Book: Печать султана



Печать султана

Дженни Уайт

Печать султана

«Смысл вина заключается в чистоте бочонка».

Наши ученые мужи не способны понять глубину этих слов.

Баки

Люди поддерживают веревками слез

согбенные в нужде тела

и тщатся пустыми надеждами, не понимая,

что заставляет человека гнуться.

Хайали

Глава первая

ТЕМНЫЕ ГЛАЗА

Дюжина фонариков сверкает на воде, двигаясь в тишине по проливу. Гребцов не видно. С берега доносятся звуки шагов. Ветер слишком ленив и не уносит их далеко. Бродячие собаки лают в кустах. Рычание, короткий визг, и вновь наступает тишина.

Полная луна освещает лодки, плывущие по Босфору. Рыбаки, словно актеры на сцене, занимают свои места. На корме каждой лодки сидит гребец, а рядом с ним стоит человек с сеткой, прикрепленной к шесту. Привлекаемая светом масляных ламп, свисающих с носа лодки, на поверхности воды кишит рыба. Рыбаки ловко бросают сети в черную воду и тотчас поднимают их высоко над головами. Звук удара сетей о воду так тих, что не достигает берега.

Всплеск. Рыбак, находящийся ближе других к берегу, поворачивает голову и прислушивается. Однако вновь все тихо. Он всматривается в скалы и деревья, освещенные бледным лунным светом. Все, что таится под ними или дальше, погружено во тьму. Он видит рябь, кругами расходящуюся по воде от самого берега, и хмурится. Показывает рукой в направлении суши и что-то шепчет своему брату-гребцу. Тот пожимает плечами и налегает на весла. Царит мертвая тишина, и рыбаку кажется, будто он слышит, как крабы карабкаются вверх по каменному выступу вблизи албанского поселка, где течение настолько неистовое, что крабы не могут преодолеть пролив. Многие поколения крабов, стараясь сократить путь, проложили дорогу в камнях. Они просто животные, думает рыбак и пытается выкинуть из головы всякие рассказы о джиннах и демонах, которые выходят на прогулку под покровом ночи.


Камиль-паша шарит рукой по тумбочке у кровати в поисках спичек, чтобы зажечь масляную лампу. Он служит в стамбульском суде округа Бейоглы, включающего в себя район Пера, где расположены посольства европейских стран и дома купцов, а также многонаселенный еврейский квартал — скопление узких извилистых улочек, ведущих вниз по крутому холму к водам Босфора и бухте Золотой Рог. В дверь громко стучат, и в просторной прихожей раздаются громкие голоса. В тот же миг входит слуга Якуп с зажженной лампой в руках. Огромная тень плывет по высокому потолку.

— Прошу прощения, что разбудил вас, бей. Глава Средней деревни прибыл по срочному делу. Он хочет говорить только с вами.

Щурясь от яркого света, Камиль-паша отбрасывает атласное стеганое одеяло и встает. Наступает ногой на журнал, упавший с кровати. Камиль засыпает, лишь полностью погрузившись в чтение. На этот раз он читал старый экземпляр «Хроники садовода и сельскохозяйственной газеты». Сейчас по Румийскому календарю июнь 1302 года, или 1886 год по христианскому летоисчислению. Судья уснул, читая статью немецкого ботаника Х.Г. Райхенбаха, классифицирующего Acineta hrubyana, недавно открытую в Южной Америке многоцветную орхидею с жесткими коричневыми несочлененными лепестками-губами. Камиль плохо спал. Во сне несколько одетых в шкуры проворных и безликих людей тащили его неизвестно куда. Якуп, бдительный, как и все обитатели старых домов Стамбула, явился, чтобы погасить масляную лампу.

Камиль споласкивает лицо водой из тазика, стоящего на мраморном умывальнике, дабы скинуть оцепенение и ощущение пустоты, которое постоянно испытывает, просыпаясь утром и еще не приступив к успокаивающим повседневным делам: бритью, чаепитию, просматриванию газет. В зеркале он видит перед собой худощавое усталое лицо: тонкие губы сурово сжаты под пышными усами, а непокорная прядь черных волос падает на глаза. Только на левой брови видна небольшая проседь. Камиль быстро растирает помаду в левой руке и смазывает ею волосы, но жесткие кудри тотчас начинают опять топорщиться. Раздраженно вздохнув, он поворачивается к Якупу, который держит в руках брюки. Суровый человек лет тридцати с жестким скуластым лицом. Он ждет. Внимательное выражение лица выдает в нем старого слугу, которого уже более не занимают формальности, связанные со статусом господина. Он просто выполняет свои обязанности.

— Интересно, что случилось? — бормочет Камиль. Считая себя сдержанным человеком, он с подозрением относится к чересчур эмоциональным людям, готовым среди ночи барабанить в дверь чужого дома.

Якуп помогает хозяину надеть белую рубашку, куртку и желтые изящные ботинки из лайковой кожи. Они сделаны умелым сапожником из Алеппо по методу, передаваемому от отца к сыну. Такая обувь мягка, как запястье женщины, но ей нет сносу, ее не берут ни нож, ни вода. Внутри кожа разрисована мелкими магическими знаками, хранящими носителя ботинок от всяких несчастий. Камиль — высокий, стройный и крепкий мужчина; некая округлость плеч и вздернутый вверх подбородок создают впечатление, будто он подается вперед, внимательно что-то рассматривая. Он погружен в раздумья, словно мудрец, склонившийся над древней рукописью. Когда же судья смотрит на вас своими зелеными, как мох, глазами, образ человека не от мира сего сразу же исчезает, ибо во взоре ощущается сила и ясность.

Камиль из тех людей, которые подчиняют себе окружающих, постигая их сущность. Следовательно, его не интересует то, что он не в силах контролировать, и возмущает все, что лежит за гранью его понимания. Он сам вершит свою судьбу. Семья, друзья, женщины относятся к другой категории. Руки Камиля постоянно чем-то заняты. Пальцы перебирают янтарные четки, хранящиеся в правом кармане. Янтарь теплый и кажется живым, когда прикасаешься к нему. Камиль чувствует пульс камня, и биение его сердца учащается. Пальцы отца и деда оставили следы в виде небольших потертостей на поверхности четок. Когда Камиль прикасается к янтарю, он чувствует связь с предками и испытывает умиротворение.

Живет он очень скромно с несколькими слугами на маленькой, выкрашенной охрой деревянной вилле, которую унаследовал от матери. Дом — часть ее приданого — стоит в саду, в тени широких крон сосен, кипарисов и тутовых деревьев на берегу Босфора над Бешикташем. Последние годы она провела здесь вместе с двумя детьми, предпочитая жить в тихом прибрежном месте, где все знали ее родителей, а не в роскошном особняке на холме с видом на бухту Золотой Рог, принадлежавшем мужу. Алп-паша, министр жандармерии и губернатор, правил Стамбулом и окрестностями.

Камиль оставил при себе лодочника, который многие годы по выходным перевозил отца на виллу жены. Теперь Бедри, гребец с мускулистыми руками, везет Камиля в лодке по заливу к набережной Тофан, где его ждет фаэтон, чтобы доставить вверх по крутому холму к зданию суда на Гранд рю де Пера. В те дни, когда дел в суде немного, Камиль идет от причала пешком, наслаждаясь свежим воздухом. После смерти матери он разбил за виллой — по-турецки «ялы» — небольшой зимний сад. Став судьей, Камиль перестал участвовать в продолжительных ботанических экспедициях, и поэтому изучает орхидеи, собранные в разных уголках империи, у себя дома.

Сделав глубокий вдох, Камиль шагает вниз по широкой лестнице, ведущей в вестибюль. Там, окруженный лампами, которые держат слуги, стоит маленький краснолицый человек в традиционных мешковатых шароварах, косо сидящем жилете и расстегнутом кафтане. На нем красная бархатная феска. Он беспокойно переминается на коротких крепких ногах. Увидев Камиля, человек низко кланяется, прикасается пальцами правой руки сначала к губам, а потом ко лбу в знак почтения. Камиль размышляет о том, что встревожило главу деревни. Если бы случилось убийство, он сначала обратился бы в районную полицию, а не пошел бы среди ночи в дом судьи.

— Мир тебе. Что привело тебя сюда в столь поздний час?

— Мир и тебе, паша-бей, — заикается глава, и его круглое лицо еще больше краснеет. — Я Ибрагим, глава Средней деревни. Прости за вторжение, но в моем районе произошло событие, о котором тебе необходимо узнать.

Он умолкает, его взгляд устремляется на слуг. Камиль подает им знак, чтобы поставили лампы и удалились.

— Что случилось?

— Эфенди, мы нашли тело в воде у мечети.

— Кто нашел его?

— Уборщики мусора.

Эти наемные работники начинают незадолго до рассвета собирать отходы, выбрасываемые за ночь на берег. Отобрав нужные им вещи, они грузят остальное в баржу, которая идет в Мраморное море. Там мусор сбрасывается в воду в районе сильного течения, подальше от берегов.

Камиль оборачивается в сторону двери гостиной, за которой виднеется окно. В слабом утреннем свете деревья сада едва различимы. Он вздыхает и обращается к деревенскому главе:

— Почему ты не сообщил начальнику полиции района?

Камиль разделяет с двумя другими судьями юридическую ответственность за европейскую часть Босфора, начиная от великих мечетей и крытых базаров на юге, где пролив впадает в Мраморное море, и до деревень и величественных летних вилл на покрытых лесом северных холмах, где плещут волны Черного моря. Средняя деревня находится в получасе езды к северу от дома Камиля.

— Но это женщина, бей, — заикается человек.

— Женщина?

— Иностранка, бей. Мы полагаем, что она европейка.

Европейская женщина. Камиль чувствует холодок страха.

— Откуда ты знаешь?

— У нее на шее цепочка с золотым крестиком.

Камиль нетерпеливо прерывает его:

— Христианка может являться и нашей подданной.

Глава деревни смотрит на мраморный пол.

— У нее светлые волосы. На руке тяжелый золотой браслет. И есть кое-что еще…

Камиль вздыхает:

— Почему я должен вытягивать из тебя слова? Расскажи все, что видел.

Посетитель беспомощно смотрит на пашу:

— Мы нашли кулон, который открывается, как грецкий орех. — Он складывает руки чашечками, а потом разъединяет их. — Внутри одной раковины находится тугра, печать падишаха, да храни его Аллах. — Он простирает вперед сначала одну сложенную чашечкой руку, а потом другую. — Внутри второй написаны какие-то странные буквы. Мы считаем, что надпись сделана по-французски.

Камиль нахмурился. Он не мог понять, каким образом личная сигнатура султана могла оказаться на шее женщины, не принадлежащей к его семье, да еще и в соседстве с надписью на европейском языке. Какая-то бессмыслица. Тугра, или печать султана, является особой принадлежностью имперского двора и хранится вместе с документами в специальном помещении. Тугранувисам, придворным писцам, обязанным разрабатывать изощренные каллиграфические изображения имени султана, а также придворным граверам не разрешается покидать дворец, ибо их могут похитить и заставить воспроизвести высочайшую подпись на поддельных документах. Ввиду обширности империи не исключено, что такие подделки останутся невыявленными, и поэтому единственным решением вопроса представляется содержание умельцев во дворце. Камиль даже слышал, что писцы на всякий случай хранят под рукой быстродействующий яд. И только три человека имеют доступ к печати, которую ставят на документах государственной важности: сам султан, верховный визирь и главный евнух гарема, выросший во дворце. На дворцовых золотых, серебряных и иных драгоценных предметах тугра гравируется лишь с позволения этих людей.

Грубые пальцы деревенского главы смыкаются и размыкаются, пока он, склонив голову и опустив глаза к мраморному полу, с волнением ждет решения Камиля. Заметив растущую тревогу в лице стоящего перед ним человека, паша понимает, что тот считает себя виноватым за ночной визит, и перестает хмуриться. Камиль вспоминает, что даже законопослушные подданные имеют основания бояться полиции и судей. А этот человек также является ремесленником, отвечающим перед главой гильдии за свое поведение, и боится навлечь гнев властей на товарищей. Возможно, он пришел к нему, а не в полицию из-за золота, найденного на мертвом теле. Местные полицейские могут очистить утопленницу от всего ценного точно так же, как сборщики мусора, а он потом отвечай. Камилю придется разбирать дело по трем причинам: женщина — иностранка, при ней печать султана, трагедия случилась на территории Пера. Султан даровал чужестранцам и иноверцам, живущим здесь, право управлять своим районом и решать такие незначительные дела, как наследство или развод, однако население все еще полагалась на дворец и государственные суды в вопросах защиты и решения сложных дел.

— Ты правильно сделал, что незамедлительно сообщил мне о происшествии.

Лицо главы деревни прояснилось, и он низко поклонился:

— Да продлит Аллах дни падишаха.

Камиль подает знак Якупу, стоящему у двери:

— Приготовь лошадь и отправь гонцов к Мишелю-эфенди и начальнику полиции, ответственному за район Средней деревни. Скажи, чтобы ждали меня у мечети и гнали прочь оттуда всех бездельников, в особенности уборщиков мусора. Иначе те обчистят утопленницу. Я хочу лично посмотреть на кулон. Пусть полиция позаботится о том, чтобы ничего не пропало. — И тихим голосом, чтобы не услышал посетитель, добавляет: — А начальник полиции должен присмотреть за своими людьми, дабы они ни к чему не прикасались.

— Я уже послал гонца в местную полицию, бей, и велел двум своим сыновьям оставаться возле тела до моего возвращения.

Камиль заметил, что у главы хороший слух.

— Ты заслуживаешь похвалы, глава Ибрагим. Я позабочусь о том, чтобы о твоем усердии и стремлении послужить стране узнали нужные должностные лица. — Придется приказать помощнику послать благодарность главе на имя хозяина гильдии.

— Я скакал сюда на лошади моего соседа, паша-бей, так что смогу показать тебе дорогу.


Деревенские жители вытащили тело из воды на набережную и накрыли его старой простыней. Камиль из уважения и нежелания видеть обнаженную женщину смотрит сначала на лицо утонувшей. С тех пор как он был назначен судьей, Камиль имел дело с воровством или насилием, но очень редко с убийствами. У нее необычно короткие волосы, светлые и нежные, как неокрашенный шелк. Пряди окаймляют лицо. Прохладный ветерок ласкает шею бея, однако он ощущает, как накаляется воздух. Он уже вспотел. Через несколько минут судья медленно стягивает простыню с тела женщины, открывая ее наготу на обозрение неба и мужчин, глаза которых горят вожделением. Со стороны скал у причала доносится резкий аммиачный запах человеческих испражнений. Паша морщит нос и переходит к ногам покойницы.

Теперь он уже не может не смотреть на тело женщины. Она невысокая и стройная, с маленькой грудью. Напоминает мальчика. Кожа белая, за исключением темного треугольника на лобке. Крабы уже поработали над ее пальцами. Колец нет, но на левом запястье — тяжелый золотой браслет. Течение охладило тело, и оно еще не начало превращаться в разлагающийся труп, оставаясь пока только мертвой женщиной. Позднее она станет предметом расследования, интеллектуальной головоломкой. Однако в данный момент судья испытывает к ней лишь жалость. Он также ощущает смутную тревогу, которую у него всегда вызывает смерть человека. Ее нельзя назвать красавицей в общепринятом смысле этого слова: лицо слишком удлиненное и узкое, черты чрезмерно заостренные, рот широкий, губы толстые. Возможно, при жизни мимика придавала лицу привлекательность, размышляет судья. Однако теперь оно хранит бесстрастное выражение, словно маска. Мускулы застыли, а кожа похожа на кусок ткани, обтягивающей кости.

На шее короткая цепочка с золотым крестиком. Камилю кажется замечательным то обстоятельство, что ее не сорвало бурными водами, в которых пребывало тело. Возможно, не очень долго.

Он склоняется над утопленницей, чтобы лучше рассмотреть украшение. Крест широкий и блестящий, сделанный из кованого золота и украшенный выгравированными розами, контуры которых покрыты потрескавшейся красной эмалью. Металл искривлен в том месте, где проходит цепочка, как будто крест зацепился за что-то или кто-то пытался сорвать его. Паша поднимает крестик кончиком пальца. Под ним, прячась в углублении шеи, находится круглый серебряный кулон. Простая, но весьма искусная работа. Тонкая линия делит его пополам.

Камиль склоняется ниже к шее женщины. От ее тела веет сырым холодом. Он смотрит вдаль, туда, где сверкает пролив, дабы укрепить себя. Сделав глубокий вдох, вновь сосредоточивает внимание на кулоне. Вставляет в него ноготь большого пальца и раскрывает створки. Потом ставит кулон под таким углом, чтобы на него падал свет утреннего солнца, и заглядывает внутрь. Крошечный замочек во впадине сломан. Внутренняя поверхность верхней части створок испещрена каллиграфически выгравированными личными знаками султана, а на нижней видны какие-то странные метки, будто ребенок хотел нарисовать картинку, используя лишь короткие прямые линии. Не походит ни на один из известных европейских языков.



Камиль возвращает крест и кулон на шею женщины и осматривает браслет на ее руке. Он тоже весьма необычен: широкий, пронизан тонкими красными и белыми золотыми нитями на манер шахматной доски. Браслет плотно облегает руку, держась на тонкой металлической полоске, внедренной в переплетающиеся нити.

Число местных жителей, толпящихся у трупа, увеличивается; пора уезжать отсюда. Судья подает знак одному из полицейских:

— Накройте тело и отвезите его в хамам.

Полицейский кланяется, торжественно прижимает сжатую в кулак руку ко лбу, а потом к сердцу.

Камиль ищет глазами деревенского главу, который с гордым видом стоит в кругу местных мужчин и отвечает на их вопросы. Двое крепких молодых людей, держащихся рядом с ним, должно быть, его сыновья. Глядя на них, Камиль испытывает чувство сожаления. Сам судья так и не женился, хотя родители, а потом и сестра, Фарида, знакомили его со многими достойными девушками из хороших семейств. И ему самому хочется иметь сына или дочь. Однако эмоциональная неустойчивость и опасение, что жена и дети будут отнимать у него слишком много времени, мешают ему обзавестись семьей.

— Где нашли тело?

Глава ведет Камиля вниз по ступеням к узкой бухточке среди скал, находящейся за мечетью. Здание в стиле рококо возвышается на скалистой намывной косе, которая простирается к Босфору, словно крюк, создавая естественную преграду морским волнам. Мечеть походит на богато и витиевато украшенный свадебный торт из белого мрамора, стоящий на вытянутой руке. К югу находится маленькая открытая площадка, куда приходят люди, чтобы посидеть и попить чаю в тени платана, наблюдая за тем, как рыбаки готовят свои лодки к выходу в море и чинят сети.

Камиль осторожно шагает среди камней. У самой воды он садится на карточки. Темные в ранних солнечных лучах волны тяжело и устало бьются о прибрежные скалы.

— Вот здесь ее и нашли. Тут есть водоворот, который затягивает людей. Мои сыновья рыбаки, они чистили лодку, когда услышали шум. Прибежали сюда и не позволили сборщикам мусора снять с утопленницы браслет.

— Твои сыновья — замечательные юноши, Ибрагим-эфенди.

Глава низко кланяется и прячет улыбку.

— Спасибо. Я горжусь ими.

— Сборщики мусора успели что-нибудь взять?

— Мне это не известно.

— Я хочу поговорить с твоими сыновьями.

Камиль допрашивает их. Младший юноша, у которого еще только намечаются усы над верхней губой, отвечает с такой искренностью и быстротой, что его слова наслаиваются одно на другое, и судья вынужден просить его повторять сказанное. Тело выловили у выступающей части скал, и юноши оказались там как раз в тот момент, когда сборщики мусора вытащили женщину на берег. Они позвали своих товарищей рыбаков, и все вместе предотвратили мародерство. Потом младший брат побежал за отцом. Никто понятия не имел, что это за женщина. Камиль не удивлен, ибо единственными женщинами, чьи лица могли видеть эти люди, были их родственницы или шлюхи. Подданные султана из числа христианок и иудеек не всегда прячут лица под чадрой, однако ведут себя очень скромно и редко показываются посторонним на улице без особой на то нужды. Камиль посылает энергичного юношу за деревенской повивальной бабкой. Ему нужна помощь при осмотре тела. От старшего брата паша узнает, что рыбаки слышали странные звуки, доносившиеся с берега предыдущей ночью. Там будто лаяли дикие собаки и плескалась вода.

Люди кладут тело на доску, где лишь несколько минут назад лежали листья, предназначенные для печи, в которой пекут хлеб, накрывают его простыней и несут по узкой грязной аллее между свисающими крышами деревянных домов. Они взбивают ногами белый пух, покрывающий землю. Вскоре из домов выйдут обитатели, займутся своими повседневными делами и польют пыльную дорожку. Голуби воркуют за высокими стенами садов.

Хамам представляет собой кубическое каменное сооружение, увенчанное куполом. Еще довольно рано, и огонь, нагревающий расположенные внизу под полом трубы, не зажгли, да и вода пока не течет в резервуары, встроенные в стену, окружающую просторное помещение из серого мрамора. Здесь прохладно и сухо. Люди проходят через несколько маленьких вестибюлей, где их шаги отдаются гулкими раскатами, и оказываются в центральном зале непосредственно под куполом. Когда баня работает, люди плещутся здесь в наполненных до краев теплой водой мраморных бассейнах, из которых поднимается пар. Камиль велит положить тело на круглое каменное возвышение для массажа в центре зала и зажечь лампы.

— Доброе утро. — За спиной судьи появляется Мишель Севи, полицейский врач.

— Я не ожидал, что ты явишься так быстро.

Молодой еврей понадобился Камилю не из-за его знаний в области медицины, а ради умения документировать обследование, кратко и точно излагая мельчайшие подробности совершенного преступления. Вот только Камиля раздражает привычка Мишеля появляться откуда ни возьмись прямо у него за спиной. Создается впечатление, будто у него нет власти над этим человеком. Врач возникает рядом тихо и неожиданно, подобно джинну.

— Ты, наверное, бежал всю дорогу от самой Галаты, — сухо замечает Камиль.

Крупное лицо Мишеля и толстая шея покраснели от напряжения. Его волосы и усы по цвету напоминают мокрый песок, и у него большие печальные карие глаза. Судья и врач медленно идут по залу. Мишель снимает верхний халат и отдает его полицейскому, стоящему у двери.

Мишель напоминает Камилю коричневого паука, из тех, что водятся в северо-восточных горах. Они размером с кулак, однако благодаря своей окраске абсолютно незаметны среди сухого кустарника, так что путешественник может и не увидеть насекомых, пока те не попадут ему под ноги. Пауки очень быстро бегают и при этом издают пронзительные звуки, похожие на крик младенцев. Он видел, как человек умер от укуса такой твари. Вот и Мишель, склонный вообще-то носить яркую одежду, привлекающую внимание женщин, во время охоты на преступников в злачных местах надевает серовато-коричневые штаны и неброский халат, что делает его практически невидимым.

Сегодня Мишель одет в мешковатые синие шаровары под халатом в красную полоску, перепоясанным желтым широким поясом. Мягкие кожаные туфли позволяют ему передвигаться по мраморному полу бани совершенно беззвучно. Причем движется он с уверенностью борца, выходящего на ковер, чтобы сразиться с противником.

— Меня крайне заинтересовало это дело. Посланник поведал мне не все подробности. Он говорил что-то об утонувшей принцессе.

Улыбка тает на его лице, когда он бросает взгляд на мертвую женщину.

— Кроме того, — продолжает он, принимая серьезный вид, — это наполовину еврейский район, так что, мне показалось, я могу быть здесь полезен.

Мишель не мастер говорить. Его речь граничит с косноязычием, однако Камиль ценит врача за прямоту высказываний. Жители Стамбула всегда славились уклончивой многоречивостью. Кажется, люди часто боятся говорить об известных им вещах, не желая случайно ошибиться. Они также делают вид, будто им все известно. Преподаватели Кембриджа, где Камиль изучал юриспруденцию и криминалистику в течение года, полагали, что допрашиваемый или говорит правду, или лжет. Они и представить себе не могли, что такое восточная вежливость, заставляющая человека стыдиться своего невежества и избегать суровой правды. Люди прибегают к разнообразным выдумкам и уклончивым объяснениям и считают это высочайшим искусством поведения.

Точность изложения подчиненными фактов предполагает устранение препятствий, связанных с уважительной уклончивостью и умалчиванием проблем, которые могли бы обеспокоить их господина. Однако Камиль, всю свою молодость находясь под тяжким бременем зависимости от общественного положения отца, теперь счастлив поскорее расстаться с ней.

— У меня есть все необходимое.

Мишель вынимает из-за пояса кожаную сумку и кладет ее на массажный камень у изголовья трупа. Снимает упаковку из плотной бумаги с маленького лакированного ящичка и достает из него ручку и несколько отличных угольных карандашей.

— Я готов.

— Подождем повивальную бабку. А ты тем временем сходи на улицу и послушай, что там люди говорят. Выходил ли кто-нибудь прошлой ночью в море на лодке, и коли так, что он слышал и видел? Рыбаки говорили о собачьем лае. Заметил ли кто-то незнакомую женщину в округе? Да пусть два полицейских прочешут берег к северу отсюда. На утонувшей женщине нет одежды, и, возможно, на теле обнаружатся следы борьбы. Может быть, кто-нибудь из других деревень на побережье слышал что-то о происшествии. Пусть люди походят по кофейням. Там всегда удается получить ценные сведения. А на обратном пути прогони зевак. Только пусть они оставят лампы.

Мишель подчиняется приказу и уходит, оставляя дверь открытой.

Через несколько минут появляется женщина в поношенном плаще. Она стоит на пороге в кругу, создаваемом светом от лампы. Ее голова и плечи закутаны в коричневую шаль. Сняв туфли, она неслышно движется по мраморному полу в одних чулках. Потом быстрым заученным движением сбрасывает плащ и шаль и кладет их на край ближайшего бассейна. Теперь она остается в полосатом халате и широких шароварах. Ее седые волосы повязаны платком.

— Ты повивальная бабка Средней деревни?

— Да. Меня зовут Амалия. — Живые глаза женщины пристально осматривают зал. Увидев тело на мраморной плите, она подходит к нему. — Бедняжка. — Она осторожно убирает волосы с лица покойной. — Ее так и нашли? — Амалия внимательно осматривает тело с видом человека, привыкшего полностью владеть ситуацией, не желая замечать, что главный здесь все-таки судья.

— Да. Мы хотим знать, не подверглась ли она насилию и все такое прочее. Я подожду вон там.

Он уходит в темную часть помещения и на почтительном расстоянии следит за работой женщины.

Умелые руки повивальной бабки ощупывают мертвое тело.

— Ей двадцать с лишним лет. Не девственница. Никогда не рожала, так как не видно следов растяжения на животе.

Камиль хмурится:

— Возможно, она решила покончить жизнь самоубийством, так как кто-то обесчестил ее, и поэтому бросилась в Босфор. Она не первая девушка, которая сводит счеты с жизнью таким образом. Некоторые европейцы, так же как и мы, привередливы в вопросах женской чести. Если она не замужем, то подобное обстоятельство могло погубить ее.

— Вполне возможно. — Амалия проводит пальцами по лицу мертвой женщины и поднимает ее веки. — Темные глаза. — Она наклоняется ниже, потом внезапно смотрит вверх. — Посмотрите сюда, судья-бей. Глаза голубые, но зрачки очень увеличены. Видна лишь небольшая синяя полоска. Похоже, ей дали наркотик.

Камиль подходит и смотрит в глаза трупу.

— Что могло заставить зрачки так расшириться?

— Апоплексия. Однако она слишком молода для такой болезни. — Некоторое время Амалия размышляет. — Много лет назад в нашей семье умер мой старый дядя, отравившись опиумным ядом. У него были такие глаза. Перед кончиной он весь высох, и только огромные глаза блестели, как черные кофейные чашки.

Камиль зябко ежится и прячет руки в карманы.

— Опиумное отравление?

Повитуха с любопытством смотрит на судью. Ее настораживает то, как меняется тон его голоса.

— Да. Но мне кажется, в данном случае дело не в этом. — Она показывает рукой на тело. — Девушка была совершенно здорова. А приверженцы опиума плохо едят и перестают следить за собой.

— Но возможно, она только начала курить опиум и зашла не слишком далеко.

— Тогда у нее не были бы такие расширенные зрачки. Это случается только у законченных курильщиков.

— У законченных, — тихо повторяет Камиль. Внезапно он направляется к одному из мраморных бассейнов у стены. Поворачивает ручку крана, из которого льется мощная струя воды. Быстро заворачивает его, замочив рукав куртки.

Амалия внимательно наблюдает за ним, делая свои собственные заключения.

— Есть ли что-нибудь… — начинает она, но паша прерывает ее:

— Так если дело не в апоплексии и опиуме, да хранит нас Аллах, что тогда могло стать причиной смерти?

— Есть еще одно предположение, — медленно говорит женщина, тщательно обдумывая свой ответ. — Лекарственное растение датура.

— Но им же лечат простуду. — В памяти Камиля всплывают смутные воспоминания о том, как он дышит над горячим паром, поднимающимся из чашки, наполненной неприятной желтоватой жидкостью, которой лечат от кашля.

— Да, этот отвар применяется в медицинских целях. Торговцы лечебными травами на египетском базаре продают его. Только я слышала, что, выпив такое зелье, люди начинают видеть и слышать совершенно необычные вещи не от мира сего. Очень крепкий отвар может даже привести к смерти.

Камиль удивлен.

— Почему же такой товар продается на базаре?

Повивальная бабка качает головой, как бы удивляясь невежеству мужчин.

— Отвар не следует пить. Его нюхают или курят. Ведь многое из того, чем пользуются люди в домашнем хозяйстве, может стать причиной смерти.

— Если мы начнем заниматься торговцами с базара, нашей работе не будет конца.

— Видите ли, люди не злы по своей природе, — отвечает Амалия, — и способны противостоять искушениям. Поверьте, в каждом деревенском доме найдется повод для убийства. Стоит лишь свести свекровь и невестку под одной крышей. Чудо, что сильнодействующие растения столь редко применяется в корыстных целях. — Она отворачивается, чтобы скрыть от паши улыбку.

Теперь у нее вновь серьезное лицо. Амалия наклоняется и берет руку мертвой девушки в свою. Внимательно осматривает ладонь и пальцы, а также замысловатые скрепления золотого браслета. Конечности уже затвердели. Трупное окоченение довершает то, чего не успели сделать крабы.

— Она благородная дама. Эти руки не знакомы с работой в поле, они не стирали белье и не готовили еду на кухне. Ногти в идеальном состоянии и не обрезаны грубым образом, как заведено у женщин, выполняющих работу по дому. И они не обломаны вследствие борьбы. Я вообще не вижу никаких признаков насилия. На коже нет следов, за исключением тех, что оставило бурное течение. — Она отходит от тела и смотрит на него издалека. — Волосы короткие. Что это значит? У некоторых народов принято, чтобы женщины после замужества обрезали косы. Но у нее нет обручального кольца и следа от него на пальце. — Повитуха поворачивается к судье: — Кажется, она умерла совсем недавно. Вода не причинила ей большого вреда. Я видела рыбаков и мальчишек, утонувших в Босфоре и всплывших возле нашей деревни. Нет, эту девушку не унесло слишком далеко в открытое море.

Камиль в беспокойстве ходит по залу. Он ищет и не может найти сумку Мишеля, в которой лежат бумага и чернила. Напрасно он отправил его с поручением до прихода повивальной бабки.

— Продолжай, прошу тебя. Итак, ты полагаешь, что она утонула.

Амалия берет покойную за плечи и переворачивает тело. Камиль помогает ей. Как всегда, липкая, холодная и неестественно твердая мертвая плоть вызывает у него чувство отвращения.

Что значит жизнь, если смерть в любой миг может настичь нас, размышляет он. Вот лежит женщина — оболочка полностью сохранилась, однако где та ее часть, которая совсем недавно думала, ела, плакала и смеялась?

В такие моменты Камилю очень хочется верить в загробную жизнь, которую обещает ислам. Там текут чистые реки и мирно беседуют между собой души умерших. Однако уже в юности он утратил веру, а сейчас надеется лишь на будущее науки и прогресс, который неизбежен и вечен, но исключает жизнь после смерти. Вера несет какое-то утешение слабым людям, путешествующим по морю жизни в утлых суденышках, да и сильным как-то помогает, когда внезапная буря переворачивает их суда. Камилю знакомы как сильные, так и слабые люди, для которых вера является якорем, брошенным в тихой бухточке. Что за жалкая иллюзия! Они не понимают, что находятся в открытом море и опасность бури еще не миновала. Вера — это якорь, брошенный в бездонные воды.

Повивальная бабка велит Камилю положить тело на бок и подержать его некоторое время. Когда она прикасается к лицу утопленницы, изо рта той вытекает темная вода. Женщина двигает руки трупа, и на губах мертвой девушки пузырится розовая пена.

— Она утонула. Если бы ее бросили в море после смерти, вода не проникла бы в легкие.

Они возвращают тело в исходную позицию. Камиль рад, что больше не придется прикасаться к трупу. Липкие руки замерзли, и он с трудом преодолевает искушение засунуть их в карманы.

Повивальная бабка показывает на большую родинку на правом плече покойницы:

— Родимое пятно может помочь в опознании девушки.

Она отходит в сторону и ждет дальнейших указаний.

— Спасибо. Ты очень помогла нам и проявила исключительную наблюдательность.

Амалия тонко улыбается. Судья думает, что эта простая деревенская повивальная бабка гораздо сообразительнее, чем ученые бюрократы из его окружения. Она просто делает выводы из собственных наблюдений, а не строит всякие сомнительные догадки.



У страха глаза велики, особенно в такие неспокойные времена. В результате долгов, многочисленных войн и битв за новое устройство государства между правительственными фракциями, одни из которых являются сторонниками парламента, а другие поддерживают неограниченную власть султана, имперская казна находится в распоряжении европейских держав. Националисты, поддерживаемые Европой и Россией, пытаются оторвать провинции от империи. Улицы Стамбула кишат беженцами. Камиль сомневается, сумеет ли парламент остановить оскудение казны, земли и обнищание людей в громадном Османском государстве, границы которого сейчас мягки, как тело толстяка в турецких банях.

Перемены вызывают страх, размышляет Камиль, в верхах и в низах. А напуганные люди хотят отвлекаться волшебными сказками. Однако эта повивальная бабка вполне рассудительна.

Амалия видит одобрение в глазах судьи и опять улыбается. На этот раз вполне искренне.

— Я хочу попросить тебя еще об одной услуге, — добавляет он. — Расспроси деревенских, не знает ли кто эту девушку. Может быть, люди слышали или видели что-то необычное. И если так, немедленно пошли гонца прямо в суд. Тогда я отправлю к тебе своего помощника. — Он полагает, что бабка, как и большинство сельских жителей, не умеет ни читать, ни писать. — Мы отблагодарим посланца, — любезно добавляет он, не желая открыто говорить о награде. — И еще одно дело. Ты никому не должна говорить, в каком состоянии находится покойная.

Повитуха соглашается и слегка наклоняет голову. Потом одевается и уходит.

Камиль остается наедине с трупом. Тело еще не начало разлагаться. От него исходит сырой неживой запах.

Внезапно кто-то появляется в освещенном проходе. Камиль вздрагивает.

— Мишель! Как давно ты прячешься здесь?

— Я пришел как раз в тот момент, когда повивальная бабка начала осмотр тела. Полицейские посланы на розыски. Позднее я сам поговорю с местными жителями. Мне показалось, что вам не обойтись без меня.

Камиль понимает, что Мишель не подчинился ему и, как бы читая его мысли, сделал то, о чем паша недавно подумал.

— Да, конечно, — неохотно соглашается он, чувствуя, что проиграл в какой-то непонятной игре.

— Я находился в соседнем помещении и делал записи. Здесь хороший резонанс. Голоса доносились до меня. Старуха оказалась очень проницательной особой, — говорит он с восхищением. — Теперь нам уже не понадобится осматривать тело.

— Да, она проявила себя с лучшей стороны. Нужно расспросить купцов на базаре и узнать, кто недавно покупал сушеные лекарственные растения.

— Знаешь, стамбульские евреи-сефарды говорят о каплях, которые использовали их испанские предки для того, чтобы глаза казались большими и темными. Они называют это вещество «белладонна», то есть «прекрасная женщина». Похоже, это то же самое, что и наше таинственное растение.

Мишель подходит к покойной с небольшой чашей в руках. Резким движением наклоняет тело на бок и нажимает на грудь. Тонкий ручеек жидкости вытекает изо рта девушки в сосуд.

Мишель изучает жидкость.

— Теперь я выясню, утонула ли она в пресной или соленой воде. — Он кидает взгляд на кожаную сумку с инструментами, все еще лежащую у изголовья трупа. — Надо проверить содержимое ее желудка.

— Полагаю, мы не можем позволить себе вскрыть тело до того, как свяжемся с иностранными посольствами. Если она подданная одной из зарубежных стран, дипломаты будут недовольны, когда мы отдадим им распоротый труп.

— Да, ты абсолютно прав, — с разочарованием отозвался Мишель.

— Подай мне скальпель.

Камиль разрывает цепочку ожерелья. Потом занимается замком. Открыв кулон, он передает его Мишелю.

— Внутри находится тугра.

Мишель вертит кулон в руках и рассматривает его со всех сторон.

— Есть еще какие-то знаки. Тебе известно, что они означают?

— Нет.

— Выходит, девушка как-то связана с дворцом?

— Возможно. Интересно. Восемь лет назад к северу отсюда, у Шамейри, была найдена мертвая англичанка. Гувернантка из дворца, Ханна Симмонс. Ее нашли плавающей в пруду. Ту женщину задушили. — Он вздохнул. — Не думаю, что между двумя покойницами есть какая-то связь.

Камиль не говорит о том, что имя жертвы застряло у него в памяти потому, что начальник полиции района Бейоглы был снят с должности министром жандармерии, человеком, сменившим его отца, так как не сумел найти убийцу англичанки. Камиль внимательно ознакомился с делом об убийстве сразу после того, как приступил к своей работе, однако решил не возобновлять его. С тех пор прошло немало лет, и было бы политически нецелесообразно возвращаться к нераскрытому преступлению, в котором к тому же замешаны члены влиятельного иностранного сообщества и люди из окружения султана. И вот вновь погибает иностранка, как назло, во время его дежурства. Камиль напрягается, чтобы скрыть тревогу и волнение.

— Тело нашли возле владений ученого ходжи за деревней Шамейри. Тогда о происшествии много говорили, — вспоминает Мишель.

— Правильно. Убитую обнаружили у дома Исмаила-ходжи. — Он уже забыл детали дела Ханны Симмонс, вытесненные из его памяти множеством новых происшествий.

Судья размышляет вслух о лежащей на возвышении девушке:

— Возможно, это просто совпадение. Она может оказаться черкешенкой или сербкой. У них часто бывают светлые волосы и голубые глаза. В любом случае Шамейри далеко от Средней деревни.

— По морю расстояние не так уж велико. Течение там очень сильное. Труп, брошенный в Шамейри, вскоре окажется возле Средней деревни. Если убийца один и тот же человек, значит, он живет в нашем районе или часто наведывается сюда. Этот человек, безусловно, хорошо знает Босфор и его побережье. Многие не решаются сунуть туда нос из-за диких собак.

— Не могу себе представить, что это как-то связано с Исмаилом-ходжой, — твердо заявляет Камиль, следя взглядом за конусообразными лучами света, падающими вниз от купола на тело, лежащее на массажном камне.

Он огорчен тем, как быстро Мишель установил связь между двумя убийствами. У ходжи, а это почетный титул мусульманина, безупречная репутация. И в его доме нет ни одного человека, которого можно подозревать в убийстве. Подробности дела Ханны Симмонс начали всплывать в памяти судьи. Сестра ходжи слыла отшельницей, племянница в то время была еще совсем ребенком. В доме содержалось всего несколько слуг.

— К тому же тело было найдено в лесу за домом, возле дороги. Так что убийцей мог быть кто угодно. Однако, — задумался на минуту паша, — нам не помешает побеседовать с ходжой или его племянницей.

Мишель молчит. Камиль поворачивается к нему и видит, что тот все еще держит в руках кулон и пристально смотрит на мертвое тело. Потом Мишель спрашивает нарочито спокойным голосом:

— Завернуть? — Он указывает на кулон.

— Вместе с браслетом и крестом. Я возьму их с собой. — Кивает в направлении покойной: — Мы даже не знаем, кто она такая. Скорее всего все же иностранка, так что придется начать с посольств.

Мишель передает ему небольшой сверток. Потом бросает свой плащ на массажный камень, садится на него и вынимает письменные принадлежности.

— Но сначала схожу домой и переоденусь, — добродушно добавляет Камиль.

Мишель, не поднимая глаз, начинает рисовать утопленницу.

Судья с восхищением наблюдает за тем, как на бумаге появляется красивый, выполненный углем рисунок. Ему приходит в голову мысль, что он практически ничего не знает об этом человеке, за исключением того, что тот не женат и живет с овдовевшей матерью в еврейском квартале Галата. Они вместе ходят в кофейни и клубы, сообща обсуждают все насущные проблемы, однако Мишель не допускает Камиля в свою личную жизнь.

Они учились в одной школе и знали друг друга в лицо, однако принадлежали к разным кругам. Мишель, чей отец торговал полудрагоценными камнями, получил стипендию и обучался в престижной имперской школе Галатасарай. Дети богатых мусульман, евреев, армян, греков, а также сыновья жителей отдаленных провинций империи вместе склоняли головы над учебниками истории, логики, физики, экономики, международного права. Они изучали также греческий, латинский и, конечно же, османские наречия, включающие в себя персидский, арабский и турецкий. Никакие классовые преграды не разделяли Камиля и Мишеля, просто у них были разные интересы.

Вскоре после того, как его назначили на должность, Камиль шел вверх по узкой улочке, направляясь к зданию суда, и вдруг какой-то человек вскочил из-за столика кофейни и приблизился к нему. Паша тотчас узнал яркие цвета одежды и спортивную поступь своего одноклассника. В тот вечер они долго сидели в кофейне. Пили кофе, курили кальян, также называемый наргиле, обменивались новостями и рассказывали о том, чем занимались после окончания школы. Мишель учился на врача в Имперском медицинском институте. А Камиля отобрали из числа самых способных юношей для обучения во Франции и Англии. Там их готовили к работе в новых, только что вводимых в стране светских судах, идущих на смену мусульманским, где вершили дела старейшины. Мишель предложил товарищу свои услуги и стал полицейским врачом. Мишель отлично знал свой район, что способствовало раскрытию нескольких запутанных преступлений. Он также познакомил судью с Большим базаром, целым городом крошечных лавок под одной крышей, окруженных множеством мастерских, которыми владели выходцы из разных уголков огромной империи. Отец Мишеля и его родственники в двух поколениях торговали здесь.

Камиль останавливается под аркой выхода и хочет сказать почтительные слова прощания, но умолкает, не желая нарушать раздумья Мишеля.

Судья поворачивается и идет по гудящему эхом вестибюлю. Останавливается возле бассейна, поворачивает металлический кран и моет руки холодной водой. Мыла нет, тем не менее он чувствует облегчение. Стряхивает воду с рук и шагает вперед в темноту. На пороге его на мгновение слепит яркий солнечный свет.

Все еще ощущая холод в руках, Камиль садится верхом на лошадь и скачет вверх по холму мимо деревни по направлению к лесу. Здесь утреннее солнце нежно струит свои лучи среди зеленых деревьев. Неистово заливаются птицы. То и дело воздух прорезают пронзительные крики ребятишек.

Выехав из леса на дорогу, судья пришпоривает лошадь, и та мчится галопом.

Глава вторая

КОГДА ДУЕТ ЛОДОС

Каждое утро мой дядя Исмаил-ходжа клал в рот сваренное всмятку яйцо и сидел неподвижно, опустив глаза. Он не разжевывал его до тех пор, пока яйцо вдруг куда-то не исчезало. Только когда мне исполнилось двадцать лет, я поняла суть происходящего. Ожидание обостряет удовольствие. Однако в то время я была девятилетним ребенком и сидела за столом как привязанная, боясь и слово промолвить. У дядюшки Исмаила был всегда один и тот же завтрак — черный чай в стакане, сделанном в форме тюльпана, кусочек белого хлеба, горсть вымоченных в рассоле черных оливок, кусок козьего сыра, маленькая чашка кислого молока и стакан сыворотки. Все съедалось и выпивалось в указанном порядке. Потом приходил черед яйца, которое до поры, очищенное, подрагивающее, блестящее, белое, с синим отливом, лежало на зеленоватом блюдце. Желток просвечивает в виде темного полумесяца. Мой дядя ест медленно и методично, не произнося при этом ни слова. Затем бережно берет в руку яйцо. Его пальцы врезаются в плотную серединную часть. Он поднимает дрожащую мякоть и подносит ее ко рту. Осторожно кладет на язык, стараясь не повредить зубами. Затем сжимает яйцо губами, опускает глаза и сидит тихо до тех пор, пока оно чудесным образом не исчезает. Я никогда не видела, чтоб он жевал или глотал его.

Во время завтрака мама всегда находилась на кухне. Мыла тарелки, заваривала чай. Слуги не жили в доме дядюшки Исмаила, и мама сама готовила завтрак. Затем приходили повар с подсобником и начинали варить обед. Когда я спрашивала маму, почему дядя Исмаил держит яйцо во рту, она только отворачивалась и продолжала заниматься своими делами.

— Я не знаю, о чем ты говоришь. Не задавай глупых вопросов, Янан, и пей свой чай.

Дядя Исмаил был братом моей матери. Мы жили в его доме, потому что папа взял себе вторую жену, куму, и мама переехала из нашего большого дома в Нишанташе, где отец живет теперь с тетей Хусну.

Дом дядюшки Исмаила двухэтажный. Симметричные деревянные флигели выкрашены в красный цвет. Он располагается в саду на берегу Босфора, неподалеку от деревни Шамейри. За домом — лес, в котором растут платановые деревья, кипарисы и дубы, украшающие крутые холмы. Постройка стоит на узкой прибрежной полосе, а за ней на взгорье зеленеет густой лес. Перед нами открывается широкая сверкающая гладь Босфора, чье течение извивается и изгибается, словно живое существо. Иногда из воды выпрыгивают дельфины, образуя над собой радужный свод брызг. Цвет воды постоянно меняется под воздействием неких сил, чью природу я не понимаю. Вода то маслянисто-черная, то приобретает бутылочно-зеленый цвет, а в редкие волшебные дни становится такой прозрачной, что мне кажется, смотри я в нее подольше, и передо мной откроется морское дно. Когда море становится таким чистым, я лежу на теплых камнях, свесив голову вниз, и слежу за быстрыми движениями серебристых рыбок. Иногда я замечаю, как под ними проплывают тяжелые прохладные тела больших рыб. В зыбучих песках внизу мне видятся бледные лица мертвых принцесс. Глаза плотно закрыты, но губы слегка приотворены, как будто они хотят выразить протест против печальной участи, уготованной им жестокой судьбой. Прошитые золотом халаты не дают им подняться со дна. Нежные ручки, унизанные кольцами с огромными изумрудами и бриллиантами, прикованы к песку. Черные волосы развеваются в водных потоках.

В холодные дни я лежала на диване с подушками в павильоне, стоящем в саду, и читала. Постройка состояла из одной комнаты с высоким окном, выходившим на пролив. Груда матрасов и стеганых одеял хранилась там для гостей, которые предпочитали спать в павильоне жаркими ночами. Зимой деревянные ставни предохраняли строение от холодных ветров, а жаровня обеспечивала теплом и горячей водой для чая, хотя мало кто испытывал желание ночевать там с наступлением холодов.

Мама жаловалась на то, что здесь она лишена общения с подругами и не может вести светский образ жизни. Путь до Стамбула на повозке, запряженной волами, или на лодке по морю был неблизкий, и вряд ли стоило отправляться в такую даль для того, чтобы выпить чашку кофе и поболтать со знакомыми. Паром шел до столицы два часа и причаливал к северу от наших мест, в Эмиргане. Потом еще приходилось час добираться до города в экипаже. Не многим дамам мужья разрешали оставаться там на ночь. И только летом, когда знатные женщины приезжали на Босфор и жили на виллах или ялах, мы имели счастье общаться с ними. Но мне очень нравился дом дяди Исмаила. Мне разрешали гулять по саду под присмотром Халила, нашего старого садовника, а позднее под пристальным взглядом мадам Элиз, моей французской гувернантки и учительницы.

В первые годы жизни в Шамейри папа навещал нас раз в неделю и уговаривал мать вернуться к нему. Я слышала, как они спорят за деревянными резными дверями приемной. Он обещал купить ей дом, чтобы она не обременяла брата. Я прижимала ухо к двери, но так и не услышала, что ответила на это предложение мама. Теперь я думаю, что отцу было стыдно перед родственниками и знакомыми из высших слоев общества из-за того, что жена не хочет жить под крышей его дома. А матери придавал сил ее тихий протест. Переехав в дом отца или даже в жилище, подаренное им, а не в Нишанташ, где он жил с тетей Хусну, мать тем самым признала бы ее право называться женой.

Не знаю, присылал ли папа деньги для матери и если да, то принимал ли их дядя Исмаил. Несмотря на свою эксцентричность, он был вполне уважаемым ходжой, юристом и поэтом, который унаследовал от родителей дом и солидное состояние. Наследство матери ушло вместе с приданым. В промежутках между визитами отца мама сидела в приемной за шитьем, умело перебирая пальцами серебристую нить, и поджидала посетителей, которые появлялись крайне редко.

Так мы жили в Шамейри до тех пор, пока мне не исполнилось тринадцать лет. Однажды я наткнулась в пруду за домом на тело женщины. Местами довольно глубокий пруд наполнялся невидимым ручьем. Он был так широк, что мне никогда не удавалось добросить камень до противоположного берега. Располагался водоем за разрушенной каменной стеной в лесу. Англичанка по имени Ханна плавала вниз лицом в мелкой заводи с распростертыми руками. Сначала я не поняла, что она мертва, так как никогда не видела ничего подобного. Я погладила ее волосы. Она выглядела умиротворенно, как русалка, и я осторожно перевернула женщину лицом вверх. Голубые глаза были открыты. Я сказала ей, что живу неподалеку вместе с дядей и мамой. Ее лицо выражало удивление. Прежде чем вернуться домой, я причесала ее, оправила платье и положила на грудь полевой цветок. Когда я сообщала мадам Элиз, что на воде спит какая-то женщина, которую мне не удалось разбудить, то еще не знала, что в пруду есть глубокие места, в которых можно утонуть.

Мощное течение пролива Босфор гонит бурные воды к Мраморному морю, горя нетерпением влиться в теплое Средиземное, а потом раствориться в соленой утробе океана. Деревенские парни прыгают в воду и пропадают в глубине, выныривая вновь за многие ярды вниз по течению, где требуется приложить немало усилий, чтобы доплыть до берега. Несмотря на все старания сильных гребцов, лодка, идущая вверх по течению, стопорится на месте, как будто ее держит невидимая рука. Но если вы посмотрите через несколько минут, то увидите, что она все же продвигается вперед.

Лодки не прекращают своего движения на юг к Стамбулу, хотя пассажиры едва не падают за борт, а корабельщики отчаянно цепляются за руль, пытаясь удержать его в руках. Халил, наш садовник, занимавшийся рыбным промыслом до того, как потерял два пальца, которые запутались в оторвавшейся сети, говорил мне, что в Босфоре есть два течения. Одно устремляется с севера на юг, принося в Средиземное море холод Черного, а другое, подобное тонкой соленой нити, скользит с юга на север на глубине сорока метров под водяной гладью. Рыбаки знают, что, если забросить леску соответствующей длины, на удочку попадется паламут, луфер или ставрида, которые весной повсюду висят в воде, словно серебряные монеты. Если опустить леску глубже, можно поймать рыбу мецгит или калкана. А сеть, захваченная нижним течением, неизменно потащит лодку на север. Когда с юго-запада дует ветер лодос, течение начинает бурлить и меняет свое направление. Тогда рыба не ловится. Деревенские парни пропадают в пучине вод, а девушки тонут в самых мелких местах.

Увидев мертвую женщину в пруду, мадам Элиз тотчас покинула нас, крича и заламывая руки, как будто кто-то напал на нее.

Я же радовалась внезапному отъезду учительницы. Просто ликовала. Уроки прекратились, и я целыми днями сидела на камне, опустив ноги в воду, и наблюдала за тем, как лениво движутся по Босфору прогулочные лодки, напоминающие многоножек. Можно было даже различить красные бархатные фески гребцов. Дамы с чадрами на лицах сидели на подушках вдоль застеленной коврами палубы. Они разговаривали и при этом, как голубки, кивали головами. Служанки прикрывали их от солнца зонтами с бахромой. Если женщины были женами высокопоставленных чиновников или принадлежали к аристократическим семьям, то между ними и гребцами, скрываясь под огромным зонтом, сидел толстый темнокожий евнух. Порой я ложилась на спину, ощущая под собой теплоту камня, и смотрела на небо, распростертое надо мной. Запах жасмина окутывал меня, словно легкий воздушный плащ.

Подходя к высокому зеркалу в позолоченной раме, стоящему в приемной комнате, единственному зеркалу, которое мать позволила иметь в доме, я видела перед собой девочку-ребенка с черными волнистыми волосами, спускавшимися до самой талии, и ясными, как лазурь, голубыми глазами, словно вобравшими в себя летнее небо. Мать говорила, что я унаследовала глаза от прабабки-черкешенки, рабыни, ставшей женой знатного человека.

Я научилась плавать и обязана этим Виолетте. Она дочь дальнего родственника мамы, рыбака из Чешме, что на берегу Эгейского моря. Ребенком я никогда не ездила туда, однако Виолетта стала для меня воплощением побережья с его теплыми песками, запахом сосен и более всего с ощущением моря, вода которого течет в венах всех жителей тех мест. Виолетта росла в воде, как дельфин. Она прибыла к нам в качестве компаньонки и служанки, когда мне исполнилось четырнадцать лет. Ей же было тогда пятнадцать.

Виолетту послал к нам ее отец в обмен на рыбацкую лодку. Вообще-то в богатых семьях принято брать в услужение бедных родственников. Оказавшись в новой семье, девушка должна беспрекословно всем подчиняться, угождать и вести себя безукоризненно. В свою очередь, богатое семейство предоставляет ей комнату, питание и обеспечивает какое-то образование, а со временем находит подходящего мужа и оплачивает свадебные расходы. Через своих посредников дядя Исмаил распространил сведения о том, что его племянница нуждается в компаньонке, и послал отцу Виолетты деньги на покупку новой лодки в обмен на дочь, которой будет обеспечено достойное будущее. По традиции девушкам-служанкам давали имена цветов. Ее назвали Виолеттой, то есть «фиалкой», потому что она была маленькая и скромная.

Халил привез ее с пристани. Маленькая загорелая девочка в неказистом плаще соскочила с повозки, сжимая в руках узел с вещами. Она ни за что не хотела отдать его Халилу. В первые месяцы девушка постоянно отводила взгляд и говорила, только когда кто-то обращался к ней. Мама отвела ей комнату в задней части дома с окном, выходящим на дорогу и лес. Зеленая листва окрасила внутренность помещения, в то время как в наших спальнях преобладал синий цвет моря и неба. Ночью я тихонько пробиралась по коридору и прикладывала ухо к ее двери, слушая приглушенные всхлипывания, раздававшиеся в комнате.

У Виолетты стройное, упругое и коричневое, как орех, тело. Оно просто блещет и дышит энергией моря. Она все время хвастала своим умением хорошо плавать, и я наконец упросила ее научить меня этому искусству. Мы сбросили плащи и остались в одних шелковых газовых сорочках, которые я сочла вполне приличной одеждой для купания. Выглядели мы как водяные феи.

Виолетта признавалась мне, что в Чешме она впервые вошла в море — именно в море, подчеркивала она, а не в какой-то мелкий пруд — без всякой одежды. И тут же поспешила заверить меня, что поблизости никого нет.

— Как можно плавать в таком мешке? — спрашивала она, презрительно теребя прозрачную сорочку.

В тот день Халил ушел в кофейню, находившуюся в деревне, и я знала, что он проведет там несколько часов. Никаких посетителей не ожидалось. Я решила снять сорочку. Мое тело тотчас покрылось гусиной кожей. Виолетта походила на животное непонятной породы. Она олицетворяла собой само здоровье. Тогда я еще не знала разницу между грубым удовольствием, получаемым от простого коричневого ореха, и утонченным вкусом очищенного миндаля, только что извлеченного из его зеленой чадры. В то время я завидовала Виолетте, которая беззаботно размахивала руками и широко расставляла ноги, совершенно не думая о том разрезе между ними, который мадам Элиз учила меня никому не показывать и оберегать от вторжения.

Виолетта бросилась в воду и, вынырнув на глубине, с ожиданием смотрела на меня. Крепко сжав ноги, я сидела у края воды на холодном скользком камне, всей обнаженной плотью ощущая незнакомый волнующий холодок. Не помню, чтобы я долго обдумывала решение. Быстрота действий является как преимуществом, так и недостатком юности. Разом бросилась я в новый неведомый мир. Помню приятное ощущение от того, как вода охватила мое тело, будто шелковой тканью. Я падала и падала, беззвучно крича, видя перед собой огромные тени. Помню луч солнечного света, режущий воду, словно драгоценный камень стекло. Ощущение паники. Открытый рот. Я в страхе молотила руками по воде. А потом крепкие руки схватили меня за талию и потащили на поверхность, где солнечный свет ослепил меня. Он заполнил все мое существо, и это было невыносимо. Я, совершенно голая, лежу на каменистом берегу. Виолетта стоит рядом со мной, отряхивая с себя воду. Восстановив дыхание, я искоса гляжу на нее, и тут мы начинаем смеяться.

Глава третья

ДОЧЬ ПОСЛА

Камиль стоит в приемной комнате посольства Великобритании. Отдает визитку слуге, который несет карточку на серебряном подносе послу ее величества в Оттоманской империи. Кто-то догадался украсить приемную тканями разнообразных теплых тонов и ярким ковром в противовес темной и тяжеловесной мебели. Камиль подходит к небольшому камину за богато украшенной металлической решеткой и с разочарованием видит, что тот не горит. Судья никак не может согреться после пребывания в старом холодном здании, за стенами которого стоит жаркий летний день. Его внимание привлекает большая, выполненная маслом картина над каминной полкой, изображающая, как ему представляется, сцену из классической мифологии: обнаженный юноша пытается обнять привлекательную и также нагую девушку, которая отстраняется от него. Небольшие повязки едва прикрывают их чресла. У женщины округлые и крепкие, как столбы, ноги, так что она кажется сильнее субтильного изнеженного юноши, домогающегося ее. Маленькие полные губы улыбаются, ярко-розовые твердые соски и красные щеки свидетельствуют о том, что она возбуждена. Камиль гадает, каким может быть результат такой «схватки».

Он с грустью думает о своих немногочисленных любовных похождениях: французская актриса, выступавшая в течение одного сезона в театре Мецкур; юная рабыня-черкешенка, которой он со временем дал денег на приданое, с тем чтобы она могла заплатить откупную, стать свободной и выйти замуж за молодого человека из низов. Он думает о ней. Ее длинные белые ноги сливаются с ногами нимфы на картине. Интересно вспоминает ли она его когда-нибудь? Пылинки кружатся в слабом солнечном свете, проникающем из-за тяжелых гардин сливового цвета.

За спиной судьи открывается дверь. Камиль вздрагивает, но сразу не поворачивается. Внезапно к нему приходит понимание того, почему ислам запрещает любое изображение человека. Как странно вывешивать такое провокационное произведение искусства в комнате для приема посетителей. Свет в помещении стал чуть ярче. Как долго он уже ждет?

Старый слуга стоит в дверях и пристально смотрит куда-то поверх левого плеча Камиля. Может быть, он видит там ангелов, которые сидят на плечах каждого мусульманина, один на левом, другой на правом, или же его взгляд прикован к обнаженной женщине на картине. Не самодовольная ли улыбка кроется в уголках рта лакея? Возможно, его веселит то, что он заставил мусульманина томиться в одной комнате с обнаженной девушкой. Камиль полагает, что в здание есть и другие, более скромно украшенные приемные комнаты. Определенно сюда не приводят посетительниц. Усилием воли он сдерживает раздражение. Вспоминает других лакеев, виденных им в Англии, вышколенных до такой степени, что в них не осталось ничего человеческого. Судья уважает европейскую науку и технику, однако европейцам еще многому стоит поучиться у османцев.

Паша стоит, намеренно не замечая слугу, держа руки за спиной. Ни тени улыбки на его лице.

— Посол примет вас, сэр.

Камиль уверен, что произнесению слова «сэр» предшествовала небольшая пауза. Дворецкий ведет Камиля по белым мраморным плитам через гулкий зал с арочными сводами и наверх по чудесной извилистой лестнице. Следуя за ним, паша любуется фресками и пытается проникнуть в суть темных, покрытых лаком картин на стенах. Нахмуренная королева Виктория с зажатой в жесткий воротник шеей смотрит вдаль над его головой. Они вывели целую породу лакеев, думает он, бескровных существ. Как только их пустили в эту яркую, веселую, живую страну? Вспоминает чистую логику учебников, по которым учился в колледже, и вздыхает. «Возможно, нас ждет такое же будущее», — мрачно размышляет паша. Хаос побеждается порядком.

Слуга стучит в массивную, богато украшенную золотом дверь. Услышав ответ, открывает ее и делает шаг в сторону. Камиль входит. Дверь со щелчком закрывается за ним.


В кабинете посла еще холоднее, чем в приемной, несмотря на то что за окном, завешенным плотными бархатными шторами, стоит страшная жара. Камиль сдерживает дрожь и пересекает обширный золотисто-голубой ковер, двигаясь по направлению к огромному письменному столу, по сравнению с которым человек, сидящий за ним, кажется карликом. Посол встает и идет навстречу судье, неспешно передвигая длинные ноги. Он гораздо выше ростом, чем кажется, когда сидит за своим похожим на корабль столом. Бросается в глаза его болезненная худоба — отлично сшитый темный костюм просто висит на нем. Удлиненное благородное лицо лишено всякой выразительности. Густые бакенбарды практически скрывают щеки, делая лицо еще более узким. Камиль вспоминает, что англичане называют такие баки «бараньи ребрышки». Причина ему непонятна. Когда посол подходит вплотную к судье, тот видит, что его нос и щеки темно-красного цвета. Маленькие глаза водянисто-синие. Посол часто моргает, потом протягивает костлявую руку Камилю, и тот, довольный таким проявлением учтивости, с улыбкой пожимает ее. Ладонь суха, как бумага, и совершенно вялая. Посол тонко улыбается. Его дыхание источает такой же запах сырости, как и весь кабинет.

— Чем могу служить, судья? — Он показывает рукой на обитое кожей кресло, а сам вновь садится за стол.

— Я пришел по серьезному делу, сэр, — говорит Камиль по-английски с заметным акцентом. — Сегодня утром обнаружен труп женщины. Мы полагаем, что она может быть одной из ваших подданных.

— Труп женщины, вы говорите? — Посол нервно ерзает в кресле.

— Нам необходимо знать, есть ли сообщения о пропавшей англичанке, сэр. Нас интересует невысокая блондинка, около двадцати лет от роду.

— Почему происшествием занимаются турки? — бормочет посол, как бы обращаясь к самому себе. Потом бросает недоуменный взгляд на Камиля и приподнимает губу, обнажая желтые зубы. — От чего она умерла?

— Убийство, сэр.

— Что? — Посол удивлен. — Что ж, это другое дело. Ужасно. Ужасно.

— Мы пока точно не знаем, англичанка ли она, и нам неизвестны обстоятельства гибели. Надеюсь, вы поможете мне в расследовании.

— Почему вы считаете, что она наша подданная?

— Мы этого не утверждаем. Но она христианка. На шее висел крестик. И, судя по драгоценностям, она из богатой семьи.

— Во что одета женщина? По одежде можно определить национальность человека.

— Но ее нашли голую.

— О Боже! — Посол краснеет. — Тогда речь идет о гнусном преступлении.

— Возможно, это не то… о чем вы подумали. На теле нет следов борьбы. Найден также кулон с надписью. Он у меня с собой.

Камиль опускает руку в карман пиджака и достает небольшой пакет, завернутый в холщовый носовой платок. Развязывает его и кладет содержимое на стол.

— Крестик и золотой браслет принадлежали ей.

Посол вытягивает шею и кончиками пальцев пододвигает к себе платок. Потом берет золотой браслет и взвешивает в руке.

— Отличная работа. — Он осторожно кладет браслет и прикасается к изогнутому, покрытому эмалью кресту костлявым пальцем. — Где же надпись?

— Внутри кулона.

Посол берет маленький круглый серебряный шарик, открывает его и осматривает две половинки.

— Ничего не вижу. — Он вновь кладет кулон на платок. — Что там написано?

— На одной стороне печать султана Абдул-Азиза, а на другой что-то вроде идеограммы.

— Интересно. Что бы это могло значить?

— Не имею понятия, сэр. Вы узнаете вещи?

— Что? Нет. Я не разбираюсь в женских драгоценностях. Но есть человек, который знает в них толк. Моя дочь. Хотя она и не заслуживает того, чтобы носить украшения. Вся в мать. — Посол умолкает, его лицо кажется застывшей маской, только он постоянно моргает. — Вся в мать, — повторяет он.

Камиль чувствует себя неловко. Нельзя говорить так откровенно с посторонним о родственниках. Все равно как если бы посол втащил жену в комнату абсолютно голую.

— Теперь она все, что у меня осталось. — Посол медленно качает головой, рассеянно взвешивая на руке кулон.

Судья подыскивает подобающие слова соболезнования, однако в английском языке так мало стереотипных фраз для выражения чувств. На турецком он знал бы, что следует сказать. На персидском и арабском тоже. Как говорят французы, язык для выражения значительных событий должен изобретаться всякий раз, когда они случаются.

— Я очень сожалею, господин посол. — Фраза представляется Камилю чрезвычайно легковесной. Турецкая формулировка «Мир тебе» кажется ему наиболее приемлемой в данном случае, однако он не знает, как перевести ее должным образом.

Посол жестом приказывает ему замолчать, а затем снимает со стены за креслом позолоченный колокольчик и звонит. Мгновенно в кабинет входит слуга. Создается впечатление, что он стоял и подслушивал все это время за дверью.

— Сэр?

— Пожалуйста, пригласи сюда мисс Сибил.


Через несколько минут слышится шуршание шелка, и в кабинет входит полная девушка. Останавливается на пороге. На ней кружевное платье цвета индиго. Жемчужина в виде звезды на золотой цепочке покоится на шее, еще две такие же сверкают в серьгах. Светло-каштановые волосы создают ореол вокруг головы. У девушки мелкие черты, а само лицо круглое — очень простое. Однако выражение мечтательности в широко расставленных фиалковых глазах придает ему некое благородство. Она напоминает Камилю плотную, но идеально пропорциональную орхидею гимнадению, растущую в лесах поблизости от Стамбула. Чашелистик орхидеи сгибается вниз от скромного розового капюшона, издающего сильный аромат.

В ярком облике девушке чувствуются какая-то грусть и смирение. Двигается она с легкостью хорошо обученного слуги.

— Вы звали меня, отец?

Камиль поспешно встает и кланяется. Посол манит дочь рукой:

— Сибил, дорогая. Это судья Камиль-паша. Он говорит, что найдено мертвое тело. Обстоятельства довольно странные. Пусть он сам расскажет. — Взгляд посла скользит по бумагам, лежащим на столе.

Сибил вопросительно смотрит на Камиля. Она мала ростом по сравнению с ним, едва достает ему до плеча. Фиалковые глаза пристально и с любопытством рассматривают его.

— Мадам, — произносит он и низко кланяется. — Садитесь. Прошу вас.

Она садится в кресло напротив. Посол принимается перелистывать дипломатические депеши.

— Что вас интересует? — У нее нежный мелодичный голос, напоминающий шум воды в ручье.

Камиль испытывает некоторую неловкость. Он не привык говорить о таких вещах с дамами. Надо подумать. Как можно смягчить сообщение о происшествии?

Она наклоняет голову и говорит, поощряя его:

— Пожалуйста, скажите мне, в чем суть проблемы. Кого вы нашли?

— Мы нашли мертвую женщину. — Он бросает на нее быстрый взгляд, пытаясь понять, какое впечатление произвели его слова на дочь посла. Она побледнела, но на вид совершенно спокойна. Он продолжает: — Мы полагаем, что она подданная иностранной державы. Мне поручили вести это дело, так как не исключено, что женщину убили. В данный момент мы пытаемся установить личность погибшей.

— Почему вы думаете, что ее убили?

— Девушка утонула. Такое нередко случается на Босфоре по причине сильных подводных течений. Однако ранее ей дали наркотики.

— Наркотики? Могу я спросить, какие именно?

— Мы считаем, что ее опоили белладонной. Мне кажется, вы называете ее «сонной одурью».

— Понятно. Белладонна, — размышляет Сибил. — Она применяется как снотворное?

— Воздействие гораздо сильнее, часто она просто парализует. В таком состоянии человек может утонуть даже в луже.

— Ужасно. Бедная женщина. Что еще вы можете сказать о ней? Во что она была одета?

— Ее нашли без… — Камиль умолкает, не зная, что говорить дальше.

— Без одежды? — Лицо девушки розовеет.

— Тело нашли в Босфоре через несколько часов после смерти. Возможно, течение виновно в том, что на ней ничего не было, хотя это маловероятно.

— Но зачем же исключать такую возможность? Вы сами говорили, что течение там очень сильное.

Камиль некоторое время обдумывал свои слова.

— Одежду европейских женщин не так легко привести в беспорядок.

Посол поднимает от бумаг встревоженное лицо.

Глаза Сибил изумленно сверкают. Потом она говорит тихим голосом:

— Как печально. Вы говорите, она совсем молодая?

— Да, немногим больше двадцати лет. Маленькая, стройная, светловолосая. При ней нашли драгоценности. — Судья берет платок, все еще лежащий на столе посла. — Вы позволите?

— Да, я взгляну. — Кожа Сибил приобрела цвет пергамента, а на носу проступила россыпь крошечных веснушек.

Девушка наклоняется и берет у Камиля сверток. У нее полные руки с ямочками на суставах пальцев, которые сужаются, образуя округлые, просвечивающие, как морские раковины, ногти. Она кладет пакет на колени и разворачивает его.

— Бедная женщина, — бормочет Сибил, поглаживая по очереди каждую вещицу. Потом берет крестик и хмурит брови.

— В чем дело? — оживляется Камиль.

— Я видела его раньше, вот только не помню, где именно. На каком-то вечернем приеме в одном из посольств. — Она поднимает глаза: — Что еще вы можете сказать о ней?

— Короткие волосы, на левом плече большая родинка.

— Да, конечно! — Сибил изменяется в лице. — Какой ужас!

Судью охватывает волнение. Сибил знает покойную.

Посол бросает взгляд на дочь, потом переводит его на Камиля. Смотрит на судью с неодобрительным выражением лица и вздыхает.

— Послушай, Сибил, дорогая… — Он не встает из-за стола, теребя пальцами бумаги.

Камиль подходит к креслу девушки:

— Сибил-ханум.

Он осторожно берет сверток из ее рук и обворачивает его другим носовым платком, который достает из кармана. Тонкие пальцы девушки нервно скручивают льняную ткань, потом она прикладывает платок к глазам. Камиль никогда не пользуется носовыми платками по их прямому назначению, считая это отвратительной европейской привычкой. Он находит другое применение для квадратного куска чистой ткани.

— Простите, Камиль-паша.

Судья вновь садится и выжидающе смотрит на нее.

— Это, наверное, Мэри Диксон.

— Кто она, дорогая? — спрашивает посол.

— Ты должен помнить ее, отец. Мэри служила гувернанткой у внучки султана Абдул-Азиза, Перихан.

— Да, Абдул-Азиз. Неврастеник, покончивший жизнь самоубийством. Не пережил того, что реформаторы свергли его. Нелегко перенести такое человеку, единолично правившему страной в течение пятнадцати лет. Он попросил у матери ножницы, чтобы подровнять бороду, и вскрыл ими себе вены. — Посол рассматривает свою ладонь, затем переворачивает ее и изучает тыльную сторону. — У него ничего не осталось. Несколько комнат в наследственном дворце.

Посол поднимает взгляд на Камиля и улыбается, показывая ряд неровных желтых зубов.

— Прошло уже десять лет. Несчастье случилось в 1876 году, не так ли? В июне, насколько я помню. Странно, что он задумал совершить самоубийство в теплый прекрасный день. Хороший был человек, черт побери. — Он отодвигает бумаги на край стола, а потом его лицо вдруг выражает недоумение, будто он что-то потерял. — С его преемником вам тоже не повезло, верно? — продолжает он. — Говорят, Мюрад — горький пьяница. Я так и не успел ни разу встретиться с ним. Через три месяца правления у него произошел нервный срыв. Похоже, он чего-то очень боялся. — Посол тихо смеется. — Не могу понять, почему реформаторы хотят вновь посадить его на трон. Наверное, потому, что он покладистый парень.

Камиль избегает смотреть в голубые глаза, взгляд которых направлен на него в упор. Он критически относится к правительству, однако его оскорбляют непочтительные замечания посла.

Неожиданно раздается веселый голос Сибил:

— Не хотите выпить чаю, Камиль-паша?

Глава четвертая

ПЯТНАДЦАТОЕ ИЮНЯ 1886 ГОДА

«Дорогая Мейтлин!

Надеюсь, у тебя все хорошо, ты здорова и весела. Я уже несколько недель не получала от тебя писем. Понимаю, что путь от Эссекса до Стамбула неблизок и всякое может случиться с посланием. Тем не менее меня очень беспокоит отсутствие новостей от тебя, дорогая сестра. Молюсь о том, чтобы у тебя, Ричарда и моих любимых племянников, Дика и Нейта, все было хорошо. Представляю вас всех сидящими в саду и пьющими чай с пирожными или играющими на лужайке в бадминтон, живую и веселую игру, которой мы так увлекались в детстве. Как правило, побеждала упрямая Мейтлин.

Жара сводит меня с ума. Воздух раскален. Ни ветерка. Такая погода стала причиной ряда пагубных событий, которые встревожили нас всех. Самое печальное из них — убийство Мэри Диксон. Она служила гувернанткой во дворце. Уверена, что упоминала о ней в письмах к тебе. Девушка прибыла сюда около года назад. Я знала ее не слишком хорошо — она была замкнута, — тем не менее весть о ее гибели шокировала меня. Похоже, она утонула. Эта ужасная трагедия напомнила мне о смерти на воде другой гувернантки, Ханны Симмонс, восемь лет тому назад. Убийцу так и не нашли. В результате начальника полиции обезглавили. (Принимая во внимание тот факт, что мы находимся на Востоке, я вынуждена добавить, что употребляю это выражение в переносном смысле.)

Старшего офицера сменил весьма разумный человек по имени Камиль-паша. Его отец тоже паша, что-то вроде лорда, некогда был губернатором Стамбула. Но Камиль-паша не полицейский, а судья, представитель новой юридической системы, внедренной турками несколько лет назад по европейскому образцу. Представь, он учился в Кембридже. В любом случае на сей раз делом занимается гораздо более способный человек. Старый начальник полиции слыл отъявленным скрягой. Однажды он пришел навестить мать вскоре после моего приезда. Неприятный человек в поношенной феске, как будто смятой в драке. Неужели он не мог сменить головной убор? По сравнению с ним Камиль-паша выглядит вполне представительно.

Бедная Мэри. Месяц назад она приходила к нам на первую в году садовую вечеринку. Стояла чудесная ночь с огромной луной, заполнившей собой весь горизонт. Я отлично помню бедняжку в саду. Она беззаботно болтала с гостями. Производила впечатление маленькой хрупкой блондинки, которую, казалось, вот-вот унесет порывом ветра. Полагаю, некоторые мужчины находят таких слабых женщин привлекательными. Впрочем, Мэри носила короткую прическу на феминистский манер. Сейчас у меня ноет сердце, когда я вспоминаю ее громкий смех. Тогда мне хотелось сесть рядом с девушкой и объяснить ей нравы османского общества, чтобы она не преступала заведенные здесь нормы морали и держала себя в рамках приличий.

Мадам Россини, жена итальянского посла, отличающаяся острым язычком, подошла ко мне и сообщила довольно едко, что Мэри, кажется, ссорится с турецким журналистом Хамзой-эфенди. Как будто я должна была сразу же помирить их. Я ответила, что, по моему мнению, они просто оживленно разговаривают и, возможно, спорят о политике. Мэри придерживалась твердых убеждений и, похоже, любила устраивать всякие провокации. Разве не замечательно, что гнев и радость порой сливаются в одно неразделимое чувство? Только я в любом случае всегда являлась сторонницей умеренности. Никогда не стоит переходить определенную черту. Но давать подобный совет бедной Мэри в ту пору было уже слишком поздно. Я, разумеется, не хочу сказать, что она спровоцировала кого-то на убийство. Просто она отличалась очень неуравновешенным нравом.

Кузен Берни шлет вам наилучшие пожелания. Я уже несколько месяцев с удовольствием провожу время в его компании, и мне совсем не хочется расставаться с ним. Он часто приходит к нам на ужин. Остроумные речи Берни просто дар небес, так как отец не выносит их и покидает комнату. За исключением походов в оперу, однако, мне редко удается заставить Берни сопровождать меня на прогулках. Он все время занят поиском материалов для своей книги об отношениях между Оттоманской империей и Дальним Востоком. Район Пера гудит как улей, и мне не хочется выходить туда без сопровождения. Приходится пока довольствоваться мадам Россини и ее близкими родственниками. В любом случае Берни просил меня передать тебе и Ричарду, что, несмотря на ряд неудач, он продолжает работать над своим проектом и собирается закончить его еще до конца года.

Получила ли признание у докторов твоя работа в клинике, после того как ты в полной мере продемонстрировала свое умение во время эпидемии? Я полагаю, нежелание врачей поручать тебе серьезных больных следует отнести к подозрительности, с какой они относятся к французам, в чьих больницах ты обучалась, а также к негативному мужскому представлению о женских способностях. Дорогая, тебе необходимо проявить настойчивость. Ты всегда хотела стать врачом и много вытерпела, приобретая необходимые навыки, хотя и не добилась формального признания. Надо показать пример другим женщинам. Я так восхищаюсь тобой! О, если бы я обладала хотя бы долей твоего таланта!

Я прилагаю все усилия, дабы помочь отцу. Каким же ребенком я была, когда приехала в Стамбул! Тебе следует знать, что папа потребовал продлить срок своего пребывания в столице. Он совершенно не заинтересован в возвращении в Англию и останется послом по крайней мере еще на год. Меня печалит то обстоятельство, что ни у него, ни у меня нет возможности узнать Дики и Нейта. К нашему возвращению они уже станут взрослыми мужчинами! Однако я не вижу никакой альтернативы. Мне нужно находиться рядом с отцом, пока он не окрепнет и не сможет вернуться домой. В настоящее время папа покидает библиотеку лишь для того, чтобы заняться насущными делами. Когда они бывают связаны с поездкой в отдаленные уголки империи, он становится особенно беспокойным, сводя с ума слуг и заставляя их без конца проверять и перепроверять багаж и бумаги. Так что, как видишь, он все еще нездоров. Я считаю, что его болезнь стала следствием нервного потрясения после смерти матери. Папа до сих пор не может прийти в себя. Здесь по крайней мере он занят делами, а у британского посла забот всегда хватает.

Султан Абдул-Хамид обижен тем, что наше правительство хочет отнять у него египетскую провинцию, народ которой сейчас бунтует. Он называет присутствие наших войск оккупацией и, озлобившись, пригласил ко двору немецких советников, надеясь выставить нас вон, как будто такое возможно. Османцы нуждаются в поддержке англичан. Если бы мы не вмешались после проигранной турками войны с Россией восемь лет назад и не настояли на подписании мирного договора в Сан-Стефано, султану пришлось бы отдать противнику гораздо больше земель. А так он отделался несколькими пыльными провинциями в Анатолии. Отец годами пытается убедить турок, что мы печемся об их насущных интересах. Мы хотим сохранить Оттоманскую империю, которая должна стать буфером против России, жиреющей за счет соседей. Ты помнишь, как королева Виктория послала перевязочные материалы турецким войскам, когда они сражались с русскими. Какие еще доказательства дружбы нужны султану?

Присутствие Берни навеяло воспоминания о чудесных летних днях, проведенных вместе, когда дядя Альберт и тетя Грейс привозили его, чтобы познакомить с британскими кузенами. Звуки и картины тех дней соединяют меня и с тобой, моя дорогая сестра. Молю, не болей и передай мою любовь и наилучшие пожелания твоему мужу и моим драгоценным племянникам. Поздравляю Ричарда с назначением на должность министра.

Я заканчиваю письмо. Багряники цветут под моим окном в районе Пера. Босфор сверкает, словно чешуя спящего дракона. Как видишь, замечательное лето принесло нам немало волнений. Наш жизненный путь так сложен, дорогая Мейтлин, и всегда полон неожиданностей. Кто мог подумать в те дни, когда мы детьми играли в догонялки на лужайке, что когда-нибудь я буду писать тебе из такого места, которое османцы называют обителью блаженства? Или что Мэри найдет здесь свой конец? Возможно, восточные люди правы, постоянно подчеркивая то обстоятельство, что все мы находимся в руках судьбы, чьи скрижали пишутся на нашем челе еще до рождения.

Желаю тебе, дорогая сестра, а также всей нашей семье прямой жизненной дороги, ведущей к приюту блаженства.

Твоя любящая Сибил».

Глава пятая

МОРСКАЯ ХАМАМ

Мишель стоит на пороге кабинета Камиля, слегка расставив ноги и опустив руки, как борец, готовый к схватке с противником. Судья поднимает на него взгляд и откладывает в сторону бумаги, которые изучал с хмурым видом. Он делает знак рукой, приглашая Мишеля сесть в удобное кресло.

— Два торговца лечебными травами на египетском базаре продают сушеные цветы, — сообщает врач, подаваясь вперед и кладя руки на колени. — Не белладонну, но родственное растение, датура страмониум. Симптомы почти те же. К сожалению, торговля этим товаром идет очень бойко. — Лицо Мишеля искажает гримаса недовольства. — За прошлый месяц по меньшей мере четыре человека купили его, три женщины и старик. Есть и другие способы добывать цветы. Они растут прямо за стенами города.

Камиль неподвижно сидит за письменным столом, отполированное красное дерево которого проступает местами среди груд писем и досье. Он барабанит пальцами по столу.

— Я выследил этих двух женщин, — продолжает Мишель. — Они повивальные бабки и пользуются травами для лечения бронхиальных заболеваний. Старик также страдал от сильного кашля.

— Значит, тут искать нечего.

— Выяснилось кое-что еще. Одна из женщин купила большую партию растения. Она продавала его разным семьям в районе Шамейри за неделю до убийства.

— Есть подозреваемые?

Мишель хмурится:

— К сожалению, нет. Мои люди проверили все дома и опросили соседей. Они подтвердили, что кто-то из жителей заболел на прошлой неделе. Это не значит, что неизвестный нам человек не мог воспользоваться травами для иных целей, однако такое представляется маловероятным. Мы имеем дело с простыми деревенскими семьями, которые вряд ли были связаны с англичанкой.

— Каким образом применяется это зелье?

— Мы предполагаем, что покойная выпила отвар. Сушеные цветы также можно курить, но тогда эффект не столь значителен и не ведет к расширению зрачков. Семена растения ядовиты, однако нет никаких признаков того, что девушка умерла перед тем, как ее бросили в воду. Возможно, наркотик подмешали ей в чай. Жаль, что мы не можем заглянуть в содержимое ее желудка, — бормочет он.

— Где могла англичанка пить чай? И с кем?

— Только не в деревне. Невозможно общаться с местными жителями, не зная их языка.

— Значит, события снова разыгрывались в Шамейри. Обе женщины — английские гувернантки. — Камиль проводит пальцами по пятнам солнечного света на столе. — Интересно, кто-нибудь в семье Исмаила-ходжи говорит на английском языке? — Он поднимает взгляд. — Как насчет его племянницы?

— Янан-ханум?

— Она находилась там, когда нашли тело Ханны Симмонс. Конечно, в то время она была ребенком. — Камиль сжимает губы. — Девушке приходилось несладко. — Он сочувственно качает головой.

Мишель не обращает внимания на слова судьи.

— Девушку скорее всего учили домашние учителя, как и всех женщин ее класса. С ней занималась гувернантка-француженка, однако не исключено, что она также изучала английский. Ее отец один из тех современных политиков, которые сделали головокружительную карьеру в обществе.

— Кажется, он служит в министерстве иностранных дел.

— Да.

— Но девушка живет со своим дядей в Шамейри, а не в доме отца.

— Мать переехала к брату, ходже, когда ее муж взял вторую жену. Он ведь реформатор, — язвит Мишель, — и лицемер. Новое — это хорошо забытое старое.

— Настоящий безумец. Две жены. — Камиль недоверчиво качает головой. — Да это же просто самоубийство.

Они натянуто смеются.

— Достигнув зрелого возраста, Янан-ханум переехала в город, в дом отца. Место весьма уединенное и не подходит для девушки на выданье. Однако после неприятностей, случившихся с ней в нынешнем году, она вновь вернулась в Шамейри.

— Стамбульское общество очень злопамятно. Бедняжка. Интересно, как она сейчас живет.

— Она уехала. Вчера я опрашивал жителей деревни. Люди говорят, что три дня назад с ее служанкой произошел несчастный случай. Она поскользнулась, упала в пруд за домом и чуть не утонула.

— Женщины должны учиться плавать, — раздраженно фыркает Камиль. — Как раз на прошлой неделе мне рассказали о двух семнадцатилетних девочках, утонувших в мелком ручье. Одна упала в воду, а вторая пыталась ее спасти. Обе впали в панику и утащили друг дружку на дно. Абсурдно не учить женщин простейшим навыкам, необходимым для выживания.

— Янан-ханум вытащила служанку из воды, — продолжает Мишель, — однако та потеряла зрение. Должно быть, ударилась головой о камень. Янан-ханум теперь находится на пути к своим родственникам, живущим в Париже. Уехала вчера утром. Очевидно, она собирается учиться за границей.

Камиль размышляет, перебирая в руках четки.

— Интересно. Кто-то из них знал Мэри Диксон.

— Совпадение? — предполагает Мишель.

— Я не верю в совпадения, — бормочет Камиль.

— Если в Шамейри узнали о смерти англичанки, девушка просто могла не перенести две трагедии подряд.

— Вероятно. Однако мне все равно хотелось бы поговорить с ней. Кто сейчас остался в Шамейри?

— Только ее дядя, Исмаил-ходжа, кучер, садовник и несколько приходящих слуг.

— Трудно представить, чтобы кто-то из них пил чай с английской гувернанткой, а тем более давал ей наркотик. — Камиль качает головой. — Что еще расположено вблизи Шамейри?

Мишель встает и в раздумье мерит комнату шагами. Полы халата облегают мускулистые ноги. Внезапно он замирает на месте.

— Интересно…

— Что?

— Морская хамам. Она находится ниже Эмиргана, к северу от Шамейри.

— Да, я слышал о ней. — Камиль задумывается. — Она находится на молу над самой водой, так что люди могут плавать там нагишом.

— Скорее не плавать, а барахтаться. Ведь Эмирган — это женская баня.

— Но что навело тебя на мысль о морской хамам?

— Там удобно устраивать встречи без свидетелей. Ночью баня закрывается, однако попасть туда не составляет труда. Насколько мне известно, ею не пользовались с прошлого года. Обычно она открывается только в середине лета. Поблизости стоят лишь несколько вилл и находятся рыбацкие поселения. Никто из обитателей не помнит никакой англичанки.

Мишель открывает дверь в переднюю, откуда доносятся людские голоса. Они с Камилем протискиваются сквозь толпу судебных исполнителей, просителей, клерков и выходят из каменного одноэтажного здания суда на оживленную Гран рю де Пера. По бульвару с лязгом движется запряженный лошадьми экипаж, везущий матрон из новых северных пригородов в центр за покупками. Друзья ждут своего кучера, а Камиль тем временем обозревает утреннюю суматоху самого современного квартала Стамбула. Ремесленники, балансируя на ходу, несут медные чаны с горячей едой и подносы с дымящимся чаем, спеша к покупателям, поджидающим их в магазинах и гостиницах. Грохочут по булыжной мостовой доверху набитые тележки торговцев. Тутовое дерево, зеленые сливы, ковры, металлические изделия. Продавцы гортанными криками расхваливают свой товар. В витринах магазинов выставлены напоказ свежие продукты. Камиль знает, что шум и крики раздаются среди руин древнего Константинополя. Так по-прежнему называют город многие его обитатели. Следы столицы Восточной римской империи все еще отчетливо видны повсюду. В одном из концов Пера находится кладбище под обширным балдахином кипарисов, где люди прогуливаются и устраивают пикники подле старинных высоких надгробий. Вдоль бульвара в ряд выстроились здания посольств, окруженные пышными садами. С запада Пера смотрит на воды бухты Золотой Рог. На закате солнце красит море в золотисто-огненный цвет. На востоке город стремительно опускается, открывая Босфор и тот треугольник водной глади, где встречаются пролив и узкая морская полоса, чтобы, соединившись, стремительно нестись в Мраморное море. Вниз по холмам волнами сходят каньоны каменных жилых домов и старые деревянные постройки, соединенные аллеями, кружащими среди остатков византийских и генуэзских стен, башен и арок. А там, где склоны особенно круты, дороги превращаются в широкие лестницы.

Камиль и Мишель направляются навстречу ветру на север в открытом фаэтоне. Путь долгий, пыльный, извилистый, и пролег он через холмы над Босфором. Но кучер отлично знает дорогу и без устали погоняет лошадь. Взгляд Камиля скользит по краю леса. Он высматривает знакомые ему по форме и цвету растения. Судья пытается вспомнить их латинские ботанические названия. А пальцы поглаживают теплый янтарь, лежащий в кармане.

Если ему не удастся раскрыть преступление, придется докладывать о своей несостоятельности министру юстиции Низам-паше. В первый четверг каждого месяца Камиль обязан стоять со сложенными на груди руками и опущенными глазами в продуваемом сквозняками приемном зале и ждать разрешения приступать к докладу. А Низам-паша, сидя со скрещенными ногами на высоком диване, слушает его в зловещей тишине, пронзая непроницаемым унылым взглядом. Когда Камиль заканчивает свою речь, Низам-паша свистом подзывает к себе помощника, после чего небрежным жестом руки отпускает Камиля, изображая на лице такую гримасу, будто съел какую-то гадость.

Только однажды министр разговаривал с Камилем напрямую. Во время первой аудиенции.

— Не надейся на плащ своих предков. Пред ликом падишаха ты абсолютно гол. Так не разочаровывай же его.

Низам-паша ходит с докладом непосредственно к самому султану, однако он лишь одна артерия среди многих других, через которые кровь в виде информации поступает в сердце империи. Тайная полиция — вот не знающие сна глаза султана. Они наблюдают и подозревают, оставаясь невидимыми ни для кого, кроме нескольких избранных лиц во дворце. Они шпионят за обычной полицией, за судьями, а также за всеми должностными лицами государства.

Камиль понимает, что, будучи пашой и сыном паши, он тем не менее вовсе не защищен от тайной полиции, которая казнит не только неугодных ей людей, но и всех членов их семей. Перед его глазами проходят образы несчастной, но не сломленной сестры Фариды и ее маленьких дочерей. Он видит молчаливого, ушедшего в себя отца, живущего лишь воспоминаниями об умершей жене. Камиль понимает, что идет по узкой и весьма опасной тропе. Занимаясь юридической и научной деятельностью, следует остерегаться необдуманных политических высказываний. Надо быть крайне осторожным в такое смутное время.

Султан становится все религиознее, потакая влиятельным шейхам и вождям исламских братств, однако ходят слухи, что даже в близком кругу падишаха есть сторонники парламентской формы правления и модернизации ислама в соответствии с научным прогрессом и духом времени. Эти люди успешно внедрили новую юридическую систему и отняли власть у прошедших религиозное обучение судей-кади, передав ее мировым судьям, таким молодым людям, как Камиль, получившим светское образование. Религии они предпочитают науку и логику. В новых судах мировые следят за ходом раскрытия дел и вступают в полемику с государственными чиновниками. Всевластным в прошлом кади теперь позволяют вести лишь мелкие дела по разводам и о правах наследования, хотя за ними все еще остаются места в Меджлис-И-Тахкихат, то есть в суде расследования, верховном законодательном органе стамбульской провинции. Неудивительно, размышляет Камиль, что такие люди, как Низам-паша, учившиеся в религиозных медресе и не говорящие на европейских языках, чувствуют угрозу, исходящую от новых образованных судей.

Камиль с симпатией смотрит на своего соседа по фаэтону. Мишель помог ему распутать много сложнейших дел. Настроение повышается при воспоминании о том, как они вместе часами слушали песни на древнем еврейском наречии и итальянские кантос в крошечных клубах, запрятанных в аллеях Галаты. Мишель был его гидом по колоритному, но изолированному миру иудейской общины. Евреи и христиане в Стамбуле — это купцы, банкиры, врачи и художники. Одним словом, бьющееся уже сто лет международное сердце империи. Хотя на самом деле евреи проникли сюда еще до создания Оттоманской империи. Султаны давали приют беженцам и милостиво заботились о них, ценя образованность и сообразительность. Евреям-сефардам, изгнанным в 1492 году из Испании королевой Изабеллой и королем Фердинандом, султан Баязед позволил селиться на территории империи, оказывая им свое покровительство. Однажды он сказал: «Как можно назвать мудрым и справедливым монарха, который обедняет свою страну и обогащает мою?»

Потомки евреев, живущих в Стамбуле, такие как Мишель, все еще говорят на ладино, языке беженцев.

Свободные дни Камиль и Мишель проводят в том самом кафе, где они случайно встретились вновь годы спустя после окончания школы, и обсуждают последние открытия в мире медицины, науки и техники. Эти сведения черпаются ими из книг, которыми торгуют во дворе за Большим базаром. Очень жаль, что молодой врач не разделяет интереса судьи к ботанике. Мишеля более занимают лечебные травы.

Спустя некоторое время Камиль откидывает голову на обитый кожей подголовник и позволяет себе предаться воспоминаниям. Он представляет себе Сибил, осматривающую драгоценности погибшей женщины. У нее полные руки, все в ямочках, как у ребенка. Камиль удивлен, с какой нежностью он думает о ней. И вдруг до него доходит, что перед ним руки его матери.

* * *

Под громкие крики чаек они едут по скрипучему молу к небольшой постройке. Босфор здесь принес на берег немало грубого темно-коричневого песка и камней. Морская баня построена на сваях над мелководьем вблизи длинной набережной. Белые стены поросли морским мхом. Дверь прикрыта, но не заперта. Внутри нет ничего ценного. Камиль открывает дверь и входит в комнату без окон. Ощущается несвежий запах давно не стираного белья и разбухшего дерева. У Босфора нет запаха. Он слишком быстр и рвет соленый ветер, как буря треплет корабельный флаг. Однако в темной комнате присутствует ощущение моря. Ее покачивает, словно каюту корабля.

Камиль останавливается на минуту и ждет, пока глаза привыкнут к темноте. Затем оглядывается по сторонам. Вход «слепой» и сделан так, чтобы никто с улицы не смог увидеть происходящее внутри помещения. Вот пустая полка для обуви. Он подходит к двери, скрытой в дальнем конце комнаты. Не слышит шагов, вошедшего вслед за ним Мишеля, но знает, что врач здесь. За дверью помост, окруженный водой. Волны с шумом бьются о сваи, на которых держится все строение.

Камиль неодобрительно щелкает языком.

— До середины лета постройка не продержится.

— Здание отремонтируют перед открытием. Иначе течение унесет дам из высшего общества в открытое море.

Во время банного сезона на помост кладут подушки, чтобы женщины могли отдыхать на них за чашкой чая. Здесь есть кабинки с дверьми, которые по желанию можно закрыть или распахнуть настежь. Хочешь — любуйся морем, есть желание — беседуй с подругами.

Они начинают методически исследовать каждую кабинку. Камиль движется по часовой стрелке, Мишель — в противоположном направлении.

— Я нашел матрас! — кричит Мишель.

Камиль подходит к нему.

Матрас дорогой. Он набит шерстью и упакован в хлопковый чехол, расшитый узорами. На высокой полке стоят два чайных стакана. Посуда дешевая и вычурная, украшена грубо намалеванными золотистыми цветами. Мишель достает свою кожаную сумку.

— Что там у тебя?

— Нам это может понадобиться. — Он берет извивающийся в его руках мешочек и извлекает из него черно-белого котенка. — Быстрая проверка. Я разведу остатки чая в стаканах, а затем капну жидкость в глаза котенку. Если зрачки расширятся, тогда мы имеем дело с дурманом.

Он водворяет котенка назад в мешочек и завязывает его.

Камиль удивлен изобретательности Мишеля и передает ему стаканы. Тот внимательно изучает их.

— Плохо, — разочарованно замечает врач, — нет никаких остатков.

Камиль смотрит за край помоста, туда, где катятся волны.

— Здесь неглубоко.

— Лучший способ избавиться от кого-то. Течение быстро унесет жертву в море.

Камиль ложится на живот и смотрит в щели между досками.

— Ты только взгляни.

Мишель становится на колени и тоже заглядывает под платформу. Внизу у основания хамам по всему периметру натянута рыболовная сеть.

— Полагаю, она здесь для того, чтобы ловить неугодных посетителей, пытающихся проникнуть в банный водоем, — с улыбкой замечает Мишель. — Ну, проверим наш улов.

Он раздевается до исподнего и опускается в прохладную воду. Холод ему, по-видимому, не страшен. Медленно и методично, без особых усилий рассекает воду мощными руками. Ныряет под настил и тянет сеть к центру, затем передает ее Камилю, сидящему на корточках. Медленно перебирая руками, как настоящий рыбак, тот рывками вытягивает сеть наверх. Мишель осторожно поддерживает ее снизу, чтобы не упустить добычу. Когда вся промокшая сеть оказывается на помосте, врач вылезает из воды и одевается. Вдвоем они развязывают сеть и проверяют «улов». Вскоре Камиль показывает на что-то белое среди скользкой коричневой морской травы, остатков разной одежды и другого мусора. Это заварочный чайник.

Крышечки нет, однако содержимое в целости и сохранности. Мишель запускает внутрь руку и достает слипшийся комок желто-зеленого вещества, разбухшего и липкого от долгого пребывания в воде. Уже нельзя определить его природу, однако это явно не чаинки обычной заварки. Мишель заворачивает комок в промасленную тряпочку.

Они кладут в сумку еще несколько найденных в воде предметов: сломанный черепаховый гребень, маленькое медное зеркальце, женский нож — его ручка из слоновой кости набухла и расслоилась, однако лезвие даже не заржавело и по-прежнему острое.

— Странно найти такую вещь в женской бане. — Камиль заворачивает нож и кладет его в сумку. — Давай теперь заглянем в помещение.

Сгорбившись, Камиль шагает по каменистому песку вокруг бани. На минуту останавливается и прислушивается. Нюхает воздух. Затем уверенно идет вперед, раздвигая спускающиеся вниз сосновые ветви. Рой мух налетает на него, он уклоняется от них, отворачивается и зовет Мишеля. У его ног лежат останки собаки.


На следующий день Камиль наблюдает за тем, как Мишель режет листья, опускает их в смесь спирта и серной кислоты, а потом подогревает состав на медленном огне.

— Придется немного подождать. Смесь должна нагреваться полчаса, а затем какое-то время охлаждаться.

Мишель сидит за столом в захламленной комнате, служащей одновременно его лабораторией и кабинетом в полицейском управлении. Большое каменное здание расположено на маленькой улочке рядом с Гран рю де Пера. Привязанный веревочкой к ножке шкафа черно-белый котенок лакает из блюдца молоко.

— Позови меня, когда закончишь. — Камиль возвращается в прихожую, садится на диван и упирается коленями в письменный стол. Вынимает из кармана папку. Завтра он выступит в качестве обвинителя по делу одного грека, который зарезал брата своей жены, когда тот попытался вмешаться в семейный спор по поводу раздела имущества. Другие члены семьи отказываются давать свидетельские показания, однако несколько соседей слышали шум и перебранку.

Убийства всегда случаются из-за собственности, думает Камиль, а не по причине страсти, как уверяют нас поэты. Страсть лишь стремление обладать кем-то или чем-то. Родители хотят владеть своими детьми, мужья — женами, наниматели — работниками, молящиеся — Богом. Самые страстные уничтожают свою собственность, таким способом оставляя ее за собой навсегда. Мир политики и торговли живет страхом потери контроля над людьми, землей, вещами. Люди верят в то, что судьба сильнее воли. Однако Камиль ставит на волю.

«Чего я боюсь? — размышляет он. — Существует ли что-то на свете, ради чего я пошел бы на убийство?» Ничего толкового не приходит ему в голову, и Камилю становится грустно. Он вспоминает тот миг, когда увидел редкую черную орхидею в своей оранжерее и какое наслаждение испытал, понюхав ее в первый раз. Перед ним возникают фиалковые глаза Сибил. Он ощущает, как обостряются чувства, как напрягаются мышцы. Дыхание учащается, паша думает: «Я не такой уж бесчувственный человек». Как будто страсть является добродетелью.

Молодой служащий кланяется и возвращает Камиля к реальности.

— Доктор-эфенди ожидает вас.

Конфузясь, судья начинает усердно собирать свои письменные принадлежности и укладывать их в узкий ящичек, который потом засовывает за кушак. К тому времени, когда служащий оставляет его у дверей кабинета Мишеля, Камиль уже полностью избавляется от мыслей о Сибил. Теперь его тело вновь чистый храм, приют воли и разума.

Мишель уже процедил листья и теперь пропускает жидкость через увлажненный фильтр. Потом переливает процеженный раствор в пробирку и добавляет туда эфир, затем взбалтывает и вновь фильтрует. Добавляет углекислый калий и хлороформ, который выделяет жидкость из раствора. В комнате стоит сильный неприятный запах химикатов, однако приятели не замечают его. Мишель выливает оставшееся вещество в колбу и ждет, пока хлороформ начнет испаряться. Счищает остаток в пробирку и разбавляет водой и каплей серной кислоты.

— А теперь исследуем полученное.

Он берет каплю раствора и помещает ее на стекло. Добавляет брома и ждет. Жидкость не меняет цвет.

— Должно быть, осадок, — бормочет Мишель.

Он пробует различные реактивы, однако жидкость не кристаллизуется. Рабочий стол уставлен пробирками и колбами. Врач поворачивается к влажной массе разрезанных листьев.

— Это не дурман. Извини. И не какой-то необычный чай. Во всяком случае, не ядовитое растение.

Камиль вздыхает. Очень жаль. Поворачивается, чтобы идти к двери, и останавливается. На полу лежит перевернутое блюдце, а рядом с ним белеет разлитое молоко. Он сгибает колени, чтобы заглянуть под стул. Котенка там нет.

— Что случилось с котенком? — спрашивает он.

Мишель резко поворачивается и смотрит на блюдце. В этот миг, прежде чем врач успевает придать лицу бесстрастный вид, Камиль видит на нем выражение вины и страха.

Глава шестая

ВОСЕМНАДЦАТОЕ ИЮНЯ 1886 ГОДА

«Дорогая Мейтлин!

Не знаю, много ли новостей отсюда доходит к вам в Эссекс. Убийство Мэри Диксон стало большой трагедией, а тут еще прокатилась волна арестов. Султан Абдул-Хамид вбил себе в голову, что члены организации «Младотурки» плетут против него коварный заговор при содействии иностранных государств, и решил пресечь их деятельность в корне. Они издают литературный журнал, в котором развивают идеи свободы и демократии, что, понятно, вызывает тревогу во дворце. В своем большинстве это прекрасно образованные молодые люди из хороших семей. Они обучались во Франции, некоторые работают переводчиками в министерстве иностранных дел и имеют доступ к зарубежным печатным изданиям. Причастность к администрации, разумеется, делает их еще более опасными для режима. Мне же весьма по душе компания молодых людей, и я приглашаю кое-кого из них на званые вечера в посольство. Мы ведем такие веселые и оживленные беседы, что даже отец забывает о своих недугах. Хотя, принимая во внимание тот факт, что молодые люди не в чести у султана, наше знакомство с ними может быть превратно понято. Тем не менее ради отца я охотно пренебрегаю недовольством дворца. Наши встречи приносят ему истинное удовольствие.

Мне самой кажется, что султану нечего бояться этих милых, умных юношей. Многие из них просто хотят, чтобы он сдержал свое обещание и даровал народу конституцию, а также возобновил деятельность парламента, который был распущен семь лет назад. Опасаться же ему надо тех, кто уже дважды пытался устроить дворцовый переворот с целью сместить падишаха и посадить на трон его старшего брата Мюрада. Законный наследник правил страной лишь несколько месяцев и был смещен по причине болезни нервов. Радикалы считают, что теперь он уже вполне здоров и склонен поддерживать демократию или по крайней мере более податлив. В любом случае султан Абдул-Хамид начал охоту как на преданных ему людей, так и на оппонентов. Он постоянно меняет членов кабинета и, по слухам, никому не доверяет. Несколько наших постоянных гостей недавно отправились в изгнание. Я просто боюсь думать о последствиях.

В довершение всех бед в город нахлынули беженцы. Теперь, когда некоторые колонии на Балканах получили автономию, до нас доходят ужасные сообщения о том, что мусульман убивают их соседи-христиане в отместку за жестокое подавление султаном мятежей. Несчастные бегут в Стамбул, центр мусульманского мира, где, как им кажется, они будут в безопасности. Теперь на улицах просто вавилонское столпотворение, слышны различные языки, видны разнообразные национальные одежды.

В городе начались беспорядки. Не волнуйся, дорогая, нас они не коснулись. Люди выступают против запрещения деятельности парламента. Нехватка продуктов и высокие цены также способствуют росту недовольства. Мы-то окружены посольствами других держав и находимся в полной безопасности. Нечему удивляться, что падишах натянул поводья, хотя трудно представить себе, от чего может пасть султанат, правящий страной уже полтысячи лет. Британская империя, разумеется, могла бы осчастливить местных жителей, как она поступила с народами Индии и Азии. Отец говорит, что такое не исключено. Я очень надеюсь на благополучный исход во имя мира. В любом случае султан не является врагом Европы. Я слышала, он очень любит театр и оперу, а также детективные романы. Только представь себе такое. Мне рассказывали, что Абдул-Хамид страдает бессонницей, так что его камердинер вечером садится за ширму и читает ему вслух всю ночь напролет. Книги переводятся для двора немедленно после их выхода в Европе. Он также занимается резьбой по дереву. Необычное хобби для правителя, не так ли? По моему убеждению, человек, любящий книги и владеющий мастерством краснодеревщика, способен навести порядок в империи. Мама находила его очаровательным, однако он более не принимает посетителей, так что у меня нет никаких шансов составить о нем свое мнение.

Но не волнуйся, дорогая сестра, я тут не скучаю. В Стамбуле есть чем заняться. В четверг вечером я иду в театр с мадам Россини. Мы будем смотреть новую французскую пьесу. А через несколько недель итальянцы устраивают ежегодную ярмарку в саду посольства. В одном из новых отелей вскоре состоится благотворительный бал. А сегодня вечером будет бал в нашем посольстве. В Стамбуле нет недостатка в развлечениях. Не подумай, что я тут умираю от скуки. К тому же я забочусь об отце. Он полностью поглощен работой, и я стараюсь помогать ему по мере сил. Отцу это очень нравится. Ну, мне пора. Надо дать указания поварам и музыкантам.

Будь здорова и передавай мои сердечные приветы всем родным. Может быть, мне все же удастся уговорить тебя приехать в Стамбул. Ты будешь удивлена роскоши и краскам Востока.

С любовью,

Сибил».

Глава седьмая

КАТЯЩИЙСЯ ЖЕМЧУГ

Я так никогда и не научилась легко скользить по воде, как это умела делать Виолетта. Наш пруд в качестве классной комнаты весьма уступал морю. Однако в итоге я стала плавать по водоему довольно свободно.

Виолетте в конце концов надоели ограниченные пространства пруда, ее потянуло на просторы Босфора. Я рассказала ей о мальчиках, которые так и не выплыли. Она хотела расспросить Халила о течении, однако я боялась задавать ему такие вопросы. У меня создалось впечатление, что он знает об уроках плавания в пруду и не одобряет их. И только полная преданность удерживала его от доноса маме о наших шалостях. Ведь Виолетта была моей служанкой, обязанной присматривать за мной. Сомневаюсь, однако, чтобы Халил утаил от матери наш поход на Босфор. Мы могли утонуть, а кроме того, если бы нас увидели там, это стало бы бесчестьем для семьи.

Виолетта топнула ногой.

— Тогда я пойду в деревню и расспрошу рыбаков. А ты трусиха, — дразнила она меня.

Я была возмущена. Молодая женщина может выйти из дома и пойти в сопровождении компаньонки только к родственникам или подруге. Ни при каких обстоятельствах она не должна разговаривать с посторонними мужчинами. Такова была моя жизнь, да и других девушек страны.

Я сопровождала маму на еженедельные приемы к знакомым дамам в Стамбуле. Жарким летом женщины, дети и слуги покидали город и переезжали в летние ялы, стоящие вдоль поросшего лесом северного берега Босфора, где было прохладнее. Они жили практически по соседству с нами, и маме не составляло труда навещать их. Летом она просто оживала. А для меня это время года означало сидение на подушках дивана в прохладных, выложенных плиткой гостиных или тенистых двориках. Я попивала черный чай из стаканов с золотистыми краями и из вежливости делала вид, будто слушаю дам, которые беседовали о своих мужьях и обсуждали положительные и отрицательные стороны будущих женихов и невест своих детей. Цветные шелковые нитки скользили меж тонких пальцев юных девушек. Они учились вышивать и готовили себе приданое. В те годы я мало вникала в суть разговоров старших. Просто лежала на диване, опершись локтем о подушку, и рассматривала интерьеры комнат. Голоса женщин служили мне легким музыкальным фоном.

Дамы носили белые сорочки, сшитые из тончайшего шелка, пышные бюсты покоились в парчовых манишках. Поверх сорочек они надевали полосатые или расписные шелковые халаты всевозможных расцветок: яблочно-зеленый, вишнево-красный, гелиотроп, желтый, как певчая птица, розовый, рубиновый. Халат подпоясывался шелковым поясом, а сверху надевалась яркая блузка с широкими разрезными рукавами. Волосы заплетались во множество косичек, украшенных ниточками жемчуга и драгоценными камнями. На голову также повязывались цветные изысканно вышитые платки, лица обрамлялись бахромой с бусами. Когда дамы ходили, бахрома слегка покачивалась у самых щек. Женщины выглядели весело, как разноцветные попугаи или нежноголосые канарейки, которых держали в причудливых клетках. Щебетание действовало на меня успокаивающе и порой даже усыпляло. Полное умиротворение. О, краткие мгновения детского блаженства!

В последующие годы девушки вроде меня почувствовали необходимость в образовании, дабы, не отставая от времени, занять соответствующее положение в меняющемся обществе. При этом мы оставались милыми, вежливыми и сдержанными. А вот те смешливые девчонки, что без удержу бегали повсюду и вели себя крайне безрассудно, неизбежно плохо кончали. Я старалась изо всех не улыбаться без особой на то нужды, особенно там, где это неуместно. Полагаю, мне удавалось сдержать себя.

Затворническая жизнь в Шамейри не способствовала приобретению навыков ведения непринужденной беседы. Я почти ничего не знала о нашей семье, за исключением того, что сообщал мне мой кузен и домашний учитель Хамза, да какими-то новостями делилась Виолетта, располагавшая своими таинственными источниками информации. Порой она говорила мне совершенно неприличные вещи. Я ничего не знала о других известных семьях. Живя в полной изоляции от мира, я не успевала следить за модой. От последних веяний мы с мамой всегда отставали по крайней мере на сезон. Раз в год, осенью, мама посылала за гречанкой, живущей в Стамбуле, которая привозила на виллу образцы тканей и брала заказы на пошив одежды. Однако к следующему лету наши обновки уже выходили из моды. То обстоятельство, что мы не держим постоянных слуг, вызывало ужас у знакомых дам. Любой уважающий себя дом должен иметь прислугу, выговаривали они матери. Это же знак определенного общественного статуса. И чем больше челяди, тем лучше и престижнее.

Некоторые зажиточные семьи держали около дюжины слуг, семьи, принадлежащие к высшему свету, — во много раз больше. Считалось необходимым поддерживать бедных. За благочестивые деяния полагается «севап», или награда Аллаха. Кроме того, спрашивали подруги у мамы, как она обходится без горничной в ночное время? Нельзя себе представить, как женщина может сама заваривать себе чай или раздеваться перед сном. Они смотрели на меня и говорили матери: «Девушка должна научиться управлять домом». Я так и не поняла, как мама относилась к отсутствию прислуги. В отцовском доме в Нишанташе хватало слуг, однако мама никогда не жаловалась на странную неприязнь к ним дяди Исмаила. Прибыв в наш дом, Виолетта стала помогать мне и маме вечерами. Сама я даже не умела заваривать чай.

Зато я довольно хорошо разбиралась в литературе и в международной политике благодаря ежедневным урокам учителя Хамзы. Долгими зимними вечерами я штудировала исламскую юриспруденцию и персидскую поэзию в кабинете дядюшки Исмаила. Свободно цитировала Коран и достаточно хорошо знала арабский. Разбиралась в приливах и отливах Босфора и имела представление о том, как нужно двигаться в воде. Не очень хорошо шила и не умела вышивать постельное белье или коврики для молитв, предназначавшиеся для приданого. Я не знала, как умирают люди, однако вскоре мне пришлось столкнуться со смертью.

Из всех времен года мне больше всего нравилась весна с цветущими вишнями и прохладными обильными дождями, а также осень, когда природа окрашивается в мармеладный цвет, летние домики пусты, а я вновь начинаю свой любовный роман с водой. Виолетта была старше меня на год и знала о мире гораздо больше, чем я, ставшая ее прилежной ученицей. В теплую погоду она расстилала ковер на поросшем мхом берегу пруда. Наплававшись вдоволь, мы прямо в сорочках ложились на ковер и открывали корзинку с едой, которую служанка приносила с собой. Ножом она снимала кожуру с груш, красных и сочных, как щеки младенцев. Если сок капал на мои руки, Виолетта нагибалась и слизывала его языком. Она разрезала черных мидий и учила меня высасывать «рассол», держа жемчужную плоть между зубами. Когда появлялись артишоки, мы по очереди срывали плотные, как кожа, внешние листья. Затем своим острым ножом она срезала внутренние листья, добираясь до самого «сердца» растения, соскребая «мех», пока артишок не становился гладким и голым. Она подавала мне лимон и щепотку соли, а я натирала ими мякоть растения. Руки кололо, однако я выполняла все указания. Своими тонкими пальцами Виолетта брала артишоки из моих скользких ладоней и погружала их в воду, насыщенную лимонным соком, а потом кипятила на переносной угольной печке. Приготовив еду, девушка кормила меня тонкими ароматными кусочками.

Виолетта не сопровождала нас с мамой во время летних поездок, так как не принадлежала к нашему классу. Ей приходилось жить в помещении для слуг. Мать считала такое положение вещей неприемлемым, ибо девушка, в конце концов, приходилась нам кровной родственницей. Я завидовала Виолетте, когда она оставалась в пустом доме, предоставленная самой себе. Представляла, как она, подобно угрю, скользит по темным водам пруда. Сама же я покоилась на диване в пестрой комнате на вилле, принадлежащей одной из приятельниц матери. Уверена, что Виолетта наслаждалась летней свободой и вовсе не думала обо мне, находясь в золотой клетке, будто певчая птичка. А я скучала и томилась ревностью.

До приезда Виолетты у меня не было настоящих друзей, за исключением, пожалуй, Хамзы, который сопровождал моего отца во время его еженедельных визитов к нам. После того как отец стал реже приезжать в Шамейри, Хамза продолжал регулярно посещать нас и привозить мне книги. Он занимался со мной в садовом павильоне, проверяя, что я усвоила за неделю, а потом какое-то время проводил в обществе мамы. Хамза ночевал в гостевой комнате для мужчин и покидал нас после завтрака на следующее утро. Ребенком я свободно бродила по всему дому и порой ночью залезала на часок под стеганое одеяло Хамзы. Обняв меня, он читал вслух какую-нибудь книгу из тех, что хранил в своей сумке. Сказки о французских феях или арабских джиннах. Иногда стихи или что-то жутко фантастическое, совсем не похожее на ту приземленную скучную литературу, которую мы проходили на уроках. Когда его глаза начинали слипаться, он брал меня за подбородок и поворачивал к себе мое лицо. Целовал меня в лоб и шептал по-французски:

— Кто твой принц?

— Ты, дорогой Хамза.

— Я твой единственный принц?

— Конечно, единственный.

— Навсегда?

— Навсегда.

Я лбом ощущала его горячее дыхание.

Этот диалог был нашим тайным сигналом, обозначавшим, что мне пора возвращаться в свою комнату. С большой неохотой я высвобождалась из его рук. Учителю не приходилось напоминать мне, чтобы я шла потихоньку и не попадалась никому на глаза. Каким-то образом я знала, что дорогой для меня ночной ритуал немедленно прекратится, если кто-то узнает о нем.

Дядя тоже учил меня. Вечерами он с радостью обсуждал прочитанные книги, рекомендуя другие, подходящие моему возрасту. В холодную зимнюю пору, надев теплые стеганые халаты, мы клали подушки на толстый шерстяной ковер, покрывали ноги огромным ватным одеялом, которое также накрывало жаровню для поддержания в ней тепла. Мой эксцентричный дядя, разумеется, понятия не имел, как должным образом нужно воспитывать девочку, и обращался со мной как с взрослым учеником. Удобно устроившись под одеялом, мы сидели друг против друга, читали книги по истории оттоманской юриспруденции и по очереди декламировали мистические стихи.


Видящие мое бесцельное вращение, принимают меня за вихрь.

Я — ничто внутри пустоты, и если во мне есть некое существо, то оно происходит от тебя.


Когда я был твоим катящимся жемчугом, почему ты позволил мне сбиться с пути?

Если моя пыль упала на зеркало жизни, то она принесена тобой.


— Загляни в свою душу, чтобы открыть там божественное начало, — учил меня дядя. — Писание и духовные лица не приведут тебя к истине. Природа — вот настоящий мудрец; прислушайся к ней своим сердцем. Не кичись ученостью, но прославляй Аллаха своими знаниями. Шейх Галиб, как и ты, учился дома и начал сочинять стихи примерно в твоем возрасте. Все в жизни имеет свою цель и место. Все вещи одухотворены.

Дядюшка Исмаил призывал мать присоединиться к нам, однако она предпочитала оставаться в своих комнатах, закутавшись в халат из меха горностая, подаренного папой в первую зиму их совместной жизни. Она пристрастилась к чтению французских романов. Дядя, хотя и считал романы вообще и французские в частности иностранной заразой, тем не менее постоянно снабжал ими маму, покупая книги у стамбульских продавцов. Ученики то и дело привозили ему пакеты с новинками. В библиотеке повсюду валялось множество книг и журналов на французском и других языках, которых я не знала. Пыталась прочитать некоторые из них, но ничего не понимала в трудных философских трактатах.

Порой вечерами я не могла найти дядю Исмаила, хотя слышала, как подъезжает карета и как конюх Джемаль поет грустную народную песню, ведя лошадь в конюшню мимо открытой двери на кухню по направлению к саду. Джемаль строен и похож на мальчишку, однако очень силен. В отличие от других мужчин у него нет усов. Но он носит фетровую шапку и мешковатые шаровары, в каких ходят деревенские парни. Он любит гранаты. Когда наступает пора созревания, Джемаль может часами держать в руках плод, покрытый плотной кожурой. Повсюду таскает его с собой и поглаживает пальцами. Однажды в конце лета я наблюдала за большими пастушьими собаками с серебристой шерстью, которые бродили по двору. Я боялась их и пряталась за палисандровыми зарослями. Джемаль сидел на стуле в рубашке с засученными рукавами перед выкрашенной в синий цвет дверью своей комнаты, сосредоточенно изучая плод граната, который он медленно перекатывал на ладони правой руки. Спина напряжена, мускулы рук играют. Внезапно он подносит фрукт к носу, нюхает его и нежно прижимает к щеке. Кладет красную плоть в рот и впивается в нее зубами. Внимательно смотрит на выеденную впадину, потом прижимает ее к губам и начинает сосать, пока не остается лишь одна плотная кожура. После этого сидит и смотрит куда-то в пространство. Лицо покраснело, губы слегка надуты. Рубиновые капельки блестят на подбородке. У ног валяется кожица граната.

Как-то поздним тоскливым вечером вскоре после отъезда мадам Элиз я бродила по дому и вдруг увидела Джемаля, крадучись пробирающегося в кожаных носках через темную кухню по направлению к черному ходу. В руках — обувь и тюрбан. У него черные и длинные, как у девочки, волосы. На лице то же выражение, как в тот миг, когда он доедал плод граната.

Глава восьмая

ЗНАКОМСТВО

Свет падает через открытые двери на лужайку перед британским посольством. Вдоль дорожек развешены оранжевые бумажные лампионы. Повсюду снуют слуги с подносами, на которых лежат закуски, фрукты и стоят бутылки охлажденного французского вина. Камиль пришел сюда с целью раздобыть какие-нибудь сведения о Мэри Диксон. Общение с незнакомыми людьми он считает самым трудным делом в своей работе. В юности, когда его отец был губернатором, ему приходилось выполнять всякие бюрократические поручения и вести вынужденные разговоры с посетителями. Все это оставило весьма неприятный осадок. Из укромного уголка в саду или из пустой комнаты паша наблюдает за тем, как встречаются и знакомятся гости, затем образовывая тесный круг общения. Наконец судья выходит из укрытия и присоединяется к гостям, увлеченным сложной настольной игрой. Ему понятна система взаимоотношений между определенными группами людей: богатые, влиятельные и красивые — и те, кто стремится к их обществу; одобрение или отказ; остроумный и эрудированный человек среди толпы пустых бездельников; слишком явный отвод глаз; взаимодействие мужчин и женщин, когда правила схватки еще не ясны. Захватывающее зрелище. Он предпочитает наблюдать до тех пор, пока не найдет достойного собеседника. Добрая беседа, размышляет паша, сейчас большая редкость, ибо султан умножил количество шпионов и люди в гостиных боятся высказываться откровенно даже по самым безобидным светским вопросам.

Войдя в зал, Камиль видит посла, с почтением внимающего речам значительного лица в военной форме с красными кантами и золотыми эполетами. Женщины в декольтированных платьях стоят группками, словно букеты ярких распустившихся роз. Ни на одной нет вуали. Камилю странно видеть такое количество неприкрытых женских лиц и блестящих волос. Оркестр играет вальс. Мужчины и дамы кружатся в танце по залу. Пышные женские юбки надуваются и становятся похожими на колокола. Ярким пламенем горят драгоценности. Кавалеры, облаченные в темные костюмы и военную форму, тенью следуют за своими избранницами. Камиль думает о желтых осенних листьях, уносимых бурным потоком.

Он возвращается в сад. Быстрой походкой к нему приближается Сибил. Вихрь юбок и головокружительный водоворот различных цветов. Она жмет ему руку и приветствует, а потом ее уносит с собой поток новых гостей.

Человек средних лет с неправильными чертами лица и волосами морковного цвета почти прижимает его к решетке патио.

— Так вы паша. Сибил говорит, что ей удалось убедить вас прийти на эту веселую вечеринку. Какой-то сброд, не правда ли? — говорит он, качая головой и махая рукой в сторону гудящей толпы. — Никто больше не хочет говорить о чем-то стоящем и по-настоящему интересном. — Он пристально смотрит на Камиля маленькими голубыми глазами. — Рад, что вы пришли. Я с нетерпением ждал встречи с вами. Разрешите представиться, кузен Сибил, Берни Уилкот. Как вы, конечно, догадались, моя родина — Соединенные Штаты. — В его дыхании чувствуется аромат ментола. Умные глаза на не слишком симпатичном лице.

— Меня зовут Камиль. Рад познакомиться, — вежливо говорит паша и протягивает руку.

Берни быстро хватает ее и крепко жмет.

— Совсем забыл. Сибил говорила мне, что вы изучали язык в старой доброй Англии.

— В университете Кембридж. Учился там в течение года. А раньше осваивал английский здесь, в Стамбуле, с репетиторами. Почему у Сибил-ханум американский кузен?

— Сибил-ханум? Звучит неплохо, — хихикает Берни. — Видите ли, ее дядя, то есть мой отец, был младшим в семье. Вы знаете, что это значит. Все хозяйство по наследству переходит к старшему сыну. Только в нашем случае речь шла о поместье. Так вот, отец поступил так, как поступают младшие братья с незапамятных времен, — покинул королевство в поисках удачи. Нашел ее на железной дороге, однако дети приобрели ужасный акцент. — Он наклоняется и сдавленно смеется собственной остроте.

Камиль не сдерживается и смеется вместе с ним.

— Вы приехали сюда погостить?

— Собственно говоря, я буду в течение года читать лекции в Роберт-колледже.

— Ах, так вы преподаватель. — Невероятно, думает Камиль, как может учить людей такой эксцентричный человек. Ему просто не приходилось раньше встречаться с американцами.

— Берни Уилкот, странствующий ученый. — Он низко кланяется и прикасается рукой ко лбу и груди, пародируя оттоманское приветствие.

Камиль недоверчиво спрашивает:

— Каков круг ваших интересов?

— Интересуюсь политикой. Специализируюсь по Восточной Азии. Китай. Однако питаю слабость к Османской империи и хочу узнать о ней как можно больше. — Он берет Камиля под руку и ведет его в сад. — Возможно, вы согласитесь стать моим гидом.

Камиль чувствует себя легко в компании нового знакомого. До него доходит, что тот вовсе не эксцентрик, а человек, чуждый всяким условностям, которые обычно покрывают людей, словно лак. Многие добровольно натягивают на себя панцирь формальных манер. Вращаясь в обществе, люди трутся и бьются друг о друга своими черепашьими щитками, как жуки во время любовных игр. В отличие от них Берни совершенно открыт для общения. Они садятся на скамью подальше от толпы и продолжают разговор. Камиль очень рад тому, что встретил умного и наблюдательного собеседника. Красные огоньки их сигарет то вспыхивают, то гаснут в темноте.

Позднее Берни приводит в сад Сибил. Она с трудом дышит и, видимо, очень устала. Однако глаза сверкают. Ко лбу прилипла прядь волос.

Камиль опускает взгляд и кланяется:

— Мадам Сибил.

Невежливо смотреть женщине прямо в глаза. Однако улыбку он сдержать не в силах.

— Очень рада, что вы пришли.

Вскоре Берни под каким-то предлогом покидает их и исчезает в здании посольства. Сибил и Камиль сидят на скамейке в тени деревьев перед садом. Камиля смущает вид открытой шеи и полной груди девушки, одетой в модное декольтированное платье. Он чувствует жар ее тела, хотя они и сидят на приличном расстоянии друг от друга. Ему и приятно, и как-то не по себе. Судья старается смотреть на цветущий поблизости олеандр. Согласно Корану, это дерево произрастает даже в аду.

— Ваш кузен интересный человек.

— Он был таким даже в детстве. Мне он всегда казался неугомонным.

— Мне кажется, он очень непосредственный. Остальные члены вашей семьи похожи на него?

— Нет. Он один в своем роде. Но у меня есть любимая сестра, Мейтлин. Она неугомонна по-другому — никогда не отступает от задуманного и всегда добивается того, во что искренне верит. Ее жизнь полна приключений.

Сибил рассказывает Камилю о путешествиях Мейтлин и о долгой, но полностью безуспешной борьбе за право стать врачом.

— В данный момент она добровольно приступила к работе в больнице для бедных. Администрация не прочь воспользоваться медицинскими знаниями сестры, не предоставляя ей при этом никакого официального статуса. Она не обращает на это внимания, а вот меня задевает такое положение дел. — В голосе Сибил появляются печальные нотки. — Мейтлин постоянно движется вперед и никогда не отступает.

— Не сочтите за дерзость, госпожа. Но ведь вы тоже любите приключения. — Он делает жест рукой в сторону древнего города, мирно спящего за стеной сада.

Сибил не сразу отвечает на вопрос. Она почему-то чувствует себя легко и беззаботно с этим человеком. С ним она невинна, как ребенок. Хочется исповедаться ему и поделиться секретами.

— Да, да. Разумеется, я хотела бы побродить по Стамбулу. Только он пока еще далек от меня и остается за стеной сада.

Судья с интересом смотрит на девушку. Ему известно, что она иногда выезжает в город в сопровождении одного кучера. Полиции известны маршруты передвижения всех иностранцев, живущих в посольствах.

— Разве вы никогда не покидаете стены посольства? — спрашивает он.

— Конечно, покидаю. Я веду активный образ жизни. Наношу визиты. У папы очень насыщенный рабочий день, и я стараюсь помогать ему. — Похоже, она защищается.

— Вы живете вдалеке от семьи, — мягко предполагает он. — Это нелегко.

Сибил нервно моргает:

— Да, я очень скучаю по сестре. Никогда еще не видела своих племянников. Остальные близкие родственники, тетя и дядя, живут в Америке. Моя мать, видите ли, скончалась. — Она умолкает, пытаясь держать голову так, чтобы слеза, навернувшаяся в уголке глаза, не упала предательски на щеку.

— Мир вам, — говорит он тихо по-турецки.

Луч света из шумного зала, где вовсю идет вечеринка, падает на ее влажные щеки.

— Спасибо, тешеккур эдерим, — отвечает она, с трудом подбирая турецкие слова.

Не желая заострять внимание на ее горе, Камиль ждет, когда Сибил возобновит беседу.

Испугавшись собственной слабости, девушка выпрямляется и продолжает уже по-английски:

— Несчастье случилось пять лет назад. Отец хранит память о маме, оставаясь здесь, где все и произошло.

— Что может быть драгоценней памяти о матери.

— Мне кажется, ему легче переносить отсутствие любимой жены, сохраняя прежний ритм жизни. Он продолжает заниматься повседневной работой и наносит официальные визиты. По-моему, рутина успокаивает его, помогает забыть боль. Кроме того, здесь он был счастлив, — объясняет она.

— Вы преданы отцу. Наше общество ценит детей, которые заботятся о своих родителях.

— Управлять домом совсем не легко, поэтому отец не очень утруждает меня другими обязанностями.

— Помощь отцу доставляет вам радость? — рискует предположить судья.

— Разумеется! — Она поворачивается к нему и видит перед собой мягкие зеленые глаза, в которых читается сочувствие.

Сибил садится так, чтобы свет не падал ей на лицо. Проходит несколько минут, прежде чем она вновь начинает говорить.

Камилю очень хочется взять ее за руку и по секрету рассказать о безутешном горе своего отца, о его привязанности сначала к работе, потом к семье и, наконец, к самой жизни. Сибил посоветовала бы ему, как помочь отцу. Смерть жены выбила его из колеи и еще при жизни погрузила в некое небытие. После того как ее тело отнесли в мечеть, вымыли, обернули в белую ткань и предали земле под молитвенное песнопение, Алп-паша никогда больше не переступал порог мечети и не посещал дом, где она жила. Он пристрастился к курению опиума в затемненной комнате и в конце концов даже перестал притворяться, что правит городом.

Когда великий визирь с неохотой принял от него бразды правления, Алп-паша поселился в доме своей дочери Фариды. Он отказывается посещать Камиля на вилле, принадлежащей его жене, и предпочитает жить не в реальном, а иллюзорном опиумном мире. Отец признавался Камилю, что только с трубкой в руках он может ощущать аромат роз в саду и чувствовать, как легкий ветерок шевелит его волосы. Камиль обеспокоен. Ему кажется, что он недостаточно хороший сын и не сделал для отца все, что мог бы, оставив основную тяжесть забот своей сестре, Фариде. Он размышляет о том, как начать разговор с Сибил о столь деликатном личном деле, уместно ли такое в принципе. И упускает удобный момент.

— Честно говоря, я никогда не думала об этом. Полагаю, что благополучие отца делает и меня счастливой, — наконец отвечает Сибил. Однако в ее голосе нет уверенности. — Но у меня есть и другие интересы, — продолжает девушка.

Она рассказывает Камилю о своих занятиях турецким с репетитором, который приходит два раза в неделю.

— Я просто выхожу из себя, когда кто-то произносит длинную речь, а терджуман, толмач, переводит ее двумя-тремя предложениями. Так что решила учить язык.

Сибил признается Камилю, что иногда тайком покидает посольство, прячась под просторным плащом — фераджем и темной чадрой. Гуляет по городу без эскорта слуг, охранников и переводчиков, пытаясь говорить по-турецки с простыми людьми.

— Все приставленные ко мне лица скорее всего тайные агенты! Кто же будет говорить правду в их присутствии?

Она оживилась и стала делиться с Камилем своими знаниями о религии. Они обсуждают ислам — не книжный, а такой, по которому можно строить жизнь. Он находит, что Сибил достаточно хорошо разбирается в подводных течениях современной политики. Да и немудрено: ведь она постоянно знакомится в посольстве с различными политическими деятелями.

Сибил предлагает поговорить по-турецки, и весь остаток вечера они смеются над неточностями ее произношения и забавными ошибками. Тем не менее Камиль считает, что девушка поразительно хорошо владеет языком. Она говорит не на утонченном рафинированном языке придворных или бюрократов, изучавших все тонкости византийского этикета, но на вполне приемлемом разговорном диалекте и в основном понимает то, что слышит. Он искренне хвалит ее, впервые за все время ему не хочется, чтобы прием подходил к концу. На выходе Камиля хватает за руку Берни, хлопает его по плечу, подмигивает и предлагает как-нибудь сыграть в бильярд.

Поднимаясь на лошади вверх по крутым тропам, Камиль размышляет о странностях взаимоотношений между людьми и о том, как совершенно незнакомые люди вдруг проникаются симпатией друг к другу. Сможет ли он подружиться с Берни? Но дружба закаляется годами и проверяется поступками. Вот с Мишелем они настоящие друзья. Исходя из собственного опыта судья знает, что союз между двумя людьми, этот мост от человека к человеку, дает трещину под давлением личных амбиций или загнивает на корню, когда ты понимаешь, как несовершенен твой товарищ. Повышение по службе или переезд в другую провинцию может обрушить всю конструкцию.

Уже вблизи своего дома он понимает, что ему так и не представилась возможность расспросить Сибил о Мэри Диксон.

Глава девятая

ВОСПОМИНАНИЯ

Камиль в третий раз приходит в посольство Великобритании, но все еще не может привыкнуть к картине, висящей на стене в приемной. Он решил более не беспокоить посла дальнейшими вопросами — в любом случае на них отвечает Сибил. Судья хочет расспросить ее о времяпрепровождении женщин. Дверь открывается, он встает, ожидая появления слуги, который проведет его во внутреннюю часть посольства, напоминающую грот.

Камиля встречает сама Сибил в платье, расшитом синими цветами. Ее шея, выступающая из-под кружевного воротника, так же округла и стройна, как у женщины на картине за его спиной.

— Здравствуйте, Камиль-паша. Рада вновь видеть вас.

— Мы провели вместе замечательный вечер, Сибил-ханум. Большое вам спасибо. — Камиль пытается не смотреть ей в глаза, но не справляется со своей задачей. — Мне очень приятно, что вы согласились опять встретиться со мной.

Сибил опускает ресницы, однако Камиль по-прежнему чувствует на себе ее взгляд. Она показывает рукой на удобное кресло возле камина:

— Садитесь, пожалуйста.

Камиль несколько смущен тем, что им придется общаться в этой совершенно неподходящей для такого рода беседы комнате.

Он-то сел спиной к картине, а вот Сибил в кресле напротив будет смотреть на нее во время разговора.

Сейчас она, похоже, не обращает на изображение никакого внимания. Улыбается, весело смотрит на него. Ее щеки порозовели.

— Можно предложить вам чаю?

— Да, это было бы весьма кстати. Спасибо.

Они избегают смотреть друг другу в глаза. Сибил встает и звонит в колокольчик, подвешенный на веревочке за диваном. Из кружевного воротника видна полоска белой и гладкой шеи. Верхняя ее часть прикрыта пышными каштановыми волосами. Бедра рельефно выделяются под платьем. Камиль опускает взгляд и заставляет себя думать о Мэри Диксон, мертвой, превратившейся в ничто. Ведь ради нее он и пришел сюда.

Сибил вновь садится в кресло.

— Что привело вас ко мне, Камиль-паша? Полагаю, какое-то срочное дело.

— Я хотел поговорить с вами о расследовании причин смерти Мэри Диксон. Возможно, вам известно что-то, чего я не знаю.

Польщенная, Сибил слегка подается вперед:

— Я готова помочь вам.

Камиля радует ее желание сотрудничать и отсутствие в ней ложной скромности. Служанка вкатывает тележку с чаем и имбирным печеньем. Разливает напиток и уходит.

Вскоре становится ясно, что Сибил нечего добавить к уже сказанному раньше относительно Мэри Диксон. Девушка прожила в Стамбуле немногим более года. Устроил ее на работу совет попечителей Роберт-колледжа по рекомендации уважаемого священнослужителя. Она приехала в Париж, где ее проинструктировал и вручил нужные документы сотрудник османского посольства. Через неделю дилижансом отправилась в Венецию, а оттуда на пароходе добралась до Стамбула. Мэри жаловалась Сибил на то, что ей в течение четырех дней пришлось делить каюту еще с тремя женщинами. На пристани девушку ждал закрытый экипаж, который доставил ее прямо в женские покои дворца Долмабахче.

— Мэри приходила сюда несколько раз для получения визы. Сначала она с усмешкой говорила о своем новом жилище. Можно было подумать, что она здесь гость, а не гувернантка. Рассказывала, что девушка, показавшая ей комнату… — Сибил замялась, но все же решила, что коль дело касается расследования убийства, то тут уж нечего стесняться. — Служанка, по словам Мэри, была одета лишь в панталоны и пелерину. — Камиль еле-еле удерживается от смеха. Сибил краснеет, затем спешит продолжить: — Она жаловалась мне на то, что в комнате нет никакой мебели. Пришла в ужас, узнав, что придется спать на матрасе, который на ночь вынимался из шкафа, и есть, сидя на полу.

— Весьма необычно для тех, кто привык спать на кроватях и обедать за столом.

— Мне кажется, Мэри вела себя неразумно. Если уж она собралась здесь работать, следовало приготовиться к тому, что ждет ее в Стамбуле.

— Наверное, ей хорошо платили.

— Полагаю, да, хотя мы никогда не говорили о таких вещах.

— Она ладила со своей нанимательницей?

— Перихан-ханум? Мэри, кажется, не любила ее. Считала хозяйку заносчивой и бестолковой.

— Вы знаете Перихан-ханум?

— Нет. Но я встречалась с ее матерью, Асмой-султан, много лет назад.

— Женой Али Арслан-паши, великого визиря?

Сибил кивает.

— Это было зимой 1878 года. Я помню, потому что шел снег. Летом того года убили молодую англичанку Ханну Симмонс. Она работала гувернанткой, и мама посетила султанский гарем, чтобы расспросить людей, знавших Ханну. Полиция оказалась не в состоянии найти убийцу. — Девушка смотрит на Камиля, печально улыбаясь. — Вы не знали мою мать. Она была решительной женщиной. — Сибил умолкает. — Грустная история. Больше всего мне запомнилось то, что мы ехали на санях. Ужасно, не правда ли?

— Вы тогда были совсем еще юной.

— Мне исполнилось пятнадцать лет. — Сибил смущенно улыбается.

Камиль ярко представляет себе Сибил среди снегов.

— Ваша деятельность достойна похвалы.

Не обращая внимания на последнюю фразу судьи, Сибил говорит:

— Убита еще одна англичанка, а мы вспоминаем другую. Не стоит уходить от насущной темы.

Камиль размышляет.

— Что особенно не нравилось Мэри Диксон в ее нанимательнице? Они часто конфликтовали?

— Мэри никогда не говорила о чем-то необычном. Сейчас я подумала: любила ли Мэри вообще кого-нибудь? Знаете, нельзя говорить плохо о мертвых, но все же она была какая-то бесчувственная. Я видела Мэри счастливой, нет, лучше сказать — оживленной, только во время званых вечеров в посольстве. Короткая стрижка, раскрепощенное поведение — все это привлекало к ней внимание гостей.

— Каких именно гостей?

— Мужчины прямо липли к ней.

Камиль улыбается.

— Не припомните ли какого-то особого почитателя?

— Нет. Хотя… Мэри весьма радушно беседовала с турецким журналистом, Хамзой-эфенди. Незадолго до того, как она… скончалась. Но это ничего не значит, — поспешно добавляет Сибил. — Они просто разговаривали и привлекли к себе внимание гостей.

— Кажется, она доверяла вам.

— О нет. Ничего подобного. Я думаю, ей нужен был человек, которому можно пожаловаться на жизнь. Мы никогда серьезно не беседовали. Просто болтали несколько раз. Меня всегда отталкивала ее скрытность. Не хочу сказать ничего плохого, но у меня создавалось впечатление, что Мэри ищет встречи со мной лишь для того, чтобы получить приглашение в посольство.

— Вы знали ее друзей?

— Я редко видела Мэри. — Сибил умолкает. — Помню, как-то вечером поздней осенью она довольно долго разговаривала с молодой турчанкой. Тогда меня это удивило. Похоже, они хорошо знали друг друга.

— Вы помните имя юной дамы?

— Янан-ханум, дочь чиновника из министерства иностранных дел.

— Племянница ученого Исмаила-ходжи?

— Да, вы правы. Кто-то упоминал об их родстве. Полагаю, Мэри познакомилась с ней у нас на вечере. Иногда Янан-ханум приходила с отцом. В тот раз я впервые видела девушек вместе.

Камиль подается вперед и размышляет о еще одной линии, ведущей в Шамейри.

Сибил смотрит вниз, сплетя пальцы рук на коленях.

— Боже, вы, наверное, считаете меня совсем испорченной. Я осуждаю бедняжку, которая уже не может сказать ни слова в свое оправдание.

— Вовсе нет, Сибил-ханум. Вы очень помогли мне.

Она не поднимает глаз.

— Пожалуйста, не беспокойтесь. Вы ошибаетесь, думая, что оскорбляете покойную, рассказывая правду о ней. Напротив, вы помогаете мне разгребать кучу мусора.

Сибил смеется.

— Вы замечательно владеете английским. — Затем уже серьезно смотрит на судью и говорит: — Могу я попросить вас остаться на обед?

— Сочту за честь.

Сибил вызывает служанку, дает ей соответствующие указания, а затем, к несказанной радости Камиля, уводит его из приемной.


— От кого же вы унаследовали талант проницательности?

Слуга в отлично отглаженном черном костюме стоит в застекленных створчатых дверях достаточно далеко от них, хотя Камиль замечает, как молодой человек напрягает слух, склоняя голову в сторону собеседников. Они сидят в патио, куда ветерок доносит прохладу из бухты Золотой Рог.

— От бабушки. Родители постоянно находились где-нибудь за границей, и мы с сестрой Мейтлин жили у бабушки в Эссексе. Она устраивала чудесные обеды с французскими деликатесами, открытыми пирогами с фруктовой начинкой и восхитительным миндалем… Даже сейчас я чувствую его вкус. Знаете, она наняла повара с континента. Довольно радикально для того времени, так как французы, мягко говоря, не пользовались популярностью в Англии. Да их и сейчас там не любят. Тогда несколько кухарок сразу заявили, что уходят, не желая служить под началом «французика». Однако повар, месье Менар, оказался таким непритязательным и скромным человеком, что слуги в итоге примирились с ним. Он страстно любил кулинарию и готовил изумительные блюда. Соседи угощали нас простой и однообразной английской пищей, зато обеды бабушки отличались изысканностью. Конечно, не все гости с одобрением относились к ее вкусу. — Она смеется, обнажая ряд ровных зубов. — Помню баранью котлету, такую нежную, что я до сих пор ощущаю во рту ее необыкновенный вкус и аромат. — Внезапно Сибил умолкает и смущенно наклоняется вперед. — Вы определенно считаете меня легкомысленной. Я болтаю о каких-то отбивных, в то время как вы пришли сюда по делу об убийстве.

— Прошлое любого человека представляет интерес. Ваш рассказ навевает мне воспоминания о доме матери в Бахчекёй, где я вырос. Я и сейчас живу там.

Яркий рассказ Сибил о жизни у бабушки пробудил воспоминания, которые Камиль навечно сохранил в памяти.

— Отец был губернатором Стамбула. Ему подчинялись полиция и жандармерия. Так что скучать отцу не приходилось. Дома он редко показывался нам на глаза. Губернатор живет в огромном дворце, многочисленные комнаты полны слуг, гостей и просителей. Мне кажется, маму все это крайне удручало. В конце концов она отвезла меня и сестренку в свой родной дом. Милая вилла, окруженная садом, откуда хорошо виден Босфор. Вместо вашего повара Менара у нас были Фатма и Каранфил, — добавляет он с улыбкой.

— Ваши родственники?

— Нет. Местные женщины, которые готовят в домах богатых людей. Фатма жила в помещении для слуг за домом. Ее сестра, Каранфил, приходила утром, а вечером возвращалась к себе домой. Муж Каранфил был водоносом.

Камиль хорошо помнит этих женщин. Маленькие, кругленькие. Шаровары, расшитые яркими цветами, плавно переходят в разукрашенные рисунками кофты. Лица круглые, словно полные луны, однако черты весьма тонкие, как будто по ошибке попали к этим толстушкам.

Чувственные воспоминания о кухне его детства переполняют Камиля. Сибил наливает ему в стакан воды. Он пробует кефаль, лежащую перед ним на блюде.

Женщины никогда не сидели без дела. Готовили и убирали. Летом они перемещались в сад. Паша живо представляет себе Фатму, сидящую на корточках перед тазом с мыльной водой. Она выкручивает сильными руками постиранное белье. Зимой голубовато-серые стены кухни украшались спелыми колосьями и стручками красного перца. У двери стояла керамическая ваза с водой, а на ней медная тарелка для защиты от пыли. На тарелке — медная кружка. Однажды Камиль поднял тарелку и заглянул в вазу, которая доходила ему почти до груди. Он помнит запах мокрой глины и сопротивление жидкости металлу, когда он опускал в нее кружку, а также радостное журчание воды, которая всегда отличалась на вкус от той, которую подавали в стакане. И сегодня он держит у себя дома на туалетном столике в спальне глиняный кувшин и медную кружку. Он пьет из нее, когда хочет прояснить сознание и успокоить нервы.

Камиль делает глоток из стакана. Сибил терпеливо ждет, когда он продолжит рассказ, не желая прерывать его размышления.

Паша пытается описывать сад, кухню, свежую, в меру острую пищу на столе: жареные баклажаны, цыплята, фаршированные грецкими орехами и вымоченные в кунжуте, терпкие виноградные листья с завернутым в них рисом, смешанным со смородиной. Фатма и Каранфил называли его маленьким барашком и закармливали слоистыми булочками с сыром и сладкими пирожными. Угощение запивали хорошо процеженным черным сладким чаем. Под потрескивание огня в печи и хлопки теста о деревянную доску Фатма своим хрипловатым голосом рассказывала турецкие сказки и легенды о джиннах и демонах.

— Что с ними стало?

— Муж Каранфил погиб во время пожара, и теперь она, ее сын Якуп и Фатма живут в домике, который я пристроил к кухне после смерти матери. Они-то и ведут хозяйство с помощью еще нескольких слуг. Женщины готовят еду и следят за растениями в саду.

— Значит, вы живете один, не считая прислуги. — Простая констатация факта.

— Да.

Молчание несколько затянулось, хотя только что они вели непринужденную беседу.

Лицо и шея Сибил покраснели. Она резко машет рукой лакею и велит ему подать чай в сад. Затем встает и ведет Камиля к чайному столику под пальмой.

— Расскажите мне о ваших растениях, — просит Сибил, и в ее голосе звучит неподдельный интерес.

— У меня небольшой зимний сад. Я коллекционирую орхидеи.

— Орхидеи? Как мило! Но где вы их берете? Неужели цветы доставляют вам из Южной Америки? Они же такие нежные.

— Не совсем так, Сибил-ханум. В наших краях произрастает немало родичей настоящей орхидеи.

— Здесь? В Турции?

— В лесах возле Стамбула можно найти прекрасные фиолетовые орхидеи, «сефалантера рубра». — Камиль улыбается. — Они роднят нас с Европой, где также растет разновидность этого цветка.

Сибил взволнованна.

— Какая прелесть! А я полная невежда. Но мне так хочется взглянуть на вашу коллекцию, — умоляет она. И тут же опускает глаза вниз, тщательно поправляя юбки. — Извините. Разумеется, это неуместно.

— Вы доставите мне огромное удовольствие. — Камиль на мгновение умолкает. — Только вам лучше прийти в сопровождении отца. — Унылое выражение лица девушки пугает его. Однако судье вовсе не хочется рисковать ее репутацией, да и своя частная жизнь очень дорога ему. Тем не менее образ Сибил, склонившейся над ароматной орхидеей, пленяет его воображение.

Рассматривая девушку через верхнюю часть окантованного золотом чайного стакана, он прижимает к губам тонкий, словно яичная скорлупа, фарфор и делает глоток.


В тот вечер Камиль ставит кляксу на письме, текст которого плохо складывается у него в уме. Слова получались какие-то слишком цветистые и вычурные, лишенные жизненной правды и научности. Получатель, Х.Г. Райхенбах, вряд ли поверит в искренность такого послания.

После знаменательной встречи в саду мысли Камиля витают в облаках. Он то и дело думает о нежных пальцах Сибил, держащих ножку бокала, о бугорке у нее на запястье, о ямочке у основания шеи. С внутренним беспокойством и любовью вспоминает он своего отца, который в навеянных опиумом мечтах общается с покойной женой. Наконец судья берет ручку и продолжает писать.


«Дорогой профессор Райхенбах,

Вам пишет ботаник-любитель, занимающийся научными наблюдениями, коими хочет поделиться с Вами. Я владею прекрасными и необычными орхидеями, которые, насколько мне известно, еще нигде не описаны. Это небольшое растение с двумя округлыми клубнями и лежащими в основе листьями с одним стеблем, заканчивающимся ярким цветком. Цветок темно-фиолетовый, с изогнутым labellum и густо поросшими волосками лепестками. Speculum симметрично разделен на две половины. Он ярко-синего цвета и интенсивно фосфоресцирует. Я наблюдал за растением в естественной среде более семи недель. Изогнутый labellum привлекает к себе насекомых-самцов, которые оплодотворяют цветок. Возможно, их притягивает некий быстро испаряющийся химический компонент, выделяемый растением.

Я нашел цветок на болотах у начала леса в северо-западной Анатолии, возле берега Черного моря. Подобного растения я никогда раньше не встречал, и оно не описано в вашем глоссарии.

Это одна из самых удивительных разновидностей орхидей в Османской империи. Некоторые из них я описывал в предыдущих письмах к Вам. Многие цветы можно найти только у нас, в Турции; другие соединяют нас с Европой. Тюльпан, гвоздика, лилия хорошо изучены, однако об истинном сокровище империи, орхидее, мало что известно.

С нетерпением жду Вашего ответа. Если желаете, могу сделать зарисовку местного уникального растения и послать ее Вам для более тщательного изучения.

Искренне Ваш,

Камиль-паша,

судья и любитель орхидей».


Он и раньше писал письма профессору Райхенбаху, однако ни разу не получил ответа.

Глава десятая

ЗВЕЗДНЫЙ ХОЛМ

Сколько я себя помню, Хамза всегда был моим другом. Когда мы с мамой еще жили у папы в Нишанташе, он нанял Хамзу, сына своей сестры, для моего обучения. Хамза закончил парижский колледж и по протекции моего отца устроился на работу переводчиком в министерство иностранных дел. Семья его жила в Алеппо, где служил отец Хамзы. Он вышел на пенсию и не мог содержать сына, так что тот переехал к нам и стал полноправным членом семьи. Каждое утро он отправлялся на работу, одетый в европейские брюки и узкую стамбульскую куртку, модную среди молодых современных османцев. Папа тоже давно отказался от традиционного длинного халата и тюрбана. Он носил штаны и франтоватую красную феску.

Стоя за деревянной решеткой, которая отделяла женское помещение от улицы, я наблюдала за тем, как папа и Хамза садятся в экипаж, чтобы отправиться в Саблайм-Порт. Какое милое сочетание слов. Я представляла себе вход во дворец с огромной резной дверью, украшенной драгоценностями и охраняемой евнухами-нубийцами. Отец и Хамза ежедневно проходят через нее в свои кабинеты. Помню, маленькой девочкой я ехала в коляске вместе с гувернанткой и она показала мне ворота дворца. Огромные, сделанные из белого камня, установленные в цвета запекшейся крови стене, возвышающейся по обе стороны узкой дороги. Проезжая мимо в первый раз, я испугалась и закричала. Мне показалось, что стена вот-вот двинется на нас и сотрет в порошок. Это был дворец Долмабахче, резиденция султана Абдул-Азиза, а не Старый дворец с павильонами, похожими на футляры для ювелирных изделий, стоящий на мысе в месте слияния Босфора и Мраморного моря.

Через несколько лет, когда султан Абдул-Хамид сменил Абдул-Азиза, а я переехала с мамой в Шамейри, Хамза показывал мне дворцы, когда мы проплывали мимо по сверкающим водам в турецкой шлюпке. Хамза сопровождал меня и маму в поездке на летний пикник к побережью Мраморного моря. Шесть сильных гребцов налегали на весла, и мне казалось, что мы летим над водой. Хотя мы с мамой были надежно укрыты накидками и чадрами, гребцы усердно старались не смотреть в сторону кормы, где мы разместились на покрытых подушками скамьях. Хамза сидел рядом со мной. Наши тела не соприкасались, однако я чувствовала тепло, исходящее от него. За два месяца до этого русские вторглись в империю и медленно продвигались к Стамбулу, но в тот бесподобный летний день горизонт был чист, как невинная девочка. Дворцы походили на богато украшенные кондитерские изделия. Сначала мы увидели небольшой дворец Чираган, принадлежащий старшему брату султана, Мюраду, который, по словам Хамзы, жил там в заточении, затем бесконечный Долмабахче, расположенный у самого края воды. Крыло за крылом из витиевато украшенного белого камня с огромными мраморными арками. Тогда-то меня и напугали идущие к берегу стены дворца, однако я не сказала об этом Хамзе, чтобы он не счел меня ребенком. В конце концов, мне уже исполнилось одиннадцать лет.

— Семья Абдул-Хамида и их многочисленные слуги живут и работают в Долмабахче, — сообщил мне Хамза. — Но султан нуждается в уединении и хочет чувствовать себя в полной безопасности. Он никому не доверяет, даже близким родственникам и придворным. — Мой учитель показал рукой на вершину холма. — И он построил себе новый дворец над старым.

Я посмотрела вверх и увидела желтую стену, змейкой вьющуюся среди деревьев. Еще выше заметила стоящие в лесу дома с просмоленными крышами. Из Нишанташа виден дворец Йилдыз. Ночью он залит огнями и похож на звездный холм. Меня всегда интересовало, кто живет там. Однако никто у нас в доме даже не смотрел в ту сторону, а мне не хотелось никого расспрашивать и демонстрировать свое невежество.

Наконец, когда лодка выплыла из узкого пролива в открытое море, Хамза указал на кусочек земли у места слияния Босфора, вод бухты Золотой Рог и Мраморного моря. По рассказам Хамзы, Старый дворец представлялся мне волшебным краем. Башенки и павильоны сияли, словно драгоценные камни среди рощ и садов.

— Это дворец Топкапы, сюда посылают доживать свои дни старых слуг и рабов. А также гаремы бывших султанов и их вдов. — Он указал на дверь в огромной красной стене, которая простиралась по всему периметру береговой линии. — Только через эти ворота женщины могут покинуть дворец. Отсюда выносят мертвых.

Раздраженная тем, что Хамза испортил впечатление от красот своими душераздирающими рассказами, я нарочито весело отвечала ему:

— А мне дворец кажется очень милым. Я бы хотела здесь жить.

Хамза задумчиво посмотрел на меня:

— На твоем месте я бы поостерегся так говорить, принцесса. Ни женщинам, ни детям не разрешается выходить отсюда. Султаны боятся своих братьев и племянников. Если они являются претендентами на трон, то способны попытаться устранить правителя. А наследники побочных линий порой плетут заговоры против тех, кто стоит в очереди перед ними. Даже дочери, выйдя замуж, участвуют вместе с мужьями в дворцовых интригах. В силу таких обстоятельств падишах старается ограничивать родственные связи. Изоляция родственников — один из способов устранения опасных конкурентов. Убийство — более радикальное средство для достижения тех же результатов.

Я отвела взгляд от Старого дворца. Леденящий душу холод заставил меня укутаться в накидку. Я сердилась на Хамзу за зловещие истории. В наказание я подняла яшмак повыше на лицо, чтобы он скрывал даже глаза, и молчала до самых Принцевых островов.

Как оказалось, Саблайм-Порт представлял собой одно массивное каменное здание, примостившееся сбоку от бухты Золотой Рог.


Когда я была маленькая и мы жили в Нишанташе, только папа свободно посещал гарем, где заправляли бабушка и мама. Мне же позволялось бродить по дому, но ни в коем случае не мешать мужчинам, частенько собиравшимся по приглашению отца. Громкие голоса гостей слышались издалека и заставляли меня держаться на известном расстоянии от мужских сборищ.

Хамза и другие преподаватели учили меня читать и писать по-оттомански и по-персидски. Я также изучала английский и французский, без которого, как считал мой проницательный отец, не обойтись современной османской женщине. Он утверждал, что достойная жена должна уметь занимать умным разговором гостей своего мужа. Я подслушала, как папа говорил об этом Хамзе, и подумала, почему же мама не развлекает папиных друзей. Позднее я поняла, что тетя Хусну любила наряжаться в европейские платья, с открытым лицом общаться с гостями и с их современными женами, в то время как мать не могла заставить себя снять чадру и предстать, по ее понятиям, обнаженной перед незнакомыми людьми. Слуги натягивали шелковую ткань между парадной дверью и каретой, с тем чтобы мама могла покинуть дом незамеченной.

Больше всего я любила уроки Хамзы. Я прилежно готовилась, чтобы произвести на него впечатление. Наградой мне были широкая улыбка и слова похвалы. А когда я путалась и не могла толком ответить урок, он выбивал пальцами мелкую дробь по столу. Я пыталась обратить на себя внимание и очень страдала, когда порой он вырывался на свободу и, забывая обо мне, смотрел на сверкающую воду или устремлял взор в голубое небо. Я ревновала его даже к морю. Я была без ума от Хамзы, влюблена в папу и благодаря этому научилась доставлять им радость. К моему счастью (некоторые считают это несчастьем), я оказалась в сфере влияния дядюшки Исмаила, который не страдал предрассудками и не учил юную девушку, как следует себя вести.

Я уезжала в Шамейри с разбитым сердцем. Меня терзала любовь к папе и Хамзе. Я скучала по дому, по слугам и виду из окна моей комнаты на минареты большой имперской мечети. В Нишанташе у нас было множество слуг. Постоянно слышался многоязыкий говор: они общались между собой на турецком, греческом, итальянском, армянском и арабском языках.

Шамейри встретил меня пугающей тишиной. Слуги приходили в дом днем и уходили вечером, закончив работу. В основном они трудились молча, бросая порой на меня и маму косые взгляды. Интересно, что они болтали у себя в деревне по поводу такого странного семейства, состоящего из моего ученого дяди, его мечтательной сестры и меня, одинокого ребенка, которого никто не воспитывал? Я росла сама по себе, как сорная трава. В конце концов я научилась ценить тишину и свободу, дающую возможность читать книги и изучать окрестности. Мое богатство состояло из библиотеки, необъятного неба над головой, которое все принадлежало мне, плещущих вод пролива, душистого сада, леса и пруда, чья глубина пугала меня.

Теперь я понимаю, что визиты Хамзы в Шамейри стали возможны лишь благодаря недосмотру дяди Исмаила. Ближе к вечеру мы встречались с ним в павильоне. Сидели скрестив ноги на диване и обсуждали книги или стихи. Хамза рассказывал мне о Европе, описывал бульвары и кафе Парижа. Порой он казался рассеянным и сбивался с мысли. После того как повар уходил домой, я таскала на кухне лимоны, уносила в постель и под одеялом вдыхала их аромат, воображая, что нюхаю цитрусовый одеколон Хамзы. Прижимала фрукт к носу, ощущая грубую кожицу и укусы щетины.


Вскоре после нашего путешествия на лодке к Принцевым островам в Шамейри приехала мадам Элиз. И дядя Исмаил запретил Хамзе появляться у нас. Я слышала, как он объяснял маме, что молодому человеку неприлично ночевать в доме, где живут незамужние женщины. Мама протестовала, однако дядя стоял на своем. Он не разрешал Хамзе появляться у нас даже днем. Но тот не подчинялся и прибывал сразу же после того, как экипаж дяди отъезжал от дома. Однако его визиты случались все реже, и он не задерживался у нас подолгу. Учитель просил меня не говорить матери о его посещениях. Мне было жаль маму, ибо я знала, как много радости приносит ей общение с Хамзой. Льстило, однако, то, что он видится со мной, рискуя навлечь на себя гнев дяди. Я вспоминала о нашем ночном ритуале и не могла заснуть до самого утра. Бродила по темным комнатам и в итоге пристраивалась на диване в спальной, где он раньше ночевал. Мне казалось, я слышу звуки его серебристого голоса. Хотя мадам Элиз говорила по-французски лучше Хамзы, во рту у нее была какая-то каша, и слова не производили на меня никакого впечатления. Сидя ночью в благоухающем ароматами саду и наблюдая за рыбаками, я представляла себе, что разговариваю с Хамзой.

Глава одиннадцатая

КИСТОЧКА И ШНУРОК

Улыбка держится лишь мгновение на губах Нико, когда он открывает массивную, обитую медью дверь и видит Камиля, а рядом с ним худощавого человека с лицом цвета йогурта и огненно-рыжими волосами.

— Очень рад вашему визиту, — улыбается Нико беззубым ртом, над которым растут роскошные черные усы. На первый взгляд банщик, хамам-баши, кажется толстым, но у него объемная и мускулистая грудь — ведь он профессиональный массажист, а такое занятие требует недюжинных сил. У него густые мокрые черные волосы. Красное полотенце прикрывает его от талии до колен.

— Приветствую тебя. — Камиль поворачивается к Берни и приходит в замешательство, видя широкую ухмылку на его лице. — Этикет, соблюдение приличий, — говорит он, не сдержавшись, — очень важная вещь в жизни.

— Да, ты прав. Извини, друг. — Берни изображает на лице карикатурную серьезность.

Камиль испытывает некоторую тревогу. Впервые он взял кого-то с собой в хамам. Он до сих пор не понимает, почему сейчас рядом с ним стоит Берни. Сам ли он предложил ему вчера вечером пойти сюда или это была инициатива американца? В любом случае бутылка крепкой раки сыграла свою роль. В итоге он привел Берни в баню и должен позаботиться о том, чтобы все прошло гладко. Он идет за Нико в прохладную комнату. Берни, оглядываясь по сторонам, семенит за ними. Люди в помещении сначала очень удивлены, однако тотчас придают лицам безразличные выражения.

Слышится шепот:

— Гяур, язычник.

Камиль видит Толстого Орхана, лежащего на боку на диване, прикрывшись простыней. Его красное лицо неподвижно, однако глаза следят за происходящим в комнате.

Нико выделяет Берни кабинку рядом с Камилем.

— Вешай одежду вон там, — Камиль показывает на шкаф, — а потом обвернись полотенцем.

— Каким полотенцем? А, ты имеешь в виду эту ткань. — Берни берет пештемаль. — Тут хватит материи на отличный костюм. Можно сшить килт. — Он начинает смеяться, но тотчас сдерживает себя. — Извини, извини. Понимаю — этикет. — Он гладит Камиля по спине. — Не волнуйся. Тебе не придется краснеть за меня.

Камиля коробит такая непривычная фамильярность. Однако он заставляет себя улыбнуться.

— Я нисколько не волнуюсь. — Он идет к своей кабинке и с облегчением закрывает дверь. В соседнем помещении слышится постукивание и шуршание. Очевидно, Берни осматривается. Судья думает, что на его месте вел бы себя точно так же. Эта мысль бодрит пашу. Рациональность и научный подход — вот что вдохновляет его. Тем не менее необходимо соблюдать приличия. Без этого никак нельзя. Правдивость и этикет. Тычинка и пестик цивилизации, которая воссоздает себя через них. Разъединенные, они теряют силу.

Он снимает одежду и открывает шкаф. Вдруг слышит, как скрипит дверь за его спиной. Резко поворачивается и хватает пештемаль, чтобы прикрыть себя. На пороге стоит Берни, волосы на лобке горят ярким огнем на фоне худых бледных бедер. Камиль тащит его внутрь кабинки, сгорая от стыда при мысли о том, что могут подумать другие люди в бане. Выхватывает пештемаль из рук Берни и довольно грубо приказывает ему укрыться. Камиль крайне возмущен. Мало того что американец разгуливает нагишом, он еще и не обрезан.

Берни неумело повязывает полотенце на талии, так что оно достает до самого пола.

— Сделай как у меня, — советует Камиль, показывая на свое аккуратно подвернутое одеяние.

— Хорошо. — Берни закутывается заново. — Когда я вошел, у тебя был такой вид, будто ты узрел привидение. — Он слегка краснеет. — Знаешь, я никогда раньше не посещал такие веселые места. Ведь это баня, не так ли? Люди должны здесь раздеваться.

— У нас не принято полностью обнажаться.

— О! — недоумевает Берни. — Я видел много картин и гравюр, на которых женщины расхаживают по турецкой бане в костюме Евы.

— В костюме Евы?

— Да, абсолютно голые.

— Мужчины ведут себя по-другому, более ответственно. — Камилю не нравится собственное объяснение. На самом деле он не знает, почему мужчины должны придерживаться таких правил. Тривиальные причины — вроде того, что такова традиция, а женщины, как и дети, не отвечают за свои поступки, — кажутся ему ненаучными. Он решает быть честным. — Вообще-то я не знаю. Так уж принято в мужском хамаме. Нельзя снимать полотенце.

— Я понял тебя, друг.

Камиль не хочет покидать кабинку. Можно представить себе, что подумают люди в зале при виде двух мужчин, выходящих из одного помещения. Такие вещи нередко случаются, и, в общем, к ним относятся спокойно, однако Камиль не желает подвергать себя неудобствам. Ему не хочется, чтобы посторонние вторгались в его личную жизнь и наблюдали за ним. Судья сам любит наблюдать за другими.


Сидя в баре отеля «Люксембург», Камиль размышляет о том, как быстро может измениться отношение человека к жизни. Вот он, вместо того чтобы читать книги или ухаживать за орхидеями, сидит здесь и ждет друга. После неудачного похода в баню Берни во всем следует указаниям Камиля. Рыжеволосый гяур порой бросает на товарища удивленные взгляды, однако ничто не омрачает их отношений. Берни явно испугался, когда Нико начал делать ему жесткий массаж. Пробыв около часа в парном отделении, обдаваясь горячей водой из тазика, Берни стал задыхаться, и приятели удалились в свои кабинки. Отведав прохладного шербета и вздремнув, они дружески расстались у дверей бани, взяли каждый свой экипаж и отправились по домам. Несколько дней спустя Берни прислал судье записку, приглашая его сыграть партию в бильярд.

После игры Берни поднимает стакан раки, чтобы выпить за товарища.

— Плохая игра, приятель. За твое здоровье.

Камиль опускает край стакана, так чтобы он соприкоснулся со стаканом Берни. Тот опускает свой. Наконец они со смехом чокаются уже почти возле ковра. Американец побеждает в соревновании, кто проявит больше уважения.

— Мне не следует учить тебя нашим обычаям. Ты будешь пользоваться своим знанием, чтобы унижать меня. Ведь ты наш гость, и мы должны почитать тебя.

— Я приму твое предложение, если ты поклянешься приехать в Соединенные Штаты, чтобы я отплатил тебе той же монетой и научил американским обычаям гостеприимства.

— А как американцы принимают гостей?

— Ну, — говорит Берни с нарочитым акцентом, — мы делимся с ними последним глотком виски. И мы точно не раздеваем их догола, не льем им на голову горячую воду и не выбиваем из них все дерьмо в бане.

Камиль смеется:

— Ты с честью прошел все испытания. Теперь ты почетный османец.

Берни вынимает портсигар и предлагает сигарету Камилю, который вставляет ее в мундштук из слоновой кости, инкрустированный серебром. Дает прикурить Берни, а потом затягивается сам.

— Как идет расследование?

— Уже прошло одиннадцать дней, а у нас пока только один свидетель — рыбак, который слышал шум на берегу той ночью: лаяли собаки, и что-то упало в воду. Мы с помощником, Мишелем Севи, осмотрели место. Там есть женская морская баня-хамам с огражденной заводью. Неподалеку мы обнаружили дохлую собаку с проломленной головой. И больше ничего.

— Твоего помощника зовут Мишель Севи?

— Да. А что? Он полицейский хирург.

— Я спрашиваю из чистого любопытства. Где это случилось?

— Между Шамейри и Эмирганом. Недалеко от населенной деревни. Тело нашли в нижней части Босфора, однако преступление имеет какое-то отношение к Шамейри. Восемь лет назад в том же месте убили еще одну англичанку, гувернантку Ханну Симмонс. Возможно, убийства связаны между собой.

— Шамейри в переводе значит «сосновая роща», не так ли? — задумчиво спрашивает Берни.

— Да. Не знал, что ты так хорошо владеешь турецким.

— По работе мне необходимо читать оттоманские тексты. Однако разговаривать я так и не научился. Ни фига.

Камиль медленно повторяет:

— Ни фига.

Берни смеется:

— Не заучивай это выражение, друг. Я не возьмусь объяснить тебе его значение.

Камиль вдруг вспоминает слова Сибил о том, как она скучала по Берни после переезда в Стамбул. Подумав, что новый приятель мог встречаться с жертвой убийства в посольстве, судья спрашивает:

— Ты знал ее?

Берни вздрагивает.

— Кого?

— Ханну Симмонс.

Берни смотрит на стакан раки в руке, будто и впрямь хочет найти там ответ. Камиль заметил, что его мальчишеское лицо приобретает серьезное взрослое выражение, когда он задумывается. У него толстая, как у животного, кожа. Она скорее складывается, чем морщится. В старости на лице будет мало морщин, но пролягут глубокие складки.

— Нет, — наконец отвечает Берни, избегая смотреть в глаза товарищу.

Камиль подносит мундштук к губам, делает глубокую затяжку и ждет.

Через минуту Берни спрашивает как-то уж слишком оживленно:

— И что ты думаешь по поводу преступления?

Камиль размышляет о том, насколько откровенным он может быть с Берни.

— Не знаю. Покойная Мэри Диксон, по всей вероятности, дружила с мусульманкой, живущей в Шамейри, где восемь лет назад обнаружили труп другой англичанки. Дом принадлежит известному ученому. Девушка приходится ему племянницей. Странно, не правда ли? Обе убитые женщины служили гувернантками при дворце. — Он пожимает плечами: — Возможно, совпадение. — Камилю не нравится последнее предположение. Он не верит в совпадения. — Эта девушка, Янан-ханум, была совсем еще ребенком, когда случилось первое убийство. Сейчас она живет во Франции.

— А как насчет ученого?

— Исключено. Он один из самых уважаемых религиозных деятелей в империи. Не представляю, чтобы он поддерживал какие-то отношения с англичанкой и тем более убил ее. Ходжа никак не связан с иностранными общинами и не входит ни в одну из дворцовых партий. Он не принимает никакого участия в борьбе за власть. Этот человек возглавляет суфийский орден. Его положение неуязвимо, ибо основывается на отличной репутации. Ученого поддерживает влиятельный круг родственников и друзей. У него в роду есть знаменитые поэты, философы и учителя. Он богат и независим. Зачем ему убивать молодых англичанок? Нет, друг мой, убийцу нужно искать в другом месте.

Берни делает глоток раки и запивает водой. Затем откидывается назад и складывает руки на животе.

— Я захватил с собой кулон, — говорит Камиль, вынимает носовой платок с драгоценностями из кармана куртки и расстилает его на столе. — Ты знаешь много языков. Может быть, разберешь, что там написано. — Открывает кулон и протягивает его Берни. — Видишь буквы?

Американец берет серебряный шарик. На его ладони он напоминает маленькое гладкое насекомое.

— Иисус, Мария и Иосиф! — восклицает он с придыханием. На бледном лице выступают крупные веснушки.

— Что это? — нетерпеливо спрашивает Камиль.

Берни не отвечает. Подносит открытую серебряную раковину к свету и пристально разглядывает ее. Теперь судья отчетливо слышит звон стаканов и приглушенные голоса мужчин, сидящих неподалеку. Ощущает мускусный запах и видит клубы табачного дыма. Сигареты догорают в пепельнице. Наконец Берни закрывает кулон и любовно поглаживает пальцем его поверхность. Подняв глаза, он, кажется, удивляется тому, что рядом с ним сидит Камиль. Теперь его взгляд выражает испуг. Похоже, что-то угнетает американца.

Он переворачивает кулон, изучает его поверхность, затем держит на свету и вновь открывает, чтобы заглянуть внутрь. Наконец кладет предмет на стол и говорит со вздохом:

— Надпись сделана на китайском.

— Ты уверен? — Камиль сбит с толку.

— Конечно. Я прилично знаю этот язык и бегло читаю на нем.

Судья с любопытством смотрит на приятеля.

— Какое замечательное совпадение, что ты оказался здесь и сумеешь расшифровать текст. — В течение некоторого времени он рассматривает метки с таким видом, будто сам пытается понять их тайный смысл. — И что же там написано?

— Два иероглифа обозначают кисточку и шнурок.

— Что? — удивляется Камиль. — Есть ли в этом какой-то смысл?

— Отрывок старинного китайского стихотворения «Вижу первый иней»:

Осенний ветер, дорога трудна.

Текут ручьи, в них крутятся желтые листья.

Воронам остались лишь камни да пустые холмы.

А я подобен сухой сосне, приникшей к краю скалы.

Но вперед — вдоль по дороге, окаймленной инеем.

Твоя кисточка — это шнурок, которым я арканю

диких гусей.

— Ты знаешь стихотворение наизусть.

Берни старается держаться скромно.

— Я изучал китайскую поэзию. Это стихотворение Чо-Линь Чу, наложницы маньчжурского принца. Очевидно, они разделяли любовь к стихам и к искусству каллиграфии. Говорят, она была его советницей и разбиралась в политике, что не нравилось родственникам принца. Чо-Линь также собирала произведения искусства. Можно вообразить, какой фантастической коллекцией обладала эта незаурядная женщина. Некоторые путешественники-европейцы упоминают ее в своих записках. Она была настоящая красавица.

— Что же случилось с ней?

— После смерти принца титул унаследовал его сын от раннего брака. Он прогнал Чо-Линь.

— Она вернулась в свою семью?

— Нет. Такие женщины обычно становились монахинями — буддистскими или даосскими. В монастырях их больше уважают, чем в родных семьях. Жизнь, постоянно занятую медитацией, нельзя назвать счастливой, однако многие находят ее вполне достойной. Иногда я думаю, не стать ли и мне монахом.

— Я понимаю, почему такая жизнь привлекает людей.

— Ты? В самом деле? — Он с интересом смотрит на Камиля. — Я не думал, что ты склонен к созерцанию. Почему-то не могу представить тебя часами размышляющим о цветении сливы.

Камиль смеется:

— Ты плохо меня знаешь.

— В таком случае позволь выразить мое почтение.

— Расскажи мне о стихотворении.

— Это горькие строки. Они написаны после смерти принца. — Берни делает большой глоток раки и запивает водой. — Однако стихотворение призывает к действию, а не к созерцанию. Меня всегда интересовало, к кому обращается поэтесса. Кто этот самый «он», кому принадлежит кисточка? Кого она имела в виду?

— Так вот чем занимаются исследователи литературы, — замечает Камиль, хитро улыбаясь. — Так коровы едят траву. Сначала жуют, потом переваривают, извергают пищу и жуют снова.

Берни разражается таким бурным смехом, что чуть не роняет стакан с напитком.

— И все мы знаем, что получается из еды в итоге! — Вытерев слезы, он добавляет: — Из тебя получился бы хороший литературный критик. — Насмеявшись вдоволь, Берни размышляет: — У нее был любовник, ученый по имени Кунь, который опубликовал несколько яростных статей, призывавших к проведению реформ. Он спешно покинул Пекин в тот же год, когда исчезла Чо-Линь. Предположительно отправился в Гуанчжоу. Интересно, не правда ли? Возможно, именно он владел чудесной кистью. — Берни поднимает стакан. — За любовь и революцию.

Камиль колеблется, затем чокается с Берни и ставит стакан на стол, не прикоснувшись к напитку.

— При чем здесь революция?

— Через несколько лет после того, как они покинули Пекин, была предпринята попытка избавиться от маньчжурцев. Она не имела успеха, но предала некий романтический флер отношениям между нашими любовниками.

— Это стихотворение хорошо известно?

— Вовсе нет. Не уверен, что оно опубликовано. Я нашел его в рукописном списке. Похоже, у одного из обитателей дворца Долмабахче есть такой же экземпляр. Хотя я не знаю здесь ни одного китаеведа, кто мог бы перевести такой текст.

— Почему ты считаешь, что кулон находился в замке Долмабахче? Может быть, он из дворца Йилдыз.

— Но там в основном живут женщины, правильно? Только они носят такие кулоны.

— И читают китайскую поэзию?

— Вряд ли. У некоторых из них отличные преподаватели, однако выучить китайский очень трудно. Не исключено, впрочем, что у султана есть наложница-китаянка.

— Во дворце предпочитают черкешенок. Хотя в имперском гареме содержатся сотни женщин разных национальностей.

Камиль смотрит в потолок.

— Полагаю, ожерелье не даст нам ключ к разгадке. Скорее всего владелец отличался изысканным вкусом. Вероятно, украшение иностранного происхождения. — Он переворачивает его. — А что можно сказать о печати?

Берни улыбается только губами, его глаза абсолютно серьезны. Взгляд задумчив, будто он погрузился в далекие воспоминания и настоящее уже почти ничего для него не значит. Потом американец качает головой и смотрит на Камиля.

— Странная вещь. Тут я тебе ничем не могу помочь. Возможно, кулон изготовлен за границей, где и расписан китайскими иероглифами. Затем он каким-то образом оказался в Стамбуле. Здесь и появилась монограмма тугры. Не исключено также, что во дворце есть любитель китайской поэзии, который сделал надпись, а потом подарил кулон Мэри.

Камилю кажется, что Берни недоговаривает.

— Возможно. Мэри прожила здесь почти год. Но кто же во дворце знает китайский?

За исключением Берни. Камиль хмурится. Нужно бы узнать побольше о своем новом друге. Эта мысль печалит его. Судья встает и откланивается, ссылаясь на то, что у него назначена деловая встреча.

Глава двенадцатая

СТАРЫЙ НАЧАЛЬНИК ПОЛИЦИИ

Юноша набивает золотистым ароматным табаком чашу трубки кальяна старика. Когда тот наклоняется к трубке наргиле, Камиль видит завитушки коротких волос и кромки ушей.

Ферат-бей ждет ухода юноши и делает добрую затяжку. Потом поворачивается к Камилю и говорит:

— Мне особенно нечего и рассказывать. Мы тогда обыскали весь район. Никаких зацепок.

Они сидят в чайной квартала Баязет, неподалеку от Большого базара. Заведение находится в одном из зданий, примыкающих к древней мечети. День подходит к концу, дождь барабанит по мостовой. Прохладно. Они сидят на скамье, укрыв ноги полами халатов. Какой-то старик возлежит в дальнем конце помещения. Глаза закрыты, рука с заскорузлой кожей сжимает мундштук наргиле. В воздухе стоит приятный запах табака и сухого дерева.

Камиль вставляет в рот янтарный мундштук и делает глубокую затяжку. За окном темнеет. Судья поправляет наброшенную на плечи шерстяную накидку.

Бывший начальник полиции — жилистый седовласый человек с лицом в глубоких морщинах, но с руками, на удивление, совершенно не тронутыми временем.

— Мы сразу же занялись семейством Исмаила-ходжи. Ведь тело найдено вблизи его владений, и больше там нет никаких домов.

— Да, — соглашается Камиль. — Туда следовало заглянуть в первую очередь. Нашли что-нибудь?

Ферат-бей молчит, пристально глядя на угли в печке, затем поворачивается к Камилю. Он болезненно переживает то, что Камиль не сразу обратился к нему. Офицер считает судью высокомерным. Ничего удивительного, ведь его отец — паша и бывший губернатор Стамбула. И все же, принимая во внимание разницу в возрасте, Камилю следовало бы говорить с ним более почтительно. Установленные нормы, этикет нарочно придуманы ради выражения уважительных чувств. Существуют особые обороты речи, смягчающие разговор и уводящие от прямых ответов на слишком откровенные вопросы. Общие фразы, многословие — как зимняя набивка на копытах лошадей. Грубая правда остается привилегией пожилого и мудрого. «А чему я могу научить этого выскочку?» — с горечью думает Ферат-бей Он в свое время потерпел неудачу, не повезет и этому дерзкому молодому человеку.

— Кто конкретно жил в доме ученого в то время? — спрашивает Камиль.

Старик вздыхает и отвечает не спеша, давая понять, что ему не нравится разговор в форме допроса.

— Сам Исмаил-ходжа, его сестра и племянница. Да еще гувернантка племянницы, француженка. Садовник и конюх также проживали в усадьбе. Днем из деревни приходили служанки и повар.

Ферат-бей умолкает и затягивается кальяном. Камиль терпеливо ждет, пока он дымит трубкой. Однако тот и не думает продолжать рассказ, и тогда судья торопит его.

— Расскажите мне, о чем они говорили, где находились в тот день и накануне. Заметили они что-нибудь необычное?

Бывший полицейский уже жалеет, что согласился на встречу. Он упорно продолжает молчать.

Камиль понимает, что слишком спешит. Офицер стар, и ему трудно понять новые методы расследования. Он считает себя старшим по званию. Ценит свое положение в обществе, по сравнению с которым заурядное преступление ничего не значит. Камиль считает это предубеждением, однако многие продолжают верить в давнюю традиционную установку. Судья меняет тактику.

— Старший офицер-эфенди, — говорит он, из вежливости называя полное звание старика. — Я бы очень хотел раскрыть данное преступление. Ваш богатейший опыт поможет нам пролить свет на это запутанное дело. Между двумя убийствами есть некоторое сходство, хотя я могу и ошибаться. Полагаюсь во всем на ваше суждение.

Ферат-бей смягчается. Он вновь готов говорить.

— Какое же сходство?

— Обе молодые женщины были англичанками и служили гувернантками при дворе. Тела обнаружили в воде. Вторую девушку скорее всего бросили в Босфор между Шамейри и Эмирганом. — И он рассказывает бывшему полицейскому о том, что видели рыбаки. Однако не упоминает о кулоне и расширенных зрачках жертвы.

Офицер пристально смотрит на Камиля: интересно, как отреагирует судья на его следующие слова.

— Вы считаете, что убийства как-то связаны с дворцом?

Если да, с удовлетворением думает Ферат-бей, то этот человек потерпит неудачу, как в свое время и он сам. Теперь его пенсии едва хватает на табак. Он знает, что скорпион свил гнездо в поленнице дров судьи. Притворяясь, что ему не интересен ответ, старик улыбается и подносит к губам чашку с чаем.

Камиль отвечает не сразу. Он подает знак юноше, который тотчас подлетает, чтобы наполнить чашки из огромного медного самовара, пыхтящего на столе в углу комнаты. Мужчины молча совершают торжественный ритуал приготовления чая. Держат блюдце и чашку на ладонях рук, отмеривают себе сахар по вкусу, размешивают, поднимая небольшую бурю в сосуде. Вода поднимается вверх, однако в силу каких-то таинственных обстоятельств никогда не переливается через край. Камиль восхищается янтарным цветом жидкости.

— Отличный чай!

Ферат-бей безразличен к цвету напитка. Он ждет ответа. Высокомерен ли судья или просто не знает, что сказать? «Что ж, в таком случае, — думает старик, — я не стану просвещать его. Пусть сам на своем горьком опыте узнает, что преступления, нити к которым идут во дворец, лучше не раскрывать».

Тем не менее его очень интересует новое дело.

— Совпадение может иметь место, — хитрит он, надеясь на то, что Камиль потеряет бдительность и расскажет все о последнем убийстве. Ему совсем неинтересно обсуждать дела давно минувших лет.

Камиль осторожно ставит чашку на стол.

— Вполне возможно. — Он сидит тихо, рассматривая пылинки, что кружатся в луче свете, льющемся из окна. Какой хаос, размышляет он, однако мир в целом упорядочен по своей природе. Все структурировано.

Звякает блюдце, и судья вновь вспоминает о бывшем начальнике полиции. Старик нетерпелив, думает Камиль. Хорошо. Может быть, он хочет поделиться воспоминаниями о нераскрытом деле. Поворачивается к офицеру.

— Не могу сказать, есть ли тут какая-то связь, ибо мне очень мало известно о первом убийстве. — Судья не хочет говорить о том, что записи, сделанные бывшим начальником, так скудны и плохо организованы, что из них совершенно невозможно понять суть происшествия.

Ферат-бей вздыхает. Похоже, ему все же придется удариться в воспоминания, однако он не станет выкладывать выскочке все подробности. Пусть сам додумывает. А когда поймет, будет уже слишком поздно. При этой мысли старик не может удержаться от глуповатой ухмылки.

— Что вы хотите узнать?

— Самое важное. Где нашли тело, с кем вы беседовали, что вам сообщили опрашиваемые люди. Меня также интересует состояние тела.

— Состояние тела? Женщина была мертва, вот и все. Плавала в пруду вверх лицом. Мы думали, она утонула, но врач нажал ей на грудь и обнаружил, что вода в легких отсутствовала. Ее задушили. На шее обнаружили следы от веревки. Вернее, это был тонкий и очень крепкий шнурок.

— Шелковый?

Ферат-бей ухмыляется:

— Именно. Никакой другой не оставил бы подобного следа, — пояснил он. Все знают, что таким способом совершаются убийства во дворце падишаха. Несмотря на новое модное звание, выскочке не раскрыть это преступление.

— Она была девственница?

Ферат-бей несколько сбит с толку прямым, без обиняков, вопросом Камиля. О таких деликатных вещах даже мужчины предпочитают говорить иносказательно. Другое дело, если бы они были собутыльниками или школьными товарищами. Вот тогда можно, не стесняясь, открыто задавать неприличные вопросы. Но они просто коллеги, и он старше по возрасту, да и по званию. Полицейский быстро соображает, проявление ли это неуважения или у Камиля просто нет жизненного опыта. Решает, что дело в последнем. Весьма распространенное явление среди избалованных детей элиты. Тем хуже для него, с удовлетворением думает офицер, искушенная в подлостях дворцовая знать быстро расправится с ним.

— Нет.

— Еще одно сходство, — продолжает настаивать Камиль. — Что-нибудь примечательное в отношении тела?

— Ну, то, что она была лишена девственности, совсем неудивительно. Среди европеек такое встречается сплошь и рядом. — Ферат-бей хихикает. Потом усаживается поудобнее и с явным удовольствием пыхтит трубкой.

Камиль грустно улыбается, отказываясь обсуждать щепетильную тему.

— Что-нибудь еще?

Бывший начальник полиции обеспокоен. Ему непонятно, чего добивается выскочка.

— Больше ничего нет. Если только вас не интересуют слухи.

— Какие именно?

— Люди говорили, будто у нее роман с одним турецким журналистом.

— Это правда?

— Откуда мне знать? Точных сведений ни у кого не имелось, а журналистов сейчас хватает. Их даже, по-моему, чересчур много.

— Почему вы решили, что существует связь с дворцом?

Ферат-бей вздрагивает.

— У нас был один свидетель, — неохотно признается он.

Камиль удивлен. Для него это новость.

— Свидетель убийства?

— Нет, похищения. Видимо, она пошла по своей воле. Один из евнухов утверждает, что Ханна села в карету у задних ворот. И такое уже случалось ранее. Гувернантка всегда уезжала с одним и тем же кучером, чей вид не внушал доверия. Евнух хотел даже донести на нее нанимательнице, чтобы та уволила англичанку за отсутствие моральных качеств. Все произошло прямо перед ее гибелью. — Он смеется хриплым неестественным смехом.

— Чей евнух?

Ферат-бей взволнован. Он проговорился. Ему вовсе не хотелось сообщать судье о евнухе.

— Он служит в гареме семьи Асмы-султан, — неохотно признается полицейский.

— Асма-султан? — Камиль пытается вспомнить, где он совсем недавно слышал такое имя.

— Она дочь султана Абдул-Азиза, мир его праху. Жена Али Арслан-паши.

Супруга великого визиря. Сибил на фоне снега. Он ее видит. Она раскраснелась на морозе и едет на санях вместе с матерью в гарем Али Арслан-паши.

— Но в гареме содержалось множество других женщин, — продолжает Ферат-бей.

— Дамы из высшего общества?

— Паша не отличался таким аппетитом, как его тесть. А может быть, его жена позаботилась о том, чтобы он не вынимал меч из ножен. — Ферат-бей натужно смеется. — Так что никаких наложниц. Только Асма-султан и его дочь, Перихан-ханум. Остальные женщины были служанками, как и наша англичанка. Хотя Асма-султан часто принимала у себя родственниц, некоторые из них подолгу жили во дворце. Все они знали гувернантку.

— Кто еще приходил туда?

— Племянницы, Лейла и Зухра. Они навещали тетю очень часто. Зухра-ханум должна была выйти замуж за этого пьяницу, принца Зийю, которого убили в парижском борделе.

Камиль раздражен, но сдерживает себя. Он никогда не встречался с принцем, но слышал, что тот был порядочным и справедливым человеком. Слухи о его смерти в публичном доме он считал грязным вымыслом.

— Так какая же все-таки связь между убийством и дворцом? — спрашивает Камиль. Бывший начальник полиции уже сделал намек. Судья не ослышался.

— Евнух Асмы-султан, человек с ястребиным взглядом, — вот вам и связь. Идите и спросите его сами. Только возьмите с собой дорогой подарок. — Офицер хихикает. Асма-султан, ее евнух и англичанка Ханна являлись лишь марионетками в игре гигантов. Он просто поставил выскочку на игральную доску. И все-таки не стоило упоминать имя жены великого визиря. У него и так хватает неприятностей.

— Вы не нашли карету и кучера?

— Нет.

Полицейский знает, что его считают неудачником. Ведь он раньше времени отправлен в отставку. Ему не позволили раскрыть дело. Однако правда может окончательно погубить его. Вот почему досье так и осталось незаконченным.

— А что сообщили вам в Шамейри?

— Никто ничего не видел. За исключением истерички француженки. Она обнаружила тело в пруду, прибежала домой, быстро собрала свои вещи и чуть было не уехала прямо перед нашим появлением. Она не говорила по-турецки, так что племянница Исмаила-ходжи переводила нам ее показания.

— А что француженка делала у пруда?

Ферат-бей размышляет.

— Сказала, что гуляла. Вполне резонно.

— Она имела обыкновение совершать дальние прогулки? Если не ошибаюсь, пруд находится в довольно уединенном месте в лесу.

— Трудно понять женщин, — раздраженно говорит Ферат-бей. — Они любят уединяться. Возможно, она поссорилась с любовником и хотела побродить в одиночестве и погрустить.

— У нее был любовник?

Терпение полицейского готово лопнуть. У судьи напрочь отсутствует воображение, решает он.

— Откуда мне знать? В любом случае она никогда не призналась бы. Да и какая разница? У нас был свидетель. Преступление не имело никакого отношения к семейству. — Он умолкает, опасаясь, что вновь проговорится и натолкнет молодого человека на новые размышления. Свет в окне бледнеет. Дождь прекращается, и начинает дуть прохладный вечерний ветер. Помещение наполняется местными жителями, которые закрыли свои лавки и теперь хотят немного расслабиться, перед тем как идти домой по темным улицам города.

Ферат-бей бормочет, что ему уже пора, и с трудом встает на ноги. Камиль благодарит его за любезную помощь и предлагает проводить. Старик ворчит и отмахивается от него.

— Я живу недалеко. Как-нибудь сам дойду.

Прихрамывая, выходит во двор. Камиль остается и расплачивается с хозяином заведения. Выйдя из чайной, он не находит на улице бывшего начальника полиции. Камиль пожимает плечами, закутывается в плащ и через каменные ворота выходит на улицу.

Как только судья исчезает из виду, Ферат-бей покидает укромное место в глубине двора. Некоторое время он стоит, щурясь от резкого ветра, будто вновь ожидая появления Камиля, а потом возвращается в чайную.

Глава тринадцатая

КУЛОН НА СВОЕМ МЕСТЕ

Камиль и Сибил сидят в приемной напротив друг друга. Ему не терпится начать разговор, он даже отказался от чая. Судья старается не смотреть на дочь посла и думает исключительно о цели своего визита. К счастью, Сибил одета в скромное голубое платье.

— Сибил-ханум, вы говорили, что находились здесь в то время, когда произошло убийство Ханны Симмонс.

— Мне казалось, вы расследуете причину гибели Мэри. Разве между двумя преступлениями существует какая-то связь?

— Не знаю. Может, и нет никакой связи, только я хочу знать наверняка. Вчера я беседовал с начальником полиции, который вел дело Ханны. Не могли бы вы также припомнить что-нибудь по этому поводу?

Сибил размышляет, потом говорит, медленно произнося слова и словно извиняясь:

— Возможно, я зря ругала полицию. Мама тоже не сумела ничего выяснить. В последний раз Ханну видели в детской комнате гарема. Она читала детям.

— Вы ее знали?

— Она, наверное, приходила в посольство, но я с ней не встречалась.

— Кто нанял Ханну?

— Мать говорила, что ее нанимала Асма-султан, однако в гареме есть и другие женщины.

— Вы знаете кого-нибудь из них?

— Нет, но могу навести справки. Я пошлю записку Асме-султан и попрошу назначить мне встречу.

— Пока нет никакой необходимости, — спешит отговорить девушку Камиль. — Вам не следует встречаться с ней. Это опасно. Я еще не знаю, кто имеет отношение к преступлению.

— Но вам не позволят разговаривать с женщинами, так почему же мне не попытаться добыть полезные сведения? Я пойду туда на чай, а не на плаху, — шутит она.

На лице Камиля нет и тени улыбки.

Несколько минут они сидят молча, погрузившись в раздумья. Каждый думает о своем.

— Бедная Ханна, — наконец говорит Сибил. — Мама написала письмо ее родителям в Борнмут, очень деликатно рассказав о судьбе их дочери. Ответа не последовало. Мы похоронили бедняжку на английском кладбище в местечке под названием Гайдар-Паша.

— Грустная история, — говорит Камиль, испытывая чувство неловкости. — Значит, вам ничего не известно о семье Ханны-ханум?

— Нам не удалось добыть никаких сведений. О женщине остались лишь крохи воспоминаний ее знакомых. В целом жизнь Ханны — сплошная загадка. — Сибил отворачивается.

Камилю хочется взять ее за руку и утешить.

— Должно быть, у покойной где-то есть родственники, которые помнят ее, — заверяет он Сибил. — И она прожила яркую жизнь в Стамбуле. В конце концов, редко кому из иностранок удается устроиться на работу во дворец султана. Уверен, в жизни женщины было немало счастливых моментов.

— Вы правы. Интересно, что случилось с ее вещами? Помню, их послали сюда, в посольство. Папа, наверное, ничего о них не знает. Такого рода дела его не занимают. Очевидно, мама принимала их. Возле кухни есть небольшая кладовка, где она хранила всякие редкости. Почему бы нам не заглянуть туда? — Сибил выпрямляется в кресле и улыбается Камилю. Ей нравится, что они занимаются одним делом.


Кухарка стоит у двери и с разинутым ртом смотрит, как Камиль и Сибил снимают с полок банки с консервированными персиками и вареньем, хранящиеся в кладовке. Продукты загораживают аккуратно расставленные предметы: мраморные каминные часы с золотым орлом, три помятые медные чаши; ящик с серебряными ложками; на нижней полке стоит чемодан, обвязанный веревкой. К ручке прикреплена бирка, на которой каллиграфическим почерком написано: «Ханна Симмонс, год смерти 1878. Личные вещи».

Камиль несет чемодан к кухонному столу. Сибил делает знак служанке, и та покидает помещение.

— Давайте осмотрим содержимое.

Сибил двигает чемодан к себе и начинает развязывать веревку. Камиль достает из кармана куртки короткий нож с костяной ручкой. Разрезает веревку, открывает чемодан, осторожно вынимает содержимое и кладет его на стол: два простых платья, пара туфель со шнурками, посеребренный футляр, пара расшитых турецких тапочек и какие-то документы.

— Вот и все, что осталось от человека, — печально размышляет вслух Сибил. — Почти ничего.

Камиль пробегает пальцами по краю внутренней обивки чемодана. Находит отверстие и тянет за него. В полости за замком находится маленькая бархатная шкатулка. Камиль вынимает ее и кладет на стол. Внезапно он встает и направляется к большому глиняному кувшину, стоящему в углу комнаты. Снимает крышку и опускает вниз медную чашку, прикрепленную к цепи. Напившись, возвращается к столу.

Камиль ногтем нажимает на замок и открывает шкатулку. Внутренняя поверхность обита синим шелком, в центре круглая выемка. Камиль опускает руку в карман и вынимает кулон, найденный на шее Мэри Диксон. Осторожно вставляет его в выемку. Как и предполагал судья, кулон подходит просто идеально.

Глава четырнадцатая

КРОВЬ

У входа в ялы великого визиря ждет евнух. Он одет в безупречный белый халат, резко контрастирующий с иссиня-черной кожей. У евнуха гладкое, как баклажан, лицо, а конечности длинные и не соответствуют небольшому росту этого человека. В широком кушаке, опоясывающем большой живот, щегольски торчит метелка, словно пуховое перо в тюрбане. При виде выходящей из кареты Сибил он низко кланяется и в знак почтения прикладывает руку сначала ко рту, потом ко лбу. Тем не менее в его манерах чувствуется некая высокомерность. Он смотрит куда-то поверх голов. И совсем не хочет замечать британского полкового лейтенанта в алом мундире, отдающего честь дочери посла и уводящего военный эскорт в караульное помещение. Евнух хранит молчание.

Сибил следует за ним по богато обставленным комнатам, устланным огромными роскошными коврами. Высоко на стенах, почти под самым потолком, висят заключенные в рамы картины и изречения из Корана. Она видит свое отражение в зеркалах — белый призрак, скользящий за черным человеком по залам имперского дворца.

У двери, украшенной искусной резьбой, евнух дает ей желтые тапочки, вышитые яркими цветами. Однако женщины, ждущие за дверью, одеты вполне по-европейски. Восток сказывается только в излишествах золотых и серебряных украшений и вышивке на одежде. Женщины сверху донизу увешаны драгоценностями и сверкают, как яйца Фаберже. Затянутые в корсеты дамы сидят неподвижно, словно изваяния в покрытых чехлами креслах. Некоторые прикололи к волосам бриллиантовыми брошками модные платки.

«О Боже, — уныло думает Сибил, — неужели мир перенял у нас все эти излишества?»

Асма-султан встает и идет навстречу Сибил с распростертыми руками. У нее круглое приятное лицо, нос пуговкой и маленькие глазки. Ничем не примечательный облик. В толпе на нее никто не обратил бы никакого внимания. Бледная кожа обвисает на щеках и подбородке. Но взгляд, устремленный поверх гостьи, не утратил остроты.

— Моя семья считает для себя честью ваше присутствие на торжестве по случаю обрезания моего внука.

— Я счастлива быть здесь, ваше высочество. — Сибил не помнит, надо ли ей поклониться или сделать реверанс. Делает то и другое и спотыкается.

В большом окне видна голубая гладь Босфора. Застекленная створчатая дверь открыта. С террасы доносится благоуханный аромат жасмина. Комната залита солнечным светом.

— Разрешите представить вам Сибил-ханум, дочь нашего знаменитого английского посла, — заговорила хозяйка по-французски с едва заметным акцентом.

Женщины улыбаются и приветствуют ее звонкими голосами. Сибил отвечает по-турецки, что вызывает всеобщее одобрение. Она идет по комнате, останавливаясь возле каждой дамы. Дочь посла ждет, пока хозяйка представит гостью и, выражаясь довольно вычурно и замысловато, расскажет о положениях, которые занимают в обществе мужья и отцы этих особ. Дамы представляются в соответствии с их местом на иерархической лестнице.

— Мы очень рады вашему визиту.

— Я счастлива находиться здесь.

— Как поживаете?

— Отлично, спасибо. А вы?

— У меня все хорошо, хвала Аллаху.

— Как поживают ваши отец и мать?

— У них все хорошо. Здоров ли ваш отец?

Разумеется, хозяйка сообщила дамам все известные ей сведения о Сибил до ее прихода. Поэтому они не спрашивают у нее о покойной матери или о ребенке, ибо Сибил, находясь в весьма зрелом по турецким понятиям возрасте двадцати трех лет, еще не вышла замуж. Они одобряют то, что после смерти матери Сибил посвятила себе заботе об отце. Хорошая, послушная, преданная дочь.

Стулья ставятся у стены — дамы сидят будто на длинном диване. Теперь Сибил может разговаривать только со своей ближайшей соседкой. Она не в состоянии следить за общей беседой. Одна из женщин переходит на французский, однако Сибил не очень хорошо владеет этим языком. Лучше бы всем говорить по-турецки.

Семилетний мальчик, которому вскоре предстоит стать мужчиной, одет в желто-голубой халат. Он с важным видом, словно павлин, прохаживается перед женщинами. За ним семенит гувернантка. Позднее дамы проходят через застекленные двери в тенистое патио, где растут розы и жасмин. Здесь их ждут легкие закуски. Сибил идет рядом с Асмой-султан. У той на голове шелковый тюрбан, расшитый жемчугом. Он крепится украшением из бриллиантов и рубинов, похожим на букет цветов. Один из концов тюрбана развязался и упал ей на лицо.

— Скажите, — обращается она к Сибил, когда они прогуливаются по саду, — как живут женщины в Европе?

Не имея достаточного жизненного опыта, девушка рассказывает даме о борьбе своей сестры Мейтлин за право стать врачом.

Асма-султан перебивает ее:

— А как насчет Парижа?

— Я никогда не была в Париже, ваше высочество, — неохотно признается Сибил, уязвленная отсутствием интереса хозяйки виллы к судьбе ее сестры. — Но Лондон — замечательный город. — И она начинает фантазировать на тему столичной жизни. Дочь посла совсем недолго жила там, однако неплохо знает город по книгам Диккенса и Троллопа. Она описывает лондонское метро, подземку, строительство которой, по слухам, вот-вот должно быть закончено.

Вскоре Асма-султан вновь прерывает ее.

— Мой племянник уехал в Париж много лет назад, — говорит она и вдруг замолкает.

Теперь Сибил понимает, что предыдущие вопросы Асмы-султан являлись как бы прелюдией к важной теме. У нее также создается впечатление, будто жена великого визиря сама удивлена и обеспокоена своим внезапным признанием, однако уже не может молчать.

Девушка осторожно спрашивает:

— Ему понравилось в Париже?

— Он там умер.

Вот и ключ к загадке, думает Сибил.

— Мир вашему дому, — говорит она.

Они гуляют в стороне от общей группы.

— Зийя — хороший человек. Я хотела, чтобы он женился на моей дочери, Перихан, однако внучка султана не могла быть отдана в жены родственнику. Ее рука ценилась слишком дорого. Муж считал, что полезнее будет заручиться лояльностью министра двора. Он умный человек, корабль, парус которого надувается при малейшем ветерке. Он процветал во время правления моего отца, а потом участвовал в заговоре против него. Теперь верой и правдой служит нынешнему султану.

Сибил пытается скрыть свое удивление.

— Но ведь таковы правила, не так ли? Когда в правительстве происходят изменения, люди служат тем, кто правит страной в данный момент.

— Вы не понимаете, Сибил-ханум. Мы все рабы Аллаха. Но мы также принадлежим падишаху. Наши судьбы в его руках. Дворец не имеет ничего общего с правительством, это орган, который контролирует империю и всех ее жителей. Мой племянник не скрылся от всевидящего ока монарха даже в Париже. А я всего лишь ноготок мизинца. Хотя мой отец был султаном.

Сибил слышала, что во дворце преданность считается высшей добродетелью. Но в наибольшей опасности находятся приближенные правителя, ибо он постоянно оценивает их критическим взглядом. Интересно, касается ли это родственников бывшего султана? Скорее всего даже в большей степени, так как они могут претендовать на трон, который наследует старший мужчина в семье.

— Я стала свидетельницей свержения отца. Заговор возглавили самые преданные ему министры. — Асма-султан понижает голос. — Преследовали отца до тех пор, пока он не покончил с собой. Самый могущественный человек в мире не встречался ни с кем, кроме своих женщин. Стражники следили за каждым его шагом. Можете вы себе такое представить?

Сибил поражена услышанным. Как же утешить бедную женщину?

— Просто ужас какой-то, ваше высочество, — говорит она.

Асма-султан продолжает печальный рассказ:

— Он обожал мою мать и меня. Отец любил нас больше всех. Мы вытирали кровь с его рук своими чадрами.

Сибил не знает, что сказать. Она прибыла в Стамбул непосредственно перед переворотом и хорошо помнит беспорядки на улицах, войска и военные корабли вблизи дворца.

— Мать не пережила несчастья, — шепчет Асма-султан.

— Моя мама рассказывала мне о ней, ваше высочество. Она встречалась с ней, — сочувственно говорит Сибил.

Асма-султан резко поворачивается к дочери посла:

— Когда?

— Наверное, в 1876 году, как раз перед… — Она не заканчивает фразу. — Мама посещала гарем дворца Долмабахче во время аудиенции моего отца с султаном Абдул-Азизом. Помню, она говорила о паре фазанов, которых хотела подарить правителю.

— Отец любил ярких животных и птиц, — с грустью вспоминает Асма-султан. — Попугаев, белых кур с черными головами. Он даже завел пятнистых коров. Прекрасная порода.

— Говорят, ваша мать была очень красива.

— Она была русской дамой из высшего общества и училась в Париже. Корабль, на котором она плыла, захватили пираты в открытом море, и ее продали во дворец. Звали мать Жаклин, но во дворце ей дали имя Серше, то есть «воробей», из-за малого роста. Султан обожал ее, а другие женщины в гареме страшно ревновали.

Сибил ждет продолжения рассказа Асмы-султан, однако та поворачивается и идет по дорожке сада. Девушка направляется следом. Ее разбирает любопытство.

Спустя какое-то время Асма-султан обращается к Сибил:

— Есть только кровная преданность, Сибил-ханум. Послушание родителям превыше всего. Вы правильно поступили, оставшись с отцом. Замужество гасит пламя любви к родителям.

Сибил озадачена.

— Но, ваше высочество, долг женщины перед отцом не исключает права на свой дом и семью.

Асма-султан устремляет на Сибил проницательный взгляд:

— Как поживает ваш отец, Сибил-ханум? Он здоров?

Девушка хочет сказать правду, однако отвечает вполне дипломатично:

— У него все хорошо, слава Аллаху.

— Вы христианка, а воздаете хвалу Аллаху?

Сибил не готова начать теологический диспут.

— Бог един, ваше высочество.

Асма-султан вздыхает:

— Не обращайте на меня внимания. Я просто беспокоюсь о здоровье членов вашей семьи. — Она наклоняется к Сибил, при этом чадра закрывает ее рот, и снова понижает голос: — Можете ли вы передать сообщение вашему отцу?

— Сообщение?

— Да. Нас очень беспокоит его здоровье, ибо он нужен империи. Мы с трудом узнаем о том, что происходит за стенами нашего дома, да и не женское это дело. Однако пусть ваш отец знает, что я полагаюсь на него как на представителя могучей страны. Вы оказывали нам услуги в прошлом и поможете снова. Наш путь нелегок, но мы преодолеем все трудности. Вы передадите ему мои слова?

Сбитая с толку Сибил отвечает:

— Ну конечно, ваше высочество. Я все передам. Спасибо вам за доверие. Мы вносим посильный вклад в дело борьбы за свободу во всем мире.

Сибил морщится, сделав такое пафосное заявление. Но только так и говорят дипломаты.

— Никакой свободы в мире нет, Сибил-ханум, — сухо говорит Асма-султан, — существует лишь долг. Мы делаем то, что приказывают наши мудрые повелители. И не делаем того, что они запрещают нам. Прошу вас, передайте послу сказанное мною.

Некоторые дамы с любопытством смотрят на них.

— Да хранит вас Аллах. — Асма-султан поворачивается и идет по дорожке.

Ее дочь, Перихан, подходит к Сибил, внимательно смотрит на нее, а потом хвалит ее произношение.

Глава пятнадцатая

ПЕРВОЕ ИЮЛЯ 1886 ГОДА

«Дорогая Мейтлин!

В моей жизни произошли волнующие события. Пожалуйста, не ругай меня, дорогая сестра, за самовольство. Ты ведь такая мудрая. Знаю, ты не одобряешь интереса к этим убийствам, так как опасаешься за мою безопасность. Да, я могу ненароком потревожить осиное гнездо. Но, дорогая сестра, твои страхи не имеют под собой никаких оснований. В конце концов, я же не гувернантка, и у меня есть защитник, какого не имели Ханна с Мэри. Я занялась этим делом лишь из желания помочь Камилю. Не представляю себе, что ты поступила бы по-другому, когда идет расследование двух схожих убийств. Ведь твоя жизнь полна приключений. Так не осуждай меня за то, что я немного поиграю в детектива. Ты прекрасно знаешь, что я крайне осторожна и всегда обдумываю поступки. Так что бояться за меня не стоит.

Я сделала несколько интересных открытий. Спешу заверить тебя, что вовсе не лезу на рожон. Просто сведения попали в мои руки, подобно тому, как спелые яблоки падают в фартук девушки, стоящей под яблоней.

Вчера я посетила жену великого визиря, Асму-султан. Она дочь султана Абдул-Азиза, который был свергнут в 1876 году и впоследствии покончил жизнь самоубийством. Министры заставили султана отречься от престола, ибо его экстравагантные выходки вели к разорению империи. Кроме того, страна нуждалась в конституции. Мама говорила, что в гареме султана содержалось не менее тысячи женщин, а во дворце в его распоряжении находились пять тысяч придворных и слуг. Чтобы разместить их, он построил два новых дворца. Мать Асмы-султан была одной из наложниц. Наша мама встречалась с ней незадолго до переворота. По ее словам, это была миниатюрная женщина с выразительным лицом. Она показалась маме красивой и романтичной.

В то время Асма-султан уже была замужем, так что избежала участи своей матери и других женщин из гарема султана, которых после его самоубийства заточили в старый разрушающийся дворец Топкапы. При новом правителе муж Асмы-султан стал великим визирем, так что сейчас она очень влиятельный человек. Не знаю, что стало с ее матерью. Как-то неудобно расспрашивать. Понятно, что она с горечью вспоминает о событиях, связанных со свержением отца. Ее муж участвовал в заговоре, и Абдул-Азиз умер у нее на глазах. Ужасно, не правда ли? Мне очень жаль эту женщину. Несмотря на всю власть и богатство, она несчастный человек.

Кажется, Асма-султан весьма обеспокоена состоянием здоровья нашего отца. Откуда она узнала о болезни? Мы делали все, чтобы это не стало достоянием широкой общественности. Асма-султан попросила меня передать отцу, что она — думаю, имелась в виду вся империя — продолжает полагаться на него. Я ничего не сказала отцу. Он расстроится, если узнает, что по городу поползли слухи о его болезни.

Я получила полезные сведения для Камиля. Асма-султан намекнула, что ее племянник, Зийя, погиб в Париже от руки наемного убийцы, посланного из султанского дворца. Трагедия произошла примерно в то же время, когда убили Ханну. Мне также стало известно, что невеста Зийи, Зухра, часто посещала гарем, где работала Ханна, и что она также куда-то пропала вскоре после случившегося несчастья. По слухам, вышла замуж в Эрзеруме. Разве могут быть случайными смерть и исчезновение двух человек, хорошо знавших друг друга? В любом случае Зухра скоро приедет сюда навестить больного отца. Камилю не удастся встретиться с ней, так что мне самой придется нанести ей визит и расспросить о Ханне.

Берни шлет тебе наилучшие пожелания. Он хочет узнать у Ричарда, помнит ли тот китайское стихотворение о кисточке и шнурке. Он сам неожиданно наткнулся на это произведение в совершенно необычном месте.

Что ж, вот на такой таинственной ноте я заканчиваю свое послание. Как обычно, шлю привет мальчикам. Пусть они не забывают меня.

Твоя любящая сестра,

Сибил».

Глава шестнадцатая

ЧИСТОТА РАЗУМА

Сентябрьским днем 1294 года по Румийскому календарю, или 1878-го по христианскому летосчислению, я провожала Хамзу, который вел свою лошадь к большой дороге. Блестящие гладкие желтые листья покрывали землю. От леса шел резкий запах сырости. Уже прошел месяц с тех пор, как я обнаружила в пруду мертвую женщину. Мадам Элиз уехала, дядюшка Исмаил отсутствовал, так что Хамза беспрепятственно приезжал к нам. Он хотел повидать маму. Она приготовила чай и подала его в гостиной.

— Мама так рада встрече с тобой, Хамза. Давно я не видела ее такой веселой. Я счастлива, когда она улыбается, — это теперь такая редкость. Если бы ты приезжал почаще.

— Твоя мать всегда хорошо ко мне относилась.

Мы подошли к воротам.

— Меня удивляет то, что твой отец взял себе вторую жену, — сказал он, не глядя на меня, — принимая во внимание его взгляды.

— Взгляды?

— Он ведь современный человек, Янан. Как и многие из нас, твой отец верит в то, что империя может выжить, если только мы научимся европейским секретам жизни. Некоторые считают, что для этого нам достаточно освоить их технику. Однако дело не только в ней. Если мы хотим, чтобы нас вновь уважали как великую державу, надо присоединиться к цивилизованному миру. А это означает изменение всего образа жизни и мышления. — Он повернулся ко мне. — Полигамия неуместна в новом мире.

— Кто станет решать, что уместно, а что нет в твоем новом мире? — спросила я с резкостью, которая удивила меня саму.

— Ученые, политики, писатели. Нас больше, чем ты представляешь, Янан. Некоторые уехали в Париж, но и здесь у нас полно сторонников. — Хамза говорил тихо и быстро. — Мы издаем журнал под названием «Харриет». Возможно, ты видела его в библиотеке дяди. Ходжа коллекционирует реформистские издания, хотя не знаю, читает ли он их. А вот тебе обязательно надо читать наш журнал, Янан. Мы собираемся выкорчевать все старое и гнилое в нашей стране и посадить в благодатную почву зерна науки и рационального мышления.

Меня крайне встревожили масштабы предлагаемых перемен. О какой науке и рациональном мышлении может идти речь?

Однако я не противоречила ему и даже обещала просмотреть журнал.

Хамза улыбнулся мне и тихонько потянул за локон, который выбивался из-под шелкового платка.

— В течение некоторого времени я не буду навещать тебя, принцесса. — Мягкие тягучие гласные и свистящие французские звуки радостным хороводом кружились вокруг меня, приглушая неприятную новость. — Я отправляюсь в путешествие.

— Надолго? Куда ты едешь? — спросила я грустно.

Он покачал головой:

— Не могу сказать даже тебе. Надо соблюдать осторожность. Султан распустил парламент. Он уступил треть империи русским. Если бы не англичане, мы потеряли бы Стамбул и большую часть страны. И вот теперь, в тот момент, когда мы, как никогда ранее, нуждаемся в Европе, султан грозится в роли калифа возглавить мусульманское движение. Нам пора действовать. Мы же турки, Янан. Наши предки скакали по азиатским степям, причем женщины ни в чем не уступали мужчинам. Турецкая империя не нуждается в религии, противостоящей цивилизации. — Он взял меня за подбородок и добавил совсем тихо: — Не все ждут перемен. Я не хочу неприятностей для тебя и твоих родственников, поэтому больше не буду приезжать сюда.

— Но ведь здесь твоя семья.

Я злилась на Хамзу и политику, которая отнимала его у меня, и не считала бесполезными те вечера, в ходе которых изучала исламские тексты вместе с дядюшкой Исмаилом. В негодовании отступила назад. Он так крепко схватил меня за руку, что мне стало больно.

— Хамза! — вскрикнула я и отпрянула. Однако он прижал меня к себе, так что наши головы почти соприкасались.

Он положил какой-то предмет в шаль, повязанную вокруг моей талии, и прошептал:

— Твои глаза сверкают как это морское стекло.

Затем отпустил мою руку и, не говоря ни слова, вскочил на лошадь и ускакал прочь. Пошарив в складках шелка, я извлекла оттуда зеленый камень, который, казалось, светился изнутри. Он находился в филигранном позолоченном футляре, висящем на изящной цепочке.

Мог ли камень быть осколком бутылки, многие годы пролежавшим в море, где его основательно промыло водой и как следует почистило песком? Тогда мне казалось, что в этом есть некий неуловимый метафорический смысл.

Глава семнадцатая

ТРЕТЬЕ ИЮЛЯ 1886 ГОДА

«Дорогая Мейтлин!

У папы опять случился приступ. Полагаю, убийство Мэри Диксон очень расстроило его. Он не переносит упоминаний о любой смерти. Теперь отец ночует в библиотеке и принимает пищу там же. В будущем я постараюсь оградить его от излишних переживаний. В остальном отец бодр и активен, как всегда, и сам работает с многочисленными бумагами. Недавно папа отказался от услуг секретаря, так как, по его словам, перестал доверять ему. Возможно, он прав. После увольнения этот человек, вместо того чтобы купить билет на пароход до Англии, остался в Стамбуле и устроился на работу торговым агентом. В Эссексе такие вещи могут показаться несущественными, однако здесь всегда нужно быть начеку и опасаться тайных агентов султана. Вообще никому нельзя доверять, даже англичанам. Меня все еще беспокоит озабоченность Асмы-султан состоянием здоровья отца. Многие ли знают о его болезни?

Я начинаю задумываться о том, как долго мы еще пробудем здесь. Жизнь оттоманских дам достойна восхищения, хотя в их поведении есть что-то инфантильное и непонятное европейскому уму. Женщины заняты исключительно интригами, они походят на ссорящихся детей, вот только последствия конфликтов могут оказаться довольно плачевными. О, эти женщины вовсе не такие изнеженные и пассивные, какими кажутся на первый взгляд. Они могут моментально выйти из состояния апатии и начать повелевать. Просто они не столь цельные натуры, как европейки.

Как видишь, я придерживаюсь объективности в своих описаниях и меня больше «не заносит», как ты выразилась в предыдущем письме. В наши дни, впрочем, семьи турецких должностных лиц, которых мне приходится время от времени навещать, живут точно так же, как мы с тобой. Женщины носят платья, сшитые по последней парижской моде. Думаю, дамы в Эссексе даже несколько отстают от знатных турчанок. Мужчины также одеваются по-европейски. Мужья и жены обедают за одним столом, а потом расходятся по своим комнатам. Точно так же поступаем и мы у себя дома. Правда, их вкусы в отношении интерьера квартир несколько грубоваты. Вешалка, например, может находиться рядом с фортепьяно. И они очень любят хвастаться, выставлять себя напоказ. Порой чрезмерное количество драгоценностей портит самое замечательное платье. А мужчины носят на голове такие смешные цветочные горшки с кисточкой. Тем не менее они привыкают к цивилизованному поведению, как дети учатся ходить. Если у меня здесь будет свой дом и семья, я обязательно приглашу тебя, Ричарда и детей. Думаю, Восток покорит вас, как он покорил меня.

Я сижу в тени под соснами и слышу бодрые гудки паромов, курсирующих по Босфору, который плещется прямо за стенами посольства. О, как бы я хотела поговорить с тобой и поделиться мыслями! Следуя твоему совету, я пытаюсь держать под контролем свое воображение. Зухра прибудет в Стамбул через несколько дней. Хочу сразу же навестить ее и обо всем расспросить, еще до того, как расскажу о ней Камилю.

Знаешь, он приходит ко мне, мы сидим на кухне и дружески беседуем, словно муж с женой за чашкой чая. Сегодня вечером он приглашен к нам на ужин. В последнее время я часто вспоминаю нашего повара, месье Менара. Наверное, я старею, раз начала думать о прошлом. Но, как ты любишь повторять, никто не может отнять у нас будущее.

Я опять много гуляла, моя дорогая сестра. Ты говоришь, что с интересом читаешь мои отступления и они отвлекают тебя от повседневных обязанностей. Мне же кажется, что я слишком увлекаюсь длинными посланиями. Хочу сказать в свою защиту только одно: я никогда не чувствовала в себе такой приток жизненных сил. И с кем же мне поделиться радостью, как не с любимой сестрой, с которой у меня столько общего. Прости, если я отнимаю у тебя много времени отчетами о своей жизни. Я отлично знаю, как ты занята.

По обыкновению, шлю тебе и твоим мужчинам горячие приветы. Очень хочу наконец увидеть моих славных племянников.

Твоя любящая сестра,

Сибил».

Глава восемнадцатая

СУДЬБА-КИСМЕТ

После ужина Сибил и Камиль стоят на балконе второго этажа и смотрят на тускло освещенный город, простирающийся за каменной стеной, окружающей территорию посольства. Сумерки сгущаются. Босфор представляет собой некий вакуум, его не видно, однако он ощущается совсем рядом. Неподалеку гирлянда фонарей покачивается между минаретами мечетей, обозначая праздник и конец месячного поста. Над куполом висит тонкий, как обрезанный ноготь, месяц.

— Вы в самом деле верите в судьбу-кисмет, в то, что вся жизнь человека пишется при рождении? — спрашивает Сибил.

— Нет никакого кисмета. Старинный предрассудок вполне устраивает ленивых и не желающих работать над собой.

— Вы очень жестоки. Подумайте о тех людях, — показывает она в сторону темного города, — которые выбиваются из сил, но не могут вылезти из нищеты.

— Отчасти это правда. Однако многие прилагают недостаточно усилий. Мысль о том, что ты зависишь от судьбы, мешает человеку полностью реализоваться. Нельзя взваливать тяжелую ношу суеверий на плечи простого смертного.

Сибил удивленно смотрит на него:

— Вы считаете людей слишком ленивыми? Они, по-вашему, не стремятся к самоусовершенствованию?

— Вы прямо делаете из меня какого-то мизантропа.

— Я полагаю, люди делают все, чтобы не пропасть в этой жизни. Бедняк, у которого в кармане всего один шиллинг, тратит его на еду и одежду для своих детей.

— Или выпивает с друзьями.

— Нельзя быть таким циником. — В голосе Сибил звучит обида.

— Вы правы, — соглашается судья, стараясь снять нарастающее напряжение. — Мне посчастливилось вырасти в богатой, устроенной семье. Я жил в хорошем доме, получил блестящее образование. Мне легко быть прогрессивным человеком. — Последние слова удивляют даже его самого. Когда же он превратился в такого циника?

— Вы считаете, что ислам способствует невежеству?

— Кисмет не имеет никакого отношения к религии. Это всего лишь предрассудок, вроде сглаза.

— Но люди нуждаются в вере, не так ли? — задумчиво спрашивает Сибил. — Иначе они не вынесли бы все трудности и несчастья.

— Религия — это леса, стоя на которых, мы строим дом нашей жизни. Когда жилище готово, помост можно убирать.

— Любопытное определение религии. Но может ли религия существовать без веры?

— Не знаю, — отвечает Камиль устало. — Религия представляется мне лишь набором пустых ритуалов и лингвистических изысков, имеющих очень мало смысла.

— Смысла там предостаточно, — парирует Сибил с твердостью в голосе. — Вы описываете не жизнь, а ее оболочку. Если все бессмысленно, то зачем же тогда прогресс?

— Прогресс предполагает рациональные действия, основанные на научных фактах, в отличие от жизни по кисмету или по наставлениям какого-нибудь ходжи.

— Но все равно жить следует в соответствии с моральными принципами. Надо тратить деньги на детей, а не пропивать их с друзьями.

— Да, конечно. Цивилизация — это не вседозволенность. Напротив. Есть определенные правила поведения, которым все должны беспрекословно следовать.

— А где же людям усваивать мораль и образцы правильного поведения? В церкви, в мечети.

— Их обязаны учить родители. А школы должны давать детям то, чего им не смогли дать родные. Нам нужны хорошие учебные заведения, где будут преподаваться науки, искусство и настоящая этическая философия нового времени, а не догматические постулаты, взятые из молитвенников.

— Да, но вся наша цивилизация держится на евангельских заповедях. Они являются моральным компасом. Без них люди просто пустые сосуды, не важно, какими умными и рациональными они себя воображают.

Камиль не любит бурные дебаты, однако уважает Сибил за то, что она умеет стоять на своем. Вообще-то он устал, расследование зашло в тупик.

— Мне пора идти, Сибил-ханум. — Он видит грусть в ее глазах и испытывает неловкость из-за того, что огорчает девушку.

— Да.

Она не знает, что ответить. Они стоят на балконе, опираясь на железные перила. Глядя на темные тени деревьев и зданий, Камиль размышляет об огромном количестве оттенков, содержащихся в так называемом черном цвете.

Наконец дочь посла говорит:

— Я согласна. Религия не единственный источник нравственности. Правда и то, что религия часто беспринципно используется с целью манипуляции сознанием людей и ради оправдания всякого варварства. В истории Англии найдется много примеров подобного рода злоупотреблений: королевские козни, войны во имя веры и вдохновляемая церковью несправедливость. Но мне не хотелось бы расставаться, — говорит она и пристально смотрит на Камиля, — с «милыми предрассудками».

— Возможно, вы правы.

Паша заинтригован дискуссией и странным образом испытывает некое умиротворение. Сибил стоит слева от него и смотрит ему прямо в глаза. Их руки на перилах едва не соприкасаются. «Я мог бы стоять так целую вечность», — думает судья. Смотрит в лицо дочери посла в свете, струящемся из комнаты за их спинами. Большие бесхитростные глаза на простом лице. Полная шея, жемчужина на цепочке, едва уловимый запах сирени. Завитки волос надо лбом и за ушами. Он ощущает горячее дыхание. Сибил вся как будто стремится к нему. Под его взглядом щеки девушки теплеют. Жемчужина кажется полной луной на фоне покрасневшей кожи. «Жерданлук», думает он. Вызывающее различные ассоциации турецкое слово арабского происхождения. Оно означает драгоценности, но только те, что украшают женщину между нижней частью шеи и верхом груди. Да, «жерданлук». Судья отводит взгляд.

Камиль не спешит покинуть балкон. Всматривается в тьму за деревьями, надеясь, что свежий прохладный воздух освободит его сознание и удалит посторонние мысли. Вдалеке над мечетями мерцают огоньки. Рамадан подходит к концу. Наступает время новой луны. Люди очистились за время месячного поста. Неплохо каждый год как бы рождаться заново. Освобождаться от грехов и пороков, если рассуждать по-христиански. У мусульман нет понятия греха, и для них очищение — всего лишь некое самоусовершенствование ради того, чтобы выглядеть безупречно в глазах ближних. Заняться этим никогда не поздно.

Он резко поворачивается и входит в комнату. Сибил следует за ним. Они не смотрят друг на друга.

* * *

На следующий день рано утром Камиль едет верхом к дому сестры. Он каждую неделю навещает Фариду и ее дочек-близняшек, Алев и Ясмин: одна неугомонная и любознательная, другая милая и спокойная. Они завтракают вместе. Иногда к ним присоединяется отец, Алп-паша, живущий в отдельном крыле дома. Камиль избегает встреч с зятем. Ему не нравится Хусейн-бей, дальний родственник, имеющий какое-то отношение и к императорской семье. По мнению судьи, он предан дворцу, а в целом самоуверенный и эгоистичный человек.

Камиль чувствует, что сестра одинока, несмотря на то что у нее есть дети, большой дом с многочисленными слугами и хорошие подруги. Однако общественная жизнь для нее подобна безликому, хорошо смазанному механизму.

Суета притупляет чувства, думает судья. Легче находиться в мире с самим собой, живя вдали от суетного света. Однако Фарида многого не понимает и не поверит ему, заговори он на эту тему. Девушка страстно любила посещать всяческие пикники, вечеринки и приемы, однако возвращалась всегда в некоторой задумчивости и растерянности. Фарида редко приглашала гостей на виллу. Раньше Камилю казалось, что она стесняется принимать посетителей в старомодном доме, но теперь он склонен думать, что уже в те времена сестра страдала от недостатка настоящих друзей. Разница между ними заключается в том, что он ценит одиночество, а Фарида тяготится им. Паша берет кусок дыни с тарелки и медленно жует, наблюдая за тем, как Алев пытается высвободиться из рук матери, которая прикрепляет к платью дочери атласный бант.

Отец сидит во главе стола, мрачно склонившись над нетронутой едой. У него желтые губы и пальцы. Сквозь редеющие на голове волосы видна гладкая кожа. Жалкое зрелище. Камиль безуспешно пытается разговорить отца, заставить его поднять взгляд с тем, чтобы заглянуть в глаза. На смену сожалению приходит разочарование. Алп-паша никак не реагирует на попытки сына вернуть его к реальности. Алев и Ясмин тоже как-то необычно молчаливы. Они пристально смотрят на согбенного худого старика, сидящего рядом. И только Фарида продолжает весело болтать, будто ей внимают благодарные слушатели.

— Когда же мы найдем тебе невесту, брат? — спрашивает она с улыбкой. — На днях я посетила семейство Джелаледдинбея. У него милая, образованная дочь на выданье. Красива, как роза. Поспеши, иначе кто-то сорвет этот цветок прямо у тебя под носом.

Камиль раздраженно рассекает ладонью воздух. Однако при этом тоже улыбается. Они постоянно играют в такую игру.

— Удачная женитьба вернет тебя в семью. — Она смотрит на молчаливых дочерей и замкнутого отца. — Когда ты женишься, мы все вместе отправимся на пикник с нашей новой невесткой. Вот будет веселье, правда, девочки? — У Фариды есть две золовки, сестры ее мужа. Однако они не подходят ей в подруги. Обе женщины бдительно охраняют интересы брата.

— Да, мама, — хором отвечают племянницы Камиля.

Отец поднимается на ноги и, ничего не замечая вокруг, движется к двери. За ним, словно тень, следует слуга, всегда готовый в случае чего оказать помощь.

Фарида многозначительно смотрит на брата, но тот отводит взгляд. Он пытается побороть раздражение, которое всегда вызывает в нем нежелание отца общаться. Недостойное чувство судья старается скрывать от сестры.

Куском хлеба Камиль ловит козий сыр на тарелке и исподтишка смотрит на Фариду, помогающую девочкам закончить завтрак. Удивительно, как она может держаться так спокойно, несмотря на все неприятности и заботы. Волосы выбились из-под замысловатого головного убора, украшенного нитями мелкого жемчуга. Халат тщательно выглажен, руки мирно лежат на коленях. Удлиненное бледное лицо с прямым носом и тонкими губами нельзя назвать красивым в общепринятом смысле этого слова. Тем не менее оно светится покоем и умом, привлекая к себе внимание. Неужели такая жизнь устраивает сестру?

Подобное довольство таит в себе смертельную опасность, думает он. Время идет, а желания остаются нереализованными. Зачем же сыпать песок в прохудившиеся часы?

На Востоке нет понятия времени, мрачно размышляет паша. Приходит пора, и ты вступаешь в брак, потом женятся или выходят замуж твои дети, а затем внуки повторяют тот же путь. Вот в чем заключается смысл жизни. Между этими знаменательными этапами жизненного пути люди сидят в тени и пьют чай с друзьями, сплетничая о соседях или затевая против них интриги.

Камиль предпочитает ценить свое время и не тратит зря ни минуты. Автоматически он нащупывает в кармане часы, подаренные ему матерью еще до отъезда в Кембридж. Рассеянно поглаживает их.

Девочки заканчивают завтрак и убегают. Сестра и брат отправляются в гостиную. Фарида плотно закрывает дверь.

— Не знаю, что делать, — тревожно шепчет она. — Ты видел папу, не так ли? Это становится невыносимо. Он редко общается с людьми и не выходит из дома. Сидит в своем крыле и курит трубку. Он не только не разговаривает с Алев и Ясмин, но даже избегает встреч с ними. Я спрашивала его об этом, и папа говорит, что они уже в таком возрасте, когда не следует находиться рядом с пожилым мужчиной. По его мнению, девочкам пора покрывать волосы платком!

— Но они ведь дети.

— Знаю. Смешно, да? — Фарида сердится. Вертикальные складки между бровями портят ее лицо. — В конце концов, он же их дедушка. Когда девочки были совсем маленькими, папа любил играть с ними. А теперь они думают, что чем-то провинились.

Камиля вдруг озаряет.

— Знаешь, Фарида, девочки стали очень похожи на бабушку. У них такие же рыжеватые волосы и веснушки на лицах. Даже голоса похожи, особенно у Алев. Помнишь, как ты однажды сравнила голос мамы с воркованием голубки? Может, отец не выносит такого сходства.

— Ерунда. Он просто хочет казаться старым и капризным.

— Ты говорила ему, что дети расстраиваются и скучают по его обществу?

— Конечно. А он заявляет, что на то воля Аллаха. Как будто его когда-то интересовал Аллах. Отец всегда жил своим умом, — говорит она с горечью в голосе.

Камиль вдруг осознает, что Фарида знает о семье нечто неизвестное ему самому. Он никогда не считал отца сильным человеком, скорее наоборот. Что же еще он просмотрел?

— Не могу понять, что случилось с папой. Он ничего не ест, — добавляет она с болью. — Ты же видишь, как он выглядит.

Камиль берет сестру за руку.

— Все дело в опиуме, Фарида. Пристрастие к нему ухудшает аппетит. Ты не заметила ничего странного в его глазах?

— В глазах?

— Они потемнели.

— Не обращала внимания. Какой-то симптом?

— Полагаю, да.

Она пристально смотрит на брата, затем убирает руку.

— Почему ты не говорил мне об этом раньше?

— Я сам только что узнал. Прочитал в книге, — лжет он. — Такое происходит на последней стадии.

— Опять твои книги. И что же мне теперь делать? Попытаться отучить папу от опиума? Я прикажу слугам не потакать ему, но он найдет другие источники и обозлится на меня. Что делать? — повторяет она раздраженно.

Камиль вспоминает Сибил и ее отца. Что, если поговорить с ней о своем папе? Почему бы и нет? Он вновь смотрит на сестру и хочет утешить ее. В детстве ему это удавалось. Как они поладят с Сибил? Два огня, две льдинки. Он наклоняется вперед и прикладывает указательный палец к ее лбу, словно стараясь стереть хмурое выражение лица. Какое-то время Фарида все еще напряженно молчит, затем начинает плакать.

— Не плачь, душа моя. — Камиль садится рядом с сестрой и обнимает ее, пока она не успокаивается. Потом вынимает из кармана носовой платок и протягивает ей.

Он сам расстроился и, дабы успокоиться, начинает перебирать четки.

— У папы можно отнять опиум, но ему станет только хуже. И весь его гнев обрушится на тебя.

— Но что же предпринять? Так больше не может продолжаться. Он умрет от истощения.

Некоторое время они сидят молча.

— А если попробовать разбавлять опиум, пока он не отвыкнет? — Фарида выпрямляется. В глазах все еще стоят слезы. Однако эта мысль явно взволновала ее. — Да-да. Именно так нам надо действовать. Думаешь, он заметит? Но мы будем делать все постепенно. Слуги помогут нам.

— Не знаю, Фарида. — Камиль берет ее за руку. — Он, наверное, заметит изменения в составе опиума. И не уверен, удастся ли его разбавить. Надо почитать литературу на эту тему. А пока попробуй сократить количество наркотика. Следи, чтобы слуги больше не приносили эту отраву. Приготовь малышек к неприятностям. Отец может накинуться и на них.

— Я могу послать детей к матери Хусейна. — Голос Фариды срывается, и она снова начинает плакать.

— Ты не очень ладишь со свекровью, Фарида. Пусть девочки пока побудут здесь. Только не подпускай их к отцу, если он начнет скандалить. Дом-то велик.

— Да, братик. Именно так я и поступлю, — говорит она с большей уверенностью в голосе. — Спасибо. Ты всегда знаешь, что надо делать.

«Тебе придется иметь дело с последствиями, если я ошибаюсь», — думает Камиль, но ничего не говорит сестре.

Глава девятнадцатая

ТЕМНО-КРАСНАЯ НИТЬ

Когда мне исполнилось девятнадцать, папа решил, что я должна вернуться в Нишанташ с ним и тетей Хусну. Он хотел приобщить меня к цивилизации. Я отлично помню его разговор с мамой.

— Хватит Янан бездельничать, сидеть на подушках и есть медовый лукум. Ты и твой брат забиваете ей голову всякой чепухой. Ничего не имею против поэзии, но что она знает о домашнем хозяйстве или поведении в светском обществе? Кому нужна жена, воспитанная в волчьей стае?

Мы с Виолеттой переглянулись. Мы притаились на корточках за кустом рододендрона под решетчатыми окнами гостиной. Грубость отца просто бесила меня. Откуда ему знать, что происходило в Шамейри, если он не посещал наш дом уже более года? Сердитые слова, долетающие из окна, больно ранили меня. Хотела встать и убежать, однако Виолетта удержала меня. Слышала, как тихо плачет мама. Она должна спорить с отцом и бороться за меня, однако этого не происходило. Я вся дрожала, сидя под роскошными цветами, пока не услышала стук колес отъезжающего экипажа отца. В ту ночь Виолетта никак не могла успокоить меня и наконец до боли сжала в объятиях. На следующее утро я обнаружила на руке пять круглых синяков цвета сливы.

В день отъезда мама избегала смотреть на меня, хотя я провела какое-то время на ковре у ее ног, держась руками за край халата. Она сидела на диване, закутавшись в соболье манто. Я опустилась на колени и поцеловала ей руку, а потом в знак почтения прижала ее ко лбу. У нее была легкая, почти бестелесная рука. Я напрягала ум в поисках волшебных слов, которые смогли бы вывести ее из транса и соединить со мной той темно-красной нитью, которая когда-то в раннем детстве вела от запястья мамы к моей талии и опутывала ее. Я хотела, чтобы эта нить соединяла меня с мамой, где бы я ни находилась. Прикоснувшись к ней, чувствовала бы, как бьется родное сердце, и слышала те колыбельные, которые она пела мне. А потом приехала тетя Хусну.

Я стала заверять маму, что со мной все будет хорошо, я буду писать и навещать ее. Однако, похоже, она не слышала меня.

— Прощай, мама. Да хранит тебя Аллах.

Она повернулась в сторону золотистого света, струящегося в комнату из сада. Я заметила, как тень легла на ее лицо, однако слез в глазах не было.

Прижала полу ее халата к губам. Ткань казалась почти черной на ярком фоне подушек. Вставая, провела пальцами по атласу. Направилась к двери, все еще ощущая на руке его прохладу.

Виолетта поджидала меня с упакованными узлами и деревянными сундуками. Мы не стали брать с собой много одежды. В моем сундуке лежали книги. Дядюшка Исмаил накануне вызвал меня в свой кабинет и вручил мои любимые тома. В свете лампы отчетливо обозначились все складки его лица. Он выглядел усталым.

— Я могу достать себе такие же книги, дочь моя. Эти пусть будут твоими. Ты можешь взять из дома все, что пожелаешь. Своих детей у меня нет, так что ты мой единственный ребенок. Таким образом, мой дом навеки принадлежит тебе. Я хочу, чтобы в будущем ты ни о чем не заботилась.

Он взял мои руки своими тонкими пальцами, насупил брови и стал пристально рассматривать меня в свете свечи, размышляя о чем-то своем.

— Не думай, дорогая, что обязательно нужно выходить замуж, чтобы обеспечить себе безбедную жизнь. Ты богата и можешь жить как захочешь. Не торопись, придет время, и ты найдешь себе достойного супруга. Пусть страх или страсть не ведут тебя по жизни. И никого не слушай, хотя… — Он ласково улыбнулся. — Ты обладаешь такой силой воли, что вряд ли кто-то заставит тебя свернуть с избранного пути, моя маленькая львица.

Мы подошли к открытому окну и стали любоваться танцем луны на водной глади Босфора.

— Подобно луне и приливам, в сердце человека также существуют фазы. Но не торопи их, они наступают сами по себе.

Я не понимала тогда, что имеет в виду дядя Исмаил, но, стоя рядом с ним, была готова заплакать.


Прорицатель у базара пряностей почти слепой. У него длинная белая борода, он одет в рваный коричневый халат, на голове полосатая феска. Виолетта дает ему мелкую монету куруш, и тот открывает деревянную клетку. Жирный белый кролик с черными пятнами робко выходит на дощечку прорицаний. Через мгновение он уже тычется в нее своим дрожащим розовым носом, и прорицатель хватает кусок бумаги, прикрепленный колышком к доске в том месте, где прикоснулся кролик. Виолетта протягивает руку за листком. Я толкаю ее плечом, и она дает старику еще один куруш. Кролик выходит из клетки и утыкается носом в другое прорицание. Мы с Виолеттой идем в близлежащий парк и, усевшись на скамейки, читаем, что ждет нас впереди. На моей бумажке написано: «Достаток. Жизнь, полная новизны и интересных событий». У Виолетты: «Преданность, проявленная вовремя, спасет тебя в момент опасности». Предсказания написаны красивым почерком, и мы размышляем, кто мог заполнять бумажки. Скорее всего сын прорицателя. Старик зарабатывает слишком мало и не в состоянии нанять писца.

Мое предсказание, думаю я, сулит свадьбу. Богатую, полную событиями жизнь после замужества. Но только не пошлый достаток, к которому стремятся веселые толстощекие женщины, живущие в комнатах с певчими птицами. Я навсегда останусь воробышком, клюющим хлебные крошки.

Папа решил отдать меня за своего коллегу из министерства иностранных дел в Саблайм-Порте по имени Амин-эфенди. Он старше меня на пятнадцать лет. У него большие колючие усы. Впервые я увидела его в числе гостей, приглашенных на ужин. Тогда мне показалось странным, что отец попросил меня, а не служанку подать мужчинам кофе. Человек по имени Амин-эфенди сразу же привлек мое внимание. У него были острые колени, что можно было заметить, несмотря на брюки. Левый локоть покоился на спинке кресла. Я передавала поднос с серебряными чашечками от одного гостя к другому, а Амин-эфенди следил взглядом за моими передвижениями по комнате. Приблизившись, я ощутила запах жженой шерсти и аромат роз, что считала неприемлемым у мужчин. Чувствовала его взгляд на моей груди. Он взял чашку, и на долю секунды мы соприкоснулись. Я тут же отстранилась, пролив кофе из других чашек.

Папа настаивал, чтобы я надевала западные платья во время приема гостей. Он позволял мне покрывать голову длинным платком в присутствии посторонних, но не разрешал закрывать лицо. Мне, впрочем, нравилось носить подобные наряды, вот только корсеты я ненавидела. Как мог культурный народ придумать так стягивать тело, что человеку становится трудно дышать, передвигаться и даже сидеть на неудобных европейских стульях? Виолетта оставалась служанкой, и отец не приучал ее к цивилизованному поведению. Она не слишком туго зашнуровывала мой корсет. Тетю Хусну затягивали так, что талия становилась прямо осиной. Она поглядывала на меня искоса, когда я выходила в зал из своей комнаты. Однако ничего не говорила. По сравнению со мной она выглядела очень стройной и подтянутой. Мои платья обвисали на бедрах и плечах, в то время как ее наряды сидели просто идеально, словно с картинки из французского журнала мод.


Через несколько недель после случая с угощением гостей кофе отец вызвал меня в свой кабинет. Я стояла на голубом персидском ковре перед письменным столом. Папа сидел, сложив руки на коленях и поджав губы. У него доброе широкое лицо. Кажется, он готов терпеливо выслушать и понять вас. Вот только взгляд холодный и оценивающий. Лишь теперь я поняла, что добродушие, написанное на лице отца, поощряло вас к ответному чувству.

Папа сказал, что его коллега, Амин-эфенди, хочет жениться на мне.

— Тебе уже двадцать лет, и пора обзавестись семьей. Он хороший, надежный человек. У тебя будет отличный дом — полная чаша. Его жена умерла два года назад. И вот теперь у него возникла потребность жениться во второй раз. Ты стала избранницей этого достойного человека. — Я молчала, и папа продолжал: — Не беспокойся, у него нет детей от первого брака.

Я взглянула на отца и попробовала улыбнуться.

— Но я не собираюсь выходить замуж. По крайней мере не сейчас. И мне совсем не хочется быть женой Амина-эфенди. Он слишком стар для меня.

Папа открыл рот, собираясь что-то сказать, однако промолчал. В наступившей тишине он сидел, откинувшись в кресле, и рассматривал меня с непроницаемым выражением лица. Стараясь ни о чем не думать, я считала предметы, стоящие на письменном столе, — две чернильницы, нож для вскрытия конвертов, пачка белой бумаги, четыре ручки. Из одной капали чернила.

— У тебя ручка течет, папа, — выпалила я, взволнованно указывая рукой на темную лужицу.

Отец внезапно встал и вышел из комнаты. Позднее, за обедом, он, не отрывая взгляда от тушеной баранины, сказал:

— Ты выйдешь замуж через три месяца. У тебя будет достаточно времени, чтобы подготовиться к такому знаменательному событию. Один Аллах знает, где мы возьмем приданое. Твоя мать ничему тебя не научила. Придется все покупать. — Он посмотрел на тетю Хусну. Та кивнула.

— Я не выйду за него. Коран запрещает родителям заставлять детей вступать в брак помимо их воли.

Я выступила против отца. Мама из своего далека наблюдала за нами, одобряя меня.

— Что за вздор? Этому научил тебя невежественный Исмаил-ходжа? — орал отец. — Он вбил тебе в голову такую ересь? Мы живем по современным правилам. Ты должна подчиняться мне и не слушать грязных старичков, застрявших в далеком прошлом и несущих всякую ахинею.

Тетя Хусну безмятежно продолжала трапезу во время нашего спора, как будто ничто не могло испортить ей удовольствие от поглощения тушеной баранины с абрикосами.

Появилась Виолетта с подносом в руках. Я видела, как она плюнула в суп.

Глава двадцатая

АВИ

Среди шума, царящего в кабинете Камиля, раздался звонкий мальчишеский голос:

— Я не имею права ничего рассказывать. Буду разговаривать только с беем.

Внезапно мальчик начинает кричать. Слышится шум потасовки.

В раздражении Камиль вызывает помощника и спрашивает, что происходит.

— Мальчишка утверждает, что у него есть сообщение для вас, и не хочет разглашать его секретарю.

— Хорошо, — говорит Камиль, — приведи его сюда.

Мальчику около восьми лет. Он гибкий и настороженный, как уличный кот. У него очень короткая стрижка. Штаны с аккуратными заплатами и яркая вязаная кофта. При виде судьи он падает на колени и простирается ниц на полу, тычась носом в голубые прихотливые узоры ковра. Камиль видит, что мальчугана трясет. Он подходит к нему и кладет руку на его согнутую спину.

— Встань, — говорит он ласково.

Мальчик осторожно поднимается с пола и стоит с опущенной головой. Однако взгляд бегает по комнате и ничего не упускает из виду.

— Как тебя зовут? — спрашивает Камиль, пытаясь успокоить мальчишку.

— Ави, бей.

— Ну, Ави, почему ты пришел ко мне?

Мальчик смотрит на Камиля. У него огромные карие глаза и правильные черты лица. Какой алчный взгляд, думает Камиль. Он завидует всепоглощающей свободе и страсти к жизни этого ребенка, который еще не научился отличать сырой продукт от приготовленного и смело поглощает все, что предлагает ему жизнь. Паша улыбается мальчугану.

— Меня послала Амалия Тейзе из Средней деревни. У нее важные новости для вас. — Камиль с удовлетворением замечает, что к мальчику вернулось самообладание.

— Что за новости?

Сомкнув руки у себя за спиной, Ави продолжает напевным голосом, будто декламирует стихотворение:

— Она просила передать вам, что несколько недель назад садовник из усадьбы в Шамейри нашел узел с одеждой у пруда в лесу. Вы должны знать тот дом. Садовник сжег одежду, однако одна служанка видела, как он делал это. У нее есть родственники в нашей деревне. Когда она пришла навестить их, то узнала, что тетю Амалию интересуют такие сведения, и все рассказала ей.

Мальчик замолкает, продолжая стоять столбом. Его глаза, однако, с любопытством рассматривают предметы на письменном столе: серебряную чернильницу, ручки и открытые книги.

— Действительно, очень важная информация, — говорит Камиль, запуская руку в карман за серебряным курушем. — Мы благодарим тебя.

— Не могу принять от вас деньги, — сопротивляется Ави. — Я исполнял свой долг.

Камиль берет ручку и протягивает ее мальчику:

— Прошу тебя принять подарок. Ты оказал нам большую услугу. Когда научишься писать, приходи ко мне.

Лицо мальчишки сияет, он торжественно принимает дар бея, наполняя сердце Камиля сладким волнением.

— Спасибо, Ави. Можешь идти. Поблагодари свою тетю.

Он поворачивается к мальчику спиной, так чтобы тот не видел плаксивого умиления на лице рационального администратора, представителя правительства могущественной державы.

Глава двадцать первая

БЕДЕСТАН

— Мы заблудились, — ворчала я.

Виолетта вроде знала Большой базар, однако мы уже дважды проходили мимо мраморного фонтана на улице Шапок.

— Я знаю, куда иду, — повторяла она в пятый раз.

Я остановилась на узкой улочке и осмотрелась. Виолетта убедилась, что я не следую за ней, вернулась и стала терпеливо ждать, окидывая взглядом выставленные напоказ товары. Она убеждала тетю Хусну, что отлично ориентируется в лабиринте местных улочек, но та не верила ей. Компаньонка повсюду сопровождала меня. Мне же очень хотелось попасть на Большой базар. К нашему обоюдному удовольствию, тетя Хусну отказалась идти с нами приобретать вещи, необходимые для приданого. Я не испытывала никакого желания заниматься покупками, однако меня манил дух приключений. Блистательный базар очаровал меня сразу же, как только я прошла через его массивные ворота.

Нам нужно было найти заведение папиного друга, золотых дел мастера на улице Ювелиров, и выбрать браслеты. Сначала мы зря тратили время, заходя в каждую лавку. Нас просто ошеломило огромное количество различной обуви, рулоны материи, ковры, немыслимое изобилие банных принадлежностей. Как только лавочники заговаривали с нами, мы в смущении уходили прочь и тотчас заглядывали в другой магазинчик.

Наконец я сказала:

— Давай найдем золотых дел мастера. Иначе отец рассердится.

И вот тогда мы заблудились на улице Шапок.

— Смотри, — Виолетта махнула рукой, — на этой улице продается только одежда.

Она потащила меня к лавке, где продавались парчовые жилетки. Я купила одну для Виолетты, рулон материи для себя и велела доставить покупки в Нишанташ. Затем попросила хозяина показать дорогу к нашему ювелиру.

— Идите по этой улице, — объяснил он нам, показывая рукой в глубь базара, — пока не дойдете до ворот. Там будет вход в Бедестан. За воротами на другой стороне, — заверил он нас, — вы найдете улицу Ювелиров.

Виолетта уже тянула меня вперед.

Вскоре мы подошли к массивным железным воротам. Они вели в огромное помещение, находящееся прямо в центре базара. Я вытянула шею, вглядываясь в высокое сводчатое покрытие над рядами лавок. Прямо по периметру под покрытием простирался деревянный подиум. Виолетта толкнула меня локтем и указала на крошечную лавку, забитую до отказа древними серебряными украшениями и вазами. Стройная женщина в европейском платье склонилась над подносом с ожерельями. В соседнем магазине продавались золотые изделия, подобных которым я никогда не видела. Лавки, располагающиеся вдоль узких проходов под высоким куполом, походили на театральные декорации. Мы забыли о нашем ювелире.

— Что это за место? — спросила я пожилого лавочника-армянина, который ставил поднос с золотыми браслетами на прилавок.

— Самая старая часть базара, дорогая ханум, — с гордостью объяснил он. — Здесь хранятся самые ценные вещи. Ночью, когда ворота закрываются, его охраняет стража. — Он указал на высокий подиум: — Тут надежно, как в европейском банке.

В соседней лавке иностранка торговалась с владельцем, который вдруг перестал понимать английский. Оставив Виолетту платить за выбранный мною золотой браслет, я вошла в магазин, где продавались изделия из серебра.

— Могу ли я вам чем-то помочь? — спросила я англичанку.

Она с надеждой посмотрела на меня своими голубыми глазами. Казалось, она видит меня насквозь, будто я сделана из стекла. Мы обе улыбнулись и, ни слова не говоря, повернулись к лавочнику. Не имея большой практики разговорной речи, я тем не менее обладала хорошей выдержкой, и вскоре англичанка получила свое ожерелье за половину той цены, которую запрашивал продавец.

— Спасибо, — поблагодарила она, когда мы вышли на улицу. — Меня зовут Мэри Диксон.

Глава двадцать вторая

РАССЕЛИНА

Камиль находит Халила за чисткой инструментов в сарае в глубине сада. В мерцающем свете керосиновой лампы он осматривает непритязательное помещение с низким потолком. Халил сидит на скамье и смотрит на вошедшего. Из-под густых и жестких бровей почти не видно глаз. Прихожая заполнена аккуратно расставленной и разложенной садовой утварью.

На вопрос Камиля садовник отвечает:

— Да, бей, я нашел одежду. И сжег ее.

— Почему ты так поступил?

— Женская одежда, бей.

— А какая разница?

— Кто знает, что могло случиться с ней в лесу. Носить такую одежду уже нельзя. Поэтому-то я и сжег ее. — Поразмыслив немного, Халил добавляет: — А что? Кто-нибудь ее искал?

— Нет. Однако одежда может принадлежать убитой женщине.

— Убитой. — Утверждение, а не вопрос. Здоровой рукой садовник рассеянно гладит остатки пальцев на другой.

Интересно, думает Камиль, что он знает об убийстве Мэри Диксон? Деревенские знают все.

— Где ты нашел ее?

— У пруда.

— Покажи мне это место.

Не говоря ни слова, Халил выходит из сарая и ведет судью через тенистый сад. В воздухе жужжат пчелы. Они проходят мимо павильона, перелезают через разрушенную стену и оказываются во влажном сумраке леса. Пруд лежит за ширмой из рододендронов.

— Вон там. — Садовник указывает на покрытые мхом валуны.

Халил с осторожностью перелезает через скользкие камни и кивает в сторону расселины:

— Одежда лежала внутри.

Камиль скользит по мху в кусты и опускается на колени. Колючие ветки клонятся под его весом. Отдышавшись, он выпрямляется.

Паша осторожно ступает по земле, очищая поверхность от листьев. Однако прошло слишком много времени, и не заметно никаких признаков борьбы. Под верхним слоем высохших листьев находится мокрый слой прошлогоднего мусора. Он садится на корточки рядом с валуном и заглядывает в расселину. В глубине скалы что-то светится. Судья осторожно залезает туда рукой, но в результате только пачкается и царапает пальцы. Снимает куртку и закатывает рукава рубашки. На этот раз просовывает в щель всю руку. Пальцы нащупывают какую-то ткань. Он цепляет ее кончиками пальцев и осторожно извлекает наружу. Женская блузка. Тщательно исследует место находки и обнаруживает на уровне плеча небольшое отверстие в стволе дерева и в нем женские туфли на шнурках. Их положил туда кто-то неплохо знающий окрестности, размышляет он. Если одежда принадлежит Мэри Диксон, то существует прямая связь между ее смертью и усадьбой Шамейри. Еще одной зацепкой является кулон Мэри. Он из шкатулки Ханны, а ее убили здесь. Мэри и Ханна связаны печатью султана и китайским стихотворением.

Берег пруда как-то неестественно тих. Только вдалеке слышится журчание впадающего в водоем ручья. Камиль представляет себе тело Ханны Симмонс, плавающее по серой поверхности пруда. С неприязнью смотрит на скользкий мох и влажные листья.

Он оцарапал лицо и руки, испачкал грязью брюки. Но в его руках ценная находка — блузка и туфли.


Мишель тщательно счищает с обуви грязь и ставит туфли на полку в кабинете Камиля рядом с аккуратно сложенной блузкой и предметами, найденными в морской бане-хамам. Камиль задерживается перед этими вещами и с благоговением смотрит на них. С грустью думает о том, что люди постоянно что-то ищут и по большей части не находят самое необходимое в жизни. Чтобы развеять охватившую вдруг тоску, поворачивается к Мишелю и предлагает:

— Пойдем в кофейню. Думаю, мы заслужили отдых.

— У меня есть предложение получше, — возражает Мишель. — Позволь пригласить тебя в одно необычное заведение. Там готовят отличную печень по-албански. И дочь хозяина чертовски хороша собой, — добавляет он со смехом.

Глава двадцать третья

СОВРЕМЕННЫЕ ВЕЯНИЯ

Спустя несколько дней после того, как мы с папой поссорились из-за брачного предложения, он пригласил на ужин своих друзей-политиков. Тетя Хусну и я должны были выйти к гостям в европейских платьях, развлекать их какое-то время, а потом удалиться. Мне уже доводилось подслушивать их разговоры о политике. В назначенные вечера я тихонько пробиралась по темному коридору в соседнюю комнату, откуда могла слышать, о чем они беседуют. Служанки не заметны даже при свете, так что Виолетта находила повод появляться в залах и предупреждала меня, если кто-то приближался к моему убежищу. Такое, правда, случалось крайне редко, ибо мужчины не решались бродить по чужому дому, опасаясь оказаться в помещении для женщин. Встречи с нами на запрещенной территории грозили им большими неприятностями.

Мужчины приводили с собой жен, которые чувствовали себя очень неловко в тугих и непривычных корсетах. Они то и дело поправляли расшитые жемчугом вуали, обрамляющие открытые лица. Дамы одевались по последней парижской моде, но никогда не поднимали глаз. То ли из скромности, то ли от неловкости. Завидев нас с тетей Хусну, они тотчас бросались к нам и приветствовали с таким энтузиазмом, будто мы спасли их во время кораблекрушения.

Амин-эфенди почтительно здоровался со всеми женщинами, однако с меня не спускал глаз. Я стыдилась и отводила взгляд, надеясь, что никто этого не видит. Не могла себе представить его в роли мужа. Да и что такое муж? На ум приходили кузен Хамза или папа, чей сердитый голос раздавался за дверью. О мужчинах я знала совсем немного.

Двумя группами — мужчины и женщины — мы шли в гостиную, где дамы продолжали держаться вместе, а остальные беседовали по двое или по трое, занимая, таким образом, гораздо больше места.

Я слышала, как скрипнула дверь. Голоса смолкли, а потом зазвучали громче, чем обычно. Обернулась и увидела на пороге Хамзу. Сначала я не узнала его. Прошло уже семь лет с того дня, как он подарил мне морское стекло и уехал, оставив меня в Шамейри совсем одну. Говорили, он ездил в Европу. Черты его лица заострились, будто над ними хорошо поработали ножом. Волосы теперь не вились, но были зачесаны назад. На лбу появились суровые складки, придающие всему облику некую пугающую серьезность. В целом Хамза выглядел более подтянутым и энергичным, как горячая лошадь, каждое движение которой говорит о скрытой мощи.

Он окинул меня долгим взглядом, затем повернулся к отцу. Хамза хотел поцеловать руку папы — так положено по традиции почитать старших, — однако отец не позволил ему сделать это, предпочтя обычное рукопожатие. Думаю, папа считал Хамзу равным себе. Хотя существует множество причин, по которым люди не терпят подобострастия.

Папа тотчас повел Хамзу на мужскую половину дома. Он здоровался со всеми гостями, хотя те и не проявляли особенного энтузиазма. Потом Хамза прошел за диваны и простер руки, приветствуя меня. Мы расцеловались. В конце концов, мы ведь родственники. Но мое сердце забилось чаще. В комнате царила мертвая тишина.

— Как поживаешь, Янан-ханум?

Мне льстило его внимание, и я сделала реверанс, как учили. Тут между нами встала тетя Хусну и велела Хамзе идти к мужчинам. Вновь послышался гул голосов, и все пришло в движение. Но меня уже ничего не интересовало, кроме кузена, от которого я не отводила глаз.


Папа придерживался современных взглядов, но одновременно оставался преданным монархистом. Они вместе с друзьями яростно критиковали младотурков, которые, по их мнению, подрывали основы империи, пытаясь внедрить парламент.

— Империя находится под угрозой, мы все должны объединиться вокруг трона. Иначе враги примут наши разногласия за слабость и воспользуются этим в своих коварных целях.

Мужчины собрались у стеклянных дверей, выходящих в сад. Наступили сумерки. Я отчетливо слышала весь разговор, несмотря на звонкие женские голоса, раздававшиеся прямо возле меня. Хамза сидел у самого сада, его лицо скрывала темнота.

— Одно дело — быть современным, — излагал свои взгляды отец, — и совсем другое — предавать султана. — Некоторые гости при этих словах посмотрели в сторону Хамзы. — Отдельные журналисты занимаются распространением злобной пропаганды. Досужие разговоры о свободе и демократии лишь способствуют развитию сепаратистских движений в провинциях и играют на руку европейцам. Журналы следует закрыть, а радикалов арестовать.

Раздался одобрительный шепот. Кое-кто заерзал в креслах.

Солидный седобородый человек повернулся лицом к отцу. На его широкой груди красовались золотые галуны и орденская лента. Он говорил медленно, взвешивая каждую фразу, иногда надолго замолкая. Тем не менее никто не посмел прервать его.

— Согласен. Вполне возможно стать цивилизованной страной без рабского подражания Европе. Нам не нужен парламент. У нас есть хорошо отлаженный государственный механизм, который не подводил в течение пятисот лет. Наши опытные чиновники гораздо лучше знают свое дело, чем группа горячих молодых людей, не умеющих управлять государством. Кто убежден в том, что они будут выражать интересы нации, а не станут пользоваться властью с целью угождения определенным политическим кругам, тем самым подрывая единство великой империи? Разве мы не обладаем просвещенной формой правления, которая позволяет процветать всем жителям державы, будь они мусульмане или представители национальных меньшинств? — Он широко развел руками. — Посмотрите вокруг. Главный банкир султана — армянин, а его советник по внешней политике — грек. Домашний врач — еврей. А нам, бедным мусульманам, остается только служба в армии да канцелярская работа.

При этих словах мужчины засмеялись, а женщины захихикали.

— Да европейской цивилизации вообще не существует, — перехватил эстафету мой отец. — Европа — просто сборище множества постоянно ссорящихся наций, которые никак не могут договориться между собой. Европейская цивилизация является мифом, навязываемым нам теми, кто пытается разрушить наш уклад и принизить роль правительства. Радикалы действуют по указке европейских держав, которые более всего хотят расколоть османский народ. А когда империя развалится на части, они с легкостью проглотят нас.

Заговорил Хамза:

— Империя слабеет, потому что мы позволяем европейцам покупать нас. Мы залезли в долги и, какими бы налогами ни облагали наших бедных крестьян, способны лишь с трудом выплачивать проценты. Не идеи угрожают империи, напротив, только они могут спасти ее.

— В ваших идеях нет ничего цивилизованного, — горячо возразил ему какой-то человек. — Они представляют собой угрозу общественной морали.

— Вот именно, — поддержали его со всех сторон.

— Вы абсолютно правы.

Амин-эфенди окинул Хамзу хитрым взглядом и сказал:

— Вы не поверите, но одна моя дальняя родственница на днях посетила политическое собрание. — Раздался смех. — Лекцию читал мужчина.

Гости в ужасе уставились друг на друга. Женщины разом умолкли. Не поворачивая голов, они продолжали любезно улыбаться, однако их внимание теперь привлекали лишь мужские дебаты.

— Я, разумеется, сразу же положил этому конец. — Гости одобрительно закивали. — Не пристало мужчине читать лекции женщинам. И не важно, в чем заключается тема. Пусть даже она о материнстве. Это аморально.

Раздался громкий голос мужчины, сидящего в отдаленном конце комнаты:

— Жизненное призвание женщины — выйти замуж, стать матерью и вести хозяйство. Ей негоже изучать науки или заниматься политикой. Нам не нужны женщины-техники и, да хранит нас Аллах, политики. Женщины должны содержать дом в идеальном порядке и не претендовать на большее.

Однако человек с орденами на груди выразил несогласие.

— Но вы должны признать, Феми-бей, что образованная женщина может принести большую пользу своим детям.

— Вне всяких сомнений. Однако, став супругой и матерью, она должна посвятить себя исключительно семье. Современные женщины слишком эгоистичны. Они думают только о себе. Если все станут поступать подобным образом, наше общество погибнет. Мы нуждаемся в женах и матерях, женщинах, которые способны воспитать следующее поколение.

В этот миг, гулко, словно колокол в пустом зале, прозвучал мой голос:

— Те права, которые современное общество предоставляет женщине, мало чем отличаются от свобод, дарованных им в ранние годы ислама. Заветы, изреченные пророком, мир его праху, защищают женщин. Однако с течением времени правила были извращены. Предоставляя женщине большую свободу, мы не слепо копируем Европу. Мы вновь подтверждаем собственную традицию. В конце концов, Европа не такой уж идеальный образец для подражания. Там также долгое время ограничивались права женщин. В современном цивилизованном исламском обществе женщина играет огромную роль. Она исполняет свой долг не только перед семьей, но и перед страной.

Я вдруг поняла, что встала на ноги. Повисло неловкое молчание. Потом отец откашлялся и хотел обратиться к человеку, стоящему с ним рядом.

— Добродетельные женщины во все времена видели исполнение своего долга в том, чтобы быть хорошими матерями и женами, — сказала я. — Не следует менять семью, чтобы стать современным. Традиционная семья вполне открыта новым идеям, будь она в Европе или Турции. Никакой разницы не существует. То, что считается восточными манерами, всего лишь образ культурного поведения, свойственный всему миру, — взаимовыручка, привязанность к семье, уважение к старшим, забота о слабых. Современная европейская семья не отрицает традиционные ценности, здесь нет никакого противоречия. Современный этикет повсюду является признаком цивилизации. Мы должны стремиться к этому. И не стоит бояться распада общества. Наш семейный уклад крепок, как ствол дерева.

Мужчины последовали примеру отца и возобновили разговор, возможно, слишком громко, чтобы скрыть неловкость, охватившую их после моей речи.

Женщины перешептывались, и только по их взглядам я поняла, что речь идет обо мне. Я сидела неподвижно на стуле. Все тело пульсировало в такт сердцебиению.

Мне не удалось заглянуть в глаза Хамзе. Он не смотрел в мою сторону. Я надеялась, что он согласен и одобряет меня. Иначе и быть не могло.

Глава двадцать четвертая

ПАСТУШЬЯ СОБАКА

Они сворачивают в узкую аллею, путь показывает Камиль. Темно. Только блеклая луна льет свой тусклый свет. Идет дождь, и холодно не по сезону. Желтая грязь застыла опасными волнами и впадинами. Берни скользит, и Камиль поддерживает его за руку. Откуда-то доносится тихая музыка. Они идут на этот звук, как потерявшиеся дети из старой сказки. Согнувшись, судья первым проникает сквозь узкий дверной проход в дымную комнату, освещенную керосиновыми лампами. Хозяин резво спешит навстречу и радушно приветствует его. Делает знак юноше, чтобы тот принял у гостей верхнее платье, потом ведет их к столу в центре зала. Судья что-то шепчет ему на ухо, человек кланяется и показывает дорогу к небольшой нише в глубине помещения, где можно спокойно побеседовать, но откуда также легко наблюдать за происходящим в заведении. Молодой певец исполняет итальянскую канцону в сопровождении европейских и восточных инструментов, что придает произведению печальный оттенок.

Словно по мановению волшебной палочки на столе появляются два стакана раки, фаршированные овощи, кислое молоко, жареная печень со специями. В ходе вечера пустые блюда так же чудесным образом исчезают, и вместо них появляются другие, наполненные всяческими деликатесами. Пустые стаканы наполняются вновь. Камиль и Берни ведут одухотворенную беседу об итальянской опере и о роли фольклора в классической музыке.

— Должен сказать, — замечает Берни, с видимым удовольствием протягивая ноги, — здешние жители умеют хорошо проводить время. — Он бросает взгляд на полные тарелки.

— У нас это называется кайф. Состояние блаженства. — Камиль показывает в сторону разгоряченных музыкантов и столов, за которыми ведутся шумные веселые разговоры и постоянно слышится смех. — Мы получаем удовольствие от компании хороших друзей, отличной еды и чудесной атмосферы.

Поздно вечером они, пошатываясь, покидают заведение. На этот раз Берни поддерживает друга. Они направляются к Гран рю де Пера, где клиентов поджидают экипажи до глубокой ночи. За ними от подъезда к подъезду движется в темноте чья-то внушительная тень. Внезапно что-то черное прыгает вперед и бросается на грудь Берни, валя его с ног. Камиль хватается за кинжал. Массивные челюсти овчарки вот-вот сомкнутся на горле американца. И только судья препятствует этому, крепко схватив пса за шею. Яркая вспышка, громкий визг, и собака тяжело падает на землю.

Камиль поддерживает Берни. Тот согнулся пополам и задыхается. В левой руке он держит маленький серебристый пистолет. Открывается дверь таверны, и хозяин с любопытством выглядывает из нее. В свете, исходящем из заведения, видно лицо человека, прижавшегося к стене. Глаза незнакомца встречаются с глазами Берни, и он тут же исчезает в темноте аллеи.

— Что случилось, черт возьми? — спрашивает американец.

— Пастуший пес. Их разводят в пограничных деревнях. В городах они большая редкость.

Камиль обнимает Берни за талию, ощущая липкую сырость его рубашки.

— Ты ранен? — с тревогой спрашивает он.

Берни выпрямляется и ощупывает себя. Потом трогает руками лицо.

— Собака забрызгала меня кровью. Боже, она укусила меня за руку! Еще немного, и… — Он смотрит на лежащую на земле собаку и пинает ее ногой. — Сдохла, сволочь.

— Пошли, — говорит Камиль, поддерживая протрезвевшего друга. — Надо почиститься. Все американцы носят с собой огнестрельное оружие?

Берни кисло улыбается:

— Они и в баню берут с собой пистолеты. Даже в хамам.

Глава двадцать пятая

ГЛУБОКОЕ МОРЕ

В апреле быстрое течение несет на север огромное количество рыбы, которая будет нереститься в Черном море. Луфер, паламут, ставрида, колюшка, кефаль, текир. Большие тяжелые рыбы плывут медленно вместе с подводными течениями. Они старожилы и степенные хозяева в отличие от поверхностной толпы быстрых серебристых рыбешек, прыгающих и глупо выставляющих себя на обозрение хищникам, охотящимся у берега. Калкан, искропит, траконья, кайя — вот как называют рыбаки глубинных рыб, чья плоть по весу и вкусу напоминает мясо животных. Их поднимают за хвосты и держат на смертоносном воздухе. Туши кровоточат в местах, где вонзались веревки. Люди во все века восхищались чудовищами, живущими в глубине моря. Каждое из них поражает внушительными размерами.

Виолетта не обращала внимания на рыб, свешивающихся с деревянных балок в чайных с соломенными крышами, где собираются рыбаки и простолюдины. Однако я очень жалела их. Прикасалась к животам этих монстров величиной с меня. Их глаза, казалось, пристально смотрят куда-то вдаль, а плоть живет и вибрирует. Вот-вот и они задышат. И это пугало меня больше, чем если бы они были скользкими, холодными и вялыми. Я не знала, отойти ли мне от них или продолжать поглаживать.

Несмотря на мой отказ, отец назначил дату помолвки. Она должна была состояться через два месяца. Я ждала прихода Хамзы, однако от него не поступало никаких вестей. О, если бы мне удалось поговорить с ним! Тогда я знала бы, что делать. Папа говорил, что понятия не имеет о местонахождении Хамзы, но я не верила ему. Мне хотелось довериться Мэри Диксон, однако когда мы встретились с ней за завтраком в Пале де Флер, она так рассмешила меня рассказами о дворцовых интригах, что я предпочла просто наслаждаться компанией новой подруги, не омрачая веселья своими откровениями.

Амин-эфенди подарил мне золотые часы, как бы закрепляя тем самым сделку. Но я даже не открыла коробочку, в которой они лежали. Папа пообещал ему меня, только я ничего никому не обещала. Тем не менее тетя Хусну позволила Амину-эфенди сидеть рядом со мной в нашей гостиной, где находились лишь вездесущие слуги. Сама же куда-то скрылась.

Я старалась вести светскую беседу, но мы не нашли общего языка. Амин-эфенди был полностью занят самим собой, его мало интересовал мир других людей. Возможно, проблема заключалась в его робости. Виолетте он, кстати, тоже не понравился.

Я просто не представляла себе, как буду всю оставшуюся жизнь проводить вечера рядом с таким человеком. Хотела поговорить с ним о политике, однако он оказался идеальным подданным и считал предательством любую критику султана или разговоры о плюсах и минусах альтернативных форм правления. Но ведь такие вещи открыто обсуждались в доме моего отца, и Амин-эфенди, разумеется, присутствовал при таких дискуссиях. Скорее всего он заботился о том, чтобы будущая жена не забивала себе голову подобными идеями. Возможно, папа прав. Я, наверное, воспитывалась в волчьей стае. Амин-эфенди учуял во мне звериный запах. Порой у меня складывалось такое впечатление, будто он не видит меня, а чувствует мое присутствие, которое и привлекает, и пугает его.

Я не давала ему повода верить в то, что согласна на свадьбу, и даже намекала на обратное. О, если бы он отказался от женитьбы, я бы с радостью вернула подаренные мне часы. Только вряд ли такое случится. Он был упорен, как голодная бродячая собака. Мне становилось не по себе, когда он смотрел на меня. Казалось, Амин-эфенди уже владел мною. Я упорно отказывалась встречаться с ним, однако тетя Хусну просто навязывала мне его общество. Я же в силу хорошего воспитания не могла прерывать эти встречи. Гостя надо уважать, так учит нас традиция. Мы должны принимать даже непрошеных гостей.

Однажды тетя Хусну объявила, что Амин-эфенди и я должны впервые появиться вместе на людях. Мы будем прогуливаться в саду удовольствий его патрона, Тевфик-паши. Паша согласен, все необходимые приготовления сделаны, и гости приглашены. Если я не пойду, то опозорю отца перед высокопоставленными лицами, от которых он во многом зависит. Я решила согласиться, но планировала воспользоваться случаем и, оставшись наедине с женихом, заявить, что не хочу выходить за него замуж.

Я прибыла туда в закрытом экипаже. Амин-эфенди ждал меня под мраморной аркой у входа в парк. Не видя поблизости слуг, я позволила ему помочь мне выйти из кареты. Его длинные пальцы оплели мою руку. Холодные и сухие, как пергамент. Из-за жаркой погоды я надела шелковый белый ферадж. Мою голову покрывал тонкий шелковый платок. Уже на земле я оступилась, и Амин-эфенди поддержал меня. Его руки коснулись моей груди. Я очень смутилась. Стоит ли благодарить за помощь или лучше выразить свое негодование? Я пристально посмотрела ему в глаза, однако увидела в них лишь желание угодить. Но где же слуги паши?

Амин-эфенди отпустил кучера и повел меня через ворота в парк, где я ожидала увидеть других гостей. Однако, кроме нас, там никого не было. Стояла мертвая тишина, даже птицы умолкли.

— Где же слуги и гости? — спросила я, стараясь говорить ровным голосом.

Он улыбнулся. Под усами стали видны пожелтевшие от табачного дыма зубы.

— Они ждут нас у озера с угощениями. Мне казалось, что нам надо побыть некоторое время наедине.

— Мне это не нравится, — заявила я, стараясь копировать надменный тон тети Хусну, когда она ставит на место нерадивых служанок.

— Ну, — натянуто улыбнулся Амин-эфенди, оглядываясь сначала на пустое пространство позади, а потом на красную дорожку, лежащую перед нами, — теперь уж ничего не поделаешь. Неужели вы не хотите прогуляться с женихом по берегу моря?

— Вы еще не мой жених. — Я отказалась взять его под руку и пошла вперед.

Он без труда догнал меня. Я раскрыла зонт и несла его таким образом, чтобы Амин-эфенди не приближался ко мне. Нам нельзя находиться наедине до свадьбы или по крайней мере до обручения. Стояла неимоверная жара, а мое льняное платье было довольно плотное. Вуаль прилипала к лицу, затрудняя дыхание. Я сбавила шаг. Полы моего фераджа покраснели от пыли дорожки.

— Папе не понравится, что мы гуляем без сопровождения. О чем же таком важном вы хотели поговорить?

Мои слова не произвели на него никакого впечатления. Напротив, он заулыбался еще шире.

— Ваш отец не возражает.

Я повернулась к нему.

— Он дал свое согласие? — спросила я недоверчиво.

— Все это в его интересах.

— Что вы имеете в виду?

— Я наблюдал за вами с тех пор, как вы поселились в доме отца, и решил, что вы соответствуете моему идеалу жены. Вы красивая, умная и своенравная. Я вам не нравлюсь. Понятно. Тем интереснее ухаживать за вами. Вы станете совершенной супругой. Я с удовольствием буду направлять и формировать вас. В итоге вы будете благодарны мне.

Я отступала, пока не уперлась в ствол сосны. Я была вне себя от ярости и лишь повторяла его слова:

— Направлять меня? Формировать?

Он сжал мои запястья. Приторный аромат роз, источаемый им, стал невыносим.

— Прекратите! Вы делаете мне больно!

Через плотное платье я ощущала его массивное тело. Он толкал меня, прижимая к дереву. Потом вложил мне в руку что-то твердое и толстое, вроде угря, только теплое и живое, с шелковистой кожей. Я отшатнулась от него. Амин-эфенди выругался, и его слова причинили мне боль, словно пощечина. Не отпуская моих рук, он бросил меня на красную землю. Я вырывалась, однако сила была на его стороне.

В тот миг я вспомнила истории о скомпрометированных девушках, которые впоследствии не могли выйти замуж и были отвергнуты своими семьями. Эти рассказы запали в сознание маленькой девочки.

Он накинул юбки мне на голову и поймал ими мои руки, как в капкан. Острые колени вонзились в мои бедра, раздвигая их. А потом я почувствовала дикую боль, пронзившую даже мой мозг. Мне кажется, я закричала, однако могла слышать лишь пыхтение возившегося рядом со мной животного. Он двигался ритмично, и с каждым его движением я ощущала страшную боль. Не могла видеть, что он делает, — перед моими глазами стояла красная пелена.

Вдруг он разразился одновременно хвалами Аллаху и ужасными богохульствами, а мои бедра залила теплая жидкость. Боль притупилась, и я услышала собственный стон. Открыла глаза и увидела свет через тонкую материю. У меня все болело, а между ног открылась окровавленная рана. Безоблачное равнодушное небо стало свидетелем моего позора.

Амин-эфенди скинул юбки с моего лица, и яркий свет на мгновение ослепил меня. Теперь мои руки были свободны.

— Вот, возьми.

Он подал мне полотенце. В тот миг я неожиданно поняла, что негодяй заранее планировал свои действия. Я закрыла глаза. Они по-прежнему оставались невинны.

Он стоял надо мной, башмак упирался в мое колено, а глаза сверлили кровоточащую рану. Я попыталась прикрыться. Он захихикал.

— Теперь тебе придется выйти за меня замуж, милая моя. Никто другой не возьмет тебя в жены.

Я открыла глаза. Он выглядел так же, как и раньше. Даже костюм не помялся. Феска щегольски сидела у него на голове.

— Я никогда не выйду за тебя, — сказала я и сплюнула. — Хоть убей.

Амин-эфенди рассмеялся:

— Зачем же идти на такие крайности! Отец заставит тебя сделать это, если не захочет быть опозоренным. Кому нужна дочь, которая отдается мужчинам, словно уличная шлюха? Представь, как это отразится на его карьере.

— Ты изнасиловал меня. Отец поверит мне.

— Когда пойдут слухи, твои слова уже не будут играть никакой роли.

Я думала о Хамзе и дядюшке Исмаиле. Они не потерпят такого надругательства и отомстят за меня. В этом можно не сомневаться. Общество не требует, чтобы обесчещенная женщина обязательно удалялась в изгнание и совершала самоубийство, дабы очиститься от грехов. Своих грехов? Я осознала все это в одно мгновение, которое навеки изменило всю мою жизнь.

Я села и вскрикнула при виде крови на платье.

— Я отведу тебя куда-нибудь, где ты сможешь привести себя в порядок. Затем поезжай на пикник или скажись больной и отправляйся домой. Кроме твоего отца, никто не узнает о случившемся. А уж он-то будет молчать. Идем. Экипаж ждет у ворот.

Он протянул мне руку, но я сама встала на ноги, хотя далось мне это с трудом. Меня начинало тошнить при мысли о его прикосновениях. Зонт покрывали сосновые иголки. Когда я подняла его, они посыпались на мою руку, будто лаская меня. Лес прощает меня, подумала я.

Я выпрямилась и посмотрела в лицо Амина-эфенди. Он сомкнул руки за спиной. Взгляд затуманен, рот приоткрыт. Очевидно, он предается приятным воспоминаниям. И тут я вонзила острый конец зонта в его правый глаз.

Глава двадцать шестая

СОЛЕНАЯ, А НЕ ПРЕСНАЯ ВОДА

— Да, она может принадлежать… Мэри. Мне кажется, я видела ее в похожей одежде.

Сибил берет испачканную блузку. Они сидят за широким столом из грубого дерева с прогнувшейся от времени и частого мытья поверхностью. Сибил совершенно случайно привела сюда Камиля, когда он сказал, что хочет показать ей какую-то одежду. Она приказала слугам покинуть помещение и закрыть за собой двери. Казалось естественным, что именно кухня должна стать местом откровения.

Голос ее лишь слегка дрожит, но Камиль знает: за внешним спокойствием кроется трагическое понимание того, что речь идет о последних мгновениях жизни Мэри Диксон. Он борется с желанием заключить ее в объятия, как свою сестру Фариду. Они во многом схожи. Добрая, послушная дочь заботится о больном рассеянном отце. Душевная и умная девушка. Современная европейка, не чуждая османских добродетелей. Хорошая жена для достойного мужчины. Мусульманину разрешается жениться на иноверке, да ему и плевать на правила. Жениться или нет — его личное дело. Камиль делает глубокий вдох, кладет руки в карманы куртки и откидывается в кресле. Пальцы правой руки перебирают янтарные четки, а левая ладонь сжимает прохладный металл карманных часов. В любом случае, думает он, семья Сибил ни за что не одобрит такой брак. Он знает — европейцы не доверяют мусульманам, носят ли они фески или цилиндры.

Сибил опускает блузку на стол. Она не порвана, но сильно помята. Очевидно, ее намочили, потом связали в тугой узел и засунули в расселину, где она и высохла. Жемчужные пуговицы на месте. Камиль берет Сибил за руку. «Мертвых не вернешь, — размышляет он, — а мы должны жить». Их глаза встречаются. Они сидят молча. Любое слово или малейшее движение могут все испортить.

Раздается стук в дверь. Они испуганно разъединяют руки.

— Мисс Сибил, готовить чай?

— Не сейчас, Мейси. — Она старается говорить ровным бодрым голосом, однако он звучит не очень естественно. Девушка явно нервничает. — Позже. Я позвоню.

— Да, мисс Сибил. — Слышен стук удаляющихся шагов.

Дочь посла робко улыбается и отводит взгляд. На лице судьи тоже сияет улыбка. Он испил из чаши наслаждений. Всего один глоток, но какое удовольствие.

Судья вдруг понимает, каких действий ждут от него в данный момент, и резко поднимается на ноги.

— Простите меня, Сибил-ханум. Мне пора идти. — Он собирает предметы, лежащие на столе, и заворачивает их в чистую тряпочку.

— Пожалуйста, не уходите. — Поспешность Камиля смущает ее. Огорченная тем, что приходится просить его остаться, она показывает на стол: — Мы еще не закончили осмотр вещей. — Сибил произносит слова с такой досадой, что Камиль замирает на месте.

Он подается вперед, упирается руками в стол и глубоко вздыхает. Слов нет.

— Прошу вас, сядьте, Камиль-бей. — Царственным мановением руки Сибил указывает на стул. — Я понимаю, вы очень заняты, но раз уж вы не поленились проделать путь сюда, — с лучезарной улыбкой говорит она, — я хотела бы оказать вам помощь.

Камиль покорно садится, смотрит на предметы, лежащие на столе, и не видит их. Потом устремляет взор на дочь посла.

— Благодарю вас, Сибил-ханум. — Камиль полагает, что она понимает смысл его слов.

Сибил берет в руки пакет, разворачивает его и легко касается пальцами собранных предметов.

— Не знаю, принадлежали ли Мэри эти туфли, однако размер, похоже, точно ее. Она не очень следила за модой. Такую обувь многие носят в Европе. Турецкие дамы, как вам известно, предпочитают кожаные тапочки, вроде вон тех. — Она показывает на рваный и грязный тапок. — Где вы нашли вещи?

— Туфли и блузку мы обнаружили в лесу за домом Исмаила-ходжи в Шамейри.

— Расческа и зеркальце могут принадлежать кому угодно. — Она прикасается большим пальцем к лезвию ножа. — Острый. Его нашли вместе с другими вещами?

— В одном месте к северу отсюда.

— Значит, вы подозреваете Исмаила-ходжу?

Камиль молчит, потом снова вздыхает.

— Нет.

Сибил скользит пальцами по рукаву его куртки.

— Находки как-то помогли вам?

— Они сбивают меня с толку. Девушка утонула в соленой, а не в пресной воде. Как же она оказалась у пруда?

— Может быть, Мэри упала в воду пролива и кто-то позднее спрятал ее одежду у пруда, — предполагает Сибил.

— Нам казалось, мы нашли то место, где она утонула. Морская баня-хамам. Она закрыта на лето, но кто-то недавно там побывал. Однако нет никаких признаков того, что в бане произошло убийство. Мы нашли поблизости лишь дохлую собаку. — Он пожимает плечами. — Собаки бродят повсюду. Кто скажет, что пес имеет какое-то отношение к убийству?

— Но почему именно собака?

— Рыбаки слышали собачий лай в ту ночь. — Он криво улыбается. — Знаю. Не слишком-то весомая зацепка.

— В любом случае Мэри столкнули в пролив.

— Нам необходимо установить, где она пила отравленный чай. Здоровая молодая женщина сумела бы постоять за себя.

— Дурман парализует человека?

— Ноги и руки тяжелеют, дыхание замедляется. Все, конечно, зависит от дозы. Смерть наступает не мгновенно. Порой проходят часы, прежде чем человек умирает. Сначала пересыхает горло и становится трудно глотать. Зрачки расширяются и не реагируют на свет. Иногда наступает полная слепота. Потом вас частично парализует, вы ощущаете головокружение, начинаются галлюцинации. Однако Мэри просто утонула.

Сибил чувствует приступ легкого удушья. Она не двигается, но Камиль видит, как бледнеет ее лицо и капли пота появляются над верхней губой. Он кладет руку ей на плечо:

— Сибил-ханум, вам плохо? Извините. Я говорил слишком откровенно. Простите.

— Не стоит извинений. Мне необходимо знать все подробности. — Сибил смотрит ему прямо в глаза. — Я должна знать.

Пространство между ними чудесным образом, согласно какому-то еще не изученному закону физики, стремительно сужается. Их губы встречаются. Вся Вселенная теперь сосредоточена там, где соприкасаются их тела. И только приближающиеся к двери шаги Мейси прерывают это чудо.

Глава двадцать седьмая

ЗАПАХ РОЗ

Все чувства притупились. И все же я испытывала некоторое облегчение. Пошатываясь, вышла из леса. Меня увидели женщины, собравшиеся на пикник, отвели в летний дом паши и усадили в шезлонг. Они сгрудились вокруг меня. Я слышала их громкие озабоченные голоса и шепот любопытства. Помню смуглое лицо Виолетты. Кто-то брызнул на меня розовой водой. От запаха меня стало тошнить. И наконец я провалилась в спасительную темноту, которая давно поджидала меня и теперь радостно приняла в свои объятия.

Проснувшись, я увидела рядом с собой мужчину и в испуге отпрянула. Он отошел, но опустился в кресло неподалеку. Виолетта с мрачным видом сидела рядом и крепко сжимала мою руку. Я улыбнулась ей. Весь мир теперь состоял из окружавших меня людей.

Мужчина был гладко выбрит и выглядел как-то по-мальчишески, только говорил низким и уверенным голосом взрослого человека. В его речи присутствовал явно выраженный французский акцент.

— Я врач паши. Не надо волноваться. Теперь вы в полной безопасности.

Я пристально посмотрела на него. Я в безопасности? Нахлынули воспоминания. Его нашли? Меня арестуют?

— Скажите нам: что случилось?

Поверит ли мне кто-нибудь?

— Амин-эфенди.

— Его отвезли в больницу. Он не успел ничего объяснить. На вас напали грабители? — Лицо врача выдавало страх перед бандитами, которые проникли в сад удовольствий.

Боль в пояснице, я горю. Как ни странно, это придало мне сил, и я рассказала ему все.


Меня привезли домой, сразу же уложили в постель и дали выпить опиумных капель. Виолетта находилась внизу. Она рассказала мне, что приезжал сам паша вместе с доктором. Папа прямо застыл у дверей. Тетя Хусну прислонилась к камину. Паша извинился за такое ужасное происшествие, случившееся с семьей, находящейся под его покровительством. Папа хотел что-то ответить, но был не в силах говорить. Двое мужчин помогли ему усесться в кресло и дали стакан бренди. Однако выражение лица тети Хусну нисколько не изменилось. После того как папа немного успокоился, она предложила всем присутствующим перекусить. Они отказались и в полном замешательстве, не зная, что делать дальше, покинули наш дом.


Проснувшись, я увидела папу. Он сидел на диване, смотрел в окно и курил в глубокой задумчивости. Стеклянная пепельница перед ним полнилась окурками. Услышав шорох простыней, он повернулся ко мне лицом, однако в темноте мне не удалось понять, что оно выражало. Поверил ли он мне? Винит ли он меня? Какие действия он хочет предпринять? У меня было слишком мало жизненного опыта, чтобы понять, как все происшедшее отразится на нем. Тем не менее я уже знала, что моральная атмосфера, царящая в семье любого человека, влияет на его карьеру.

— Прости меня, папа.

Казалось, он не слышал меня. Тогда я повысила голос:

— Я очень виновата, папа. Пожалуйста, прости меня.

Он встал и медленно приблизился ко мне. Со вздохом опустился на стул, стоящий рядом с кроватью. Большой, одетый в темно-синюю форму, он как-то не вписывался в маленькую комнату, украшенную пастельными рисунками, вышивками и кружевными салфетками. Бахрома от моего покрывала прилипла к его брюкам.

— Янан, мне не удалось дать тебе хорошее воспитание, — сказал он. — Ты выросла дикаркой. Я виню только себя.

— Но, папа…

— Слушай меня и не перебивай. — В его голосе появились знакомые властные нотки. — Наша семья приобрела опасного врага в лице Амина-эфенди. Эфенди не просто почетный титул, он предполагает, что его носитель ведет примерный образ жизни. Он потерял должность во дворце и поддержку могучего покровителя, однако у него все еще осталось немало влиятельных друзей. К тому же он лишился глаза. — Отец с любопытством посмотрел на меня. От сигареты, зажатой между его пальцами, в воздух поднимались замысловатые колечки дыма.

Я молчала и ждала продолжения.

— Он не из тех людей, которые прощают подобные обиды, и постарается уничтожить нас.

При этих словах мне представилась рыба, висящая на веревке, и я заплакала.

Взгляд отца метался по комнате, словно в поисках объекта, могущего спасти и успокоить его, однако видел только ткацкие изделия и украшения. Он повернулся ко мне, и его глаза увлажнились.

— Я ни в чем не виню тебя, дочь. Не надо было навязывать тебе этот брак. Я не представлял себе, с каким низким человеком хотел соединить твою судьбу. Но все знакомые дали ему лучшие рекомендации. Хусну-ханум навела справки у женщин. Все отзывались о нем положительно, как о добром и щедром мужчине. — Он замолк, будто осознав нечто. Нахмурился и продолжал: — Думаю, тебе лучше отправиться к матери. Отдохнешь там, а мы подумаем, что делать дальше.

Он погладил меня по голове, избегая смотреть в глаза. Потом встал и быстрым шагом вышел из комнаты.

Глава двадцать восьмая

ДЕВЯТОЕ ИЮЛЯ 1886 ГОДА

«Дорогая сестра.

Если не возражаешь, пусть это письмо останется между нами. Мне нужен твой совет. Рядом нет никого, кому можно доверять. Как я скучаю по маме! Она-то научила бы меня. Нет, ничего страшного не случилось, хотя мне как-то не по себе в последнее время. Я слишком много думаю о Камиле, судье, о котором я уже писала тебе. Несмотря на вполне цивилизованные манеры, он все же остается иноверцем, и я не вправе связывать с ним свою судьбу, ибо это плохо повлияет на карьеру отца. Камиль-паша не сказал еще ничего конкретного — он не склонен к торжественным заявлениям, — однако мне ясны его намерения. Что же мне делать, дорогая Мейтлин? Я не хочу вот так сразу отвергнуть его — он приходит в посольство по делу об убийстве Мэри Диксон. И меня никогда в жизни так не влекло ни к одному человеку. Такое ощущение, будто моя лошадь понесла, и остается только надеяться, что все обойдется и я не разобьюсь. А как было у тебя с Ричардом?

Больше всего я боюсь опозорить отца. Ненавижу себя за то, что такие мысли вообще приходят мне в голову. Разумеется, речь идет о замужестве, Мейтлин. Другие отношения между нами исключены, несмотря на обоюдную привязанность. Мы знаем, что случается с девушками, которые слишком легко расстаются со своей единственной ценностью и теряют уважение к себе со стороны общества. Лично меня мнение света не очень волнует, однако я переживаю за папу. Ему придется оставить службу, если разразится скандал. И есть еще религиозная проблема — послу будет причинен огромный вред, если его дочь выйдет замуж за иноверца.

Недавно Берни провел у нас целый вечер. Он говорит, что отложил пока работу над книгой, так как проект требует дополнительного осмысления. Я так рада, что он решил остаться в Стамбуле. Мне очень нравится проводить время в его компании. С ним долгие вечера пролетают незаметно. Иногда, особенно по ночам, мне становится очень одиноко. Я никогда не писала тебе об этом, чтобы ты не волновалась. Мои страдания усиливаются еще и отсутствием человека, который не вписывается в мою жизнь, ограниченную сводом правил Британской и Османской империй. Но женщины нашей семьи отличаются упрямым характером, и они упорно сражаются с ограничениями, навязанными обществом. Только вот я не могу принести отца в жертву своим искушениям. Ты понимаешь, о чем я говорю.

Жду твоего совета, моя дорогая сестричка.

Навеки твоя,

Сибил».


Сибил кладет ручку, берет в руки белоснежную вуаль, садится перед зеркалом и прикалывает ее к волосам. Потом отбрасывает ткань назад, так что она падает на спину, словно ниспадающие вниз волосы, и заливается счастливым смехом. Вуаль — безделушка, пустяк, но это пропуск в общество, где вращается Камиль.

Ведь он не заставит ее носить чадру. Она представляет себе их дом — славную оттоманскую постройку с видом на Босфор. Она украсит комнаты в восточном стиле — цветастые ковры, дамасские подушки, бархатные шторы — и поставит достаточно кресел и диванов для многочисленных гостей, которых будет принимать как жена высокопоставленного государственного чиновника. Можно сказать, думает она, ее учили этому всю предшествующую жизнь. И она будет помогать Камилю в его работе, как теперь поддерживает отца. Она станет его глазами и ушами. Необходимо продемонстрировать свои способности и в ближайшее время найти Зухру, свидетельницу смерти Ханны.

В своем воображении Сибил населяет дом детьми, сыном и дочерью, а также любимыми племянниками. Может быть, они захотят остаться в Стамбуле. Мальчики могут поступить в Роберт-колледж, расположенный на лесистой возвышенности, откуда открывается вид на Босфор. Как только они увидят пролив, непременно захотят остаться здесь. Мейтлин может основать женскую больницу. Ричард согласится, он всегда договаривается с женой. Сам он найдет себе место в посольстве и впоследствии сменит ее уставшего отца. И с ними останется их друг Берни.

Приятная мысль неожиданно приходит ей в голову. Они все будут жить рядом друг с другом, как это делают турки. Когда местные жители женятся, они переезжают в дома по соседству с родителями и близкими родственниками. Дети каждый день перелезают через забор, разделяющий два близлежащих сада.

Думая о детях, Сабил краснеет. Она накидывает вуаль на лицо и медленно опускается на кровать. Девушка буквально ощущает физическое присутствие Камиля, чувствует прикосновение его губ. Воспоминания накрывают ее, словно волна прилива. Сибил слышит его напевный голос. В своей уединенной комнате она предается сладостным мечтам.

Глава двадцать девятая

ВИДЕНИЯ

Камиль сидит на скамье, выложенной подушками, под жасминовым кустом в саду дома своей матери и читает «Пособие по токсикологии» Риза. Он взял книгу у Мишеля под тем предлогом, что она поможет ему в расследовании. Судья любит докапываться до сути вещей. Однако сегодня чтение связано с весьма неопределенным проектом — снятием наркотической зависимости у отца. Оказывается, отравление опиумом практически не оставляет заметных следов в организме человека. Зрачки обычно сужаются, но иногда, напротив, расширяются. Смерть может наступить внезапно или вообще не иметь места, в зависимости от состояния желудка — полон он или пуст, от количества наркотика, от того, был ли он принят в жидкой или твердой форме, в виде настойки опия или кристаллов морфия. Однако капля крахмала, разбавленного йодной кислотой, выявит в осадке наличие одной тысячной грана морфия, приобретая синий цвет. Но в книге нет ничего о том, как отучить человека от употребления опиума.

Вспышки огня на заливе приводят сад в движение и оживляют его. Одно из самых ярких детских воспоминаний Камиля — изящные, яркие вышитые бабочки на краю платка матери, свободно накинутого на голову. Когда она склоняется, подавая отцу чай, бабочки трепещут на ветру и, кажется, хотят улететь вместе с платком.

«Почему мать решила жить одна?» — в который раз задает он себе вопрос. По сей день ее присутствие ощущается в саду. Порой ему кажется, он видит мать, сидящую на скамье у клумбы роз с вязаньем в руках. Может быть, у него начались видения, как у папы? Скорее всего мама просто устала от огромного количества слуг, жен и родственников чиновников, других посетителей, которых ей приходилось принимать в официальной резиденции. В то время Камиль наблюдал за родителями. Однажды, стоя на пороге комнаты, он увидел, как отец быстро, почти украдкой обнял мать. Тогда Камиль избавился от страха, что они расстанутся и он потеряет их. До этого боязнь занозой в сердце не давала ему покоя.

Вскоре семья переехала на постоянное жительство в дом матери. Отец Камиля приезжал два раза в неделю, привозил с собой документы и нескольких помощников. Он садился работать за стол под невысокой крепкой сосной, откуда виднелись кусты роз и воды пролива. Мать не разрешала слугам подавать отцу чай и сама относила пустой стакан к самовару, пыхтящему на соседнем столе. Она сливала остатки в медную чашу, мыла стакан и выливала воду туда же. Затем осторожно наливала черную заварку из фарфорового чайника и добавляла в стакан горячую воду. Держа стакан на свету, внимательно всматривалась в цвет чая, доливая заварки или воды, пока жидкость не принимала нужную окраску — блестящий коричневато-красный цвет, который мать сравнивала с кроличьей кровью. Она несла стакан мужу, держа его на ладони, и, склонившись, ставила на стол.

Охваченный приятными воспоминаниями, Камиль погружается в сладкую дрему. Рука ослабевает, и книга падает на землю. Он просыпается от звона посуды. На какой-то миг ему кажется, что он видит мать, стоящую у двери дома в тенистом патио. Она одета в платье Сибил, лицо скрыто чадрой. Однако когда женщина выходит из тени на солнечный свет, судья понимает, что перед ним повариха Каранфил, несущая ему чай.

Глава тридцатая

СВИДАНИЕ

— Я прямо как повар на торговом судне в Черном море. Его сажают в шлюпку, привязанную к кораблю длинной веревкой, чтобы, разводя огонь, он случайно не сжег корабль с легко воспламеняющимся грузом.

Мы с Виолеттой гуляли по саду. За холмом догорало оранжевое солнце. Наши кожаные тапочки издавали легкий шаркающий звук, пока мы приближались по дорожке из гравия к павильону. Небо над проливом приобрело пепельный оттенок.

— А как матросы забирают еду?

— Они ждут, когда он погасит огонь, затем принимают его на борт. Бедняге приходится рисковать. Начнись шторм или возникни пожар — и ему крышка.

— Откуда ты это знаешь?

— Мне рассказал Хамза.

Виолетта промолчала, однако я чувствовала, что она не одобряет меня. Хамза ей не нравился, и она следила за нами во время его визитов. Приходилось даже ругаться на нее.

После ужина у нас дома в Нишанташе от Хамзы не поступало никаких вестей. Меня это крайне угнетало. Со дня нападения Амина-эфенди прошло уже несколько недель. Возможно, Хамза присылал письма, только тетя Хусну не побеспокоилась передать их. Тем не менее его молчание больно ранило меня. Он, должно быть, знал о поступке Амина-эфенди. Новость о происшествии уже давно стала предметом бурного обсуждения в городе.

После нападения у меня окончательно расшатались нервы. Жалость к себе накатывала во время бессонных ночей. Хотелось избавиться от нее, как от ненужного органа. Я негодовала и впадала в ярость, грубила Виолетте и злилась на мать, дядюшку Исмаила и Хамзу за то, что они не сумели защитить меня. При этом вполне сознавала: никакой их вины в случившемся нет. Больше всего злилась на себя — не стоило мне выходить к гостям. Однако на смену гневу уже шла некая спокойная ясность и уверенность в том, что я начинаю понимать природу смерти. В конце концов, умереть не так уж трудно.


Дорожка сада вилась вокруг подножия небольшого холма, на котором пристроился павильон со стеклянными стенами. Внутри явно кто-то находился. Сначала я хотела тронуть Виолетту, идущую впереди меня за плечо, но тотчас передумала. Там мог быть Хамза. Я видела темный решительный профиль служанки на фоне серого неба.

— Иди домой, — велела я.

Виолетта удивленно посмотрела на меня. Приказ пришелся ей явно не по душе. Она обиделась, резко повернулась и пошла назад. Платок покачивался в такт быстрым шагам.

Я ждала, глядя на воду, пока она не закрыла за собой дверь. Прислушивалась, не издаст ли Хамза соловьиную трель — наш условный знак. Но раздавалось лишь пение обычных птиц. Небо заметно потемнело. Филин печально заухал в лесу.

Я свернула в сторону холма и стала подниматься вверх к павильону. Дверь была не заперта. Я распахнула ее и прошмыгнула внутрь. Ставни закрыты, в комнате темно и прохладно. Не стала отворять их. Услышала стон и тотчас поняла, что он исходит из моей груди.

Отчетливо помню прикосновение руки к моему плечу. Осмотрелась по сторонам и увидела мерцающий свет, напоминающий белую вуаль. Я замерла, не издавая ни звука.

Привидение остановилось рядом со мной. Рука погладила мои щеки, сначала одну, потом вторую. Приятное ощущение.

— Успокойся, — произнес призрак по-английски.

— Мэри? Это ты?

— Я приехала уже давно, но служанка сказала, что тебя нет дома. И я решила немного отдохнуть здесь, а потом отправиться домой. Путь не близкий. Мой кучер остался в экипаже у ворот. Полагаю, он спит, так как привык подолгу ждать женщин.

— Я не знала, что ты собираешься навестить меня.

— Ты не пришла к Пале де Флер в назначенное время, и я решила послать записку. Меня беспокоило состояние твоего здоровья. Потом до меня дошли слухи о случившемся несчастье и о том, что ты переехала сюда. Вот я и решила нанести визит. В какую же даль ты забралась. Я послала письмо, предупреждая о своем приезде, однако ответа не получила. — Она пожала плечами. — Все равно приехала.

— Я не получала никаких посланий, Мэри. Ни в Нишанташе, ни здесь.

Мэри нахмурилась:

— Но я же отправляла их. Посыльный говорил, что передал письма твоей служанке.

Какое-то время мы смотрели на темное небо в единственное окно без ставней, погрузившись в свои раздумья. Что же еще Виолетта хранит в тайне от меня?

— Итак, ты ничего не знала о моем приезде? — недоверчиво спросила Мэри.

— Нет, — отвечала я с улыбкой, — но очень рада тебя видеть. Я тоже хотела встретиться с тобой, только в моей жизни произошли большие изменения. Иначе я послала бы тебе письмо. Ты молодец, что не поленилась проделать столь долгий путь.

— Я сочувствую тебе, Янан. — Мэри подвинулась ко мне и взяла за руку. Мы видели наши отражения в окне. — Знаешь, — прошептала она, — со мной тоже случилось нечто подобное.

Тепло ее руки проникало даже сквозь ткань моего халата.

Не зная, что ответить, я просто смотрела на ее отражение. Волосы Мэри, казалось, состояли из одного света.

— Это сделал твой жених? — спросила я наконец.

— Нет. Меня подвергли наказанию, — произнесла она с горечью в голосе.

— За что?

— За отказ.

Я не понимала смысла ее слов, но видела гнев и грусть в глазах Мэри.

— Их было трое. Один из жильцов пансиона и его дружки. Они видели, как я целовалась с подружкой. Следили за нами.

— Что страшного в том, если женщины целуются?

Мэри удивленно посмотрела на меня.

— Когда подруга ушла, они ворвались в комнату и заявили, что изобьют меня, если я откажусь целоваться с ними.

— Какой ужас! — воскликнула я, вспоминая истории о девушках, которые предпочитали умереть, но не давали прикоснуться к себе до дня свадьбы. Хотя поцелуи казались мне вполне невинным занятием. — И как ты поступила?

— Я подчинилась. Что еще я могла сделать? Они угрожали мне. Говорили, что расскажут хозяйке дома, у которой я служила на кухне. Я бы потеряла работу.

— А что же твоя подружка?

Прежде чем ответить, Мэри некоторое время смотрела в темное окно.

— Именно она показала им, откуда удобнее подсматривать. Продала меня за несколько пенсов.

Я не понимала, почему мужчины дают деньги за то, чтобы посмотреть, как целуются женщины. Может быть, в Англии их прячут так же, как в Турции, и безнравственные типы платят за удовольствие взглянуть на них?

— Люди все равно узнали о случившемся. Мерзавцы хвастались на каждом углу. Никто не хотел брать меня на работу. Я все потеряла. — Лицо Мэри находилось в тени, но я слышала, как она тихо плачет. — Жена священника нашей церкви сжалилась надо мной и дала хорошие рекомендации. Она хотела, чтобы я изменилась. Вот я и приехала сюда.

Я подалась к ней и стала ласкать ее шелковистые волосы. Она была такая милая, расстроенная и жалкая. Мне хотелось по-женски утешить ее.

Когда она поцеловала меня в губы, я отшатнулась.

— Не пугай меня, — сказала я.

— Это всего лишь поцелуй, — сказала она, тяжело дыша. — Разве ты не позволишь?

— Ты права, — признала я, стыдясь того, что оттолкнула девушку. — Женщины не должны стесняться ласк.

Мы озорно улыбнулись. Наши лица оказались рядом. Я позволила ей целовать себя в губы и в шею. Поцелуи напомнили мне утешения Виолетты, когда она успокаивала меня в детстве. После бесстыдного нападения Амина-эфенди я уже не нуждалась в жалости служанки, однако эта белокожая женщина привела меня в чувство. Какое счастье, что подруга может доставить тебе такую радость!

Она провела рукой по моей груди. Наши губы больше не размыкались. Она начала раздевать меня, и я не сопротивлялась.

— Мы всегда были близки, — прошептала Мэри мне на ухо, — с самого начала.

Больше она не произнесла ни слова, даже тогда, когда я, дрожа, лежала в ее объятиях.

Нет, Виолетта так меня никогда не ласкала. В тот миг я испытала настоящее блаженство.


Мы стали встречаться еженедельно. По мере того как летело время, я все меньше вспоминала Хамзу, который так и не появился. Я наслаждалась новыми чувствами, которые испытывала к своей первой настоящей подруге. Мэри нанимала экипаж, и мы совершали поездки по сельской местности, где уже царила осень. Вскоре мы обнаружили покинутую морскую хамам и стали устраивать там пикники. Кучер приезжал за нами в назначенное время или спал в экипаже у дороги, поджидая нас. Я расставляла на столе по кругу медные кастрюльки. Мы покрывали сырые доски пола теплыми стегаными одеялами и садились на них. Наши обнаженные ноги соприкасались — ее молочно-белые, мои цвета китайского фарфора. Мэри всегда брала с собой уголь и разводила огонь в маленькой жаровне. Драгоценности, подаренные мной, поблескивали в свете огня, когда она готовила чай. Я вынимала из укромного уголка два дешевых, купленных на базаре стакана.

Устроившись на матрасе под пледом, мы угощали друг дружку запеченным в тесте сыром и петрушкой, рисом и смородиной в виноградных листьях, душистым хлебом, сохранявшим теплоту в медных кастрюльках. После еды мы курили и бросали камешки в яркую водную гладь. В другое время года в этих стенах будет раздаваться пронзительный детский крик и звучать строгие материнские голоса, вновь и вновь что-то запрещающие чадам. Женщины осторожно входят в воду, доходящую до колен. Купальные костюмы сидят на них как модные французские наряды. Чувствительные натуры быстро зябнут и спешат насухо вытереться мягкими полотенцами.

Однако их время еще не пришло. Пока солнце и море принадлежат нам. Мы лежим тихо, словно расколотые мидии. Светлые волосы Мэри пострижены коротко, как у мальчика.

Глава тридцать первая

ДЕВОЧКА-ЖЕНА

К удивлению Сибил, ей без труда удается добиться встречи с Зухрой. Женские собрания полнятся новостями о том, что она гостит у своей сестры Лейлы. Дамы собираются навестить их, чтобы выразить соболезнование сестрам, чей отец лежит на смертном одре. Им также не терпится повидаться с временно покинувшей высший свет Зухрой. В день приема Сибил присоединяется к группе сострадающих и изнывающих от любопытства женщин. Сибил слышит тихий разговор двух матрон о том, что Зухра родила троих детей, из которых лишь один выжил. Мальчик. Ему сейчас два года.

— На все воля Аллаха, — говорит одна из дам, с любопытством глядя на Зухру. — Бедняжка. По крайней мере у нее есть сын.

Зухра — полная женщина, одетая в изящно расшитый халат с поясом. Лицо чуть прикрыто легким газовым платком, который свисает до самой груди. Сибил видит ее покрасневшие от слез глаза. Лейла встречает, приветствует гостей и велит слугам подавать чай, пирожные и пряности. Угощение доставляется на больших серебряных подносах. В углу комнаты возле небольшой плиты стоит повар, готовый в любой момент приготовить кофе всем желающим.

Сибил замечает среди присутствующих дочь Асмы-султан, Перихан. Она сидит рядом с Зухрой и время от времени разглаживает складки на ее халате. Дочь посла вспоминает, что Зухра была помолвлена с человеком, за которого собиралась выйти замуж Перихан. Теперь, после его смерти, их, возможно, объединила общая скорбь.

Пожилая женщина, сидящая на краю дивана у окна, совершает ритмичные движения головой из стороны в сторону, произнося нараспев молитву, прерываемую громкими вздохами и обращениями к Аллаху.

— Это бабушка Зухры.

— Да хранит ее Аллах. Она молится за сына.

Дамы вдруг приходят в волнение, слышится громкий шепот и шелест шелковых одежд. Они смотрят на высокого евнуха, того самого, который проводил Сибил в дом Асмы-султан. Все умолкают. Асма-султан входит в зал вслед за евнухом. Жена великого визиря выглядит усталой и постаревшей с тех пор, как Сибил в последний раз видела ее на торжестве, посвященном обрезанию. А прошло-то всего две недели. На ней европейское платье с узкой талией. Она быстрым шагом проходит мимо женщин, удобно устроившихся на диване.

Лейла спешит навстречу, приветливо простирая руки. Подав знак Зухре и Перихан следовать за ней, она ведет Асму-султан в соседнюю комнату. Проходя мимо Сибил, жена великого визиря останавливается и, любезно улыбнувшись, жестом приглашает девушку идти за ней. Женщины начинают оживленно перешептываться. Евнух ждет на пороге, сложив руки на груди, и закрывает дверь, как только дамы проходят в комнату.

Сибил видит гостиную с длинным низким диваном. В центре на полу — яркий ковер и несколько маленьких инкрустированных слоновой костью и перламутром столиков. Окна за диваном открыты, видна сверкающая гладь Босфора. Из сада доносится печальное воркование голубя.

Асму-султан усаживают на почетное место в центральной части дивана. Перихан устраивается рядом с ней. С любопытством разглядывая дочь посла, Лейла предлагает ей сесть слева от жены визиря.

Затем следуют обычные формальности. Представления, вопросы о здоровье. Служанки приносят легкие закуски и сразу же удаляются. Зухра тяжело опускается на диван. Она принимает пищу и говорит строго в соответствии с ритуалом.

Наконец Асма-султан спрашивает:

— Что с ней происходит? — И тотчас обращается к самой Зухре: — Возьми себя в руки, милая, и расскажи, какие испытания выпали на твою долю за те восемь лет, что мы не видели тебя.

Лейла, сидящая рядом с сестрой, поправляет подушки за спиной и осторожно откидывает чадру с ее лица. Затем обращается к ней тихим, успокаивающим голосом, будто разговаривает с маленьким ребенком:

— Моя розочка, помни, я ходатайствовала о том, чтобы тебе разрешили вернуться в Стамбул. Все будет хорошо.

Зухра перестает плакать и выпрямляется. Сжимает руку сестры. Глаза покраснели от слез, однако лицо круглое и белое, как полная луна. У нее правильные черты лица и маленький рот с алыми губами. На лбу украшение из золотых монет.

Асма-султан продолжает говорить теплым сердечным голосом:

— Ну вот, так-то лучше. Теперь давай поговорим. Что тебя так гнетет, дорогая? Понимаю. Ты жалеешь своего бедного отца, да минует его напасть. — Сибил знает, что эти слова всего лишь формальное утешение. Старик уже при смерти.

Лейла берет сестру за руку, гладит ее щеки и шепчет:

— Моя дорогая розочка. Наконец-то ты вернулась домой. Мы так скучали по тебе.

Зухра глубоко вздыхает, как будто в комнате душно, и обращается ко всем присутствующим:

— Что поделаешь? На все воля Аллаха.

Зухра впервые обращает внимание на Сибил.

— Кто это? — спрашивает она.

Лейла вновь представляет ей дочь посла.

Сибил выполняет все необходимые ритуалы. Лейла прерывает ее, устало машет рукой и говорит:

— Сибил-ханум, вам всегда рады в нашем доме. Пожалуйста, садитесь.

Лейла зовет служанку, ждущую у двери, и велит ей принести кофе.

Девушка приносит напиток и удаляется. Лейла говорит:

— Теперь, моя розочка, расскажи нам все.

— У меня большой дом, — начинает свой рассказ Зухра, — и довольно много слуг, так что на жизнь грех жаловаться. Люди считают моего мужа хорошим человеком. — Она замолкает, ослепленная солнечным светом, брызнувшим из окна. — Может, так оно и есть, — шепчет она, — однако человек он слабовольный. У меня такое ощущение, что я замужем не за ним, а за его матерью.

Ее лицо искажает гримаса горя, и Зухра вновь начинает безудержно рыдать.

— Она несет ответственность за смерть моих детей, — задыхается бедная женщина.

Дамы с напряженным вниманием вслушиваются в каждое ее слово. Сибил замечает, как улыбка удовлетворения мелькает на лице Перихан, однако тотчас решает, что ей это просто показалось.

Наконец Зухра успокаивается и продолжает говорить чуть охрипшим голосом:

— Мои дочери заболели, отведав угощения, приготовленного свекровью. Думаю, она отравила их из злобы, не дождавшись рождения мальчика. Она не разрешила мне отвезти детей к доктору в город. Вместо этого позвала знакомого знахаря. А он лишь написал несколько стихотворных строк из Корана на листке бумаги, опустил его в воду и велел девочкам выпить. Вы можете себе представить?

Перихан заговорила тихим голосом:

— Наставления Аллаха — самое благословенное лекарство. Возможно, дети не были предназначены для земной жизни. Все в руках Всевышнего.

Зухра закрывает глаза.

— Лечение лекарствами также угодно Аллаху.

Асма-султан спрашивает:

— А ты не беспокоишься о сыне?

— Конечно, но ведь у него теперь есть опекун.

— Твой муж?

— Нет. Он по-прежнему раб своей матери. После смерти детей муж взял себе куму. Разумеется, по совету матери.

Вторая жена, с ужасом думает Сибил.

Заметив испуг на лицах женщин, Зухра успокаивает их:

— Все не так плохо. Она заменила мне дочь. Я пыталась защищать ее, приходилось нелегко. Вскоре она забеременела, а в середине зимы случился выкидыш. Повивальная бабка не сумела добраться до нас из-за снежных заносов. Теперь бедняжка никогда не сможет иметь детей. Зухра проводит рукой по цветам на подушке. — После случившегося несчастья она окрепла духом. Теперь даже муж боится ее. К тому же женщину поддерживают три брата, живущие неподалеку. С ней мой сын в полной безопасности.

В комнате наступает полная тишина.

Наконец Сибил решается молвить слово:

— Вы, наверное, очень скучаете по своей семье. Я семь лет не встречалась с сестрой, живущей в Англии, и никогда не видела своих племянников. Порой мне от этого становится очень тягостно. Скажите, почему вы вышли замуж за человека, чей дом находится так далеко от Стамбула? — Сибил смутилась и добавила: — Если я вправе задавать такой вопрос.

— Не знаю, дорогая ханум. Я была помолвлена с кузеном, принцем Зийей. — Зухра старается говорить ровным голосом. — Его убили, и тогда моя жизнь потеряла всякий смысл. Убийца жениха сделал несчастной и меня. Не хочется верить, что Эрзерум — это мой кисмет. Дело не только в судьбе. — Она поправляет чадру, так чтобы она закрывала нижнюю часть лица, затем поднимает взгляд на женщин и тихо говорит: — Те, кто принимают кисмет из рук Аллаха, виновны в грехе гордыни и будут наказаны в свое время.

— Аллах знает все наши судьбы, — парирует Перихан. — Они пишутся у нас на лбу при рождении. Ни один смертный не может изменить свой кисмет. — Голос звучит надрывно. Глубокая складка пролегла у нее между глаз.

— Возможно, ты права. Только в чем же смысл его смерти? Я ни на минуту не верю в слухи о том, что его убили грабители в доме с плохой репутацией. Уверена, к этому делу как-то причастен дворец. Власти считают, что все турки, живущие в Париже, участвуют в заговоре против султана. Но они ошибаются. Зийя поехал за границу для подписания торгового соглашения, только и всего.

Лейла пытается успокоить Зухру:

— Дорогая сестра, пожалуйста, не волнуйся. Аллах все видит. — Дабы сменить тему разговора, она поворачивается к Сибил: — Вы напоминаете мне гувернантку, служившую во дворце много лет назад, да упокоит Аллах ее душу. У вас такие же светлые глаза.

— Ханна Симмонс? — У Сибил мурашки бегут по коже от волнения.

— Да, так ее звали. Вы знали эту девушку? — Лейла наклоняется к Сибил. — Вы еще так молоды.

— Моя мать знала ее. Прошу вас, расскажите мне о Ханне.

— Тихая девочка, сладенькая, как медовый лукум. — Лейла осматривается по сторонам. — Что еще я могу сказать? Вы должны помнить ее, Асма-султан.

Жена визиря на минуту задумывается, потом отвечает:

— К сожалению, не помню. Хотя все мы, разумеется, знаем о несчастье, случившемся с ней.

Перихан с удивлением смотрит на мать и хочет что-то сказать, однако не произносит ни слова.

Лейла также удивлена.

— Но она ведь служила гувернанткой в вашем доме.

— У нас было много слуг, — раздраженно фыркает Асма-султан.

Перихан добавляет в примирительном тоне:

— Ханна ничем особенно не выделялась. Думаю, только трагическая смерть девушки заставляет нас помнить ее.

Раздается звонкий голос Зухры:

— Я часто видела англичанку на женских посиделках и в бане. Она присматривала за девочками. Мне гувернантка казалась весьма милой. Однажды я хотела подарить ей атласный отрез, однако она предпочитала выглядеть словно серенький воробушек. Бедняжка. Ее, кажется, совсем не интересовали ни украшения, ни драгоценности.

— Она постоянно носила серебряное ожерелье, — говорит Лейла. — Помнишь, Зухра? Снимала его только перед сном или в бане. Странно, что она вообще его снимала, так как даже в хамам надевала сорочку. Может, ей было что скрывать? — Лейла вопросительно смотрит на Сибил. — Не понимаю, почему она не обнажалась в бане. Смешно. Вокруг одни женщины, чего уж стесняться.

Сибил не знает, как ответить на вопрос, чтобы не обидеть хозяев. Существуют некие цивилизованные западные представления о скромности, которые не вполне понятны на Востоке. Она нервно улыбается.

— Почему она не снимала ожерелье? — спрашивает Зухра. — Какое-то особенное украшение?

— Не думаю. Обыкновенная серебряная побрякушка, — отвечает Лейла.

В разговор вступает Сибил. Она хочет защитить Ханну от несправедливых замечаний.

— Мне кажется, ожерелье имело некоторую ценность. По крайней мере сделано оно во дворце.

— Почему вы так считаете? Я не помню ничего примечательного. — В словах Лейлы слышится заинтересованность. — Но конечно, с тех пор прошло так много времени.

— В кулоне находилась тугра, — бодро объявляет Сибил, радуясь тому, что может сообщить дамам нечто новое.

Лейла озадаченно вздыхает:

— Что? Каким образом иностранка могла получить такую вещь? Вы, должно быть, ошибаетесь.

— Нет, я сама ее видела.

Лейла смотрит на Асму-султан:

— Наверное, она получила печать от кого-то в гареме.

— Я не имею привычки делать ценные подарки служанкам, — выговаривает ей жена визиря.

— Сибил-ханум, — говорит Перихан, — вы сказали, что видели тугру? Полагаю, ее забрали полицейские.

Взгляды дам обращены к дочери посла.

— Печать оказалась на шее юной англичанки Мэри Диксон, убитой в прошлом месяце. Вы, конечно же, слышали о ее смерти. — И, повернувшись к Перихан, добавляет: — Кажется, она была вашей гувернанткой.

— Мэри-ханум, — бормочет Перихан. — Странная девушка, хотя я ей зла не желала. Да смилостивится Аллах над ее душой. Я никогда не видела на ней подобного ожерелья.

— Откуда ты знаешь, что такое же носила Ханна? — спрашивает Лейла.

Перихан молчит. Сибил объясняет:

— Кулон необычен еще и тем, что там обнаружен китайский текст.

— Китайский?

— Значит, он сделан где-то за границей, — предполагает Перихан. — Возможно, печать султана добавили позднее.

Лейла соглашается:

— Во дворце мы пользуемся фарфоровой китайской посудой.

— А огромные вазы в приемном зале тоже китайские? — спрашивает Зухра. — В детстве я чуть не разбила одну из них.

— У вашей матери, кажется, имеется коллекция произведений искусства из Китая? — обращается Лейла к Асме-султан.

Та не отвечает и сама спрашивает Сибил:

— Откуда вы знаете, что надпись сделана на китайском?

— Приехал мой кузен Берни. Он ученый-ориенталист и написал книгу об отношениях между Османской империей и Дальним Востоком. Вот он и прочитал текст. Вообще-то это стихи.

— Стихи, — повторяет Асма-султан. — Ну конечно. Наверное, кулон подарил Ханне ее любовник. Но как эта вещь попала к Мэри?

— У Ханны был любовник? — Сибил старается скрыть волнение.

— Она с кем-то встречалась по выходным. Ей разрешалось покидать дворец раз в неделю. Ариф-ага присматривал за ней.

— Кто он такой?

— Евнух. Каждую неделю Ханна садилась в экипаж, которым управлял один и тот же кучер, и не возвращалась до утра следующего дня. Ариф-ага спрашивал, где она проводит время. Гувернантка отвечала, что навещает подругу. Он пытался установить за ней слежку, однако посланный им человек оказался слишком нерасторопным и не справился с заданием. А потом случилось несчастье.

— Ариф-ага описывал внешний вид кучера? — спрашивает Сибил.

Асма-султан задумывается.

— Он говорил, что кучер был неряшливо одет. Не носил ливрею. Так что она вряд ли посещала кого-то из высшего общества. В конце концов, Ариф-ага сообщил обо всем полиции. — Она бормочет про себя: — Хитрый лис слишком много болтал.

— Ариф-ага сейчас здесь? — Сибил считает, что Камиль, возможно, захочет поговорить с ним.

— Он ушел на пенсию. Евнух плохо вел дела, и мы перестали доверять ему.

— Он был к тому же нечист на руку, — добавляет Перихан.

— Глупо девушке садиться в экипаж без сопровождения, — замечает Асма-султан. — Всякое может случиться…

— И случилось, — с удовлетворением заканчивает Пери-хан реплику матери.

— Кучер был турком? — спрашивает Сибил.

Асма-султан тяжело вздыхает, не в силах скрыть свое раздражение от бесконечных вопросов.

— Не думаю. По словам Арифа-аги, у этого человека были арабские волосы песочного цвета. Возможно, он курд. У них тоже кудрявые волосы, только они обычно темные. Не исключено, что он принадлежал к одному из национальных меньшинств. Вот только к какому? — Изображая отчаяние, она поднимает вверх руки: — Кто же вам скажет?! — И после минутного молчания произносит не совсем ясную фразу: — Если затеваешь игру со змеей, она обязательно укусит тебя.

Перихан довольно резко обращается к Сибил:

— А почему вы так интересуетесь этим делом?

В разговор вмешивается Лейла.

— Да ведь Ханна англичанка, — доброжелательно говорит она Сибил. — Естественно, вам хочется узнать о ней побольше.

— Убийцу так и не нашли, — добавляет Сибил.

— Его, без сомнения, сбросили со скалы, как и многих других негодяев подобного рода. — Асма-султан пожимает плечами.

— Вы думаете, сейчас это имеет какое-то значение? — спрашивает Зухра.

— Не знаю. Я помогаю Камилю-паше, который ведет расследование убийства Мэри Диксон. Он полагает, что между двумя смертями существует какая-то связь. — Она поворачивается к Асме-султан: — Вы сказали, что ваша мать коллекционирует произведения искусства из Китая? Мой кузен с большим интересом взглянул бы на них. Конечно, если вы позволите. А я непременно расскажу об этом Камилю-паше. — Она с гордостью называет его титул, как будто он уже принадлежит ей самой. — Судья-бей приглашен к нам на ужин послезавтра.

— Моя мать умерла, — сухо говорит Асма-султан.

Сибил подавлена.

— О, простите, ваше высочество. Я не знала. Мир вам.

— Это случилось давно. — Асма-султан встает. — Ну, нам пора идти.

Стыдясь своей оплошности, Сибил смотрит, как Асма-султан, не обращая внимания на протесты Лейлы, идет к двери и стучит в нее. Перихан целует на прощание хозяйку в обе щеки. Сибил чувствует на себе взгляд Асмы-султан. Оборачивается и видит, что та уже ушла.

Глава тридцать вторая

ПОХИЩЕНИЕ

Утро. Лес по дороге к деревне Шамейри еще не прогрелся, и я дрожала в своем легком ферадже. В воздухе приятно пахло сосной. У меня во рту стоял соленый привкус.

— Прошло уже около года. Почему я должна жить в изгнании? Здесь не с кем поговорить и нечем заняться, — с раздражением говорила я.

Я не сказала Мэри, что Виолетта не любит ее и Хамзу, моих единственных настоящих друзей. Я отругала служанку за то, что она скрыла от меня послания Мэри. Если бы Виолетта не была служанкой, я бы заподозрила ее в ревности. Меня больше не влекло к ней, как раньше, когда она оставалась моей единственной подругой. Теперь меня больше не возбуждали ее ласки. В последний раз, когда она пришла ко мне ночью и хотела забраться под одеяло, я сказала, что мы уже не дети, которые беззаботно резвятся, будто новорожденные щенки. Она с мрачным видом, опустив голову, сидела на краю кровати. Я видела глубокие складки возле ее рта и на лбу. По привычке я протянула руку, чтобы разгладить их. Она приложила мою ладонь к своей щеке. Я попыталась высвободить руку, но она схватила ее зубами и зажала, в точности как это делают пастушьи псы. Потом отпустила и убежала из комнаты. Я смотрела на следы зубов, оставленные на руке. Мне хотелось смеяться, и в то же время что-то тревожило меня.

Несмотря ни на что, я дорожила обществом Виолетты, и она знала это. Мы проводили все время вместе. Зимой, когда движение по дорогам приостановилось из-за обильного снега, наши встречи с Мэри прекратились. Лодочник, привозивший уголь, еще доставлял письма от Мэри в начале зимы. Однако потом моя подруга куда-то пропала и не приезжала даже после того, как открылись дороги. Наконец написала, что у нее какие-то срочные дела, обещая приехать, как только разберется с ними. Мне же надоело ожидать ее и хотелось окунуться в море жизни.

— Дядя Исмаил почти не бывает здесь, а мама не слушает меня и относится как к ребенку. — Я представила маму, лежащую на диване, закутавшись в меховой плащ, несмотря на теплую весеннюю погоду, и почувствовала укоры совести. — Надеюсь, она скоро выздоровеет, — виновато прошептала я.

Виолетта молча шла рядом со мной. Я уже привыкла к тому, что она постоянно молчит в последнее время. Вспомнила, как она плакала в своей комнате, приехав в Шамейри. Решила, что девушка страдает от одиночества. Посмотрела на нее краем глаза. Губы крепко сжаты, лоб нахмурен. Возможно, пора просить папу или дядюшку Исмаила найти ей мужа.

Мы прошли мимо орхидей, растущих за разрушенной кирпичной стеной. Фиговые листья будто накинули на нее зеленое колеблющееся на легком ветру покрывало. За ними скрывались аккуратные плоды. Парочки голубей с темно-красными шеями нежно ворковали в зарослях. Мы вышли на тенистую узкую улочку.

Виолетта осмотрелась по сторонам. Она явно нервничала.

— В чем дело? — спросила я.

— Ни в чем. Все хорошо.

Виолетта солгала. Что-то беспокоило ее.

На открытой площади в центре деревни стояла овощная лавка. Костлявые собаки нехотя вылезли из-под скамеек при нашем появлении. Еще одна собака продолжала лежать на боку в пыли, подергивая задними лапами. Несколько стариков сидели на плетеных стульях под навесом в виде влажной циновки из ароматной травы и пили чай. Они провожали нас любопытными взглядами.

Мы быстро пересекли площадь и погрузились во тьму узкой улицы, ведущей к берегу пролива. Над нашими головами нависали крыши деревянных домов. Мы прибыли сюда, чтобы взять лодку и отправиться в Бешикташ, ближайший пирс от Нишанташа. Мама ни за что не разрешила бы нам поехать туда. Без ее позволения мне не удалось бы послать слугу нанять лодку, так что пришлось просить Виолетту пойти со мной. Я оставила записку маме и дядюшке Исмаилу с сообщением о том, что возвращаюсь в дом отца. Дом дяди принадлежит мне, однако я испытывала острое желание жить свободно. Замужество теперь мне не грозило, надо было как-то определиться. Светское общество не особенно привлекало меня, однако я чувствовала себя очень одинокой. Я надеялась продолжить образование в городе.

Из окон с деревянными ставнями доносились крики женщин. Внезапно рядом выплеснули грязную воду, обрызгав наши плащи. В страхе я остановилась и посмотрела вверх на женщину, которая все еще высовывалась из окна, держа в руках ведро. Она улыбалась. За ее спиной слышались голоса и приглушенный смех. Виолетта схватила меня за руку и резко потянула за собой, чуть не сбив при этом идущего впереди человека.

Мы выбежали на открытое пространство перед магазином. Молодые рыбаки сидели на камнях и чинили сети. Баркасы ушли в море задолго до рассвета. Юноши с любопытством смотрели на нас. Наши белые фераджи покрылись желтыми пятнами. Мы подняли вуали до самых глаз. Виолетта все еще сжимала мою руку. Нам нужно срочно покинуть негостеприимное место. Во всяком случае, матроны Нишанташа не станут выливать на нас помои. Они воспользуются более утонченными средствами для того, чтобы обрезать нити, соединяющие меня с высшим обществом.

Внезапно я страшно рассердилась. Высвободила руку, расправила плечи и направилась к человеку, разводящему самовар.

— Я хочу нанять лодочника, который перевез бы нас на пирс Бешикташ за хорошее вознаграждение.

* * *

У Виолетты смуглое, несколько угловатое лицо. Она привлекательна по-мужски, но у нее нежные, широко поставленные миндалевидные глаза. Девушка нетерпелива, вечно суетится и ерзает, тонкие пальцы постоянно теребят одежду. Только в воде, обнаженная, она успокаивается и полностью расслабляется.

Помню, как Виолетта возмущалась, когда лодочник назначил слишком большую цену. А затем еще имел наглость попросить две монеты на чай.

— Простолюдины чувствуют, когда люди находятся в отчаянном положении, — прошептала она мне сквозь яшмах. — Им ничего не стоит обобрать даже собственную мать.

Путешествие по Босфору прошло без всяких приключений. Перевозчик практически не работал веслами, лодку несло быстрым течением. А он забавлялся тем, что рассматривал нас. Но доставил к пирсу Бешикташ в целости и сохранности.

Моим кошельком распоряжалась Виолетта. Она внимательно следила за ним, когда мы находились в людской толпе. На причале было очень многолюдно — лодочники, пассажиры, рыбаки со своим уловом, непременные уличные торговцы и покупатели, грузчики и нищие. Виолетта держала меня под руку, и мы пробивались сквозь толпу в поисках экипажа, который довез бы нас до Нишанташа. До главной улицы мы так и не добрались. Виолетта увидела карету, слишком большую для такой маленькой улочки, стоящую прямо у причала. Она привлекала к себе внимание яркой красно-голубой упряжью лошадей. Кучер невысокого роста, но очень крепкий и хорошо сложенный. У него светлые волосы, вьющиеся тугими колечками, как у барашка, которого Халил однажды весной купил, чтобы зарезать на праздник. На вознице обычная одежда, но башмаки черные — такие носят евреи. Виолетта быстро переговорила с ним и тут же помогла мне усесться в экипаж. Кучер резво вскочил на облучок. Помню, ее удивила низкая цена.

— Он даже не торговался, — сказала она. — Похоже, очень спешит.

Внутри было темно. Я пыталась разглядеть Виолетту и вдруг почувствовала резкий запах. Экипаж сорвался с места и помчался вперед. При вспышке света я увидела лицо Виолетты. Потом все исчезло.


Заунывный крик старьевщика. Такой знакомый: он долго тянет первую букву, потом идет быстрый поток согласных, и наконец вырисовывается пышная, словно павлиний хвост, фраза, качающаяся за его тележкой. Я находилась в своей комнате в Нишанташе. Скоро Виолетта поднимет шторы и разбудит меня. Я блаженно потянулась, однако кровать оказалась слишком короткой, а одеяло неимоверно тяжелым.

Открыла глаза и увидела незнакомый потолок, состоящий из параллельных рядов узких арок. На высоких окнах выкрашенные белой краской железные ставни, запертые тяжелой поперечиной. Я лежу на узкой кровати, накрытая ватным стеганым одеялом. На мне моя одежда, кроме туфель, фераджа и чадры. Подхожу к окну, но не могу открыть ставни. С улицы доносятся приглушенные звуки — грохот тележек, крики торговцев, резкий голос ребенка. Я надеваю туфли. Плащ висит на крючке. Он вычищен и отглажен. Желтые пятна исчезли. Я медленно направляюсь к двери. К моему удивлению, она не заперта. Осторожно тяну за ручку, приоткрываю дверь и прижимаю глаз к щели.

На ковре сидит старуха, зажав между ног медную чашу с баклажанами. Берет один овощ в руки и отрезает стебель, затем умело вырезает сердцевину и кладет полый баклажан в другую чашу.

— Входи, — говорит она, не глядя в мою сторону.

Я открываю дверь шире. Где же Виолетта?

— Входи, входи.

Я распахиваю дверь. В комнате, кроме старухи, никого нет. Из мебели здесь только диван, покрытый не шелковыми или бархатными, а хлопчатобумажными подушками, расшитыми цветами. Ковер довольно потертый, однако паркет под ним сверкает. Окна открыты, и свежий ветерок доносит в комнату уже слышанные мною звуки. В одно из окон виден фасад соседнего здания с окнами, завешенными кружевными шторами, в другое — липа с листьями, поблескивающими в солнечном свете. В комнате прохладно.

Женщина смотрит на меня и улыбается. У нее не хватает нескольких зубов.

— Добро пожаловать.

Я сажусь на ковер. Она продолжает опустошать баклажаны.

— Не могли бы сказать мне, где я нахожусь? Как я попала сюда? Со мной была девушка. Где она? Пожалуйста, объясните.

Старуха откладывает в сторону нож, вытирает руки тряпкой и встает. Поправляет широкий фартук, прикрепленный к платью. Так одеваются евреи.

— Иди, сядь сюда, — говорит она, показывая на диван.

По-турецки она говорит с легким акцентом. Я сажусь на цветастые подушки, поджимаю ноги под себя и жду. Странно, но, находясь в таком необычном положении, я чувствую себя совершенно спокойно. Что же произошло? Неужели меня похитили?

Женщина уходит и возвращается с двумя чашками чая на сияющем серебряном подносе с богато украшенными ручками. Единственный предмет роскоши, который мне удалось здесь увидеть. Наверное, он из ее приданого.

Несколько минут мы сидим в полной тишине. У нее серьезное лицо, голубые глаза смотрят на меня доброжелательно.

— Я не могу назвать свое имя и не знаю твоего, — начинает она. — Так будет лучше для нас обеих.

— Я нахожусь в опасности?

— Насколько мне известно, тебе грозит большая опасность. Поэтому тебя и привезли сюда.

Я удивлена.

— Что мне грозит? И кто привез меня сюда?

— Пока тебе лучше не знать об этом. Мой сын разбирается в таких делах. Я не вникаю. — Женщина созерцает свою чашку. — Не хочу рисковать. — Она смотрит мне в глаза. — У меня единственный сын.

— Я благодарна вашему сыну за помощь. Как его зовут?

Она рассматривает меня. Потом отводит взгляд.

Внезапно меня охватывает тревога.

— А что с Виолеттой, той девушкой, которая была со мной у причала?

Старуха хмурится:

— Твоя служанка убежала. Поэтому мы все в опасности. Она может поднять тревогу, и тебя станут искать в Бешикташе.

Женщина вопросительно смотрит на меня. Я киваю. Она говорит:

— Однако у них нет оснований расширять поиск до района Галата.


Я уверена, что дядюшка Исмаил начал поиски, как только понял, что мы пропали. Прочитав мою записку, он, надо думать, сразу же отправился в дом папы, куда мы так и не добрались. Далее он мог послать Джемаля в деревню Шамейри узнать, не видел ли нас кто-нибудь из местных жителей. Рыбаки могли сообщить ему, что две девушки нанимали лодку и высадились у пирса Бешикташа. Однако там наши следы теряются. Злится ли на меня дядя за то, что я убежала из дома? Полагаю, он обратится за советом к своему старому другу, седобородому кади из Галаты. Но чем тот поможет ему? Ситуация лишь начала развиваться и напоминает сваренное, но еще не очищенное яйцо. Рано делать какие-то выводы. Кади раньше был судьей, он пошлет по нашему следу полицейских.

Полицейские, разумеется, начнут с рыбаков. Простолюдины попадают под подозрение в первую очередь: у них нет денег, и они завидуют богачам. Однако рыбаки никогда не станут нападать на девушек из хорошо известного и влиятельного дома. Полицейские могут не согласиться с таким доводом и предположить, что кто-то заплатил рыбакам за похищение. Они узнают от папы или от кого-то еще, что Амин-эфенди жаждет мести.

Возможно также, что дядюшка Исмаил не сказал никому о побеге, опасаясь полностью погубить мою и так уже основательно подпорченную репутацию.

Я не чувствовала, как мама дергает за красную нить, опоясывающую мою талию. Думает ли она, что я нахожусь в полной безопасности?

Виолетта, должно быть, не спит. Ее черные глаза горят в темноте как светлячки. Я помню эти глаза с детства, когда она приходила ко мне и помогала заснуть.


Еврейка сидит на подушке у дальней стены и плетет кружево, ловко орудуя пальцами. Рядом с ней на ковре присел на корточки широкоплечий юноша с шапкой вьющихся светлых волос, тот самый кучер, как я полагаю, сын старухи. Она что-то возбужденно шепчет ему, он отвечает медленными и хорошо обдуманными фразами. Они говорят скорее всего на ладино, архаичном наречии стамбульских евреев испанского происхождения, бежавших под покровительство османского султана после того, как королева Изабелла изгнала их из Испании. Мать и сын не смотрят в сторону дивана, на котором я сижу. Между мной и Хамзой стоит стакан с нетронутым чаем.

— Я нахожусь здесь уже несколько дней, сама не знаю почему. У меня нет никакой возможности сообщить дядюшке Исмаилу, что я в безопасности. Только Аллаху известно, о чем он думает.

Хамза одет, как простой рабочий, в коричневые штаны и белую рубашку. Талия повязана полосатым кушаком. Хлопчатобумажный тюрбан потемнел от частых стирок. Он отрастил бороду.

— Прости меня, Янан. Только так я мог оградить тебя от беды.

— От какой беды?

— Я пытался связаться с тобой в Шамейри, однако Виолетта окружила тебя непроницаемым кордоном. Ты получала мои письма?

— Письма? Нет. Я не получала от тебя никаких вестей. В последний раз мы виделись в доме отца. — Горькие нотки зазвучали в моем голосе. — С тех пор прошло уже около года. Я думала, ты опять уехал за границу.

Вдруг я вспомнила о посланиях Мэри, которые тоже не доходили до меня. Неужели Виолетта перехватывала и письма моего кузена?

Хамза разочарованно покачал головой:

— До последнего времени я находился в Париже. Я писал тебе оттуда. — Поняв, что я ничего не знаю о письмах, он продолжал: — Так вот почему ты не отвечала мне. В общем, отчаявшись наладить связь, я нанял человека в деревне, который должен был следить за тобой. Он разузнал, что ты направляешься к причалу Бешикташа, и прислал мне сообщение.

— Так ты следил за мной? Но с какой целью?

— Я волновался за тебя. Ты в опасности.

— Ты постоянно твердишь о какой-то опасности, но я не понимаю, в чем дело. Почему ты просто не приехал ко мне в Шамейри и не предупредил обо всем?

— Не уверен, что Исмаил-ходжа одобрил бы мои действия. Он не любит меня.

— Неправда! — воскликнула я.

— Так или иначе, я дважды приезжал в отсутствие твоего дяди, однако Виолетта не впустила меня в дом.

— Что? Но она ведь служанка. Она не вправе контролировать мои действия и препятствовать встречам с близкими людьми.

— Она заявила, что ты никого не хочешь видеть. Я ждал в павильоне и звал тебя. — Он сжал губы и издал соловьиную трель. — Однако ты так и не явилась. Наверное, Виолетта чем-то отвлекла тебя. Не знаю, какие у нее мотивы. Возможно, она участвует в заговоре.

В раздражении я повысила голос:

— Какой еще заговор? Если ты так беспокоился, почему не встретил меня у пирса, а прятался в карете, как вор? Когда мы сели в экипаж, разве ты не мог показаться мне?

Я разволновалась, вспоминая детали пережитого. Практически на меня напали во второй раз.

— И зачем нужно было пользоваться хлороформом?

Хамза смотрел вниз, его длинные пальцы трогали чайный стакан.

— Я скрываюсь. Меня разыскивают агенты султана по обвинению в подстрекательстве к мятежу, — быстро сообщил он, бросая на меня тревожные взгляды. — Я находился в Париже, когда услышал о случившемся в прошлом году.

Видимо, на моем лице отразилось полное недоумение. Он отвел взгляд, повернувшись к окну. Сквозь густую листву просачивался желтоватый солнечный свет.

— Я имею в виду этого негодяя Амина, — пояснил он, вдруг осознав, что я не понимаю, о чем идет речь. Хамза покраснел.

Я ничего не ответила, и он продолжил скороговоркой:

— До меня дошли сведения о планах мести, вынашиваемых Амином, и тогда я отправился в обратный путь. Я не в силах ничего изменить, но хочу позаботиться о тебе и предотвратить новую беду.

— Тебе не следовало подвергать себя такому риску.

— Я знаю Амина, — отвечал он, гневно сверкая глазами. — Ты не представляешь, на что способен этот человек.

— В чем заключается суть заговора, от которого ты меня спасаешь? — резко спросила я. — Тебе следовало сообщить о нем папе или дядюшке Исмаилу. Какой смысл привозить меня сюда? Все начнут беспокоиться и предполагать самое худшее. Ты хорошо обдумал последствия?

— Зато теперь я спокоен. Стоило рискнуть ради того, чтобы увидеть тебя в целости и сохранности.

— А ты подумал, как это все отразится на мне?! — закричала я.

Хамза помрачнел и стал объяснять:

— Амин — подлец, который ни перед чем не остановится.

— Почему ты не сказал об этом в прошлом году, когда папа впервые заговорил о помолвке? Почему ты тогда не предупредил отца?

Хамза одним глотком выпил чай из стакана и поставил его на блюдце так резко и с такой силой, что я вздрогнула. Старуха с беспокойством скосила глаза в нашу сторону.

— Мне пришлось провести многие годы в Париже, потому что кто-то во дворце обвинил меня в измене. Когда я вернулся на родину два года назад, за мной установили слежку и стали чинить всяческие препятствия. Ты считаешь, твой отец послушал бы меня? Да он презирает меня и мои идеи. Дабы продвинуться по службе, он водит дружбу с отъявленными реакционерами. Я думаю, именно он донес на меня полиции.

— Не верю, — горячо возразила я. — Папа не мог поступить так с племянником. Ты ведь жил в нашем доме, ел наш хлеб.

Хамза горько улыбнулся и пожал плечами:

— Ты многого еще не понимаешь, принцесса.

— Ты несправедлив ко мне, Хамза. Я знаю своего отца и имею кое-какое представление о происходящем во дворце. Бесчисленные фракции непрерывно плетут интриги. Возможно, папа не разделяет твоих взглядов, но уверена: родная кровь дает о себе знать. Отец не всегда поступает правильно, но у него доброе сердце. Кто сказал тебе о предательстве?

— Я уверен в этом.

— Отлично, — фыркнула я. — Можешь обвинять его во всех смертных грехах, однако, если тебя хоть немного заботит справедливость, о которой ты постоянно говоришь, приведи какие-то доказательства.

— Твоего отца повысили в должности и назначили советником в министерстве иностранных дел за несколько дней до того, как меня обвинили в измене. Друг отца Амин способствовал его продвижению. Теперь, когда Амин обесчещен и впал в немилость, положение твоего отца также стало шатким. Нельзя служить преступнику, — с негодованием закончил он.

— Что ж, тогда у нас в правительстве останется совсем мало приличных людей, не так ли? Папа был твоим покровителем, — парировала я.

Хамза растерялся. Он явно не ожидал, что разговор примет такой оборот.

— Твой отец не уважает меня, — пробормотал он.

— Чепуха! Нет никаких доказательств того, что отец донес на тебя. Может быть, виной всему Амин. Ты ему очень не нравился. — Мне пришло в голову, что Амин считал Хамзу соперником в борьбе за мою руку, однако я не стала говорить об этом. Вспомнила выражение лица моего жениха в тот вечер, когда Хамза приветствовал меня во время приема в нашем доме. Амин привык силой устранять всех, кто вставал на его пути. Ему было гораздо легче убрать Хамзу, чем в течение длительного времени завоевывать мое расположение.

— Может быть, — неохотно согласился Хамза, — кто-то предал меня после ужина в вашем доме. Мне пришлось уехать в Париж, чтобы избежать ареста.

Меня занимало, почему Хамза так злится на отца. Не из-за того ли, что папа хотел выдать меня за Амина? Тогда почему Хамза сам не сделал мне предложение до помолвки? Будучи моим кузеном, он имел право просить моей руки, невзирая на то, как относился к нему отец. Хамза, конечно же, знал, что я соглашусь. Я внимательно посмотрела на него. В нем что-то изменилось. И дело не только в бороде. Вид кузена настораживал меня, хотя я не могла понять, в чем заключается причина опасений.

— Почему ты напал на меня в экипаже?

Вопрос застиг его врасплох.

— Я не напал на тебя, Янан. Мне такое и в голову не могло прийти.

— Ты воспользовался хлороформом! А что случилось с Виолеттой? Ты не обидел ее?

Хамза вскочил на ноги:

— Янан, как ты могла подумать? Мне пришлось прибегнуть к насилию, чтобы удержать тебя от крика и сопротивления. Ты ведь могла испугаться, увидев кого-то рядом. Я не мог рисковать. Если бы ты не узнала меня и подняла шум, то привлекла бы внимание прохожих. Измена карается смертью, Янан. Мне никак нельзя обнаруживать себя. С Виолеттой все в порядке. Она выпрыгнула из экипажа и убежала. Теперь твоя служанка уже вернулась в Нишанташ. Изобретательная девушка, — добавил он улыбаясь. — Отчаянно боролась, чтобы спасти тебя.

На его лице появилась очаровательная улыбка, столь знакомая мне еще по Шамейри. Я просто не могла не улыбнуться в ответ. Нас вновь накрыло теплой волной взаимного обожания.

— Ты так и не сказал, зачем тебе понадобилось похищать меня.

Хамза откинулся на спинку дивана и подвинул наши стаканы к подносу, стоящему на полу. Затем взял меня за руку.

— Амин замышляет… — Он умолк в нерешительности, затем продолжил тихим голосом: — Этот человек хочет обесчестить тебя. Я слышал, что он планирует увезти тебя из Нишанташа в свою усадьбу. Как только люди узнают, что ты живешь в доме Амина, тебе волей-неволей придется выйти за него замуж.

— Увезет меня из дома? — насмешливо спросила я. — Это невозможно. Ему не позволят войти туда. Он что, подкупил слуг? — Я была столь ошеломлена, что не могла поверить Хамзе.

— Мой источник сообщил, что негодяй договорился с твоей мачехой. Прости, — поспешно добавил он, увидев выражение моего лица.

— У тебя надежный источник?

— Вполне.

— Не обращайся со мной как с фарфоровой чашкой, — сказала я нетерпеливо. — Расскажи все без утайки.

— Амин в отчаянии. Однажды он уже претендовал на тебя. Теперь обратного пути нет. Даже Исмаил-ходжа и твой отец не перенесут позора, если ты не выйдешь за него.

— Он не любит и не уважает меня. Чего он хочет?

— Амин увлекается азартными играми и тратит большие деньги на женщин. По уши в долгах. Ему просто необходимо твое богатство, и как можно скорее.

— Но деньги у отца и дядюшки Исмаила. У меня ничего нет.

— У тебя хорошее приданое, которое после свадьбы перейдет к нему. Речь также идет о приличном наследстве.

Меня смутило выражение лица Хамзы. Он смотрел куда-то вдаль, поверх моей головы. Духовная связь между нами резко оборвалась, как это не раз случалось в те годы, когда он занимался моим обучением.

Внезапно я страшно разозлилась на Амина за то, что он украл у меня юность и будущее, и на Хамзу за то, что он не сумел оградить меня от несчастья. Я, безусловно, согласилась бы на предложение руки и сердца, и он знал об этом. Папа, без всяких сомнений, дал бы свое согласие.

— Итак, твои друзья сказали, что тетя Хусну помогает этому человеку, а он собирается похитить меня из нашего дома и с помощью шантажа заставить выйти за него замуж.

— Правильно.

— И поэтому ты привез меня сюда.

— Да. Другого выхода я не видел. Послать записку с просьбой не покидать Шамейри? Да и там тебе грозит опасность, несмотря на все меры предосторожности, предпринимаемые Виолеттой, чьи мотивы мне тоже не ясны. — Внимательно взглянув на меня, он поспешил добавить: — Знаю, ты близка с Виолеттой, но тебе следует открыть глаза. Она как-то странно смотрит на тебя.

— Конечно, — фыркнула я, все еще защищая компаньонку, несмотря на растущие сомнения. — Она заботится обо мне. Что касается… того человека… Какой смысл ему похищать меня? Он должен понимать, что я никогда не стану его женой.

— Янан, — процедил сквозь зубы Хамза, — у тебя нет выбора. Поверь мне. Таким образом он возмещает нанесенный тобой ущерб.

Я задумалась. Возможно, он прав. Я плохо разбиралась в жизни, но четко помнила поучительные истории и предупреждения, услышанные на летних виллах.

— И что же нам делать?

Я отдавала себя в руки Хамзы. Он подался вперед и положил руку мне на плечо. Пальцы играли с моим локоном, выбившимся из-под платка, наброшенного на голову.

— Не знаю, — ответил он тихо. — Какое-то время ты будешь здесь в безопасности. Только не выходи из дома. Местные женщины постоянно сидят у окон и наблюдают за всеми, кто проходит мимо.

— Значит, я сменила одну тюрьму на другую, — прошептала я, обращаясь к самой себе.

— Только на время. Потом мы что-нибудь придумаем.

«Мы»… Не намекает ли Хамза на то, что сам женится на мне? Я ждала, что он скажет дальше. Однако продолжения не последовало.

Меня интересовало, как будет воспринято мое исчезновение. Может ли моя репутация пострадать еще сильнее? Уже нет времени подумать о будущем и понять, какие пути все еще открыты для меня. Пока что другие делают наброски на карте моей жизни.

Я окинула взглядом все так же молчащего Хамзу.

— Чем все это обернется для меня, по твоему мнению? Каковы будут последствия? — спросила я кузена, надеясь по ответу расшифровать скрижали его жизни, вписанные на страницы моей.

— Последствия чего?

— Пребывания здесь.

— Что ты имеешь в виду?

— Все станут считать, будто меня похитили.

— Я полагал, что спасаю тебя, — защищался он.

Какое-то время мы молчали, думая каждый о своем.

— Могу я говорить с тобой откровенно? — спросил он.

— Будь добр, — сказала я решительно.

— Не хочу обижать тебя, Янан. — Он замолчал, продолжая смотреть мне в лицо. — Но после нападения Амина тебе будет трудно жить здесь. Общество не прощает таких вещей. Я-то уж знаю. — В его голосе звучала горечь, которой я никогда не замечала раньше. Что же такое он пережил?

— Я понимаю, Хамза. Но я не одинока. Папа никогда не оставит меня, и дядюшка Исмаил будет заботиться обо мне.

«И ты тоже останешься со мной», — добавила я про себя, однако без особой уверенности.

— Ты должен сообщить дяде Исмаилу, что я нахожусь в безопасности, — настаивала я.

— Я поеду и все ему расскажу. — Хамза встал и сделал знак рукой юноше.

Сын обнял старуху, а та начала покачиваться и тихо о чем-то умолять. Он осторожно отнял ее руки от своей жилетки и заговорил с ней на ладино. Слезы лились по ее пергаментному лицу.


Только что созревший миндаль, очищенный и предназначенный для еды в сыром виде, обжигает язык, как будто вы съели какой-то дикий плод. Продавец выставляет миндаль напоказ, словно драгоценные камни: кучка орехов с тонкой коричневой шкуркой покоится на кусочках льда в стеклянном ящичке и освещается керосиновой лампой. Теплыми весенними вечерами торговец катит свой товар на тележке и не нуждается в призывных криках: сама тележка притягивает людей как магнит, и они толпой бегут за ней.

Хамза вернулся следующим вечером и привез тарелку охлажденного миндаля. Мы сидели на диване у окна, угощались и разговаривали. Я нажала пальцем на нежную кожицу плода. Внезапно она отделилась, оставив на моей ладони серебристый панцирь. Еврейка ушла в другую комнату в задней части квартиры. Мы остались наедине, что уже не беспокоило меня.

Хамза бросил в рот неочищенный миндаль. В следующий миг он уже сидел рядом и обнимал меня. Платок упал на пол, я приникла к его груди. От него пахло кожей.

— Янан, — заговорил он хриплым голосом. Я вспомнила гвоздики, вышитые на маминых бархатных подушках золотыми нитками. Они царапали мне щеку, когда я прижималась к подушке.

Я не сопротивлялась. Только подумала: «Так вот он, мой путь. — Без колебаний открыла ворота и вышла на дорогу.

Глава тридцать третья

МАСТЕРСТВО ЭЛИА-УСТЫ

Камилю нельзя идти ни вперед, в следующий двор, ни назад, через железные ворота. Он сидит в караульном помещении и с нетерпением ждет, когда же солдаты разрешат ему пройти. А они неумолимо стоят у входов в невысокое каменное здание, вцепившись в свои винтовки. В воздухе ощущается запах кремня и кожи. Более часа Камиль прождал у ворот дворца Йилдыз, прежде чем ему разрешили пройти сюда. Он коротал время, предаваясь приятным воспоминаниям о Сибил, с которой послезавтра идет на ужин.

Ладно, хоть здесь ему разрешили присесть. На скамье напротив сидит остроносый, крайне раздраженный европеец в штатском.

Когда на двор уже падают длинные тени, на пороге появляется секретарь в голубом тюрбане. Стражники застывают и все вместе кланяются ему, скрипя кожей амуниции. Чиновник что-то отрывисто приказывает старшему по званию и делает властный жест рукой Камилю, повелевая следовать за ним. Иностранец встает, полагая, что его тоже пригласят, однако стражник преграждает ему путь и кладет руку на кинжал, висящий у пояса. Посетитель смачно ругается на своем языке и вновь опускается на скамью. Камиль кланяется чиновнику, который уже повернулся к нему спиной, и спешно удаляется прочь. Судья ускоряет шаг, чтобы не отставать от него. Судью забавляет отсутствие чувства этикета и вежливости в молодом человеке.

Вдруг чиновник резко поворачивается и видит усмешку на лице Камиля. Покраснев, он требует:

— Ведите себя достойно. Вы не на базаре.

По одежде ясно, что Камиль — судья. Он удивлен такому неуважительному тону молодого секретаря. Возможно, юноша — сын одной из наложниц султана и вырос во дворце, решает Камиль. Они получают образование и должности, не выходя за желтые крепостные стены. И уж на базар точно не ходят.

Камиль улыбается и кланяется:

— Для меня честь быть принятым во дворце.

Смягчившись, секретарь поворачивается и быстро проходит через богато украшенные ворота. Следуя за ним, судья наблюдает, как распрямляются узкие плечи юноши, когда новые стражники берут на караул и отдают ему честь. Камиль с удовольствием рассматривает стены, покрытые белыми и желтыми розами, страстоцветами, нежной вербеной и гелиотропом. Серебристо-серые голуби самодовольно прогуливаются вразвалочку по лужайке. В отдалении, за мраморными воротами, виднеется классический фасад Большого Мабейна, где дворцовые секретари ведут важнейшие имперские дела. Здесь составляется корреспонденция султана, сюда тайные агенты шлют свои донесения. Отец приходил сюда с докладами, думает Камиль.

Они подходят к двухэтажному зданию, такому длинному, что часть его фасада теряется вдали. Секретарь минует узкий коридор и вновь выводит судью на залитый светом большой двор. Многочисленные мелкие мастерские выстроились в ряд за зданием. Слышится негромкий стук молотков, а также какой-то странный скрип. Секретарь останавливается у сравнительно большого строения. Внутри сидят несколько пожилых мужчин в коричневых халатах и чалмах. Они пьют кофе из маленьких фарфоровых чашек.

При появлении секретаря все склоняют головы, почтительно приветствуя его, однако с мест не встают.

— Я ищу главу гильдии, усту, — говорит секретарь пронзительным голосом.

Человек с аккуратно подстриженной седой бородой поднимает на него взгляд:

— Ты нашел его.

— Падишах велит тебе помочь этому человеку в расследовании. — Он с неприязнью смотрит на Камиля.

— А кто он такой? — спрашивает главный ремесленник, доброжелательно глядя на Камиля.

— Меня зовут Камиль-паша. Я судья, уста-бей. — Камиль кланяется и оказывает знаки почтения.

Уста показывает ему на диван, игнорируя чиновника, стоящего у двери.

— Садись и выпей с нами кофе.

Секретарь резко поворачивается и уходит. Слышится тихий, словно шуршание листьев, смех.

Слуга готовит кофе в кастрюльке с длинной ручкой, держа ее над жаровней, и вскоре подает Камилю дымящуюся чашку, покрытую густой белой пеной.

— Так ты один из новых судей?

— Да, я работаю в округе Бейоглы, — скромно отвечает Камиль.

— Ах так. — Люди, сидящие в комнате, кивают со знанием дела. — Уверен, у тебя хватает забот. Там живет столько необузданных иноверцев.

— Ваша правда, хотя дурной человек может исповедовать любую религию.

— Хорошо сказано. — Уста смотрит в сторону двери, через которую недавно вышел молодой чиновник.

После обязательного обмена любезностями и ответов на вопросы ремесленников о новостях за пределами дворца глава гильдии спрашивает:

— Чем мы можем помочь тебе?

— Я ищу умельцев, сделавших вот этот кулон. — Он передает серебряный шарик главе цеха, который осматривает его опытным глазом.

— Работа мастерской Элиа-усты. Кулон сделан многие годы тому назад. Хозяин давно уже не у дел. Когда у него стали дрожать руки, он устроился сторожем в птичник при дворце Долмабахче. Мы давно о нем ничего не слышали. Но это определенно его работа.

Он подает знак подмастерью принести лампу и внимательно рассматривает внутреннюю часть кулона.

— Да, старая тугра. Она принадлежит султану Абдул-Азизу, да упокоит Аллах его душу.

— Правление султана Абдул-Азиза закончилось десять лет назад. Могла ли тугра быть сделана позже?

Уста задумывается.

— Во дворце такое вряд ли одобрили бы. Правда и то, однако, что по воле Аллаха можно сделать все и в любое время.

— Нуждался ли Элиа-уста в разрешении выгравировать тугру?

— Разрешение требуется на все, что гравируется вместе с печатью.

— Кто мог дать такое разрешение?

— Сам падишах, великий визирь и управительница гарема. Ей, однако, потребовались бы указания от одной из высокопоставленных придворных дам.

— Мне бы хотелось поговорить с Элиа-устой.

— Я пошлю записку. Если он согласится на встречу, тотчас же оповещу тебя.

Камиль пытается скрыть разочарование: опять приходится ждать. Но ему требуется особое разрешение, чтобы говорить с любым человеком в пределах дворца.

— Спасибо, — кланяется он.

Голос подает один из мастеровых:

— А мы позаботимся о том, чтобы тебе в провожатые прислали взрослого усатого мужчину.

Раздается смех, Камиль вновь кланяется, выходит из комнаты и следует за подмастерьем через коридоры и дворы до центральных ворот.


На следующий день подмастерье появляется в кабинете Камиля и передает ему записку следующего содержания:


«С великим прискорбием сообщаем тебе, что Элиа-усту нашли мертвым сегодня утром в дворцовом птичнике. Да упокоит Аллах его душу».


Держа лист бумаги в руках, Камиль смотрит в окно невидящим взглядом. Получено первое доказательство того, что он движется в правильном направлении. Стоит ли истина жизни достойного человека? Ему холодно, однако в память о покойном, как бы принося ему жертву, он терпит и не закрывает окно.

Глава тридцать четвертая

ЕВНУХ И КУЧЕР

Резиденция находится в заднем крыле здания посольства. Камиль открывает железную калитку, ведущую в сад. Воздух все еще свеж в тени платанов, однако и сюда уже начинает проникать полуденный зной. Камиль смотрит на голубое эмалевое небо, на фоне которого трепещут серебристые листья деревьев. Пейзаж бодрит его, и он забывает на время о жизненных неурядицах.

Отец стал еще раздражительнее и агрессивнее, после того как Фарида с помощью слуг начала постепенно сокращать количество опиума в его трубке. Он слоняется по дому, задевая на ходу всякие предметы, которые падают на пол и разбиваются; причем шум и грохот доводят его до бешенства. Потом внезапно падает в кресло или на кровать и принимает позу младенца. Фарида и ее дочери в ужасе, ее мужа нервирует беспорядок в доме. Камиль не знает, во что это все выльется. В книгах он не вычитал ничего о средствах помощи отцу. Судья боится, что убивает его, пытаясь спасти. Он стесняется обратиться за советом к Мишелю или Берни, своим ближайшим друзьям. Возможно, сегодня ему удастся поднять вопрос об отце в разговоре с Сибил. Не хочется затрагивать личную тему, но его тянет к девушке. Даже если они не будут обсуждать проблему отца, думает Камиль, он найдет утешение в ее обществе.

Мэри Диксон тоже все больше входит в его жизнь. Во время последней аудиенции у министра юстиции Низам-паша напрямую спросил его о продвижении дела об убийстве англичанки. Прошел почти месяц с тех пор, как ее тело выбросило волной на берег у мечети Средней деревни. Нетерпеливые жесты шефа намекали на то, что Камиль подводит не только ведомство, но и всю империю. Может быть, так оно и есть. Если бы он лично не знал английского посла, то предположил бы, что давление на министерство исходит именно из британского ведомства. Но судье кажется, что отец Сибил слишком занят другими делами, чтобы вести такое массированное наступление. Неужели британское правительство настолько интересует судьба простой гувернантки, что оно оказывает давление на ближайших помощников самого султана? В чем же заключается причина повышенного интереса Низам-паши к расследованию? Он вспоминает намеки бывшего начальника полиции на связь дворца с убийством Ханны Симмонс. Стремятся ли они на этот раз найти убийцу, или им выгоднее, чтобы дело осталось нераскрытым?

А теперь внезапная смерть Элиа-усты. Камиль волнуется за Сибил. Две англичанки уже убиты.

Дочь посла сама открывает ему, как только он поднимает дверной молоточек.

— Здравствуйте. — Она встречает его лучезарной улыбкой.

— Доброе утро, Сибил-ханум. Прошу извинить меня, если я слишком рано. — Он считает неудобным объяснять цель своего прихода. Сказать, что он просто шел мимо и решил заглянуть, будет просто смешно. — Надеюсь, вы простите меня за вторжение. Знаю, вы ждали меня не ранее завтрашнего вечера.

— Я получила ваше послание, Камиль-бей. Мне всегда приятно видеть вас. — Она краснеет.

— Как поживаете?

— О, отлично. Сегодня чудесный день, не правда ли?

Сибил ступает на дорожку и осматривается по сторонам с безмятежным весельем ребенка. На ней бледно-сиреневое платье с красно-коричневой отделкой. Оттенки цветов отражаются в ее глазах, придавая им глубину неба. Она идет к краю патио и смотрит вниз на красные крыши домов, льнущих к склону холма над морем тумана.

Камиль стоит рядом с ней.

— Вы говорите в таких случаях: жизнь густа, как чечевичный суп.

Сибил улыбается:

— Чечевица — турецкая национальная еда. Мы говорим: жизнь густа, как гороховый суп. — Она поворачивается и касается его руки. — Входите, пожалуйста. Вы уже завтракали?

— Да, благодарю вас. Но не откажусь от вашего вкусного чая. — Для британцев чай — это самоцель, думает он с облегчением, ритуал, к которому легко приурочить свой визит.

Сибил ведет его внутрь помещения к комнате, выходящей в сад, и широко открывает стеклянную дверь, чтобы впустить в дом солнечный свет и аромат цветов.

— Как поживает ваш отец? — спрашивает судья.

— Спасибо. Он здоров. Занят делами, как обычно. В данный момент его интересует судьба некоторых знакомых журналистов. Они определенно подверглись преследованию и были отправлены в изгнание.

— Сейчас тревожное время, Сибил-ханум. Ваш отец влиятельный человек и находится под защитой своего правительства. Однако ему следует проявлять осторожность. — Он хочет сказать, что остерегаться надо самой Сибил.

Сибил внимательно смотрит на него:

— Вы действительно думаете, что отец в опасности? Неужели кто-то рискнет причинить вред британскому послу? Только представьте, какие последствия будет иметь для вашей страны такой международный инцидент. Это даже может привести к военному вторжению Британии на территорию Османской империи. Безусловно, никто в здравом уме не пойдет на такой риск.

— К несчастью, в наши дни нельзя полагаться на здравый смысл. В стране действуют силы, которые мы не контролируем. Безумцы есть даже во дворце. Но это строго между нами, — поспешно добавляет он.

— Ну конечно. Буду нема как рыба.

Радостная реакция девушки на откровенность поощряет судью к продолжению рассказа.

— Дворец уже уничтожил немало могущественных людей, которые, скажем так, стали ему помехой. К тому же можно все представить в виде несчастного случая. Вы знаете, как напряжены отношения между нашими государствами. Некоторые люди добиваются дальнейшего ухудшения. Однако мне вовсе не хочется волновать вас, Сибил-ханум. Наверное, бестактно с моей стороны говорить с вами о таких вещах. Но мне известно, как вы любите своего отца. Намекните ему, чтобы он всегда ходил в сопровождении секретарей, переводчиков и охранников. Есть и другие, не бросающиеся в глаза способы защиты. Я бы хотел поговорить о них с вашим отцом, если он расположен к подобному разговору.

Сибил печально качает головой.

— Собственная безопасность ни в коей мере не волнует отца. Он живет только ради работы, — скорбно констатирует она. — Кажется, он усыпил все остальные области сознания, чтобы они не отрывали его от насущных дел. Однако если вы считаете это необходимым, я попытаюсь заставить папу принять меры предосторожности.

По звучанию ее голоса Камиль понимает, что отец Сибил живет в собственном мире, куда не впускает близких. Он вспоминает разговор с Берни о восточной и западной цивилизациях. Берни полагает, что западные люди считают себя индивидуумами, каждый из которых обладает определенными правами и обязанностями и является хозяином своей судьбы. Такой человек способен делиться своими знаниями и опытом с другими людьми или проявлять эгоизм, считая себя уникальным созданием. На Востоке же люди осознают себя прежде всего членами семьи, клана или общины. Собственные желания не имеют никакого значения, на первом месте стоит вопрос выживания коллектива. Эгоизму здесь нет места, ибо нет личностей — только отцы и сыновья, матери и дочери, мужья и жены. В сравнениях Берни, кажется, присутствует здравое зерно, по крайней мере если рассматривать предмет в обобщенном виде, хотя Камиль мог бы привести множество исключений из правил, включая самого себя. Тем не менее нельзя отрицать, что в османском обществе существует широко распространенная вера в кисмет и сглаз, приносящий несчастье. Да и семейные чувства очень сильны.

И все же, вспоминая однокурсников по Кембриджу, молодых англичан, оторванных от дома, он думает, что они вели себя точно так же, как его одноклассники в Галатасарае. Человек, безусловно, любит своих родителей. Однако, порывая с родным домом, он реализует личные амбиции и порой борется с превратностями судьбы. Англичане говорят: «Мальчишки есть мальчишки». Но почему бы тогда не сказать: «Отцы есть отцы», независимо от того, к какому обществу они принадлежат? Вот Сибил, представительница индивидуалистического Запада, заботится о своем отце, как настоящая османская любящая дочь.

— Жужжите ему на ухо о том, что он подвержен риску.

Сибил смеется:

— Стоит ли докучать, словно осенняя надоедливая муха?

— Конечно же, нет. Очень неаппетитный образ, — со смехом говорит Камиль. — Никак не могу привыкнуть к английским выражениям. Думаю, чтобы правильно понимать их, надо родиться англичанином.

— То же самое можно сказать и о турецких поговорках. У вас они на все случаи жизни. Но даже если кто-то объясняет их, я не совсем понимаю смысл.

— Восточная загадочность. Именно поэтому мы так долго сохраняли независимость. Никто не понимал, о чем мы говорим, и поэтому не смог завоевать нас!

Лучи солнца, проникающие сквозь стеклянные двери, становятся все жарче. Сибил встает, чтобы задернуть кружевные шторы. Потом вновь садится на тахту, опускает глаза и поправляет складки на платье. В комнате наступает тишина.

Вдруг Сибил оживляется, поднимает вверх подбородок и говорит:

— О, я же обещала вам чай.

— Это было бы чудесно. Благодарю вас.

Она вскакивает с места и бежит к колокольчику на бархатной веревке, висящему у двери. Проходит мимо судьи, и юбка касается его ног. Они вместе ждут служанку с чаем. Разговор как-то не клеится. Воздух слишком разряжен, и атмосфера не способствует непринужденной беседе. Звон фарфоровых чашек, журчание наливаемого чая и легкий стук ложек о посуду заменяют слова.

Сибил ставит свою чашку и блюдце на маленький столик. Внезапно они кажутся слишком хрупкими в ее руке. Девушку очень волнуют результаты ее расследования, и она с опасением ждет реакции Камиля.

— Я встречалась с Зухрой-ханум, женщиной, помолвленной с принцем Зийей. Она вспомнила Ханну.

— Ясно. — Он явно удивлен. — Где вы нашли ее?

— Она прибыла в Стамбул. Ее отец умирает. Зухра приехала попрощаться с ним.

Сибил рассказывает Камилю о смерти двух дочерей Зухры, ее нападках на свекровь и о молодой куме.

— Какое варварство! И она говорила все это в присутствии других женщин? Там было много гостей?

— Нет. Небольшой круг избранных дам собрался в приватной комнате.

— Как вам удалось попасть туда? — спрашивает судья, улыбаясь и качая головой. — Мне казалось, вы с ними не знакомы.

— Там присутствовали Асма-султан с дочерью. Они и пригласили меня с собой.

— Что же вы узнали о Ханне?

— Зухра и ее сестра Лейла помнят Ханну по визитам в дом Асмы-султан, где девушка служила гувернанткой. Полагаю, они навещали свою близкую подругу Перихан. Удивительно, принимая во внимание то обстоятельство, что Зухра была помолвлена с возлюбленным Перихан. Возможно, у нее более щедрая душа, чем кажется.

Камиль улыбается, слыша простодушные оценки Сибил. Он неплохо осведомлен о суровой природе дворцовых интриг, когда женщины становятся такими же мстительными и беспощадными, как мужчины.

Сибил по памяти передает услышанный разговор: сообщает о мнении Зухры о том, что тайная полиция несет ответственность за смерть принца Зийи; рассказывает об открытии Арифа-аги, выяснившего, что Ханна встречалась с кем-то раз в неделю.

Вдруг, прервав повествование, дочь посла умолкает и берет чашку чая.

— Экипаж? — подсказывает ей судья.

Она ставит чашку на стол и сжимает ее рукой.

— Да. Евнух сказал Арифу-аге, что у кучера светлые, как у европейцев, волосы, но по-арабски кудрявые. Все считают, что по описанию он похож на курда.

У Камиля нет слов. Ферат-бей утверждал, что ничего не знает о кучере. Возможно, евнух не сказал бывшему начальнику полиции всю правду. В этой цепи слишком много звеньев, раздраженно думает судья, и нет уверенности, что они как-то соединяются.

Сибил окидывает его настороженным взглядом и хмурится.

— Выяснили, куда ездил экипаж? — бесцеремонно спрашивает он.

— Нет. — Сибил добавляет в недоумении: — Асма-султан говорила, что евнух сообщил в полицию.

— Значит, начальник полиции был со мной недостаточно откровенен, — признает паша. — Что еще вам удалось узнать?

— Дамы помнят, что Ханна носила серебряный кулон. В отношении Мэри они ничего сказать не могут. Я сказала, что он сделан во дворце и внутри находится печать султана. По их мнению, кулон был подарен Ханне. Возможно, тем человеком, которого она посещала каждую неделю. Ее любовником. Не исключено также, что она получила его от кого-то во дворце.

— Вы все им рассказали? — Камиль неожиданно напрягается.

— Я сообщила некоторые сведения в ходе разговора, — увиливает Сибил от прямого ответа. — Вы сердитесь?

— Я не сержусь, Сибил-ханум. Я просто крайне обеспокоен. — Чтобы немного прийти в себя, он берет чашку. Чай уже остыл, однако он все равно пьет его. В комнате просто нечем дышать. — Вам не следует никому говорить об этом, понимаете? Об обвинениях Зухры в адрес дворца, об ожерелье, о том, что находится внутри кулона.

Судья думает об Элиа-усте, найденном мертвым в птичнике. Он допросил помощника, и тот сообщил ему, что уста умер от сердечного приступа. Однако никто в его семье не слышал, чтобы у мастера было слабое сердце. Камиль уверен — смерть усты предупреждение тем, кто ищет дверь, которую можно открыть с помощью кулона.

Сибил застигнута врасплох и несколько обижена его суровым тоном.

— Но почему нет? В конце концов, именно я узнала об экипаже. Я кое-что поведала дамам, дабы направить разговор в нужное русло. Это все равно что положить немного песка в раковину моллюска. Он раздражается и обволакивает песок. А со временем мы получаем чудесный жемчуг.

Сибил гордится своим умением добывать информацию, а также приведенной метафорой. Она не понимает, почему судья вместо того, чтобы благодарить ее, сердится и нервничает.

Камиль бледнеет и встает.

— Вы не понимаете, о чем говорите.

Сибил тоже поднимается с тахты. Они стоят лицом к лицу, их отделяет друг от друга совсем небольшое пространство.

— В чем дело? Я пытаюсь помочь вам, а вы злитесь. — Сибил отходит к двери и повышает голос: — Что я такого сделала? В чем провинилась? Кому все это может навредить?

— Кому навредить? — повторяет ее слова Камиль хриплым голосом. — Вы не догадываетесь. Что еще вы наговорили женщинам во дворце? Да хранит вас Аллах, Сибил-ханум. Вы считаете, что в комнате не притаились доносчики? Уверяю вас, все ваши слова переданы тайной полиции. — Он вытирает лицо ладонями. — Как вы не понимаете, что подвергаете себя, а возможно, и других участников разговора огромной опасности?

— Я не знала. — Жемчужина у основания шеи Сибил быстро приподнимается и опускается. Ее щеки раскраснелись и увлажнились слезами.

— Простите. Я грубо разговаривал с вами, — тихо говорит он. — Но прошу вас, Сибил-ханум, обещайте мне больше не посещать дворец. По крайней мере без моего одобрения.

Она кивает и вытирает слезы.

— И никуда не ходите без сопровождения.

— Я не хочу быть пленницей в своем доме. — Она в упор смотрит на него, крепко сжимая кулаки. — Я этого не вынесу.

— Ну разумеется, — говорит он. — Вы вольны выходить на улицу, Сибил-ханум. Только, умоляю вас, не гуляйте одна. Так будет безопасней.

Она кивает и отворачивается.

Камиль стоит у двери, держась рукой за медную ручку, и внимательно смотрит на девушку.

— Я не злюсь, а всего лишь беспокоюсь за вас. Вы предоставили мне очень важную информацию. Большое спасибо.

Паша быстро идет через сад. Жара съела туман, вместо него в воздухе повисла пыль, поднимаемая животными и тележками. У ворот он сплевывает песок, накопившийся во рту.

Глава тридцать пятая

ПЫЛЬ ВАШЕЙ УЛИЦЫ

В последующие дни старуха больше не разговаривала со мной, только объявляла, что еда готова. Я понимала ее и ни в чем не винила. Она считала, что приютила у себя порядочную девушку, которой грозит смертельная опасность, и вдруг поняла — ее дом стал местом прелюбодеяния. Я улыбалась, забирала пищу и уносила в свою комнату. Так было лучше для нас обеих. Мое присутствие она терпела только ради сына.

За исключением узкой полоски света, пробивавшейся в щель между ставнями, комната полностью была погружена во тьму. Мне не удавалось читать книги и журналы, которые приносил Хамза. Однако темнота не стала моей темницей. Напротив, именно в ней я почувствовала себя свободной. Я купалась в ней, как в пруду Шамейри, где впервые ощутила свое тело. Я только сожалела о том, что мама, папа и дядюшка Исмаил беспокоятся обо мне. Но Хамза обещал сообщить Исмаилу-ходже о том, что со мной все в порядке.

Находилась ли я в безопасности? Я больше не понимала, что это значит. Когда человек должен принести жертву, чтобы чувствовать себя спокойно? В темноте мне вспоминались стихи Фузули:

У меня нет жилища.

Бродягой веселым гуляю по миру я.

Когда ж наконец успокоюсь навеки

В пыли твоей улицы?

Старуха что-то подозревает. Ее лицо постоянно напряжено, выдаются сухожилия на шее. Она не отвечает на мои вопросы и впадает в молчаливую ярость. Может швырнуть фаршированные рисом перцы в мою сторону. Вялость, владевшая моим сознанием всю прошлую неделю, покинула меня. Я оставила еду на тарелке и вернулась в комнату, закрыв за собой дверь. Сидела на стуле у кровати. В комнате темно, хоть глаз коли. Не отбрасывая даже тени, я лишь сосуд, созданный руками Хамзы. Слез нет. Опасность подстерегает меня на каждом шагу.


Наконец слышу голос Хамзы за дверью. Хозяйка возится с замком. Хамза вошел в комнату и положил на полку тюрбан. Старуха говорит:

— Мой сын пропал. — Она стоит, прислонившись спиной к двери, теребя красными руками фартук. — Перестал ходить на работу. — У нее слабый, усталый голос человека, потерявшего надежду. Она приводит в порядок воспоминания, чтобы не потерять будущее. — За пятнадцать лет он не пропустил ни одного дня. На моего сына всегда можно было положиться.

Хамза садится на диван.

— Шимшек мертв, — наконец говорит он.

Сначала она никак не реагирует на его слова.

— Что случилось? — спрашиваю я.

Он устало пожимает плечами.

Старуха начинает трястись. Она не издает ни звука, слезы не выступают из ее глаз. Я плачу вместо нее. Хочу обнять ее, но при моем прикосновении она сопротивляется, из хрупкого горла с обвисшей кожей раздается хриплый крик.

Хамза встает и держит руками ее худые плечи.

— Мадам Девора, успокойтесь. Пожалуйста. Прошу вас.

Мадам Девора. Я впервые слышу ее имя. Она смотрит на меня из-за плеч кузена своими красными глазами.

— Будь проклята!

Я отвожу взгляд. Тяжело сознавать, что я стала причиной такого непоправимого несчастья. Меня обуревают ужасные чувства. Мысли путаются, страшные воспоминания обрушиваются на меня. Следует ли действовать или стоит еще подождать? Что же делать? Что предпринять в данный момент? До меня постепенно доходит, что я не только выпала из общества и своего времени, но что и назад-то у меня пути нет. Я вижу лишь тень, брошенную мною на всю семью.

Старуха хватает Хамзу за руку и плюет на пол.

— Убери ее отсюда, — говорит она, указывая на меня.

— Я буду делать то, что считаю нужным, — отвечает он. — Отпусти меня.

Я иду в свою комнату, достаю ферадж и чадру и кладу их на диван. Больше у меня ничего нет. Хамза стоит у открытого окна и выглядывает сквозь шторы.

— Я разговаривал с твоим дядей, — обращается он ко мне, не отрывая глаз от улицы. — Он сказал, что тебе надо возвращаться в Шамейри.

Он поворачивается и впервые смотрит мне прямо в глаза. Тень ложится на его лицо. Рукава его рубашки порваны.

Я прикасаюсь к его руке:

— Ты выглядишь усталым, Хамза. Тебе нужно отдохнуть.


Мы слышим голос за дверью. Мужчина говорит с теми же интонациями, что и старуха.

— Мадам, нам нужно поговорить с вами. Очень срочно.

Сосед? Я чувствую, как напрягается Хамза. Он походит на зверя, который ищет пути к отступлению.

Голос звучит тихо, однако в воображении я уже вижу соседей, прильнувших к дверям и жадно ловящих каждое слово. Старуха сидит на диване в дальнем углу комнаты. Я подхожу к двери и прикладываю к ней ухо. Слышу дыхание человека по ту сторону. Дергаю задвижку, но Хамза подлетает ко мне и хватает за руку. Он тащит меня назад, и в этот миг раздается треск. Дверь подается вперед, засов слетает, и в комнату врываются двое мужчин. Один небольшого роста и плотный, другой худой и подвижный. Именно к первому я сразу же прониклась недоверием. Так люди инстинктивно шарахаются от змей, даже еще не поняв, что перед ними. Хамза хватает меня сзади за талию и тянет к окну. Ничего толком не понимая, я сопротивляюсь, вырываюсь из его рук, и он наконец, выругавшись, отпускает меня. В окне вспыхивает белый свет. Высокий человек бросается через всю комнату и хватает меня.

— Он там. — Он указывает на окно, и коротышка устремляется вниз по лестнице со скоростью, которую трудно представить при его весе. — С вами все в порядке? — Высокий ведет меня к дивану. — Садитесь, пожалуйста. Не волнуйтесь. Теперь вы в безопасности.

Я киваю, вся дрожа.

Он подходит к старухе и садится на корточки возле нее.

— Вы пришли рассказать о моем сыне? — спрашивает она чуть слышно.

— Что с вашим сыном?

Она не отвечает, и человек вопросительно смотрит на меня.

— Сын мадам Деворы умер, — объясняю я.

Какое-то время он смотрит на меня своими зелеными глазами, как бы определяя, кто я такая.

— Вы племянница Исмаила-ходжи?

— Да. Откуда вы знаете?

— Мы искали вас. — Он поворачивается к старухе, сидящей на диване. Она раскачивается взад и вперед, непонимающе глядя на свои молитвенно сжатые руки. Они напоминают когти хищной птицы. — Госпожа, — говорит он тихо. — Нам ничего не известно о смерти вашего сына. Мы пришли сюда за девушкой. Расскажите нам, что случилось. Мы поможем вам.

Старуха продолжает раскачиваться, будто ничего не слышит.

— Она только что узнала о несчастье, — объясняю я.

— Нужно время, чтобы осознать подобные известия. Ухо-то их слышит, но разум не понимает, — шепотом говорит мне незнакомец. — А сердце вообще никогда не примет, — добавляет он, печально качая головой.

— Вы полицейские? — с опаской спрашиваю я.

— Мы не прибегали к помощи полиции. Я Камиль, судья района Бейоглы. Кади из Галаты попросил меня найти вас. Мой помощник, — он взглянул на дверь, — работает в полиции врачом. Не беспокойтесь, он будет нем как рыба. Никто, кроме близких, не узнает о вашем исчезновении.

Я молчала. Значит, ночи, проведенные с Хамзой и так изменившие меня, останутся тайной — следами на песке, смытыми набежавшей волной. Однако свидание с Амином в саду удовольствий, изменившее мою плоть, но не оставившее никаких других последствий, должно стать достоянием всего света. Нужно придумать какое-то объяснение происшедшему. Родственники не должны знать всех подробностей. Я поняла наконец, что предлагать мужчине сердце гораздо опасней, чем тело.


У двери собирались соседи. Судья подозвал к себе полногрудую женщину в розовом с полосками халате, которая суетилась больше всех.

Он представился, назвал свою должность и попросил ее позаботиться о мадам Деворе. Еще одну соседку послали за раввином. Мне пришло в голову, что старуха не спрашивала Хамзу о том, как погиб ее сын.

Судья осмотрел комнату, вытолкал соседей в прихожую и закрыл за ними дверь. Мадам Девора ритмично наклонялась вперед за широкой полосатой спиной соседки.

— У вас все в порядке? — обратился ко мне судья. — Вы не ранены? Нет необходимости в помощи? Скоро поедем домой.

— Домой? — Я произнесла это слово так, будто искала в нем какой-то смысл. — Я не могу туда ехать.

— Пройдите сюда, пожалуйста. — Он подвел меня к дивану. Я села, а он опустился на корточки передо мной. Мы смотрели друг на друга. Красивый мужчина, думала я, но суровый. — Расскажите мне все, что можете, Янан-ханум. Или давайте обсудим все позже, после того как я доставлю вас домой. Уверен, родственники обрадуются, увидев вас живой и невредимой.

— Нет, — настаивала я. — Мне нельзя появляться дома.

— Отец, так или иначе, заставит вас вернуться, Янан-ханум. Он очень обеспокоен вашим исчезновением.

— Вы не понимаете, — нетерпеливо шептала я. — Я не могу поехать туда, ибо там мне грозит опасность. — И я рассказала о сговоре против меня мачехи и Амина-эфенди. Только не сообщила, откуда мне это стало известно.

Он кивнул и ничего не сказал. За дверью раздался шум. Помощник судьи протолкался сквозь толпу и решительно запер за собой дверь. Он тяжело дышал, с его лба капал пот. Казалось невероятным, что этот невысокий тучный человек работает врачом. Я накинула ферадж и яшмак, скрывая лицо. Хотя некоторые скажут, что я вспомнила о правилах приличия слишком поздно.

Судья велел врачу оставаться на месте и сам подошел к нему. В небольшой комнате все слова были слышны. Все еще тяжело дыша, врач говорил судье:

— Он побежал по улице и заскочил в ворота жилого дома. Я догонял его, однако во дворе там находится большая хамам. Он, наверное, проскочил в баню с тыла. Там легко спрятаться в одной из ниш или выбежать на другую улицу. Так что мне не удалось найти его.

— Ты видел его лицо?

— Нет. Но тюрбан упал. У него вьющиеся черные волосы и борода. Больше мне ничего не удалось разглядеть.

— Мне очень жаль, — прошептала я, обращаясь к госпоже Деворе.

Она ничего не ответила. Соседка окинула меня недобрым взглядом, и я попятилась назад.

— О ней позаботятся? — спросила я судью. — Я хотела бы помочь ей.

— Я сообщу, если потребуется ваша помощь, Янан-ханум. Обычно община заботится о своих жителях.

Он направился к госпоже Деворе в другой конец комнаты и попросил женщину в полосатом халате оставить их на минуту одних. Она вновь сердито нахмурилась, однако отошла в сторону. Судья присел на корточки перед старухой. Я чувствовала, он хочет, чтобы их глаза встретились. Ее красные, сжатые в кулаки руки лежали на коленях.

— Кто убежал отсюда? Вы знаете этого человека?

Госпожа Девора замерла, лишь ее глаза с тревогой осматривали комнату. Я с мольбой обратила на нее свой взор.

— Что случилось с вашим сыном, мадам Девора?

— Эта женщина убила его. — Она пронзила меня своим взглядом.

— Неправда! — крикнула я.

— Причастен ли к убийству человек, убежавший отсюда?

— Ни в коей мере, — прошептала старуха.

— Почему вы так думаете?

— Они были друзьями.

— Кто?

— Должно быть… — Она не закончила фразу. Я едва дышала.

Судья подал знак своему помощнику, чтобы тот принес мадам Деворе чаю из кухни.

Врач ушел и скоро вернулся, сжимая в толстых пальцах стакан. Судья отошел в сторону. Помощник протянул чай старухе, занял место судьи перед диваном и обратился к ней на местном наречии.

Взгляд госпожи Деворы вновь остановился на мне. В ее глазах горела ненависть. Затем она ответила на своем древнем языке:

— Нет.

Я все поняла. Старуха поставила стакан на диван рядом с собой и повязала на голову муслиновый платок, закрывающий рот, как бы показывая этим, что не собирается больше ничего говорить. И заплакала.

Врач пересек комнату из конца в конец и что-то зашептал судье. Я приблизилась к ним, чтобы услышать, о чем идет речь.

— Старуха сказала, что всему причиной эта женщина. Если бы не она, ее сын остался бы в живых.

— Что она имеет в виду? Ее сын погиб в результате несчастного случая? — Судья склонил голову к помощнику.

— Не думаю. Похоже, его убили. Госпожа Девора сообщила мне, что девушку привел в дом турок. Имя его неизвестно. Сын упросил ее принять гостей, хотя она чувствовала что-то неладное. Соглашаясь, старуха не знала, что они замышляют.

— И что же они делали?

Мое лицо горело огнем.

— Понятно. — Судья с любопытством посмотрел в мою сторону и отодвинулся подальше. Только я все равно слышала их. — Почему ее сын согласился принять их?

— Насколько мы знаем, он не стал бы бесчестить мать. Возможно, турок каким-то образом принудил его разместить здесь девушку. Впоследствии раздоры могли стать причиной схватки, в ходе которой юношу убили. Конечно, это мои предположения.

— Как давно сын мадам Деворы знал этого человека?

— Восемь или девять лет. Она не знает, где они встретились. Сын не делился с ней подробностями — просто сказал, что они работали вместе.

— Над чем, хотел бы я знать.

В комнату поспешно вошел раввин Галаты. Бархатный кафтан надулся, словно парус на ветру. Красный тюрбан, повязанный вокруг фетровой шапочки, обрамлял его лоб. Взгляд раввина скользил по комнате, он оценивал ситуацию. Увидев госпожу Девору, раввин снял туфли и подошел к ней. Юноша, следовавший за ним, держал в руках свиток.

— Нам пора уходить. — Помощник судьи сдерживал толпу любопытных соседей, собравшихся перед дверью.


— Отвезите меня в дом дяди в Шамейри, пожалуйста.

На улице собралось много народу. Врач стоял возле закрытого экипажа, посматривая по сторонам. Судья что-то тихо говорил ему. Как только мы уселись, помощник исчез в толпе.

Когда экипаж тронулся с места, судья сказал:

— Я послал письмо вашему отцу с целью выяснить его мнение по поводу вашего дальнейшего пребывания. — Видя выражение тревоги на моем лице, он поспешил успокоить меня: — Я не сообщал ничего лишнего, однако, прошу вас, расскажите ему то, что говорили мне. Он ваш отец. — И, помолчав минуту, добавил: — Все может обернуться не так, как вы думаете.

Внимание судьи привлекла суматоха, царящая на улице. Когда он вновь повернулся ко мне, на его лицо упал свет, проникший через приоткрытую занавеску.

— Если хотите, я все ему объясню, — предложил он.

— Спасибо, судья-бей, я уж сама поговорю с ним.

По пальцам судьи замысловато, словно сигаретный дымок, скользили янтарные бусинки. Он сидел, вытянув ноги, на приличном расстоянии от меня. Взгляд сосредоточился на свободном сиденье рядом со мной.

— Как вы нашли меня? — спросила я, когда экипаж взбирался вверх по крутому извилистому склону. Дети с веселыми криками бежали за нами вдоль всей улицы.

— С помощью матери моего помощника.

— Матери?

— Женщины осведомлены о том, что происходит в районе. Они подглядывают в окна и сплетничают.

— Но это ужасно.

— Однако помогает поддерживать общественный порядок. Хотя они не всегда говорят нам о том, что видят. Ваша служанка выскочила из экипажа, когда он сворачивал за угол, и побежала во двор за помощью. Очевидно, никто не захотел помогать ей. А народу там толпилось предостаточно.

— Полагаю, они не хотели связываться с полицией, — предположила я, — так как подозрение сразу же пало бы на них.

Он с любопытством посмотрел на меня:

— Да, наверное.

Мы замолчали. Экипаж проезжал мимо базара, и нам не хотелось перекрикивать хриплые, то льстивые, то нахальные, голоса торговцев и ответные возгласы потенциальных покупателей.

Когда мы выехали на проспект, судья продолжил:

— К счастью, служанка запомнила, куда вы ехали. Фаэтон направлялся на юг в сторону района Галата. Там как раз живет мой помощник. Однажды его мать собралась навестить родственницу на улице Джамджа. Соседки начали судачить о старухе, жившей в доме напротив. То есть о госпоже Деворе. Ставни в ее спальне не открывались даже в дневное время. Женщины беспокоились, не заболела ли она. Сын ее куда-то пропал, а сама старуха давно уже не выходила из дома. Однако на днях соседки видели, как она спускает на веревке корзину уличному продавцу. Набрала столько овощей и фруктов, что с трудом подняла их наверх. По количеству купленной еды можно бы предположить, что старуха ждала гостей, но посетителей так никто и не заметил.

— Они, наверное, даже знали, сколько денег лежит в корзинке! — воскликнула я.

Он рассмеялся:

— Если бы женщины из квартала работали на нас, мы раскрывали бы гораздо больше преступлений.

Один из передних зубов у него слегка кривоват. Скрытый дефект, который Создатель оставляет в каждом человеке, что и отличает его от других представителей рода людского. Ибо один лишь Аллах совершенен. Суровый деятельный судья, увы, был всего лишь человеком.

— Как только пошли сплетни на эту тему, соседки стали замечать малейшие детали, связанные с квартирой мадам Деворы. Кто-то видел незнакомого мастерового с набором инструментов, входящего в здание. Однако никакого шума не последовало. Человек этот, судя по всему, старался не привлекать к себе внимания. Он прибыл под вечер, когда мужья уже вернулись домой с работы и жены готовили им ужин. Тем не менее его заметили. Одной жаркой ночью соседки вынесли ковры во двор и легли спать на свежем воздухе. Они говорили, что комары не давали им уснуть. И вдруг видят, как уже под утро, незадолго до призыва муллы к первой молитве, из дома выходит какой-то мужчина. К сожалению, они не разглядели его лица. — Он пристально посмотрел на меня, а затем продолжил: — Тогда они приступили к действиям и отправились с визитом к мадам Деворе. Им было известно, что она находится дома. Они все знают. Когда же она не открыла дверь, женщины поняли: тут что-то не так. И они отправили мать моего помощника к сыну с сообщением о происходящих странных событиях. А он-то рассказал обо всем мне. В то время нами уже велись поиски в Галате благодаря сведениям, предоставленным вашей служанкой. Вот так мы и нашли вас.

Вот так я одновременно нашлась и потерялась. В обоих случаях главную роль сыграли женские языки. Я находилась в постыдном, но желанном заключении, а потом меня освободили помимо моей воли. Мы остановились возле какого-то учреждения, в котором тотчас исчез судья. Вышел оттуда он вместе с молчаливой вдовой, облаченной в черное, сопровождавшей меня до самого дома.


В Шамейри меня встречал дядюшка Исмаил. Пожилая дама, всю дорогу молчавшая и смотревшая в занавешенное окно, отказалась от обеда и уехала обратно в город. Дядюшка Исмаил похудел и осунулся с тех пор, как я видела его в последний раз. Лицо вытянулось, в бороде прибавилось седых волос, а на щеках появились красные пятна. Я поклонилась ему, поцеловала его руку, а потом прикоснулась ею к своему лбу. Он прижал меня к себе:

— Янан, моя львица.

— А где мама? — спросила я, заглядывая ему за плечо в темную комнату.

Он взял меня за руку:

— Пойдем в дом, дорогая.

Виолетта ждала нас на пороге. Платок цвета яичного желтка покрывал ее голову, подчеркивая темные глаза, длинные ресницы и подобные изогнутому луку брови. Она бросилась ко мне, и мы обнялись. Я вдыхала знакомый запах ее кожи. От Виолетты всегда слегка попахивало дымком. Приложившись губами к ее щекам, я ощутила вкус соли и молока. Однако особой радости не испытала.

Я уклонилась от объятий и вернулась к дядюшке Исмаилу. Он повел меня в свой кабинет, где мы провели когда-то столько чудесных зимних вечеров. Сейчас окна, выходящие в сад, были открыты и в комнату проникал знакомый запах жасмина.

Дядя Исмаил опустился на диван. Виолетта поправила подушки за его спиной. Он сделал знак рукой, означающий, что служанка должна покинуть нас. С явной неохотой она вышла из кабинета. Несколько минут мы сидели молча, с наслаждением вдыхая ароматы сада.

Наконец дядюшка Исмаил заговорил.

— Дочь моя. — У него хриплый голос — неужели болен? Я ничего не знала о состоянии его здоровья, и вдруг мне стало стыдно.

— Дорогой дядя, — обратилась я к нему, — ты страдаешь и беспокоишься за нас всех. Я не хочу быть тебе еще одной обузой.

— Дочь моя, у меня никогда в жизни не было более приятной обузы. Я благодарю Аллаха за то, что он дал тебе жизнь. — Он замолк, но вскоре заговорил снова: — Янан, мне очень жаль, но я должен сообщить тебе, что твоя мать скончалась.

Я больше ничего не чувствовала. Слышала лишь отдаленный звук накатывающей на нас огромной волны. Однако она шумела слишком далеко, и рано было искать убежище. Откуда я узнала о таких волнах? Они существовали в море Виолетты и в потерянных пальцах садовника Халила. Сокрушающие и стирающие в порошок все на своем пути, они трудились над морским стеклом Хамзы до тех пор, пока оно не стало похоже на голубые глаза.

Я лишилась дара речи. Какие возможности я упустила? Моя рука помнила прикосновение к прохладному атласу халата матери. Призрачное воспоминание.

Дядя Исмаил хотел взять мою руку, но я отстранилась.

— Что случилось? — Мой голос звучал ровно и обыденно. Вновь стало стыдно.

— После простуды началось воспаление легких. Болезнь развивалась стремительно. Да храни тебя Аллах от всех напастей, дорогая моя.

Он сжал мои плечи, и это прикосновение открыло канал, по которому печаль проникла мне в грудь. Но я сопротивлялась, считая слабостью поддаваться чувствам. Ведь все во мне давно засохло.

Волна приближалась. Я опустила голову ей навстречу, не произнеся ни слова.

Дядюшка Исмаил с грустью смотрел на огонь в камине.

— Я не говорил ей, что ты пропала. Сказал, что ты уехала к отцу. Не хотел волновать ее. Она очень любила тебя, дочь моя.

Глава тридцать шестая

МОРСКОЕ СТЕКЛО

Поздней весной того же года Мэри наконец навестила меня. Мы не виделись с осени. Я взяла ее за руку и повела в приемную. Теперь, когда мама обрезала нить, соединяющую ее с миром, я стала полной хозяйкой прохладных бело-голубых изразцов и плещущейся воды. Мое тело двигалось под музыку, услышанную мной в Галате. Я ощущала в себе огромную энергию. Мне казалось, Мэри чувствовала это.

Мы сидели на диване. Я велела Виолетте принести кофе. Мэри была одета в свободное белое платье, расшитое красными цветами, которые хорошо сочетались с эмалью на золотом кресте. Он постоянно покоился у нее на шее. Мэри сказала, что крест, которым я так восхищалась, достался ей от матери. Кружевной лиф скрывал ямочку на ее плече.

Виолетта стояла на пороге с серебряным подносом в руках.

— Поставь сюда, — сказала я, не отрывая глаз от Мэри.

Она же, казалось, следила за передвижением подноса от двери к низкому столику, а потом остановила взор на сильных руках служанки, наливавшей кофе в маленькие чашки.

Мы ждали, когда Виолетта оставит нас.

— Я очень переживала по поводу смерти твоей матери и решила навестить тебя.

— Спасибо, Мэри. Ты очень добра.

Я ничего не сказала ей о госпоже Деворе. Наш союз с Хамзой не подразумевал участия третьего лица. Недавно я нашла ожерелье из морского стекла на дне шкатулки и теперь носила его рядом с сердцем.

В последовавшей неловкой тишине раздавался звон наших чашек.

— Знаешь, я пыталась и раньше встретиться с тобой, однако служанка говорила, что тебя здесь нет. И не давала больше никаких объяснений. Куда ты ездила?

— Я гостила у отца, в Нишанташе, — быстро нашлась я.

— Ну конечно. — Она окинула меня любопытным взглядом. Мне вдруг показалось, что она искала меня. — О, если бы я знала! Путь туда гораздо короче. Почему ты не прислала мне записку? Разве ты не знала, что я вернулась? — Заметив смущение на моем лице, она процедила сквозь зубы: — Опять Виолетта.

Я взглянула на дверь и кивнула:

— Я не получала от тебя писем с прошлой зимы.

Мэри прилагала усилия, чтобы подавить гнев.

— Что ж, вот мы и встретились. Я знаю, ты редко покидала дом с тех пор, как выколола глаз этому негодяю Амину в прошлом году. Пребывание в городе, должно быть, пошло тебе на пользу.

К моему удивлению, упоминание имени обидчика оставило меня равнодушной.

— После того происшествия меня не очень-то приглашают на светские рауты. Полагаю, люди обвиняют меня в случившемся. Возможно, они в чем-то правы. Я вела себя крайне глупо. Думала, что, подобно другим современным женщинам, могу ходить куда угодно без сопровождения.

— В Англии за девушками из хороших семейств также присматривают опытные матроны. И современность тут ни при чем. Женщин везде унижают.

Девушки из хороших семейств. Мэри не похожа на одну из них. Она никогда не жила в роскоши и праздности. Вот я, богатая бездельница, обречена жить в золотой клетке.

— Тебе, наверное, скучно в Шамейри, — продолжала она. — Виолетта — неприятная компаньонка. Она такая кислая.

Я не стала говорить Мэри, что объект ее нападок подслушивает нас за дверью.

— Она была моей подругой в ранней молодости, а теперь Виолетта — хорошая и верная служанка. Не стоит отзываться о ней пренебрежительно.

Мэри взяла мою руку:

— Прости, я не хотела тебя обидеть.

Моя маленькая ладонь покоилась в ее руках, как птенчик.

— Я скучала по тебе, Янан. Мы так давно не виделись. Но ты не выходила у меня из головы. — Она как-то неуверенно улыбнулась. — Я часто писала тебе. Мне просто необходимо было съездить в Англию. Надеюсь, ты не обижаешься на меня за то, что я не навестила тебя после возвращения. Дороги стали непроходимыми, а на груженые лодки меня не хотели брать. Поверь, я пыталась. А когда дороги открылись, я думала, что ты куда-то уехала. Ведь я не знала, что ты в Стамбуле.

Я посмотрела в ее светло-голубые глаза цвета бусин, предохраняющих от дурного глаза. Я молчала, и тогда ее руки откинули вуаль с моего лица. Внезапно я почувствовала себя абсолютно голой. Такого со мной не случалось даже в Галате.

Чтобы скрыть смущение, я вкрадчиво обратилась к ней:

— Выпей еще кофе, пожалуйста. — Я позвонила в серебряный колокольчик.

Мы сидели и молчали, пока не пришла Виолетта с кофейником. Она робко поглядывала на нас.

Неужели я так сильно изменилась? Люди проецируются на общественном экране, словно тени марионеток. Возможно, лампа светила слишком тускло, и я стала неузнаваемой. Заговор против меня? Как-то не хотелось в это верить.

Виолетта пролила немного кофе на руку Мэри и хотела вытереть его. В смущении я оттолкнула ее от Мэри и велела выйти из комнаты. Потом сама осторожно приложила к руке Мэри расшитую красивым узором салфетку. После моего возвращения Виолетта, словно тень, ходила за мной. Я приказала ей остаться в старой комнате в задней части дома, однако она поджидала меня везде, где бы я ни появлялась. Наверное, она чувствовала себя виноватой за то, что бросила меня тогда в экипаже. Я попросила дядюшку Исмаила найти ей мужа. В конце концов, он был обязан заботиться о ней. Полагаю, она знала об этом, но постоянно продолжала подслушивать у дверей.

Виолетта не уходила и пожирала меня глазами из-под длинных ресниц. Мэри также заметила ее взгляд и проявляла беспокойство.

— Завари нам еще кофе. — Я не могла скрыть своего раздражения. За время моего отсутствия служанка стала совершенно неуправляемой.

Мэри болтала ногами, тапочки упали на ковер. Я надеялась, что ей понравится обстановка в комнате мамы, однако она, казалось, ничего не замечала. Я поправила золотой браслет на ее руке, который Виолетта нечаянно задела. Мои чувства к подруге возвращались в привычное русло. Мне вспомнилась ее доброта, и я совершенно расслабилась.

— Знаешь, я скоро уезжаю, — сказала она.

— Из Стамбула? — Я сожалела и вместе с тем испытывала чувство облегчения. — Когда?

— Через несколько дней.

Слишком скоро.

— Что-нибудь случилось? — Мне так не хотелось терять подругу. Сила моих чувств удивила меня.

— Все складывается очень хорошо, Янан. Мне до сих пор не верится.

— Расскажи, — потребовала я.

— Понимаешь, — начала она, не спеша сообщить мне суть происходящего, — теперь я состоятельный человек.

— Состоятельный?

— Я богата, Янан. Богата! — Мэри подпрыгнула на диване.

— Чудесно! — рассмеялась я. — Очень рада за тебя, дорогая подруга. Поздравляю.

— Теперь я могу делать все, что хочу. С деньгами ты живешь так, как хочешь. Никто тебе не указ.

— Что же произошло?

Я полагала, что Мэри происходит из бедной семьи. И вдруг осознала, что она ничего не рассказывала мне о своих родственниках.

— Мой отец умер.

— О, прими мои соболезнования. Мир тебе, дорогая. — Я потянулась к ней, чтобы утешить, но она отстранилась от меня, желая видеть мое лицо. Потом схватила меня за руку и ослепительно улыбнулась.

— Я вовсе не грущу, Янан. Совсем нет. Отец вышвырнул меня из дома много лет назад. Вот так я и оказалась в пансионе. Работала на кухне, чтобы оплатить проживание.

Я открыла рот от удивления:

— Разве такое возможно?

— Он заявил, что у меня противоестественные склонности. Так он сказал. Ему не нравились мои подруги.

— Но разве у тебя не было других родственников? Твоя мать, братья и сестры?

— Мать умерла, родив меня, — объяснила Мэри, и легкая грусть промелькнула в ее глазах. Ее пальцы поглаживали материнский крест. — У меня нет ни братьев, ни сестер. Это здесь у каждого из вас полно родственников, которые помогут вам в трудную минуту. В Англии каждый выживает в одиночку.

— А твои подруги?

— Ну, я же тебе о них рассказывала. Они оказались совершенно никудышными людьми.

— Какой ужас! Мэри, дорогая, у тебя здесь близкие и друзья. Ты станешь членом моей семьи.

Она отвела глаза.

— Знаю, — прошептала она. — Спасибо. На самом деле, Янан, — она быстро провела кончиком розового языка по губам, — я ничего не прошу у тебя.

Бывают моменты, когда вы понимаете: что-то должно произойти, еще до того как знаете, что именно. Чувствуете какую-то пустоту. Время застывает, как бы демонстрируя свое равнодушие к вам, а потом стремительно несется вперед.

— Хочешь поехать со мной в Англию? — Я потеряла дар речи. — Было бы здорово. Мы жили бы в роскошном месте, получше этого. — Мэри обвела рукой комнату.

Она прильнула ко мне.

— Мы будем вместе, Янан. Только ты и я. Нам не придется украдкой встречаться в каком-нибудь сарае на берегу моря. — Она провела кончиком языка по моему уху. — Будем вместе всегда.

Я не могла собраться с мыслями. Мэри — моя подруга, и я люблю ее. И вот теперь она предлагает мне начать новую жизнь, полную новизны и приключений. Не о том ли говорило предсказание? Я раздумывала. Какая жизнь уготована мне в Стамбуле? Может быть, ее предложение — мой кисмет.

Мэри приняла мое молчание за отказ.

— Если ты заскучаешь по семье, Янан, то в любой момент сможешь уехать. Компания «Вэгон-Лит» строит прямую железнодорожную линию, которая свяжет Англию с Турцией. Ты сядешь в восточный экспресс в Лондоне и сойдешь с него в Стамбуле. — Она захлопала в ладоши. — Разве не чудеса? Мы так прекрасно заживем с тобой.

Я подумала о Хамзе. Мои руки теребили ожерелье из морского стекла. Хамза никогда не покинет родину. Лондон станет для него местом изгнания.

— Не знаю, Мэри, — протянула я. — Дай мне подумать.

Мэри всматривалась в мое растерянное лицо, пытаясь понять по его выражению то, что стоит за словами.

Она погладила меня по щеке, потом вновь накинула на мое лицо чадру.

— Я буду терпеливо ждать твоего решения, Янан.

* * *

После отъезда Мэри я нашла Виолетту на кухне. Она вынула из ведра живую трепещущую рыбу и положила ее на доску для разделки. Всадила ей нож в жабры, и та затихла.

— А где повариха? — спросила я.

— Мать кухарки заболела, поэтому она ушла домой пораньше. Я сказала, что сама приготовлю еду.

Чешуя искрами летела из-под ножа, а потом он добрался до голубоватой твердой плоти. Я наблюдала за тем, как служанка опустила рыбу вниз и аккуратно вспорола ей брюхо. Внутренности упали на пол.


На полке под рукописями в кабинете дядюшки Исмаила я обнаружила письмо. Я искала иллюстрированную копию поэмы Фузули «Лейла и Меджнун», которую дядюшка Исмаил купил для меня у книгопродавца. Хотела подарить книгу Мэри на память о нашей дружбе и поздравить с началом новой жизни. Послание было написано на обыкновенной пергаментной бумаге, которой пользуются служащие государственных учреждений, однако я сразу же узнала почерк Хамзы. Письмо датировалось двумя днями позже моего прибытия на улицу Джам-джи. Послание начиналось обычными приветствиями, а потом шел витиеватый слог:


«Достопочтимому ходже советуют немедленно предпринять некоторые действия, дабы изменить к всеобщей выгоде плачевное положение дел, сложившееся в стране. Если вам удастся направить умы на служение добру и вы поведете людей по дороге совершенствования общества, это принесет огромную пользу многим, в особенности же вашим близким».


Исмаил-ходжа неподвижно сидит на диване. Перед ним на низком столике стоит стакан чая, к которому он даже не прикоснулся. Я сижу рядом с ним, держа в руке письмо.

— Почему ты никогда не говорил мне о нем, дядюшка?

— Письмо казалось мне совсем безобидным. В нем ничего не говорится о похищении. Я даже не был уверен, что отправитель призывает меня к каким-то действиям. Мне только показалось странным, что его подбросили на крыльцо после твоего исчезновения. Вот почему я решил отнести его к кади. Возможно, в нем меня призывают поддержать реформаторов. Однако написавший его явно преследовал какие-то личные цели. Только он до такой степени затемнил свои намерения, что я ничего не смог понять. Тем не менее я почувствовал скрытую угрозу моим близким. И начал действовать, моя львица. Ты пропала, и я понятия не имел о твоем местонахождении.

— Но ты ведь знал, с кем я была.

Дядюшка Исмаил с любопытством посмотрел на меня и сжал рукой мой подбородок:

— Разумеется, нет, Янан. Если бы так, мы нашли бы тебя гораздо быстрее.

— К тебе никто не приходил?

— Что ты имеешь в виду?

— Я думала, ты знаешь, — прошептала я.

— Личность похитившего тебя человека не установлена, Янанчик. Его мотивы нам неизвестны.

Говоря это, дядюшка Исмаил как-то странно взглянул на меня, как бы догадываясь, что я о чем-то умалчиваю. Хамза выпрыгнул в окно в Галате и пропал из моей жизни. После возвращения домой мне казалось неуместным заговаривать о нем с дядей. Я вообще избегала разговоров на тему похищения. Цела, невредима — да и ладно. Так, значит, Хамза лгал мне о разговоре с дядюшкой, и тот не знал, что я в безопасности. Какую же еще ложь мне пришлось услышать? Эта мысль взбесила меня. Он наговорил кучу небылиц и вновь исчез.

Сын госпожи Деворы, единственный человек, который мог установить личность Хамзы, мертв. Но почему никто не догадался, что именно Хамза скрылся в тот день из дома в районе Галата? Без сомнения, дотошный помощник судьи узнал его имя от мадам Деворы. Когда они говорили на ладино, я успела различить имя кузена среди потока непонятных слов. И я рассказала дяде, что Хамза спас меня от покушения Амина и держал в Галате. Исмаил-ходжа был потрясен.

— Трудно поверить, что Хамза способен на такое. Я грешил на Амина-эфенди. Думал, он похитил тебя и подбросил письмо, — сказал он. — Хотя это был бы крайне странный поступок. Полагаю, он понимает, что месть — враг преуспевания. Сейчас Амин находится в изгнании на острове Крит и ведет себя тихо. Старается заслужить разрешение на возвращение в столицу. На его месте только глупец стал бы писать письмо с призывом выступить против правительства. Нет, он не такой человек. В душе Амин большой трус. — Дядюшка Исмаил гладит меня по руке. — Впрочем, от него можно всякого ждать. Хамза, возможно, в чем-то прав. Амин по уши в долгах. У него есть виды на тебя. Он может действовать через своих подручных. Они много не берут. Твой отец определенно поверил истории о планах Амина похитить тебя. Он не подпускает к себе Хусну-ханум. Да, Амин наломал дров. Какая глупость! — Дядюшка Исмаил неодобрительно цокает языком. Я не совсем понимаю, кого он, собственно, порицает — Амина, отца, тетю Хусну или все человечество?

Для меня Амин-эфенди давно канул в вечность. Кладу руку на плечо дядюшки Исмаила и проклинаю себя и Хамзу за то, что мы так долго держали этого доброго человека в неведении, причиняя ему боль. А кузен даже написал письмо, пытаясь шантажировать моего приемного отца. В своем послании он четко выразил присущий ему воинственный дух и черные помыслы, о которых я догадывалась, находясь в квартире на улице Джамджи.

Дядюшка Исмаил задумчиво смотрит на письмо, лежащее у него на коленях.

— Итак, ты считаешь, что это написал Хамза?

— Почерк его. А что сказал кади, когда ты показал ему письмо?

— Он послал меня к судье Камилю, у которого есть опыт в таких делах. Тот же посоветовал нам серьезно отнестись к содержанию послания. Ты помнишь, там говорилось, что, если я не помогу реформаторам, у тебя могут быть неприятности. Он предложил мне поскорее пригласить к себе домой высокопоставленных чиновников. Тогда создастся впечатление, будто я делаю то, о чем говорится в письме. Однако нам не обязательно обсуждать реформы. Мы можем беседовать о чем угодно, хоть о ценах на финики. А посторонний наблюдатель увидит в такой встрече политическую подоплеку.

— А какие сейчас цены на финики, дядюшка?

— Не знаю, малышка.

Мы оба рассмеялись, хотя, по правде говоря, мне было совсем не до смеха. Вспоминались строчки стихов Низами:

Мой ум тебя не постигает,

Будто ты гостишь в моем теле, душа моя.

Я сидела у края воды, держа в руке морское стекло, и думала о том, сколько ему пришлось вытерпеть, чтобы стать таким красивым. А потом отправила его туда, откуда оно пришло.

Глава тридцать седьмая

ТВЕРДЫЕ ПРИНЦИПЫ

Осенние листья шуршат под ногами на тропинке за павильоном. Соловей выводит трели в темноте. Все покрывает траурная мгла. В десяти милях к югу отсюда Камиль-паша изучает гравюру с изображением Gymnadenia и засыпает над ней. Книга падает из его рук. Тень проникает в дом Исмаила-ходжи через кухню и быстро движется по коридору, направляясь к кабинету ученого. Из-под двери льется свет. Человек замирает, прижимает ухо к двери и, ничего не услышав, входит.

Он видит двух людей, стоящих на коленях перед низким столиком. Джемаль одет во все белое — свободная хлопковая рубашка и широкие шаровары. Волосы ниспадают на плечи, словно чернильная река. Рядом с ним Исмаил, одетый в стеганый халат. Без тюрбана он выглядит довольно хрупким. Под жидкими редеющими волосами видна бледная кожа головы. В правой руке у него кисточка, занесенная над листом пергамента, на котором видна надпись, выполненная каллиграфическим почерком. На столе пузырек чернил и несколько кисточек. Исмаил держит в левой руке керамическую чашу бирюзового цвета. Оба до того увлечены, что не слышат, как открылась дверь. Непрошеный гость успевает заметить мускулистые плечи слуги Исмаила-ходжи. Он надеялся застать его одного. Внезапно Джемаль поворачивается и, не давая чужаку убежать, прыгает и обвивается вокруг него, как змея. Чаша тяжело падает на ковер. На цветной шерсти тотчас образовывается лужа серой воды.

Исмаил-ходжа откладывает кисточку и встает.

— Добро пожаловать, Хамза. Не ожидал увидеть тебя в столь поздний час. — Он делает знак Джемалю, чтобы тот отпустил Хамзу. Слуга неохотно выполняет приказ хозяина и присаживается на корточки неподалеку от ночного гостя. — Я не узнал тебя, — продолжает Исмаил-ходжа, показывая рукой на поношенную рабочую одежду и бороду Хамзы.

— Я пришел просить у вас помощи.

— Ну конечно, Хамза, сын мой. Я сделаю для тебя все, что могу. В чем ты нуждаешься?

— Простите меня за вторжение, ходжа, — говорит Хамза, нервно поглядывая в сторону окна. — Завтра я уезжаю во Францию, и мне хотелось бы повидать Янан. — Он смотрит на упавшую чашу и мокрый ковер. — Простите меня. — Его взгляд выражает тревогу. — Янан еще здесь?

Исмаил-ходжа внимательно смотрит на него и говорит:

— Поздновато ты пришел навестить молодую госпожу.

— Прошу вас, мне необходимо поговорить с ней.

— Сожалею, сын мой, но моя племянница уехала во Францию.

Выражение лица Хамзы выдает его полное недоумение.

— Во Францию? Почему именно… Но когда?

— В прошлом месяце. Мы обсудили ее положение, — добродушно объясняет Исмаил-ходжа. — Ты ведь знаешь, как трудно ей жилось здесь в течение последнего года.

— Я хотел защитить ее, — говорит Хамза. — Она в Париже? — взволнованно спрашивает он.

— Да. Твои рассказы об этом городе произвели на нее большое впечатление. Она хочет учиться. Янан в полной безопасности. Живет в хорошей семье.

— Я думал… — начал Хамза и умолк.

Исмаил-ходжа задумчиво смотрит на него и ждет, когда тот заговорит вновь.

— Почему она решила уехать? — спрашивает Хамза.

— Моя племянница потеряла близкого человека, и мы решили, что ей лучше приходить в себя вдали от тех мест, где все будет напоминать о прошлом.

Хамза тяжело опускается на диван, стоящий у двери, и закрывает лицо руками.

— Я не хотел исчезать надолго. Она, наверное, думала, что я погиб или — хуже того — охладел к ней. Вернувшись в Париж, я ей все объясню.

— Янан оплакивает не тебя, — объясняет Исмаил-ходжа. Хамза резко поднимает голову. — Хотя и неравнодушна к тебе.

— Кого же в таком случае?

— Свою английскую подругу, Мэри Диксон.

Хамза в недоумении.

— Какое отношение имеет Янан к Мэри Диксон? Ничего не понимаю.

— Они встретились на приеме в посольстве и подружились. Моя племянница чувствовала себя очень одиноко, и я с удовольствием наблюдал за тем, как благотворно сказывалась на ней эта дружба. Она просто расцвела. А потом бедняжка утонула.

— Да, я знаю.

— Тогда ты, наверное, знаешь о том, что по версии полиции ее опоили наркотиком, прежде чем она упала в Босфор. Возможно, англичанку даже столкнули туда. Да хранит нас Аллах. Мир стал бы пристанищем зла, если бы не сила нашей веры. На следующий день со служанкой Янан, Виолеттой, произошел несчастный случай. Она тоже чуть не утонула, но, хвала Аллаху, спаслась. В любом случае моей племяннице сейчас лучше находиться в безопасном месте. По крайней мере до тех пор, пока не поймают преступника. Ведь он может напасть и на других девушек. — Исмаил-ходжа смотрит на Хамзу, который просто ошарашен услышанным известием. — О чем же ты хотел поговорить с ней, сын мой? Я могу сообщить ей. Если же ты предпочитаешь написать Янан, то я отправлю послание.

— Нет, ничего. Я… Ничего не надо сообщать. — Хамза встает. — Если бы у меня был адрес Янан, я бы сам навестил ее в Париже. Разумеется, при условии, что она захочет видеть меня.

Исмаил-ходжа сверлит Хамзу взглядом, а потом говорит:

— Она живет у брата отца возле Орли.

— Я знаю это место. — Хамза склоняет голову. — Благодарю вас, мой ходжа.

— Мне известно, что ты и моя племянница долго дружили. Однако советую тебе не очень рассчитывать на старую связь. — Исмаил-ходжа хмурится. — Многое произошло за это время. Тебе придется вновь добиваться ее доверия.

— Понимаю, мой ходжа. — Хамза замолкает, потом говорит с неуверенностью в голосе: — У меня к вам просьба.

Исмаил-ходжа показывает рукой на диван:

— Давай присядем и поговорим.

Хамза не двигается с места.

— Нам нужен парламент, ограничивающий власть султана, — говорит он. — Молю вас, обратитесь к совету мусульманских богословов и законоведов, религиозным ученым и судьям, к своим друзьям в правительстве с тем, чтобы они оказали давление на падишаха.

— Почему я должен это делать?

— Он тиран, мой ходжа. По его прихоти бросают в тюрьмы ни в чем не повинных людей, рушатся семьи. Он транжирит деньги казны и ведет страну к полному экономическому краху.

Исмаил-ходжа с интересом смотрит на Хамзу.

— Дорогой сынок, как тебе известно, я стараюсь держаться подальше от политики. Занимаюсь научной деятельностью. Вот эти книги, — он показывает рукой на библиотеку, — пережили все свары, которые затевали в разное время честолюбивые и ограниченные политиканы. Знания, красота, почитание Аллаха — вот устои, на которых держится мир. А политика лишь мимолетная тень, упавшая на стену.

Голос Хамзы становится вкрадчивым.

— Вы пользуетесь большим уважением, Исмаил-ходжа. Почему бы вам не употребить его на благое дело? Одно ваше слово может заставить могущественных людей пересмотреть свои взгляды. Если шариатский совет издаст фетву в пользу возобновления деятельности парламента, султану придется задуматься.

Исмаил-ходжа качает головой:

— Ты преувеличиваешь мое влияние. Я всего лишь поэт и ученый. Далеко не политик. У меня незначительный государственный чин. Мое дело преподавать и наблюдать — вот и все.

— Вы шейх Накшбенди. У вас есть друзья в правительстве. Я знаю, что к вам приходят за советами влиятельные люди.

— Откуда тебе это известно?

— Я наблюдал за тем, что происходит. Принцы и министры тайно посещают вас в любое время суток. Не говорите мне, что не занимаетесь политикой. — Хамза начинает горячиться.

— Я не хочу говорить о политике с тобой, сын мой. — Исмаил-ходжа разводит руками и тяжело вздыхает. — Однако ты преувеличиваешь недостатки султана Абдул-Хамида. Он сделал много для модернизации империи. И, несмотря на свою расточительность, заботится о подданных.

— Вы приняли сторону наших врагов, мой ходжа. Мы продолжим борьбу за конституцию и парламент, находясь в изгнании, и победим. Султан будет свергнут. Я прибыл сюда, чтобы предостеречь вас и просить перейти на нашу сторону. Пока еще не поздно.

Исмаил-ходжа задумывается.

— Я хотел кое-что спросить у тебя, сын мой. Мне известно, что ты похитил Янан. Ты послал угрожающее письмо с требованием под держать вашу организацию?

— Что? Я никому не угрожал.

— Тем не менее письмо написано тобой. Янан узнала твой почерк.

— Она видела это письмо?

— Да. Она случайно нашла его в моем кабинете среди других бумаг.

Хамза бледнеет.

— Я не собирался угрожать ей.

— С детских лет мы считали тебя членом нашей семьи. Мой деверь оплачивал твое обучение и помогал продвигаться по службе. Ты ел его хлеб. Мы все любим тебя, особенно моя племянница. Как ты решился обидеть ее?

— Я никогда в жизни не обидел бы Янан. Мне просто нужно было заставить вас поддержать реформы. Я хотел помочь ей, но теперь она уже никогда не поверит мне.

— Ты хотел помочь, похитив ее и не известив никого из близких о том, где она находится? А племяннице ты сказал, будто мы знаем, что она в безопасности.

— Я собирался приехать сюда и поговорить с вами, но… произошли непредвиденные события. Моего кучера убили, и я опасался за собственную жизнь. Иначе я объяснил бы вам смысл моего послания. Там нет никакой угрозы, лишь просьба о помощи.

— Сядь, пожалуйста, — вновь предлагает Исмаил-ходжа. — Ты член нашей семьи. Мы все обсудим и с помощью Аллаха придем к взаимопониманию.

Хамза ничего не отвечает. Его губы сурово сжаты. В глазах печаль.

— Теперь все погибло. Она… никогда…

Он не заканчивает фразу и внезапно бьет кулаком в деревянную дверь. Джемаль хочет успокоить его по-своему, однако Исмаил-ходжа ловит взгляд слуги и слегка качает головой, что означает «нет». Хамза тупо смотрит на посиневшую руку, будто она принадлежит кому-то другому.

— Вы считаете меня членом вашей семьи, — говорит он с горечью в голосе. — У меня была и своя семья. Только ее уничтожили вы и вам подобные люди. Вы все лицемеры! — кричит он. — Да кто вы такой?! — Он смотрит на Джемаля, который готов броситься на него. — А что будет, если все узнают правду об уважаемом ходже?

Исмаил-ходжа опускается на диван и качает головой, не веря услышанным словам.

— Так вот чем ты собираешься заняться, сын мой? — спрашивает он с грустью в голосе. — Теперь ты не можешь использовать мою племянницу в качестве рычага и грозишься подпортить мне репутацию?

— Такие люди, как вы, уничтожают империю. Вы не задумываясь стираете с лица земли неугодных. Вам покровительствует этот шут, султан. Злые, распутные автократы.

— В тебе говорит скорбь, сын мой. Теперь ты не тот благородный молодой человек, которого я знал. Твои родственники живут в Алеппо, не так ли?

— Не вмешивайте сюда моих родственников!

— Твой отец был кади, не правда ли?

— Вам отлично известно, что с ним случилось. Это дело ваших рук. Вы отравили ему жизнь. — Хамза задыхается.

— Яд проник в твои вены, сын мой. Нужно вывести его оттуда вместе с кровью. Насколько я помню, твой отец присвоил деньги из дворцовой казны.

— Неправда! — Хамза замахивается на Исмаила-ходжу, однако Джемаль тотчас хватает его под руки сзади. Хамза дергается, пытаясь освободиться.

— Может быть, — вздыхает Исмаил-ходжа. — Значит, дворец впервые прибег к хитрости, чтобы избавиться от противника. Но твой отец сообщил секретные сведения арабам, не так ли? Он пытался привлечь французов на сторону бунтовщиков. Кади выступил против своего правительства.

Хамза удивленно смотрит на него:

— Такого не может быть.

— Арестованные дали показания против твоего отца.

— Отец всей душой был предан империи, но не хотел слепо следовать указаниям султана, если они противоречили его убеждениям.

— Деньги пошли на поддержку антиправительственных сил.

— Какие деньги? О чем вы говорите?

— А теперь ты продолжаешь дело отца. Пренебрегаешь законом и принципами морали для достижения своих корыстных целей. Чего ты добиваешься?

— Кто здесь говорит о морали? — фыркает Хамза, повернув голову к Джемалю, который начинает выкручивать ему руки.

Исмаил-ходжа улыбается:

— Ты многого еще не знаешь. А то, что знаешь ты, известно другим людям. — Он качает головой: — Высокомерие свойственно молодым. Идя таким путем, ты ничего не достигнешь, сын мой.

Хамза озадачен.

Исмаил-ходжа задумчиво поглаживает бороду, затем пристально смотрит на Хамзу:

— Я не стану помогать тебе в достижении политических целей. Я противник насилия и не хочу свержения султана, да защитит его Аллах.

— Но другого пути нет.

— Я так не считаю. Не обязательно вновь вводить парламент. Есть другие цивилизованные способы разрешения вопроса.

— Вы еще передумаете, — говорит Хамза злобно.

— На все воля Аллаха. Джемаль, отпусти его.

Конюх еще раз выкручивает руки Хамзы и отпускает их.

Когда Хамза подходит к двери, Исмаил-ходжа окликает его:

— Хамза, сынок. Как поживает твоя мать? У тебя есть сестра, не так ли?

Хамза резко поворачивается и бросается на ходжу, пытаясь вцепиться ему в горло. Джемаль хватает его сзади. Они начинают бороться на полу, опрокидывают стол. Бумаги летят на пол, со звоном разбиваются фарфоровые чашки. Исмаил-ходжа невозмутимо всматривается в темноту за окном. Взор его печален. Стеклянный наргиле наклоняется, из него на ковер течет вода.

— Не смейте даже упоминать имя сестры! — ревет Хамза, стараясь ослабить мертвую хватку Джемаля. — Она станет вашей последней жертвой. Я уж об этом позабочусь.

— Аллах милосерден, сын мой. Да очистятся твои вены от яда. Исследуй свои истинные мотивы. Знаю — в душе ты хороший человек. — Он склоняет голову: — Салям алейкум. Да пребудет с тобой мир.

Джемаль поднимает Хамзу на ноги и выталкивает его за дверь. Как только они оказываются на улице, конюх сильным ударом сбивает Хамзу с ног. Потом хватает и закидывает себе на плечи. Несет к воротам, опускает на седло привязанной к столбу лошади, освобождает поводья и хлопает животное по крупу. Когда лошадь исчезает в темноте, Джемаль возвращается к дому. Прежде чем вернуться в кабинет, заходит на кухню, чтобы налить стакан воды для Исмаила-ходжи. Это Джемаль нашел письмо Хамзы на крыльце. Его дело заботиться о безопасности хозяина. Он не верит в мирное удаление яда.


Хамза ругается, пытаясь усесться в седле. На смену гневу быстро приходит боль, как только он начинает думать о потерянной семье и Янан. «Я найду ее в Париже, — утешает он себя, — и все объясню ей». Однако будет нелегко вернуть ее доверие. Он останавливается и садится как положено. Потом решительно пришпоривает лошадь. Скачет по залитой лунным светом дороге и вскоре сворачивает на юг, направляясь к городу. «Каким образом Янан связана с Мэри Диксон?» — размышляет он, с тревогой посматривая на черные деревья.

Внезапно лошадь резко останавливается. Кто-то тянет за поводья. Хамза слышит голос с легким акцентом:

— Я думал, ты хороший наездник, Хамза-эфенди. А ты сидел на коне задом наперед. Позволь помочь тебе. А, да ты уже сидишь нормально. Ладно, не важно.

Сильные руки извлекают Хамзу из седла. Он приземляется и кашляет от поднятой пыли. Ему видны лишь смутные очертания незнакомца. Черная тень на темном фоне. Он небольшого роста и довольно плотный. Хамза вертится и пытается прыгнуть в сторону, однако незнакомец начеку. В темноте, словно светляк, сверкает клинок. Через мгновение он уже приставлен к горлу Хамзы.

— Пойдешь со мной, — говорит человек.

— Кто ты такой?

Взгляд Хамзы устремлен в сторону леса, но он не может убежать. Нож упирается в шею. Вот-вот вонзится. Он старается успокоить дыхание.

— Хочешь что-то сказать? — Нож слегка отодвигается. Хамза больше не чувствует лезвие, однако понимает — оно где-то рядом.

— Кто ты? Что тебе нужно? У меня есть немного денег. Возьми их, если хочешь.

Темный человек смеется, будто услышал хорошую шутку.

— Забери лошадь, — нервно добавляет Хамза. Что-то знакомое чувствуется в этом человеке. — Чего ты хочешь?

— Хочу знать, почему ты вернулся.

Незнакомец пронзительно свистит, и к ним тотчас подъезжает коляска. Три тени втискивают в нее Хамзу.

Глава тридцать восьмая

ТРУБКА НА ДВОИХ

Камиль принимает трубку, которую слуга Исмаила-ходжи только что наполнил ароматным табаком, вытягивает ноги и откидывается на подушках дивана, стоящего в кабинете ученого. Утро довольно прохладное, и он основательно продрог, пока добрался сюда. Теперь ему приятно держать в губах теплый мундштук. Ходжа курит наргиле с длинным шнурком, держа в тонких пальцах янтарный мундштук. Джемаль проверяет наличие угля наверху склянки розового цвета. Исмаил-ходжа затягивается, угольки светятся, дым пузырится в остывающей жидкости и по трубке поступает в рот ученого. Лицо под тюрбаном спокойно, только глаза покраснели от усталости и взгляд выражает тревогу.

— Вы узнали что-нибудь новое, судья Камиль? — спрашивает он тихим голосом. — Полицейские сообщили вчера ночью, что они арестовали Хамзу, и хотели, чтобы я написал заявление о его буйном поведении. — Взгляд ходжи останавливается на дверном проеме. — Разумеется, я отказался. — И зло добавляет: — Представить себе не могу, откуда им известно, что происходит в моем доме.

— Я навестил Хамзу в тюрьме по дороге сюда сегодня утром, — говорит Камиль. — Он обвиняется в убийстве двух англичанок.

— Что? Какая нелепость!

— Хамза признается в том, что злоупотребил вашим гостеприимством прошлой ночью, однако отрицает свою причастность к убийствам. Должен признаться, его арест удивил меня. Полицейские утверждают, будто у них есть доказательства того, что Хамза встречался с Ханной в павильоне вашего сада в ту ночь, когда ее убили. — Он внимательно смотрит на Исмаила-ходжу из-под своих густых бровей, из уважения стараясь не глядеть ему в глаза.

Исмаил-ходжа явно удивлен.

— Когда моя племянница была еще ребенком, Хамза приезжал в Шамейри учить ее и проводил ночь на мужской половине дома. Я запретил ему бывать здесь после того, как мой конюх увидел, что он привел в павильон женщину.

— Тогда вы не доложили полиции?

— Я никому не говорил об этом.

— Ваш слуга узнал женщину?

— Нет. Спросите его, если хотите. Это случилось за несколько месяцев до того, как бедняжку нашли мертвой. Джемаль говорил, что видел женщину издалека, и, судя по платью, она была иностранкой. Я запомнил его слова, потому что он беспокоился, не гувернантка ли это нашей племянницы. Однако, как оказалось, та спала у себя в комнате. — Ученый затягивается наргиле. — Полагаю, незнакомкой была Ханна Симмонс.

Кальян Исмаила-ходжи погас. Он делает знак слуге. Тот приносит в щипцах кусок угля и кладет его на склянку.

Когда Джемаль удаляется в дальнюю часть комнаты, Исмаил-ходжа продолжает:

— Нет никаких доказательств того, что Хамза совершил преступление. Я его хорошо знаю и не считаю, что он способен на убийство.

— Видел ли Джемаль экипаж?

— Да. И кучера тоже. Он стоял у дороги неподалеку от ворот. Джемаль пошел туда и спросил, кого он ждет. Очевидно, последовал грубый ответ. — Ходжа улыбается. — Джемаль не терпит дерзости.

Сердце Камиля бьется чаще.

— Какого цвета были волосы у кучера?

— Кажется, Джемаль не говорил мне об этом. Можно его спросить. Прошло много времени, однако драматические события взволновали и обеспокоили нас всех, так что, возможно, он помнит.

— Вы сказали, что запретили Хамзе приезжать в Шамейри незадолго до смерти Ханны.

— Да, но я должен рассказать еще кое о чем. Мы долго разговаривали с племянницей до ее отъезда в Париж. Она призналась мне, что Хамза нарушал запрет и продолжал встречаться с ней. У них был условный сигнал. Он свистел на манер соловья, а она приходила к нему в павильон. В то время Янан была еще совсем дитя, и они очень сблизились. Подолгу читали и играли в разные игры.

— Вы считаете, он продолжал использовать павильон для ночных свиданий с Ханной?

— Думаю, да. Молодой человек поступал неблагоразумно, однако это вовсе не значит, что он был убийцей. События происходили очень давно, когда в нем еще играла молодая горячая кровь. — Он улыбнулся Камилю. — Мы все прошли через это. Не думаю, чтобы он имел отношение к убийству несчастных женщин.

— Почему он приехал сюда прошлой ночью?

— Хотел увидеть мою племянницу. А также попросить меня об одной мелкой услуге, которую я, к сожалению, не мог оказать ему.

Камиль ждет продолжения, однако ходжа не вдается в детали.

В протоколе задержания написано, что Хамза угрожал Исмаилу-ходже. Камиль спрашивает:

— Ваш отказ рассердил его?

— Хамза злится на самого себя и на тех, кто его любит. Мы ненавидим тех, кто кажется нам слабым, судья-бей. Наш гнев направлен на свидетелей нашего унижения. Проявления благосклонности и щедрости — это тоже своего рода унижение. Мой деверь относился к сыну своей сестры как к собственному ребенку. Он дал ему приют, позаботился о его образовании, помог найти хорошую должность в государственном учреждении. Возможно, вам не известно, что без помощи дяди у Хамзы вообще не было бы будущего. Его отец промотал состояние и ничего не оставил сыну. К сожалению, яблоко от яблони недалеко падает.

— Насколько я знаю, его отец служил кади в Алеппо.

— Да. Богатый и влиятельный человек, любил жить на широкую ногу и имел своеобразные представления о своем долге перед империей. Отец Хамзы стал связным между группой наших подданных арабского происхождения и французами, которые надеялись отделить в свою пользу османские провинции в Сирии. Все это происходило во времена правления султана Абдул-Азиза, да будет благословенна его память. Когда их планы рухнули, отец Хамзы также потерпел крах. Его обвинили в присвоении казенных денег для финансирования мятежа, хотя, возможно, средства пошли на оплату его многочисленных долгов. Он был отстранен от должности.

— Его отправили в изгнание?

— В каком-то смысле. Ему запретили жить в столице.

— Известна ли Хамзе причина ссылки отца? — Камиль подзывает слугу, чтобы тот вновь зажег его трубку.

— В то время он учился во Франции. Вернувшись в Алеппо, он, очевидно, застал отца в пустой квартире. Кредиторы отобрали у них усадьбу и даже мебель. Отец отказывался говорить и есть, просто сидел и смотрел в стену. Хамза пытался взбодрить его, рассказывал о Париже, о своих планах сделать головокружительную карьеру. Он обещал взять на себя семейные расходы, но отец ни разу даже не взглянул на него.

Исмаил-ходжа умолкает, чтобы вновь затянуться наргиле. Выпускает изо рта тонкую струйку дыма.

— Мой деверь узнал о случившемся из письма сестры, — продолжает ученый. — Прочитав письмо, я стал относиться к Хамзе с большей симпатией. Уверен, кстати, что он не хотел причинить вред Янан. Напротив. — Он качает головой. — Я пытался объяснить все своей племяннице, однако, кажется, не убедил ее. В последнее время она испытала много разочарований.

— Я рад, что с ней не случилось беды.

— Я был склонен осуждать Хамзу, узнав, что именно он отвез ее в Галату. Она лишь совсем недавно призналась мне. Хамза обещал ей рассказать родственникам о ее местонахождении. Однако не сделал этого. Прошлой ночью он сообщил мне, что его кучер убит. — Ходжа поднимает взгляд на Камиля: — Это тот самый человек, которого видел Джемаль?

— Да. Скорее всего он. Его звали Шимшек Девора. Янан-ханум держали в доме его матери. Предположительно Шимшек погиб в результате несчастного случая.

— Да упокоит его Аллах.

Некоторое время они молчат, мысли витают в облаках табачного дыма. За окном ссорятся птицы.

Наконец Исмаил-ходжа продолжает:

— Я пришел к убеждению, что Хамза говорил правду. Мой деверь, отец Янан, считает вполне возможным то, что Амин-эфенди планировал похищение моей племянницы из его дома при поддержке… ладно, это не наше дело. Амин-эфенди хотел отомстить всей семье, а если бы ему удалось жениться на Янан, то он был бы обеспечен на всю жизнь. Как видите, Хамза по-своему хотел защитить мою племянницу. Что же касается несчастных англичанок, сердце подсказывает мне, что не он убил их. Принимая во внимание то, что случилось с его сестрой, он должен хорошо относиться к женщинам.

— А что случилось с его сестрой?

— Бедная девушка. Дочь предателя не могла выйти замуж. Принять в семью такого человека означает навлечь на себя гнев властей. Она была очень привлекательна, и многие хорошие семейства интересовались ею, когда ее отец еще был кади. Сердце девушки принадлежало одному достойному юноше, а всем остальным она отказывала. Отец любил дочь до безумия и не заставлял выходить замуж, хотя и не одобрял ее выбор. Молодой человек происходил из купеческой семьи, пусть и достаточно богатой. После несчастья даже эта семья не захотела взять девушку в свой дом. И тогда она бросилась в наполненный водой ров крепости Алеппо.

Исмаил-ходжа делает еще одну глубокую затяжку из мундштука и, прежде чем продолжить, ждет, пока рассеется дым. Его плечи поникли, он явно устал.

— Не могу сказать вам, дорогой судья-эфенди, какое отношение все это имеет к смертям двух англичанок. Верно то, что после самоубийства сестры Хамза как-то зачерствел душой. Однако до убийцы ему далеко. Чтобы начать убивать, нужно долго копить в душе ненависть, зависть, честолюбие и жадность. А он ненавидел лишь самого себя.

Глава тридцать девятая

ВОРОТА ЛОЖЕЧНИКОВ

Камиль ждет, сидя на стуле под огромным платаном на площади Бейязит, который поэт когда-то назвал «деревом праздности». За его спиной — стена университета и купола мечети. Двор и сад просматриваются через каменный портал. По площади проезжают повозки и экипажи, продавцы шербета и рогаликов с кунжутом расхваливают свой товар, носильщики продираются сквозь толпу, стучат копыта лошадей, бегают и толкаются ребятишки.

Среди моря тюрбанов и фесок Камиль замечает рыжие волосы Берни.

— Привет. Давно ждешь меня?

— Не очень. Рад тебя видеть. Садись, пожалуйста. Хочешь перекусить?

— Извини. Мне придется отказать тебе. Мой организм не принимает местный чай, да и кофе тоже. Ваши напитки густые, как смола. Не понимаю, как вы можете пить их в таких больших количествах. Только не обижайся, пожалуйста.

— Никаких обид. Согласен, напитки у нас довольно крепкие.

— Может быть, прогуляемся? Я не очень хорошо знаю этот район.

— Ты видел книжный рынок? Там поблизости есть неплохое заведение, где мы можем позавтракать.

Камиль ведет товарища через толпу к воротам возле мечети.

— Это место называется Ворота ложечников. — На вопрос Берни, почему оно так называется, у него нет ответа.

Они входят в тихий, залитый солнечным светом дворик. Каждая крошечная лавка доверху забита книгами и рукописями. Мимо пробегают приказчики с пакетами, которые нужно доставить заказчикам на дом. В центре растет платан. Под ним возле небольшого фонтана стоит скамья. Берни опускается на нее и обнимает руками спинку, примыкающую к стене старой постройки, увитой виноградом.

— Кайф, — бормочет он.

Камиль берет в руки кружку, прикованную к фонтану цепью.

— Попробуй настоящую родниковую воду.

Берни показывает на старинный каменный портал в дальнем конце дворика:

— Как называются эти ворота?

— Что? О, Ворота граверов.

— Ну конечно.

С кружкой в руке Камиль хмуро смотрит на портал.

— Ты выглядишь так, будто у тебя под жилеткой завелись термиты, старина Камиль.

Судья не может сдержать смеха.

— Какой ужас!

— Нет, правда. С тобой что-то происходит. Ты мне не нравишься сегодня. Может, поговорим?

— Произошло много событий, Берни, и я не могу толком в них разобраться.

— Например? — Берни убирает руку, чтобы Камиль присел рядом с ним на скамью.

— Арестован один человек.

— По обвинению в убийстве Мэри? Отлично. Кто же этот негодяй?

— Он также подозревается в убийстве Ханны.

— Ты шутишь? — Берни выпрямляется и поворачивается лицом к судье.

— Вовсе нет. — Он видит, как кровь прилила к лицу приятеля. — С тобой все в порядке?

— Да, конечно. Умираю от любопытства. Кто арестован?

— Журналист Хамза. Мой помощник, Мишель Севи, случайно оказался поблизости, когда Хамза ворвался в дом Исмаила-ходжи и угрожал ему. По всей видимости, Хамза признал свою вину.

— Мишель Севи, — медленно произносит Берни. — В чем же признался Хамза?

— Еще сегодня утром он все отрицал. Но на обратном пути из Шамейри я зашел в управление, и мне сказали, что арестованный признает себя виновным в убийстве Ханны и Мэри. Непонятно. Хочу вновь встретиться с ним после полудня и услышать признание из его собственных уст. В этом есть некая логика, — размышляет он. — В конце каждой цепи расследования присутствует Шамейри. Полагаю, все нити также ведут к Хамзе.

— Какая же связь?

— Иных доказательств, кроме признания, у нас нет. Вот в чем вся проблема. Есть некоторые совпадения. Хамза — дальний родственник Исмаила-ходжи. Несколько лет назад он, по-видимому, пользовался павильоном в саду ходжи для ночных встреч с некой иностранкой. Это происходило в то время, когда в пруду поблизости от усадьбы нашли тело Ханны Симмонс.

— Ты полагаешь, он встречался с Ханной?

— Кучер каждую неделю отвозил ее куда-то.

— Ты просто отличный детектив.

— Спасибо. Сибил-ханум предоставила мне очень ценную информацию.

— Подожди-ка. Сибил? Какое отношение она имеет к этому делу?

— Она решила сама заняться расследованием. Моя вина. Кажется, вначале я способствовал этому. Сибил стремилась помочь мне, и я думал, что ей удастся почерпнуть какие-то сведения в разговорах с женщинами. Сам-то я не вправе с ними разговаривать. Никакого вреда в этом я не видел.

— Иисус, Мария и Иосиф! Сибил. Я думал, она просто помешана на визитах.

— Судя по описаниям, кучером был молодой еврей по имени Шимшек Девора. У него необычные волосы — густые и вьющиеся, как у арабов, но более светлые. Возница по профессии.

— Ты говорил с ним?

— Нет. Он погиб. Упал под экипаж. На первый взгляд несчастный случай, но Хамза так не думает. Есть и еще одно звено, связывающее Хамзу с Шамейри, только я просто не знаю, что думать. Несколько месяцев назад Хамза похитил племянницу Исмаила-ходжи и держал ее в квартире матери Шимшека. Он утверждал, будто хочет защитить ее от… да не важно. Думаю, он не хотел причинить ей вред.

Берни скептически поднимает бровь:

— Похитил девушку ради ее же пользы?

Камиль снисходительно улыбается:

— Поведение восточных людей часто непостижимо. Так или иначе, но мы с Мишелем нашли ее. Помогла мать моего коллеги, которая живет в том же районе. Однако Хамзе удалось бежать. Я и не знал до сегодняшнего утра, кто являлся похитителем.

— Его мать? — бормочет Берни.

— Прошу прощения?

— Нет, ничего. Продолжай.

— Шимшек занимался вместе с Хамзой странными делами, однако мы пока не знаем, какими именно. Он погиб, когда девушка еще находилась в плену.

Берни встает, подходит к фонтану и смотрит на воду, текущую из железной трубы. Потом поворачивается к Камилю и замирает перед ним, сложив руки на груди, словно защищаясь от кого-то. Он кажется уязвимым, как мальчик.

— Где жил этот Шимшек?

— В еврейском квартале Галата. А что?

— Просто интересуюсь.

Камиль внимательно смотрит на Берни:

— Ты знал его?

Берни не сразу отвечает на вопрос.

— Где-то слышал это имя. Вот только не припомню, где именно. Обязательно сообщу тебе, если вспомню. Итак, Шимшек доставлял Ханну к павильону в саду Исмаила-ходжи для встреч с Хамзой.

— Павильон находится неподалеку от пруда. Журналист мог задушить гувернантку, бросить ее в воду и уехать.

— Но Хамза еще не рассказывал никаких подробностей об убийствах?

— Насколько я знаю, пока нет. Сразу после гибели Ханны он уехал в Париж на несколько лет. Теперь-то мы знаем почему.

— Не слышу в твоем голосе особенной уверенности.

Камиль вздыхает:

— Не знаю. Для отъезда у него имелись и политические причины. За ним следили агенты тайной полиции. Ходили слухи, что он радикал, пишущий подстрекательские статьи в реформистский журнал.

— Но зачем ему понадобилось убивать Ханну?

— Это меня и беспокоит. У него нет никаких мотивов. — Судья закидывает ногу за ногу и берет сигарету. Смотрит на нее, не зажигая. — Возможно, Ханна была беременна, хотя в полицейском протоколе ничего не указано.

— По моему, звучит как-то натянуто. — Берни отрицательно качает головой в ответ на предложение друга закурить.

Камиль кладет сигарету в серебряный портсигар и вынимает четки.

— Подобные вещи порой случаются. А он человек горячий.

— В таком случае скорее Ханна должна была убить его.

Они оба усмехаются.

— Допустим, она разозлилась на него и начала скандалить. В конце концов, женщина служила во дворце. Хамза считался радикалом, и она могла сдать его властям.

— Думаешь, Ханна способна пойти на такое?

Берни делает вид, что устал от дискуссии.

— Не знаю. Если гувернантка была беременна, какой смысл ей доносить на отца ребенка? А как насчет Мэри? Почему он убил ее?

— Понятия не имею. Однако полицейские утверждают, что он во всем чистосердечно признался. Не исключено, что она тоже была его любовницей. Почему люди вообще убивают? Из мести? Возможно, обе женщины оскорбили его.

Берни садится на скамью рядом с Камилем.

— Пожалуй, все-таки возьму у тебя одну, — говорит он и показывает на карман куртки судьи, где лежат сигареты.

Камиль достает портсигар, открывает его и протягивает другу. Несколько минут проходит в полной тишине. Берни безмятежно курит, а судья погружается в свои мысли, перебирая четки.

— Я все-таки никак не разберусь с кулоном, — прерывает молчание Камиль. — И с надписью на китайском. — Он окидывает взглядом Берни. — Кулон принадлежал и Ханне, и Мэри. Предположим, Хамза подарил его сначала одной женщине, потом другой. Возможно, его сняли с тела Ханны.

— Ужасная мысль.

— Однако вещь-то довольно старая. Как она попала к нему? Уверен, что кулон изготовлен во дворце.

Берни молчит и невидящим взглядом смотрит на фонтан.

— Как ты считаешь?

— Так оно и есть. Ведь там тугра с сигнатурой султана. Если только это не подделка.

— Не думаю. Я показал украшение главе ремесленников, и он сказал, что это работа одного серебряных дел мастера из дворца Долмабахче.

Берни удивленно смотрит на товарища:

— Он сказал, для кого изготовлен кулон?

— Нет. Мастера нашли мертвым на следующий день после моего посещения дворца. Говорят, у него остановилось сердце.

Камиль встает и идет к фонтану. Смотрит на него с таким видом, будто забыл, для чего он предназначается.

— Родственники утверждают, что он не страдал от сердечных болей. — Резко поворачивается к Берни. — Все-таки мне кажется, что он умер не от разрыва сердца.

Берни подается вперед, упирается локтями в колени и подпирает голову руками.

— Камиль, дружище, — бормочет он, — опасайся удара в спину.

— Но почему?

— Тебе не кажется, что в этой истории слишком много совпадений? Старик умирает именно в тот момент, когда ты хочешь встретиться с ним.

— Да, подозрительно. Но я не верю в совпадения. Кто-то во дворце не хочет, чтобы я знал, для кого предназначался кулон, — задумчиво говорит он. — Только могущественный человек мог организовать такие убийства. И он знал, чем рискует. Великий визирь? Министр? Может быть, сам султан?

— Они убирали следы?

— Ну да. — Судья вздыхает и поворачивается лицом к Берни. — Дворец находится вне сферы моих полномочий. Ты прав — всякий, кто смотрит в ту сторону, пребывает в опасности. Если бы я был мудрее, то не стал бы копаться в деле Ханны. — Теперь он в большей степени сочувствует Ферат-бею, получающему нищенскую пенсию.

— Так почему же ты занялся ее убийством?

— От меня требуют раскрыть причину смерти Мэри Диксон. Министр юстиции, Низам-паша, проявляет большой интерес к тому, как я веду следствие. Возможно, на него оказывают давление англичане. Не знаю. В любом случае улики указывают на то, что ключ к смерти Мэри можно подобрать, лишь разгадав загадку гибели Ханны.

Берни вдруг поворачивается к Камилю и спрашивает:

— Каким образом твой Мишель оказался у дома Исмаила-ходжи как раз в момент появления там Хамзы? Место ведь довольно отдаленное.

— Не знаю, — признается Камиль. — Полагаю, он получил нужные сведения через своих осведомителей.

Глава сороковая

СЕМНАДЦАТОЕ ИЮЛЯ 1886 ГОДА

«Дорогая Мейтлин!

Я с радостью получила телеграмму от тебя сегодня утром. Благодарю за совет. Я так ждала его. Понимаю, с какими трудностями придется столкнуться жене магометанина, как ты изволила выразиться. В своих письмах я старалась нарисовать полную картину общественной жизни в стране, чтобы ты не имела никаких предубеждений на этот счет. Камиль учился в Великобритании, он настоящий современный джентльмен. Он очарователен и занимает столь высокое положение в обществе — он ведь паша, в конце концов, — что без труда завоюет внимание даже старой леди Бартлетвейт, которая самый крепкий орешек во всем Эссексе. Воистину нет никакого повода для грусти, ибо будущее сулит мне только счастье. Надеюсь, жизнь будет полна приключений, дорогая сестра, которых ты всегда желала мне.

У меня нет пока свежих новостей, так как я в последнее время не отлучалась из дома. Камиль вбил себе в голову, что дворцовые дамы весьма опасны, и попросил меня больше не посещать их. Он считает так лишь потому, что никогда не бывал в имперских гаремах. Да, там плетутся интриги, но лишь во имя того, чтобы обойти других женщин и занять лучшее место в дворцовой иерархии. Не понимаю, какое отношение это все имеет ко мне лично. Я всего лишь гостья, приглашенная на чай для разговора о светских новостях и событиях, происходящих за стенами дворца. На самом деле они скорее скучны, чем опасны, а если и представляют угрозу, то лишь для самих себя.

Тем не менее я тронута заботой Камиля, которую считаю еще одним признаком его привязанности ко мне. В любом случае я проявляю осторожность и занимаюсь посольскими делами. Отец перекладывает все больше и больше повседневной работы на мои плечи. Рутина надоедает мне, но позволяет коротать время. Назначен новый секретарь, однако он приступит к работе лишь через месяц. Отец беспокоит меня, Мейтлин. Я не все рассказывала тебе, сестра. Вообрази — мне приходится заставлять его принимать ванну. Теперь он спит в своем кабинете, а не в резиденции, так что ему отвели другое помещение, где он может принимать посетителей. Знаю — ты думаешь, что мне следует просить сотрудников посольства написать рапорт о том, что ему необходимо уйти в отставку. Однако я не вправе так поступать. Дело в том, что на работе отец все еще держится молодцом. Он читает донесения, принимает решения и даже выступает с речами. Вот только перестал путешествовать. Может показаться, что он просто слишком много работает и устает, но, я думаю, ситуация гораздо сложнее. Я просто ума не приложу, что предпринять. Если ему придется вернуться в Англию, Мейтлин, он умрет. У меня также есть собственные причины для того, чтобы оставаться в Турции. Камиль пока не сделал мне предложение.

Мне очень хочется отвлечься от рутины. Берни вернулся в свою квартиру в колледже, чтобы работать над книгой. Сегодня рано утром пришел посыльный от Асмы-султан с приглашением — даже скорее с требованием — посетить ее на летней вилле в Тарабии. Это милое лесистое местечко на северном побережье Босфора, куда люди из светского общества уезжают спасаться от летней жары. У посольства поблизости есть дом, но в данный момент он ремонтируется, так что мне просто некуда поехать. Уверена, что Камиль не станет возражать, если я проведу приятный день в обществе чопорной матроны. Посыльный сказал, что все будет очень неформально и Асма-султан пришлет за мной карету.

На этом я заканчиваю письмо и начинаю готовиться к поездке. Помнится, путь туда неблизкий. Хотя мне не доводилось бывать там несколько лет, так что, возможно, я преувеличиваю. Меня пригласили на один день, наверное, вилла совсем недалеко. Мне обязательно надо вернуться к ужину. Камиль приглашен к нам сегодня вечером. Буду очень внимательна и напишу обо всем, что происходит.

Твоя любящая сестра Сибил».

Глава сорок первая

ПРЕКРАСНЫЙ МЕХАНИЗМ

Возвращаясь с площади Бейязит, Камиль видит толпу у моста Галата. Он подходит к группе жандармов и спрашивает их о том, что происходит.

— Бей, преступника посадили на кол.

Камиль морщится. Он презирает старинный обычай насаживать голову казненного на острый кол и выставлять ее для всеобщего обозрения в качестве предупреждения людям: такая участь, мол, ждет и их, если они сойдут с праведного пути. Теперь приговоренных к смерти обычно вешают на фонарных столбах. С той же целью устрашения. В годы правления последнего султана смертная казнь практически не применялась. Судью беспокоит, какое впечатление такое варварство произведет на представителей иностранных держав. На сей раз кол установили прямо у основания холма, ведущего в район Пера. Участок подлежит юрисдикции его суда, однако Камиль не слышал о том, что кто-то здесь приговорен к смертной казни. Возможно, постановление вынесла местная следственная комиссия. Однако даже она нуждается в санкции султана. В любом случае его должны были информировать. Камиль пришпоривает лошадь и въезжает на мост.

Жандармы идут впереди, разгоняя толпу. Достигнув конца моста, он оказывается прямо перед колом. У основания прикреплена табличка с надписью: «Изменник». Голова очень непрофессионально отделена от туловища. Этого человека сначала убили. Кончик языка высунут, на нем видна запекшаяся кровь. Мягкие черные локоны падают на неестественно склоненный лоб. Камиль пристально всматривается в окровавленное лицо. Глаза Хамзы широко открыты, будто он чему-то очень удивлен.


Камиль бросает поводья конюху и бежит в свой кабинет, пугая служащих, которые чистят пишущие принадлежности в конце рабочего дня.

— Кто приказал казнить Хамзу? — кричит он.

Главный секретарь с почтительным поклоном выходит вперед:

— Судья-эфенди, вы сами отдали приказ. На директиве стоит ваша подпись и печать.

— Я не посылал никаких указаний.

— Но там сказано, что вы выполняете волю дворца. Решение санкционировано султаном. Казнь должна состояться немедленно.

— Я этого не писал. Кто передал директиву?

— Мишель-эфенди лично принес ее сюда для регистрации. Потом передал бумагу страже.

— Мишель? Где он?

— Я не знаю, бей.

Секретари не собираются возвращаться к своим бумагам и перешептываются друг с другом.

Камиль хлопает дверью кабинета и тяжело опускается в кресло, стоящее за письменным столом.

У Мишеля нет полномочий отдавать приказ о казни. Даже он, судья, несет ответственность за осуждение человека на смерть без суда и одобрения великого визиря. Какие мотивы двигали помощником, когда он решился на такие действия? Ведь теперь карьера Камиля находится под угрозой. Может быть, Хамза обладал сведениями, опасными для Мишеля?

Что он на самом деле знает о враче? Да, они вместе учились в школе, однако по-настоящему познакомились гораздо позже. Каким образом они встретились? Правильно. Он наткнулся на Мишеля на одной из улочек Галаты. Это вполне объяснимо. Мишель жил там со своей матерью. Разве нет?

Мать Мишеля навела их на Янан и Хамзу, скрывающихся в квартире мадам Деворы. Сам он никогда не видел мать своего помощника. У них не принято приводить в дом чужих людей.

Некоторое время Камиль размышляет. Откуда Мишелю стало известно, что Хамза находился в доме Исмаила-ходжи прошлой ночью? Он, очевидно, поджидал его где-то поблизости.

Камиль ненавидит совпадения. Однако он не усматривает никакой связи между Хамзой и Мишелем. Почему его помощник заинтересовался журналистом? Каким образом он узнал, что тот как-то связан с Шамейри? Откуда Мишелю вообще стало известно, как выглядел Хамза?

Судья открывает дверь и зовет главного секретаря.

Стараясь говорить ровным голосом, он наставляет подчиненного:

— Если Мишель-эфенди вернется сюда, скажи ему, пожалуйста, что я уехал домой. Передай, что я хотел бы встретиться с ним в ближайшее время. Самое позднее завтра утром до второго призыва к молитве.

— Как скажете, бей. — Служащий кланяется.

Камиль выходит из здания и направляется к конюшне. Выбирает свежую лошадь и с нетерпением ждет, пока конюх седлает ее. Внезапно он вспоминает пропавшего котенка. Неужели Мишель соврал ему в отношении листьев, которые они нашли в морской хамам? Если он знал, что в чайнике находится датура, а следовательно, Мэри убили именно там, тогда у него сразу появились шансы напасть на след преступника. Возможно, Мишель также располагал данными о том, что Хамза виновен в смерти Ханны. Но почему он скрывал информацию? Ведь они вместе расследовали дело и работали на одних и тех же людей.

Лошадь наконец готова. Камиль прыгает в седло и принуждает себя ехать не спеша. Но как только отъезжает на значительное расстояние от ворот, пришпоривает лошадь и пускает ее галопом в северном направлении.


Удивленный Якуп выбегает на дорожку перед домом и хватает поводья, а Камиль спрыгивает с лошади на землю. Судья вытирает с лица пот. Не говоря ни слова, проходит в виллу и по лестнице поднимается в свой кабинет, который оборудовал в спальной комнате матери.

Подойдя к письменному столу, он открывает боковой ящик и вынимает из него револьвер отца. Несколько мгновений держит оружие в руке, поглаживая полированное дерево рукоятки и исследуя желобки на гравированном стволе. Прекрасный механизм завоевания и убийств. Зажигает лампу, чтобы лучше видеть оружие, заряжает его и наполняет кожаный подсумок патронами. Пристегивает кобуру, кладет в нее револьвер, а подсумок в карман. Делает глубокий вдох, раздумывая, как поступить дальше.

С лампой в руке Камиль идет в спальню и опускает чашку в глиняный кувшин, стоящий на туалетном столике. С удовольствием пьет вкусную холодную воду и спускается вниз по лестнице уже более размеренным шагом. Направляется по коридору, ведущему в заднюю часть дома. Минует гостиную и подходит к стеклянной двери, потемневшей от влаги. За ней хранится его сокровище. Внутри его сразу же дурманит тяжелый аромат цветов. Нежно-зеленый свет оживляет застекленную комнату. Он движется по тропинке между пальмами с огромными листьями. Паша забыл надеть домашние тапочки, так что его ботинки стучат по плитке. Осторожно ставит лампу на маленький столик.

В центре зимнего сада, в тени больших растений, стоит скамейка, усыпанная влажными камешками, на ней тридцать глиняных горшков, в которых произрастают фантастические по форме и цвету орхидеи. Они напоминают ему фейерверк, знаменующий конец рамадана. Он останавливается перед большим распустившимся бутоном и склоняет лицо к бархатистым лепесткам, вдыхая божественный аромат цветка. Запах представляется ему смесью ванили и жасмина и напоминает любимый молочный пудинг, который в детстве готовила ему Фатма, а также то самое место между белыми бедрами черкешенки. Ярко-голубой speculum, кажется, боязливо смотрит на него. Судья едва сдерживает себя, чтобы не провести кончиком пальца по черному пушку лепестков.

Громкие голоса выводят его из состояния мечтательности. Он поворачивается и видит на пороге взволнованную Фатму.

— Бей, у дверей дома стоит человек, который утверждает, что ты хочешь поговорить с ним. Имени своего не называет. Якуп еще на конюшне, так что я сама открывала незнакомцу.

— Как он выглядит?

— Одет как торговец, только очень аккуратно. На мой взгляд, совсем не похож на торговца. Но ведет себя так, будто знает тебя. Может быть, пойти еще раз спросить его имя? — Она боится, что он действительно прикажет ей сделать это. — Я велела ему ждать в прихожей.

— Спасибо, Фатма. Пусть он там побудет. Я сейчас приду. А ты возвращайся на кухню и пошли кого-нибудь к Якупу. Пусть он возвращается в дом.

Он слышит, как шлепают ее тапочки, потом дверь открывается и входит Мишель.

— Закрой дверь, — говорит ему Камиль. — Здесь сквозняк.

Мишель весь в пыли, начиная от усов до светло-коричневых шаровар. Волосы слиплись от пота, на одной руке висит плащ. Он тяжело дышит.

Мишель в упор смотрит на Камиля.

— Ты хотел видеть меня?

Судья настораживается.

— Я хотел спросить тебя о казни Хамзы-эфенди. Кто подписал приказ?

Истина и этикет, напоминает он себе.

— Ты сам, бей.

— Я ничего подобного не делал. Я не подписываю столь важные документы без суда.

— Мне самому все это показалось странным. Однако мне дали приказ и приказали доставить его по назначению с тем, чтобы казнь произвели незамедлительно. На бумаге стояли все необходимые подписи и даже печать великого визиря.

— Кто дал тебе его?

Мишель не сразу отвечает на вопрос.

— Приказ доставили в полицейский участок с посыльным. Секретарь передал его мне. Меня удивило то, что ты послал его ко мне, а не сразу передал страже. Однако я счел, что у тебя были на то свои причины. — Мишель не отрывает глаз от лица Камиля.

«Может ли у лгуна быть такое бесстрастное лицо?» — думает Камиль. Мишель лично привез документ в суд района Бейоглы. Возможно, он просто умело контролирует свои эмоции, не желая выдать себя. Судья едва не пришел в ярость, слушая наглую ложь помощника, однако ему начинает казаться, что в словах Мишеля содержится немало правды. Вероятно, кто-то другой составил приказ об экзекуции и подделал подписи. Сам великий визирь мог пойти на такое. Надо все выяснить.

— Где сейчас находится приказ? — спрашивает Камиль. — На бумаге не могут стоять ни моя подпись, ни печать.

Выражение лица Мишеля не меняется ни на йоту. Он вовсе не удивлен.

— Я отдал его стражнику.

У Камиля неожиданно появляется уверенность в том, что ему не удастся найти документ. Стражник положит его в папку, а она чудесным образом вдруг исчезнет. Он вздыхает, внезапно чувствуя усталость.

— Пошли, — предлагает судья, направляясь к двум стульям, стоящим под ветвями небольшой пальмы. — Давай сядем и все обсудим.

— У меня нет времени.

— Не спеши. Нам необходимо выяснить некоторые обстоятельства дела. — Он подходит к стульям и садится на один из них. Все еще держа в руке плащ, Мишель приближается к судье, но сесть отказывается.

Камиль смотрит на невозмутимое лицо помощника, думая, куда подевался человек, которого он совсем недавно считал своим другом. Осталась только внешняя оболочка, а человек, сверлящий его взглядом карих глаз, какой-то незнакомец.

— Почему ты арестовал Хамзу?

— Все линии расследования сходились в Шамейри. Ты сам так говорил.

— Да, но там живут другие люди — Исмаил-ходжа, его племянница, слуги. Хамза там не жил. Однако ты арестовал именно его.

— Какая разница. Он сам признался в убийствах.

— Когда я беседовал с ним сегодня утром, он все отрицал.

— Ты знаешь, полицейские умеют добиваться правдивых показаний. — Мишель растягивает рот в гримасе улыбки, обнажая ряд ровных зубов.

Камиль размышляет. Правда, люди начинают признаваться в преступлениях, когда на них оказывают давление. Ломается их сопротивляемость и воля. Он лично никогда не верил в то, что добытые силой признания являются доказательством вины.

— Мне все-таки любопытно знать, как ты догадался арестовать Хамзу. Откуда ты узнал, что он бывает в Шамейри и связан с Ханной Симмонс и Мэри Диксон?

— От кучера Шимшека. — Мишель пожимает плечами. Он пребывает в такой неподвижности, что Камиля удивляет даже легкий жест. — Мы знаем, что Шимшек приезжал за Ханной, — продолжает Мишель, — и отвозил ее в Шамейри для встреч с Хамзой. Англичанку нашли мертвой поблизости. Кто еще мог убить ее? Хамза похитил племянницу Исмаила и отвез ее к матери Шимшека. — Он показывает Камилю ладонь. — Они как пальцы одной руки.

— Откуда тебе стало известно, что похищение совершил именно Хамза?

— От матери кучера, разумеется.

— Она мне ничего не сказала. — Камиль замолкает. — И ты тоже. Я узнал об этом только сегодня утром от Исмаила-ходжи, которому всю правду недавно поведала племянница. Ты единственный знал о похищении и молчал.

Мишель поднимает взгляд на Камиля. А тот вновь видит коричневого паука, который абсолютно неподвижен, пока его не потревожили.

— В тебе взыграло честолюбие, Мишель? Захотел сам раскрыть преступление. Мне-то все равно. — Он небрежно машет рукой. — Только ты ведь врач. Тебя не повысят, раскрой ты хоть сотню дел.

— Не понимаю, о чем ты. Я ничего не скрывал от тебя.

— Как стало известно, что Хамза находился в Шамейри в ту ночь, когда ты арестовал его?

— За домом Исмаила-ходжи велось наблюдение. Хамза должен был рано или поздно показаться там.

— Но почему ты искал Хамзу, если в суде мы разыгрывали совсем другую карту? — Горечь и разочарование помимо воли судьи звучат в его словах. — А как насчет кулона? Хамза не имел никакого отношения к дворцу. Возможно, преступников было больше.

Мишель саркастически улыбается:

— Почтенный судья может разыгрывать любую карту, а я просто выполняю свою работу.

Камиля бросает в жар, сердце громко стучит в груди. На мгновение он закрывает глаза, вдыхая аромат теплицы, и пытается успокоиться.

Мишель приближается к нему.

— Мы с тобой преследуем одни цели, Камиль, — вкрадчиво говорит он. — Нам нужна стабильность и безопасность. Страна не нуждается в шовинистической мечте, которая может легко превратиться в кошмар для всего населения. Мы не мусульмане и не турки, мы османцы. Этот принцип долгое время устраивал как евреев, так и остальных подданных империи. Такие люди, как Хамза, хотят повергнуть страну в хаос и продать ее по частям, словно товар старьевщика. Когда же останутся только турки, в империи не будет места представителям других национальностей. Младотурки исповедуют совершенно безумную идею о том, что нация должна состоять из единого народа, говорящего на одном языке. Попомни мои слова, скоро они сбросят маски и назовут себя своим настоящим именем — то есть младотурками. А куда же тогда деваться нам, хотел бы я знать? Создавать еврейское государство? Но его не существует в мире.

— Понимаю твою озабоченность, Мишель. Однако я остаюсь на стороне правосудия. Не важно, чем занимался Хамза, он в любом случае должен предстать перед судом. Казнь без суда — несправедливое деяние, пусть даже он виновен. Произвол вредит стране не меньше, чем радикалы. Тебе как врачу и ученому следует это понимать.

Мишель пожимает плечами:

— Судьба не может быть несправедливой.

— Кисмет, — с презрением цедит сквозь зубы Камиль. — Ты завладел судьбой человека и уничтожил его. Ты сделал это своими руками, Аллах здесь ни при чем. В любом случае Низам-паша тебя не одобрит, — добавляет он зло. — Он настаивает на исполнении закона и не любит, когда кто-то начинает предсказывать судьбу подозреваемого.

— Ты бы удивился, узнав, насколько широко мыслит Низам-паша, — говорит Мишель.

Камиль вздрагивает и поднимает на него глаза. Сколь широк круг вовлеченных в заговор злоумышленников?

— Меня вовсе не удивляет то, что коррумпированные чиновники противятся переменам. Я считал, что при помощи новой юридической системы нам удастся бросить свежего сена в старую конюшню, однако правят те же люди и все идет по-старому. — Он в упор смотрит на Мишеля. — Эти люди оскверняют землю, по которой мы ходим.

Камиль видит вспышку гнева в глазах Мишеля. Он резко поворачивается, вскидывает на плечо плащ. В следующий миг он уже покидает теплицу. Камиль слышит громкий стук и тотчас вскакивает на ноги. Ящик с орхидеями лежит на боку, на плиточный пол падают камешки. Камиль опускается на колени и в волнении ищет черную орхидею. Находит и нежно поднимает ее. Бутон не пострадал, однако стебель сломан.

Рыдания душат Камиля. Он хватает револьвер, распахивает дверь, отталкивает с пути Якупа, который прибежал на шум.

— Ты видел, куда он пошел? — спрашивает судья слугу.

— Нет, бей. Я никого не видел. Но вот пришло послание от Фариды-ханум. — Якуп вытаскивает из-под кушака письмо и протягивает его хозяину. — Посыльный сказал, она просила вас немедленно приехать.

Камиль взламывает печать и разворачивает письмо.


«Дорогой брат.

Папа упал с балкона. Он без сознания, но еще жив. Врач говорит, что он не чувствует боли. Это благословение, однако ему недолго осталось жить. Прошу тебя, приезжай немедленно.

Твоя сестра Фарида».

Глава сорок вторая

ЕВНУХ

Закрытый экипаж останавливается у ворот посольства. Привратник быстрым шагом идет по дорожке, за ним следует темнокожий человек в ослепительно белом халате и большом тюрбане.

— Карета для миледи! — кричит привратник.

Гвардеец из охраны резиденции спрашивает Сибил, не нуждается ли она в эскорте.

— Благодарю вас. Не вижу в этом необходимости. Во дворце позаботятся о моей безопасности.

Она предпочитает посещать стамбульские дома без сопровождения вооруженных гвардейцев. Ей так хочется быть простой девушкой, приглашенной в гости на чашку чаю.

Евнух низко кланяется Сибил, прикасаясь ладонью ко лбу и груди, а потом следует за ней к карете. На дочери посла нет вуали, однако евнух не обращает внимания на ее лицо. Он не тот самоуверенный, широкоплечий человек, который ранее сопровождал Асму-султан. Это высокий жилистый мужчина с темным морщинистым лицом и длинными мускулистыми руками. Он не разговаривает с Сибил и даже не смотрит на нее. Ей кажется, что это не проявление уважения, а некая антипатия.

Слуги и охранники толпятся у окон и дверей. Перешептываются. Многие из них никогда не видели вблизи черных евнухов. Они обычно скачут верхом на лошадях вслед за экипажами придворных дам.

Сибил подходит к карете, расписанной цветами. Это не обычный громоздкий экипаж, в котором размещаются сразу четыре-пять женщин из гарема. Нет, за дочерью посла прислали изящную небольшую карету, предназначенную для быстрой езды. Евнух помогает ей подняться по ступенькам. Рука кажется очень черной на фоне белого рукава. Когда она усаживается на бархатных подушках, евнух задергивает окно серебристой шторкой. Теперь Сибил может смотреть в окно, однако никто на улице не увидит ее. Сам он садится на белого жеребца, в седло, расшитое золотом и усеянное изумрудами и рубинами. Берет в руку длинную изогнутую саблю. Только теперь Сибил замечает, что у них нет кортежа. Впрочем, возможно, одного вооруженного евнуха достаточно для неофициальной поездки за город.

Карета спускается с холма и поворачивает на север по тракту, идущему вдоль берега. Набирает скорость. Они проезжают мимо входа во дворец Долмабахче. Потом по извилистой дороге углубляются в лесистую местность. Мчатся мимо деревушек, стоящих у островков и бухточек. По мере того как солнце совершает свой путь по небосклону, в закрытом экипаже становится все более душно. Они въезжают на проселочную дорогу. Начинается тряска. Сибил бросает вперед и назад. Она уже забыла, насколько неприятно путешествие к летним виллам. Прошло уже много лет с тех пор, как она в последний раз сопровождала мать в летнюю резиденцию британского посольства. Хотя тогда они плыли на лодке. Сибил хочется отдернуть занавеску, которая не пропускает внутрь свежий воздух. Бархатные подушки прилипают к мокрой от пота спине.

Сибил начинает казаться, что она напрасно приняла приглашение. Она пробудет там совсем недолго, так как к вечеру надо обязательно вернуться назад. Даже если бы Камиль не был приглашен на ужин, ей все равно не хотелось оставлять отца в одиночестве. Он начинает волноваться, если в ритуальных мероприятиях что-то не так. «Возможно, Камиль прав, — размышляет она, — и я слишком безудержна». И тотчас бранит себя за отсутствие силы духа. Мейтлин, заключает она, в подобном случае никогда не стала бы мучить себя сомнениями.

Спустя долгие три часа карета сворачивает с дороги. Сибил выглядывает в окошко и видит сказочный домик с высокой крышей, кружевной резьбой, богато украшенными башенками, балконами и патио. Евнух открывает дверцу. Сибил отказывается от помощи и сама неловко спускается на землю. Ноги отекли от долгого неподвижного сидения. Евнух проходит до конца дорожки и поджидает там дочь посла. Но Сибил не сразу идет за ним. Стоит с закрытыми глазами, вдыхая запах сосен, моря и нагретой солнцем листвы. Ей приходит в голову, что она чувствует себя счастливой лишь за пределами резиденции. Сибил хотела бы жить в таком доме, пусть он будет поменьше, только обязательно с видом на море. Она хочет жить там с Камилем. Он ведь говорил, что его дом стоит у Босфора.

Взбодренная такими мыслями, она оглядывается по сторонам, ища глазами служанку. У нее с собой подарок: восковые цветы в стеклянном футляре, которые выглядят как живые. Последний крик моды в Англии. Возле виллы никого нет. Сибил показывает на большую коробку, стоящую на сиденье кареты. Евнух берет ее, и девушка следует за ним в дом.

Глава сорок третья

КОНЕЦ МЕЧТАМ

Камиль гладит неподвижную руку отца. Ран не видно, пробитая голова укрыта подушкой. Сломанные ноги и руки скрывает ватное одеяло. Оно то поднимается, то опускается в такт дыханию старика. У него опухшее лицо, глаза закрыты.

— Такое впечатление, что он спит, — говорит Фарида хриплым от плача голосом, — и может проснуться в любой момент.

— Ты сказала, служанка видела, как он перелезает через перила балкона? — Камиль потрясен, но понимает, что это лишь временное состояние. Тем самым он откладывает полное осознание постигшей его трагедии.

— Она сказала, что он улыбался и протягивал кому-то руки. Возможно, ему показалось, будто он идет навстречу маме.

— Да, вполне может быть.

— Они скоро будут вместе. Он стремился к ней всей душой. — Фарида склоняет голову на грудь отца и замирает. — Папа?

Одеяло неподвижно. Черты лица паши заострила смерть, только на губах остается некое подобие улыбки — едва заметный след человеческой жизни.

Фарида начинает причитать.

Камиль хранит молчание, в его груди растет и крепнет буря. Он обнимает сестру и держит ее в своих объятиях.

— Что мы наделали?! — кричит она. Вопрос пронзает Камиля, и его бросает в дрожь.

— Не надо, дорогая сестричка. На нас нет никакой вины. Мы лишь хотели помочь ему.

— Мы убили его, — стонет она. — Мы хотели, чтобы он вернулся в семью и вел нормальный образ жизни. Мы эгоисты. Надо было оставить его в мире грез.

— Да, — с грустью соглашается Камиль. — Люди имеют право жить в своих мечтах.


Через час Камиль мчится верхом по крутому склону лесистого холма вверх по направлению к Роберт-колледжу. Вековые дубы и платаны заслоняют небо и бросают на землю зеленую пелену, создавая иллюзию морского дна. На площадке для парадов он подзывает к себе юношу и спрашивает, где живут преподаватели. Пришпоривает лошадь и вскоре уже стучится в дверь викторианского, обшитого досками домика, стоящего у края леса.

Берни открывает ему, и Камиль не сразу узнает приятеля в непривычных очках.

— О, привет, — говорит американец, снимая окуляры. Волосы растрепаны, на нем старая рубашка, а штаны провисают на коленях. — Ты пришел не в самое подходящее время, но все равно входи.

Камиль проходит мимо него. В гостиной, почти лишенной мебели, он останавливается и говорит:

— Что тебе известно о Мишеле Севи? Ты его знаешь, не так ли?

— С какой стати он тебя так интересует? — Затем, приглядевшись к Камилю в свете лампы, Берни садится на софу и спрашивает: — Что случилось?

— Хамза казнен. — Об отце судья не упоминает. Память о нем еще слишком жива в его сердце.

— Что?! Но ведь его даже не судили.

— Знаю. Казнь произошла без моего ведома. Ответственность за все несет Мишель Севи.

— Какая-то чертовщина. — Берни смотрит на Камиля, который стоит в центре комнаты, уперев руки в бока. Делает глубокий вдох. — Камиль, дружище, садись, пожалуйста, и позволь мне угостить тебя чем-нибудь.

— Я не хочу… — Камиля все еще трясет от ярости и горя.

Берни встает и машет рукой:

— Сядь. Я расскажу тебе все, что ты хочешь знать. Но сначала успокойся.

Когда Берни возвращается с двумя бокалами виски, Камиль выглядит более спокойным. Усилием воли он взял себя в руки. Судья берет скотч, однако не прикасается к нему. Тяжело опускает бокал на стол, жидкость проливается на бумаги. Берни бросается к ним и начинает промокать их носовым платком.

— Моя новая книга. — Он застенчиво улыбается. Потом, заметив на себе пристальный взгляд Камиля, выдвигает стул и садится. — Мишель — полицейский врач?

— Да. Ты же знаешь, — резко бросает Камиль. Встает и подходит к Берни. — Ты расскажешь мне, кто он на самом деле, или я заставлю тебя это сделать.

— Ну, дружище. Полегче. Не надо прибегать к грубой силе. Хамзе мы все равно уже ничем не поможем.

— Ты и его знал?

— Да. Послушай, ты не доложишь о моих словах начальству?

— Нет. — Камиль все еще стоит и рукой ритмично перебирает четки. Он тяжело дышит.

— Иисус, Мария и Иосиф! Что ж такое случилось, черт возьми? — Берни вынимает из портсигара сигарету.

Камиль нетерпеливо качает головой.

Берни вздыхает:

— Да, сигарета тебе не поможет. Выпей-ка виски.

— Рассказывай.

— Хорошо. Только во имя нашей дружбы — мы все еще друзья, не так ли? — прошу тебя, пусть это останется между нами.

— Сначала я хочу выслушать. — Камиль уклоняется от ответа на вопрос по поводу дружеских отношений. В данный момент это несущественно.

Берни закидывает ногу на ногу, потом потягивается, рассеянно держа бокал в руке.

— Ладно, надеюсь, у тебя хватит здравого смысла никому не передавать услышанное здесь. Восемь лет назад Хамза состоял в тайном обществе, участники которого пытались организовать переворот и свергнуть султана с помощью англичан. Падишах только что разогнал парламент, так что в стране находилось немало разгневанных реформистов. Они действовали даже во дворце. Одним из них был принц Зийя. Он свел британцев с кем-то из окружения султана. Ханна являлась посредницей, которой Хамза передавал информацию.

— Откуда тебе все это известно?

Берни отвечает не сразу. Он встает и начинает расхаживать по комнате, будто ища выход, и делает глубокие затяжки. Бокал с виски по-прежнему у него в руке. Наконец останавливается перед Камилем и пристально смотрит на него:

— Я считаю тебя своим другом. Не хочу, чтобы ты зарывался. Ты и так уже по уши в дерьме.

— Ты имел какое-то отношение к заговору? — спрашивает Камиль с грустью в голосе.

— Строго говоря, нет.

Берни и Камиль напряженно смотрят друг другу в глаза. Судья резко наклоняется вперед и тотчас отступает.

— Я должен быть уверен, что все останется между нами.

— Не могу ничего обещать.

Берни резко опускается на стул.

— Черт побери! — раздраженно бормочет он. — Как я устал от увиливаний! И ради чего? Чтобы пострадало еще больше людей? Меня не совсем честным путем заманили в грязное дело, но теперь я буду чертовски рад покончить с ним.

— Куда тебя заманили?

Берни искоса смотрит на Камиля и говорит:

— В британскую дипломатическую службу.

— Но ты же американец.

— Хорошее прикрытие, не так ли? Ну да, я американец, однако один мой родственник в Англии служит в министерстве иностранных дел. Он зять Сибил. Они посчитали, что меня не заподозрят. Американцев могут подозревать только в грубости и в наличии дурного вкуса.

Камиль не улыбается шутке. Берет стул и садится.

— Продолжай. — Запутанность данного дела успокаивает его, как будто каждая частичка головоломки, попадающая на место, исправляет что-то в его разрушенной жизни.

— У Хамзы был роман с Ханной. Наш верный человек во дворце заказал изготовление кулона, и Хамза подарил его девушке. Если кто-то во дворце хотел связаться с ним, в кулон закладывалась записка и гувернантка передавала ее Хамзе. Кулон был сделан очень хитро. Он открывался ключом, однако посторонний человек ни за что не нашел бы замочек. Ханна скорее всего сама не знала, что его можно открыть.

— А китайское стихотворение? Это, безусловно, твой личный вклад.

— Нет. Наш человек во дворце немного знал китайский язык и скопировал иероглифы, но допустил некоторые ошибки. Тогда они обратились ко мне. Меня удивило, почему выбрано именно это стихотворение. Наверное, потому, что там есть намек на революцию. Кроме того, кто-то во дворце вкладывал в него ему одному ведомый смысл.

— Кто этот человек?

— Нам так и не удалось выяснить, кто он такой. Даже Хамза этого не знал. Сообщения поступали через гарем, однако не известно, кто посылал их. Мы предполагали, что этим человеком мог быть Али Аслан-паша, великий визирь. С ним были связаны дамы из гарема, где работала Ханна.

— Так, значит, вы использовали ее.

— Да, но мы не ожидали, что дело может кончиться трагедией.

— Хамза занимался опасной деятельностью.

— Ты имеешь в виду встречи в павильоне? Это его личное дело. Он был свободный человек. Мы не приказывали ему предпринимать конкретные действия.

— Он убил Ханну?

— Не уверен, — говорит Берни задумчиво. — На то не имелось никаких причин. Хамза казался мне хорошим парнем. Похоже, он по-настоящему любил Ханну. Не знаю, что двигало им. Патриотизм или еще что-то. Он вроде искренне верил в необходимость модернизации империи, однако в нем чувствовалась какая-то затаенная обида. Что-то глубоко личное. Не знаю. — Берни поднимает вверх руки. — Но потом все пошло под откос.

— Что ты имеешь в виду?

— Кто-то донес на нас. В дело вмешалась тайная полиция. Принца Зийю убили в Париже. Думаю, так они хотели предупредить попытки свергнуть султана. А потом Ханну нашли мертвой. Не знаю, как ее вычислили. Мы с Хамзой срочно покинули страну. У Хамзы был кучер, который мог кое-что знать, и его в конце концов убрали. Нам всегда казалось, что в смерти Ханны повинна тайная полиция. Думаю, они и Мэри убрали, свалив вину на Хамзу. Убили двух зайцев одним выстрелом. Через несколько лет Хамза возвращается из изгнания, и они используют Мэри как приманку. У них хорошая память. В их папках много всяческой информации. Ваше правительство, должно быть, имеет огромные склады, заполненные секретными доносами. Возможно, именно по этой причине постоянно строятся новые дворцы.

— Какое отношение все это имеет к Мишелю?

— Помнишь тот вечер, когда мы гуляли в городе и мною чуть не поужинал проклятый пес? Животное принадлежало твоему помощнику, Мишелю Севи.

— Откуда ты знаешь?

— Я видел, как он убегал по аллее после того, как я застрелил собаку. Я его узнал. Должен признаться, я был очень удивлен, когда ты сказал, что он твой помощник. Как-то раз мне довелось посетить его кабинет, и у меня не осталось никаких сомнений, что именно этот человек следил за нами восемь лет назад. Мишель Севи. Мы прозвали его Хамелеоном. Он даже не потрудился изменить имя. Он работает не на тебя и не на полицию. Его хозяин сам султан. Полагаю, ему не понравилось, что я сую нос не в свои дела.

— Какая нелепость. Мишель — агент тайной полиции?

— А почему нет? Разве у тебя имелись какие-то улики против Хамзы, пока Мишель не положил их прямо тебе на стол?

— Да. Большинство нитей вели совсем в другие стороны.

— Помнится, ты предчувствовал какой-то подвох. Спроси сам, откуда у него сведения о Хамзе.

— Я уже спрашивал. Он сказал, что следил за Хамзой и скрывал улики от меня. Но не объяснил почему.

— Теперь ты знаешь причину. Убивал Хамза женщин или нет, ему пришлось ответить за это, потому что таким образом тайная полиция отомстила предателю. Не знаю, почему они просто не пристрелили его темной ночью, как только он вернулся из-за границы. Хотя тогда они не узнали бы, с кем из приближенных султана он контактировал.

Камиль вскакивает и опрокидывает бокал. Сжимает кулаки.

— Мы живем в цивилизованной стране, Берни! — кричит он. — У нас есть суды. Мы не стреляем в людей на улицах, как вы в своей Америке.

Берни смеется:

— Ты хочешь верить в это, дружище. Почему ты отбрасываешь прочь достоверные доказательства? Как-то на тебя не похоже. — Он кладет в пепельницу окурок, который уже начал жечь его пальцы. — Посмотри на себя. Ты напоминаешь священника, у которого в заднице заноза.

— Да как ты смеешь?!

— Эй, полегче. — Берни встает и отступает назад. — Что, черт возьми, с тобой сегодня творится?

Лицо Камиля искажает гримаса. Он прилагает неимоверные усилия, чтобы обуздать свои эмоции. Однако начинает плакать — его щеки увлажнились — и ничего не может с собой поделать.

Берни крайне удивлен.

— Камиль, старина, успокойся. Мне неизвестны все подробности. Что-то случилось. Присядь-ка лучше. — Он указывает на софу. Камиль не двигается с места. — Я сейчас вернусь. — Он осторожно движется в сторону двери.

Раздается скрип дверцы шкафа, затем приглушенный звон посуды и звук воды, льющейся из черпака в глиняный кувшин. Через минуту Берни возвращается со стаканом. Камиль сидит на краю софы, обхватив голову руками.

Берни ставит стакан на стол и садится напротив судьи. Терпеливо ждет, пока Камиль поднимет голову.

— Сибил говорила мне, что ты любишь выпить стакан воды для успокоения нервов, — смущаясь, признается он.

Камиль делает глоток, потом еще один. Откидывается на софе и закрывает глаза. Когда его дыхание выравнивается, он просит у Берни сигарету. Какое-то время они сидят в полной тишине и курят. Берни потягивает скотч.

Камиль начинает говорить первым. Он хочет рассказать товарищу об отце, но не решается.

— Если не Хамза убил англичанок, то кто же? — Голос Камиля слегка дрожит, однако он чувствует прилив сил. Позже он расскажет Берни об отце. Нужно только полностью взять себя в руки.

— Мишель всего лишь рядовой. Может быть, женщин убил он или человек, подобный ему. Тайная полиция вышла на Ханну, и она стала их мишенью. Возможно, они считали, что она укажет предателя во дворце. Именно он был им нужен. Однако Ханна ничего не знала. Никто из нас не знал этого человека. — Он смотрит в сторону. — Надеюсь, она не слишком страдала. Ханна была славная девушка. — Делает глоток виски. — Все равно ее бы убили.

— Шелковый шнурок — предупреждение заговорщикам.

— О чем ты?

— Ханну задушили шелковым шнурком. Дворцовый метод устранения противников.

— Но ведь она утонула.

— Сначала ее задушили.

Берни хочет спросить судью еще о чем-то, однако решает, что лучше не получать ответы на некоторые вопросы. Они сидят молча, склоняясь под тяжестью своих раздумий.

— А как насчет Мэри Диксон? — наконец спрашивает Камиль. — Зачем тайной полиции убивать ее? Она что, тоже участвовала в заговоре?

Берни подходит к окну. Он стоит спиной к Камилю и задумчиво произносит:

— Вот загадка. Насколько мне известно, Мэри не имела никакого отношения к политической борьбе. Я чуть не проглотил язык, когда ты показал мне ожерелье, которое она носила на шее.

— Что же происходит? — осторожно спрашивает судья, готовясь к неприятному для себя ответу.

Берни поворачивается к судье. Его лицо в тени, и только на вьющиеся волосы падает солнечный свет. Американец проводит по ним рукой, потом подходит к буфету, открывает бутылку и наливает себе виски. Предлагает выпить другу, но тот отрицательно качает головой.

— Ты помнишь нашумевшее дело, когда несколько лет назад младотурки совершили попытку сместить Абдул-Хамида и посадить на трон его брата Мюрада? С тех пор падишах окружил себя каменной стеной. Думаю, он слегка расстроился после того, как англичане оккупировали Египет. Однако события происходили четыре года назад. С тех пор много воды утекло. Теперь нет смысла отворачиваться от Великобритании и заигрывать с немцами. Из этого ничего хорошего не выйдет. А падишах грозится создать масштабное мусульманское движение. Опасные игры. Нам нужно держаться вместе. Россия подминает под себя все близлежащие страны, словно разъяренный голодный медведь. И мы не хотим, чтобы османцы стали ее следующей добычей.

— Я владею ситуацией, — сухо заметил Камиль. — Но при чем тут Мэри Диксон?

Берни поднимает бокал со скотчем.

— Не обижайся. Я, так сказать, расставляю декорации на сцене. — Он делает большой глоток. — Как я уже говорил, не всем нравится направление, избранное султаном. Нам нужна стабильность в вашей империи. Вы должны сдерживать русских и не пускать их в Европу. Делать это лучше под покровительством англичан. Не стоит доверяться немцам и заигрывать с радикальными мусульманами. Оппозиция в лице младотурков потерпела серьезное поражение, однако в прошлом году мы получили новое сообщение от человека во дворце. Письмо было послано из Парижа надежному адресату в Лондоне. В нем стояли два иероглифа, обозначающие кисточку и шелковый шнур. Нам предлагалось участвовать в перевороте и в дальнейшем контролировать Сирию. Мы даем немного денег, посылаем бойцов — и в результате укрепляем наши позиции в регионе. Отличная сделка.

— Лев нападает на медведя, чтобы отобрать у него добычу, — кисло комментирует Камиль.

Берни потягивает скотч и снисходительно улыбается:

— Дружище Камиль. Это политика, а не философия. Каким образом разжирела ваша империя? Лишь за счет других стран. — Он пожимает плечами. — Но сейчас вы уже с трудом удерживаете свои колонии. Освобождение — вопрос ближайшего времени. Лучше поскорей передать их британцам. У них накопился большой опыт борьбы с непокорными народами.

Камиль пристально смотрит на него:

— Продолжай.

— Так или иначе, я прибыл сюда для проведения расследования. Мне необходимо знать, насколько все серьезно. На сей раз было решено действовать без посредников вроде принца Зийи. Хамза вернулся, однако за ним следила полиция, и он держался в тени.

— Какую роль он играл в этом деле?

— Ему нужно было войти в контакт с нашим человеком во дворце. Я не знал, что он использует Мэри и тот самый кулон. Мы считали, что он утерян.

Судья ошеломлен.

— В прошлый раз молодая женщина поплатилась жизнью за участие в ваших интригах, а вы начали все сначала при участии тех же нерадивых помощников. Мэри ни о чем не догадывалась, верно?

— Скорее всего она ничего не знала, принимая во внимание случившееся. Просто в ином случае она вряд ли стала бы носить кулон. Согласен с тобой в отношении Хамзы. Он слишком усердствует… усердствовал. Бедняга. — Берни смотрит в свой бокал. Потом переводит взгляд на Камиля. — Мне не нравится моя профессия, судья-бей. И, откровенно говоря, я очень устал. Выполняю последнее задание и ухожу. Хочу все-таки закончить книгу.

— Так ты действительно ученый?

Берни обижается.

— Конечно.

— Кто еще здесь знает о твоей деятельности?

— Никто, кроме меня, Хамзы и человека из дворца, в руках которого находятся все нити. Наш круг невелик. — Он делает глоток. — Да вот еще тайная полиция, да благословит ее Аллах. Только я представить себе не могу, откуда они получили сведения о наших последних действиях. Слишком уж рано. Мы ведь практически еще и не начинали. После того письма мы больше не получали никаких сообщений.

— А что случилось с Шимшеком?

— С кучером? Хамза, должно быть, пытался устранить лишних свидетелей. Этот человек был весьма дотошен, когда дело касалось самосохранения. — Берни качает головой. — Он знал Шимшека многие годы. Трудно себе представить, как можно убить близкого друга. Хамза грустил по Ханне. И все же, если топор палача нацелен на вашу голову, вы, возможно, подставите кого угодно, лишь бы самому спастись.

— А что же кулон?

— Я до сих пор не понимаю, как он оказался у Мэри. Может быть, Хамза снял кулон с тела Ханны — тогда на него падают тяжкие подозрения — и позднее отдал Мэри, полагая, что кто-то в гареме увидит его и положит туда записку, как это случалось ранее. То есть надел наживку на крючок. Однако мне по-прежнему не верится в то, что он убил женщин.

Он наливает виски в бокал и протягивает его Камилю, который на этот раз не отказывается принять напиток.

— Интересно, кто имеет прямой доступ в гарем? — продолжает Берни. — Наверное, кто-то из евнухов. Он свободно входит туда, берет записки и передает их людям, которые организовали всю эту заваруху.

Камиль наклоняет бокал и смотрит, как кружится золотистая жидкость. Затем делает глоток.

— Человек, донесший на Ханну, мог увидеть кулон у Мэри и сообщить куда следует.

— Осведомитель в гареме. Что ж, не исключено, — соглашается Берни. — Но почему он это делает? Люди, затевающие заговор, могут отомстить ему. Доносчик, погубивший Ханну, не должен спокойно разгуливать по гарему. Держу пари, что он не был полностью осведомлен о происходящих событиях. Вы продаете пару человек, но не понимаете, что они лишь мелкая рыбешка. А за ними плавает большая акула, готовая проглотить вас в любую минуту. Всякий человек, знающий о заговоре и о кулоне, становится мишенью.

Камиль вскакивает на ноги:

— Да сохранит ее Аллах. Я говорю о Сибил-ханум. Она ведь рассказала женщинам о кулоне.

Берни резко поворачивается к нему:

— Каким женщинам?

— Она посещала невесту принца Зийи, Зухру-ханум.

— О Боже! Я думал, ее нет в живых.

— Она вышла замуж за какого-то человека в Эрзеруме. Однако недавно вернулась в Стамбул, и Сибил-ханум встречалась с ней. Она рассказала дамам, что у Ханны и Мэри был один и тот же кулон с тугрой внутри. Она могла сообщить им и о стихотворении. Зухра-ханум, считает, что ее наказали, ибо султан ошибочно полагает, будто принц Зийя участвовал в заговоре с целью его свержения. — Судья смотрит на Берни. — Может быть, никто не увидел никакой связи, — добавляет он с надеждой в голосе.

— Кто еще присутствовал там?

— Сестра Зухры, Лейла, жена Али Аслан-паши, Асма-султан и ее дочь Перихан.

Берни закрывает глаза:

— Иисус, Мария и Иосиф…

Глава сорок четвертая

ПРОШЛОЕ — ВМЕСТИЛИЩЕ БУДУЩЕГО

Сибил и евнух молча проходят через огромные залы с высокими потолками, минуют вазы выше человеческого роста и массивные украшения из полудрагоценных камней, установленные на элегантных пьедесталах. Пространство залов уставлено вазами и статуями. Все это великолепие многократно отражается в больших зеркалах в золоченых рамах, которые висят вдоль стен. Сибил останавливается, чтобы полюбоваться фигуркой собаки, выполненной из полупрозрачного нефрита, и не замечает, как к ней, будто ожившая статуя, приближается невысокая женщина.

На Асме-султан простое коричневое платье без всяких украшений, газовый платок покрывает голову. Просто неприметная птичка в жилище павлина. Она берет Сибил за руку и ведет к патио, выложенному цветной плиткой с замысловатыми узорами и с видом на Босфор. Там за ширмой их ждет стол, на котором лежат конфеты, острые закуски и серебряное блюдо с фруктами. Пожилой евнух застыл возле жаровни и ждет приказания приготовить кофе. Странно, но других слуг поблизости не видно.

— Простите, что принимаю вас так запросто, Сибил-ханум. Как видите, это скорее пикник, чем большой обед. Надеюсь, вы не возражаете. Для меня ваше посещение — большая честь, но в моем возрасте я предпочитаю хорошую компанию без всякого шума и суеты.

Сибил удивлена тем, как хорошо владеет английским жена великого визиря. Во время прошлых встреч они говорили только по-турецки.

— Благодарю вас, ваше высочество. Я и сама не люблю помпезность.

— Я слышала об этом.

Сибил поправляет юбку и старается припомнить, как надо вести себя в данной ситуации. Вспоминает, что нельзя смотреть прямо в глаза собеседнику — это признак дурного тона. В гареме женщины обычно устраиваются на диване рядом, однако здесь она сидит напротив хозяйки. Наконец Сибил принимает решение и смотрит в одну точку над левым плечом Асмы-султан.

— Вы безукоризненно говорите по-английски, ваше высочество. Где вы освоили язык?

— Меня обучала мать. Редкая женщина. У нее был блестящий ум и неукротимая жажда жизни. Она окружила себя лучшими в мире произведениями искусства и литературы. Умела читать на английском, французском, персидском и даже на китайском. Особенно любила женское творчество. Как вам известно, мама родом из России. Выросла в Париже и много путешествовала, прежде чем попала в плен на корабле и была продана в гарем. Оказавшись здесь, однако, она сумела в полной мере воспользоваться властью, которой располагают дамы, живущие при дворце. Особенно фаворитки падишаха.

— Среди женщин были и художницы? — с любопытством спрашивает Сибил.

— Некоторые из них были богаты, как моя мать. Они собирали произведения искусства и порой даже принимали участие в их создании. Есть ведь очень одаренные женщины. Они менее известны, так как, к сожалению, лишь мужчины находят себе влиятельных покровителей. Мне повезло, что я выросла в окружении шедевров западного искусства и науки. В каком-то смысле я участвовала в художественном проекте под руководством мамы. Мало кто из мужчин ценит в нас подобные качества. — В ее голосе звучит горечь. — К чему такие излишества в гареме? Лучше добиваться совершенства в швейном деле, чем в изучении иностранных языков. Так считала моя дочь. Уж не знаю, помогло ли ей это в жизни.

Сибил не находит нужных слов и опускает взгляд на свои руки.

— Как я уже говорила вам на прошлой неделе, моя дочь ждала от жизни совсем другого, нежели я. Она имела глупость влюбиться в своего кузена — принца Зийю. Мне племянник нравился, и я не противилась браку. Однако муж счел нужным отдать ее в семью, с которой имел политические связи. Куда бы зашла вся эта политика, Сибил-ханум, не будь в мире хороших невест? Империи стали бы загнивать и гибнуть. Пери-хан несчастлива, однако не ропщет на свою долю. Хорошо, что она избежала участи Зухры, которую отдали замуж за человека, живущего на окраине страны. — Она улыбается, в ее глазах загорается любовь. — Дочь очень привязана ко мне и проводит со мной много времени.

— У вашей дочери добрый нрав. Она так близка с Зухрой и Лейлой.

— Да, она следит за ними.

Сибил чувствует себя неловко. Личная жизнь Перихан обсуждается в деталях в ее отсутствие.

Меняя тему, дочь посла говорит:

— У вас было славное детство. — Она берет с тарелки пирожок с начинкой из баранины.

— О да. Однако детские годы прошли в душных залах. Мне не разрешалось выходить за пределы дворца и видеть окружающий мир. Тем не менее, кажется, даже взаперти я чувствовала пульс событий. Мать научила меня многому. — Асма-султан умолкает и пристально всматривается в противоположный берег, будто разыскивая там кого-то. — Я помню день ее смерти. Пятнадцатого февраля 1878 года. Она умерла в Старом дворце. Русская армия стояла практически у ворот города. Мы видели дым армейских костров. — Она улыбается. — Я тогда думала, нет ли среди генералов наших родственников. Создавалось такое впечатление, будто они подавали сигналы маме, приказывая ей держаться до их прихода.

Сибил ерзает в кресле. Подул легкий ветерок, и жара немного спала.

— Однако они опоздали. — Асма-султан поворачивается к Сибил спиной. — Мама выпала из окна смотровой башенки, находящейся над гаремом. Она любила уединяться там. Однажды она сказала мне, что оттуда видит Париж и Санкт-Петербург. Говорят, она погибла в результате несчастного случая, только я не верю. — Горечь обиды слышна в ее голосе. — Мама не стала бы высовываться из окна — она боялась высоты.

— Какой ужас! — восклицает Сибил, дрожа от холода и от необъяснимой тревоги. — Кто мог решиться на такое?

— Она была русская, Сибил-ханум. Враг вплотную подошел к Стамбулу. Возможно, во дворце мать подозревали в связи с русскими родственниками. Абдул-Хамид наверняка опасался ее. Он уничтожил маму так же, как и моего отца.

Асма-султан вдруг встает и ведет дочь посла к плюшевому дивану, который стоит на огражденной террасе.

— Здесь нам будет удобнее. Расскажите о себе, Сибил-ханум, — говорит она как ни в чем не бывало.

Сибил с радостью погружается в мягкие подушки и накидывает на плечи шаль.

— Я почти нигде не успела побывать. Приехала сюда совсем еще юной девочкой. Помню сельскую местность в Эссексе, короткое пребывание в Лондоне, а потом вот Стамбул. Очень красивый город, — спешит добавить она.

— Ах, значит, вы путешествовали гораздо больше, чем я, моя дорогая. Расскажите об Эссексе. Вы начали говорить о нем в прошлый раз, но нас прервали.

Они предаются воспоминаниям, а солнце тем временем опускается к краю поросшего лесом холма. Евнух приносит кофе.

Сибил допивает напиток из зеленовато-синей чашки. Асма-султан берет ее, переворачивает и ставит на блюдце. Хитро улыбается:

— Я умею предсказывать будущее.

— Ваше высочество обладает замечательными талантами, — смеется Сибил.

Она чувствует смутную тревогу, однако ее успокаивает вид похожего на драгоценный камень фрукта, лежащего перед ней на тарелке, и плещущиеся почти у самых ног воды залива. Скоро она будет с наслаждением вспоминать, как обедала с дочерью султана в одном из прекраснейших мест мира.

Асма-султан несколько раз прикасается ко дну чашки изящными пальцами. Наконец, решив, что чашка остыла, она поднимает ее и пристально смотрит внутрь. Потом наклоняет в сторону Сибил.

— Смотрите. Вот ваше прошлое, а вот — будущее. — Она показывает на темно-коричневые полосы, обволакивающие края. Кофейный осадок.

— Не могли бы вы предсказать мне будущее, ваше высочество? — Там должно найтись место и Камилю, думает она, испытывая некоторое чувство вины и надеясь, что ее желание будет выявлено.

— Конечно, дорогая, вне всяких сомнений. — Асма-султан осматривает внутреннюю часть чашки, а дочь посла просто сгорает от любопытства.

Наконец Асма-султан говорит:

— Прошлое есть вместилище будущего. Позвольте мне сначала постичь форму сосуда.

— Да, разумеется, — соглашается Сибил.

— Вижу человека, старика, который знал вас всю жизнь. Вот он. — Она показывает на длинную полосу, идущую от гущи на дне до края чашки.

— Речь идет скорее всего о моем отце.

— Здесь также присутствует женщина. Думаю, ваша мать. Вы были очень близки.

— Да.

— Затем она исчезает из вашей жизни. — Жена визиря поднимает глаза от чашки. — Мне очень жаль. Вы понесли тяжелую утрату.

— Благодарю вас, ваше высочество. — В вышине над их головами громко спорят между собой чайки. — Она умерла несколько лет назад.

— А вот другие женщины приблизительно ваших лет.

— Одна из них, должно быть, моя сестра Мейтлин. А других я не знаю. Кто они такие?

Асма-султан подносит чашку к глазам:

— Англичанки, судя по одежде.

— Боже мой! — восклицает Сибил. — Вы различаете такие тонкости?

Она сверлит Сибил своими черными глазами:

— Да, дочь моя.

— Две англичанки в моем прошлом? Наверное, речь идет о моей тете.

— В недалеком прошлом. Чашка насыщена временем, однако я приближаюсь к будущему.

— Возможно, кто-то из посольства?

— Близкая вам женщина? Простая сотрудница не появилась бы в моей чашке.

Сибил размышляет.

— Нет, мне в голову не приходят англичанки. Есть одна хорошая знакомая, но она итальянка.

Нетерпеливый тон Асмы-султан быстро меняется на смиренный.

— Ах, глупышка. Вы не видите свою жизнь с той ясностью, с какой она предстает на дне сосуда.

Уязвленная Сибил предлагает:

— Давайте лучше заглянем в будущее.

— Нет-нет. Мы не можем проникнуть туда, пока полностью не разберемся с прошлым. Смотрите, знаки этих женщин кончаются. Похоже, они вернулись в Англию.

— О Господи! Наверное, речь идет о гувернантках. В последнее время они играли существенную роль в моей жизни.

— Гувернантки?

— Ханна Симмонс и Мэри Диксон. Те самые, которых убили. Мы говорили о них на днях в доме Зухры-ханум.

— Ну конечно. Однако почему они присутствует в сосуде вашего прошлого? Вы, должно быть, хорошо их знали, раз они играют такую большую роль в вашей жизни?

— Ханну я вообще не знала, а с Мэри встречалась всего несколько раз. Мы обменялись с ней двумя-тремя словами. Полагаю, они появились в чашке, потому что их убили. Я помогала вести расследование этого дела. — В голосе Сибил звучит гордость.

— Понимаю. — Асма-султан на мгновение закрывает глаза. — Продолжайте, пожалуйста.

— Что ж. — Сибил медлит. — Кажется, две смерти взаимосвязаны.

— Но каким образом?

— Прежде всего обе девушки служили во дворце. К тому же их нашли в одном районе.

— Где же именно?

— Одну — в Шамейри, а другую — у Средней деревни.

— Эти два места находятся на приличном расстоянии друг от друга.

— Одежда Мэри каким-то образом оказалась в Шамейри.

— Понятно. Однако не исключено совпадение. Существует ли какая-то связь?

Сибил задумывается, вспоминает предостережения Камиля, однако решает, что лошадь уже все равно вырвалась из конюшни. Она о многом успела рассказать в доме Лейлы.

— Они носили один и тот же кулон.

— Почему это должно иметь какое-то значение? Наверное, они посещали одного и того же ювелира.

— Но там были тугра и надпись на китайском языке.

— Что за надпись?

— Мне очень жаль, ваше высочество, но я не помню. — Сибил расстроена. — Что-то о шелковом шнурке.

Последовало молчание, потом Асма-султан спросила:

— Весьма странно. Однако какое отношение к убийствам имеет кулон?

— Все не так просто, как кажется. Возможно, в нем спрятан секретный код, понятный заговорщикам. — Сибил старается не выдать волнения, но чувства переполняют ее.

Асма-султан тонко улыбается:

— Да, вот это поистине важно. Итак, две женщины формируют ваше будущее.

— О, я бы так не сказала, ваше высочество. Я всего лишь помогала в расследовании.

— Кто еще разделяет теорию о заговоре, в котором большую роль играет кулон?

— Это не моя идея. Так считает Камиль-паша.

— Кто он такой?

— Судья района Бейоглы, ваше высочество.

— А, сын Алп-паши.

— Вы его знаете? — взволнованно спрашивает Сибил.

Асма-султан удивлена.

— Я знала его мать. Вам нравится судья?

— Вовсе нет. — Девушка краснеет. — Камиль-паша, конечно, отличный следователь. Только он может докопаться до истины в этом деле.

— Понятно. И кого же судья подозревает в заговоре? Уже есть арестованные?

— Думаю, он пока еще не знает, кто совершил убийства. Мне представляется, Ханна и Мэри не участвовали в заговоре, так как между трагическими событиями прошло немало лет. Странно, что девушки носили один и тот же кулон.

— Простите, но мне все это кажется невероятным.

— Потому что я не умею правильно излагать факты, — грустно говорит Сибил.

Допрос Асмы-султан напомнил дочери посла о том, что она не сдержала обещания, данного Камилю. Теперь у нее исчезло желание узнать будущее. На патио ложится тень виллы, и шаль больше не греет девушку. Глядя на длинные тени, Сибил начинает беспокоиться. Не пора ли ей возвращаться домой?

— Ваше высочество, беседа доставила мне огромное удовольствие. Я весьма ценю ваше гостеприимство, однако мне пора возвращаться, чтобы успеть к ужину. Папа не любит, когда я опаздываю.

— Разумеется. Вы такая заботливая дочь. Сегодня к вам должен прийти судья, не так ли?

— Откуда вы знаете? — смущенно спрашивает Сибил.

— Вы упоминали о его визите на днях в доме Лейлы.

— Да, конечно. — Дочь посла улыбается и встает. — Я провела чудесный день. Большое спасибо.

— Прежде чем вы покинете нас, дорогая, я хочу показать вам кое-что.

Сибил следует за женой визиря к участку патио, скрытому каменной решеткой.

— Я покажу вам нечто необычное. Мало кто видел это. Один из протеже мамы был архитектором. Он сконструировал сооружение специально для матери. Ариф-ага, подержите Сибил-ханум.

Рядом с Сибил появляется евнух, сжимает ее руку стальными пальцами и в ожидании смотрит на Асму-султан. Сибил не по себе, она хочет поскорее уйти, однако евнух крепко держит ее.

— Не беспокойтесь, — мягко говорит женщина, скользя рукой по украшенному рисунком камню. — Видите этот рычаг? Стоит нажать на него, и случится нечто необычное.

Она тянет рычаг, и та часть пола, на которой стоят Сибил и евнух, начинает медленно с тихим скрежетом опускаться вниз. Евнух отпускает руку девушки. Она бежит к краю площадки и пытается ухватиться за уходящие от нее плитки.

— Разве не чудеса? Устройство позволяет женщинам гарема удить рыбу и купаться в море, не опасаясь посторонних взглядов.

Сибил цепляется за плитки, однако не в состоянии выбраться на поверхность. Теперь патио уже высоко над ней. Она видит силуэт Асмы-султан на фоне голубого неба. Дама все еще говорит:

— Вы можете плавать в полном уединении. Мама любила ловить там рыбу. Замечательно, не правда ли? Ей это напоминало пору отрочества, когда она была совершенно свободна. После смерти отца ее вместе с другими женщинами отправили в Старый дворец, где она прожила до конца своих дней. Мама признавалась мне, что больше всего тоскует по этому местечку.

— Прошу вас, поднимите меня, ваше высочество. Я выслушаю ваш рассказ о матери. Кажется, она была выдающейся женщиной. Ваше высочество? — Голос Сибил звучал глухо, отдаваясь эхом в стенах пещеры.

— Морская вода поступает через решетку, которая находится прямо за вашей спиной. Вы в полной безопасности. Никто не увидит вас.

— Пожалуйста, поднимите меня. Отец будет беспокоиться. Он пришлет сюда гвардейцев, если я не явлюсь к ужину.

Асма-султан подходит к краю патио.

— Ариф-ага! — кричит она. — Еще одна европейка. Ты ведь не глухой и все слышал. Она неплохо знает судью. — Жена визиря хрипло смеется. — Ты перенес достаточно много испытаний. Мы связаны одной судьбой. Такова жизнь. Теперь ты знаешь, что нужно делать. — Она умолкает, смотрит вниз, а потом продолжает вкрадчивым голосом: — Многое пропало безвозвратно, Ариф-ага, но кое-что еще подлежит возврату. — Ее голос вновь становится суровым. — А потерять можно все.

Евнух зачарованно, с открытым ртом слушает госпожу, запрокинув голову к небу. Сибил кажется, что он начинает стонать. Посмотрев вверх, она видит над собой лишь голубое небо.

А безликий голос Асмы-султан продолжает звучать:

— Прошлое — вместилище будущего, Сибил-ханум. Я уже говорила вам об этом.

— Не понимаю, почему вы так поступаете! — кричит Сибил.

Ответа нет. Лишь морские волны плещут за декоративной металлической решеткой. Сибил осматривается по сторонам, видит высокий свод подземелья. На нем изображено небо, одна сторона которого голубого цвета, другая затянута тучами, а третья украшена крошечными звездами и полумесяцем. В полутьме она замечает, что платформа, на которой они стоят, небольшим островком выступает над водой.

Евнух ходит взад и вперед, не отрывая взгляда от квадратика неба над головой.

Сибил поворачивается к нему и спрашивает по-турецки:

— Что происходит? Разве она не вернется?

Евнух останавливается и смотрит на Сибил сверкающими глазами. Слышатся удары весел по воде где-то за решеткой. Потом наступает тишина.

— Вы знаете, как выбраться отсюда? Должен же быть какой-то путь наверх. Не верю, чтобы султаны спускались сюда и оказывались в западне. — Она продолжает обращаться к евнуху по-турецки, чтобы хоть как-то приободриться, хотя он и не отвечает. — Кто-то обязательно придет и спасет нас. В посольстве знают, где я нахожусь. — Но Сибил вовсе не уверена, что сообщила сотрудникам точное место своего пребывания. Они могут подумать, что она поехала во дворец. Все-таки они непременно разыщут Асму-султан и все выяснят.

Вдруг Сибил холодеет. Асма-султан скажет, что не видела ее. Нет никаких доказательств тому, что она поехала именно к Асме-султан. Приглашение передал слуга в устной форме. Однако ее отвозил евнух жены великого визиря на виду у всех. Он представился у ворот посольства.

Евнух напряженно смотрит в небо и прислушивается. Сибил опускается на колени и заглядывает в воду через край помоста. Здесь не очень глубоко. Стены подземелья покрыты мраморными рельефами деревьев и цветов в пятнах отслаивающейся краски. О дальнюю стену бьется небольшая лодка. Девушка с волнением осматривается по сторонам в поисках пути, ведущего наверх, однако видит лишь мраморную лестницу, по которой можно спуститься вниз. Здесь купаются женщины, думает она.

Некоторое время Сибил мерит шагами помост, затем садится у края и пытается разговорить молчаливого евнуха. Квадрат неба над головой медленно розовеет, а затем постепенно сливается с темной частью разрисованного потолка.

Сибил дрожит от холода, ее ноги затекли. Нужно действовать. Она приподнимает юбки и по скользкой мраморной лестнице сходит в воду. Когда вода достигает груди, нащупывает под собой твердый пол. Юбки намокли и стали тяжелыми. Она оглядывается на евнуха, который по-прежнему недвижим, поднимается вверх, снимает юбки и бросает их на платформу. Теперь ничто не мешает ей добраться до лодки. Плавать она не умеет, боится, как бы не попасть на глубину, поэтому двигается вперед с большой осторожностью. Однако твердое дно абсолютно ровное, и ей без труда удается достичь цели. В лодке лежат остатки бархатного ковра, шелковых подушек и два весла. Медная лампа свисает с резного носа. Девушка тянет лодку к помосту, чтобы осмотреть ее. Евнух сидит на корточках и, не говоря ни слова, смотрит на дочь посла.

— Мы нашли лодку, хотя не представляю, как удастся протащить ее через железную решетку. — Сибил смотрит на воду. Она нисколько не поднялась. — О приливе можно не беспокоиться, не так ли?

Евнух не отвечает.

— У нас есть лампа. Попробуем ее зажечь. — Она заглядывает внутрь лампы и взволнованно кричит: — Посмотрите, там масло!

В небольшом ящике находит кремень и зажигает лампу. Евнух отворачивается, будто свет раздражает его. Сибил садится в лодку и неумело гребет к стене. Держа лампу высоко над головой, тщательно осматривает стену и трогает ее руками в поисках механизма, при помощи которого поднимается платформа. Вскоре становится так темно, что она уже не видит евнуха. Лишь его белый халат светится призрачным светом.

Глава сорок пятая

ОСТРОЕ ЛЕЗВИЕ

— Сегодня утром за мисс Сибил приехал евнух в карете. Она сказала, что ее пригласила некая придворная дама, — по всей форме докладывает лакей.

Камиль старается не выдать своего нетерпения.

— Вы помните, кого именно она собиралась навестить?

Берни не находит себе места за спиной Камиля.

— Нет, сэр. К сожалению, я не знаю. — Нота тревоги звучит в его голосе. — Что-нибудь случилось?

Берни выходит вперед и становится перед лакеем:

— Фредди, разве ты не несешь ответственность за происходящее здесь?

— Да, сэр.

— Так почему же ты не знаешь, куда уехала мисс Сибил?

— Она не сказала, сэр. А с моей стороны было бы невежливо спрашивать ее.

Берни окидывает его презрительным взглядом:

— Тебе нужно знать все, Фредди, и не отпускать леди с кем попало.

Фредди зовет молодого слугу и приказывает ему привести привратника. Юноша поспешно удаляется.

Камиль добродушно спрашивает у расстроенного лакея:

— Когда ждали ее возвращения?

Взгляд Фредди устремляется за окно резиденции, где уже начинает сгущаться тьма.

— Госпожа никогда не опаздывает к ужину.

Камиль поворачивается к Берни:

— Меня ждали около часа назад.

— Посол только что встал из-за стола, сэр. Я весьма сожалею. — У лакея сконфуженный вид. — Когда мисс Сибил нет дома, он ужинает в кабинете, — объясняет он.

В голосе Берни звучат зловещие нотки.

— И тебя не встревожило то обстоятельство, что леди не вернулась вовремя, хотя и пригласила на ужин гостя?

— Что я мог поделать, сэр? Наверное, она просто задерживается, — добавляет он неуверенно.

Камиль отводит Берни в сторону и спрашивает:

— Стоит ли сообщать о происшествии послу?

Берни качает головой:

— От этого будет больше вреда, чем пользы. Дядя хороший человек, но, между нами, он немного несдержан.

— Понимаю.

Камиль испытывает облегчение от того, что пока нет необходимости беседовать с отцом Сибил. Ему очень хочется поскорее найти девушку и не терпится отправиться на поиски прямо сейчас.

— Может быть, служанки что-то знают? — обращается он к Берни.

— Нет. Я уже побеседовал со всеми сотрудниками. Горничная, помогавшая Сибил одеваться, сказала, что леди собиралась навестить кого-то во дворце. Вот и все. Давай вернемся в ее комнату.

Поднимаясь по лестнице, он перепрыгивает сразу через две ступеньки. Камиль спешит за ним.

Испытывая некоторое смущение, Камиль вслед за Берни вторгается в священную обитель Сибил. Комната скромно обставлена, однако в ней чувствуется присутствие женщины. Преобладают белый и бежевый цвета. Кровать покрыта мягким покрывалом с тонкими кружевами по краям.

— Вот! — Берни указывает в сторону листка бумаги, лежащего на письменном столе.

Они вместе читают письмо. Камиль с удивлением узнает, что девушка ждет его предложения выйти замуж.

— Чертовщина какая-то. Надо срочно найти ее. — Берни зовет лакея. — Разыщи кучера. Нам потребуется фаэтон. — Поворачивается к Камилю: — Так будет быстрее.

Они спускаются вниз. Фредди уже нет, но их дожидается привратник. Они спрашивают у него, кто приезжал утром за Сибил.

— Какой-то негр, короче говоря, евнух. — Привратник краснеет, произнося это слово. — Он вручил мне бумагу. — Привратник протягивает дорогой пергаментный лист, украшенный золотым гербом. Текст написан каллиграфическим почерком на османском языке. Внизу красная печать. — Я не смог прочитать, сэр.

Берни вырывает бумагу из его рук.

— И тебе не пришло в голову попросить кого-то перевести то, что тут написано? Если что-то случится с мисс Сибил, ты ответишь головой.

Привратник в ужасе.

— Мисс Сибил? — заикается он. — Что с ней?

Не обращая на него внимания, Берни показывает бумагу Камилю:

— Что там написано? Не могу разобрать такой причудливый почерк.

— Приглашение на обед.

— От Асмы-султан?

— Нет, от Зухры-ханум. — Они молча смотрят друг на друга. — Вот ее печать, — добавляет Камиль.

— Что, черт побери? — Берни заглядывает в записку поверх плеча судьи. — Куда ее приглашают?

— Здесь не сказано. Только дата, время и то, что слуга Зухры-ханум приедет за ней.

— Но евнух привез приглашение с собой. Оно не было послано заранее.

— Раньше, наверное, они прислали другую записку. Эта же, без сомнений, должна ввести в заблуждение любого заинтересованного человека.

— Дева Мария! Если бы Сибил не оставила на столе письмо, нам пришлось бы искать вслепую. Надо спешить, друг.

Берни бежит в комнату, расположенную рядом с прихожей. Берет на полке ключ, открывает ящик стола и достает два пистолета. Проверяет, заряжены ли они. Затем протягивает один Камилю. Тот показывает на свою обувь:

— Я вооружен.

— Ты имеешь в виду охранительные заговоры, которые написаны на твоих ботинках? — фыркает Берни. — Они не защитят тебя от пуль.

Камиль достает из ботинка тонкое, как иголка, лезвие.

— Аллах помогает тем, кто не забывает о себе. — Он распахивает куртку и показывает кобуру на поясе. — Мне нужна бумага.

Берни показывает на письменный стол.

Камиль берет чистый лист бумаги и пишет несколько строк на османском с наклоном справа налево. Заканчивает письмо витиеватым росчерком, затем копается в ящике стола и достает оттуда цилиндрический футляр с воском для печатей. Вынимает из кармана небольшую медную печать, ставит под письмом эмблему своего учреждения и еще раз на конверте.

Кучер Сами ждет их в фаэтоне у дверей. Камиль отводит его в сторону и передает конверт.

— Бери в конюшне самую быструю лошадь и скачи в Среднюю деревню. Знаешь, где она находится?

— Да, эфенди. Я хорошо знаю этот район.

— Передай письмо в руки деревенскому главе. Он должен взять с собой сыновей и отправиться к начальнику жандармерии. Только пусть ни в коем случае не обращается в полицию. Возможно, жизни Сибил-ханум грозит опасность. Ты понял?

— Да, эфенди. Ему не надо обращаться в полицию.

— Поедешь с ним вместе. Глава покажет жандармам письмо. Там сказано, чтобы им немедленно выдали оружие и назначили сопровождение до летней виллы Асмы-султан. Если будет угодно Аллаху, их присутствие нам уже не понадобится.

Камиль прыгает в фаэтон. Берни уже сидит там и нетерпеливо теребит поводья.

— Если поднять по тревоге гвардейцев, нам придется обо всем доложить послу! — кричит Камиль. — Я больше не верю в лояльность полиции. Так будет лучше всего.

Лошади цокают копытами по дорожке, ведущей к воротам.

Глава сорок шестая

СТО КОСИЧЕК

Я хотела должным образом и в хорошей обстановке отпраздновать получение Мэри наследства и начало ее новой жизни. Виолетта настояла на том, чтобы поехать вместе с нами. Она приготовила какое-то особое угощение. Мы прибыли к морской хамам и отпустили кучера, велев ему приехать за нами через три часа. К тому времени край неба побагровел. Однако внутри стен бани небо над нами было безоблачное и голубое. Виолетта постелила скатерть, установила жаровню и вынула медные кастрюльки с долмой, печеньем, сыром, фруктами и различными закусками. Мы устроили настоящий пир. Я сняла ферадж, демонстрируя новое шелковое платье абрикосового цвета под полосатой блузкой цвета имбиря. Мою грудь прикрывала полупрозрачная газовая ткань. Волосы были заплетены сотней косичек, украшенных бриллиантами и жемчугом.

Мэри сняла туфли и болтала над водоемом стройными белыми ножками. В воде она становилась скользкой, как угорь. Подобно большинству женщин, плавать она не умела, однако в морской хамам было неглубоко. Помню, она пугалась, когда я ныряла под воду. Я заплывала под помост и неожиданно выныривала, поднимая вихрь брызг, прямо за ее спиной. Мэри визжала от страха. Стены бани надежно защищали нас от ветра. Залив здесь вел себя довольно смирно и нежно набегал на прибрежный песок. Вода была кристально чистая.

Интересно, приходил ли кто-нибудь сюда после того, как мы покинули хамам в прошлом году? Зимняя сырость подпортила некоторые доски помоста. Я заметила новые пятна на матрасах, которые Мэри позаимствовала для нашего первого визита сюда. Да кто угодно мог проникнуть в баню. Например, мальчишки, чувствующие себя здесь хозяевами в отсутствие взрослых. Как только мы постелили стеганое одеяло, вернулись ощущения прошлого.

— Зачем ты взяла с собой служанку? — шепотом спросила меня подруга, глядя на Виолетту, сидящую у жаровни.

— Она приготовит обед. Разве плохо, когда тебя обслуживают? — Я вызывающе посмотрела на Мэри, а она не могла понять, шучу я или нет.

— Да вообще-то неплохо.

— Виолетта настаивала на поездке с нами, и я не могла ей отказать. У нее такая неустроенная жизнь. Но теперь мой дядя нашел ей мужа — так что прощай одиночество.

Мэри ждала продолжения рассказа, однако его не последовало.

Я знала, что подруга не любит раздеваться в присутствии посторонних и не пойдет купаться. В любом случае вода была слишком холодной.

— Давай просто поболтаем. — Я поднесла одеяло к самому краю водоема и легла, запрокинув вверх голову. Мэри подошла и села возле меня. — Ложись, Мэри. Смотри, какие на небе звезды.

Она легла, опираясь на локти, и прикрыла юбкой свои ноги. На ней была простая белая блузка. Копна волос светилась в темноте, словно золотой слиток.

Чувствуя под собой нежный шелк одеяла, мы всматривались в ночной квадрат неба над нашими головами, ограниченный стенами хамам.

— Звездное небо похоже на твои волосы, украшенные бриллиантами, Янан.

Я взяла ее за руку.

Глава сорок седьмая

ВИЛЛА В КАРАБИИ

Полная луна заливает светом Босфор и рельефно выделяет деревья, мимо которых мчится фаэтон.

— Если что-то случится с Сибил, — говорит Камиль, — вина падет на Зухру-ханум, так как приглашение написано от ее имени. Умно придумано. Интересно, почему именно Зухра? Она совершенно безобидный человек.

— Кто-то ее все-таки не любит.

Спустя некоторое время судья продолжает:

— Сибил полагает, что Перихан сердится на Зухру-ханум, считая ее своей соперницей. Перихан хотела выйти замуж за принца Зийю, но тот выбрал Зухру-ханум. Теперь Перихан несчастлива в браке.

Берни подстегивает лошадей.

— Вот и мотив для мести. А что тебе известно об Асме-султан?

— Довольно грозная, но безобидная дама, судя по словам Сибил.

Лицо Берни искажает гримаса.

— Никакие ароматы Аравии не отобьют запаха у этой маленькой ручки.

— Прошу прощения?

— Шекспир, «Макбет».

— На вилле может оказаться Перихан-ханум, а не ее мать, — предупреждает Камиль.

— Что ж, посмотрим, кто нам противостоит. Почтенная матрона или ее дочь. А вдруг там собрался целый гарем? — Он нервно смеется и поворачивает обветренное лицо к другу: — Думаешь, мы справимся?

Камиль абсолютно серьезен.

— Не знаю, кто там находится. Возможно, туда прибыл сам великий визирь. — И заключает решительно: — Но я готов к схватке.

Берни ухмыляется:

— Охотно верю. — Он поглаживает кобуру. — Рад, что мы едем вместе, приятель.

К тому времени как Камиль и Берни подъезжают к повороту, ведущему к деревне, луна приобретает форму небольшого пятнистого белого диска.

— Мне кажется, вилла Асмы-султан находится немного севернее. — Камиль носовым платком вытирает пыль с лица. Фаэтон замедляет ход на перекрестке.

— Вперед! — понукает коней Берни.

Дорога вновь резко поднимается вверх, и лошади с трудом тянут экипаж. Высокие сосны и кипарисы загораживают вид на Босфор, но вскоре начинается просека, и они вновь видят молочные воды пролива. Фаэтон набирает скорость. Через некоторое время они опять мчатся вниз. Камиль различает в отдалении силуэт огромного дома.

— Наверное, это и есть вилла, — говорит Берни. — Странно. Света не видно.

— Похоже, ставни закрыты.

Фаэтон останавливается у железных ворот.

— Здесь должен быть ночной сторож, — замечает Камиль, спрыгивая на землю. — Надеюсь, он не спит.

Он заглядывает за ворота и видит, что караульное помещение пусто. Берни подходит к нему.

Они смотрят на темный дом.

— Никого нет. Кажется, мы ошиблись и приехали не туда.

— Но все сходится с описаниями.

— Есть ли у Асмы-султан еще одна вилла? Она ведь дочь падишаха. Денег у нее куры не клюют.

— Не исключено. Сибил-ханум могли пригласить в летний дом Перихан-ханум или к самому великому визирю. У каждого из них есть собственные конаки, то бишь усадьбы.

— Ты знаешь, где они находятся? Надо все проверить по очереди.

— Я не знаю. — Камиль напрягается. — Придется отправиться в деревню и спросить главу.

— Что ж, тогда вперед. — Берни пристально глядит на Камиля, а тот всматривается в темный дом. — В чем дело?

Камиль вздрагивает и поворачивается:

— Не знаю. Кажется, у вас есть пословица. «Ворона прошла по моей могиле».

— Никогда не слышал, приятель.

— Знаешь, греческое название этой деревни Фармакеус. — Он представляет себе тело отца, которое в это самое время омывают в мечети, готовя к завтрашнему погребению.

— Фармакеус. То есть лекарь.

— Отравитель. Говорят, когда-то Медея обронила здесь свой яд.

— Жуткое местечко. Давай покинем его. — Он залезает в фаэтон.

Держа в руках поводья, Берни обращается к судье:

— Ты же не думаешь, что Сибил действительно поехала к Зухре-ханум?

— Зачем тогда она упоминала другое место в своем письме?

Берни качает головой:

— Может быть, рисовалась перед сестрой. Они всегда соперничали. Мейтлин сопутствовала удача. — Он щелкает поводьями, и фаэтон трогается с места. — Сибил любит фантазировать. Она слишком задержалась в Турции, приглядывая за моим дядей. И выдумала свой собственный Восток.

Глава сорок восьмая

СЕТЬ

Луна появилась в нашем квадрате неба. Мэри повернулась ко мне:

— Спасибо тебе. Ты настоящая подруга. Я бы не выжила здесь, если бы не ты. — Она прильнула ко мне и поцеловала в губы.

Я сжала ее руку. Она лежала, запрокинув голову. Луна светила ей прямо в глаза. Я слышала, как закипает чайник.

Спустя некоторое время она прошептала:

— Помнишь миндаль в сахаре?

Я не помнила.

— Конечно, дорогая.

— А как мы ловили здесь рыбу?

— Ты ловила ее руками.

— Она устала и ослабла. Кто знает, как долго рыба пыталась освободиться.

— Жестоко держать сеть в водоеме.

— Если только кто-то боится, что женщины уплывут отсюда, — смеется она своей остроте.

— Я думаю, сеть ограждает дам от мужских глаз.

— Мужчины все равно найдут способ проникнуть сюда, — уверенно заявляет Мэри.

Я опираюсь на локти и смотрю на нее. У нее посветлели волосы. Я глажу их рукой.

— Когда мы вместе, нам не грозит никакая опасность, — заверяю я подругу.

Она пристально смотрит на меня. Голубые глаза прямо передо мной.

— Ты поедешь в Англию? — спрашивает она.

Я утвердительно киваю. Наши головы почти соприкасаются, мы обе смотрим в небо. Луна стала маленьким диском золотистого цвета. Где-то поблизости лает дикая собака.

Виолетта ставит рядом с Мэри стакан чая, подает еще один мне и исчезает в темноте. Я вижу только горящие угли в жаровне под дымящимся чайником.

Глава сорок девятая

ПЛАВАЮЩАЯ СЦЕНА

Дрожа от холода, Сибил сидит на помосте с лампой в руках. Измятая одежда в спешке наброшена на мокрое тело. Она охрипла от крика. Глаза неустанно обследуют стены.

Сибил переводит взгляд на евнуха. Он сидит с закрытыми глазами подальше от освещенного места. «Что за жизнь у евнухов? — думает Сибил. — Говорят, они очень сильные, однако у этого человека узкие плечи, а на лице маска скорби. Большие руки сложены на коленях».

— Ариф-ага, — обращается она, полагая, что он отзовется на свое имя.

Евнух молчит, однако Сибил видит, как он моргнул.

— Скажите что-нибудь, пожалуйста. Вы должны понимать мой турецкий. Вы говорите по-английски? — И раздраженно добавляет: — Послушайте, нам надо выбраться отсюда. Парле ву франсе?

Заговорив по-французски, она тотчас вспоминает свой визит к Зухре-ханум. Рассказ женщины о своей жизни показался ей ужасным и вместе с тем фантастическим. Создавалось впечатление, будто она героиня восточной оперы. Сибил с горечью думает о том, что сама теперь стала трагедийной актрисой. Евнух и англичанка отрезаны от всего мира на плавающей сцене. Ее разбирает смех. В глазах евнуха появляется удивление.

«Я истеричка», — размышляет девушка и усилием воли заставляет себя прекратить смех. Во взгляде евнуха ей чудится недоброжелательность, что сразу же настораживает ее. Она перемещается поближе к лодке.

Вдруг Сибил вспоминает, где слышала имя Арифа-аги.

— Это вы рассказали полиции об англичанке Ханне Симмонс, за которой приезжала карета?

Евнух сидит в темноте, однако Сибил кажется, что его лицо исказила гримаса.

Ответа не следует, и Сибил бормочет:

— Убийцу так и не нашли.

Она с подозрением всматривается в евнуха, которого уже почти не видно в сгущающейся мгле. Ей приходит в голову, что Мэри служила у Перихан, и Ариф-ага, возможно, встречался с ней. Интересно, где живут евнухи, ушедшие на пенсию?

— Недавно убили еще одну молодую англичанку, Мэри Диксон. Вы знали ее?

Евнух по-прежнему хранит молчание. Сибил заставляет себя встать и подойти к нему, протянув руки вперед в знак примирения.

— Послушайте, Ариф-ага, мне все равно, что там случилось. Я хочу выбраться отсюда. Мы должны помочь друг другу, иначе просто сгнием здесь. — Она с трудом подбирает турецкие слова. — Никто не найдет нас. Мы умрем от голода.

Подойдя к евнуху на расстояние вытянутой руки, она останавливается.

— Если вы опасаетесь, что возникнут проблемы, то я помогу вам. Мы выберемся отсюда, я отведу вас к судье района Бейоглы, и вы ему все расскажете. Полицейские отблагодарят вас. Обещаю, они не причинят вам никакого вреда. — Сибил понимает, что ведет себя двулично, давая обещание, которое не в состоянии выполнить. Однако она нуждается в сотрудничестве Арифа-аги. Девушка с волнением прикидывает, что представляет собой главную опасность — евнух или подземелье.

Она решает поговорить, чтобы привлечь его внимание и самой отвлечься от тревожных мыслей.

— Вы давно служите у Асмы-султан?

Внезапно, издав неестественный пронзительный вопль, евнух, подобно крабу, устремляется ползком в дальний конец помоста.

— Понимаю, почему вы боитесь ее. — Она смотрит вверх на потемневшее небо. Немного воодушевившись, приближается почти вплотную к евнуху и говорит: — У меня возникла идея. Мне кажется, я сумею защитить вас от Асмы-султан. Я подруга ее дочери и знаю многих влиятельных людей. Я позабочусь о том, чтобы кто-то заступился за вас. — Сибил улыбается и разводит руки: — Я скажу, что вы спасли мне жизнь.

Евнух неожиданно резко вскакивает на ноги и бросается на Сибил. Его рот широко открыт, но он издает лишь приглушенные звуки. Она пытается убрать руки, тянущиеся к ее шее. Лампа освещает лица борющихся людей. В розовой пещере рта евнуха виден свежий шрам. Ему отрезали язык.

Лампа падает в воду. Сибил кричит в полной темноте.

Глава пятидесятая

ЕДВА СЛЫШНЫЙ ЗВУК

Мэри вновь посмотрела на меня. Ее глаза почернели, словно угли. Она моргнула и обвела взглядом помост.

— Совсем темно. Ничего не видно. — Она с трудом уселась, а потом встала на ноги. — Хочу поехать домой. Мне что-то нехорошо.

Я тоже встала и взяла ее за локоть:

— В чем дело? — Я пристально смотрела на нее.

— Не знаю. Ничего не вижу. — Она сбросила мою руку.

— Ты простыла. Выпей чаю. — Я подала знак Виолетте, чтобы она наполнила стаканы.

— Рука не двигается. — В голосе Мэри появились истерические нотки.

Пошатываясь, она удалялась от меня. Опрокинула ногой стоящий на полу стакан. Лунный свет упал на кафтан Виолетты.

— Виолетта, помоги мне. Мэри-ханум заболела. — Я вдруг осознала, что карета приедет за нами только через час, а до деревни отсюда полтора часа ходу.

Я услышала всплеск за спиной и обернулась. Мэри исчезла. Я бегом бросилась к водоему, опустилась на колени у самого края помоста и заглянула вниз. Похожая на вулканическое стекло вода отражала неверный свет луны.

— Принеси лампу! — закричала я, а сама стала спускаться в воду. Лампа осветила поверхность заводи, однако Мэри там не было. Я с трудом передвигалась, мешала одежда. Мои руки шарили под водой. — Я найду ее.

Потом я взглянула вверх. Изящная фигура Виолетты отбрасывала темную тень на стену. Она бесшумно скользнула в воду.

Глава пятьдесят первая

ВАЗА ДИНАСТИИ МИН

Берни натягивает поводья.

— Почему ты остановился?

— Мне показалось, я что-то услышал.

В ночи раздаются крики животных, внезапные птичьи трели, рыба плещется в воде рядом с дорогой. В лесу ухает филин.

— Вот опять, — шепчет Берни. Слышится странный приглушенный крик.

— Наверное, он доносится с виллы Асмы-султан, — говорит Камиль. — Других домов поблизости нет.

Берни разворачивает фаэтон, бьет лошадей кнутом, и они с грохотом несутся вниз по дороге. Останавливаются у ворот. Берни и Камиль спрыгивают на землю.

— Давай зажжем лампы. Здесь такая темень.

— Ворота закрыты. — Камиль взбирается на падуб, покрывающий стену, будто зеленая мантия. Появляется за железными воротами и открывает их.

По подъездной дорожке они быстро приближаются к дому. Камиль распахивает незапертую парадную дверь. Освещая путь лампами, они пересекают прихожую, идут коридором, ведущим в огромную залу. В свете ламп видны лишь отдельные участки паркетного пола да основания мраморных колонн.

— Должно быть, мы находимся в приемной, — замечает Камиль.

Лампа Берни удаляется и вскоре пропадает в темноте. Камиль слышит треск бьющейся глиняной посуды. Внезапно на стенах начинают плясать отраженные огни. Берни включил висячую газовую лампу.

— О Дева Мария! — Берни смотрит на разбитый предмет, осколки которого валяются на полу.

— Что это такое?

— Ваза времен династии Мин. Я никогда не видел такой большой. Она бесценна.

Они осматриваются по сторонам. Зал увешан зеркалами в золоченых рамах, которые многократно усиливают освещение. Гирлянды канделябров из цветного стекла подвешены к потолку.

Они умолкают и прислушиваются.

— Ничего не слышно, — наконец говорит Берни.

— Она должна быть где-то здесь. Надо вести себя очень тихо, тут могут оказаться другие обитатели. Необходимо застать их врасплох.

— Да черт с ними, — протестует Берни и кричит: — Сибил!

Глава пятьдесят вторая

ГЛАЗ ВОДОЕМА

Я находилась по пояс в воде, рвавшей на мне одежду, когда у моих ног появилась голова Виолетты.

— Где она? — крикнула я. — Почему ты не можешь найти ее?

Виолетта оперлась о помост крепкими руками и вылезла из воды.

— Она застряла в сети.

— Да хранит нас Аллах! Разве нельзя вытащить ее оттуда? — Я вскарабкалась наверх, чтобы снять раздувшиеся пузырем штаны, которые не давали мне погрузиться в воду и вести поиски вместе со служанкой.

Она бросилась к сваленной грудой одежде и вернулась с коротким ножом. Затем опять погрузилась в темную воду.

Я все сняла с себя, задержала дыхание и нырнула следом. Мои руки рылись в темноте, словно крабы. Пригоршни песка. Под дощатый пол не заглядывала луна. Скользкая веревка царапала руки. Я крепко ухватилась за нее и, прикасаясь ногой к сети, поползла вперед. Когда становилось нечем дышать, я всплывала на поверхность. Нога запуталась в веревках, я пыталась освободить ее. Внезапно меня схватили крепкие руки и вытащили из сети.

— Вылезай из воды и наблюдай сверху, — потребовала Виолетта, подталкивая меня к ступеням. Когда же я попробовала вновь войти в воду, она предостерегла меня: — Если она умрет, вина ляжет на тебя. Я не могу одновременно заботиться о вас обеих. Ты принесешь больше пользы на помосте. Поспеши.

Вся дрожа, я поднялась наверх. Съежившись, села у края водоема и стала наблюдать, не появится ли Мэри на поверхности воды. Виолетта надолго скрылась из глаз, и я уже начала беспокоиться, не затянуло ли ее в сеть. Раскачивалась взад и вперед абсолютно голая в свете лампы. Просто не знала, что же делать. Зубы стучали, а я энергично молилась. Наконец появилась Виолетта.

— Она умерла. Нет смысла поднимать ее тело.

Я бросилась к воде:

— Она, наверное, еще жива.

Служанка преградила мне путь:

— Я ее видела. Слишком поздно. Она запуталась в сети, и мне не удалось освободить ее.

— Да хранит нас Аллах! — крикнула я, пытаясь оттолкнуть служанку.

Я уже видела мертвых, однако теперь мне предстояло встретиться с гибелью очень близкого человека. Виолетта обняла меня за талию, прижала к доскам и отпустила, когда я полностью обессилела от борьбы.

— Что же делать?

Я опустилась на колени у края заводи. Слезы застилали мне свет лампы. Виолетта оставалась в темноте, однако я ощущала на себе ее пристальный взгляд.

— Надо постараться, чтобы тело унесло течением, — сказала она как ни в чем не бывало, будто хотела избавиться от остатков еды на кухне. — Никто не узнает, где она умерла и при каких обстоятельствах. Утром Мэри уже будет резвиться вместе с дельфинами в Мраморном море. Осталось только отнести ее подальше, где течение сильнее.

Резвиться… Я не знала, ужасаться ли мне ветрености служанки или искать утешения в образе златовласой Мэри, восседающей на дельфине, подобно греческой богине.

— Необходимо вызвать полицию, — пробормотала я. — Дядя Исмаил знает, что нужно делать в подобных случаях.

— И что мы скажем? Три женщины проводили ночь в морской хамам, и одна из них погибла? Как мы объясним ее смерть? Во всем обвинят тебя.

Я посмотрела на Виолетту снизу вверх:

— Почему? Произошел несчастный случай.

— Обвиняют всегда слабейшего. Треснувший сосуд раскалывается в первую очередь. — Свет лампы искажал черты ее лица.

Я продолжала раскачиваться, не отрывая взгляда от черной воды.

Виолетта вновь нырнула. Через некоторое время она положила на помост туфли, а затем юбку, рубашку, нижнее белье. Я присела на корточки возле жалкой кучки.

— Тело в одежде не утонет, — объяснила она, вылезая из воды. — Не удалось снять драгоценности. Попробую еще раз.

Золотой плетеный браслет из Бедестана, где мы впервые повстречались. Серебряный кулон, который я, по-детски жадничая, сняла с шеи Ханны Симмонс и годы спустя подарила Мэри, обожавшей османские драгоценности. Ожерелье утонувшей женщины носила другая, которую постигла схожая участь.

Ужаснувшись, я удержала Виолетту:

— Не надо.

Она стала спокойно и терпеливо объяснять, будто ребенку:

— Перед баней есть площадка. Если я нырну оттуда, то смогу вытащить ее. Неподалеку отсюда проходит сильное течение. Оставайся пока здесь. — И она исчезла в темном коридоре. Залаяла собака, потом все стихло.

Я сидела на мокром шелковом одеяле, почерневшем от морской воды, и смотрела на одежду подруги, с которой собиралась связать дальнейшую жизнь. Вещи лежали передо мной, словно останки неведомого морского существа. Я поднесла к ним лампу. Черный глаз водоема недобро смотрел на меня. В тишине раздался всплеск. Тонкая линия двигалась по воде.

Глава пятьдесят третья

ХАОС НА КОВРЕ ЖИЗНИ

Они осторожно передвигаются по богато обставленным комнатам, прислушиваясь, не отзовется ли кто на их крики.

Берни смотрит по сторонам — на китайские вазы вышиной в человеческий рост, на шкафчики с фарфоровой посудой, позолоченные ширмы, статуи, стенные украшения, гардины.

— Человек, собиравший такое добро, просто бредил Китаем. Это же все китайский антиквариат, причем абсолютно необычный.

— Асма-султан?

— Похоже на то.

Берни останавливается у полки, на которой лежат ряды свитков. Он разворачивает один из них и подносит к лампе. Потом зовет Камиля.

— Взгляни на рукопись. Кто-то здесь читает по-китайски.

— Асма-султан — ваш человек во дворце? — недоверчиво спрашивает Камиль.

— Скорее всего так оно и есть. — Берни удивленно качает головой: — Только зачем ей понадобилось свергать Абдул-Хамида? Ведь ее муж — великий визирь.

— Может быть, она несчастлива в браке.

— Ну, в таком случае половина всех женщин в мире имеют повод для мести, однако они же не плетут заговоры и не сотрудничают с иностранными разведками ради свержения работодателей своих мужей. Кроме того, она рискует собственным благосостоянием.

— Не совсем так. Будучи дочерью султана, она владеет огромным богатством.

— Но ее отца сместили, а потом довели до самоубийства. Полагаю, она могла затаить злобу на его недругов.

Они переходят из одной комнаты в другую, время от времени окликая Сибил по имени.

Камиль выходит из спальной, одной среди многих, расположенных вдоль коридора.

— Огромный дом, но, кажется, совершенно пустой. Возможно, он принадлежал матери Асмы-султан. Ей пришлось переехать в Старый дворец после смерти мужа.

— Так, может, мать жаждет мести. Она затаила злобу на тех, кто прогнал ее из дворца после смещения мужа. Вот тебе и объяснение, как китайское стихотворение оказалось в кулоне. Ее мать еще жива?

— Не знаю.

Берни идет с лампой по комнате и вновь зовет Сибил.

— Необходимо найти ее. Не убила ли Асма-султан Ханну? Когда тайная полиция что-то пронюхала, она могла устранить любого, кто вывел бы агентов на ее след. Возможно, эта женщина считает, что Сибил располагает опасными для нее сведениями. — Он подносит лампу к лицу судьи. — Ты должен арестовать ее.

— Арестовать придворную даму? — Он не смотрит в глаза Берни. — Нет, мой друг, не имею права, — медленно говорит Камиль, защищая глаза от света рукой.

Судья вспоминает уклончивость Ферат-бея, которую он счел за некомпетентность. Возможно, старый начальник полиции обладал большим мужеством, чем он, Камиль, который в угоду юрисдикции идет против совести. Он опускает руку в карман и нащупывает четки. Однако они не приносят успокоения.

— В любом случае я рискую потерять работу. Мой начальник, Низам-эфенди, с радостью обвинит меня в казни Хамзы без суда и следствия.

— Надо благодарить нашего друга Мишеля. — Берни искоса смотрит на угрюмое лицо товарища. — Ставлю последний доллар на то, что за всеми убийствами стоит тайная полиция, а не Асма-султан. Возможно, агенты хотели выведать у девушек имя человека, с которым они контактировали во дворце. Беда в том, что гувернантки ничего не знали. Интересно, кто же донес на них?

Под его ботинками слышится скрежет стекла.

— Очень странно. — Берни подносит лампу к разбитому предмету, валяющемуся на полу. — Какая-то посторонняя вещица. — Он трогает ее мыском.

— Что там такое?

— Восковые цветы под стеклом — последнее увлечение английских модниц. Похоже, кто-то уронил. Украшение плохо вписывается в дом, заполненный китайским антиквариатом. Ты так не считаешь?

— Сибил могла принести с собой подарок.

Берни кричит:

— Сибил! — Голос эхом отдается в огромном зале.

— Мы уже осмотрели весь дом. Ее здесь нет.

— Поищем теперь во дворе. — Берни открывает стеклянную дверь. Они выходят в патио.

Камиль жестами объясняет, что следует остановиться и прислушаться. Слышен лишь тихий плеск воды.

— А что там такое? — Берни подходит к краю патио и смотрит за балюстраду. — Вода проходит под домом.

— Обитатели виллы садятся в лодки прямо здесь. — Камиль всматривается в темноту. — Внизу находится что-то вроде причала.

Раздаются шаги, друзья резко поворачиваются на звук и хватаются за оружие.

Из дома выходит посольский кучер Сами с лампой в руках.

— Рад встрече, Сами, — приветствует его Берни. — Хорошо, что ты нашел нас. Другие идут за тобой?

— Да, эфенди. Они скоро будут здесь. Я приехал раньше.

Они идут по патио, освещая помещение лампами.

— Смотри, что там. — Камиль подносит лампу к столику, уставленному яствами. — Все свежее. — Он засовывает руку в ботинок и достает длинное тонкое лезвие. — Черт возьми! Клянусь, гостьей здесь была Сибил. Но куда же она пропала? — Он кричит: — Сибил!

— Помогите! Вытащите меня отсюда! — слышится слабый и искаженный голос девушки. Потом всплеск воды, и снова наступает тишина.

Камиль кричит:

— Сибил, не молчи! Где ты находишься? — Он смотрит на Берни. — Голос доносился оттуда. — Судья показывает на угол патио. — Будь осторожен.

Берни зовет Сибил, однако ответа не слышит. Он вынимает револьвер.

Мужчины медленно продвигаются по плиточному полу к стене в конце дворика. Когда они приближаются, Камиль шепчет:

— Смотрите, это не стена, а резной щит. За ним что-то есть.

Он поднимает лампу и смотрит за щит.

— Да хранит нас Аллах. В полу — дыра. Хорошо, что у нас с собой лампы.

— Она внизу, — говорит Берни и падает на землю. — Какая тут глубина? Боже, если она упала туда…

Камиль и Сами также бросаются на пол, вглядываясь в черный квадрат под ними. Лампы высвечивают мерцающую воду, среди которой находится что-то вроде островка. Он пуст.

— Смотрите!

Все передвигают лампы в указанном Камилем направлении. Внизу видна фигура человека в белом тюрбане, пробирающегося по пояс в воде к чему-то скрытому в темноте. Сами повисает над краем отверстия и опускает вниз лампу. Мечутся тени. Видна Сибил, стоящая с веслом в лодке, которая бьется о стену. К ней неудержимо приближается фигура человека, хотя он явно боится воды.

Сибил пронзительно кричит. Они видят ее лицо с широко открытым ртом.

— Уберите свет! — просит она. — Вытащите меня отсюда!

Она затаилась в кромешной темноте, опасаясь, что любой звук может выдать ее местонахождение.

— Не волнуйся! Мы тебя вытащим! — кричит вниз Берни. — Но нам нужен свет.

Американец прицеливается в евнуха, однако медлит с выстрелом. Сибил слишком близко.

Камиль тянет товарища назад.

— Пуля может срикошетить.

Берни смотрит на воду.

— Прыгать нельзя. Слишком мелко. — Он поворачивается к Сами: — У тебя есть веревка?

— Нет, эфенди. Поискать?

— Сибил, как спуститься к тебе?

— Рычаг! В щите есть рычаг!

Теперь человек в тюрбане почти вплотную приближается к ней. Она прижалась к стене, подняв вверх весло.

— Следи за ней, — приказывает Берни кучеру.

Он и Камиль начинают тщательно обследовать щит.

— Подождите! — кричит Сибил. — Если вы нажмете на рычаг, пол поднимется вверх, а я останусь в капкане. Кажется, евнух не понимает по-английски. Дайте мне знать, когда найдете рычаг, но не прикасайтесь к нему, пока я не скажу.

— Хорошо! — кричит Камиль. — Так мы и сделаем!

— Кажется, нашел. — Берни хватает конец каменного выступа в стене, замаскированного под дерево. Тихонько нажимает на него. Слышится скрежет.

— Еще рано, — доносится до них голос Сибил.

— Мы нашли его! — кричит ей Берни. — Скажи, когда будешь готова.

— Уберите свет, — просит она.

— Ты уверена? — с опаской спрашивает Камиль.

— Делайте то, что я говорю! — орет она. Они видят, как девушка заносит весло над белым тюрбаном. Потом все погружается во тьму. Сами уносит лампу от края отверстия.

Они жадно прислушиваются, однако снизу доносятся лишь звуки плещущейся воды.

— Нажимайте! — гулким эхом звучит команда из глубины колодца.

Берни тянет рычаг, вновь раздается скрежет. До них доносится шум схватки и плеск воды.

Когда островок вновь освещается светом ламп, они видят Сибил, лежащую вниз лицом на помосте в мокрых шароварах и сорочке и по-прежнему сжимающую в руке весло. Как только помост поднимается на уровень плиточного пола, Берни бросается к девушке и переворачивает ее на спину. Ее глаза открыты.

— Ну, кузен, — задыхаясь, говорит она и улыбается, — не вздумай рассказать Мейтлин об этом происшествии.

Камиль смотрит в сторону до тех пор, пока Берни не накидывает на Сибил плащ. Тогда он обнимает ее за плечи.

— Сибил-ханум. — Вот и все, что он может сказать. Его взгляд задерживается на ее полной шее, разделенной пополам двумя складками, как запястье ребенка. Он не смотрит ей в глаза.

Сибил все еще улыбается, но у нее начинается сильный озноб. Укутывая в плащ, Камиль на мгновение заключает Сибил в объятия, а затем передает Берни. Ему известно, что англичане считают двоюродных братьев и сестер близкими родственниками и в отличие от османцев не поощряют браки между ними. Тем не менее он испытывает чувство утраты, когда Берни усаживает девушку в фаэтон и обнимает ее.

Камиль садится на облучок и берет в руки поводья. Он ревнует. И чувствует, что предает отца, позволяя в момент большого горя вселяться в душу таким тривиальным чувствам.

На дороге им попадается навстречу глава Средней деревни, его сыновья и отряд вооруженных жандармов, продвигающихся к вилле Асмы-султан. Камиль останавливается и дает им указания найти Сами, оставленного охранять тайное помещение. А потом вновь погоняет лошадей.

— Со мной там находился Ариф-ага, евнух Асмы-султан, — объясняет Сибил, стуча зубами. — Тот самый, который сообщил полиции о поездках Ханны.

Камиль и Берни обмениваются взглядами.

— Возможно, он и являлся осведомителем.

— Бывший начальник полиции намекнул на то, что Ариф-ага брал взятки. Я счел тогда, что он имеет в виду муниципальную полицию. Мне и в голову не пришло, что он продавал информацию агентам султана. Евнух, знающий слишком много и к тому же чрезмерно болтливый.

— Другими словами — крыса.

Камиль недоуменно смотрит на него, и Берни объясняет:

— Шекспир, «Ромео и Джульетта».

— Дурак он, вот и все, — говорит Сибил.

— Почему он напал на тебя? — спрашивает Берни, растирая ее спину.

Она пожимает плечами:

— Как-то непонятно. В конце концов, мы ведь оказались вместе в затруднительных обстоятельствах. Я обещала защитить его от Асмы-султан, если он спасет мне жизнь. В таком случае он стал бы героем. И именно в тот момент евнух набросился на меня. Бедняга, — шепчет она. — Ему вырезали язык. Он скорее всего страшно напуган.

Глаза Сибил следят за сверкающими полосами воды, то возникающими, то пропадающими внизу под лесистыми холмами, через которые лежит их путь.

Спустя некоторое время она продолжает:

— Асма-султан перед тем, как исчезнуть, что-то крикнула ему. Его судьба, мол, связана с ней, и ему известно, что надо делать. Возможно, она приказывала ему напасть на меня.

— Не исключено. — Берни растирает руки Сибил, согревая их. — Ты видела китайские украшения?

— Да, они принадлежали матери Асмы-султан. Я хотела рассказать тебе о них.

Камиль удивленно спрашивает:

— Вы знали об этом?

— Я недавно услышала о коллекции в доме Лейлы. И собиралась рассказать вам сегодня вечером за ужином. Вчера вы слишком волновались за меня и ничего не хотели слушать. — Она счастливо улыбается.

— Как видите, у меня имелись веские основания для беспокойства.

Однако лицо Камиля также цветет улыбкой. Берни с приятным удивлением смотрит на них.

— Нам не хватало сведений о китайской коллекции, — говорит он.

— И что теперь стало ясно?

— Асма-султан заказала кулон. Она и была нашим человеком во дворце.

— Вашим человеком? — Сибил сбита с толку.

— Длинная история, кузина. Расскажу после того, как мы согреемся и уютно устроимся у камина.

Камиль поворачивается к Берни:

— Интересно, вовлечена ли в интриги ее дочь?

— Существует заговор? — взволнованно спрашивает Сибил. — В самом деле? — Она радостно хлопает в ладоши: — Что будет, когда Мейтлин все узнает!

— Сибил-ханум, — с показной серьезностью говорит Берни, — позвольте напомнить вам, что вы чуть не погибли.

— Разве не чудеса?

Все разражаются смехом. Камиль отворачивается, чтобы скрыть слезы радости и горя, застилающие глаза.

— Перихан и ее мать очень близки, — объясняет Сибил. — Не представляю, как одна из них совершает что-то, о чем не знает другая. — Она задумывается на минуту. — Асма-султан сказала нечто странное сегодня. Мы говорили о том, что Перихан и Лейла — подруги, и вдруг жена визиря заявила, что ее дочь следит за Лейлой.

— Они наблюдают за ней, — вслух размышляет Камиль. — Пытаются обвинить Зухру в исчезновении Сибил-ханум. — Он вдруг с ужасом понимает, что чуть не произнес «в смерти». — Но почему?

— Лейла доносит на них тайной полиции? — предполагает Берни.

— Тогда она очень опасна для Асмы-султан.

Некоторое время они едут в полной тишине. Берни обнимает Сибил. Луна освещает темный отрезок дороги, идущей через лес. Свет дрожит на крупах лошадей. Камиль, словно ребенок, подсчитывает свои достижения. Главное — Сибил в безопасности. Он позволяет себе взглянуть на нее через плечо. Ее волосы свободно падают на плечи. Девушка смотрит на него, он быстро отворачивается, однако она успевает заметить улыбку. Хамза, предатель, несущий ответственность за совращение, а возможно, и смерть молодых женщин, казнен. Если же агенты тайной полиции убили Ханну и Мэри, то они, равно как и Асма-султан, недосягаемы для него. Пусть их судит Аллах.

Но отец, чьи мечты он украл…

Возможно, правы те, кто утверждает, что лишь Аллах совершенен, а все людские начинания, в сущности, ущербны. В рациональной и упорядоченной Вселенной Аллах вносит хаос в жизнь каждого человека, дабы напомнить о его несовершенстве перед Богом.

Вскоре экипаж выезжает на холм, с которого открывается вид на виноградники и сверкающие воды пролива. Верхняя часть дороги окутана кустами малины. Светлячки порхают среди виноградников. Вдалеке ночные рыбаки плывут в лодке по серебристым водам.

Глава пятьдесят четвертая

ЛЕГКАЯ СМЕРТЬ

Река Сена замерзла. Я не вижу ее из своего окна, однако недавно проходила мимо. Снег напоминает мне о Стамбуле. Высокие кипарисы отбрасывают длинные тени, блестящие сосульки свисают с карнизов. Жерданлук, драгоценности нашего дома в Шамейри. Тают белые льдинки, похожие на обыкновенное морское стекло. Я не ожидала, что Хамза погибнет. По крайней мере он не должен был так умереть. Правильно говорят философы: слово ранит сильнее меча. А я бездумно бросалась словами и ранила ими Хамзу. Откуда я знала, что мои слова соединят его с Ханной в пруду? Никогда не поверю в то, что он читал мне сказки днем, а вечером пошел и убил ее. Теперь, впрочем, все это не имеет никакого значения. Я убила его. А Мэри дала мне жизнь. Мэри. Моя подруга, моя любовь, золотовласая королева дельфинов. Благодаря ей я попала в новый мир.

Мщение. Вот еще одно слово. Возможно, вы скажете, что я слишком много сорила словами и теперь должна замолчать. Вы думаете, что моим словам нельзя верить. Но послушайте, разве я не доставляла вам удовольствия красивыми фразами, страстным шепотом и — давайте начистоту — своей честностью? Я не убийца.

«А как насчет Виолетты?» — спросите вы. Пруд в лесу за Шамейри очень чистый. Виолетта изучила его как свои пять пальцев. Однако я знала, что утонуть можно даже в луже, особенно если потеря на чувствительность и парализованы конечности в результате употребления особого вида чая. Я подала ей тот же отвар, какой она приготовила Мэри. Когда Виолетта поскользнулась на камне в пруду, я держала ее голову и гладила черные волосы, струящиеся в воде. В последний миг я взяла ее руку и повернула служанку лицом к небу. Я спасла ее, так что грустить будет она, а не я. Пусть помнит. Умирать легко, ужасно легко.

Я нашла второй заварочный чайник, когда прибыла в морскую хамам на следующий день. Хотела заверить себя, что мне все это не снится. В чайнике был не чай, но какая-то трава. Сушеное растение, вроде того настоя, который Виолетта готовила матери, чтобы унять ее кашель. Я столкнула чайник в воду, словно ядовитую змею. Однако отрава уже сделала свое черное дело. Я поговорила по душам с Виолеттой, и та призналась, что держала Мэри под водой, пока та не обессилела. Служанка настаивала, будто хотела тем самым спасти меня. Да, я спасена и общаюсь теперь с посторонним человеком. Я так и сказала, когда вела ее к пруду. Там началась наша связь, и там же она закончилась.

А Мэри не умерла. Она стала еще одной принцессой моего детства, прикованной ко дну моря. Она терпеливо ждет освобождения. Мои слова когда-нибудь воскресят подругу. Я обниму ее молочного цвета ножки своими руками.

В камине горит малый огонь, но в комнате тепло и уютно. Дядюшка прислал книги, ковры и даже самовар, чтобы я чувствовала его присутствие. Я провожу дни в занятиях и коплю слова, измеряя силу каждого из них. Секрет заключается в умении крепко держать в руке меч и наносить быстрый удар.

ОТ АВТОРА

Выражаю глубокую благодарность моему литературному агенту, Элу Цукерману, и редактору, Эни Черри, за их веру в эту книгу и профессиональное руководство. Я также хочу поблагодарить Стефана Киммеля, Эдит Кролл, Элизабет Варнок Ферниа, Роджера Оуэна, Дональда Кватаэрта, Кевина Райнхарта и Горки Уайта за то, что они прочли рукопись и сделали свои замечания. Благодарю также Фариду Сисекоплу и Карла Лайдена за поддержку. Большое спасибо Линде Барлоу, подруге и наставнице. Особая благодарность Майклу Фримену, неустанному редактору и помощнику, который не сомневался в успехе.

Печать султана

Дженни Уайт — специалист по истории Турции. Роман «Печать султана» — ее блестящий литературный дебют. Он переведен на 11 языков и опубликован во всех ведущих европейских странах. Журнал «Booklist» включил «Печать султана» в десятку лучших исторических детективов 2006 года.


Стамбул конца XIX века.

Город, в котором блеск соседствует с нищетой, а традиции Европы — с традициями Азии.

Этот город привык к жестоким и загадочным преступлениям.

Но на сей раз произошло невероятное.

Волны Босфора принесли к берегу тело молодой англичанки. Кто убил ее? И почему с тела погибшей сорвали все, кроме кулона с печатью свергнутого султана?

От знаменитого «кади» — судьи и следователя Камиль-паши — требуют как можно скорее найти преступников.

Но пока его единственная зацепка — весьма сомнительные показания дочери британского посла, утверждающей, что погибшая девушка — уже вторая жертва загадочного убийцы…

Внимание!

Текст предназначен только для предварительного ознакомительного чтения.

После ознакомления с содержанием данной книги Вам следует незамедлительно ее удалить. Сохраняя данный текст Вы несете ответственность в соответствии с законодательством. Любое коммерческое и иное использование кроме предварительного ознакомления запрещено. Публикация данных материалов не преследует за собой никакой коммерческой выгоды. Эта книга способствует профессиональному росту читателей и является рекламой бумажных изданий.

Все права на исходные материалы принадлежат соответствующим организациям и частным лицам.


home | my bookshelf | | Печать султана |     цвет текста