то и жить легче.

— А когда же труднее?

— Когда человек пытается вырваться из общего потока жизни, воспарить над бурно мчащейся вперед рекой. Но это редко кому удается, обычно сила гравитации возвращает его назад, и если раньше он плыл, держась за бревнышко или даже сидя в лодке, то теперь низвергается он в пучину вниз головой и предоставляется сам себе — а так и утонуть недолго.

— Поэтому у тебя главный принцип — не высовываться?

— Да, не высовываться и никогда ни с кем не спорить, исключая, конечно, философские разговоры с близкими тебе людьми — там можно поболтать. Но в иных случаях — нельзя. Будешь спорить с начальником, он тебя уволит, накричишь на официанта за то, что долго выполняет заказ и не несет суп, он на кухне плюнет в этот суп, да так тебе и подаст, пересекая границу, нельзя спорить с таможенником — обидится и все твои вещи перетрясет, даже если у него по поводу тебя нет никаких подозрений. Будешь, сидя в своем автомобиле, спорить с гаишником — тебя заберут в отделение милиции, будешь спорить с охраной перед входом в ночной клуб — тебя не впустят…

— Ты вообще какой-то человек в футляре, премудрый пескарь. А с женой можно спорить?

— Зачем? — улыбнулся Влад. — Жена и без споров должна слушаться.

— Ах вот как! Интересный взгляд на семейную жизнь.

— Ну, — протянул он, — мой прекрасный цветочек на изящном стебельке! Не считаешь же ты, что у нас обязательно должны быть поводы для споров? Я с тобой вообще не хочу спорить — ну, может быть, уж о самых отвлеченных материях…

— Правильно! — сказала Жанна. — У нас будет конгломерат! А за комплимент спасибо.

— Пожалуйста! — произнес Влад и, сделав глоток чаю, добавил: — Конгломерат, так конгломерат!

Закончив завтрак, он встал и сказал:

— Ладно, мне пора на работу. Я готовил, ты — убираешь и моешь посуду.

— Да уж понятно.

Влад оделся, обулся, посмотрел на часы — будет, пожалуй, на месте и раньше десяти.

— А ты чего не собираешься? — спросил у любимой.

— Мне сегодня к полудню, потому и не спешу.

— Ну ладно, пока, — и он поцеловал Жанну. — Как будем строить планы на вечер?

— Как и вчера, — ответила она. — После работы поеду домой, побуду там некоторое время, а потом к тебе.

— Ты должна привыкать говорить теперь «домой» относительно этой квартиры, — сказал он.

— Привыкну, не переживай. Зонт не забудь.

— Ах да! — он снял с вешалки зонт, придвинулся к Жанне: — Давай поцелуемся.

Она вдруг обвила его шею руками, и потому поцелуй получился долгим, протяжным, сладким. С сожалением оторвавшись, Влад произнес:

— Тихо-тихо-тихо! Так я вообще никуда не уйду. Все, еще раз пока.

— Пока! — ответила она.

Выйдя к дороге, он довольно быстро поймал такси, в банк прибыл на пятнадцать минут раньше, чем было нужно. Здороваясь с охраной, заметил удивленные глаза ребят — это был его первый столь ранний приход за все время работы на этом месте. «Черт, решат, что выслуживаюсь в связи с предстоящим назначением, — подумал он. — Ну и ладно, мне-то какое дело?» Пройдя в отдел, закрыл за собой дверь, полураскрытый зонт, дабы тот никому не мешал, пристроил на полу — сушиться, снял плащ и повесил его на плечики в шкаф. Сел в кресло и вдруг почувствовал, что с удовольствием сейчас бы заснул. «Вот он, организм, берет свое. Плотный завтрак, горячий чай — и опять в постельку, почему и нет? В такую погоду хорошо сидеть дома и общаться с любимой женщиной, а если таковая отсутствует, то пить водку с друзьями и разговаривать „за жизнь“. И вообще, почему в неделе рабочих дней аж целых пять, а выходных — только два? Да и что за выходной воскресенье? С утра уже начинаешь думать, что завтра на работу, — и вечером ни выпить как следует, ни закусить, ни прогуляться. Почему бы не сделать так, что и пятница выходной, а в понедельник банк открывался, допустим, в час?» Так, занимая себя этими приятными мыслями, он дождался прихода Наташи. Едва зайдя в отдел, та сразу бросилась к зеркалу — посмотреть, не потекла ли тушь с век из-за попавших на лицо капель дождя. Удостоверившись, что все в порядке, сняла куртку, на всякий случай заглянула в кабинет, удивившись — но не подав виду, — что Влад уже на месте, поздоровалась и спросила у него:

— Вам чаю или кофе?

— Ты знаешь, Наталья, кофе я не очень люблю, но чай уже пил, так что давай кофе.

Девушка согласно кивнула головой, взяла пластмассовую бутыль из-под минералки и пошла набирать в нее воду. Постепенно банк наполнялся шумом, топотом, голосами, звуками хлопающих дверей — прибывали сотрудники, начинался рабочий день. Не опоздал и Косовский. Зайдя, сразу с деловым видом начал раскладывать у себя на столе какие-то документы, куда-то звонить, и у Влада где-то глубоко-глубоко зашевелилось, зацарапалось, просясь наружу, желание вдруг сказаться больным и отправиться домой, там же поудобней устроиться в постели, подложив под себя мягкие подушки, и, лежа в обнимку с Жанной, смотреть какой-нибудь новый интересный фильм, иногда отпивая глоточек коньяку из стоящей рядом на столике рюмки.

Он мотнул головой, гоня прочь грешные мысли, пошел к себе в кабинет, тоже достал какую-то документацию и от нечего делать погрузился в ее изучение. Спустя минут десять появилась Наталья с кофе, поставила чашку с блюдцем на стол и, услышав слова благодарности и улыбнувшись в ответ, удалилась. «Чуть реверанс не сделала», — подумал Влад и решил, что ей вполне подошла бы роль горничной в каком-нибудь богатом доме. Там она, смазливая и стройненькая, являлась бы объектом пристального внимания всей мужской части семейства и приходящих гостей, кокетничала с ними, а сама бы спала с поваром или с садовником.

Допив кофе, он вышел из кабинета, держа в руках чашку с блюдцем — дабы поставить их в шкаф, куда они обычно складывали грязную посуду, — и увидел, что Косовский что-то шепчет Наташе на ухо, а та, зажимая рот ладошкой, хихикает. Заметив Влада, Косовский выпрямился и спросил:

— Владислав Дмитриевич, как вы считаете, работая у нас в банке на моей должности можно иметь дом в Монте-Карло?

— Нельзя, если только он тебе по наследству не достался.

— Вот и я ей говорю: ну нет у меня дома в Монте-Карло! Поэтому могу только пригласить в свою квартиру в Полюстрово. А это ее смущает!

Наталья опять захихикала. Влад махнул на них рукой, развернулся и пошел к себе. Через некоторое время зазвонил телефон, это была Наташа:

— Владислав Дмитриевич, там к вам посетитель, а на утро никому не назначено. Говорит, что по рекомендации к господину Ильину, но раз его нет, хочет поговорить с вами.

Влад почесал затылок и спросил:

— Клиент нашего банка?

— Ой, да я и не спросила. Так впускать его или нет, и что сказать?

— Да пусть заходит, не съест. — И он, положив трубку, уже про себя подумал: «Вероятно, проситель. Кто дает, тот звонит обычно, а кому, наоборот, взять нужно, те сами приходят. Но посмотрим, что за фрукт и что взамен предложит».

Раздался стук в дверь, и он крикнул:

— Войдите!

В кабинет вошел мужчина лет сорока, сразу протянул руку Владу для пожатия, представился:

— Бойков Петр Павлович, АО «Ленэнерготеплострой» — вот моя визитка.

— Друбский Владислав Дмитриевич, — в ответ сказал хозяин кабинета, взял визитку, мельком взглянул на нее: на сером фоне золотым тиснением наименование организации, фирменный знак, имя-фамилия-отчество — генеральный директор, ниже — адрес и штук пять телефонов-факсов. «Круто», — подумал про себя. — Присаживайтесь, — сказал вслух и жестом указал на кресло.

— Спасибо, — ответил гость и поудобней устроился, на колени положив «дипломат».

Влад внимательно его рассмотрел. Все в этом Петре Павловиче было правильно, даже безукоризненно, и будто служило тому, чтобы вызывать симпатию, — внешность, глаза, одежда. Все в тон, все друг к другу подобрано, пригнано, ничего лишнего, но всего хватает. «Наверное, так должен выглядеть мужчина-ловелас, охотник за богатенькими дамочками где-нибудь на Лазурном берегу в разгар сезона», — подумал Влад и сам усмехнулся своей мысли.

— Я сразу к делу, — произнес посетитель. — Наши подрядчики, фирма «Котломашсервис» — мы с ними часто сотрудничаем, — обслуживаются у вас в банке, причем, насколько мне известно, достаточно давно.

«Есть такая, довольно крупная, — сразу вспомнил Влад знакомое наименование, — и что с того?»

— …и когда у нас возник один вопрос, они посоветовали обратиться к вам, сказав, что пользовались вашими услугами и были весьма довольны.

— Что за вопрос и что за услуги, позвольте полюбопытствовать?

— Вполне привычный: кредит.

— Ага, понятно.

— Так вот, организация мы не бедная, но, сами понимаете, деньги всегда в движении, в работе, и ближайший срок, когда свободные средства, нам необходимые, появятся, наступит через десять-двенадцать дней. У нас же сейчас просто торит чрезвычайно выгодная сделка, жаль было бы ее упустить, посему мы хотели попросить дать нам кредит на указанный срок.

— Понятно, — сказал Влад. — И о какой сумме идет речь?

— О сумме в рублях, эквивалентной тремстам тысячам долларов США.

Хозяин кабинета даже присвистнул:

— Прилично. Ну а почему именно к нам? Если вы крупная организация, с большим постоянным оборотом, то банк, в котором вы обслуживаетесь, с удовольствием вас кредитует — тут, я думаю, не может быть проблем.

— Я с вами совершенно согласен, — кивнул головой гость, — и мы в случаях подобной необходимости так и поступали. Но после известного межбанковского кризиса банк наш начало лихорадить — там, задержки платежей, прочее, — так что ныне не то что кредиты он не дает, но и собственные деньги клиентов им вернуть не может. Мы все операции по нашему счету сразу прекратили и работаем теперь через дочерние организации — у нас их несколько.

— Что за банк, простите?

— «Автоваз».

— A-а, понятно. А как партнеры. Если у вас дружеские отношения, что мешает перехватить у них? Безналом со счета на счет туда-сюда перекинули, проценты наликом себе в карман — кто ж откажется? Если доверяет.

— Ну, во-первых, — краешки губ у посетителя поползли вверх, он откинулся на спинку кресла, — обычно деньги всегда у всех в работе, и, как правило, рентабельность проводимых операций в нашей области — строительстве и купле-продаже стройматериалов, если, конечно, проводить их правильно, с умом, — выше, чем возможные проценты по кредиту, кстати, почему их, собственно, и берут — предполагаемый доход все равно больше, поэтому деньги всегда лучше пускать в дело, чем заниматься ростовщичеством. Во-вторых, все мы не первый день на свете живем, и мне понятно, к чему вы клоните, но мы же не просто просим денег — мы оставим вам залог. У нас есть облигации внутреннего валютного займа четвертого транша, почти на миллион, и если брать тридцать пять — тридцать семь процентов от номинала, то есть за сколько их сейчас реально можно продать, — как раз чуть больше трехсот тысяч выходит.

— Хорошо. Они у вас в бумажной или безбумажной форме?

— В бумажной, то есть и руками можно пощупать, и на свет разглядеть.

— Ну, это уже лучше. Но, простите, вы же понимаете, что мы ни мешок наличных вам не сможем дать, ни просто куда-то такую сумму по каким-то реквизитам отправить. Вам неплохо было бы открыть у нас счет, сначала — простой, затем — ссудный, мы бы заключили с вами кредитный договор, все чин по чину…

Посетитель улыбнулся уже шире:

— Ну а в чем проблема? Счет головной организации мгновенно к вам перевести, конечно, мы не сможем, — мы бы давно уже с «Автовазбанком» распрощались, но все никак необходимые документы для ГНИ не соберем, и они нам справку на перевод не дают, — кстати, наш знакомый из «Котломашсервиса» так ваш банк расхваливал, что мы, наверное, к вам перейдем. А пока можем просто открыть счет какой-либо своей дочерней организации, оформить все необходимые документы — много на это времени не требуется, — так что кредитный договор мы заключим вполне официально, как полагается. Помимо же ОВВЗ, мы предоставим нотариально заверенные копии и учредительного договора, и прочих документов основной фирмы, если вы потребуете, так что в этом проблем нет, важно принципиальное согласие, ибо, повторяюсь, время поджимает — жаль сделку упускать. Ваша процентная ставка мне известна.

— Все ясно, — сказал Влад. — Думаю, вопрос мы решим, но сейчас я вам вряд ли смогу сказать что-либо определенное — нужно подождать до завтра.

— Понятно, понятно. — И посетитель вскочил со своего места. Встал и Влад. — В котором часу мне звонить?

— Звоните прямо в десять — чтобы мы сразу начали готовить документы, если, конечно, все решится положительно.

— Хорошо, до свидания.

— До свидания.

Гость развернулся, вышел, захлопнул за собой дверь. Влад плюхнулся обратно в кресло, задумался. Вполне стандартная ситуация и вполне обычный разговор, с той лишь разницей, что чаще просят просто так, но в основном клиенты банка, этот же дает залог, но неизвестно, откуда взялся. Вопрос вполне прост — принял облигации, отнес их в отдел ценных бумаг, там на них посмотрели, дали добро, кинули в сейф, перебросили на ссудный счет требуемую сумму — все. В срок не вернули — забрал ОВВЗ, толкнул — еще на этом и нажился. Да, вроде бы все просто, но принимать подобные решения единолично ему еще не приходилось. Решил все-таки посоветоваться с управляющим. Связался по внутренней связи — тот был на месте.

— Юрий Анатольевич, добрый день! Это Друбский.

— Ну, еще, предположим, и утро, а если день — так только рабочий. Здравствуйте, Владислав Дмитриевич!

— Я заскочу к вам минут на пять — десять — вопрос есть.

— Пожалуйста, всегда к вашим услугам.

Влад положил трубку, поднялся, отправился к Анатольевичу. Проходя мимо Наташи, бросил:

— Меня десять минут нет.

— Хорошо, я поняла, — ответила она.

Кабинет управляющего находился в самом конце коридора — чтобы снующие туда-сюда клиенты не докучали шумом и разговорами.

Влад постучался, вошел. Управляющий просматривал свежий «Коммерсант-Дейли».

— Присаживайтесь, — указал он перед собой. Влад опустился в кресло.

— Вопрос такой: пришел некий господин, попросил кредит, в залог предложил ОВВЗ.

— Это не вопрос, — сказал Юрий Анатольевич, откладывая в сторону газету. — Я вообще не вижу здесь вопроса. Вас что-то смутило в этом предложении?

— Да нет… Но понимаете, он не клиент банка, лично я его в первый раз вижу, и просит сразу полтора миллиарда.

— Владислав Дмитриевич! У нас одних пунктов обмена валют только по Петербургу столько, что я даже затрудняюсь назвать их точное количество, — и у многих из них оборот в день побольше миллиона долларов будет — и что же, думаете, каждого приходящего знают в лицо? Принес баксы, посмотрели — не фальшивые, пересчитали, дали рубли — до свидания! Клиент, не клиент, главное, чтобы облигации оставил и чтобы в любом исходе ситуации нам операция была выгодна. Цель банка — зарабатывать деньги, и как можно больше, а с чьей это помощью делается — непосредственных клиентов, или на межбанковском уровне, или дяди со стороны, — уже неважно. Конечно, разбрасываться средствами куда попало, без оглядки, не следует, но, работая по принципу «никому не дам — вдруг обманут», никогда ничего не заработаешь. А в статье прибыли банка доходы от полученных процентов за предоставляемые кредиты на каком месте находятся?

— На втором, после доходов от операций с ценными бумагами.

— Вот! Я понимаю, проще, конечно, распоряжаться деньгами, когда к тебе приходит наш клиент с ежедневным оборотом в сто миллионов и просит пятьдесят на неделю, но для того вы и занимаете сию должность, чтобы принимать по подобным поводам решения, и — заметьте — правильные решения! Я понимаю, почему вы пришли, — за советом. Но, Владислав Дмитриевич, времена, когда такие проблемы разбирались на самом верху, прошли года три назад, если не раньше. Теперь это вполне в компетенции того сотрудника, который именно этим и занимается, то есть в данный момент — в вашей. И ни в чьей другой, в том числе и моей. Я вам могу сказать: «разрешаю» или «я против» только по вопросам, касающимся организации работы в целом, за каждого в отдельности я выполнять его обязанности не буду. В принципе, то, что вы пришли, — правильно, первый самостоятельный кредитный договор на крупную сумму и все такое, но в любом случае последнее слово за вами, я же никакой ответственности за это нести не буду. Представляете, если сейчас явится операционистка с вопросом, отправлять — не отправлять клиенту деньги по платежке, если на ней подпись главбуха неразборчива, а из валютного отдела обратятся с вопросом, оформлять ли им паспорт сделки с человеком, с которым они раньше никогда не работали? Бардак! Так что я вам не говорю ни «да», ни «нет», в качестве же личного совета, чисто дружеского, могу просто напомнить, что если проситель вызывает какие-то сомнения или вам что-то там интуиция — да, да, это тоже важно! — подсказывает, то у нас есть своя служба безопасности, у нее — начальник, небезызвестный вам Иван Борисович, попросите — он вам за три часа все данные о предполагаемом клиенте выложит, да и не только о нем.

К концу разговора, если так можно назвать монолог управляющего, Влад уже сидел опустив глаза в пол. Когда Юрий Анатольевич закончил, он поднялся и сказал:

— Спасибо, мне все понятно. Я пошел.

— Хорошо. Но все-таки, если вопросы возникнут, не стесняйтесь, спрашивайте.

Влад кивнул головой в знак согласия, вышел.

«Не стесняйтесь! А сам отчитал, как мальчишку. Здорово во всем быть правым и ни за что не отвечать», — думал он.

Зайдя к себе, посидел с минуту, мрачно насупившись, потом снял трубку, связался с постом охраны, узнал номер мобильного телефона начальника службы безопасности, набрал его.

— Але! — послышался в трубке громкий голос.

— Иван Борисович?

— Да!

— Вас Друбский беспокоит, из кредитного отдела Калининского филиала. Помните меня?

— A-а, как же, как же, здравствуй. Что стряслось?

— Ничего страшного. Просто нужно узнать об одной конторе, если она на самом деле существует, солидная ли это организация или так себе, есть ли у них оборот какой или нуль голый, у них серьезный офис или сидят два клерка за обшарпанным столом в тесной комнатенке, — короче, без особенных подробностей, просто общая информация.

— Хорошо. Когда тебе нужно?

— Завтра к утру.

— Да я уже к концу дня могу позвонить, давай данные.

Влад взял визитку, зачитал все, что на ней было. Борисыч удовлетворенно хмыкнул и ушел со связи. У начальника службы безопасности такие вопросы удивления не вызывали, и ответы на них находил быстро. Ближе к семнадцати ноль-ноль, когда Влада уже занимали иные заботы и он успел о своей просьбе забыть, раздался звонок Ивана Борисыча.

— Ну что, записывай, или запоминай, или просто слушай. Фирма такая есть, сфера деятельности — строительство и стройматериалы, но занимаются всем подряд — от металла, леса и цемента до детских игрушек и китайского трикотажа. Счет в «Автовазбанке», остаток — ноль. Но она является учредителем кучи всяких других организаций, а у тех счета в целом ряде банков. Оборот у них средний, но стабильный. Офис располагается по указанному адресу, восемь комнат, человек двадцать сотрудников, обстановка — мебель, оргтехника — соответствующая, все на уровне. Мужик с такой фамилией у них действительно генеральный директор. Все. Если чего нужно подробнее, говори.

— Нет, спасибо, Иван Борисович, достаточно.

— Ну, пока.

— До свидания.

Начальник службы безопасности был «из бывших», долгое время находился на оперативной службе в милиции и посему обладал всеми необходимыми профессиональными навыками — например, Влада он видел всего один раз — на общем праздновании пятилетия существования банка, знакомил их Юрий Анатольевич, — а все ж запомнил. Человек он был жесткий, в разговоре — груб, резок, и полностью соответствовал своей должности. Его приход на нее ознаменовался отказом от услуг охранного бюро и созданием собственной службы, что позволило, во-первых, существенно сократить расходы на безопасность, во-вторых, вселило лишнюю уверенность, что не случатся неприятные эксцессы: свой — он и есть свой, не наемный, доверия больше. Борисыч, казалось, имел связи везде — и в МВД, и в ФСБ, и среди уголовных авторитетов, что существенно добавляло к уже имеющимся, надо заметить, весьма обширным, знакомствам Хозяина и его ближайших помощников.

Информация, добытая Борисычем, Влада вполне удовлетворила. В сумме с тезисами, изложенными в прочитанной им управляющим лекции, получалось вполне весомая аргументация в пользу предоставления необходимого кредита организации просителю, посему, когда на следующий день в две минуты одиннадцатого раздался звонок от господина Бойкова, Влад смело его обрадовал. Спустя два часа тот появился со всеми необходимыми документами, даже справкой из налоговой на открытие счета в банке, печатью и двумя совершенно идентичными ему по внешнему виду личностями — генеральным директором и главным бухгалтером очередной дочерней фирмы с бестолковым названием «Айс М», — организации юридические лица за неимением времени для походов по различным инстанциям — налоговым инспекциям, пенсионным фондам, медстрахам — обычно просто приобретались готовыми, с печатью и полным пакетом документов, за триста пятьдесят — четыреста долларов, в основном у различных аудиторских фирм, представители которых для каждой следующей должны были придумывать новое название, и чем дольше длилась такая работа, тем сильнее истощалась их фантазия. Так, «Строймашкомплект» становился «Машкомплектстроем», затем «Комплектстроймашем», потом, соответственно, «Машстройкомплектом», в конце концов же оказывался «Строймашкомплектом +» или «Строймашкомплектом М», также были популярны буквы «А» и «В» — остальной алфавит почему-то не использовался. Было проще тем, у кого сотрудники были знакомы с римской историей или греческой мифологией — оттуда можно было черпать множество имен. Иногда же было вполне достаточно знания английского языка: торгуешь, например, медикаментами — вот ты уже «Бэст мэдисин трейд Компани», — и звучит для партнеров солидно, и самому приятно, что ты не какой-то там эдакий, а именно «Бэст» и «Компани», одна беда — в платежках тяжело название умещать, но здесь можно использовать аббревиатуру.

Коллеги Петра Павловича быстро заполнили заявление на открытие рублевого и ссудного счетов, кредитный договор, нашлепали на всех местах свою печать, поставили подписи. Сам он отнес в отдел ценных бумаг плотный пакет своих облигаций, в таком специальном полиэтиленовом синем мешочке, их там проверили на подлинность, и, когда Влад с генеральным директором подсчитывали общую сумму, в кабинет вошел сотрудник этого отдела Дима — высокий худощавый парень в очках, и, положив ОВВЗ на стол, сказал, что они нормальные, повернулся и удалился. Стоимость облигаций считали по минимуму — по тридцать пять процентов, получалось, таким образом, всего на триста двадцать четыре тысячи четыреста восемьдесят долларов, что по исходному курсу четыре тысячи восемьсот двадцать рублей за доллар составляло один миллиард пятьсот шестьдесят три миллиона девятьсот девяносто три тысячи рублей, кредит «Айс М» получал в размере полутора миллиардов. Прибыль же от процентов за две недели должна была составить примерно шестьдесят четыре миллиона, так что даже в случае невозврата банк ничего не терял — плюс рост курса доллара и стоимость самих облигаций. В общем, сделка получилась вполне нормальной, Наташа отнесла договор к Юрию Анатольевичу, оставившему на ней свою подпись, потом сходила к секретарю, поставила печать филиала, Влад спрятал пакет с ОВВЗ в сейф, обменялся рукопожатием с Бойковым — выражение лица того не оставляло сомнений в том, что он доволен чрезвычайно. Еще до обеда Петр Павлович появился с доверенностью и платежкой на всю сумму, в тот же день деньги по указанным реквизитам списали. Ближе к вечеру Влад вынул пакет с облигациями и отнес его в кассу, где он был помещен уже в сейф специальный. Ровно через четырнадцать дней господин Бойков должен был появиться с документом, подтверждающим перевод средств на счет банка, в противном же случае, в соответствии с договором, ОВВЗ становились собственностью последнего.

В течение дня были и другие дела, но постепенно он подошел к концу, и Влад признался сам себе, что он весьма рад этому — ведь вечер ему предстояло провести в компании будущего тестя и Константина Сергеевича с кружкой прекрасного ячменного хмельного напитка. Как только пробило восемнадцать ноль-ноль, он быстро оделся, попрощался с Косовским и Натальей, добивающих на компьютере в «Дум» очередную партию всякой нечисти, и вышел на улицу.

Над вопросом, какое именно пиво покупать и где его брать, Влад особенно долго не размышлял — конечно, в «Харлее», а чтобы не мучиться с бутылками из-под минеральной воды, зашел в имеющийся неподалеку от места работы хозяйственный магазин и приобрел десятилитровую пластмассовую канистру. Путь до заведения преодолели быстро. Пока емкость наполнялась, успел, прямо там, в баре, пропустить пару кружечек, поэтому к Константину Сергеевичу он приехал уже не столь напряженным, каким часто бывал сразу после окончания рабочего дня. Каково же было его удивление, причем неприятное, когда он за столом помимо хозяина и будущего тестя застал того самого нечесанного соседа Василия, судя по красному довольному лицу которого можно было сделать неопровержимый вывод о том, что он зашел сюда опохмелиться (или догнаться) и цели своей достиг.

Влад поздоровался со всеми, Зинаида, его встретившая, отправилась на кухню, и тут — он даже не успел сесть за стол, сей молодой человек, ткнув пальцем в принесенную им канистру, развязно спросил:

— А это что такое?

— Пиво, — обалдев от такой наглости с его стороны, ответил Влад.

— О-о, — протянул тот, — пиво я обожаю!

— Василий! — пытался одернуть его Константин Сергеевич, — веди себя прилично!

Влад взглянул на Игоря Николаевича — тот только улыбался. Видно, Василий был здесь кем-то вроде шута или паяца, поэтому, во-первых, он всех забавлял, почему, наверное, Жанна ласково и назвала его «Василек», а во-вторых, тем самым он добивался того, чтобы его поили, а «это дело», как сразу понял Влад, ему весьма нравилось.

— А что тут неприличного — спросить, что мы сейчас будем пить? — скорчил гримаску Василий.

Вместо ответа хозяин снова улыбнулся, отставной генерал — чуть сдержаннее. Влад еще раз внимательно рассмотрел первого гостя и заметил другую важную деталь — рваные носки.

— Влад! — обратился к нему Константин Сергеевич. — Вы не обращайте внимания на нашего соседа!

— Ну как же, — с раздражением сказал Влад, — на такую «звезду» — и не обращать внимания!

— Нет, вы подождите, — продолжил хозяин. — Хотите послушать стихи, какие нам нынче Василек принес?

— Вы поэт? — спросил у него Влад.

— Я творческая личность! — ответил тот.

— Ага, понятно, — кивнул Влад.

— Владислав! — Константин Сергеевич достал какие-то полумятые листки. — Помните лермонтовские:

Я рожден с душою пылкой,

Я люблю с друзьями быть,

А подчас и за бутылкой

Быстро время проводить?

— Помню отлично.

— А теперь послушайте, что наш уважаемый соседушка написал:

Я рожден, кажись, с бутылкой,

Так что с нею мне и жить,

Хоть своей душою пылкой

Понимаю: плохо пить!

— А вам, — обратился к Василию Влад, — не приходило в голову «Евгения Онегина» переделать?

— Я вам что, — ответил тот, — неприятен? Что это вы все время пытаетесь меня подколоть?

Влад смутился от прямого вопроса. В этот момент зашла Зинаида, расставила кружки, закуски и опять удалилась. Воспользовавшись моментом, он вместо того, чтобы ответить Василию, начал разливать пиво, заодно рассказывая, где его приобрел, а внутри себя досадуя на то, что сей неприятный «субъект», как он прозвал Василия, сидит с ним рядом за столом, пьет его пиво, а Константин Сергеевич мало того, что не пытается его прогнать, но, видимо, даже находит какое-то удовольствие от общения с ним.

Не услышав ответа Влада, Василий опять скорчил рожицу и принялся, очевидно, цитировать:

— «Ты только изреки: обманул я, уязвил, налгал, наклеветал, насплетничал на ближнего? Изрыгал хулу? Злобу? Николи! Нарушил ли присягу в верности царю и отечеству? Производил поборы, извращал смысл закона, посягал на интерес казны? Николи! Мухи не обидел: безвреден, яко червь пресмыкающийся…»

Константин Сергеевич и Игорь Николаевич, видимо, уже привычно засмеялись.

— Откуда это? — спросил Влад.

— Гончаров, «Обрыв», — ответил ему Василий. — Читывали?

— Читал. Была у меня какая-то командировка в Новосибирск, на неделю, город — прескучный, дел было мало, а для какой-то цели, мне неведомой, захватил я с собой именно эту книгу. Там-то, от безделья, ее и прочитал.

— Ну и как?

— А вам-то что? — бросив на него взгляд исподлобья, спросил Влад.

— Мне — ничего. Просто интересно. Я, видите ли, в свое время пытался стать специалистом по русской словесности, но — не вышло. А интерес остался.

— А что ж так, «не вышло»?

Василий сложил вместе ладони рук, поднял глаза кверху и произнес:

— Не вышло, батенька, не вышло.

— То есть вы собирались, я так понял, стать филологом, да передумали?

— Ой, не передумывал я! Обстоятельства, обстоятельства — а они, как известно, выше нас.

— И в чем же заключались?

— Как это в чем? Известно — в алкоголизме. Поначалу, там, на лекциях просиживал, семинары посещал, пятерочки получал, был способным студентом, а после вдруг так пофигу все стало, на экзамен мог прийти мало того что с похмелья, так еще бутылочки три с утра пивка уже употребив, — маялись, маялись со мной, да распрощались.

«И поделом», — подумал Влад.

— Так что там Гончаров? — повторил свой вопрос Василий.

— А?

— Ну, «Обрыв».

— «Обрыв»? Хорошо, расскажу. Все свободное время я посвящал чтению, и мало-помалу где-то к четыреста пятидесятой странице книга стала меня занимать.

Константин Сергеевич издал смешок, Игорь Николаевич заулыбался. Влад продолжал:

— Но к шестьсот пятидесятой я уже плакал, ронял слезы на листы, к семисотой рыдал, а к семьсот шестьдесят девятой, когда роман наконец закончился, я опять был спокоен. Сначала было я подивился умению человека писать так много и долго, потом в послесловии прочел, что господин Гончаров работал над ним восемь лет, подумал, что за такой срок можно написать при желании в два раза больше, и не стал корить автора за то, что он мучил читателя.

— Ха! — Василий почесал затылок. — Это же — классик! А вы его…

— А вы его? — переспросил Влад и, заметив, что пиво в кружках у всех заметно поубавилось, принялся подливать.

— И я — его, — засмеялся Василий. — Раньше-то я, может, чуть и почитывал, сейчас не до того.

— Чем же вы таким важным, позвольте полюбопытствовать, занимаетесь?

— Как это чем? — В голосе Василия сквозило явное удивление. — Пью!

— Здорово, — произнес Влад, — а живете, простите, на что?

— Он у нас великий художник, — вступил в разговор Константин Сергеевич, — нарисует очередное гениальное полотно, на «Конюшню» его отнесет, продаст — и опять пьет неделю.

— Не нарисует, а напишет! — чуть ли не обиженно поправил его Василий.

— Да, напишет, — сказал Игорь Николаевич. — Я, Влад, как-то зашел к нему — уж больно настойчиво звал — и посмотрел его «мастерскую». Если бы каждую «картину» не разъяснял, так бы я ничего и не понял. Наляпано красками, намалевано… «Что это?» — спрашиваю. «Крик души», — отвечает.

— Это я для себя пишу, — прокомментировал сосед. — А для продажи хорошо идут черно-белые пейзажи питерских двориков. Тушью — раз-раз-раз! — полчаса, и все готово. За сорок долларов спокойно уходят!

— Полчаса — сорок, час — восемьдесят, — быстро вслух прикидывал Влад, — восьмичасовой рабочий день — шестьсот сорок. Вычитаем выходные — двадцать дней в месяц — двенадцать тысяч восемьсот! Хочу быть художником!

— Ха-ха-ха! — засмеялся Василий, — Писать-то — да, можно в полчаса один пейзажик. Только в неделю у тебя покупают максимум два. А хотите, я вам свою картину подарю?

— Спасибо, я очень тронут, но, видите ли, у меня уже есть одна.

— Это как в анекдоте о прапорщиках: «давай ему книгу подарим». — «Зачем? — у него уже одна есть»?

— Нет. Вы меня не поняли. Квартира у меня маленькая, однокомнатная, подъезд крайний, посему две стены занимают окна, третью — стенка, а на последней, вы извините, уже какая-то репродукция висит. Впрочем, можно пристроить вашу картину на дверь в туалете — гвоздиками тук-тук! — и прибить. Место незавидное, зато я каждый день буду ею любоваться.

— Константин Сергеевич! — чуть не захныкал Василий. — Скажите вы ему!

— Я ему, Вася, — ответил хозяин, — лучше твои последние стихи прочту. Послушайте, пожалуйста, Владислав, только внимательно:

Есть такой мужик на свете —

Его имя Колотун.

Он приходит на рассвете,

Будоражит тело, ум.

Заставляет мои ручки

Да и ноженьки плясать.

Доведет меня до ручки —

С ним никак не совладать.

Есть, однако, хитрый способ,

Как противника унять,

Чтоб сей бес, враг, нечисть, особь

Все ж не смог тебя достать.

Надо просто рьяно, пылко

Холодильник приоткрыть,

В руки водки взять бутылку

«Русской» крепкой — да вонзить

Ее горло себе в горло,

Жадно, насыщаясь, пить,

А когда: ура, поперло! —

Помидором закусить.

Жизнь становится прекрасна!

До свиданья, Колотун!

Неужель тебе не ясно —

Я сильнее? Где твой ум?

Не люблю твою мобильность —

Не тряси моей руки!

Будешь соблюдать стабильность —

Не подохнем от тоски!

Будем водку пить и пиво,

Нажираться до свиньи.

Жаль, что жизнь проходит мимо…

Но так выбор: «non» иль «oui».

Влад покачал головой и произнес:

— Все в рифму, да еще и с использованием французских слов. И как, простите, называется это ваше, Так сказать, «произведение»?

Лицо Василия приняло серьезное, сосредоточенное, если не сказать хмурое, выражение. Уже без всякого кривлянья он спокойно ответил:

— «Песнь алкоголика».

Владу вспомнились слова Жанны, сказанные ему в день их знакомства: «Апофеоз пьянству».

— Ага, — скорее по инерции продолжил он, — это фантазия или личные переживания автора?

— Всякое литературное произведение, — сказал Василий, — есть прежде всего личные переживания человека, его создающего, а потом уже все остальное. В конкретно цитируемом стихотворении от фантазии, как вы понимаете, очень мало. Все — мое, — и он провел ладонью по волосам, будто это могло привести их в порядок.

— Что ж вы так? — уже более примирительным тоном произнес Влад. — Все вроде бы пьют-выпивают, но до «Колотуна»…

— Ой ли? — возразил Василий. — В России люди всегда были настроены максималистски: воевать — так до победы, любить — так до страсти, пить — так пока не упадешь. Из того же «Обрыва»: «…хотя люди и успели напиться, но не до потери смысла, и по этой причине признали свадьбу невеселою». Вы посмотрите, особенно утром, сколько толпится у ларьков и вино-водочных магазинов алкашей! Синие носы, красные лица, несчастные люди, сломанные судьбы, и никому до них никакого дела. Пьешь — сам виноват. А почему так получилось, что человек вдруг запил, — неинтересно. Другие же, скажем так, «выпивают» — то есть пьют, но не до пьянства. Я же между ними занимаю почетное промежуточное место, я — некоторая арифметическая единица, получающаяся в результате сложения алкогольных качеств всех пьющих и последующего деления на их количество. Золотая середина, так сказать. А еще, если хотите, человек, который все мог, но у которого ничего не получилось. Делать могу что угодно, талантами кое-какими наделен, но ничего — серьезно, ничего — до конца. Таких, как я, — масса!

— Что ж так грустно? — начал было спрашивать Влад, но заметил, что Игорь Николаевич приложил палец к губам, и замолчал.

— Василий! — сказал хозяин. — А давай-ка я еще твое прочту, вот это, самое последнее стихотворение?

— Читайте, — махнул рукой сосед.

Константин Сергеевич поправил очки, которые сползли с переносицы на кончик носа, и начал декламировать:

— Экстатичность — не статичность,

Обещанья — не любовь.

Секс за деньги — неприличность.

Злая желчь — не красна кровь.

Не добро — обман и подлость.

Не обман — печаль и страсть.

Не найдешь в темнице вольность.

Честность, долг — уже не власть.

Не отыщешь свет в пещере.

Не найдешь в пустыне хлеб.

Понимаешь в полной мере,

Что не лучше мы амеб.

Немощь, слабость, боль и старость.

Холод, ветер, снег и лед.

Жизнь любить — всего лишь малость.

Шаг назад — уж не вперед.

Торопят людей событья,

Наше время — тот же век,

Так же среди них соитья,

Так же мерзок человек.

Дни бегут. Есть приключенья.

Скоро Апокалипсис.

Держат глупые сомненья, —

Жизнь, ау! Хотя б приснись…

Все немного помолчали. Влад удивленно спросил у Василия:

— Это — ваше?

— Ну а чье же еще? — ответил тот вопросом на вопрос.

— Уж больно пессимистично.

— А вы знаете, чему радоваться? — Сосед в улыбке обнажил кривые желтые зубы.

— Знаю, — ответил Влад.

— И чему же это, простите?

— Всему, всей жизни, всему, что видишь, всему, чем живешь.

— Ха! — усмехнулся Василий. — Птичкам, рыбкам, зеленому лесу да голубому небу? Все это мы уже прошли. А вы знаете, что судьба иногда так бьет по затылку, что уже становится не до рыбок? Жизнь — сообщающиеся сосуды. Не может быть все время хорошо, равно как и плохо, — все постепенно, как вода в них, друг в друга переходит, перетекает, вот вроде все хорошо у тебя, замечательно, ты доволен, счастлив, и весь мир — твой, а потом вдруг — бах! — и ничего у тебя уже нет, ты нищ, бос — в любом смысле, — глубоко несчастен, и все то, что раньше тебя занимало, радовало, доставляло удовольствие, — тебе уже по фигу…

— Тьфу ты, черт, замолчи, — рассердился Игорь Николаевич, — еще накаркаешь!

Василий как-то сжался, опустив голову, потом поднял глаза на отца Жанны и сказал:

— Не накаркаю. Владислав! — произнес он и неожиданно спросил: — А вы в Бога веруете?

— Не знаю, — честно признался Влад. — Мне кажется, что да.

— «Кажется»? — удивился тот.

— Правильно, «кажется». Я и вырос-то некрещеным до взрослых лет, соответственно, в детстве любовь к Богу и интерес к религии мне никто не прививал, и крестился я сам, будучи сложившимся человеком с уже определенным мировоззрением. Посему путь к Богу для меня был сложен, не пришел я к нему до конца, наверное, и сейчас. Когда исповедуюсь, стесняюсь страшно, всех обрядов церковных не знаю — как там в какой момент вести себя, когда перекреститься, когда поклониться. Но и молиться пробовал ежедневно, и пост Филиппов почти до конца вытерпел — но поесть люблю, отсутствие скоромной пищи переносил тяжело, посему на Рождество еды всяческой наготовил массу — к праздничному столу, скажем так. Ну, в Николо-Богоявленском соборе постоял с друзьями часа два, получил отпущение грехов и, не дожидаясь конца службы, — домой, есть и пить. А потом, спустя некоторое время, читаю в Законе Божьем: «У нас, православных христиан, праздник начинается не с утра, а с вечера», и далее следует пояснение, что тот, кто вместо того, чтобы ночь и последующий день провести в церкви, сразу начинает пить и гулять, тяжело грешит. Так и оказалось, что пост мною соблюден не был. А как я старался!

Последнее замечание в рассказе Влада заставило всех улыбнуться. Константин Сергеевич и Игорь Николаевич, видя, что гости вступили в диалог, с самого начала не вмешивались, уделив все свое внимание пиву.

— Вы — не совсем пропащий человек, — заметил Василий. — И в церковь, поди, ходите не только по праздникам?

— Не очень часто, — признался Влад. — Хотелось бы, конечно, каждое воскресенье, но как-то… Зато, как куда в командировку еду, если в городе есть православный храм, обязательно зайду.

— Ну, — кивнул головой собеседник, — в наш век, полный духовной пустоты, это хоть что-то. Я же только в вере опору себе и нахожу и отдыхаю душой только в церкви. Хоть и пью почти ежедневно, а время для посещения ее есть не только в воскресенье. Ну и, после вашего первого опыта, как у вас пост?

— Да не очень, — сказал Влад. — И в среду, и в пятницу могу мясо или яйца съесть, а могу и не съесть — как получится.

— Ну а молиться-то получается?

Этот град вопросов несколько озадачил, тем более что хозяин с отставным генералом сидели за столом и внимательно их разговор слушали. Однако не отвечать казалось ему неприличным, ибо чересчур уж важна была тема.

— Когда как, — ответил он.

— Понятно. А есть любимая молитва? — спросил Василий.

— Есть.

— Можете прочитать?

— По памяти? Да вы что!

— То есть вы хотите сказать, что наизусть ее не знаете?

— Нет.

— А как же вы молитесь? — непритворно удивился Влад.

— По молитвеннику.

— А если едете куда?

— С собой беру.

— И в церковь берете?

— И в церковь.

— Да-а, — произнес сосед, — а какая же это молитва?

— На сон грядущий, о кресте.

Василий вдруг начал наизусть цитировать:

— «Да воскреснет Бог, и расточатся врази Его, и да бежат от лица Его ненавидящие Его. Яко исчезает дым, да исчезнут, яко тает воск от лица огня, тако да погибнут бесы от лица любящих Бога и знаменующихся крестным знамением и в веселии глаголющих: радуйся, пречестный и животворящий кресте Господень, прогоняяй бесы силою на тебе пропятаго Господа нашего Иисуса Христа, во ад сшедшаго и поправшаго силу диаволю и даровавшаго нам тебе, крест Свой честный, на прогнание всякого супостата. О, пречестный и животворящий кресте Господень! Помогай ми со Святою Госпожею Девою Богородицею и со всеми святыми во веки. Аминь».

Все это он произнес без малейшей запинки, что не могло не удивить всех присутствующих, особенно Игоря Николаевича.

— Василий, — обратился он к соседу, — ну ты читаешь прямо как поп! Шел бы ты в какую духовную семинарию, да не маялся.

— Я, наверное, так и сделаю, — серьезно сказал тот, — но несколько позже, а то я еще не все допил.

Сделал секундную паузу, после нее продолжил:

— Я вот по молодости лет думал — что это христианство так разделено, почему так много различных конфессий, почему они так нетерпимы друг к другу и почему наш народ именно православный, а никакой другой? А потом посмотрел по телевидению выступление американского пастора, как веселые негритянки, хлопая в ладоши и танцуя, что-то там жизнерадостно пели хором, — и подивился, как же можно смысл веры извратить. А все эти «отцы», проповедующие в концертных залах, песни во славу Господа, исполняемые в стиле «рок», — дескать, так можно молодежь к вере привлечь, — не говоря уже о всяких баптистах-евангелистах-адвентистах-свидетелях Иеговы, — это же просто ужас! У протестантов в их молитвенных домах — я в Таллине видел — на стенах объявления висят на цветной бумаге: «куплю-продам», католические костелы сейчас больше памятники архитектуры, чем церкви, — папа римский с большим удовольствием проповеди читает на стадионах и площадях. В юности, помнится, я даже с Чаадаевым был согласен — «да, если бы русские тоже были католиками, то были бы вместе с Западом и не отстали бы от него в развитии». А теперь понимаю — нет, Святая Православная Апостольская Соборная Церковь — и есть настоящее, все остальное — так, от лукавого.

— А как же тогда сочетается ваше пьянство с православной верой? — спросил его Влад. — Ведь пьянство — грех?

— Да, — ответил Василий, — и достаточно тяжелый. «Горе восстающим заутра и сикер гонящим, ждущим вечера: вино бо сожжется. С гусльми бо и певницами, и тимпаны, и свирельми вино пьют, на дела же Господня не взирают, и дел руку Его не помышляют». Пьянство — добровольно накликаемый бес, через сластолюбие вторгающийся в душу, пьянство — начало безбожия, матерь порока, противление добродетели. Святой апостол Павел упоминает о пьянице в одном ряду с блудником, лихоимцем, идолослужителем, досадителем, хищником и запрещает даже есть с ним вместе. Да и больше половины дней в году — постные, а во время четырех продолжительных постов пить можно только по субботам и воскресеньям, да и то не всем, да и то только сухое вино, да и то в умеренном количестве. Все это я понимаю. Но я ведь скоро перестану. Когда — не знаю, но чувствую, что скоро. Владислав! — вдруг неожиданно закрыл он тему, — я взаймы денег не беру, а мне нужны, так что купите у меня картину, а? Недорого, тысяч за сто!

— Вид питерского дворика? — спросил тот.

— Нет, я вам что-нибудь стоящее принесу. Ну как, договорились? Я знаю, у вас денег много, что вам сто штук, а мне нужно!

— Ну, — ответил Влад, — во-первых, денег много не бывает, во-вторых, у меня их не такое уж большое количество, как вы говорите, в-третьих, что это у вас за нужда такая?

— А у меня всегда одна и та же — выпить. Меня это ваше пиво, хоть и искреннее спасибо за него, не берет. Я же возьму бутылочку водочки, а лучше — сразу две, пойду к себе и там их употреблю — заодно что-нибудь, как уважаемый Игорь Николаевич выражается, «намалюю». Чувствую я, что засиделся, а у нас, как известно, незваный гость… — и он улыбнулся, — все-таки лучше татарина! А что касается денег, то поговорка о том, что их много не бывает, — пошлость, выдуманная доморощенными мещанскими философами. Зимой стоим на «Конюшне» с картинами, мерзнем, водочкой согреваемся, смотрю — в снегу кошелек лежит, кто-то выронил. Поднимаю, раскрываю — а там штуками тысяч пятьдесят и удостоверение личности. Ну, я по нему стал выкрикивать имя и фамилию, пока не подбежала испуганная тетя и не бросилась мне на шею со слезами благодарности. Ребята мне: «Дурак, мол, лучше б водки купили!» А «ценители искусства», которые там толпятся, но редко когда что покупают: «Какой хороший молодой человек!» Как будто если бы я нашел чемоданчик с миллионом долларов, я бы понес его в милицию!

— А куда б дел? — спросил Константин Сергеевич.

— Как куда? Пропил бы.

— Миллион? — выпучил на него глаза Игорь Николаевич. — Это ж сколько надо пить?!

— А не так долго, как вы думаете, — смотря, что пить, где, как и с кем. Можно быстро управиться. Так вот я к чему это рассказал, — продолжал Василий, — пятьдесят тысяч рублей — это деньги маленькие, а миллион долларов — большие, какие б там поговорки ни придумывали. Ну, я за картиной пошел?

— Хорошо, — согласился Влад, — идите.

После того как за соседом захлопнулась дверь, к гостю обратился Константин Сергеевич:

— Вы знаете, Владислав, не обижайтесь на нашего Василька, он, может, и попаясничать любит, и в суждениях резок, но душа у него светлая, добрая… Просто не повезло человеку, вот и все.

— В каком смысле не повезло?

— В жизни. Рос он на наших с Игорем Николаевичем глазах, был мальчик-одуванчик, пиликал на скрипочке, жил вдвоем с мамой, но она у него умерла от рака. Он к тому времени уж был взрослый, учился в университете, да и близкие помогли — с бедой справился. Учился отлично, мне все хвастался — то ему один профессор нечто приятное сказал, то другой похвалил… Потом женился, появился ребенок — эдакий розовый крепыш, мальчик. Казалось бы, живи и радуйся, но поехала как-то жена со своим братом, прихватив и сына, к маме в пригород и, — тут Константин Сергеевич развел в стороны руками, — автокатастрофа. Лоб в лоб. На скорости. Там — четверо, здесь — трое. Две машины — семь смертей. Да так в лепешку расшиблись, что тела из автомобилей достать не могли — автогеном металл резали. Мы все в шоке были, как узнали, и все вместе их хоронили. Что в таких случаях люди делают? Или вены себе вскрывают, или новых жен находят и новых детей рожают, или запивают. Ну, наш Василий выбрал третье. В университете-то все знали, старались ему помочь, как могли, но когда он уже во время экзамена стал из-под стола бутылку доставать и к ней прикладываться — тут уж, сами понимаете… Никогда из той, прошлой, жизни ничего не вспоминает, один раз, правда, мне обмолвился, что жалеет ужасно, что ребеночка не успел покрестить. Вот, — подытожил хозяин, — мы и позволяем ему делать все, что хочет, а хочет он немногого — то опохмелиться, то закурить.

Одна осталась надежда — что, если верить его теории сообщающихся сосудов, ему когда-нибудь еще повезет — может, женщину встретит, которую полюбит, а может, найдет свое прибежище в вере и сделается — вряд ли уж семинаристом — монахом, кто знает? А вы уж его не журите.

— Да я уж и не журю, — ответил Влад.

Раздался звонок в дверь, Зинаида открыла, и в квартиру ввалился Василий с картиной, поднял ее до уровня груди, демонстрируя Владу, и спросил у него:

— Нравится?

— Нравится! — стараясь сделать ему приятное, соврал тот. — Только что это такое?

— Как что? — удивился сосед. — Натюрморт! Вот, — и он указал на большое коричневое пятно посередине полотна, — глиняная ваза, а это, — обвел Василий рукою пятна поменьше, — цветы. Ладно, — и он положил картину на диван, — давайте деньги!

Влад достал бумажник, открыл, вынул стотысячную купюру и протянул художнику. Тот спокойно сложил ее вдвое и сунул в карман штанов, тех самых, с отвисшими коленками.

— А вы не против, уважаемые хозяин и гости, если я с вами еще кружечку пивка выпью — на посошок?

Никто не был против, Василий сел за стол и обратился к Владу:

— Вот вы в моей картине ничего не видите. Она вам кажется просто прямоугольником, на котором в беспорядке выдавлены краски, и характеризуется она в вашей голове отсутствием всякой гармонии, красоты, смысла. Но ведь люди искусство по-разному воспринимают, на различные вещи, соответственно, каждый свой, иногда отличный от всех других, взгляд имеет. Как-то мне однокурсник сказал, что не может поверить в то, что на свете существуют люди, которые ни разу не слушали «Девятую симфонию» Бетховена и «Реквием» Моцарта. Вот вы слушали? — обратился он к присутствующим.

— Конечно! — произнес Константин Сергеевич.

— Конечно, нет! — сказал Игорь Николаевич.

Влад молча кивнул головой.

— Ну и какие чувства, — спросил у него Василий, — вызвали у вас данные произведения?

— Ну, — Влад замялся, — не знаю, всего по чуть-чуть, а вместе — сильнейшее эмоциональное воздействие, а словами выразить нельзя.

— Словами все можно выразить, — возразил Василий. — Какие это были чувства: печаль, страдание, сострадание, боль, страх, удивление, духовный экстаз?

— Я же сказал: всего по чуть-чуть.

— А я, — Василий как-то уж слишком быстро прикончил кружку, — как данные слова услышал от коллеги, так задался целью эту музыку прослушать — я-то в детстве пытался музицировать, но вот до эпохальных произведений известных мне авторов не дошел. Так вот, после «Девятой симфонии» я с друзьями пошел в чебуречную, набрал там всяких, соответственно, чебуреков, у стоящих рядом с закусочной старушек мы накупили водки, поехали в общагу и до утра ее там жрали. То есть ничего — не то что духовного экстаза, но даже ни малейшего раздражения — а у меня, между прочим, музыкальное образование, так что в консерваторию отправился не дилетант! И тем не менее — ничего! Вот, а на исполнении «Реквиема» Моцарта мне вдруг страшно захотелось пить, в горле так пересохло, как будто я десять дней путешествовал по Сахаре. О, как я тогда завидовал американцам, которые сидят себе в кино, положив ноги на спинку впереди стоящего кресла, и пьют «кока-колу» да жуют поп-корн! А ведь встать, выйти — не принято, некрасиво, нехорошо! Так с одним только желанием — попить — я и просидел до конца концерта. Зато сколько я затем выпил пива! То есть, резюмирую, никакого семени они мне в душу не уронили: да, красиво, может быть, гениально, я понимаю — но ничего там больше я не заметил. И это совсем не страшно! Художник ведь прежде всего творит для себя. Как писал Пастернак, «цель творчества — самоотдача». Что скажет публика — уже дело десятое.

— Зачем же тогда выносить свое детище на ее суд? — спросил Влад. — Самоотдавайся себе в одиночестве на здоровье. Если написал книгу — сиди за столом, перечитывай и радуйся своему таланту, картину — повесь на стену у себя дома и ходи около нее, любуйся, создал музыкальное произведение — пиликай самому себе на скрипке…

— Вы утрируете, — парировал Василий. — Если художник думает прежде всего о публике, то он уже не творец, он ремесленник. Главным для него становится не акт созидания, а желание продать вышедшее из-под рук его как можно дороже. Вкус толпы, как известно, далек от изысканности, и Моцарт, вдруг пожелавший бы ей угодить, был бы не лучше Наташи Королевой. Обратитесь к современности: посмотрите фильмы, установившие рекорды кассовых сборов, прочтите книги, изданные самыми большими тиражами, посетите выставки наиболее известных художников, послушайте песни наиболее популярных музыкантов, и все вам станет ясно.

— Согласен вполне, — кивнул Влад, — но как тогда объяснить, что вплоть до «Born in the USA» Брюса Спрингстина «The Wall» «Пинк Флойда» была рекордсменом по количеству недель, проведенных на верхней строчке хит-парада в Америке?

— В вашем вопросе содержится и ответ. Сравните «Стену» с «Рожденным в США» — все становится ясно. Это то же самое, что несколько лет ходить обедать в «Метрополь», а потом вдруг решить питаться в армейской столовой. Да и попробуйте меня убедить, что «Good bye a blue sky» Уотерс написал, чтобы порадовать своих слушателей, а не потому, что ему хотелось создать такую песню. Широкая популярность достойных произведений — загадка, но это явление гораздо более редкое, чем общее поклонение пошлости, грязи и примитивности. То, что художник выносит все-таки свое создание на суд, означает, что он ждет оценки тех, чье мнение ему дорого, — для меня важно, например, что скажут о моей картине наиболее близкие мне люди, мои друзья, чем, простите, то, что подумаете о ней вы.

— Я ничего не думаю, ибо не вижу перед собой предмета, который может вызвать мысль.

— Правильно! — ничуть не расстроился Василий. — Потому что вы дилетант и профан. Для вас моя картина — нагромождение, причем бессмысленное, пятен, я же в ней вижу и вазу — можете называть ее кувшином или горшком, — и цветы, чувствую, как в полураскрытое окно врывается свежий ветер и тихонько шевелит лепестки ромашек и фиалок…

— Если уж касаться живописи, то для меня более привлекателен реализм, — сказал Влад.

— Хе, — вздохнул его оппонент, — понабрались слов… Ну что такое реализм? И что такое искусство?

— Искусство, — вставил Константин Сергеевич, — по Гессе, например, — «всего лишь замена, хлопотная, оплачиваемая в десять раз дороже замена упущенной жизни, упущенной любви».

— Правильно, — не стал спорить Василий. — Искусство — это фантазия. Элемент творчества есть во многом — в рассказе учителя на уроке истории он может присутствовать так же, как в движении кисти художника и как в работе сварщика, ибо варить можно тоже с вдохновением. Вот первое и последнее — и есть реализм, служащий конкретным целям. Искусство же никому не служит, оно само по себе.

Да и жареный цыпленок на столе выглядит все же несколько аппетитнее, чем на картине, согласитесь.

— Теперь уже утрируете вы.

— Нисколько. Я делаю то, что мне нравится, и нахожу в этом удовольствие. Если уж я захотел бы прославиться и заработать денег, то избрал бы другое поприще — живопись бы забросил вовсе, ибо нынче она не в особой моде, а вместо «Колотуна» начал бы писать тексты типа «кровь-любовь-морковь» Салтыковой, Сташевскому и Киркорову.

— Значит, ни денег, ни славы вы не желаете? — спросил Влад.

— А на что они мне? — поднял брови Василий. — На хлеб насущный всегда найду, когда понадобится, наготу прикрыть есть чем, крыша над головой имеется, что до славы — так это прах, «что мне судилище человеков, если надо мною есть Высший Судия». Как говорил Святой апостол Иаков: «Что такое жизнь ваша? Пар, являющийся на малое время, а потом исчезающий». Дар Божий за деньги не получить, а желание славы есть тщеславие и самолюбие, то есть грех. Ладно, уважаемые, засиделся я с вами — до новых встреч! Вы, Владислав, у нас Жанну похищаете?

— Да, — только и ответил другой гость.

— Правильный выбор. А меня на свадьбу пригласите?

— Что? — опешил Влад и представил себе Василия, шествующего во главе свадебной процессии, впереди жениха и невесты, с недельной щетиной, косматого, в грязных спортивных штанах с отвисшими коленками и в стоптанных тапочках. Во рту у него — «Беломор», а в руках — картина, натюрморт или пейзаж. — Ну, — сказал он после некоторой паузы, — если побреетесь, причешетесь, то…

— Ха! — воскликнул тот. — Да я специально посещу парикмахерскую, а еще обещаю дня за три до торжества выйти из запоя, а еще — надеть свой костюм, хоть он мне, пожалуй, и будет сейчас велик — если его моль до сих пор не съела, — а еще специально к этому дню написать огромную картину и сочинить поздравление в стихах.

— Тогда, — сказал Влад, — милости просим.

— Спасибо! — И Василий, театрально приложив руку к сердцу, кивнул, развернулся и ушел.

— Пропащая душа, — сказал отставной генерал. — Зря ты его, Костя, привечаешь.

— Ничего не зря, — ответил хозяин, — у него кроме художников-собутыльников никого больше нет. Если еще мы его оставим, совсем сгорит. Пусть ходит, если нравится. Мне он, кстати, не надоедает — если, конечно, не совсем пьяный.

— Вот именно — если не совсем, — пытался съязвить Игорь Николаевич, но у него не вышло — было заметно, что говорит он не зло, просто ворчит себе по-стариковски. Видимо, ему больше хотелось пообщаться с будущим зятем, но вмешательство Василия этот план нарушило. — Ты вот, Владислав, его на свадьбу пригласил, а знаешь, какой он противный, когда пьяный?

— Ничего, — ответил гость, — в конец стола посадим, пусть пьет себе потихоньку.

— Та-ак, — Константин Сергеевич потер руки, — а на чем мы в прошлый раз остановились, а?

— Не помню, — сказал Влад, — да и неважно это уж теперь.

— Почему? — удивился отставной генерал.

— Не знаю, я себя что-то усталым чувствую, да и Жанна, наверное, уже пришла — пойду-ка я домой. Запала у меня никакого, и сейчас я плохой спорщик — вон как Василий меня растряс.

— А пиво? — Игорь Николаевич показал на канистру, пустую только наполовину.

— А что, пропадет? — спросил Влад.

— Да нет… Ну, как скажешь… заходи тогда еще!

— А куда же я от вас денусь? — улыбнулся он.

Хозяин поднялся с места, подошел к Владу, взял его руку в свою:

— Жанне я уже сказал, а теперь и вам скажу. Буду краток. Очень рад за вас двоих. Поздравляю.

— Спасибо, Константин Сергеевич! Ну, а теперь я пойду, до свидания. До скорого, Игорь Николаевич!

— Давай, Влад, давай.

После обмена рукопожатиями Влад вышел на лестничную площадку, дверь за ним захлопнулась. Сегодня этот дом он покидал с тяжелым сердцем — шел по дороге, держа картину под мышкой и повторяя про себя: «Жизнь — сообщающиеся сосуды, не может быть всегда хорошо». Ему сейчас хорошо? Замечательно! Так что, скоро должно быть плохо? Бред какой-то… Бедный Василий. Художник, поэт, музыкант — и никто. Алкоголик. Внешний эпатаж и глубокое внутреннее горе. Жаль парня…

Часть вторая

I

Прошедшие несколько дней после посещения Владом дома Константина Сергеевича ничего примечательного в себе не несли, разве что они с Жанной перетащили ее вещи к нему в квартиру и сходили в гости к Николаю. Думали, что важным событием явится подача заявления в загс, но это оказалось делом скучным, долгим и утомительным. Пришлось отстоять очередь, чего Влад никак не ожидал, — Гименей конвейером соединял сердца. Ужин у Коли прошел нормально, мужчины договорились пить виски, а дамам по поводу помолвки взяли шампанского. Виски, «Jonny Walker — Red Label», пили «по-нашему», то есть без всяких там «хайболлов» и безо льда, стопками по пятьдесят граммов, посему мужчины напились быстро и с удовольствием предались воспоминаниям — кто, когда, где и как. Дамы же свой напиток тянули по маленькому глоточку и общего языка между собой так и не нашли — видно, сказалась разница в возрасте — девочка была молодая — двадцать один год, и как-то так выяснилось, что особенно с ней разговаривать было не о чем. Она действительно была красивой — движения ее отлетались плавностью и грациозностью, когда она уходила на кухню и возвращалась обратно, то шла легко и изящно, все в ней влекло к себе и звало. Смотря на нее, Влад сразу поверил Колиным рассказам о сексе по трое суток без перерыва. Большей частью она молчала, на все вопросы отвечала односложно — «да» и «нет», хлопала своими длиннющими ресницами и улыбалась. Коля же глаз с нее не сводил, то плечо погладит, то в щечку чмокнет, то ручку в свою лапищу возьмет — в общем, рай, тишь да благодать. Наверное, такая женщина ему и нужна была, а так как тип редкий — красива, все время молчит, с особенной страстью занимается любовью и прекрасно готовит, — то долго не мог отыскать. Наконец нашел и счастлив. От Влада поступило предложение продолжить вечер где-нибудь на выезде, но хозяева моментально отказались — причем по тому, как они смотрели друг на друга, он понял, что стоит ему с Жанной захлопнуть за собой дверь, как они мгновенно набросятся друг на друга, и одному Богу известно, что будет происходить дальше. Когда же они с Жанной вышли, то она предложила погулять. Влад с радостью согласился, они в обнимку ходили по тихим пустынным улицам, он читал ей стихи, она говорила ему комплименты, так, потихоньку, пешком домой и добрались, но потратили на это столько времени, что по приходе Влад, едва раздевшись, ничком упал на кровать и заснул.

Разбудил их владелец «митсубиси-паджеро», сотрудник банка, которого он попросил помочь в переезде. Быстро, минут за десять, собрались и отправились к Жанне. Напротив ожидания, «приданого», как шутил Игорь Николаевич, оказалось немного, все коробки-сумки отвезли за один раз и последующее время провели их разгребая, так что баню Влад пропустил второй раз подряд, чего раньше с ним никогда не случалось. Правда, причина была уважительной, но все равно.

Рабочая неделя до следующих выходных прошла ровно, все свободное время он проводил с Жанной — они гуляли, выискивали какие-нибудь новые «местечки» и ужинали там, играли в пулл и боулинг — в общем, развлекались, как могли. Каждый раз они приглашали с собой Кешу, но тот почему-то отнекивался, всегда находя для этого столь серьезные причины, что с его отсутствием приходилось соглашаться, уговаривать же Никифора было бесполезно. Это не могло не расстраивать Влада, тем более что он помнил о своем обещании Жанне, но поделать здесь ничего было нельзя — он надеялся, что пока.

На выходные он решил посетить Колпино, свою историческую родину, — познакомить невесту с родителями, выпить водки с отцом и поспорить с ним о пользе и вреде рыночных отношений, побродить по местам его юности, овеянным ностальгией, и, если еще останется время, встретиться со школьными друзьями. Последнее, однако, было трудно выполнимо — «иных уж нет, а те — далече» — судьба разбросала их прежде дружную компанию по разным местам, а те, кто остался, были обременены семьями, уик-энд же было принято проводить на даче — в это время там как раз нужно готовиться к лету, менять в заборах сгнившие доски, в окнах — стекла, красить-замазывать-пилить-рубить — может, даже уже и копать и так далее, посему в этом вопросе Влад предоставил все решать случаю: застанет кого — хорошо, нет — что поделаешь? Но родителям, естественно, позвонил заранее, предупредил о приезде и о его цели, они были несказанно рады, а мама объявила, что сразу к нему начинает готовиться, Жанна же, узнав об этом, вдруг неожиданно разволновалась и забросала Влада вопросами — как с ними себя вести, что и когда говорить, где лучше промолчать, что лучше надеть, дабы и своим внешним видом произвести наиболее приятное впечатление, — в общем, это была тоже своего рода подготовка.

Наконец рано утром в субботу они наняли автомобиль и поехали. Погода была хорошей, воздух — теплым, небо — ясным, дорога — сухой. Когда добрались, было только десять часов утра, время — даже не обеденное, он подумал, что, пожалуй, несколько не рассчитал — можно было прибыть и чуть позже. Но да ладно.

Родители жили в девятиэтажном панельном доме-«корабле», в тесной двухкомнатной квартирке, в которой прошли все его детство и юность, на третьем этаже, поэтому жених и невеста поднялись пешком. Все было по-прежнему — те же дополнительные деревянные двери, старательно когда-то отполированные и покрытые лаком его отцом, тот же затхлый запах и тот же грязный бетонный пол. Правда, со времени последнего приезда кое-что изменилось — с лестницы исчезли окурки, ибо соседского сына забрали в армию.

Влад выдохнул и надавил на кнопку звонка. Спустя несколько секунд дверь открылась — на пороге стояла его мама, полная женщина с добродушным лицом, и торопливо вытирала руки о фартук.

— Сынок! — воскликнула она, обняла Влада и чмокнула его в щеку. Бросив взгляд на Жанну, всплеснула руками и сказала: — Вот ты какая, невестка! Ну, дай я тебя поцелую! — после чего крепко обняла оторопевшую Жанну и троекратно расцеловала. — Проходите же в дом, что на пороге стоите? — и жестом предложила войти. Влад посторонился, чтобы дать своей спутнице дорогу, но она, видимо опасаясь очередных поцелуев, на сей раз со стороны его отца, отрицательно качнула головой и подтолкнула его самого ко входу. Влад вошел первым, да так и остался стоять.

— Отец, отец, где же ты? — закричала мама. — Принимай дорогих гостей!

— Сейчас! — раздалось из глубины квартиры, и через мгновение появился папа, на ходу завязывая подаренный ранее сыном галстук «Хуго Босс». Опасения Жанны оправдались — едва ее завидя, отец к ней бросился и так же крепко расцеловал. — Красавица! И где таких только выращивают? Влад, где ты ее нашел?

— В оранжерее, — коротко ответил тот и принялся их знакомить. — Это — Жанна, моя невеста. А это Александра Степановна, моя мама, и Дмитрий Евгеньевич, мой отец.

— Очень рады, — сказала улыбающаяся, светящаяся мама.

Я так же, — ответила «невестка».

— Ну, — обратилась к ним Александра Степановна, — мы, честно говоря, вас так рано не ждали, поэтому обед еще не совсем готов — так, чуть-чуть осталось. Может быть, пока суд да дело, чайку?

— А может, — вступил отец, вопросительно глядя на Влада, — сразу… начнем?

— Пап, как тебе не стыдно, — ответил ему сын, — мама будет на кухне стряпать, а ты уже «начнешь». Подожди!

— А давайте я вам помогу, — обратилась Жанна к матери Влада.

— Нет уж, невестушка, — сказала та, — сегодня ты у нас — гостья. Раздевайтесь, идите в комнату, я сейчас чаю сделаю.

Все ей подчинились, сняли верхнюю одежду, разулись и расположились за большим обеденным столом. Возникла неловкая пауза, никто не решался первым начать разговор, наконец Дмитрий Евгеньевич, кашлянув, спросил:

— Ну, как там обстановка в нашей северной столице, как там Собчак?

— Телевизор смотришь? — задал Влад ему встречный вопрос.

— Смотрю, — ответил отец.

— И я смотрю, и ровно столько же, сколько и ты, о мэре знаю. Ой, — и сын вдруг хлопнул себя ладонью по лбу, — совсем забыл! — и бросился в коридор. Там он достал из небольшой сумки две бутылки «Пятизвездной» водки, две бутылки шампанского «Carta Nevada» и пошел на кухню, где раскрыл холодильник и положил водку в морозилку, а вино вниз.

— Куда столько? — строго спросила мать, стоящая за плитой, сплошь заставленной кастрюльками и сковородками, в которых что-то кипело, пыхтело и ворчало. Несмотря на открытую форточку, на кухне было чрезвычайно жарко.

— Как куда? — несколько смущенно ответил Влад, так и не разучившийся бояться мамы, когда дело касалось алкоголя и табака. — Пить!

— Ну, водку-то понятно, — согласно кивнула Александра Степановна, — а шампанского зачем столько? Мне, ты знаешь, и бокала на вечер хватит, значит, ей? Она что, у тебя алкашка?

— Мама! — возмутился Влад. — Ну что ты говоришь! Во-первых, на два дня, во-вторых, мало ли… Может, в гости куда пойдем.

— Ну уж нет! Раз в год приезжает домой, и еще какие-то гости! Никуда не пущу!

— Хорошо, — сказал он, решив оставить решение этого вопроса на завтра.

— Вот, возьми сахар, вот — лимон нарезанный, а чай я сейчас принесу.

Влад взял сахарницу, тарелочку с лимоном и пошел в комнату. Там Жанна заливалась смехом, а довольный отец что-то ей нашептывал.

— О чем это вы здесь? — спросил.

— Да я, — ответил Дмитрий Евгеньевич, — про тебя маленького рассказываю. Как ты, по деревьям лазая, шорты разорвал и голышом домой прибежал или как, на велосипеде катаясь, сорвался и на дно котлована угодил, в лужу к головастикам. А еще… — Отец развернулся к смеющейся Жанне.

— Хватит! — прервал его Влад. — Нашел о чем рассказывать!

— Хорошо, — развел руками Дмитрий Евгеньевич, — о детстве прекращаю, начинаю о юности…

Тут вошла Александра Степановна, неся на подносе чашки с блюдцами и большой заварочный чайник.

— Так, — спросила она, поставив поднос на стол, — может, кому и варенье?

— Обожаю варенье! — сказала Жанна.

Это известие Александру Степановну заметно обрадовало — она быстро сходила на кухню и вернулась с двумя маленькими чашечками.

— Это, — сообщила она, — клубничное, а это — абрикосовое. Ну ладно, вы тут пейте, а я пойду продолжать свое занятие.

Мама Влада была женщиной «в возрасте», но нельзя сказать, что пожилой. Хоть волосы у нее и были седые, но она красила их в темный цвет, никаких других признаков старости, помимо морщинок вокруг глаз, у нее не было. Несмотря на полноту, двигалась она быстро, движения ее были ловкими, казалось, все у нее ладилось и получалось. В хозяйстве она была педантична до крайности, каждая вещичка, будь то моток ниток, носок или ложка, находилась на своем месте, и, если Дмитрий Евгеньевич по рассеянности что-нибудь перекладывал, она тотчас это замечала и немедленно приводила все в порядок. Всю свою жизнь она проработала бухгалтером, сейчас вышла на пенсию и с удовольствием посвящала время даче, которая — дом с верандой, симпатичный, аккуратный, грядки ровненькие, ветви у деревьев и кустов подстриженные — являлась предметом ее нескрываемой гордости. Она так любила копаться в земле и возиться с «деревцами», как она их любовно называла, что, казалось, дай ей десятин побольше, то на участке и газон появится, и бассейн, и фонтан — а дай еще, так и целый парк разобьет.

Отец также был пенсионером, молодость и зрелость он посвятил государственной службе, что давало повод ему, во-первых, постоянно повторять, что жизнь свою он прожил честно — не в пример нынешним «ворюгам», во-вторых, открыто не принимать все то новое, что появилось в стране после так называемой перестройки. Влад всегда старался избегать полемики с ним, когда речь заходила о политике и о современной России, ибо переспорить Дмитрия Евгеньевича было невозможно, так как главным его аргументом было «раньше жилось лучше». Деньги у сына они наотрез не брали, говорили: «Ты еще молодой, тебе нужнее», а пенсии на все не хватало, потому, конечно, «раньше жилось лучше». Влад, впрочем, относил это к ностальгии по утраченной молодости. Дачу отец воспринимал как суровую необходимость, как способ не приобретать овощи и фрукты в магазине или на рынке, а выращивать самому, любимым же местом отдыха его была не веранда перед аккуратным домиком, как у Александры Степановны, а мягкий диван в квартире, лежа на котором он любил погружаться в чтение периодической печати — выписывал газет штук пять да три журнала, — когда же их прочитывал, брался за какую-либо книгу, чаще по новейшей истории, реже — по древней. Стариков своих Влад любил и при каждом посещении родного гнезда давал себе слово наведываться как можно чаще, но по возвращении в Петербург круговорот личных забот и тревог опять захватывал его, увлекал в пучину, и так до тех пор, пока в нем вновь не просыпалась совесть и не заставляла ехать в Колпино. «Раз в год» — тут Александра Степановна, склонная к преувеличению всего и вся, конечно, пошутила, но в чем-то она была, конечно, права — приезжать можно было и чаще.

Дмитрий Евгеньевич пил чай, шумно прихлебывая, Жанна отпивала маленькими глоточками — такими, что, казалось, ей и дня не хватит на то, чтобы выпить одну чашку. Влад же ложкой давил лимон, тот выскальзывал, не давался и всплывал наверх.

— Вы, Жанна, не беспокойтесь, — говорил отец, — сейчас Влад выйдет, а я вам про него та-акое расскажу…

— Ты бы, пап, лучше не пугал женщину, — обратился к нему сын, — а то еще она подумает, что ты собрался поведать о том, что когда-то уронил меня на пол и что я любил в детстве наряжаться девочкой и играть в куклы.

— Нет, — ответил Дмитрий Евгеньевич, опять шумно отпивая из чашки, — на пол я тебя не ронял, девочкой ты не наряжался, а занятного я много чего вспомнить могу — например, как зимой забрал тебя из детского садика, посадил на санки и повез домой. Перед подъездом глянь — а они пустые! Мать в ужасе, а этот непоседа по дороге выпал.

— Правда? — рассмеялась Жанна.

— Правда, — сказал Влад, — только это сейчас смешным кажется, а тогда я воткнулся головой в сугроб, слетев с санок, лежу себе в снегу и плачу: кажется мне, что все меня забыли и никому в мире я не нужен. Но тут — о счастье! — как в доброй сказке появляются испуганные родители, мама меня поднимает на руки и целует в красные от мороза и слез щечки. Потрясение, конечно, было сильное.

— Да, — кивнул отец, — а еще я помню, как ты убежал домой смотреть мультфильмы и весь садик тебя искал, и первую запись в дневнике, первый класс, первое сентября: «Поведение — два. Сидел на заборе, рвал яблоки, кидал их в прохожих», и как ты в футбол играл, а я с балкона за тебя болел, — все помню.

Он вдруг погрустнел, допил чай, поставил чашку на блюдце и сказал:

— А теперь ты уже давно не мальчик, через месяц женишься, и скоро у тебя самого будут дети. Сколько планируете, если не секрет?

— Да еще рано планировать… — хотел было объяснить Влад, но тут Жанна, улыбаясь, ответила сама:

— Мой отец сказал: двоих, не меньше.

— Хорошо. Замечательно. — Дмитрий Евгеньевич почесал подбородок. — Надо бы мне с ним познакомиться.

— На свадьбе и познакомитесь, — произнес Влад. — Он отставной генерал, такой же консерватор, как и ты, так что вы, думаю, быстро сойдетесь на почве критики Ельцина и нынешнего правительства.

— Да как же не критиковать… — начал хозяин, но, заметив, как сын предостерегающе поднял палец к губам, замолчал.

— Пойду чашки отнесу, — сказал Влад. Неизвестно, как Жанне удалось, но своими маленькими глоточками она выпила чай за то же время, что и он. — Ты тут, пап, будущую невестку слишком сильно не загружай и особенно — ни слова о политике, вообще в течение всего дня.

— Хорошо, не буду до третьих ста граммов, — ответил Дмитрий Евгеньевич, — потом не смогу, не сдержусь, — и засмеялся.

Улыбнулся и Влад. Собрав пустую посуду на поднос, подмигнул Жанне и отправился на кухню. Приготовление пищи там подходило к логическому завершению, так что мать у него спросила:

— Может, не будем до полудня дожидаться, сразу начнем? Ты не голоден?

— Ты знаешь, мам, — ответил он, — мы спешили, толком не завтракали, потому, наверное, можно сейчас и отобедать. Часом раньше, часом позже — какая разница?

— Тогда, пока я совсем закончу, бери тарелки, рюмки, приборы и сервируй стол. — И уже более тихим голосом: — Симпатичная у тебя невеста. Сколько ей лет?

— Догадайся.

— Двадцать пять? Нет, ты сказал, что у нее взрослый ребенок, — двадцать восемь?

— Мам, — с укоризной произнес Влад, — это же во сколько нужно рожать, чтобы к двадцати восьми годам взрослый ребенок был?

— Да откуда я знаю, — ответила Александра Степановна, — может, для тебя и в десять лет ребенок взрослый!

— Она моя ровесница, — сказал Влад. — Ей тоже тридцать три.

— Сколько?! Да где же ты такую старуху нашел? Ты глянь, и еще с ребенком! — всплеснула мать руками.

— Мам, — старался он сказать как можно мягче, несмотря на то что мгновенно закипел, — я думаю, что вы с отцом так долго ждали этого момента, что только радоваться должны, к тому же ее сыну почти шестнадцать, живет он с дедом, ничем нас обременить не может, парень хороший. Да и будь с годовалым ребенком, и с двухмесячным — если люблю, какая разница? И как ты себе представляешь рядом со мной девочку лет двадцати? О чем я с ней буду разговаривать, по-твоему? — Он уж еле сдерживался, мамино замечание слишком сильно его задело. — А если Жанна старуха, так и твой сын старик, а муж — тот и вовсе старец.

— Ну что ты сердишься, — махнула рукой Александра Степановна, — ты всегда делал по-своему, поступай и сейчас как хочешь…

— Ну а вы с отцом поженились, — продолжал Влад, — тоже ведь были ровесники?

— Так нам по двадцать три было, а не тридцать три, — пыталась было она возразить, но опять махнула рукой. — По мне-то, как ты знаешь, — лишь бы человек был хороший. Тем более, может, и к лучшему, что уже за тридцать — ветра в голове должно быть мало. И вообще, — тут она поцеловала сына в щеку, — закрываем тему, а то еще, не дай Бог, в такой день да поссоримся. Неси в комнату посуду.

Влад взял тарелки, приборы, рюмки, прошел через коридор, поставил их на стол. Жанна бросилась ему помогать все расставить, через минуту стол выглядел вполне прилично, после того же, как Александра Степановна чуть ли не половину его — а он был рассчитан на двенадцать человек — заставила всевозможными холодными закусками, а посередине поместила бутылку водки и бутылку шампанского, у него аж слюнки потекли. Мама быстро переоделась и вернулась. Привычными движениями Дмитрий Евгеньевич открыл шампанское, разлил дамам, открутил пробку у бутылки «Пятизвездной», налил Владу и себе.

— Ну, — поднялся с места отец, — я рад не только тому факту, что наш единственный любимый сын женится, но и тому, какая у него прекрасная, умная, замечательная невеста. Желаю счастья, здоровья вам и будущим детишкам — как же долго я жду внуков! — и… в общем, чтобы все у вас было хорошо.

— А я, — встала, держа бокал с вином в руке, мама, — присоединяясь к тому, что сказал Дмитрий Евгеньевич, от себя хотела бы добавить, чтоб дом у вас был полная чаша, чтобы поменьше появлялось тревог и забот, а если они случались, то были бы приятными, чтоб между вами царили любовь и согласие, чтоб родителей не забывали и быстрей подарили им внуков. За вас!

— Жанна, — тихо сказал Влад, поднимаясь, — за нас пьют стоя.

Она поняла его и встала тоже. Так, стоя, чокнулись, выпили и снова сели.

— Мам! — обратился к Александре Степановне сын, заметив, что она полностью осушила свой бокал. — Ты же говорила — одним обойдешься!

— За счастье пили, поэтому надо до дна, — поучительно произнесла она.

— А-а… — Владу ничего не оставалось, как только невразумительно промычать и приняться за закуски.

В течение всего обеда отец шутил, веселя всю компанию, вспоминал забавные случаи, связанные с детством и с юностью сына, просьбу же его выполнил и даже после «третьих ста граммов» о политике не заговаривал. Несколько раз он выводил Влада на кухню покурить, где то расспрашивал о будущей невестке, то хвалил ее, то пытался давать советы. Тот покидал стол неохотно, ибо замечал, что, пользуясь возможностью, мама сразу набрасывалась на Жанну с вопросами, а так как у Александры Степановны они отличались прямотой и непосредственностью, то он несколько побаивался за любимую. Но ничего. Жанна справилась, и, когда они возвратились после очередного перекура, мама торжественно сообщила, что они подружились.

Наконец обед закончился — то есть было еще несколько блюд, но все наелись досыта, поглощать пищу уже не было никакой возможности, и Влад упросил родителей отпустить их с Жанной погулять. Впрочем, упорствовала одна мама, отца же, было видно, это известие, наоборот, обрадовало — он заявил, что пользуется случаем и пойдет на часок прилечь.

Влад провел невесту по центру города, показывая места, наиболее для него памятные, лавочку, на которой он в первый раз поцеловался, а вон на той они с одноклассниками пили на выпускной шампанское из горлышка — больше было пролито, чем употреблено по назначению, — в подъезд этого дома прятались от милиции, после того как краской написали на асфальте связанные с рок-музыкой лозунги — на последующем в школе разбирательстве их назвали «антисоветскими», и чуть было не исключили ребят из комсомола, что по тем временам означало конец любых мечтаний, ибо с такой пометкой в характеристике всякая карьера была невозможна. По дороге зашли к одному старому приятелю Влада, но его, как и следовало ожидать, не было дома. Гуляя, они дошли до некогда любимого женихом кафе, которое в зависимости от запросов текущей современности успело побывать и рестораном, и видеосалоном, и дискотекой со светящимся — единственным в городе! — полом. Теперь это был ночной клуб-казино и работу начинал глубоким вечером, так что им ничего не оставалось, как развернуться и уйти. Их это, впрочем, не так уж и опечалило: они прекрасно погуляли, вдоволь надышавшись свежим воздухом, и, напоследок пройдясь по центральной улице, пошли домой.

Влюбленные действительно не замечают времени — оказалось, что отсутствовали они несколько часов и было уже пора ужинать. Стол был накрыт заново и так же заставлен закусками. Как только они вошли, мама принялась их за него усаживать, равно как и отца. Жанна умоляюще смотрела на Влада, но он лишь пожимал плечами — напору Александры Степановны никто не мог противостоять. Предусмотрительный жених, зная возможности Дмитрия Евгеньевича, взял по дороге еще водки, потому спустя час отец все-таки принялся за обсуждение любимой темы, увлек сына на кухню и принялся с упорством излагать тезисы, слышимые Владом уже в который раз. Наконец, разгоряченный алкоголем, не выдержал и он — начал возражать. Это, несомненно, обрадовало хозяина, он с новыми силами набросился на сына и вовлек того в жаркий спор.

— Твой капитализм — опасная штука, — доказывал Дмитрий Евгеньевич, — направлен он не на удовлетворение потребностей человека, а на обогащение наиболее изворотливых. Поэтому производитель, изготавливая свой продукт, думает не о том, чтобы тот послужил покупателю, а о том, чтобы как можно больше его продать. Посему после мытья головы буржуйским шампунем на следующий день она опять грязная и ее нужно опять мыть, колбасой не насыщаешься — нужно ее опять покупать, кожу их кремом помазал — через сутки она горит, если ее опять этим кремом не помазать.

— Тогда у нас давно капитализм, — отвечал Влад.

— Почему?

— Выпил водки — еще хочется.

Через некоторое время наступила очередь горячиться уже ему.

— Марксизм — единственно верное учение! — с нескрываемым сарказмом говорил он. — Единственно! То есть все, что наиболее развитыми людьми создавалось в течение тысячелетий, — побоку! Лейбниц? Кто такой Лейбниц? Тот, что монады придумал? Фу ты, и слово-то какое, словно матерное! Кант? Категорический императив, вещь в себе, критика чистого разума — только голову забивать, к черту! Материя первична, сознание вторично — вполне достаточно! Ну, еще можно тезис-антитезис, отрицание отрицания, так сказать диалектику, и — хватит!

Так они, чуть ли не крича друг на друга, просидели в тесном накуренном помещении весьма долго и возвратились к столу, так и не придя к консенсусу. Александра Степановна пожурила их за отсутствие, мужчины извинились и принялись за водку.

Дамы, впрочем, сильно не скучали, ибо нашли общий язык и взаимно интересные темы для разговора, так что пришлось открыть еще одну бутылку шампанского — двух бокалов маме все-таки оказалось недостаточно. Наконец мало-помалу добрались до ночи. Александра Степановна объявила, не обращая внимания на слабые протесты сына, что завтра они все вместе едут смотреть дачу, заодно там и отдохнут, а сейчас пора спать. Вдвоем с «невесткой» они быстро убрали со стола и помыли посуду, и мама принялась готовить ей и сыну постель, сетуя на то, что ввиду отсутствия достаточного пространства приходится стелить им в одной комнате и — о ужас! — на одном диване: как это до свадьбы спать вместе?! Влад пытался объяснить, что они вдвоем уже вместе живут, но Александре Степановне это все равно было непонятно.

Когда жених и невеста на следующее утро проснулись, Дмитрий Евгеньевич уж давил на гудок своей старенькой «пятерки», ожидая их у подъезда. Влад и Жанна быстро умылись, собрались и отца долго ждать не заставили. Сын вынес заранее приготовленную мамой сумку с едой, они устроились в автомобиле и тронулись в путь. Влад посовещался с Жанной и по дороге купил бутылку белого вина — Дмитрий Евгеньевич за рулем, Александра Степановна уже не хочет, а им двоим как раз хватит. Дача была неподалеку, доехали быстро. Отец, выйдя из машины с таким видом, будто они преодолели путь в несколько сот километров, пару раз присел и потянулся, мама же взяла сумку и сразу пошла накрывать на стол. Погода стояла на редкость удачная — было как никогда еще в этом году тепло. Влад на яблонях и грушах приметил набухающие почки, вокруг под ногами зеленела травка — весна набирала силу, чтобы совсем скоро раскрыться во всей своей полноте. «Боже мой, — вдруг пронеслось у него в голове, — а ведь скоро лето, свадьба, а я еще не решил даже, где ее будем проводить, кого приглашать, куда отправимся на медовый месяц… Карибы, конечно, жирновато, если куда поближе…» — и сам себе улыбнулся: успеется. Времени еще — масса.

Подошел Дмитрий Евгеньевич.

— Ну, сын, — сказал он, — пойдем, покажу тебе свои владения!

— Да я их уж пятьсот раз видел.

— Так давай пойдем покурим!

— Ты меня вчера так закурил, что у меня от табачного дыма до сих пор голова болит, — ответил Влад. — Кури здесь, зачем куда-то ходить?

— Ладно, — кивнул отец, — достал сигарету, щелкнул зажигалкой и глубоко затянулся. — Ты посмотри, какая красота вокруг! Представляешь, что летом будет? Вообще немыслимо… А у соседа жена такой самогон гонит — как водка, без цвета, без запаха! С третьей рюмки с ног сшибает…

— Так это смотря какие рюмки, — усмехнулся Влад.

— Да понятно, — сказал отец, — у нас умеренные. Так вот, приедешь в субботу, день на грядках повозишься, а вечером его да моя жены стол накроют — и ведь все свое, огурчики, помидорчики, — самогончику этого хряпнешь, закусишь, тепло, небо в звездах — красота! И — разговоры до утра, я — с ним, женщины — между собой, и так — пока самогон не кончится. Наверное, это у меня сейчас единственная радость в жизни и есть. Но если внука или внучку на свет произведешь — это будет уже счастье, мое старческое…

— Какое старческое, — возразил ему Влад, — ты еще крепкий мужик.

— Да какая там крепость… Зрение слабеет, желудок болит, зубы шатаются… Эх! — Дмитрий Евгеньевич сделал движение рукой, как будто разрубил что-то. — Старость — не радость. Ладно, пойдем к столу — вон женщины уже зовут.

Подошли, уселись.

— У нас это завтрак или обед? — спросил Влад.

— Ешь, не рассуждай, — ответила мать.

— Хорошо, — согласился он и за неимением штопора принялся ложкой продавливать пробку бутылки.

— Вы, кстати, когда в Питер едете? — спросила Александра Степановна.

— Хотелось бы сегодня, — произнесла Жанна.

— Не хотелось бы, а сегодня, — сказал Влад, — и как можно раньше: завтра — на работу. Посидим здесь часа два и — в путь.

— Как скажешь, — ответила Жанна.

— Что-то вы быстро, — удивился Дмитрий Евгеньевич. — Ладно, давайте чокнемся, мы — компотом, вы — вином.

Чокнулись, отпили по глотку.

— Как работа? — спросил у Влада отец.

— Да как обычно, — ответил тот, — потихоньку. Вроде как скоро повысят.

— И до каких же высот тебя собираются повышать?

— Ну, не до Эвереста, конечно. Всему свое место, каждый сверчок знай свой шесток. Впрочем, поживем — увидим.

— Все у вас одно и то же, — ковырнув вилкой салат, с грустью произнес Дмитрий Евгеньевич. — Все мы работаем не на себя, а на кого-то. Я пахал на государство, ты — на конкретного дядю в костюме и галстуке. А почему не ты — хозяин банка?

— Ну, — подумав, ответил Влад, — чтобы быть владельцем такого крупного дела, нужно и цель себе заранее ставить, и определенными качествами обладать — уметь обманывать людей, подставлять, где надо — лебезить, где надо — в бараний рог скручивать, нужно всем казаться честным и быть в то же время крайним лицемером, что и позволяет постепенно преодолевать ступени очень крутой лестницы. У меня бы не получилось. Тихая, более-менее денежная должность, какие-то перспективы — лишнего мне не надо. Я бы и недели не прожил той жизнью, какой живет наш Хозяин, — все время ходит по лезвию ножа, зная, что в любой момент можешь сорваться в пропасть, — это не для меня.

— Ну и как — скажи мне честно, — отец уже принялся за холодец, — а ваш банк ворует-то денежки?

— А как же без этого? — ответил Влад.

— Вот! — Дмитрий Евгеньевич поднял указательный палец. — А в мое-то время хоть не воровали!

— Полно! — Сын даже бросил на стол вилку и нож. — Ты не воровал, зато партийные функционеры да местные князьки как сыр в масле катались, за счет, кстати, таких, как ты. Да, воруют, но друг у друга и у государства, а у простого народа только крайние мошенники догадались деньги отбирать. Мою же мораль нисколько не беспокоит то, что я знаю, кто из моих работодателей и кого на сколько обманул. Сейчас хоть дают нормально зарабатывать — ты вон на свою машину всю сознательную жизнь копил да все ждал, когда квартиру получишь, — я такой автомобиль, как у тебя, причем новый, за три месяца работы куплю, а квартиру свою с одной сделки приобрел. И не моя вина, что кто-то где-то ворует, мне до этого дела нет.

— Ему дела нет! — возмутился отец. — А кому же тогда будет дело?

— Никому не будет. За что боролись, на то и напоролись. Строил свой коммунизм — пожинай плоды.

— Да разве же мы этого ждали? — вскричал Дмитрий Евгеньевич. — Да разве же мы это строили?

— Строили, строили и наконец построили, как говорил Чебурашка, — устало произнес Влад и, обращаясь к отцу, сказал: — Мы с тобой вчера весь вечер проспорили, не надо еще сегодняшний день этому посвящать. Давай лучше на женщин внимание обращать.

— Давай, — согласился Дмитрий Евгеньевич. — Мать! — повернулся он к жене. — А не сходить ли мне к соседу за самогоном?

— Так ты же за рулем! — опешила она.

— Ну и что? Тут ехать до дома — пятнадцать минут, милиции у нас на дорогах сроду не было… А впрочем, я пошел — чего я тебя слушать буду? Захочу — выпью, не захочу — не буду. — И он встал из-за стола и быстро зашагал по направлению к соседнему домику.

— Ой, грех с этими мужиками, — сказала Александра Степановна. — А мой-то сынок, как с этим делом — дружен, невестка? — обратилась она к Жанне.

Заметив сверкнувший из-под насупленных бровей взгляд Влада, та ответила:

— Да… не очень. У него работы много, — нашлась она.

— Эх, а мой старый… А что нам еще на пенсии-то делать? Мне — на грядках копаться, а ему — газеты читать да водку пить. Хотя вроде и грех жаловаться — здесь, на даче, когда надо, и доску прибьет, и стену подштукатурит, и покопает. А, — и она привычно махнула рукой, — пусть что хочет, то и делает.

Дмитрий Евгеньевич себя долго ждать не заставил и тут же появился с пивной бутылкой в руках, наполненной необходимой жидкостью.

— Ты какие-нибудь вещи дома оставил? — спросил он у Влада.

— Конечно, — ответил тот, — умывальные принадлежности, сумку…

— Жаль, — произнес отец, — а то бы всю употребил. Ладно, до вечера потерплю, а сейчас сто пятьдесят — и все.

Быстро налил себе в граненый стакан, поднял глаза на сына, спросил:

— Будешь?

— Не-а, — ответил тот, указав на вино.

— Ну, как знаешь. Ладно, быть добру. — Они втроем, включая Жанну, чокнулись, жених и невеста отпили по чуть-чуть, Дмитрий Евгеньевич же опорожнил свою емкость залпом, поднес корку хлеба к носу, вдохнул-выдохнул и закусил соленым огурчиком.

Тут мать поинтересовалась у «невестки», хочет ли она еще что-нибудь съесть, и, услышав в ответ, что та уже насытилась, схватила ее за руку и повела показывать «деревца и грядки». Та, естественно, не возражала. Влад смотрел, как Жанна шагает по грязи в своих модных ботинках «Джордан», протискивается между кустами, и одновременно дивился как ее терпению, так и тому, насколько у нее грациозно получалось перешагивать через кучи прошлогодних листьев, успевая поддакивать Александре Степановне, которая объясняла, какие существуют виды насекомых вредителей и как с ними нужно бороться. Скоро эта экскурсия закончилась, жених намекнул, что пора собираться, мама быстро убрала, и они уселись в автомобиль. Когда выехали на шоссе, Дмитрий Евгеньевич объявил, что начинается очередной этап «Формулы-1», попытался разогнать свою развалюху, но та не подчинялась, кряхтела, сопротивлялась, фыркала ядовитым дымом, так что отец свою первоначальную мысль оставил. Доехали.

Прощались бурно, чуть ли не до слез, но наконец простились. На обратном пути в Питер почти не разговаривали — Жанна явно устала и, свернувшись клубочком на заднем сиденье, тихонько дремала. По времени прибыли нормально — Влад вполне успевал в баню и сообщил Жанне о своем намерении посетить ее. Та была ничуть не против, посему он быстро побросал в спортивную сумку мочалку, полотенце, тапочки, шампунь и поехал в «Невские». Там его встретили так, как будто отсутствовал он не две недели, а целую вечность. На сей раз они больше парились, чем разговаривали, и поэтому Влад после бани чувствовал себя настолько замечательно, что в этот момент вполне был способен Архимедовым рычагом перевернуть вселенную. Саша должен был вернуться только в четверг, в его же сторону никто ехать не собирался, — пришлось вместе с Семенычем ловить такси.

Когда он вернулся домой, Жанна хлопотала на кухне, и Влад очередной раз порадовался тому, как может быть хороша и привлекательна семейная жизнь. Ужинали шумно и весело, после играли в шахматы, еще позже — смотрели телевизор.

Легли спать пораньше, и, засыпая, он думал о том, как, собственно, мало надо человеку для счастья, тем более столь неамбициозному, каким являлся он. Дом, умница-жена, друзья-приятели, приличная работа — и вполне достаточно. Да, как и ни банально звучит, — жизнь действительно прекрасна…

II

В последующие два дня Влад с Жанной серьезно принялись за обсуждение организации предстоящей свадьбы — назначили дату, чтобы на Пост не попасть, — решили, что будут венчаться; место проведения праздничного обеда, плавно переходящего в ужин, было загадкой — подыскать подходящее вменялось в обязанности Владу, но он пребывал в полнейшей прострации, ибо любил маленькие, уютные ресторанчики, всех же приглашенных мог вместить только огромный зал, но в таких заведениях он не бывал почти никогда, а довериться чьему-то совету в столь важном вопросе он серьезно боялся, ибо вполне можно было попасть впросак. Что касается гостей, то над их списком со своей стороны Влад корпел все рабочее время и одни и те же имена вписывал и вычеркивал по нескольку раз — с одной стороны, не хотелось кого-то обидеть, с другой — иметь на свадьбе случайных людей. Но подобрать критерий было чрезвычайно сложно, ибо получалось, что многие люди являлись случайными, однако отсутствие приглашения вполне могли счесть обидным.

И тем не менее эти заботы в глубине, подсознательно, все же были ему очень приятны: будучи в черном смокинге, находиться рядом со счастливой, улыбающейся, цветущей красавицей невестой в белом подвенечном платье, получать поздравления от нарядных, пребывающих в прекрасном, праздничном настроении родственников, друзей и подруг, ощущать вступление в полноценную семейную жизнь — как же это должно быть хорошо! И если даже мысли об этом доставляли ему удовольствие, то каково, наверное, предаваться нм Жанне! К ее присутствию в квартире он привык очень быстро, постель пахла ее кожей, волосами, и он уже не мог представить себя спящего в одиночестве, — даже если они уставали за день и погружались в сон каждый на своей половине кровати, то просыпались все равно лежащими в обнимку.

С мыслями о предстоящей свадьбе Влад начал свой рабочий день в среду. Отвлекали его от них частые звонки, новые инструкции ЦБ, кои надо было изучить, и скопившаяся за время его руководства отделом кипа бумаг, которые он ежедневно обещал себе разобрать, но откладывал «на завтра». И только когда он отправился с Косовским на обед, вдруг вспомнил о том, что сегодня истек двухнедельный срок со дня предоставления кредита ООО «Айс М», которое с момента списания полутора миллиардов не провело по своему счету ни одной операции. Хоть времени было достаточно — и сегодня до конца рабочего дня, и завтра вполне годилось, — но мерзкий холодок все же пробежал по спине Влада. После обеда он было решил позвонить господину Бойкову в офис сам, но передумал — счел это несолидным, да и время еще терпело, решил подождать до завтра. Но облигации в кассе все же забрал, пересмотрел их, пролистал, поместил в свой сейф.

До конца дня никто так и не позвонил — нет, конечно, раздавались какие-то звонки, но того, которого он ждал более иных, не было. На вечер они с Жанной запланировали поход в БДТ, но, когда явились в театр, ни вполне достоверно изображаемые трагические события играемой; пьесы, ни двести граммов дрянного коньяку в буфете не могли отвлечь его от непонятного, отвратительного ощущения где-то внутри, в желудке; именно физически противного и тяжелого ощущения. Жанна поначалу была весела, чувствовалось, что у нее настроение на подъеме, как, впрочем, и во все последние дни, но быстро заметила состояние Влада и, после того как не получила ответа на свои многочисленные вопросы о причине его отрешенности и невнимания к спектаклю, надулась, пусть и ненадолго. Он понимал, что никаких причин для беспокойства у него нет, что все нормально, но совершенно необъяснимо что-то грызло его изнутри и давило сверху, как будто его опустили глубоко под воду и толща ее навалилась своей тяжестью на каждый квадратный сантиметр его тела, пыталась сжать его легкие, раздавить его всего.

В разгар спектакля, всего спустя пятнадцать минут после антракта, он вдруг вскочил, с трудом протиснулся меж коленками зрителей и спинками кресел соседнего ряда, вышел наружу. Вздохнул как можно глубже, ослабил узел галстука, подошел к буфету, попросил еще коньяку. Парень с тоненькими усиками и маленькой бородкой понимающе кивнул, отмерил в пластмассовом стаканчике сто граммов, перелил в тонкостенный с дурацкой красненькой полоской и подвинул его Владу. Грязные пластмассовые стаканчики с метками двадцать пять — пятьдесят — сто чрезвычайно его раздражали, и он вдруг не выдержал, спросил у бармена:

— А нельзя просто завести стограммовые стопки?

— Что? — переспросил тот с такой тупой блаженной улыбкой, что Влад просто махнул рукой, взял коньяк и минеральную воду да присел за столик. Выпил, вытер салфеткой губы, скомкал ее и бросил.

Подумал: «Надо пореже пить, или лучше вообще бросить. Это ж где я читал — при развивающемся алкоголизме часто появляются необъяснимые чувства тревоги, беспокойства, страха… Где-где, не помню. К черту, алкоголь здесь ни при чем. А страх есть, да, именно страх, вот оно, слово, вот он, термин! Тьфу! Наверное, просто устал — столько событий навалилось за последнее время… Правильно, не бери в голову, расслабься».

Вдруг отворилась дверь в зал, вышла Жанна и быстрым шагом направилась к нему. Окинув внимательным взглядом стол с двумя стаканами — пустым и ополовиненным, — за которым сидел ее жених, она произнесла:

— Может, ты мне объяснишь, что происходит?

— Не знаю, — вяло отреагировал он. — Что-то не по себе. То ли устал, то ль еще что, черт его знает…

— Раз устал, поехали домой, — вполне серьезно, без всякого сарказма сказала Жанна.

— Домой не хочу. Давай лучше в «Дог энд Фоксе» в бильярд погоняем.

— Да что с тобой! Мы ведь вроде в театр пришли, не так ли?

— Ну, ты иди смотри, я тебя здесь подожду.

Она покачала головой, выражение ее лица говорило: «Ну и типчик мне достался!» Потом развела в стороны руками и обратилась к нему:

— Хорошо, бильярд так бильярд.

Оделись, отправились в «Дог энд Фокс». Сыграли несколько партий, причем Влад довольно часто отходил от стола к стойке бара, располагавшейся в двух метрах от него, и прикладывался к коньяку, выпила и Жанна; постепенно его настроение улучшилось, да и она повеселела, в конце концов, при ничейном счете, последнюю, решающую, партию договорились не проводить, расплатились и поехали домой. По дороге он шутил, дурачился, она смеялась, едва же влюбленные переступили порог квартиры, как с жаром набросились друг на друга и, сбросив одежды, немедленно оказались в постели. Они долго занимались любовью, вместе приняли душ и, усталые, довольные, заснули, обнявшись.

Следующий день Влад встретил спокойно. Дождавшись одиннадцати часов утра, достал из стола визитницу, среди последних нашел серую с золотым тиснением, позвонил.

Звонкий женский голос на том конце провода ответил:

— АО «Ленэнерготеплострой», добрый день.

— Здравствуйте. Будьте любезны, Бойкова Петра Павловича.

— Одну минутку. Как вас представить?

— Друбский Владислав Дмитриевич.

В трубке зазвучала нудная мелодия, наконец послышалось:

— Вас слушают.

Влад подивился сухости тона и тому, что это его «слушают», как будто это его банк должен им деньги, а не наоборот.

— Петр Павлович, здравствуйте!

— Добрый день.

— Уж третья неделя пошла, а от вас — ни слуху ни духу. Будете нам деньги возвращать или облигации оставляете?

— Секунду, секунду. Во-первых, господин Друбский — да? — я с вами не знаком, во всяком случае, такого имени не помню, далее — что за деньги, что за облигации?

Влад вдруг понял, почувствовал, что этот голос принадлежит другому человеку, что тембр, тон, манера разговаривать — совершенно иные, страшная догадка мелькнула у него в мозгу, и скорее по инерции, чем сознательно, он произнес:

— Ну как же, полтора миллиарда под залог ОВВЗ на сумму триста двадцать четыре с лишним тысячи долларов США в кредит ООО «Айс М».

— Стоп. Уважаемый господин э-э… Друбский. Если это шутка, то не очень удачная. Если нет — то почему вы обращаетесь именно ко мне? Это ваше «Айс М» мне неизвестно, с вами я не знаком — что за мистификация?

— Так, хорошо. Я вам перезвоню через пятнадцать минут.

— Да мне что, звоните, только выясните сначала точнее, что вы от меня хотите.

— Хорошо, — сказал Влад и положил трубку. Уставив неподвижный взгляд в дверь, он просидел в оцепенении с минуту, потом встал, набрал код, открыл дверцу сейфа, достал оттуда пакет с ОВВЗ, положил его на стол, пролистал облигации. Затем быстро набрал номер отдела ценных бумаг. В трубке послышался смех, и только после него:

— Але!

— Дима есть?

— Есть.

— Пусть в кредитный зайдет.

— Сейчас скажу.

Влад сел в кресло, опять уставился на дверь. Вскоре она открылась, вошел Дима.

— Звали? — спросил он.

— Присаживайся, — указал на кресло хозяин кабинета. — Вспомни, если сможешь, ты эти облигации мне приносил?

Вошедший взял пакет, поочередно просмотрел несколько листов, его лицо приняло озабоченное выражение.

— Нет, не эти, — тихо произнес он.

— Ты точно помнишь? — чуть повысил голос Влад.

— Точно. Эти — фальшивые.

— Что? — Он готов был заскрипеть зубами. «Как, как, как?..»

— Те были нормальные. А эти — подделка, хорошая, но подделка, как фальшивая пятидесятитысячная рублевая или стодолларовая купюры, — бумага хуже, печать размыта… И не смотрите на меня так, Владислав Дмитриевич! Мы их вчетвером проверяли, все видели, я из отдела вышел — и сразу к вам. Тут-то идти — два шага. Сразу к вам, на стол пакет положил и ушел. А если…

— Дима, — мрачно перебил его Влад, — в принципе, в такой ситуации письменное заключение отдела о подлинности ценных бумаг обязательно?

— Вообще-то, да. Но вы же знаете, дел много, особенно некогда бумажки выписывать. Попросили бы — мы б написали, а нет — так что время тратить…

— Дима! — Влад поднялся с места. — До обеда — никому. Понял?

— Ну хорошо. Только я-то здесь при чем?

— Ты — ни при чем. Ладно, иди.

Как только за ним захлопнулась дверь, Влад сел в кресло, поставил руки на стол, обхватил руками голову. Кинули! Швырнули… Как, как? Боже мой, так лохануться! Ой, ну дурак, ну дурак! Как простофилю кидалы на рынке — подменили пакет! Он на миг, очевидно, отвернулся, они — раз! — и подменили! И две недели, две недели!.. И времени уже-то нет — сидят себе в Перу или в Эквадоре, пиво жрут, суки. Как ребенка, вокруг пальца… Опыт, опыт… Какой, к чертям, опыт — развели, как сынка… А кто здесь участвует, разберись — вместе они с этим «Ленэнерготеплостроем» или раздельно. Так, а Дима? Ну да, под взглядами всех сотрудников своего отдела, потом в коридоре перед охраной, после — перед Косовским и Натальей прошелся и успел из-за пазухи пакет с фальшивыми достать, а с настоящими туда же спрятать… Господи, Господи, это все… Мать-мать-мать-перемать! Как же так?.. Расслабился, расслабуха-любовь-морковь, ура! — свадьба, любовь до гроба, дураки оба… Так, сопли не распускать — что делать, что делать?.. Может, Саша уже приехал?

Он взял телефон, быстро набрал номер — автоответчик Марининым голосом сообщил, что никого нет дома, и предложил перезвонить позже. После некоторого раздумья Влад произнес в трубку:

— Саша! Как появишься, срочно — слышишь, срочно! — позвони на работу, и лично мне, ни с кем больше не говори, у нас… у меня проблемы.

Положил трубку и сразу опять снял ее с рычага, набрал номер «Ленэнерготеплостроя», услышав уже знакомое приветствие девушки, попросил Бойкова.

— Вас слушают, — так же, как в прошлый раз, произнес тот.

— Вас опять беспокоит некто Друбский. Повод, по которому я это делаю, следующий: некто под вашей фамилией взял у нашего банка достаточно большой кредит и не спешит отдавать…

— Интересно!

— Нам тоже чрезвычайно интересно, потому, думаю, вам все же нужно со мной — а я являюсь начальником кредитного отдела — поговорить лично, хотя бы для начала.

— Что вы имеете в виду под «началом»?!

— А то, что имею. В течение часа будете на месте?

— Буду. Вы хотите подъехать?

— Да.

— Ну что ж… Подъезжайте.

Влад положил трубку, встал с места, пошел в операционный зал, обратился к Анне Александровне:

— Ань! Помнишь, две недели назад тут троица галстучно-пиджачных бизнесменов носилась, счет открывала да за один день все успела?

— Это «Айс М», что ли?

— Вот-вот.

— Ну помню.

— У кого их юрдело?

— У Елены Игоревны, конечно, — она же счета открывает.

— Но банковские карточки у тебя?

— У меня.

— Дай одну.

— Пожалуйста. — Операционистка порылась у себя в шкафчике, достала карточку, протянула Владу.

Он посмотрел на нее — подписи, печать организации, круглая печать нотариуса, штамп прямоугольный — все вроде чин-чином, хотя печать, наверное, фальшивая. А может, и нет — тогда карточка оформлялась на фальшивые паспорта, а может, на краденные. Вон у бомжей на железнодорожных вокзалах почти всегда ворованный паспорт можно приобрести. Так.

— А доверенность на того из них, который с платежкой приходил, у тебя?

— У меня.

— Давай.

Пока она опять рылась в шкафу, Влад спросил:

— Когда он с платежкой притащился, данные паспорта с доверенностью сверяла?

— Да, — удивилась Аня, — конечно!

— Все совпало?

— Все!

— А паспорт нормальный был?

— Слушай, Влад, — сказала она, протягивая ему нужный документ, — я в них что, разбираюсь, я тебе криминалист какой, что ли? Паспорт как паспорт, на номер посмотрела — совпал, на фотографию — похож.

— Ладно, хорошо. — Он развернулся, вышел в коридор, постучался в соседнюю комнату, вошел. Елена Игоревна разговаривала по телефону. Увидев Влада, зажала трубку ладонью и вопросительно на него посмотрела.

— Здравствуйте. Дайте мне юрдело ООО «Айс М», пожалуйста.

— Котик, — сказала она в трубку, — подожди секундочку, ладно? — Встала, с трудом обошла стол, выдвинула верхний ящик последнего из имеющихся в комнате трех в ряд шкафов «Битли», сразу достала папку, протянула коллеге и отправилась на свое место. Он кивком головы поблагодарил ее и вышел.

«Котик! — мелькнуло в голове. — Зад на стул не умещается, волосы в сто пятьдесят первый раз перекрашены, внуки уж, поди, в школу ходят, а все туда же!» — и вдруг сам застыдился этой мысли.

Раньше он на нее и внимания не обращал, а тут и Игоревна тоже виновата. Зол он, зол, но тому есть причина…

У себя в кабинете пересмотрел юрдело — стандартные документы, одна зацепка — решение учредителя о создании ООО «Айс М» за подписями директора и главбуха «Ленэнерготеплостроя» плюс печать. Приложил к ним банковскую карточку, надел плащ, сунул папку под мышку, вышел из кабинета, сказал Наталье:

— Кто будет звонить — я буду через два-три часа.

— Ясно, — ответила Наташа и быстро скроила из мелькнувшей на лице гримасы удивления некое подобие улыбки.

Он подошел к диспетчеру, лениво развалившемуся в кресле с газетой в руках, спросил:

— Слушай, у тебя машины свободные есть?

— Есть, Володя на «шестерке». На сколько нужно?

— Часа два-три.

— Забирай!

Вышел на улицу. Вовсю светило солнце, но обозначившая свое присутствие достаточно высокой температурой и безоблачным небом весна не радовала. Водители сидели на лавочке, курили и громко смеялись. Влад жестом подозвал Володю:

— Прокатимся?

— Куда?

— На Петроградскую сторону. Чкаловский проспект.

— Запросто!

Влад устроился на сиденье справа, папку бросил назад. Вдруг поймал себя на мысли, что был вполне не против выкурить сигарету. «Вот оно — уже на никотин потянуло. Плохо дело — получил по попке, чтоб жизнь медом не казалась. Или все еще впереди и это — только начало? И главное, ведь сам виноват, хотя и Анатольевич козел — прибыль, доход…» Точный адрес Вове он зачитал по захваченной с собой визитке, и, пока тот напряженно размышлял вслух о возможных впереди пробках, Влад думал, что, когда все это всплывет — а рассказать придется уже сегодня, дальше тянуть нельзя, — ему наверняка вставят за то, что сам поехал разбираться, а не сообщил сразу Анатольевичу или напрямую Борисычу. Но ведь он должен хоть что-то узнать, понять. В голову настойчиво пытались пробиться готовые выводы, эдакие уже окончательные заключения, для доказательства которых использовались аксиомы, но он гнал их прочь — глубоко внутри еще теплилась, пусть и слабая, надежда, что все образуется, что все будет нормально, — видимо, он не хотел себе признаться, в какое глупое и мерзкое положение он попал.

Когда он вдруг оторвался от своих раздумий, то с удивлением обнаружил, что Вова оживленно о чем-то вещает, а он, Влад, ему поддакивает вслух. Пробок по дороге, к счастью, не было — так, на паре светофоров на красный попали, и все. Дом с обозначенным номером находился сразу после Карповки — только речку пересекли, и вот он. Влад вышел, внимательно его осмотрел. По всему периметру видеокамеры, маленькие фонари — чтобы ночью пространство вокруг освещать, иначе что тогда в эти камеры увидишь? — на окнах массивные решетки, крыльцо с карнизом, ступеньки мраморные, двустворчатая дверь под дерево, но, естественно, металлическая, на ней помимо глазка домофон, — все как полагается.

Выдохнул, поднялся на ступеньки, надавил кнопку домофона.

— Здравствуйте, вы к кому?

— К господину Бойкову.

— Проходите.

Щелкнул электрический замок, Влад толкнул дверь и вошел внутрь. На входе за столом перед огромным экраном монитора, разделенным на четыре части, изображающие различные прилегающие к дому участки, и домофоном, служившим одновременно и телевизором, сидел охранник в пятнистой синей форме и разговаривал со своим коллегой — огромным детиной, перепоясанным широким ремнем, на котором одновременно умещались дубинка, рация, кобура с пистолетом, наручники, длинный баллон со слезоточивым газом и пейджер. «Тяжелая ноша, — подумал Влад. — Зато как, наверное, ему приятно смотреться в зеркало!»

— Ребят, — обратился он к ним, — я у вас в первый раз — где тут кабинет директора?

— Направо по коридору, предпоследняя дверь налево.

— Спасибо.

Коридор был широкий, со множеством дверей, почти все они были распахнуты, внутри комнат Влад видел столы, компьютеры, сидящих за ними людей, туда-сюда сновали юноши и девушки, — нормальная рабочая обстановка. Он остановился перед последней дверью слева, постучал.

— Войдите! — раздалось из-за нее.

Он толкнул дверь и оказался в просторном кабинете, весьма похожем на комнату для совещаний и переговоров, — все пространство занимал длинный стол со стоящими по бокам кожаными креслами. Во главе его находился седой мужчина лет шестидесяти, который, взглянув на вошедшего из-под очков, спросил:

— Вы — господин Друбский? — и после утвердительного кивка последнего жестом указал на ближайшее к себе кресло. — Слушаю вас внимательно.

Влад положил на стол папку, раскрыл ее, из кармана вынул серую визитку, протянул Бойкову:

— Ваша?

— Моя, — спокойно ответил тот.

— Хорошо. — И Влад протянул доверенность с паспортными данными. — Тут все правильно указано?

— Правильно.

Затем Влад пролистал документы, вынул решение учредителя, положил его перед Бойковым:

— Ваша подпись и печать вашей организации?

— Но это же копия?

— Да, но нотариально заверенная.

— Так, ну и что дальше?

— Две недели назад у нас появился некий солидный господин, представился вашим именем, дал эту визитку, на следующий день, получив согласие на предоставление кредита, привез все эти документы, пачку ОВВЗ более чем на триста тысяч, как оказалось, поддельных, и больше мы его не видели.

— Ну, тут я вам могу только посочувствовать. То, что какой-то мошенник воспользовался моей фамилией, паспортными данными и наименованием моей организации, мне, во-первых, очень неприятно, во-вторых, совершенно необъяснимо. Я понимаю, что вы пришли за разъяснениями, и хоть я вовсе не обязан их давать, все же скажу вам то, что вы и сами должны знать, — вырезать печать любой сложности стоит максимум пятьсот долларов, печать же этого нотариуса, если он существует — есть специальные регистры, можно проверить, — сто пятьдесят — двести. Что касается копии моей подписи и печати «Ленэнерготеплостроя», то у нас договорные отношения со множеством организаций, ежедневно здесь толпятся клиенты, и на каждом совместном документе стоит моя подпись и наша печать. Сложнее с паспортными данными, но объяснить можно и это — их можно узнать в милиции, в ЖЭКе и, наконец, внутри нашей организации…

— То есть вполне возможно участие вашего сотрудника? — спросил Влад.

— Я этого не говорил, но у нас в штате состоит тридцать человек, и за каждого ручаться, как вы понимаете, я не могу. Хотя, на мой взгляд, ситуация выглядит так: кто-то из наших клиентов, коих, я повторяю, у нас чрезвычайно много и каждый из которых получает от меня визитку, не выбрасывает оную, а однажды изготовляет печать, вероятно, существующего нотариуса плюс штамп, составляет решение учредителя, с помощью ксерокса и имеющегося у него договора с нашим АО переводит на него мою подпись и нашу печать, сам же его «нотариально заверяет», равно как и банковскую карточку, как и устав вновь созданного общества, которое — вполне возможно — стоит на учете в налоговой инспекции, только с настоящим, другим учредителем, откуда и справка, идет со всеми этими бумажками, поддельными паспортами и облигациями к вам, заговаривает зубы — вы и купились. Так?

— Почти так. — Влад был как-то даже по-особому, отрешенно спокоен. Мало того, что он пришел после драки кулаками махать, да еще, оказалось, и не по тому адресу. — Но почему именно ваша фамилия, ваше АО?

— Не смогу объяснить, — развел руками Бойков. — Но замечу, что нам и своих денег на жизнь хватает, и налоги мы исправно платим, и аферистов любого рода у себя не держим. К тому же я не такой, простите, дурак, чтобы переходить дорогу крупной банковской структуре. Если же вы все-таки уверены в моей личной причастности к данному делу, то пожалуйста, пусть ваши люди встречаются с нашими и решают, кто прав, кто виноват, только, думаю, решение будет не в вашу пользу.

— Ну да, ясно, — Влад поднялся, сложил все листки обратно в папку, — спасибо за беседу.

— Да не за что. И честно говоря, мне жаль не только, что мое имя в этой истории замешано, но и что она вообще приключилась. Но не падайте духом — не вы первый, не вы последний, — хоть это и слабое, но все же утешение.

— До свидания. — И Влад повернулся к двери.

— Всего хорошего, — сказал ему вслед Петр Павлович.

Обратной дорогой Влад пытался придумать хоть самую маленькую зацепку, которая могла ему помочь найти какой-нибудь выход, но партия была уже безнадежно проиграна — любой ход был бесполезным.

Когда он вернулся к себе, радостная Наташа сообщила, что звонил только что вернувшийся с Карибских островов Александр Николаевич и просил Владислава Дмитриевича по приходе срочно с ним связаться — он дома.

Влад закрылся в кабинете, не снимая плаща, плюхнулся в кресло, снял трубку телефона, набрал Сашин номер.

— Да! — услышал после двух гудков.

— Привет, Саш, это Влад.

— Салют! Что стряслось?

— Даже не знаю, как сказать… — замялся Влад.

— Как есть, так и говори!

— Ну, в общем, дал я кредит, срок истек и…

— Невозврат, что ли?

— Ну да.

— На сколько?

— Полтора миллиарда.

— Ты что, рехнулся?! Не, твою мать, ты рехнулся?! Ты соображаешь, что говоришь?! Залог был?

— ОВВЗ, которые оказались поддельными.

— Да ты!.. Да ты с ума сошел! Когда вернуть должны были?

— Вчера, но ни слуху ни духу.

— Я через полчаса буду.

— Слушай, Саш, может, лучше я к тебе.

— А разница какая?

— Ну, твое появление взбудоражит всех…

— А ты все в тайне держать собрался? Думаешь, сегодня-завтра эти деньги на тебя с потолка посыпятся? Жди, я скоро подъеду.

Через тридцать минут появился Александр, загоревший до черноты, все его сразу окружили, забросали вопросами о впечатлениях от отдыха. Он, отшучиваясь, с трудом отбился и прошел к себе в кабинет. Несмотря на фактический отпуск, был в костюме — на фоне посмуглевшей кожи воротничок рубашки прямо-таки сверкал белизной. На вопрос Косовского, почему он не отдыхает после долгого перелета, Саша ответил, что по работе соскучился. Поздоровался с Владом, уселся напротив него, крикнул Наташе, чтобы в течение двадцати минут ни с кем не соединяла и никого не пускала, закрыл дверь на замок.

— Ну, давай рассказывай, как это все приключилось.

Влад достал из сейфа папку с облигациями и юрдело «Айс М», подал Саше и, пока тот их просматривал, медленно, стараясь ничего не упускать, поведал всю историю от начала до конца, в том числе и нынешний визит на Чкаловский проспект. Александр в течение этого времени ни разу его не прервал и, когда говоривший закончил, продолжал молчать. Потом вдруг встал и зашагал туда-сюда по кабинету.

— Все это настолько абсурдно, Влад, что в голове моей просто не укладывается. Я еще могу понять, когда человек валюту на вещевом рынке покупает или продает и остается в конце без денег да еще с носом разбитым, но триста штук… Это очень круто. Если бы мне рассказали такую историю о другом банке, я бы решил, что тут не обошлось без помощи его сотрудников, именно тех, кто этот кредит предоставил. Ты меня понимаешь?

— Нет.

— Хорошо, уточню. Я бы посчитал, что человек, давший деньги, в доле с теми, кто их взял и не вернул.

Влад только покачал головой:

— Классный поворот. Но ты же понимаешь, что мне это не нужно?

— Я — понимаю. А поймет ли руководство — не ручаюсь. Ну ты сам представь: приходит член с бугра, ты ему даешь полтора «арбуза», и он растворяется! Ни по чьей-то рекомендации, ни постоянный — да вообще никакой — клиент банка, без реального залога, а ты ему — «на»! Держи бабки, у нас еще есть!

— Но залог-то был!

— Какой? — Саша придвинулся к нему вплотную. — У тебя, поди, и заключение отдела ценных бумаг об их подлинности есть?

— Нету, нету, — понуро ответил Влад.

— Вот! Вот! И с кем же ты свою вину собираешься разделить?

— А Анатольевич? Я же пришел к нему, так и так, и он мне целую лекцию прочитал.

— Да? — перебил его Александр. — Может, он тебе еще документ со своей подписью предоставил — разрешаю, мол, деньги всем подряд раздавать? Он жук старый, я его давно знаю, он на себя лишнюю ответственность никогда не возьмет, тебя, — и он ткнул Влада пальцем в грудь, — тебя и только тебя сделают козлом отпущения, и лучшее, на что ты можешь рассчитывать, — на простое увольнение за непрофессионализм, но тут слишком яркий пример мне на ум приходит — помнишь Карпова?

Конечно, Влад его помнил. Молодой еще парень, лет двадцати, проработал у них в валютном отделе с месяц. Услышав, что банку нужен еще один броневик в связи с увеличившимся оборотом наличных средств, привел каких-то ребят, которые после недолгих разговоров и не особенно торговавшись пригнали огромный мощный «мерседес», почти новый, просили денег очень мало, посему сделка прошла чрезвычайно быстро. Однако спустя весьма незначительное время оказалось, что он ворованный, — как ни был невероятен сей факт, но все единогласно признали, что русский человек очень умен и изобретателен, если уже и броневики научился угонять, — ребята исчезли, а Карпов вдруг заболел и уехал лечиться. Но служба Борисыча его быстро разыскала, и после непродолжительной беседы с его людьми этот молодой человек взялся «мерседес» продать и сделал это за три дня. О продолжении его работы в банке уже, конечно, не могло быть и речи, что касалось продажи автомобиля, то ходили слухи, что он просто был с теми ребятами заодно и не продавал броневик вновь, а лишь вернул банковские деньги.

— Представляешь, — продолжал Александр, — если Хозяин решит, что ты его киданул, и попросит вернуть триста с лишним штук? Сначала попросит, потом потребует.

Зубы у Влада сжались, глаза сузились.

— Саш! — почти выкрикнул он. — Но я же не брал этих денег!

— Дай Бог, чтобы тебе поверили. Но один результат уже есть: тебя в любом случае уволят, а мое повышение, — Александр сделал паузу и с силой разрубил рукой воздух, — коту под хвост! Пахал как проклятый, строил карьеру, до филиала дошел — и на, член тебе! Эх, Владик, Владик, испортил ты жизнь не только себе! Сидеть мне на своем месте еще года два, а то и три. Чем ты думал, когда решение принимал, — непонятно. Все! Ну, теперь только Богу тебе молиться — больше никто не поможет. Идем к Анатольевичу.

— Я, — скривил в улыбке губы Влад, — с большим удовольствием выпил бы чего-нибудь.

— О, теперь у тебя на выпивку мно-ого времени будет. Идем!

Пока шествовали по коридору, Александру приходилось три раза останавливаться, изображать радость от встречи после разлуки и одинаково отвечать на вопросы — да, солнце, воздух, вода — все замечательно. Не стал исключением и управляющий: он, нисколько не удивившись приходу Саши, сразу набросился на него — как отдохнул, какие впечатления, и тут Александр ответил:

— Да знаете, если честно, не так уж и хорошо. Ветрено, скучно, еда отвратительная — только загорал да радовался за жену и дочь — для них это действительно было развлечение. Мы, впрочем, по делу.

— Ну, — Юрий Анатольевич откинулся на спинку кресла и сложил руки на груди, — тогда я вас слушаю внимательно.

— Излагайте, Владислав Дмитриевич, что там произошло.

Влад вновь рассказал историю, попытался было упомянуть о том, что поначалу не принял решение самостоятельно, что пришел к нему, управляющему, но Анатольевич и ухом не повел, будто намек им вовсе не понят. Слушая, он вдруг положил перед собой чистый лист бумаги, взял ручку и начал делать на нем пометки. Когда Влад закончил, он опять принял любимую позу и сказал:

— Что ж, происшествие чрезвычайно неприятное. Не ожидал, честно говоря, от сотрудника с таким большим стажем подобной, э-э, оплошности. — Заметив, как Влад удивленно поднял брови, он добавил: — Да-да, никак не ожидал.

— Но вы же, — пытался вставить тот, — мне сами сказали…

— Я помню, что я вам сказал, — перебил его управляющий, — я сказал, что вы должны зарабатывать для банка деньги, но не говорил, что вы его должны денег лишать. А еще я вам говорил, что решение по подобному вопросу вы обязаны принимать самостоятельно, но это нисколько не означало того, чтобы вы путали фальшивые облигации с настоящими, а известную в городе строительную организацию — с фирмой-однодневкой!

Влад вскочил с места.

— Сядьте, сядьте, не нервничайте. — Юрий Анатольевич сделал останавливающий жест рукой, Влад перевел взгляд на Сашу, тот кивнул головой, и он вернулся в кресло. — Я, — продолжал управляющий, — сейчас же свяжусь со службой безопасности, они до конца дня постараются навести справки, может, всплывет какая-нибудь информация, потом последует доклад на самый верх. Вы, Владислав Дмитриевич, пока занимайтесь отделом, будто бы ничего не произошло. Вы, Александр Николаевич, сейчас отправляйтесь домой, так сказать, акклиматизируйтесь, завтра же, будьте любезны, пожалуйте на работу — сами понимаете, в такой ситуации отпуск ваш придется прервать. А пока — не смею вас обоих задерживать.

Они зашли в кабинет. Саша взял плащ, сказал Владу:

— Ну что, держись. Главное, о чем ты сейчас должен думать, — как и что отвечать, когда тебя вызовут сам знаешь к кому. Ну, ни пуха!

— Вот уж действительно к черту!

Оставшееся до конца рабочего дня время Влад провел сидя на своем месте, рисуя на бумаге дурацкие рожицы. Сказать о его настроении «дерьмовое» — значит, не сказать ничего. Оно было ужасное, мерзкое, отвратительное. Он чувствовал себя и раздавленным, как букашка, и растекшимся, словно сугроб под весенними лучами солнца, как боксер, попавший в нокаут, пытающийся встать с пола до того рокового момента, когда рефери закончит счет, но снова бессильно падающий на ринг. Вот и повернулась жизнь спиной. В один момент — вжик! — и все прахом… Классно он Василия призывал радоваться окружающему миру — вот он, мир, жестокий, безжалостный, раз — и ты в дураках, и все летит к черту. Теперь уже не до ромашек… Да, да, вот они — сообщающиеся сосуды, все верно. Было хорошо, стало плохо. Вот оно! И как же долго будет теперь «плохо»? И не станет ли это «плохо» еще хуже? Вот тебе, бабушка, и Юрьев день, вот и свадьба, и медовый месяц. Жизнь — джинс, джинс… Приплыли. Не было печали, так черти накачали. Как он улыбался, читая о простофилях, попадавшихся на удочку мелких мошенников, — меняет кто-либо валюту на улице, вдруг подбегает «милиционер» в штатском, меняла сует ему в руку баксы обратно, и — бегом, «мент» — за ним, а незадачливый обладатель «гринов» разворачивает купюру — и видит вместо стодолларовой бумажку достоинством всего в один. Улыбался и тогда, когда смотрел фильм «Влюблен по собственному желанию», — героиня, партнерша Янковского, покупала красивую кофточку, а дома вытащила из пакета рваную тряпку. А сколько он пересмотрел всякой американской кинопродукции об удачливых грабителях — а сам вляпался, попавшись на самый известный трюк — «куклу». Обычно там вместо денег кладут пачку спрессованной бумаги, здесь же пакет с настоящими облигациями заменили на идентичный по форме, но очень отличный по содержанию. А что мешало лишний раз перепроверить, например, когда они уезжали готовить платежку? Это даже не фиаско его пятилетней учебы и последующей семилетней профессиональной деятельности, в том числе и четырех лет в банке, а жуть какая-то, ужас, мрак. Хана. Даже не запятая, а большая жирная точка. Все.

С трудом дождавшись шести часов вечера, отправился домой. Страшно хотелось выпить — не потому, что этим надеялся изменить подавленное настроение, просто на самом деле испытывал жажду, ту самую страшную жажду, которую нужно «заливать». Но завтра предстоял тяжелый, напряженный день, и провести его было необходимо максимально собранным, а не с больной, похмельной, разбитой головой, — надежда умирает последней, вдруг еще и удастся что-нибудь изменить. Дома, переодевшись, лег на кровать, достал подушку, подложил под себя, включил телевизор. Поочередно нажимал кнопки дистанционного управления, перескакивая с канала на канал, ни на какой программе не останавливая своего внимания. Скоро пришла Жанна, с порога начала весело щебетать, рассказывая о каком-то смешном случае, приключившемся у них сегодня на работе, но, заметив, что он не в настроении, оставила его и отправилась на кухню готовить ужин. Ели молча. Только когда перешли к чаю, она задала было вопрос о причине его состояния, он сослался на головную боль, и Жанна прекратила попытки его разговорить. Влад решил, что нужно выспаться, лег пораньше, но сон не шел. Как он, ворочаясь, ни менял позу, как ни мял подушку — лезшие в голову дурные мысли заснуть не давали. Из кухни пробивалась полоска света — Жанна спать не хотела, читала книжку. Наконец он потихоньку задремал — и ему почему-то снилось, будто он бежит по лесу, преследуя убегающих фашистов, палит по ним из автомата, но не может попасть — пули не долетают, обернувшись же, видит, что другая часть фашистов, наоборот, преследует его, — так он и бежал следом за одной группой, скрываясь от другой.

Когда пришло утро, вставать страшно не хотелось, нисколько он не выспался — во всяком случае, свежим и отдохнувшим себя не чувствовал. Взбодрился только после душа и чашки горячего чаю. На языке почему-то вертелась фраза «Семи смертям не бывать, а одной не миновать», и отогнать ее от себя он не мог. Оделся, чмокнул Жанну и отправился на работу.

В банке все шло своим чередом, как обычно. Изменение замечал только Влад, и это изменение напрямую его касалось и произошло по его вине — банк лишился полутора миллиардов. Полтора — не сто пятьдесят и не пятнадцать, да и не в первый раз подобное у них случалось, но впервые в этом фигурирует его, Влада, имя. Он понимал, что никому из коллег еще ничего не известно, хотя Дима и побывал вчера на беседе у управляющего, но ему казалось, что каждый взгляд, на него обращенный, говорил: «Ну что, умыкнул денежки, пока Саша в отпуске был? Молодец! И как хитро все обставил! Но мы-то не дурачки, соображаем, что к чему…»

Появление Александра на рабочем месте удивило всех, но особенно сильно — сотрудников его отдела. Косовский и Наташа в течение первой половины дня шептались друг с другом, сначала недоуменно, потом многозначительно переглядывались, — естественно, они готовили договор и прочие документы на этот последний кредит и могли о многом догадываться, хотя в случае пролонгации ставить их в известность было вовсе не обязательно. Саша обстоятельно расспросил Влада о том, что происходило в его отсутствие помимо истории со злополучным кредитом, внимательно выслушал, занял свое кресло и приступил к работе, Влад же сидел рядом с совершенно отсутствующим видом, будто все происходившее вокруг никак его не касалось — да так, наверное, и было на самом деле. Наконец Саша не выдержал, встал, толкнул дверь, она громко хлопнула, вернулся обратно на место, произнес:

— Ну и что ты собираешься делать?

— У меня есть возможность еще что-то делать? — усмехнулся Влад.

— Ничего за вчерашний вечер не придумал?

— А что тут придумаешь… В пролете я, Саша, в большом пролете. Такого дерьма у меня за всю жизнь еще не было.

— Ты, Влад, подожди, еще и не такого насмотришься. Борисыча, между прочим, вчера озадачили, но он, естественно, ничего и никого не нашел. Правда, не знаю, сколько у него времени до вынесения вердикта, или оный уже составлен, но все равно сегодня-завтра тебе с Хозяином беседовать.

— «Не виноватая я, он сам пришел»? — скривился Влад.

— Я не знаю, что тебе советовать. Ты ведь понимаешь: как Хозяин скажет, так и будет. Тут уж он решает, прав ты или виноват.

— Вот как?

— А у тебя много аргументов есть в свою защиту?

Тут раздался телефонный звонок. Саша снял трубку, произнес: «Да» — и после некоторой паузы: «Хорошо». Взглянул на товарища, сказал:

— Анатольевич говорит, что тебя уже зовут. Могу пожелать только удачи.

— И на том спасибо. — Влад окинул взглядом стол, подумал, нужно ли ему что-нибудь с собой захватить, махнул рукой, развернулся к выходу и уже в дверном проеме сказал: — Извини, Саш, что я тебя подставил. Не держи зла.

— Уж за это не переживай. Злился я вчера, а сегодня уже перекипел. Мое от меня все равно не уйдет, а тебе хреново, так что держись.

— Спасибо.

— Давай.

Влад подошел к диспетчеру, спросил:

— Я в центральный, есть кому везти?

— Да, Вова давно ждет.

— Давно?

— Ну да. Сказали — тебе машину, готова должна быть к любому моменту.

— A-а, замечательно.

Через двадцать минут Влад уже был в центральном офисе. На входе прошел через металлоискатель, тот зазвенел, пришлось вывернуть карманы, охранники внимательно изучили его пропуск, предложили пройти.

Влад прошествовал в секретариат — в огромной комнате вдоль стен, на которых висело бесчисленное множество различных картин, стояли кожаные диваны, у окна в нескольких клетках находились попугаи, тупо смотревшие друг на друга и на вошедшего, стрекотали там что-то друг другу, в центре стоял большой стол, половину которого занимал суперфакс-телефон со множеством разноцветных кнопок. Кресло за ним пустовало — молодая женщина, его занимавшая, поливала из изящной лейки цветы, растущие в стоящих вокруг многочисленных кадках, была и карликовая пальма. Завидев гостя, дама развернулась к нему и вопросительно приподняла брови:

— Здравствуйте, вы по какому вопросу?

— Меня зовут Друбский Владислав Дмитриевич, мне назначено.

— А, да-да. Подождите секундочку.

Влад уселся на диван, в течение нескольких последующих минут рассмотрел все до одной картины и с сожалением отметил про себя, что ни одна его не впечатлила. «Видно, мало того, что я живопись, плохо понимаю, она еще и во мне ничего не трогает, не будоражит. А может, просто тут картины висят дерьмовые?»

Секретарь закончила поливать цветы, грациозно села в свое кресло, сняла трубку, позвонила, сообщила о посетителе, вероятно, получила утвердительный ответ и, сверкнув белозубой улыбкой, пригласила Влада войти в кабинет, хотя именовать «кабинетом» огромную комнату со страшно дорогой мебелью, уже действительно выдающимися картинами, принадлежавшими кисти известных художников, и раритетными изданиями в шикарных переплетах, стоявшими в книжных шкафах, тесно прижавшись друг к другу, было трудно. В помещении находились только два человека — Иван Борисович и сам Хозяин.

— О-о! — завидев Влада, воскликнул последний. — Кто к нам пожаловал! Владислав Дмитриевич! Присаживайтесь, любезный!

Гость сел на предложенное место, по правую руку находился начальник службы безопасности, через стол — сам Хозяин. Фразы свои он произнес столь доброжелательным тоном, что можно было предположить, будто он разговаривает не со своим проштрафившимся сотрудником, а со старым другом, коего не видел года три, и теперь чрезвычайно рад долгожданной встрече. Выглядел он вполне на свои пятьдесят лет, был явно склонен к полноте, но толстым не казался, хотя, глядя на него, становилось ясно, что этот человек питается в основном в хороших ресторанах, а если дома, то употребляет в пищу продукты исключительно высокого качества. Внешностью своей он был похож больше на партийного работника, чем на владельца коммерческого банка, и, если бы не безукоризненный костюм, золотые часы на руке и запонки на манжетах, его вполне можно было принять за первого секретаря горкома КПСС, произойди встреча лет десять тому назад.

— Сигарету? — И он протянул вошедшему пачку тривиального «Мальборо» — видимо, предпочитал их за крепкость.

— Спасибо, не курю, — ответил Влад.

— А я, — сказал Хозяин после того, как щелкнул зажигалкой, глубоко затянулся и выдохнул облачко дыма, — все никак не могу бросить. Понимаю, что вредно, и возраст уже не тот, чтобы насиловать организм без возмездия с его стороны, а ничего поделать не могу. По настоянию детей пробовал не курить — три дня продержался, больше не выдержал — отложил на следующий понедельник, потом — на следующий месяц, теперь вот решил Нового года дождаться, а там уж точно брошу.

Борисыч издал легкий смешок.

— Вот, — продолжал говоривший, — а теперь перейдем к делу. Я надеюсь, вы понимаете, зачем я вас пригласил?

— Да.

— В общих чертах мне все известно, но хотелось бы услышать эту историю из ваших уст, так сказать, из первоисточника.

Влад все, что помнил, постарался изложить ему по порядку, не упуская различные мелочи. Когда он закончил, Хозяин переглянулся с Иваном Борисовичем и сказал:

— Грустно. Просто грустно. И понимаете, Владислав Дмитриевич, не из-за трехсот тысяч — деньги — это всего лишь деньги, — а из-за того, как люди меняются, как, чего-то достигнув, дают гордыне овладеть собой, начинают смотреть свысока на остальных и уверывают в свою исключительность и безнаказанность. Вот вы сидите тут передо мной — человек, проработавший на меня четыре с лишним года и за это время не имевший ни одного — ни одного, повторяю — замечания, а только в высшей степени положительные отзывы, считающийся специалистом очень высокого класса, — и пытаетесь уверить меня в своей непричастности — я имею в виду прямой непричастности — к этому инциденту, дескать, обманули, как мальчишку. У вас диплом экономфака ЛГУ, семь лет практической работы — и вдруг вы дарите незнакомым личностям полтора миллиарда взамен на фальшивые облигации. Тут не то что я, а даже самая тупая малолетняя девочка, сидящая на телефоне в каком-нибудь нашем далеком филиале, например в Новосибирске, и то не поверит. Впрочем, девочку, может быть, с немалым трудом вам бы и удалось убедить, но у меня таких, как вы, уже целая обойма набралась — то заместитель управляющего с далеко не самой высокой у нас зарплатой после двух лет работы вдруг в четырехкомнатную квартиру в центре вселяется — дедушка ему в наследство, дескать, оставил, — то есть, когда он в государственном учреждении лямку тащил, никакого дедушки не было, а тут объявился, — то простой кассир иномарку приобретает — родственники-миллионеры у него за границей, оказывается, есть — вот денег дали. До тридцати лет дожил, ни о каких его семейных узах за кордоном никто не слышал, только кассиром устроился — сразу — на тебе! — да еще и миллионеры. А как Борисыч их пощупал, оказалось, один просто вместе с необходимыми перечислениями секретарю, платежки печатающему, еще одно подсовывал, маленькое такое, незаметное, но каждый день в течение года, вот и накопилась денежка, — кстати, как я узнал, нагоняй дал порекомендовавшему его не за то, что он воровал, а что делал это так неумно, глупо, неизобретательно — а к чему нам бестолковые сотрудники? Вот кассир — да, тот молодец — ухитрялся принимать крупные суммы, а по компьютеру их не проводить. Но, как говорится, нет ничего тайного, что не стало бы явным. А вы, кстати, тоже не очень хитро придумали — на авторитет, что ли, свой понадеялись или на чудо какое?

Влад не верил своим ушам — он ждал обвинений в халатности, некомпетентности, ну, еще в чем-нибудь, но только не в воровстве.

— Я не брал этих денег, — подняв взгляд на Хозяина, сказал он.

— Ну, конечно, вы лично не брали, зачем вам ручки марать, взяли другие. Ваши партнеры — служба безопасности проверила — денежки перевели в другой банк, на счет такого же ООО, наличными сняли — и поминай как звали. Кстати, и звали-то интересно — людей с такими именами и номерами паспортов просто не существует. Нотариус — есть, но он на подобные документы ничего не оформлял — подделали его печаточку-то, и будь вы непричастны — куда, спрашивается, смотрели? Даже смешно. Я, в принципе — но только в принципе, так сказать, теоретически, — могу вас понять — триста тысяч пусть и не миллион, но сумма не маленькая, работая у меня, даже с учетом удачно складывающейся карьеры, сколько бы вам времени понадобилось, чтобы ее собрать? — лет восемь, ну, плюс какие-то свои дела, семь. А тут — раз! — и готово. С работы уволили, потерпел годик в засаде, не шикуя, а потом сразу и квартирка, и машинка — любопытствующим же объявляешь, что или бизнес свой прибыльный открыл, или бабушка-миллионерша померла.

— Я не брал этих денег, — повторил Влад.

— Не верю я вам. И очень не люблю, когда меня обманывают. Вот Елизавете, царице, нравилось, когда ей сообщали, что из казны воруют, — значит, в ней есть что воровать. Я не самодержец, без прихотей, воруешь — могу и руки отрубить, да и еще кое-что. Но я не злобный, я считаю, что плохих людей не бывает, — портит их зависть и низменные чувства — а это от лукавого. Но он ищет слабых, сильный ничему не поддается, потому и остается человеком, а не козлом. Слабым же нужно сочувствовать, а не мстить, жалеть, а не бить. Я по-разному могу с вами поступить, обычно за такие вещи я еще и штрафую — но это на другом уровне, с вас-то и взять нечего. Отдайте мои деньги — сколько там, Иван Борисович, триста двадцать четыре тысячи? — и ступайте на все четыре стороны. Опыт у вас большой, работу быстро найдете — вот и живите себе спокойно, наживайте добро, только ошибок подобных не повторяйте. Я же торопить вас не буду — понимаю, что денежки уж разбиты на разные части и находятся в разной форме, и ваших личных там не больше половины, — что ж, объясните своим товарищам, что вас просекли, и если они вам зла не желают, пусть и свою долю отдадут. Ситуация у вас сложная, жестких сроков я вам не ставлю, но считаю, что за две недели вы управитесь. Даже разрешаю сначала быстро внести сто шестьдесят тысяч, а через месяц остальное, так я смогу поверить быстрее, что вы искренне хотите исправиться.

Влад сидел, лишь криво усмехаясь. Он понял, что Хозяин полностью уверен в том, что это он спланировал всю эту операцию с фальшивыми ОВВЗ. И все говорит так правильно, что его чуть-чуть послушать, и сам поверишь в свое участие в воровстве.

— Ну а если вы все-таки ошибаетесь, если меня действительно обманули, если я на самом деле с ними не знаком и не положил в свой карман ни копейки? — спросил он.

— Тогда это очень редкий и странный случай — сродни тому, что человек падает с крыши девятиэтажки и остается жив, — возможности этого я отвожу сотую процента. Так что давайте не теряйте времени, возвращайте все в исходное состояние. И без причуд. Вы помните фильм Рязанова «Жестокий романс»?

— Да, помню.

— Так вот, мне очень нравится момент, когда Паратов в исполнении Михалкова говорит: «Я уж еду — не свищу, а наеду — не спущу». Так и я. Вздумаете баловаться, играть со мной — тогда уже точно не обрадуетесь. Да, кстати, говорят, вы жениться собрались, невеста у вас красавица?

«Козел», — подумал Влад, на вопрос не ответил, продолжал молчать.

— Не давайте мне повода испортить вам семейную жизнь. Один повод вы мне дали, но я прощу вам эту глупость, ибо считаю ее просто заблуждением. Стоимость прощения — триста двадцать четыре тысячи долларов США, и у меня к вам нет претензий ни имущественных, ни моральных, живите себе в удовольствие. Если же выкинете какую-нибудь штуку — например, попытаетесь сбежать, не уплатив, — я с вами встречаться уже не стану, беседу поведут другие люди — у них иная манера разговора, другой тон, мерами физического воздействия они нисколько не брезгуют — и, к сожалению, иногда это более доходчиво, чем простое слово. Так что один большой неверный шаг вы уже сделали, не повторяйте ошибок. Тем более что ответственны вы теперь не только за себя, но и за будущую жену, и ее долговязого сынишку. У меня все. Ступайте.

Влад понял, что возможности доказать свою правоту у него нет. Решение принято без него, неважно, Хозяин сделал вывод единолично или с помощью Анатольевича и Борисовича, но факт налицо — его обвинили в краже и требуют деньги, которых у него нет. Это конец.

Он молча встал и направился к двери.

— Да, — услышал он вслед и обернулся перед выходом, — с сегодняшнего дня вы у меня не работаете.

— Понятно, — только и ответил. А что было еще говорить?

Вернувшись в банк — он хотел не только забрать свои вещи, но и поговорить с Сашей, — вдруг, встречаясь взглядом с коллегами, догадался, что весть о случившемся только что всех облетела, — слишком уж пристально все на него смотрели. Александр был на месте, Влад в общих чертах пересказал ему беседу, происшедшую в центральном офисе.

— Да, дела, — произнес Ильин. — И что ты теперь намерен делать?

— Для начала как следует напиться — знаешь, как приятно пить посреди недели? А на работу мне теперь не надо.

— Смотри не переусердствуй. У тебя мало времени, надо не пьянствовать, а выход искать.

— Какой?!

— А я почем знаю! Если бы мог чем, я бы тебе помог. Честно.

— Спасибо, Саш. Но какой может быть выход? Жанну с Кешей под мышку — и бегом?

— Бегом не получится. Если он предупредил тебя, чтобы не дергался, — значит, пасти станут — у Борисыча бездельников много, возьмут под колпак, за каждым твоим шагом будут следовать, телефон начнут прослушивать — у них подобные дела давно налажены. В общем, ты в большом пролете, я не знаю, что тебе советовать. Главное, не ломайся. И не пей, а лучше думай, даст Бог, и придет что в голову. Жанне расскажешь?

— Пока нет.

— Правильно.

— Почему на меня в банке косо смотрят? Все уже в курсе?

— Да, конечно. Мой выход на работу вызвал вопросы, Анатольевич их разъяснил.

— Паскуда он.

— Может быть.

— Ладно, пару звонков сделаю да пойду.

— Звони.

Тут Сашу зачем-то позвала Наталья, он вышел, Влад набрал рабочий номер Семеныча, тот был на месте, секретарша с ним сразу соединила.

— Здорово! — сказал Влад.

— Здоровей видали.

— Как живешь?

— Да уж получше, чем у тебя.

— То есть?

— То есть я уже в курсе, как ты попал.

— Да? Тем лучше. Имею настроение с горя выпить. Ты домой после работы?

— Это имеет значение?

— Ну да… — Влад подрастерялся. — Если домой, я бы взял чего-нибудь и подъехал…

— Подъехал? Так, лучше послушай меня. Я тебе когда-либо врал, хоть в чем-то?

— Да никогда.

— Ни «да никогда», а просто никогда. Ты знаешь, я человек искренний, всегда правду говорю всем в глаза, ни перед кем не юлю и на мнение любого плюю, если с ним не согласен. Кто там что про тебя говорит — мне по фигу, я никому не верю. Но мнение одного человека мне не безразлично, и каким бы оно ни было, оно правильное, ибо это мнение Хозяина. Сказал он, что ты виноват, — значит, виноват. Ты теперь в опале, и пить с тобой — свою башку подставлять под его топор, а этого я не хочу.

Влад опешил.

— Значит, — сказал он, — ты меня послал?

— С волками жить — по-волчьи выть, — ответил Семеныч.

— Ну что тебе сказать остается? Прощай.

— Давай, ни пуха.

— Пошел ты… — не выдержал Влад и бросил трубку. Но тут же снял ее, набрал номер Колиного мобильного телефона.

— Да! — услышал.

— Коль, это я.

— Привет, Митрич. Сразу приношу свои соболезнования.

— Ты тоже в курсе?

— Я с самого утра в курсе. Я хотел тебе позвонить, да замотался — я и пообедать толко