Book: Мертвые не целуются



Мертвые не целуются

Бретт Холлидей

Мертвые не целуются

Глава 1

— Да, мистер Трип, я согласен. Сейчас выезжаю.

Рыжеволосый детектив Майкл Шейн повесил трубку и, потирая подбородок, окинул рассеянным взглядом просторную комнату, обставленную роскошной мебелью из светлого клена. Мебель была куплена перед свадебным путешествием на Ямайку по настоянию миссис Шейн, урожденной Брегтон. Нельзя сказать, что тогда Майкл был в восторге от покупки, но теперь, прожив три дня с Филлис в новой квартире, он оценил вкус молодой супруги и просто не смог бы вообразить, что она будет жить в другой квартире с иной обстановкой. Казалось, все здесь было создано специально для нее.

У Майкла было такое ощущение, что годы до женитьбы пролетели где-то в другом измерении и были лишь предисловием к этим неделям их медового месяца на Ямайке и трем дням жизни с Филлис в этой квартире.

Казалось, он совсем забыл, что в зимний сезон в Майами слетались тучи мошенников, гангстеров и прочих подонков.

Но вот его взгляд упал на телефон, и лицо Майкла сразу стало жестким, губы сжались, Шейн стиснул кулаки.

Разговор с Трипом означал, что медовый месяц кончился и Шейну пора приниматься за работу.

Звук шагов вывел Майкла из задумчивости. В комнату вошла Филлис, в глазах которой светилось любопытство.

Что же, ты так и собираешься молчать все время и не скажешь, кто звонил? Это по делу?

— Да, что-то в этом роде, моя прелесть. Нечто весьма таинственное, не сказать бы — зловещее. Да, дорогая, каникулы кончились.

Она протянула руки и, вздохнув, прижалась к нему.

— Я знала это. А мне так хотелось, чтобы каникулы продолжались вечно!

— Ты только подумай, сколько убийц останется на свободе, если Майкл Шейн будет проводить время в объятиях жены!

— Это убийство? О, Майкл, ты будешь осторожен? Ты обещал мне!

Майкл улыбнулся и ответил самым серьезным тоном:

— Да, мой ангел. Я постараюсь быть осторожным.

— Я не могу сопровождать тебя, а? Как секретарь?

— Тебе там делать нечего,— категорически ответил Майкл.— Меня хочет видеть некий мистер Арнольд Трип. Он занимается покупкой и продажей недвижимого имущества. Я не знаком с этим господином. Может быть, он замышляет совершить преступление или боится, что его убьют. Он может попросить меня следить за женой, и если дело идет о разводе, то я быстро справлюсь с этим… Но, кто знает, этот тип может оказаться людоедом, пожирающим молодых новобрачных,— сказал он и игриво ущипнул Филлис.

Филлис грустно взглянула на мужа.

— Я буду чувствовать себя очень одинокой…

— Будь мужественной и не забывай, что ты сама выбрала мужа. Ты можешь отвечать на телефонные звонки и предлагать чай клиентам.

— Я надеюсь, что придет кто-нибудь из твоих дружков-гангстеров,— ответила Филлис.— Они обожают чай.

Она проводила мужа до двери, поцеловала и шепнула:

— Так ты обещаешь быть осторожным?

— Еще бы! Черное так тебе к лицу, что я вовсе не хочу дать тебе возможность носить траур.

Он улыбнулся, поцеловал ее еще раз и вышел.


На матовом стекле двери чернела надпись: «АРНОЛЬД ТРИП. Размещение недвижимости. Входить без стука».

Майкл Шейн вошел без стука в солидную приемную. За барьером работали три машинистки. Одна из них повернулась в его сторону.

— Мне нужен мистер Трип.

— По какому делу?

— Я — Шейн. Майкл Шейн. Он ждет меня.

Блондинка улыбнулась ему и показала, куда пройти. Шейн, подмигнув ей, толкнул дверь и вошел в кабинет.

Из-за огромного стола, на котором стояли три телефона и ониксовая пепельница, поднялся дородный мужчина. На Шейна он произвел впечатление надменного и высокомерного, знающего, что хочет, и способного добиться цели человека.

Трип слегка наклонил голову.

— Детектив, да?

Шейн кивнул.

— Садитесь, мистер Шейн. Я обратился к вам, мистер Шейн, так как шеф уголовной бригады Майами-Бич хорошо рекомендовал вас. Вы, разумеется, знаете мистера Пантера?

Шейн с улыбкой, скорее сардонической, чем любезной, кивнул головой:

— Это для меня новость. Я думал, что он меня не выносит.

— Точно,— ответил без улыбки Трип. И Шейн подумал, что вряд ли он вообще умеет улыбаться.— Я слышал вчера вечером, как мистер Пантер говорил о частных детективах и об их функциях в современном обществе. О вас он говорил, как о худшем представителе этого племени. Из его рассуждений я понял, что вы беретесь за все, за хорошую плату, разумеется.

Шейн вздохнул и невинным голосом спросил:

— Кого вы хотите убить, мистер Трип?

Трип резко выпрямился, в открытое окно ворвался ветерок и размел сигарный пепел в ониксовой пепельнице.

— Я не люблю праздных разговоров, мистер Шейн. Не заставляйте меня терять время на ваши плоские шуточки. Я совершенно конфиденциально хочу предложить вам небольшое дело.

— Предлагайте.

— Если верить мистеру Пантеру, вы хорошо знакомы с дном Майами, мистер Шейн. В принципе мистер Пантер прямо дал мне понять, что персонал вашего агентства состоит из вернувшихся на правильный путь подонков, которые зарабатывают себе честное имя…

Шейн счел излишним говорить, что работает один. Приторно сладким голосом он вскользь заметил:

— Мистер Пантер просто гениален в сочинительстве небылиц.

Арнольд Трип ничего не ответил, как бы не слыша этой реплики. Наклонив голову, как человек, который не находит слов, и не отрывая глаз от своей сигары, он проговорил с тенью страдания в голосе:

— Понимаете, я нахожусь в необычной ситуации. По меньшей мерс в трудной. То, что я собираюсь вам предложить, покажется банальному человеку с таким размахом, как вы, но поверьте, что для меня объяснить все это страшно трудно.

Майкл Шейн не шевельнулся. Огонек любопытства горел в его глазах, но Трип не поднимал головы и не мог этого заметить. Шейн, недовольный таким маловразумительным началом, ждал продолжения.

— Мне нужен человек, который смог бы забраться ко мне при помощи взлома, мистер Шейн. Человек, который сумеет выполнить свою миссию, как профессионал, и оставит при этом следы, свидетельствующие об ограблении.

Шейн, сидевший с небрежным видом, но слушавший очень внимательно, продолжал хранить молчание, а его лицо выражало лишь вежливый интерес.

Трип посмотрел на Шейна. Вдруг голос Трипа окреп и обрел уверенность.

— Я полагаю, вы не нуждаетесь в дополнительных объяснениях, мистер Шейн? Чем меньше вам будет известно, тем лучше, не так ли? Я уверен, что мы поймем друг друга.

— Вы ошибаетесь,— возразил Шейн.— Мне кажется, что у вас странное представление о деятельности частного детектива. Во-первых, я не посылаю людей на работу, если не знаю в точности, в чем она состоит.

— Я и в самом деле не понимаю, к чему вам знать больше того, что я сказал вам.

— В таком случае вы кретин, мистер Трип,— отрезал Шейн. вставая и направляясь к двери.

Трип был ошеломлен. Он злобно куснул сигару и крикнул:

— Вы… вы не можете бросить меня!

— Почему бы и нет? Я вам ничего не должен. Если вы не хотите ничего объяснять, не заставляйте меня терять даром время!

— Садитесь, мистер Шейн. Я дам разъяснения, которые, уверен, заинтересуют вас… И могу заверить вас, что готов очень дорого оплатить то время, которое вы потратите на меня.

Шейн сел, положил руки на письменный стол и проворчал:

— Мистер Трип, я выслушаю вас, однако это мне решать — стоит или нет работать на вас. Уже много лет я сам выбираю работу и готов к любой неожиданности. Но никогда не работаю вслепую…

— А… в случае вашего отказа могу ли я быть уверен, что все сказанное останется между нами?

— Если я не вызываю у вас доверия, найдите себе другого детектива.

— Нет, нет, послушайте, я доверяю вам. Если вы дадите слово, что все останется между нами, я…

Шейн встал.

— Нет,— взорвался он,— если вы замышляете убийство, то советую не говорить мне об этом!

— Убийство? — запротестовал Трип с притворным смехом.— О, нет! Ничего подобного. Обман… Обман, который я намереваюсь осуществить, никому не причинит вреда. Я уверен, вы согласитесь со мной.

— Я слушаю.— Шейн снова опустился в кресло.

— Дело заключается вот в чем… Ваш посланец абсолютно ничем не рискует, и от него ничего противозаконного не потребуется. Я желаю только, чтобы он при помощи взлома проник в дом и ушел, оставив явные следы этого вторжения. Но сначала он должен подняться в комнату моей жены и взять шкатулку с драгоценностями, которая лежит на комоде. Он должен унести шкатулку, произведя по дороге достаточно шума, чтобы разбудить людей. Надо, чтобы был хоть один свидетель его бегства. Я повторяю, он не будет рисковать ничем, так как оружие есть только у меня, и больше ни у кого. Этого достаточно, мистер Шейн?

— Достаточно. Шкатулка будет, конечно, пустая?

— Горничная моей жены засвидетельствует, что, когда она закончила свою работу, все драгоценности, которые оцениваются более чем в двести тысяч фунтов, находились в шкатулке.

— Я полагаю, драгоценности застрахованы именно на эту сумму?

— Ну да, естественно. Вполне в обычае страховать драгоценности.

— Да, это так. Насколько я вас понял, вы не собираетесь сообщать страховой компании, что шкатулка была пуста?

— Не совсем пуста. Там, под футляром для колец, будет лежать чек на тысячу долларов.

Шейн закурил сигарету, немного подумал, потом насмешливо произнес:

— Курьезно, но некоторые не считают воровством обман страховых обществ. Этого я никогда не мог понять.

— Между прочим, все очень просто. Это своего рода месть людям, которые нас обворовывают. После того, как в течение многих лет платишь страховой компании весьма солидные суммы, хочется, в конце концов, получить хоть какую-нибудь компенсацию.

Шейн покачал головой, потом, не торопясь, поднялся с кресла.

— Ваше предложение претит мне, Трип. Кроме того, крупная страховая компания наняла меня, чтобы предотвращать подобные дела. Пантер просчитался. Однажды я дам ему пинка в зад, и он проглотит это. До свидания, мистер Трип.

На этот раз Трип его не задерживал.

Глава 2

В дверях кабинета Трипа Майкл столкнулся с женщиной, которая взглянула на него так ласково и приветливо, что он в изумлении застыл на месте. Женщине было за сорок, но выглядела она намного моложе. Темное платье, скромная прическа, манера держать себя и удивительно кроткий взгляд — все это невольно внушало уважение и даже какое-то доверие к ней.

Арнольд Трип поднялся из-за стола.

— Леора! А ведь я тебя сегодня не ждал. Позволь представить тебе мистера Шейна, частного детектива. Мистер Шейн, моя жена — миссис Трип.

Лицо миссис Трип озарила чудесная улыбка.

— Мистер Шейн кажется мне очень компетентным человеком, Арнольд. Я чувствую большое облегчение при мысли, что, наконец, это дело будет в надежных руках.

Шейн ничего не понимал. Он готов был биться об заклад, что эта женщина совсем не способна на обман. И вместе с тем в ее голосе слышалась надежда, и она улыбалась ему, ожидая помощи.

Арнольд Трип вздохнул, поджал губы и сказал жене:

— Должен огорчить тебя, дорогая, мистер Шейн отказывается помочь нам.

— О, мистер Шейн! Я хотела бы, чтобы вы подумали! Мне стоило так много труда убедить Арнольда. Это единственное, что мы можем сделать. Может быть, он не все объяснил вам?

— Напротив, Леора, мистер Шейн отлично понял все, только у него, кажется, слишком сильно развито чувство морали, по-моему, даже чрезмерно.

Миссис Трип умоляюще взглянула на Шейна, как будто хотела сказать ему что-то без ведома мужа. Шейн с удивлением заметил, что за кроткой внешностью этой женщины скрывалось страшное напряжение. Он понимал все меньше и меньше.

— Весьма огорчен, миссис Трип. Что бы обо мне ни говорили, но такими делами я не занимаюсь.

Он поклонился и отвел взгляд от глаз женщины, полных страдания и даже ужаса.

Трип поспешил за ним по коридору и шепнул:

— Если перемените решение, Шейн, пришлите ко мне человека к пяти часам, чтобы я мог ему все объяснить. Мы живем в Майами-Бич, адрес вы знаете. Я буду дома и приму все необходимые меры предосторожности.

Шейн ничего не ответил и с нахмуренным лбом и озабоченным взглядом прошел через приемную, думая об умоляющем взгляде Леоры Трип и злясь, что его заставили жалеть об отказе от работы.

По-прежнему хмурясь, он вышел на улицу, озаренную сияющим солнцем Флориды, повернул направо и, проходя мимо бара «Кетс», почувствовал, что ему необходимо подкрепиться. В прохладном сумраке бара бармен тотчас же узнал Шейна и, бросив клиента, устремился к нему.

— Салют, Майкл. Как дела?

Шейн заказал коньяк.

— Посмотрите, там, в глубине зала, сидит один ваш дружок,— прошептал бармен, наклоняясь к стойке.— Он спрашивал о вас.

— Да? Кто такой?

— Джон Дарнелл.

Джон Дарнелл… Этот маленький воришка всегда вляпывался в какую-нибудь неприятность, потому что в башке у него всего три извилины. А ведь готов был пойти на любое дело, хотя бы и знал, что будет бит и даже лишится шкуры, если поблизости не окажется корешков, которые вытащат из беды. Видимо, этот парень так ничему и не научился. А ведь Майкл когда-то выручил его…

— Ему трудно, Майкл! Вы ведь знаете, как это бывает, когда малый затягивает ремень потуже и хочет идти прямым путем.

Майкл закурил сигарету.

— Конечно, знаю. А что, Джон идет прямым путем?

— Клянусь. Думаю, что он нашел работу после того трюка, что вы проделали с ним два месяца назад. Он почитает вас как Господа Бога. Ведь это вы сказали ему, чтобы он не делал больше ничего нечестного.

— Добрые намерения Джона меня очень радуют. А что, полицейские очень его беспокоят?

— Вы знаете, как это бывает. Когда кто-нибудь у них на примете, они его в покое не оставят. А Джон не бросил свою беременную подружку, и это заставляет их задуматься. Она простая девка, но он сходит по ней с ума и хочет жениться.

— Ладно. Наполни-ка стакан. Я поговорю с ним.

Бармен налил ему коньяку, и Майкл направился к столику в глубине зала, где сидел Джон Дарнелл с маленькой блондинкой.

Увидев Шейна, парень вскочил с места.

— Черт побери! До чего же я рад вас видеть! Скажите, Майкл, нет ли у вас работы для меня?

Майкл поставил свой стакан между двумя кружками с пивом и посмотрел на девицу. Глаза у нее были красные.

— Это Марг,— сказал Джон с гордостью обладателя.

Этой девушке с круглым лицом, пухлыми губами и острым подбородком не было еще и восемнадцати лет.

— У Марг будет бэби, понятно? Мы хотели бы пожениться, да только у нас нет монеты.

— Да, Фред говорил мне об этом. Похоже, ты стал честным человеком?

— Да-а. Но все в мире устроено неправильно, Майкл. У нас нет ни гроша, и Марг питается не так, как надо. Я стараюсь быть порядочным, а вижу целую кучу мошенников, которые ездят в «кадиллаках» и пьют шампанское. Временами я задаю себе вопрос: а к чему мне эта порядочность?

Шейн с мрачным видом покачал головой. Он согрел коньяк, обхватив стакан своими большими руками, сделал глоток и подумал: «Ездит ли в «кадиллаке» и пьет ли шампанское Трип?»

Марг наклонилась и дотронулась до его локтя рукой.

— Джон говорил мне о вас, мистер Шейн. Скажите, вы не смогли бы еще раз найти ему какую-нибудь работу?

Шейн с минуту смотрел на нее, потом пробурчал:

— Может быть… может быть. Пойдем, Джон, поговорим наедине.

Марг пыталась протестовать, но Шейн объяснил ей:

— Дела частного детектива должны быть конфиденциальными. Мы сейчас же вернемся.

Шейн увлек Джона к умывальникам.

— Это верно, что у вас есть что-то, мистер Шейн, или вы сказали это просто так, чтобы успокоить Марг?

— Есть кое-что, но я не знаю… У тебя есть инструменты?

— Да… У дружка…

— Я познакомился с одним типом, который организует представление. Он предлагает тысячу долларов за ложное ограбление. Этот тип мне противен, а ты нуждаешься в тысяче долларов больше, чем он. Эти деньги будут твоими, если ты отправишься за ними к нему в дом.

Джон Дарнелл, ошеломленный услышанным, широко открыл глаза.

— Вы хотите сказать… Вы хотите, чтобы я сделал взлом?

— Почему бы и нет? Этот прохвост имел наглость предложить это дело мне. Он надеется получить крупную сумму и будет ждать тебя в пять часов, чтобы объяснить, что и как надо делать. Воспользуйся этим случаем, Джон. Тут нет опасности. Его жена и он — оба согласны. Он хочет, чтобы у него украли пустую шкатулку. Придется взломать дверь либо окно, чтобы полиция поверила, что это не представление. Он положит в эту шкатулку чек на тысячу долларов. Ты должен унести шкатулку и оставить следы, не то у него будут большие неприятности. Он настолько туп, что полагает, что ты сделаешь все именно так, как он скажет. Когда ты с ним встретишься, скажи, чтобы одно из окон не запирали на засов, иначе тебе трудно будет взломать его. Боже мой, с какой радостью я узнаю, что он попался в собственные сети. Если не останется следов — а он будет кричать, что у него побывали воры,— полиция станет сомневаться в том, что это ограбление, и ему придется это доказывать и объяснять. Соображаешь?



— Еще как! — воскликнул Джон, сверкая глазами.— Это знаменитое дело, Майкл. И он не сможет выпутаться и сядет в лужу. По уши! Все будет не так, как он ожидает!

Майкл улыбнулся:

— Ничего не говори Марг. У женщин иногда бывают очень странные мысли. Этого типа зовут Арнольд Трип, он живет в Майами-Бич. Если тебя это заинтересовало, надо быть у него в пять часов.

— Если меня это заинтересовало?! Еще бы! Ведь мы же с Марг сможем пожениться!

Глава 3

Было немногим более четырех часов, когда Майкл возвратился в отель, где он, оставив за собой как контору прежний холостой номер, жил теперь с женой в более просторном номере этажом выше.

— Вас недавно спрашивала дама,— сообщил ему портье.— Так как она выглядела весьма прилично, я позволил себе направить ее в ваше новое помещение.

Шейн поблагодарил его и поднялся на третий этаж.

На пороге холла он остановился, пораженный. Филлис и миссис Леора Трип пили чай и болтали, как давние знакомые.

— Добрый день, миссис Трип,— наконец вымолвил Майкл.

Гостья была в том же платье и с тем же кротким выражением лица.

— Мой муж не знает, что я пришла к вам, мистер Шейн. И он не должен этого знать.

Шейн закурил сигарету из пачки, лежавшей на столе.

— Арнольд показывал вам письма, мистер Шейн?

Он повертел в пальцах зажигалку, выпустил несколько клубов дыма, потом отрицательно покачал головой.

— Письма? Нет. Он ничего не говорил мне о письмах.

— Их, вероятно, у него не было под рукой.

— Возможно. А что это за письма, миссис Трип?

— Эти письма с угрозами я получила не так давно. Я думала, что когда вы узнаете все, то согласитесь помочь нам.

— Вы думаете, что вам муж сказал мне не все?

— Он в трудной ситуации, мистер Шейн. Женщине легче признаться в некоторых вещах. Поэтому-то я и пришла сюда. Я знаю, кто написал эти письма, тогда как Арнольд считает, что их писал сумасшедший. Он должен был бы сказать вам об этом.

— Гм-м,— промычал Шейн, не желая выдавать себя.

— Я счастлива, что он решился, наконец, обратиться к частному детективу,— продолжала миссис Трип.— Обстановка была очень опасной для меня. Просто ужасной. Вначале Арнольд хотел, чтобы я отдала деньги, которые от меня требовали. Вы понимаете, в его положении он не мог позволить себе афишировать подобное дело. Я хорошо знаю, что, если я заплачу в этот раз, аналогичное требование последует снова… Но я не решалась сказать Арнольду… не признавшись во всем…

— Понимаю,— пробормотал Шейн, который не имел ни малейшего представления о том, что она говорила.— Но для того, чтобы я мог заняться вашим делом, мне нужно быть в курсе всего. Вы понимаете это?

— Вы не представляете себе, мистер Шейн, как я страдала. Столько дней почти без сна…

Миссис Трип замолчала, и Шейн увидел в ее глазах страх.

— Этот человек — чудовище,— продолжала миссис Трип.— Он способен на все… Недавно он сопровождал нашу дочь в ее комнату после того, как водил ее бог знает куда… Это было дважды…

— Какой человек?

Он подождал и, так как ответа не последовало, осторожно спросил:

— Кто этот человек, миссис Трип?

Леора Трип закусила губу.

— Карл Мелдрум,— наконец ответила она.— Я не знаю, настоящее ли. это имя, но он так назвался, когда я познакомилась с ним три года назад.

Она заколебалась и дрожащим голосом проговорила:

— Три года назад мне было тридцать девять лет. Вы не можете себе представить, что я пережила, ведь вы оба так молоды. Говорят, между тридцатью и сорока — лучшие годы женщины. Я никогда не была счастлива. Арнольд не любил меня так, как мне того хотелось бы. Его дети ненавидели меня. Я… Нет более несчастной женщины, чем та, которая приблизилась к сорокам годам, не изведав чувства любви. Это конец. Все потом — слишком поздно.

Она замолчала. Ожидая продолжения, Шейн закурил еще одну сигарету. Молчание становилось тягостным. Наконец миссис Трип вздохнула и продолжила безжизненным голосом:

— Я старалась ни в чем не упрекать Арнольда и не могу сказать, что он не любит меня по-своему, но… Это трудно понять… чувства мужчины… импотента. Я вышла за него замуж очень молодой, и не знаю, что с ним случилось, так как, когда мы поженились, у него было двое детей. Его дети всегда ненавидели меня. Сам Арнольд, мне кажется, тоже ненавидит меня, потому что у меня есть деньги, которыми он не может распоряжаться. Но завещание моего отца составлено таким образом, что я не могу передать состояние мужу…

Наступал вечер, и сумерки проникали в комнату. С берега дул влажный ветер. Миссис Трип с минуту смотрела в окно, потом продолжила:

— Все началось три года назад, когда мне было уже тридцать девять лет… и ничего впереди. Я познакомилась с Карлом Мелдрумом в Атлантик-Сити у друзей и… он погладил мои волосы, как будто от восхищения их красотой. Потом он стал ухаживать за мной. Я с благодарностью принимала знаки внимания и не собиралась делать ничего плохого. Но я не могла не чувствовать, что способна дать Карлу то, чего Арнольд никогда не хотел, не мог требовать. И я потеряла голову. У меня оставалось так мало времени для любви.

Лицо Леоры преобразилось и стало совсем молодым. Она смущенно опустила глаза и покраснела… Потом вздохнула и заговорила так тихо, что Филлис и Майклу, чтобы слышать, пришлось наклониться к ней.

— Я стала любовницей Карла, но не собиралась причинять зло Арнольду, которого уважала. Однако я вскоре убедилась, что Карл негодяй. То, что сначала мне казалось чудесным приключением, превратилось для меня в позор. Я порвала с Карлом и не видела его с прошлого месяца, когда Дороти, наша дочь, однажды вечером привела и представила его нам. Он живет в Палас-отеле.

Миссис Трип опустила голову на спинку кресла, как бы давая понять, что ее рассказ окончен. Филлис встала, зажгла лампы и направилась к бару за бутылкой коньяка и стаканами. Леора Трип пристально смотрела в окно.

— Но это еще не все,— вдруг проговорила она.— Дороти — дочь Арнольда, ей двадцать пять лег. Я ее не понимаю… Мне неясно, знал ли Карл, что Дороти моя падчерица до того, как он пришел к нам домой. Но, вероятнее всего, знал. Мне кажется, что, узнав, кто я, он намеренно стал обольщать Дороти. Вы понимаете, Карл возненавидел меня и желал мне зла, так как я перестала давать ему деньги. Я пыталась предупредить Дороти, ссылаясь на слухи о Карле и его связях. Она… она заявила мне, что я старая психопатка и что мне не мешало бы почитать Фрейда. Когда я стала умолять Карла больше не видеться с Дороти, он рассмеялся мне в лицо. Но потом он сказал мне, что оставит ее в покое, если я… заплачу ему. Я не знаю, что он говорил обо мне Дороти, но, безусловно, что-то сказал, но что — неизвестно. Потом стали приходить эти письма, о которых сообщил вам мой муж. Одних подозрений было недостаточно, чтобы разобраться в происходящем, но я-то знала, кто и почему пишет их. Сначала муж посоветовал мне заплатить эти деньги, потом стал смотреть на все, как на шутку. Но мне кажется, что у него возникли более серьезные подозрения. Может быть, Дороти сказала что-нибудь ему. Я не знаю, что именно известно ей… Я не знаю ничего и безумно боюсь Карла. Он очень жесток… Три дня тому назад он вышел из комнаты Дороти ночью. Было слышно, как он шел по коридору и остановился возле моей двери, постоял, потом ушел.

Миссис Трип замолчала и взглянула на лежавшие на коленях судорожно сжатые руки.

— Как вам кажется, вначале Карл Мелдрум искренне любил вас? — спросил Шейн.

— Я так думала. А теперь очень зол на меня, потому что я противлюсь его требованиям.

— Вы боитесь его?

— Да. О, да! Вы его не знаете, мистер Шейн. Вы не сможете понять его. Он ненормален. Он садист, знает, что я страдаю, и счастлив. Я не могу спать…

Майкл мрачно сопоставил то, что рассказал ему мистер Трип, с рассказом миссис Трип. Совершенно очевидно, что ей не было известно о намечавшемся ограблении.

После долгого размышления он поднял на нее глаза:

— Да, складывается интересная ситуация. Дело незаурядное. Я обычно не берусь вести простые дела, миссис Трип.

— Значит, вы мне поможете? — воскликнула она с облегчением.

Миссис Трип посмотрела на Филлис и Майкла и заметила, что они переглянулись.

— Я еще подумаю, миссис Трип. Мне необходимо навести справки об этом Карле Мелдруме…

— Мне стало как-то легче, когда я рассказала вам все, мистер Шейн! Я была уверена, что вы меня поймете.

Миссис Трип встала. Перед Филлис и Майклом стояла спокойная, подтянутая женщина среднего возраста с ясным взглядом и строгой прической. Майкл, провожая миссис Трип до лифта, убеждал ее не тревожиться.

Когда он вернулся домой, Филлис бросилась ему на шею.

— Будет замечательно, если тебе удастся помочь бедной женщине, дорогой. Я чуть не заплакала, когда она сказала мне, что ты отказался заняться этим делом.

Майкл зажег две сигареты и дал одну из них молодой женщине.

— И я предполагаю, что ты обещала ей приложить все усилия, чтобы заставить меня изменить мое решение?

— Нет, не только это. Я дала ей слово, что ты согласишься. Собственно, я даже получила аванс.

Она расстегнула пуговку платья и вынула из лифчика какую-то бумажку.

Майкл взял ее и расправил на колене. Как же он удивился, увидев чек на тысячу долларов.

— Я сказала ей, что ты берешь дорого, но всегда выполняешь обещанное,— заявила Филлис.— Теперь ты не сможешь говорить, что я не помогаю тебе!

— Да-да,— пробурчал Майкл.— Ну а теперь мне нужно позвонить, мой ангел.

Он набрал несколько номеров телефонов, пытаясь напасть на след Джона Дарнелла. Через полчаса неудачных попыток он с мрачным видом вернулся в комнату.

— Давай затопим камин,— вздохнул он.— Это все, что мы сейчас сможем сделать.

Глава 4

Филлис вздрогнула от неожиданного телефонного звонка и проснулась. Звонок разбудил и Майкла. Она, дрожа, слушала его разговор. На улице лил дождь как из ведра.

— Да, да, это Майкл. Ладно, согласен, я приеду, хотя и не знаю, чем смогу быть полезен.

Он со вздохом повесил трубку, и Филлис с живостью схватила его за руку.

— Что случилось, Майкл? Ты поедешь? В такой дождь?

Майкл осторожно освободился, включил свет и улыбнулся молодой женщине.

— Ничего особенного, мой ангел, мистер Пантер не выносит, когда другие спят, а ему приходится работать.

Он откинул одеяло и, зевая, пошел закрывать окно. Прежде чем начать одеваться, он взял с ночного столика хрустальный графин и налил себе коньяку. Потом закурил сигарету и исчез в ванной комнате.

Была глубокая ночь, двадцать одна минута третьего.

Десять минут спустя Майкл Шейн уже мчался по шоссе в Майами-Бич.

Свет фар чьей-то машины сзади прорезал наплывавший с берега туман. Полицейская машина шла на обгон, а потом замедлила ход, чтобы не терять его из виду. Она свернула на маленькую улицу, притормозила и въехала в ворота. Шейн последовал за ней, протискиваясь между полудюжиной полицейских машин и санитарным автомобилем. Затем остановился перед большой, ярко освещенной виллой. Стоявший у двери агент, увидев Шейна, проворчал:

— Входите быстрее. Начальник ждет вас.

Инспекторы и агенты наводнили вестибюль. Они враждебно взглянули на Шейна, а один из них повел его вверх по лестнице, откуда доносились крики женщины, заглушавшие тихие голоса полицейских.

Шейн с мрачным лицом молча поднимался по лестнице. По коридору первого этажа агент вел очень бледного молодого человека в смокинге.

Перед одной дверью толпились инспекторы в штатском. Шейн приветствовал их, но они, не отвечая на приветствие, расступились, давая ему возможность пройти в комнату.

В большой, роскошно обставленной комнате Шейн увидел распростертого на ковре мужчину. Это был Джон Дарнелл! На совсем еще юном лице Джона застыла улыбка, и если бы не маленькая круглая дырочка во лбу, то вряд ли кто мог бы подумать, что этот человек мертв.

Инспектор подтолкнул Шейна к группе мужчин, стоявших возле огромной кровати с колонками, и Майкл увидел обнаженное тело Леоры Трип, шея которой была затянута голубой шелковой ночной рубашкой.

Эта женщина и в смерти сохранила свой кроткий облик. Глаза ее были открыты, и в них не было ни удивления, ни страха, ни жалобы.

Шейн долго смотрел на нее, потом поднял глаза на Питера Пантера.

— С какой целью вы вытащили меня из постели и показали это?

Сзади кто-то фыркнул, а Пантер проворчал:

— Я хотел видеть вашу реакцию на этот спектакль, вами же организованный.

Рыжие брови Шейна поползли вверх, на худой щеке забился нервный тик. Майкл пожал плечами и хотел отойти от кровати, но два дюжих инспектора схватили его за руки.

— Как это понимать, Пантер?

— Вы не станете отрицать, что знали убитую?

— Разумеется, нет.

— А этого, на ковре, тоже знали?

— Да. Но это вовсе не значит, что они убиты мной.

— Это мы знаем, Шейн. Во всяком случае, не вашими руками и не из вашего пистолета.

Питер Пантер обошел вокруг кровати и, засунув руки в карманы, со свирепым и насмешливым видом остановился перед Майклом.

— Но вы несете полную ответственность за эти смерти, Шейн. Вы и никто другой. Вы послали сюда убийцу, и вам было хорошо известно, кто такой Джон Дарнелл. Не пытайтесь отрицать это.

— Да, я знал Джона Дарнелла, но если вы будете утверждать, что он сегодня вечером работал на меня, то вы просто наглый лжец.

Пантер вздрогнул, покраснел и ударил Шейна. Он был на целую голову ниже Шейна, и ему пришлось встать на цыпочки, чтобы дотянуться до щеки Майкла.

Поддерживаемый двумя полицейскими, Майкл не упал, но из рассеченной губы потекла кровь.

— Вы заплатите мне за это, Пантер! — прошипел он.

— Заткнитесь! Вы попались, Шейн. Попались. Безусловно, я не могу обвинить вас, но как частный детектив вы кончились.

— Почему?

— Все в порядке, Шейн. Джон Дарнелл был под надзором полиции, и тем не менее вы послали его к клиенту.

— Ложь!

— Я не понимаю, почему вы пытаетесь отрицать общеизвестные факты. Вы обещали мистеру Трипу прислать кого-нибудь. В пять вечера появился Дарнелл и заявил портье, что он от вас. Мистер Трип сам провел Дарнелла по дому и саду, охрана которых входила в обязанности нового слуги. Оказалось, что одно окно в библиотеке не закрывается на задвижку. Для такого типа, как Дарнелл, это был недурной шанс. Когда все в доме уснули, он пробрался в эту комнату… поискать деньги или драгоценности… и вот… результат.

Театральным жестом Пантер указал на труп на кровати.

— Вы должны писать фельетоны,— заметил Шейн.— Вместо того, чтобы заставлять ваше воображение работать, лучше расскажите мне, что произошло.

— Немногим позднее двух часов мистер Трип был разбужен шумом, который слышался из комнаты его жены. Он признался мне, что человек, которого вы рекомендовали, не внушал ему особого доверия, и потому он вооружился пистолетом, прежде чем войти сюда. И хорошо сделал, потому что увидел, как этот бандит душит миссис Трип. Дарнелл бросился к двери, чтобы удрать, но Трипу посчастливилось первым же выстрелом убить его, Вот факты, Шейн, и, поверьте, это произведет не слишком хорошее впечатление на публику.

— Без сомнения,— согласился Шейн.

Он посмотрел на мертвую, потом повернулся к трупу Джона Дарнелла.

— Вы обыскали Джона? — спросил он.

Естественно.

— Он был вооружен?

— Нет, но…

— Сколько при нем было денег?

— Три или четыре доллара. Если вы воображаете, что выскочите из этого дерьма чистеньким…

— Замолчите! — оборвал его Шейн, не глядя на Пантера, и отошел от кровати.

Инспекторы больше не удерживали его. В поисках шкатулки с драгоценностями Майкл внимательно осмотрел спальню и ванную комнату.

Сзади слышались протесты Пантера:

— Мои люди все осмотрели. Нет ни малейшего сомнения, что…

— Вы никогда не были способны видеть то, что не находится под самым носом,— зло оборвал его Майкл.— Есть что-то противоречивое в этой истории. Даже вы должны были бы почувствовать это. Мне надо видеть Трипа.

— Он в плохом состоянии. Врач запретил допрашивать его раньше завтрашнего утра.

— Да-а. Убийство никогда не бывает приятным. А остальные члены семьи? Прислуга? Я хочу знать, что…

— Я допрашивал членов семьи и прислугу. Все произошло так, как я вам только что сообщил. Так что нет и тени сомнений в том, как это произошло.

— Это ваша версия,— сказал Шейн.— Она вас устраивает и дает возможность избавиться от меня. Только я не позволю вам сделать это!

— Вы так думаете? Я уже предупреждал, что вы слишком часто играете с огнем.

Шейн повернулся к нему спиной. Неожиданно в коридоре раздался шум. Это появились журналисты.

Они кинулись на Шейна с расспросами, но тот молча кивнул в сторону Пантера, которому просто-таки не терпелось дать интервью.

Майклу с трудом удалось проложить себе дорогу сквозь толпу возбужденных репортеров. Очутившись, наконец, в коридоре, он остановился и осмотрелся. Возле закрытой двери стоял на страже агент, которого Майкл раньше видел рядом с молодым человеком в смокинге.



Когда Шейн подошел, агент предупредил:

— Сюда нельзя, это приказ начальника.

— Ко мне это не относится. Эти люди — мои клиенты, и я имею право видеть их.

— Ваши клиенты? Так они остались без всяких средств. Дама, которую задушили, тоже ваша клиентка? Все деньги принадлежали ей…

Шейн вздохнул и доверительно прошептал:

— Это ведь будет хуже для вас, а не для меня.

Его сжатый кулак неожиданно обрушился на подбородок агента. Тот с изумленным видом повалился на пол и больше не двигался.

Шейн быстро огляделся и, удостоверившись, что его никто не видел, потащил агента в коридор и посадил там, прислонив спиной к стене.

Затем он бесшумно открыл дверь и вошел в комнату.

Глава 5

Закрыв за собой дверь, Шейн очутился в темноте. Лишь в дальнем углу комнаты догорающие в камине поленья едва рассеивали мрак. Некоторое время, пока глаза не привыкли к темноте, Майкл стоял не двигаясь. Но вот ему удалось рассмотреть, что в двух стенах этой большой комнаты с балконом есть двери в другие помещения.

Вдруг внимание Майкла привлекло хриплое дыхание, доносившееся с дивана возле камина. В этот момент в камине обрушилась головешка, и сноп искр осветил силуэты двух людей. В углу дивана сидела девушка, на коленях которой покоилась голова молодого человека в смокинге. Шейн заинтересовался: был ли тот пьян, спал ли, или что-то еще.

— Добрый вечер,— произнес он, подойдя к дивану.

Девушка вздрогнула и подняла голову. Ее длинные волосы рассыпались по плечам. Пламя красными бликами заиграло в ее круглых глазах. Молодой человек выпрямился и сел. Он казался еще более бледным, чем тогда, в коридоре. Странное выражение лица делало его похожим на кретина.

— Что вам здесь нужно? — сердито спросила девушка.— Полиция сказала нам, что нас беспокоить не должны.

Нисколько не смутившись, Шейн сел в кресло напротив дивана.

— Полиция ошиблась,— сказал он. Потом посмотрел на молодого человека и спросил: — Что это с ним? Он не может говорить?

— Да! Эрнст, скажи хоть несколько слов! Он всегда такой, когда его что-нибудь ошарашит.— пояснила девушка.

Эрнст сделал глотательное движение и повернулся к девушке.

— Что я должен сказать, Дот?

— Все в порядке,— успокоил его Шейн.— Я только хотел узнать, в полном ли вы сознании. Вы Дороти Трип? А это ваш брат Эрнст?

— Мы сообщили полиции все, что нам известно. А теперь оставьте нас в покое.

— Конечно, но сперва задам несколько вопросов. Я не из полиции. Я просто бедный парень, который оказался в скверном положении из-за этой истории в вашем доме…

— О! Убирайтесь!

Шейн наклонился, упершись локтями в колени, и строго спросил:

— Где вы оба были сегодня вечером в момент совершения преступления?

Дороти заколебалась, потом едва слышно прошептала:

— Эрнст поднимался по лестнице, когда папа убил этого типа.

— А вы были здесь?

— В своей комнате,— ответила она, указывая на дверь позади себя.

— Одна?

— Да. Я раздевалась.

— Карл Мелдрум был с вами?

Шейн задал вопрос самым естественным голосом, и она даже не заметила подвоха.

— Нет, Карл уже ушел.

— Разве у вас нет привычки раздеваться до его ухода?

Она опустила глаза. Эрнст, шатаясь, поднялся и проговорил:

— Боже мой! Карл и Дороти не…

— Ах так!

Тонкая улыбка заиграла на губах девушки. Она медленно подняла веки.

— Кто вам сказал о Карле? Полицейские этого не знали.

— Я ведь сказал вам, что я не из полиции. Я тот тип, который знает многое и собирается узнать еще больше.

Эрнст снова упал на диван. Его глаза сверкали от ярости, но он не произнес ни слова.

Дороти улыбнулась Майклу.

— Карл ушел за двадцать минут до того момента, как папа застал этого типа в комнате Леоры. Эрнст подошел к двери комнаты, когда вес это уже случилось. Это все, что мы знаем.

— У вас вид не очень-то огорченный,— заметил Шейн.

— Ну и что? Эта вечно всем недовольная недотрога подавала нам милостыню в несколько долларов время от времени, а у нее были миллионы…

— Которые теперь станут вашими.

— Конечно. Почему бы и нет? Бог знает, что мы заслужили их за те долгие годы, что выдерживали ее капризы. Если б я захотела, то многое смогла бы рассказать вам.

— Нет! — крикнул Эрнст.— Нет, Дот! Боже мой, ты хотела…

— Ладно, ладно, я ничего не скажу,— презрительно произнесла девушка.

Шейн закурил и, подняв глаза, увидел, что Дороти внимательно наблюдает за ним.

— Ну что же, с вами все ясно. Теперь мне нужно поговорить с вашим отцом и Карлом Мелдрумом и выяснить, много ли вы мне наврали. Я скоро вернусь.

Полицейский в коридоре по-прежнему сидел, прислонившись к стене.

Шейн спустился вниз, кивнул обоим агентам, дежурившим у лестницы, и вышел на улицу. Шел дождь.

Сев в машину, он направился в Палас-отель.

Глава 6

Шейн справился о Карле Мелдруме. Дежурный портье ответил ему, что тот находится в номере шестьсот четырнадцать, и Майкл поднялся наверх.

Вначале он постучал тихо, потом сильнее, но не получил никакого ответа. В конце концов он достал связку ключей и начал подбирать ключ. Третьим удалось открыть дверь.

При свете нарождающегося дня Шейн увидел одетого в смокинг человека, который лежал лицом вниз на кровати. Майкл подошел ближе и почувствовал большое облегчение, услышав тяжелое дыхание человека и крепкий запах алкоголя.

В прибранной комнате с застеленной кроватью все окна были закрыты, отчего стояла страшная духота. Шейн открыл окно и взглянул на Мелдрума, лицо которого сильно опухло и казалось очень изнуренным. Шейн ударил его по лицу. Тот застонал и что-то пробормотал, но не проснулся. Шейн ударил еще раз по другой щеке, потом стащил Мелдрума с кровати и швырнул в кресло. Казалось, что Мелдрум делает усилия, чтобы открыть глаза. Изо рта у него стекала слюна, на виске сильно пульсировала вена.

Майклу не раз приходилось приводить в чувство мертвецки пьяных людей. Он еще несколько раз ударил Мелдрума по щекам, но тот был как в дурмане. Нет, один алкоголь не мог привести человека в такое состояние. Здесь что-то другое.

Мелдрум не шевелился. Шейн пустил теплую воду, потом горячую, но тот, казалось, ничего не чувствовал. Уверенный в том, что он не притворяется, Шейн закрыл кран и оставил Мелдрума в ванне.

Вернувшись в комнату, он стал старательно обшаривать ее, и полчаса спустя его усилия увенчались успехом. Он нашел небольшую записную книжку с адресами и именами женщин. Имя Дороти Трип было последним. Шейн закрыл книжку, сунул ее в карман и огорченно посмотрел вокруг себя. Но вдруг глаза его заблестели: на ночном столике стояла бутылка виски.

Он вынул пробку, понюхал, отхлебнул маленький глоток и удовлетворенно покачал головой. Сделав еще один хороший глоток, он поставил бутылку на место.

Потом снял телефонную трубку и заказал завтрак для двух персон. Сделав это, он пошел взглянуть на Мелдрума. Тот, казалось, и не пошевелился. Майкл посмотрел на часы и удивился. Оказывается, он находился здесь уже два часа.

Минут через пятнадцать два гарсона вкатили столик с едой и приборами.

— Мистер Мелдрум в ванной,— сообщил им Шейн. Оставьте все, мы управимся сами.

Гарсон протянул ему карточку с пометкой: «Карл Мелдрум».

Расставив тарелки, Шейн сел за столик и отведал с каждой, не переставая прислушиваться, не раздастся ли шум в ванной комнате. Покончив с едой, он выглянул в коридор и, не увидев там никого, вытолкнул туда столик.

Карл Мелдрум не шевелился. Шейн открыл кран с холодной водой, намочил полотенце и положил его на лицо Карла. Тот, застонав, повернул голову, но глаза не открыл. Шейн в течение получаса смачивал ему лицо холодной водой. Но все было безрезультатно.

В дверь комнаты постучали. Шейн быстро вытер руки и побежал открывать. Принесли срочное письмо для Мелдрума. Шейн расписался на квитанции и запер дверь на ключ. Сев на кровать, он стал рассматривать синий конверт.

На обратной стороне конверта были написаны имя «М. Табор» и номер почтового ящика конторы Литл-Ривер. Письмо отправлено не более часа назад.

Шейн осторожно, стараясь на оставить отпечатков пальцев, вскрыл конверт и вытащил из него бледно-голубой лист бумаги.

«Я только что прочла все в газете и была бы просто дурой, если бы не сообразила, что к чему. Ты должен был честно сказать мне все вчера вечером, а не лгать. Я устроила бы, чтобы ты мог доказать, что пробыл здесь всю ночь, начиная с часа. Я советую тебе не пытаться обмануть меня и выделить мне мою долю, когда маленькая Трип получит полагающийся ей кусочек.

Мона».


Шейн прочитал письмо еще раз, сунул его в конверт и положил в карман.

Потом он пошел в ванную бросить последний взгляд на Мелдрума, который был в том же состоянии. Чтобы быть спокойным, он еще раз проверил пульс Карла и вышел.

На улице что-то вопили газетчики, но Шейн вернулся в Майами, не купив газеты.

Он поставил машину около отеля и по служебной лестнице поднялся в свою прежнюю квартиру. Около двери его караулил журналист «Геральда». Шейн, не отвечая на вопросы, оттолкнул его и прошел к себе, повернув ключ.

Он сразу подошел к телефону и вызвал Филлис:

— Я здесь, дорогая. Ты не очень беспокоилась?

— Совсем нет. Но поторопись, завтрак уже готов.

Шейн улыбнулся и повесил трубку. Было девять часов. Он снова взял трубку и справился у портье, не было ли ему почты.

— Пять минут назад пришла телеграмма. Как раз собирался принести ее вам.

— Пусть ее принесут на второй этаж. И, пожалуйста, никаких извещений в мою прежнюю квартиру.

— Понял, мистер Шейн.

Две минуты спустя посыльный принес телеграмму. Шейн с подозрением посмотрел, потом нервно вскрыл телеграмму.

Это была телеграмма от мистера Соренсона, одного из директоров страховой компании, на которую Майкл работал весь этот год. Его уведомили о расторжении контракта и сообщали, что с нынешнего дня у него нет никаких деловых отношений с компанией.

Шейн свернул листочек в шарик и бросил в ящик письменного стола, потом быстро поднялся к себе.

Глава 7

Подгоревший завтрак и с трудом сдерживающая слезы молодая женщина ожидали Шейна. Он обнял Филлис и через ее плечо увидел лежавшую на столе газету. Майклл осторожно подвел жену к дивану, сел рядом с ней и в течение часа пытался втолковать ей, что в его жизни бывало и не такое и что это обвинение в убийстве — нелепица.

Ему почти уже удалось убедить ее, когда в дверь постучали. Майкл пошел открыть и, увидев на пороге Марг, нахмурил брови. На девушке было черное шелковое платье, слишком узкое для ее живота, и стоптанные красные туфли. Казалось, она не узнавала Шейна.

Шейн взял ее за руку и провел в комнату. Март шла как сомнамбула, вцепившись пальцами в черный пластиковый мешок. Бесцветным голосом она проговорила:

— Ваша жена, да?

— Да. Я миссис Шейн.

Филлис закусила губу и бросила тревожный взгляд на Майкла, внимательно разглядывавшего Марг. Майкл молчал. Филлис взяла Марг под руку и подвела ее к дивану:

— Майкл просто в отчаянии. И… я очень огорчена. Я понимаю, что вы сейчас чувствуете.

— Нет, вы не можете понять этого.

Марг села очень прямо. Взгляд ее был напряжен, глаза красные, лицо мертвенно-бледное.

— Вы не можете понять это, потому что вы замужем, вы… Джон и я… мы должны были сегодня пожениться…

Филлис опустила взгляд на живот девушки, потом она упала перед ней на колени и взяла ее за руки.

— Это… это ужасно! — прошептала она.

Марг вырвала руки.

— Я не хочу вашей жалости! Это ни к чему! Это он послал Джона туда.

— Верно, Марг, это я послал туда Джона. Я не забуду этого и сделаю все, чтобы исправить дело.

— Исправить? Что? Что вы можете сделать? Никто не поможет. Джон мертв.

— Я знаю, что у вас будет ребенок, Марг. Этого забывать нельзя.

— Если бы я могла! На нем будет клеймо! Клеймо преступления, которого Джон не совершал! Джон не делал этого! Это неправда! Неправда!

— Конечно же неправда,— подтвердила Филлис.— Майкл отлично знает, что Джон не убивал никого. Он только что сказал мне об этом. Он найдет настоящего убийцу. Вы увидите, что все устроится.

Марг сощурила глаза и сурово посмотрела на Филлис.

— Это его вина. Вина вашего мужа. Джон доверял ему, вы это знаете. Это он сказал Джону, чтобы тот был честным, и Джон попытался быть честным, и поэтому… мы были так бедны, что не могли пожениться. Вчера вечером мы были так счастливы… мы верили, что жизнь будет прекрасной…

Март замолчала. Слеза покатилась по ее щеке. Она с видом затравленного зверя смотрела на Филлис.

— Это несправедливо,— жаловалась она.— У одних есть все, а у меня ничего. Нет даже Джона. Нет отца моего ребенка.

Неожиданно она оттолкнула Филлис и сунула руку в черную сумку.

Она достала оттуда автоматический пистолет и направила его на Майкла раньше, чем он успел среагировать.

Филлис закричала и бросилась к коленям Марг в тот момент, когда пистолет выплюнул огонь. Пуля просвистела мимо уха Майкла и вонзилась в потолок. Филлис схватила Марг за руку и попыталась вырвать пистолет.

Шейн, удивленный и одновременно гордый за Филлис, отступив назад, наблюдал за их борьбой.

Он не мог удержаться от смеха, когда Филлис с пистолетом в руке свалилась на пол.

— Как ты можешь смеяться?! — возмутилась она.— Ты… она могла убить тебя!

— Это с таким-то телохранителем? Что ты! Но лучше отдай мне эту игрушку, пока никто из вас не причинил себе вреда.

Против желания Филлис протянула ему маленький пистолет, потом встала и, пытаясь утешить рыдавшую Марг, наклонилась к ней.

Шейн спрятал пистолет в какой-то ящик, потом поцеловал Филлис.

— Ты восхитительна, дорогая. Я оставляю вас вдвоем, поговорите о жизни.

Когда Шейн ушел, слезы еще катились по щекам Филлис.

Глава 8

Представительный, важный швейцар с плешивой головой открыл дверь. Прежде чем Майкл успел сказать хотя бы слово, он сокрушенно прошептал:

— Прошу извинения, мистер, но вы, вероятно, не знаете, какая трагедия посетила этот дом, и я не думаю…

— Мне все известно,— заверил его Шейн и оттолкнул швейцара в сторону.

— Мистер Трип распорядился, чтобы его не беспокоили,— запротестовал тот,

— Меня он примет. Но прежде я должен задать несколько вопросов вам. Они касаются человека, который был убит этой ночью в комнате вашей хозяйки. Это вы впустили его, когда он пришел сюда в пять часов?

— Да, сэр. Я никогда себе не прощу этого. Я ведь видел, что это отвратительный маленький бродяга, но хозяин сказал, что ожидает детектива, и я сразу же подумал, что тот человек принадлежал к этой категории людей. Увы, мое первое впечатление было верным, и я не должен был ни в коей мере…

— А что он сказал, когда спрашивал мистера Трипа? — нетерпеливо прервал его Шейн.— Повторите слово в слово…

— Он сказал, что ему здесь назначено свидание и что прислал его некий Шейн. И я пояснил полиции…

— Хорошо. Значит, вы провели его к мистеру Трипу. А потом?

— Но я не знаю, мистер. Я не понимаю, почему вы меня допрашиваете? — заявил швейцар оскорбленно.

— Я ищу убийцу миссис Трип. Если хотите мне помочь, отвечайте на вопросы.

— По какому праву вы задаете мне вопросы?

— Шейн — это я. И не вздумайте кричать, что вас убивают, не то я разобью вам вывеску. Мне и так уже тошно заниматься этим делом.

— Да-да, мистер,— пробормотал швейцар.

— Где Трип принимал Дарнелла?

— В библиотеке, мистер.

— Один?

— Да.

— И это открытое окно в библиотеке обнаружили вы?

— Да, мистер.

— Гм-м…

— Если мне будет дозволено сказать, я полагаю, что это преступник отодвинул засов окна в то время, когда ожидал хозяина. Я высказал это предположение полицейским, и они согласились со мной.

— Спасибо за услугу. Пошли дальше. А после разговора они вышли из библиотеки? Вместе? Вот что меня интересует.

— Если мне не изменяет память, я полагаю… что мистер Трип повел его по этажам… Я думаю, что он…

— Сделайте милость, избавьте меня от ваших соображений… А миссис Трип тоже была там?

— Нет, мистер, миссис вернулась позднее. Она спросила, приходил ли человек, которого вы должны были прислать, и, мне кажется, осталась очень довольна, когда я рассказал о его посещении.

Шейн переменил тему и спросил, сколько в доме прислуги. Он узнал, что, кроме швейцара, в доме были еще горничная, кухарка и шофер. Все они спали на втором этаже и ушли к себе около одиннадцати часов. Миссис Трип тоже легла спать, а мистер Трип остался в библиотеке. Мисс Дороти и мистер Эрнст вместо того, чтобы принимать «банду» у себя дома, куда-то ушли.

Майкл повторил, что ему нужно видеть мистера Трипа.

Пробурчав: «Тем хуже для вас, я вас предупредил»,— швейцар повел его по лестнице, и они прошли мимо комнаты, в которой совершилось преступление. Швейцар собирался уже постучать в дверь, но Шейн, услышав голос Трипа, оттолкнул слугу. Жестом приказав ему молчать, он тихо приоткрыл дверь и вошел в маленький холл, соединявший обе комнаты. Это была точная копия комнат напротив, в которых жили Дороти и ее брат.

Сидя в кресле спиной к двери, Трип говорил по телефону. От лежавшей в пепельнице сигары поднимался дымок. На Трипе был черный шелковый халат с желтой отделкой.

— Ваши инсинуации меня не пугают,— говорил он.— Я не стану долго слушать ваши глупости. Если вы хотите, чтобы я говорил с вами, назовите ваше имя.

Ступая по толстому ковру, Майкл неслышно подошел и остановился возле Трипа; тот повернулся, чтобы взять сигару, и, увидев Шейна, ядовито произнес:

— Как вы проникли сюда и что это за манера подслушивать разговоры?

— Я детектив,— ответил Шейн с иронической улыбкой.— Мне не хотелось прерывать вас, поэтому я ждал конца разговора.

— Вы не лишены сообразительности, Шейн. После того, что произошло вчера вечером, я на вашем месте не решился бы снова прийти сюда.

Не смущаясь, Шейн придвинул кресло, сел и закурил сигарету.

— Если допустить, что вашу жену задушил Дарнелл, то вы так же ответственны за это, как и я.

Трип покраснел от злости, но, сделав над собой усилие, сохранил спокойствие.

— Уходите, Шейн. У меня нет желания позволять вам оскорблять меня.

— Я останусь, и вы выслушаете все, что я скажу. Не забывайте, я знаю, зачем Дарнелл приходил сюда, как он проник сюда и поднялся в эту комнату ночью.

Трип, прежде чем ответить, выпустил клуб дыма.

— Я дал необходимые объяснения полиции, и она вполне удовлетворена. Вы прислали его потому, что я нуждался в охране из-за угрожающих писем, которые получала моя жена.

Шейн прикинулся ошеломленным.

— Так вот что вы выдумали? Мне хотелось бы знать, как вы сумеете объяснить все это следствию…

— Если вы будете противоречить мне, то навредите себе самому. У вас нет никаких доказательств, а эти письма я передал полиции.

— Вы хотите сказать, что эти письма действительно существовали? — воскликнул Шейн.

— Естественно. И я готов поклясться, что говорил вам о них вчера.

Их взгляды встретились. Взгляд Трипа был торжествующим. Шейн же хотел выяснить, знал ли Трип о визите жены к Майклу накануне.

— Я начинаю понимать,— пробормотал он.— Я полагаю, что ваша супруга не знала истинную причину присутствия здесь Дарнелла?

— Естественно! Подобного рода дело только и могло быть проведено совершенно секретно. Как вы могли вообразить, что моя жена согласилась бы продать драгоценности? Ни за что на свете! Ей было наплевать на то, что я так нуждался в крупной сумме денег.

— Я начинаю видеть вас в истинном свете, Трип. Вы настоящий подонок, король прохвостов! Вы хотели не только обмануть страховое общество, но и украсть драгоценности жены, заставив ее поверить в ограбление. Жаль, что этот случай все испортил!

— Моя жена,— холодно начал Трип,— была скупа и эгоистична. После свадьбы она испытывала наибольшее удовольствие в те моменты, когда видела, что мои дети и я вынуждены обращаться к ней за милостыней. Она отказалась сделать меня распорядителем завещания ее отца, сказав, что сама будет заниматься своими деньгами, и выдавала нам нищенские суммы.

— Но эти деньги принадлежали ей, не так ли? — заметил Шейн.

Трип поджал губы и ничего не ответил. Майкл рассматривал его надутое лицо. Он понимал, что навязчивая идея этого человека перешла в манию преследования. Трип считал, что его притесняли. В его представлении обокрасть жену и одновременно страховую компанию было только актом справедливости.

— Все ясно. Вы обманули полицию. Но не бойтесь, я не скажу им ничего. Это не улучшит мои дела, ведь они узнают, что я помог вам совершить преступление. Но возвращаюсь к этим письмам с угрозами. Где они сейчас?

— Сегодня утром я отдал их мистеру Пантеру. Их было три, и во всех требование выплаты суммы в сто тысяч долларов.

— Анонимные?

— Да, конечно. Ее предупредили, что в случае согласия она должна сделать определенное заявление.

— И она этого не сделала?

— Она отказалась. Как я уже говорил вам, моя жена не так легко расставалась с деньгами. Она была склонна рассматривать эти письма как проделки какого-нибудь сумасшедшего. Потом она поделилась со мной своим беспокойством, и мы решили передать это дело в руки частного детектива.

Наступило короткое молчание. Потом, как бы между прочим, Трип произнес:

— Я не хочу разыгрывать большое горе, но мне неприятно, что моя жена умерла такой смертью.

Глаза Шейна заблестели, но он упорно продолжал смотреть на свои ноги.

— Вы сказали, что она сперва приняла эти письма за творение сумасшедшего. Не хотите ли вы этим сказать, что она знала их автора?

— Совершенно точно. Я уверен, что она с самого начала знала, кто писал эти письма, а так как и я тоже догадался об этом, то подумал, что она находится в большой опасности. Но когда она отказалась серьезно отнестись к угрозам, я почувствовал себя свободным от всякой ответственности.

— Надеясь, что, может быть, она даст себя провести, и вы сможете наложить руку на ее денежки? — предположил Шейн.

— Вы не имеете права говорить со мной таким тоном, Шейн! — вскочив, закричал Трип.— Я больше не желаю слушать ваши оскорбления! Уходите!

Шейн не шевельнулся.

— Я остаюсь, Трип. Садитесь и не устраивайте кино. Ведь вы не станете отрицать, что наследуете ее деньги, а?

Арнольд Трип колебался, но затем все же сел.

— Леора составила завещание, по которому половина состояния достанется мне и моим детям.

Шейн резко поднял голову.

— А другая половина?

— Мне кажется, это вас не касается, но если хотите знать, другая половина предназначается ее брату Ренслоу. В сущности, вся часть денег Леоры, то есть половина состояния ее отца, перейдет к нам. В течение ряда лет она пользовалась доходом всего состояния, но оговорка в завещании гласит, что в случае смерти Леоры половина состояния ее отца перейдет к брату или будет помещена в банк до того времени, когда он выйдет из тюрьмы, куда его посадили двадцать пять лет назад… за убийство.

Шейн вздрогнул и выпрямился в кресле.

— Расскажите мне все с самого начала.

Трип затянулся сигарой, но заметив, что она погасла, осторожно положил ее на край пепельницы и важно заявил Майклу:

— Я полагаю, что это вас не касается.

Глаза Шейна холодно блеснули.

— Мистер Трип, было совершено убийство, которое бросает тень на репутацию ваших детей. Так что будет лучше, если вы расскажете мне все.

Трип вздохнул.

— Это довольно грязная история. За два года до того, как я женился на Леоре, ее единственный брат убил человека во время пьяной драки в маленьком шахтерском городишке на востоке страны. Он был приговорен к пожизненному заключению, и позор ускорил смерть их отца. Старый Ренслоу заработал миллионы, добывая золото в Колорадо. Его завещание гласило, что все его состояние должно перейти к дочери, но в случае ее смерти половина наследства должна быть отложена для брата на тот случай, если ему удастся освободиться, получив амнистию. Буслл Ренслоу был освобожден два месяца назад и приходил сюда повидаться с сестрой. Он требовал, чтобы она отдала ему деньги, которые должны перейти к нему по завещанию. Леора из скупости отказала ему и отдала распоряжение своим поверенным, чтобы они ежемесячно выплачивали ему определенную сумму. Она не захотела больше видеть его. Пятнадцать дней спустя появилось первое письмо с угрозами. Я совершенно уверен в том, что оно написано ее братом, но мы никогда не говорили о нем и не обменивались подозрениями. И вместе с тем я уверен, что она знала, что единственный, кто мог написать эти письма, это Буслл Ренслоу.

Шейн с напряжением выслушал рассказ, но ничто в его лице не говорило о том, что он знал, кто автор этих писем.

— Значит, этот Буслл выиграет от смерти сестры?

— Естественно. Подарочек ценой более одного миллиона долларов. Если бы она умерла при других обстоятельствах, мистер Шейн, я, не задумываясь, заподозрил бы его.

— Вы хотите сказать… Если бы вы не застали убийцу на месте преступления, вы подумали бы, что это сделал Ренслоу?

— Да.

— Но он не смог бы пойти в дом и подняться в комнату,— возразил Шейн.

Трип изумленно посмотрел на него.

— Как это, мистер Шейн! Для детектива вы слишком наивны. Такой человек, как он, проживший долгие годы с преступниками, мог легко подобрать ключи или взломать замок. Или просто подкупить прислугу, чтобы не запирали окно!

— Г-м-м! А шкатулка с драгоценностями? Я ее вчера вечером не видел. И у Дарнелла, если верить полиции, не было при себе чека на тысячу долларов.

— Ну что ж, он, вероятно, подошел к кровати моей жены прежде, чем отыскал шкатулку, вот и все. Этот тип не думал о деньгах, когда замышлял преступление… Как бы то ни было, но когда я звонил в полицию, шкатулка стояла на комоде и внутри лежал чек на тысячу долларов. Разумеется, к прибытию инспекторов я привел все в порядок.

— Конечно,— согласился Майкл.

— Совершенно естественно,— повторил Трип.

— А приятель вашей дочери, этот Карл Мелдрум? — неожиданно бросил Шейн.— Кажется, этой ночью он очень поздно провожал ее?

— Мелдрум? Карл Мелдрум?

— Да, я говорю о нем. Что из себя представляет эта птица?

— Я никогда не слышал о нем ничего плохого. Кажется, у него есть деньги, и он хорошо воспитан.

— Гм… Еще один вопрос, мистер Трип. Кто последним видел вашу жену живой… и в котором часу?

Трип немного поежился. Его глаза были холодны, он явно злился.

— Этот пункт полиция выяснила сегодня ночью. Дороти, прежде чем идти спать, на секунду зашла к матери. Было половина второго.

Шейн покачал головой и встал.

— Вы не надоумите меня, где я мог бы найти Ренслоу?

— Не имею ни малейшего представления. После первого визита он здесь больше не показывался. Это было месяца два назад.

Шейн поблагодарил Трипа, вышел и сбежал вниз по лестнице. В саду он глубоко вдохнул свежий, чистый воздух и поспешил к своей машине.

Вернувшись в Майами, он направился в контору своего старого друга Уилла Джентри, начальника уголовной бригады Майами.

Глава 9

Уилл Джентри был коренастым, крепким и сильным человеком лет пятидесяти. Увидя Шейна, он поднял густые брови и сжал в зубах потухшую сигарету.

— Майкл, что случилось? У меня создалось впечатление, что вас впутали в грязную историю?

Шейн охотно согласился с этим предположением и пододвинул стул к столу приятеля. Джентри нахмурился.

— Полчаса назад здесь был Пантер. Он потрясал адресованной губернатору длиннющей телеграммой, в которой говорится, что вы опасны для общества и поэтому нужно отобрать у вас лицензию частного детектива. Он хотел, чтобы я подписал эту пакость.

— Вы сделали это?

— Конечно нет.

— Спасибо, Уилл.

Наступило молчание. Джентри побарабанил по столу пальцами, потом стукнул кулаком и заорал:

— Черт побери, Майкл, ведь я знаю вас уже десять лет! Вам наплевать на все, наплевать на то, что о вас думают, в ярости вы просто ужасны. До сих пор вы рисковали лишь своей головой и все благополучно сходило. Но теперь, если не выудите что-нибудь существенное, вы пропали.

— Вот так?

— Боже мой, конечно! Пантер зацепил вас и держит крепко. Это дело замять не удастся. Подумать только, частный детектив убивает клиентку, за охрану которой ему хорошо заплатили. Этот скандал разнесется от Балтимора до Сан-Франциско. Губернатор разорвет вашу лицензию так быстро, что вы не успеете и опомниться!

Майкл Шейн устало кивнул головой.

— Да я и сам об этом думаю. Мне действительно необходимо вытащить что-нибудь из рукава… своего или Пантера.

Джентри бросил на него быстрый взгляд.

— В чем соль этой истории, Майкл?

— Вы знаете Джона Дарнелла? Разве он не придерживался правильного пути с тех пор, как вышел из тюрьмы?

— Может быть, но он здорово влип. По моему мнению, Джон посетил дом, чтобы сделать себе небольшой подарок. А когда эта добрая женщина услышала шум и стала кричать, Джон попытался: заставить ее замолчать… Только он нажал слишком сильно.

— Да, действительно создалось такое впечатление,— согласился Шайн.— Газеты, как всегда, излагают версию Пантера. Джон не искал денег. Для него была заранее подготовлена работа. Ему не нужно было бояться криков. Он только должен был оставить следы, чтобы страховая компания поверила в ограбление. И он никогда не стал бы убивать эту женщину и этого не делал.

— Боже милостивый… Но тогда эти письма… Вся эта история с охраной… Это все — липа?

— Письма были, это верно, обычный шантаж. Но все остальное -фальшивка от начала и до конца. Но пока я не могу доказать это. И у меня только единственная возможность оправдаться — назвать имя настоящего убийцы. И также оправдать Джона, которого Трип обвинил в убийстве.

— Я подозревал это! Подозревал, что тут дело нечисто. Чем я могу помочь, Майкл?

— Не знаю. У меня две или три нити. Если бы Джон мог говорить, многое открылось бы. Есть одна вещь, которую вы можете сделать, Уилл. Все рецидивисты, приезжая сюда, должны отмечаться в полиции, посмотрите, нет ли в ваших списках некоего Буслла Ренслоу, судившегося за убийство в Колорадо и выпущенного два месяца назад. Вероятней всего, вы его следов не обнаружите, так как вряд ли это правило строго соблюдается у вас.

— Возможно, но все же посмотрим.

Джентри нажал рычаг интерфона и отдал распоряжение.

— Я хотел бы также получить данные и на некую Мону Табор… вот адрес: почтовый ящик конторы Литл-Ривер… и еще мне хотелось бы знать, кто такой Карл Мелдрум, живущий в отеле «Палас» в Майами.

Джентри сделал пометки в блокноте. Заурчал телефон.

— Слушаю!

Через несколько секунд Джентри повесил трубку и покачал головой.

— О Ренслоу ничего не известно.

— Наведите тогда справки в Колорадо и передайте по всем каналам, чтобы объявили розыск. Можно также навести справки у поверенных миссис Трип. Они выплачивают ему содержание. Вы можете допросить их официально.

Джентри с удивленным видом поднял глаза от своих записей.

— А какая связь между ними? Кто такой этот прохвост?

— Это брат миссис Трип. Мне очень хотелось бы узнать, где он болтался между двенадцатью и двумя часами в ту ночь. За эти два часа он получил побольше миллиона.

Полицейский открыл рот и присвистнул.

— Красота! Хорошая работа, Майкл!

— Мы еще посмотрим! Вы сделаете это для меня, Уилл? Позвоните мне, когда узнаете что-нибудь. Мне еще нужно повидать кое-кого, а потом я буду у себя.

— Обещаю.

Покинув Джентри, Майкл сел в машину, поставленную во дворе полиции, и направился в Первый Муниципальный банк, где получил деньги по чеку Леоры Трип. Затем он поехал в «Дейли Ньюс» — одну из самых крупных еженедельных газет Майами. Он вошел в просторный, наполненный дымом зал редакции, в глубине которого нашел Тимоти Рурке, отдыхающего за письменным столом.

Рурке поднял глаза и пальцем погрозил Майклу.

— Злой, злой Майкл. Есть старая индийская поговорка: «Тот, кто играет с огнем, обязательно обожжется».

Шейн отодвинул бумаги и присел на край стола.

— Они плагиаторы, твои индусы. Это житейская поговорка. Какой заголовок на первой полосе?

— Он вышел тепленьким из уст Пантера: «Необходимо отобрать лицензию у Майкла Шейна». И далее: «Возмущенная общественность и поруганная полиция требуют применения санкций против Майкла Шейна». Или что-то в этом роде. Это опасно.

Рурке улыбнулся и предложил Майклу сигарету.

— Нет, спасибо. Итак, вы без суда вынесли мне приговор?

— Суд? Боже мой, Майкл, ты сошел с ума! Ведь не станешь же ты отрицать, что Дарнелл работал на тебя?

— Зачем? Дарнелл никого не убивал. И это главное.

Рурке чуть не подавился дымом.

— Что ты говоришь? — выдавил он из себя между приступами кашля.

— Он не убивал ее,— повторил Шейн с выражением, которое поразило журналиста.— Я давал тебе немало сведений, Тим, и благодаря мне ты имел порядочный успех. «Геральд» пригвоздил меня к позорному столбу, чтобы доставить удовольствие Пантеру. А почему бы твоей газете не напечатать правду?

Ноздри Рурке дрогнули, как у собаки, почуявшей дичь.

— Господи боже мой, Майкл! У тебя есть доказательства? — воскликнул он, берясь за бумагу и перо.

— Ни малейших. Но я тебя никогда не подводил, не так ли? Ты вообразил, что я позволю чернить себя? Джон Дарнелл не убивал миссис Трип. Пантер предпочитает думать иначе, потому что ему трудно найти настоящего убийцу и еще потому, что это даст ему возможность разделаться со мной.

— Но Трип? Если Дарнелл не убивал его жену, то почему он убил Джона?

— Причины могут быть разные. Грабеж и тому подобное. Я не обвиняю Трипа. Он сделал то, что на его месте сделали бы и многие другие. Но я отрицаю его заявление о том, что он увидел, войдя в комнату. Я уверен, что, когда Джон вошел в комнату миссис Трип, она уже была мертва.

— Я не узнаю тебя, Майкл,— в сомнении произнес Рурке.— Насколько мне известно, ты никогда не посвящал широкую публику в версии следствия, уступая это сомнительное удовольствие Пантеру.

— Пойми, нужно, чтобы убийца понял, что я его знаю, и сам вылез из норы… Итак, Тим?

— Да, вариант необычный… Не берусь судить, насколько он хорош, но…

— Помоги мне, Тим, и тебе жалеть не придется.

Он соскользнул со стола и большими шагами пересек зал редакции.

Войдя в вестибюль отеля, Майкл заметил, что портье сделал вид, что смотрит в другую сторону, в надежде, что он пройдет не останавливаясь. Каблуки Майкла застучали по мраморному полу, он остановился перед конторкой и облокотился на нее.

— Для меня ничего, Джим? — приветливо спросил он.— Вы меня знаете, я Майкл Шейн.

Молодой человек с виноватым видом вздрогнул.

— А-а… да, мистер Шейн. Ах, нет… Для вас ничего нет.

— Не верьте тому, о чем пишут газеты,— посоветовал ему Шейн.

Пока Майкл не вошел в лифт, портье с открытым ртом смотрел ему вслед.

Майкл постучал в дверь своей квартиры дробным радостным стуком, чтобы сообщить Филлис, что прибыл ее супруг. Ни звука… Он открыл дверь своим ключом и позвал:

— Филис! Где ты?

Ответа не было.

Нахмурив брови, Майкл быстро прошел в квартиру, решив, что его жена, быть может, хочет поиграть в прятки. Затем он вернулся в гостиную и поднял крышку бара с ликерами.

На пробке открытой бутылки «Мартини» он обнаружил записку Филлис. Шейн наполнил рюмку, затем прочитал послание супруги:

«Дорогой, после встречи с этой несчастной девушкой не могу бездействовать. Пока не сообщаю, куда и зачем пошла, потому что ты будешь недоволен, а я хочу сама выполнить задуманное. Если мне повезет, вернусь с хорошими известиями.

Твой ангел-хранитель».

Он несколько раз прочитал записку, потом сердито отбросил ее. Маленькая идиотка! Потом, расправив листок, он увидел, что после слов «твой ангел» приписан адрес Марг.

Шейн выдвинул ящик, в который он спрятал пистолет Марг. Ящик был пуст!

Майкл задумался, потом потянулся, поставив около себя коньяк и два стакана, и машинально направился в кухню. Ноги несли его туда по привычке.

Наполнив кувшинчик кубиками льда и водой, он поставил его рядом с бутылкой и стал шагать по комнате. Через несколько минут Майкл закурил сигарету, налил себе коньяк, а в другой стаканчик воды со льдом и, сев, одним махом все проглотил.

— Тебе не следовало делать это, Филлис,— произнес он громко.

Майкл так резко плеснул коньяк в стакан, что пролил его на руку. Не притронувшись к стакану, он встал и прошел в спальню.

Шейн позвонил в Палас-отель и попросил соединить с Карлом Мелдрумом. Сжав зубы, Майкл слушал долгие гудки, и когда ему сказали, что номер не отвечает, он решил поговорить с дежурным по этажу. Дежурный сообщил ему, что мистер Мелдрум вышел, что совсем недавно к нему приходила молодая женщина и что они вместе ушли. Дежурный дал описание женщины, очень подходившее к Филлис. Шейн поблагодарил и повесил трубку.

Некоторое время он что-то обдумывал, подергивая себя за ухо, потом, приняв решение, вернулся в гостиную и вынул из письменного стола длинный конверт и лист бумаги.

Он завернул в бумагу пачку недавно полученных в банке двадцатидолларовых купюр, сунул сверток в конверт, написал адрес Марг, затем вышел и опустил конверт в почтовый ящик в холле отеля. А потом вернулся домой, к своему коньяку и воде со льдом.

Глава 10

Чуть ранее полудня, после бесконечного утра, в тишине квартиры резко зазвонил телефон. Шейн, ухватившись за стол и пошатываясь, встал. Глаза его были красными. Лицо осунулось. Бутылка опустела. Телефон звонил настойчиво. Майкл направился в спальню.

— Шейн,— буркнул он в трубку.

— Я нашел эту Табор, Майкл. Она живет в Литл-Ривер.

Уилл сообщил адрес и добавил:

— Она танцует в «Телли-Хо». Это роскошная коробка на севере Литл-Ривер, за пределами города, и мы не очень интересовались, что там происходит, но это не так уж и плохо. Есть еще другая новость, которая может заинтересовать вас. Ваш Карл Мелдрум — завсегдатай «Телли-Хо».

— А что вы еще узнали о Карле Мелдруме?

— Не слишком много. Он регулярно платит за свой номер и время от времени ночует там. У него с полдюжины приятельниц, в том числе и девочка Трип. Про него говорят, что он употребляет наркотики. О Ренслоу ничего не известно. Я телеграфировал в Колорадо и пытаюсь связаться с адвокатами.

— Спасибо, Уилл.

Шейн слегка замялся, потом спросил с некоторым беспокойством:

— А вы распорядились, чтобы установили наблюдение за Мелдрумом?

— После вашего ухода я направил туда своего человека, но Мелдрум уже ушел с какой-то новой девицей, и служащие отеля, видя, как она повисла на его руке, предположили, что уже к концу дня Мелдрум обретет еще одну поклонницу.

— Спасибо,— мрачно поблагодарил его Шейн и повесил трубку.

Рука Майкла все еще лежала на телефоне, когда он взглянул на разобранную постель. Одеяло было откинуто, а подушка хранила отпечаток головы Филлис. У него вырвался горький смех. Он смеялся над неким Майклом Шейном, бедным наивным парнем, который вообразил себя кладом.

Хлопнув дверью, он быстро вышел из комнаты, схватил пальто и спустился вниз.

Майкл медленно ехал по Литл-Ривер. Вот и заведение, в котором танцует Мона Табор,— очень респектабельный с виду дом в хорошо ухоженном саду. В вестибюле также было много зелени и пахло свежестью. Шейн прошел мимо администратора и подошел к лифту.

— Мисс Мона Табор,— бросил он лифтеру.

Молодой негр с любопытством посмотрел на Шейна, но, встретив его жесткий взгляд, быстро отвел глаза. Лифт поднял Майкла на третий этаж.

— В глубине коридора, мистер, номер триста шесть. Но я сомневаюсь, что мисс Мона проснулась так рано.

Шейн не ответил. Лифтер смотрел ему вслед, и пока Майкл не постучал в дверь, он все время ощущал любопытный взгляд лифтера. Он, не оборачиваясь, ждал, что кто-нибудь отзовется за дверью.

Но все было тихо. Он подергал ручку двери — заперто. Майкл постучал настойчивее.

Наконец послышался стук каблучков. Дверь приоткрылась. Майкл толкнул ее плечом и вошел внутрь. Женщина в кимоно и не думала протестовать против вторжения.

В комнате стоял полумрак — шторы на двух окнах были спущены, и воздух в комнате был тяжелый: аромат духов соперничал с запахом алкоголя, табачным дымом и чем-то еще, хорошо знакомым Майклу, по чем именно, он не мог вспомнить. Майкл прошел через комнату и открыл окно.

Когда он обернулся, Мона Табор запирала дверь. Это была довольно высокая, стройная женщина лет тридцати пяти. Что-то в ее внешности говорило о ее нелегкой юности. Смуглая кожа без следов косметики, волосы зачесаны назад. Густые брови и длинные ресницы обрамляли сине-зеленые глаза, устремленные на неожиданного посетителя.

Мона молча смотрела на Майкла, явно недоверчиво, но не враждебно, и ждала объяснений.

Майкл, улыбнувшись как можно приятнее, наконец произнес:

— А вы совсем недурны, душечка.

Он удобно устроился в кресле.

Мона покачала головой и, небрежно улыбнувшись, бросила:

— Вы тоже… ничего…

Она села, протянула вперед длинные ноги, откинула корпус назад и выпятила грудь.

— Я один из друзей Карла,— представился Шейн.

— Как это мило,— произнесла она насмешливым голосом, и у Майкла создалось впечатление, что кошечка выпустила коготки.

Он понимал, что эта женщина опасна, очень опасна. Женщина умная, но без совести, способная сразить любого мужчину. От нее исходил легкий запах. Майкл теперь узнал запах полыни и понял, что Мелдрум был усыплен именно этим зеленым ядом. Вот почему никак не удавалось разбудить его.

— Карл прислал меня, чтобы кое-что выяснить,— продолжал он.— Вы, конечно, знаете, что он влип?

Мона молчала. В ее глазах зажегся странный огонек. Она была великолепна и опасна, как тигрица.

— Вы в курсе дела,— настаивал Шейн.— Он уверял меня, что вы обеспечите ему алиби на этот вечер.

— Ну что же, тогда ему не о чем тревожиться.

— Он прислал меня, чтобы уточнить все. Чтобы не было расхождений в том, что вы станете говорить фликам.

— Вы лжете, мой прекрасный рыжий,— лениво бросила она,— и пока неясно, какая идет игра, но тем хуже для вас. Вы мне чем-то нравитесь, надеюсь, догадаться нетрудно… чем…

Она говорила небрежно, слегка растягивая слова, и в ее глазах по-прежнему горел какой-то странный огонек.

Шейн занервничал.

— Такие трюки нас ни к чему не приведут. То, что я хочу…

— Вы захотите меня, мое сокровище…

— Я женат.

— А я замужем, но мне наплевать…

— А мне нет.

— Ничего,— вздохнула Мона.

Шейн взглянул на нее. Она сидела спокойно, но под маской безразличия скрывалось сильное напряжение. Мона улыбнулась.

— Через минуту,— прошептала она,— вы сядете на диван, рядом со мной. Вы не сможете удержаться. Это должно случиться. Боже! Как мне хочется, чтобы мы пресытились вместе… но чтобы это был настоящий пир!

Майкл скрестил ноги и взглянул на кончики ботинок. Он мог бы наговорить сейчас Моне бог знает что. Конечно, три недели назад он не стал бы колебаться ни минуты. Майкл, сделав усилие, встал.

— Я оценил предложение,— вздохнул он,— но мне нужно бежать.

— Не раньше, чем вы выпьете со мной стакан вина, мое сокровище. Ничего, кроме маленького стаканчика, и вы тогда можете отправляться делать все, что вам нужно.

Она тоже встала и, одетая лишь в кимоно, оказалась совсем рядом с ним. Майкл сжал зубы и отвернулся.

Мона бросила на него победный взгляд и удалилась соблазнительной походкой. Он пристально следил за ней взглядом. Она скрылась в спальне и вскоре появилась с небольшим флаконом абсента и двумя хрустальными, отделанными золотом стаканчиками. Мона наполнила один стаканчик. Майкл быстро подошел и накрыл второй стаканчик рукой.

— Прежде чем пить, вы лучше сказали бы, что я должен передать Карлу.

— Черт с ним, с Карлом!

Она взяла его за руку. Он сжал пальцы, и хрустальный стакан треснул. Осколки посыпались на пол. Майкл тупо взглянул на свою окровавленную руку. Он понимал, что слишком много пил в последнее время.

Раздался звонкий смех. Мона смеялась над ним. Она подошла совсем близко и, не отводя от Майкла глаз, сделала глоток.

— Я очень сожалею, что мне надо бежать,— пробормотал он.

Майкл оттолкнул ее и направился к двери. Она его не останавливала. Майкл подумал: «Она уверена, что я поверну назад».

Когда он уже взялся за ручку, в дверь кто-то постучал.

— Нет! — закричала Мона.

Майкл повернулся. Она, прижав палец к губам, подбежала к нему.

— Не открывайте,— прошептала Мона.— Пусть он уйдет. Я прошу вас…

Шейн рассмеялся ей в лицо. Мона потеряла всю свою уверенность, и Майкл увидел в ее глазах страх. Он отворил дверь.

Мона вскрикнула, потом, обняв его шею, прижалась к нему. Они увидели стоявшего на пороге человека с седыми волосами, усталым, морщинистым лицом и трагическими глазами, обведенными черными кругами. На вид ему было лет пятьдесят. На незнакомце были дорогой фланелевый костюм, белая рубашка, синий галстук.

Он, не двигаясь, стоял на пороге, как бы ожидая, что ему вежливо предложат войти… Он сначала посмотрел на Мону, потом на Майкла.

Лицо человека не изменилось, но у Шейна вдруг возникло ощущение, что тот узнал его. Визитер с седыми волосами держал под мышкой сложенную газету. Взглянув на Майкла, он небрежно сунул руку в карман.

Шейн иронически усмехнулся и отстранил от себя Мону.

— Входите же, я ухожу.

— Нет, вы не уйдете,— едва двигая губами, не очень уверенно возразил мужчина.

Его правая рука что-то сжимала в кармане. Он повернулся к Моне.

— Что это значит? Если бы я не пришел вовремя, то вряд ли бы мне удалось узнать, что он был здесь.

— А что дальше? — поинтересовалась Мона.

— Ты знаешь, что я хочу сказать. Не пытайся…

— Послушайте,— вмешался Шейн,— если вы ее Ромео, то выясняйте отношения без меня… Она…

— Заткнитесь…

Человек вытащил из кармана пистолет крупного калибра и нацелил его прямо на живот Майкла, туда, где пуля причинила бы наибольшие страдания. Он говорил тихо. Казалось, голос его шел откуда-то изнутри. Шейн отступил. Ему была знакома такая манера разговаривать. Этому трюку преступники обучали друг друга в тюрьме.

Шейн подумал, что, в сущности, ему спешить некуда.

— Вы не расстраивайтесь из-за Поля,— прошептала Мона.— Я делаю то, что хочу.

— Заткнись,— оборвал ее мужчина.

Не опуская пистолета, он вошел в комнату и закрыл за собой дверь. Мона пожала плечами и направилась к дивану. Шейн изучал гостя, в руках которого был последний выпуск «Дейли Ньюс», и подумал, что там, вероятно, был напечатан репортаж Тимоти Рурке со сведениями, сообщенными ему Майклом.

Мона глотнула абсента и ядовито бросила:

— А чего ты достигнешь, явившись сюда с пистолетом? Я выдам тебя фликам, и они…

— Ты не выдашь меня никому. Ты и так достаточно натворила. Я остаюсь здесь и не выпущу пистолет из рук до тех пор, пока не выложишь все, о чем болтала с этим типом.

Шейн отступил к креслу возле окна. Мона резко выпрямилась.

— Ты что, сумасшедший?

— А ты что, не видела сегодняшних специальных выпусков с его вывеской? Этот тип — детектив Майкл Шейн. Прочти-ка эту статью,— он бросил ей на колени газету.— Сама убедишься, для чего он заявился к тебе.

Он резко повернулся к Шейну.

— Вы ищите жертву, чтобы подсунуть ее вместо себя? Да? Очень здорово! Только не стоит считать меня слишком глупым.

Шейн осторожно сел, держа руки перед собой.

— Сейчас сила на вашей стороне, но советую осторожнее обращаться с пистолетом, Ренслоу. Не забывайте, что вы уже сидели за убийство, а это были не лучшие дни в вашей жизни.

Бывший заключенный сразу разительно и страшно изменился. На щеках, покрытых загаром солнечной Флориды, вдруг проступила зеленоватая тюремная бледность, появившийся в глазах испуг загнанного зверя сменился угрозой.

— Я этого не забываю,— проскрипел он,— и не частному детективу напоминать мне об этом. Даже если мне придется замарать ковер Моны его потрохами…

— Это будет не самым умным выходом из положения,— осторожно заметил Шейн.— Лучше повнимательнее обращайтесь с оружием и будьте благоразумны.

— А я и так считаю себя достаточно благоразумным.

Буслл Ренслоу сел напротив Майкла и направил тяжелый пистолет на детектива. Злобное выражение исчезло с его лица, но глаза говорили о том, что этот человек доведен до отчаяния.

Мона развернула газету и громко прочитала статью Рурке, в точности излагавшую версию Шейна.

Глава 11

Кончив читать, Мона потянулась за абсентом, потом повернулась к Майклу, и он увидел страх в ее глазах.

— Что вам здесь нужно? — спросила она неуверенным тоном.— Что означает эта история с Карлом? Ради бога, отвечайте!

— Значит, ты не знала, что он детектив? — вмешался Ренслоу.— Можно сказать, что он здорово тебя поддел. И какова во всем этом роль Карла? Боже мой, я хочу знать…

— Заткнись! — прошипела Мона.— Шейну ничего не известно. Он играет в «угадайку».

— Я не так далек от отгадки,— заверил ее Шейн.

— Вы будете еще ближе к ней, когда вас прикончат! — закричала Мона.

Злоба и страх совершенно лишили ее самообладания. Мона Табор не слишком далеко ушла от тех канав, в которых прошла ее юность. Она дрожащей рукой поднесла стакан ко рту.

— Может быть, вы отгадали,— заметил Ренслоу,— Карл Мелдрум сыграл забавную маленькую роль. И не думайте, что я ни о чем не догадывался. Я никак не мог понять этого типа, но в первый раз, когда я его увидел, а он узнал, что я брат Леоры, он сообщил мне, что раскусил ее и ненавидит… Поэтому я все время следил за ним и сегодня пришел сюда, чтобы…

— Старая вонючая падаль! — закричала Мона.— Как я могла сомневаться в том, что такой подонок, как ты, обязательно сделает гадость!

Шейн сидел спокойно и, держа руки на коленях, наблюдал за Моной и Ренслоу.

— Попробуем договориться,— вдруг вмешался он, довольный поворотом разговора.— Я тоже хотел бы сказать вам, кто убил вашу сестру, но для этого мне надо узнать кое-что еще. А как ваше мнение на этот счет, Ренслоу?

В глазах бывшего заключенного появилось хитрое выражение.

— Я предпочитал бы, чтобы этим занималась полиция.

— А я нет. У меня нет намерения позволить им обвинить Джона Дарнелла в убийстве.

— Вы, может быть, измените свое мнение, когда мы немного побеседуем, или все еще будете хитрить? — спросил Ренслоу.

— Как это вам пришло в голову? — закричал Шейн.— Я вас не обвиняю! И если обвинение свалится на шею Мелдрума, то вы-то ни при чем. Это никого не должно волновать… за исключением убийцы вашей сестры!

— Вы что, принимаете меня за болвана? Я знаю, что все может случиться при вашем правосудии, и дорого заплатил за это знание. Двадцать пять лет жизни. Мне удалось выйти из тюрьмы, и тот, кто вчера свернул шею моей сестре, сделал меня богатым. Так что могут подумать на этот счет, как вы полагаете? Если бы я был даже за сотни миль от этого дома, всегда можно подкупить свидетелей, и они покажут, что видели, как я входил в дом.

— Вы ничем не рискуете, если у вас есть алиби. Я никогда не помогал осудить невиновного.

— Ну да! Я имел с этим дело не единожды и имел возможность хорошенько обдумать все. Мой отец и судья говорили мне то же самое: «Будь честным, говори правду и ты ничем не рискуешь!» Проклятье…

Буслл Ренслоу на глазах превратился в старого желчного человека. Его била дрожь, и пистолет в его руках ходил ходуном. Шейн надеялся, что курок пистолета достаточно тугой. Он понимал, что в таком состоянии преступник способен на все.

— Меня ударили по спине и велели драться,— с горечью продолжал Ренслоу.— Это был несчастный случай. Все тогда перепили. Мое единственное преступление состояло в том, что я удрал. Плати долги обществу, мальчик!

Он копался в памяти, поворачивая нож в ране, вспоминая дни и ночи, проведенные в клетке, и говорил монотонным, бесцветным голосом, который звучал ужаснее, чем любое проявление гнева.

— Хорошо, я был болваном. Я сам себя погубил. Процесс закончился бы скорее, и я отделался бы шестью месяцами, если бы был такой, как все. Я выступил перед судьей и честно рассказал все, как оно было, но я сын Алоиза Ренслоу, который делал миллионы, в то время как другие умирали с голоду, ища золото. Тогда считалось вполне гуманным осудить человека только за то, что он сын богача. Нет, молчите. Хотите знать, почему я убью вас? Да лишь бы только не рисковать своей головой. Что, мой отец поддержал меня? Что, миссис Леора, святая недотрога, помогла мне? Что вы думаете? Сколько понадобилось бы миллионов Алоиза Ренслоу, чтобы вытащить меня из ада? Несколько сотен тысяч долларов, чтобы позолотить чью-то лапу. Но мой старик с ними не расстался. Почему? Потому что это Леора помешала ему. Вот так! Половины состояния ей было мало, она хотела иметь все. Да. Меня осудили, и состояние оказалось в ее распоряжении. А теперь у нее нет ничего. Надеюсь, вы понимаете, что я скорее предпочту уничтожить вас, чем еще раз говорить правду перед судом.

— Мне кажется,— спокойно заметил Шейн,— что вы произнесли обвинительное заключение. Вы ненавидели сестру, а ее смерть обогатила вас.

— Конечно. А к чему мне клясться, что, когда все это произошло, я лежал в постели? Я осужден заранее. Когда вы убедите их искать другого убийцу, чтобы оправдать парня, которого убил Трип, они начнут рыскать по всем углам и кончат тем, что найдут меня, повесят мне на шею это убийство, и мне придется отправиться прямехонько на электрический стул. Все это я предвижу заранее.

— Вы не верите, что Джон Дарнелл убил вашу сестру, не так ли?

— Неважно, что думаю я. Флики думают иначе… И если вы не станете толкать их в другом направлении, они будут продолжать думать именно так.

— Но если они не станут искать дальше Дарнелла, я пропал. Они отберут у меня лицензию, и я останусь без цента и без работы.

— Ну и что? Вы будете живы и на свободе. Разве этого мало?

— Этого недостаточно.

— Вы уверены в том, что говорите? — спросил Ренслоу после небольшой паузы.

— Абсолютно. Не будьте дураком, Ренслоу. Вы не выиграете ничего, если убьете меня. Если вы никого не убивали вчера, поступайте так, как я советую. В противном случае вам нужно как можно скорее убираться из города.

— И бросить миллион долларов? Это, по-вашему, пустяки?

Ренслоу снова побледнел и задрожал. Он стал кусать губы, потом закричал:

— Если мне придется убираться отсюда, то это произойдет не раньше, чем я прикончу вас, чтобы не помчались по моим следам!

Мона выпрямилась и с презрением бросила:

— Вы ни к чему не придете, если будете спорить. Судя по тому, что я знаю о Шейне, для него в первую очередь имеют значение деньги. Итак, Буслл, позолоти ему лапу!

— М-м-м. Да ты все-таки не так глупа. Скажите, Шейн, мы сможем договориться?

— Возможно.

— Сколько вы хотите, чтобы бросить это дело и все оставить так, как есть? Ну?

Шейн подергал себя за ухо, потер подбородок и наконец ответил:

— В своей жизни я много раз отказывался от взяток. Надо, чтобы это было чрезвычайно интересно.

— Ну, так в чем же дело? Можно подумать, что у вас действительно есть улики против меня?

— А что, нет?

— Конечно нет! Ничего!

— Дарнелл не убивал Леору, вы это знаете.

Ренслоу долго и пристально смотрел на Шейна. Тот выдержал взгляд. Ренслоу вздохнул и сунул пистолет в карман. Шейн расслабился и решился достать сигарету и зажигалку.

— Все, что нужно,— заметил он,— это найти виновного, чтобы поставить его на место Дарнелла.

— Но ведь всем на это наплевать. Когда я получу наследство, я дам вам столько, сколько вы со своей проклятой профессией никогда не заработаете!

Шейн медленно покачал головой.

— У меня дубовая голова,— сказал он,— и, может быть, осталось немного гордости. Я никогда не доставлю Пантеру удовольствия, удирая из Майами.

— Проклятие! У вас будет достаточно денег, чтобы купить и продать Пантера!

Майкл ничего не ответил.

— Послушайте,— великодушно предложил Ренслоу,— почему бы не повесить это убийство на одного из детей Трипа? Брат и сестра были там вчера вечером. Они не выносили Леору, так как она отказывала им в средствах. Возможно, кто-то из них и убил ее.

— Возможно,— прошептал Шейн,— но доказать это будет трудно.

Он вытянул длинные ноги, сунул руки в карманы, закусил губу и задумался. Мона взглянула на обоих, дрожащей рукой налила себе абсента и воскликнула:

— Боже мой! Я никогда не видела ничего подобного! Вы оба тут ищете кого-то, кого можно было бы обвинить в убийстве, и делаете это так спокойно, как будто речь идет об обеде!

Шейн нахмурился. Он не обратил на ее слова никакого внимания.

— Нам нужен кто-то, у кого были для этого возможность и причина,— пробормотал он.

Неожиданно он выпрямился и спросил у Ренслоу:

— А эти письма, которые вы писали своей сестре? Вам не кажется, что они могут свидетельствовать против вас?

Ренслоу открыл рот. Он казался совершенно изумленным.

— Какие письма?

— Я считал, что мы договорились и перестали играть в прятки. Будем говорить совершенно откровенно. Если же нет, то у вас ничего не выйдет.

— Конечно. Это и мое желание. Но я никогда ничего не слышал о письмах.

Шейн разозлился.

— Боже мой! Если вы не хотите говорить начистоту, я все брошу!

Он встал и решительным шагом направился к двери. Зубы его были крепко стиснуты.

— Подождите,— остановил его Ренслоу,— не надо так. Я вам клянусь, что не лгу. Что это за письма?

У двери Шейн обернулся. Он посмотрел на Ренслоу, потом на Мону. Наконец до него дошло.

— Скажите же, Ренслоу… Я верю вам. В таком случае все ясно. Это Карл Мелдрум. Только он.

Краем глаза Шейн увидел, как вздрогнула Мона.

— Карл Мелдрум? — повторил Ренслоу.

— Да. Он признался мне, что был любовником Леоры. Я полагаю также, что он любовник и Дороти Трип.— Шейн не спускал глаз с Моны.— Ему надоело ждать, когда мачеха умрет и оставит свои деньги падчерице.

Мона опорожнила стакан и с силой швырнула его на ковер.

— Это ложь! — закричала она.— Вы воображаете, что я позволю сунуть Карла в эту баню? Вы с ума сошли!

— Он был там в половине второго ночи,— пояснил ей Шейн,— потом убежал в «Телли-Хо» и просил вас обеспечить ему алиби на эту ночь.

— Это неправда.

— Вы устроили для него все это. Он заставил вас лгать. Вы не понимаете, что он пользуется вами…

— Это неправда, я…

— Это правда,— заверил ее Шейн.— Я дам вам возможность отомстить ему. Откажитесь от его алиби. Это все, о чем я вас прошу. Я займусь остальным.

— Хорошо, согласна. Я… Нет! Нет! Уходите отсюда, подонки, убирайтесь!

Она, шатаясь, встала и начала ругаться, как извозчик. Шейн толкнул ее, и она упала на диван.

— Подумайте,— холодно сказал он.— Это ясно всем. Подумайте о том, что я сказал вам.

Мона задумалась. Глаза ее блестели от гнева и страха.

— Если вы не будете благоразумны,— предупредил Шейн,— мне придется поразмыслить — не удастся ли повесить это дело и на вашу шею. Мне надо во что бы то ни стало, любой ценой найти виновного. Не забывайте этого.

С этими словами он повернулся и вышел из комнаты.

Глава 12

Когда Шейн вошел в холл своего отеля, портье читал «Дейли Ньюс». Он поднял глаза и смущенно улыбнулся.

— Мистер Шейн, я прошу прощения за то, что было утром… Я прочитал в газете…

— Вы все еще верите тому, что пишут в газетах, а? Моя жена вернулась? Она не звонила?

— Нет, мистер,— ответил портье.— Но вас ждет посетитель. Клиент, я полагаю. Я его провел в вашу контору. Он не захотел мне назвать свое имя, но если вы позволите… Он очень похож на молодого Трипа. Я видел его фотографии в сегодняшней газете.

Шейн не удивился.

— Я поднимусь туда.— И, уходя, добавил: — Никогда не женитесь, Джим.

Портье круглыми от удивления глазами смотрел ему вслед. В таком состоянии Майкла Шейна ему еще видеть не приходилось.

Из лифта вышли несколько человек. На пути у Шейна оказалась толстая дама, и он, грубо толкнув плечом, едва не сбил ее с ног.

— Второй,— резко бросил он лифтеру.

Дверь конторы была открыта, и Эрнст Трип, увидев его, смущенно поднялся со стула. Он попытался заговорить, но так и не смог произнести ни слова.

Шейн, едва кивнув ему, безразлично прошел мимо, прямо к шкафу, и достал бутылку коньяка и стакан. Он небрежно задел молодого Трипа, отправившись на кухню за льдом. Вид у него был озабоченный, лицо жесткое. Казалось, он не замечал посетителя. Майкл наполнил стакан, закурил сигарету и с отсутствующим видом уселся за стол.

Эрнст Трип закрыл рот, но вид его от этого не стал умнее. Под глазами молодого человека чернели круги, как будто он не спал несколько ночей. Он нервно курил длинную сигару, ожидая, когда Шейн соблаговолит обратить на него внимание.

Проглотив приличную порцию коньяка, Майкл молча несколько раз затянулся, потом повернулся к Трипу и пригласил:

— Садитесь.

Глаза Трипа заблестели. Он осторожно сел и сказал:

— У вас такой странный вид, что я не…

— Я напился, как свинья…

Майкл выпил еще, не глядя на Эрнста, который произнес суховатым тоном:

— Я пришел к вам… Я хочу сказать, что прочитал в «Дейли Ньюс»…

Он замолчал, не сводя глаз с Майкла, нагнулся, чтобы загасить сигару в пепельнице.

— Да… Некоторым из тех, кто это прочитал, стало не по себе…

Майкл опорожнил свой стакан и тотчас наполнил его снова. Длинные ресницы Эрнста опустились, придав его лицу скромный и смущенный вид. Дрожащей рукой он достал новую сигару и закурил.

— Что вы хотите сказать? Что…

— Даже и не заикнусь,— брюзгливо возразил Майкл.

— Что заставляет вас думать, что этот человек не совершал преступления? Какие у вас есть доказательства?

— Я не думаю, а знаю точно, что не Дарнелл удушил вашу мачеху.

Майкл поднял стакан и полюбовался игрой солнечных лучей в янтарной жидкости.

— Так вы знаете, кто это сделал?

— Я начинаю понемногу понимать… В данный момент основные доказательства ускользают от меня, но, может быть, после второго стакана…

Шейн с задумчивым видом сделал несколько глотков, потом убежденно покачал головой.

— Да… еще стакан или два, может быть, три, безусловно, разгонят туман сомнений и барьеры колебаний, и мой дедуктивный гений засверкает, освобожденный от постороннего влияния.

Эрнст с возмущенным видом вскочил:

— Вы совершенно пьяны! Это несомненно. Я знаю, о чем вы думаете. И чего ждете, и почему не говорите откровенно. Почему не…

Шейн опорожнил стакан и изо всех сил трахнул его в стену. Потом повернулся к молодому человеку и впервые посмотрел ему в глаза.

— Боже мой, что это вас так разбирает? Не смотрите на меня так. Сядьте и скажите все, что хотели. И быстрей. Я хочу пить, а это предпочитаю делать в одиночестве.

Эрнст Трип сел.

— Вы говорили об этом Карле Мелдруме,— начал он.— Не верьте ничему, что он рассказывает. Он врет, чтобы спасти свою шкуру. И не тот парень убийца, я готов держать пари, что это Карл. Я знал, он хотел скрыть что-то, когда не пускал меня наверх…

Он неожиданно замолчал, зажав рот руками, и с ужасом взглянул на Шейна. Майкл насторожил уши.

— Карл не позволил вам подняться? Вы хотите сказать, что вчера вечером, когда вы вернулись…

— Нет… Я… Я не то хотел сказать. Но не Дороти… Это совершенно невозможно. Она такая нежная, такая добрая и…

Шейн, шатаясь, встал и с гримасой отвращения наклонился к Эрнсту.

— Он добра и нежна, как очковая змея, бедная глупышка. Вы ревнуете к Карлу, да? Не отрицайте. А сегодня утром она пыталась уговорить вас соврать относительно вчерашнего вечера. Скажите правду. Вы не умеете лгать. Ну! Говорите! Быстро!

— Нет! Нет! Вы не правы, говоря о Дороти…

Шейн тыльной стороной ладони ударил его по щеке. Эрнст заплакал.

— Вы попались, бедняга,— сказал ему Майкл без малейшей жалости.— Вы, стараясь выгородить сестру или Карла Мелдрума, ведете себя, как кретин. Расскажите мне, что произошло вчера вечером. Когда вы вошли, то наткнулись на Карла, не так ли? Он помешал вам подняться наверх. А вы подумали, что он и Дороти убили вашу мачеху? Они, возможно, услышали, как вы входили, и он быстро спустился вниз, в то время как она заканчивала работу?

— Нет! Нет! Не говорите этого!

Эрнст выпрямился на стуле. По его щекам текли слезы.

— Дороти ничего не делала. Это невозможно. Она просто хочет выгородить его, я это знаю. Он странно влияет на нее… и она стала совсем другой…

Шейн вздрогнул. Он проковылял до шкафа с ликерами, достал и поставил на стол два стакана. Наполнив их, он протянул один Эрнсту:

— Выпейте, это поможет вам.

— Нет, спасибо, но я… я не пью…

Лицо у него передернулось, он дрожал. На щеке юноши алел отпечаток руки Шейна. Майкл пожал плечами и поставил стакан.

— Ладно, ладно, как хотите, успокойтесь. И больше не плачьте, это действует мне на нервы, не надо так глупо лгать, если не умеете. Если бы вы не думали, что ваша замечательная сестрица замешана в этом деле, то не пришли бы сюда. Вам совершенно наплевать на Карла.

— Я пришел к вам потому, что почувствовал, что Карл хочет скомпрометировать Дороти. Я говорил ей, что она не должна лгать ради него. Я хорошо знал, что в конце концов вам станет известно, что он ушел не в то время, которое зафиксировано с ее слов.

— Поясните мне несколько деталей. Карл Мелдрум застал вас у двери, когда вы вернулись домой вчера вечером?

— Да,— признался Эрнст,— и он не хотел, чтобы я поднялся. Он взял меня под руку и стал рассказывать мне всякие глупости. Я подумал, что он хочет задержать меня внизу, чтобы… ну, чтобы я не обнаружил…

— Очень хорошо, я понял. Чтобы вы не поднялись в комнату сестры, которой там не было.

— Напротив, она была там. Она раздевалась.

— Или одевалась,— цинично заметил Майкл.— Вы не очень-то уверены в этом. Но это и неважно. И сколько времени прошло до выстрела?

— Я… я не знаю. Немного. Мы были… Мы болтали с Дороти в ее комнате.

— Гм-м, все отлично налаживается, мне кажется. Скажите, в маленьком салоне на первом этаже есть телефон?

— Да.

— В котором часу позвонили Дороти, когда она не захотела сказать вам, кто звонил?

— Это было, когда полиция… Какой телефонный звонок?

— Тот, о котором вы сейчас думаете,— с невинным видом уточнил Майкл.

Он опять опорожнил стакан. Глядя на него, никак нельзя было подумать, что он пьян. И действительно, мысли Майкла были ясными и трезвыми.

— Это после того телефонного звонка она просила вас солгать относительно времени ухода Карла,— продолжал он.— А вы возражали, но она убедила вас. Они, конечно, оба замешаны в убийстве…

Эрнст снова встал. Он был похож на крысу, попавшую в ловушку.

— Я говорю вам, что это неправда! Я пришел спросить у вас, что означают эти обвинения в газете, и я не позволю обвинить Дороти.

Молодой человек быстро отступил назад, сунул руку в карман и наставил на Майкла автоматический револьвер.

— Бросьте это, бедный кретин,— вздохнул детектив.

— Нет. Я убью вас.

В наступившей тишине раздался телефонный звонок. Шейн бросил взгляд на телефон, уперся обеими руками о стол и медленно поднялся.

— Не двигайтесь! — завопил Эрнст.— Это опять ваши трюки!

Телефон звонил настойчиво. Шейн повернулся к Эрнсту и жалобно произнес:

— Я подойду к телефону.

Он сделал шаг вперед, и тут раздался выстрел. Пуля задела бедро Шейна. Он прыгнул на Эрнста, который, как будто ничего не понимая, смотрел на дымившийся пистолет. Кулак детектива пришелся ему по виску, и молодой человек растянулся на полу.

Когда Шейн взял трубку, телефон уже молчал.

— Очень огорчен, мистер Шейн,— извинился служащий,— но ваша жена, видимо, повесила трубку или ее разъединили.

— Моя… моя жена?

— Да, мистер. Она казалась очень взволнованной и очень торопилась. Я пытался связаться с вами в обеих квартирах.

— Она ничего не сказала, откуда звонит? Ничего?

— Нет, миссис Шейн хотела говорить только с вами. Я сказал ей, что вы здесь, но…

— Спасибо.

Лоб Майкла покрылся потом. Он взял налитый для Эрнста стакан и опорожнил его. Потом посмотрел на молодого человека, с трудом поднимавшегося на ноги.

— Мне кажется, я убью вас! Паршивый болван, вы понимаете, что наделали? Или вы ничего не знаете и вам на все наплевать, а? Вы настолько погрязли в своих грязных делишках, что все остальное вам безразлично?

Шейн, сжав кулаки, медленно наступал на Трипа. Тот в испуге пятился назад, стараясь нащупать выпавший пистолет. Шейн подождал, пока пальцы Эрнста не сомкнулись на рукоятке пистолета, и затем с силой ударил по руке ногой. На разбитых пальцах Трипа показалась кровь, он заорал от боли. Шейн захохотал:

— Грязный подонок! Хотелось бы знать, почему это люди, подобные вам, считают возможным для себя прийти сюда да еще и угрожать мне? И мешать подойти к телефону. Почему, а?

Эрнст, вопя от боли, катался по полу. А Шейн продолжал с силой давить ногой на его руку. Потом он ударил парня в живот.

Тот затих. Шейн отступил и некоторое время разглядывал его, как бы удивляясь, откуда он взялся. Эрнст не шевелился. С того места, где стоял Майкл, не было видно, дышит ли незваный гость.

Сейчас Майклу было все равно. Он ломал голову, где могла находиться Филлис и почему она не подождала у телефона.

Майкл провел рукой по глазам.

Через несколько минут он позвонил Уиллу Джентри.

— Уилл, это Майкл Шейн. Кажется, я убил молодого Трипа. Вы хорошо сделаете, если пришлете врача с машиной, чтобы забрать его. Что? Ну и что?… Почему бы и нет? Может быть, я убью и остальных членов этой семейки. Мне совершенно наплевать, что вы сделаете, Уилл. Новости о Карле Мелдруме? Хорошо… До скорого.

Шейн повесил трубку и вышел, оставив дверь полуоткрытой. Ему вдруг стало холодно, и он направился в новую квартиру за пальто. Десять минут спустя он уже гнал машину по дороге в Майами-Бич.

Глава 13

В Палас-отеле Шейн справился о Карле Мелдруме. Портье равнодушно сообщил, что тот вышел.

Шейн стал настойчиво расспрашивать его и мрачно слушал, как тот рассказывал, что около полудня к Мелдруму пришла женщина, поднялась к нему в комнату, а через час они вышли и уехали вместе в машине Мелдрума.

Портье описал внешность молодой женщины. Ее имени он не знал, но у Майкла не было никаких сомнений относительно того, кто эта женщина.

Дальнейшие расспросы не дали ничего нового. Остальное он уже знал от Джентри. Портье считал Мелдрума богатым туристом, который любил женщин и ночные заведения. Он с насмешливым видом заявил Шейну, что отель не имеет обыкновения заниматься частной жизнью своих клиентов, но он должен заметить, что Карл Мелдрум иногда отлучался на два-три дня. Он прекрасно понимал интерес полиции к нему и очень хотел бы помочь следствию, но совершенно не представляет себе, где можно найти Мелдрума. Одно было ново: когда они уезжали, багажа при них не было.

Покидая портье, Шейн заметил сидевшего за столиком в углу холла инспектора из Майами. Проходя, он подмигнул ему, и инспектор через несколько минут присоединился к Майклу на улице.

— Салют, Майкл. Я не знал, можно ли было узнавать вас.

— Это не имеет особого значения, Фред. Вы здесь из-за Мелдрума?

— Да. Он еще не возвращался.

— Я не думаю, что он вернется. Но если он все же возвратится, Фред, я умоляю вас — не теряйте его из виду. Вы видели фотографии моей жены в газетах?

— Еще бы! Красавица. Интересно, как это вам удалось…

— Бросьте это,— вздохнул Майкл.— Это она была с Мелдрумом.

— Что? Ваша жена? Но, боже мой…

— Она отправилась к нему с идиотской мыслью помочь мне выбраться из этой грязной истории, в которую я попал из-за Трипа. Если он только узнает, что Филлис…

Майкл замолчал, лицо его было мрачно, мощные плечи сникли. Сделав усилие, он продолжал:

— Если они вернутся вместе, Фред, уведите ее. Если он будет один, захватите его и поскорее привезите в Майами, прежде чем… вам помешает Пантер.

— Согласен. Скажите, Майкл, это серьезно?

— Очень…

Шейн кивнул ему, поднял воротник плаща, сел в машину и поехал в комиссариат Майами-Бич.

При виде его находящиеся в приемной агенты зашептались. Не говоря ни слова, Майкл прошел через зал и толкнул, не постучав, дверь Пантера. Тот поднял глаза, холодно улыбнулся и процедил:

— А, Майкл! А я все ломал голову, где это вы прячетесь?

Шейн, зацепив ногой стул, придвинул его к письменному столу. Спокойно сев, он ответил:

— Я был занят поисками убийцы миссис Трип.

— Вы по-прежнему стараетесь играть в дурачки?

— Не больше, чем вы. Что вам известно о некоем Карле Мелдруме, постояльце Палас-отеля?

Пантер пожал плечами.

— Что это за тип?

— Очень важная личность. Кажется, это он задушил миссис Трип.

— Глупости! Дело ясное!

— Вы очень хотите, чтобы было так. У вас эти письма с угрозами, которые вам дал Трип?

— Да, я храню их!

— А вам не будет неприятно показать их мне?

— Да, мне это будет очень неприятно,— проскрипел Пантер.— Не вмешивайтесь в дела полиции, Шейн. Вы кончились, Шейн, у вас больше нет никакого авторитета.

— Письма, конечно, не имеют большого значения, но мне кажется, что убийца будет в наших руках, когда мы узнаем, кто автор этих писем.

Пантер чуть вздрогнул, провел пальцами по губам и хотел что-то сказать, но Шейн опередил его.

— А вы получили ответ на телеграмму, направленную вами губернатору?

Шейн произнес это вкрадчивым голосом, с невинным выражением лица.

Пантер побагровел, ударил кулаком по столу.

— Еще нет, но полагаю, что задержание вас, как соучастника, и за оскорбление полиции быстро продвинет это дело. Я затребую санкцию на ваш арест.

— Не делайте этого, Пантер.

— Почему? У меня достаточно доказательств для того, чтобы вас осудили. Никто не сможет остановить меня.

— Но вы действительно будете выглядеть как настоящий болван, когда я, находясь в тюрьме, решу эту загадку под самым вашим носом.

Их взгляды на мгновение скрестились. Пантер улыбнулся.

— Вам не очень-то хочется сесть в тюрьму, а? Вы с вашей работой сейчас на краю пропасти, а это не очень-то приятно. Но если будете держаться немного в тени…

— В то время, как убийца миссис Трип преспокойно удерет,— прервал его Шейн.— Не делайте глупостей, Пантер. Я их всех пригвоздил к стене. Они приползут ко мне. Через несколько часов все будет кончено. И, конечно, лучше, если бы я на свободе смог выследить и обнаружить преступников.

Пантер злобно засмеялся. Он засунул большие пальцы за жилет и ядовито заметил:

— Я не имею права делать вам снисхождение. Мой служебный долг заключается в том, чтобы в этом городе пресекать полное беззаконие, и я должен относиться к вам, как к преступнику.

— Сегодня вечером засадите меня в вашу вонючую тюрьму, а убийца удерет и вы станете пособником в этом преступлении, а может быть, и некоторых других. Очень не советую, Пантер, делать это.

Шейн задыхался. Его план, казалось, проваливался. Филлис исчезла… Майкл достал из кармана пачку сигарет и, не сводя с Пантера глаз, закурил.

— Вы полагаете, я сам не смогу справиться? Пора понять, что в Майами-Бич начальник я. Конечно, вы постараетесь выкрутиться из этой истории и доказать невиновность Дарнелла. Но не надейтесь, что это удастся с помощью фальшивых документов, Шейн. Для вас все кончено. Вы выложили «Дейли Ньюс» последние козыри. Это очень любезно, что сами явились сюда, чтобы вас арестовали.

Пантер протянул руку, чтобы нажать пуговку звонка. Майкл толкнул руку:

— Нет, Пантер, нет! Проклятие! Я говорю с вами как мужчина с мужчиной. Моя жена в опасности. Она ввязалась в какую-то авантюру с нелепой мыслью, что может помочь мне, и теперь исчезла… Она… Боже мой! Ведь ей нужна моя помощь!

— Как это трогательно! Какой хороший муж! Да кто вам поверит? Вы всегда были бессердечным и плевали на все.

Майкл стиснул зубы, на скулах заиграли желваки.

— Говорите все, что хотите… Но Филлис… К чему слова, вы ведь знаете ее. И она моя жена!

— Да, я ее знаю. Красивая девчонка, у которой не хватило мозгов найти себе мужа получше.

— Да, она моя жена! — подчеркнул Шейн, невольно сжимая кулаки.

— Ну и что? У многих есть жены. Многих из тех, кого я задерживал по той или иной причине. Если выслушивать все жалобы, так никого нельзя и задержать.

— Это не одно и то же,— настаивал Шейн.— Филлис добровольно вмешалась в эту историю. Сейчас она в обществе типа, который или убил миссис Трип, или знает, кто убил ее. Если он прочитал «Дейли Ньюс» и узнает, что Филлис моя жена, то бог знает, на что он решится.

— И это будет очень хорошим уроком для вас. Не надо было рассказывать эту чушь журналисту. Что касается опасности, которой подвергается ваша жена, то у нас для защиты граждан есть полиция. Послушать вас, так можно подумать, что наступит конец света, если вас на день или два изымут из обращения. Я так не думаю, Шейн, совсем не думаю. Вы не слишком много значите.

Пантер снова протянул руку к звонку, но на этот раз детектив прыгнул и грубо оттолкнул инспектора.

— Мне наплевать на то, что вы там думаете! И я не пойду в тюрьму сегодня вечером, Пантер. Час назад я убил человека, который мешал мне делать то, что я хотел. И знайте, что я способен убить и полицейского!

Пантер, защищаясь, поднял руку и пролепетал:

— Не прикасайтесь ко мне, Шейн. Вы сошли с ума! Вы не имеете права дотрагиваться до меня.

— Я задушу вас, Пантер! — прошипел Шейн.

Полицейский поспешно отодвинул свое кресло на колесиках к стене н съежился в нем.

— Нет, нет, Шейн,— шептал он. — Нет, у меня не было намерения задерживать вас, зная, что ваша жена в опасности. Разве вы не понимаете шуток? Я разыгрывал вас!

Шейн встал перед ним во весь свой огромный рост. Мощные руки Шейна были совсем близко от горла Пантера.

— Я как-то не оценил ваш юмор.

Он расслабился и торжественно, как будто принося присягу, отчеканил:

— Вы дадите мне слово, что я беспрепятственно выйду отсюда! Вы поклянетесь, что приказ о моем задержании будет отдан завтра!

— Да, конечно, разумеется,— подтвердил дрожащим голосом Пантер.— Я же шутил. Я понимаю, как вы встревожены. Но если я могу сделать что-нибудь…

— Оставьте меня в покое, больше ничего.

Шейн повернулся спиной и направился к двери. Он вышел и тихонько затворил дверь. Затем, мгновенно обернувшись, снова открыл ее.

Наклонившись над письменным столом, Пантер с торжествующей мерзкой улыбкой протягивал руку к звонку.

В несколько прыжков Шейн оказался у стола и обрушил страшный удар на голову Пантера. Тот упал и остался лежать на полу без движения.

Шейн наклонился к нему и, с удовлетворением взглянув на дело своих рук, быстро вышел. На этот раз он плотно закрыл за собой дверь и, тихо посвистывая, пересек приемную под любопытными взглядами полицейских инспекторов Майами-Бич.

Затем он сел за руль своей машины, включил фары и рванул с места.

Глава 14

Когда Шейн уже собирался въехать в поместье Трипов, ему пришлось резко затормозить, чтобы пропустить роскошную машину красноватого цвета, выезжавшую из ворот ему навстречу. Машину вел шофер, и на заднем сиденье сидел Трип. Шейн, нахмурившись, некоторое время смотрел вслед удалявшемуся автомобилю, потом выжал газ и поехал по окаймленной пальмами аллее.

Стоявший у двери респектабельный швейцар, увидев Шейна, сделал попытку захлопнуть дверь перед его носом, но тот успел поставить на порог ногу.

— Хозяин уехал,— протестовал слуга,— он направился в Майами.

— Я его видел, мы почти столкнулись. Но я удовольствуюсь мальчиком и девочкой.

— Вы не можете видеть мистера Эрнста. Хозяина вызвали именно по этому поводу в Майами.

— В самом деле? — поинтересовался Шейн.— Что же случилось с этим прелестным цветочком?

— Вы выбрали неудачный момент для оскорбительных шуток, мистер,— строго заметил швейцар.— Мистер Эрнст был тяжело ранен. Он сейчас в госпитале, без сознания, и я сказал бы — почти при смерти.

Шейн изобразил изумление.

— Не говорите мне только, что у Эрнста была история с полицией!

— Совсем невинная, мистер. Агент полиции нашел его на какой-то улочке, раненного и без сознания. Он, без сомнения, подвергся нападению бродяг, без всякой совести обчистивших его.

В голосе слуги слышалось какое-то удовлетворение.

«Добрый старый Уилл»,— подумал Шейн, а вслух произнес:

— Ну ничего, придется удовлетвориться обществом Дороти. Выбора у меня нет.

— Это невозможно, мистер. Мисс Дороти не одна…

— Прекрасно! Это настоящее везенье!

Майкл оттолкнул шокированного его словами швейцара, и тот был вынужден пропустить его со словами:

— Очень хорошо, мистер… если вы настаиваете. Они наверху, в маленькой гостиной. Я вас провожу…

— Не стоит. Я знаю дорогу.

Шейн уже поднимался по лестнице. Он не знал, долго ли Пантер лежал без чувств, но понимал, что надо спешить.

Для проформы он постучал и, сразу открыв дверь, очутился на пороге маленькой гостиной.

Дороти Трип с мечтательным видом раскинулась на обитой шелком кушетке, возле ее ног на ковре стояла на коленях женщина, делавшая ей педикюр. Дороти курила душистую сигарету.

Она приподняла голову и, слегка улыбнувшись, равнодушно взглянула на Майкла. При ярком свете лицо ее казалось осунувшимся и как-то поблекшим.

Шейн закрыл дверь. Женщина продолжала заниматься своим делом.

Дороти уронила пепел на ковер.

— Ну и лицо же у вас! Вы что, никогда не видели, как приводят в порядок ноги? — лениво произнесла она.

— Нет,— признался Майкл, покачав головой.— Эта сторона жизни до сих пор как-то ускользала от меня. Но не стесняйтесь.

Он подтянул к себе стул и сел около Дороти. Горничная наконец подняла глаза, но Дороти заметила:

— Не обращайте на него внимания, Гертруда. Он не в счет.

Гертруда покраснела и опустила голову. В наступившем молчании Шейн достал сигарету и тоже закурил.

— Вы сегодня видели Карла? — наконец спросил он.

— Нет.

— А после того, как он позвонил вам вчера вечером из «Телли-Хо»?

— Нет. А скажите, откуда вам известно об этом звонке?

— Это маленькая тайна детектива. Система подслушивания, больше ничего.

Она выпрямилась и пристально посмотрела на него. Майкл видел, как в ее глазах промелькнуло выражение страха, сменившееся вначале смущением, а потом спокойствием.

— Теперь я вижу, что вы все выдумываете!

— Конечно, потому что уверены, что, если бы я подслушал тот ночной разговор, у меня были бы доказательства виновности Карла и мне пришлось бы задавать вам идиотские вопросы. Да здравствует дедукция! А где Карл проводит свои дни?

— Я не хочу отвечать вам. Гертруда! Смотрите, что вы делаете, боже мой! И поторопитесь!

— Вы и не обязаны отвечать мне,— покорно согласился Шейн,— но будете делать это. Как вы думаете, куда мог Карл увезти девушку, с которой он проводит время?

Дороти нахмурилась и, сделав нетерпеливый жест, возразила:

— Я не верю вам. Карл никогда не… К тому же у меня сегодня вечером свидание с ним в «Телли-Хо».

— Мне кажется, что он собирается подложить вам свинью, моя красавица. И к тому же вы в трауре. Вы совсем забыли приличия.

Дороти Трип громко расхохоталась.

— Можно подумать, что это говорит мой отец. Он запретил мне идти к Карлу. Какая нелепость! Хорошо, Гертруда. Приготовьте, пожалуйста, одежду. Палевое платье.

— Хорошо, мисс.

Горничная встала, прошла в соседнюю комнату и закрыла дверь.

— Я вижу, вы хотите казаться идиоткой,— проворчал Шейн.

— Это вы идиот! — со злобой закричала Дороти, давя сигарету в пепельнице.

— Девушка, которая в настоящий момент заарканила Карла, без труда заставит его забыть такую бесцветную девчонку, как вы, поверьте мне.

Дороти с беспокойством посмотрела на него.

— У меня нет никаких иллюзий относительно Карла, но я прекрасно знаю, что теперь-то, зная, какое состояние я получу, он уж ни за что не бросит меня.

— Тем не менее я хочу знать, куда он мог отвезти новую знакомую,— настаивал Шейн.

— Подумайте сами. Карл не мог пойти никуда и ни с кем. Он ночная птица, которая днем спит. Если вы так хотите видеть его, то отправляйтесь в «Телли-Хо». Он будет там. А теперь я должна одеваться.

Она хотела встать, но огромная рука Шейна тяжело упала ей на плечо.

— Вы знаете, что произошло с вашим братом?

— Этот болван? Вы полагаете, он что-то значит для меня? Оставьте меня!

Она, пытаясь высвободиться, хотела оцарапать Шейна, но он помешал ей, схватив за запястья.

— Эрнст стрелял в меня, вбив себе в голову, что я хочу обвинить вас в убийстве мачехи. Вам следует быть благодарной ему за такую заботу.

Дороти, округлив глаза и открыв рот, упала на кушетку.

— Вы… Эрнст стрелял в вас? Нет!

— Да. Он думает, что Карл специально задержал его вчера вечером внизу, чтобы вы могли спокойно закончить работу… удушить свою мачеху!

— Дурак! Он сумасшедший! А… что еще он сказал вам?

— Немало, до того, как я свел с ним счеты. И того, что он мне сказал, и того, о чем я сам догадался, вполне достаточно…

Майкл немного помолчал, затем решил рискнуть.

— Вы знаете, что Карл пытался шантажировать вашу мачеху?

Насколько он мог судить, удивление Дороти было искренним.

— Шантажировать ее… Леору? Вы сошли с ума или что? Я никогда не слышала ничего более дикого. По какой же причине?

— А кто, по-вашему, кроме него, мог писать эти письма с угрозами?

— Кто угодно!

Она задумалась на несколько секунд, потом сказала наугад:

— Без сомнения, какой-нибудь ненормальный, ну, кто знал, что у нее есть деньги…— Она помолчала.— Скажите, а вы знали, что сегодня пришло еще одно письмо?

Майкл подскочил.

— Еще письмо с угрозами?

— Ну да. Вы этого не знали? А я думала, что вам известно все.

— А что это было за письмо? Откуда оно пришло?

— Такое же, как и другие. Напечатано на машинке и опущено в Майами. Почтовый штемпель проставлен вчера вечером, и папа сказал, оно сводит на нет вашу версию о том, что Джон Дарнелл невиновен. Потому что человек, задушивший Леору, не стал бы вчера вечером посылать новое письмо. Если его писал Карл, значит, он никого не убивал.

— Это не доказывает ничего,— возразил Шейн,— кроме того, что кто-то надеется таким образом выбраться из ловушки.

Шейн закурил вторую сигарету и некоторое время мрачно смотрел па ковер. Дороти, склонив голову набок, наблюдала за ним. Она пыталась сказать что-то, но так ничего и не произнесла. Потом она встала и прошла мимо Шейна, казалось, забывшего о ее присутствии.

Дороти уже подошла к двери спальни, когда в углу за ширмой зазвонил телефон. Она обернулась, а Шейн, встряхнув головой, как человек, вылезший из воды, взглянул на ширму, потом на Дороти. Телефон замолчал.

— Это параллельный телефон?

— Да. Внизу ответила прислуга.

Они подождали. Телефон больше не звонил, но через некоторое время в дверь постучали.

— Да?

Шейн спокойно смотрел на Дороти.

Дверь открылась, и горничная сказала:

— Кто-то интересовался, здесь ли находится мистер Шейн, мисс. Я сказала, что, кажется, здесь. Человек сообщил, что скоро будет здесь, и повесил трубку.

Шейн небрежно поднялся с места.

— У меня впечатление, что это собаки из своры Майами-Бич, которые идут по моему следу.

Он не торопясь направился к двери, бросив на ходу:

— До скорого свидания в «Телли-Хо».

Стремительно спустившись вниз по лестнице, Майкл вскочил в машину и помчался в Майами, пока еще был шанс, что он не окажется за решеткой. Но он уже начал сомневаться, что оставшегося времени хватит для завершения дела Трипа.

Глава 15

Шейн остановился на первой же стоянке у аптеки на бульваре и из телефонной кабины позвонил к себе в отель. Портье ответил ему, что Филлис еще не вернулась и не звонила. Он позвонил Уиллу Джентри и услышал взволнованный голос приятеля:

— Боже мой, Майкл! Что это с вами? Вы бьете морды всем по очереди! Я очень хочу помочь вам и оберегать вас, но нельзя же так зарываться! Вы не должны бить таких типов, как Пантер!

— А почему бы и нет?

— Ради бога, Майкл, будьте благоразумны!

— Это копилось уже давно, Уилл. А этот подонок не сказал вам, что собирается упрятать меня в тюрьму?

— Конечно. Но это ничего не даст. Однако сопротивление аресту и нападение на полицейского при выполнении им служебных обязанностей может обойтись вам очень дорого, мой милый. Если вы сунете нос в Майами, я буду вынужден арестовать вас.

— Вы правы, Уилл,— устало проговорил Майкл,— я ставлю своих друзей в трудное положение. Вы очень много сделали для меня, и я всегда помню об этом. Если вам нужно послать за мной машину, то я сейчас звоню вам с угла Двадцатой улицы и бульвара Бискайя.

— Полно, Майкл, вы ведь понимаете, что только на том основании, что вы мой друг, я не могу позволить себе возражать против вашего ареста.

— Я знаю, знаю, Уилл. Нельзя требовать от друзей слишком многого.

Майкл услышал сдавленное ругательство и улыбнулся, а Джентри продолжал:

— Я сделаю для вас что угодно, Майкл, но существуют пределы благоразумия. Этот молодой Трип, например. Вы знаете, что Эрнста подобрали на одной из улиц, после того как бродяги избили да к тому же еще и обворовали его?

— Да, я узнал об этом. Вы великолепны, Уилл. Я не был бы на вас в претензии, если бы вы обвинили в этом меня. Я не сержусь. Я знаю, когда захожу слишком далеко. Задержите меня и заслужите благодарность. Может быть, вам даже дадут медаль. Утренние газеты напишут, что я опасный сумасшедший. И это, может быть, правда. Я только хотел бы остаться чуть подольше на свободе, чтобы найти Филлис и отвезти ее домой. Но я вижу, что на этот раз моя игра окончена.

— Филлис? Ваша жена? Боже мой, Майкл, что же с ней случилось?

— Я ничего не знаю,— ответил Майкл.— Вероятно, что-то хуже смерти. Вы знаете, насколько она импульсивна. И она… Но это ведь не должно беспокоить вас в данный момент.

— Черт побери, Майкл, я люблю эту малышку, как родную дочь! Что вы от меня скрываете?

— Ничего, Уилл. Может быть, с ней ничего и не случилось. Вы понимаете, когда начинаешь беспокоиться…

— Я никогда не видел, чтобы вы нервничали… Если ваша жена в опасности…

— Она еще девочка. Храбрая девочка, достаточно глупая, чтобы поверить, что ее муж не убийца, и попытаться помочь ему доказать это. Это волнует меня больше всего. Когда я по воле Пантера окажусь в тюрьме, с ней может случиться несчастье, и это по моей вине! По моей вине! Как с этим бедным Джоном! Когда я направлял этого беднягу под удар, его уже можно было считать мертвым, понимаете, Уилл? Но он не знал этого. Люди делают многое, не зная, что они уже приговорены. Филлис, она…

— Вы скоро перестанете молоть чепуху? — заорал Джентри.— Если Филлис в опасности, надо немедленно начать действовать.

— Да-да. Тогда, прежде чем меня посадят, я должен рассказать вам все, чтобы вы могли действовать. Она оставила сегодня утром записку, в которой написала, что хочет помочь мне раскрыть тайну убийства миссис Трип. Она направилась прямо к Карлу Мелдруму, не зная, насколько опасен этот тип. Она так наивна, Уилл…

Голос Шейна неожиданно прервался.

— Мелдрум? Этот тип из Палас-отеля? Я направил за ним одного парня.

— Да. Но Мелдрум и Филлис вышли из отеля раньше, около полудня, когда ваш человек еще не появился. Они до сих пор не вернулись. Я думаю, что знаю, где искать их сегодня вечером, но к чему все это, если я окажусь в тюрьме?

— Вы еще не там, упрямый осел! Я не могу вас задержать, если не найду вас!

— Да, но…

— Никаких но! Убирайтесь оттуда и забудьте, что вы звонили мне.

— Вы должны выполнить свою работу, старина. Некто Пантер устроит вам веселую жизнь!

Уилл Джентри, выразительно выругавшись, сказал:

— Боже мой, я был уже шефом-инспектором, когда Пантер ходил в коротких штанишках. Не показывайтесь там, Майкл, вот и все!

— Ну так если вы хотите знать, где меня не следует искать, я отправляюсь в «Телли-Хо».

— Отлично! Это за пределами города. Я не думаю, что шериф будет разыскивать вас.

— Все, что я прошу, Уилл, это несколько часов.

Шейн повесил трубку, быстро вскочил в машину и выехал на шоссе.

Когда рыжий детектив остановил машину под пальмами перед освещенным неоновыми огнями фасадом дома, для обычной клиентуры «Телли-Хо» было еще слишком рано.

Это ночное заведение, расположенное на самом берегу, отгородилось от внешнего мира обширным парком, засаженным тропическими пальмами. На освещенных дорожках около выкрашенного в розовый цвет дома еще не было видно гуляющих.

Уже начиная с вестибюля царящая здесь потрясающая роскошь громко заявляла о том, что бумажник клиента подвергается большим испытаниям.

Майкл, сдав в гардероб плащ и получив взамен жетон и улыбку гардеробщицы, отправился взглянуть на зал ресторана, потом прошел через бар, поинтересовался, что происходит в игорном зале, в котором пока находились только крупье.

После небольшой прогулки по залу он опять заглянул в бар и, не увидев ни одного знакомого лица, прошел в ресторан. Майкл знал, что на первом этаже были отдельные кабинеты, в которых порой случались интересные вещи, но отложил посещение их на более позднее время, пока соберется побольше народу.

Метрдотель не узнал Шейна. Но, когда он увидел в руке Майкла купюру в двадцать долларов, лицо его прояснилось.

— Вы знаете Карла Мелдрума?

— Да, сэр. Это наш постоянный клиент, но он обычно приходит позже.

— А мисс Трип здесь?

— Мисс Трип? Мне незнакомо это имя.

Шейн поблагодарил его и сел за столик около двери, не слушая официанта, который предлагал ему лучшее место около сцены, где вскоре должен быть начаться спектакль.

— Мне здесь очень хорошо,— заверил его Майкл и, чтобы видеть всех входящих, сел спиной к сцене.

Подошла девушка в красном охотничьем костюме и протянула меню. Не заглянув в него, Шейн заказал:

— Четыре виски и двойной бифштекс.

Потом закурил сигарету и внимательно осмотрел столики, расположенные около сцены. Он не успел разглядеть и половины присутствующих, как к его столику подошла девушка с густой черной челкой и ослепительной улыбкой. Зеленое шелковое платье плотно обтягивало ее тело, а декольте рискованно открывало плечи и грудь.

— Вы кого-нибудь ждете, прекрасный блондин? — спросила незнакомка.

— Да.

— Ведь одному ждать скучно. Ты заплатишь за мой стакан?

— Пойди и поищи себе другого птенчика,— беззлобно посоветовал ей Шейн.

Когда ему принесли виски, в зале погасли огни, и лишь маленькие, похожие на кокосовые орехи лампочки светились на столиках.

Шейн выпил и откинулся на спинку стула. В розовом свете прожектора все девушки на сцене казались прекрасными и достойными внимания. Их костюмы состояли лишь из маленьких треугольничков, только чудом державшихся на теле.

Пока девушки одна за другой плыли по сцене, Майкл немного отвлекся от своих мыслей, но потом он стал проклинать наступивший полумрак, мешавший ему разглядеть лица присутствующих и входивших в зал пар.

Танцовщицы цепочкой подошли к лестнице и спустились со сцены, чтобы сесть за столики одиноких посетителей.

Они проходили мимо Шейна так близко, что он мог бы дотронуться до каждой из них, но у него такого желания не возникало. Мастика, покрывавшая груди девиц, отчего соски торчали вперед, кое-где уже начала отваливаться. Высокая брюнетка, скрестив руки, наклонилась над столом Шейна.

— Пойди прими ванну, может быть, тогда я захочу поиграть с тобой, куколка,— сказал он ей со смехом.

Майкл сосредоточил все внимание на стаканах. Когда ему принесли бифштекс, он почти осушил второй. Девушка поставила перед ним тарелку и ожидала, когда он разрежет мясо. Мясо было красное, почти сырое внутри, но хорошо обжаренное снаружи. Он удовлетворенно кивнул и спросил у девушки:

— Мона свободна?

— Мона Табор? Я думаю, что она еще не пришла. Пойду посмотрю.

Шейн принялся за третий стакан, но менее чем через минуту девушка вернулась.

— Моны еще нет. Она позвонила и предупредила, что немного опоздает. Я могу порекомендовать вам другую танцовщицу, если вы пожелаете.

Шейн поблагодарил, попросил не беспокоиться и занялся бифштексом.

Оркестр заиграл нечто бравурное. Внимание Шейна привлекла девушка с фиговым листочком и экстравагантно одетый мужчина, танцевавшие весьма темпераментный танец.

Потягивая остатки виски, Майкл с грустью подумал, что для такого танца он уже стар.

Во время антракта, когда в зале снова зажглись огни, появилась Дороти Трип. На ней было узкое короткое блестящее платье, в волосах сияли фальшивые бриллианты. Она остановилась на пороге и что-то спросила у метрдотеля. Шейн видел, как тот кивнул и осторожно указал на него.

Дороти медленно повернула к нему голову. Шейн поднял руку. Не ответив на его приветствие, девушка проследовала за метрдотелем и села за столик, откуда могла видеть входящих.

Шейн сделал знак официантке, и та поспешила к нему. Майкл заказал бутылку портвейна «Ди Бланк» 1952 года, потом закурил сигарету. Вновь погасли огни. На сцену под свет прожекторов вышла толстая женщина и начала петь одну из песенок про «Франка и Джона». Шейн не терпел, чтобы женщины пели непристойности, но посетители этого ресторана любили их. При слабом свете настольных лампочек можно было видеть, как люди шептались, смеялись и аплодировали особенно непристойным куплетам.

Зал быстро наполнялся. Едкий запах марихуаны перебивал запах табака.

В антракте Шейн разглядывал пары на танцплощадке. Было заметно, что по крайней мере половина из них — наркоманы. Майкл понял, что прелестные девушки торговали и марихуаной.

Дороти Трип по-прежнему сидела за столиком одна, устремив глаза на дверь. Она не казалась взволнованной, и весь вид ее говорил о том, что она не сомневается в приходе Карла Мелдрума.

К Шейну подошла девушка.

— Приехала Мона. Я сказала ей, что ее спрашивал один клиент. Она сейчас подойдет к вашему столику.

Майкл поблагодарил девушку и дал ей доллар. Затем он отвернулся, так как боялся, что если Мона увидит его, то вряд ли подойдет к столику. Через несколько секунд он услышал звук шагов и приглушенное восклицание.

Он быстро повернулся, оттолкнул стул и встал. Мона кусала губы, взгляд ее стал жестким.

— Это вы! Как я не догадалась раньше…

Волосы Моны блестели. На ней было белое вечернее платье, в котором она казалась юной невинной девочкой.

Шейн сделал знак, чтобы принесли еще фужер, и предложил Моне стул, на который она села после некоторого колебания. Он поднес ей сигарету, зажег ее и налил в фужер превосходного портвейна.

Она отпила глоток и сделала гримасу:

— Вот уж не питье для мужчин!

— У меня женский вкус,— признался Шейн.— Вы не должны ругать и мои сигареты.

— Ладно. Я не употребляю марихуану, если вы имеете в виду именно это.

— Это, конечно, трудно совместить с абсентом, но ведь ее продают здесь, не правда ли?

— Разумеется. Вот почему ремесло танцовщицы так опасно. Слишком много конкуренции среди профессионалов со всеми этими, которые накачиваются наркотиками.

Мона как бы с трудом роняла слова, голос ее был усталым…

— Вы сегодня видели Карла Мелдрума? — спросил Шейн после долгого молчания.

— А вам какое до этого дело?

— Никакого. Вы его не видели…— резюмировал он, внимательно посмотрев на Мону.— Вы ждете его сегодня вечером?

— Ждать Мелдрума? — горько произнесла Мона.— Для меня это кончено! Кончено навсегда! Не может быть и речи, чтобы я для него сделала еще что-нибудь! Никогда больше!

Майкл указал на сидевшую в одиночестве Дороти Трип.

— Можно подумать, что мисс Трип ждет кого-то.

Мона повернулась и пожала плечами.

— О, она… Она кидается Карлу под ноги.

— В ее распоряжении скоро будет отличный кусок.

На лице Моны появилось выражение злобы, смешанной со страхом.

— Если Карл наложит на него руку, этого куска надолго не хватит.

Сделав усилие, чтобы успокоиться, она продолжала:

— Почему вы все время пытаетесь переложить на другие плечи преступление, совершенное накануне? Дарнелл мертв и похоронен. Разве вы не можете оставить их всех в покое?

— Я уже изложил вам свою точку зрения. И могу в одинаковой степени считать виновным и вас, и Карла, и Ренслоу.

— Вот вы уже второй раз обвиняете меня. На каком основании?

— Вы одна из главных подозреваемых. Вы достаточно сильны нравственно и физически, а абсент заставляет людей проделывать странные вещи. Карл пытается покрыть кого-то. Может быть, вас. Он, например, мог впустить вас вчера вечером к Трипам, может быть, вы сняли слепок с его ключа. Так или иначе вы держите Мелдрума в руках и уверены, что он вернется к вам с деньгами, которые скоро получит. Вам, может быть, надоело ждать, пока на Леору Трип подействуют письма с угрозами, и вы предпочли, чтобы он попытал удачи с ее падчерицей. Боже мой! А мне и невдомек, что все так хорошо сходится. Он не знал, что вы замыслили, и вчера вечером послал еще одно письмо. Все в порядке. Это я, чтобы вас успокоить, просто думаю вслух.

Майкл с торжеством поднял свой стакан и опорожнил его. Мона пристально посмотрела на него. В полутьме глаза ее блестели и, как и волосы, казались неестественными.

— Что это за письма, о которых вы все время твердите? Сначала вы утверждали, что их писал Буслл, а теперь обвиняете Карла.

Шейн с восхищением смотрел на нее.

— От этих писем, моя дорогая подозреваемая, зависит раскрытие очень странного преступления.

Он наполнил оба стакана и продолжал:

— Ренслоу будет удовлетворен, если обвинят Карла. Надеюсь, вы поняли, что я не шутил сегодня утром, когда говорил, что брошу кого-то на съедение львам?

— И вам совершенно безразлично, будет ли то виновный или нет? Вы сфабрикуете доказательства против кого угодно, если только удастся, вам!

— Совершенно верно. Я фабрикую доказательства против всех, кого считаю виновными. Но вы очень ошибаетесь, полагая, что я стремлюсь обвинить невиновного.

— Это не великодушно! И это, кроме всего прочего, ложные доказательства.

С циничной улыбкой и странным огоньком в глазах Шейн признался:

— Мне, возможно, придется сфабриковать улики, чтобы убедить полицию. У Пантера такая дубовая башка, что я буду вертеться как сумасшедший, чтобы убедить его… Мне кажется, что, должно быть, Ренслоу предложил вам достаточно большой куш, чтобы убедить вас отдать Карла в лапы полиции. Разве я не прав?

— Он сделал мне такое предложение, это верно.

— Но этого мало для того, чтобы заставить вас бросить вашего мужа, а?

— Хватит! — закричала Мона, вскочив.— Откуда вы узнали, что…

Она вдруг замолчала и прикусила губу.

— Просто догадался. Вы говорили мне, что вы замужем, но для вас это ничего не значит. С другой стороны, вы совершенно уверены в том, что держите Карла в руках. Было нетрудно догадаться, на чем основана эта уверенность. Ренслоу знает это?

— Нет. Почему вы спрашиваете об этом?

— Если бы он это знал, то, возможно, повысил бы ставку.

— До этого дело еще не дошло… но… может быть, вы правы…

— По-видимому, после моего ухода вы выпили слишком много абсента, так что не все поняли…

Шейн остановился. Подняв глаза, он через плечо Моны увидел в дверях зала Буслла Ренслоу. Он был в смокинге и выглядел весьма элегантно, но его глаза были красными, а лицо осунулось.

Шейн взглянул на Дороти Трип. Она смотрела на своего дядю и, казалось, не узнавала его. Ренслоу заметил Шейна и Мону и, чуть поколебавшись, направился к их столику.

— Вот ваш компаньон по пьянке,— прошептал Майкл.— Он идет прямо к вам. Вы не хотите с ним встречаться?

Мона, повернувшись, увидела Ренслоу и произнесла с искренним весельем:

— Я потеряла с вами столько времени, прекрасный блондин, а мне надо немного поработать.

Уходя, она небрежно кивнула Ренслоу. Бывший заключенный занял ее место:

— Вам здорово везет, старина,— сказал ему Шейн.— Что вы будете пить?

— Ничего, спасибо, не пойдет. Мои нервы на пределе.

— Это абсент.

— Она никогда не пьет ничего другого.

Ренслоу казался безразличным, далеким ото всего, а его взгляд был таким же кротким, как и у сестры — Леоры Трип.

— Когда окончилась ваша попойка?

— Час тому назад. Я вернулся к себе, чтобы немного освежиться и прийти в себя от ужасного вкуса этого абсента.

— Попробуйте выпить пива,— предложил Шейн.

Ренслоу вздрогнул:

— Нет, может быть, попозже.

В зале появился посыльный и стал обходить столики, наклоняясь с каким-то вопросом к сидящим. Он приближался к столику Шейна и Ренслоу, который нервно закурил сигарету и не сводил глаз с посыльного.

Интуиция Майкла подсказывала, что этот посыльный был посланием судьбы. Он не знал, почему, но легкая дрожь пробежала по его телу, когда парень подошел к ним и спросил:

— Мистер Буслл Ренслоу?

Ренслоу утвердительно кивнул, и посыльный протянул ему конверт. Шейн дал посыльному монету, в то время как Ренслоу нервно раздирал конверт. Пока Ренслоу читал письмо, Майкл не сводил с него глаз.

Ренслоу, судорожно зажав листок дрожащими руками, еще раз перечитывал написанное. Он страшно побледнел, а Шейн спросил участливо:

— Что, плохие вещи, старина?

Майкл, наклонившись вперед, попытался прочитать послание, но не смог различить ничего, кроме подписи Карла Мелдрума.

Ренслоу поднял глаза и скомкал письмо.

— Нет… Это шутка… Скверная шутка.

Устремив глаза в пустоту, он стал медленно рвать письмо.

— Простите меня,— сказал он, вставая, и, глядя куда-то вдаль, неверными шагами направился к выходу.

Шейн увидел, что у входа к Ренслоу подошла Мона, и у него создалось впечатление, что она ожидала, когда тот уйдет.

Она что-то сказала. Ренслоу сухо ответил. Глаза Моны округлились, и она, как показалось Шейну, начала протестовать.

Ренслоу хотел выйти, но она вцепилась в него, тогда он оттолкнул ее и, размахнувшись, ударил по щеке.

Удар был так силен, что Мона упала на колени и закричала. Что она кричала, Майкл разобрать не мог. К Моне бросились мужчины и стали поднимать ее. Ренслоу скрылся. Никто не смотрел на Шейна. Он быстро подобрал с пола маленькие клочки письма.

После кропотливых получасовых усилий, несмотря на то, что многих клочков не хватало, ему удалось рассортировать найденное:

«…где видел… ство миссис… рип… полночь… триста шесть… терраса… лучай… я обра… цию…»

Он сунул все части мозаики в карман и вскочил. Швырнув на стол десять долларов, Майкл побежал в гардероб за плащом. Дороти Трип исчезла, видимо, тогда, когда он восстанавливал письмо.

Майкл гнал машину, как сумасшедший, но когда машина, заскрежетав тормозами, остановилась, он сразу понял, что приехал слишком поздно.

Возле дома на лужайке сгрудились полицейские машины, а в саду толпились взволнованные соседи.

Шейн остался сидеть за рулем. Закурив сигарету, он с силой тряхнул головой и открыл дверцу. Если бы он поспешил за Ренслоу…

Но он не поспешил за ним и потерял полчаса. Майкл вылез из машины и тяжелыми шагами направился к входу в здание. В горле у него пересохло, голову сверлил вопрос — где может быть Филлис…

Глава 16

Полицейские заполонили все… Когда Майкл проходил через холл, сержант с толстой шеей узнал его и бросился к нему.

— Что вам здесь нужно, Майкл? — спросил он тихо.— Есть ордер на ваш арест.

— Я знаю, Шенон! Начальство наверху?

Да, в триста шестом номере. Послушайте, вы можете удрать через заднюю калитку. Поверьте мне, парни вас пропустят…

Не слушая его, Майкл, сопровождаемый Шеноном, направился к лестнице. Перепуганный молодой негр громко захлопнул дверцу кабины лифта и, не дожидаясь распоряжений, поднял их на третий этаж.

Перед квартирой Моны Табор двое агентов расталкивали небольшую кучку любопытных и болтливых жильцов. Они расступились, давая дорогу Шейну и сержанту.

Полицейский фотограф делал снимки. Тело Карла Мелдрума было распростерто посередине ковра. Рядом валялась окровавленная бутылка. Лоб Карла был разбит, левая щека в крови, рот широко открыт. Сейчас он совсем не походил на Дон Жуана.

Двое техников деловито снимали отпечатки пальцев со всех предметов и мебели. Из комнаты доносился гул голосов.

Шейн и Шенон обошли вокруг тела и направились в спальню.

Здесь на неубранной постели сидел Буслл Ренслоу. Элегантный смокинг Ренслоу был измят, на виске красовался огромный синяк, на руках виднелись наручники. Безумный взгляд Буслла был устремлен на стоявшего перед ним Уилла Джентри. В углу спальни топтались еще двое полицейских.

— С такими глупыми баснями вы не вылезете из этой истории,— ворчал Джентри.— Никто не видел этой девушки, парень из лифта никого, кроме вас, не поднимал сюда сегодня вечером. Чем скорее вы скажете, как было дело, тем быстрее мы покончим со всем этим.

Ренслоу покачал головой, и, когда он позади инспектора увидел Шейна, в его глазах засветилась надежда.

— Вот он! — воскликнул Ренслоу.— Вот Шейн. Он скажет вам, в какое время я покинул «Телли-Хо». Он подтвердит, что я не мог убить Мелдрума.

Он умолял Шейна взглядом, потом несколько раз моргнул, как бы намекая на что-то.

Джентри повернулся.

— Привет, Шейн! А я все ломал голову, когда же вы появитесь?

Шейн, держа руки в карманах и избегая взгляда Ренслоу, подошел поближе.

— Что происходит?

— А происходит то, что эту птицу поймали с рукою в мешке и что он рассказывает небылицы, будто бы появился здесь уже после совершения преступления. Он клянется, что ничего не знает. Похоже на то, что вы обеспечите ему алиби.

— А что это за девица, о которой он говорил?

— Это самое нелепое! — воскликнул Джентри, поворачиваясь спиной к Ренслоу.

Он пристально посмотрел на Майкла и подмигнул ему.

— Он утверждает, что, когда он вошел, здесь была девушка, что она набросилась на него с маленьким автоматическим револьвером и, как он говорит, они подрались. Потом ему удалось вырвать у нее пистолет, и она удрала.

— Это правда! — завопил Ренслоу.— Она, вероятно, убежала по лестнице, когда вы поднимались в лифте. Если вы ее найдете…

— Ее приметы сообщили по радио,— вздохнул Джентри.

Инспектор повернулся к Шейну.

— Это шустрый тип, никакого сомнения. Ему известны приметы девицы. Если он говорит правду, то вы, возможно, знаете эту девушку, может быть, видели ее здесь, когда занимались делом Трип. Вот как он описывает ее.

Не спуская глаз с Майкла, Уилл Джентри описал приметы… Филлис.

Майкл все больше хмурился. Наконец он проговорил:

— Нет, нет, Уилл, я уверен, что эти приметы не подходят ни к кому из проходивших по делу Трип. Он просто хочет отмыть свои лапки.

— Я думаю то же самое. А пока проверим обстоятельства. Может быть, его алиби ничего не стоит?

— Вы когда приехали сюда?

— В двенадцать пятнадцать нас вызвала консьержка. Она кричала, что в триста шестом кого-то убили. Полиция прибыла сюда через пару минут.

Шейн покачал головой.

— Как я могу подтвердить его алиби? Он покинул «Телли-Хо» в одиннадцать тридцать восемь, я засек время. На машине езды сюда не более десяти минут.

Дикие вопли вырвались из горла Ренслоу. Он вопил:

— Подонок! Дерьмо! Флик! Все вы одинаковы! Вы хотите, чтобы меня опять засудили? Нет, на этот раз вам это не удастся!

Подняв скованные руки, он рванулся вперед, но Майкл и Джентри оттолкнули его.

— Последите за ним,— приказал Джентри своим людям.— Майкл, вы, может быть, знаете, какую он играет роль во всей этой истории? Карл Мелдрум, о котором вы мне говорили сегодня утром в связи с делом Трип, мертв. Между ними есть какая-нибудь связь или это другое дело?

— Вы знаете, кого задержали, Уилл?

— Нет. При нем нет бумаг, удостоверяющих личность, назвать свое имя он отказался.

— Это Буслл Ренслоу,— сказал Майкл с легкой жалостью в голосе,— брат Леоры Трип, бывший заключенный. Он отсидел двадцать пять лет в Колорадо за убийство. Этого достаточно, Уилл?

— Еще бы! Вы считаете, что он имеет отношение к смерти своей сестры?

Шейн ответил не сразу. В тишине были слышны лишь жалобы Ренслоу, которого держали два инспектора.

— Если сказать правду, Уилл,— наконец заговорил Майкл,— я почти уверен, что имею доказательства того, что вчера вечером Ренслоу убил мисс Трип, и он же убил Мелдрума, чтобы помешать тому заговорить.

— Браво, Майкл! — похвалил Джентри.— Могу поверить, что вам удастся вытащить виновного из рукава, как только это понадобится. Ну. ладно. Уведите этого!

Шейн с бесстрастным лицом смотрел, как полицейские уводили Ренслоу.

Джентри пошел за ними, перебросился несколькими словами с техниками и, вернувшись в спальню, закрыл дверь. Шейн сидел в кресле у окна и курил сигарету. Откинувшись назад, он задумчиво наблюдал за колечками дыма. Джентри плюхнулся на кровать и закурил сигару. Молчание становилось напряженным.

— Итак, Майкл?

— Что?

— Ну что же наконец! Вы сами знаете! Это ваша жена!

Шейн быстро встал.

— Что моя жена?

— Будет лучше, если мы выясним все сразу. Я был вынужден опубликовать ее приметы.

— Зачем? Ради бога, почему? Вы ведь могли подождать? А я еще думал, что вы мне друг! Проклятие!

— Спокойно, Майкл.

— Спокойно? Кроме шуток? Я как болван верил вам! Я же сказал, что Филлис отправилась к Мелдруму, чтобы помочь мне. Ваши проклятые ищейки в один момент зацапают ее и запихнут вместе с проститутками в кутузку. И вы хотите, чтобы я был спокоен?

Уилл Джентри сразу сник и как будто постарел на несколько лет. Он устало произнес:

— Вы знаете, что я сделаю все, что смогу.

— Я не нуждаюсь в вас!

— Майкл! Не спешите сказать то, о чем потом сами пожалеете. Мы вместе пережили немало тяжелых моментов.

— Мне плевать на все! Когда наступает тяжелый день и дела идут плохо, вы бросаете меня. Одно слово бывшего преступника, убийцы, и вы шлете фликов по следам моей жены!

— Я не знал, что это убийца, но даже если бы и знал, то действовал бы так же. Я не верил его россказням, Майкл, ни минуты не верил!

— Тогда почему же вы распространили приметы моей жены?

— Послушайте, Майкл, будьте благоразумны. Вы знаете, что это такое. Если вы поставите себя на мое место…

Шейн снова сел. Он провел рукой по глазам, потер лоб и вздохнул:

— Да… кажется, я сошел с ума…

Джентри секунду наблюдал за ним, потом облегченно вздохнул и зажег сигарету.

— А где пистолет, который, как утверждает Ренслоу, он вырвал у Филлис?

Джентри вытащил из кармана пистолет.

— Вот он. На нем ни одного отпечатка пальцев, что довольно странно, если они, как заявил этот тип, вырывали его друг у друга.

Шейн взял маленький плоский автоматический пистолет и, повертев его между пальцами, фыркнул.

— Из этого пистолета стреляли. Сделан один выстрел,— констатировал Джентри.

— А что, Мелдрум был убит из этого пистолета?

— Врач не нашел пулевого отверстия, но он говорит, что, возможно, пуля попала в голову и рана закрылась вследствие нанесенного позже удара. Все выяснится во время вскрытия.

Шейн некоторое время смотрел на оружие, лежащее у него на ладони, потом, глядя на Джентри, спросил:

— Что вы предполагаете?

— У меня еще не было достаточно времени, чтобы сделать предположения, Майкл… А что, Ренслоу знаком с Филлис?

— Нет.

— Значит, она была здесь. Он не смог бы дать такое точное описание, если бы не видел ее.

— А откуда вы знаете, что это была именно Филлис? Проклятие! Ведь есть сотни женщин, которым можно приписать это убийство.

— Но не они провели этот день с Мелдрумом. Вы сами сказали мне…

— Забудьте, что я вам говорил. Это было тогда, когда я доверял вам.

— Послушайте, Майкл, не говорите так. К тому же служащий Палас-отеля видел Филлис, многим известно, что она была с Мелдрумом. Давайте сообразим. Может быть, она пришла сюда с Мелдрумом и он… Ей, возможно, пришлось выстрелить, чтобы защититься от него.

— А потом сразу же разбить ему череп бутылкой?

— Ну, может быть, пули двадцать пятого калибра было мало… Все зависит от места, куда она попала. И если все произошло именно так, Филлис ничем не рискует. С репутацией Мелдрума…

— Боже мой, Уилл, вы извращаете вещи, чтобы все совпало с тем, что сказал Ренслоу. Я не хочу признавать, что Филлис была здесь…

Джентри молча протянул руку, чтобы взять пистолет, и Майкл, после некоторого колебания, отдал его. Джентри сунул пистолет в карман. Лицо его посуровело. Он поднялся и встал перед Шейном, с которым дружил уже десять лет.

— Мне начинает надоедать все это, Майкл. Я довольно часто таскал для вас каштаны из огня, но я делал это потому, что считал вас разумным человеком. Послушайте, ведь всегда можно узнать, кому принадлежит этот пистолет. Если он принадлежит вам или вашей жене, то придется объяснить, каким образом он попал сюда.

— А если это не так?

— Тогда мы, разумеется, допросим его владельца… Майкл! Я прошу вас говорить со мной откровенно и честно. Как вы можете рассчитывать на мою помощь, если что-то скрываете от меня? Вы сказали, что у вас есть доказательства, что Ренслоу убил сестру и что он был вынужден убить Мелдрума, чтобы помешать тому говорить. Где эти доказательства? Дайте их мне, и на этом дело закончится.

— Я говорил бог знает что,— признался Майкл.— Поняв, что Филлис приходила сюда и что Ренслоу хочет обвинить ее, я готов был сказать что угодно, лишь бы вы только забрали его.

— Мне это не нравится. У вас нет никакой необходимости лгать.

— Может быть, это и не ложь. Я смогу еще найти доказательства.

— Только осторожнее, чтобы они не оказались явно сфабрикованными.

— Мне, может, и не придется делать этого. Вы сами поймете, что это не Филлис, когда найдете настоящего владельца пистолета.

— Майкл, не разыгрываете ли вы один из ваших трюков? Разве Ренслоу не унаследует большую сумму после миссис Трип, если не будет обвинен в убийстве?

— Несколько миллионов долларов,— небрежно бросил Майкл.

— Вы не лгали, когда говорили, что у вас есть доказательства его вины? Я вас знаю. Вы боялись за Филлис, и правда ускользнула от вас. Потом вы подумали, что, может быть, лучше скрыть эти доказательства, и пусть меня повесят, по-моему, вы способны поставить Филлис в опасное положение ради миллиона долларов!

Майкл сжал зубы.

— Вы просто подлец! — прошипел он со страшной улыбкой.— Но мужчина сможет оплачивать женщин, имея миллион долларов, так? Я хорошо зацепил вас?

Уилл Джентри отшатнулся, как будто его ударили.

— Я всегда защищал вас, Майкл. Я всегда говорил, что за вашей жесткостью скрывается хороший человек. Но… теперь я просто не знаю…

— Как это трогательно! Вы скоро приведете меня к присяге и заставите признать, что муж всегда должен защищать жену, даже если она замешана в преступлении.

— Замолчите, Майкл! Вы сами не понимаете, что говорите!

— Я излагаю ваши мысли! О! Будь все проклято!

— Куда вы? — закричал Джентри, увидев, что Майкл направился к двери.

— Я ухожу.

— В Майами-Бич есть ордер на ваш арест.

— Кто-то сможет заставить меня стать убийцей, если попытается задержать меня,— ответил Майкл, не оборачиваясь.

Джентри смотрел ему вслед. Тело Мелдрума унесли, но в салоне все еще толпились полицейские. Двое из них устремились к Шейну, но за его спиной Джентри сделал знак, чтобы они не трогали его.

С бледным, окаменевшим и ничего не выражавшим лицом Майкл вошел в лифт. Не оглядываясь, он прошел через вестибюль.

Большинство полицейских машин разъехалось, зеваки тоже разошлись. Майкл сел в машину и, убедившись, что за ним нет хвоста, медленно поехал вдоль улицы.

Настроив радио, Шейн стал слушать новости. После сообщения об угнанных машинах диктор тем же безразличным, монотонным голосом объявил:

— Дополнительные сведения о женщине, разыскиваемой в связи с убийством, совершенным этой ночью. Эта женщина — миссис Шейн, жена частного детектива Майкла Шейна, также разыскиваемого полицией. Ищите их в местах, обычно посещаемых этой четой, в их доме, у друзей и знакомых. Задержите мистера и миссис Шейн. Конец.

Глядя перед собой, Майкл снял с руля потные руки и поочередно вытер их о брюки.

Заявление полиции было ответом Уилла Джентри на сцену в квартире Моны Табор. С одной стороны, Майкл не мог обвинять его. Уилл обязан выполнять свою работу, а Майкл не захотел помочь ему, облегчить ее.

Но в глубине души у него поднималась дикая ярость. Уилл Джентри мог бы больше доверять ему. Майкл никогда не обманывал его и всегда помогал. Разве этого не достаточно?

Видимо, нет. Да, конечно, он потерял голову и выкидывал такие штучки, которые вряд ли позволил бы себе раньше, но Уилл не должен был так реагировать на это.

В первый раз в своей жизни Майкл почувствовал себя совсем одиноким. Это было ужасное чувство. И до сих пор он был волком-одиночкой, но у него был друг, который поддерживал его всегда, во всем и против всех. А теперь он такого друга лишился…

Его не отпускала мысль: где же, к дьяволу, могла быть Филлис?

Несмотря на теплую ночь Флориды, он весь дрожал. Мысли о Филлис, желание найти ее причиняли ему физические страдания. Что же произошло в этой квартире до появления полиции? Майкл солгал относительно времени, когда Ренслоу покинул «Телли-Хо». Он не заметил, в котором часу тот ушел, и солгал он инстинктивно, чтобы выиграть время.

Ренслоу, конечно, появился в квартире после совершения преступления. Из пистолета был сделан единственный выстрел. Майкл не мог утверждать, но ему казалось, что этот пистолет был похож на тот, который принесла Марг, чтобы убить его. После ухода Филлис пистолет исчез из ящика. Одну пулю Марг всадила в потолок. Пусть полиция поищет эту пулю.

Если Филлис в полночь с Мелдрумом отправилась на свидание к Моне и если ей пришлось защищаться этой бутылкой, то почему же она убежала? Это на нее не похоже. Правда, невозможно представить себе реакцию человека сразу же после совершения убийства.

Майкл недоумевал, почему он не решился открыть Джентри свои карты. Эти обрывки письма, которые лежали в его кармане… Этого было достаточно, чтобы обвинить Ренслоу сразу в двух преступлениях. Потому ли, что, уничтожив эту улику, он дал бы Ренслоу возможность получить два миллиона. Может быть, это заставляло его молчать?

Он ничего не понимал, Майкл Шейн всегда старался быть честным хотя бы с самим с собой. Он пытался понять себя, но обнаружил, что человек не всегда способен честно определить причину того или иного своего поступка. Может быть, он готов пожертвовать Филлис ради миллиона долларов? Джентри, может быть, знал его лучше, чем он сам.

Доехав до центра Майами, Шейн сбросил скорость, не доезжая до своего отеля. Он надеялся, что Филлис догадается, что ее ищут, и не вернется домой.

Он повернул на Третью улицу, поставил машину на стоянке и пешком добрался до небольшого отеля, в котором под именем Горация Рамсея снял номер.

Когда Майкл положил на стол пять долларов, полусонный портье предложил доставить ему в номер бутылку виски из соседней лавки. Майкл поднялся наверх, открыл окно и впустил в комнату свежий ветерок, разогнавший затхлый воздух.

Затем он снял трубку и позвонил в свой отель. После полуночи там не было дежурной телеграфистки. Трубку снял портье. Когда Майкл назвал свое имя, то услышал приглушенное восклицание на другом конце провода:

— Да, мистер, я понимаю. Не вешайте трубку, я должен проверить,— нервно бормотал портье.

Шейн ждал, разглядывая цветы на обоях. Через минуту или две он услышал шепот портье:

— Мистер Шейн, я не хотел говорить в холле. Сейчас я в кабинете. Отель… Отель переполнен фликами и…

— Я знаю, что меня ищут. А моя жена? Она вернулась? Она звонила?

— Я… я как раз хотел сказать вам об этом, мистер. Они задержали ее. Они ждали весь вечер и задержали ее сразу же, как только она пришла. Некоторые остались здесь и поджидают вас.

— Им придется ждать меня долго. Спасибо, забудьте этот разговор.

Он с мрачным видом повесил трубку. В номер постучали. На пороге стоял молодой парень с пакетом в руках. Шейн взял пакет, достал бутылку и пил до тех пор, пока не свалился на кровать.

Горло он промочил, и ему было известно, где находится Филлис. А что бы он там в гневе ни наговорил Джентри, обращаться с Филлис полиция Майами будет наилучшим образом.

Он выпил еще и ощутил приятное тепло во всем теле. Рассудок Майкла работал трезво. Он еще не побежден. У него есть еще кое-какие козыри. И если он удачно сыграет партию, то все может измениться.

Еще немного виски. Это помогает мыслить. И вот родился новый вариант, с которым можно было рассчитывать на успех…

Глава 17

Шейн позвонил и попросил принести клей, что было немедленно исполнено. Достав из ящика стола листок бумаги, он разложил на нем маленькие клочки письма Мелдрума и стал последовательно подбирать их. На этот раз реконструкция пошла быстрее, так как он уже знал текст. Старательно разложив все клочки и наклеив их на бумагу, он мог прочитать:

«Я видел, как вы убивали миссис Трип. И я хочу сегодня в полночь поговорить с вами. Квартира триста шесть Резиденс Террас. В противном случае я обращусь в полицию.

Карл Мелдрум».


Это было прямое обвинение в убийстве. Такое письмо мог написать только сумасшедший. Видимо, Мелдрум недооценивал того, кого хотел шантажировать. Он-то не должен был сомневаться, что человек, уже совершивший два убийства, не остановится перед третьим.

У Майкла это не укладывалось в голове. Он никогда не подумал бы, что Мелдрум был до такой степени глуп, чтобы так связать себя.

И вместе с тем, если судить по тому состоянию, в котором Майкл застал его накануне, его голова могла быть ясной, и он, должно быть, поверил в то, что Ренслоу унаследует большое состояние и будет готов дорого заплатить за молчание.

Майкл потянулся на кровати и, закинув руки за голову и закрыв глаза, стал восстанавливать в своей памяти все, что произошло.

Странное поведение Мелдрума, которое казалось, происходило от осознания вины, могло быть также объяснено тем, что он стал свидетелем преступления. Вероятно, он находился в комнате Дороти, подумал Шейн, когда услышал шум в спальне миссис Трип. Ненавидя жертву, он не захотел вмешиваться, но, вероятно, видел все. Потом быстро сошел вниз, унося с собой секрет, который мог принести ему много денег, если убийца не будет обнаружен полицией. Он направился в «Телли-Хо», где договорился с Моной, что та обеспечит ему алиби, потом позвонил Дороти и заручился ее молчанием.

Почему он не беспокоился о том, что Дороти может заподозрить его в совершении преступления? Мелдрум знал, что она терпеть не может мачеху, но…

Вместе с тем Джон Дарнелл, ничего не зная и ни о чем не догадываясь, поднялся наверх, чтобы выполнить условие, и, к своему несчастью, оказался в комнате, когда там появился Трип, последующие действия которого казались совершенно естественными.

Шейн завертелся на кровати. Да, все сходилось. Это восстановленное письмо для Буслла Ренслоу было смертным приговором.

Шейну лишь оставалось позвонить Уиллу Джентри и вручить ему письмо. Будет очень нетрудно найти посыльного «Телли-Хо», доставившего письмо, и свидетелей, которые, возможно, заметили реакцию Ренслоу на письмо… И Джон Дарнелл будет оправдан…

Неожиданно Шейн улыбнулся, вспомнив Филлис. С нее тоже снимут обвинение. Он почувствовал огромное облегчение и подумал, что недолгое пребывание в тюрьме будет хорошим уроком и заставит ее в следующий раз все хорошенько взвесить, прежде чем пускаться в рискованную авантюру для спасения мужа. Было здесь еще одно преимущество. Чем дольше он задержит сведение счетов с Пантером, тем больше эти дураки, обрадованные возможностью напакостить ему, наводнят газеты всякими идиотскими сведениями.

Но даже самый блестящий реванш не сулил Майклу ни гроша, и это удручало его. А сколько долларов может принести ему это дело? Боже мой! Должна же быть хоть какая-то возможность выудить что-нибудь! Ведь тут миллионы! И Ренслоу должен унаследовать колоссальное состояние, и он готов заплатить, чтобы его вытащили из этой грязной истории. Майклу претило, что половина состояния должна перейти к Трипу и его мерзким отпрыскам, а если Ренслоу будет осужден, то и все состояние целиком.

Он закурил, перевернулся на другой бок под жалобные стоны пружин и продолжал рассуждать. Должен же быть какой-то шанс заработать деньги. Работать даром не в обычаях Шейна.

Протекли долгие минуты, потом неожиданно он встал и принялся шагать по комнате. Глаза Майкла блестели. Да! Наконец-то ему удалось нащупать нужное! Теперь надо действовать.

Он спустился вниз, разбудил уснувшего портье и сказал, что ему нужна пишущая машинка, чтобы написать письмо. Тот, зевая, указал на дверь кабинета.

Шейн вошел в кабинет, сунул в машинку лист со штампом отеля и быстро отстучал:

«Мой ангел!

Я боюсь звонить тебе или прийти домой, так как подозреваю, что меня ожидает Пантер. Если это письмо дойдет до тебя, постарайся незаметно выйти из дома и прийти ко мне. Я здесь снял комнату на имя Горация Рамсея. Будь осторожна и проследи, чтобы за тобой никто не увязался.

Твой Майкл».


Он сложил листок и сунул его в конверт, потом написал адрес миссис Майкл Шейн в их отеле. Увидев, что портье спит, он разыскал бумагу без штампа отеля и напечатал следующее:

«Этот проклятый детектив слишком много знает о том, что было вчера вечером. Мне приходится бежать, не успев наложить руку на деньги девицы. Вы получите очень много и должны мне помочь. Если же не дадите достаточно денег, чтобы я смог жить безбедно, то поклянусь, что был нанят вами, чтобы задушить ее. И не вздумайте хитрить, так как я оставил в верном месте письмо, которое будет вскрыто в случае моей смерти. В нем написано, что вы заставили меня нанести этот удар. Увидимся в Террас Резиденс в полночь».


Шейн вынул из машинки листок и положил его в карман. Разбудив портье, он велел ему вызвать посыльного. Дав посыльному доллар, Шейн распорядился доставить письмо только в собственные руки миссис Майкл Шейн и никому больше.

Затем он поднялся в свой номер и быстро принялся за работу. Он прихватил с собой записную книжку Мелдрума с адресами. Сопоставив почерк в книжке и подпись на письме, он на только что напечатанном листке имитировал подпись Карла, затем разорвал лист на мелкие клочки и старательно собрал их на листе бумаги. Проделав это, он свернул листок и положил его в карман пиджака. Потом поднял матрас, сделал в шве небольшое отверстие и сунул в него письмо Мелдрума, обвиняющее Ренслоу в преступлении. После этого аккуратно оправил постель, сел в кресло и стал ожидать результатов своего маневра.

Ему не пришлось ждать долго. Тонкая улыбка показалась на его губах, когда в коридоре послышались тяжелые шаги.

Перед его дверью замерли, было слышно неясное бормотанье. В дверь громко постучали. Майкл отпил глоток коньяка и спокойно закурил сигарету.

Постучали сильнее, и кто-то крикнул:

— Откройте! Полиция!

Шейн не торопясь встал, повернул в замке ключ и, увидев Уилла Джентри и Пантера в сопровождении нескольких полицейских в форме, изобразил удивление.

— Что это… Каким образом…— бормотал Майкл.

Затем он взял себя в руки и любезно произнес:

— Входите. Но сейчас неподходящее время для визитов…

Глава 18

Джентри, не глядя на Майкла, прошел мимо и сел на кровать. У Пантера был вид победителя, хотя на его лице красовался здоровенный синяк, оставленный кулаком Шейна.

— Вы поступили не слишком умно, разбив мне физиономию, Шейн, и ответите за это! Ведь не воображаете же вы, что я позволю вам удрать?

— Мне следовало бы свернуть вам шею, когда мне представилась возможность сделать это,— в тон ему заметил Шейн, поворачиваясь к Джентри.

— Как вы нашли меня?

— Вы поступили не слишком умно, написав Филлис, Майкл. Пантер оставил у вас человека в надежде, что вы совершите такую глупость. Вам известно, что он задержал Филлис?

— Откуда я мог узнать это?

— Вы втянули ее в скверную историю, Майкл.

— А что сказала Филлис об убийстве Мелдрума?

Джентри посмотрел на Пантера, который не мог спокойно стоять на одном месте.

— Не волнуйтесь так, Пит. Сядьте. Шейн не ускользнет от нас. Перед тем как уехать отсюда, я хочу выяснить кое-что.

Пантер сел на краешек стула.

— Единственная возможность заставить его говорить — это прибегнуть к помощи дубины. Дайте мне его на полчаса и…

— Нет, вы находитесь у меня, на моей территории, Пантер, и я думаю, что вы разорвете свой ордер на арест Шейна, как только я кончу свои вопросы. Это так, Майкл?

— Я не знаю, Уилл,— ответил Майкл, вид которого как раз убеждал в этом.

— Мне нужны доказательства,— прорычал Пантер.— Для меня Джон Дарнелл — убийца, и даже если Шейну удастся доказать обратное, ему еще придется ответить за нападение с целью убийства на человека, представляющего закон.

— Никакой судья не поверит, что я собирался убить вас и что мне это не удалось,— рассмеялся Майкл.

— Мы займемся этим позднее,— вмешался Джентри.— В настоящий момент я хочу узнать, что нового обнаружил Майкл в деле Трип.

Шейн сел, скрестив ноги.

— Я еще не готов рассказать вам все, Уилл.

— Боже мой! Неужели вы не отдаете себе отчета в том, что если мы не выясним, какие были основания у Ренслоу убить Мелдрума, то Филлис могут обвинить в убийстве?

Казалось, Шейна совсем не обескуражило это заявление Джентри.

— Это, может быть, отучит ее от желания помогать мне. К тому же она достаточно взрослая, чтобы самой выпутаться из этой истории.

— Майкл, сейчас не время сводить счеты с женой!

— И к тому же почему вы думаете, что я могу узнать причину, вынудившую Ренслоу совершить убийство?

— Потому что, узнав, что Филлис попала в тяжелое положение, вы не задумываясь сказали, сколько сможет вам дать Ренслоу. Я расспросил людей в «Телли-Хо».

— Вот как? И что же обнаружили?

— Прежде всего то, что Ренслоу ушел оттуда не в одиннадцать тридцать восемь. Его билет на стоянке для машин был пробит в одиннадцать пятьдесят. Таким образом, он появился в триста шестом уже после того, как убийство было совершено! Все эти обстоятельства не облегчают положения Филлис.

— Существуют часы, которые показывают неверное время. К тому же я мог бы добраться туда и за пять минут.

— Я знаю, но разве Ренслоу торопился?

— Гм… Что еще?

— Я допросил посыльного, который доставил письмо к вашему столу. Он видел, как Ренслоу разорвал его, а официантка обратила внимание на то, как вы подобрали и складывали это письмо, после чего выскочили оттуда так быстро, будто за вами гнались. Где обрывки письма?

Шейн с невинным видом развел руками.

— Я ничего не знаю о существовании этого письма.

— Что там было написано? — настаивал Джентри.— Нужно выплюнуть кусок, Майкл. Вам нужно добыть доказательства невиновности Филлис. Вы не должны держать их у себя, чтобы шантажировать Ренслоу!

— Секунду! Что у вас есть против Филлис? Вы нашли владельца пистолета?

— Да. Это маленькая подружка Джона Дарнелла. Она сказала, что приходила к вам и вы отобрали у нее этот пистолет, а Филлис призналась, что прихватила его с собой, отправляясь к Мелдруму.

— Вот этого я и боялся,— прошептал Майкл.— А что еще сказала Филлис?

— Очень немного. Филлис отправилась к Мелдруму, чтобы попытаться узнать у него некоторые подробности. Она призналась, что беседовала с ним, переходя из одного бара в другой, провела с ним день, чтобы он поверил… гм… что она может пойти и дальше. В одиннадцать они поехали к Моне Табор. К тому времени он здорово набрался. Тут до него дошло, что его дурачат, и он попытался изнасиловать ее. Она утверждает, что угрожала ему пистолетом, а потом заперлась в комнате. Филлис слышала, как кто-то вошел и стал спорить с Мелдрумом. Затем наступила тишина. Когда она, наконец, набралась храбрости и выглянула, то увидела Ренслоу, склонившегося над трупом, и вышла из комнаты. Филлис сказала, что, когда Ренслоу вырвал у нее пистолет, она страшно испугалась и убежала по служебной лестнице. То, что ваша жена рассказала нам, ничего не даст, если мы не выясним, почему Ренслоу убил Мелдрума. Суд решит, что у Филлис были причины убить Мелдрума.

— Это верно,— спокойно согласился Майкл.— Но во Флориде никогда не осудят женщину, которая защищала свою честь. Так что же вас беспокоит?

Джентри обалдело, как будто не веря своим ушам, уставился на Шейна. Ему стоило большого труда держать себя в руках.

— Это невозможно, Шейн,— наконец выдохнул он.— Вы не можете допустить, чтобы ваша жена прошла через суд, который будет рассматривать, как она хотела обмануть человека и убила этого несчастного, когда тот попытался заставить ее выполнить свои обещания, или, во всяком случае, то, что он принимал за обещания. Нет, Майкл, этого допустить нельзя!

— Она знала, за кого выходила замуж.

— Нет, не знала. Эта девочка принимает вас за господа бога, вы не можете так бросить ее, Майкл. Ведь она еще ребенок и не знает, что существуют мужчины, которые предпочитают деньги чести своих жен.

Майкл цинично усмехнулся.

— Когда все будет кончено, с миллионом долларов в кармане она сможет покрыть себя бриллиантами.

В комнате повисло тяжелое молчание. Джентри дрожащей рукой достал сигарету.

— Нет! — закричал он наконец.— Я не позволю вам поступать так, Майкл. Я не позволю вам испортить все вашим мерзким поведением. Записка, которую получил Ренслоу в «Телли-Хо», видимо, содержала обвинения. У него были веские причины для убийства сестры, и он признается, что ненавидел ее, потому что она оставила его гнить в тюрьме. Его алиби на вчерашний вечер стоит недорого.

— Это только гипотеза, Уилл. А если говорить о ненависти, то не забывайте Трипа, Мелдрума, Дороти и этого маленького кретина Эрнста.

— Не будем отвлекаться. Вы говорили о Ренслоу. Виновным может быть только он. И, отказываясь выложить улики против него, вы не только ставите Филлис в тяжелое положение, но и лишаетесь возможности доказать невиновность Джона Дарнелла и, кстати сказать, вашу тоже. Для чего вам вероятность шантажа Ренслоу, если вы сами будете сидеть в тюрьме!

Не дождавшись ответа Майкла, Джентри стал настаивать более жестко:

— Это письмо у вас! Вы его не уничтожили, потому что, когда Ренслоу унаследует деньги, оно будет стоить целое состояние. Без этого письма я отсюда не уйду.

— А почему вы думаете, что оно здесь?

— У вас не было времени засунуть его куда-нибудь в другое место! Вы не знали, что мы найдем вас здесь и под фальшивым именем. Это маленькое послание Филлис — одна из самых больших глупостей, Майкл.

— Не очень умно, признаюсь. Но вы ошибаетесь, я выбросил эти клочки после того, как прочитал текст.

— Я не верю вам.

Майкл иронически усмехнулся, потом его лицо превратилось в маску гнева и отчаяния. Он медленно поднялся.

— Я не имею обыкновения позволять называть меня лжецом!

— Это большая ошибка, Майкл,— проворчал Джентри.— Вы отдадите мне письмо?

— Никогда в жизни. Даже если бы оно и было у меня.

Джентри встал и сделал шаг вперед. Майкл сжал кулаки.

— Мне не хотелось бы бить человека вашего возраста, Уилл, так что не приближайтесь…

Джентри, колеблясь, остановился на мгновение, потом вздохнул и направился к двери.

— Вы сами хотите этого… Входите, бригадир. И вы, Кейси и Ренбоу!

Вошли бригадир и два рослых агента полиции и застыли в ожидании приказа. Шейн отступил к стене.

— Это плохо кончится, Уилл,— предупредил он.

— Увидим. Я хочу получить это письмо. Бригадир, возьмите свою дубинку и действуйте. Он никогда не носит оружия, но все-таки подходите к нему осторожно и берегитесь его кулаков.

Трое агентов с поднятыми дубинками приближались к Шейну, который обратился с последней мольбой к старому другу:

— Не делайте этого, Уилл… Вы пожалеете об этом, я вас предупредил…

Он пригнулся, уклоняясь от дубинки, и сильным ударом отшвырнул от себя Ренбоу метра на два, но бригадир, отскочив в сторону, нанес ему хорошо рассчитанный удар по затылку.

Майкл зашатался. Кейси удалось схватить Майкла за руки, и бригадир мгновенно надел на его правое запястье наручник, потом оттянул руку назад и защелкнул второй наручник на левой руке Майкла.

— Так будет лучше,— заметил Джентри.— Подождите нас в коридоре.

Агенты вышли.

— Мне не хотелось бы делать это, Майкл, но я вынужден обшарить вас. Если этого письма при вас не окажется, я переверну все в этой комнате и найду его!

Шейн наклонил голову.

— Хорошо, Уилл. Но вы действуете как настоящий подонок и болван, мешая мне разыграть эту игру так, как я считаю нужным. Письмо в наружном кармане…

Толстые пальцы Джентри скользнули в карман пиджака, и Пантер, увидев письмо, подскочил.

В наступившем молчании оба читали текст, составленный Майклом, в котором Мелдрум обвинил сам себя и тем самым доказал невиновность Ренслоу в убийстве Леоры Трип.

Наконец Джентри пробормотал:

— Но… но, черт возьми, Майкл… это… это совсем не то, что я думал…

— Вы должны были больше доверять мне и не сомневаться в том, что я отдаю себе отчет во всем, но нет, вам надо было убедиться собственными глазами. Ну что же, вы теперь довольны? Он по-прежнему виновен, ваш Ренслоу?

— Но нет… нет, Майкл. Судя по этому письму, Ренслоу вряд ли мог желать смерти Мелдрума. Если Мелдрум действительно написал письмо, в котором обвиняет Ренслоу в том, что тот нанял его для убийства миссис Трип, Ренслоу, конечно, не стал бы убивать его.

— А что теперь относительно Филлис? — спросил Шейн.— Это письмо доказывает, что Ренслоу приехал слишком поздно, и если он не солгал…

Голос Майкла сорвался. У него вырвалось нечто вроде рыдания.

— Но тогда,— воскликнул нервно Пантер,— Джон Дарнелл невиновен! И вместе с тем вы почему-то не хотели показать эту записку, которая вытаскивает вас из ямы!

— Не говорите глупостей, Пантер,— сказал Джентри.— Он сделал это не для того, чтобы помочь нам. Проклятие! Это бросает тень на его жену! Майкл, почему вы мне ничего не сказали!

— Не сказал? Я сделал все, чтобы вы оставили меня в покое! Но нет! Вы не хотели верить мне. Вы хотели силой отнять у меня это письмо. Теперь оно у вас, так что вы собираетесь делать?

— Послушайте,— с живостью вмешался Пантер.— Возможно, мы сумеем прикрыть все это в интересах Шейна и ваших, Уилл. Ведь вы хотите, чтобы его жена была освобождена? Мы сможем поставить на все это крест!

— Нет,— сухо возразил Джентри.

— Я не хочу сказать, что мы можем уничтожить это письмо,— пояснил Пантер.— Я думаю, что некоторое время мы можем помолчать, ну, скажем, сутки… До того времени, когда я сделаю заявление прессе, в котором объясню, что я… что я не совсем удовлетворен продвижением дела и что… следствие будет продолжено… Естественно, я попрошу губернатора не давать хода моей телеграмме с заявлением. Я объясню ему, что несколько поторопился…

— Вероятно, Уилл согласится не обнародовать это письмо сразу же,— перебил его Шейн,— и это даст мне возможность обсудить с адвокатом положение Филлис и разработать систему защиты. Итак, Уилл?

Джентри снова сел на кровать и еще раз внимательно прочитал письмо.

— Я полагаю, что это возможно,— медленно произнес он.— Но если Ренслоу не виновен, я не собираюсь держать его в тюрьме и немедленно отдам приказ об освобождении, мотивируя это тем, что получены доказательства его невиновности.

Не глядя на Шейна, он подошел к двери и, открыв ее, приказал бригадиру снять с Майкла наручники, а затем удалиться вместе со своими людьми.

Шейн потер онемевшие пальцы. Джентри осторожно свернул и положил в карман бумагу с письмом. Немного замявшись, он обратился к Майклу:

— Я очень огорчен, Майкл…

Потом вышел и закрыл за собой дверь. Шейн глубоко вздохнул и повернулся к Пантеру.

— Вы хорошо сделаете, если подготовите ваше заявление немедленно.

— Да, конечно… Но о чем?… А если заявить, что я притворялся уверенным в виновности Джона Дарнелла, чтобы заманить в ловушку настоящих убийц?

— Мне кажется, что это очень недурно. Только не упоминайте обо мне ни слова. Я оставлю всю славу вам. Все, о чем я попрошу вас, это сообщить, что у вас нет ни малейшего сомнения в том, кто убил миссис Трип. Мне кажется, что и я смогу ухватить несколько крошек, если все пойдет хорошо.

— Как вы можете думать о деньгах, когда ваша жена находится в тюрьме и обвиняется в убийстве? — возмущенно воскликнул Пантер.

— Она еще не осуждена, и о будущем пока гадать не будем…

Глава 19

Шейн вошел в кабинет Джентри через несколько минут после того, как Ренслоу сообщили об освобождении из тюрьмы. Он, побледнев и не шелохнувшись, выслушал это постановление.

— Вас, без сомнения, допросят как свидетеля по делу Трип, чтобы опознать письмо. Вам здорово повезло, что Шейн догадался подобрать клочки этого письма. Если бы не он, плохо было бы ваше дело!

Ничего не ответив, Ренслоу бросил непонимающий взгляд на Шейна и это было единственной реакцией на слова Джентри.

— Я прошу вас не покидать город,— продолжал Джентри.— А сейчас можете быть свободны.

— Благодарю.

Шейн и Ренслоу вышли в прохладу пустынных улиц. Ренслоу глубоко вздохнул и произнес:

— До чего же хорошо…

В молчании раннего утра их шаги звучали таинственно и глухо. На небе еще был виден бледный серп луны. Проехавший молочный фургон испугал кота, и тот нырнул в подворотню. Шейн и Ренслоу были одни в этом сонном городе.

Пройдя сотню шагов, Ренслоу первым нарушил молчание.

— Я ничего не понимаю. То, что сказал Джентри, до меня не доходит. Если вы подобрали клочки и сложили их, то почему в убийстве обвинили не меня?

— Джентри не видел записки Мелдрума.

— Что? Он ведь говорил именно о ней!

— Он думал, что это так. Мы поднимемся ко мне, и я вам всю объясню.

Они прошли через маленькую служебную дверь, и Шейн провел Ренслоу в свое бывшее жилище на втором этаже, теперь служившее ему конторой.

После его потасовки с Эрнстом гостиная была в плачевном состоянии. Под изумленным взглядом Ренслоу Майкл обошел комнату, поднимая опрокинутую мебель, и кое-где навел порядок. Потом он открыл шкафчик с ликерами.

— Что будете пить?

Ренслоу внимательно осмотрел бутылки и остановился на бурбоне. Шейн же предпочел коньяк. Он поставил на стол стаканы, сифон и кувшин со льдом.

Ренслоу сел за стол, Шейн, перекинув ноги через подлокотники утонул в кресле. Они закурили и выпили в полном молчании. Майкл не торопился начинать разговор.

Наконец после небольших колебаний Ренслоу заговорил:

— Я слышал один разговор в тюрьме… похоже на то, что они поймали мышку, которая убила Карла…

— Они задержали молодую женщину, которую вы видели у Моны… после смерти Мелдрума.

— И она… так кто-то сказал, что это ваша жена?

— Да.

— Но как же так… Я ничего не понимаю. Скажите, между нами, вы знаете содержание той записки? Ведь я должен был помчаться к Карлу и убрать его, чтобы он не выдал меня полиции якобы за убийство сестры. И если в полиции прочтут это письмо, им будет наплевать на то, что я ни в чем не виновен. Безусловно, они отправят меня без промедления жариться на электрическом стуле.

— Да, вы близки к истине.

— Я не понимаю, почему вы не показали им этого письма. Меня из тюрьмы выпустили, так что теперь все подозрения падают на вашу жену. Ведь если не я, так только она могла убить Карла.

— Может быть, мне больше по душе ваше общество?

— Идите знаете куда? Вы что-то замышляете, я уверен в этом.

— Да,— признался Шейн.— Я сделал фальшивку, подделав подпись Мелдрума. Это письмо Мелдрума у Джентри, а подлинное у меня. В подложном письме Мелдрум признается, что убил Леору, и угрожает, что если не получит вознаграждения за молчание, то обвинит вас в том, что вы его наняли. Он предусмотрел и тот случай, если вы вздумаете от него избавиться, и для страховки подготовил еще одно письмо, которое будет опубликовано в случае его смерти.

— Теперь понятно, почему меня освободили. Какова цель вашей игры? Почему вы сделали это для меня и бросили жену на произвол судьбы?

Майкл зашевелился в кресле.

— Только одно — деньги.

— Понятно. И если я не ошибаюсь, в случае моего отказа вы предъявите полиции подлинник, и у меня на шее будут два преступления?

— Браво!

— Но я-то ведь никого не убивал! Ни того, ни другого!

— Не убивали?

— Клянусь вам!

— Ваши клятвы мне ни к чему,— холодно парировал Шейн.— Но, безусловно, это очень заинтересует полицию. Вы знаете, как это обычно бывает. Сперва исполнят, а уж потом задают себе вопросы.

Ренслоу подскочил. Его била дрожь.

— Да, да, тогда мне конец. Я это сразу понял, прочитав письмо. У меня потемнело в глазах… И если бы я не разорвал этого письма и так неосторожно не оставил его там…

— Эта ошибка обойдется вам очень дорого. Очень дорого.

Ренслоу дрожащей рукой поднял стакан. Бурбон потек у него по подбородку.

— Я пропал, это конец. Я не возражаю, но у меня сейчас мало денег, и я не знаю, смогу ли я…

— Не пудрите мне мозги. Зарубите на носу, что я не играю в игрушки. Лучше подсчитайте, сколько может стоить ваша шкура.

— Неизвестно, что я получу, а пока у меня только ежемесячное пособие.

— Которое намного больше того, что вы получите, если вас осудят.

— Знаю. Я ведь сказал, что не стану спорить. Я не совершал преступления, но если вы покажете мне подлинное письмо, мне крышка Я просто хочу, чтобы вы поняли, что сейчас я не богат.

— Неважно. Вот, выпейте еще.

— Да, мне необходимо выпить.

Ренслоу наполнил свой стакан, медленно опорожнил его и продолжал дребезжащим голосом:

— Я не собираюсь жадничать, говорю вам откровенно. Я отдам вам все, что удастся собрать, до последнего цента…

— А сколько вы сможете собрать? Пятьдесят тысяч?

— Пятьдесят ты?!. Что с вами? Где мне достать такие деньги?

— Тогда двадцать пять тысяч, идет?

У Ренслоу перехватило дыхание. Открыв рот он посмотрел на Шейна и запричитал:

— Вы просто сумасшедший! Ненормальный! Это будет чудо, если я смогу собрать две тысячи долларов!

— Мелкой монетой! — ехидно заметил Шейн.

— Клянусь вам, я не смогу достать больше.

— Тем хуже для вас. Я не знал, что даром теряю время с нищим. Нужно было оставить вас в тюрьме.

— Проклятье! Вы очень жестоки. Я ничего больше не смогу сделать.

— А разве вы не наследуете миллионы?

— Не ранее того, как все будет закончено. По крайней мере не раньше, чем через год. Если вы сможете подождать…

Насмешливый хохот Шейна заглушил лепет Ренслоу.

— Все ясно…

Он нахмурился и погрузился в раздумья. Ренслоу хотел что-то сказать, но Майкл жестом остановил его.

— Подождите, я сейчас подумал вот о чем. Может быть, мне стоит продать товар другому покупателю… Как глупо, что это не пришло мне в голову раньше! Если вас осудят за убийство сестры, то Трипу достанется все состояние жены. Он получит миллионы, не так ли?

— Боже мой! Не делайте этого! Неужели вы хотите продать меня тому, кто больше даст?

— Почему бы и нет? Для меня вы всего лишь возможность заработать деньги. Трип — деловой человек. Он сразу смекнет, что он выиграет, если вас засудят. Уж он-то заплатит! Это будет лучше со всех точек зрения. И пользы больше. Отдав вас в руки фликов, я не только заставлю Трипа платить, но и спасу жену. Совсем неплохо!

Шейн со смехом поднял стакан и выпил.

— Да, вы способны на это,— со вздохом отметил Ренслоу.

— А почему бы и нет? Вчера я сказал вам, что мне нужен виновный, и он у меня будет, неважно, кто…

Ренслоу вдруг вскочил и заорал:

— Вы сошли с ума! Я не позволю сделать это. Может быть, вы поступили не слишком умно, сохранив это письмо. Никто о нем не знает, и, если я убью вас, этого тоже никто не будет знать.

С горящими от гнева глазами он повернулся и схватил стул. Шейн засмеялся ему в лицо:

— Поставьте стул. Мертвых уже более чем достаточно.

— Вы сами лезете на рожон!

— Не валяйте дурака. Вы не далеко продвинетесь, если я разобью вам морду. Итак, ваши предложения…

Ренслоу колебался. Пальцы его разжались и выпустили стул.

— Вы знаете, что я не могу предложить вам так много, как Трип,— начал он,— у меня нет кругленького счета.

— Поставьте стул и сядьте.

Ренслоу сел. От резкого взрыва ярости он задыхался и был очень бледен.

— Вот так-то лучше. Послушайте, разве вы не можете достать денег под будущее состояние? Тот, кто должен унаследовать несколько миллионов долларов, безусловно, может достать несколько тысяч… Это не составит труда.

— Я не уверен, смогу ли…

— Послушайте, пять тысяч долларов — это ведь не сумма. Что вы скажете на этот счет?

Ренслоу опорожнил стакан, и щеки его стали понемногу приобретать естественный цвет. Он медленно наклонил голову.

— Я полагаю, что смогу достать такую сумму. Мона… Она знакома с богатыми людьми.

— Устраивайтесь, как знаете, но завтра в полдень — последний срок.

— Вы даете мне слишком мало времени.

— Я не могу дать больше.

— Хорошо. Я попытаюсь…

— Советую вам добиться успеха. Завтра в полдень жду вас здесь с деньгами, иначе подлинник будет отправлен в полицию.

— И если я приду?…

— И если завтра придете с пятью тысячами долларов, то будете вне всякой опасности. Я вам это гарантирую.

— Вы не подстроите какую-нибудь неожиданность? Не пойдете к Трипу с предложением заплатить подороже?

— Если вы мне не доверяете, тем хуже для вас. Если хотите знать, я расписок не даю. Чтобы дать вам шанс, мне приходится играть с огнем. Так что все строится на доверии…

— Да, видимо, так и нужно. Хорошо, я достану деньги.

— И вы об этом не пожалеете.

Когда Ренслоу ушел, Майкл открыл окно и взглянул на просыпающийся город. Он вдруг подумал, что уже более двадцати четырех часов, с того момента, когда телефонный звонок поднял его с постели он не смыкал глаз.

Майкл подошел к телефону, набрал номер Трипа и довольно доли ждал, пока сонный швейцар не снял трубку.

Майкл попросил к телефону мистера Трипа, но швейцар заявил, что не может быть и речи о том, чтобы разбудить хозяина в столь ранний час. Шейн настаивал, и, наконец, швейцар сдался.

И вот на другом конце провода раздался раздраженный голос Трипа:

— Мистер Шейн? Черт побери, что за срочность? Неужели нельзя подождать до утра? Я уверен…

— Напрасно вы так уверены. Ущипните себя и проснитесь, чтобы мне не пришлось повторять дважды. У меня в руках записка, которую Карл Мелдрум послал вашему шурину в «Телли-Хо». Мелдрум утверждает, что был свидетелем убийства вашей жены, и требует деньги за молчание. Как вам известно, Мелдрум убит, и это единственная улика против Ренслоу. Если я уничтожу записку, Ренслоу получит половину наследства, но если я отдам ее полиции, Ренслоу будет осужден. Он предложил мне пять тысяч долларов, чтобы я уничтожил записку. Сколько дадите вы за то, чтобы отдать ее в полицию?

— Но это невозможно! Незаконно! Никто не имеет права уничтожать такие документы!

— Почему?

— Почему… Но… Я отказываюсь выслушивать такие подлые предложения. Я заявлю о вас в полицию, мой друг!

— Не будьте кретином. Я уничтожу записку и буду отрицать этот разговор. Вы получите удовлетворение и потеряете несколько миллионов. Удовлетворение от того, что убийца вашей жены наказан…

— Но ведь вы все равно не сможете…

— Все, так, папаша.— Шейн повесил трубку.

У него едва хватило времени закурить сигарету, как вновь зазвонил телефон. Шейн не торопился поднять трубку. Тон мистера Трипа изменился:

— Мистер Шейн, я был немного несдержан с вами.

— Уж куда больше…

— Поразмыслив, я понял, что вы до такой степени лишены совести, что способны выполнить угрозу. Хотя мне и не хотелось бы участвовать в ваших махинациях, убийца моей жены должен быть наказан. Вы… кажется, говорили о пяти тысячах долларов?

— Да. Это все, что Ренслоу может наскрести в настоящий момент. Но мне приходится зарабатывать себе на жизнь, и я, разумеется, надеюсь, что вы сделаете более интересное предложение.

— Я никогда еще не видел такого откровенно аморального человека, мистер Шейн. Что, если, скажем… шесть тысяч?

— Это лучше, чем пять,— согласился Шейн.— Приносите наличные. В данном случае это предпочтительнее чека. Жду вас здесь в полдень. Точно в полдень. Позже будет слишком поздно.

Он сообщил свой адрес и повесил трубку.

Майкл не решился подняться в пустую, молчаливую квартиру. Слишком многое там напоминало о Филлис. Филлис, которая проводила эту ночь в тюрьме. Через минуту Майкл уже крепко спал.

Глава 20

Он проснулся в одиннадцать утра, сел, сгорбившись, на постели и, как бы приводя мысли в порядок, провел рукой по рыжим волосам. До назначенного времени нужно было еще выполнить немало дел. Быстро проанализировав выработанный накануне план действий, Майкл пришел к выводу, что все рассчитано верно и во время представления ему, как хорошему фокуснику, останется лишь правильно дернуть за веревочку и вовремя достать из рукава, нужную вещь.

Войдя в ванную, он подставил лицо под струю холодной воды. Надо бы побриться, но бритва была наверху, а у него не хватило духу подняться в пустую квартиру.

Прежде всего он позвонил Пантеру.

— Это Шейн. Нельзя терять времени. Я заканчиваю дело Трипа и Мелдрума. Да, в моей конторе, в полдень. Мне необходимы письма с угрозами, направленные миссис Трип. Я хотел бы, чтобы вы направили кого-нибудь в Палас-отель проверить, не было ли у Мелдрума пишущей машинки. Если была, то захватите ее с собой. Понятно?

— Естественно,— отозвался Пантер, несколько раздраженным тоном.— Вы читали сегодня утром «Геральд»? В моем заявлении я отметил ваше любезное сотрудничество с нами и…

— Я только что проснулся. У меня в полдень будет репортер и «Ньюс». Не упустите возможности быть в курсе событий и приходите…

Под смешок Пантера, заявившего, что он и так все знает, Майк повесил трубку.

Затем он позвонил Джентри, голос которого был усталым и грустным.

— Когда вы кончите со всем этим, Майкл? У меня такое ощущение, будто я сижу на ящике с динамитом. Эти признания Мелдрума в моих руках…

— Точно в полдень,— радостно предупредил его Майкл.— Пантер присоединится к нам, и мы за пять минут покончим с этим делом.

— У вас такой голос, будто вы опять что-то припасли…

— Возможно.

Шейн позвонил в «Дейли Ньюс» и спросил Тимоти Рурке. Ему пришлось держать трубку подальше от уха, так как разъяренный журналист буквально завопил:

— Скажи-ка, ты что, сошел с ума? Что это значит? Ты оставил меня в неведении, а «Геральд» произвел фурор заявлением Пантера. Ведь вчера я сделал все так, как хотел ты. Что ты там выкомариваешь?

— Статью, которая взорвет твоего противника. Не нервничай и слушай. Я всегда устраиваю так, что главные новости достаются тебе. Сегодня утром «Геральд» напечатал лишь туманное заявление Пантера. Приходи в мою контору в четверть первого, не пожалеешь. Захвати кого-нибудь из «Ай». Я хочу чтобы эта история быстрее докатилась до Нью-Йорка.

— Что происходит, Майкл? Ты же знаешь, мы выпускаем в час.

— Поэтому я и назначил спектакль именно на это время. Пусть на первой странице оставят место для твоей бомбы.

Повесив трубку, он задумчиво потер щеку. Желудок Майкла громко заявлял о себе, и он спросил себя, не поправит ли дело хороший глоток коньяка, но передумал. Положение обязывало.

Ему еще надо было сделать многое. Шейн опустился вниз и направился в отель, где он накануне снял комнату. Майкл вчера предусмотрительно захватил с собой ключ от номера, поэтому, не останавливаясь, прошел мимо портье.

В комнате он перевернул матрас и запустил руку в дырку. Записка Карла Мелдрума была на месте. Сунув ее в карман, Майкл спустился вниз, вернул ключ дежурному и вышел из отеля.

Заскочив по пути в маленькое кафе, Шейн проглотил омлет из четырех яиц с беконом, и желудок его перестал ворчать. Когда он допивал вторую чашку кофе, было уже одиннадцать часов пятьдесят минут.

В одиннадцать пятьдесят три Шейн выходил из лифта на своем этаже.

В дверь его комнаты стучал какой-то мужчина. Буслл Ренслоу обернулся, услышав шум лифта, на его бледном лице появилось выражение облегчения.

— Я немного раньше, так как боялся, что вы не станете ждать меня.

— Отлично,— одобрил Майкл, пропуская его вперед.— Принесли деньги?

— Да… да, вот они.

Ренслоу вынул из кармана пачку долларов и сунул ее в протянутую руку Майкла. В коридоре послышались шаги. Ренслоу испуганно оглянулся.

Шейн безмятежно, не считая, сунул деньги в карман и пошел отворить дверь.

Уилл Джентри вошел первым. За ним показались мистер Трип и Пантер, который приволок пишущую машинку.

Арнольд Трип явно нервничал и старался поймать взгляд Шейна. Увидев Джентри. Ренслоу быстро отступил к двери. Он намурился и казался испуганным. Когда же вошли Пантер и Трип, он бросился к выходу.

Шейн протянул руку и втолкнул его обратно в комнату.

— Оставайтесь здесь, Ренслоу.

Потом он запер дверь и положил ключ в карман.

У Ренслоу был вид затравленного зверя. Он сделал движение в сторону Шейна, потом прислонился к стене, как будто ноги отказывались держать его. Губы Ренслоу почти беззвучно шептали:

— Боже мой… боже мой…

Шейн остановился около запертой двери, ожидая, когда Пантер поставит тяжелую машинку на стол.

— Добро пожаловать, господа,— произнес он наконец.— Уилл, я думаю, что мистер Трип и вы знакомы с Ренслоу, но Пантер никогда не видел его. Ренслоу, усы, которые вы видите перед собой, скрывают Питера Пантера, начальника уголовной бригады Майами-Бич, человека, который очень надеется обнаружить убийцу.

Пантер провел пальцем по тощим усам, но ничего не ответил. Ренслоу неподвижно стоял у стены, с ужасом переводя взгляд с одного на другого. Мистер Трип повернулся к Шейну и сказал торжественным голосом:

— Я, может быть, ошибся, мистер Шейн. Я не думал, что здесь будет так много народу.

— Это ничего не значит. Вы можете совершенно свободно на глазах у свидетелей передать мне деньги. Мистер Трип нанял меня,— пояснил Шейн полицейским,— чтобы я нашел убийцу его жены. За определенную сумму я обещал передать в руки полиции доказательства, позволяющие арестовать виновного. Сейчас вы можете спокойно отдать мне эти шесть тысяч, мистер Трип.

Буслл Ренслоу тихо стонал:

— Подонок! Подонок! Я должен был предвидеть это!

Но на слова Ренслоу никто не обратил внимания. Пантер и Джентри молча наблюдали, как Трип колеблясь, нерешительно вытащил из кармана конверт и передал его Шейну. Детектив вскрыл конверт и с заметным удовольствием пересчитал деньги, затем вложил их в конверт и сунул в карман, где уже лежали деньги, полученные ранее от Ренслоу.

— Ну что ж, теперь, когда это маленькое дело завершено, мы сумеем очень быстро закончить и остальное… Это машинка Карла Мелдрума?

— Нет, она принадлежит Палас-отелю,— пояснил Пантер,— но Мелдрум часто пользовался ею. Портье помнит, что в последний раз Мелдрум брал машинку незадолго до смерти.

— Гм… чтобы написать письмо, которое я восстановил после того, как Ренслоу разорвал его. Это не вызывает сомнений. И еще он пользовался этой машинкой, когда писал письма с угрозами. Это тоже ясно. Только он ли автор этих писем?

Майкл вложил в машинку листок бумаги и стал наугад печатать что-то.

— Посмотрим теперь на эти письма и убедимся, что они напечатаны тоже на этой машинке.

Когда Джентри достал из кармана восстановленное Майклом письмо, Трип, бросив на Майкла злобный взгляд, рванулся к нему.

— Но я думал… вы дали мне понять… что письмо находится в вашем распоряжении, вы обещали мне передать его полиции… если… если…

— Если вы не выкупите его,— договорил за него Майкл. Взяв письмо из рук Джентри, он держал его таким образом, чтобы Трип не мог видеть текст.— Иначе вы никогда не дали бы мне этих шести тысяч долларов, не так ли? Ренслоу!… Подойдите же. Результаты сравнения должны интересовать вас.

Ренслоу, вздохнув, не тронулся с места. За эти десять минут он постарел лет на десять.

— Какое это имеет значение теперь? — пробормотал он.— Вы обманули меня. К чему все это?

Шейн вынул листок из машинки, положил его рядом с письмом, сфабрикованным накануне, и отошел в сторону, давая возможность сравнить написанное.

— Посмотрите, мне кажется, шрифты совсем не похожи,— заметил он с невинным видом.

Трип быстро прочитал текст и резко повернулся к Шейну.

— Это не то. Это совсем не то, о чем вы мне говорили… Мелдрум должен был написать…

— Может быть, это написал совсем и не Мелдрум. А что скажете вы? — обратился Шейн к полицейским.

— Не нужно быть экспертом, чтобы увидеть, что они написаны на разных машинках,— подтвердил Джентри.

— А если их сравнить с другими письмами? — предложил Майкл Пантеру.

Тот вынул из кармана толстый конверт и извлек из него несколько листков. Шейн отступил от стола и, иронически улыбаясь, отправился наливать коньяк.

Уилл Джентри покачал головой.

— Ничего похожего. Что все это означает, Майкл? К чему все это, если мы знаем…

— Вот этого-то вы как раз и не знаете!

Жестом фокусника Майкл извлек из кармана послание Мелдрума, разорванное Ренслоу в «Телли-Хо».

— Давайте посмотрим и сравним теперь это.

Прочитав письмо, Джентри издал удивленное восклицание, а Пантер, повернувшись к Ренслоу, напрягся, как сеттер, увидевший дичь. Как только Трип увидел обличающий документ, глаза его заблестели от радости.

— Что это значит?!— взорвался Джентри.— Боже мой, Майкл, что вы вытворяете?

— Похоже, что Мелдрум отстукал письмо на этой машинке?

— Да, да, никакого сомнения,— подтвердил Джентри после того, как долго и внимательно сравнивал письма.

Он с трудом выпрямился, как будто на его плечи навалилась огромная тяжесть, и с грустью посмотрел на детектива.

— Это письмо настоящее, да? Это и есть тот фокус, которого я ожидал от вас вчера вечером, до того, как вы подсунули мне фальшивку. Теперь ясно, почему Ренслоу было выгодно убить Мелдрума, и это снимает обвинение с Филлис. Но, Майкл, к чему вся эта комедия?

— Вы сделали большую ошибку, старина, когда пытались вынудить отдать вам это письмо. Как бы вы поступили тогда? Заперли бы в тюрьму Ренслоу, а это помешало бы мне выудить у него кое-что. А сохраняя записку у себя, я имел единственный шанс что-то получить с него.

— Поздравляю. Вы воспользовались случаем и в обмен на обещание не выдавать его обобрали беднягу. Ничего не скажешь, здорово обтяпано!

— Это было так просто,— возразил Шейн.— Те несколько часов, которые я позволил ему выиграть, стоят пяти тысяч долларов. Он отдал их мне как раз перед вашим приходом.

Джентри пыхтел, как разъяренный буйвол. Его огромная туша дрожала от негодования и презрения.

— Да, это действительно самое грязное дело, которым мне когда-либо приходилось заниматься!

— Вы меня знаете,— рассмеялся Шейн. Я не упущу шанса… Иногда это выглядит скверно, но ведь деньги не пахнут…

Он подождал немного и добавил самым беспечным тоном:

— С другой стороны, если бы я вам рассказал все вчера вечером, вам сразу же пришлось бы арестовать Трипа, и я не смог бы вытянуть из него эти шесть тысяч долларов. В итоге я получил одиннадцать тысяч дол…

В этот момент смысл слов, произнесенных им самым спокойным тоном, наконец дошел до четверых мужчин.

— Трипа?! — одновременно воскликнули Джентри и Пантер.

Арнольд Трип с ошеломленным видом уставился на Шейна. Он был не в силах поверить в услышанное, Буслл Ренслоу как-то обмяк и отлепился от стены. Он в недоумении уставился на Шейна.

Майкл улыбнулся.

— Ну конечно же, именно Трипа, который совершил три преступления, убив жену, Дарнелла и Мелдрума.

— Это невероятно, неслыханная глупость! — с нервным смешком воскликнул Трип. — Как… как вы смеете! Сейчас, когда доказательства у всех перед глазами?!

Он показал пальцем на письмо Мелдрума.

— Совершенно верно,— согласился Шейн. — И это письмо — ваш приговор, Трип. Я обещал вам, что отдам в руки правосудия доказательства, позволяющие определить убийцу вашей жены. Вот доказательства. Я выполнил свое обещание. Согласен, что не совсем честно заставил вас заплатить шесть тысяч долларов за собственное осуждение, но вам следовало бы хорошенько подумать, прежде чем обращаться ко мне с подобным предложением.

— Я ничего не понимаю,— пробурчал Джентри.— Это письмо было адресовано Ренслоу…

— Нет, все было несколько иначе. Посмотрите, как хитро! Трип получил от Мелдрума это письмо вчера днем и понял, что пропал, если не заставит Мелдрума молчать. Он рассказывал мне до этого, что Ренслоу слал письма с угрозами, и пояснил, что после смерти сестры получит брат. Поэтому было бы естественно заподозрить Ренслоу, а так как в письме обращения не было, убийца увидел возможность избавиться от Карла и свалить вину на Ренслоу…

Трип попытался что-то сказать, но Шейн не давал ему открыть рот.

— Вы начали с того, что скомпрометировали меня этой инсценировкой ложного ограбления. Вы послали записку для Ренслоу в «Телли-Хо» с таким расчетом, чтобы он приехал к Мелдруму в полночь, а сами были там минут на десять раньше. Убив Мелдрума, вы немного пошумели, чтобы привлечь внимание соседей, и скрылись как раз перед появлением Ренслоу. Полиция застала Ренслоу перед трупом Мелдрума. Вы, видимо, надеялись, что он сохранит ваше послание и полиция при обыске обнаружит его. Оно стало бы неопровержимой уликой, а ваше состояние в результате этого возросло бы вдвое! Вы были страшно довольны, что я восстановил разорванную записку. Еще бы! Вы платите мне шесть тысяч, и я передаю записку в полицию, Ренслоу обвиняется в убийстве, а вы получаете наследство целиком. Записку эту я только что передал полиции и, надеюсь, условие выполнено.

— Он сумасшедший! — вопил Трип, обращаясь к полицейским.— Это невероятное нагромождение лжи!

Буслл Ренслоу бросился к Майклу и схватил его за руки.

— Вы совершенно правы! Вы абсолютно правы! В тот момент я ничего не понял из письма Карла. Я сообразил, что это обвинение, но не знал, как поступить. Я только что вышел из тюрьмы…

— Ну, ну, успокойтесь. Теперь все будет хорошо. Ведь вы заплатили мне эти пять тысяч, чтобы я вытащил вас из беды?

— А что это за история с инсценировкой ограбления? — поинтересовался Джентри.

— Это маленький секрет, мой и мистера Трипа. Почтенный мистер Трип потратил много месяцев на разработку планов одного преступления. Это он слал угрозы своей жене. Вначале он надеялся таким образом выудить у нее побольше денег. Она сказала мне, что он уговаривал ее заплатить шантажисту. Когда же она отказалась, в голове мужа возникла другая идея, по его мнению превосходная. Он использовал письма с угрозами как предлог, чтобы нанять частного детектива для защиты дома, о чем он и сказал жене и Пантеру. Мне же он дал иное задание, ни словом не обмолвившись о письмах. Он просил меня прислать человека, чтобы тот имитировал взлом, оставил следы и стащил шкатулку. Пустую, конечно… После этого страховая компания оплатила бы стоимость драгоценностей.

Шейн перевел дух и взглянул на Трипа, который, казалось, окаменел и больше не протестовал.

— Я поверил его истории,— с горечью признался Майкл,— но не принял его предложение, а вот Джона тем не менее послал на смерть… Почему отказался участвовать в ложном ограблении? Да потому что в тот момент представлял страховую компанию, которую он хотел нагреть. Я, конечно, не святой, но у меня нет привычки кусать руку, которая подписывает для меня чеки. Я случайно встретился с Джоном Дарнеллом, который пытался начать жить честно и подыхал с голоду. Трип обещал положить в пустую шкатулку чек на тысячу долларов, и мне пришло в голову, что это поможет Джону стать на ноги. Тем не менее я считаю, что являюсь соучастником преступления… По моему совету Джон должен был пойти к Трипу и сделать вид, что на все согласен, но мы условились, что он не станет уносить шкатулку и не оставит следов взлома. Я подумал, что мы подложим Трипу хорошую свинью! Но Трип-то замышлял совсем другое. Джон уже был обречен, когда пришел к Трипу, чтобы договориться обо всем… Но можно ли было заподозрить… История с драгоценностями была лишь предлогом, чтобы заманить его в комнату Леоры Трип и на этом основании самым хладнокровным образом убить «вора». Затем это явное, не вызывающее никаких сомнений преступление передается на расследование флику, такому глупому, как Пантер. Может быть, Трипу и удалось бы все именно так, как он задумал, но, на его несчастье, из комнаты его дочери вышел Карл Мелдрум и увидел, как Трип душит жену. Шантажист по сути своей, Мелдрум тотчас же понял, какую из этого можно извлечь выгоду, и постарался подольше задержать Эрнста внизу, чтобы дать Трипу возможность докончить начатое. Разве это не ясно?

— Нагромождение лжи,— невнятно пробормотал Трип.— У вас нет ни малейшего доказательства… Этот человек — сумасшедший, вновь заявил Трип, обращаясь к полицейским.— У него нет никаких доказательств.

— Вот доказательство! — закричал Шейн, указывая на записку Мелдрума.— Как только я ее прочитал, мне сразу стало ясно, что она предназначалась не Ренслоу. Мелдрум хорошо знал Ренслоу, знал, что он друг Моны. Если бы он назначил свидание ему, то написал бы «в полночь у Моны». Ему незачем было писать адрес и номер квартиры. Совершенно очевидно, что записка была адресована человеку, который не был знаком с Моной и не знал ее адреса. Поинтересуйтесь, где был Трип той ночью, Уилл, и убедитесь, что дома его не было.

Трип едва держался на ногах. Его шатало, и, чтобы не упасть, он дрожащей рукой опирался о стол. Весь вид Трипа, казалось, кричал о его вине.

Шейн отступил в сторону и взглянул на часы. В этот момент в дверь постучали.

— Это пресса, Уилл. Объясните Тимоти Рурке всю историю и заявите газетчикам, что я отказываюсь участвовать в надувательстве страховой компании. Я хочу, чтобы они дали это крупным шрифтом в нью-йоркских газетах. В моей бывшей страховой компании есть один тип, который встанет передо мной на колени, когда узнает это!

Шейн открыл дверь Рурке и еще одному журналисту, потом повернулся к Джентри.

— Уилл, как вы отнесетесь к тому, чтобы, прежде чем заняться представителями прессы, позаботиться об освобождении Филлис? Я уже больше суток не видел ее, а для молодоженов это очень много.

Джентри, смеясь, снял телефонную трубку, а Шейн устремился в коридор. Одна рука его ласково поглаживала пачки денег в кармане.

Глава 21

Когда машина Шейна затормозила возле здания Дворца правосудия, из кабины остановившегося на нижнем этаже подъемника показалась Филлис, сопровождаемая агентом в униформе. Майкл включил фары и ярко осветил лицо жены. Она была бледна, но голову держала высоко.

Майкл вышел из машины и распахнул дверцу…

— Очень мило, что ты заехал за мной,— ледяным тоном произнесла Филлис.

— Ничто не смогло бы удержать меня, мой ангел. Я очень огорчен, но мне пришлось участвовать во многих передрягах…

Филлис вздохнула и села рядом с мужем.

Выехав из ворот, Майкл взглянул на Филлис. Она кусала губы, подбородок ее дрожал, и, казалось, она вот-вот заплачет.

— Итак, моя дорогая,— со смехом начал муж,— ты до сих пор уверена, что тебе нравится игра в детектива?

— Я прошу тебя, Майкл… Ты мог бы, по крайней мере, прийти проведать меня, чтобы я не беспокоилась за тебя…

— Нужно было отвезти тебя домой и хорошенько нашлепать!

Шейн, сняв одну руку с руля, обнял жену за талию и прижал к себе. Машина завиляла, и он левой рукой выправил ее.

— Ты прав,— прошептала она едва слышно.— Я заслужила это.

— Ты лишаешь меня удовольствия. Кому захочется побить женщину, которая признала свою вину? Ты разве не можешь защищаться, а?

Легкий смешок сорвался с губ Филлис, и она положила голову на плечо мужа.

— О, Майкл! Как я люблю тебя!

Шейну нужно было разъехаться со встречной машиной, и ему пришлось еще крепче прижать к себе Филлис.

Когда они подъехали к своему отелю, из подъезда показались несколько мужчин. Какой-то человек без устали фотографировал их.

Филлис выпрямилась и толкнула мужа локтем.

— Посмотри! Это мистер Джентри! Что-то случилось!

— Дородный господин, который позирует перед фотографом, некто иной, как Арнольд Трип, мой ангел…

— Арнольд Трип? Но… Ты хочешь сказать… Это он?

— Седой господин на заднем плане — Буслл Ренслоу, брат леди Леоры Трип,— продолжал Шейн, не отвечая на вопрос.— Мне кажется, что теперь он может позволить себе вести роскошный образ жизни и забыть двадцать пять лет, проведенные в тюрьме. Этот человек теперь сумеет оценить свободу.

— Но…

— Ты кончила? Не воображай, будто я стану терять время и отвечать на идиотские вопросы. Я не обнимал тебя целую вечность, с позавчера!

— Но…

— Послушай, мой ангел, сегодня вечером мы отправляемся обедать в «Роней Плана», будем слушать шум прибоя и любоваться луной. И я расскажу тебе все!

Шейн свернул в маленькую улочку и остановил машину перед небольшой дверью служебного входа. Филлис радостно спрыгнула на землю.

— В «Роней Плана» согласна! Слава богу, мне не придется умолять тебя жениться на мне, как тогда…

Они прошли через служебный вход в вестибюль. Майкл спросил у дежурного, нет ли для него почты. Ничего не было.

— Я жду телефонный вызов из Нью-Йорка. Это единственный звонок, на который я отвечу. Для других меня нет дома…

— Хорошо, мистер,— ответил дежурный, делая пометку в записной книжке.

Майкл и Филлис поднялись в свою квартиру на третьем этаже. Не говоря ни слова, Филлис направилась в спальню снять твидовый костюм и надеть домашнее платье из бледно-голубого шелка, которое так шло ей.

— Если ты воображаешь, что заставишь меня ждать вечера, чтобы выслушать твои объяснения, почему ты оставил меня гнить в этой ужасной тюрьме, то ты заблуждаешься,— заявила Филлис, выходя из спальни.

Она села к мужу на колени и обняла его за шею. Майкл поцеловал жену.

— Не о чем особенно и рассказывать, за исключением того, что твой гениальный муж хитроумно определил, что убийца — Трип.

— Чей убийца?

— Всех на свете. Он убил жену, Джона Дарнелла и Карла Мелдрума. Только не говори мне, что ты старалась добыть доказательства этого, когда ты проверяла силу своего секс-аппила на Мелдруме. Он был не в себе или что? Он не мог тебя использовать?

— Не насмехайся надо мной. Ты отлично знаешь, что я хотела помочь тебе.

Майкл страстно прижал ее к себе и, прижимаясь губами к ее волосам, прошептал:

— Никогда больше не делай этого, Филлис!

— Я запутала все, да?

— Да. И ты поставила меня в ужасное положение.

— Но… после того, как я выслушала Леору Трип, я была уверена, что убийца Карл Мелдрум. И тем не менее очень странно. Знаешь, он очень много пил и все время повторял, что Леора была хорошей женщиной, очень любящей.

— Я думаю, он говорил это искренне, дорогая. Мелдрум видел, как Трип душил жену. Но Карл не хотел, чтобы Трипа осудили, потому что собирался шантажировать его. Только он был слишком доверчив, назначая Трипу эту встречу.

Филлис встала и вздрогнула.

— Мне кажется, я видела кошмарный сон. Ты хочешь сказать, что это мистер Трип вошел в квартиру, когда я пряталась в спальне? И он убил Мелдрума? А потом появился третий, этот Ренслоу, и я тоже не заметила его?

— Надо подглядывать в замочную скважину, как это делают настоящие детективы. Именно так и было. Трип тщательно рассчитал все и хорошо, что он не знал, что ты спряталась в спальне, иначе наш преступный друг решился бы еще на одно преступление. И я должен признаться тебе, что это заставило меня сильно призадуматься.

Казалось, Шейн умирал от усталости. Филлис быстро сбегала на кухню и принесла на подносе воды со льдом, коньяк и два стакана. Наполнив стаканы, она снова забралась к Майклу на колени.

Через несколько секунд она прошептала:

— А что бедная Марг? Что с ней будет? Конечно, ей легче, потому что невиновность Джона доказана, но ведь у нее будет ребенок…

— Ты можешь заняться ею, если хочешь. Выясни, не нуждается ли она в чем-нибудь. Сейчас делать ничего не надо, потому что я послал ей ту тысячу долларов, что дала Леора Трип… Ну, а потом… если у Марг будет мальчик, может быть, она позволит усыновить его.

Филлис вскочила.

— Усыновить? Что за бред! Послушай меня хорошенько, Майкл, если я захочу мальчика, то сама сумею родить его!

Шейна одолел неудержимый смех. Его руки вначале бессильно упали, но вскоре он пришел в себя и поднял Филлис окрепшими руками…

Было шесть часов вечера, когда телефонный звонок нарушил их глубокий сон. Майкл пошарил на ночном столике, нащупал телефонную трубку, снял ее и пробурчал:

— Шейн.

— Не вешайте трубку. Вас вызывает Нью-Йорк. Говорите…

Филлис приподнялась на локте и зевнула. Ее муж продолжал бурчать:

— Да, это Шейн. А, мистер Соренсон. Одну минуту, прошу вас…

Шейн положил трубку, встал и пошел налить себе коньяку. Филлис открыла глаза:

— Кто это, Майкл?

— Спи. Это Нью-Йорк.

Он не спеша закурил сигарету, лег в постель и, устроившись поудобнее, поднес трубку к уху:

— Говорите, я слушаю.

Ему пришлось слушать довольно долго, после чего он спокойно произнес:

— Я все понял, мистер Соренсон, но боюсь, что это сделать не очень просто. Должен сказать, что был глубоко оскорблен, когда вы, воспользовавшись этим случаем, разорвали контракт. Мне очень жаль, поверьте. Но если вы захотите заключить новый контракт, теперь я стою вдвое дороже…


home | my bookshelf | | Мертвые не целуются |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу