Book: Сборник рассказов Железновой Аллы



Сборник рассказов Железновой Аллы

Железнова Алла “Мечта всей жизни”


- Хочу суженого, мечту всей жизни. - Что ж, мое наивное дитя. Будет тебе суженый, - и я взмахнула палочкой, произнося длинное заклинание.

Своим крестницам я всегда дарю достойные подарки. Платье, карету, фарфоровый сервиз, роскошный шелк. Иногда на дни рождения они просят уже готовый подарок. Вот и сейчас передо мной встала привычная задача, но в ином свете. На этот раз это не простая возможность “поехать на бал”. А воплощение настоящего мужчины мечты. Пока выстраивала его образ в своем представлении, заклинание набирало силу. Я поздно спохватилась, что крестница не уточнила детали, и в результате создала я ей мужчину моей мечты. Смотря в лицо своему созданию, я опечалилась. Ведь я столько раз пыталась создать его для себя… Но у меня не выходило.

Мужчина, красавец брюнет, с косым шрамом во все лицо, поджарым телом, чарующими глазами смерил нас заинтересованным взглядом, и задержался на моих крыльях и палочке. Пока он соображал, что к чему, крестница уставилась на свой подарок огромными глазами и долго подбирала слова для ответа. Я полагала, что это будет восторг, как и во всех остальных случаях. Однако…

- Это что еще за чучело? – произнесла подопечная с явным пренебрежением.

Мне стало обидно за мое создание, ведь это «чучело» то самое чудо, что являлось мне во снах, наполненных приключениями и доблестными поступками, но не торопилось предстать передо мной в реальности. Эталон мужественности и добропорядочности обернулся к юной прелестнице, облаченной в выцветшее платье, и усмехнулся:

- Сама давно у зеркала была?

- Крестная, за что ты мне подарила этот ходячий кошмар? Где прекрасный статный принц в роскошных одеяниях? Свита, лакеи, карета? Белый конь, в конце концов?

- Погоди-ка, какой конь? Какая свита? Ты же просила мужчину мечты? – ошеломленно уточнила я.

- Вот именно, мечты! Принц и его королевство! Хотя бы половину, - отчаянно пискнула «золушка».

- А голову морской гидры тебе на блюде не преподнести? – уточнил мужчина, с ехидцей во взгляде.

- Нет! Какая гадость! – поморщилась крестница.

- Жаль, в моей коллекции есть такая, - наигранно досадливо покачал он головой.

- Стоп-стоп! – возмутилась я окончательно. – Не нравится подарок, Бог с тобой. Я его усыновлю! – ляпнула первое, что попало. – Заберу в свой дом и обеспечу заслуженной заботой. А ты, моя дорогая, умерь масштабы своей наглости. Будь добра, как и все твои ровесницы, добивайся своей любви сама. Вот тебе тыква и мыши, - всунула я ошарашенной девушке в руки сие добро, материализовавшееся перед ней прямо из воздуха. – Как и в чем ты поедешь на бал, меня не волнует. Лимит желаний на сегодня исчерпан.

Подхватив под руку свое сокровище, я расчертила воздух волшебной палочкой и шагнула с ним в открывшийся портал. Оказавшись на пороге своего дома, я тяжело вздохнула. С каждым годом запросы девочек все возрастают, и их характер от этого лучше не становится.

- Где мы? – поинтересовался крепкий мужчина, оглядываясь по сторонам.

- В моем доме, - ответила я скороговоркой, желая поскорей задать свой вопрос. – Почему ты не признался ей в любви?

- А должен был? – хмыкнул герой моих снов.

- Ну, как же? Конечно, - растерянно развела я руки, отводя взгляд.

- Если вы думаете, что после того, как меня сравнили с огородным пугалом, я должен падать всем в ноги, то склонен полагать, что вы страдаете слабоумием.

От его заявления я слегка оторопела, и вынуждена была признать, что мужчина прав. Даже в моих снах и фантазиях он никому не позволял ставить его ниже, чем он того достоин.

- Что же теперь делать? – задала я риторический вопрос сама себе.

- Леди, а вам муж не нужен? – вдруг произнес мой герой.

- Что? – мой взгляд встретился с яркими глазами.

- Вы безумно похожи на девушку из моих волшебных снов. Полагаю, второй шанс мне не представится, потому предлагаю сразу: Не хотели бы вы окунуться со мной в мир приключений и океан страсти?

От неожиданности я даже палочку выронила. Взвесив его слова, меня осенило:

- Это лучшее признание в любви с первого взгляда, что я когда-либо слышала.

- Так ты согласна? – отбросил все церемонии капитан мореходного судна.

- Боже мой, конечно да!

Вскоре в огромном зале небесного замка осталась лишь одна волшебная палочка, что стала в этот знаменательный для меня день совершенно ненужной.


Железнова Алла “Мой властелин”


Стены мрачного замка нагоняли ужас на моих людей, заставляя их опасливо озираться по сторонам. Никто из приемного зала, конечно, с воплями “Караул!” не побежит, но лорд Темных Земель и его свита не из простых смертных и к нему я явилась не просто так. Перед огромными резными дверьми мы задержались, собираясь с духом. Местный дворецкий взглянул на меня насмешливо, ожидая моей готовности и кивка. Я приняла у сопровождающего меня советника свиток и шагнула навстречу своему будущему. Первое, что я увидела, навсегда отложилось в моей памяти - взгляд ярко синих глаз, блеснувших в полумраке огромного зала.

Эти глаза отныне станут моим зеркалом. Какой я буду в них?

- Повелитель, - склонился в почтении дворецкий перед мрачным мужчиной, – миа Дирана прибыла ко двору, со свитой.

- Рад приветствовать вас, миа, - пронзительный взгляд пригвоздил меня к месту, на тонких губах мелькнула едва заметная улыбка. - С какими вестями вы прибыли в мои владения?

Я вместе со свитой опустилась на одно колено, и прямая юбка при этом мне совершенно не помешала. Склонив голову, я протянула свиток вперед и произнесла сухим тоном:

- Лорд Адмир. Повелитель Темных Земель, я, Дирана Скарэл, прибыла от лица своего народа, чтобы исполнить условие мирного договора, установленное нашими державами.

- Вы произнесли это так, будто я собираюсь подвергать вас мукам изо дня в день, - не спешил подниматься с места Властелин.

- Если такова будет твоя воля, владыка, - не поднимала я глаз.

- Скажите, миа, по собственному ли желанию вы явились ко мне? – подался вперед самый опасный правитель Вэвиана.

- Да, владыка.

- Я хочу видеть ваши глаза, - посуровел Адмир. – Повторите ваш ответ, миа.

Я снова встретилась взглядом со своей судьбой и вымолвила твердое «да».

Властелин поднялся и принял у меня свиток с ритуальной фразой, после чего с неудовольствием заметил:

- Печально осознавать, что вы дали свое согласие на наш брак под весом долга. Долга перед страной, отцом и титулом. Но в этом лишь моя вина. Поднимитесь, миа.

Как только я выпрямилась, сразу оказалась довольно близко к своему жениху. Аура мужественности и силы исходила от него, заставляя чувствовать себя рядом с ним хрупкой и беспомощной.

- Будьте как дома, моя дорогая. И ничего не бойтесь, - выдохнул мне повелитель почти в губы, низко склонившись к моему лицу. Но, не дойдя совсем немного, отстранился и покинул зал первым. Через неделю была проведена скромная церемония, без многочисленных гостей, в кругу только лишь прислуги и моей семьи. Все это время повелитель был учтив и спокоен. С его стороны не было выказано и грамма агрессии, что само по себе необычно, учитывая, сколько страданий по его вине принесла недавняя война.

Ночью в своих покоях я содрогалась от волнения. С самого детства меня готовили к тому, что я никогда не выйду замуж по любви. Я не питала иллюзий, не ввязывалась в ничего не стоящие отношения и ждала замужества, пропадая на нескончаемых занятиях. И вот этот день настал, правда, не совсем так, как планировал мой отец. Теперь я ожидаю своего мужа, не зная, чего ждать от него.

К тому моменту, когда дверь за моей спиной открылась, я уже довела себя переживаниями до грани слез, но все еще крепко держалась… руками за столбик царской кровати, прислонившись к нему лбом. На мои плечи бережно опустились тяжелые ладони, густых волос впервые коснулись губы повелителя. Этот нежный жест согнал с меня первый страх.

- Два года назад я прибыл в Зимний дворец Эллинэи по приглашению. Тогда я впервые обратил на тебя внимание, - грубый голос звучал тихо, стараясь не спугнуть свою собеседницу. – Ты расцвела, словно ночной цветок Ареллы. Безумно привлекательна, неприступна… горда. Я любовался тобой равно до тех пор, пока не уловил фразу, сошедшую с уст твоего отца. «Моя дочь помолвлена с принцем Навстрии». После этого я не раз напрашивался на аудиенцию к королю, и все время получал отказы на свое прошение. Я недолго думал и принял решение, в результате которого Эллинея заполыхала, охваченная войной и пожарами.

- А как же Парилива? – сорвалось у меня не произвольно.

- Земля лишь предлог. Документы были подделаны. Я не заслуживаю признания, возможно и любви, после всех тех страданий, что доставил другим, поскольку был охвачен желанием, что горит во мне ярким пламенем по сей день. Но прошу тебя, моя королева, не будь столь холодна ко мне.

Слезы удержать не удалось. Сколько страхов я натерпелась, сколько ужасных фантазий успело сложиться в моем воображении. Муж тиран, завоеватель… А оказалось все иначе? Возможно ли, что меня ждет светлое будущее? Более светлое, чем я ожидала?

Я обернулась к своему супругу, и обещала ему быть умницей, если хоть толика сказанного является правдой. Последний барьер разрушил страстный поцелуй и бесконечно длинная ночь.


Железнова Алла “Ведьма и упырь”


- Осторожно добавь порошок листьев Цибеллы, непрерывно помешивая отвар. Не совершай резких движений, это взрывоопасно! - пожилой алхимик, что взял меня под свое крыло, внимательно наблюдал за моими действиями. Вот уже месяц я благодарю богов за то, что они наделили меня умом и внимательностью. Из своих сокурсников я единственная, кто еще не получил низший бал. Внезапно, дверь резко распахнулась и с грохотом ударилась об стену, заставив подскочить и меня, и преподавателя. Цветочный порошок приличной порцией осыпался в котелок, а ложка дернулась, взбалтывая жидкость в нем. Вошедший маг лишь успел заявить “Профессор, Срочно…” прежде чем прогремел взрыв.

Следующие полминуты мы дружно пытались справиться с кашлем, отмахиваясь от едкого зеленого дыма. Когда вонючее облако рассеялось, мы уставились друг на друга большими глазами, я даже икнула. Неспроста облако было зеленым, ой, не спроста-а-а. Наши мантии пришли в негодность, свисая клочками, кожа приобрела ядовито зеленый оттенок и покрылась волдырями.

- Ведьма на выезде… - произнесла я обреченно, приглаживая растрепанные волосы. - Странно, а делали дорогую красную краску для волос.

- Профессор Тирон, куда вы так опаздывали? - возмутился мой наставник, с укоризной глядя на… упыря. Иначе не назовешь. Человеческого в нем осталось мало, разве что фигура.

- Орден нагрянул, - пояснил виновник несчастного случая, рассматривая свои эффектные ладони… тоже зеленые.

- Час от часу… Профессор, останьтесь с адепткой и сварите антидот. Мы превысили дозу Цибеллы и получили токсический эффект.

- Но, профессор Штэйн…

- Вы виноваты, Тирон. Вы еще помните мои уроки?

- Тот, кто виноват, отвечает за последствия, - хмыкнул взрослый мужчина.

- Верно. И полы помыть не забудьте. Вручную! - и уцелевшая дверь за наставником закрылась.

- Ага. Можно подумать, мне больше заняться нечем. Как мальчишка попал. - Буркнул он себе под нос, заставив меня захихикать. Ну, точно - ведьма.

- Адептка…

- Сериннирти.

- Да. Найдите мне ступку с пестиком и корень Ортрюты. Я пока со стола все смахну.

- Может, приберемся сначала? Ничего мешать не будет.

Незнакомый препод смерил меня недовольным взглядом, оценил мой внешний вид и весело хмыкнул. Но тут же собрался.

- Нет. Сначала поставим измельченный корень над спиртовкой, предварительно замочив в концентрате. И пока зелье будет закипать, приберемся.

Пока собирали осколки разбитых колб в деревянное ведро, профессор поинтересовался:

- Ну, и как успехи в алхимии?

- Все было отлично, пока вы не появились.

- Не нарушаете правил?

- Это мне без надобности, не хочу привлекать к себе лишнее преподавательское внимание.

- Ну, значит, не пейте сегодня антидот. Тогда профессорский состав будет обходить вас стороной.

- А вы… - сделала я паузу, смерив мага недовольным взглядом.

- Хам?

- Саркастичный гад.

- Надо же. Зато вы смелая. Не боитесь попасть на мои уроки?

- А что вы преподаете?

- Трансфигурацию.

- Тогда не боюсь. У меня нет этого дара.

- Теоретический курс никто не отменял.

- Будете гнать меня с лекций?

- Сажать на первую парту. Перед собой и следить за пером.

- А если усну?

- На отработку. Все лекции на подпись.

- Вы, профессор, жестокий человек.

- Да, я профессор, такова моя работа, - заявил собеседник с гордостью, и выкинул последние осколки. - Давно так не работал, да еще и в забавной компании.

Я усмехнулась и стала растирать свои руки.

- Зудят? - спросил профессор с сочувствием.

- Еще как.

- Придется потерпеть. Как только зелье остынет, сразу его используем. Но полный эффект наступит только через час.

- Никогда больше не буду мечтать о покраске волос. Да еще и дорогими средствами.

- Ладно вам. Ведь не по вашей вине ошибка случилась.

- Кстати, да. Благодаря вам я сейчас сравнима с болотной лягушкой. Вы мне задолжали!

- Отлично, - погасил спиртовку профессор и предложил мне свою руку. - Пойдемте, дорогая адептка.

- Куда?

- Сходим в харчевню, пока зелье остывает.

- В таком виде?

- А почему нет? Нас сейчас ни одна живая душа не узнает.

- Одна все же узнает, - вспомнила я профессора Штэйна. - Да и на порог харчевни нас не пустят.

- Но попытаться-то стоит.

Навести в городе шороху, попугать окружающих и при этом остаться безнаказанной?

- Я согласна!


Железнова Алла “Сокровище дракона”


- Он пошел к выходу! - заговорщицки шепнула мне старшая сестра.

- Так пойдем, скорее на балкон. Он сейчас превращаться будет.

Так и вышло, очаровательный блондин в зеленом камзоле попрощался с нашим отцом, спустился с крыльца и обернулся изумрудным огромным драконом прямо во дворе. Я и Аника стояли на широком балконе с резными перилами, обвитыми цветущей херунной.

- Вот бы на нем полетать, - свесилась я через перила, смотря вниз с диким восторгом.

- Так в чем проблема? - хмыкнула Аника и толкнула меня в спину двумя руками.

Я даже заорать не успела, как, кувыркнувшись, приземлилась аккурат меж лопаток зеленого гиганта. Массивные крылья в тот же момент взяли широкий размах, позволяя дракону оторваться от земли. Меня, казалось, он даже не заметил, а сестра, весело хохотнув напоследок мне вслед, закричала во все горло.

- Караул! Алика пропала! Принцессу похитил дракон!

Только дракон уже скрылся за горизонтом.

Напрасно я думала, что летать это здорово. Пребывать на такой высоте, с трудом цепляясь за огромный гребень и борясь с порывами ветра настоящий ад! Ладони от страха вспотели. Руки соскользнули с шипа, от чего я взвизгнула и схватилась за следующий, немного сместившись вниз. Дракон услышал мой вопль и вздрогнул от неожиданности. Он перешел на парение и повернул ко мне огромную зубастую морду, что была больше меня раза в два… с половиной. Зеленые глаза смерили меня изумленным взглядом, после чего из огромной груди сорвалось досадливое всхрапывание. Он отвернулся и сбавил скорость, даже сменил немного осанку, и теперь я смогла свободно перебраться ему на шею и выглянуть из-за плеча. Из моих уст сорвался восторженный возглас! Не каждая двенадцатилетняя девочка может похвастать тем, что летала на настоящем драконе.

К вечеру, мы добрались до гор, и все это время я любовалась окружающими меня пейзажами. Когда перед нами замаячила темная пещера, я не на шутку испугалась. А вдруг он разозлился и теперь меня съест, как делают это драконы в большинстве сказок? Вот дела! Сказок много, а драконов в мире по пальцам посчитать можно. Не будь я принцессой, как и многие, считала бы, что оборачиваться людьми они не умеют. Пещера оказалась своеобразным переходом в подземное жилище, перед огромными дверями которого дракон и приземлился. Внезапно опора подо мной исчезла, и я с визгом рухнула вниз на руки высокому стройному мужчине, что тут же уставился на меня своими сердитыми зелеными глазами.

- Ну, и как это случилось? - спросил он меня уже без особого изумления.

- Я упала.

- Удивительное совпадение. Прямо перед моим отлетом.

- Мы не со зла, - виновато оправдалась я.

- Мы?

- Я и Аника.

Дракон тяжело вздохнул и крикнул что-то звучно на своем языке в сторону дверей, после чего с те грохотом открылись, пропуская нас внутрь. Перейдя порог, Ландред Охран опустил меня на ноги, и прошел вглубь огромного, немного мрачного, особняка с высокими потолками и большими проемами. На стенах мгновенно вспыхнули свечи в канделябрах, освещая все пространство желтым светом.

- Проходи, - велел мне хозяин дома.

Перед ужином Ландрет усадил меня по правую руку от себя и по-быстрому собрал на стол имеющуюся снедь.

- И что мне с тобой теперь делать? - поднял он волнующую тему.

Я не ответила. Сама понимаю, что отец наверняка уже всполошил пол королевства.

- Гостей у себя я не принимаю. Но и выставить тебя у меня совести не хватит. Разве что съесть, все равно на один зуб.



- Не…не надо меня есть! - Я взволнованно стала озираться по сторонам, с какой-то потаенной надеждой. - А давайте я у вас вместо лакея буду, наведу порядок?

- Меня итак все устраивает, - усмехнулся дракон. - Ладно. Оставайся, но не суйся в правое крыло без меня.

- А что там? - проявила я простое детское любопытство.

- Мои сокровища. Я очень жадный и не люблю, когда на них кто-то смотрит, а тем более трогает.

- А… Когда все уберу, вы меня сводите посмотреть? Я ведь, как бы заслужу.

- Не будешь зудеть у меня над ухом, свожу.

Я тут же сникла. У меня столько вопросов! Все так интересно. Я отложила вилку, засопела носом и опустила взгляд. Дракон закатил глаза:

- Забыл сказать, что я питаюсь послушными девочками.

- Я не послушная!

- Я не сомневался, - хохотнул мужчина. - Ладно. Пойдем. Только слезы не разводи.

Вскоре я порхала по кабинету с тряпкой в руках. Убиралась я абы как, постоянно возвращалась на то же место, вытирая пыль заново и поправляя книги. Раньше подобным делом я почти не занималась, разве что фантики и крошки сметала, чем попало, и куда попало. А тут такой ценный опыт! Дракон спокойно сидел за своим рабочим столом со стопкой бумаг перед картой. Между делом он выводил что-то на небольшом свитке.

- Через три дня я снова лечу в Изенрад. По пути доставлю тебя домой.

- Спасибо, - промямлила я, стоя на цыпочках на стремянке и пытаясь достать до верхней полки на шкафу тряпкой. Дракон весело хмыкнул и поднялся, отправляя магическую весточку.

- Заканчивай. Пойдем, принцесса, смотреть сокровища.

- Ура!! А-а-а!! - подскочив от радости, оступилась, стремянка полетела вниз, и я вместе с ней.

Мужчина стрелой метнулся от стола к шкафу и снова поймал меня на руки.

- Осторожней! - поставил он меня на пол, после чего я поправила замызганное пылью платье и кивнула.

Вскоре я стояла в огромном зале с широко открытым ртом и сияющими глазами. В центре огромного помещения стояли сундуки, полные золота и ювелирных безделушек, а по периметру расставлены полки, на которых аккуратно были разложены особо ценные и красивые украшения. Я металась из стороны в сторону, под чутким взором дракона, любовалась сокровищами, и замерла напротив шикарного золотого колье с изумрудами, таким же браслетом и серьгами к нему. Руки сами потянулись к этому великолепию, но замерли неподалеку. Я обернулась к Ландреду и умоляюще заглянула ему в глаза, мол, можно? Мужчина скрестил руки на груди, усмехнулся и согласно кивнул. Залюбовалась я до того, что вскоре уже красовалась перед зеркалом, а за спиной стоял взрослый мужчина и наблюдал за мной с добротой и умиротворением.

Спустя три дня мы покинули горное логово, и направились к выходу из пещеры пешком. За прошедшее время я еще дважды наведывалась с Ланом в сокровищницу и трогала только колье с изумрудами.

- Лан, - сблизились мы довольно быстро, часто перебрасываясь колкими репликами.- А ты прилетишь как-нибудь в гости?

- Лет через шесть обязательно жди, не забудешь? - обернулся ко мне мужчина, одарив игривой улыбкой.

- Ни за что! Клянусь! - пискнула я с восторгом. - А погостить возьмешь?

- Сколько захочешь.

- А пораньше?

- Тебе еще восемнадцати нет. Кто тебя отпустит? Подобные выходки с падением с балкона больше никого не проведут.

- И что, до восемнадцати ты даже ни разу не прилетишь? - скуксилась я.

- Ну, разве что по делам и на твой день рождения.

- На каждый?

Дракон вздохнул:

- На каждый.

Уже во дворце, мы оба извинились перед моим отцом, и на прощание Лан подарил мне тот самый набор с изумрудами, взяв с меня обещание его ждать. На мое шестнадцатилетние он что-то шепнул моему папе на ухо, от чего тот сначала побелел, а потом просиял от радости. На следующий день была объявлена наша помолвка, что меня безумно удивило. Он же мой друг! Какая свадьба? Аника вертела пальцем у виска и говорила, что я дурочка. А в восемнадцать, переступая порог своего нового дома, я получила откровение, которое вспоминаю всю жизнь:

- Когда ты впервые надела изумрудное колье и восторгалась каждой блестящей побрякушкой, словно истинная драконица, я понял, что еще раз увижусь с тобой. Теперь ты сама стала самым редким сокровищем, Алика. Моим бесценным сокровищем.


Железнова Алла “Охотник”


Мрак Черного леса был для меня единственным спасением. Я неслась вперед, не разбирая дороги, цепляясь рукавами за корявые ветви, желая оторваться от смерти, что следует за мной по пятам. Напрасно я думала, что родная чащоба сможет уберечь меня, что охотник побоится пройти вглубь зачарованного леса. Последние силы ушли на то, чтобы сделать отчаянный рывок влево, но стальная кисть хватает меня за горло, и с силой отбрасывает в сторону. Спину пронзила боль, шершавый ствол ближайшего дерева послужил мне последней опорой. Звон в ушах дезориентировал меня, и вскоре я была вздернута на ноги. Неужели это конец? Как же мне не повезло родиться нечистью.

- Наконец-то, - прохрипел мужчина, справляясь с одышкой. - Кто бы мог подумать, что хладнокровным убийцей восьми лордов окажется женщина?

- Каждый из них заслужил свою смерть. Но убивала их не я, - от страха оправдание сорвалось с моих уст само собой.

- Неужели? - спросил охотник с усмешкой, крепко удерживая меня за горло. Его цепкий взгляд изучал мое лицо.

- Я наводчица, - хватка мужчины ослабела, и я рухнула перед ним на колени в густую темную траву.

- Я догадывался, - присел мужчина передо мной на корточки. - Ты даже не заметила, как твой… коллега грамотно тебя подставлял раз за разом.

- Сдашь меня в руки правосудия? - рефлекторно растерла я шею, разгоняя неприятные ощущения.

- Нет.

Я изумленно перехватила взгляд собеседника, пытаясь предугадать его следующее действие.

Охотник оглянулся по сторонам и поднялся, протягивая мне руку.

- Ты здесь живешь?

- Я должна ответить?

- Обязана. Ведь жизнь я тебе сохранил, вместо того, чтобы убить без разговоров.

Я приняла помощь и поднялась, с трудом приходя в вертикальное положение. Это - что, меня убивать не будут?

Подставив свое плечо для опоры, крепкий мужчина помог мне сдвинуться с места.

- Веди меня в свой дом.

- Зачем? - уточнила я с подозрением.

- На чай.

- Мы с тобой две минуты назад были врагами.

- Я помню. Пять месяцев я тебя выслеживал, намереваясь открутить голову, и два - чтобы познакомиться.

- Познакомиться?

- У тебя дешевая маскировка, с моим обонянием ты не справилась.

Я страдальчески охнула и покачала головой.

- У меня чай только липовый.

- Сойдет, - бодро заметил собеседник.

Вскоре за кружкой ароматного горячего напитка мы продолжили беседу. Сначала я разглядывала свою несостоявшуюся Смерть, и отметила, что, несмотря на чумазое лицо, его внешность мне приятна. Похоже, мы оба собрали всю паутину с кустов, пока играли в догонялки. Поерзав немного на стуле под его цепким взглядом, я поморщилась от боли в спине и неуверенно произнесла первой:

- Те лорды, они…

- Забудь. Прежде чем браться за дело, я всегда интересуюсь заказчиками.

- То есть ты знаешь, что на их совести числятся…

- Побольше грехов, чем на твоей.

Я поежилась, опять потревожив спину. Черт, больно!

- Имей ввиду. След на твоего… бывшего любовника я взял.

- Уже бывшего?

- Я бы на твоем месте, после того, как он выставил тебя передо мной крайней, его бы послал.

- Это мне решать, - нахмурилась я.

- Ну, решай, - ухмыльнулся гость. - Но через порог твоего дома он больше не перейдет. Слишком уж много за мной следов тянется.

- Катись к черту! - подскочила я на месте, громыхнув по столу глиняной кружкой. Позвоночник тут же напомнил о своем безнадежном состоянии, и я с воем рухнула на лавку.

- Давай помогу, - подорвался охотник.

- Сгинь, и без тебя тошно. У меня все есть и в помощи я не нуждаюсь.

- Где? - спросил он просто, от чего я сначала зашипела, а потом признала, что без него мне не справиться.

- У окна третья полка, второй пузырек слева.

Вскоре я лежала на широкой лавке спиной вверх, а мужчина моей мечты оказывал мне медицинскую помощь, втирая в кожу мое же зелье.

- Лучше бы ты меня сразу убил.

- Сам покалечил, сам и вылечу.

- За мой счет.

- Отработаю, - усмехнулся мой новый знакомый. - Я - Рой.

- Лея, - брякнула я сквозь зубы.

Вскоре пытка кончилась, после чего Рой отвернулся, позволяя мне самой встать и переодеться.

- Лея, - позвал он, не оборачиваясь.

- Что?

- Сходишь со мной на свидание?

- Что?! В каждом городе, и даже селе, висит плакат о розыске убийц. У меня на хвосте десяток таких, как ты. Как ты себе представляешь это?

- Я тебе помогу, - без грамма сомнений предложил Рой.

- Как?

- Мы найдем твоего напарника и докажем его вину.

- Я не готова предать его, - неуверенно ответила я.

- Зато он уже это сделал. Ты, может, и боролась за справедливость, жалея простых смертных. А твой друг неплохо зарабатывал и прикрывался тобой. Не будь я столь опытным и сообразительным, ты бы уже давно лежала на земле с ножом в спине.

От его откровения меня передернуло.

- Ну, так как, со свиданием?

Я обернулась и перехватила заинтересованный взгляд. Демоны с ним. Есть шанс пожить для себя, выйти из леса и смешаться с народом? Возможно и заполучить красавчика в придачу. Почему бы не воспользоваться им?

- Я никогда не была в кофейне и всегда мечтала попробовать там все сладости.

- На то, чтобы попробовать все, уйдет целая серия свиданий. Ты готова?

- Да. Только ради сладкого, - улыбнулась я неоднозначно.

- Идет.


Железнова Алла “Половинка”


Впервые я увидела его на приёме в императорском дворце. Туда мою семью пригласили по случаю празднования первого юбилея младшего наследника его величества. Он стоял немного позади юного принца и охватывал взором все пространство зала, выискивая возможную опасность для знатной особы, за жизнь которой отвечал не только головой, но и честью. Его массивная фигура сразу привлекла моё внимание, а агрессивная аура, при приближении, вынудила меня передёрнуть открытыми плечами. Изучая его лицо, я перехватила на себе его озадаченный взгляд.

В этот момент я гордилась своей внешностью, пусть он и не аристократ, но противится естественному интересу стало ужасно сложно. Поздравив наследника, я под присмотром компаньонки отлучилась от родителей в компанию молодых леди. Общаясь с ними о мелочах и пропуская мимо себя их сплетни, я украдкой поглядывала на телохранителя, в надежде снова встретиться с ним взглядом, оценить, что же так привлекло моё внимание. Но, увы, больше в мою сторону он не смотрел. Телохранитель исправно выполнял свою работу, стараясь охватывать вниманием весь зал и окружение юного наследника. Когда к нему приближались подозрительные на его взгляд лорды, он предупредительно клал руку на рукоять короткого меча.

Я огорчилась. До интриг в человеческом государстве мне нет никакого дела, потому блистательный зал для меня померк, праздничная суета стала удручать, а объект моего интереса вообще больше не обращал на меня внимания. Да-а-а, знала бы моя мама на кого я засматриваюсь, сразу устроила бы истерику. Ведь на все эти праздничные мероприятия мы выбираемся с одной целью - найти мне жениха с титулом не ниже нашего. А таких тут по пальцам пересчитать можно. И я очень сомневаюсь, что они достойные.

Серия скучных танцев не принесла никаких плодов для моей родительницы. Находясь в стороне рядом с отцом, она наблюдала за мной и недовольно качала головой, прикрываясь изящным веером. Вскоре наследник отбыл со своими наставниками и охраной в личные апартаменты, но праздник продолжился, время медленно приближалось к полуночи. Сразу после последнего па в очередном танце я поспешила покинуть зал, избегая скучной беседы с потенциальным женихом. Компаньонка пыталась выловить меня взглядом, но мгновением позже моего ухода. Она уже душит своей опекой. В саду отдыхало и общалось много народу, но на свежем воздухе я почувствовала себя лучше. В задумчивости я забрела довольно далеко и, прогуливаясь в полумраке, не успела заметить, как рядом со мной возникла массивная фигура.

- Леди любит ночные прогулки? Или она настолько измучена вниманием, что предпочитает бродить в темной части парка в одиночестве? - бархатистый баритон послышался за моей спиной.

Я вздрогнула и резко обернулась, встречая взгляд, который пыталась перехватить весь вечер.

- Полагаю, все сразу, - ответила я, стискивая в руках веер, что до этого просто находился в моих руках без дела.

Телохранитель юного принца сейчас выглядел несколько иначе, вместо служебной формы на нем красовался выходной костюм.

- Позволите безродному составить вам компанию? - делал упор на свое происхождение мужчина, источающий опасную ауру.

На его тонких губах появилась ироничная улыбка. Видимо он уже приготовился получить вежливый отказ, но о лучшем моменте я и не мечтала.

- Конечно. Думаю, ваше сопровождение будет для меня весьма кстати.

- Где ваша компаньонка, леди…

- Элика. Элика кер’Астэль.

- Даррен Рон, - снова улыбнулся мужчина, предлагая мне руку, которую я приняла.

- Вы были правы в том, что я устала от окружающей суеты, потому поспешила остаться без ее внимания. А вы что здесь делаете? Вы ведь отвечаете за жизнь его высочества?

- Меня сменили на службе, так что на эту ночь я весь ваш, - произнес он последнее замечание гораздо тише, чтобы ненароком никто не услышал.

- К сожалению, вскоре мы покинем дворец и уедем восвояси. Родители гневаются, я и на этот раз не порадовала их новым знакомством.

- Торопятся выдать вас замуж? - нахмурился Даррен. - А я ведь даже не успел произвести на вас впечатление.

- Успели, - призналась я скромно. - Но не думаю, что наше общение их порадует.

- А если порадует? Вы дадите мне шанс приударить за вами?

- Вы так это произнесли, будто уже считаете себя хозяином положения.

- Считаю, - загадочно блеснул глазами мой собеседник. - Вы мне понравились, Элика. Какого труда мне стоило сохранять трезвость ума, все время, чувствуя ваш аромат среди сотни других.

“Понравилась?” - изумилась я мысленно, ликуя в душе, но ответить не успела.

- Вас уже ищут. Не отчаивайтесь, я загляну в гости к вам со дня на день. Надеюсь, вы откроете мне парадные двери?

- Я… - задумалась я о реакции маменьки. - Да! Я вас встречу.

- Тогда до встречи, моя леди.

- Элика-а! Элика, где ты? - раздался обеспокоенный голос моей матери. Я обернулась назад всего на мгновенье, а когда снова повернулась Даррена уже не было. Вернулась я незаметно все в ту же компанию молоденьких леди, будто и не уходила никуда вовсе.

Две недели спустя мы уже были дома, и не успели втянуться в прежнюю колею, как нагрянул первый гость. Стоя у перил на втором этаже и наблюдая за дворецким, что поспешил открыть дверь, я прислушалась.

- Даррен мак’Рон с визитом к семье кер’Астель.

- “Мак…” - обронила я изумленно вслух приставку, что означала у другой расы тот же титул, что и “кер” у нашей.

Разумеется, двери перед гостем я открыла, а позже получила первое предложение о свидании, где и узнала, что, работая в чужой стране, мой мужчина искал меня, свою половинку, предназначенную ему судьбой.


Железнова Алла «Анимаг»

(фанфик по серии книг о Гарри Поттере)


Идя с четвертого этажа, с жилыми комнатами, в трансфигурационный класс, я остановилась на небольшой площадке, поджидая необходимую мне лестницу.

- Вроде бы эта, - ступила я на ступеньки, и крепко вцепилась руками в перила.

Ненавижу ее! Она всегда двигается в том направлении, в каком считает нужным, и, на данный момент, опять повернула в другую сторону. Когда я на нее взошла первый раз, по инерции чуть не перевалилась через перила. Было бы от меня одно воспоминание. Рост у меня большой, так что высота ограды, по отношению ко мне, оказалась маловатой.

Я Алиса Доннан, первокурсница школы Хогвартс, учусь на факультете Когтевран. Не сказать, что я отличница, но первоначальные успехи меня радуют. Моя худоба и рост являются причиной частых насмешек. Русые волосы волнистым водопадом спадают на мантию, удерживаемые от беспорядка ободком голубого цвета, подобранного под факультетские тона. Большие серые глаза со светлыми ресницами отнюдь не украшают мое веснушчатое лицо. Какая-то я несуразная вышла. Пусть, мне всего десять лет… И все же…

На данный момент, предстоял урок трансфигурации. И я его очень боюсь. Предки мне всегда говорили, что где-то в далеких корнях у нас в роду были анимаги. И какие! Мангусты! Это тоже не малый повод для насмешек! Я, как наивная дурочка, поделилась семейными догадками с одной из девочек в поезде, полагая, что мы с ней неплохо сдружились, но… Милана попала в Слизерин и задрала нос. Вскоре, про давнюю способность моих предков, знали уже все. А если добавить к общей картине мой рост, то становится вообще страшно…

Вот и сейчас, я очень боюсь, что на этих уроках выяснится, что я длинный лупоглазый мангуст! Перед глазами мелькают хохочущие рожи одноклассников и шумиха среди первокурсников.

- Алиса! Куда тебя понесло? Трансфигурация на этаж ниже, а не выше, - послышался мальчишеский голос.

О, боже! Это Логан Малфой. Его пронзительно голубые глаза смотрят прямо на меня с небольшой укоризной и изумлением.



- Тебя это вообще не должно волновать! - фыркнула я, быстро перебираясь на пятый этаж, с глаз его подальше.

Чертова лестница! Я тебе отомщу. Я не подумала, что выше только госпиталь и часовня. В такую рань, пожилая мадам Помфри еще не должна была придти на работу. Я пока отсижусь, справлюсь со своими страхами, заодно подожду, когда Малфой уйдет. О нем ходят страшные слухи, и круг его приятелей сильно ограничен. Не смотря на то, что никакой хулиганской активности еще от него не было, школьники смотрят в его сторону косо. Конечно, вся его родня служила Сами Знаете Кому много-много лет. Даже у отца, Драко, так и осталась темная печать с черепом и змеей. И все убеждения в том, что род Малфоев исправился, никакой роли не играют.

Однако, со страхом, опозориться перед всеми, справиться не удавалось. Я не хочу быть посмешищем! Не хочу!

Я села в уголок за центральной дверью в медицинском блоке, и заплакала. Громко и отчаянно!

- Алиса?

- Чего тебе?! - не очень вежливо отозвалась я, боясь быть униженной еще больше.

- Что случилось?

Логан присел рядом со мной на корточки, заглядывая в лицо. Мантия с зеленым значком Слизерина попала в поле моего зрения, отчего я разревелась еще больше.

- Пошли, сядешь на койку, а я дам тебе воды.

Так мы и сделали. Наблюдая за тем, как суетится сын темных магов, в надежде чем-то помочь, утешить, привести в чувство, я начала непроизвольно расслабляться, мысли о скором позоре ушли на задний план. Мне заботливо сунули под нос стакан с водой из под крана. Бог с ним! Главное, что с душой. Я сделала глоток, совсем уняв рыдания, и начала излагать свои опасения.

- Если бы я знала, что Милана так себя поведет, и если была чуточку умнее, я бы промолчала. А теперь…

- Я вот что скажу, - хмыкнул Логан. - Если бы она была анимагом, то ее вторым образом была бы курица.

Я хихикнула, а Малфой продолжил:

- Я каждый день слышу чушь, которую с успехом распространяет Милана по нашему факультету. То и дело с кем-нибудь обсуждает и распускает сплетни. И ты не одна в подобной беде. Я, как бы, тоже объект всеобщего презрения, и моя проблема куда сложнее. Однако… Именно потому, что мои родители темные маги, у них в хранилище всякого необычного старья навалом. Вот я и утащил пару интересных заначек. У меня в комнате есть пузырек, с надписью “Оборотное зелье. Черный уровень секретности. Применять в случае крайней необходимости”. Не хочешь попробовать?

- Ты что? А если там что-то ужасное?

- Я не думаю, что мои родители стали бы тогда это пить. Раз он был, значит безопасный. Решать тебе. Мое дело предложить помощь, - улыбнулся заманчиво этот блондинистый прохиндей.

- Давай. Уж какой-нибудь другой зверь лучше тощего мангуста, что будет похож на меня, как две капли воды.

В итоге, на урок мы опоздали, и пришли вместе. Я, с диким страхом в душе, сжимала черный пузырек, не вынимая руку из кармана, и намеревалась выпить его сразу, как только посыплются первые смешки. Но другой руки едва заметно коснулся Малфой, и мы шагнули внутрь аудитории.

- Профессор Макгонагалл, простите за опоздание. Мы проспали, и заблудились на лестнице, - попросился на занятие Логан.

Молодая профессор, Амелина, племянница завуча школы Минервы Макгонагалл, посмотрела на нас с укоризной и невозмутимо велела рассесться по местам.

- Итак, юные дарования, так как вы опоздали на вводный урок по трансфигурации, то именно вы будете первыми, в ком мы будем проверять наличие древнего гена Анимагов, - огорошила она нас новостью.

“Ну, вот оно!” - зажмурилась я, сильнее сжимая пузырек и прислушиваясь к шушуканью вокруг.

- Мисс Доннан, подойдите ко мне, - поманила профессор меня рукой.

- Итак, есть ли у вас в роду анимаги?

Она развернула меня лицом к, уже изрядно ухмыляющемуся, классу. В числе ожидающих откровения была и злосчастная кур… Ой, Милана. Размечталась уже!

- Да.

- Какая личина была им доступна?

Я молчала, и не я одна.

- Да, мангусты у нее предки! - не выдержал кто-то из класса, и усилившиеся хихиканья меня добили.

Моментально содрав пробку с маленького пузырька, я залпом проглотила горькое содержимое, пока профессор пыталась объяснить классу, как совершить превращение.

Меня, честно, чуть не стошнило! Какая гадость! Тело стало выворачивать на изнанку, и, через три секунды, перед классом возник василиск!

Какой поднялся визг! Ученики полезли под парты, зажмуривая глаза, Амелина упала в глубокий обморок, потеряв сознание, а я прибывала в глубоком шоке, испугавшись результата и последствий. Вместо слов “Мама! Что со мной происходит?!”, сорвалось какое-то шипение. Длинный хвост самопроизвольно сворачивался кольцами, раздвоенный язык то и дело показывался наружу. И среди всего этого бедлама стоял Логан Малфой, и смотрел на меня широкими глазами.

- Ну, Алиса! Я, конечно, думал, что ты будешь крута, но, чтоб на столько!

Он смело подошел к чудовищно красивой мне, развеяв тем самым мои опасения. Замертво он от моего взгляда не упал.

Преподавательница, видимо, пришла в чувство, потому что ее тело ползком стало смещаться к выходу, как я подозреваю, за помощью. Немного помедлив, весь класс выбрался из под столов и закрыл двери. Все дружно стали размышлять, чем мне в данной ситуации помочь.

- Алиса! Кончай нас пугать! Давай уже назад… В манг… Тьфу.. Человека, - запричитала Милана озадаченно.

Я смотрю видение друг дружки в животном образе это у нас взаимное.

- Она не сможет, - пояснил Логан задумчиво.

- Почему?

- Потому что это не ее второй образ, а оборотное зелье.

- И сколько оно действует?

- От трех дней до недели.

Интересно, а василиски в обморок падают? Я протестующе зашипела, мол, давайте решать этот вопрос, а то всех сожру, и Малфоем закушу. Для демонстрации еще и пасть разинула! Все изумленно ахнули, впечатлились, причем настолько, что чуть ли головы самолично в пасть не засунули.

- Интересно, - вдруг произнес Альбус-Северус Поттер. - А у нее зубы тоже ядовитые?

- У кого о чем болит… - буркнул Малфой. - Это Алиса! Придумай, как нам ей помочь!

- А причем тут я?! Ты разве видишь у меня шрам на лбу?!

- Так, заткнулись все! - с умным видом, велела Милана. - Логан, целуй!

Малфой рассеянно на нее уставился и вытянул губы.

- Да не меня, придурок! Алису!

- И как я, по-твоему, это делать буду?- взъерошил Логан ухоженную шевелюру, которая вмиг мне напомнила гнездо.

Я засмеялась. Правда, выдавилось из меня весьма жуткое “кхе-кхе-кхе”! Но будет знать, как предлагать невинным девушкам сомнительные зелья! Хоть, тут и моя вина есть, но не мне же одной это бремя нести?!

- Черт с вами! Не смотрите!

- Ага, - хмыкнула Милана, и не думая отказываться от восхитительного зрелища.

Деваться Малфою было некуда, он подошел ко мне совсем близко… Остался всего миллиметр, как вдруг я снова стала содрогаться в забавном “кхе-кхе”, а Логан взмолился:

- Может, пусть Поттер…

- Целуй!!! - заорал уже весь класс.

- Красавица же поцеловала чудовище, и ты сможешь. Не дрейфь, отпрыск темных!

- Что б вы провалились!

И тут свершилось непредвиденное. Малфой меня чмокнул в клыкастую, узкую морду, как раз в тот момент, когда двери распахнулись, и в аудиторию влетели обе представительницы семьи Макгонагалл, мадам Помфри и директор Аберфорт Дамблдор.

После немой сцены “Приплыли”, сокурсники заржали, усердно зажимая рты, а профессор высказал свое мнение:

- Что здесь происходит?!

- А мы, это… заклятие снимаем, - оправдался Малфой младший.

Но, само собой, оно не снялось. Этот момент, я, как и все, запомню на всю жизнь!

- Обороты, мистер Малфой, поцелуями не снимаются. За сегодняшнее занятие вы получаете неуд. И родителей ваших, дорогие мои, я вызову в школу. А теперь, мадам Понфри, проводите леди Доннан в медицинский центр. Всем разойтись! До следующего урока.

Через неделю, мы получили нагоняй от родителей. Я долго не могла поднять глаз на Логана, решившегося на отважный поступок - поцелуй с василиском. Но, вскоре, мы стали неразлучны, и хулиганили снова. Чего отрицать, нам понравилось. А арсенал необычных заначек у него еще не иссяк.

В классе над моей ипостасью мангуста с презрением больше не смеялись, и я перестала обращать внимание на глупые подшучивания, которые довольно быстро иссякли.


Железнова Алла «Лёльн»


Аннотация: у Духов нет права на любовь к людям. Как правило, большинство подобных случаев заканчиваются не очень счастливо. Какой же конец у истории Духа Леса – Лёльна? Единственного фейри на лесных просторах.


Все началось с того, что на поляну вышла Она. В летний солнечный день я сидел в ветвях старого дуба и наслаждался привычной трелью птиц, шелестом листьев, и дуновением прохладного утреннего ветра. Ничего необычного от своей жизни я уже не ждал… Лет, эдак, двести. Но…

- Господин Лёльн? - позвали снизу неуверенно. - Меня зовут Марика. Вы здесь?

Маленькая девочка, лет шести, стояла посреди яркой зеленой поляны, и обеспокоенно оглядывалась по сторонам. Прогулочное платьице, как и положено, с длинным подолом, легкие балетки, косынка и корзинка в руках. Под кружевным головным убором виднелись каштановые косы, собранные баранками, а непослушная челка падала на зеленые глаза, от чего девчушка ее постоянно поправляла.

Она не может видеть меня без моего желания. А показываюсь я людям крайне редко. Моим именем пугают детей, охотники, браконьеры и лесорубы стращают друг друга реальными байками. Не сказать, что я урод, даже моральный. Просто берегу свои владения, как следует. Если требуется жесткость моих действий по отношению к нарушителям лесного спокойствия, я ее проявлю, и никогда не буду жалеть об этом. Это мой дом, он все, что у меня есть. Лесные обитатели мои дети. Своими не обзавелся, так хоть живность одиночество скрашивает.

- Простите. Я не заблудилась, - стала переминаться с ноги на ногу девочка. - Просто, я хочу попросить вас…

Я изумленно вздернул бровь, и немного отстранился от шершавого ствола, смотря вниз уже с интересом.

- Мне рассказывали про вас сказки. И все говорят, что вы один, всех пугаете, и похищаете непослушных детей. А я послушная. Честно-честно. Не приходите за мной ночью, хорошо?

- С чего ты взяла, что я за тобой приду? - спросил я ее, не удержавшись.

Марика подскочила на месте, и обернулась на мой голос. В этот момент я с легкостью спрыгнул с дуба, приземлившись у его основания с кошачьей грацией. Золотистые волосы окутали мои плечи искристым водопадом, и я вышел из тени кроны на солнце, поразив ее своим ликом.

Сначала большие зеленые глаза смотрели на меня с легким испугом и изумлением, ротик широко открылся, дыхание прервалось, но затем Марику охватило облегчение и, даже, радость.

- А мне говорили, что вы страшный дед, корявый, как пень, - смотрела она вверх, запрокинув голову.

Роста я высокого, а потому она аж чуть ли не падала. Пришлось присесть на корточки, чтобы сравняться с ней.

- Отчасти, взрослые правы. Но такой я только для непослушных детей, - хмыкнул я, радуясь, что смог хоть с кем-то заговорить.

- Мне няньки и матушка все время грозятся, что Дух Лёльн меня заберет, если я не буду их слушаться. А я не хочу петь глупые песни, носить парики и тяжелые платья. Приседать и кланяться при каждом слове. Я все время путаюсь в вилках и титулах. Меня часто запирают и лишают сладкого, и говорят, что вы за мной точно придете и… Съедите, - девочка замялась, а я добродушно улыбнулся.

- За такое, Марика, я детей не ем. Ты всему научишься, хочешь ты этого или нет. Тебе было суждено родиться дворянкой. А будут пугать тебя в следующий раз, просто вспомни меня, и успокойся. Но никому не рассказывай. Иначе посильнее управу найдут. Как ты ушла от нянек?

- Они сидят, едят землянику, что уже собрать успели и обсуждают лорда соседней провинции. Им не до меня. А я так верила, что вы существуете! - глаза ее засияли.- Вы, правда, живете один?

- Да. Здесь я единственный хозяин. Других таких нет.

- Вы волшебник? - посмотрела Марика на меня, затаив дыхание.

- Немного, - приуменьшил я свои возможности, и вырастил на ее глазах алый цветок, после чего сорвал и протянул ей. - Принесешь домой, положи на полку. Утром следующего дня, он превратится в маленький подарок от меня.

Марика бережно взяла цветок из моих рук, осмотрела его, застенчиво огляделась вокруг и поспешно чмокнула меня в нос, от чего я чуть не упал на пятую точку в изумлении. В то же мгновенье она развернулась и покинула поляну, крикнув напоследок:

- До свидания господин Лельн. Я вас не забуду!

Видимо, мой естественный облик слишком привлекателен и безобиден, даже для маленькой девочки.

- И я тебя не забуду… - произнес я ошеломленно, смотря в никуда. - Но, лучше бы забыл.

Девочка - дворянка. Сейчас ей повезло ускользнуть от внимания компаньонок, что вывели ее на прогулку. Но дальше она будет расти, присмотр за ней станет все пристальней. Она не вернется сюда. Вырастет, за общается с ровесниками и будет прекрасной женой кому-то другому. А я - бессмертный … Всего лишь.

Прошло шесть лет… и она вернулась! Звала меня, я долго не выходил, метался, наблюдал со стороны. Пусть Марика еще подросток, но уже весьма привлекательный. Я думал, ждал, надеялся… Хотя не имел на это права. И сейчас я твердо знаю, выйди я к ней, надежда загорится во мне с удвоенной силой.

И я вышел. Прежде чем сказать друг другу хоть слово, мы долго присматривались. Решительности у юной леди поубавилось, а застенчивости наоборот, стало больше. В волнистых густых волосах красовалась заколка, выполненная в виде алого цветка из драгоценных камней. Мой подарок.

- Здравствуйте, господин Лёльн.

Я, наконец, расслабился и улыбнулся. Мы общались, в основном говорила она, времени у нас было не так уж и много. Она ушла из поместья через окно библиотеки без разрешения, пока родители уехали в столицу на пару недель. И по возможности за эти дни несколько раз приходила ко мне. Я показывал ей свой лес и магию. Марика рассказывала о прочтенных книгах, сравнила меня с героем одного из романов, сказав, что я очень похож на эльфа. Вытянутое лицо, раскосые изумрудные глаза, высокий рост и крепкое телосложение. Но… Недели прошли, как один день. И я снова, с тоской во взгляде проводил мою подругу до края леса. Она приходила только тогда, когда была точно уверена, что никто ее не хватится.

До шокирующей новости она приходила еще два раза. Я боялся себе признаться, что испытываю к девочке искренние чувства.

В конце ноября, когда ей вот-вот должно исполнится семнадцать, она пришла снова.

- Здраствуй, Лёльн, - ее глаза были полны печали, что напугало меня. - Родители настаивают на моем обручении с графом соседних земель, а он почти в три раза старше меня. Это выгодный брак для нашей семьи.

У меня внутри все перевернулось. Теперь я понял, что без ума от Марики, и не переживу ее отсутствия в моей жизни. Ласковой улыбки, веселого ропота, жизнерадостности и искренности… Одно ее приветствие порождает во мне массу самодовольных и собственнических чувств.

Я заключил любимую в крепкие объятия, впервые, а она расплакалась. Не так я представлял себе это.

- Девочка моя, я не могу ничего сделать, я всего лишь Лесной Дух. Пользуйся правом выбора жениха. Без твоего на то согласия брак все равно не состоится, как бы родители того не желали.

- Они намерены настаивать, - шмыгнула она носом, кутаясь в мантию.

Эмоции мои выходили из под контроля. Ей нельзя сейчас оставаться со мной.

- Крепись малышка. Прости. Но тебе нужно меня покинуть. Я не смогу сейчас утешить тебя…

Она непонимающе посмотрела на меня, а я отстранился и исчез с ее глаз, но проводил до кромки леса, убирая препятствия с ее пути. Ведь ее взор застелили слезы.

Как только она скрылась из поля моего зрения, я дал выход той боли, что охватила меня. В лесу поднялся ветер, срывая оставшиеся пожухлые листья, его вой распугал зверей, загнав их по норам, и этому вою вторил я, ругая себя за слабость. Духам нельзя любить людей. А я пал перед обаянием малышки Марики. Моей малышки! Лес утонул в сугробах, шапки крон были густы, голые ветви прогибались под тяжестью снега…

Сегодня первый день нового года… Вернее еще пока ночь. И я уже знал, что встречу его без нее. Метель в лесу не унималась второй месяц, эта зима была суровой для всех из-за страданий одного сильного Духа.

В момент, когда я просто существовал, сидел на снегу, опершись на дерево и смотря в пространство перед собой… я почувствовал ее тепло. Совсем слабый отголосок. И подорвался с места, мгновенно оказавшись на окраине леса. В этот момент Марика упала в снег, в одном порванном платье и туфельках лодочках. Без мантии. Она замерзала… навсегда.

- Малышка! - воскликнул я, но она не услышала. - Марика, любимая, протяни руку, чтобы я мог дотянуться до тебя. Всего немного!

Я не могу покинуть лес, но если она, хоть немного, занесет ладонь под кроны заснеженных деревьев, я смогу взять ее под свою защиту.

- Ты… правда…? – все, что и смогла произнести она, чуть пошевелив замерзшей рукой, и переведя с усилием на меня взгляд.

- Я люблю тебя, Марика! Я смогу спасти тебя. Будь моей, - произнес я последнее с замиранием.

Приложив все силы, она подалась вперед, и я подхватил ее, лишая смертной плоти…

- Моя! - произнес я с облегчением, позволяя ей переродиться в лесную нимфу. Мою нимфу! Единственную.

В эту новогоднюю ночь я способен творить мощное волшебство, и сейчас я благодарю создателя за судьбу, и эту способность. Как я хотел этого, но боялся отпугнуть девушку от себя столь сложным предложением. Ведь, прозвучи моя просьба при других условиях, она могла бы ее отпугнуть, задуматься о родных и привычном образе жизни. Но попытка пожилого графа скомпрометировать юную упрямую баронессу заставила ее бежать… Бежать, как есть, в лес, ко мне, за помощью.

Наутро, замерзшее тело баронессы нашли ее слуги, которые сначала логически кинулись на поиски хозяйки по городу. Мы стояли в обнимку и смотрели на это со стороны, провожая прошлую жизнь моей возлюбленной.

Марика повернулась ко мне и улыбнулась.

- Не жалеешь, что выбрала бессмертную жизнь, и вечное существование в лесных просторах? – спросил я ее с опасением.

- Я прекрасно себя чувствую. Ни этикета, ни правил, а рядом единственный мужчина, которым я грезила с детства.

Ее пухлые губки увлекли меня в крепкий поцелуй, что вмиг вскружил мне голову. Погодные условия Духам в достижении страстной цели не помеха…

В следующую Новогоднюю Ночь случилось другое чудо, и в лесу появилась вторая, маленькая, хозяйка.


Железнова Алла «Мечтать не вредно»


Евгения

Лучась счастьем, я летела на железнодорожный вокзал, встречать своего мужчину! Именно, что летела, окрыленная переполнявшими меня эмоциями. Через двадцать минут он выйдет из вагона, еще через пару секунд увидит меня в толпе встречающих, подойдет, обнимет, и мы вместе отправимся домой, где нас уже ждут родители за накрытым столом! Мы должны успеть добраться до них незадолго до боя часов. Сегодня я познакомлю его с ними: моего будущего спутника жизни!

Год назад я и не мечтала, что мой бывший сокурсник, на которого я украдкой любовалась несколько лет, предложит мне встречаться. А сегодня он намерен сделать мне предложение, и попросил меня позвать родителей для того, чтобы отметить такое знаменательное событие!

И вот, я уже стою на путях, а поезд подъезжает, как вдруг, раздалась трель мобильника. На экране отобразилось фото Кости, игриво улыбающегося мне.

- Да? – спросила я с улыбкой, ожидая услышать что-то вроде «Я подъезжаю, дорогая», или нечто похожее, в подобном привычном стиле.

- Жень… - его виноватый голос заставил мое сердце пропустить удар от нехорошего предчувствия. – Прости, я был занят и забыл позвонить. Я не приеду.

- Как? – все, что могла выдавить из себя я, немного затолкав интуицию поглубже.

- Презентацию продлили, и я задержусь.

Поначалу, что-то заставило меня усомниться в его словах, но потом, где-то рядом с ним…

- Костя, давай уже быстрей! Моя очередь на массаж, и не халтурь! А то не получишь сладкого!

Ленка! Больше я никого не слушала. Ни Костю, ни щебечущую жарким голосом коллегу, скрип тормозов долгожданного поезда раздался где-то на далекой грани. Я сейчас чувствовала только грохот моего сердца. Красивые ухаживания, дорогие подарки, обещания, разговоры о детях, даже тот случай с дракой на улице, где своевременно явившийся друг спас меня от трех пьяных хулиганов… Все было просто так, напрасным. А я, как последняя дура, смотрела на него щенячьими глазами, и считала его лучшим, во всем…

Конечно, кто я, и кто Ленка? Всего лишь низкорослая, темноволосая девушка, летающая в облаках, не носящаяся по спа-салонам, клубам, из косметики предпочитающая только скромную подводку глаз. Это не стиль вамп женщины, коей является Ленка: ноги от ушей, мини юбки и извечно кокетливое поведение.

Словно в бреду, я пошла домой… пешком, через полгорода. Мимо спешили люди, кутались в дубленки и шубы, несли с собой пакеты, полные сладостей. А что принесу домой я? Ведь там сейчас ждут родители… А мне стало, вдруг, стыдно показаться им на глаза. Позвала, обнадежила, в свои то двадцать восемь уже давно пора было быть замужем… И тут, такое разочарование.

Сквозь слезы, смотря на скользкий тротуар, я истерично засмеялась. Выходит, я одна из тех многих, кто настроит себе планов, а потом бьется головой об стену. После смеха, последовали горькие рыдания, от чего я потеряла контроль над равновесием, поскользнулась, и, как назло, грохнулась прямо напротив детского магазина, где на витрине стоял наряд маленькой снегурочки, для девочки трех-четырех лет. Я не чувствовала той боли, что охватила мою ногу.

У меня болело сердце…


Ник

«Где тебя чети носят?» - раздался возмущенный голос друга из трубки.

- Да, иду уже я! Вышел из подъезда.

«Забеги в магазин по пути, возьми еще шесть литров. Парни уже все вылакали. Тебя пока дождешься!»

- Хорошо, буду через двадцать минут! – отмахнулся я, нажимая сброс, и поспешил на помощь женщине, что так неудачно упала.

Каждый год, мы с друзьями… (уже знакомая речь, да?) ходим в баню! Натянув свитер, джинсы, что грели мне душу по выходным, позволяя забыть о рабочем “дресс коде”, я надел пальто, и выскочил на улицу, не забыв при этом взять бумажник и ключи. Федор услужливо напомнил мне о том, что домой завтра я трезвым не вернусь, и эта новость грела мне душу. С моей работой не больно-то отдохнешь.

- Женщина, вы в порядке?

Казалось, от моего вопроса она разрыдалась еще больше. Я попробовал взять ее под руки и поднять, но она, внезапно, вскрикнула, и поджала ногу, вновь приземлившись на холодный тротуар. Похоже травма.

- Погодите, я посмотрю, - велел я твердым уверенным тоном, приступая к аккуратному ощупыванию бедра, затем и голени, обтянутые плотными джинсами.

Всхлипывания не прекращались…

- Явного перелома нет. Что ж вы так ревете? Неужели, так больно?

- Н-нет.

- Умер кто-то? – спросил я с подковыркой.

- Типун вам на язык! – буркнула… девушка, как оказалось, сердито.

- Погодите, я «скорую» вызову, - потянулся я за мобильным снова.

- Не надо «скорой». Я сама доберусь. Меня родители дома ждут.

- Такая большая девочка, и с родителями живет?

- Вам какое дело?! – подняла она, наконец, на меня заплаканные глаза, а я усмехнулся.

Забавная мокрая моська, округлая, тушь не течет, только слезы градом.

- Давайте, я вас сам до областной больницы довезу. Колеса стоят рядом совсем, - предложил, и подхватил ее на руки, прежде чем девушка выказала сопротивление.

- Вы, что!? Поставьте меня на место.

- Упадешь.

- Тогда, посадите!

- Обязательно, в мягкое кресло моего железного коня. Вам нужно сделать рентген. Поверьте, я знаю, о чем говорю.

И прежде чем сделать шаг, я заметил ее тоскливый взгляд в сторону витрины, где стояло ярко голубое детское платье снегурочки.

- Я тебя, наверное, разочарую. Но оно тебе мало! – решил я разрядить обстановку.

- Вы… хам! – высказалась она, видимо от безысходности.

- В каком месте?

- Вы уже дважды дали мне понять, что я «старуха».

Когда это? Ах, да. Я ж ее женщиной назвал. Ох, уж эти комплексы. Я уже подходил с ней к машине, отключил сигнализацию, как ее подмерзшие руки вцепились мне в пальто, а глаза в ужасе расширились.

- Вас как зовут? – внезапно спросил она.

- А зачем вам мое имя? – напрягся я.

- Я не могу, вот так, с незнакомцем в автомобиль…

Вот, дурак, уже возомнил о себе…

- Никита.

Ее носик наморщился, взгляд бегло оценил разворот моих плеч.

- Кожемякин, что ли?

- И вы туда же! – усмехнулся я в ответ. – Ни как от клички не избавлюсь.

Разместив случайную знакомую на переднем сиденье, велел ей пристегнуться, после чего, сам сел за руль и включил обогреватель. Ронять слезы девушка перестала с тех самых пор, как я поднял ее на руки. Она в шоке, по любому.

- Как нога? Терпит?

- Бывало и хуже.

Лучше бы не спрашивал. Опять нос повесила.

- Хотите, побуду жилеткой? - спустя минут пять пути, предложил я.

- У вас неимоверно острый язык, и настырный характер, - заворчала она, полосонув по мне своим взглядом.

- Я врач. А хорошему врачу можно рассказать все.

- А вы хороший?

- Есть сомнения?

- Поживем, увидим, - девушка отвернулась к окну.

- Родителям звонить будешь?

- Не буду, - тихо ответила она. - Не сейчас.

Я лишь плечами пожал, въезжая на территорию больницы. Шлагбаум поднялся, лишь только охранник завидел мою машину. Не узнать ее трудно даже в подвыпившем состоянии, ведь я здесь почти живу.


Евгения

На руках меня носили последний раз, наверное, в детстве. Максимум подхватывали и кружили. А сейчас я с комфортом “еду”, поддерживаемая сильными руками мужчины, и боль в ноге не казалась таким страшным событием. Какой-то там, падкий на женские прелести Костик, ушел на задний план, а мозг усердно подкидывал новые фантазии, пока я неотрывно изучала узоры на светлом свитере, что проглядывался на груди между полами плаща, не запахнутого до конца. Красавчик брюнет уверенно внес меня в приемное отделение, но перед этим позволил себе заметить:

- У тебя такое сосредоточенное выражение лица, что я даже слышу, как щелкают твои извилины. О чем задумалась, если не секрет?

- Мечтаю, - честно ответила я.

- Мечтать не вредно, - вздохнул он. - Вредно не мечтать.

- Только, как видите, они ни к чему хорошему не привели, - попыталась шевельнуть я ногой.

- Как же так? А я? - в его голосе проскочили смешинки, что заставили меня улыбнуться, и уйти от ответа.

Похоже, ему он и не требовался.

- Никита Андреевич? - прервала наши гляделки дежурная медсестра, изумленно открыв рот.

- Ниночка. Ренат Кадырович на месте?

- Да, он в ординаторской с Тамарой Васильевной. Позвать?

- Не надо. Сам к ним зайду, - после чего направился прямиком в сеть длинных коридоров.

- Может, я на скамейке подожду?

- Нет. Идем сразу в рентген кабинет. Через восемь минут бой часов начнется.

Черт! Ведь Новый Год.

- Может, перепоручите меня коллегам, и поедете встречать праздник? Вас, наверное, где-то ждут? - спохватилась я.

- Обождут. У меня планы поменялись, - уверенно ответил он, открывая дверь с соответствующей надписью.

А там… Целый коллектив сидел за праздничным столом, и ждал речи президента! Все, как-то, резко обернулись в нашу сторону, и мне стало вдвойне неловко.

- С наступающим! - громко заявил Никита Андреевич, и получил радостный отклик коллег: дежурных врачей, медсестер и санитарок.

- Никита Андреевич, вы к нам, как Дед Мороз. Неожиданно, даже снегурочку не забыли, - хохотнул какой-то молодой парень в голубом хирургическом костюме.

- Ты, давай, не засиживайся. Часы отстучат, и марш в отделение! У снегурки травма. Ренат Кадырович, срочно на рентген!

Распоряжения мужчина давал так, словно он тут хозяин, и у меня закрались кое-какие подозрения.

- Ты… - начала я неуверенно, пока меня несли в другом коридоре.

- Заведующий травматологического отделения.

- Вот так свезло, - закатила я глаза.

- Судьба, не иначе.

- Да, - печально ответила я, боясь поднять взгляд.

Следующие минуты, в спешном порядке, меня избавили от лишней одежды, удобно разместили, быстренько сделали снимок, и оставили на попечение спасителю. А пожилой рентгенолог убежал к коллегам, но вернулся, чтобы занести нам два фужера и шампанское.

- Все. Вот-вот Новый Год. Я к основной массе. Телик по громче включим, что бы и вам слышно было.

Ага, а я все еще штаны натягиваю. Господи, стыд то какой! Хотя, они и не такое видели. Пузырящийся напиток спешно был разлит по фужерам, пушистая пенка еще не успела осесть, а где-то из соседнего коридора раздался первый удар часов.

- Надо же, а я обычно в это время пишу на бумажке желание, сжигаю, и выпиваю с шампанским, - решила, вдруг, сказать я.

- Попробуй загадать так. Может, повезет? - улыбнулся Никита Андреевич, и поднес мне мой бокал.

- Это вряд ли.

Я приняла его, хрустальный звон на мгновение заполнил кабинет:

- С Новым Годом, - произнес он мягко, заставив меня улыбнуться.

- С Новым Годом.

Не торопясь отпила шампанское, не сводя глаз со своего спасителя. Хорош собой, широк в плечах, немолод, но и не пожилой. Трудно дать определенный возраст, но вполне себе привлекателен, и необычен. Такие мачомены на дороге не валяются.

- Ну, рассказывай, - по-простецки разместился рядом со мной на кушетке Никита.

- Что?

- Все. Как зовут, где живешь, почему плакала? Весь анамнез, пожалуйста.

Улыбка с его лица не сходила. А я взяла, и рассказала ему все. Что годы поджимают, семьи нет, детей нет. Мужчины держат всегда меня как запасной вариант. И радости от всего этого мало.

- Ну, а что касается вас? - Снова перешла я на “Вы”.

- А я работаю много. Сходился с разными девушками и женщинами. Им либо внимания не хватало, либо садились на шею, и доставали своими капризами. Пахал, как прокаженный, а средств на обеспечение некоторых мадемуазелей всегда не хватало. Плюнул на все, набрал дежурств побольше, и теперь работа мой дом, жена, и любовница.

Я опустила взгляд в пол, и в это время у него зазвонил мобильный. Никита поднял трубку и сразу отнес ее от уха сантиметров на десять в сторону.

“Ник! Едрит твою…! Черти тебя, поди, уже сожрали”.

- Нет, Федь. Представляешь, после последнего разговора с тобой, смотрю, Снегурочка на земле сидит и плачет. Упала, ногу сломала. Я решил шанс не упускать.

И он так открыто говорит об этом при мне?!

“Ну, раз Снегурочка. Тогда ладно. Придется Ваньку чесать за пивом. С новым Годом друг!”

- Взаимно!

- А… - начала я, смущенно. - Мне сумку не подадите? Я родителям позвоню.

- Торопишься уже? - не весело усмехнулся он, но сумку подал.

Я не ответила, спешно набирая номер мамы, ужаснувшись количеству пропущенных. Эх, приду домой, рассказывать всю историю придется заново.

В следующие пол часа мне сказали, что нога сильно не пострадала. Подумаешь, в гипсе похожу полтора месяца. Растяжение связок и трещина в большеберцовой кости! Я чуть в обморок не упала. Им-то это ерунда! А мне?! Тем временем, “историю болезни” завели, данные мои записали и «больничный» открыли. Как только гипс мне наложил молодой дежурный врач, под присмотром Никиты Андреевича, за мной явился отец. Мужчины крепко пожали руки, и явно произвели друг на друга хорошее впечатление. Мой спаситель снова донес меня до самой машины, и помахал рукой в след.

Спала я плохо. Вернее, вообще не спала. Похоже, я снова влюбилась. Разве так можно? Хотя, резко позабыв Костю, преступления я не совершила. Новый знакомый залечил мне все раны своей… Настырностью! Теперь меня посетила другая печаль…

Утром, первого января раздался звонок на мобильном. Поначалу, я брать его не хотела, ожидая явки с повинной бывшего, но это был незнакомый номер.

- Алло? - спросила недоуменно, осторожно переходя в сидячее положение.

- Жень, а у тебя куда окна выходят из квартиры?

- Э-э-эм…

Я занервничала. И было от чего!

- Алё! Ты меня слышишь?

- Во двор, - выдавила я, наконец, из себя.

- Выгляни в окошко.

И я выглянула, доковыляв с загипсованной ногой до оконной рамы, спешно убрав занавеску с пути. Внизу стоял Никита! С большим букетом вишневых роз.

- Я сейчас позвоню в домофон, - направился он к подъезду.

“Не надо! Я ведь не умыта, не расчесана, с синяками под глазами от недосыпа”. Но эта фраза так и не вылетела из моих уст, а трель домофона окатила дом.

“Умыться! Накрасится! Переодеться! Духов капельку!”

Минут через пятнадцать, я предстала перед Никитой, на кухне, где он с отцом пил кофе, стоя у окна: в платье, которое должна была надеть вчера, и гипсе (романтика, блин!).

Он окинул меня взглядом, оценил мои старания, улыбнулся, протянул букет и предложил.

- Поехали, съездим в тот магазин, за платьем маленькой снегурочки?

- Зачем? - мои брови взметнулись вверх.

Никита наклонился, и тихо, чтобы отец не услышал, произнес:

- Пригодится…

Я внутри ликовала, а снаружи зарумянилась! Похоже, мечтать, в самом деле, не вредно!


Железнова Алла «Ведьма. Сказка на ночь»


Аннотация: Фэнтези, любовный роман, эротика. Жила в лесу ведьма, с фамильяром. Следила за порядком, нечистью, колдовала. И послал случай ей Стража…


Введение.

Лес. Зеленый, необъятный и такой родной. Разумный, цветущий, живой. Больше лиственный, нежели хвойный. Поляны, озаренные солнечным светом, полные живности, птиц, цветов, бабочек. Безмятежные хищники и чуткие травоядные прокладывают каждый день все новые и новые тропы. Мрачные чащи, тягучие болота, с притаившейся в них нечистью, не бушующей больше, чем-то положено. За тем строго следит хозяйка, что уже семьсот лет как обосновалась здесь.

- Ведьма… - шептал ветер еле слышно в ветвях деревьев, при ее приближении.

А она и рада. Это ее титул, ее гордость. Это ее жизнь! Животные в час опасности искали ее защиты, нечисть помощи, дозволения и одобрения. И ни один жестокий гость не остался безнаказанным. Таково правило.

Причинил лесу ощутимый вред? Будь готов к тому, что заблудишься, сойдешь с ума, и умрешь, переродившись в слугу его. Леший то, упырь болотный, водяной озерный, волкодлак одичавший или же кикиморка, а бывает и Яга в последующем. Но уже на усмотрение хозяйки, могущественной и справедливой.

Она все видит, все слышит, тихонько наблюдает, когда свободна от насущных дел. А не увидит что-то сама, так лес подскажет. Потому, царит в том лесу всегда порядок.


На покосившемся дереве над топью сидела девушка. Стройна, молода, облаченная в холщовое платье медового цвета. Длинные прямые рукава доходили до кистей, подол до щиколоток. Вырез платья был квадратным, немого открывая пышную грудь. Красные волосы заплетены в толстую простую косу. Синие глаза сияли, как кристально чистая вода в ее любимом пруду. Эти очи уже семь столетий не знали боли, печали и страха, и излучали довольство окружающим миром.

На плече девушки сидел огромный черный кот. Фамильяр, потомственный. Желтые глазищи, маленькие уши, короткая шерсть, черный длинный хвост. В данный момент парочка наблюдала за брачными играми косуль, прыгающих с кочки на кочку.

- Охотники совсем распоясались, - бурчал леший. - Стали отстреливать дичь в сезон случки. Так от живности мало что останется. И чем потом питаться будут? А эти? - махнул старичок на косуль. - Вынуждены спасаться в наших дебрях на длительный срок.

- Федот, ну что ты все причитаешь? Разве у нас не найдется места для трех пар косуль? Они уже изучили все твои тропы. Авось, в болоте не увязнут. Да и ты приглядывай, иначе журить буду! - погрозила пальчиком девушка местному охранителю, сидящему по пояс в топи. - И кикиморам своим скажи, я велела.

- Соэна, добрая твоя душа. Как бы кто не воспользовался ей во зло, - вздохнул леший.

- Не тебе об этом думать! Да, и семьсот лет уж как живу здесь, и горя не знаю, - отмахнулась ведьма.

- Ну, дай Бог, - кивнул старичок и исчез в мутной воде.

- Ишь, какой. Заботливый. И жен своих на пять минут без присмотра не оставляет, и с тобой поболтать лишний раз норовит, - внес свою лепту кот.

- Стареет он. Три века уж как из лесоруба обратился. Пора бы ему на покой. Так ведь не согласится. Уж больно любо ему в лесу жить, - ответила ведьма, спрыгивая на болотную жижу прямо босая, как была.

Тонуть против ожидания не стала, а пошла, по ней словно по воздуху. Топь сменилась мхом, а затем и землей, поросшей цветущими кустарниками. Хозяйка глубоко вдохнула окружающий ее аромат.

- Весна, - сказала она с улыбкой.

Фамильяр молча сидел у нее на плече в небольшом своем виде. Ведьма ведьмой, а тяжести с собой таскать было бы несподручно. Шли друзья с колокольчиковой поляны, на которой рвали Дивный корень для отвара кикиморке одной, служившей исправно сотню лет. Предстоит обряд обращения ее в Ягу. Какую по счету, уже сбились. Где-то третий десяток идет. Да, это даже к лучшему. За мавками, да волкодлаками присмотр будет тщательней. Упыри и утопцы забота водяных и леших. Заблудшие - русалок, кикимор, и бруксы.

Да-да, есть и такая. Брукса всегда предстает в прекрасном женском образе, причем, всегда разном, и только перед мужчинами. Пьет она кровь. Если бы не ее клыки, то вряд ли бы ее можно было отличить от, скажем, проказницы нимфы. Кстати и нимфы здесь особые. Полуобнаженные прелестницы завлекают мужчин глубже в лес, доставляют им неземное удовольствие, и как только парень начинает сиять от счастья… они съедают его.

Но… ни одна нечисть не тронет чистого душою и помыслами человека. А если сомневается, спрашивает дозволения у ведьмы.

Люди попадают в лес разные. Кто охотиться, кто дрова рубить, кто в ближайшее к краю леса озеро за рыбой приходит, а кто и на нечисть поохотиться.

В этом зеленом мире все закономерно. Дичь и зверье трогать можно, но в меру. Рыбу хорошему человеку русалки подошлют, плохого утянут на дно, на радость себе и водяному. Охотникам лишь та нечисть попадается, что отбыла свой срок наказания, и в смерти ищет покой.

Лешими чаще становятся те лесорубы, что деревья вырубают большими площадями. Иногда дерево срубить полезно, оно уступит место новому, ну не целый же гектар?

Впереди открылась огромная поляна и пруд перед ней, тихий и безмятежный, с зеркальной гладью. На поляне той стояла глиняная изба с деревянным крылечком и крышей из чакана. Вокруг располагалось несколько грядок, со скороспелым урожаем. Само собой, об этом ведьма позаботилась. На них росли пряные травки, овощи, и будущие ингредиенты для могущественных зелий.

Место то никто сроду, кроме нечисти и лесных жителей, не найдет. Люди будут стороной обходить, чары ведьмы с пути сбивают, потому что это ее дом стоит.

Зайдя внутрь, Соэна спустила кота на лавку. Фамильяр сразу вырос вдвое. Ни один обычный кот с ним теперь не сравнится.

Внутри было уютно, всегда свежо, пахло травами, подвешенными близ глиняной печи. На стенах висело множество полок, забитых склянками, мешочками, шкатулками. За печкой стояла метла, ухват, таз, горшки, кое-какая посуда. Посреди комнаты огромный стол, с одного конца изрядно запачканный цветными пятнами. Под ним две табуретки и миска.

Больше чем одного, гостей ведьма не принимала. Таких было не много. В основном свои: кикиморы, лешие, нимфы, бабка Яга какая-нибудь. И крайне редко - человек, особенный: любимец судьбы, избранник божий, от которого судьба его человеческого мира зависит, или же отчаянный лесной гость, заслуживающий помощи. Сюда его нечисть приводит и обратно провожает. Сам гость людской потом место снова не найдет. Да, и было это раз в сто лет. Остальными гостями Бабки Ёжки маются, изредка прибегая к ведьме за помощью.

Что касается животного белка, были на то у ведьмы свои пособники. Лисы и волки, что в людских владениях то яиц стащат, то сметаны, а то и поросенка волк принесет, зайчатинку местную. Сама она вредить не могла, рука не поднималась. А с людей, за все злодеяния, не убудет: за зло совершенное с ней, с ее сестрами по божьему дару, за все пытки и костры. Такая расплата еще и мала будет.

Не любила она вспоминать былое время. Как захочется ей ласки мужской, всегда прошлое перед глазами встает, и все как рукой снимает. Наступает покой, безмятежность, и довольство тем, что уже обрела.

Молока лесная живность дает. Овощи каждый день на своих грядках свежие. Так и живет.

- Потя, молочка будешь? - спросила хозяйка, открывая единственное окно и расплетая тугую косу.

- Мур-р-р, - блаженно потянулся кот. - Буду. А на вечер пойду сокращать мышиную популяцию в округе.

- Демон окаянный, - потрепала за ушами кота Соэна, поставив миску перед ним прямо на лавку. - Только после того, как Дивный корень отварим. Быстрей начнем, быстрей закончим.

- Хор-рошо-о! - мурчал котяра, подставляя голову.

Ведьма начала приготовления: собрала склянки, травки, настойку Золотоцветника на воде из пруда напротив, ступку с пестиком из прочного стекла, подаренную огненным элементалем, обитающем в спящем вулкане на границе леса. Работа закипела.

Красноволосая девушка порхала вокруг стола, словно бабочка. Она растерла в ступке травы, размельчила Дивный корень, разогрела в котелке перед крыльцом настойку, и шепча заговор, подсыпала ингредиенты в строго определенном порядке.

“Как подуют ветра с далеких гор,

Разнесут аромат на весь мой Бор.

Почуют все духи мое волшебство,

И тот час свершится сиё колдовство”.

На поляне поднялся ветер, вода в пруду прошлась рябью, стихла птичья трель, зашелестели листья. Красные волосы девушки разметались по сторонам, а с котелка поднялся желтый дымок, в котором, на мгновение, блеснула золотая искра и опустилась в отвар. Понтифелиций все это время следил, чтобы сила духов держалась в определенных рамках и не навредила ведьме.

Получившееся зелье приобрело фиолетовый оттенок, который дали Золотоцветник и Дивный корень. Теперь осталось ждать кикимору, которую должен будет привести Федот за час до заката.

- Ну, вот и все, беги, лови мышей, - улыбнулась Соэна усатому помощнику, и поправила растрепавшиеся волосы.


Не все в лесу было спокойно. За работой, ведьма отвлеклась от лесного мира. И не заметила, что гость в него глубоко пробрался, заплутал и набрел на топь.

Весь в грязи, усталый и отчаянный, высокий мрачный рыцарь, потерявший коня еще на первой лесной версте. Волкодлак на пути ему повстречался. Как учуял он, что на душе гостя висят ярмом сотни смертей невинных, бросился. Загрыз коня, подставившего шею, и запах крови сбил его с толку. А рыцарь, пользуясь моментом, побежал все глубже в чащу. Не до того ему было.

Так и набрел на болото. Но и там стража лесная встала у него на пути. Пыталась сбить с толку, свести с ума, как то полагается. Рыцарь утратил свой меч в болотистых недрах, не поддавался на мелкие чары, держась изо всех сил. Не очаровали его нимфы, не одолела своими прелестями и пением брукса, лишь разгневал своим невниманием. Стали упыри и утопцы толпами со дна подниматься. Вот тут то, гость и пришел в себя.

Отбивался он руками от тварей болотных, пока силы были, но таки проморгал одного упыря и подкравшуюся сзади оскорбленную бруксу. Одновременно впились клыки и зубы обоих стражей в жилистую шею. Застонал бессильно мужчина, растолкав от себя напоследок нечисть, и упал без сознания на ближайшую кочку.

- Бедняга, - усмехнулась красавица, перепачканная в алой крови. - Боролся до последнего. Жить хотел.

- Что-о тепер-рь бу-удет? - тягуче спросил упырь. - В двое-ем укуси-или.

- Кто знает, может упырь, а может и вурдалак, - пожала обнаженными плечиками брукса, подходя к прекрасному лицом, бездыханному, мужчине. - Хорошо, что хозяйке говорить не стали. Сами управились. Негоже ее от важного дела отрывать.

Но никто из них не догадался о его новой натуре. Доспехи рассыпались прахом, все лишнее сползло с рыцаря в голодную топь. Тело мужчины дрогнуло, кожа побледнела, губы за аллели, щетина с лица исчезла. На пальцах немного удлинились ногти, резко отросли смолисто черные волосы. Глаза распахнулись, шокировав окружающих багрово красным цветом. Тело охватил туман, формируя ему одежду по статусу.

Мужчина открыл рот в беззвучном крике, а брукса, что стояла рядом, в ужасе отскочила.


Через час отвар остыл, и пришла счастливая кикимора, позади которой виднелся довольный Федот.

- Ну, пей избранница. Да помни завет. Постой избу легендарную, обзаведись дубовой ступой, метлу собери из терна, посноровистей для тебя такая будет. Молодцев чистых душою привечай по старообрядческим обычаям, злодеев и лихо отваживай. Детей сильно не пугай, только в воспитательных целях. За нечистью присматривай. На тайную тропу “Туда, Не знаю Куда” только дурочкам путь указывай, так больше шанс, что лишнего чуда в наш мир не принесут. Мавкам расчесок не давай, нынче им главная теперь. Как что необходимо будет, одна приходи, с собой гостей не води.

После учения, протянула ведьма избраннице пялушку деревянную с отваром. Кикимора трепетно приняла ее, и под чутким взором, выпила все до капли.

Тот час свершилось превращение, и вместо болотной жительницы появилась девица Яга. Еще юная совсем. В сером покрытым мхом платье, косынкой, скрывающей русую косу, и румянцем на щеках. Повертелась перед прудом, отражением полюбовалась, и захлопала в ладоши. Федот все налюбоваться не мог.

- Помни, свою молодость прячь под личиной сказочной. Нечего стереотипы ломать, да завлекать народ любопытный, - погрозила пальчиком Соэна.

Кот фыркнул и довольно потянулся. Бабка Ёжка поблагодарила сердечно и скрылась с глаз, вместе с Федотом отправились обживать новые владения.

Солнце уже немного спряталось за крону деревьев, что по ту сторону пруда растут, алый свет накрыл поляну. Присела ведьма на лавку, пересадив на колени Понтифелиция. Так и провожали они закаты вечерние вместе, из века в век.

Но, только она расслабилась, как услышала стоны ветра лесного, жалобные, напуганные. Кто-то страшный вторгся во владения ее.

Ведьма и фамильяр подскочили на месте, и в тот же миг, на противоположной стороне пруда, послышался шорох ломаемых веток кустарника, шелест камыша и последующий всплеск. Зеркальная гладь пошла крупной рябью, из недр пруда минуту спустя вынырнул водяной, держа в руках гостя.

В данный момент виднелось черное нечто. При приближении оказалось чье-то тело, окутанное длинными черными волосами и такой же мантией.

Обычный человек не мог попасть в укромное местечко ведьмы, только нечисть или зверье. Выходит, что нечисть заблудшая.

Ведьма кинулась к берегу, помочь водяному. Переняла у него бездыханное тело, холодное и тяжелое. Перевернув его на спину, и откинув мокрые длинные волосы, ей открылось лицо мужчины. Узкое, бледное, гладкое, с прямым носом и алыми узкими, приоткрытыми, губами, из под которых виднелись два острых верхних клыка. Послышался стон. Ведьма ахнула, признав в нем редчайшую и опаснейшую нечисть этого мира.

- Вампир! - взъершился черный кот.

Ведьма отошла от первого шока, и поспешила занести гостя в дом. Столько вопросов возникло в ее голове. Уложив нечисть на кушетку, сняла с него мокрую белую рубаху, черные прямые штаны и широкополый плащ, заменив шерстяным одеялом. Пока вывешивала на поляне вещи, кликнула в помощницы ближайшую кикимору и всех виноватых в произошедшем. Почему она не узнала про заблудшего сразу?

Тот час перед ней возникли волкодлак, брукса и упырь, и вид их был до того виноватый, что все раздражение с ведьмы схлынуло.

- Ну, и как это случилось? - спросила она, сложив руки на груди.

- Не хотели мы обряду мешать, а потому сами с ним боролись, - затараторила брукса. - Но силен оказался грешник, чарам не поддавался. Числом его взяли, измором. А потом… Укусили мы его вместе с упырем сразу, и что-то не так пошло. Раскидал он нас, как котят подзаборных и в кущери ломанулся с немыслимой скоростью.

- О, так он свой. Вот это повезло, так повезло! - промурчал довольно кот. - Новорожденный! Потрясающе… Хозяйка, господь тебе охранителя послал мощного. Стража, вот только дикого и необузданного. Но, вот, досада какая. Вампир к месту рождения не привязан, как, например, леший. Решится если уйти, уйдет. Да, и питаться ему тут, разве что, кровью зверья. А это все равно, что для человека, на редьке всю жизнь сидеть.

Ведьма хмурилась, не зная, сколько проблем на ее плечи разом легло. Вампиры в этом мире уникальность. Таких по пальцам посчитать можно. Понтифелиций больше о них знает. Демон он старый. Не одно поколение ведьм пережил. Ну, раз радуется, значит справимся с новым жильцом нашего леса.

- Выходим, а там, если захочет уйти, пусть идет. Лишь бы беды какой не привел, - махнула рукой ведьма, распуская виновников. - Пойдем Глаша, смоем всю грязь с него, приведем в чувство, да побеседуем.

Кикимора грела воду с чередой, натаскала тряпок. Омыли они тело мужское, худое, но стройное, жилистое. Длинные волосы доходили длинной до поясницы, отливая синими бликами. Дыхания не было, сердцебиения тоже. Так и думай, когда такой очнется. На улице уж глубокая ночь, а хозяйка все на ногах.

Отпустила она кикимору домой, а сама за стол села. Потя забрался на гостя и улегся на холодную грудь, делясь жаром своей демонской сущности. Тишина стояла, лишь треск хвороста в печи слышался.

- Может, крови ему дадим? - спросил фамильяр.

- А чьей? - спросила Соэна. - Кто знает, что будет, если вампир испьет ведьминской крови?

- Не попробуем, не узнаем. Да, ты не бойся, я тебя оберегаю. Не будет тебе вреда.

Вздохнула ведьма тяжко, но, все же, взяла скляночку. Редко когда она свою кровь проливала, но ради эксперимента, отчего ж не пожертвовать. Полосонула себя ножом по предплечью, побежали алые капли в сосуд.

Мужчина впервые вдохнул полной грудью, учуяв запах крови, но так и не встал. Как склянка набралась до горла подошла она к несчастному, да и напоила его. Вампир жадно сглатывал красную жидкость, пошевелился, и резко распахнул красные глаза. Соэна отшатнулась от неожиданности и выронила склянку. Но та до пола не долетела, мгновенно перехваченная голодным созданием. Лишь только допил он последнюю каплю, сел и свесил с лавки укутанные одеялом ноги.

Потя спрыгнул с него сразу, как эксперимент начался, и сейчас сидел у ног хозяйки, готовый защитить ее от непредвиденных действий вампира. Но тому поначалу было не до ведьмы с ее зверушкой. Гость пытался осмыслить, где он, что с ним стало, и почему он испытал такую сильную ломку удовольствия, выпив содержимое склянки, подозрительно пахнущее кровью.

Бывший, когда-то, рыцарь, обозрел свои длинные локоны, бледные руки, ощутил холод, сковавший его. До него дошла мысль, что, все же, пил он только что кровь. И вот тут-то раздался настоящий дикий мужской рев, обреченного на страдания чудовища.

- А ну! Тихо! - вампир перевел взгляд на девушку, стоящую напротив. - Ты находишься в данный момент в моих владениях, у меня дома. Веди себя достойно, неродивый!

- Ты кто такая? - наконец смог спросить он.

- Я - Ведьма, и в этом лесу - хозяйка! - гордо вздернула подбородок Соэна.

Вампир встал, обронив с себя одеяло, и смутив хозяйку. Мыть бессознательную нечисть это одно. Но вот смотреть на голого зрелого мужчину, которому недавно глядела в глаза, другое. Он резко приблизился к красноволосой красавице и потянул носом воздух вокруг нее.

“Что же я делаю? - поразился он сам себе. - Не могу оторваться. Пахнет аппетитно!”

Рядом зашипел кот, приводя его в чувство, и гость вспомнил, в чем собственно дело.

- Какая еще ведьма? Господи, за что? - запричитал вампир, схватившись за голову.

- За грехи, - совсем уж по-хамски ухмыльнулся кот.

- Он говорит?

- Говорит, - вновь ответил фамильяр.

- Что ты здесь делаешь? - спросила хозяйка.

- Скрывался в лесу, от преследователей. Но, потом, напали упыри и брукса. А дальше - помню только, как упал в воду.

Лицо брюнета вдруг охватило бешенное выражение, красные глаза метнулись к ведьме.

- Так это вы виноваты в том, что со мной приключилось?! - процедил он сквозь зубы, клыки блеснули в сумерках белизной.

- Нет, в этом виноват ты сам, - спокойно ответила девушка. - Был бы чист душой, остался бы собой.

Вампир тут же сник, признавая свое поражение. Да, грехов на нем висит не мало. Он сел на лавку, зарывшись пальцами в свою шевелюру, пеняя на себя. Дева присела, подняла одеяло и, подойдя, протянула гостю.

Вампир осознал, что только что, поглощенный своими проблемами, поставил девушку в неловкое положение, и принял его, прикрываясь.

- У тебя теперь новая одежда. Но она сильно намокла в моем пруду. К утру высохнет. Как каждой новой нечисти, тебе необходимо узнать правила, - стала просвещать его ведьма. - Живность не переводить, охотиться в разумных рамках. Чистых душою и помыслами людей не трогать, выводить на безопасные тропы. Злоумышленников карать. Охотникам не попадаться. Зло от леса моего отвадить. Теперь это твой дом. Но так, как ты нечисть не привязанная к месту перерождения, можешь уйти в людские земли с одним условием. Беду на лес не навлеки, и никому про обитателей его не рассказывай.

Вампир слушал с тоскою в глазах, а после сделал для себя вывод.

- Я остаюсь. Больше в мире людей меня ни что не держит.

- Вот и хорошо. К утру определимся с жильем твоим, - довольно потерла ладошки дева.

- Я буду жить здесь!

Его заявление шокировало, повернувшуюся уже было к дверям, ведьму.

- С чего бы? - обернулась она.

Фамильяр ехидно захихикал, накрыв лапой морду.

- Так освоюсь быстрее, да и не гарантирую, что справлюсь сам с новыми для меня особенностями.

- Ладно, только временно. Охотиться тебя Потя научит, - мстительно перепоручила дело развеселившемуся демону.

- Понтифелиций! - поправил кот, а потом обернулся к вампиру. - Тебя как звать то? Ты можешь себе новое имя взять теперь, новорожденный.

- Нет, своим обойдусь. Сефрот. А хозяйку? - перевел свой взгляд вампир на ведьму.

- Соэна, - ответила девушка, и ловко забралась на печь, поманив фамильяра к себе. - Раз все насущные вопросы решили, давайте спать.

Лучина погасла, но, ни кто еще не спал. Вампир осматривал дом, дивясь новой особенности, возможностью видеть в темноте.

- Соэна? - позвал он.

- Что?

- Сколько живут вампиры?

- Много, - ответила девушка, а кот добавил: - Вечность, ты - бессмертен.

Спустя пару минут, Сефрот решился спросить еще один вопрос:

- А ведьмы?

Немного погодя послышался вздох и ответ, который он хотел услышать.

- Мне семьсот пятьдесят четыре года. Срок жизни ведьм - не ограничен, пока не решишь найти преемницу и передать ей дар. Как только дар переходит новой владелице, ведьма погибает. Или… пока не убьют.

- А были желающие?

Ведьма молчала, но потом, все же, решилась рассказать.

- Мне было семнадцать. Когда влюбилась, вокруг меня все цвело и зеленело. А после первого поцелуя и я изменилась. Стала краше, цвет волос сменился на алый. Это и было последней каплей для людей. Поднялся бунт. А во главе ее был мой возлюбленный. Он оскорбился тем, что я оказалась ведьмой, да еще и с врожденным даром. Откуда-то взялись обвинения в колдовстве. То корова померла, то выкидыш у бабы случился… Все, что можно придумать. Неделю меня держали на площади в клетке. Кидались камнями, овощами, даже дети. А на седьмой день меня понесли на костер, привязали к столбу и сожгли. Вернее, они так думали. Но, даже я не знала, что цвет волос мой символизирует стихию. Огонь мой прародитель, он переместил меня, как саламандру из сказок, на другой костер. В этот лес, к ведьме, искавшей преемницу долгие годы. Мне она была рада, обучила и передала перед смертью свою силу. Этот зеленый мир принял меня как новую хозяйку.

- Развернутый ответ, - усмехнулся впервые вампир, чтобы немного скрасить атмосферу.

- Давно с людьми не общалась, - зевнул Понтифелиций. - Ну, а твоя история?

- Я был полководцем. Ходил войной на Тайлин, во имя короля Скалерона. Сжигал деревни, казнил людей, но никогда не смотрел напрямую. Отдавал приказ и уходил. А на днях мне дали наказ, самолично убить каждого непокорного жителя одной деревушки. Они стояли в ряд, в котором были лишь женщины, старики и дети. Мужчины их погибли, задолго до этого, в бою против нашей скалеронской армии. Я не смог, и решил для себя, что больше не буду служить столь жестокому правителю. Меня бросили в колодец той деревни до утра. Ожидать короля для допроса. Но ночью я выбрался, убил стражника, забрал свой меч и бежал. Почти день спустя, на горизонте появился лес. Вот так я и попал к вам.

- Подставили тебя, - буркнул кот.

- Об этом и я догадался. И немного даже рад, что очутился здесь. Вот только… - он не закончил, лишь тяжело вздохнул, выставив перед собой руку.

В лунном свете, проникающем через окно, она казалась еще более бледной. Сефрот со злостью сжал кулак.

Под утро, Соэна и демон заснули, а вампир бесшумно выбрался на крыльцо, надел подсохшие штаны, и присел на ступеньки, вглядываясь в пруд. Дикого голода он сейчас не испытывал. Но когда это начнется, что ему делать? Причинять девушке вред он не хотел, хотя с уверенностью мог сказать, что ее кровь восхитительна на вкус. На вопрос, заданный самому себе “Сдержусь ли?”, пришел твердый ответ “Нет”.

“Даже за полмира если уйду, вернусь и испью ее снова!” - пронеслось у него в голове. - “Тогда, что же мне делать?”

От раздумий вампира отвлекли резкие звуки и лязг, где-то в версте от поляны. Сефрот метнулся в комнату и разбудил ведьму. Признаться, она хоть и была не выспавшаяся и неопрятная, но ее вид вызвал у вампира улыбку. И это ей-то семьсот лет?

На крыльцо они вышли всей компанией. Соэна побранилась, узнав от леса, кто идет к ней в гости. Сэфрот подпер плечом стену у косяка. В сам дверной проем он проходил, согнув низко голову. Лязг прекратился, от основной массы гостей отделился один и ступил на поляну.

Глаза Сэфрота неприлично расширились, а кулачки ведьмы сжались. Понтефелиций раздулся в размерах и встал впереди хозяйки. Кощей примирительно поднял руки и подошел уже достаточно близко.

- Так, так, так! А кто это тут у нас? - проскрежетал он, нахмурив густые брови. - Никак с упырем схлестнулась? Так он мне не помеха, развею и возьму мне причетающееся.

- Что б ты провалился! - сердито ругнулась ведьма.

Сэфрот понял, что речь шла о нем, да еще и с подтекстом, не произнесенным вслух, и ощерился в оскорбленном оскале, явив не званому гостю острые клыки.

Кощей отшатнулся, не веря увиденному.

- Вампир?! Откуда такой взялся! Проваливай, я первым к ведьме сватался. И соперников не жалую.

- Еще б я твое мнение спрашивал, - не стал молчать Сэфрот, подойдя к ведьме поближе со спины.

Высокий, худой, но весьма молодой на вид, Кощей сжал кулаки. Не ожидал он, что страж в лесу объявится. Да еще и по силе равный. Он-то надеялся угрозу в жизнь воплотить сегодня. Забрать во дворец свой горный красноволосую ведьму силой. Не один год она его отвадила, в то время как он все слюной давился. Мало ему жен своих, на экзотику потянуло, а она упирается. Еще и демон ее проклятый. Ох, как он был зол. Провел раздраженно рукой по своей золотистой короткой шевелюре, походил из стороны в сторону пару мгновений, и вновь к ведьме обратился.

- Последний раз по-хорошему прошу. Выходи за меня Соэна! Ну чем я тебе не подхожу? Бессмертен, симпатичен, богат. В горах моих столько камней драгоценных, бери, сколько хочешь.

- Не люблю я тебя Каленс. Как и деда твоего наставница моя. Не хочу быть наложницей в сокровищнице твоей. Иди, жен своих приласкай лишний раз, а обо мне забудь!

- Это - война, Соэна! Возьму тебя, но уже не жди ласкового обращения!

Кощей резко развернулся и исчез там, откуда пришел. Сэфрот впервые по-настоящему пожалел, что не имел при себе своего меча посеребренного. Порубил бы эту серокожую поганку он знатно. Увести ведьму, чья кровь так и манит, перетекая по ее венам под нежно розовой кожей…

“Не позволю!” - рыкнул внутри него хищник.

Соэна лишь рукой махнула.

- Теперь снова долго не явится, - после чего обернулась к вампиру. - Ну, что? Завтракаем и начинаем обучение?

Их глаза встретились, но вот досада. При слове “завтрак” у вампира томительно заныли клыки так, что с непривычки он за челюсть ладонью схватился, вызвав смех у девушки. До того он у нее чистый и приятный, что вскоре у вампира ныли не только зубы. Он лишь глаза закатил и поспешил уйти с ее пути, направившись за рубашкой.

- Сэфрот, рубаху не надевай пока, - начала она смущенно. - Запачкаешься.

Вампир удивился ее просьбе, а она уже скрылась в избе, саму себя коря, за шальные мысли в голове.

Мужчина он красивый. Высокий. Квадратные плечи, жилистые руки, длинные пальцы. Стройная рельефная талия и прямая спина, узкие бедра. Куда несет ее мысли? Почему его обнаженный образ так и не выходит из ее головы? Почему хочется развести костер, танцевать горячие танцы и перевести их в нечто большее? Вроде, наставница называла это ритуалом.

- Девственная кровь ведьмы, дает земле особую силу. Для этого рожденная огнем должна станцевать танец у костра. Рожденная водой – на воде, - говорила она.

- А вы танцевали в воде? - спросила Соэна с трепетом.

- Увы, нет. Мой первый мужчина так и не узнал, что я ведьма. И прошло у нас все просто, как ни тянуло меня к озеру, но любила я его. Боялась увидеть ужас в его глазах.

Воспоминание об этом вызвало еще больше смятения и ненужные мысли.

- Потя, как считаешь, - спросила ведьма беззвучно. - Нравлюсь ли я Стражу нашему?

Кот перевел хитрый взгляд на хозяйку, сидя на лавке.

- Не уж то огонь вновь проснулся?

- Я понять не могу. Вот только, перед глазами он и огонь. Совсем как тогда, давно, - произнесла она, насыпая крупу в подогревшееся в печи молоко.

- Советовать ничего не буду, просто укажу на один факт в вашу пользу. О том, что ты ведьма - он уже знает. Все от тебя теперь зависит.

Разговор пришлось прекратить, вампир зашел в избу и примостился рядом с котом на лавку. Через пару минут Соэна извлекла кашу на стол. А пока доваривала, все думала, как внимание понравившегося мужчины привлечь? Ну, и что, что нечисть. Ничего, что еще молод. Зато, вроде, не злодей какой, и сорок жен, как Кощей, не имеет.

- Прежде чем сама сяду, пусть каша остынет. Займемся твоим кормлением.

- Я… Могу потерпеть до охоты. Тебе не обязательно ранить руку каждый раз для меня, - пытался все же проявить благородство бывший рыцарь.

- Не буду я руки больше резать. Пить будешь, как полагается. Выбирай где удобней. Рука или шея? Откинула она волосы, садясь на табурет за стол. Мужчину накрыло смешанное чувство. Жажда, удивление, интерес и влечение.

Кот лишь подпихнул его своим хвостом, мол, не робей, бери, пока дают.

Сэфрот подошел к ведьме сзади, и приподнял к губам ее правую кисть. Втянул в себя ее аромат, провел кончиком носа по тыльной стороне кисти, затем развернул руку ладошкой вверх, и прикоснулся к запястью губами, прочувствовав бьющуюся жилку. До чего же головокружительное сочетание жажды этой огненной женщины и ее крови.

Сэфрот рискнул, и не стал пить с запястья, а прошел губами вдоль руки к плечу и шее. Наклонился чуть вперед, целуя ямочку над ключицей. Девушка расслабилась в его руках, давая ему больше воли. Но жажда столь близкой крови стала нестерпимой. И он аккуратно впился клыками в основание шеи. Ведьма даже не дрогнула, лишь завела освободившуюся руку ему за голову, придерживая. У мужчины сорвался непроизвольный стон.

Он впервые пил кровь из тела. Какое же это удовольствие! А обладать Соэной в то же время было бы вдвойне приятней. Вампир непроизвольно завел руки под грудь девушки, вызвав ее стон.

Но тут на стол вскочил фамильяр и пробасил.

- Хватит! До вечера подождите. Вампир, держи себя в руках, а то иссушишь ее до капли.

Грудь ведьмы тяжело вздымалась при дыхании в ладонях Сэфрота. Каким же было испытанием выпустить ее из своих рук. Разрумянившаяся девушка скромно улыбнулась, наткнувшись на расширившиеся зрачки стража. Ей понравилось то, что она задумала. Огонь разгорался внутри нее пожаром. Сегодня! Она станцует ему перед костром сегодня!

После того, как Соэна, наконец, перекусила, они вышли в лес. По просьбе Сефрота, они сходили к болоту, где тот переродился. Попросили кикимор достать его клинок. К лезвию вампир притронуться не смог. Зато обычная рукоять лежала в ладони свободно.

Благодаря скорости Сэфрота, ознакомились с лесом они быстро. Хозяйка представила его лесу и нечисти как Стража и защитника. Пока учила его Соэна прислушиваться к лесу, выяснили результат эксперимента. Теперь вампир мог слышать не только далеко, но и весь лес сразу, как делает она сама. Понтифелиций, в свою очередь научил новичка охоте.

Вернувшись на закате с вязанкой хвороста все втроем, развели костер, не заходя в дом. Когда опустились сумерки, а костер разгорелся, Соэна оставила мужчин за ним приглядывать, а сама удалилась в дом, переодеться.

Как только дверь в избу за ней закрылась, она вспыхнула как свечка, озарив на миг Кощея, и скованную серебряными браслетами бесчувственную Соэну в его руках, после чего пара растаяла в воздухе. Фамильяр и вампир взвыли на весь лес, обреченно глядя на догорающие останки их дома.

Сефрот корил себя за невнимательность, демон за упущение. Только что у них из под самого носа увели их новую счастливую жизнь. Сефрот также, как и Соэна, с нетерпением ждал этого вечера, после того, как на охоте Понтифелиций поделился, что за ритуал должна была провести ведьма.

Недолго они маялись. В огне, охватившем избу, возникло лававое создание, пышущее жаром.

- Вулканический элементаль, каким ветром в наших степях? - спросил Понтифелиций.

Огненная сущность протянула вперед стеклянный ларец.

- Намедни, явился ко мне Каленс, младший Кощей. Просил схоронить бессмертие свое. Говорил, что в лесу равный ему объявился. Вот и потерял он веру в Дуб могучий. Только вот, не учел он, что Соэна сестрой мне по предкам и стихии приходится. Возьми ларец, уничтожь обидчика, верни хозяйку в лес.

Вампир принял прозрачный ларец, в котором находилось яйцо. Не уж-то, и правда, как в сказке? Извлек он его, разбил, взял иглу, обернул в тряпицу и велел демону указывать путь во владения младшего Кощея.

Добрались к замку, выщербленному в скале, к глубокой ночи. Небо затянуто над ним тучами, гремел гром, сверкали молнии, отражая чужое настроение.

В опочивальню огромную Кощей волок непокорную ведьму. Приодел, увешал драгоценностями своими. Только не рада она была, зло сплюнула ему в ноги. Кабы не браслеты, превратила б его в жабу бессмертную. На это бы у нее сил хватило.

- Я всегда получаю то, что хочу. И сопротивляться, дорогая, бесполезно. Не достанет меня твой Страж, а вот я его одолею. В кузне уже отливают копье с серебра.

- Ирод! - очередной раз ругнулась ведьма, упираясь.

Чуть только он дверь в спальню закрыл, как ее тут же снесло мощным ударом. Две тени метнулись в разные стороны. Фамильяр, размером с приличную пантеру, опрокинул Кощея на спину, а вампир, перехвативший Соэну, отвел ее в уголок. Достал он тут же тряпицу.

Каленс сильным махом отшвырнул от себя демона ведьминского и на ноги поднялся. Обернулся он к вампиру и обмер. Сефрот держал в руках иглу золоченую, сломанную пополам.

- Как? Когда?! - взревел он, кидаясь на вампира в ярости.

Страж перехватил за горло обидчика возлюбленной своей и впился клыками, иссушая до дна его. Уронил иссохшее тело на пол и сплюнул горечь со рта.

- Вот теперь точно верю, Кощей, - смотрел он на груду костей, обтянутых сухой кожей.

- Сефрот, Потя? Как вы тут… Как вам это удалось? - спросила девушка удивленно.

- Брат старшой приходил. Допустил ошибку пленитель твой, отдав элементалю иглу на хранение.

Страж подвел девушку к камину. Разжег его, и тот час воззвала к родственному духу ведьма. Явился элементаль на ее зов и освободил от браслетов серебряных. Никто к ним прикоснуться не мог. Даже демон Понтифелиций.

Потерла устало затекшие запястья Соэна, и начала спешно сдергивать с себя кольца, браслеты и ожерелья.

- Не нуждаюсь я в добре чужом. Переодеться бы из этих прозрачных одежд. Как голая!

Улыбнулся вампир, подхватил свою ведьму на руки и, кивнув коту, направился в лес. На поляне от избы одни головешки остались. Но, тут же решили, что с утра займутся отстройкой нового дома, большего и уютней, чем прежде.

Провели остаток ночи у пруда. Расстелив уцелевшие тряпицы на траву, так и уснули, в обнимку втроем.

Наутро, Сефрот расчистил с лешими место для стройки, набрали и обработали доски. С вампирской силой и скоростью недолго дело идти будет. А вечером все же зажгли они костер. Кот отлучился на охоту, под предлогом, мол, стресс пережил, похудел, подкрепиться лишний раз бы не помешало.

А счастливая ведьма напевала песни и танцевала горячие веселые танцы. Кружилась, мелькая подолом медового платья, на радость вампиру. Волосы осыпались водопадом на ее плечи. В глазах отражались блики огня. В очередном танце подхватила она Стража под руки и увлекла за собой, кружась и заигрывая с ним вдоволь. Перешло все в игру, Сефрот ловил ее в объятия, а она ускользала.

Не выдержал вампир накала, и использовал скорость свою. Крепко сжал в руках распаленную девушку, нетерпеливо подминая подол, снимая плотное платье. Открылась взору его нежная девственная фигура. Полная грудь, стройная талия, округлые ягодицы и бедра, нежная кожа.

- Ведьма, - сказал он нежно. - Моя.

После чего разоблачился сам с ее помощью. Уложил девушку на мягкую траву и поцеловал в губы страстно и горячо, получая ответный отклик с ее стороны. Соэна запустила ладонь в его волосы, второй обхватила плечи. Страж ласкал возлюбленную губами, языком, временами покусывая клыками округлую грудь, нежную кожу бедер. Ведьма плавилась в его руках, изгибалась и желала большего. Опрокинув вампира на спину, сама приласкала его, оседлав сверху. Изучала упругое тело, горящее ответным огнем, растопив холод. Пульсирующая плоть ее стража упиралась между бедер в не терпении. Обхватив ее рукой, больше медлить не стала, аккуратно погружая в нетронутое лоно. Вампир поддался навстречу, преодолевая преграду, и издав стон облегчения. Вновь оказавшись над ведьмой, он глубоко прокусил ее шею, начиная бешеный танец двух тел. Сэфрот пил кровь бессмертной возлюбленной, не переставая двигаться ей навстречу. Временами отрывался взглянуть на желанную, тающую в его руках, красноволосую девушку, собирал губами подтекающие капли на шее и снова впивался.

Какой это был для него экстаз! Сейчас он благодарил судьбу, подарившую ему новую жизнь. Все новые и резкие толчки подводили обоих к желаемой грани. Он что-то шептал ей на ушко, получая ответные страстные стоны своей ведьмы. Когда их накрыла волна удовольствия, по поляне разнесся рев удовлетворенного хищника.

Без сил опустились они на землю оба, не выпуская из объятий друг друга. В ту ночь зародилось три жизни. Новая - для леса, новая - для соединившейся пары и, совсем еще маленькая, в утробе, живая, как знак вечной и крепкой любви двух бессмертных.


Железнова Алла «Ищи меня на перекрестке»


Аннотация: Любовный роман. На Земле пропадают люди. Каждый день на улицах всего мира появляются всё новые и новые листовки. Хотелось бы верить, что нескольких из пропавших без вести девушек нашла своя Тень.


Тень

Сырость, прохлада, мокрые стены многоэтажек, темные улицы. Ни намека на ветер, дождь как из ведра. Чудесная погода.

Вымокший насквозь силуэт стоял в тени шестнадцатиэтажного дома и смотрел в одном направлении умиротворенным внимательным взглядом. Его присутствие выдавал лишь огонек сигареты. Мимо спешили люди. Кто с зонтом, кто под дождевиком, некоторые промокшие граждане, сетующие на бушующую природу.

- Диего? Диего, где ты? - послышался взволнованный мужской голос.

Тень обрела ясность, явив миру жилистого стройного мужчину высокого роста, в желтой рубашке с коротким рукавом, галстуке, накинутом небрежно поверх нее, брюках, с пиджаком, перекинутым через плечо. С его красных волос и сильных рук стекали прохладные капли. Тень отстранил сигарету в сторону и отозвался не оборачиваясь.

- Я здесь.

- На Стэйшон-стрит перестрелка. Этот мерзкий человечишка снова высунул нос из норы. Нужна твоя помощь.

Тень продолжал стоять неподвижно, не сводя взгляд с цели.

- Диего, ты слышишь меня? - уточнил собеседник.

- Погоди, она раздевается, - ответил он невозмутимо.

Напарник опустил взгляд в землю, чтобы ненароком не посмотреть в нужную сторону. Прибьет ведь.

- Черт! Выключила свет. Идем, - буркнул красный через пару мгновений, раздраженно бросая сигарету.

Тени снова слились с мраком и спешно двинулись в направлении указанной улицы, перемещаясь со скоростью молнии. Полминуты спустя половина города уже была за плечами, а впереди открылась улица, залитая кровью невинных людей. У трех иномарок стояло восемь вооруженных автоматами мужчин и три водителя. Пара бандитов ходила меж трупов и обчищала карманы, надеясь поживиться, пользуясь случаем.

- Люди – идиоты. А эти еще и думают, что у них есть пара минут, - произнес напарник.

- Джейсона среди них нет, - мрачно произнес Диего. - Все никак не вылезет из своей конуры.

- Ну что, время мы выдержали. Права земного мира мы уже не нарушим. Начали?

- Двинулись.

Две Тени метнулись к террористам, накинули свои, невидимые землянам, арканы на шеи, повязав души, после чего каждая медленно вытянула их так, словно засасывала в легкие в воздух. Тела безмолвно упали на месте, а их души кричали в агонии, умирая и теряя шанс на перерождение.

После такого сытного пира Тени выстрелили из своих пистолетов, каждому трупу по пуле. Теневые гильзы погрузившись в мягкую плоть обрели соответствующую натуральную форму.

Их магия не из этого мира. Клан Теней уже несколько столетий живет среди людей и бережет этот мир от разрушения. Люди часто совершают ошибки. Много. И чтобы предотвратить конец света, провоцируемый их руками, Высшим Инопланетным Обществом было организовано внедрение Тени, на выгодных для этих особей условиях.

В каждой стране есть своя группировка, которая делится на соответствующие уровни. Диего и его напарник Фэйд служат на самом нижнем, в городской мафии. Люди не знают, с кем имеют дело, а потому всякие твари вроде Джейсона время от времени пытаются сместить негласного главу города. Задача рядовой тени, придерживаясь реалей Земли, сохранять равновесие.

Центральной точкой патрулируемого участка двух этих Теней является перекресток двух больших улиц Волкер-и Парк-стрит.

Диего склонился над одним из террористов, смотря бесчувственными зелеными глазами. Тень извлек из пачки сигарету, зажал меж узких губ и прикурил, после чего глубоко затянулся.

- Жаль невинных, Диего?

- Ты знаешь, что чувства у меня просыпаются только по отношению к одной сладкой Душе с обольстительным телом, - ответил красный, запрокинув голову к сумеречному небу, подставив лицо прохладным каплям, и, прежде чем скрыться в обратном направлении, добавил. - Если бы не эта служба и чертов перекресток… Хочу ее.


Лили

- Донна, я ушла, не забудь поставить офис на сигнализацию.

- Хорошо, Лили, до завтра, - помахала мне подруга.

Она единственный дорогой мне человек. Больше ничто уже не радует меня в этом мире, только ее улыбка и сестринская поддержка.

Я работаю дизайнером в рекламном агентстве уже три года. По моим меркам это рекорд. И все благодаря Донне. Она всегда верила в мой вкус и долго звала меня занять соседнее кресло.

Но я боялась и сейчас боюсь. Пять предыдущих рабочих мест я потеряла из-за старшего брата. Он наркоман. Его буйный характер имеет свойство притягивать массу неприятностей, а если он еще и под действием какого-нибудь галлюциногена, это вообще катастрофа.

В двух случаях из трех он вваливался в обезумевшем состоянии в офис и требовал денег. Однажды даже перевернул стол, разбив монитор рабочего компьютера. Я брала кредиты, выплачивала их месяцами. Подрабатывала в барах, столовых. Да что я только не пережила с ним! И поплакаться кроме Донны больше некому. Мать умерла от приступа, парализовавшего ее от новости, что сын подсел на наркотики. И эта бездонная яма перекочевала на мои плечи. Почему я?

Каждый раз, возвращаясь домой, я боялась. Мне казалось, брат везде меня преследует. И вот сейчас он выскользнет у поворота, начнет требовать денег, прижав меня за горло и свободным кулаком кроша рядом стену. Он стал вести себя так с тех пор, как я сказала, что на мне висит кредит за ущерб, который он нанес в баре, и давать ему больше ничего не намерена. Вот тогда он начал применять силу.

Было противно видеть его безумный смех или слезы. Он уже не человек. И более того не брат мне. Вот только он все никак не может забыть, что у него есть сестра. Как Эван живет, мне все равно.

Устроившись на работу в рекламное агентство, все эти три года брат ни разу не явился ко мне, не перехватывал на улице. Изредка только ломился в однокомнатную квартиру, которую я вместе с еще одной выменяла на нашу трешку. Идя домой, я чувствовала покой и защищенность. Пропал страх, что вот-вот ненормальный родственничек выскочит снова и вытрясет душу. Мне кажется, я видела на себе чужой надежный взгляд. Даже придумала себе красноволосого ангела хранителя, который изредка мне мерещился в тени. Эта фантазия меня успокаивала. Да и чего там, многими одинокими вечерами я представляла, как этот самый ангел овладевает мной.

С мужчинами у меня тоже были проблемы. Большей частью виноват все тот же наркоман. Из-за него меня каждая сволочь знает. Пытались даже похитить. Сначала моим заверениям, что брату только деньги нужны и он рад от меня избавиться, не верили. Но когда он не явился на требования вернуть долг в обмен на сестру, на третьи сутки меня все же отпустили. Я не могла поверить, что цела и невредима. Даже получила извинения и прощение брату долга. Мол, все равно с меня стрясать придет, а я уже отстрадалась. Видимо, не так уж и хотели люди в тюрьму из-за одного придурочного торопиться. Зато я потеряла очередную работу за прогулы. С тех пор уже проклинаю брата вслух.

Сегодня, идя домой, я снова чувствовала себя уверенно и безмятежно. Мой фантастический ангел всегда был со мной в мыслях. Сколько я представляла, что вот он стоит передо мной, что я ему скажу. Один раз думала, что сразу проплачусь и стану искать защиты, другой, что расскажу, как я его ждала. И так три года.

Но красноволосый герой так и не предстал предо мной. Лишь изредка мелькал у меня перед глазами. То в миг между машинами промелькнет на соседней улице, то увижу в окошке проезжающей мимо электрички. Один раз даже побежала за ней как дура. Причем совсем недавно. А после сильно плакала, осознавая, что сказки не реальны. К чему бы исполниться моей?

Придя домой уже в сумерках, сняла с себя мокрую одежду, высушила каштановые густые волосы полотенцем и… уловила изменение. Взгляд, что я воображала себе на улице, сейчас чувствовался и в доме. Я быстро обернулась к окну, оно было не зашторено. Не знаю, чего я испугалась, живя на третьем этаже, но выключила свет и опустилась на пол. Сердце колотилось как бешеное. У меня тоже галлюцинации?

Как они там называются, когда чувствуешь чей-то взгляд? По-моему, “бред преследования”. Господи, пора в психушку. Спустя минуту я снова включила свет. Ничьего постороннего присутствия больше не ощущалось. Я задвинула шторы.

Только я накинула халат, как раздался до дрожи знакомый стук в дверь. Это не кулак, а таран! Твою же …! И ведь выломает дверь, если не открою.

- Сестренка! Привет, давно не виделись, - ввалилось лысое худое чудовище ко мне в квартиру.

- У меня нет денег, Эван. Зарплата только через три дня, - начала я, поморщившись от исходящей от него вони.

- А я не за деньгами. Я пришел сказать, что переезжаю к тебе. Сюрприз!

- Что?! - я села там, где стояла, на обувную полку.

- Я отдаю квартиру Стэну за долги. Через три дня документы перепишем, и к тебе. Вещей там давно нет. Так что перевозить нечего.

- Я… не пущу тебя! С какой стати?! - пискнула я последнее слово, перехватив его в миг обезумевший взгляд.

- Ты пустишь! - схватил меня Эван за горло. - Иначе какой-нибудь дядя полицейский найдет твое несчастное тело в канализации. Мне лишь останется войти в наследство.

Я начала терять сознание, вдохнуть не могу. Перед глазами в последний миг мелькнуло лицо моего красного ангела.


Тень

Вернувшись на перекресток, я обнаружил зашторенные окна в квартире Лили. Хоть дом и находится от перекрестка в полумиле, я хорошо видел и слышал все, что мне нужно.

Я знал, что она меня замечает. Я готовил ее. Скоро придет время, и она уже не испугается меня, я смогу появиться перед ней, заявить свои права. Забрать в свой мир. Я старался ее оберегать все три года, что наблюдаю за ней. Успел узнать о ней все.

Но стоило отойти по делу, как в ее дом вторгся конченый родственник. И сейчас Лили пыталась сделать последний вдох.

Я влетел в ее квартиру словно вихрь, с размаху въехав кулаком в рожу обезумевшему наркоману. Забыл рассчитать силу, и тот с треском вылетел в окно в конце коридора.

Девушка осела без чувств на пол. Я подобрал ставшую родной нежную фигурку на руки и выглянул в окно. Эта сволочь еще и выжила. Падение затормозили веревки для сушки белья. А то, что голова пробита, не страшно. Такие, как он, выбирались и из более худших ситуаций.

Я переложил Лили на диван, подстелив подушку, и стал приводить ее в чувство. Дыхание слабое, на шее наливался синяк. Гр-р-р… Убил бы! Но не имею права.

Ждать больше нельзя, я коснулся ее. Пришло время ей представиться.


Лили

Боже, если я умерла, то почему так больно! Шея будто свинцом запаяна. Ох! Еще и дождь прямо в лицо. Я что, на улице? Но память нагрянула внезапно. Я вздрогнула всем телом и напряглась, а с трудом разлепив веки… обомлела.

- Это ты? - спросила я у видения.

- Да, Лили. Я с тобой. Прости, опоздал немного, - бережно коснулась холодная рука красного “ангела” моей щеки.

А какой у него голос! Мама, я все еще сплю? Тогда я задам вопрос так, как полагается.

- Где ты был все время?! - приподнялась я на локтях. - Я так тебя ждала! Ты мерещился мне всюду, снился в таких снах, от которых того и гляди взлечу на небо!

- Работал, - впервые улыбнулся мужчина. - Меня зовут Диего.

- Диего, - произнесла я, вновь откинувшись на подушки и пробуя имя на вкус. - Ты мне снишься?

- Нет.

Черт, а я наехала. Вот блин. О чем бы еще его спросить, чтобы не так глупо было.

- Чай будешь? - вот дура.

- Нет, я уже поужинал, - ухмыльнулся он, следя за сменой мимики на моем лице.

Но внезапно его взгляд переместился куда-то ниже, после чего он резко встал, отворачиваясь, и взъерошил короткие волосы на голове. Е-п-р-с-т. Халат распахнут, из всех моих прелестей был не виден только живот, благодаря поясу. Бюстгальтер и стринги на показ. Первая встреча, и такая неловкая ситуация.

Я все поправила и встала, немного пошатнувшись, тут же была подхвачена вновь и возвращена в вертикальное положение. На мгновение выскользнувшее из-под полы махрового халата бедро было зажато меж ног моего “ангела”, и я отчетливо успела почувствовать затвердевшую плоть. В животе, что называется, запорхали бабочки. Всплыли мои ночные фантазии. Голова пошла кругом. Понеслось.

Диего усадил меня назад на диван.

- Сиди здесь, я покурю… И вернусь. Нам надо поговорить, - велел он.

- Да, надо поговорить, - а когда он скрылся за косяком, добавила: - И не только.

Я сидела, честно говоря, как на иголках. Про себя думала: пусть говорит что хочет, лишь бы остался… Диего вернулся быстро. Присел рядом, стараясь держать непроницаемый вид.

- Лили. Ты, возможно, подумаешь, что я очередной чокнутый на твоем пути. Но я должен тебе кое-что рассказать и вынужден поставить тебя перед выбором.

- Попробуй, а я подумаю, - согласилась я, начиная верить в реальность происходящего.

Все же вопрос, откуда он взялся после столь долгих моих мечтаний, для меня важен.

- Я Тень. Не из этого мира. Работаю на Земле, как и многие до меня, и те, кто придет на мое место. Моя обязанность – следить за балансом вашего мира.

Я нахмурилась, но перебивать не стала.

- Я следил за тобой три года, оберегал, выбрал своей парой. Я бы показался чуть позже, но рисковал сегодня тебя потерять. Я понимаю, шансов от этого у меня меньше, не успел до конца подготовить, как то полагается особям моего вида. Но… Я без ума от тебя и твоей Души. Потому предлагаю тебе стать моей вечной парой в моем мире. Мире Теней.

- Это шутка? - уточнила я недоверчиво.

- Нет, Лили. То, что я говорю, очень серьезно и реально. Не спеши отвечать прямо сейчас. У тебя есть три дня. Но по истечении срока ты не сможешь уже увидеть меня никогда.

- Я точно сошла с ума, - схватилась я за голову, опираясь локтями на колени. - Сначала брат наркоман, потом бред преследования, теперь вот галлюцинации.

- Лили… – начал было Диего.

- Постой! Ты хочешь, чтобы я поверила в какой-то мир Теней, безграничную любовь и вечную жизнь?

- Именно так, - вздохнул обреченно красный.

- Но… Как? Это необычно, - начала я расхаживать по комнате. - Ладно, оборотни, вампиры… Они-то уже везде, в книжках и фильмах приелись. А я хожу и выдумываю ангелов и Тени.

Диего перехватил меня за оголенные предплечья, мгновенно охладив руки своими ледяными ладонями. Мне казалось, он был теплее. Я посмотрела в его лицо. В зеленых глазах появилась горечь.

- Я подумаю, - твердо кивнула я.

- Обещаешь? - вмиг потеплел он.

- Обещаю.

- Лили, как только примешь решение, найди меня на перекрестке Волкер-и Парк-стрит. Это в полумиле отсюда, недалеко от парка.

- Ты уходишь? - спросила я с тоской.

- Мне нужно работать. Будь осторожна. Думаю, твой брат слегка напуган и не явится ближайшее время. Стекло у окна уже стоит новое. Напарник мой заменил.

Я едва успела перехватить его ладонь, задержав на мгновение и прижавшись щекой. Диего вернулся, чмокнул меня в лоб и исчез.

След от его губ еще долго ощущался на коже, все больше и больше помогая верить в реальность происходящего. Боже! Да я все уже решила! Завтра утром позвоню Донне, попрощаюсь. Брошу все здесь! Пусть достается брату… Не жалко, если я действительно смогу уйти со своим “ангелом”.

А если мне все это мерещится, то вполне оправданно сдамся психиатрам. Я долго металась по комнате. Собиралась с силами и мыслями и только под утро уснула.


Тень

Джейсон наконец высунулся и приступил к открытым действиям. Самым паршивым было то, что местом очередной заварухи он выбрал именно наш перекресток.

- Надеюсь, Лили немного все же задержится. Хоть и каждое мгновение ожидания отдает словно ножом по сердцу.

Фэйд лишь задумчиво кивнул, не сводя глаз с разворачивающейся картины. Еще две тени ожидали на другой стороне улицы. Полным ходом шло ограбление банка. Были взяты заложники. Мы ожидали выхода банды на улицу.

Наконец дело сдвинулось с мертвой точки. Джейсон прикрывался женщиной, и несколько сопровождающих его бандитов тоже вели перед собой заложников. Само собой полиция их отпустила, намереваясь последовать за ними потом. Но опоздала.

Тени напали на бандитов сразу за поворотом. Их тела обмякли и рухнули наземь. Заложники бежали в страхе, не оглядываясь. Лишь одна девушка застыла на месте, смотря, как падают замертво бандиты, и в уже мертвые тела стреляют своим оружием Тени, среди которых был Диего. После того, как души были съедены, они приняли осязаемую форму, чтобы поддержать легенду о войне группировок.

Красный заметил шокированную Лили, стоящую неподалеку. Она шла к нему. Его сердце на момент весело взбунтовалось. Но потом пропустило удар. Она видела все! Ей тяжело было поверить в существование Теней, а теперь она видит это!


Лили

Сказать, что я была в ужасе, ничего не сказать! При мне убили несколько людей. Вот это у него работа!

Другие Тени уже скрылись с места, окрикнув Диего. Приближался звук сирен, а он все стоял и смотрел в мою сторону.

- Следуй за ними, я найду тебя, - окрикнула я его.

- На перекрестке, - напомнил он мне, растворяясь в тени.

Живут же как-то девушки и с бандитами, и с военными. И я справлюсь. Зато я теперь на все тысячу процентов уверена, что психика моя в порядке, и “красноволосые ангелы” мне не мерещатся.

От беседы с полицией уйти не удалось. Я сообщила, что видела уже скрывающуюся в переулке группу вооруженных людей, на что услышала досадный комментарий:

- Опять бандитские разборки.

- Одно радует. Среди тел опознали Джейсона Блэка. Теперь на время снова будет тихо, - подтвердил второй полицейский. - Мадмуазель, можете быть свободны.

Прошел наверно час, я все же добралась до места назначения. Из тени раздался зов.

- Лили…

Я упала в объятья своего ангела и расслабилась.

- Ты все-таки пришла, - произнес он.

- Я решила, что рискну, даже если сошла с ума. Хочу, чтобы мужчина из моих снов и видений стал реальностью. Моей реальностью.

- Малышка, - погладил мои волосы Диего. - После того, как ты официально дашь мне согласие, пойдет обряд инициации. Ты готова?

- Да.

- Лили Скайвел, согласна ли ты стать моей вечной возлюбленной и уйти со мной в Тень?

- Согласна, - ответила я твердо.

- Наконец-то, - Тень затянул меня в сладкий поцелуй, стиснув талию и приподнимая над землей.

Пространство вокруг нас исказилось и выкинуло в совершенно другой мир. Мир вечных сумерек и чудесных закатов, куда одинокие Тени приводят своих избранниц строить семьи и жить обычной счастливой жизнью.

Диего перемещался как ветер и спустя короткое время уже вносил меня в свой дом. Мгновенно оказавшись в просторной комнате, часть которой занимало широкое ложе, он повторил свой голодный поцелуй, помогая нам обоим разоблачаться.

- Лили, моя сладкая. Я ждал этого дня три года, - прошептал мне на ушко красный, лаская руками мое тело. - Прости, я не могу быть сейчас нежным.

Диего переместил нас к кровати, спешно укладывая меня на мягкую постель и нависая сверху. Я не останавливала моего мужчину, ведь тоже ждала этого момента с нетерпением. А прелюдии можно отложить и на потом.

Тень с нетерпением заполнил меня, стремительно вторгаясь в мое лоно. Его ладони сжимали мои бедра, губы ласкали шею. Я крепко обхватила его тело ногами, встречая каждое движение. Голодное неутолимое желание не отпускало Диего, вынуждая вторгаться все настойчивей. Мое тело охотно подхватывало все его ласки, не однократно перенесло волны внезапного оргазма, пока сам Тень не насытился и излил свое первое в жизни семя.

В тот же момент я почувствовала легкость и переполняющую меня силу. Диего притянул меня к себе и пояснил:

- Не пугайся. Теперь твоя Душа – моя, а я - твоя Тень. Ты обрела часть моих возможностей и стала моей навсегда.

Я мило улыбнулась, радуясь тому, что все же решилась поверить своим видениям и рискнула начать новую жизнь.

Завтра Донна чисто символически позвонит на мобильный восемь раз, а еще через три дня объявит меня в розыск пропавших без вести. Так мы договорились, в случае, если у моего “красного ангела” получится забрать меня в Тень.

Больше с тех пор меня не посещали мысли о брате, Земле и работе. Лишь образ лучшей подруги грел сердце и напоминал, что где-то есть планета Земля, где одинокие Тени работают на ее благо до тех пор, пока не обретут свою сладкую единственную Душу.


P.S. Через триста лет Фэйд привел в мир Теней свою возлюбленную, уступив место другой молодой Тени.


home | my bookshelf | | Сборник рассказов Железновой Аллы |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 3
Средний рейтинг 5.0 из 5



Оцените эту книгу