Book: Всемирный следопыт, 1926 № 05



Всемирный следопыт, 1926 № 05
Всемирный следопыт, 1926 № 05
Всемирный следопыт, 1926 № 05

Всемирный следопыт, 1926 № 05

Всемирный следопыт, 1926 № 05

Всемирный следопыт, 1926 № 05

Ни жизнь, ни смерть.

Научно-фантастический рассказ А. Беляева.


Всемирный следопыт, 1926 № 05

Рассказ написан на тему анабиоза — одной из интереснейших загадок науки. Случайно открытый проф. Бахметьевым анабиоз в свое время вызвал к себе громадный интерес. Однако, смерть талантливого русского ученого, открывшего анабиоз, прервала дальнейшие опыты, от которых ожидали так много, и внимание общества было привлечено иными научными сенсациями. Но, рано или поздно, работы над анабиозом будут доведены до конца. Рассказ рисует этот возможный путь дальнейших открытий в области анабиоза и применение их в жизни.

I. Мистер Карлсон предлагает свой план.

— Что вы на это скажете? — спросил мистер Карлсон, окончив изложение своего проекта.

Крупный углепромышленник Гильберт ничего не ответил. Он находился в самом скверном расположении духа. Перед самым приходом Карлсона главный директор сообщил ему, что дела на угольных шахтах обстоят из рук вон плохо. Экспорт падает. Советская нефть все более вытесняет конкурентов на азиатском и даже на европейском рынке. Банки отказывают в кредите. Правительство находит невозможным дальнейшее субсидирование крупной угольной промышленности. Рабочие волнуются, дерзко пред'являют невыполнимые требования, угрожают затопить шахты. Надо найти какой-то выход.

И в этот самый момент, как-будто в насмешку, судьба подсылает какого-то Карлсона с его сумасшедшим проектом.

Гильберт хмурил свои рыжие брови и мял длинными, желтоватыми зубами ароматичную сигаретку. На его бритом озабоченном лице застыло выражение скуки. Он молчал.

Но Карлсон не из тех, кого обескураживает молчание. Неопределенной профессии и неизвестного происхождения, маленький, суетливый человечек, с ирландским акцентом, коротким носом, черными волосами, стоящими, как у ежа, Карлсон вонзил свои острые глазки в усталые, выцветшие глаза Гильберта и сверлил их своей настойчивой беспокойной мыслью.

— Что вы на это скажете? — повторял он свой вопрос.

— Чорт знает, что такое, какая-то мороженая человечина… — наконец, апатично ответил Гильберт и с брезгливой миной положил сигаретку.

— Позвольте! Позвольте! — вскочил, как на пружине, Карлсон. — Вы, очевидно, недостаточно усвоили себе мою идею?..

— Признаюсь, не имею особого желания и усваивать. Это глупость или безумие.

— Не безумие, не глупость, а величайшее изобретение, которое в умелых руках принесет человеку миллионы! А если вы сомневаетесь, то позвольте вам напомнить историю этого изобретения.

И Карлсон затараторил, как-будто он отвечал заученный урок:

— Анабиоз случайно открыт русским ученым Бахметьевым. Изучая температуру насекомых, этот ученый заметил, что при постепенном охлаждении температура тела насекомого падает, затем, достигая температуры -9,3° Цельсия, сразу поднимается почти до нуля, а затем вновь опускается уже до температуры окружаемой среды, примерно, на 22 градуса ниже нуля. И тогда насекомое впадает в странное состояние — ни сна, ни смерти: все жизненные процессы приостанавливаются, и насекомое может пролежать, окоченелое и замороженное, неопределенно долгое время. Но достаточно, осторожно и постепенно, подогреть насекомое, и оно оживает и продолжает жить, как ни в чем не бывало. От насекомых Бахметьев перешел к рыбам. Он замораживал, например, карася, который пролежал в окоченении или «анабиозе», как назвал это состояние Бахметьев, несколько месяцев. Подогретый, он вернулся к жизни и плавал, как всегда.

Смерть ученого прервала эти интересные опыты, и о них скоро забыли. И, как это часто бывает, русские изобретают, а плодами их изобретений пользуются другие. Вспомните Яблочкина. вспомните изобретателя радио-телеграфа Попова, вспомните, наконец, Циолковского… Так было и на этот раз. Изобретением Бахметьева воспользовался немец Штейнгауз для практических целей; перевозки и хранения живой рыбы. Как вам известно, он нажил миллионы!

Гильберт заинтересовался и слушал Карлсона уже с некоторым вниманием.

— Благодарю вас за «лекцию», — сказал он. — Я сам получаю к столу свежую рыбу, пойманную в отдаленных морях. Но, признаться, я не интересовался способом ее замораживания. Тем или другим, не все ли равно? Только бы рыба была абсолютно свежею. И, вы говорите, Штейнгауз заработал на этом деле миллионы?

— Десятки, сотни миллионов! Он теперь один из самых богатых людей Германии!

Гильберт задумался.

— Но ведь это только рыбы, — сказал он после паузы, — а вы предлагаете совершенно невероятную вещь: замораживать людей! Возможно ли это?

— Возможно! Теперь возможно! Бахметьев замораживал животных, подвергающихся зимней спячке, так называемых холоднокровных: сурка, ежа, летучую мышь. Что касается теплокровных животных, то их ему не удавалось подвергать анабиозу. Однако, русский же ученый, профессор Вагнер, известный своею победой над сном, изобрел способ изменять состав крови теплокровных животных, приближая его к крови холоднокровных животных, И ему удалось уже благополучно «заморозить» и оживить обезьяну.

— Но не человека?

— Какая разница?

Гильберт недовольно тряхнул головой, а Карлсон улыбнулся.

— Я говорю лишь с точки зрения биологии и физиологии. У обезьян совершенно одинаковый с человеком состав крови. Абсолютно одинаковый.

И вот вам необычайные, но вполне осуществимые перспективы: массовое замораживание людей, в данном случае э… э… безработных. Кому не известно, какое критическое положение переживает угольная промышленность, да и одна ли угольная? Периодические кризисы и сопровождающая их безработица, к сожалению, постоянное бедствие нашего общественного строя. На этом играют всякие смутьяны, вроде коммунистов, предсказывающие гибель капитализма от раздирающих его внутренних противоречий. Пусть они не спешат хоронить капитализм! Капитализм найдет выход, и одним из выходов является предлагаемый мною способ!

Разразится кризис, — и мы заморозим безработных и сложим их в особых ледниках, а минует кризис, появится спрос на рабочие руки, мы подогреем их, и — пожалуйте в шахту. — Карлсон вдохновился и говорил, как на трибуне.

— Ха-ха-ха! — не удержался Гильберт, Да вы шутник, мистер?..

— …Карлсон. И я говорю совершенно серьезно, — обиделся Карлсон.

Гильберта начинал занимать этот человек.

— Да, — продолжая смеяться, сказал углепромышленник, — бывают такие мерзкие времена, когда, кажется, и самого себя охотно заморозил бы до лучших дней! Но сколько будет стоить ваш сумасшедший проект? Надо строить специальные здания, поддерживать в них специальную температуру!

Карлсон поднял палец вверх, потом приставил его к своей колючей шевелюре.

— Здесь все обдумано! Мой план проще! Вам, как владельцу шахт, должно быть известно, что теплота увеличивается приблизительно на один градус с каждыми семьюдесятью футами в глубину земли. Вам также известно, что в Гренландии, за полярным кругом, в ледниках Гумбольдта, найдены богатейшие залежи великолепнейшего каменного угля. Как только угольный рынок окрепнет, вы сможете начать там разработку. Вы получите ряд шахт различной глубины с различной температурой. И эта температура будет стоять там неизменною во все времена года. Остается только ввести небольшие изменения, чтобы приспособить шахты для наших целей. Я не буду затруднять вас сейчас изложением подробностей, но могу представить, когда вы прикажете, вполне разработанный технический план и смету.

«Что за курьезный человек», подумал Гильберт и задал Карлсону вопрос.

— Скажите, пожалуйста, да вы сами-то кто: инженер, ученый, профессор?

Карлсон скромно потупил глаза.

— Я прожектер! Ученые и профессора умеют высидеть в своих лабораториях прекрасные яйца, но они не всегда умеют разбить их и приготовить яичницу! Надо уметь из невещественных идей извлекать вещественные фунты стерлингов!

Гильберт улыбнулся и, подумав немного, протянул Карлсону коробку с сигаретами.

«Победа», ликовал в душе Карлсон, зажигая сигарету электрической зажигалкой, стоявшей на столе.

Но Гильберт еще не сдавался.

— Допустим, что все это возможно. Однако, я предвижу целый ряд препятствий. Первое: получим ли мы разрешение правительства?

— А почему бы правительству и не дать этого разрешения, если мы докажем полную безопасность применения к людям анабиоза? Социальное же значение этой меры наше правительство прекрасно учтет.

— Да, это так, — ответил Гильберт, перебирая в уме членов консервативного правительства, большинство которых имело личные крупные интересы в угольной промышленности.

— Но самый главный вопрос: пойдут ли на это рабочие? Согласятся ли они периодически «замирать» на время безработицы?

— Согласятся! Нужда заставит! — убежденно сказал Карлсон.

— Люди с голоду вешаются, топятся, а тут вроде отдыха! Конечно, умело подойти надо. Прежде всего, нужно найти смельчаков, которые согласились бы подвергнуть себя анабиозу. Этим первым надо посулить крупные суммы вознаграждения. Когда они «воскреснут», ими надо воспользоваться, как рекламой. Затем, первое время надо будет обещать денежную поддержку семьям. Но, конечно, придется заткнуть глотку и кое-кому из рабочей аристократии, состоящей в лидерах так называемого рабочего движения. А дальше, — вы увидите, что дальше все пойдет, как по маслу. Безработные будут «замораживаться» целыми семьями, И страшное зло — безработица — будет уничтожено. У вас будут развязаны руки. Необычайные перспективы откроются для вас! Миллионы, десятки миллионов потекут в ваши сейфы и несгораемые шкафы! Решайтесь! Скажите «да», и я завтра же представлю вам все сметы, планы и расчеты.

Здравый практический смысл говорил Гильберту, что весь этот фантастический план была чистейшая авантюра. Но Гильберт переживал такое финансовое положение, когда человек перед страхом неминуемого краха бросается в самые рискованные предприятия. А Карлсон рисовал такие заманчивые перспективы. Крупный коммерсант и делец стыдился признаться самому себе в том, что он, как утопающий, готов ухватиться за эту химерическую соломинку «мороженой человечины».

— Ваш проект слишком необычен. Я подумаю и дам вам ответ!..

— Подумайте, подумайте! — охотно согласился Карлсон, поднимаясь с кресла. — Не смею вас задерживать, — и он вышел, довольно улыбаясь. — Клюет! — весело крикнул он, окунаясь в клокочущий котел уличного движения Сити.

II. Странный клиент.

— Карлсон, вы разорили меня! — с кислою миной говорил Гильберт. Я затратил громадные средства на оборудование подземных телохранилищ. Я бросаю деньги на рекламу и наши об'явления. И, тем не менее, за весь месяц газетной кампании не явилось ни одного лица, желающего подвергнуть себя первому публичному опыту замораживания, несмотря на предлагаемое нами хорошее вознаграждение. Очевидно, жизнь рабочих не так плоха, Карлсон, как кричат об этом социалисты! И, в конце концов, если анабиоз такая безопасная штука, почему бы вам, Карлсон, не подвергнуть себя первому опыту?

— Меня?

— Ну да, вас!

— Меня самого? — еще раз спросил Карлсон и вз'ерошил свои щетинистые волосы. — Я готов! Да, да! Я готов! Но, что станет со всем делом? Оно уснет вместе со мной! Нет, усыпляя других, кому-нибудь надо бодрствовать! Я — прожектер! Без таких, как я, весь мир погрузился бы в спячку анабиоза!

Их препирательства были прекращены стуком входной двери.

В контору вошел необычайно тощий человек с шарфом, намотанным вокруг длинной шеи. При свете сильной лампы большие круглые очки посетителя сверкали, как автомобильные фонари. Он откашлялся и протянул номер газеты.

— Я по об'явлению. Здравствуйте! Позвольте представиться. Эдуард Лесли. Астроном.

Карлсон шаром подкатился к посетителю.

— Очень рады с вами познакомиться! Прошу садиться! Вы желаете подвергнуть себя опыту? Условия наши вам известны? Мы уплатим вам значительную сумму и обеспечим семью пожизненной пенсией в случае… гм… но, конечно, этого случая не произойдет!..

— Не надо! кхе-кхе… не надо вознаграждения. Мое имя, кажется, достаточно говорит за то, что я не нуждаюсь в деньгах. — Лесли поморщился. — У меня — другое… кхе-кхе, проклятый кашель…

— Из научных целей, так сказать?

— Да, научных, но только не тех, о которых вы, наверное, думаете. Я — астроном, как сказал вам. Мною написан большой труд о группе Леонид, которые падали в ноябре из созвездия Льва…

Лесли опять закашлялся, ухватившись рукою за грудь. Откашлявшись, он оживился и вдруг с жаром заговорил:

— Группа эта наблюдалась Гумбольдтом в Южной Америке в 1799 году. Он прекрасно описал это чудесное небесное явление. Затем Леониды приближались к земле в 1833 и 1866 году. Их ждали через обычный период времени в тридцать три — тридцать четыре года, в 1899 году. Но тут с ними случилось несчастье… Да-с, несчастье! Они слишком близко подошли к планете Юпитеру, притяжение которого отклонило их от обычной орбиты, и теперь они проходят свой путь на расстоянии двух миллионов километров от земли, так что они почти невидимы для нас…

Лесли сделал паузу, чтобы снова откашляться.

Карлсон, давно уже выражавший нетерпение, постарался воспользоваться этой паузой.

— Позвольте, уважаемый профессор, но какое отношение имеют падающие звезды Леониды, созвездие Льва и сам Юпитер к нашему предприятию?

Лесли дернул длинной шеей и с некоторым раздражением наставительно заметил:

— Имейте терпение дослушать, молодой человек! — и он, демонстративно повернувшись на стуле, обратился к Гильберту: — Я занят сложными вычислениями, о которых не буду говорить подробно. Эти вычисления связаны с судьбою группы Леонид. Точность моих вычислений оспаривает мой почтенный коллега Зауер…

Гильберт переглянулся с Карлсоном. Не с маниаком ли они имеют дело?

Взгляд этот поймал Лесли и, с раздражением дернув шеей, он окончил речь, направив свои круглые очки в потолок будто поверял свои мысли небу:

— Я болен… последняя стадия туберкулеза.

— Но вы не по адресу обратились, уважаемый профессор! — сказал Карлсон.

— По адресу! Извольте-с дослушать! Я болен и скоро умру. А ближайшее появление Леонид в поле нашего зрения можно ожидать только в 1933 году. Я не доживу до этого времени. Между тем, я могу доказать свою правоту научному миру только в результате дополнительных наблюдений. И вот, я прошу вас подвергнуть меня анабиозу и вернуть к жизни в 1933 году, потом опять погрузить в анабиоз, пробуждая в 1965 году, затем в 1998 году и, наконец, 2021 году. Ясно? — и Лесли уставил свои окуляры на собеседников.

— Совершенно ясно! — ответил Гильберт. Но, уважаемый профессор, к тому времени ваш ученый противник может умереть, и вам некому будет доказывать вашу правоту!

— Мы, астрономы, живем в вечности! — с гордостью ответил Лесли.

— Это все очень занятно, — сказал Карлсон. — Я вижу, что анабиоз — очень хорошая вещь для астрономов. Вы, например, можете попросить разбудить вас, когда погаснет солнце, чтобы проверить верность ваших вычислений. Но мы, не астрономы, интересуемся более близким будущим. Сейчас нам нужен лишь опыт в доказательство того, что анабиоз — совершенно безвреден и безопасен для жизни. Поэтому мы ставим условием, чтобы пребывание в анабиозе не длилось более месяца. Второе условие: процессы погружения в анабиоз и возвращение к жизни должны происходить публично.

— На это я согласен. Но месяц меня совершенно не устраивает! — и огорченный Лесли стал завязывать шарф вокруг своей длинной шеи.

— Позвольте, — остановил его Гильберт. — Мы могли бы сделать так: мы «пробуждаем» вас через месяц, а потом опять погружаем вас в анабиоз на какое-угодно вам время!

— Отлично! — воскликнул обрадованный Лесли. — Я готов!

— Вы должны подписать ряд обязательств и заявлений о том, что вы по доброй воле подвергаете себя анабиозу и не имеете никаких претензий к нам в случае неблагоприятного исхода. Это только для формальности, но все же…

— Согласен, согласен на все! Вот вам моя рука! Сообщите, когда я вам буду нужен! — и обрадованный Лесли быстро вышел из конторы.

— Ну, что? Клюнуло? — повторил Карлсон свое любимое выражение, когда Лесли ушел, и хлопнул по плечу Гильберта.

Гильберт поморщился от этой фамильярности.

— Не совсем то, что нам нужно! Вот, если бы пару рабочих, которые раззвонили бы потом в шахтах.

— Будут и рабочие! Терпение, мой молодой друг, как говорит этот астроном!

— Можно войти? — в дверь конторы просунулась лохматая голова.

— Пожалуйста, прошу вас!

Всемирный следопыт, 1926 № 05

— Позвольте представиться. Эдуард Лесли. Астроном, — сказал вошедший, необычайно тощий человек.


В контору вошел молодой человек в желтом клетчатом костюме. Сделав театральный жест широкополой шляпой, незнакомец отрекомендовался.



— Мерэ. Француз. Поэт.

И, не ожидая ответного приветствия, он, нараспев, начал:

Устал от муки ожиданья,

Устал гоняться за мечтой,

Устал от счастья и страданья.

Устал я быть самим собой.

Уснуть и спать не пробуждаясь,

Чтоб о себе самом забыть,

И в сон последний погружаясь,

Не знать, не чувствовать, не жить.

— Замораживайте! Готов.

Пускай горячею слезою

Мой труп холодный оживит!

— Деньги даете сейчас или после пробуждения?

— После!

— Не согласен! Чорт его знает, воскресите ли вы меня. Деньги на бочку. Кутну в последний раз, а там делайте, что хотите!

Гильберта заинтересовал этот курьезный лохматый поэт.

— Я могу дать вам авансом пять фунтов стерлингов. Это устроит вас?

У поэта глаза сверкнули голодным блеском. Пять фунтов! Пять хороших английских фунтов! Человеку, который питался сонетами и триолетами!

— Конечно! Продал душу чорту и готов кровью подписать договор!

Когда поэт ушел, Карлсон набросился на Гильберта.

— Вы упрекаете меня в том, что я разоряю вас, а сами бросаете деньги на ветер. Зачем вы дали аванс? Не видите, что это за птица? Держу пари на пять фунтов, что он не вернется!

— Принимаю! Посмотрим! Однако, сегодня счастливый день! Смотрите, еще кто-то!

В контору входил изящно одетый молодой человек.

— Позвольте представиться: Лесли!

— Еще один Лесли! Неужели все Лесли питают склонность к анабиозу? — воскликнул Карлсон.

Лесли улыбнулся.

— Я не ошибся. Значит, дядюшка уже был. Я — Артур Лесли. Мой дядя, Эдуард Лесли, профессор астрономии, сообщил мне прискорбную весть о том, что хочет подвергнуть себя опыту анабиоза…

— А я полагал, что вы сами не прочь испытать на себе этот интересный опыт! Подумайте, ведь вы станете одним из самых модных людей в Лондоне! — закидывал удочку Карлсон.

Но на этот раз рыба не клевала.

— Я не нуждаюсь прибегать к столь экстравагантным способам популярности, — с скромной гордостью проговорил молодой человек.

— В таком случае, вы опасаетесь за дядюшку? Совершенно напрасно! Его жизнь не подвергается ни малейшей опасности!

— Неужели? — с большим интересом осведомился Артур Лесли.

— Можете быть спокойны!

— Никакой опасности! — тихо проговорил Лесли, и Карлсону послышалось, что еще тише Лесли добавил: «Очень жаль». — А нельзя ли отговорить дядю от этого опыта? Ведь он туберкулезный и при слабости его здоровья едва ли он годен для опыта! Вы рискуете и только можете скомпрометировать ваше дело!

— Мы настолько уверены в успехе, что не видим никакого риска!

— Послушайте! Я заплачу вам. Хорошо заплачу, если вы откажетесь от дядюшки, как об'екта вашего опыта!

— Мы не идем на подкуп, — вмешался в разговор Гильберт. — Но если вы скажете причину, то, может быть, мы и пойдем вам навстречу!

— Причину? Э-э… она столь щекотливого свойства…

— Мы умеем молчать!

— Как это ни неприятно, но я должен быть откровенным… Видите ли, мой дядюшка богат, страшно богат. А я… я его единственный наследник. Дядюшка безнадежно болен. Врачи говорят, что его дни сочтены. Быть может, только несколько месяцев отделяют меня от богатства. Это как нельзя более кстати: я имею невесту. И в этот самый момент ему попадается ваше об'явление, и он решается подвергнуть себя анабиозу и уснуть чуть ли не на сто лет, пробуждаясь от времени до времени только для того, чтобы посмотреть на какие-то падающие звезды! Войдите в мое положение! Ведь не может же суд утвердить меня в правах наследства, пока дядюшка будет в анабиозе!

— Конечно, нет!

— Вот видите! Но тогда — прощай наследство! Его получат мои пра-пра-пра-правнуки!

— Мы можем «заморозить» и вас вместе с вашим дядюшкой. И вы будете лежать мумией до получения наследства.

— Благодарю вас! Этак рискнешь пролежать до скончания мира! Итак, вы не отказываетесь иметь дело с дядюшкой?

— Было бы странно с нашей стороны отказываться после того, как мы сами опубликовали об'явление о вызове охотника,

— Ваше последнее слово?

— Последнее слово!

— Тем хуже для вас! — и, хлопнув дверью, Артур Лесли вышел из конторы.

III. Неутешный племянник.

Первый опыт анабиоза человека решено было произвести в самом Лондоне, в специально нанятом помещении, публично. Широкая реклама привлекла в огромный белый зал многочисленных зрителей. Несмотря на то, что зал был переполнен, в нем искусственно поддерживали температуру ниже нуля. Для того, чтобы не производить неприятного впечатления на публику, операцию вливания в кровь человека особого состава для придания ей свойств крови холоднокровных животных, решили производить в особой комнате, куда могли иметь доступ только родные и друзья лиц, подвергавшихся опыту.

Эдуард Лесли явился, по своему обыкновению, с астрономической точностью, минута в минуту, ровно в двенадцать часов дня. Карлсон испугался увидав его, — до того астроном осунулся. Лихорадочный румянец покрывал его щеки. При каждом вздохе кадык судорожно двигался на тонкой шее, а на платке, который профессор подносил ко рту во время приступов кашля, Карлсон заметил капли крови.

«Плохое начало», думал Карлсон, ведя астронома под руку в отдельную комнату.

Вслед за Эдуардом Лесли шел его племянник с лицом убитого горем родственника, провожающего на кладбище любимого дядюшку.

Толпа жадно разглядывала астронома. Щелкали фотографические аппараты репортеров газет.

Всемирный следопыт, 1926 № 05

— Мерэ. Француз. Поэт, — отрекомендовался незнакомец. И сразу же начал декламировать.


За Лесли закрылась дверь кабинета. И публика в нетерпеливом ожидании, стала осматривать «эшафоты», как назвал кто-то стоявшие высоко посреди зала приспособления для анабиоза.

Эти «эшафоты» напоминали громадные аквариумы с двойными стеклянными стенами. Это были два стеклянные ящика, вложенные один в другой. Меньший по размерам ящик служил для помещения человека, а между стенками обоих ящиков находилось приспособление для охлаждения температуры.

Один «эшафот» предназначался для Лесли, другой — для Мерэ, который, с поэтической неточностью опоздал.

Пока врачи приготовлялись в кабинете к операции вливания в кровь и выслушивали у Лесли пульс и сердце, Карлсон несколько раз в нетерпении вбегал в зал справиться, не пришел ли Мерэ.

— Вот видите! — крикнул Карлсон, в третий раз вбегая в кабинет и обращаясь к Гильберту, — Я был прав! Мерэ не явился!

Гильберт пожал плечами.

Но в этот самый момент дверь кабинета с шумом раскрылась, и на пороге появился поэт. Его лицо и одежда носили явные следы дурно проведенной ночи. Блуждающие глаза, глупая улыбка и нетвердая походка говорили за то, что ночной угар еще далеко не испарился из его головы.

Карлсон с гневом набросился на Мерэ.

— Послушайте, ведь это безобразие! Вы пьяны.

Мерэ ухмыльнулся, покачиваясь во все стороны.

— У нас во Франции, — ответил он, — есть обычай: исполнять последнюю волю обреченного на смерть и угощать его перед казнью блюдами и винами, какие только он пожелает. И многие, идя на смерть, на смерть и напиваются. Меня вы хотите «заморозить». Это — ни жизнь, ни смерть. Поэтому я и пил с середины на половину: ни пьян, ни трезв.

Разговор этот был прерван неожиданным криком хирурга.

— Подождите! Дайте свежий раствор! Влейте его в новую стерилизованную кружку!

Карлсон оглянулся. Полураздетый Эдуард Лесли сидел на белом стуле, тяжело дыша впалой грудью. Хирург зажимал пинцетом уже вскрытую вену.

— Вы видите, — нервничал хирург, обращаясь к помогавшей ему сестре милосердия, которая высоко держала стеклянную кружку с химическим раствором, — жидкость помутнела! Дайте другой раствор! Жидкость должна быть абсолютно чиста!

Сестра быстро принесла бутыль с раствором и новую кружку. Вливание было произведено.

— Как вы себя чувствуете?

— Благодарю вас, — ответил астроном, — терпимо!

Вслед за Лесли операции вливания подвергся Мерэ.

В легкой одежде, сделанной из материи, свободно пропускающей тепло, их ввели в зал.

Взволнованная толпа затихла. По приставной лестнице Лесли и Мерэ взошли на «эшафоты» и легли в свои стеклянные гробы.

И здесь, уже лежа на белой простыне, Мерэ вдруг продекламировал охрипшим голосом эпитафию Сципиону римского поэта Энния:

«Тот погребен здесь, кому

ни граждане, ни чужеземцы

Были не в силах воздать

чести, достойной его».

И вслед за этим неожиданно он захрапел усталым сном охмелевшего человека.

Эдуард Лесли лежал, как мертвец. Черты лица его заострились. Он часто дышал короткими вздохами.

Хирург, следя за термометром, начал охлаждать воздух между стеклянными стенами.

По мере понижения температуры стал утихать храп Мерэ. Дыхание Лесли было едва заметно. Мерэ раз или два шевельнул рукой и затих. У Лесли глаза оставались полуоткрытыми. Наконец, дыхание прекратилось у обоих, а у Лесли глаза затуманились. В этот же момент стеклянные крышки были надвинуты на «гробы». Доступ воздуха был прекращен.

— Двадцать один градус по Цельсию. Анабиоз наступил! — послышался голос хирурга среди полной тишины.

Публика медленно выходила из залы.

Всемирный следопыт, 1926 № 05

Публика, в нетерпеливом ожидании, стала осматривать приспособления для анабиоза, стоявшие высоко посреди зала. Эти «эшафоты» напоминали громадные аквариумы.


Гильберт, Карлсон и хирург прошли в кабинет. Хирург сейчас же засел за какой-то химический анализ. Гильберт хмурился.

— В конце концов, все это производит удручающее впечатление! Я был прав, настаивая на том, чтобы дать публике только зрелище пробуждения! Эти похороны отобьют у всякого охоту подвергать себя анабиозу! Хорошо еще, что этот шалопай Мерэ внес комическую ноту в этот погребальный хор.

— Вы правы и неправы, Гильберт, — ответил Карлсон. — Картина получилась невеселая, это верно. Но толпа должна видеть все от начала до конца, иначе она не поверит! У наших «покойничков» установлено контрольное дежурство. Они открыты для обозрения во всякое время дня и ночи. И если мы проиграли на похоронах, то вдвое выиграем на воскрешении! Меня занимает другое: операция вливания довольно неприятна и сложна. Для массового замораживания людей она негодна. Но мне писали, что профессор Вагнер нашел более упрощенный способ нужного изменения крови путем вдыхания особых паров.

— Чорт возьми! Я подозревал это! — вдруг воскликнул хирург, поднимая пробирку с какой-то жидкостью.

— В чем дело, доктор?

— А дело в том, что весь наш опыт и сама жизнь профессора Лесли висели на волоске. Как вы помните, при вливании химического раствора я обратил внимание на то, что жидкость стала мутной. Этого не должно было быть ни в каком случае. Я самолично составлял жидкость в условиях абсолютной стерильности. Теперь я хотел установить причины помутнения жидкости.

— И что же вы нашли? — спросил Гильберт.

— Присутствие синильной кислоты!

— Яд!

— Один из самых сильных. Убивает мгновенно, и от него нет спасения!

— Но как он туда попал?

— В этом весь вопрос!

— Это Артур Лесли! Неутешный племянник астронома! Вы помните, Гильберт, его просьбу и потом угрозу? Какой негодяй! А, ведь, смотрите, какое душевное прискорбие разыграл?

— Когда он мог это сделать? Кажется, он не подходил близко к аппаратам?..

— Да, — задумчиво проговорил хирург, — возможно, что тут замешаны другие. Быть может, сестра милосердия?..

— Нужно дать знать полиции! Ведь это преступление! — воскликнул возмущенный Гильберт.

— Ни в коем случае! — возразил Карлсон. — Это только повредит нам, особенно среди рабочих, на которых мы, в конечном итоге, рассчитываем. Будут говорить: они травят людей! И, в конце концов, что может сделать полиция? Кого мы можем обвинять? Артур Лесли — заинтересованное лицо. Но, что он замешан в преступлении, у нас нет никаких доказательств.

— Может быть, вы правы, — задумчиво проговорил Гильберт. — Но, во всяком случае, нам надо быть очень осторожным.

IV. Воскрешение мертвых.

Прошел месяц. Приближался день «воскрешения мертвых». Публика волновалась. Шли споры, удастся ли вернуть к жизни погруженных в анабиоз.

В ночь накануне оживления хирург, в присутствии Г ильберта и Карлсона, осмотрел тело Лесли и Мерэ. Они лежали, как трупы, холодные, бездыханные. Хирург постучал своим докторским молоточком по замерзшим губам поэта, и удары четко разнеслись по пустому залу, как-будто молоточек ударял по куску дерева. Ресницы покрылись изморозью от вышедшего из тела тепла.

При осмотре тела астронома наметанный глаз хирурга заметил на обнаженной руке небольшой бугорок под кожей. На вершине бугорка виднелось едва заметное пятнышко, как-будто от укола, а ниже — замерзшая капля какой-то жидкости.

Хирург неодобрительно покачал головой. Соскоблив ланцетом замерзшую каплю, хирург осторожно отнес этот кусочек льда в кабинет и там подверг его химическому анализу. Карлсон и Гильберт внимательно следили за работой хирурга.

— Ну что?

— То же самое! Опять синильная кислота! Несмотря на все наши предосторожности, Артуру Лесли, повидимому, удалось каким-то путем впрыснуть под кожу своего обожаемого дядюшки несколько капель смертоносного яда!

Гильберт и Карлсон были удручены.

— Все погибло! — в отчаянии проговорил Гильберт. — Эдуард Лесли не проснется больше. Наше дело безнадежно скомпрометировано!

Карлсон бесновался.

— Под суд его, негодяя! Теперь и я вижу, что этого преступника надо предать в руки правосудия, хотя бы скандал и повредил нам!

Хирург, подперев голову рукою, о чем-то думал.

— Подождите, может быть, еще ничего не потеряно! — наконец, заговорил он. — Не забывайте, что яд был вспрыснут под кожу совершенно замороженного тела, в котором приостановлены все жизненные процессы. Всасывания не могло быть. При отсутствии кровообращения яд не мог разнестись и по крови. Если ядовитая жидкость была нагрета, то она могла, в небольшом количестве, проникнуть под кожу, которая, под влиянием тепла, стала более эластичной. Но дальше жидкость не могла проникнуть. По капле, выступившей в месте укола, вы можете судить, что преступнику не удалось ввести значительного количества.

— Но ведь и одной капли достаточно, чтобы отравить человека?

— Совершенно верно. Однако, эту каплю мы можем преспокойно удалить, вырезав ее с кусочком мяса!

— Неужели вы думаете, что человек может остаться живым после того, как яд находился в его теле, быть может, две-три недели?

— А почему бы и нет? Нужно только вырезать поглубже, чтобы ни одной капли не осталось в теле! Разогревать тело, хотя бы частично, рискованно. Придется произвести оригинальную «холодную» операцию.

И, взяв молоток и инструмент, напоминающий долото, хирург отправился к трупу и стал срубать бугорок, работая, как скульптор над мраморной статуей. Кожа и мышцы мелкими морожеными осколками падали на дно ящика. Скоро в руке образовалось небольшое углубление.

— Ну, кажется, довольно!

Осколки тщательно смели. Углубление смазали иодом, который тотчас замерз.

За окном начиналось уличное движение. У дома стояла уже очередь ожидающих. Двери открыли, и зал наполнился публикой.

Ровно в двенадцать дня сняли стеклянные крышки ящиков, и хирург начал медленно повышать температуру, глядя на термометр.

— Восемнадцать… десять… пять ниже нуля. Нуль!.. Один… два… пять… выше нуля!..

Пауза.

Иней на ресницах Мерэ стаял и, как слезинки, наполнил углы глаз.

Первый шевельнулся Мерэ. Напряжение в зале достигло высшей степени. И, среди наступившей тишины, Мерэ вдруг громко чихнул. Это разрядило напряжение толпы, и она загудела, как улей. Мерэ поднялся, уселся в своем стеклянном ящике, зевнул и посмотрел на толпу осовелыми глазами.

— С добрым утром! — кто-то шутливо приветствовал его из толпы.

— Благодарю вас! Но мне смертельно хочется спать! — И он клюнул головой.

В публике послышался смех.

— За месяц не выспался!

— Да ведь он пьян! — слышались голоса.

— В момент погружения в анабиоз, — громко пояснил хирург, — мистер Мерэ находился в состоянии опьянения. В таком состоянии застиг его анабиоз, прекративший все процессы организма. Теперь, при возвращении к жизни, естественно, Мерэ оказался еще под влиянием хмеля. И, так как он, очевидно, не спал в ночь перед анабизом, то он чувствует потребность сна. Анабиоз — не сон, а нечто среднее между сном и жизнью!

— Кровь! Кровь! — послышался чей-то испуганный женский голос.

Хирург посморел вокруг. Взгляды толпы были устремлены на тело Лесли. На рукаве его халата выступало кровавое пятно.

— Успокойтесь! — воскликнул хирург, — здесь нет ничего страшного. Во время анабиоза профессору Лесли пришлось сделать небольшую операцию, не имеющую отношения к его замораживанию. Как только кровь отогрелась и возобновилось кровообращение, из раны выступила кровь. Вот и все. Мы сейчас сделаем перевязку! — И, разорвав рукав халата Лесли, хирург быстро забинтовал его руку. Во время перевязки Лесли пришел в себя.



— Как вы себя чувствуете?

— Благодарю вас, хорошо! Кажется, мне легче дышать!

Действительно, Лесли дышал ровно, без судорожных движений груди.

— Вы видели, — обратился хирург к толпе, — что опыт анабиоза удался. Теперь подвергшиеся анабиозу будут освидетельствованы врачами-специалистами.

Толпа шумно расходилась, а Мерэ и Лесли прошли в кабинет.

V. Выгодное предприятие.

При тщательном медицинском освидетельствовании Эдуарда Лесли выяснились неожиданные последствия анабиоза. Оказалось, что под влиянием низкой температуры все туберкулезные палочки, находившиеся в больных легких Лесли, были убиты, и Эдуард Лесли, таким образом, совершенно излечился от туберкулеза.

Правда, еще при опытах Бахметьева такая возможность теоретически предполагалась. Но теперь это был неопровержимый факт, блестяще разрешивший вопрос о борьбе с туберкулезом, этим страшным врагом человечества.

Карлсон не ошибся: Эдуард Лесли и Мерэ стали самыми модными людьми в Лондоне, да и во всем мире. Их интервьюировали, снимали, приглашали для публичных выступлений. Астроном, хотя и чувствовал себя теперь совершенно здоровым, тяготился этим непривычным шумом толпы. Он настоял на том, чтобы его вновь подвергли анабиозу до 1933 года.

— Мне надо консервировать себя для науки, — говорил он.

И его желание было исполнено. Его перевезли в Гренландию. И он был первый, опустившийся в глубокие шахты «Консерваториума», как было названо это подземное хранилище для массового замораживания людей.

Зато Мерэ прямо купался в волнах популярности. Он не удовлетворялся публичными выступлениями. Он написал стихотворную поэму «На том берегу Стикса»[1]. Он писал о том, как его душа, освободившись от оков окоченевшего тела, понеслась вихрем в голубом эфире мирового пространства. Она плавала на светящихся кольцах Сатурна. Посещала планеты отдаленных звезд, «где растут лиловые люди-цветы, поющие вечную песнь счастья». Она витала в пространствах четвертого измерения, где предметы измеряются в ширину, длину, глубину и иксату.

«На земле нет подходящего выражения», писал Мерэ и путанно об'яснял условия существования в мире четвертого измерения, «где нет времени», где нет понятия «вне» и «внутрь», где все предметы проницают друг друга, не смешивая своих форм. Он писал о необычайных встречах на Млечном Пути, уводящем за пределы известного нам звездного неба.

Его поэма, разумеется, не выдерживала ни малейшей научной критики: в состоянии анабиоза он не мог даже видеть сны своим замороженным мозгом. Но публика, падкая до сенсаций, склонная к мистицизму, увлекалась этими фантастическими картинами. Нашлись любители сильных ощущений, пожелавшие испытать на себе ощущения «полета в беспредельных пространствах», погружаясь в анабиоз. Они, конечно, ничего не «чувствовали», как замороженная туша, но, «пробуждаясь», поддерживали ложь Мерэ.

Сверх всякого ожидания, анабиоз принес Гильберту громадные барыши. Помимо любителей острых ощущений, к Гильберту стекались со всего света больные туберкулезом. Гренландская «санатория» работала прекрасно. Больные получали полное излечение. А скоро прибавились еще новые клиенты. Английское правительство нашло более «гуманным» и, главное, дешевым, подвергать «неисправимых» преступников анабиозу, вместо пожизненного заключения и смертной казни.

Наконец, анабиоз был применен для перевозки скота. Вместо невкусного замороженного обычным способом мяса, получаемого из Австралии, в Англию стали доставлять животных в состоянии анабиоза. Их не надо было кормить в дороге, и по привозе на место их отогревали, оживляли, и англичане получали к столу самое свежее и дешевое мясо.

Карлсон потирал руки. На его долю падала не малая часть огромных доходов, которые приносил анабиоз,

— Ну, что? — говорил он самодовольно Гильберту, — теперь вы понимаете, что значит прожектер? Ваши деньги и мои проекты принесли вам миллионы. Без меня вы давно разорились бы с вашими угольными шахтами!

— Угольные шахты и сейчас дают мне убыток, — отвечал Гильберт. — Сбыта нет, рабочие несговорчивы, правительство отказывает в субсидиях. Да, Карлсон, жизнь сложная штука! Вы хороший прожектер, но жизнь проводит свои проекты вопреки нашему желанию. Мы предполагали «замораживать» безработных вместе с их семьями, а вместо этого превратили наши холодильники в санатории и тюрьмы!

— Терпение! Придут и рабочие! Теперь у вас имеются свободные капиталы. Обещайте хорошее содержание семьям рабочих в том случае, если глава их семьи захочет подвергнуть себя анабиозу. Поверьте, они пойдут на эту удочку! А когда они попривыкнут к анабиозу, можно будет сбавить цену. В конце концов, они сами будут просить, чтобы их заморозили вместе с семьями, только бы не голодать! Они придут! Нужда загонит! Поверьте мне, они придут!

И они пришли… 

(Окончание в следующем №).

 -

Марокканские страусы.

Всемирный следопыт, 1926 № 05

В настоящее время в Северной Африке страусы встречаются очень редко. Но в парке города Мекне, в Марокко, вот уже два столетия живет довольно большое стадо страусов. Они произошли от одной пары великолепных страусов, привезенных когда-то с юга в подарок одному из старых султанов Марокко. Марокканские страусы совсем ручные, и городские жители постоянно посещают их в отведенном для них участке парка. Теперь эти страусы составляют своего рода достопримечательность города Мекне и показываются всем приезжим. Их сторожа — европейцы. Главную пищу страусов составляет один вид кактуса, которым они очень любят лакомиться. Чтобы собрать все стадо страусов, достаточно одному из сторожей пройти по парку, держа на голове таз с нарубленными кактусами. Страусы сбегаются со всех сторон, окружают человека и быстро уничтожают с его головы свою любимую пищу.

Спасательная шлюпка без весел.

Всемирный следопыт, 1926 № 05

Приводимый рисунок изображает недавно изобретенную спасательную шлюпку Она замечательна тем, что не имеет ни весел, ни мотора. Шлюпка приводится в движение при помощи простых парных рычагов, соединенных посредством системы зубчатых колес с горизонтальным валом, вращающим гребной винт.

Шлюпки этой системы имеют целый ряд преимуществ перед весельными и даже моторными. Во-первых, они не требуют наличия специально обученной команды. Настоящим моряком должен быть только рулевой. Во-вторых, они легко отплывают от всякого берега и от парохода без всякого риска каких-либо повреждений. Кроме того, на них очень легко переменить направление. Ход вперед автоматически переводится в задний ход. Для этого рулевому приходится только опустить специальную собачку. Скорость движения такой шлюпки, в среднем, достигает шести километров в час.

Вокруг света в парусной лодке.

Из записок капитана Джозуа Слокум.

Всемирный следопыт, 1926 № 05

В первой половине записок Дж. Слокум, напечатанной в предыдущем номере нашего журнала, рассказывается, как отважный американский капитан, понуждаемый безработицей и пользуясь случайно подаренной ему старой парусной шлюпкой, пустился на ней в кругосветное плавание, продлившееся около трех лет. Слокум заново перестроил эту лодку, и один — сам «капитан и экипаж» — отплыл из Ферхавна (недалеко от Бостона, Сев. Америка). Свой первоначальный маршрут — мимо Азорск их островов, через Атлантический океан, Средиземное море и Суэцкий канал — дальше на восток — он решил изменить, уже добравшись до Гибралтара. Отсюда он вторично пересек Атлантический океан, миновав Острова Зеленого Мыса, направился к Южной Америке и вдоль восточных берегов ее добрался до Магелланова пролива, через который вышел, наконец, в Тихий океан, благополучно преодолев все трудности и опасности.

VI.

Семьдесят два дня в море без остановки. — Встреча с кашалотами. — Гибель картофеля. — Острова Самоа. — В гостях у жителей. — Неудачная карусель. — Извозчики особого рода.


Наконец, я выбрался из Магелланова пролива. Волны Тихого океана кивали «Спрей» и мне своими белыми головами. 14-го апреля все опасности остались у меня за спиною. Сзади вдали виднелись только вершины самых высоких гор. Я не мог сдержать своей радости и громко закричал тюленям, чайкам и пингвинам:

— Ура, мы одолели все препятствия пролива и остались целы сами. Мало того, мы спасли ценный груз!

В этот вечер огромная волна, гораздо больше прочих, обрушилась на судно, прокатилась по нем от носа, до кормы и окатила меня на моем посту у руля. Она как-будто смыла старые заботы. Ветер был ровный, и я мог закрепить руль, у которого простоял ровно тридцать часов. «Спрей» удалялась от холодных и бесприютных берегов. Впереди меня манила тропическая природа. Уже и тут около судна было больше жизни. Чайки летали вокруг «Спрей» и подбирали крошки. Потом появилась акула, какой я еще не видал за все плавание. Я убил ее гарпуном и вынул ее челюсти. 26-го апреля я благополучно прибыл на остров Хуан Фернандец, и «Спрей», пробыв на нем более недели, направилась оттуда на север.

Вскоре мы с ней попали в полосу пассатов. Я ожидал встретить их несколько раньше, но если они подхватили «Спрей» позже, чем я думал, они дули с особым усердием, и судно неслось птицей. Только сорок три дня понадобилось, чтобы дойти до Маркизских островов. Судно шло с укрепленным рулем, и я ежедневно отмечал на карте его положение, при чем больше руководствовался своими соображениями, чем сложными расчетами. Каждую ночь всходил Южный Крест, солнце всходило за кормой и садилось впереди носа: этот компас не мог обмануть.

На этом переходе я мало работал со снастями: пассат работал за меня. Я коротал время починкой одежды, не спеша варил себе кушанье и не спеша с'едал его, но больше всего отдавался чтению. Общество книг никогда не могло мне наскучить. Иногда я прислушивался к воде, журчавшей, казалось, у самого моего уха: и, действительно, только тонкая доска отделяла меня от бездны. Я плыл один в беспредельном просторе, как не плавало еще ни одно судно никогда на свете. Но все шло отлично. Журчание воды показывало, что судно идет хорошим ходом, и мне нечего было тревожиться, что экипаж судна сделает какое-нибудь упущение в управлении шлюпкой.

Когда прошло сорок три дня и, по моему расчету, я должен был находиться недалеко от Маркизских островов, я сделал наблюдение лунных расстояний и после долгой возни с лунными таблицами нашел, что вычисленная цифра только на пять миль отличается от той, которую я определил простым счетом. Этим результатом я, как один из самых бедных американских моряков, считаю себя вправе гордиться. Одно дело — стоять на палубе большого корабля с двумя помощниками и производить наблюдения, и совсем иное дело одному, на маленькой шлюпке, только по ходу судна узнавать свое место на карте океана.

Мимо Маркизских островов «Спрей» направилась без остановок к группе островов Самоа, что составило еще двадцать девять дней одиночества. Но я вовсе не страдал от отсутствия общества. Сами коралловые рифы не давали мне соскучиться, а их было много. На пути к Самоа был со мной и такой, почти невероятный случай: я едва избежал столкновения с сонным кашалотом. Он спокойно плыл по океану ночью и наткнулся на судно. От испуга он так громко фыркнул, и «Спрей» так колыхнуло, когда кашалот круто повернул в сторону, что я выскочил на палубу и успел еще получить душ от струи, которую он выбросил из ноздрей. Вскоре прошел следом за ним другой кашалот, вероятно, его спутник.

Когда судно приближалось к коралловым рифам, возле него часто показывались голодные акулы, и я стрелял их с таким же удовольствием, с каким застрелил бы тигра. Иногда птицы садились на мачту и так внимательно осматривали «Спрей», будто дивились ее новому парусу, который я сшил в Магеллановом проливе из разных лоскутов.

Дорогою я питался картофелем, соленой трескою и сухарями; кроме того, у меня был запас кофе, чая, сахара и муки. Правда, в моих картофельных запасах случилась беда. На острове Хуан Фернандец один житель выпросил у меня мешок картофеля, в обмен на собственный, чтобы переменить семена, по его словам. Через несколько дней после выхода в море, когда я попробовал сварить этот картофель, он оказался затхлым и невкусным, но я подумал, что он не нравится мне после хорошей пищи в гостях и что, наверно, я с'ем его с удовольствием, когда проголодаюсь. Когда же я развязал этот мешок в море, три недели спустя, из него вылетела туча бабочек, а от самого картофеля ничего не осталось. Пришлось опять завязать мешок и выкинуть все целиком в море. Отсутствие свежего мяса вознаграждалось рыбой. По ночам летучие рыбы ударялись о снасти и падали на палубу. Утром я подбирал то две-три штуки, то целую дюжину, — их не бывало только тогда, когда светила полная луна, так как рыбы хорошо различали «Спрей» во время своего полета.

На Самоа я зашел в Апию, столицу этой группы. После довольно трудного входа в гавань я не отправился сразу на берег, но натянул тент и просидел до позднего вечера, прислушиваясь к мелодичным голосам туземцев. Это счастливое племя не знает наших забот о пище и одежде. Им стоит только протянуть руку к соседнему дереву, чтобы насытиться. Растения, из которых они изготовляют свою несложную одежду, тоже растут сами собою, без всякого ухода. Если кому-нибудь случится посадить банан, нужно только присматривать, чтобы в этом месте не выросло больше бананов, чем желательно. Когда я попадал в их селения, вожди туземцев не спрашивали меня, сколько стоит то или другое или окупится ли мое путешествие. Один из них сказал мне: «У вас все доллар, да доллар, белый человек ничего другого не знает». Не удивительно, что они любят свою родину и боятся ига белого человека.

Гостеприимные жители приглашали меня в свои селения и угощали всем, что только имели лучшего. На их обедах соблюдается некоторая церемония. Все присутствующие садятся на пол, на цыновки, и чаша с таро идет вкруговую. Прежде чем пить, нужно брызнуть слегка из чаши назад через плечо со словами: «Пусть попьют и боги». Потом, отхлебнув из чаши, нельзя просто передать ее соседу, а следует пустить ее по цыновке ловким движением, чтобы она дошла, вертясь волчком, до очередного сотрапезника. По середине круга разложена рыба, куры, говядина, изжаренный целиком дикий кабан. Когда начальник племени Тонга с семьей явился на «Спрей» с ответным посещением, его юная дочь привезла мне в подарок бутылку кокосового масла для смазывания волос. Этот подарок несколько запоздал, так как мазать было почти нечего.

Я не имел возможности ответить у себя на судне таким же угощением, какое они предлагали мне у себя: я мог подать только солонину, но вечером я повел всех на новое для них развлечение — карусель, которую они называли ки-ки. что должно было значить театр. Содержатели карусели, два моих соотечественника, жадные и обладавшие огромными кулаками, с крайней бесцеремонностью сталкивали своих посетителей с деревянных коньков, едва карусель успевала разойтись. Мои спутники, считая себя обиженными, для восстановления справедливости повыдергивали коням хвосты, и, таким образом, увеселение вышло неудачным.

Посетителей на «Спрей» всегда бывало много. Туземцы достигали палубы упрощенным способом: они карабкались по якорной цепи и соскакивали к носовой части на палубу. Когда визит приходил к концу, они бросались через борт в море и вплавь отправлялись домой. Европейцы переправлялись иначе. Один мой старый товарищ приплыл на лодке, которую тащила плывшая по воде молодая туземка. Добравшись до «Спрей», он начал отсчитывать серебряные монеты за труды своему извозчику, а ее подруги, смотревшие на берегу, подняли крик от зависти. Один раз сам я, едучи в местной лодке, опрокинулся в море и не успел опомниться, как меня подхватила компания купавшихся вблизи местных жительниц. Они посадили меня обратно в лодку, шесть девиц ухватились за нее и с хохотом несколько раз обвезли кругом «Спрей».

VII.

В Австралии. — Невольное купанье гостя. — Обилие лодок в Сиднее. — Семейство акул на палубе. — Кровавый дождь.


Около месяца я отдыхал в Алии, а 20-го июля распустил паруса и отправился в давно привлекавшую меня

Австралию. Едва я отошел от берегов, как могучий пассат подхватил «Спрей» и промчал ее за одни сутки на 180 миль; правда, на этот раз мне помогало и течение. Так как море было бурно, я уклонился к северу и прошел с северной стороны архипелага Фиджи, а оттуда направился в Новый Южный Валлис, После сорока двух дней штормов и шквалов «Спрей» прибыла в Ньюкестль. Там я пробыл недолго и 10-го октября пришел в Сидней. Приближалось лето южного полушария, и сиднейский порт был полон парусных яхт. Спрей провела несколько дней в разных курортах обширного залива, и ее часто посещали друзья. Однажды большое общество прибыло на мое судно в проливной дождь, но, так как оно предприняло эту прогулку с целью весело провести время, погода не могла испортить их веселости. На беду один молодой человек из другой компании, разодетый в форму модного яхт-клуба и весь покрытый бесчисленными золочеными пуговицами и галунами, сделал, неосторожный шаг и свалился весь целиком в бочку, которая стояла у меня на палубе для починки и была наполнена водой. Благодаря своему небольшому росту, он мгновенно скрылся из нашего поля зрения и едва не захлебнулся, прежде чем мы его вытащили. Тот клуб, в котором состоял злополучный юноша, решил, что «Спрей» не может быть внесена в его списки, потому что я не привез рекомендательных писем из Америки; тем забавнее было, что я поймал одного из его членов в бочку в такую минуту, когда вовсе не был расположен на них охотиться.

Всемирный следопыт, 1926 № 05

Я чуть не столкнулся с сонным кашалотом.


Сиднейская гавань переполнена парусными судами всевозможных видов. Почти нет человека, который не имел бы лодки. Если у какого-нибудь мальчика в Австралии нет денег, чтобы купить себе лодку, он строит ее сам; и в такой лодке вовсе не стыдно бывает плавать, так хорошо она сделана.

Со «Спрей» нигде не взыскивали портовых платежей, но, когда я прибыл в Мельбурн, с меня стали требовать шесть с половиной шиллингов портовых сборов. Я вышел из затруднения, назначив за посещение «Спрей» шесть пенсов платы, когда же количество посетителей пошло на убыль, я поймал акулу, которая на мое счастье оказалась с детенышами. Когда я вспорол ей брюхо, из него вывалилось двадцать шесть молодых акул, не меньше аршина ростом каждая. А в самой акуле было двадцать футов длины. Акулят я выпустил в лодку, в которую налил воды и часто менял ее; они оставались живыми целый день. Большую же акулу я разложил на палубе, назначил шесть пенсов за осмотр и этим вполне поправил свои денежные дела. Кроме того, я продал сало, которое у меня оставалось после того, как немец-мыловар на Самоа купил у меня половину. Таким образом, у меня в кармане завелись деньги.

Всемирный следопыт, 1926 № 05

Я разложил акулу на палубе.


Летом, то-есть в декабре, январе и феврале, в Басовом проливе обыкновенно дует восточный ветер, которым я и думал воспользоваться для дальнейшего пути, но в этот год из Южного Ледовитого океана шло особенно много льда, вследствие чего нужно было ожидать дурной погоды. Из этих соображений я изменил свой план и решил выждать в Тасмании времени года, благоприятного для плавания через Торресов пролив.

Пока «Спрей» стояла в Мельбурне, мне случилось видеть так называемый «кровавый дождь». Кровь получалась от тончайшей пыли, приносимой ветрами из пустыни и похожей на мелко истолченный кирпич. Проливной дождь сбил эту пыль на землю в виде грязи. Она падала в таком изобилии, что я собрал целое ведро ее с тента, которым был покрыт «Спрей».

VIII.

Тасмания. — «Спрей» под охраной детей. — Золотые прииски. — Лекция в сарае. — Об'явление о лекции при помощи колокола. — Новозеландские рудокопы. — Коралловые рифы. — Праздник туземцев.


Отправляясь в Тасманию, я взял с собою и упомянутую уже акулу, пойманную близ Мельбурна; я набил ее сеном и повез для музея в Лансенстоне. В этой столице Тасмании я оставил «Спрей» на попечение троих детей, а сам отправился бродить по холмам и лесам и набираться сил для предстоящего перехода. Судно оказалось в надежных руках. Возвращаясь, я всегда находил палубу выметенной. Маленькая девочка, жившая по соседству со «Спрей», принимала посетителей, а двое других показывали морские достопримечательности, имевшиеся на судне. У меня было еще много досуга до того времени года, когда можно было ожидать хорошей погоды на север от материка Австралии, и я успел побывать на тасманских золотых приисках. Я увидал серые, невзрачные камни, которые вытаскивали из рудников; сотни машин дробили их в порошок. Мне сказали, что в них содержится золото: пришлось поверить на слово, потому что сам я в них золота не видал.

Когда я приехал в Джорджтоун, его жители были настолько заинтересованы плаванием «Спрей», что я должен был рассказать о своем путешествии публично. В небольшом сарае, у проезжей дороги, состоялось мое первое публичное выступление. Слушатели собрались издалека. Владелица сарая отказалась от платы за помещение и, таким образом, я получил целых три фунта стерлингов. Дальше к западу, в Девонпорте, меня засыпали подарками. Один нес варенье, другой дичь, третий — сыр. И все-таки люди спрашивали меня: «Что же вы кушаете? Чем вы питаетесь дорогой?». Тут же в Девонпорте «Спрей» вновь подверглась подробному осмотру, но дно ее оказалось вполне свободным от корабельного червя (моллюск, который сверлит дерево и крайне вреден для судов). Но в виду предстоящего плавания через Индийский океан и море Арафура ее здесь опять выкрасили медянкой. Наконец, 22-го апреля я очутился вторично в Сиднее.

Всемирный следопыт, 1926 № 05

«Спрей» в Тасмании, закрытая от пыли.


Здесь, на берегу, я схватил невралгию и лечил ее, сидя уже несколько дней в гостинице, когда вдруг ко мне прибежали с известием, что большой пароход наскочил на «Спрей» и потопил ее. Но, к счастью, беда была не так велика. Неуклюжий великан сбил со «Спрей» якорную цепь, которая пошла ко дну вместе с якорем. На следующий же день мне была возвращена стоимость утраченного, и я, пополнив этот пробел и запасшись отличными картами побережья и Барьерного рифа, отправился в путь.

26-го мая «Спрей» бросила якорь в порту, близ которого лежит прелестный городок Боуэн. Население, очевидно, располагавшее досужим вечерком, просило прочесть им лекцию о плавании «Спрей». В двух местных газетах появились соответствующие об'явления, в одной — накануне лекции, а в другой — на следующий день после нее. Впрочем, это не составило для меня никакого различия. Кроме того, «лучший звонарь Австралии», как его величали местные патриоты, возвещал о лекции, ходя по улицам. Мне сильно хотелось учинить над ним какое-нибудь насилие, когда он появился в той маленькой гостинице, где я и мои предполагаемые слушатели спокойно обедали, и оглушил всех неистовым звоном своего колокола и криками, которые могли бы разбудить мертвого. Как бы то ни было, лекция состоялась благополучно, а на следующее утро я отправился дальше.

Моя шлюпка бежала постоянным пассатом и не останавливалась до Куктоуна, на реке Эндевор, куда я прибыл 31-го мая. Опытные моряки советовали мне идти только днем, так как иначе, по их словам, «Спрей» подвергалась слишком большому риску в Коралловом море. Однако, мне нелегко было бы каждый вечер находить якорную стоянку, да и трудную работу с якорем мне вовсе не хотелось исполнять каждое утро: я рассчитывал, что покончил с нею, выйдя из Магелланова пролива. Но я, конечно, согласен, что рифов следует опасаться и не только ночью, но и днем. Утром после прибытия «Спрей» я прочел в газете: «Судно „Спрей“ влетело в гавань птицей. Странно сказать, что мы видели на судне только одного человека, который исполнял работу за целый экипаж». Еще бы «Спрей» было не лететь! Наступала ночь, и она торопилась найти себе надежный нашест.

Тут мне случилось увидеть рудокопов из Новой Зеландии, которые возвращались с работы, нищие и полумертвые. Многие умерли в пути и были похоронены в море. Невозможно было видеть их и ничего для них не сделать. Так как жители Куктоуна желали послушать моих рассказов, я мог одновременно удовлетворить и их желанию и помочь рудокопам, так как лекция имела успех.

Затем «Спрей» пустилась вперед опасными местами и в первый же вечер чуть не разбилась о рифы; однако, дело обошлось благополучно и на этот раз. Без всяких приключений «Спрей» переходила от острова к острову. Все они очень низки, и поэтому подходить к ним особенно опасно: издали их не видно, а между тем они окружены коралловыми рифами. Раз утром я нашел на палубе убившуюся о снасти длинную рыбу. Она была толщиною не более селедки, но в три раза длиннее. В этот день кругом «Спрей» носилось множество птиц, которые ловили рыбу и очень меня развлекали.

На острове Четверг, расположенном в самом Торресовом проливе, я присутствовал на большом празднестве. Оно происходило ночью. Участники, его, туземцы, раскрашенные самыми яркими красками, плясали и скакали вокруг пылавшего костра. Некоторые были наряжены птицами и животными. Лучше всех были изображены эму и кенгуру. Другие нарисовали на своем теле человеческий скелет и прыгали с угрожающим видом, размахивая копьем, как бы готовясь поразить врага. Один туземец скакал лягушкой. Музыкальными инструментами служили палки и плоские кости, которыми они ударяли одна о другую.

IX.

Индийский океан. — Почтовая контора в пещере. — Свечение моря. — Ласточка-лоцман. — Острова Килинг — Дети и пропавший туземец. — Коварный краб и варенье. — Шестипудовые раковины.


24-го июля «Спрей», запасшись всем необходимым, пустилась в дальний путь по Индийскому океану. Судно к этому времени уже миновало опасности Кораллового моря и Торресова пролива, которых было немало. Пассат дул исправно, и я мог на него рассчитывать вплоть до самого Мадагаскара, если не дальше, потому что зима только начиналась. Мне незачем было торопиться к мысу Доброй Надежды, так как лучшее время для плавания у южной оконечности Африки — середина лета, то-есть январь. Итак, время позволяло мне заходить на острова, и я направил курс на Кокосовые острова (Килинг), до которых было 2.700 миль. На пути я прошел мимо острова Буби, который я один раз видел раньше. В то время суда, проходившие мимо него, привозили на берег и складывали в пещере запасы для моряков, потерпевших крушение или попавших в иную беду. Лодка, возвращаясь, привозила из той же пещеры, служившей также и почтовой конторой, несколько писем, оставленных, большею частью, китоловами, с просьбой к первому направляющемуся домой судну сдать письма при первой возможности на почту. Эта своеобразная почта существовала много лет. Теперь на острове Буби есть маяк и имеется правильное сношение с остальным миром, так, что поэтическая неизвестность судьбы отправляемых писем отошла в области преданий. Я не заходил на остров, но обменялся сигналами со сторожем маяка, и, миновав его, сразу очутился в море Арафура. Здесь я целыми днями шел по разноцветной воде: то молочно-белой, то зеленой, то пурпуровой. На мое счастье я попал в это море при последней четверти луны и в темные ночи мог любоваться свечением воды во всем его великолепии. Когда ход шлюпки нарушал водную гладь, море точно загоралось пламенем, и я мог различать на палубе мельчайшие предметы, а за судном оставалась огненная тропа.

Проходя мелкими местами, я видел морских змей, которые извивались и кувыркались в волнах: на более глубокой воде их не было. «Спрей» шла при ровном ветре по одной и той же параллели, не уклоняясь от нее ни на минуту, но вычислить долготу было довольно хитро. Мои жестяные часы за дорогу лишились минутной стрелки. Раз для починки мне вздумалось вскипятить их. Лечение пошло впрок: после него часы стали бить.

2-го июля я миновал обширный остров Тимор, который остался к северу. На следующий день я прошел мимо острова Дана, и ночью береговой ветерок донес до «Спрей» пряные ароматы земли. 11-го июля я на всех парусах пронесся около острова Рождества, который издали напоминает своею формою кита. Когда шлюпка проходила мимо того места, где должна быть голова, можно было рассмотреть и ноздри; в скалах был прорыв, и каждая волна, ударявшаяся о берег, взметывалась столбом воды, совершенно таким, какой выбрасывает кит из своих ноздрей.

Всемирный следопыт, 1926 № 05

«Спрей» выходит из Мельбурнского порта.


Первым безошибочным признаком земли была белая ласточка, которая хлопотливо порхала около «Спрей», а потом унеслась на запад. Жители островов зовут ее лоцманом Килинга. Дальше мне встретилось множество птиц, которые ловили рыбу и дрались из-за добычи. По моему расчету, я уже прибыл на место, и, действительно, взобравшись до половины мачты, я увидал кокосовые пальмы, торчавшие, как бы прямо из воды. Хотя я именно этого и ожидал, однако, впечатление было так сильно, что, спустившись с мачты, я должен был сесть на палубу, чтобы опомниться. Тому, кто спокойно сидит в своей комнате на суше, это покажется слабостью, но я-то ведь плыл один среди океана!

17-го июля, на двадцать третий день плавания от острова Четверга, я бросил якорь в водах Килинга. Переход, который я совершил, уже сам по себе составил бы дальнее плавание. Он был замечательно удачен. За все двадцать три дня я провел у руля не более трех часов, считая и самый вход в гавань.

Всемирный следопыт, 1926 № 05

«Спрей» на Кокосовых островах (Килинг).


Группа островов Килинга состоит из северных и южных островов. Северные не имеют гавани, и их редко посещают. Их составляют семь-восемь островов, и они являются основой будущего непрерывного острова, если судить по истории роста коралловых рифов. Южный Килинг — своеобразный мир. Сюда часто приносятся то остатки разбитого судна, то дерево с материка Австралии, то целый остов погибшего корабля. Один раз принесло большой обломок скалы, защемленный в корнях дерева.

Когда я высадился, меня поразило количество детей на острове. Их собралось несколько сот, всех возрастов. Население довольно робкое, но все жители, и старые и молодые, не пропускают прохожего мимо своего жилища без приветствия. «Вы гуляете?» — спросит он, и на это надо отвечать: «Хотите, пойдем вместе?». Довольно долго после моего приезда дети смотрели с боязнью и подозрением на одинокого моряка. Дело в том, что несколькими годами раньше бурей унесло в море туземца, и дети рассуждали между собой, что он мог побелеть и теперь вернуться в шлюпке. Некоторое время они внимательно следили за каждым моим движением; особенно их интересовало, что я ем. Раз я смолил шлюпку смесью смолы с другими снадобьями, а потом сел обедать, при чем захотел с'есть варенья из ежевики. Едва я взялся за банку, среди детей произошло движение, и затем они разбежались с громкими криками: «Капитан ест смолу, капитан ест смолу!». Но мне нетрудно было убедить их, что эта самая «смола» очень вкусна: к счастью, у меня ее было много. Раз, когда я намазывал сухарь этой «смолой» для одного малыша, дети обратили внимание на мою поврежденную руку и стали шептаться, что ее повредила акула. Таким образом, я попал у них в герои, и легенда о возвратившемся туземце заглохла.

Однажды, я захотел спустить «Спрей» на воду, но, оказалось, что она крепко засела в песке. Увидав мои бесплодные усилия, дети захлопали в ладоши и закричали, что в киль вцепился краб и держит судно. Потом они выпросили у меня банку варенья и отнесли ее своему жрецу, чтобы он попросил соответствующее божество заставить краба выпустить судно. Так или иначе, но «Спрей», действительно, стала на воду, хотя и не так скоро, как мне хотелось.

Многое делается на Килинге не так, как мы привыкли. Крабы едят кокосовые орехи, рыбы едят кораллы, собаки ловят рыбу, на черепахах можно ездить верхом, а раковины некоторых моллюсков опасны для человека, как капканы. Морские птицы ночуют на деревьях; некоторые крысы делают себе гнезда на верхушках пальмы.

Раз при мне были устроены туземные танцы, на которые собралось чуть ли не все островное население. Все пустилось в пляс: и молодежь, и старики. Не плясали только грудные дети, которых сложили в большие кучи по углам, откуда они с удивлением таращили глазенки на происходившее.

На этом благословенном острове никогда не бывает ссор и драк между жителями, и, если где-нибудь существует легендарный рай, то он находится именно на Килинге.

Приведя судно в порядок, я решил нагрузить его раковинами гигантского моллюска — тридакны; они живут на рифах по соседству. И вот в этом месте, в виду туземного поселка, экипаж «Спрей», переплывший через океан, едва не погиб.

Произошло это потому, что я положился на другого человека, а он положился на меня. В обществе беспечного африканского негра я очутился в ветхой лодке, под прогнившим парусом, который тотчас же сорвало порывом ветра, и нас, совершенно беспомощных, понесло в море. В лодке не было весла; правда, был якорь, но веревка не могла достать дна: мы были уже в глубокой воде. К нашему счастию, на дне лодки лежал шест. Я стал усердно грести им, как веслом, и, благодаря случайному попутному ветру, мы выбрались на более мелкую воду, где уже могли достать дно, и на шесте добрались до берега. Нечего и говорить, что я не стал повторять таких прогулок. Тридакн я достал после, в надежной лодке. Тридцать штук раковин заменили собою три тонны балласта в виде цемента, который я выбросил за борт.

X.

Антихрист. — Затянувшееся катанье. — Штиль. — Вход в Порт Наталь и газета.


22-го августа «Спрей» распростилась с Килингом. Море было бурно, судно заливало волнами, и погода не улучшалась. Меня, конечно, утомляло нескончаемое движение волн, а также надоедало, что я оказывался мокрым, как только показывался из каюты. При непогоде «Спрей», казалось, замедляла ход; я приписывал бурному морю то, что мои соображения и счет расстояний по лагу сильно отличались друг от друга. Через две недели после моего выхода из Килинга разница достигла 150 миль. В этот день при заходе солнца я увидал группу облаков, стоявших на одном месте прямо передо мною, тогда как прочие облака плыли по небу: это было признаком земли, и ночью на том месте, где я видел облака, появился темный силуэт земли. Тогда я вытащил лаг, потому что, как и выходило по моему расчету, передо мною был остров Родригец. Причина неправильных показаний лага заключалась в том, что его повредила большая рыба; это бывает довольно часто. Две лопасти из четырех были смяты и погнуты, — вероятно, дело зубов акулы. Утром остров возвышался передо мною всего в трех милях. Любопытно, что жители этого острова ждали пришествия антихриста, и, когда, «Спрей», несомая бурным ветром, примчалась в гавань, покрытую белой пеной, при чем на судне виднелся только один человек, они закричали: «Вот он, вот он! Он приехал в лодке!». Как это ни было невероятно, новость в одну минуту облетела все местечко. Усилиями коменданта волнение городка постепенно улеглось, но одна старуха заперлась у себя в доме и не выходила из него все время, пока я был на острове, — целых восемь дней.

Всемирный следопыт, 1926 № 05

Нас понесло в море, а в лодке не было весла.


Я считал остров Родригец конечным пунктом последнего большого перехода. Здесь я мог запастись отличной водой, купил мешок пататов и за два шиллинга получил столько гранат, сколько мог увезти на себе осел.

После трехдневного перехода «Спрей» очутилась на острове Маврикия, куда я привез и казенную почту с Родригеца. Здесь мне пришлось читать лекцию о плавании «Спрей» в театре, который жители убрали для такого случая на манер судна. Не умею сказать, хороша ли была лекция, знаю только, что я чуть не задохся в жарком помещении, так как на мне было надето городское платье.

Радушные жители наперерыв звали меня к себе и всячески развлекали. Один ботаник, только что нашедший новое растение, назвал его в честь меня «Слокум». Раз я был приглашен в семью, где было семь молодых девиц. Прощаясь с ними, я сказал, что могу отплатить им за гостеприимство только тем, что прокачу их на «Спрей». Они очень обрадовались и просили меня устроить эту прогулку завтра же. Я согласился, только потом вспомнив, что завтра приглашен обедать к начальнику гавани. Однако, я рассудил так: «Спрей» скоро выйдет в открытое море, молодые особы захворают морской болезнью, придется повернуть обратно, и я поспею на обед. Но вышло совсем иначе. Мы ушли так далеко в море, что почти потеряли остров из вида. Волны катились через борт, а девицы только радовались, глядя на них. Потом они принялись с большим аппетитом уничтожать содержимое большой корзины, которую принесли с собою. Чем больше «Спрей» хлопотала, чтобы девицы заболели, тем больше они веселились и все просили: «Дальше, дальше!». Наконец, когда мы отошли миль на пятнадцать, я повернул назад, все еще надеясь вернуться во-время. «Спрей» быстро приближалась к острову, но тут я немного ошибся, и мы поравнялись с другой бухтой, а не с той, куда нам нужно было попасть. «Давайте бросим якорь здесь!» — заявили девицы. Конечно, ни один моряк не мог бы ответить отказом таким пассажирам. Как только якорь был брошен, девицы занялись купаньем. Тем временем наступил вечер, и уже было поздно входить в гавань. Пока происходило купанье, я огораживал палубу на ночь от ветра парусами. На следущее утро сам начальник порта явился спасать «Спрей». Надо было правду сказать, не часто приходится видеть такой веселый экипаж, притом они умели управляться с парусами не хуже любого матроса.

26-го октября я вышел в море. Не заходя на остров Реюньон, я взял курс на мыс Марии на Мадагаскаре. Я теперь приближался к пределу пассатных ветров, которые несли «Спрей» столько тысячь миль от Австралии. Ветер слабел день ото дня, и 30-го октября наступило полное затишье. Вечером я свернул паруса и сидел на палубе, любуясь совершенно неподвижным морем и безграничной тишиной кругом. На другой день потянул ветерок, и «Спрей» миновала мыс Марии. После того в Мозамбикском проливе шлюпку кидало в разные стороны по капризу шквалов. Вплоть до 17-го ноября «Спрей» трепала буря, и хуже этого ей приходилось только в Магеллановом проливе. Но 17-го ноября «Спрей» все-таки была в виду Порта Наталя, лежащего рядом с Дурбаном.

Когда я приближался к берегу, сигнальщик на маяке сообщил, что «Спрей» находится в пятнадцати милях. Ветер свежел, и, когда я был в восьми милях, он сообщил: «„Спрей“ убирает паруса. Грот зарифлен и убран в десять минут. Всю работу исполняет один человек». Через три минуты эти сведения были напечатаны в дурбанской утренней газете, которую мне подали, когда я причалил в порту. Но я не мог проверить сведения относительно скорости уборки парусов, потому что, как я уже говорил, минутная стрелка на моих часах отломилась. Соглашаюсь, впрочем, что я старался убрать их по возможности скорее.

В Дурбане я провел для отдыха несколько недель. 14-го декабря «Спрей» подняла лодку на борт и опять отправилась в одиночку дальше.

XI.

Буря у мыса Доброй Надежды. — Отдых в Каптоуне и лекции. — Борьба с козой. — Проказы краба. — Крысы. — Многоножка. — Комары собственного завода. — Сверчки.


Оставалось еще пройти мыс Доброй Надежды. Даже и в это благоприятное время года в этом море часто бывают предательские шквалы. Они повторяются приблизительно через каждые тридцать шесть часов, при чем то налетают с кормы, то дуют с носа. В конце декабря, в тот день, когда я огибал самый мыс, «Спрей» непременно хотела стать на голову, и я бы не удивился, если бы это, действительно, случилось. Судно билось и металось самым необыкновенным образом. Когда я стал на конец бушприта, чтобы зарифить кливер, «Спрей» три раза сряду окунула меня в воду с головою. В это время мимо меня прошел большой пароход, и на нем появился сигнал: «Желаю вам веселого Рождества». Наверно, капитан его был большим шутником: его собственное судно то-и-дело поднимало винт из воды.

Как бы то ни было, я добрался до Каптоуна, и «Спрей», попав там в док, простояла в нем три месяца, а я получил в подарок от местного правительства бесплатный проезд по всем железным дорогам и мог осматривать страну, сколько хотел. Я побывал в Кимберлее, Иоганнесбурге, Претории. Во многих местах население интересовалось узнать, как можно одному плыть вокруг света. Успех моих лекций снабдил меня деньгами в количестве, достаточном для текущих расходов и для обратного пути.

Когда 26-го марта я покинул эту гостеприимную страну и вышел в море, казалось бы, что после нескольких месяцев жизни с другими людьми меня должно было охватить чувство одиночества. Как бы для того, чтобы этого не случилось, весь первый день вокруг судна играли тюлени и смотрели на меня своими большими круглыми глазами. Когда ветер засвежел и «Спрей» стала быстрее удаляться от берегов, тюленей сменили дельфины и рыбы, которые могли проходить по 150 миль в день.

Всемирный следопыт, 1926 № 05

Я погрузился в чтение новых книг.


При попутном ветре «Спрей» шла хорошо и не требовала от меня больших забот. Я погрузился целиком в чтение новых книг, которых мне надарили в Африке. Раз я так зачитался, что целый день ничего не ел и забыл даже о существовании волн, пока волна, налетевшая с кормы, не плеснула мне в каюту и не залила книгу, которую я читал. Скоро меня навестили старые друзья — летучие рыбы. Стрелою вылетая из воды с распростертыми плавниками, они летели по ветру красивыми дугами, потом опускались, пока гребень волны не смачивал их нежных плавников, и затем возобновляли полет.

Так «Спрей» шла до 11-го апреля. В этот день ранним утром меня разбудил резкий крик морской птицы — баклана, который я тотчас истолковал, как приглашение выйти на палубу. Птица как-будто кричала: «Шкипер, земля в виду!». Действительно, в двадцати милях уже виднелся силуэт острова Елены. Здесь я также сдал и принял почту для следующего на моем пути острова — Вознесения. И здесь тоже я читал публично о плавании «Спрей».

Дальнейший мой путь был усложнен новым спутником. На острове Елены одному американцу пришла в голову несчастная мысль поместить ко мне в шлюпку козу. Он уверял, что коза будет мне не только полезна, но что она такая же приятная спутница, как собака. Однако, вскоре оказалось, что этого рогатого пса надо привязывать покрепче. Только в первый день плавания, пока коза не освоилась с морем, я мог быть спокоен. Уже на второй день эта злодейка угрожала с'есть все, не исключая самих рей. Худшего пирата мне не пришлось встретить за все путешествие. Опустошение началось с того, что она с'ела у меня в каюте карту Вест-Индии, пока я был занят на носу и думал, что она привязана у насоса. Увы, на судне не было такой веревки, которая могла бы устоять против зубов этой твари.

С самого начала выяснилось, что мне не было удачи в животных, которых я брал с собою. С Килинга я взял с собою древесного краба. Как только ему удалось высунуть клешню из ящика, в котором сидел, он дотянулся до моей куртки, висевшей по соседству, и разорвал ее в клочки. Довольный таким успехом, он разломал ящик и отправился гулять по каюте, разрывая все по пути, а ночью угрожал даже моей жизни. Я надеялся довести его домой живым, но это оказалось невозможным. Коза же вскоре с'ела мою соломенную шляпу, так что мне нечего было надеть на берегу; этим поступком она решила свою участь. Когда «Спрей» подошла к острову Вознесения, ко мне на шлюпку прибыл лоцман с острова. Как только он поднялся ко мне, коза сама прыгнула в его лодку. Я заплатил сопровождавшим его матросам, чтобы мне никогда больше ее не видать.

Я не хотел ни убивать животных для того, чтобы есть их, ни возить с собою ручных. Для большой собаки на «Спрей» было бы тесно, для кошки нечего было делать на «Спрей», да она и не особенно общительна. Правда, на Килинге на шлюпку попала крыса, а на Родригеце другая, но одну я выгнал, а другую поймал. Вот, как это произошло. Я стал с большим старанием мастерить ловушку, но хитрый грызун, как только капкан был готов, убежал обратно на берег. По известному суеверию моряков, считается утешительным признаком, когда крысы приходят на корабль, и я был непрочь дать приют той, которая появилась на Родригеце: но раз ночью, когда я спал, она пошла гулять по мне и начала с моего темени, которое у меня особенно чувствительно. Такой дерзости я не мог стерпеть, схватил ее за хвост и выбросил через люк в море. Кроме этой крысы, в трюме жила многоножка. Я не подозревал ее присутствия, пока она однажды не разбудила меня очень болезненным укусом в самую середину моего скальпа: пришлось и ей разделить участь крысы. После этого никакие живые существа не нарушали моего одиночества. Только паук и его супруга, ехавшие с самого Бостона, окружили себя многочисленным потомством.

Раз, в Индийском океане, после того, как на палубе постоял боченок с дождевой водой, раздался знакомый хоровой концерт: в воде вывелись тысячи комаров. В Каптоуне одному знакомому вздумалось подарить мне пару сверчков. Их принесли на судно в коробке. Я посадил их в просторный ящик и не занимался ими больше, пока не вышел в море, то-есть два-три дня. Я никогда не слыхал, чтобы сверчков нужно было кормить, однако, когда я открыл крышку их ящика, оказалось, что один с'ел другого (от него остались только крылья), а потом и сам околел.

XII.

Остров Вознесения. — Древний конь. — Поселенцы в горах. — Саргассово море и штиль. — Последний шторм. — Опять на родине.


На острове Вознесения, в благодарность за доставку казенной почты, комендант острова пригласил меня к себе в гости. В назначенный час на пристани появился присланный за мной экипаж и, когда я сел в него, сопровождавший его матрос взял лошадь под уздцы и осторожно повел ее вверх по холму, до самого комендантского дома. На следующий день мне было предложено посетить вершину горы. Прислали ту же лошадь, и тот же матрос повел ее. Наверно, в это время на всем острове не было человека, более меня расположенного ходить пешком. Поэтому я предложил матросу поменяться местами. «Давайте, я поведу ее, она у меня не понесет», сказал я матросу. Он расхохотался: «Не понесет… Скорее черепаха понесет, чем эта лошадь. Если бы я ее не тащил изо всей мочи, мы бы никуда и не приехали». После этого разговора я пошел рядом с матросом.

На вершине я познакомился с двумя выходцами из Канады, которые выстроили себе домик в скалах и занялись хозяйством. Фермер показал мне свои поля, при чем водил меня с одного поля на другое через туннели, проделанные в недоступных гребнях скал. По его словам, коровы и овцы часто разбиваются, скатываются в пропасти. Иногда корова зацепляется рогами за рога другой коровы у самого края обрыва, и обе продолжают спокойно пастись, пока не сорвутся вниз.

Через десять дней после выхода с последней остановки я пересек, направляясь домой, тот путь, который я прошел за два с половиной года до этого. Итак, в этот день я опоясал земной шар и закончил кольцо плавания, которому раньше не бывало примеров.

10-го мая странные мелкие волны заплескали о борта «Спрей». Я с удовольствием слушал эту позабытую музыку: «Спрей» вошла в течение, которое проходит мимо мыса Рока. 18-го же мая, впервые за три года, я увидел полярную звезду.

Приближаясь к Вест-Индии, я более, чем когда-либо, проклинал козу, с'евшую мою карту. С большим трудом и риском шел я от острова к острову, всюду безуспешно пытаясь достать карту: почему-то их нигде не оказывалось. В Гренаде, на Доминго и в других местах жители со вниманием слушали мои рассказы, и мои лекции посещались охотно.

4-го мая «Спрей» в последний раз отчалила от чужой пристани и пустилась домой. Но после всех опасностей моря, пыльной бури в Африке и кровавого дождя в Австралии ей оставалось еще испытать штиль. Я совсем забыл о безветренной полосе, но должен был убедиться на опыте, что рассказы о ней не выдумка. День за днем «Спрей» стояла на гладкой, как озеро, воде. Вечер за вечером я сидел на палубе с зажженной свечкой и читал. Так дело тянулось более недели. Вдали на горизонте виднелось другое заштилевшее судно. Водоросли, которыми так богато Саргассово море, то были разбросаны по морю пучками, то тянулись так, как их расположил последний ветер, длинными прядями или дорогами, а иногда растения сбивались в обширные поля. Странные животные, большие и малые, плавали в чаще водорослей. Мне показался любопытней всех крошечный морской конек, которого я посадил в бутылку и довез до дома.

Всемирный следопыт, 1926 № 05

«Спрей» причален к прежнему кедровому столбу.


18-го июня налетел шквал, и сразу стало больше ветра, чем нужно. Также и море могло бы быть спокойнее. «Спрей» попала в самую середину стремительного Гольфштрема и запрыгала, как дельфин, по неправильным волнам, как бы торопясь наверстать потерянное время. Казалось, «Спрей» задевала только верхушки волн. Здесь, всего в нескольких сотнях миль от дома, непогода хотела в последний раз натешиться надо мною. Шквал сменялся шквалом. Бурные валы неслись как-будто со всех сторон сразу, и к 23-му июля я выбился из сил в борьбе с ними. В этот день была гроза с градом. Молнии уже не вспыхивали, а лились с неба непрерывной струей огня. И день и ночь я несся, постепенно приближаясь к берегам. 25-го числа я попал в тот самый ураган, который часом раньше пронесся над Нью-Йорком, снося здания и ломая деревья в щепы. Даже суда в доках сорвались с причалов и стали налетать друг на друга, причиняя большие разрушения. Мне посчастливилось во-время заметить приближение урагана: я успел убрать паруса и все приготовить к его встрече. До этой бури я держал курс на Нью-Йорк, но, когда ураган стих, я направился в ближайший порт, чтобы там опомниться и передохнуть. На рассвете я вошел в Нью-Порт.

Здесь кончилось мое странствие: я был уже на родине. Но мы со «Спрей» не могли успокоиться, пока не вернулись к месту рождения моего судна, в Ферхавн. Там, причалив к тому же кедровому столбу, к которому я причаливал перед отправлением, я мог, наконец, сказать, что полный круг завершился. Экипаж «Спрей» находился в наилучшем здравии. Я чувствовал себя на десять лет моложе, чем при от'езде. Трехлетнее плавание не отозвалось и на моей «Спрей»: она была безукоризненно крепка и ни разу не дала ни малейшей течи. 46.000 миль не оказали никакого влияния на прочное суденышко. Мы со «Спрей» не открыли новых материков: кажется, открывать вообще уже нечего, все открыто прежде нас. Но и проходить между уже открытыми странами во всякую погоду не плохо, и эти три года были похожи на непрерывное чтение увлекательной книги. Но, чтобы рассчитывать прочесть ее до конца, нужно быть готовым ко всяким случайностям и уметь взяться за то дело, около которого находишься. Важнее всего для меня оказалась та школа, которую я прошел за всю свою долголетнюю морскую практику.

Всемирный следопыт, 1926 № 05

Дикий путь.

Рассказ В. Далматова.

Всемирный следопыт, 1926 № 05

I. Бегство.

Летом 1918 года, когда чехо-словаки, при поддержке кулацко-эсеровских отрядов, захватили всю Сибирь, заняв Сибирскую магистраль, Красноярск оставался последним губернским городом, сохранившим советскую власть.

Как и в 1905 году, железнодорожные мастерские опять были авангардом в революционной борьбе, почти целиком влились в красную гвардию и стали основным ядром ее.

Но судьба Красноярска была решена. Город оказался отрезанным от красных. На западе чехи захватили Мариинск, на востоке — Канск. Вопрос был только в сроке, — неделей раньше, неделей позже. Но неделя может принести многое, за неделю может притти поддержка, поэтому красноярский Совет решил защищаться.

На востоке фронт красной гвардии протянулся в шести верстах от станции Клюквенной. Горсточка красногвардейцев несколько дней затишья использовала для усиленного военного обучения. Однако, силы были слишком слабы. В распоряжении красных было только одно орудие и несколько пулеметов против хорошо обученных и с ног до головы вооруженных чехов. Чехи имели даже броневик.

Выступлением чешского броневика и началась борьба. Одинокое орудие безрезультатно било по броневику, а за ним цепью наступали чехи.

Через несколько часов чехи обходом смяли правый фланг красногвардейцев и выиграли бой. Только незначительная часть красногвардейцев успела отступить в порядке на станцию Енисей, под самый Красноярск.

Среди отступивших был красногвардеец Звонарев — рабочий красноярских мастерских. В день отступления, несмотря на сильную усталость, он приехал в город. Красноярск встретил рабочего мрачной тишиной, город точно притаился, чего-то выжидая. Было ясно, что завтра-послезавтра войдут в него чехи и белокулацкие партизаны, что скоро над ним вместо красного поднимут бело-зеленый флаг.

Звонарев прошел к Совету. Здесь было оживление, — по лестнице, коридорам и комнатам бродили вооруженные люди. Там, наверху, шло последнее, многолюдное и напряженное, заседание Совета.

На этом заседании выяснилось, что дальше сопротивляться чехам — значит понапрасну проливать рабочую кровь.

Но отступить было некуда. И на востоке и на западе вся Сибирская магистраль находилась в руках неприятеля. Путь на юг, к Урянхаю, Монголии также отрезан.

На заседании постановили эвакуироваться на пароходах на север, вниз по Енисею. Вместе с советом эвакуировалось и основное ядро нашей красной гвардии.

На пристани и на приготовленных пароходах горели огни. Белела стройная «Россия», за ней «Николай». Подкатывали телеги, грузили оружие, дрова, продукты.

Пароходы отчалили. Последний оплот Советов Сибири пустился в тысячеверстное путешествие, в тундру, к Ледовитому океану…

На другой день проходили Юксеевские пороги. Вода была высокая, — прошли легко. Все высыпали смотреть на открывшуюся живописную местность.

У всех поднялось настроение.

Когда проходили мимо сел и деревень, на берег высыпала толпа.

Почему идут сразу два парохода? Почему они не останавливаются у пристани? — Это было непонятно крестьянам.

Сделали только одну остановку, чтобы захватить дров. На второй день пришли в город Енисейск.

Здесь узнали, что этот город — единственный город в губернии, не занятый белыми. Местный исполком рассчитывал прожить здесь не более трех дней.

На следующее утро пароходы отчалили от Енисейских пристаней. Дальше не будет ни одного города, только Туруханск, но он город по одному названию.

На девятый день, когда пароходы подходили к поселку Монастырское под Туруханском, отступавшие увидели позади, за поворотом реки, густой дым. Из-за дальнего поворота реки показались два парохода, за ними еще один. Это была неприятельская погоня. «Россия» и «Николай» шли на всех парах, почти рядом. В маленькой рубке парохода «Николай» происходило совещание отступавших. На этом совещании определенно выяснилось, что положение безвыходное и придется сдаться, ибо высадка в тайге, в болотах, безлюдных на тысячи верст, грозила всем медленной, мучительной смертью.

Всемирный следопыт, 1926 № 05

Из-за дальнего поворота реки показались два парохода.


Но нашлась маленькая группа смельчаков, которые сдаваться не пожелали. Их было пятеро: Звонарев, Ельцов, Туманов, Черных и Пыжнов. Все они, кроме Туманова, были из Красноярских железнодорожных мастерских.

Лодка с пятью «безумцами» причалила к берегу.

II. У тунгузов.

Лодку выволокли и спрятали в кустах, Притаились за кустам. Через два часа увидели, как три неприятельских парохода и два пленных — «Россия» и «Николай» — шли обратно в направлении Красноярска.

Над всеми пятью колыхались белозеленые флаги.

Когда пароходы совсем скрылись из виду, беглецы развели костер и стали закусывать.

— Перестреляют теперь наших, — сказал Пыжнов.

Остальные угрюмо молчали. Они знали, что ожидает тех, оставшихся на пароходах: одних пуля, других нагайка и тюрьма.

— Ну, ребята, теперь мозговать, как нам выбраться отсюда, — сказал Звонарев, дожевав кусок хлеба с салом и закуривая.

Черных знал эти места. До Подкаменной Тунгузки отсюда пятьсот верст. По этому берегу пять рыбацких поселков. До первого — Бородина — триста верст. По тому берегу идет проселочная дорога. Там до Тунгузки будет, если считать с зимовками, двадцать поселков, а без зимовок — шесть. Первая отсюда зимовка — Мироедовская, но вряд ли там можно найти сейчас живого человека.

Решили так: пока будет можно, плыть на лодке. Держаться этого берега. В поселки заезжать как можно реже. Добраться до Подкаменной Тунгузки и пробраться по ней на прииски.

Звонарев выдвигал другой план:

— Что делать на приисках? Прииски отрезаны от всего света. Зачем забиваться туда? Нужно вернуться. Если нельзя в Красноярск, то в другой город. Добраться до Енисейска, оттуда, держась старого тракта, пробраться на Ачинск. Там есть свои ребята. Там найдется дело.

Но более осторожные товарищи отклонили это. Звонарев должен был подчиниться большинству.

Течение на Енисее быстрое, сильное. Против течения грести было очень трудно. Сменялись через каждые полчаса. Две пары весел с трудом продвигались на шесть верст в час. Целый день по обеим сторонам широкой реки тянулись жидкие леса.

К вечеру под'ехали к устью Сухой Тунгузки. В этом месте водоворот чуть не затопил лодку. Переплыли совершенно изнеможенными.

Тогда Черных вспомнил, что в этих местах против течения идут не на веслах, а тянут лодку бечевой. Но бечевы не было, пришлось продолжать путь на веслах, напрягая последние силы.

Наконец, увидели на высоком берегу несколько построек. На берегу горел костер, но, есть ли кто-нибудь у костра, не было видно.

Причалили…

— Я сначала один схожу, — сказал Звонарев. Выскочил на берег с винтовкой, быстро поднялся.

Налетела целая куча мошкары.

— Чорт возьми, сетки не захватили. — В спешке от'езда с парохода позабыли взять сетки.

Мошка набивалась в нос, в глаза, втягивалась дыханием в рот, нестерпимо больно ела лицо, руки.

Север Сибири, сырой и таежный, изобилует мошкой, комарами, слепнями, оводами и другими кусающими насекомыми. Сибиряки дали им хорошее коллективное имя — «гнус». В этом отношении с Сибирским севером не может конкурировать никакой уголок земного шара. Наиболее распространены мошка и комары, летающие целыми тучами. Для защиты от них носят сетки, состоящие из матерчатого шлема с часто плетеной личиной из конского волоса. На полевых работах, когда в сетках жарко, мажут лицо и руки дегтем или неочищенным скипидаром. Кроме того, женщины в поле носят мужской костюм.

Звонарев сломал с куста большую ветку и, яростно отмахиваясь, приблизился к костру и постройкам.

Там никого не было, но он остановился у костра. Здесь от дыма не было комаров. Передохнул… Вдруг из-за поросшего лесом пригорка донесся целый хор непонятных гортанных звуков:

— Ко-кко, ко-кко!..

Звуки на минуту затихали, потом опять усиливались. Звонарев удивился и встревожился.

В это время из-за постройки вышел старик. Увидев Звонарева с винтовкой, остановился в нерешительности.

— Эй, отец, пойди-ка сюда! Не бойся, — крикнул Звонарев.

— С городу? — спросил подошедший старик.

— С городу, — ответил Звонарев. — Что это кричат там?

— Ехарье, — ответил старик.

— Птицы такие, что-ли?

— Не! — сморщился улыбкой старик. — Ехарье — праздник так называется у тунгузов. Весна, тепло стало, вот они и радуются. А это кричат они так, песня у них что ли, — чудной народ!

— Что, отец, здесь чаю напиться или горяченького поесть есть где?

— Не, на зимовке-то у нас никого нет, все уже повыбрались. А ты бы к тунгузам пошел, сынок. Один, что ли? Пятеро? Во-от! На самый пир и попадете. Они гостей любят.

Звонарев для защиты от мошки вытащил из костра горящую с одного конца палку. Вернулся к товарищам.

— Будем ночевать здесь. Никаких признаков власти. Попали прямо на праздник к тунгузам.

Втащили в кусты лодку. Несмотря на усталость и мошку, поднимаясь, все время обменивались шутками. Поднялись на пригорок.

Перед глазами развернулась невиданная картина: на большой поляне, на берегу Сухой Тунгузки, горели почти правильным кольцом десятки костров. Вокруг сидели и стояли люди, в своих оленьих костюмах казавшиеся необыкновенно широкими и толстыми. Они и составляли хор, выкрикивавший однообразное, гортанное — Ко-кко!

В середине круга, вокруг костров, двигались плавно, трясясь всем телом, несколько тунгузов. Танец был так же однообразен, как и странный хор.

Путники вышли на поляну. Появление пятерых вооруженных людей внесло в празднество некоторую заминку. Их обступили.

— Зачем ходил сюда? — спросили на ломаном русском языке.

Тут выступил Черных.

— Мы в гости, — сказал он. — Есть, спать, потом в город.

— Купца! купца! — закричали тунгузы. — Водка!

— Нет, мы с парохода, — пояснил Черных. — Табак есть?

Протянутый им кисет в одну минуту был очищен.

В это время в толпу протискался высокий, сильный на вид тунгуз с широким, лоснящимся лицом, с большим выпуклым лбом над открытыми карими глазами. Его костюм из пегих оленьих шкур был густо вышит узорами из цветных бус.

— Князь, — пояснили приезжим.

За князем протиснулось трое русских.

— Скупщики, пушники, — поняли товарищи.

Князь дотронулся до винтовки Звонарева. Дыхнул ему в лицо перегоревшей водкой.

— Продашь?

— Нет, — ответил Звонарев.

— Это большевики, разбойники из Совета, — крикнул пушник и пьяно захохотал. — Поймали ваших, голубчики!

Тунгузы затараторили что-то по-своему. Понятно было только одно слово — «совет».

— Это они, князь, всех купцов хотят перебить. Кто тогда будет всем тунгузам порох возить, свинец возить, водку возить? Убей их, князь! — кричал, размахивая руками, пушник.

Тогда заговорил один старый морщинистый тунгуз:

— Не хорошо говорил купца, — сказал он. — Совет — хороший человек, самый большой человек. Был царь, теперь совет — царь. Пришел совет, сказал: «Тунгуз, не плати долг купцу». Весь долг совет простил. Хороший человек совет. Совет любит тунгуза. Ты — совет? — обратился он к Звонареву.

— Совет, — ответил он.

— Бей их! — закричали пушники.

Туманов на это выстрелил, и его пуля, прострелив ухо пушника, убила наповал тунгуза. Толпа с криком подалась.

— Югакиря убил! Зачем тунгуза убил?

Товарищи вырвались из поредевшей толпы и, держа винтовки на прицеле, попятились к берегу. Но путь к Енисею был отрезан возбужденными, успевшими вооружиться ружьями, тунгузами.

Чтобы выиграть расстояние, товарищи дали залп по воздуху и, круто повернувшись, бросились бежать в сторону леса.

Несмотря на сильную усталость и естественные препятствия тайги, они бежали с невероятной быстротой. Слышали за собой погоню, крики, выстрелы. Когда выбежали на большую поляну и, пробежав ее, оглянулись, бежавшие впереди князь и два пушника остановились и дали залп.

Пыжнов, вскрикнув, качнулся, упал, задергался всем телом. Ответный залп уложил пушников и князя. Погоня на время задержалась. Воспользовавшись этим, товарищи углубились в тайгу.

III. Спички.

Через восемь часов блужданий по тайге и попыток выбраться на Енисей, четверо товарищей увидели впереди блестящий просвет.

— Вода! Енисей! — крикнул Ельцов.

Выбежали на берег, но здесь их ждало удивление и разочарование. Конечно, эта река не была Енисеем. Она была значительно уже и быстрее. Вокруг не было видно ни одного поселка.

— Нет, это не Енисей, — сказал Черных.

— Подкаменная? — спросил Звонарев.

— Ну, Подкаменная! До Подкаменной еще язык высунешь. Не знаю, какая река, но ясно, что по ней мы доберемся до Енисея.

Между тем, беглецы уже давно не видали хлеба. Питались случайно подстреленной дичью. Как-то, не встретив ничего с'едобного, пообедали даже лисицей. Однажды наткнулись на лакомый кусок. На поляне лакомился высокими «пучками» медведь. Увидев людей, он шарахнулся в сторону. Звонарев хотел выстрелить, но его удержали. Можно только ранить зверя, а тогда и винтовка может не помочь.

К вечеру шестого дня почти из-под ног шедшего впереди Ельцова сорвался лежавший в молодом ельнике сохатый (лось). Ельцов от неожиданности испугался и выстрелил. Случайно попал удачно. Сохатый, ломая рогами сучья, истекая кровью, рванулся в чащу. Выстрел Звонарева добил его.

Два дня ели сохатину. Вырезали лучшие куски. Черных долго возился у туши, выбирая куски. В нем проснулся хозяин и охотник.

— Жаль бросать. Под городом бы такую скотину уложить!

Беглецы продолжали путь по течению реки. Они представляли довольно странное зрелище: головы их были обмотаны грязно-серыми нижними рубахами для защиты от «гнуса». Только для глаз были оставлены узкие щелочки. Днем в таком шлеме было очень душно, и вообще этот головной убор вызывал неприятное состояние постоянной неловкости.

— Теперь сам чорт не знает, насколько мы ушли от Енисея, — сказал Звонарев. — Думаю, больше ста верст не отклонились. Значит, дня два-три плелись.

— А, может, и неделю, — сказал Ельцов. — Наши-то посиживают себе за решеточкой, чаек попивают.

— Или на свалочном поле своим мясом собак кормят, — подхватил Туманов.

— Так-то так, а вот как доберемся? У нас сколько спичек?

Спичек было только шесть. Это подсчитали уже на перевале. При чем шестая спичка с повреждением, может и не загореться. Табаку оставалось на три цыгарки. Патронов — семь штук.

— Если далеко зашли, только случай вывезет.

Шли… У Звонарева и Черных были одни мысли:

— Что, если придем в поселок и узнаем, что город опять взяли наши, — мечтал вслух Черных.

— Да-а, — согласился Звонарев, но спохватился. — Нет, раньше, как через год, нельзя ждать,

В это время услышали позади себя крепкое ругательство Ельцова. Оглянулись. Он закуривал.

— Две спички осталось! — крикнул он, — Ветер, чорт бы его!

Туманов и Черных возмутились.

— До костра потерпеть не мог!

Ельцов был в плохом настроении. В Красноярске осталась семья в полном неведении, где он. Думают, наверное, что убит. Как проживут теперь без гроша денег?

— Слушай, Звонарев, — крикнул он, — чорт с ними, с приисками. Будем пробираться на Ачинск.

Всемирный следопыт, 1926 № 05

Ответный залп уложил пушников и князя.


— Без спичек дальше волчьей пасти не уйдешь, — раздраженно ответил Черных.

Дул сильный, холодный ветер. Кутались в шинели. Ветер имел, однако, одну положительную сторону: при ветре не бывает мошки и комаров.

В одном месте спугнули целую стаю белок. Белки сорвались и точно полетели в тайгу.

— Перекочевывают, — пояснил Черных. — На юго-восток путь держат, значит, в наших местах орех уродится.

— Ну, как они до наших мест доберутся? — усомнился Звонарев. — Ну, до Енисея дойдут, а дальше?

— Переплывут! Перетонет много, а все же переплывут. Я раз видел, как у нас белки Кеть переплывали. Еще как переплывут.

Здесь, в глухой тайге, почти никогда не видавшей человека, птицы совсем не пугались при их приближении. Местами река была густо усеяна плававшими и плескавшимися у берега дикими утками, кряквой и черноголовками. Ни на хрустящие хворостом шаги, ни на громкий разговор проходивших людей они не обращали никакого внимания.

Звонарев громко, раскатисто крикнул. Несколько уток сорвалось с воды, но, не увидев никакой опасности, опять опустились. Черных вызвался ловить уток петлей из бечевки, но только зря провозился целый час и перепугал всех уток.

Голод уже становился мучительным, когда Звонарев подстрелил лежавшего на сломанном бурей дереве соболя.

Это был рослый и красивый экземпляр. Шкурка по довоенным ценам стоила рублей семьдесят,

— Придется, видно, соболя есть, да есть в нем четверым нечего.

Натаскали сучьев для костра. Как наиболее опытному, поручили разжечь Черных. Тот сначала чиркнул испорченной спичкой. Она вспыхнула и погасла. Второй и последней спичкой Черных зажег сухую траву, но порыв ветра погасил ее. У всех одновременно вырвалось ругательство.

Уже темнело. Провести ночь без костра, — это внушало всем тревогу. Целый час искали на берегу кремень, но безрезультатно, Кроме глины и песка на берегу ничего не было. Так и легли спать. Ночи на севере, даже в жаркое лето, очень холодны, поэтому без костра мерзли. Ночью разбудил крик Ельцова:

— Волки!

Вскочили, схватили винтовки. Ветер доносил обрывки лая и вой. Но ветер дул беспорядочно, каждую минуту меняя направление, поэтому не могли определить, в какой стороне волки. Ясно было только, что они сейчас не дальше версты.

— Все равно теперь не заснем, идемте дальше!

Ночь была по весеннему светлая. Пошли. На время лай и вой смолкли, а через полчаса раздались совсем близко, в нескольких шагах. Река резко свернула вправо, и на берегу выросли темные силуэты поселка. Навстречу выбежала, заливаясь отчаянным лаем, собака. За ней показалась темная фигура мужика.

— Кто там? — крикнул он.

— Прохожие, — ответил Звонарев, — На ночлег можно?

Мужик ответил не сразу.

— Кто вы будете? — спросил он.

— Заблудились… От парохода отстали…

Прошли в маленькую избу. Как на невиданную роскошь, набросились на хлеб. Хозяин же заинтересовался соболем. Произошла мена. Взяли за соболя только то, что нужно было: огниво с трутом, хлеба, махорки и половину газеты на раскурку.

— Какая река это? — спросили,

— Бахта.

— А Енисей?

— И Енисей здесь. Проселок пройдете, — тут и Енисей.

— До Подкаменной далеко?

— Полтораста верст считают. Теперь поселки чаще будут, верст через тридцать-сорок, да все больше по тому берегу.

Хозяин перевез их через Бахту. Вышли на берег. На высоком берегу спала деревня Бахтинская.

— Здесь осторожнее, — сказал хозяин лодки. — Здесь милиция и следователь из города. Убивство здесь приключилось. Вот и лодка их стоит, катер, что ли…

— А что нам бояться?

— Как чего? Разве не вижу, что красные. Ну, помогай вам бог.

Шли по берегу Енисея. Там, среди черных рыбацких лодок, стояла стройная белая моторная лодка.

— Для нас подали, — пошутил Черных.

— А, что же, — сказал Звонарев, — едемте на ней. Этак в три дня мы будем в Енисейске.

— Мотор зашумит, они живо выбегут, стрельбу откроют.

— Они и без всякого мотора могут это сделать, стоит только им увидеть нас. — С этими словами Звонарев шагнул в моторку.

Товарищи молча последовали за ним.

Через несколько минут затрещал, зашумел мотор, и лодка быстро очутилась на середине Енисея. На берег выбежало несколько человек. Двое выстрелили, но пули перелетели и шлепнулись в воду. Моторка приблизилась к левому берегу и скрылась за поворотом реки.

IV. Под огнем.

Теперь была опасность, что милиция, добравшись до первого села, будет телеграфировать в Енисейск о задержании моторной лодки. Решили ехать, пока будет возможно, и при первом появлении опасности высадиться. Дальше Енисейска все равно ехать не представлялось возможным. Там уже гуще население, еженедельные рейсы парохода, больше властей. И вся жизнь скопилась по берегам Енисея. Правда, уже и здесь и в стороне, по Старо-Ачинскому тракту, были села к целые волости, но все же не было прибрежного оживления,

В худшем случае оповещенные власти могли выслать навстречу моторке вооруженный катер.

Но ведь почти тысяча верст пешком была бы еще богаче опасностями. В ней не было бы крупных смелых ставок на свободу и жизнь, но там каждая секунда подстерегала бы бессмысленной смертью.

Семьсот слишком верст до первого волостного села Анциферова проехали без всяких затруднений. Только из деревни Назимовой, которую проезжали утром, раздался выстрел.

— Здесь телеграф есть. Значит, и сюда дали знать, — сказал Черных.

— И значит, дальше нас готовятся встретить, — добавил Звонарев. — Сейчас мы едем, а отсюда в Енисейск телеграмму дают:

«Остановить не удалось, задержите».

Анциферово проезжали вечером. Здесь на Енисее образуется небольшая извилина, как называют ее здесь «труба», поэтому, завернув, моторка неожиданно очутилась перед селом. Пока отошла к правому берегу, от села отчалили две лодки и двинулись на перерез. С лодки раздался залп из четырех винтовок. От борта моторки отлетели щепки. Ельцов вскрикнул и схватился за руку.

Звонарев и Черных ответили залпом. На передней лодке кто-то упал. Это задержало ее. Моторка оказалась на одной линии с лодками. Теперь, если выдержать два залпа, моторка успеет скрыться за поворотом. Лодки против течения на веслах сразу отстанут.

С приближающихся лодок раздался второй залп. Перелет.

— Целься вернее, — сказал Звонарев.

Два выстрела свалили двоих. Лодки повернули к берегу. С них раздался одинокий выстрел, пробивший борт моторки и слегка ранивший Звонарева в ногу.

Моторка продолжала путь. Туманов сделал раненым перевязки.

— Теперь мы не выдержим ни одной стычки. Осталось два патрона, — сказал Черных.

— А вся опасность впереди, — заметил Звонарев. — Теперь мы выезжаем в населенный район.

Всю ночь и половину дня проехали без еды. Начинал мучить голод. Тогда решили пристать к показавшейся деревне. К под'ехавшей к берегу моторке высыпала целая куча женщин и детей. Когда попросили хлеба, три женщины побежали в высоко стоявшие избы и вынесли три каравая хлеба и двух соленых омулей. В уплату давали им пиджак Ельцова, но они отказались.

Всемирный следопыт, 1926 № 05

Звонарев шагнул в лодку. Товарищи молча последовали за ним.


Подкрепившись, товарищи продолжали путь. Было напряженно-тревожное чувство. До города Енисейска оставалось только тридцать верст.

— Где высадиться? — Этот вопрос должен был разрешить Черных, как наиболее знакомый с местностью. Решили так: как только покажется Енисейск, высадиться на левый берег и выбраться к Старо-Ачинскому тракту.

Уже темнело, когда проехали деревню Усть-Кемское и оказались, перед устьем Кеми. Впереди показались мигающие огоньки бакенов и горящие на солнечном закате золотые макушки церквей и монастырей Енисейска. В четырех верстах был Енисейск.

— Вот здесь, за Кемью, и высадимся, — сказал Черных, — и направил к берегу моторку. Но здесь его схватил за руку Звонарев.

— Подожди, — сказал он. — Я ведь бывал в Енисейском уезде. Мне помнится, что по Кеми почти нет деревень.

— В Енисейском уезде по Кеми только одна деревня. Это за полтораста верст, — вспомнил Черных. — Мы можем по ней безбоязненно проехать весь уезд на юг.

— Я не возражаю, только бы скорей, — сказал Ельцов.

Лодка в'ехала в устье Кеми. С обоих берегов над рекой нависли высокие, густые кусты тальника. Стало темно.

Река Кемь — таежная река. Она протянулась вдоль всей западной части Енисейского уезда, разрезав ее на две совсем изолированные части. Течет Кемь почти параллельно Енисею и Старо-Ачинскому тракту и только в одном месте пересекается заброшенной дорогой — Сотниково — Бельское с десятидворным поселком на всем пятидесятиверстном протяжении дороги. Только в низовье, где в Кемь впадает речка Тыя, стоит деревня Малобельская.

Всемирный следопыт, 1926 № 05

Спугнули шумом мотора черно-седого медведя.


Эту деревню миновали ночью. Весь день проехали по рослому густому кедровнику. Спугнули шумом мотора громадного черно-седого медведя, один раз наскочили на мель и утром под'ехали к отличному деревянному мосту, протянувшемуся над водой на семьдесят сажен.

Этот мост был для всех неожиданностью.

— Куда мы заехали?

— Значит, устье Белой мы проехали ночью. Дальше ехать нельзя, а то отклонимся от тракта.

Привязали моторку к кустам и вскарабкались на берег. Сразу за мостом встретили крестьянина.

Оказалось, что здесь маленькая новосельческая деревушка — Михайловское. Крестьянин встретил их радушно. Рассказал, что и он в довоенное время был рабочим. Работал на Путиловском заводе в Петербурге.

Узнали от него и о судьбе сдавшихся товарищей. Аду Лебедеву по пути в тюрьму казаки вытащили арканом из рядов конвоя и, изрубив на части, бросили под мост речки Качи. Такая же судьба постигла товарищей Марковского и Порадовского. Вейнбаум, Боград и другие сидят в тюрьме под ежедневной угрозой расстрела.

Отдали этому крестьянину на хранение моторку.

— До нашей власти, — пояснил Звонарев.

Крестьянин снабдил их противогнусными сетками и хлебом и взялся довезти на лошадях до села Бельского.

Тридцать верст по скверной заброшенной дороге без мостов, через речки и болота, проехали только к вечеру.

— Теперь держите путь на Большую Кеть, — сказал крестьянин, прощаясь. — Да осторожней здесь. Под Муртой кулачье так просто и охотится на красногвардейцев. Подстрелит, сапоги снимет и бросит, как собаку, издыхать.

Перейдя Белую по мельничной плотине, товарищи обошли село Бельское и вышли на Старо-Ачинский тракт. Шли по лесу, временами выходили на дорогу, чтобы не отклониться от нее. Ночевали под открытым небом в стороне от дороги.

Так добрались до села Алтатского на границе Ачинского уезда. Здесь, когда проходили полем мимо большой пасеки, встретили двух мужиков. Попросили хлеба. Те зашли на заимку и вынесли полкаравая. Присели закусить, разговорились.

— Да, белые — строгий народ. Вот недавно деревню под Ачинском выжгли, — сказал мужик с черной бородой. — А вы-то, как, не боитесь? Патрончиков запасли?..

— На четверых два патрона, — сказал Туманов.

— Слушай, отец, у тебя, может быть, патроны водятся, а? — спросил Черных.

— Был где-то один, завалялся, — сказал чернобородый. И, недолго поискав, вынес из заимки патрон. Товарищи поблагодарили и продолжали путь.

Через час услышали хруст валежника. Какие-то смутные звуки, похожие на разговор. Хруст и звуки с перерывами повторялись несколько раз. Ускорили шаг и скоро вышли на опушку леса, за которой потянулись поля зеленого хлеба, Когда вышли на середину поля, за ними раздался залп. Схватили винтовки, обернулись. Из леса бежали за ними пять мужиков с винтовками. Впереди их был чернобородый пасечник.

— Будемте стрелять двое. Один патрон про запас, — предложил Звонарев. — Дали залп. Один из нападавших отстал и, сделав несколько шагов, сел на дорогу.

Товарищи бросились в перебежку через поле, временами припадая на землю, в низкий зеленый хлеб.

Чернобородый был совсем близко. Тогда Черных выхватил винтовку Ельцова с последним патроном — подарком чернобородого. Нажал курок. Патрон не стрелял.

Чернобородый подбежал и выстрелил почти в упор, но пуля перелетела. Тогда Звонарев бросился навстречу и ударом приклада сшиб его с ног. Схватил винтовку чернобородого и, отстреливаясь, продолжал бегство. В догонку летели пули.

Но вот уже лес. Вбежав в хрустящую валежником тайгу, товарищи облегченно вздохнули. Там впереди, в просветах сосен, виднелись огни костров. Навстречу выбежало несколько людей, вооруженных винтовками и пиками.

— Кто вы? Откуда стрельба?

— Мы — красногвардейцы. На нас охотится кулачье, — сказал Звонарев переводя дыхание. — А вы?

— Здесь отряд красных партизан товарища Щетинкина.

С этого дня началась новая полоса в жизни беглецов, полоса упорной борьбы в рядах партизан за освобождение Сибири.

Знатный иностранец.

Всемирный следопыт, 1926 № 05

Насколько скромен и незначителен по размерам наш речной рак, настолько грозен и массивен сине-стальной океанский омар, которого мы видим на помещенном здесь снимке, сделанном под водой. Особенно велики и могучи его клешни, несоразмерно большие даже для громадного тела этого океанского рака. Но, как и нашему раку, так и его знатному сородичу частенько приходится краснеть в кипящем котле, превращаясь в лакомое блюдо.

Воздушный «дом отдыха» для аэропланов.

Всемирный следопыт, 1926 № 05

Новый английский военный дирижабль «К.101» представляет собой любопытную воздушную пристань или, вернее, дом для аэропланов. Он несет на себе шесть маленьких быстрых военных самолетов. В воздухе аэропланы могут по желанию отделяться от огромного воздушного ковчега и, выполнив свою задачу атаки или охраны, возвращаться назад и вновь подвешиваться к своему пристанищу.

Когда один из аэропланов должен лететь, с дирижабля спускают систему стальных канатов, к крючку которой он прикреплен. Как только летчик подаст сигнал о готовности аэроплана к самостоятельному полету, команда дирижабля открывает крючок, и освобожденный аэроплан улетает, а система канатов с крючком снова вбирается на дирижабль.

При возвращении аэроплана с дирижабля спускают систему скрепленных частей, предназначенных для того, чтобы подхватить аэроплан и удержать его на ветру. Летчик подлетает и старается поставить свой аппарат так, чтобы спущенный крючок находился над пропеллером аэроплана. Специальное зеркало помогает ему совершить этот трудный маневр. Далее, крюк дирижабля проходит в открытое кольцо аэроплана, который продолжает поддерживать равновесие при помощи крыльев. Когда прикрепление закончено, аэроплан притягивается к дну дирижабля и остается там.

За белыми шкурками.

Рассказ Джорджа Хардинга.

Всемирный следопыт, 1926 № 05

Весною море у берегов Ньюфаундленда загромождается бесконечными пространствами пловучего льда — ледяными полями, приносящими с южного Лабрадора целые стада молодых тюленей, драгоценных «белых шкурок», еще не умеющих нырять и защищаться от человека.

Каждый год до пяти тысяч сезонных охотников оставляют гавань Бонависта-Бай и направляются к порту св. Джона, где проводят несколько дней, пока море очистится от сплошных ледяных полей. Десятого марта (это число установлено колониальным законом) тюленебойные суда отправляются в плавание.

Опасное и рискованное плавание — охота на тюленей. Только смелые, энергичные и выносливые люди вступают в экипаж тюленебойного судна, и каждый из них должен быть и отличным моряком и опытным охотником. Только надежное судно, с крепкими дубовыми частями, обитыми железом, может выдержать встречу со стремительно несущимися глыбами пловучего льда.

Гонимые ветром и течением, громадные льдины нагоняют друг друга, ударяются со страшной силой и разлетаются на мелкие осколки. Подумать только, сколько смелости, мужества и твердости духа проявляют рыбаки, охотясь за тюленями в небольших парусных лодках, если и крепкие паровые суда, не успевшие во время уйти от льда, разбиваются, как скорлупа.


* * *


Мы вошли в Пульс-Айленд и бросили якорь во льду гавани, среди других судов, уже лежавших в дрейфе.

Экипаж был отпущен на берег, и толпы матросов смешались с женщинами и детьми, окружившими наш «Альбатрос».

Я вошел в каюту шкипера, когда он беседовал с несколькими старыми моряками. Морская карта была разложена на столе, и капитан водил толстым пальцем вдоль берегов Лабрадора.

— Отсюда их, вероятно, отнесло ветрами к Функс-Айленд, и, я думаю, мы найдем их в пяти-семи милях к северо-западу от него.

— Да, они где-нибудь там, поблизости, — согласился подшкипер.

— Стада тюленей обычно растягиваются в линию от тридцати до сорока миль, — ответил шкипер на мой вопрос. — Через каждые две-три мили можно неожиданно напасть на новое стадо. Заметив судно, старые тюлени ныряют в воду, оставляя детенышей лежать на льду. Мы охотимся сначала за молодыми, за «белыми шкурками». Они доставляют лучший сорт тюленьего жира и наилучшую кожу. Потом уже мы отправляемся миль за сорок к западу, где настигаем взрослых. Это — большие свирепые животные, ростом с быка; они почти всегда вступают в борьбу. Улов их всегда меньше улова «белых шкурок».

— Помните, капитан Джоб, — заговорил один из старых матросов, — нашу охоту на старой «Фальконии»? У нас было достаточно топлива, — продолжал он, обращаясь ко всей компании, — и мы решили было остаться до конца сезона из-за этих «стариков». Нам попалось прекрасное место, прямо кишевшее ими, оно чуть ниже нашего порта. Ветры нагнали много льда, и стадо тюленей, вышедших наружу, долго не могло попасть в воду: они были ослеплены сверкавшим на солнце льдом. Через три часа мы набили их уже пятнадцать тысяч, а через три дня уже возвращались домой!

Появились бутылки, все уселись в круг, и до позднего часа велись нескончаемые рассказы о прежних ловлях и морских приключениях. Без этого обряда ни один охотник не представлял себе удачи в будущем походе. Поднимались стаканы.

— За счастливый улов! К первому апреля мы вернемся домой с тридцатью тысячами отборных «белых шкурок».

Настало утро, и команда вернулась по льду, в толпе рыбаков, их жен и детей. Все суда снялись с якоря. Одно за другим они уходили в море, а рыбаки на берегу молча провожали их взглядами. Суда были крепкие, люди на них испытанные, но этого было недостаточно, чтобы успокоить сердца береговых жителей.

Взобравшись на ледяной холм, они долго смотрели вслед удалявшейся флотилии.

Ни одной вести о плавании не дойдет к ним до возвращения первого судна…


* * *


На рассвете третьего дня с «Альбатроса» увидели неподвижные вершины мачт четырех судов нашего флота. Они, очевидно, не могли продвигаться дальше. Громадные ледяные поля отделяли наше судно от них. В конце концов, пришлось и «Альбатросу» лечь в дрейф, так как лед сплошной стеной окружил нас.

В переднем трюме, где собрались все свободные от вахты, было тепло и уютно, и, казалось, ничто не говорило о нашем отчаянном положении. В тумане дыма, при тусклом свете ламп, с трудом можно было различить лица людей, сидевших с трубками вокруг печки. Сверху нависали длинные палубные брусья, увешанные одеждой и сапогами. Вдоль стен тянулся длинный ряд деревянных скамеек.

Вошел вахтенный, совсем продрогший, несмотря на шубу и теплые меховые сапоги. Взяв чайник, он стал жадно пить прямо из носика. Затем подошел к печке и остановился, растирая озябшие руки перед огнем. Наконец, он окликнул лежавших на скамейках.

— Жалко беспокоить вас, бездельников, но часы пробили две склянки, и Джими Гайнес должен итти на палубу.

Названный приподнялся, снял с гвоздя сапоги и стал натягивать их. Остальная смена последовала за ним. Все оделись и неторопливо выбрались наверх.

Прежняя смена пришла, отряхивая снег и срывая с бород ледяные сосульки. Они сбросили на скамейки шапки, расстегнули шубы и подсели поближе к печке. Завязался новый разговор.

— Нечего унывать, братцы, — заговорил Петер, — такие неудачи нередки. Несколько лет назад я плавал на «Виргинии», и нам с месяц пришлось простоять в Вайте-Бай и в порту св. Джона, где лед долго не пропускал. Все уже думали, что мы погибли. — Он закурил трубку и продолжал: — Что желудок был пуст, это никого так не огорчало, как то, что вышел весь табак. Три недели нам пришлось курить старый чай.

Петер сильно затянулся, как бы подтверждая, что не может быть большего удовольствия, чем трубка, во время тяжелого плавания…

Густой черный дым, уже валивший из трубы машинного отделения, показывал, что судно скоро начнет бороться со льдом. И, действительно, скоро открылся решетчатый люк с капитанского мостика.

— Все на палубу! — раздалась команда.

Люди вскочили. В один момент трубки были погашены, шубы и сапоги надеты, и, застегиваясь на ходу, все уже толпились у выхода.

Ледяные глыбы тесно сжимали пароход. «Альбатрос» был беспомощен, пока лед отделял его от свободных каналов между ледяными полями. По приказанию шкипера, при помощи длинных шестов под ледяные глыбы были подведены боченки с порохом и, после взрыва, две сотни людей длинными кирками и ганшпугами стали отбрасывать в стороны куски разрыхленного льда и сдвигать их в воду. Экипаж дружно работал, пока, наконец, ледяной мост, образовавшийся между судном и каналом, не был разрушен.

Судно двинулось. Радостные крики приветствовали успех. Теперь мы шли между стенами пловучего льда, избегая встреч с ним, но, если на пути все же оказывался лед, люди, бежавшие по обе стороны судна, ломали и отбрасывали его. Когда мы далеко прошли по свободному от льда каналу, помощь людей стала лишней, и они вернулись на пароход.

Через пять дней мы увидели пароходы «Гранд-Лэк» и «Рэнджер». Первый догонял нас, второй был впереди. Он бросил якорь, не дойдя до Функс-Айленд, и был окружен стенами льда.

Сильный напор льдин повредил железную обивку его носа, и в толстой обшивке доски были сдвинуты с места. Положение судна было тяжелое: появилась течь. Поверх наскоро сбитых досок была уложена импровизированная настилка — железная дверь машинного отделения. Но течь не прекращалась, и насосы не справлялись с водой. Нос судна высоко поднялся, и судну грозила гибель. Шкипер нашел выход:

— Вытащите все масло и тридцать мешков сухарей, — приказал он.

Лопатами кочегаров наложили слой масла, толщиной с фут, на досчатую обшивку; перегородка, сделанная судовым плотником, с внутренней стороны была покрыта таким же слоем, а весь промежуток заполнен вдолбленным в масло черным хлебом.

«Рэнджер» продолжал свой путь с помощью набухавшего черствого хлеба, пока, наконец, насосы не оказались одни в силах осушать трюм.

«Гранд-Лэк» с трудом высвободился от льдин и тоже, наконец, вышел в свободный канал, тянувшийся далеко вперед, прямо к ледяным полям, где расположились стада тюленей. «Альбатрос» пришел туда первым. Остальных, за исключением «Гранд-Лэк», не было даже видно.

Всемирный следопыт, 1926 № 05

«Альбатрос» двигался между стенами плову чего льда, и люди, бежавшие по обе стороны парохода, ломали лед длинными кирками и ганшпугами.


Шкипер, уверенный уже в удачном исходе охоты, вошел в каюту.

— «Белые шкурки» как раз там, где им надо быть. Курс взят верно, и мы хорошо поохотимся. Славно угадали! Тюлени никогда не бывают на одном месте в течение двух сезонов подряд. По крайней мере, в моей жизни этого никогда не случалось. Я помню одну ловлю, когда мы искали их на Белл-Айле, южнее широты Галифакса. Самым счастливым судном тогда оказался старый «Кайт». Он не смог пробраться за более сильными судами на север, поплыл в сторону и совершенно неожиданно наткнулся на большое стадо. Оно оказалось гораздо южнее, чем все ожидали, и суденышко быстро нагрузилось. Старичок «Кайт» поохотился лучше всех нас, о нем много говорили в тот сезон.


* * *


Задолго до рассвета люди, вооруженные баграми и охотничьими ножами, оставили пароход и разошлись далеко вокруг. Ледяные поля были занесены снегом. Тонкий лед, затянувший поверхность каналов, и толстые ледяные пласты, — все сравнялось в одну непрерывную снежную поверхность. Это затрудняло путь и делало его особенно опасным. Если бы охотник ступил на такой обманчивый лед, он сразу пошел бы ко дну в своей громоздкой одежде и тяжелых сапогах. Люди шли осторожно, гуськом, пробуя крепость льда острогами и медленно подвигаясь к стаду тюленей, кричавших вдали,

К рассвету началась охота. Длинные багры, заостренные на концах, задвигались, убивая хнычущих белых детенышей. С убитых тюленей, не давая им замерзнуть, сейчас же снимали шкурки, затем несколькими ловкими ударами отделяли от туши слой жира. По шесть шкурок связывалось вместе, и связки стаскивались к главной куче. Над кучами шкур ставились сигнальные флажки.

После полудня сели отдохнуть и, покончив со свининой и черствым хлебом, закурили трубки. Петер не упустил случая поболтать со мной. Он говорил об опасности тонкого льда, занесенного снегом, о риске прыжков с льдины на льдину, если они движутся в разных направлениях, и, наконец, о самой грозной опасности для тюленебоев — весенних бурях и штормах, которые бывают даже в марте. Потом он рассказал, как десять лет тому назад «Гренландия» не могла из-за такого шторма продвинуться вперед, чтобы забрать свой экипаж, высадившийся для охоты. Люди были оставлены на произвол судьбы, и погибло сорок семь человек. Брат Петера разделся и, привязав к поясу промасленную одежду, поплыл через канал. Ему посчастливилось: он достиг другой стороны и был подобран судном.

Петер рассказал случай из своей охотничьей жизни, — как он однажды, провалившись в воду, чуть было не замерз и спасся только тем, что сунул свои окоченевшие руки и ноги в труп еще теплого, только что убитого тюленя,

К вечеру мороз легким мостом сковал канал, и подул ветер. Надо было ждать шторма. Дозорный на мачте едва мог различить в снежном вихре неясные фигуры возвращавшихся охотников. Наконец, все столпились вдоль борта со спинами, покрытыми снежной пылью, с бородами, обросшими сосульками.

Новая смена вышла навстречу для переноски шкур. Работа по уборке их продолжалась до полуночи при свете факелов. Замерзшие шкуры грузились на палубу, а оттуда перебрасывались в трюм. Люди с тяжелыми ношами переходили от под'емного крана к люкам. Наконец, работа окончилась. Но жизнь парохода еще не скоро затихла.

Около «Альбатроса», на льду, задержалась группа: два охотника, встретившие людей другого судна, стоявшего в десяти милях от нас, рассказывали об их удаче. Некоторые, чувствуя первые признаки слепоты от постоянного сверкания льда, прикладывали к глазам припарки из чайных листьев. Другие занялись отмороженными щеками. Через час все уже расположились на деревянных скамейках в переднем трюме. Только вахтенные остались на палубе.

На рассвете судно опять было в пути и, выбросив большую часть экипажа в восьми милях, на другой стороне канала, вернулось к непогруженным за прошлый день кучам шкурок. Даже повар и кочегар приняли участие в общей работе. Связывали вместе по пятьдесят шкурок и лебедкой поднимали на палубу. После обеда судно вернулось к охотникам.

В этот вечер особенно спешили с погрузкой: дул сильный ветер и мог снести сигнальные флажки. Массы льда плыли по течению, нагромождались друг на друга, и к вечеру мы были отделены от других судов высокими стенами. А за ночь лед рассеялся в груды обломков, и утром все суда снова были видны.

В этот день все хорошо поохотились, а «Гранд-Лэк» — особенно удачно. До тридцати тысяч тюленей было убито, но поднявшаяся к вечеру буря так и не дала возможности погрузить их. Поднявшийся шторм опять разделил суда.

Мы собрались в переднем трюме, где было так тепло и безопасно по сравнению с палубой. Все чувствовали удовлетворение и давали волю своей скромной фантазии.

— Хорошее плавание, — говорил один охотник, гревшийся у печки. — Больше тюленей редко удается убить. Мы должны выручить не меньше, как по семьдесять пять долларов на душу!

Что значили все минувшие трудности плавания, если каждый мог вернуться к жене и детям с кругленькой суммой! Такие мысли были у всех, и все заснули спокойно.


* * *


Буря не унялась за ночь и продолжалась весь следующий день. Массы льда, гонимые ветром, встречались с другими, плывшими по течению, сталкивались и разбивались. Осколки и большие глыбы льда теснились вокруг судна, и через двое суток оно было, как говорят моряки, «поймано» льдом.

Всемирный следопыт, 1926 № 05

По шесть шкурок связывалось вместе, и связки стаскивались к главной куче.


Люди, готовые выйти на палубу по первой команде, сидели внизу, обсуждая положение.

— Не каждое судно устояло бы, — говорил один из них, прислушиваясь, как лед трется о борта, — но «Альбатрос» — самое крепкое во всем флоте и не мало бурь вынесло на своем веку!

Шкипер и вахтенный были на палубе. Вахтенный на мачте осматривал бушующую пустыню, следя за движением льдов.

Под сильным напором балки в нижней части «Альбатроса» трещали, но пока выдерживали. Но вот — новый удар, внезапный и сильный… Раздался громкий треск, и обломки разбитых бревен всплыли на поверхность. Подшкипер и вахтенные бросились в машинное отделение. Оно было заполнено паром: хлынувшая вода дошла до топки. С одного взгляда было ясно, что люди уже не остановят это нашествие. Кочегар, весь черный от угольной пыли, в одной рубашке выскочил на палубу и на град вопросов мог отвечать только невнятным бормотанием. Послышался голос шкипера, понявшего положение, как ни один из нас.

— Братцы, — крикнул он, — судно тонет! Живо собирайте вещи и платье. Спасайте с'естные припасы!

Началось общее смятение. Все высыпали из верхнего трюма, таща сундуки и мешки с вещами, толпясь у выхода и сталкиваясь с бегущими обратно за новым грузом. Тяжелые боченки со свининой выкатывались из верхнего люка. Некоторые охотники спешили в нижний трюм, где были сложены тюленьи шкуры. Все толпились, толкались. Были спущены лодки, и слышалась команда капитана:

— Оттаскивайте провизию и лодки от судна. Еще дальше! Дальше, я говорю, чорт возьми!

Вода уже выгнала людей из переднего трюма. Теперь каждый знал, что минуты «Альбатроса» сочтены, и старался спасти самое для него дорогое. Один, пытаясь сохранить арсенал судна, хватал ружье, другой — компас и барометр. Повар с трудом тащил судовую кухню. В каюте капитана толпа окружила медицинский ящик, спасая мягчительную мазь и пилюли.

Всемирный следопыт, 1926 № 05

— Спасайтесь! Судно идёт ко дну! — раздался крик, подхваченный сотней людей, и застигнутые врасплох тюленебои бросились к трапам, таща спасаемое имущество.


Вдруг раздался крик, подхваченный сотней людей и эхом разлетевшийся по «Альбатросу»:

— Спасайтесь! Судно идет ко дну…

Застигнутые врасплох бросились к выходу, кто с пустыми руками, кто таща последнюю спасенную вещь.

— Тяжело терять такое судно… Жалко, хороший был улов, — слышалось по льду среди команды, и никто из них, казалось, не помнил о себе, не думал о личной опасности…

«Альбатрос» высоко поднял нос, погружаясь кормой. Главная мачта достигла льда и с треском разбилась. Большие якоря соскользнули с носа и грузно упали на лед. Раздался треск палубы, шипение oгня в непотухшей еще печке переднего трюма, наконец, все исчезло. Только несколько тюленьих шкурок да поломанные весла всплыли на поверхность.

Целый мир снега и льда окружал нас; мрачное небо нависло сверху; казалось, будто и ветер, и море, и ледяная пустыня, — все было против нас.

Следовало подумать о своей защите. Поставили боком лодки; весла служили подставкой, и на них укрепили уцелевшие паруса. Люди разместились с подветренной стороны и с помощью тюленьего жира разводили костры, чтобы согреться и вскипятить чай из растопленного льда. Много раз котелки снимались, и каждый из двух сотен людей наполнял свою кружку.

Мили ледяных полей, прорезанных каналами, отделяли нас от остального флота. По последним наблюдениям, от нас было больше ста миль до берега.

Оставить лодки и итти вперед было все равно, что итти на верную смерть; тащить лодки по льду тоже было невозможно. Оставалось — выжидать, что нас подберет проходящее мимо судно. Но когда это будет?..

— И вы бросили Нью-Йорк, чтобы попасть в такое положение? — сказал мне Петер, когда я, наконец, нашел его после долгих поисков.

Я спросил его, каковы наши шансы на спасение.

— О! — живо ответил он, — дьявольская рыба-акула устроит себе хорошее угощение, если кто-нибудь двинется нам на помощь.

— Как бы она не вздумала начать с нас, — вставил один из малодушных.

— Перестаньте зря болтать, — прервал один из охотников, — я три раза терпел крушение, и ни разу люди не спасались так удачно, как мы. Ведь у нас все целы. Да еще и удобства есть: паруса, лодки; и есть пища.

— Да, и еще одно удобство: если замерзнешь, то здесь можно обойтись и без гроба, — опять вставил малодушный.

Разговор прекратился: повар раздавал паек сухарей и свинины, и все принялись за еду.


* * *


Прошли три томительных дня ожидания…

Всемирный следопыт, 1926 № 05

Люди разместились с подветренной стороны и с помощью тюленьего жира разводили костры, чтобы согреться и вскипятить чай.


Судно «Вангард» показалось на горизонте поздно вечером третьего дня. Разведчик на главной мачте заметил наш лагерь.

— Много пятен, — сказал он, — похоже на большое стадо «стариков».

Через несколько дней «Вангард» подошел и забрал нас. «Пассажиры» заполнили весь передний трюм, и многие еще остались без места. Сидевшие на палубе выжидали очереди спуститься вниз, а там поочередно двигались на свободные места у печки.

И «Вангарду» пришлось бросить охоту, нагрузившись полузамерзшими людьми.

Еще два судна, кроме «Альбатроса», потерпели крушение. Команды их — там не все люди уцелели — были размещены между встречными судами. Охотники «Вангарда» решили так: «Охота в этом году потеряна. Чем скорее вернемся, тем лучше. Должны же мы помочь товарищам добраться домой».


* * *


Три недели спустя мы вошли в гавань. Восемь более удачливых судов разгружали шкуры и жир. Команды их получили от пятидесяти до семидесяти долларов на человека. «Гранд-Лэк», у которого море похитило богатейшую добычу, пришло без всякого груза, кроме потерпевших крушение товарищей.

Неудачная вышла охота за тюленями в этом сезоне…

Современные Диогены.

Всемирный следопыт, 1926 № 05

Всемирный следопыт, 1926 № 05

Во время летних каникул на побережье озера Эри (Сев, Америка, штат Огио) стекается множество экскурсантов, желающих провести некоторое время на открытом воздухе в лагерной обстановке. Палатки и шатры мелькают среди соснового леса, растущего по берегам озера. Но нашлись изобретательные люди, построившие себе целые две дачи из огромных старых винных бочек. Так как они предполагали провести здесь все лето, то оборудовали эти бочки для жилья с большим комфортом, а именно: провели электричество, временный водопровод, прорезали в днищах окна, настлали пол, а также соорудили у входа настоящий балкон. Само собой разумеется, что эти необычайные жилища возбуждали большое внимание и интерес со стороны прочих экскурсантов, и современные Диогены с их оригинальными дачами стали злобой дня.

Трагедия в шлюпках.

Рассказ де-Вэр-Стекпул.

Всемирный следопыт, 1926 № 05

Наступил четвертый день штиля. На корме устроили навес для пассажиров, которых было только двое: молодые натуралисты Лестрендж и Томпсон, которые воспользовались рейсом парусного судна «Нортумберлэнд» на отдаленные тихоокеанские острова, чтобы отправиться туда для собирания редких тропических растений. Лестрендж и Томпсон, ленивые и осовелые от зноя, сидели в плетеных креслах, безучастные ко всему на свете. Однако, Лестрендж, читавший книгу, поднялся с кресла, подошел к фальшборту и пытливо заглянул в воду. В смутной зелени моря двигалось что-то зловещее, какое-то бледное и длинное существо. Затем вынырнула вторая акула, за нею — третья. Лестрендж рассмотрел глаза, темные плавники, длинные туловища.

Он поднял упавшую книгу, — это был томик поэзии Теннисона, — и уставился на залитую солнцем палубу. Море показало ему грозное видение. Поэзия, красота, искусство, любовь и радость жизни, — возможно ли, чтобы эти могли существовать в одном мире вместе с теми? Он взглянул на книгу, лежавшую у него на коленях, и сравнил то прекрасное, что видел в ней, с тем ужасным, что дожидалось поживы под килем корабля.

Было ровно половина четвертого. В эту минуту явился капитан Лефарж и остановился, хмуро посматривая влево, где показалась полоса тумана.

— Солнце слегка затенилось, — сказал он, — надвигается туман. Видали вы когда-нибудь туман в Тихом океане?

— Нет, никогда.

— Ну, второй раз не захочется увидать, — заметил моряк и, заслонив глаза рукой, стал всматриваться вдаль. Уже линия горизонта утратила свою ясность, и день затмился едва заметной тенью.

Вдруг капитан повернулся, поднял голову и стал водить носом.

— Что-то горит! Должно быть, этот проклятый негр Бетти… Вечно, если не бьет стекла, то опрокидывает лампы и прожигает дыры в ковре. — Он подошел к люку, — Эй, там, внизу!

— Здесь, сэр.

— Что там у вас горит?

— Ничего не горит, сэр.

— Говорю вам, я чувствую запах гари. Если не внизу горит, то где-нибудь на палубе, может быть, бросили тряпки в огонь.

— Капитан, — воскликнул Лестрендж, — подойдите сюда. Не знаю, помутилось ли у меня в глазах от жары, но только мне чудится что-то странное у грот-мачты.

В том месте, где грот-мачта входит в палубу, и на некотором протяжении вверх ствол ее казался в движении. Это мнимое движение происходило от спирали дыма, настолько прозрачного, что угадать о нем можно было только по похожему на мираж трепету обвиваемой им мачты.

— Что такое? — крикнул Лефарж, бросаясь вперед.

Лестрендж и Томпсон медленно последовали за ним. Они услыхали пронзительный звук свистка, увидели матросов, метавшихся на палубе, как рой пчел, увидели, как открылся люк и к небу потянулся столб дыма, черного, зловещего дыма, подобного неподвижному султану в неподвижном воздухе.

В бурю у мыса Горна «Нортумберлэнд» растерял часть своих лодок. Остались два баркаса и шлюпка. Лестрендж и Томпсон слышали, как капитан Лефарж приказал людям запереть люк и стать на насосы, чтобы затопить трюм, и, зная, что им на палубе делать нечего, поспешили вниз.

Не успели молодые люди спуститься, как вниз по трапу застучали шумные шаги, и в салон бурно ворвался Лефарж. Лицо его было налито кровью, глаза смотрели стеклянным взглядом, как у пьяного, и жилы на висках вздулись, как веревки.

Всемирный следопыт, 1926 № 05

Дым из люков как бы кивал отплывавшим лодкам, точно маня их к себе.


— Готовьтесь! — крикнул он, бросаясь к себе в каюту, — снаряжают лодки. Проклятие! Куда девались бумаги?

Им слышно было, как он яростно рылся у себя в каюте, разыскивая те бумаги, которыми хозяин корабля дорожит больше жизни; и, собирая их, он продолжал выкрикивать приказания. Он казался помешанным и, действительно, наполовину обезумел при мысли об одном ужасном грузе, который остался в трюме…

На палубе, под командой штурмана, матросы делали свое дело, не подозревая о том, что скрывалось в трюме. К баркасам подносили боченки с водой и мешки с сухарями. Шлюпка уже висела у баканцев, и негр Бетти укладывал в нее боченок с водой, когда на палубу взбежал капитан Лефарж.

Минуту спустя Бетти был уже в шлюпке.

— Спускайте, спускайте! — крикнул капитан Лефарж. — Оба пассажира — скорее в шлюпку!

Шлюпка скользнула к тихому голубому морю, поцеловалась с ним и поплыла.

При отбытии из Бостона Бетти долго околачивался на набережной, благодаря тому, что ему не на что было пойти в кабак. Поэтому-то он кое-что проведал про груз корабля, чего не знали остальные. Не успел он взяться за весла, как это сознание озарило его ум убийственным светом. Он гикнул так, что оба матроса, спускавшие шлюпку, перегнулись через борт.

— Ребята! — крикнул негр.

— Ну, что там?

— Спасайся, кто может, я сейчас вспомнил, — в трюме две бочки с порохом! — и он с новой силой навалился на весла.

Душа старого негра была полна трагического ужаса. Его воображение уже слышало взрыв судна, видело шлюпку и самого себя, разорванными на кусочки, мало того, видело ад и чертей, жарящих грешное его тело.

Но его лицо не было способно выражать весь ужас трагедии. Он пыхтел и надрывался, надувая щеки, наваливаясь на весла, корча невероятные рожи, но все эти действия, вызванные душевной мукой, однако, ни мало не выражали ее. Позади виднелся корабль, рядом с которым уже качались на волнах оба баркаса.

Люди сыпались через борт, как водяные крысы, барахтались в воде, как утки, карабкались, как попало, в баркасы. Из полуоткрытого люка тянулся черный дым, теперь уже смешанный с искрами, вздымаясь быстро и злобно, как если бы вырывался из стиснутых челюстей дракона.

А за милю от «Нортумберлэнда», позади, стояла плотная стена тумана. Она походила на диковинную страну, внезапно выросшую из океана, страну, в которой не росли деревья и не пели птицы.

— Сил моих нет! — вдруг пробормотал гребец, оперев весла на колени. — Пусть себе взрывается, как знает, — сил моих больше нет! Изнемогаю!

Лестрендж бледный, как смерть, но несколько пришедший в себя, повернулся взглянуть на корабль. Последний казался уже далеко; и оба баркаса яростно спешили вслед за шлюпкой.

С невероятной быстротой плотные скалы тумана задвигались, рассеиваясь и вновь собираясь. Легкий ветерок пронизал их, свивая из них удивительные узоры. По воде двигались туманные всадники и развевались, как дым; поднимались и разбивались воздушные валы; высокие спирали тянулись до самого неба. И все это с угрожающей медлительностью. Огромный, ленивый и зловещий, но неуклонный, как рок или смерть, туман надвигался, завоевывая, казалось, весь мир.

На этом мрачном фоне выделялся тлеющий корабль, паруса которого уже вздрагивали от поднимавшегося ветра в то время, как дым из люков как бы кивал отплывавшим лодкам, маня их к себе.

— Я думаю, можно здесь дождаться остальных, — сказал Лестрендж. — Мы же находимся достаточно далеко на тот случай, если… что случится.

— Верно, — поддакнул гребец, тем временем успевший притти в себя. — Пусть себе взрывается, как знает, нас не достанет.

Баркасы медленно приближались. Они казались тараканами, ползущими по воде, А вместе с ними по сверкающей глади ползла тусклая мгла, поглощавшая ее блеск, как это бывает при солнечном затмении.

Тут на шлюпку налетел ветерок, почти незаметный, но холодный и затмевающий солнце. И в тот же миг туман поглотил далекое судно.

Необычайное это было зрелище. Меньше, чем в полминуты, деревянный корабль превратился в корабль из дымки, в прозрачный узор, всколыхнулся — и исчез.

Солнце еще более потускнело, затем и совсем исчезло. Уже очертания баркасов становились туманными, и даже та часть горизонта, которая до сих пор оставалась ясной, сделалась теперь совсем невидимой.

Между тем первый из баркасов приближался, и вскоре послышался голос капитана:

— Гей, шлюпка!

— Гей! — раздалось в ответ.

— Равняйся с нами!

Первый баркас приостановился, дожидаясь второго. Последний, и так уже очень тяжелый, был сильно перегружен. Капитан Лефарж был взбешен поведением негра, всполошившего всю команду, но ему было теперь не до взысканий.

— Подождите нас, — сказал он, когда шлюпка поравнялась с ними. — Поскорей же, туман надвигается. Гей, — обратился он ко второму баркасу, — поторопитесь!

Второго баркаса внезапно как не бывало.

Негр поднял весла, дожидаясь.

— Гей! Гей! — продолжал кричать Лефарж.

— Гей! — прозвучало из тумана,

В тот же миг первый баркас и шлюпка исчезли друг у друга из глаз, поглощенные туманом.

Но достаточно было нескольких взмахов весла, чтобы шлюпка снова стала борт-о-борт с первым баркасом.

В следующую минуту все опять рассеялись. Все превратилось в одни только голоса, перекликавшиеся в тумане.

— Гей, шлюпка!

— Гей!

— Гей!

— Не кричите все сразу, я не знаю, куда мне грести! Второй баркас, где вы там? — кричал негр.

— Лево у руля!

— Ладно, ладно! — гребя между тем правым веслом, — отозвался Бетти, — одна минутка, и я буду с вами.

Последовало несколько минут усиленной гребли.

— Гей! — прозвучало гораздо слабее прежнего. — Почему это вы гребете прочь от нас?

Последовало еще несколько взмахов весел.

— Гей! — раздалось еще слабее.

Бетти поднял весла кверху,

— Чорт их возьми совсем! Сдается мне, что это звал первый баркас.

Он опять энергично заработал веслами. Туман снова приоткрыл судно.

В ту же минуту раздался оглушительный взрыв, потрясший небо и океан.

— Поехал! — произнес Бетти. — А теперь давайте все гикнем вместе, готовы вы?

— Ге-е-ей! — завопил негр,

— Гей! Гей! — крикнули Лестрендж и Томпсон.

Послышался слабый отклик, но трудно было определить, откуда он идет. Бетти греб еще несколько минут, потом остановился. Было так тихо, что ясно слышался всплеск воды, рассеченной носом шлюпки при последнем взмахе весел. Затем все смолкло, и безмолвие сомкнулось вокруг них, подобно роковому кольцу.

Падавший сверху тусклый свет непрерывно менялся в то время, как шлюпка скользила в пластах тумана.

Большой морской туман не бывает однородным: густота его меняется, у него имеются свои улицы, свои просветы в виде белых пещер, свои плотные утесы, и все это движется и перемещается как бы по мановению волшебника. Он также обладает тем колдовским свойством, что усиливается с приближением ночи.

А солнце, когда бы только они могли его видеть, уже скрылось за горизонтом.

Снова они стали звать. Но ответа не было.

— Что толку реветь, как быки, когда имеешь дело с глухими тетеревами, — сказал негр и тут же гикнул, но снова без результата.

Теперь ко мгле тумана прибавилась ночная тьма. Сидевшим в шлюпках ничего не было видно. Они чувствовали себя заблудившимися и совсем потерянными среди этого непроглядного тумана.

Но негр все греб, старательно и непрерывно, с каждым взмахом отдаляясь от баркасов, которых им никогда больше не суждено было увидеть.


* * *


Когда после полуночи туман рассеялся, люди с первого баркаса увидали второй, на полмили к штирборту.

— Вы видите шлюпку? — спросил штурман Дженкинс у капитана Лефаржа, который встал на ноги, осматривая горизонт.

— Ни следа! — ответил Лефарж. — Будь проклят этот негр! Когда бы не он, я успел бы как следует снабдить лодки провизией; а теперь не знаю даже, что у нас есть. Что у вас там на носу. Дженкинс?

— Два мешка хлеба и боченок воды, — сказал тот.

— Какой там боченок! — перебил другой голос. — Ты хочешь сказать пол-боченка!

— И то правда, — согласился Дженкинс, — наберется не больше двух галлонов.

— Будь проклят этот негр! — вскричал вновь Лефарж.

— Еле хватит по полковшика на душу, — заметил Дженкинс.

— Быть может, второй баркас успел лучше запастись, — продолжал Лефарж, — пойдем к нему.

— Он сам идет к нам, — сказал загребной.

Когда баркасы достаточно сблизились для оклика, на носу первого поднялся человек.

— Гей, сколько там у вас воды?

— Ни капли!

Ответ ясно прозвучал в мирном лунном воздухе. Услыхав его, люди в первом баркасе перестали грести, и видно было, как с поднятых весел стекали капли, сверкая алмазами при свете месяца.

— Гей, там, баркас! — крикнул человек на носу, — налегай на весла!

— Молчать, негодяй! — крикнул Лефарж. — Кто ты, чтобы командовать?

— Сам негодяй! — отозвался тот. — Ребята, заворачивай!

Гребцы штирборта дали задний ход, и второй баркас завернул.

— Ложись в дрейф! — донеслась команда со второго баркаса, с трудом подвигавшегося к первому. — Налегай на весла! Подними весла! Лучше покончить сразу.

Второй баркас перестал грести и остановился на расстоянии одного кабельтова.

— Сколько у вас воды? — прозвучал голос боцмана.

— Не хватит всем по одному разу напиться.

Лефарж сделал движение встать, но боцман со второго баркаса ударил его веслом, и он свалился на дно лодки.

— Дайте нам воды! — послышались голоса со второго баркаса. — В горле пересохло от гребли.

Боцман внезапно разразился потоком брани.

— Дайте нам воды, — кричал он, — не то, клянусь дьяволом, мы пойдем на абордаж!

Не успел он кончить, как угроза уже была приведена в исполнение. Сражение длилось недолго: второй баркас был чересчур переполнен для борьбы. Люди правого борта на первом баркасе сражались веслами в то время, как сидевшие у левого борта удерживали лодку в равновесии.

Скоро все было кончено, и второй баркас отчалил. Половина людей в нем были ранены в голову, при чем двое из них лежали без сознания.

На закате следующего дня первый баркас лежал в дрейфе. Последняя капля воды была выпита давным-давно.

Подобно грозному привидению, второй баркас преследовал его весь день, моля о воде, которой больше не было. Люди первого баркаса, мрачные и угрюмые, подавленные сознанием преступления, мучимые жаждой и голосами своих жертв, принимались усиленно грести, как только вторая лодка пыталась к ним приблизиться.

Время от времени, как бы движимые общим побуждением, они выкрикивали в один голос:

— Нет во-ды!

Но напрасно они опрокидывали боченок, чтобы доказать, что он пуст, — обезумевшие от жажды несчастные, не верили им, убежденные, что товарищи утаивают от них воду.

В тот миг, когда солнце коснулось воды, на расстоянии кабельтова появился второй баркас, освещенный светом заходящего солнца, и населявшие его призраки высунули в немой мольбе свои почерневшие языки.

О последовавшей ночи невозможно говорить. Мучения жажды были ничто в сравнении с пыткой от хнычущей мольбы, доносившейся со второго баркаса время от времени в течение всей ночи.

Когда, наконец, их завидел французский китоловный корабль «Араго», люди на первом баркасе были еще живы, но трое из них потеряли рассудок. На втором баркасе не уцелело ни одного, а шлюпка с двумя натуралистами и негром пропала бесследно…

Всемирный следопыт, 1926 № 05

Вместо птичек певчих.

Всемирный следопыт, 1926 № 05

В то время, как мы находим удовольствие в щебетании птиц, наслаждаемся пением соловья в лунную ночь или звонкими переливами жаворонка в поднебесьи, а иные любители певчих птиц держат их в тесных клетках, — многим восточным народам чуждо очарованье птичьего пения и щебета. Японцы, например, предпочитают скрашивать монотонность домашней жизни стрекотанием цикад, кузнечиков и других насекомых. Спрос на этих «певчих» насекомых так велик в Японии, что в различных городах существуют специальные лавки для соответствующей торговли. В противоположность птичьим клеткам, клетки с певчими насекомыми совсем крошечные, и построены они в стиле японских домиков или беседок. Наша фотография представляет уголок ярмарки насекомых в одной из самых деловых и шумных улиц города Токио. Мать в национальном японском костюме кимоно и ее маленький сын — уже в европейской одежде — выбирают себе бecпepую «птичку» получше.

Лики Японии

Всемирный следопыт, 1926 № 05

Многие из европейцев, посещавшие страны Дальнего Востока и даже подолгу жившие там, говорят о том. что они никогда не могли до конца понять «душу» Востока. В частности, изучавшие Японию и Китай крупные европейские писатели Келлерман и Ибаньес признаются в том же. Мы встречаем в книгах этих писателей интересные характеристики японского быта. Но, хотя одни из них немец, а другой — испанец, их наблюдения одинаково не идут дальше внешних черт жизни, и оба они по своим суждениям и отправным точкам зрения прежде всего — европейцы. В настоящем очерке мы даем отрывки из книг обоих авторов, характерные для ликов Японии.

Японские ландшафты.

Весь день я провел в поезде, наблюдая японские ландшафты. Сначала мы проехали горы, вдоль по пустынным темным ущельям, где журчали маленькие ручейки. Сосны странной формы, точно рассеченные бомбами, отдельные небольшие бамбуковые рощи и быстро бегущие ручейки, — все это чрезвычайно напоминало японские рисунки, но совершенно не соответствовало моим представлениям об японском ландшафте. Здесь он был такой однотонный, серый, темный и бесцветный, почти без всякой примеси зелени. Общий колорит мало изменился даже тогда, когда мы покинули горы и очутились среди восточных равнин.

Я много раз переезжал Японию, но даже в самое знойное лето японский пейзаж не бывает таким красочным, каким мы его представляем себе. Экзотическая пышность растительности и яркость красок существуют только в некоторых садах и парках, да и то она держится лишь в течение нескольких недель.

В общем же страна эта несколько бедна в колоритном отношении. Оливковый цвет зелени хвойных деревьев и бамбуковых рощ да бурый цвет земли преобладают в японском ландшафте даже в такое время, когда зеленеют рисовые поля и цветет желтая сурепица. Но прекрасный подбор этих красок все же восхищает взоры, и можно наверное сказать, что такой удивительно изящный рисунок во всех мельчайших подробностях ландшафта не встречается больше нигде.

Между тем, поезд мчался дальше с грохотом, свистом и завыванием, и ежеминутно менялись виды. Мы проехали через гористую местность и дальше, мимо озер, на которых виднелись лодки с удивительными, напоминающими драконов парусами.

Виды были красивые и даже привлекательные временами, но все-таки на них лежал особенный, своеобразный отпечаток. Вся страна напоминала возделываемый сад, и, действительно, ландшафты были тут созданы людьми. Все пространство земли было разделено на множество маленьких садовых участков, окруженных узкими земляными валами и наполненных водой, вследствие чего они блестели, как зеркало. Вся эта местность состояла из сети прудов, формы прямоугольных четырехугольников, и люди там стояли по колена в воде и грязи.

Это и были рисовые поля.

Каждый участок был проложен с математической точностью, совершенно прямо. Холмы же были разделены террасами, на которых также были расположены маленькие поля в виде четырехугольников, полос и треугольников правильной формы. Чем выше, тем они становились все меньше и меньше и порой были величиной не больше окна.

Люди работали очень старательно и, так как они не отличались от других своим одеянием, то не были похожи на крестьян-земледельцев. Они скорее напоминали землевладельцев, которые сами возделывали свои сады.

Эти люди, стоявшие в воде и грязи рисовых полей, работницы в подобранных платьях и в платках, повязанных на голове, мужчины в плоских соломенных шляпах и в соломенных цыновках, накинутых на плечи и служивших дождевыми плащами, — все это составляло неизменную характерную особенность японского ландшафта. И весь год — сегодня, завтра и через сотню лет — в этом ландшафте не произойдет никакой перемены.

Деревни близко прилегают друг к другу и состоят из отдельных групп маленьких бурых хижин с соломенными крышами, выступающими из-за деревьев. Временами поезд наш проходил мимо рощиц, среди которых скрывались маленькие храмы, увешанные флагами, а иногда мы видели даже небольшие фабрики, похожие на игрушки.

И все это вместе, люди и жилища, вполне гармонировало с окружавшим ландшафтом, с линиями гор, с кудрявыми, пенистыми волнами быстрых потоков, с рощами и группами деревьев. Деревни точно приспособлялись к ландшафту; сливались с ним и люди на рисовых полях и дома.

Люди были маленького роста, а их одинаковая одежда серовато-голубого цвета вполне соответствовала бледным краскам всей страны. Гармония существовала решительно во всем, и казалось, что каждый предмет, каждая шляпа, башмаки, лопата и т. д. — нарочно приспособлены к тому, чтобы не нарушать общего впечатления…

К вечеру вдали показалась Фуджияма, правильная конусообразная форма которой так хорошо известна всем по японским гравюрам. Облака окружали ее вершину, и, поднимаясь над ними, она казалась еще выше, величественнее и еще более одинокой.

Верхушка ее была обрамлена венцом белого ослепительного снега. Но гора эта казалась такой странной и такой чужой среди окружающего ландшафта, точно она принадлежала к другим временам и странам.

Согласно преданию, она явилась в одну ночь, извергала пламя и грохотала. Фуджияма считается обителью богини Ко-но-гама-саку-я-химе, что обозначает в переводе — «принцесса, заставляющая цвести деревья».

В японском поезде.

В горах, проезжая по туннелям, я много раз чуть не задыхался от дыма, который наполнял вагоны. Но когда горы остались позади, то путешествие стало гораздо приятнее. Я пересел на поезд экспресс, который шел вдоль восточного берега со скоростью от тридцати до сорока километров в час.

Условия путешествия в этом поезде совсем были не такие, к каким мы привыкли в Европе, Мы не могли, стоя, смотреть в окно иначе, как согнув колени. Дверные ручки помещались совсем не там, где они обыкновенно помещаются, а гораздо ниже. Сидения были устроены сбоку, как в трамваях, и что особенно поражало, так это обилие глиняных плевательниц с медными воронками. Они стояли в ряд посреди вагона, так, что проходить по вагону прямо было нельзя.

Однако, именно это обстоятельство и давало японцам возможность выказать в полном об'еме всю привлекательность своего вежливого обращения. Проходя мимо кого-нибудь, они чуть-чуть сгибались и слегка вытягивали руку, как это делается во французской кадрили, и быстро двигались вперед. Японские пассажиры сидели на корточках на подушках-скамейках, даже те, которые носили европейское платье, а также решительно все женщины и дети.

Японский бой тотчас же принес мне кожаные туфли, вежливо поклонился и, нагнувшись, поставил их передо мной. Таким образом, я поехал в Иокогаму в туфлях.

Японцам же бой принес, кроме того, чай, зеленоватого цвета, очень водянистый. Они пили его глотками из маленьких мисочек, которые ставили около себя на сиденьи. Разговаривали они мало, но если разговаривали, то непременно при этом улыбались.

В вагоне находилось также несколько европейцев и американцев с равнодушными лицами; они порой с холодным и до некоторой степени презрительным любопытством взглядывали на туземцев. По выражению их лиц можно было заключить, что они были созидателями этого экспресса и лишь из милости теперь путешествуют по такой смешной стране. Только из чистого великодушия разрешают они японцам сидеть на корточках в чулках на подушках вагона! О, японцы это прекрасно понимали! Всякий раз, когда им приходилось проходить мимо протянутых ног иностранцев в клетчатых панталонах, они сгибались и осторожно ступали, чтобы не задеть их.

Уличная жизнь.

Улицы Иокогамы представляют целый лабиринт, целую сеть, по которой двигаются люди. Но можно целыми часами ходить по городу, и всегда будет казаться, что идешь по тем же самым улицам, — видишь те же самые дома и те же самые лица. Даже краски везде одинаковы: бледно-коричневый цвет домов и бледно-голубой цвет бесчисленных кимоно. И везде одинаковая толкотня, и повсюду одинаково постукивают деревянные башмаки японцев…

Люди мелкими шажками расхаживают по улицам, болтая, улыбаясь и кланяясь, и нельзя заметить ни у кого сердитого взгляда, увидеть ссору, услышать ругань.

Дженерикши и коричневые, загорелые и вспотевшие кули мчатся с быстротой стрелы в толпе; продавцы со своими лотками, висящими на палке, очень ловко балансируют, певучими голосами призывая к себе покупателей.

Улицы все узкие и косые, дома все одноэтажные и построены из тонких дощечек и бумаги. Между ними стоят местами одноэтажные дома, похожие на большие лаковые китайские ящики, вроде маленьких бронированных крепостей. Это — хранилища товаров, несгораемые постройки. Все другие дома открыты в сторону улиц, и можно видеть все, что там делается, и людей, которые там заняты домашними работами, и поэтому многолюдство толпы еще увеличивается.

На улицах точно вечная ярмарка. Пол домов поднимается над улицей едва, на высоту колен и покрыт цыновками, и на них становятся на колени продавцы, их помощники и покупатели. Они садятся на корточки возле неизменного горшка с горячими угольями, куда ежеминутно вытряхивают свои трубки.

Цирюльники, портные, чулочники, аптекари, торговцы, пирожники, башмачники, приготовляющие деревянную обувь, — все работают открыто, на глазах прохожих.

Булочники месят тесто и выливают его на железные листы, где оно трещит и поджаривается. Они сворачивают его, вырезают и придают нужную форму, так что получаются целые ряды маленьких пирожных, желтых и зеленоватых, похожих на кусочки мыла.

Плетельщик цыновок кладет рядами соломины и перевязывает их двумя зелеными шнурками.

Изготовляющий деревянный товар тоже работает на виду у всех. Он работает над деревянным чурбаном, из которого должен быть сделан черпак, и выдалбливает его посредством острого крюка, придерживая обрубок голой ногой. А в другом месте плотник устроил из гладких, оструганных стволов перед своей мастерской нечто вроде храма. Эти ворота так красивы и сделаны так художественно, что могут служить наилучшим доказательством его искусства. Для резчиков по дереву тут продаются странной формы куски древесных корней и обрубки дерева, из которых они выделывают палки, украшенные резьбой, и странные колотушки.

Всемирный следопыт, 1926 № 05

Современная японка-работница с ребенком за спиной.


Рядом находится улица, где можно найти всякие припасы, фрукты, овощи, рыбу, каракатиц, полипов, медузы и все, что угодно. В одном месте лежит кучка изысканных лакомств, маленькая пирамида из рыбьих голов, с одним большим глазом наверху. В другом месте вы можете видеть, как коптят рыбу — одну единственную рыбу. Под нею горит кусок угля, точно курительная свечка, и, вероятно, понадобится много дней, чтобы выкоптить эту рыбу как следует…

На каждом углу улиц стоят дженерикши, и кули сидят возле них на земле на корточках и курят свои трубочки, не переставая при этом приглашать прохожих: «Рикша, джентльмен? Рикша, мистер? Рикша, сэр».

Иногда же они сидят таким образом в маленьких палатках и высматривают пассажиров оттуда.

Все улицы от начала до конца покрыты разными странными письменами. Такие надписи находятся на столбах, дощечках, бумажных фонарях.

Если пойдет дождь, то на улицах тотчас же появляются огромные бумажные зонтики и соломенные плащи. Люди расхаживают тогда осторожными шагами на своих высоких ходульных башмаках.

Вечером брезент над улицей снимается, и тогда крышей над улицей служит ночное небо, усеянное звездами. Но улица становится еще оживленнее. Со всех сторон несется смешанный шум, слышны говор, пение, бряцание денег. Торговцы несут свои лотки на плечах, пробираясь в толпе. На углах стоят продавцы льда и поспешно раскалывают лед на мелкие куски, чтобы удовлетворить жаждущих клиентов. В небольших двориках при ресторанах целая гурьба маленьких прислужниц встречает каждого посетителя, механически повторяя одну и ту же фразу, точно дети произносят что-нибудь, заученное ими наизусть.

Всемирный следопыт, 1926 № 05

Японка старомодного типа.


Появляются мириады матовых светящихся бумажных фонарей с какими-то таинственными, непонятными надписями, которые становятся видимыми только тогда, когда зажигают фонари.

На улице можно купить очень дешево светящихся жуков. Продавщицы держат их в маленьких мешочках и достают оттуда губами. Они набирают в рот штук десять таких жучков и затем выплевывают в маленькую проволочную клетку. С таким маленьким, мерцающим зеленоватым светом фонариком многие прогуливаются по улице. Некоторые же покупатели уносят этих жучков в бумаге домой, и они светятся сквозь бумагу.

Продавцы для привлечения покупателей поместили среди своих товаров массу оранжевых фонариков па длинных бамбуковых палках. Фонарики дженерикши быстро мелькают вдоль улиц. Театральная улица переполнена народом и разукрашена флагами и гирляндами бумажных фонарей.

Несколько позднее раздаются на опустелых улицах и в переулках меланхолические звуки флейты, сопровождаемые бряцанием, словно на каждом шагу ноги толкают связки железных прутьев. Это слепцы, отправляющиеся на свою обычную деловую прогулку.

В японской парикмахерской.

Я вхожу в лавочку цирюльника, так как хочу здесь пользоваться всякими услугами лишь согласно обычаям страны. Кучка детей собирается вокруг меня. Цирюльник с вежливыми поклонами встречает меня в своей простой лавочке, где ничего нет, кроме глиняного ведра, таза, маленькой табуретки и крошечного зеркальца, в котором видишь себя совершенно пьяным.

Цырюльник смотрит на меня испытующим взглядом, точно врач на своего пациента, и, очевидно, обдумывает план относительно того, как поступать со мной. Он смачивает кончики пальцев водой, гладит ими мою щеку, затем берет один атом мыла, натирает им мою бороду и тогда принимается меня скоблить.

Его бритва — обыкновенный фруктовый нож, который никогда не был отточен и поэтому тупой. Но он и не бреет, а просто скоблит и уничтожает мою бороду участками. Дойдя до подбородка, он принимает позы настоящего акробата. Мыла он почти не употребляет и только усердно массирует.

Он обрил, или, вернее, соскоблил мне волосы на висках и вокруг ушей, но когда он пожелал произвести ту же операцию внутри ушной раковины, то я запротестовал. Тогда он принялся за мою голову, напрягая всю силу своего зрения и принимая при этом такие позы, как-будто он был хирургом и собирался делать мне серьезную операцию.

Я невольно улыбнулся, и он был озадачен этим и на мгновенье приостановился, но затем снова принялся вытирать мне макушку головы, так что мне казалось даже, что череп у меня раскалывается надвое. Он наблюдал в зеркало за выражением моего лица. Я кивнул ему, он улыбнулся той быстрой японской улыбкой, которая так хорошо выражает всю любезность и доброту этого народа.

В японском отеле.

Я занимал две комнаты в нижнем этаже гостиницы и был вполне доволен. Я сидел на своей подушке, возле своей маленькой урны с углями и имел время ко всему хорошо присмотреться. Мне особенно нравились цыновки, устилавшие пол моей комнаты. Их было шесть, и они были очень тщательно пригнаны друг к другу. Вообще, здесь величина комнат определяется по количеству цыновок, устилающих в них пол; моя комната, следовательно, была комната «шести цыновок».

Ходить по таким прекрасно сплетенным цыновкам было очень приятно. Стены моей комнаты состояли из бумажных окон, которые раздвигались, так что я мог раздвинуть все стены и сидеть на свежем воздухе, задняя же стена состояла из четырех бумажных задвижных дверей, непрозрачных, белых, в черных лакированных рамках.

Я мог входить и выходить из комнаты в любом месте. Сначала мне редко удавалось как следует задвинуть двери. Я задвигал их посредине и говорил себе: «Ну вот, теперь я дома!» Но когда я случайно оглядывался назад, то видел непременно широкую щель сбоку. Если я задвигал двери сбоку, то щель оказывалась посредине.

Японское землетрясение 1923 года.

Я видел Реймс после многих месяцев бомбардировки города; я посетил в течение последней войны местности, до основания разрушенные немецким вторжением. Но ужас огромного города Иокогамы, потрясенного землетрясением и вслед за тем истребленного пламенем, производит гораздо более тяжелое впечатление. Человек не сможет восстановить в течение многих лет разрушительную работу, которую природа произвела в течение нескольких минут.

Мы видим нескончаемые ряды магазинов, фабрик… Четыре месяца тому назад это были высокие здания, — теперь это лишь обломки из глиняных, смешанных с соломой, разрушенных стен. Кругом нет ни одной башни, ни одного дома. Все лежит на земле. Стоят еще некоторые стены, почерневшие от пожара, и на них указывают путешественники, знавшие Иокогаму до землетрясения.

Город почти мгновенно загорелся с центра и со всех своих концов. Циклон перенес пламя на громадные расстояния — в эти накопления кварталов со зданиями из дерева и бумаги. Большие постройки из цемента и металла, сломанные землетрясением, также попали в пылающий костер, и загорелись бесконечным пламенем гигантские склады газа и керосина.

Некоторые корабли среди дня тоже горели, как движущиеся факелы, а другие корабли, еще не захваченные пламенем, со всей силой своих машин спасались от смертоносного соприкосновения.

Ослепленные огнем, почерневшие от дыма, люди тысячами бросались в море, прося помощи у переполненных шлюпок, плывших с одного берега на другой, но и они не могли принять стольких беглецов.

Только когда я сошел на землю, я мог дать себе настоящий отчет в беспредельности катастрофы. Пристань и древняя дамба тоже уничтожены землетрясением. В зеленом хрустале океана мы можем различить куски дамбы и посреди них колеса автомобиля, разноцветные и сплющенные куски металлов различных форм.

Японцы, с своими бесстрастными глазами, своей вечной улыбкой и сладостным голоском, кажущимся детским при самых серьезных разговорах, рассказывают мне об ужасающей сцене, которая разыгралась на этой дамбе.

Землетрясение случилось в тот момент, когда большой пакетбот собирался уехать в Южную Америку. На нем находилось много известных путешественников, и многие пришли проститься с ними. Некоторые люди бросилась бежать, не зная, что они делают, другие искали убежища на кораблях. Те же, которые остались на пристани, думая, что здесь всего безопаснее, погибли все.

Мои друзья указывают мне в глубине воды на поломанные куски пристани и многие сотни трупов. В настоящее время никто не может еще думать о том, как исправить несчастье. Катаклизм превзошел все силы человеческие. На улицах Чиколами и Тикко собирали тысячами трупы и поливали их керосином, чтобы огонь их истребил, пока они не успеют разложиться.

В Иокогаме надо пользоваться «корумой». потому что ездить так удобнее, чем в автомобиле. Улицы все еще изборождены глубокими расщелинами и огромными кучами всяких обломков сора. В некоторых местах почва покрыта ямами, точно здесь разорвались огромные гранаты. Землетрясение оставило везде следы своих ничем не об'яснимых капризов. Имеются улицы, в которых земля разверзлась, и, поглотив толпу беглецов, закрылась снова, как трап на сцене театра, не оставив и следа своего поступка. В других местах открылись только расщелины, но когда они закрылись, то оказались как бы западней для охоты за волками. Жертвы, защемленные в ужасных тисках, не могли двинуться и должны были беспомощно видеть, как к ним приближался пожар, и потом гореть, как живые факелы.

Когда началось землетрясение, семьи бежали из своих жилищ, скопляясь на открытых местах, на площадях, в садах. Эспланада Хифукушо в пятьдесят гектаров[2], находившаяся среди города и окруженная оградой из цинковых пластинок для учения солдат, была тем местом, куда стекались все жители ближайших кварталов. Мужчины везли маленькие повозки, сложив туда лучшую свою мебель; другие бежали, сгибаясь под тяжестью спешно собранных тюков с одеждой. Женщины тащили детей и кричали, чтобы их не раздавили.

Полицейский, охранявший вход на эспланаду, в первые минуты твердо исполняя данный ему приказ, хотел воспрепятствовать толпе войти за ограду эспланады. Но толпа все увеличивалась, толчки и сотрясения повторялись, женщины кричали, дети плакали, и полицейский, взволнованный всеобщей опасностью, забыл о своем долге и впустил за ограду толпу.

Вскоре 40.000 человек скопилось на эспланаде с повозками, мебелью и тюками. До того было тесно, что никто не мог шевельнуться. Но эгоистическая радость вызывала у публики смех и шутки. В этом пространстве они считали себя спасенными в то время, как начал гореть город.

Пламя распространялось по горизонту и приближалось, как два красных кулака, которые, соединившись, заперли всякий выход. Но это не повлияло на большую толпу беглецов, и они не теряли хорошего расположения духа. Пожар еще был далеко и не мог добраться до них в совершенно открытой со всех сторон эспланаде. Но вдруг подул циклон, довершая дело землетрясения и пожара, и огненные языки стали касаться эспланады. Атмосфера дошла до температуры калильной печи, и металлические пластинки ограды стали красными, сжигая всех, кто приближался к ним. Громадная человеческая толпа сдвинулась еще теснее в этом пространстве. Невозможно было шевельнуться, не хватало уже воздуха для дыхания, шел огненный дождь.

Большинство погибло, сгорев живыми, другие вне себя пытались спастись, быстро ступая по головам толпы, но и они тоже погибли вблизи того места.

Нижний слой мертвых состоял из женщин, детей и стариков. Под ними нашли несколько малюток еще живыми. Бедные их матери согнулись над ними дугообразно с инстинктивной предосторожностью и таким образом сумели сохранить их до последней минуты под своим борющимся со смертью телом.

Полицейский не оказался в числе мертвых, но, как добрый японец, счел необходимым искупить свое нарушение дисциплины, открывшее дверь в вечность 40.000 человек, и, выполняя традицию хара-кири, он распорол себе живот своей саблей и выпустил кишки, как древние самураи.

Внешность японцев.

Мы садимся в вагон первого класса, и вскоре вагон переполняется японцами, едущими в Токио. Мы попали в пассажирский поезд, отходящий каждые пятнадцать минут. Хотим выйти, но это оказывается невозможным. Плотная масса людей заняла весь вагон. Не успел еще тронуться поезд, как все японцы, в каких бы ни было позах, вынимают из кармана газеты и начинают читать.

Я всматриваюсь в лица этих японцев, переделанных на современный лад и теперь живущих по-западному. Они все симпатичны, но, мне кажется, невозможно найти буржуазии более некрасивой и более смешно одетой. У некоторых на голове цилиндр, хотя и нахлобученный до самых ушей; но ноги у всех босые или в японских чулках с пальцами, как в перчатках. Вместо башмаков на ногах у них две горизонтальные дощечки, и каждая из них поддерживается двумя другими вертикальными дощечками, так что образует нечто в роде маленьких скамеечек, привязанных ремнем между большим и следующим пальцами, которые оставляют пятку совершенно свободной. Вследствие этого каждый шаг сопровождается на асфальтовой или каменной мостовой шумным звуком.

Большинство японцев среднего роста, но вместе с тем они крепкого телосложения. Два наших физических недостатка приняты японцами среднего класса в виде украшения лица, именно: близорукость и зубная костоеда. Большинство японцев носят роговые очки, круглые и в некрасивой оправе, которые едва держатся на их плоских носах, а при улыбке они показывают все зубы, при чем многие из них пломбированы золотом.

В последние годы новая гигиеническая мода еще увеличила невзрачность современного японца. Приехав в Японию, я обратил внимание на множество людей с белым или черным пластырем на носу, придерживаемым двумя резинками у ушей. Я обеспокоился, видя столько больных раком, с обезображенным и, к счастью, прикрытым пластырем, носом. Вскоре, увидав целое множество лиц с отвратительным катаплазмом на лице, я не мог допустить, чтобы весь народ страдал раком. Но спросив, в чем дело, узнал, что для избежания заражения гриппом, японцы зимой украшают себе лицо одним из этих пластырей с антисептическими каплями. И в таком виде они ходят весь день, делают визиты или исполняют свои дела. Невозможно идти дальше в беззаботности личной эстетики и в бессознательном желании уродовать себя.

Всемирный следопыт, 1926 № 05

Улыбка приветливого народа.


Но в то же время люди, одевающиеся так странно, отличаются необычайной вежливостью в обращении и в своих приветствиях и такой любезной улыбкой, которая тотчас же подкупает иностранца. Когда японец хочет выразить свою дружбу или свое восхищение, он не боится показаться смешным, что так удерживает или охлаждает внешнее выражение наших чувств.

Культ цветов.

Ни один народ в мире не любит так, как японский, культуру цветов. Всякая хорошо воспитанная японка учится искусству делать букеты, как западная девушка учится играть на фортепиано или рисовать акварелью. Нет японца, который при виде группы цветов не остановился бы неподвижно, углубившись в размышление, как посетитель музея в Европе останавливается перед знаменитой картиной. Даже и самый некультурный человек может высказать свое мнение относительно оттенков и комбинаций в букетах, потому что все они со школьной скамьи знают символизацию и гармонию цветов.

Всемирный следопыт, 1926 № 05

Танец гейши (европейский стилизованный рисунок).


В течение года главные народные празднества регламентированы сообразно расцветанию кустов и деревьев. Японец чтит все цветы, оказывая, однако, наибольшее предпочтение цветам деревьев. Когда в начале весны цветут вишни, организуются празднества от одного конца Японии до другого, и они продолжаются, пока живет этот цветок. Под вишневыми деревьями собирается толпа народа, чтобы присутствовать на Миуасо-Одори — танцах вишен. Эти празднества дают повод к громадному истреблению саке, и народ напивается по традиции, как это делали до него его предки в течение целых веков, чтобы прославлять возвращение весны.

До празднества вишен были празднества слив, — в сущности это первый праздник в году, потому что сливы цветут, как только начинает таять снег. Затем следуют и другие праздники, с сопровождением выпивок саке, музыки и тайцев гейш. В мае — праздник пионов, которые здесь имеют запах, благодаря японским цветоводам, которым удалось их наделить мягким запахом розы. После этого праздника — празднества глициний и азалий, которых большое изобилие в японских лугах. В течение лета весело празднуется цветок ириса и лотоса, а в начале осени празднуют день цветка, который мы могли бы назвать национальным, потому что он символизирует Японию в остальном мире, — хризантему бесконечных разновидностей.

Сверх того, у японцев осенью также праздник листвы некоторых деревьев. Японцы очень ценят разные оттенки осенних листьев, точно эти листья — цветы. Имеются деревья, которые в других странах дают плоды; здесь их разводят единственно из-за их цветения. В японских букетах выделяются в виде изящного украшения цветы персика, груши, сливы, абрикосового дерева. Эти цветы не дают плодов в Японии.

«Физкультура» в Японии.

Ночи в Японии стоят холодные, но холод этот можно назвать японским. Он не ослабляет, как в других странах, не побуждает искать убежища под кровлей. Это тот холод, который возбуждает активность.

Температура в Японии кажется необ'яснимой впервые приехавшему. Страна — вдали от тропиков, на той же широте, как и многие другие государства, которые страдают от суровой зимы. В Японии есть снег, вода замерзает ночью, и тем не менее бамбук достигает громадных размеров, и в Японии растут те же деревья и кусты, которые растут и в жарких странах.

И в японском народе проявляется такое же противоречие между их образом жизни и суровостью окружающей их температуры.

Японский земледелец ходит зимой полунагой. Иногда он работает в поле или тащит повозку по дороге, а на нем только шапочка и узкий набедренник.

На детях же, идущих в школу, одето тончайшее кимоно из черного с белыми кружками кретона. Голые ноги, видные из-под этого кимоно, синеют от холода.

Японец, привыкший с малых лет к обливанию ледяной водой и к легкой одежде, почти не чувствует пытки низкой температуры. Тело японца даже в самых нежных его частях приобрело такую же кожу, какая на нашем лице.

У японцев, еще не заимствовавших европейскую одежду, «все тело — одно лицо», — начиная со лба до концов пальцев на ногах.

Вежливость японцев.

Как-то я остался один и заблудился в священном лесу. Я понял, что не сумею найти дороги в отель без посторонней помощи. Опасаясь, что собьюсь с дороги еще больше, если пойду дальше, я остановился около каменного Будды в надежде, не пройдет ли какой-нибудь японец и не сжалится ли надо мной.

Наконец, вижу нужного мне человека. Японец, одетый в темное кимоно с белыми кружевами и в деревянной обуви.

— Каная-отель? — спрашиваю я с телеграфной сжатостью, чтобы он понял.

Японец улыбается и выразительной мимикой указывает мне дорогу: сначала тропинка с левой стороны, потом другая направо, пока она не доведет до реки.

Я чувствую необходимость выразить ему мою благодарность. Опираюсь руками в колени, затем нагибаюсь, чуть ли не касаясь земли, и говорю дважды:

— Arigato, arigato!

Это одно из тех словечек, которым я научился, и это значит по-японски «весьма благодарен».

Японец, приятно удивленный тем, что я говорю на его языке, разражается взрывом смеха, который в Европе показался бы оскорбительным. Но японец смеется всегда.

Встретившийся мне в лесу японец смеялся от удовольствия, польщенный в патриотическом своем тщеславии при мысли, что, вот, европеец знает его язык. Он начал говорить со мной, отвешивая мне глубочайшие поклоны, уверенный в том, что я могу понять его все возрастающее красноречие.

Он, наконец, умолкает, видя, что я его не понимаю, но, тем не менее, выражения его вежливости продолжаются. Я раньше его устаю гнуть спину. Наконец, я направляюсь по пути, указанному им. Оглядываюсь и вижу, что мой японец остался стоять неподвижно среди дороги, но, заметив, что я смотрю на него, он снова начинает свои церемонные поклоны. Я делаю то же самое. И мы отвешиваем друг перед другом дюжину поклонов.

Когда на улице встретятся две дамы среднего класса, разыгрывается во всем своем блеске сцена, иллюстрирующая традиционную японскую вежливость. Скрестив руки, обе дамы начинают кланяться друг другу, чрезмерно сгибая спину, и продолжают эти свои поклоны раз десять, пятнадцать и больше. Когда решаются покончить со своими любезностями, то удаляются в разные стороны. Но, если они обе одновременно оглянулись то, повернувшись на каблуках, они становятся в позицию друг перед другом, повторяя уже не на столь близком расстоянии свои поклоны в то время, как прохожие идут дальше, не обращая никакого внимания на эти бесконечные вежливые поклоны, которые для них — вещь весьма обыденная.

Ленин на японском языке.

Из всех стран Востока Япония обладает наиболее развитой промышленностью. Период мировой войны 1914–1918 г.г. был временем бурного развития японского капитализма и роста японского пролетариата, С окончанием мировой войны разбухшая до неестественных размеров японская промышленность должна была пережить тяжелый кризис из-за прекращения военных заказов со стороны воюющих держав.

Всемирный следопыт, 1926 № 05

Образчик японской печати: об'явление в газете «Токио Нити-Нити Симбун» от 16-го января с. г. об открытии подписки на собрание сочинений Ленина. Первый том должен был выйти уже в марте. Уменьшено вдвое. Читать следует так как эту надпись.


Тысячи японских рабочих оказались выброшенными на улицу. Борьба классов обострялась, росли «опасные» идеи.

Преследования властями японских социалистов и коммунистов, конечно, не могли уничтожить движения рабочего класса. Об этом свидетельствует рост издающейся на японском языке социалистической литературы. Снова начал выходить даже наиболее левый социалистический журнал «Каихо» (Освобождение), закрытый было властями тотчас же после сентябрьского землетрясения 1923 г. Еще показательнее рост литературы, посвященной СССР и Ленину. На прилагаемом снимке мы приводим об'явление, помещенное в японской архибуржуазной газете «Токио Нити-Нити Симбун» от 16 января 1926 г., об открытии предварительной подписки на полное десятитомное собрание сочинений Ленина. Первый том собрания должен был выйти в марте 1926 г. Особенно большой интерес для нас представляет самый текст об'явления об открытии подписки на издание:

«Мысли и философия Ленина, заставившие человеческую цивилизацию принять в своем течении совершенно новое направление, выявлены в этом собрании сочинений в полном своем блеске.

«Некоторые лица сомневаются в том, что Ленин принадлежит к числу великих людей. Можно соглашаться или не соглашаться с идеями Ленина, но самое существование „Социалистической Советской Республики“ является тем неоспоримым фактом, которого никто отрицать не может. Фигура Ленина высоко поднимается над горизонтом истории, являя собой символ всемирно-исторической действительности. Понять личность Ленина, значит понять сущность поворота современной истории. Произведения Ленина являются неисчерпаемым кладезем знания, центральным по интересу и ценности материалом для исследования в области освободительного движения рабочих и крестьян, как для всех изучающих социальные вопросы, так и для политических деятелей, экономистов и мыслителей. Настоящее собрание сочинений Ленина имеет целью пойти навстречу этой потребности. Когда это собрание выйдет из печати, мы надеемся, что Япония сможет впервые постичь величие Ленина».

Всемирный следопыт, 1926 № 05

По курочкам и турачам.

Охотничий рассказ И. Белова.

Всемирный следопыт, 1926 № 05

В бывш. имении Тагиева, возле ст. Евлах, Закавказской ж. д. — множество турачей и фазанов. Охота в этих местах была строго воспрещена, но мы добыли разрешения и тронулись в путь. В поезде встретили хороших знакомых, служащих па станции Самтреди, охотников, никогда не охотившихся в Азербайджане. Они просили нас быть их путеводителями. Пришлось отказаться от охоты в Евлахе, так как разрешения на охоту у них не было.

Думали, думали и решили остановиться на станции Тауз, а оттуда поехать в селение Милюкли.

Знакомый татарин Мамед из этого селения неоднократно просил приехать к нему, так как в окрестностях Милюкли по Куре много курочек и турачей, а в лесу попадаются фазаны.

Милюкли находится верстах в двадцати пяти от станции Тауз. Поезд прибыл на станцию глубокою ночью. Дороги в селение я не знал, так как не был там ни разу, но вспомнил про хорошего своего знакомого, Миха Бабаева, который работал машинистом на известковом заводе и прекрасно знал все окрестности.

Не желая терять времени, несмотря на ночь, я разыскал Бабаева, и он не только согласился нанять для нас фургон, но предложил проводить нас до самого селения, так как в эту пору завод не работал и, следовательно, у него было свободное время.

Фургон был нанят всего за три рубля в сутки. В дорогу тронулись около девяти часов утра. Лошади были плохие, и добрались мы до Милюкли только часам к двум дня.

Селение раскинулось почти у берега Куры, на дне котловины, между высокими горами, испещренными длинным рядом крутых впадин от протоков дождевой воды. Дорога тянулась по краю отвесных гор. Пришлось довольно долго кружить по этим горам, пока спустились к селению.

Какую дикую величественную картину представляют окрестные горы при взгляде на них из котловины! Невольно мы удивлялись, как вообще уцелели, спускаясь к поселку. Так как правый берег Куры горист и малодоступен, то охота должна была состояться на другом, левом, берегу, покрытом кустарником, бурьяном и частью — лесом. Для переправы через Куру не оказалось лодок, поэтому надо было переехать верхом, а так как уже стемнело, то решили отложить охоту до утра. Мамед принял нас очень радушно и допустил даже свободно пить вино в его сакле. Он много рассказывал про обилие дичи и этим до крайности возбудил нашу охотничью страсть и любопытство.

Проснулись задолго до рассвета. Закусили и выпили чаю, благо нашелся самовар. Никак не могли дождаться полного рассвета, а в темноте переправляться было рискованно. Около селения Кура разделяется на несколько рукавов, и переправляться надо было, придерживаясь перекатов, где было не так глубоко. Для удобства переправы лошади были не оседланы.

Один из охотников, т. Барбакадзе, не рискнул сесть на лошадь, а, раздевшись, привязал одежду к голове, ухватил свою лошадь за хвост и таким образом шел и плыл за лошадью. Такой способ переправы был очень тяжел для лошади, и она переправилась значительно ниже, чем другие. Лошадей для обратной переправы оставили под надзором Бабаева.

Не успели мы отойти и ста шагов от берега, как подняли табун курочек. Раздался треск выстрелов. Товарищи бросились вслед за улетавшими курочками. Преследуя их, они подняли еще табун. Не успел я оглянуться, как все мои спутники носились уже на соседних холмах и буграх, стреляя то тут, то там. Тянуться за ними не было ни малейшего желания, и я решил итти, придерживаясь берега, вниз по течению, тем более, что и Мамед советовал охотиться вдоль берега.

Внезапно моя собака сделала мертвую стойку. Я увидел сидящих и бегущих, а затем поднявшихся кур. Только-что поднял убитых, как новая стойка. Поднял еще табун курочек. Дуплет, — и несколько штук из стаи упало. Не успел подобрать убитых и привесить в сумке, как опять стойка. Поднялся турач-самец, который свалился от выстрела, а вслед за ним, из-под самых ног, вылетел другой турач, которого постигла та же участь. Собака сильно горячилась.

Табуны курочек после выстрелов разбивались, по тут же рассаживались в кустарнике и бурьяне. В то же время почти на каждом шагу из-под стойки вырывались турачи.

За полтора-два часа охоты у меня набралось тридцать штук курочек и турачей. Тащить такое количество дичи было трудно, — ремень у сумки резал плечо; да и заряды сильно поредели. Поэтому я направился к месту, где паслись лошади. Было крайне досадно, что товарищи не вернулись. Они, преследуя курочек, перебрались на холмы, а оттуда — в горы, откуда нередко раздавались выстрелы.

До их возвращения я решил не охотиться, так как предполагал направиться с ними в лес, поискать фазанов. Прошло еще два часа, прежде чем они явились, при чем результаты их охоты по сравнению с моими были хуже и, кроме того, пастухи отняли у них сетера-гордона. Пришлось отправить с ними Бабаева для выручки собаки, а самому остаться караулить лошадей. Охота из-за их оплошности расстроилась: отправляться в лес было поздно, так как уже давно перевалило за полдень, а переправиться обратно через Куру следовало со светом.

Заплатив пастухам три рубля, товарищи получили обратно свою же собаку. Они решили продолжать охоту по моим следам. Дичи было обилие, а потому все они быстро стали наполнять свои сумки.

Служба не позволяла мне остаться на следующий день, а товарищи без меня не пожелали охотиться. В виду этого мы переправились обратно в деревню, запрягли лошадей в фургон и уложили на него порядочное количество дичи: курочек и турачей.

Так как под'ем был длинный и крутой, то решили отправить по дороге один фургон, а самим пройти пешком более короткой тропинкой. Т. Джинория бросил увесистые мешки, в которых были уложены сапоги, одежда и заряды, прямо на фургон, не закрепив их. На замечание, что вещи могут вывалиться при под'еме, Джинория не обратил внимания.

Солнце село, быстро наступили сумерки, подниматься по тропинке пришлось уже в темноте. Вдруг впереди раздался жалобный визг собаки, и мы увидели, что вместе с нею по земле движется что-то зигзагами, на подобие веревки. Первое предположение было, что собаку укусила змея. Однако, выяснилось, что собака попала в капкан, расставленный, надо полагать, на лисицу. К счастью, только конец лапы попал в капкан, и ее не переломило.

Освободив собаку, мы вышли к фургону, который уже поджидал нас на вершине горы.

К полночи добрались до станции Тауз, но тут, при разгрузке фургона, Джинория обнаружил недостачу своих сумок: они скатились на под'еме. Снарядили самого же виновника и Бабаева верхом обратно на Куру. Часам к восьми утра они вернулись, найдя вещи на под'еме; счастье, в ночную пору не случилось прохожих.

После мы долго вспоминали об этой редкой, благодаря необыкновенному обилию дичи, охоте.

Всемирный следопыт, 1926 № 05

Образовательные путешествия.

Всемирный следопыт, 1926 № 05

Путешествия по Кавказу.

Ежегодно, как только повеет весной, всякий, имеющий хотя бы две недели отпуска, начинает задумываться, как бы лучше этот отпуск использовать.

Иной, уставший от зимней работы, мечтает о полном отдыхе, о сидении на одном месте, а другой — тоже в достаточной мере уставший — хочет коренным образом изменить обычные для него условия жизни, побыть среди природы, побродить, набраться новых впечатлений, увидеть новые, совсем ему неведомые места, столкнуться с новыми людьми и после этой «встряски» вернуться к своей обычной работе.

Лучшей формой осуществления этой второй потребности являются экскурсии, которые стремятся сочетать все прелести путешествия с получением общеобразовательных сведений, так легко усвояемых при путешествии.

Многочисленные организации, под давлением все растущей волны экскурсантов, пытаются организовать это дело.

К числу таких организаций относится накопившее большой опыт в этом деле Экскурсионное Бюро Наркомпроса РСФСР.

Летом этого года Бюро организует ряд экскурсий по СССР. Экскурсии рассчитаны как на лиц, имеющих двухнедельные отпуска, так и на имеющих более продолжительные; так, например, продолжительность экскурсий по Крыму колеблется от десяти до двадцати пяти дней пребывания в Крыму (подробный «Путеводитель по Крыму», изд. «Земля и Фабрика». 410 стр., 8 карт, 30 рис. Цена 1 руб. 50 коп.).

В этом году намечены следующие экскурсии: по Крыму, Кавказу, по Волге, по Уралу и Москва — Ленинград с проездом в Ленинград по р. Волхову через Волховстрой и далее через ст. Ладогу каналом в Шлиссельбург и по р. Неве в Ленинград.

Экскурсии начинаются в июне месяце и продолжаются до сентября.

В экскурсиях могут принимать участие все желающие, а сравнительная их дешевизна и посещение тех мест, куда обычный путешественник не может попасть, делают их крайне популярными. Достаточно сказать, что ежегодно по маршрутам Бюро проходят пягь-шееть тысяч экскурсантов.

Бюро выпустило небольшую брошюру «Маршруты экскурсий на лето 1926 г.», где подробно указаны все маршруты, их стоимость, правила записи и пр. Означенная брошюра высылается за две восьмикопеечные марки.

Всемирный следопыт, 1926 № 05

Маршрут Военно-Грузинской дороги. На ледниках Казбека.


Требования направлять: Москва, Арбат, Спасо-Песковский пер., 3. Об'единенное Экскурсионное Бюро Наркомпроса, Отдел Дальних Экскурсий,

С точки зрения туристической особенно выделяются экскурсии на Кавказ.

Достаточно сказать, что поехавший на Кавказ, попадая сперва в горную его часть, не только увидит, по сам непосредственно ощутит снеговые горы, затем выедет из теснин гор в крупный центр Закавказья, Тифлис, и, наконец, окажется в районе с тропической растительностью на берегу моря (Батум).

Многие никогда не видали гор, моря, и потому понятна та популярность, которой пользуются Кавказские маршруты.

Всемирный следопыт, 1926 № 05

В гостях у хевсуров.


Но не все путешествующие одинаково выносливы, не вое готовы претерпевать лишения; для одних лишения в путешествии отравляют все его прелесть, для других же, наоборот, всякого рода неожиданности, неизвестность, необходимость ночевать под открытым небом, — все это только увеличивает притягательность. В соответствии с этими склонностями приходится строить Кавказские маршруты.

Одни из маршрутов Бюро, проходящие через Военно-Грузинскую дорогу, обставлены так, что экскурсанты везде и всюду обеспечены и помещением, и питанием, и передвижением.

В прежнее время Военно-Грузинскую дорогу громадное большинство экскурсантов проходило пешком (200 верст). В этом случае экскурсанты шли по благоустроенной части дороги, и отклонения в сторону, не тронутую никакой культурой, почти не имели место.

Бюро пошло по иному пути: самый переезд по Военно-Грузинской дороге совершается на автомобилях, в двух пунктах делаются остановки каждая на три-четыре дня. Первая длительная остановка (три-четыре дня) — в селении у самого подножья Казбека, этого великана Большого Кавказа (5046 метр.[3]).

Каждая группа совершает под'ем к ледникам Казбека (см. рисунок) и имеет возможность в середине лета провести несколько часов в льдах и снегах. Правда, только отдельным смельчакам удавалось доходить до вершины Казбека, да это требует и специального снаряжения и оборудования, но все же в истекшем году была одна группа, которая поехала со специальным заданием добраться до вершины Казбека, что ей и удалось.

После Казбека группа также на автомобилях, минуя ряд расположенных на дороге селений (см. рисунок), поднимается на Крестовый перевал (2.345 метр.) и по дороге, делающей на протяжении четырнадцати с половиной верст ряд зигзагов, круто спускается по Кашаурской долине через ст. Гудуар и Млеты (знаменитый Млетский спуск по шоссе — четырнадцать с половиной верст, а по короткой тропе — пять верст) в долину р. Арагвы, где при слияния Белой и Черной Арагвы находится селение Пассанаур, в котором экскурсанты проводят два-три дня.

Из Пассанаура все группы верхами направляются к хевсурам, немногочисленному грузинскому племени, живущему высоко в горах и в силу своего обособленного положения сохранившему все черты родового быта. Поездка в горное селение Бакурхеви представляет совершенно исключительный интерес.

Живя в горах, в совершенно примитивных условиях, хевсур в своей одежде и оружии сохранил черты средневековья.

Выезжая из дома, хевсур всегда захватывает с собой щит, а при отдаленных поездках, связанных с возможностью встречи с «кровником», надевает еще и кольчугу. На снимке мы видим двух хевсуров в таком одеянии:

И так странно видеть этих «средневековых рыцарей», отправляющихся в соседнее селение за солью в кольчуге и со щитом.

Из Пассанаура экскурсанты через Тифлис попадают на побережье Черного моря, в Батум с его тропической растительностью. Пальмы, чайные плантации, бамбуковые рощи, сады мандаринов, — все это, воспринимаемое экскурсантами через неделю после снеговых вершин, превращает экскурсию в какую-то сказку. И когда после этого экскурсанты побывают в порту и увидят, как там грузятся нефтью — этим «черным золотом» — иностранные суда, то им станет понятно, какие неисчерпаемые богатства таит в себе Кавказ.

После такого большого количества полученных впечатлений, конечно, необходимо дать возможность хоть несколько отдохнуть; поэтому для лиц, едущих по более продолжительному маршруту (26 дней), Бюро организует на побережья, в районе Гагры — Туапсе, семи-восьмидневный отдых.

Всемирный следопыт, 1926 № 05

Военно-Грузинская дорога (у Сидни).


Но в вышеописанном маршруте, при всей его увлекательности, Бюро все время заботится об экскурсанте, и во всех пунктах экскурсанту готов «и стол и дом». Все это вполне налажено, и неожиданности и лишения являются лишь эпизодами в общей цепи благоустроенного маршрута.

Находятся еще более многочисленные категории экскурсантов, которые более охотно пойдут на неизведанное и неизвестное. Для этой категории Бюро организует маршрут в район Военно-Сухумской дороги, одной из самых живописных перевальных дорог Кавказа. Там Бюро наладило пребывание групп только в двух пунктах, являющихся исходными для продвижения на этой неисследованной и трудно переходимой дороге, а именно, в Кисловодске и в Теберде.

Остановка на три дня в Кисловодске и оттуда- передвижение пешком и на линейках — всего около девяносто верст до Теберды. Район Теберды представляет неисчерпаемый источник для многочисленных однодневных и двухдневных экскурсий к системе горных озер, к снежным перевалам, к ледникам Эльбруса и др.

В Теберде у Бюро имеется своя база.

Оставаясь в течение семи дней в Теберде, совершая однодневные и двухдневные экскурсии, подвергая себя лишениям и испытав свои силы, экскурсант или решается итти дальше по Военно-Сухумской дороге, или он вынужден будет, поняв, что ему не по силам все трудности пути, вернуться назад, в тот же Кисловодск, или добраться до ближайшей железнодорожной станции.

Отважившийся же совершить переход через Клухорский перевал, оторванный на насколько дней от людей, оставшийся среди снежных вершин, ледников, девственного пихтового леса и грандиозных ущелий Б. Кавказа, он будет вознагражден за все перенесенные им лишения.

Таковы Кавказские маршруты Бюро в этом году. О других маршрутах — в следующем номере.

Всемирный следопыт, 1926 № 05

Сладкий пароход.

Всемирный следопыт, 1926 № 05

Некий капитан Рострэйн, плавающий на одном из величайших трансатлантических пароходов, «Аквитанни» (общества Кунардлэйн), недавно праздновал свой пятидесятый рейс на нем. Состоялся товарищеский банкет экипажа этого парохода. Среди юбилейных подарков капитан Рострэйн получил, между прочим, точную модель «Аквитании», артистически сделанную из леденца судовыми поварами. Наша фотография изображает юбиляра и его дочь, которой была предоставлена честь первой отведать «сладкого парохода».

Следопыт среди книг.

Всемирный следопыт, 1926 № 05

ПО ДОРОГЕ МАНДАРИНОВ.

И-Хунь — истребитель насекомых.

— И-Хунь! — Как только я произношу это имя, мой слуга-негр появляется мгновенно, точно вырастая из-под земли. В своих огромных руках он держит неизменную пыльную тряпку, а его большие глаза выражают испуг и преданность.

Я пытаюсь подыскать нужные слова, помогая себе жестами, но И-Хунь даже не старается понять меня. Насторожившись, с нахмуренными бровями, он внимательно осматривает стены, потолок, трещины пола… Наконец, стараясь ступать как можно легче, задерживая дыхание, он бросается к стене, хлопает пыльной тряпкой и, раздавив огромного таракана, с торжествующим видом преподносит мне свою жертву.

И так каждый раз, как я его позову! Дело в том, что в день приезда я указал ему на мохнатого паука величиною с ладонь, которого я не мог сам достать. Паука этого он с необычайной ловкостью загнал в мою постель, но с тех пор он уверен, что его существенная обязанность — истреблять насекомых и что я ни за чем другим не могу его позвать. Если я принимаюсь трясти головой, махать рукой и всячески стараюсь дать ему понять, что он ошибается, он несколько мгновений смотрит на меня, растерянно разинув рот, потом начинает искать новое насекомое, более крупное. А так как их сколько угодно в этих бревенчатых постройках, то лицо его скоро проясняется при виде новой жертвы.

Часы моисов.

Когда бесхитростный И-Хунь поступил в услужение к резиденту, стенные часы пугали его, а теперь он безбоязненно стирает с них пыль и даже решился бы сам завести их, если бы наша недоверчивость и отсутствие часового мастера не заставляли его быть настороже.

Что касается меня, то я охотно обошелся бы без наших часов и жил бы по часам моисов. У них такие красивые названия:

— И-Хунь! Который час? — спрашивает резидент.

И-Хунь в это время накрывает на стол и, не глядя на циферблат, отвечает:

— Нанг храс данг.

Это значит — вертикальное солнце, полдень.

Вот и другие названия: «Первое пение петуха», «Начало дня», «Солнце над деревьями», «Солнце на высоте стропил». Есть и еще более картинные: «Солнце по направлению бутылки». Так и рисуется караванщик, который тянет воду из тыквенной бутылки, запрокинув голову. В десять часов утра солнце приходится как раз на прямой линии, проходящей через горлышко бутылки Про заходящее солнце говорят, что оно «золотит спину козули». «Час, когда дети засыпают» — девять часов вечера. Разве это не лучше наших часов, даже с боем?

Поющая машина.

Когда в большой зале резиденции завели в первый раз граммофон, то все моисы, находившиеся там, в первую минуту были ошеломлены. Громко крича и жестикулируя по привычке, они спрашивали друг друга, откуда эта музыка и голоса. Резидент позволил, и они с любопытством подошли к странному ящику, приподняли длинную скатерть с бахромой и посмотрели под стол, заглянули в соседнюю комнату. Самый хитрый из них сбегал даже тайком в подвал — посмотреть, не спрятан ли там кто-нибудь. Но когда они, наконец, убедились, что тут не было обмана и что пела, действительно, машина, они перестали удивляться и самым спокойным образом стали слушать, усевшись на корточки вокруг граммофона и стараясь плевать бетель только в щелки пола, как полагается каждому благовоспитанному дикарю.

— Ианг… Дух… — говорили наиболее наивные.

— Еще одна выдумка белых, — спокойно об'яснили самые развитые.

Мы могли бы притянуть на веревке луну с неба, и они не удивились бы: они убеждены, что белые все могут.

Кино в джунглях.

Я находился в Банметхуоте, когда резидент впервые открыл кино для туземцев-моисов. Несколько сот туземцев и туземок было собрано в огромном сарае.

Когда свет был внезапно потушен, моисы принялись выть. Им об'яснили заранее что представление будет происходить не на сцене, как обычно, а на большой белой простыне, на противоположном конце залы, но они, очевидно, не верили, потому что в темноте можно было различить их вытаращенные глаза и полуоткрытые рты, обращенные в нашу сторону.

Кто-то вскрикнул, когда на экране задвигались фигуры. Тогда все сразу повернулись в ту сторону, и на одно мгновение настала мертвая тишина.

Они смотрели, раскрыв рот и ничего не понимая. Когда картина прояснилась, они с удивлением различили двигающихся людей и лошадей и начали кричать вдвое сильнее, подскакивая на месте и подталкивая друг друга, так что слышны были звонкие шлепки по голому телу. В зале стоял оглушительный шум: громкий хохот, дикие крики, точно рев быков.

На экране церемониальным маршем проходила артиллерия. Но никто из моисов, даже старики-милиционеры, никогда не видал пушки, и поэтому они никак не могли понять, что представляют собою эта стволы деревьев на двух колесах. Следующая фильма была в том же роде; моисы уже не кричали так громко, но смотрели с удовольствием, не улавливая целого, а, как дети, наслаждаясь просто движущимися тенями.

Потом появился на сцене Шарло, сам Чарли Чаплин, здесь, в Банметхуоте, на высоких глинистых плоскогорьях, в глубине джунглей, где охотники-мнонги гоняются за слонами… Ни один из моисов не понимал, что делалось на экране, да мы и сами плохо разбирались, так как лента была наполовину стерта. Однако, можно было различить преследования, драки, мебель кружилась по комнате, как волчок. Толпа вдруг разразилась неистовым хохотом, оглушая нас своими криками и ревом.

Обычные шутки Шарло, его широчайшие брюки, развевающиеся волосы, крошечная шляпа, манера ходить, — все, что кажется нам таким смешным, оставляло их безучастными.

— Так у белых, — говорили они, очевидно считая, что у нас принято одеваться так странно или останавливать прохожих на улице, цепляя их за ногу тросточкой. Не это заставляло их смеяться. Как только на экране появлялась молодая героиня, проливающая глицериновые слезы над несчастиями Шарло, вся зала разражалась безумным хохотом.

Они корчились, жестикулировали, скакали, кричали…

Стоило ей показаться, как вспыхивало безумное веселье. Мы так и не могли понять — почему.

— Это женщина, — уклончиво отвечали на мои расспросы туземцы. — Это женщина…

Больше я ничего не смог добиться. И до сих пор я не знаю, что же заставляло их хохотать до упаду, — волнистые белокурые волосы, ее крупное лицо на первом плане картины или ее слезы.

Водяной камень.

Однажды я шел пешком из Далака по полотну строившейся железной дороги и остановился на полпути позавтракать у одного инженера. Крошечная хижина стояла среди величественных сосен и шумящих потоков. Кругом столпились моисы, работавшие на линии. Это уже не вольные охотники Дарлака, а несчастные, озверевшие существа, которых голод пригнал сюда. Эти моисы с любопытством смотрели, как мы едим.

Вдруг мне пришла в голову странная мысль: на столе стоял лед — бесценное сокровище, которое с таким трудом доставляют в эти дебри. Я взял кусочек льда и приложил его кo лбу одного из моисов.

Он отскочил в испуге так быстро, что все остальные покатились со смеху. Я продолжал прикладывать лед то к его груди, то к руке, то к щеке. Наконец, разжав ему зубы, я вложил кусочек льда ему в рот. Он выкатил глаза п быстро выплюнул себе на ладонь этот странный камень, что-то испуганно бормоча.

Остальные столпились вокруг, вытянув руки. Каждому хотелось потрогать чудесную вещь, прикосновение к которой заставляет вздрагивать. Все громко вскрикивали, и лед переходил из рук в руки, постепенно тая.

У последнего из моисов на ладони осталась только капля воды. Лед исчез. Это их страшно удивило. Они показывали друг другу руки, растопыривали пальцы, вытряхивали повязки, искали в траве… Ничего не найдя, они смущенно уставились на меня, точно боясь, что я обвиню их в воровстве.

Очень может быть, что, вернувшись в свои деревин, эти моисы станут рассказывать о таинственном холодном камне, который внезапно исчезает, и какой-нибудь аннамит насмешливо об’яснит им, что это «нуок-да». водяной камень, без которого белые люди не могут обойтись

Эти интересные картинки взяты из книги Ролана Доржелес «По Дороге Мандаринов», рисующей жизнь далекого Аннама. Чуткость и остроумие автора, живость сцен и эпизодов, развернутых на чарующем фоне экзотики Индо-Китая, — все в этой книге привлекает и заинтересовывает.

Издание «Земля и Фабрика». 173 стр. Ц. 1 руб. 20 коп.

Издательство «ЗЕМЛЯ И ФАБРИКА».

Всемирный следопыт, 1926 № 05

ЧЕГЛОК, А. «По Австралии.» (Рассказы из жизни птиц). Стр. 324. Цена 1 руб. 10 коп. Странствия по той части света, где все наоборот: где зима, когда у нас лето, где лебеди черные, а утки живут на деревьях, где люди с белой кожей охотятся, как за дичью, так и за чернокожими людьми, бьют их, лишают земли и загоняют все дальше в глубь материка, в безводную пустыню, обрекая на голод и вымирание. Книга иллюстрирована худ. В. Ватагиным.

ГРЕЗЫ ТЕХНИКИ.

На заре своей юности человечество совершенно беспомощно стояло перед окружавшими его стихийными силами природы. Оно походило на путника, изнывающего от жажды, не имеющего возможности пробраться к желанному источнику. Оно напоминало изголодавшегося, ищущего пищи среди окружающих его груд золота. Но еще в давние времена понял человек, что в природных силах таятся огромные, неиспользованные возможности, которые могли бы помочь ему подняться на высшую степень культурного существования.

Долго не знало человечество, какие изыскать способы, чтобы подчинить себе необузданные силы природы, но не находило желанного пути, который вывел бы его из рабского подчинения этим силам к господству над ними.

В древности строились плоты и лодки, которые двигались лишь благодаря течению рек. Затем была использована сила ветра, и на лодках уже были натянуты паруса. Таким способом достаточно быстро и без особого труда можно было раз'езжать по стране и доставлять домой добычу, не сгибая спины под тяжестью ноши.

Значительно позже задумал человек использовать течение воды для новой цели: силой воды люди заставляли вращаться мельничные колеса, превращая в построенных ими водяных мельницах хлебное зерно в муку.

Так постепенно зарождалась техника: не из желания властвовать, не из жажды к наживе, а из одного лишь стремления человека облегчить непомерно тяжелый свой труд и освободить свои силы для дальнейшего использования даров природы. В низменных местностях водяное колесо не находило себе применения. Слишком медленно было там течение рек, и оно не в силах было вращать тяжелые мельничные колеса. Но зато ветры свободно гуляли на просторе. Человек и их не оставил без внимания: он придумал ветряное колесо, приводимое в движение силой ветра.

Много тысячелетий прошло на этой стадии развития, — больше не в силах был отвоевать у великана-природы карлик-человек. Так длилось до XIX столетия. Слабые человеческие руки продолжали стучаться в закрытую дверь. Но все было напрасно, — только вода и ветер были единственными помощниками человека, к тому же так неохотно ему подчинявшимися.

Но вот, однажды, внезапно наступил переворот: изобретена была паровая машина. Явилась возможность использовать уголь в качестве нового источника движущей силы. Благодаря этому человечество сразу получило в свое распоряжение громадные запасы энергии.

Усиленно принялись строить паровые машины, чтобы получить, наконец, возможность выйти из рабского подчинения природе и освободиться от ее стеснительных уз. С помощью паровой машины человечество постепенно вырастало, обогащаясь силой и знаниями.

Уголь явился тем материалом, который в дальнейшем служил основанием для новых мощных созданий человеческого ума. Теперь нужно было только, чтобы техника могла свободно развиваться, а запасы угля в то время казались неисчерпаемыми.

Естественным следствием этого мнимого изобилия угля явилась чрезмерная и неэкономная трата его. Чем больше увеличивалось потребление угля, тем опустошительнее становились хищнические способы его добывания и, чем больше угля добывалось из-под земли, тем больше росло его потребление и тем зависимее становилось человечество от машины.

Но вот к начавшемуся ликованию по поводу триумфа машины и к хвалебным гимнам победителю-человеку стали внезапно примешиваться тревожные голоса, предупреждавшие о том будущем, когда все запасы угля будут истощены. Весь мир насторожился. На какое же время хватит угля?

Наука сильно заинтересовалась этим вопросом и долгие годы посвятила его изучению. Результаты вычислений обнародованы были на конгрессе геологов в 1913 году.

Конгресс геологов пришел к выводу, что все известные нам сейчас залежи угля хватят максимум на 1.500 лет. Правда, в Соединенных Штатах запасов угля хватит на 2.000 лет, зато Англия исчерпает свои запасы уже через 300 лет. Сроки истощения запасов угля в других странах расположены между этими крайними цифрами. И как только этот срок пройдем, ныне известные нам залежи угля будут совершенно исчерпаны. Тогда нам грозит гибель в борьбе за существование с враждебными нам силами, ибо вся наша современная культура зиждется на угле.

Когда факт этот был установлен, сделано было два вывода: во-первых, что с имеющимися запасами утля необходимо как можно экономнее обращаться, а, во-вторых, что необходимо во что бы то ни стало найти другие виды энергии, используя для этой цели какие-либо иные силы природы.

О дальнейших технических завоеваниях человечества и о новых гениальных изобретениях, подчиняющих ему стихии природы, рассказывается, увлекательно и просто, в книжке Ганса Гюнтера «Грезы техники». Издание «Земля и Фабрика». 147 стр. Цена 75 коп.

Издательство «ЗЕМЛЯ И ФАБРИКА».

Всемирный следопыт, 1926 № 05

ЦИГЛЕР, В. «Радио-Робинзон». Стр. 96, с рис. Цена 35 коп. Это — повесть о приключениях современного юного Робинзона. Потерпев кораблекрушение, наш герой попадает на остров, населенный дикарями, но спасает себе жизнь, связавшись с материком посредством радио. Помимо занимательного чтения, книга дает ряд ценных теоретических и практических сведений о радио.

Издательство «ЗЕМЛЯ И ФАБРИКА».

Всемирный следопыт, 1926 № 05

Д-р САРКИЗОВ-СЕРАЗИНИ. «Лечитесь солнцем». (Как принимать солнечные ванны). Стр. 240. Цена 75 коп. 2-е дополненное издание. В этой книжке автор приводит «10 солнечных заповедей» для того, чтобы, как он говорит, «источник здоровья не превратился в источник болезни»… Влияние солнечных лучей на организм громадно: они излечивают больных, закаляют здоровых, предохраняют от болезни. Жизнью властно выдвигается вопрос о необходимости приблизить солнце к массам трудящихся, вселить в них любовь к нему и научить пользоваться его волшебной силой.

ВЕЧНЫЙ КРУГОВОРОТ ВЕЩЕСТВА.

Вся вселенная, весь мир — вовсе не мертвый и неподвижный мир. Все его вещество пропитано движением, Солнце, звезды, все светила небесные и все, что на них и в них, — и молекулы, и атомы, и электроны, и частицы мирового эфира, — все движется.

Но одно дело — переменять место, и совсем другое дело — пропадать, то-есть уничтожаться, превращать свое существование, переходить в «ничто».

Может ли хоть какая-нибудь крупинка вещества, уничтожиться, хотя бы мельчайшая из мельчайших крупинок, например, хоть какая-нибудь одна молекула, атом, электрон?

С первого взгляда кажется, что это дело возможное. Вот, например, горит на столе свеча: она горит и сгорает и, в конце концов, куда-то девается. Сгоревшей свечи не стало, ее вещество словно уничтожилось.

Но так ли это?

Вовсе не так. Как же можно говорить, что уничтожилось вещество свечи, когда от нее остается после горения и дым и копоть!

Но сколько именно их остается? Быть может, кое-что из ее вещества и совсем уничтожается при этом?

Фарадей собрал все, что остается после сгорания всей свечи. Он сделал так: прежде всего взвесил самую свечу перед тем, как зажечь ее; затем покрыл ее стеклянным колпаком и зажег. Для горения нужен воздух, — при его недостатке свеча тухнет. Поэтому Фарадей стал пропускать под колпак воздух, но по мерке, всегда зная количество и вес того воздуха, который впущен был под колпак. Гарь, копоть, пары и газы, какие выходили из-под стеклянного колпака, ученый стал тоже аккуратно собирать, — до последнего остатка.

После того, как свеча сгорела, все, что осталось от нее, взвесили. А когда взвесили, то оказалось, что, каков был вес этого вещества до зажигания свечи, таков же он остался и после сгорания.

Не уничтожилось и вещество свечи, не уничтожилось и вещество воздуха, который понадобился для сгорания.

Во время сгорания свечи ее вещество лишь переменило свой вид, но все-таки не уничтожилось. Если бы его не задержали и если бы не собрали, оно разлетелось бы незаметно во все стороны: копоть упала бы незаметно на землю, газы и пары унеслись бы неизвестно куда, — все их молекулы развеялись бы тогда во все стороны. Эти их молекулы могли по дороге встретиться с другими молекулами и могли бы вступить с ними в какое-нибудь химическое соединение, и из них произошли бы в таком случае какие-нибудь другие молекулы.

Так бывает с веществом свечи. Но иные вещества распадаются еще того больше: иные из них могут распасться не только на молекулы, а и на атомы, а то и на электроны, а, может быть, рассыпаться и на мировой эфир.

Но рассыпаться — не значит еще уничтожиться и превратиться в ничто: было вещество, — и осталось вещество. И каждая его крупинка, мельчайшая из мельчайших, странствует и странствует, кружит и кружит где-нибудь по вселенной; с одними сходится, с другими расходится, то соединяется, то раз'единяется; входит в состав разных атомов и молекул.

Можно представить себе и даже узнать в точности, как странствуют мельчайшие крупники вещества — молекулы, атомы, электроны. Можно проследить их странствование на большие расстояния и в очень долгое время. Эти странствования и прослежены.

Вот, например, как кружат во вселенной иные молекулы воды. Тысячи тысяч лет носилась какая-нибудь молекула воды где-нибудь в глубине океана. Там ее глотали рыбы, раки и другие морские существа. Глотали и выбрасывали. Там же ее впитывали в себя и подводные растения. И тоже выбрасывали. Молекула то входила в состав их тела, то выходила из него, переходила в другие тела и так кружила многие тысячи лет. Попала, наконец, в тело какой-нибудь морской ракушки, соединилась химически и вошла в состав кремневой раковинки; плавала, вместе с ней в глубине океана, затем упала на морское дно, да и осталась там лежать.

Но морское дно с течением миллионов лет немного приподнялось, вышло из-под воды, стало сушей, сделалось горами. И вот эта молекула воды, которая вошла в состав раковинки, попала теперь из океана высоко на гору, а там пролежала еще многие тысячи лет внутри камня.

Но воздух, ветер, холод, тепло и дождь раз'ели толщу горного камня. Тогда раковинка, лежавшая в его толще, появилась наружу, а с ней и молекула воды, которая входила в ее состав. Раковинка эта понемногу рассыпалась на зернышки, и ее обломки понесло дождевой водой по склону горы. Попали они, например, на какое-нибудь плодородное поле, а там ту же самую молекулу воды, вместе с другими веществами, всосали в себя корни пшеницы. Так молекула воды попала в пшеницу, в ее стебель, в солому. Из соломы люди приготовили корм для скота. Молекула попала этим способом в тело животного, в мясо, и прошла с пищей через человеческое тело, а там вместе с навозом опять попала на поле, и так кружила много раз, пока, наконец, не попала чрез корни дерева в его ствол.

Но ствол распилили на дрова. Оттуда молекула воды попала в печку, а там, на огне, снова сделалась свободной молекулой воды и вместе с парами взлетела высоко к небу и вошла в состав тучи. Там носилась долго, долго над землей, то падала вниз с дождем, то поднималась снова к небу, то делалась льдом, то жидкостью, то паром.

Попала, наконец, на большую глубину, в недра земли, и там от страшного жара распалась на атомы водорода и кислорода, и те стали странствовать отдельно. Атом кислорода химически соединился с каким-нибудь другим атомом и вошел, например, в состав железного окисла и стал странствовать уже в этом виде. А атом водорода соединился с другим атомом кислорода, снова превратился в молекулу воды, вылетел с нею из жерла огнедышащей горы, упал на землю, попал в таком виде в реку, а из нее — в океан и т. д.

Так странствует иная молекула воды. Но подобно этому странствует и всякая частичка всякого вещества. Странствованиям всех веществ и конца нет. Случается, что иные молекулы их распадаются не только на атомы, но и нa электроны, а те снова входят в состав других атомов и молекул.

Мельчайшие частички вещества странствуют всегда и в глубинах неба — с кометами, с планетами, с другими небесными светилами. Но странствуют они и сами по себе — от солнца к солнцу, от звезды до звезды. И нет ни конца, ни начала этим странствованиям.

Для нового времени необходимо и новое понимание вселенной. Новое понимание вселенной может и должно держаться только на точном и достоверном знании, то-есть на науке.

Книга Н. Рубакина — «Вещество и его тайны», Издание «Земля и Фабрика». 153 стр. Цена 50 коп. — раздвигает кругозор в нашем понимании вещества, всякого вещества, какое бы оно ни было и где бы и когда бы ни существовало и каким бы способом оно ни появилось на свет.

Издательство «ЗЕМЛЯ И ФАБРИКА».

Всемирный следопыт, 1926 № 05

В. ГОНЧАРОВ. «Век гигантов». Стр. 364. Цена 1 руб. «Век гигантов» — фантастический роман, в котором под видом приключений «фабзайчика Николки» автор рисует научную и, вместе с тем, крайне занимательную картину жизни первобытного человека, его жестокой борьбы за существование.


__________


В редакцию «Всемирного Следопыта» доставлены для отзыва следующие книги, изд. «Земля и Фабрика»:

Б-ка сатиры и юмора: В. Ардов. — Роковой аванс. Рассказы. 31 стр. Ц. 13 коп. Н. Г. Помяловский. — Бурсаки. Очерки бурсы. 32 стр. Ц. 13 коп. Н. С. Лесков. — Дух г-жи Жанлис. Рассказы. 32 стр. Ц. 13 коп. Евг. Венский. — Опиум. Рассказы. 29 стр. Ц. 13 коп. Григорович, Ал. — Оседлая жизнь. Рассказы. 28 стр. Ц. 13 коп. Юрий Потехин. — Операция проф. Фокса. Рассказы. 32 стр. Ц. 10 к. Марк Твэн. — Людоедство в поезде. Рассказы. 31 стр. Ц. 13 коп. Митрич. — Обутинду. Рассказы. 31 стр. Ц. 13 коп. Грамен. — Взаимоотношения. Рассказы. 31 стр. Ц. 13 коп. Ив. Прутков. — Всякое такое. Рассказы. 32 стр. Ц. 13 коп. Русские цари в эпиграммах. Сборник сатирических стихотворений. 29 стр. Ц. 13 коп. Архангельский (Архип). — Аэрофил. Рассказ. 30 стр. Ц. 13 коп. Николай Москвин. — Шахматы. Рассказы. 27 стр. Ц. 13 коп. Анатоль Франс. — Сказка о сорочке. 32 стр. Ц. 13 коп. Эдгар По — Очки. Рассказы. 32 стр. Ц. 13 коп. Смех на баррикаде (1905 г.). Пародии и эпиграммы. 27 стр. Ц. 13 коп.

Рабоче-крестьянская б-ка: Гюи де Мопассан. — Отец Симона. Рассказы. 31 стр. Ц. 12 коп. Влад. Короленко. — Лес шумит. Полесская легенда. 32 стр. Ц. 12 коп. С. Ф. Быстров. — Зверилы. Рассказ. 30 стр. Ц. 12 коп. Ант. П. Чехов. — Агафья. Рассказы. 20 стр. Ц. 12 к. Ант. П. Чехов. — Воры. Рассказы. 31 стр. Ц. 12 коп. Анат. Дьяконов. — Андрюшка-Сатана. Рассказ. 30 стр. Ц. 12 коп. Вяч. Шишков. — Судбище. Рассказы. 31 стр. Ц. 12 коп. Алекс. Неверов. — Марья-большевичка. Рассказы. 27 стр. Ц. 12 коп. Ив. Вольнов. — Вася Пазухин. Из повести. 31 стр. Ц. 12 коп. Ив. Вольнов. — После смены. Рассказы. 30 стр. Ц. 10 коп. Вяч. Шишков. — Спектакль в селе Огрызове. Рассказ. 30 стр. Ц. 12 коп.

Павел Низовой. — Черноземье. Повести. 215 стр. Ц. 1 р. 10 коп. Ив. Вольнов. — На отдыхе. Повесть. 127 стр. Ц. 85 коп. — Слава павшим. Сборник. 167 стр. Ц. 1 руб. Аркадий Голиков. — В дни поражений и побед. Повесть. 192 стр. Ц. 1 руб. 25 коп. Альфонс Петцольд. — Суровая жизнь. Из записок рабочего-подростка. Перев. с немецк. Вершининой. 198 стр. Ц. 1 руб. 55 коп. Лев Жданов. — Во власти золота. (Ленская бойня). 205 стр. Ц. 1 руб. 55 коп. Анатол. Шишко. — Господин Антихрист. Роман. 127 стр. Ц. 75 коп. А. И. Свирский. — Хорошее время. Рассказы. 109 стр. Ц. 75 коп. И. Бабель. — История моей голубятни. Рассказы. 78 стр. Ц. 70 коп. Федор Гладков. — Изгои. Повести. 139 стр. Ц. 1 руб. 45 коп. Жигмонд Мориц — Золото в грязи. Роман. Перев. Александровой. 162 стр. Ц. 1 руб. 40 коп. Жюль Верн. — Дети капитана Гранта. Перев. с фр. Павлова. 212 стр. Ц. 1 руб. 60 коп. Джек Лондон. Том. XVIII, кн. 2. — Межзвездный Скиталец. Повесть. 283 стр. Ц. 2 руб. 10 коп. Джек Лондон. Том XI, кн. 3. — Путешествие на Ослепительном. Повесть. 118 стр. Ц. 80 коп.

Все перечисленные книги можно выписывать из изд-ва «Земля и Фабрика». (Москва, Кузнецкий мост, 13, или Лубянский пассаж, пом. 25–30).


__________


Редакцией «Всемирного Следопыта» получен № 4 общественно-литературного, художественного и научно-популярного ежемесячника «30 дней». Издательство «Земля и Фабрика», 96 стр. Ц. 60 коп.

Содержание № 4: А. Луначарский. Д. Фурманов. А. Зорич. Дамба. Рассказ. — А. Перегудов, Васька «Барсук». Рассказ. — Шолом Алейхем. Немец. Неизданный рассказ. — Тэффи. Великий человек. Новый рассказ. — Вера Инбер. Читают. Очерк. — Д. Аркин. Здания современности. Статья. — А. Ветров. Хорошее — враг плохого. Статья. — Ник. Асеев. Книги на столе. Статья. — Юр. Спокойный. Ригас — город столичный. Из путевых впечатлений. — Э. Бром. Праздник лжи. Очерк. — Э. Росси. Театр Брагалиа. Очерк. — Калиостро. Политрешето. — Б. Анибал. Заметки ворчуна. — Витрина изобретений. Свое и чужое. — Юмор и Сатира.

Номер богато иллюстрирован художниками: А. Радаковым, С. Лодыгиным, Б. Антоновским, К. Роговым, В. Мандельбергом и др.

Всемирный следопыт, 1926 № 05

Из великой книги природы.

Всемирный следопыт, 1926 № 05

СВЕЧЕНИЕ КИТАЙСКОГО МОРЯ.

Луна поднялась над темными очертаниями одного из многих островов. Это только первая четверть луны, но бродящий, скитающийся свет намечает широкий млечный путь, раскинувшийся над темной равниной, усыпанной светящимися красным светом светлячками. На этом темном небе столько звезд, что, взглянув на них, прищуриваешь глаза, точно в них попадает звездная пыль.

За кормой светлым полукругом бежит лунная дорога. А на носу открывается необычайное зрелище — свечение Китайского моря. В предыдущие ночи, при проезде бухты Гонг-Конга на пароходиках, идущих туда и обратно между городом и полуостровом напротив, мое внимание привлеклось зеленым сиянием на ближних водах.

Сначала я думал, что это отблеск несравнимого по силе свечения, которого я никогда не видел в других местах. Теперь, когда я возвращаюсь из Макао, то необычайное сияние бухты кажется мне уже незначительным.

Здесь, в широком устье, где смешались океанские волны с пресными водами реки Перла, мириады океанических и речных животных создают такой фосфорический блеск, которого не может создать самое пылкое воображение.

Окружающие нас волны сверкают таким же сиянием, как сияние в Гонг-Конге. Это напоминает мне искры хищных звериных глаз, которые я видел столько ночей, бродя по Америке. У самого борта вспыхивают целые снопы света, как-будто нос парохода, подвигаясь вперед, разряжает электрическую батарею.

Кажется, что в недрах устья внезапно зажигаются бесчисленные трубочки ртути, выпуская из себя большие светящиеся круги, распространяя зеленый блеск, похожий на блеск в театрах, и весь пароход на несколько секунд окутывается сверкающим облаком.

Сидя у носа парохода один около другого, мы то погружаемся в мрак, то вдруг видим всех, с головы до ног облитых таким светом, который в первые мгновения делает нас неузнаваемыми.

Мы пренебрегаем приютом единственной каюты парохода, чтобы налюбоваться этим феерическим зрелищем, и продолжаем сидеть на палубе в одежде, пропитанной сыростью, дрожа от холода, хотя едем среди островов с тропической температурой. Хочется еще и еще смотреть на все новые вспышки волшебного сияния. Хочется еще раз взглянуть при этом свете волшебного апофеоза на скользящих рыб, разбужденных шумом нашего парохода, черных, овальных, будто длинные полосы китайской туши…

ПОЧЕМУ ТЕЛО РЫБЫ СНИЗУ БЕЛОЕ.

Ни одно явление природы не ускользает от испытующего глаза науки. Для того, чтобы понять, почему тело рыбы снизу белое, было произведено такое исследование.

Предположив, что явление это может происходить от того, что нижняя сторона тела рыбы не подвергается действию света, ученые устроили аквариум, на дно которого было положено большое зеркало. Таким образом, отражаясь от зеркальной поверхности, свет попадал и на нижнюю сторону тела рыбы.

Помещенные в этот аквариум камбалы все околели от непривычных условий жизни; выжила только одна, и по прошествии трех лет на нижней стороне ее тела появились вполне определенные пятна пигмента.

Таким образом, не только у камбалы, но и у других рыб присутствие пигмента на верхней стороне тела об'ясняется действием света, а отсутствие его на нижней стороне — отсутствием такого действия.

ЖИВОЙ ОСТАТОК ЮРСКОГО ПЕРИОДА.

Недавно в Конкарно местные рыбаки случайно поймали огромную морскую черепаху, которая запуталась в сетях для омаров. Она весила 25½ пудов. Как выяснилось впоследствии, пойманный экземпляр принадлежал к отряду кожистых морских черепах. Это самые большие из ныне живущих черепах.

Всемирный следопыт, 1926 № 05

Последний вздох чудовища.


Ископаемые остатки этих черепах часто находятся в отложениях Юрского периода, пережитого нашей землей много миллионов лет назад. В то время ка земле еще не было человека, а большую часть наземных животных составляли гигантские пресмыкающиеся.

Кожистые черепахи представляют единственную группу животных Юрского периода, дожившую до наших дней. Кожистых морских черепах ловили и раньше, но прежние черепахи никогда не достигали таких гигантских размеров.

Пойманная черепаха обладала необыкновенной мышечной силой. Запутанная в самых крепких сетях и привязанная к океанской лодке, стоящей на якоре, она тащила лодку в открытое море, несмотря на все сопротивление рыбаков.

К сожалению, черепаху не удалось сохранить живой. Она околела через несколько часов после того, как ее вытащили на берег. Остов черепахи был отвезен в Париж и помещен в Национальный аквариум.

КАК ОДИН ГЛУХАРЬ СПАС ДРУГОГО.

Глухари — очень робкие птицы, и как-то с трудом верится, чтобы они были способны на геройские поступки. Тем не менее, случай, о котором идет речь, нельзя назвать иначе.

Один охотник направился ранним утром на поиски тетеревов и набрел на целую стаю их в зарослях дрока. Когда птицы поднялись, он выстрелил, и один глухарь упал па землю. Спрятав раненую птицу под куст, он сел рядом и начал манить. Когда стая рассеется, то искусному охотнику нетрудно заманить неосторожную птицу. Так оно и случилось. Через несколько времени он услышал шелест сухих листьев и приготовился стрелять, В ту же минуту подстреленный им глухарь сделал легкое движение, но новая дичь была слишком близко, и охотник не мог сделать ни малейшего движения, чтобы не спугнуть ее. В то самое мгновение, когда он взвел курок, подстреленный глухарь подскочил и бросился ему в лицо. Вздрогнув от неожиданности, он все-таки выстрелил на удачу и, когда дым рассеялся, пошел искать свою добычу. Но и того и другого глухаря и след простыл.

УТКА В ПАСТИ АЛЛИГАТОРА.

Аллигаторы очень любят лакомиться дикими утками и истребляют их в огромном количестве. Они умеют так бесшумно подплыть к утке сзади, что даже эта крайне осторожная птица не успевает ускользнуть от них.

Один поселенец, охотившийся в Америке на реке, изобиловавшей дикими утками и аллигаторами, наблюдал однажды такой случай.

Позади одиноко плывшей по реке утки вдруг появилась голова аллигатора. Утка, несмотря на свое проворство, не успела подняться, и челюсти аллигатора сомкнулись над ней, а через мгновение хищник исчез под водой. Охотник думал, что эта маленькая драма на том и кончилась. Но не прошло и минуты, как на поверхности реки показалась та же, правда, несколько растрепанная, но тем не менее живая утка, которая поспешила расправить крылья и улететь в более безопасное место.

Надо думать, что она попала в огромную пасть аллигатора невредимой и со страху произвела там такой ураган, что хищник не мог удержаться от кашля и должен был выпустить свою добычу.

СОБАЧИЙ ОСТРОВ.

Моряки, плавающие по дальним морям, знают, что море таит много чудес. Но много ли чудес на свете замечательнее острова собак? Он замечателен по составу своего населения. Этот мало известный остров представляет собой настоящее царство собак.

На острове нет ни одного человеческого существа, — только собаки, которые далеко не дружески встречают посторонних пришельцев. Они живут большими стаями и, подобно человеку, вступают в союзы для отражения врага, так что двуногие колонисты не селятся в их царстве, несмотря на то, что оно для них очень привлекательно.

Это один из самых приветливых островов тропических морей. Там растут кокосовые и другие пальмы. Там песок бел и мягок, а берег защищен от прибоя наружным рифом. Там в изобилии водятся черепахи, там много рыбы и всякой морской твари. Приветливые зеленые лужайки прерывают густые заросли деревьев и кустарника. Наконец, там есть источники с пресной водой. Остров плодороден и очень удобен для человеческого поселения. Но он занят собаками — огромными стаями собак.

В наши дни немногие суда заглядывают на этот остров. Он называется Хуан да Нова и находится под 17°3′30″ южной широты и 43°24′4″ восточной долготы. Во времена парусных кораблей туда часто заглядывали ост-индские мореплаватели, чтобы запасти воды, фруктов и черепах. Может быть, эти моряки оставляли на берегу собак, затерявшихся или отставших от людей в чаще леса. Собаки эти могли прекрасно приспособиться к новым условиям и нашли себе обильную пищу. С течением времени они, повидимому, приобрели способность чутьем обнаруживать присутствие черепашьих яиц в песке, искусно отрывать их и с'едать с большой ловкостью. Они ловят водяных птиц с такой же ловкостью, как лисицы ловят кур и прочую дичь, и дерутся из-за своей добычи.

Собаки Хуана да Нова, не похожи ни на одну из известных нам пород, — это все помесь. Но все они утратили один из главнейших отличительных признаков своего вида — они разучились лаять.

Другая странность собак Хуана да Нова заключается в том, что они пьют соленую воду без всякого вреда для себя. Пойманные собаки совсем не оценили общества ручных собак и не научились лаять. Неволю они переносили очень плохо, ходили всегда угрюмые и скучали до самой смерти по вольной жизни на острове. Там их вольным стаям довольно простора. Их царство на каралловом острове имеет двадцать одну милю в длину и около мили в ширину.

Обо всем и отовсюду.

Всемирный следопыт, 1926 № 05

КАК ГЛУБОКО МОЖЕТ НЫРНУТЬ КИТ.

Моряки считают кита отличным водолазом и убеждены в том, что он ныряет чуть ли не на ⅔ мили. Ученые опровергают это. Кит, по их млению, может нырять на глубину не больше 300 футов. Они основывают это утверждение на наблюдениях, произведенных во время одной антарктической экспедиции.

Мелкие рыбы, которыми питается кит и на охоте за которыми он тренируется в нырянии, не живут дальше этой глубины. Кроме того, ученые считают, что сила мускулов кита не так велика, чтобы он мог вынырнуть с большой глубины. Да и давление на глубине 1.000 футов так велико, что киты вряд ли могли бы выдержать его.

НОВЫЙ ОРАНГ-УТАН В ЕВРОПЕ.

Большие человекообразные обезьяны являются в Европе редкостью. Они очень дороги и на своей тропической родине, но, кроме того, их трудно перевозить в наш климат. Большинство обезьян погибают в дороге. Привезенные животные требуют очень тщательного ухода и своеобразной пищи, что обходится очень дорого.

В настоящее время всех человекообразных обезьян, как в зоологических садах, так и в частных руках, можно пересчитать по пальцам, и каждая новая обезьяна, доставленная в Европу живой, представляет целое событие.

Таким событием в этом году явился большой молодой оранг-утан, портрет которого здесь помещен. Он прислан одним экзотическим принцем в подарок Лондонскому Зоологическому Саду.

Всемирный следопыт, 1926 № 05

Экзотическому гостю холодно в Европе.


Этот оранг-утан представляет редкий экземпляр по своей величине. При своем молодом возрасте (3 года) он имеет уже рост в 1 метр 30 сантиметров при размахе рук в 2 метра 50 сантиметров.

Охота с прожектором.

Всемирный следопыт, 1926 № 05

Большинство мелких пушных зверей умеренного пояса (еноты, оппосумы, скунксы и др.) обыкновенно выходит за добычей ночью, проводя день в своих норах. Одна американская охотничья фирма выпустила фуражку-прожектор с батарейкой в этой же фуражке. В момент, когда охотник заслышит шорох или писк животного, он поворачивает выключатель и снопом яркого света ищет в ветвях деревьев свою жертву. Попавшее в полосу света животное теряется от неожиданности, и охотник, пользуясь мгновением замешательства и ослепления, стреляет почти наверняка.

МАЛАЙСКИЙ «АМОК».

После покорения европейцами Явы малайцы — внуки пиратов и отважные мореплаватели — частью расселились по берегам рек и занялись рыбной ловлей и каботажем, а частью рассеялась внутри островов, чтобы заняться ручными промыслами или вести бродяжническое существование.

Эти воинственные жители Явы составляли в прежние века военную касту и боролись против вторгшихся к ним иноземцев, затрудняя колонизацию и вредя режиму торгашеской эксплоатации «Компании Индий» своими частыми восстаниями.

Если верить писателям, изучившим в совершенстве традиции малайцев, этой расы торговцев и корсаров, «История Синдбада-мореплавателя» и многие другие морские приключения, изображенные в «Тысяче и одной ночи», просто рассказы о подвигах малайцев.

Даже и теперь малайцы являются самым тревожным элементом среди жителей Явы. Если белый оскорбит малайца, тот ждет благоприятного случая, чтобы, убив его, отомстить.

Наиболее бедные из малайцев стараются получить службу у правительства, поступают в полицию или же идут на общественные работы. Другие нанимаются в солдаты и принимают христианскую веру для того, чтобы считаться равными голландцам.

Воинственность расы, кровавые инстинкты, наследственность долгих веков пиратства и убийств иногда совершенно неожиданно пробуждаются в них. Когда малаец считает себя оскорбленным белым или особенно остро почувствует ненависть к окружающему его европейскому строю, отчаяние лишает его разума, и, вооружившись крисом (недлинный меч), он выбегает на улицу, чтобы убить всякого, кто ему встретится, нанося удары направо и налево, пока сам не будет убит.

Это безумие подобно безумию мавров на Филиппинах, где безумные мавры известны под именем «давших клятву».

В Яве эта мания убийства называется «амок», и когда кто-либо из таких бешеных выбегает на улицу, распространяя вокруг себя смерть, ликвидация этого припадка безумия и мести называется «итти против амок».

Власти установили на улицах военные посты, чтобы немедленно превращать действие «амок». Почти всегда идут против «амок» малайские полицейские. У них в отряде имеется пустой ствол дерева, издающий гулкий звук, и они бьют по нему кулаками, давая знать жителям, чтобы они укрывались в домах.

Из всех дверей бросают стулья, табуретки и другие предметы под ноги ужасному «амок», чтобы он упал. Но тот почти всегда продолжает бежать, высоко подняв грозный крис.

Для того, чтобы справиться с безумным, у полиции имеется особое оружие, всегда достигающее цели. Это большая рогатина, между двумя зубьями которой захватывается беглец, пригвождаемый ею к стене или к дереву. Таким способом его останавливают и убивают, «потому что бесполезно надеяться на то, что он сдастся».

Особняк над землей.

Всемирный следопыт, 1926 № 05

Жилищная теснота и квартирный кризис заставляют ломать головы над их разрешением не только у нас, в СССР, но и в крупных европейских и американских центрах. Наша фотография показывает, как одному нью-йоркскому архитектору удалось разрешить это затруднение. Не имея возможности приобрести себе участок земли близ Нью-Йорка, в виду ее дороговизны, он арендовал себе клочок пустыря, на крутом берегу Гудзона. Установив два высоких железных решетчатых устоя, он: перекрыл их железо-бетонной площадкой и построил на ней красивый трехэтажный дом. Архитектор Воолкот, живя в этом надземном доме, несомненно будет в достаточном количестве пользоваться солнечным светом и чистым воздухом.

Всемирный следопыт, 1926 № 05

Всемирный следопыт, 1926 № 05

Примечания

1

Стикс — мифологическая легендарная река, через которую старик Харон перевозит на лодке души умерших людей в «Страну Теней».

2

Гектар приблизительно равняется десятине.

3

Монблан в Альпах — 4.810 метр.


home | my bookshelf | | Всемирный следопыт, 1926 № 05 |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 2
Средний рейтинг 4.0 из 5



Оцените эту книгу