Book: Два часа до полуночи



Два часа до полуночи

Бретт Холлидей

Два часа до полуночи

Глава 1

Вечер, 9 часов 32 минуты

Зевок Эвелин Томсон, лениво развалившейся в кресле перед коммутатором отеля «Хибискус», выглядел не слишком привлекательно. Вообще-то Эвелин была хорошенькой, но в этот вечер лицо ее было угрюмым, и надутые губки придавали ему совершенно разочарованный и несчастный вид.

До полуночи еще целых два с половиной часа! Эвелин прекрасно понимала, что Роджер ждать не станет. Тем более целых два часа. И хуже всего, что совершенно невозможно связаться с ним и объяснить, что все расстроилось. Вторая телефонистка, которая еще сегодня днем пообещала в десять часов сменить Эвелин, чтобы она успела на свидание, только что сообщила по телефону, что у нее разболелась голова и она не сможет выйти на работу.

Головная боль? Ерунда! Ее голос прямо-таки звенел от злорадства. Ну, погоди, придется и тебе когда-нибудь попросить Эвелин о такой же услуге, вот тогда попляшешь! Ладно, хватит об этом.

Эвелин снова зевнула, деликатно прикрывая рот пальцами с розовыми ногтями. Добро бы еще была какая-то работа: но сейчас, в межсезонье, дежурить после девяти вечера в «Хибискусе» так же бессмысленно, как сидеть на коммутаторе в морге. Разве что позвонят раз-другой из номеров заказать льда или содовой. Больше до двенадцати часов, до конца смены Эвелин, ничего не произойдет. А ей приходится пропускать свидание с Роджером!

Роджер, конечно, ужасно разозлится. Эвелин не так к нему относится, чтобы заставить ждать целых два часа, да еще и без всяких объяснений. А как удачно все начиналось! Она умело вела игру, позволяя на каждом следующем свидании чуточку больше, но каждый раз вовремя останавливалась и останавливала его. Так что теперь Роджер крепко сидит на крючке. Разгоряченный и влюбленный, он уже подготовлен к тому, что должно было произойти сегодня вечером…

На щите замигала лампочка. Эвелин оборвала зевок, села чуть ровнее и наклонилась к коммутатору. Триста шестидесятый номер – это мистер Слин по прозвищу «Слюнявый Слин». Вообще-то он ничего, но как увидит девушку, сразу распускает слюни. Его пухлое лицо принимает приторно-сладкое выражение, а полные губы становятся влажными.

Забавно, что он сейчас позвонил. Всего двадцать минут назад ему звонила мисс Пенни из четыреста четырнадцатого. Эвелин, конечно, подслушала их разговор. Когда мужчина и женщина, живущие в разных номерах, начинают поздно вечером разговаривать по телефону, у телефонисток сразу появляется интересная тема для сплетен. А Эвелин заметила, что эти двое перезваниваются уже несколько дней. Высокая мисс Пейни держалась надменно, но на мужчин смотрела откровенно призывным взглядом. Смешно, что она не нашла себе кого-нибудь получше, чем этот старый Слин. Хотя она уже и сама старуха. Ей не меньше тридцати пяти. А когда доживешь до таких лет, подумала Эвелин с высоты своих девятнадцати, выбирать уже не приходится.

Но они разговаривали очень осторожно. Как будто считали, что сидящей внизу телефонистке нечего больше делать, как подслушивать их разговор.

Мисс Пейни сказала, что нашла статью, о которой они говорили сегодня днем. Не хочет ли мистер Слин зайти к ней и взять эту газету? А мистер Слин, брызгая слюной, уверял, что это доставит ему огромное удовольствие и, если мисс Пейни не возражает, он закажет что-нибудь выпить. Мисс Пейни ответила, что у нее найдется лед к напиткам.

В том-то и штука, решила Эвелин, когда замигала лампочка. Лед в четыреста четырнадцатый не приносили по крайней мере с пяти часов. Наверное, у нее оставалась только пара полурастаявших кубиков. Они захотели выпить еще по стаканчику, и старина Слин решил сделать заказ из своего номера – как будто все в этой гостинице дураки.

Держа микрофон чуть ниже подбородка, Эвелин Томсон сказала скучающим голосом:

– Ваш заказ, пожалуйста.

Из триста шестидесятого ответил женский голос, задыхающийся, охрипший, истерически взвинченный:

– В триста шестнадцатом номере труп! Это убийство. Умоляю вас, поторопитесь!

Щелчок… Связь прервалась.

Эвелин застыла, глядя широко открытыми глазами на коммутатор. Звонили из номера мистера Слина. Из триста шестидесятого. Соединение было с триста шестидесятым. Она еще раз посмотрела на щит, чтобы окончательно в этом убедиться. Кажется, женщина сказала «в триста шестнадцатом»… Но звонили точно из триста шестидесятого. Видимо, она просто ослышалась.

Убийство? Эвелин отчаянно пыталась перезвонить в номер. Никто не брал трубку. Она повернулась к дремлющему за стойкой портье и громко прошептала:

– Дик!

Портье вздрогнул и повернулся сонно к девушке. Она возбужденно взмахнула левой рукой, одновременно подключая правой нового абонента.

Телефон зазвонил на столе частного офиса. Человек, спавший одетым на диване в крошечном кабинете, медленно зашевелился.

Оливер Паттон, начальник службы безопасности гостиницы, опустил ноги на пол и сел, сонно протирая глаза. Его рабочий день продолжался двадцать четыре часа – «Хибискус» мог держать только одного сыщика, поэтому Оливеру приходилось выкраивать для сна часы затишья. Честно говоря, это было совсем нетрудно. Ночи в основном проходили спокойно, и работы у детектива почти не было.

Оливер зевнул, посмотрел на часы и потянулся к телефону. Этот высокий, крепко сложенный мужчина несколько лет назад ушел из полиции и с тех пор начал толстеть. Его мучили боли в суставах, но приходилось платить за лечение жены, пенсии не хватало, и он решил подрабатывать в гостинице.

Оливер услышал тихий, но явно взволнованный голос Эвелин.

– Мистер Паттон, тревога в триста шестидесятом!

– Какая еще тревога? – недовольно пробурчал сыщик. – Там, кажется, живет Слин?

– Но звонил не мистер Слин, а какая-то женщина. Там мертвец в номере.

– Покойник? – Оливер Паттон перестал поглаживать живот. Его рот раскрылся от изумления.

– Это Слин?

– Не знаю. Это ужасно, мистер Паттон. Вы лучше поскорее идите туда. Женщина сказала, что произошло убийство. Вызывать полицию?

– Убийство? – в голосе Паттона появились властные нотки. – Пока никому не сообщать.

Он повесил трубку и вскочил на ноги. Лицо стало озабоченным. Убийство в гостинице – это действительно событие чрезвычайное. Хотя он должен был по возможности обходиться без полиции. Конечно, если произошло убийство, полицию все равно придется вызвать. Но Оливер знал большинство ребят из отдела по расследованию убийств. Может быть, удастся повести дело так, чтобы избежать огласки.

Он поспешно вышел из кабинета в холл. Портье, коридорный и лифтер сгрудились у коммутатора и возбужденно переговаривались с Эвелин.

Увидев Паттона, они замолчали и вопросительно уставились на него. Детектив с тяжеловесной поспешностью подошел к стойке и, игнорируя мужчин, обратился к Эвелин:

– Так что произошло, детка?

– Я уже рассказала вам все, что знаю. Мне позвонила женщина из триста шестидесятого и сказала, что обнаружила труп. Потом она повесила трубку и на звонки уже не отвечала.

– Ты пойдешь со мной, Билл, – отрывисто бросил Паттон коридорному. – А ты, Дик, останешься здесь. Никому не разрешай ни входить, ни выходить.

Он тяжело зашагал к лифту. Когда дверь лифта со стуком захлопнулась, детектив спросил у лифтера:

– За последние двадцать минут кто-нибудь спускался?

– Несколько минут назад, шеф, я отвез вниз одну женщину. Она села на шестом этаже.

Кабина остановилась, лифтер открыл дверь и тревожно спросил:

– Что я должен делать?

– Оставайся здесь, – буркнул Паттон, – и не обращай внимания на звонки.

Он быстро и уверенно зашагал влево по коридору к открытой двери, свет из которой падал на противоположную стену. На открытой двери был четко виден номер 360. Внутри ярко горели лампы, освещая пустую спальню. В углу между двух окон стояла двуспальная кровать.

Ни женщины, ни трупа! Все было в полном порядке. Под кроватью стояла пара мужских шлепанцев, в ногах лежала яркая пижама, на туалетном столике аккуратно сложены отделанные серебром щетки.

Паттон добрых полминуты простоял перед открытой дверью, оглядывая спальню. Потом жестом приказал Биллу оставаться у входа и прошел через комнату к закрытой двери ванной. Распахнув дверь, он включил свет. Внутри никого не было. Паттон открыл дверь платяного шкафа и увидел полдюжины костюмов и пиджаков, развешанных в образцовом порядке. В шкафу никто не прятался.

Детектив озадаченно нахмурился, с сомнением покачал головой, глядя на стоящего у двери коридорного, и опустился на колени. Приподняв свисающий край одеяла, заглянул под кровать. Потом встал, отряхивая пыль с колен. Недовольный и сердитый, он подошел к телефону, стоящему на маленьком столике у изголовья кровати.

– Что ты наболтала, Эвелин? В номере нет никого – ни живого, ни мертвого.

– Но эта женщина мне сказала, что в номере покойник. Она сказала, что его убили. Я не знаю, мистер Паттон, может быть…

– Ладно, – перебил он. – Ты вот что мне скажи. Слин сейчас должен быть в номере?

– Он… – девушка запнулась. – Понимаете, он раньше был у себя. Но… примерно полчаса назад ему звонили из четыреста четырнадцатого.

Паттон достал из кармана носовой платок и вытер пот со лба.

– Кто живет в четыреста четырнадцатом?

– Мисс Пейни.

– Такая высокая и тощая? – детектив задумчиво прищурился. – И он пошел к ней?

– Но я… Откуда я знаю? Я их соединила и…

– И подслушивала? – нетерпеливо перебил Паттон. – Да или нет?

– Ну, да. Я думаю, Слин пошел к ней. Я только услышала, как она спросила…

– Хорошо-хорошо. Пусть Дик побудет внизу, а мы сходим посмотрим.

Он повесил трубку и вопросительно посмотрел на Билла.

– Как насчет четыреста четырнадцатого? Вечером туда кто-нибудь заходил?

– Нет, только около шести принесли лед для мисс Пейни.

Возвращаясь к лифту, Паттон не выключил свет в номере и оставил дверь открытой. Встревоженный лифтер ждал у кабины.

Они зашли в лифт под громкое жужжание звонка.

– Поднимемся на один этаж, – сказал Паттон.

– На девятом этаже кто-то с ума сходит, – заметил лифтер. – Он совершенно мертвый, шеф?

– Ничуть не бывало, – ответил озадаченный Паттон. – Пусть этот тип на девятом продолжает сходить с ума.

Выйдя из лифта, они на этот раз свернули направо и через двадцать шагов вышли в коридор. В конце его под пожарным выходом тускло светилась красная лампочка.

Паттон остановился перед четвертой слева дверью с номером 414. Из щели под дверью пробивался свет.

Детектив громко постучал. В ответ ни звука. Он снова постучал. Потом подергал ручку двери. Из комнаты едва слышно донесся испуганный женский голос:

– Кто там?

– Детектив отеля. Откройте, мисс Пейни!

– Не открою… Как вы смеете? – голос стал громким и негодующим. – Уходите от моей двери!

Паттон снова подергал ручку и сказал, придвинувшись вплотную к двери:

– Вы не хотите привлекать ничьего внимания, мисс Пейни. Я тоже. Отоприте, иначе я сам открою.

Он ждал, мрачный и сосредоточенный. Через двадцать секунд дверь робко приоткрылась. Толчком распахнув ее, Паттон вошел в спальню. Эта комната была далеко не в таком порядке, как спальня мистера Слина. Мисс Пейни, которую детектив оттолкнул от входа, все еще держалась за ручку двери.

Это была высокая худая женщина с острым птичьим носом. Седеющие волосы были уложены на макушке. Темные глаза сердито блестели, свободной рукой она придерживала темно-синий халат.

– Как вы посмели?! – задыхаясь, проговорила она. – Что все это значит?

– Я ищу мистера Слина, – спокойно сказал Паттон, оглядывая комнату. Эта спальня была немного больше, чем в триста шестидесятом номере, с двумя большими окнами. Свежий ветерок, веющий с залива, слегка покачивал занавески на окнах.

Кровать была аккуратно застелена. Никаких следов присутствия мистера Слина, если не считать кувшина с почти растаявшим льдом, бутылок джина и «Том Коллинз» на столе и двух бокалов для хайболла, прильнувших друг к другу стеклянными боками.

– Мистера Слина? Да неужели? – у мисс Пейни оказался неприятный пронзительный голос. Она надменно вскинула голову. – Какая наглость!

– Не волнуйтесь, мисс Пейни, – Паттон поднял здоровенную ручищу, как бы защищаясь. – Это вовсе не то, о чем вы думаете. Ничего плохого, если двое наших гостей собрались вместе поужинать и при этом не причиняют беспокойства другим жильцам. Наша администрация в таком случае только рада. Но произошло нечто другое. Мне только что сообщили, что в комнате мистера Слина обнаружен труп.

Произнося эти слова, детектив повысил голос, и через мгновение плотно закрытая дверца шкафа отворилась. Из шкафа вышел тучный пожилой человек. Галстук-бабочка был аккуратно прицеплен прямо поверх нижней рубашки, жирное лицо лоснилось от пота. Он судорожно хватал ртом воздух, как рыба, вытащенная из воды.

Глаза толстяка округлились от испуга.

– Вы сказали «мертвец», сэр? В моей комнате? – выдавил он наконец.

– Так нам сообщили. Вы давно здесь находитесь?

Изо рта мистера Слина медленно покатилась струйка слюны. Он беспомощно взглянул на хранящую высокомерное молчание мисс Пейни и робко сказал:

– Наверное, с полчаса. Я только хотел… э-э… посмотреть интересную статью, которую мисс Пейни и я сегодня обсуждали. И мисс Пейни была настолько любезна, что предложила мне… э-э… освежающий напиток. – Он с деланным безразличием махнул рукой в сторону стола, на котором стояли бокалы.

– А после того, как вы сюда зашли, никто из вас не спускался в триста шестидесятый?

Оба покачали головами и одновременно сказали «нет».

– И вы, мистер Слин, ничего не знаете о мертвеце, находящемся в вашем номере?

– Конечно, нет! Я бы никогда не позволил… то есть… Нет. А это правда?

Паттон пожал плечами.

– По-моему, это просто чья-то идиотская шутка. Уходя, вы оставили открытую дверь.

– Кажется, так и было. Да, – Слин неуверенно кивнул. – По-моему, я оставил дверь открытой. Собирался сразу вернуться, но когда пришел сюда, мисс Пейни была настолько любезна, что… э-э… – и он снова махнул рукой в сторону бокалов.

– Может быть, пока вас не было, зашел какой-то пьяный и позвонил по телефону. Что ж, это не ваша вина. Желаю вам получить удовольствие от сегодняшнего вечера. Извините за вторжение, но мне необходимо было все срочно выяснить.

– Конечно, сэр. Естественно. Мы все прекрасно понимаем, – радостно бормотал Слин вслед уходящему детективу. Но мисс Пейни явно не разделяла его энтузиазма. Застывшая и надменная, она молча стояла у стены, а когда детектив вышел, с грохотом захлопнула за ним дверь.

– Что ты об этом думаешь, Олли? – полюбопытствовал Билл, когда они шли к лифту. – Просто дурацкая шутка?

– А что еще можно предположить? Ведь трупа нет…

Звонок лифта продолжал непрерывно жужжать.

– Отвези нас вниз, Джо, – сказал Паттон, – а потом работай, как будто ничего не случилось. Объясни им, что тебе пришлось на десять минут отлучиться.

Выйдя из лифта, детектив сразу направился к коммутатору, Эвелин тут же обрушила на него град вопросов. Он поднял руку, чтобы остановить ее, и сердито спросил:

– Что это за фокусы, Эвви?

– Какие фокусы? – глаза девушки округлились. – Кто это был?

– Никого.

Паттон стоял перед коммутатором, широко расставив ноги, и тяжело опирался на стойку. У него дьявольски разболелись суставы.

– В номере не было ни души. Слин сидит в четыреста четырнадцатом, разгоряченный джином и любовью. А теперь объясни мне, в чем дело.

– Но, мистер Паттон, мне действительно позвонили из триста шестидесятого, честное слово! Я потом проверила положение переключателей.

– Значит, ты неправильно поняла ту женщину.

– Нет, я… О, господи, мистер Паттон, – вспомнила девушка. – Когда она в первый раз сказала: «Здесь мертвец», мне показалось, что она назвала триста шестнадцатый номер. Поэтому я и проверила переключатель и попыталась перезвонить ей. Но звонила она из триста шестидесятого, и я решила, что ослышалась. Я подумала, что женщина сказала не «в триста шестнадцатом», а «в шестидесятом», потому что она звонила оттуда. А вы думаете?..

– Придется идти еще раз, – кисло сказал Паттон. – Так ты говоришь, триста шестнадцатый? Дик, кто живет в триста шестнадцатом? – он повернулся к портье.

– Мм… по-моему, мисс Паульсен, очень симпатичная дамочка.

– Она дома? Позвони ей, Эвви.

– По-моему, нет, – сказал Дик. – Ее ключ лежит в коробке. Кажется, я недавно видел, как она выходила из гостиницы.

– Она не отвечает, – сказала Эвелин.

– Н-да, – Паттон пожал плечами. – Тебе и сейчас кажется, что женщина сказала «в триста шестнадцатом»?

– Сейчас я в этом уверена.

Паттон устало отвернулся от девушки и, кивнув Биллу, снова зашагал к лифту.

– Просто чтобы проверить еще раз, – сказал он.

Они снова поднялись на третий этаж. Паттон скривился, поглядев на открытую дверь триста шестидесятого номера, и свернул в другую сторону. Он остановился у номера триста шестнадцать, в самом конце коридора. Свет коридорной лампы едва освещал дверь, в номере света не было.



Паттон громко постучал. Подождав несколько секунд, он вновь постучал и властно приказал:

– Открывайте или я отопру дверь запасным ключом!

Из-за двери не доносилось ни звука. Паттон вытащил связку ключей, выбрал один из них и отпер дверь. Стоя на пороге, нащупал выключатель. Щурясь от яркого света, он разглядывал комнату – точную копию спальни мисс Пейни.

В спальне было чисто и, пожалуй, чересчур жарко, потому что окна были закрыты. Детектив нехотя принялся осматривать номер. Через несколько минут, убедившись, что все в порядке, он вышел и запер дверь.

Ожидая лифт, Паттон еще раз заглянул в триста шестидесятый. «Придется перед сном попарить ноги горячей водой», – подумал он. Ступни его горели.

Глава 2

Вечер, 9 часов 37 минут

Мимо отеля «Хибискус» проходила узкая аллея, соединяющая улицу перед каменным молом с задним двором десятиэтажного здания. По ней на площадку между гостиницей и кирпичным жилым домом заезжали только мусорщики и машины, подвозящие продукты.

По ночам, даже в полнолуние, в узком пространстве между зданиями царила кромешная тьма. А в ту ночь на небе светил узкий серп молодого месяца.

Внезапно из темноты на освещенный тротуар выскочила девушка. Споткнувшись, она упала на одно колено, испуганно оглянулась на узкую неосвещенную дорожку. Девушка ничего не смогла разглядеть в темноте, но отчетливо услышала приближающиеся торопливые шаги.

Ужас исказил ее лицо. Она вскочила на ноги и бросилась бежать по тротуару от освещенного входа в гостиницу, как зверь, который, спасаясь от опасности, инстинктивно ищет убежища в самых темных местах.

Свет фар появившейся сзади машины заставил убегавшую сжаться в комок. В это же время на тротуар выбежал мужчина. Он быстро огляделся и, когда машина поравнялась с ним, заметил впереди девушку и бросился за ней.

Оглянувшись, девушка увидела машину и бегущего за ней человека. Она едва дышала, сердце ее бешено колотилось. Поняв, что осталась только одна возможность спастись, она выбежала на дорогу прямо перед стремительно приближающимися фарами, отчаянно размахивая обеими руками. Было видно, что девушка не отойдет в сторону, и, если водитель не успеет затормозить, то собьет ее. Послышался громкий гудок и визг тормозов. К счастью, дорога была сухой, а тормоза хорошими. Когда машина остановилась, передний бампер был всего в нескольких дюймах от колен девушки.

Это было такси без сигнальной лампочки, показывающей, что в машине нет пассажиров. Водитель в униформе сердито выглянул из окна, чтобы выругать испуганную девушку, но она стремительно подбежала к задней дверце и, распахнув ее, умоляюще прошептала:

– Пожалуйста, поехали как можно быстрее! Прошу вас, пожалуйста!

Девушка прыгнула в машину и захлопнула дверцу. Водитель сердито повернулся к ней, но она положила руку ему на плечо и зарыдала:

– Поехали! Скорее, пока он не добежал до машины! Разве вы не понимаете?

Водитель увидел, что неожиданная пассажирка молодая, хорошенькая и смертельно напуганная. Через заднее стекло он заметил быстро приближающуюся фигуру мужчины. Недовольно хмыкнув, таксист нажал газ. Машина рванулась с места, и девушка облегченно откинулась на подушки. Только теперь она заметила второго пассажира – женщину, недоуменно глядевшую на нее.

– Я… я прошу прощения, – с трудом произнесла девушка. – Пожалуйста, позвольте мне проехать хоть несколько кварталов, пока я соображу, что делать дальше. Пожалуйста, не останавливайтесь в таком месте, где он сможет меня догнать.

Она обращалась и к водителю, и к его пассажирке. Таксист повернул к ней голову:

– Не беспокойтесь, леди, я отвезу вас куда угодно. И не думайте об оплате. Это ваш старый муж так гнался за вами?

Они были уже в двух кварталах от гостиницы. Водитель свернул за угол и, сбавив обороты, с интересом повернул голову назад.

– Конечно, водитель, все в порядке, – спокойно сказала первая пассажирка. У нее был юный, чуть хриплый голос, и она произнесла эти слова так спокойно, словно каждый день ездила в такси с незнакомками, которые чуть живые от страха выскакивают на дорогу из темных аллей.

– О, нет, – возразила девушка, все еще задыхаясь и с трудом произнося слова. – Это не мой муж. Это… Я не знаю, – заплакала она. – Я даже не представляю себе, кто этот человек. Все это так невероятно и так ужасно.

– Ну, хорошо, мисс. Хотите, я вызову полицию? Они быстро его поймают.

– О, нет. Только не полиция! Они… они мне не поверят. Начнут задавать всякие вопросы… – голос девушки прервался рыданиями.

– А что вы хотите предпринять? – терпеливо спросил водитель. – Понимаете, я везу еще одного пассажира. И она заплатила мне…

– Все в порядке, водитель, – раздался спокойный молодой голос с заднего сиденья.

Они подъезжали к бульвару Бискейн, и молодая женщина предложила:

– Может быть, вы просто свернете на Флаглер, и я покажу, где меня высадить?

– Я не знаю, что делать, – слабо вздохнула девушка. – Этот ужасный человек…

Она вдруг замолчала, видимо, понимая, что должна объяснить своим спасителям сцену, свидетелями которой они стали.

– Если я пойду в полицию, они скажут, что я сумасшедшая. А я в здравом уме, только не знаю, как это доказать.

– Я тем более не знаю, сестричка, – буркнул себе под нос водитель, сворачивая влево по бульвару.

– Но кто-то же должен мне помочь! – в отчаянии продолжала она. – Мой брат…

Девушка судорожно всхлипнула и заговорила немного спокойнее:

– Я приезжая, никого в Майами не знаю. Может быть, вы мне подскажете? Мне нужен частный детектив. Честный человек, который выслушает меня и поможет мне, а не скажет, что я сошла с ума.

– Попробуйте связаться с Майклом Шейни, мисс. Он всегда берется за самые запутанные дела.

– А он… хороший детектив?

– Лучший в Майами. И, я думаю, лучший в стране, – гордо добавил водитель. – Если хотите, чтобы кто-то поймал того чудака, что за вами гнался, не задавая при этом лишних вопросов, обращайтесь к Шейни.

– Это не совсем так. Это… но я не могу тратить время, рассказывая вам все, что произошло! – вдруг взорвалась она. – А я смогу найти его ночью?

– Леди, – сказал таксист, – когда вы едва не погибли, выскочив прямо под колеса моей машины, вы сделали правильный выбор! Я всегда читаю газетные сообщения о делах Шейни и знаю, где он бывает по ночам. Из того, что пишут газеты, следует, что он работает по ночам дома не меньше, чем днем в своем офисе.

В голосе водителя слышались нотки восхищения, но девушка не обратила на это внимания.

– Вы можете отвезти меня к нему? – быстро спросила она, нервно сжимая пальцами лежащую на коленях черную сумочку. – Я могу заплатить… Я с удовольствием заплачу вам.

– Это всего в нескольких кварталах отсюда, – ответил водитель. – Если вторая леди не возражает…

– Вперед! – бодро ответила соседка девушки. – Тем более, что я еще не решила, где мне выходить.

– Тогда все в порядке.

Машина проехала по ярко освещенной Флаглер-стрит, на следующем углу свернула направо и через несколько секунд остановилась на северном берегу Майами-Ривер, у входа в гостиницу. Водитель повернулся и открыл заднюю левую дверцу.

– Выходите здесь, мисс. Спросите у портье Майкла Шейни. Здесь вас никто не станет преследовать.

Выходя из машины, девушка глубоко вздохнула и сказала своей соседке:

– Просто не знаю, как вас благодарить. Я… я не могу объяснить, как я вам признательна за то, что вы позволили мне сесть в машину Я заплачу водителю достаточно, чтобы он отвез вас куда угодно.

– Ну что вы, не нужно. Мне это приключение доставило удовольствие.

Подойдя к передней дверце, девушка сунула в руку водителю пятидолларовый банкнот.

– Вы чудесный человек, – вздохнула она.

Он взял банкнот. Глядя вслед быстро идущей по коридору девушке, таксист сдвинул фуражку на затылок и, задумчиво почесав лоб, пробормотал:

– Эти чокнутые дамочки… Конечно, всякое случается…

Он пожал плечами, поправил фуражку и вежливо спросил:

– Куда едем, мисс?

Глава 3

Вечер, 9 часов 39 минут

Преследователь остановился за полквартала от «Хибискуса» и сердито смотрел, как красные огоньки такси медленно тускнели, а потом исчезли за поворотом.

Он сжал зубы и с ожесточением ударил кулаком по ладони. В свете уличного фонаря ему удалось разглядеть название фирмы, которой принадлежало такси, и номер машины.

Мгновение поколебавшись, человек повернулся и зашагал к гостинице. В холле никого не было, кроме возбужденно перешептывающихся портье и телефонистки. Мужчина огляделся и направился к телефонной будке. На полочке у будки лежал местный телефонный справочник.

Он нашел и записал адрес нужной фирмы. Выйдя из гостиницы, сел в машину, стоявшую у тротуара к югу от входа в гостиницу.

По записанному адресу – на 8-й Северо-западной авеню – находился большой гараж. Все места для парковки перед гаражом были заняты такси. Мужчина поставил машину поодаль и, вернувшись, увидел большой, ярко освещенный офис, по которому лениво слонялись водители. Человек шесть сидели в креслах, выставленных вдоль наружной стены. Сидевший за столом в глубине офиса краснолицый здоровяк громко разговаривал с кем-то по телефону. Позади него в крошечной кабинке худая блеклая блондинка что-то устало бормотала в висящий перед ней микрофон.

Отдыхающие водители с любопытством посмотрели на вошедшего, который, не глядя по сторонам, направился прямо к столу. Краснолицый положил трубку и бросил через плечо:

– Номер двести три, Терти. Пикап на час сорок семь в Брикель.

Он поднял голову и спросил:

– Вам такси, мистер?

Высокий человек с изуродованным шрамом лицом нахмурился и наклонился вперед, опираясь ладонями на стол.

– Не совсем. Скажите, я могу связаться с одним из ваших водителей, если дам вам номер его машины?

– Вряд ли. Если бы вы знали фамилию…

Снова зазвонил телефон. Краснолицый взял трубку.

– Да?

Немного послушав, он ответил:

– Сейчас же высылаю, – и, посмотрев на одного из сидящих водителей, сказал: – Поезжай ты, Том. Вызов в «Старбрайт-клуб». Судя по разговору, там можно сорвать неплохой куш.

Тем временем стоящий у стола человек вытащил из кармана бумажник. Вынул оттуда десятку, потом, поколебавшись, положил рядом на стол вторую.

– У вас должны быть записаны номера всех ваших машин.

– Конечно, у нас есть записи, – буркнул краснолицый. – Но уже поздно, и в офисе почти никого нет.

Он кивнул головой влево, указывая на открытую дверь. В комнате сидели две девушки.

– Это очень важно, – сказал незнакомец. – Моя жизнь зависит от того, удастся ли найти человека, которого эта машина подобрала минут двадцать назад у отеля «Хибискус».

Взяв листок бумаги, он написал на нем номер машины. Толстяк пожал плечами:

– Это облегчает дело. «Хибискус», двадцать минут назад.

Он отодвинул стул и зашел в кабину к блондинке-диспетчеру, немного посовещался с ней, что-то записал на листке с номером машины. Потом вышел в другую комнату, дал листок одной из сидевших там девушек, что-то коротко сказал и вернулся к своему столу, пробормотав:

– Через несколько минут она скажет.

Телефон на столе продолжал звонить, и краснолицый почти не обращал внимания на человека, неподвижно стоящего перед его столом.

Минут через десять девушка положила на стол листок бумаги. Краснолицый взглянул на него и вежливо сказал:

– Это Арчи, номер шестьдесят два. Вы это хотели узнать? – его толстые пальцы легли на десятидолларовые банкноты.

– Мне нужно, чтобы вы связались с ним по радио. Узнайте, куда он доставил женщину, которую полчаса назад подобрал у отеля «Хибискус».

Толстяк забарабанил пальцами по столу.

– У нас это не принято, мистер. Вам придется подождать, пока вернется Арчи. И тогда, если он согласится вспомнить для вас свой маршрут…

– Мне это нужно срочно! – нетерпеливо перебил человек. – Это моя сестра, понятно? Она попала в беду, и мне необходимо срочно ее найти. Неужели вам мало двадцатки за мелкое одолжение?

Краснолицый пожал плечами. Он положил банкноты в карман и холодно сказал:

– Если вы так торопитесь, подойдите к Герти. Мне дела нет до того, что она скажет в микрофон.

Человек со шрамом сжал зубы и, взяв бумагу, пошел в кабину к диспетчеру. Герти закончила говорить и, нажав кнопку, удивленно посмотрела на него.

– Вы можете через эту штуку связаться с Арчи из шестьдесят второй машины? – спросил человек.

– Для этого она и предназначена.

– Тогда спросите, куда он отвез девушку, которую подобрал полчаса назад в одном квартале от отеля «Хибискус».

– Нет, мистер. Я не могу этого сделать. Нам не разрешают передавать по радио личные сообщения. Это инструкция руководства фирмы.

– Но это очень важно! Мне необходимо найти сестру. Она… – незнакомец глубоко вздохнул и продолжил, – словом, у нее серьезные неприятности. Ее жизнь в опасности. Может быть, я спасу сестру, если быстро найду ее.

Лицо блондинки приняло озабоченное выражение. Она повернулась к сидящему за столом:

– Как ты считаешь, Берт?

Краснолицый, не поворачивая головы, пожал плечами.

– Это твое дело, крошка. Я знать не знаю, что ты там говоришь в микрофон.

Человек снова вытащил бумажник. Диспетчер украдкой наблюдала, как он нехотя вытаскивает еще одну десятку.

Потом она нажала кнопку и монотонно заговорила:

– Вызываю машину шестьдесят два. Шестьдесят два. Арчи, ответь.

Нажав другую кнопку, блондинка откинулась в кресле. Через полминуты она снова заговорила:

– Арчи, к нам пришел один человек. Ему нужно узнать, куда ты доставил пассажирку, которую подобрал в квартале от «Хибискуса» полчаса назад.

Она выслушала ответ и спросила мужчину со шрамом:

– С какой стороны от «Хибискуса»? С севера или с юга?

Тот немного подумал, закрыв глаза, чтобы вспомнить и сориентироваться.

– Скажите ему, что один квартал к северу.

Блондинка передала. Потом ее глаза округлились, и она спросила:

– Арчи спрашивает, не вы ли ее преследовали. Девушка была так напугана…

– О, господи, конечно, не я! – нетерпеливо воскликнул человек со шрамом. – Я же сказал, что это моя сестра! И я боюсь за нее именно потому, что за ней гонится негодяй. Скажите водителю, что она в опасности и я должен найти ее, пока еще не поздно.

Диспетчер передала эти слова и замолчала, слушая ответ. Потом наклонилась вперед и выдернула из пальцев незнакомца десятидолларовую бумажку.

– Арчи говорит, что не так уж важно, тот вы парень или нет. Потому что он отвез девушку к Майклу Шейни, и, если вы повздорите с этим парнем, он будет рад на это поглядеть.

– Майкл Шейни? А кто это?

– Я вижу, мистер, вы приезжий. Это частный сыщик, о котором все время пишут в газетах.

– Частный детектив? – человек нервно закусил нижнюю губу. – Ну, тогда сестра, наверное, в безопасности. Но я все равно должен ее увидеть. Арчи сказал, где можно найти Шейни?

– Ага, – диспетчер назвала адрес гостиницы, который сообщил ей Арчи.

– Большое спасибо! – незнакомец бросился к своей машине.

Глава 4

Вечер, 9 часов 48 минут

Бледный серп луны над головой и ароматный осенний воздух навевали покой и сонливость. От земли, прогретой за день еще жарким солнцем, поднимался теплый воздух, понемногу смешиваясь со слабым береговым бризом, веющим с Атлантики.

Майкл Шейни не спеша ехал на юг по правой стороне бульвара Бискейн. Он смотрел по сторонам и время от времени ласково поглядывал на каштановую головку Люси Гамильтон, прижавшуюся к его плечу.

Майкл ехал с непокрытой головой, и ночной ветерок трепал его жесткие рыжие волосы. Большие руки детектива свободно лежали на руле. Сейчас им владело чувство расслабленности, лицо выражало довольство. «Как хорошо в это время года в Майами! – подумал он. – Самые жаркие летние дни уже миновали, а орда любителей загара из северных штатов еще не добралась до Волшебного города».

У Майкла не было сейчас ни одного дела. И наверное, не будет еще месяц или даже больше – до тех пор, пока здесь не соберутся любители легких денег и простаки, которых они будут доить. Тогда снова понадобятся его способности.

Люси потерлась щекой о его плечо и сонно пробормотала:

– Майкл, разбуди меня, когда приедем домой. От последнего бокала шампанского у меня кружится голова.

– Ты мне нравишься, милая, когда у тебя кружится голова, – добродушно усмехнулся Шейни.

– Какие ужасные вещи ты говоришь! – девушка на мгновение подняла голову, чтобы должным образом выразить негодование, но тут же снова прижалась щекой к плечу Майкла.

– Вовсе нет, – весело возразил он. – Мне нравится, когда ты распускаешь волосы и забываешь, что нужно быть строгой и чопорной секретаршей.

– Можно подумать, что когда-нибудь я бываю строгой и чопорной! – усмехнулась Люси.

– Конечно, бываешь. Пока мы сидим в офисе, ты никогда не смотришь на меня с любовью. Мне приходится везти тебя в ресторан, покупать дорогой обед и угощать «Полом Роджером». Только после этого ты способна вести себя как все смертные.



– «Пол Роджер»? Ты же прекрасно знаешь, что это шампанское завозят из Калифорнии!

– Во всяком случае, оно на тебя действует. Скоро мы приедем домой. Тогда я воспользуюсь твоим состоянием и поцелую тебя.

– Как?

– Что как?

– Как ты осмелишься? – голос Люси оставался глухим и сонным, но в нем появились напряженные нотки.

– Как я осмелюсь тебя поцеловать? – удивленно переспросил Майкл.

– Вот именно.

Детектив по-прежнему неспешно вел машину по бульвару, раздумывая над вопросом Люси и своим ответом. Шейни понял, что она имеет в виду. И сейчас ему было очень трудно ответить. Майклу, конечно, нравилось целовать Люси. Но этого было недостаточно. Недостаточно, чтобы по-настоящему ответить на ее вопрос. Ведь на самом деле она хотела спросить: когда мы, наконец, будем вместе? И единственным честным ответом на этот вопрос было «никогда».

Люси не часто задавала такие вопросы. Обычно она казалась вполне довольной «положением дел», день за днем оставаясь все такой же веселой, отлично выполняла обязанности секретарши в офисе Шейни. Без вопросов и возражений принимала приглашение на вечеринки вроде сегодняшней, всякий раз, как Шейни удавалось (или хотелось) их организовать.

Майкл тяжело вздохнул и поднял руку с неосознанным желанием потереть мочку уха. Потом очень спокойно спросил:

– Люси, ты хотела бы изменить наши отношения, если бы могла?

Девушка выпрямилась и немного отодвинулась от него, как будто такой поворот разговора требовал большей официальности.

– Не знаю, – в ее голосе слышались печаль и сомнения. – Я в самом деле не знаю, Майкл.

Они ехали уже по 79-й улице, совсем недалеко от дома Люси.

Майкл слегка повернул голову и в свете уличных фонарей посмотрел на профиль девушки. Люси почувствовала его взгляд. В это мгновение их неудержимо потянуло друг к другу. Чтобы прервать это состояние, Майкл переключил внимание на дорогу и мягко сказал:

– Скоро приедем, милая. Я чувствую, что у нас появилась тема для серьезного разговора. У тебя есть коньяк?

– Ты же знаешь, что есть. Осталось еще немного после того, как ты в последний раз ко мне заходил.

– Я никогда не знаю этого наверняка. Не могу избавиться от мысли, что через пару дней ты начнешь угощать коньяком кого-нибудь другого.

– Может быть, и начну. Через пару дней.

Возле угла дома, в котором жила Люси, Шейни притормозил, глядя на левую полосу дороги, чтобы без остановки проскочить между встречными машинами.

Оба молчали, пока Майкл не остановил машину у тротуара. Он открыл дверцу Люси и взял ее за локоть, чтобы помочь выйти. Потом взял девушку за другой локоть и стоял так, глядя сверху вниз на ее чуть раскрасневшееся лицо. Она не пыталась ни придвинуться ближе, ни оттолкнуть его. Стояла неподвижная, ожидающая.

Пальцы Майкла сильнее сжали руки Люси. Странным, охрипшим голосом он сказал:

– Люси?

– Да, Майкл?

Он провел губами по лбу девушки прямо под завитками каштановых волос, взял ее за руку и повел к двери.

В маленьком коридоре Люси вынула из сумочки ключ и отперла дверь. Они поднялись на один пролет лестницы. Майкл шел вплотную за девушкой, так что его рыжая голова была на одном уровне с тонкой талией Люси.

Есть какая-то особая интимность, подумал Майкл, в том, чтобы вот так идти вслед за женщиной по лестнице. Нечто, имеющее почти решающее значение. Впрочем, он уже сделал окончательный выбор. Это была сумасшедшая мысль, и Майкл попытался от нее избавиться. Он часто поднимался вслед за Люси по этим самым ступенькам, чтобы после приятно проведенного вечера посидеть вместе, выпить коньяка. Но сегодня все было по-другому, и Майкл чувствовал, что его это радует.

Девушка отперла дверь. Майкл молча подождал, пока она включит свет, и вошел вслед за ней. На девушке было вечернее платье из темно-синего шелка с блестками. Платье было сшито очень просто, с глубоким вырезом на груди.

Майкл задумчиво смотрел как девушка шла через длинную комнату к кухоньке. У двери Люси оглянулась и со слабой улыбкой сказала:

– Устраивайся поудобнее, пока я все приготовлю.

Здесь легко устраиваться поудобнее, признал Майкл, усевшись в кресло у дивана и закурив сигарету.

Он вытянул длинные ноги, откинул голову на спинку кресла и, закрыв глаза, медленно выпустил дым через обе ноздри.

Итак, почему он не женится на Люси? Нужно ответить на этот вопрос сегодня, решительно сказал себе Шейни. Он и Люси найдут ответ вместе. До сих пор никто из них этого не делал, хотя они уже не раз подходили к нему вплотную.

Майкл выпрямился в кресле, услышав в комнате шелест платья. Люси вошла с подносом, на котором стояла пузатая бутылка коньяка, стограммовый бокал, высокий стакан с кубиками льда для себя и второй, со льдом и водой, для Майкла, который любил пить коньяк с ледяной водой.

Она поставила поднос на низенький столик, села на край дивана рядом с креслом Шейни и наполнила его бокал. Потом плеснула немного коньяка в свой стакан и подала бокал Майклу.

Телефон зазвонил раньше, чем Майкл протянул руку к бокалу.

Выражение лица Люси сразу изменилось. Пронзительный телефонный звонок разрушил ее безмятежное состояние, как брошенный в воду камень искажает гладь тихого пруда.

Не убирая протянутую руку с бокалом, она горячо сказала:

– Не буду подходить к телефону! Это наверняка тебе. Мне в такое время никто не звонит.

– Тем более ты должна ответить. Может быть, это что-то важное.

– Блондинка? – напряженным голосом спросила Люси.

– Или брюнетка, – весело ответил Майкл.

Телефон продолжал звонить. Шейни нетерпеливо встал и в два шага пересек комнату. Он снял трубку и, повернувшись к девушке спиной, сказал:

– Квартира мисс Гамильтон.

Через мгновение Шейни произнес:

– Да, это я.

После этого он молча слушал, рассеянно поглаживая правой рукой подбородок. Наблюдавшая за ним Люси плотно сжала губы и поставила бокал с коньяком обратно на поднос. Это был вялый жест капитуляции.

Не оборачиваясь к девушке, Шейни отрывисто бросил:

– Ладно, Пит. Буду через пять минут.

Он повесил трубку и повернулся к Люси, печально качая головой, хотя в его серых глазах не было и тени грусти.

– Чертовски жаль, милая! Но это была…

– Блондинка, – перебила Люси. – Попавшая в беду блондинка, которой до смерти хочется порыдать на широкой груди Майкла Шейни.

– Пит не сказал, – Шейни рассеянно оглядывался в поисках своей шляпы, пока не вспомнил, что пришел с непокрытой головой. Он вдруг увидел огорченное лицо девушки и, шагнув вперед, мягко погладил ее щеку кончиками пальцев.

– Кажется, это действительно важное дело. Ведь я предупредил портье, чтобы не звонил мне сюда по пустякам.

– Я знаю, – грустно сказала она, глядя вниз, чтобы не встретиться глазами с Майклом. – Так садись на белого коня и скачи! Чего ты ждешь?

– Ты же знаешь, что мне тоже очень жаль, – снова повторил Шейни. Он сжал зубы, увидев, что девушка по-прежнему не поднимает голову.

В дверях Майкл мягко сказал:

– Не уноси коньяк. Я вернусь до полуночи.

Глава 5

Вечер, 10 часов 00 минут

Когда Шейни вошел в гостиницу, в фойе не было никого, кроме дремавшего за стойкой ночного портье и молодой женщины, которая нервно курила, сидя в стоящем у стены кресле.

Бросив взгляд на нее, детектив подошел к стойке. Женщина была очень молодой и красивой. На ней была темная юбка и белая блузка со светло-серым жакетом, на коленях лежала лакированная кожаная сумочка. Женщина внимательно смотрела, как Шейни подошел к стойке, как Пит наклонился к нему. Худое лицо портье выражало обеспокоенность, белесые брови двигались от волнения вверх и вниз.

– Мистер Шейни, я не был уверен, что должен звонить вам к мисс Гамильтон, – Пит говорил очень тихо, словно боялся, что его могут подслушать. – Но вы когда-то дали мне этот номер и сказали, чтобы я звонил при крайней необходимости. На этот раз я решил, что дело важное. Она сказала, что это очень важно, понимаете? И была напугана до смерти. Вы знаете, она так оглядывалась, как будто боялась, что за ней следят. Можно было подумать, что за ней гонится сам дьявол! А вы однажды сказали, что я могу проводить посетителя к вам в номер, чтобы он подождал там. Вот я и подумал…

– Если она достаточно симпатичная, – с ухмылкой напомнил Шейни. – Как она?

– О, настоящая красотка!

Ответная улыбка Пита улучшила настроение Шейни – этот договор был их маленькой тайной.

– Клянусь богом, она ничуть не похожа на даму, сидящую вон там! – он ткнул пальцем в сторону девушки с красной сумочкой. – Но она вначале боялась даже зайти в гостиницу, а уж подниматься в ваш номер и подавно.

Опершись локтем на стойку, Шейни оглянулся и посмотрел на девушку. Та внимательно наблюдала за беседой, и, догадавшись, что разговор идет о ней, поспешно встала и направилась к ним.

Девушке было явно не больше двадцати, но несмотря на это, выглядела она совершенно взрослой, и, когда подходила к стойке, губы ее соблазнительно подергивались. У нее были светло-голубые глаза с каким-то стеклянным блеском. Ресницы и брови были такими редкими и светлыми, что их почти не было видно. Ее очень полные, слегка надутые губы со слишком толстым слоем помады слегка приоткрылись.

Приблизившись к стойке, девушка с надеждой улыбнулась.

– Вы мистер Шейни?

Шейни молча кивнул, наблюдая прищуренными, сузившимися глазами, как девушка перевела взгляд на Пита и сердито спросила:

– А почему вы сразу мне не сказали? Вы же обещали, что как только он войдет…

– А я только что вошел, – спокойно возразил детектив. – К сожалению, у меня нет времени для…

– Вы должны найти время для меня! – пальцы девушки вцепились в руку Шейни и она потянула его от стойки в дальний угол фойе, где их никто не мог услышать.

– Это ужасно важно, – торопливо заговорила она. Голос был слишком серьезным и слишком хриплым для столь юной девушки. – Я так долго ждала… я чуть с ума не сошла, размышляя, что мне делать, если вы не вернетесь вовремя. Но теперь все в порядке. Я знаю, что он все еще там. Он был там пятнадцать минут назад. Я имею в виду в «Силвер Глэйд». Это здесь, совсем рядом.

Говоря это, девушка открыла кожаную сумочку и порылась в ней. Наконец она вытащила фотографию молодого парня размером четыре на шесть и ткнула ее в руку Шейни.

– Это он! Поторопитесь, пожалуйста. Вы подождете снаружи, пока он выйдет, а потом будете следить за ним.

Шейни покачал головой.

– К сожалению, сейчас у меня есть другая работа. И если это связано с разводом…

– Какая вам разница, с чем это связано? Я заплачу. Сколько вы хотите? Это дело всего на полчаса, – девушка снова порылась в сумочке, вытащила пачку банкнот и начала отсчитывать двадцатки. Остановившись на пятой, она с надеждой посмотрела на Шейни, потом добавила еще две, но тот продолжал упрямо качать головой.

Майкл протянул девушке фотографию, но она оттолкнула его руку.

– Вы не можете отказаться. Он уйдет раньше, чем я успею найти другого сыщика, – голос девушки стал просительным, она прижалась к Майклу, умоляюще глядя на него и призывно раскрыв свои слишком красные губы.

– Я вас очень прошу, – она попыталась всунуть семь банкнот в его руку. – Я буду ждать вашего отчета. В своей комнате, одна.

Последние четыре слова были произнесены хриплым воркующим голосом.

– Нет, – коротко ответил Шейни. Ему было жаль девушку, которая не могла понять, что ее избыточный макияж вовсе не так соблазнителен, как она вообразила. Он сунул ей в руку фотографию мужчины и нетерпеливо отвернулся. Но она цеплялась за него и тащила обратно, одновременно всовывая фотографию в карман пиджака Шейни и банкноты в его руку.

Майкл осторожно отодвинул девушку и двинулся к стойке. Она наконец остановилась и посмотрела вслед Шейни, уперев руки в широкие бедра. Ее светло-голубые глаза горели яростью.

Шейни ушел, не оглядываясь, и Пит широко улыбнулся.

– Кажется, они уже начали сражаться за вас, мистер Шейни! Если бы в меня кто-нибудь так вцепился…

– А та, что в моей комнате, такая же? – нетерпеливо перебил Майкл.

– Ничего похожего. Она очень хорошенькая, но больше я ничего не могу сказать – девушка была так напугана! – он понизил голос и посмотрел мимо Шейни. – А эта пришла за несколько минут до вас и хотела ждать в вашей комнате. Но я не сказал ей, в каком вы номере живете, как она ни строила глазки.

– Очень хорошо, – торопливо проговорил Шейни. – Не давай ей мой номер.

Он зашагал к ожидавшему внизу лифту и, заметив, что девушка двинулась вслед за ним, ускорил шаг. Под громкий стук приближающихся каблучков Шейни вошел в кабину и буркнул ухмыляющемуся лифтеру:

– Быстро закрывай дверь!

Дверь захлопнулась перед самым носом девушки, Шейни вытер рукавом пот со лба и улыбнулся лифтеру.

– Поехали, Джек. И как бы эта кукла тебя ни уговаривала, не вези ее на мой этаж. Ты понял?

– Все ясно, мистер Шейни. Интересно, как она будет меня соблазнять?

Шейни буркнул в ответ что-то невразумительное и пошел по коридору к своему номеру.

Глава 6

Вечер, 10 часов 06 минут

Шейни сразу заметил, что до смерти перепуганная девушка, которая при его внезапном появлении бросилась в дальний угол гостиной, очень молодая и хорошенькая блондинка. Ее лицо побелело от страха, глаза стали круглыми, как мраморные шарики, губы дрожали. Она прижалась к стене и внимательно наблюдала за детективом.

Когда тот захлопнул за собой дверь, девушка вздрогнула и дрожащим голосом спросила:

– Вы мистер Шейни?

– Ну, конечно, я Шейни, – раздраженно ответил он. – Ведь вы пришли ко мне, разве не так? Это мой номер. Кто еще, по-вашему, мог сюда войти?

– Не знаю. Мне было так страшно, пока я вас ждала… Я думала, что он сможет меня здесь найти.

– Он? – повторил Шейни.

Девушка все еще стояла, прижавшись к стене, словно боялась, что не сможет устоять на ногах без этой опоры. Тело ее дрожало словно в ознобе. Майкл медленно подошел, чувствуя, что любое резкое движение вызовет у нее истерику.

– Человек, который… убил моего брата, – с трудом проговорила она – То есть я догадалась, что он это сделал. Я знаю, что это он. Если… если мой брат действительно мертв. Но он мертв. Говорю вам, я его видела. Вы мне верите, ведь правда, мистер Шейни? Вы не подумаете, что я сошла с ума, когда я вам расскажу?

Шейни уже был рядом с девушкой. Достаточно близко, чтобы, протянув длинную руку, взять ее за запястье и мягко отодвинуть от стены. Крепко поддерживая девушку под локоть, он отвел ее к глубокому креслу и усадил. Потом сказал мягко и спокойно.

– Конечно, я вас выслушаю. Только сначала успокойтесь. Прежде всего вам нужно немного выпить. Закройте глаза и расслабьтесь. И не беспокойтесь – здесь вы в безопасности.

Он отпустил руку девушки и отошел к вмонтированному в стену бару.

– Вам бренди или вишневого?

– Пожалуйста, немного вишневого, – голос девушки был уже не истерично-пронзительным, а тихим и дрожащим. – Вы должны мне поверить.

Шейни не ответил. Он вытащил бутылку вишневого коктейля и бутылку коньяка и ушел на кухню. Через минуту он вошел в гостиную с подносом, на котором стояли бокалы и стакан с ледяной водой. Придвинув маленький столик вплотную к креслу девушки, Шейни поставил на него поднос и подал ей бокал коктейля.

– Сначала выпейте это – полностью – а потом рассказывайте, – он наполнил свой бокал коньяком и с удовольствием отхлебнул из него, с сожалением вспоминая нетронутый бокал, который остался в квартире Люси. И все ради того, чтобы выслушать сумасшедшую историю о брате этой истеричной девицы, которого должны были убить, но может быть, все-таки не убили. Майкл придвинул для себя другое кресло, чтобы сидеть лицом к девушке, уселся и терпеливо стал ждать, пока она опустошит свой бокал.

– А теперь расскажите о своем брате. Вы утверждаете, что его убили?

– Да. Говорю вам, я его видела. Он лежал там мертвый, прямо перед моими глазами. Но когда я вернулась, его там не было. Он исчез, – девушка вздрогнула и опустила руки. – Но он не мог этого сделать. Мертвец не может просто встать и уйти, разве не так?

– Я такого никогда не видел, – рассеянно согласился Шейни. – Лучше расскажите мне обо всем с самого начала.

– Да, конечно, – девушка энергично кивнула, будто предложение Шейни привело ее в восторг. – Все началось сегодня вечером. Хотя, конечно, можно сказать, что все началось раньше. С того, что мой брат слаб и глуп по отношению к девчонкам. А я всегда за ним присматривала. С тех пор, как четыре года назад умер наш отец. Брат на два года старше меня, но он всегда нуждался в опеке.

Девушка замолчала, кусая губу. Ее карие глаза смотрели сквозь Шейни, словно пытаясь разглядеть что-то очень далекое и давнее.

– Давайте вернемся к сегодняшнему вечеру, – предложил Шейни.

– Конечно, – девушка слегка тряхнула головой и робко улыбнулась. – Последние две недели мы жили в «Рони Плаза». По некоторым признакам я догадывалась, что у брата появилась новая знакомая и мне скоро придется вмешаться, но… Сегодня вечером, около девяти часов, брат позвонил мне. Он был ужасно обеспокоен и напуган. Сказал, что я должна немедленно приехать к нему. В гостиницу «Хибискус». В номер триста шестнадцать. Я заставила его повторить номер и название гостиницы и записала их, так что ошибки быть не может. И я сразу же взяла такси и приехала в «Хибискус».

Девушка замолчала и судорожно всхлипнула. Шейни наклонился, чтобы налить ей в бокал коктейль, но она, кажется, не заметила этого.

– Я поднялась на третий этаж, – продолжала девушка звенящим от напряжения голосом, – подошла к триста шестнадцатому номеру. Из окошка над дверью пробивался свет, но, когда я постучала, никто не откликнулся. Я… я долго стучала и звала брата по имени, а потом попробовала повернуть ручку. Дверь была не заперта и легко открылась. Я сразу увидела своего брата. Он лежал на кровати в дальнем конце комнаты. Брат был в рубашке. Сложенная куртка была подложена ему под голову. На куртке была кровь. На горле брата зияла огромная рваная рана. Я… я знаю, что он был мертв. Он точно был мертв, мистер Шейни. Его глаза были открыты, зрачки неподвижны.

Девушка спрятала лицо в ладонях и зарыдала. Шейни дал ей выплакаться. Он закурил, выпил половину своего коньяка и запил глотком ледяной воды. Увидев, что плечи девушки перестали вздрагивать, Майкл спокойно сказал:

– Чем скорее вы мне все расскажете, тем раньше я смогу что-то предпринять.

– Я знаю. Конечно, – девушка подняла заплаканное лицо и с трудом глотнула. – Я даже не зашла в комнату. Я и так знала, что он мертв. Хотела позвонить из номера по телефону, но побоялась, что сотру отпечатки пальцев – вы же знаете, они могут оказаться важной уликой. И тут я вспомнила, что, выходя из лифта, заметила открытую дверь номера, в котором горел свет. Я бросилась туда, чтобы попросить жильцов этого номера позвонить в полицию. Дверь все еще была открыта, но в номере никого не было. Я подбежала к телефону и рассказала обо всем девушке на коммутаторе. Потом я вернулась. Прошло не больше двух минут. Я уверена, что выходила не больше, чем на две минуты. Но дверь триста шестнадцатого была закрыта, а я помню, что оставила ее открытой. Свет в номере по-прежнему горел, и, когда я взялась за ручку, дверь открылась – точно так, как в первый раз. Но в номере уже никого не было. Брат исчез. И не было никаких следов того, что в комнате что-то происходило. Ни куртки, ни крови. Ничего.

– А вы уверены, что вернулись в тот же самый номер?

– Конечно, уверена. Я проверила номер, когда увидела, что дверь закрыта. Потом я вбежала в номер и начала искать – в ванной, в платяном шкафу и даже под кроватью. Я чувствовала себя так, будто прошла сквозь зеркало, как Алиса. А потом я выбежала в коридор, и он на меня набросился.

Девушка остановилась, открыв рот и тяжело дыша, заново переживая ужас того момента.

– Какой-то неизвестный мужчина, – медленно заговорила она, – Я уверена что никогда раньше его не видела. Свет в коридоре был тусклый, но я успела разглядеть его лицо, когда он на меня прыгнул. Ужасное лицо со шрамом. Я увернулась и побежала в противоположную сторону – к красной сигнальной лампе над лестницей. А он крикнул что-то, чего я не поняла, и погнался за мной.

Девушка судорожно вздохнула и продолжала:

– Я ни разу не оглянулась. Я знала, что этот человек убил моего брата и что я буду следующей его жертвой. Я выскочила на лестницу, не останавливаясь сбежала на три этажа вниз и через открытую дверь черного хода вылетела на совершенно темную аллею. Я мчалась что есть силы к освещенной улице, а он бежал сзади и кричал, чтобы я остановилась. Только я выбежала на улицу, как увидела такси. Я выскочила на дорогу и заставила водителя остановиться. Потом прыгнула в кабину и закричала, чтобы он ехал как можно быстрее. Таксист послушался меня. А потом… потом я не знала, что делать дальше. Шофер был очень любезен, и, когда я рассказала ему… только малую часть того, что произошло, он назвал ваше имя. Он сказал, что если кто-нибудь в Майами может мне помочь, то это вы, и доставил меня сюда.

– Очень мило с его стороны, – пробормотал Шейни. – Но почему вы не обратились в полицию? Ведь о трупах обычно сообщают туда.

– Я побоялась к ним идти, – девушка всхлипнула и потянулась к своему бокалу. – Все говорят, что они неумелые и продажные. Я знаю, что они просто посмеются и скажут, что я сумасшедшая. И потом, из гостиницы им наверняка сообщат о моем звонке. Они приедут, увидят, что тела нет, а потом уж точно не станут меня слушать.

Шейни пожал плечами и встал.

– Выпейте еще вишневого, а я пока кое-что проверю.

Он подошел к телефону, назвал номер и через несколько секунд сказал:

– Сержанта Дженкинса, пожалуйста!.. Привет, сержант! Это Майкл Шейни. Вам ничего не сообщали о происшествиях в отеле «Хибискус»? Меня интересуют любые мелочи убийства или что-нибудь вроде этого, – выслушав ответ, Майкл медленно произнес: – Понятно. По-моему нет. Если узнаю, дам вам знать.

Он повесил трубку и, глядя на отливающие в свете лампы золотом волосы девушки, задумчиво потер мочку уха. Девушка повернулась к Шейни с выражением надежды, которое тут же исчезло, когда он медленно покачал головой. Детектив нашел в телефонном справочнике «Хибискус», набрал номер и попросил соединить его с мистером Паттоном.

– Олли? Это Майк Шейни. У вас что-нибудь происходило около девяти тридцати?

Майкл слушал довольно долго. Девушка тем временем вертелась в кресле, стараясь заглянуть ему в лицо. Наконец Шейни сказал:

– Спасибо, Олли. Жму твою руку… – Он повесил трубку и, нахмурившись, вернулся к своему креслу.

– Детектив «Хибискуса» подтвердил ваш рассказ. Точнее, его первую часть. Они ничего не знают о том, что за вами кто-то гнался. Им действительно позвонили из триста шестидесятого номера, и они сначала пошли туда, потому что телефонистка подумала, что вы назвали этот номер, а не триста шестнадцатый. Служащие тщательно осмотрели оба номера и не нашли ни трупа, ни следов убийства. Поэтому они, конечно, ничего не сообщили в полицию. Решили, что это дурацкая шутка или бред какой-то взбалмошной девицы.

Говоря это, Шейни внимательно наблюдал за лицом девушки. Она заметила выражение его лица и в отчаянии закричала:

– Вы тоже так думаете, да? Что я сумасшедшая и все это мой бред?

Шейни пожал плечами.

– Не обязательно. Этот человек, гнавшийся за вами по аллее, кажется мне вполне реальным. А таксист тоже его видел? – осторожно спросил он.

– Да, видел. И дама, которая сидела в машине, когда я выскочила на дорогу. Вы можете расспросить их обоих.

– Вы запомнили номер такси или фамилию водителя?

– Н-нет…

– А фамилию второй пассажирки?

– Нет. О, вы такой же, какими я считала всех полицейских! Девушка вспыхнула, резко вскочила на ноги и слегка покачнулась. – Как я могу это доказать? Но я знаю, что моего брата убили. Я его видела! И это не галлюцинация.

– Садитесь, пожалуйста, – мягко сказал Шейни. – Я уверен, что вы видели нечто, заставившее вас в это поверить. И я ничего не отрицаю. Давайте попробуем все обдумать. Ваш брат склонен к розыгрышам?

– Нет, – девушка медленно уселась в кресло.

– Дело в том, – сказал Шейни, – что есть такая старая шутка, которую можно разыграть с помощью бутылки кетчупа.

– С перерезанным горлом жертвы? – сердито возразила девушка. – Мистер Шейни, я видела глубокую рваную рану. И его глаза… открытые и мертвые.

Майкл встал и начал расхаживать по комнате.

– Но вы не заходили в комнату в первый раз? Не произвели даже поверхностный осмотр?

– Нет. Я думала только о том, чтобы добраться до телефона.

– Значит, убийца мог прятаться в номере? В шкафу или в ванной?

– Я думаю, да. Я не смотрела.

– А сколько времени вы потратили, чтобы позвонить из другого номера?

– Видимо, не больше двух минут. Самое большее, три-четыре минуты. Мне не пришлось тратить время на поиски.

Шейни пожал плечами и сказал с сомнением в голосе:

– Если бы не человек, который за вами гнался, я бы решил, что у вас галлюцинации. А так – я пока не знаю, что предпринять, но поеду с вами в «Хибискус» и вместе с вами еще раз все проверю, но повнимательнее, чем они это сделали в первый раз.

Мысль о возвращении в «Хибискус» испугала девушку. Она растерянно спросила:

– А это обязательно? Ехать туда с вами? Может, лучше я просто буду вашим клиентом, а вы все проверите?

Она быстро открыла черную замшевую сумочку.

– У меня много денег. Вы получите хороший гонорар.

Шейни покачал головой, внимательно глядя на ее встревоженное лицо.

– Я еще не уверен, что за всем этим стоит дело, за которое можно получить гонорар.

Он не сказал правду – что он не любит сумасшедших клиентов и что в словах девушки, возможно, не больше смысла, чем во фруктовом пироге. Но выражение отчаяния, появившееся на лице девушки, заставило его поспешно добавить:

– Я там все разузнаю, а потом посмотрим, что можно предпринять дальше. Если с вашим братом что-то произошло, у нас будет достаточно времени, чтобы договориться о гонораре.

Он быстро встал.

– Я позвоню вам в «Роки». Назовите, пожалуйста, свою фамилию и номер комнаты.

– Мне обязательно нужно туда вернуться? – повторила девушка, глаза ее наполнились слезами. – Тот, кто сделал это с моим братом, должен знать наш адрес. У меня перед глазами до сих пор стоит это жуткое лицо со шрамом. Я… можно мне просто подождать вас здесь?

Шейни заколебался, его длинное лицо напряглось. Одному богу известно, что мучает эту девушку. Не нужно быть психиатром, чтобы понять, что у нее мания преследования. Сначала она боялась идти в полицию. Теперь ей страшно даже возвращаться в свою гостиницу. Нет, Майкл определенно не хотел, чтобы она одна слонялась по его номеру, обуреваемая всевозможными страхами.

Немного подумав, он любезно улыбнулся девушке:

– По-моему, это не очень хорошая идея. Я могу предложить вам кое-что получше.

Он подошел к письменному столу и, открыв ящик, вытащил бланк своего офиса и ручку. Написав фамилию и адрес Люси, добавил короткую записку:

«Милая! Ты должна точно выполнить мои указания. Позаботься об этой девушке. Запри дверь на цепочку и никого не впускай, пока я не вернусь. Возможно, ей угрожает большая опасность».

Подписав записку «Майк», он подал ее девушке и предложил прочесть.

– Это моя секретарша, – объяснил он. – Сейчас мы спустимся вниз, и я отвезу вас к ней на такси. Вас там никто не найдет, а я буду знать, где вы, если вы мне понадобитесь.

Девушка прочла записку, и в глазах ее блеснула радость.

– Вы… вы просто удивительный человек! Я готова расцеловать того таксиста, который меня к вам отвез.

Шейни отвернулся от девушки. Ее взгляд ясно говорил, что за неимением таксиста она сейчас захочет поцеловать его самого. А Майкл хотел быть уверен, что все женщины, которые его целуют, в своем уме.

В коридоре послышались громкие шаги. Человек подошел к номеру Шейни и уверенно постучал. Девушка вздрогнула и, съежившись от страха, забилась в дальний угол комнаты. Она смотрела на дверь круглыми испуганными глазами, словно ожидая, что через мгновение она разлетится в щепки от мощного удара.

– Это наверняка он! Я знала, что он меня выследит. Не впускайте его. Пожалуйста, не разрешайте ему войти!

– Ради бога! – нетерпеливо сказал Шейни и двинулся к двери.

Девушка схватила его за руку и попыталась оттащить назад. В дверь снова постучали. Кто-то громко и требовательно произнес:

– Шейни, откройте!

– Ну, пожалуйста, – умоляла девушка, буквально повисшая на руке детектива. – Я умру, если вы ему откроете! Куда мне спрятаться?

Майкл посмотрел на нее. Лицо ее было искажено страхом. Она цеплялась за рукав Шейни мягко, как тряпичная кукла.

– Вам нечего бояться, – отрывисто сказал он. – Пока я здесь, никто не сможет причинить вам зла.

Эти слова подействовали на девушку как пощечина. Она отпрянула, съежилась, будто побитая собачонка. Рот ее беззвучно открывался, на губах появились пузырьки слюны.

Шейни положил руки на плечи девушке и мягко повернул ее.

– Идите на кухню. Заприте дверь на засов и посидите там, пока я вас позову.

Он легонько подтолкнул девушку и молча смотрел, как она поспешно бежит на кухню и запирает дверь.

Стук в дверь и крики возобновились с новой силой. Шейни мрачно повернулся к двери и повернул ручку. На пороге стоял высокий молодой человек с изуродованным шрамом лицом.

Глава 7

Вечер, 10 часов 20 минут

Красное и искаженное злобой лицо со шрамом было почти вровень с лицом Шейни, но в нем не было ничего ужасного и отвратительного, что соответствовало бы описанию девушки. Вообще, если не считать шрама и выражения ярости на лице, перед Шейни стоял приятный, почти красивый молодой человек хорошего сложения. На вид ему было немного за тридцать.

Шрам, пересекающий его левую щеку от угла рта к высокой скуле должно быть, обычно не слишком бросался в глаза. Но сейчас белый рубец отчетливо выделялся на покрасневшей щеке.

Шейни неподвижно стоял в дверях, глядя на своего посетителя, который попытался пройти в комнату, сердито повторяя:

– Где она? Что случилось с Нелли?

Шейни протянул здоровенную ручищу и легонько оттолкнул молодого человека.

– Вас никто сюда не приглашал! – прорычал он. – Что вы себе позволяете?

– Вы Шейни? – молодой человек с вызовом посмотрел на детектива, руки его сжались в кулаки. – Я войду в комнату независимо от того, приглашали меня или нет, и никакая дешевая ищейка не сможет мне помешать!

Шейни изучающе смотрел на него. Серые глаза детектива блеснули, впадины на щеках обозначились резче.

– Ну что ж, попробуй, если хочешь! – спокойно произнес он.

Они долго стояли, глядя друг на друга в упор. Налитые кровью глаза молодого человека были всего в нескольких дюймах от спокойных серых глаз Шейни, в которых читался холодный вызов. Наконец огромным усилием воли посетитель заставил свое тело расслабиться. Он медленно разжал кулаки, моргнул и облизал пересохшие губы. Потом хрипло сказал:

– Извините, что я пытался к вам ворваться. Меня зовут Берт Паульсен. Я так ужасно беспокоюсь за Нелли, что просто не соображаю, что делаю.

«Значит, вы оба такие», – подумал Шейни, а вслух сказал:

– Это уже лучше. Продолжайте в том же духе, и может быть мы договоримся.

Он быстро повернулся, чтобы пропустить Паульсена, и подошел к подносу, на котором стоял его бокал. Он не пытался спрятать бутылку коктейля и бокал, из которого пила девушка. Отпив глоток, Шейни оглянулся. Паульсен вошел с воинственным видом и подозрительно поглядел на закрытые двери, ведущие в ванную, спальню и на кухню.

– Значит, ее зовут Нелли? – спокойно переспросил детектив. – Интересно, я только сейчас понял, что она не назвала своего имени.

– Где она? Шейни, что с ней произошло? Ради бога, объясните, почему она так поступила, когда увидела меня?

– Как поступила? Хотите выпить, Паульсен? – Шейни махнул рукой в сторону открытого бара.

– Спасибо, не хочу. Значит, она вам не рассказала? А какую же сумасшедшую историю она выдумала, чтобы объяснить, зачем пришла к вам?

– Она рассказала мне о многом, – Шейни взял бокал и уселся в кресло. – Уверяю вас, Нелли в полном порядке и я приведу ее к вам, как только смогу убедиться, что ей это ничем не грозит.

– Не грозит? – сердито переспросил Паульсен. – Господи, чего ей меня-то бояться?

– Я надеюсь, вы сядете и расскажете мне обо всем.

Бросив пристальный взгляд на три закрытые двери, Паульсен застыл на краешке кресла напротив рыжеголового сыщика.

– Не знаю. Может, на этот раз она действительно ошиблась, – Паульсен требовательно посмотрел в глаза Шейни. – Как она себя вела? Она в здравом уме?

Голос молодого человека был хриплым и напряженным. Он ударил кулаком о ладонь.

– Черт возьми! Разве вы не понимаете?

– Я пока мало что понимаю, – перебил Шейни. – Пока я могу только сказать, что она проявила не меньше здравого смысла, чем вы. Успокойтесь и постарайтесь рассказать мне обо всем связно.

– А она рассказала вам, как заорала и бросилась прочь от меня в гостинице, после того, как увидела мое лицо?

Шейни кивнул и сделал еще глоток.

– И о том, как вы гнались за ней по лестнице черного хода и по темной аллее. И как она чудом спаслась от вас, остановив такси. Кстати, как вы ухитрились найти ее здесь?

– Я заметил номер машины, связался с водителем и спросил у него. Но почему она боится, Шейни? Она же знает, что я никогда не причиню ей вреда!

Берт Паульсен выглядел сейчас гораздо моложе своих тридцати лет: юный, обиженный и совершенно растерянный.

– Нелли придерживается другого мнения, – сухо ответил Шейни. – Она говорит, что не знает, кто вы такой, что никогда раньше вас не видела. Она подозревает, что вы убили ее брата и…

– Ее брата? – Паульсен изумленно вскинул голову. – Но ведь ее брат – это я. Об этом она вам не говорила?

Майкл Шейни несколько мгновений сидел неподвижно. Он держал перед собой бокал с коньяком и так внимательно разглядывал его, словно впервые увидел эту янтарную жидкость.

– Нет, – медленно проговорил он. – Нет, Паульсен, она мне об этом не сказала. Она уверяла меня, что видела тело своего убитого брата в триста шестнадцатом номере отеля «Хибискус» минут за десять до того, как вы прыгнули на нее в коридоре, когда она вышла из этого номера.

Паульсен осел в кресле. Он плотно закрыл глаза и прикрыл их левой рукой, как бы защищаясь от слепящего света. Потом пробормотал задыхающимся голосом:

– Чувствую, мне необходимо выпить.

Шейни плеснул коньяк в стоявший на подносе бокал из-под коктейля. Он протянул бокал Паульсену, спросив на всякий случай:

– Вам неразбавленный?

Паульсена слегка передернуло, когда он поднес бокал к губам. В несколько судорожных глотков он опустошил его, вздрогнул и глубоко вздохнул.

– Я брат Нелли, – медленно сказал он. – Как видите, я не мертв. Теперь вы понимаете, в каком она состоянии? Почему я так беспокоюсь? И почему мне приходится разыскивать ее и заботиться о ней?

– Я это вполне понимаю, – ответил Шейни, – Если вы действительно ее брат и действительно говорите правду. Но, видите ли, она рассказала мне совсем другую историю. Нелли прибежала сюда и наняла меня, чтобы я защитил ее от вас. Она дала подробное описание вашей внешности, включая шрам. Кроме того, поручила мне выяснить, кто перерезал горло ее брату и как они избавились от трупа. Поэтому, как вы понимаете, я стою перед выбором. И пока я не выясню, кто из вас говорит правду…

– Но я могу доказать, – воскликнул Паульсен.

Он вытащил из бокового кармана бумажник, открыл его и стал вынимать какие-то карточки.

– У меня есть удостоверение личности. Я могу доказать, что я Берт Паульсен. Смотрите сами, я плохо вижу без очков.

Шейни даже не взглянул на документы.

– Я тоже легко могу доказать, что я Майкл Шейни. Но если я вам скажу, моя сестра Нелли вдруг сошла с ума и думает, что я собираюсь ее убить, это не доказывает, что я ее брат. Налейте себе еще, если хотите, и давайте дослушаем конец этой странной истории.

– Нет, спасибо. Одного бокала вполне достаточно, – Паульсен поставил пустой бокал на поднос. – Мы с Нелли живем в Джексонвилле. То есть мы там жили до того, как я ушел на корейскую войну. Пока я был за океаном, умерла мама. Вернувшись, я увидел, что Нелли живет одна и ей это явно нравится. У Нелли была хорошая работа, и, казалось, что она вполне довольна жизнью.

Паульсен помолчал, глядя на свои руки, и с явным усилием продолжил рассказ.

– Может, я ошибался, но мне тогда казалось, что это именно то, что ей нужно. Мама всегда была… чересчур властной. Даже со мной. А Нелли вообще ничего не могла сделать по своему желанию. В шестнадцать лет у Нелли был нервный срыв, – Паульсен болезненно поморщился, – и ей пришлось несколько месяцев провести в санатории. Я всегда чувствовал, что это вина матери. Когда я вернулся из Кореи, сначала думал, что устроюсь в Джексонвилле, и Нелли будет вести наше хозяйство. Но сестре это не понравилось. Когда я предложил ей это, – медленно продолжал он, кусая нижнюю губу, – Нелли перебила всю посуду и обвинила меня в том, что я такой же плохой, как мама, и не даю ей жить спокойно.

Паульсен развел руками и беспомощно посмотрел на Шейни.

– Нелли было уже двадцать лет, и она сама зарабатывала себе на жизнь. Я просто не знал, что делать. Я любил сестру и хотел ее защитить, но… она этого не хотела. Я решил, что лучше оставить ее в покое. Нашел себе работу в Детройте. Судя по письмам Нелли, все у нее было в порядке. Но две недели назад я получил от Нелли телеграмму, что у нее неприятности.

– Какие именно?

– Она не сообщила. Это была странная телеграмма, какая-то дикая и беспорядочная. Я тут же дал ответную телеграмму, чтобы она держалась, и через двадцать шесть часов был уже в Джексонвилле. Но к этому времени Нелли исчезла. Никто не знал, куда она уехала. Тогда я нанял в Джексонвилле частного детектива, и сегодня утром он сообщил мне, что Нелли в Майами – в отеле «Хибискус». В триста шестнадцатом номере. Мне это показалось очень странным: до сих пор мы, приезжая в Майами, всегда останавливались в «Тропикал Армз» – там нас все хорошо знали. Я сразу же прыгнул в машину и помчался сюда.

– Когда вы выехали из Джексонвилла? – перебил Шейни.

– В четыре с небольшим.

– Не очень-то быстро вы к ней мчались, – сухо заметил детектив. – Обычно этот путь занимает не больше четырех часов.

– Я попал в аварию возле Форт-Лодердейл. Какой-то лихач ударил меня сзади, когда я притормозил у светофора.

Паульсен рассеянно потер лоб.

– От удара у меня вылетело лобовое стекло и разбились очки. К тому же я сильно ударился головой. Потом я ехал медленно. Я потерял на этом часа два, так что добрался до «Хибискуса» только в девять тридцать.

– А что было дальше? – поторопил Шейни, увидев, что Паульсен снова замолчал, глядя вдаль невидящими глазами и болезненно морща лоб от мучавших его воспоминаний.

– Я сел в лифт и поднялся на третий этаж. Подходя по коридору к триста шестнадцатому, я увидел, что дверь номера открыта и внутри горит свет. А когда я был уже в восьми футах от двери, из комнаты вышла Нелли и повернулась ко мне. Она пронзительно закричала и кинулась бежать. Я все время думаю над этим, – устало закончил он. – Может быть, все дело в том, что в коридоре тусклая лампочка, а сестра вышла из ярко освещенной комнаты и не узнала меня с первого взгляда. Это может объяснить…

– Но это не объясняет, – отрывисто сказал Шейни, – рассказа Нелли о том, что она зарегистрировалась вместе с братом в гостинице «Рони Плаза», а в «Хибискус» приехала в девять тридцать по звонку брата и нашла его в номере триста шестнадцать. Он лежал на кровати с перерезанным горлом.

– Но в комнате никого не было – ни живых, ни мертвых! – запротестовал Паульсен. – Я в этом уверен. Когда я бежал за Нелли, то заглянул через открытую дверь. Комната была пуста.

Шейни медленно кивнул, допил коньяк и поставил бокал на поднос.

– Я знаю, но это не противоречит и ее истории. Нелли говорит, что тело ее брата исчезло, пока она звонила по телефону из другого номера.

– Но ведь ее брат – это я! – беспомощно воскликнул Паульсен. – Мистер Шейни, дайте мне увидеться с сестрой! Дайте мне поговорить с ней. Вы можете остаться здесь и слушать. Разве вы не понимаете, что ей нужна помощь – иначе она не стала бы выдумывать невероятную историю о том, что меня убили, а потом убегать от меня!

– Кто-то наверняка придумал невероятную историю, – согласился Шейни и задумчиво забарабанил пальцами по подлокотнику кресла. – Впрочем, кое-что можем легко проверить.

– Тогда ради бога, проверяйте скорее! – взорвался Паульсен. – Вы называете себя детективом? Да вы худший из них! Вы утверждаете что Нелли в безопасности и что вы можете привести ее в любую минуту, но откуда я знаю, что это правда? Докажите это.

– Вам придется поверить мне на слово, – спокойно ответил Майкл. Он подошел к телефону и назвал номер отеля «Хибискус», по которому звонил раньше. Когда телефонистка взяла трубку, Шейни спросил:

– У вас поселилась мисс Паульсен? Нелли Паульсен из Джексонвилла?

– Она живет в триста шестнадцатом номере, – сразу же ответила Эвелин. – Но сейчас мисс Паульсен нет дома.

– Я знаю. Скажите, в ее номере больше никакие трупы не появлялись?

Наступило долгое молчание. Потом Эвелин сказала с чувством оскорбленного достоинства:

– Я не понимаю, сэр, что вы имеете в виду. Кто это говорит?

– Это не имеет значения, – Шейни положил трубку.

Он кивнул Паульсену, который, приподнявшись, нетерпеливо смотрел на него.

– Многое подтверждается. Мисс Паульсен зарегистрирована в триста шестнадцатом, и сейчас ее нет.

– Ну, так чего же вы ждете?

– Еще одной проверки.

Шейни поднял телефонную трубку и по памяти назвал номер «Рони Плаза».

– Скажите, у вас живет мисс Паульсен? – снова спросил он, – Мисс Нелли Паульсен из Джексонвилла?

На этот раз ответили не сразу:

– Извините, но мисс Паульсен у нас не живет.

Шейни пожал плечами и повесил трубку.

– По-моему пришло время нам во всем разобраться, – сказал он Паульсену, без дальнейших объяснений подошел к двери кухни и постучал.

– Нелли! Это Майкл Шейни. Все в порядке, вы можете выходить.

Берт Паульсен бросился за детективом, лицо его исказилось от злости.

– Проклятие! Неужели она сидела за этой дверью все время, пока вы здесь морочили мне голову? Почему вы не…

– Замолчите! – грубо оборвал Шейни. – Я пообещал Нелли, что позову ее после того, как избавлюсь от вас. Если она услышит ваш голос…

Он снова повернулся к двери и постучал громче…

– Все в порядке, Нелли. Откройте дверь. Даю вам честное слово, вы можете спокойно выходить.

Из кухни никто не отозвался. Паульсен оттолкнул Шейни в сторону и яростно задергал дверную ручку.

– Нелли! Ты меня слышишь? Это я, Берт. Берт! Разве ты не слышишь? Все в порядке. Клянусь тебе, все хорошо. Я так за тебя волновался!

Шейни угрюмо стоял в стороне и наблюдал, как Берт умоляет сестру выйти из кухни.

Когда несколько минут уговоров ничего не дали, Шейни сказал:

– Если бы вы потерпели и не открывали рот, пока она не отопрет дверь, все было бы в порядке. А так – судя по тому, что она о вас думает – Нелли, наверное, снова убежала через заднюю дверь и спустилась по пожарной лестнице.

– По пожарной лестнице? – Паульсен вздрогнул от неожиданности. – Вы хотите сказать, что из этой комнаты есть второй выход?

– Именно это я и хочу сказать, – насмешливо ответил Шейни. – Если бы вы дали мне возможность это уладить…

Больше он ничего не успел сказать. Паульсен с силой ударил в дверь плечом. Крючок и засов вылетели, и дверь с треском распахнулась.

С первого взгляда было ясно, что кухня пуста. Паульсен подбежал к задней двери и увидел, что она не заперта. Он распахнул дверь и выскочил на лестничную площадку, с тревогой глядя вниз.

Когда Паульсен снова появился на кухне, его лицо потемнело от ярости.

– Она убежала, – сказал он, тяжело дыша. – Один Бог знает, где теперь ее искать. И что она еще может натворить. Будьте вы прокляты, Шейни! Это вы во всем виноваты! Если бы вы сразу сказали мне…

Паульсен двинулся к выходу, но Майкл поймал его за плечо и повернул к себе.

– Не переживайте. Может быть, у Нелли были очень серьезные причины удрать отсюда раньше, чем вы выломали дверь. Сейчас мы с вами пойдем в полицейское управление и…

Выражение лица Берта Паульсена мгновенно изменилось. Он отскочил назад, сунул правую руку во внутренний карман пиджака, мгновенно выхватил армейский кольт сорок пятого калибра и направил его прямо в живот Шейни. На лице его появился волчий оскал. Шейни заколебался, стоит ли что-либо предпринимать.

– Не делайте этого, мистер сыщик! Я убью вас так же легко, как тех людей, которых убивал в Корее. И не забывайте об этом! Можете идти в полицию, если хотите. Но вы пойдете туда один. С меня хватит болтовни! Вы, кажется, не понимаете, что Нелли бродит сейчас одна где-то в темноте. И бог знает какие еще галлюцинации могут у нее появиться. Я пойду ее искать.

Говоря это, он медленно отступал ко входной двери. Ствол большого пистолета, направленный на Шейни, ни разу не дрогнул в его руке.

– Не двигайтесь! – предупредил он. – Один шаг… и вы получите пулю. Нелли моя сестра, и я за нее отвечаю.

Не оборачиваясь, он нащупал левой рукой дверную ручку и грозно посмотрел на Шейни.

– Не вздумайте меня преследовать! Иначе кое-кто наверняка пострадает, – он выскользнул наружу, быстро закрыв за собой дверь.

Шейни вздохнул, медленно подошел к подносу и плеснул себе в бокал коньяк. Нелли сейчас в полной безопасности у Люси – или, по крайней мере, едет туда на такси. Уж там-то Берт наверняка ее не отыщет! А тем временем Шейни предстоит задать в разных местах много вопросов.

Глава 8

Вечер, 10 часов 28 минут

Девушка, стоявшая на кухне Шейни, плотнее прижалась ухом к тонкой деревянной панели, стараясь услышать, о чем говорят за дверью.

Заперев дверь на легкий засов, она тут же принялась лихорадочно перебирать возможные способы бегства. Отперев и открыв настежь дверь, ведущую на пожарную лестницу, вернулась к другой двери, чтобы определить, что происходит в гостиной.

Чтобы перестать дрожать, девушка стала повторять про себя, что ей уже нечего бояться. Майкл Шейни – здоровенный парень, и он так спокойно и уверенно во всем разбирается. Но поверил ли он ее рассказу? Это самое главное. А может быть, он готов поверить любой небылице, которую расскажет этот незнакомец, чтобы объяснить, почему он выследил ее здесь?

Из гостиной доносились только отдельные слова. Иногда то один, то другой собеседник повышал голос, и тогда девушке удавалось услышать целую фразу. Но она никак не могла поймать нить разговора в быстром, почти нечленораздельном гуле доносящихся из-за стены голосов.

У девушки пересохло во рту, сердце бешено колотилось. Она изо всех сил прижалась к двери, надеясь услышать хоть что-нибудь.

Если подумать, история, которую она рассказала Шейни, больше похожа на выдумку истерички, чем на правду. Потому что она не могла доказать ровным счетом ничего из того, что сказала. Даже тело ее брата исчезло. К тому же Шейни звонил в полицию и «Хибискус». И ему, конечно, ответили, что никакого трупа нет.

Девушка замерла, услышав, что мужчины подходят к двери кухни. Раздался стук в дверь и голос детектива:

– Нелли! Это Майкл Шейни. Все в порядке, вы можете выходить.

Следом сердито загремел, быстро приближаясь к двери, другой голос:

– Проклятие! Неужели она сидела за этой дверью все время…

Дальше девушка не слушала. Она знала, что ей делать. Быстро развернувшись, она пробежала через комнату и вышла на площадку, тихо закрыв за собой дверь. На площадке было темно, но в тусклом свете, пробивающемся через крошечные окошки с улицы, можно было разглядеть уходящие вниз тонкие железные ступеньки.

Быстро, не оглядываясь назад, она спустилась вниз и изо всех сил побежала к ярко освещенной улице. В ее сумочке лежит адрес секретарши Шейни, а он поклялся, что там ей ничего не угрожает. Девушка не знала, поверил ей Шейни или нет, но была уверена, что он не выдаст ее убежища. «Он поймет, куда я убежала, как только увидит пустую кухню, – с благодарностью подумала она. – Только бы поймать такси!»

Выбежав на 2-ю Юго-восточную авеню, девушка не раздумывая повернула в противоположную к мосту сторону, к ярко освещенной части города. Она знала, что Флаглер-стрит рядом, не дальше квартала отсюда. Там люди, стоянки такси и… безопасность.

Она перешла на быструю ходьбу. Впереди на обочине маячила одинокая фигура женщины, которая беззаботно раскачивала висевшую на плече красную сумочку и шла с таким беспечным видом, словно у нее нет никаких проблем в этом мире. «Ей, наверное, действительно не о чем беспокоиться, – подумала перепуганная девушка, быстро проходя мимо. – В Майами, должно быть, полно людей, которым не о чем беспокоиться и которые могут без страха слоняться по любой улице города, не опасаясь преследования».

Она была уже рядом с этой женщиной, когда та повернула голову посмотреть, кто так быстро идет мимо. Девушка прошла не замедляя шага, но одного беглого взгляда женщине было достаточно, чтобы ее узнать.

Девушка услышала удивленное восклицание. Медленные шаги позади нее стали более громкими и отчетливыми, и через мгновение кто-то крепко схватил ее за руку.

Она повернулась, чтобы освободиться, и узнала ту женщину, которая так любезно вела себя в такси.

– О, господи! Да неужели это вы? Я так удивилась, когда вас увидела! У вас все в порядке? – осторожно спросила она. – Как вам понравился этот детектив? Знаете, тогда, в такси мне было так интересно! Ничего подобного со мной еще не случалось, – немного обиженно добавила она.

Первым желанием девушки было грубо вырвать руку и убежать по Флаглер-стрит. Но, быстро оглянувшись через плечо, она увидела что улица позади пуста, и заставила себя замедлить шаг. Может быть, так даже лучше! Две девушки спокойно прогуливаются по улице. Когда она бежит одна, это выглядит гораздо более подозрительно. А эта дама так любезно вела себя в машине! Она должна ей обо всем рассказать. Было бы просто невежливо так с ней распрощаться.

Девушка немного отдышалась и сказала:

– Я тоже не ожидала вас встретить. Как же вы здесь очутились?

– Я зашла к подруге в Брикеле, по ту сторону моста, а когда собралась обратно, рядом не было ни одного такси. Вот я и решила пройти несколько кварталов пешком.

Она плотно переплела пальцы с пальцами девушки, и когда они подошли к перекрестку, потащила ее через улицу, весело приговаривая:

– Давайте посидим с вами минутку-другую на скамейке в парке. Вы мне обо всем расскажете. Вам нужно отдышаться, а я просто умираю от любопытства. Что, Майк Шейни хоть наполовину такой привлекательный мужчина, как о нем говорят – рыжие волосы и все такое?

– Привлекательный? – повторила ошеломленная девушка, позволяя вести себя по усаженной пальмами темной аллее в парк, а потом усадить на скамейку. – По-моему, да. Он очень милый.

– А почему же тогда вы так быстро от него бежали? – промурлыкала женщина.

– Я… я… О, все так перепуталось. Я просто не знаю, что делать! Понимаете, этот человек как-то меня нашел. И я сидела на кухне, пока они разговаривали. А потом я очень испугалась… и убежала.

– Бедняжка! Вы имеете в виду того человека, который гнался за вами, когда вы прыгнули к нам в машину?

– Да. Незнакомец со шрамом. О, все это так невероятно, что никто не может мне поверить. Даже Майк Шейни. Кажется, он совсем мне не поверил.

– Очень жаль. А что вы собираетесь делать дальше?

– Шейни дал мне адрес. Я положила его в сумочку. Он написал записку своей секретарше, так что я смогу подождать у нее. Шейни сказал, что там я буду в полной безопасности.

Девушка вскочила. Страх снова овладел ею.

– Я должна идти. Если он найдет меня здесь…

Женщина продолжала крепко держать ее за руку.

– Здесь темно. Никто не увидит нас на этой скамейке. Если этот человек действительно отправится вас искать, безопаснее сидеть здесь, в темноте, чем ловить на улице такси. А мне так хочется, чтобы вы рассказали, что все-таки с вами произошло!

– Да, я… я думаю, что вы правы, – девушка покорно села обратно на скамейку. Она подумала, что будет хорошо рассказать свою историю еще кому-то и послушать, как она звучит. Может быть, тогда все станет понятнее, и…

– Меня зовут Мери Барнес, – начала она. – Я остановилась в «Рони Плаза»…

Бледный молодой месяц тщетно пытался рассеять густую тьму вокруг окруженной пальмами скамейки в глухом углу парка. Здесь было темно и тихо, если не считать мягкого журчания голосов двух женщин, сидящих на скамейке очень близко друг к другу.

Вскоре и этот звук прекратился. На несколько мгновений воцарилась звенящая тишина, которую нарушили глухие звуки борьбы и тихое жалобное «а-х-х-х».

И снова тишина. А потом тихие шаги женщины, уходящей из темноты к тусклому сиянию уличных фонарей, и взмах руки навстречу проходящему такси.

Удобно устроившись в уголке на заднем сиденье, молодая женщина открыла черную замшевую сумочку, вытащила лист бумаги и прочла водителю адрес, написанный рукой Шейни.

Глава 9

Вечер, 10 часов 34 минуты

На автостоянке перед «Хибискусом» по-прежнему не было ни одной машины, и человек со шрамом остановился на том же месте, что и в прошлый раз. Заглушив мотор, он немного посидел, тяжело опираясь на руль, потом закурил сигарету, сильно затягиваясь. Красный огонек сигареты освещал его озабоченное и встревоженное лицо.

Когда он наконец отшвырнул сигарету и вышел, весь его вид говорил о явном нежелании заниматься предстоящим делом. Паульсен еще немного помедлил у машины – сунув руку под пальто, удостоверился, что кольт удобно и незаметно висит слева на груди. Потом глубоко вздохнул, расправил плечи и зашагал к освещенному входу в гостиницу.

Портье дремал, поставив локти на стол и опираясь подбородком на ладони. Позади него Паульсен увидел профиль сидящей за коммутатором Эвелин. Девушка недовольно хмурилась, жалея, что напрасно теряет два часа, которые можно было так приятно провести с Роджером.

Лифтер стоял перед открытой дверью кабины и, небрежно прислонившись к стене, разговаривал с одним из коридорных.

Было тихо и скучно. Совсем непохоже, что недавно здесь произошло убийство или была тревога из-за предполагаемого убийства. Это придало Паульсену решимости. Он пересек холл и, подойдя к стойке, непринужденно оперся на нее локтем. Дик вопросительно поднял голову.

– Скажите, у вас поселилась мисс Паульсен? – Паульсен ждал, что портье начнет искать фамилию в книге регистрации.

– Да, сэр, она живет у нас, – Дик с явным интересом посмотрел на высокого человека со шрамом.

– Она сейчас у себя?

– Нет, сэр. Боюсь, что нет.

– А почему вы так в этом уверены? Вы даже не посмотрели, на месте ли ключ.

Дик позволил себе слегка улыбнуться. Было несколько очень серьезных причин, по которым он был уверен, что обитательницы триста шестнадцатого в номере нет, но он не собирался объяснять их этому незнакомцу. Он ответил с легким оттенком высокомерия:

– Я совершенно уверен, что ее там нет. Но, если хотите, вы можете позвонить в номер по внутреннему телефону.

Паульсен покачал головой.

– А когда она должна вернуться?

– Я не знаю.

Человек со шрамом деланно поморщился.

– Я ее брат, – осторожно начал он. – Только что приехал из Джексонвилла, чтобы поговорить с Нелли по важному делу. Она обещала, что к моему приезду будет здесь.

– Я понимаю. Мне очень жаль, но… – Дик развел руками. Этот парень ее брат? Весьма сомнительно…

Паульсен пожал плечами.

– Она наверняка скоро вернется. Я устал с дороги. Надеюсь, вы не возражаете, чтобы я подождал сестру в ее номере?

Дик заколебался. Обычно он не отказывал в таких просьбах независимо от того, утверждал ли мужчина, что он брат их гостьи или нет. В этом отношении «Хибискус» ничем не отличался от других гостиниц среднего класса, не особенно беспокоясь о морали своих постояльцев.

За две недели, что Нелли Паульсен живет у них, к ней в номер уже не раз заходили мужчины.

Но ситуация сегодняшнего вечера слишком необычна. Сначала этот необъяснимый телефонный звонок в девять тридцать, когда женщина сообщила, что в комнате мисс Паульсен убитый мужчина, или не сообщала, в зависимости от того, перепутала Эвелин триста шестнадцатый номер с триста шестидесятым или нет. А теперь еще этот звонок из города (Эвелин сразу о нем рассказала). Звонивший интересовался трупами, которые исчезают из триста шестнадцатого.

– К сожалению, сэр, это противоречит нашим правилам, – ответил Дик. – Если вы согласны подождать сестру в холле, мы с удовольствием поможем вам удобно устроиться здесь.

Паульсен улыбнулся и спокойно сказал:

– Я бы, конечно, не просил вас об этом, если бы не был братом Нелли. Но я ее брат, и могу доказать это. Он вынул бумажник, достал из него удостоверение личности и положил на стол.

Дик посмотрел удостоверение и медленно кивнул.

– Не подумайте, сэр, что я сомневался в ваших словах. Но вы же понимаете, мы должны подчиняться правилам, – портье задумался. В такой ситуации лучше переложить всю ответственность на Олли. Он возвратил удостоверение.

– Я думаю, вам нужно поговорить с мистером Паттоном. Я ведь не уполномочен… – он повернул голову к Эвелин. – Попроси мистера Паттона на минутку сюда.

Эвелин округлившимися глазами смотрела на Паульсена: что бы это значило? Она не слышала разговора у стойки, но все, что требовало внимания Олли, могло быть очень интересным. Если вспомнить эти трупы, которые куда-то исчезают, может, она не так уж много теряет, пропуская свидание с Роджером?

Услышав слова портье, Паульсен кивнул и закурил сигарету, приготовившись ждать. Когда Паттон вышел из своего офиса, Дик представил Паульсена и коротко объяснил ситуацию.

Паттон слушал, и выражение сонливости быстро исчезло с его лица. Он изучающе поглядел на Паульсена, кивнул и, взяв его под руку, повел к своему офису со словами:

– Если вы не возражаете, мистер Паульсен, я хотел бы задать вам пару вопросов.

– Что это значит? – запротестовал тот. – Неужели так сложно разрешить мне подождать сестру в ее номере? Ведь я же показал портье удостоверение личности.

– Конечно, конечно, – мягко ответил Паттон, открывая перед Паульсеном дверь своего офиса. – Никто и не сомневается, что вы ее брат. Присядьте, мистер Паульсен, и расскажите мне, пожалуйста, о своей сестре.

– Что именно? – нервно спросил Паульсен. – С Нелли что-то случилось?

– Насколько мы знаем, нет. Но дело в том, что сегодня вечером у нас произошли странные события, как-то связанные с вашей сестрой. Скажите… э-э-э… она любит розыгрыши?

– Нелли? Насколько я знаю, нет. Не больше, чем любой человек. У нее хорошее чувство юмора, но… А какого черта вы об этом спрашиваете?

– А у нее когда-нибудь были… э-э-э… Галлюцинации или что-нибудь в этом роде? – осторожно зондировал Паттон. – Может, она иногда выпивает лишнего и видит то, чего нет на самом деле?

Он улыбнулся, чтобы смягчить остроту вопроса, но лицо Паульсена потемнело от злости.

– Мне не нравятся такие инсинуации о моей сестре. Скажите прямо, в чем дело!

Оливер Паттон вздохнул. Ему почти нечего было сказать. Они даже не были уверены, что из триста шестидесятого номера звонила Нелли. Паульсен. Наоборот, Дик, кажется, помнил, что она вышла из гостиницы незадолго до звонка и с тех пор не возвращалась. Он сказал успокаивающе:

– Тогда получается, что кто-то хотел разыграть ее. Нам позвонили и сказали, что в ее номере лежит труп.

Лицо Паульсена выразило глубочайшее удивление.

– Мертвец в комнате Нелли? – он задохнулся от изумления, словно впервые услышал об этом. – Когда его нашли и кто это был?

Паттон взмахнул жирной рукой.

– В номере никого не оказалось. Я, естественно, все там проверил, поэтому и говорю, что это чья-то дурацкая шутка. Но на всякий случай нужно выяснить все детали. Поэтому я и расспрашиваю вас о сестре и о том, любит ли она розыгрыши.

Паульсен решительно покачал головой.

– Она не любит разыгрывать, – он замолчал, глядя мимо Паттона и, кажется, заставляя себя говорить дальше. – Раз уж вы об этом заговорили, может, и вы мне кое-что расскажете? Я не думаю, чтобы это было связано с событиями сегодняшнего вечера, – поспешно продолжал он, – но моя сестра довольно сумасбродна и могла здесь связаться с сомнительными личностями, как это было дома, в Джексонвилле. Может, вы мне расскажете, как она проводила здесь время? Не слишком ли она… гм-м… крутила хвостом? Перед мужчинами, понимаете? Или перед каким-то определенным мужчиной.

Паттон помолчал, потирая жирный подбородок и задумчиво глядя на Паульсена:

– Мы не можем передавать такую информацию о наших гостях. У нас не ФБР, и мы не ведем досье на постояльцев.

– Я знаю, – нетерпеливо сказал Паульсен. – Но я хорошо знаю гостиничные порядки. Коридорные, горничные и портье прекрасно знают, что здесь происходит. Кто в чьем номере засиживается допоздна, сколько спиртного туда приносят и до которого часа они сидят. И прочая информация в том же роде. Вы ведь детектив гостиницы? – он улыбнулся Паттону. – Только не говорите мне, что после сегодняшнего происшествия вы не опросили весь персонал о поведении моей сестры в последние две недели.

Паттон сцепил руки на объемистом животе и внимательно их разглядывал.

– Не могу сказать, что я этого не делал. Но все равно, мы не имеем права передавать такую информацию.

Паульсен поморщился и вытащил бумажник. Он вытащил за край десятку, покосился на Паттона и, вздохнув, добавил к ней еще одну. Потом сложил банкноты вчетверо и сказал:

– Я понимаю, что вы никому не можете это рассказать, кроме брата Нелли. Но я имею право знать. Говорю вам, меня очень беспокоит как она себя здесь вела, а теперь еще это происшествие… и она не встретила меня, как обещала.

Паттон разъединил сцепленные на животе руки, и банкноты мгновенно исчезли.

– Конечно, – согласился он. – Учитывая, что вы ее брат, было бы просто неправильно вам не сказать. Ваша сестра вела себя в гостинице очень спокойно и любезно. Сегодня вечером я посмотрел ее заказы – обычно она заказывала в номер лед и иногда содовую. И две бутылки виски за эти две недели.

Он вытянул руку.

– Конечно, я не отрицаю, что коридорные и горничные, как вы говорите, замечают все, что здесь происходит. Иначе и быть не может – ведь это живые люди, и у них есть глаза и уши. Так вот, я узнал, что к вашей сестре часто приходили мужчины, но они никогда не засиживались допоздна. И у нее никогда не было никаких скандалов и неприятностей. Словом, она вела себя так, как любая милая, привлекательная девушка, живущая одна в гостинице в Майами.

Он доброжелательно кивнул Паульсену.

Насколько я знаю, к ней в основном заходил один и тот же парень. И еще крутилась парочка других. Счет за первую неделю ваша сестра оплатила вовремя, и у нас нет к ней никаких претензий. Вы об этом хотели узнать?

Паульсен облизнул губы и кивнул.

– Именно об этом. Спасибо, мистер Паттон, – он встал. – Могу я теперь подняться в ее комнату и подождать?

– Конечно, – Паттон поднялся вместе с ним. – Я сам поднимусь и открою вам. А заодно еще раз получше осмотрю номер, чтобы окончательно убедиться, что там не спрятан покойник. Вы же понимаете, это было бы нарушением наших правил, – он захохотал над собственной шуткой. – К тому же я считаю, что должен вместе с вами подождать, пока ваша сестра вернется. Я задам ей еще пару вопросов, чтобы выяснить все до конца.

– Очень хорошо, – сказал Паульсен. – Мне будет приятно ожидать Нелли вместе с вами.

Они вышли из офиса и двинулись к лифту. Паульсен вдруг остановился посреди холла.

– Уже поздно. Я, наверное, вернусь за багажом и тоже остановлюсь в вашей гостинице. Это займет у меня с полчаса. Я попал в небольшую аварию за городом, так что пришлось оставить машину в гараже. Если Нелли вернется раньше меня, скажите, чтобы никуда не уходила, хорошо?

– Конечно.

Оливер Паттон болезненно дернулся от боли в суставах и задумчиво нахмурился, глядя, как высокая фигура Паульсена исчезает за дверью. Может быть, это не имело никакого значения, но парень явно передумал ждать сестру в номере, когда услышал, что будет ждать не один. Странно, что именно в это время он вспомнил о своем багаже и решил вернуться за ним. Почему он не подумал об этом, когда оставил машину? Ведь он уже тогда знал, что проведет ночь в какой-нибудь гостинице и багаж ему понадобится.

Паттон повернулся было к своему офису, но заметил, что Билл, стоявший у лифта, машет ему рукой. Хромая, он подошел поближе.

– Джо клянется, что раньше уже видел этого парня, – сказал Билл. – Кажется, даже сегодня вечером, но он в этом не уверен.

– Именно так, шеф, – Джо задумчиво почесал затылок. – Я определенно видел его в лифте. И хорошо запомнил, потому что он старался не показывать мне щеку со шрамом. Как будто не хотел, чтобы я смог его узнать.

– Это было сегодня? – нервно спросил Паттон.

– Точно не помню, – развел руками Джо. – Вы же знаете мою работу, мистер Оливер. Целый день вверх-вниз, вниз-вверх. Ничего вокруг не замечаешь. Но этот человек со шрамом точно ехал в моем лифте. Не помню только, вчера или сегодня.

– Скажите мне, если он снова появится, – он подошел к стойке и сказал то же самое Дику. – А если он или кто-нибудь другой позвонит мисс Паульсен, пусть Эвви сразу даст мне знать.

Вспомнив, что этим происшествием интересовался Майкл Шейни, он вернулся в офис, чтобы позвонить рыжеволосому детективу. К сожалению, телефон Шейни не отвечал.

Глава 10

Вечер, 10 часов 34 минуты

Перед тем, как начать искать ответы, Шейни позвонил Люси.

Девушка с наигранным изумлением спросила:

– Что, Майкл, ты не смог быстро покончить с этой блондинкой?

– Уже покончил, – весело ответил Шейни. – Поэтому я решил послать ее к тебе. Она еще не приехала?

Наступило молчание. Майкл знал, что Люси пытается решить, шутит он или говорит всерьез. Потом она сказала:

– Нет еще.

– Она должна скоро появиться. Будь с ней поласковее, милая. У нее действительно сложное положение.

– Это потому, что ты так быстро от нее избавился?

– Это серьезно, Люси, – оборвал Шейни. – Ее зовут Нелли Паульсен. По крайней мере, я так предполагаю. Не знаю, в своем ли она уме – во всяком случае, напугана до безумия. Какой-то парень с пистолетом ищет ее по всему Майами. Говорит, что он ее брат и хочет о ней заботиться. Но Нелли уверяет, что этот человек убил ее брата и теперь охотится за ней.

– Какие интересные люди вам встречаются, мистер Шейни, – восхищенно сказала Люси. – Так что я должна делать с этой дамочкой, которая не знает, убийца ее брат или убитый?

– Просто оставить ее у себя и позаботиться о ней, – сердито сказал Майкл. – Если сможешь, уложи ее спать. И никого к ней не пускай. Позвони мне, как только она придет, – быстро добавил он. – Я буду в управлении полиции. Если Джентри там, буду у него в кабинете, если нет, то у сержанта Дженкинса.

– Хорошо, Майкл, – покорно согласилась Люси и тут же добавила: – Эй, Майкл!

– Да?

– Твой бокал бренди еще на столе, и до полуночи остался час и двадцать пять минут.

– Береги его, – бодро отозвался Шейни. – Наша встреча еще впереди.

Он повесил трубку, надел шляпу и поехал прямо в полицейское управление Майами.

Билл Джентри был еще у себя. Он сидел в кабинете со старым другом Шейни – Тимоти Рурком, репортером из «Ньюс».

Джентри был крупным человеком с открытым лицом. Он сидел за широким пустым столом и энергично жевал окурок черной сигары. А Рурк, откинувшись вместе с креслом к стене, рассказывал очередной анекдот.

– И тут этот чудак говорит: «Какую корову ты имеешь в виду?» – закончил Рурк и весело захохотал.

– Ха-ха, – сказал шеф полиции, поворачивая голову к Шейни. – Что стряслось, Майк?

– Ты уже здесь, будь ты проклят! – вмешался Рурк. – Как раз вовремя, чтобы испортить мой анекдот. А я думал, что у тебя свидание с Люси.

– Ты прав. Но нас разлучила блондинка, – Шейни ухмыльнулся репортеру и придвинул стул к столу Джентри. – Билл, вам сегодня сообщали о неопознанных трупах?

– Сегодня вообще никаких трупов не было. А что случилось?

– Будь я проклят, если знаю! – с жаром ответил детектив. – А в «Хибискусе» не было происшествий?

– Кажется, нет, – Джентри посмотрел на репортера. – Ты ничего не слышал, Тим?

– За весь вечер я еще не записал ничего нужного, что стоило бы запустить в ночной выпуск.

Рурк наклонился вперед, так что все четыре ножки кресла стали на пол, и с любопытством спросил:

– Ты что-то узнал, Майк?

– Пока я ничего толком не знаю. Интересно, что вы на это скажете, великие мыслители? Мы с Люси собрались выпить по рюмочке, как позвонил портье моей гостиницы…

Шейни рассказал о своем возвращении в гостиницу, о коротком разговоре в холле с молодой женщиной, которая требовала, чтобы он немедленно отправлялся кого-то выслеживать, и о беседе наверху с другой девушкой. Шейни не рассказал только о том, что он дал девушке записку к Люси и сказал, чтобы она ехала туда. Майкл закончил первую часть рассказа тем, что девушка заперлась на кухне, а он открыл дверь человеку со шрамом.

– Ну, что вы скажете о таком начале? – спросил он.

Джентри вынул изо рта размокший окурок и принялся разглядывать его с явным отвращением. Потом точным движением баскетболиста швырнул окурок в стоявшую в углу урну.

– «Хибискус» должен был сообщить нам, – он потянулся к вмонтированной в стол кнопке. – Сейчас я свяжусь с Паттоном и…

– Подожди минутку, Билл. Ты же знаешь Олли. Он парень что надо. Но это его работа. Если бы на вашу проклятую пенсию можно было прожить, он бы туда не пошел. Но пенсии не хватает, вот Олли и получает денежки за то, чтобы в гостинице было тихо. Ты же сам знаешь, – увещевал Шейни. – И потом, о чем ему было докладывать? Ведь он не нашел никаких доказательств убийства.

– Ладно, – вздохнул Джентри. – Олли, конечно, хороший парень. Но эти сыщики из гостиниц вечно что-нибудь скрывают. А девушка была пьяная или сумасшедшая?

– Во всяком случае, не пьяная. И когда она рассказывала свою историю, все выглядело очень убедительно.

– Да? Тогда как же этот приятель со шрамом нашел ее в твоем номере? Если верить этой девушке, он остался на улице, а она умчалась на такси, сама не зная куда.

– Он объяснил мне, что успел разглядеть номер такси, а потом нашел диспетчерскую и связался с водителем по радио.

– Возможно, – коротко ответил Джентри. – А что он еще рассказал? Выкладывай дальше.

– Это роман с продолжением, – ухмыльнулся Шейни. – Так вот, этот парень уверяет, что он ее брат. И что эта ненормальная, увидев его в коридоре гостиницы, завопила и бросилась наутек.

– А, кстати, шрам у него свежий? – с интересом спросил Тим Рурк. – Рана зажила недавно?

– Похоже, что он получил его еще в Корее, – покачал головой детектив.

Он пересказал все, что говорил об этом необъяснимом деле Берт Паульсен, закончив на том, что он направил на Шейни армейский кольт и помчался разыскивать сестру по ночному Майами.

– И ты дал ему уйти? – недоверчиво спросил Рурк. – Зная, как эта девушка его боится?

Ничего не сказав, что девушка к тому времени должна была уже спокойно сидеть у Люси Гамильтон, Шейни хмуро спросил репортера:

– Тебе приходилось нападать на рассвирепевшего солдата, который держит тебя на мушке кольта?

Рурк пожал тощими плечами.

– Поэтому я пишу репортажи и не претендую на роль детектива, – его голос стал задумчивым. – Послушай, Майк! Ты сказал Паульсен, Берт Паульсен? Из Джексонвилла, да?

– Так он сказал. И предъявил в доказательство удостоверение личности.

Шейни и Джентри молча смотрели, как Тим Рурк снова откинулся вместе с креслом к стене, медленно поднял руки к глазам и стал нахмурясь разглядывать кончики пальцев. Оба они восхищались блестящей памятью Рурка, который помнил обо всех происшествиях, удостоенных внимания прессы, и сейчас надеялись, что репортер выудит для них что-нибудь стоящее.

– Паульсен? Ага… Черт возьми, ведь о нем писали совсем недавно. Недели две-три назад. Джексонвилл? – Рурк на мгновение закрыл глаза, стараясь сосредоточиться, потом возбужденно щелкнул пальцами.

– Вспомнил! Статья называлась «Охота на простаков». Нелли Паульсен и ее брат. Но недели две назад они попали не на того простака, и он вызвал полицию. Большой сенсации не было – только маленькая заметка в «Ньюс». Но там было подробное описание их внешности. Они оба благополучно успели слинять, – продолжал он. – Быстро смылись, когда парень отказался платить. Полиция Джексонвилла должна была заняться их розыском, – добавил он, поворачиваясь к Джентри.

– Сомневаюсь, чтобы они об этом побеспокоились, – буркнул тот и, наклонившись вперед, включил селектор.

– Этих шантажистов всегда очень трудно уличить. Девяносто девять из ста простаков предпочитают платить, а не обращаться в полицию.

– Я этому не верю, – решительно сказал Шейни репортеру.

Тот пожал плечами.

– Пошли в архив, я найду тебе эту статью. Почему ты сомневаешься?

– В основном из-за девушки. Может быть, она не в своем уме, но будь я проклят, если ее можно представить в роли шантажистки. А ее брат? Черт возьми, разве ты забыл, как он сказал, что еще две недели назад жил в Детройте?

– А может, он специально вернулся, чтобы заставить раскошелиться очередного простофилю, которого подцепила его сестричка?

– Может быть, – согласился Шейни. – Но он рассказывал мне совсем другое.

– А ты думал, он расскажет тебе, что занимается шантажом и использует сестру как приманку? – ехидно улыбнулся Рурк.

Раздался голос из селектора. Все трое внимательно выслушали сообщение из отдела регистрации, что в списках разыскиваемых Паульсенов нет.

– Ну вот, – сказал Шейни. – На этот раз, Тим, твоя хваленая память…

– Моя хваленая память вполне оправдывает свою славу, – парировал Рурк. – Билл прав. Полиция Джексонвилла, видимо, не позаботилась объявить розыск, зная, что все равно не сможет предъявить обвинение. Позвоните им, шеф, и вы в этом убедитесь.

Джентри вопросительно посмотрел на детектива. Тот сердито кивнул.

– Проверь это, Билл! А то я, кажется, начинаю ходить по кругу. Если эта девушка и ее братец и вправду занимались шантажом, это все меняет.

Джентри снова заговорил в микрофон. Потом откинулся в своем вращающемся кресле, вытащил из нагрудного кармана еще одну толстую черную сигару, с удовольствием понюхал ее и откусил кончик.

– Почему это все меняет, Майк? – рассеянно спросил он. – Все равно ведь они рассказали тебе две совершенно исключающие друг друга истории. Все равно у тебя остается труп, которого не оказалось на месте, истеричная девица, которая не узнает своего брата…

Он чиркнул спичкой, поднес огонек к сигаре, затянулся и с удовольствием выпустил облако дыма.

– Если они замешаны в чем-то подобном, – сказал Шейни, – то можно предположить, что она узнала брата в коридоре и именно поэтому бросилась бежать. Может быть, они поссорились в Джексонвилле, и брат за ней охотился. А всю эту чепуху она мне рассказала, чтобы напустить тумана и скрыть, что человек, которого она смертельно боится – ее брат.

– Но ты же говорил, – ехидно усмехнулся Рурк, – что она увидела тело своего брата и сообщила об этом по телефону до того, как брат на нее напал. И когда ты позвонил Паттону, он это подтвердил.

– Ага, – кисло кивнул Шейни.

Он сердито взъерошил жесткую шевелюру и грустно спросил:

– Ну почему мне все время попадаются такие запутанные дела? Черт возьми, неужели на всем белом свете не найдется для меня хоть одно простое, чистое, высокооплачиваемое дело?

– Это потому, – бодро ответил Рурк, – что все таксисты города тебя уважают и везут клиентов к тебе. А ты отказывайся от таких дел, – весело добавил он. – Вспомни хоть сегодняшний вечер. Эта милая дама предлагала тебе простую, непыльную высокооплачиваемую слежку, а ты что сделал? Ты, конечно же, хладнокровно отказался! Ты небрежно отверг ее предложение. А почему? Из-за дурацкого смутного предчувствия, что впереди тебя ждет нечто более интересное. Вот так-то. Ты сам этого хотел, так что не жалуйся.

В дверь постучали. Вошел полицейский с листом бумаги. Он положил листок перед Джентри со словами:

– Информация из Джексонвилла, сэр.

Джентри отложил сигару и взял листок. Просмотрев его, он повернул голову к Шейни:

– Тим, как всегда, прав. Берт и Нелли Паульсен, соответственно тридцать один и двадцать два года.

Шеф полиции перевел взгляд на отпечатанные строчки и прочёл вслух:

– Блондинка. Пять футов четыре дюйма. Сто восемнадцать фунтов. Шатен. Пять футов десять дюймов. Сто пятьдесят фунтов.

Он нахмурился и отложил листок.

– Майк, здесь ничего не сказано о шраме. А это описание должно быть полным.

Шейни сжал зубы, впадины на щеках обозначились резче.

– Ты не ошибся? Рост пять футов десять дюймов, а вес сто пятьдесят?

Джентри еще раз посмотрел запись и кивнул.

– Все точно. Но о шраме ни слова.

– Значит, он врал, – хрипло сказал Шейни. – Это не Берт Паульсен.

– Похоже, – живо отозвался Джентри. – Это был кто-то другой. Здесь написано, что это первый фокус, устроенный командой Паульсенов. За последние три месяца они обработали еще двоих, но те никуда не обращались, пока не прочли статью в газете. Ведь этот парень сказал тебе, что жил в Детройте и приехал только из-за телеграммы сестры?

– Так он мне сказал, – угрюмо кивнул Шейни.

– А сейчас он ищет ее с пистолетом, – отрывисто сказал Джентри. – Может быть, это одна из ее жертв решила в конце концов свести счеты.

Зазвонил телефон на столе Джентри. Он взял трубку, ответил: «Привет, солнышко», и передал ее Майклу:

– Мистер Шейни, вас вызывает ваша любящая и многострадальная секретарша.

– Она здесь, Майк, – сказала Люси. – Ты говорил, чтобы я ее пригласила…

– Прекрасно, – Шейни говорил приветливо и добродушно. – Пусть побудет до моего прихода. Я вернусь до полуночи, как обещал.

Он повесил трубку и ухмыльнулся.

– Люси просто напомнила, что меня ожидает бокал коньяка.

Глава 11

Вечер, 10 часов 48 минут

Люси Гамильтон, выпрямившись, застыла в кресле у телефона в своей гостиной. Она курила и слегка хмурилась, прикрыв глаза от голубого дыма, лениво поднимающегося от сигареты, зажатой в ее левой руке. Каждый раз, когда Люси открывала глаза, взгляд ее падал на большое кресло у дивана со стаканами и бокалом коньяка, который она налила для своего рыжеволосого босса больше часа назад.

Нетронутые стаканы словно дразнили Люси. Ее карие глаза затуманивались каждый раз, когда она смотрела на кресло, и она жмурилась, чтобы удержаться от слез.

Глупо, конечно, из-за этого переживать. Так случалось уже много раз. Сегодняшний вечер был составной частью жизни, которую она сама выбрала, когда пошла к Шейни в секретарши. И Люси всегда принимала это как должное. Но сегодня вечером…

Кончики пальцев правой руки Люси беспомощно забарабанили по телефонному аппарату. Пока не позвонил Шейни несколько минут назад, девушка не чувствовала себя такой несчастной. Она ожидала, что Майкл вот-вот вернется, и они проведут остаток вечера вдвоем.

Сегодня вечером все было как-то иначе, чем всегда. Майкл казался чуточку другим, когда они ехали домой после прекрасного рыбного обеда. В машине, прижавшись щекой к его плечу, Люси унеслась на крыльях своей несбыточной мечты. Она не часто это себе позволяла. По крайней мере, в последние годы, когда она работала с Майклом и постоянно была так близко к нему.

Вечно проклятый телефон отрывает его от нее! Правая рука девушки сжалась в кулак. И сегодня, как всегда. Работа для него на первом месте. Любая шлюха-блондинка, которая влипла в неприятную историю и хочет, чтобы Шейни ее выручил, становится для него важнее Люси. Будь они все прокляты!

А сейчас он и ее втянул в это дело. Она сидела у телефона и ждала звонка Шейни, а он сообщил, что послал к ней очередную блондинку, чтобы Люси подержала ее за ручку.

Итак, он не знает, действительно она сумасшедшая или нет? А Люси должна уложить эту полоумную блондинку в постель, успокаивать и развлекать ее, пока Шейни не поймает ее брата, который, может быть, не брат, потому что она сказала, что ее брат убит…

– О, господи!

В коридоре раздался звонок. Люси подошла к двери и сказала в микрофон:

– Да? Кто это?

– Мисс Гамильтон? – голос звучал невыразительно и вяло.

– Да.

– Это… У меня к вам записка от мистера Шейни.

– Я знаю, – холодно ответила Люси. – Он предупредил меня по телефону. Поднимайтесь, я вас встречу.

Она нажала кнопку, открывающую замок наружной двери, и несколько секунд держала ее. Потом вышла в коридор, прислушиваясь к стуку каблучков поднимающейся женщины.

Люси увидела сначала светлые волосы, потом красивое лицо осторожно идущей по ступенькам девушки. Когда девушка увидела ожидающую на площадке Люси, на ее ярких губах появилась робкая улыбка. Она подошла, нервно сжимая в руках черную сумочку, и сказала:

– Мисс Гамильтон? Извините за ужасное ночное вторжение, но мистер Шейни сказал…

– Я знаю, что мог сказать мистер Шейни, – сухо заверила ее Люси. – В мои обязанности входит оказание помощи его перепуганным клиенткам. Входите.

Она пропустила девушку в гостиную, плотно закрыла дверь, заперла ее на два замка и медленно повернулась, чтобы посмотреть на свою гостью. Девушка стояла в центре длинной комнаты спиной к Люси. Ее плечи на мгновение опустились с такой обреченностью, что Люси с трудом подавила в себе внезапно возникшее чувство симпатии. Но она не хотела сочувствовать этой девице, черт бы ее побрал! Люси должна ненавидеть ее – ведь она забрала Майкла именно сегодня!

Девушка продолжала стоять в той же позе, поэтому Люси подошла к ней и спокойно сказала:

– Итак, вы мисс Паульсен? Могу я называть вас Нелли?

При этих словах девушка резко оглянулась. Ее лицо исказилось, взгляд стал безумным, и Люси сразу вспомнила предупреждение Шейни: «Кажется, эта девушка на грани безумия».

«На грани – это мягко сказано», – подумала Люси, когда девушка воскликнула:

– Как вы узнали… кто вам сказал, что меня зовут Нелли Паульсен?

– Мистер Шейни. Когда звонил мне по телефону.

– А, я поняла, – гримаса ужаса исчезла с ее лица. Девушка даже улыбнулась, когда, справившись с замком сумочки, достала бумагу и протянула ее Люси.

– Вот его записка. Но вы уже и так все знаете.

Люси взяла записку и увидела там примерно то, что и ожидала увидеть. Тем временем девушка сняла жакет и повернулась к Люси.

– Это очень кстати, – улыбнулась она и протянула руку к бокалу с коньяком, ожидающему возвращения Шейни. – Бокал коньяка сразу успокоит меня.

– Не трогайте! – резко сказала Люси.

Девушка отдернула руку от бокала, словно обожглась и испуганно оглянулась.

– Извините. Я думала, что вы налили это для меня.

Девушка надула губы. Она стала похожа на маленькую девочку, готовую расплакаться из-за того, что у нее забрали любимую куклу. «О, боже! Хорошенькое занятие нашел для меня Майкл!» – в отчаянии подумала Люси.

Вслух она торопливо сказала:

– Я, конечно, приглашаю вас выпить. Но только… из другого бокала.

Люси быстро вышла на кухню и тут же вернулась с чистым бокалом. Щеки ее горели, когда она смущенно призналась:

– Я, наверное, слишком суеверна. Я налила этот бокал мистеру Шейни, когда его вызвали к вам, и он обещал вернуться и выпить его до полуночи.

– До полуночи? – задумчиво повторила гостья, жадно следя, как Люси наливает ей коньяк, и взглянула на свои часики.

– Но я ничуть не сомневаюсь, что он не придет, – Люси пожала плечами и потянулась к своему стакану, в который час назад плеснула немного коньяка. Кубики льда растаяли уже больше чем наполовину, и коньяк стал светло-желтым. Со стаканом в руке Люси села на угол дивана, а ее гостя, отпив глоток, с сомнением выдохнула:

– Кажется, слишком крепкий для меня напиток.

– Я никогда не пью коньяк неразбавленным, – призналась Люси. – Хотите, принесу вам содовой?

– Спасибо, не надо. Я просто буду пить помедленнее… А что успел вам рассказать обо мне мистер Шейни?

– Совсем немного. Он сказал только, что какой-то ужасный человек с пистолетом гоняется за вами, что вы очень напуганы и что я не должна никого к себе впускать. Так что вам теперь не о чем беспокоиться, – по-деловому закончила Люси. – Я уверена, что Майкл обо всем позаботится.

– О, я тоже в этом уверена, – с готовностью подхватила девушка. – Он просто удивительный человек! Это, наверное, так здорово – работать у него! Так интересно и приятно.

– Да, скучать не приходится, – сухо согласилась Люси. – А теперь послушайте. Я не собираюсь совать нос в ваши дела и к тому же знаю, что вы очень устали и ужасно взволнованы из-за брата.

Люси удовлетворенно подумала, что очень удачно сформулировала свою мысль. Убили брата, как, по словам Шейни, считает девушка, или он ее преследует – слова Люси подходят для обоих случаев.

– Поэтому, если вы хотите просто спокойно посидеть, ни о чем не разговаривая, то меня это вполне устраивает, – спокойно продолжила Люси. – А если вы хотите лечь, у меня есть еще одна кровать. Сейчас для вас главное – расслабиться и забыть обо всем. Давайте представим, что мы старые друзья, и вы просто зашли ко мне поболтать, и поговорить о чем угодно – о модах, о туфлях, о погоде.

Ответом ей был робкий взгляд, исполненный благодарности.

– Я с удовольствием поболтаю с вами о чем угодно! Но скажите – мистер Шейни ничего вам не рассказывал о том, что произошло сегодня в отеле «Хибискус»?

– Ни слова. Если хотите, можете рассказать, но не считайте, что вы обязаны это сделать. Я не детектив и в таких делах ничего не смыслю.

– По-моему, вы правы. Я постараюсь отвлечься. Так вы думаете, мистер Шейни вернется до полуночи?

– Не раньше, чем он покончит с делом, за которое взялся. Вы лучше меня знаете, что это за дело.

Люси вдруг резко выпрямилась и поставила свой стакан.

– Совсем забыла! Я же обещала ему позвонить, когда вы придете.

Люси подошла к телефону и набрала номер. Услышав в трубке мужской голос, она сказала:

– Дайте, пожалуйста, кабинет шефа полиции Джентри. Если он еще в управлении.

Глава 12

Вечер, 10 часов 52 минуты

Когда смотришь из маленькой бухточки, в которой оборудована стоянка для яхт в Бискейн-Бей, ярко освещенное небо над Майами производит сильное впечатление. На западном берегу залива отвесной стеной вздымаются корпуса гостиниц. Тысячи огней, сияющих в их окнах, отражаются в зеркальной глади залива.

В разгар сезона бухта заполнена сотнями суденышек, стоящих тесно сомкнутыми рядами. Здесь можно увидеть и огромные роскошные яхты миллионеров, и крошечные шестифутовые скорлупки.

Но сейчас, в самом начале осени, на стоянке было не больше дюжины яхт. Среди них тихо покачивалось на якоре стройное сорокафутовое парусное судно «Марджи Дж.». На носу и корме горели сигнальные огни. На баке мерцали огоньки двух сигарет.

Одна из сигарет ярко вспыхнула, потом описала невысокую дугу над бортом и с шипением погасла в воде. Мюриель лениво потянулась в шезлонге и крепко сжала левой рукой пальцы сидящего рядом мужчины.

– Дорогой, – вздохнула она, – мне пора возвращаться.

– Но еще рано, – вяло запротестовал он и, подняв мускулистую руку, посмотрел на светящиеся стрелки часов. – Еще нет одиннадцати, – он погладил руку Мюриель. – Я думал, мы до твоего ухода еще раз спустимся в каюту.

– Ну, пожалуйста, Норман! – Мюриель высвободила руку, приподнялась в шезлонге, глядя на светящееся небо над Майами. Брови ее нахмурились. – Ты же знаешь, Джон иногда возвращается рано. Мне нужно идти домой.

– Будь он проклят! А если даже придет домой и не застанет тебя? Ведь он же не будет знать, где ты.

– Но может заподозрить, – в ласковом голосе женщины появились тревожные нотки. – Мы не должны этого делать, Норман. Это недопустимо.

– Но зато так приятно! – Норман сел, ослепительно улыбаясь. – Этого ты не можешь отрицать!

– Пока мы вместе, – сказала Мюриель и встала.

Это была высокая, хорошо сложенная женщина лет тридцати пяти. Легкий бриз плотно прижимал к ее бедрам тонкую юбку.

– Тебе не приходится, конечно, врать Джону, лежа с ним в постели, и со страхом думать, что произойдет, если он обо всем узнает!

– Нет, – дружелюбно согласился Норман. – От этого я избавлен.

Он встал рядом с Мюриель, на его бронзовом теле были только легкие плавки. Крепко обняв Мюриель, он провел губами по ее волосам, медленно повернул к себе и поцеловал в губы. Мюриель страстно прижалась к нему. Ее ногти впились в обнаженную спину Нормана. Когда руки женщины бессильно упали, на спине остались четкие белые полоски.

Наконец Норман поднял голову и улыбнулся, глядя сверху вниз на ее запрокинутое лицо.

– Ты все еще хочешь домой? – хрипло прошептал он.

– Нет, – ее голос стал таким же хриплым. – Но нужно идти.

Мюриель решительно отвернулась и двинулась к трапу, возле которого была привязана маленькая шлюпка. Норман неохотно последовал за ней.

– Нужно, так нужно, – сказал он как мог весело, отвязывая лодку.

Он помог спуститься Мюриель, и, когда она уселась на корму, легко спрыгнул сам, вставил весла и начал грести к далеким береговым огням. Поверхность залива слегка фосфоресцировала, тишину нарушал только слабый плеск воды под веслами. Подгоняемая мощными гребками, лодка резала гладкую воду.

Они молчали, пока половина пути не осталась позади. Женщина с грустью вспоминала о своем муже и об их ушедшей любви, а мужчина думал, как хорошо будет сейчас, после того как отвезет ее на берег, лечь спать, наслаждаясь одиночеством на борту «Марджи Дж».

– Осторожно, Норман! – воскликнула вдруг женщина и, приподнявшись с сиденья, указала за его плечо дрожащей рукой.

Он повернул голову как раз вовремя – нос лодки налетел на какой-то плавающий предмет. Они услышали глухой, вязкий шлепок. Потерявшая управление лодка медленно поворачивала бортом к берегу, они же, застыв от испуга и изумления, смотрели на покачивающееся в воде мертвое тело.

– О, боже, – прошептал Норман, торопливо подгребая веслом, чтобы выровнять курс. – Это труп, Мюриель. Мужчина. Возьми второе весло, подойдем к нему вплотную. Я перейду на нос и попытаюсь втащить его в лодку.

– Может, не надо, Норман? – голос женщины дрожал от ужаса. – Может, мы просто… оставим его здесь? Пусть его найдет кто-нибудь другой. Почему именно мы? Ведь тебе придется сообщить в полицию. Они запишут наши имена… Нет, Норман! Мы не должны этого делать…

– Прекрати, Мюриель! – досадливо оборвал он. – Бери скорее весло. Нас относит в сторону. Нам, конечно, придется это сделать. Но не беспокойся. Ты сядешь в машину и уедешь раньше, чем я сообщу в полицию. Никто и не узнает, что я сегодня катался на лодке не один.

Стоя на коленях на носу лодки, Норман командовал:

– Чуть левее… Теперь прямо. Держи курс.

Склонившись над темной поверхностью воды, он ухватился за намокшую в воде куртку и медленно, хрипя и задыхаясь от напряжения, приподнял труп и перевалил его через борт. Тело свалилось на дно лодки бесформенной грудой, ничем не напоминающей очертания человеческого тела.

– Готово! – Норман тяжело дыша встал на ноги. Он склонился над трупом и пробормотал: – Бедняге перерезали горло.

Мужчина вернулся на свое место и взял весла, сочувственно глядя на свою спутницу, которая, перегнувшись через борт, судорожно рвала.

– Постарайся не думать об этом, – посоветовал он. – Это не имеет к нам никакого отношения. Я мигом доберусь до мола, а там ты садишься в машину, едешь домой и обо всем забываешь. А я позвоню из какого-нибудь кабака, и ты будешь тут совершенно ни при чем.

Мюриель сидела молча, низко опустив голову. Она мелко дрожала. Она не могла объяснить Норману свою неожиданную мысль – что этот человек с перерезанным горлом тоже был мужем какой-то женщины… Женщины, которая предпочла, может быть, тайную любовь его привычным ласкам. Может быть, этого мужчину звали Джон? Эта странная и необъяснимая мысль заставила Мюриель тихо зарыдать. Так она и сидела с низко опущенной головой, пока лодка не подошла к рыбацкому причалу.

Норман увидел слезы на ее щеках, когда, привязав лодку, неуклюже помогал ей выйти. Он попытался обнять Мюриель, но она вырвалась с тихим криком, и ему пришлось отступить. Его лицо выражало непонимание того, что с ней происходит.

Норман недоуменно смотрел, как Мюриель бежит по пирсу к тому месту, где оставила машину, а потом пошел вслед – медленно, чтобы дать ей возможность уехать раньше, чем в полиции зафиксируют его звонок.

Мужчина даже не догадывался о том, что его любовное приключение окончено. Он так и не смог понять, почему эта женщина решительно отказывалась с ним разговаривать всякий раз, когда он звонил ей по телефону.

Глава 13

Вечер, 11 часов 00 минут

Повесив трубку после звонка Люси, Шейни стал вышагивать по кабинету, сердито ероша рыжую шевелюру.

– Давайте попробуем хоть немного в этом разобраться. Посмотрим, что нам точно известно.

Он остановился и спокойно перечислил, загибая палец на каждом пункте:

– Первое. Человек, который сказал мне, что он Берт Паульсен, и у которого в бумажнике лежит удостоверение Паульсена, – не Паульсен. Он не соответствует переданному из Джексонвилла описанию и, хоть и пытается выдать себя за Паульсена, явно не знает, что брат Нелли все это время жил с ней в Джексонвилле. Иначе зачем ему было рассказывать, что он работал в Детройте и приехал оттуда две недели назад по ее телеграмме?

Задумчиво нахмурившись, он посмотрел на Джентри и Рурка.

– Ну, а почему он мне это сказал? Черт возьми, если он знал о неприятностях Нелли в Джексонвилле, а он не мог не знать, потому что нанял частного детектива, чтобы ее найти, то он должен был знать, что она занималась шантажом вместе с братом. Значит, он понимал, что не имеет шансов выдавать себя за Паульсена, если будет рассказывать, что жил в Детройте. Тогда почему он это сделал?

– Об этом ты нам скажи, Майк, – весело ответил Билл Джентри. – Ведь это от начала и до конца твоя версия.

– Ладно, – махнул рукой Шейни, – по крайней мере, мы наверняка знаем, что он не Паульсен. Теперь давайте посмотрим, что нам известно о Нелли.

Он загнул второй палец.

– Факт номер два. Она явно не выдумала, что ее напугал в «Хибискусе» какой-то человек, не ее брат. В этом пункте их истории согласуются в отличие от путаницы в родственных связях. Ну, а как насчет трупа, который она якобы видела? Ее брату в самом деле перерезали горло?

– Покойник, которого там уже нет? – вставил Рурк. – Ага. Но у нас есть подтверждение, что она действительно позвонила и сообщила о трупе. Во всяком случае, кто-то позвонил из триста шестидесятого. Эту часть ее истории подтвердил Оливер Паттон. Но зачем было кому-то выкидывать такие сумасшедшие фокусы, если бы там не было трупа?

– По-моему, ключ к загадке – то слово, которое ты только что сказал, – решительно вмешался Джентри. – Сумасшедшие. Если эта девица чокнутая, нет смысла искать разумное объяснение тому, что она говорит и делает.

– Черт возьми, Билл, я не верю, что она чокнутая! Испуганная и истеричная – наверняка. Но я разговаривал с ней десять минут. И она вела себя так, как и можно ожидать от нормальной девушки, попавшей в такую передрягу.

– Ты не врач, – нетерпеливо перебил Джентри. – Я думаю, Майк, следует начать розыск их обоих. Сядь и напиши подробное описание их внешности. Я передам его по радио всем патрулям.

Шейни пожал плечами, сел и придвинул к себе лист бумаги. Несколько минут он торопливо писал, потом придвинул бумагу к Джентри. О том, что девушка спокойно сидит в квартире Люси, он решил не сообщать, оставив это своим тайным козырем. Пока детектив не хотел, чтобы ее допрашивали, но не возражал против того, чтобы передать ее описание на все патрульные машины. Он был уверен, что они ее не найдут. И он очень хотел, чтобы поймали человека со шрамом.

Билл Джентри передал оба описания по селектору и хотел уже выключить его, но прислушался и сказал:

– Да. Передайте это мне.

Послышался голос из комнаты связи:

– Только что пришло сообщение, что в заливе обнаружен труп мужчины с перерезанным горлом. К пирсу на 10-й улице отправлена машина «Скорой помощи», чтобы доставить тело в морг. Тело обнаружил неизвестный человек, проходивший мимо на гребной лодке.

Трое мужчин в кабинете Билла Джентри долго сидели молча и неподвижно. Потом Шейни спокойно спросил:

– Кажется, «Хибискус» находится недалеко от залива?

– Прямо над заливом, – уточнил Рурк.

Шейни встал на ноги. Остальные последовали его примеру.

– Если окна триста шестнадцатого или триста шестидесятого выходят на восток… – медленно проговорил он.

Джентри кивнул.

– Я думаю, нам пора заглянуть в «Хибискус». А оттуда заедем в морг.

Они вместе вышли в коридор. Джентри поехал впереди в своей машине, а Шейни и Рурк последовали за ним в «хадсоне» детектива.

Через несколько минут они подъехали к гостинице. Шейни въехал на тротуар перед входом. Автомобиль Джентри, на переднем сиденье которого сидели двое полицейских, остановился позади «хадсона».

В гостиницу они вошли втроем. Дик и старший коридорный насторожились, увидев массивную фигуру шефа полиции Майами. Дик что-то торопливо шепнул, повернувшись к Эвелин, и, когда вошедшие подошли к стойке, приветливо сказал:

– Добрый вечер! Вы хотите поговорить с мистером Паттоном? Он сейчас придет.

Джентри кивнул и спросил:

– Какие номера третьего этажа выходят окнами на залив? Может быть, триста шестнадцатый или триста шестидесятый?

– Триста шестнадцатый выходит на залив, шеф. А триста шестидесятый…

Джентри кивнул, на его лице появилось довольное выражение. Он повернулся к детективу гостиницы, который тяжело дыша подходил к ним.

– Привет, Олли! – они обменялись рукопожатиями. – Ты ведь знаком с Шейни и Тимом Рурком?

– Конечно, – Паттон кивнул репортеру и детективу. – Я недавно пытался тебе позвонить, Майк. Ты же просил меня сообщить, если появятся какие-нибудь новости о Нелли Паульсен.

– Да. А что произошло?

– Сюда приходил ее брат, спрашивал Нелли. Высокий парень со шрамом на щеке. Сказал, что приехал из Джексонвилла, что сестра обещала его встретить и он хочет побыть до возвращения Нелли в ее номере. Странно, но он сразу передумал ожидать, когда я сказал, что поднимусь наверх и посижу вместе с ним. И он нашел забавное оправдание тому, что передумал, – сказал, что сходит за вещами.

– Интересно, – сказал Джентри. – Давайте-ка поднимемся и посмотрим этот номер, в котором Олли прячет своих покойников.

Когда они все вместе двинулись к лифту, Паттон сказал упавшим голосом:

– Надеюсь, шеф, ты не посчитаешь, что я проявил небрежность, не доложив об этом дурацком звонке. Ведь мы даже не знали точно, в каком номере якобы находился труп. А потом, когда тела вообще не оказалось…

– Речь шла о триста шестнадцатом номере, Оливер, – спокойно сказал Шейни. – Мисс Паульсен объяснила мне, почему возникла путаница с номерами. Увидев в триста шестнадцатом тело брата, она бросилась искать телефон в другом номере. Увидев, что триста шестидесятый открыт, она позвонила оттуда. А когда через несколько минут она вернулась, тело уже исчезло.

– Тело ее брата? – изумленно переспросил Паттон. – Я же вам только что рассказывал, что он был здесь и искал Нелли!

– Это был не ее брат, – объяснил Джентри. – Мы получили из Джексонвилла описание Берта Паульсена.

– Но он показал мне удостоверение! – запротестовал Паттон. – Я заставил его это сделать, когда он захотел войти в номер.

Лифт остановился, и они вышли в коридор.

– Правильно, – сказал Шейни. – Мне он тоже предъявил удостоверение.

Идя по тускло освещенному коридору, Паттон задумчиво произнес:

– Я забыл рассказать еще кое о чем. По словам этого парня, он только что приехал из Джексонвилла, а лифтер клянется, что уже видел его раньше. Правда, он не помнит, вчера или сегодня.

– Да, это существенное дополнение, – кивнул Шейни. – Он был здесь около девяти тридцати. Как раз когда этот труп вздумал исчезнуть.

Паттон остановился перед триста шестнадцатым номером и на всякий случай постучал перед тем, как достать ключ. Потом открыл дверь и, щелкнув выключателем, отступил в сторону.

– Вот здесь, – буркнул он, – попробуйте-ка отыскать здесь труп.

Они вошли и немного постояли, глядя на аккуратно застеленную кровать, стоявшую перед двумя закрытыми окнами. Чтобы открыть или закрыть окна, необходимо было забраться на кровать или отодвинуть ее от стены.

Джентри подошел к кровати и сказал Шейни.

– Стань к изголовью и давай ее отодвинем. И пусть никто не притрагивается к постели. Олли, когда ты заходил сюда в первый раз, окна были закрыты?

– Да Я обратил на это внимание, потому что в номере было жарко. Большинство жильцов все время держат окна открытыми.

Джентри буркнул что-то, и они с Шейни передвинули кровать на два фута ближе к середине комнаты. Потом они обошли ее каждый со своей стороны и, подойдя к окнам, стали их внимательно разглядывать, ни к чему не прикасаясь руками. Через оконное стекло невдалеке мерцали сигнальные огни десятка яхт, стоявших в Муниципальной бухте. Окна были обычные – подъемные, которые можно поднимать и опускать, и они были незаперты. Снаружи на обоих окнах висели сетки, натянутые на крючки.

Без более детального исследования невозможно было сказать, давно ли эти сетки снимались с крючков. Заглянув вниз, насколько это можно было сделать не открывая окон, они увидели крошечные белые барашки, катящиеся по поверхности залива. Слышно было, как они разбиваются о каменную стену прямо под окнами.

Джентри отступил назад и сказал:

– Ни к чему не притрагивайтесь. Олли, я хочу, чтобы эта комната оставалась заперта, пока ее не осмотрят мои парни. Ты к чему-нибудь прикасался, когда сюда заходил? К постельному белью или еще к чему-нибудь?

– Нет, Билл. Я только осмотрел ванную и шкаф и заглянул под кровать, чтобы убедиться, что там нет трупов.

– Под окнами вода? – продолжал расспрашивать Джентри. – Там нет полоски песка, на которую упадет тело, если его отсюда выбросят?

– Только во время отлива обнажается футов шесть песка. А сегодня около девяти была высокая вода. Пошли вниз.

Билл Джентри кивнул и пошел к двери.

– Нам здесь больше нечего делать. Запри дверь, Олли. Я пришлю наверх полицейского, чтобы никто не вошел в номер до приезда группы опознания. К твоему сведению, все патрули уже разыскивают Нелли Паульсен и парня со шрамом, у которого лежит в кармане бумажник ее брата. Я оставлю внизу пару своих людей на случай, если кто-нибудь из них вернется сюда.

– Конечно. Как скажешь, шеф. Э-э-э, у тебя действительно есть основания считать, что сегодня в этой комнате убили человека и его тело через окно выбросили в залив?

– Сейчас это кажется мне очень вероятным, – решительно ответил Джентри. – Но я тебя ни в чем не обвиняю. Только будь начеку и, ради бога, не пытайся ничего скрывать, если произойдет еще что-нибудь странное. Твоя работа, конечно, дело важное, но не забывай, что ты обязан сообщать в полицию обо всех подобных случаях.

Выйдя из гостиницы, Тим Рурк и Шейни сели в «хадсон», а Джентри послал одного из своих людей наверх, чтобы присматривал за триста шестнадцатым номером, и связался по радио с полицейским управлением.

Шейни медленно тронулся с места. Рурк откинулся на спинку сиденья и, закурив сигарету, заговорил первый раз с тех пор, как они вошли в гостиницу:

– Ну, что ты теперь об этом думаешь?

Сгорбившись за рулем, Шейни проворчал:

– Давай сначала посмотрим, что нас ждет в морге, а потом будем строить догадки. Ты знаешь все подробности не хуже меня. Я ничего не скрыл от Билла.

– Есть только одна разница – ты сам разговаривал с этой девушкой, а мы нет. Если она действительно не сумасшедшая…

– Разве не становится все более очевидным, что она нормальная? – перебил Шейни. – Сначала нам показалось бредом, когда девушка утверждала, что видела своего мертвого брата, а парень со шрамом доказывал, что он ее брат. Теперь мы знаем, что он не ее брат. Теперь в заливе найден труп, и мы вполне можем обнаружить, что он действительно лежал в триста шестнадцатом номере, а потом был выброшен в окно, пока она разговаривала по телефону.

– Его выбросил человек со шрамом?

– Очень вероятно, черт побери! – раздраженно ответил Шейни. – Я не знаю. Если он убийца и знает, что она единственная видела труп в триста шестнадцатом, то это достаточно серьезное основание разыскивать девушку у меня, чтобы сначала внушить нам, что она сумасшедшая, а потом прикончить ее. Ведь заявление Нелли, что она видела тело брата, было бы единственным доказательством убийства, если бы тело унесло в море и оно не было найдено или если бы его не удалось опознать.

– Да. И это объясняет, откуда у него бумажник Берта Паульсена. Но почему тогда она остановилась в «Хибискусе»?

– Это один из многих вопросов, – устало сказал Шейни, – которые я хочу задать ей, когда мы в следующий раз будем разговаривать с глазу на глаз.

Он остановил машину у здания с двумя фонарями под крышей. К нему вели каменные ступени, начинающиеся у самой дороги. Служебной машины Билла Джентри еще не было видно, и они пошли по ступенькам ко входу в морг.

Ночной служитель оказался сухим сморщенным старичком. Он улыбнулся вошедшим, показав здоровенную дыру в переднем зубе. Полицейский врач, сержант Мартин, нахмурился, увидев, что они пришли вдвоем.

– А где Билл? Я так понял, что он сам занялся этим делом.

– Он едет следом, – ответил Шейни. – Ты уже осмотрел труп, который нашли в заливе?

Мартин кивнул.

– Не на что смотреть.

– Ему перерезали горло?

– Зарезали как свинью, – Мартин выразительно провел ребром ладони по шее.

– При нем есть удостоверение личности?

– Целая куча. В кармане брюк лежал бумажник с карточками и бумагами. А денег не было.

Доктор посмотрел мимо Шейни на вторую машину, остановившуюся перед моргом. Хлопнула дверца, и на каменной лестнице послышались тяжелые шаги. Билл Джентри кивнул полицейскому врачу и служителю.

– Осмотрел, док?

– Поверхностно. Горло перерезано очень острым ножом или бритвой. Час или два назад. По-моему, он попал в воду почти сразу после смерти.

– Много крови? – тоном утверждения спросил Джентри.

– Очень много.

– Билл хочет знать, – вмешался Шейни, – можно было проделать это в номере гостиницы, не оставляя следов крови, если сразу выбросить труп в окно.

Глаза Мартина задумчиво блеснули.

– Кровь ударит струей, – с сомнением сказал он. – Если заранее подготовить подушку или одеяло и быстро закрыть рану, они остановят кровь, не оставляя следов.

– Или мужскую куртку? – быстро спросил Шейни.

– Или куртку, – пожал плечами Мартин. – Кстати, на нем нет куртки. Только рубашка.

– Удостоверение? – спросил Джентри.

Служитель выдвинул ящик стола, достал оттуда большой конверт и подал его шефу. Джентри вытащил из конверта разбухший от воды роскошный кошелек из тюленьего меха. В кошельке лежали две кредитные карточки известных нью-йоркских гостиниц и свидетельство о страховании от несчастных случаев.

На всех документах было написано одно и то же имя – Чарльз Барнес. На страховке был записан его адрес: Нью-Йорк, 63-я Восточная улица.

– Это все, что при нем было, – сказал Мартин. – В кошельке ни единого бака. Это очень молодой парень. Ему лет двадцать-двадцать пять. Никаких особых примет. Рост пять футов и десять-одиннадцать дюймов. До того, как из него выпустили кровь, весил фунтов сто пятьдесят. Ну, Билл, чего ты еще от меня хочешь?

– Чего еще? – рассеянно переспросил Джентри. – Ты говоришь, пять футов десять дюймов и сто пятьдесят фунтов… Больше ничего, док. Пока мы не выясним подробности. Майк, это тебе что-нибудь напоминает?

– Ничего, кроме описания Берта Паульсена, которое нам прислали из Джексонвилла, – серые глаза Шейни ярко блестели, – Давай спустимся и посмотрим.

Служитель торопливо встал. Они прошли через массивную дверь в конце коридора и начали спускаться по лестнице в холодную бетонированную комнату. Снизу пахнуло пронизывающей сыростью. Несмотря на кондиционеры, квадратная комната, кажется, навсегда пропиталась запахом бесчисленных трупов, хранившихся здесь за многие годы работы морга.

В центре комнаты они увидели два ярко освещенных эмалированных стола, вдоль дальней стены стояли в ряд огромные белые шкафы. В каждом шкафу было по три ящика длиной шесть и шириной три фута.

Служитель подошел к первому шкафу и вытащил нижний ящик во всю длину. Ящик легко выкатился по роликам. Служитель откинул белую простыню, и посетители увидели обнаженное тело.

Лицо покойника было белым: как мел, намного бледнее всех мертвецов, которых Шейни приходилось видеть. Глаза его были закрыты, рот искривлен в зловещей ухмылке. Правильные черты лица молодого человека говорили о том, что при жизни он был очень красив. На горле зияла широкая рана. Ее ровные края немного сморщились от морской воды.

Трое мужчин молча стояли рядом, глядя на труп. Наконец Джентри угрюмо произнес:

– Сомневаюсь, что это Чарльз Барнес из Нью-Йорка.

– Н-да, – быстро ответил Рурк. – Почему не Берт Паульсен из Джексонвилла? Описание совпадает. Это дополнение к истории той девушки. Если парень со шрамом перерезал ему горло и забрал бумажник, то это полностью соответствует твоему объяснению, Майк. Тогда она действительно видела своего мертвого брата. Ведь она же сказала тебе, что куртка была положена ему под голову? Ее мог использовать убийца, чтобы остановить кровь.

Шейни не ответил. Он внимательно осматривал труп. Сузившиеся глаза детектива ярко блестели, левая рука непроизвольно поднялась к мочке уха. Его охватило беспокойное чувство, что он уже видел этого человека. Когда он сосредоточился, пытаясь вспомнить, где именно, это чувство мгновенно исчезло. Осталось только неясное дразнящее воспоминание.

– Могу поклясться, что я его недавно где-то видел! – пробормотал Шейни, не отводя взгляд от белого лица. Детектив плотно закрыл глаза, его суровое лицо стало озабоченным и напряженным. Джентри и Рурк ждали молча.

Все еще не открывая глаз, Шейни медленно покачал головой и буркнул:

– Это все время от меня ускользает. Как ртуть. Я уверен, что видел его. Видимо, всего один раз и мимоходом, это не настоящее знакомство. Но я его запомнил, хотя проклятая память не хочет ничего подсказать.

Он открыл глаза и еще раз внимательно посмотрел на бледное лицо. Потом разочарованно покачал головой и отвернулся.

– Я должен выбросить это из головы. Само вспомнится. Я знаю, что должен его узнать, и знаю, что это важно. Какое-то шестое чувство подсказывает мне, что это чертовски важно. Когда я вспомню, мы сможем ответить на некоторые вопросы.

Все отвернулись, и служитель почти бесшумно задвинул ящик. Шейни начал было подниматься по лестнице, но вдруг резко обернулся. Лицо его сияло от удовлетворения.

– Вспомнил! И это к чертям ломает нашу милую маленькую теорию. Этого парня никак не могли убить в «Хибискусе» в девять тридцать, потому что в десять часов он был в «Силвер Глэйд» живехонек.

Детектив сунул руку в боковой карман и вытащил фотографию, которую всучила ему в коридоре его гостиницы девушка, пытавшаяся заставить Шейни принять гонорар.

Он протянул фотографию Биллу Джентри.

– Можешь убедиться, это тот самый человек.

Глава 14

Вечер, 11 часов 12 минут

По дороге из морга в полицейское управление Майкл Шейни подбросил Тимоти Рурка в редакцию «Ньюс». Репортеру не терпелось опубликовать предварительный отчет. Он успел уже придумать название – «Труп в заливе» и обещал Шейни не сообщать больше ни о чем, а просто упомянуть мимоходом о странном происшествии в одной из местных гостиниц, не называя «Хибискус» и не высказывая предположения, что фамилия убитого Паульсен.

Войдя в кабинет Билла Джентри, Шейни увидел, что шеф готовится проводить допрос загорелого человека со спокойным лицом, на котором ничего не было, кроме плотно облегающих купальных трусов.

– Мистер Райн вытащил тело из залива, – объяснил он Шейни. – Я уже отправил телеграммы в Нью-Йорк и Джексонвилл. Давай послушаем, что хочет рассказать мистер Райн.

– Не слишком много, и, боюсь, это будет не слишком полезно для вас, – звучным баритоном произнес Райн. – Моя яхта стоит на якоре в бухточке, и я там сплю… один. Но сегодня мне не спалось.

Он улыбнулся, показав ровные белые зубы, и с благодарным кивком взял сигарету у рыжеголового, отводя глаза от черной сигары Джентри. С наслаждением затянувшись, Райн удобно откинулся в кресле и продолжил:

– Из-за этого я и решил смотаться на берег. Сигареты кончились, а примерно в пол-одиннадцатого я почувствовал, что мне необходимо закурить. Пришлось сесть в шлюпку.

– Вы стоите недалеко от 10-й улицы? – спросил Джентри.

– Как раз напротив. Было время отлива, зато меня подгонял свежий бриз. Я спокойно греб, но примерно на полпути к берегу лодка внезапно с чем-то столкнулась. Послышался твердый глухой стук. Я чуть не вылетел за борт! Понимаете, я греб себе, думая только о сигарете и о том, как приятно будет сделать первую затяжку, и вдруг… бах! Лицо бедняги было полностью погружено в воду, и я сразу понял, что он мертв. Еле затащил его в лодку и как можно быстрее двинулся к берегу. Потом пришвартовался, побежал к ближайшему месту, где горел свет, и позвонил в полицию. Больше мне об этом ничего не известно.

– Ваша стоянка далеко от берега? – спросил Шейни.

– Примерно в полумиле. Вы можете легко проверить – это «Марджи Дж.», сорокафутовая яхта, индивидуальный проект.

– Значит, вы нашли тело примерно в четверти мили от берега?

– Около того. Это, конечно, очень приблизительно, но точнее я сказать не могу.

Билл Джентри кивнул и передвинул сигару в правый угол рта.

– Тебе что-нибудь пришло в голову, Майк?

Шейни покачал головой.

– Я не знаю, чем еще может нам помочь мистер Райн. Вы не обыскивали тело? – спросил он.

– Конечно, нет! – с подобающим негодованием ответил Райн. – Я сразу же понял, что это убийство, и больше к нему не притрагивался.

Джентри встал и пожал ему руку.

– Большое спасибо за помощь, мистер Райн. Вы не собираетесь уезжать в ближайшие дни?

– Во всяком случае, не в ближайшие десять дней.

– Дежурный отвезет вас к пирсу, – сказал Джентри. – Скажете ему, чтобы остановился по дороге, и купите сигарет.

Когда дверь за Райном закрылась, Билл пожал плечами.

– Я могу сказать, не рассчитывая скорость отлива, что это соответствует версии «Хибискуса».

– Я знаю, – хмуро ответил Шейни. – Но как избавиться от девки, которая в десять вечера пыталась сунуть мне сто сорок баков, чтобы я следил за этим парнем в «Силвер Глэйд»?

– Я и не пытаюсь от нее избавиться. Может быть, она ошибалась. Может, она только думала, что парень там находится. Или просто врала.

– Зачем?

– Я не знаю зачем. Зачем женщины врут?

– Если бы я взялся выполнить ее задание, то сразу обнаружил бы, что парня там нет, – медленно произнес Шейни.

– Но ты за него не взялся. А как бы я хотел, чтобы ты это сделал! Тогда у нас бы сейчас не было всех этих безответных вопросов.

– Твои ребята ничего не сообщали из «Хибискуса»?

– Я жду их звонка, – Джентри раздраженно забарабанил пальцами по столу. – В Нью-Йорке по этому адресу есть телефон, записанный на фамилию Барнес. Он не отвечает. Я попросил нью-йоркскую полицию переслать всю информацию о Барнесе. А из Джексонвилла сообщили, что сюда едет детектив с фотографиями Берта и Нелли Паульсен. Так что пока остается только ждать.

Шейни скорчился в кресле. Он сейчас очень жалел, что с самого начала не сказал Биллу, что отправил ту девушку к Люси. Майкл и сам не понимал до конца, почему решил это скрыть. Может быть, неосознанно стараясь ее защитить. Ведь эта девушка – клиент Шейни, и он старался скрыть информацию, которая наверняка сделала бы ее объектом полицейского расследования.

Сейчас ему уже известно, кто убит, но говорить Джентри, куда побежала девушка, еще рано. Шеф наверняка разозлился бы, что Шейни не рассказал ему раньше, а до встречи с девушкой Майклу нужно было получить еще много информации.

Конечно, если она просто дешевая соучастница шантажа, за которой убили ее брата, ей нечего сочувствовать. Но Майкла не оставляло чувство, что это не так. Вспоминая, как увидел ее в своем номере, он снова подумал, что девушка совершенно не подходит для этой роли.

От раздумий его оторвал легкий стук в дверь. Вошел сержант Хопкинс из группы опознания. Это был стриженный ежиком молодой человек в штатском. Безразлично кивнув Шейни, он подошел к столу и доложил:

– Я только что из «Хибискуса», сэр. Работа в триста шестнадцатом окончена.

– Ну? – нетерпеливо спросил Джентри.

– К сожалению, ничего определенного. На кровати кто-то лежал до того, как она была застелена. Пятен крови мы не нашли. Много отпечатков пальцев одного человека. Судя по их расположению, это жилец комнаты. Обнаружены еще отпечатки. Мы установили, что они принадлежат горничной. Найдены отпечатки неизвестного человека на раме двери и на спинке кресла.

– А как насчет окон? – вмешался Шейни.

Сержант спокойно повернулся к нему.

– На окнах только отпечатки жильца. Одно из окон заперто очень плотно и, наверное, не открывалось уже несколько месяцев. А второе открылось легко, и под ним не было пыли.

Он добавил, пожав плечами:

– Но горничная сказала, что может быть она сама недавно открывала это окно, когда убирала в номере. Она в этом не уверена, так что ничего определенного сказать нельзя. Окно вполне могли открывать и сегодня вечером, чтобы выбросить тело, но доказать это невозможно.

Джентри вытащил изо рта изжеванную сигару и, посмотрев на нее, ловко забросил в урну.

– Отправляйся в морг и сними отпечатки с трупа Барнеса. Проследи, чтобы выяснили, чьи еще отпечатки найдены в номере, и дали мне знать.

Сержант вышел. Джентри сердито спросил:

– Ну, что ты обо всем этом думаешь?

– Я думаю, пора мне кое в чем признаться, – вздохнул Шейни.

– В чем признаться?

– Думаю, Билл, тебе это не понравится.

– Ты что-то от меня скрыл? – мгновенно насторожился Джентри.

– Не очень много, но… Я думаю, нам сейчас нужен человек, который сможет опознать этот труп.

– Неплохо бы такого найти, – очень спокойно согласился Джентри. – Кого ты хочешь предложить?

– Девушку, которая уверяла, что он ее брат, – ухмыльнулся Шейни.

Широкие черные брови шефа полиции угрожающе нахмурились.

– Ты же сказал, что она от тебя убежала! Спустилась по пожарной лестнице и исчезла.

– Так и было. Но я забыл уточнить, что перед тем, как девушка ушла на кухню, я дал ей записку к Люси и ее адрес.

– Черт подери, Майк! Значит, ты считаешь, что она сейчас у Люси?

– Я могу сказать больше, – как можно беззаботнее отозвался Шейни. – Я знаю, что она там. Когда Люси позвонила, она сказала, что девушка прибыла благополучно.

Шейни поспешно двинулся к телефону. Изо рта Джентри вырвалось свирепое рычание.

– Ты должен признать, что, если бы не эта записка, мы бы ее так легко не нашли.

Шейни откинулся в кресле, стараясь не смотреть на Джентри. Шеф полиции тихо и яростно ругался.

Люси взяла трубку только после пяти гудков. Голос ее был необычно хриплым, окончания слов звучали неотчетливо.

– Алло. Кто это?

– Майк. Ты уже легла спать?

– Я только что задремала.

– Ну, тогда просыпайся, – нетерпеливо сказал он. – Собирайтесь обе. Я сейчас приеду.

– Обе? Что ты хочешь этим сказать?

– Я имею в виду мисс Паульсен. Она тоже спит?

– Нет, Майкл, она ушла.

– Что? Когда? Черт возьми, Люси, я ведь поручал тебе позаботиться об этой девушке!

– Но ты же не поручал мне держать ее взаперти! Как я могла удерживать ее здесь, если она не хотела оставаться?

– Когда она ушла? Что сказала уходя?

– Минут пятнадцать-двадцать назад. Она ничего не сказала. Просто передала, что очень тебе благодарна, и ушла.

Шейни бросил трубку, чтобы не наговорить Люси грубостей. Он поднял голову, заставляя себя встретить свирепый взгляд Джентри, и сказал:

– Она от нас смылась, Билл. Бог знает, куда… и почему.

Глава 15

Вечер, 11 часов 20 минут

Повесив трубку, Люси Гамильтон долго сидела молча, опустив голову. Девушка почувствовала, как разозлился ее шеф. Она представила бессильное разочарование, появившееся на лице Майкла, когда он швырнул трубку.

В тишине квартиры отчетливо слышалось хриплое прерывистое дыхание гостьи, стоявшей вплотную к Люси. Стараясь казаться спокойной, Люси наконец подняла голову и с деланным безразличием спросила:

– Вы этого от меня хотели?

– Ты все сделала как надо. Если снова позвонит Шейни или кто-нибудь еще, отвечай спокойно и уверенно. Скажи, чтобы никто сегодня к тебе не приходил. Что ты уже легла спать или заболела или еще что-то – иначе сразу получишь это.

Люси вздрогнула и закрыла глаза, когда жуткий нож с коротким лезвием описал сверкающую дугу у самого ее горла. На лезвии ножа была кровь. Чья это кровь?.. Гостья выхватила нож из сумочки, как только позвонил Шейни. Она коротко объяснила о чем говорить по телефону, и появившийся в ее глазах свирепый блеск не оставлял сомнений, что девушка без колебаний снова пустит нож в ход, если Люси вздумает ей перечить.

Все было совершенно непостижимо. Только что они сидели на диване и спокойно болтали. Когда зазвонил телефон, Люси непроизвольно воскликнула:

– Это Майкл!

Только что ее гостья рассказывала запутанную историю о том, как она сидела у Шейни, как какой-то человек ее разыскивал и как она убежала через черный ход.

И вдруг этот дикий блеск в глазах и окровавленный нож, мгновенно появившийся из сумочки!..

Девушка отодвинулась от Люси и спокойно сказала:

– Встань и отойди от телефона. Если ты точно выполнишь все, что я скажу, я не причиню тебе вреда. По крайней мере, пока положение не улучшится. А там увидим. Садись вон в то кресло и не двигайся, пока я поговорю по телефону.

Люси медленно встала, отводя взгляд от ножа, пересекла комнату и села в кресло. Услышав, как девушка набирает номер, она сосредоточилась, пытаясь сосчитать щелчки и определить цифры, хотя Шейни всегда смеялся над сыщиками из романов, якобы способными выполнить этот трюк.

– Мистер Берт Паульсен у вас? – выслушав ответ, она попросила передать, чтобы он позвонил сестре, и продиктовала номер Люси. Повесив трубку, она некоторое время сидела молча, задумчиво кусая нижнюю губу и хмуро глядя на Люси. Глаза ее, кажется, были не совсем сфокусированы.

Немного подумав, гостья медленно кивнула белокурой головой и, набрав другой номер, повторила те же инструкции. Потом она отошла на несколько футов и повелительно взмахнула ножом.

– Садись к телефону и выполняй в точности все, что я скажу, если хочешь еще когда-нибудь увидеть своего драгоценного Майкла Шейни. Хотя нет, подожди минуту! – быстро проговорила она, когда Люси встала. – Сходи в спальню и принеси сюда простыню. Учти, я все время буду находиться у тебя за спиной.

Люси зашла в спальню и взяла из бельевого шкафа простыню. Ее ум напряженно работал в поисках выхода. Нужно было найти способ бежать или нейтрализовать ужасную гостью, но даже годы сотрудничества с Майклом Шейни не подготовили ее к такой ситуации. Люси была совершенно уверена, что Майкл, окажись он в таких обстоятельствах, сразу нашел бы самый лучший выход. Но почему, о, почему он послал к ней эту сумасшедшую девицу с окровавленным ножом в сумочке?

– Брось простыню на пол, – услышала Люси, – и садись у телефона. Если позвонят, разговаривать будешь ты, если только позвонит не Лэнни. Будет намного лучше, если я тебя свяжу, чтобы тебе в голову не приходили разные нелепые идеи. Не думай, что меня волнует, останешься ты в живых или нет, – ледяным тоном добавила она и, подняв простыню, стала разрезать ее на длинные полосы.

– Сейчас ты обеспечиваешь мою безопасность. Я должна ждать, пока позвонит Лэнни, а более безопасного места мне ни за что не найти.

Она довольно захихикала и остановилась за спиной Люси, держа в руках три длинные, волочащиеся по полу полоски материи.

– Кому придет в голову искать меня у подружки великого сыщика? Плотно прижми ноги к ножкам кресла. И положи правую руку на подлокотник. Твою левую руку я оставлю свободной, чтобы ты могла говорить по телефону.

Люси сидела в кресле, неподвижная и напряженная. Больно прикусив нижнюю губу, она не пыталась сопротивляться, пока гостья плотно прикручивала ее ноги к ножкам кресла.

Сейчас? Подходящий ли это момент? Что если быстро повернуться и обрушиться вместе с креслом ей на голову? Нет. Инстинкт самосохранения был слишком силен в ней. Что-нибудь может произойти. Что-то должно произойти. Майкл обязательно придет. Он жутко разозлился, когда услышал, что девушка уже ушла. Конечно, он приедет через несколько минут, чтобы расспросить подробнее.

Все произошло так быстро! Люси просто не успела привести мысли в порядок и придумать, как ответить Майклу, чтобы он понял ситуацию. Она отчаянно пыталась говорить дерзко и даже не извинилась за то, что позволила девушке уйти. Это и должно стать подсказкой для Майкла.

Ну, а если он не догадается? Если решит, что Люси просто раздражена и ревнует из-за того, что он отправился по вызову какой-то неизвестной блондинки вместо того, чтобы остаться с ней? Ведь она не пыталась скрыть свои чувства, когда Майкл ринулся к двери, даже не притронувшись к своему бокалу.

Теперь, когда ноги и правая рука Люси были плотно привязаны к креслу, она стала беспомощной. Было слишком поздно пытаться что-то предпринять. Если бы только Майкл пришел или еще раз позвонил! Люси начала лихорадочно придумывать, что ответить, если он действительно позвонит. Она должна, не вызывая подозрений у девушки, намекнуть ему, что происходит в ее квартире.

Гостья отступила на шаг и, внимательно оглядев свою работу, улыбнулась. В улыбке ее было больше кровожадности, чем веселья.

Подойдя к дивану, она бросила нож в сумочку и села.

– Вот теперь нам действительно хорошо. Только не вздумай говорить лишнего по телефону! Если будут спрашивать Нелли или мисс Паульсен, просто скажи, что я здесь, и передай мне трубку. Но если кто-то позвонит тебе, хорошенько подумай, как его отвадить. Учти, что бы ты ни вопила по телефону и как быстро они ни придут сюда, все равно будет уже слишком поздно.

Она наклонилась за бокалом и, сделав глоток, с наслаждением причмокнула.

– Я не могу понять, – неуверенно заговорила Люси, – почему Майкл прислал вас ко мне? И почему вы пришли, если… если…

– Если полиция разыскивает меня как убийцу? – девушка говорила ровно, с пугающим спокойствием. – Ты совершенно права, дорогая. То, что ты увидела на моем маленьком ножике, действительно кровь.

В ее мурлыкающем голосе слышалась смертельная угроза. Вдруг он стал пронзительно насмешливым:

– Да потому, что он дурак! Как все мужчины, которых я встречала, готов всё отдать за улыбку и грустную историю, выдуманную первой встречной девицей. Боже мой, как же мне нравится надувать этих простофиль! Я все тебе расскажу, потому что, сама понимаешь, ты уже никому не сболтнешь ни словечка. Это я тебе обещаю. Просто чтобы тебе было о чем подумать, дорогуша, пока я жду этого звонка.

Люси сидела неподвижно. Пусть говорит! Пусть хвастает и болтает обо всем, что сделала. В конце концов она может впасть в истерику и совсем потерять голову.

– Я хочу все как можно подробнее узнать об этом телефонном звонке, – Люси старалась, чтобы ее голос звучал как можно спокойнее. – Тогда я наверняка не допущу ошибок, из-за которых вы на меня разозлитесь. Значит, вы ожидаете, что позвонит человек по имени Лэнни?

– Разве я неясно это сказала?

– Но, когда вы звонили, то спрашивали Берта Паульсена. И передали, чтобы он позвонил сюда своей сестре. А если на самом деле вы ждете звонка Лэнни, будет ли он спрашивать свою сестру?

– Не твое дело, чей он брат! – рассердилась девушка. – Ты должна ответить так, как я тебе сказала. Если позвонит Лэнни и позовет сестру или Нелли или… В общем, как только услышишь, что это Лэнни, быстро отдавай трубку мне.

Она порылась в сумочке, вытащила нож и стала его разглядывать, потом вдруг захихикала.

– Проклятие, почему бы и не сказать тебе, кто я на самом деле, кто такой Лэнни и все остальное? Просто чтобы ты увидела, какой тупица этот Майкл Шейни. Взять хотя бы эту записку, которую он тебе передал…

Глава 16

Вечер, 11 часов 20 минут

– Черт побери! – свирепо зарычал Джентри, когда Шейни сообщил, что сказала ему Люси. – Черт побери, Майкл! Так вот как ты защищаешь своих клиентов! Ты позволил ей уйти в город, на свидание с убийцей, который охотится за ней с кольтом!

– Откуда я мог знать, что она не захочет спокойно сидеть у Люси, где ей ничего не грозило? Что касается свидания с кольтом, то я уверен, что она ушла не к убийце. Если бы ты видел, как она боялась встречи с ним у меня!..

– Не морочь голову! – Джентри ударил кулаком по столу. – Если бы ты сразу мне все рассказал, ей бы сейчас ничего не угрожало. Разве ты этого не понимаешь?

– Конечно, но…

– Но, черт возьми! – рассвирепел шеф полиции. – Ты, Майк, наверное, никогда не изменишься! Это проклятая мания величия заставляет тебя так поступать. Великий и могучий Майкл Шейни сидит себе и дергает за веревочки. Управляет людьми как марионетками, заставляет их прыгать так, как они, по его мнению, должны прыгать. Если бы ты хоть раз в жизни спустился на землю и сотрудничал с полицией, это было бы в тысячу раз лучше для всех!

– Ладно, – угрюмо сказал Шейни. – Ты прав. Но наши дела сейчас ничуть не хуже, чем были десять минут назад, когда я признался, что она у Люси. Ты уже объявил розыск их обоих. Вполне возможно, что они оба попадут к тебе раньше, чем убийца до нее доберется.

– Но если это произойдет, то не благодаря тебе! Черт возьми, Майк…

– Это нам ничего не даст, – перебил Шейни. – Ты можешь сидеть здесь и возмущаться, сколько угодно, но не забудь, что мы все еще ходим кругами в темноте. Давай проанализируем все по порядку. Исходя из того, что нам известно сейчас, ты веришь, что Нелли Паульсен в девять тридцать видела в «Хибискусе» труп, который потом выбросили в залив через окно?

Джентри сунул в рот новую сигару и начал свирепо жевать ее, не закуривая.

– Я думаю, так и было. Хотя какая-то дама очень старалась показать, что в десять часов он был в «Силвер Глэйд».

– Хорошо. Будем исходить из этого. Ты допускаешь, что мой друг со шрамом – действительно Чарльз Барнес из Нью-Йорка, что убитый – это Берт Паульсен, как утверждает его сестра, и что Барнес завладел удостоверениями после того, как убил Паульсена в комнате его сестры?

– А как еще это можно объяснить?

Шейни пожал плечами.

– Я просто хочу оценить все возможности. По-моему, мы можем допустить, что Барнес должен был стать очередным простаком в семейном бизнесе Паульсенов и что у него оказался острый нож. Ты с этим согласен?

– Это всего лишь теории, – откликнулся Джентри. – У нас нет надежных фактов…

– Но сейчас мы можем только строить теории. Давай вернемся к тому, что сказала мне Нелли Паульсен. Почему Нелли уверяла, что они с братом всегда останавливаются в «Рони Плаза»? Ведь мы же знаем, что она жила в этом номере в «Хибискусе» уже две недели.

– Сам объясни. Ты так ловко находишь ответы…

Шейни нахмурился и потер мочку уха.

– Если убийца – Барнес, это объясняет, почему он так хотел добраться до Нелли. Сначала уверял меня, что он брат Нелли, чтобы я передал девушку ему, а потом поспешил в «Хибискус», чтобы встретить ее там, продолжая выдавать себя за брата.

– Потому что она единственная, кто действительно видел тело, – проворчал Джентри. – Это единственный свидетель, который может подтвердить, что сегодня в триста шестнадцатом лежал труп. Конечно, это вполне логично. Но как ты объяснишь вторую девушку, которая пыталась показать, что мертвец жив и сидит в «Силвер Глэйд» через полчаса после того, как его сбросили в залив? Кто она такая, черт возьми, и какое отношение может иметь ко всей этой истории?

– Да, это единственный кусочек, который никак не входит в нашу славную маленькую теорию, – Майкл раздраженно покачал головой и взъерошил рыжие волосы. – Но мы должны найти объяснение! Видимо, здесь ключ к разгадке. Наверняка не простое совпадение привело ее в десять часов вечера в мою гостиницу.

– Тогда найди ее, – буркнул Джентри. – Разыщи среди нескольких сотен тысяч жителей Майами и вместе ее расспросим. Черт возьми, Майк, ты даже не потрудился узнать имя этой девицы, когда она стояла радом с тобой. Не очень удачный шаг для опытного детектива.

– Я же не знал, что она в этом замешана. Проклятье! Я тогда вообще не подозревал, что существует история, в которой она может быть замешана. Вспомни, ведь тогда я еще даже не поговорил с Нелли. Я принял эту девицу за очередную ревнивую жену, которой нужны улики для развода.

– Возможно, это и была ревнивая жена. Может быть, Паульсен женат, и к тебе подходила его жена… или теперь уже вдова.

Шейни упрямо покачал головой.

– Тогда с чего она взяла, что он в «Силвер Глэйд», если нам известно, что к тому времени он уже, скорее всего, плавал в заливе?

– Твои вопросы ничего не доказывают, – перебил Джентри. – Может быть, ей раньше сообщили, что муж будет вечером в «Силвер Глэйд», и она думала, что он там? А может, это она его убила и пыталась обеспечить себе алиби, одурачив тебя? Как она и ожидала, ты отказался браться за это дело, а потом мог бы засвидетельствовать, что в десять часов этот парень был еще жив… К черту все это! – решительно закончил Джентри. – Отправляйся искать ответы на свои вопросы. Ты знаешь в лицо обоих. Это больше, чем знает любой из моих людей. Ты все испортил своей хитрой игрой, позволив девушке уйти от Люси. Постарайся встретиться с ней раньше, чем ее найдут с перерезанным горлом или с пулей сорок пятого калибра в животе.

– Да, – сказал Шейни, – пожалуй, ты прав. Это будет на моей совести.

Он оттолкнул кресло и встал, задумчиво потирая костлявый подбородок.

– Я буду тебе звонить, ладно? Ты скоро получишь отпечатки пальцев убитого. А Нью-Йорк может передать нам интересные сведения о Барнесе. Когда должен подъехать сыщик из Джексонвилла с фотографиями Паульсенов?

Билл Джентри посмотрел на висевшие за его спиной большие электрические часы.

– Уже скоро. Счастливой охоты, Майк. Но черт возьми, если ты только…

– Я знаю, – угрюмо ответил детектив. – Не надо вбивать это мне в голову. Если что-то произойдет с этой девушкой, это будет достаточно плохо, даже если ты не ткнешь меня в это носом.

Широкие плечи Шейни немного сгорбились. Он повернулся и вышел из кабинета Джентри.

Глава 17

Вечер, 11 часов 27 минут

В огромном холле гостиницы «Рони Плаза» на Майами-Бич царила атмосфера элегантности, почти подавляющего великолепия. Хотя было уже достаточно поздно и зимний сезон еще не начался, холл был заполнен веселыми оживленными парами в вечерних туалетах, спешащими от лифтов в коктейль-бар, и танцы были в самом разгаре.

Майкл Шейни протиснулся через праздничную толпу к широкой стойке, за которой сидели двое дежурных портье. Он остановился позади толстяка в белом пиджаке и темно-синих вечерних брюках. Толстяк раздраженно выговаривал клерку за то, что ему пришлось слишком долго ждать, пока официант принес в номер два рисовых хайбола.

Портье – высокий тощий пожилой человек с очень тонкими черными усами терпеливо слушал жалобу. Он безропотно согласился, что это просто возмутительно, когда гостю «Рони» приходится больше пятнадцати минут ждать, пока принесут выпивку. Потом клерк пообещал лично разобраться с этим безобразием и проследить, чтобы виновного официанта строго наказали. Наконец толстяк отошел. Портье поднял усталые глаза на Шейни и чуть приподнял верхнюю губу, пытаясь изобразить улыбку.

– К вашим услугам, сэр!

– У вас живет Барнес? Чарльз Барнес из Нью-Йорка.

– Вы можете это выяснить по внутреннему телефону, сэр, – взмахом белой руки клерк указал на стоящие справа от Шейни телефоны.

Детектив хотел запротестовать, но понял, что быстрее добьется результата, если будет соблюдать здешние порядки. Он подошел к ближайшему телефону и повторил свой вопрос.

Приятный женский голос повторил имя и сразу же ответил:

– Двадцать – десять. Вы хотите, чтобы я ему позвонила?

– Да.

К телефону никто не подошел, и после шестого гудка Шейни повесил трубку. Вернувшись к портье, он спросил:

– Вы можете рассказать мне о Барнесе, который живет в номере двадцать – десять?

Тонкие усики портье подозрительно приподнялись.

– К сожалению, я ничего о нем не знаю. Если телефон не отвечает…

Немного поколебавшись, Шейни слегка пожал плечами и отошел. Он вернулся к стойке и закурил, внимательно оглядывая холл.

Небрежно прислонившись к одной из колонн, молодой парень в двубортном синем пиджаке с явным безразличием наблюдал за всем, что происходит вокруг него.

Шейни подошел к нему и спросил:

– Джимми Куртис еще работает в Службе безопасности?

Молодой человек изумленно посмотрел на него, и тут же его лицо расплылось в приветливой улыбке.

– Ведь вы Майк Шейни, не правда ли?

– Точно. Джимми где-то поблизости?

– Он уже несколько месяцев здесь не работает. Вместо него сейчас мистер Джердон.

– А где найти мистера Джердона?

– Я вас провожу в его офис, – молодой человек наконец отлепился от колонны, и она, к удивлению Шейни, даже не покачнулась. Они прошли по коридору, свернули за угол и вышли в другой коридор, по обе стороны которого тянулись двери офисов.

Парень остановился у двери с табличкой «Частный сыщик», постучал и открыл дверь. Войдя в комнату, он быстро произнес:

– Мистер Джердон, это мистер Шейни из Майами.

Шейни вошел вслед за ним в просторную комнату с очень толстым ковром на полу. За гладко отполированным столом из красного дерева сидел совершенно лысый человек со впалыми щеками и глазами слегка навыкате.

– Шейни? – он медленно поднял выпученные глаза на здоровенного детектива с той стороны залива. Потом кивнул парню:

– Ладно, Роусон, – и без особой сердечности протянул Майклу руку. – Много о вас слышал. Вы в гости или по делу?

– По делу, – Шейни уселся в предложенное кресло. – Человек по фамилии Барнес из номера двадцать – десять.

– Надеюсь, с ним не будет больших хлопот? – Джердон повернулся во вращающемся кресле к картотеке и выдвинул длинный ящичек. Быстро перелистав карточки, он вытащил одну из них и положил на стол перед собой.

– Я лучше буду знать это после того, как получу от вас информацию.

– Мистер и мисс Барнес из Нью-Йорка. Брат и сестра. В номере двадцать – десять две спальни, – объяснил Джердон. Он прочел их нью-йоркский адрес.

– Они приехали шестнадцать дней назад. Все у них нормально. Уплатили за первую неделю нью-йоркским чеком. Деньги по чеку получены, – он нахмурился.

– Как их зовут?

– Чарльз и Мери.

Шейни откинулся в кресле и выпустил в потолок струю дыма.

– Больше ничего интересного в их карточке нет?

– Никаких записей. Это значит, что при наблюдении за ними ничего интересного не обнаружено.

– Вы можете найти кого-нибудь, кто опишет мне их внешность?

Джердон заколебался.

– А вы мне скажете, зачем это вам нужно?

– Человека, в кармане которого лежал бумажник Чарльза Барнеса, сегодня вечером выбросили в залив. Мертвого. И я только что узнал, что у него есть сестра, – голос Шейни был задумчивым, глаза смотрели вдаль.

Джердон закусил губу. Он нажал кнопку и, наклонившись вперед, тихо заговорил в стоящий перед ним на полированном столе маленький микрофон. Потом снова уселся в кресло и сказал:

– Сейчас придет горничная. И коридорный, который работает на этом этаже. Так вы говорите, он мертв? Несчастный случай?

– Убийство, – покачал головой Шейни и выразительно провел ребром ладони по горлу. – Но у нас проблемы с опознанием тела. Нужно выяснить, действительно ли убит Барнес или он сам это подстроил. Вы можете связаться с портье и телефонисткой? Попробуйте выяснить, куда они ходили сегодня вечером и кому звонили по телефону.

Лицо Джердона выражало вежливое недоверие. Он явно считал невероятным, что кто-нибудь из гостей «Рони Плаза» может быть замешан в таком грязном деле, как убийство – все равно, в качестве убийцы или жертвы. Тем не менее он включил микрофон и что-то стал говорить в него, пока не услышал легкий стук в дверь.

– Войдите! – сказал Джердон.

В кабинет нерешительно вошла хорошенькая пухлая девица, одетая в форму горничной. Она быстро посмотрела на Шейни, потом на Джердона и, подойдя к столу, остановилась, застенчиво глядя себе под ноги.

Джердон просмотрел свои записи и сказал:

– Не бойся, Ирма. Этот джентльмен хочет кое-что у тебя выяснить о жильцах номера двадцать – десять.

– Это мистер Барнес и мисс Мери, – сказала девушка, поворачиваясь к Шейни. – Я уверена, что оба они очень хорошие люди.

– Я рад это слышать, Ирма, – заверил ее Майкл. – А сейчас опиши мне их, пожалуйста, как можно подробнее.

– Мисс Мери очень хорошенькая. Маленького роста и совсем молоденькая. Ей, по-моему, лет двадцать. Это настоящая леди. Она всегда говорит «спасибо» и дает мне на чай, если о чем-то попросит. Я очень надеюсь, что с ней все в порядке.

– Я тоже очень на это надеюсь, – мрачно сказал Шейни. – Теперь расскажи мне о ее брате. У него… есть на лице шрам?

– О, нет! – Ирму, казалось, шокировал этот вопрос. – Он тоже очень красивый. По-моему, немного старше мисс Мери. Но он еще далеко не старый – вы понимаете?

– А ты уверена насчет шрама?

– Конечно. Я много раз видела его, когда убирала номер.

Шейни вздохнул.

– А какого он роста? Сколько весит?

– Роста, я бы сказала, среднего. Намного ниже вас. Я не знаю, сколько весят мужчины. Но он не толстый и не худой, как раз посередине.

– Ты толковая девушка, Ирма, – сказал детектив. – А вы, горничные, всегда замечаете все, что происходит с гостями. Подумай хорошенько и скажи, что ты увидела или услышала.

– Ну, они… я бы сказала, что у них много денег и что они привыкли к хорошим вещам. Судя по их одежде и всему остальному. И они проводили в гостинице много времени. Особенно мисс Мери. Она много плавала и возвращалась в номер каждый день по два раза. А мистер Барнес уходил чаще, чем она. И он… ну, у него была одна особенность, – Ирма опустила голову. Щеки ее слегка порозовели.

– Какая особенность? – быстро спросил Шейни.

– Ну, это… это не имеет значения, – девушка подняла голову, посмотрела на Шейни и еще больше покраснела. – Здесь, в гостинице, мы к этому привыкли. Он иногда заговаривает со мной и… и прикасается ко мне. Но мистер Барнес всегда это делает шутя, – поспешно добавила она. – Я никогда не придавала этому значения. Мисс Мери пару раз ужасно сердилась и говорила брату, чтобы он не вел себя так и что ему должно быть стыдно. А он в ответ только смеялся и говорил, что я не обижаюсь. Я, конечно, не обижалась… Вот и все.

– Барнесы часто принимали гостей? У них много друзей в Майами?

– Нет, кажется, к ним никто не приходил. Мисс Мери по вечерам обычно оставалась дома. Ужинала в номере, а потом читала.

– Пока брат находился в городе? – добавил Майкл.

– Ну да. Он любит весело проводить время. Но ведь для этого люди и приезжают отдыхать в Майами, разве не так?

Шейни согласился и, задав девушке еще несколько вопросов, поблагодарил ее и отпустил. Когда она вышла, он кисло улыбнулся Джердону.

– Отличная гипотеза только что рассеялась как дым. Я уже начинаю думать, что убит действительно Барнес. Внешность убитого соответствует описанию Ирмы. Нужно будет попросить ее съездить в морг для опознания.

– Пожалуйста, – сказал Джердон.

В дверь снова постучали. Вошел очень худой прыщавый мальчик. Он почтительно кивнул и застыл в напряженном внимании.

Да, он обслуживал номер двадцать – десять до полуночи. Обоих жильцов знает в лицо – девушку намного лучше своего брата, потому что она почти всегда сидит дома и делает заказы во время его дежурства.

Описание внешности Мери и Чарльза полностью совпало с тем, что дала горничная. Он думал, что Чарльзу лет двадцать пять, а сестре примерно двадцать один – двадцать два года. Рост Чарльза он оценил в пять футов одиннадцать дюймов, а вес – в сто шестьдесят фунтов. И он тоже был абсолютно уверен, что на лице Барнеса шрамов нет. Иногда Чарльз возвращался после полуночи и заказывал по телефону виски с содовой, но пьяным его никто не видел. Мисс Мери, когда ужинала в номере, всегда выпивала перед едой двойной мартини и изредка заказывала выпивку после ужина. Ну да, всего один раз. Она платила хорошие чаевые, но не была расточительной. Обслуживать Барнесов – одно удовольствие, особенно по сравнению с другими жильцами.

Когда он вышел, в кабинет вошла девушка. В руках ее было два листка бумаги, на которых было что-то напечатано.

Джердон, нахмурившись, внимательно просмотрел запись. Это был отчет о всех телефонных переговорах с номером двадцать – десять.

Телефонистка регистрировала их для включения в счет. Шейни не увидел там ничего интересного, кроме одного номера в Майами – номера отеля «Хибискус».

В первый день после приезда в Майами Барнесы много звонили по местным телефонам и два раза по междугороднему – в Нью-Йорк. После этого количество звонков уменьшилось до двух-трех за день. Как правило, они звонили с утра и всего несколько раз по вечерам.

Изучая список, который передал ему Джердон, Шейни заметил, что первый звонок в «Хибискус» был через неделю после приезда Барнесов в Майами. После этого они звонили в «Хибискус» каждый день. Последний звонок был зарегистрирован сегодня вечером, в половине пятого. Внизу листка была записка портье:

«Мистера и мисс Барнес в гостинице нет. Кажется, они уехали уже несколько часов назад»

Это было все, что Майклу удалось узнать в «Рони Плаза» о Чарльзе и Мери Барнес.

Джердон предложил Шейни осмотреть номер, но Майкл отказался.

– Если вернется кто-то из Барнесов, – сказал он, – прошу сразу сообщить в полицию и установить за ними наблюдение. Пусть телефонистка прослушивает все переговоры, которые они будут вести, и выяснит, с кем они говорили.

Поблагодарив Джердона за помощь, Майкл заторопился обратно в Майами.

Глава 18

Вечер, 11 часов 35 минут

Когда Шейни распахнул дверь кабинета, шеф полиции Билл Джентри сидел за столом, слушая, что ему говорят по телефону. Майкл хотел что-то сказать, но шеф нахмурился и покачал головой.

Детектив плюхнулся в кресло и закурил, угрюмо наблюдая, как Джентри слушает, вставляя время от времени «ясно» и «да, хорошо, продолжай».

Багровое лицо Билла расплылось в довольной улыбке и он сказал:

– Большое спасибо. Я дам тебе знать, если будет что-то новое.

– Звонили из Нью-Йорка, – объяснил он Шейни, повесив трубку. – Они съездили к Барнесам. Это фешенебельная квартира на 63-й улице. Чарльз Барнес живет со своей младшей сестрой, Мери. Недели две назад они заперли квартиру и уехали на месяц отдыхать в Майами. Как тебе это нравится?

– Замечательно, – мрачно ответил Шейни, искоса глядя на шефа сквозь голубой сигаретный дым.

– И они заранее оставили адрес для поступающей почты – отель «Рони Плаза» на побережье, – возбужденно продолжал Джентри. – Так что нам остается только заехать в «Рони Плаза» и выяснить, есть ли у Барнеса шрам на шее. И все станет ясно.

Он протянул руку к телефону, но Шейни жестом остановил его.

– Я только что из «Рони». У Чарльза Барнеса нет шрама. Его описание в точности совпадает с внешностью убитого.

– Я… ты приехал из «Рони»? Как это?

– Я просто решил проверить одну версию. Помнишь, та девушка говорила мне, что они с братом останавливались в «Рони»?

– Эта девица Паульсен? Но мы же знаем, что она снимает номер триста шестнадцать в «Хибискусе»!

– Если это в самом деле была Паульсен, а не Мери Барнес.

– Подожди, Майкл. Ты же сказал мне…

Шейни вскочил и зашагал по кабинету. Его суровое лицо стало серьезным и сосредоточенным.

– Я тебе говорил, что по его словам девушку зовут Нелли Паульсен. По словам человека со шрамом. А сама она не называла своего имени. Я как-то сразу этого не сообразил, когда он ломился в комнату, а она заперлась на кухне… Конечно, я ему поверил, – проворчал детектив. – Его рассказ о том, как он гнался за девушкой по лестнице в «Хибискусе» полностью совпал с ее историей. Поэтому я и принял имя, которым он назвал девушку.

– Но ты же видел описание Паульсена, присланное из Джексонвилла. Этот парень врал, что он брат Нелли Паульсен! – рявкнул Джентри. – Если это не Барнес, то кто же он такой, черт побери!

– Это не Барнес, – спокойно сказал Шейни. – Во всяком случае, не тот человек, который поселился в «Рони» под фамилией Барнес.

Он уселся в кресло и устало выпрямил длинные ноги.

– Если убит Барнес – а я уже начинаю в это верить – то похоже, что девушка, которая ко мне приходила, это его сестра Мери. Видишь, как все складно получается. Она говорила, что брат спутался здесь с какой-то девкой, что сегодня вечером он позвонил из «Хибискуса» и попросил ее приехать, чтобы помочь ему выпутаться из трудной ситуации. Эти записи показывают, что из номера Барнесов на прошлой неделе несколько раз звонили в «Хибискус». Так какие у него могли возникнуть неприятности?

Шейни сделал паузу, поудобнее усаживаясь в кресле.

– Конечно, все тот же шантаж. Он спутался с мисс Нелли Паульсен, которая живет в «Хибискусе» в триста шестнадцатом номере. Но пока Мери ехала в «Хибискус», там кое-что произошло. Ее брату перерезали горло. И Мери зашла в номер раньше, чем они успели избавиться от тела. Увидев тело брата, она бросилась в номер триста шестьдесят звонить по телефону. Труп выбросили в окно до ее возвращения. А потом на нее набросился этот парень со шрамом, и Мери примчалась ко мне. А когда он пришел вслед за девушкой, она снова убежала.

– Убежала к Люси, – отрывисто бросил Джентри, – с твоей запиской, в которой ты просил Люси за ней присмотреть.

Шейни обеспокоенно посмотрел на него и протянул руку к телефону.

– Черт подери, я даже не знаю, – пробормотал он, – называла ее Люси по имени или нет. Если это была не Нелли Паульсен, а Мери Барнес…

Он набрал номер Люси и ждал. Люси опять взяла трубку не сразу. И голос ее снова звучал очень напряженно.

– Да! Что вам нужно?

– Милая, это я. Слушай меня внимательно и хорошо подумай, прежде чем ответить. Девушка, которая приходила с моей запиской, называла свое имя?

– Но ты же сам мне его назвал, когда звонил по телефону. Разве не помнишь? Ты мне сказал, что придет Нелли Паульсен…

– Я знаю, что я это говорил! – резко перебил Шейни. – А сейчас я спрашиваю: она это подтвердила?

– Подожди минутку, я попытаюсь вспомнить. Н-нет, Кажется, она не называла своего имени. Я просто заключила это из твоих слов… У нее же была твоя записка.

– Я знаю, – устало сказал Шейни. – Пока.

– Она не сказала Люси ничего, что подтвердило бы одну из версий, – он посмотрел на Джентри, – и будь я проклят, если это была не Мери Барнес! Я же чувствовал, что она не может быть замешана в таком грязном деле, как шантаж.

– Тогда почему человек со шрамом так уверенно говорил, что она Нелли Паульсен?

– Не забудь, нам теперь известно, что он не Паульсен, – возразил Шейни. – Бог знает, кто это на самом деле, но он не соответствует описанию джексонвиллской полиции. Он, может быть, никогда и не видел Нелли. Поэтому и решил, что девушка, которая выбежала из триста шестнадцатого, это она. Если он знал, что Нелли живет в этом номере, поднялся наверх и увидел выбегающую из ее номера белокурую девушку, он вполне мог предположить, что это Нелли. Кажется, что-то начинает проясняться.

– Что именно? – насмешливо спросил Джентри.

– Пока не знаю, – смущенно усмехнулся Майкл. – Но если допустить, что эта девушка не Нелли Паульсен, а Мери Барнес, то весь ее рассказ становится правдоподобным. Проклятие, мне с самого начала казалось, что она в своем уме и говорит правду!

– Значит, теперь все в порядке, раз уж ты понял, что судил о ней правильно.

– Все в полном беспорядке! – огрызнулся Шейни. – Сейчас я беспокоюсь гораздо больше, чем раньше, когда считал, что тип со шрамом охотится за Нелли Паульсен. Такие девицы, как эта Нелли, чертовски ловко выкручиваются в любой ситуации. Ну, а если он ищет Мери Барнес? Черт возьми, Билл, почему твои люди до сих пор не задержали этого парня? Ведь они получили его описание два часа назад!

– Его задержат. Рано или поздно. Если только он окажется на улице. А ты, Майк, перед тем, как проклинать полицию, вспомни, что именно ты не помог найти девушку, когда у нас была такая возможность! И не забывай об этом, когда будешь думать, что произойдет, если она встретится с этим типом.

Глава 19

Вечер, 11 часов 34 минуты

Патрульный Кассиди стал полноправным сотрудником полиции Майами меньше месяца назад. Новая форма прекрасно сидела на этом отлично сложенном парне. Ветеран войны в Корее, отказавшийся после возвращения домой от нудной работы механика в гараже, он был в восторге от своей новой профессии и очень гордился полицейской формой и властью, которую она давала.

Сегодня участком Кассиди был парк Бейфрант. Он шел по продуваемым ветром темным узким тропинкам среди густых зарослей, настороженный и готовый прекратить любой замеченный беспорядок. Это было похоже на караульную службу в армии, и в памяти Кассиди всплывали строчки из армейского устава:

«Безостановочно обходить свой пост… все время быть начеку… которые происходят в пределах слышимости…»

Разумеется, ночью в отлично освещенном парке не могли совершаться никакие преступления. Поэтому нашему новобранцу каждый раз доставался этот участок. «Но кто может знать заранее?» – подумал Кассиди. В парке может произойти все, что угодно в любое время.

Эти двое, сидящие так близко друг к другу на скамеечке за поворотом, может быть, отчаянные гангстеры, обсуждающие последние детали завтрашнего ограбления Национального банка. А неряшливая старуха, которая, тяжело дыша, ковыляет впереди него, оставляя за собой густой запах прокисшего пива – может, она просто ловко притворяется, чтобы отвести подозрения? Может, она сейчас коварно похитит юную дочь мэра, которую под каким-то предлогом заманила в парк?

А сейчас, пока еще не сбылись эти радужные надежды, юный полисмен сурово и бдительно оглядывал свой участок, втайне наслаждаясь тем, как шарахаются друг от друга при его появлении юные парочки и начинают громко говорить какую-то ерунду, делая вид, что не замечают его форму, а потом сливаются в одно темное пятно и исчезают в густой тьме, едва он отходит шагов на десять.

Вначале, меньше месяца назад, Кассиди всякий раз останавливался и строго выговаривал молодым людям, которые слушали его, молча опустив головы. Невинные занятия любовью на парковой скамейке не были преступлением, и у Кассиди был приказ не вмешиваться до определенного момента, но как мог молодой полицейский определить этот момент? Надежнее будет предотвратить его наступление, строго рассудил он, погасить эти опасные порывы в зародыше своевременным предупреждением, пока они не зашли слишком далеко.

Но это было несколько недель назад. До того, как он встретил Энн Шварц. А сейчас Кассиди обходил свой участок так же внимательно, как и раньше, но стал гораздо терпимее к поцелуям и нежностям под луной Майами.

Энн Шварц была маленькой темноволосой еврейской девушкой с карими глазами, пышной грудью и упругим телом. Кассиди познакомился с ней две недели назад на вечеринке в доме своего шурина, и с тех пор все его мысли были заняты только Энн.

«Конечно, она еврейка. Ну и что из этого?» – спрашивал себя счастливый Кассиди. Она ведь не принимает всерьез свою религию. Энн уплетает бекон с яйцами не хуже любой католички. Если парень любит девушку, ему не важно, еврейка ли она. А Кассиди и Энн любят друг друга. Они поняли это во время своего второго свидания. Энн думала о своем боге не больше, чем Кассиди о своем. Муж может иногда ходить в церковь, думал Кассиди, а жена в синагогу. Почему бы и нет? Для семьи это не имеет никакого значения. Никто из них об этом не вспомнит, когда погаснет свет и он окажется в постели рядом с Энн.

«Терпимость – вот в чем больше всего нуждается этот мир», – мудро заключил Кассиди, выбирая, куда свернуть. Вдруг он заметил в стороне от тропинки под кокосовой пальмой какую-то темную массу. Три недели назад он бы обязательно прикрикнул и сделал строгое предупреждение, которое заставило бы парочку вскочить на ноги и поспешно убраться из парка. Но сегодня Кассиди смотрел на вещи иначе. Он дурашливо ухмыльнулся, подумав, как хорошо было бы сейчас валяться на траве под пальмовым деревом вдвоем с Энн.

Хотя Энн вовсе не из таких девушек. Она не позволит этого ни одному мужчине, кроме человека, за которого она выйдет замуж. Но откуда он знает, может, та парочка тоже помолвлена? Так зачем же им мешать?

Проходя мимо, Кассиди сдвинул фуражку на лоб и поднял голову вверх, к бледной луне. Он чувствовал, как в жилах пульсирует молодая горячая кровь. Завтра выходной, и Кассиди собирается поехать в Корал Гейблс познакомиться с семьей Энн. Он не беспокоился о результатах этой встречи, чувствовал, что уже знает близких Энн по ее рассказам. Он наденет свой новый двубортный пиджак, решил Кассиди, белую рубашку и, наверное, черный галстук, чтобы произвести на ее родителей впечатление человека здравомыслящего и следующего традициям.

Слева блеснула сквозь кусты покрытая рябью вода залива. В лунном свете она казалась серебряной. Вдали тускло мерцали огни стоящих на якоре яхт.

Патрульный повернул вправо и пошел к концу участка, где был установлен телефон для связи. Он должен был каждый час звонить из этого телефона в управление.

Выйдя на сильно заросшую тропинку, Кассиди резко замедлил шаг. Он еще не научился так рассчитывать скорость, чтобы каждый раз подходить к телефону вовремя. Этот маршрут был рассчитан на полицейских постарше. Кассиди каждый раз начинал обход медленно, но потом его мысли возвращались к Энн, он автоматически ускорял шаг и всегда заканчивал маршрут раньше срока.

Не заметив скорчившейся на скамейке фигурки, полицейский прошел мимо, но в это время носок его ботинка ударился о какой-то лежащий на тропинке предмет. Послышался звон. Кассиди остановился и включил фонарик.

В луче света он увидел золотую губную помаду и зеркальце. Позади них лежала открытая женская сумочка. Он быстро перевел фонарик назад, и в конце тропинки, у самой скамейки, что-то мокро блеснуло.

Свет фонарика скользнул вверх, и полицейский увидел лежащую на скамейке девушку. Лицо ее было бледно, глаза безжизненны. Горло девушки пересекала страшная рана, из которой вытекла под скамейку красная жидкость.

Кассиди стоял в оцепенении не меньше двадцати секунд. Вполне достаточно времени, чтобы подумать, что убитая девушка не старше Энн и что она, наверное, была такой же хорошенькой, пока смертоносный нож не сделал свое дело.

Потом к Кассиди вернулась способность действовать, и он бросился к стоявшему возле уличного фонаря телефону.

Глава 20

Вечер, 11 часов 38 минут

Сообщение пришло как раз в тот момент, когда Джентри в очерёдной раз напоминал Майклу, что если девушку, ушедшую от Люси, постигнет несчастье, то исключительно по его вине.

Зажжужал селектор, и Джентри подался вперед, чтобы лучше слышать хрипловатый голос:

– В парке между 2-й улицей и 2-й авеню убита девушка. Докладывает патрульный Кассиди. У нее перерезано горло.

Джентри свирепо посмотрел на детектива.

– Все-таки он ее не застрелил. Опять этот проклятый нож.

Майкл уже шел к двери, и Билл заторопился следом.

– С чего ты взял, что убита та самая девушка? – сердито бросил детектив через плечо.

– Могу поспорить, – угрюмо сказал Джентри. – На какую сумму ты рискнешь?

Шейни громко фыркнул и двинулся к своему автомобилю.

Он гнал всю дорогу, но, пока добрался до морга, две полицейские машины уже были там. Рядом стояли, щурясь от яркого света фар, несколько мужчин, которых полицейские обнаружили в парке.

Шейни остановил машину позади морга. Он глубоко вздохнул, готовясь к предстоящему испытанию, и медленно пошел к двери морга, стараясь придать лицу бесстрастное выражение.

Трое полицейских, стоящих у скамьи, молча посмотрели на Майкла и слегка отодвинулись, давая ему подойти поближе. Над скамьей склонился служитель морга.

Шейни заглянул через его плечо и увидел лицо девушки. Майкл ждал этого удара, и только слабая гримаса на мгновение исказила его лицо, когда он узнал убитую.

Детектив отступил на шаг и громко спросил:

– Когда это произошло, док?

Служитель пожал плечами и, не поворачивая головы, ответил:

– Может быть, час назад.

– Тебе что-то известно, Шейни? – спросил один из офицеров. Майкл молча отвернулся и увидел подошедшего Джентри.

Шеф полиции вопросительно посмотрел на него. Шейни кивнул и коротко бросил:

– Хорошо еще, что я с тобой не поспорил.

Джентри изучающе посмотрел на детектива и, кивнув, вышел вслед за ним опрашивать молодого полицейского, который обнаружил тело.

Пройдя несколько шагов, Шейни остановился и оперся правым плечом на гладкий ствол пальмы. Он вытащил сигарету и закурил. Спичка в руке почти не дрожала. Глубоко затянувшись, Майкл медленно выпустил струю дыма. Он стоял, небрежно прислонившись к пальме, словно все происходящее ничуть его не интересует.

Детектив долго стоял так, не оглядываясь, пока не услышал резкий окрик Джентри:

– Майкл! Взгляни-ка на это!

Шейни отбросил сигарету и, обернувшись, увидел шефа с листом бумаги в руках.

– Все-таки это Нелли Паульсен. Вот счет из «Хибискуса» за комнату триста шестнадцать. А вот и другие вещи из ее сумочки. Да, это точно Нелли.

– Этого не может быть, – Шейни с трудом заставил себя говорить. – Мы же с тобой все продумали. Убита Мери Барнес.

– Посмотри на нее внимательно, – сказал Джентри. – Ты уверен, что именно она…

– О, господи! Конечно, уверен! – взорвался Шейни. – Мне незачем смотреть еще раз. Пусть это Нелли Паульсен. И с ней расправились точно так же, как и с тем парнем из залива. Бог знает, Барнес это или Паульсен… Ну, и куда это нас приводит?

– В болото, черт возьми! – свирепо прорычал Джентри. – Проклятье, Шейни, двое за одну ночь…

Детектив холодно посмотрел на шефа. На его правой скуле слегка подергивался мускул.

– И второй труп совсем рядом с моей гостиницей, так? – насмешливо спросил он. – Ты прав. Похоже, она собиралась вернуться и снова просить у меня защиты.

– Угу, – буркнул Джентри. – Именно это я и хотел сказать. Тебе не кажется, что становиться твоим клиентом довольно-таки рискованно?

– Все, что ты сказал, Билл, уже было у меня на языке. Продолжим с этого места.

– С какого? – насмешливо спросил шеф.

– Ну, по крайней мере, мы теперь знаем, кто она такая. Это дает хоть какую-то определенность.

– Суровый метод надежного опознания! Стоит нам немного подождать, и сюда притащат еще несколько трупов, которые тоже можно будет опознать. Тогда мы проанализируем и эту информацию. Ты так хочешь раскрыть дело?

От едкой насмешки, звучавшей в голосе шефа, морщины на щеках Шейни запали глубже. Но голос его звучал по-прежнему ровно:

– Я сейчас думаю, почему этот бывший солдат, который так быстро выхватывает свой кольт, второй раз использует нож?

– Ну, во-первых, нож не так громко шумит. А пистолет он, наверное, таскает только для запугивания частных детективов, чтобы они отпускали его прогуляться перед сном и убить кого-нибудь из их клиентов.

– Пусть будет так, – спокойно согласился Шейни.

Задумчиво потирая подбородок, он шагнул с тропинки, пропуская санитаров с носилками.

– Хотел бы я доставить сюда горничную из «Рони». Пусть она скажет, нет ли среди убитых по крайней мере одного из тех, кто жил в ее гостинице под именами Чарльз и Мери Барнес.

– Ну, с опознанием все будет в порядке, – раздраженно ответил Джентри. – Мы узнаем, кто они такие так же быстро, как их убили.

Майкл по-прежнему не обращал внимания на его тон.

– Билл, ты забыл рассказать мне еще об одном. Отпечатки пальцев убитого совпали со следами в триста шестнадцатом номере?

– Что? Ах, отпечатки… Да, совпали. Он точно был в триста шестнадцатом после того, как в середине дня горничная убирала в номере.

Шейни вздохнул и пошел по тропинке к автомобилю. Билл Джентри тяжело зашагал следом.

Выйдя на обочину, Майкл остановился.

– Послушай, Билл, давай отложим обмен мрачными впечатлениями до лучших времен, ладно?

– Конечно, – Джентри вдруг подал ему руку. – После этого я собираюсь отнять у тебя лицензию.

– Я думаю, Билл, что сам верну лицензию, не дожидаясь, пока ты ее заберешь, – Шейни рассеянно, без всякого энтузиазма пожал протянутую руку. – Они не нашли оружия?

Джентри покачал седеющей головой.

– Рана почти в точности такая же, как и предыдущая. Один быстрый взмах чертовски острого ножа. У тебя есть какие-нибудь идеи, Майк? – вопрос прозвучал почти умоляюще.

– Только одна, и то не очень хорошая. Я должен был сделать это раньше. Фотография, которую я дал тебе в морге, еще у тебя?

– Они в моем кабинете.

– Если ты сейчас собираешься вернуться, то я возьму ее.

Глава 21

Вечер, 10 часов 47 минут

Когда Берт Паульсен отъезжал от гостиницы «Хибискус», его искаженное шрамом лицо было мрачным и хмурым. Сгорбившись за рулем, он едва замечал, куда едет.

Куда теперь? Что, черт возьми, произошло с Нелли? Мысли беспорядочным вихрем кружили в его голове. «Что за историю рассказал мне этот рыжеголовый сыщик? Что в ней правда и что ложь? А этот лифтер в „Хибискусе“? Он сможет меня опознать? Он отвез меня на третий этаж примерно в то время, когда в триста шестнадцатом обнаружили тело…»

Страх и злое нетерпение переполняли Паульсена. Немного успокаивала только металлическая тяжесть кольта на левом бедре. Ему сейчас хотелось рвать и крушить все, что попадет под руку. Где-то здесь, в этом сумеречном городе, прячется от него Нелли. Прячется в смертельном страхе, что он сможет ее выследить.

Что же, она права. Если он сумеет до нее добраться…

Большие руки Паульсена мертвой хваткой вцепились в баранку. Страшный шрам – память о войне в Корее – отчетливой белой полосой выделялся на покрасневшей от злости щеке. Это его вина. Вся эта печальная история на его совести. Если бы он только раньше понял, в какую грязь влезла Нелли…

Неоновые огни ресторана напомнили Паульсену, что он с утра ничего не ел. Он резко свернул к тротуару и вышел из машины. Немного подкрепившись и выпив, он сможет получше оценить ситуацию. Нет смысла вот так бесцельно разъезжать по улицам. Этот проклятый сыщик наверняка уже сообщил в полицию, что Паульсен вышел от него, размахивая пистолетом и обещая, что найдет Нелли. Он составил описание внешности.

Паульсен зашел в длинную, низкую комнатку. Напротив входа стоял изогнутый бар. Столы и кабинеты стояли справа от него. Было сумрачно и шумно. От клубов табачного дыма бар казался почти темным.

Человек десять сидели на вращающихся стульях у бара. Три четверти столов были заняты парочками и группами по три – четыре человека, оживленно беседующими за выпивкой и поздним ужином.

Паульсен медленно прошел мимо стоящих в ряд кабинетов и в самом конце отыскал один свободный. Он скользнул внутрь и уселся за столик так, чтобы щека со шрамом была обращена к стене. Берт старался не поворачивать эту щеку к официантке, которая появилась почти сразу же и несколько неодобрительно спросила:

– Вы один, сэр?

– Да, – голос Берта звучал угрюмо, как бы требуя объяснить, что из этого следует.

– Тогда, может быть, вы согласитесь перейти за столик поменьше? – весело сказала она. – Мы обычно держим кабинеты для больших компаний.

Паульсен хотел закричать, что будь он проклят, если согласится перейти за один из этих столиков, откуда его будет видно со всех сторон, что он клиент, который платит деньги не хуже любого другого, и он, черт возьми, останется в кабинете, раз уж ему захотелось сидеть здесь.

Но страх и беспокойство за Нелли сделали его осторожным. Берт заставил себя улыбнуться в ответ:

– Дело в том, что сюда должны скоро подойти еще два человека. Мы договорились вместе поужинать. А пока принесите мне, пожалуйста, чего-нибудь выпить.

– Да, сэр. В таком случае, все понятно. Что вы хотите заказать?

– Канадскую хлебную и воду. Двойную, а воду отдельно.

Когда официантка отошла, Берт откинулся в кресле и закурил. Господи, ему действительно необходимо было выпить. Пару быстродействующих двойных. Это поможет избавиться от тяжелых мыслей. Сейчас Паульсен чувствовал, что едва держится на ногах. Стоило ему подумать о кошмарных событиях сегодняшнего вечера, как возникало чувство слабости и сосущая боль в животе. Он начал думать, что не слишком умно поступил с Майклом Шейни. Нужно было поиграть с этим парнем, завоевать его доверие и с его помощью искать Нелли или по крайней мере перед уходом пришибить его.

Подошла официантка с бокалом, до краев наполненным виски, и стаканом ледяной воды. Паульсен жадно схватил бокал, отхлебнул из него и, задержав дыхание, взял стакан с водой и сделал большой глоток. Он сразу почувствовал жжение в горле и приятную теплоту, разливающуюся в желудке. Неразбавленный виски был очень крепок. Берт сделал еще глоток и, запив водой, вылил остатки спиртного в стакан. Смесь получилась слишком слабой, и Паульсен повернул голову ко входу в кабинет, ища глазами официантку. Поймав ее взгляд, он поднял вверх два пальца и кивком указал на стакан.

Она тут же принесла двойной виски, и Берт вылил его в свой стакан. Теперь напиток получился что надо. Просто замечательный. Он не обжигал горло, но оказывал действие. Ноющая боль в животе начала понемногу растворяться.

Сейчас Берт знал, что совершил дурацкую ошибку, не прихлопнув Шейни. Он мог легко это сделать и, черт возьми, прикончить этого здоровенного ублюдка было бы приятно! Видно, этот сыщик – крутой парень. Ну что ж, никто из них не был слишком крутым после того, как попадал в руки Берту Паульсену.

Но как он заставил его рассказывать о Нелли, пока девчонка пряталась у него на кухне! Будь он проклят! А теперь Нелли смылась, и один Бог знает, где она и чем занимается.

Берт выпил еще разбавленного виски, и боль в животе отступила окончательно. В стакане ничего не осталось, кроме двух полурастаявших кубиков льда. Он нахмурился и, встретившись глазами с официанткой, хрипло сказал:

– Еще одну дозу, мисс. Мои друзья, кажется, задержались.

Девушка сочувственно улыбнулась и отошла за двойным канадским хлебным виски и водой. Когда она вернулась, Берт все еще держал стакан в руке. Он медленно вылил виски на ледяные кубики и осторожно добавил воды, чтобы точно выдержать пропорцию. Смесь должна получиться не слишком крепкой, чтобы не валила с ног, и не слишком слабой, чтобы чувствовать, как она согревает внутри.

Паульсену удалось точно отмерить дозу, и он с наслаждением выпил. Ему нужно было кое-что обдумать. Да, именно так. Эти два двойных отлично его взбодрили. Сейчас он как раз в нужной кондиции. Сознание стало чистым и свежим. Как раз подходящее состояние, чтобы обвести вокруг пальца Майкла Шейни и всех копов Майами. Как будто снова вернулся в Корею. Нужно перехитрить врага. Это ему всегда хорошо удавалось. Ведь он остался жив, разве не так? Зато погибла целая куча проклятых желтых коммунистов. А почему? Господи, да потому, что он их перехитрил и победил!

А теперь нужно сделать это еще раз. Он один против них всех. А все их преимущества, черт побери, ничего не стоят! Разве его шансы в Корее не были еще меньше?

По мере того, как уровень жидкости в стакане понижался, Паульсен все сильнее чувствовал себя армией из одного человека, сражающейся в Корее. Словно он побеждал врага в одиночку. Вокруг, конечно, были и другие американские солдаты, но самая тяжелая работа досталась ему. Ничего удивительного, он же Берт Паульсен! «А что, разве не так?» – свирепо спросил он у себя. Все снова начало путаться в голове Берта. Ведь это же не он лежал в «Хибискусе» с перерезанным горлом. Проклятье, но кто-то же там лежал!

Нелли! Все дело в ней. Или наврал рыжеголовый. Это скорее всего. Дьявольщина! Почему он не сообразил этого раньше. Нужно быть идиотом, чтобы поверить, что Нелли видела его с перерезанным горлом. Уж Нелли бы ни с кем его не перепутала! Разве она могла не узнать родного брата?

Паульсен покончил с третьим стаканом и не спеша обдумывал, стоит ли взять еще один. Потом неохотно отклонил эту идею. Просто удивительно, как здорово он попал в нужное состояние! Как раз подходящее для тех вещей, которыми сейчас предстоит заниматься. И он не будет ничего есть. Это глупейшая ошибка – есть после выпивки. Еда просто впитывает жидкость в твоем брюхе, и ты трезвеешь.

Хватит пить. И не надо ничего есть. Все отлично. Берт вытащил бумажник и заглянул в него. Тут же подошла официантка с листком бумаги на маленьком круглом подносе.

– Вы что, не будете дожидаться? – с улыбкой спросила она.

Паульсен удивленно уставился на девушку, не понимая, что она имеет в виду. Потом вспомнил о друзьях, с которыми якобы должен был встретиться за ужином.

– Нет, – хрипло сказал он. – Я не могу больше ждать.

Близоруко щурясь, Берт разглядывал счет. Черт бы побрал эту аварию, в которой он разбил очки! Нужно будет достать другую пару. Утром он с этого и начнет. А сегодня уже слишком поздно. Эти проклятые лентяи оптики, наверное, запирают свои магазины, как только стемнеет.

Цифры счета плыли перед глазами Берта туманным пятном, и он повернулся к официантке:

– Сколько?

Девушка ответила, и Паульсен, порывшись в бумажнике, аккуратно отсчитал пять долларов и положил на поднос.

– Сдачи не надо.

Когда девушка отошла, он неуклюже поднялся и, слегка пошатываясь, вышел в холодную ночь. Проходя по бару, он все время думал о том, чтобы не показывать изуродованную шрамом щеку.

Паульсен глубоко вдохнул холодный воздух. Все плыло у него Перед глазами. Забравшись в машину и крепко сжав руль, он почувствовал себя более устойчиво.

Нужно искать Нелли. Вот и все. Он должен ее найти!

Берт резко рванул машину с места. Надо подумать… Где он сейчас? Паульсен плохо знал Майами, но в этом городе легко сориентироваться любому приезжему, если только он умеет читать.

На ближайшем перекрестке Паульсен остановился и вслух прочитал надпись на указателе. Ну конечно! Теперь он знал. Нужно повернуть налево и проехать кварталов шесть. Потом три квартала вправо, и он на месте.

Теперь все в порядке. Берт точно знал, где он находится и куда нужно ехать. Пожалуй, ему нужен еще стаканчик спиртного на ночь. Чтобы крепче спать. А утром он первым делом добудет новые очки, а потом найдет Нелли.

Глава 22

Вечер, 11 часов 43 минуты

«Силвер Глэйд» – это небольшой ресторанчик, расположенный приблизительно в десяти кварталах от гостиницы Майкла Шейни. Там есть своя эстрада и маленький танцевальный зал. И местным жителям, и туристам здесь всегда честно подают неразбавленную выпивку. По крайней мере, до тех пор, пока посетители достаточно трезвы, чтобы определить, что они пьют.

Так как ресторан был рядом и бармен знал, что Шейни отдает предпочтение коньяку, детектив иногда по вечерам заходил выпить в «Силвер Глэйд». Когда он вошел, гардеробщица приветливо улыбнулась:

– Давно вы у нас не были, мистер Шейни.

Эта полногрудая девица аккуратно вырезала вечернее платье, чтобы подчеркнуть преимущества своей фигуры. Перегнувшись через низкую стойку, Шейни скосил глаза на глубокий вырез ее платья, что явно доставило девушке удовольствие, и сказал:

– Я буду приходить каждый день, когда ты здесь работаешь.

Детектив вытащил из кармана фотографию четыре на шесть и положил перед девушкой.

– Я всегда считал, что ты удивительно смышленная для такой красивой куколки. Ты когда-нибудь видела этого парня?

Девушка хихикнула и слегка качнула плечами, чтобы вырез платья опустился пониже.

– Вы, как всегда, смеетесь!

Наклонившись вперед, чтобы Шейни было удобнее ее разглядывать, девушка долго с сомнением смотрела на фотографию.

– Не помню такого. Вы же знаете, какая у меня работа. Половину времени я вообще отдаю номерки не глядя – если только не приходят такие вот здоровенные рыжеголовые уроды.

– Постарайся вспомнить, – настаивал Майкл. – Меня интересует только сегодняшний вечер, последние два или три часа.

– Честное слово, я ничего не могу сказать. Ни один колокольчик в моей памяти не зазвонил.

Шейни отвернулся и, приподняв локоть, провел им по высокой груди. Девушка снова захихикала.

Продолжая держать в руке фотографию, он зашел в бар и уселся на свободное место в самом конце стойки. Круглолицый лысый бармен, увидев рыжеволосого сыщика, обернулся и снял с верхней полки бутылку «Мартеля».

В отличие от остальных бутылок, красиво обернутых серебряной бумагой, эта была закрыта обычной пробкой. Он с громким хлопком откупорил бутылку и поставил ее перед Шейни. Потом подал стограммовый стаканчик и высокий бокал с ледяной водой и осуждающе заметил:

– Давненько ты у нас не был, Майк.

Шейни положил фотографию на стойку и плеснул в стаканчик коньяка.

– Этот тип сегодня у вас не появлялся?

Бармен посмотрел на фотографию и вытащил из кармана очки в кожаном футляре. Одев их, он внимательно изучил лицо мужчины.

– Я его не видел, Майк, но это не значит, что он к нам не заходил. Ты же понимаешь, здесь некогда оглянуться…

Шейни кивнул. Он угрюмо потягивал коньяк, когда сзади подошел худощавый темноволосый человек в элегантном вечернем костюме и хлопнул его по плечу.

– Рад тебя видеть, бездельник. Если только ты не меня выслеживаешь, – он указал бармену на бутылку. – За счет фирмы, Генри.

– Тебе ничто не грозит, пока ты бесплатно угощаешь меня «Мартелем», – Шейни улыбнулся владельцу ресторана и придвинул к нему фотографию. – Сегодня вечером ты не видел ничего похожего?

Сальвадор несколько секунд внимательно разглядывал снимок, потом медленно покачал темноволосой головой.

– Конечно, нет. Здесь постоянно крутятся десятки таких, как он. Этот парень ничем не выделяется из толпы.

– Я знаю, Сальвадор. Но это действительно чертовски важно. Покажи этот снимок всем официантам и уборщицам, ладно? Если кто-нибудь из них видел сегодня этого человека, пусть подойдет ко мне.

– Ладно, Майк, – Сальвадор Рутичелли изящно взял фотографию большим и указательным пальцами и отошел от бара. Генри подошел к другому посетителю, а Шейни задумчиво уставился на свой бокал.

Он не очень надеялся на эту фотографию. Сальвадор правильно заметил, что лицо у парня слишком обычное и неприметное, чтобы его можно было запомнить. Но это было все, что мог сейчас предпринять Шейни. Если бы удалось доказать, что убитый действительно был в «Силвер Глэйд» после половины десятого, это означало бы, что его не могли выбросить в Бискейн-Бей из триста шестнадцатого номера в «Хибискусе».

– Ну, и что из этого? – сердито спросил себя Шейни. – Все равно я не знаю ни имени этого парня со шрамом, ни имени убитого.

Берт Паульсен? Чарльз Барнес? Мертвая девушка в парке… Пока Шейни не увидел ее лицо и счет из «Хибискуса», он был чертовски уверен, что это не Нелли Паульсен.

Ей гораздо больше соответствовало другое имя. Мери Барнес из «Рони». Мери Барнес, которая приехала в «Хибискус» по просьбе своего брата и увидела его лежащим на кровати с перерезанным горлом. Мери Барнес, в страхе убегавшая от человека со шрамом. Она нашла убежище в его номере, а потом убежала в ночь, полная ужаса. Потому что не верила, что Шейни способен защитить ее от человека, которого она боялась.

Все эти факты соответствовали тому немногому, что Майкл знал о Мери и Чарльзе Барнесах. И они совершенно не отвечали тому, что он знал о Нелли Паульсен.

Шейни угрюмо допивал коньяк, запивая его крошечными глотками воды. В голове его кружились тысячи вопросов. Что-то все время ускользало от него. Что-то важное. Видимо, ключ ко всей головоломке. Какой-то крохотный кусочек информации, которую он уже получил, но не принял во внимание.

Шейни знал, что услышал это в потоке противоречивых рассказов и сообщений, которые успел выслушать за сегодняшний вечер. Нечто, показавшееся тогда совершенно незначительным, а на самом деле было чрезвычайно важным.

Он снова и снова упрямо вспоминал весь сегодняшний вечер, начиная с момента, когда телефонный звонок вызвал его из квартиры Люси.

Майкл точно знал это. Что-то таилось в подсознании, хотя он понятия не имел, где искать эту истину среди полуправды и несуразностей сегодняшнего дня. Но он обязательно ее найдет.

Майклу вдруг показалось, что время летит с неудержимой быстротой. Он взглянул на часы, рассеянно удивившись, откуда у него появилось это чувство. После того, как эта девушка ушла от Люси, и до тех пор, когда ее тело обнаружили в парке, Шейни отчаянно пытался найти ее и найти раньше, чем что-нибудь произойдет.

Но теперь все позади. Напряжение спало. Она мертва, и никакая сила на земле ее не оживит. Шейни позволил ей выскользнуть из его комнаты… Стоял с безразличным видом, когда убийца с кольтом бросился ее разыскивать… Хитро скрывал от Билла Джентри, где она находится, потому что считал, что сможет сам разобраться в этом деле.

В результате она мертва. Почему же сейчас ему кажется, что время летит? На часах было одиннадцать сорок шесть.

И вдруг он понял. За четырнадцать минут до полуночи. Он ведь пообещал, что вернется до двенадцати и выпьет коньяк, который налила ему Люси.

Подошел Сальвадор и со вздохом положил фотографию.

– Не выгорело, дружище. Ни один из них не может сказать ничего определенного.

Шейни удивленно уставился на фотографию. Как будто видел ее впервые в жизни. Теперь она уже не играла никакой роли, потому что Майкл уже понял, что подсознательно тревожило его.

Он соскользнул с табурета, даже не поблагодарив Сальвадора, и размашисто зашагал к двери. Его лицо было мрачно от злости на собственную глупость.

Шейни прошел мимо гардеробщицы, даже не услышав, что она его зовет. Оказавшись на улице, он бросился бегом. Через минуту его автомобиль с ревом помчался прочь.

Глава 23

Вечер, 11 часов 37 минут

Отель «Тропикал Армз» находился на Северном проспекте, между магазином спиртных напитков и кондитерской. Когда Шейни затормозил перед гостиницей и выскочил из машины, магазин был еще открыт.

Гостиница была старой и запущенной. Шейни вошел в большой холл с потертыми украшениями в стиле рококо, драными стульями и поникшими пальмами в кадках. Единственная лампочка над столом портье едва освещала пустой зал. Отпечатанная на машинке записка, висевшая над механическим звонком, инструктировала:

ЗВОНИТЕ, И ВАС ОБСЛУЖАТ.

Он резко прижал кнопку ладонью. Низкое металлическое гудение эхом отдалось в пустом холле. Никто не откликнулся, и Шейни продолжал изо всех сил нажимать кнопку. Наконец открылась дверь позади стойки, и перед Майклом появился заспанный толстяк в рубашке с короткими рукавами. От толстяка разило джином. Он покачиваясь подошел к стойке и проворчал, обиженно надув губы:

– Я сразу вас услышал, мистер. Незачем будить всех наших гостей.

Сдерживая желание ответить резкостью, Шейни спросил:

– У вас живет мисс Паульсен?

– Мисс Паульсен? – толстяк покачал головой и рыгнул. – Нет, сэр. Наверняка нет.

– А мистер Паульсен? Берт?

– Ну да, теперь уже да. Мистер Паульсен действительно у нас.

– Когда он поселился?

– Как раз сегодня вечером и приехал. Не больше часа назад.

– В каком номере?

– Ладно, сэр, вам я скажу. Я полагаю, вы желаете поговорить с мистером…

– Номер! – в голосе детектива появились металлические нотки.

– Два-десять. Я ведь пытаюсь вам втолковать…

Но Шейни уже шел мимо закрытого лифта к лестнице. Он бегом преодолел два пролета и нашел номер два-десять. Майкл громко постучал и дернул ручку. Дверь была заперта. На стук никто не ответил.

Проклиная задержку, Шейни вытащил из кармана связку ключей, одновременно разглядывая замок. Первый же ключ подошел. Замок щелкнул, и Майкл распахнул дверь в освещенную спальню. Он увидел мужчину, съежившегося на полу рядом с кроватью. Возле него лежал автоматический армейский кольт. Но в плотно закрытой комнате порохом не пахло.

Шейни прикрыл дверь и подошел к человеку со шрамом. Щеки лежащего покраснели, из полуоткрытого рта с трудом вырывалось хриплое дыхание. Под его правой рукой стояла бутылка виски, в которой оставалось не больше четверти.

Майкл наклонился, грубо встряхнул лежащего и сказал прямо в его ухо:

– Паульсен! Вставай, Паульсен!

Никакого ответа. Глаза детектива сузились. Он отступил на шаг и с силой ударил пьяного ногой. Тот даже не пошевелился. Вздохнув, Шейни отправился в ванную. Включив свет, он увидел покрытую пятнами ржавчины ванну с укрепленным на стене душем.

Майкл вернулся в спальню. Протянув Паульсена по полу, он швырнул его в ванну. Пьяный по-прежнему лежал неподвижно. Дыхание его было хриплым и медленным.

Шейни задернул изодранную в лохмотья занавеску, чтобы защититься от брызг, и, просунув за нее длинную руку, открыл холодную воду.

Вода полилась Паульсену на ноги, но Шейни направил ее прямо, в лицо спящего. Паульсен застонал и слабо приподнял руку, чтобы защититься от холодной воды. Шейни открыл кран на полную мощность и начал медленно двигать душ, обдавая ледяной струей все тело Паульсена.

Бедняга стонал, извивался и дергался. Вдруг он сел и, широко открыв глаза, забормотал:

– Я тону. Говорю тебе, закрой кран.

Майкл направил воду прямо в лицо Паульсену. Тот некоторое время моргал и, вздрагивая, пытался защититься руками, потом перевалился на колени и стал спиной к обжигающим струям.

Шейни закрыл кран и, схватив насквозь промокшего Паульсена за шиворот, рывком поставил его на ноги и с силой ударил по одной, потом по другой щеке.

Паульсен закричал от удивления и боли, потом с проклятием отшатнулся. Шейни отпустил его и отступил к стене. Беззвучно открывая и закрывая рот, пьяный соскользнул на дно ванны. Глаза его безумно сверкали.

Шейни наклонился, еще раз ударил его по щеке и холодно спросил:

– Паульсен, ты меня слышишь? Понимаешь, что я говорю?

– Мне х-холодно… Я за-замерз…

– К дьяволу! Посмотрим, можешь ли ты стоять на ногах, – Майкл крепко взял его за руку и приподнял. Берт Паульсен с трудом встал на ноги. Шейни вытащил его из ванны и сильно толкнул к двери. Паульсен шагнул в спальню и, покачнувшись, упал ничком.

Шейни перевернул его на спину и рывком посадил. Безумие исчезло из глаз Паульсена, уступив место ярости.

Майкл взял бутылку виски и откупорил ее. Он сунул горлышко в открытый рот Паульсена и приказал:

– Глотай!

Паульсен сделал два глотка. Он закашлялся, икнул и с трудом поднял глаза вверх.

– Вы Шейни? – голос его звучал хрипло, но осмысленно. – Где Нелли?

– Это мы узнаем после того, как ты ответишь на мои вопросы.

Шейни поднял валявшийся на полу кольт.

– Если вздумаешь юлить, я проломлю тебе голову этой штукой, – он небрежно взмахнул тяжелым пистолетом. – Теперь слушай. Когда ты приехал в Джексонвилл из Детройта, ты увидел, что сестры нет. Так?

Паульсен молча кивнул.

– После этого ты разнюхал, что она занялась шантажом и работает с каким-то парнем, которого выдает за своего брата. Так?

Паульсен снова кивнул. Он посмотрел вниз, и пальцы его потянулись к бутылке виски, которую Шейни поставил на пол. С трудом подняв бутылку до уровня рта, он осушил ее в несколько секунд. Потом отшвырнул бутылку в сторону и, закрыв лицо руками, сказал упавшим голосом:

– Это моя вина. Я виноват во всем. Если бы я не уехал и не оставил ее одну…

– Заткнись и слушай! – безжалостно перебил Шейни. – Пока тебя не было, она жила с каким-то человеком и выдавала его за своего брата. Кто этот человек?

– Не знаю, – голова Берта раскачивалась из стороны в сторону. – Я не знаю. Я нанял детектива, чтобы ее найти. А потом приехал сюда…

– И по дороге попал в аварию и разбил очки, – добавил Шейни. – Ты знал, в каком номере живет сестра, и, приехав в «Хибискус», сразу пошел к ней. Ты увидел, как из ее двери выбежала эта блондинка и решил, что это Нелли, которая боится встречи с тобой после всего, что натворила. Конечно, ты не мог ее узнать при тусклом освещении и без очков.

– Это и была Нелли, – упрямо настаивал Паульсен. – Я же говорил…

– Я помню, что ты говорил, – сердито перебил Шейни. – Если бы ты был откровенным с самого начала и сразу сказал, что человек, с которым она жила в Джексонвилле – не ее брат, все сейчас было бы по-другому. Включая одну убитую девушку, которая вполне могла бы остаться в живых.

– Нелли? – от тяжелых слов Шейни Паульсен съежился. – Неужели она мертва? Моя сестричка…

– Честно говоря, я не знаю, кто убит. Но мы это сейчас выясним. Вставай и поехали в управление.

– Я не могу встать, – простонал Паульсен, опираясь на локти. – Мне так плохо…

– Тогда отправляйся в ванну и лечись, черт возьми, – Майкл отступил назад и взмахнул здоровенной ногой. Носок его туфли врезался Паульсену в ребра. Застонав от боли, Берт свалился на пол, корчась от неудержимого приступа рвоты.

Шейни стоял у стены, внимательно глядя на него. Когда рвота прекратилась, он наклонился, нетерпеливо рванул вверх обмякшее тело и потащил к двери, наполовину поддерживая его на весу, наполовину волоча. В спальне остались лишь маленькие лужицы воды да куча зловонной блевотины.

Глава 24

Вечер, 11 часов 53 минуты

Шеф полиции Билл Джентри увлеченно беседовал с высоким блондином. Вдруг дверь распахнулась, и Шейни бесцеремонно втолкнул в кабинет неуклюжего, перепачканного с ног до головы Берта Паульсена.

Джентри недовольно покосился на них. Потом увидел шрам на щеке Паульсена и глаза его загорелись:

– Значит, ты его нашел, Майк? Чем же, черт возьми, занимаются мои люди?

– Я их обскакал, – устало ответил Шейни. – До меня наконец дошло – этот парень сболтнул, что они с сестрой, приезжая в Майами, всегда останавливаются в «Тропикал Армз».

Он свирепо ткнул пальцем в сторону Паульсена, который уже сидел в кресле с отсутствующим видом.

– Познакомься, Билл. Берт Паульсен, собственной персоной.

– Ты ошибся, Майк.

Джентри покачал головой и повернулся к сидящему возле него человеку.

– Познакомьтесь – лейтенант Нейлс, Майкл Шейни. Лейтенант привез фотографию девушки и ее брата.

Кивком головы он указал на лежащую на столе фотографию восемь на десять.

– Смотри, Паульсен гораздо больше похож на жмурика, которого мы выловили из залива, чем на этого парня.

Перегнувшись через его плечо, Шейни увидел фотографию улыбающейся девушки и молодого человека, которые стояли в купальных костюмах, обнимая друг друга. Парень, которого он вытащил из «Тропикал Армз», совершенно не был похож на этого молодого человека. Относительно девушки Майкл не был так уверен. Она щурилась от слепящего солнца, и лицо ее получилось немного расплывчатым.

– Я знаю, лейтенант, почему на вашей фотографии оказался этот парень, – спокойно сказал Шейни, – но вы напрасно думаете, что его фамилия Паульсен.

Он нетерпеливо повернулся к Джентри.

– Берт вам все расскажет. А сейчас мне нужно выяснить только одну мелочь. Скажи Билл, эта девушка в парке… какая у нее была сумочка?

– Сумочка?

– Ну да… Ты же знаешь, о чем я говорю.

– Да обычная сумочка, черт возьми, любая девушка всегда таскает с собой что-нибудь похожее.

– Какого цвета, – сердито спросил Шейни, – красная или черная?

Джентри задумчиво поджал губы.

– Не знаю. Кажется, я даже не видел ее сумки. Они все оттуда вытащили, когда искали удостоверение…

Шеф неуверенно замолчал. Шейни бросился мимо него к телефону и набрал номер Люси Гамильтон. На этот раз девушка взяла трубку сразу.

– Люси! Хорошенько подумай перед тем, как ответить. Какая сумка была у девушки, которая к тебе заходила?

– Ну… Я точно не знаю, Майкл.

– Я же сказал, чтобы ты сначала хорошенько подумала! – взорвался он. – Она была красная или черная? Проклятие, ты должна запоминать такие простые вещи! Постарайся вспомнить, пока я к тебе доберусь.

– Послушай, Майкл, не смей приезжать ко мне так поздно! Я все равно тебя не пущу. Я уже ложусь спать. А сумочка у нее была черная, замшевая. Спокойной ночи.

Голос Люси звенел в его ушах еще несколько секунд после того, как она сердито бросила трубку. Шейни медленно отошел от телефона и, покачав головой, посмотрел на часы. Было еще без пяти двенадцать. Что там стряслось с Люси?..

Он выпрямился и рассеянно сказал Джентри, кивнув в сторону Паульсена:

– Он твой, Билл. Он все объяснит насчет парня, которого лейтенант Нейлс считает Паульсеном.

Когда Майкл повернулся к двери, на лице его появилось странное выражение сосредоточенности.

– Постой, Майк. Куда ты собрался?

– У меня свидание с Люси, – откликнулся тот, не сбавляя шага, – я пообещал ей, что вернусь к двенадцати, выпить по рюмочке перед сном.

Он вышел, даже не закрыв за собой дверь, и побежал по коридору к выходу. От управления полиции до дома Люси было около шестнадцати кварталов. «Родстер» преодолел это расстояние примерно за шестьдесят секунд.

Майкл заглушил мотор, едва подъехав к началу квартала, где жила Люси, выключил фары и бесшумно подкатил к самой двери дома. Шторы на окнах Люси были опущены, но через щели пробивались полоски света.

Шейни вышел из машины и, тихо открыв дверь, вошел в фойе. В его связке был ключ, подходивший и к внутренней двери фойе, и к квартире Люси. Девушка вручила ему этот ключ года два назад. При этом она густо покраснела и постаралась обратить все в шутку, сострив что-то насчет порочности девушки, которая дает боссу ключ от своей квартиры.

Майкл был очень тронут, но никогда не пользовался этим ключом. Обычно он по-особому звонил из фойе, чтобы Люси знала, кто пришел.

Но в эту ночь Майкл не позвонил. Он вытащил из кармана связку и, выбрав новенький блестящий ключ, осторожно вставил его в замок. Ключ легко повернулся. Шейни вошел и медленно, осторожно поднялся на второй этаж, всякий раз пробуя, не скрипнет ли ступенька, прежде чем перенести на нее весь свой вес.

Наконец Майкл остановился перед дверью Люси и глубоко вздохнул. Крупные капли пота скатывались по его нахмуренному лбу и ползли по морщинам на щеках. Блестящий ключ по-прежнему был в руке Майкла. Согнувшись перед дверью, он положил левую руку на замок так, чтобы прижатые друг к другу большой и указательный пальцы легли на отверстие для ключа. Потом медленно и беззвучно вставил ключ в отверстие. Когда ключ вошел до упора, Шейни положил левую руку на ручку двери и плотно придерживал ее, пока поворачивал ключ, чтобы не выдать себя неожиданным щелчком.

Он повернул ручку, продолжая давить на нее, и отчаянным прыжком ворвался в квартиру. Краем глаза Майкл увидел сидевшую у телефона Люси, но внимание его было сосредоточено на другой женщине.

Смертельно побледневшая блондинка вскочила с дивана ему навстречу. В ее руке красновато блеснул засохшей кровью нож с коротким лезвием.

Шейни мгновенно пригнулся, уклоняясь от смертоносного взмаха ножа, и ударил женщину плечом в грудь, вложив в этот удар весь вес своего тела. Толчок отшвырнул ее назад. Она с глухим стуком ударилась о стену и бесформенной грудой осела на пол.

Глава 25

Полночь

Шейни с одного взгляда убедился, что перед ним та самая девушка с красной лакированной сумочкой, которая сунула ему в карман фотографию Чарльза Барнеса, и что в ближайшее время она не сможет использовать свой нож.

После этого он с ободряющей улыбкой повернулся к Люси.

Колени и правая рука девушки были плотно привязаны к креслу широкими полосками материи. Левая рука Люси была оставлена свободной, чтобы она могла брать трубку стоящего позади нее телефона. Ее лицо побелело от напряжения, глаза казались стеклянными. Но ей удалось скривить губы в слабой улыбке и с чувством произнести:

– Ты пришел на ужин как раз вовремя.

– Извини, милая, что мне тогда пришлось уйти, – Шейни поднял с пола окровавленный нож и, подойдя к Люси, стал на колени, чтобы разрезать ее путы. – Ты в порядке?

– Конечно. Все замечательно, не считая того, что мое сердце бьется где-то в горле и еще нескольких подобных мелочей. Майк, она сумасшедшая! За сегодняшний вечер она убила этим ножом двоих. Это она сама похвасталась. Она и мне собиралась перерезать горло, только дожидалась какого-то телефонного звонка. Она даже рассказывала мне, как будет это делать, и при этом хихикала.

Шейни встал на ноги и внимательно посмотрел ей в лицо.

– Чьего звонка она ожидала?

– Должен был позвонить человек по имени Лэнни. Это ее сообщник. Он выдает себя за ее брата. Она звонила по двум адресам и передала, чтобы он позвонил сюда сразу, как только придет. Ей нужно было дождаться этого звонка. Она и оставила меня в живых только для того, чтобы я могла отвечать по телефону, если позвонишь ты или Билл или кто-нибудь еще, и сказать, чтобы не приходили.

Шейни перерезал последнюю полоску материи. Люси встала и, морщась от боли, стала растирать запястье. Майкл подошел к телефону и набрал номер кабинета Билла Джентри. Услышав грубый голос шефа, он устало сказал:

– Подъезжай к Люси и забери убийцу. Это Нелли Паульсен. Но сначала сделай вот что. Быстро подсоединись к телефону Люси и прослушивай его. Сюда в любой момент может позвонить сообщник Нелли. Когда он позвонит, Люси постарается задержать его достаточно долго, чтобы вы успели его взять. Или, если сможет, заставит его прийти сюда. Ты все понял?

– Нелли Паульсен? – сказал Билл Джентри. – А я думал…

– Расскажешь это, когда установишь прослушивание и приедешь сюда.

Он повесил трубку и повернулся к Люси, которая проковыляла через комнату и уселась на угол дивана перед низким столиком, на котором стоял поднос с бокалами. Нелли Паульсен все еще лежала без сознания у стены возле дивана.

Бутылка коньяка по-прежнему стояла на подносе. Бокал коньяка, который Люси два часа назад налила для Шейни, все еще был полон до краев. Майкл посмотрел на часы и, криво улыбнувшись, сел в кресло у дивана.

– Извини, милая, что я не успел его выпить до полуночи.

Люси вздрогнула, но тон ее оставался таким же беззаботным.

– А как ты догадался прийти? Я была уверена, что она перережет мне горло, если я скажу хоть слово о том, что здесь происходит.

– Я пришел потому, что до полуночи оставалось еще пять минут, а ты сказала, чтобы я не смел приходить так поздно, и что ты меня не впустишь, если я приду. Я слишком хорошо тебя знаю и не поверил, что ты не дашь мне эти последние минуты, чтобы я сдержал обещание. И вдруг все стало на свои места. Я понял, что убийца Нелли Паульсен и что она никуда от тебя не уходила. К тому же я хотел выпить этот коньяк, – добавил он с улыбкой и высоко поднял бокал в безмолвном тосте за Люси.

Тут ее выдержке пришел конец. Люси неудержимо разрыдалась.

– Это было ужасно, Майк! Просто невероятно… Она рассказала мне все отвратительные подробности. Об убийстве человека по имени Чарли Барнес, который не дал себя обобрать… Она занималась шантажом вместе с Лэнни. В Джексонвилле Лэнни выдавал себя за ее брата.

– Нелли была в номере, когда туда вошла сестра Барнеса и увидела на кровати мертвого Чарльза?

– Да. Она спряталась в ванной. Рассказывая мне об этом, убийца хихикала, как над очень смешной шуткой. Она прижала куртку к горлу убитого, чтобы не текла кровь и выбросила тело в залив. Потом поднялась по лестнице на два этажа и спустилась лифтом, так что никто ее не заметил.

– Я не могу понять, как она попала в холл моей гостиницы с фотографией Чарльза Барнеса.

– Об этом она мне тоже рассказала. Выйдя из «Хибискуса», она стала искать такси и нашла машину примерно в трех кварталах. Сказала водителю, чтобы проехал мимо гостиницы – ей было интересно посмотреть, что там происходит. Как раз в это время сестра убитого, Мери Барнес, выбежала из темной аллеи на дорогу и остановила такси. Она спасалась от преследовавшего ее мужчины. Оглянувшись, Нелли увидела, что это ее брат, который живет в Детройте. Потом она просто сидела и наблюдала. Водитель порекомендовал Мери тебя как детектива, который способен помочь, и Нелли узнала, где ты живешь. Через несколько кварталов она вышла из машины и пешком вернулась в гостиницу. Она хотела подняться к тебе в номер и убить Мери – единственную свидетельницу убийства, но портье отказался назвать ей номер твоей комнаты.

– Поэтому она дождалась моего прихода, рассказала историю о том, что Барнес сидит в «Силвер Глэйд», и сунула его фотографию.

– Нелли была вне себя, когда ты отказался взять деньги и ушел в номер. Но потом решила, что в любом случае обеспечила себе алиби, заставив тебя поверить, что в десять часов Барнес еще сидел в «Силвер Глэйд».

Шейни хмуро кивнул и наполнил свой бокал. Он посмотрел мимо Люси и приподнял бровь, увидев, что лежащая на полу Нелли слегка шевельнулась.

– Надеюсь, я все-таки не сломал ей спину. Она знала, что ее брат тоже приехал ко мне?

– Да. Нелли потом бродила возле твоей гостиницы. Она надеялась разделаться с Мери после того, как она уйдет от тебя. Нелли видела, как ее брат зашел в гостиницу, а потом выбежал на улицу, сел в машину и умчался. Потом она ушла, а Мери увидела ее на улице и узнала – ведь они вместе ехали в такси. Нелли заманила несчастную в парк, заставила сесть на скамейку и… и перерезала ей горло, А Мери рассказала ей о твоей записке и о том, что идет ко мне. Поэтому убийца взяла сумочку Мери, а свою оставила в парке. Она приехала сюда и дала мне твою записку. А после того, как я позвонила тебе и сказала, что она приехала, Нелли вдруг поняла, что ты в любой момент можешь приехать, чтобы поговорить с Мери.

Люси судорожно вздохнула.

– Тогда она вытащила из сумочки нож и показала мне окровавленное лезвие. А потом злорадно рассказывала, какой он острый и как легко, словно масло, рассекает мягкое горло. И Нелли хотела попробовать это на мне. Она просто с ума сходила, так ей этого хотелось. Но ей нужно было оставаться здесь, пока позвонит Лэнни. Он уехал из «Хибискуса» раньше, чем она убила Чарли Барнеса и даже не знал об убийстве. Нелли поняла, что если я не отвечу на твой звонок, ты можешь что-то заподозрить и приехать сюда. Поэтому она разрезала простыню и привязала меня к креслу. Нелли сказала, что с удовольствием перережет мне горло и будет наблюдать, как течет моя кровь, если не скажу по телефону все, что она требует.

В это время, будто последние слова Люси послужили сигналом, зазвонил телефон. Она встала, вопросительно глядя на Шейни.

– Ответь. – кивнул он. – Если это Лэнни, продержи его как можно дольше. Скажи, что Нелли в ванной, постарайся, чтобы он не вешал трубку. Билл уже должен был подключиться.

Люси подошла к телефону:

– Алло!

Некоторое время она молча слушала, потом кивнула напряженно ожидавшему Шейни и ответила:

– Да, Нелли здесь. Она уже несколько раз вам звонила. Вы можете немного подождать? Она в ванной. Подождите у телефона, я сейчас ее позову. Я знаю, что Нелли очень хотела с вами поговорить. Люси положила трубку на стол, тревожно глядя на Шейни. Майкл одобрительно кивнул, и в этот момент скребущий звук у стены, заставил его вскочить. Нелли Паульсен уже пришла в себя. С трудом поднявшись на четвереньки, она широко открыла рот, готовая закричать. Одним прыжком Шейни оказался возле убийцы и закрыл ей рот широкой ладонью так быстро, что она не успела издать ни звука.

Люси смотрела в каком-то оцепенении, ее рот тоже широко открылся. Майкл энергичным жестом указал ей на телефон.

Она наконец поняла и, взяв трубку, приветливо сказала:

– Алло, вы слушаете? Нелли сейчас подойдет.

Люси продолжала держать трубку около уха. Секунд через тридцать ее глаза расширились. Она услышала крики и шум борьбы. Потом в трубке зазвучал другой голос:

– Это вы, мисс Гамильтон? Отлично сработано! Мы его взяли. И передайте Майклу, что Джентри уже едет к вам. Шеф сказал, чтобы Майкл не уходил до его приезда.

Люси повесила трубку и передала Шейни весь разговор. Нелли упала на пол и тихо стонала, закрыв лицо руками. Услышав распоряжение Джентри, детектив ухмыльнулся и поудобнее уселся в кресло:

– Подойди ко мне, милая. Обещаю, что я никогда больше не оставлю тебя одну.

Люси медленно подошла к нему. Он взял девушку за руку и усадил к себе на колени. Она обвила руками шею Майкла и спрятала лицо у него на груди.

Крепко обняв дрожащую девушку, он сказал прямо в щекотавшие его подбородок каштановые завитки:

– Да, Люси. Сейчас я имею в виду именно это. Скорее целуй меня, а то придет Билл и все испортит.


home | my bookshelf | | Два часа до полуночи |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу