Книга: Тихая буря уходящих дней




Пачин Максим

«Тихая буря уходящих дней»


[1]


Лишь простая мысль о выпущенной пуле в висок, навсегда спасет

эту потерянную цивилизацию от болезни, что зовётся жизнью.


[2]


Теплый циклон еще не успел скрыться за горизонт, а в городе уже чувствовался ветер,

пришедший с северных долин. Через несколько часов на этом месте начнется буря, о

которой после будут вспоминать, как о самом жутком происшествии.

Первым, кто почувствовал северное течение ветров, был маленький мальчик, что стоял возле

городской границы с лесом. Обычно, он любил запускать летучего змея возле своего дома, но

сегодня, узнав об изменении погоды, решил сменить место на более ветреное. По началу все

было отлично, змей кружился далеко над землей, пугая попутных птиц. Но после того, как

ветер усилился, нить, что связывала змея и мальчика начала метаться в разные стороны и

через несколько секунд вырвалась из рук. Паренек смотрел вдаль на голубое небо, где

проглядывался его змей направляющийся прямиком в лес. Он летел несколько минут и к концу,

врезавшись в верхушку дерева упал где-то в глуши.

Мама рассказывала ему об этом лесе. Говорила про опасность, которая живет в нем, про

животных и про странников, что навсегда потеряли дорогу домой. Но из-за большой любви к

забаве, мальчик все-таки решил пойти и отыскать своего змея.

Он шел по лесу достаточно долгое время, пока не набрел на небольшую поляну, где и встретил

ее. Эта была девочка примерно его возраста. Она сидела возле дерева и смотрела в чащу леса.

Наш герой подошел ближе:

- Извините, вы не видели моего змея? – робко спросил он, девочка обернулась.

- Видели. Пролетал здесь недавно, - она попыталась привстать, – если поможете мне, я смогу

показать дорогу, куда он полетел, - девочка кинула взгляд на свою ногу, которая была

придавлена большим куском дерева, - сможете подвинуть это немного в сторону?

- Конечно, - мальчик быстро подскочил к ней и всеми силами начал стараться поднимать

преграду, - как же вы так влипли? – спросил он.

- Я гуляла здесь и не заметила, как поднялся ветер. Он то как раз и обрушил на меня этот

кусок. Мой папа говорит, что в скором времени придет большой ураган, который съест всех

людей на планете, но я не верю в это. Я вообще не верю взрослым. Они глупые.

- Я не считаю своих родителей глупыми, – сказал мальчик, толкая кусок дерева подальше от

нее, - Вроде бы все, попробуйте встать.

- Вот спасибо, - произнесла она, рассматривая свою чуть раненную ногу, - Все равно, взрослые

не такие как мы. Они постоянно ходят в одно и тоже место, каждый день, а по вечерам,

приходя домой, они сразу ложатся спать, не поиграв даже в свои игрушки. Как вообще можно

жить без развлечений и ходить постоянно грустным? Еще, они смешно путают слова.

- Слова? Какие слова?

- Мой папа, когда выпивает немного сладкой воды обычно хочет играть с мамой. Но он вовсе не

играется, а по-настоящему дерется с ней, представляешь? А когда я у мамы спросила почему

он это делает, то она ответила, что это называется любовь. Ну не глупенькая, а? А я ей и

говорю: «Мама, он же дерется с тобой, а не целуется. Это называется не любовь», а она

молча уходит в другую комнату и начинает реветь. Странные, все-таки, эти люди – взрослые.

- Ты тоже когда-нибудь станешь взрослой.

- Мне это не грозит, - он возмущенно посмотрел на девочку, а она продолжила, - дело в том,

что, если ты не хочешь становится взрослым, ты и не станешь. Мне, к примеру, и такой

хорошо.

[3]


Ветер начал усиливаться, швыряя ветки деревьев на землю. Над лесом повисла огромная

темная туча.

- Ну и погодка, - добавила девочка, - пойдем, отыщем твоего змея.

Буря подходила к городу все ближе, а наши герои уходили все дальше в чащу непроходимого

леса.

Часть 1

Когда человек взрослеет? С первым шагом во взрослую жизнь, он не только навсегда забывает о

тех беззаботных деньках детства, но и погружается в серьёзную канитель беспорядочных

разговоров, манипуляций, предательств, ненужных знакомств, глупых решений, еще глупее

поступков и немного одиноких дней с самим с собой. Что ж, такое точно не радует и как обычно

здесь есть обратная сторона медали, но, чтобы перевернуть злосчастную монетку, нужно сильно

постараться.

Я не помню, как потерял детство, все это произошло довольно плавно. Я, как и обычные люди

окончил школу, и как более примитивная форма жизни пошел по ступам легкого выноса мозговых

тканей – поступил в колледж. Многие это заведение называют шарагой, но только не те, кто

проучился там достаточное количество времени, чтобы осознать всю бесполезность своих

потраченных лет. Ну и конечно же, преподаватели, люди, которые говорят нам, как делать

правильно, выстраивая железобетонный авторитет среди студентов, подкрепляя свою

преподавательскую деятельность несколькими бумажками, парочками крылатых фраз и

командирским тоном (не у всех, но у многих).

В общем, я, поступил в медицинский колледж. Это не совсем то, чего хотел. Мечты о

возвышенных профессий, на примере режиссёрского дебюта канули в бездну из-за нехватки

денег и мозгов.

Рассказывать про всю жизнь в колледже – не буду, это не интересно, долго, скучно. Пары,

приставучие преподаватели, человек в разрезе, обсуждение конструкции вагины у доски с

указательной палочкой, вонючие коридоры, я могу это перечислять вечно, но что действительно

было интересно, так это конец моей учебы в этих стенах.

В первый же день я познакомился с парнем, был моим теской – Дима. Средний рост, вес, пухлые

губки (не подумайте про какие-либо другие), любовь к кедам и просторным джинсам. Он

ворвался в мою скучную, обыденную жизнь и разбавил немного сахарком, все то дерьмо, что

было. Теперь я чувствовал себя не одиноко, а очень даже уютно. Подружились мы просто и легко,

он подошел ко мне, спросив в каком кабинете у нас занятие. Тут я понял, что это мой персонаж,

потому что все шли в актовый зал после линейки, а он искал какой-то кабинет. Мы сели рядом и

так сидели до самого конца. Отсюда следует отправная точка нашей с ним недолгой дружбы.

Еще, в мою группу попали две девчонки, которые учились со мной в школе. С одной учился в

младших классах, и она была похожа на Мери Джейн, возлюбленную Питера Паркера, да, какое-

то время я сох по этой девушке, но после перевода в другой класс, Мери Джейн немного

поправилась в габаритах и отыскала другого Питера.

[4]


Вторая. Бог наградил ее кудряшками, а мама мужским именем Женя. До этого момента мы с ней

не общались никак, так как училась она в другом классе и не могли пересекаться.

Мы каким-то вселенским чудом, нашли друг друга и стали вчетвером общаться, учились мы в

одной группе, учились средне, что-то умели, знали, что-то пропускали и клали толстый и большой.

Выживали как могли, списывали, меняли листы с самостоялками, как и обычные студенты.

Преподаватели были отнюдь неплохие, но были и кадры, которые надолго запомнились в памяти.

Латинский и анатомия были «любимыми предметами».

«Любимые предметы»

Преподаватель латинского – медленная старушка, строгих правил, которая всегда провоцировала

на нее извергнуться пламенем бытовых и каверзных выражений за счет нелестной критики в

сторону личной жизни учащихся. Любила обсуждать половые причиндалы, особенно мужские.

За все время пребывания там, у меня сложилось такое впечатление, что все преподаватели

помешаны на этом. Им дай малейший повод, так они с радостью расскажут про все это дело, как

устроено, какие болячки могут быть, как это выглядит, некоторые даже рисовали на доске схемы.

Либо это было от больших знаний и горячей любви к медицине, либо от жесткого недостатка

вселенского траха и воспоминаний о хороших временах, когда эти самые преподаватели перлись

от затычки в своих задних проходах, не важно. Факт оставался фактом, и этого я так не узнал.

Преподаватель по анатомии была более сговорчивая. Немного костлявая, любила сидеть и

потирать за столом свои руки, выстреливая злостными вопросиками по строению и

формированию лобных долей. Кстати одна из самых эмоциональных женщин в этом коллективе,

что украшало ее, затмевая остальные маленькие недостатки. Любила спорить, ругаться, а когда

дело доходило до того, что ее задняя часть пригорала к стулу из-за действий некоторых персон,

она выходила и просто орала в коридоре, выкрикивая слова о будущем бытии этих людей.

Мы попали в платную группу. Это означало, что мы учились с людьми, чей средний балл по

оценкам за год в школе не превышал 3,7. Продолжая тему, для непонятливых, мы попали в

группу, где было много быдлоты, психов и шалопаев. Среди них были и мы, пару недотеп,

которые не сильно старались в прошлом, дабы получить, хоть какой-то шанс на светлое будущее.

Конечно же, по началу все вели себя, как в первом классе. Присматривались друг к другу,

знакомились, но долго хранить свои облики под масками «хороших парней» не удалось и

поэтому, с каждым днем, наша группа из примерных учеников превращалась в локальный ад, и

никто не мог этого сдержать.

Были в нашей группе и те, кому за 40. Пару женщин и один здоровый мужик. Пришли они сюда,

дабы получить корочку, чтобы открыть свои салоны, аптеки и прочий бизнес. Они выступали в

роли наставников и всегда критиковали мелкую школоту из-за непонимания того, что мы делаем

и зачем вообще пришли сюда. В общем было весело.

У Димы к концу первого семестра выходило пару долгов, у меня всего один. Все это можно было

пересдать во втором. Но это не наш вариант, как вы поняли.

Все началось с того, что мы создали ради смеха сообщество «Подслушано» в социальной сети про

нашу шарагу, где мы с Димой были главными (естественно под прикрытием других страниц с

женскими именами). На этой страничке было много грязи, писалось про взятки преподавателей,

что они любят, берут коньяком и остальные различные потехи.

Конечно же, учились бы мы где ни будь в нормальном институте, на это бы махнули рукой. Но мы

учились в немного необычном и про это узнали все.

[5]


Ажиотаж был сумасшедшим. Всего через пару недель мы набрали в число подписчиков

практически всех учащихся, охватив и преподавательскую часть. Представьте такую картинку, что

ваш преподаватель сидит в данном сообществе и читает про себя всякую ахинею по типу той, что

мы с Димой выливали. Писали и другие и это было анонимно, но с нами все равно им было не

сравнится. Дошло дело до директора и начали поиски злостных хулиганов, которые покушались

на личную жизнь. Нас искали всевозможными путями, но так и не нашли.

Один момент про нас трещала вся шарага. Выйдя на большой перемене в столовую, все студенты

пестрили рассказами о нашем маленьком проекте, делясь своими впечатлениями.

Из моей памяти никак не уходит один случай. В общем, был парень из параллельной группы,

звали его Петя. Почему не любили Петю? Потому что он лизал жопы, стучал на других и был

«любимчиком» сорокалетних женщин, которые обучали нас. И вот, Петр, наделенный

суперспособностью «Знать все и вся» подсаживается как-то к нам на обеде в столовой. За

трапезой сидел я, Дима и Женя. Мы не были с ним друзьями и даже знакомыми, да, мы знали, что

он делает и чем промышляет и даже в парочке статей сообщества это отразили, но, чтобы

общаться с ним, нам не доводилось. Тут он, без каких-либо знаков предупреждения

подсаживается к нам и заводит диалог про страницу «Подслушано», дескать это могли сделать

только первокурсники и что злодей среди нас. Мы с Димой не дали этому продолжение, сказав,

что глупо указывать на кого-то пальцем, дабы словить очередную улыбку от препода и скалистые

зубы от учащихся. Мы посоветовали ему заняться чем-то другим, но парень сильно рвался найти

злоумышленника и пошел дальше бродить в поисках информации.

Нужно было что-то делать. Не потому, что мы боялись своего вскрытия перед публикой, а для

того, чтобы поставить этого шепелявого на место (да, у него был дефект речи, мы предполагали с

Димой, что это просто мозоли, полученные при очередном заходе в заднюю часть учителя).

Этим же вечером, с левых страниц начали поступать сообщения для Пети. Мы писали за каких-то

девчонок, чьи имена выдумали, а фото взяли на просторах необъятного интернета. Сообщения

были рода «привет», «как дела». Принял нас Петя не очень добродушно, в его ответах была одна

ненависть, мат и различного рода оскорбления, мол нас вычислят и отымеют по самые гланды, а

он будет плевать на нас с высокой колокольни. Дело было дрянь и тут мне пришла блистательная

идея. Мы поставили его рожу на фотографию сообщества. Естественно, я ожидал некоторого

негатива, но, когда он стал умолять убрать ее, меня это позабавило.

Итак, что мы имеем: Петя, который не доволен нашей работой, сообщество с нецензурными

высказываниями и более тысячи вступивших студентов с преподавателями и украшение

праздника – фотография Петра на главной.

В знак доброты, я предлагаю этому недотепе перейти на нашу сторону и следить за всем потоком

грязи, что лилась на страницу, взамен на это, мы убираем все фотографии, связанные с ним. Он

соглашается на это и пишет черным по белому «Идет». Я, недолго думая, вырезал фрагмент

переписки и отправил на общее обозрение всем учащимся. После этого жизнь Пети немного

изменилась. Он не высовывался из своей конуры и до конца моего существования в стенах этого

учебного заведения, Петра обходили стороной и всячески избегали с ним какого-либо контакта.

Думаю, вряд ли, когда-нибудь, этот шепелявый мудак поймет, кто это был на самом деле.

Спустя некоторое время, все же наше сообщество прикрыли из-за многочисленных жалоб. Мы

стали опять придумывать что-то новое, но проблемы не дремали и подкрадывались все ближе.

На последний паре по латинскому, мы писали итоговую работу, где нам давали слова, а мы в свою

очередь должны были их перевести – все просто. Сидели пару часов, после сдачи работы поехали

по домам. Тогда шел предпоследний день учебы в семестре. Через пару дней мы должны были

[6]


приступить на практику в одну из местных больниц. Ожидая своей очереди в коридоре, я с Димой

как всегда куда-то залипал и тут, на злобу дня, врывается в наше пространство преподаватель по

латинскому и сильно возмущается по поводу моего друга, высказывая, что никогда в своей жизни

не видела подобных мальчиков и что все это, просто так не оставит. Да, она сдержала свое слово.

После, выяснится, что Дима, на пару со своим слабоумием в итоговой работе, напротив слова на

латинском, вместо перевода написал «Хуй знает», так четко, что это заметила наша любимая

Латинка. На следующий день, его вызывают на ковер перед директором. Он, всяческими

способами пытается отвертеться и ему дают шанс до основной комиссии, которая пройдет в

период зимних каникул. Как потом окажется, Латинка, очень сильно возмущалась его поведением

и имея авторитет среди коллег, настояла на его отчислении. Совет прошел довольно быстро и в

январе, когда мы отдыхали, ему сделали звонок, сказав о принятом решении. На этом, все

закончилось. Все, что мы любили, прожили, сделали, построили, все это разрушилось одним

телефонным звонком, а точнее крылатой фразой, которая помогла Диме собрать свои вещи из

колледжа.

«Последние дни учебы»

Честно говоря, мне было сложно учиться одному. В обществе, которое может похвастаться

бурным изобилием представительниц женского пола немного другие правила, понятия. То, что

творили мы с Димой, естественно считали, как детской глупостью и аморальным поведением.

Половина нашей группы опустела после первого семестра, ушли самые тупые и Дима.

Все это время я находился с Женей. Мы вместе ходили от кабинета в кабинет, встревали в

недолгие диалоги об учебе. К середине марта мы немного сдружились. Некоторые девчонки из

параллели поговаривали о том, что мы с ней встречаемся, а мы в свою очередь считали это

смешным. Тогда, я понял, что меня это довело до белой горячки и моя жизнь больше не может

принимать амебные формы развития.

Дима в это время работал. Работал в магазине электроники, при чем не у себя в городе, который

находится на расстоянии двадцати километров, а в моем. Как говорил сам, он хотел работать

ближе ко мне, чтобы почаще видеться. Это единственное, что поднимало мне настроение.

После встречи и разговора с ним, я задумался. Задумался о том, а нужно ли мне все это. Если я

испытываю такую ненависть сейчас, то что будет спустя некоторое время.

В общем, было принято решение бросить учебу и пойти работать вместе с Димой в магазин. На

тот момент, он проработал порядка месяца в электронике, и кое-что уже знал в плане «Как

продать», «впарить», «наебать» и других форм обращения с клиентом.

В последний свой день, я пришел как ни в чем не бывало. Даже прихватил с собой сменную обувь,

так как на входе был жесткий контроль за этим. У нас отменили пары, в связи с конкурсом на

лучшую медсестру. Против этого я ничего не имею, поэтому шутки про медсестер и глубокие



ласки здесь будут вырезаны. После мероприятия у нас намечалась пара по анатомии - последняя

для меня. Я посмотрел на часы, у меня было десять минут в запасе, и я решил пройтись до

преподавателя по латинскому, чтобы увековечить себя в ее памяти каким-либо образом.

Как всегда, она сидела в своем кабинете. Это маленький уголок в здании, где не было ни камер,

ни других преподавателей. Рядом с ним была зона отдыха, с диванами, там мы частенько

зависали с Димой и Женей. Каким-то образом, я додумался запереть ее в своем же кабинете. Я

пододвинул небольшой диван ближе к двери ее кабинета. Когда диван был почти вплотную с

дверью и оставалась только небольшая щель, просунув туда свое лицо я заорал на весь кабинет

«Нахуй». Когда эта сумасшедшая бабка поняла, что происходит, она побежала к двери за мной, но

[7]


было поздно. Латинка билась об дверь с воплями «Выпустите меня». Поняв, что дело сделано, я

пошел на свою последнюю пару.

На анатомии я сидел, как паинька. Ничего особенного не происходило. Под конец анатомичка

начала проводить опрос. Я не был готов к этому, поэтому пришлось отказаться от выхода к доске.

На вопрос, который задала мне преподаватель «Когда все же буду сдавать хоть что-то», я ответил, что с завтрашнего дня», это был мой последний диалог с ней.

Прозвенел звонок. Мы с Женей спустились вниз, взяли куртки и пошли на автобусную остановку,

так как колледж находился вдали от города, в лесу.

- Значит все, ты уходишь?

- Ну да, подумав немного, я понял, что это самое верное решение в такой ситуации.

- А зачем тогда сказал анатомичке про пересдачу?

- Блефовал, чтобы успокоилась.

Автобус немного опоздал. Усевшись, я оглядел последний раз это место. Мною овладел страх

перед следующей остановкой моей жизни. Какая она будет? Будет ли мне лучше, чем здесь? Все

это мне предстояло узнать.

Автобус тронулся и с каждой секундой увозил меня прочь. Увозил вперед, в непонятное. Из окна я

видел, как колледж мимолетно скрывается за поворотом и растворяется в моих воспоминаниях.

Теперь это просто очередная история.

Часть 2

Лично я, рос в нормальной семье. Это был отец, была мать, и другие родственники. С этим,

проблем никогда не было. Одно могу сказать точно, на тот момент от нас уже давно ушел отец,

моя мама прокармливала меня как могла, но после некоторого времени все пошло к лучшему.

В период моей учебы, моя семья не нуждалась в деньгах, поэтому я мог легко сосредоточиться на

своем, но, так уж вышло. Может потому что я идиот, может я хотел уйти от «системы». Но, черт

возьми, уходя от одного типа подчинения, я плавно перешел в другой. По началу совсем не

заметив этого. Было ли трудно? Нет. Только слабаки и маменькины сынки жалуются на свою

«тяжелую жизнь». Сам себя никогда не заносил в этот список, кроме того момента, когда мне в

лагере чуть не пробили голову, тогда мне было не так много лет и ситуация просто на просто

вышла из-под моего чуткого контроля. Но вернемся к теме.

Итак, первый рабочий день. Вам знакомо это чувство? Я называю это «эффект толпы». Войдя в

новый коллектив, никогда не делай поспешных выводов о новых знакомствах. Никогда не говори

на личные темы. Не показывай злость, восхищение и другие человеческие эмоции. В первые дни

этого делать нельзя, потому что все, что будет тобой сказано и сделано, отпечатается на

длительный период у «старичков». Плыви по течению, пробуй вникнуть в суть и тогда, может

быть, через пару деньков ты вольешься в новое общество обиженных и оскорбленных.

С утра пораньше к двери магазина меня привел Дима. Я был рад его видеть, такого свободного,

более-менее счастливого и что как ни странно мы все еще были вместе, поэтому в моей голове не

было повода беспокоиться на ранних стадиях моей работы. Дверь нам открыл Директор –

Александр. «Зови его всегда Александр Андреевич, он директор и не любит, когда его называют

просто по имени». Небольшого роста парень, лет двадцати трех. Что сразу бросилось, так это его

большущие и уставшие глаза, они словно молили о помощи, но сам он держался бодрячком.

[8]


Магазин был не таким большим, первый отдел, где находились ноутбуки с разной мелочевкой.

Отделенный небольшой аркой - второй отдел с различной бытовой техникой от чайников и утюгов

до телевизоров и холодильников.

Директор поздоровался со мной и попросил Диму провести экскурсию. Мы прошлись по

нескольким отделам, я рассмотрел витрины и дальше попали в раздевалку. Там нас поджидал

мой бедующий коллега Владимир. Вонюдя – так его звали остальные. Володя казался мне на

первый взгляд вполне адекватным человеком, но пивное пузо и бутылка дешевого коктейля

объемом два литра в шкафчике выдавали его. Ему не было равных в продажах, как позже

выяснилось стаж его насчитывал несколько десятков лет, поэтому он мог закрытыми глазами

рассказать с легкостью про любой агрегат (бытовой, не знаю, как обстоят дела с другими). Они с

Димой перекинулись парочками фраз, а после настал и мой черед. Почему Вонюдя? Из-за

чрезмерного употребления алкоголя, а бухал он по-черному. Перед работой, во время работы,

под закрытие магазина, после работы и так далее по циклу. Его организм был настолько воспален,

что пот сочился градом. В меру его веса и нелюбви к мытью от него разило помойкой за километр.

Я не придавал большого значения этому, но как оказалось после, Володя был гнилым не только

изнутри, но и снаружи, так как любил на всех постучать. Петя два, нуль.

Само по себе подсобное помещение выглядело немного разваленным. Повсюду следы жира на

стенах, вонючий туалет. Так как магазин находился на втором этаже, под продуктовым, на кухне

жили тараканы. Единственное, что было большим и чистым так это склад. Большая площадь,

огромные горы различного товара и кладовщик в придачу. Чтобы зайти в подсобку, нужно было

пройти через весь магазин, а комнаты и склад соединялись длинным коридором, на стенах,

которого висела доска почета и уголок юмора с единственной картинкой, где пестрила надпись:

«Дорогая, секс — это не подарок». На большее я и не рассчитывал.

Распорядок дня

- Собрание. Оно проводились каждое утро, на нем обсуждались продажи, планы, делались

выговоры и хвалили царей продаж. Начиналось оно строго за полчаса до начала работы. Поэтому

все мы приходили за час до открытия магазина.

- Переоценка. За тобой прикрепляют отдел и каждое утро ты идешь к компьютеру,

распечатываешь ценники, вырезаешь и меняешь свой отдел. Каждый ценник имел цену (боже,

как странно), дату печати, описание товара и различную аббревиатуру по складу.

- Открытие. Время первых покупателей. В первую очередь нельзя говорить «здрасьте», «привет»

или даже «Здравствуйте», считалось не вежливо. Самый успешный вариант «Добрый день,

вечер». Естественно, если у тебя не готов отдел (ценники), значит ты работаешь пока в пустую и

занимаешься до конца переоценкой. Прибыль шла только с продаж, поэтому сколько ты

заработаешь зависело от твоих двоих, мастерства пиздабольства и манипуляций.

- Продажи. До конца рабочего дня ходишь по залу, ищешь покупателей, пытаешься казаться

экспертом по утюгам и другим категориям товаров.

- Конец рабочего дня. Ничего особенного. Одеваешься и уходишь уставший домой.

Все, на этом вся работа заканчивалась. Существовали и второстепенные обязанности, например,

тебя могли послать на разгрузку товара, когда грузчик находился в дичайшем запое или раздавать

газеты с рекламой фирмы около вокзала. За это нам не платили, работал патриотизм и мнимое

желание привести побольше людей в этот магазин. Но все это считалось за глупость среди

продавцов. Газеты выкидывались сразу в помойку, а разгрузка длилась не больше десяти минут.

[9]


После этого времени начинали болеть ноги, спина и неожиданно открывались для тебя травмы

детства. Все было настроено только на продажу и получения с нее денег.

По уровню текучки кадров этот магазин не был на первых местах. Из новичков здесь мало, кто

задерживался, ибо большее их число приходило на работу имея в своих мозгах надежду на какой-

то первоначальный оклад. Сумма, которая выплачивалась тебе в месяц за твой выход на работу.

Вне зависимости от того, продал ли ты что либо, сделал ли ты свой план, в день зарплаты тебя

ждал оклад. Даже если ты провалял целый месяц хер, оклад мог бы тебя спасти. Но не в этом

магазине, здесь его вообще не было. По документам, которые мы подписывали при оформлении,

черным по белому были видны цифры – двенадцать тысяч рублей и небольшая сносочка слева

«оклад». Но в силу того, что компания насчитывала нескольких евреев в должности генеральных

директоров, мы не видели эти деньги, а когда мы заводили об этом разговор с нашим

региональным менеджером, у него была одна отмазка: «Если мы вам будем платить оклад, то все

проценты, которые вы сейчас получаете с продаж максимально уменьшим и вместо пятиста

рублей, к примеру, вы будете получать пятьдесят, разница есть? То тоже!»

Новички не понимали такого отношения и поэтому через несколько дней пребывания в

стажировке, бросали это гиблое дело и шли куда подальше. Лично мне было все равно. Делать

было нечего и так как я обрек себя на такую учесть, я должен был сделать все возможное, чтобы

остаться в этом магазине. Поэтому я должен был научиться хорошо продавать.

Вообще, суть продаж в этом магазине заключалась в том, чтобы продать самый маржинальный

товар. Маржа, слово, которое до этого, если честно не знал. Оно обозначает чистую прибыль

фирмы. К примеру, купили вы банку пепси за двадцать рублей, а своей сестренке продали за

двадцать пять. Кроме маржи в пять рублей, вы так же получаете улыбку от вашей очаровательной

несовершеннолетней сестры. Так вот, чем больше чистой прибыли вы делаете магазину, тем

больше зарабатываете, довольно логично. Поэтому, на каждом ценнике внизу обозначалась

категория товара 1, 2, 3, 4. Первая самая прибыльная, последняя (четвертая) – самая убыточная.

Помимо этого, существовали услуги: гарантии, настройки, установки. К любому товару мы должны

были продать хоть одну услугу. Если этого не делалось, на собрании утром про тебя скажет

директор и выставит последним мудаком, который тянет компанию вниз.

Итак, теперь, когда вы немного понимаете, о чем будет идти речь, я отдаляюсь от скучной

болтовни и приступаю к самому интересному.

Глава 1

Первое время у меня не выходило продавать так, как делали это другие. Даже Дима, в силу своей

неопытности впаривал клиентам товар лучше, чем я. Не зная, что с этим делать я начал читать

литературу по продажам. Сейчас это конечно звучит смешно, но я действительно многое узнал.

Для меня продажа была что-то вроде театральной постановки. Выбираешь товар, говоришь, что

этим же чайником пользуется твоя мать, сестра, брат, бабушка, кошка и все остальные

родственники, что этот продукт безупречен в своем роде. Но ничего подобного. Люди не

реагируют уже на это. Им до фонаря, что вообще ваши родные делают и чем пользуются.

Оказывается, самой высокой точкой в профессионализме продаж состоит в том, чтобы войти в

доверие человека, а после резать его в спину. То есть, вы выступаете в роли добрячка, который

просто решил помочь вам. «У нас здесь установленный оклад, мне не платят с ваших покупок» -

самое большое пиздабольство в жизни продавца. Услышав это, вы должны как минимум уйти от

него подальше, а как максимум переебать мудаку, ибо он в томлениях своих, хотел надругаться

над вами и подло обмануть. Когда человек начинает доверять продавцу, здесь происходит некая

манипуляция. Добрый мальчишка, советует вам то, что подойдет именно вам.

[10]


Обычно, в нашем магазине на товар, который стоил копейки была большая наценка, нежели на

товары подороже. Тем самым, мы не напрягаясь могли впарить кому угодно самую дорогую

технику, которая была куплено почти за «бесплатно».

Но попадались и такие, которым было плевать на деньги. Не скажу, что их было много, но когда

это случалось, то наступал парад впаривания. Уходило все, что угодно: гарантии, настройки,

дорогие товары, ненужные аксессуары к ним. Настройка на наушники, гарантия на мышки, в

общем все, что можно было впихнуть в чек.

Таким человеком, оказался мой первый покупатель. Меня еще не вносили в базу, поэтому я не

мог выписывать чек на себя. Первое время я продавал под фамилией моего приятеля. Он был не

против.

Это был мужчина средних лет. Зашел он довольно шустро и спросил, какой из телевизоров лучше.

Тут я набрался смелости и показал пальцем на самый дорогой. Недолго думая, мужик приказал

заворачивать в коробку. Боже, сколько счастья и удивления я одновременно испытывал. Меня

настолько отдалило от реальности, что я даже не почувствовал острый запах Володи, крадущийся

ко мне.

- Продаешь? – ненавязчиво спросил он, присасываясь к ценнику в моих руках.

- Да, Дима ушел на обед, а я вот решил подменить его. Неплохо, правда? – я показал ему ценник

из рук.

- Первая продажа?

- Получается, что так.

- А ты услуги предлагал ему? Аксессуары?

- Нет, меня хватило пока только на это. Боюсь предлагать что-то еще, вдруг откажется и уйдет

- Давай ка я попробую, – у него тряслись руки, - ты же все равно не занесен в нашу базу пока -

деньги не идут, поэтому выпишем на меня, – хитрый сукин сын, подумал я.

- Это конечно мило, но я на Диму не просто так выписываю. Он отдает все это мне.

Володя посмотрел на категорию товара, она была первой. Плюс две тысячи к зарплате – довольно

хорошая продажа. Его полные руки вспотели, он не мог упустить такой шанс заработать. Тут из его

головы донеслась неплохая идея:

- Давай так, я покажу тебе, что и как здесь устроено, как настраивать и как продавать. Взамен

выпишу этот товар на себя, идет?

В принципе, предложение очень хорошее. На тот момент, Дима не мог мне дать тех знаний, что

были в голове Володи, поэтому, недолго думая я отдал продажу.

Через несколько минут, пустой чек, где был только телевизор увеличился по сумме в два раза и

это была заслуга вонючего Вовы.

После нескольких минут томительных ожиданий, когда Володя закончил вылизывать задний

проход покупателя, он выдал чек и попросил пройти оплачивать. Мужику судя по всему было

насрать, поэтому без каких-либо колебаний он потопал к выходу, где находилась касса, а мы

пошли на склад.

Кладовщица, которая работала там и сидела на своем месте от силы пару тройку часов, в чьи

обязанности входило работа по складу (логично) видимо была не в настроении. Учитывая, что я

[11]


был с Володей, мы свалились на нее как навозная куча. Кстати о запахах, от Александры

постоянно разило алкоголем. Первоначально я не думал, что она выпивает. Но первое

впечатление обманчиво и как после оказалось, бухала она по-черному на пару с Володей.

- Саш, где коробка от этого телика, – размахивая ценником, Володя нервно вбежал на склад.

- Я ебу? Нет, ты мне скажи, я ебу, где эта коробка?

- Просто я помню ты говорила про него что-то.

- Что именно? Какой телик? А, этот. Да.

- Что да? Что с ним?

- Не ори ни хуя, Володя. Не забывайся, ты мне еще штуку торчишь.

- Что с теликом?

- У него нет подставки в комплекте и инструкций с очками вроде бы. В общем, некомплект.

Переведи на другой.

- Как переводить? – он опешил, масса живота начала нервно зудеть и отдавать эти импульсы ему в

голову, из-за чего на висках виднелись скачки пульса – Я не могу! С него отчислений на двушку!

Саша!

-Что Саша? Я не знаю, отдавай так… Коробка лежит около стирок, посмотри, может что-то и

осталось – в этот момент, кладовщица выравнивала пилкой свои ногти, мы явно были здесь

лишние.

Он потащил меня к коробкам. Искали мы не так долго ее, но вот результат нас немного расстроил.

Она была вся порвана и как сказала Александра в комплекте не было подставки и инструкций.

(Телевизоры, для экономии места висели у нас вдоль большой стены и поэтому выставлялись без

каких-либо подставок.)

- Володь, что будем делать? Переводить на другой? – спросил я.

- Нет, он уже оплатил. Делать возврат, – нахуй надо, – у него явно сдавали нервы.

- Новенький? – включилась в диалог кладовщица.

- Да, меня зовут Дима.

- Плевать как тебя зовут, – резко ответила она - Вообще-то у нас новенькие пыль протирают, а не

за продавцами ходят в первые дни.

- Ну все же я в продавцы нанимался, а не в уборщицы. Если директор скажет протирать, буду

делать это. Пока таких указаний не было.

- Я кладовщик, поэтому меня тоже слушать надо.

- Вряд ли я поступлю именно так, но спасибо за совет.

После этого разговора, как вы поняли, Александра невзлюбила меня. Потом, мне это аукнется и

очень сильно, но пройдет какое-то время, а сейчас мы были нацелены на то, чтобы клиент не

ушел с пустыми руками.

- Так, нужно телевизор принести сюда и запаковать. – скомандовал Володя, - пойдем, поможешь.

- А как же настройка, Володь?

[12]


- Хуй с ней, и хуй с этими ножками. Он подвес купил, значит стоять телевизор точно не будет.

Мы притащили из зала телевизор, протерли от пыли, завернули в пупырчатую пленку и начали



тихонько складывать товар в коробку.

- Вот тебе первый урок, в чеке, когда отдаешь товар, ставишь свою подпись и подпись клиента,

таким образом страхуешь магазин от возврата.

- Каким образом?

- Если этот мудак явится и предъявит, что у него некомплект, мы пошлем его куда подальше из-за

подписи в чеке, где черным по белому написано «Претензий не имею, комплектация и работа

товара проверена в моем присутствии», понял?

- Но это же не очень-то правильно, он же можете еще прийти сюда, купить что-то еще. Мужик

вроде нормальный, при деньгах.

- Да наплюй на это. Здесь таких – куча, только успевай продавать.

Таким образом, мы не произвели оплаченную настройку телевизора, Володя сказал, что

настроили на складе. Отдали телевизор уже в запакованной коробке, взяв роспись у покупателя. В

коробке находился, как вы поняли, только телевизор.

- Приходите к нам еще, – приветливо с улыбкой на лице произнес Володя, – будем ждать!

- До свидания, спасибо вам.

Мужик взял коробку и потащил. Так прошла моя первая продажа. Дима в это время обедал и что

странно, после моего рассказа об этом, он даже не удивился. Наоборот, сказал, что все мною

пережитое это в порядке вещей.

После этого я стал лучше понимать философию этого магазина и качество моих продаж с этим

улучшилось.

Глава 2

Иногда, когда на меня находит скука, я начинаю размышлять. Самое поганое в этом являются

муки. Когда ты часами сидишь и думаешь о том, что было если бы я сделал по-другому. В жизни

человека всегда есть выбор и от него строиться дальнейший путь. Совокупность принятых

решений могут напрочь свести человека с ума, а могут наоборот дать все, что ему необходимо.

Подводя итог – жизнь – череда больших и трудных решений. Мальчик, девочка. Сок, алкоголь.

Пиво, виски. Работа, учеба. Брюнетка, блондинка. Сзади, сверху. Актер, Режиссер. Одиночество,

друзья. Отец, мать. Жизнь, смерть. Это можно проделывать постоянно, но все, к чему бы вы не

притронулись и есть выбор, ваш выбор. Порой, этот выбор очень ценен, порой, вы будете

вспоминать тот момент, когда вы стояли перед выбором, оплакивать свой выбор, страдать,

смеяться от своего выбора, жить счастливо от сделанного вами выбора. Если вы являетесь

человеком и имеете хоть пару извилин, вы столкнётесь со всем этим дерьмом.

Я иногда думаю о своем выборе. Что было бы, если бы оставил учебу и никуда не ушел. Это

привело к новым историям, может не таким как эта, совершенно другие и не похожие. Столкнулся

так же бы с проблемами, но уже немного другого рода и решал бы их быстрее, без каких-либо

волнений. Но я выбрал нечто иное. Жалеть о выборе глупо, нужно принять все это дерьмо и

научиться выбираться из таких болот и жить дальше, не оглядываясь назад в туманное прошло.

Когда остаешься один на один с собой как правило начинаешь думать о чем-то. О своей жизни,

поступках, но это все брешь. Что сделано, то сделано и анализу это уже не подлежит. Да, вы

[13]


можете извлечь на этом урок, но сильно загоняться на прошлых деяниях не стоит. Вот почему

одинокие люди такие замкнутые. Они постоянно думают о жизни, бытие и просто на просто не

находят смысл, не понимают для чего жить, для кого. Если вы когда-либо скажете самому себе,

что смысла в жизни нет, то оторвите свою задницу и идите прогуляйтесь, найдите знакомых, пару

девочек, угостите их и когда будете возвращаться домой, после непробудной пьянки, взгляните на

ночное небо, вздохните и успокойтесь.

Помните, в жизни не важно сколько проживете дней, всем плевать на это. А вот качество этих

дней, как раз-таки очень сильно влияет на жизнь. Не живите как остальные, не смотрите на них,

не оглядывайтесь по сторонам. Главное идти своей дорогой, самосовершенствоваться, достигать

высоких вершин в каких-то своих любимых делах. Никто про вас не скажет, когда будут хоронить

по типу такого «Господи, он был лучшим продавцом во всем мире», нет это не так. Мир не будет

по вам скорбеть, как о человеке, который потратил двадцать лет на работу за станком. Люди

любят безумцев, которые следуют своей воли. Дело все в свободе. Мы смотрим фильмы,

сериалы, только из-за того, что там есть доля некой свободы в своих решениях, действиях, по

сравнению с нашей жизнью. Так будьте свободны ото всего и мойте почаще руки, этих паразитов

нужно убивать сразу.

Когда я работал в магазине, я чувствовал себя расслаблено, я не думал и не беспокоился о

завтрашнем дне. Возвращаясь каждый день домой, я знал, что буду делать завтра. Знаете, это

надоедает и с каждым последующем днем я все чаще задавал себе вопрос «А зачем оно мне?»,

«Что будет дальше?», но это чуть позже.

Именно в этот магазин я попал только из-за Димы, а Дима из-за того, что я привел, когда мы

искали место для него.

Отработали мы немного с ним, но это было лучшее время после серых дней. Я зарабатывал

деньги, немалые. Так как быстро влился в этот мир, я научился легким продажам, мои

гуманитарные знания в области пиздежа людям увеличились, и я стал лучшим продавцом за пару

месяцев. За третий месяц я заработал порядка восьмидесяти тысяч и это было круто, когда тот же

вонючка Володя заграбастал только сорок.

Как раз-таки на третий месяц работы, а вернее его начало все было спокойно. Каждое утро мы с

Димой встречались на остановке и шли до магазина пешком, чтобы обговорить все

животрепещущие нас темы. После прихода на рабочее место переодевались, обменивались

новостями с другими коллегами и ждали собрание. Отработав двенадцать часов, заработав

кровью, потом и своими губами с языком пару тысяч уходили прочь домой. И опять по новой, так

каждый день, кроме своих выходных.

Когда начались деньки нового месяца, наша заработная плата обнулялась и по новой начинали

«набивать преф». Для тех, кто никогда не работал в этой сфере, «преф» на сленге означал твой

заработок. Так как мне нужно было каким-то образом проявить себя, да и просто позлить других,

я конечно же работал на износ. Иногда отказывался от выходных, иногда настолько наглел, что

просто на просто не продавал тот товар, который не нужен был мне. Да, это бывало частенько.

Поймите, если стоять на месте и показывать какой-то бабушке все виды радиоприемников,

которые сами по себе одинаковые, то невольно можно было бы упустить крупную рыбу. Поэтому,

я плевал на мелочь и посылал таких, либо к другим продавцам, либо на хуй. К середине месяца у

меня был уже большой отрыв от коллег, и я мог спокойно продолжать свою работу в более

нейтральном темпе. Дима, как мой друг по началу радовался всему этому. После, как видел, что

директор неоднократно хвалит меня, сравнивает с ним, начал таить злобу. Она выражалась

поначалу в простом, в каких-то шутках, небольших стычках, после он начал резать меня. Не в

буквальном смысле. Отнимал продажи. Но, я не терпел всего этого, поэтому давал отпор и резал

[14]


его в отместку. Порой просто подходил и уводил его клиентов. В общем, на тот момент у нас

окончательно испортились отношения. Я не здоровался с ним, а он после каждого своего

хорошего чека, шел мимо меня и приговаривал «Вот так, сучок, видел! Я тоже могу продавать».

Вскоре мне это надоело, я перестал с ним общаться и уделил свое время продажам, всем назло.

Сказать, что у моих коллег подгорали жопки, ни сказать ничего. Они просто на просто

выпрыгивали из своих потных футболок и орали, какой я гандон. Дима был в их команде и меня

это убивало больше всего. Я думал, много думал и не знал, как вернуть его в прежнее состояние.

Пытался заговорить с ним, но попытки были безуспешны. Так все и осталось на своих местах до

того дня, как не пришли те самые покупатели.

Главной фишкой нашей на той дружбы была то, что я помогал Диме в продажах. Поначалу он был

благодарен, после слал куда подальше. По дополнительным услугам к товару он был не из самых

лучших, поэтому частенько просил меня о помощи, и я считал это нормой, так как не видел здесь

ничего плохого.

В тот день было довольно жарко, мало клиентов, а это означало, что все ребята должны были

заниматься своими отделами. Благо, у меня был отдел малой электроники, и директор попросил

меня просто выставить вентиляторы поближе к двери, чтобы люди зайдя к нам, знали, что они у

нас есть. Проще простого. Пока я занимался этим, Дима стоял около двери и ждал покупателей. И

дождался. В магазин зашли муж с женой и попросили в кредит бытовую технику. При чем не

простую, а самую дорогу что есть. По мне, когда человек так размахивается по ценовым

категориям это повод задуматься, но для Димы это был явный шанс показать директору, что он

может делать продажи и вдобавок утереть нос мне.

После нескольких минут он стоял во втором отделе и выписывал около компьютера товары.

Телевизор, стиральная машина, холодильник, пылесос. Сумма была не из малых. В тот момент, я

ничего не подозревая, решил подойти и просто поинтересоваться списком товара. Он стоял как

вкопанный, слишком потный, чтобы правильно вводить цифры и слишком злой, чтобы отвечать на

мои вопросы.

- А ты услуги предлагал? – спросил я.

- Пока нет. Что тебе нужно? Вроде у тебя там вентиляторы стоят на складе? – он явно не был

настроен на диалог со мной.

- Да, знаю, но может помочь? Чек не маленький ведь. Продашь без услуг, показатели упадут за

неделю.

- Слушай, я как ни будь сам, а ты иди и выставляй свои вентиляторы. Спасибо.

Не став слушать продолжения его болтовни, я как в ни в чем не бывало пошел дальше по своим

делам. Наконец-таки, выставив все модели, я мог посмотреть чек. Но не успел.

Из второго зала на встречу директору вылетает Дима с ором о том, что он нуждается в кредитном

специалисте, дабы оформить кредит. Чек в руках. Чек был хорош. Со всеми дополнениями. А это

порядка треть от суммы. Он радостный и немного взволнованный отыскал кредитного

специалиста и повел его во второй зал к покупателям. Они сели на оформление. Теперь

оставалось только ждать: Одобрят или нет.

Лично я не любил кредиты. Это очень долго и муторно. Ты общаешься с человеком, работаешь с

ним, получаешь доверие, продаешь то, что нужно с услугами, а после ему просто отказывают в

кредитном займе и конец. Все, над чем ты так долго работал растворяется, как утренний туман,

[15]


после первого луча солнца. Печально все это, но бывали и хорошие люди, которым одобряли и

получались неплохие чеки.

Кредит был одобрен. Дима радостный побежал на склад, собирать товар. Без своей фразы «Ну

что, уебок, понял, как нужно продавать?» адресованной мне, обойтись он конечно, не мог. Я

отнесся и к этому довольно спокойно, ожидая других покупателей, дабы немного подзаработать.

Касса находилась около входа в магазин, поэтому, когда ждали покупателей, мы очень хорошо

видели и слышали, что происходило там. И вот, идет парочка вместе с кредитным специалистом,

дабы оформить чек оплаты и забрать товар. Дима уже наготове около стола, со всеми вещами.

Чек был крупным, порядка ста тысяч рублей, где тридцать тысяч были одни услуги: гарантии,

настройки, установки. Я немного удивился, что Дима не стал настраивать при покупателях

телевизор, вспомнив мимолетом свой случай с Володей. Но я ошибался. Дамочка, которая брала

все это, начала проверять чек, после того как ей озвучили всю сумму. Она была в шоке, когда

узнала о платных услугах магазина. Начался скандал.

Где-то в потных баталиях, я сумел подобраться к Диме и спросил:

- Ты предлагал вообще им услуги?

- Да, но они отказались.

- И ты решил без их ведома нашпиговать чек всем дерьмом?

- Ну да, подумал, что кредит - они не заметят. Что теперь будет?

- Ты меня спрашиваешь? Жди, когда все это закончится, будет видно.

Как оказалось, этот недоумок, дабы свести со мной счеты и не казаться отстающим, добавил

тайком в чек услуги.

После нескольких минут разбирательств, Дима сознался директору и покупателям. Они

разозлились и на эмоциях, которая подпитывала ненависть и мщение, отказались от кредита и

всяческих покупок в этом магазине. Взяли и ушли.

Наказание для Димы не заставило долго ждать. Директор не мог просто так отнестись к этому.

Пригласил его в кабинет. После, я увижу, как Дима начнет собирать свои вещи и писать на кассе

заявление по собственному. Но в тот момент я даже не мог представить, что его уволят.

После того, как все закончилось и заявление лежало на столе директора, Дима подошел ко мне:

- Выйдешь со мной?

- Да, минуту.

Мы вышли на крыльцо магазина. Он стоял в обычной одежде, что и в первый день моей работы.

Он нервно потянулся за сигаретой.

- И что теперь будешь делать?

- Не знаю, скоро осень, поэтому попробую поступить куда ни будь.

- Может это и правильно для тебя, – поддержал я его.

- А ты разве не со мной? Я думал, ты уйдешь со мной.

- Зачем мне уходить из магазина? Куда?

[16]


- Черт, поступили бы куда ни будь, потом может работали опять вместе или это не входило в твои

великие планы? – в его глазах промелькнул тот похожий взгляд, что и был раньше, до всех этих

скандалов и ненависти. Таким я запомнил его навсегда.

- Ты меня извини, но мне некуда идти. Я работаю и пока это все. А мы можем встречаться и

видеться вне работы и учебы. Как раньше. Строить грандиозные планы на будущее. Писать вместе

сценарий для фильма. Помнишь?

- Мы всегда хотели этого, черт возьми, ты прав. Тогда, созвонимся?

- Обязательно, приятель.

Мы пожали друг друга руки. Это был последний раз, когда мы разговаривали. После этого мы с

ним больше не виделись.

Вернулся я обратно на работу немного в подвешенном состоянии. Я понимал, что потерял может

и не близкого, но хорошего человека в своем окружении. Еле доработал до конца и уже вечером в

раздевалке, когда менял рабочую одежду на свою зашел Володя.

- Тебя отпустили?

- Да, я лучший по гарантиям сегодня, на час раньше, как и обещали.

- Молодец, а друг твой что?

- Да ничего, ушел… Теперь будет учиться.

- Ну это верно, учиться нужно, – Володя полез в свой шкафчик и на дне отыскал на половину

полную бутылку алкогольного напитка, открыл крышку и начал пить из горла.

- Прям так, правда? – вырвалось у меня.

- Ну да, час остался работать, только Сашке не говори.

- Хорошо, давай до завтра тогда.

-Стой, – он окликнул меня - не хочешь выпить?

- Нет, спасибо.

- Ну тогда давай, а то там клиенты подошли.

Мы вместе с ним вышли из подсобки. Володя шатался. Не сказать, что очень сильно, но это было

заметно. Он подошел к покупателям:

- Вам подсказать может?

- Нам стиральные машины посмотреть, – сказала девушка.

- А вот они, смотрите какая классная! – он орал на весь магазин.

- Уважаемый, это же газовая плита.

- Да, блять, – Володя грозно рявкнул, - ну а что, не классная? Ладно. Пойдемте покажу стиральные

машины.

Посмотрев на всю эту картину, я побрел к выходу. Попрощался с директором и отправился домой.

На этом рабочий день закончился. Итог: я остался теперь совсем один. Картина снова

повторилась. Может так и нужно. Меня одолело снова чувство тоски. Оно словно налоговая

служба, которая так и ждет, когда ты облажаешься, а когда это случится она тут как тут.

[17]


Глава 3

Из толпы своих новых знакомых я узнавал немало важных факторов, осмыслений, постулатов.

Многие из них не считали себя счастливыми. Принимали так сказать судьбу, какой она есть и не

хотели ничего менять. Возьмем к примеру Володю. Он отработал больше двадцати лет в

продажах. В молодости работал у станка на заводе, поняв, что это слишком трудная работа, он

ушел в магазины. По его словам, за карьеру продавца он сменил порядка десяти рабочих мест.

Десять магазинов, десять коллективов, разные люди, судьбы, мнения. За это время он набрался

действительно большим багажом знаний и в своей профессии был одним из лучших. И вот, он

стоит и смотрит только в одно направление, сорокалетний мужик, у которого сверхзадачей

является своевременная оплата кредита и покупка двухлитровой дешевой бражки на вечер.

Незаметно для себя, задаешься вопросом, а что ждет тебя впереди работая здесь и прожигая по

сути свои дни. Дума усиливается, а ты не можешь противостоять ей. Тебе остается только одно,

привыкнуть, смириться с этим. Принять это как должное и не гавкать на судьбу. Проще всего,

обвинить свою судьбу в никчемности прожитых лет и оставить ее на верхней пыльной полке своей

жизни.

Некоторые верят случаю, некоторые говорят, что это судьба. Любая встреча, знакомство, слово -

не просто так. Что наша жизнь порой предрешена и смысла бороться за более лучшее будущее

нет. Жизнь преподносит нам это в виде выбора, будто мы сами чего-то достигаем, выбирая. Это

как продажа. Когда ставишь перед выбором человека, какую модель стиральной машины купить.

Продавцы ничего не решают, решает только он. Но покупатель и подумать не может, что все

давно решено за него. Иллюзия выбора заставляет нас ощущать себя более полноценными,

свободными. В этом и кроется весь смысл.

В тот период у меня не было никакого настроения работать. Почти все деньги я тратил на

бесполезную чепуху, приставку и еду. Я понемногу терял смысл и понимал, что так продолжаться

не может. Нужно было что-то делать.

Так как результаты экзаменов в школе давно себя исчерпали для поступления в институт и на

бюджет дорога мне была закрыта, я решил поступить хоть куда-то, чтобы не оставаться здесь

надолго. Узнав сумму для вступительного экзамена и оплату за год, я был немного шокирован, но

выхода не было. Маме сказал, что деньги буду откладывать на учебу и так оно и было, каждый

месяц я брал не больше десяти процентов от зарплаты на свои нужды. Остальное же убирал в

стол. У меня появилась некая мотивация, побыстрее заработать нужную сумму и выбраться

отсюда.

Стоял месяц июнь, лето-жара, покупателей было не так много, но все те, что заходили к нам я

вырывал и отбивал всеми силами. Таким темпом мне нужно было отработать всего пару месяцев

и по моим подсчетам я успевал к сентябрю. Жизнь немного заиграла другими красками, я уже не

видел той тоски вокруг себя и работал с надеждой на будущее.

Учеба, если честно мне не сильно была нужна, но и оставаться здесь я не мог. Я ощущал, как все

это засасывает меня с головой. Отучившись я так же пойду работать, только отличия от этого были

в зарплате и перспективах. С высшим образованием куда проще, чем с потными мужиками в

футболках магазина электроники.

Поэтому работать приходилось порой без выходных. Но, когда все же удавалось выкроить себе

пару десятков часов отдыха, я просто валялся на кровати укрывши голову подушкой, чтобы не

слышать никаких посторонних звуков. Иногда доводилось встречаться и прогуливаться в жаркие

деньки с другом по школе - Андреем. Он не был каким-то выдающимся персонажем. Обычный

парень, как и все мы, учился в институте в то время и работал на каникулах. Так уж получилось,

[18]


что мы познакомились с ним еще в школьные годы, когда учились в одном классе. Занимались

всяческими одноразовыми работами, по типу «Разместить несколько текстовых сообщений на

сайте» и получали за это деньги, потом делили и тратили.

После того, как мы вышли из дверей школы и побрели своей дорогой, мы перестали видеться. Он

учился, я учился. Он знакомился с новыми людьми, я запирал преподавателей в кабинетах.

Как-то раз, одним вечером, мы созвонились и после долго времени, решили встретиться.

- Как бросил учебу?

- Просто, взвесил все, подумал.

- И решил бросить медицинский? Чушь. Ты бы не бросил учебу. Куда пошел бы?

- Вообще то так и есть. Сейчас я работаю в магазине электроники.

- И давно?

- Пару месяцев.

- А почему ты мне не сказал то ничего?

- Да мы и не виделись с тобой все это время, сколько прошло с нашей последней встречи?

- Где-то полгода или даже больше. Ну мог бы написать мне. Ладно, – Андрей немного отдышался -

Черт возьми, ты теперь значит работаешь в электроники. Сколько платят?

- Сколько заработаешь, в принципе не жалуюсь. А ты, я слышал сдал экзамены?

- Да, вот теперь работу ищу, у меня знакомый работает в автосервисе, думаю пойти туда, но

фишка в том, что там неполный рабочий день, как помощник. А это маленькая зарплата и полдня

хуипинательства.

- Может пойдешь к нам, в магазин?

- Не, мне нужно только на этот сезон, понимаешь? Потом учеба, работать не смогу.

- Я поговорю с директором, думаю он одобрит. У нас все равно мало продавцов, – он кивнул в

знак благодарности, – как с Олей?

- Перестань спрашивать меня про нее.

- Не общаетесь?

- Так, иногда, - он посмотрел вдаль и тихо произнес, - да пошла она.

Так же со школьной скамьи, Андрей начал общаться с девушкой. Про нее я мало, что знал, но, по

некоторым словам, моего приятеля, она была еще той стервой. Всегда спорила и орала. Идиллий

в отношениях у них не было, а Андрея это наоборот почему-то привлекало. «Не знаю, но мне

нравится это. Знаешь, когда хочется выпустить пар, ты начинаешь цепляться за каждую мелочь и

из этого образуется большая ругань. Обожаю.» - приговаривал он, как обычно. Я был в смятении

по началу, не понимая смысла в этом. После, стал относиться как к обыденности, потому что

ссорились они частенько.

Он был всегда чем-то занят. Как помню, с момента нашего знакомства, куда бы мы не шли или

что-либо не делали, у него всегда найдутся дела. Андрей обладал неплохим музыкальным

вкусом, хотя в большинстве случаев даже не понимал, о чем поется в песни. Он, как и

большинство особей мужского пола любил боевики. На другое у него не вставал, ибо все фильмы,

[19]


где диалоги длятся больше двух минут – «дерьмо и туфта». Темный цвет волос и средний рост. За

телосложением Андрея никогда нельзя было угнаться. Оно постоянно менялось. То он ходил в

спортивный зал и наращивал мышечную массу и от этого становился полноватым, то он бегал по

ночам и тренировался на скакалке и был тощим, словно высушенный огурец. Никогда не замечал

за ним какой-либо золотой середины. Либо слишком худой, чтобы играть мышцами, либо

слишком полный, чтобы казаться накаченным.

У Андрея была любовь к футболу, поэтому в школьные годы он был капитаном команды. В годы,

когда поступил в институт так же играл за свою группу, а после, даже попадал на областные

чемпионаты и что-то выигрывал. Был постоянно уперт в своем мнении о чем-либо и отстаивал его,

даже если был не прав. Редко доводилось видеть его с бутылкой пива, не курил. Учился на

юриста.

- Может съедим пиццу? – предложил Андрей.

- Я не против. Тут открылось кафе недалеко.

- Я знаю. Там еще твоя подруга работает официанткой – Женя.

- Черт, я давно ее не видел. После того, как ушел из колледжа мы не общались.

- Ну как раз и пообщаетесь.

Так мы провели весь вечер, посиживая за столом итальянской кафешки, укрываясь от жары и

потягивая сок с пиццей. Я успел повидать Женю в ее новом обличии официантки. Работала она в

ночь, после учебы. По словам, ее полностью это устраивало. Мои глаза были только рады увидеть

ее снова.

Перед нашим выходом мы довольно спокойно, как в старые добрые, поговорили с ней.

Вспомнили яркие моменты из учебы, на меня немного нахлынули воспоминания о Диме. Даже

хотел позвонить ему, но так этого и не сделал.

Попрощавшись со всем персоналом кафе мы все же смогли выйти. Смею заметить кафе было

неплохим. Итальянское название забегаловки, приятный персонал в лице моей бывшей

однокурсницы, французская музыка на фоне и на теликах ниагарские водопады. Большие столы

со скатертью и деревянные скамейки, уж на какой остановке они выдрали это я не пойму, но все

же обстановка была более-менее чем, чтобы скоротать пару часов своей жизни.

Запомнилась еще парочка молодых людей, которые сидели впереди нас. Девушка постоянно

орала на своего спутника, высказывая такой манерой его проступки. Последний все же не

выдержал и сорвался с места к выходу, как раз в тот момент, когда мы были в дверях. Девчушка

побежала за ним. Уж не знаю, что там приключилось, но парень был в гневе. Мы вышли на улицу

и поняли, что дело пахнет керосином, ну или Володиной рабочей одеждой. Этот мудила явно

хотел навалять этой «мрази» и был готов к бою.

- Ты сейчас у меня получишь, блять, отвяжись в конце концов, я не шучу, – он взял ее за плечо и

начал толкать, девчонка не смогла устоять на ногах из-за сильного напора и выпитой бутылки

рома. Пришлось вмешаться в это пепелище.

- Эй, ты зачем толкаешь ее, – мой друг быстро подошел к нему.

- Слушай, отвали. Видишь мы разговариваем – не лезь.

- Я тебе, блять, сейчас полезу, мошонку на глаза натяну и будешь ходить до конца своих дней –

рявкнул Андрей, а я подошел к девушке.

[20]


- Повредила что ни будь? Давай помогу, – я взял ее за руку и немного потянул на себя, чтобы эта

неваляшка снова была на ногах.

- Голова кружится от этого гандона.

- Не только от него, думаю.

- Я выпила совсем чуть-чуть, – сказала она.

- У вас мадам язык заплетается, но это не мое дело. Вы сможете сами дойти до дома? Мы можем

проводить, если вы не против.

- Я не против, лишь бы не видеть этого урода.

В это время этот «урод», пока выяснял отношения с Андреем и мерился писькой, услышал о том,

что его любимая уходит с какими-то парнями и резко подбежал ко мне, теперь свет прожекторов

бил на меня. Я быстро завоевал главную роль в этом дешевом спектакле и дабы не ударить в

грязь лицом доигрывал до занавеса.

- Слышь, я тебе сейчас наваляю, – начал угрожать он мне, – зачем ты трогаешь ее?

- Слушай, успокойся, мы отведем ее домой, а завтра на ясную голову решите, что делать,

Компренде? – Так как мы находились у заморского кафе я решил, что это будет по теме.

- Да ты, я смотрю, бессмертный, – и тут же последовал толчок от нашего гиганта изречений.

- В точку дяденька, а еще у меня хобби, таким как ты рассказывать про правила хорошего тона по

выходным и праздникам.

Тут последовал смачный удар прямо ему в нос. Он начал корежиться.

- Ну так мы идем провожать тебя?

- Пожалуй я останусь с ним, думаю он сейчас успокоится.

- Ироды! Что вы сделали? – ее ковбой вопил на всю улицу.

- Научили тебя хорошим манерам, боец и только попробуй что-нибудь еще учудить.

- Дорогой успокойся, – девушка подошла к своему обидчику, – не переживай, я с тобой.

- Значит мы пошли? – проворчал Андрей, который ждал более крупной битвы с этим амиго. Воу,

да я в ударе сегодня.

- Да, делать здесь больше нечего.

Так я провел свой выходной день. Не сказать, что ужасно, довольно интересно, получаешь много

нового от интересных знакомств. Девчонка осталась с этим парнем, они вызвали машину, а мы

побрели в сторону наших домов в надежде, что нас не настигнут снова такие интересные

собеседники.

На следующее утро стояла невыносимая жара, снова. Настолько было жарко, что просыпаешься в

океане своего пота и ищешь сухое место на кровати. Я кажется стал понимать систему критических

дней и начал понемногу сходить с ума. Всему виной палящее солнце прямо в твое окно. Лучи

настолько были пронзительны, что казалось вот-вот ты просто сгоришь к черту. Но слава всем

святым, я работал в этот день, а это значит, что укрываться от жары я буду, стоя под

вентиляторами у себя в отделе, да и вообще, в магазине было намного прохладней. Эта мысль

меня успокаивала.

[21]


На тот момент, у меня скопилась уже довольно внушительная сумма на учебу, но все равно почти

треть части не хватало, поэтому натянув улыбку на свою мордашку я поехал в это Богом забытое

место. В такую погоду очень мало покупателей. Многие отдыхают, веселятся, а не катаются за

новеньким холодильником, объезжая все городские магазины. Нет. Для этого придумали

дождливые и холодные дни.

Глава 4

Когда окунаешься в сферу продаж с головой, то невольно становишься суеверным. Не то, чтобы

после каждой черной кошки плевать себе в плечо и говорить: «Чур», нет, немного другое. Ты

становишься больным на всю свою кочерыжку в плане продаж и покупателей. Когда идешь на

склад и молишься, чтобы они у тебя взяли гарантию или, когда первый в магазин заходит

мужчина. Когда ты ставишь музыку в плеере ту, под которую заворачивал хорошие чеки и с

надеждой в глазах веришь, что это случится вновь. Так и есть. Я знаю это, и видел, как

неоднократно, даже самый скептический продавец по имени Саша молился о крупных

покупателях. К слову, этот Санек не верил даже в Бога и любые диалоги о всевышнем

заканчивались тем, что наш атеист настойчиво бормотал про вымысел людей с больной головой.

Когда любая продажа, играет роль в твоей финансовой устойчивости, любой будет так делать и

это нормально, знаете ли. Я так же, как и они с надеждой в глазах смотрел на потолок и

подшёптывал всяческие просьбы тому, кто может услышать. Помогало ли это? Сложный вопрос и

имеет несколько вариаций. Скорее всего это делается и помогает действительно только в том,

чтобы успокоить нервную душонку продавца. Ведь, когда ты сидишь на нервах, а в добавок

настигает пропасть с покупателями, единственный способ успокоиться это покурить или

помолиться. Но так как я не курил, я постоянно выбирал второе.

Различные суеверия и молитвы превращают обычного спокойного человека в наркомана,

который то и дело, постоянно оглядывается, молится и приклоняется людям с бородой. Но что,

если это работает и действительно приносит свои плоды. Что если, после того, как ты попросил

кого-то в воздухе о большом чеке, ты идешь минут через двадцать и продаешь полный комплект

техники на кухню? Лично я называю это воля случая.

Ведь как известно нормальным людям, что все вершится случайно и никто не работает по системе

«Помолился – получил». Просто так вышло и ты получил то, чего хотел. Нужно помнить, что до

того самого момента случилось немало важных различных событий, которые помогли человеку

находиться на том месте в то самое время.

Поэтому, все мы живем ради того момента, когда хаотичный порядок каких-либо манипуляций

соединится и образуют то, чего хотели мы, ну или наоборот. На то, воля случая.

Лично я работал в надежде только на себя, какие-либо прошения в небо служили только для

успокоения. В тот момент я работал уже с Андреем. Его все-таки взяли к нам в магазин. Он быстро

и легко влился в наш дружный, немного вонючий коллектив. Сразу же в первые дни Андрей

показал, что такое продажи, завернув одной тетке дорогую Стиральную машину. Директор не мог

не нарадоваться его работой, а я немного видел в нем себя, когда только начинал.

Но не все были довольны его выходками по суперпродажам. Работал тогда у нас щуплый

низкорослый парнишка, кстати был старше нас на пять лет и опыта было больше. Все называли

его «Щуплый», а он в ответ показывал, как сильно рвется его пятая точка от таких кличек. Хотя я

предпочитал звать его гномом. Да и он сам был любитель различных задирок. «Хорек», как в

последующем назовет его Андрей, очень любил лизать задницу начальству. Каждый божий день

он стоял у директора и что-то капал ему про машины и коллектив вокруг себя. Да, он был

любитель или даже фанат автомобилей. Ну как фанат, просто много что знал про них и всегда

[22]


критиковал остальных владельцев авто, хотя сам ездил, а точнее сказать ебался на корыте

прадеда, которое вот-вот должно было развалиться. У гнома не было какого-либо интереса

продавать, ведь он этого не умел. Он любил стоять около автомагнитол и подключать их,

настраивая каждый раз эквалайзер. Любая его продажа занимала порядка двух часов, даже если

это были обычные батарейки. Он настолько любил балаболить, что не мог просто так отдать

товар. Нам было это на руку, так как конкуренции этот мудак не представлял. Да и нас он не

любил с Андреем. На тот момент мы были одними из лучших продавцов в магазине, мы имели

некий авторитет у начальства. Гнома это очень раздражало, ведь своим лизанием он так и не

добился ничего хорошего.

В связи с этим образовались некие коалиции в магазине. Гном выступал всегда против нас и

устраивал подлянки, стуча директору по всякой мелочи. Мы, в свою очередь, не обращали на это

внимание и просто делали свое дело.

Вообще Андрей вел очень странную политику продаж. Он так же, как и я порой отказывался

продавать то, что ему не хотелось. Но, если люди и покупали это, Андрей прибегал к очень

любопытным методам. Помню однажды он занимался продажей холодильника для престарелой

мадам, которая явно понимала, что ее дурят, накручивая разные грязные мысли в свою

старенькую головешку.

Она взяла самый дешевый холодильник, отказалась ото всего, что можно и в добавок сдала

старый, ржавый «Сокол». Чтобы вы понимали это довольно увесистый аппарат, который

замораживал не хуже новых моделей, а весил примерно, как один худощавый слон, но все же. В

тот момент назло всем, грузчик запил, запил серьезно, а значит все работы делали за него мы.

Вытаскивали технику, перевозили, разгружали. Все это было конечно же без каких-либо доплат,

просто за красноречивые похвалы директора. Поэтому, ее старый аппарат нужно было поднять на

второй этаж, благо был погрузочный лифт, но до него довольно тяжелый путь сквозь продуктовый

магазин с его узкими проходами. Бабка взяла новый даже без доставки, чем усложнила жизнь

Андрея вдвое.

И вот мы вдвоем с ним спускаемся с новеньким холодильником вниз, идем к погрузочному мосту,

откуда выезжают машины на доставку. Вместе с ней, на машине и привязанным к ней на крышу

холодильником приехал внучок. Сначала мы отвязывали это барахло с крыши и пытались

спустить, после привязали новый аппарат.

- Вы понимаете, что этот холодильник у вас быстро сломается? – сказал напоследок Андрей.

- Почему? Он же новый, – огрызнулась мадам бальзаковского возраста.

- Потому что фирма по браку не уступает китайским производителям бенгальских огней. Вы

знаете, сколько бенгальских огней в пачке бракованных? Половина из всех штук! Представляете?

- Чушь и бред. Вот если сломается, тогда и поговорим.

- Слушай парень, твое дело продать и принести, не суйся, – здесь в диалог вклинился ее любимый

внучок, мужик в очках, лет тридцати.

- Я вам не парень, понятно. Я говорю, как есть и не обманываю вас. Мне плевать, что продавать, у

меня оклад. Я о вас забочусь!

- Брехня, поехали бабушка! – он понял, что дело пахнет керосином и залез обратно в свою

машину.

- А если сломается, я к вам приеду и такое устрою, понятно!? – бабка завелась не на шутку, –

Пойду к мэру! Напишу на вас всех жалобу!

[23]


- Нет уж, это вы к производителю поедете, гарантию ведь вы тоже отказались оформлять!

Андрей орет, бабка орет, все это происходит на улице возле пандуса. Я как зритель не мог

вмешаться, да и не зачем пока что было это делать.

- Конечно! Размечтался! Сначала законы почитай, у меня две недели есть. Понаберут всякий

сброд, а после удивляемся почему у нас такая страна тупая. Кошмар.

- Вот увидите, сломается, будете сами виноваты!

Не дослушав перечень причин Андрея, по которым их новенький холодильник накроется, они

закрыли машину и уехали прочь восвояси. Туда им и дорога.

- Вот гандоны, а! – заявил Андрей, – я не понимаю, неужели жалко пары тысяч на гарантию.

- Да у меня тоже такое бывает, всем не угодишь. А если тратить нервы на таких особей, вряд ли к

вечеру доживешь, приятель.

- Согласен.

- Слушай, может не будем поднимать эту старую рухлядь?

- Есть предложения? – и тут у меня появилась неплохая идея.

Так как холодильник уже стоял на пандусе и рассыпался на глазах, мы решили скинуть его к

чертовой матери и посмотреть, как этот «сокол» полетит с небольшой высоты.

Мы немного пододвинули его к краю пандуса и вдвоем со всего маха стукнули ногами,

холодильник полетел вниз и разложился на маленькие детали. Грохот стоял сильный, некоторые

люди, которые находились рядом в этот момент, невольно стали оглядываться на цирковое

представление под названием «Соколиный глаз». После нескольких минут хихиканий, мы

попросили разнорабочих из продуктового магазина помочь очистить от мусора въезд к пандусу, и

уже через пять минут мы поднимались наверх. Время было то еще.

И все бы ничего, но через пару недель это бабка была снова в магазине. Внизу стояла машина и

наверху был прицеплен тот самый холодильник. Она пошла сразу к директору, выяснять

отношения и тут мимо проходил Андрей. Он с улыбкой на лице посмотрел на нее и даже не думая

о том по какому вопросу она здесь спросил в шутку:

- Ну что? – Улыбка растягивалась прям до ушей, – Холодильник сломался? – не знаю, как описать

выражение старушки, которая была настолько зла, что можно было бы из нее делать атомную

бомбу и уничтожать вселенную.

- Да вы! Да как вы можете! Урод!

Она начала выступление без какого-либо предупреждения и тогда Александр Андреевич сам

подошел к эпицентру событий.

Так как гарантийный срок в две недели иссяк, на наше счастье, директор отказал ей в возврате

средств. Она в свою очередь начала обвинять Андрея, что тот ей подкрутил что-то в

холодильнике, так как очень уверенно говорил о его поломке. Но как доказать слепым, что цветы

желтого цвета, так же и эта ситуация была нерешаема. К тому же, она потребовала назад свой

старый холодильник:

- Так, тогда я требую назад свой старый холодильник! – проворчала она на всю кассу.

- А мы его разбили – Андрей сказал видимо это зря.

[24]


- Как разбили? Чем в тут вообще блять занимаетесь? – начала причитать бабулька.

- Да просто взяли и сбросили с пандуса, можем вам фотки показать. Получилось здорово.

- Да вы! Суки вы, скотины! Я на вас в суд подам!

- А вы знаете такое слово, как «плевать»? – спросил Андрей.

Тут ее шкала накаливания просто лопнула и не найдя веской причины задержаться, она вместе со

своими угрозами пошла к выходу успев задеть девушку, которая выбирала наушники у входа.

- Не сильно ударили? – спросил я девчонки, – Бывают тут и такие. Может вам подсказать что?

- Да нет, я здесь работаю кредитным специалистом, вот вышла – и тут я узнаю знакомый голос,

который слышал пару недель назад около кафе темной ночью. – Не узнал меня?

- Как я мог, – исправился я, – смотрю тебе везет на получении толчков.

Ее глаза были слишком голубые, чтобы что-то про них говорить. Порой живешь обычной жизнью,

ходишь на работу, что-то делаешь, строишь планы и тут с других берегов твой череп проламывает

пуля. Ты падаешь в пучины небесного взгляда и забываешь обо всем на свете. Она застала меня

врасплох, поэтому по началу я не мог сказать каких-либо приятных слов в ее адрес.

- Как твой боец поживает, кстати?

- Никак, мы с ним расстались. Он слишком импульсивный тип. Я не люблю таких.

- Импульсивных?

- Гандонов, – заулыбалась она.

Теперь я понял, чем займусь последующее время.

Глава 5

Мы живем в мире закономерностей. Да, черт возьми это так. Везде существует некий баланс

сил и формирование их в правильном направлении. Не задумывались, что порой бывает время,

когда хочется купить набор «Мам, я повешусь, ибо этот мир не такой, каким я представлял»

и покончить с этим раз и навсегда. Но бывает, когда все кажется настолько прекрасным, что

порой ты не говоришь, а поешь, будто некий постановочный дешевый мюзикл, где только и

делают, что радуются жизни.

Иногда нам кажется, что все потеряно и назад пути нет. Порой, мы перестаем видеть в

вещах и поступках смысл и из-за этого впадаем в депрессию. Все, что движет нами, это некая

цель и если ее нет или она не настолько ярко горит, то добро пожаловать в клуб людей с

душевными расстройствами. Нельзя принимать это дерьмо близко к сердцу. Да, хуйня

случается. Но все заканчивается и нужно помнить про это. Нужно расслабиться, отвлечься,

послать все к чертям и свалить куда подальше от этих суматошных и черных дней. Вообще,

как сказал мой приятель: «Черный цвет не станет темнее, если ты зальешь в него еще

черного. Черный может стать только светлее». А ведь в чем-то этот красноречивый дьявол

прав. Ведь в какой жопе вы бы не были, знайте, что где-то там, на горизонте, виднеется

светлое будущее. Нужно всего лишь поднапрячь свои булки и идти вперед, не поддаваясь на

уловки прошлого. Вообще помните о том, что как черная полоса началась, так она и

закончится, главное не уйти в себя и не похоронить надежды раньше времени.

Черное сменяется белым, белое, когда ни будь превратится в черное. Все закономерно и от

этого не убежать. Невозможно создать превосходную жизнь для себя не переступив гору

[25]


дерьма по пути к этому. Цель не играет большой роли, будь это финансы или душевное

благополучие, все равно, в любой ситуации, в любом задуманном пути на крутом повороте вас

будут поджидать ситуации и проблемы. Это нужно перебороть в себе несколько первых раз, а

после, словно получив иммунитет от дерьмовых деньков, вы будете чувствовать себя

намного лучше.

У светлых деньков тоже есть свои причуды. Порой, возлагая большие ожидания на тот или

иной исход событий, мы нелепо торопим время и начинаем свои догадки превращать в некую

закономерность. Играли на ставках? Да, черт возьми. Команда, которая занимает первую

строчку в чемпионате, вряд ли уступит аутсайдерам на тридцатом месте. Накручивая

постоянно себе победу первой команды, ничего хорошего не ждите. Помните про

закономерность. Эта сучка не любит крикливых выскочек. Естественно, команда проигрывает

по каким-либо обстоятельствам, а мы идем и пропиваем сдачу со ставки.

Вот поэтому никогда не нужно думать о лучшем исходе. Верьте в самый худший, получайте

лучший, а если и случится что-то другое, то вы будете к этому готовы, мои юные эксперты в

жизни. Все понятно? Замечательно.

В тот момент, когда я работал вместе с Андреем в магазине, время летело довольно быстро. Я

много работал, финансовая копилка на нужды учащихся увеличивалась, тем самым давая мне

мотивацию на каждый последующий день. Утром просыпался я без каких-либо неприятных

мыслей в голове. Я завтракал и шел каждый божий день на рабочее место, в надежде заработать

еще больше и может быть, по велению великого магнита мне удастся поболтать с той

голубоглазой красоткой. Черт возьми, я не знал ее имя, а мне все равно хотелось узнать о ней

больше. Если бы моя жизнь существовала в виде отрезка, составляющего которые были белые и

черные полоски, то это время, я бы мог обвести белым жирным маркером. Все было как-то легко

и просто. Никаких тяжелых решений, скандалов и передряг.

В то время покупателей хватало на всех, да и продавцов работало немного, поэтому прошлых

стычек по поводу «Кто первый заговорил, того и продажа» не было. Все дополнительные услуги

делались с большим перевыполнением от поставленного плана. Это было вызвано тем, что

неподалеку пару месяцев назад был открыт магазин по продаже компьютеров и ноутбуков. Цены

были ниже всех остальных конкурентов и из-за этого вызвал ажиотаж среди местных людей.

После окажется, что техника была не заводской, а подпольной, а это означало, что все это

незаконно. Лавочку прикрыли, а у людей через какое-то время стали ломаться ноутбуки и

компьютеры. Из-за того, что у нас не было каких-то специализированных точек по ремонту, все

шли к нам в магазин с просьбой починить это китайское детище подпольных разнорабочих. Таким

образом мы получили довольно хороший и качественный наплыв клиентуры. Каждый третий из

покупателей клал в нашу кассу от трех до семи тысяч за ремонт. Конечно же, больших проблем с

техникой у них не было. Зная насколько люди жадные, мы преувеличивали проблемы и получали

неплохой доход.

Ко всем плюсам, которые уже были в то время, прибавился еще один, не мало важный. Среди

всех магазинов проводился локальный конкурс – олимпиада, где мы равнялись силами с другими.

Конечно же, за счет таких показателей и продаж, мы заняли первое место. Директор был на

седьмом небе, а продавцам выделили десять тысяч на банкет, который мы все так дружно

обсуждали.

В моей жизни наконец то наступили изменения. Я, не жалея денег, перебрался в съемную

квартиру. Жил и радовался тому, что есть и никаких предпосылок для огорчения у меня не было.

Была лишь мотивация заработать еще больше, когда все-таки поближе познакомился с Олей. Она

та самая девчонка с небесными глазами и очаровательной улыбкой.

[26]


По регламенту кредитные специалисты в нашем магазине менялись каждые две недели. На место

старых, приходили новые, а первых отправляли на другие точки. Идиотские правила заставляли

меня более быстрее подходить к вопросу знакомства. Общались мы правда только по рабочим

вопросам, но общение было не такое как со всеми. Я подмечал в ее словах некий подтекст, ну или

хотел подмечать, тем самым создавая иллюзию более открытого разговора.

Хоть я и не курил, но постоянно выходил с ней за ворота магазина, чтобы «подышать воздухом» и

дать диалогу другое течение, более теплое и близкое.

- Ты не куришь разве? – спросила меня она в очередной раз, когда мы вышли с ней на улицу.

- Курю, сейчас не хочу просто. А так уже три года пыхчу, – голова быстро выдала такой порядок

слов.

- А я недавно начала. Не понимаю почему люди к этому привыкают.

- Ну ты же зачем-то делаешь это.

- Знаешь, это успокаивает. Никотин не дает мозгам правильно шевелиться и избавляет от каких-то

мыслей. Вот так просто, – в ее голосе были слышны нотки разочарования и тоски. Хотел бы я

спросить у нее больше про это, но не мог. Стоя там, рядом с ней, я боялся что-то ляпнуть и выйти

из списка ее собеседников по магазину. – А ты долго здесь работаешь?

- Полгода где-то. В сентябре иду учиться, а сейчас собираю деньги на все это.

- Ты молодец. У тебя есть цель и это круто.

- Ты ведь тоже окончила что-то, чтобы работать в кредитном отделе.

- Да, местный колледж, но почему-то у меня нет чувства удовлетворённости от этой мысли.

- Может стоит пойти в другую отрасль тогда.

- Нет средств и времени. Да и рвения к этому. Не знаю сама чего хочу. А зарплата почти вся уходит

на жилье, – она слегка вздохнула, – порой я мечтаю куда-то выбраться, хотя бы на вечер, чтобы

забыть про все это.

- Знаешь, у нас скоро будет корпоратив, поэтому если хочешь, можешь прийти.

- Надеюсь не в том итальянском ресторане? – на ее лице появилась легкая улыбка, - хорошо, я

приду.

После очередных разговоров с ней, возникало чувство одновременной легкости и некого

отчаяния. Мысли о том, что я могу быть с этой девушкой омрачал короткий отрезок времени ее

пребывания в этом магазине. Но была надежда, а это, самое главное.

Если быть честным, все эти дни вплоть до начала нашей дружной пьянки в кафе с любимыми

коллегами, не учитывая Володи и гнома (Володя потому что вонял, Гном, потому что родился), я

ждал этого момента, когда смогу нормально и спокойно в нейтральной обстановке поговорить с

Олей. Но пока это было только ночью. В своих снах я мило беседовал с ней, днем работал в поте

лица, втирая очередную бесполезную вещь, а вечером, приходя выжитым от рабочей суеты

домой, я ложился вновь спать, чтобы окунуться в то прекрасное местечко, где я мог помечтать.

Подготовка была в самом разгаре, оставались считанные дни. Главным по алкоголю назначили

конечно же местного барона дешевой синьки - Володю. Он так был этому рад, что вместо того,

чтобы продавать, составлял список покупок. Но так как в нашем полку была язва в виде гнома, то

Володю быстро сняли с этой должности, мотивируя тем, что нужно работать, а не валять свой

[27]


большой и толстый по полу. Но его это не слишком огорчило, список давно был составлен и уже

томился среди бумаг на подпись у директора.

Время подходило к началу корпоратива, и все неугомонно ждали этого мероприятия. Не сказать,

чтобы я был рад этому, но и огорчения не испытывал. Реагировал на такое параллельно, так как

не был зависим от пьянок.

Магазин тем временем тихонько закрывался и выгонял последних клиентов, которых

консультировал Андрей. Они покупали телевизор, неплохой, со всеми типичными наворотами и

ненужной хренью, но с него падала продавцу круглая сумма и поэтому Андрей стоял и вылизывал

этих бедолаг. Все бы ничего, но мимо проходил наш всеми любимый гном.

- Слушай, а помоги со звуком разобраться, не могу понять.

- Давай – гном быстро согласился на данное предложение. – вот здесь вот нажимай и все – он

отдал пуль обратно и тут, что стукнуло в его маленький мозжечок и он выдал следующее – А

почему именно этот телевизор? Других нет лучше?

- Эй, это мои покупатели, – рявкнул Андрей

- Подожди, если это твои клиенты, почему ты советуешь им такое дерьмо? Странно, не замечаете?

- А что? Они быстро ломаются? – поинтересовалась семейная пара.

- Не то слово, поверьте мне, я работаю больше чем этот парень.

- Ну а какой посоветуете тогда?

Гном повел их к другой стойке, а Андрей еще несколько минут стоял на одном месте потихоньку

осознавая, что прямо сейчас, его поимел низкорослый мудак.

- Слушай, на пару слов – Андрей подошел сзади него и шепнул. Гном чуть отодвинулся назад и

выставил свою головешку перед ртом Андрея, чтобы было лучше слышно.

- Это мои покупатели, если не хочешь проблем…

- Какие проблемы? Что? Изобьешь меня? Не смеши. Пойми одно правило, мальчик: «в большой

семье еблом не щелкают». Ясно тебе? А теперь исчезни.

- Это мои блять клиенты, гандон! – тут Андрей не выдержал – И исчезнешь сейчас ты, приятель.

- Так, что тут у вас? – в диалог включился мимо проходящий директор.

- Он покупателей спиздил у меня – доходчиво объяснил Андрей, показывая пальцем на гнома.

- Вы конечно извините нас, но мы уходим. Нам надоело это выслушивать, вы уж тут сами

определитесь. Развели зоопарк. Пойдем дорогая – естественно, после такого ора с не очень

вежливым лексиконом покупатели сдались и ушли. Гном был рад, а Андрею сделали выговор.

- Эй, иди сюда, гном! – Андрей вышел из подсобки, где был серьезный разговор с директором и

сразу пошел казнить виновника.

- Что тебе все нужно то от меня?

- Это мои были покупатели, ты какого хуя творишь, я не понял. Хочешь, чтобы я твоих подрезал?

- Да ты успокойся, глянь, какой красный стал. Ничего не нужно мне от тебя – гном явно выводил

Андрея из состояния «Ах, ты гандон, иди сюда» в состояние «Сука, убью!»

[28]


- Я понял тебя, хорошо. Посмотрим через недельку как ты запоешь – и в конце добавил «хорек»

Вот так закончился рабочий наш день. Андрей был не в настроении куда-либо идти. Но после

нескольких уговоров он все же поменял свое решение. Мы вызвали такси и поехали в кафе.

Вообще есть некая романтика в этом во всем. После некоторого времени, как мы с Андреем

прибывали в этом чудном заведении, а другие в это время успели наклюкаться, поняли, что

фишка совсем не в том, чтобы напиться до отмирания мозгов и выпадения почек из задницы. Все

намного глубже. Ведь, когда ты видишь блюющего в кустах директора, приставучих коллег,

которые постоянно размышляют о бытие. Грузчика, который бьет бокалы за столом, делая вид,

что это «На удачу». Обиженная кассирша, которую не пригласили танцевать и теперь она мстит

директору и подливает ему еще больше синьки. Через некоторое время до тебя доходит, что это

стоит потраченного времени, наконец-таки все снимают с себя не только рабочую одежду ну и

натянутые на рожу маски и предстают в новом свете. Но обо всем по порядку.

Все началось с тоста, который произносил мой приятель:

- Итак, дорогие коллеги, Александр Андреевич… Я рад, что знаком с вами и рад, что работаю

именно в таком коллективе. Но я блять, не понимаю, как вот этот гандон, – он пальцем показал на

гнома, – мог оказаться в таком очаровательном коллективе, – все немного находились в

удивленном состоянии от такой пламенной речи и тут последовал контрольный удар в голову –

Давайте, блять, выпьем, чтобы такие мрази не работали у нас, будем, ребят – он взял рюмку,

которая была наполнена виски и высадил в один присест.

- Слушай, а ты не перебрал с речью? – спросил я, после его триумфа.

- По мне, это лучший тост, что я говорил когда-либо. – ответил приятель, - Да, а чего такого то, я

сказал правду, в отличии от этого мудака.

- Верно, Андрюха! За тебя, – к нам в беседу подключился уже подвыпивший грузчик, – давай сука,

выпьем!

- Давай ! – они снова опрокинули стопки.

- Диман, а ты чего не пьешь блять?

- Я пью, только не так часто, иногда пропускаю, не хочу сильно накидываться – в это время он

схватил меня за шею и начал орать мое имя.

- Так, я знаю, что нужно нам пацаны, – у грузчика явно открылось третье дыхание на приключения,

– видишь того парня?

- В джинсах?

- Да, да, этот щегол толкнул меня только что.

- Я не помню, чтобы тебя толкали.

- Да только что блять прошел, толкнул.

- Ты сидел здесь с нами, – ситуация накалялась, - может просто успокоишься.

- Вот! – заорал грузчик, – вот эта хуйня и погубит тебя Дима! Нужно быть мужиком блять! Если

тебя ударили кулаком, режь. Режут, стреляй. Религия учит нас подставлять щеку, а общество

провоцирует на убийство. Смекаешь?

- Пока нет, но может все-таки успокоишься?

[29]


- Нет, я пойду и дам ему пизды, потому что я мужик! Вот прям сейчас, – он налил себе в рюмку

еще немного виски, опустошил и пошел в сторону того парня.

- Андрей, сейчас грузчик начнет разбивать носы, может сделаем что-нибудь?

- Слушай, угомонись, не тебя ж пиздят, –слова моего друга немного успокоили мое подвыпившее

сознание, и я стал просто наблюдать.

В общем грузчик двинул этому парню и двинул здорово, прямо в нос. Толпа, которая находилась

около этого цирка, разбежалась, а грузчик на этом не угомонился. Пока парень лежал на паркете,

выкарабкиваясь из подсознания, наш пьяный супергерой набил и бармену, просто так.

- Блять, нужно найти директора, – посоветовал Андрей.

- Неужели? Вроде он вышел на улицу.

- Нужно идти и как можно быстрее, пока он не убил кого ни будь.

- Мальчики, может потанцуете со мной? – тут не вовремя подбежала кассирша.

- Елен, вы видите, что здесь происходит? Грузчик разошелся. – пояснил я ей, ну старался вернее -

Нужно что-то делать, а слушается он только директора.

- Ну Дима, ну пойдем, не огорчай бабушку.

- Елен, блять, вы не понимаете нихуя? Грузчик сейчас убивать начнет, у него белочка, вы блять

слепая? – в этот момент дешевое виски дало о себе знать, слова посыпались на волю сами.

- Ну и пожалуйста, хуюшки ты у меня что попросишь.

Урашеньки. Я отвязался от этого дерьма и как можно быстрее помчался к выходу.

- Александр Андреевич! – начал я орать на улице возле входа.

- Тихо, он блюет в кустах, не мешай, – произнес Андрей спокойным голосом, будто это было в

порядке вещей.

После некоторого времени, директор покончил со своими важными делами и соизволил выйти к

нам.

- Александр Андреевич! – начал я снова вопить.

- Так, во-первых, просто Саша. Во-вторых, в чем проблема?

- Проблема в том, что грузчик набил двоим морду и пошел громить все на кухню ресторана.

- Ну бывает, – произнес он. – Такова жизнь, ребятки.

- Что? Вы должны сказать ему, нас он не слушает.

- Так и меня не послушает, иногда, бывают такие моменты, когда мы не можем изменить ход

событий. Знаете, что нужно делать в таких ситуациях? Слать все на хуй и ложиться спать.

Расскажите мне лучше, как вам работается в магазине. Мы же толку не общались вместе.

- Да нормально работается, все отлично, не жалуемся.

- Вы оба - молодцы. Правда, хорошо справляетесь. – он тыкал в нас своим указательным пальцем

до тех пор, пока не остановился на Андреи - Так, а что у тебя за пиджак? – спросил директор.

- Армани.

[30]


- Кто-то у нас заделался хрюшкой-врушкой. Парень, это, – он с пренебрежением показал пальцем

на пиджак, - не Армани.

- То есть как?

- Вот так просто. Я конечно не называю тебя пиздаболом, но отдам зуб, что это не Армани.

- Ну хорошо. Проверим может? – Андрей решил поиграть в игру, которую затеял наш директор.

Мы сели втроем на лавочку и начали смотреть бирки.

- Ну и где Армани? А? – там действительно не было никаких похожих обозначений.

- Андрюх, ты не помнишь какой пиджак надевал? – спросил я у него.

- Да хуй знает, был Армани вроде. Ладно мы пойдем.

- Стоять – крикнул директор – мы же спорили. Проигравший, то есть я, должен был вырвать зуб, в

случаи твоей победы. Но исход стал другим, когда ты снял пиджак. Верно?

- Зуб я вырывать не буду – резко ответил Андрей.

- Ну значит будешь месяц работать без выходных.

Андрей встал, кивнул директору и отправился отлить, но перед этим стиснув зубы сказал: «Хуила

ебанная». Это было адресовано начальнику, и тот его услышал.

- Что? Что ты сказал?

- Да ничего

- Иди сюда.

Они сели снова вдвоем на лавочку возле входной двери.

- Так, ты не бойся, говори открыто бля, – Александр Андреевич был уже в кондиции и мог еле

проговаривать слова, – повторим еще раз, что ты сказал. Директор кто?

- Хуила ебанная, – шепотом произнес Андрей, который не уступал в кондиции директору.

- Громче! Директор кто?

- Хуила ебанная!

- Ладно, – Александр Андреевич резко опустил голову и его немного несло влево. – Слушай блять,

ты нормальный сука парень. Пойдем попиздим просто. Сигареты есть?

В этот момент, моя пьяная головешка начала немного соображать. Я помнил, что мы должны

были что-то сделать, а вернее привести директора в ресторан. Но зачем, я не мог вспомнить. На

какое-то время я даже забыл совершенно про Олю, про нашу встречу. Забыл о том, что она не

пришла и в этот момент немного приуныл.

На фоне, где-то за входной дверью играла громко музыка. Были слышны, как бьются бокалы. Я

начал понимать, что мы тут делаем, пока мой мозговой штурм не прервал Володя.

- Ребят, я дико извиняюсь. Но там грузчик. Он бьет людей, перебил всю охрану, поранил девушку

бутылкой.

- Бутылкой? – спросил директор. – По голове?

- Да нет, он хотел сделать розочку, и осколок нечаянно задел ее.

[31]


- Ну а в целом, корпоратив нравится? – спросил Александр Андреевич.

- Все хорошо, вот только выпивки мало заказали, – Володя обернулся, – ладно, мне нужно бежать,

а то грузчик грозился свернуть шею одному мужику.

- Так, ребят, я конечно был рад пообщаться с вами, – начал директор, - но видите, коллеги зовут

ваши, я как начальник должен…

- Да иди блять уже, – прокричал Андрей.

Директор посмотрел ему в глаза, выдержал паузу и произнес: «Хорошо».

Еле угомонив грузчика, администрация ресторана начала разбираться в этом, а мы тем временем

забирали оставшийся алкоголь и убегали. Да, счет нам выставили кругленький, те деньги с победы

в олимпиаде, грузчик потратил за несколько минут, все остальное мы были должны отдать из

своего кармана. Но мы всегда наебываем сами и по этой натуре решили поступить и здесь. В

общем, на мне был алкоголь, который остался на столе, Андрей накладывал в мои руки литры

этого дерьма. По команде «Бежим» мы дружно потопали к машине, которая ждала нас на улице.

Сначала, я не понял, почему при каждом моем шаге, что-то хрустит, оказывается это стекло от

посуды, оставленный после адского отжига нашего коллеги.

В итоге двадцать разбитых бокалов, сломанная дверь, три пострадавших, одна порезавшаяся и

конечно же недовольная и всеми обиженная кассирша Елена. Счет был не маленьким, нас хотели

догнать, но было уже поздно.

Нас благополучно развели по домам, а грузчика отправили в мед. Пункт, так как его руки

напоминали раздробленную капусту, ни одного живого места. В этой суматохе я совсем забыл про

Олю. Черт, она же не пришла, взяла и просто задвинула на это. Алкоголь выветривался, суть

реальности возвращалась в мою голову и яркие краски сменились на более темные тона.

Не знаю даже, был ли я рад от того, как провел время, или был ли больше огорчен тем, что по

моему приглашению не пришла эта девица. Одно и тоже, если бы и приехала, то вряд ли осталось

бы до конца этого представления. Вообще странно все это. Могла бы и предупредить. В тот

момент мысли были, если честно не о том, как все хуево, а только как улечься быстрее спать.

Стояла глубокая ночь. Все те, кто хотел выпить и поорать уже проделали это сотню раз и дружно

спали. Но мы, немного иные люди. В этом вся и суть. Мне было плевать на погоду, на других, даже

на себя. Усталость, которую я испытывал в тот момент поглотила все мои чувства и переживания.

Я мечтал добраться до своей квартиры, выпить немного воды и попрощаться с этим днем

навсегда. Но, спокойствие, как видимо в тот вечер, так и пришло. Поднимаясь на девятый этаж,

возле своей квартиры, я увидел Олю.

Глава 6

Почти у любого человека, кто уже вышел из стадии юношества и занимается гиблым делом, то

есть работает, в голове полным-полно воспоминаний. Предположим, вы рабочий среднего звена,

в захудалой фирме по продаже убогих и никому ненужных картин. И день за днем вы встаете и

только и делаете, что ждете заказ, чтобы его перевести в другой отдел. И вдруг вы замечаете, что, отвечая на звонки вы пользуетесь телефоном красного цвета, один в один, что был у вас в детстве.

Черт возьми, и тут вы начинаете вспоминать свое юношество, дом, где выросли и жили до тех пор,

пока белая пелена счастья и спокойствия не растворилась безнадежно в темных тучах настоящего.

Что нами движет в такой ситуации? Вещи. Все то барахло, которое было нам ненужно в прошлом,

теперь так необходимо для поддержания жизни сейчас. Чтобы на пару минут сесть и забыть, что

творится с тобой и каким ты стал, чтобы окунуться в детство и помечтать о тех теплых летних

[32]


вечерах, когда ты шустро бегал во дворе своего дома, пиная мяч с другими ребятами. А сейчас?

Вместо мяча ты пинаешь хер, и все твои мечты о каком-либо проблеске счастья испаряются с

каждой минутой, потому что ты не в силах поднять свою задницу и что-либо придумать. В этом и

дерьмо, паршивое, вонючее дерьмо.

Каждая из этих вещей имеет для нас определённую ценность и вряд ли, кто ни будь захочет с этим

просто так расстаться. Если вы это не успели выкинуть, то скорее всего, эта вещь лежит где-то у вас

в шкафу или красуется на полке. Неважно, что это за вещь, главное какие воспоминания она несет.

Из моей коллекции таких вещиц остался только красный летучий змей небольших размеров.

Немного пошарпанный об асфальт, он благополучно переместился вместе со мной и теперь висел

в гостиной съемной квартиры. Красный цвет придавал ему некой контрастности. Помню, когда я

запускал его со своей мамой он поднимался довольно высоко и за счет небольшого дуновения

ветерка держался молодцом еще несколько минут, красуясь меж облаков.

Я открыл входную дверь и пустил ее к себе в квартиру. В ту ночь лил дождь и казалось нет ему

конца. Я с тоской на лице и пьяными глазами уселся в гостиной, тайком наблюдая за Олей.

- Что-то случилось? – спросил я ее.

- Просто хотела увидеть тебя – оглядевшись по сторонам она присела напротив в ожидании моей

речи, но тишина не желала прекращаться, тогда Оля начала говорить сама - тот парень, который

был в кафе, он нашел другую – теперь даже не общается со мной.

- Поэтому ты пришла сюда?

- Хотела поговорить, Боже. Я думала о нас. Много думала. Знаешь, мне надоели все эти

отношения длинною в неделю или месяц. Я хочу наконец-таки найти человека, с кем смогу делить

свою жизнь.

- Мой вопрос все еще остается в силе, даже после этих слов.

- Это довольно трудно. Пару часов назад я думала иначе, – она направила свой томный взгляд в

окно, разговор явно заходил в тупик. Это я понял, после ее следующих слов, – ты нравишься мне,

и мы с тобой могли бы попробовать начать отношения. Что скажешь?

- Пожалуй я скажу тебе нет. Извини.

- Извини? Я не понимаю тебя, – в ее речи были слышны паузы, характерные для удивления –

почему нет?

- Ты хочешь вывести своего дружка из равновесия, используя при этом меня. Я не сомневаюсь,

что это получится у тебя, по диалогам с клиентами, ты умеешь убеждать и манипулировать, но я

лучше останусь в стороне от этого.

- Я не думала, что ты такого мнения обо мне.

- Пойми, чтобы наладить свою личную жизнь, тебе не нужен я. Ты уж прости. Я не хочу прожить

несколько месяцев с тобой, а после того, как ты вновь уйдешь к нему, понять, что все было

напрасно. Эти отношения вряд ли что-то дадут, кроме неприятного осадка. Тебе это лишняя

тягость, а мне сплошное разочарование.

- Может ты и прав, но я пришла сюда только с хорошими намерениями, правда. Понимаешь,

вокруг столько всяких мудаков, которые хотят залезть тебе в трусы.

- Я верю тебе.

[33]


- Тогда что такое? Я не нравлюсь тебе?

-Думаю я просто не тот, кто сможет тебя переубедить в том, что не все сущности мужского пола

мудаки и гандоны.

- Хочешь сказать ты один из них?

- Все мы принадлежим к каким-либо социальным группам. Связавшись со мной, ты не поможешь

своей ситуации продвинуться вперед. Хочешь решить проблему? Начни с себя, потом поговори с

тем парнем, а лучше – выкинь его из головы и начни новую жизнь. Найди хорошего парня и

становись понемногу счастливой.

- Только где этих парней найти в наше время…

- Их не надо искать, они сами придут. Должны по крайней мере.

- Ах да, походит на ту романтическую пьесу, где она едет в автобусе и тут заходит он, парень ее

мечты. Они переглядываются и понимают, что это судьба. Конец. Дерьмо все это.

- Почему ты так разочарована в людях? Если тебе было плохо с одним, это не значит, что все его

мудачество нужно переваливать на остальных. Подумай как-нибудь об этом.

- И ты думаешь мне действительно это все поможет?

- Я не психолог, я всего лишь еще один парень, который в меру своей доброты, раздает

бесплатные советы.

Несколько минут мы сидели и молчали. Она была в своих мыслях, а я думал, как быстрее

спровадить эту бестию, которая возомнила из себя довольно взрослую барышню.

- Зачем ты повесил эту рухлядь прямо в центре комнаты?

- Это не рухлядь, это змей. Я все детство играл с ним.

- И на кой черт он здесь?

- Просто, как память о минувших днях. Некоторым это довольно сложно понять.

- Бесполезная штуковина. Я действительно не понимаю, но зачем хранить его, если он даже не

взлетит из-за своего вида.

- Ты недооцениваешь его, – я взглянул на часы и добавил, – мне кажется тебе пора.

- Выгоняешь меня?

- Что-то в этом роде.

- Ну и пожалуйста, – она подобрала с пола свою сумку, забрала пальто с вешалки и хлопнула

дверью с той стороны. Шлейф от ее духов растворился через пару минут. Я сидел напротив окна и

пялился в пустоту, когда раздался звонок от моего приятеля.

Проблема была снова в грузчике. Андрей подобрал его на такси около того ресторана и зачем-то

заехал за мной. На улице меня уже ждала машина. Спереди сидел Андрей с таксистом.

- Какого черта? – спросил я.

- Полезай назад, нужно отвезти его в больницу, еще немного и он двинет кони, – на задних

сидениях расположился пьяный и избитый коллега. Я слегка отодвинул его тело, освободив себе

немного места.

[34]


До больницы мы доехали довольно быстро. Мы взяли тело грузчика и донесли его до холла, где

его приняли доктора.

- Спасибо, мальчики, – сказал один из них, – вы посидите немного здесь, вдруг, что понадобиться.

- Доктор, а у вас есть что-нибудь от головы? - у меня не было больше сил терпеть эту боль, после

корпоратива.

- Конечно. Одну минуту, – он осмотрелся, - Ирочка. Ирочка, принеси тому молодому человеку

таблетку аспирина и воды.

- Хорошо. Сейчас. – там была молоденькая медсестра. Черт возьми. Ее ноги. Даже в таком

состоянии я не мог просто так пройти мимо взглядом. Она появилась около двери и подошла ко

мне с водой и таблеткой.

- Держите.

- Спасибо – я выпил таблетку, голова чертовски гудела. Я не мог избавиться от чувства холода, при

чем его не было, а внутренняя трясучка не утихала.

- Хорошо погуляли? – спросила меня медсестричка усаживаясь рядом – меня зовут Ира.

- Да, выпил немного. Меня Дима. Очень приятно.

- А что тогда вас привело сюда? Головная боль – захихикала Ирина.

- Нет. Мой коллега по работе. Его сильно укачало в машине.

- А это тот, которого повезли с сотрясением? Кажется, его сильно укачало.

- Да уж, за таким и не уследишь, – и тут я заметил на ее халате символику своего брошенного

колледжа, – ого, ты учишься там?

- Да, а здесь прохожу практику.

- И нравится тебе там учится?

- Немного, даже не знаю, как сказать. Я с детства мечтала стать врачом, думала поступить в

институт, отучиться, после, может быть открыть свою частную клинику или просто работать где-

нибудь, спасать людей и все такое. Знаешь, благородная профессия. Наверное, это тянет меня. Но

из-за результатов теста в школе, я не смогла пойти в институт, да и денег у моего отца нет, чтобы

оплатить учебу. Вот так я и попала сюда. А учится иногда надоедает, скука смертная. Даже здесь, в

ночную смену в больнице намного веселее.

- У меня было похожее чувство, когда учился там. Полгода назад бросил это заведение. Сейчас

работаю, как видишь, довольно весело провожу свое время.

- Но почему тогда ты такой замученный? По твоим глазам не скажешь, что тебе весело.

- Да это так. Последнее время на меня навалились какие-то мелкие неурядицы и такое чувство,

что это навсегда. Я не был к этому готов.

- Да к чему мы вообще можем быть готовы? Разве только к пасмурной погоде и то, не всегда. В

жизни много всяких происшествий, но знаешь, даже в темное время своей жизни, можно найти

проблески светлой стороны и идти в этом направлении, – она достала блокнот и что-то записала,

после оторвала страничку и передала мне, – вот, мой номер телефона. Как освободишься от своих

дел, позвони – поболтаем. Ну а мне пора.

[35]


- Хорошо. Обязательно позвоню, док.

Заулыбавшись, она пошла к лестнице, которая вела на второй этаж и после поворота бесследно

исчезла. Моя голова понемногу стала утихать. Я был слишком уставший, чтобы что-либо делать

или говорить. Андрей скорее всего уехал домой, не дождавшись меня в машине. Ничего не

оставалось, кроме, как взять волю в кулак, доехать до дома и наконец-таки лечь спать, забыв этот

день навсегда.

Часть 3

На дворе стояло утро, а я как обычно вызвал себе машину, чтобы отправиться на работу.

Открыв магазин, я впустил продавцов, чтобы те, начали делать переоценку и готовиться к

новым продажам.

Дело в том, что по правилам магазина, открытие происходит с черного входа, так как там

расположена сигнализация. Сняв пальто, я начистил туфли и отправился в первый зал.

- Доброе утро, Дмитрий Александрович, – у входа стояла недавно вышедшая на работу

девчонка. Звали ее Настя.

- Доброе, – и тут я понял, что она прошла через главную дверь. – А ты как сюда попала?

- Так входная дверь открыта, – она показала на дверь, и она действительна была немного

приоткрыта.

Я подошел ближе. Так как дверь была пластиковой, все царапины и повреждения были видны

невооруженным глазом. Ручка двери была перекошена, а гнездо для замка подпилено.

-Ты открыла сама дверь или она уже была открыта?

- Как я могла открыть, у меня не было ключей. У вас же все. Я поднялась на второй этаж, вижу

дверь немного приоткрыта.

- Понятно, – я побежал в свой кабинет, разглядывать камеры слежения.

Ничего. Пусто. Камеры выключаются автоматически, когда гаснет свет. Какой в них вообще

смысл. Понемногу на меня находил нервоз. Руки стали трястись, а мозги отказываться

соображать. После, краем глаза я взглянул на кассовый аппарат. Блять. Он был раскурочен. А

деньги со вчерашнего вечера я не забирал в сейф. Блять, блять, блять! Естественно я давно

понял, что нас обнесли. Но на сколько нас обнесли понятия пока не имел.

- Проверьте технику. Вся ли находится на витрине. Вы оба на склад! Проверьте состояние

коробок.

- Дмитрий Александрович нас ограбили?

- Да, вот теперь мы должны понять на сколько нас поимели. Все поняли? За работу.

Тем временем я подошел к кассе. Мелкие купюры валялись на полу, видимо все произошло

быстро. Грабители дернули дверь со всей силой, после того как спилили кончик собаки на замке, ворвались, открыли кассу и взяли бабки. На полу, вместе с монетами валялся клочок бумаги.

Бумажка была кассирши. Каждый вечер, как правило, она писала сумму, которая находилась в

кассе на конец рабочего дня, чтобы утром было проще. На лицевой стороне записки виднелась

цифра «170». День начался явно хорошо.

Глава 1

[36]


После нашей пьянки прошло где-то пару месяцев. За это время я успел спустить все деньги, накопленные мной на учебу. Платил я за шмотки, еду, квартиру и просто тратил на различные

развлечения. В этот период я совсем сбился со счету и не давал себе никаких лишних целей.

Потеряв свое место в институте, я немного осознал, что может это действительно не мое. Я

полностью отдался течению и плыл не возражая, даже если направление было не правильным.

В магазине было в принципе все по-старому, кроме новых коллег, которые были не по душе.

Одним из таких был некий Николай. Коля легко влился в наш коллектив, так как работал уже

здесь. Продавать он умел и ездил на своей старой машине. Для магазина было не лучшее время,

и чтобы разбираться, кто здесь работает и, уделять внимание качеству продаж не было времени.

Этот парень очень хорошо сдружился с гномом и поэтому теперь в его команде было достаточно

людей, чтобы идти против нас с Андреем. Знаете, эти локальные войны со временем надоедали.

Но первое время мы очень сильно грызлись. Помню случай, когда Андрей продавал тумбочку. Да,

но не простую, а уже со встроенным звуком. Их было не легко подключить, а особенно такие как

мы с моим другом, которые не уделяли должного внимания на техники, а делали акцент на

характере и пиздабольству, легко могли повязнуть в это м дерьме.

Андрей ходил с тем мужиком довольно долго. Не люблю таких покупателей. Обычно, таких, мы

называли дрочилами. То есть, кто приходил за просто «поболтать», а после пропадали, покупая

все через интернет. Скоты, которых не научили хорошим манерам, ведь на них было потрачено

время, а это дорогого стоило, особенно в то время, когда не было большого наплыва. Но, каким

хером Андрею все же ужалось уговорить взять эту тумбу. Если сказать, что она была немного в

плохом состоянии, значит ни сказать ничего. Тумбочка стояла довольно долго, дольше, чем я

работал в этом магазине. Царапины по всему периметру, пыльные углы и довольно убогий вид не

оттолкнули меломана приобрести это. Осталось только одно – включить ее и проверить. Здесь

возникла проблема. Подключился даже я, только толка от этого было мало. Слишком старая

технология, сто тысяч проводов, которые, мы понятия не имели, куда вставляются. И тут, на

горизонте, появились две маленькие крысы в лице гнома и Николая. Ну и по доброте душевной

Андрей решил спросить их.

- Ребят, может поможете?

- Да конечно – Николай довольно резво и настойчиво согласился, хотя вражда у нас уже была и в

глазах у него явно читалось «Сейчас вы суки получите». Ему потребовалось пару минут на

окончательный вердикт – Все, готово, вот работает.

Он взял пульт от этой тумбы и начал демонстрировать все ее прелести. Звук конечно выходил из

нее довольно тихий, но мужику это показалось достаточным.

- Я беру, заворачивайте.

Ирония в том, что с нее падала довольно много по тем меркам, так как товар старый и продать

его, нужно было еще уметь. И тут, Андрей вдруг срывает джек-пот, но у двух локальных врагов

были другие планы. Сам гном не вмешивался это, но что-то нашёптывал на ухо Коле.

- Слушайте, а ведь я ее подключил, значит и продажа моя – тут мы оба, с Андреем на пару

прихуели от такого поворота событий.

- Ну в принципе да, – согласился покупатель и на этом месте наши челюсти оторвались от черепа и

покатились куда-то сами по себе.

- Что? – громко возразил мой друг. – Это мой покупатель.!

[37]


- Но послушайте, ведь этот парень подключил ее. – клиент начал спорить, и этот пидрила явно был

на стороне крыс.

- Но порекомендовал я ее вам, не так ли?

- Все верно, – тут он застопорился и начал думать. – В общем, решайте сами, выпишите чек, я

пойду оплачивать.

Коля демонстративно взял ценник и помчался к компьютеру выписывать. Вслед за ним пошел и

Андрей.

- Послушай, это моя продажа!

- А я плевал на это, понял?

- Хочешь войны? Хочешь проблем?

- Ну и какие проблемы ты можешь мне утроить?

- Сука, это моя продажа! Почему ты себя ведешь как мразь, я не пойму. Отдай и разойдёмся

мирно.

- А если я этого не хочу, то что?

- Значит будут последствия.

- Поебать. Хорошо. Жду, – Коля выписал на себя товар и отдал чек покупателю.

Мы стояли с Андреем вдвоем и охуевали от происходящего. Нас имели на наших же глазах, те

самые гандоны, которых мы ненавидели всеми жабрами. Было довольно обидно, особенно

моему приятелю.

- Что будем делать?

- Ничего, перебью сейчас чек.

Андрей подошел к компьютеру и перед тем, как клиент оплатил покупку, поменял фамилию в

чеке на свою. Кто успел, кто-то опоздал. Чек пробился и Андрею отчислился преф. Коля этого не

знал и довольным ходил полдня. После, гном, которому не сиделось на ровном месте, все-таки

понял это и пожаловался директору.

- Александр Андреевич! У нас Андрей продажу украл. Это была продажа Коли!

- И что? Твое то какое дело? – спросил директор. Он если честно так же, как и мы недолюбливал

его за лишние пиздабольство.

- Как? Ты ничего не сделаешь? Продажу украл!

- Послушай, иди работай.

Вскоре он подозвал нас обоих к себе.

- то правда, что ты перебил чек Андрей?

- Да, потому что это была моя продажа и вы прекрасно видели, что я ходил с этим человеком.

- Я видел и понимаю, но они с меня не слезут. Нужно что-то делать. Вам придется либо разделить

преф, в противном случае он никому не достанется.

[38]


Думая о том, как можно избежать потери денег, нам пришлось, вернее Андрею, поговорить с

Колей и решить все, по существу. Сначала он хотел отсудить у него все, но после каких-то

волшебных слов или угроз, Николай и гном все же согласились поделить деньги поровну. Ни

сказать, что мой приятель был расстроен, он был чертовски зол, как никогда и предоставь ему

малую возможность в тот вечер и пару литров бензина, он бы поджог к чертовой матери их тачки.

Вообще, когда дело доходит до такого, идут всегда решать за холодильники. Это было место

встреч агрессивных коллег. Кто-то дрался, кто-то просто шел на мировую. Но мы, мы не хотели

уступать ни в какой категории. Это мотивирует, а для продавца это самое главное. Бывало и так,

что директор специально кого-то стравлял, чтобы те немного зашевелились. Ведь если есть цель,

например, как та, чтобы замочить мудака и отобрать все продажи, значит есть над чем работать.

Из этого следует довольно простой вывод, все хотели работать и зарабатывать как можно больше.

Лично я предпочитал другую стратегию. Наваливаясь на новеньких продавцов, я просто на просто

душил их своими словами, не оставляя ни единого шанса для каких-то действий. Как только

увижу, что он запинается перед покупателями, подхожу под видом доброго паренька и забираю

продажу себе, акцентируя все внимания на себя. Ведь клиенту поебать, что купить, честно. Если

ты продаешь дерьмо, а мы прекрасно знаем, что в большинстве случаев мы этим и занимаемся,

то здесь спасет только многословие. Доведение ситуации до полного перекрытия покупателя.

Когда говорил я, никто не мог вставить и слова. Из-за этого я зарабатывал больше. Да и вообще,

если не вести никакую игру и торговать по правилам, которые дают в начале, интерес быстро

пропадает и не остается мотивации. А так, ты обостряешь ситуацию, следишь за реакцией клиента

и если этот ворчун, который минуту назад думал уйти, вдруг остается из-за тебя, то все – считай ты

его сделал. Теперь он будет беспрекословно слушать тебя, возьмет то, что нужно и тебе и на этом

не остановиться, потому что он верит тебе и доверяет твоему опыту. Вот так-то.

Особенно, из-за этого бомбил Володя. Помню мой шикарный дебют перед ним. Когда я, идя в

подсобку, наткнулся глазом на него с покупателями. Они брали холодильник и не простой, а с

большим отчислением. Я решил подойти, чтобы послушать его. И тут обернувшись он заметил

меня.

- Это твои покупатели? – блять, не знаю откуда мне привалило такое счастье, ответ последовал

незамедлительно.

- Они неделю назад приходили ко мне.

- Ну ладно, забирай.

Шах и мат, сучечки.

Конечно, если вы боитесь всех этих перепалок и не хотите работать под шквалом глаз, которые

только и дело, что выслеживают твои косяки, а после настукивают директору, дабы тебе попало

по шее, то не советую этим заниматься. Продажи бывают разные и может когда-нибудь вас

нагреют, поимеют и окунут в грязь, это случится, будьте готовы к этому и не дайте этим паразитом

сделать свое дело. Конечно, если у вас имеется самоуважение, иначе вам лучше не суваться в

продажи.

Вообще, придя в продажи, вы начнете с кем-то общаться. Затевать какую-либо дружбу – это

первая ошибка новичков. Здесь нет друзей, есть враги и есть те, кто может быть, кода-нибудь

станет вашим врагом. Сейчас вы пьете чай и разговариваете о вчерашнем матче, а через

несколько минут идете за холодильники и пиздите друг другу по ебалу, чтобы получить пару

тысяч. Вряд ли это можно назвать полезным знакомством. Но как выжить в таком коллективе, где

только и делают, что делают подножки. Это неотъемлемый балласт в сфере продаж и от него

[39]


никуда не денешься. Соглашусь, может быть в других магазинах и нет такого. Значит этот магазин

имеет иную систему заработка и всем поебать что ты продашь, главное продашь и все. Но здесь,

когда сумма выданной зарплаты напрямую зависит от тебя, невольно будешь заниматься

подобной хренью, поэтому, если вы не готовы к такому, то соваться не стоит.

В моем случаи у меня была мощная поддержка со стороны моего друга и конечно же мы

держались вместе. Помощь в обмен на помощь. Никаких подколов и воровства между нами не

было. Мы работали одной командой изучая повадки покупатели. «Дрочил» открыто посылали на

хуй, а тех, кто хотел что-либо приобрести мы с любовью оберегали от других своих коллег и

делали все возможное, чтобы втесаться в их доверие. Работа не пыльная, но со временем

понимаешь, что ты никто и звать тебя никак и завтра в это же время ты будешь так же лизать жопу

какому-нибудь еврею, чтобы тот согласился на дополнительные услуги.

Подводя речь о скуке. Многие продавцы, которые довольно продолжительное время ходят на

работу, со временем задают себе вопрос «А зачем я вообще хожу сюда?». Это так называемая

первая стадия самотерзаний. Не волнуйтесь, если это происходит с вами. Довольно быстро, вы из

первой стадии, перейдёте во вторую «Самовнушение». Да, придет время и вам надоест что-либо

делать, это неизбежно и происходит намного чаще, чем убийства в самом криминальном районе

Бразилии. Как залезли, так и вылезли. Не стоит беспокоиться из-за мелочей, ведь ваш мозг начнет

искать причины того, зачем вы это делаете, а после, как найдет хотя бы одну, то сразу будет

работать в другом направлении. В этом и заключается проблема. Если вы хоть усомнились в своих

действиях, это не случайно. Довольно яркий пример того самого красного сигнальчика, который

говорит о том, что пора рвать когти из этого места. Но большинство из нас зависимы и довольно

слабые на моральный дух, поэтому все мы сидим, как трусливые зайцы, склонив голову вниз и

ожидая тех светлых дней, о которых нам говорят с самого детства.

Проблема многих людей лежит, как обычно в них самих. Но зачастую мы настолько ущербны в

развитии, что сваливаем всю вину на других, оставляя свой образ чистеньким. Люди жалуются на

плохую жизнь, которую устроил им Господь Бог. Хотя, в принципе он ничем не обязан нам. Этот

бородатый дядька дал нам жизнь, солнце и воду. Так что тебе еще нужно, ирод?

Без сомнения, Вера должна быть. Верьте в кого угодно и, как угодно. Главное делайте это. Без нее

довольно тяжело в мире. Но доводить свою веру до фанатизма, выставляя это на показ не стоит.

Есть больные, и есть нормальные люди. Если объяснять на пальцах, то правильные и нормальные

люди никогда не будут показывать свою веру на публику, играя при этом как первокурсники во

МХАТе. Я не говорю о тех сумасшедших ублюдках, которые возомнили, что знают религию

досконально и за счет библии и ножа, идут и убивают людей. Религия уже не та, что была. Да и

особо углубляться в нее не стоит. Не важно в кого вы верите, превыше всего этого сама цель и

ничто другое. Для долгого пути по этой жизни, вера, это единственная вещь, которую не отнимут у

вас по дороге.

Вера в себя и действия, лишь этот набор поможет вам достичь нужных целей. Поэтому, когда в

очередной раз вам стрельнет в голову вопрос «Зачем?», подумайте лучше. Не стоит успокаивать

себя и тешить мнимыми отговорками. Ответьте честно самому себе, взгляните на ситуацию с

другой стороны и может тогда, ваша жизнь не будет такой дерьмовой шуткой, коей является

сейчас.

Глава 2

Наступила осень. Продажи постепенно снижались, горечь мыслей с каждым разом оставляла все

больше искаженного привкуса, и я в какой-то степени был разочарован, хотя не мог понять в чем

именно скрывалось это разочарование.

[40]


Мы сидели с Андреем в том же ресторанчике, где работала Женя. На закате моей карьеры

продавца, я начал пить и пить много, порой не отдавая себе отчет. В тот день мы отмечали

десятое число месяца, когда нам выдавали зарплату. Мой приятель был не в настроении, но все

же я уговорил его пойти со мной, так как не любил пить один. Это казалось мне последним делом.

- Что с тобой, приятель? – спросил я - Опять Оля?

- Похоже на то. Написала, что я поломал ее жизнь и больше не хочет общаться – он тяжело

вздохнул - Сам не знаю, чем я так насолил. Ее в последнее время было трудно понять. Может она

нашла другого? Одни и те же мысли крутятся в голове. Как-то мрачно все уж очень.

- Ну а что ты хотел? Отношения — это уступки и череда компромиссов, которые в итоге приводят

тебя к разрушению.

- Думал будет проще – он опрокинул стопку виски – Как говорит она сама, я ничего не делал для

нее. Не уделял ей внимания, а после обзывал ее «шлюхой», основываясь на своих догадках. А

сама общалась со своими бывшими, рассказывая какой я негодяй. Это разве нормально? То-то же.

- Тогда зачем ты терпишь подобное дерьмо?

- Честно, не имею понятия, что творится в моей голове. Такое чувство, будто в какой-то момент у

меня что-то отняли, - он снова опрокинул стопку, – но возвращать я не хочу ее обратно.

- Тогда, черт возьми, чего ты хочешь?

- Хочу дать ей понять, что она упустила в своей жизни.

- Мне кажется это не совсем правильной мыслью. Если она тебе больше не нужна, какой смысл

идти туда, где тебя не ждут. Так ведь и в привычку может войти.

- Пойми, здесь дело принципа. Я хочу взять ее за голову, как дворового пса и окунуть ее морду в

ее же дерьмо, показать на ошибки и дать понять, что она упустила меня. Хочу, чтобы она жалела,

а после, умоляла вернуться. Вот тогда, я и скажу «нет», уйдя с гордо поднятой головой.

- Да ты, я смотрю еще тот засранец.

- Думай как хочешь, но я это сделаю. Пока не знаю, как, но обязательно сделаю.

- Может еще виски? – к нам подошла Женя. Она все еще работал там.

- У нас тут серьезные темы, так что прибавки в спиртном нам не помешает – ответил я – Как

работается?

- Зарплату не платят, график ужесточают. Иногда, мне кажется, что работаю на заводе. Но я

подумываю уходить из этого места, найти что-то более приемлемое. Виски? Сейчас принесу.

- Может позвать ее к нам в магазин? – предложил я Андрею, – продавцов все равно нет.

- А потом ты с ней будешь упражняться в раздевалке. Да, перестань, хочешь сказать она не

нравится тебе?

- Может быть немного и то, потому что я пьян.

- Бутылка виски, прошу – Женя принесла литровую бутылку и поставила на наш стол, вместе с

чистыми стопками.

- Слушай, если уволишься, приходи к нам. Платят неплохо. Мы тебя всему научим.

- Звучит заманчиво. Я подумаю.

[41]


- Да что там думать то, взяла уволилась и пришла к нам – поддержал приятель мой – А думать…

Думают одни идиоты – он вновь выпил стопку.

- Так, тебе больше не наливаем приятель. А ты, – снова обратился к своей давней подруге, –

позвони мне, как уволишься отсюда.

- По рукам.

Глава 3

Жизнь вновь наладилась. Женя все-таки перешла к нам работать в магазин. Покупатели, как не

странно, не увеличились по количеству пребывания, но порой, скажу я вам, заходили довольно

богатые персоны, чьи чеки наполнялись хорошей техникой и дорогими услугами. Директор

наконец-таки обмолвился мне про заместителя. Да, нужно было пройти некоторое обучение и

ждать своей очереди. Как говорили и верили другие про меня «Ты точно не станешь замом,

поверь мне». И все они в один голос твердили, что не под каким предлогом не будут работать

вместе со мной. Узнал про это конечно и гном, который начал собирать даже подписи против

меня, чтобы положить на стол директору, как доказательство того, что я не достоин и вообще

глупо назначать такого молодого парня, когда есть гном и Володя. К моему удивлению на стороне

врагов был и Володя, и кладовщица, ну и конечно же гном с его песиком Колей. Чтобы они не

делали или не говорили, все, было либо про меня, либо против меня. Я не велся на провокации и

показывал полный похуизм со всеми его прогрессиями.

Параллельно со всеми заговорами против меня, я все же учился на заместителя, повышая свой

опыт различными новыми фишками по базе товаров, управлению и набирал в свой словарь новые

фразочки для управления скотом. Не сказать, что это слишком трудно, основу я знал до этого и

новые какие-либо открытия давались мне легко и хорошо усваивались в черепушке. Поэтому,

проблем я с этим не испытывал.

Вот с чем действительно были проблемы, так это с нашей новой коллегой по имени Женя. Старая

подруга, которая была рада видеть меня на новом месте, легко влилась в наш дружный

коллектив. Но черт возьми, если бы я не начал встречаться с ней, то две копейки моим словам и

поставленным целям. Проблема заключалась в том, что наша подружка была довольно

мозговитой и поэтому не велась на какие-либо откровенные провокации. Если баба не

разговаривает днем на холодную голову, то вечером ее можно напоить и алкоголь точно растопит

этот лед, выдавая все сокровенное на лету. Поэтому я назначил ей встречу, под предлогом того,

что просто хочу с ней пообщаться в неформальной обстановке, как человек с человеком, не более.

Еще, немало важной задачей было то, что, Женя считала себя любительницей девичьих половых

органов. Так как она была немного своеобразной внешности, значит и ее подружки, и остальное

общество которое ее окружало было тоже не симпотным и такие отвержения в мой адрес были

скорее всего связаны с различными комплексами. Уже не знаю, что послужило больше выбору

ориентации, то ли сложное детство, то ли нежелание парней и всяческие пролеты мимо них, то ли

низкая самооценка, или все сразу. Но раз задался целью, ее нужно было достичь любым путем.

Общение. Я выбрал такую тактику и отталкивался только от нее. Так как мы вместе на работе

проводили достаточно много времени, можно было бы по тихонько добраться до заветного и

разузнать в чем причина. Она притворялась мужеподобной, но слова и некоторые манеры все же

выдавали ее. Это напоминало плохую актерскую игру, а значит я был уже где-то близко.

Перед тем днем, мы с моим приятелем Андреем встречались в спортзале на тренировках. Все, что

произошло за неделю, я решил выложить ему и послушать, что он думает про все это со стороны:

- Нихуя себе! – Андрей отреагировал от моих новостей довольно эмоционально.

[42]


- Да что такого, это просто разговор.

- Ни черта себе, просто разговор. Она тебе открытым тексом говорит: «Дима, возьми меня и

выеби, вот прямо на этом месте». Господи, ахуеть.

- Думаешь все так и есть?

- Конечно, нет! Мы же в детском саду, дурень, забыл? Послушай, приятель, бабы они все такие.

- О да, кто бы говорил вообще о бабах.

- Да ты послушай. Они и вправду те еще суки, – почему-то другого я и не ожидал, – они все

скрывают и ждут пока ты сделаешь первый шаг. Вот сейчас она тебе намекает на это и намекает

очень здорово. Поэтому не теряй момент.

- Но она же лесбиянка.

- На хуй лесбиянок! Вернее, в пизду! Покажи мне хоть одну настоящую лесбиянку. Потом, что

здесь плохого, если кто-то присунет ей. Так что, бери ее в охапку и ебитесь на здоровье.

- Я всегда знал, что ты меня поддержишь.

После недолго пребывания в зале, я намылился домой. В некотором отчаянии и недоумении, мой

мозг провоцировал меня написать Жене что ни будь. Но как оказалось, она написала первой.

Мы часто с ней общались по переписке. Особенно перед сном. Сейчас многие из вас скажут:

«Боже, как это мило». Ни черта подобного. Знаете, нужно постоянно поддерживать беседу,

разговаривать о всякой хуйне и писать, писать и еще раз писать. Несколько вещей, которых я не

переношу, так это кактусы, голуби и долбить по буквам. Кактусы, потому что острые. Голуби,

потому что в детстве, осваивая роликовые коньки в меня на всей скорости врезался попутный

голубь. Даже с этим я смирюсь, но вот долбить неустанно по клавишам или по экрану телефона

это невыносимая тяжба.

И вот так, темными холодными ночами я переписывался с Женей. У меня иногда было такое

чувство, что будто это действительно в какой-то степени интересно.

Как обычно, в тот день, после душа я направился настраивать отношения с ней. Переписка

длилась недолго, так как я был вымотан рабочим днем, что не мог сидеть на месте. Глаза

закрывались, ноги немели, приходила сонливость. Поэтому я резко и односложно прервал наш с

ней диалог и завалился спать.

Уже в автономном режиме работы, пересматривая третий сон я плюхнулся на кровать и сразу

вырубился, не успев погасить даже свет в комнате. Но моя подруга не хотела спать и поэтому

постоянно что-то писала мне, ибо телефон разрывался от звуковых оповещений. Делать было

нечего, и я все же переборол себя, подняв свою задницу с мягкого места ринулся к телефону.

Писала она мне всякую всячину, начиная от переезда и заканчивая своим мнением на счет

музыкальных групп.

После нескольких сообщений, она напишет те заветные слова про меня и отношения, которых я

так ждал. Да, мне удалось сделать это, и я был чертовски рад.

Но, как понимаете, все было просто только на словах и даже не знал, что создаю своими руками

череду нерешаемых конфликтов, которые в последующем довольно сильно повлияют на мою

жизнь.

Глава 4

[43]


В то время в нашем магазине была проблема с продавцами. Из-за маленького трафика

покупателей все сбежали и ряды новобранцев пополнили довольно необычные кадры. Особенно

отличался среди них Костя. Про таких людей обычно говорят «не от миру всего». Не то, чтобы он

был совсем тупой, да умом он явно не блестел, но в нем отсутствовали и другие функции. Ходил

он как бурый медведь перед спячкой, перебирая постоянно своими ногами воздух. Имел лишний

вес, средний рост, кривые глаза и довольно милую мордашку, если смотреть в темноте, не

вглядываясь в нюансы. В общем ходячий идол и талисман нашего магазина. Про его

блистательные способности к диалогу я ощутил в первый же его день работы. Тогда стояло утро, и

я пришел раньше всех остальных, но на подоконнике между первым и вторым этажом сидел

парень в рубашке, будто собрался на линейку в школу. По его взгляду он явно планировал что-то

нехорошее, но как выяснится позже это его обычное выражение и мимика. Поднявшись к двери, я

снова взглянул на него, Костя сидел не подвижно. Через несколько секунд я подумал, что это

какой-то пропитый алкаш, ибо его кожа была вся в характерных нарывах. Но и тут я ошибался.

- Вам помочь? – спросил я

- Я, на работу пришёл, – его голос был немного грубоват, слога он растягивал и казалось, что он

страдает слабоумием.

- Сюда? – показывая на дверь нашего магазина, уточнил я.

- Ну да, это же магазин продуктов? – блять, он даже не понимал куда пришел.

- Нет, это электроника. Продукты ниже на этаж.

- Ну, мне звонили, – немного опустив голову, пробормотал он. Я понял, что парень расстроился. –

И сказали, прийти сюда.

- Вы новый грузчик может?

- Не, консультант. Я – консультант. – но он не был консультантом. Скорее всего, он был простым

долбоебом.

- Ну хорошо, все равно скоро придёт директор, с ним и переговоришь. Меня кстати Дима зовут.

- Костя, приятно, – он протянул свою руку. По ощущениям она была довольно жирной после

завтрака. Но все же, было приятно увидеть новые лица в нашем строю, наверное.

По приезду директора, все мои надежды на нашего нового грузчика канули в вечность. Как

говорил, сам Костя, он пришел сюда работать продавцом. Блять. Вот неудача. Такие кадры вроде

бы и нужны, их можно подгружать работой, мотивируя своим опытом, но и одновременно, такие

персоны могут в два счета составить конкуренцию. Это как воспитать. Костю я решил сразу

подогнать под себя, ведь хоть и локальной войне с упырями на машинах и пришел конец,

расслабляться не стоило.

На утреннем собрании я сам лично вызвался на пост учителя и сенсея для нашего нового

участника цирка. Показав все основные фишки этого магазина, я направился в столовую, чтобы

передохнуть и набраться сил для новых продаж.

Обед, это то время, когда ты можешь спокойно после очередных пиздабольских штучек

отправиться в святая святых, чтобы утихомирить свой желудок и нервы. Но тот день, был не таким.

За мной увязался Костя.

- Что тебе? – спросил я, стоя около микроволной печи, ожидая заветного звоночка.

- Ну, я просто смотрю.

[44]


- Там, наверное, продавцов мало, сходил бы ты в зал, а то сейчас директор будет ругаться.

- Да я лучше с тобой.

- Да я правда чувак, не шучу. Влетит же.

- Честно? – он присел на диванчик в столовой, - жрать охота, не угостишь?

Мы почти все доели и дело близилось к логическому завершению.

- Ну что, пойдем продашь что ни будь. А я посмотрю, – решил я предложить своему напарнику, -

только знаешь, что, когда будешь общаться с этими ублюдками, старайся не употреблять

матерные слова. Это слишком грубо для них. Понимаешь?

- Да, хорошо, – он сидел, слушал меня и поддакивал. Странно, был бы я на месте Кости, я бы

послал самого себя на хуй и благополучно пошел подрезать других продавцов. Но он не был

таким и поэтому все, что говорил я, он хорошо усваивал и мне было это на руку.

Мы вышли в зал. На фоне играла опять эта песня. Господи. Вот что что, но я слишком рьяно

отношусь к таким вещам. Так как на фоне по правилам магазина должна играть какая ни будь

фоновая музыка, то главари этого холдинга долго не думая решили записывать каждые три

месяца по десять песен и вставлять между ними рекламу своего магазина. Представьте, вы

работаете по двенадцать часов в день и слушаете в течении трех месяцев одни и те же десять

песен. По началу для меня это было слишком тяжело, чтобы смириться. Но после, поработав пару

месяцев и поняв, что здесь нужно только заговаривать болванчиков и рубить бабки, а не слушать

песенки, чувство покинуло меня.

В зале был народ и здесь главное определить покупателя получше. Это как рыбалка. К чайникам и

радио приемникам мы явно не пойдем. А вот мужик, который стоял около холодильника. То, что

нужно. Я немного подтолкнул Костю в нужном направлении. Он весь вспотел и громко сопел. Но

все же пошел к покупателю и своим протяжным голосом заорал:

- Добрый день! – когда он что-либо говорил, то почему его глаза всегда были направлены в

другую сторону от собеседника. Возникало чувство, что, Костя либо Даун, либо под препаратами.

- О Боже! – вскрикнул мужчина – вы меня напугали – он был довольно старый для этого дерьма, о

чем говорили его морщины и старческая походка.

- Итак, – подумал Константин, – что вы ищите?

- Как не странно, но, холодильник. Мой сломался, хотя и прожил довольно долгое время.

- Ну а по модели какую хотели? Вот смотрите хороший, – не дождавшись ответа, он сразу начал

предлагать самые дорогие.

- Да, хороший, – мужик потер руками матовую дверцу, – но это дорого Мне самый дешевый

нужен, на дачу же.

И на этом моменте в нашем новом продавце проснулся Геракл продаж, Волан де Морт

холодильников, Гитлер электроники, поэтому он решил не уступать мужику.

- Так зачем ваш дешевый, вот хороший же. В чем проблема? Он не сломается у вас.

- А где гарантии, что он не сломается?

- Бля, ну там написано же. – мат все же вырвался. Скорее всего из-за волнения. Костю можно было

выжимать как лимон на том самом месте.

[45]


- Ясно. Но мне нужен дешевый, молодой человек. Понимаете, вот – он показал на самую дешевую

модель, и падала то с нее рублей десять. Но Костя не сдавался, он вспомнил мои советы, по тому, что нельзя уступать клиенту и выжимать из него последние деньги. Но черт возьми, это был не тот

случай.

- Это очень плохой холодильник

- Почему? Потому что дешевый? – тут Костя встал в ступор.

- Нет, потому что с него мало падает мне денег.

- Ах, вот так, – мужчина был немного возмущен, – тогда я точно заберу его. Оформляйте! Либо я

ухожу.

Я подмигнул Косте, чтобы он все же послушался покупателя и оформил. Может повезет в

дополнительных услугах. Он сорвал ценник с холодильника и пошел к компьютеру.

- Пройдёмте, оформим покупку! Вам гарантию на 2 или 3?

- Что? – мужик уже был на взводе, глаз его начал нервно пульсировать, а очки он поправлял чаще, чем обычно.

- Ну гарантия блять! ГА-РАН-ТИ-Я!

- Послушайте, ничего не нужно. И перестаньте выражаться. Вы что, пьяны?

- Почему это? – возмущенно спросил мой коллега

- У вас глаза туда-сюда бегают, и разговариваете вы как отсталый.

- Слышь блять! Ты сука сам отсталый нахуй. Гарантию сука берешь или нет? – Этого, если честно

даже я не ожидал. Мужик находился в ступоре.

- Мне ничего не нужно. А на вас я напишу жалобу.

- Слышь! Я сейчас тебе такую жалобу на рыло твое накатаю! Пошли выйдем блять!

- Вы что делаете? – Костя взял его за рукав и пошел к выходу. Благо никого не было, а директор

уехал на обед.

В общем этот матерый старпер принудительно пошел на выход. Его волочил по всему магазину

наш новый продавец. Странно, что он даже не заорал. Обычно такие пиздюки начинают кричать.

Хотя у нас такого и не было никогда. Костя выступил в роли некого первооткрывателя.

Превосходная политика, скажу я вам. Не покупают то, что нужно, даем пизды. Правильно, так и

надо этих ублюдков.

Я увязался за ними. Костя вывел его на улицу. Мужик очистил плечи рубашки от грязных рук

нашего продавца.

- Ну и? Сука! Что ты там говорил про меня?

- Вы больной! Вам нужно лечится! Я напишу на вас жалобу.

Костя недолго думая, подошел ближе к деду и со всего размаха влепил кулаком прямо по его

рожи. Все по-честному. Пару ударов и дед лежит.

- Блять! Нахуя ты это сделал?

- Чтобы знал, что со мной не нужно связываться. Урод!

[46]


- Ладно, пошли в магазин. Нам нужно успокоиться. А точнее тебе Ты что, так с каждым будешь

общаться?

- Нет, ну знаешь, это я нечаянно.

- Нечаянно набил мужику морду? Пару раз всего да?

- Ну извини.

- Жалко, что ты так полиции не скажешь. Ладно. Может и пронесет. Он не видел, как тебя зовут.

Но Костя, ты понимаешь черт возьми, что ты вообще сделал?

- Ну да, что здесь такого. Он же все равно бы не купил тот холодильник дорогой.

- Ну это не значит, что ему сразу нужно бить морду. Хотя постараться уговорить его или прийти к

общему решению.

- И что теперь будет?

- Да хуй знает. Директор на обеде все равно. Я думаю ничего. Забей. Но впредь держи себя в

руках.

- Хорошо. Ну я же все-таки классно ему врезал?

- Круче некуда. Ты был как чертов джедай.

Глава 5

У каждого человека время от времени появляются планы на недалекое будущее. Мы осознаем

это, фильтруем в своей голове, чертим некий план по осуществлению и начинаем свой

нелегкий путь. На пути нам может встретиться куча противников. Один из таких, самый

могущественный скорее всего, лень. Лень убивает все ваши мечты, все планы. Убивает

изнутри вас, делая амебами и к сожалению, большинство людей с эти мне могут ничего

поделать. Но это не принципиально, ведь все мы выбираем свой путь и свою правду.

Так же, кроме планов на будущее у вас есть цели. Цель может быть ежеминутной, к примеру,

дойти и принести что ни будь, либо может смотреть так же в будущее. Некоторые из моих

знакомых часто путали понятия цели и мечты. По сути две разны вещи, но почему-то этим

личностям было трудно определиться. Кто-то шел неустанно только к своей мечте. Кто-то

лежал и ставил цели на двадцать лет вперед.

Поймите, в самом начале вы должны разбираться в немногих вещах. От вас не просят

вычислять квадратные корни или читать Сэлинджера (ненавижу тех малолетних выскочек,

которые покупают подобного рода книги ради того, чтобы просто поставить на полку. А

после, у себя в школе хвастаются какой у них глубокий внутренний мир, в перерывах между

трахом в туалете и курением отборной шмали.). Всего лишь то, определиться с тем, что вам

нужно и куда нужно идти. Выбрать дорогу, правильную музыку и идти черт возьми, несмотря

ни на что.

Хотя, наше молодое поколение, которое уже подрастает и заканчивает школу не оставляет

нам больших надежд. Смотря на настоящую обстановку вещей, немного ужасаешься от того,

что эти дети, когда-то вырастут и будут, а что они вообще будут черт возьми делать?

Общество негодяев, которые повернуты на новинках гаджетов, гоняющиеся за статусом

среди свояков. Потерянные дети, которые вряд ли найдут свою дорогу в этой жизни. Лично

меня задевает то, что наше общество порядочных людей с большой скоростью отдаляются

от каких-либо духовных ценностей. Мы уже не читаем книги, не смотрим хорошие фильмы, а

[47]


ходим в кино для того, чтобы на наших глазах разделали Халка или его собратьев. Мы

перестаем слушать хорошую музыку, взамен приходит непонятные монотонные творения. И

больше всего меня пугает то, что все меньше становится тех людей, которые

действительно смогут что-то сделать для этого мира. Мы выращиваем поколение

разнорабочих, в этом вся суть. Свободы слова нет, как и фантазии и способности мыслить.

Вскоре это дитя попадает под влияние системы и становится Володей нашего времени. У него

есть работа, дети, жена, несколько кредитов. Что еще нужно для счастья? Вот именно, в

этом и главная проблема людей. Мы не ищем чего-то нового и не стремимся к чему-то. Мы

просто существуем.

Не поймите меня неправильно. Я не выступаю в роли деда на лавке. Я и сам такой. Человек без

высшего образования, который работает в магазине за сорок тысяч. Получив корку, что

изменится? Да, черт возьми, у меня появится семья, я обзаведусь детьми, а и-за того, что

зарплаты будет не хватать на покупку машины, мне придется взять кредит, а в будущем

ипотеку на дом. Выбери дом, жену, детей. Выбери машину, холодильник, плиту. Выбери имя,

носки, обувь. Оформи пару кредитов, ипотеку, сдай в ломбард свои ценности. Работай по

двенадцать часов, отдавая всю зарплату на кредиты и подгузники своему отпрыску. Может

кто-то и думает, что это действительно жизнь, а думают так много людей, по мне это

дерьмо собачье. Отголоски системы – живи как другие. Кошмар. Подводя итог этого бреда,

могу сказать только одно, живите как считаете правильным и нужным и не слушайте людей,

это самая большая ошибка. Поставьте цель, найдите верных друзей и двигайтесь вместе с

ними в путь, и чтобы не случилось, какая ситуация бы не была паршивой, оставайтесь людьми

до самого конца.

В тот период работы в магазине меня мало, что волновало вообще. Единственное это была моя

зарплата. Да, с приходом Жени и всех этих «любовных потех» я изменился. Появилась мотивация

зарабатывать больше, а планы и цели, которые окружали меня в тот момент быстро исчезли,

оставив меня наедине с собой. Да и вообще с приходом девушки в твою жизнь, много что

меняется. Нет, я не в плане сухой дрочки в туалете, иуды. Все дела какие-либо были у тебя с кем

либо, ты либо откладываешь, либо идешь со своей бабой туда. Ты чаще пьешь, ибо иногда

возникают такие ситуации, что без душевных друзей вряд ли что решишь. Но Женя была

необычной в плане всего этого. Она походила по характеру на кастрированного мужика, который

хочет посвятить своими яйцами, а светить, как оказывается – нечем.

Прошло не так много времени, после нашей переписки, которая многое изменила. Мы стали

встречаться и как нормальные пары ходили по всяким кабакам и жрали алкоголь. Да, ведь в этом

вся Женя. Выпивка играла в ее жизни довольно большую роль. Это было связано либо с тяжелым

детством, либо с неудачными отношениями. Про свои отношения она не любила говорить. Но

когда она накидывалась, то выпаливала всю информацию из своей личной жизни. И всему тому

виной была ее подруга, которая бросила ее, как котенка, оставив наедине с ее мыслями и мукой.

По ее словам, это была любовь и да, я в это дерьмо я не верю. Девочка может баловаться с другой

девочкой, делать ножницы и прочие пастельные ласки, но любить – не думаю. Как подругу, может

быть, но никак того человека, к которому чувствуешь что-то иное. Я люблю маму, как маму. Я

люблю своего друга, как друга и не надо вот здесь шутить по этому поводу. Она любила скорее

всего ее, как свою родную сестру, с которой времени от времени трахалась.

Когда она начинала рассказывать свою историю, раз за разом раскрывая больше тайн, я

опрокидывал все больше виски, ибо не мог слушать такого рода драмы. Наши посиделки

заканчивались ее слезами, моей усталостью и запахом ее кустарничка от моих пальцев. Ничего

интересного в этих отношениях я так и не нашел.

[48]


Как быстро начались отношения, так быстро это все и закончилось. Не то, чтобы я начал привыкать

к ней, вовсе нет, но за этот период времени я увидел в ней не только свою подругу. Она чертовски

злилась от того, что я не разделял ее мечты о переезде в другой город. Знаете, эти подростковые

мимолетные фантазии, которые направлены на переезд. Все мы когда-то мечтали бросить все,

послать всех коллег к чёртовой матери и съебаться в закат, в другой город и как думала Женя, в

другую новую жизнь, где нет страданий, где фанфары, салюты, добро и это каждый день. Только

от смены локации человек не поменяется и все то, что было ранее скрыто, обязательно выплавит

наружу. От того, что человек переберётся жить в другую страну или город, его жизнь, его

принципы, мораль, духовность и ценности не поменяются. Мы торопливо строим поверхностные

иллюзии о том, что нужно менять людей, что нужно менять обстановку и тогда будет лучше, чем

сейчас. Но в то же время, мы упускаем один момент. Момент, в котором человек должен

поменяться. Общество легко обойдется без тебя, а ты вряд ли обойдешься без людей.

Но этой девчонке вряд ли что можно было доказать. Глубоко зарывшись в своем мире, она легко

и непринуждённо старалась не замечать истину, которую окружало ее. Тем самым обусловлены

ее довольно странные предпочтения в отношениях. Путь самоутверждения лежал только через

внешний фактор и все это в сумме покрывала необъятная боязнь людей. Ее можно было ставить

на маленький подиум и показывать на выставках, как человека, который полностью потерял себя

в выдуманном мире из множества штампов. Поэтому, Женя, хоть и была моей девушкой, но

почему-то каждый раз, когда напивался хотел дать ей в морду и уйти со спокойной душой, лишь

бы она закончила свой треп.

После того, как мы начали «отношения», мы поменялись. До того момента я отлично ладил с ней,

мы много общались, смеялись и это было не скучно, а наоборот. В мою голову не закрадывались

мысли о телесных повреждениях, а она не трахала мне мозги о своем неудачном опыте с

девушкой. Да черт возьми, в какой-то момент я пожалел об этом и под конец наших отношений я

и вовсе перестал слушать ее. Наши диалоги превращались в однотипную переписку. День за

днем. Пока она не сообщила о том, что ей нужно уехать на пару дней. Честно сказать, меня не

переполняла радость, но мысль о том, что я отдохну от нее теплила мою душу.

Уезжала она, по ее словам, чтобы навестить подругу давних лет, а заодно расслабиться от

городской суеты. Тем временем, оставшись один, у меня не было даже желания устраивать

самому себе разбор полетов. Я просто хотел отдохнуть. Благо мой приятель Андрей в нужный

момент позвал опрокинуть по одной и недолго думая, я с радостью принял это предложение.

Я знаю, как пьет Андрей, а он знает, как пью я. И у нас был план, не пить слишком много, но и не

слишком мало. Найти золотую середину, поймать волну и плыть.

- Молодые люди, у вас документы есть? – спросила молодая официантка, на столько молодая,

что, когда она называла нас молодыми, смотрелось довольно нелепо.

- Да, есть, а что?

- Я должна удостовериться в вашем возрасте, иначе не смогу провести по кассе алкогольные

напитки.

- Ну хорошо, – я достал паспорт, она неторопливо взглянула. – Что-то не так? Слишком

подозрительно вы его оглядываете, – слава Богу, в тот момент я не был подвыпившим, в

противном случае девушке вряд ли удалось так долго стоять возле нас.

- Да нет, все в порядке. Просто я из того же дома, что и вы. Странно.

- И что же в этой ситуации странного? – подхватил Андрей, который изнывал от недостатка

алкоголя в своем организме.

[49]


- Я живу несколько лет уже в этом доме, но вас не видела, ни разу, – она посмотрела на меня

некоторым таинственным взглядом.

- Может это к лучшему. Некая сила огородила вас от меня.

- А вы плохой человек?

- Не так чтобы чертовски плохой, но и не чертовски хороший. А когда выпью, наверное, еще хуже.

- Тогда, пожалуй, я принесу вам еще выпить, – с иронией сказала официантка.

- Я не настолько плох для вас?

- Почему же, просто алкоголь убивает быстрее в больших количествах.

- До чего же вы беспощадна. И действительно, сможете убить такого парня? – подключился к

диалогу мой приятель

- Почему и нет. Он же плохой и не скрывает этого.

- А вы хорошая чтоле? – спросил с подковыркой я, ожидая уже пока мне нальют

- Это вряд ли.

- Тогда в первую очередь нужно налить вам и побольше – в этот момент она посмотрела на меня,

немного наклонилась в мою сторону расставив свою грудь по периметру, чтобы я не мог ничего

увидеть и прошептала.

- А кто сказал, что я не пью? – вот это было круто. Даже круче, того хука, который проделал Костик

недавно своему покупателю. Я был в нокдауне. – Виски?

- Да, пожалуй.

- Ну наконец то, через час нам наконец то нальют. Да! – начал возмущаться Андрей.

- Я вам принесу парочку стопок бесплатно, подарок, – девчушка как никогда радовала и мне резко

захотелось ее выебать во всех позах в жестко-извращенной форме. Хотя даже не был пьян. Пока

не был…

И вот, после стольких минут ожиданий, мы все же получили, то, что хотели. Андрей уже давно

забыл про наш уговор, да и если честно, я тоже. Мы стали наяривать столько вискаря, сколько

могли. Хватая неразборчиво стопки, мы выпивали одну за другой, пока оба не поняли, что

изрядна накидались и пора поговорить на самые важные темы, настоящего дня.

- Какие дела у тебя с Женей? – начал мой приятель.

- Все плохо. Все настолько ужасно, что любая другая ситуация, даже если бы она касалась

вселенной была бы не настолько плоха, чем эта. Понимаешь мы потеряли нить. Нить разговора,

понимания. Раньше такого не было. Когда мы просто дружили, мы могли общаться часами друг с

другом, при этом не надоедая. Не знаю даже в чем сама проблема. То ли во мне, то ли в

обреченности этих навязчивых отношений. Что думаешь?

- Хуй его знает, – мой приятель был как всегда красноречив и краток, – тут с какой стороны

посмотреть. Может быть не настолько все плохо, а может и еще хуже. В первом случаи, ты просто

накручиваешь самому себе. Поэтому лучше расслабься, отдохни. Она приедет и, думаю, все будет

по-другому.

- А второй случай?

[50]


- Ну здесь то, что говорил ты. Вступив в отношения, ты просто перечеркнул дружбу и теперь не

видишь в ней ничего, кроме аппарата по ебле. Поэтому нет общения, понимания.

- Хочется верить, что все же я накручиваю себе. Хоть она порой меня и бесит, но сложно

представить, какого это - потерять человека.

- Ха, бесит. Ты не побывал в моей шкуре, чтобы такое говорить. Ты не знаешь значение слова

«бесит», когда из тебя просто выходит все дерьмо и при любой встрече, где угодно, ты хочешь

перерубить ей шею, снять кожу, переработать и пользоваться ею, как туалетной бумагой. Вот, что, сука, это значит – он довольно сильно разозлился, когда выплескивал из себя это. Его глаза чуть

расширились, а само лицо изменило цвет с приятно бледного до ярко красного.

- Наверное я поспешил с выводами, ты это, успокойся, – я протянул ему стакан с виски, – вот,

расслабься, мы же не хотим, чтобы нас забрали отсюда на машине в психбольницу. А теперь

расскажи, спокойно, – я сделал на это слово акцент, чтобы в его пьяной голове, что-то щелкнуло, –

что произошло у тебя.

- Да все тоже самое. Мы в принципе то, расстались. Не общаемся, не видимся. Но довольно часто,

когда она накидается, либо ее кто-то разозлит она пишет мне.

- Все так делают. Бабы же.

- Да было бы неплохо, если она была как остальные. Но она ебанутая на всю голову. Пишет тут

недавно, что я сломал ей жизнь. Что за пиздец, думаю. Хотел выяснить, поэтому отвечаю: «Может

объяснишь?», и тут она в своем амплуа: «Не хочу с тобой разговорить, отвали, урод»,

представляешь? Что за бред? Я не понимаю.

- Так и не ответила тебе?

- Нет. Она просто взяла и заблокировала меня. Написала, что я ей сломал жизнь, потом послала

меня на хуй и добавила в черный список. Но это еще не все. Недавно, иду тут с учебы домой и

вижу сидит она с какими-то парнями. Думаю, раз нашла замену, значит все нормально,

успокоилась и я решил подойти поздороваться.

- Зачем? Она же была с другим.

- Позлить ее. Чего не понятного. И подхожу значит к ней, она такая «Ой привет, не увидела тебя

совсем» и начала расспрашивать меня как у меня дела. Представляешь? Ну не сука ли. День назад

проклинала меня, а теперь спрашивает про мою жизнь.

- Может она просто перед своим знакомым не хотела с тобой ругаться?

- Да все пиздеж! Я прекрасно знаю ее. Дай ей малейший шанс поорать, она воспользуется им.

Поэтому не тот случай.

- Даже не знаю, что и сказать, ну если вы разошлись. Зачем это продолжать.

- Что продолжать?

- Провокации эти.

- Думаешь она провоцирует?

- Конечно. Она хочет перекинуть всю вину на тебя и давит тем самым, потому что знает, как ты

относишься к ней. Это довольно хитро. А ты, словно собачка, бежишь за косточкой. Смекаешь?

[51]


Андрей посмотрел на меня. Его глаза говорили о том, как сильно он устал. Устал, в таком юном

возрасте ото всех этих разбирательств и замороченных диалогов. Устал от пьяных вечеров и уже

не мог смотреть куда-то вдаль, с блеском и новыми мыслями.

Наше общество движется по наклонной и это факт. Мы гонимся за ноу-хау и забываем про

простые вещи. Говорим, что живем, где кругом процветает демократия, а на деле рвемся к

тирании. Думаем о человеке одно, говорим ему в глаза другое, а за спиной кричим третье.

Постоянно врем. И это только начало списка. Вряд ли мы сможем изменить всех людей, но можно

изменить чуточку себя и как раз об этом Андрей мечтал. Иными словами, он хотел обычных

типичных отношений, с женитьбой, домом, детьми и деревом, а на деле получилось совсем

другое и теперь, он сидит передо мной - двадцатилетний парень, который уже на этом отрезке

своей жизни полностью разочаровался в людях.

- Может еще по одной? – это прозвучало от моего приятеля даже как не предлог, а просьба, чтобы

уж до конца напиться и забыться про всякое дерьмо, которое выползает с каждым днем все

больше и больше.

- Да, конечно, где эта пизда белобрысая. Официант! – проорал я на все кафе.

После некоторого времени я услышал сзади себя цоканье каблуков. Отходив полдня на этой

херне, вряд ли ноги будут благодарны тебе. И все же, она их носит. Не думаю, что это нужно для

такой работы.

- Да, слушаю вас, молодые люди.

- Так, нам еще бухла.

- Повторить?

- Именно, красотка. Послушай, а зачем ты ходишь на каблуках? Тебе в них комфортно вообще?

- Вы либо изрядно напились, либо не в своем уме. Хоть раз видели девушку, которая подпишется

на такое?

- Так зачем же тогда носить их?

- Заставляют. Директриса очень трепетно относится к внешнему виду персонала. Отсюда такие

испытания.

- Увольняйся нахуй, киска, – Андрей был в ауте, грубо говоря это был уже не Андрей, а часть

головного мозга, которая каким-то хером еще функционировала.

- Ему больше не наливать.

- Это вы уже сами разберетесь, я принесу вам бутылку и наливайте сколько влезет.

- Слушай, а ты не боишься остаться без чаевых с такой стервозностью.

- Знаешь, я скажу тебе больше, иди на хуй. Если ты такой жмот и не дашь на чай девушке, которая

десятый час корячится на каблуках и выслушивает фразочки, по типу тех, который кидает твой

дружок, то гореть тебе в аду, сучий ублюдок. Ты понял?! – день явно у нее не задался, еще бы,

столько голодных клиентов, которые хотят поиметь заодно и её, создавая у себя в голове массу

грязных вещей. Она была в гневе. Не от нас, а от самой себя. Опустившись к нам по стилю

изречения, она начала доказывать, что ей это необходимо и хоть речь была довольно злой, но

мимолетом прослушивались нотки отчаяния.

[52]


- Успокойся хотя бы ты. Дадим мы тебе на чай. Хорошо? А ты больше не выражаешься, идет? – я

достал из кошелька пару соток.

- Это маловато, для того, чтобы заткнуть меня.

- Послушай, я не предлагаю тебе ничего такого. Я обычный парень, который работает продавцом.

Откуда большие деньги у таких как я и ты? Поэтому, либо довольствуйся этим, либо ничем. А

откроешь свой рот и начнешь разговаривать так же, как пару минут назад, я выведу тебя за угол

кафе и закрою твой рот своим членом, а после ногой, поняла? – Ее лицо сразу поменяло гримасу.

С уличной хулиганки она вновь превратилась в официантку на каблуках. Порой таких выскочек

нужно ошпаривать кипятком, чтобы не забывали, кто они есть на самом деле и не наглели.

Она молча ушла, взяв деньги на чай. Это, скажу я вам, был для нее самым правильным выбором.

Ну конечно же, она могла ответить мне тем же или вызвать охрану, но нет. Потому что она

прекрасно поняла, что заварила эту хуйню сама и зря сделала. Хотела заработать на своем

характере чуть больше, но пизда ее выдала и поэтому мы отделались малой кровью.

Тем временем мы опустошили очередную бутылку виски. Меня сильно подкосило. Начала болеть

голова, неметь ноги. Главное в таких ситуациях сидеть и смотреть в одну точку, желательно на

одному уровне с глазами. Ибо если я наблевал до кучи там, то думаю, официантка точно не

смогла пережить подобного, поэтому я держался, как истинный джентльмен.

- Ну что уходим? – Андрей вдруг каким-то способом стал говорить.

- Ну да, только расплатиться нужно, – кое как повернув голову и найдя глазами деваху с подносом, я окликнул ее.

- Опять виски? – нетерпеливо спросила она, дабы отвязаться от нас быстрее.

- Нет, счет.

- Хорошо, сейчас принесу.

- Нормально посидели, Диман. Душевно так. Мне стало легче даже.

- Я рад, надо почаще видеться.

- О да, теперь будем каждые выходные ходить сюда и опрокидывать по стопке.

- Неплохая идея

- Ваш счет, пожалуйста.

- Спасибо, – и тут наступает самый интересный момент. Я открываю счет и смотрю на сумму в

чеке. Эта пизда пробила вместо самого дешевого виски, самое дороге. Пизда. Счет на двадцать с

лишним тысяч. Я опешил, сердце забилось чаще, словно я находился в каком-то плену. Я резко

протрезвел и начал думать. Официантка еще стояла перед нами и увидела мое лицо.

- Все в порядке? – спокойным голосом спросила она

- Да, мы вас позовем. Спасибо – наконец то она ушла –Андрей, у нас проблема.

- Слушаю

- Вискарь, который мы пили, не дешёвый был.

- Хочешь сказать, я тебе синьку от нормального виски не отличу? Это еще то пойло. Только

пропитым алкашам это покажется напитком Богов. Перестань. Какой счет? Три? Четыре тысячи?

[53]


- Двадцать семь.

- Что? Быть такого не может. Перестань шутить, я не в таком состоянии.

- Вот, – я протянул ему чек, – посмотри. Эта пизда пробила нам самое дорогое пойло. Смекаешь?

Попали мы в общем, – пиздец подкрался незаметно.

- Вот сука. А ты ей еще на чай дал.

- И пробила бы она еще дороже пойло для школьников, которые не различают синьку от

нормальных напитков.

- И что делать будем?

- Нет времени паниковать, нужно успокоиться. Обернись, – я показал своему приятелю на черный

вход, он был ближе к нам, чем основной, - сделано специально для нас.

- Хочешь сбежать? Но здесь же камеры. Нас найдут!

- Да успокойся. Никто не знает здесь нас. До этого мы ни разу не появлялись. Закажем этой пизде

кофе, она пойдет за стойку, окунется в процесс.

- А мы тем временем смотаем?

- Верно. Садись, пять.

- А есть другой вариант?

- Конечно есть. Рассказать все официантке и ждать больших парней, которые выбьют нам зубы и

сломают носы. А после поставят на бабки. Тут понимаешь, слишком большая контрастность. Либо

нам вообще ничего не будет, либо будет все и много. Ну так что? Кофе?

- Официант! – крикнул Андрей, – кофе нам!

Так как кроме нас в кафе никого не было, а официантка принялась делать кофе, это был неплохой

шанс съебаться из этого чертового места и больше не появляться здесь, никогда. Мы взяли вещи и

рванули по команде к черному входу. Никто даже не заметил. Никаких криков, никакого шума.

Работали профессионалы своего дела. Мы словно, ебучие ниндзя, прорвались к этой двери. Все

произошло так быстро, что, не успев даже моргнуть, мы оказались на улице и уже во всю бежали

прочь от этой забегаловки. И тут, на половине пути, у моего приятеля, в голове созрела мысль.

- Подожди, стой, Дим.

- Ну что? Бежим быстрее, еще не хватало попасться этим ублюдкам на глаза.

- Паспорт.

- Что?

- Она же видела паспорт твой и помнишь – точно, эта пизда смотрела паспорт – она еще сказала,

что твой дом. Официантка в нем же живет. Помнишь, она еще говорила, что…

- «Я живу несколько лет здесь, а тебя ни разу не видела», блять. Точно. Ты думаешь она

запомнила?

- А ты думаешь не запомнит таких как мы? Я орал на нее, ты вообще угрожал ей своим членом.

Забыл? Потом, ты думаешь кого заставят платить наш счет? Кроме нас никого и не было. Поэтому,

подумай, Дима своей головой, что первым делом сделает она?

[54]


- Настучит.

- В точку. А мы знаем, что эта еще та пизда, которая может это сделать. Ей же совесть не помешала

вбить нам в чек дорогущий вискарь. А здесь то уж точно за ней не заржавеет.

- И что делать нам? Возвращаться?

- Хуй его знает, либо идти сознаваться, либо молиться, что бы эта пизда забыла, где живет.

- Да знаешь, что, в пизду все это. Пусть пишет заявление. Не докажет, что это был я. Пошла она на

хуй. Она знает только номер дома, ни квартиры, ни имени. Ничего нет на руках. Да и потом кто

поверит этой пизданутой.

- Значит домой?

- Да, забей на это. Идем домой.

Мы сбавили шаг и направились домой. Стояла довольно глубокая ночь и на улице было до жути

холодно. Моя голова была не в состоянии обмозговать полностью данную ситуацию и поэтому

меня больше заботила погода в этот вечер и шансы простыть, нежели чем та деваха и крупный

счет за бухло.

- Жалко если честно, – сказал Андрей.

- Официантку?

- Да в пизду ее. Нет. Кафешка. Мне даже стало нравится там. Жалко, что больше не сможем зайти.

Глава 6

Почему всегда злятся на продавцов? Особенно когда мы подходим к человеку с вопросами. У

некоторых на этом изрядно подгорает задняя часть. Все потому что каждый из нас считает

себя самым правильным и правильнее некуда. Каждый человек в своей голове держит мысль о

том, что он поступает всегда верно и не может (никогда) допустить ошибку в своей жизни

или выборе. Вся жизнь, как это было ранее написано, состоит из выборов. Одним из выборов

является покупка какой-либо технике и зачастую, такие «правильные» людишки довольно

деликатно подходят к этому. Никогда не понимал этих мудаков и задротов, но все же.

Прежде, чем прийти в магазин, как обычные глупцы, они залезают в интернет (сообщество

для умников). Сравнивают товары, читают отзывы и смотрят цену, где же эта позиция

дешевле и уже после этого поднимают свой зад и едут. В принципе умно и логично, если бы не

больше половины покупных отзывов, на который опирался наш покупатель. Да, все верно. Если

не наебут вас в магазине, значит наебут вас сами производители. Здесь все так и устроено, и

прежде, чем прислушиваться советов «юзеров», зайдите в несколько магазинов и

почувствуйте разницу. Вот поэтому, умники не любят, когда к ним подходят продавцы,

говоря в мыслях о том, что они сами прекрасно справятся. Ну-ну. Нужно уметь доверять

людям, которые вас окружают, даже продавцам. Кроме цыган и карликов конечно. Этим лучше

даже в глаза не смотреть.

Был у меня покупатель один. Старый дед. Звали Александр. Так вот, этот жук пришел в

магазин за телевизором. Предварительно изучив всю составную через интернет. И как бы я

его не уламывал, как бы с ним не спорил и не ругался, а дело дошло даже до этого, он все же

купил ту модуль, которую присмотрел дома. Хотя я точно знал, что телевизор так себе и

может накрыться в любой момент. Но, не послушав меня и возомнив себя правильным, он не

отступил. Да пожалуйста. И знаете, что? Недели не прошло, как этот хер с горы пришел и

принес его обратно. Но магазин так и не сделал ему обмен. После начались долгие

[55]


разбирательства над этим делом и черт знает, закончилось ли оно или нет. Поэтому, дорогие юзеры и дрочилы, обращайте внимания не только на отзывы, ну и на то, что говорят

вам. Свыкнитесь с мыслей, что наебут вас в любые случаи, но придя к нам, вы оставите

меньше денег и сохраните свои нервы. Поэтому впредь, господа, обманывайтесь с умом.

Проснулся я в своей блевотине от стука в дверь. Благо моя семья уехала на неделю в отпуск,

оставив мне квартиру и немного денег на жизнь, чтобы я не умер с голоду. Но как оказалось, я

еще бодрячком. Так как звонка у нас не было, ибо по ночам ходили различные мудаки и просто

нажимали на него, дверь разрывалась от громких стуков. Я встал. Голове был пиздец.

Разобравшись в ситуации, я решил хотя бы прикрыть свой член, обернувшись в одеяло, которое

тоже было облевано. Ебанный художник. Подойдя к двери, я немного впал в ступор, а головная

боль увеличилась.

За дверью стояли фараоны. Блять. Я не заказывал стриптиз. Но нет, походу кто-то заказал еблю со

мной в главной роли, и этот «кто-то» женского пола со стервозным характером на каблуках. Вот

сука. Первая мысль - сбежать. Да, куда блять. Дверь продолжала разрываться от стуков. Выбора

не было. Я открыл дверь.

- Дмитрий?

- Да. Что вам нужно?

- На вас было написано заявление. Зачем вчера сбежали из кафе не оплатив счет?

- Не знаю, может забыл.

- Ну вот мы вам напомним в отделении. Одевайтесь. Проедемте. – вот сука, пиздец подкрался

незаметно. Но что было делать в таких ситуациях. Против этих ребят вряд ли я смог что-то

придумать на пьяную голову и поэтому начал одеваться.

От меня воняло блевотиной. Ото всего, от тела, одежды, изо рта. Пот и блевотина стали моими

спутниками по дороге в отдел. Эти два мудака даже не стали опрашивать меня, ибо запах

пробился свозь любую материю. Они закрыли носы и молча везли меня на суд. Вот так началось

мое утро.

Мы приехали. Меня проводили в какой-то кабинет, где сидел усатый мужик. Я написал свою

фамилию на бумажке и расписался.

- Все? Меня теперь посадят?

- Нет, сейчас для выяснения, в двести восьмой. Там тебя ждут.

- Хорошо.

Странно, что мне дали свободу и сказали самому пройти в кабинет. Открыв дверь двести

восьмого, я увидел старого пердуна. Это был Александр. Блять. Этот день точно можно было

заносить в самый хуевый по хуевности дней. Теперь мне точно крышка и это все из-за того, что

когда-то продал тот самый телик, который хотел сам он. Пиздец.

- Какие люди у нас в отделении. Дмитрий. Ты ли это? – этот старпер запомнил мою физиономию

надолго. Я влип.

- Здрасьте. Да вот тут, повязали меня.

- А, это ты не оплатил счет в кафе? Кошмар. Сейчас разберемся, – он пододвинул мне стул, – ты

садись, садись, – я присел, – ну рассказывай.

[56]


Он достал ручку и листок бумаги. Мне пришлось все выложить как оно есть с самого начала и до

конца. Пришлось рассказать про девок и про цель нашего вчерашнего консилиума. Потом

поведал про официантку и счет, добавил, что она сука и закончил на этом. Даже если и посадят, в

зале суда, скажут про это, и каждый услышит, что она сука.

- И что потом? Вы просто ушли?

- Да. У нас не было столько денег.

- А если бы были? Оплатили счет?

- Наверное да. Потому что мы не слишком любим все эти разборки, особенно если их затевает

какая-то высокомерная пизда. Обычно такое заканчивается не очень хорошо. Это дело тому

доказательство.

- А помнишь ты назвал меня мудаком? – неожиданно сказал старик. Вот что ему было нужно.

Доебаться до меня в таком состоянии. Изверг.

- Ну может быть. Вы же сами тогда обливали дерьмом всех. Хотя были сами в этом виноваты.

Кстати, вам вернули деньги или нет?

- Нет. Не смог доказать в суде, что поломка не из-за меня произошла.

- Ну вот видите. Нужно было все-таки купить тот, который советовал вам я.

- Да, черт заставил залезть в этот интернет. Я с ним никогда не связывался и тут раз и наебалася

так.

- Ну бывает. Все мы когда-то наебываемся. Главное не падать духом.

- Ты прав, – он посмотрел на большие настенные часы в углу кабинета, - Не хочешь выпить? – вот

так сразу из преступников я заделался в дружках у нашего следака.

- Что вы, Вам, наверное, не положено.

- Перестань, – он взял заявление и разорвал его на мелкие кусочки, - все это хуйня. Пусть сама

платит, раз такая деловая. Я ни в коем случаи не защищаю тебя, но поступил ты. И я хочу за это

выпить, – он достал две рюмки, бутылку водки и разлил до краев.

После пару стаканов, я похмелился и меня освободили. Я вышел через час из отдела и направился

на автобус до дома. Утро оказалось не таким уж и плохим.

Солнце в тот день светило довольно ярко. Погода говорила о том, что я могу провести свой

выходной где-то на природе, с правильной музыкой и небольшими запасами выпивки.

Настроение улучшалось, но как обычно, мою идиллию с самим собой прервал телефонный

звонок:

- Ты на улице сейчас?

- Да, ходил тут.

- А водочки можешь принести, у меня прост овсе закончилось? Пожалуйста.

- Какая нахуй водочка? Ты то с утра проснулся и лежишь, а знаешь, как прошло мое утро?

- Как?

- Меня загребли в отдел. Устроили допрос.

[57]


- По поводу?

- По поводу вчерашнего. Соображай, приятель.

- Да ладно?! И что сказали?

- Сказали все, Мандец мне. Лишение свободы и штраф.

- У меня нет слов. И что, тебя посадили?

- Да нет, выпутался из этого дерьма.

- Как?

- Ну знаешь, когда у тебя проблемы, хорошо иметь под рукой людей, которые могут помочь.

Особенно, если они работают полисменами.

- Значит все в норме?

- Ну в принципе да. Только это не меняет положение дел. Поэтому прояви уважение и подними

свою задницу с кровати и сходи сам в магазин. Хорошо?

- Хорошо. Может ко мне придешь. У меня никого нет.

- Нет. У меня на сегодня стоит очень важное дело – провести весь день в кровати, слушая музыку и

пересматривая тонну хороших фильмов.

Дождавшись наконец-таки автобуса до дома, я уселся и вздохнул с облегчением. Просидев

несколько минут спокойно, после некоторого времени я услышал, что меня кто-то зовет сзади. Я

оглянулся. Эта была Ира. Та девчонка из больницы, которая дала мне свой номер телефона. Она

присела ко мне. Выглядела она намного лучше, чем в прошлый раз. Много чего поменялось с того

момента и поэтому, я даже не мог предполагать с какой целью она присела ко мне. Либо просто

поговорить, либо она наделаюсь на что-то большее.

- Привет. Помнишь меня?

- Конечно. Присаживайся. Как дела?

- Да вот, отучилась. Еду домой. Как ты поживаешь?

- Все ровно. Но не без ям. То хорошо, то плохо.

- Ты один сейчас?

- В каком смысле?

- Ну, отношения.

- Пока не знаю. Она уехала на пару дней отдохнуть в другой город. Скорее нет, чем да.

- Твоя девушка уехала, оставив тебя здесь? Хорошие у вас отношения. Мой тоже так делает

постоянно.

- О, у тебя есть парень.

- А это странно для тебя?

- Нет, ни в коем случаи, ты прекрасна.

Она немного засмущалась. Было видно, что она флиртует, играя своими глазами на моих слабых

чувствах.

[58]


- Ты сейчас свободен?

- Смотря для чего.

- У меня залежалась бутылка вина и я никак не могу открыть ее. Может поможешь мне это

сделать?

Черт. Все планы скатились в пизду. Именно туда. Я не мог ей отказать, ибо был слаб на это

дерьмо. Мечты о прекрасном сне в своей квартире уходили куда-то далеко от меня, как и те, что

были посвящены Жене. Может и не так все плохо и это был знак свыше. Кто знает. Запах пота и

блевотины дошли до своего пика ароматности и теперь мне нужно было срочно переодеться. Ира

сказала, что подождет меня. Она так и сделала. Доехав до пункта назначения, я пулей снял

одежду, принял душ и вылетел обратно, чтобы не заставить девушку скучать.

Весь остаток дня до самого вечера я провел вместе с ней, у нее дома. Моя голова перестала

болеть, а все остальные рецепторы пришли в норму. Я снова превратился из обезьяны в человека

и мне было намного лучше. Вышел я от Иры довольно поздно и сразу направился домой. Благо я

жил от нее не так далеко. В темноте, подходя к подъезду я услышал сзади себя шаги.

- Дмитрий? – спросил меня мужик сзади.

- Нет.

- Да хорош прикидываться. Ты Дима. – я обернулся. Их было трое. У одного в руке была бита. Вот

блять, подумал я, этот день никогда не закончится. – Ты должен денег. За вчерашнее. Ты понял?

- Да идите вы на хуй. Никаких денег не получите, суки. Я не виноват, что ваша пизда оказалось

такой хитрожопой. Была бы она чуть спокойнее...

Не успев договорить, на меня обрушился удар по голове. Они поваляли немного меня по земле,

нанося точные удары по голове и спине.

- Ждем деньги. Понял? – мне не оставалось ничего делать, кроме как кивнуть. Если бы это не

произошло, кто знает, какими повреждениями это бы мне обернулось. Я не стал спорить против

биты. Вскоре, после положительного ответа, они быстро скрылись в неизвестном направлении.

Я лежал на асфальте. Все тело гудело от боли. Голова снова начала трещать. Я еле встал на ноги.

Теперь мои мысли были заняты этим дерьмом. Деньги достать не было большой проблемой. Я же

все-таки работал и какие-то запасы отложены были. Но звать троих пиздюков, чтобы отпизидть

одного. Это нечестно. Первая мысль: Нужно выпить. Благо есть круглосуточный супермаркет, и я

направился именно туда.

Пересиливая себя, я все же добрался до него. Ничего особенного, небольшой магазинчик, где

продавали продукты. А самое главное, продавали алкоголь круглые сутки без каких-либо

запретов. Выбрав то, что нужно я подошел к кассе. Оплатив покупку, я начал складывать все в

пакет и на фоне незамысловатых песен, которые проигрывались сверху из колонок я услышал

знакомый голос. Он доносился откуда-то из продуктового отдела. Я сделал шаг правее, чтобы

убедиться в правильности своих домыслов. Хоть у меня было и плохое зрение, но разглядеть

куртку Жени я смог. Это была она, хотя должна была приехать только послезавтра. Я сразу понял,

что она придумала, когда увидел рядом с ней парня. Они выбирали молоко. Блять. Настроение

упало ниже нуля и ушло далеко в минус. Дыхание немного участилось. Я не знал, что мне делать.

На душе было довольно паршиво и сейчас я не хотел ничего выяснять. Иллюзии о хороших

отношениях после поездки пропадали, как и моя вера в себя. Все стало темнеть. Мне стало

довольно плохо, и я выбежал из этого магазина прочь.

[59]


Мысли съедали мой мозг. Руки еще не успокоились после ударов битой. Я отошел дальше от

магазина, чтобы меня не смогли заметить. Я стоял посреди кромешной тьмы и смотрел в пустоту,

не осознавая, что произошло. Может это судьба, когда тебя смешивают с дерьмом. При каждом

вдохе зудело сердце. Подумать только, как все это быстро закончилось. Мне было противно от

самого себя. Немного успокоившись я понял только одно, что это конец наших отношений и конец

той дружбы. Я не хотел терять ее, но кто будет слушать меня. Всем плевать. Мы те, кто есть на

самом деле и правду вряд ли можно скрыть надолго. Убедившись в этом в очередной раз, я

побрел домой. Избитый битой, разочарован жизнью и людьми, побежденный своими же

иллюзиями. Нужно было время, чтобы все это забыть и начать что-то новое. А сейчас я смотрел,

как падает первый снег и где-то там далеко, я не такой, как сейчас, а счастливый и спокойный.

Часть 4

- Дмитрий Александрович, а что у нас с кассой? Размена ждать сегодня? Скоро магазин уже

открывать, я хотела подсчитать все – эта была наша кассирша, довольно деловая и немного

болтливая, но для своих лет это было нормой. Как работник, она была довольно

ответственной, а таких людей довольно мало, особенно в нашем магазине.

- Денег нет, Елена.

- Как нет? Где же они?

- Вынесли. Сегодня ночью, взломав входную дверь. Видели, она теперь кривая.

- Да ладно?! Слушай, Дим, ну ты позвонил куда ни будь?

- Куда звонить? Директору позвонил. Сейчас приедет.

- Вот тебе и пиздец. М-да уж. А как же камеры, смотрел?

- Смотрел. Они не работают по ночам. Реагируют только на свет.

- Пиздец. А много денег то?

- Ну сколько вчера в кассе было?

- Пиздец, они кассу вынесли? Ахуеть. Получается, ты деньги все здесь оставил?

- Да.

- А сейф?

- Что сейф?

- Цел?

- Да, сигнализация сработала, когда они зашли, но, наверное, увидели кассу, открыли и на

радостях выбежали сразу, взяв все деньги. Даже пару тысяч обронили. На полу валялись.

- Ну Дим, ну как ты не отнёс их в сейф. Там Сто с лишним тысяч было. У вас же правило всегда

такое было. Никогда не оставлять деньги на ночь в кассе. Только мелочь.

- Да я знаю. Ну директор тоже так делал и говорил, что «а хуй с ним». А оказалось, все иначе.

- Ну мозги то у тебя должны свои быть на голове. Ты же все такие заместитель его.

- Это я понимаю. Да. Мой косяк. Мне пизда.

- В офис звонил?

[60]


- Пока нет. Боюсь.

- Только назначили и такое случилось. Кошмар. Ой, что будет. Ой что будет.

- Елен, успокойтесь хоть вы. Итак, тошно.

Кассирша взяла сигареты и вышла на улицу, приговаривая про себя «Ой что будет, ой что же

будет, какой кошмар». Мне было совсем не до нее. Но то, что она говорила – неизбежно. Мне

нужно было позвонить в главный офис и сказать про все эту хуйню. Я прекрасно понимал в

тот момент, что могу не только лишиться должности, но и заиметь долг магазину в круглую

сумму.

Глава 1

Моя семья позвонила мне. Как оказалось, их рейс с жарких стран задерживают и им в голову

пришла идея остаться еще на некоторое время. После этого, мне стало легче, ведь я был

предоставлен самому себе и мог делать все, что угодно. На работе я взял недельный отпуск под

предлогом вновь разгоревшейся болезни и в течении всего этого времени я не выходил из запоя.

Я пил и пил довольно много. Каждый день, каждое утро я вставал и начинал свой день с парочки

вареных яиц и продолжал двумя пинтами вискаря. Это была самая тяжелая неделя. По началу

меня одолела грусть и чувство одиночества. После того, как я начал спиваться меня это уже не

волновало. Меня вообще перестало, что-либо волновать. Даже звонки от моего друга или моей

новой знакомой Ирины не были для меня такими важными. Я все сбрасывал и шел вновь

подбухнуть. К концу недели я не мог даже пошевелиться. Я не чувствовал ног, рук, голова не

работала, как нужно, а обоняние куда-то пропало. Я не принимал душ. Не менял одежду и трусы.

Все покатилось по пизде, и я не был тем героем, чтобы идти против этого дерьма. Меня глубоко

засасывало в рутину беспрерывных пьянок, аморальных мыслей, самоуничтожения, бессонницы и

знаете что? Я не был против этого. Алкоголь на то время хорошенько помог мне. Но не на

физическом уровне, конечно же нет. Я имею ввиду душевно. Мне стало даже не легче, а вообще

никак, потому что я напивался до такой степени, что не мог произнести своего имени, а после

нескольких пируэтов над кроватью я все-таки падал на матрац и ежесекундно вырубался,

погружаясь в глубокий сон.

Звонки от Андрея стали приходить чаще на мой телефон. Заняв свою стойкую позицию, я

отказался от всей этой брехни и не отступал от своей цели. Я шел снова за бутылкой, снова

садился на кухню и снова пил до потери сознания.

От меня сильно воняло. Даже с моим нюхом в то время, я заметил это и решил все же принять

душ. Заткнув дырку в ванне, я начал наполнять ее водой, а сам, чтобы скоротать ожидание

проследовал на кухню за бутылочкой виски. Хлебнул раз, второй. И вот вновь все потемнело.

Наверное, это случилось не совсем вовремя и мне нужно было отключить воду. Понимая внутри

себя, что скоро упаду, я поспешил в ванну, но и тут меня встречал облом, я с грохотом повалился

вниз, глаза закрылись сами собой. Я потерял сознание. Где-то вдалеке я чувствовал, как вода

обволакивает мое тело. Мне было приятно от этого.

Вскочил я от удара по голове. Это был Андрей.

- Ты каким хуем здесь? – поинтересовался я.

- Ключи запасные твои под дверью, идиот, спасли тебе жизнь. Ты должен спасибо еще сказать, что

я успел вовремя, пока ты не затопил соседей.

- Да, спасибо. А теперь позволь мне продолжить спать. Хорошо?

- Приятель, ты неделю не выходишь из дома. Что с тобой?

[61]


- Ничего. Просветление взошло на меня. И я узнал главный постулат.

- И что же это за постулат?

- Бабы суки. Лживые, эгоистичные, хитрожопые суки. Где виски?

- Тебе нельзя больше пить. Ты видел себя в зеркале?

- Мне до пизды. Я хочу выпить в своем доме, и я блять выпью!

- Дело конечно твое, и спорить с алкашом твоего уровня я не буду. Но то что делаешь ты сейчас

это неправильно. Это не повод уходить в запой.

- Что именно не повод? Понимание сути или мое же пиздострадальство?

У меня болело все тело. Назвать это болью было трудно, ведь то, что чувствовал я было намного

хуже, чем просто боль. Я взял себя в руки и поднялся с пола. Передо мной стоял Андрей. Квартира

была вся залита водой. Кругом царил беспорядок, стояла крепкая вонь и духота. Боже, какого

черта я творю?

- Поможешь убрать все это?

- Для начала приди в себя, - сказал Андрей.

Я принял пару таблеток аспирина и через пару часов мне стало лучше. После некоторого времени

вода в квартирке была убрана и вроде все встало на свои места. Как ни странно, от самой

виновницы торжества я получил только одно сообщение «Я вернулась домой». Я не хотел ничего

усложнять и просто задвинул на это. Да у меня был срыв, но главное, что эта пизда ничего не

поняла. Это самое главное. Но как бы я не хотел видеть ее, все же мне придется с ней работать. И

что самое смешное в этом, на работу пригласил ее лично я. Не знаю, о чем мы с ней будем

разговаривать, но первым что нужно сделать, это расставить все точки. Через себя, иначе никак.

Ближе к вечеру мы с Андреем полностью закончили уборку и уже сидели на кухне, попивая

горячий чай. Вокруг валялись бутылки из-под виски, а у мусорного ведра гнил торт.

- Откуда у тебя торт?

- Не знаю. Купил, наверное.

- Ты что-то отмечал?

- Похороны своей самооценки.

- Перестань нести бред. Ты же сам говорил, что она тебя бесит и что ты не видишь будущего, что

она тебе не интересна. Или ты врал?

- Да сам не пойму. Ничего в принципе не изменилось, но на душе все равно паршиво. Я понимал,

что это тупик наших отношений, но, чтобы так их заканчивать. Мне было тяжело это осознать. А

теперь…

- А теперь ты чуть не затопил соседей и не попал на бабки. Ах да, чуть не забыл еще ты спился.

- С этим покончено.

- Навсегда?

- Идиот? Какой же человек в здравом уме в наше время отказывается от выпивки навсегда? На

время. Я перенасытился и мне нужно отдохнуть, начать по-новому думать. Нужна цель.

[62]


- Это правильный подход, приятель. Кстати, я поговорил с директором магазина. Он разрешил мне

работать неполный день, поэтому теперь я с тобой.

После нашего вечернего диалога, Андрей отправился к себе домой, а я завалился спать.

Внутренняя боль разрывала меня, не давая покоя и шанса на глубокий сон. Кое как добравшись

до аптечки я принял несколько таблеток снотворного и только после этого, меня срубило на

повал.

На следующей день меня разбудил телефонный звонок. Это был директор магазина.

- Слушаю, – мой голос походил на вой спившегося бомжа, который звонко раздавался у меня под

окнами по ночам.

- Дима? Это ты? Что у тебя с голосом?

- Я же говорил вам, простуда. Не вылезаю из кровати, – да уж, это точно.

- Вижу тебе не лучше. Ты вообще лечишься?

- Да лечусь, – я кинул взор на бутылки, которые были опустошены и благополучно валялись возле

моей кровати, – только у меня свои метода лечения.

- Хм, понятно. У нас просто народу мало. Многие новички опять уволились. Осталось только

четверо. А ну, и Диму я позвал на неполный день, как Женю. Но это все равно мало, особенно для

выходных. Поэтому думал, что может ты поможешь нам.

Думаете он волновался за меня? Нет, он кичился только за свою директорскую задницу, которую

имели его начальники. Но, как бы плохо мне не было, я понимал, что нужно чем-то заняться.

- Да, я выйду завтра. Мне самому надоело болеть уже.

- Ну, – директор сделал небольшую паузу – а ты точно в порядке? По голосу и не скажешь.

- Я в норме. Небольшое осложнение. Пустяк. Я выйду.

– Тогда жду завтра утром, без опозданий, - Александр Андреевич немного взбодрился от этой

новости.

Я положил трубку. Нужно было прийти в себя до конца, сделать себе кофе и начать этот

гребанный день. Вся квартира была завалена пустыми бутылками из-под виски, пива, водки.

Раскрытые и недоеденные пачки чипсов, печенья, тухлый торт, который валялся возле мусорного

ведра. Коробки из-под пиццы. Из-за этого в комнате стоял довольно зловонный запах. Я открыл

все окна и продолжил уборку.

Убрав все следы, которые говорили о том, что здесь когда-то творился сущий ад я направился к

холодильнику, ибо был голоден, как зверь. Весь поек, который был у меня в течении недели

вышел из меня. По моим догадкам, как и оказалось в холодильнике не было ничего, кроме пустых

бутылок. Я отправился в магазин.

Погода испортилась в край. Было довольно мрачно и темно. Все кричало о безысходности.

Темные пустые деревья, опавшие огненного цвета листья и черное небо, которое обрушилось на

этот город. Впечатление мрачного фильма, оказывало на меня нынешняя погода. Летом все

иначе. Даже если у тебя плохое настроение, оно не может быть вечным, ибо то солнце и чистое

небо не дадут тебе ходить хмурым слишком долго. Сейчас было все иначе и чувство одиночества,

и резкое внутренне покалывание не отпускали меня ни на секунду.

[63]


Придя домой я все же умудрился наполнить свой желудок едой. После трапезы меня вновь

вырубило на кровати, и я проспал до самого вечера.

И вот опять. Стук в дверь. Тяжелая голова, которая приказывает моей заднице пошевелиться. Кого

там блять принесло? Пристальный взгляд в дверной проем. Ира. Черт.

- Привет – я открыл дверь.

- Привет? И это все, что можешь мне сказать? – ненавижу эту фразу.

- А что такое?

- Где ты пропадал все это время? – она зашла в квартиру, – я обзвонила твой телефон.

- Послушай, я сильно болен, поэтому не мог ответить.

- Ага, а лечишься ты бухлом, видимо. Но, а как по-другому объяснить эти бутылки, – оказывается, я

не доглядел. Зал не был убран до конца.

- Ну да, хорошо. Я пил.

- Кто она, скажи.

- Ты о чем?

- Скажи ее имя! Телки! Твоей телки!

- Ты чего это завелась так. Может тебе воды принести, – у Иры были безумные глаза, а еще она

довольно резко приписала меня в список своих парней.

- Послушай, лучше скажи мне все сразу. Я не из тех, кого можно просто так наебывать. Я все вижу!

- Да? И что же ты видишь? – я прошел на кухню и присел. Желание выпить не покидало меня.

- Ты бухал целую неделю с кем-то. Другого объяснения я не вижу, – она встала напротив меня,

такая озлобленная и воинственная.

- Бухал и что? Я пил один. И не так много, хочу сказать.

- Да от тебя разит за километр какой-то бодягой. Посмотри на кого ты стал похож.

- Может мне нравится.

- Ха, – усмехнулась она, – нравится ему. Мне это не нравится, пойми. Или ты думаешь, что можно

так просто отделаться и делать невинное выражение лица.

- Я не понимаю, чего ты хочешь от меня.

- Взаимопонимания и больше ничего. Можно было ответить на звонок.

- Это бы изменило что ни будь?

- Я волновалась.

- Не нужно за меня волноваться. И знаешь, что, ты хорошая девчонка и я не хочу, чтобы такие

хорошие представительницы женского пола кружились вокруг таких как я.

- Таких как ты? А какой ты?

- Хуевый. – у меня пересохло в горле, я попытался налить воды в стакан.

[64]


- Давай помогу – Ира взяла стакан в свои руки, аккуратно перелила туда воду из чайника и дала

отпить. – Ты не хуевый, Дим. Ты просто берешь все близко к сердцу. В этом твоя проблема. В

остальном ты мне нравишься, очень нравишься. Она поцеловала меня. – Пошли в постель. – она

была настроена решительно, и я не мог с этим ничего поделать. Я слаб на женскую пизду, да и

после недельного запоя, это было, наверное, самое лучшее, что могло произойти со мной.

- От меня же воняет. Может принять душ?

- Нет. Я хочу тебя таким. Пошли!

Ночь мы провели вместе. Утром, не сказав ни слова, она ушла. Ушла молча, оставив только

записку со словами «Если захочешь увидеться, звони…».

После прочтения записки я немного поднялся духом и мое настроение обрело другой окрасок. Я

взглянул на часы. Время поджимало и нужно было идти на работу. Впереди меня ждал нелегкий

денек, разговоры и выяснения отношений. Но после записки я понял, что этого не будет. Я просто

пойду на работу, увижу своего приятеля и немного подзаработаю денег. Новая жизнь и новые

цели, которые в дальнейшем откроют более яркие и массивные горизонты. Я собрал все нужное

для работы и вышел на улицу. Ее записка лежала в кармане джинс. Я был намерен вскоре

позвонить ей и повторить вчерашнюю ночь.

Глава 2

В магазине, во время моего «отпуска» ничего толком не изменилось. Поменялись витрины,

исчезли некоторые лица новеньких. Но что было неизменимым, так это утренний запах от моего

коллеги по цеху - Владимира.

- Где пропадал? – спросил он у меня в раздевалке.

- Болел.

- Я думал ты в запой ушел, – ехидно начал смеяться Володя

- С чего вдруг?

- Ну а че делать еще неделю дома, – тут я понял, что он просто шутит и сравнивает меня с собой, –

я бы так и поступил.

- Ну видимо мы разные с тобой люди, Володь, – он снял домашнюю футболку и оголил свое тело.

Некоторые девахи только мечтали о таких сиськах, которые были у него, но судьба распорядилась

по-другому, – я бы сказал, очень разные, – добавил я и пошел в торговый зал.

- Привет Дим, – в подсобку зашла кладовщица.

- Привет Саш. Ты не рано? – обычно она приходила к обеду и выгрузив весь товар на место,

делала ноги через каких-то пару часов.

- Александр Андреевич попросил, там товара много придет – нужно подготовиться.

- Подготовиться ей нужно. Что тут думать то? – в диалог вмешался потный Володя, – купила пивка

и сиди готовься, – его захлестнула волна истерического смеха.

- Так, Володя! Не смейся так громко, ты плюёшься в меня!

- Ну прости, госпожа, – Володя просто был на высоте

- Что с тобой, дурень? Похмелился с утра?

[65]


- Ага, три стопочки махнул, пока жена не видела и пошел. Так легко, знаешь теперь.

- Легко ему. Ты, когда мне деньги отдашь, которые брал три месяца назад, а? Учти, мое терпение

на пределе.

- Да отдам я, отдам. Чего пристала с утра.

- А нехуй блять орать и так башка болит, – Саша повысила свой голос. В этом была вся она. Искала

любую причины, чтобы потренировать свои голосовые связки. – Давай, на хуй выползай блять

отсюда. Я переоденусь.

- Хорошо, хорошо, – Володя послушался ее, как прилежный сынок и тут же выбежал из

раздевалки.

Да уж, в этом магазине мало что меняется и мне это чертовски нравилось. Весь этот быт, люди,

немного грязные металлические витрины в совокупности давали некий уют и спокойствие. За

прошлую неделю этот день, наверное, был самым лучшим.

- Привет Диман! Как дела? – из угла выпрыгнул Костя. Он заметно поправился за время моего

отсутствия. На нем были леопардовые облегающие штаны. Смотрелись они довольно забавно и

контрастно.

- Привет, да вроде жив. Что это на тебе?

- Это штаны мои новые. Джинсы порвал.

- Порвал?

- Очко разорвалось. Я пару дней в них походил, а потом мне директор сказал, чтобы я без новых

джинс не возвращался.

- Подожди. Ты два дня ходил с порванным очком? Дырка небольшая была?

- Ну жопа была видна наполовину, поэтому директор и сказал купить новые. – кошмар, бедные

дети, которые видели полнолуние Кости, надеюсь у них не будет психических отклонений после

этого.

- А почему такие штаны? Он же тебе сказал джинсы купить – вообще у нас была форма, это поло с

логотипом магазина, джинсы и белые кроссовки и директор довольно строго на это смотрел, ибо

его ебали в офисе за такого рода косяки. Ведь офису ничего не стоило посмотреть в камеры

магазина и сделать выводы.

- Ну, они мне понравились. Да и потом Александр Андреевич одолжил не так много денег мне.

- Собрание! – послышался голос директора из первого зала.

- Ясно с тобой все, ладно. Пошли.

Собрание прошло, и все продавцы заняли свои рабочие места. В принципе ничего интересного

директор нам не сказал, отчитал Костю за его штаны и познакомил нас с новой девчонкой

,

которая пришла работать. Стажировать ее отправили к Володи, он то точно научит продавать.

Ближе к обеду должны были подойти Женя и Андрей, а пока я полностью увлекся продажами.

Близился обед и я, немного уставший, побрел в столовую перекусить. Женя застала меня

врасплох. Так как кухня была рядом с раздевалкой, я слышал, как она пришла. У меня зазвенел

телефон. Она отправила мне сообщение «Ты где?», а после услышав его, вбежала на кухню.

[66]


- Ты почему не пишешь мне? – ее низкий голос. Теперь он бесил меня еще больше. Почему

обязательно нужно начинать какое-либо дерьмо, когда я ем?

- По той же причине, что и ты не пишешь мне.

- Где ты был неделю?

- Болел.

- И что? Совсем не выходил на улицу? Мог бы мне позвонить хоть раз.

- Не видел смысла.

- Ясно. Ну в принципе мне все равно. Я хотела с тобой поговорить как раз. Нам нужно расстаться. Я

поняла, что ты не тот человек, который нужен мне. – она села напротив меня. Она говорила все

эти слова довольно спокойно, будто это обычный разговор людей. Не знаю, что было хуже, вся та

неделя, которую я провел черт знает как или эта сцена, где она, спокойная, как удав сидит и

говорит мне о том, что нашим отношениям конец. Не знаю, как я бы отреагировал на этот же

монолог, не узнав все заранее. Скорее всего, при таком раскладе меня ожидал бы больший удар.

- Ну, – я отпил немного чая, – решение твое, спорить с ним глупо.

- Ага, – на ее лице было видно удивление, она не думала, что я так спокойно отреагирую. – Ты

просто невыносим!

- Да? С чего же вдруг?

- У тебя нет цели. Ты нигде не учишься, хотя мог! Ты просто живешь и все. И меня это бесит.

- Скорее всего, тебя бесит то, что мне плевать на твои мечты и цели. Я не считаю это каким-либо

достижением, понимаешь? Вот как раз из-за этого ты бесишься. Первый раз в жизни ты перешла

черты своего окружения и попала к другому человеку, который не готов держать язык за зубами и

во всем поддакивать. В этом твоя проблема.

- Большего бреда я никогда не слышала. Ты вообще понимаешь, о чем ты говоришь? Какое к черту

общество? Да мне в сто раз лучше с другим, нежели с тобой.

- О да, дайка угадаю, у этого пиздюка есть цель?

- Да! И я считаю это правильным!

- Воля твоя.

- То-то же. Предлагаю просто статься друзьями, потому, как друг, ты бесишь меня намного

меньше.

- Знаешь, что? – она внимательно уставилась на меня. По моему состоянию, я готов был послать

эту пизду на хуй, но было бы глупо и не слишком вежливо, поэтому я передумал, – хорошо, давай.

- Вот и отлично. Теперь мы друзья.

Она вышла из столовой, закрыв дверь. Андрей задерживался, а я остался наедине с самим с

собой. Опять. Черт, как мне не нравятся такие моменты. На душе, даже после такого периода

времени, было паршиво. Я задумался о бутылочке виски, но после, вспомнив тот всемирный

потоп, одернул себя и продолжил обедать в одиночестве.

В очередной раз, я проводил вечер вместе с Ирой. Не то, чтобы она нравилась мне или я был от

нее без ума, нет, вовсе нет. Меня привлекала ее независимость в своих словах, она легко

[67]


говорила на разные темы и могла поддержать любую беседу. Если бы захотела, она могла легко

стать писателем, при чем неплохим. Но независимость влекла за собой одиночество и поэтому,

когда я заходил к ней в гости, она была рада до безумства. Ее глаза наполнялись жизнью и мне

это чертовски нравилось.

Я вернулся в строй. Как прежде, я начал работать и не зная на что, откладывать деньги. Со мной

находился мой приятель Андрей и мы неплохо зарабатывали. Женя так же нашла себе подругу в

лице той новенькой девчонки, которая пришла в магазин. Они постоянно тёрлись около входа и

смеялись. Женя разговаривала довольно тихо, но заметив меня рядом начинала орать чуть ли не

на весь магазин о том, как прошлой ночью ее оттрахал ее новый ебырь. Я не общался с ней,

вообще. Ее это довольно сильно выводило из себя иначе как объяснить ее оперные выходки

передо мной. Даже после нашего разрыва она хотела сделать мне больно, будто знала за какие

верёвочки дергать. Она была довольно злой, чтобы оставить это в прошлом. Тем временем мне

было плевать на нее. Я полностью ушел в работу, а иногда, по вечерам уходил в Иру.

Ира видела, как я изо всех сил пытаюсь выкинуть прошлое дерьмо и начать жить настоящим. Мне

нравилось, как она делала мне массаж. Она знала свое дело, при чем довольно хорошо. Не зря

эта девчонка училась в медицинском.

- Ты какой-то напряженный сегодня. Что-то случилось, – спросила меня Ира

- Нет, просто это все работа. Хочется расслабиться. Выпить немного под правильную музыку, а

после целый день спать.

- А как же я?

- В каком смысле?

- Моя пизда тебя не расслабляет? – она была довольно открытой в общении и не боялась резких

высказываний.

- О нет, что ты, твоя пизда вне конкуренции.

- Да ты меня успокоил, парень. Не хочешь, что ни будь посмотреть?

- Нет, я, пожалуй, пойду домой. Мне как-то не по себе. Нужно выспаться.

- Ну хорошо – ее глаза вновь потускнели, она была расстроена. - Кстати, я тут ненадолго уеду на

выходных. Так что не скучай.

- Уедешь? Куда?

- У нас съезд медиков по нашей специальности. Будем представлять проекты и привлекать

инвесторов. Лучше не вникать в эту скучную чепуху…

- Да вы деловой человек, я смотрю. Хорошей поездки.

- Ты позвонишь мне?

- Позвоню.

Как бы она не тянулась ко мне и не липла, я понимал, что не смогу быть с ней. Мне было

чертовски здорово с ней и по сей день я вспоминаю эти отношения. Но они были довольно

идеальны, чтобы иметь право на существование. Либо это мой сгнивший мозг, либо разрушенная

иллюзиями душа, нашептывала мне о неправильности действий. Было довольно тяжело это

сделать, но я переступил через себя. После этого разговора мы больше не виделись с ней.

Странно, но никто из нас даже не пытался дозвониться или найти друг друга. Скорее всего она

[68]


поняла, что я всего лишь очередной засранец, который вскоре бы погубил ее. Вероятно, в этом

был смысл.

И вот вновь я остался один. Со своими мыслями, терзаниями, иллюзиями. Я не хотел уходить

снова в запой, но от бутылки виски я не отказался. Это походило на дешевый спектакль, где я, в

главный роли шута с мешком дерьма бегал от одной пизды к другой, а они по очереди отвергали

меня. Кто следующий? В пизду. Вернее, на хуй. Нужно повременить с этим, ибо мое моральное

состояние и печенка не выдержат еще одной волны любовных терзаний. Мне пришлось

повременить с этим и взять некий перерыв. Как сделать так, чтобы ты меньше думал об этом?

Конечно. Работать.

С каждым днем работы я ненавидел Женю все больше. Вскоре я начал ловить себя на мысли о

том, почему я начал вообще с ней какие-либо отношения. Она казалось мне противной, страшной

сукой, которая помешена на своих правилах с довольно дрянной формой общения. Мне хотелось

подойти и дать ей по роже, представляю, что было бы, если это произошло. О да, я плохой и не

защищаю себя в этом. В тот момент я благополучно смешался с дерьмом, что было даже сложно

отличить где я, а где оно. Но я держался, как мог, поэтому все ее изречения, высказывания в мой

адрес или адрес своей половой жизни я пропускал мимо ушей, запирался в себе и шел работать,

будто ничего и не было. На меня находило чувство одиночества. Иногда, после работы меня

выручал Андрей и пару бутылок пива. Уж не знаю, что помогло больше, но со временем я начал

забывать о прошлом, возвращался в настоящее, начал больше проводить время вне работы,

гулять, смотреть кино и просто вновь научился отдыхать. Все пошло в гору и пиком этого послужил

разговор с директором.

Это было утро рабочего дня. Я вышел из раздевалки, и Александр Андреевич перехватил меня в

отделе стиральных машин.

- Пойдем в мой кабинет. Есть разговор, – черт, подумал я. Что-то случилось.

Мы зашли в кабинет. Он присел за стол.

- Так – он что-то нервно искал в столе, после, достал бумагу, – вот, держи. Это анкета.

- На что? – поинтересовался я, подумав уже о том, что меня хотят уволить. Но все оказалось по-

другому.

- Анкета на заместителя. Нужно ее заполнить и тебя поставят в очередь. Как освободиться

местечко, оно сразу твое. Конечно не обещаю, что ты будешь руководить в этом магазине, но все

же, постараюсь отправить куда-нибудь поближе. Ну как?

- Да – я онемел от новости, я правда был рад, чертовски рад. После всего того, что было, это некое

маленькое просветление. Лучик моей надежды, – Спасибо.

- Ну теперь главное набраться немного терпения и подождать назначения, заполни и принеси мне

ее обратно.

- Хорошо. Еще раз спасибо.

- Да я-то что. Ты хороший продавец, думаю, заместителем ты будешь не хуже.

Я вышел из кабинета, вновь сияющий от счастья ублюдок, который по какому-то поразительному

стечению обстоятельств вскоре сможет стать заместителем директора. Это было довольно

неплохой пост. Бумажная работа. Раскладывай бумажки, следи за продавцами и получай в два

раза больше. Я был в приподнятом настроении и стал чаще улыбаться. Кажется, все

действительно стало налаживаться.

[69]


Глава 3

Время полностью излечило мое внутреннее состояние и поэтому пил я только для того, чтобы

расслабиться от работы, а не забыть очередную пизду. Прошло где-то пару месяцев. Я как обычно

работал. Работал я много, наплевав на остальные свои дела и ценности жизни, дабы принести

немного денег в дом. В коллективе происходило то же самое, что и всегда. Женя вела постоянно

разговоры про то, как трахается со своими парнями. Новенькая, вернее та, с которой Женя

подружилась, Яна поддерживала ее беседы, выслушивая все это каждый раз. Мы с Андреем

работали, карлик со своим дружком строили против нас планы, Костя тупил, а Володя бухал и

разлагался. Картина маслом, ничего необычного. За это время я сдружился с нашим

заместителем. Из-за этого он стал отпускать меня пораньше, когда мне было это нужно, я шел и

просто высыпался от работы, порой уставая, как негр. Иногда мы вместе могли опрокинуть по

стопке виски, а по вечерам, после шести часов, когда в магазине было мало народу мы играли в

хоккей на приставке.

В очередной раз мы сидели в непонятном заведении, куда девушки приезжают на маршрутках из

своих коммуналок, а уезжают в шикарные дома на больших машинах. Здесь отдыхали довольно

богатые люди, и мы точно не вписывались по композиции. Мы немного выпили и его развезло на

разговоры.

- Ну что, Дима, скоро на повышение пойдешь? – я кивнул в ответ. - Поздравляю! Еще выпьем?

- Давай, только следи за количеством спиртного, чтобы потом сюрпризов не было. Второй раз я не

думаю, что меня отмажут в отделении.

- Нам еще вискаря, мадам! – он явно перебрал

- Ты бы так не налегал на все это. Тебе же завтра открывать магазин.

- Ничего, Саше напишу, он откроет.

- Не думаю, что директор будет рад тащиться из своего города утром в свой выходной.

- Да все в порядке, не волнуйся. Я-то за него открываю магазин, когда он в стельку.

- Не думал, что он пьет.

- Да хорош тебе. Все пьет. Это как дрочка, понимаешь? Никто не говорит, что он дрочит, но он же

дрочит и при чем постоянно. Так же и винишко. Никто не будет орать о том, что он сегодня выпьет

чутка. А вообще, Санек довольно скрытный парень. Хоть ему и двадцать пять, но для такого

возраста он много чего добился.

- Например?

- Ну он директор блять, чего еще нужно? Тачка есть у него. Баба, ну хуй знает, что там с бабой. То

есть, то нет, да и не самое главное это. Бабки есть, квартира есть.

- Ну директор директором, а ответственность. Ты про это не думаешь?

- Да какая там нахуй ответственность. Просто делай то, что говорят и отсылай отчеты вовремя.

Считай сейф и своди кассу в нуль. Все. Диман, вот когда станешь замом поймешь. Ты кстати мог

давным-давно стать замом.

- Что? Когда это? – хоть я был немного в стельку, но я понимал, о чем речь и был довольно

удивлен.

[70]


- Да, там предлагали Сане в другой магазин перейти директором, меня сделать директором в

нашем, а тебя замом. Но он отказался. Это было пару раз, не так давно. Расстроился чтоле?

- Немного. Ну это все-таки его решение, поэтому все нормально.

- Правда есть и выход из этой ситуации.

- Какой выход?

- Ну есть у меня пару друзей, которые могут устроить это. Понимаешь, о чем?

- Сделать тебя директором, а меня замом?

- Именно.

- Как? Подвинуть с места Сашу?

- Ну можно и так сказать и поэтому если ты «за», то я все устрою. Без проблем.

- А тебе зачем это нужно?

- Понимаешь я женат, у меня на шее кредит, а денег мне не хватает на все это. А директором я

буду получать довольно круглую сумму. Ну и ты, считай, как я будешь получать.

- Нужно подумать на днях, это правда, странно все. Не знаю даже. К черту.

- К черту? Да ты что парень? Это же неплохие бабки за просто так.

- Нужно подумать на трезвую голову, поэтому давай отложим эту хуйню на потом, а сейчас

выпьем, – моего приятеля понесло явно не в ту сторону и мне пришлось заговорить этого

ублюдка, чтобы хоть как-то переключиться на другую тему.

Я не помню, как провел ночь, но проснулся я не у себя. Эта была довольно грязная и обшарпанная

квартирка. Рядом со мной валялась полуголая баба, а около моей левой руки находилась бутылка

виски. Я встал. В глазах потемнело. Где я, черт возьми? Что это за место? Кто эта баба? Как я попал

сюда? Пьянство дне доводит тебя до добра. Я расхаживал по квартире совсем голый. Наконец-

таки я нашел свои вещи. Нужно было сматываться отсюда и как можно быстрее. Я оделся, отпил

из бутылки немного и выбежал оттуда как ошпаренный. Входная дверь была не заперта.

Как оказалось, находился я на другом конце города. Наверное, познакомившись с этой телкой, я в

пьяном угаре побрел за ней и там же, улегся спать. Мне пришлось заезжать домой, чтобы

переодеться и только после отправиться на работу.

Мы сидели на собрании. Магазин приезжал открывать директор.

- Итак, давайте сыграем в игру. Что можно поместить в трехлитровую бутылку. Все слова должны

начинаться на букву «К» - Александр Андреевич сегодня был в ударе.

- Ты где был вчера? – спросил меня Андрей.

- Потом расскажу.

- Давайте начнем. Дмитрий, давай.

- Крыса, – сказал я, – ее можно поместить.

- Правильно. Дальше, Андрей.

- Картошка.

[71]


- Верно. Костя?

- Мешок! – тут все продавцы заржали. Костя как всегда исполнял, демонстрируя перед всеми свои

умственные способности.

- По-твоему слово «Мешок» начинается на буквы «К»?

- Нет, – Костя понял, что сморозил хуйню и опустил голову вниз.

- Хорошо. Тогда, объясни мне одну вещь, как твой мозг мог выдать именно это слово, которое

начинается на букву «М»? – директора явно вывели, он ходил из стороны в сторону с улыбкой

маньяка.

- Ну просто он сказал про картошку, вот мне и захотелось. Мешок картошки.

После этих слов все упали со смеху. Утро началось довольно бодро, если откинуть события

случившиеся раннее. Жуткого похмелья у меня не было, да и глоток виски немного подбодрил

меня и мою нервную систему. Я был готов хорошенько поработать. В тот день работали

практически все, за исключением Володи. Он находился на дне рождении и в это время был уже,

скорее всего, накачан бражкой высокого качества. Что Женя, что мой приятель Андрей по

выходным дням работали с утра. Яна постоянно сидела с бывшей лесбиянкой и что-то ей

рассказывала.

Яна была вообще довольно тихой. Скромной вряд ли можно было ее назвать, так как порой, она

выдавала такие словечки, вроде тех, которые постоянно проскальзывают у постояльцев

круглосуточного бара около дороги. Что нравилось мне в ней, так это фигура и глаза. Красивые

очертания лица, белые длинные волосы. Коварная внешность, которая в будущем могла стать

разочарованием для какого ни будь паренька. Она была сплошной противоположностью Жене. В

ней хранилась некая женственность, чего не было у второй. Единственный минус, который был у

Яны это обручальное кольцо на пальце правой руки. Это все меняло и поэтому я даже не

засматривался на нее.

По началу мы общались с ней не так много. Но каждый из наших разговоров мне почему-то был

интересен. С ней было легко, да и после всех пережитых мной баб, попалась наконец-таки более

уравновешенная, поэтому я не мог упустить шанс (в плане общения). Кто-то из журналистов

сравнил педофилию и отношения с замужней. «Если вы готовы влезть в святая святых бабы,

которая находится замужем, то вы легко можете и изнасиловать ребенка свои прибором. Ведь это

одно и то же». Не знаю с чего у этого мудака были такие мысли, либо ему изменила жена, либо он

уже родился с такими отклонениями, но лично я не видел здесь ничего плохого. Но все равно, я

держал дистанцию и даже не думал подкатывать к Яне, тем более ее муж находился в другом

городе, где-то далеко – по работе. Она была зависима и это довольно хорошо объясняло ее

поведение. Муж был явно ревнив и потому заставлял отзваниваться ее на работе по пять раз, а

когда она выходила с работы домой, весь путь она должна была разговаривать с ним, чтобы тот

понял, есть ли кто у нее или нет. Как часы показывали девять часов, она должна была стоять около

входной двери и звонить своему любимому. Иногда Яна опаздывала на пару минут, тогда ее

обычное выражение лица менялось и в глазах появлялся страх. Я не лез в эту хуйню, потому что

был слишком заморочен своей работой, да и проблем у меня было не меньше. Да и вообще, не

видел смысла что-то делать с этим. Да, частенько я видел, как она плачет в раздевалки после

очередного звонка, а я, будто не замечаю этого, смотрел в другую сторону и уходил оттуда.

Она была довольно молодой для такого шага. Видимо любовь поборола всяческие пороги и

правила. Работала она так себе. Ее больше волновали отношения и поэтому в большинстве

случаев забивала на работу. Ее муж не приезжал домой, так как находился, по ее словам,

[72]


довольно далеко и вернуться обратно, на совсем, он мог только через полгода. Все это время, Яна

страдала. Страдала не только от суки-любви, но и от пиздюлей своего избранника. Все знали про

это, все видели, но никто, ничего не говорил ей, никто не помогал успокоиться. Это вошло в

традиции и через некоторое время это воспринимали уже, как обыденность: на заходит в

раздевалку, Яну поливают дерьмом, Яна истерит и плачет, после Яна ревет и через некоторое

время успокаивается. Только после этого «обряда» она могла вернуться к работе. Вопрос «Нахуй

так жить» возникал в моей голове спонтанно. Вот под таким планом проходил ее рабочий день.

Но вернёмся к собранию. Все мы немного развеселились от Кости, поэтому были готовы неплохо

поработать. Александр Андреевич жил в другом городе и по времени поездка в один конец

занимала порядка часа, поэтому в то утро он был довольно злой. Его выходной должен был

проходить немного по-другому, нежели смотреть на кучку обезьян, которые ничего не понимают.

- Так, я сейчас уеду – сказал после собрания директор – Зам приедет скоро. Так что не беситесь, а

лучше продайте что-то дорогое вместе с услугами.

В это время в дверь магазина кто-то постучал. Времени было еще мало, поэтому входная дверь

была заперта.

- Кто там, Костя? Зам? – спросил Александр Андреевич, так как сам не видел из-за угла стены.

- Нет, это люди в форме.

- В какой форме? – директор встал со своего места

- Мусора!

- Чего ты орешь так. Тише, – Александр подошел к двери, достал колючи и провернул замок.

У входа стояли двое полицейских. На фоне нашего тощего директора они казались Геркулесами.

- Вы что-то хотели?

- Александр Андреевич?

- Да.

- Ваша машина стоит на парковке внизу, с номерами пятьсот девяносто девять?

- Моя, с ней что-то не так? – спросил испуганно Александр Андреевич

- Старший лейтенант Оголько. У меня есть ордер на обыск вашего автомобиля. Пройдемте с нами,

откроете. Мы осмотрим ее. Лех, зови понятых пока.

- В чем в принципе дело то? Какой, к черту обыск?

- Обычный, давай. Вышел, открыл машину. Быстро! – старший лейтенант довольно сильно начал

орать на директора.

- Вы знаете кто я вообще такой? У меня есть связи в полиции. Один звонок и все. Хотите?

- Слушай, лупоглазый. Мне поебать, что там у тебя есть. У меня ордер, тебе это ясно? Вышел блять

на улицу и открыл машину.

- Да пошел ты на хуй! – эти слова Саша явно сказал зря. Оголько накинулся на него и повалил на

пол. Наш директор пытался увернуться, но все попытки были неудачными. Полисмен скрутил

бедолагу, прописал несколько раз по виску, чтобы тот прекратил дерганье и одел наручники. –

Произвол! Отпусти, сука!

[73]


В этот момент мы стояли и смотрели на это. Никто ничего не говорил. Никто ничего не хотел

предпринять. Мы были, словно зрители в цирке.

Александра Андреевича вывели на улицу.

- Давай открывай Лех.

- Где ключи то? – второй полисмен был явно тупее и немного не вникал в ситуацию.

- В кармане у него посмотри.

- Нашел! Понятые – он обратился к кучке людей, которая стояла возле машины – смотрите! – он

открыл заднюю дверь машины и начал искать. После некоторого времени полисмен достал пакет

с белым порошком.

- Записывай давай его, оформляем и уезжаем нахуй.

- Господа понятые, обратите внимание на порошок белого цвета в пакете, а теперь распишитесь

все вот здесь, где галочка. – Полицейский быстро сунул каждому понятому листок, они поставили

свою подпись – Готово!

- Ну что, директор мля. Поедем. Оформляться будем! Кокаин то употребляем, а?

Александр Андреевич до последнего брыкался ногами и орал «Произвол!», до того момента, как

Оголько не засунул его в служебную машину, напоследок стукнув его лбом об крышу автомобиля.

Толкнул его вперед и закрыл за ним дверь.

- Все, уезжаем! Давай за руль – они уселись в машину и уехали. Все продавцы выбежали на улицу,

разинув рты.

Люди, которые подписывали бумажку тут же разбежались. Тем временем мы подошли к машине

директора, чтобы осмотреть ее.

- Чего там они нашли то? – спросила Женя

- Кокаин. Ты не видела разве?

- Ну мало ли, они подложили ему что-нибудь. Ладно – Женя развернулась и направилась к

магазину – Здесь делать нечего, пойдемте – Яна пошла следом за ней – а вы? Не идете?

- Тебе надо, ты и иди, – ответил довольно жестко ей Андрей. – Что теперь будет то, Диман?

- Не знаю. Если его взяли с поличным, наверное, все-таки посадят. Мне кажется он перешел

дорогу кому то, вот и взяли попугать на время.

- Значит он вернется? – подключился к разговору гном. Он прекрасно понимал, что, если в этом

магазине будет другой директор, его сразу же уволят, так как с Александром Андреевичем он

дружил вне работы и тот закрывал глаза на его косяки.

- Я-то откуда знаю? Сейчас зам приедет и скажет все.

- Ладно. Нечего здесь стоять. Пойдем в магазин, а то еще привяжутся, – предложил Кирилл

- Да, пойдемте.

После некоторого времени подъехал заместитель. Немного шатаясь из стороны в сторону, он

поднялся в магазин и только увидав его, мы ринулись к нему, чтобы поведать о случившемся.

- Ты не представляешь, что сейчас было, – начал Андрей

[74]


- Я знаю все. Директор мне звонил. Сказал, что все нормально. Так что, не переживайте, а идите

работать, – похмелье диктовало свои правила, и наш зам был довольно агрессивным от этого. Он

сел у себя в кабинете и не выходил до вечера оттуда. Скорее всего он спал.

Рабочий день подходил к концу. Заместитель выполз наконец-то из своего кабинета и пошел

считать кассу. Мы переоделись и ждали, пока нам дадут команду об отчаливании. Яна стояла как

всегда на нервах, ее телефон разрывался от звонков. Я стоял рядом с ней и не мог больше этого

вынести. После вчерашней ночи, у меня не до конца прошла голова и поэтому каждый звук я

переносил довольно болезненно.

- Ответь, чего ты? – сказал я ей

- Не могу. Мы еще в магазине.

- Тебе обязательно нужно быть на улице в это время?

- Да. Просто если он не услышит фон, он подумает, что я у кого-то дома и начнет орать. Он же не

понимает, что меня могут задержать на работе, – бедная девчонка, как она могла это терпеть.

Мне всегда хотелось задать этот вопрос ей в лоб, но так и не решался. Либо это мой ярко

выраженный похуизм, либо мой мозг действительно что-то понимал и не давал мне лезть в чужие

отношения.

- Господи, ну открой окно и ответь. Высунь свою голову на улицу и говори.

- Это уже обман получается. А я не хочу врать.

- Странная ты. Все врут. Особенно в отношениях.

- То есть не бывает отношений без лжи. Ты к этому клонишь?

- Да. Правда из твоих уст это звучит не очень, поэтому лучше не слушай меня.

- Но это же твое мнение.

- Да и что? Не обязательно ведь его всем навязывать.

- Я все равно не понимаю, почему без лжи нельзя обойтись?

- Да блять, – она вывела меня своими вопросами, – потому что нельзя. Все равно со временем у

кого-то из вас двоих появляются секреты, тайны. Зачем вообще нужна правда? Когда можно жить

спокойнее во лжи.

- Так, выходим ребят! – из своего стола вышел наконец-таки зам и отправил всех домой.

- Пока – сказала мне Яна и схватив быстрее свой телефон ответила на звонок – Я иду, иду! –

пиздец, что за хуйня творится с этим обществом. Этой девчонке не так много лет, чтобы даже

думать о замужестве. Мне было жалко ее, но с этим я не мог ничего поделать.

- Диман, подвезти тебя? – спросил зам.

- Да, давай. Андрюх ты с нами?

- Нет, мне нужно зайти тут к подруге, недалеко. Поэтому без меня.

- Ну хорошо, тогда до завтра.

Мы вышли на улицу. Все попрощались друг с другом и на этом рабочий день можно было считать

оконченным. Женю, как обычно встречал ее новый парень с гитарой на плече. Андрей побрел в

сторону дома подруги, а я, еле переживший этот гребанный день, сел в машину вместе с замом.

[75]


- Ну что, когда будешь проставлять, Диман?

- Ты, о чем?

- О твоем повышении. Директора то переводят.

- Переводят? Куда?

- В другой магазин, чтобы не доставали его ребята в форме. Сегодня мне из офиса он звонил.

- Да ладно? И когда это будет?

- Ему дали две недели, чтобы обучить второго зама.

- Но зачем второго?

- А просто в том магазине работают одни мудаки, а он хочет приехать со своим замом. Поэтому

ему и дали время.

- И кого он заберет?

- Хотел тебя. Но я поговорил с ним, и он взял Кирилла.

- А как же Андрей?

- Андрей учиться, понимаешь? Он сейчас работает по полдня только. А замом ему никто не даст

так делать. Смекаешь?

- То есть ты будешь директором, а я замом твоим?

- Здорово, правда?

- Да, вот только сейчас многие уйдут, узнав про эти новости. Те, кто рьяно отстаивал свою точку

зрения.

- Я думал уже над этим. Нам Саша поможет, отправит несколько продавцов из своего магазина.

Так что для волнений повода нет. Поэтому готовься, заместитель.

Мы доехали до моего дома. Наконец-таки я буду ночевать у себя. Я вышел из машины.

- Только Дим, у меня отпуск через месяц. Поэтому тебе придется быстро войти в ритм, чтобы смог

на неделю один остаться. Я покажу тебе все.

- Хорошо.

- Работаешь завтра?

- Нет, отдыхаю. Выходной.

- Ну тогда увидимся может. Я позвоню.

Я хлопнул дверь машины, и он поехал домой. Настроение у меня было замечательным, и никто

его не мог уже испортить. Какие на хуй страдания по бабам, какие на хуй недельные запои. Я

понял, что занимался хуйней. Скоро у меня начнется новая жизнь и я был чертовски рад этому.

Наконец-таки я больше не увижу противную Женю. Не вспомню про гнома или его дружка

Кирилла. Потому все они уйдут. Женя из-за своей раздутой самооценки, гном из-за

беспомощности, а Кирилл уедет в другой магазин работать так же замом. Все складывалось очень

даже хорошо.

[76]


На улице стояла хорошая теплая погода. Нужно было отметить это событие, и я пошел в магазин

за бутылкой.

Глава 4

Через пару недель я получил эту должность. Отработав год, я перешел на другую ступеньку.

Теперь мне не нужно было ходить по залу и втирать какое-то дерьмо. Я мог спокойно сидеть в

кресле руководителя и наблюдать за этим процессом и только время от времени говорить

продавцам, что делать и что лучше продать. В общем работенка не пыльная, да и платили

намного больше, чем было в продавцах. Все равно, это был некий скачок вперед и теперь, я

просто не мог упустить свой шанс.

За эти две недели, все случилось так, как и думал. Все узнали о том, что скоро поменяется

руководство. Женя вместе с гномом написали заявления по собственному желанию и ушли прочь

из магазина. Все шло довольно неплохо, теперь меня не будут окружать ненавистные лица. НО от

кого я действительно не ожидал, так это от Володи. Володя человек простой, но слишком болтлив

и постоянно терся с кладовщицей ради новых сплетен. Так как Володи какое-то время доверяли

закрывать магазин, он думал, что пост заместителя его. Естественно, когда эта вонючка узнала про

назначения меня, он стал вонять еще больше.

Володя бился в истерике. Постоянно орал на меня и больше того, он орал на директора.

Александр Андреевич говорил ему, что еще ничего не известно, дабы успокоить этого мудака.

Володя начал подпитывать надежды о том, что его возьмут с собой в другой магазин. Но и тут

была ошибочка. На его глазах готовили Кирилла.

И вот настал наконец-таки тот знаменательный день. Я как обычно, проснулся утром в своей

кровати и после завтрака пошел на работу. Возле магазина меня уже ждал директор.

- Дим, у тебя есть ключи? Мне нужно подняться в магазин. – сказал Александр Андреевич.

- Да конечно. А вы забыли свои?

- Нет, я их уже отдал. Мне нужно приказ забрать и все.

- То есть как все?

- В прямом. Теперь ты заместитель, а ***** директор.

- Я думал чуть позже это произойдет.

- Хочешь сказать, что ты не рад?

- Отнюдь. Конечно, очень даже. Год шел к этому.

- Ты молодец, честно. Не подведи меня, ведь я предложил твою кандидатуру.

- Спасибо. Я сделаю все возможное.

- Вот и здорово. Сейчас на собрании объявлю вас и уеду.

Мы зашли в магазин. Александр снял его с сигнализации, и мы отправились в кабинет.

- Ну ты все знаешь, что где лежит. Главное складывай все деньги в сейф, в кассе не оставляй

ничего. Единственное правильно. Хорошо?

- Конечно.

- Тогда пойдем на собрание. Приказ уде пришел.

[77]


МЫ вышли в первый зал. Солнечные лучи заполнили весь магазин. Таким ярким магазин я еще не

видел. Все говорило о том, что теперь все будет по-другому. Продавцы уже собрались, я присел

рядом с Яной. Оставалось совсем немного до начала новой жизни.

- В общем, ребят. Теперь я не ваш директор. Меня переводят в другой магазин. Вместо меня

директором будет ваш бывший заместитель. А замом становится Дмитрий. Теперь он не просто

Дима. Теперь это Дмитрий Александрович. Ни Диман, ни Димасик. Надеюсь у вас будет хорошо.

Ну а теперь, мне пора ехать. Спасибо всем, кто работал со мной, вы все молодцы – он взял приказ

со стола и направился к двери - Всем пока.

В середину вышел новый директор магазина. К нему подошел я.

- Ну ребят, надеюсь у нас не будут недопонимании. Да, Володь?

- Не знаю – Володя был побит, а это, был последний гвоздь в крышку гроба. До самого последнего

момента он был уверен, что станет заместителем.

- Ну ладно, – улыбнулся директор, – разберемся, – он потер руки, – у нас план в этом месяце

довольно большой. Продавцов мало, с нашей стороны мы попытаемся быстро найти подмогу, а с

вашей стороны мы надеемся на качественную работу. Идет? Костя?

- Да, конечно!

- Если справишься на отлично и выполнишь все услуги, я подгоню тебе мешок картошки – все

заулыбались.

- Откуда вы то узнали?! – Костя возмутился. – Я пошутил тогда, ну сказал не подумав.

- В следующий раз, значит будешь думать, да?

- Разумеется.

- Надеюсь. Ну а теперь за работу ребята!

Хотел бы я запомнить тот чертов день, когда все было так просто. Я ощущал легкость и счастье.

Моя душа наконец-таки обрела покой среди того пиздеца, что творился со мной в прошлом. Все

позабылось, как страшный сон, к которому уж теперь я не вернусь, никогда. Знал бы я, на сколько

ошибочно было мое мнение. Все эти лица, в тот день. Они были яркими, без каких-либо проблем.

На против меня сидел мой друг Андрей, слева от него через стул сидела еще незнакомая для меня

Яна. Справа от меня стоял наш новый директор. Хотел бы я запомнить то мгновенье.

Все разошлись работать.

- Ну что, поздравляю, приятель. Теперь будешь меня пораньше отпускать. – сказал Андрей.

- Да, поздравляю тебя, – добавил Костя.

- Спасибо. Да, пока радоваться нечему. Нужно продавцов искать, потому что Кирилл сейчас уедет,

да и Володя я думаю рано или поздно покинет нас.

- О да, Володя теперь в обидах весь сидит. Что-то там с кладовщицей все обсуждает.

- Да пошел этот Володя. Мы сами будем работать и больше зарабатывать. – сказал Костя

- Ну пока придется так и делать. К сожалению.

- Дмитрий Александрович, – откуда-то издали был слышен женский голос. Это была Яна. –

Поздравляю вас, – она сказала эту фразу и тут же удалилась. Я даже не успел поблагодарить ее.

[78]


- Чего это было то? – спросил Андрей.

- А что такого? Ну поздравила меня девчонка.

- Да ты слышал, как она эта сказала. Чувак. Она точно не ровно дышит к тебе. Посмотри, как она

смотрит постоянно на тебя. Я это еще заметил, когда ты в продавцах был.

- Я знаю все твои эти словечки. Не нужно. Уже один раз последовал совету. Да даже если это и так, то она замужем.

- Да ты его видел вообще? Слизняк, который только и может играть на нервах у девок. Ладно,

дело твое. В общем, предлагаю сегодня отметить это дело.

- Кстати, поддерживаю. Директор сегодня не до конца. Поэтому можем взять пару бутылок и

закрыться здесь.

- Отлично! И Яну нужно позвать.

- Мне кажется она не останется. У нее же контроль и все такое.

- Да ладно тебе, хуйня-война, – сказал Андрей, – сделаем, а ты пока подумай, что будем пить.

Ладно все, я работать, а то директор уже смотрит на нас.

Так мы проработали до конца рабочего дня. Я изучал все тонкости своей новой профессии, а

другие работали в поте лица, продавая различную технику. С самого того дня, как я начал

встречаться с бабой, у меня не было чуйки. Чуйки на то, что кто-то мне симпатизирует. Да и

вообще, каждый раз, если кто-то со мной начинал разговор из женского пола, я всегда старался

находить какую-то зацепку. Я был слаб на это и поэтому очень легко поддавался пизде.

В данной ситуации с замужней, даже слепой мудила мог понять, что Яна оказывала знаки

внимания. По началу я не велся на них, а переводил все в обычный диалог или просто уходил.

Поддаваться на провокации кого-то глупо, а вот идти на поводу у пизденки, при чем зная о том,

что она принадлежит уже кому-то – довольно интересно и увлекательно.

В тот вечер мы сидели не долго. Выпили пару бутылок пива. Яна тоже осталась. Но вначале, она

вышла на улицу и сымитировала поход до своего дома. После всех этих трюков, мы могли

расслабиться и выпить.

Закончив небольшой банкет, все отправились по домам. Я открыл входную дверь продавцам, а

сам вышел через черный вход. Внизу меня ждал Андрей и Яна.

- Андрюх ты куда сейчас? – спросил я.

- Домой. Поедем на такси. Ты ведь со мной?

- Конечно, а ты Ян?

- Я тоже домой. Мне нужно еще фотоотчёт сделать мужу.

- Фото что блять?

- Ну сделать фотки до полуночи, что я дома нахожусь.

- Понятно, тебя может проводить?

- Я думаю это плохая идея, – фыркнула она.

- Для кого?

[79]


- Для моей пьяной головы. Поэтому я пойду одна.

- Ну дело твое. Тогда хоть отпишись, что дошла. Идет? Это же не преступление, верно?

- Ну да. Хорошо. Я напишу.

- Вот и договорились – по виду Андрея было видно, что он чертовски замерз – Ладно, мы поехали.

Спасибо, что составила компанию.

- И вам спасибо. Я немного развеялась. До завтра.

Такси подъехало вовремя. Подвыпившие, мы сели в машину.

- Теперь ты понял, о чем я говорил тебе сегодня?

- Ты, о чем?

- О Яне, балда.

- Ну да, девчонка видимо скучает по своему мужику. Вот и липнет ко мне.

- Да не, тут ситуация намного сложнее.

- Думаешь?

- Знаю, потому что вижу, как она плачет почти каждый день. Ты думаешь ей нравится это?

- Ну может она из тех, кому не живется спокойно – ответил я.

- Хуйня. По ней видно, что она нормальная и такие больные отношения - это просто мука.

Издержки привязанности, знаешь ли.

- Мне кажется не стоит лезть в эту хуйню. Я еле забыл предыдущих, а ты предлагаешь мне сразу

замужнюю. Что-то попроще есть?

- Да пошел ты. Не хочешь ты, захочу я. Тебе же она не нравится, я так понял?

- Да в том то и дело, что чертовски нравится.

- Ну значит разонравится.

- Иди ты на хуй. Мы делим замужнюю бабу. Пиздец. – таксист на нас смотрел немного

удивленными глазами.

- Да все это хуйня. Девке показалось, что это тот самый. А он малость оказался ебанутым на всю

голову тираном.

- Я понял к чему ты клонишь.

- Слава Богу. Но учти, если ты пойдешь все же на этот шаг, то ты берешь довольно большую

ответственность за нее. Ведь ты уводишь, грубо говоря из семьи эту девчонку. Поэтому, если ты

преследуешь цели только потрахаться с ней, то лучше не идти на это. Потому будет хуже.

- Да я все понимаю, Мастер Йода. Остановите около этого подъезда. – мы доехали до моего дома.

Андрей остался в машине. Он приоткрыл окно и высунул голову.

- Эй, Диман – крикнул он.

- Чего тебе? – я подошел чуть ближе.

- Да пребудет с тобою сила … - он убрал голову и закрыл окно.

[80]


В этот вечер я ночевал дома. Через некоторое время, мне пришло сообщение от Яны: «Я дома.

Черт, за последнее время, наверное, единственный хороший день. Спасибо, что позвали. До

завтра!». Я лег на кровать, перечитывая это сообщение раз за разом, после выключил свет и лег

спать. Так прошел мой первый день работы заместителя.

На следующий день лил стеной дождь. Я как обычно закрыл магазин и спустился вниз с заднего

выхода. На крыльце, перед дверью стояла Яна. Андрей в тот день взял выходной и мне

работалось довольно скучно без него.

- А ты чего еще не дома то?

- Да я пока разговаривала по телефону, дождь усилился. Поэтому пришлось вызвать такси. Вот уже

жду довольно долго.

- Это все из-за погоды. Я знаю нормальную контору. Мне придется тоже потратиться на такси, так

как зонтика у меня нет.

- Вызови. Мои, наверное, не приедут уже. Сейчас им перезвоню, отменю заявку.

Пока она звонила и отменяла заявку в своем такси, я вызвал нам новое. Так как мы стояли около

заднего входа в магазин, нам нужно было пройти за угол, где находилась стоянка и ждала нас

машина. Я не слишком торопился с этим.

- Ты позвонил?

- Да, сказали скоро будут.

- Это хорошо. Ты извини меня за вчера, что отказала проводить меня.

- Да ладно. Я все понимаю.

- Понимаешь? Что понимаешь?

- Что ты не можешь ходить с другими парнями, так как у тебя есть кольцо.

- Да, поэтому и не могу. Я не хочу никого обманывать и кому-то давать пустых надежд. Но иногда

мне кажется, что знаю тебя лучше остальных. Будто мы знакомы с самого рождения.

- Ну это вряд ли.

- И вчера, мне было спокойно. Такое редко бывает.

- Ну можем как ни будь это повторить. Только наедине.

- Не знаю даже. Это глупо.

- Глупо убегать постоянно от чего-то, бояться. Может тебе конечно это все нравится…

- Нет, мне все это не нравится – она резко перебила меня – с чего вдруг?

- Ну и я о том же. А для того, чтобы просто вместе устроить прогулку нет ничего криминального.

Согласись, ведь?

- Может ты прав. Тебе кто-то звонит, – это было такси.

- Выходите, вас машина ждет – Черт, на самом интересном месте.

- Еще подождать? – наиграно спросил я – Ну хорошо, только поторопитесь – я положил трубку, -

Сказали через десять минут будут.

[81]


- Блин, меня убьют!

- Да успокойся, не все так страшно.

- Ты не представляешь просто, что со мной сделают. Я не хочу опять это выслушивать. Лучше бы я

пошла пешком – она огляделась по сторонам – Я, наверное, пойду.

- Дождь ведь. Да и машина сейчас приедет.

- Мне правда нужно идти – она посмотрела на свой телефон – Пока – Яна шагнула вперед и

побежала в сторону своего дома. Мне снова звонили из такси.

- Вы идете? Мы ждать вас не собираемся по полчаса! У нас есть и другие заказы.

- Правда?

- Правда! А вы отнимаете у нас время.

- Что ж, тогда идите на хуй.

Я положил трубку. Было видно, как из-за угла отъезжает моя машина с таксистом. Дождь казался

настолько сильным, что окутал белой пеленой все вокруг. Трудно было разглядеть дорогу. Я был

подавлен и расстроен. Подождав еще несколько минут, я пошел на автобусную остановку.

Через пару дней у нашего грузчика, к нашему удивлению, состоялась свадьба. И в честь этого он

принес три бутылки неплохого вина и положил их в холодильник. Все время, в течении дня у меня

сохло горло. Поэтому, дождавшись вечера я проник на кухню и опустошил одну бутылочку

красного. В одно рыло. По началу было вообще не заметно, что я выпил столько вина. Но после, я

стал красным расхаживать по магазину, напевая различного рода песни. Покупатели на меня

сильно обращали внимание. А мне было все равно. Так, на протяжении недели я и работал.

Работа, дом. Дом, работа. Зайдя в квартиру, я быстро вырубался, дабы быстрее наступил новый

день. В своих снах, я видел Яну и только ее. Мысли о ней по тихонько стали занимать большее

место в моей голове. Наяву Яна даже не писала мне.

Наступил день, перед отъездом директора в отпуск. Как обычно он давал разные напутствия мне,

рассказывая, как нужно и как не нужно делать. Яна вновь занималась хуйней и практически весь

тот рабочий день провела в раздевалке. Она плакала и билась в истерике. Мы с директором

зашли к ней.

- Что случилось? – спросил он

- Извините – Яна поднялась со стула, из глаз, не переставая, шли слезы – Я сейчас успокоюсь.

- Послушай, Ян, я конечно все понимаю – у тебя семья. Но оставляй всю эту хуйню смазливую

дома. Ты как пришла работать сюда, так полдня проводишь в раздевалке. Либо ты

пересматриваешь свой график по плачу, либо нам придется с тобой попрощаться.

- Я не буду больше. Простите.

- Ладно – директор посмотрел на меня – и да, Дим. Выпускай продавцов только через

центральную дверь. Вроде все. Ну если возникнут проблемы – звони.

Мы вышли из раздевалки и отправились в наш кабинет. Директор достал свою куртку.

- Ты уже уезжаешь?

- Ну да, что здесь делать то? Ты не справишься, хочешь сказать? – я развел руками - Ну вот и все.

Деньги посчитай только. И да, я там из кассы десятку взял.

[82]


- Десять тысяч? Зачем?

- На отпуск, ты видел сколько мне вообще заплатили. Я пока поставил эту сумму на хозяйственные

нужды, а после приеду, получу зарплату и вложу.

- Ну ладно. А нами не влетит за это?

- За что? По отчетам у нас все ровно. Остальное они не смотрят. Давай в общем. Если что – пиши, звони – Мы пожали друг другу руки – Ах да, кстати. Сейчас вечером, придет девушка устраиваться

на работу. Оформишь ее?

- Уж девушку то я оформлю – мы оба засмеялись.

- Ладно. Не скучай тут. – директор взял свои вещи и ушел. На всю неделю магазин остался в моем

распоряжении. Я не был взволнован, ибо понимал, что мне не придется слишком потеть здесь.

Работа была довольно простой.

Я вышел из кабинета и отправился на кухню, чтобы пригубить немного винца. Открыв бутылку, я

сделал пару глотков. Я настолько увлекся этим занятием, что не заметил, как пришла Яна.

-Что ты делаешь? – спросила она.

- Пью, не видишь?

- Вижу.

- Ты разговариваешь со мной даже? Ух ты. Чем я так это заслужил – мне явно дало от вина.

- Извини за тот день. Когда я ушла.

- Ты всегда извиняешься?

- Наверное.

- Выкинь это из своих привычек. Люди не настолько слепы, чтобы не разглядеть в тебе слабость.

Понимаешь? А когда они это почувствуют, то все. Назад дороги уже не будет. Тебя будут

использовать, как девчонку в порнофильме.

- Я стараюсь не показывать все это перед вами. Но не получается. Меня сильно обижают.

- Пожалуйста. Хватит. Дай мне расслабиться немного.

- Хорошо – она подошла ко мне.

- Что такое?

- Дай мне тоже. – я протянул ей бутылку, и она отхлебнула вина из горлышка.

- Лучше стало?

- Спокойнее, – она отхлебнула еще немного и передала бутылку мне. – Я слышала, что сейчас

новенькая придёт?

- Ну да. Подмога вам.

- Да ты так целый гарем вокруг себя соберешь. Смотри, это довольно опасно. У нас в одно и тоже

время месячные будут.

- Небольшая поправка: придет подмога, а не та, которая будет ублажать меня. Да и гарем мне не

нужен вовсе.

[83]


- А кто же тебе нужен? – в эту минуту на кухню ворвался Костя.

- Дим, там девочка пришла на работу. Подойдёшь. Вы че тут пьете?

- Да так. Иди работай. Сейчас приду.

- Так кто тебе нужен, Дима? – она смотрела на меня своими глазами, а я просто тонул в них.

- Не важно. Мне нужно идти – работать. – я выбежал из кухни. Черт. Что со мной происходит.

Опять это чувство. Нет, Дима, так нельзя. Снова грустить по пизде не входило в мои планы.

Весь вечер я провел в своем кресле около кассира. Я никуда не выходил. Я ни с кем не

разговаривал. Мне было тошно от самого себя. Не знаю, что я такого сделал, но чувство

усиливалось с каждым дыханием.

- Дмитрий Александрович, пора закрывать магазин – сказала кассирша. – С вами все в порядке?

- Да, вполне. Вы посчитали кассу?

- Да, все уже готово. Сто семьдесят тысяч рублей. Вот. – она положила бумажку с цифрами передо

мной.

- Киньте в кассу. Я потом уберу.

- Хорошо. Я могу идти? Девять уже.

- Да, да идите. До завтра.

Я начал делать отчеты. Все ушли, кроме Яны. Она стояла и ждала меня.

- Ты почему не уходишь? Тебя же заругают.

- Я больше не хочу этого. Мне надоело. Решила сделать себе отпуск.

- А, как директор.

- Что-то вроде того, – она подошла к кассе.

- Присаживайся рядом. Покажу, какие отчеты делаю.

Она зашла в кассовую зону и села справа от меня. Облегающее синее платье прекрасно

подчеркивало ее большие глаза. Рядом, на стол она положила свою сумочку. Яна наклонилась

чуть ближе ко мне, а после некоторого раздумья схватила меня за колено. Я опешил.

- И как это назвать? – спросил я

- Как угодно. Считай… Ты победил.

- Ты пьяна, – я отвел ее руку от себя, – а это значит уже не победа. Скорее всего – использование

тебя.

- Да? И каким же образом?

- Сейчас ты сделаешь это, а завтра, после того как проснешься от похмелья, поймешь, что

совершила самую отвратительную ошибку в своей жизни. Нужно ли это тебе?

- Почему бы и нет? Ты разве не хочешь этого?

- Хочу – она резко взяла меня за голову и поцеловала. Мы делали это на протяжении пяти минут и

это было прекрасно. Я вновь почувствовал себя. Будто кто-то открыл мне глаза.

[84]


- Ты скоро? Мне бы пора идти уже – сказала она.

- Да, я уже – Подумав о том, что директор все равно уехал в отпуск и магазин открывать буду я,

значит и отчеты можно оставить на завтра. Я бросил всю статистику, отключил компьютер и пошел

за Яной к черному входу. Там мы вновь поцеловались.

- Черт! Я забыла сумку.

- Стой здесь, я сейчас.

Пришлось вернуться за ней к кассе. Осмотрев все вновь, я понял, что в принципе все в норме и

можно отчаливать. Входная дверь была закрыта и это самое главное. Я поставил магазин на

сигнализацию, и мы с Яной спустились вниз – на улицу. Было уже темно и прохладно.

- Тебя проводить? – спросил я

- Не стоит. Дойду сама. Мало ли, кто позвонит. Я недавно назвала его Димой. Черт. Мне так

влетело, – она вытащила из сумочки пачку сигарет. Закрепила сигарету между бледных губ и

закурила.

- Так зачем же ты продолжаешь все это?

- Мне так легче. Да я люблю его, но прежде всего это беззаботность. Я ничего не решаю, ни о чем

не думаю, а просто выполняю то, что говорят.

- И тебе это приносит удовольствие?

- Может быть, а что тут плохого?

- Не спорю, человек сам венец своей жизни, но черт возьми, кому понравится, что им помыкают?

Это походит на какое-то рабство.

- Мне так проще живется.

- И что? У тебя нет на будущее никаких личных целей? Что скажут, то и будешь делать?

- Все мы живем, как можем, пойми.

- Дело твое. Но, по-моему, это неправильно.

- Ты, – она докурила сигарету и потушила ее об стену, лучше бы она потушила так свою голову – не

понимаешь этого. Может оно и к лучшему. – она посмотрела на время – Мне пора, правда. До

завтра – она подошла ко мне и вновь поцеловала. После некоторого времени ее силуэт скрылся

между домов. Я взял машину и поехал домой. Но на этом день не заканчивался.

Мне позвонила Ира. Та самая с которой пару месяцев назад я расстался, так и не написав ничего

ей. Она сказала, что нужно встретиться и это «блядски срочно». «Буду ждать в кафе у твоего дома

за углом». Что было ей нужно. Потянуло на старенькое или наоборот, хотела брызнуть мне в лицо

яду за то, что оказался таким мудилой. Кто знает. Я сменил курс такси и через пару минут был уже

около этого заведения. Запах около него стоял довольно отвратительный. Я открыл входную

дверь и зашел внутрь. Ира сидела около окна и сразу заметила меня, помахав рукой.

- Ну привет, Дима – в ее голосе явно проскальзывала злоба.

- Ира, – я кивнул в ответ и присел за столик. - Что же тебе стукнуло в голову позвонить мне?

- Вот ты скотина. Я уехала всего на пару дней тогда и все? Мог бы хоть написать, что ни будь? Тебе

я вообще была не интересна?

[85]


- Не знаю. Тот период моей жизни был довольно странным. Я много пил, страдал по бабским

объятиям… Хотя, сейчас мало что изменилось. А тебе что самой, было трудно позвонить или

отправить сообщение?

- Просто я поняла, какой ты мудак вот и все.

- Я понял. Спасибо. Но сеанс по оскорблениям у меня по четвергам. Может перейдем к делу?

Зачем ты меня сюда позвала?

- Да чтобы посмотреть на идиота.

- Ясно – я начал тихонько вставать.

- Ладно стой. Стой! – она взяла меня за руку, – сядь.

- Что случилось?

- Не знаю. Я скучаю чертовски по тебе.

- Ну найди другого и не будешь скучать. В чем проблема то?

- Проблема в нас. Я не хочу искать другого. Хочу тебя и точка.

- Послушай, у меня сейчас другая жизнь и поэтому вернуть прошлое с тобой, кажется мне не очень

хорошей затеей. Все что было, то было. У меня навсегда останутся хорошие воспоминания о тебе

и твоей пизде.

- Как похвально с твоей стороны. Мудила!

- Чего ты бесишься то, а? Ты позвала меня сюда, чтобы все это высказать? Могла бы позвонить.

- Нет, дурень. Я пришла сказать тебе, что я беременна. И беременна от тебя, папочка. Это я тоже

должна была сказать по телефону?

Мой сфинктер самопроизвольно сжался. Я потерял дар речи и через несколько мгновений

перестал чувствовать пальцы ног и рук. Мое сердце стало биться в три раза чаще и на секунду,

мне казалось, что оно вылетит. Черт возьми, кажется я влип.

- Что? Этого не может быть, – защитная реакция начала делать свое дело.

- Да, конечно же. Ой, а я забыла, мы же не предохранялись. Козел!

- Так ладно, и что делать?

- Как что делать? Растить ребенка. Вдвоем мы справимся с этим.

- Погоди, погоди, нам не так много лет, чтобы дать этому малышу правильное воспитание. Ты

вообще думаешь, о чем говоришь?

- А ты что предлагаешь умник? Аборт? Слишком поздно. Я на третьем месяце.

- И когда ты об этом узнала?

- Пару месяцев назад.

- Так ты могла, дура, сделать аборт, что же не сделала?

- Зачем? Я не хочу после остаться бездетной. Я слышала, это довольно опасно. Да и потом, я

знала, что ты тоже будешь рад этой новости. Ведь так?

- То есть ты сделала это специально, чтобы я остался с тобой? Прости, ты ебанутая?

[86]


- Может быть, но я же сделала это.

- Ты точно вышла из ума. Почему Ира? На кой черт столько проблем из-за, как ты выражаешься,

идиота?

- Чтобы ты понял, насколько был мудаком. Вот и все.

- Дура! Ребенка рожать тебе, а не мне. Ты ведь совершеннолетняя. Да и потом, откуда мне знать,

что это мой ребенок.

- Урод! Как ты смеешь вообще говорить такое. Это твой ребенок!

- О да, спасибо, утешила. И вообще, нужно проверить это.

- Как? Как ты это сделаешь до родов?

И верно, слишком тяжело это сделать, когда ребенок находится в животе у этой суки. Я был в

смятении. Мне не было страшно или больно, нет, мне было тошно. Тошно от самого себя и всего

этого дерьма. Приступая к новой должности, я думал, что выкидываю из своей головы прошлое и

начинаю новую страницу жизни. Но нет. Прошлое преследовало меня и не хотела отпускать.

Может быть мне так и нужно. Женя в своих изречениях говорила правду – я бесцельный мудак,

который просто существует. Другие люди, в моем возрасте живут по-другому, радуются жизни,

гуляют, учатся. А я сижу в непонятном месте и заказываю виски, перед девушкой, которая

утверждает, что залетала от меня.

- Правда? – спросила меня Ира, – Ты хочешь сейчас выпить? В такой момент?

- А что мне делать еще? Клянчить у тебя аборт или кончить себя, перерезав сонную артерию?

- В чем-то ты прав, лучшей пей.

Смаковать выпивку в тот момент я не мог, поэтому разом опрокинул стопку. Дрянное чувство не

покидало, и я продолжал глотать одно солодовый продукт. Как и глотал все, что говорит мне Ира.

Долбанный феминизм. Где-то в интернете я читал статью от одной пизды, которая боролась за

права других пезд. В своем изречении она описывала систему абортов. Говорила о том, что только

бабы должны решать это и выступала «за» них. И что самое смешное, последнее предложение,

которое она написала, некий итог и девиз: «Матка есть только у нас! У мужиков матки нет! Значит

и решать, только нам! За женщин! За свободу!». К этому я бы еще приписал «За матку!» и

выпустил бы в небо кучу воздушных шаров в форме матки. Увы, настолько наше общество

деградирует в плане общественного порядка и мышления. Мы стараемся самовыражаться, но не в

области искусства, живописи, каких-либо благородных поступков, а в своем пиздеже. Мы

стараемся жить по законам других, чтобы не выливаться из серой массы. Мы много пиздим и

мало делаем. Наше поколение, это сплошные пиздаболы и лентяи с завышенной самооценкой и

примитивным развитием. Мы живем в мире сплошных передряг, проблем и ничего не хотим

делать с этим. Наше поколение безобразно откидывает все ценности и мораль, оставаясь с тем

дерьмом, который живет внутри нас. Одним словом, мы обречены. В нас нет искры, которая

делает нас живыми. И те сообщества, которые слепо борются за свободу, которой нет, обычные

дети потерянных родителей с дурным воспитанием.

Лично я считаю феминизм собачьим дерьмом и серьезно к этой группировке никак не отношусь.

По сути, кучка зажравшихся баб, решили устроить равноправие, но не поступками, заметьте, а

опять же – пиздежем. Они выходят с плакатами, рисуют различные иллюстрации, говорят о том,

что у них есть пизда и что хотят нормального отношения – равного к себе. Они, по сути, хотят

откинуть некие нормы морали из общества и вклеить свои. По типу тех, что девушка тоже имеет

права голоса. Она может решать и трудные ситуации не должны проходить мимо нее. Но когда, та

[87]


же самая девушка, которая «сильная, упорная», а самое главное равноправная в своих поступках, начинает ныть, когда приходится отстаивать свое мнение или отвечать за свои действия.

Равноправия, по сути, быть не может. Мужской пол устроен немного по-другому и да, черт

возьми, мы отличаемся от баб многим, включая характер, ценности и правила. У нас вообще все

по-другому. А выкрикивать подбадривающие лозунги о своих половых причиндалах могут все. Не

спорю. Есть сильные женщины, которые ебашут и ебашут довольно много, чтобы вечером прийти

и накормить своих детей. Да, может быть вы про них совсем не знаете, а все почему? Потому что

они не пиздят, а делают. Конечно, нашему поколению это не свойственно и с каждым годом

человечество катиться все ниже в пропасть. Остается только одно, бежать и спасаться.

Я был уже довольно пьян, чтобы вести серьезные разговоры. Мне нужно было отоспаться и

подумать. Может быть, каким-то вселенским чудом, проснувшись я окажусь в другой реальности,

где всего этого нет. Я был повержен и не в самой лучшей форме.

- Слушай, это конечно все интересно и этот разговор можно продолжать до отказа моей печени,

но, – я встал со стула, – мне нужно отоспаться и подумать на счет всего этого. Понимаешь?

- Понимаю. Но ты пьян и идти домой ты явно не сможешь.

- И что мы предлагаем?

Я перестал слышать чьи-либо голоса. Все стало блеклым и мутным. Я находился в невесомости.

Все стало темнеть. Последнее, что помнил я, это удар о пол. Я был в отключке.

Проснулся я в квартире у Иры. Вновь головная боль и беспамятство окружили меня. Ира лежала

около меня. Промелькнула мысль: «Что, опять?», после некоторого времени я понял, что в

принципе хуже уже не будет. Я быстро нашел свои вещи. Мне нужно было на работу и довольно

срочно, ибо я опаздывал.

Приехал я на такси и как не странно вовремя. Стоял обычный солнечный день, солнце довольно

сильно припекало мою голову, после такой бомбежки. Я открыл дверь черного входа и поднялся

на второй этаж вместе с Костей.

- Смотрю ты вчера неплохо погулял, Диман?

- Что-то типа этого – мне было трудно говорить и смотреть на свет. Чертово похмелье – Сильно

заметно?

- Глаза слишком красные.

- Вот черт. Благо сегодня выходной день и офис не работает.

Я включил свет в магазине, а потом направился в свой кабинет. После некоторого времени я был

готов выйти в зал. Нужно было открыть входную дверь остальным продавцам. Пройдя мимо

стендов со стиральными машинами, я перешел в первый зал.

- Доброе утро, Дмитрий Александрович! – сказала новенькая, которая приходила вчера. Она уже

зашла в магазин и стояла около кассы.

- Доброе. А как ты зашла сюда?

- Дверь. Она была открыта.

- А кто ее открыл? – мои извилины начали работать чуть быстрее.

- Не знаю, я пришла, она уже была в таком положении.

[88]


Я подошел к двери. Так как она была пластиковой, все вмятины довольно хорошо

просматривались. Она скосилась, скорее всего из-за того, что ее резко дернули. Я стал проверять

замок. Спилен. Вот блять пиздец. Я быстрее ринулся в свой кабинет просматривать камеры.

Отмотав назад парочку, я понял, что камеры не записывали ночь. После, на мониторе я заметил,

что касса открыта. Голова стала болеть еще сильнее. Я из последних сил вышел из кабинета и

побежал в первый зал. Продавцы смотрели на меня удивленными глазами.

- Костя, проверь весь товар, на месте ли он. Пусть тебе помогут.

- Хорошо, Дим. А что случилось?

- Пока не знаю.

Касса была опустошена. Внизу валялась вчерашняя бумажка от Елены с цифрой в сто семьдесят. Я

присел в свое кресло. Через несколько минут я понял, что мне пиздец. Я влип. Снова.

Глава 5

В течении часа в магазине собрался весь центральный офис. Приехала служба безопасности, все

директора и прочая королевская рать. Вызвали даже нашего директора, который уже был готов к

отпуску. Но нет. Меня ждал полный пиздец, потому что это была моя ошибка. Я нарушил правила

и теперь мне оставалось только ждать, пока эти мудаки поймут в чем суть дела. Яна в тот день ко

мне не подходила, да и я был слишком занят своими проблема и думой о том, как помочь своей

заднице. Кассирша Елена охала, пока сидела и подсчитывала убытки. Наконец приехал начальник

службы безопасности, некая личность, похожая на тех, что были в американских фильмах про

войну. Его очки и вся остальная стилистика одежды как никак подходила под это, не хватало

сигары и фразочек по типу «Сосунки!». Он прошел в кабинет и начал просматривать камеры. Мы с

директором стояли рядом, видимо пизды от него я получу чуть позже.

- Камеры ночью не писали? – спросил начальник охраны

- Нет. После того, как я выключил свет, на камере это видно, они перестали работать и включились

сразу на следующий день.

- Точнее на сегодня?

- Да, именно.

- Никаких проблем до этого не было? Конфликтов с покупателями?

- Да вроде нет. У нас мало таких ситуаций.

- Ага блять, знаю я ваши ситуацию. В одном магазине, мужика обозвали гандоном, так он взял,

достал пистолет и начал палить куда не попадя. Пиздец, одним словом. Люди блять, уже не люди.

Животные какие-то – он начал прокручивать запись с камеры и наткнулся на тот момент, где я

сижу вместе с Яной за кассой вечером – Так, а это что? Че за девка?

- Продавец.

- Я это понял блять. Че эта манда делает за кассой? За коленки лапал ее что ли?

- Нет, вы что. Просто показывал.

- Ага. Показывал. – он досмотрел до того момента, как мы поцеловались – Вот и пошло дело.

Закадрил. Молодец. А потом мы блять говорим, хуле у нас деньги пиздят. Вот! В чем вина то.

- В бабах? – спросил я

[89]


- Так, тебя как звать то?

- Дима.

- Так вот, Дима – он снял свои черные очки и посмотрел на меня, будто был готов сожрать прямо

там – бабы — это вторичное обстоятельство. Да, без них никак, я понимаю тебя, но блять, ты

можешь разделить работу и баб. Я не понимаю, что вообще с вами происходит. Все помешаны на

одном и том же. У вас хоть другие интересы есть? Где эта девка сейчас?

- Здесь, в зале – работает.

- Ночевал с ней?

- Нет к сожалению.

- А что так?

- Она замужем. А ночевал с другой.

- Пиздец. Вот о чем я и говорю. Такие молодые, а уже ходят налево. Ты че – он посмотрел на

директора – Что вообще думаешь об этом? Или своего мнения у тебя не прибавилось с прошлого

раза, а?

- Да что думать, дверь вся раскурочена. Явный признак того, что нас обчистили.

- Обчистили блять. Здорово обчистили. На сто семьдесят тысяч обчистили. А все почему? Потому,

что твой зам вместо того, чтобы деньги из кассы убрать в сейф, свои ручонки в пизденку запускал.

- Я это понимаю. Но к сожалению, вчерашний день не вернешь.

- Ладно, хуй с вами. Нужно вот эту поеботику на экспертизу отправить. Пусть почистят все. И пусть

наконец сделают эти ебучие камеры.

Начальник охраны встал со стула и вышел из кабинета. После него вошел директор региона.

Обычный мужчина лет сорока, который носил всегда короткие стрижки. На вид он был совсем

простым, но на деле было не все так просто, завышенная самооценка, желание руководить всеми,

это был настоящий деспот в режиме, которому было плевать на человеческие ценности и чувства.

Он был всегда злым и агрессивным. В любой ситуации давал задания или отчитывал. Другим я его

за все это время не видел. Когда я был в продавцах, мы тоже боялись его, потому он частенько

любил доебываться до пыли или трахал нас вопросами про месячный план и услуги. Заставлял

продавать ему до посинения какую-либо хуйню. По деньгам он имел больше нас всех взятых, при

этом имел самую легкую работу. Наверное, поэтому и так сильно выебывался на всех.

- Так, ну что у вас тут? – спросил он у нас с директором.

- Ограбили нас, – сказал я

- Так, ладно. Мне начальник охраны все передал в принципе и суть дела мне ясна. Вы оба

ебанаты. Но это оставим. Так, я сейчас звоню генеральному директору и говорю, что все

нормально и деньги лежат в кассе. Сегодня к вечеру, они должны быть. Вам ясно? А ты, Дмитрий,

оштрафован на одну зарплату.

- Замечательно. Всегда мечтал поработать бесплатно.

- Есть возражения?

- Возражений нет.

[90]


- Вот и отлично. Мудаки блять.

Все разъехались. Дело близилось к обеду. Я наконец-таки стал приходить в себя от всей это

суматошной хуйни. Я сидел один на складе и думал где мне раздобыть денег. Единственный

вариант был мой приятель Андрей, на него была вся надежда. Я позвонил ему и объяснил

ситуацию, рассказал все как было.

- Ну ты и еблан, – сказал Андрей, - У тебя вообще нет налички?

- Нет, половину от суммы я собрал уже, мне нужна теперь вторая половина.

- Ладно, привезу тебе. А когда отдашь?

- Понятия не имею. Меня оштрафовали на одну зарплату еще.

- Ладно. Я поговорю с людьми. Что ни будь придумаю. Вечером заеду в магазин.

- Ты здесь один? – на склад зашла Яна.

- Да. Скрываюсь от всего пиздеца, что происходит снаружи.

- Деньги уже нашел?

- Вроде как да.

- А директор где?

- Уехал. Он отдал свою половину денег и отпросился у начальства в отпуск, так как не хотел

сдавать билеты обратно в аэропорт.

- Не хочешь сегодня выпить?

- О да, этого мне только не хватало. Не знаю даже, конечно можно было бы успокоиться. А есть

предложения?

- Ну, например, у меня дома. Сегодня никого не будет. Я позову подругу. Она приехала из Питера

на каникулы.

- Идет. До вечера время есть, поэтому я подумаю над твоим предложением.

- Хорошо, – она пошла обратно в зал и не дойдя до выхода, снова обернулась, – Знаешь, я буду

рада, что ты придёшь сегодня. Правда, – она скрылась меж обшарпанных витрин, оставив меня

одного со своими мыслями.

Рабочий день наконец близился к концу. Ко мне заехал мой приятель и отдал деньги, которые

были так необходимы. Можно было думать, что с этим дерьмом покончено, деньги лежали в

кассе, директор в отпуске, все довольно.

Яна сказала идти за ней следом до дома, но не разговаривать, пока она звонит своему мужу. Всю

дорогу я шел за ней как послушный пес и слушал ее диалог с ненаглядным. Все слова и фразы

сводились к тому, что муж обвинял ее, что она дура, что глаза его больше ее не видели, что она

последняя шлюха и прочее. Она положила трубку.

- С чего он так завелся? Ты что-то натворила? – спросил я ее.

- Да, вчера заснула раньше, чем он и не отвечала на сообщения.

- Да ты опасная преступница, судя по всем деяниям. Мне страшно находится в твоей компании.

[91]


Она посмотрела на меня сияющим глазами и поцеловала. Оставшуюся дорогу до дома мы дошли

довольно весело и бодро, придумывая всевозможные вариации развития событий, если бы Костя

стал директором магазина. Не знаю, что так резко нахлынуло на нее, когда она перешагнула

барьер этого брака. Либо это одиночество, либо усталость от прожитых дней и издевательств, а

может и все вместе.

Мы поднялись к ней. Квартира была небольшой, здесь, она жила вместе со своей матерью,

которая работала сутками почти каждый день.

- Сейчас придет моя подруга, Маша. Можешь пока присесть на кухне, – я добрался до нее и уселся

в центре. – Что ни будь будешь?

- А что есть?

- Вода, молоко, шампанское, виски – вот черт, зря она это сказала. У меня было довольно

паршивое ощущение на душе и мне нужно было это запить.

- Пожалуй виски. От молока меня выворачивает… – сказал я.

Она поставила передо мной бутылку и три стакана. Я разлил виски на всех, после, поднял свой

стакан и выпил его. Вечер обещал быть интересным.

После четвертого раза мой мозг отказывался уже работать. Передо мной сидела подруга Яны –

Мария. Пришла она не так давно, но по ее пьяной улыбке можно было понять, что Машке в голову

здорово дало.

- А вы, я так полагаю – начала говорить ее подруга растянутыми словам – друзья? Ну я имею ввиду

оба, вы.

- Да, мы друзья, – сказала Яна.

- Это правда Дмитрий?

- Чистой воды, – мне хотелось ляпнуть что-то умное и остроумное, ну знаете, чтобы все ахнули, но

потом я вспомнил, что четыре рюмки виски просто не смогут позволить мне это сделать и я решил

ответить односложно.

- Как романтично, – сказала Маша.

- Прекрати нести чушь, – одернула ее Яна, ситуация накалялась, и я не мог оставаться просто так в

тени.

- А давайте еще выпьем, – я разлил остаток виски по стаканам, – за вас! –и тут же выпил залпом.

После некоторого времени все утихло и Маша перестала доставать нас вопросами.

- Дима, – начала снова она, – мне Яна сегодня сказала, что ваш магазин ограбили, это правда?

- К сожалению, но правда.

- Какой ужас, и как это произошло?

- Дело все в том, что у нас дверь из … - в этот момент зазвонил Янин телефон.

- Блять, – сказала она, – это муж.

- Обычный вызов? – спросила Маша.

- Нет, видео. Ты на часы посмотри.

[92]


- Что за видео? Видео вызов? – поинтересовался я.

- Да, ей сейчас придётся всю квартиру показывать по камере.

- Зачем?

- Он так ее проверяет.

- Так, быстро все в ванную. Туда я не пойду. И обувь. Обувь захватите!

Я взял свои туфли, и мы вместе с Машей, довольно пьяные, пошли в ванную. Я сел около

раковины, она стояла с бутылкой виски. Маша оглянулась.

- Ты не хочешь выпить?

- Глупый вопрос, Мария.

- Только у меня стаканов нет – я подошел и взял бутылку. Отпил из горла и передал ей.

- Вот так можно. Не пробовала? – она вылупила на меня свои удивленные глаза - Значит тебе

чертовски повезло – она отпила чуть из бутылки и начала морщиться.

- Какая же дрянь. Но расслабляет неплохо, – она посмотрела вновь на меня, – ты ведь не просто

друг ее?

- Пока не знаю. Все довольно сложно.

- На сколько сложно, если не секрет?

- На столько, что я сейчас сижу в ванне ее квартиры, пью виски и прячусь от мужа в телефоне.

- Да перестань. Все это еще цветочки. Я была бы рада, если бы она ушла от этого мудака.

- Он тебе не нравится?

- Не нравится? Я ненавижу его. Такой гандон. Помню у меня был день рождения, и они пришли ко

мне в гости. Так, что сделал он. Этот мудила пожелал мне больше не стареть. Ты представляешь?

Ему не нравился мой цвет волос, и он об этом орал на всю квартиру.

- Довольно глупая причина ненавидеть человека, Маш.

- Ну конечно. Тебе не понять. Я эти волосы в тот день делала несколько часов. И тут такое выдать.

Да и вообще, – она отпила еще из бутылки, – он мерзкий тип, и я всеми ручками за то, чтобы этот

мудоеб ушел из ее жизни, – она оглянулась по сторонам.

- С тобой все в порядке? Может тебе присесть?

- Нет, не нужно. Знаешь, как она страдает от него?

- Ну видел пару раз. В раздевалке она порой закатывает истерики.

- Это еще что. Она вечером приходит домой, так это целый ритуал. Он как агент ФБР в отставке

ведет себя.

- В смысле?

- В прямом. Она приходит и делает фотоотчёт, что она пришла. После пару звонков, ровно в

полночь видеоотчет, как сейчас. Потом она фотографирует свою нижнюю часть и переписывается

до того момента, как тот не заснёт.

- Что прости? Какая нижняя часть?

[93]


- Она фотографирует свои, – Маша стала показывать пальцем на свою пизду, – ну причиндалы, ну

не знаю. В общем ты понял и высылает ему, каждый божий день.

- И что в этом такого?

- Как она говорит, это развлечение. Но фотографирует она это все с определенного ракурса, а если

сделано неправильно, то он пишет ей «Переделай». Смекаешь? Мои догадки в том, что он что-то

там высматривает.

- Что блять там можно высматривать то?

- Ну знаешь, надута ли она или нет, или… – я встал и подошел к ней.

- Так, отдай мне бутылку, – я отобрал у нее виски, – тебе на сегодня хватит, – в этот момент за

дверью проходила Яна и показывала через свой телефон квартиру, – она так все комнаты будет

обходить?

- Да, поэтому времени у нас вагон, чтобы раздавить эту бутылку.

- В чем-то ты права, – я хлебнул из бутылки и передал ее Маше.

Через некоторое время мы все же вышли из ванны. Дверь открыла нам вновь зарёванная Яна.

- Выходите. Или вы тут еще посидите?

- Нет. Как бы мне не нравилось это место, я лучше выберу кухню.

- Что опять случилось? – спросила Маша.

- А что-то случилось новое? Одна и та же песня. Дайте выпить. Где бутылка?

- Она уже не поможет тебе, потому мы и опустошили все.

- Черт. Ладно. У мамы была где-то водка.

- Так, я, наверное, пойду. Мне спать нужно, завтра много дел – сказала Маша – Ты идешь со мной, Дима?

- Я, пожалуй, останусь здесь, немного побуду с Яной, – зачем она меня хотела увести с собой,

осталось для меня загадкой.

Маша ушла. Яна так и не нашла водку. После недолгого времени все утихло, и мы легли с ней в

кровать. Ночь я провел у нее дома.

Глава 6

Целую вечность я не ночевал дома. Для меня родной дом сменился на абстрактные чужие

квартиры, где, как мне казалось, я мог найти свой душевный покой. После очередной попойки я

возвращался помятым на работу, либо высыпался, либо сначала выслушивал о том, что не

справляюсь с обязанностями, а потом уже спал. Меня невзлюбил директор регионов и

хорошенько точил каждый раз на меня зуб. Может это из-за грабежа, а может это была просто

личная неприязнь. Как человек, он был довольно сложным в общении, слишком агрессивным и

злым. После, кассирша сказала мне, что пару лет назад он очень сильно пил и не мог с собой

ничего поделать. Ему предложили закодироваться, и он, будучи человеком, который потерял

смысл жизни, пошел на это. Все было довольно печально, но это в прошлом. А сейчас он стал

таким, каким есть. «Мудак» - называли его продавцы и в принципе я был с ними согласен.

[94]


Ира звонила мне каждый день по несколько раз. Тема разговора была та же самая, помощь для

ребенка и прочие расходы, из-за ошибки прошлого. Диалоги наши всегда сводились к тому, что

она называла меня бесчувственным алкашом, а я ее сукой и на этом все заканчивалось. Но

каждый раз, когда она вновь звонила мне, делала вид, будто ничего не было.

Во время того, как директор все еще находился в отпуске, я вел себя на работе слишком свободно.

Постоянно уходил гулять из магазина, пил винцо и трахался с Яной на складе, пока остальные

были заняты продажами. Мне было все равно на тех, кто чего-либо там говорил. Я выживал, как

мог.

- Да ну нахуй. Ты ее трахнул! – Андрей довольно сильно удивился, когда я ему сказал про нас с

Яной, – ты же не хотел. Говорил о том, что это большая ответственность и прочее.

- Когда тебя манит к бабе, а она вовсе и не против, то какие здесь вообще могут быть споры.

Согласись, со мной.

- Наверное.

- А что у тебя там со своей?

- Ничего. Напился, разругались. Потом я прижал ее в подъезде. Ну а теперь она растрепала своим

подругам, что якобы, я ее изнасиловал. Представляешь?

- Как это, ты прижал ее?

- Ничего особенного, зажал просто.

- И что теперь она?

- Она обиделась, ее подруги считают меня извергом. Мандец.

- А ты не пробовал извиниться?

- Ясное дело – пытался. Она не хочет ничего слушать. Нужно что-то придумать эдакое. Я хочу

сегодня, после работы, встретить ее с цветами и сказать все. Поможешь с текстом?

Весь вечер мы просидели в магазине, составляя текст извинения для Андрея.

- Вот здесь смотри «Они, не ты». Что это вообще такое?

- Ну знаешь, сравнение между всеми твоими знакомыми и ею. Ты говоришь, что никто с ней не

сравним. Только нужно говорить с интонацией: «Они… Не ты!», вот так как-то.

- Тогда, вроде все готово. Тебе так не кажется? – сказал Андрей

- Ну ка прочти, – я откинулся на спинку кресла и приготовился слушать этот шедевр, который мы

составили вместе.

- «Дорогая Оля. Привет. Хочу сказать тебе очень важную вещь. Я люблю тебя. Этот мир до тебя

был серым и мрачным, но появившись в моей жизни, лучик света, я обрел смысл на

существование. Понимаешь, дорогая Оля, мы с тобой связаны. Связаны чувствами, связаны

заботой о друг друге. Пойми меня правильно, солнышко, я не хотел тебя насиловать. Но так

вышло и это неизбежно. Здесь ничего нет плохого, ты должна понимать, что я мужчина и имею

иногда право высказаться. Вчера, как раз и был тот момент. Только я высказывался не словами, а

действиями. Но это одно и тоже. Дорогая, ты несравнима с теми девушками, с которыми я

общаюсь. Они – не ты. Понимаешь, дура? В общем, зая, я люблю тебя.»

- Изумительно, но тебе не кажется, что слово «Дура», здесь не уместно?

[95]


- Да блин, а что тогда получается? Суку и мразь мы уже вычеркнули.

- Ладно. И так нормально.

- Да не нормально, а отлично. Мне нравится. Такое характерное выступление. Осталось теперь

купить цветы.

- А ты в чем пойдешь? В джинсах?

- Ну я думал над этим вопросом.

- Иди лучше в костюме.

- Ты, блять, видел погоду? Жарит то как!

- Ничего страшного, вечером будет прохладнее, да и вообще, ты извиниться хочешь или что?

Потерпишь.

Рабочий день подходил к концу. Андрей ушел покупать цветы, а я закрывал магазин. Мы

расстались с ним на остановке. Мне захотелось пройтись, да и погода это позволяла. Уйти

немного от реальности, подумать и просто побыть одному. Иногда это чертовски полезно.

- Точно не поедешь со мной? – спросил Андрей.

- Нет езжай, только от звонись мне потом. Расскажешь, как все прошло.

Дойдя до дома, я потерял все силы, которые копил столько времени. Алкоголь играл со мной

злую шутку и подрывал мой «юный» организм. На меня навеяли воспоминания, и я решил снова

выпить. Яна была в отъезде на один день. Она отправилась к мужу. Об этом я вообще не хотел

думать. По пути в местный бар, впереди меня я узнал знакомый силуэт. Это была Ира. Вот так

встреча. В самый нужный момент. Я уж было подумал, что сейчас мои мозги до конца выебут и

завтра в новостях будут заголовки «Он сбросился с моста, потому что, ему слишком много ебали

мозги». Но нет. Оказалось, Ира куда-то направлялась, не заметив меня. Дорога, по которой она

чуть не бежала вела туда же, куда и меня. Я последовал за ней. В этом баре у нее была встреча.

Через окно я видел, как она присаживается к кому-то парню и начинает вести с ним беседу. Кем

он был, я не знал, поэтому решил подождать, пока они выйдут на улицу. Мое внутреннее чутье,

говорило мне о том, что все не просто так и нужно время, чтобы в этом убедиться.

Через десять минут Ира вышла одна, а тот парень остался в баре. Он сидел один около стойки.

Подождав, пока эта пизда скроется из виду, я зашел в это заведение и присел к барной стойке. Он

был не сильно пьян, но уже мог выкидывать агрессивные фразочки бармену.

- Налей мне еще водки! Эй ты! – начал орать он.

- Сейчас, одну минуту.

- Вас блять не дождешься, уродов.

- Плохой день? - спросил я.

- Не очень. Все как-то безнадёжно и слишком мрачно, чтобы называться жизнью.

- Может накатим по чему-то более серьёзному?

- Неплохая мысль, приятель – сказал он – как говоришь тебя зовут?

- Саша, – он мог слышать мое имя, но вряд ли когда-либо видел меня. Поэтому, чтобы слишком не

пугать нашего гостя, я решил немного подправить информацию в своих документах.

[96]


- Меня тоже Саша зовут. Так что ты предлагаешь?

- Ты пил, когда ни будь абсент?

- Вроде нет.

- А Пикассо пил. Официант – абсент! Мне и моему приятелю. И чтобы как надо! Кубик сахара и

поджечь!

- А ты мне нравишься. Мы раньше нигде не встречались?

- Это вряд ли. Многие путают меня с парнем, который снимался в рекламе гос. Банка. Но к

сожалению, это не так.

- А я, кстати работаю в этом банке. Здесь не далеко.

- Ну надо же, как интересно, – Ира тоже работала там.

Мы накатили с ним по абсенту. Спустя некоторое время он был готовенький.

- Так что у тебя случилось, Саш? Зачем ты здесь? – спросил я его.

- Вот знаешь, люди живут себе и живут. Никого не трогают, вообще. Не замечают. И тут раз, и

возникают проблемы. Ниоткуда. На пустом месте. И жизнь сразу кажется таким дерьмом. И надо

же, все это из-за баб.

- Как я с тобой согласен, чертяга. У меня тоже данного рода проблемы. У тебя что? Поругались?

- Нет. Хуже. Залетела от меня.

- Да уж, ты попал.

- Тут даже не в этом дело. Денег у меня нет на содержание этого ребенка. А она дура, только

узнала это несколько недель назад. Ринулись делать аборт, а нам показали на дверь. На таком

сроке, мол – извините. Придётся рожать.

- Значит ты хочешь этого ребенка и проблема только в деньгах?

- Ну как бы да. Это довольно личное, понимаешь.

- Приятель, мы с тобой выпили абсента, куда еще то?

- А знаешь, ты прав. Почему я должен держать эту хуйню всегда в себе? В общем, нашла она тут

одного своего бывшего и хочет его поставить на бабки.

- Как это?

- Да очень просто. Он не знает, что в то время, когда она спала с ним, она спала и со мной. Она

работает просто тоже в банке. Ну и там так получилось, был корпоратив, все пьяные, доступные.

- И тот парень ничего не знает про это?

- Нет. Вот поэтому она и сказала, что это его ребенок, а он повелся. Теперь вот бегает ищет деньги, чтобы отвязаться от нее.

- Бедный парень. Тебе его не жалко?

- Да чего его жалеть то. Был бы похитрее, залез в ее телефон и все бы давно узнал. Хотя, возможно

она удаляет все сообщения. Но знаешь, черт возьми, мне не приятно, вот что главное.

- Не приятно?

[97]


- Да, когда мы трахаемся с ней, а после она звонит ему и требует денег, лебезит перед ним. Мне

иногда хочется ей двинуть по голове, но я не делаю этого. Я же мужик.

- Мужик. Не спорю, – я был готов свернуть шею этому бедолаге, но был слишком рад, что ребенок

оказался не моим. Я поспешил позвонить Ире, – я, наверное, пойду, слушай. Дел много.

- Мы же еще увидимся? Мне так приятно болтать с тобой, дружище.

- Конечно увидимся, – я пожал ему руку стиснув зубы и вышел прочь из этого бара. Взял телефон и

набрал Иру.

- Ну надо же кто позвонил. Деньги появились?

- Слушай, – сказал я, – слушай меня, сука. Я тут встретился с твоим приятелем, и он по доброте

душевной все рассказал про тебя. Знаешь, что, сука? Я все знаю и теперь, я скажу те слова,

которые должен был сказать раньше – Пошла на хуй!

- Пошел на хуй сам! Я не хотела ничего делать, но ты меня заставил. Я любила тебя, а ты предал!

- И поэтому ты решила повесить ребенка на меня, а сама трахаться в свое удовольствие с

другими? Ты в своем уме?

- Знаешь, что, а я рада что ты узнал все. Больше не увижу тебя, это греет мне душу.

- А знаешь, что греет мою душу, сука? Мысль о том, что из твоей никчемной пизды выйдет не мой

ребенок. Я блядски рад этому.

- Вот и радуйся, мудак! Прощай! Больше не беспокою тебя!

Она бросила трубку. Я немного отдышался и привел свои нервы в порядок. Наконец-таки я был

свободен ото всех. Ничего меня не тревожило и самое время было поспать. Уж слишком

насыщенной выдалась неделя. Я решил уже зайти в свой подъезд, как на площадке напротив,

заметил Андрея в рубашке. Я направился к нему. Он сидел довольно грустный и видимо ждал

меня. На что он надеялся? Я мог вообще не появиться здесь.

Я присел рядом с ним.

- Не получилось? – спросил я

- Это мягко сказано еще – не получилось. Я думал она будет у себя, стучался, звонил – ответа не

было. Потом пошел ее искать. Она обычно гуляет на одной площадке со своими подругами.

- И она была там?

- Была, со всеми подругами. Когда я к ним подходил, они смотрели на меня будто на дерьмо, хотя

еще несколько дней назад улыбались в лицо. Шлюхи, – он тяжело вздохнул, – подошел к ней,

предложил отойти – она отказалась. Я начал говорить прямо там перед всеми. Она взяла

швырнула в меня цветы. Вот и все. Пришел сюда. А ты как? Прогулка удалась?

- Да, – я вспомнил, что было несколько минут назад, мысль о том, что я не молодой папочка

чертовски грела меня изнутри, – все нормально.

- Почему все всегда так плохо?

- Потому что, скорее всего, нам суждено такими быть, по велению великого магнита. Мы не

выбирали эту жизнь. Но мы ее строим и, если у нас в руках нет кирпича мы кладем, что попало, а

после удивляемся, как же все так.

[98]


- Последнее время, наверное, мне вместо кирпича привозят дерьмо, из которого я строю.

- Тонну дерьма на нас двоих.

- А почему ты здесь вообще? Где Яна то?

- Она уехала к мужу и будет только сегодня ночью.

- И ты не бесишься из-за того, что она там с ним?

- Была бы моей женой – бесился. Но понимаешь, это довольно специфичные отношения. Я

стараюсь не привязывается к ней, чтобы в дальнейшем не было так, как с Женей.

- Запой?

- Нет, душевная боль, а уже после недельный запой.

- То есть она трахается там с ним, а после приезжает сюда и трахается с тобой? Зачем это вообще

нужно.

- Сам не знаю. Придурок, одним словом. Этим все объясняется. Мозгов нет, когда есть пизда.

- Она не думает с ним разводиться?

- Она говорила мне как-то раз, что если он приедет и ей не удастся с ним договориться о его

поведении, то она разведется с ним и будет со мной.

- А если нет? Выкинет тебя? Чушь. Рано или поздно он все равно узнает о ее забавах и тогда вряд

ли она сможет с ним договориться.

- Наоборот, он будет ее умолять остаться вместе с ней. Ты думаешь почему он так себя ведет?

- Детская травма?

- Ну может быть, но я сейчас не про это. Он воображает из себя вожака стаи, хотя на деле он и

копейки не стоит. Все его слова и поступки обращаются в противную сторону Яны. Он ищет в ней

косяки, но пока не находит. Но когда найдет он изменит свое поведение.

- Значит Яна сделала это нарочно ему?

- По сути да, ну и еще она сделала это исходя из-за своей слабости.

- Как ты это все терпишь я не могу понять? Тебе это нужно вообще в твоем возрасте?

- А тебе нужно в твоем возрасте вот это – я показал на него рукой.

- Соглашусь. Ничья.

- Я делаю это просто так. У меня нет цели и планов. В этом я проигрываю многим и порой мне

тошно от самого себя.

- Так что тебе стоит придумать что-нибудь? Ты же раньше мечтал окунуться в кино, читал книги,

писал что-то, чаще улыбался в конце концов? Что послужило этому, какой-то год и все – ты другой

человек.

- Это все гребанная работа. У меня отобрали право голоса, свободу, мозги. Когда я работаю, то

думаю только о работе. Когда я выходной, я тоже думаю о работе. Все мысли забиты бабами и

работой. Все. У меня больше ничего не осталось с прежнего себя. Может я просто повзрослел.

[99]


- Чушь собачья. Тебя система сделала таким. Вот и все. А говорить о том, что ты повзрослел или у

тебя, отняли все бабы – слабость. Если ты поистине хочешь чего-то, у тебя вряд ли кто-то сможет

это забрать.

- Может ты и прав, – сказал я.

- Смотри, я скоро ухожу с работы. У меня учеба времени поэтому не будет вовсе. Но все равно,

какие-то дни я буду постоянно дома. Давай что ни будь придумаем, как в старые добрые времена.

Работа нам дала хороший опыт в продажах. Давай займемся своими. Будем делать что-то. Как

тебе? Через пару недель. У тебя есть время что ни будь придумать. А я найду людей, которые

смогут это сделать.

- Как в то беззаботное время?

- Да. Ты понимаешь меня. Это радует. Ну так что?

- Заманчиво. Я подумаю.

- Да что тут думать? Брось нахуй все это и поступай как хочешь ты, а не так, как говорят те мудаки с

работы. Не беги ты за этой Яной – будет только хуже. У нас же получалось что-то, получится и

сейчас. Главное дай идею. Ты у нас всегда придумываешь какую-то хуйню.

- Уговорил. На досуге подумаю, доволен?

- Идет, – он встал со скамейки, – я домой пойду, нужно отоспаться.

- Да. И я домой. Я так долго не ночевал в своей кровати. – он пожал мне руку и ушел.

Я хотел пойти домой, правда. Но мне позвонила Яна.

- Я дома, только приехала. Не хочешь ко мне? У меня есть немного выпить.

- Конечно. Скоро буду, – я вызвал такси и направился к ней.

Мысли душили меня. Действительно, я был другим. То время я вспоминал с особой тяжбой, ибо

тогда был счастливее, чем сейчас. Тогда я жил, а сейчас существую. Одиночество и грусть

нахлынули на меня новой волной. Стало еще мрачнее и темнее. Хоть я с каждым днем и

выпутывался из каких-то проблем, меня все равно это не успокаивало.

Доехав до места и увидев около подъезда, Яну, которая встречала меня, я позабыл обо всем и

вновь окунулся в эту рутину с алкоголем и замужней бабой, которая нарушала все законы ячейки

общества.

В тот вечер, мне так и не удалось поспать в своей кровати.

Глава 7.

Буря утихла, основной список проблем решился и мне стало легче. Все время я проводил на

работе и с Яной. С Андреем мы стали общаться меньше. Он ушел с работы и углубился в учебу.

Директор наконец-таки вернулся из отпуска. За это время он успел разлюбить свою жену и найти

другую.

- Я развожусь кстати, – сказал он мне, в тот момент, когда мы ехали с обеда на работу – Надоело

мне это. Да и потом, другую деваху себе нашел.

- Да ладно? Вы же два года уже вместе? Какого черта?

[100]


- Да знаешь, это все накапливается с каждым днем, а потом, однажды утром ты просыпаешься и

уже не испытываешь тех чувств и эмоций, что раньше. Это знак. Знак, который говорит, что пора

менять что-то в жизни.

- Как у тебя все просто.

- С бабами так и нужно. Они не понимают, чего хотят. Их принципы достаточно стойкие. Если баба

идет против себя, значит она слишком слабая. С такими нет интереса общаться.

- А с теми, кто ебет постоянно мозги, значит общаться интересней? – спросил я, допивая своё кофе

из стаканчика.

- Пойми, весь смысл в том, чтобы было интересно. Мы охотники и должны убивать других, искать

еду и все такое. Так же и с бабами. Ты должен проявлять интерес. А как баба может вызвать у тебя

интерес? Не давать. Вот и все. Когда ты борешься с ней это подстегивает тебя для дальнейших

действий. Просыпается чувство гордыни, которая говорит тебе: «Почему не я?». На этом

построены отношения. Если тебе становится скучно – бросай и беги, куда глаза глядят. Как-то вот

так. А у тебя что с Яной? Вы вместе?

- Да. Пока что вместе.

- То есть ты не уверен?

- Сейчас, мать его, я ни в чем не уверен. Даже в себе. Все это проказы жизни - на каждом углу

встречается какая-нибудь поебень. Мне изрядно это надоело. Хочется спокойствия на берегу

тихой гавани.

- Ну ты знаешь, не бери так все близко к сердцу. И на работе… Поменьше уделяй времени Яне.

Если увидит это офис, то все – пиздец.

С Яной мы проводили достаточно много времени. После того, как приехал директор, стали чаще

брать вместе выходные дни. Всего было два дня, чтобы отдохнуть на неделе и в один день из

этих, Яна должна была ездить к мужу. Как-то раз, я был свидетелем того, как она готовится к

этому. Я приехал рано утром к ней домой, мы как обычно потрахались и сели на кухне. Она курила

прямо в квартире, как и ее мать. Ее мать вообще редко появлялась дома. Так как родной отец

ушел от них, она нашла себе друга и каждые выходные проводила с ним время, несмотря на то,

что у этого друга была ячейка общества в виде двух детей и жены.

Докурив сигарету, Яна начала готовиться к поездке, которая по продолжительности длилась

порядка трех часов и это только в один конец. Она возвращалась всегда ночью, а я, как

смиренный пес ждал ее и верил, что когда-нибудь она прекратит это.

Перед тем как собираться, она всегда звонила своему ненаглядному и спрашивала, в каком

наряде ей приехать, какое нижнее белье надеть и что привезти. Порой мне казалось, что она едет

не к мужу, а на выставку девчонок, которых скупают для дальнейших телодвижений. Но нет, она

ездила именно к мужу.

Я привязывался к ней с каждым днем все больше и не мог ничего поделать с этим. Меня бесил тот

факт, что она уезжает. С выходными днями у Яны так же был полный катарсис. Если она не брала

те выходные, которые ей нужны, она раздувала истерику, злилась на меня, ведь давал выходные

именно я, а после запиралась в раздевалке и плакалась мужу. В такие моменты я ненавидел ее

больше всего. Ссылаясь на то, что получит пизды от мужа, она порой сутками не общалась со

мной. А я делал вид, будто так и надо, не предавая этому значение.

[101]


Как-то раз, я предложил ей не ездить к нему, под предлогом того, что выходных на неделе не

будет, а утром, в общий выходной я приеду. Она согласилась и вот мы, утром лежим в кровати и

звонит ее муж. Яна говорит мне, чтобы я молчал, дабы ее суженный ничего не заподозрил. Так

проходили мои выходные, день за днем. Мой обычный день обрел новую ветку развития. Утром я

мотался домой к себе, переодевался для работы. Работал, после, вечером трахался в раздевалке с

Яной и шел к ней. Бывали дни, когда мы ездили в кафе. Как-то мы выбрались на прогулку ночью.

Стояла довольно теплая погода. Я купил бутылку вина. Опустошив на половину ее, начался дождь.

Мы все намокли, но было уже все равно. Мы гуляли под дождем, целовались и пили вино. В тот

момент я окончательно понял, что привязался к Яне и теперь, зайдя так далеко, выйти будет

довольно трудно.

Я чувствовал себя довольно хорошо, находясь рядом с ней и не хотел терять ее, ни в коем случаи.

Прошло некоторое время. Нас позвали к себе в гости общие друзья. Там был и Андрей. Опустошив

весь запас алкоголя, мы с моим приятелем, с которым не общались достаточно долгое время

решили пойти и закупить все заново.

Почти всю дорогу мы молчали, но алкоголь дал о себе знать.

- Как у тебя дела? – спросил я

- Не жалуюсь.

- Ты обижен на меня?

- Да что на тебя обижаться. Мы все выбираем свой путь. Просто я думал, ты немного другой.

- Мне жаль, что я не оправдал твоих надежд.

- Да все в порядке. Главное, чтобы тебе это нравилось.

- Что именно нравилось?

- Все это, приятель.

Купив все необходимое, мы вернулись обратно. В доме уже находились другие, для нас

незнакомые, люди. Мы сели и продолжили пьянку. Все остальные были в большей кондиции, чем

мы с Андреем. Яна постоянно выбегала на улицу, отзванивалась мужу. Обстановка дошла до

предела, кто-то из незнакомцев начал орать, вслед за ним другие. Я уже смутно что-либо

понимал, в голове были одни стоп-кадра.

На нас кто-то начал выебываться, в пьяном угаре, там было нельзя разобрать. Мы поняли, что

дело пахнет жаренным, а все из-за того, что мы не налили кому-то в стакан водки. В общем эти

гандоны начали лезть на нас с кулаками, а так как мы с Андреем были в меньшинстве, было

принято решение съебаться оттуда.

- Пиздец, чуть пизды не получили, – сказал Андрей.

- Я, наверное, поеду на такси. Мне нужно домой уже. Скоро рассвет, – сказала Яна.

- А что твой муж?

- Он сказал, что мы расстаемся – Яна вновь пустила свои слезы.

- Во так вот просто? Ну и хорошо же. Разве нет?

Яна молча позвонила в такси и вызвала машину.

[102]


- Значит вот так? – спросил я, – Что ты делаешь?

- Мне правда нужно домой. Я работаю сегодня к тому же, поговорим там.

Приближалось утро. На горизонте стало виднеться солнце. Я был в подвешенном состоянии, ибо

перемешал в гостях всю выпивку и залил это себе в глотку. Машина приехала забрать Яну.

- Я тебе напишу, как приеду – сказала она и хлопнула дверью.

- Да чего ты все за ней бегаешь, я не пойму?

- Кто это у нас заговорил? Как будто ты ни разу не бегал за пиздой.

- Бегал, но не за замужней. А это два разных случая. Где она была, когда мы пили пару часов

назад? Куда она бегала все время? Курить? Она плакалась мужу в трубку и тебе это приятно? Мой

тебе совет, завязывай и как можно быстрее.

- Лично я, пока не вижу поводов.

- Да ты разуй глаза! Посмотри, как она ведет себя. Ей может быть все равно, она глупая, но ты чего

в эти дебри лезешь.

- Ты прав. Я мудак, который склонен к саморазрушению и с этим я поделать ничего не могу. Не

потому что я не знаю, как, или я слишком слаб. Нет. Просто все это, мне чертовски нравится. И за

последнее время, я наконец-таки успокоился. Внутри меня будто что-то ушло навсегда, что-то

плохое и темное. Может я и обречен, называй это как хочешь, но в этой обреченности я нашел

себя.

- Ты приплыл не в ту гавань, ни на том корабле. Но спорить я не буду с тобой, ибо сам творю

всякую хуйню.

- То-то же. С нами вообще спорить бесполезно.

- Ага. Проводишь меня до подъезда?

- Я еле на ногах стою.

- Да ладно тебе. К тому же я скоро уезжаю.

- Куда это ты намылился?

- На север к родственникам. На пару месяцев. Поэтому сможешь от меня отдохнуть.

- Мы и так мало общаемся с тобой.

- Да уж, – Андрей огляделся по сторонам, вдохнув в себя немного свежего утреннего воздуха, – с

этим не поспоришь.

Я согласился дойти до дома Андрея. Тело еле передвигалось за ногами, голова кружилась и

хотелось спать. Нагнетающие мысли о Яне снова кружились в моей бестолковой голове.

- Больше я к этим гандонам не пойду, – сказал я.

- Да пошли они все. Ты видел тот парень в синем уже начал руками размахивать.

Андрей начал демонстрировать того парня в синем. Я подключился. Мы начали толкаться и здесь

произошло то, чего вряд ли могло случиться на трезвую голову. Я попал Андрею по носу локтем.

- Блять, что ты сука сделал, – из носа сочилась кровь, – ты сломал его!

[103]


- Извини, я нечаянно.

- У тебя на все такое оправдание? – мой приятель был в гневе, он сел на тротуар достал телефон и

стал разглядывать свой окровавленный нос, – сука! – проорал Андрей, на асфальте стали

появляться небольшие капли крови, которые сочились из ноздрей.

- И что теперь делать?

- В трамвпункт ехать, чего делать.

- Я вызову машину.

- Пошел ты, Дима. Я сам доеду, один, а то мало ли еще зубы выбьешь в машине. Идиот.

После этого я уже проснулся в своей в квартире. Обрывки воспоминаний не давали мне прийти в

себя. Яна, сломанный нос Андрея. Что за пиздец творился там? Где мой приятель? Как я оказался

здесь? Вопросов было тьма. Где-то в далеке звонил мой телефон. Может это Яна? Почему она

уехала от нас? Я кое как встал с кровати и добрался до телефона. Это был директор.

- Проспал? – спросил он

- Проспал.

- Ладно, давай тогда ты попозже приедешь, а я пораньше уеду.

- Хорошо, спасибо.

У меня было пару часов, чтобы прийти в себя. Я быстро принял душ и сделал себе кофе. Натянул

рубашку с брюками и выбрался на улицу. Нужно было зайти в магазин, взять пару бутылок воды,

чтобы не ахуеть на работе от головной боли.

Яна так и не написала мне утром. В телефоне было пару сообщений от Андрея «Я доехал, зубы

целы», «Вышел из больницы, сказали сломал. Пиздец.», «Если честно, ты такой мудак», «Даже не

извинился, сука». Я понимал его состояние и поэтому решил не писать ему, пока он не отойдет от

этой ситуации.

Я стоял в магазине и покупал воду, когда раздался очередной звонок. Это была Яна.

- Извини, что не написала тебе утром. Я пришла и заснула. Пришлось звонить директору, чтобы

прийти чуть позже. Как ты?

- Для мертвеца сойдет. Что у тебя там с мужем опять?

- Ничего. Мы расстались с ним.

- И что? Что чувствуешь?

- А должна разве что-то чувствовать? Я и так хотела покончить с этим, только чуть позже. Все шло к

этому, и я не жалею.

- Почему я тебе не верю?

- Перестань. Пойми, мне нужно время, чтобы забыть его. Это же все-таки мой муж. Это все не так

просто. Мы не видимся по неделям, может, если бы он был здесь, а не там, было бы все по-

другому.

- Вот именно. В этом вся и проблема, Яна.

- Какая проблема?

[104]


- Я здесь, а он там – я положил трубку и вышел из магазина. Настроение было чертовски

паршивым, мне не хотелось идти на работу, не хотелось вновь разговаривать с этой пиздой. Все

это стечение обстоятельств и вытекающие из них ситуации, которые загнали меня в тупик.

Иллюзия спокойствия постепенно меня покидала.

Доехав все же до работы, я первым делом вошел в кабинет и окончательно израсходовал свои

запасы воды. Мой телефон вновь стал издавать звук. На сей раз, это был Андрей.

- Сломал мне нос и все теперь?

- Да ладно тебе, я же не специально.

- Я знаю. Никто ничего и не говорит.

- Что врачи то сказали?

- Те тоже отмалчиваются. Сказали, приходите через пару дней.

- Вот гандоны.

- Да уж, целый день попадаются одни гандоны. Но не волнуйся. Ты первый в списке. Тут ты всех

опередил. В общем, к делу. Я послезавтра уезжаю ведь, могли бы встретиться. Не обязательно

пить даже. Просто посидеть где-нибудь. Как раньше. Поговорить о чем-то незатейливом.

- Идет.

Я вышел в торговый зал. Около стиральных машин спал Костя. От моих приближающихся шагов он

резко вскочил.

- Здрасьте, – пробормотал он.

- А ты не знаешь, Яна уже пришла?

- Пришла, но сразу же уехала, где-то час назад.

- Уехала?

- Да, ее забрал муж. Ну вернее она отпросилась у директора, чтобы провести с ним время.

На этом моменте моя голова перестала работать, как раньше. Мне стало тошно. «Так не могло

случиться», повторяя эту фразу раз за разом, я хотел успокоиться, но все попытки были тщетны.

Часть 5

Рабочий день подходил к концу, и я как обычно, после неугомонных продаж отправился в

раздевалку. Это была пятница и нам выдавали аванс. Зайдя в кабинет к заместителю и

получив свои кровно заработные, последовало предложение от зама выпить пива. Я с охоткой

согласился.

Он закрыл магазин, и мы пошли за пивом. Присели на лавочку. Было довольно темно и холодно

той весной. Я не мог держать по началу бутылку в руках, поэтому ставил ее на асфальт, а

руки прятал в карманы. После нескольких глотков, стало значительней теплее.

Мы сидели на одной из небольших аллей, которые были раскиданы по всему городу. Было

довольно тихо, только где-то вдали были слышны два голоса. Сначала, мужской голос кричал

на женский, а после наоборот. Они выясняли отношения, вдаваться в подробности мы не

стали.

[105]


- Вот чего им не живется, а? – зам опрокинул бутылку пива, сделал глоток и поставил на

асфальт – Что еще нужно для счастья?

- Ну все бывает в жизни, это обычная ссора. Мало ли, что у них случилось.

- Брехня. Вот я никогда не ругаюсь со своей женой. А все почему?

- Почему?

- Потому что мы любим друг друга, понимаешь? А любовь строится на доверии. Его, в нашей

семье, хоть отбавляй.

- И что, правда никогда не ссорились?

- Правда. Я знаю, в это трудно поверить, но мы настолько знаем друг друга, что вряд ли будем

затевать ругань. Нам этого не хочется. Бывали конечно случаи, когда ей что-то не нравилось

или мне. Обычно, в таких ситуациях, мы просто уходим в другую комнату, но через пару минут

уже вновь сидим в обнимку и смотрим фильм.

- Значит тебе повезло.

- Даже не верится, что сейчас все так, как есть. Я мог быть вообще в другом месте, если бы не

сделал ей предложение.

- Трудное решение?

- Можно сказать и так. Когда я приехал в этот город, то пошел продавцом в наш магазин.

Начал достаточно зарабатывать. Появились знакомые, ну и девчонки. С одной кредиторшей в

нашем магазине я трахался прямо во время работы, в раздевалке. Представляешь? Идет

собрание в первом зале, а я в это время наяриваю ее. Тогда директором был наш региональный, а замом – директор.

- А когда ты стал вообще замом?

- Не так давно. Пришел твой приятель зимой, я еще был продавцом. А вот когда пришел ты, я

работал на новой должности где-то неделю.

- Так мы с тобой наравне оказывается по времени.

- Да, только у меня за спиной еще двухлетний стаж продавцом. Ну ничего страшного. Я думаю,

ты тоже, когда ни будь станешь заместителем.

- Да хотелось бы, конечно. Но боюсь отправят в другой город.

- И что здесь такого?

- Долгая дорога, каждый божий день. Посмотри на Александра Андреевича, он ненавидит эту

работу, это читается по глазам. И ненавидит только из-за того, что дорога занимает три

часа.

- Ну, поживем увидим. Я думаю это будет еще не скоро, так как места пока все заняты. Я, к

примеру, добился повышения довольно быстро. Тогда был у нас другой региональник, и он был

довольно странным. Практически не работал. Лентяй еще тот. А когда узнали, что он берет

штрафы с сотрудников наличкой, его уволили. Ну и на его место поставили нынешнего. После,

Саша предложил мне место. Все бы ничего, только зарплату по началу я получал довольно

маленькую. Намного меньше, чем в продавцах. Но все равно, я не жалею. – добавил он.

- Так что за решение ты принимал?

[106]


- Ах да, решение. Та девчонка из кредитного отдела влюбилась в меня и хотела, чтобы мы с ней

обручились. На тот момент я познакомился в кафе со своей будущей женой. Естественно, она

нравилась мне больше. Знаешь, когда я смотрел в ее глаза, я понимал, что живу не зря и с

каждым днем все эти чувства становились сильнее. Мы стали задумываться о семье.

- Значит та девчонка стала донимать тебя.

- Да, она стала угрожать моей невестке. Доходило дело до того, что на караулила меня около

дома, где я жил.

- Да уж. Ебанутые бабы.

- Но не все такие, пойми.

- Пока что-то трудно это понимается.

- Ваше поколение немного другое, я соглашусь. У вас отсутствуют нормы морали. Немного

другие ценности. Вы легко разбрасываетесь громкими словами, не боитесь другим причинить

боль и мало кто из вас может ответить за свои слова.

- Ты старше меня на пять лет и сразу делаешь такие выводы. В каждом поколении есть такие

индивидуумы. Просто в нашем их подавляющее большинство.

- Ну и покончим с этой темой, – он допил свое пиво, – в общем, я приехал в этот город, чтобы

найти работу, а стал управляющим магазина и мужем. По мне, так это довольно неплохо. А

ту кредитку уволили с работы.

- Не ты ли этому поспособствовал?

- Пришлось. Вынужденные меры.

- Черт возьми, да ты похититель сердец.

- Это в прошлом. Сейчас я люблю только одну и никогда не предам ее.

- Чертовски романтично, но слишком громко, – сказал я, – вы же в браке только полгода.

- Это не имеет значение. Я люблю ее и точка.

- В том городе, откуда ты, не было работы?

- Что? О чем ты?

- Ну не знаю, если ты приехал сюда заработать немного деньжат, значит, там не было

возможности этого сделать. Правильно?

- У меня была работа в родном городе. Но немного специфичная. Мы с родителями жили в

доме, когда мне стукнуло двадцать, они съехали, оставив мне жилье. В то время я нигде не

работал, носился целыми днями по улицам с друзьями, пил пиво, играл на гитаре. Однажды мой

приятель познакомил меня с местной бандой. Они промышляли мелкими угонами и

перепродажей машин. Меня спросили, хочу ли я работать. Конечно же я согласился. По началу

мне доверяли только перекраску тачек. Получал мало, но на жизнь хватало. Так я прожил год и

заслужив доверие у ребят, мне дали первое дело. Нужно было перегнать машину заказчику и

получить деньги. Все просто.

- Но только на первый взгляд?

[107]


- Именно. Я поехал к месту встречи. Приезжаю. Стоят пять машин и человек десять рядом с

ними. Я выхожу, говорю про цену. И тот парень, который был у них за главного, говорит, что

денег не будет, и что мои «дружки» хорошо его подставили. Я говорю, что тогда и тачку они

не получат, после чего я схлопотал удар, а в это время его друзья обливали машину бензином.

Все это время один из их бригады держал меня на мушке пистолета, чтобы я ничего не смог

сделать.

- Так они в тебя стреляли?

- Нет, сожгли машину и уехали. Это было намного хуже, потому что меня бы пришили в любом

случае. Так что мне пришлось уезжать из родного города и как можно быстрее. Я приехал к

себе, собрал вещи и уехал за несколько километров оттуда. Как оказалось, после, они сожгли

мой дом. Были еще звонки с угрозами, постоянно, до тех пор, пока не сменил номер.

- Довольно опасно связываться с такими людьми.

- Мне нужны были деньги, я был свободен, без работы. Что оставалось делать? Такой работы,

как здесь у нас не было. Поэтому так получилось.

- Так получается, ты не сразу переехал сюда. Были еще города. Сколько?

- Парочку.

- И как так получилось, что жизнь тебя привела сюда?

- Ну после бандитских разборок, я переехал в другой город, снял квартиру, начал обживаться.

Встретил девушку. У нее был довольно влиятельный отец. И он был против. Стал

натравлять на меня своих бугаев.

- Почему тебе постоянно не везет на это?

- После мы с ней решили переехать подальше от ее отца. Ну и там начал заниматься своим

бизнесом. Компании открывал, закрывал. Познакомился опять же с некоторыми ребятами.

- И что? Чего ты там жить не остался?

- Про нас узнали. Приехали ко мне. Сказали, либо выкладывай все имена и уматывай на четыре

стороны, либо будешь сидеть. Я выложил, забрал бабки и уехал. Как оказалось, сюда.

- А с девушкой что было той?

- А, она уехала обратно к папочке. Так ей и надо, та еще стерва, – он выкинул бутылку пива в

урну, слегка поднялся и поправил куртку, – ну а после, нашел этот магазин. Все остальное ты

вроде знаешь.

- По тебе не скажешь, что ты…

- Что?

- Убегал от банды и закладывал своих «коллег», - я рассмеялся – если это можно так назвать.

- Убегал я от проблем и спасал я свою шкуру. Это чертов закон жизни. Если хочешь остаться –

убивай других, либо прячься. Как у животных – его глаза поднялись наверху к небу, будто там, он искал себе оправдания. - Но сейчас я другой уже человек, - **** облегченно вздохнул. - У меня

есть любимая жена и работа, а большего и не нужно. Наконец-таки я обрел себя.

[108]


- Я чертовски рад за тебя, – стало еще холоднее, чем прежде. Ветер залезал под одежду и

обволакивал тело. Становилось не по себе от такого массажа. – Нужно идти, уже поздно, –

немного торопясь, произнес я из своих замерших уст.

- Ты прав. Хорошо посидели. Нужно почаще это делать.

- Ну у нас теперь будет куча времени, ведь ты не торопишься уехать из этого города, верно?

- Конечно нет, – он вновь присел на скамейку рядом со мной. – Знаешь, у каждого в жизни есть

место, где он, чувствует себя по-особенному. Это может быть дом, город и даже страна – не

суть. Лично я, объездил кучу таких городков и теперь не могу представить себя, где-то еще,

кроме этого места. О, этот город – он прекрасен. Покажи его любому другому зеваке и тот

скажет, что ничего кроме дорог и машин перед собой не видит. В этом и смысл. Кто-то,

приехав сюда скажет, что здесь так же, как и везде. Но для меня, в этой жизни, этот самый

город означает родной дом, где я поистине счастлив. И самое важное, что дал мне этот

город, это смысл. Смысл в каждом новом дне, ведь я люблю. Это неописуемое чувство, когда

ты просыпаешься и видишь ее рядом с собой – ту самую. Девушку, что когда-то поверила в

тебя. Девушку, которая наградила тебя смыслом, целью и любовью…

Глава 1

Рабочий день в магазине стал походить на локальный ад, который разгорелся вокруг меня. После

услышанной мною новости про Яну, я впал в некий ступор. Ее телефон был вне доступа, поэтому

мне оставалось только ждать. На развитие дальнейших действий, к сожалению, я никак не мог

повлиять.

- Зачем ты ее отпустил? – спросил я у директора.

- Пусть решают свои проблемы вне магазина. Мне не нужны здесь разборки во время продаж.

Кстати, ее муж вообще здесь не появлялся. Эта истеричка вбежала в магазин и чуть не бросилась

ко мне на шею. Она вопила, что ей нужно срочно уйти, так как приехал рыцарь ее сердца.

- Так и сказала?

- Нет, все было намного скучнее. Она начала донимать меня просьбами, чтобы я отпустил ее. Но в

зале было довольно много людей. Сначала я не хотел этого делать. Но потом, за нее вступилась

Саша.

- Кладовщица? А ей какое дело?

- Правда? – он посмотрел на меня глазами, которыми смотрят учителя, когда наказывают неучей ,

– наша кладовщица — это клад историй. А знаешь откуда она их берет? Треп. Она треплется с кем

не попадя и всегда лезет в чужие разборки.

- Ладно – я присел на кассу рядом с директором. На несколько минут я выключился. В голове

понимал, что скорее всего это конец и уже начал мириться с этим.

- Успокойся ты уже, Дима. Что здесь такого? Ты знал на что идешь.

- Знал. Но я не думал, что так далеко зайду. Не думал, что будет так больно. Я постоянно пытался

предотвратить эту привязчивость, которая обволакивала меня с каждым днем все больше.

Пытался запить это чувство. Но так и не смог. Я слишком слабый для этого. Слабый алкоголик,

смысл жизни которого заключается в нахождении очередной пизды и последующих страданий от

них.

[109]


- Довольно информативно. Ты в резюме это не забудь указать. – он наклонился ко мне чуть ближе

– послушай, если так суждено, значит так нужно. Ничего просто так не бывает. Откуда ты знаешь,

что, продолжая эти отношения не сделаешь самому себе хуже? А сейчас, появилась неплохая

возможность соскочить с этого. Можешь меня и не слушать, послать меня куда подальше, но

пожалуйста, подумай над тем, что ты делаешь и чем может все это закончится. Через месяц ты

забудешь про нее, она забудет про тебя. Зачем усложнять?

- Как мы сможем забыть это? Вряд ли такое вообще выпадает из памяти.

- Поверь мне, забудется. И даже если она разведется, и даже если бросит свою семью из-за тебя.

Все это забудется. Это довольно странно, когда люди, которые олицетворяли друг для друга

жизнь, после некоторого времени встречаются на улице и проходят мимо даже не здороваясь.

Подумать только, а еще полгода назад, они клялись в несокрушимой любви. Что, никогда не

видел такого?

- Видел.

- Тогда, Дима у меня к тебе вопрос. Какого черта? Забудь про это. Не думай просто и все. Придет в

магазин и все расскажет. Может она выберет тебя. Кто знает. Но выберешь ли ты ее? Ты ей

вообще звонил?

- Она отключила телефон.

- Вот. Что я и говорил. При тебе, когда вы были вдвоем она, отключала телефон?

- Нет. Думаешь ей плевать на меня?

- Скажем так, своим поведением она это демонстрирует. Если она не парится, почему ты это

должен делать.

- В чем-то ты прав. Я даже немного успокоился.

- Вот видишь. Кстати, сейчас придут двое новеньких ребят. Нужно будет оформить это. Думаю,

тебе лучше заняться. Отвлечешься от своих мыслей.

- Спасибо.

Я принялся заниматься бумажной работой. Оформил пару людей к нам в команду продавцов,

после принялся за обед. Голова от похмелья прошла, и я начал вспоминать, что вообще

происходило вчера. Черт, я же сломал Андрею нос. Корзина дерьма за эту неделю явно

переполнилась и весь этот самый пиздец вываливался из этой громадной корзины, словно

баскетбольные мячи, которые били меня по голове с большой высоты.

После некоторого времени на мой телефон пришли сообщения от Яны: «Я дома, все в порядке. Я

приняла решение. Думаю, ты будешь рад этому.», «Муж хочет познакомиться с вами, не знаю

зачем. Прошу, не говори ему пока ничего. Я сделаю это сама, но чуть позже. Прошу». На какое-то

время мне стало жалко девчонку. В таком возрасте и иметь такую головную боль не пожелаешь и

врагу.

Ее запах духов и милые очертания лица появились ближе к закрытию магазина. Вместе с ней

появился и муж. В этот момент я стоял около кассы, когда ко мне подошел среднего роста парень,

с темными волосами. На первый взгляд по нему было трудно сказать, что этот самый школьник

является тираном в семье. На фотографиях он смотрелся более брутальным. Он протянул мне

свою маленькую ручонку.

- Это заместитель директора, – визгнула Яна.

[110]


- Да, ты тот парень, который меня бесит, – сказал он и прошел дальше.

Мой интерес к вопросу сбила Яна, она сделала щенячьи глаза и всем видом умоляла не

ввязываться в диалог. Понятное дело, она боялась за свою шкуру. Но в тот момент, я просто

представил бедолагу, который узнает от своей любимой всю правду. В принципе, это даже

правильно, что я бесил его. Интуиция явно была на его стороне.

После того, как все перезнакомились, ее горе-муж вышел покурить вместе с Костей и

кладовщицей. Яна была довольно спокойной, скорее всего она их так же предупредила.

- Ты как? – спросила она. Я не знал, что сказать, потому что вообще не ощущал себя.

- Все в порядке.

- Я поговорила с ним. Он сказал, что, когда приедет сюда на совсем, будет разводиться. Ты рад?

- С чего вдруг вы будете разводиться?

- Мне надоело его отношение ко мне. И потом, мне нравишься ты. Или по-твоему это не веская

причина?

- Нам всем нужно отдохнуть. Все эти дни были довольно напряженными. А после уже жить

дальше, безо всяких проблем. Похоже на сказку, но все же – вдруг получится.

Весь день тучи ходили вокруг и наконец-таки, вечером буря настигла этот город. Я дожил до

конца рабочего дня. В глазах все плыло. Мне нужен был покой. Когда все ушли, я закрыл магазин

на ключ. Мы трахнулись с Яной в кредитном отделе, и я с чистой совестью поехал домой

отсыпаться от всех передряг жизни. Вот только жаль, что от этой жизни не отоспишься сполна.

Глава 2

Весь последующий месяц я провел довольно монотонно. У меня уже не было таких больших

срывов на фоне замужней бабы. Я работал по двенадцать часов в сутки, подготавливал новых

продавцов к работе, а вечером, когда все заканчивалась топал к Яне домой, чтобы она сделала

мне горячего чаю и массаж.

Вообще трахался я довольно стабильно, три четыре раза в день в разные промежутки времени.

Утром, когда я просыпался вместе с ней, на работе и ночью, когда ложился с ней спать. Выпивал

не так часто. Дело дошло до того, что я выпивал по бутылке пива каждый день, чтобы просто быть

в форме. Мужа, Яна стала навещать реже, но все же порой устраивала поездки к нему. По началу

врала мне, говоря, что выходные будет проводить со своей бабулей. Но после, узнав об этом,

закатил ей скандал и отчитал за подобные выходки. За это время я стал более жёстче в

отношениях. Поймите меня правильно, я за то, чтобы мужик правил и все такое, но, когда, ты

должен говорить, что ей делать вплоть до того, когда ей нужно отлить, это довольно странная

хуйня. Яна напоминала мне амебу. Однажды, выпив пару бутылок пива с директором на пару, а

потом пробыв еще пару часов в местном баре, я завалился к ней домой. Она начала утверждать,

что выпивка погубит меня, а я в ответ послал ее на хуй, назвал амебой и улегся спать. Пару дней

мы были в соре.

На работе, к удивлению, было намного спокойней, чем в отношениях с Яной. Я наконец-таки стал

получать законную зарплату, после тех событий, что послужили опустошению кассы. Директор

стал чаще уходить с работы раньше, чем было положено. Мне приходилось приезжать в свои

выходные, чтобы закрыть магазин и дать немного времени побыть ему с его новой

возлюбленной. Познакомились мы с ней к слову, на одной встрече в ресторанчике. Это был день

выдачи зарплаты. Как только директор получил свои деньги он тут же намылился в магазин

[111]


одежды, прикупил пару рубашек и синие штаны для вечера. Я был приглашен в ресторан, где как

раз-таки мы и должны были познакомиться. Так как у него было мало знакомых в этом городе, он

не нашел никого, кроме меня. Общались мы нормально и поэтому я с удовольствием принял

предложение. Кто же отказывается от выпивки в день зарплаты. Естественно, чтобы не смотреться

слишком одиноким, я взял с собой Яну. Она не была в диком восторге от всех этих встреч. Она не

любила общаться с кем то, вернее, не находила общих тем для разговора. Яна была замкнута в

диалогах и общении с другими, она могла общаться только, после нескольких бокалов спиртного.

Все равно я был доволен тем фактом, что эта девушка находилась рядом со мной. Я чувствовал

спокойствие, когда обнимал ее и слабость, когда смотрел в ее удивительные глаза. Мы не так

часто обменивались любезностями, в основном эта была чистая ебля, но где-то там, в душе, даже

после всех событий я не мог отвести от этой девушки свой взгляд.

Новую избранницу директора звали Евой. Ева училась на вокалистку, поэтому любила петь. Пела

она неплохо и в первый же вечер, мы нагрянули в караоке, где она исполнила несколько песен

перед нами. Я видел глаза своего коллеги в это время. У ****** был некий блеск. Это говорило о

том, что парень чертовски погряз в любви к этой даме. За них, я был только рад.

Ева была из другого города и познакомились они на годовщине свадьбы директора. Тогда все и

началось. Они настолько сблизились, что она приезжала каждую неделю к нему в новую съемную

квартиру и готовила еды на несколько дней вперед. Она была хозяйственной и очень

чистоплотной. Когда мы садились ужинать, перед трапезой, она доставала пару влажных салфеток

и протирала руки. Вслед за ней это делал и директор.

Были дни, когда мы брали такси и колесили по всему городу от одного ресторана к другому. Один

раз, мы набрали достаточно бутылок виски, чтобы кататься всю ночь и только утром были дома. Я

неплохо проводил время. У меня была девушка, были знакомые, немного денег и алкоголь, этим

я жил и чувствовал себя довольно неплохо.

С Андреем мы не общались. Он уехал на север к своим родственникам и после того момента, как

у него сломался нос, мы не созванивались. Я погряз в рабочей суете и походах по караоке. Я

забыл, когда последний раз ночевал дома, ведь каждую ночь я был с Яной. С души ушла наконец-

таки тревога и терзающие голову мысли растворились в повседневности рабочих дней. С самого

утра и до захода солнца я был занят только работой. В выходные, когда директора не было на

месте, я вел себя более свободно. Больше уделял время Яне, заводя в туалет и трахаясь с ней.

Иногда, когда мне не хватало денег на очередной поход в ресторан, поэтому мы вместе с

директором брали деньги из кассы, а после, когда получали зарплату, вкладывали все обратно.

Кредит без переплат и начального взноса по такой схеме меня полностью устраивал, поэтому я ни

в чем себе не отказывал.

Свои выходные я проводил, валясь в кровати либо у себя дома, либо у Яны. Ближе к вечеру я

просыпался, вызывал машину, забирал Яну, и мы ехали отдыхать в очередное заведение. В одном

из таких, я стал завсегдатым. Мне нравилась обстановка в этом ресторане. Он был довольно

дорогой для молодежи, поэтому там можно было встретить только людей с достатком. На стоянке

ресторана парковались машины, стоимость которых превышала несколько миллионов. Рядом по

столику там мог оказаться начальник завода или владелец клуба. Иногда заезжала мэрия, чтобы

отведать их фирменный шашлык. Там был неплохой кальян, который меня и манил. Его делал

темнокожий парень по имени Алли. Это было шедеврально и буквально после пару тяг меня

уносило. Это неплохо расслабляло, особенно после трудного рабочего дня, поэтому каждый

вечер, будь то понедельник, либо суббота, я приезжал туда, заказывал немного выпивки, шашлык

и конечно же кальян. Вскоре мы сдружились с Алли и меня начали узнавать в этом месте. Мне

выдали карту почетного клиента, которую можно было заполучить только своим. Я нашел себе

[112]


место, где чувствовал себя другим человеком, поэтому порой приезжал туда даже один и просто

наслаждался местной музыкой. Так проходили мои дни.

Каждый день я начал тратить по несколько тысяч и конечно же мне не хватало тех денег, которые

я получал. Да, касса помогала, но слишком большие суммы оттуда, взять было нельзя. Но что это

за работа, где ты ничего не можешь прикарманить? Когда директор был еще в заместителях, а я в

продавцах, он оформлял левые кредиты. Конечно же, все это происходило без Александра

Андреевича, потому что он этого не одобрял. ****** договаривался с девицами из кредитного

отдела, они подготавливали документы и вбивали сумму, а тем временем директор вырезал свое

фото и клеил на чужой паспорт. После, нужно было отправить все документы и указать нужную

сумму. Директор подкладывал вторую бумажку, чтобы при сканировании документа, наклеенная

фотография не выделялась на фоне основного листа. Такими тонкостями он был обучен в тот

период, когда встречался с кредитным специалистом. Сумма кредита не должна была превышать

ста двадцати тысяч. Если сумма была больше, то проверку документов осуществлял не робот, а

живой человек, который сидел в отделении банка. Поэтому все было рассчитано. Вбивали в чек

разную технику, чтобы ее можно было легко продать в скупку. У кредитных специалистов тоже

была определенная сумма, на которую они могли что-нибудь подобрать себе. Они были в доли,

продавцов директор не брал. Обычно он просто выписывал чек на Костю, а тот, как угорелый

носился и собирал весь товар. После сканирования документов и введение суммы, все добро

отправлялось на рассмотрение и так как в нашем случаи была сумма меньше ста двадцати, то все

документы просматривал робот, который работал по определённому алгоритму. Машину было

легко обмануть. За весь период моей работы, директор проделывал это неоднократно и поэтому

был на опыте. После проверки данных, кредит одобряли и нужно было подписать договор и

отправить его в центральный офис банка на проверку. Подписи конечно же не ставились, со

временем договор терялся, банк размахивал руками в сторону и ничего не мог с этим поделать.

Конечно же был и риск того, что все-таки банк будет искать злоумышленников и начнут с того

человека, который оформлял этот самый кредит. Благо это было легко распознать, ведь каждый

кредитный специалист был привязан своей личной учетной записью к сети и при каждом

оформлении в документациях автоматически проставлялась фамилия менеджера. Дабы избежать

лишних проблем, директор подговаривал только тех, кому осталось работать пару недель. С ними

банк ничего поделать не мог. После того, как они разрывали договор по трудоустройству, система

автоматически удаляла учетную запись и всю информацию. Очень легко и довольно просто было

нажиться в то время на этом, что как раз-таки ****** и делал. Помню, была неделя, я еще работал

в продавцах, так будущий директор оформлял эти кредиты каждый божий день, так как

Александра Андреевича не было, он находился в отпуске, а в кредитном отделе сидела одна

девчонка, которая решила уйти и забрать не малый куш.

Это было далеко не все, на чем можно заработать и нажиться в магазине. У каждой сети

существуют какие-либо дисконтные карты. У нас были купоны и выглядели они, как пластиковые

кругляшки. На каждый такой купон списывалась некая сумма от покупки и начислялась в виде

бонусов, после чего, покупатель мог прийти в магазин и потратить эти деньги, купив что ни будь

бесплатно. В один месяц статистка по потраченным баллам зашкаливала в десять раз и этому

было объяснение. Директор, не долго думаю завел себе купон и с каждой покупки проводил

вместо карты покупателя, свою, тем самым получая процент. Отчислялось порядка десяти

процентов и если прикинуть с нашей средней ежедневной выручкой в двести тысяч, то получается

неплохая прибавка к зарплате. После небольшого ожидания, на карте накапливалась сумма, но

директор не покупал на нее товар, а получал деньги, что обычный покупатель сделать не в силах.

Все было очень просто, покупка, которая совершалась за наличные, директор проводил по своей

карте, тем самым забирая деньги себе. А покупателям было все равно, поэтому проблемных

вопросов никогда не возникало.

[113]


Так же в нашем магазине, как и в любом похожем, действовали различные скидки на любую

продукцию. Директор так же нашел в этом выгоду и порой, когда человек не требовал никаких

привилегий по снижению цены, он просто на просто пробивал сам эту скидку, брал деньги с

покупателя в полном объеме и конечно же, разницу, директор клал себе в карман.

Из самых вредных и скользких людей, я могу выделить кредитных специалистов. Это те люди,

которые потратили свои лучшие годы в училище, где учились раскладывать бумажки в

правильном порядке и нажимать кнопочку «отправить». Если бы они были тихонями, вряд ли я бы

завел о этих мудаках речь. Но это самые ярые сплетники любого магазина. Закрывая глаза на свою

жизнь, они рьяно обсуждали других. При чем они говорили обо всех подряд. О директоре, заме,

продавцах, покупателях, клиентах, которым нужно звонить и напоминать о платежах, о других

кредитных специалистах. Они лили желчь каждый рабочий день, а когда их было много,

например, в выходные, они объединялись в небольшие группки и разводили сплетни на всех

вместе.

Мне были они противны. Благо, со временем их становилось все меньше. Зарплата, которая итак

была мала – урезалась, а ответственность за какие-либо действия прибавлялась. Поэтому, те, кто

довольно сильно пригрел свою задницу были не согласны с этим и их легко увольняли. По

стандарту это были плотные бабище, которые за спиной имели одного отпрыска и мужа. У них

была повышенная горластость, поэтому они легко могли заткнуть клиента. Банк начал вводить эти

изменения не просто так. Изменилась политика. Дело в том, что кредитные специалисты получали

не только за оформленный кредит процент, но и за выход, а это довольно большие расходы для

банка. Поэтому, они решили изжить всех кредитных специалистов и отдать эту привилегию

обычным продавцам. Экономия была в том, что продавцам не платили оклад, а только процент с

кредита. Это случилось, когда я только стал заместителем. Каждому из наших продавцов раздали

личные пароли и за несколько дней обучили всему тому, чему учились несколько лет те мамошки

из кредитного. Так как продавцов у нас было довольно мало на магазин, то решением офиса было

принято раздать пароли так же и нам с директором. ****** был просто рад от этого, теперь он мог

оформлять кредиты и что самое главное мы не подписывали никаких договоров, тем самым на

нас не возлагалась никакая ответственность.

Обладая такими знаниями и всеми нужными инструментами легко находишь время, чтобы

посетить снова тот чудный ресторанчик. Ведь, как и у директора, проблем с деньгами у меня не

было.

Порой там можно было повстречать поистине интересных людей. Как-то раз, я сидел, смакую

третий стакан виски, а за соседним столом что-то отмечали. Людей было не так много, но

довольно шумно для такого места. Ко мне подошел официант и спросил комфортно ли мне. Они

довольно сильно заботились о своих постоянных клиентах. Я ответил, что все нормально и заказал

еще виски. Девушка, которая сидела за шумным столом обратила на меня внимание. Я не знал,

что ей было нужно, поэтому не стал вдаваться в подробности, продолжая сидеть, растрачивая

столь прекрасный вечер в пустую. Не заметив, как эта длинноволосая блондинка подошла к

моему столику.

- Вы здесь один? – спросила она меня. У нее был довольно низкий тембр голоса, из-за этого

складывалось впечатление, что ей около сорока.

- Не совсем, у меня есть виски, – я поднял стакан и продемонстрировал ей.

- Довольно интересно, – она оглянулась на соседний столик, удостоверилась, что никто на нее не

смотрит, – не хотите выйти на улицу, подышать воздухом?

[114]


Я открыл перед ней входную дверь, она прошла мимо меня и вместе с ней шлейф от ее вкусных

духов. Этот запах был одновременно нежен и груб. Запах спелых ягод, смешанный с нотками

корицы. Черт возьми, она знала в этом толк. Мы вышли на улицу. Она накинула на себя пальто,

достала из левого кармана пачку сигарет и зажигалку. Вокруг нас до самого горизонта царила

волшебная ночь. Умирающие звезды вдалеке тихо шептали что-то белоснежной луне.

- Вы курите? – спросила она у меня.

- Нет. Предпочитаю уничтожить сперва печень, а после, можно перейти к легким.

- Меня зовут Малика, – после этих слов, она взяла сигарету, закрепила ее между своих пухлых губ

и закурила.

- Дима.

- Вы не похожи на Дмитрия. Скорее всего, Максим или Никита, но ваша мать, наверное, назвала

вас в честь кого-то из ближайших родственников, верно?

-Да, моего дядю звали именно так.

- Очередное разочарование. Дима не Максим, Другой Максим не Дима, а я его бывшая жена. Как

иронично. Вам никогда не казалось, что вы не на своем месте, Дмитрий? – Малика нервно

докуривала свою сигарету, пальцы рук тряслись, спустя некоторое время, она вновь полезла за

пачкой в карман.

- Было пару моментов, но все они в прошлом. Все что, мог сделать, я сделал и, наверное, это

самый лучший исход.

- Вы счастливый человек, Дмитрий. Мои поздравления.

- С чем же?

- С тем, что вы нашли покой и счастье в этом куске дерьма под названием жизнь.

- А вы? Я не поверю, что девушка вроде вас может разочароваться в жизни.

- Придется. Ведь так и есть. Слева от меня, сидел мужчина. Это мой бывший муж – Максим. Этот

человек сломал и разрушил мою жизнь.

- Да? И почему же вы тогда рядом с ним?

- Причины и следствия, всего лишь отрезок времени, который мне нужно пережить. Он еще не

знает, что я его бывшая жена, но вскоре, я накоплю достаточно средств, чтобы уехать отсюда и

попрощаться с ним навсегда.

- Это жизнь и дерьмо случается.

- Полностью с вами согласна. Вы понимаете меня, и я это чувствую. У Максима нет этого. Он

никогда не говорил мне добрых слов, мы либо сидим с его друзьями, либо я стою раком перед

ним. Суета дней, – она выдыхала дым с большим трудом, будто в ее горло вставили нож, – как она

надоела. А чем вы занимаетесь?

- Работаю в магазине.

- Магазине? Это что-то типа пай мальчика? Подай принеси?

- Нет, я как раз-таки управляю этими мальчиками.

- Наверное это довольно сильно затягивает?

[115]


- Что именно?

- Власть. Власть она такая. Чуть недобрал, ты вне игры, перебрал – тот же самый исход. Здесь

нужно знать золотую середину.

- У нас немного другое направление, да и коллектив не тот. Поэтому здесь нет таких гонок, как в

политике.

- Знаете, все мы живем по правилам, и никто даже не подозревает, что все это дерьмо просто на

просто выдумка больных людей, шутка. Как жить, после того, когда понимаешь, что правил, по

которым ты придерживался попросту не существует… – Она оглянулась назад - Не хотите проехать

до моего дома? Мне нужно переодеться.

- А как же ваш муж и те люди за столом?

- Не волнуйтесь, они не заметят, мое исчезновение. Это праздник смерти, где давно прогнившие

персоны хвастаются своими достижениями. Разговоры о вложениях меня утомляют. Ну так что, вы

со мной?

- Пожалуй я откажусь. У меня есть девушка, – тот вечер, я запомнил, как вечер, когда впервые

отказал пизде.

- Ну и пожалуйста, только ответьте мне на один вопрос, Дмитрий, что эта за девушка, которая

оставляет своего мужчину, а он в это время сидит один и пьет виски. Вам самим не тошно?

- Честно? Тошно. Но мне нравится это.

- Вы что, самоубийца?

- Нет, пиздострадалец.

Она хлопнула дверью и ушла обратно в зал. Постояв немного на улице, я оплатил счет, позвонил

Яне и вызвал машину. Нужно было отоспаться.

Так прошел целый месяц.

Глава 3

Отношения — это довольно непростое занятие. Если среди малолеток это довольно

популярно и весело, то у поколения постарше не так все красочно, как хотелось бы. Постоянно

торопимся обогнать самих себя, дабы не быть обманутым существом в конце этого

спектакля. Отношения строятся на доверие. Это чертовски здорово, если вы живете душа в

душу. Но дайте лишь намек, один маленький намек на измену и ваш дворец, построенный на

иллюзиях счастливой жизни будет рушиться все больше с каждым днем. А после, не успеете

опомниться, как сидите на улице, насквозь промерзшие своей ненавистью к тому человеку и

думаете о том, что эта сука во всем виновата. С другой стороны, вы тот мудак, который

просто привык. Привычка убивает нас изнутри и не дает выйти из состояния нервозности.

Я знаю, что такое ложь и видел прекрасно ее в чистом исполнение. Многие бабы врут и это

нормально. Отношения — это привычка. Фанатская привязанность к одному человеку и мысль,

которая говорит вам о том, что, если вы бросите этого человека, то не сможете больше

дышать. Чем быстрее вы убьете это в себе, тем спокойней вы будете жить дальше. Аминь.

В тот период времени в нашем магазине стал пополняться персонал продавцов. К нам приходило

много обычных ребят, которые хотят работать, но узнавая, что оклад им не видать, большинство

разворачивались и бежали в другие места. Наш магазин отпугивал доходяг именно этим. Люди не

хотели работать, а хотели просто выходить на работу, а это две разные вещи. С одной стороны, я

[116]


поддерживал такую политику оплаты. Ведь, когда я сам работал продавцом мне приходилось

рвать свою задницу, чтобы получить нормальную зарплату.

К концу второго месяца лета мы все же набрали команду. Перечислять слишком муторно, да и

некоторые персоны, думаю, не сильно пострадают от этого. Оставался работать Костя, Яна и двое

новеньких. Один из них был другом директора, три года назад они работали вместе в этом же

магазине. А второй был слишком тупой, но делать было нечего, поэтому приходилось обучать то,

что есть.

С каждым днем работа погружала меня в скучную рутину бесполезных дней. Ничего не

происходило, вообще. Моя работа заключалась в том, чтобы прийти утром – открыть магазин, а

после весь день сидеть с важным видом и пялится в компьютер, просматривая разные сайты

сексуального содержания. Мне чертовски скучно, поэтому после пары фраз с продавцами под

вечер, я шел и напивался где ни будь до состояния «Отвезите этого парня уже домой». С Яной мы

практически не разлучались. Я ее видел в течении всего дня: дома, на работе, в пастели, когда она

была сверху… Иногда, мне все это надоедало и я уезжал подальше в тот ресторанчик. Отключал

телефон, садился на летнюю веранду с видом на фонтан и пил до самого закрытия.

Моя семья давно не видела меня дома, я не общался со своим другом, который уехал. В пьяном

состоянии я не думал об этом, а просто молча сидел и наслаждался этим моментом, когда мне

никто не ебал мозг. После, собирался силами и возвращался к Яне домой, чтобы опрокинуть еще

пару стопок, трахнуть ее и завалиться спать. Впервые за все время я делал то, что хочу. Некоторые

мечтают стать культ личностями, космонавтами, иметь детей или работать на крупную фирму, а я

тащился от алкоголя, директорского кресла и мокрой пизды своей замужней подружки. На тот

момент это были все мои развлечения. Я не выходил на улицу просто так, если и выходил, то либо

я шел за спиртным, либо уже был в состоянии полной усрачки и не понимал, что творил.

Вскоре, после некоторого времени моих попоек, директор с головой ушел в свои отношения и с

каждым днем переваливал на меня свою работу. В конце концов, он плюнул на директорское

кресло и практически все время был с Евой. Директор был влюблен и против этого не было

лекарств. Мы частенько с ним сидели в близлежащий барах от магазина и постоянно говорили о

бабах. Как-то раз, после очередного приезда Евы, она намекнула ******, что ей нужен телефон.

Проблем с этим не было, директор сразу же пошел к сейфу, взял нужную сумму и купил ей

телефон. Для него не было в то время денежных преград. В любой ситуации он брал деньги из

сейфа. Новая рубашка? Джинсы? Туалетная вода? Еда? На все это дерьмо он брал деньги из

магазина. Парень полностью отдавался этой девчонке, а мне оставалось просто за этим

наблюдать. Вскоре я тоже забил на работу и перестал даже подгонять продавцов на продажи.

Мне стало совершенно все равно.

Лето близилось к концу, и мы решили посидеть втроем у Яны дома. Она пригласила свою подругу

Машу, ту, с которой я пару месяцев назад сидел в ванне с бутылкой виски. Я закрыл магазин,

купил все, что нужно было к столу и побрел на эту вечеринку в честь уходящего теплого сезона.

Маша в тот вечер поссорилась со своим знакомым и практически все застолье сидела хмурой.

- Черт. Неужели все парни такие? – вскрикнула она, – неужели нет нормальных, добрых. С теми, с

кем можно поговорить. Одни мудаки вокруг. Вот, скажи мне, Дима, неужели всем вам нужен

только секс от нас?

- Ну не всегда. Должен же быть перерыв между этим.

- Чтобы поговорить?

- Чтобы восстановиться.

[117]


- Я серьезно тебя спрашиваю, а ты тут цирк устраиваешь.

- Черт возьми, женщина, – я взял бутылку рома и немного отлил в свой стакан, – это слишком

долго объяснять, но попытаюсь изложить суть вкратце. Если пианист, рвется в президенты, но у

него нет ничего, кроме своего музыкального слуха, то вряд ли он добьется своей цели.

- Я люблю пианистов, у них длинные пальцы, – сказала Маша, - но к чему это?

- Дура, не в этом дело. Суть в том, что если у тебя кроме пизды ничего нет, то тебя будут

использовать просто как ебабельную бабу. Если у тебя богатый внутренний мир — это лучше и

тогда, ты можешь заинтересовать своего самца рассказами. А если у тебя есть пизда, богатый

внутренний мир и в добавок к этому мозги, которые знают, что делать, то с этим дерьмом ты

можешь стать кем захочешь.

- Я блять поняла, о чем ты, но можно это чуточку в другой форме сказать? – она отвернулась от

меня, а я опустошил стакан. – Вот что мне теперь делать, я хочу помириться с ним, а он даже не

пишет. Он должен первый извиниться.

- Успокойся, подруга, – сказала Яна, – все образуется.

- Наверное, – добавил я, – если он еще не нашел другую цыпочку.

- Да пошел ты – прорычала Маша – он не такой.

После этого мы стали пить. Поначалу подруга Яны вела себя довольно агрессивно, но после трех

стопок рома, оно резко развеселилась. Яна тоже была уже не трезвой. Она подсела ко мне рядом

и сказала, что ей срочно нужно помочь в спальне.

- Мы ненадолго, – сказал я Маше, когда та, уткнувшись в свой телефон ждала от своего

возлюбленного сообщения.

Мы трахались в соседней комнате, пока Маша на кухне слушала музыку. Когда мы вышли, она

резко подпрыгнула с места.

- Вы чего так долго? Мне уже пора домой.

- Может еще выпьем? – застегивая рубашку, предложил я.

- Нет уж спасибо.

- Так вы все-таки помирились?

- Да.

Маша поспешила на выход и хлопнула дверью.

- Думаешь она обиделась? – спросила меня Яна.

- Может быть. Хотя заниматься этим естественно, глупо обижаться на подобное.

Мы с Яной остались снова одни в квартире. Я допил бутылку рома, мы немного посидели, а после

снова пошли в кровать. Так я встретил осень.

Глава 4

Приближался очередной корпоратив, где я впервые выступал в роли руководства. Не сказать, что

я сильно любил все эти вечеринки кому за 40 с подвыпившей кассиршей Еленой, которая после

трех рюмок водки клеится к тебе с танцами или с кладовщицей, которая постоянно находится в

каком-то негативном настрое, одна против всех – врожденная натура.

[118]


Наступал вечер пятницы, а это означало, что после закрытия магазина мы всей командой поедем

в ресторан. Директор как обычно отсутствовал на месте, но обещал подъехать чуть позже.

Рабочий день прошел довольно обычно и только под конец, когда я сидел и умирал от скуки

раздался звонок от директора регионов.

- Слушаю, – ответил я.

- Дмитрий, добрый вечер. Звоню вам по одной просьбе. Вы же сегодня, я так понимаю не на

работе?

- На работе.

- Хм, я думал в пятницу у вас выходной день. А директор где?

- Он отъехал на пару часов по делам и просил меня приглядеть за магазином. Я все равно

свободен.

- Значит он приедет скоро?

- Да.

- Замечательно. Я сейчас сделаю ему звонок, а ваша задача дождаться его, чтобы состоялся

разговор. Хорошо?

- Разговор? На какую тему?

- Директор вам все расскажет, это займет немного времени. Так, мы договорились, Дмитрий?

- Ну да, конечно. Хорошо.

- До встречи.

Я положил трубку. Через час томительных ожиданий директор показался возле главной двери. Он

вошел, не поздоровавшись со мной. Я сразу понял, что что-то тут не так. Речь либо зайдёт о

деньгах, либо о продажах.

- Дим, пойдем в кабинет – поговорим, – сказал он и поспешил во второй зал.

Я зашел в кабинет, директор захлопнул за мной дверь.

- Присаживайся.

- Что случилось? – спросил я.

- Так, я тебе задам несколько вопросов. Это довольно серьезно и поэтому отвечать на них нужно

честно.

- Ну хорошо.

- До центрального офиса дошли сведения о том, что ты встречаешься с одним из менеджеров по

продажам – Яной. Это правда?

- Ты же сам знаешь это. Зачем спрашивать?

- Пожалуйста, отвечай на вопрос, да или нет.

- Да, встречаюсь.

- Был ли у вас половой акт в магазине?

[119]


- Ты кажется совсем умом тронулся, я не понимаю тебя. – он посмотрел на меня гневными

глазами – нет, не было.

- Ты уверен?

- Блять да, на все сто. Я бы запомнил это, знаешь ли.

- Впредь, уделяй меньше времени своим отношениям на работе. Хорошо?

- Ну хорошо, в чем сыр бор то? Откуда такая информация?

- Давай на выход, – директор показал мне на дверь. Я встал и вместе с ним вышел из кабинета.

- Так что это за хуйня была?

- Нас слушали, поэтому я это и говорил. Мне сказали вопросы из офиса. А в камере, которая стоит

у нас, стоит и звуковая плата, записывающая все диалоги.

- Так у нас камера же отключена в кабинете?

- Они не связаны, в этом все и дело. Таким методом, поймали одного директора, который

продавал товары с ремонта.

- То есть все товары, которые сдавали в ремонт, а после заново приехавшие сюда, он продавал? А

что же он владельцам говорил?

- Что пропали или сроки затягиваются. Отправлял их в сервисный центр, который находится за

пятьсот километров отсюда. Никто так и не заявил. А тут вышло так, что продавал он в кабинете

одну кофеварку. Он камеру выключил, а плата звуковая работала. Все.

- Уволили?

- Да, как узнали, сразу приехал директор регионов и вышвырнул его из магазина.

- Так, а я-то вообще зачем им нужен? С чего они вообще взяли, что я трахался с ней в магазине?

- Понятия не имею. Он позвонил мне, сказал, что да как, что нужно узнать.

- Ну мог позвонить мне заблаговременно, я бы отыграл просто и все. Было бы проще.

- Я не подумал чего-то. Да ладно, тебе не похуй на это?

- Похуй.

-Ну тогда чего ты паникуешь. Давай собирайся, поедем заказывать еду в ресторане для

корпоратива.

- А как же магазин? Кто здесь будет то?

- Ну кассир есть на месте. Вот пусть она и смотрит. Вернемся под закрытие и заберем их. Поехали.

Таким образом я скоротал пару часов сидя в ресторане и попивая виски с директором. Мысль о

том, что кто-то меня сдал не оставляла меня в покое. В принципе об этом могла знать кассирша,

так как пару раз видела, как я зажимал Яну в коридоре. На что вообще эти ублюдки рассчитывали,

когда просили допросить меня? Что я выложу все по полочкам о своих отношениях с Яной.

Маразм. В магазин я приехал один. Собрал всех продавцов, взял Яну и поехал обратно к

директору.

Вечеринка казалось уже не такой. Когда то, год назад, мы сидели на этом же месте вместе с

Андреем и пили с грузчиком водку. Тот вечер я вряд ли забуду, когда этот же самый грузчик

[120]


устроил здесь погром. После этих событий его занесли в черный список. И все равно, то время

было намного лучше, чем сейчас. Передо мной сидела недовольная и пьяная кладовщица, слева

от меня была Яна, а справа засыпал директор. Чтобы хоть как-то оправдать этот вечер, мне

пришлось выпить вдвое больше. Дни, что я проводил в своем любимом ресторане в одиночестве,

были намного лучше, чем этот корпоратив.

Под закрытие ресторана мы наконец вылезли оттуда. Директор пару часов назад, как пропал, а

остальные разъехались. Я мало что понимал, в отличии от Яны. Она вызвала такси, и мы поехали к

ней. Полночи мы не спали, и только под утро я наконец-таки закрыл глаза.

Разбудил меня голос Яны. Она с кем-то разговаривала по телефону. Голова трещала. После того,

как я подал признаки жизни она резко бросила телефон.

- Что случилось? – спросил я.

- Муж звонил. Он все знает про нас.

- И что он тебе сказал?

- Спросил, правда ли это.

- А ты?

- Сказала, как есть. Он в ответ обозвал меня шлюхой и попросил больше не звонить.

- Значит, вы теперь не вместе?

- Получается, что так. Мне нужно идти на работу. Ты останешься здесь?

- Нет, я, пожалуй, навещу семью дома.

Когда я выходил от нее, я чувствовал, как она огорчена всем этим. Яна не понимала, что ей нужно

делать. Она была в растерянности, потому что не хотела терять ни мужа, ни меня. Но в какой-то

момент ситуация вышла из-под контроля – откуда-то, этот еблан узнал про нас.

Я приехал домой. Как обычно, там никого не оказалось. Все были на работе. Я закинул немного

еды в глотку и завалился снова спать.

Спустя несколько минут раздался телефонный звонок. Почему то, взглянув на номер телефона, я

понял, что это был муж Яны, так и оказалось.

- Снова привет. Это муж Яны. Мы виделись с тобою.

- И что дальше?

- У меня будет всего два вопроса к тебе.

- Ну попробуй.

- Целовались ли вы с Яной и был ли секс?

- Она разве тебе сегодня ничего не сказала?

- Она сказала мне, что это вранье. Но почему-то я ей не верю.

- Только сейчас это понял, дурачок?

- Ты общайся нормально, я приеду домой, тебе по твоей роже проедусь. Понял? Только без обид.

- Ну вот когда приедешь, тогда и посмотрим.

[121]


- А давно у вас это?

- Пару месяцев.

- Она делала тебе миньет? Мне нужно знать все, – голос у него дергался, но он был воинственно

настроен.

- Позвони лучше своей жене и узнай, отсасывала ли она у меня или нет.

- Все равно, хоть с рогами, хоть без них я верну ее.

- Да по правде говоря, я не думаю, что она собралась уходить от тебя.

- Значит я ее брошу, - тупоголовый продолжал биться в истерике.

- В чем логика тогда, парень? То ты хочешь ее вернуть, то бросить.

Через несколько секунд он отключился. Наверное, пошел думать над своим суперзлодейским

планом. Мне нужно было уже собираться на работу. После этого неоднократно мне звонила Яна,

трубку я не брал, ибо не имел желания с ней разговаривать. Снова я поймал ее на вранье и мне

было не по себе. Она с каждым днем падала в моих глазах, превращаясь из девушки в игрушку,

которая подставляет свою задницу. Весь оставшийся день, я провел на работе. Яна отпросилась

еще до обеда у директора, поэтому мы с ней в тот день не пересекались.

Глава 5

Я не понимал речь директора, который сидел напротив меня. Мы обитали в небольшом баре не

далеко от работы. Стояла глубокая ночь. Мы выпили немного виски, после перешли на ром и

водку. Потом кто-то из нас предложил холодное пиво. Кроме директорского голоса и силуэтов,

мелькавших вокруг меня я не различал ничего другого. Голова кружилась и в какой-то момент

времени я уже блюю под столом этого бара. Директор говорит мне о том, что нужно быстро

убираться отсюда. Пока мы искали выход бегая из угла в угол, выкрикивая что-то официантам, я в

добавок к этому еще и блевал с некоторыми перерывами. Ночь закончилась внезапно.

Я очутился уже утром в чужой квартире, снова. Сквозь похмелье мне вспомнились мои прошлые

затеи, тогда я чаще оказывался в таких ситуациях. Особенно когда лежал в отключке, а вокруг

меня бурила вода, обволакивая всю квартиру. Я оглядел комнату, она была довольно маленькой

даже для одного человека. Из соседней комнаты стали доноситься звуки. Кто-то шел сюда. Из-за

угла показались длинные темные волосы, а после и весь милый женский силуэт. Дамочка была

абсолютно голой, что затруднило общение с ней вначале. У нее была идеальная фигура, пышная

грудь, длинные ноги, красивая улыбка и небольшой газон в нижней части. Мне не нравились

гладковыбритые бабы, коей являлась та же Яна. По мне, небольшой газон, смотрится куда лучше,

чем выкошенное поле, которое создавало впечатление, что в пастели ты не с женщиной, а с

ребенком. Конечно же, перебарщивать с этим не стоит, никто не будет в восторге от женщины с

кустарниками из плейбоя семидесятых годов.

- Выспался? – спросила она меня.

- Я потерял уже всякие надежды на нормальный сон и теперь просто делаю вид, что иногда

высыпаюсь.

- Ты хоть помнишь, как меня зовут? – я отрицательно помотал в ответ головой, она закатила глаза

вверх, – я Альбина, – откуда они только берутся, с такими именами, подумал я, – я тебя увела с

того бара.

- А как ты меня нашла?

[122]


- Я работаю там официанткой. Вы сначала сидели с каким-то мужиком, после ты начал блевать, а

еще через несколько минут вы начали бегать по бару, орать «Выпустите нас» и швыряться

стаканами друг в друга.

- То есть ты сейчас выступаешь в роли спасительницы?

- Именно так, и, если бы не я, твоей заднице было бы не сладко, слишком много разбил посуды,

штраф неимоверно большой.

- И зачем я тебе?

- Не знаю, ты мне понравился вроде как. Я притащила тебя сюда, раздела, разделась сама, и мы

легли спать. На этом все.

- Тебе нужно за эту почетную медаль дать.

- Может быть. Да ты не нервничай, – она дала мне мою одежду, – вот, оденься. Я сделаю кофе,

поэтому, как будешь готов, приходи на кухню.

Я до последнего не верил в эту историю. Мне казалось, что после похмелья у меня появляются

галлюцинации в виде голых баб, в принципе, было бы неплохо, но нет, это был не тот случай. Я

оделся и побрел к ней. Сел на длинный диван, передо мной уже стояла чашка горячего кофе.

Сделав глоток, я немного стал приходить в себя, кофе было довольно крепким.

- Отличное кофе.

- Я же официантка, забыл?

- У меня не настолько короткая память.

- Хочется в это верить.

- О чем ты?

- Может быть все это не просто так. Не хотелось бы видеть тебя в последний раз. Мне было бы

неприятно, если, уйдя отсюда, ты забудешь.

- Все когда-то забывается. Но твое эффектное появление я вряд ли, когда-либо забуду, может не

волноваться про это. Я пью, матерюсь, прожигаю дни своей жизни, зачем я тебе нужен? Найди

более правильного и примерного, про которого ты не скажешь, что он был последним мудаком.

- Не знаю, наверное, в этом и заключается проблема моей жизни. Мне нравятся мудаки.

- Таких мудаков, как я, ты точно не видела, поверь мне.

- Это что? Самореклама? Расслабься, ты и так нравишься мне.

- Я не понимаю, как какой-то пьяный парень, который облевал все твое рабочее место, может

быть тебе привлекательным? Это что, какое-то направление в мазохизме?

- Я знала, что ты не такой. По тебе видно это. Ты абсолютно нормальный. А твои выходки, это

некий протест против твоих же проблем. Ты пьешь, чтобы заглушить некие терзания в себе и чаще

всего, ты проигрываешь и поэтому пьешь еще больше.

- Черт возьми. Ты еще и психолог?

- Да, правда не окончила его до конца. Выгнали из-за слишком плохих оценок.

- Но сейчас ты меня удивила. Чертовски удивила.

[123]


- Да так сейчас живут многие. Не ты первый, не ты последний. Ты ведь работаешь в этом магазине, который на углу еще. Директором?

- Заместитель, а откуда…?

- Мы с моей сестрой заходили недавно, я видела, как ты расхаживал в рубашке и что-то говорил

продавцу.

- Так вот откуда ты меня приметила.

- Можно и, так сказать. Вот скажи мне, чего ты ждешь в дальнейшем от этого? Какие планы на

будущее?

- Не знаю, доработать до директора или нет. Понятия не имею. У меня сейчас нет определённой

цели.

- Значит ты еще в поисках. Может что-то мешает?

- Мой взгляд на жизнь и с этим вряд ли можно что-то поделать. А ты, у тебя какие планы?

Проработать в баре?

- Уехать отсюда и как можно дальше. У меня есть знакомая, которая пристроит в дом на год.

Платить практически ничего не нужно. Работа тоже будет. Хочу не просто сменить место, а

избавиться от всего дерьма, которое здесь. Забыть все, как страшный сон.

- Думаешь, переехав в другой город, что-то изменится?

- Думаю да. Разве не так?

- Проблема не в городе, а скорее всего в тебе. Ведь в дерьмо наступила ты, а не город. Люди не

меняются с переездом, уехав от одного, приедешь к другому. Сначала, я думаю, нужно

измениться самой. Изменить отношение к людям и прочая скучная поебень. Но были бы у меня

средства и возможность, я бы, как и ты, тоже уехал отсюда.

- Потому что, не хочешь меняться для людей?

- Нет, потому что слабак, потому что я прекрасно знаю свою натуру и порой мне противно с самим

собой. Моя слабость и мой характер не дадут мне измениться. Поэтому, я обречен навеки

остаться в этом прогнившем городе. Тут мне самое место, – я допил кофе и собрался выйти.

- Ты уходишь? Может еще кофе?

- Мне нужно идти на работу, извини – она была очень красивой в то утро. Я не мог оторвать глаз.

Она вытащила из-под стола бумагу и ручку. Что-то записала и протянула ее мне.

- Вот держи, мой номер телефона. Захочешь увидеться, просто позвони мне. Я буду ждать.

- Хорошо. Сегодня вечером я вряд ли это сделаю, потому что мне нужно выспаться.

- Зачем мне врать? Ты ведь никогда не высыпаешься.

- Трудно что-то обещать, не зная, что произойдет через пару часов.

- И не нужно. Просто позвони. Я скоро отсюда все равно уеду, поэтому сможешь забыть меня

довольно быстро.

- Знаешь, я всегда молился о том, чтобы не привязаться к человеку. А теперь, почему то, я боюсь

забыть тебя.

[124]


Она улыбнулась и тихо, перед тем как выйти мне из квартиры, сказала: «Я буду ждать».

Прошло пару дней. Рабочие дни длились безумно долго и когда я закрывал магазин, стоя на

улице, подкрадывалась мысль о том, что в этом месте я застрял навечно. С Яной я не общался уже

несколько дней. Изредка от нее приходили сообщения на телефон, на которые я не отвечал,

потому что-либо в это время пил, либо спал. Мы могли пересекаться с ней на работе, но она взяла

больничный на неделю.

Под конец рабочей недели я вновь сидел в своем любимом заведение, пил виски и смотрел на то,

как танцует один из владельцев этого ресторана на летней веранде. Было довольно тепло для

этого в тот вечер, поэтому никто не был удивлен. После нескольких стопок виски я окончательно

опьянел и меня перестало останавливать чувство достоинства. Я решил позвонить Яне. В это

время она спала, но как не странно, она приняла мое приглашение приехать ко мне к ресторану.

Через несколько минут она была у входа. Все те же прекрасные глаза смотрели на меня издали, я

встретил ее и сразу поцеловал. Она была не против. Мы прошли к столику, я заказал еще бутылку

виски. Она достала из сумочки сигареты и закурила.

- Сколько дней ты уже пьешь? – спросила она меня.

- Я не пью, а выпиваю. К твоему сведению это всего лишь одна выпитая бутылка виски, – мой

взгляд поймал ее, – я скучал по тебе.

- Так почему же не позвонил? Или ты просто не был пьян?

- В чем-то ты и права. На трезвую голову я бы не позвонил тебе.

- Почему же?

- Потому что ты постоянно врешь мне. А сейчас, я пьян и просто хочу тебя видеть рядом с собой.

Может я и отбитый придурок, который ищет повод самоуничтожения, но мне чертовски приятно

от того, что ты здесь. За это время, с нами что-то произошло, я это чувствую. Чувствую, что ты уже

не так смотришь на меня. Но знаешь от чего мне действительно хреново, так это от твоих слов.

- Ну раз я такая плохая, зачем со мной вообще связываться? Я постоянно вру. Да. Потому что я не

хочу, чтобы мой муж беспокоился по этому поводу. Но это не значит, что ты мне безразличен.

- Было бы это действительно так, ты вела бы себя по-другому. Я видел. В самом начале, когда мы с

тобой только начинали это. Ты сияла, улыбалась. Ты была совершенно другой. А сейчас?

Посмотри на себя. И это все ради какого-то ублюдка. Ради него ты убиваешь в себе все

человеческое?

- Это не должно тебя волновать. Мы с тобой в отношениях. Что еще нужно? – она взяла меня за

руку и пододвинулась ближе. – Скоро он приедет, и мы разведемся. Скоро все кончится. Поверь

мне. Еще немного терпения. С ним все покончено, я это решила и ничего не хочу возвращать

обратно.

- Мне плевать, – я взял стакан с виски и опрокинул его залпом. – Можешь возвращаться обратно

домой, уткнуться в телик и ждать, когда попросят в очередной раз сделать снимок пизды в

нужном ракурсе.

- Да пошел ты, – она взяла пачку сигарет и пошагала к выходу.

- Скатертью дорога, шлюха! – я был не в себе и не мог контролировать свои высказывания. Я снова

напился до чертиков. Езжать мне было некуда и поэтому я отсиживался еще минут сорок в

ресторане, пока мне не позвонила Яна.

[125]


- Ты еще там?

- Какое твое дело, где я, женщина.

- Может приедешь ко мне?

- Слишком поздно, чтобы делать глупые и бессмысленные телодвижения. Пожалуй, сегодня, я

лучше отосплюсь у себя, – я положил трубку и допил остатки алкоголя. Когда я расплачивался и

шарил по карманам, наткнулся на клочок бумаги, где был написан номер Альбины. Девчонки из

бара, которая любит расхаживать голышом при незнакомых. Я решил набрать ей.

- Я думала ты не позвонишь мне.

- Как я мог позволить себе это.

- Ну судя по звукам ты не скучаешь там. У вас вечеринка?

- Я в ресторане. Пью. Ничего необычного.

- Все же я думала ты не позвонишь мне, и я уеду из этого города с плохим настроением.

- Так я могу приехать к тебе?

- Зачем я тебе, оставайся в ресторане. Там весело, не то, что у меня. Я слишком проблемная и

скучная.

- Понимаешь, после каждой вечеринке приходит утро, за ним похмелье и мысль об упущенном

шансе. И так постоянно. Завтра, я не хочу жалеть об этом.

- Ты знаешь, где я живу.

Ту ночь я провел в пастели с Альбиной.

Глава 6

Через пару дней мы помирились с Яной, и я снова стал ночевать у нее. Мне приходилось работать

по ненормированному графику из-за директора и его большой любви к новой избраннице Еве.

Мы снова стали посещать вместе различного рода кафешки, где был алкоголь и караоке.

Из-за информации, которая поступила не так давно в главный офис, директор регионов не

разрешал мне брать выходные, которые совпадают вместе с Яной, объясняя это тем, что только

мы соображаем, как оформлять кредиты покупателям и из-за недостатка продавцов, мы не

можем отдыхать в одни и те же дни. Все это напоминало некий заговор против меня и моих

естественных желаний. По сути, он запрещал мне трахаться с ней, даже в выходные дни. Это было

дольно странно.

Через некоторое время, Яна уволилась из магазина, так как не могла больше работать там. По ее

словам, ей все надоело и запреты на совместные выходные были последней каплей. Теперь она

сидела дома и неохотно искала новую работу. Из тех людей, кто действительно был рад ее уходу

с работы так это был ее муж. Он частенько названивал нам ночью на мобильные телефоны,

спрашивая о том, трахаемся мы или нет. С каждым разом он надоедал мне все больше и в

дальнейшем я престал брать трубки от него и чужих номеров. Он был настолько глуп, что думал,

если я не ответил на его вызов, то обязательно отвечу через несколько секунд на чужой. Он

постоянно следил за телефоном Яны и отслеживал ее местоположение. Теперь, когда Яна

уволилась, она практически все время торчала дома, изредка приходя ко мне на работу, где,

запиравшись в туалете я трахал ее, вспоминая минувшие деньки.

[126]


Как ни странно, но в тот период моей жизни, мне было довольно комфортно. Я ощущал полную

свободу в действиях. На горизонте виднелся просвет, он будто говорил мне, что я иду в

правильном направлении, хотя практически ничего не делал. У Яны появилось много свободного

времени, поэтому она постоянно доканывала меня на работе сообщениями. Мне было это

чертовски приятно. Я так же продолжил традицию вечера и практически каждый день заезжал в

какой ни будь ресторан или бар, чтобы выпить парочку стаканов виски и набить желудок едой.

С Андреем мне доводилось редко общаться, он все еще находился на севере. Директор совсем

погрузился в свои амурные дела и этим очень хорошо начал пользоваться один из продавцов. Его

старый друг, с кем он раньше работал – Антон. Он легко втерся в доверие директора и начал вести

себя слишком свободно. На мои замечания естественно он плевал, потому что приходил директор

и говорил, чтобы мы все успокоились. Понемногу это переросло в то, что директор вместе с

Антоном стали уходить днем, оставляя магазин на меня и не появляться все выходные.

Антон был чуть старше меня. На тот период времени он имел двух детей, при чем от двух разных

жен. Одним своим видом он вызывал негативные ощущения. На лицо он был довольно

неказистым. Рыжий, с маленьким ртом, носом и глазами, которые скрывались под слоями

обвисшей кожи. Когда я смотрел в его глаза, у меня возникало чувства, что я смотрю в пизду

зрелой шлюхи. По характеру он был хитрым, поэтому сразу прибрал к себе директора. После

некоторого времени работы, от него ушла очередная мамошка, которая случайно залетела от

него. После этого Антон запил, с ним запил и директор. Всю неделю я работал один.

Спустя некоторое время он привел на работу своего брата. Его называли кренделек. Почему?

Потому что его умственное развитие совпадало с крендельком. Он почти ничем не отличался от

Антона. Да, чуть тупее, чуть выше и у кренделька постоянно выпирали зубы, словно я попал в

фильм про фермеров. Таким образом, два худощавых глиста начали разгуливать по магазину.

С каждым днем они наглели все больше. Безусловно, я всеми силами сдерживал натиск со

стороны этих двух мудил, но после того, как они стали подговаривать весь коллектив, чтобы

съесть меня, мне стало тяжелее. Директор был давно уже не в этом мире, а где-то там, на берегу

пляжа в своих мечтах и с Евой. Он проводил достаточно мало времени на работе. Приходя, он

брал деньги из сейфа «на подарок», звал Антона с собой, и они исчезали на несколько дней. Как-

то раз к нам с ремонта приехал огромных размеров телевизор и директор, недолго думая, захотел

организовать вечер с пивом и футболом. Он запряг двух братьев по разуму донести телевизор до

его квартиры, благо она находилась почти через дорогу. Еще директор с собой прихватил игровую

приставку и игры к ней. Он не появлялся четыре дня. После этого я решил с ним поговорить.

Закрыв магазин, я направился в знакомый бар, где на тот момент работала Альбина. Директор

меня ждал именно там.

Мы заказали немного алкоголя и еды.

- Мне кажется мы стали реже видеться с тобой, – сказал я, – ты не заметил?

- Ну знаешь, это все работа, суета повседневная. Во всем виновата она, – он взял стакан виски и

опустошил его залпом, – как хорошо, что есть такие дни, когда мы можем вот просто так собраться

и посидеть, выпить, поговорить. Кстати, как там Яна? Нашла работу?

- В поисках. Она не торопится.

- Сидит дома целый день?

- Точно сказать не могу, по ее словам, она целыми днями валяется на кровати и смотрит телик.

[127]


- А мы вот с Евой пару дней назад были в зоопарке – чертовски весело. Потом мы заказали друг

другу футболки со своими именами. У меня будет на спине написано Ева.

- Чтобы не забыть, как зовут ее?

- Нет, ничего ты не понимаешь. Это, как память. Сувенир.

- Главное, чтобы до тебя доходило.

- Ты какой-то расстроенный сегодня, Дим. Что с тобой? Скоро выходные, расслабься.

Отпразднуем.

- Кстати о выходных. Я хотел с тобой поговорить об этом. Сколько у тебя на неделе выходных?

- Два. Но иногда я отпрашивался у регионального.

- Почему же он тогда не знал об этом, а прикрывал твою задницу я, а?

- К чему ты ведешь этот разговор?

- К тому, что пора уже выходить на работу и навести чертов порядок в магазине.

- А что там не так?

- Что? Продавцы шлют на хуй, работать не хотят. Сидят во время работы, говоря, что ты им

разрешил это делать. А тебя будто нет. Ты где-то в другой вселенной. Видел оборот за прошлую

неделю? А услуги? Мы в заднице! Понимаешь?

- Но постой, разве следить за продавцами это не твоя обязанность?

- Да, ты чертовски прав, моя. Но если это блять моя обязанность не разрешай им заниматься

всякой хуйней во время работы. Не дружи у всех на глазах с этим пиздюком Антоном. Они смотрят

на тебя в первую очередь, и берут пример. Если директор так фривольно ведет себя, почему бы и

нам так не делать. А заместитель пусть идет на хуй со своими замечаниями и оговорками, он все

равно нам ничего не сделает, у нас ведь крыша в виде директора имеется.

- Чушь! Никто с ними не дружит. Антона еще приплел. Он нормальный парень.

- Нормальный парень? Он подговорил весь коллектив против меня. Даже умалишённый Костя

встал на его сторону.

- Ну это уже твоя проблема. Если ты не можешь поставить коллектив, то значит ты плохой

заместитель.

- Правда? Почему же вначале все было в лучшем виде? Но когда пришел твой дружок, вы стали

забивать вместе на работу. Конечно, если ты приходишь работать, а тебе директор говорит: «Да

знаешь, забей хуй на это, пойдем выпьем, я сейчас возьму из магазина телик, установим –

поиграем». Думаешь это никак не влияет на них? Он почуял свободу, ему с тобой нравится и

теперь он хочет изжить меня. Играет на нервах каждый раз, смотрит, где бы я не косякнул, а если

это случится, то сразу докладывает тебе или региональному. Поэтому…

- Поэтому что? Ультиматумы будем ставить? Директору?

- Можешь называть это как хочешь, но если ты не изменишь ситуацию в коллективе и не будешь

работать по расписанию, предоставляя и мне время отдохнуть от всего этого ада, то мне придется

принять меры.

- Какие меры?

[128]


- Мне придётся поставить в известность регионального. Поведать о том, что происходит в

магазине. Ведь на деле то, у нас пиздец. Недостача по сейфу в пятьдесят тысяч. Недостача по

телефонам, телевизорам, стиральным машинам, игровым приставкам, принтерам. Мне

продолжать? Техника где вся эта? У тебя дома? У Антона?

- Послушай, это я все верну обратно. Возьму кредит и оплачу. Зачем трогать сейф? Там не только

мои деньги.

- И не мои. Я не брал давно уже оттуда.

- Про тебя никто не говорит. Там долг Антона.

- Что блять?

- Мои тридцать тысяч, я брал их, чтобы Еву свозить на прогулку, а двадцать тысяч Антона. Он брал

до зарплаты.

- Пиздец. Ты чем думал то?

- А что?

- А если блять он сольется? Если его уволят. Если он не захочет отдавать? Ему то что, он не

отвечает за деньги в магазине. Влетит нам. Он может легко подставить всех нас. Хотя, что я

волнуюсь. Это же твой дружок. Пойдете вместе значит из магазина.

- В каком смысле?

- Я тебе уже все сказал. Наладь ситуацию в коллективе и все будет нормально.

- Так, а теперь послушай меня. Ты, наверное, забыл, как стал заместителем? Напомнить? Ты так же

забыл, что я пока еще директор этого магазина и могу вышвырнуть тебя в два счета за дверь. За

что, спросишь ты? Ну к примеру твои вечера в магазине с Яной, ничего не припоминаешь?

- Это уже в прошлом.

- Да что ты говоришь. Офис давно на тебя зуб точит из-за этого, дай им повод, они растопчут тебя.

Поэтому, не смей даже рыпаться, если еще хочешь здесь работать. Ты понял? Выходные я буду

брать, когда мне захочется. Перед офисом ты так же будешь меня прикрывать. Если что-то пойдет

не так, ей Богу, ты вылетишь в тот же день. Ты меня понял?

- И что ты этим добьешься? Хочешь пристроить Антона на мое место? Он так же будет вести

финансовый отчет в плюс и прикрывать тебя от офиса, работая неделями без выходных?

- Может он немного и проще тебя, но зато, Антон никогда не предаст.

- Проще? Ты, наверное, хотел сказать тупее, намного тупее. Мы таких ублюдков во дворе били

палками в детстве. Дело конечно твое.

- Я тебя предупредил, Дима. Если захочешь начать войну, проиграешь в ту же минуту.

- Я просто хочу навести порядок в этом чертовом магазине, где я проработал достаточно, чтобы

понимать, когда ситуация совсем хуевая.

- Перестань ныть. Ты накручиваешь себе из-за Антона. Он тебе не понравился, может ты немного

завидуешь ему, что он лучше продает, чем ты или что общается со мной. Пойми, это злоба и она

пройдет.

- Ты ни хера не понимаешь, что я говорю тебе.

[129]


- Мне пора, – он посмотрел на часы, опрокинул последнюю стопку и оставил деньги за свой заказ.

– Я тебя предупредил. Работай, как раньше. Не хочешь - уматывай, а начнешь крысить под меня я

тебе наделаю проблем больше, чем ты, можешь себе представить. Не скучай.

Я остался один за столом. Я не мог поверить, что этот разговор сведется к такому исходу. Такого

дерьма я не ожидал. Нужно было что-то придумать. Я не мог просто так оставить это и забыть. Я

заказал еще выпить. Ко мне с подносом подошла Альбина.

- Странно, – сказала она мне.

- Что именно?

- Видеть тебя здесь и не заблеванного.

- Еще не вечер, красотка.

- Перестаньте, вы льстите мне, – она заулыбалась. – Что это за мужик был с тобой? Вроде я его

видела еще в прошлый раз.

- Да, коллега по работе.

- И о чем болтали? О телках, сексе и разврате?

- Не поверишь, но нет. О работе.

- Да вы деловой человек, Дмитрий. Чем вы занимаетесь сегодня ночью.

- А что, есть предложение?

- Да. Провести деловое собрание у меня дома с бутылкой виски.

- Неплохо, а после устроим часовые дебаты.

- Не обманывайте себя, Дмитрий. Максимум, пятиминутка.

- Тогда я был не в форме, все это чертов алкоголь. Вывел меня из строя.

- Считай, что сегодня у тебя реванш, – она взяла пустые стаканы и тарелки, положив все на поднос.

– Я скоро закончу, а ты пока можешь посидеть здесь, размяться или придумать более нелепые

оправдания.

Альбина ушла на кухню бара, оставив после себя спокойную атмосферу и ароматный шлейф

духов, которыми она пользовалась. Я сделал звонок Яне, сказав о том, что переночую дома. Она

была не против, а мне это и было нужно. Всю оставшуюся ночь мы провели с Альбиной в постели,

в перерывах между еблей мы пили виски.

Глава 7

Наконец-таки Андрей вернулся с севера. Мы не сразу увиделись из-за моего ненормированного

графика на работе. Через пару дней я был готов встретиться с ним. Мы назначили встречу в том же

самом баре. Я закрыл, как обычно магазин и отправился на место встречи.

Я был рад его увидеть. После всех этих передряг среди незнакомых людей, от которых исходил

лишь негатив, где я не мог найти себе место, Андрей был тем небольшим островком, где я

чувствовал себя по-другому – намного лучше. Поведав всю историю за бутылкой виски, мой

приятель был в смятении.

- Откуда ее муж о вас узнал?

[130]


- Да кассирша все это, других вариантов нет. Либо, этот недоделанный хакер поставил прослушку

и камеры, как вариант.

- Долбаеб, – Андрей поднял стакан и чокнулся со мной, – вот что я скажу, на его бы месте, я бы

нахуй послал такую верную жену и пошёл бы своей дорогой. Черт возьми, он не настолько стар,

чтобы заниматься такими вещами.

- Сказал человек, который пару месяцев назад сидел и вместе со мной сочинял речь для своей

подружки.

- Мы немного другие с тобой, понимаешь? Мы редкий вид мудаков, которые занесены в красную

книгу пиздострадальцев. Нас жалко убивать. А таких, как он – толпа и беспокоиться ради пизды,

ему бы не стоило.

- Но парень оказался другим.

- Но парень оказался другим, – с грустным взглядом на бутылку виски, повторил Андрей, – а что ты

собираешься делать с работой?

- Понятия не имею. Идти против системы не слишком хороший вариант. Могут уволить.

- Идти против системы может и преступление, а вот идти против людей, которые желают тебе

далеко не счастья — это вполне нормально. И вообще, что есть норма?

- Сейчас, я просто хочу спокойно пожить, без всяких передряг.

- Ну тогда в чем проблема? Увольняйся к червовой матери, приходи домой и ложись под кровать,

– Андрей допил последние капли виски и заметив пустую бутылку вскрикнул, – официант! Виски!

Из барной стойки вышла Альбина с новенькой бутылкой шотландского напитка.

- Здороваться вас, Дмитрий, не учили? – спросила она меня, убирая пустую посуду.

- Я тебя не заметил, если честно. Мой приятель вернулся после долгого странствия по северу.

- Ну хорошо, - она бросила на меня свой ненавистный взгляд, – отдыхайте, мальчики.

- Спасибо, – вслед сказал Андрей. – Кто это?

- Да, так. Знакомая.

- Ты ее трахаешь? – он пристально взглянул на меня, - и парень говорит о спокойной жизни, – мой

приятель распечатал бутылку и разлил виски по стаканам, – она хоть знает, что ты еще спишь с

замужней?

- Да, я говорил ей об этом.

- И она продолжает с тобой спать?

- Иногда, когда есть время. Она мне нравится. С ней можно поговорить о жизни и от нее приятно

пахнет.

- Вот видишь. Ты никогда не станешь нормальным и никогда не сможешь прожить жизнь

спокойно. Потому что тебя окружают пизданутые на голову люди. Аморальные, лживые,

лицемерные, несчастные люди. Общаясь с ними, ты никогда не выберешься из этого водоворота

томительных и сложных дней. Потому что, ты уже сам такой. Идти и сдаваться системе – не твой

вариант. Ты пизданутый на голову, значит и поступки должны быть такими. Конечно, если ты

хочешь нормально и спокойно жить, то ты забудешь обо всем, о чем здесь мы говорили и

[131]


выйдешь завтра на работу с натянутой улыбкой в сторону директора, который при любом

удобном моменте может выкинуть тебя. Твоя жизнь, Дим – твой выбор. А я выпью.

- Я тоже, – мы подняли стаканы с виски перед собой.

- За что пьем, Дмитрий?

- За пизданутых, как мы, – мой приятель улыбнулся.

- Рад тебя снова видеть.

Воссоединение старых друзей состоялось. После пары бутылок Андрей отправился домой, а я

поехал к Яне.

Следующие дни моей работы прошли в поисках неких слабостей директора. Теперь, когда у меня

была цель и идея, мне стало легче работать. Не подавая виду, все это время, я оставался в тени

своих мыслей. Слишком рискованно говорить о своих планах в подобных заведениях, ибо в этом

забытом Богом месте даже у стен были уши. Мне нужно было нарыть некий компромат на всех

этих ублюдков. Вся переписка с директором со мной состояло из отчетов и некоторых

переговоров по поводу вечерних посиделок в баре. Единственным моим спасением в этом

магазине, это была какая-либо информация, которая ставила под сомнения директорскую

персону. Я мог сказать про все это и без каких-либо доказательств, про кредиты, карты, деньги,

товар, но зная нашего мудацкого директора по регионам, то вряд ли бы он поверил. И тогда,

после всего этого, ситуация обернулась бы против меня. Я не мог допустить ни малейшей

оплошности, поэтому действовал крайне осторожно, выслушивая все то дерьмо, что выливалось

на меня в течении рабочего дня, а вечером, когда директор уходил, копался в нашем рабочем

компьютере в поисках интересного. Одним из таких вечеров, мне удалось кое-что достать. Это

была списанная стиральная машина, которая находилась якобы еще на складе и числилась на

магазине. Но как говорилось в переписке директора и склада, она давно была вывезена. Я сверил

со списком товаров, который на тот момент числился на магазине и правда, стиралка ценой в

тридцать тысяч должна была находиться на складе, но по факту такой модели не было и в помине.

На следующий день, утром, я дождался кладовщицу Сашу, чтобы узнать об этом. Я знал, что она

всегда испытывала к нашему директору негативные флюиды еще с давних пор, когда он был

продавцом. Поэтому, решив объяснить ей ситуацию, я хотел добиться некого продвижения в этом

деле. Я прекрасно понимал, что товар, который находится на складе проходит через Сашу и, если

стиральной машины не было на положенном месте, виновата в первую очередь она. Других

вариантов не было узнать историю этих манипуляций. По крайней мере, у меня дар внушения,

поэтому я не думал о каких-либо страшных последствиях этого разговора. Я отправился на склад.

Кладовщица сидела, как обычно на своем месте. Увидав меня, она резко взяла стопку бумаг.

- Это тебе, – она передала мне бумаги, – накладные за вчерашний и сегодняшний день.

- Все на месте?

- На месте? – Саша удивленно посмотрела на меня, – да, конечно. А когда-то было что-то не на

месте? У меня редко случаются конфузы, ты же знаешь.

- Об этом я и хотел поговорить с тобой, – я дал ей небольшую записку, положив на стол, где была

указана модель стиральной машины, – вот.

- И что это?

[132]


- Это то, что ты называешь конфузом. Вчера, я проверил списки товара, который должен

находиться здесь. Этой стиральной машины нигде нет. Ни на складе, ни на витрине магазина. Так

что с ней?

- Ну оставляй здесь свою записку, я посмотрю и скажу тебе, где она. Ты точно все проверил?

- Точно, вчера облазил весь магазин. Тогда я буду ждать, отпиши мне, как что-нибудь найдешь.

- Хорошо. А зачем она тебе вообще понадобилась, Дим?

- Я проверял вчера товар на выкладку, чтобы ничего не забыть. Наткнулся на нее и пошел искать.

Оказалось, что ее нигде нет. Вот решил у тебя узнать.

- Поняла, хорошо. Как что будет, я напишу тебе.

План сработал. Я не выдал себя. Теперь мне оставалось только ждать, что будет дальше и как

директор будет выкручиваться, когда кладовщица подтвердит мои слова.

В этот же вечер я решил пораньше зайти в бар и забрать Альбину домой. На днях, она предлагала

закупиться пивом, чипсами и устроить вечер кино у нее дома. Я был только «за».

- А где Альбина? – я спросил у бармена, который предложил мне выпить у барной стойки.

- Она недавно ушла домой. Наверное, недомогание. Так вам налить виски?

- Нет – в этот момент у меня зазвонил телефон, это был директор – Подожди.

- Дима? – у него был довольно взволнованный голос, – ты сейчас где?

- Сижу в баре, где в прошлый раз мы отдыхали с тобой.

- Я минут через десять заеду. Нужно поговорить. Хорошо? Ты не один там?

- Один.

- Тогда сейчас буду.

Он положил трубку. Что ****** нужно было от меня. Неужто так быстро всплыла тема про

стиральную машину. Хотя нет, она не могла всплыть. Я бы знал про это. Если только Саша не

позвонила напрямую в офис и не доложила про этот «конфуз». Я посмотрел на часы, у меня было

время.

- Надумали? – в мое личное пространство вновь ворвался официант.

- Я же сказал, пока ничего не надо.

Через некоторое время в бар ворвался директор. Я сидел уже за столиком и занял ему место.

- Ты заказал что ни будь? – спросил он у меня.

- Нет, я не голоден.

- Ладно. Это позже. Перейду к делу. Расскажи мне про стиральную машину.

-Какую машину?

- О который ты сегодня узнавал у Саши. Зачем она тебе?

- Я просто проходил по списку выставленных товаров. Наткнулся на нее. Решил найти. Как

оказалось, ее нет, хотя в базе числится одна. Сегодня обратился к кладовщице, попросил

разузнать ее про это. Все.

[133]


- Ты больше никому это не говорил? В офис не звонил?

- Нет, а надо было?

- Ни в коем случаи. Я забыл просто тебя предупредить. Здесь возникла небольшая путаница.

Стиральная машина эта находится у Саши дома. Она купила ее, но пока не оплатила и все. Она

просто позвонила мне сегодня, вся на нервах. Думала ее уволят.

- Какие еще товары ты раздал нашим подчиненным?

- Не бери в голову это. А лучше следи за оборотом магазина и показателями. Понятно? Я,

пожалуй, выпью. Будешь еще?

- Нет, спасибо. Мне пора, – ответил я, – мне нужно домой.

- Дима, – директор посмотрел на меня серьезным взглядом, – рот на замке.

- Я понял тебя, *****.

- Замечательно. Официант, виски!

Я вышел на улицу. Теперь я понимал, что чуть не допустил большую ошибку. Я был на грани. У

директора договорённость была оказывается не только с продавцами, но и со складом. Уж не

знаю, за какие заслуги он отдает весь товар этим мудакам, но здесь было что-то не чистое. Мне

предстояло это выяснить. На улице лил стеной дождь. Дом Альбины был совсем недалеко.

По пути к Альбине в мою голову засела мысль о том, что теперь будет сложнее доказать какие-

либо пропажи с товаром. Черт возьми, этот мудак находил любой способ заработать чуть больше,

чем положено. Дайте ему палку и шарик, и он найдет, куда это сбагрить. Таков был директор и

этого у него не отнять. Изначально, когда мы сидели с ним на лавочке, попивая пиво и душевно

болтали о его судьбе и проблемах прошлого, он говорил о том, что чертовски поменялся. Но, к

сожалению, недавно, я открыл другую правду – люди не меняются. Хоть это и немного обидно

воспринимать, но это так.

Я поднялся на этаж, где жила Альбина и постучал в дверь. Где-то в далеке, за металлической

преградой, куда я так рьяно стучался, звучала музыка и ее голос: «Минуту». Дверь со скрипом

приоткрылось и из дверного проема выглянули знакомые глаза. Увидав меня, Альбина полностью

открыла ее.

- Дима?

- Я подумал, что тебе будет скучно смотреть фильмы одной. Решил составить компанию.

- Но как ты …?

- Бармен. Он сказал, что ты ушла раньше. Я прошел допрос? Можно войти?

- Понимаешь. Сейчас не самое подходящее время – она стала отходить от меня дальше.

- Почему? У тебя гости?

- Не совсем, – из квартиры стал доноситься мужской голос. Он явно был недоволен ее выходками.

Альбина опустила глаза.

- Я смотрю киновечер у тебя в самом разгаре.

- Послушай, это не то …

[134]


- Заткнись. Я хочу с ним познакомиться, – я сделал шаг вперед. Девчонка всеми силами меня

держала на пороге.

- Это правда не то, что могло быть. Порой, то, что кажется нам не совсем правда. Зачем тебе это

нужно? В очередной раз трахнуть меня и уйти в свою жизнь?

- Что за херню ты несешь? Мне нужно увидеть этого парня. Это он сказал тебе это?

- Никто ничего не говорил. Послушай, – она перестала держать меня, – я не знаю, что сказать тебе.

Может ты разочаровался во мне. Можешь ненавидеть меня за это, я не против. Да мне будет

больно, но от этого не поменяется суть. К тому же, кто я такая. Всего лишь обычная девушка,

которой понравился сидящий в баре парень. Знаешь, мне снился сон. И в этом сне у нас с тобой

все хорошо, и мы живем. Понимаешь? Живем. Я всегда мечтала о таком светлом будущем. Но,

наверное, не в этой жизни, – ее не так давно забавные глаза перестали излучать привычное для

меня тепло.

- Тогда зачем это все? Зачем нужен кто-то другой?

- Не правильно ставишь вопрос. Не зачем, а почему. Потому что вселенская дуреха, вот и все.

Меня не изменить.

- Где-то это я уже слышал, – я чуть оттолкнул ее и прошел в комнату, откуда доносились крики.

В спальне лежал мужчина, прикованный наручниками к кровати. На нем были только трусы.

Среднего роста, он походил на мусульманина с небольшой бородкой. Увидав меня, он сильно

удивился.

- Эй! Я не заказывал тройничок, Алиса. Что за дела! У меня нет больше денег! – он стал вопить, в

это мгновение Альбина прибежала к нам.

- Может объяснишь нам, что здесь происходит, Алиса, – я присел на диван.

- Эй, убирайся нахер отсюда. Меня жена дома ждет. Мне пора уже. Развяжите меня кто-нибудь и

общайтесь!

- Закрой свой рот, – мне пришлось рявкнуть на этого мужика, я взглянул на Альбину, – Алиса?

- Это мой псевдоним для работы.

- Работы?

- Он твой парень что ли? – мужик стал громко смеяться. – И только сейчас узнал? О святые, вы

посмотрите на этого бедолагу. Ты еще не понял, парень? Твоя «Алиса» работает на дому, а я ее

клиент. Шлюха она. Берет правда, сука, много, но дело знает.

И вновь все дерьмо всплыло наружу. Я падал в подсознание от своего бессилия контролировать

ситуацию. Я молча встал, прихватив небольшой ключ с тумбочки и снял наручники с этого мудака:

«Пошел на хуй, отсюда», прокричал ему в дорогу. Комната опустела. Альбина стояла напротив

меня.

- Я просто хотела заработать больше, накопить денег и убраться из этого города.

Я поднял голову и взглянул на нее. За окном лил проливной дождь, а в моей голове бушевало

цунами бредовых мыслей и слов.

- Знаешь, есть люди, которых ценишь и любишь. Порой эти люди совершают оплошность. Так

проходит вся их жизнь. Раз за разом они совершают нечто глупое, а после приходят снова к тебе.

[135]


Ты их принимаешь, прощаешь, а спустя некоторое время это повторяется снова и снова. И в один

прекрасный момент, этого человека, вопреки своим чувствам и терзаний посылаешь на хуй и

просишь больше не появляться в своей жизни по причине того, что в тебе не осталось больше

веры в людей.

- Ты хочешь, чтобы я больше не появлялась в твоей жизни?

- Знаешь, мы не настолько сильно знакомы и наше общение было недолгим. Но почему-то, мне

кажется, закрыв на это дерьмо глаза, ты окажешься тем самым человеком, которого в итоге

придется навсегда забыть. Мне нужно отдохнуть. Не могу думать.

- Может останешься?

- Нет. Не хочу, – она проводила меня до двери. – Черт, тебя даже шлюхой не обзовешь.

- Почему это?

- Ты не обидишься, – я открыл дверь и вышел прочь из этой квартиры и направился прямиком в

бар.

Директора уже не было там, поэтому я мог расслабиться подумать о чем-то другом. Меня окружал

водоворот пиздеца. Повсюду проблемы, ситуации, решения которых далеко ушли от меня. Я

подошел к барной стойке:

- О, снова вы. Ну так что, надумали выпить?

- Да. Бутылку виски и стакан.

Глава 8

С Альбиной я разорвал всяческие способы общения и в течении нескольких дней пребывал в

дичайшем запое. Переходя из одного заведения в другое и скитаясь по ночным улицам мертвого

города, я старался забыться, но получалось у меня это только после очередной выпитой бутылки.

Ночью, когда головная боль от острых мыслей немного стихала я шел к Яне домой и отсыпался до

самого утра, а после этот кошмар начинался заново.

В тот период моей жизни я был готов выть на луны от своего положения. Я не знал куда

пристроить свои мысли и избавиться от всего плохого. Как обычно, все дерьмо приходило само,

даже когда я этого не хотел. На работе я был окружен различными прихвостнями директора,

которые строили планы против меня, параллельно проводя свои махинации. Женский пол, вокруг

меня тоже не сильно радовал. Одна оказалось не той, кем выдавала себя, а вторая и вовсе не

подавала признаков жизни. Яна, не зная, что делать, продолжала спать со мной и ждала

возвращение своего мужа. Она делала ставку на то, что с его приездом все изменится в лучшую

сторону. Моя жизнь в очередной раз ставила подножки, а я как маленький ребенок, не смотря

под ноги спотыкался и с большим грохотом падал на землю. Но несмотря на это, я не подавал

виду и старался огородить себя от общения с прекрасным полом на пьяную голову.

Отоспавшись после очередной попойки, я решил действовать в плане решения проблем магазина.

Мне нужно было звено, которое знал обо всем, но которого легко было сломать. Не секрет, что

Костя, который чудом проработал такое время в моей компании встал так же против меня. У Кости

была беременная подружка. По своей глупости он не пользовался средствами защиты, о чем так

смело хвастался еще давно. Ему нечего было терять. Семьи своей он не имел и жил дома у так

называемой «будущей тещи» вместе со своей пассией. Каждый месяц я подписывал зарплатные

листы, где указывал сумму при получении каждого продавца. Молодой папочка меня постоянно

просил, чтобы я печатал зарплатный лист специально для него, где указывал сумму на пару тысяч

[136]


меньше. На эти деньги он покупал себе еду. Дело в том, что его теща вела отчет и каждый раз, после зарплаты он приносил им этот лист и все деньги шли в семью. Иными словами, он работал

на семью, ради ребенка. Его любимая часто избивала его за непослушание, тем самым делая его

ручным и раз за разом он становился обычной игрушкой в руках молодой пизды, которая играла с

ним, как угодно. Как свою цель для диалога я выбрал именно его. Костю можно было сломать,

надавить и тогда, он точно выдаст все что знает. Я так и поступил. Мне нужен был момент, когда я

смог бы вызволить его за непослушание в свой кабинет.

Это было обычное утро. Я сидел за рабочим местом около кассы и болтал о чем-то с кассиршей

Еленой. На горизонте появился Костик. Он шел с сигаретой в зубах мимо клиентов, которые

просили помочь. Он рявкнул на них, сказав, что занят и уже начал подходить к выходу. Здесь я его

и притормозил.

- Константин! – он повернул голову на меня, – покупателей не видим?

- Я покурить. У меня перерыв.

- А у тебя разве он есть, когда в магазине столько народу?

- У меня пропуск, делаю что хочу.

- Правда? Снимай куртку.

- Зачем?

- Пройдем в мой кабинет. Обсудим данный вопрос. И вытащи уже сигарету изо рта! Идем.

Он неохотно скинул куртку, убрал сигарету за ухо и побрел за мной в кабинет.

- Садись, – я закрыл за ним дверь и присел на кресло.

- Да что случилось то, я ничего не делал.

- Вот именно, Костя. Какого черта ты ничего не делаешь. Тебе не нужны деньги?

- Нужны.

- Тогда в чем проблема? Почему такое отношение к работе?

- Не знаю. Надоело, наверное. Все уже не то, как было раньше. Раньше, придёшь в магазин,

продашь что ни будь и это было интересно. А сейчас и зарплата уже не та.

- А ее и не будет скоро вообще.

- Это еще почему?

- У нас скоро учет в магазине. Знаешь, что это такое? Это когда сотрудники офиса приезжают и

считают товар. Ты ведь прекрасно знаешь, какая у нас недостача. Это влетит в копеечку.

- Но есть же фонд потерь, мне директор говорил. Он должен все покрыть.

- Этот самый фонд покрывает только часть недостачи, вряд ли мы сможем как-либо объяснить

пропажу стиральных машин и телевизоров.

- Ну и дела, – он склонил голову вниз, – и что теперь делать?

- Да ничего. Пожимать плоды своих стараний.

- Черт, меня моя убьет. И много вычтут с зарплаты?

[137]


- Половину, а то и больше.

- М-да уж, директор мне говорил совсем другое. Фонд потерь значит, это все ерунда?

- Понимаешь, Костя. Ты можешь на меня злиться за всю хуйню сколько угодно, но вот что что, но я

тебе никогда не врал. Вспомни, когда я спас тебя от увольнения и заступился за тебя перед

Александром Андреевичем. Помнишь? А помнишь, когда помогал тебе с продажами, будучи

продавцом. Хотя ты знаешь меня, я любитель отжимать чужих покупателей. Но твоих я никогда не

отбирал. Старался, чтобы ты принес больше в свою семью. Или ты забыл?

- Нет, не забыл.

- Я ничего не прошу за это и не просил никогда. Я хочу, чтобы ты просто на просто был честен со

мной и может быть есть шанс, что каким-то чудом мы выйдем в ноль в дни учета.

- Правда? Ты сделаешь это?

- Да, но мне потребуется твоя помощь.

- И что от меня требуется?

- Рассказать про директора чуть больше. Рассказать про ту стиральную машину, которые ты

вывозил на днях. Или ты думаешь у нас не писали камеры? Может вы своей шайкой лейкой и

продумали все досконально, но есть доказательства. А это уже уголовная ответственность, Костя.

Тебе нужно это? Молодому папаше с ребенком нужны такие проблемы?

- Нет.

- Тогда выкладывай, мать его, все, что знаешь прямо сейчас!

Он немного скривил свое лицо и начал думать. Костя не был тем человеком, кто умел это делать и

поэтому, скорее всего он просто делал вид. После некоторого времени он вздохнул и заговорил.

- Я знаю в принципе немного, но все же, может это поможет тебе, – он огляделся по сторонам,

будто его кто-то преследовал, после Костя опрокинул взгляд дна камеру, – они пишут?

- Только видео. Ты же знаешь. Рассказывай.

- Недавно, когда директор работал без тебя, он наказал Антону вынести несколько телефонов и

планшетов. Потом начал приставать ко мне по поводу стиральных машин. Его заинтересовала

модель одна. Так он постоянно вокруг нее ходил несколько минут и потом отвез на склад, сказав,

что это брак.

- Брак? В чем?

- Он не говорил. Сказал только, чтобы я не обращал внимания на это, а занимался своими делами

и заставил вымыть весь отдел. Меня смутило это тем, что был конец рабочего дня. Обычно это

вроде делается с утра.

- И все?

- Ну остаток рабочего дня я вылизывал свой отдел, потом ушел домой. Жена мне приготовила

пельмешки. Хотя я и не хотел их, но пришлось.

- Черт возьми, да какие на хуй пельмешки. И прекрати называть ее своей женой. Она не жена

тебе. Вы просто вместе живете.

- Она говорит, что жена. Сейчас денег нет на загс.

[138]


- Ладно Костя, ты свободен.

- Надеюсь ты разберешься в этом. Уж очень неохота платить за кого-то. Сам пойми, у меня жена и

скоро родится…

- Костя! Свободен. – он вышел, закрыв за собой дверь. Я остался сидеть в ступоре. По факту у меня

не было ничего на этих мудаков, чтобы сделать их жизнь чуть сложнее. Нужны были весомые

улики и доказательства. Мимо меня выносилась техника из магазина под предлогом того, что это

брак. Скорее всего они перепродавали ее в скупку, а деньги делили поровну. Но зачем директору

нужно было это. Близился учет и вряд ли офис поверит в то, что половина магазина находится в

браке. Здесь было что-то другое. Только что…

Глава 9

Ложь — это двигатель человеческих проступков. Мы врем в глаза, не стесняясь этого и порой, выходим из воды сухими. Врать нужно уметь. Неумение приводит к тому, что все ваши планы,

которые не так давно казались вам идеальными в миг разрушатся и вы останетесь ни с чем. У

лжи также есть свой предел. Если человек переполняет чашу вранья, то вскоре, вся

выстроенная цепочка из слов разомкнется. Каждый человек в своей жизни лгал и это

нормально. Главное помнить одну закономерность, что каждая ложь, может быть раскрыта

и тогда вам будет необходим план Б.

Прошла неделя и мне стало надоедать вся моя работа. Все, к чему я стремился рушилось на моих

глазах. Пока директор оформлял кредиты и выносил технику, кладовщица писала мне ночные

сообщения, по поводу того, что я скоро отсеюсь. Про то, какое я ничтожество и другие

замечательные вещи. К слову о ней. Почему она это делала? Все просто. Она чуяла своей жопой,

что здесь что-то не чисто и интуиция ее не подводила. Я, как голодная ищейка проматывал

камеры слежения в поисках каких-либо весомых доказательств. Но, к моему сожалению, я так

ничего и не нашел.

В тот момент кредиты уже оформляли продавцы и таким образом банки сэкономили на

персонале. Каждому из наших гавриков выдали по трудовому договору и тут же вносили в базу. У

Яны тоже был доступ к этому, так как она успела застать это нововведение.

Оформление кредита происходило довольно просто. Анкета человека отправляется, приходит

одобрение, печатается договор, подписывается и уезжает прямиком в банк. Конечно же, без

кураторов это не обходилось. Политика банка не могла предоставить нам человека на каждый

день, чтобы тот следил за правильностью оформления. В виду того, что банки в тот период

довольно сильно затянули пояса, они дали куратора, а точнее куратору, которая приходила раз в

две недели. Что она делала, спросите вы? Ни черта она не делала. Забирала документы и

уходила. На этом работа ее заканчивалась. При возникновении каких-либо вопросов, она

показывала пальцем на справочную линию банка и резко отворачивалась, дабы не завязать ни с

кем разговор. Даже при таком раскладе, мы были довольны, ведь если бы нам не давали доступа

к банкам, мы вряд ли бы смогли вытянуть месячные планы по обороту.

В тот вечер, по странным случайностям я задержался на работе, хотя должен был уйти часов в

шесть. Директор пришел ближе к вечеру чтобы сменить меня и сверить отчеты. Рабочий день

подходил к концу. Так как нас было двое, мы отпустили кассиршу, и я занял ее место, где и

работал с документами. Директор делал статистику и высчитывал показатели магазина. Продавцы

почти все разошлись по домам, остался только Антон и Костя.

Ее каблуки были слышны еще с лестницы. Она вошла в магазин поздоровавшись с продавцами.

По низкому тембру я понял, что это куратор банка. Она доцокала до кассы и увидела директора.

[139]


- Не думала увидеть тебя здесь, в такое позднее время, – сказала она.

- Что поделать. Работа, есть работа, Ань. Ты за документами пришла?

- Да, но сейчас не об этом. В общем, с прошлого раза, те документы, которые ты отдавал мне…

- И что там?

- Нет одного договора.

- Какой кошмар, – улыбнулся директор, – арестуйте меня, – вместе с ним улыбнулась и Аня. –

Ладно. Какой еще договор? Который оформлял Антон?

- Нет. Тот оформляла девчонка, как мне, помнится. Такая небольшого росточка работала у вас.

- Может Яна? – директор просмотрел на меня.

- Нужно посмотреть. От какого числа?

- Двадцать шестое вроде. Чек на девяносто тысяч. Ты пока смотри, а ты – она обратилась снова к

директору – пойдем покажешь мне, где у вас компьютеры от банка лежат.

Они удалились во второй зал, оставив меня копаться в старых чеках. Я открыл базу продаж, ввел

двадцать шестое число и в самом низу я наткнулся на чек с суммой в девяносто две тысячи. Янина

фамилия стояла напротив колонки продавца. В чеке было довольно все хаотично. На первой

позиции стоял холодильник, потом блендер, диски с играми, телефон и небольшой телевизор.

Довольно странный ассортимент, подумал я и начал сомневаться в подлинности той фамилии, что

оформляла эту продажу. Я взял телефон в руки и тотчас позвонил Яне. Та спала дома.

- Ты разбудил меня, чертяга.

- Довольно сложно представить тебя спящей в такое время. Стареешь.

- Прекрати, у меня сейчас голова не соображает, особенно на твои шутки.

- Кто говорил про шутки? Есть дело. Двадцать шестого числа, того месяца ты оформляла кредит.

Вечером. Сумма девяносто две тысячи рублей.

- Какой кредит? А где ты был?

- Это была пятница, я был выходной и вряд ли вспомню что тогда делал.

- Был бы мой, я запомнила, потому что за всю свою работу оформила только два кредита на

холодильник и на ноутбук. А что такое? Я опять накосячила?

- Нет, все нормально. Продолжай спать. Я скоро буду.

Положив телефон обратно в карман, я снова уставился на экран монитора. Без всякого сомнения

это был директор и его очередная авантюра, которую он проделал в мой выходной. Довольно

много времени прошло после этого и доказать, что это был он, в ту время я считал сверхзадачей.

На моих глазах мимо меня уплывала весомая зацепка, по которой я мог обеспечить себе

спокойную жизнь и работу в стенах этого магазина. Но моя жизненная философия, которая

заключалась в том, что любая затея, возведенная в Абсолют рано или, поздно разрушалась,

словно песочный домик во время бури. Осталось только ждать, пока этот хитрожопый

руководитель в очередной раз не выкрутится, ибо его философия никак не контактировала с моей.

Он вернулся обратно как ни в чем не бывало, попрощался с куратором и отдал ей все документы,

которые у нас были на руках и вновь сел за отчеты.

[140]


- Разобрался? – спросил я.

- Они что-то напутали там у себя в базе, сами потеряли этот договор, теперь валят на нас.

Позвонили региональному уже, представляешь? Скоты.

- Устроят допрос с выяснениями?

- Да, – он махнул рукой, будто это не играло никакой роли, но его выражение лица говорило об

обратном, – эта ерунда решается в два счета. Печатается новый договор и все, а они из этого

целую проблему устроили. Кстати, Яна уже нашла работу?

- Нет, еще в поисках. Ты же знаешь ее.

- Она значит свободна на неделе?

- Должна, а что такое? – поинтересовался я.

- Чек же она оформляла. А раз дело дошло до регионального…

- То ее вызовут на допрос?

- Именно. Ну здесь же нет ее вины, если разобраться, она просто оформила кредит. Кто знает, кто

потерял этот договор.

- А ты уверен в том, что оформляла кредит именно она?

- Ну в базе написана ее фамилия. Кто мог еще это сделать.

- Не знаю, может у кого-то еще был доступ к ее личному кабинету.

- К чему ты это? – его голос резко поменялся, теперь он более гармонично смотрелся с

выражением лица.

- Просто мне помнится, что она не так много их и оформляла и все, что она делала, делала вместе

со мной. Вернее, в то время, когда работал я. В тот день меня не было. Довольно странно все это,

– я посмотрел ему в глаза, они были наполнены страхом незнания, – хотя, черт этих баб знает, –

после засмеялся и сменил тему, – Так что там в отчетах, получается все?

- Да чего-то не очень. Давно я этим не занимался. Может ты закончишь здесь? Мне нужно еще

заскочить в магазин, купить что-нибудь на ужин, – он распластался на кресле руководителя. –

Устал я чего-то сегодня. Ты закрой магазин, а завтра приходи попозже, я открою. Все равно нам

двоим утром здесь делать нечего.

- Люблю мирные сделки. Они приводят к тому, что каждый получает что-то свое. По рукам.

Мы пожали друг другу руки, ***** накинул пальто и удалился вместе с Антоном прочь из

магазина, оставив меня наедине с отчетами и грустным Костей, который недоумевал что делать,

если зарплаты все же не будет.

Оставалось только ждать, когда же директор совершит ошибку. Задев его страхи своими словами,

я хотел вывести его из равновесия, чтобы этот мудак наконец-таки оступился о свои же деяния.

Нужно было запостись терпением и просто ждать.

Глава 10

Порой, прячась от внешних проблем и суеты, мы обрекаем себя застрять в мирке иллюзий и

мнимых надежд. Чаще всего, навсегда.

[141]


Яна была легкомысленной девушкой с особым взглядом на этот сущий мир. Укрываясь от

проблем прошедших дней, она создавала свой идеализированный мир, где могла легко

спрятаться от всего того, что происходило с ней. Яна была замкнутой в своих мыслях. Она не

любила мечтать и постоянно курила сигареты. Ее жизненная философия гласила о том, что

самое важное это держать себя в спокойном состоянии, чтобы не случилось. Но проблема

была в том, что спокойствие она искала совсем в другом. Она привыкла делать то, что

говорили ей другие. Яна давно смирилась с этим и не хотела думать о чем-то еще. «Мне так

проще. Зато я знаю, что делать.» - оправдываясь в очередной раз, она закуривала сигарету и в

мыслях тешила себя о том, что это и есть та истина, которой нужно придерживаться. Яна

принимала существование за жизнь и в этом ее была самая главная ошибка. Она застряла

между тем, кто она есть, кем хочет быть и кем должна быть.

Но на фоне всего этого, было в ней что-то особенное. Нечто, что заставляло меня

возвращаться к ней каждый вечер и сидя за кухонным столом пить вместе горячий чай. Тонуть

в ее безупречных глазах, забыв на мгновенье о том, кто ты есть.

В отличии от Яны, Альбина была полной противоположностью. Да, без легкомыслия здесь

конечно же не обходилось, но Альбина была довольно разнообразна в своих действиях. Когда мы

с ней общались, она легко могла говорить на разные темы. Особенно, с пристрастием она вела

диалоги о картинах своего любимого художника Пабло Пикассо. Альбина была довольно

начитанной и могла ответить на любой вопрос. Она была интересной и яркой. Каждый вечер,

что я проводил вместе с ней у меня надолго откладывался в памяти. Она была хаотична в

поступках и решениях. Она принималась за что-то одно, а уже через пять минут не могла

усидеть на месте и бралась за что-то другое. За это ее не любили на работе. У Альбины не

было целей, у нее было нечто большее. Сверхзадача, первостепенной важности – смыться из

этого города и начать новую жизнь. Уехать подальше от всех знакомых лиц, снять небольшой

домик и жить в нем до конца дней. Так она говорила мне, каждый вечер, смотря через окно в

ночную пустоту. Альбина никогда не заводила разговор о своих родителях, будто их не было

вовсе. Наверное, это единственное, что скрывала она. Она не думала о днях, прошедших или

будущих. Альбина видела перед собой только цель, которую достигала любыми способами. В

этом вся она.

На следующий день я проснулся в кровати у Яны. Было довольно холодно для тех дней осеннего

сезона. Яны рядом не было, но, когда я начал искать свои джинсы перебирая ее вещи в куче на

полу, она быстро прибежала из кухни.

- Что ты делаешь? – она посмотрела на весь беспорядок, который я сотворил. – Джинсы?

- Да, – горло было довольно сухим, мне было неприятно издавать звуки.

- Они смотрят на тебя, дурачок, – она приоткрыла до конца дверь шкафа и достала мои джинсы. –

Проснись и пой, – она пожелала мне доброго утра с небольшой улыбкой на лице, – как спалось?

- Довольно прохладно, из-за этого не чувствую горла.

- Странно, я ничего не чувствую.

- Какая ирония. На улице похолодало?

- Понятия не имею, дома нет градусников. Включи телевизор, может найдешь что-то, а я пока

заварю тебе горячего чаю.

[142]


Я отыскал пульт и включил этот ящик, набитый рекламой и ненужной информацией. Мне нужна

была погода и ничего более. Голос диктора говорил о том, что следующим в программе будет

прогноз, эта новость меня немного утешила и я уселся поудобней.

«Итак, дорогие телезрители, я прекрасно знаю, что сегодняшний день показался довольно

холодным вам. Но не печальтесь так быстро. Да, сегодняшний день — это повод достать наконец-

таки теплую одежду из своих шкафов, но и не забывайте, что сегодняшний день, это черта между

осенью и зимой. Думаете холодное уже позади? Вы ошибаетесь. Впереди будет только хуже.

Берегите себя и до скорой встречи». С улыбкой на лице ведущий закончил свою речь и удалился

из кадра.

«Вот черт» – подумал я, как такое вообще пускают на телевиденье. Я одел до конца свои джинсы

и пошел на кухню за горячим чаем.

- И что они говорят? – спросила она меня

- Ничего хорошего. Холода идут.

- Довольно оптимистично звучит, садись, я сделала чай. Он нужен тебе сейчас. Кстати, я сегодня

хотела …

Наш диалог прервал телефонный звонок Яне. Она взяла трубку, ее взгляд резко поменялся.

Состояние покоя плавно превратилось в некую панику. Яна несколько раз сказала хорошо, а после

положила трубку.

- Твой муж? – спросил я, – что опять ему нужно?

- Нет, директор. Он позвал меня сегодня встретиться, – хочет о чем-то поговорить.

- А чем вызвано столь яркое удивление в твоих глазах?

- Это же как-то связано с тем кредитом, верно? Я думала ты шутишь, когда говорил мне вчера об

этом.

- Ну теперь ты удостоверилась сама, – вот он и попался. Директор понимал, что без Яны он вряд

ли что-то сможет сделать. Гениально. Оформить кредит на морально слабую девицу, а после, если

что-то пойдет не так - подговорить ее. Но не в этот раз, господин директор. На сей раз все будет

по-другому. – Что еще интересного сказал?

- Встретиться нужно до обеда.

- Сегодня приезжает директор регионов для выяснения всей этой ситуации, приезжает он обычно

часа в три. Все ясно. Он хочет подставить тебя.

- Подставить? Каким это образом?

- Ты еще не поняла, что он делал все это время? Он оформлял левые кредиты на твою фамилию, а

в этот раз не получилось все сделать правильно. Стали поднимать документы, твоя фамилия

напротив сотрудника, который сделал это. На кого все подозрения в первую очередь?

- На меня.

- Верно, а он в свою очередь прикроет свою задницу тем, что просто не уследил. Максимум, что

ему дадут, так это штраф в пару тысяч, пока ты будешь проходить судебные заседания. Пойми, не

все так просто.

- Никогда не подумала бы, что он на такое способен, – Яна тяжело вздохнула.

[143]


- Ты плохо знаешь этого мудака.

- И что? Что теперь мне делать?

- Есть один вариант, как его же уловку обернуть против него. Записать весь ваш разговор на

диктофон, а после, когда приедет директор регионов, просто расскажешь про все.

- Но это же подстава, мы с ***** нормально общались. Вспомни, пару дней назад он передавал

мне привет.

- Черт возьми, что ты несешь. Послушай себя. Подстава? А то, что он хочет весь кредитный долг

перевалить на тебя это нормально? Директор лицемер, как ты не поймешь. Тебе нужно выбрать,

либо ты решаешь проблему, либо проблема решает тебя. Хочешь таскаться по судам, ну да

конечно же, зато директор будет чувствовать себя хорошо и это только из-за того, что пару дней

назад он передал тебе привет по телефону.

- Как-то быстро все случилось, – сказала мне Яна, – немного странное чувство. Внутри неприятное

ощущение.

- Это пройдет со временем. А сейчас нужно сосредоточиться тебе на этом. Мне пора домой,

нужно еще успеть переодеться, – я встал изо стола и начал искать свою остальную одежду.

- Думаешь у меня получится, думаешь он не заметит телефона в руках?

- И что? Ну телефон, как телефон, – я обулся, накинул куртку и открыл входную дверь, – главное не

волнуйся.

- Мне как-то его жалко даже…

- Пойми, Яна, этот мир обречен и нам остается только выживать. Сделай правильный выбор, хоть

раз подумай своей головой.

Я вышел. Она закрыла за мной медленно дверь.

Утро и в правду было холодным. На улице невозможно было находиться, весь асфальт покрылся

ледяной коркой, а деревья с каждым разом все больше роняли листьев.

Я отправился домой на такси. В дороге мне позвонил Андрей и предложил встретиться где-то

неподалеку от его дома. Я посмотрел на часы – времени было достаточно, чтобы успеть с ним

переговорить. Я согласился.

Таксист высадил меня на повороте дороги, которая шла к моему дому. Андрей уже был там и

увидев машину, направился в мою сторону.

Нам пришлось пройти какое-то расстояние, дабы обустроиться в первой встречной забегаловке.

Андрей был одет во все зимнее и перед тем как сесть, он снял куртку и шапку, положив их рядом с

собой.

- Что ни будь будешь? – спросил он. – Я недавно здесь заказывал клубничный пирог, скажу я тебе, они знают толк в пирогах.

- Почему бы нет, – мой желудок молил о еде, так как чай никакой пользы не принес.

Он довольно бодро поднял свою правую руку и подозвал официанта, чтобы сделать заказ, после

повернулся обратно ко мне и сказал что-то про холодную погоду, а я в это время думал о том, что

как все-таки чертовски круто, повстречать друга в такое отвратительное время.

[144]


- Осень, нынче, нас не балует солнцем… - он никогда не заводил речь о погоде. Сквозь

восторженный взгляд и натянутую улыбку, я понимал, что что-то его гложет.

- Что-то случилось?

- С чего вдруг? Все прекрасно.

- Ты довольно странный для твоего обычного состояния. Как у тебя дела с твоей?

- Не хочу об этом говорить.

- Так вот в чем дело.

- Совсем нет. Просто не хочу и все, – я посмотрел на него, он на меня.

- Это всего лишь вопрос. Раз у тебя все прекрасно, почему бы на него не ответить так же спокойно, как и озвучили его.

- Знаешь, проблема даже не в том, что я безумный пиздострадалец, который ищет повода в

очередной раз вспомнить всех своих бывших – нет, вовсе нет. Но все меняется, когда твоя бывшая

живет в твоем же подъезде этажом выше. Вот здесь начинается самое веселье. Практически

каждый божий день ты видишь ее. Видишь то, чего должен и не должен видеть. Слышишь, как

она поднимается в свою квартиру с кем-то. Слышишь, как она смывает толчок, включает музыку.

Слышишь, как она трахается. Я не говорю сейчас о проблемах моего вкуса и даже не задеваю тему

о том, что было бы неплохо найти себе другую бабу, – он остановил свой монолог, чтобы

перевести дух. Немного отдышавшись, продолжил, – я всего лишь хочу забыть, а не могу. Вот и

все…. Где же этот ебучий пирог – он взглянул в сторону официанта- эй, где наш пирог?! – официант

ему ничего не ответил, молча уйдя на кухню, – черт, я стал нервным ублюдком из-за терзаний

прошлого.

- Успокойся. Не все так плохо. Ты же сам говорил, что на ситуацию нужно смотреть с разных

сторон. Так и только так можно понять всю суть и найти решение.

- Пошел ты, – он вскочил на несколько секунд из-за стола – пошел ты… Ты не знаешь этого чувства, ты не бывал в моей шкуре.

- А ты в моей. Понимаешь, жила бы она в моем подъезде на этаж выше, ты бы...

- Я бы давно забыл ее, как страшный сон. Но когда, каждое утро, выходя из квартиры ты слышишь

наверху, что она прощается с кем-то или говорит по телефону о вечере, который неплохо провела.

Знаешь, это убивает во мне все человеческое. Порой мне хочется подняться на этаж выше и убить

ее, закопав труп на даче. Я ненавижу ее и в то же время, прошлое догоняет меня. Прошлое, где я

любил.

- Тебе просто нужна другая баба. Ты сильно накручиваешь себя, слишком много думаешь, ведешь

беседы с самим собой о том, как паршива жизнь. Но ты упускаешь самый главный момент,

который может помочь тебе. Просто свыкнись с тем, что все кончено. Это довольно тяжело вбить

в свою голову, но чем быстрее ты сделаешь это, тем быстрее поможешь самому себе избавиться

от этого дерьма. Что ты сейчас делаешь?

- Общаюсь с тобой.

- Нет, что ты делаешь, чтобы решить это?

- Общаюсь с ее подругой.

- Что? Зачем?

[145]


- Так я могу хоть как-то напомнить о себе. Я общаюсь с ней не из-за того, что мне интересно это

делать.

- Ты манипулируешь ей.

- Верно.

- Чувствуешь себя лучше?

- Ну как сказать. Странная поебень складывается. Мне можно сказать «никак», но, когда я занят

этим, я отвлекаюсь. Поэтому и продолжаю. Может это продлиться недолго и меня пошлют на хуй,

но все же, я что-то делал. Пытался сделать, а не сидел сложа руки и не смотрел дома сериалы.

Официант наконец-таки принес тот самый заветный клубничный пирог. И правда, выглядел он

довольно вкусно.

- И как? – откусив кусок, Андрей спросил мои ощущения.

- Неплохо, весьма недурно, я бы сказал.

- Я же говорил тебе. Андрей плохого не посоветует. Кстати, чего у тебя там с директором?

- Позвонил Яне, как мы и думали, – Андрей знал практически все манипуляции, которые

происходили в магазине. Я делился с ним, когда виделись в перерывах от работы и домашних

посиделок с Яной.

- Вот дебил. Он же попался. Надеюсь, Яна запишет все? Ты ей сказал?

- Да. Но она очень долго сомневалась.

- Не вижу повода этого делать. И так все понятно, что он, скажем так, не очень хороший человек.

- Да перестань, когда мы начинали с тобой работать мы же тоже не думали, что он такой. Конечно, были некоторые предположения, но, чтобы пиздить товар в открытую – нет.

- Прогнившее общество.

- Мы не лучше, поверь.

- А может и хуже, это точно, – он допил свой чай, вытер салфеткой пальцы. – Ты на работу не

опоздаешь?

- Да нет, сейчас дойду до дома, переоденусь и поеду. Сегодня ведь директор регионов приедет на

разборки по тому кредиту.

- Позвони мне, как все пройдет. Хочу лично от тебя услышать, что этого ублюдка уволили.

- Конечно.

- Ладно, пойдем отсюда. Этих официантов хуй дождешься.

- А счет?

- Пусть обработает свой анус языком, а после просит счет за эту хуйню. Видишь нет их, пойдем.

- Как в старые добрые времена прям.

- Ага, только сейчас то мы трезвые.

- Ну знаешь, это легко можно исправить. Правда не сейчас. У меня работа.

[146]


- А у меня учеба.

На этом моменте мы поставили точку в диалоге и начали поглощать остатки пирога. Пирог был

действительно вкусным, а вот времени у нас совсем не оставалось. Почему то, в таких ситуациях,

когда я сижу с кем-то в кафе и просто болтаю о жизни мне хочется выглядеть свободнее. Знаете,

как те парни из фильмов, что сидят и треплются о своих делах. Они выбирают места только возле

окна и после нескольких минут раздумья заказывают по паре стейков и чего-то выпить. Даже если

они начинают свою трапезу с коктейля, всегда, когда дело доходит курьёзных моментов в диалоге

они постоянно держат в руке стакан с виски на дне. И вот он сидит, весь такой простой и

обыденный от жизни, рассказывая своему оппоненту какую-либо веселую шутку, а в правой руке

играется со стопкой одно солодового и тут происходит кульминация шутки, и главный герой с

виски заканчивает свою фразу. Все в отпаде, а он, ничего не показывая просто выпивает

оставшееся виски, на фоне хохота и аплодисментов. Черт. Порой я бываю слишком помешан на

этом. Так к чему я это все. В тот день, точнее утро, мы выбрали неподходящее место для встречи.

Место это одним словом не было популярным в городе, и порой его даже заядлые алкаши

обходили стороной, по одной простой причине – там не было алкоголя. Вообще. Кафе было

сделано под уютную семейную атмосферу и на фоне остальных кафе уж слишком выбивалось из

списка. Не то, чтобы это было плохой новостью для нас, скорее проблема крылась немного

глубже. Оказывается, пару недель назад, это кафе купил некий дядя, который был помешан на

различных придорожных заведениях. Не самая выгодная сделка человека, который любит

выпивку, телок, большие тачки и фильм «Бар гадкий Койот». Зайдя внутрь, в самом начале, я не

дал этому нужное внимание, но, когда нам предложили пару стопок за счет заведения, я понял,

что порой фильмы и философия одного дяди может сгубить всю чертову стратегию двух обычных

ребят ранним осенним утром. Кто отказывается от выпивки на халяву? Неудачники и трусы,

которым наплевать на все порядки и законы в таких заведениях. Конечно же, нас не было в списке

этих мудаков, и мы с радостью приняли это высокоградусное предложение. Конечно, не сразу,

ибо у нас были планы на день и разрушать их из-за того, что какой-то крендель просто на просто

решил угостить нас, это глупо. В то утро, перед тем, как мы наебенились в дрова к нам, подошел

мужчина. Он выделялся по своей манере общения, походке, одежде. От него за километр разило

приятным одеколоном. Так как мы были единственные в этом заведении, он выбрал нас, в

качестве жертв.

- Как дела? Все в порядке? Вам комфортно? – спросил он, подойдя к столику.

- Да, не жалуемся. А вы…

- Я владелец данного заведения. Просто хочу, чтобы вы пришли сюда еще раз. Поэтому веду

маленькую статистику.

- Приятно знать, что такие большие люди, вроде вас интересуются у таких как мы, все ли в

порядке, – сказал Андрей, – было бы неплохо, увидеть все эти ваши слова в действии.

- Вы, о чем?

- Конечно, не подумайте ничего плохого, но мне слабо верится, что если я скажу вам поменять

что-то в вашем же кафе, вряд ли вы это сделаете…

- Ну почему же, все так и будет. Конечно же, в меру моих средств и адекватности изменений.

Мало ли, вы скажете, чтобы официантки ходили без трусов и юбок, проветривая свои пилотки.

Вряд ли кто-то на это пойдет. Знаете, что, давайте я угощу вас выпивкой и обсудим то, что вам не

нравится здесь. Поверьте, мне действительно важно ваше мнение.

- Выпивкой?

[147]


- Да, могу я присесть к вам?

- Постойте – сказал я – Я правильно понимаю вас, что вы хотите угостить нас выпивкой в такую

рань, и только потому, что вам нужно знать наше мнение?

- Все верно. Так к вам можно?

- Конечно же можно, приятель!

Он снял верхнюю одежду и присел к нам за столик, дав сигнал официант о том, чтобы принес нам

выпить. Через несколько минут перед нами сидел владелец кафе, на столе стояла бутылка

дорогущего виски, а в воздухе царила атмосфера дружелюбия и его одеколона.

На этом вся история прерывается. Все, что я помнил с того дня, это несколько неудачных походов

в магазин, которые заканчивались тем, что меня вышвыривали оттуда.

Проснулся я не у себя. Было либо утро, либо вечер. Окна в этой квартире были закрыты, а где-то

далеко на другом конце царил приятный запах чего-то съедобного. Я попытался осмотреться. Моя

шея еле двигалась, ноги отделились от тела, а кисти рук самопроизвольно дергались. На телефоне

было около тридцати пропущенных вызовов от Яны, Директора, Андрея, Мамы, пару незнакомых

номеров. Все, что волновало меня в тот день, это единственный вопрос «Какого черта здесь

происходит». Где я находился, место было довольно знакомым. После, я посмотрел на

составляющие кровати. Перина довольно сильно походили на те, к которым был приклеен тот

бестолковый араб. Меньше всего я хотел оказаться с Альбиной еще раз. Но кажется, сама судьба

превращала мои догадки постепенно в реальность. Я нашел свои штаны и вышел из спальни. На

кухне сидела она, потягивая очередную сигарету. Ждала ли она меня или ненавидела, в свою

очередь я все равно не мог забыть ее, даже после всех событий. Она была просветом в моей

рутине дней и как бы мы ненавидели друг друга картина вновь повторялась, она сидела на кухне

и курила сигареты, а я стоял рядом с ней, только проснувшись в одних штанах и смотрел, будто

она последнее, что я увижу на этой земле.

Она услышала мои шаги и повернулась в мою сторону:

- Не могу понять одного, – начала она, – почему именно я спасаю тебя, а никто-то другой.

- Ну я не так плох, как ты думаешь обо мне, – я подошел к кофеварке и вылил в чашку все, что

было там. – Да, все мы не без изъяна, но так даже веселее.

- Тогда, какой у меня изъян?

- Ты довольна спонтанна в своих решениях, – я сделал глоток и почувствовал, как кофе льется по

моему телу, снабжая меня очередной дозой кофеина, – но порой, это играет тебе на руку. Многие

из этого прогнившего общества хотели бы принимать решения по щелчку пальца, но учитывая их

слабость к различным системам, эти «правильные люди» не привыкли к такому. Для них это

слишком сложно, что и является проблемой.

- А если для меня это наоборот, слишком просто?

- Это как раз-таки уже твой изъян. Все предельно просто, не правда ли?

- Ненавижу слово «просто».

- Почему?

- «Живи проще», «Стань проще», «Простые решения», «Простая работа», «Простые люди». Вокруг

одни простые вещи, но почему-то люди не видят этого. Я ненавижу слово просто, из-за того, что

его не принимают всерьез. В диалогах оно лишнее.

[148]


- Не знаю, как у тебя, но у меня достаточно примеров, чтобы использовать это слово по

назначению.

- К примеру?

- «О, а почему ты расстался с той девчонкой, не уж то она нашла другого? К сожалению, нет,

приятель, просто она работала шлюхой.» Ну и, как тебе?

- Ты как обычно блещешь своим юмором. А как тебе такое применении слова «Подруга, а зачем

ты его притащила опять к себе? Да, понимаешь, он пришел в бар, где работаю и начал умолять

меня о разговоре, конечно же он был пьян, и я решила отвести его к себе, чтобы этот мальчуган

просто выспался».

- Такого не было.

- Неужели? – она посмотрела на меня суровым взглядом.

- Черт, кажется ты не врешь.

- Мне интересно, ты всем приписываешь лживую натуру или только своим подружкам?

- Подружкам?

- Не утруждайся, Дима придумывать новые байки про свою жизнь. Я все равно все знаю, о твоей

Яне. И как только ее муж терпит это, а?

- Он в командировке, – я сделал очередной глоток кофе. – Нет, ты не подумай. Он знает про все

это.

- И даже ничего не предпринимает?

- Ну, он звонил мне пару раз, спрашивал про то в каких позах мы это делаем и балует ли она меня

миньетом.

- Странные люди. На его бы месте я бы приехала и закопала ко всем чертям, что тебе, что ее.

Проблема моя в непонимании.

- Перестань, ты слишком накручиваешь.

- А ты знаешь, что они давали клятву друг другу и все такое? У них даже есть документ, который

говорит об этом. Вряд ли двое просто так согласятся вступить в брак. Все это довольно грустно.

Осознание того, что человек способен на такие поступки.

- Да что здесь особенного? Разве мы не говорили с тобой о людях и о том дерьмо, что они делают

каждый день. В мире нет идеалов, хватит строить иллюзии на этот счет. Пора смириться и

стараться выживать в этом.

- Что ты хочешь от нее?

- В каком смысле?

- В будущем, кем ты видишь ее. С тобой ли она?

- Я не планирую свою жизнь на столь долгое время.

- Ты же понимаешь, что она не будет с тобой. Либо пошлет она тебя, когда увидит своего

муженька, либо пошлешь ее ты, потому что просто надоест.

- Просто?

[149]


- Просто, – на ее лице появилась небольшая ухмылка. – Послушай, я не желаю тебе ничего

плохого. Можешь меня призирать или ненавидеть, но черт возьми, Дима, разуй глаза и оглянись

на все то, что сделал. Это не твоя жизнь. Сегодня ты сделал шаг и кому-то стало больно.

- Ты все еще про мужа?

- Не уверена.

- Да перестань. Он сам выбрал свой путь, так же, как и я. Я не бывал в его шкуре, а он в моей.

- Но все же может поменяться. Ты не задумывался об этом?

- Прости, но мне нужно идти, – я положил пустую чашку на стол и направился в сторону выхода.

- Знаешь в чем твоя проблема? Ты бежишь от всего, что может вывести твой маленький мирок из

равновесия. В этом твой изъян, Дима.

- Ты не видела мою футболку?

- Ты слушаешь меня?!

- Послушай, – я подошел к ней, – может ты и права, но у меня нет выхода. У меня не самый

лучший период в моей жизни и поэтому, наставления здесь вряд ли помогут.

- Уедем со мной.

- Ты спятила, куда?

- Куда угодно. Устроим новую жизнь. Даже если не захочешь жить со мной, я смирюсь с этим. Не

отвечай сейчас мне на этот вопрос. Подумай, как следует. Завтра, если надумаешь все же это

сделать, позвони мне, – она протянула мне футболку.

- Зачем я тебе?

- С тобой, как-то проще.

Да, наверное, в тот момент я не подозревал во что это могло выльется. Я был еще немного пьян и

совсем забыл про мои дела в магазине. Мы стояли у порога ее двери.

- Я дорисовала ту картину, не посмотришь?

- Это где чистое небо смешивается с тучами, на фоне леса? В чем смысл?

- Не обязательно искать смысл во всем. Просто это обычные воспоминания, которые каким-то

чудом сохранились у меня. Я мало что помню из детства, но этот момент, почему-то сильно засел

внутри меня. Так ты взглянешь?

- Мне правда нужно идти, – я открыл входную дверь.

- Скажи честно, неужели тебя не мучает твоя совесть?

- Нет. Моя совесть в доле, – на моем лице впервые за этот день появилась улыбка, – все просто, не

правда ли?

Глава 11

В порыве своих амбиций, находясь в немного помятом виде и алкогольном опьянении, я взял

такси и приехал в магазин. Мой мозг отказывался работать, не хотелось ни о чем думать, тем

более о работе. С самого порога меня встретил Костя и поздравил. Он выкрикивал вслед нечто

[150]


невнятное, но довольно радостное. Я прошел к себе в кабинет, где наткнулся на директора

регионов.

- А где директор? – спросил, снимая пальто.

- Привет, Дима – сказал он спокойным голосом – присаживайся.

- Что-то случилось?

- Случилось – он выдержал паузу, немного склонил голову вниз и очень глубоко вздохнул – Скажи

честно, ты знал обо всем этом? О директоре и его делах в магазине?

- А как вы думаете? – в моей голове явно играл вчерашний алкоголь, хоть от меня и не воняла

спиртом, мой рот не мог держаться закрытым, я был готов морально уничтожить любого, но

выбрал я все же не того. – Неужели, продавец консультант по имени Яна догадалась бы такое

провернуть? Я так понял она включила вам все же запись, верно?

- Верно, – он скрестил руки на груди и внимательно слушал меня

- Поймите, все это сделано для того, чтобы привезти весомые доказательства для вас.

- Это я понял уже, и действительно, доказательства все есть. Но почему ты мне ничего не сказал

сразу, Дмитрий?

- Потому что вы не хотели слушать меня. Вы слушали постоянно директора и продавцов, которые

были с ним заодно. Придя к вам и заявив это, вы бы подумали, что я просто хочу перевести от

себя стрелки.

- Я понял тебя и услышал – он откинулся в кресле назад – В этой ситуации, как не странно, но к

тебе у меня нет претензий.

- Это радует. У меня не было другого выбора, да и возможности доказать лучше бы не нашлось.

Когда он позвонил Яне и попросил о встрече, я сразу понял, что нужно что-то делать.

- Яна сначала не хотела ничего говорить, это уже здесь, в кабинете, мы стали выпытывать у нее

информацию. Но хорошо, что все раскрылось.

- Так, где теперь директор?

- Странный вопрос, Дмитрий. Прошлый директор уехал вчера и уехал отсюда навсегда. Им

заинтересовались менеджеры банка и их юристы, поэтому он еще долго не сможет устроиться на

работу. Ну а что касается нынешнего директора, то я не вижу больше кандидатур кроме той, что

сидит передо мной. Конечно, пока это не навсегда, но исходя из ситуации, я не был готов к

такому, и чтобы найти нового директора, нужно время. Поэтому, какое-то время, управлять

магазином будешь ты.

- Правда? – я был действительно рад этой новости.

- Да, я все решил. Я не могу здесь находится каждый день, а ты, по моему мнению, станешь

хорошей заменой.

- Я не подведу вас.

- Уж надеюсь, Дмитрий на это. Избивать на собрании больше никого не будешь? – он взял сумку и

встал.

- Что? Избивать?

[151]


- Да, мне один из братьев этих сказал, что ты на собрании за неправильный ответ на вопрос

влепил ему в носяру, что он даже упал. Кладовщица, как не странно подтвердила эту

информацию.

- И вы этому верите?

- Нет конечно, я же знаю, во сколько она приходит на работу. Не волнуйся. Все в порядке. – он

подошел к двери – Мне пора, нужно заехать в офис, посмотреть, что скажут там на это все.

- Я понял.

- И да, Дмитрий, не увольняй пока всех. Я знаю, что они еще те крысы на корабле, но подожди

немного. Без них будет тяжело вести продажи.

- Постараюсь.

- В крайнем случаи, заведи их на склад и отмутузь. Но я этого не говорил, – мы друг другу пожали

руки, и он удалился из магазина.

Мои мысли стали яснее, теперь, проходя прилавки с товарами и смотря на все это, где-то в далеки

я видел просвет, и он становился все ближе и ближе ко мне. На этом отрезке моей жизни,

начинается новая глава, которая покажет, кто я такой на самом деле, даст мне правильное

направление и покой. В моих мыслях не было других планов, ничто не могло мне помешать. Но у

судьбы, видимо, был совсем другой сценарий.

Часть 6

В жизни полезно забывать. Забывать о тех, кто когда-то был рядом. Тех, без кого вы не могли

представить свою жизнь. Постепенно, когда приходит одиночество, человек перестает

думать о будущем. Его манера жить загоняет его в тупик, где поджидает прошлое. Нельзя

поддаваться своим слабостям. Мы должны помнить, но не должны жить тем, что было.

Тратить время на прошлое глупо. Существует только единственный путь – смириться с ним

и жить дальше.

Людям суждено меняться и в этом нет ничего особенного. Посмотрите на себя и представьте

того ребенка, который когда-то жил вместо вас. Что им двигало тогда и что движет вами

сейчас. Вы обреченный мудак, если вас не затронули изменения. Обычно, изменения

выражаются в вопросах и ответах. Будучи ребенком, вас не задевали вопросы будущего,

ответы настоящего и уж совсем не докучало прошлое. А сейчас, вы довольно развитый

индивидуум, по вашему мнению вы знаете кучу ответов на разные интересные вопросы. Вы

изменились. Вы стали взрослее, умнее, больше, шире, толще или наоборот тоньше. Ваши

идеологии поменялись с вашими принципами. Вы такой один и это, поистине прекрасно

осознавать. Вместе с этим ваша жизнь обрела некий темп. Мы куда-то спешим, постоянно

торопимся на встречи, ждем свой автобус зимним утром. Разговариваем с людьми, которые

нам не нравятся, носим одежду, которая когда-то считалось для нас глупой. Слушаем песни, в

которых меньше смысла, чем в откачке человека, умерший пару лет назад. Мы ходим в кино,

набивая рот попкорном и смотрим фильмы о супергероях. Читаем книги, названия которых у

всех на слуху, не потому что нам это нравится, а потому что это модно. Мы зациклены на

образе, а не на жизни. Мы делаем то, что выделит нас среди других. И таких, целое

множество. И это множество ходит в одинаковой одежде, после пятнадцати задумывается о

незащищенном сексе и тату на коленке. Это множество одевается «Не так как все», они

чувствуют стиль «не так как все», они читают «не так как все», они пьют, дышат,

ругаются, трахаются, едят, срут, блюют, прокалывают, смотрят, одеваются, ездят,

знакомятся, отдыхают, спят, проклинают, учатся, бегают, живут - «не так, как все». Наше

[152]


поколение еще не настолько эволюционировалось, чтобы сливаться с этой цветной толпой. С

каждым разом все больше и больше у общества обостряется рак индивидуальности и с этим,

к сожалению, ничего не сделаешь. Осталось терпеть совсем чуть-чуть, старина, впереди

виднеется конец. Не думай об этих глупостях, забудь и просто расслабься, все равно, ничего не

изменится. Остается только жить, со своим прошлым, настоящим и слегка размытым

будущем.

Глава 1

Наконец-то, после тяжелых будней и войны со всем гребанным коллективом этого магазина, я

впервые сажусь за свой рабочий стол в качестве директора. Временного директора. Я не любил

это слово и поэтому, когда заводилась речь о моем повышение, в диалогах оно не

присутствовало.

Работа директора и заместителя мало чем отличалась друг от друга. Все дело в ответственности,

которую ты принимаешь, занимая тот или иной пост. Директор отвечал за все, что происходит в

магазине, включая кассу, продавцов, товар, безопасность. Заместителю было поручено следить

только за коллективом и товаром на витринах.

Первые дни я разгребал документы директора, раскладывал их и пересоздавал. Это довольно

скучный процесс, который закончил я на третий день. Каждый вечер из этих дней я продолжал

ночевать у Яны. Я приходил совсем измотанный с работы и для меня в тот момент ничего вокруг

не существовало кроме кровати и сна. Яне было на мой взгляд все равно – она не лезла ко мне с

вопросами, а я спокойно спал. Несколько дней мы жили с ней в настоящей идиллии. Мы

практически не общались, по утрам трахались, а вечером пили чай и спали. Иногда, когда у меня

было настроение я приставал к ней по ночам.

За эти три дня, я понял только одну вещь, что моему коллеги весомо переплачивали за его

«старания». По сути, все изменения, которые перетерпел я, так это новая надпись на груди, где

вместо «Заместителя» было «Директор». Встав на такую должность, я думал, что прибавится

работы, но этого так и не случилось. Последнее время я работал по такому же принципу, что и

сейчас, ведь ***** никогда не было на месте.

Решив все проблемы с документацией, я принялся за штат сотрудников. В первую очередь, нужно

было провести утреннее собрание, где в общих чертах обрисовать все самые последние новости.

На тот момент, моей задачей было опустошить ряды и избавиться от всех крыс в магазине. Что я и

сделал. Я объяснил доходчиво до каждого ублюдка, что те беззаботные деньки, что они

проводили вместе с ***** можно забыть. Крысы не любили работать, поэтому ждать

понадобилось недолго. Перед этим, я позвонил директору регионов и сказал о том, что набираю

новый состав продавцов, тот одобрил мою идею.

На следующий день я снова выступил на утреннем собрании:

- Я решил обновить наш коллектив, разбавить так сказать накал.

- Зачем нам новые продавцы? Создать конкуренцию между нами? – возразил один из продавцов

– Нас все равно ничем не возьмешь, поверь. Как работали, так и будем работать.

- Неужели.

- Или ты хочешь заменить нас? У тебя ничего не получится. Будешь искать этих продавцов год.

- Да, вот как раз об этом я и хотел поговорить. Я нашел продавцов. И теперь, ваше

времяпровождение здесь ни к чему.

[153]


- И как ты собрался нас всех уволить?

- Перестань нести ересь. Все давно придумано до нас. Есть трудовой договор, где четко

прописаны твои обязанности. Если будешь их выполнять, останешься, нет – вылетишь со своим

слабоумным братиком, понял? – все чуть притихли. – В двенадцать подойдут новые продавцы. На

этом все, собрание окончено.

После того, как пришел новый состав продавцов, где был Андрей, нынешний состав после

нескольких минут совещания взяли в руки бумагу и каждый из них написал заявление об уходе.

Вот так просто и легко я избавил себя и магазин от этих крыс. Один за другим они покидали

магазин, а я стоял вместе с Андреем за стойкой кассы и наблюдал за этим зрелищем.

- Что может быть лучше? – сказал я, – чем страница, которая только начинается.

- Ты неплохо поработал, но я думаю с тебя просто так не слезут. Что-то странно все это. Тебе не

кажется?

- Назначение директора?

- Ну да, после того, как найдут нового, какие шансы, что ты будешь опять заместителем?

- Послушай, я поговорил с директором регионов, он оказался нормальным. Все уже решено. Да и

вообще, может они не собираются искать директора.

- Все может быть.

Двумя днями ранее, я все рассказал Андрею и позвал его работать обратно в магазин. Конечно,

нужно было время, чтобы принять решение, но теперь, он стоял рядом со мной, и я был чертовски

рад этому. Остальных продавцов я не искал. Я попросил Александра Андреевича, которого

перевели в другой магазин предоставить на небольшой срок четверых людей. Сейчас, передо

мной стояла задача удержать покупателей и найти новых людей, которые в дальнейшем будут

работать здесь, как работали когда-то мы с Андреем.

Глава 2

В следующие дни ситуация в магазине нормализовалась. Новый коллектив осваивался, а я

наконец-таки обрел спокойствие.

С Яной я все продолжал видеться и спать по вечерам. С Альбиной дела обстояли куда хуже. После

того разговора я не думал ей перезванивать, хотя внутренний голос говорил мне обратное. Не

знаю, чего я нашел в ней, но тянуло меня намного больше к Альбине, нежели чем к замужней

бабе. Эта дилемма разрывала меня изнутри. С Яной я общался из-за легкости, она не нагружала

меня, вообще. Порой, приходя к ней домой, мы и вовсе не общались, просто ложились в кровать.

С Альбиной было все наоборот. Она могла поддержать любую беседу, рассказывать о картинах,

которыми увлекалась, мы могли часами напролет просто сидеть напротив друг друга и болтать на

разные темы. Мне нравился ее голос, среди кошмарной тишины. Ее манера общения. Она любила

спорить по пустякам, усердно отстаивая свою позицию, а я опьянённым взглядом восхищался ею.

Это было чрезмерно глупо, особенно в тот момент, когда она превратилась в начинающую шлюху.

Не то, чтобы это погубило мое мнение, скорее всего, мое идеализированное представление о ней

разрушилось и в какой-то момент Альбина превратилась в обычную девушку, которую можно

найти субботним вечером в круглосуточном баре. Я понимал, что когда-то я должен буду забыть

про нее, забыть про все, что было и продолжить жить. И как бы это не помогло мне в

дальнейшем, это было слишком трудно, поэтому, с каждым днем я оттягивал это событие все

дальше и дальше от себя.

[154]


Приближался ноябрь, и мы с Андреем решили отметить мое повышение, а заодно его

возвращение в магазин. Мы закупились этажом ниже всем необходимым, закрыли магазин и

уселись перед большим телевизором. Сколько это продолжалось точно не могу сказать, но под

конец нашего праздника мы были довольно пьяны.

- Мне кажется нам пора, – воскликнул я, – будем делать ноги через черный вход.

- Уходим, – Андрей поднялся и начал прибирать в черный пакет бутылки из-под виски и пива.

Дело в том, что ниже нас, с другой стороны находился небольшой магазинчик цветов. Продавцы

этого магазина оставляли цветы в стеклянной холодильной камере. Напротив, этого холодильника

находилась заветная дверь на улицу. Конечно же, в столь позднее время в цветах никого не было

и поэтому, закрыв заднюю дверь магазина, мы стали спускаться. В моей правой руке находилась

бутылка пива, Андрей шел сзади меня шурша пакетом набитый различными пустыми бутылками и

пачками чипсов.

Тогда, наш трехэтажный торговый дом охраняла мастная фирма «Орлица». Не то, чтобы ребята не

справлялись со своей работой, они ее вообще не делали. Если бы они заботились о своих

клиентах, орлята давно бы поставили камеры в нужных местах магазина вместе с датчиками

движения. Может быть, тогда бы нас и не ограбили. Но вернемся к сути. Чем вообще они

занимались? Орлята проверяли закрыт ли магазин и поставлен ли он на сигнализацию. Когда ты

закрываешь магазин и выходишь через черный вход, ты обязательно должен отзвониться им,

чтобы те проверили, действительно ли магазин перешел на ночной режим. Орлята так же любили

названивать поздней ночью и сообщать о том, что сработала сигнализация. Все бы ничего, но

двери от черного входа у нас сильно шатались, а датчики, что поставили эти «мастера» были

слишком чувствительные, поэтому, почти каждые два дня к нам проникал преступник в виде

стихии. Ребята работали по протоколу и когда срабатывала сигнализация после закрытия, они тут

же набирали кого ни будь из главных в магазине.

В тот вечер я закрыл заднюю дверь и отзвонился, сообщив, что магазин стоит на сигнализации.

Андрей уже спустился вниз и ждал около входной двери в цветочном. Обычно мой

вестибулярный аппарат не подводит меня в таком состоянии, но этот день был особенным.

Приятель, мой тебе совет, никогда не понижай блядский градус, это ловушка от твоего спиртного

друга. Черт возьми, я помню, как меня повело в сторону и на повороте к последней лестнице я

оступился. Какое-то время я находился в воздухе, а после это чувство, словно в тебя пронзают

сотни маленьких иголочек в кожу.

Я очутился в холодильнике. Большинство ваз с цветами были разрушены. По всему полу валялись

стекла от дверцы холодильника, чуть дальше растекалось пиво из моей бутылки. Напротив, меня с

выпученными глазами стоял Андрей.

- Это было достойно, – он откинул голову в сторону, чтобы сдержать смех, – очень достойно,

приятель.

- Ладно, успокойся. Шутки в сторону, нам нужно как это все убрать.

- Убрать? Ты издеваешься! Ты раскурочил весь холодильник, а из цветов в живых остались только

те фиалки в горшочках и то только потому что они стояли не в холодильнике.

- Блять, и что делать.

- Нужно убрать осколки хотя бы подальше отсюда, – Андрей нашел возле стенда с цветами швабру

– Понеслась.

[155]


Мой приятель тоже находился в таком же состоянии, что и я. Порой наш мозг отключается и мы

можем наблюдать за собой странные действия.

- Андрей, ты обмакнул тряпку в пиво?

- А что такого? Не сухой же тряпкой тут прибираться.

- А ты прав, тогда… – и в этот момент сзади меня раздался звук открывающейся двери. Кто-то

вставил ключ в замок и проворачивал его. – Блять! Андрей.

- Что?

- Тут кто-то ломится к нам.

- Ну задержи их блять, я еще не все, – Андрей размахивал шваброй из одного угла в другой.

- Нужно сваливать!

- Куда?

- Бери пакет с бутылками и на второй этаж!

Мы оперативно поднялись наверх, я открыл снова дверь магазина и включил свет.

- Думаешь нас не заметили? – спросил я.

- Плевать! Я пьян и мне хорошо, чувак.

Тут же раздался звонок от Орлицы.

- Добрый вечер, Дмитрий, – из телефона раздался женский голос. - Вы закрывали сейчас магазин?

- Да, все верно.

- Сигнализация сработала, можете вернуться, бригада уже выехала к вам на адрес.

- Что? Бригада? Зачем?

- Проверить, все ли в порядке. Вы уже дома?

- Нет, знаете, давайте вы отзовете своих ребят, все в норме. Дело в том, что я забыл свои часы в

кабинете, поэтому мне пришлось вернуться сюда.

- Вы уверены, что не нужна помощь?

- Вполне. Спасибо за звонок.

- Тогда доброй ночи.

В конце концов, прождав немного времени мы вновь спустились вниз. Дверь была закрыта, а

бутылка все еще валялась на своем месте.

- Может никто и не приходил? – предположил Андрей.

- Может быть, – на этом моменте я понял, что больше никогда не буду запивать виски пивом в

течении всего вечера. По крайней мере на этой недели.

- Что будем делать? Представляешь, что завтра скажут?

- Мы ничего не видели. Магазин закрыли вовремя и вышли через черный вход. Ничего

необычного не заметили.

[156]


- Думаешь они поверят? Ведь кроме нас здесь никого нет больше.

- Нужно надеяться на лучшее, приятель…

Глава 3

На следующий день, в магазин я приехал раньше обычного. К моему удивлению цветочный уже

был открыт. Зайдя внутрь, волна зловонного запаха алкоголя вперемешку с цветами прорвались в

мои ноздри. Меня чуть пошатнуло. Напротив, меня стоял все тот же холодильник, переднее

стекло превратилось в маленькие осколки, которые были разбросаны по всему полу. В самом

холодильнике валялись букетами цветы, вокруг них была некая смесь, состоявшая из воды и

земли. Ужасное зрелище, которое по всем признакам походило на проделки алкашей,

страдающие неконтролируемыми психическими припадками. Я прошел чуть дальше по осколкам

стекла и как вдруг меня окликнули:

- Дмитрий? – это была та продавщица, что вчера закрывала смену.

- Доброе утро, – сказал я, не подобрав нужных слов к этому беспределу.

- Доброе? Магазин превратился в кучу мусора, а вы говорите доброе утро?

- Послушайте, я не хотел вас обидеть. К слову, что здесь произошло?

- Это, мой уважаемый, – она положила швабру около кассы и отряхнула руки, – я хотела спросить

у вас. Во сколько вы вчера закрыли магазин?

- Точно не могу сказать, но я задержался минут на двадцать, максимум, – на самом деле, мы с

Андреем пробыли там два с половиной часа.

- А после?

- А после я вышел через черный вход, поставил магазин на сигнализацию и отправился домой. На

этом все.

- И что, вы даже не заметили этого беспорядка вокруг себя? – по ее глазам было видно, что она

готова на долгий допрос, дабы доказать, что это был кто-то другой, кроме нее. Но и я держался

молодцом.

- Не заметил, потому что магазин ваш был в полном порядке. А вот что было после того, как я

вышел, к сожалению, сказать не могу. В это время я уже был дома и грел свои ноги в теплых

домашних носках.

- Дмитрий, все конечно замечательно, но кроме вас вчера не было никого в этом магазине. Вы,

последний человек, что выходил отсюда.

- Откуда такие сведения? Третий этаж разве у нас не работает? Вчера я отчетливо видел свет на их

этаже.

- Там работает мужчина, который занимается ремонтом ключей.

- И что теперь? Если мужик занимается ремонтом, он не может ничего сломать?

- Я к тому, что он работает до шести вечера и уходит домой. Все же я спрошу у него. Но все равно, имейте ввиду, что подозрения падают на вас.

- Спасибо, я уже это заметил. Ваш испепеляющий взгляд все сказал за вас.

[157]


- Вы пили вчера? От вас разит спиртным, Дмитрий, – она выпятила свой нос и начала меня

обнюхивать, – странно.

- Странно?

- Когда я сюда пришла, на полу валялась бутылка пива. Улавливаете связь?

- В вашем магазине был погром только вчера, а я пью, при всем уважении, каждый день.

Представляете, во чтобы тогда превратился ваш цветочный?

- А вы не язвите, Дмитрий. Не нужно.

- Так я свободен, могу уже пройти в свой магазин?

- Пока да, вы свободны, но я слежу за вами, пристально.

- Я польщен, что моя персона вызывает столь большой резонанс. Спасибо.

- Это не комплимент, мистер.

- А это сарказм.

Я пробрался сквозь побитые стекла и чудом оказался на втором этаже. Рабочий день только

набирал свои обороты.

Через пару часов мне позвонил водитель машины с товаром. Видимо он что-то напутал со

временем и приехал довольно рано. Моя голова разлеталась на маленькие осколки, словно

передняя дверь холодильника в цветочном. Кладовщицы не было на своем месте. Деваться было

некуда, нужно быстро принимать товар. Еле встав со своего кресла, я побрел на склад. Кассирша

Елена замечала такие мелочи вокруг себя (ведь работы у нее совсем не было) и начала что-то

ворчать про себя.

- Вы что-то сказали, Елена? – поинтересовался я.

- Эмм, – она немного напряглась, – я переживаю, что вы Дмитрий так часто пьете.

- Вы со мной на «вы»? – это для нее было довольно странным жестом. – Перестаньте.

- Ну мало ли. Последнее время вы всех увольняете. Я решила, что будет правильней называть

«вас», именно так. А вам не нравиться?

- Даже не знаю. Продавцы одно, а вы немного другое. Я пришел сюда – вы уже работали. Я думаю

лучше обращайтесь ко мне как раньше.

- Как скажешь Дима, – она засмеялась, а вместе с ней и я. – Мы сегодня будем еду заказывать на

обед?

- Да, чуть позже. Мне нужно принять товар.

- А где кладовщица?

- Она приходит позже.

- Честно, я не понимаю, нахуя ты ее терпишь. Уволь ее на хуй и все, эту алкоголичку.

- Я смотрю она вам не нравится.

- Еще бы, я, когда начинала работать…

- Так все, Елен, не нужно. У меня и так болит голова.

[158]


В чем-то она была права. Саша приходила постоянно к обеду и это длилось уже больше трех лет. У

нее была договоренность с Александром Андреевичем и ****. Моя тяжелая голова после такой

ночи явно думала только об отдыхе. Вместо этого я выполнял чужую работу. Конечно, когда до

тебя добирается похмелье, ты проходишь три стадии: утро, день, вечер. Обычно, что происходит

утром, ты вряд ли запоминаешь. Ты просыпаешься с головной болью и воспоминаниями о

прошлой ночи. Ты практически не ешь, а только пьешь обычную воду. У каждого любителя выпить

в выходные должна быть припасена двухлитровая бутылка воды и это при хорошем раскладе. Я

видел, как проходит утро у Володи и знаете, в тот раз я впервые увидел, что человек может

осилить пятилитровую бутылку за раз.

Днем похмелье начинает выводиться, если в этот момент не спать или не похмеляться, значит

быть беде. Вы становитесь раздражительными, в вас вселяется самый нечестивый демон и

начинает разрывать вас изнутри. Вы не хотите общаться, вам противно все, к чему прикасаетесь

или что видите. Это будет продолжаться до самого вечера, поэтому, в таких случаях лучше

ложиться спать.

Вечером похмелье уходит, и вы просыпаетесь от этого алкогольного сна. Все, что было утром вы

помните довольно расплывчато. В голову снова лезут мысли о работе и деньгах, а от

воспоминаний вчерашней ночи вас тянет только блевать. Какой выход? Здесь есть два варианта,

либо вы вообще не пьете, либо пьете и постоянно поддерживаете градус в своем организме. Ни к

чему хорошему это не приводит, но ощущения незабываемые...

Но вернемся в магазин. На складе я уже сидел больше двух часов, когда Саша появилась там. Она

прошла, не заметив меня, оставила сумку на своем столе, взяла чашку и направилась, видимо на

кухню.

- Саша, – она оглянулась, – ты куда идешь?

- Выпить кофе. А что?

- Здесь товар пришел, так что кофе подождет, – я взял документы по отгрузке и протянул ей, –

садись и работай.

- Да, только выпью кофе.

- Черта с два, ты будешь пить этот ебучий кофе. Дома не было времени это сделать? Или ты

слишком рано пришла на работу?

- А чего ты возникаешь? У нас с директором договорённость.

- Директора нет, так что быстро за работу. Не вынуждай меня.

- Уволить меня? Да пошел ты на хуй. Сначала себя уволь, ничтожество.

- Я смотрю ты тесно общалась с продавцами, которые ушли. С этими крысами. Верно? А что, если

тебе пойти вместе с ними.

- Ты не можешь меня уволить.

- Я могу заставить тебя приходить к открытию магазина и делать всю эту ебучую работу, которую

ты и так должна делать.

- Я пить кофе.

Я пошел в свой кабинет, дабы найти ее договор, где были прописаны все обязательства.

Подождав немного времени и одну чашку кофе, я прошелся вновь до склада с договором в руках.

Саша была там.

[159]


- С завтрашнего дня, ты работаешь с девяти, – я кинул на ее стол договор, – и только попробуй не

приди. Ты со своими крысенышами любила докладывать на меня? Хорошо. Я докладывать не

собираюсь. Я просто тебя на хуй уволю.

На мою реплику она ничего не ответила. Прошло минут сорок, я сидел за своим рабочим столом

на кассе, когда она подошла ко мне. Она протянула мне листок.

- Я ухожу. Поставь подпись, – это было заявление об уходе.

- У нас скоро инвентаризация, забыла?

- И что?

- И что? Ты кладовщик и отвечаешь за весь товар на своем ебучем складе. Так что пока с твоим

уходом повременим. Если хочешь, пиздуй в офис и выясняй там отношения. Только я прошу, не

говори, что я пиздил тебя перед этим. Второй раз, думаю, не поверят.

- Да пошел ты… - она развернулась обратно и побрела на склад.

- Что это она так резко решила уволиться? – спросила кассирша.

- Работать не хочет.

- А что тогда здесь делать? – я пристально посмотрел на Елену. Уж она знала толк в

времяпровождении на кассе.

- Понятия не имею, Елен.

Чуть позже к нам приехал директор регионов. Оказывается, тетка из цветочного магазина все же

позвонила ему и нажаловалась. Он подошел сразу ко мне и показал, чтобы я шел за ним. Мы

спустились вниз через черный вход к магазину цветов. Там стояла та продавщица и какая-то еще

женщина.

- Вот, этот гаденыш сюда идет, – начала визжать продавщица, – я сразу подумала, что это он!

- Прекратите, Людмила, сейчас все решим, – сказал региональный, он взглянул на меня. – Что

вчера здесь произошло? Рассказывай.

- Я как обычно посчитал кассу, включил сигнализацию и закрыл дверь магазина. После вышел

через цветочный на улицу. Все.

- А вы смотрели у себя камеры? – вторая женщина подключилась к разговору. – У вас должно же

сохраниться тот момент, когда ваш администратор выходил, верно? – наши камеры работали, но в

них был один минус. Когда выключался главный рубильник света, камеры переставали

записывать. А выключал я его перед тем, как напиться в стельку.

- Я смотрел их, он вышел на двадцать минут позже обычного.

- Бутылка пива валялась здесь, – продавщица начала показывать пальцем на местонахождения

осколков, – я как зашла, сразу села. Кругом стекло, цветы валяются и воняет сильно пивом. Как

будто знаете, специально все поливали здесь.

- Деньги тоже пропали?

- Мы оставляем только мелочь в кассовом аппарате. Но, даже она осталась на месте.

- А ключи, они есть только у вас, ведь так? – спросил региональный.

- У нас, – стала перечислять женщина, – у вас пара, у Григория с третьего этажа и у слесаря.

[160]


- У слесаря?

- Ну да. Дядя Витя.

- Это тот алкаш? - поинтересовались мы.

- Знаете, он хоть и мужчина пьющий, а как что починить, так сразу он. Ему нет равных.

- То есть у него были ключи? И он мог зайти сюда в любое время?

- Ну зачем же ему заходить то сюда, в такое время?

- На улице далеко не лето. Может поэтому?

- Глупости.

- Глупость, это обвинять без доказательств человека. Вы сначала разберитесь, у каких еще

алкашей есть доступ к вашему магазину, а после уже начинайте выдвигать свои несуразные

обвинения. С нашей стороны все чисто. Свет выключился на двадцать минут позже, после он

вышел. Был один, при чем трезвый. Зачем ему разбивать все это? А это все – директор регионов

оглядел цветочный магазин – сделал явно, не простой человек в адекватном состоянии.

- А вы сбавьте тон, – начала вновь верещать продавщица.

- А вы, простите меня, прекращайте нести херню! Нашли крайнего? Очень хорошо. Я вижу в вашем

магазине все так и решается, – он посмотрел на спокойно стоявшую рядом женщину, видимо она

была здесь главной по цветам. – На кого продавщица …

- Так, послушайте, – перебила женщина, – я вас поняла. Претензий к вам, пока нет, вопросов тоже.

Вы можете идти. Спасибо, что уделили время. Всего доброго.

- И вам, – он одернул мою руку и показал на лестницу. – Пойдем обратно. Здесь больше нечего

ловить. Сами не могут разобраться кому отдавали ключи от магазина, а валят все на соседей.

Умно.

- Думаете они найдут того слесаря? Вряд ли он им что-нибудь расскажет.

- Ну а мы то при чем здесь. Они даже не вызвали полицию, чтобы зафиксировать весь этот

беспорядок, – мы вернулись обратно в кабинет. – Поменьше думай об этом, сейчас твоя главная

задача — это продажи. Продавцы справляются?

- Да, вполне. Вот с кладовщиком бы решить еще вопрос.

- С Сашей? Что с ней так?

- Не хочет работать по трудовому договору. У нас запара с товаром, а принять некому. Я же не

всегда свободен. Поэтому начну искать ей замену.

- Ты не торопись с этим. У вас скоро подсчет товара. Вот после него можно. Но все равно, я

поговорю с ней. А ты иди работай, а то сейчас из цветочного опять что-то разобьют, а по камерам

тебя нигде нет.

- Еще в суд обратиться с этим.

- Ну значит будем судиться.

Но никто так и не сделал этого. Директор цветочного магазина не нашла того слесаря,

который владел ключами. В течении недели они ушли в большой минус по затратам. Через

пять дней уволили продавщицу, а еще через пару дней, магазин закрыли навсегда.

[161]


Я вернулся на свое место и на пару часов пропал в бумажной работе. Ближе к вечеру я начал

отходить от похмелья. Региональный директор наконец вышел из кабинета и показался около

кассы.

- Я поговорил с Сашей. Потерпи ее несколько дней, хорошо? И не забудь, сегодня инкассация

приедет. На связи.

Он пожал мне руку и удалился из магазина, а я в свою очередь продолжил заниматься своими

делами. Елена наконец пришла с обеда и заняла кассу.

- Ушел? – она огляделась по сторонам. – Не нравится мне, когда он ходит туда-сюда. Нагнетает

только обстановку.

- Он ушел, успокойтесь Елен.

- Отчитал?

- За цветочный? Да нет, оказывается они раздавали входные ключи кому попало, поэтому пока

они сбавили свой натиск.

- Не понимаю кому это вообще нужно было. Да и ладно были бы там деньги, вломились в

магазин, устроили погром. Вот же скоты пошли.

- Одни получают удовольствие от работы, другие от наркотиков, а эти, может быть ловили кайф от

разрушений?

- От сорок седьмой хромосомы они кайф получали. Не понимаю таких людей – она чуть одернула

свою челку назад и подкрасила губы. Елена любила такие штучки за рабочим местом – А про

кладовщицу что сказал?

- Что нужно набраться терпения и немного подождать.

- Ну конечно, небось наворовала целую сумку, а теперь хочет улизнуть. Ты смотри, не увольняй ее,

– она очень любила давать советы, наверное, больше, чем есть. – И все? Я думала он будет

ругаться на что-то. Весь день какой-то злой ходит.

- В этот раз пронесло. Теперь осталось сдать инкассацию и можно отдыхать. Ну и денёк же

сегодня выдался… – глубоко вздохнул я.

- Послушай, конечно я не в курсе событий всех, но ***** уже уволили?

- Понятия не имею, я даже не знаю, как это все произошло. Вы же были тогда здесь?

- Ну да. Сначала пришел региональный, потом они поговорили с *****, после Яна подошла, и я

оглянуться не успела, как ***** идет в куртке, забирает со стола кошелек и уходит вместе с

региональным и девкой из банка. Просто, если его уволили, значит он все деньги уже вернул,

правильно?

- Деньги?

- Ну он же брал вместе с тобой каждый месяц из сейфа.

- Мы же вложили их еще до этого.

- Да? Странно, он говорил, что с зарплаты ничего не вкладывал, еще у меня занял в тот день на

дорогу. Ты посмотри по отчетам получше, все ровно?

- Ну да, еще в тот день. Я смотрел, все было в норме.

[162]


- Значит зря потревожила тебя, – она засмеялась. – Я пойду покурю, раз все хорошо?

- Конечно.

Но ничего хорошего не было. Через час я сидел с открытым отчетом и ртом от увиденного.

Финансовые отчеты велись каждый день. После закрытия смены сверяли данные по кассе и

сейфу, вписывали сумму в отчет и потом начинали новый день. Сумма переходила автоматически

в следующий лист, дабы упростить нашу работу. Когда число доходило до определённой отметки,

управляющий магазина должен был заказывать инкассацию. После передачи денег дядям в

бронежилетах нам оставляли бумажку, и мы начинали все заново.

В тот вечер, перед увольнением директора я закрывал магазин и завершал отчет. Но на

следующий день, цифра поменялась и это означало, что директор исправил данные. Он

прекрасно понимал, что приедет региональный и из-за этого не хотел сильно рисковать,

подправив цифры, а после того, как узнал, что он больше здесь не работает, ему оставалось лишь

надеяться на меня. На болвана, который не заметит всех этих манипуляций и посчитает это за

возврат долга от нашего горячо любимого *****. Из-за этого, ситуация резко поменялось. Мне

потребовалось несколько минут, чтобы узнать сумму долга. Инкассация в тот день была отменена.

Я сидел за своим столом и пялился в эти чертовы цифры, кроме этого мне не оставалось ничего

делать. Я вновь чувствовал прилив темных дней. Нужно было выпить…

В тот же вечер, опрокинув несколько стопок шотландского виски в местном баре я отправился к

Яне. В легком опьянении мой язык немного развязывается, и я выложил все ей. Мы сидели на

кухне. Яна приоткрыла окно, чтобы дым от сигареты не распространялся на всю квартиру. Я сидел

напротив нее с разочарованной физиономией.

- И что собираешься делать? – спросила она. – Сумма то немаленькая.

В тот момент я понятия не имел, что нужно делать. Рассказать об этом региональному все равно

что попытка покончить с собой. Офис решит, что я хочу сыграть на этом, из-за увольнения

сотрудника, доверие к которому полностью исчерпало себя. Меня могут легко уволить. Нужно

было достать деньги и вложить их.

- Буду искать деньги, что же еще.

- Конечно грустно все это, – она потушила сигарету. – Меня завтра не будет дома. Я уеду. У мужа

закончилась командировка. Он попросил привезти ему вещей.

- И из-за этого тебя не будет целый день?

- Нам нужно будет поговорить с ним. Обсудить все, понимаешь?

- Ты ждала этого момента, не так ли? Хочешь поскорее вернуться к нему.

- Не говори так. Ты же знаешь, что я хочу быть с тобой.

- Перестань. Все эти отношения только из-за твоего чувства одиночества. Я видел вначале твои

глаза, когда мы только встретились. Они были совсем другие. Яркие, наполнены жизнью. А

сейчас, когда я смотрю в твои глаза, то вижу только безысходность и тоску. Твой выбор съедает

тебя, и ты не знаешь, что делать с этим. Ты просто не привыкла к такому. Не смотри на меня таким

взглядом, будто ты не понимаешь, о чем речь, – я встал и направился к выходу.

- Куда ты? – окликнула она.

- Хочу напиться и побыстрее забыть сегодняшний день.

[163]


- Знаешь, ты напоминаешь мне моего отца. Когда у него возникают проблемы или вопросы, ответы на которых не знает, он идет и напивается. Почему?

- Может ему так проще жить. Мне ли тебе говорить. Кто-то убивает себя изнутри алкоголем, кто-то

заглушает паническую атаку сигаретами, а кто-то умирает от передозировки героином. Все

закономерно, помнишь?

- Потерянное общество…

- Верно. Мы лишь песчинки в куче глобального дерьма.

- И как мне это должно помочь?

- Понимаешь, есть проблемы, на которые ты можешь положить и остаться на своем месте. Но есть

и другое, когда стоит четкий выбор, когда ты не можешь просто стоять на месте.

- Я не хочу принимать никаких решений, мне становится от этого дурно.

- Чего ты тогда хочешь?

- Чего-то простого. Хочу просто приходить домой, где не придется самой включать свет, все

потому что в доме уже кто-то есть. Те, кто ждет тебя. Родные люди, близкие, которые всегда

примут, поймут.

- К сожалению, ты сама пошла по этой дороге, так что я тебе не советчик – я вышел за порог –

Прошу тебя только об одном – сделай так, чтобы ты не пожалела о своем выборе.

Я смотрел на нее будто в последний раз. Я хотел уйти от всего этого подальше. В свое магическое

место, где среди кромешной тьмы включен свет и в окнах, что окружены теплым светом - силуэты,

которые просто рады видеть меня в эту ночь. Зарыться в кровати и забыть обо всем навсегда.

На улице была мерзкая погода, нельзя было долго стоять на одном месте, поэтому я решил

наведаться к Альбине.

Глава 4

- Альбина! За третьим столиком нужно прибраться!

- Не могу. Я закончила смену и уже переоделась, – доносился голос из раздевалки бара, – и к

тому же я заказала пиццу на дом, – к ней подошла полноватая тетка. Это была

администратор бара. – Так что извини.

- С каких это пор ты уходишь так рано? Я помню было время, когда тебя не выгонишь отсюда.

- Просто хочу отдохнуть. Послушай, я заказала себе громадную пиццу, запаслась энергетиками

и пивом. К тому же, под это все, я выбрала фильм и заметь, это заняло немалое время.

Поэтому, к моему глубокому сожалению, я никак не могу обратно надеть эту дурацкую форму

и начать драить столы, как бы мне этого не хотелось.

- Ладно. Отдыхай, ты заслужила, – сказала тетка. – Хороший фильм хоть?

- «Там, где бродят бизоны». Ты, наверное, не слышала о таком.

- Куда уж мне до вас молодых, вот раньше в советское время мы смотрели только …

- Слушай, мне пора, – Альбина взяла сумку и направилась к выходу.

- Не забудь про свой новый рабочий график! – напоследок в дорогу крикнула ей полная

администраторша.

[164]


Для начала я поймал такси и заглянул в бар, где она работала. Подойдя к стойке, я спросил

бармена. Но тот ничего не сказал, так как работал всего лишь пару дней и еще не успел

запомнить коллег. Тогда, ему на помощь из подсобного места вышла полноватая тетка.

- Что вы хотели? Выпивку в кредит не даем! – проворчала она.

- Мне не нужна выпивка в кредит, успокойтесь, – в голове пронеслась мысль о том, что

насколько нужно быть пьянью, чтобы брать в кредит алкоголь, – а Альбина работает?

- Нет. Что-то еще? – она вылупилась на меня своим сумасшедшим взглядом. Вопросы отпали

сами.

- Спасибо, но нет, – я отправился к Альбине домой.

Альбина вышла из бара, но домой она идти не спешила. Она перешла дорогу и пошла в

противоположную сторону. В ее сумочке раздался телефонный звонок.

- Ты скоро уже?

- Я вижу тебя вдалеке, – сказала она, – подходи давай.

Альбина сделала еще несколько шагов в сторону темных дворов. На пути к ней вышел парень.

- Потрясно выглядишь, – заметил он, – Может как ни будь замутим?

- Я уже теку, дорогуша. Ты принес, что я просила?

- Да, но не совсем то. Это будет чуть сильнее. Но эффект тот же. Прими только поменьше.

- А травы нет?

- Неа, у меня ноутбук сломался.

- Ты хранил траву в своем ноутбуке?

- Да нет же, дура. У меня бабок не было, чтобы починить его, я и расплатился всем, чем было

за починку.

- А как это принимать то?

- Погоди, ты что, в первый раз? Ну ты и приколистка. А кто тебе вообще это посоветовал?

- Боже, я просто хотела расслабиться, залезла в интернет и прочла, что это самое лучшее

средство.

- Интернет тебе наврал. Вот – он показал пакет с белым порошком – самое лучшее средство.

- Ладно, беру. Его же тоже курить?

- В интернете посмотришь, цыпа, – парень засмеялся, – а ты сегодня после двенадцати

свободна?

- В интернете посмотришь, петух, – она отдала деньги и получила пакет с порошком. –

Спасибо.

- Катись к черту, пташка.

Альбина убрала пакет в сумку и направилась домой.

Пока я шел, мне позвонил Андрей. В этот день он был выходной.

[165]


- Не хочешь немного выпить? Ну или как пойдет, – сказал он.

- Уже.

- Когда ты успеваешь это делать, черт возьми. Но все равно я тебя приглашаю.

- Давай чуть позже, мне нужно решить пару проблем.

- Каких блять проблем. Давай собирайся и дуй в тот ресторанчик. Помнишь, где мы не хотели

платить? Вот тот. Я уже там.

- Да я не могу сейчас…

- Слушать ничего не желаю, давай, если ты уважаешь меня, – такие слова, Андрей говорил

только на пьяную голову – то ты придешь, – не успев договорить фразу он бросил трубку.

Она устала ждать. Пиццу не везли уже второй час. Она открыла бутылку пива и высыпала

немного порошка из пакета. Расформировала две дорожки из него, после взяла сигарету и

высыпала оттуда немного табака. Первую дорожку она засыпала в сигарету и прикурила,

откинувшись на спинку дивана. По телевизору шел фильм «Там, где бродят бизоны». После

того, как она скурила сигарету, она взяла трубочку и забила себе нос второй дорожкой. Но

никакого эффекта не было. Она решила повторить все заново.

Я решил все же поговорить с Альбиной и уже через несколько минут стоял возле ее двери.

Один лишь дверной звонок отделял меня от нее. Я не стал долго тянуть и позвонил.

По всей ее квартире раздался громкий звук дверного звонка. Альбина поднялась с дивана,

поставив фильм на паузу и открыла дверь.

Спустя мгновенье дверь немного приоткрылась.

- Что так поздно? – сказала она.

- Извините, – курьер протянул большую коробку с пиццей. – С вас восемьсот.

- Я сейчас схожу за кошельком, – Альбина сделала шаг назад. – Сколько вы сказали? – Альбина

сделала еще шаг. – Я не слышу вас, можете, – После этой фразы она рухнула на пол.

Силуэт не был похож на нее. Это была незнакомая женщина, которая просунула свое лицо в

дверную щель, чтобы разглядеть меня.

- Вы к кому? – спросила она.

- К Альбине, а вы кто?

- Хозяйка этой квартиры, – она полностью открыла дверь. На фоне, в квартире творился полный

беспорядок. Вся мебель пропала, а вещи были запакованы в мешки.

- Что здесь происходит? – она смотрела на меня своим томным взглядом, а после, выдавила из

себя фразу.

- Вы кем приходились Альбине?

Никаких мыслей. Никаких чувств и эмоций. Впереди меня ждала только пустота.

Глава 5

Она ворвалась в мою жизнь неожиданно, как и подобает тем людям, которые в дальнейшем

переворачивают вашу личность с ног на голову. Она не была такой обычной. В ее взгляде

[166]


всегда находилась та маленькая искорка, которая отличала ее от других. Она была

сумасшедшей, помешанной на своих мыслях. Она никогда не говорила про политику, своих

родителей и детей. Ее увлечения менялись с каждым днем. Она не переносила пыльцу, не

любила летние дожди, телевидение и ранние альбомы группы Beatles. Обожала пиццу, крышу,

на которой любовалось летом закатами и Jefferson Airplane. Она была начитанной девушкой,

которая меняла о себе представление после нескольких минут беседы. Она много курила,

говоря о том, что жизнь убьет быстрее. Она редко напивалась в стельку. Подбирала для себя

только удобную обувь и не ненавидела красный цвет. Ее улыбка провоцировала других делать

то же самое. Для нее не было понятия «грусть». Если она не справлялась с чем-то, то

забрасывало дело на некоторое время, а после вновь пыталась что-то придумать. Никогда не

выигрывала в лотерею и в школьных олимпиадах. Любила рисовать и считала это своим

достоинством. Ночью, когда солнце было далеко, она открывало окно и смотрела на звездное

небо, будто там вдалеке она находила ответы, на вопросы, которые не давали ей покоя…

Я помнил ее счастливые глаза. Я помнил ее голос. Она всегда смеялась над моими историями.

Никогда не заканчивала спорить, пока не докажет свою правоту. Я чувствовал тепло,

находясь рядом с ней, когда вокруг царил один лишь холод.

Она убивала время своей жизни, а время мастерски убивало ее. Она – яркое воспоминание,

которое оставила буря, после того, как уничтожила все вокруг. Воспоминание о человеке,

которого так мне не хватает.

Теперь, рассказывая что-то в бреду, вместо ее голоса я слышу лишь пустоту.

Ее похороны прошли спустя два дня. Я не явился на них, потому что не помнил всего того, что

происходило. Мой мозг никак не давал поверить в то, что человека, к которому ты был привязан

никогда не встретиться тебе в этой жизни и не потому что он переехал. В первые дни моего запоя

я старался скрываться на работе. Старался не пить. Но моральный дух был сломан к чертовой

матери и все покатилось в тар-тартары. Мое утро начиналось с алкоголя, продолжался и

заканчивался с ним. Я стал курить, много курить. Я был готов принимать все что угодно, лишь бы

уйти подальше от той душевной боли. Дни превратились в бесконечный фильм ужасов. Я ни с кем

не общался, никому не звонил, не помню где и с кем ночевал.

Как забыть то, о чем думаешь каждую секунду. Как побороть свои мысли. Заглянуть правде в

глаза. Своим страхам, одиночеству. В тот момент я был на грани. Вспоминались высказывание

Хантера С. Томпсона, который говорил: «Жизнь была бы сложной, если бы я не знал, что в любой

момент можно выпустить пулю себе в лоб из кольта, покончив с этим раз и навсегда».

Я убивал себя, но посредством алкоголя. Он проел мне все мой мозг, атрофировал тело. Мои

мысли походили на бред, а все происходящее вокруг казалось плохим анекдотом.

Было трудно работать в таком состоянии. Продавцов в то время было недостаточно. Кладовщица

посылала на хуй, а грузчик тихонько уходил в запой вместе со мной. Я мало отличался от него,

поэтому моя работоспособность сильно спала. Я укрывался за кассовой стойкой, чтобы меня не

доставали.

В один прекрасный момент я очнулся посреди стиральных машин. Люди проходили мимо меня,

оглядываясь и показывая пальцем. Сколько прошло времени, какой сегодня день, что

происходило все это время. Море вопросов нахлынуло на меня. Я отходил, поэтому мне нужно

было срочно выпить еще. Я прошел через весь магазин к выходу. Трудно в таком состоянии

остаться незамеченным. В последний момент перед выходом, меня окликнула Елена. Она

подбежала ко мне, будто что-то важное случилось в магазине:

[167]


- Дмитрий, вы куда идете?

- В магазин, – я не мог долго стоять на одном месте. – Вы что-то хотели?

- Я обеспокоена вашим состоянием. Дим, – она подошла ко мне ближе, – хватит это делать.

- Я не понимаю, о чем вы, Елена. Займитесь лучше работой. Сделайте хотя бы вид. Хоть один раз в

этой блядской жизни, сделайте вид, что вы счастливы работать в таком ахуительном месте, вроде

этого магазинчика. Улыбнитесь. А я, в магазин.

- Да, только к вам гости, – она окликнула кого-то вдалеке. – Мужчина в пальто, он к тебе пришел.

- А это еще что за? – мужичок среднего роста, в немного потрепанном пальто подошел к нам и

протянул руку.

- Адам, – у него был очень низкий и грубый голос. Курение давало о себе знать, спустя столько лет,

– вы же Дмитрий?

- Да, а Вы приехали из офиса?

- Давайте лучше выйдем на улицу, чтобы мы могли поговорить с глазу на глаз.

Я еле спустился со второго этажа по лестнице за ним, он приоткрыл мне дверь, и мы попали на

улицу. Было довольно холодно, мое состояние усиливало эффект.

- Так кто вы такой?

- Вы курите, Дмитрий? – он достал стальной портсигар и вытащил оттуда пару сигарет. Я кивнул.

- Мы будем и дальше молча стоять?

- Понимаете, я не знаю с чего начать. Я даже не знаю зачем я пришел сюда. Я отец Альбины,

вернее приемный отец.

- Блять, – я произнес это вслух. Все это время я держался от этих мыслей подальше, старался

залить их и забыть. Но теперь это были не просто мысли в моей голове, – откуда вы узнали про

меня? И почему именно я? У Альбины было куча парней.

- Да, но пришли только один вы. И я вижу вам немного не по себе, – это было мягко сказано.

- И что? Какая черт вам разница? Я смотрю, зато вы хорошо себя чувствуете. Шастаете по

магазинам и ищите хуй пойми кого.

- Я хочу поговорить с вами. Может вам или мне станет легче. Может по мне и не видно этого, но я

держусь из последних сил.

- Знаете, что, как вас там? Адам. Убирайтесь прочь отсюда, я не хочу вас видеть и никого не хочу

знать. Я не хочу всего этого.

- Я понимаю вас и ваше состояние, вот, – он протянул мне клочок бумажки, – возьмите.

- Что это?

- Мой номер. Я в городе на пару дней. Если все же захотите поговорить, позвоните.

- Не стоит этого делать.

- Дмитрий, все же возьмите. Я не отниму много времени у вас. Даже если не будете звонить,

просто возьмите. Мне станет легче – он протянул бумажку, я положил ее в карман брюк.

[168]


Через несколько минут я стоял около прилавка магазинчика, который находился поблизости.

- Что вам, молодой человек? – спросила продавщица.

- Виски.

До самого вечера я пил. Перед закрытием магазина ко мне вновь подошла Елена. Я спал на кухне.

- Дмитрий, мы закрываемся? Дмитрий?

- Да, – я проснулся, – закрывайте все.

- Вы в порядке?

- Вполне. Сейчас допью и пойду домой.

- Конечно, может это не мое дело, но все же…

- Это не ваше дело, Елен. Идите домой, – прервал я ее.

Из того, что я практически не спал, происходящее вокруг меня напоминало быструю смену

разноцветных картинок. Вот я стою перед дверью и закрываю магазин, а сейчас уже нахожусь в

магазине, где на меня пялиться продавщица.

- Может вам хватит, вы выглядите не очень? – проговорила она.

- Я таким родился, а теперь дайте мне ту бутылку!

В таком состоянии не мог идти к себе домой. Я не хотел никого видеть, поэтому бродил по дворам

и пил виски из горла. На улице шел небольшой снег, стояла минусовая температура.

Окончательно уставши я решил присесть на первую попавшеюся лавочку. Мои ноги привели меня

во двор неизвестной мне улицы. Недостаток освещения превращал этот двор в обитель дьявола. У

меня не было выбора. Нащупав лавочку, я развалился на ней в надежде поскорее согреться,

прикончив эту бутылку и пойти дальше. Но ничего не вышло. После нескольких глотков меня

начало уводить в сторону. Зрение стало падать, а голова продолжала тяжелеть. Я выпустил из рук

бутылку и потянулся за телефоном. Сердце билось все сильнее, еще чуть-чуть и в завтрашних

газетах напишут о том, что очередной алкаш замерз на улице. Может хоть это будет причиной

замены, в этом дворе, фонарных лампочек. Мне нужна была помощь. На крики никто не

отзывался, ибо было темно. Я достал телефон, он был выключен. «Черт», подумал я «Не может же

быть все так плохо», я старался включить его, но все попытки увенчались провалом. Современные

технологии никак не помогли мне избежать падения. На телефоне показался логотип фирмы. «Вот

ебанаты!», проворчал я и в ту же минуту мое тело рухнуло на снег. Поначалу я чувствовал только

холод, а потом меня настигла тьма.

Открыв глаза, я оказался в комнате, которая жутко напоминала палату в больнице. За окном

шел небольшой снег и светило яркое солнце. Я лежал на кровати, рядом стоял небольшой

столик, где находились различного рода таблетки. Внизу стояла бутылка виски. Я немного

привстал, чтобы дотянуться до нее, но мне помешала молодая медсестра. Она ворвалась ко

мне, даже не постучавшись.

- О, Вы пришли в сознание! Как это прекрасно. Вы уже выпили таблетки?

- Где я?

- Вам нужно принять лекарство, от него, вам станет лучше, – она подошла к столику и взяла

бутылку виски, – а это вам ни к чему. Поэтому я возьму себе. Советую вам включить

телевизор и расслабиться.

[169]


- Вы меня слышите?

- О да, кстати. Я такая глупышка, извините меня, – она слегка улыбнулась, – вам тут кое-что

принесли, летучего змея.

- И кто его принес? – это был мой тот самый красный змей.

- Какая-то девушка по имени Альбина, она пожелала вам, – тут медсестра задумалась. – Ой, я

забыла, что она сказала, представляете?

- Но постойте, ее же больше нет.

- А вы шутник я смотрю, – сказала она. – Вы то сами, чем лучше?

Глава 6

Я пил три дня и три ночи. Очнулся в подъезде, где на меня пялился грязный мужик.

- Ты живой там? – спросил он.

- Это как посмотреть, – он подошел ближе ко мне и помог встать. Я начал проверять карманы.

-Все на месте, они хотели ограбить тебя, но я не дал этого сделать. Ты потерял сознание и валялся

около лавочки. Они сказали мне о тебе. И вот я оттащил твое тело сюда.

- Кто они?

- Мои коллеги. Такие же неотёсанные мужики вроде меня. Крысы этого общества, дикари и

свиньи.

- Почему же не стали грабить?

- Ты еще юнец, у меня бы не хватило совести этого сделать. Ты выглядишь убитым, что с тобой

произошло?

- Я потерял девушку, – он достал из кармана бумажный пакет в котором была завернута бутылка и

протянул мне.

- Ничего, найдешь другую… И снова потеряешь, – бомж засмеялся, я сделал глоток и передал

бутылку ему.

- Где же найти ту самую?

- Ну парень, уж точно не здесь. Баб на свете полно, подобрать себе нужную не проблема. В этом

деле главное терпение. Что за девушка в твоей голове?

- Это что, сеанс психотерапии в подъезде?

- Я в прошлом психиатр, это так.

- И как же вы докатились до этой жизни?

- Когда я работал мне не хватало денег и приятель посоветовал вложиться в один проект. Эти

мастера делали какие-то батарейки. Им сулили большое будущее, поэтому я вложил большинство

своих денег. Но как оказалось потом, компания обанкротилась и развалилась. И вот уже пятый год

я здесь, на улице. Может еще выпьешь?

- Нет, пожалуй, хватит. Мне нужно идти.

- Может скорую?

[170]


- Я в порядке. А почему вы сразу ее не вызвали, у меня был телефон?

- Я ждал пока ты откинешься, чтобы взять его и сдать.

- Звучит мило. Прощайте.

Я вышел из подъезда. Вся одежда пропахла потом и спиртом. В голове творился жуткий кавардак.

Постепенно приходило похмелье. Нужно было запастись жидкостью и выходить из этого дерьма,

окончательно. Время было открывать магазин, но это могло подождать. Я вывернул все карманы,

чтобы набрать хотя бы на воду. Вместе с мелочью я нащупал небольшую бумажку с номером

телефона. Как ни крути я должен был сходить туда, я осознавал, что будет не просто. Насчитав

немного мелочи, я побрел в ближайший магазин для борьбы с похмельем.

Спустя некоторое время, немного опоздав, я был на рабочем месте. Темная машина, которая

стояла на парковке у торгового дома говорила о том, что к нам пожаловал директор регионов. Для

него это не было характерным, ибо приезжал он только в определённые дни по расписанию. У

входа меня уже ждала Елена. С ее безумными выпученными глазами, которые говорили, что пора

уходить в подполье.

- Кто открыл магазин? – спросил я.

- Дим, он в кабинете, ждет тебя, – она оглянулась по сторонам. – Знаешь, он не в себе. Приехал, начал орать на меня, мол где директор и все такое.

- Елен, идите на кассу, работайте. Я разберусь.

- Ты уж там аккуратнее…

- Идите за кассу, там покупатели стоят вас ждут, а вы здесь прохлаждаетесь.

В похмельном бреду ты не осознаешь всю важность происходящего. Все, что творится вокруг тебя

немного снижает чувствительность. Поэтому, идя в кабинет, возможно на последний разговор, я

ощущал только голод, ибо не ел очень долгое время. «Цыпленок из табака, сейчас был бы

кстати», подумал я, открыв дверь в кабинет. За столом сидел директор регионов, он поднял

голову и пристально рассмотрел меня.

- Чего опаздываем?

- Эти утренние пробки скоро добьют мою нервную систему окончательно.

- У тебя нет машины.

- Зато есть немного денег на такси – его глаза так и не стали добрее – Признаю, я опоздал, я не

виноват, что работаю без выходных. Если бы вы не приехали сегодня с утра, вы бы и не узнали об

этом. Никто бы не пострадал от этого. Покупателей все равно нет, а собрание бы провел в

раздевалке.

- Ты пьян?

- Немного. Меня угостил своей настойкой один дружелюбной бомж в подъезде, где я очнулся

после вчерашних похождений на морозе.

- Видимо тебе и вправду нужно выспаться, ты несешь какой-то бред. Ладно, завтра приходи

позже. Я открою магазин. А сейчас мне пора.

- Вы же только приехали, какой тогда в этом смысл?

[171]


- Мне нужно было срочно отправить документы на почту, а интернет поблизости был только

здесь.

Он еще говорил что-то про меня и бред, хотя сам таким и является. Хоть я был и пьян, и не в том

духе, но все же я понимал, что его приезд — это попытка проконтролировать меня.

Вскоре директор регионов скрылся из виду, прихватив с собой ноутбук. Я дошел до кухни и выпил

всю воду, что была там. Голова начала гудеть, нужно было принять таблетки и наконец-таки

начать этот день.

Яна не отвечала на мои звонки. Во время маленького запоя от нее не было никаких сообщений.

Поэтому я не имел понятия, что происходило с ней в те дни. «Скорее всего», подумал я, «она

встретила мужа, вспомнила о былых временах и забыла про те, когда я был рядом». На меня

нахлынули воспоминания. Я разрывался от всего этого дерьма, что происходил со мной. Я был в

ярости от того, что не мог контролировать самого себя и последствия. Нужно было во всем

разобраться и как можно скорее. Для начала я позвонил отцу Альбине и назначил вечером

встречу.

Это было небольшое уютное место, где-то на краю города. За ним начиналась лесная полоса и

частные дома. На улице так и не перестал валить снег, а в ресторанчике на фоне звучала довольно

знакомая песня. Я сел за столик у окна, чтобы немного прийти в себя осматривая незнакомые для

себя окрестности. В тех местах я бывал не так часто, чтобы все это запомнить. Мне нравилось это

место именно этим. Незнакомые лица, голоса, места. Здесь можно было подумать, а после

немного расслабиться.

- Вы уже сделали выбор? – спросила меня официантка.

- Пока нет. Я жду одного человека.

- Хотите что-нибудь выпить?

- Пожалуй. Воды.

- Одну минуту.

Это место было очень тихим, по сравнению с теми забегаловками, где я частенько выпивал. Это

напоминало некий храм, где вместо выражения своих эмоций, люди использовали тишину. Моя

голова стала понемногу утихать за весь день. Тошнота отступила, но мысли все еще не давали мне

покоя. Мое тихое пребывание размыл его приход. Он нелепо снял свое пальто и передал в

гардероб. После поднялся на небольшой подиум и глазами нашел меня и столик.

- Вы все-таки пришли, – сказал он, протянув руку.

- Я же назначил эту встречу. Было бы глупо не явиться на нее. Так, о чем вы хотели поговорить,

Адам?

- Я хотел поговорить о Альбине.

- Как неожиданно от вас это слышать.

- Прошу, давайте без иронии, – по манере общения Адам казался человеком из воспитанной

семьи. – Речь пойдет о ее последних днях. Я хочу узнать, чем она занималась все это время?

- Вы же ее отец, вы не могли сами это узнать от нее?

- Приемный.

[172]


- Но это не дает вам право выкидывать ее из семьи. Вот скажите, сколько она была в семье, когда

вы ворвались туда?

- Я познакомился с ее матерью три года назад. Тогда Альбина была намного спокойней. Она

связалась не с той компанией и нам приходилось постоянно ее вытаскивать из различных

передряг. Желание уехать подальше из родного города преследовало ее и с каждым днем все это

больше походило на ад. Я не мог больше смотреть на это, а ее матери было плевать. Как-то раз,

Альбина не пришла на ужин. В ее комнате был беспорядок, а пустые шкафы говорили о том, что

она все же уехала от нас.

- Зачем вы это рассказываете, какое мне до этого дело? Я узнал, что подруга, которую я трахал,

больше не стало и ушел на несколько дней в запой. Вы думаете я хороший и добрый человек, что

пришел к ней тогда вечером? Я был пьян. Всему виной этот чертов алкоголь. И знаете, если бы я

не пил, я бы не познакомился с ней. А вы, приходите сюда и заявляете о том, как же вам дерьмово

жилось, когда она была с вами.

- Я не хотел этого, поймите, – сказал Адам, – мое желание сделать свою жену счастливой, вот и

все. Когда она сбежала от нас я был рад этому событию, хоть и делал вид, что убиваюсь от горя.

Поймите, в этом мире не любят таких. Всем плевать на вас и на меня. Мы предоставлены самим

себе и сами выбираем путь. Вы выбрали свое, а я свое. Осуждать за это глупо, ведь все мы люди и

хотим для себя немного счастливых дней.

- Так значит, вам плевать на ее смерть. Но почему вы явились сюда тогда. Теперь ведь никто вам

не помешает в вашей счастливой жизни.

- Сам бы я не поехал сюда. Нас известили об этом и трубку взяла жена. Понимаете, все

телефонные номера, связанные с Альбиной я отключил, она никак не могла дозвониться до нас. А

здесь, случился прокол. Позвонила хозяйка квартиры, взяв откуда-то наш номер. Поэтому я здесь.

Жена не могла видеть это и отправила меня, чтобы уладить все вопросы и «попрощаться» с нашей

дочуркой.

- Но зачем вам я?

- Вы верите в Бога, Дмитрий? Есть такая вещь, как искупление.

- И за что я должен искупиться?

- А здесь, Дмитрий, речь идет не о вас. Честно говоря, я хотел сказать вам только одну вещь. Я

счастлив, что ее больше нет. Этот человек мешался у меня под ногами, и я всегда знал, что ее

замашки о путешествиях хорошо не кончатся, – он поправил воротник рубашки и засмеялся, – я

был прав.

- Как можно так говорить о человеке, даже если он не был вам по душе? Ты, долбанный сукин

сын, как ты можешь? – на меня начали поглядывать люди с соседних столиков. В таких заведениях

подобная брань была нонсенсом.

- Извольте оставить свои нотки добродушия за этой дверью, Дмитрий. Вы же говорили, вам было

плевать на нее. А что теперь? Теперь вы паникуете? Правда?

- Какой она не была…

- Она была наркоманкой и умерла от передоза, глупая сука. Она была зависима от алкоголя,

никотина. Слабая шлюха, которая по ночам рисовала свои «шедевры» на бумаге. Да у нее вместо

всех мыслей об искусстве был один алкоголь. Это ее смысл жизни. И что теперь? Теперь мы будем

убиваться, что она так кончила? Сотни бомжей гибнут на улице каждый день, она ничем не лучше

[173]


их. Своей смертью она помогла мне. Помогла обрести наконец-таки покой. Закончились те дни, когда моя семья тратила нервы на эту шваль, – он замолчал на несколько секунд, а я не мог

поверить, что все это дерьмо происходит именно со мной. – Признайтесь, она вам все еще дорога.

Это нормально. Так бывает с каждым. Но подумайте сами, вы же не глупый человек, занимаете

столь крупную должность, – он чуть приблизился ко мне, вытянув шею. – Зачем вам нужна такая

жизнь? К чему она приведет? Не теряйте сил, Дмитрий, они вам еще пригодятся.

- После первой встречи с тобой, кассирша из магазина целый вечер говорила о том, какой ты, черт

возьми, интеллигент. И что я вижу перед собой? Кучу отходов. Человека, который боялся

подростка и мечтал лишь о том, как от него избавиться.

- Какая ирония…

- Вся ирония в том, что ты больной на голову ублюдок.

- Тебя пугает прямота. Я понимаю, – он посмотрел в окно и тяжело вздохнув, сказал, – все мы

чего-то боимся и нас уже не спасти. Все мы словно маленькие снежинки, которые приходят в этот

мир, живут, а после бесцеремонно уходят, не оставляя после себя буквально ничего, кроме

паршивых воспоминаний. В историю попадают единицы. Посмотри на улицу, люди пачками

гибнут под колесами машин, рельсами. Бросаются с крыш, вонзают в себя ножи, стреляются.

Людям плевать на себя. Они не живут, а существуют. Ведь как по-другому можно назвать всю эту

глупую погоню за тенденциями умирающего общества? Многие не понимают ради чего живут и

поэтому находят мнимые аргументы для того, чтобы хоть как-то успокоить себя. Почему так мало

великих? Потому что стадо не любит усложнять себе жизнь. Они ищут легкие пути. Загоняют себя

в системы, для того, чтобы самим не принимать решения. Они прекрасно знают, что система

сделают все за них. А им остается только пахать, как рабам и оставить после себя ошметки своей

одежды, пару историй и записную книжку, где будут написаны сроки погашения кредитов. Ты еще

молод и не разочарован в людях. Знаешь, чем быстрее ты это сделаешь, тем быстрее поймешь,

что конкуренции в других нет. Главный твой враг ты сам.

- Я разочаровался только в вашем отношении. Остальные меня пока не подводили.

- Правда? Хочешь сейчас это начать? Нет проблем – он вытащил из кармана брюк сложенный в

несколько раз лист бумаги.

- Что это?

- Счета. Все переводы, что я, лично совершал. Адрес доставщика ничего не напоминает? – это

была квартира Альбины – А теперь смотри на колонку суммы. Неплохо так для двадцатилетней

приемной дочки, не правда ли? – суммы были довольно большие и отправлялись каждый месяц.

На эти деньги я мог бы проживать достаточно хорошую жизнь. – Мне, пожалуй, пора, не хочу

больше быть здесь – сказал Адам.

- Все равно, вам не дает право называть ее так, кем бы она не была и как бы вы к ней не

относились. Думаете, придя сюда и кинув мне своими чеками в лицо, вы искупите вину за то, что

отпустили ее? Как вы можете вообще сидеть здесь и говорить такие вещи?

- Я излил тебе душу, парень. Не пытайся нащупать что-то еще. Может я не любил ее, как дочь, не

оказывал нужного внимания. Но у меня всегда теплилась надежда о нормальной спокойной

жизни. Все, чего я желал ей этой найти себя. В наше эгоистическое время мало поможет улыбка и

теплые слова, поэтому я старался поднять ее на ноги этими чеками. Но увы. Как говорят «Надежда

умирает последней», - он потер руки и посмотрел на часы, – в тот вечер, как раз она и умерла…

Мой тебе совет, не делай поспешных выводов в этой жизни. Я удаляюсь.

[174]


Адам встал из-за стола. Его походка стала намного спокойней. Дождавшись пальто в гардеробе, он поспешил к выходу. После этого, я никогда больше не видел его.

Глава 7

Прошло несколько дней. Внешне я не подавал признаков о своем душевном состоянии. Как бы

плохо я не чувствовал себя, нужно было выходить из этих запоев. Вместо алкоголя, каждый вечер

у себя я стал пить обычный чай. Конечно, эффект он оказывал слабый, но по утрам от него не

болела голова.

Мысли о ней не покидали меня ни на секунду моей пустой жизни. Я не хотел ни с кем делиться

этим, не хотел говорить на эту тему, не хотел видеть закаты и слушать всяческую музыку. Я

оставил эту горечь где-то глубоко в себе. Где-то там находились воспоминания о ней, которые я

так бережно хранил.

В то утро меня разбудил звонок регионального директора. Он звонил, чтобы предупредить о

недостатке продавцов на сегодняшний день. С утра, когда до открытия магазина оставалось пару

часов… Идиот. После нескольких оправдательных речей по поводу моей неустанной работы я

положил трубку и начал думать. Андрей не работал неделю в магазине. Его манера сдавать

экзамены была довольно примитивной. Большинство учащихся в каких-либо заведениях порой

плюют на свои недочеты, Андрей был не исключением и поэтому, перед началом сессии каждый

год выпучив глаза он бегал по всем кабинетам, чтобы хоть как-то отмазать себя от отчисления. Это

повторялось раз в полгода и после нескольких таких ситуаций, это вошло в традицию. В то время,

когда моя голова была занята Альбиной и выпивкой, он занимался своими делами, поэтому мы не

общались. С утра моя голова практически не работала, поэтому не найдя другого решения,

подождав немного, я позвонил ему.

- Неужели это ты? Сам позвонил – прогресс, – первое, что сказал Андрей. – Что хотел? Я занят.

- Не очень дружелюбное приветствие, приятель. Как дела?

- Да пошел ты на хуй со своими делами, чертов Иуда. Когда ты пропадал на неделю, а я

названивал тебе, где ты был? Опять бухал или якшался с замужними бабами?

- Перестань. Мне нужна помощь.

- Да неужели. Назови мне хоть одну причину, чтобы не послать тебя и бросить трубку.

- Послушай, я облажался, признаю. У меня нет идей по поводу причин. Ты можешь меня послать и

бросить трубку, но я в растерянности и мне как никогда нужно, чтобы ты помог мне.

- На чувствах решил поиграть, сукин сын?

- Есть немного.

- Ладно, что у тебя?

- Ты сильно занят? У нас продавцов мало, я думал может ты поможешь.

- У меня экзамены, если не сдам все за пару дней будет не очень хорошо.

- Ладно, спасибо, что выслушал.

Я положил трубку, в мыслях у меня было только одно, сделать себе кофе и все же хоть как-то

начать этот день. Через пару минут мне перезвонил снова Андрей.

- Правда народу мало?

[175]


- Правда.

- Спускайся через двадцать минут вниз, я буду там.

- Спасибо, я никогда …

- Прошу, выбрось нахуй свою пластинку с этим лицемерным голосом. Просто заткнись и спускайся

через двадцать минут – на улице холодно.

Через двадцать минут я был на улице, а через сорок вышел Андрей. Мы встретились и пожали

руки.

- Опаздываешь, – сказал я.

- Имею права, в отличии от некоторых, – он посмотрел на экран своего телефона. – Мы

опаздываем.

- Неужели? Возьмем такси.

- Хоть одна здравая мысль от тебя.

- Поэтому мы и дружим, не так ли?

- Только опять не включай эту пластинку. Просто пойдем и найдем машину.

Полдороги до магазина мы ехали молча. Я смотрел в окно на замерзшие деревья и разбросанный

по дорогам искристый снег, который предавал картине полную ясность. Я не любил это время

года.

- Странно, – сказал Андрей, – на бумаге, где проставляется дата, мы живем в осени, а на самом

деле уже давно наступила зима.

- Порой ожидания в твоей голове обманчивы. Ты думаешь, что наденешь сегодня пальто и не

замёрзнешь, а на самом деле, когда уже дело доходит до выхода на улицу, после нескольких

минут ты замерзаешь к чертовой матери.

- Помнишь я говорил тебе про Олю и ее подругу.

- Как ты подкатывал к ее подруге, чтобы выпытать у нее информацию про Олю?

- Да, теперь они все знают.

- Как?

- Догадались. Вывели меня на чистую воду, так сказать. Теперь не общаются. Считают меня

обманщиком и уже поведали всем своим подружкам, – он вздохнул, – а знаешь, что самое

смешное, я считаю точно так же.

- В смысле?

- Во мне много дерьма, злобы. Порой я ненавижу себя за это.

- Ну ты же это делал только ради того…

- Чтобы насолить ей. Да, в потемках сознания может я и думал вернуть ее, но это все куда-то со

временем упорхнуло. – он огляделся по сторонам - Видишь этот тоннель? Его построили еще до

революции. Гениальный архитектурный ход. Все настолько взаимосвязано, поезда мчатся

наверху, машины и грузовики внизу. В ту эпоху, это было отличным решением совместить

инфраструктуры.

[176]


- К чему ты это?

- К тому, что в то время, проезжая мимо этого тоннеля люди охали от удивления, а я, смотря на

это гениальное творение, представляю только свою бывшую.

- Значит теперь она уже бывшая? – спросил я.

- Знаешь, если твоя баба говорит, что ты ничтожество и не стоишь и копейки ее внимания, она

автоматически переходит в эту категорию.

- И это все из-за ее подруги?

- Ну скорее всего из-за того, что я игрался с ней. Ее подруга глупее, чем она. Я был этим немного

удивлен, но не суть. Мы подружились с ней на одной вечеринке, где была и Оля. Потом стали

общаться. Она рассказывала мне все про Олю, а я выслушивал ее бредни о великих эстонских

музыкантов.

- И что, сработало?

- Как видишь. Я жил так несколько недель, пока эта подруга не стала рассказывать все Оле. По

одиночке бабы не так опасны, но, когда они объединяются – быть беде. В итоге они сделали свои

выводы и на одной из наших последних встреч с ее подругой, последняя обвинила меня во лжи.

Конечно же, я стал отпираться, давить на чувство жалости и подбивать авторитетность Оли. Но все

доводы она свела к нулю, назвав меня лжецом с маленькими мозгами, представляешь? А потом,

было еще смешнее. Мне позвонила Оля. Я был в небольшой растерянности, но не подавал виду.

Нового она ничего не сказала, кроме того, что бы я не подходил ни к ней, ни к ее подруге. Потом

последовало несколько ночных сообщений о том, какой я ублюдок и просто плохой человек… - он

приоткрыл окно автомобиля – Душновато тут у вас.

- И все? Ты не будешь предпринимать никаких действий?

- А зачем? Я достаточно наглотался этой пыли, чтобы остаться возле тротуара в надежде на

следующий рейс.

- Пару лет назад, ты бы уделал ее в два счета. Что с тобой случилось?

- Может я повзрослел и отошел от этих детских игр. Меня смешали с дерьмом, ну и зачем идти

туда, где тебе не рады.

Андрей не всегда был таким. Под бурю своих чувств он порой вытворял необъяснимые вещи.

Постоянно писал открытки и слал через почту, дарил много цветов и читал стихи, написанные на

салфетки десятью минутами ранее. Порой он просил меня переодеться в доставщика цветов и

отнести посылку по адресу. Чтобы было правдоподобно, я надевал кепку и старую синюю куртку,

которые носили подростки-курьеры в то время. Он был болен ей, а она болела глупостью и

легкомыслием. Я видел его, его глаза походили на два больших сияющих шара, которые освещали

путникам дорогу. Вспоминая то время и глядя на настоящего Андрея, можно было прийти к

выводу, что это два разных человека.

- Мы сами копаем себе яму, – сказал он, – а ирония заключается в том, что этих ям куча, а мы все

равно копаем ту же самую, спускаясь все глубже и глубже. Наверное, я докопал ее до пределов

ядра, где сварился в собственных глупых мыслях о светлом будущем.

- Мне кажется ты утрируешь все это.

- Правда? Вот когда побудешь в моей шкуре, тогда поговорим. Ты говорил Яне, что любишь ее?

- Пару раз, по пьяни, – водитель такси довольно тактично прикрыл рот рукой и засмеялся.

[177]


- А сам то, ты любишь ее? – я призадумался, в голове вертелись мутные мысли. – Вот видишь, этим мы отличаемся.

- Чем же?

- Прежде, чем дать ответ ты взвешиваешь все за и против, думаешь, стоит ли ввязываться в эту

кабалу, а я беспрекословно даю положительный ответ и огребаю большой кучей страданий по

своей морде и душе. Поэтому не стоит сравнивать нас, приятель.

- Ты назвал меня приятелем – уже что-то. Душевные разговоры делают свое дело.

- Мы приехали, – проговорил будто из пушки таксист, – расплачивайтесь и вылезайте, романтики с

большой дороги.

- Теперь так принято общаться с клиентами? – спросил Андрей. – Ваше какое дело?

- Да видали таких как вы, убитые и отшибленные от общества люди. Нашли бы лучше себе

занятие. Ученые создают великие вещи, люди готовятся к освоению марса, а вы блеете, как козы о

неразделенной любви. В мое время было все по-другому, не дала одна, даст другая. На этом все и

строилось. И жен не выбирали по размеру сисек. Все было проще, а сейчас… Общество глупцов и

шлюх.

- Это все из-за вашего кольца, – встрянул я в разговор, – которого не видно на правой руке?

- Я был, был женат. Но все в прошлом.

- Потому что она шлюха?

- Да, или я козел, – вздохнул таксист, – выходить собираетесь, умники?

Мы сделали несколько шагов по сугробам и дошли до дверей магазина, где нас ждали старые

гости. Это было два брата, которые не так давно выступали против меня и сюсюкались с

директором. По их глазам ощущалось, что через их почки проходила не одна бутылка пива. Они

немного шатались.

- Смотри, кого занесло сюда, – сказал Андрей. – Чего они забыли здесь?

- Не знаю, может ждут открытия магазина, чтобы купить водки. Я открою заднюю дверь, а ты

входную, идет? – Андрей кивнул, и я отдал ему ключ, а сам побрел вместе с продавцами через

черный вход.

Включив свет в магазине, я побрел к кассе, продавцы в это время собрались около компьютера и

будто ждали чего-то. Посреди тишины, которая тогда стояла, я начал слышать стуки в дверь.

Добравшись до поворота в первый зал, передо мной развернулась картина, где Андрей уже без

куртки держит кулаки на уровне своего лица и машет мне. Я ринулся ко входу.

- Давай, подходи урод! – кричал Андрей одному из братьев, когда я открыл дверь. Его рубашка и

руки были в крови, а один из братьев держал нос.

- Вы сдурели блять? Да мы засудим вас обоих к чертям собачим! – я присоединился к Андрею.

Им было все равно, их глаза жили другой жизнью, а тела шатались в разные стороны. Они начали

подниматься к нам все ближе и ближе. Андрей не был готов уходить, поэтому пришлось затянуть

его в магазин силой.

- Зачем ты убрал меня от них, дай я врежу этим засранцам!

[178]


- Успокойся, мне кажется им и так досталось. Ты ему нос сломал? – Андрей стал приходит в себя, бешенный его взгляд стал утихать – Что случилось вообще?

- Я стал открывать дверь входную, они подошли вдвоем, начали нести какую-то херню, угрожать.

Потом завели в угол и схватили меня куртку. Ну я, недолго думая, снимаю через себя куртку через

него и пинаю ногой со всей дури. Он падает с лестницы, а второй убегает за ним. Ну им оказалось

мало. Начал снова лезть, ну и я ему и двинул в нос.

- Это все его кровь?

- Да, живучий паразит. Как он еще уцелел после спуска с лестницы. Если бы он не сложился, исход

был бы веселее.

- Чего они хотели то?

- Пьяные в жопу, злые скоты. Кроме ненависти у них ничего нет. Они ушли? Открой дверь.

Я вышел за порог и огляделся:

- Кроме твоей куртки – ничего нет.

- Блять, – он ринулся вниз, – там же телефон.

Через несколько минут мы поднялись обратно в магазин и занялись своими делами. На собрании

я узнал, что остальные продавцы были в курсе задумки этой парочки. На вопрос о том, почему же

не сообщили нам, в ответ я услышал только молчание. В тот момент стало понятно, что, поменяв

весь коллектив продавцов, ситуация не изменится, если где-то на складе сидит крыса и

подговаривает всех против тебя. После собрания я попросил нашу уборщицу разобраться с

пятнами на полу между первым и вторым этажом, а сам в это время пускал в себя никотин на

улице возле магазина. Пока я стоял вместе с Андреем и успокаивался очередной сигаретой, к

магазину подъехала знакомая машина. Это был директор регионов.

- А ему что здесь нужно с утра? – спросил Андрей.

- Проверяет, нашел ли я продавца на сегодня. Мерзкий тип.

- Откуда такое недоверие к тебе?

- Спрашиваешь. Ты забыл какой был директор и что делал?

Он подошел к нам и поздоровался. Меня он прихватил за плечо, намекая на то, что есть

необходимость в разговоре. Поднявшись за ним в магазин и дойдя до кабинета, он разложил свой

ноутбук и сумку по столу. Снял крутку и присел.

- Ну рассказывай, как дела. С продавцами полный порядок теперь?

- Как видите. Справляюсь.

- Ну, я обрадую тебя – твои мучения скоро закончатся. Завтра приезжает новый директор этого

магазина.

- А что со мной?

- На прежнее место, заместителем. Есть вопросы?

- Нет, все в порядке.

- Ну тогда хорошо, иди работай, мне нужно кое-что отправить в офис, и я уйду – приоткрыв

входную дверь кабинета он остановил меня – Слушай, а что там за пятна на лестнице, не знаешь?

[179]


- Понятия не имею, – я смотрел на него спокойным взглядом несколько секунд.

- Ладно, на этом все.

Приезд нового директора в магазин меня не слишком волновал, единственное, что действительно

заставляло меня тереть затылок так это недостача по сейфу в кругленькую сумму. Все эти дни я

сводил отчеты к нулю искусственно, по факту же сейф был пуст и если кто-то захочет проверить

это, то мне не поздоровиться. Первым кандидатом был как раз новый директор. Дело в том, что,

когда меняется начальство, новые управляющие принимают магазин у старых, считая товар,

коробки и конечно же деньги. Дело предстояло не из легких, нужно было найти деньги за один

вечер.

Давать деньги в долг – благородное занятие, занимать – дело не из категории хороших поступков.

Так было всегда. До моей зарплаты было довольно далеко, поэтому я стал искать деньги у других.

Найти такую сумму не оказалось большой проблемой, к вечеру у меня было уже все на руках.

Большую часть одолжил Андрей, позвонив каким сомнительным ребятам из центра. Такие люди

не любили ждать, поэтому они устанавливали крайний срок и процент, который будет

прибавляться каждый день, если не выплатить им по времени. Риски были, но моя зарплата

должна была все покрыть, поэтому я особо не паниковал. Остальные деньги собирались более

мелкими суммами у разных знакомых. В тот момент, когда тебе срочно нужны бабки, ты

вспоминаешь всех людей, которых видел хоть раз в своей жизни. Я не радовался от этого, моя

оплошность подвела меня к берегу финансовых проблем, и я должен был это исправить в

кратчайшие сроки. После того, как я вложил все в сейф, в кармане осталось на пачку сигарет и

бутылку дешевого виски…

Ответственность – вещь, которая отличает взрослых от детей. Мы с самого рождения

привыкаем к тому, что за нас кто-то заступиться, когда свора диких собак нападут на нас.

Ребенок не имеет понятия, что в дальнейшем ему предстоит быть на по другую сторону

этой реальности. Поэтому, нормальные родители готовят свое чадо заблаговременно.

Странно, но у многих взрослых нет этой функции, порой они ведут себя, как малые дети,

забывая, чему их учили. Все потому что дети выросли, стали больше, сильнее, может быть

умнее и сами себе предоставленные. Теперь только они могут распоряжается своим временем.

Слабые и простые запивают, а сильные идут вперед. Все это зависит от воспитания и если вы

оказались плохим отцом или матерью, то не ждите ничего хорошего от вашего «чуда»,

которого вы так сильно любите.

Сейчас общество переживает довольно сильные изменения и это так же касается

воспитания. Гуляю по окрестностям своего города я часто натыкаюсь на знакомые лица. Их

возраст во всю кричит о переменах, новых идеях, противоречиях, каждый из них смотрел на

себя в будущем и видел нечто особенное, а на деле теперь они смотрят только на своего

ребенка. Я не думаю, что это плохо, ни в коем случаи. Но подумайте сами, воспитание ребенка

играет важную роль в его развитии. Это некие указания и правила, которые будут

сопровождать его по всей жизни. Ведь в нашем мире легко свернуть не туда, полагаясь на

мнимые иллюзии счастья, и чтобы этого не случилось, дается воспитание.

Все ваши дальнейшие шаги предрешены. И если вас будет воспитывать такой же ребенок,

ничего хорошего из этого не выйдет. Что может дать вам школьник, который только что

выпустился из одиннадцатого класса? Как правильно замешивать траву в бутылке, какие

нынче в моде кроссовки или по каким дням выходит любимый сериал?

Я рад, что в нашем обществе все это есть. Ведь, чтобы делали эти мудаки, не будь у них ноши

в виде ребенка…

[180]


Жизнь стала немного налаживаться. С приходом нового директора, магазин начал переживать

изменения. Это был низкорослый мужик, вдвое старше меня. В первый же день он взялся за

продавцов. Его прозвали «мистер кепка» из-за того, что всем новобранцам он раздавал

разноцветные головные уборы. Он объяснял этот жест, некой мотивацией для вновь пришедших

продавцов. Меня он тоже хотел заставить носить это, но в меру своих дипломатических

способностей каким-то образом я обходил этот обряд каждый день. Дисциплина и вправду

наладилась и не только из-за его способностей, но и из-за тесных отношений с региональным.

Когда они оба встречались, то всегда разговаривали на «ты», обедали за одним столом и

обсуждали разные новости. Ни у кого больше не было таких привилегий среди директоров. В

сейфе не было недостач, оставалось только работать и ждать момента, когда все долги будут

выплачены.

Я вернулся обратно к Яне. После того, как она отправилась за мужем, мы не виделись около

недели. В какой-то момент она позвонила мне, и мы встретились. Яна рассказала, что с ним все

кончено и ее единственным желанием остается быть только со мной. Довольно прозаично это

было слышать из ее уст, но черт возьми, я всегда слишком много думал, а теперь мне захотелось

обычной жизни.

И вот, все встало на круги своя. Я вновь работал в магазине под чутким управлением нашего

нового кепочного руководителя, общался с девушкой, чьи глаза сводили меня с ума и самое

главное, чувство пустоты стало покидать меня. Я совсем забыл о прежних днях и полностью

окунулся в ту обыденную атмосферу, о которой я так мечтал.

Глава 8

Порой нам кажется, что, прибыв в тихую гавань, впереди нас могут ждать только ясные и

теплые дни. Прошлое позади, а будущее слишком предсказуемо, чтобы думать о каких-либо

переменах. Но в жизни, как и в уравнение всегда найдется место неизвестным. Некоторые

люди умеют их обходить, другие не замечают, а третьи просто мечтают, чтобы эти

неизвестные ворвались в их рутинную судьбу. Они полагаются на волю случая, ведь изменив все

вокруг себя, другим не станешь. Человек рвется к простоте и спокойствию, утешая себя

мнимыми иллюзиями, пустыми целями и ценностями. Бросая пыль самим себе в глаза, мы

забываемся для чего действительно появились на этот свет. Будто нечто живое засыпает в

нас и как это не грустно утверждать, но многие живут именно по этому принципу. Как часто

вы слышали истории от своих знакомых про незыблемые планы на будущее, которые сулят

настоящую жизнь. Как часто они оправдываются о своих неудачах, переваливая все на

недостаток средств, времени, сил. Как скоротечно проходит эта волна идей, которая в

конечном итоге размывается об скалы рутинного бытия. Вспомните свое детство и планы,

разве об этом мы все мечтали? Какие оправдания найдете вы, чтобы защитить малую часть

того человеческого, что осталось от вас после поглощения системой. Этот сон, в которым

вы живете будет длиться до конца ваших дней. Выживание сменяет жизнь. Толпы людей

существуют по одним и тем же принципам и все это перерастает в постулаты.

Барнстоун открылся не так давно. Эта была одна из первоклассных забегаловок, где можно было

напиться за скромные деньги. Все, что нужно было тебе это купить пустой стакан у бармена. В

середине бара стояла большая канистра с пивом, где, подставив стакан, ты получаешь довольно

неплохой, немного разбавленный напиток. Барнстоун славился своей атмосферой. Море пьяных

мужиков, окруженных в стенах бесплатного пива – такое забывается не сразу.

Узнав про это место, мы с Андреем незамедлительно выбрали день для грандиозной попойки.

Вечером, закрыв магазин я вызвал машину. Андрей уже ждал меня у бара и поэтому нетерпеливо

слал сообщения, чтобы я поторапливался.

[181]


Это было двухэтажное заведение, от которого за километр несло хмелем и развратом. Несмотря

на большую площадь, в Барнстоуне не наблюдалось свободного местечка. На входе стоял парень,

который раздавал всем стаканы для пива. Чуть дальше царила война за бочку, где толпа пьяных

мужиков отнимало друг у друга пиво.

- Можно нам отлить немного себе, – я подошел к мужику, у которого на тот момент была бочка.

- Конечно, парень, – он подставил носик к стакану и отвел ручку слива, – наслаждайся!

- Со мной еще приятель, – я протянул второй стакан.

- Первый раз? По твоим глазам это читается. Удивление и испуг – все в одном флаконе, – к нему

начали подходить другие мужики и что-то орать, долив пиво я наконец-таки отошел от этой бочки.

- Может на второй этаж, там можно посидеть, – предложил Андрей, – я кажется у одного из этих

пьяниц видел нож.

- Да они на все готовы ради этой бочки. Свиньи, что с них взять.

Мы поднялись на второй этаж и сели рядом с балконом, где открывался вид на тех пьянчуг, что

дрались за бочку.

- Зачем они дерутся за нее, если пиво для всех бесплатное? – спросил я, – Все равно разом эту

бочку не выпьешь.

- Ходили слухи, что несколько дней назад, мужик все же осилил ее.

- Правда? Боюсь представить, что с ним было в тот вечер.

- А ничего. Не успев выйти из бара, он повалился на снег. Всему виной большая доза спиртного.

Организм не справился с таким объемом. Мужика доставили в больницу, после этого его никто не

видел. Некоторые, из его товарищей по бутылке даже спорили жив он или нет, устроив сбор

ставок. Понимаешь, здесь собираются люди не из высшего общества. Все они работают за гроши,

почти у каждого есть жена и дети, но это их не останавливает, а наоборот подталкивает на нечто

дикое. Они не умеют отдыхать и расслабляться, но это не значит, что они не могут этого делать.

- По-твоему, выпить бочку пива в одного — это развлечение?

- У них это, считается за праздник. Каждый здесь выпускает своего дьявола наружу, а он, не

забывай, есть у всех, – он сфокусировал взгляд на бочку, в тот момент началась драка за нее.

После нескольких выпитых кружек пива и разорванных перепонок из-за криков, которые царили в

этом баре в тот вечер мы сидели на втором этаже, укрываясь от внешней суеты и о чем-то

болтали. Помню, Андрей прервал свою историю и резко направил свой взгляд на меня. Он сказал

что-то вроде:

- А что происходит? Ты стал спокойным, никуда практически не выходишь, пьешь только пиво. Как

это называется?

- Просто я решил некоторые проблемы и не вижу больше смысла пить, как сапожник.

- Нет, все не так. Ты стал через чур отстранённым, будто в жизни тебя больше ничего не

интересует. Я видел этот взгляд, и он не сулит ничего хорошего.

- Ты перебрал пива, приятель. Успокойся.

- Сегодня выходной день, парень, расслабься.

[182]


- Для кого как, мне пришлось сильно попотеть на работе, чтобы приехать вовремя.

- Извини, но ты сейчас действительно говоришь о работе или о ваших вечерних забавах с Яной?

- Как раз только это меня и расслабляет.

- У тебя вообще к ней что ни будь осталось? Кроме желания трахнуться.

- Понимаешь я загружен работой, у меня вообще нет времени на что-то иное. Она тоже работает,

устает.

- Работает? Опять очередной магазин? Сколько она их сменила.

- Много, но как она говорит, ей там нравится. Правда устает очень сильно, поэтому я к ней не

прихожу по вечерам домой. Мы меньше стали видеться из-за этого, но трахаться не перестали.

Нашли компромисс.

- Трахаться на работе и расходиться это не компромисс – сказал Андрей, допив свое пиво – А

знаешь, вообще я рад за тебя. Работа, отношения с девушкой, вся эта суета. Молодец.

- У тебя разве нет Оли?

- В том то и дело, она у меня есть, а вот меня у нее нет даже в мыслях. Недавно, я пытался

извиниться перед ней… - он откинул голову назад и сквозь зубы проговорил, – стерва. Мои

подходы больше не действуют на нее. Знаешь, я тут сидел недавно один в баре и пил виски.

- Ты ненавидишь виски.

- Вот именно, но водка в кадре смотрелась бы неправдоподобно, да и не красиво.

- Мать твою, что ты там вытворял?

- Не волнуйся, все в рамках приличия. Мне стало скучно, и я решил написать Оле. После

нескольких дежурных фраз, она спросила, чем я занят.

- Ты ей отправил фото, где держишь стакан с виски?

- И приписал – «Заливаю душевные раны». Но трюк не сработал. Ее безэмоциональное сообщение

«Ясно» порубило все на корню. Мне кажется, она считает меня алкоголиком.

- И что теперь, убиваться из-за этого?

- Я не могу описать, что творится внутри меня. Одна половина говорит о том, чтобы я снова был с

ней, а вторая просит на коленях, чтобы я собрал ее подарки и закопал их к чертовой матери.

Порой хочется это забыть, как страшный сон и начать что-то новое, но в то же время прошлое, что

я провел с ней тянет меня обратно.

- Закопать вещи, правда? На кой черт нужно это делать?

- Ну знаешь, в моих представлениях это некая отправная точка, как один парень, чтобы начать

жить идет с лопатой в лес и закапывает все то, что связывало его с жизнью прошлой. Поначалу

может легче и не станет, но проснувшись однажды утром, ты почувствуешь это. Время великое

дарование, которое постепенно уничтожает все на своем пути. Ты просыпаешься от легкого

сквозняка солнечным летним утром, выходишь на улицу, покупаешь мороженное, чтобы немного

сбить чувство голода и твой взгляд падает на верхушки деревьев того леса. Но теперь, вместо

воспоминаний, смотря вдаль, ты видишь только свое будущее, такое легкое, плавное будущее. Ты

ловишь первый попавшийся автобус и решаешь прокатиться. Отдаешь деньги за проезд и

садишься около окна. Наблюдая за проезжающими машинами, ты слышишь вдали свое имя. Кто-

[183]


то окрикивает тебя сзади, ты поворачиваешься и видишь ее. Она та самая, кого ты ждал. Вы

садитесь вместе и болтаете всю поездку, а после понимаете, что это чертова судьба.

- Так, – я убрал подальше от Андрея два пустых бокала, – тебе лучше не пить больше.

- Да перестань, в этом же и есть смысл всего. Верить, искать и не сдаваться. В век высоких

технологий мы забываем о простых вещах. Я не хочу так жить, приятель и тебе не желаю всего

этого.

- А если я этого хочу сам, что тогда?

- Брехня! Я слишком хорошо знаю тебя. Поверь, это все, не то к чему мы должны стремится.

Посмотри вниз на этих людей – стадо диких животных, которые были выпущены на несколько

часов. Смысл и понимание ускользают.

- Может быть ты и прав в чем-то. Но что-то менять уже, я думаю, поздно.

- Ответь мне на вопрос, у тебя есть вещи, которые тебе подарила Яна?

- Брелок в виде кроличьей лапы – на удачу.

- Как бы странно это не звучало, продолжим. Эта лапа у тебя лежит на виду дома?

- Да, на моем столе.

- Каждый день ты смотришь на эту лапу и вспоминаешь ее. Улавливаешь? Не будет лапы, не будет

воспоминаний. Ну тебе это не грозит.

- Все равно я не верю в это, уж прости, приятель – я посмотрел на часы, было довольно поздно –

Мне кажется нам пора. Нужно будет заехать еще к Яне.

- Я думаю она только обрадуется твоему приезду – добавил Андрей.

- А ты чем собираешься заняться?

- Завалиться спать и забыть сегодняшний день.

- Звучит довольно жизнеутверждающе.

Я проводил своего приятеля до дома, а сам поймал машину и отправился к Яне. По правде говоря,

я не понимал, зачем это делаю. Внутри меня царило личностное недопонимание. От правды не

скроешься и отличался я поэтому от своего приятеля, только тем, что не заводил этих тем. Днем я

говорил одно, а ночью внутри меня где-то глубоко кричал маленький мальчик и просил

прекратить все это.

Моя жизнь не приносила удовольствия. Я не чувствовал себя человеком. Мы утверждаем

постоянно о вселенском выборе человека. По всей жизни происходит выбор. Но порой, мы не

учувствуем в нем, как люди. Мы просто плывем по течению, оставляя важные события где-то

позади себя, забывая о себе и мечтах, которые когда-то были. Это был не мой выбор, а череда

обстоятельств, которые сделали его за меня. Единственным вариантом, было прервать все это

дерьмо раз и навсегда. Может когда-нибудь я пожалею об этом, но это будут уже просто

воспоминания.

Глава 9

- Местечко ты выбрал то, что надо, – сказал я, – в такую погоду только здесь и шастать.

Стояло морозное утро. Мы находились где-то в глубине непроходимого леса.

[184]


- Ничего, потерпишь. Ты все с собой взял? – я кивнул Андрею в ответ, - пойдем на то место, – он

показал небольшую поляну, которая стояла среди заснеженных деревьев. Мы начали шагать в

том направлении. - Так ты говоришь, ты приехал в тот день с самого утра?

- Да, хотя можно было и к обеду. Но суть не в этом. Когда я зашел в магазин меня ждал у входа

директор регионов.

- Сам собственной персоны? Странно.

- Ну может у них такие правила. Мы прошлись с ним до кабинета. Пока я шел, где-то там в далеке

стояла «кепочка» и что-то кому-то доказывала. Мы переглянулись с ним, и он резко отвернулся. В

кабинете я снял куртку и повесил на вешалку. Директор присел: «Послушай, это не просто для

нашей фирмы, но коллегия учредителей приняла решение об отстранении тебя от должности

заместителя, ты можешь написать заявление об уходе здесь, либо дома».

- А деньги, как же зарплата твоя?

- На это он пожал плечами и сказал: «У нас слишком большая недостача по товару, мы уже

уволили кладовщицу и сняли с нее деньги, ты как лицо ответственное, тоже должен возместить

ущерб». В общем они урезали мою зарплату до минимальных выплат.

- Козлы.

- Зато напоследок, ко мне подошел «кепочка» и протянул кепку. «На память» - сказал он. Я взял

этот головной убор и одел на него, ответив - «Пошел ты». – я осмотрелся вокруг себя – Мы

пришли?

- Похоже, что да. Давай лопату, я выкопаю яму.

Не прошло и десяти минут, как в центре поляны образовалась небольшая ямка.

- А что с причиной увольнения, они не сказали тебе?

- Они думают, что я был замешен с ***** в его кредитных махинациях. Доверия ко мне не

осталось, как сказал, директор регионов.

- Ладно, давай сделаем это, приятель, – Андрей достал из кармана небольшую коробку и положил

в яму. – Теперь твоя очередь, – я подошел ближе к ней и опустил на низ брелок в виде кроличьей

лапки.

- Есть! Закапываем, – я взял лопату в руки и засыпал яму землей. – Нужно немного походить по

ней, чтобы земля утрамбовалась – сказал я.

Через несколько минут яма исчезла. Мы прошли обратно по тому же пути и к обеду вышли из

леса. Стояла пасмурная погода, снега не было, но был холодный ветер, который поднимал всю

грязь с земли.

- Все, теперь ты успокоился? – спросил я.

- Наверное, а что-то произошло?

- Вроде взрослые люди, а занимаемся ерундой.

- Может ты на вид и взрослый, хотя тебе даже пиво не продают, но все равно в душе ты такой же

парень, которого я знал все это время. Я рад, что мы встретились с тобой. Правда.

- Я тоже чертовски рад. Когда мы были …

[185]


-Так, все – перестань. Нужно знать границы в этом деле. Что теперь дальше, – спросил Андрей, –

что будем делать?

- Продолжать жить, старина. Что нам еще остается делать. Но почему-то мне кажется, что теперь

все изменится.

- Главное этого захотеть.

- Знаешь, смотря на нас обоих я вспоминаю одну шутку про больных из психушки: Двое психов

сидели в психушке долгое время и как-то раз им это надоело. Они решили сбежать и поэтому

воспользовались крышей для побега. Бегут, бегут и добегают до края, первый псих перепрыгивает

на другую крышу, а второй боится. Тогда ему первый говорит: «Давай я тебе фонарем луч от

крыши до крыши сделаю, ты по нему пройдешься», а второй отвечает ему «Дурак! Я же знаю

тебя! Я пройду половину пути - ты отключишь фонарь, и я упаду вниз…»

- Да, с юмором у тебя были всегда проблемы, – он посмотрел на меня и заулыбался. - Нам пора по

домам, приятель.

Мы не виделись с Андреем до следующего лета. Дело в том, что учебное заведение, где он учился

отправило его на практику в другой город. По вечерам, мы частенько созванивались с ним до его

приезда. Во время его отсутствия, я наконец то начал работать на себя, делая небольшие проекты

в интернете для фирм. Я зарабатывал на этом деньги, которые вскоре ушли на покрытие всех

долгов. В дальнейшем я работал только на себя.

После моего ухода от Яны, она вновь воссоединилась со своим мужем. Пару недель они ходили

по улицам шумного города делая вид, что все хорошо. Через месяц они все же развелись. Яна

работает в том же магазине, что и раньше, выполняя планы по продажам. В один отрезок жизни,

когда прошло не так много времени после расставания, Яна писала мне, а я поддерживал беседу.

В какой-то момент мы хотели встретиться, даже назначили место и время, но в итоге никто из нас

не был там по разным причинам. После этого, мы перестали поддерживать любую связь между

собой. Мы стали теми людьми, которые проходят мимо друг друга, делая вид будто не знакомы.

После развода с мужем, Яна впервые узнала, что такое самостоятельность.

Через несколько дней моего увольнения, магазин электроники ограбили. Это были числа перед

зарплатой, поэтому сейф был переполнен деньгами. Входную дверь открыли ключами, а камеры

видеонаблюдения были уничтожены вместе с жестким диском. На сигнализацию подъехал наряд

«Орлицы», но в магазин они так и не попали – все было закрыто изнутри и поэтому, свалив все на

ветер и чувствительные датчики, они вскоре уехали с места преступления.

Бывший директор или *****, переместился вместе с Евой в другой город. В скором времени они

поженились, но счастье продлилось не долго. Им заинтересовался вновь наш магазин, а в

частности региональный директор, который прослушивал все аудиозаписи в кабинете после

ограбления.

Андрей перестал гнаться за прошлым, но вот прошлое никак не хотело его отпускать и порой

давало о себе знать в виде сообщений, написанных Олей на пьяную голову. Он не брал это во

внимание и с каждым разом эти сообщения приходили все реже. Андрей меньше стал

зацикливаться на этом и практически все силы направил на обучение. Он иногда подрабатывал в

том же магазине по выходным. По его словам, он перестал быть похожим на первоначальный

вариант, где работали мы. Из всех коллег, что работали со мной когда-либо остался только Костя.

Дима, которого я повстречал в медицинском, так и не смог доучиться. Его выгнали из парочки

учебных заведений, а после он начал учиться дистанционно у себя дома. Я не видел его уже пару

лет.

[186]


Мать Альбины ушла от своего возлюбленного, когда отчим сознался в своем отношении к ее

дочери. Она узнала про меня и поэтому решила отблагодарить, отправив мне картину, которая

рисовала Альбина в своей квартире. На ней был изображен лес, а позади разорванное небо, где

слева бушевала буря, а справа царило ясное небо. Иногда, я залезаю на чердак дома и любуюсь

этим пейзажем. От нее у меня остались только хорошие воспоминания. Порой она снится мне.

После этих событий моя жизнь стала свободнее. Я завел новых друзей и стал заниматься

любимым делом. Воспоминания превратились лишь в истории за стойкой бара. За пару лет

работы в магазине электронике я научился не доверять бабам и продавать дерьмо по цене

золота. Не то, чтобы за это время я понял смысл жизни или на меня взошло озарение – нет.

Скорее всего, я только начинаю этот долгий путь.

Заключение

Я проснулся рано утром, когда лучи солнца только рождались из-под горизонта. Мне нужно было

встретить Андрея, многое ему рассказать.

Я не успел даже позавтракать в то утро, поджимало время. Я накинул рубашку, одел брюки и

вышел на улицу. Летний день обещал быть знойным. Я прошелся до автобусной остановки. До

транспорта по маршруту, который нужен был мне оставалось еще десять минут. Пришлось зайти в

ближайший магазинчик возле остановки, чтобы хоть как-то скоротать время. К кассе подошла

девушка:

- Что – то хотели? – спросила она, добавив, – сегодня у нас скидка на молоко.

- А мороженное у вас есть?

- Пломбир темный?

- Лучше светлый, – она показала несколько вафельных стаканчиков, – думаю этот подойдет.

- Отлично, с вас двадцать семь.

Дверь магазина была открыта на распашку из-за погоды. Асфальт переливался на солнце, из-за

вчерашнего ночного ливня. Легкое дуновение теплового ветра обволакивало меня до самой

остановки. Спустя пару минут подъехал автобус.

Я купил билет и сел на первые места рядом с окном. Наблюдая за проезжающими мимо

машинами и людьми, что остались по ту сторону невольно ловишь себя на мысли о большом и

необъятном мире, который окружает нас. В моих мыслях не было путанице. Я не помню, когда

последний раз испытывал подобные ощущения легкости. Я доедал свое мороженное и любовался

пейзажами. Внезапно я услышал голос с заднего ряда, женский голос называл мое имя. Я

обернулся и увидел женщину, которая кричит: «Дима, иди сюда, нам скоро выходить», сказала

она. Маленький мальчик, что сидел дальше, начал лениво вставать со своего места и пятиться

назад к своей матери.

[187]


- Вот твой змей, - она подошла к месту приземления, - правда теперь он похож на разорванную

красную тряпку.

- Ничего страшного, дома починю его, - он взял его в руки и обтер своей футболкой лицевую

часть от грязи.

- Кажется сейчас пойдет дождь – пора возвращаться, - сказала она, - спасибо тебе за помощь.

- И тебе спасибо, правда не знаю, кого благодарить – имени же ты не сказала.

- Я не говорю свое имя незнакомым людям, но тебе, в знак благодарности, скажу, что оно

начинается и заканчивается на одну и ту же буквы, которая дает начало всему. Правда, вряд

ли ты разгадаешь эту загадку.

- Я постараюсь. Мы еще увидимся с тобой?

- Это вряд ли, мы с родителями здесь проездом. Да и ни к чему все это. Скоро ты

превратишься во взрослого и мне не будет интересно общаться с тобой. А теперь, прощай.

Мальчик остался один, еще немного он наблюдал за тем, как силуэт его недавней знакомой

исчезал у него на глазах. Буря усиливалась и маленькие капли холодного дождя стали

просачиваться сквозь листву деревьев. Мальчик неохотно повернулся в сторону, откуда

пришел, затянул потуже свои кроссовки и помчался вдаль, что есть мочи. Он возвращался

домой.


***

Каждый из нас проживает свою историю. Все мы больны этой жизнью и каждый из нас хочет

найти в воронке безумных и беспорядочных дней частичку простого счастья. Неважно сколько вам

лет, не важно откуда вы и кем работаете. Будь то предприниматели или обычные продавцы,

безумцы, психопаты, творцы. Помните, вы способны измениться и изменить жизнь вокруг себя. В

любой момент, плывя по течению абсурдной жизни, вы можете поменять направление, приложив

чуточку больше усилий, чем обычно. И только вам решать в каком направлении двигаться дальше.

Сделайте вашу историю жизни такой, какой хочется вам увидеть ее в конце. Слушайте и смотрите

то, что нравится вам. Читайте, мечтайте, влюбляйтесь, придумывайте, познавайте, открывайте и

живите по-своему, не обращая внимания на судьбы других. Ведь главное оставаться тем, кто ты

есть до самого конца. Не изменяйте себе. Не теряйте себя в этой темной, мрачной и в то же время

прекрасной, наполненной красками, мечтами и чудесами вещью, под названием жизнь.

И однажды, оглянувшись назад, вы поймете, что все это было не зря.


[188]



на главную | моя полка | | Тихая буря уходящих дней |     цвет текста   цвет фона